КулЛиб электронная библиотека 

Миссия вторжения [Эдуард Фит] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Эдуард Александрович Фит Миссия вторжения

Глава первая НЕОФИЦИАЛЬНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Сверкающий на солнце стального цвета «Форд» без труда одолевал крутой подъем. Ирина Новикова ехала в направлении Москвы, лениво поглядывая на дорогу. Она была красива — большие голубые глаза, густые ресницы, пышные каштановые волосы с золотистым отливом. Несмотря на несколько морщинок под глазами, Ирине нельзя было дать и тридцати лет.

На синем небе не было ни облачка. В такой день хочется верить, что всем нам суждено жить вечно. Однако неприятности были рядом, вернее, над головой, и явились они в виде странного вращающегося объекта, похожего на шляпку от гриба. Огромная тарелка диаметром около ста метров спускалась прямо на машину!

Глаза Ирины округлились от страха, и она судорожно вцепилась в руль, словно это был спасательный круг. Но двигатель автомобиля заглох. Объект двигался совершенно бесшумно и завис в нескольких метрах от земли. От него струился свет, почти такой же ощутимый, как дождь. Он дрожал на листьях деревьев, на стеклах и блестящем капоте «Форда».

Она в отчаянии поняла, что сейчас произойдет нечто страшное. Но делать было нечего, — она медленно выбралась из машины, и сразу попала в поток лучей, переливающихся фиолетовым и зеленым. Между тем в нижней части НЛО открылся люк, и выдвинулась лесенка. Ирина почувствовала спертость в груди и увидела, как воздух над лесенкой сгустился в зыбкое марево. Дышать было трудно, словно она поднялась на большую высоту. Заложило уши. Внезапно в проеме возникли две человеческие фигуры, сперва расплывчатые, затем все более четко очерченные. Материализация сопровождалась звуками, напоминавшими переливы флейты.

Теперь ее охватил настоящий ужас. Черты незнакомцев были неразличимы, хотя они находились довольно близко. Но она видела их глаза, — они горели янтарно-желтым пламенем, подобно глазам зверя, вырвавшегося на ночную дорогу в свете фар. Взгляд пришельцев парализовал Ирину. Должно быть, очи древних идолов так же светились в лунном свете желтыми угольками. Казалось, надо было спасаться, бежать, но ноги словно приросли к земле…

Тем временем незнакомцы неспешно спустились по лестнице. Один из них был ростом около двух метров, другой чуть пониже. Они были в облегающей одежде из ткани, напоминающей синтетику. Казалось бы, обычные люди. «Может быть, это кошмарный сон?» — Ирина крепко зажмурилась, а потом открыла глаза, чтобы убедиться, что это не галлюцинация.

— Не надо нас бояться. Ничего плохого мы вам не сделаем, — медленно проговорил высокий.

— Кто вы? — спросила Ирина, пытаясь сдержать дрожь в теле.

— Да, об этом я как-то не подумал… — задумчиво проговорил он. — Разумеется, это важно. Прошу прощения. Зовите меня… гм… ну хотя бы Шарф. Николай Иванович Шарф. Надо же вам как-то меня называть, а как — не имеет никакого значения. Перейдем к делу. Я знаю, что вы работаете в Новообнинске в «Центре высоких технологий». Мы читали ваши статьи и в курсе, что вы участвовали в разработке новой технологии получения «красной ртути».

— Да, это так, — ответила Новикова, удивляясь осведомленности пришельца с одежной фамилией.

— Вот мы и добрались до сути. Как вы от несетесь к моей небольшой просьбе, Ирина Николаевна?

— Ч-чего вы хотите?

— Я хочу, чтобы вы передали мне подробные сведения по этой технологии и некоторое количество «красной ртути». Разумеется, ваши услуги будут очень хорошо оплачены. В вашей местной валюте или в американской — как пожелаете.

Ирина вздрогнула и почувствовала сильный озноб, как будто тело заполнилось промозглым и сырым туманом. На ее лбу проступила холодная испарина. Нахмурившись, она какое-то время молча рассматривала пришельцев, затем покачала головой.

— Я не могу этого сделать. Эти сведения составляют государственную тайну. Я ведь давала подписку не разглашать их.

Шарф рассмеялся.

— Это не имеет никакого значения. Вам так или иначе придется передать нам свои знания в этой области. У вас нет иного выхода.

Новиковой не понравилось ударение, которое было сделано на слове «придется», она сжала губы. Шарф сокрушенно покачал головой.

— Мне очень жаль, Ирина Николаевна, но вы полностью в нашей власти, ваши желания и соображения не играют никакой роли. Если вы не согласитесь передать необходимые сведения добровольно, мы будем вынуждены просто перекачать их из вашего мозга в наш компьютер, а потом сотрем сведения о контакте с нами из вашей памяти. Вы будете вести себя в дальнейшем так, будто ничего не произошло.

— Так вы действительно вне…ж вне…

— Вот именно. Посланцы внеземной, внесолнечной, внегалактической цивилизации.

— Но вы совсем не похожи… то есть я хочу сказать… наоборот, похожи…

— Да, похож и непохож… Я мог бы по казать вам, как я выгляжу на самом деле, но, поверьте, лучше этого не делать. Такие попытки уже были, и ни к чему хорошему они не привели. — Шарф печально покачал головой и повторил: — Да, лучше этого не делать.

Новикова порывисто вздохнула.

— Зачем вам эти сведения? Какую цель вы преследуете?

После непродолжительной паузы Шарф заговорил снова:

— Вот уже много лет, как мы прилетели на эту планету и принялись изучать вашу маленькую, но очень интересную цивилизацию. Она подает большие надежды, настолько большие, что мы решили помочь вам.

— Помочь нам? Кому это — нам?

— Человечеству. Неужели вы не понимаете? Вы синтезировали очень опасный продукт, который может быть использован для создания кварковой бомбы. В вашем «Центре» разработана уникальная технология производства ядерных микрозарядов. Если такие изделия попадут в руки террористов или какого-нибудь маньяка, может случиться большая беда. Мы хотим предотвратить такую возможность. Для этого мы вас и побеспокоили. Мы проверим вашу ртуть и, если она действительно так опасна, нам придется принимать меры, вплоть до… самых крайних. При современном состоянии вашего мира, когда человечество разделилось на противостоящие друг другу группы государств, бездействовать очень опасно.

Ирину стало потихоньку трясти.

— Но уничтожать «Центр» бессмысленно. Построят другой. Работа по новым технологиям все равно будет продолжена, — заметила она, с трудом ворочая языком.

— Нет, не бессмысленно, — возразил Шарф. — Это задержит распространение опасного оружия на много лет. К власти в стране могут прийти благоразумные люди, и тогда производство таких опасных продуктов будет прекращено.

Ирина помолчала, проигрывая в голове возможные комбинации поведения.

— Хорошо. Допустим, я пойду вам навстречу?..

— Тогда человечество на время забудет о той опасности, которую несет с собой «красная ртуть».

— Как же! — усмехнулась Ирина. — Ведь во многих других странах тоже ведутся работы в этой области.

— Об этом мы информированы, — улыбнулся Шарф. — Но Россия пока здорово опередила всех остальных. Поэтому первый удар придется выдержать именно ей.

Новикова задумалась.

— Бедная Россия, — прошептала она. — Сколько же ударов ей еще придется выдержать? Вот уж не везет нам…

Шарф окинул Ирину сочувственным взглядом и протянул ей небольшую красивую шкатулку.

— Это просто подарок, Ирина Николаевна. Он имеет и практическую ценность. Обратите внимание: в крышку этой шкатулки вставлен рубин. Если вам срочно потребуется помощь или вы захотите увидеть меня, на жмите на этот камень — и я тут же появлюсь.

Новикова осторожно приняла шкатулку из рук пришельца. Ярко-красный рубин сверкал в лучах света.

Молчаливый спутник Шарфа положил руку на плечо своего шефа и настойчиво потянул назад. Шарф покосился на него и досадливо поморщился.

— Простите, Ирина Николаевна, но продолжать наш разговор у меня нет времени.

Новикова вздохнула с облегчением. Шарф добавил:

— Давайте договоримся так. Вы возьмете у себя в лаборатории граммов сто «красной ртути» и принесете их к себе домой. Через несколько дней я появлюсь у вас. Кроме этих ста граммов вы передадите мне необходимые сведения по технологии получения «красной ртути» и получите за это пять миллионов долларов. Об этой сделке никто не будет знать. У вас будет открыт личный счет в швейцарском банке. Это будет оформлено как наследство от вашего близкого родственника. Все совершенно законно. Никто не придерется. Соответствующие финансовые документы я передам вам во время своего следующего визита. Если вы пойдете на сотрудничество добровольно, сеанс считывания информации из вашего мозга не состоится. Я не люблю насилия. Итак… Я считаю, мы с вами договорились… До скорой встречи, Ирина Николаевна.

Ирина молчала, не сводя с него глаз, как завороженная.

Шарф и его спутник вернулись в НЛО, через несколько секунд контур диска начал вибрировать, засветился зеленым светом, перешедшим в ярко-красный. Затем диск взлетел, вращаясь волчком, и очень быстро исчез…

* * *
Генерал Павлов сидел за столом в своем кабинете на Лубянке и разговаривал по телефону со старшим помощником генерального прокурора Звягинцевым. Слушая его, генерал убедился в правильности своего решения послать Савельева в «Центр высоких технологий» для проведения неофициального расследования. Официальное длилось уже два месяца, но ощутимых результатов пока не принесло. Генералу было ясно, что хищение изотопов на предприятиях Центра приняло опасный размах, угрожающий оборонной и экономической безопасности России. Звягинцев напомнил о трех случаях загадочного исчезновения курьеров, направленных в Париж из Центра. Павлов, вполуха слушая собеседника, задумался: «Они везли очень дорогой груз, около тридцати миллионов долларов… Может быть, перевозили такие ценности, поддались соблазну и скрылись вместе с грузом?»

— …Поэтому я полагаю, что неофициальное расследование, проведенное ФСБ, может здорово прояснить картину, — закончил свои умозаключения помощник генпрокурора.

— Вы совершенно правы, — проговорил Павлов. — Мы подключим к расследованию своего человека, но нам необходимо время.

— Да, конечно. Я буду ждать ваших сообщений, Константин Александрович.

Разговор был окончен. Павлов взглянул на Савельева, сидевшего в кресле напротив, потом поднялся из-за стола и подошел к сейфу. Открыв верхнее отделение, он достал тоненькую папку, присланную на Лубянку из Следственного управления Генеральной прокуратуры, и вернулся к столу.

— Владимир Сергеевич, ты направляешься в Новообнинск в связи с чрезвычайными событиями. Твоя задача — провести неофициальное расследование хищения продукции «Центра высоких технологий». Бесследно исчезли три курьера, перевозившие изотопы. Дело очень серьезное и опасное.

— А официальное расследование?

— Пока топчется на месте. Все, что известно по этому делу, собрано в этой папке.

Павлов положил перед Савельевым папку, взятую из сейфа.

— Вот, ознакомишься с материалами. Посмотришь на месте. Может, появятся новые соображения. В частности, тебе необходимо разобраться с хищениями «красной ртути».

Савельев, выразительно посмотрев на генерала, спросил:

— Что это за вещество?

— Любопытный продукт, Владимир Сергеевич. Привлекает неустанное внимание секретных служб и криминальных группировок по всему миру. Западные разведки держат проблему «красной ртути» под постоянным контролем. «Красная ртуть» — это изотоп обычной ртути, используется как детонатор в атомных бомбах и как катализатор при замедленных ядерных реакциях. Стоит это вещество, между прочим, раз в тридцать дороже золота. Торговля «красной ртутью» приносит огромную прибыль.

Генерал нагнулся, взял со стола иностранную газету с приколотым к ней листком с русским переводом, придвинул к собеседнику и предложил:

— Прочти-ка пока вот это. Там, где про «красную ртуть». Потом продолжим разговор.

Савельев прочел на листке:

«СЛЕДЫ КРАСНОЙ РТУТИ В МАКАО»
Власти Макао обвинили русскую мафию в преступной торговле компонентами для производства ядерного оружия новейшего типа. По сведениям из конфиденциальных источников, опасное вещество, один килограмм которого оценивается свыше трехсот тысяч долларов США, было перегружено в открытом море с российского судна «Буря» на гонконгский катер. Руководил этой операцией Игорь Георгиенко, бывший агент советских спецслужб, в настоящее время один из авторитетов преступного мира на востоке России.

Георгиенко, более известный в Китае под кличкой Шкаф, до недавнего времени специализировался на поставках в ночные заведения Макао русских проституток. Правоохранительные органы вышли на Георгиенко через его партнера Владимира Риппи-на — также бывшего сотрудника КГБ. Именно Риппин в беседе с источником рассказал и об операции в открытом море, и о недавнем убийстве во Владивостоке бывшей танцовщицы ночного клуба Натальи Само-фаловой и ее гонконгского друга Гарри Эл-дердайса. Как удалось выяснить нашему корреспонденту, этой таинственной историей заинтересовались спецслужбы не только Макао и Гонконга, но и Тайваня. Компетентные органы подтверждают факт доставки в Гонконг мифического вещества, существование которого столь решительно опровергается официальными лицами в России. По заявлениям ряда западных экспертов, «красная ртуть» с успехом может быть использована для создания «карманной нейтронной бомбы».

Владимир Сергеевич поднял глаза и осведомился:

— Это все?

— Вот, почитай материал о хищениях в Новообнинске, — генерал протянул Савельеву июньский номер «Московского комсомольца».

На первой странице внизу Савельев увидел подчеркнутый заголовок статьи:

«УЧЕНЫЕ-АТОМЩИКИ НАВОРОВАЛИ ИЗОТОПОВ НА МИЛЛИАРД ДОЛЛАРОВ»
Следственное управление Генеральной прокуратуры утвердило обвинительное заключение по делу о хищении изотопов из новообнинского «Центра высоких технологий». Как сообщил корреспонденту «МК» старший помощник генпрокурора Александр Звягинцев, по заключению судебно-бухгалтерской экспертизы ущерб составил более одного миллиарда долларов.

Обвинение предъявлено десяти сотрудникам «Центра». Все они имеют ученые степени кандидата или доктора технических наук. Большинство из них обвиняются в хищении государственного имущества путем злоупотребления служебным положением. Кроме того, некоторым обвиняемым следствие вменяет дачу взяток.

Курьер преступной группы был взят с поличным в конце прошлого года. При обыске у него изъято 200 миллиграммов изотопа иттербия. Всего учеными ворами похищено 3 грамма 359 миллиграммов изотопа иттербия и более килограмма изотопов таллия. По сведениям, на международном рынке один грамм изотопа иттербия стоит более 6 миллионов долларов».

Савельев положил газету на стол и присвистнул.

— Вот это бизнес. Эти 200 миллиграммов стоят более одного миллиона долларов!

Павлов усмехнулся и предложил:

— Ознакомься с материалами следственного управления. Можешь взять папку с собой. Получишь полную картину ситуации, сложившейся с ядерным экспортом в нашей стране. Картина, разумеется, не полная, но впечатляющая.

Савельев осторожно взял со стола папку.

— Константин Александрович, а в качестве кого я появлюсь в «Центре»?

— Не волнуйся! Я подготовил тебе хорошее прикрытие. Ты поедешь туда под видом представителя заказчика, военпреда. Это даст тебе возможность общаться с различными подразделениями «Центра» и его сотрудниками, не привлекая излишнего внимания к себе. О проводимом тобой расследовании не должен знать никто. Официальное расследование пусть идет своим чередом. Его результаты я буду сообщать тебе при личных встречах. Дальше. Жить будешь в отдельной квартире. Из тех, что «Центр» предоставляет командированным. Начальник отдела кадров «Центра» будет предупрежден о твоем приезде.

— Мои действия по прибытии в Новообнинск?

— Вначале явишься к Максимову Александру Васильевичу. Это директор «Центра». Представишься ему. Он познакомит тебя с ведущими сотрудниками предприятия.

— Что еще?

— Тебе понадобится помощник в этом расследовании. Одному раскрутить такое дело будет трудно.

Они помолчали, каждый думал о своем. Затем генерал вновь заговорил:

— В «Центре» работает наш человек, майор Юрин Олег Владимирович. Он занимает должность ведущего конструктора в отделе теплоядерной энергетики. Ни одна душа на предприятии не знает, что он сотрудник ФСБ. У него наверняка имеется интересная информация. Он тебе поможет. Вы будете работать в тесном контакте. О твоем приезде я ему сообщу.

— Ясно, товарищ генерал. А дальше?

— Дальше осмотришься и начнешь действовать по обстановке. Результаты будешь докладывать мне лично. У меня все! Желаю удачи, Владимир Сергеевич. До встречи!

* * *
В понедельник, 29 июля, день выдался ненастным, с резким холодным ветром. По небу неслись низкие бурые облака. Но прием, устроенный министром атомной энергии России Виктором Михайловым в честь делегации западных бизнесменов, удался на славу.

Глава атомного ведомства представил членам делегации Александра Васильевича Максимова, директора «Центра высоких технологий», с похвалой отозвался о работе его предприятий, обещал выделить средства на реконструкцию предприятия и закупку нового оборудования. У Максимова, таким образом, имелись все основания для прекрасного настроения.

Это был высокий, массивный, с широким разворотом плеч здоровяк, двигался он быстро и решительно, как человек, знающий себе цену. Его круглое румяное лицо с пухлыми щеками, из-за которых толстая шея казалась еще внушительнее, тоже выражало уверенность в себе. На самом же деле Максимов был умен, не очень уверен в себе и легко раним.

С некоторыми членами делегации директор «Центра» был знаком. Вот и сегодня он встретил среди гостей Филиппа Жерона, главу французского химического концерна. Концерн закупал крупные партии продукции, выпускаемой «Центром». Максимов и господин Жерон регулярно встречались и хорошо знали друг друга.

После нескольких тостов атмосфера за столом стала более непринужденной. Дождавшись, когда сидевший справа от Максимова иранский бизнесмен удалился, Жерон обратился к Александру Васильевичу на «международном английском»:

— Господин Максимов, вы поставляете нам товар отличного качества, и мы хотели бы увеличить объем наших торговых сделок с вами. Как вы на это смотрите?

Максимов налил себе бокал шампанского, негромко кашлянул и сказал на том же простеньком английском:

— Я бы приветствовал такое развитие сотрудничества. Государство требует наращивать экспорт. Да и наши производственные мощности используются не полностью. Я думаю, мы сможем увеличить объем поставок за очень короткое время. Какая продукция вас интересует?

Жерон ответил не сразу: он огляделся и понизил голос.

— Речь идет об одном, как бы это сказать, деликатном продукте.

— Интересное определение, — улыбнулся Максимов. — Что вы имеете в виду?

— Я говорю о «красной ртути».

Улыбка медленно сползла с лица Александра Васильевича.

— Никогда не слыхал о таком продукте. Во всяком случае, мое предприятие его не производит.

«Хитрит, — подумал Жерон. — Наверно, хочет поднять цену?»

— Но у меня точные сведения, господин Максимов.

— Кто вам их сообщил?

Жерон рассмеялся.

— Это, как говорится, коммерческая тайна.

Александр Васильевич, глядя в глаза собеседника, тихо произнес:

— На этот раз источник подвел вас. «Центр» такого товара не выпускает. Он не производит даже обыкновенной ртути. А «красной ртути» нет в природе. Это вымысел журналистов, миф, — с нажимом добавил Максимов.

— Если это и миф, господин Максимов, то очень дорогой миф. Цена одного килограмма этого «мифа» на черном рынке колеблется от 350 до 500 тысяч долларов. Кстати, ваше личное участие в этих сделках позволит вам, дорогой коллега, заработать очень большие деньги. Скажем, при поставке моему концерну ста килограммов «красной ртути» по расценкам вдвое ниже международных, вы сможете положить на свой зарубежный счет два миллиона долларов. Так что подумайте хорошенько над моим предложением.

Некоторое время собеседники разглядывали друг друга, потом Максимов, несмотря на запрет врачей, вдруг налил себе водки и залпом выпил. Опыт подсказывал ему, что раз государственная тайна перестала быть тайной, то добром это не кончится, и от этой мысли у него испортилось настроение.

* * *
Наступил вторник. Нудный дождь, начавшийся накануне, продолжал лить с неба непреклонными прямыми струями, в то время как минуты шли, приближая время обеда. Максимов чувствовал себя неважно. Около одиннадцати часов, когда Леночка зашла в кабинет шефа, директор сидел, опустив голову на руки, на столе перед ним лежала упаковка таблеток.

— Может, вызвать врача? — сочувственно предложила секретарша.

— Спасибо, ничего не надо. Дай мне стаканчик чая с лимоном и сахаром. И никого не пускать.

Леночка подала чай и села печатать, когда в приемную директора вошел незнакомый мужчина. Уверенный взгляд, загар на лице, голос хозяина, не просителя:

— Я из министерства. Александр Васильевич у себя?

— Он занят и никого не принимает, — ответила Леночка, продолжая печатать. Мужчина, не обратив внимания на ее слова, направился в кабинет. Секретарша вскочила со стула.

— Погодите, туда нельзя…

Но дверь кабинета директора уже закрылась за нарушителем спокойствия, и Леночка не решилась последовать за ним. «Пусть сами разбираются», — подумала она.

Максимов поднял голову и недоуменно взглянул на нежданного посетителя. Высокий, светловолосый незнакомец был отмечен той порочной красотой, которая привлекает женщин, а мужчин заставляет настораживаться. «Женщины, наверно, пачками падают в его объятия!», — с раздражением отметил Максимов. Чутье подсказывало: это враг, будь начеку.

— Прошу прощения за вторжение, — голос вошедшего был веселым, уверенным. — Язнаю, вы сейчас не принимаете, но дело у меня очень серьезное и выгодное для вас, Александр Васильевич.

Максимов недовольно поморщился.

— Какое еще дело? У меня с минуты на минуту заседание начинается.

Гость усмехнулся:

— Речь идет о продаже на Запад специфической продукции вашего «Центра». Сейчас многие торгуют в России, но далеко не у всех есть надежные каналы сбыта. Наша посредническая фирма их имеет и предлагает вам деловое сотрудничество. А вы получите высокие проценты с продаж…

Максимов будто плыл в тумане и пропустил момент, когда посетитель переменил тему и пустился в рассуждения о расценках на радиоактивные материалы и редкоземельные металлы.

— Обратите внимание на цены, сложившиеся на международном рынке. Здесь можно очень хорошо заработать. Вы не находите?

Незнакомец сделал паузу, ожидая ответа. Максимов покачал головой.

— Вы правы, но у нас в «Центре» такие материалы не производятся.

Посетитель удивленно посмотрел на директора.

— Вы, наверное, шутите, Александр Васильевич. Вы производите «красную ртуть», осмий-187, иттербий-168 и другие редкоземельные элементы.

Максимов нервно запустил пальцы в шевелюру. Откуда этот шельмец узнал? Это же государственная тайна. На всем предприятии об ассортименте продукции знает лишь узкий круг людей, в профильном министерстве и Министерстве обороны — несколько человек. И вот — вторая утечка информации… Впрочем, секрет трех — это уже не секрет, — вспомнил он французский афоризм. Однако вслух сказал:

— У вас неверные сведения. Такая продукция у нас не выпускается.

Гость посмотрел ему прямо в глаза.

— Вообще-то ответ совершенно правильный, но не для меня. Мне известна вся номенклатура выпускаемых вашей фирмой материалов. У меня деловое предложение. Мы продаем на Западе «красную ртуть» и редкоземельные металлы по их настоящей цене. Вы лично получите сразу после вывоза десять процентов действительной стоимости товара, а это очень большие деньги. Завод тоже получит причитающуюся сумму по ценам, указанным в договоре с нашей фирмой. Ну, как вам мое предложение?

«Вчера Жерон предлагал большие деньги, сегодня этот. Сговорились они, что ли?» — подумал Максимов, а вслух сказал:

— Если даже предположить, что такая продукция у нас выпускается, то вы должны знать, что это стратегический товар. Его запрещено продавать за границу. Минобороны категорически против таких сделок.

— Дорогой Александр Васильевич, я все это знаю, — перешел на более фамильярный тон гость. — Я знаю также, почему Минобороны против этого. Ведь некоторые генералы сами торгуют этим товаром, получая приличный доход. А я помогу вам очень хорошо заработать при полном отсутствии риска. Вы только прикажете охране открыть ворота и пропустить машины с грузом. Машины будут наши, погрузим все сами. Вам остается только вывезти груз с территории «Центра».

Поскольку Максимов не проронил ни слова, гость продолжил свой монолог:

— Подумайте, Александр Васильевич. Минобороны платит за вашу продукцию жалкие гроши. Я смогу продать ее по ценам мирового рынка, и мы с вами станем миллионерами, на вашем счете в швейцарском банке появится несколько миллионов долларов. Счет будет непрерывно расти. Разве это не вдохновляет?

— А если я откажусь от вашего заманчивого предложения?

— Тогда о вас появится небольшая заметка в газете.

— Какая заметка?

— А вот такая. Взгляните сюда.

Посетитель подал Максимову газету и указал на подчеркнутый заголовок:

«ДИРЕКТОР РАССТРЕЛЯН У ДВЕРЕЙ ЗАВОДОУПРАВЛЕНИЯ»
Максимов прочитал и побледнел. Сердце его болезненно сжалось, по спине пополз холодок.

— Советую хорошенько подумать, Александр Васильевич, — жестко сказал незнакомец. — В пятницу я позвоню вам, чтобы уточнить кое-какие детали. И не рекомендую обращаться в органы. Там есть наши люди, и мне сразу станет известно об этом.

Незнакомец вышел, не попрощавшись.

Оставшись один, Максимов откинулся назад, на спинку кресла, и попытался расслабиться. Но нервы были натянуты до предела. «Ну, думай, думай, соображай!» — подстегивал он самого себя…

Прошло два очень тяжелых и долгих дня, в течение которых угрозы и предложения визитера не выходили у Максимова из головы. Он все время вспоминал безжалостное лицо непрошеного гостя. В пятницу в десять утра ему по селектору позвонила секретарша Леночка.

— Александр Васильевич, простите, вас к телефону. Сказали, что вы очень ждете этого звонка. Соединить?

— Слушаю вас, — директор взял трубку правой рукой, левой вытащил платок из заднего кармана и вытер пот со лба. Затем закурил сигарету. В трубке послышался уже знакомый голос:

— Здравствуйте, это Волков. Впрочем, извините, я не представился, когда заходил во вторник. Как насчет моего предложения?

— Ответ отрицательный, — твердо сказал Максимов.

— Вы хорошо все обдумали, Александр Васильевич?

Максимов потной ладонью стиснул телефонную трубку.

— Да.

— Послушайте, Александр Васильевич, — попытался нажать Волков, — вы же умный человек…

— Я сейчас занят, — перебил его директор и бросил трубку.

Максимов был в ярости, кровь бросилась ему в лицо… Теперь пройдет не один час, прежде чем ему удастся успокоиться…

* * *
«Шкода» Савельева плавно неслась по довольно приличному шоссе, на подъезде к Новообнинску дорогу обступили высокие сосны и ели, образуя серо-зеленый тоннель, расцвеченный мягкими предвечерними тенями. День был безоблачный, но какой-то странный: небо словно выцвело на солнце, в нем не было той кристально-чистой голубизны, к которой Савельев привык в Крыму, откуда был родом. Глядя на залитый неярким светом пейзаж, Савельев размышлял о том, что ожидает его в Новообнинске.

Ясно, что за хищениями «красной ртути» и других изотопов стоят какие-то высокопоставленные люди. И не нужно быть большим умником, чтобы понять: это неофициальное расследование таит огромную опасность. Боялся ли он смерти? Савельеву было сорок два года, при росте сто восемьдесят пять сантиметров он весил около восьмидесяти килограммов, здоровье — слава Богу… Он уже раз пять раз побывал на краю гибели, видел лик смерти, и его не тянуло увидеть этот лик снова. Савельев не боялся боли, терпеть-то он умел, и не боялся уйти из жизни: все равно это придется сделать рано или поздно. Но он боялся уйти неподготовленным. Десять лет назад, скорее мертвый, чем живой, он лежал на операционном столе. Пока хирурги пытались его спасти, он освободился от своего тела и со стороны наблюдал за своими бренными останками. Затем он ощутил себя летящим в тоннеле навстречу ослепительному свету. В самый последний момент Савельев услышал голос. Это был не человеческий голос, и он приказал Савельеву остаться… Господь позволил ему вернуться к жизни… Очевидно, он не выполнил полностью свою миссию на земле.

После пережитого Владимир Сергеевич почувствовал, что может улавливать мысли и чувства людей, и ощутил себя духовно обновленным. Главным же было то, что опыт смерти привел Савельева к вере в Бога. И эта вера помогла ему обрести прочную опору в жизни, что было крайне необходимо в его опасной профессии.

Между деревьями показались первые дома городка, в их окнах отражалось заходящее солнце.

Савельев притормозил у перекрестка, расспросил прохожих, как проехать на улицу академика Курчатова, и через несколько минут припарковал «Шкоду» напротив девятиэтажного дома, в котором размещались гостиница и квартиры для важных командированных. Небритый администратор, просмотрев паспорт и командировочное удостоверение, нехотя вручил Савельеву ключи от тринадцатой квартиры и предупредил, что лифт не работает.

Владимир Сергеевич вздохнул и счел это дурным предзнаменованием: цифра тринадцать вызвала у него неприятные ассоциации… Поднявшись на третий этаж, Савельев открыл дверь и вошел в квартиру. Поставив сумку в стенной шкаф, остановился перед зеркалом: в нем отразился атлетически сложенный, но без особых примет человек. Пройдешь мимо такого по улице и тут же забудешь о нем. Савельев с иронией отметил, что на лице появились новые морщинки. Интересно, как он будет выглядеть лет через десять? Доживет ли он вообще до пятидесяти?

Он осмотрел комнаты, туалет, ванную, вышел на балкон, закурил. Квартира попалась вполне нормальная, так называемая типовая — две маленькие комнаты, раздельные ванная и туалет, кухня. Что еще нужно человеку, привыкшему к спартанскому образу жизни?

Савельев подошел к окну. Места здесь красивые. К западу от гостиницы, на краю соснового бора, бледное солнце опускалось за горизонт, медленно окрашивая небо в красный цвет…

* * *
В тот же день в восемь вечера зеленого цвета «Вольво» остановилась у дома, где проживал научный персонал «Центра». Из машины вышел Максимов и неторопливо зашагал к подъезду. Рядом, озираясь по сторонам, шел широкоплечий охранник.

Возле лифта стояла симпатичная молодая женщина в короткой юбке и в обтягивающей грудь блузке. Обаятельно улыбнувшись и поздоровавшись с директором и его телохранителем, она вошла в лифт вместе с ними. Когда кабина лифта миновала третий этаж, она опустила руку в черную сумочку. Охранник рассеянно посмотрел на нее, но особого значения этому жесту не придал. И зря.

Несколько мгновений спустя раздался приглушенный хлопок, в боковой стенке сумочки возникло дымящиеся отверстие, а тяжело раненный секьюрити, коротко охнув от боли, упал на пол. Выхватив маленький пистолет с глушителем, женщина выстрелила директору в переносицу. Сползая по стенке лифта, он оставил на коричневом пластике ярко-красную полосу крови вперемешку с мозгами. Добив охранника контрольным выстрелом в голову, женщина-убийца вышла на десятом этаже, спустилась на два этажа ниже и спокойно скрылась в двадцать девятой квартире. Минут через пять в подъезде раздались крики инженера Раисы Белозерской, увидевшей трупы в лифте.

* * *
Старший следователь Московской городской прокуратуры Леонид Николаевич Красовский раздавил окурок, подошел к окну и уставился в темнеющее вечернее небо.

— Убийство заказное. Без сомнений. Выстрел в лицо, правда, единственный, но смертельный. Охранник добит контрольным выстрелом в голову. Никаких следов, даже оружия нет. Похоже, чистый глухарь. Ни одной ниточки. Выстрелов никто не слышал, убийцу никто не видел. Ладно, пора ехать, стемнело.

Следователь прокуратуры Красовский и майор УВД Субботин были последними, кто остался из группы, прибывшей на место преступления из Москвы. Все остальные уже уехали, трупы увезли в морг. Было ясно, что по горячим следам это убийство раскрыть не удастся. Никаких свидетелей, кроме инженера Белозерской, которая увидела директора и охранника уже мертвыми.

— Никакой ниточки, говоришь? — задумчиво произнес Субботин. — А я думаю, ниточка есть. И очень даже заметная. Только в июне утвердили обвинительное заключение по делу о хищении изотопов из «Центра высоких технологий» на сумму около одного миллиарда долларов, теперь вот убит директор. Считаю, что это звенья одной цени. Потянешь за одно звено — вытащишь всю цепь. Разве не так?

— Пожалуй, ты прав, Алеша, — ответил следователь, немного подумав. — Во всяком случае, твою версию можно принять за основу.

— Надо еще с жильцами побеседовать, — заметил Субботин. — Возможно, кто-то вспомнит кого-нибудь из выходивших в это время из дома: женщину, подростка или старика. Киллер не обязательно должен быть мужчиной. Думаю, убийца был один, пришел пешком либо приехал на машине. Может, кто-то видел машину, запомнил номер…

— Все это надо сделать, — ответил Красовский. — И прежде всего еще раз побеседуй с женой Максимова. Наверняка у него были враги.

— У каждого человека есть враги.

— Но у директора «Центра высоких технологий» врагов должно быть гораздо больше, чем у обычного человека. Максимов — ученый с мировым именем, директор крупной оборонной фирмы, дающей, кстати, доход выше, чем двадцать хороших золотых приисков. Тут может быть и зависть, и стремление к личному обогащению, и желание занять его место, убрать человека, который, возможно, мешал расхитителям развернуться в полную силу. Целый клубок вероятных мотивов убийства.

— А убийство на бытовой почве? — Алексей Субботин потянулся, хрустнул суставами. — Ты исключаешь такое?

— И это возможно, — медленно произнес Красовский. — Максимов мужчина интересный, умный, богатый. Жена у него, между прочим, лет на тридцать моложе. Здесь тоже есть над чем задуматься.

— А чем эта леди занимается? Кто она?

— Ничем не занимается, — усмехнулся Красовский. — Домашняя хозяйка. Детей у них нет, замужем за Максимовым всего три года.

— Живут дружно или ссорятся?

— Иногда случаются скандалы. А у кого их нет? Но ничего серьезного, по отзывам соседей.

— А из-за чего скандалы?

— Наверное, ревнует муж. Вернее, ревновал. Он весь был в работе. Ей, небось, скучно. Говорят, есть у нее кто-то. Но толком никто ничего не знает, — хмыкнул Красовский, — это тоже тебе, Атеша, предстоит выяснить. Ну, поехали, что ли? — Красовский шагнул к машине.

— Ты поезжай, а я хочу с домашней хозяйкой побеседовать, — задумчиво произнес Субботин. — Не все мне ясно в этом деле.

— Брось, Алексей, успеешь, — Красовский покачал головой. — Это чистый заказняк. Отложи разговор на завтра. Она тебя сейчас вряд ли ждет. Не тревожь женщину в несчастье. Дай ей опомниться. Кстати, ты знаешь, кто является заместителем Максимова по научной работе?

— Станислав Арташесович Казарян. Доктор технических наук, профессор, сорок пять лет.

— Молодец, майор, — улыбнулся Красовский. — Информирован ты прекрасно. Вот с Казаряном тоже надо будет срочно побеседовать. Наверняка узнаешь много интересного.

— Это вряд ли его работа, — пожал плечами Субботин. — Зачем ему? Но интересные подробности он может сообщить. Поговорю-ка я с ним завтра и с женой Максимова тоже… Ладно, Леонид Николаевич, поехали. Пусть домохозяйка пока отдыхает.

Глава вторая НОВЫЙ ВОЕНПРЕД

В кабинете директора было тихо. На стене висела фотография Максимова в траурной рамке, под ней стояла корзина с живыми цветами. За столом сидел Казарян, исполняющий обязанности директора. Выглядел Казарян внушительно: не человек, а глыба, смуглый, с черными кудрявыми волосами, седеющими на висках, с мясистым крючковатым носом. Через пять минут у него должна состояться встреча с новым представителем заказчика, присланным вместо Зайцева. С военпредом Зайцевым очень трудно было улаживать спорные вопросы. Малейшего отступления от технологии было достаточно, чтобы военпред отказался поставить свою подпись на акте приемки готовой продукции. Приходилось тратить массу сил и энергии, чтобы уладить возникший конфликт. Поэтому руководство «Центра» приветствовало появление нового военпреда. Казарян, то и дело нетерпеливо поглядывавший в окно, наконец увидел, как к проходной предприятия подъехала старенькая «Шкода», на которой, как ему сообщили, приехал новый представитель заказчика. Станислав Арташесович тут же нажал кнопку селектора.

— Лена, быстро кофе, закуску. И бутылку коньяка «Отборный» для нашего военпреда.

Казярян выждал десять минут, чтобы заставить Савельева подождать в приемной. Когда открылась дверь, Казарян что-то сосредоточенно писал.

— Здравствуйте, Станислав Арташесович… — представился Савельев.

— Как устроились? — Казарян обаятельно и немного печально улыбнулся.

— В отдельной квартире. Никаких жалоб нет.

— Ну и хорошо. Рад вас видеть. Сожалею, что наша встреча происходит при таких трагических обстоятельствах. Убит наш директор Максимов. Он должен был беседовать с вами и познакомить с ведущими сотрудниками «Центра». Теперь эта миссия перешла ко мне.

— Примите мои искренние соболезнования, Станислав Арташесович, — негромко произнес Савельев.

Пожав ему руку, Казарян усадил Савельева не на стул напротив своего стола, а подвел к мягким креслам в углу кабинета.

— Надеюсь, мы с вами найдем общий язык и наше сотрудничество будет плодотворным. Ведь интересы-то у нас общие, — сказал Казарян, спокойно и внимательно глядя Савельеву в глаза.

— Интересы общие, — Владимир Сергеевич сдержанно улыбнулся и сел, — но обязанности представителя заказчика таковы, что поневоле приходится доставлять неприятности даже очень хорошим людям.

— Кстати об обязанностях, — вставил Казарян. — Вы будете контролировать качество только «красной ртути» или и других видов продукции?

— И других тоже. А пока я ознакомлюсь с работой подразделений вашей фирмы, познакомлюсь с сотрудниками и технической документацией на те изотопы, которые выпускает «Центр». Словом, вы не обижайтесь, но я буду совать свой нос везде, где сочту нужным. Разумеется, в пределах своих полномочий.

Казарян внимательно посмотрел на собеседника и отрывисто бросил:

— Об этом меня уже информировал заместитель министра. Можете действовать…

Савельев подумал, что сложный поворот он прошел, принял его Казарян неплохо, и теперь его деятельность должна выйти на ту стезю, к которой он был готов.

Казарян между тем присел рядом и доверительно сказал:

— Владимир Сергеевич, я не буду на вас в обиде, если вы укажете на какие-то недостатки и промахи в технологических процессах. А чтобы вы чувствовали себя на нашем предприятии совсем комфортно, я познакомлю вас с одной очаровательной женщиной. Это старший научный сотрудник лаборатории физико-химических методов контроля Ирина Николаевна Новикова. Лаборатория проверяет качество готовой изотопной продукции. С Новиковой вам придется контактировать постоянно по роду вашей деятельности. Она же представит вас другим сотрудникам «Центра».

Казарян нажал кнопку селектора.

— Лена, — сказал он секретарше, внесшей богато сервированный поднос, — спасибо за заботу и пригласи, пожалуйста, Новикову.

Когда секретарша вышла, Казарян разлил коньяк в две пузатенькие рюмки, одну подал Савельеву, а другую немного погрел в руке и поднес к лицу, чтобы почувствовать коньячный аромат.

— За наше плодотворное сотрудничество, — сказал он, чокаясь с Савельевым. — Пусть оно будет протекать в доброжелательном русле, без крупных конфликтов и взаимных обид.

Они выпили, закурили и принялись за кофе. Когда Савельев допивал свою чашку, дверь кабинета приоткрылась и в него вошла чрезвычайно симпатичная, со вкусом одетая молодая особа. У нее были голубые глаза цвета ясного неба и чистая, дышащая теплом кожа. Она показалась гостю блоковской Прекрасной Дамой, занесенной случайным ветром в казенный кабинет.

— Здравствуйте, Ирина Николаевна, — поднялся с кресла новый хозяин кабинета. — Позвольте представить вам нового военпреда, полковника Савельева Владимира Сергеевича. Он будет контролировать качество продукции, производимой нашим «Центром». Прошу оказывать ему всяческое содействие и познакомить Владимира Сергеевича с ведущими сотрудниками «Центра».

Новикова серьезно посмотрела на Савельева, вставшего при ее появлении, и с некоторым стеснением протянула ему руку для рукопожатия.

Из кабинета директора они вышли вместе. Савельеву сразу понравилась эта красивая и серьезная молодая женщина. Однако он заметил и темные круги у нее под глазами, и две горькие складки в уголках рта. Несмотря на внешнее спокойствие, Новикова была явно чем-то напугана или встревожена, и в причинах этого ее состояния необходимо было разобраться…

Проводив нового военпреда, Казарян уселся за стол и радостно потер руки. «Кажется, этот Савельев более разумный человек, — размышлял он, разглядывая фотографию своего предшественника. — Найти с ним общий язык, безусловно, будет легче, чем с Зайцевым».

Бесшумно появилась красивая длинноногая секретарша. Казярян вопросительно взглянул на нее.

— К вам Субботин Алексей Михайлович. Из милиции.

— Пусть заходит.

Казарян тяжело поднялся из-за стола и протянул майору Субботину пухлую влажную ладонь.

— Казарян Станислав Арташесович, — представился он со скорбным видом. — Я ждал вас, садитесь. Кофе? Чай?

— Спасибо, кофе, если можно. — Субботин опустился в мягкое кожаное кресло.

Казарян вызвал секретаршу и что-то шепнул ей на ухо. Леночка кивнула и удалилась. Казарян уставился на майора. В его больших круглых глазах читалась искренняя печаль и готовность ответить на любые вопросы.

— Скажите, Станислав Арташесович, когда в последний раз вы общались с Максимовым? — начал Субботин.

— Незадолго до убийства, — Казарян тяжело вздохнул, — буквально за час или даже меньше. Мы беседовали в этом кабинете с семи до семи тридцати вечера. Потом он поехал домой.

— О чем вы беседовали?

— Так, некоторые технические вопросы… Но к делу это не относится.

— Вы уж сделайте милость, расскажите подробности, а мы разберемся, относится это к делу или нет, — заметил майор.

— Разговор шел о новом технологическом процессе производства «красной ртути», о том, что утверждение нового процесса затянулось и о том, какие меры надо принять в связи с этим.

Заметив, что Субботин делает какие-то пометки в своем блокноте, Казарян спохватился:

— Алексей Михайлович, «красная ртуть» — это секретный ядерный продукт, и упоминание о нем в разговоре, а тем более в записи категорически запрещается.

— Меня об этом уже информировали, — улыбнулся Субботин. — В документах следствия и в моих записях такой продукт упоминаться не будет. Нас интересует вот что: не связано ли убийство директора с фактами хищения изотопной продукции или с попытками втянуть Максимова в незаконную торговлю этими изотопами?

— Да мне, собственно, почти ничего не известно, — неохотно начал Казарян. — Правда, один серьезный случай был.

— А именно?

— Приходил тут к Максимову один криминальный авторитет…

— Как фамилия? — оживился Субботин.

— Если не ошибаюсь, Волков. О его визите мне рассказал Александр Васильевич.

— Что он хотел от Максимова?

— Волков предложил Максимову организовать продажу «красной ртути» и других изотопов через свою посредническую фирму, обещал высокий процент от сделок…

— Что ответил Максимов?

— Наотрез отказался.

— Волков угрожал?

— Да, он показал заметку из газеты, где говорилось о смерти несговорчивого директора, дал время на обдумывание своего предложения.

— Сколько времени он ему дал?

— Два дня. Он был у Максимова во вторник. Сказал, что позвонит в пятницу. И в пятницу Максимов был убит. Видимо, он отказался сотрудничать с Волковым.

«Да, Александр Васильевич, — подумал Субботин, глядя на фотографию на стене. — Вас убили преднамеренно и хладнокровно. Это не вызывает сомнений. Вопрос в том, кто был заказчиком? Волков? Может быть. Но наверняка были и другие, кому ваша смерть была выгодна. Например, Казарян. Умный, честолюбивый. Ведь со смертью Максимова освобождалось кресло директора. Или те, кому вы мешали воровать изотопы».

Вслух он спросил:

— Почему вы решили, что Максимов отказался с ним сотрудничать?

— Мы всегда обедали вместе с Александром Васильевичем. В пятницу, во время обеда, он рассказал мне о звонке Волкова и о том, что ответил категорическим отказом.

— Какие шаги были предприняты для обеспечения безопасности директора?

Казарян передернул жирными плечами.

— Я предложил Максимову усилить охрану, но он отказался. Сказал, что двух человек вполне достаточно.

— Его охраняли два человека?

— Да. Охранник и водитель.

— Как фамилия водителя?

— Фролов Сергей Викторович.

— Почему он не сопровождал директора до дверей квартиры?

— Он должен был следить еще и за машиной, чтобы не подложили чего-нибудь. — Казарян отвечал на вопросы с расстановкой, не торопясь.

— У Максимова были конфликты на работе или в семье?

— Про семью не знаю, а на работе всерьез — нет. Так, по мелочи…

— А именно?

— Недавно он довольно резко поговорил с ведущим инженером Палагиным. Обещал уволить, если еще раз увидит его на работе в нетрезвом виде. — Казарян пожал плечами, что, мол, ничего не поделаешь, такое у них иногда случается.

— И часто этот Палагин бывает в нетрезвом виде?

— На работе — редко. Но поддает прилично. Максимов очень ценил его как талантливого инженера.

— Секретарша вкатила в кабинет столик с кофейником, чашками, печеньем и бутербродами. Казарян кивнул ей в знак благодарности и Лена вышла, плотно закрыв за собой дверь. Директор на правах хозяина сам разлил ароматный напиток по чашкам.

Субботин сделал глоток и отметил про себя, что это был отличный крепкий кофе по-турецки, с желтой пенкой и в меру сладкий.

— У вас отличный кофе, Станислав Арташесович.

— Это один из талантов моей секретарши.

«Уже и секретаршу присвоил», — подумал майор, но вслух произнес:

— Что вам известно о личной жизни Максимова?

— Ну, у Максимова есть жена, Маша Кириллова, красивая, лет на тридцать моложе него.

— Чем она занимается?

— Сидит дома. Читает книги. Занимается домашним хозяйством. Детей у них нет.

— И ей не скучно? Любовника она не завела?

— Если и завела, — поморщился Казарян, — мне об этом ничего не известно. Спросите кого-нибудь еще.

— Ладно, — легко согласился майор, — спрошу.

— А лучше вообще не занимайтесь этой ерундой. Если вас интересует мое мнение, не стоит тратить на это время и силы.

— Вы считаете мотивы личного порядка ерундой?

— В применение к Максимову — да! — жестко сказал Казарян.

— Простите, Станислав Арташесович, но я с вами не согласен. Тем не менее, охотно выслушаю вас. Вы кого-то подозреваете? Боитесь стать новой мишенью?

— Да, боюсь. А подозреваю… Я не подозреваю, а уверен, что заказал убийство Волков.

«Зачем он так старается внушить мне, будто Максимова заказал Волков? Ведь он умный человек и должен понимать, что мы не только основательно покопаемся в личной жизни его покойного шефа, но и разберем другие возможные версии, а также связь этого убийства с хищениями на фирме. Зачем ему это?» — подумал Субботин и, давая понять, что вопросов у него больше нет, вежливо произнес:

— Спасибо вам огромное, Станислав Арташесович. Вы очень помогли следствию.

Встав из-за стола, Казарян проводил гостя до дверей и пожал на прощанье руку.

* * *
Андрей Григорьевич Родионов недоумевал. Его вызвал к себе Казарян в конце рабочего дня. «Зачем я ему понадобился?» — недоумевал заведующий лабораторией физико-химических методов контроля, открывая дверь в кабинет директора. Казарян, грузный и солидный, в безупречно сшитом синем костюме, сидел за столом, откинувшись на спинку кресла. Он пригласил Родионова сесть, выложил на столик рядом с пепельницей два сорта дорогих сигарет и предложил закурить.

— Я вызвал вас, Андрей Григорьевич, по весьма важному делу. Через десять дней в Париже открывается Международная конференция «Радиоактивность и радиоактивные элементы». Ехать туда должен был Максимов. Но он погиб. Поэтому я решил послать вас. Сделаете небольшое сообщение о разработках нашего «Центра», исключив, разумеется, сведения, составляющие государственную тайну. Узнаете, над чем работают сейчас наши зарубежные коллеги, установите новые научные и деловые связи, получите, наконец, массу приятных впечатлений. Ну как? Рады?

Родионов не знал, что делать — смеяться или плакать, до того некстати было предложение исполняющего обязанности директора.

— Простите, Станислав Арташесович, — развел он руками. — Это для меня полная неожиданность.

— Жизнь полна неожиданностей, — кивнул Казарян. — Но мы должны быть к ним готовы. Тем более, что я посылаю вас не на полигон в Семипалатинск, а в Париж. Такая поездка — это подарок. Вы понимаете?

— Извините, — решительно сказал Родионов, — но я просто не готов к этой поездке: у меня мать сейчас в больнице, в онкологическом отделении. И потом… На кого я оставлю лабораторию? У меня в сейфе хранятся двадцать килограммов «красной ртути» и сто пятьдесят граммов осмия-187. Что с ними прикажете делать? Пошлите кого-нибудь Чдругого.

— Поедете вы, Андрей Григорьевич, — категорически заявил Казарян. — Вопрос о вашей поездке решен на уровне министерства. Лабораторию оставите на Новикову. Она прекрасно справится без вас. За матерью присмотрят врачи и ваша жена. Что касается веществ, хранящихся в сейфе, то их вы возьмете с собой и передадите представителям фирмы «Карина». В Париже эту фирму представляют братья Саркисян: Вазген и Арам. Вы их знаете. Они несколько раз приезжали в Новообнинск, заключали контракты на поставку нашей продукции. Груз передадите им только тогда, когда они покажут вам документы о переводе на банковский счет «Центра» двенадцати миллионов долларов США. Эта сумма позволит мне выплатить зарплату сотрудникам, не получающим ее уже два месяца, купить новое дорогостоящее оборудование и аппаратуру, заплатить налоги, расплатиться за поставленное сырье, электроэнергию, газ и тепло. Вы ведь знаете, Андрей Григорьевич, что государственная казна сейчас пуста и предприятия ВПК выживают, кто как может.

Казарян был прав, предприятия ВПК действительно выживали, как могли. С другой стороны, «красная ртуть» и осмий — это крайне дорогие и сверхсекретные материалы, используемые в специфической военной технике. Разве можно их так вот просто брать из сейфа лаборатории, везти за рубеж и продавать, как нефть или газ?

Свои сомнения Родионов выразил вслух.

— Разве это законно? — подозрительно спросил он.

Голос Казаряна вновь стал жестким.

— Вполне. Я вам вот что скажу. Вам, например, неизвестно, но существует секретное распоряжение 75-рпс от 21 февраля 1992 года, подписанное президентом Ельциным, по которому разрешается изготовление, хранение, транспортировка, поставка и продажа за рубли и СКВ «красной ртути» в пределах ежегодной квоты на экспорт в размере десяти тонн, причем прибыль исключается из налогообложения, чтобы не было следов сделок. И директора предприятий нашей отрасли вовсю используют этот и другие секретные указы президента для выгодной торговли. Мы не являемся исключением.

— А как я смогу вывезти эти материалы за рубеж? — было ясно, что Родионов не в восторге от предложения стать контрабандистом.

Некоторое время директор молчал, изучая собеседника, и, после затянувшейся паузы, произнес:

— Вы поедете на специально оборудованной машине. Груз будет размещен под дверцами машины и закрыт панелями, которые не снимаются.

— Но ведь это прямое нарушение уголовного законодательства? — Если ученый и был возмущен предложением, то внешне никак этого не показывал.

— Согласен. Но уголовный кодекс в России нарушают все. Я вам гарантирую, Андрей Григорьевич, что вы пройдете таможенный досмотр и спокойно доедете до Парижа. Более того, после возвращения вы получите за эту поездку от меня лично сто тысяч долларов и месячный отпуск. Сейчас же, после нашего разговора, получите в бухгалтерии сорок тысяч долларов на эту поездку. Я рассчитываю, что вы найдете телохранителя, которому доверяете и который будет сопровождать вас в этой поездке. Расходы на телохранителя я оплачу отдельно.

Казарян взглянул на Родионова, оценивая произведенный эффект, но никаких следов радости или волнения на его лице не обнаружил. Родионов оставался бесстрастным.

— А если я откажусь от вашего предложения? — спросил он после непродолжительного молчания.

Нахмурившись, Казарян произнес тоном, не обещавшим ничего хорошего:

— Никаких… Считаю излишним напоминать, что о нашем разговоре и о поездке с таким ценным грузом не должен знать никто. Иначе… — Директор не договорил, но ясно дал понять, что ожидает Родионова в противном случае.

Ситуация казалась ученому нереальной: он не мог поверить, что это происходит именно с ним. Или он бредит, и весь этот разговор всего лишь плод больного воображения?

Но, вновь взглянув на исполняющего обязанности директора, он поежился. «Вполне возможно, — подумал Родионов, — что я исчезну так же, как курьеры, перевозившие изотопы до меня». В более безнадежное положение он не попадал никогда в жизни…

После работы, по дороге на дачу ученый обдумывал разговор с Казаряном. Идея нового директора послать его в Париж с грузом изотопов повергла Родионова в шоковое состояние. Это была опасная авантюра, и он отлично понимал это. Что нужно сделать, чтобы обезопасить семью, выполнить поручение Казаряна и остаться самому целым и невредимым?

В следующее мгновение у Родионова возникло неясное чувство, что за ним следят и поэтому ему следует вернуться домой. Это ощущение постепенно усиливалось и переросло в твердую уверенность: ему во что бы то ни стало нужно попасть домой и ни в коем случае не выдавать преследователям места, где отдыхает его семья. Андрей привык доверять внутренним импульсам. Но проверить свои ощущения все же не мешало. Он взглянул в зеркало заднего вида. Белый «Фольксваген» ехал за ним. Человек за рулем «Фольксвагена» мастерски удерживал машину на расстоянии в несколько десятков метров от «Волги». Но ведь у него нет ни врагов, ни завистников. Кому придет в голову преследовать его? Совпадение… Определенно совпадение… И тем не менее по спине у него вдруг пробежал неприятный холодок. При первой возможности он развернулся и погнал в Москву, где у него была собственная двухкомнатная квартира. Он ехал очень быстро, шел на рискованные обгоны и снова вклинивался в поток машин. Такая езда была не в его привычках. Останови его сейчас милиция, Андрей не смог бы объяснить, зачем ему такая скорость. Он этого и сам не знал. Казалось, невидимый дирижер управлял каждым его движением точно также, как он сам управлял автомобилем. Андрей снова приказал себе успокоиться, но страх держал его мертвой хваткой. Тот, кто приказал ему доставить в Париж столь дорогой груз, слов на ветер не бросает.

Родионов бросил взгляд в зеркало заднего вида — белый «Фольксваген» уже выезжал на Варшавское шоссе вслед за ним. И через несколько минут, как и прежде, он пристроился позади «Волги», соблюдая необходимую дистанцию. Андрею стало ясно, что человек за рулем «Фольксвагена» выполняет определенную задачу. Таких совпадений не бывает. Ученый занервничал, губы его сжались в тонкую полоску, лицо помрачнело. Проехав еще один квартал, Родионов въехал во двор своего дома на Перекопской улице. Поставив машину у подъезда, он обернулся и увидел метрах в тридцати от себя белый «Фольксваген», затормозивший у соседнего здания…

* * *
Майор Субботин подъехал к дому, где жил Максимов, под вечер. Как он успел выяснить, погибший директор успел сменить двух жен и жил с третьей, красавицей Машей Кирилловой. Детей у них не было. Судя по фотографии, Кириллова была женщина видная: полногрудая, длинноногая, с удивительно выразительными синими глазами. Она вовсе не удивилась, когда Субботин позвонил в дверь, и встретила его как старого знакомого.

Майор представился и попросил разрешения задать несколько вопросов в связи с убийством ее мужа. При этом он не заметил никаких следов скорби на лице молодой вдовы.

— Входите. — Кириллова посторонилась, пропуская гостя вперед.

Некоторое время майор с интересом осматривал интерьер, тогда как хозяйка с любопытством изучала его персону. Первой нарушила молчание она:

— Хотите кофе? С коньяком?

— Спасибо, с удовольствием, — отказаться Алексей Михайлович был просто не в состоянии, у него был сегодня очень напряженный рабочий день, и немного расслабиться не помешало бы…

Маша налила коньяк, и, подавая рюмку майору, пристально посмотрела ему в глаза. Субботин смутился:

— Прошу прощения за вторжение… Примите мои соболезнования…

— Не надо, Алексей Михайлович. Не надо соболезнований. Не чувствую я горя, не страдаю по убитому мужу — и все тут. Я чувствую облегчение, радость, если угодно, но не скорбь. Вы можете считать меня чудовищем, но это так. Наши отношения в последнее время зашли в тупик. Александр Васильевич даже заговаривал о разводе.

— Мария Ильинична… — удивленно начал Субботин…

— Прошу вас, зовите меня просто Машей. Иначе я чувствую себя старухой.

— Хорошо, Маша, у Александра Васильевича были враги?

— Алеша… можно я буду вас по имени? Алеша, у директора крупной оборонной фирмы их более чем достаточно.

— Назовите тех, кого вы знаете.

Кириллова невольно смутилась;

— Извините, но Максимов никогда и ни при каких обстоятельствах не посвящал меня в свои проблемы. Правда, я ими и не интересовалась. А в последнее время мы виделись редко — совещания, конференции, командировки, когда он приезжал домой, я уже спала.

— Маша, скажите, за день-два до смерти Александра Васильевича не случилось ли чего-либо неординарного, из ряда вон выходящего? Ну, например, некое событие, возможно неприятное известие…

Она ответила чересчур быстро:

— Нет, нет, что вы! Все было… как обычно…

Чтобы не тратить зря времени, майор решил сменить тему.

— Ну хорошо, Маша. Оставим это. Скажите, не было ли у Максимова любовницы? — майор внимательно следил за реакцией Кирилловой.

— Думаю, что нет. Хотя со стопроцентной уверенностью сказать не могу.

— А у вас нет друга, Маша? — Субботин смотрел прямо в глаза Маши, но та молчала, глядя в одну точку за собеседником, туда, где находилось окно.

— Есть, но это не то, о чем многие думают. Отношения чисто дружеские. Мы испытываем взаимную симпатию. Это Анатолий Доленко. Он работает в отделе производства и сбыта изотопной продукции «Центра».

— Ваши отношения с мужем ухудшились из-за него?

— Не только… Все-таки, у нас большая разница в возрасте, различные интересы. И потом, Максимов устраивал сцены по каждому поводу, ревновал… Это было невыносимо.

— А ваше имущественное и финансовое положение здорово ухудшилось бы в случае развода?

Кириллова оторопела от неожиданной смены предмета обсуждения, но быстро опомнилась.

— Конечно, ухудшилось бы, но не очень. Год назад Максимов открыл на мое имя валютный вклад в Сбербанке. Так что пережить развод я как-нибудь сумела бы. Кроме того, я получила бы свободу, которая не имеет цены.

«И которая позволила бы тебе без помех встречаться со своим любовником, — подумал Субботин. — Вовремя отправился Максимов в мир иной. Во всяком случае, с точки зрения его молодой супруги».

Он поинтересовался, что входит в наследство, оставленное ей мужем. По словам Маши, это были две квартиры, две иномарки, гараж, дача в Подмосковье и валютный счет в Сбербанке. «Достаточно большое наследство, чтобы заказать своего мужа, — размышлял Субботин. — В любом случае бытовая версия убийства становится такой же вероятной, как и связанная с его профессиональной деятельностью».

— Маша, попытайтесь вспомнить, что вы делали вечером второго августа, в пятницу? — спросил майор мягко.

— В день убийства?

— Да.

— Я ходила по магазинам, вернулась домой примерно в шесть, приняла душ, немного отдохнула, приготовила ужин и села смотреть телевизор.

— Хорошо, — вздохнул майор, — кто-нибудь из соседей видел вас в тот вечер?

— А чего вспоминать-то? Примерно в семь ко мне пришла моя подруга Юля Брусникина и оставалась у меня до десяти вечера.

— Прекрасно. Что вы делали?

— Болтали, смотрели телевизор, пили чай с тортом. Чуть позже восьми услышали страшный крик Белозерской и выбежали из квартиры. Зрелище ужасное. Бедный Александр Васильевич! Не заслужил он такого конца.

— А до этого никто из вас не выходил из квартиры?

— Нет.

— Ясно. — Субботин был вполне удовлетворен результатами разговора и уже собрался было уходить, как вдруг его взгляд упал на фото молодого артиста-красавца на серванте.

— Извините, Маша, как фамилия этого артиста? Я никак не могу вспомнить, — спросил майор, рассматривая фото.

— Нет-нет, что вы, — жеманно махнула рукой Кириллова. — Какой артист? Это фотография Доленко. Он подарил ее мне недавно.

Получив от Кирилловой достаточно внятные ответы на поставленные вопросы, Субботин поблагодарил ее за содействие и перед уходом вручил ей под расписку повестку. В среду, в десять утра, гражданка Кириллова должна будет явиться в прокуратуру для дачи свидетельских показаний по делу об убийстве Максимова Александра Васильевича…

Когда Субботин, выйдя пересекал широкий двор, мимо него промчался «Ситроен», щедро окатив его водой из глубокой лужи. Субботин невольно выругался и оглянулся на хама, сидевшего за рулем. «Ситроен» притормозил. Из него вышел высокий молодой мужчина в распахнутом светлом плаще и направился к подъезду, из которого Алексей вышел несколько минут назад. Шагнув на ступеньку, мужчина остановился, чтобы закурить. Он явно нервничал и тревожно оглядывался по сторонам. Майор без труда узнал в нем Анатолия Доленко…

* * *
Дом Юрина на улице Арцимовича оказался двухэтажным, из красного кирпича, с большими окнами. Он стоял на холме, и к крыльцу вели каменные ступени. Ни на улице, ни вдоль ступеней, ведущих к дому, не были включены фонари, и Савельев был весьма доволен этим обстоятельством. Владимир Сергеевич позвонил в дверь, сквозь шум дождя расслышал мелодию звонка за дверью.

