КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Скандал в личной жизни (fb2)


Настройки текста:



Кристи Кохан Скандал в личной жизни

Пролог

Она стояла, застыв, как натянутая струна, не поднимая глаз от пола, и Джексон ощутил знакомую тошнотворную боль внутри. Должно быть, она передумала, и на этот раз ему уже не на что надеяться.

Когда священник попросил ее повторять клятву, она подняла голову. Их глаза встретились, и теплая волна облегчения захлестнула Джексона. Глаза, такие чистые и прекрасные, были спокойными, сильными и любящими. Она твердо произносила слова, совершенно уверенная в себе, тем ровным голосом, который он любил, как никакой другой. А потом они скрепили свой союз поцелуем. Ее губы были нежными и доверчивыми, с еле ощутимой улыбкой, таящейся в их уголках.

Во время поздравления гостей, она стояла рядом, его жена, и атласный рукав ее платья касался его руки. Она приветствовала гостей с ясным и счастливым выражением на лице. Он обнял ее за талию и снова поразился тому, как безупречно сливаются их тела, дополняя друг друга до полного совершенства.

Гости проплывали мимо – неясные очертания вытянутых губ и обнимающих рук. Джексон мало обращал на них внимание. Какое ему до этого дело, если рядом с ним – женщина его мечты? Она принесла ему так много счастья; укрыла легкой дымкой совершенства все стороны его жизни, так что временами Джексон полностью забывал о прошлом, оставляя его позади, как ребенок, согревшись, отбрасывает ненужное одеяло. Эта женщина дала ему все.

Он думал об этом, думал о смехе, который с каждым днем звучал все чаще, когда они были вместе, думал о доме в Нью-Гемпшире, ожидавшем их, когда почувствовал, как она судорожно сжала его руку. Быстро повернувшись, Джексон увидел побледневшее лицо своей жены. Он проследил за ее отчаянным взглядом и с трудом преодолел охвативший его приступ головокружения, увидев, на кого она смотрит.

– Она здесь, – произнесла его жена, хотя в словах не было необходимости. Нехарактерная прерывистость исказила звук ее бархатистого голоса. – Не могу поверить, что она здесь.

Он крепче прижал жену к себе и коснулся губами ее уха:

– Я люблю тебя.

Он наблюдал, как, застыв на мгновение, она преобразилась. Снова распрямила испуганное сгорбленное тело и улыбнулась улыбкой, сводившей с ума мужчин во всем мире. Она встретилась с ним взглядом, и он увидел, как ее глаза наполняются слезами.

– А я тебя, – сказала она, легко касаясь пальцами его щеки.

Джексон снова обратил внимание на гостей, но краем глаза наблюдал, как приближается, та, другая. Он не мог не поразиться красоте той женщины. Прошло около трех лет с тех пор, как он видел ее, она казалось, стала мягче, женственнее, более хрупкой. Еще один человек, и она подойдет поздравить их Внезапная острая боль вины и угрызения совести давным-давно загнанные в самую глубину памяти вернулись и охватили его с яростной силой.

И вот она стоит перед ним, с высоко поднятым подбородком и сжатыми кулаками. Женщина, которую он оставил. Женщина, которая когда-то была Лучшей подругой его жены. Женщина, которая любила его так, что он не мог дышать. Она стояла перед ними после многих лет мучительного молчания. Наконец, после глубокого продолжительного вздоха, заговорила.

Глава 1

Ливень прошел, но небо еще оставалось темно-серым, драпируя город сырым туманом. Столбики забора, окаймлявшего извилистые тротуары Саусалито, были скользкими как фруктовое мороженое. Две двенадцатилетние девчушки пробирались по ним, зажав в руках книжки и балансируя с той характерной грацией, которая бывает только у детей и опытных акробатов.

– Думаешь у нас будет гимнастика? – спросила Меган, отбрасывая со лба светло-соломенные завитки. На мгновение она остановилась, вглядываясь в небо, но почувствовав, что теряет равновесие, двинулась дальше.

Алекс высунула язычок и слизнула бусинки дождя.

– Нет, поле, должно быть, промокло насквозь. Держу пари, нам даже не придется переодеваться.

Они прошествовали по забору до кромки поля, заросшего высоченными – по пояс – сорняками, отделявшего их от школы. Спрыгнув с забора, девочки просияли, увидев перед собой восхитительную картину из мутных лужиц и холмиков грязи. Ни минуты не колеблясь, смеясь и пританцовывая в лужах, не обращая внимания на брызги, летевшие из-под красных резиновых сапожек на пальто, они двинулись к школе. Добравшись до дороги, откуда рукой подать до кирпичного здания, девочки нахмурились, остановились, стараясь счистить с пальтишек присохшую грязь. Как-никак они – ученицы неполной средней школы. Нехорошо, если их застанут шалящими как малышей. Хотя сами не раз наблюдали, как другие ученицы седьмого класса веселились, топая по лужам, как и они.

– Александра Холмс?

– Здесь.

Миссис Кармикел, прозванная учениками как «Миссис Фармикел», прищурилась и обвела взглядом класс.

– Где, Александра?

Алекс, шептавшаяся со своей лучшей подругой Меган, вскинула голову и подняла руку.

– Здесь, миссис Кармикел.

– Александра, я надеюсь, что в другой раз ты не забудешь поднять руку и сказать «здесь», когда я называю твое имя. Понятно?

– Да, мэм.

Подождав, пока учительница продолжит перекличку, Алекс состроила рожицу и показала ей язык. Раздалось дружное хихиканье. Прервав перекличку, миссис Кармикел подошла к Алекс.

– Не скажете ли мне, что здесь смешного, мисс Холмс?

Стиснув под партой руки, Алекс силилась не расхохотаться, в то время как даже Джонни Пидмонт, сидевший впереди нее, хохотал так, что казалось еще минута, и он обмочит штанишки.

– Итак?

– Что вы, мэм! Ничего смешного.

– Я тоже так думаю, – провозгласила миссис Кармикел, упершись руками в бедра, похожие на горбы верблюда. Она направилась было к своему столу во главе класса, затем резко обернулась.

– Меган!

Меган Сандерс, сидевшая рядом с Алекс, тревожно взглянула на подругу и встала с места.

– Да, миссис Кармикел?

– Может быть, ты мне скажешь, что для твоей подруги Александры важнее, чем перекличка?

Меган с надеждой взглянула на Алекс, но та уже изображала образцовую ученицу: растрепанные темные волосы приглажены за уши, спина прямая, подбородок приподнят, грудь вперед, руки сложены перед собой. Судорожно сглотнув, девочка прошептала.

– Не знаю, мэм.

Шумно вздохнув (этот вздох Алекс копировала в совершенстве), миссис Кармикел вернулась к учительскому столу. Перекличка закончилась без дальнейших происшествий.

– Итак, дети. – Миссис Кармикел подошла к доске. – У меня для вас сообщение. С сегодняшнего дня в вашем классе новенькая ученица, и мне бы хотелось, чтобы вы отнеслись к ней доброжелательно. – Она подошла к девочке, сидевшей в углу первого ряда, на «месте смертников», как называли его ученики, взяла за руку и поставила перед классом на всеобщее обозрение, как ставят скелет из кабинета естественных наук. – Дети, это – Клементина Монтгомери. Ее семья переехала из Денвера. Поприветствуйте ее, пожалуйста.

Впервые за весь год класс безмолвствовал. Девочки уставились на новенькую. Все тайные надежды – каждой из них быть избранной первой красавицей седьмого класса – мгновенно испарились. Мальчики же были очарованы. Они смотрели на нее, как смотрят на модель роскошной машины, завораживающей сверкающими огнями, блестящими деталями, звонками и прочими атрибутами. Перед классом стояла ожившая кукла Барби – стройная, с длинными светло-каштановыми локонами и прозрачными сине-зелеными глазами.

Алекс подумала, что у мальчишек сейчас потечет слюна по подбородку, ведь даже Джонни Пидмонт – мистер «меня не интересуют девчонки» – сидел, широко открыв рот. Алекс до боли стиснула зубы, когда мальчишечьи голоса, обычно противные и писклявые, прогремели: «Привет, Клементина!»

Склонившись к Меган, она прошептала:

– Ну и выпендривается же. Посмотри, как задирает нос. Если надеется, что станет моей подругой, то этому не бывать.

– Мы будем просто игнорировать ее, вот и все, – сказала Меган. – Пройдет время, к ней привыкнут, и не будут обращать внимание. Вот тогда-то она пожалеет, что не была с нами полюбезнее.

Алекс кивнула в знак согласия и увидев, что миссис Кармикел направляется к ней, схватила ручку и раскрыла тетрадь. К несчастью, было уже поздно. Миссис Кармикел и маленькая мисс «Совершенство» стояли рядом.

– Александра, ты и Меган всю жизнь провели в Саусалито и знаете школу как свои пять пальцев. Почему бы во время обеденного перерыва вам не взять с собой Клементину и не показать ей все ходы и выходы? У вас это получится лучше всех, – сказала учительница.

Алекс с испугом взглянула на нее, но повернувшись к новенькой тут же сменила выражение лица. Девочка смотрела на Алекс пристальным немигающим взглядом. Именно таким взглядом сама она еще в начальной школе пугала малышей, притворяясь, что умерла. Алекс стало не по себе.

– Конечно, миссис Кармикел, – ответила она самым приятным тоном, на какой только была способна.

– Замечательно.

Клементина прошла на свое место, даже не кивнув, не сказав ни слова благодарности. Подождав, пока миссис Кармикел отвернется, Алекс склонилась к Меган.

– Она может, если хочет, тащиться за нами, но я не собираюсь разговаривать с ней.

Меган подняла глаза, наблюдая через головы учеников, как новенькая достает тетради. Может быть, если бы Клементина не была так высокомерна, она могла бы понравиться девочкам и подружиться с ними, подумала Меган. Получалось, что она рассчитывала, что произведет огромное впечатление на мальчиков. Меган представила, что чувствовала бы сама, появившись в первый раз в новой школе, в новом штате, где никого не знает. Нет, она перепугалась бы до смерти, решила Меган.

– Ты права, – прошептала она Алекс. – Нам велели показать ей школу, но это не значит, что мы должны быть милыми и приятными.

* * *

– Гимнастический зал, – Алекс нехотя взмахнула рукой, показывая на самое большое здание.

Девочки молча выстрадали ланч, не проявляя никаких признаков дружелюбия, особенно, если учесть, что Клементина не сказала ни «Привет», ни «Рада познакомиться с вами», ни каких-то других слов, которые обычно произносят в подобных ситуациях. Она молча сидела на скамье в столовой и поглощала свой дурацкий ланч, состоявший из половинки бутерброда с рыбой и яблока. Казалось, она вообще не замечала присутствия Меган и Алекс.

После ланча, когда они показывали ей административное здание, мастерские, лаборатории, Клементина по-прежнему не произнесла ни слова. Она молча шла позади, и время от времени Алекс оборачивалась, чтобы удостовериться, что новенькая еще здесь.

– А вдруг она вообще не умеет говорить? – прошептала Меган, поворачивая к школе.

– Я умею говорить, – неожиданно произнесла Клементина. Звук ее голоса ошеломил девочек, остановившись как вкопанные, они разом повернулись к ней.

– Тогда почему ты молчала? – спросила Алекс.

– Мне нечего было сказать.

Алекс пристально уставилась на нее, вызывая на дуэль взглядов, но Клементина не приняла вызов. Она с интересом разглядывала проходивших мимо учеников, особенно мальчиков. Многие из них замедляли шаги, чтобы получше рассмотреть ее, а некоторые даже улыбались ей. Алекс стиснула зубы.

– Почему вы переехали из Денвера? – спросила Меган.

Медленно, как будто речь требовала величайших усилий, Клементина ответила:

– Мой отчим получил место юриста в какой-то фирме в Сан-Франциско. И, как обычно, никто не удосужился меня спросить, хочу ли я переехать. Вот почему я здесь.

– Так твои родители развелись? Извини, – пробормотала Меган.

– Ты что, живешь в средневековье? – Клементина откинула голову.

– Как известно, сейчас 1967 год.

– Развод – обычное дело. Кроме того, мой отец никогда не баловал нас своим присутствием. Два последних года я его вообще не видела. Хорошо, что наконец-то избавились от него.

Алекс быстро повернулась и, прежде чем Меган смогла что-нибудь сказать, указала на учебный корпус:

– Это классы. Конец экскурсии. Уверена, что теперь ты не заблудишься, – взяв Меган за руку, она заторопилась на урок. Голос Клементины заставил ее окаменеть:

– Александра, – услышала она. Алекс ненавидела это имя, и только миссис Кармикел осмеливалась ее так называть. Не оборачиваясь, она склонила голову, показывая, что слушает. – Спасибо за экскурсию.

Меган и Алекс обернулись, гладя вслед уходящей Клементине.

Клементина Монтгомери знала, что стала главной темой всех разговоров в школе. Конечно, она рассчитывала на это. И все же… Одно дело быть самой популярной девочкой в школе Нанси в Денвере, и совсем другое – завоевать сердца в Калифорнии. Ни для кого ни секрет, что Калифорния – столица хорошеньких девушек. Миленьким личиком и стройными ножками здесь никого не удивишь. Немного подумав, она решила стать очаровательной тайной, загадкой, которую нельзя не заметить и, конечно, хочется разгадать. Главное – это быть спокойной и уверенной, и ничего не рассказывать о себе, за исключением того, что еще больше возбудит интерес окружающих.

О такой линии поведения Клементина вычитала в одном из секс-романов, который стянула из тумбочки своей матери. Но успех превзошел все ожидания. Не прошло и трех дней, как один из восьмиклассников пригласил ее в кино. Клементина с удовольствием рассмеялась бы ему в лицо, не будь он таким нервным и серьезным. Поэтому она лишь сочувственно улыбнулась, придумывая вежливую, но вескую причину отказа.

А дальше предложения пошли одно за другим: на танцы в школе, в кино, в гости, в парк, покататься на лодке… Именно этого – внимания – она и желала.

Мальчишки выстраивались в очередь, чтобы просто поговорить с ней. Но чем больше они за ней бегали, тем больше начинали надоедать. Конечно, иногда их внимание льстило, но Клементина понимала, что все это не то, что нужно. И все чаще ей хотелось кричать от разочарования и отчаяния. Время тянулось ужасно медленно. Казалось минула целая неделя, но прошел лишь час скучнейшего урока математики, на котором она получила две или три глупых мальчишечьих записки.

Неужели они не понимают, что смешные детские свидания не входят в ее планы. Ока намерена достичь своей мечты, своей вершины, не размениваясь по мелочам. Иногда Клементине хотелось запереться в своей спальне и отколотить подушку, сокрушаясь, что еще целых пять лет ей предстоит терпеть детские школьные танцульки и ухаживания неуклюжих прыщавых юнцов. Пять долгих лет до того, как она станет свободной и начнет свою самостоятельную жизнь.

За это время ей нужно многое успеть. Нужны уроки английского, чтобы иметь хорошее произношение и дикцию, уроки по искусству, чтобы развивать творческие наклонности, уроки истории и природоведения для развития интеллекта и уроки физкультуры, чтобы сохранить стройность и гибкость. Когда Клементина закончит школу, она будет безукоризненна и совершенна во всех отношениях. Клементина Монтгомери, будущая суперзвезда, модель и актриса, она обязательно завоюет этот мир.

* * *

Отодвинув белую кружевную занавеску, Меган внимательно наблюдала за шлюпкой, плавно скользившей к Воротам Золотистого Моста. Родители выбрали этот дом из-за великолепного вида, открывающегося на залив. Часами они могли сидеть на балконе, потягивая чай или вино, заедая лепешками и сыром, бросая восторженные взгляды на море. Меган же, посмотрев минуты две, ощутила смертельную тоску.