— Кто там? — раздался металлический голос, удививший его. Он только сейчас заметил домофон, из которого и раздался этот голос. — Кто там? Ответьте пожалуйста.

Савельев склонился к домофону.

— Юрин? Олег Владимирович?

— Да. Кто говорит?

— Савельев Владимир Сергеевич. — Он старался говорить тихо. — Извините, что поздно.

Юрин помолчал. Затем домофон щелкнул и снова раздался голос:

— Подождите. Сейчас открою.

Послышался звон цепочки и грохот задвижек, дверь отворилась, и Савельев увидел мужчину лет сорока, одетого в синий тренировочный костюм. Юрин был красивый мужчина, но к нему уже подкралась ранняя старость, на лицо его легли глубокие морщины. Густые волосы наполовину поседели, глаза смотрели устало.

Когда Савельев вошел в холл и закрыл за собой дверь, Юрин протянул ему руку и сказал, тепло улыбаясь:

— Рад видеть вас, Владимир Сергеевич! Павлов информировал меня. Будем работать вместе.

Юрин производил впечатление человека, на которого можно положиться.

Они решили побеседовать на кухне, которая очень понравилась Савельеву. Она напомнила ему о детстве и юности. В ту пору их семья любила собираться за кухонным столом, чтобы поболтать за ужином. Даже очень серьезные дела решались просто, если они обсуждались на теплой кухне среди ароматов кофе и поджаренных ломтиков хлеба. Здесь было всегда уютно и спокойно. Кухня в доме Юрина была вполне обычной: бежевые шкафы, бледно-зеленая керамическая плитка, тихо дремлющий в углу холодильник. Жалюзи на окнах можно было опускать нажатием кнопки, что хозяин и сделал.

Усадив позднего гостя за стол, Юрин стал варить кофе.

— Промокли, наверное? — заметил он. — Горячий кофе вам не помешает, я думаю.

Савельев и не собирался отказываться, он действительно слегка продрог. Юрин достал из холодильника сыр, колбасу, большой кусок шоколадного торта, нарезал хлеб. На столе появилась бутылка коньяка, посуда и бумажные салфетки.

— Ну что, Владимир Сергеевич, давайте по маленькой. Надо помянуть Максимова, — сказал хозяин, разливая коньяк по рюмкам. — Я ведь с ним пять лет проработал. Хороший был мужик. Царство ему Небесное!

Выпили молча, не чокаясь. Савельев коротко вздохнул и выжидательно посмотрел на Юрина.

— У тебя есть соображения? Почему убили Максимова? — Он сразу перешел на ты, решив, что такая форма обращения больше подходит для людей, занятых общим делом.

— Ничего определенного. Но я склоняюсь к тому, что убийство связано с хищением изотопной продукции. Возможно, он кому-то мешал.

Оба некоторое время молчали. Затем вновь заговорил Савельев:

— Я прочитал доклад майора Субботина, ведущего официальное расследование. Директор и его охранник были убиты из пистолета тридцать восьмого калибра с близкого расстояния. При этом охранник не сделал даже попытки помешать убийце. Как ты думаешь, почему?

— Я думаю, что убийца был хорошо знаком и охраннику и Максимову.

— Правильно, Олег. Я тоже так думаю. Значит, убийцу надо искать среди ближайшего окружения директора. Это мог быть и кто-нибудь из соседей по подъезду. Меня заинтересовало вот еще что. Субботин упоминает о том, что Максимов открыл на имя своей жены немалый счет, а валютный счет самого покойного в Сбербанке составляет двести тысяч долларов. Откуда такие деньги?

Юрин задумался:

— Если ты думаешь, что и Максимов причастен к хищениям, то ты ошибаешься. Я его хорошо знал. Он был кристально честным человеком и крупным ученым. Его труды издавались за рубежом. Читал лекции. Только в качестве гонораров он получил более миллиона долларов. Из них пятьсот тысяч он пожертвовал на строительство детского дома. Об этом я узнал совершенно случайно…

— А где тогда эти несколько миллионов?

Юрин почесал в затылке.

— Думаю, в каком-нибудь европейском банке. Нашим банкам сейчас никто не доверяет.

Савельев тихонько присвистнул:

— Но тогда бытовая версия убийства выходит на первый план. Кстати, жена Максимова ничего не сказала Субботину о зарубежном счете мужа на такую крупную сумму. Может, она не знала о нем?

Владимир Сергеевич покончил с кофе, встал и принялся ходить по кухне.

— Олег, мы обязаны найти убийцу во что бы то ни стало. Понаблюдай-ка завтра за теми, кто будет на похоронах Максимова. Может, появятся новые лица. Между прочим, Субботин тоже там будет…

* * *
Шли похороны Максимова. При жизни у него было мало друзей. Однако собрание у могилы — ряд за рядом мокрых зонтов — получилось внушительное, и члены семьи покойного составляли ничтожную его часть.

Субботин бросил взгляд на большой фоб, засыпанный намокшими цветами. В церкви майор вел себя сдержанно, смотрел в пол. Теперь, на воздухе, он украдкой огляделся по сторонам и почувствовал, что за ним кто-то следит. Субботин прислонился к ограде и оглядел присутствующих. Напротив него стоял Казарян. Он поддерживал под руку молодую вдову. При таком сильном дожде трудно было определить, кто плачет. Но Субботин готов был поклясться, что у молодой вдовы слез не было, не было их и у Казаряна. На лице заместителя директора была дежурная маска скорби, а вот Игорь, племянник Максимова, безусловно, плакал искренне.

Субботин перевел взгляд на вдову. Кирилловой, наверно, лет тридцать. Или меньше? Нехорошо, следовало бы знать.

На ее бледном лице застыло сосредоточенное выражение, словно она была погружена в какие-то сложные расчеты. Время от времени она нервно поправляла черный платок на волосах. Для Субботина она по-прежнему оставалась женщиной-загадкой, и он никак не мог решить для себя, могла ли она убить человека? Пожалуй, смогла бы…

Кроме Игоря по-настоящему горевал еще один человек — Лена, секретарь Александра Васильевича. Лицо ее оставалось бледным, только глаза и нос покраснели. Субботин разглядывал толпу: родственники покойного, знакомые и полузнакомые лица, сотрудники «Центра», чиновники из министерства, несколько директоров предприятий, тесно сотрудничавших с Максимовым…

Интересно, а где Анатолий Доленко? Обведя взглядом собравшихся, в глубине, в задних рядах, майор заметил инженера. Молодая женщина в прозрачном шарфике на голове что-то шептала ему на ухо, поглядывая в сторону Субботина. Доленко кивал в ответ.

Субботину показалось, что он уже видел где-то эту женщину. Злое выражение ее лица совсем не соответствовало скорбной атмосфере прощания с покойным. Господи, да это же подруга Кирилловой — Юля Брус-никина! Он уже успел раздобыть и изучить ее фото…

Тем временем фоб на веревках рывками опустили в яму, с глухим стуком упали первые комья земли. Вскоре вырос небольшой холмик, его подровняли, положили сверху цветы, и все кончилось.

* * *
Прошел месяц. Казарян, сидя за столом в своем — теперь уже своем — кабинете, читал приказ главы профильного министерства Виктора Михайлова, где говорилось: «На-значить Казаряна Станислава Арташесовича директором "Центра высоких технологий"… Приказ вступает в силу с …».

Казарян перестал читать и откинулся на спинку массивного дубового кресла. В его холодных желто-зеленых глазах можно было уловить победный блеск. К этому дню он шел целых одиннадцать лет. Придя в «Центр» старшим научным сотрудником, он сумел за эти годы проделать извилистый и трудный путь наверх, стал директором известной на весь мир фирмы.

Он привык играть главную роль в любых отношениях, как в профессиональных, так и в личных. С позиций такого абсолютного господства он требовал беспрекословного подчинения и ломал того, кто отказывался подчиняться. Служащие, коллеги по работе всегда делали так, как требовал Казарян: подчиняйся, или тебя уничтожат — альтернативы не было. Он обожал власть, получал удовольствие от любых побед, не важно, касалось это многомиллионного заказа или домашнего спора. Но на пути к вожделенному богатству стоял Максимов.

Месяц назад его не стало. Теперь директором назначен он, Казарян. Директор «Центра высоких технологий»!

«Интересно, в каком возрасте достигали его предшественники поста директора Центра, — размышлял Казарян. — В пятьдесят пять лет? Или в шестьдесят?»

Казарян закрыл глаза, пытаясь представить себе, как будет выглядеть его банковский счет через несколько лет.

Посылка Родионова в Париж — это только один из первых шагов на пути к богатству. Когда Родионов доставит ценный груз по назначению и присоединится к бесследно исчезнувшим курьерам, личный счет Казаряна в одном из зарубежных банков увеличится на несколько миллионов долларов. Пропажу же «красной ртути» и осмия из сейфа лаборатории можно свалить на Родионова и вновь спрятать концы в воду…

* * *
Ирина Новикова встала из-за стола и вышла навстречу начальнику цеха. День сложился бестолково, прошел в суете, а все ее попытки сосредоточиться и взяться за работу пока не дали результата.

— Ирина Николаевна, Савельев не подписал акт приемки последней партии «красной ртути». Но мы точно выдержали весь технологический процесс. Может вы с ним поговорите? Надо получить его подпись, а то не видать нам квартальной премии.

— Новикова с любопытством взглянула на собеседника.

— Евгений Викторович, а почему Савельев не подписал акт?

— Он сказал, что продукция изготовлена с нарушениями технологии.

— Хорошо. Я поговорю с ним. Потом перезвоню вам.

Проводив начальника цеха, Ирина взялась за описание новой технологии производства «красной ртути». С новым военпредом у Новиковой сложились очень хорошие отношения. Савельева отличали дружелюбие, сдержанность и искренность. Кроме того, она чувствовала, что нравится ему. Новикова позвонила ему.

— Савельев слушает.

— Здравствуйте, Владимир Сергеевич. Это Новикова.

— Рад вас слышать, Ирина Николаевна.

— Вы забраковали партию «красной ртути», Владимир Сергеевич?

— Было дело. Но там ведь серьезные отступления от утвержденной технологии. — Военпред говорил благожелательным тоном, однако в голосе его звучали металлические нотки.

— Я как раз хотела объяснить вам этот случай. У нас в лаборатории разработан более экономичный вариант получения этого продукта. Затраты на производство сокращаются вдвое, а качество улучшается. Новая технология прошла экспертизу, одобрена, а бумага с разрешением на промышленное производство ртути по новой технологии застряла в министерстве. Не хватало подписи одного чиновника. Он только что вернулся из отпуска и подписал эту бумагу. Так что новая технология фактически утверждена. Бумага придет в «Центр» на днях. Мы просто немного опередили события.

— Это меняет дело, — улыбнулся Савельев. — Тогда мои возражения снимаются. Если вас не затруднит, Ирина Николаевна, приходите ко мне, захватите необходимые документы и мы потолкуем по этому поводу.

— Соблазнили, Владимир Сергеевич. Через десять минут буду. Захвачу описание нового технологического процесса.

— Жду, Ирина Николаевна.

Не прошло и десяти минут, как Ирина Новикова уже сидела в кабинете военпреда. Савельев в темпе пролистал принесенные ею материалы.

— Теперь все ясно. Действительно, предложена более передовая технология, и акт приемки я подпишу.

«Как быстро он схватывает суть», — подумала Ирина. Ей было хорошо в его присутствии, и она немного расслабилась. Они сидели напротив друг друга за письменным столом у окна, выходящего на просторный двор. Ирина чувствовала себя в безопасности. Редко она встречала таких людей. Особенно среди мужчин. В прошлом, когда она во многом зависела от мужчин, то часто ошибалась в них. Но инстинкт подсказывал: Владимир Сергеевич отличается от большинства представителей сильного пола, и ей не придется жалеть, если она доверится ему. Савельев взглянул на Ирину. Он видел, что ее что-то тревожит. Что-то, в чем она боялась признаться, но не могла утаить от Савельева. Она ерзала на стуле, нервно прикусила верхнюю губу, не решаясь высказаться. Тогда Савельев решил сделать первый шаг сам.

— У вас грустный вид, Ирина. Что случилось? Может быть, требуется моя помощь?

— Новикова усмехнулась:

— Вы тонкий психолог, Владимир Сергеевич. Мне действительно сейчас требуется помощь и совет опытного и доброжелательного человека. На работе говорить об этом не очень удобно. Приходите ко мне в гости завтра вечером после шести. Дом тридцать семь, квартира тридцать четыре по улице Сахарова. Сможете?

— Что за вопрос? Обязательно приду.

— Тогда до завтра.

Она вышла, оставив в кабинете Савельева смутный аромат французских духов.

Глава третья ОПАСНАЯ КОМАНДИРОВКА

Родионов поднялся на седьмой этаж и вошел в душную квартиру. «Ну довольно, хватит нервничать! — раздраженно одернул он себя. — Нужно просто обезопасить семью, спрятав ее в надежном месте. Но одному мне не справиться… Кто может помочь, на кого можно безоговорочно положиться? Ну конечно же, на Дроздова. Мы, правда, давно не виделись, но какое это имеет значение? Дружба есть дружба».

Андрей пошел на кухню, достал из холодильника бутылку ледяного пива и сел на табурет, привалившись спиной к стене. Выпив пива, он протянул руку к телефону, положил его к себе на колени и набрал номер Вадима Дроздова — своего лучшего друга, с которым прошел войну в Афганистане. Дроздов жил в Люберцах.

— Вадим? — спросил Родионов, когда на другом конце сняли трубку.

— Я. Что-нибудь случилось, Андрей?

— Случилось, Вадим. Но это не телефонный разговор. Сможешь приехать ко мне?

— Конечно.

— Тогда приезжай. Жду.

Андрею не хотелось рассказывать Вадиму по телефону о том, что случилось с ним за этот день, начиная с момента, когда его вызвал к себе Казарян. Телефон могли поставить на прослушивание и узнать содержание разговора с Дроздовым не составило бы никакого труда.

Прошло немногим больше часа с тех пор как Родионов позвонил другу. В прихожей раздался звонок, Андрей открыл дверь. На пороге стоял Дроздов.

— Привет, Андрюха. Так что же случилось?

— Пока ничего страшного, но… одним словом, мне может понадобиться твоя помощь. Заходи.

Родионов впустил друга, запер за ним дверь. Вадим отметил, что выглядел Андрей измученным. Они прошли в скромную кухоньку, где аскетизм уравновешивался порядком, чистотой и хорошим вкусом.

Андрей устроился возле полированного соснового стола и жестом пригласил друга сесть напротив. На столе стояли четыре бутылки пива. Родионов налил пиво в высокие бокалы и внимательно посмотрел на Вадима.

— Меня посылают в Париж на международную конференцию.

— Это же здорово! — искренне порадовался за друга Дроздов.

Родионов облизнул с губ пивную пену и уставился в свой бокал.

— Мне нужен телохранитель, которому я могу доверять и который знает французский язык. Ты ведь служил какое-то время во французском иностранном легионе?

— Да. Я же тебе рассказывал.

— Как ты туда попал, Вадим?

— Видишь ли, в девяносто первом году я оказался в большой финансовой яме, меня подставили, причем на очень большую сумму. Выбора у меня не было. Мне на время надо было исчезнуть из виду.

— Сколько платили по контракту?

— Первоначальная ставка чуть больше тысячи долларов в месяц. За ведение боевых действий на территории другого государства расценки повышаются. В разгар войны в Югославии за месяц можно было заработать до шести тысяч долларов. В общем, я расплатился с кредиторами.

— Чем занимаешься сейчас?

— Есть кое-какой бизнес. Есть счет в банке. Жить можно.

— Поедешь со мной?

— Слушай, Андрюха. Я никак не врублюсь. Зачем тебе телохранитель?

Родионов решил выложить все карты: в таком деле нет ничего важнее, чем доверие партнера.

— Дело в том, что я еду на автомашине. Директор поручил мне доставить в Париж продукцию нашей фирмы. Стоимость груза по ценам черного рынка составляет больше двенадцати миллионов долларов.

— Ого!.. Ничего себе груз! Почему такой дорогой? — Дроздов изумленно уставился на друга.

— На девяносто восемь процентов — это военный продукт, используется для производства ядерного оружия.

Дроздов присвистнул.

— Серьезный продукт выпускает твоя фирма. Перевозка его на автомобиле — опасная авантюра. Как ты согласился, Андрей? Ты всегда был таким осторожным.

Родионов расстегнул ворот рубашки. Он заметно волновался, заново переживая разговор с директором.

— У меня не было выбора. Директор не двусмысленно заявил, что если я откажусь, это будет иметь самые печальные последствия для меня и моей семьи.

— А ты не пробовал обращаться в органы МВД или ФСБ? — спросил Вадим сочувственно.

— Бесполезно. У него связи в самых высоких инстанциях. Кроме того, у меня нет документального подтверждения моих слов.

— М-да, такой груз требует очень приличной охраны. Одному заниматься такой перевозкой нельзя.

— Знаю. Поэтому и прошу тебя поехать со мной. Нужен абсолютно надежный человек. Казарян разрешил взять в дорогу телохранителя и обещая хорошо заплатить. По едешь?

— Я не могу бросить тебя одного, Андрюха. И вообще, у меня такая натура, что я дол го на одном месте не сижу.

— Ты настоящий друг, Вадим. Я всегда это знал.

Родионов достал из холодильника бутылку «Смирновской» водки, закуску, поставил две рюмки.

— Давай-ка выпьем за успех! Чтобы нам повезло и чтобы мы вернулись живыми из этой поездки.

Они выпили, закусили, подождали, пока выпитое отзовется теплом в сердце. Андрей достал измятую пачку сигарет, предложил Вадиму, они закурили.

— Что за груз все-таки мы повезем? — Дроздов, будучи человеком дела, уже прокручивал в голове варианты будущей операции.

— Двадцать килограммов «красной ртути» и сто пятьдесят граммов изотопа осмия.

— Кто еще знает о перевозке такого ценного груза?

— Только Казарян и два человека в Париже, которым я должен этот груз передать. Казарян предоставит машину, где будет надежно спрятана «красная ртуть».

Дроздов задумался. Сказал, нахмурив брови:

— Так твой товар перевозится контрабандным путем? Ты мне этого не говорил.

— Прости, Вадим, но эту продукцию и нельзя перевозить иначе. «Красной ртути» и осмия-187 нет в экспортно-контрольных списках. Официально «красная ртуть» не существует, хотя ее продажа разрешена секретным распоряжением президента. Все доходы от продажи этой продукции нигде официально не регистрируются. Куда все это идет, можно только догадываться…

— Мистика какая-то.

— Вот именно.

— Сколько Казарян обещал тебе заплатить?

— Сто тысяч долларов после возвращения. Эти деньги мы с тобой разделим пополам. А от получателей груза, братьев Саркисян, я должен получить подтверждение, что на банковский счет нашей фирмы поступили деньги за товар. После этого товар передается им в руки.

— И твоя семья остается здесь заложником у Казаряна?

— Ну… Так прямо он об этом не говорил, но надо полагать, он хочет, чтобы именно так все и было.

— И ты согласен с этим?

— Разумеется, нет. Чтобы избежать этого, надо укрыть Риту и Колю в безопасном месте. Ты сможешь это сделать? Я хотел сам, но за мной следят. — Родионов с надеждой по смотрел на друга.

— Сделаю, Андрей. Без вопросов.

— А я пока займусь оформлением документов на выезд во Францию.

Дроздов кивнул и протянул Андрею свой паспорт. Потом Вадим взял адрес дачи, где отдыхала семья Родионова, и вышел наружу, убедившись, что дверь за ним захлопнулась на замок…

Андрей уложил на дно саквояжа две смены одежды, а сверху бритву, мыло, зубную пасту, щетку и полотенце. Мысли об опасном путешествии не покидали его. Слава богу, что Вадим согласился его сопровождать — более надежного телохранителя, чем Дроздов, найти вряд ли удастся. Его друг еще ни разу не подводил его. Не подведет и на этот раз.

Родионов задержался у шкафа, раздумывая, не забыл ли он чего-нибудь. Впрочем, он рисковал жизнью, и эта поездка могла стать последней. Поэтому пара забытых или лишних вещей не играла никакой роли. Но вот деньги, которые он скопил, обязательно надо передать Рите. Мало ли что может случится? Тем более, что возвратиться обратно возможно и не придется.

Андрей направился в кабинет, подошел к книжной полке, быстро очистил ее от книг и снял со стены. За полкой скрывался сейф. Родионов набрал код, открыл дверцу и извлек боевой «Магнум-19» и десять тысяч долларов — все, что хранилось в тайнике. Усевшись за стол, Андрей вложил стодолларовые купюры в конверт из плотной бумаги и сколол его несколькими скрепками. Бросил конверт в саквояж, захлопнул его и некоторое время смотрел на него в нерешительности, не зная, что делать дальше. Из этого состояния его вывел звонок в дверь. Сердце его бешено заколотилось, и он протянул руку к лежавшему на столе пистолету со стола так резко, что опрокинул бокал с пивом. Нервы его были на пределе. Медленно пройдя через полутемную гостиную, он остановился в холле, прислушался. Наконец, уняв охватившую его дрожь, Андрей заглянул в глазок и увидел Дроздова.

— Какие новости? — спросил Андрей, впуская друга в прихожую. По довольному выражению лица приятеля он понял, что тому удалось выполнить задуманное. Они прошли на кухню и присели у стола.

— Твою просьбу я выполнил, — улыбнулся Вадим, — отвез Риту с Колей в безопасное место, где вряд ли их будут искать. О поездке во Францию рассказал Рите в самых общих чертах, не упоминая о грузе, который мы повезем. Так что мы выбили у Казаряна из рук козырную карту.

— Где ты их спрятал?

Дроздов вырвал из блокнота листок и, написав на нем несколько слов, протянул Андрею. Родионов прочитал, поднес огонек зажигалки к бумаге, посмотрел, как буквы сжимаются и исчезают, потом бросил пепел в мусорное ведро.

— Хорошо, что ты перевез Риту и Колю, — сказал Андрей, закурив и выпустив струю дыма. — Теперь они в безопасности и у нас развязаны руки. Я откажусь от телохранителя, которого мне предлагает Казарян. У меня на душе стало спокойнее. Еще одно. Я дам тебе конверт с деньгами. Отвезешь Рите перед нашим отъездом. Сделаешь?

— Без вопросов. — Дроздов внимательно посмотрел на друга и задал вопрос, мучивший его с тех пор, как он согласился участвовать в опасной операции: — Андрей, а ты уверен, что тебя не уберут после сдачи груза по назначению?..

— Совсем не уверен. — Родионов поднял голову. — Эта мысль не дает мне покоя. Я думаю, что со временем ситуация станет яснее. Главное, что мы должны с тобой сделать — это быть предельно осторожными с братья ми Саркисян. Ни они, ни наш директор не внушают мне никакого доверия…

* * *
Яркий луч фонарика скользнул по зарослям малинника, усыпанного спелыми темными ягодами, выхватил из темноты белые стволы берез и чернеющие между ними лиственницы, высветил поляну, на которой друзья решили заночевать. Через полчаса они сидели под лиственницами, где Родионов остановил машину, у костра, возле его живого пламени, и Дроздов, перебрасываясь с другом ничего не значащими фразами, опять почувствовал тревогу, которая скрывалась за внешним спокойствием Андрея. Собственно, в том, что Вадим согласился поехать с ним в качестве телохранителя, не было ничего особенно странного. Хотя до этого несколько лет Вадим вел совсем иную жизнь. После окончания войны в Афганистане и демобилизации, он вернулся в Москву, занялся коммерцией, прогорел, завербовался во французский иностранный легион, расплатился с долгами, снова открыл свой бизнес. У него появилась иномарка, квартира в Люберцах, а также счет в банке на кругленькую сумму. Работал Дроздов почти без выходных. Выходил на работу ровно в девять утра и нередко освобождался после полуночи. Он привык к этой работе, к своему достатку, но… Не бросать же своего друга и командира в таких обстоятельствах.

Хотя война давно окончилась, Вадим по многолетней привычке все еще считал Андрея своим командиром. Когда покончили с ужином, Родионов подбросил сухих веток и сучьев в костер, посмотрел на друга.

— Вадим, завтра — тяжелый день: надо пройти таможенный досмотр. Будем спать по очереди. Оружие держи наготове, как в Афгане. Здесь не менее опасно. — Андрей взглянул на часы. — Скоро полночь, пора спать.

— Слушаюсь, командир. Кто дежурит первый?

— Я. Мне что-то не спится. Мысли разные одолевают. Спи пока ты, Вадим. Разбужу, когда надо. Место для сна я уже приготовил в машине.

Долго уговаривать Дроздова не пришлось. Заснул он мигом.

А Родионов закурил и посмотрел на небо. Немигающие звезды над головой, безучастные к судьбам и страданиям людей, равнодушные к войнам и смерти, светили ровно и неизменно. Прочертив эффектную дугу, во тьме мелькнул и погас метеорит. Огонь костра отбрасывал в ночь причудливые тени. Костер горел медленным, ровным пламенем, в раскаленной его сердцевине плясали духи огня. В четыре часа Родионов разбудил Вадима, а сам занял его место в машине. Костер догорел. Наступило тихое летнее утро. Мелкая роса высыпала на листьях и траве, заблестела серебром на паутинках. Веяло душистой свежестью. В лесу, еще сыром и не шумном, весело распевали ранние птицы. Дроздова стало клонить ко сну и он решил искупаться в речке, до которой было метров триста вниз по склону. Андрея он решил не будить. «Никого кругом нет. Место тихое. Искупаюсь и мигом вернусь», — подумал он. Захватив полотенце, Вадим спустился к реке. Холодная вода вначале обожгла тело, но уже через минуту он спокойно плавал и плескался, наслаждаясь прекрасным видом и бодрящей водой…

* * *
Утром они мчались по автостраде на запад, Родионов молчал, следя за черной лентой дороги, освещенной солнцем.

Вадим откинулся на спинку сиденья, закурил сигарету, предложил закурить Андрею, но тот отказался.

— Может быть, мы еще раз получим у смерти отсрочку, — философски заметил Вадим, всматриваясь в сосредоточенное лицо друга.

Родионов помолчал, потом, не отрывая глаз от дороги, серьезно ответил:

— Не у смерти, Вадим, а у Бога. Его надо благодарить за жизнь.

— Ты веришь в Бога? — удивленно спросил Дроздов.

— Как все разумные люди.

Ответ друга поразил Вадима. Научный мир, в который Дроздов заглянул одним только глазком, был насквозь материалистичен, и Вадим принял условия этой игры. Ему было понятно, что сознание человека есть функция головного мозга, и, подобно другим частям его организма, оно подчиняется причинно-следственным законам, а законы эти — те же, что управляют движением звезд и атомов. Он ликовал при мысли, что Вселенная — не что иное, как огромная машина, и все происходящее в ней предопределено каким-то предшествующим событием, так что никакого выбора быть не может.

Дроздов взглянул на друга с нескрываемым удивлением.

— А без Бога разве жизнь не может быть разумной? Наполненной смыслом? Разве не может атеист жить разумно и счастливо?

— Нет! — мягко ответил Родионов. — Неверие в Бога — это безумие, а безумный человек не может быть счастлив. Атеизм приводит людей к деградации. Чем больше в обществе неверующих, тем больше в нем преступников, наркоманов, маньяков и сумасшедших. Такова жизнь в России сегодня, жизнь людей, отвернувшихся от Бога.

Дроздов поразился, как мало он знал о своем друге. А ведь Андрей прав. Умеет он убеждать! А все потому, что сам глубоко прочувствовал то, о чем говорит. И Вадим понял, что Андрей не случайно затеял это разговор.

Глава четвертая НЕУДАЧНОЕ ПОХИЩЕНИЕ

Агент ЦРУ Кейн, работавший под прикрытием журналиста американской газеты, получил задание установить связь с криминальной группировкой Волкова. Осведомителем Кейна, близким к московской криминальной среде, был великовозрастный студент факультета журналистики по кличке Костик, обычно целые дни проводивший у стойки бара в забегаловке «Пингвин».

Примерно в полдень Кейн подошел к «Пингвину», надеясь разыскать Костика. Он еще не завтракал, поэтому и решил перекусить. Наряду со спиртными напитками в «Пингвине» подавали гамбургеры с соусом, бутерброды и крепкий кофе. Убедившись, что слежки за ним нет, Кейн открыл застекленную дверь и очутился в низком, похожем на пещеру зале, завешанном плакатами и абстрактными картинами без рамок. В помещении царил полумрак, идеальное освещение для того, чтобы незаметно передать из рук в руки пакетик наркотика. Кроме нескольких полусонных посетителей, равнодушной ко всему официантки и бармена за стойкой, в баре никого не было. Убедившись, что никто не обратил на него ни малейшего внимания, Кейн направился к свободному столику в углу. Русским языком он владел прекрасно, и не боялся осрамиться при общении с обслугой. Бармен, судя по виду, бывший боксер, подошел к Кейну.

— Что будем заказывать? Сегодня на улице холодно.

— Парочку бутербродов с ветчиной и чашку крепкого кофе. Костик не заходил? — небрежно проговорил Кейн.

— Сейчас придет. В это время он всегда заходит, — охотно ответил скучавший без дела бармен, и, жестом подозвав официантку, вернулся на свой боевой пост.

Она приняла заказ и скоро принесла поднос с бутербродами и горячим кофе. Когда Кейн принялся за еду, в баре появился Костик. Это был высокого роста худой парень со спутанной гривой сальных волос и прыщавым лицом, украшенном редкими усиками. Глаза он прятал за темными очками. Из-под черной залатанной куртки завсегдатая «Пингвина» выглядывал синий тренировочный костюм, довершали его экипировку видавшие виды замшевые ботинки, порванные в нескольких местах.

Ни на кого не глядя, он сел на табурет у стойки и что-то спросил у бармена. Тот показал глазами в сторону Кейна. Костик кивнул, сделал заказ и подсел к знакомому. Бармен включил музыкальный автомат, запела Алла Пугачева. Можно было говорить, не опасаясь, что их подслушивают.

— Привет, Джон. Зачем я тебе нужен? — начал Костик.

— Ты еще числишься на журналистском факультете?

— Сдаю изредка экзамен, другой; у меня стало плохо с памятью.

— Но ведь не настолько, чтобы не помочь мне, правда? Я хорошо заплачу. Мне нужно встретиться с Игорем Волковым. Причем немедленно.

Кейн поставил чашку и посмотрел на Костика: тот явно испугался, по его лицу стекали крупные капли пота.

— Волков снимает дачу в Подмосковье, — пробормотал наконец студент, почесывая не бритую щеку. — Я позвоню и договорюсь с ним о встрече. Но мне нужна плата за риск. Это будет стоить двести баксов.

— Согласен. — Кейн вежливо улыбнулся, однако взгляд его оставался холодным.

Костик вышел из бара, и минут двадцать, пока он не вернулся, Кейн проскучал над пустой чашкой.

— Волков будет ждать тебя сегодня вечером. — Костик назвал адрес. — Доедешь электричкой до Новообнинска. У станции тебя встретит Иван, это охранник Волкова. Он будет на белой «шестерке». Это такая машина, знаешь, «Жигули» со сдвоенными фарами…

— Знаю-знаю. Молодец. — Кейн достал приготовленные купюры и незаметно передал их студенту. — Держи, ты их честно заработал. Увидимся в другой раз, а сейчас я тороплюсь. Чао.

Минуту спустя Кейн был уже на улице…

* * *
Разбрызгивая лужи, белая «шестерка» свернула с основной дороги и устремилась по проселку через небольшое поле к ближайшему лесу.

— Еще долго трястись по этим ухабам? — спросил Кейн водителя «шестерки».

— Когда приедем — скажу, — грубо оборвал его Иван. — И хватит болтать. Я тебе не справочное бюро.

Кейн не ответил на грубость, когда надо, он умел промолчать, но своих обид не прощал никому.

Через пять минут впереди показались огоньки какого-то поселка, а еще через некоторое время фары высветили высокий кирпичный забор, за которым находился огромный двухэтажный дом. Ворота автоматически открылись в ответ на сигнал с пульта в руке Ивана и пропустили «шестерку» на территорию дачи. Кейн увидел красивое здание из стекла и бетона, скорее казенного, чем загородного типа. На втором этаже дома горел свет, по всему было видно, что его ждали.

Мощные прожектора, освещавшие площадку перед центральным входом, позволяли хорошо рассмотреть автомобиль и вышедших из него водителя и гостя. Иван проводил Кейна по винтовой лестнице на второй этаж. Кейн предположил, что дом, скорее всего, сняли на время у каких-то «новых русских». Об этом, кроме электронной охраны, говорили развешанные по стенам фотографии какой-то молодой пары на фоне пальм, а также картина с генеалогическим древом, видимо, отражающим произрастание хозяев этого дома.

— Господин Кейн, — доложил Иван, пропуская его в гостиную.

Высокий, плотный, похожий на преуспевающего бизнесмена Волков подошел к Кейну и протянул руку. Его рукопожатие было крепким.

— Здравствуйте, господин Кейн. Костик сказал, что вы хотели меня видеть. Садитесь, пожалуйста. — Жестом Волков отослал Ивана, повернулся к Кейну и предложил ему присесть к небольшому столику с фруктами, соком и вином.

Уютно расположившись в мягком кожаном кресле с бокалом вина в руке, Волков взглянул на гостя:

— Чем могу быть полезен?

— Меня интересует одна женщина, Новикова Ирина Николаевна. Старший научный сотрудник «Центра высоких технологий» в Новообнинске. Я знаю, что Новообнинск входит в сферу ваших интересов. Поэтому и обратился к вам.

Волков не шелохнулся, внимательно рассматривая гостя. Выдержав паузу, Кейн продолжал:

— Эту женщину нужно похитить, вывезти в Европу и передать нам. За это мы хорошо заплатим.

Игорь, отхлебнув вина из бокала, пристально посмотрел на гостя.

— Сколько?

— Ну, скажем, два миллиона долларов.

Волков помолчал, делая вид, что колеблется, хотя на самом деле обрадовался возможности заработать такие деньги, не слишком себя утруждая.

— Ну что же, мы все сделаем чисто, это я гарантирую, — голос Волкова звучал уверенно, как будто речь шла о милом пустяке, — но сумму надо удвоить.

Кейн понял, что соперник ему попался трудный, и, продолжая начатую игру, заметил:

— Это много. Давайте пойдем на компромисс. Вы получите три миллиона баксов, когда доставите эту женщину в Австрию. Место я вам назову позже.

Игорь понял, что названная Кейном сумма является окончательной, и кивнул.

— Согласен. Скажите, господин Кейн, а почему вы сами не провернете это дело? Ведь сложности тут особой нет.

Кейн покачал головой.

— Может и нет. Но мы не хотим светиться. Это же не наша страна. Вы представляете, какой шум поднимет пресса, если дело провалится? А какой будет дипломатический скандал? Нет. Мне проще заплатить деньги. Так спокойнее.

Волков закурил сигарету, встал и прошелся по комнате.

— Эта Новикова, она… Она что, крупная фигура в науке?

— Не думаю. Знаю только, что она хороший специалист по ядерной технологии и разработала один продукт, интересующий наших военных. Ей не причинят никакого вреда. Ее просто попросят наладить производство этого материала у нас, в Штатах.

Игорь кивнул. Ведь, в конечном счете, Кейн может найти и более сговорчивых помощников.

— К какому сроку надо выполнить заказ?

— Через две недели Новикова должна быть в Австрии.

— Это приемлемый срок. Нужна ее фотография и адрес.

— Вот, возьмите, — сказал Кейс, доставая из кармана небольшую фотографию Новиковой. — Ее адрес на обратной стороне.

Некоторое время оба молчали. Затем Волков спросил, живет ли Новикова одна и есть ли у нее охрана.

— Живет одна, — готовясь к встрече, Кейн успел собрать необходимую информацию. — Охраны и оружия нет, а насчет сигнализации выясняйте сами, я не хочу делать вашу работу. Только помните, что нужна она нам целая и невредимая. Без каких-либо физических или моральных травм… Ну так как, вы можете мне это обещать, господин Волков?

— Обещаю! — сухо ответил Игорь, с трудом скрывая радость. В глубине души он был горд, что так лихо провернул дело…

* * *
Услышав звонок в дверь, Ирина, с нетерпением ждавшая Савельева, поспешила в прихожую. Первое, что она увидела, распахнув дверь, был роскошный букет красных роз. Савельев с необычной для него робостью переступил порог, поздоровался и вручил цветы хозяйке. Ирина, давно не получавшая знаков внимания от мужчин, прямо вспыхнула от радости. Она впустила гостя, показала квартиру и усадила за стол, на котором горели две толстых свечи в старинном медном подсвечнике. Савельев подумал, что Ирина не только красивая женщина, но и сумела окружить себя красотой.

Семга, нарезанная тонкими ломтиками, прикрытыми лимоном, источала нежный аромат, ветчина на красивом блюде невольно притягивала взор. А фрукты и запотевшая бутылка водки довершали убранство стола.

— Мне, право, неудобно, — Владимир Сергеевич изобразил смущение. — Из-за меня такой сыр-бор…

Ирина улыбнулась и вышла похлопотать на кухню. Надела передничек, занялась салатом и поймала себя на том, что размышляет, понравится ли Савельеву ее стол. Он продолжал волновать ее. Неприятности, случившиеся с нею, выбили ее из колеи, и она остро ощутила необходимость опереться на надежного человека. Она просто женщина, стремящаяся вырваться из капкана, в который неожиданно попала.

Ирина взглянула на себя в зеркало над кухонным столом. На нее смотрело такое несчастное лицо, что она чуть было не расхохоталась.

«Да, Ирка, тебе просто нужен мужик, умный и сильный, который защитит и поможет в трудную минуту…» — подумала она. Савельев был ей симпатичен, но вот нравится ли ему она? Это еще вопрос. Ирина критически посмотрела на свои волосы. Что за прическа! Ой-ой-ой! Проклятая парикмахерша уверяла, что эта укладка будет ей к лицу!

Ирина занялась салатом, но делала его машинально, продолжая размышлять о происшествии на работе, которое вызывало тревожные мысли. Сейф лаборатории после отъезда Родионова оказался пуст. А ведь там находилась очень дорогие изотопы. Где они?

Ирина решила посоветоваться с Савельевым. Он так добр с нею. «Но ведет он себя со мной как-то робко… Может, он влюбился?» — Так ей хотелось, чтобы Савельев влюбился в нее, а что будет дальше? Трудно сказать… Ее размышления были прерваны самим Савельевым, вошедшим в кухню.

— Какая-нибудь помощь требуется, Ирина?

— Прошу к столу, — улыбнулась Ирина, беря в руки блюдо с приготовленным салатом.

В гостиной Савельев разлил вино в бокалы и попросил разрешения произнести тост. И сумел сказать что-то не банальное, не навязшее в ушах. За разговором и едой время пролетело незаметно, но Савельев чувствовал, что Ирина отвечает машинально, продолжая думать о чем-то своем. Наконец он не выдержал и сказал:

— Ирина, мы же друзья. Можете полностью мне довериться. Так что же у вас случилось?

Повинуясь безотчетному побуждению, он взял ее за плечи. Ирина без тени смущения обвила его руками и прижалась щекой к его груди. Они застыли, ощущая себя словно единое целое. Савельев испытывал наслаждение от этого внезапно возникшего чувства: ему передавалось ее тепло, он вдыхал ее восхитительный запах. Никогда ему не было так хорошо, как теперь, когда он обнимал Ирину. Савельеву казалось — он давно мечтал именно о ней.

Теперь он мог бы поцеловать ее, но не мог позволить себе этого, потому что инстинкт подсказывал ему, что время для этого еще не пришло. Сейчас его поцелуй был бы воспринят Ириной отчасти как реакция на собственный сковывавший ее страх, отчасти как потребность обрести в ком-то опору. Когда он отпустил ее, Ирина сказала, застенчиво улыбнувшись:

— Прошу прощения. Совсем не предполагала, что так расклеюсь. Я знаю — я должна быть сильной. В моей ситуации не остается места для слабости. Но я знаю, вам я могу до вериться, и мне не придется сожалеть об этом.

Савельев внимательно взглянул на нее:

— Ну, рассказывайте.

— На днях я первый раз после отъезда Родионова открыла сейф, который стоит у него в кабинете. Он оказался пуст. Но я хорошо помню, что перед отъездом Андрея Григорьевича в Париж, в сейфе находилось двадцать килограммов «красной ртути» и сто пятьдесят граммов осмия-187. Это стоит около шестнадцати миллионов долларов по ценам черного рынка.

— Впечатляет. И что вы сделали?

— Я сообщила об этом Казаряну, — сказала Ирина потерянно.

— И как он реагировал?

— Сказал, что ничего об этом не знает и спросит с Родионова после его возвращения.

— И что вас беспокоит? — Казалось, Савельев не понимает важности сообщения.

— У меня дурные предчувствия, Владимир. Эту пропажу повесят на меня или Родионова, а это очень серьезно.

— Повесить пропажу на вас нельзя. Вы ведь не подписывали акт приемки этих изотопов?

— Не подписывала.

— Значит, за вами они и не числятся.

— Формально, конечно, нет. Но ведь я открыла сейф без Родионова. Могут сказать, что изотопы там были. И что взяла эти изотопы я.

— Кто имел доступ к сейфу?

— Только Родионов. Уезжая, он оставил ключи у Казаряна. Тот передал их мне.

— Вы поступили неосторожно, Ирина. Приемку сейфа и ключей надо было произвести по акту в присутствии специальной комиссии. — Савельев осуждающе покачал головой.

— Отъезд Родионова был внезапным, поэтому формальности не были соблюдены.

— Пока есть только одна возможность — ждать возвращения Родионова.

— А если он не вернется?

— Тогда придется действовать.

— Да, — отозвалась она, соглашаясь, но в голосе ее Савельев не почувствовал никакого энтузиазма. Он подумал, что Ирина чего-то не договаривает и посмотрел на нее с беспокойством.

— У меня есть и другая неприятность, — заметила она дрожащим голосом.

— Какая?

— Вы не поверите, сочтете меня сумасшедшей, но у меня была встреча с НЛО, с гуманоидами.

Заявление было неожиданным, но почему-то Савельев сразу поверил, что она говорит правду: это объясняло то внутреннее напряжение, которое все время ощущалось в ее поведении во время ужина.

— Это интересно. Расскажите об этом.

— Встреча произошла в конце июля в лесу недалеко от моей дачи. НЛО имел форму диска диаметром около ста метров. Двигатель у моей машины заглох, ехать дальше я не могла, пришлось выйти и ждать развития событий. Из НЛО появились два инопланетянина и направились ко мне.

— Что они хотели от вас?

— Очень немного. Чтобы я передала им сведения по новой технологии получения «красной ртути» и около ста граммов этого продукта. За это они обещали заплатить пять миллионов долларов. Я не знаю, что делать. Если я не передам им то, что они просят, они меня уничтожат. Если передам, это будет изменой Родине, меня будут судить. Что вы посоветуете?

— Пока ничего не предпринимайте и не сообщайте никому о контакте с инопланетянами. Не беспокойтесь, Ирина. Я помогу вам. Положитесь на меня.

Ирина облегченно вздохнула.

— Ты ужасно милый, правда. — Она сама не заметила, как перешла на ты, посмотрела ему в глаза и умудрилась слегка улыбнуться. — Очень милый…

* * *
На другой день после разговора с Кейном Волков вызвал Олега Мартынова, отвечавшего за зарубежные связи банды. Лицо Волкова было серьезным, голос звучал деловито:

— Есть интересное дело, Олег. Надо переправить в Австрию одну женщину. Ирина Николаевна Новикова. Работает в «Центре высоких технологий». Это Новообнинск.

— А почему она не может выехать сама? Ты с ней говорил?

— Пока нет, я решил сначала поговорить с тобой. Дело в том, что ее сначала надо похитить… — Волков умолк.

Собеседники посмотрели друг другу в глаза.

— Это серьезно, Игорь. Если ее обнаружат на границе — представляешь, какой будет шум?

— Шума не будет. Ее не обнаружат. Нужен хорошо оборудованный тайник в рефрижераторе, можно заранее договориться со знакомыми пограничниками…

Волков объяснил, что дело это стоящее, потому что на нем можно хорошо заработать, а поручить похищение можно Емельянову и Купцову — это ребята надежные, не подведут. До отправки Новиковой за границу ее можно будет спрятать на даче у Купцова.

— Только запомни, Олег, никакого насилия. Ни физического, ни морального. Понял, о чем я говорю? Клиент особенно настаивает на этом. Как следует проинструктируй обоих. Баба она аппетитная и молодая. Вот фотография и адрес.

Мартынов внимательно изучил фотографию Ирины, потом кивнул и вернул ее Волкову:

— Действительно, бабенка ничего себе.

Они обсудили детали похищения, договорившись, что операцию нужно провернуть за три дня.

— И за это время подумай, как организовать переправку Новиковой в Австрию. Вначале понаблюдайте за ней, — посоветовал Волков на прощание, — выясните ее привычки, подберите ключи от квартиры. Ну, в общем, все, что нужно…

* * *
Через три дня около часу ночи двое неизвестных вскрыли отмычкой дверь квартиры Новиковой. Все произошло быстро и без шума, хозяйка даже проснуться не успела.

Купцов остался возле входной двери, Емельянов повернул по коридору направо, где находилась спальня, бесшумно приблизился к спящей и нажал кнопку выключателя настольной лампы. Этот щелчок и упавший на лицо свет заставили Ирину пробудиться быстро, как по звонку будильника. Через считанные секунды она уже была способна соображать четко и ясно.

Незваному гостю с пистолетом было на вид около тридцати лет. Первое, что заметила Ирина, оказалось, однако, не оружие в его руке, а большие, как у гончей, глаза с оттянутыми вниз уголками; крупный алкоголический нос, и полный чувственный рот. Голос у него был негромким и сочувственным, как у служащего бюро ритуальных услуг, и говорил он сугубо по делу, не отвлекаясь на мелочи. В первую очередь он зажал ей рот огромной ладонью.

— Попробуй только пикнуть, — он направил на нее пистолет, снабженный глушителем. — Мигом мозги вышибу. И не жди, что на твой визг соседи сбегутся, пусть только сунется кто… — Он стащил с Новиковой одеяло и бросил его на пол. — Одевайся и молчи!

Ирина слова вымолвить не могла, только ловила воздух ртом. Визитер расположился в кресле рядом с журнальным столиком, холодные глаза его уставились на застывшую в ужасе женщину.

— Времени мало, — сказал он равнодушным голосом. — Возьми себя в руки. И слушай внимательно: мы не причиним тебе никакого вреда. Нам приказано только доставить тебя. Но если будешь кричать или пытаться бежать — пеняй на себя, предупреждаю — пристрелю сразу.

Новиковой не оставалось ничего иного, как подчиниться.

Как была, в коротенькой ночной сорочке, она встала возле кровати и начала молча одеваться, дыша судорожно и с трудом, лихорадочно соображая, что же это за люди и на кого они работают. Вряд ли этих уголовников прислал Шарф. Она на миг застыла. Шарф! Он же обещал помочь ей. Конечно, не хотелось прибегать к помощи гуманоида, но в данной ситуации выбирать не приходилось. Возникла реальная угроза ее жизни. Как бы нечаянно, она оперлась на журнальный столик и нажала на рубин, вделанный в крышку шкатулки. Рядом со шкатулкой на столике лежал блокнот с белыми линованными страницами. Свет настольной лампы падал на открытую чистую страницу.

Ирина заметила, как изменилось лицо бандита, развалившегося в кресле. Он, не отрываясь, смотрел на блокнот. Новикова взглянула в том же направлении и обомлела.

На белом поле появились черные строчки. Как будто невидимка обмакнул палец в чернила и написал: «Оставьте женщину в покое и убирайтесь!»

Емельянов был поражен написанным, ведь это не могло быть делом рук Новиковой! Он негромко окликнул Купцова. Тот мгновенно возник в дверном проеме и вопросительно взглянул на подельника.

— Похоже, нам предлагают немедленно убраться, — заметил Емельянов.

— Кто предлагает?

— Взгляни сюда, — Емельянов указал стволом пистолета на запись в блокноте. Купцов посмотрел в указанном направлении, вздрогнул и побледнел. Ситуация казалась настолько нереальной, что он не мог понять: неужели это происходит на самом деле. Прямо у них на глазах на странице появилась новая надпись: «Если вы останетесь здесь, то умрете».

Емельянов нахмурился, разглядывая новую надпись, потом сказал:

— Тебе не кажется, что нам угрожают?

— Нет, не кажется, — раздраженно ответил Купцов. — Кто бы ни был этот фокусник, я с удовольствием всажу в него всю обойму.

Он с подозрением взглянул на Ирину, поднял пистолет и направил его на женщину.

— Если ты и дальше собираешься морочить нам голову, сука, то с нами этот номер не пройдет. Говори, как ты это делаешь, или кто это делает, а то я сделаю дырку в твоей красивой головке.

В этот момент у одевшейся Ирины появилось жутковатое чувство, что за ними кто-то наблюдает. Очевидно, то же чувство появилось и у обоих бандитов. Как по команде, они повернулись и направили свое оружие в сторону двери. Оттуда ударил ослепительно-яркий зеленый луч. Купцов, на которого попал луч, зашатался и его руки поднялась вверх в безмолвном протесте. Он прогнулся назад и упал на паркетный пол спальни. Емельянов выстрелил в сторону луча, который в следующее мгновение переместился ему на грудь. Лицо Емельянова исказилось, оно стало пепельного цвета. Боль в груди нарастала с такой силой, что он едва смог разглядеть фигуру Шарфа, который материализовался у него на глазах. Емельянову не хватало воздуха. Он был уже мертв, когда улыбающийся гуманоид появился в спальне перед оцепеневшей Ириной.

Слова, которые сами собой появляются на страницах блокнота, материализация гуманоида, смертоносный луч, — при виде таких чудес только круглый идиот не почувствует благоговейного трепета. Ирина ощутила нечто похожее.

Подождав с полминуты, словно давая ей время опомниться, инопланетянин обратился к Ирине:

— Вы в состоянии двигаться? Здесь сейчас нельзя оставаться. Могут появиться другие бандиты.

— Я уже пришла в себя. Очень вам благодарна, господин Шарф. Вы спасли мне жизнь. И вы правы: здесь оставаться нельзя… Но как быть с трупами? Их нельзя просто так оставить в моей квартире. Как я объясню их появление здесь? Кто мне поверит, если я расскажу правду?

Шарф кивнул, соглашаясь с ней. Возникший прямо из его рук зеленый луч переместился с одного трупа на другой, превратив их в маленькие кучки пепла. Ирина, наблюдавшая за процедурой кремации, ощутила, как ее кожа покрылась испариной, под блузкой потекли тонкие струйки холодного пота.

В ней еще не остыл ребяческий восторг от встречи с чудом, но внутри вдруг шевельнулся противный страх. Лучше не иметь Шарфа в числе своих противников. То, что произошло с бандитами, очень убедительно доказывало это. Новикова включила пылесос и убрала пепел, оставшийся от непрошеных гостей. Гуманоид терпеливо ждал. Когда квартира была приведена в относительный порядок, он сказал:

— Приглашаю вас, Ирина Николаевна, на наш космический корабль. Более надежного убежища от бандитов вы не найдете. Кроме того, вам будет интересно осмотреть его внутри. Никто из людей не бывал на борту нашего корабля.

Ирина внезапно ощутила, что к страху перед могуществом гуманоида примешался страх перед неизведанным. Его испытывает любой нормальный человек. А вдруг Шарф заманит ее на корабль и не отпустит? Вдруг ее используют как инкубатор, внедрят оплодотворенную яйцеклетку? Она где-то читала, что у женщины, побывавшей на НЛО, извлекли плод, напоминавший морского ежа. В ней боролись два чувства — страха и любопытства. Победило второе, поэтому она сказала:

— Я вам очень признательна, господин Шарф, и готова посетить ваш корабль. Но обещайте мне, что я смогу покинуть его, когда захочу.

Шарф рассмеялся и заверил ее:

— Вы сможете покинуть корабль, когда захотите. Мы доставим вас в любое место, которое вы укажете. Бандиты больше не будут беспокоить вас своими визитами, об этом я позабочусь.

Вторжение бандитов, их ужасная смерть, появление гуманоида — все это потребовало от Новиковой предельного нервного напряжения, и сейчас ее охватила страшная усталость. К тому же ей не удавалось выспаться несколько дней подряд: мучили кошмары. Свет в квартире неожиданно мигнул и погас. Одновременно за окном спальни появился пульсирующий розовый луч. Выглянув в окно, Ирина увидела зависший рядом с балконом объект в форме диска, который менял окраску, становясь то красным, то зеленым, то желтым.

— Это за нами, — любезно пояснил Шарф.

Из НЛО выдвинулся трап и опустился точно на балкон ее квартиры. Новикова, сопровождаемая Шарфом, поднялась на борт внеземного космического корабля. Шарф взглянул на нее, и Ирина почувствовала резкое головокружение. Кругом темнота. Ирина провалилась в нее, как в черную воду. Она медленно погружалась в забытье и уже ни о чем не думала. Ей словно снился сон. По сравнению с ним все прошлые кошмары выглядели жалкой тенью.

Ирине снилось, что она лежит на огромном столе под стеклянным колпаком. От ее головы отходят какие-то тонкие проволочки. Рядом — металлический стул с оранжевой спинкой. На нем сидит Шарф. Его лицо обращено к Ирине. Немигающий взгляд устремлен в одну точку, в глазах застыл напряженный интерес. Ирина ясно различает с другой стороны стола нечто, похожее на бортовой компьютер. На передней панели компьютера вспыхивают разноцветные огоньки, на его дисплеях отражается быстро меняющаяся информация. Скорее всего, гуманоид производит тестирование ее умственных способностей или считывает информацию по новейшим ядерным технологиям, хранящуюся у нее в памяти. Но ведь эта информация секретная. Она не подлежит разглашению или передаче в чужие руки. Скорее прочь от стола, надо сорвать липкую паутину проводов, опутавших ее голову.

Однако она не может ни шевельнуться, ни двинуть рукой или ногой. Но говорить она в состоянии. Ирина явственно слышит свой умоляющий голос:

— Не надо, пожалуйста, не надо, пожалуйста, пожалуйста…

Шарф что-то выкрикивает, около стола появляется его помощник и вводит ей в пупок иглу. Эта операция была настолько болезненной, что она закричала. Тогда Шарф провел рукой перед ее лицом и боль исчезла, наступило успокоение…

Она проснулась на диване в своей квартире оттого, что стала задыхаться. Когда она подняла голову, первое, что бросилось в глаза, был свет, пробивавшийся в комнату сквозь портьеры, тусклый, розовый, слабый — и все-таки это был солнечный свет. Ирина посмотрела на часы: десять минут шестого. Она чувствовала себя совершенно разбитой. Необычная достоверность ночного кошмара заставила Ирину несколько раз перебрать в голове детали ночного ужаса, спрашивая себя, был ли это сон или явь. Еще пятнадцать минут таких размышлений, и Новиковой совершенно расхотелось вспоминать о пережитом кошмаре. Она попыталась все разложить по полочкам, но потерпела неудачу и, чем дальше, тем сильнее запутывалась. Однако страшная сцена гибели бандитов не стерлась из памяти, как забываются обычные сны, а стала ярче и отчетливей.

Ирина собрала всю свою волю, чтобы отвлечься от неприятных воспоминаний и убедить себя, что это был только очередной кошмарный сон. Но, подняв ночную рубашку и посмотрев на свой пупок, она увидела запекшуюся кровь в том месте, куда вводили иглу. Посмотрев на свои руки и ноги, она обнаружила синяки в тех местах, где пришельцы держали ее, прижимая к столу. Значит, ночной кошмар все-таки был явью…

* * *
Савельев лежал на диване в своей квартире, уставившись на едва различимый в темноте потолочный светильник, вернее, на легкий отблеск лунного сияния на его стеклянной поверхности. Ему не спалось, на душе у него лежал тяжелый груз: прошел еще один день, а Ирину по-прежнему не могли найти. Больше того, он так и не сделал ничего, что могло бы помочь ее поискам.

Мысли беспорядочно носились у него в голове, словно мошкара вокруг огонька. Ему вдруг показалось, что серебристый светильник медленно поплыл под потолком, словно пришелец из царства духов. «Стоп. Пришелец, пришельцы, гуманоиды, — думал Савельев, — а не они ли замешаны в исчезновении Ирины? Ведь она рассказывала ему о встрече с инопланетянами, он обещал помочь, но отнесся к ее сообщению несерьезно, и в результате Ирина исчезла. Да, скорее всего она похищена гуманоидами, интересующимися «красной ртутью». Сто против одного, что так оно и было. Вот в каком направлении надо вести поиск…»

Телефонный звонок вырвал Савельева их тяжелого полусна, полного не запомнившихся, но беспокойных видений. Он потянулся, шаря рукой в поисках телефона.

— Алло, алло! — он узнал взволнованный голос Новиковой.

— Что случилось, Ира, где ты пропадала?

— Это не телефонный разговор, Владимир.

— Тогда я приеду. Можно?

— Приезжай! Жду. — Ирина повесила трубку и направилась в ванную. Встав под душ, она вздрогнула, когда горячая вода попала на еще не зажившую рану на животе, причинив саднящую боль. Вытершись и наложив повязку, Ирина начала одеваться, когда раздался телефонный звонок. Сердце ее замерло: ее обвинят в государственной измене, в передаче сведений, составляющих государственную тайну, каким-то гуманоидам… В панике застегнув молнию на джинсах и не успев заправить блузку, босиком, с прилипшими к лицу прядями мокрых волос Ирина бросилась из ванной.

— У телефона, — тихо произнесла она, подняв трубку.

— Здравствуйте, Ирина Николаевна, это Антипов. — Новикова сразу узнала голос главного инженера «Центра». — Мы беспокоимся, вы три дня отсутствовали на работе. Что случилось?

— Причина уважительная, Александр Иванович. — Ирина решила говорить правду независимо от того, поверят ей или нет. — Я видела НЛО, имела контакт с энлонавтами, была взята на борт НЛО для того, что можно назвать медицинским обследованием.

— Это действительно серьезно, Ирина Николаевна. — Причина отсутствия Новиковой на работе показалась Антипову странной, но он знал Ирину как нормального и вменяемого человека. — Настолько серьезно, что я попрошу вас написать объяснительную записку с подробным изложением всего случившегося.

— Хорошо, напишу.

— И попрошу самостоятельно никаких шагов не предпринимать. Я имею в виду общение с прессой, обращение в органы ФСБ или милиции, сообщение другим лицам о вашем визите на НЛО.

— Никаких контактов! Понятно! До свидания, Александр Иванович…

Савельев появился даже раньше, чем она ожидала. Не перебивая, он выслушал подробный рассказ о том, что произошло. Потом окинул ее долгим сочувственным взглядом и подвел итоги:

— То, что Шарф не имеет отношения к этим бандитам, совершенно ясно. Я постараюсь выяснить, кем они были посланы. Что касается передачи сведений по новейшим ядерным технологиям, то это пока из области догадок, не подкрепленных никакими фактами. В своей объяснительной записке ты должна изложить только факты и никаких догадок и домыслов, если не хочешь нанести себе непоправимый вред.

— А если руководство «Центра» не удовлетворят мои объяснения?

— Тогда оно может прибегнуть к обследованию под гипнозом.

— А если я откажусь?

— Ты вправе отказаться. Но за этим последуют санкции руководства «Центра», тебя лишат допуска к любимой работе, могут обвинить в хищении изотопов, которые пропали из сейфа Родионова. Да мало ли способов воздействовать на человека?

— Ну тогда, — вздохнула Ирина, — ничего не остается, как согласиться на это обследование…

Глава пятая УБИЙСТВО НА ВИЛЛЕ

Вжизни Новикова не видела места неуютнее, чем кабинет заместителя директора Владимира Дмитриевича Ковалевского. Длиной он был метров двадцать, с двумя широкими окнами, из которых открывался прекрасный вид на территорию «Центра». В дальнем конце комнаты стоял письменный стол, по размерам не уступавший бильярдному. Кроме хозяина кабинета, за столом сидели еще двое. Одного из них Ирина хорошо знала — это был Александр Иванович Антипов, главный инженер предприятия, приземистый, коренастый мужчина. Он был лыс, его череп обрамляла лишь реденькая бахрома седых волос. Худое, словно сжатое в кулак лицо. Третий мужчина — большой, толстый, с круглой головой и коротко остриженными светлыми волосами, не был ей известен. Ковалевский представил его как Бориса Михайловича Никитина, специалиста по уфологии, расследующего контакты НЛО с сотрудниками секретных предприятий. Покончив с формальностями, Ковалевский, пригласил Ирину занять место за столом.

— Мы собрались здесь, чтобы услышать от вас лично версию происшедшего, — начал замдиректора официальным тоном, но затем перешел на более доверительный. — С того момента, как я узнал о вашем контакте с НЛО, я места себе не нахожу. За все время своей научной деятельности я еще ни разу не испытывал такого волнения, как при известии о визите НЛО и интересе, проявленном внеземной цивилизацией к работам «Центра». Однако уверены ли вы, что все случившееся действительно имело место?

Новикова решила пока не говорить ничего лишнего. Тем более, что уфолог посматривал на нее настороженно и с нескрываемым любопытством.

Еще неизвестно, что он скажет, когда откроет рот. Судя по взглядам, ничего хорошего. Ирина бесстрастно и объективно изложила суть событий. Когда она закончила, Ковалевский спросил:

— Сколько раз вы встречались с этими гуманоидами?

— Всего два раза.

— Почему не сообщили о первой встрече?

— Я была в шоке. В таком шоке, что не совсем отчетливо представляла себе, была ли эта встреча реальностью или временным помрачением рассудка.

— Какие сведения, относящиеся к работам «Центра», интересовали инопланетян? — осторожно вступил в разговор Никитин.

— Их интересовала «красная ртуть» и новая технология ее получения. Они также просили передать им сто граммов этой ртути.

— Вам угрожали?

— Мне нет, а вот насчет «Центра» Шарф сказал, что придется уничтожить его в случае, если «красная ртуть» действительно так опасна.

— О какой опасности говорил Шарф? — медовым голосом спросил уфолог.

— Он говорил о том, что с помощью «красной ртути» можно изготовить кварковую бомбу. Их также беспокоит разработанная в «Центре» уникальная технология производства ядерных боезарядов…

— Им и это известно? — возмутился Антипов. — Откуда только они получают эти сведения? — поинтересовался он, с подозрением глядя на Новикову.

— Сейчас гораздо важнее осознать, что появившийся НЛО и его команда представляют угрозу безопасности нашей страны, — заметил Никитин.

— Что важного произошло во время вашей второй встречи с гуманоидами, Ирина Николаевна? — спросил Ковалевский.

— Я уже говорила, что эта встреча носила характер медицинского обследования. Я помню, что меня положили на большой стол, сделали очень болезненный укол…

— А не могли во время этого обследования перекачать секретные сведения из вашего мозга в память какого-нибудь компьютера, находящегося на НЛО? — поинтересовался Никитин.

— Этого я не знаю, — честно ответила Ирина. — Я просто не помню. После возвращения домой у меня наблюдается… как бы вам сказать… частичная потеря памяти.

— В связи с этим позвольте мне высказать свое мнение. — Ковалевский сверкнул глазами, лицо его выразило тревогу. — Ирина Николаевна, известно, что близкие контакты с НЛО и инопланетянами чреваты лейкемией и лучевой болезнью; часто они оказывают трагическое влияние на психику людей: происходят деградация личности, безумие, самоубийства. Поэтому, посоветовавшись с присутствующими, я решил направить вас в специализированную клинику на обследование. Мы позвонили главному врачу клиники Афанасьеву, объяснили ситуацию и договорились с ним. Он поручит вас заботам опытного психиатра.

Новикова вздрогнула, как от удара.

— Вы хотите упрятать меня в психушку, Владимир Дмитриевич?

Ковалевский изобразил недоумение.

— Какая психушка? Прекрасная клиника, в которой вас обследуют, подлечат, затем выпишут — и снова заступите на работу. Без кропотливого обследования вашего психического и физического здоровья я не могу допустить вас к работе.

Новикова задумалась. Придется согласиться.

— Послушайте, Владимир Дмитриевич, раз вы помещаете меня в клинику, то позвольте хотя бы договориться о сроках моего пребывания там… Не более месяца. Согласны?

Ковалевский и Антипов многозначительно переглянулись и промолчали. Пауза затягивалась. Казалось, ученые мужи знают, что одним месяцем дело не ограничится, но не хотят огорчать Ирину. Наконец, понизив голос, отчего в его тоне зазвучали совсем уж слащавые нотки, Ковалевский произнес:

— Мы попросили учесть ваше пожелание, но вы попадаете в совершенную иную сферу и сроки вашего пребывания в клинике могут определить только врачи.

Новикова беззвучно шевелила губами. Она словно хотела что-то сказать, но от волнения лишилась дара речи. Вдруг она единым духом выпалила:

— Имейте в виду, если там будут созданы невыносимые условия, я сбегу. А попробуете опять поместить в психушку — тогда вам придется применить силу. — Ирина разнервничалась, лицо ее раскраснелось, куда только подевалась нездоровая бледность. — Да-да, применить силу.

— Не надо так нервничать, Ирина Николаевна, — деликатно заметил Антипов. — Мы благодарим вас за исчерпывающую информацию. Берите направление и отправляйтесь в клинику на лечение и отдых. Там ждут вас. Желаем скорейшего возвращения.

Новикова попрощалась и пулей вылетела из кабинета, словно за ней гнались. Даже не обернулась напоследок.

Никитин встал, открыл окно, повернулся к присутствующим.

— Подведем некоторые итоги. Положение очень серьезное. Я доложу своему руководству об угрозах со стороны непонятных пришельцев. Полагаю, что будут приняты адекватные меры. Кроме того, у меня есть некоторые сомнения насчет полноты полученных от Новиковой сведений. Я не хочу сказать, что она лгала нам. Но она могла скрыть сама или в результате блокировки некоторых участков памяти важную для нас информацию.

— Что вы предлагаете? — спросил Антипов.

— Я предлагаю провести с Новиковой сеанс проникающего гипноза. У нас есть опытный специалист. С его помощью мы узнаем то, что вольно или невольно скрыла от нас Ирина Николаевна…

Владимир Львович Садовский, профессиональный гипнотизер, приехал в клинику только в семнадцать двадцать, спустя час после назначенного времени. Главврач Афанасьев, Новикова и приехавший с ней Савельев с нетерпеньем ожидали его в кабинете психиатра. Еще сорок минут Садовский возился с мебелью и освещением, создавая обстановку, в которой удобно проводить сеанс гипноза.

Сперва Садовский объявил, что в кабинете чересчур светло и задернул шторы. Потом принялся мудрить с тремя лампами, создающими освещение во время сеанса. Перебрав все возможные варианты, Владимир Львович остановился на таком сочетании: одна лампа потребляла шестьдесят ватт, другая — сорок, а третью он вообще выключил.

Затем он попросил Новикову сесть в кресло, выдвинутое на середину кабинета. Перед креслом поставил полукругом четыре стула. Закончив приготовления, Садовский опустился на стул напротив Ирины.

— Сергей Павлович, — обратился гипнотизер к главврачу клиники. — Вы с Савельевым садитесь справа от меня, а вы, Борис Михайлович, — повернулся он к специалисту по уфологии, — слева.

«Какая разница, где сидеть?» — удивилась Ирина, но спорить не стала.

Садовский прекрасно владел техникой гипноза, глубоко изучил деятельность мозга человека, находящегося в состоянии транса, довольно успешно использовал гипноз для борьбы с алкоголизмом, наркоманией и курением. Он частенько выступал на конференциях терапевтов, психологов и психиатров, где речь шла о методах практического использования гипноза.

Для того чтобы вернуть пациентке память под гипнозом, уфологу Никитину вовсе не обязательно было обращаться к Садовскому. Сеанс гипноза мог бы провести и Афанасьев. Но здесь был особый случай: речь шла о контакте с НЛО и блокировке отдельных участков памяти. Случай был трудный, и ФСБ, проявившее интерес к этому контакту, настояло на приглашении профессионала самого высокого класса. Именно таким профессионалом был Садовский. Была на то еще одна причина.

Что бы ни рассказала Новикова под гипнозом, Садовский будет молчать как рыба. Гипнотизер являлся агентом ФСБ, и молчание входило в его профессиональные обязанности. Из ФСБ также поступило указание включить в состав комиссии полковника Савельева в качестве представителя от Министерства обороны.

Полоска дневного света между штор медленно угасала, две лампы уныло озаряли комнату мертвенным светом. Садовский говорил негромко, его бархатный, хорошо поставленный голос плавно переливался и временами начинал дрожать театральной дрожью. Не только Ирина, но и все присутствующие слушали его с замиранием сердца.

Потом Владимир Львович достал золотую цепочку, на которой болталась хрустальная призма, похожая на бриллиант. Он велел Ирине сосредоточить внимание на кусочке хрусталя. Остальным Садовский посоветовал смотреть на Новикову, иначе они тоже рискуют впасть в транс.

После этого обратился к пациентке:

— Теперь, Ирина, внимательно следи, как мерцает свет в этой призме. Мягкий, ласковый свет. Видишь, как переливается, — от грани к грани. Теплый, приятный свет. Теплый, трепещущий…

Даже у Афанасьева от этих размеренных заклинаний слегка закружилась голова. Взгляд Ирины остекленел. За ее спиной Савельев включил магнитофон. Держа цепочку двумя пальцами, Садовский слегка покачивал ее, отчего хрусталик на конце совершал круговые движения.

— Хорошо, Ирина. Вот ты расслабляешься, полностью расслабляешься. Ты слышишь только мой голос, только мой, отвечаешь только на мои вопросы, только на мои…

Когда Владимир Львович убедился, что Новикова пребывает в глубоком трансе, он дат ей последние указания, убрал хрусталик и велел закрыть глаза. Новикова повиновалась.

— Ты должна говорить правду, Ирина. Обмануть меня или скрыть правду ты не сможешь. Где находится твоя дача?

— Недалеко от станции Хрипань Казанской железной дороги.

— Правильно. Первая встреча с НЛО у тебя произошла там?

— Да.

— Правильно. А вторая встреча с инопланетянами где была?

— У меня на квартире.

— Правильно. Первая встреча произошла по инициативе гуманоидов. Их интересовал специалист, участвовавший в разработке новой технологии получения «красной ртути». Не совсем ясной остается причина второй встречи. Было ли это простым медицинским обследованием или чем-то другим? По чьей инициативе произошла вторая встреча?

— По моей.

— Вот это уже интересно. Ты передала гуманоидам сведения, составляющие государственную тайну и получила за это несколько миллионов долларов?

— Нет.

С самого начала сеанса Ирина словно таяла на глазах — точь-в-точь восковая фигурка над пламенем. Таяла и бледнела, хотя лицо ее и так уже заливала парафиновая бледность. Тем не менее Садовский счел возможным продолжить сеанс.

— Ирина, для чего ты решила встретиться с инопланетянами вторично? Как ты их вызвала? Не спеши. Подумай.

Сомкнутые веки Новиковой задрожали, но глаза не открылись. Спустя некоторое время она ответила:

— Я была вынуждена их вызвать. Возникла угроза моей жизни. Меня хотели похитить.

— Кто хотел похитить?

— Двое бандитов, проникших в мою квартиру ночью.

— Что произошло с тобою дальше?

— Они угрожали мне оружием, сказали, что им приказано доставить меня куда-то.

— Что ты сделала?

— У меня в спальне находилась шкатулка с рубином, подаренная Шарфом. Инопланетянином. Нажав на рубин, я вызвала его.

— И он освободил тебя?

— Да.

— Как он поступил с бандитами?

— Он уничтожил их, превратив в две кучки пепла.

Голос Ирины звучал до жути безучастно, изможденное лицо покрывала смертельная бледность. Она походила на вырытого из земли покойника.

— Впечатляет. Как Шарф уничтожил бандитов?

— С помощью оружия, испускающего яркий зеленый луч.

— Что было дальше?

— Шарф сказал, что мне оставаться в квартире одной опасно и предложил укрыться на борту НЛО.

— И ты согласилась?

— Мне ничего не оставалось делать.

— Что произошло с тобой на борту НЛО?

— У меня возникло головокружение и я отключилась. Меня поместили на «операционный стол» перед странным аппаратом.

Она задышала часто-часто, будто никак не могла отдышаться. Садовский не отступал.

— Ирина, опиши подробности этого обследования.

— Гуманоиды внимательно осмотрели кожу рук, уши, нос и горло. Затем мне воткнули в пупок большую иглу, отчего я закричала. Но Шарф провел рукой у меня перед глазами, и боль исчезла. Он объяснил мне, что это был тест на беременность. После осмотра мне надели на голову легкий блестящий шлем, опутанный паутиной тонких проводников. У меня создалось впечатление, что проводники соединяли шлем с бортовым компьютером НЛО.

— Ирина, а для чего это было сделано? Ты не поинтересовалась?

— Я спросила у Шарфа, и он пояснил, что им нужны сведения по новой технологии производства «красной ртути» и ряда редко земельных изотопов. Тогда я сказала, что давала подписку о неразглашении этих сведений. Шарф рассмеялся и сказал: «Ирина, о перекачке ваших знаний по ядерной технологии не будет знать никто. Даже вы сами. Мы заблокируем те участки вашей памяти, которые хранят информацию о визите на борт нашего корабля». Я возразила: «Вы можете перекачать мои знания в ваш компьютер, но не заставите меня забыть об этом». Шарф поспешил объяснить: «Вы, может быть, вспомните, но я надеюсь, что нет. Это не в ваших интересах. Это может причинить вам боль, даже смерть. Поэтому лучше, что бы вы забыли».

Садовский поправил часы на запястье, обеими руками пригладил густые черные волосы и обратился к присутствующим:

— Не могу поверить! Я потрясен… Видеть НЛО, иметь контакт с инопланетянами, все это так интересно…

Никитин резко оборвал его:

— Я потрясен гораздо больше. Не столько контактами Ирины Николаевны с НЛО, сколько тем, что важнейшие сведения, составляющие государственную тайну, переданы неизвестно кому.

Садовский взглянул на включенный магнитофон в руке Савельева и снова принялся понуждать Новикову погрузиться в прошлое.

Звучный голос Владимира Львовича мерно журчал, переливался, завораживал.

— Вспомни, Ирина, чем закончился твой визит на НЛО. Не давал ли Шарф каких-нибудь поручений?

Новикова задумалась, потом сказала:

— Да. Давал. Он попросил достать не много «красной ртути» и ядерный боезаряд, изготовленный на ее основе. Сказал, что придет за ними.

— А если ты не передашь ему то, что он просил?

— В этом случае меня ждет смерть. Вы понимаете… смерть.

Страдальческий голос Ирины поразил Савельева до глубины души.

— Прошу вас, Владимир Львович, закончить сеанс. По-моему, продолжение сеанса грозит тяжелыми, необратимыми потрясениями психики пациента. Сеанс может закончиться безумием Новиковой. Я настаиваю на немедленном его прекращении.

Внезапно Ирина издала пронзительный крик — нечеловеческий крик, больше похожий на вой затравленного зверя. Она выпрямилась в кресле и дрожала всем телом. Глаза ее были открыты, однако она еще не очнулась от транса, и мысленный взор ее по-прежнему блуждал где-то за пределами кабинета.

— Господи, они идут сюда! Идут за мной! Наверное, им стало известно, что я проболталась. Ведь Шарф приказал мне никому не рассказывать о моем пребывании у них. Теперь он убьет меня. Он идет сюда! Идет! Идет!

Глухой, безудержный страх Ирины передался Савельеву, сердце его учащенно забилось, ему не хватало воздуха. Владимир Львович принялся увещевать клиентку:

— Спокойно, Ирина. Успокойся, расслабься. Никто тебе вреда не причинит. Ничего страшного. Спокойно, спокойно.

Ирина замотала головой.

— Нет! Он идет сюда! Правда идет! Я пропала. Какого черта я все вам рассказала! Надо же было так подставить меня!

— Расслабься…

— Вот он! — Ирина попыталась вскочить, но силы оставили ее, и она только крепче вцепилась в обтянутые винилом подлокотники. — Вот он! Прямо на меня смотрит! Это Шарф! Шеф этих гуманоидов с НЛО.

— Сейчас ты расслабишься, — властным и решительным тоном произнес Владимир Львович. — Расслабишься и успокоишься.

Бесполезно. Возбуждение Ирины росло.

— Что-то я с нею никак не совладаю, — озабоченно признался Садовский. — Придется разгипнотизировать.

Никитин сполз на самый краешек стула.

— Не сейчас, — взмолился он. — Чуть позже. Спросите еще про Шарфа. Что он из себя представляет?

Садовский повторил вопрос Ирине.

— Смерть, — сказала она.

— Это не ответ, Ирина.

— Смерть во плоти. Живая смерть. Ненавижу! По мою душу пришла. Вот она!

И Ирина с жалобным стоном снова попыталась встать с кресла. Садовский велел ей оставаться на месте. Новикова нехотя подчинилась, но страх терзал ее все сильнее: ей мерещилось, что Шарф уже рядом. Как ни старался Владимир Львович перенести Ирину в более близкое время или вывести ее из транса — ничего не получалось.

Ирина испуганно твердила:

— Надо удирать отсюда. Скорее, скорее, скорее…

У Владимира Сергеевича сердце разрывалось. Он не так давно полюбил женщину, и вот она дрожит как в лихорадке, изгибаясь в кресле… Волосы лезли ей в глаза, но кошмарный образ инопланетянина был виден ей со всей отчетливостью. Она по-прежнему сжимала подлокотники с такой силой, что ногтями продрала на правом виниловую обивку.

— Надо удирать, — упрямо твердила она.

Садовский запретил ей двигаться с места.

— Нет-нет, от него надо удирать! — кричала Ирина.

— Такого со мной еще никогда не случалось, — удивился Садовский. — Не слушается — и все тут. Господи, ну и видок у нее. Как бы ее паралич не хватил.

— Да помогите же ей, Владимир Львович! — закричал Савельев. Садовский бросился к Ирине, присел на корточки и положил ладонь ей на руку, желая успокоить.

— Осторожнее, Владимир Львович! — Савельев вскочил так стремительно, что не удержал магнитофон, стоявший у него на коленях. Садовский даже не обернулся. Сейчас он был занят только Новиковой. Ее била неудержимая дрожь. Она схватила Садовского за руку.

— Идет! Призраки идут! Надо бежать!

Опрокинув стул, она рванулась к двери.

— Ирина! Стой! Какие призраки?

— Гуманоиды из НЛО!

Обезумев от ужаса, Новикова бросила руку Садовского, выскочила в дверь кабинета и исчезла.

* * *
Пребывание в специализированной клинике не доставило Новиковой никакого удовольствия, однако она хорошо отдохнула и это укрепило ее силы. После трех недель пребывания она покинула клинику и приступила к работе.

Ирине казалось, что наступил новый этап в ее жизни. У нее появился мужчина, которого она любит. Она наконец нашла друга, которого искала так долго.

В тот вечер Новикова должна была задержаться на работе. Она дала Савельеву ключи от квартиры, чтобы он мог дождаться ее. Когда он открыл дверь и вошел в пустую квартиру, его охватило странное чувство. Савельев никак не мог вспомнить в своем прошлом сходной ситуации — ему казалось, что он всегда входил либо в гостиничный номер, либо в чужую квартиру, как гость. А теперь вдруг он вроде бы вернулся к себе домой. Ему почудилось, что издалека донесся тихий призыв — наверное, из отчего дома, о котором он уже давно не вспоминал. В квартире было прохладно, Савельев услышал слабое гудение холодильника на кухне. Казалось, это бормотал добрый дух, охраняющий квартиру. Владимир Сергеевич зажег свет, достал из своего портфеля пиво. Густое, темное пиво нравилось ему всегда и всегда доставляло краткое утешение от жизненных скорбей. Открыв бутылку, он погасил свет и открыл окно. Свежий воздух неудержимо хлынул с улицы и мгновенно заполнил комнату. Савельев включил приемник и настроился на станцию, которая передавала классическую музыку. На душе у него был мир, напряжение спало, он наслаждался покоем. Ирина пришла примерно через час. Савельев услышал, как ключ повернулся в замке, услышал ее легкие шаги.

— Ты здесь, Володя? Почему в темноте?

Она поставила в прихожей сумку.

— Я с ног валюсь и ужасно голодная. Принесла пельмени. Сможешь их приготовить?

— Конечно. А ты прими ванну. Пока будешь в ванне, пельмени будут готовы.

Ирина уже сбрасывала с себя одежду. От ванны шел пар, благоухавший жасмином.

— Расслабься, — сказал Савельев, протягивая Ирине бокал с пивом. — Это хорошо снимает усталость. Опять работала над новой технологией?

— Не угадал. Сегодня я проверяла качество «красной ртути». Мне помогли и поэтому я задержалась всего на час. Проверка качества выпускаемых изотопов, между прочим, тоже входит в обязанности старшего научного сотрудника.

— Ты не похожа на старшего научного сотрудника.

Ирина рассмеялась.

— А на кого я похожа? На молодую ведьму, прилетевшую на метле?

— Как раз наоборот. Ты похожа на блоковскую Прекрасную Даму, а ведьмы всегда страшные и вредные…

— Я тоже вредная, — грустно заметила Ирина. — Ты просто мало знаешь меня.

— Это только слова. Ведьма должна доказать, что она вредная.

— Еще как докажу. И не один раз. Ты пожалеешь, что связался со мной.

Ирина протянула Савельеву пустой бокал.

— Не заговаривай мне зубы. Иди готовь пельмени и не мешай мне мыться.

Владимир Сергеевич пошел в прихожую за пельменями, Ирина закрылась в ванной.

Пока пельмени варились, Савельев решил приготовить салат. Помыв овощи, он принялся нарезать листья салата, сельдерей, помидоры, лук и огурцы. Он почти не поднимал глаз от овощей, работая с присущей ему сосредоточенностью.

Услышав скрип двери, ведущей в ванную комнату, Савельев положил нож, которым резал помидор, и повернулся к подошедшей Ирине. От нее исходил слабый запах жасмина. Она была босиком, в шелковом купальном халате, туго затянутом на талии. Он притянул ее к себе, обнял и крепко поцеловал. Потом медленно провел руками вниз по впадине позвоночника на ее спине, ощущая упругий контур тела под тонким шелком халата. Под халатом на ней ничего не было. Савельев почувствовал, как его теплые руки становятся все горячее, как бы воспринимая ее жар сквозь тонкую ткань халата. На мгновение она прижалась к нему, словно в отчаянии. Она вцепилась в него, впилась пальцами в его плечи. Затем этот момент прошел, она расслабилась, и ее руки стали гладить и ласкать его спину и плечи. Ее рот приоткрылся, дыхание участилось, поцелуи стали более страстными. Его рука, как будто действуя независимо от него, коснулась ее груди, и он нащупал ладонью набухший горячий сосок.

Ни одну женщину он не желал с такой страстью, как желал Ирину, и судя по тому, как напряглось все ее тело, как извивалась она в его объятиях, ее охватила тоже нешуточная страсть. Он нашел губами ее грудь, нежно поцеловал один сосок, потом другой, халат распахнулся…

Он понял: сегодня она будет принадлежать ему — это неизбежно. Савельев подхватил ее на руки и унес из кухни к длинному глубокому дивану, который стоял в гостиной.

Она осыпала поцелуями его лицо, уголки рта, коснулась губами уха. Его руки скользили по ее телу, и он приходил в восторг от совершенства ее форм. Каждая милая выпуклость и впадинка, каждый манящий уголок, пышная грудь, плоский живот, зрелые ягодицы, гладкие округлые бедра и икры — все в ней до миллиметра отвечало его идеалу женственности. Он признался, что любит ее, и Ирина сказала, что любит, и она знала, что так оно и есть, что это правда, а не притворство. Она не помнила, когда родилось это чувство. Если бы она напрягла свою память, то, возможно, восстановила бы то мгновение, когда уважение, восхищение и привязанность переросли во что-то большее и властное. Ведь она знала его немногим более месяца, и не так уж трудно определить момент появления на свет любви в таком коротком отрезке времени. Разумеется, сейчас она была не в состоянии трезво судить об этом. Чувство захватило ее целиком, хотя это не было для нее характерно.

Несмотря на взаимное объяснение в любви, не только любовь заставила ее отбросить всякую осторожность: было еще и естественное здоровое влечение. Никогда она не хотела мужчину так, как хотела Савельева. Внезапно она поняла, что должна ощутить его внутри себя, что она не сможет дышать, пока он не овладеет ею.

У него было стройное тело, крепкие, резко очерченные мускулы, скульптурные плечи, твердые, как камень, бицепсы, гладкая широкая грудь, — все возбуждало в ней такое желание, которого она до сих пор не знала.

Ее нервы стали более чувствительными — каждый поцелуй и касание, каждое его движение в ней приносило потрясающее наслаждение, граничащее с болью. Удивительное наслаждение, которое переполняло ее, вытеснило и подавило все остальное, заставило ее прижаться к нему безотчетно. Едва успев изумиться, она обняла его, не в силах противостоять охватившему ее первобытному зову плоти.

Никогда в жизни она так не теряла голову во время близости. Она забыла, где была и даже кем была, она превратилась в безумно совокупляющееся животное, сосредоточившись только на наслаждении, отбросив все остальное.

Перед тем, как рухнуть без сил, Савельев три раза доходил до пика наслаждения, она — больше, но дело было не в этом, а в том, что ни один из них не испытывал ничего подобного в прошлом.

Какое-то время они лежали молча, потом Савельев сказал:

— Давай сегодня ночью я останусь здесь. Не пойду в гостиницу. Хочу спать и проснуться с тобой рядом. А потом принесу из магазина хлеб, молоко и яйца. В первый раз мы проснемся с тобой вместе. По-моему, мы с тобой слишком мало бываем вдвоем.

Ирина потянулась.

— Я все время думала, что жизнь ужасно длинная и поэтому не стоит быть все время вместе. Соскучишься.

Савельев невольно рассмеялся.

— В этом что-то есть, — сказал он. — Правда, мне еще не приходилось испытывать такое на практике. Моя прежняя жизнь могла оказаться слишком короткой. Вот в чем была опасность. Да и сейчас эта опасность существует.

Ирина озадаченно посмотрела на него.

— О какой опасности ты говоришь?

— Это скорее предчувствие опасности, какое-то смутное ощущение.

— Ты меня пугаешь. О чем ты думаешь?

— Я думаю, что ты очень красивая и никогда не бываешь одинокой.

— Я не люблю одиночества, — призналась она. — Когда рядом кто-то есть, тебе ничего больше не нужно. А когда нет, наступает одиночество. Кто же в силах его выносить? Ты можешь?

— Могу.

Ирина рассмеялась.

— Мужчины, возможно, умеют жить в одиночестве, женщины нет.

— Ты не можешь быть одна?

— Мне плохо, когда я одна. Я как плющ. Стоит мне остаться одной, и я начинаю стелиться по полу и вянуть.

— Тебе вянуть и грустить не стоит. Ты не одинока. Скоро твоя грусть уйдет на дно, а жизненный тонус поднимется вверх, словно вода в сосуде, куда бросили камень.

Она озадаченно посмотрела на него.

— Ты серьезно так думаешь?

— Уверен.

Она лениво свернулась клубочком на одеяле, мурлыча, словно большая кошка.

— По-моему, нам надо кое-что отпраздновать.

— Что именно?

— То, что нам так хорошо вместе.

— Ты права.

Ирина прижалась к нему.

— Не покидай меня! Я не могу быть одна. Я не героиня. У меня не героический характер.

— Я встречал много женщин с героическим характером. Геройство заменяет многим дамам женскую привлекательность. А часто даже секс. От них тошнит. С тобой все по-иному. Тебя хорошо любить и так же хорошо быть с тобой потом. Вот как сейчас. Со многими женщинами это невозможно, да и не хочется. А с тобой неизвестно, что лучше; когда тебя любишь, кажется, что это вершина всего, а потом, когда отдыхаешь с тобой в постели, кажется, что полюбил тебя еще больше.

Наступила краткая пауза. Потом она сказала:

— Я хочу быть с тобою всегда, любимый, всегда. Я хочу провести жизнь с тобой, Володя.

Она наклонилась и легко поцеловала его. Он осторожно погладил ее по щеке.

— Люблю тебя, — тихо произнес он.

— Господи, и я тебя люблю.

— Если мы выберемся из этой истории живыми, выйдешь за меня замуж?

— Да. — Внезапно ее охватила дрожь. — Но, черт возьми, зачем ты сказал «если»?

— Забудь, что я это сказал.

Но она не могла забыть. Ее вдруг охватило предчувствие смерти, потрясшее ее и заставившее ощутить эфемерность жизни. Ведь что такое жизнь наша?

* * *
Ресторан «Лабиринт», расположенный недалеко от «Центра высоких технологий», имел уютный небольшой зал и славился прекрасной кухней. Композиция из искусственных цветов в центре зала составляла единственный элемент украшения скромной обстановки.

За столиком у окна сидел майор Субботин. Он кого-то ждал. Через час «Лабиринт» заполнится посетителями и шумными разговорами. Сейчас было еще рано, только минут через двадцать пять наступит обеденный перерыв и появится толпа их ближайших предприятий и частных фирм. Пока Субботин был единственным посетителем. Кра-совский сел напротив него. Они пожали руки и заказали пиво.

— Появились новые данные в деле Максимова, Леонид Николаевич, — произнес Субботин, оглядывая зал.

— Рассказывай, Алеша. Яслушаю.

— Первый интересный факт: за четыре дня до убийства Максимова Доленко снял со своего валютного счета в банке сорок тысяч долларов, но никаких покупок не сделал.

— Но это ничего не доказывает.

— Если связать этот факт с другим…

— С каким другим?

— Вот с каким. Подруга Кирилловой Юля Брусникина спустя неделю после убийства директора купила двухкомнатную квартиру в Москве за сорок тысяч долларов. Закономерен вопрос: откуда она взяла такую сумму?

Они смотрели друг на друга поверх вазочки с искусственной розой, стоявшей в центре стола.

— Может быть, Доленко просто одолжил ей деньги?

— Может быть, — хмыкнул Субботин. — Третий интересный факт: Брусникина в прошлом сдала норматив мастера спорта по стрельбе из пистолета. Это тебе ни о чем не говорит?

— Возможно простое совпадение. Но факты интересные.

Майор достал пачку «Мальборо», вытащил сигарету и принялся разминать ее, глядя на Красовского.

— Слишком много совпадений. Тебе не кажется?

— Согласен, — сказал старший следователь после долгой паузы. — И если принять во внимание присутствие Брусникиной на месте убийства в момент его совершения, то картина становится достаточно прозрачной.

— Остается не совсем ясным мотив, которым руководствовался Доленко, — напомнил Субботин. — Если он решил устранить Максимова, чтобы жениться на Кирилловой…

— Напротив. Все очень ясно, — перебил собеседника Красовский. — Доленко — любовник Кирилловой. С устранением Максимова его деньгами и собственностью будет распоряжаться Кириллова. Личный счет Максимова в швейцарском банке по проверенным данным составляет около четырех миллионов долларов. Женившись на вдове, Доленко прибирает наследство к своим рукам. Простая двухходовая комбинация. Его интересуют только деньги.

Майор откинулся на спинку стула и уставился на следователя. Красовский сосредоточенно разрисовывал фломастером сигаретную пачку.

— Тогда я не завидую этой богатой молодой вдове, — произнес Субботин. — Мы потом найдем ее труп. Это я тебе гарантирую. Там будет либо несчастный случай, либо суицид.

Красовский перестал рисовать невнимательно глядя Субботину в глаза, произнес:

— Версия убийства из-за наследства нуждается в доказательствах, а их у нас пока нет. А если Максимова заказал Казарян, тогда совсем другой получается расклад. Тогда на сцене появляются другие лица и действуют другие мотивы. Мог Казарян заказать своего шефа?

— Очень даже мог… — задумчиво произнес майор, отхлебнул пива и закурил.

С Казаряном разобраться будет сложно. Его и прижать-то трудно. Сразу за него вступится заместитель министра М ВД и некоторые депутаты Госдумы, которых подкармливал Казарян. Если Максимова заказал Казарян, тогда найти концы будет очень трудно, скорее даже невозможно.

* * *
В Париже друзья нашли небольшой отель в центре Монпарнаса. Холл и номера выглядели весьма обшарпанными, что создавало атмосферу средневековья и очень нравилось приверженцам старины. Это был абсолютно тихий уголок, позволяющий хорошо отдохнуть в самой гуще французской столицы. Родионов закрыл дверь, улыбнувшись слуге-алжирцу, чье равнодушие было сломлено с помощью двадцатидолларовой купюры.

— Он теперь думает, что ты новый русский, набитый баксами по макушку, — заметил Дроздов.

— Пусть думает что угодно, лишь бы занялся нашим бытом и предупредил бы в случае опасности.

— Ты считаешь, что мы в опасности?

— Лучше подготовиться к худшему, тогда тебя не застигнут врасплох. Сейчас примем ванну, отдохнем как следует, потом я появлюсь на конференции. А ты можешь пока совершить прогулку по Парижу.

— Надеюсь, ты предупредил слугу, чтобы нас не беспокоили до вечера. Надо хорошо отдохнуть.

— Конечно, предупредил.

— И ты не будешь в дальнейшем так раскидывать доллары? — не унимался Дроздов.

— Вадим, дорогой, здесь я с тобой не согласен. Не следует экономить на прислуге. Этим ты не только заслужишь характеристику скупердяя, но, что гораздо хуже, приобретешь врага. А это уже опасно.

— Андрей, а братьям Саркисян ты будешь сегодня звонить?

— Пока нет. Надо хорошо подготовиться к их визиту, чтобы избежать неприятных сюрпризов. Заодно выясним подлинные намерения этих братьев. Пусть встреча с ними пройдет по нашему сценарию. — Родионов подошел к телефону и набрал номер дежурного по отелю.

— Говорят из номера 341. Я только что беседовал с друзьями из России. Они хотели бы остановиться в вашем отеле, встретиться здесь с нами и провести в дружеской компании денек-другой. Нет ли у вас для них номера? Желательно рядом с холлом, например, номер 348 подойдет… Занят? Кем занят? Турецкий бизнесмен? Жаль… Вы сказали, что через день он уезжает? Прекрасно! Раньше мои друзья и не приедут. Зарезервируйте этот номер для меня, когда он освободится. Это возможно? Благодарю вас.

— Что ты делаешь? Зачем снял еще один номер?

— Пока я его не снял. Но стараюсь принять дополнительные меры безопасности. Я просто не могу допустить ошибки. — Родионов открыл чемодан, взял оттуда свежую рубашку и костюм, переоделся.

— Вадим, ты пока отдыхай, а я должен появиться на конференции. Это все-таки основная цель моей поездки в Париж.

* * *
Родионов поднимался по лестнице, рассеянно глядя на транспарант в нескольких метрах от него:

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ПЯТУЮ МЕЖДУНАРОДНУЮ КОНФЕРЕНЦИЮ
"РАДИОАКТИВНОСТЬ И РАДИОАКТИВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ"»
Дежурный оставил бумаги на своем столе и подошел к нему.

— Что вам угодно, мсье?

— Я из России, из «Центра высоких технологий». Моя фамилия Родионов.

— Очень приятно, мсье. Прошу заполнить бланк, который заполняют все участники конференции. Садитесь сюда, пожалуйста. Это простая формальность.

Когда оба сели, Родионов не спеша заполнил бланк, в котором указывались цель приезда, название доклада, который он намеревался сделать на конференции, место работы, должность, ученая степень и специализация, язык, на котором будет делаться сообщение, и прочие необходимые сведения.

Заполненный бланк он протянул дежурному.

— Благодарю вас, мсье. Теперь можете пойти и послушать лекцию профессора Янушевского. Она только что началась.

— Спасибо. Мне хотелось его послушать, и может быть, даже сделать записи. Где проходит его лекция?

— Направо по коридору, комната семь. Будьте осторожны, когда будете входить. Вероятно, там будет темно.

— Мне надо встретиться с Арамом Саркисяном, представителем фирмы «Карина». Он на конференции?

— Пока нет. Будет около двух часов дня.

Родионов нахмурился.

— Жаль, что я не смогу задержаться до его прихода.

— Я могу вам чем-нибудь помочь? — Жесткая улыбка тронула маску, не затрагивая лицо и глаза.

Родионов на миг задумался, потом решился.

— Передайте ему, пожалуйста, вот это, — он положил фирменный конверт с названием отеля на стол. — Только будьте добры, проследите, чтобы он обязательно получил мою записку.

Тут Родионов, словно вспомнив что-то, написал на конверте несколько слов, потом достал и протянул дежурному двадцать долларов. — Это не срочно, но мне будет нужен ответ. Я должен встретиться с ним завтра.

— Не беспокойтесь, мсье. Передам лично господину Саркисяну.

Прослушав лекцию Янушевского и еще двух участников, Родионов вернулся в гостиницу. Дроздов, дремавший у телевизора, очнулся.

— Какие новости, Андрей? Что делал на конференции?

— Прослушал несколько скучных докладов и оставил записку Араму Саркисяну с указанием отеля, в котором мы остановились. Теперь будем ждать гостей.

— А какой номер ты указал в записке?

— Тот, который занят турецким бизнесменом.

* * *
Ночью в начале третьего свет в коридоре отеля вспыхнул и погас, оставив просторный холл в относительной темноте. Единственным оставался свет, проникающий с нижней лестницы. Дроздов стоял возле двери их номера, держа пистолет наготове и следя за коридором через щель приоткрытой двери. Родионов стоял позади него: оба молчали. Свет в номере был погашен.

Треск… где-то в коридоре. Звук, похожий на движение змеи, то возникающий, то затихающий. Лестница… лестница, ведущая в холл. Кто-то поднимается по ней, делая остановки почти на каждой ступеньке, чтобы уменьшить звук от веса собственного тела. Тишина…

Осторожные шаги были едва различимы, но они их, тем не менее, слышали. Вскоре появились фигуры двух мужчин, возникшие как бы из тумана. Андрей узнал этих людей. Это были братья Саркисян. Старший, Арам, держал в левой руке маленький фонарь, напоминающий по виду карандаш, а в правой — пистолет с глушителем. Его брат, Вазген, был ниже ростом и более плотного сложения. Родионов бесшумно прикрыл дверь.

— Вадим, вызови полицию. Сообщи, что отель подвергся вооруженному нападению двух бандитов. Но не называй своего имени. Быстро!

Мужчины между тем проследовали к двери номера, занятого бизнесменом из Турции. Арам направил свет фонаря на цифры номера, потом переместил его вниз — на ручку замка. Вазген вынул связку ключей, поднес их к свету и выбрал нужный. В левой руке он сжимал пистолет. Вазген вставил ключ и стал осторожно поворачивать его, после чего приложил ствол пистолета к замку. Три коротких хлопка последовали один за другим. Дверь распахнулась, и двое убийц ворвались в номер. Три секунды стояла абсолютная тишина, которая была прервана серией приглушенных выстрелов. После этого в номере зажегся свет. Убийцы выскочили в холл, держа оружие перед собой. Удивленные тем, что их никто не преследует, они быстро добрались до лестницы и спустились вниз.

В это время дверь номера, соседняя с той, где они только что побывали, открылась. В коридор вышел полусонный человек, но через пару секунд он вернулся к себе. В холле вновь воцарилась тишина. Машина братьев Саркисян не отличалась от других, стоявших на обочине дороги. Подойдя к водительской двери, Арам открыл ее и затаил дыхание. Вроде все в порядке. Он сел за руль, устраиваясь поудобнее. Вазген сел рядом.

— Кажется, обошлось, — произнес он тихо.

И тут мощные лучи света ослепили их. Арам схватил оружие, но дверь резко открылась, и на его руку и голову обрушились мощные удары. Кто-то вырвал из его кармана пистолет.

— Полиция! Выходи! — приказание пришло слева.

В его шею упирался ствол пистолета. Арам выбрался наружу. Следом вышел из машины его брат. В глазах Арама мелькали тысячи огненных кругов. Другой полицейский направил автомат на Вазгена и мрачно проговорил:

— Руки вверх! Если пошевелишься, стреляю!

Возражать не было никакого смысла, и они молча повиновались.

* * *
Подтвердились худшие предположения Родионова: Казарян планировал использовать его для доставки груза, а затем ликвидировать. Хорошо еще, что удалось нанести упреждающий удар. Но как только директор узнает об аресте братьев Саркисян, за ними начнется самая настоящая охота.

Невозмутимый Родионов вышел из созерцательного состояния, поднялся с кресла:

— Теперь у нас не так уж много времени, чтобы реализовать «красную ртуть».

— Что будем делать? — спросил Дроздов.

Андрей откинулся на кресле, закурил, пару раз глубоко затянулся.

— Недавно в Москву приезжал Филипп Жерон. Он возглавляет крупный химический концерн, знает меня лично и интересовался «красной ртутью». Первый визит я нанесу ему сам, предложу купить все двадцать килограммов ртути.

— Что потом?

— После продажи товара изменим внешность, запасемся новыми документами и исчезнем из Франции. Семью можно будет вывезти из России позже, после того, как ситуация станет безопасной.

Дроздов кивнул и тем самым закрыл тему.

* * *
Глава химического концерна Жерон принимал деловых посетителей в офисе на улице Соссэ. Его секретарь фильтровал визитеров, устанавливая степень их важности, читал их мысли и с чудовищной вежливостью отвечал на все вопросы.

Существует множество служебных помещений, похожих на то, которое занимал Филипп Жерон: отделанные квадратными кусками клееной фанеры, размещенные под прямым углом друг к другу и создающие эффект шахматной доски. Свет тут обычно рассеянный, ковер во весь пол, от стены до стены; мебель светлая, кресла — удобные, плата за услуги — непомерная. Металлические оконные рамы открываются наружу. Внизу находится небольшая опрятная автостоянка с аккуратно написанными на специальных дощечках фамилиями владельцев машин.

Родионов припарковал свой автомобиль у входа в офис Жерона. Когда Родионов зашел в приемную, профильтрованные посетители сидели в креслах и туповато глядели на ореховую дверь.

За высокими, темного ореха, дверями, в кабинете среди диаграмм, графиков и фотографий сидел Жерон и просматривал отчеты бухгалтера за прошедший месяц. Дела оставляли желать лучшего. Он уже успел свыкнуться с мыслью, что покупку новой яхты придется отложить до будущего года, как раздалось жужжание селектора.

— Господин директор, с вами желает поговорить мсье Родионов.

Жерон даже не поднял глаз.

— Нет времени. Скажите, что я очень занят.

— Слушаюсь.

Продолжая листать бухгалтерские отчеты, он машинально повторял: Родионов… Родионов… Родионов… Боже мой! Ведь это тот русский, с которым он был знаком в Москве. Кажется, он работает в «Центре высоких технологий». Жерон быстро нажал клавишу селектора.

— Жак, этого господина зовут Андрей Григорьевич?

— Да, мсье. И он говорит, что пришел по очень важному делу.

Немного подумав, Жерон буркнул:

— Хорошо! Пусть пройдет. Но если я позвоню, прервите наш разговор.

Через некоторое время, услышав, как открывается дверь, Жерон поднял голову. Его высокий темноволосый секретарь Жак Ла-дур вошел первым, за ним следовал Андрей.

— Господин Родионов, — произнес секретарь, отступил, пропуская посетителя, и удалился.

Жерон вежливо протянул руку.

— Очень приятно увидеть вас во Франции. Извините за некоторую задержку. Он обошел вокруг стола и кивнул на кожаное кресло перед ним.

— Садитесь сюда, пожалуйста. Если хотите курить — курите. Меня от этого пагубного пристрастия уже больше пяти лет как заставили отказаться.

Андрей присел, но курить не стал. Ему подумалось, что дым от сигарет может быть Жерону не по душе.

— Вы приехали на международную конференцию по радиоактивным элементам?

— Да.

— Я тоже принимаю в ней участие. Я ведь вхожу в организационный комитет.

Жерон немного помолчал, давая гостю освоиться в новой обстановке. Затем поинтересовался:

— Вы хорошо устроились?

— Вполне. Мой номер выходит окнами в парк. Прекрасный вид, очень уютно и спокойно.

— Ваша поездка преследует чисто научные цели?

— Не совсем. У меня есть товар, который мог бы заинтересовать вас, мсье Жерон.

Жерон сверлил его бледно-коричневыми глазами. На его лбу блестели капельки пота.

— Что за товар?

— Я полагаю, вас заинтересует партия «красной ртути» стоимостью в четыре миллиона долларов? Это двадцать килограммов, — напрямик сказал Андрей. Лицо Жерона сохранило бесстрастное выражение, но по едва уловимому движению головы Андрей понял, что разбудил его интерес.

— Сколько у вас этого товара?

— Двадцать килограммов.

— Но это очень дорого, мсье Родионов.

— Напротив, я отдаю товар очень дешево. Вы продадите его дороже и спокойно положите в карман разницу в один-два миллиона.

— Сопроводительные документы на этот товар у вас есть?

— Есть. Сертификат качества тоже.

— Вы ввезли эту ртуть контрабандным путем?

— Разумеется. Такой товар нельзя ввезти законно. Его нет в списках товаров, разрешенных к ввозу во Францию. И вы это отлично знаете.

Жерон кивнул головой.

— Знаю. Но мне не удастся его продать на один-два миллиона дороже, мсье Родионов.

— Почему?

— Не всякий его купит. Вы забываете о криминальном характере сделки.

Андрей усмехнулся. Он был готов к подобным возражениям. Вошел Ладур, принес кофе, бокалы, бутылку хорошего коньяка. Жерон отослал секретаря, сам открыл бутылку и разлил драгоценный напиток. Родионов ждал, что последует дальше.

— Вас устроит два миллиона долларов за весь товар? Разумеется, после проверки его качества.

Андрей рассмеялся.

— Вы что, шутите?

— Но я не могу брать за четыре миллиона товар, ввезенный незаконным путем. Два миллиона долларов не такие уж малые деньги.

Родионов взглянул ему в глаза, взял бокал, сделал глоток. Напиток приятно обжег внутренности.

— Мсье Жерон, вы очень богатый человек. Почему бы вам не заплатить мне? Конечно, после проверки качества ртути в вашей лаборатории.

— Давайте перейдем от конфронтации к соглашению, — оживился Жерон. — Я плачу три миллиона долларов и мы полюбовно заключаем сделку.

Андрей откинулся в кресле, пригубил свой бокал, покачал головой и сказал:

— Я не люблю торговаться, мсье Жерон. Я инженер, а не бизнесмен. Тем не менее я все хорошо обдумал, и названная мною цена товара окончательная. Она не подлежит пересмотру. Я хочу остаться на Западе и открыть свое дело. Для этого мне нужны деньги, много денег.

— Всем нужны деньги, мсье Родионов. Вы вовлекаете меня в нелегальные операции с криминальным оттенком. Возможно, что такая ситуация не понравится правительственным чиновникам и мне придется давать крупные взятки.

— Это ваши трудности, — Родионов допил бокал и взял чашку кофе. — Что касается нелегальной доставки партии товара, — продолжал он, — то ведь и деньги в сделках такого рода обычно движутся нелегально, обходя стороной все законы.

Нахмурившись, Филипп Жерон молча рассматривал письменный стол.

— Это ваше последнее слово, мсье Родионов?

— Да.

— А если я откажусь от сделки?

— Вы здорово проиграете. У меня есть еще кое-что для продажи. И это кое-что может принести вам большие дивиденды. В случае вашего отказа я найду другого покупателя.

— Но вы крупно рискуете. Один. В незнакомом городе и с таким опасным грузом. Может быть за вами уже следит ИНТЕРПОЛ?

— За мной никто не следит. Я достаточно опытен в таких делах, — спокойно заметил Андрей, и от его пристального взгляда Жерон поежился.

— Откуда у вас такой опыт?

— Война в Афганистане. Служба в военной разведке, — отозвался Андрей.

Жерон задумчиво повертел в руках пустой бокал, поставил его на стол, вновь разлил коньяк, потом взглянул на Родионова.

— Вам везет. Товар мне нужен. Я готов согласиться с вашими условиями. Давайте образец ртути. Я отошлю его на анализ. Сегодня четверг. Приедете ко мне на виллу в субботу вечером часам к десяти. Нам никто не помешает в это время. Я буду ждать. Вот адрес и подробные пояснения, как доехать, — с этими словами он протянул Андрею листок бумаги. Родионов передал ему небольшой пакетик с пятью граммами «красной ртути».

Убрав образец в сейф, Жерон встал. Андрей последовал его примеру.

— Договорились, мсье Жерон. Я уверен, что анализ образца даст хорошие результаты. Приготовьте для оплаты товара чеки на предъявителя и триста тысяч наличными.

Выходя из приемной, Родионов неожиданно оглянулся: откинувшись в кресле, Ладур пристально смотрел на него.

* * *
До назначенного дня ничего необычного не произошло. И когда наступила суббота, они испытали некоторое облегчение: наконец-то приблизилась развязка. Но оказалось она совсем не такой, как они ожидали. Родионов так и не понял, когда и как появилось у него это неприятное ощущение беспокойства, даже, скорее, страха, но возникло оно задолго до того, как они подъехали к вилле Жерона.

Он взглянул на Вадима, но тот невозмутимо курил, погрузившись в свои размышления. Дорога была в хорошем состоянии, у них была отличная машина. Тем не менее не проехав и полпути и еще не ощутив прибрежного бриза и рокота морских волн, Андрей почувствовал у себя на лбу крупные капли пота. Нервная судорога свела ногу на педали газа.

— Какие глупости! — сказал он себе.

Он пробормотал это с удивлением, похожим на то, которое испытывал во время войны в Афганистане, когда впервые ощутил настоящий страх. Ко тот, военный страх по крайней мере можно было хоть как-то объяснить. Небо озарила вспышка молнии. Вечер был душный. Казалось, дорога уносит их автомобиль в бездонную пропасть.

В конце концов, размышлял Андрей, у него более чем достаточно причин, чтобы благодарить небеса. Они вышли живыми из такой переделки, благополучно прошли таможенный досмотр. Жерон согласился уплатить за товар запрошенную сумму и, наконец, сегодня он станет миллионером. Он везучий.

Жерон решил провести уик-энд в этой уединенной местности и заодно провернуть удачную сделку. Заплатив четыре миллиона долларов за «красную ртуть», он сможет продать ее дороже и положить в карман как минимум миллион. Он должен быть благодарен Андрею за это. Но почему вначале он так упорно хотел купить весь товар за два миллиона? Хотел сорвать очень солидный куш или у него не было таких денег? Образ Жерона возник перед его мысленным взором, словно озаренный вспышкой молнии. Его лицо, застывшее как маска, с глазами хищной птицы. И опять необъяснимая тревога охватила Родионова. Почему Жерои так легко согласился на его условия и почему спросил, не следит ли за ним ИНТЕРПОЛ?

Тревога не проходила и очень напоминала ему состояние, которое он испытывал, находясь на территории врага. Осторожно! Дорога вывела на берег, теперь машина шла почти на уровне моря. Мимо проносились ухоженные сады и террасы, выходящие на частные пляжи. Неожиданно Родионов притормозил и остановился у обочины тротуара перед зеленой лужайкой местного загородного клуба. Дроздов проснулся. Андрей повернулся к нему.

— Слушай, Вадим! Мы почти приехали, сейчас все решится и мы станем богатыми людьми.

— Так чего мы остановились?

— Предчувствия у меня нехорошие. Смущает меня что-то та легкость, с которой Жерон согласился уплатить четыре миллиона баксов.

— Меня тоже, — подтвердил Дроздов. — Он достал свой пистолет тридцать восьмого калибра с глушителем. — Сделаем так. Вначале проедем мимо, посмотрим обстановку. Потом ты высадишь меня и вернешься обратно. Товар не бери. Оставь в машине. Буду тебя подстраховывать. Вот возьми на всякий случай, — Вадим протянул ему «беретту». — Прекрасное оружие. Если все будет в порядке, вернешься к машине и отнесешь товар.

Через пять минут перед глазами путешественников появилось бунгало, стоящее у самого моря, чрезмерно декорированное и слишком величественное для пляжного домика. Жерон, со свойственным ему тщеславием, называл его летней резиденцией. В окнах не было ни одного огонька. Ни одного — и это всего лишь в четверть одиннадцатого! Родионов проехал немного дальше, заглушил двигатель и погасил фары. Они вышли из машины, и Вадим тихо и аккуратно прикрыл дверцу. В вечернем сумраке слышался только шум волн, накатывающихся на берег. Друзья осмотрелись — нигде ничего подозрительного, ни людей, ни машин. Дорога была совершенно пустынной, как и обычно в это время суток. Пройдя немного по темной дороге, Андрей свернул к дому. Вадим остался около машины. В темноте разносилось эхо шагов Родионова. Когда он подошел ближе, то понял, почему было так темно. Со стороны фасада все шторы были наглухо задернуты.

«Может, Жерон не хочет, чтобы с улицы могли видеть нашу деловую встречу? — подумал Андрей. Быстрым шагом, почти бегом он устремился к двери. После второго удара дверного молоточка, словно по сигналу, внезапная вспышка молнии заставила побледнеть все небо почти до горизонта. Слепящая белизна озарила серый песок и черные волны с хлопьями пены на гребнях. Стало еще темнее. Вдалеке послышались раскаты грома. Не может быть, что внутри никого нет. Даже если предположить, что Жерон заболел, в доме должны находиться слуги.

Родионов попытался повернуть ручку. Дверь открылась. В холле, выглядевшем шикарно, как и все, что принадлежало Жерону, несколько люстр освещали роскошную мебель и тщательно натертый паркет.

В небольшом кресле лицом к нему сидел Жерон. На его лице застыло удивленное выражение. В центре его лба виднелась маленькая кругленькая дырочка. Глаза Жерона невидяще смотрели на вошедшего. Рот был полуоткрыт, как будто он собирался закричать. Даже не прикасаясь к нему, Родионов понял, что Жерон мертв.

«Чистая работа», — подумал Андрей, оглядывая холл. Он хотел крикнуть, чтобы позвать кого-нибудь, но не успел открыть рот, как услышал сзади вежливый голос:

— Не двигайтесь, мсье Родионов. И, если не трудно, не шевелите руками.

Говорит по-русски. Голос незнакомый с сильным акцентом. Родионов застыл: несмотря на изысканность интонации, в голосе звучала угроза.

— Пожалуйста, пройдите в гостиную. У меня револьвер.

Андрей шагнул вперед, легонько подталкиваемый в спину. Подойдя к двери, повернул ручку, несильно толкнул. Она широко распахнулось.

Родионов увидел зашторенное окно, у окна — стол. Кресла для отдыха, обтянутые ворсистой тканью, небольшой бар и диван. Лампы цвета морской волны отбрасывали мягкий теплый свет, мерцающий на безделушках в конце стола и фарфоровых статуэтках в витринах серванта красного дерева. За столом, удобно устроившись в кресле, сидел Жак Ладур. Злобное лицо, блестящие глаза — нет, это какой-то другой человек принял облик секретаря Жерона. Этого человека Андрей не знал. Но тут смутно знакомый голос сказал:

— Кажется, мы немного испугали вас, мсье Родионов?

Да, это был Ладур. Ему, и только ему принадлежали этот голос и эта улыбка.

— Да. — Андрей говорил хрипло и не твердо. — Испугали и здорово. За что вы убили его?

— Так получилось. — Ладур нахмурился. — Не нашли общего языка. Для вас, мсье Родионов, будет лучше, если мы с вами договоримся. В противном случае вас ожидает такая же участь.

— Что вы от меня хотите? — спросил Андрей, чувствуя, как по спине у него пополз противный холодок.

— Наши условия просты, мсье Родионов. Вы передаете нам «красную ртуть», которую вы привезли с собой, мы, со своей стороны, сохраняем вам жизнь. Мы даже не требуем от вас тот товар, который вы хотели передать Жерону после завершения сделки с «красной ртутью». Согласитесь, что в вашем положении это очень хорошие условия.

Блестящие глаза Ладура неторопливо обшарили лицо Андрея, как бы читая его мысли.

— Макс, посмотри, нет ли у него оружия, — приказал он.

Макс уперся стволом в спину Родионова. Левой рукой обыскал его, нашел пистолет и забрал. Потом отошел в сторону. Достав из кармана золотой портсигар, Ладур закурил.

— Ну, как вам мое предложение? Даю пять минут на размышление. Если не согласитесь, отправитесь вслед за Жероном. — Он поднялся. — В каком-то смысле я вам сочувствую, мсье Родионов. Вы хороший специалист, потратили столько сил и энергии, сделали крупные ставки в этой игре. Но в такой сфере, как бизнес, возможен и проигрыш. Что поделаешь — такова жизнь. Вы наверстаете упущенное в следующей сделке.

Нервы у Андрея были на пределе, глаза застлал туман…

Внезапно дверь гостиной распахнулась. В проеме двери возникла высокая фигура Дроздова. В руке он держал пистолет.

Макс на секунду опешил, и Родионову хватило этого мгновения, чтобы выбить у него из рук оружие и завладеть им.

— Закрой дверь, Вадим, — тихо проронил Андрей. — А вы, ублюдки, давайте на диван. Быстро!

Ладур широко раскрыл рот от изумления и неожиданности. Рука его метнулась к карману, но Дроздов тут же нажал на спуск. Раздался негромкий щелчок, и Ладур застонал, а рука его повисла плетью. Вытащив из его кармана оружие, Родионов толкнул его на диван.

— А вот теперь поговорим. Откуда вы узнали про ценный груз и зачем убили Жерона?

Ладур скривился:

— Разговоры в кабинете шефа я прослушиваю давно, с тех пор, как установил в его кабинете подслушивающее устройство. Так я узнал про «красную ртуть» и про встречу на вилле.

— Что было дальше?

— Мы с Максом приехали сюда часа на два раньше условленного времени и попытались уговорить Жерона поделиться с нами частью прибыли, угрожая в случае несогласия сообщить в полицию об этой незаконной сделке.

— И что Жерон?

— Вышел из себя, выхватил пистолет, но я оказался быстрее. Результат вы видели…

— На какой машине приехали?

— Голубой «Форд». Взяли напрокат.

— Кому и по какой цене Жерон собирался продать «красную ртуть»?

— Один араб согласился купить, но цену не назвал.

— Как зовут этого араба?

— Не знаю, мсье Родионов.

На висках Андрея вздулись вены, пистолет в руке задрожал. Лицо вспыхнуло. Холодная ярость уступила место горячему гневу.

— Так, — хрипло сказал Родионов. — Вы хотите сделать из меня дурака! Я не люблю, когда мне врут. Придется с вами поговорить по-другому.

Андрей спрятал пистолет в карман и направился к ним. На какое-то мгновение он оказался между Дроздовым и ними.

— Осторожно, Андрей! — крикнул Дроздов, но было уже поздно. Макс бросился Родионову в ноги, а Ладур ударил Андрея ногой в лицо. Реакция Дроздова была чисто автоматической. Он два раза нажал на спуск, и в двух лбах появилось по аккуратной дырочке. Опомнившись, Вадим проклинал себя. Впервые он пожалел, что стреляет без задержки и без промаха, чисто инстинктивно. Но когда эти подонки бросились на Андрея, у них не оставалось ни малейшего шанса выжить. Дроздов спрятал пистолет за пояс и склонился над другом. Когда Родионов пришел в себя, он обвел взглядом гостиную и присвистнул.

— Что будем делать?

— Закопаем поблизости. Прямо у забора. Там мягкий песок, — Вадим едва узнал собственный голос. — Успеем. Время есть, но надо поторопиться.

Родионов стал умываться, а Дроздов вышел из дома и заглянул в гараж. Там разыскал лопату с длинным черенком. После походил около забора, утопая в мягком песке, присмотрел место и начал копать. К приходу Андрея могила была наполовину готова. Вадим устал. Родионов взял у него лопату и, быстро орудуя ею, выкопал еще столько же.

— Хватит? — спросил он из ямы.

— Сгодится. Время поджимает, — ответил Дроздов. — Пойдем… вынесем их.

Через двадцать минут они разровняли песок, отошли в сторонку, закурили. После этого вернулись в дом. Андрей подошел к бару, налил рюмку коньяка и выпил.

— Надо отогнать их машину и бросить где-нибудь подальше отсюда. Тогда искать их здесь не будут. Следы мы уничтожим. Что касается Жерона, то у него несколько машин, а в гараже стоит только одна. Поэтому трудно сказать, был он здесь или нет. Я поведу их «Форд», ты поедешь на нашей машине следом. Где-нибудь в удобном месте я приторможу и пересяду к тебе, а ту машину оставим.

— Так и сделаем, — согласился Дроздов.

Они быстро уничтожили следы своего пребывания, привели все в относительный порядок, погасили свет, заперли дверь, а ключ забросили далеко за забор. Улица была пустынной.

Через два дома от бунгало Жерона действительно стоял голубой «Форд». Свет в окнах ближайших домов погас. Андрей, используя пистолет в качестве рычага, открыл дверь со стороны пассажира, нашел ключи, сел за руль и запустил двигатель. Дроздов побежал к своей машине.

Пропустив «Форд» вперед, Вадим поехал следом. Тихо с потушенными фарами они двинулись по улице, соблюдая небольшую дистанцию. В пути никого не встретили. Впервые после такого сумасшедшего вечера Вадиму хотелось насвистывать.

Они не стали миллионерами, но преодолели еще один опасный барьер на пути к цели.

Глава шестая РАЗБОР ОПЕРАЦИИ

— Я спрашиваю, где новая технология получения «красной ртути»? Где специалист, который может наладить ее производство? Я их не вижу, — свирепо прорычал Дэвид Стивене, возглавлявший западноевропейский отдел ЦРУ.

— Слушайте, Стивене, мы условились, что я вам доставлю не только технологию, но и специалиста по «красной ртути». Я сделал колоссально много… Нашел людей… Послал их в Новообнинск. Они проникли в квартиру Новиковой. Но тут что-то случилось… Во-первых, люди, проникшие к Новиковой, исчезли, испарились, как будто их и не было вовсе. Во-вторых, Новикова тоже исчезла из квартиры, хотя за подъездом дома велось наблюдение.

Стивене сверлил Кейна зелеными кошачьими глазами.

— Вместе с ними испарился и аванс в пятьдесят тысяч долларов. Какая-то мистика. Вы не находите?

Кейн недоуменно вскинул плечи и смущенно посмотрел на Стивенса.

— Именно так. Какая-то чертовщина. Особенно, если добавить к этому сообщение агента, наблюдавшего за операцией.

— Какое сообщение?

— О том, что над домом Новиковой в это время он видел НЛО…

— Одним словом, — перебил Стивене, — специалиста нет, новую технологию вы не достали и образцов продукции не привезли. Вы провалили серьезную операцию, Кейн. Это вам будет дорого стоить. Ваша карьера на этом может оборваться…

— Не думаю. Прежде чем пойти лучше, дела некоторое время должны идти хуже. Это известное правило. Операция продолжается, мистер Стивене. На ее продолжение мне нужны еще пятьсот тысяч долларов. Чек дадите или наличными?

При всей огромной опытности и знании людей Стивене первый раз в жизни видел такого наглеца.

У Стивенса выступило даже что-то вроде испарины на мясистом носу, — такое он сделал над собой усилие, чтобы не врезать по морде этому Кейну. Но все же его правая напряглась и приподнялась над столом.

Кейн, следя за его рукой, сказал:

— Дело в том, мистер Стивене, что один из главных разработчиков новой технологии производства «красной ртути» господин Родионов сейчас в Париже.

Стивене вскочил, — ноздри его раздулись, между бровей вздулась жила. Он подбежал к двери и запер ее на ключ, затем близко подошел к Кейну, взялся за спинку кресла, другой рукой вцепился в край стола. Наклонился к его лицу:

— Откуда такие сведения?