Она подумала, что у родителей просто не было других интересов, они не очень-то любили вместе развлекаться или о чем-то говорить друг с другом. Управление же модными магазинами мужской одежды, разбросанными по стране, казалось ей самой легкой работой в мире. Свою контору отец посещал крайне редко. По утрам он часа три разговаривал по телефону, днем играл в гольф или теннис. Раз в неделю родители отправлялись на пару дней в какой-нибудь город, чтобы проверить состояние дел и заодно посмотреть достопримечательности. Возвращались домой, и опять отдыхали на балконе.

Меган подошла к кровати, на которой валялся учебник по истории Соединенных Штатов. Ей нечем было заняться в эти выходные, и она могла немного подучить. Алекс опять проводила уик-энд с подругами из волейбольной команды. Последние три недели они собирались в субботу и воскресенье в парке Гроссмана. Плавали в бассейне с подогретой водой, покупали бутерброды и мороженое, тренировались на волейбольной площадке. Сначала Алекс звала с собой и Меган, но когда та пару раз отказалась, приглашения прекратились.

Меган попыталась почитать о Гражданской войне, но не смогла пересилить себя, мешала какая-то тупая, щемящая боль в груди. В прошлое воскресенье она каталась на велосипеде в парке Гроссмана и вдруг увидела Алекс с подругами. Они не плавали и не играли, а усевшись на одеяле под деревьями, над чем-то смеялись. Интересно, о чем они говорили? Может быть, Алекс жаловалась девицам, что ей надоела Меган, их детские забавы в грязи, прогулки по забору? Наверное, Алекс считала себя уже достаточной взрослой, а Меган в ее глазах оставалась девчонкой?

Меган бешено крутила педали. Домой. Подальше от них. Зарывшись лицом в подушку, она долго и горько рыдала, до тех пор, пока силы окончательно не оставили ее. С того времени, днем и ночью, чем бы Меган не занималась, тупая боль билась в ее груди и животе. У Алекс всегда были друзья помимо Меган. Волейбольная команда, ученики математического кружка, дети из ее квартала. Она нравилась девочкам за ум и веселый характер. У мальчишек она была лучшим футбольным вратарем, была не хуже мальчишек и, как слышала Меган, целовалась лучше всех в школе. Меган становилось не по себе при виде веселой, раскованной Алекс, счастливой, независимо от того, есть с ней рядом Меган или нет. Дружба же Алекс с хорошенькими популярными волейболистками просто разрывала сердце Меган. Она боялась запросто подойти и попросить подругу поиграть с ней, боялась услышать «нет». У Меган были и другие подруги! Но вокруг нее никогда не собиралась толпа на волейбольной площадке, никто не просил списать уроки, хотя она училась почти так же как Алекс. И все равно, не раздумывая ни секунды, Меган бросила бы всех, лишь бы быть рядом с ней.

Встретившись, они по-прежнему шутили и веселились, каждый вечер звонили друг другу. Они считались лучшими подругами. И все же Меган чувствовала, что у Алекс появились свои тайны. Она стала другой, она стала взрослой. Это делало Меган такой несчастной как никогда раньше.

Уронив книгу, она подошла к окну. По небу плыли облака. Одно из них напоминало рыбу, а другое странного динозавра. Закрыв глаза, стараясь не думать об Алекс, Меган представила Клементину. Они редко разговаривали друг с другом, изредка перекидываясь небрежными «Привет!» и «Как поживаешь?» Но Меган постоянно думала о ней. Часто она ловила себя на том, что наблюдает за Клементиной. Это была полная противоположность Алекс. Всегда держалась с чувством собственного достоинства. Там, где Алекс скандалила, она оставалась невозмутимой и спокойной. И при всей непохожести они обе обладали необычным даром притягивать окружающих, в них было особое очарование, полностью отсутствовавшее у Меган. Образ Клементины, казалось, состоял из незначительных черт: ровной спины, спокойного голоса, не слишком шикарной, но модной одежды, способности оставаться одной и не бояться своего одиночества. А в целом, Клементина была именно такой, какой хотелось стать Меган – прекрасной, изящной, уверенной в себе. Меган знала, что Клементина не ревновала бы свою подругу к волейбольной команде, не поехала бы в парк проверять, чем они там занимаются, не расплакалась бы как малышка.

Открыв глаза, Меган наблюдала, как ее динозавр превращается в уродливую старую ведьму. Может быть, если она сблизиться с Клементиной, то научиться чему-нибудь, станет опытной и добьется популярности. И тогда Алекс бросит своих волейболисток и жизнь пойдет по-старому. Надо попробовать сделать все, чтобы вернуть Алекс.

* * *

В своем классе Алекс была лидером в волейболе, бейсболе, футболе и теннисе. Оставалась только гимнастика, но в ней первенство захватила Клементина.

Прислонившись спиной к стене зала, Алекс наблюдала, как Клементина тщательно выполняет упражнение на перекладине. Она не могла объяснить, за что так сильно невзлюбила Клементину. Сначала Алекс бесила ее безупречная, как на журнальной обложке, внешность. Но сейчас Алекс знала, что причина не в этом. Меган оказалась права. Ощущение новизны прошло, к Клементине привыкли. Мальчишки устали от ее постоянных отказов, и их рвение поутихло. Конечно, карие глаза Алекс казались обычными по сравнению с сине-зелеными глазами Клементины, а темные кудрявые волосы проигрывали блестящим каштановым локонам, но Алекс всегда весела, всегда готова пойти в кино или покататься на" роликах, поэтому она вновь стала самой популярной девочкой в школе. Нет, решила Алекс. Ее больше всего раздражает надменность Клементины и неожиданная дружба с Меган. Было не понятно, где и когда началась эта дружба, но последние недели она развивалась полным ходом. Сначала, Алекс не обратила на это внимания, проводя большую часть времени с волейбольной командой. Она догадывалась, что Меган чувствует себя забытой, хотя они и оставались лучшими подругами: по-прежнему ходили вместе в школу и из школы, к друг другу в гости, ночевать по пятницам.

– Но Меган изменилась, – подумала она, посмотрев на подругу, сидевшую на полу рядом с перекладиной. Все началось с телефонных звонков между Меган и Клементиной и случайных встреч после школы, а теперь девочки вместе прогуливались на переменках. И когда Клементина даже имела наглость сесть рядом с ними за ланчем, Алекс не поверила своим глазам. Хуже всего было то, считала она, что Клементина вела себя дружелюбно, втягивала в беседу и ее, как будто Алекс не имела друзей и нуждалась в жалости и внимании. Уже одно это приводило в такую ярость, что хотелось дать пинка в хорошенький задик Клементины, чтобы та не смогла больше сидеть.

Алекс встала и подошла к Меган. Клементина показывала девочкам, как делать вращения и пируэты.

– Твоя подруга умеет выставить себя на показ, не так ли? – съехидничала Алекс. Меган быстро обернулась:

– Она не выставляется, просто ей удаются эти упражнения, как тебе другие.

– Хм, – Алекс стиснула зубы. – Ну, это ты лучше знаешь, ты ведь проводишь с ней много времени.

Выковыривая грязь из-под ногтей, Меган желала, чтобы хоть капелька самообладания Клементины передалась ей. Два месяца назад, смущаясь, она предложила Клементине погулять после школы. Та сразу же согласилась. Девочки вежливо болтали ни о чем, а потом их отношения легко и незаметно переросли в дружбу. Но Меган понимала, что осталась такой как и раньше – скучной, обычной, незамысловатой Меган, которая грызла ногти и боялась, когда кто-то сердился на нее, как сейчас сердилась Алекс.

– Я проводила с ней время, пока ты была со своими волейболистками.

Алекс нервничала, в животе у нее заурчало, а в груди появилось гнетущее чувство. Эти ощущения были всякий раз, когда ей грозили неприятности – или от учителей из-за того, что она двинула кулаком какого-то занудного мальчишку или от родителей, когда она напустила пауков в постель младшего брата Джо.

– Все ложь, и ты прекрасно знаешь это, Меган Сандерс, – заявила Алекс. – Я со своей командой встречалась только по выходным, а последнее время мы почти не собирались из-за дождя. Ты стараешься вызвать во мне ревность, так знай, ты меня больше не интересуешь. Делай все, что хочешь со своей мисс «Утонченность» и ты увидишь, затронет ли меня это.

Алекс вскочила и бросилась в раздевалку. Пусть ей влепят замечание, она переживет. Быстро переоделась. Будь она проклята, если позволит этой парочке одержать верх. Она не нуждается в Меган. И вообще, Меган – просто дитя, все так же бегает по грязным лужам, играет в детские игры, а они ведь почти восьмиклассницы. Она, Алекс самая популярная девочка в школе, самая умная. У нее высший балл почти по всем тестам, хоть она и не зубрилка. У нее нет отбоя от мальчишек, у нее дюжина подруг. Зачем ей Меган? – Алекс кивнула, соглашаясь сама с собой, и захлопнула дверцу шкафчика с одеждой. Выйдя на улицу, она встала под единственным, пробивавшимся сквозь облака, солнечным лучом. Спустя десять минут прозвенел звонок, и появились Меган с Клементиной. Увидев их выходящими вместе, Алекс заплакала.

Глава 2

Меган и Алекс помирились только в восьмом классе, к концу первого полугодия. До этого, забыв о восьмилетней дружбе, они вели борьбу по всем правилам военного искусства. Сначала, уверенные в своей правоте и неуязвимости, девочки полностью избегали друг друга. С самодовольными улыбками на лицах, даже садились в противоположных концах класса. Потом уверенность в правильности избранного пути исчезла. Каждая из них проводила бессонные ночи, уставившись к потолок и думая, не позвонить ли подруге, как ни в чем не бывало, притворись, что ничего не произошло. Но в последнюю минуту решимость продолжать борьбу брала верх, девочки отходили от телефонов, так и не позвонив.

Шло время. Причины ссоры забылись или, по крайней мере, потеряли свое значение, и началась схватка самолюбий. Каждая старалась не уступить другой, притворился, что потеря ближайшей подруги – сущая чепуха.

Оружием в этой войне стали письма. Умело сложив их раз в шестнадцать, девчонки просовывали письма в замочные скважины шкафчиков в раздевалке. Еще в начальной школе, во время многочисленных ссор, Алекс и Меган писали и получали сотни таких писем. Годы упорных тренировок превратили их в профессиональных военных писательниц.

Вооружившись словарем, Алекс достигла совершенства в выборе самых язвительных кличек и прозвищ, тем более, что она прошла великолепную практику, обзывая мальчишек во время жарких футбольных баталий, приобретя репутацию самого острого язычка во всей школе. Но в случае с Меган ей потребовалось больше, чем просто парочка грязных слов. Алекс проводила часы, придумывая самые унизительные и подлые фразы, выискивая наиболее уязвимые места Меган. В этот раз она начала так: «Дорогая Меган! Ты самое неряшливое, толстое, хитрющее, презренное, уродливое, с волосами как пакля, чудовище. Я тебя ненавижу». Удовлетворенно вздохнув, Алекс накарябала свою подпись.

С другой стороны, Меган, решив, что вся ее жизнь была сплошным мучением по вине Алекс, сделала эту вину главным козырем защиты. Засиживаясь допоздна, она писала свои послания на самой лучшей бумаге, стараясь, чтобы они сохранили следы ее слез. Однажды даже не заметила, как исписала семь листов, жалуясь, что Алекс никогда не любила ее по-настоящему, бросала ее ради новых подруг, садистски обращалась с ее бедной ранимой душой, и она, Меган, не знает, сумеет ли когда-нибудь оправиться от страшной боли.

Вдобавок, у противниц появились союзники. У Алекс – подруги из волейбольной команды и математического кружка. Они бросали на Меган свирепые взгляды и обходили ее в школьном коридоре, будто она была заразная. У Меган – Клементина. Хотя она и говорила, что не желает впутываться в эту историю, но не любила Алекс, за то, что та не любила ее. К ним примкнули некоторые девочки, мстившие Алекс за популярность и непринужденность в обращении с мальчишками. Они надоедали Алекс убийственными взглядами и бумажными самолетиками. Джонни Пидмонт, считая ниже своего достоинства, как и другие мальчишки, участие в подобном, все же сказал Алекс, что это чертовски классная схватка.

Но, как обычно и бывает, письма вскоре надоели, от свирепых взглядов устали глаза, ряды сторонников уменьшились. Все чаще девочки вспоминали проведенные вместе выходные, задушевные беседы, прошлое веселье и все чаще подумывали о перемирии. Конечно, не о явном, когда надо признать свои ошибки, а об искусно замаскированном, лишь бы вновь сблизиться.

Выход предложила Клементина.

– Послушай, Меган, – сказала она как-то раз, когда они возвращались из школы. Дул сильный и холодный ветер, приближалось Рождество. – Я не хочу давить на тебя или что-то в этом роде, но я считаю, что схватка с Алекс слишком затянулась. Не хочешь же ты выглядеть ребенком, не так ли?

Меган отвернулась. Конечно, она не желает, чтобы ее считали маленькой. Именно этого Меган боялась больше всего. Наверное, и Алекс втерлась в волейбольную команду, чтобы общаться со взрослыми девицами. Меган действительно, чувствовала себя маленькой, когда девчонки хихикали по поводу «французских» поцелуев, и сгорала от желания спросить, что же это такое. Такое же чувство испытывала она рядом с Клементиной, ни разу не повышавшей голос, не смеявшейся громче, чем принято, всегда модно одетой. Клементина даже ходила по-взрослому, высоко подняв голову, не размахивая руками. Она никогда не показывала пальцем и не роняла учебники, как Меган.

– Вы были раньше лучшими подругами, – продолжала Клементина, – и глупо вести себя так из-за дурацкой размолвки.

Меган остановилась. Ветер чуть не сбивал ее с ног, так что ей пришлось напрячь все силы, чтобы не упасть.

– Почему ты заговорила об этом? – спросила она. – Ты ведь совсем не любишь Алекс. Зачем же хочешь, чтобы я помирилась с ней?

Клементина обернулась, взглянула на свои сверкающие дешевым розовым лаком ногти. Меган удивилась, казалось, даже ветер не задевал Клементину. Ее волосы порхали как пушинки одуванчиков, в то время как у Меган они развевались во все стороны, хлопая по лицу.

– Честно говоря, – помедлила Клементина, – из-за предложения мистера Хандельмана устроить конкурс по биологии. Ты ведь знаешь, мне нужны хорошие оценки, а естественные науки не мой конек. Но я уверена, мы добьемся успеха, если Алекс будет в нашей команде. Она в биологии молодчина. Кроме того, – продолжала она, поправляя прядку волос и окидывая взглядом ребят, толкавших в гору велосипед, – я не думаю об Алекс плохо, фактически, я совсем не знаю ее.

Меган засунула холодные, как лед, руки в карманы пальто и пошла дальше.

– Так что мне делать? – спросила она, когда они дошли до места, где обычно расставались и Клементина шла вверх, а Меган поворачивала за угол, направляясь в свой престижный квартал. – Чтобы я попросила Алекс присоединиться к нам? Скорей всего, она скажет какую-нибудь гадость.

– Ей-богу, Меган, временами ты просто ребенок, – заметила Клементина, перекладывая учебники из одной руки в другую. – Скажи ей, что тебе очень жаль и ты хочешь помириться, и, как бы между делом, спроси, не хочет ли она войти в нашу команду по биологии. Уверена, ее, как и тебя, ужасно огорчает ваша ссора.

* * *

Меган замерла перед яркой красной дверью дома Алекс и глубоко вздохнула. Сколько раз она стояла здесь? Сто, двести, тысячу? Ей очень нравился этот необычный веселый дом, но сегодня он напоминал ей затаившееся чудовище, готовое ее проглотить.

Решившись, Меган постучала. Дверь тотчас открылась, и она увидела Джо, младшего братишку Алекс.

– А, привет, Меган! Проходи. Алекс у себя наверху. Идя вслед за Джо, девочка разглядывала его светлые волосы над воротником свитера. Он всегда поражал ее своей непохожестью с Алекс. Словно его выхватили из другого мира и времени и бесцеремонно бросили в эту живую, шумную семью, к которой он не имел никакого отношения. Джо был кусочком мозаики, не вписывающимся в картину семьи Холмсов.