— От Жака Ладура, секретаря Жерона. Родионов приехал в Париж на конференцию по радиоактивным элементам и предложил Жерону купить у него двадцать килограммов «красной ртути».

— И Жерон все это рассказал своему секретарю?

— Разумеется, нет. Просто Ладур обычно прослушивает все разговоры шефа и обо всем интересном сообщает мне.

Стивене ползал взглядом по веснушчатому лицу Кейна.

Затем выпрямился, спокойно произнес:

— Вы прекрасно понимаете, что мы не в России, а в Париже, — если вы совершите похищение и попадетесь, спасать от тюрьмы я вас не буду. Если и эта операция закончится провалом, на вашей карьере я лично поставлю жирный крест.

Он вернулся на свое место, с отвращением раскрыл чековую книжку: «Пятьсот тысяч не дам, с вас довольно и трехсот…» Выписал чек, ногтем толкнул его по столу Кейну, потом положил локти на стол и ладонями стиснул лицо.

* * *
Бросив «Форд» на обочине шоссе, Родионов пересел к Вадиму. Небо с каждой минутой становилось светлее.

Дроздов молчал и внимательно следил за дорогой.

— Я все обдумал, — прервал затянувшееся молчание Андрей. — Утром свяжусь с Марком Фивейским. Думаю, он купит у нас весь товар.

— Кто это?

— Знакомый бизнесмен из Израиля. Он приезжал к нам в «Центр» года два назад, хотел купить «красную ртуть», но чиновники из министерства категорически воспротивились сделке.

— Может быть, Фивейский не дал на лапу кому надо?

— Не знаю. Может быть.

— И чем все закончилось?

— Фивейский закупил нужное ему количество «красной ртути» в Китае. Но был не очень доволен сделкой.

— Почему?

— Их ртуть менее чистая, чем наша. Поэтому он охотнее купит российский товар.

— Почему же ты сразу не обратился к нему?

Родионов нервно запустил пальцы в волосы.

— Видишь ли, Вадим, контакты с ним очень опасны. За его деятельностью в Париже неотступно следят.

— Кто? Западные спецслужбы?

33 Хуже, Вадим, — он беспокойно посмотрел на Дроздова, — и намного опаснее.

— Кто же это?

— Арабы… Террористы… Фивейский рассказывал, как они пытались взорвать его парижский офис. Спасибо, кто-то предупредил по телефону. Полиция обезвредила бомбу минут за пять до взрыва. Без охраны он никуда не выходит.

— А других покупателей нет? — осведомился Вадим.

— Других я не знаю, — спокойно ответил Андрей. — Только думаю, что следят и за другими. Арабы хотели купить ртуть у Жерона, они знают, что товар появился в Париже… и в этом заключается опасность для нас… а, может быть, смерть.

Он умолк, глядя в обеспокоенные глаза друга.

— Конечно, наша командировка рискованна, — сказал Вадим. — Но мы ведь с самого начала знали об этом. Не останавливаться же на полпути. Придется рискнуть и на этот раз. У нас нет выбора. Звони Фивейскому и договаривайся о встрече.

Какое-то время оба молчали. В машине воцарилась тишина. Наконец Андрей нарушил молчание:

— Надеюсь, на этот раз нам повезет.

Время уже приближалось к обеду, когда Родионов снял телефонную трубку у себя в номере.

— Мне надо позвонить господину Марку Фивейскому, — сказал он девушке на коммутаторе. — Пожалуйста, узнайте в справочной номер и соедините меня с ним.

Прошло немного времени, и в трубке раздался мужской голос: «Резиденция господина Фивейского. Вас слушают».

Голос был такой, как будто говоривший держал во рту горячую картофелину.

— Мне необходимо поговорить с Фивейским, — не теряя времени понапрасну, сказал Андрей.

— Будьте добры, назовите вашу фамилию, мсье, — голос звучал холодно и отчужденно, — и я соединю вас с секретарем мсье Фивейского.

— Это Андрей Родионов. Мсье Фивейский хорошо меня знает. Мне не нужен его секретарь, я хочу говорить с ним лично.

Родионов рассчитывал, что его настойчивость произведет хоть какое-нибудь впечатление. Но эта надежда не оправдалась.

— Если вы подождете, мсье, я соединю вас с секретарем мсье Фивейского.

Полное безразличие в его голосе было оскорбительней, чем пощечина. Раздались щелчки, затем отрывистый голос пролаял в ухо Родионову:

— Зильберг, кто говорит со мной?

— Андрей Родионов. Мне нужен мсье Фивейский.

— Я передам вашу просьбу, мсье, и мсье Фивейский, если сочтет нужным, сам позвонит вам. Какой у вас номер телефона?

Андрей потушил сигарету и допил кофе.

— Вадим, придется подождать час, а может, и больше. Я надеюсь, что он вспомнит меня и позвонит.

Ожидание при данных обстоятельствах было, конечно, не самым плодотворным занятием, но с этим приходилось мириться. Андрей не угадал. Прошло всего пятнадцать минут и в номере раздался пронзительный телефонный звонок. Андрей схватил трубку.

— Мсье Родионов?

— Слушаю.

— Господин Фивейский сможет принять вас сегодня в четыре.

— В четыре часа?

— Да. Пожалуйста не опаздывайте. У патрона несколько важных деловых свиданий. Он сможет уделить вам всего десять минут.

— Спасибо. Для меня этого достаточно, — ответил Родионов и положил трубку. Дроздов взглянул на часы. До встречи с Фивейским оставалось около часа. Андрей открыл чемодан и достал свой лучший выходной костюм.

За пять минут до назначенного времени Дроздов припарковал «Рено» в районе парка Монсю.

Атмосфера тут была весьма своеобразной. Двухэтажные особняки, сложенные из камня, сверкающие двери, окна и чисто вымытые лестницы. Это была улица в одном из богатых районов Парижа. Прежде чем выйти из машины, Андрей и Вадим внимательно изучили окружающую обстановку. Ничего подозрительного не заметили. Особняк Фивейского не имел внешней охраны. Если этот видный бизнесмен и охранялся, то все средства охраны, включая и людей, размещались внутри дома. Родионов вышел из машины, взял в левую руку кожаный саквояж с товаром и, попросив Вадима подождать на стоянке, не торопясь направился к особняку.

Поднявшись по ступенькам лестницы, Андрей нажал на кнопку звонка. Через некоторое время дверь открылась. На пороге, вопросительно подняв седые брови, стоял высокий полный человек в костюме английского дворецкого.

— Я — Андрей Родионов, — отрекомендовался Андрей. — Мне Нужен господин Фивейский.

— Да, мсье. Сюда, пожалуйста.

Родионов последовал за дворецким и, пройдя большой холл, оказался в приемной. Шесть делового вида мужчин сидели в креслах с утомленным видом. При появлении Родионова они уставились на него с таким беспросветным безразличием, что он понял: бедняги давно потеряли счет времени.

— Мсье Фивейский вызовет вас, — степенно произнес дворецкий, обращаясь к сидящим, и плавно, словно передвигаясь на колесах, пересек приемную и остановился возле массивной двери из полированного красного дерева.

— Родионов здесь, мсье! — приоткрыв дверь, сказал он. Потом, отойдя в сторону, пропустил Андрея вперед. Просторный кабинет имел два широких окна, из которых открывался чудесный вид на внутренний дворик. В дальнем углу стоял письменный стол. Родионов заметил и великолепную картину, принадлежавшую, вероятно, кисти Сальвадора Дали.

За столом сидел высокий стройный человек с орлиным профилем и тщательно уложенной прической. Секунд десять он пристально рассматривал Андрея, потом поднялся, вытянул вперед руку и крепко, до боли в косточках, пожал Родионову руку.

— Я сразу узнал вас, мсье Родионов. — Его русский, сдобренный легким акцентом, был утонченным и почти изысканным. Он протянул руку к креслу: — Присаживайтесь сюда. Чем могу быть полезен?

— Я приехал в Париж на конференцию по радиоактивным элементам. Но помимо научных я хотел бы установить и деловые контакты. Это и побудило меня обратиться к вам.

Фивейский не ответил, он молча смотрел в окно, будто пересчитывая деревья во дворе. Андрей решил перейти к делу.

— Когда вы приезжали последний раз в Москву, мсье, вас очень интересовала одна продукция нашего «Центра». Я хочу знать, не пропал ли у вас к ней интерес?

Родионов заметил, как дрогнуло лицо Фивейского.

— Интерес не пропал, мсье Родионов, — произнес, наконец, Фивейский. — Сколько у вас этого товара?

— Двадцать килограммов.

— Марку Фивейскому не нужно было много объяснять. Он знал, что «красная ртуть» ввозится контрабандным путем. Его интересовало только одно: качество продукта и его цена.

— Это хорошо очищенная «красная ртуть»?

— Да.

— Сколько вы хотите за все?

— Четыре миллиона долларов.

— Давайте сделаем так. Вы привезете мне товар, я возьму пробу и отдам на анализ: Вы понимаете, когда покупают товар за такие деньги, то надо быть слишком наивным, чтобы не проверить его.

— Товар у меня с собой, — сказал Андрей, указывая на саквояж.

— Очень хорошо, мсье Родионов. С вашего разрешения, я возьму граммов пять на анализ?

Родионов молча кивнул, раскрыл саквояж, позволяя Фивейскому взять необходимое количество ртути.

— При положительных результатах анализа вы сразу получите деньги, — сказал Фивейский. — Кстати, анализ образца будет стоить от шести до десяти тысяч долларов. Вам придется это оплатить.

— Разумеется. Только оплату я хочу произвести из тех денег, которые я получу от продажи ртути.

Бизнесмен взглянул на Андрея:

— Я понимаю это так, что вначале за анализ придется заплатить мне.

Родионов кивнул вторично. Потом добавил:

— Помимо двадцати килограммов «красной ртути» я привез сто пятьдесят граммов осмия-187. После удачного завершения сделки с «красной ртутью» можно поговорить о продаже и этого товара со скидкой только для вас, мсье.

— И какова будет эта скидка? — мгновенно отреагировал Фивейский.

— Я полагаю, что смогу уступить вам весь осмий за семь миллионов долларов.

Бизнесмен поднялся в своем кресле.

— Я обдумаю ваше предложение. Хочу напомнить — об этой сделке никому ни слова. Есть люди, которые пойдут на все, чтобы эту сделку сорвать.

Несколько секунд он не спускал с него глаз, потом поднялся и начал вышагивать по кабинету. Затем резко остановился и уставился на Родионова.

— Приезжайте ко мне через несколько дней. Время визита вам сообщит секретарь. Кстати, в какой форме вы хотите получить свои четыре миллиона?

— Лучше в виде чеков на предъявителя. Каждый чек на сто тысяч и триста тысяч наличными.

— К вашему приезду все будет приготовлено, мсье Родионов.

Фивейский протянул руку, давая понять, что встреча окончена.

Глава седьмая ОТРАВЛЕННЫЙ КОНЬЯК

— Мне срочно нужны деньги, Микаэл. Большие деньги. Положение критическое. Пропал Родионов с грузом, стоимость которого двенадцать миллионов долларов. Арестованы братья Саркисян, которым Родионов должен был передать груз. Мне нечем платить зарплату, я не могу заплатить налоги, расплатиться за поставленное сырье, электроэнергию и газ. Что посоветуешь? Симонян, заместитель директора по административно-хозяйственным вопросам, помолчал, потом загадочно улыбнулся.

— Видишь ли, Станислав… Кое-какие соображения у меня есть.

— Выкладывай.

Симонян сказал почтительно, как подобает говорить с хозяином солидной фирмы, и вместе с тем с оттенком грубоватой дружественности, как говорят с мужем своей любовницы:

— Ведущий инженер Палагин, которого ты хотел уволить за пьянку, предложил новый метод получения изотопов. На предложенном методе можно заработать очень большие бабки. Он значительно дешевле того, который сейчас используется. Продукт получается гораздо чище, и это позволяет продавать его по более высокой цене.

— На лице Казаряна появился неподдельный интерес.

— А метод прошел проверку?

— В том-то и дело, что прошел… Но неофициально. И дал прекрасные результаты.

Казарян побагровел:

— Почему неофициально? Почему я ничего не слышал об этом методе?

Симонян взглянул на него с некоторым удивлением. Глаза у шефа были круглые, желтые, злые.

— А потому, что Палагин скрывает его, работу ведет один, никто точно не знает, в чем заключается его изобретение.

— Расскажи подробнее. Какие получены результаты?

Симонян расслабился.

— Мне известно, что Палагин получил в лабораторных условиях триста граммов изотопа осмия-187. Можно продать и компенсировать убыток, нанесенный Родионовым.

Директор покашлял, сказал плохо повинующимся, хрипловатым голосом:

— Блеск! Этот осмий по ценам черного рынка стоит двадцать миллионов долларов и ни в каких документах не фигурирует.

Он поднялся, начал шагать из угла в угол. Надо завладеть этим осмием и узнать суть метода, предложенного Палагиным.

— Твои соображения, Микаэл, очень меня заинтересовали.

— Симонян просиял.

— Палагин сейчас на месте, Станислав. Мы можем зайти к нему и поговорить. Тебе он точно расскажет суть своего изобретения.

— Ты прав, Микаэл. Пойдем вместе. Выясним ситуацию. Промышленный шпионаж сейчас очень распространен. Палагин любит выпить и выудить из него секрет метода, когда он пьян, ничего не стоит.

* * *
Лаборатория электронных методов разделения изотопов находилась в соседнем корпусе «Центра высоких технологий». Директор вошел туда в сопровождении Микаэла Симоняна. Палагин сидел за осциллографом, проверяя работу своего изобретения, и не заметил вошедших. В лаборатории находилось несколько магнитных сепараторов, в которых изотопы разделялись по массам с помощью сильных магнитных полей. Один из магнитных сепараторов включили часов семь назад. На нем и экспериментировал Палагин.

Самого изобретателя видно не было, но Симонян указал директору на осциллограф в углу комнаты. Из-за осциллографа вилась тонкая струйка дыма, указывающая на то, что Палагин работает и откровенно плюет на все приказы администрации, запрещающие курение на рабочем месте.

«Никакие приказы ему не страшны, — подумал директор. — Ничего, сейчас быстро расколется».

— Юрий Владимирович, — начал осторожно Казарян, — я полагаю, что директор «Центра» должен знать, над чем работают его сотрудники. Как ты считаешь?

Палагин, застигнутый врасплох, замер, на скулах выступили красные пятна, глаза судорожно заметались.

— Вы… Вы совершенно правы, — выдавил ведущий инженер.

— Вот я и пришел взглянуть на твое но вое изобретение. Спасибо Микаэл Арамович проинформировал. Как успехи?

Палагин молчал, делая вид, что перебирает бумаги на столе.

— За сегодня удалось получить десять миллиграммов изотопа иттербия. — Голос окреп, он овладел собой. — Не так уж мало, если учесть, сколько стоит один миллиграмм этого изотопа.

Казарян одобрительно взглянул в лицо изобретателя. Рассматривал с секунду, глаза его сощурились, крючковатый нос собрался складками, блеснули золотые зубы.

— Расскажи о сути метода, Юра. Ты ведь не будешь подозревать нас в намерении украсть твое изобретение?

— Разумеется… Не буду, — сказал Палагин, слегка заикаясь. — Суть моего метода заключается в использовании специальной электронной схемы, которая осуществляет автоматическую настройку на заданный изотоп и открывает щель приемника в тот момент, когда пучок нужных изотопов находится точно напротив щели. Девяносто девять процентов необходимых изотопов попадают в приемник.

— Блестящая идея, — восхитился Казарян. — На каких изотопах ты проверил свое изобретение?

Палагин покашлял, сказал тихим хрипловатым голосом:

— Мне удалось получить триста граммов осмия-187, столько же «красной ртути» высшей очистки, сейчас вот получил десять миллиграммов изотопа иттербия.

— Превосходно, — похвалил директор. — Юра, не покажешь ли мне свою электронную схему автоподстройки?

— Инженер усмехнулся, кивнул.

— Не только покажу, Станислав Арташесович, но и расскажу все тонкости метода, но немного позже. Я хочу вначале получить патент на свой метод.

Казарян побагровел, но сдержался.

— Логично, правильно, — после некоторого молчания выдавил директор. — Я могу помочь тебе в этом. У меня есть связи в институте патентной экспертизы. Если ты включишь меня в число авторов метода, я приложу все силы и за месяц ты получишь патент. Кроме того, я назначу тебя заведующим этой лаборатории. Ну, как тебе мое предложение?

— Я подумаю над ним, — уклонился Палагин от прямого оскорбительного отказа.

У Казаряна прыгнули щеки. Он был в ярости.

— Подумай, только думай быстрее. Это в твоих же интересах. — В голосе директора, двинувшегося к выходу, послышалась плохо замаскированная угроза. Симонян поспешил за ним. Некоторое время директор и его заместитель молча шли по пустынному коридору. Первым нарушил молчание Симонян:

— Вот мразь. Как разговаривает с директором, а? Его надо как следует проучить. Можешь полностью рассчитывать на меня, Станислав. Что делать?

Казарян остановился, поскреб подбородок.

— Нужно достать схему автоподстройки. Это не так уж трудно. Можно подослать к нему красивую женщину. Пусть как следует напоит его, а когда он отключится, пусть пошарит в квартире и найдет эту схему. Надо только подослать к нему не круглую дуру, а бабу, разбирающуюся в схемотехнике. Директор взглянул на своего заместителя.

— У тебя есть кто-нибудь на примете?

— Конечно, Станислав. Новая сотрудница Наташа Василькова. Красивая и молодая. Работала несколько лет в радиотехническом институте. Прекрасно разбирается в схемах. Очень нуждается в деньгах.

Казарян заинтересовался.

— Я дам ей двадцать тысяч зеленых, если она достанет схему Палагина и ее описание. Он наверняка хранит их дома, так как собрался патентовать свое изобретение.

— За такую сумму, шеф, она сделает все, что угодно.

— И побыстрее, Микаэл. Даю три дня. Ты понял?

— Не беспокойся, Станислав. Предоставь это мне. Я сейчас же этим займусь.

* * *
Телефонный звонок резко прозвучал в тишине квартиры. Палагин снял трубку.

— Юра, привет. Что делаешь? — раздался знакомый голос Симоняна.

— Только с работы. Настроение хреновое. Очень устал.

— Тогда давай ко мне. Познакомлю с одной красоткой. Есть выпивка. Сразу подниму тебе настроение. Помнишь, где я живу?

Палагин оживился.

— Помню! Через час буду.

Микаэл положил трубку и отхлебнул кофе.

— Акция началась, — прокомментировал он, обращаясь к Наташе Васильковой. — Наш гений скоро будет. У тебя есть возможность увеличить свой капитал на двадцать тысяч долларов.

— Чудесно, — промолвила Наташа. — Спасибо, что даешь возможность хорошо заработать бедной девушке.

Симонян усмехнулся.

— Полагаю, ты хорошо выполнишь мое поручение.

Василькова сощурилась:

— Не беспокойся… Отработаю по полной программе.

Микаэл поднялся и, подойдя к бару, достал оттуда бутылку коньяка «Отборный».

— Вот этим, — он протянул Наташе бутылку, — угостишь нашего гения.

Он посмотрел ей прямо в глаза:

— Сама не пей… Это очень крепкий напиток. Ты поняла?

Женщина внимательно всмотрелась в Симоняна, в ее глазах светилась тревога.

— Еще бы!

— Ну и прекрасно!

* * *
К десяти часам вечера участники вечеринки у Симоняна основательно нагрузились. Палагин еле держался на ногах. Наташа взяла его под руку и прижалась, обдав густым запахом сладких духов.

— Я нравлюсь тебе, Юра? — со смехом спросила она.

— Мы можем поехать к тебе и поговорить там, а? Этот Симонян мне надоел.

Палагин испытывал сильнейшее влечение к ней, она восхищала его, острое желание безраздельно владеть этой женщиной парализовало его. Он положил руку на плечо Наташи.

— Ну так едем? — Юрий привлек ее к себе.

Наташа грациозно высвободилась из его объятий и вышла из гостиной. Палагин последовал за ней. Симоняна нигде не было видно. По-видимому, он где-то уединился с Валей. Юрий посмотрел на Наташу, глаза у нее блестели.

— Мы кое-что отпразднуем сегодня, — промолвила она. И уже на улице добавила: — Я угощу тебя прекрасным коньяком. Ты ведь не откажешься, а?

— Конечно, нет.

Они подошли к серому «Вольво», стоящему в тени деревьев. По дороге Наташа не сказала ни слова, но он чувствовал, что она нервничает. Она была моложе, чем казалось на первый взгляд, но сильно потрепана жизнью. Машина остановилась на Керченской улице у белого многоквартирного дома. Они вошли в грязный подъезд, Юрий вызвал лифт.

— Ты хорошо знаешь нашего Симоняна?

— Микаэла? Конечно. Веселый и щедрый. Любит устраивать вечеринки.

В кабине лифта ощущался резкий запах мужского одеколона и сигарет. Палагин нажал кнопку девятого этажа.

— Сегодня он тебя пригласил?

— Конечно. Сказал, что придет очень талантливый инженер и изобретатель. Таких знакомых у меня еще не было. Я согласилась и вот познакомилась с тобой, Юрочка.

Лифт резко остановился, они вышли на площадку и подошли к двери квартиры. Юрий достал ключ и долго не мог попасть им в замочную скважину.

«Созрел», — подумала Наташа. В маленьком холле с вешалкой из лакированного дерева она повесила плащ и сняла обувь. Хозяин подобную процедуру посчитал лишней.

— Пойдем в гостиную, там удобнее. У меня есть бутылка «Смирновской» водки в холодильнике и хорошая закуска. Поищи, Наташенька.

Он толкнул небольшую застекленную дверь, протянул руку и включил свет. В комнате стоял низкий стол, покрытый голубой скатертью, на нем хрустальная ваза с искусственными цветами, рядом два кресла и софа, обтянутая искусственной кожей. Две закрытые двери вели в другие комнаты. Палагин споткнулся и упал на софу. Василькова пошла приготовить кофе. Когда вернулась, Юрий уже храпел.

«Пора отрабатывать двадцать тысяч баксов», — мелькнуло у нее в голове. Она вышла из комнаты и тихо закрыла за собой дверь. Теперь ей предстояло выполнить свою задачу.

Сознание возвращалось к нему постепенно. Кое-как поднявшись на ноги и прислонившись к стене, Палагин хрипло выругался.

В квартире царила тишина, и невозможно было установить, сколько же времени он провалялся без сознания. Каждое движение больно отдавалось в голове. Через некоторое время он почувствовал себя лучше и смог самостоятельно добраться до кабинета. Прислушавшись и не услышав ничего подозрительного, он открыл дверь. Нащупав выключатель, Юрий зажег свет. Опасения подтвердились. По комнате, казалось, пронесся ураган. Стулья были в беспорядке разбросаны, ящики письменного стола выдвинуты, на полу валялись бумаги…

Наташи нигде не было… Схемы изобретения и ее описания тоже…

Взгляд Палагина упал на письменный стол. На столе стояла бутылка коньяка «Отборный», оставленная Васильковой. Они хотели распить ее вместе. Что ж, теперь можно выпить и одному. Он наполнил стакан до краев и осторожно поднес к губам. Рука так дрожала, что немного коньяка пролилось на ковер. Он опорожнил стакан и швырнул его о стену: осколки стекла усеяли комнату. Коньяк был сладковатый, маслянистый и имел неприятный металлический привкус. «Какая-то дрянь!» — подумал изобретатель.

Он прошел в соседнюю комнату: у него закружилась голова. Едва он успел прилечь на диван, как у него начались судороги. Все лицо дергалось, и каждый мускул дергался в отдельности, веки и глазные яблоки двигались особенно быстро. Страшно скривило рот. Челюсти были сжаты, точно тисками.

Спустя полминуты все дергающиеся мускулы конечностей, туловища, шеи и лица сразу застыли в неподвижности. Голова была запрокинута назад, лицо повернуто влево, спина выгнулась дугой. У Палагина остановилось дыхание. Язык высунулся изо рта, зубы закусили его, и кровавая слюна забрызгала щеки, волосы, диван. Но изобретателю это было уже не важно…

Глава восьмая ЖЕНЩИНА ЕГО МЕЧТЫ

В этот вечер у главных ворот «Центра высоких технологий» дежурил охранник Тиняков. У охранника лицо было круглое и бледное, невыразительный рот и небольшие усики. На его лице появилось удивленное выражение, когда он наклонился к въезжавшей в ворота машине директора. Узнав Казаряна, Тиняков вежливо поздоровался. Ничего необычного в столь позднем визите не было.

В «Центре» работала немногочисленная вечерняя смена и директор, возможно, захотел лично проверить сотрудников своего предприятия. Объезжая здание, чтобы поставить свою машину на стоянку, Казарян подумал: «Нет никаких сомнений, что дежурит сегодня Доленко». Он ведь дал соответствующие указания. А если дежурит Доленко, то он запишет в журнал контроля технологического процесса все, что скажет ему директор.

В результате он, Казарян, сможет записать в безвозвратный расход, точнее, в брак, около ста граммов изотопа осмия-187.

В такое позднее время на стоянке находилось мало автомашин. Директор узнал «Ситроен» Анатолия Доленко и облегченно вздохнул: дежурит свой человек. Казарян вытер пот с лица. Руки его дрожали. Он продолжал анализировать ситуацию: «Если Доленко начал технологический процесс на два часа раньше по сравнению с записью в журнале, то в 22.00 процесс закончится и в приемнике изотопов должно накопиться сто граммов осмия-187. Приемник с дорогим продуктом можно вынуть, а на его место поместить заготовленный заранее приемник с браком. Качественный осмий он вывезет на своей автомашине, которую никто осматривать не будет. Через главные ворота он проедет в 22.30, а в 23.00 произойдет аварийное отключение электроэнергии. Его подготовит главный электрик «Центра». В соответствии с записями в журнале это отключение произойдет за час до окончания технологического процесса. Поэтому совершенно спокойно вывезенный им осмий-187 можно списать в брак. Такое решение вынесет авторитетная комиссия из десяти специалистов».

Казарян зашел в лабораторию. Там стояла тишина, нарушаемая лишь мерным постукиванием насосов, создающих вакуум в магнитном сепараторе. Доленко меланхолично бродил между аппаратами. Анатолий был обязан Казаряну: директор помог ему избежать уголовной ответственности за попытку вынести через проходную пятьсот граммов «красной ртути».

Доленко взглянул на вошедшего директора, но не сказал ни слова.

— Все в порядке? — спросил Казарян. — Тебя больше не беспокоят по делу о хищении?

— Дело закрыли благодаря вам, Станислав Арташесович. Я ваш вечный должник.

— Пустяки. Мы должны помогать друг другу. Как идет разделение изотопов?

— Нормально. Никаких отклонений. Заканчивается процесс в 22.00, но по журналу только в полночь. Все, как вы просили.

— Надеюсь, об этом никто кроме тебя не знает?

— Абсолютно никто.

— Кто с тобой дежурит?

— Один техник.

— Где он?

— Пошел в буфет перекусить. Придет минут через сорок.

— Очень хорошо. Ты тоже, Толя, иди, вы пей кофе и приходи вместе с техником через полчаса. Я посижу тут один, послежу за процессом. Не беспокойся, я еще не разучился. Если все пройдет успешно, я выпишу тебе крупную премию. Сможешь купить новую автомашину.

— Спасибо, Станислав Арташесович.

Оставшись один, Казарян открыл сейф, стоящий в комнате, достал приготовленный им приемник изотопов, содержащих брак. Ровно в 22.00 произвел замену качественного продукта на брак и перенес приемник с полученным осмием-187 в свой кабинет. В. 22.30 Казарян вышел из здания «Центра» с небольшим кейсом, сел в машину и отправился домой.

* * *
Лицо человека, возникшее перед Савельевым в вечернем сумраке, было расплывчатым, резко выделялись только глаза. Свежий холмик без ограды, венки с траурными лентами, крупная фотография усопшего… Александр Васильевич Максимов. Директор «Центра высоких технологий». Ученый с мировым именем. Похоронен метрах в двухстах от мемориала летчикам, погибшим в Отечественной войне. Юрин сказал, что осведомитель будет ждать Савельева у этого мемориала в девять вечера.

Полковник взглянул на часы: тринадцать минут шестого. Время еще было. И вдруг в глубине его сознания возникло бесконтрольное желание хорошенько обследовать место предстоящей встречи. Ведь на кладбище иногда случаются удивительные происшествия. Например, вас могут убить и закопать в одной из могил. Кому придет в голову искать ваш труп в чьей-то могиле? Его будут искать где угодно, но только не там. Осведомитель, старший инженер Доленко, особого доверия не вызывал. Но выбирать не приходилось. Возможно, он уже ждет и находится среди этой тишины, среди этого темного пространства, занавешенного сеткой мелкого дождя. Дождь был такой слабый, что его присутствие почти не нарушало окружающей тишины. Белая стена с фамилиями и именами погибших летчиков находилась где-то впереди Савельева. Он медленно двигался к ней по дорожке между могилами, стараясь оставаться незамеченным.

Вдруг его внимание привлекло почти неуловимое вертикальное движение, как будто разговаривал человек, оживленно жестикулируя рукой. Сквозь пелену дождя Савельев мог различить слабые контуры в каком-то слабом туманном свечении. Он пополз, двигаясь вперед и не спуская глаз с источника света и странного отражения. Теперь он видел более отчетливо, но для этого ему пришлось остановиться и сконцентрировать свое внимание. На самом деле тут было два силуэта. Один держал карманный фонарь, а у другого была короткоствольная винтовка. Луч света освещал часть мемориальной стены. Вооруженный человек быстро исчез, спрятавшись за стеной. А человека с фонарем Савельев узнал. Это был Анатолий Доленко.

Раздумывать над увиденным было некогда, Савельев знал, как необходимо поступить. Существовало единственное возможное объяснение присутствия человека с оружием и ясно было, что этого человека следовало нейтрализовать. Савельев стал быстро продвигаться между могилами, постоянно вытирая с лица капли дождя и проверяя пистолет на поясе, хотя знал, что сейчас им воспользоваться нельзя. Он менял направление движения слева направо, пока не обошел мемориальную стену. Теперь он находился сзади человека с винтовкой. Человек стоял у стены спиной к нему и осматривал оружие, проверяя, все ли с ним в порядке. Их разделяло несколько метров.

«Пора!» Савельев встал на старый холмик без ограды и одним прыжком преодолел разделявшее их расстояние. Одной рукой он ухватился за ствол винтовки, а другой зажал рот и свернул шею этому любителю ночной охоты. Звуков борьбы почти не было слышно. Несколько раз полковник ударил его головой о стену с такой силой, что человек мгновенно обмяк. Савельев быстро обыскал его и вытащил из внутреннего кармана плаща пистолет ТТ. За поясом его брюк он обнаружил еще и нож специальной формы. Судя по арсеналу, это был профессиональный киллер. Савельев положил пистолет убийцы в карман своей куртки, винтовку и нож спрятал неподалеку. Затем достал наручники и приковал киллера к массивной чугунной ограде. Через минуту ноги незадачливого убийцы были связаны, а во рту у него был кляп.

Теперь полковник был спокоен и готов к встрече. Часы показывали сорок минут девятого.

Время еще было. Тогда он направился в сторону от стены, пригибаясь к земле, пока не покинул зону обзора, потом выпрямился и побежал к воротам. Там постоял некоторое время, приводя дыхание в порядок, затем достал сигарету и, защищаясь от дождя, закурил. Выкурив сигарету, он не спеша направился к месту встречи с Доленко. Подходя к мемориалу, он постарался двигаться так, чтобы стена мемориала прикрывала его сзади. Когда Савельев вышел на открытое пространство, его правая рука инстинктивно скользнула за пояс. Он вытащил из-за пояса пистолет и тут увидел Доленко. Анатолий стоял к нему боком, освещая фонарем землю перед собой. Это был условный сигнал. Полковник взял пистолет в левую руку и направил его на осведомителя.

— Толя? — произнес он достаточно громко, чтобы Доленко услышал.

Тот вздрогнул и повернулся в сторону Савельева. Увидев пистолет, направленный ему в голову, он побледнел и чуть не выронил фонарь.

— Не стреляйте! Мне сказали, что вас интересует информация о хищении изотопов на нашей фирме. Я пришел рассказать про это. Опустите пистолет! Он меня нервирует.

— Я тоже нервничаю, когда свидание назначают на кладбище, и особенно, когда те, кто приходит на свидание, неплохо вооружены.

Савельев ткнул пистолетом в горло Доленко, быстро обыскал его правой рукой и вытащил из внутреннего кармана куртки пистолет Макарова.

— Думаю, он тебе уже не понадобится.

— Но я не собирался стрелять в вас. Просто в такое время и в таком месте страшно. Вот я и захватил эту игрушку на всякий случай.

— На всякий случай ты захватил с собой еще и киллера. Он должен был убить меня? Кто заплатил тебе за это? Говори! И быстро! У меня мало времени. Если будешь молчать, останешься здесь навечно!

— Я только хотел заработать десять тысяч долларов…

— Кто обещал их тебе?

— Казарян. Он сказал, что вы расследуете случаи хищения продукции «Центра», что у вас уже есть компромат на меня и некоторых сотрудников. Когда доведете расследование до конца, нам всем крышка… Поэтому вас решили ликвидировать. Мне он приказал позвонить в управление и назначить встречу с вами здесь.

— Откуда у него такие сведения?

— У него хорошие связи в генеральной прокуратуре.

— А почему ты работаешь на него?

Доленко вздрогнул.

— Это особая история. Меня задержали в проходной при попытке вынести полкило грамма «красной ртути». Казарян помог избежать уголовного преследования, замял это дело, но взамен потребовал докладывать ему обо всем, что интересует ваше ведомство, шантажирует меня, заставляет делать незаконные записи в технологических журналах.

— Ясно. Теперь расскажи, что ты знаешь о хищении изотопов.

Анатолий помолчал, напряженно вглядываясь в лицо Савельева, а потом сдавленно заговорил:

— Всей картины я не представляю. Могу только рассказать о известных мне случаях. Например, я догадываюсь, что изредка сам Казарян подменяет приемники с качественной продукцией на приемники с браком и забирает хорошие изотопы себе. В этом месяце, девятого сентября, во время моего вечернего дежурства он забрал приемник со ста граммами изотопа осмия-187. Это количество осмия стоит несколько миллионов долларов США.

— Но ведь технологический процесс записывается в журнал.

— Правильно. Но если во время процесса происходит отключение электроэнергии, то весь продукт списывается в брак. Схема простая. В журнале запись о начале процесса делается на два-три часа позже. Можно организовать другие нарушения технологии. Самое главное, чтобы эти нарушения происходили после выемки качественного продукта. Для этого надо, чтобы за процессом наблюдал свой человек и делал в журнале необходимые записи. Остальное — дело техники.

— И часто практикуется такой способ?

— Редко. Казарян не дурак. Существуют негласные нормы на брак и Казарян старается не выходить за пределы этих норм.

— Что еще ты знаешь?

— Ну, например, что вывоз похищенной или неучтенной изотопной продукции с территории «Центра» осуществляется через заместителя директора Симоняна. Указания ему дает лично Казарян.

— Я вижу, что основные финансовые убытки государству наносит ваш директор.

— Правильно. У него и возможностей для этого больше.

— Что еще можешь сообщить, Анатолий?

— Есть интересная информация, но в обмен на нее пообещайте, что против меня не будет возбуждено уголовное преследование за ту «красную ртуть», с которой меня задержали на проходной…

— Ладно, уговорил, — буркнул Савельев. — Если ты действительно сообщишь что-то стоящее, мы не станем больше поднимать этого вопроса. Тем более, что и хищения как такового не было. Ведь ты так и не пронес этот товар через проходную?

— Нет.

— Рассказывай, что еще тебе известно.

Доленко окинул кладбище тревожным взглядом, но сообразил, что за стрекотанием дождя его вряд ли кто услышит.

— На складе готовой продукции организован подпольный цех по производству изотопов. Из купленного по дешевке сырья на государственном оборудовании по отработанным технологиям производятся расщепляющиеся материалы и редкоземельные металлы. Эта неучтенная продукция и является основным источником дохода для нашего директора и его людей.

— Ты, Анатолий, здорово ненавидишь его.

— Это правда. А кто его любит-то? Это подонок, проходимец и шантажист. Запросто замочить может. Не сам, конечно, а руками своих бандитов. Говорят, смерть Палагина — это его рук дело. А сейчас по изобретеной им технологии собираются выпускать продукцию в подпольном цехе. Уже и оборудование новое установили.

— Какое оборудование? Что ты мелешь?

— То, которое нужно для производства изотопов.

— Ты не врешь? Смотри, если что… Из-под земли достану.

— Мне нет смысла врать… Наоборот, я ищу у вас защиты от Казаряна и его банды. А насчет Палагина можете поговорить с инженером «Центра» Наташей Васильковой. По-моему, ей что-то известно. Она была вместе с Юркой на вечеринке у Симоняна. После этого Юрка умер.

— Твои сведения верны?

— На все сто процентов. Но, если Казарян узнает о нашем разговоре, я покойник.

* * *
В отделе производства и сбыта изотопной продукции было пустынно. Старший инженер Доленко в задумчивости просматривал реферативный журнал, думая о предстоящем разговоре с Казаряном, понимая, что он будет нелегким. Ведь задания шефа он не выполнил. Как объяснить ему этот прокол?

Доленко постоянно возвращался мыслями к событиям, которые произошли позавчера вечером, когда попытка ликвидировать Савельева закончилась так неудачно.

В три часа дня его размышления прервал телефонный звонок. Инженер поднял трубку.

— Да?

— Анатолий Александрович? — раздался в трубке голос секретарши Казаряна. — Станислав Арташесович просит вас срочно зайти.

— Понял. Буду через пять минут.

Когда он открыл дверь кабинета и вошел, Казарян сидел за столом и, широко открывая рот, зевал. Доленко подошел к столу. На первый взгляд Казарян выглядел совсем как обычно, и только приблизившись, инженер заметил глубокие борозды на его лице, усталые напряженные глаза…

— Садись, Анатолий, — сказал директор и закурил, предложив инженеру сделать тоже самое. Тот покачал головой.

Некоторое время директор молча курил. Доленко терпеливо ждал. Потом Казарян сказал:

— Я слышал, у тебя была встреча с Савельевым?

— Была, Станислав Арташесович.

— А почему он до сих пор жив? Я же дал тебе в помощь Соломатина. Он отличный стрелок. Вы что, не смогли справиться с одним человеком?

— Савельев — особый человек. Он профессиональный разведчик. У него первоклассная интуиция. Он почувствовал западню и сумел нейтрализовать Соломатина.

Казарян резко поднялся, отшвырнул стул.

— Но у тебя было оружие. Почему ты не воспользовался им?

— Савельев бесшумно подкрался и направил на меня пистолет. Потом обыскал и отобрал оружие. Он чуть не застрелил меня. Я чудом остался жив.

— Что его интересовало?

Доленко пожал плечами, поднялся, подошел к директору.

— Он спрашивал про Палагина. Как он умер? Не отравили ли его? Что я знаю про это.

— Что ты ответил?

Инженер молчал. Изучал потолок. Директор поднял глаза. Подумал: «Почему он не отвечает? Наверное, сболтнул что-нибудь лишнее». Наконец Доленко кашлянул.

— Я ответил, что знать подробности может Наташа Василькова, которая была с Палагиным на вечеринке у Симоняна.

— Обо мне не спрашивал?

— Спрашивал, не причастны ли вы к хищению изотопов.

— Что ты ответил?

— Сказал, что в хищении может участвовать кто угодно, но только не наш директор.

Казарян прищурился, его злые глаза словно прожигали насквозь.

— Смотри, Анатолий, если узнаю, что ты заложил меня, умрешь медленной и мучительной смертью. Об этом я позабочусь лично.

* * *
Квартира Наташи Васильковой состояла из скромной гостиной, крохотной спальни и еще более крохотной кухни. Правда, не было лифта, но это ее не тревожило. Подъем на пятый этаж позволял сохранить в надлежащем виде фигуру и спасал от ненужных гостей. Она поселилась здесь, как только приехала в Новообнинск.

Прошла неделя после смерти Палагина. Чувствовала себя Василькова неважно. Ее преследовали кошмары. Всю прошедшую ночь Наташе снилось, что ее убивают: страшный громила все бил и бил ее ножом. Она понимала, что умирает, хотя было не больно и совсем не страшно. Она не сопротивлялась, и в этой покорности таилось глубокое чувство обреченности. Может быть, хоть сегодня она проведет ночь спокойно.

Поднявшись до двери, она слегка запыхалась. Пока искала ключ, подумала, не пора ли кончать с сигаретами, но тут же решила, что это несерьезно. Нашла ключ, вошла в прихожую и, мысленно послав все кошмары к чертям, прошла в гостиную. В гостиной Василькова неожиданно столкнулась с другим кошмаром.

В кресле у окна сидел человек. Наташа обмерла от ужаса. Наташа хотела спросить, кто он такой и что ему нужно, но незнакомец только приложил палец к своим губам, потом указал на кресло напротив. Василькова осторожно опустилась на краешек кресла и внезапно осознала, что в комнате есть кто-то еще. Мужчина держал в руке пистолет.

Не оставалось ничего иного, кроме как подчиниться нежданным гостям. Молодой включил свет, достал моток липкой ленты, ножницы и ловко прикрутил запястья Наташи к подлокотникам кресла, намотав ленту в несколько слоев.

Закончив свое дело, молодой отступил от кресла, давая возможность старшему, которому было на вид около сорока лет, вести разговор. Тот подвинулся ближе к Васильковой, так что между их коленями оставалось всего сантиметров десять. Улыбнувшись ей своими полными губами, он плотоядно облизнулся, достал из кармана куртки нож и нажал на кнопку. В следующее мгновение из рукоятки выскочило острое блестящее лезвие, и Наташа едва не потеряла сознание. Дыхание ее стало неглубоким, судорожным и частым, а поскольку дышать она могла только носом, каждый ее вздох сопровождался негромким свистом, который, казалось, забавлял сидящего напротив нее человека.

Почти полминуты незваный гость наслаждался ее смятением и беспомощностью. Наконец он сказал:

— Слушай меня внимательно, сука. Если ты хоть словом, хоть полсловом обмолвишься кому-нибудь о том, кто поручил тебе выкрасть изобретение Палагина и от чего наступила его смерть, тебе крышка. Понятно?

Она кивнула и взглянула на него.

— Обычно, — продолжал губастый, — мы сразу же мочим таких сук. Ты это заслужила. Ты стала много болтать. Иначе откуда Савельев узнал, что в день смерти Палагина ты была с ним на вечеринке, а потом поехала к нему. ФСБ прислало сюда этого Савельева для неофициального расследования. Он хочет побеседовать с тобой. Это и спасло тебя, а то мы сразу бы прикончили такую безмозглую и болтливую суку. Ты мне веришь?

Наташа поверила ему сразу и без малейших колебаний. Этот вкрадчивый голос, который буквально смаковал каждую произнесенную угрозу, был голосом человека безгранично самоуверенного и решительного.

— Ты должна искупить свою вину, — продолжал губастый. — Во время разговора с Савельевым скажешь ему, что к смерти Палагина и к пропаже изобретения никакого отношения не имеешь, что никакого изобретения ты и в глаза не видела. Ты была на вечеринке у Симоняна, здорово нализалась, когда Палагин пригласил — поехала к нему. Помнишь, что занимались сексом, но ничего другого не было. Потом Палагин выпроводил тебя, сказал, что хочет побыть один и отдохнуть. Еще ты заметила у него на столе полную бутылку коньяка. Откуда она у Палагина, ты не знаешь. И все. Стой на этом мертво. Доказать они ничего не смогут. Если не дашь нужные показания, замочим тебя, твоего любимого брата Мишу, его жену Розу и их еще не родившегося ребенка. Умрете все в страшных мучениях.

Здесь губастый стал рассказывать подробности. В подвале одной дачи, надежно звукоизолированном и специально оборудованном для проведения допросов, Мишу прикуют наручниками к стене, подтянут ему веки скотчем так, чтобы он не смог закрыть глаза, и заставят смотреть, как человек с чувственными губами и его коллеги медленно, не спеша убивают Розу и ее нерожденное дитя.

Потом они начнут отрезать пальцы на руках самому Мише. По одному в день, с использованием самых современных хирургических методов, чтобы предотвратить смерть от болевого шока или кровотечения. Михаил, таким образом, будет оставаться в сознании и не умрет, хотя с каждым днем от него будет оставаться все меньше и меньше. На одиннадцатый, двенадцатый и тринадцатый день они отрежут ему уши и язык. По словам толстогубого, программа подобного «деликатного» хирургического вмешательства была рассчитана на полмесяца.

— На четырнадцатый день, — заверил толстогубый, — мы выколем ему глаза, на пятнадцатый — кастрируем зазубренной пилой, свяжем руки и ноги и так бросим — еще живого. Понимаешь?

Наташа содрогнулась, жутко побледнела, а потом почувствовала, что теряет сознание. Собеседник продолжал просвещать ее. Каждый день, ампутируя у Михаила ту или иную часть, тот или иной орган, его палачи будут говорить ему, что отпустят его, не причинив никакого дальнейшего вреда, если только его сестра согласится дать необходимые показания. Потом губастый попросил Василь-кову кивнуть, если она согласна сотрудничать. Она снова кивнула без малейшего колебания и совершенно искренне. Да, она согласна сотрудничать. Конечно. Безусловно. Тогда губастый подошел к ней сзади и с силой ударил по шее ребром ладони. Перед глазами Наташи вспыхнули яркие фиолетовые искры. Обмякнув, она почувствовала, что падает куда-то вместе с креслом, но сознание покинуло ее еще до того, как она ударилась головой о паркетный пол.

На протяжении, наверное, минут пятнадцати ей мерещились отрезанные пальцы и гениталии, тщательно упакованные в прозрачную оболочку. Были в ее видениях и блестящие глаза бандита, в которых Наташа видела искаженное беззвучным криком лицо Миши с вырванными кровоточащими ноздрями.

Когда Василькова пришла в себя, она снова сидела, свесившись вперед, на кресле, которое кто-то поставил вертикально. Очевидно, один из двух бандитов в последний момент сжалился над ней. Запястья ее были прикручены к подлокотникам таким образом, что, приложив определенные усилия, она могла бы освободить руки.

Менее чем через десять минут усилий женщине удалось выдернуть правую руку и размотать клейкую ленту с левой. С помощью собственных маникюрных ножниц она перерезала ленту, обмотанную вокруг головы. Отделив кусок ленты, залепившей рот, она с удивлением обнаружила, что почти не повредила кожу.

Едва освободившись и вернув себе способность говорить, Наташа бросилась к телефону, но замерла на месте с трубкой в руке, так и не набрав номер. Она просто знала, что в ее положении звонить кому-нибудь было совершенно бесполезно. Свидетелей и их родственников в России никто защищать не будет. Поэтому, слегка поколебавшись, Василькова опустила трубку на рычаг.

* * *
Это было почти полгода назад. В то солнечное майское утро тогде еще заместитель Максимова по научной работе Казарян вызвал к себе старшего инженера Доленко.

— Ты знаешь, где живет Максимов? — спросил Казарян вместо приветствия.

— Знаю.

— Он заболел и сейчас находится дома. Я попрошу тебя съездить к нему и подписать вот этот контракт, — сказал Казарян, кладя на стол перед Доленко папку с бумагами. Ты принимал участие в составлении контракта и, если возникнут вопросы, сможешь дать необходимые пояснения.

— Сделаю, Станислав Арташесович. Не беспокойтесь.

— Ну вот и отлично. Поедешь прямо сейчас. Он ждет.

Через полчаса Доленко подъехал к дому, где жил Максимов, вылез из машины, поднялся на восьмой этаж и позвонил в дверь. Он не успел позвонить вторично, дверь открылась и его словно ударило током.

Перед ним стояла красивая женщина. Высокая, загорелая, в сиянии пышных волос цвета полированной бронзы, она смотрела на него огромными, синими, как незабудки, глазами. Доленко всего обдало жаром, голова пошла кругом. Во рту пересохло, горло сдавило, а сердце рванулось в галоп. Замерев на месте, он стоял в полутьме и смотрел на нее.

— Вы к Александру Васильевичу?

Ее вопрос вывел Доленко из столбняка.

— Да.

— Он ждет вас. Заходите.

У нее был низкий, чуть хрипловатый голос, который удивительно сочетался с ее фигурой и выражением глаз. Она взяла у него куртку и повесила в шкаф, проводила в гостиную, где в кресле сидел ее муж и смотрел телевизор. Максимов поздоровался, пригласил инженера присесть. Взял контракт и принялся изучать, делая в нем пометки.

Красавица, открывшая дверь, скользнула по гостю магическим взглядом своих незабудковых глаз и, улыбнувшись ничего не значащей улыбкой, проплыла мимо него и исчезла на кухне. Доленко, как завороженный, смотрел ей вслед. Когда она снова вошла в комнату, толкая перед собой столик с кофе и плавно покачивая бедрами, она казалась ему такой желанной, как ни одна женщина на свете.

Максимов, оторвавшись от контракта и увидев ее, небрежно обронил:

— Моя жена Маша.

По-прежнему глядя на нее со скучающей миной на лице, он продолжал:

— Контракт придется переделать. Цены на поставляемую «Центром» изотопную продукцию надо увеличить. Сейчас на рынке сложилась очень благоприятная конъюнктура. Этим надо воспользоваться. Переделайте бумаги по моим замечаниям, и я их подпишу. Договорились?

Для Доленко теперь стало самым главным не это: он безумно хотел встретиться еще раз с Машей. А взяв контракт для редактирования, он получал законный предлог для нового визита к Максимову.

— Сделаем как вы хотите, Александр Васильевич, — сказал Доленко. — На переделку контракта потребуется две недели. Я буду приезжать к вам для согласования деталей. Вас это устроит?

— Ну конечно. Приезжайте в любое время.

Всю дорогу домой эта женщина не выходила у Доленко из головы. Он думал о ней весь вечер, и утром, еще в полудреме, он по-прежнему воображал себя с нею.

Следующие две недели жизнь Доленко была посвящена переделке контракта. Три раза в неделю ровно в девять он звонил в дверь двадцать девятой квартиры. Часа полтора обсуждал с директором накопившиеся вопросы, потом Маша угощала его чашечкой кофе на дорогу. Все остальное превратилось в скучную обязанность, от которой он хотел отделаться как можно быстрее.

Беседовали они мало. Но за эти несколько встреч Доленко влюбился в Машу Кириллову до такой степени, что ему стоило огромных усилий не выказывать свои чувства. Никаких признаков поощрения с ее стороны он не замечал. Она обращалась с ним как с другом, общество которого ей приятно, и не более того. Но Анатолий Александрович был уверен, что при малейшем поощрении с ее стороны он не сможет удержать себя в руках.

Через две недели контракт был наконец доведен «до кондиции». Доленко отправился к Максимову лишь после полудня, так как боялся, что с утра Маша может уехать за покупками и он не застанет ее дома. Его впустила прислуга. Директор занимался правкой рукописи в своем кабинете и, когда Доленко подошел к нему, едва удостоил его взглядом.

Достав из кейса новый контракт, инженер положил бумаги на край стола.

— Проходите, — буркнул Максимов, махнув рукой в сторону гостиной. — Найдете там мою жену или прислугу. Они угостят вас кофе. Посидите, пока я просмотрю контракт.

Его тон покоробил Доленко. Похоже, директор не видел особой разницы между красавицей женой и служанкой. Инженер вошел в гостиную, обставленную с вызывающей роскошью, доступной, в его представлении, одним лишь олигархам, правительственным чиновникам высокого ранга и новым русским. Тут никого не оказалось. Тогда он пересек гостиную и очутился в большом холле, куда выходило несколько дверей. Одна из них была приоткрыта, и Доленко расслышал голос Маши. Она тихонько что-то напевала, занимаясь уборкой квартиры. Затем выключила пылесос и появилась на пороге.

Чувственные округлости ее тела, бездонные глаза и волосы цвета светлой бронзы, пронизанные солнечными лучами из распахнутого настежь окна — все было в ней восхитительно. На ней были синие джинсы и красная клетчатая ковбойка, но даже в этом незатейливом наряде она была так хороша, что у него перехватило дыхание.

— Здравствуйте, Анатолий Александрович, — улыбнулась она. — Я сейчас сварю кофе и принесу что-нибудь перекусить, а вы посидите пока в гостиной и посмотрите телевизор.

— Спасибо, — поблагодарил он и, чтобы не выглядеть полным идиотом, добавил: — Сейчас по телевизору идет сериал, который я люблю. Так что это как раз кстати.

Маша кивнула. Доленко почувствовал на себе холодный, оценивающий взгляд искушенной женщины, которая прекрасно знает, как действуют на мужчин ее чары. Она как будто старалась понять, что он за человек. Потом повернулась и вышла, оставив его одного. Ему ничего не оставалось, как вернуться в гостиную. Через пять минут Маша появилась и вкатила низкий столик на колесиках. Тонкий белый фарфор, серебряное блюдо с пирожными, еще одно блюдо с бутербродами, кофейник, салфетки, сигареты и откупоренная бутылка коньяка.

Доленко смотрел на все совершенно ошеломленный.

— Сжальтесь, Маша! — сказал он наконец. — Ведь это как в кино. Не осуждайте скромного инженера, если в своем смятении он, может быть, опрокинет чашку! Она рассмеялась.

— Нет, опрокидывать чашки нельзя. Это старинный саксонский фарфор. Очень дорогой. Вы должны быть осторожным.

Маша нагнулась, включила проигрыватель. Минуту она стояла перед большими стереоколонками, раскачиваясь в такт песне, исполняемой Валерием Леонтьевым. Затем усилила звук, чтобы музыку было слышно во всей квартире. Взяла бутылку коньяку, наполнила две рюмки, налила кофе. Утром Доленко не успел позавтракать. Поэтому он без особого труда съел все.

Потом они стояли у окна и курили.

— Мне так хорошо с вами, Анатолий.

Теперь она придвинулась почти вплотную к нему.

— Я думаю, что Александр Васильевич уже подписал контракт. Надо пойти узнать, — сказал он осторожно. И тут до него дошло, что она едва слышит, о чем он говорит.

Запрокинув голову, Маша не отрываясь смотрела на него, и в ее глазах появилось манящее выражение. У Доленко перехватило дыхание. А Маша словно растворилась в нем. Этот поцелуй был как откровение — иначе о нем и не скажешь. Секунд двадцать — тридцать они стояли, обнявшись, потом она резко высвободилась из его рук и, отступив назад, прижала палец к губам. Она не сводила с него взгляда. Ее незабудковые глаза затуманились и были полузакрыты.

— У тебя на губах помада, — произнесла Маша своим хрипловатым, волнующим голосом.

Повернувшись, она быстро подошла к двери и тотчас исчезла.

* * *
На следующий день Доленко вернулся к себе домой лишь после восьми часов вечера. Мысли его по-прежнему были заняты Машей. Он закурил сигарету, сел на кухне и задумался. В который раз он спрашивал себя: чем он смог привлечь молодую, богатую женщину? Впрочем, этот поцелуй мог быть лишь минутным капризом. Нужно выбросить ее из головы. Нечего и надеяться, что ради какого-то инженера она бросит своего мужа. Что он мог ей предложить? Свою убогую однокомнатную квартиру? Да его заработка не хватит ей на нижнее белье. Это была всего лишь прихоть избалованной женщины.

Внезапный звонок нарушил ход его мыслей. Он встал, прошел в комнату и снял трубку.

— Привет, Анатолий. Ты занят?

Кровь ударила ему в голову. Этот низкий, хрипловатый голос он узнал бы из сотни других.

— Нет.

— Нам необходимо увидеться, — продолжала Кириллова. — Не возражаешь, если я заеду к тебе около одиннадцати?

— Буду рад!

— Тогда до встречи. — Она повесила трубку.

Было всего две минуты двенадцатого, когда в дверь позвонили. Сердце его готово было выпрыгнуть из груди. Он открыл дверь.

— Извини, что так поздно. Мне пришлось дожидаться, пока Максимов соберется и уедет в командировку.

От этого признания у него снова захватило дух. Он пригласил ее войти. Миновав прихожую, Маша прошла в дальний, самый темный конец комнаты и опустилась в кресло.

— Я хочу извиниться за то, что случилось вчера. — Она держалась спокойно и деловито. — Ты, наверно, подумал, что я из тех доступных женщин, которые вешаются на шею первому встречному?

Доленко был несколько обескуражен таким началом.

— Ну что ты. Во всем виноват я сам. Мне не надо было…

— Пожалуйста, не спорь, — нетерпеливо прервала его Маша. — Со мной такое впервые. Признаюсь, я на минуту потеряла голову.

Она поудобней устроилась в кресле.

— У тебя сигареты не найдется?

Анатолий поспешно достал из кармана пачку и протянул ей. Маша взяла сигарету. Анатолий поднес зажигалку и закурил сам.

— Мне до сих пор стыдно! Но почему не назвать вещи своими именами? Ты понимаешь, что женщине в моем положении приходится несладко. И все-таки нельзя давать волю чувствам. Вот я и подумала, что разумнее всего будет приехать к тебе и объяснить, почему это произошло.

— Маша, не думай, что я вообразил…

— Конечно, вообразил! Я нравлюсь мужикам, и ничего с этим не поделаешь. Некоторые, когда узнают, что мой муж старше меня на тридцать лет, начинают буквально преследовать меня по пятам. Но я до сих пор не встретила человека, который мог бы увлечь меня по-настоящему, и мне не составляло труда отделываться от особенно назойливых.

Маша замолчала и затянулась сигаретой.

— Но в тебе я почувствовала нечто незаурядное. Современные мужики какие-то безликие, а ты — личность. Поэтому меня и потянуло к тебе. — Она беспомощно развела руками. — Как бы то ни было, я вынуждена сказать тебе: то, что случилось вчера, не должно повториться.

— Но почему, Маша?

— Пойми, если я, на свою беду, кого-нибудь полюблю, то все равно не смогу бросить мужа. Максимов — директор крупной фирмы, видный ученый. Я не могу позволить, чтобы его имя трепали в связи с моей изменой. Он не заслужил этого. Он дал мне все и вправе рассчитывать хотя бы на мою благодарность.

— Но, если ты полюбишь другого и оставишь мужа, никто не посмеет тебя осудить! — воскликнул Доленко. — Ты слишком молода и красива, чтобы навсегда отказаться от счастья.

— Еще как посмеют, — вздохнула Маша. — Город у нас небольшой. Все быстро становится известным. Обманывать его я не хочу. Так что, ты понимаешь, перспектив у наших отношений никаких нет.

— Ты чувствуешь себя виноватой?

— Пожалуй, нет. — Она закинула ногу на ногу. — Наши отношения далеко не зашли. Пока… Тебе, наверное, надоело слушать мою болтовню?

— Ну что ты! Мне это не может надоесть!

— Спасибо. — Немного помолчав, она продолжала: — Мы с Максимовым женаты уже целых три года. Вначале отношения были прекрасные, потом начали портиться, с каждым годом становились все хуже. Муж стал подозрительным и ревнивым. Если я оказываю кому-то внимание, он закатывает безобразные сцены. Сказывается разница во взглядах и в возрасте.

— Но ты-то здесь при чем? — горячо возразил Анатолий. — Ты же не виновата, что моложе его!

— Да, Максимов думает иначе и все время упрекает меня, два раза даже побил.

И тут Доленко решился задать вопрос, который давно вертелся у него на языке.

— Ты по-прежнему любишь его?

Маша словно окаменела.

— Конечно, нет. Все прошло. За последние три года я много выстрадала, а страдания ожесточают людей. Максимов сильно пьет, часто бывает вспыльчив. Мы с ним разные люди, но ведь он мой муж, и я должна принимать его таким, каков он есть. Он много мне дал: положение, деньги, квартиру. У меня ведь ничего этого не было. Я многим обязана ему.

— Но ты же не любишь его! — упрямо по вторил Доленко, сжимая коленями стиснутые в кулаки руки. — Ты должна расстаться с ним. Отношения ваши зашли в тупик и дальше будут еще хуже.

— А куда я уйду от него? У меня нет хорошей профессии, нет квартиры, нет денег и я не умею их зарабатывать. Без него я ничто. Тебе не понять меня, потому что у тебя все это есть.

Они посмотрели друг другу в глаза.

— Ты совсем выбил меня из колеи, — едва слышно произнесла Маша.

— А ты меня…

— Догадываюсь. Я обладаю способностью создавать трудности не только другим, но и самой себе. У меня и без того нелегкая жизнь, Толя. Давай не будем ее усложнять!

— Я и не собирался. Я тебя отлично понимаю, — ответил Доленко несколько разочарованно.

— Спасибо, Толя. Я бы и не приехала к тебе одна в такое время, если бы не была уверена, что ты меня правильно поймешь. А теперь мне пора.

Маша поднялась. Доленко тоже встал и понуро поплелся вслед за ней. Но Маша не спешила уезжать.

— Как здесь тихо и хорошо! Мне сказали, что ты живешь совсем один. Это правда?

— Правда.

— Мне бы и в голову не пришло, что у тебя нет жены.

— Просто я еще не встретил подходящей женщины.

— Ты так разборчив?

Анатолий пожал плечами.

— По-видимому. Брак дело серьезное, во всяком случае для меня. Думаю, что и для тебя тоже.

— Замуж надо выходить по большой любви. И чтобы была страсть. К сожалению, я поняла это слишком поздно.

— Любовь — обманная страна и каждый житель в ней — обманщик.

— Ты так думаешь?

— Это стихи Марины Цветаевой.

— Сказано верно. Только не все люди понимают это, — сказала Кириллова, направляясь к выходу. Доленко удрученно молчал. В прихожей она снова замешкалась, рассеянно водя пальчиком по узору на обоях.

— Даже не представляю, что я подумаю о себе завтра утром. Я приехала к тебе под влиянием минутного порыва. Мне хотелось объяснить…

— Анатолий накрыл ладонью ее пальцы.

— Маша!

Она обернулась и посмотрела ему прямо в глаза. Ее, казалось, била дрожь.