Он был нормальным. Все другие члены семьи – необыкновенные личности, о них можно сочинить толстенный роман. Мать Алекс работала в музее искусств. Она беспрестанно двигалась, смеялась, болтала, обладала несметным количеством шелковых шарфов и духов. Отец, Пол, отличался редкостной привязанностью к работе. Профессор математики в Беркли, либерал, он имел обыкновение приглашать студентов на пикники в свой дом. Однажды его даже показали по телевизору. Он бросился под гарпун рыбака, мстившего в кита.

И, наконец, Алекс. Всякий раз, заходя в дом, Меган поражалась, как каждая вещь, произведение искусства, безделушка и даже цвет подчеркивали ее индивидуальность. Заурядную тахту в гостиной покрывал необычный красно-золотистый ситец. На нем торжествовали полосатые черно-белые подушки, а рядом на черном лаковом полу сияла лампа. Перед тахтой пристроился маленький треугольный столик, позади возвышался письменный стол из красного дерева. Стены завораживали смесью картин абстракционистов и французских импрессионистов. За входной дверью вилась лестница с медными перилами и красной дорожкой. Казалось, все вещи в доме собраны из разных мест и эпох, но вместе они составляли чудесное целое, как и Алекс. Непослушные темные кудри, густые брови, полные, всегда готовые к улыбке губы, смех, яркая одежда, резкие манеры. И в то же время никто не выглядел такой собранной и целеустремленной, как она.

Меган наблюдала, как Джо подходит к роялю в углу гостиной. Был бы он на четыре года старше. Мальчик сел, глубоко вздохнул, благоговейно опустил пальцы на клавиши. Полилась классическая музыка. Меган смутно припоминала мелодию. Джо начал брать уроки игры лишь неделю назад, а успех был очевиден. Окунувшись в мир звуков, он забывал обо всем. Пальцы, маленькие и неловкие, еще не способны охватить октаву целиком, но мелодия была потрясающе прекрасна. Меган, зачарованная, прислонилась к двери, волнение на мгновение оставило ее. Джо смотрел в ноты, не замечая, что Меган любуется его лицом. Оно было нежным и красивым, и таким непохожим на угловатые черты Алекс. Джо напоминал утонченную мраморную статую с чудесными волнистыми волосами. Играл ли он на рояле, читал ли таинственные истории, он всегда был застенчивым и спокойным мальчиком. Всегда обдумывал свои слова и осматривался, как будто не был уверен в окружавшей его действительности. Но ему только девять лет, а Меган – тринадцать. Пропасть, разделяющая их, равнялась столетиям, и через нее не было мостов.

– Я поднимусь наверх, – сказала Меган, хотя прекрасно знала что, погрузившись в царство музыки, Джо ничего не слышит.

Поднимаясь по крутой винтовой лестнице, она, как всегда, не отрывала глаз от потолка, чтобы не закружилась голова. На площадке верхнего этажа Меган оглушил рев проигрывателя. Она успела забыть, как сильно Алекс включает звук, чтобы волосы вставали дыбом, чтобы каждая клеточка вибрировала и дрожала. Алекс считала это нормальной громкостью.

Вздохнув, Меган подошла к двери. Сделав несколько безуспешных попыток достучаться, она вошла в комнату.

На Алекс была ее любимая белая футболка и ярко-желтая трикотажная юбка. Сочетание довольно странное, но ей шло. С последней встречи на стенах появились новые плакаты. Изображение малыша тюленя соседствовало с Джеймсом Дином, а знамя Сан-Францисской команды – со шлемами оклендских налетчиков. Алекс сидела на подоконнике, разглядывая дерево магнолии над окном. Она обернулась, когда Меган появилась в дверях.

Казалось, что они смотрят друг на друга целый час. Алекс не удивилась. Она просто пристально уставилась в глаза Меган, до тех пор, пока та, как всегда, не выдержала и не отвела взгляд.

Алекс встала, подошла к противоположной стене, где рядом со стереопроигрывателем лежали и стояли альбомы, книги по математике и биологии, привезенные отцом из университета. Выключив музыку, вернулась на подоконник.

– Итак? – спросила она.

– Итак, я…, – слова, которые Меган заранее подобрала, повторив раз двадцать, застряли в горле. Глаза ее наполнились слезами, и, несмотря на все свои клятвы и намерения, Меган заплакала. Закрыв лицо руками, она рыдала, пока Алекс не подошла к ней и не обняла ее. Девочки присели на кровать.

Наконец, рыдания Меган стихли. Взглянув на Алекс, она с удивлением увидела, что глаза подруги тоже покраснели от слез.

– Прости меня, – произнесла Меган. Не сказав ни слова, Алекс бросилась в ванную и вернулась, держа маникюрные ножницы.

– Дай твой палец! – воскликнула она. Меган протянула указательный палец и зажмурилась от боли, то же самое Алекс проделала над собой. Девочки прижали пораненные пальцы.

– Вот, – сказала Алекс, – теперь мы – кровные сестры. Это значит, что мы останемся лучшими подругами, что бы ни случилось.

– Ты уверена? – спросила Меган.

– Конечно, давай никогда не устраивать ссор, о'кей?

Меган кивнула, и, не разжимая рук, они отправились смывать кровь.

* * *

Прошло три месяца. Распрощавшись с Меган и Алекс, улыбаясь, Клементина шла к своему дому на вершине холма. Время от времени она торжествующе поглядывала на зажатое в руке свидетельство. Дойдя до дома, крайнего у дороги, девочка остановилась под большим искривленным дубом, росшим в конце двора. Прижавшись щекой к шершавой коре, она пристально смотрела на свой дом.

До сих пор Клементина не понимала, почему мать и отчим поселились именно здесь. Казалось, что более старого и уродливого дома просто невозможно отыскать. Краска, вернее, то, что от нее осталось, своим серым цветом напоминала небо в пасмурный день. Земля на участке была такой твердой и каменистой, что на ней ничего не росло, кроме сорняков.

Но отчиму Клементины, Джону, дом понравился.

– В нем чувствуется характер, – заявил он, – представьте только, как мы все вместе наведем здесь порядок.

Клементину передернуло. Будь она уверена, что он говорит серьезно, она сказала бы ему напрямик, что не желает работать с ним бок о бок. Но она знала, что это всего лишь напыщенные фразы. Если бы он только мог, то давно бы нашел ее отца и избавился от Клементины. У Джона не было ни времени, ни желания заниматься ею. Клементина догадывалась об этом по недовольным морщинкам в углах губ каждый раз, когда она заговаривала с ним. Стоило матери выйти из комнаты, голос отчима становился громким и неприязненным. Широко улыбаясь, произнося теплые, нежные слова, он старался хитростью заставить ее делать то, что хотел. Подобным образом отчим заставлял обвиняемых сознаться, ссылаясь на улики или свидетельские показания, которых и в помине не было. Он говорил, что действует в интересах правосудия. Черта с два! Клементина знала, что все, что делает Джон, он делает только в своих собственных интересах. Вздохнув, она вошла в дом.

– Клем, это ты? – окликнула ее мать, – я в библиотеке.

Клементина усмехнулась. Интересно, с каких это пор комната, в которой стояли три непрочитанные книги Хемингуэя и словарь, стала называться «библиотекой»?

– Привет, мам! Как дела?

Анжела Монтгомери тщательно вытирала пыль с кофейного столика.

Каждый день, придя из школы, Клементина заставала мать что-то протиравшей. Ни единой пылинке не дозволялось присутствовать в доме.

– Прекрасно, дорогая, – ответила мать. – Я ходила в магазин и купила баранью ножку. Помнишь, Джон как-то говорил, что ел восхитительное блюдо в одной из компаний и ему очень понравилось? Я нашла рецепт в «Домоводстве» и хочу приготовить. Я так переживаю, вдруг выйдет неудачно. Я…

Клементина подошла к окну, откуда открывался вид на дома у подножья холма. Темные завитки дыма поднимались из печных труб, еще больше омрачая ненастный мартовский день. Мать что-то бубнила о сметанном соусе и овощах. Дождавшись, когда она замолчит, чтобы передохнуть, Клементина смущенно заговорила:

– Мама, ты только представь! Меган, Алекс и я получили первое место за проект на конкурсе по биологии. Взгляни на свидетельство, которое мне дали.

Анжела стояла на коленях, вытирая пыль с деревянных ножек стола. Она отложила тряпку и медленно, тяжело дыша выпрямилась. Клементина протянула ей свидетельство.

– Подумать только! Замечательно!

– Смотри, здесь написано, что наш проект крысиного лабиринта победил, благодаря своей оригинальности и полезности. Многие мальчики из нашего класса сделали радиоприемники и прочую чепуху, но их делают каждый год… А вот крысиный лабиринт никто никогда не делал. Это первый случай.

– Я горжусь тобой, дорогая. По-настоящему горжусь. Жаль, что нет времени поговорить обо всем подробно, но пора начинать готовить барашка. Еще я хочу убрать в спальне, пока не вернулся Джон. Ты же знаешь, как он любит чистоту. Еще раз поздравляю, дорогая.

Анжела запечатлела поцелуй на лбу дочери и пошла на кухню, прихватив тряпку и полироль. Свидетельство о первом в жизни успехе оттягивало руку Клементины, словно она держала его много часов, чтобы хоть кто-то обратил внимание. На минуту девочку охватило желание разорвать его на мелкие клочки. Успокоившись, Клементина выпрямилась и вскинула подбородок. Она прикрепит свидетельство на доску в своей комнате, по соседству с бланком об окончании балетного класса в Денвере. Кто знает, в каких еще состязаниях ей предстоит участвовать и победить? Надо будет оставить местечко, так, на всякий случай.

Клементина села на тахту и уставилась на свое отражение в зеркально отполированной крышке столика. Крысиный лабиринт – идея Алекс. Как только она согласилась войти в их команду, после многодневных уговоров Меган, идеи переполняли ее. Так как Клементина твердо знала, что для победы им с Меган просто необходима Алекс, не составило большого труда отбросить личную неприязнь. Она проглотила свою гордость и уступила первенство идеям Алекс. Алекс, кстати, оказалась не такой уж плохой. Важнее всего была победа.

Мысленно Клементина вернулась на год назад, к тому дню, когда впервые появилась в Саусалито. Увидев Алекс, шутившую с ребятами за спиной миссис Кармикел, она поняла, что у нее будет достойная конкурентка. Клементина обратила внимание, как благоговейно и восхищенно смотрели на Алекс девочки. А когда Алекс сломя голову носилась по футбольному полю или моментально справлялась с тестами по математике, Клементина видела, как уважительно и восхищенно блестели глаза мальчишек.

В те первые дни, несмотря на свой успех, она изнывала от зависти и жгучей ревности. До этого Клементина никогда не ревновала. И что было хуже всего, она знала, что ревность ее необоснованна. Все шло так, как планировалось. Алекс, несомненно, проигрывала ей во внешности, считала Клементина, окидывая соперницу пристальным взглядом. Слишком большой нос, слишком полные губы, слишком густые брови, темные волосы слишком завиваются. Но когда Алекс находилась в шумной компании (а так обычно и бывало) и становилась центром всеобщего внимания (что тоже было обычным делом), Клементина чувствовала исходившее от нее притяжение. Глаза Алекс сияли, руки постоянно жестикулировали, черты лица преображались, становились четкими и прекрасными. В такие минуты Клементина была уверена, что никогда не видела более привлекательной и красивой девушки. В этом и заключалась загадка Алекс. Она постоянно менялась, подобно хамелеону, меняющему окраску. В ней звучала и вибрировала такая жизненная сила, такая энергия, что Клементина чувствовала себя обессиленной и опустошенной, находясь рядом.

Удивительно, но стоило начать совместную работу, объединившись общим желанием победить, и все переменилось. Ревность постепенно проходила, пока в один прекрасный день, рассмеявшись над очередной шуткой Алекс, Клементина поняла, что больше не завидует и не ревнует. Правда, сначала они относились к друг другу довольно подозрительно, каждая настаивала на своем. Сказать по правде, если бы не Меган, они вряд ли ужились.

Проработав вместе всего несколько дней, Клементина отмстила, насколько серьезной и упорной была Алекс. Она вкладывала в дело все, что знала и умела. Раньше Клементина думала, что хорошие отметки Алекс – результат невероятной удачи, но, увидев однажды Алекс за работой, она изменила свое мнение. Алекс любила пошутить, посмеяться, зачастую бывала грубовата и резка, но, когда дело касалось работы, она отрешалась от всего и с головой уходила в проблему. Причем не останавливалась до тех пор, пока не отрабатывала до совершенства каждую мелочь. Наблюдая, как Алекс работает, думает, движется, смеется, не испытывая ни малейших колебаний или сомнений, Клементина осознала, наконец, причину своей ревности. В Алекс не было страха. Хотя многие могли бы сказать то же самое и о ней, Клементина знала, что это – неправда. Она многого боялась. Просто скрывала свой страх.

Через неделю они стали вместе возвращаться домой. Началось это со случайной просьбы Меган избавить ее от неразрешимой задачи выбирать, с кем из подруг идти, и предложения узнать друг друга получше. Так как ни Клементина, ни Алекс не хотели признаваться в своих сомнениях или неловкости, они согласились. Поначалу девочки шли на расстоянии, как будто между ними стояла невидимая, но непреодолимая стена. Сближались они медленно, постепенно, зато сейчас возвращались чуть ли не сталкиваясь лбами, заливаясь смехом.

Первое время Клементина чувствовала, что они с Алекс – бисер, не подходивший друг к другу и свисающий по обеим сторонам от Меган. Дни летели. Они стали собираться вместе сами: Алекс, с ее энергией, Клементина, со своими амбициями, и Меган, желавшая только мира и спокойствия. Удивительно, как они уживались втроем, такие разные. И еще удивительнее было то, что росла привязанность Клементины к обеим девочкам. Впервые за всю свою жизнь она почувствовала, что такое дружба и подруги. Клементина вновь вспомнила церемонию награждения победителей в конкурсе по биологии. Вся школа собралась в зале чествовать 'их, а потом они втроем выбежали из зала и так сильно сжали друг друга в объятиях, что заболели руки.

– Мы победили! – воскликнула Алекс. – Я знала, что так и будет. Конечно, это все благодаря моей идее.

Меган и Клементина рассмеялись.

– Хорошо, мисс Великолепие, – согласилась Меган, – но Клементина проделала большинство опытов, а идея проверить, запомнят ли крысы, где находится еда, принадлежит мне. Мы работали на равных.

– Я знаю, вы, ребята, здорово потрудились. Клементина внезапно ощутила страстное желание высказать им свою благодарность. Раньше у нее никогда не было друзей. Она даже гордилась своей способностью оставаться в одиночестве. Но вот подруги стоят рядом и крепко обнимают ее, доверяют ей свои секреты, вместе ходят из школы. Ей было так хорошо, как будто ее закутали в теплое пушистое одеяло, защищающее от холода и всех невзгод.

Клементина размышляла над этим, пока они шли домой. Алекс и Меган смеялись и болтали без умолку всю дорогу, а она ломала себе голову, пытаясь найти слова, чтобы выразить свою благодарность и не выглядеть при этом идиоткой. Раньше у нее не возникало необходимости выражать свои чувства. Никто ими не интересовался. Ее отец не удосужился даже сообщить, где он живет, ее мать совершенно не волновало, что чувствует дочь, пока не затрагивали ее жизнь с Джоном, а о чувствах, которые Клементина испытывала к Джону, лучше не говорить.

Они подошли к месту, где расставались: Меган и Алекс поворачивали к своим домам, а Клементина поднималась дальше. Ока еще раз попыталась найти какие-то особые слова, но не сумела.

– Ну, все. Увидимся в понедельник, – попрощалась Клементина.

Девочка сделала несколько шагов, когда услышала голос Алекс.

– Эй, Клементина! – Она обернулась. – Спасибо, что была в нашей команде. Мне не хочется признавать, но, возможно, мы не смогли бы победить без тебя.