— Маша, ты сводишь меня с ума…

— Дорогой, я ужасная женщина. Мне так стыдно, но в тот момент, когда я увидела тебя…

Все преграды рухнули. Она оказалась в его объятиях, и их губы слились в упоительном поцелуе, полном испепеляющей страсти. Он подхватил Машу на руки, внес в комнату, положил на диван…

* * *
Несколько ночей она приходила к нему, и они предавались любви. Это было торопливое утоление страсти, любовь украдкой, и, когда прошло упоение первой близостью, Доленко почувствовал, что ему становится мало этих коротких встреч. Они держали свои отношения в тайне, но такая жизнь давалась нелегко. Маша жила в постоянном страхе, и Анатолий с беспокойством замечал, как она вскакивала и судорожно хватала его за руку при каждом неожиданном звуке, нарушавшем ночную тишину. Она боялась, как бы кто не заметил ее в обществе Доленко, и приходила в ужас от одной лишь мысли, что муж может узнать о ее измене.

В каждую из этих ночей она проводила у него не больше часа-полутора, и всякий раз они едва успевали обменяться двумя-тремя фразами, поэтому он по-прежнему знал о ней так же мало, как в тот день, когда встретил ее впервые.

Но это не мешало ему любить ее. Теперь он уже хотел, чтобы она принадлежала ему одному, и безумно страдал, сознавая, как болезненно она привязана к своему мужу. Она говорила только о Максимове, а он не желал о нем слышать. Вот если бы она хоть что-нибудь рассказала о себе или проявила бы какой-то интерес к его жизни, он был бы на седьмом небе от счастья, но ничего подобного так и не случилось.

На третью ночь, собираясь домой, Маша в очередной раз сказала:

— Никогда не прощу себе, если Максимов обо всем узнает. Я ни на минуту не могу забыть о нем. — Она тяжело вздохнула. — Если я запачкаю его имя, он не вынесет этого. А вдруг ему кто-то сообщит о нашей связи?

— Ради Бога, Маша, хватит об этом! — Доленко уже не мог слышать о ее муже. — Почему ты ему во всем не признаешься? Объясни, наконец, что ты полюбила другого и тебе нужна свобода!

— Анатолий, я не способна на такое предательство. Ты разрываешь мне сердце.

Он нежно обнял ее.

— Ты любишь меня, Маша?

Она подняла глаза, и в них он увидел знакомое ему манящее выражение.

— И ты сомневаешься? Я только и делаю, что думаю о тебе. Нехорошо, конечно, так говорить, но вот если бы Максимов неожиданно умер!

— А что с ним случится? Он достаточно богат и известен. Может завести себе молодую любовницу. Она быстро утешит его. Как, по-твоему, сколько у него денег?

Она пожала плечами.

— Несколько миллионов долларов.

— Несколько миллионов? — ахнул потрясенный Доленко. — Откуда они у него?

— Он читал лекции за рубежом, получал хорошие гонорары за свои книги, которые там издавались. Вот и набралась такая сумма.

— Значит, расходы на любовницу ему вполне по карману. Ты зря волнуешься: с такими деньгами твой муженек не останется без женского внимания. Найдется немало женщин, желающих утешить его.

Маша отвернулась.

— Если Максимов умрет, — голос ее звучал проникновенно и тихо, — его деньги перейдут ко мне. Это будут наши с тобой деньги, Анатолий. Как бы ты поступил с ними?

— Какой смысл говорить об этом? — раздраженно отмахнулся инженер.

— Ну, пожалуйста, Толя, разве тебе так трудно ответить?

Невольно Доленко всерьез задумался. Действительно, что он сделает, если у него будут такие деньги? Он сможет оставить инженерную работу, за которую ему платят гроши, и заняться бизнесом. Например, основать посредническую фирму и заняться экспортом из России радиоактивных материалов и редкоземельных металлов. С деньгами можно достичь многого. Будь у него три миллиона долларов, он бы через год удвоил эту сумму. Он бы сколотил целое состояние!

Он поделился своими соображениями с Машей.

— Как бы мы были счастливы! — подхватила она. Ты бы занимался бизнесом, а я делила бы с тобой печали и радости.

— Что толку мечтать об этом? Твой муж не спешит на тот свет, и ты не получишь его денег, пока не состаришься, а тогда они тебе уже не понадобятся. К черту его миллионы! Получи-ка лучше свободу.

Она покачала головой.

— У тебя совсем крыша поехала? Отказаться от таких денег и жить в нищете? Лучше подумай о том, как заполучить эти деньги. И пока не придумаешь, не звони мне. Иначе мы должны расстаться, другого выхода я не вижу.

Доленко был так ошарашен, что не сразу нашел, что ответить.

— Но послушай, Маша!

— Анатолий, я не шучу. Я не люблю нерешительных мужчин. Я задала тебе задачу, а ты подумай над тем, как ее решить.

— Давай не пороть горячку. Поговорим обо всем спокойно завтра вечером.

— Завтрашнего вечера не будет, — отрезала она.

Он попытался обнять ее, но Маша вырвалась из его рук.

— Не мучай меня, Анатолий. Больше всего на свете я ненавижу ложь и презираю себя с тех пор, как изменила Максимову с тобой. И как мне ни больно, я должна положить этому конец. Прощай, Анатолий!

В ее голосе слышалось такое отчаяние, что Доленко невольно отступил в сторону. Сердце его разрывалось от горя. Маша открыла дверь и бросилась к лифту. Стоя у окна и глядя вслед удаляющейся машине, он старался убедить себя, что к завтрашнему дню Маша образумится, и вечером он снова увидит ее.

* * *
Кириллова сдержала свое слово. Весь вечер Доленко просидел дома, ждал телефонного звонка Маши, выглядывал в окно в надежде увидеть ее машину, и только когда стрелки часов приблизились к полуночи, он понял, что она не придет.

На следующий день была суббота, а по субботам Маша обычно делала покупки в центральном универсаме Новообнинска. Анатолий помчался туда в надежде увидеться с нею. Но она не появилась и там. Он обежал все магазины на главной улице Новообнинска, но тщетно: ее нигде не было. К полудню до него наконец дошло, что надеяться больше не на что. По-видимому, Маша всерьез решила порвать с ним и теперь избегала даже случайных встреч. У него упало сердце. Слоняясь по улицам, он вспомнил, что через неделю у Маши день рождения. Обязательно надо купить ей хороший подарок, это будет хорошим предлогом для встречи. В витрине ювелирного магазина Доленко присмотрел золотое колечко и серьги с сапфирами. Своим цветом сапфиры напомнили ему глаза Маши. Он не мог удержаться и купил весь комплект, а потом попросил продавца выгравировать на внутренней стороне кольца имя своей возлюбленной. Вернувшись домой, он сразу позвонил Маше. Когда в трубке раздался ее голос, его бросило в жар.

— Мне надо поговорить с тобой, Маша, — сказал Анатолий, четко выговаривая слова. — Жду тебя завтра на аллее у рынка в четыре часа, ладно?

Последовало долгое молчание, затем она сухо ответила:

— Вы ошиблись номером. — И повесила трубку.

Он понял, что Максимов находился поблизости и мог услышать их разговор. Теперь ему оставалось лишь дожить до следующего дня.

Без четверти четыре Доленко, надев свой лучший костюм, подъехал к рынку. Без одной минуты четыре Маша показалась на аллее. При виде ее у него перехватило дыхание: так она была хороша. Он вышел из «Ситроена», не в силах оторвать от нее восхищенного взгляда. Присущей ей одной плавной походкой она приблизилась к нему. Он торопливо распахнул дверцу автомашины.

— Привет, — сдержанно поздоровалась она.

У него защемило сердце. Он представлял себе встречу совсем иначе. Он не нашел что ответить и просто сделал то, о чем давно мечтал, — жадно обнял ее, но Маша выскользнула из его объятий.

— Не надо, Толя! Я уже предупреждала тебя, что теперь мы только друзья.

— Друзья? После всего, что было между нами?

— Ладно. Если это тебе не под силу, я ухожу и больше никогда не увижусь с тобой. Прощай, Толя.

Доленко тяжело вздохнул.

— Хорошо, Маша. Я принимаю твои условия. Буду держать себя в руках.

— И сходить с ума?

— Я уже давно с него сошел, как только увидел тебя.

Она села в «Ситроен» рядом с ним.

— Куда едем?

— Я знаю один ресторанчик, он стоит в стороне от дороги, и нас там никто не знает. Тебе там понравится, — пробормотан Анатолий.

— Сомневаюсь, — сказала она холодно.

Дальше они ехали молча.

Ресторанчик, который облюбовал Доленко, славился своими рыбными блюдами. Оставив машину на стоянке, они поднялись в зал, где в приглушенном свете ламп официанты в белых куртках сновали проворно и деловито, как хорошо управляемые роботы. Анатолий заказал рыбную солянку, черную икру, рыбное ассорти и бутылку полусладкого шампанского.

В ожидании заказа он не отрываясь смотрел на Машу, надеясь уловить в ее глазах хоть намек на столь знакомое ему манящее выражение, но взгляд ее был непроницаем. И у него возникло такое чувство, словно ярко освещенные окна прежде гостеприимного дома вдруг закрыли глухими ставнями. Маша первая нарушила затянувшееся молчание. Когда официант принес заказ, она, улыбнувшись, сказала:

— А здесь мне нравится, Толя! Подумать только, я не была в ресторане уже два года. Я давно нигде не была.

— Рад, что угодил тебе, — ответил Доленко, наливая шампанское. — Если захочешь, мы можем иногда сюда выбираться.

Его нарочито-веселый тон, по-видимому, задел ее за живое, и она с интересом взглянула на него.

— Как странно, Толя, я ведь совсем тебя не знаю. Ты мне почти ничего не рассказывал о себе. Что бы ты стал делать, например, если бы в один прекрасный день тебе вдруг открыли кредит на крупную сумму?

У Доленко не было желания распространяться на эту тему. Ему вообще не хотелось говорить. Почему она так часто выбирает для разговора именно эту тему? Может быть, Максимов рассказал ей о его неудачной попытке вынести с территории «Центра» «красную ртуть»? О том, что он, инженер Доленко, оказался обыкновенным вором, что угроза судебного преследования еще висит над ним. Настроение у него ухудшилось, но тем не менее он ответил:

— Я бросил бы работу в «Центре» и открыл бы свое собственное дело. Я уже говорил тебе о своих планах и о том, что для начала дела мне необходимо хотя бы около миллиона долларов.

— Мне нравится твоя уверенность, — сказала она серьезно. — Обещаю тебе, что если Максимов умрет, ты получишь эти деньги, а может даже больше.

— Я уже слышал об этом, — ответил он с раздражением. — Но пока твой муж, кажется, жив?

Маша нахмурилась.

— Это твоя проблема, Толя. Это ты должен сделать меня богатой наследницей. А потом деньги будут у нас и мы найдем, как приделать к ним ноги… Не забывай, мы не только любовники, но и компаньоны по бизнесу.

Маша украдкой взглянула на часы.

Доленко подозвал официанта и попросил счет. Через несколько минут они поднялись и вышли из ресторана. Садясь в машину, Маша улыбнулась.

— Не сердись на меня, Толя. Сегодняшний вечер доставил мне столько удовольствия!

— Очень рад. — О себе старший инженер не мог этого сказать. Перспектива быть втянутым в мокрое дело отнюдь не радовала его. Он завел двигатель, и они поехали в Новообнинск. Минут тридцать ехали молча. Километрах в десяти от города Доленко притормозил.

— Скоро твой день рождения, Маша. Хочу кое-что тебе подарить. — Он вынул из кармана пакетик с кольцом и серьгами, положил ей на колени.

— Что здесь такое, Толя?

Он зажег свет на приборном щитке.

— Открой и посмотри.

Освободив пакет от тесьмы, она развернула бумагу и открыла коробочку. На темном бархате кольцо и серьги смотрелись великолепно. У Маши вырвался возглас восхищения.

— Неужели это мне?

— Да, тебе. Серьги очень подходят под цвет твоих глаз.

Она бережно закрепила серьги и одела кольцо, посмотрелась в зеркальце.

— Блеск! Толя, ты меня искушаешь, и я не могу устоять перед соблазном.

— Я и не думал тебя искушать. Я просто хочу сделать тебе подарок.

Он остановил машину недалеко от ее дома. Маша вышла из салона, Доленко вылез вслед за ней. Они стояли и молча смотрели друг на друга.

— Ты даже не представляешь, любимый, — наконец сказала она, — как мне было хорошо. Я очень благодарна тебе. И еще раз спасибо за чудесный подарок. Мне так давно никто не делал таких подарков!

Подавшись вперед, она обвила руками его шею, и ее губы коснулись его губ.

Но теперь ему и этого было мало. Сжимая ее в объятиях, он думал о том, что совсем недалеко от них, в постели лежит ее муж, который, скорее всего, уже спит. Она не любит его, но, пока он жив, ему придется довольствоваться лишь жалкими крохами украденной любви.

* * *
На следующий день Маша позвонила ему неожиданно рано. Доленко только что закончил завтракать и собирался пойти на работу.

— Когда я вернулась домой, Максимов не спал, — сообщила она. — У него в спальне горел свет.

— Анатолий стиснул телефонную трубку.

— Он догадался, куда ты уходила?

— Понятия не имею. С утра он злой, как собака, и не разговаривает со мной. Ушел на работу, даже не попрощался. Ох, Толя! Прости, но я прошу тебя пока не звонить и не искать со мной встреч. Я вела себя безрассудно! Прости, милый, но так надо. Он не должен ни о чем догадаться. Иначе он раздует дело о хищении «красной ртути» и засадит тебя в тюрьму.

— Маша, послушай, — попытался возразить Доленко, — мы не можем так просто взять и расстаться…

— Муж возвратился, — перебила его она и бросила трубку.

Влюбленный мужчина легко теряет голову. Анатолий испытал это на себе. После их последнего разговора прошло четыре дня и четыре долгих, мучительных ночи. Он не находил себе места. Все валилось у него из рук, работа не клеилась. Он беспрерывно думал о ней.

Трижды Доленко звонил ей. Один раз к телефону подошла Надя, прислуга Максимовых, и он повесил трубку. Другой раз ответил сам директор, неожиданно оказавшийся дома, и он снова дал отбой. Наконец, на третий раз к телефону подошла Маша, но теперь уже она сама бросила трубку, едва заслышав его голос.

На пятый день, придя домой, он достал бутылку водки и основательно к ней приложился. Спиртное одурманило его. Он не был алкоголиком, но почувствовал потребность напиться, чтобы притупить невыносимую тоску, овладевшую им. Водка помогла ему забыться. Впервые за время разлуки с Машей ему удалось крепко заснуть. Но и во сне она явилась к нему. Через десять дней после их последней встречи директор простудился и опять не вышел на работу.

* * *
Анатолий Доленко сидел за письменным столом и составлял контракт на поставку фирме «Бамет» в течение следующего года одной тысячи килограммов «красной ртути». Естественно, слова «красная ртуть» в контракте не фигурировали и были заменены словами «условленный реагент». Затем он записал в контракт цену за один килограмм «реагента», установив ее по договоренности с фирмой в размере двухсот восьмидесяти тысяч долларов.

Работалось плохо. Рука сама тянулась к телефону, и он постоянно одергивал себя. «Нет, не трогай ее сейчас, оставь в покое. Муж сейчас дома, разговаривать она с тобой не будет. Подожди…» Но рука все тянулась к телефону, пальцы нервно барабанили по трубке.

Неожиданно позвонил Казарян и пригласил его к себе в кабинет.

— Анатолий Александрович, звонил Максимов, — сказал Казарян инженеру. — Он сейчас на больничном. Просил привезти ему на подпись контракты и несколько договоров, переделанных по его указаниям. Эти бумаги прошли через твои руки. Ты их готовил, и никто кроме тебя лучше не ответит на вопросы директора. Придется тебе снова съездить к нему.

— Доленко встрепенулся. Это была первая хорошая новость за последние дни. Теперь, по крайней мере, у него появился законный предлог повидать Машу.

— Все сделаю, Станислав Арташесович, — радостно заявил Доленко. — И сейчас же еду.

Через полчаса его «Ситроен» остановился возле дома, где жил Максимов. Доленко вылез из машины, схватил папку с документами и поднялся на восьмой этаж. Мысленно ему уже рисовалась встреча с Машей, но когда он позвонил, дверь ему открыл сам Максимов. Приподнятое настроение инженера разом улетучилось. Он не предвидел такого исхода.

Максимов махнул рукой в сторону гостиной.

— Можете отдохнуть пока там, посмотреть телевизор, почитать прессу. Я позову вас, если возникнут вопросы.

Доленко отдал папку и прошел в гостиную. Маши там не было. Он включил телевизор и стал просматривать газеты, сваленные на журнальном столике.

Прошел час. Анатолий проголодался и решил спросить директора, долго ли ему ждать. В это время дверь отворилась и вошла Маша. Его поразила ее бледность. Она бросила на него ничего не значащий взгляд и вежливо кивнула.

— Маша, поди сюда! — рявкнул Максимов из кабинета.

Так иногда разгневанный хозяин подзывает провинившуюся собаку. Но Маша восприняла все спокойно. Покрутив пальцем у виска, пожала плечами и пошла в кабинет.

— Найди контракт с фирмой «Карина» и принеси его сюда. Я отправлю его Казаряну вместе с остальными.

Маша подошла к шкафу, стоящему в кабинете, и стала лихорадочно искать контракт. Как назло, быстро найти его она не смогла.

— Сколько ты будешь копаться? — Максимов нетерпеливо щелкнул пальцами.

— Я не могу его найти.

— Вечно ты ничего не можешь найти. Посмотри в шкафу, который у тебя в комнате. Может быть, я положил его там. Иногда наиболее важные бумаги я кладу туда.

Новые поиски опять не увенчались успехом. Максимов пришел в ярость и стал искать сам. Доленко заметил на столике в кабинете директора полупустую бутылку водки и стакан.

По-видимому, Максимов уже как следует нагрузился. Он стал рыскать по всей квартире, ища пропавший контракт.

На трюмо в спальне у Маши он заметил сумочку, взял ее, зачем-то открыл и в бешенстве швырнул на пол. Ее содержимое высыпалось прямо под ноги вбежавшей Маше. Среди обычных женских мелочей там были серьги с сапфирами и золотое кольцо, которое подарил Доленко, и Максимов не мог их не заметить. Он тупо уставился на серьги, потом перевел взгляд на откатившееся кольцо. От неожиданности Маша на какую-то долю секунды остолбенела, но потом нагнулась и быстро подобрала серьги. Однако директор уже пришел в себя. Он поймал Машу за руку и, грубо вывернув запястье, вырвал у нее драгоценности. Маша снова попыталась завладеть ими. Остальное произошло в считанные секунды. Побагровев от ярости, Максимов наотмашь ударил ее по лицу. Маша покачнулась и, потеряв равновесие, упала на четвереньки.

Анатолий не шелохнулся, хотя с трудом сдерживал желание придушить его на месте. Бормоча что-то себе под нос, директор разглядывал серьги. Маша, покачиваясь, поднялась на ноги. Нос у нее был разбит, из него сочилась кровь. Выглядела она ужасно: лицо побледнело и напряглось. Максимов поднял кольцо и ему в глаза бросилась надпись на его внутренней стороне. Когда он снова посмотрел на Машу, его лицо исказилось ненавистью.

— Значит, ты подыскала себе любовника? — Он произнес это с такой злобой, что Доленко стало страшно. Маша ничего не ответила. Прижав руки к груди, она прислонилась к стене. Кровь из разбитого носа стекала по подбородку и капала на платье.

— Ты позоришь меня, сука! Ведешь себя, как шлюха!

Он со всей силой швырнул серьги ей в лицо. Хорошо еще, что она успела прикрыть лицо руками. И только тут Максимов вспомнил об инженере.

— Убирайтесь отсюда, — заорал он, — и не вздумайте болтать о том, что вы здесь видели! Если будете трепать языком, я вас уничтожу! Мерзавец!

Доленко схватил папку с подписанными документами, пулей вылетел из квартиры, спустился вниз, сел за руль своего старенького «Ситроена» и включил двигатель. Бросив взгляд вперед, он увидел, что из подъезда выбежала Маша. На подбородке запеклась кровь, а глаза неестественно блестели. Анатолий вылез из машины и бросился к ней.

— Не прикасайся ко мне! — взвизгнула она.

Он замер на месте.

— Маша! Теперь ты не можешь оставаться с ним. Поедем со мной. Ему придется дать тебе развод.

— Не подходи ко мне! — Она словно выплюнула в него эти слова. — Он чуть не убил меня, а все из-за того, что я имела глупость влюбиться в тебя.

— Успокойся, Маша. Тебе уже не жить с ним. Ты должна немедленно уехать.

— Да уберешься ты наконец? Или мне в ножки тебе поклониться, чтобы ты отстал от меня? Я докажу ему, что сама купила кольцо и серьги, если ты не будешь соваться. Сколько раз тебе повторять — я не могу его оставить! Я же потеряю все!

— Пока он жив, — задумчиво добавил Доленко. — Это ведь твои слова?

Она раздраженно отмахнулась от него.

— Он проживет еще очень долго. А теперь уезжай. Иначе я возненавижу тебя так же сильно, как пока еще люблю.

Маша повернулась, побежала прочь и скрылась в подъезде. Он не пытался догнать ее. Именно в эту минуту он решил убить Максимова. У него просто не было другого выхода. И он удивился, что эта простая мысль не пришла ему в голову раньше.

* * *
Он вернулся домой, разделся и лег на диван. Убить Максимова — вот единственный выход! Жалости к директору он не испытывал, да и сама идея убийства не внушала ему отвращения. Скорее наоборот. Именно теперь, когда Доленко наконец решил действовать, он почувствовал парадоксальное умиротворение и свободно вздохнул.

Вот только как совершить убийство и не схлопотать срок? Удастся ли это ему? Директора всюду сопровождает вооруженный охранник. Это значительно усложняет дело. Кроме того, он никогда не держал в руках оружие.

После долгих раздумий он пришел к выводу, что главное — не пороть горячку. Надо нанять профессионального киллера и хорошо ему заплатить. Деньги у него есть. Ведь до того, как его задержали в проходной, он сумел вынести килограмм «красной ртути» и продать его.

Подумать только, смерть Максимова позволит Маше получить свободу и стать его женой! Заодно она унаследует от мужа хороший капиталец. Найти бы только хорошего киллера, и тогда его с Машей ожидает поистине райская жизнь! Главное, он должен быть совершенно уверен, что на Машу не падет и тень подозрения. Да и ему самому не мешало запастись железным алиби на случай, если следствию станет известно об их отношениях. Тут было над чем поломать голову.

Он не спал всю ночь, но так ничего и не придумал. Под утро он заснул, а когда проснулся, то вспомнил про Юлию Брусникину, подругу Кирилловой. Эта молодая женщина, приехавшая из Казахстана, очень нуждалась в деньгах и отлично стреляла. Надо будет осторожно поговорить с ней. Если она согласится выполнить заказ, это был бы идеальный вариант.

«Максимов хорошо знает Брусникину, — вихрем пронеслось у него в голове, — значит, не будет остерегаться ее. Охранник тоже ее знает и не заподозрит ничего. Брусникина может подождать директора в его квартире, придя навестить подругу. Когда машина директора подъедет к дому, ее можно увидеть из окна. Юля может спуститься вниз и ликвидировать обоих, если в подъезде не будет никаких свидетелей. А если будут, операцию можно перенести на другой день».

Итак, теперь остается только уговорить Юлю. Она — человек без комплексов, положение у нее безвыходное, остается только предложить ей приличную сумму, на которую она сможет купить квартиру и обставить ее.

* * *
Брусникина приехала в Новообнинск из Казахстана, продав за бесценок свою двухкомнатную квартиру в Темиртау. К русским там стали относиться плохо, найти приличную работу было невозможно. В России же она рассчитывала не только подыскать работу, но и устроить как-то свою личную жизнь и жизнь своего сына.

Ваня был хорошим ребенком, даже примерным… В свои семь лет он никогда не хныкал и не капризничал. Юлии он порой казался маленьким старичком. Время от времени от него можно было услышать удивительно мудрые суждения, он был не по-детски терпелив и часто обнаруживал несвойственную его возрасту зрелость ума. Но когда Ваня спрашивал, где его папа, видя других детей прогуливающихся с отцами, он казался ей таким беззащитным и ранимым, что у нее щемило сердце. Она просто не знала, как рассказать ему об отце. Мальчик был слишком мал, чтобы понять всю правду, а обманывать его она не хотела. Правда же состояла в том, что Ваня появился на свет в результате скоротечного романа, бурного и безрассудного. Единственный раз в жизни Юля, отбросив осторожность, целиком отдалась страсти. И с этим мужчиной, ее тренером, она забыла всякие приличия и принципы. Но она пыталась уверить сама себя, что это и есть настоящая любовь, дарованная ей судьбой.

Позже, когда она осознала, что этот человек попросту лгал и использовал ее, относясь к ее чувствам с полным пренебрежением, ей стало нестерпимо больно. Поняв произошедшее, она вычеркнула этот постыдный эпизод из жизни и зареклась вспоминать о нем. Тем более, что тренер, узнав о ее беременности, поспешил уехать на сборы, предоставив ей самой выпутываться из создавшегося положения.

Она не стала делать аборт. И впоследствии она ни разу не пожалела о своем решении. У нее лишь щемило сердце, когда она видела, каким маленьким, беззащитным и потерянным становился Ваня, спрашивая об отце. В такие минуты ей хотелось плакать. Кроме того, ее угнетало еще одно обстоятельство: у нее не было собственной квартиры и никакой светлой перспективы впереди не маячило. Надо было срочно что-то предпринимать.

* * *
Около девяти вечера «Ситроен» Доленко остановился у невзрачного двухэтажного дома, где Брусникина снимала комнату. Сдавала ей комнату супружеская пара — два алкаша. В этот вечер, как всегда, они спади в соседней комнате мертвецки пьяные. Сын Юли смотрел телевизор у приятеля на первом этаже того же дома.

Деньги, полученные Брусникиной за двухкомнатную квартиру в Темиртау, подходили к концу. Юля была в отчаянии и понимала, что вскоре с сыном окажется на улице.

Доленко поднялся на второй этаж. Дверь в квартиру оказалась открытой и он беспрепятственно вошел в прихожую. М-да, ворам тут делать было нечего. Юля с рюмкой водки в руке сидела на кухне и задумчиво ковыряла вилкой остывший бифштекс. Она, казалось, была чем-то возбуждена: лицо ее раскраснелось, а глаза неестественно блестели. От одного лишь вида будущего киллера Доленко стало не по себе. Брусникина откинулась на стуле.

— Извини за обстановку. — Она сделала глоток и поморщилась. — Согласись, не слишком приятно жить здесь и еще менее приятно знать, что через полмесяца тебя выбросят на улицу. Деньги у меня кончились. Платить за жилье нечем. Ты не можешь мне помочь с работой? Я готова на все.

Момент показался ему подходящим, и Доленко решил сразу перейти к делу.

— Слушай, Юля. А если бы тебе предложили приличные бабки, за которые ты смогла бы купить квартиру и обставить ее?

Такое предложение ее сразу заинтересовало.

— Кто предлагает?

— Ну, я знаю одного человека. Он просил поговорить с тобой. У него есть работа для тебя с очень приличной оплатой.

— Что за работа?

— Работа, которая требует твоих профессиональных навыков. Ты ведь мастер спорта по стрельбе?

— Ну и что?

— Он хочет устранить конкурента и готов заплатить за это двадцать тысяч долларов.

— Он хочет нанять киллера?

— Именно так.

— А откуда он меня знает?

— Навел справки. Меня расспрашивал тоже.

— А почему он не обратился прямо ко мне?

— Потому что не хочет светиться. А через меня ему очень удобно: ты не знаешь его, он не знает тебя. Полная анонимность. И я получу хороший процент от сделки. Ну как, согласна?

Брусникина хотела отказаться и выставить Доленко за дверь, но против воли слушала, не в силах сдвинуться с места, как кролик, загипнотизированный удавом. Она только спросила:

— А кого надо устранить?

— Максимова, директора «Центра», ты его, наверное, знаешь.

Анатолий в упор посмотрел на нее, и она словно прилипла к стулу.

— А чего ты удивляешься, Юля. Максимов — директор крупной фирмы, производящей очень дорогую продукцию. Есть люди, желающие занять его место, есть враги, которых он успел нажить…

— Да я не о том. Все-таки муж моей лучшей подруги…

— Уверяю тебя, что твоя подруга будет только рада. Ты же знаешь, что их отношения зашли в тупик.

— Это правда. Но Максимов всегда ходит с охранником. Это усложняет задачу. А раз задача усложняется, значит и заплатить придется вдвое больше. За сорок тысяч баксов, я, пожалуй, согласилась бы. Только пусть заказчик достанет и оружие. Лучше всего автоматический пистолет «Глок» с глушителем.

— Я передам ему твои пожелания. Думаю, что он согласится с ними.

Брусникина поджарила оставшийся бифштекс, приготовила сачат, налила две рюмки водки, и они выпили за успех дела.

Домой Анатолий несся, как на крыльях. Все складывалось как нельзя лучше. Всю прошлую ночь он безуспешно ломал голову над тем, как безнаказанно устранить соперника. И только теперь понял, что нашел единственный по-настоящему надежный способ добиться Маши и ее денег.

По существу, все так и получилось, только счастья это в результате никому не принесло.

Глава девятая ТРАГИЧЕСКАЯ ВСТРЕЧА

В пятницу, четвертого октября, в половине шестого вечера в квартире Новиковой стояла абсолютная тишина. Сегодня эта тишина была невыносимой и создавай у нее подавленное настроение. И это несмотря на то, что она прошла полный курс реабилитации в специализированной клинике и вновь занималась любимой работой.

Ирина включила музыку и усилила звук, чтобы музыку было слышно во всей квартире. На кухне она взяла плитку шоколада, налила бокал ледяного шампанского и отнесла все это в ванную. Потом наполнила ванну горячей водой, добавила туда ароматического персикового масла и разделась. И только приготовилась забраться в ванну, как пульс страха, тихо бьющийся в ней, набрал силу и темп. Она закрыла глаза и стала глубоко дышать, пытаясь успокоиться, пытаясь уверить себя, что такое поведение нелепо, но ничего не помогало. Не одеваясь, она прошла в спальню, достала из верхнего ящика трюмо пистолет тридцать второго калибра.

Разрешение на это оружие она получила через Савельева. Проверила, полностью ли он заряжен. Сняв с обоих предохранителей, принесла пистолет в ванную комнату и положила на табурет рядом с ванной. Поморщившись, Ирина вошла в ванну и села так, чтобы вода доходила до плеч. Сначала было горячо. Затем она стала привыкать. Тепло действовало успокаивающе, доставало до костей и наконец растворило страх, который мучил ее с того момента, как она проснулась ночью, чувствуя холодную сталь ствола, приставленного к затылку. Она надкусила плитку шоколада, совсем немного, с самого края, и почувствовала, как он медленно тает на языке.

Ирина старалась ни о чем не думать. Старалась просто наслаждаться горячей ванной. Она откинулась назад, получая удовольствие от вкуса шоколада на языке и аромата персика в поднимающемся пару. Снова откусила кусочек шоколада. Отпила глоток шампанского. На какое-то время ей удалось обмануть себя и сделать вид, что она чувствует себя легко и свободно, пока не раздался звонок в дверь.

Как только, перекрывая звуки музыки, зазвенел звонок, Ирина выпрямилась, сердце ее бешено заколотилось, и она схватила пистолет так резко, что опрокинула бокал с шампанским. Она вылезла из ванны, надела розовый халат и, держа пистолет стволом вниз, медленно прошла через полутемную квартиру к парадной двери. Ирина задержалась около приемника и выключила его. В наступившей тишине было что-то зловещее. В холле она остановилась, заколебавшись и положив руку на ручку двери, и тут снова раздался звонок.

* * *
Савельев припарковал свою машину рядом с домом, где жила Новикова. Он нажал уже несколько раз на звонок и чем дольше звонил, тем больше беспокоился, почему она так долго не открывает. В квартире играла музыка. Неожиданно она смолкла. Когда наконец Ирина открыла дверь, она не сняла цепочки и смотрела на него сквозь узкую щель. Узнав его, она облегченно улыбнулась.

— Володя, я так рада, что это ты.

Она сняла цепочку и впустила его в квартиру. Она была босиком, в купальном халате, туго затянутом на талии, а в руке держала пистолет. Он удивленно спросил, указывая на оружие:

— А это выражение твоей радости?

— Я же не знала, кто звонит, — ответила Ирина, кладя пистолет на маленький столик в холле. Савельев нахмурился.

— Ты разве забыла, что мы договорились поехать на дачу?

— Прости, но действительно забыла. Наверное, я просто немного не в себе от всего этого.

Савельев обнял ее. Волосы Ирины были слегка влажными, кожа сладко пахла персиком, а дыхание отдавало шоколадом. Владимир Сергеевич понял, что она, судя по всему, принимала ванну так, как она любила, — долго и с удовольствием. Прижав ее к себе, он почувствовал, что она дрожит.

— В чем дело, Ира? Кто тебя напугал?

— Никто. Просто подошел срок, назначенный Шарфом. Я должна передать ему «красную ртуть». Это я могу сделать, но передать ядерный боезаряд на основе этой ртути я не могу. Это не в моих силах. Это же сверхсекретное изделие.

— Успокойся. — Он прижался щекой к ее мокрым волосам. — Я буду с тобой. Поедем за город. Там тебя никакие гуманоды не достанут.

Савельев взял ее за подбородок, приподнял ее прелестное лицо и нежно поцеловал. Ее губы еще сохраняли привкус шоколада.

— Ладно, — он погладил ее по плечу, — давай одевайся и поедем.

— Запри дверь, — настойчиво повторила она.

Он пожал плечами, вернулся и закрыл дверь.

Она взяла пистолет со столика и пошла в гостиную, держа его в руке.

Что-то не так, что-то есть еще, помимо срока, назначенного Шарфом, но Савельев не мог сразу понять, что именно. Вероятно, она еще не пришла полностью в себя после пережитого потрясения.

* * *
Доленко лег спать в хорошем подпитии, алкоголь продолжал действовать и в момент пробуждения. В это утро ему надо было ехать в аэропорт, встречать из Сочи Машу Кириллову. А тут он после субботней вечеринки, и какой! Но Машей пренебрегать нельзя, она для него как путеводная звезда в этой жизни, разве можно пренебрегать женщиной, унаследовавшей четыре миллиона долларов?

Короче говоря, проснувшись, он выполз из постели, твердо зная — ему надо быть в аэропорту вовремя, даже если весь его организм решительно против. Встретить наследницу солидного состояния следует во что бы то ни стало. Но как трещит голова… надо что-то выпить. Он забрался в недавно купленный «Фольксваген-Пассат» и, чтобы унять зверскую головную боль, как следует приложился к бутылке коньяка, которую всегда держал в машине. Посмотрев на часы, он увидел: до посадки самолета осталось всего сорок минут. Он обязательно опоздает, а Маша этого не любит и Анатолий решил: где наша не пропадала! И понесся в аэропорт со скоростью участника гонок в Монте-Карло, ведя при этом машину, словно малолетний дебил.

Два раза он избежал столкновения исключительно благодаря мастерству других водителей. Ему удалось вырваться из потока на шоссе сразу за московской кольцевой дорогой, и тут он как следует придавил педаль газа. Опаздывает он или нет?

Доленко взглянул на часы, и этот взгляд привел к роковым последствиям. Он не справился с управлением и на огромной скорости вылетел на встречную полосу. Здесь «Фольксваген-Пассат» столкнулся лоб в лоб с заполненным до отказа пассажирами маршрутным такси. Водитель маршрутки видел, что на него несется «Фольксваген-Пассат», но уйти от столкновения не сумел. Он ощутил жуткий удар, и лобовое стекло шрапнелью брызнуло ему в лицо.

Удар был такой чудовищной силы, что обе машины буквально разорвало. Водители обоих автомобилей погибли на месте. Все десять пассажиров маршрутки получили ранения. Большинство отделалось царапинами на лице, но некоторые получили серьезные травмы и переломы… Место катастрофы походило на бойню — вся дорога была залита кровью. Чтобы оказать первую помощь пострадавшим, спасателям пришлось вырезать их из искореженного металла.

* * *
Однокомнатная квартира Анатолия Доленко оказалась в идеальном порядке. Тридцатилетний холостяк любил свое жилище и поддерживал в нем стерильную чистоту. После смерти матери он обставил квартиру современной мебелью, сохранив, тем не менее, те вещи, которыми мать дорожила.

На стене висела старинная икона Богородицы, именуемая Иверскою. Эту икону мать особенно чтила. Около стены стоял диван, на котором она любила отдыхать.

Субботин проникший в квартиру Доленко с помощью отмычки, надеялся найти нечто, проливающее свет на загадочную смерть Максимова и его охранника. Перерыв все, что можно, и не найдя ничего стоящего, Субботин решил передохнуть, достал сигареты, закурил. Медленно обвел глазами комнату. Взгляд его остановился на иконе Богородицы. Майор подошел ближе, поднял руки и осторожно снял ее со стены. Интуиция не подвела его. За иконой он обнаружил небольшой сейф, вделанный в стену. Ключ от сейфа он нашел в связке ключей, которую достал из кармана пиджака покойного Доленко.

В сейфе Субботин обнаружил несколько общих тетрадей с дневниками Доленко. Кроме них в сейфе находилось десять тысяч долларов США и автоматический пистолет «Глок». Он немного перевел дух. Значит, ему все-таки повезло. Последняя тетрадь начиналась маем 1996 года и была почти целиком посвящена роману с Машей Кирилловой и его планами на ближайшее время.

3 мая.

Казарян попросил съездить к заболевшему директору подписать контракт. День такой ясный, теплый, солнечный. Подъехал к дому, позвонил в дверь. У меня защемило сердце, когда я увидел ее. Маша, Машенька… Это роскошная женщина и когда она взглянула на меня, я понял, что тоже произвел на нее впечатление.

Она — жена нашего директора Максимова. Не пойму, что она нашла в этом старике? Ему уже шестьдесят, а Машеньке только двадцать восемь. Правда, он богат, умен и хорошо известен в научном мире. Но этого мало для счастья. Думаю, что ей скучно с мужем, который все время занят наукой, работает, разъезжает по разным командировкам. Надо будет как-нибудь спросить у нее об этом…

Субботин перевернул очередную страницу. Оказывается, молодая женщина целые дни проводила дома, детей у нее не было и она изнывала от скуки. А тут на горизонте появляется молодой и красивый старший инженер. Ситуация хорошо известная.

18 мая.

Весь день светит яркое весеннее солнце. Я счастлив. Максимов улетел в Штаты на какой-то международный симпозиум на неделю. Маша позвонила, а потом приехала ко мне. Был длинный разговор. Никак не могли досыта наговориться. Маша, кажется, любит меня. Во всяком случае, она осталась у меня. Это была восхитительная ночь…

«Произошло то, что и должно было произойти, — подумал Субботин. — Во всяком случае, возникшее между ними чувство было бескорыстным и искренним». Он продолжил чтение чужих откровений.

26 мая.

Изредка встречаюсь с Машей. Максимов что-то подозревает. Устраивает скандалы. Я не могу больше делить Машу с этим стариком. Он мешает нашему счастью. У него есть деньги, мировая известность, слава… Зачем ему еще Маша? Сам он от нее не откажется. Придется с ним что-то решать… Сам я не могу. Ведь подозрение сразу же падет на Машу и меня. Надо кого-то найти…

29 мая.

Если найду подходящего человека, придется хорошо заплатить. Надо раздобыть деньги, много денег. В проходной «Центра» в охране работает Оля. Ей девятнадцать лет. Я ей нравлюсь. Она никогда меня не проверяет. Из готовой продукции взял килограмм «красной ртути» и вынес через проходную, когда дежурила Оля. Продал за семьдесят тысяч долларов. Теперь можно поискать исполнителя…

Так вот, оказывается откуда у Доленко деньги. Интересно, кого же он нашел, кто согласился выполнить его заказ?

13 июня.

Правильно говорят, что тринадцать — несчастливое число. Меня задержали в проходной при попытке вынести полкилограмма «красной ртути». Думал, что будет дежурить Оля, а она взяла отпуск для сдачи экзаменов в институт. Дежурила другая. Я показался ей подозрительным. Вызвала охранника с прибором, реагирующим на радиоактивный продукт. Обнаружили эти полкилограмма. Отобрали. Обещали завести уголовное дело и выгнать с работы. Позор! Хорошо, что заступился Казарян и замял эту кражу. Я у него в неоплатном долгу.

22 июня.

Казарян пригласил к себе на дачу. Это шикарный двухэтажный особняк, сад, бассейн, теннисный корт, гараж и высокая двухметровая стена, окружающая дачный участок. Несколько машин в гараже. Среди них красный «Ягуар». Казарян сказал, что дело о краже ртути против меня пока возбуждать не будут. Но на ходатайстве о прекращении дела должна стоять подпись директора. А Максимов уперся. Требует передать дело в суд. Я очень расстроился. Немного выпили. После этого Казарян вдруг высказался: «Анатолий, сильно не переживай. Ситуацию можно исправить».

Может, он прочитал мои мысли? Меня даже в пот бросило. Спросил: «Как это исправить ситуацию?»

Он смотрит на меня ясными глазами и произносит четко, почти спокойно: «Как было бы хорошо, если бы Максимов вдруг исчез. Я бы занял освободившуюся должность директора, защитил бы тебя от судебного преследования, перевел бы на должность ведущего инженера или лучше начальника отдела. Как тебе такая перспектива? Нравится?»

Он так и сказал «исчез». Потом засмеялся и сказал, что это пустые мечты. Кто его тянул за язык?

Но высказанная им мысль запала мне в душу. Выпили хорошего коньяку, Казарян вдруг хитро ухмыльнулся и перебил меня на полуслове: «Анатолий, ты выиграешь от исчезновения Максимова гораздо больше, чем я. Ведь я знаю, что Маша Кириллова тебя любит. Если ты женишься на ней, то станешь очень богатым человеком. Молодая вдова унаследует почти четыре миллиона долларов. Тебе не придется больше воровать изотопы».

Я спросил: «Какая вдова? Ведь Максимов-то жив».

В ответ — бормочет еле слышно: «Все может мгновенно измениться. Сегодня жив — завтра мертв. Если ты хочешь разбогатеть, то должен быть решительным».

Я взглянул на него и спросил: «Вы предлагаете мне ликвидировать Максимова?»

Молчит в ответ, смотрит на меня долго и пристально, потом нервно так губы облизывает и говорит: «Ты что, Толя? С чего ты взял? Ты явно перебрал. Я тебе ничего не предлагал».

Листая рукописные страницы, майор натолкнулся на одну или две, на которых аккуратный почерк старшего инженера превращался в безобразные каракули. Написанный им текст был бессвязным, пустым и безумным. Видимо, Доленко писал его, изрядно выпив и будучи готовым к беседе с унитазом.

Субботин пробегал глазами страницу за страницей. Чем ближе к августу, тем острее ненависть к Максимову и лихорадочней любовь к Маше Кирилловой. Это уже не любовь даже, а какая-то истерика, паника, страсть. Так. А вот это уже любопытно…

27 июня.

Месяц назад Маша познакомила меня с Юлей Брусникиной, своей подругой. Молодая женщина, мать-одиночка, имеет семилетнего сына, приехала из Казахстана, продав свою квартиру. Здесь в Новообнинске снимает комнату, живет в нищете, преподает физкультуру в школе. Самое интересное, что она отлично стреляет из пистолета. Осторожно завожу разговор, прощупываю почву, спрашиваю: «А если кто-то предложит тебе рискованную работу, где ты сможешь заработать большие деньги? Ты согласишься?»

Глаза ее засверкали. Она бросила на меня безумный взгляд, произнесла четко и хладнокровно: «У меня нет предрассудков. Если мне предложат за приличные бабки убить человека, я соглашусь. Просто не вижу для себя другого выхода».

Никаких слез, истерик, сухие, решительные глаза. Продолжаю разговор дальше. Говорю: «У меня есть знакомый, который хочет устранить физически своего врага и готов заплатить двадцать тысяч баксов за это. Если она согласна, я могу выступить посредником».

Молчит в ответ, смотрит на меня долго и пристально, потом нервно так губы облизывает и говорит: «Я согласна выполнить этот заказ. Кого надо ликвидировать?»

Следующая страница оказалась последней. Там было всего несколько строк.

2 августа.

Она все-таки сделала это. Запросила правда сорок тысяч долларов, так как у Максимова был охранник. Сделала все чисто и исчезла чисто. Она была в гостях у Маши, знала время приезда директора, вышла покурить и спустилась вниз в подъезд. Когда директор сел в лифт, она вошла следом. Никаких подозрений не вызвала. Максимов ее хорошо знал. Охранник тоже. Выполнив заказ, вернулась в квартиру. Когда поднялась паника, тихо и незаметно исчезла…

Последние строки были написаны неразборчивым, нервным почерком. Рука дрожала, к тому же стержень писал плохо. На этом записи в тетради обрывались.

* * *
К дачному поселку Новикова ехала чересчур быстро. Она умело управляла машиной, но Савельев был рад, что пристегнулся. Он ездил с ней и раньше и знал, что вождение машины было для нее одним из самых больших удовольствий: ее возбуждала скорость, нравилась послушность ее «Шкоды». Но сегодня она слишком спешила, чтобы получать удовольствие от езды, и хотя нельзя было сказать, что лихачила, но брала некоторые повороты на такой скорости и меняла ряды так резко, что говорить об осторожности не приходилось. Впереди показался перекресток. Ирина сбросила скорость, но увидев, что машин поблизости нет, проскочила перекресток не останавливаясь.

— Что ты несешься, как на пожар? — спросил Савельев.

— Нравится и несусь, — буркнула Ирина. — Хочу поскорее добраться. По ящику будут показывать фильм с участием Алена Делона.

Он взглянул на ее лицо и разглядел на нем напряжение и нездоровую бледность.

«Нервничает, — подумал Савельев, — и в этом все дело».

— Жизнь и так коротка. Не укорачивай ее такой скоростью, — тихо проговорил он.

Ирина хотела ответить грубо, но закусила губу и ничего не сказала. Машина взлетела на вершину холма и свернула к дачному поселку. Притормозив на повороте, она украдкой взглянула на Савельева. Он молчал.

Показалась ее дача. Новикова затормозила, выключила двигатель и обернулась к спутнику. Глаза ее поблескивали.

— Вот и приехали. Без приключений. А ты ворчал.

Открыв дверцу, Ирина вылезла из машины. Савельев последовал ее примеру. Калитка, ведущая на участок, была приоткрыта, что показалось ей зловещим признаком. Новикова взглянула вверх и обомлела. Над домом на высоте тридцати метров висел всё тот же странный объект, похожий на опрокинутый таз.

— Боже, — прошептала Ирина, поворачиваясь к Савельеву. — И здесь они меня достали. Тот же НЛО. Они прилетели за «красной ртутью».

«Похоже, приключения только начинаются», — подумал Савельев, а вслух заметил:

— Надо срочно сматываться, пока нас не заметили.

Но было уже поздно. Из-за дома вышли два высоких гуманоида. Оба были в комбинезонах, отливавших металлическим блеском. Они решительно направились к Ирине и ее спутнику Впереди шел Шарф. Новикова смотрела на них, разинув рот. Ее била дрожь, в широко раскрытых глазах стоял ужас.

Савельев с тревогой рассматривал приближающихся гуманоидов. До них оставалось метров десять. Спутник Шарфа взглянул на Савельева. Владимир Сергеевич увидел глаза — золотистые, излучающие слабое сияние. Таких глаз он прежде никогда не встречал. Лихорадочный страх охватил и его, но вовсе не из-за сверхъестественности происходящего. Скорее наоборот, он находил что-то знакомое в этих глазах, что-то лежащее в глубине сознания, в памяти предков, дошедшей до него через гены. Но никогда со времен Афганистана он не испытывал такого леденящего, мучительного страха.

Савельев покосился на Ирину. Ее лоб покрылся мелкими капельками пота на лице появилась смертельная бледность. Она явно была в шоке и не совсем четко воспринимала реальность. Казалось, она только частично осознает присутствие гуманоидов и Савельева, потому что большая часть ее внимания была сконцентрирована на ее личном, внутреннем ужасе. Надо было что-то срочно предпринять.

Но Ирина уже начала действовать. Она выхватила пистолет из сумочки и направила его на Шарфа, вряд ли понимая, что делает. Произвела несколько выстрелов в приближающегося гуманоида. Никогда никакие звуки так не радовали ее слух, как производимые ею выстрелы, гулко ухающие в окружающей тишине. Но пули, как заколдованные, прошли мимо, не причинив гуманоиду никакого вреда.

В тот же миг Шарф выбросил вперед руки. Из его ладоней ударил зеленый свет, попавший в плечо Ирины. Она вскрикнула и выронила оружие. Савельев едва успел подхватить падавшую женщину. Гуманоиды повернули обратно и скрылись в приземлившемся позади дома НЛО. Через несколько секунд контур диска НЛО начал вибрировать, засветился желтым светом, перешедшим в ярко-красный. Затем объект взлетел, вращаясь волчком, и очень быстро исчез. Новикова очнулась и застонала. Осмотрев ее, Савельев обнаружил в области ее правого плеча след ожога в форме круга диаметром около семи сантиметров.

Савельев перенес Ирину на заднее сиденье машины и уложил там. К счастью, двигатель завелся сразу. Убедившись, что «Шкода» полностью ему послушна, Владимир Сергеевич развернул машину, вдавил педаль акселератора до самого пола и помчался в больницу. Машина мчалась по знакомому шоссе. Судорожно сжимая руль, Савельев изо всех сил старался сосредоточиться на управлении, на дороге, на чем угодно, лишь бы не думать о том, к каким последствиям приведет ожог зеленым лучом.

Рассудок подсказывал Савельеву, что он не должен ни в чем винить ни Ирину, ни себя, но все равно он был вне себя от бешенства и бессильной злобы на этих гуманоидов — должно быть потому, что только в гневе к нему сразу приходило решение, что ему делать и как себя вести. Другое дело — горе. В горе он терялся, становился, бессильным, не способным ни на борьбу, ни на что другое. Ему не хватало силы воли посмотреть на нее и увидеть, как она слабеет на глазах. Часто моргая, чтобы смахнуть с ресниц слезы, он стал глядеть на дорогу. Он и так ехал настолько быстро, насколько осмеливался, и все же его нога непроизвольно нажала на акселератор, увеличивая скорость…

* * *
В палате стояли две кровати, но вторая сейчас была свободной. Не было в палате и медсестры. Новикова лежала одна. Она только что проснулась. Укрытая белоснежной простыней и кремовым одеялом, она лежала и смотрела в потолок, облицованный звукопоглощающей плиткой. У нее болела голова, и она ощущала дергающую и жгучую боль в области правой груди, но уже чувствуя, что других серьезных травм у нее нет. Вот только еще тупое нытье в животе…

Но главной мукой был дикий страх, а не боль. Ее пугало то, что гуманоиды могут появиться и здесь, а защиты у нее никакой нет. Непонятно почему, ей казалось, что вызванный зеленым лучом ожог грозит ей смертью, — это странное ощущение пугало ее больше всего. Она хотела было позвать врача или медсестру, но не смогла. Ирина судорожно вцепилась в сбитые и мокрые от пота простыни. Она увидела и услышала что-то тревожное — то ли кусок сна, то ли наваждение, — и, даже не понимая, что это, она все равно испугалась еще больше. Видение состояло из единственного образа, который хоть и обладал гипнотическим воздействием, был простым: серебристый блестящий диск, светящийся ярко-красным светом и взлетающей со зловещим, резко отрывистым звуком.

Ирина вздрогнула, словно ее чем-то ударили. Сердце ее забилось в ускоренном темпе. Постепенно сердцебиение пришло в норму, и ей наконец удалось глубоко вздохнуть. Живот отпустило. Она посмотрела в окно. В беспокойном небе летела стая больших черных птиц.

«Что со мной? — спрашивала она себя. Она почувствовала, что во время сна покрылась испариной. Волосы на голове спутались, спутались и мысли.

Странно, она даже не знала, какой сейчас день недели, и это обстоятельство вывело ее из равновесия. Ирина подняла перед собой руки. Они напоминали две тоненькие ветки. Она осознала, насколько сильно похудела, и ей стало страшно. Задумываться о причинах этого она не хотела.

А причины были серьезные, диагноз врачей беспощаден: лейкемия в острой форме, максимально два месяца жизни. Но Ирину об этом не информировали, чтобы не навредить — мало ли что.

Всего через десять минут после того, как Ирина проснулась, к ней в палату вошла дежурная медсестра.

— Так, так. Очнулись? Ну, наконец-то.

Сестра была женщиной в возрасте, с начинающими седеть волосами, с теплым взглядом карих глаз и широкой улыбкой на лице. Она дала Ирине термометр, нацепила на нос очки, затем приподняла запястье правой руки у больной и стала считать пульс. Выполнив все эти процедуры, она ласково заговорила:

— Как вы себя чувствуете? Температура почти нормальная, пульс тоже. Вот вид у вас действительно бледный, но что же вы хотите? После встречи с этими гуманоидами, это совсем не удивительно. Это совершенно естественно. Давайте я вас причешу. Скоро придет Евгений Иосифович Стрельцов, ваш лечащий врач. Он просил сообщить ему, когда вы проснетесь.

Ирина оживилась.

— Женя Стрельцов? Я его хорошо знаю. Мы учились в одном классе.

— Прекрасно. Лечение идет более успешно, когда больной доверяет врачу.

Она расчесала щеткой спутавшиеся волосы, Ирина несколько раз вскрикнула от боли. Медсестра как раз закончила приводить ее в порядок, когда в палате появилась молодая светловолосая санитарка, прикатившая тележку с завтраком. На завтрак полагалась овсяная каша, кусочек масла, хлеб и чай с сахаром. У Ирины аппетита не было, но она заставила себя съесть кашу и выпить чай. За завтраком она вспомнила о Стрельцове. Интересно, как выглядит Женька? Не виделись они лет десять. С ним наверняка она почувствует себя более уютно. Несмотря на дружелюбие медсестры, больница по-прежнему оставалась холодным, неприветливым местом.

Насытившись, Ирина вытерла платком губы, отодвинула от кровати столик с подносом — и внезапно почувствовала на себе чей-то взгляд. Она подняла глаза. Он стоял в проеме двери — высокий элегантный мужчина лет тридцати. Темные туфли, темные брюки, белый халат, белая рубашка. Лицо у него было привлекательным, как и тогда, когда они учились в школе. Голубые глаза, выражавшие сочувствие, светились от радости.

— Ирка! Так рад увидеть тебя. Давненько же мы не виделись. Как ты себя чувствуешь?

В его голосе чувствовались и надежная мужская сила, и мягкая обволакивающая доброта.

— Я был дежурным врачом как раз в тот день, когда тебя доставили к нам в приемное отделение. Ты была без сознания. Мы провели рентгеновское сканирование мозга, но не обнаружили никаких признаков закупорки сосудов. Нет также никаких следов какой-то травмы тканей мозга. Никаких гематом, ни каких признаков повышенного внутричерепного давления. С головой у тебя все в порядке. Пока мы можем констатировать, что такую продолжительную кому вызвал этот странный ожог на правом плече.

— Женька, дорогой, я так рада, что оказалась в твоих надежных руках. Ты вылечишь меня?

— Сделаю все, что в моих силах, Ирочка.

— Как долго я находилась без сознания?

— Восемнадцать дней.

Она уставилась на Стрельцова, от неожиданности потеряв дар речи.

— Да-да, это правда, — подтвердил он.

Она покачала головой. «Нет, этого просто не может быть». Ирина почувствовала себя потрясенной. А что было бы, если бы она вовсе не вышла из этого состояния?

Или — что еще хуже — если бы она вышла из комы полностью парализованным человеком, обреченным на всю жизнь зависеть от заботы окружающих людей? По телу пробежала судорога, головная боль усилилась.

«Что будет, если я опять окажусь в коматозном состоянии?»

Стрельцов склонился к ней, брови его сошлись у переносицы, он был явно озабочен.

— Тебе очень больно?

— Да. Но я терплю.

— Я сделаю укол. Он снимет боль.

— Хорошо, Женя.

Что-то звякнуло.

— После него тебе станет лучше.

— Спасибо.

Холод на коже руки. Запах спирта. Ирина чувствовала, что к ней с каждой минутой все ближе подступает усталость и головная боль. Она отчего-то вновь ощутила тревогу.

— Сейчас будет больно, но всего на одну секунду.

— Потерплю, — согласилась она.

Игла проткнула кожу. Ирина вздрогнула.

— Ну вот и все.

— Спасибо, Женя.

Затем наступила темнота. Она погрузилась в сон. Сон был тяжелый, ужасный, кошмарный. Ей снилось, что бандит, проникший в квартиру, подносит к ее лицу раскаленный утюг, и снова НЛО, страшные гуманоиды и яркий зеленый луч.

* * *
Священник Григорий Орлов сидел в приемной больницы. Здесь было уютно: светлое, просторное помещение было обставлено новой мебелью. Устроившись в кресле, отец Григорий размышлял. Такая молодая женщина. Умная, красивая, специалист по новейшей ядерной технологии. Руководит лабораторией. И вдруг все рушится. Наезд бандитов, встреча с гуманоидами, лейкемия.

Новикова часто посещала храм Рождества Пресвятой Богородицы, где отец Григорий был настоятелем, исповедовалась у него. Она считала его своим духовником.

«В руках Господа жизнь человека и все пути его, — думал священник. — Но в данном случае исход предрешен. Надеяться не на что».

Так сказал ему лечащий врач Ирины. Но священник хорошо знал, что надежда умирает последней. И его долг — поддержать эту надежду в его больной прихожанке.

Дверь приемной бесшумно отворилась и вошла старшая медсестра. Он отметил, что у нее доброе лицо.

— Здравствуйте, батюшка, — приветствовала она священника, — Ирина ждет вас. Помогите ей. Она испытывает страх и отчаяние…

— Я затем и пришел, чтобы помочь, принять исповедь, причастить святых Тайн. Надо укрепить ее слабые силы, утешить, помолиться за нее. Проводите меня к ней, сестра.

Ирина Новикова лежала в маленькой светлой палате онкологического отделения. Голова ее высоко покоилась на нескольких подушках. Священник с трудом узнал свою прихожанку. Она страшно похудела, уголки рта опустились, и губы застыли в неприятной гримасе, обнажавшей зубы. Глаза блестели, словно горячие угли.

Ирина неотрывно смотрела на приближавшегося к кровати настоятеля. Она узнала своего батюшку. Отец Григорий почувствовал, что она ждала его прихода: лицо ее прояснилось, хотя в глазах по-прежнему виднелась скорбь.

— Как хорошо, что вы пришли, батюшка. Я хотела исповедаться и причаститься, поговорить с вами…

— Я тебя внимательно слушаю, Ирина.

— За что мне такое наказание, отец Григорий? За контакт с гуманоидами? Или за мои грехи?

Священник взглянул на больную.

— На этот вопрос трудно ответить. Скажу только, что контакты с НЛО — не что иное, как современная форма оккультных феноменов, существующих уже многие века. Люди отступились от Христа и ждут «спасителей» из космоса. Именно поэтому Сатана, господствующий в воздушном слое, и посылает нам иногда изображения космических кораблей и инопланетян. Это мир иллюзий, где сама реальность искажается загадочными силами и, похоже, силы эти могут манипулировать пространством, временем и материей. Силы эти демонического характера и совершенно вне нашей власти и понимания. Гуманоиды, с которыми ты общалась, Ирина, — это либо сами бесы, либо их иллюзорное порождение.

— Но я ведь никогда не искала контакта с ними, — в смертельном испуге пролепетала Ирина, — Все произошло случайно и не по моей инициативе.

— Знаю. Но Сатана не спрашивает своих жертв. А человек, общающийся с гуманоидами, фактически общается со злыми духами, принявшими облик пришельцев. А это очень опасно. Немногим удается спастись после таких контактов. Параноидальная шизофрения, демономания и даже самоубийство могут стать результатом этих контактов.

Ирина вздрогнула от страха, неожиданно осознав, какой опасности она подверглась.

— Это ужасно, батюшка. Что же мне делать?

— Молись, чтобы этого не случилось. Я тоже буду молиться за тебя.

— А как быть с болезнью? Я так плохо себя чувствую.

Священник с состраданием посмотрел на Ирину.

— Ты спрашиваешь: как быть с болезнью? Принимай то, что посылает Бог. Великое милосердие Бог оказывает тому, на кого болезнь посылает! Сокрушает тело его, чтобы дух был спасен. В этом случае надо проявлять мужество и терпение, без ропота принимать то, что посылает Бог. Кто переносит болезнь с терпением и благодарением, тому вменяется это вместо подвига и служит пропуском в Царство Божие.

— Батюшка, я боюсь злокачественной опухоли, рака. Это смерть с такими мучениями.

— Всякая болезнь тяжела, а рак тем более, но будем надеяться на лучшее…

— А если все-таки рак?

Некоторое время священник молчал, словно прислушиваясь к голосу свыше, сообщавшему что нужно делать в таком случае.

— Следует этому покориться. Христос тоже страдал и проложил нам путь к воскресению, открыл дверь в Царство Небесное. И ты страдаешь, и идешь по Его пути и твои страдания откроют для тебя двери Царства Небесного. Не тогда только мы можем назваться верными, когда получаем благодеяния Божий, но когда принимаем с благодарением и наказания от руки Его — тут-то и вера наша искушается, истинно ли мы веруем в Его промысел. Хотящим угодить Богу путь лежит сквозь многие скорби.

Заметив, что Ирину утомил разговор, священник решил сократить визит.

— Иринушка, ты устала, — он обеспокоенно взглянул на нее. — Я сейчас переоденусь и буду исповедовать тебя. Приготовься…

Он вышел вслед за медсестрой, надел облачение священника в комнате напротив и, захватив Евангелие и распятие, вернулся обратно. Правая рука Ирины с трудом выползла из-под одеяла, и женщина перекрестилась. «Слава Богу, она успокоилась, — подумал отец Григорий, — можно исповедовать и причащать!»