Клементина улыбнулась. Алекс и Меган улыбнулись в ответ, и стало ясно, что они понимают ее и не нужно ничего говорить, никаких слов. Воспоминания согрели Клементину. Она встала и пошла наверх в свою комнату. Не потребуется больших переделок в планах на будущее, чтобы включить в них подруг. Она была уверена, что сможет втиснуть их куда-нибудь между всемирной славой и будущим богатством.

* * *

Никто не сомневался, что Алекс закончит девятый класс – последний класс неполной средней школы – лучше всех. Единственный вопрос – насколько близко сможет подойти к ней Клементина.

Меган испытывала удовольствие от мысли, что помогла им обеим. Ведь бывало, хотя и очень редко, что Алекс допоздна просиживала в кино или на катке и не успевала сделать домашнее задание. Меган давала ей списать. И хотя Клементина всегда подчеркивала свою самостоятельность, она тоже иногда спрашивала совета Меган, какое сочинение понравится тому или другому учителю.

В конце года Алекс получила табель успеваемости с оценками «отлично». Клементина – «отлично» по большинству предметов, с небольшим количеством «хорошо», а Меган отделалась от всех хвостов и получила «хорошо» вперемежку с «удовлетворительно». Она была средней ученицей, и учителя знали это. В графе «примечания» они вписали фразы типа «средние способности» и «без выдающихся талантов, но старательна». Ее родители знали ее возможности и никогда на нее не давили. Но лучше всех остальных уровень своих способностей знала сама Меган.

В тот июньский день, последний день занятий, Меган вышла на балкон и опустилась в кресло. Она, Алекс и Клементина так много говорили об этом дне и предстоящем сентябре, когда они начнут учиться в Линкольнской средней школе, что он превратился в далекую, прекрасную мечту, которая вряд ли когда-нибудь сбудется. Но сегодня мечта стала реальностью, и Алекс с Клементиной, похоже, утратили способность сдерживаться. Они постоянно щипали друг друга, хватали за руки, смеялись, представляя будущее, раскинувшееся перед ними. Когда они повернулись к ней, Меган изобразила на лице такую же глупую улыбку, что и у них. Если она и извлекла что-то из долгой дружбы с Алекс и короткой с Клементиной, это то, что никто из них не понимал ее страха, нервозности и тревоги по поводу будущей учебы. То, что розовые мечты о самостоятельности, о великолепных мальчиках и интересных занятиях могут превратиться в кошмар, лежало за пределами их понимания. Меган представляла чужую школу с незнакомыми преподавателями и сотнями учеников, которых она никогда не видела. В мечтах ее подруг дорога в будущее была усыпана прелестями, восторгами и борьбой. Одна мысль о будущем вызывала у них решимость завоевать его. Закутавшись в свитер, Меган пристально смотрела на море.

Родители уехали на уик-энд к бабушке в Монтэри, оставив ее дома с пятой по счету экономкой, нанятой за последние три года. Они извинились, что пропустят ее выпускной, но это ведь только неполная средняя школа, и Меган, конечно, должна понять, что бабушка старенькая и головные боли, которыми она страдает, возможно, признак удара. Не могут же они с чистой совестью пойти на ее выпускной и оставить бабушку совсем одну. Конечно же нет, согласилась Меган. Она понимает. Она всегда всех понимает. Именно за это ее и любили. Они могли говорить и делать все, что хотели, а она улыбалась и отвечала, что все хорошо. Родители не пошли на концерт ее танцевального класса, их не было на представлении в пятом классе, сейчас они проигнорировали выпускной, но она все понимала. На вечеринках мальчики пробегали мимо, спеша к Алекс или другой хорошенькой общительной девице, и она понимала. Меган была уверена, что скажи ей кто-нибудь «Я – психопат-убийца», она только улыбнется и ответит: – «Как это мило». Она до смерти боялась сказать что-нибудь не то, боялась кого-нибудь обидеть, боялась даже подумать о том, чтобы высказать свои истинные чувства. Иногда Меган сомневалась, а остались ли у нее, вообще, свои собственные чувства и мысли.

Девочка встала и подошла к перилам. Снова опустился туман. Если ты живешь в Саусалито, рядом с заливом, то хочешь не хочешь, а должна привыкнуть к плотным, похожим на привидения, облакам, нависающим над берегом почти весь год. Но Меган по-прежнему ненавидела их. Она хотела жить, купаясь в солнечных лучах; ярких, теплых, желтых солнечных лучах все триста шестьдесят пять дней в году. Она хотела, чтобы кожу ее покрывал золотисто-коричневый загар, а не этот красноватый, с уродливыми пятнами веснушек. Она хотела весь год ходить в шортах, маечках и топах.

Вместо этого Меган живет в туманном Саусалито. Здесь же живут и ее лучшие подруги – прекрасная Клементина и потрясающая Алекс. И Меган могла с уверенностью сказать, что они-то окажутся на высоте в любой новой школе, благодаря своей решительности и очевидным достоинствам, а ей придется уцепиться за фалды влиятельных подруг, как она всегда и делала, чтобы только удержаться на плаву. Робкая, скучная, ничем не примечательная Меган. В конце своих размышлений она задумалась, с какой кстати они вообще теряют время на дружбу с ней.

Глава 3

Средняя школа – поворотный этап в жизни девочек. Выбрасываются за ненадобностью смешные коробки с обедами, вместо красно-синих болоньевых плащей появляются модные макинтоши, картинки наивных, с широко открытыми глазами щенят, сменяются блестящими фотографиями рок-звезд и знакомых мальчиков, а в серых школьных ранцах зеркальце, расческа и тушь для ресниц занимают почетное место рядом с умными и толстыми учебниками. Мальчишки из неуклюжих, сопливых ребятишек, которые частенько плакали, если какая-нибудь девчонка-сорванец давала им тумака, превращаются в незнакомых, непонятных, недосягаемых существ, затянутых в кожаные куртки, голубые джинсы и благоухающих одеколоном. Сама жизнь, размеренная и привычная, заполненная запахами печенья, лимонада и маминых рук, уходит куда-то в сторону, а новая на огромной скорости мчит без дорог и ориентиров в неизвестность, где любовь, ненависть и повседневные проблемы вырастают до гигантских размеров.

Даже воздух в средней школе совсем другой – заполненный пьянящими запахами духов, сигарет, вперемешку с потом. Проблемы, казавшиеся такими легкими год назад: что одеть, куда пойти, чем заняться превращаются в тревожные и неразрешимые. Мир, заполненный сладостями и солнечным светом, теряет свой розовый оттенок и постепенно исчезает. Так уходит детство.

Прежние простые дружеские отношения превращаются в запутанную систему состязаний и борьбы. Девочке необходимы хорошие оценки, чтобы поступить в престижный колледж, ей надо активно болеть за все спортивные команды, чтобы быть на виду, и обязательно посещать какой-нибудь клуб. Некоторые прилагают все усилия, лишь бы прослыть самой красивой, некоторые – самой модной, а другие – самой общительной. Некоторые (хотя их очень мало) заявляют, что их вообще не интересует эта кутерьма и начинают борьбу (возможно, самую жесткую и непримиримую) за звание самой равнодушной. И, наконец, борьба, которая является предметом большинства споров и сплетен, вызывает самые сильные эмоции и губит самую преданную дружбу – борьба за мальчиков.

Несмотря на множество юношей, каждая девочка знает, что приличных подходящих парней, с которыми стоит дружить, не так уж и много. Это – члены футбольной и бейсбольной команд и немногочисленные учащиеся бизнесклассов. Иногда в это число просачивается кое-кто из академических классов, если, конечно вы ничего не имеете против Шекспира или высшей математики. Слишком много прыщей – и их обладатели исключаются из претендентов на взаимность, коэффициент умственного развития выше 80 – и нет никаких надежд попасть в число избранных. И не следует быть слишком любезным. Девочки считают это подозрительным.

Не важно, что любезные, прыщеватые, умные мальчики вырастут и станут докторами, юристами, бизнесменами, за которых каждая из девиц с радостью вышла бы замуж. В школе их считают заумными зубрилками, и они не котируются даже в мальчишеской среде.

Как-то вечером Клементина, Алекс и Меган засиделись в спальне Клементины, обсуждая проблему дружбы с мальчиками. Пошел второй месяц учебы в десятом классе.

– Неужели тебе действительно нравится этот неотесанный дурачок из биологического класса, Мег? – спросила Клементина. – Боже, он такой отвратный!

Клементина вытащила из пачки сигарету и открыла окно. Она закурила, выпуская дым на улицу. Меган пристально разглядывала ее, стараясь запомнить, как Клементина затягивается и не кашляет при этом. Можно подумать, что она – настоящая курильщица, хотя, на самом деле, впервые взяла сигарету лишь неделю назад. Если Меган решиться когда-нибудь перенять эту привычку, ей пригодится опыт Клементины.

– Нет, конечно, он мне не нравится, – солгала Меган, разглаживая кремовое атласное одеяло, прежде чем опуститься на кровать. В последнее время Билли Вайнштейн часто заговаривал с ней, и у нее появилась надежда, что у них что-нибудь получится. Пусть он не самый бойкий парень в школе, и носит толстые очки в черепаховой оправе, и брюки у него коротковаты, но он очень мил, и любит разговаривать с ней. Все остальные мальчики, казалось, не испытывали к ней ни малейшего интереса.

– Вот и хорошо, – вступила в разговор Алекс, сидевшая на кровати «по-турецки», поджав ноги.

Алекс привлекала внимание всюду, где бы ни появилась, а в комнате Клементины она сияла как лампа, внезапно зажженная в кромешной темноте. Спальня Клементины была выдержана в кремовых тонах – желтоватые стены, цвета слоновой кости ковер и покрывало, кремовые занавески и белое, как мрамор, трюмо. На этом бледном фоне Алекс, в ярко-розовой блузке и сиреневом шарфе, с растрепанными волосами, выделялась ярким пятном на фоне подушки. Казалось, с ней ворвался порыв свежего ветра, разогнавший духоту комнаты.

– Это не то, что тебе надо, – продолжала она. – Тебе нужен огромный, богоподобный футболист, который стиснет тебя в железных объятиях и зацелует влажными, горячими и страстными поцелуями.

Меган откинулась на кровать и рассмеялась. Похоже, из них троих одна лишь Алекс знала, что такое «влажные, горячие, страстные поцелуи». За две недели она стала самой знаменитой девушкой в школе, о ней мечтали почти все юноши. Меган просто поражалась способности Алекс попадать в ситуации «любые, какие только можно представить» и брать инициативу в свои руки.

Иногда к Меган подходил какой-нибудь великолепный, здоровенный блондин, и у нее дыхание замирало в груди. Вот оно, началось, думала она. Он увидел ее в коридоре и влюбился с первого взгляда. Он не может без нее жить. Но дело было в другом, оказывается он видел ее с Алекс и хотел узнать, встречается ли ее подруга с кем-нибудь по-серьезному, не скажет ли она ему номер телефона Алекс. Потом восторженно благодарил за помощь и отходил.

Клементина глубоко затянулась. Когда дым скрыл на мгновение ее лицо, она расслабилась с довольным видом. Ей очень нравилось то, что они собирались втроем. Но почему все разговоры только о мальчиках? Можно подумать, что у них нет других интересов.

И какое это имеет значение? Пусть Алекс встречается хоть со всеми слабоумными идиотами из футбольной команды. Со временем, неуклюжие ребята биологического и математического класса, где занималась Меган, вытянутся, исчезнет их неловкость, и Меган найдет кого-нибудь, с кем будет счастлива до конца своих дней. Что касается ее… Клементина затянулась в последний раз и бросила окурок на землю. В ее планы мальчики не входят. И никогда не входили. Она найдет способ, как стать моделью, а потом – прославленной актрисой, и все парни, что проходят сейчас мимо нее, спеша к Алекс, будут кусать локти от отчаяния, думая о ней.

Недовольная тишиной, повисшей в комнате, Алекс схватила с тумбочки номер «Семнадцатилетних» и притворилась, что поглощена чтением. Как только они очутились в средней школе, она ощутила какую-то сдержанность в их отношениях. Это напоминало Алекс слой пыли, настолько тонкий, что его с трудом замечаешь, но вернувшись на следующий день, обнаруживаешь, что все покрыто толстым удушливым слоем грязи. Неловкость между ними возникла так неожиданно и внезапно, что Алекс ничего не смогла сделать, чтобы предотвратить ее. А сейчас она понятия не имела, как справиться с теперешней ситуацией. Как только они пришли в эту школу, привычки и знакомые понятия изменились. Здесь все, как ненормальные, стремились вырваться вперед, оказаться на вершине. Борьба шла за хорошие отметки, за места в школьном совете, за лучших парней. И как они не сопротивлялись, она, и Меган, и Клементина оказались захваченными этим состязанием.

Что она может сделать, если нравится мальчикам? Будь Меган хоть немного доступнее, она тоже имела бы успех. Ведь Меган намного симпатичнее ее. Более того, она относится именно к тому типу девчонок, что нравится большинству парней – невысокая миловидная, светловолосая. И Клементина, если бы не витала в облаках, а спустилась на землю, тут же обзавелась бы поклонниками.

Несправедливо, что подруга злятся на нее. Открыто, это не проявлялось, но она замечала, как они прекращали слушать, как только разговор заходил о Джерри, Томе или Тиме. Алекс не слепая, чтобы не заметить их недовольный вид и нервное постукивание каблуками, если она убегала на свидание, пообещав пойти с подругами в кино. Раньше мальчики не мешали их дружбе. Алекс и в неполной средней школе встречалась с мальчишками, но тогда это воспринималось нормально. Что же ей, расстаться со своей популярностью, ради того, чтобы осчастливить подруг?

По крайней мере, хорошо, подумала Алекс, что Меган и Клементина интересуются парнями, непохожими на тех, что выбирала она. Меган зациклилась на умниках, а Клементина предпочитала гордых одиночек. Если подруги решат завести приятелей, то, слава богу, им не придется бороться за одного и того.

– Хотите мороженого? – спросила Алекс, захлопывая журнал.

Девочки улыбнулись.

– Великолепно! – ответили они хором.

Подружки спустились на кухню, и на какое-то время волшебство ванильного мороженого, шоколадного сиропа и сладких вишен захватило их в' восторженный плен, и все мысли о мальчиках были забыты.

Тони крепко поцеловал ее в губы. Так крепко, что Алекс знала точно, утром губы будут черно-синими. Но она не остановила его. Не разжимая объятий, Тони подталкивал Алекс на скрипучее переднее сидение машины. Его рука скользила по ее телу, постепенно опускаясь к бедру.

Алекс закрыла глаза и подумала, это и есть настоящий рай: твердые губы и теплые нежные руки. Божественно!

Она позволила его руке скользнуть под свитер и дальше к лифчику. Но когда он начал расстегивать застежку, резко оттолкнула его.

– Хватит, Тони, – сказала она, подымаясь. Одернула свитер и привела в порядок волосы. – Почему каждый раз, когда мы выбираемся куда-то, происходит одно и то же? Я говорила тебе, что не буду раздеваться, и я не шучу, будь уверен.

Тони Макливло прерывисто дышал. Непокорные черные волосы упали налицо, закрывая глаза. Прислонившись к дверце, оказавшись в тени, он раздраженно заметил:

– Черт побери, Алекс, это наше шестое свидание. Несправедливо, ты просто дразнишь меня.

Она рассмеялась и вытащила из сумочки губную помаду. Вытянув шею, чтобы увидеть свое изображение в зеркале, мастерски накрасила губы.

– Нет, я говорила тебе, что я позволю тебе делать, а что – нет. И только твоя вина, если ты возбуждаешься из-за пустяков.

Тони запустил мотор и выехал с пустынной стоянки на самом высоком холме Саусалито. Внизу ярко светились желтые и белые огоньки. Он медленно направил машину к ее дому. Алекс, отвернувшись, смотрела в боковое стекло.

– Знаешь, – сказал Тони, когда они почти приехали, – ты – не единственная девчонка в Линкольне. Я могу заполучить любую, какую только пожелаю. Я могу заставить их валяться у меня в ногах. Сам не знаю, почему я вообще трачу время на тебя.