Медсестра встала около двери в коридоре, чтобы никто не вошел случайно в палату. Закончив исповедь и причастив больную, священник увидел, что губы ее зашевелились, словно она хотела сказать ему что-то на прощание. Он нагнулся ниже и услышал:

— Пришел мой час, отец Григорий. Господь назначил мне прийти к Нему. Я сделаю это с радостью. И в этом вы мне очень помогли. Благословите меня, батюшка.

Выйдя из палаты, священник медленно брел по коридору — мимо палат с пациентами, страдающими самыми различными недугами и в самых различных их стадиях.

Одни лежали в бессознательном состоянии, другие сидели возле подносов с обедом. Те из них, кто заметил приход священника, сразу же догадались, в чем дело, и, отвлекшись от еды, повернули головы к открытым дверям своих палат. Им хотелось поглядеть на него, когда он будет проходить мимо. По мере того, как он двигался по коридору, некоторые больные подходили к нему за благословением. Он вышел через главный вход, и, когда за ним захлопнулась дверь, со скорбным умиротворением подумал, что хотя Ирина и умирает, но она смогла преодолеть свой страх и отчаяние. В этом есть и его заслуга. Он укрепил ее слабые силы и был уверен, что с помощью Господа она преодолеет мытарства и трудности, которые встретятся ей на пути в мир иной.

«Человек рождается на страдание, как искры, чтоб устремляться вверх!» — вспомнил отец Григорий слова из книги Иова.

* * *
С первым же поворотом головы пронзительная боль мучительным разрядом просверлила череп от виска к виску. От боли она зажмурилась, а когда снова смогла открыть глаза, то обнаружила, что в палате никого нет. У изголовья кровати стоял электрокардиограф, следивший за тем, как работает ее сердце. Звуковой сигнал был отключен, чтобы не тревожить больную и биение сердца отмечалось на экране прибора зигзагообразной зеленой линией. Пульс у нее был частым и слабым.

Наступал вечер. За окном начинало темнеть, в палате горел неяркий свет. Капельницу уже унесли. Бледные, исколотые иглами, ужасно исхудавшие руки Ирины лежали поверх простыни и являли собой весьма жалкое зрелище.

Потом она сумела вспомнить разговор главного врача больницы со Стрельцовым. Думая, что она спит, они тихо беседовали рядом с ее кроватью. То, что она услышала, повергло ее в шок. Встреча с гуманоидами закончилась для нее трагически. У нее лейкемия.

Состояние Ирины быстро ухудшалось. На коже появились желтоватые пятна размером с ноготь. От нее остался один скелет. В глубине души Ирина знала, что умирает и была в отчаянии. Она старалась отогнать эту мысль, как ложную, неправильную, вытеснить ее другими мыслями. Ирина искала утешение в том, что смерть не означает конца жизни, а только отделение души от тела. Но это не принесло большого облегчения. Тогда Ирина перестала сдерживаться и заплакала, как ребенок. Она плакала о своей беспомощности, о том, что умирает такой молодой…

Постепенно рыдания ее затихли, она повернулась лицом к стене, закрыла глаза и стала молиться, мысленно представляя себе образ Спасителя.

Где-то в коридоре гудел пылесос. Его гудение разорвало поток мыслей. Ирина открыла глаза и увидела Стрельцова, склонившегося над ней.

— Голова очень болит, — пробормотала она, возвращаясь к действительности. Стрельцов пошел за шприцем и ампулами. Когда он вернулся, Ирина попыталась повернуть голову. Казалось, веки ее отяжелели, и ей стоило большого труда поднять на него глаза.

— Очень больно… — взгляд ее прояснился — Невыносимо…

Он сделал ей укол.

— Сейчас тебе станет легче…

— Раньше не было так больно… — Она чуть повернула голову. — Я не хочу мучиться. Я… Обещай мне, что я не буду страдать… Обещай мне…

— Обещаю, Ирочка. Тебе не будет больно. Почти совсем…

Она стиснула зубы.

— Это скоро подействует?

— Да… Скоро. Через несколько минут. Не беспокойся. Ктебе тут пришел Савельев. Впустить?

Она слегка наклонила голову в знак согласия. Вошел Савельев с большим букетом красных роз, наклонился и поцеловал ее в губы. Стрельцов оставил их наедине.

— Володя, я тут только было собралась… начать жить по-новому, — прошептала она.

Савельев промолчал. Что он мог ей сказать? Возможно, это правда. Да и кому, собственно, не хочется начать жить по-новому?

Она мучительно отвернула голову в сторону. Монотонным, измученным голосом прошептала:

— Хорошо… что ты пришел…

— Прости меня, Ира. Это я виноват в случившемся. Не смог защитить тебя…

Но она прервала его:

— Нет… ты не виноват… Судьба!

Он ничего не сказал ей, но она продолжила разговор сама.

— Я умираю, Володя. Это конец. Ко мне уже приходил священник. Я исповедалась и причастилась. Это хорошо… Я всегда хотела окончить жизнь по-христиански, без всяких там крематориев. Позаботься, чтобы меня положили рядом с мамой. Ты знаешь, где… Чтобы все было как положено.

— Ну что ты все о смерти, Ирочка… Ты еще, даст Бог, встанешь, будешь ходить, как всегда.

— Встану? Не надо обольщаться, Володя. Я уже никогда не встану. Это конец.

— Я не лгу, Ира. Евгений Иосифович мне говорил…

— Это чтобы успокоить тебя. Не верь ему… врачи всегда лгут… Только не давай мне сильно страдать. Сделай все для этого. Обратись к Стрельцову. Он обязательно поможет… Обещай…

— Обещаю.

— Моя мать… лежала пять дней… и все время кричала. Я не хочу этого, Володя.

— Хорошо, Ирочка.

Выражение испуга в ее глазах исчезло. Она как-то сразу успокоилась.

— Ну вот. Кажется, я все сказала… Да, после моей смерти не оставайся один. Найди какую-нибудь хорошую женщину. Непременно найди…

— Не надо так говорить, Ирочка. Я не смогу жить без тебя. Единственно, чего я хочу, это быть вместе с тобою…

— Когда-нибудь ты встретишься со мною там, — она с трудом подняла палец и указала вверх. — Быть может, мне будет позволено открыть перед тобой двери.

Разговор утомил ее. Она попыталась еще что-то сказать, но язык не слушался ее. Даже слабое усилие, необходимое для артикуляции, вызывало у нее головокружение. Она едва не потеряла сознание. К боли в голове прибавились черные тени, которые все больше заслоняли от ее взора окружающий мир. Савельев испугался за нее и пошел за врачом.

За окном стояла золотая осень. Портьеры были задернуты, но сквозь боковые щели проникал свет.

Ирина лежала в тяжелой полудреме, вызванной наркотиком. От нее мало что осталось. Казалось, тело совсем истаяло и уже не может сопротивляться. Она то проваливалась в забытьи, то снова обретала ясность мысли.

Боли усилились. Она застонала. Вернулся Савельев вместе со Стрельцовым. Евгений Иосифович сделал ей еще один укол.

— Голова… — пробормотала она. — Страшно болит голова…

— Через несколько минут она снова заговорила.

— Свет… Слишком много света… Слепит глаза…

Савельев подошел к окну, опустил жалюзи. В палате стало темно. Он сел в изголовье кровати. Врач пошел за новым шприцем. Ирина слабо пошевелила губами.

— Как долго это тянется… как долго… ничто уже не помогает, Володя.

— Еще две-три минуты — и тебе станет легче.

Она лежала спокойно. Бледные руки ее простерлись на одеяле.

— Мне надо тебе… многое… сказать…

— Потом, Ирочка…

— Нет, сейчас… а то не останется времени. Многое объяснить…

— Я знаю все… Я люблю тебя.

— Я тебя тоже…

Волны судорог. Савельев видел, как они пробегают по ее телу. Теперь уже обе ноги были парализованы. Руки тоже. Только грудь еще поднималась и опускалась. С минуту она лежала молча. Потом взглянула на Савельева.

— Как странно… — сказала она очень тихо. — Странно, что человек может умереть… когда он любит…

Савельев склонился над ней. Темнота. Ее лицо. Больше ничего. Она попыталась поднять руки и не смогла.

— Я не могу… мои руки… никогда уже не смогут обнять тебя…

На мгновение Ирина перестала дышать. Ее глаза словно покрыла тень. Она с трудом их открыла. Огромные зрачки, и почти уже нет сознания во взгляде.

Савельев взял ее безжизненные руки в свои. Что-то в нем оборвалось.

— Ты вернула мне жизнь, Ира, — сказал он, глядя в ее неподвижные глаза. — Я был мертв, как камень. Ты появилась — и я снова ожил…

— Поцелуй меня.

Он поцеловал горячие, сухие губы.

— Я ухожу, Володя. Хорошо, что провожаешь меня ты…

Несколько минут она лежала безмолвно и неподвижно. Савельев тоже сидел молча. Ее руки и ноги застыли, все в ней омертвело, жили лишь одни глаза и губы. Она еще дышала, но он понимал, что дыхательные мышцы постепенно захватываются параличом. Она почти не могла говорить и уже задыхалась, скрежетала зубами, лицо исказилось. Ирина силилась что-то сказать ему, ее тубы дрожали. Хрипение, глубокое, страшное хрипение, и, наконец, крик:

— Помоги!.. Помоги!.. Сейчас!..

Савельев пошел за Стрельцовым. Они обменялись понимающими взглядами. Они оба не хотели, чтобы она бессмысленно страдала. Ее ожидало лишь одно: боль. Ничего, кроме боли. Может быть, на-долгие часы…

Врач быстро взял приготовленный шприц и вколол большую дозу снотворного. Он решил самовольно прибегнуть к этой вынужденной эвтаназии, следуя примеру доктора Геворкяна. Веки Ирины затрепетали. Сознание отключилось. Затем она успокоилась. Губы сомкнулись. Дыхание остановилось. Савельев раздвинул портьеры и поднял жалюзи. Он снова подошел к кровати. Застывшее лицо Ирины было совсем чужим. Как будто на койке лежала совершенно чужая женщина.

«"Красная ртуть", — подумал Савельев. — Вот в чем дело. Именно из-за нее я лишился Ирины. Если бы она не работала на этом чертовом предприятии… Но тогда я с ней и не познакомился бы никогда. Ладно. Не повезло нам только потому, что в дело вмешались эти проклятые НЛО…»

Глава десятая СЛУЧАЙНОЕ ЗНАКОМСТВО

— Рубен.

— Слушаю, шеф.

— Поедешь в Париж.

— С удовольствием.

Продолжая стоять у окна, спиной к Манукяну, Казарян сказал:

— Это не увеселительная поездка. Как ты понимаешь, она связана с большим риском.

Нахмурившись, Манукян произнес:

— Я люблю риск. Обычная жизнь мне скучна и больше не радует. Я — игрок. Чтобы по-настоящему жить, мне надо рисковать собой. Чем больше риск, тем острее я ощущаю жизнь… Мне это нравится и приносит деньги. И если опасность будет смертельной, то это как раз то, что нужно.

— Значит я не ошибся, предложив тебе эту поездку. Я предлагаю тебе очень рискованное дело, ты заработаешь на нем триста тысяч долларов.

— Это хорошие деньги, Станислав. И они мне нужны. Что надо сделать?

— Я хочу, чтобы ты ликвидировал двух человек и вернул похищенную ими продукцию.

— Кого надо завалить, шеф?

— Сотрудника нашего «Центра» Родионова и его друга-телохранителя. Родионов присвоил груз изотопов, с которыми я отправил его в Париж. А груз, между прочим, тянет, как минимум, на двенадцать миллионов баксов.

— Такой дорогой?

— Именно так. Это же редкие изотопы: «красная ртуть» и осмий-187. Известно, что с этим грузом Родионов благополучно добрался до Парижа, сообщил братьям Саркисян название гостиницы и номер, в котором остановился.

— Рубен удивленно моргнул глазами:

— А что случилось дальше? Наши друзья не справились с ним? Не забрали груз?

Казарян облизнул губы и сделал усилие над собой, чтобы продолжить.

— Братьев Саркисян арестовала полиция. Они вломились не в тот номер и убили турецкого бизнесмена, который там находился. Им грозит пожизненное тюремное заключение.

— Как же они ошиблись? Они всегда работали так чисто.

Казарян повернулся к Рубену и впился в него взглядом. Манукян заерзал на кресле.

— В том-то и дело. Я думаю, Родионов разгадал наш замысел и подставил их. У тебя будет очень умный и опасный противник, Ты понимаешь это?

Манукян кивнул.

— Да-да, Станислав.

Казарян заговорил голосом, не допускающим возражений.

— Возьмешь с собой трех человек. Одному тебе не справиться. В числе этих трех поедет мой сын Роберт. Мальчику двадцать лет. Стреляет отлично. Пусть попробует себя в деле.

Рубен опустил взгляд на свои руки и заметил, как побелели суставы пальцев.

— Хорошо, Станислав. Слушай, а если к нашему приезду Родионов продаст груз?

— Тогда надо отобрать деньги, которые он получил.

Манукян поднял голову и взглянул прямо в глаза Казаряну:

— Как я найду этих ребят в Париже?

Казарян вздохнул.

— У меня там есть знакомые коммерсанты. У них отлично налаженная связь с полицией. Я попросил разыскать Родионова, и они уже заняты этим. Я дам тебе адрес и телефон, свяжешься с ними и тебе подскажут, где их найти.

— О'кей.

Казарян встал, обошел стол и подошел к Рубену. Глядя на склоненную голову телохранителя, положил руку ему на плечо. Манукян съежился в кресле. Продолжая держать руку на его плече, Казарян дал последние наставления:

— Людей подбери сам, визы и паспорта оформит Арутюнов. Я ему скажу. Оружие получите на месте. Билеты на самолет купит тоже Арутюнов. Перед отъездом зайдешь ко мне, получишь деньги и последние инструкции. Кажется, все.

* * *
— Поймите, — Хусейн старался говорить убедительно. — Дело это несложное и не представляет для вас никакой опасности.

Женщина, сидевшая напротив него за столиком невзрачного парижского кафе на улице Тампль, только кивнула в ответ, но ничего не сказала.

— Известно, что этот человек вчера встречался с Марком Фивейским, который ведает закупкой стратегических товаров для Израиля. Их встреча продолжалась минут двадцать. Нас интересует содержание беседы, какая намечается сделка, представителем каких деловых кругов является этот русский. Вот его фотография, — он протянул ей снимок, сделанный агентом, ведущим наружное наблюдение за особняком Фивейского.

— Интересный мужчина, — произнесла женщина, рассматривая фотографию. — Такой человек не пойдет на контакт со случайной знакомой. В сложившейся ситуации он будет проявлять осторожность — не дай Бог какой-нибудь скандал.

Хусейн пропустил ее слова мимо ушей и продолжат:

— Но он не устоит перед искушением, если знакомство будет естественным и женщина даст понять, что у него есть возможность приятно провести время.

Он сделал паузу, чтобы посмотреть, какое впечатление произвели его слова на собеседницу.

— Как вы организуете это знакомство? — недобро усмехнулась Вера. Она была пронзительно красива — иссиня-черные волосы до плеч, светлые широко расставленные глаза, высокие скулы, выразительный рот. Такая женщина соблазнит кого угодно.

— Это не ваша забота. У нас уже разработан план. Я верю, что вы сумеете все устроить. Вспомните тот случай с Кантерманом — задание было выполнено просто блестяще.

Наступило продолжительное молчание. Рядом со своей юной собеседницей этот высокий, худощавый, в ловко сидящем костюме, лет пятидесяти пяти смуглый мужчина выглядел заботливым отцом. Однако его прямой, холодный взгляд выражал отнюдь не родственные чувства.

— Вы безжалостный человек, господин Хусейн, хоть и кажетесь таким славным. Ответьте мне на два вопроса. Если я выполню это ваше поручение — какое будет вознаграждение? И что произойдет, если я откажусь?

— В случае успеха вам заплатят десять тысяч долларов.

— Ну, а если ничего у меня не выйдет, несмотря на все мои уловки?

— Все равно получите некоторую сумму. Скажем, пять тысяч. Я вам доверяю, знаю, что вы приложите все силы…

— Я собиралась сказать, что хочу прекратить работу у вас, господин Хусейн. Это слишком опасно. В ночном клубе я зарабатываю достаточно, а свободное время планирую использовать для учебы. Не могу же я до старости работать в стриптиз-шоу. Надоело стягивать с себя лифчик под взглядами жирных идиотов.

— Это задание — последнее, — пообещал Хусейн.

— А какие гарантии?

— Вот что я скажу, Вера, — не как представитель своей службы, а просто как друг. Я свое обещание выполню.

— Вы еще не ответили, что произойдет в случае отказа.

— Вера, дорогая, — тут Хусейн заговорил жестко. — Все, что я делаю, служит интересам моей организации. Я не волен поступать так, как, может быть, и хотел бы. Вы должны знать, что человек, отказывающийся выполнить приказ нашей организации, подписывает себе смертный приговор.

Он неожиданно поднял голову, и Веру передернуло от взгляда его черных беспощадных глаз.

— Я все поняла, — вымолвила она наконец. — Расскажите все, что мне следует знать.

Хусейн удовлетворенно кивнул и приступил к изложению своего плана.

* * *
«Случайное» знакомство с Родионовым Вера организовала с большой фантазией и искусством. Заметив его красный «Рено» в пробке на авеню Гамбетта — она увидела его в боковом зеркальце, — не подав сигнала, тронула с места свой «Фольксваген» и легонько въехала ему в бок. Родионов в гневе громко выкрикнул по-русски несколько отборных ругательств. Выйдя из машины, Дроздов хотел успокоить его, как вдруг Андрей умолк без посторонней помощи и, приоткрыв рот, уставился на красивую женщину, появившуюся из «Фольксвагена». Куда только делся его гнев? Увидев Веру, всю в слезах, Родионов сделал попытку утешить ее. И когда сквозь толпу пробился полицейский, он застал участников происшествия за галантной беседой. Протокол составлять не стали, обе машины получили лишь легкие повреждения.

— Мне очень, очень жаль, что так вышло, — твердила Вера. — Это полностью моя вина. Я оплачу ремонт вашей машины. Вы не беспокойтесь… Все-таки, мы соотечественники… Вы же недавно из России, мальчики? Я тоже русская. Меня зовут Вера Кольцова. Так рада услышать родную речь. Вы не представляете, как я скучаю здесь. Я знаю, вы спешите, но когда у вас будет время, позвоните мне по этому телефону, — она протянула Родионову листок, — здесь и мой адрес. Обсудим вопрос о плате за ремонт, я угощу вас ужином, у меня есть две бутылки настоящей русской водки, вы расскажете мне о России. Я не была на родине два года — целую вечность…

— Обязательно позвоним и обязательно заедем, — Вадим ласково взял ее за плечо, словно извиняясь за прерванный разговор. — Андрей, поехали. Нас ждут. — Он потянул друга за рукав.

Подавая Родионову на прощание руку, Вера одарила его ослепительной улыбкой. «Тебе стоит рискнуть, — будто говорила эта улыбка. — Может, я не такая уж недотрога, может я на многое готова, чтобы не оплачивать счет за ремонт…»

* * *
На следующий день было воскресенье. Родионов спал долго и проснулся, только когда солнце осветило его подушку. Дроздова в номере не было. Андрей встал и распахнул окно. День был свеж и прозрачно ясен. Одевался он медленно. Насвистывая, он проверял содержимое своих карманов: франки, доллары, носовой платок, ключи, сигареты… вдруг листок бумаги с номером телефона и именем девушки. Вера Кольцова. Он положил листок на стол. Неужели это было только вчера? Позвонить? Пожалуй… А возможно, не стоит. Ведь у них важное дело стоимостью в четыре миллиона баксов. Стоит ли рисковать, отвлекаться на женщин, даже таких красивых, как Вера? Вот состоится сделка, тогда можно будет и позвонить.

Он нерешительно походил взад и вперед. А почему бы, собственно, и не позвонить? Можно просто поговорить по телефону. Ведь Вадим обещал, что они обязательно позвонят девушке. Родионов подошел к телефону, снял трубку и набрал номер. Пока ждал ответа, почувствовал, как его охватывает легкое нетерпение.

Но Вера была дома. И когда ее низкий, хрипловатый голос раздался в трубке, его охватило волнение, которого он давно не испытывал.

— Простите, что беспокою. Это Андрей Родионов, на которого вы вчера слегка наехали. Но не подумайте, что я хочу получить с вас плату за ремонт…

— А почему бы и нет? Это в России стесняются говорить о деньгах. Я уже избавилась от этой дурной привычки. Полагаю, ваша машина застрахована?

— Думаю, да. Мы взяли ее напрокат.

— Вы сдали ее в ремонт?

— Точно.

— Пришлите мне, пожалуйста, счет за ремонт. Запишите, сейчас я вам продиктую…

— А нельзя ли мне увидеть вас, так сказать, лично? Мы могли бы обсудить это с глазу на глаз.

«Рыбка на крючке», — подумала Вера.

Они договорились о встрече. Вера почувствовала, что решающую роль сыграла ее красота и парижский лоск.

Ее догадка подтвердилась, когда они встретились в кафе на авеню Гамбетта поблизости от того места, где произошел инцидент. Вера сидела в одиночестве за столиком в углу, погруженная в себя. Перед ней стоял полупустой бокал «мартини» со льдом. Проходящий мимо по улице клошар пробормотал сипловато: «Почему такая сердитая, крошка?» Она отвернулась. За соседним столиком пьяный наркоман, прищурясь, показал ей язык. Еще один тип разлетелся, будто по ошибке: «Давно ждешь, детка?» Вера коротко послала его подальше.

На нее здесь сильно клевали, хотя она и не походила на проститутку. Наконец, не спеша, подошел тот, кого она ждала. Родионов появился в кафе с шикарным букетом роз. Такой букет мог подарить только русский человек и только влюбленный. Французы — народ прижимистый, считают каждый франк, просто так подобными букетами не швыряются.

— Привет.

— Привет. Это в честь аварии? — пошутила Вера, принимая цветы.

— В честь встречи, которая произошла из-за аварии, — в тон ей ответил Родионов. Оба рассмеялись. Он сел. Поглядел вокруг, и кое-кто опустил глаза. Взглянул на Кольцову.

— Вера, есть интересное предложение. Давайте осушим бутылку шампанского. У меня почему-то хорошее настроение. И мне приятно видеть вас.

Она слегка улыбнулась.

— Предложение принимается.

Подошел официант, Андрей сделал заказ. Из невидимого источника лилась музыка, тихая, не бьющая по нервам.

— Кстати, Вера, куда вы так торопились, когда врезались мне в бок? — неожиданно спросил Андрей.

— На работу.

— Где работаете?

— В ночном клубе, танцовщицей.

— Как бизнес? Процветает?

— Все о'кей. Пятнадцать — двадцать штук в месяц делаю. В смысле франков, конечно. А в долларах это… Ну, в общем, довольно прилично, под три штуки.

— Не обдирает хозяин?

— Что вы. Мы работаем по системе фифти-фифти, тебе половина и мне половина. Чем больше бабок я принесу клубу, тем больше меня ценят.

Они выпили шампанского. Родионов заказал жареных цыплят и коньяк. Спустя десять минут она уже называла его «Андрюша». И тут же решила перейти на «ты».

— Ты выступал когда-нибудь на сцене?

— Нет.

— Говори мне тоже «ты».

— Хорошо, Вера.

«Да, эта девушка не робкого десятка», — подумал Родионов. Наверно, выступления на сцене перед толпой разгоряченных мужчин прекрасно лечат от робости. Он наблюдал, как Вера, не поморщившись, отпила большой глоток коньяка.

— Восхитительно, — промолвила наконец она. — Просто восхитительно.

— Что именно?

— Чувство, которое охватывает тебя при выходе на сцену. Я как пастырь, а они — будто мои прихожане. Когда выхожу на сцену, смотрю сверху вниз. Вот они, мои поклонники, моя паства.

— Ты в Бога веришь?

— В Бога только неудачники верят. Чем хреновей живется, чем больше напрягов — тем больше и верят. У кого власть, сила, деньги, тот не верит.

— Зря ты так, Вера. Ты же на Западе, а здесь в Бога верят и президенты, и короли, и бизнесмены. А они имеют и власть, и силу, и деньги. А почему верят? Потому, что все в руках Божьих…

— Чушь! — перебила Вера и глаза ее не добро засверкали.

— Не будем спорить, — примирительно сказал Андрей. — В Россию пишешь?

Она улыбнулась. Легкой улыбкой — только глазами. Ее лицо при этом почти не изменилось, только озарилось изнутри. Она вдруг ностальгически вспомнила о своей прошлой жизни.

— Пишу домой редко, чаще звоню. Бардак там устроили. Сволочи! — Глаза ее опять влажно блеснули. — Бабушку и деда жалко. Всю жизнь — партия, коммунизм, а теперь… Дед у меня вторым секретарем крайкома был. Зовут домой только он и бабушка. А мама рада, что я здесь. Она меня понимает. Тут у меня за два года — сто штук. За эти деньги в России я бы из постели грязных чурок и не вылезала бы, А здесь я человек.

— Пристают мужики?

— Уж где меньше всего достают страдальцы по одному месту, так это в стриптиз-шоу. Я за все два года работы и не подумала с посетителем — извини — трахнуться. Если начинают напрягать — гуд бай, бэби! Хуже мужиков, чем туристы из России, не видела. Один мне говорит: сколько стоит потрахаться? У нас за такой вопрос могут из клуба выкинуть, но я не стала говорить вышибале. Так этот турист даже обиделся, дурак. В своем совке ты и трахайся!

Родионов бросил на нее короткий взгляд и вздохнул:

— Успокойся, Вера. Какие у тебя планы? Может, я смогу чем-нибудь помочь?

— Хочу по-прежнему стать моделью, но пока полный облом. Пару раз предложили такой маршрут: сперва в постель, а уж потом сделают фотографии. Я не хочу.

— А в Россию нет желания вернуться?

— Нет. Там страшно, смертью пахнет. Каждый день кого-нибудь убивают. Войну в Чечне развязали. Что там делать? И денег таких не заработаешь. Нет уж. Спасибо…

— Но ведь вечно не будешь работать танцовщицей. Сколько тебе лет?

— Двадцать один.

— Ну максимум лет десять в этом бизнесе протянешь. А потом?

— Выйду замуж. Может быть получу гражданство. Продолжу учебу. Хочу стать психологом. У меня счет уже хороший. В России я только успела два курса института закончить, педагогического. Учила литературу, философию, логику. Была без ума от Ницше и Фрейда. Но кому это все там нужно? Вот так… Никогда не пожалею, что уехала. Никогда. Только бабушку очень жалко.

— А страну тебе не жалко, Вера?

— Россию не жалко. Народ сам выбирает правителей, вот и имеет теперь… Расскажи лучше о себе, Андрюша. Ты кем работаешь?

— Заведующим лабораторией.

— А в Париж зачем приехал?

— На международную конференцию по радиоактивности.

— Как интересно. Это событие надо отметить и наше знакомство тоже. Ты согласен?

— Согласен.

— Поедешь ко мне?

— Да.

Вера, подняв на собеседника восхитительные светлые глаза, тут же потупилась, будто не выдержав ответного взгляда.

Вера Кольцова жила в старом жилом доме на улице Марбеф. Мальчик-лифтер довез их до четвертого этажа, где находилась ее квартира. Родионов вошел вслед за хозяйкой в гостиную и осмотрелся. Про себя он отметил, что квартира отделана со вкусом, а ее хозяйка, несомненно, получила хорошую эстетическую подготовку.

— Располагайся тут, — пригласила Вера, указывая на кожаный диван со множеством маленьких подушек. Андрей сел. Перед диваном стоял небольшой столик.

— Ты подожди. Я сейчас.

Вскоре она вернулась, держа в руках поднос. На столике появился чисто русский набор: сыр, хлеб, копченая колбаса, шпроты, икра, запотевшая бутылка водки и две рюмки. Вера разлила водку по стопкам, подняла рюмку.

— Давай выпьем и забудем на миг обо всех делах, о работе, о друзьях.

Они залпом опрокинули рюмки.

— Нравится тебе водка? — спросила она.

— Мне нравишься ты, — ответил Андрей.

— Об этом потом, а пока закусим и выпьем еще.

Они снова чокнулись и выпили по второй. Андрей внимательно взглянул на нее. Лицо ее стало серьезнее, оно казалось более отчужденным, чем в кафе, но очень красивым. Это лицо еще тогда поразило его и не давало больше покоя. Они продолжали пить и ощущали, как надвигается большая ласковая волна, поднимая их, как этот пустой предвечерний час заполняется забытыми образами… Наконец, она прошептала чуть слышно: «Люблю тебя… Андрюша», — притянула его к себе и крепко поцеловала. Потом поднялась.

— Идем, я покажу тебе мою спальню.

Андрей поднялся, пошел следом за ней. Он потерял власть над собой, схватил ее в объятия, притянул к себе. Они долго целовались стоя. Потом он подтолкнул ее к постели, и она упала навзничь. Андрей шептал ей на ухо нежные, ласковые слова, стараясь быстрее раздеть ее. Вера чувствовала, что невольно дрожит от нетерпения и еле сдерживаемого желания.

Она отдавалась Андрею со страстью и даже исступлением, она целовала его и с силой сжимала в своих объятиях, совершенно забыв о задании Хусейна. Родионовым владела такая же страсть. В небольшой уютной спальне они еще долго с неистовой силой сплетали свои тела, словно два врага, которые борются не на жизнь, а на смерть и стараются причинить друг другу боль посильнее…

Но как только дикое желание было утолено и они, изнемогшие и ослабевшие, лежали рядом, ее охватил безумный страх: а вдруг Андрей узнает о подлинной цели ее интереса к нему?

Перевернувшись на другой бок, Андрей коснулся чего-то. Женского тела. Открыл глаза. И вспомнил — так внезапно, что вздрогнул, приподнявшись на локте.

Он был в Париже, в квартире Веры Кольцовой, на ее широкой кровати. А рядом с ним, лежа на спине, крепко спала Вера. Не прикрытая простыней, она казалась Афродитой. Ее черные, с металлическим отливом волосы блестящими прядями лежали на подушке, спускались ей на грудь. Андрей посмотрел на часы. Еще нет семи. Будить Веру не стоит. Они заснули очень поздно. Привалившись к взбитым подушкам, он окинул взглядом размытый квадрат окна, дверь, отворенную на балкон, белую занавеску, просвечивающуюся, не колышимую ни единым дуновением ветерка. В его теперешнем восприятии Веры что-то ускользало, что-то чуть тревожно дробилось. Какие-то штрихи, как будто не связанные между собой, нарушали целостность картины. Вчера вечером, изрядно выпив, Вера заговорила о своей работе и друзьях и некоторые веши изобразила совсем не так, как в первый раз. Ну и что, если она лгунья? Но в чем ее ложь и зачем она обманывает его? И почему?

Он решил позвонить Дроздову и пошел за своей записной книжкой. Книжка лежала на своем месте, в кармане пиджака, но совсем не так, как он обычно кладет ее. Кто мог ее брать? Только Вера. А кто она, собственно, такая? Что он о ней знает? Ничего. «Выяснить, — подумал Родионов. — Надо срочно выяснить, на кого она работает». Недаром же в нем возникло какое-то предчувствие, какое-то смутное подозрение… Интуиция еще никогда не обманывала его.

Да, было глупо затевать интрижку с совершенно незнакомой женщиной. Это опасно и смертельно опасно.

Он стал рассматривать ее лицо, обдумывая создавшееся положение. Голова ее была запрокинута, подбородок торчал к потолку, что придавало ей решительный вид, который она сохраняла даже во сне.

Но вот губы — насколько же они прекраснее в своей нетронутой бледности — чуть приоткрылись, между ними белеют зубы. Дыхание — непрерывные вздохи, легкие и дразнящие. Ее сон казался чудом красоты, тепла и жизни. Родионов заметил, что Вера шевелится и скоро проснется. Но он уже приготовил для нее вопросы и заставит ее ответить на них. Бить ее и подвергать пыткам он не будет. Есть более испытанное средство, которое действует эффективнее грубого физического насилия. Он нащупал в потайном кармане пистолет.

И тут же она открыла глаза, и Андрей увидел в них ужас.

Он достал пистолет и поднял его, целясь в грудь женщины.

— Ты, кажется, не рада, детка? — спросил он. — Зачем ты рылась в моей записной книжке? Кто подослал тебя?

Женщина бросила испуганный взгляд в сторону оружия.

— Послушай!.. Я не рылась в твоей записной книжке. Даже в руки ее не брала… Ради Бога, поверь, это чистая правда!.. Успокойся! — В словах Веры чувствовался страх. Голос ее звучал прерывисто, она вся дрожала. Родионов слышал ее тяжелое дыхание.

— У меня мало времени. Отвечай на мои вопросы. Что ты искала в моей записной книжке? Кто подослал тебя? Спрашиваю последний раз. Больше повторять не буду. И учти: после Афгана нервы у меня не в порядке.

Вера не могла оторвать глаз от ствола пистолета. Он, словно дрель, сверлил ей грудь. В жизни она не еще так ничего не боялась. Во рту у нее пересохло, в желудке она ощутила предательский холод и пустоту. Если она скажет Андрею правду, ее убьет Хусейн или его люди. Если не скажет, ее убьет Андрей. Положение безвыходное. Но сначала надо избавиться от непосредственной угрозы, а там видно будет.

— Лучше опусти эту штуку, — хрипло выговорила Вера. — Она ведь и выстрелить может.

— Выстрелит, если не ответишь на вопросы.

На лице Родионова застыло мрачное, угрожающее выражение, глаза блестели.

— Отвечай, или я стреляю, — зловеще произнес он.

Вера, не отрываясь, смотрела на него. Она понимала — Родионов не шутит. Она также увидела, что пальцы Андрея судорожно сжимают пистолет, и указательный палец буквально пляшет на спусковом крючке. Господи, да ведь он действительно может в любую минуту выстрелить!

— Послушай… — Вера заикалась. — Меня подослал Хусейн… Фамилии его я не знаю, честное слово. Он из какой-то арабской организации. Их интересует характер вашей сделки с Израилем. Какой товар вы продаете этой стране и кто стоит за вашей спиной. Больше я ничего не знаю, клянусь жизнью…

— Ты мне надоела, сучка. Я устал от твоего вранья. Скажи честно, автомобильная авария на авеню Гамбетта была подстроена?

— Да, Андрей. Такой был план. Это может подтвердить Хусейн. Я могу ему позвонить. Он придет, и ты спросишь у него сам. Он расскажет тебе гораздо больше, чем я… Хорошо? А меня ты отпустишь… Договорились?.. Если я позвоню, он… придет, вот увидишь, придет.

Снова тишина. Удары ее сердца стали очень частыми. Пот заливал и больно резал глаза.

— Не надо звонить ему, — наконец произнес Андрей. — Лучше оденься… Мне нужно знать не так уж много и эти сведения я надеюсь получить от тебя.

— И после этого ты меня отпустишь? — спросила она, лихорадочно одеваясь.

— Если не будешь делать глупостей.

— Конечно… Конечно… Я понимаю… Я ничего не скажу Хусейну о нашем разговоре.

— Это в твоих же интересах. Ты мне вот что скажи. Почему Хусейна интересует характер сделки? Для чего ему эти сведения?

— Насколько я в курсе, вот для чего. Если Израиль закупает товар стратегического характера, усиливающий его военный потенциал, то эта организация предпринимает все меры, чтобы сорвать намечающуюся сделку.

— Ты звонила Хусейну ночью? Только не ври.

Пистолет едва заметно сдвинулся с места, всего пару сантиметров.

— Да.

— Что ты сказала ему?

— Я подтвердила, что ты из России и что в твоей записной книжке я обнаружила сертификат качества на двадцать килограммов какой-то «красной ртути». Кроме того, я сказала, что ты прибыл в Париж на конференцию по радиоактивности. Это все, что ему известно.

Андрей присвистнул.

— Этого более, чем достаточно. Спасибо, Вера.

Она удивленно уставилась на него. Андрей с размаху влепил ей пощечину. Она пошатнулась, рухнула на столик у кровати, свалила несколько бутылок и стаканов и уселась на пол среди битого стекла.

Родионов быстро оделся, поправил рубашку, подтянул узел галстука и направился к двери.

Несколько осколков стекла попали под кровать. Втиснувшись под нее, она собрала осколки и уже начала вылезать, когда обнаружила миниатюрный микрофон. Он был прикреплен снизу к кровати.

«Значит наш разговор известен Хусейну, — подумала Вера. — Скверно. Влипла». На какой-то миг ее охватил ужас, она зарыдала, но слез не было. Ведь она узнала для Хусейна все, что он просил. Может, это послужит для нее оправданием?

Она выбросила осколки в мусорное ведро. Потом вытянулась на просторной кровати и, закинув руки за голову, принялась обдумывать ситуацию.

* * *
После ухода Андрея ее преследовало ощущение надвигающейся катастрофы. С Родионовым обошлось, а вот с теми…

Позвонил Хусейн. Сказал, что ее вызывает шеф. Вечером они встретились на узенькой улочке на Монмартре — Хусейн подъехал на японском пикапе, кивком велел Вере садиться. Та послушно забралась на сиденье рядом с ним, они долго ехали молча, маневрируя по городским улицам. Наконец пошло загородное шоссе с ровными рядами кипарисов по обе стороны.

— Ну как там босс?

— Доволен твоей работой. Хочет поручить еще одно дело. Заплатит хорошо.

— Какое дело?

— Не знаю. Он хочет сам проинструктировать тебя.

— Но вы же обещали отпустить меня…

— Обещал. Но босс не согласился, — резко ответил Хусейн. — Пока тебя заменить некем. Так что не сейчас. Подожди.

Пикап свернул с шоссе на дорогу, петлявшую меж каштанами. Через километр Хусейн затормозил. Здесь, он знал, слева заброшенный карьер, а справа пустырь до самого горизонта — с той стороны стояло зарево городских огней.

— Пошли, — сказал он. — Тут близко.

Они вышли из машины, и Хусейн чуть отстал, пропуская Веру вперед, на узкую тропку. Когда та отошла на несколько шагов, он вытащил из кармана пистолет, навинтил глушитель и поспешил за своей спутницей. Вера только успела спросить:

— Мы правильно идем?

Хусейн подошел ближе, и тщательно прицелившись, выстрелил ей в затылок. Выстрел был почти не слышен. Склоняясь над беззвучно опустившимся в пыль телом, Хусейн выстрелил еще раз в голову. Потом оттащил труп к краю карьера и столкнул его. Тело покатилось вниз по каменистому склону. Хусейн вернулся к пикапу, достал сумку, оставленную Верой, и сбросил вниз за недавней владелицей. Потом сел за руль и направился к шоссе, ведущему в город.

Глава одиннадцатая СДЕЛКА В ПАРИЖЕ

Шел второй день авиасалона в Бурже. Машины, идущие оттуда, выстраивались в очередь на узкой дороге, дожидаясь возможности влиться в поток, стремящийся в Париж по Северному шоссе. На мосту возле Блан-Мениль, недалеко от того места, где машины выезжают на шоссе, стоял человек в синем комбинезоне и короткой черной кожаной куртке.

Он стоял неподвижно, не меняя позы, облокотясь на парапет, и пристально смотрел на шоссе. Рядом с собой на парапет он положил коротковолновый передатчик. Под мостом ревел поток машин, рвущихся в Париж. Однако человек, казалось, не замечал выхлопных газов и шума. Смуглый, худощавый, высокий, он походил на уроженца Среднего Востока. Звали его Хусейн и он занимал заметное место в палестинской террористической организации «Черный сентябрь». Получив информацию о готовящейся сделке с продажей «красной ртути», организация решила сорвать ее любыми средствами. Исполнение решения было поручено Хусейну.

Узнав о поездке Фивейского на авиационный салон в Бурже, Хусейн выбрал двух самых метких стрелков и расположил их на мосту в семи километрах от себя. В 14.05 в передатчике что-то щелкнуло, Хусейн поднес его к уху.

— Машину уже вызвали по громкой связи. Они едут обратно.

Хусейн нажал кнопку передатчика:

— Сообщение принял.

Спустя три минуты последовало продолжение:

— Он в машине, с ним три человека. Какой-то полицейский разговаривает с ними. Сопровождения нет… Тронулись. Перед выездом из аэропорта шоссе свободно, только позади какие-то машины. Конец связи.

— Сообщение получено. Вызываю Омара.

Наступила пауза, потом прорезался еще один голос — более высокий:

— Омар слушает. Что нового?

— Ты слышал, что передали из аэропорта?

— Нет, отсюда слишком далеко.

— Только что выехали из Бурже без эскорта. Здесь небольшая пробка. Я сообщу, когда они выедут на шоссе.

Между тем водитель Фивейского прибавил скорость.

— Омар, вижу его машину! Сейчас они будут на шоссе! Слышишь?

— Слышу.

— Не забудь — до вас семь километров. Скорость примерно сто, осталось четыре минуты. Приближаются к вам. Приготовьтесь к встрече. Время — 14.13. Желаю удачи.

— Сообщение получено.

Радиопередатчики были настроены так, чтобы не попадать в диапазон частот, которыми пользуются дорожная полиция и местная жандармерия. Закончив переговоры, Хусейн снял с парапета передатчик и направился к месту, где пристегнутый цепью к решетке стоял его мотоцикл. Он не спеша двинулся в направлении Дранси, восточному пригороду Парижа. На сегодня работа закончена, теперь бы выпить пива…

Марк Фивейский сидел на заднем сиденье «Ситроена» слева, позади водителя. Рядом — профессор Ривкин, крупнейший специалист Израиля по ядерной технологии и авиационной технике. Справа от водителя развалился молодой атташе израильского посольства Коган, который заодно исполнял обязанности телохранителя. Оружие было у него в плечевой кобуре.

За городком Сен-Дени шоссе идет под уклон и пересекает плотно застроенное пространство словно по дну глубокого оврага. Улицы над оврагом проходят по эстакадам. На одной из них, продолжении авеню де Прессанс, и стоял Омар. Одет он был как дорожный рабочий, на шее висел радиопередатчик и у самого рта располагался микрофон. Тут же возле него на мосту, у самой обочины, приткнулся незаметный фургончик: сдвижная боковая дверь открыта, за рулем ждал водитель. Получив сообщение, Омар повернулся к напарнику, находившемуся рядом:

— Машина уже на шоссе, движется сюда. Будет здесь в 14.17, может, чуть позже. Надо приготовиться к встрече.

Прошло уже три из четырех намеченных минут. Омар не отрывал глаз от шоссе, от бесконечного потока машин. Идут в три ряда, и все три битком. Иногда переходят из ряда в ряд, как эти двадцатитонные грузовики. Сердце его бешено колотилось. Всего полминуты осталось — что-то не видно белого «Ситроена» с флажком Израиля впереди. Через пятнадцать секунд он увидел машину Фивейского. И вот точно — она. Он крикнул напарнику:

— Вижу их! Они в крайнем левом ряду! Действуем по плану!

* * *
Марк Фивейский негромко разговаривал с профессором:

— Продукция «Центра высоких технологий» мне кажется интересной. Особый интерес для обороны нашей страны представляют «красная ртуть», литий и осмий.

— По цене нам больше подходит продукция китайских фирм, — заметил Ривкин.

— Вам видней, профессор, но если мы что и купим, то только у русских. У них изотопная продукция лучше очищена от примесей. Это, кстати, показали результаты анализа товара, привезенного из России господином Родионовым.

Они приближались к авеню де Прессанс. С чего бы им обращать внимание на двух человек, стоящих на мосту и наблюдающих за дорогой? Оставалось всего триста метров до моста… Коган, обернувшись, спросил:

— Господин Фивейский, почему сегодня вы не воспользовались бронированным лимузином? Вы больше не боитесь арабских террористов?

Ответить Марк Фивейский не успел.

Операция была спланирована точно: после слов «Действуем по плану», двое мужчин повернулись к фургону. Каждый нагнулся и достал автомат «Узи» — на виду у прохожих: у кого бы хватило смелости остановить вооруженных убийц?

Короткие стволы наклонились с парапета. Один из стрелявших взял на прицел лобовое стекло и крышу «Ситроена», второй — капот. У каждого в магазине было всего по тридцать патронов. Так что промах означал бы провал всего плана.

«Один меткий выстрел сделает больше, чем бестолковая стрельба, — предупредил тот, кто снабдил боевиков оружием. Если хоть десять пуль на двоих всадите в цель, то по крайней мере одного из этих подонков подстрелите. А остальным хватит и того, что произойдет потом».

…Атташе, сидевшему рядом с водителем, не суждено было услышать ответ на свой актуальный вопрос: как раз в тот момент, когда он закончил фразу, шесть пуль прошили их «Ситроен». На заднем сиденье профессор Ривкин был убит наповал: пуля попала в висок и застряла в черепе. Атташе Когана ранило в грудь, у него оказалась пробитой подключичная артерия, и час спустя он умер в реанимационном отделении больницы. Остальные пули прошли мимо, впрочем, одна угодила в лобовое стекло, и оно мгновенно пошло трещинами. Шофер, потеряв ориентацию, резко затормозил. Машину крутануло вправо и занесло на встречную — прямо под «Мерседес», летевший со скоростью сто двадцать километров в час. Вслед за ними столкнулись еще несколько машин. Водителя «Ситроена» и сидевшего рядом Когана бросило вперед, на ветровое стекло — оба поплатились тяжелыми травмами за то, что пренебрегли ремнями безопасности. Фивейский же сломал себе шею, сильно ударившись о стальную раму двери…

Боевики могли гордиться — операция удалась блестяще, покупка «красной ртути» Израилем была сорвана. Хотя бы на время.

* * *
А двое на мосту закинули тем временем автоматы в фургон и впрыгнули вслед за ними. Сидевший за рулем тронул машину с места и, как требовала инструкция, направился, не превышая обычной скорости, по улице Ланди к реке. Метров через триста фургон свернул на боковую улицу, все трое вышли. Один нес оба автомата. Они пересели в красный «Фольксваген» и преспокойно двинулись дальше к площади Клиши. А оттуда всего за десять минут добрались до безопасного места, которое представляло собой унылую квартиру над мясной лавкой, которую содержал их соотечественник Абдаллах, — мирный буржуа, отродясь не бравший в руки оружия.

Теперь они настоящие герои! Хотя один из них признался, что чуть не обделался: нервы, что ли, сдали. Потом они напьются и, если повезет, найдут себе женщин.

Вечером того же дня сотрудники агентства «Франс Пресс» на площади Биржи получили письмо без обратного адреса. В нем говорилось:

«Сегодняшняя акция на Северном шоссе проведена во имя угнетенного народа Палестины. Преступник-сионист Фивейский и его сообщник Ривкин прибыли из Израиля специально, чтобы купить "красную ртуть" у русского бизнесмена, находящегося сейчас, в Париже. Фивейский вел переговоры о закупке двадцати килограммов этого вещества. Все это нам известно. Мы задаем вопрос: для чего сионистам «красная ртуть», используемая при изготовлении новейшего ядерного оружия? Почему они интересуются этим продуктом? Против кого они собираются использовать это ядерное оружие? Ясно, что против соседствующих с Израилем арабских стран. Именем ислама и арабской революции мы покарали этих военных преступников. Всех, им подобным, так же ждет кара. Пусть наша акция заодно послужит предостережением для всех, усиливающих военный потенциал нашего врага: мы намерены убивать их и впредь. Да здравствует исламская революция!

"Черный сентябрь"».
Текст этого послания был передан по телеграфу в десять вечера, его сопровождал комментарий международного агентства, в котором рассматривались угрозы террористов. Предлагалось немедленно арестовать и выслать из Франции русского бизнесмена, незаконно провезшего в страну такой опасный продукт, каким является «красная ртуть».

«Надо уезжать из Парижа! Немедленно! Бросить все дела, связанные с продажей изотопов, и смываться! Это предельно ясно… Иначе нас найдут и убьют. Казарян не оставит нас в покое. Арабские террористы и французская полиция — тоже».

Родионов раздавил очередную сигарету. Уже час-другой он курил одну за одной. Его взгляд остановился на свежем издании «Тайме» с посланием террористов, а его мысли — на той ужасной переделке, в которую они попали. Необходимо было принимать решение.

Он подошел к бару у окна, открыл нижние дверцы, вытащил две банки с пивом, поставил их на мраморную полочку. Открывая банку, он случайно взглянул в окно и замер. Белый фургон «Форд» — чистый и блестящий — стоял напротив на улице. Вглядевшись, Родионов увидел у фургона человека в темной одежде. Этот человек кого-то напоминал. А может, и нет. Человек, казалось, наблюдал за фасадом гостиницы. Он притворился, что ест гамбургер, но в то же время следил за окнами отеля. Родионов знал, что такое слежка, а это как раз была слежка, хотя и непрофессиональная.

— Что случилось? — спросил вошедший Дроздов. — Возникли проблемы?

Родионов удивился его проницательности, тому, как друг чувствовал его состояние.

— Вадим, взгляни! Тебе знаком человек у белого фургона?

— Нет.

Родионов отошел от окна и протянул Дроздову вторую банку пива. Дроздов быстрыми глотками выпил ее, достал бинокль и передал Андрею. Белый грузовик был еще там. И человек в темной одежде все так же стоял и жевал что-то с напускной небрежностью.

— Да это же Рубен Манукян. Судя по всему, это киллер, работающий на Казаряна, очень опасный тип, — сказал Родионов, хорошенько рассмотрев наблюдателя через бинокль.

— Значит, выследили. Надо приготовиться к встрече, — ответил Дроздов.

Он присел на стул, достал пистолет и, зажав его между коленями, проверил глушитель, затянув поплотнее цилиндр.

На стеклах машин, стоящих вдоль улицы, играло солнце. Киллер у белого фургона ждал.

* * *
Родионов взглянул на Вадима.

— Тебя они не знают. Сделаем так. Тывыйдешь из гостиницы, пройдешь мимо них, запомнишь номер и получше разглядишь машину, чтобы потом узнать ее. Разнюхай, что сможешь, но так, чтобы это не бросалось в глаза. Воспользуйся черным ходом. Возвращайся, обогнув квартал. Пусть у них не будет ни малейших подозрений относительно того, откуда ты. Я прикрою тебя.

— Нет проблем, — ответил Дроздов.

— Потом свяжись с транспортным управлением полиции и выясни, кто владелец автомашины.

— Хорошо.

— И сразу сообщи мне.

— Ладно. Я выхожу.

— Возьми на всякий случай пистолет.

— Он со мной.

Андрей вышел следом за Вадимом, изменив свою внешность с помощью обычного рыжего парика и темных очков. До белого «Форда» оставалось не более пятидесяти метров. Родионов видел человека около белого фургона и водителя за рулем. Их внимание притягивал Дроздов, спокойно прошедший мимо и представлявший собой отличную мишень. По-видимому, люди Казаряна получили информацию о телохранителе Родионова. Андрей увидел, что Манукян достал пистолет и двинулся за Вадимом.

— Дроздов! — закричал Андрей, отчего-то словно позабыв имя друга. — Дроздов! Дроздов!

Вадим повернул голову. Водитель белой машины вышел на тротуар, в его руке находился пистолет, направленный на Родионова, в то время как его напарник двинулся в сторону Дроздова. Андрей уклонился вправо, держа пистолет в левой руке, и выстрелил.

Человек, направлявшийся к Дроздову, прогнулся назад и упал на тротуар, судорожно суча ногами. Две пули просвистели над головой Родионова. Он резко бросился влево, снова навел прицел на второго человека и нажав на спуск еще два раза. Водитель вскрикнул, кровь хлынула из его головы, когда он валился на асфальт.

Среди прохожих на улице поднялась паника. Люди бежали к подъездам домов, пытаясь укрыться внутри.

Родионов быстро огляделся, отыскивая Дроздова. Вадим укрылся за каменным выступом ближайшего дома. Андрей быстро прорвался сквозь немногочисленную толпу, спрятав пистолет за поясом под свитером и расталкивая по пути мятущихся людей. Он спешил к Дроздову. Наконец он добрался до него.

— Уходим! — приказа он. — Пора сматываться!

— Знаю. Бежим!

Что-то темное мелькнуло перед глазами Андрея, он заметил это краем глаза. Родионов успел резко согнуться, инстинктивно пригибая Дроздова вниз. Вслед за этим последовало четыре выстрела из пистолета, который был в руках человека, расположившегося у стоянки машин. Вокруг них разлетелись кусочки гранита и мрамора. Это был третий! Широкие плечи, черный костюм, черные волосы и …смуглое лицо, оттененное белой рубашкой.

Роберт Казарян! Сын директора «Центра высоких технологий». Родионову стало совсем плохо. Будоражащие картины прошлого вновь предстали перед ним. Взрыв. Кабульский госпиталь… Стальные двери его памяти то открывались, то закрывались. Свет и тьма сменялись с бешеной скоростью. Резкая боль вновь возникла где-то в глубине, затрудняя движение и дыхание. Он увидел ствол оружия и глаза, три темных зрачка, направленных на него подобно «черным» лазерам. Андрей бросился на асфальт, повернулся на левый бок и сразу же перекатился на правый, уходя с линии огня. Наконец, ему удалось укрыться между двумя автомашинами. Отсюда ему было видно убегавшего Роберта. Родионов поднялся на ноги и побежал к автомобилю, за которым укрылся Вадим. Тот вышел ему навстречу.

— Я ликвидировал четвертого, Андрей. И кажется, вовремя. Он уже брал тебя на прицел. Куда мы двинемся? Здесь нам оставаться нельзя.

В Израиле бушевала ярость. Премьер-министр страны был очень обеспокоен. Под угрозой срыва оказались очень важные контракты, касающиеся продажи Израилю новейшей военной техники, Несмотря ни на что, сделку, начатую Фивейским, решено было завершить как можно скорее. Завершение сделки было поручено компаньону Фивейского господину Либерману.

На этом настояло министерство обороны Израиля. Атмосфера в посольстве Израиля на улице Рабле была накаяена. Убийство Фивейского и сопровождавших его лиц все еще давило на всех. К чувству вины, стыда и горечи добавлялось еще ощущение собственного бессилия — ведь посольство не смогло предотвратить этот террористический акт, не сможет предотвратить и другие. Такая обстановка угнетала, действовала на нервы. Единственное, что могло сделать посольство, — это потребовать от Франции принятия скорейших мер по поимке преступников.

Так обстояли дела, когда на стол перед Дэвидом Стивенсом, главой западноевропейского отдела ЦРУ, легло шифрованное послание агента, сообщавшего о том, что сделка по продаже «красной ртути» завершится через день в парижском банке на улице Маделен. Стивене потребовал, чтобы Кейн, который уже неделю как вернулся из Москвы в Париж, немедленно явился в американское посольство.

* * *
Кейн вошел в кабинет своего шефа и прикрыл за собой дверь. Стивене взглянул на подчиненного и молча протянул ему сообщение агента.

— Итак, у вас есть возможность отличиться, Джон.

— Вы хотите, чтобы я организовал похищение Родионова из парижского банка? — с удивлением спросил Кейн, прочитав донесение.

— Именно так, Джон. Ваша задача облегчается тем, что в банке работает наш человек. Он поможет тебе. Самое главное — не сорвать сделку нашего стратегического партнера. Похитить Родионова надо после того, как он передаст израильтянам «красную ртуть» и получит плату за свой товар.

— А как его вывезти из банка?

— Через запасной выход. Там будет дежурить мой агент. Я сообщу вам все детали предстоящей операции завтра.

— Буду ждать ваших указаний, мистер Стивене.

Глава отдела внимательно посмотрел на Кейна, в его широко открытые карие глаза, которые смотрели на него с надеждой и преданностью.

* * *
— Ждите. Но не смейте провалить операцию. Это ваш последний шанс сделать карьеру.

Яркое солнце освещало сквозь кроны деревьев элегантную улицу Маделен, отражаясь в витринах магазинов и отбрасывая квадратные тени зданий, попадавшихся на пути его лучей. Дроздов припарковал машину на стоянке возле банка. Родионов нащупал пистолет на сиденье рядом и положил в свой карман. Помедлил. «Ничего не следует игнорировать. Конечно, банк имеет собственную службу безопасности, но все же…»

Он попросил у Вадима короткоствольный пистолет и пристроил его под носок на левой ноге, рассчитывая, что там он будет незаметен. Оставив Дроздова в машине, Родионов взял саквояж с «красной ртутью» и направился к зданию из белого камня, в котором находился банк.

Приблизившись к массивным стеклянным дверям, Андрей надавил на центральную панель. Дверь с правой стороны открылась очень легко, и он очутился в холле, пол которого был отделан коричневым мрамором.

— Что вам угодно, мсье?

Служащий банка, задавший этот вопрос, носил очки в черепаховой оправе. Его лицо имело застывшее выражение, глаза смотрели жестко и с любопытством.

— У меня важное личное дело, которое мне хотелось бы обсудить с господином Либерманом.

— Подождите в четвертой комнате, мсье. Господин Либерман к вам подойдет.

— Комната четыре?

— Да, четвертая дверь слева. Она закрывается и открывается автоматически.

Родионов направился к четвертой двери, открыл ее и вошел внутрь. Дверь закрылась. Он бросил взгляд на узорчатые стеклянные панели, покрывающие почти всю площадь дверного проема. Это было не простое матовое стекло, нет. Каждая панель внутри была армирована тонкими металлическими проводками, соединенными с датчиком. Если стекло разбить, то немедленно раздастся сигнал тревоги. Получается, он находился в клетке, ожидая Либермана.

Надо признать, интерьер этой небольшой комнаты был выполнен с большим вкусом: два кожаных кресла, стоящие рядом, напротив них небольшой диван, и около каждого кресла маленький изящный столик. В дальнем конце имелась другая дверь. Она была сделана из стали. На столиках валялись газеты и журналы на трех языках.

Родионов уселся в кресло и взял в руки парижское издание «Геральд Трибюн». Он пытался читать, но почти ничего не воспринимал.

Наконец, стальная дверь открылась, в проеме появился высокий лысый мужчина в светло-бежевом костюме. Квадратное лицо, крупный рот, нос с горбинкой. Совершенно славянские скулы и серые глаза с оттенком весеннего грязного льда… Тем не менее, это был Либерман. Он вежливо протянул руку.

— Очень приятно видеть вас, мсье Родионов. Извините за некоторую задержку, но она позволила сделать вас владельцем кругленькой суммы. На ваш счет в этом банке переведено три миллиона пятьсот тысяч долларов. Можете убедиться сами.

Либерман подался вперед и протянул бумаги их владельцу. Немного ниже названия банка, которое было выведено крупными буквами по верхнему краю листа, шел текст, напечатанный английским шрифтом.

Родионов затаил дыхание. Глаза его были прикованы к колонке цифр в верхнем правом углу страницы. Он осторожно выдохнул, неотрывно глядя на запись. Текущая сумма и депозит: 3.500.000 долларов США. Стараясь унять дрожь в руках, он внимательно просмотрел бумаги, нашел в них небольшой конверт под названием «инструкции владельца».

— Я хотел бы это проверить.

— Да, конечно, это ваше право! — по-волчьи улыбнулся Либерман.

Родионов перевернул конверт. На обратной стороне стояла печать банка. Он вскрыл конверт, вынул содержимое и прочитал:

Владелец: Андрей Григорьевич Родионов.

Адрес: не указан.

Гражданство: Россия.

— Что-то не так? — забеспокоился Либерман.

— Нет, все прекрасно. Но я договаривался с Фивейским о сумме в четыре миллиона долларов.

— Все верно, мсье Родионов. Четыреста тысяч долларов в крупных купюрах находятся в кейсе, который я сейчас передам вам, а сто тысяч долларов были выплачены за произведенный анализ «красной ртути». Об этом вам говорил господин Фивейский.

Родионов помедлил с ответом, потом все же решился:

— И я могу получить деньги со своего счета прямо сейчас?

На губах Либермана зазмеилась улыбка.

— Взаимное доверие в делах, знаете ли, вещь хорошая. Но вы получите наличные и сможете снять любую сумму со своего счета только тогда, когда я получу двадцать килограммов «красной ртути», мой эксперт осмотрит ее и подтвердит высокое качество продукта.

— И сколько времени мне придется ждать? — спросил Андрей, передавая саквояж с товаром в руки Либермана.

— Деньги вы получите сразу после проверки, в тот же день, — ответил Либерман, передавая кейс собеседнику. — Пока что я предлагаю вам четыреста тысяч наличными, это знак моего доверия к вам.

Выслушав все, что Либерман счел необходимым сказать по поводу денег, Родионов произнес, глядя прямо на собеседника:

— Все это хорошо, но в моем распоряжении очень мало времени. И если вы сможете ускорить работу своего эксперта, я буду вам очень благодарен.

* * *
Лифт остановился, двери открылись. Родионов сделал шаг вперед. Угловым зрением он уловил легкое движение. У выхода из лифта его ждали два человека. В его шею уперся ствол пистолета. Андрей посмотрел сначала направо, потом налево. По бокам стояли два здоровенных амбала в форме. Их можно было принять за близнецов — оба тонколицые, от обоих так и веет холодным, бесстрастным профессионализмом. Кое-какая разница все же была: один чуть выше другого, у одного светлые волосы, у другого — темные. Но не больше. Во всем остальном это были близнецы: квадратные плечи, вытянутое лицо, равнодушный взгляд, ни признака мысли на лице, безгубый рот и квадратная челюсть.

— Спокойно, приятель, — негромко произнес светловолосый. — Без шума. С тобой хочет поговорить наш босс.

Темноволосый извлек из кармана Родионова оружие, и это тоже было сделано профессионально. Родионов нахмурился.

— Кто вы такие? Что вам нужно? Я только что заключил крупную сделку. Я клиент вашего банка. У вас будут большие неприятности.

Ответа он не услышал. В шею что-то больно кольнуло. Перед тем, как потерять сознание, Андрей увидел взмах руки в перчатке, которая выбрасывала в урну белый продолговатый предмет. Проследив глазами его полет, Андрей понял, что это шприц. Через мгновение он погрузился в мир причудливых галлюцинаций.

Очнувшись, Родионов почувствовал на лице слабое дуновение ветерка. Сквозь сомкнутые веки пробивался слабый свет. Кроме того, было ощущение движения. Через несколько секунд он понял, что находится в машине и его куда-то везут на большой скорости. Наконец ему стало немного лучше. Тогда он приоткрыл глаза. Он находился на заднем сиденье автомобиля. Рядом сидел темноволосый и копался в кейсе, пересчитывая его содержимое. Это занятие явно доставляло ему удовольствие. За рулем был светловолосый. Беседовали они на английском.