Алекс привыкла к хныканьям Тони в конце свиданий, но на этот раз жесткость его тона насторожила ее. Она выпрямилась и повернулась к нему.

– Послушай, Тони, не стоит заводиться. Мы сходили в кино, целовались, а сейчас я иду домой. Почему нужно вести себя по-детски?

Тони рванул тормоз и машину занесло на тротуар. Потом он выключил двигатель и вцепился в ее руку.

– Слушай, ты, маленькая сучка? Никто не смеет портить мне удовольствия. Усекла? Ты слышишь меня?

Алекс заглянула в его глаза, в нормальном состоянии карие, но сейчас заполненные чернотой. Когда она пару месяцев назад впервые увидела Тони среди толпы крутых парней, не брезгующих наркотиками и слоняющихся больше возле школы, а не в классе, где должны были заниматься, ее заинтриговали его глаза, похожие на глаза пантеры. Как-то после школы она подошла к нему и попросила подвезти домой. С тех пор они часто были вместе. Тони, не медля приступил к главному, отбрасывая все игры, которые ожидают от подростков во время свиданий. Как только они очутились в машине, он сразу же крепко поцеловал ее, хотя не прошло и 10 минут с момента, как они увиделись. Но Алекс не сделала даже попытки остановить его. Прямота, грубоватость, нежеланье терять попусту время поразили ее. С ним Алекс чувствовала себя сексуальной, более желанной, чем с кем-то еще. Тони пару раз возил ее в кино и на обеды, но Алекс догадывалась, что ему хотелось отшвырнуть это ненужное времяпровождение и приступить к заключительной части вечера – то есть, к объятиям и поцелуям. Сначала ей это льстило, но сегодня, когда он сжал ее руку так, что пришлось закусить губу, чтобы не вскрикнуть, чувства ее изменились.

– Я слышу тебя, Тони, – ровным голосом ответила Алекс, надеясь, что он не заметит, как сильно бьется ее сердце, – а сейчас отвези меня домой.

С минуту он пристально разглядывал Алекс, стараясь пламенным взором сжечь последние благоразумные мысли в ее голове. Потом отпустил руку и завел машину. Через пять минут они подъехали к дому.

Алекс вцепилась в ручку дверцы, готовая выпрыгнуть, не дожидаясь пока машина остановится, но Тони схватил ее за волосы и рывком повернул к себе. Несмотря на все старания, Алекс не смогла удержать болезненный стон.

– Запомни, что я сказал сучка? – прошептал он. – Я могу иметь любую девчонку, какую только захочу. Любую. Вот увидишь.

Тони оттолкнул ее, и Алекс спотыкаясь выбралась из машины. Она захлопнула дверцу и, пока машина не скрылась из виду, твердой походкой шла к дому. Потом сорвалась с места и вбежала к себе.

* * *

Неделю спустя Меган влетела в комнату Алекс. Грудь ее тяжело вздымалась после пробежки в гору.

– Ты ни за что не догадаешься, что только что случилось со мной? – выпалила она.

Алекс отложила тетрадь и учебник по математике и подошла к кровати, на которую плюхнулась Меган, стараясь отдышаться.

– Рассказывай.

– Сегодня, когда я выходила с шестого урока, кто-то тронул меня за плечо. Никогда не угадаешь, кто!

Она выжидающе замолчала, и Алекс рассмеялась.

– Энгельберт Хампердинк?

– Нет.

– Элвис Пресли?

– Алекс!

– Ну, хорошо. Я сдаюсь.

Меган улыбнулась, стараясь как можно дольше выдержать паузу.

– Тони Макливло, выдохнула она. – Ты можешь в это поверить? Он сказал, что уже давно хотел поговорить со мной, но не решался. Бог мой, я была потрясена. Он ходит вместе со мной на занятия испанским, вернее, изредка появляется там. Я даже не думала, что он подозревает о моем существовании. Я думала, что скончаюсь на месте…

Алекс почувствовала, как кровь отхлынула от лица. Меган продолжала щебетать, но Алекс не слышала ее. Вместо этого в висках громко звучали слова Тони – «Я могу заставить любую девчонку валяться у меня в ногах. Я могу иметь любую девчонку». Приобретение Меган, конечно же, докажет его правоту. Алекс вспомнила пальцы Тони на своей руке, синяки, не сходившие несколько дней, жесткость губ. Она взглянула на Меган, которую еще никто никогда не целовал, и ей показалось, что она видит зловещую тень, нависшую над подругой.

– Меган, мне надо кое-что сказать тебе, – прервала она счастливый пересказ.

– Подожди, дай мне закончить.

Алекс кивнула и придвинулась к стенке кровати. Прислонившись к ней, она крепко прижала к груди подушку.

– Ну вот. Так или иначе, – продолжила Меган, – Тони спросил, можно ли ему проводить меня домой. Поэтому я не пошла с тобой и Клементиной. Он довел меня до самой двери. И даже нес мои книги, представляешь? Похоже, он старомоден. Он расспрашивал меня о занятиях, моей семье, а когда увидел наш дом, страшно удивился. Раньше я как-то не думала о деньгах родителей. Но сейчас довольна. Я пригласила его войти, но он отказался. А потом, – угадай, что он сделал?

Алекс смотрела в окно.

– Я не знаю, Меган. Что же он сделал?

– Он поцеловал мне руку! Ты можешь в это поверить? Я чуть не умерла. Меня даже дрожь взяла. Он спросил, можно ли пригласить меня куда-нибудь в пятницу вечером. Конечно, я сказала «да». Как только Тони ушел, я сразу побежала к тебе, и вот я здесь. Ну как, ты потрясена?

Алекс снова взглянула на Меган и поразилась тому, что увидела. Меган преобразилась. Ее глаза оживленно сверкали, а не метались, как у испуганного кролика. Она сидела, выпрямившись, гордо расправив плечи, а на лице сияла такая счастливая улыбка, которую Апекс никогда прежде не замечала.

Прошла неделя с тех пор, как Тони в последний раз отвез ее домой. Возможно, он забыл о своих угрозах. Возможно, он просто пошутил тогда. Его слова казались заученными, словно из старого фильма Джеймса Дина. А вдруг ему действительно понравилась Меган. У них с Тони не было ничего серьезного, так, несколько свиданий, поцелуев, пара ссор и конец. Алекс попыталась представить парочку вместе. Тони – в кожаной куртке, с опасным блеском в глазах и твердыми как сталь руками. И Меган – с ее рыцарскими романами, высокими идеалами и романтическими мечтаниями. Алекс встала.

– Послушай, Меган, я…

В этот момент в комнату ворвалась Клементина.

– Я видела, как ты шла с Тони Макливло! – закричала она. – Я с трудом верю этому! Ты отхватила самого крутого парня и школе. Рассказывай все, до мельчайших подробностей. Ничего не упускай.

Меган засмеялась и потащила Клементину к кровати. Она еще раз подробно изложила все события и, побуждаемая энтузиазмом подруги, заговорила о том, что оденет в пятницу, что сделает и что скажет. Наконец, Меган вспомнила, что Алекс хотела ей что-то сказать и повернулась к ней. Но Алекс решила оставить свои опасения при себе. Она подумала, что слишком драматизирует события. Тони просто увидел Меган, она понравилась ему, и у него нет ничего дурного в мыслях. Он не будет таким грубым с Меган как был с ней. У него хватит мозгов понять, что Меган не выдержит такого обращения. А если нет, ну что ж, тогда Алекс Холмс переломает ему все кости.

* * *

Меган и Тони встречались каждую пятницу. Она бы проводила с ним и субботние вечера, но родители решительно воспротивились – раз в неделю вполне достаточно, – сказал отец. Меган удивилась, что они обратили внимание на ее существование. Первый раз в жизни родители что-то запретили ей, и хотя Тони ворчал и упрекал ее в ребячестве, Меган не нарушала запрет. Он создавал видимость нормальной семьи с отеческой заботой и дочерней послушностью.

От Тони она была без ума. Когда он был рядом, для Меган переставал существовать весь остальной мир. Тони стучался в дверь, подводил ее к своей машине, а, оказавшись внутри, Меган чувствовала, что окна и двери изолируют их, переносят в другое измерение, где существуют только они с Тони, его руки, обнимающие ее, его голос, глубокий и низкий, звучавший только для нес, его смех, принадлежавший только ей и волнистые волосы, небрежно спадавшие на лоб.

Сначала они ездили в кино, потом Тони пару раз вывозил ее съесть по гамбургеру, и Меган еще больше поразили его старомодные манеры. Тони держал ее за руку в кино, открывал перед ней двери, целовал в щечку, на прощание желал спокойной ночи. Как будто воплотились в жизнь все прочитанные ею рыцарские романы. Тони уважал ее и не хотел торопить.

Прошло несколько недель. Меган с нетерпением ждала той минуты, когда губы Тони прикоснутся к ее губам. У него был самый чувственный рот, который она только видела, а губы были полными и четко вычерченными. Как-то раз, когда Тони наклонился шепнуть ей что-то на ушко, Меган с трудом удержалась от соблазна повернуть голову и прижаться к нему.

– Это всего лишь дело времени, – говорила ей Клементина. – Он старается не спешить. Не хочет испугать тебя. Но Меган хотелось, чтобы Тони перестал оберегать ее.

Наконец, спустя месяц, Тони, прощаясь, положил руку на ее затылок. Пальцы у него были прохладными, и дрожь прошла по спине Меган. Казалось, он стоит уже несколько часов, застыв как ледяная статуя, когда Меган взглянула на него. У нее громко заурчало в животе, Меган была уверена, что Тони услышит.

– Мне так давно хочется поцеловать тебя, – охрипшим голосом произнес он. – Поцеловать по-настоящему.

– О, Тони!

Его губы прижались к ее, и Меган почувствовала, как ускользает последняя возможность воспринимать реальность. Тони приоткрыл рот, и она повторила его движение. Вскоре его язык касался ее, сначала игриво, а потом твердо и решительно. Меган обняла Тони и со всей силой прижала к себе.

* * *

После этой ночи Меган не колебалась ни минуты, если Тони просил ее ускользнуть из дома, когда родители думали, что она давным-давно спит. Часто в субботу или в воскресенье она говорила, что останется у Алекс или Клементины, а сама вместо этого спешила в объятия Тони. Потеря доверия родителей казалась ей очень дешевой ценой за возможность побыть с Тони.

Меган утратила всякий интерес к учебе, к тому, что она ест и пьет, сколько спит. Единственное, что волновало ее – что она оденет, когда встретится с Тони, что они будут делать, куда пойдут. Она совершенно утратила способность поддерживать беседу, если разговор шел не о Тони. Клементина и Алекс отодвинулись в самый дальний угол ее жизни и извлекались оттуда лишь во время кратких перерывов между свиданиями, поездками по магазинам в поисках новых нарядов и телефонными разговорами с Тони. Иногда Меган даже засыпала с зажатой в руке трубкой. Клементина предупреждала, что она становится слишком зависимой. Алекс уговаривала отойти от Тони немного передохнуть. Даже ее мать заметила однажды, что Меган слишком серьезно воспринимает «этого парня». Она слушала вполуха и отбрасывала все советы.

Меган чувствовала, что теряет контроль над теми аспектами своей жизни, которые не были непосредственно связаны с Тони. Но она не жалела об этом, так как не видела в них никакого смысла. Она даже не подозревала, какую жалкую и несчастную жизнь вела раньше. Тони сделал ее счастливой. Меган смогла бы солгать, украсть, смошенничать, ради возможности побыть с ним. Он ворвался в ее жизнь, подхватил ее и перевернул привычный мир с ног на голову. И, честно говоря, у Меган не было ни малейшего желания возвращать его на место.

– У меня проблема, – сказала Алекс Клементине как-то вечером, когда Меган снова упорхнула куда-то с Тони.

– Да? Верится с трудом, – рассмеялась Клементина и подошла к зеркалу. Она только что прочла статью в «Моде» о том, что спальня – отражение человека, который живет в ней. Оглядываясь вокруг, она поняла, что это действительно так. Все их три спальни имели ярко выраженную индивидуальность. У Меган – сплошной романтизм и кружева, у Алекс – оглушающая музыка и спорт, а у Клементины – не навязчивая элегантность. Слава богу, хоть у одной ее из троих есть свой стиль. Она села на пуфик возле трюмо и принялась расчесывать волосы.

– Я серьезно, – сказала Алекс, – это касается Меган и Тони.

Клементина опустила щетку и повернулась к Алекс.

– Я слушаю тебя.

– Я думаю, он просто использует ее.

Клементина с шумом бросила щетку.

– Ради бога, Алекс, я не могу поверить, – произнесла она, подходя к Алекс. – Ты можешь увлечь любого парня, какого только пожелаешь, но когда Меган наконец-то нашла одного единственного, и который оказался к тому же одним из самых шикарных парней в школе, у тебя не хватает даже порядочности порадоваться за нее. Какая же ты подруга после этого?

Алекс встала и нервно зашагала по комнате.

– Ты не поняла. Раньше он был моим парнем. Он…

– О, я прекрасно понимаю. Ты не можешь пережить, что Тони встречается с кем-то еще, а не с тобой. Алекс, я не могу поверить, что ты…

– Успокойся, и дай мне закончить! – закричала Алекс.

Клементина села на кровать и скрестила на груди руки.

– Продолжай.

– Спасибо. – Алекс рассказала о своем последнем свидании с Тони, внимательно наблюдая за реакцией Клементины. Когда она закончила, Клементина вернулась к трюмо и подняла щетку.

– Ну, хорошо. Я была несправедлива к тебе. Извини. Но я думаю, ты все-таки ошибаешься. Если бы Тони хотел отыграться, он уже давно сделал бы это. Меган потеряла голову от любви несколько недель назад. Он имел возможность посмеяться над ней раз двадцать за это время и доказать, что тоже может причинять боль другим, как и ты. Не волнуйся и порадуйся за них. Сила любви исправила Тони.

– Надеюсь, ты права. – Алекс подошла к окну и выглянула на улицу, хотя ничего не видела, кроме образов, круживших в ее голове. Она представила, как пальцы Тони впиваются в тело Меган и содрогнулась, – Дай бог, чтобы права оказалась ты, а не я.

* * *

Тони расстелил одеяло на каменистой земле, а вторым, когда они сели, укутались сверху. Меган всегда привлекало это место, примерно в четверть мили от дороги. «Скала влюбленных» называет его Алекс. Ей лучше знать, подумала Меган. Она бывала здесь довольно часто. Тони извинился, что привез ее сюда. Он совсем не думает о ней так, но им больше некуда пойти. Только здесь они могут побыть наедине. Меган с трудом верила своим ушам, таким невероятно хорошим и порядочным казался Тони.

Было два часа утра. Опустился туман и пошел легкий мелкий дождь. Деревья, окружающие их, походили на закутанных в плащи злодеев в черных масках. Они чуть поскрипывали от ветра, и Меган охватила дрожь. Даже рука Тони, обнимавшая ее, не могла унять эту дрожь.

– Расслабься, – голос был хриплым и успокаивающим.

Меган спрятала лицо на его груди. Вдыхая знакомый запах – смесь пота, сигарет и одеколона, она чувствовала, как отступают злодеи. Меган не сомневалась, что Тони сможет защитить ее от всех невзгод.

– Я люблю тебя, Тони, – сказала она, повторяя эти слова, произнося лишь для того, чтобы услышать их замечательное звучание.

– Я тоже люблю тебя, малыш.

Тони лег на одеяло, увлекая за собой Меган. Она опустилась на локти, стараясь сохранить равновесие. Мысленно Меган отсчитывала часы, оставшиеся до того момента, когда ей придется возвращаться в свою спальню. 3 часа 180 минут. Интересно, подумала она, осознают ли супружеские пары, насколько они счастливы. Они всегда вместе, их время не ограничено и им не приходиться воровать моменты близости.

Пальцы Тони пробежали по ее волосам.

– Ты такая красивая, ты знаешь это? Как модель, или что-то в этом роде. Ты никогда не думала о том, чтобы стать моделью?

Меган вспыхнула и поцеловала его. Какая она счастливая! Почему он не влюбился в Алекс или Клементину? Почему он выбрал ее?

– Ты – именно такая девушка, которая, как мне казалось, никогда не полюбит меня. Такая умная и хорошенькая. Твои волосы похожи на солнечный свет. И ты – самая нежная на свете, Мег.

Он провел по ее руке, и Меган расслабленно потянулась в ответ на сотню приятных иголочек, покалывающих кожу.

– Я думал, тебе нужен какой-нибудь умник, – сказал Тони.

– О, нет, Тони. Мне нравишься ты. Я никого не смогла бы полюбить, кроме тебя.

– Ты уверена?

– Конечно.

Тони поцеловал ее, и Меган, очарованная теплотой его рук, поглаживающих ее спину, даже не заметила жесткость его губ. Тони перевернулся и прижал ее к одеялу.

– Я так хочу тебя, Мег.

Меган лишь на мгновение ощутила страх, вспомнив уроки по половому воспитанию, предостережения о болезнях и беременности. Потом ее страхи затерялись в глазах Тони, умолявших отдаться, ему. Как она может отказать? Они, конечно же, должны быть вместе. Они любят друг друга, и нет смысла тянуть.

– Я тоже хочу этого, – прошептала Меган, стягивая через голову свитер.

Тони улыбнулся, но темнота скрыла эту торжествующую улыбку.

* * *

К концу десятого класса Алекс забыла свои тревоги по поводу Тони. Они с Меган по-прежнему были вместе, счастливые как и прежде. Как-то раз Алекс даже столкнулась с ними на свидании. Она подцепила парня, ходившего вместе с ней на уроки по обработке дерева – она не могла сейчас даже вспомнить его имя– и они вчетвером поиграли в подобие гольфа. Алекс не заметила признаков, которые тревожили ее в Тони. Он был приятным и очаровательным, ни словом не обмолвился об их последнем вечере. Он вертелся вокруг Меган, как будто та была драгоценной фарфоровой куклой и может в любую минуту разбиться вдребезги. Было совершенно ясно, что он влюблен, и Алекс вздохнула с облегчением.

За две недели до начала летних каникул Алекс, Меган и Клементина решили покататься на парусной лодке. Они редко собирались все втроем, так как Меган постоянно была занята, порхая в своем дурацком замкнутом мирке. Странно, но предложение провести день на парусной лодке, исходило именно от Меган. Она хотела, так сказать, поделиться с ними своей радостью. И хотя Алекс мало привлекала перспектива выслушивать весь день, как Тони сделал это и сделал то, она не собиралась упускать возможность провести день на 25 футовой парусной шхуне родителей Меган.

Алекс и Клементина упаковали продукты для пикника и ждали на пристани Меган. Она почти всегда приходила вовремя, поэтому, когда прошло назначенное время, потом еще полчаса и еще, а она все не появлялась, девушки забеспокоились. Наконец, опоздав почти на час, пришла Меган с растрепанными волосами и красными глазами. Ужас сковал Алекс. Она почти наяву услышала, как трещат под ее руками кости. Тони.

– С тобой все в порядке? – спросила она.

Меган покачала головой:

– Давайте сначала спустимся на воду. Мне хочется убраться подальше отсюда.

Они направили шхуну к Золотистому Мосту. Дул легкий ветерок, и судно медленно плыло вперед. Управляясь с парусами, Алекс постоянно оглядывалась на Меган, которая, обхватив руками голову, покачивалась из стороны в сторону как буек на воде. Клементина предупреждающе шепнула, чтобы она ничего не спрашивала.

Добравшись до моста, они спустили паруса и сели на открытой корме. Меган вытерла глаза и взглянула на них.

– Я беременна.

Клементина схватила руку Алекс и судорожно стиснула ее, другой она обняла за плечи Меган.

– Когда ты узнала?

– Сегодня. Как раз перед тем, как идти сюда.

– Тони знает?

Меган широко раскрыла глаза, и слезы закапали, легко, как вода из неисправного крана.

– Нет. Боже, я не знаю, что делать.

Алекс открыла рот, но прежде чем она успела произнести хоть слово, вмешалась Клементина.

– Я скажу тебе, что делать. Мы поворачиваем назад, и ты сразу же идешь к Тони. Ты скажешь ему, что беременна и, если он действительно любит тебя, то поможет выкрутиться. Если нет, тогда я помогу. В любом случае, обещаю тебе, все будет хорошо. Ты слышишь меня?

Меган прикусила губу и кивнула.

Девушки направили шхуну назад к пристани. Алекс подождала, пока они подошли к берегу, и лишь тогда села рядом с Меган.

– Клементина иногда может быть такой надежной, – сказала она, – интересно, может ли что-нибудь вывести ее из равновесия?

– Сомневаюсь, – пробормотала Меган, стискивая живот, как будто давление могло избавить от младенца.

– Ты ведь знаешь, что я всегда буду рядом с тобой верно?

Меган прислонилась к Алекс:

– Конечно. Это – моя собственная вина, Алекс. Я знаю. Просто, когда я с ним, я ничего не соображаю. Совершенно. И тем более о противозачаточных мерах и прочих неромантических вещах. Я чувствую, что это звучит ужасно, но на самом деле это было великолепно. И знаешь, что самое безумное в этой истории?

– Что?

Меган горько рассмеялась. Звук ее голоса заставил Алекс покрепче прижать ее к себе.

– Когда доктор сказал мне, что я беременна, у меня была только одна мысль – какая я счастливая! Можешь представить себе что-либо более нелепое? Пятнадцать лет, и счастлива. Знаешь, я думаю, это потому, что у меня не просто какой-то ребенок, а ребенок Тони. Он свяжет нас на всю жизнь. Конечно, для меня все изменится, но мне все равно. Мы с Тони поженимся, и у нас будет этот ребенок.

Алекс сглотнула комок, застрявший в горле, и помогла Клементине причалить шхуну.

* * *

Меган застала Тони в гараже. Склонив темноволосую голову, он ремонтировал мотоцикл, пытаясь починить его несколько недель. Минуту она разглядывала его, все еще испытывая благоговейный восторг от мысли, что он любит ее. С тех пор, как Тони произнес эти слова, прошли месяцы. Меган глубоко вздохнула. Потом подошла и поцеловала его в шею.

– Какого черта! – Он стремительно обернулся, и Меган, испугавшись, отпрянула назад.

– А, Меган, это ты. Черт, ты напугала меня.

– Извини.

Тони отложил инструменты и подошел к ней:

– Ерунда, все в порядке. Я просто не ожидал снова увидеть тебя сегодня.

– Я знаю. Нам нужно поговорить.

Он внимательно взглянул на Меган и взял ее за руку.

– Хорошо. Пойдем в дом. Никого сегодня нет.

Они вошли в гостиную и сели на тахту. До этого Меган дважды была у него, и оба раза родители отсутствовали. Бегло оглядев комнату, она подумала, что Тони стесняется обветшалой мебели, старых коричневато-оранжевых ковров, разрезов на обивке дивана, газет, в беспорядке разбросанных на полу, как будто так трудно было сделать пять шагов до мусорного бака в кухне. Но сейчас, подумала Меган, он должен понять, что ее не волнует этот бардак. Живи он хоть на улице, ей это безразлично.

– Ну, что случилось?

Меган взяла его руку и крепко сжала. Тысячу раз по дороге сюда она репетировала эту сцену. Все будет легко. Надо просто произнести нужные слова. Сначала Тони удивится, может быть, даже немного расстроится, но в конце концов обрадуется и захочет жениться на ней.

– Тони, я беременна.

В первую минуту Меган не решалось взглянуть на него, поэтому сосредоточила все внимание на скомканных газетах, стараясь прочесть слова в складках бумаги. Но время шло, и тишина давила все сильнее, пока Меган не ощутила, как эта тяжесть наваливается на нее. Не в состоянии больше выдержать неизвестность, Меган подняла глаза.

Тони смотрел прямо на нее и улыбался. Но не той улыбкой, которую она ожидала увидеть. Это была странная застывшая улыбка, похожая на улыбку манекенов. Его губы казались тоньше и бледнее, чем обычно. А глаза оставались безучастными. Зрачки настолько расширились, что все заполнила чернота.

– Я беременна, – повторила она.

Наконец, как занавес, падающий на сцену в конце представления, улыбка сползла с его лица. Взгляд вновь стал нежным и заботливым, каким она привыкла видеть.

– И что, по-твоему, мы будем делать? – спросил Тони.

Меган глубоко вздохнула. Потрясение сделало его неузнаваемым, но сейчас перед ней – обычный Тони, тот, которого она любила. Меган прикоснулась к его щеке:

– Я думаю, у нас нет выбора. Если мы поженимся этим летом, все будет не так уж плохо. Ты закончишь школу и сможешь найти работу. Я окончу позже, когда ребенок станет постарше.

Тони так близко склонился к ней, что Меган почувствовала на лице его горячее дыхание. Она ждала предложения. Меган знала, что оно прозвучит каким-нибудь романтическим образом. Тони, может быть, опустится даже на колени.

– Как сильно ты хочешь быть со мной, Мег? – прошептал Тони.

Меган тряхнула головой, соображая, правильно ли она поняла. Голос его был странный – возбужденный, резкий, совсем не такой, к какому она привыкла. Она попыталась отодвинуться, чтобы лучше видеть его глаза, но рука Тони уже лежала на ее затылке, удерживая Меган на месте.

– Ты сам знаешь, – неуверенно прошептала она.

– Скажи мне.

Тошнота подкатила к горлу Меган, и горький привкус желчи заполнил рот.

– Больше всего на свете я хочу быть с тобой. И ты знаешь это, – сказала она.

– Тебе придется умолять меня быть с тобой. Пора бы знать, что я никому не достанусь с легкостью. Проси меня жениться на тебе, Мег, а там посмотрим.

Меган отвернулась и безуспешно пыталась вырваться из кольца его рук.

– Почему ты ведешь себя так? Я не понимаю, я…

– Все просто и ясно. Если ты хочешь меня, тебе придется просить об этом.

Рука Тони, зажав ее волосы, оттягивала голову Меган назад.

Она уставилась в его потемневшие глаза. Она знала, что должна сделать, что сделали бы Алекс и Клементина на ее месте. Клементина нашла бы какой-нибудь надолго запомнившийся ему выход, Алекс плюнула бы ему в лицо. Но Меган любила его. О, она все время верила, что любовь – превыше всего. Выше гордости, выше чести.

– Пожалуйста, женись на мне, Тони, – проговорила она, и слезы покатились по ее щекам. – Я прошу тебя.

Какое-то мгновение он удерживал ее волосы, потом отпустил, и Меган повалилась на тахту. Тони встал и, схватив ее за подбородок, повернул лицом к себе.

– Твоей подруге Алекс будет интересно узнать, что ты произнесла эти слова.

Он убрал руку, потом подошел к входной двери и настежь распахнул ее:

– А сейчас проваливай к черту из моего дома.

Глава 4

Клементина глубоко затянулась, так что перехватило дыхание. Она вспомнила слова Алекс о вреде курения, о раке и других болезнях, от которых умирают молодыми. Можно подумать, что она, Клементина, хочет дожить до ста лет, чтобы стать дряблой и морщинистой старухой. Мать и отчим постоянно ныли, что она прокурила весь дом и загадила все пепельницы, что зажатая в зубах сигарета не украшает ее. А ей плевать на то, что они думают и говорят.

Курение стало частью ее имиджа. С длинной тонкой сигаретой между пальцами, она казалась себе более эффектной и более голливудской. К тому же равномерность вдохов и выдохов, вид серебристого пепла на конце сигареты просто успокаивали ее. Сейчас как никогда, ей нужно спокойствие.

Клементина отвернулась от залитого дождем окна. Наконец-то Меган уснула. На побледневшем лице отчетливо выделялись желтые круги под глазами. Со временем они исчезнут, и это было единственным утешением для бедной Меган, думала Клементина. Время – лучший лекарь.

Она отбросила сигарету и подошла к кровати. Меган била дрожь, и Клементина укутала ее одеялом до самого подбородка. Впервые в жизни она пожалела, что не может взять на себя чужую боль. Она бы знала, что ей делать, будь она Меган. Она бы выпрыгнула из постели, ворвалась бы к Тони с ружьем в руках и вдребезги разнесла бы самодовольную улыбку на его отвратительном лице. Меган, единственная вина которой в том, что она полюбила подлеца, просто замкнулась в своем горе, и никто не мог ей помочь. Клементина выскользнула из комнаты и спустилась в гостиную.

– Если ты шевельнешься, то окажешься на полу, – заметила она Алекс, сидевшей на краю тахты. Алекс подняла глаза и попыталась улыбнуться.

– Как она?

– Уснула, мне кажется, ей не нужно идти сегодня домой. Ее родители чувствуют, что что-то не так. Хорошо бы сочинить стоящую отговорку. Я думала об этом. Скажу, что мы устроили в честь ее дня рождения вечеринку с ночевкой и забыли их предупредить. Родители Меган считают, что я сверхлегкомысленна, поэтому лишь еще раз убедятся в правильности своей характеристики. День рождения Меган в следующем месяце, но они не обратят внимания. Их мало интересует все, что касается Меган.

Согласно кивнув, Клементина присела рядом. Она гадала, где мать. Совсем недавно она была здесь, ведь даже небеса проигрывали блеску полированного столика рядом с тахтой. Возможно, Анжела пошла по магазинам или бегает по поручениям Джона. А может, одна из его рубашек перешагнула трехмесячный рубеж? Анжела никогда не допускала такого. К этому ее приучил отец Клементины. Он ненавидел старую одежду, несвежую пищу и, коли на то пошло, старых людей.

Клементина вздрогнула и встала. В минуты, когда случалось что-то ужасное, она вспоминала о нем, о своем отце. Если кому-то причиняли боль, или кто-то умирал, или мать, целиком поглощенная заботой о Джоне, забывала о существовании Клементины, перед ее глазами возникало лицо Дюка. С темной щетиной на подбородке, чуть угловатое, оно было почти зеркальным отражением ее собственного лица. Клементина вглядывалась в него до режущей боли в глазах, пока не появлялись слезы. Нельзя сказать, чтобы ее это сильно беспокоило. Она могла прожить и без Дюка, давным-давно научившись существовать бок о бок с матерью, безраздельно преданной Джону. Анжела делала все, лишь бы не потерять Джона. Нет уж, хватит и одного раза. Когда она вытирала мебель, Клементина нередко слышала ее заклинания: – Я не потеряю Джона. Я не потеряю Джона, – бормотала Анжела, снова и снова, как заезженная пластинка.

– Как ты себя чувствуешь? – спросила Алекс, вдребезги разбив образ Дюка. Клементина повернулась и, улыбнувшись, произнесла: – Хорошо, Только устала. Меган казалась такой слабой. Я не была уверена, что она… Понимаешь, в какой-то момент я подумала, вернее, все было похоже на то, что произошла ошибка и что-то пошло не так, как надо. Но худшее для нее уже позади.

Алекс потерла лоб.

– Я хочу убить его, выцарапать ему глаза. Я даже думать не могу, что…

– Алекс, не надо, – Клементина опустилась на тахту рядом с подругой. – Я знаю, что ты чувствуешь. Поверь мне. Но я твердо выучила одно – нельзя опускаться до уровня других. Тони получит свое, не сейчас, так позже. Подожди, ты сама увидишь. Самое ужасное, что мы можем устроить ему, полностью игнорировать его. Вести себя так, как будто то, что он сделал с Меган, не имеет никакого значения. Это заденет его больше всего.

– Не знаю.

– А я знаю. Подумай сама. Любому хочется увидеть реакцию. Вот почему Тони зашел так далеко. Он хотел, чтобы ты отреагировала на его жестокость. Твое безразличие сведет его с ума, и, между прочим, ты нужна Меган.

– О боже, Меган!

Клементина прислонилась к Алекс.