— Слушай, Ник, — обратился темноволосый к водителю. — Нам ведь приказано доставить этого парня, но ведь о кейсе шеф не сказал ни слова. Мы можем считать эти деньги своей законной добычей.

— Нельзя, Марк. Он все расскажет боссу. Старичок с нас три шкуры спустит.

Марк, темноволосый, невесело засмеялся.

— Может, шлепнуть его, а шефу сказать, что он загнулся от наркотика, который я ему вколол? Найдут еще какого-нибудь специалиста. Они сейчас все бегут из России. Им там платят столько, что непонятно, как они еще от голода не подохли. Зато все деньги будут нашими.

— Нельзя, Марк. Шефу будет известно все. Во всяком случае, что четыреста тысяч долларов были при нем, это уж он точно будет знать. Ты лучше посмотри, жив он или нет. Ему давно пора очухаться.

На шею Родионова легла рука. Привычным движением пальцы нащупали пульс.

— Полный порядок. Через пять минут будет в норме.

— Ну, смотри. — Ник явно волновался. — Ведь, если этот тип подохнет…

— Успокойся ты, философ. Я ж тебе говорю, он в порядке. Я ему вколол точно, сколько положено, — заверил его темноволосый. — Через несколько минут будет как огурчик.

Сейчас или никогда! Родионов слабо застонал, открыл глаза.

— Мои деньги! Почему вы их считаете? Вы уронили на пол несколько купюр! Я их сейчас подниму! — он подался вперед. Его правая рука бешено работала в темноте, пробираясь к ногам. Наконец, он наткнулся на рукоятку пистолета, засунутого в Носок.

— Не позволяй ему двигаться! — закричал Ник.

Инстинкт не подвел Ника, но было слишком поздно. Родионов уже держал оружие в руке. Марк ударил его, пытаясь свалить боком на сиденье. Андрей упал, но теперь его оружие было направлено в грудь врага. Родионов выстрелил дважды. Марк мгновенно согнулся в углу машины. Андрей выстрелил еще раз, и Марк затих.

— Положи оружие! — закричал Родионов, приставляя пистолет через закругленный край сиденья к голове Ника. — Брось его туда!

Ник бросил оружие на приборную панель.

— Нам нужно поговорить, — заявил он, вцепившись в руль потными ладонями. — Мы профессионалы, и нам нужно найти компромисс.

Машина неслась вперед с бешеной скоростью, водитель не убирал ногу с акселератора.

— Сбавь скорость!

— Так каков ваш ответ? — Машина продолжала набирать скорость. — Вы получили крупную сумму и хотите уехать из Парижа, а я могу вам в этом помочь. Могу достать для вас новые документы. Без меня вы пропадете. Все, что мне остается сделать, так это врезаться в ближайшую стену. Мне нечего терять, мсье Родионов. Здесь полно полицейских и я не думаю, чтобы вам хотелось с ними повстречаться.

— На кого вы работаете?

— На ЦРУ. На западноевропейский отдел ЦРУ. Нам было поручено только похитить вас и доставить в условленное место. Им нужен специалист по «красной ртути». Так что вы имеете шанс сохранить себе жизнь.

— Ясно.

— Так мы договорились?

— Конечно! Это в наших общих интересах, — солгал Андрей.

— Вот и хорошо. Только не делайте глупостей.

— Тормозите, — вздохнул Родионов.

— Положите свой пистолет рядом с моим.

— Сперва мне нужно перетащить вашего приятеля сюда, назад.

— Черт с вами, тащите, — рявкнул Ник. Он все еще лелеял надежду на получение хотя бы половины денег.

Сейчас все решали нервы и время. В этой машине, мчащейся с дикой скоростью, было двое людей. Они не доверяли друг другу. Каждый хотел использовать свой шанс и сохранить свою жизнь.

Родионов перетащил обмякшее тело Марка на заднее сиденье, а сам перебрался вперед. Потом он осторожно положил оружие на приборную панель перед собой. Ник убрал ногу с акселератора, переместив ее на тормозную педаль. Он тормозил медленно, и Андрей понимал опасения противника.

Стрелка спидометра начала медленно отклоняться влево: 30, 15, 5 миль в час. Они почти остановились. Это был тот самый момент, когда баланс жизни и смерти зависел от того, кто выиграет эти последние полсекунды.

Родионов схватил врага за шею, пережав ему глотку и стаскивая с сиденья. Водитель захрипел. Андрей поднял свою руку и выбросил ее вперед, в глаза противника. Затем он освободил его горло, быстро переместив руку на боковое сиденье, где лежало оружие. Перехватив рукоятку, он отбросил руку противника в сторону. Тот вскрикнул. Его зрение было повреждено, и оружие оказалось недоступным. Родионов локтем ударил противника в грудь, сбрасывая его на пол возле дверцы и пытаясь удержать руль своей рукой. Он вывернул руль вправо, направляя машину на кучу мусора, сваленную на тротуаре. Автомобиль врезался в нее, подобно слону, продирающемуся через джунгли. Андрей схватил пистолет Ника с глушителем, нащупал спусковой крючок и выстрелил. Американец откинулся на спинку сиденья, во лбу у него появилось маленькое темно-красное отверстие.

Со стороны это выглядело, как простая авария. Немногочисленные прохожие даже не поняли, в чем дело. Хорошо, что за время дикой езды по мокрому шоссе боковые стекла машины изрядно заляпало грязью. Родионов пристроил труп на свое сиденье и сел за руль. Руки у него дрожали, как с хорошей пьянки. Включив заднюю скорость, он с трудом выехал из мусорного завала. Опустив стекло со своей стороны, он ответил на недоуменные взгляды прохожих на своем ломаном французском:

— Очень жаль, но мы немного перебрали. Все хорошо! Тре бьен!

Небольшая группа любопытных быстро рассеялась.

Андрей глубоко вздохнул, пытаясь проконтролировать свое состояние. Затем нажал на педаль газа и поехал, пытаясь определить направление. Он весьма смутно представлял, где находится. Слева появились очертания парка, оживленного днем, а сейчас темного и безлюдного. Родионов миновал въезд для машин: поперек белого тротуара висели металлические цепи, расположенные между двумя бетонными тумбами. Он подъехал ко второй тумбе, которая загораживала въезд в парк. Остановив машину, он вышел и поднял металлическое кольцо с крючка, вделанного в бетонную тумбу. Потом он опустил цепь, стараясь производить как можно меньше шума, и вернулся к машине.

Медленно, почти незаметно для глаз постороннего, Андрей стал въезжать в темный парк. Темнота сгущалась по мере того, как он отъезжал от входа. Увидев справа какое-то бесформенное темное пятно, Родионов остановил машину, нашел в бардачке карманный фонарик и, освещая им дорогу, подошел ближе к этому пятну. Пятно оказалось грязной заброшенной кирпичной стеной. Почти минута слишком ушла у него на то, чтобы уложить тела своих похитителей рядышком у этой стены. В темноте он забросал трупы опавшими листьями. Наконец, он уселся за руль и так же тихонько выехал из этого темного парка. Вокруг никого не было, и Андрей с облегчением вздохнул. Полиция не скоро обнаружит оставленные трупы, и это позволит ему спокойно разобраться с жизненными проблемами.

Андрей еще не знал, что до возвращения на родину и встречи с семьей ему придется провести за рубежом еще почти два года… А Дроздов, так и не встретившись больше с ним во Франции, уедет в Россию уже через неделю и станет вести свою обычную жизнь среднего российского бизнесмена. Но Андрея «красная ртуть» еще долго держала в своей власти…

Глава двенадцатая СМЕРТЬ МОШЕННИКА

Отменная закуска, фрукты, пепельница, полная окурков и бутылка водки. За столом — двое мужчин. В комнате полумрак, лишь лампа, затененная зеленым абажуром, бросает на стол пятно света. Сигаретный дым над головами двоих поднимается вверх, уползает в тень. Олег Мартынов, ладно скроенный, скуластый парень, с холодными невеселыми глазами на бледном лице поставил рюмку и откинулся на спинку стула, легонько барабаня пальцами по столу. На минуту воцарилось молчание.

— Слушай, Игорь, кто в Новообнинске хозяин? Ты или Казарян?

Волков изумленно взглянул на подельника.

— А ты как думаешь?

— Я думаю, что хозяин тот, у кого больше денег. Казарян, между прочим, гребет такие бабки, которые нам и не снились.

— Что ты предлагаешь?

— Поскольку он не хочет делиться с нами, его надо убрать, а в кресло директора «Центра» посадить своего человека.

— Кого, например?

— Например, главного инженера Антипова. Он ненавидит Казаряна и согласен сотрудничать с нами.

Волков наклонился вперед и уставился на Мартынова.

— Это неплохое предложение, Олег. Я обдумаю его на досуге.

Мартынов почувствовал облегчение оттого, что шеф одобрил его идею. Волков вынул сигарету изо рта и уставился, нахмурясь, на ее тлеющий кончик. Потом перевел взгляд на Мартынова. Олег ему нравился: не дурак и парень смелый. Как заместитель он был бы незаменим. С ним можно советоваться по важным вопросам.

— Ты прав, Олег. Торговля изотопами гораздо выгоднее продажи наркотиков. У меня есть свои люди на складе готовой продукции «Центра». Они могут взять «красную ртуть» на складе и заменить ее похожим порошком такого же цвета. Вопрос в том, как переправить ее через проходную.

Наступила пауза. Лица двоих мужчин застыли. Мартынов колебался, потом, чувствуя что Волков пристально смотрит на него, хрипло сказал:

— Я думаю, что переправить ртуть через проходную мы сможем. У меня есть две знакомые стюардессы. Сейчас они без работы. Но у них есть опыт. Они проносили через таможенный контроль наркотики, валюту, золото. Пронесут и «красную ртуть». Попрошу Антипова, он оформит их на работу.

— Кто такие? Я их знаю?

— Нина Климкина и Катя Егорова.

— Не слышал, — сказал Волков, разливая водку по рюмкам. — А как они проносят товар?

— А ты не догадываешься?

— Догадываюсь…

* * *
Казаряну доложили, что на предприятии участились случаи мелкого воровства «красной ртути». В качестве ответной меры директор сменил охрану в проходной «Центра». Охранников снабдили более чувствительными детекторами ядерных излучений. За поимку расхитителей было обещано хорошее вознаграждение.

Особую бдительность проявил охранник Сергей Давтян. Заметив подходящих к турникету двух молодых работниц — Нину Климкину и Катю Егорову, он почувствовал, что они нервничают. Охранник достал детектор, провел вблизи работниц. Прибор показал наличие радиации.

— Где спрятали?

Молчат.

— Что несете?

— Да что привязался? Ничего нет, — ответила Нина.

Давтян доложил начальнику караула Армену Григорянцу. Он знал, что Армен находится в близких отношениях с Климкиной и хотел, чтобы начальник сам обыскал задержанных. Григорянц произвел поверхностный осмотр молодых женщин и, не найдя ничего, приказал охраннику пропустить их. Пошли мимо Давтяна, тот взял детектор и, не задумываясь, поднес его к той части тела, которая располагается ниже пупка. К передку. Проверил обеих — уровень радиации высокий.

Григорянц, увидев это, разозлился. Если он пропустит женщин через проходную, это сразу же станет известно Казаряну. Директор решит, что он с ними заодно, и расправится с ним. Придется их задержать.

— Так ты ничего не несешь? — спросил Григорянц у Нины.

— Нет!

— Я думаю, — сказал Григорянц, — мне все-таки стоит самому в этом убедиться. Подойди-ка сюда.

— Ты что, не веришь мне? — спросила Нина, слегка стуча зубами от страха. — Что ты собираешься делать?

— Проверю, на что реагирует детектор. Иди-ка в смотровую комнату.

Пытаясь сдержать сердцебиение и дрожь в ногах, Нина с усилием овладела собой и выдавила улыбку на бледных губах.

— Ну, а если ты ничего не обнаружишь? — сказала она резко.

— Это уже мое дело. Пошли. А ты, — он махнул рукой Егоровой, — подожди пока здесь.

Катя растерянно посмотрела на Григорянца.

— В комнату! — скомандовал Григорянц Климкиной, указывая на дверь. Они вошли в помещение, служившее для осмотра и обыска задержанных на проходной. Давтян последовал за ними, попросив напарника последить за Егоровой. Армен скосил глаза на Нину.

— Раздевайся!

— Что? — опешила Нина.

— Снимай с себя все.

— Перед ним?

Все тело Нины словно оледенело. Щеки побелели до такой степени, что, казалось, их покрыл иней.

— Этот парень находится сейчас на службе, он подтвердит директору, что тебя обыскали по полной программе и ничего не нашли.

— Не буду! Не имеешь права! — пыталась возразить Климкина.

— Я обязан обыскать. Прибор ведь дал слишком высокие показания.

— Ничего у меня нет. Зря ты затеял этот обыск.

— Без обыска я тебя не пропущу. Давай живее, Нина.

Нина начала возиться с молнией на брюках.

— А ты, ублюдок, — обратилась она к Давтяну, — ты знаешь, что сделает с тобой мой муж? Он убьет тебя! — Она стащила с ног туфли и швырнула им. Затем скинула брюки, перешагнула через них и тоже швырнула ногой в сторону охранников.

— Сергей, обыщи-ка ее туфли и брюки, — приказал Григорянц. Давтян подобрал с пола туфли. Он осмотрел подметки, подкладку. Подергал каблуки, попробовал отвернуть их. Поднял брюки и прощупал их. Потом отрицательно покачал головой.

— Рубашку, — сказал Григорянц Нине.

Она расстегнула блузку, сняла ее с себя, передернув плечами, отчего ее длинные золотистые волосы волнообразно всколыхнулись, и кинула в голову Давтяну. Он прошелся по ней руками, с особым тщанием проверив швы, и снова покачал головой.

— Лифчик, — приказал Армен.

Нина расстегнула его, полыхая от гнева. Он упал на пол. Давтян прошел через комнату и подобрал его. Его лицо находилось сейчас так близко от ее тела, что он даже ощутил струящееся от него тепло. Однако от этого ему почему-то стало холоднее.

Лифчик он проверял очень тщательно. Прокладка чашечек могла служить хорошим тайником для изотопов.

— Нет, — наконец сказал он.

— Снимай трусы, — приказал Григорянц.

— Армен!

— Снимай.

Она скинула. Она стояла и смотрела на Давтяна.

— Я убью тебя, — сказала Нина. — Я обязательно убью тебя, ты это понимаешь?

— Теперь я буду обыскивать сам, — сказал Григорянц. Он зашел ей за спину. — Нагнись вперед, Нина. — Она нагнулась, осыпая Давтяна отборной руганью. Последний раз Григорянц слышал, чтобы женщина так выражалась, в одном низкопробном московском борделе. Он почувствовал, что слегка шокирован. — Повернись ко мне.

— Пропади и ты пропадом, черт бы тебя побрал!

Армен мягко повернул ее к себе. Через некоторое время он отступил вбок и сказал:

— Ты попал пальцем в небо, Сергей. Ничего у нее нет.

— Погоди, — воскликнул Давтян. — Теперь я понял!

— Что ты понял?

— Понял, где они спрятали товар.

— Где?

— Где-где?! — рассвирепел Сергей. — В п…

Григорянц замер.

— А ты умница, Сергей. Как ты догадался?

— Как-как? — разоткровенничался Давтян. — Думаешь, что они самые хитрые и оригинальные? Нет, все на один лад. Я ведь два года таможенником работал. Для провоза контрабанды бабы, как правило, используют лишь один тайник…

— Тот же, что и Нинка с Катькой?

— Вот именно. Золотишко, камешки, наркотики — все норовят упаковать в какой-нибудь гигиенический пакет типа «Тампакса» или презерватив и засунуть его по назначению.

— Ну, так наверно только молодые поступают, — заметил Григорянц, глядя на побелевшее от страха лицо Нины.

— Не только, — возразил Сергей. — Одна дама лет пятидесяти провозила в этом своем «багажнике» десять тысяч долларов. Сто бумажек по сто баксов были свернуты в трубочку и вложены в презерватив. Я ее спрашиваю: неужели больше ума не хватает, как спрятать валюту в этом самом месте? А она мне заявляет: чего, мол, привязался, валютный «член» мне доставляет больше удовольствия, чем все мужские члены вместе взятые. Вот так.

Григорянц нетвердым шагом направился к Нине. Она пятилась и пятилась от него до самой стены.

— Армен, я тебе клянусь. Я не хотела тебя подставить.

Он схватил ее за волосы и дернул к себе. Она взвыла и стукнулась об его грудь. Он дернул еще раз, книзу, и она брякнулась на колени.

— Сколько ртути вы несли, суки?

— У меня сто пятьдесят граммов, а у Катьки сто двадцать.

— Ты понимаешь, что я должен теперь сделать?

Реакция Нины была моментальной.

— Подожди, Армен, подожди! — Она лихорадочно искала какие-то слова, которые могли бы остановить его. — Ты не сдашь меня, ведь я могу тебе пригодиться. Я нужна тебе, Армен. Я еще нужна тебе.

Дикий страх на её лице сменился отчаянной надеждой на спасение.

— Она права, — меланхолически заметил Давтян. — Посадить их мы всегда успеем. Я думаю, нашего директора заинтересуют разносторонние способности этих девушек. Кроме того, он захочет услышать от них имя того, кто заставил их заниматься таким прибыльным делом.

— Это Волков, — тихо сказала Нина. — «Красную ртуть» мы таскали для него.

— Да, все понятно, — устало произнес Григорянц… — Я знаю, что должен был делать, я должен был слушать твоего мужа. Он всегда говорил, что ты двуличная стерва… Ладно, вставай, тварь! Но ты больше не моя баба.

Голос его звучал печально.

— Ты вообще ничто.

О задержании на проходной двух работниц, выносивших «красную ртуть», Волкову стало известно спустя полчаса. Он немедленно попытался связаться с Григорянцем, который всегда пропускал его людей и которому Волков платил за это приличные деньги. Однако Григорянц куда-то уехал. Это привело Волкова в крайнее раздражение. Он нервно ходил по комнате, сильные руки в карманах были стиснуты в кулаки.

Григорянц предал его и должен ответить за это. Он вызвал своего помощника Мартынова, приказал срочно найти и доставить Григорянца к восьми вечера.

Выпив рюмку водки и поморщившись, Волков отхлебнул глоток кофе, прошел в ванную комнату. В кармане у него уже был припасен пакетик с кокаином. Он закрылся, высыпал горстку кокаина на стеклянную полку, взял соломинку, вставил в ноздрю и, закрыв глаза, втянул белый порошок. Потом повторил операцию, сел на край ванны, помассировал нос, вдохнул полной грудью.

Уже через две-три минуты, пока он брился, в голове посветлело, стало свежо и чисто. Он любил эти первые ощущения кайфа, потом как бы приливала вторая волна и он уже чувствовал себя вроде заведенной механической игрушки, у которой ощутимо кончается завод… Потом появилось чувство тревоги, оно заполняло, как прохудившаяся сточная труба незаметно заполняет подвал.

В назначенное время Мартынов привез Григорянца. С ним были Аркадий Журавлев и Гена Тузов, которого за крупные габариты называли Малышом.

— Появился, предатель! — не ответив на приветствие Григорянца, рявкнул Волков. — За что я плачу тебе такие бабки? Ты обещал, что у моих людей не будет проблем на проходной!

— Но, Игорь Петрович, Климкину и Егорову задержал Давтян. И если бы я пропустил их, это сразу стало бы известно Казаряну. Он уничтожил бы меня…

— Ты мне уже десятый раз про этого Казаряна льешь! Столько денег я угрохал на тебя, а что вижу?

— Вы не знаете насколько опасен Казарян! — Григорянц тоже вспылил. — Я давно с ним общаюсь и знаю, когда можно пропустить ваших людей, а когда нет. Если я не устраиваю вас, то давайте разорвем наш договор!

— Ах ты, гнусь! — Волков наотмашь ударил начальника караула по лицу. Григорянц попытался закрыться, но тут же подскочили Журавлев и Малыш, ухватили Григорянца за руки. Волков еще несколько раз ударил Григорянца по голове.

— Плесень паршивая! — с отвращением в голосе произнес он. — Договор он разрывает! Ишь ты! Да я тебя самого разорву…

Потом хозяин созвал совет под общей темой: «Что делать с Григорянцем?» Если отпустить, пойдет жаловаться в милицию, а значит, Волкову влепят новый срок.

— Кончать его надо! — подвел итог Волков.

Малыш и Журавлев согласились. Волков сам привел Григорянца в большую комнату, распаляя себя, выхватил из кармана куртки пистолет «Вальтер» и рукояткой несколько раз ударил Григорянца по голове.

— За что вы бьете меня? — закричал Григорянц.

На него жалко было смотреть: глаз подбит, на лице кровавая ссадина, волосы всклокочены. Волков отступил на шаг, поднял ствол пистолета и неожиданно выстрелил Григорянцу в живот. Тот вскрикнул от боли, согнулся. Волков, твердо сжав рот, дважды выстрелил несчастному в голову. Потом вытер салфеткой кровь с рукоятки пистолета, бросил ее на пол. Безумно глянул на присутствующих, крикнул:

— Чего стоите? Рубите его на части, сжигать будем…

Но братки ошалело переглянулись и наотрез отказались. Волков обозвал их слюнтяями, принес топор, охотничий нож с широким и длинным лезвием. Он выпил стакан водки, после чего потребовал снять с трупа всю одежду. Малыш и Журавлев неохотно подчинились. Потом Волков отчленил голову и руки, разрезал туловище на достаточно мелкие куски. Увидев жуткое зрелище, он икнул и побежал в ванную комнату. Вернувшись, он молча разжег в камине пламя, бросил туда окровавленную голову. Тут же вспыхнули волосы, кожа потемнела, а широко распахнутые глаза затянуло белесой поволокой.

— Вот и разорвал договор, — произнес Волков.

Утром обугленные куски сложили в черный полиэтиленовый мешок, погрузили в «Форд Краун Виктория», потом выбросили остатки в мусорный контейнер. В тот же день мусороуборочная машина увезла черный мешок на одну из московских свалок. Начальник караула Григорянц исчез без следа. Как и не было…

Стенографистка Оля отличалась от сереньких, как мыши, сотрудниц машбюро — сообразительная, довольно хорошенькая, подстрижена получше и одета понаряднее. Эта ловкая особа быстро сообразила, что торговля секретной информацией может быть очень прибыльным делом. А информацию ей удавалось перехватывать из разных источников, в том числе и из прокуратуры…

Станислав Арташесович закончил чтение очередного документа, присланного Олей, когда вошел Симонян.

— Ты меня вызывал, Станислав?

— Взгляни-ка на это, — сказал директор, передавая заместителю полученное сообщение. — И скажи, что ты думаешь по этому поводу.

Симонян уставился на бумажный листок. Дважды перечитал краткое послание.

«Старшему помощнику Генерального прокурора Звягинцеву А. В.

Срочно, совершенно секретно.

Получены сведения, что к хищению изотопов причастен директор "Центра высоких технологий" С. А. Казарян. Есть данные о том, что на территории «Центра» им организован подпольный цех по производству изотопов. По его указаниям производилось аварийное отключение электроэнергии, качественная продукция им похищалась и списывалась в брак. По предположительным сведениям гибель изобретателя Ю. В. Палагина тоже связана с Казаряном.

Полковник Савельев».
— Это Доленко, не иначе. Вот мразь! Продал тебя Савельеву, — произнес Симонян, протягивая листок обратно. — А ты ему доверял. Спас от суда, от позора…

— Его счастье, что он погиб в автомобильной катастрофе, — заметил Казарян.

— Что теперь делать с Савельевым? Он стал очень опасен.

— Вот именно. Я давал задание ликвидировать его, но попытка не удалась. Это очень серьезный противник.

— Может быть попробовать его купить, Станислав? Как ты на это смотришь?

— Вот ты и попробуй, Микаэл. Я хочу, чтобы ты занялся этим немедленно. Вот здесь, — директор выдвинул правый ящик стола и достал оттуда плотный конверт, — находится сто тысяч баксов. Думаю, этого вполне достаточно для полковника Савельева. Только дай ему деньги в два приема, понял? Сперва тридцать, потом еще семьдесят, когда он все закончит.

Симонян взял конверт, усмехнулся:

— С такими деньгами, Станислав, эту проблему вполне можно решить.

— Желаю удачи, Микаэл. Я на тебя очень надеюсь. Действуй!

Симонян попрощался и исчез.

* * *
Подойдя к двери, он нажал на звонок. Потом еще несколько раз. Наконец, дверь отворилась, и Симонян увидел Савельева, с мокрыми волосами и в тренировочном костюме.

— Добрый вечер, Владимир Сергеевич, — торопливо произнес Симонян, словно боясь, что Савельев захлопнет дверь перед самым его носом. — Извините за непрошеный визит.

— Хорошо, что решили навестить меня, Микаэл Арамович. Добрый вечер. Входите.

— Я не оторвал вас от дел?

Савельев рассмеялся.

— Если считать мытье головы делом, то да. Оторвали.

Тринадцатая квартира, которую занимал Савельев, была маленькой, спартанского типа. Стены в спальне были коричневые, паркетный пол отполирован. Единственной мебелью в комнате были кровать, ночник и портативный телевизор. Одежду Савельев разместил в стенном шкафу. В гостиной стены были белые и такой же сверкающий паркетный пол. Здесь вся мебель состояла из черной кожаной кушетки, плетеного кресла и зеркального столика. На кухне имелись обычные принадлежности, маленький стол и два стула. Окна закрывали простенькие жалюзи.

Савельев усадил гостя в гостиной в кресло и отправился в кухню сделать кофе по-турецки. Он принес кофе в маленькую гостиную, где обычно завтракал, и вопросительно взглянул на Симоняна. Гость неподвижно, точно сфинкс, восседал в кресле. Владимир Сергеевич допивал первую чашку кофе, когда Симонян произнес:

— Я к вам по важному делу. У нас на предприятии есть случаи хищения дорогостоящей изотопной продукции. Мы пока не смогли обнаружить и перекрыть каналы утечки изотопов. — Он посмотрел на Савельева долгим, изучающим взглядом. — Так вот, мне стало известно, что у вас имеется большой опыт по раскрытию преступлений такого типа.

— Откуда у вас такие сведения?

— Из надежных источников, Владимир Сергеевич.

— Что вы хотите от меня?

— Я хотел бы получить квалифицированную помощь и, по возможности, избежать шума и огласки. Дело довольно щекотливое, касается сотрудников «Центра», и мне хотелось бы остаться в стороне насколько это возможно. Это очень важно. — Симонян пошарил в кармане, вытащил белый конверт и протянул его Савельеву.

— Здесь аванс в размере тридцати тысяч долларов только за ваше согласие помочь в этом расследовании. Если вы обнаружите каналы утечки, то получите еще семьдесят тысяч долларов. Расследование неофициальное. Ну как? Согласны?

Савельев с любопытством взглянул на собеседника.

— Это предложение исходит от вас лично?

— Не только. В вашем участии заинтересовано руководство «Центра».

«Казарян хочет купить меня с потрохами, — подумал Савельев. — Наверно, узнал каким-то образом о том, что я вышел на его след, и хочет подстраховаться от крупных неприятностей».

Владимир Сергеевич взял конверт, раскрыл его и с любопытством взглянул на хрустяшие зеленые бумажки внутри. Решив подыграть Симоняну, он закрыл конверт, похлопал им по руке и сказал:

— Ваше предложение очень заманчиво, Микаэл Арамович, но я хотел бы выслушать всю историю. Кого вы подозреваете? Что вам известно по этому вопросу? Когда это начачось?

Симонян вздохнул и повернулся к Савельеву.

— Ну, это началось еще при Максимове. — Он нахмурился. — Небольшие недостачи ценных материалов случались и раньше. А вот первая крупная пропажа произошла из сейфа лаборатории физико-химических методов контроля в этом году. Исчезло двадцать килограммов «красной ртути» и сто пятьдесят граммов осмия-187. Стоимость пропавшей продукции составляет около шестнадцати миллионов долларов.

— А что говорит по этому поводу заведующий лабораторией?

— Он не вернулся из командировки в Париж. Это косвенно указывает на его причастность к пропаже. Мы подозревали еще и Ирину Новикову, но после того, как Родионов исчез, эти подозрения уже кажутся бессмысленными. Родионов каким-то образом вынес эту продукцию с территории «Центра», а затем вывез ее за рубеж. Он ведь поехал в командировку на автомашине…

— А после отъезда Родионова хищения прекратились?

— К сожалению, нет. Мне, например, известно, что двадцать третьего сентября на проходной предприятия задержаны две сотрудницы, пытавшиеся пронести двести семьдесят граммов «красной ртути». А сколько они пронесли до задержания, одному Богу известно. Эти сотрудницы связаны с криминальным авторитетом Волковым и работали на него.

Оба некоторое время молчали. Первым нарушил молчание Савельев:

— А полный перечень случаев хищения продукции у вас есть?

— Имеется. Я вам его передам, Владимир Сергеевич. Так вы согласны нам помочь?

— Да, Микаэл Арамович, — сказал Савельев, протягивая конверт с долларами Симоняну. — Постараюсь помочь, но деньги возьмите обратно. Я нахожусь на государственной службе и мой труд оплачивается государством.

* * *
Утром следующего дня генерал Павлов получил сообщение от Савельева.

«Казаряну стало известно о моей миссии, — прочел Павлов, — и он сделал попытку подкупить меня. Заместитель директора Симонян предложил мне сто тысяч долларов за обнаружение преступников, похищающих изотопы. От платы я отказался, но согласился помочь. В. Савельев».

* * *
Гостиная в квартире Симоняна была небольшой, но далеко не скромной. Стены были отделаны темным деревом — настоящим и прочным, потолок покрыт бежевым звуконепроницаемым материалом. Темно-зеленые портьеры хорошо сочетались по цвету с плюшевым ковром. Велюровый диван с расписной накидкой на спинке. Пара мягких кресел. Тяжелый стеклянный столик для кофе с латунными ножками. Полки из стекла и хрома, заполненные книгами и статуэтками. На полках книжных стеллажей стоят дорогие издания известных современных авторов. Все подобрано со вкусом, удобно и дорого. В этой гостиной встретились трое.

По просьбе хозяина Виктор Саркисов, телохранитель Казаряна, сел в одно из кресел. Казарян сидел на краю софы. Он выглядел озабоченным. Отчасти предмет разговора был очень серьезен, а отчасти и потому, что сегодня ему пришлось беседовать со следователем, ведущим дело о хищении «красной ртути» Климкиной и Егоровой. Стоя у окна, Симонян сказал:

— По твоей просьбе, Станислав, я предложил Савельеву сто тысяч баксов за помощь в раскрытии каналов хищения изотопов.

— Взял?

— Нет. Помочь согласился, но деньги вернул.

— Плохо.

Наступила пауза.

— Я чувствую, нам уже дышат в спину, — произнес Казарян. — У нас и без того забот хватает. Этот Савельев собрал серьезный компромат на всех нас. Я поручил Соломатину ликвидировать его, но попытка не удалась. Савельев чуть не убил Соломатина. Крепкий орешек. Что делать будем?

Симонян испустил тяжелый вздох — всей своей обширной грудью бывшего борца.

— Как ты приказал, Станислав, я поставил на прослушивание телефон Савельева. Завтра он встречается с Юриным в гриль-баре на улице Гагарина. Юрин обещал передать Савельеву какую-то важную информацию и придет на встречу минут на двадцать позже Савельева. Так они договорились. Как я понял из разговора, они из одной команды. Я предлагаю сначала ликвидировать Савельева, а потом Юрина.

— Как ты думаешь это выполнить? — Казарян с интересом взглянул на своего зама.

— Дело в том, что гриль-бар на улице Гагарина содержит брат Сергея Давтяна Ашот. Он согласился помочь нам. Когда Савельев войдет в бар, Ашот закроет дверь бара снаружи, повесит табличку «ЗАКРЫТО НА УЧЕТ» и уйдет. Он не будет принимать участия в операции. Виктор и я займемся Савельевым…

— А как же остальные посетители? — спросил Казарян.

— Бар будет закрыт весь день. Его откроют только перед приходом Савельева.

— А куда денете трупы? — снова спросил Казарян.

— У Ашота есть небольшая мастерская по ремонту автомашин. Расположена рядом с гриль-баром. Вскроем пол в мастерской, захороним трупы, сверху зацементируем. Как тебе эта идея?

Казарян одобрительно кивнул, сохраняя бесстрастную мину.

— Вы оба и займетесь этим вплотную сразу после моего ухода. Ситуация предельно накаталась и может выйти из-под контроля. Вам ясно?

— Сделаем все, Станислав. Можешь на нас положиться, — поспешил заверить шефа молчавший до этого Саркисов.

Казарян задумчиво посмотрел на своего телохранителя, отпил немного кофе и аккуратно поставил чашку на блюдце.

— Устранение этих ищеек из ФСБ в наших общих интересах. Сделаете все чисто — получите по сто тысяч баксов каждый.

Директор поднялся, давая понять, что совещание закончено.

* * *
Подрумянившиеся цыплята медленно вращались на шампурах, их аромат наполнял закусочную, когда Савельев открыл дверь и вошел внутрь. Крупный плотный человек в белом поварском фартуке и колпаке стоял за прилавком, готовясь нанизать на вертел четыре жирные птичьи тушки. Он поднял глаза, когда вошел Савельев. «Неужели это Симонян? — удивился Савельев. — Или это его двойник?»

Ещё один человек стоял у сигаретного автомата, спиной к двери. Он был крупнее того, за стойкой, с широкими плечами и толстой бычьей шеей.

Он обернулся, когда Савельев закрывал дверь, и они узнали друг друга одновременно. Полковник узнал в нем человека, который был телохранителем Казаряна, а человек узнал в Савельеве свою жертву. Ухмылка расползлась по его лицу.

— Ну-ну, — сказал он. — Посмотри, кто к нам пришел, Микаэл.

— Вы — Виктор Саркисов? — спросил Савельев, чтобы выиграть время.

— Надо же, знает как меня зовут, — сказал Саркисов и сделал шаг в сторону полковника, на ходу сжимая кулаки. Савельев отнюдь не намеревался ввязываться в драку с таким амбалом. Он был простужен и не очень хорошо себя чувствовал, вдобавок у него был насморк. Третья пуговица его плаща была не застегнута. Правой рукой он обхватил рукоятку висевшего под плащом пистолета, быстро и плавно выхватил его и нацелил прямо в брюхо Саркисова.

— Я сотрудник ФСБ, — сказал он. — Хочу задать вам несколько вопросов о…

Смазанный жиром шампур ударил по его правой руке, хлестнув по костяшкам пальцев. Савельев стремительно развернулся в сторону от прилавка, но шампур опустился снова, с силой ударив по его кисти и выбив из нее пистолет, который упал на пол. В ту же секунду Саркисов, вложив в удар всю силу и вес, попал кулаком Савельеву в шею, рядом с адамовым яблоком. Две мысли молниями пронеслись в голове Савельева в последующие две секунды. Первая: если бы удар Виктора попал немного правее, он был бы уже мертв. Это означало, что у Саркисова не было колебаний по поводу того, чтобы отправить его домой в пластиковом мешке. Вторая: он понял слишком поздно, что в гриль-баре устроена ловушка и живым ему отсюда вряд ли выбраться. Он вскочил, попятился к двери и приготовился защищаться своей левой рукой.

Секунд пять прошло с того момента, как Микаэл ударил его по руке, а Виктор ударил в горло. Симонян теперь поднимал откидную дверцу в стойке, чтобы выйти из-за нее и помочь Виктору. Шансы на то, чтобы выбраться отсюда живым, представлялись полковнику Савельеву крайне сомнительными. Бандиты приближались к нему. Виктор и Микаэл могли без опаски разделать Савельева, насадить на шампуры, подвесить над раскаленной спиралью и поджарить его в собственном соку. Если только он не придумает что-нибудь поумнее. Однако ничего особенно умного в голову не приходило.

Кроме разве что одного: не следует оставлять левую руку в пределах досягаемости Симоняна с его смазанным жиром шампуром. Пистолет его оставался на полу, в углу, но слишком далеко, не дотянуться. Саркисов был прямо перед ним, готовясь нанести удар, Микаэл приближался справа, сжав кулаки. Савельев подобрался, сделал ложный выпад в сторону Виктора, внезапно развернулся вправо навстречу рванувшемуся вперёд Симоняну и с силой ударил его ребром левой ладони ниже пояса. Увернулся от Саркисова, а потом быстро заскочил за согнувшегося Микаэла и ударил его кулаком сверху вниз по шее, отчего тот рухнул лицом вниз на посыпанный опилками пол.

«Один готов», — подумал Савельев, но тут же получил от Саркисова сильный удар по ребрам. Савельев шарахнулся назад и в сторону, подавив боль от удара. Виктор приготовился нанести Савельеву удар по переносице или горлу и тем самым на тридцатой секунде закончить затянувшуюся схватку в свою пользу.

— Твой приятель отдал концы, — внезапно сказал Савельев.

Он произнес это внезапно и совершенно автоматически, это был его обманный ход. Слова Савельева заставили Саркисова застыть на месте. Он быстро повернулся, чтобы взглянуть на своего подельника, лежавшего без движения, уткнувшегося носом в опилки. Теперь Савельев прекрасно знал, что ему делать. Пытаться справиться с Виктором, явно превосходящим его физически, было бесполезно. Он и не пробовал вступить в схватку с Саркисовым, он не хотел, чтобы его вынесли отсюда ногами вперед. Зато у Савельева появились две свободные секунды!

Он рванулся в тот угол помещения, где на полу лежал его пистолет, схватил его левой рукой, одновременно неуклюже упал, перекатился, сел и положил палец на спусковой крючок. В это время Виктор повернулся к нему.

— Ну держись, сука! — сказал Савельев. Саркисов прыгнул на него через всю комнату. Савельев нажал на спуск раз и еще раз, целясь в огромный торс противника точно так, как он это много раз проделывал на тренировках в тире. Только в тире, в самом конце его, была большая мишень, размеченная метками, указывающими на различную степень смертельности попаданий: пять очков вы получали за попадание в голову, горло, грудь и живот, четыре очка — в плечи, три — в руки и одно — в ноги.

На Викторе Саркисове он заработал десять очков, потому что обе пули попали в грудь: одна точно в сердце, другая разнесла левое легкое.

Савельев опустил руку с пистолетом. Он сидел на полу в углу зала, смотрел, как опилки всасывают кровь Саркисова, облизывал пот с верхней губы, потом в фокусе его зрения возникла фигура человека, направляющаяся к нему. С осторожностью Савельев начал поднимать левую руку и тут услышал голос Юрина:

— Это я, Владимир Сергеевич! Не стреляй!

Осмотр показал, что Саркисов мертв. Симонян был еще жив. Он лежал лицом вниз на полу. Тут же валялся и шампур. Они подошли ближе.

В этот момент заместитель директора пошевелился и повернул к ним лицо. Оно было бледным, в глазах застыл ужас. Юрин нагнулся и ударил его ребром ладони по шее, чуть пониже уха. Симонян перестал шевелиться. Савельев осмотрел его. Видимо, его противник некоторое время находился без сознания, но, судя по всему, у него не было никаких ранений. Если не считать нервного шока и повреждения шейных позвонков. Во всяком случае, он отнюдь не собирался умирать.

Юрин перевернул Симоняна на спину. Из носа у Симоняна текла кровь. Он застонал. Через минуту — другую придет в себя… Неожиданно Савельеву пришла в голову отличная мысль. Симонян беспомощен, и им не составит большого труда вытянуть из него все, что известно ему о хищении изотопов, и о роли Казаряна в этом деле. Будь что будет, но попытаться стоит.

Кровью, которая текла из убитого Саркисова, Савельев измазал Микаэлу все лицо, руки и верхнюю часть рубашки. Потом поднял пистолет и стал ждать. Наконец веки Симоняна задрожали, он снова застонал, провел языком по пересохшим губам, открыл глаза и замер от страха, увидев Савельева, сидящего рядом. Владимир Сергеевич дал ему время немножко прийти в себя.

— Плохи твои дела! — сказал Савельев.

— Врача… — прохрипел Симонян. — Отвези меня к врачу…

— Вот как? К врачу захотел? А меня хотел замочить?

Савельев пытался говорить как можно тверже, хотя голос плохо слушался его.

— Я совсем не собирался тебя убивать. Я просто хотел… — Микаэл приподнялся, скосил глаза на испачканную кровью рубашку, потом увидел свои руки, и опять упал на пол. Савельеву даже показалось, что Симонян снова потерял сознание, но в этот момент он прохрипел:

— Врача… Врача… Прошу, как человека!

— Слишком поздно, Микаэл!

— Ты думаешь… Ты думаешь, я умираю?

Владимир Сергеевич не сказал ему, что думает по этому поводу.

— Не дай мне умереть… — снова начал Симонян. — Слышишь? Я не хочу умирать… Не хочу…

Его лицо, грязное и усталое, с воспаленными глазами и двухдневной щетиной на подбородке, было искажено от страха — оно то застывало, то вдруг подергивалось, ожидание смерти преобразило его. Конечно, Симонян еще двигался, еще дышал, но это лишь по нерасторопности смерти. Через несколько минут она займется им…

— Лучше расскажи нам о хищении изотопов, Микаэл! Ты ведь близок к Казаряну, знаешь все преступления, совершенные им. Покайся! Ты наверняка замешан во многих из них.

Но Симонян продолжал умолять Савельева отвезти его к врачу. Владимир Сергеевич испугался, что если он и в самом деле умрет от страха. Такие случаи тоже бывали.

— Ладно, — сказал Савельев. — Я позабочусь о враче, Микаэл, после того, как ты расскажешь нам все, что знаешь о хищении изотопов. Ты должен также сказать, кто дает тебе указания и по каким каналам сбывается похищенная продукция.

Симонян, казалось, плохо понимал, что от него хотят. Его голова начала медленно дергаться из стороны в сторону.

— Слишком поздно… Врача! Я умираю…

Савельев залепил ему крепкую оплеуху.

— У тебя хватит времени все рассказать. Конечно, если я не пристрелю тебя. Мне не очень-то нравится сидеть здесь рядом с тобой и ждать, когда ты наконец сдохнешь! Выкладывай все, да побыстрее! Иначе у меня лопнет терпение!

Вполне возможно, что на Симоняна подействовала оплеуха. Он заговорил, и притом довольно быстро, видимо, надеясь все-таки попасть в руки врача.

— Указания мне дает лично Казарян. Он говорит, кого пропустить, не подвергая проверке, сам вывозит изотопы на своей машине. Похищенная продукция сбывается через фирму «Карина», это в Париже…

Симонян закашлялся.

— Куда исчезли курьеры, перевозившие изотопы?

Микаэл посмотрел на Савельева сквозь приоткрытые веки и медленно проговорил:

— Курьеров замочили, их продукцию продали. Деньги Казарян присвоил, но не все. Часть денег пошла на оплату услуг киллеров. Что касается последнего курьера Родионова, то с ним вышла осечка. Его не удалось ликвидировать, киллеров арестовали. А Родионов исчез вместе с грузом.

Симонян открыл глаза, посмотрел на Савельева и Юрина, снова закрыл их.

— Врача… Я слабею с каждой секундой.

— Последний вопрос, — продолжил допрос Савельев. — Казарян имеет отношение к смерти Максимова? Говори быстрее. Это в твоих же интересах.

Симонян отрицательно покачал головой.

— Максимова заказал Доленко, любовник жены директора. Так как же насчет доктора? Я уже все рассказал. Ничего не скрыл. Мне срочно нужен врач…

— Ну, что ж, отлично, Микаэл! Я раздобуду врача. Отвезу тебя прямо сейчас к знакомому доктору.

Савельев попросил Юрина позвонить генералу Павлову и сообщить полученные от Симоняна сведения. Затем повернулся к бандиту.

— Микаэл, я отвезу тебя в институт Склифософского. Там у меня отличный знакомый хирург. Он сделает тебе перевязку и быстро поставит на ноги.

Симонян тупо смотрел на Владимира Сергеевича, раздумывая над его словами. Затем медленно провел рукой по груди и стал осторожно ощупывать себя со всех сторон, отыскивая рану, в существовании которой был абсолютно уверен.

— Насколько я знаю, Микаэл, ты пользу ешься особым доверием Казаряна. Расскажи о подпольном цехе по производству изотопов. Сколько продукции выпускает этот цех? Какие типы изотопов?

Кадык Симоняна судорожно задергался, будто в горле застрял комок.

— Кто тебе сказал о подпольном цехе? Я ничего о нем не знаю.

Микаэл снова стал ощупывать себе живот, постучал кулаком по груди. Лицо его приняло озабоченное выражение, он резко поднялся и сел на полу.

— Что за черт! Куда я ранен? И откуда эта кровь?

У него был такой вид, что Савельев не смог удержаться от смеха.

— Как откуда? Из носа, конечно!

Симонян был совсем озадачен. Посмотрел на него, потом на окровавленную рубашку, затем на Савельева.

— Вот уж не думал, что из носа может вытечь столько крови!

Микаэл, очевидно, уже понял все. Лицо его потемнело, и он неожиданно рванулся в сторону Владимира Сергеевича, пытаясь выхватить пистолет. Пришлось стукнуть его рукояткой по голове. Симонян издал какой-то птичий звук, снова упал на пол, но тут же попытался подняться. Этот человек уже не мог сообщить им ничего нового. Савельев позволил ему сесть, а сам встал на ноги. Этот раунд боя он выиграл.

* * *
Шесть часов. Ранний октябрьский вечер. Воздух свежий и холодный. Казарян оставил машину в гараже и пошел вверх по улице. Сзади его постоянно обгоняли машины. В одном кармане у него была зажигалка, в другом автоматический пистолет «Глок».

Порывы ветра от проезжающих машин обдавали его, вороша волосы… Он взглянул на часы. Будет дома в 18:15, может чуть позже. Квартира у него новая, на одном этаже с квартирой Манукяна. А как же иначе? Ведь в обязанности Рубена входит охрана шефа. Правда сегодня Рубен Манукян не охраняет его. Улетел в Париж по его поручению. Не охраняет Казаряна и Саркисов. Недавно убили. Но ничего. Оружие у него есть. Стреляет он неплохо. Вряд ли кто рискнет напасть на него. Радостно улыбнулся, вспомнив десять миллионов долларов, полученных от продажи осмия-187.

Эти деньги он положил на свой счет в швейцарском банке в Цюрихе. Разве смог бы он заработать такие деньги честным трудом? Никогда.

Подняв голову, увидел идущую ему навстречу красивую брюнетку. Кого-то очень она напоминает. Он решил присмотреться к ней получше… Сняв сумку с плеча, незнакомка на ходу стала что-то искать в ней. Подойдя, обратилась прямо к нему:

— Прикурить не дадите?

Казарян сунул руку в карман куртки и уже протягивал ей зажигалку, когда рука женщины скользнула из сумки, держа пистолет с глушителем. Улица была пустынна. Директор смотрел на красивую незнакомку, пытаясь вспомнить, где же он ее видел, и не заметил опасности. Она быстро подняла оружие к голове Казаряна, будто это было самое что ни на есть обычное дело, и дважды выстрелила в упор, целясь между глаз. Выстрелы были почти не слышны — на улице стоял обычный шум. Из отверстий между глаз хлынула темная кровь, колени подогнулись, и директор стал медленно валиться на тротуар.

Вера Александровна, жена Казаряна, вышла на лоджию покурить. Она старалась не курить в комнате. Станислав не любил этого. Дул холодный ветер, но капли начавшегося дождя сюда не залетали. Вера Александровна поежилась и поплотнее закуталась в накинутый на плечи платок. Облокотившись о перила, она увидела мужа, идущего по улице, прикрыла глаза и затянулась сигаретой. Вдыхая дым, она глянула вниз. Там разворачивалась невероятная сцена. Неизвестно откуда взявшаяся девушка приставила пистолет чуть не к самой голове Казаряна. Выстрелов Вера Александровна не слышала, но увидела, как Станислав Арташесович упал на асфальт.

К моменту, когда тело вытянулось неподвижно, девушки рядом уже не было. Остолбенев, забыв о сигарете, Вера Александровна смотрела, как убийца быстро дошла до машины, стоявшей в десяти метрах от нее, спокойно открыла дверь, села и мгновенно отъехала. Жена Казаряна хотела закричать, но из горла вырвалось какое-то хрипение. Кинувшись в комнату, она вызвала «скорую», потом позвонила в милицию. Сбивчиво, захлебываясь слезами, рассказала о происшедшем.

Субботин прибыл на место убийства спустя полчаса, когда вокруг тела уже собралась кучка людей.

— Пропустите, милиция! — крикнул майор. Убитый лежал навзничь, приоткрыв рот. По-видимому, он умер сразу, и на его лице застыло удивление. Мысль о смерти проникла в его мозг только вместе с пулей, и он не успел к ней привыкнуть.

Глава тринадцатая НАПАДЕНИЕ НА ФУРГОН

Телефонный звонок вырвал генерала Павлова из неприятного полусна, полного не запомнившихся, но беспокойных видений. Время перевалило заполночь, но жена не спала, читала при свете настольной лампы.

Он сонно потянулся, шаря рукой в поисках телефонной трубки. Поднес ее к уху, облокотившись о подушку.

— Да, — голос уже звучал нормально.

Он послушал, глухо спросил:

— Свидетели есть? Видела его жена? Ясно, ясно… Владимир Сергеевич, дай мне время. Завтра обязательно приезжай. Я переговорю с коллегами из МВД и тогда у нас будет полная картина происшедшего. — Он помолчал, слушая ответ невидимого Савельева: — Отлично. Отлично, тебе я полностью доверяю. Потому именно и послал туда. Так жду тебя завтра в два часа дня… Ты прав насчет тесных контактов — это ничего, что сразу тебя не информировали, обстоятельства так сложились. Поосторожней будь, видишь какая опасная там обстановка. Остальные вопросы решим при встрече. Пока.

Он положил трубку, но позу не переменил.

— Из Новообнинска? — спросила жена, не отрываясь от книги.

Он кивнул.

— Ну, ты у меня прямо экстрасенс какой-то, сказал он. — А надо было бы мне иметь такие способности по роду моей службы. Все-таки судьба иногда бывает удивительно несправедлива.

— Бери меня к себе в штат.

— Подумаю.

Перед тем как выключить свет, она положила руку на плечо мужа:

— Пожалел бы ты себя. Совсем не отдыхаешь.

Но генерал уже спал.

* * *
Когда Савельев зашел в кабинет к генералу Павлову, на часах было 14.00.

Полковник поздоровался, ненадолго задержался у окна, а потом устроился в потертом кожаном кресле. Генерал оторвался от бумаг и поглядел на Савельева.

— Что за город этот Новообнинск? Убивают директоров «Центра» одного за другим, как мышей, воруют «красную ртуть», похищают изотопную продукцию стоимостью в десятки миллионов долларов. Кто стоит за всем этим? Что тебе удалось выяснить?

— Докладываю по порядку. Максимов убит женщиной-киллером Брусникиной по заказу Анатолия Доленко, любовника жены Максимова.

— Ясно. Они арестованы?

— Брусникина арестована вчера, идет следствие. Доленко погиб в автокатастрофе.

— Что ты еще раскопал?

— Это насчет убийства Казаряна. Оказывается, он убит из того же пистолета, что и Максимов. Похоже, что и к этому приложила руку Брусникина. Правда, она пока не созналась, но все улики против нее. Ее видела в момент убийства жена Казаряна и при опознании указала на нее.

Больше распространяться на эту тему Савельев не намеревался. Слишком мало собрано данных по делу. Генерал понял, что ему не сказали всего и задал следующий вопрос:

— А кому было нужно устранять Казаряна?

— Трудно сказать. Врагов у него было много.

— А ты не стесняйся, выкладывай! — в голосе Павлова не прозвучало никакого сочувствия.

— Есть сведения, что к хищению «красной ртути» и другой изотопной продукции причастен сам Казарян и внедренные в «Центр» его люди.

— Возможно, его убийство связано с этими хищениями? — спросил Павлов.

Наступило молчание. Потом Савельев сказал:

— Вполне возможно, Константин Александрович. Хотя есть и другие соображения.

— Какие? — на лице генерала выразилось любопытство.

Савельев задержался с ответом — пошарил по карманам в поисках сигареты, достал, закурил.

— Новообнинск входит в сферу интересов криминальной группировки Игоря Волкова. Есть сообщение информатора, что между Казаряном и Волковым недавно возник крупный конфликт. В проходной «Центра» были задержаны две сотрудницы, выносившие с предприятия «красную ртуть».

— Их допрашивали?

— Да. Они признались, что работали на Волкова.

— Ты хочешь сказать, что убийство Казаряна — это результат криминальной разборки?

— Это можно рассматривать как одну из версий.

Павлов поправил на носу очки с толстыми стеклами, спросил:

— Твои предложения?

— Расследование пусть идет своим чередом, а что касается хищений, то надо очистить «Центр» от ставленников Казаряиа, а директором назначить Ковалевского. Это глубоко порядочный человек и профессионал высокого класса.

— Да? — Генерал поднял брови. — Ну ты совсем обнаглел и забыл, что директор «Центра» назначается министром атомной энергии России. Я могу только позвонить Михайлову и высказать свои пожелания. У тебя все?

— Нет. Есть еще новость и очень серьезная…

— Выкладывай.

— Думаю, вам уже докладывали, — бесстрастно начал Савельев, — что в районе «Центра» несколько раз появлялся НЛО. Якобы его экипаж интересуется новейшей технологией производства «красной ртути» и ядерным оружием, разработанным в «Центре». Не исключено, что главной целью появления НЛО является уничтожение самого «Центра».

Савельев помолчал выразительно, потом продолжил:

— Ставлю перед руководством ФСБ вопрос: не следует ли уничтожить этот враждебный НЛО, пока он не уничтожил «Центр»? С моей точки зрения, ситуация нуждается в тщательной оценке.

Генерал снял очки, провел ладонью по темени, как бы приглаживая несуществующие волосы, кашлянул, поерзал в кресле и уставился на Савельева.

— Слушай, Владимир Сергеевич! Ты сам-то сталкивался с этим НЛО?

— Пришлось, Константин Александрович, — Савельев бросил быстрый взгляд на шефа и вновь опустил глаза на свои руки. — Это столкновение закончилось трагически: после этого умерла от лейкемии Новикова Ирина Николаевна, старший научный сотрудник «Центра».

— Мне об этом известно. И о том, что Новикову хотели похитить, и о том, что двое бандитов, проникших в ее квартиру, были превращены в пепел… Скажи, неужели их лучевое оружие такое опасное?

— Очень опасное. Я думаю, что и «Центр высоких технологий» гуманоиды могут превратить в кучку золы. Их угрозу надо воспринимать очень серьезно. Поэтому я настаиваю на скорейшем принятии адекватных мер.

Устремив взгляд в окно, в голубое небо, где исчез НЛО, Павлов сказал:

— Прежде чем принимать меры, надо ясно представить себе, с каким противником имеешь дело. Что такое НЛО? Как ты думаешь?

Савельев пожал плечами.

— Я думаю, что эти НЛО сконструированы по двум принципам: и как физические летательные средства, и как психические устройства, точные свойства которых еще предстоит определить. НЛО представляет собой особый парапсихологический и психический феномен. По моему мнению, только незначительное меньшинство НЛО про исходит из физического мира, подобно нашему. Большая же часть НЛО принадлежит невидимому миру, который сосуществует с нашим и проникает в него. Существа из этого мира могут становиться материальными или исчезать по желанию, будучи представителями другого измерения и другого уровня существования. Я не приемлю материалистических концепций применительно к проблеме НЛО.

Генерал Павлов вздохнул.

— Я немного постарше тебя, Владимир Сергеевич, и поэтому для меня приемлема только материалистическая картина мира. Я уверен, что НЛО, если они и впрямь существуют, — это космические корабли, прибывшие из других миров. Существа, которые ими управляют, идут впереди нас, и, если мы будем вести себя с ними разумно, они многому научат нас… Возьми хотя бы характеристики этих объектов. Характеристики НЛО никак не соответствуют нашим представлениям о двигателях, о подъемной силе. У объекта нет крыльев — таких, как у самолетов, нет сопел, винтов, они бесшумны или почти бесшумны. Все это пока трудно объяснить, но ведь мы далеко еще не все познали в мире…

Савельев промолчал, оставаясь при своем мнении.

Генерал посмотрел на подчиненного и спросил:

— Кстати, насчет этих гуманоидов из НЛО. Какое у тебя впечатление? Ты ведь сталкивался с ними вплотную, видел их. Это живые разумные существа из другого мира или роботы?

Савельев прикрыл глаза, закрыв их ладонями, как бы пытаясь вызвать образы инопланетян.

— Я склонен считать, что экипаж НЛО — это живые существа, способные существовать и в материальном, и в духовном мирах. Полагаю, что они уязвимы для нашего оружия только тогда, когда существуют в видимом материальном мире. Но это только мое мнение.

Павлов встал, брови его сдвинулись.

— Если этот НЛО и гуманоиды принадлежат в основном к области психических явлений и лишь изредка принимают материальный облик, то бороться с ними будет чрезвычайно трудно. Наши обычные материальные средства обороны, даже самые эффективные, окажутся бесполезными. Увидев приближающиеся к ним ракеты, они уничтожат их своим лучевым оружием.

Генерал немного подумал, стараясь привести свои мысли в порядок и неожиданно закончил:

— Об угрозе для «Центра высоких технологий» я доложу руководству страны. Эту опасность надо срочно устранить.

Савельев поднялся, почувствовав, что беседа закончилась.

— Будьте здоровы, Константин Александрович, и спасибо, что уделили мне столько времени.

Савельев медленно дошел до машины, сел за руль и двинулся к дому. Спешить теперь не было смысла, надо хорошенько обдумать, что предпринять дальше.

На следующий день в половине двенадцатого ему позвонил Павлов и сообщил, что новым директором «Центра» будет назначен Ковалевский. Ему дадут указание очистить предприятие от ставленников Казаряна и Волкова.

— Пока что ты продолжаешь работу в «Центре», — добавил генерал. — Будешь помогать Ковалевскому бороться с хищением изотопов. Но главная твоя задача — предотвратить угрозу уничтожения «Центра», исходящую от НЛО. Какие-нибудь идеи есть? — Павлов не ожидал хоть сколько-нибудь вразумительного ответа, вопрос был задан с другой целью: дать понять Савельеву, что к делу следует приступать немедленно.

— Пока никаких, — ответил Савельев. — Думаю, надо посмотреть, какие шаги предпримут эти гуманоиды, и действовать по обстановке.

— Ну, удачи тебе, полковник! Поторопись!

* * *
В восемь вечера фургон из подмосковной воинской части въехал на территорию «Центра» и остановился напротив одного из цехов. Водитель остался за рулем. Из кабины вышли двое мужчин в белых куртках и направились в цех. Они приехали за контейнером, содержащим пятьдесят килограммов «красной ртути». Спустя час они вышли из цеха с большой картонной коробкой, поставили ее на тротуар около фургона. Надпись на коробке гласила: «Холодильник». Потом эти двое открыли задние дверцы и погрузили коробку в фургон. Фургон медленно развернулся и подъехал к главным воротам «Центра». Там его уже ждали шестеро вооруженных солдат в пятнистой форме, стоял грузовик для охраны. Солдаты рассаживались вдоль бортов, лениво обмениваясь шуточками с теми, кто оставался.

Пока начальник охраны «Центра» дотошно осматривал груз, шофер и его напарник забрались в кабину машины.

— Брось ты нервничать, — сказал напарник. — Куда спешить-то?

— Спешить некуда, верно, только чего он там копается, на нервы только действует, — ответил маленький костлявый шофер лет сорока.

— Куда едем сегодня?

— На авиационный завод. Это километров восемьдесят отсюда.

— И зачем только авиации «красная ртуть»? — не унимался напарник.

— Ты разве не знаешь? — водителю захотелось блеснуть своими познаниями. — Если покрыть поверхность боевого самолета тонким слоем «красной ртути», он становится практически невидимым для радаров.

Наконец начальник охраны взмахнул рукой: езжайте, мол, и черный фургон медленно выехал из ворот. Тот же маневр проделала машина с солдатами. Выехали из Новообнин-ска, когда уже стемнело. Фары обеих машин выхватывали из кромешной тьмы стволы больших деревьев, растущих вдоль дороги. Водитель закурил, сигарета повисла на губе.

— Часа за два управимся, как думаешь? — напарнику явно хотелось поболтать. Однако шофер в ответ только кивнул.

— Как твоя киска — ждет тебя сегодня?

У водителя в Москве была жена, а в Видном жила подружка — ее супруг, моряк с речного торгового корабля, больше времени проводил в плавании, чем дома.

Шоферу не хотелось обсуждать эту тему: кому какое дело, ждет его подруга или не ждет. По правде говоря, они на сегодня договорились, если он запоздает, то разбудит ее, не в первый раз.

Но у него есть еще кое-какие планы — поважнее, чем любовь, и до этих планов уж точно никому дела нет. Из-за них он и нервничает, даже напарник что-то заметил. Но тот, решив, что приятель сегодня просто не в духе, почел за лучшее больше его не трогать и погрузился в собственные мысли, отметив только про себя, что едут они нынче быстрее обычного: никогда еще скорость в этих рейсах не превышала сорока километров в час. Охрана двигалась позади, метрах в семидесяти.

Солдаты сидели вдоль бортов и травили шутки да приколы. У каждого автомат через плечо, курок на предохранителе. Обычный рейс, скука, выдумка начальства.

А про себя думали кто о чем — о бабах, о выпивке, о том, что хорошо бы лечь поспать. То и дело на поворотах черный фургон скрывался на несколько мгновений из виду, но тут же снова появлялся в желтом свете фар. Было тепло, одновременный шум двух моторов перекрывал все ночные звуки.

В одном месте шоссе круто взбиралось вверх — примерно в двух километрах от развилки, где вливалось в другое, более оживленное. На подъеме крутой поворот — вот здесь фургон очередной раз скрылся из глаз, а водитель второй машины вдруг почувствовал сильный толчок и едва не выпустил руль: машину тряхнуло, она осела на левый бок, послышался громкий хор проклятий и грязных шуток. Водитель посигналил едущим впереди, но ответа не последовало.