– Ты знаешь, она жалеет этого ребенка, – сказала Алекс. – Один бог знает, почему, но она хотела его.

– Я знаю. Она чуть не отказалась избавляться от него. И я почти желала, чтобы она настояла на этом. В том, что произошло потом, моя вина. Ведь именно я выбрала доктора, если его можно так назвать.

– У тебя не было большого выбора. Аборт надо было сделать как можно скорее, и ты сделала все, что могла.

– Я знаю. Но я чувствую ответственность за случившееся. Мы могли бы, по крайней мере, подождать еще день и основательно проверить того парня. Я возбудила бы против него дело, пожелай только Меган выступить в открытую. Это какой-то мясник. Она потеряла так много крови.

Девочки пристроились на тахте, прислушиваясь к тиканью часов, равномерному и безучастному к событиям, происходившим вокруг. Вдруг комнату взорвал отчаянный пронзительный крик. Алекс и Клементина вскочили и бросились к лестнице.

– Тони! – кричала Меган. – Тониииии!

* * *

Клементина ни единой душе ни обмолвилась о том, что «Сакс Авеню» проводит в Сан-Франциско конкурсный отбор девушек в поисках новых фотомоделей. Если она победит – прекрасно. Но если она проиграет, никто не должен знать о ее неудаче. Клементина никому не рассказывала о своих мечтах, даже Алекс и Меган. Они иногда говорили о том, в каком университетском колледже хотели учиться и по какому предмету специализироваться, но Клементине всякий раз удавалось отделаться общими фразами, не вдаваясь в подробности и избегая деталей.

Подруги не поймут ее. Она была в этом уверена. Возможно, Алекс немного проникнется ее замыслами, у нее тоже есть амбиции. Алекс собирается поступать в Беркли и стать «финансовым гением». Но столь нудное призвание не имеет ничего общего с желанием стать звездой. Клементина опасалась, что ее поднимут на смех за то, что вступая на столь рискованный и скользкий путь, она ставит на карту свою гордость и все будущее.

Но язвительные замечания и колкости Алекс – ничто по сравнению с тем, что сказала бы Меган. Последний вариант, который Клементина слышала о намерениях Меган, это стать учительницей или медсестрой. Боже милостивый! Она постаралась втолковать Меган, что служа людям, ничего приличного не заработаешь, но это не убедило.

– Не в деньгах дело, – провозгласила подруга.

– Черта с два. Деньги – это все. Они означают власть и уважение. С деньгами ты ни в ком не нуждаешься.

Как только Клементина заработает приличную сумму, она скажет «до свидания» отчиму, воспоминаниям об отце и даже исполненной благих намерений матери. Вот тогда у нее начнется настоящая, своя собственная жизнь. Захочется ли ей курить или жить в Нью-Йорке или путешествовать по свету – ради бога! Она ни от кого не будет зависеть в своих желаниях. Клементина улыбнулась при мысли об этом.

Чтобы войти в число участниц конкурса, надо было заполнить анкету, написать сочинение на тему, почему она хочет стать фотомоделью и выслать две глянцевые фотографии размером 8x10 – на одной только лицо, а другую – в полный рост. К счастью, за последний год Клементине удалось сэкономить часть денег из своего содержания, и сейчас ей хватало, чтобы сняться у профессионального фотографа. Назначенное время было в час дня. Она уйдет из школы пораньше, сославшись на боли в желудке, и начнет, наконец, свой путь в известность. Сначала «Сакс Авеню», а потом, кто знает? К этому времени в следующем году ее фото, возможно, появится на обложке «Моды».

* * *

Хотя ни Алекс, ни Меган открыто не признавались, за последние пару месяцев отношения между ними стали натянутыми. Если бы Меган страдала только от аборта, она бы выдержала, погоревала о своей потере и продолжала жить, как ни в чем ни бывало. Но каждую ночь, как только она закрывала глаза, начинались одни и те же видения. Последние слова Тони, его жестокость снова и снова прокручивались в ее мозгу, как фильм ужасов, пока она не просыпалась и включала свет, надеясь, что он разгонит видения. Меган догадывалась, что в случившемся между ней и Тони было что-то еще, помимо утраты интереса к ней или отвращения из-за ее беременности. Она уловила странный зловещий блеск в его глазах. Все то время, когда он заставлял ее поверить в спою любовь, он что-то скрывал от нес. И это «что-то» имело отношение к Алекс.

Прощальные слова Тони превратились в навязчивый кошмар, преследовавший Меган. Какая связь была между ними? Меган знала, что Алекс встречалась с Тони, но совершенно ясно, что их отношения кончены и забыты. Алекс – ее подруга. Ее лучшая подруга. Она знала, как сильно Меган любит Тони. Единственный раз в жизни у Меган появился человек, принадлежавший только ей, который хотел ее. По крайней мере, она так думала. Первый раз Меган почувствовала себя красивой, умной и желанной. Но воспоминание о его последних словах растравляло старые раны и вбивало клин, множеством безответных вопросов, между ней и Алекс.

У Алекс было ощущение, будто она мчится на диком ярмарочном аттракционе, с трудом уклоняясь от возникающих опасностей. Она отчаянно стремилась быть именно такой подругой, которая нужна Меган. Прошло шесть месяцев с того дня, когда они с Клементиной привезли ее от доктора, а Меган еще не пришла в себя. Казалось, усталость ни на минуту не покидала ее, даже во время занятий в спортивном зале. Плечи ссутулились, грудь и живот опустились. Создавалось впечатление, что даже держать голову ровно требовало от нее огромных усилий. Она редко разговаривала, и то, только тогда, когда к ней обращались. Отвечала краткими, односложными фразами, лишенными всяких эмоций и чувств. Меган никогда не смеялась, но Алекс больше пугало то, что она и не плакала.

Когда Меган после аборта лежала на кровати Клементины, Алекс, сжав до боли ее руку, поклялась, что все время будет рядом с ней. Она сделает все, что только пожелает Меган… А сейчас та сторонилась ее, и бессознательно Алекс тоже удалялась от Меган. Она оставила при себе и чувства, и слова, боясь, что скажет что-то не то и еще больше травмирует Меган, если расскажет, как подло обманывал ее Тони. А может быть, она знает? Рассказывал ли ей Тони об их последнем свидании? Неужели Меган считает во всем виноватой ее, Алекс?

Было бы легче, если бы они поссорились. Они могли бы высказать все, что чувствуют и думают, кричать, вопить, плакать, писать злобные письма, вербовать сторонников. А потом помириться. Девушки по-прежнему вместе возвращались домой, обедали, встречались после школы. Но держались напряженно, обмениваясь лишь краткими репликами, напоминая дипломатов, которые пожимают друг другу руки и улыбаются перед объективом, после длительных гневных тирад наедине.

Алекс очень хотелось, чтобы рядом была Клементина. Будь она почаще рядом, ей удалось бы сломать лед и снова сблизить их. Но Клементина с каждым днем казалась все таинственнее – рано уходила из школы, становилась неуловимой, уклончиво отвечала, где она проводит время после занятий и по выходным. И холодность в отношениях Алекс и Меган росла, как будто они мчались в разных машинах, пытаясь разглядеть друг друга в ослепляющем свете бьющего в глаза полуденного солнца, не отводя взгляд от дороги.

* * *

Финал конкурса фотомоделей должен был состояться в последнюю неделю мая. Остались Клементина и еще девять девушек. Клементина оказалась, наконец, там, где хотела. До сих пор ей сопутствовал успех, чего нельзя было сказать о сотне других девушек, вступивших в состязание восемь месяцев назад. И все-таки Клементина ожидала чего-то другого.

От претенденток требовалось: быть хорошенькой (она была), представить несколько фотографий (она представила), стать «открытием» (пока что, нет), а потом – богатой (ха!). К этому времени Клементина потратила все до последнего пенса из своих сбережений на одежду и косметику: у нее было одиннадцать мучительных, неприятных сеансов у воинственных фотографов, хотевших или переспать с ней, или запечатлеть на пленке в таком виде, что она не смогла бы спокойно жить после этого; она на грани изнеможения прошла через четверть – и полуфинальные туры. Причем длились эти туры часами, во время которых Клементина и другие девушки, покрываясь потом, под слепящими юпитерами ходили по помосту, соединяющему зрительный зал со сценой, давая судьям возможность как следует рассмотреть их.

И вот она в финале, до которого осталось две недели. Клементина чувствовала себя увереннее, чем когда-либо. Несколько месяцев назад, получив счет за наряды, намного превышающий сумму, которую она могла выделить из своего содержания (пять долларов в неделю), ей пришлось открыться матери. Клементина ожидала услышать гневные слова и сотню причин, доказывающих, что фотомодель – ужасная профессия, и она слишком молода и неопытна, и ей надо все внимание уделять учебе.

Вместо этого Анжела взяла ее руку и заставила сесть рядом с собой на тахту.

– Это – трудная жизнь, – сказала она.

– Я знаю, мама. Но только этим я мечтаю заниматься всю свою жизнь.

Анжела отвела взгляд, и Клементина заметила тень печальной улыбки, замершей на ее губах.

– До того, как встретить твоего отца, я несколько лет была фотомоделью, В основном, демонстрация мод на сцене. А также фотографии в каталогах.

– Ты?

– Не надо удивляться, Клемми. Я тоже когда-то была молодой. И довольно хорошенькой. По крайней мере, так считал твой отец.

Клементина взглянула на Анжелу, и мало-помалу разглаживались морщины и исчезали преждевременно поседевшие волосы. Почти наяву различила она под ними голую, трепетную девушку с белокурыми волосами, сияющими синими глазами и ослепительной улыбкой. Странно, но до этого момента она думала о своей матери, как о старой замужней женщине. Ей даже в голову не приходило, что у матери была своя жизнь, своя собственная карьера.

– Я просто потрясена, мама. Вот и все. Я не знала, что ты работала.

Анжела встала и подошла к столу. Внизу лежал слой пыли, и она опустилась та колени, чтобы вытереть ножки стола.

– В твоем возрасте я тоже была независимой и старалась добиться многого. Но потом встретила Дюка и, понимаешь…

– И что? – спросила Клементина, подавшись вперед. Одно упоминание имени ее отца вызвало сильный и живой образ. Она почувствовала даже, как его руки поднимают ее и подбрасывают в воздух. На мгновение, когда она оказывалась совершенно одна и стремительно падала вниз, ее охватывал страх, но потом руки Дюка подхватывали ее, прижимали к сильной груди, она чувствовала его запах – смесь пота и сладковатого одеколона и пива, пролитого на ворот рубашки.

Анжела вытерла ножки и опустилась на ковер.

– Я не знаю, что случилось. Дюк был таким властным, таким потрясающим. Хватило одного его прикосновения, чтобы стали бессмысленными все желания, кроме одного – быть с ним рядом.

Голос Анжелы звучал ровно, и Клементина не могла понять, жалела ли она, что упустила свой шанс, позволила завладеть тем, что принадлежало только ей одной – своей жизнью? И ради чего? Вскоре Дюк оставил ее, Клементине было тогда только четыре года. Ему нужна более независимая женщина, которая может больше ему дать, объяснил он. Клементина встала и подошла к матери. Наклонившись, она поцеловала ее волосы.

– Я никому не позволю ворваться и завладеть моей жизнью. Давным-давно я решила стать звездой и не остановлюсь, пока не добьюсь этого. Если я проиграю сейчас, то приму участие в другом конкурсе, потом еще в каком-нибудь, пока, наконец, не достигну вершины.

Анжела встала и пристально взглянула в решительное лицо дочери.

– И в твоей жизни не будет места мужчине, даже, если ты полюбишь его?

– Ах, мама, не думаю, что я когда-нибудь влюблюсь. Нет, правда. Я недостаточно романтична для этого. Любовь полна закатов и рассветов, бабочек, цветов в раю. Зачем мне все это?

Анжела вздохнула и обняла Клементину:

– Хорошо, Клемми. Я понимаю. И я помогу тебе в этом конкурсе, но постарайся запомнить, что жизнь велика и не предсказуема, все еще впереди. Возможно, я слишком замкнулась и закрылась в одном – в любви, сначала к твоему отцу, а потом к Джону, – но ты, кажется, рискуешь замкнуться в другом. Научись балансировать, дорогая. В этом основная разгадка счастья.

* * *

– Ба, посмотрите, кто пришел, – сказала Алекс, подняв глаза от столика, за которым делала Меган маникюр. – Мисс Монтгомери. Ученица одиннадцатого класса средней Линкольнской школы, которая раз в неделю не является на занятия, а растворяется в воздухе, без всяких объяснений.

Клементина села на кровать Меган, все еще покрытую бледно-лиловым покрывалом с оборочками, хотя она множество раз говорила Меган, что оно слишком несолидно для ее возраста. Клементина боялась приходить сюда. Она знала, что в последнее время была не очень хорошей подругой. Меган по-прежнему чувствовала себя обиженной, Алекс злилась, и Клементина заметила их отчужденность, как будто между ними выросла стена, разделявшая друг от друга. Но у нее есть и своя жизнь. Время идет, и пора начинать действовать, если она хочет добиться успеха. Фотомодель должна начинать молодой. Она не могла допустить, чтобы чужие проблемы мешали ее целям, даже если это проблемы ее лучших подруг.

Умом Клементина признавала все свои рационалистические объяснения, но, увидев, как они обе игнорируют ее, угрызения совести острой болью пронзили ей грудь.

– Простите меня, – мягко сказала она. Откинувшись на кровать, Клементина бессознательно поглаживала кружева, пришитые по краям покрывала.

В комнате было тихо, только звук пилочки нарушал тишину. Клементина закрыла глаза.

– Я подала заявку на участие в конкурсе фотомоделей. «Сакс Авеню» проводит отбор новых манекенщиц и моделей. На следующей неделе финал. Надеюсь, вы придете.

Алекс с треском отбросила пилочку и встала. Твердым шагом она подошла к кровати и сверлила Клементину взглядом до тех пор, пока та не открыла глаза.

– Слушай, Клементина, я обманулась в тебе. Мне следовало сохранить свое первое впечатление. Знаешь, кто ты? Эгоистичная, самодовольная особа. Ты заботишься только о себе. Почти весь год ты нас полностью игнорировала, и ради чего! Фотомодель! Неужели это важнее дружбы? Важнее того, что произошло с Меган? Ты нужна ей. У нее был аборт, подумай только! А где была ты.

– Именно я отвезла ее к врачу, – закричала в ответ Клементина, вскочив с кровати. Они стояли лицом к лицу, сжав кулаки и стиснув зубы. Клементина почти на голову возвышалась над Алекс, но Алекс компенсировала недостаток роста энергией. Она наступала вперед до тех пор, пока Клементина не отошла, чтобы лучше видеть ее.

– Я держала ее руку, – продолжала Клементина, – а ты боялась смотреть ей в глаза. Не я водила за нос Тони, не моя вина, что он сделал то, что сделал. Возможно, будь ты с самого начала откровенной с Меган, расскажи ты ей, что было между тобой и Тони, ничего этого не произошло бы. Так что ты не имеешь права на свои надменные речи.

– Остановитесь хоть на минуту!

Меган открыла дверь и бросилась в холл. Слава богу, родители сидят внизу в столовой. Крепко вцепившись в дубовые перила, Меган спускалась по лестнице, останавливаясь, когда чувствовала головокружение, прислоняясь к перилам, чтобы удержаться на ногах. Еще десять шагов, и она окажется на свежем воздухе и сможет свободно дышать. Три шага, два, один.

Ночной воздух был теплым и душным. Ветра совершенно не чувствовалось, ни единый лист не колыхался на деревьях. Меган глубоко вздохнула, наполняя легкие до тех пор, пока они, казалось, разорвутся. Снова и снова она жадно глотала воздух, совсем как резиновый матрас, который нужно надуть, прежде чем он станет крепким и упругим.

Меган подождала, пока не почувствовала себя тверже и увереннее. Потом направилась вдоль дома к застекленной лоджии на склоне холма. Дойдя до него, она прислонилась к перилам. Отсюда можно видеть залив, лишенный всяких красок под черным безлунным небом. Только сверкающие огоньки яхт и парусных лодок виднелись внизу.