— Можете ржать сколько хотите, — крикнул он солдатам, — а колесо придется менять!

Он спрыгнул на дорогу и закричал от боли, наступив на металлическую звезду с острыми краями, их тут были сотни, вся дорога усыпана. Проколотыми оказались две покрышки.

— Вызывай по радио фургон, — крикнул водитель сержанту. — Сообщи о нашей задержке. Пусть подождут!

Сержант взялся было за передатчик, но тот глухо молчал.

Тогда вместе с солдатами он попытался выровнять машину — ничего из этого не вышло, и он приказал всем отойти на обочину. Вот тут-то и взорвались две ручные гранаты со слезоточивым газом: брошенные кем-то из-за кустов, они легли как раз там, где кучкой стояли солдаты.

Ребята кинулись врассыпную прочь от машины. Некоторые бросились бежать. Сержант, кашляя и задыхаясь, пытался криком вернуть их. В суматохе без труда скрылись те двое, посеявшие панику, — они свое дело сделали. Понадобилось целых двадцать минут для того, чтобы солдаты собрались на шоссе, пришли в себя, убрали с дороги колючие звезды и сменили колеса. Дали пару очередей по кустам, но без особого результата.

А ушедший вперед фургон, обогнав свою охрану, тоже вскоре остановился: фары осветили гигантский завал, перегородивший узкую дорогу. Водитель заглушил двигатель — он сохранял полное спокойствие.

— Это что такое? — ахнул напарник. — Где наша охрана?

— Застряла где-то, — водитель, наклонясь к стеклу, пытался рассмотреть что-то впереди. — Похоже, это нарочно нам подстроили…

— Вызывай охрану, скорее!

Но передатчик не действовал. И тут в свете фар выросли фигуры бандитов, их лица были скрыты масками — лишь глаза сверкали в прорезях. Стволы автоматов зловеще уперлись в дверь кабины.

— Вылезай, руки вверх! Поживее!

— Быстро выходим, — заторопился водитель. — А то пристрелят.

Из кабины они выскочили по разные стороны, и тут же из-за деревьев появились еще какие-то люди, тоже вооруженные. Приятелям мгновенно скрутили руки, столкнули на обочину, велели лечь лицом на землю и связали ноги. Залепили рты пластырем и оттащили на несколько метров, в заросли кустов лесополосы. Картонную коробку, где находился контейнер с «красной ртутью», бандиты перенесли в свой пикап, укрытый тут же под деревьями, — это заняло считанные минуты. Не теряя времени пикап — в его кабине находились двое, — выехал на шоссе и на предельной скорости понесся в Москву, а через час уже затерялся в лабиринте улиц и переулков многомиллионного города.

* * *
О нападении на фургон и похищении пятидесяти килограммов «красной ртути» Савельев узнал только в половине седьмого утра. Он позвонил генералу Павлову и доложил о событии все, что ему было известно. Пока служебная машина генерала пробиралась с мигалкой из пригорода в центр сквозь обычную утреннюю толчею на улицах, он обдумывал план действий, который поможет ФСБ достойно выйти из этого щекотливого дела.

Но когда машина подъехала к зданию на Лубянке, Павлов уже решил, как ему следует поступить. Войдя в кабинет директора ФСБ Путилина, генерал сообщил о случившемся в самых общих чертах, проявив большую осторожность.

Павлов объяснил и перечислил все меры, принятые им на свой страх и риск.

— Надо поставить в известность контрразведку, — подытожил беседу Путилин. — Это я сделаю сам.

— Ясно.

— И подключить ваших сотрудников.

— Уже сделано.

— Я проинформирую министра обороны о случившемся.

— Министру это — ох, не понравится! — заметил Павлов.

— Да, это самый важный момент во всем этом паршивом деле. И ещё… Прежде всего, конечно, следует подумать, как вернуть похищенное, но и секретность в этом деле тоже важна. Поэтому причастных лиц следует изолировать и допросить.

— Вас понял. Постараюсь сделать все возможное.

* * *
Майор Юрин и два его помощника расположились в двух комнатах здания ФСБ в Новообнинске. Весь день напролет они допрашивали тех, кто имел хоть какое-то отношение к событиям, связанным с похищением «красной ртути». Часами они беседовали с каждым из солдат, сопровождавших груз во второй машине, задавали бесчисленное множество вопросов руководству «Центра» и персоналу, связанному с перевозкой «красной ртути».

Юрин лично занимался двумя — водителем фургона и его напарником. Водитель, Илья Михайлович Кузьмин, вызывал особый интерес Юрина.

— Вот, например, Кузьмин — он что, по-твоему, никакого отношения к случившемуся не имеет? — спросил он напарника.

Борис Зайцев, хитроватый напарник Кузьмина — ему было не больше двадцати — сделал вид, будто вопроса не понял:

— Это вы о чем?

— Вроде уже целый год вместе работаете…

— Ну и что?

— Ты дурачком-то не прикидывайся. Хорошо друг друга знаете, правильно?

— Ну.

— Он женат?

— Женат.

— А подружка у него есть?

— Есть. Живет в Видном под Москвой. Он на ней чуть не помешался. Нормальные деньги тратит на нее. Типа балует ее.

— Откуда знаешь?

— Да он мне столько раз показывал, что ей купил.

— И что, дорогие вещи?

— Все самое лучшее. Во дурак — тратится на шлюху.

— Откуда тебе известно, что она шлюха?

— Все так говорят.

— Ну ладно. Вернемся к той поездке. В тот день ты ничего за ним странного не заметил? Не спеши с ответом, подумай.

Но малый думать не привык, выпалил сразу:

— Ничего странного, был совершенно нормальный. Спокойный.

— А перед тем, как на вас напали, — тоже спокойный?

— Я бы так не сказал.

— Объясни-ка поподробней.

— Ну, обычно он в бутылку не лезет. А тут перед поездкой приключилась задержка, и он прямо взбесился. Потом гнал машину во всю мочь. Как будто куда опаздывал. Я сказал, куда нам спешить-то, так он меня послал подальше.

— Может, к даме своей торопился?

— Может быть…

— А когда бандиты напали на вас — как он себя вел?

— А ты слышал, как машина охраны вам сигналила, чтобы остановились?

— Слышал.

— Ну и что?

— Я ему говорю: вроде нам сзади сигналят. А он: у тебя в ушах звенит. И ручку приемника как крутанет, чтоб музыка была погромче.

— А ты чего не настоял на своем?

— А мне что, больше всех надо? Он же главный, не я. — Я одно знаю — меня эти ублюдки избили, а его и пальцем не тронули.

— Может, еще что припомнишь? Тебе не кажется, что он все заранее знал, а? Похоже ведь?

— Да еще как похоже! Мы же каждый раз в разное время выезжаем. Как это им удалось все так рассчитать — и время, и место? Уж насчет числа, на которое рейс был назначен, я и не говорю.

— Все верно, — согласился Юрин. — Пока мы тебя задержим. Может, еще вопросы возникнут.

После его ухода Юрин вызвал одного из помощников.

— Водителя проверил? Есть на него что-нибудь?

— Проверил. По оперативным данным Кузьмин связан с преступной группировкой Волкова, не напрямую, но связан. Волков помог Кузьмину откупиться от тюрьмы, куда он должен был загреметь. Кузьмин был замешан в ограблении квартиры, но от тюрьмы отвертелся — улик не хватило.

— Это интересно. Появилась серьезная версия. Давай-ка его сюда.

Привели шофера — он лениво развалился на стуле и со скучающим видом приготовился отвечать на вопросы. Его внешность и манеры вполне соответствовали тому представлению, которое сложилось у Юрина.

— Вы вели себя во время нападения на фургон весьма подозрительно, — начал он допрос.

Ответа не последовало. Юрин усилил давление и сразу перешел на «ты».

— Ты же слышал, как конвой вам сигналил. Почему не остановился?

— Ничего я не слышал.

— А напарник слышал и тебе сказал.

— Мало ли чего он вам наплетёт!

— Ты продолжаешь утверждать, будто не знал, что конвой отстал?

— Я ведь уже сказал.

— Та женщина в Видном, которой ты подарки делаешь, это твоя любовница?

— Ну и что? Это разве запрещено?

— Говорят, ты на нее много тратишь.

— Ну и что?

— Откуда у тебя такие деньги?

— Вы зарабатываете? Вот и я тоже.

— Знакомо тебе такое имя — Игорь Волков?

— Никогда не слыхал.

— А куда это ты так спешил с грузом «красной ртути»?

— Никуда не спешил. Ехал, как обычно. Мы, дальнобойщики, привыкли времени не терять.

— А говорят, ехал быстрее, чем всегда, — продолжал Юрин.

— Да пошли они — те, кто говорит…

— До тебя, видно, еще не дошло, — произнес Юрин со вздохом, — что дело оборачивается скверно. Милиция давно взяла тебя на заметку, за тобой и так много грехов, — а тут такое серьезное преступление. И ты единственный, на кого падает подозрение. Так что предупреждаю — ты задержан, допрос будет продолжаться до тех пор, пока я не буду знать всей правды. Или в тюрьму тебя отправим и обвинение будет очень и очень серьезным, потянет лет на десять. Лично я, — добавил Юрин, — поразмыслив, в твою непричастность не верю, хоть ты меня убей.

— Да в чем я виноват-то?

— А это уж мы разберемся. Во всяком случае тот, кто сообщил бандитам, в какое время и по какой дороге планируется перевезти «красную ртуть», сядет надолго. А ведь он не только это сделал — если покопаться в этом деле, там еще кой-чего наберется.

— Что наберется?

— Ты хоть знаешь, что это стратегический товар, который используется для производства ядерного оружия новейшего типа?

— Откуда мне знать? — всполошился Кузьмин.

— Вот и я говорю: ты нанес колоссальный ущерб нашей обороне. За это срок, как минимум, удвоят.

Кузьмин побледнел.

— Сколько меня здесь будут держать?

— Зависит от тебя самого. Так же, как и наказание, которое ты получишь. Поможешь нам — я похлопочу, чтобы приговор тебе смягчили. Меня послушают, будь уверен.

— Я никому не верю, ни одному менту.

— Ты имеешь дело с ФСБ. Это совсем другая контора, приятель, и никакой Волков тебя отсюда не вытащит. Сколько нам надо, столько тебя и продержим. И Волкова заодно посадим, чтобы тебе не было скучно.

— Не имеете права, — запротестовал Кузьмин.

— Очень даже имею — ты попал в скверную историю, подумай-ка над этим хорошенько. Когда до чего-нибудь додумаешься, продолжим нашу приятную беседу.

Подружка Кузьмина, которую Юрин успел нарисовать в своем воображении, оказалась совсем другой: не яркая крашеная блондинка, как ему почему-то представлялось, и вела себя отнюдь не вызывающе.

— Муж меня теперь убьет, — только это она и твердила как заклинание. И при этом плакала навзрыд. Была она совсем не хороша собой — непонятно, что нашел в ней этот крепкий молодой шофер.

«Никогда я не научусь разбираться в женщинах и вообще во всем этом», — подумал Юрин, а вслух произнес:

— Прошу вас, Валентина Ивановна, успокойтесь и возьмите себя в руки. Совершенно не обязательно впутывать в это дело вашего супруга.

— Какое дело? Я же ничего не знаю — меня забрали, привезли сюда — и все!

— Ваш приятель, Кузьмин Илья Михайлович, попал в неприятную историю, мне надо вас кое о чем спросить.

— А где он сам?

— У нас. Если вы желаете ему добра, советую отвечать на мои вопросы правдиво и подробно.

— Мне нечего скрывать.

— Вот и отлично, — он предложил ей сигарету, но она не взяла. — Расскажите Валентина Ивановна, давно ли вы знакомы с Кузьминым?

— Года два.

— Он ведь ваш любовник, верно?

Она кивнула.

— Он добрый, щедрый, как вы считаете?

Женщина снова кивнула.

— А вас не удивляло, что простой водитель может делать вам дорогие подарки, — у него семья, дети, он содержит их…

— Илья прилично зарабатывает — сверх урочные, доплата за вредную работу, всякое такое.

— Что это за вредная работа?

— А как же? Он ведь перевозит радиоактивные материалы.

— Как вы думаете — в его планы входило то, что вы будете жить вместе?

Впервые на заплаканном лице женщины появилось некое подобие улыбки:

— Да. Он обещал, что как только заработает побольше, мы уедем отсюда. Исчезнем вместе, убежим. — Она помедлила и добавила, как бы стараясь оправдать себя и своего любовника: — Мой муж — грубая скотина.

— А как Кузьмин собирайся достать деньги?

— Вчера мы договорились встретиться, он хотел мне все объяснить. И не пришел. А все уже почти готово — через месяц мы думали уехать.

— Сколько ему удалось собрать денег, не знаете?

— Не знаю. Я не спрашивала, он ведь очень скрытный.

— Спасибо, Валентина Ивановна, это пока все. Вас отвезут домой.

Вскоре после ее ухода Юрину позвонили из Москвы.

— Нам повезло, Олег Владимирович! — возбужденно прокричал молодой сотрудник. — Вот это повезло, а?

— Да ладно тебе с твоими восторгами. Говори только самую суть.

— Мы следили за братом Кузьмина Кириллом, который занимается бизнесом около станции метро «Выхино» — скупает золото, драгоценности и иконы. Вчера к нему в машину подсел один тип. Вроде бы надумал купить иконы. Они сидели рядом и разглядывали товар. В этом типе мы опознали Мартынова. Это второй человек в банде Волкова. Я еще подумал, не надо ли за ним последить, но…

— Сколько я учил тебя излагать самую суть, а ты все отвлекаешься, — рявкнул Юрин. — На черта мне твои раздумья, дело говори.

— Извините, Олег Владимирович. Этот Мартынов после разговора передал Кириллу спортивную сумку, взял у него две иконы, пересел в свою машину и уехал.

— Что дальше?

— Мы подошли к Кириллу и задержали его за продажу икон. Разрешения на такую деятельность у него разумеется не было.

— Отлично. Сумку изъяли?

— Да.

— Что в ней было?

В трубке помолчали, потом сотрудник ФСБ сказал задумчиво:

— Не знаю, может иконы были написаны самим Рублевым… А может, и нет. К экспертам надо обратиться…

— Говори скорее, не тяни, у меня и так дел полно, у тебя вроде тоже…

— В сумке мы обнаружили триста тысяч долларов. Согласитесь, что тут что-то есть. За просто так ведь не подарят такую сумму, а?

— Ты прав. Скорее всего это плата за ту услугу, которую Илья Кузьмин оказал Волкову. А что говорит Кирилл?

— Говорит, что продал Мартынову две редкие иконы конца семнадцатого века. Деньги в сумке — это плата за проданные иконы.

— Спрячь сумку с валютой в свой сейф, опечатай его и запри. Я вернусь в Москву сегодня вечером. Ты меня дождись, домой не уходи. Ладно?

* * *
Положив трубку, Юрин немедленно послал своих людей за водителем фургона.

— Только что мне позвонили из Москвы, — сообщил он арестованному. — Обнаружились новые факты, и все они — не в твою пользу. — Он уставился на шофера, прикидывая в уме, как лучше добиться у него признаний. С водителя всю его самоуверенность как рукой сняло, он внутренне заметался, и это было заметно.

— Мы тут побеседовали с твоим братом Кириллом, — продолжал Юрин, наблюдая за выражением лица шофера, однако пытался выглядеть при этом благожелательным. — Так вот, Кирилл нам все рассказал. И насчет тебя и насчет полученной от Мартынова суммы в триста тысяч баксов.

— Вот тварь, а!

— Должен признаться, он не сам рассказал, а его заставили. Мы умеем. Прижали малость, вот он и раскололся. Стало быть, у тебя с Волковым была кое-какая договоренность, так?

Кузьмин не отвечал, лицо его подергивалось и отражало попеременно то страх, то злобу. «Страху больше, это хорошо», — подумал Юрин, не отрывая от него глаз.

— Предлагаю тебе сделку и очень советую согласиться, — сказал он наконец..

— Какую еще сделку?

— Ты выкладываешь всю правду, а я позабочусь, чтобы тебе смягчили наказание — вот что называю сделкой.

— А если я не соглашусь?

— Позабочусь, чтобы тебе дали максимальный срок. Хорошо позабочусь — даже если судья проявит снисходительность, мы предъявим суду такие улики, что тебе дадут на всю катушку. Тобой занимается ФСБ, уясни это как следует.

— Сволочи вы все!

— Ты расстроен, я понимаю. Может тебе станет легче, если я скажу: Кирилл тоже свое получит, не сомневайся.

Последнее замечание подействовало.

— Мне заплатили триста тысяч баксов за то, чтобы я назвал время и маршрут и чтобы закрыл глаза на все остальное.

— Тебе известно, где Волков спрятал украденный груз?

— Откуда мне знать? Вы думаете, Волков скажет простому водиле, где он прячет товар на пятнадцать миллионов баксов?

— Конечно не скажет, — поддержал его Юрин. — Я отлично это понимаю. Но может ты случайно слышал? Вот что я тебе скажу: мне надо найти украденную ртуть и поймать Волкова. Поможешь мне, я сделаю так, что бы тебя осудили условно. Скажу на суде, что маршрут перевозки, дату и время сообщил Волкову начальник караула Григорянц. А ты вроде ни в чем не виноват. Это сделать проще простого. Григорянц, судя по всему, мертв и возражать не станет. Не поможешь — получишь на всю катушку, а это тянет лет на двадцать. Так что выбирай.

Интуитивно Кузьмин чувствовал, что Юрин выполнит свое обещание. А он верил в свою интуицию, особенно когда дело касалось его срока пребывания на нарах. И после недолгого раздумья он решился.

— Думаю, «красную ртуть» Волков спрятал в Люберцах у своей сестры Аллы.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что Волков как-то обмолвился, что уже прятал у нее оружие, наркотики, валюту. Только ей он и доверяет.

— Где живет его сестра?

— Октябрьский проспект, 296. Пятиэтажный дом из серого кирпича. Квартира на втором этаже, номера не помню.

— Где работает Алла?

— В редакции местной газеты.

Это было похоже на правду.

— Кому Волков собирался продать «красную ртуть»?

— Не знаю. Правда не знаю.

— В твоих интересах, чтобы мы побыстрее арестовали Волкова. Где он скрывается?

— Понятия не имею. Слышал случайно, что он планирует убрать банкира Дубинского.

— За что?

— Дубинский отказал ему в кредите.

— Зачем Волкову был нужен кредит?

— Игорь хотел купить партию оружия и выгодно перепродать.

— Это очень интересно. У кого Волков хотел купить оружие?

— Не знаю. Слышал только, что какой-то офицер предложил купить, прямо с оружейного склада.

— Фамилию офицера хоть знаешь? Его звание? Какая воинская часть?

— Этого ничего не знаю.

* * *
— Когда он планирует убрать банкира? Где это произойдет?

— Завтра. Поздно вечером, когда Дубинский приедет из банка. Ждать его будут около дома, где он живет. Это на Варшавском шоссе, дом напротив еврейского театра.

— Ну ладно. Все это напишешь и подпись свою не забудь, — велел Юрин. — Эта бумага останется у меня на случай, если снова вздумаешь вилять и морочить людям голову. Будешь вести себя как следует — помогу, как обещал. А пока придется тебе еще посидеть.

— Здравствуйте. Вы Волкова? — спросил Юрин без предисловий.

Глаза ее задумчиво остановились на майоре. На смуглой шее женщины дрогнула жилка.

— Да, а что?

— Майор Юрин. Федеральная служба безопасности, — тихо произнес Олег Владимирович, ткнув ей под нос удостоверение и сунув его в карман.

Она вздрогнула и заметно побледнела.

— Я веду дело вашего брата. Он обвиняется в вооруженном нападении и похищении груза «красной ртути».

Волкова посмотрела на него так, словно это ее саму обвиняли в этих преступлениях.

— Вы не будете возражать, если я сяду? — спросил Юрин.

— Садитесь.

— Чем занимается ваш брат?

— Он бизнесмен.

— Какого рода бизнесом он занимается?

— Спросите у него. Я в дела брата не лезу.

— А оружием он не торгует?

— Нет. Что вы? Оружие его не интересует.

— Вы в этом уверены?

— Глаза Волковой стали ледяными. Она в упор смотрела на Юрина, словно желая проникнуть в его мысли.

— Да.

— У меня другие сведения. Есть данные, что вы помогаете ему. Поэтому я хочу осмотреть вашу квартиру. Может в ней устроен склад оружия, может храниться похищенная «красная ртуть». У меня есть ордер на обыск. Так что вам придется пойти со мной и показать квартиру. Тут ведь недалеко? — заметил Юрин с иронией.

Она посмотрела на него с откровенной ненавистью.

— А как же работа? Может быть, вы осмотрите квартиру после окончания рабочего дня?

— Не беспокойтесь. Ваш уход с работы я улажу с главным редактором.

Волкова поняла, что спорить бесполезно, и повиновалась. Взяла куртку с вешалки и недружелюбно бросила:

— У меня полно срочной работы. Так что давайте быстро сходим туда и обратно.

Они вышли из редакции и оказались на улице. Заждавшийся у подъезда Савельев молча кивнул Волковой и присоединился к ним. Пройдя минут двадцать, они оказались около старого дома постройки пятидесятых годов. После двух лестничных маршей они остановились у деревянной двери.

— Откройте, — приказал Юрин.

Волкова достала ключ и открыла дверь, прорезав дыру во тьме.

— Идите первой, — нервно добавил он.

— Извините, сейчас включу свет.

Юрину очень не нравилась эта хитрая дама, строящая из себя невинную жертву. Вспыхнула люстра. Прихожая как прихожая. В этой просторной и полупустой квартире все двери были открыты. Внимание Савельева привлекли три больших темно-коричневых чемодана, стоявшие в прихожей.

— Ваши? — мрачно спросил Савельев, осматриваясь. Люстра светила ярко и ее свет слепил глаза. Ответа он не услышал.

— Ваши ли это чемоданы? — повторил Савельев, не меняя интонации.

— Нет. Не мои. Приехали земляки из Грозного и временно оставили. Пока не устроятся.

— Что внутри?

— Не знаю. Это не мое. Я никогда не роюсь в чужих чемоданах. Вас ведь интересует квартира, а не чемоданы моих знакомых. Проходите, осматривайте комнаты.

— Погодите-погодите. Чемоданы, вернее их содержимое, тоже представляет для меня интерес. Откройте их, пожалуйста.

— У меня нет от них ключей.

— Олег, — обратился к Юрину Савельев, — проверь, что в них находится.

Юрин внимательно осмотрел чемоданы, а потом перочинным ножом открыл замок первого из них. Права на это Савельев не имел, но в тот момент ему, естественно, было не до юридических тонкостей. Содержимое чемодана поразило их: в нем были пачки денег — и доллары и наши купюры, потрепанные, перевязанные бечевкой. После проверки там оказалось на несколько миллионов «деревянных» и около двух миллионов «зеленых».

— Господи! Вот это да… — пробормотал Юрин, тряхнув головой. — За всю жизнь мне столько не заработать. Но это не «красная ртуть».

— Вскрывай следующий, — приказал Савельев.

Волкова смотрела на них с нескрываемой злобой. Будь ее воля — она прошила бы их очередью из автомата. Второй чемодан тоже преподнес сюрприз. Из него они извлекли с десяток гранат Ф-1 и большое количество взрывателей к ним. А еще там лежало несколько радиоуправляемых взрывных устройств, ящичек, полный детонаторов, а рядом — несколько килограммов пластита и моток бикфордова шнура…

Безмозглые идиоты, считающие себя террористами! Нечаянный толчок, и все взлетит на воздух. Тот, кто кладет рядом детонаторы и взрывчатку, не больно смыслит в этом деле.

Третий чемодан был самым тяжелым. И неспроста. В нем лежало четыре тщательно смазанных автомата и магазины с патронами. Иностранные штучки, короткие — их легко спрятать под одеждой и быстро выхватить при перестрелке. «Регистрационные номера спилены», — отметил Савельев про себя. Он был поражен. Короткие, весом всего три с половиной килограмма, прекрасно приспособленные для ближнего боя. Тот, кто их приобрел, вел очень серьезную игру. Восемь превосходных пистолетов ТТ дополнили этот арсенал. В углу прихожей Савельев заметил большую картонную коробку с надписью «Холодильник».

— Что у вас в коробке, Алла Петровна?

— Холодильник. Вы разве не видите?

— Олег, вскрой коробку! Посмотри, какой марки холодильник.

Юрин с предельной осторожностью открыл коробку. Внутри оказался контейнер с «красной ртутью». Савельев взглянул на женщину. Она сидела молча, застыв, как изваяние.

— Вы арестованы, Алла Петровна, за незаконное хранение оружия и взрывчатых веществ, а также за укрывательство краденой ртути. Вам придется пойти с нами.

* * *
— Докладывает полковник Савельев. Мы находимся у дома Дубинского на Варшавском шоссе. Похоже, Кузьмин не врал. Здесь организована засада. Обнаружен автомобиль «Ниссан», принадлежащий Волкову. Прошу выслать группу захвата.

— Будет через десять минут. Ждите. Руководить операцией будет пока Савельев, — басит по рации голос генерала Павлова. — Ты там смотри… поосторожней… Не наломай дров, — выдавливает он с тревогой.

Савельев взглянул на часы и увидел, что уже около полуночи. Юрин рядом с ним проверял свое оружие и временами слушал рацию. Прошло десять минут. Они оставили машину и пошли по тротуару вдоль дома. «Ниссан» был припаркован около подземного перехода, светлый на фоне ночи. В нем сидели по крайней мере двое. Внутри автомобиля было темно, но уличные фонари, к счастью, светили ярко. Савельев дал последние указания:

— Подходим с обеих сторон. Я распахиваю дверцы и хватаю ключи зажигания. Ты прикрываешь меня сзади. Стреляй только если начнут они.

Юрин серьезно кивнул.

— Имей в виду, их двое, — сказал он.

— Вижу. Спокойно, без шума!

Пошатываясь, словно двое продрогших алкашей, они подошли к машине. Там сидели молодые парни, с короткими черными волосами, в куртках.

— А если дверь заперта? — пробормотал Олег в последний момент.

Вместо ответа Савельев схватился за ручку и рванул ее на себя. Дверь не была заперта. Полковник нырнул в темноту, где две тени метнулись и попытались выскочить из машины.

— Внимание! Федеральная служба безопасности! — крикнул Олег, выхватывая свое оружие. Ствол пистолета смотрел теперь прямо на них. — Ребята, без шума! Выходите! Руки на крышу! Ноги шире! Еще шире!

Савельев вынул ключи зажигания и взял наручники. Надел их на первого парня, лет двадцати пяти, худощавого, с родинкой под глазом. Юрин передал ему еще пару наручников, и Савельев надел их на второго — типа лет тридцати пяти, низкорослого и коренастого, с грязными волосами и небольшой бородой. Совершенно точно, он видел его не в первый раз.

— Ты мне уже попадался, так ведь? — ехидно спросил Савельев и мгновенно замолк.

Стоявшая у тротуара метрах в ста от них машина внезапно сорвалась с места, сильно скрежеща колесами. Резкий свет фар слепяще блеснул в ночной тьме.

— Не двигаться! — успел крикнуть Савельев двум задержанным. И тут началось настоящее представление.

Савельев прыгнул за «Ниссан», а Олег мгновенно развернулся лицом к машине, которая неслась прямо на них, и навел пистолет. Широко расставив ноги, он, казалось, действовал как на полигоне, а не во время схватки с настоящими преступниками.

— Стоять, суки! — заорал Савельев, выхватывая свое табельное оружие.

Как же, так они и послушались… Заработал пистолет Юрина. Две или три пули попали в лобовое стекло синей «девятки» и разнесли его на куски. Погибли, наверное, все. На полной скорости «девятка» врезалась в припаркованную около тротуара машину. Минуту длилась полная тишина, нарушаемая только капающей из простреленного радиатора водой, потом раздался выстрел. Дверца «девятки» распахнулась, и бесформенная тень выскочила из машины с автоматом в руках. Смертоносная, прицельная, адская очередь обрушилась на них раньше, чем они успели осознать, что происходит.

Савельев бросился на землю. И как раз вовремя. Услышал, как пули просвистели над его головой. Очередью продырявило «Ниссан», он превратился в настоящее решето, все стекла повылетали.

— Олег, ложись! На землю! — закричал Савельев.

Юрин, не обращая внимания на шквальный огонь, сделал еще два прицельных выстрела. Затем он перекатился за «Ниссан». Савельев лежал, стараясь как можно плотнее вжаться в тротуар, — ждал. А что еще оставалось делать? Он был у бандита, как на ладони: шевельнись — и точка. Ждал он одного, когда у этого бандита кончатся патроны, и он начнет менять магазин. И дождался. Пауза в гулкой трескотне очередей хлестнула его будто кнутом. Савельев рывком выкатился на середину тротуара и начал стрелять из своего «Макарова», старясь достать автоматчика. И тут завыли сирены…

Машины группы захвата затормозили со страшным грохотом и блокировали участок шоссе, прилегающий к дому. Из-под арки дома на шоссе вырвался мотоцикл и наполнил треском наступившую тишину. Мотоциклист в черном объехал разбитую «девятку» и оказался около бандита с автоматом. Послышались последние выстрелы, потом человек с автоматом взлетел на заднее сиденье… Но в дело вступили оперативники из группы захвата. Они выпрыгнули из машины с автоматами в руках. Их автоматы заработали одновременно. Пули оперативников накрыли мотоцикл, вздыбили его и на полном ходу повалили на бок. Водитель, охваченный пламенем, рухнул на землю с седла. Но второй задал им работу. Он спрыгнул, как только мотоцикл повалился, и начал кататься по земле и отстреливаться. Но стрелял он не в оперативников — сначала выстрелил в случайного человека, перебегавшего шоссе, второй очередью он прошил женщину, которую глупое любопытство выгнало из дому. Она согнулась и рухнула на тротуар.

— Подонок проклятый! — выругался Савельев.

От полыхающего мотоцикла и фонарей на улице стало светло как днем и отчетливо была видна фигура бандита на коленях, скрюченная, с автоматом в руках.

— Сдавайся, ты окружен! — послышался голос Юрина. — Брось оружие и подними руки!

Машины группы захвата включили фары, и снопы света, как прожектора, высветили бандита. Савельев узнал Волкова.

Послышалась короткая, яростная очередь, но она была направлена не в оперативников. Савельев ясно увидел, как бандит, сжав зубы, склонился над автоматом и нажал спуск. Тело его обмякло, голова разлетелась в клочья, оружие покатилось по земле, выпав из бессильных рук. Вокруг убитого образовалась лужа крови.

Оперативники опустили автоматы и подбежали к лежавшему на асфальте бандиту. Владимир Сергеевич не стал смотреть на это изрешеченное пулями тело. Послал Юрина с двумя оперативниками проверить двор, подъезд дома и лестничные пролеты: не остался ли кто из этой банды. А сам направился к своей машине сообщить шефу о благополучном исходе операции и ликвидации банды Волкова. На душе у него было тяжело. Неужели так всегда и будет: люди способны только ненавидеть, убивать и запугивать себе подобных?

Глава четырнадцатая НЕОБЫЧНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Ковалевскому снилось, будто звонит телефон. Два раза он перевернулся с боку на бок, чтобы избавиться от надоедливых звонков, потом разлепил веки. Это и в самом деле был телефон. Часы показывали половину восьмого. Еще не очнувшись от сна, он встал, чтобы снять трубку. Голос был незнакомый.

— Это квартира Ковалевского?

— Да.

Ковалевский ощутил смутное беспокойство. Он никакие мог удобно устроиться в кресле.

— Владимир Дмитриевич?

— Именно.

Он продолжал ощущать растущее беспокойство.

— С вами говорит старший следователь по особо важным делам Дадацкий Игорь Михайлович.

— Я слушаю, Игорь Михайлович.

— Не могли бы вы приехать?.. Запишите адрес.

Механически записав адрес, посредством своего шестого чувства он вдруг понял, что случилось нечто ужасное.

— А в чем дело?

— Случилось несчастье.

— Несчастье?

— Да… Самолет, в котором летели ваша жена и сын, потерпел катастрофу. Все, кто был на борту, погибли…

— Нет! Да вы что!

Он выронил трубку, сердце сжалось от горя.

Образы смерти наполнили мысли. Во всю силу заработало воображение. Словно наяву, Ковалевский видел, как плотные клубы дыма заволокли весь салон авиалайнера. В черном тумане зазмеились язычки пламени. Ковалевский различил Ольгу, прижимающую к себе Павлика, и услышал, как она кричит ему на ухо: «Не бойся, мой мальчик, я с тобой, я люблю тебя!»

Воображение продолжало разворачивать картину катастрофы. Он сжался в комок, его глаза были закрыты. Из маленькой и счастливой семьи Владимир Дмитриевич был единственным, кто остался в живых.

Внезапно воображение прекратило свою работу, словно споткнулось обо что-то. Ковалевский вздрогнул и, открыв глаза, слабо удивился, что он все еще не умер. Но и живым назвать его тоже было нельзя. Он застрял где-то посередине, на половине пути из одного мира в другой. Чувство вины за то, что он не погиб вместе с ними, охватило его, хотя Ковалевский прекрасно сознавал, что не виноват в их гибели.

Неистовые волны отчаяния нахлынули, захлестнули сознание, унося в черную бездну последние обрывки мыслей.

* * *
Кладбище Новообнинска располагалось на возвышенном месте в березовой роще. Это был своего рода Новообнинск мертвых, разделенный на кварталы прихотливо изгибающимися дорожками. Здесь покоились бок о бок известные ученые и простые рабочие, крупные чиновники и уборщицы, которых смерть уравняла в правах.

Когда, после расследования обстоятельств катастрофы и тщательной переписи всех органических и неорганических фрагментов, найденных на месте крушения, Ковалевский наконец получил останки Ольги и Павлика, он был немало удивлен тем, что запаянные цинковые гробы оказались очень небольшими. Фактически оба гробика казались детскими, во всяком случае по размерам, но он принял их так, словно это были раки с мощами святых.

Многие предпочитают хоронить своих родственников в нишах колумбария, другие, решив предать земле самое дорогое, ограничиваются установкой мраморных надгробий или православных крестов.

Ковалевский похоронил Ольгу и Павлика на склоне небольшого холма, поросшего молодыми березками. Установил надгробия из белого мрамора. Он был уверен, что его любимые предпочли бы именно такое окружение, где были слышны песни ветра и шепот листьев над головой.

* * *
Прошло три месяца. Ковалевский припарковал свой БМВ на специальной площадке, заглушил двигатель, выбрался наружу. Некоторое время постоял, собираясь с силами, потом не спеша двинулся по тропинке. Несмотря на то, что со дня гибели Ольги и Павлика прошло довольно много времени, боль не притупилась, и каждый визит на кладбище давался ему огромным усилием, как будто он ехал взглянуть не на ухоженные могилы, а на обгоревшие останки, разложенные в морге на холодных стальных столах.

Умом Владимир Дмитриевич понимал, что тот, кто умер, — умер навсегда и поправить здесь ничего нельзя, однако подсознательно он продолжал верить, что рано или поздно снова встретится с женой и сыном. Иногда ему казалось, что его жена и сын вот-вот войдут в спальню или их голоса зазвучат в трубке неожиданно зазвонившего телефона. Сидя за рулем машины, Владимир Дмитриевич вдруг начинал чувствовать присутствие Ольги и Павлика на заднем сиденье, но, когда он оборачивался назад и видел там только пустоту, разочарование оказывалось вдвое горше. Порой он замечал их на оживленной улице. На детской площадке. На аллее парка. И всегда они были далеко и уходили еще дальше.

Двигаясь по тропинке, Ковалевский избегал смотреть на могилы. Он знал, что стоит ему увидеть знакомые надгробия издалека, и подойти к ним будет намного труднее. Может быть, ему просто не хватит мужества, и он повернет назад.

Именно поэтому он увидел стоящего у могил мужчину только тогда, когда до него оставалось не более трех или четырех метров. Удивленный, Владимир Дмитриевич остановился. Мужчина стоял в тени березы, вполоборота к нему. В руках он держал роскошный букет белых роз. Наклонившись, незнакомец положил розы на мраморное надгробие и выпрямился.

— Кто вы такой? — хрипло спросил Ковалевский.

Незнакомец не ответил, быть может потому, что Владимир Дмитриевич говорил слишком тихо, а может потому, что был слишком поглощен процессом возложения цветов.

— Что вы здесь делаете? — спросил Ковалевский чуть громче и сделал шаг вперед. Мужчина медленно повернулся к нему, и Владимира Дмитриевича охватил страх. Незнакомец был под два метра ростом, гармонически и пропорционально сложенным, однако впечатление, которое он производил, усиливалось янтарно-желтым блеском его глаз.

Сперва Ковалевскому показалось, будта этот мужчина одет не в голубые джинсы и серую спортивную куртку, а в какое-то магнитное поле, которое заставляет весь мир тянуться к нему.

— Что вам здесь нужно? — снова спросил Владимир Дмитриевич, повышая голос.

— Вам не нравятся эти цветы? — проговорил незнакомец негромко, голос его звучал приятно, почти артистически.

— Цветы прекрасные, но это не ваши могилы. Зачем вы возлагаете цветы на чужие могилы?

Незнакомец посмотрел на него с выражением жалости и сочувствия.

— Эти могилы мне не чужие. Я посещаю могилы всех, кто летел 20 июля рейсом 632 из Душанбе. В страшной катастрофе, унесшей жизни пассажиров этого рейса есть доля моей вины.

В словах незнакомца было что-то мистическое, что-то ирреальное, как будто мужчина состоял не из плоти и крови, а был духом или привидением.

Ковалевский уставился на него, нервно облизывая губы, потом судорожно вздохнул и снова спросил:

— Кто вы?

— Можете называть меня так: Шарф Николай Иванович, командир внеземного космического корабля, того, что вы называете неопознанным летающим объектом.

Ковалевский, потеряв дар речи, с изумлением воззрился на гуманоида, потом сказал:

— Я знал одного такого «представителя внеземной цивилизации». Позже выяснилось, что он недавно сбежал из психиатрической больницы.

Шарф возмутился.

— Напрасно, Владимир Дмитриевич, сомневаетесь.

«Откуда он знает, как меня зовут?» — подумал Ковалевский.

— Взгляните-ка сюда, — продолжал Шарф, — и все ваши сомнения отпадут.

Ковалевский посмотрел в направлении, указанном Шарфом, и обомлел. Он увидел блестящий серебристый НЛО, зависший над кладбищем.

Сверкающий диск медленно перемещался с одной высоты на другую, испуская прекрасное многоцветное сияние — в основном зеленое и красное, иногда с примесью белого, голубого, желтого. Временами он испускал оранжевые блики.

— Убедили, Николай Иванович. Полностью убедили, — поспешил заверить гуманоида Ковалевский, леденея от ужаса.

Очевидно, он побледнел, потому что Шарф сказал:

— Успокойтесь, Владимир Дмитриевич, вы видите самый обыкновенный космический корабль.

Ковалевский немного успокоился, скорее всего, потому, что гуманоид убеждал его сделать это.

— Теперь, раз уж вы поверили мне, я расскажу, почему посещаю могилы пассажиров рейса 632. В тот день 20 июля мы совершали запланированный полет. Около восьми вечера прямо по курсу нашего корабля появился гражданский самолет. Я попросил своего помощника, управлявшего кораблем, сойти с трассы и дать самолету дорогу. Он же решил немного попугать пилота самолета и не выполнил мой приказ. Возникла угроза столкновения. Первым не выдержал пилот рейса 632 и резко повернул влево. Но выполняя маневр, он зацепил крылом вершину горы, крыло отвалилось, самолет рухнул на землю и загорелся.

В следующее мгновение Владимир Дмитриевич почувствовал, что падает с огромной высоты, как будто его БМВ съехал с дороги и проваливается в какую-то бездонную пропасть. Ему никак не удавалось справиться с ощущением падения и убедить себя в том, что все по-прежнему в порядке. С ним снова случилось что-то вроде приступа временного помешательства. Приступ начался с того, что грудь стиснуло с такой силой, что он едва мог дышать, а пальцы рук начали трястись, точно у древнего старика.

Бросив взгляд на окружающие его деревья, гранитные и мраморные надгробия, Ковалевский увидел вместо них неистовое коптящее пламя и плотные облака дыма.

Закрыв лицо холодными как лед руками, Владимир Дмитриевич постарался справиться с собой, но катастрофа продолжала разворачиваться в его сознании по заданному сценарию. Удушливый запах дыма стал плотнее, а вопли воображаемых пассажиров — громче. Все вокруг вибрировало и ходило ходуном, со всех сторон доносились жуткое дребезжание, треск, стоны раздираемого металла, стук, звон и скрежет…

— Нет, нет, не надо, нет!.. — взмолился Ковалевский и потерял сознание.

Минут через пять Владимир Дмитриевич вздрогнул и, открыв глаза, с легким удивлением взглянул на склонившегося над ним Шарфа.

— С вами все в порядке? — спросил гуманоид, обращаясь к Ковалевскому.

— Пожалуй, да… — отозвался Владимир Дмитриевич неуверенно. — Если не считать кратковременного отключения.

— Я всем сердцем сочувствую вашему безмерному горю, — неожиданно сказал Шарф, — и предлагаю помощь.

— ???

— Да, да. Не удивляйтесь. В моих силах вернуть ваших дорогих близких живыми и здоровыми, если вы согласитесь на это.

Ковалевский с изумлением таращился на гуманоида. Шарф терпеливо ожидал ответа. Придя в себя, Владимир Дмитриевич сильно удивился. Вместе с тем он чувствовал, ощущал, что Шарф может осуществить свое ирреальное предложение.

Он посмотрел на собеседника долгим, изучающим взглядом. Затем произнес:

— Согласитесь, что для человека, потерявшего самых близких, ваше предложение звучит несколько фантастически, даже невероятно. Самолет падал с большой высоты и скорость его под действием земного тяготения постоянно росла. Ударившись со всей силой о землю и камни, самолет разбился вдребезги. После этого был еще взрыв, и огненная стихия сожгла, превратила в золу и пепел все, что могло уцелеть после столкновения самолета с землей.

Нахмурившись, Шарф ответил:

— Вот вы опять сомневаетесь, Владимир Дмитриевич, и опять напрасно. Для нашей внесолнечной, внегалактической цивилизации оживление умерших самое что ни на есть обычное дело.

— Это дает некоторую надежду, — неуверенно отозвался Ковалевский, усмехнувшись дрожащими губами. — Но вы ведь что-то наверняка потребуете взамен?

— Самую малость. Каких-нибудь полкилограмма «красной ртути» и два ядерных боезаряда на основе этого продукта.

— Я вам не верю, — сказал Ковалевский негромко. — У Новиковой вы сначала выкачали необходимую информацию, а потом умертвили ее.

— Это неправда, — возразил Шарф. — Новикова сама виновата. Она стала стрелять в нас, и в порядке самозащиты мы применили зелёный луч. Обычно мы стараемся избегать насилия.

Его слова не убедили Ковалевского. Можно было, подобно Лазарю, восстать из мертвых, пролежав в могиле четыре дня, но все эти чудеса казались детскими игрушками по сравнению с тем, что обещал Шарф. Сознание продолжало твердить Ковалевскому, что это совершенно невозможно, и в душе его продолжали ныть боль и отчаяние.

И все-таки слова Шарфа породили надежду и жгучее любопытство. Ковалевский находился на грани безумия и готов был поверить в невероятное. Он дошел до того, что готов был поверить в чудо.

— Вы согласны на предлагаемую сделку? — голос Шарфа донесся до Владимира Дмитриевича как бы из-под земли. Ковалевский только утвердительно кивнул. Сил говорить у него уже не было.

— Тогда приходите в следующее воскресенье на это же место в шесть вечера.

Гуманоид медленно растворился в потоке фиолетовых лучей, исходящих из серебристой тарелки…

* * *
— Константин Александрович! — Савельев несколько раз тряхнул головой, чтобы собраться с мыслями и использовать их для принятия решения. — Ситуация поджимает. Что будем делать с НЛО?

— Я докладывал министру обороны о визите НЛО и угрозе некоего Шарфа уничтожить «Центр высоких технологий». Министр беседовал с президентом. Принято решение уничтожить НЛО. «Центр» обязательно надо сохранить, — отрезал Павлов.

Он некоторое время постоял на месте, покачиваясь с пяток на носки, хмуро посмотрел на Савельева и сел.

— Как планируется провести акцию? — спросил Савельев.

— Министр обороны предложил выслать навстречу НЛО эскадрилью самолетов — перехватчиков, снабженных ракетами с ядерными боеголовками. НЛО будет обстрелян и уничтожен.

Савельев надолго уставился в стену.

— Это безумие, — прошептал он. — О чем вы говорите? НЛО уничтожит ракеты задолго до того, как они достигнут цели. Кроме того, НЛО может двигаться с такой скоростью и выполнять такие маневры, которые не доступны ракетам.

— У тебя есть другие предложения? — Генерал отвечал неровным голосом, в котором слышался гнев.

— Есть! — выпалил Савельев.

— Выкладывай.

— Я предлагаю другой путь. На днях Шарф встречался с новым директором «Центра» Ковалевским.

— Это у него в авиакатастрофе погибли жена и сын? — перебил Павлов.

— Совершенно верно. Так вот, Шарф предложил Ковалевскому оживить его близких в обмен на «красную ртуть» и ядерные боезаряды на основе этой ртути.

— Фантастика! Откуда тебе известно об этой встрече?

— Ковалевский сам рассказал мне и спрашивал совета, как ему поступить.

— Что ты предлагаешь, Владимир Сергеевич?

— Я предлагаю согласиться с предложением Шарфа и дать ему то, что он просит.

— Что дальше?

— Ядерные боезаряды будут снабженырадиовзрывателями. Когда НЛО взлетит на достаточную высоту, надо послать радиокоманду и взорвать его.

— Хорошо придумал. Надо только точно исполнить замысел.

— Для этого нужно, чтобы Ковалевский не знал о нем. Тогда при передаче продукции «Центра» Шарфу он будет вести себя совершенно естественно и не возбудит подозрений у гуманоида.

— Согласен. Поручаю тебе, Владимир Сергеевич, исполнить свой план. Ты предложил — тебе и карты в руки. Считай, что это приказ.

— Слушаюсь, Константин Александрович.

— У тебя должен быть помощник. Пусть это будет майор Юрин, вы уже с ним сработались. Он должен проконтролировать изготовление ядерных боезарядов с радиовзрывателями. Заказчиком будет воинская часть 2579, которая относится к нашему ведомству. Я вызову Юрина, проинструктирую его, подпишу заказ на эти боезаряды.

— А что запишем в графе «назначение боезарядов»? — осторожно поинтересовался Савельев.

— Правду… Правду, которую вряд ли кто-нибудь сможет узнать. Мы запишем, что на значение боезарядов — борьба с террористическими формированиями.

Савельев облегченно вздохнул.

— Еще один вопрос, Константин Александрович. Что сказать Ковалевскому?

— Что ты имеешь в виду?

— Ну как ему объяснить, что ФСБ разрешило передать гуманоидам «красную ртуть» и ядерные боезаряды?

— Ничего объяснять не надо. Посоветуй от себя передать Шарфу то, что он просит в обмен на обещание гуманоида не уничтожать «Центр».

Глава пятнадцатая ЧУДЕСА ПАРАПСИХОЛОГИИ

Шесть часов. Ранний осенний вечер. Воздух свежий и прохладный. Ковалевский остановил машину у железных ворот кладбища и пошел по центральной аллее.

Гравий шуршал под его ботинками. Вот и Ангел из черного мрамора, поставленный безутешными родителями на могиле зверски убитой маньяком девушки. Отсюда начинается боковая аллея, ведущая к могилам его близких.

«А вдруг у Шарфа ничего не получится? — подумал Владимир Дмитриевич. — Может он собирается обмануть?»

Но что это? Из боковой аллеи донеслись звуки, напоминающие переливчатый свист ветра в трубе, да не в одной, а в сотне. Эти разрозненные звуки сливаются в одну заунывную мелодию, жуткую и щемящую. Вот она стихла, но ненадолго. Ковалевский не верил своим ушам: мелодия неслась из пустого пространства между могилами! Слышит ли ее еще кто-нибудь на кладбище? Вряд ли. Звучала она довольно тихо и не могла привлечь постороннего внимания.

Неожиданно воздух в пространстве между могилами сгустился в зыбкую массу. Дышать стало трудно, словно он попал в вакуумную камеру. Будто при падении с большой высоты заложило уши. Странные звуки стихли так же внезапно, как и начались. В пространстве между могилами возник улыбающийся Шарф, поднявший руку в приветственном жесте.

— Здравствуйте, Владимир Дмитриевич. Рад видеть вас. Принесли то, о чем мы договорились?

— Да, да, — срывающимся голосом сказал Ковалевский, передавая гуманоиду небольшую спортивную сумку. — Но вы должны обещать, что не будете уничтожать «Центр».

— Обещаю! — торжественно произнес Шарф, открывая молнию на сумке. Внутри был свинцовый контейнер. Заглянув внутрь контейнера, Шарф удовлетворенно хмыкнул и достал ядерный боезаряд, похожий на крупный апельсин. Гуманоид внимательно осмотрел его, проверил наличие заводского номера, измерил уровень радиоактивности и остался доволен. Потом проделал подобную процедуру со вторым боезарядом и заглянул в пакет из блестящей фольги, где содержался порошок «красной ртути». Результаты осмотра полностью удовлетворили его.

— Вы, Владимир Дмитриевич, честно выполнили свое обещание, — патетически воскликнул Шарф. — Теперь моя очередь.

Гуманоид поднял руки, из его ладоней ударил сноп ярких маленьких молний. Неподвижный воздух вблизи Ковалевского налился свинцовой тяжестью. Холодный ветерок взъерошил директору волосы. Вновь полились таинственные нестройные звуки, потом стихли так же внезапно, как и начались.

Из-за черного мраморного ангела выбежал энергичный мальчуган лет десяти, и за ним появилась спешащая молодая женщина. Подбежав, мальчик подпрыгнул, повис на шее у Ковалевского и крепко поцеловал его.

— Ты?… — пролепетал Владимир Дмитриевич.

— Конечно я, папа, кто же еще!

— Павлик! — Ковалевский обнял сына правой рукой, а левой крепко прижал подбежавшую жену.

— Олечка! Любимая!

По щекам Ковалевского катились слезы, лицо выражало удивление, радость, сомнение. Казалось, еще немного, и он потеряет рассудок от счастья.

— Вот видите, — обратился к нему Шарф, — я выполняю свои обещания.

— Павлик, Олечка! — всхлипывал Владимир Дмитриевич. — Я так рад, что вы живы!

Он разглядывал жену и сына, отодвинув от себя, вертел их кругом, целовал, обнимал, плакал и снова разглядывал, смахивая слезы с глаз. Дул ветерок, шелестели подгоняемые ветром листья, он вновь чувствовал себя молодым и счастливым. Внезапно его взгляд упал на Шарфа, скромно стоявшего в стороне от этой трогательной сцены.

— Не знаю, как вас благодарить, — пробормотал потрясенный Ковалевский.

— Пустяки. Все очень просто. Вы помогли мне, я помог вам. Сделка завершена. Желаю счастья вам и вашей семье. Я надеюсь, что никаких проблем по этой сделке у вас не возникнет.

— Одна проблема все-таки есть, господин Шарф, — со странной усмешкой произнес Ковалевский.

— Какая?

— Я не могу так просто привезти жену и сына к себе в квартиру. Все родственники, соседи и знакомые знают, что они погибли.

— Здесь вы правы, Владимир Дмитриевич. Я как-то об этом не подумал. У нас, гуманоидов, из-за этого проблем не возникает. Давайте сделаем вот что. Я немного изменю внешность вашей жены и сына, а вы скажете всем, что познакомились с ними во время отпуска, поразились их сходством с погибшими близкими, женились на этой женщине и теперь у вас новая семья. Это не вызовет осуждения. Напротив, вам будут сочувствовать.

— Вы думаете? — задумчиво пробормотал Ковалевский.

— Безусловно. А чтобы ваше вхождение в новую жизнь прошло безболезненно, вот, возьмите от меня презент, — с этими словами Шарф протянул собеседнику кожаный кейс.

— Что это? — спросил ошарашенный Владимир Дмитриевич.

— А вы посмотрите.

Ковалевский открыл кейс. Внутри лежали аккуратно стянутые резинками пачки долларовых банкнот.

— Здесь пятьсот тысяч, — сказал Шарф, — в качестве помощи воссоединившейся семье.

Владимир Дмитриевич открыл рот, чтобы поблагодарить гуманоида, но Шарф пропал. Только что стоял рядом — и в мгновение ока исчез, будто призрак. Раздался только короткий свист, какой издает лопнувшая шина.

* * *
В тишине просторной комнаты слышалось только спокойное дыхание жены и сына. Ковалевский блаженно вытянулся на постели, дав волю мыслям. Только теперь схлынуло с него напряжение этого дня, и он наконец-то мог рассуждать логично. Все, что было раньше, были сплошные эмоции. Кладбище, появление Шарфа, ожившие жена и сын… Зато теперь…

«Каким образом? — дивился он. — Как все это было сделано? Ведь оживить умерших может только Бог, а Шарф — всего-навсего инопланетянин. Такое ему не под силу, даже если учесть очень высокий уровень развития их цивилизации».

Он проанализировал то, что говорил ему Шарф. Если гуманоиду не под силу оживить умерших, то он лгал. Кого же он тогда обнимал? Кто же сейчас спал в этой комнате вместе с ним? А если предположить, что Шарф не инопланетянин, то кто он тогда? Кто может так запросто принимать облик живого полнокровного человека и вдруг исчезать? Демоны?

Внезапно пришла в голову совершенно нелепая теория. По спине пробежал холодок. Да нет, вздор, конечно. Слишком невероятно. Ерунда. Выкинуть из головы. Смешно.

И все-таки… Если предположить. Да, только предположить, что его, православного человека, решили погубить, и сделать это хитроумно, ловко, усыпив его бдительность. И ответ получался любопытный. Можно пустить в ход парапсихологию, телепатию, гипноз, воспоминания, воображение.

Предположим, что жена и сын вовсе не настоящие, что они являются продуктами его собственного воображения, материализованные с помощью демонической телепатии и гипноза, размышлял Ковалевский. Возможно, рядом с ним в этой комнате спят не его жена и сын, а злые духи, облекшиеся в материальную оболочку и принявшие облик близких ему людей. Если хочешь обмануть человека и заманить его в ловушку, можно ли придумать лучшую приманку, чем его родные сын и жена?

Какие тут могут быть подозрения?

Проще некуда: кто станет допытываться, задавать вопросы, увидев перед собою воскресших жену и сына, — да тут от счастья можно просто потерять рассудок. И вот вам результат: он совершил преступление, передав гуманоиду ядерные боезаряды и «красную ртуть», а близких он так и не вернул.

Может быть, среди ночи его близкие, что лежат тут, рядом с ним, вдруг преобразятся, изменят свой облик, свое существо и станут чем-то другим, жутким, враждебным, — станут демонами. Руки Ковалевского затряслись под одеялом. Он похолодел, им овладел неодолимый страх. Он сел и прислушался. Однако ночь была беззвучна. Ветер стих.

Он осторожно откинул одеяло, спустил ноги на пол и подошел к окну. Выглянув в окно, находившееся на двенадцатом этаже, Ковалевский похолодел. Он был почти ослеплен.

Рядом с окном завис НЛО, интенсивно излучавший яркий белый свет. В круглый иллюминатор НЛО была видна голова Шарфа. Он помахал Владимиру Дмитриевичу рукой. Затем из НЛО вырвалась яркая вспышка, свалившая Ковалевского с ног. Когда он пришел в себя, в комнате никого не было. И трудно было сказать, было ли происшедшее с ним реальностью или сном.

Прижимая к груди мокрую от пота подушку, он хрипло выкрикивал в темноту имя своей погибшей жены. Боль и жгучая тоска, звучавшие, в его голосе, ужаснули его самого. Ковалевский уже понял, что сжимает в объятиях не свою Ольгу, а всего-навсего подушку, но не спешил разжать руки. В последний миг перед тем, как очнуться, его ноздри уловили аромат ее волос, и теперь он боялся, что любое движение, любой жест способны развеять наваждение и отнять у него это последнее, самое дорогое, оставив его наедине с кислым запахом пота и холодного сигаретного дыма.

Но в мире не было таких сил, которые могли бы удержать воспоминания и помешать им выскользнуть из его судорожно стиснутых пальцев. Запах волос Ольги уносился прочь, в пустоту, словно наполненный горячим воздухом воздушный шарик, который не поймать, сколько ни прыгай и ни размахивай руками.

Чувствуя себя ограбленным до нитки, Владимир Дмитриевич поднялся, подошел к окну и распахнул его.

Предрассветная мгла манила, общая покой и избавление от мук. Близость смерти уже не пугала его. Он встал на подоконник и без страха шагнул в небытие.

* * *
НЛО содрогнулся от сильного взрыва. Ровное гудение двигателей перешло в пронзительный вой.

Шарф уставился под ноги, ожидая, что пол вот-вот лопнет и брызнет ему в лицо.

НЛО с грохотом летел к земле. Шарф сжался в комок и закрыл глаза. Перед его мысленным взором поплыли лица людей, встречавшихся с ним. Все-таки Ковалевский обманул его, подсунул заряд с радиовзрывателем и теперь глупые земляне ликуют, празднуя победу. Шарф поднял голову и огляделся по сторонам.

За стеклами иллюминаторов бушевали каскады белых, желтых и бирюзовых искр, как будто НЛО встречали необычайно красочным фейерверком. Впереди, метрах в пяти от него, корпус космического корабля раскололся, как яичная скорлупа при ударе о твердый предмет. Обломки НЛО мгновенно вспыхнули. Оранжевые языки, извиваясь, лизали пластик иллюминаторов.

Шарфу почудилось, что он управляет кораблем, плывущим сквозь море огня. По прозрачной поверхности иллюминаторов побежали трещины, и огонь хлынул сквозь образовавшиеся щели и пробоину в корпусе. Шарф расстегнул ремень на кресле и, шатаясь, поднялся. Пламя уже охватило кресла на правой стороне отсека управления. Он увидел, как сидевшие там члены экипажа падают и корчатся в огне. Еще миг — и их скрыла стена пламени. Потом он совершенно ослеп. На глаза опустилась такая плотная черная пелена, что Шарф перестал видеть все. Сгустившиеся клубы дыма превратились в непроглядную тьму. Она была чернее темноты, которую видишь, крепко зажмурив глаза.

Несмотря на бушевавшие в нем ярость и страх, Шарф сохранял присутствие духа и способность мыслить трезво. Хотелось крикнуть ликовавшим на земле людям: «Я еще вернусь, черт вас возьми! Я уничтожу ваш проклятый "Центр высоких технологий"!»

Взрыв не был таким мощным, чтобы разрушить весь НЛО сразу. До столкновения падающего НЛО с землей осталось секунд тридцать. Этого времени ему хватит. Несмотря на чрезвычайные обстоятельства он не утратил свои чудесные способности, Он может дематериализоваться и телепортироваться на родную планету. Потом он вернется и отомстит. Только смерть обманувших его людей утолит его бешенство, остудит его гнев и хоть на краткий миг успокоит мятежную душу.

Убедившись, что все остальные астронавты погибли, Шарф взял в руки бортовой журнал и мгновенно растворился в воздухе.

* * *
Двадцать второго ноября генерал Павлов получил сообщение:

«Приказ выполнен. НЛО уничтожен в четыре утра двадцать первого ноября. Как я уже сообщал, на борт НЛО были доставлены два ядерных боезаряда, снабженные радиовзрывателями.

В ночь на двадцать первое ноября я выехал к месту появления НЛО вместе с майором Юриным. Объект завис вблизи дома, где проживает научный персонал «Центра». Минут через восемь после нашего прибытия НЛО засветился ярким светом и стал подниматься вверх, резко набирая скорость. Когда объект достиг высоты десять километров, был послан сигнал на радиовзрыватели.

После взрыва НЛО разлетелся на множество светящихся кусков. Взрыв раскидал обломки на территории длиной сорок пять и шириной пятьдесят километров. Судя по всему, весь экипаж НЛО погиб. Район катастрофы оцеплен, идет сбор обломков космического корабля. К сожалению, в тот же день трагически погиб, выбросившись из окна своей квартиры, директор «Центра» Ковалевский. После сбора обломков и анализа полученных материалов доложу лично о результатах проделанной работы.

Полковник Савельев».
Генерал прочитал сообщение Савельева и взглянул на своего заместителя.

— Ты помнишь, сколько сотрудников в нашем управлении, Василий Иванович?

— Около восемнадцати тысяч, Константин Александрович.

Павлов ещё раз посмотрел на заместителя и улыбнулся.

— Что ж, из такого числа не так-то просто выбрать людей, способных справиться с таким делом. Но мне удалось найти офицеров, которым можно поручить такое неординарное расследование. Сегодня же доложу руководству, и думаю, надо представить Савельева и Юрина к награде…



Оглавление

  • Глава первая НЕОФИЦИАЛЬНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ
  • Глава вторая НОВЫЙ ВОЕНПРЕД
  • Глава третья ОПАСНАЯ КОМАНДИРОВКА
  • Глава четвертая НЕУДАЧНОЕ ПОХИЩЕНИЕ
  • Глава пятая УБИЙСТВО НА ВИЛЛЕ
  • Глава шестая РАЗБОР ОПЕРАЦИИ
  • Глава седьмая ОТРАВЛЕННЫЙ КОНЬЯК
  • Глава восьмая ЖЕНЩИНА ЕГО МЕЧТЫ
  • Глава девятая ТРАГИЧЕСКАЯ ВСТРЕЧА
  • Глава десятая СЛУЧАЙНОЕ ЗНАКОМСТВО
  • Глава одиннадцатая СДЕЛКА В ПАРИЖЕ
  • Глава двенадцатая СМЕРТЬ МОШЕННИКА
  • Глава тринадцатая НАПАДЕНИЕ НА ФУРГОН
  • Глава четырнадцатая НЕОБЫЧНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ
  • Глава пятнадцатая ЧУДЕСА ПАРАПСИХОЛОГИИ