Меган снова медленно вздохнула. Давление в груди давало приятные ощущения. Она так давно не дышала по-настоящему. Почти целый год. Она вряд ли помнила об этом времени, как жила, что делала. Как робот, который в состоянии выполнять определенные операции, но полностью выключается после их завершения. Она не ощущала себя живым существом и редко знала, какое сегодня число, день недели, время.

Только один раз Меган ощутила прилив жизни. Это случилось вскоре после аборта. Они с Алекс были на пристани. Молодая пара терпеливо уговаривала своего ребенка пройти несколько шажков от отца к маме. Алекс пыталась оттащить ее, но Меган, завороженная улыбкой малыша, тянулась к нему. Ей хотелось подбежать и вырвать ребенка из их рук. Ее малыш был бы таким же. У него были бы темные, как у Тони, волосы и светлые, как у нее, глаза. Она шла к нему, ничего не замечая вокруг, пока Алекс, крепко схватив, не тряхнула ее как следует.

– Это не твой ребенок, не твой, – повторила Алекс. Меган бросилась к дому и заперлась в своей комнате до следующего утра. И тогда, в самозащите, она научилась отгораживаться ото всех и всего.

Меган встала коленями на деревянный пол лоджии и положила подбородок на перила. Она думала об Алекс, своей лучшей подруге. О том, как сильно она любит ее, не важно, что произошло между ней и Тони. Какое-то время Меган казалось, что надо отделиться от Алекс, причинить ей боль равнодушием. Пару раз Меган пыталась спросить Алекс об истории с Тони. Но сначала она страшилась узнать правду, а потом, по мере того, как росла пустота внутри, ей стало безразлично. Сейчас она знала, что Тони просто использовал ее, чтобы досадить Алекс. Но знание всех деталей не причинит ей большей боли, чем боль от потери ребенка и уверенности, что Тони никогда не любил ее.

Меган подумала о Клементине. Сильная, смелая, спокойная Клементина. Она держала ее руку, когда доктор вонзал в нее холодные металлические приспособления. Анестезия полностью не подействовала, и Меган чувствовала, как доктор пронзает и колет ее внутренности, выталкивая в потоке крови зародившуюся жизнь. После этого каждый раз, когда она встречалась с Клементиной, Меган, несмотря на все свои старания забыть, вспоминала эту сцену.

Она подумала о своих родителях, которых настолько увлекло и пленило внешнее богатство и благополучие, что едва ли они замечали ее присутствие. Они ни разу не спросили, что с ней происходит, почему она не ест, ни с кем не разговаривает и не смеется. Меган попыталась представить, что бы произошло, умри она на столе у врача в кабинете.

И еще она подумала о Тони, который научил ее любить, бояться любви и ненавидеть.

Наконец Меган, обхватив руками живот, вспомнила о своем ребенке. Доктор сказал, что это был мальчик.

Услышав звук шагов, она обернулась. Позади, взявшись за руки, стояли Алекс и Клементина. Они осторожно приближались к ней, и Меган протянула к ним руки. Единственное, чего ей хотелось в эту минуту, снова быть рядом с подругами. Они опустились на колени, крепко обняли ее, и тогда Меган заплакала.

Клементина стояла на сцене третьей в ряду девушек. Голова поднята, плечи отведены назад, грудь вперед, живот подтянут, правая нога впереди, левая – на шаг сзади, глаза широко распахнуты, на лице сияющая улыбка, руки прижаты к туловищу. Она так много раз тренировала эту позу, что манерность стала ее второй натурой. Она никогда нигде не расслаблялась – ни на сцене, ни в школе, ни за обеденным столом.

Ее взгляд скользнул в сторону матери и отчима, сидевших рядом с Алекс и Меган в четвертом ряду. Подчиняясь какому-то глупому капризу, она послала письмо отцу, в котором просила его приехать на финал. Дюк метался по всей стране – из Денвера в Сиэттл, из Сиэттла – в Кливленд, в Майами, последнее место пребывания, о котором она слышала – Атланта. Так что Клементина не была уверена, получил ли он письмо. Скорее всего, все-таки получил и решил полностью проигнорировать ее просьбу, как, впрочем, поступал всегда. Чего ради она вообще решила отыскать его? Клементина моргнула и отвела взгляд. Лучше не думать ни о нем, ни о ком-то еще. Эти мысли только расстраивали и сбивали с толку.

Вызвали девушку, стоявшую перед Клементиной, и она прошлась взад и вперед по узкому помосту, соединявшему зал со сценой. Неуверенно, подумала Клементина. Ноги ее слегка дрожали, и она выглядела неуклюжей в туфлях на десятисантиметровых каблуках. Ни у одной претендентки нет шанса на победу, если она не смотрится так, как будто сможет принимать душ на каблуках. Клементина как-то раз попробовала и нашла, что не так уж это и трудно, надо только найти опору для ног. Сама она постоянно ходила на каблуках. У нее были шпильки всех цветов.

– Клементина Монтгомери. Саусалито. Калифорния.

Клементина вздернула подбородок и широко улыбнулась. Прежде чем сделать шаг, она мысленно оценила свою внешность. Светло-каштановые волосы были подняты наверх, оставляя лишь несколько прядей на лбу и щеках. Ясные голубые глаза подведены до совершенства гримером, которого ее глаза очаровали настолько, что он уделил ей в два раза больше времени, чем остальным конкурсанткам. Ярко-синее шелковое платье с серебристыми блестками по вырезу спадало до самых пят, лишь при ходьбе мелькали синие туфли-лодочки. Улыбка Клементины стала еще ослепительнее. Она знала, что выглядит безукоризненно.

Многонедельные тренировки вызывать у себя зрительные образы подготовили Клементину к ужасу предстать перед сотнями незнакомых, критически настроенных людей. Она приучила себя к ощущению света на затылке, и микрофонам, глядящим в лицо, и нервной дрожи внутри. Но сделав всего лишь один шаг, она поняла, что ей не нужны были эти бесконечные напряженные тренировки.

Клементина взглянула на зрителей и почувствовала прилив невероятной власти. Все глаза не отрывались от нее, все улыбки предназначались только ей. Она прошлась по помосту, покачивая бедрами, с прирожденной уверенностью, которую только что обнаружила в себе, не ощущая ни малейшей неловкости. Ее место именно здесь. В ней было главное – не поддающееся определению качество звезды, о котором постоянно говорят представители агентств и продюсеры по поиску моделей. Она прекрасно владела собой, была красивой, яркой и уверенной. Публика, заполнившая зал, видела только этот внешний вид и ничего больше.

Клементина пошла по помосту назад к сцене, сделав пируэт, за которым последовал взрыв громовых аплодисментов. Ей стоило большого труда не рассмеяться от счастья и удовольствия. Она вернулась на свое место в углу сцены, но зрители продолжали хлопать. К их несказанному восторгу Клементина сделала реверанс.

Оставшаяся часть первой половины состязания была как в тумане. Выступили последние семь девушек. Но ни одна не получила такого отклика у публики как Клементина. Она бросила быстрый взгляд на подруг и увидела, что тс улыбаются ей. Они тоже ощущали ее победу.

Вторая часть конкурса представляла собой интервью. Ведущий спрашивал девушек, чему бы они хотели посвятить себя. Большинство отвечали заученными правильными ответами – стать медсестрой, ветеринаром, хочу помогать бедным, накормить голодных, бороться за мир во всем мире и т. д. и т. п. Клементина долго и упорно размышляла, как ответить ей. Конечно, можно было бы и солгать – сказать, что хочет вступить в Корпус Мира или стать учительницей. Но это будет недостаточно эффектно. Клементина Монтгомери должна отличаться от всех. И если она собирается стать звездой как хотела всегда, нужно с самого начала дать это почувствовать.

Кен Стрикленд, главный координатор и ведущий, назвал ее имя и со скучающей улыбкой спросил о планах на будущее. Клементина мельком взглянула на него и обратила взгляд в зрительный зал. Публика выжидающе подалась вперед.

– Знаете, мистер Стрикленд, я хочу быть совершенно искренней. У других девушек такие замечательные, душевные намерения, что мне немного стыдно. Видите ли, у меня всегда были большие планы. Я не хочу и не буду вести заурядную жизнь. Я мечтаю об успехе.

Клементина пристально взглянула в сторону судей, пытаясь понять их реакцию, и заметила, как многие из них приготовили карандаши. Она думала завладеть их вниманием.

– Я скажу Вам, почему, – продолжала она. – Очень часто женщины отказываются от собственных стремлений и надежд. Уверена, у каждой из них есть мечта, пока они молоды и не замужем. Потом они встречают молодого человека, который становится мужем, и остаток жизни проводят, помогая ему продвигаться по службе, воспитывая детей, заботясь о всех, кроме себя самих. Я хочу изменить этот установившийся порядок.

По залу прокатилась живая струйка аплодисментов, и Клементина улыбнулась.

– Что плохого в том, что женщина хочет иметь свой собственный образ жизни, свой личный успех? Разве мы глупее, менее квалифицированы, не способны сделать вклад в общество? Я так не думаю. В течение целых столетий половину населения не допускали к главной роли в управлении миром. Подумайте только, сколько гениальных, свежих и самобытных людей потеряно из-за этого.

Клементина обвела взглядом зал. Убедившись, что по-прежнему владеет вниманием зрителей, она продолжала.

– Если я стану известной моделью, я постараюсь научить остальных женщин защищать свои права, не терять себя и своих надежд, не зависеть от женихов, мужей, семьи. Я буду разъезжать по стране, произносить речи. Женщины имеют право делать то, что хочется, а не вести образ жизни, который диктует ей общество. У нас есть выбор. И он намного шире, чем стать лишь медсестрой или учительницей, хотя это тоже очень замечательные профессии. Но почему мы должны исключать профессии ученых и политиков? Только потому, что мы – женщины? Уверена, что нет.

Кен Стрикленд отступил на шаг назад, освобождая центр сцены, и Клементина тут же воспользовалась этим. Она внимательно посмотрела на судей, задержавшись взглядом на лице каждого.

– Я хочу сказать, что перед нами открыт весь мир, и не надо отказываться от его прелестей, когда мы влюбляемся. Жизнь становится гораздо полнее, насыщеннее и интереснее, если мы реализуем все свои таланты и возможности, не ограничиваясь стенами семейного очага. Если я стану известной моделью, мистер Стрикленд, я попытаюсь изменить взгляд на мир женщины.

На минуту зал застыл в гробовом молчании. Клементина почувствовала, как ее спина горбатится под грузом непосильной тяжести. Она позволила себе слишком много, зашла слишком далеко. И вдруг она увидела, как Алекс и Меган вскочили со своих мест и зааплодировали. К ним присоединились ее родители и остальные зрители. Аплодисменты оглушили ее. Клементина выпрямилась и склонила в знак признательности голову. Она видела одобрительные улыбки женщин, смех мужчин, довольных ее азартом. Но больше всего ее интересовали судьи, над своими счетными карточками, с бешеной скоростью вписывающие туда что-то.

После того, как затихли аплодисменты, оставшиеся две девушки выразили безопасное желание стать медсестрами, но как-то менее уверенно, чем предыдущие. В голосе их прозвучала та фальшивая нотка, которую Клементина считала приевшейся. Наконец, интервью закончились. Мистер Стрикленд собрал у судей счетные карточки и подождал, пока затихнет шум в зале.

Клементина крепко сжала руки и улыбалась до боли в скулах. Стрикленд начал с третьего места. Клементина мысленно молила бога, чтобы это была не она. Она будет первой, или ей вообще ничего не надо.

Треси Бенита. Слава Богу. За ней шли Луиза Шумахер и Линда Элсли. Осталось только объявить победительницу конкурса.

– А сейчас, леди и джентльмены, я объявляю победительницу конкурса «Сакс Авеню». Победила… Клементина Монтгомери!

Клементина на мгновение заколебалась. Не вступила ли она во владения, из которых нет пути назад? Но это продолжалось лишь мгновение. Потом ее захватили аплодисменты. Сомнения исчезли навсегда. Ее мечты начинают претворяться в жизнь. Клементина Монтгомери заняла центральное место на этой сцене и вышла в мир загоравшихся звезд, моделей и манекенщиц. В глубине души она знала, что ее прежняя жизнь осталась позади и возвращения к ней не будет.

Глава 5

Алекс, чинно сложив руки на коленях, ждала в приемной декана. На ней было новое платье, купленное лишь два дня назад, но надоевшее до такой степени, что она изнывала от желания разорвать его в клочья. Резинка жала в талии, ярлык на воротничке царапал шею при каждом движении. Последний раз она надевала платье на выпускной бал в неполной средней школе и прокляла каждое мгновение пребывания в кружевах и рюшечках. После этого Алекс использовала свое отвращение к оборочкам в борьбе за права женщин. Женщины непременно должны носить брюки наравне с мужчинами, независимо от ситуаций. Она убедила даже Клементину присоединиться к этой борьбе, и последний год обе не носили ничего, кроме джинсов, протертых на коленках в обычные дни, и жестких и плотно прилегающих для вечерних выходов.

Но сегодня все обстояло иначе. Клементина, с ее врожденным чутьем на вкус и шик, помогла Алекс выбрать белое хлопчатобумажное платье. Утром Алекс потратила сорок пять минут, внимательно разглядывая свое отражение в зеркале и, как не хотелось ей это признавать, согласилась, что платье шло ей. Белый цвет хорошо оттенял оливковый загар и темные волосы. Она выглядела женственно, и в то же время уверенно, что, как Алекс предполагала, и ожидал увидеть декан.

Интересно, почему он так задерживается? Возможно, в этот момент занимается любовью со своей секретаршей прямо на письменном столе? Алекс хихикнула, потом перекинула ногу за ногу и расправила платье. Она пришла на пять минут раньше. Так советовала книга о том, как успешно выдержать собеседование. Она ждет, наверное, уже полчаса. Алекс постукивала ногами, зажатыми в белые туфли – лодочки (купленные тоже по настоянию Клементины). Она была уверена, что кровообращение в пальцах прекратилось и никогда не восстановится. Потом взглянула на часы. Невероятно, но еще только час. Прошло ровно пять минут после ее прихода.

Открылась дверь кабинета, и вошел удивительно моложавый человек. В его светло-каштановых волосах седина проступила лишь на висках. Костюм сидел на нем так, как требует стиль и положение, все стрелки были в нужных местах, темно-синяя шерсть безупречно облегала фигуру. Алекс судорожно сглотнула, жалея, что не прополоскала рот двойной дозой туалетной воды, и встала.

– Мисс Холм, если не ошибаюсь? – спросил человек тем низким голосом, которым обладают лишь лучшие выпускники вузов, занимающие престижные должности.

– Да, сэр.

– Рад с Вами познакомиться. Я – Венделл Торнби. Он протянул руку, и Алекс мысленно прокляла свои вспотевшие ладони. Его пожатие было сильным и крепким. Отпустив ее руку, мистер Торнби улыбнулся и жестом пригласил в кабинет.

Комната выглядела точно так, как ее представляла Алекс. Университет Беркли в Калифорнии был, возможно, самым либеральным университетом в стране, но что касается обстановки, то администрация придерживалась здесь традиционных взглядов. Стены, покрытые темными панелями, книжные шкафы из красного дерева, битком набитые книгами, которые можно отыскать только в букинистических лавках и кладовых колледжей, огромный письменный стол с разбросанными по нему бумагами. Организованный беспорядок. Именно в таком кабинете и мечтала увидеть себя Алекс. Она почувствовала витавший в воздухе запах успеха, уважения и власти.

Мистер Торнби сел за стол и пытался отыскать приемную анкету. Обнаружив ее, он вытащил из нагрудного кармана бифокальные очки, откинулся на спинку стула и внимательно изучал документ. Алекс методично сжимала и разжимала руки, испытывая странное удовольствие, когда ногти впивались в кожу. Почему не срабатывает вся чепуха о мысленном расслаблении, которой пичкала ее Клементина!

– Холмс, – произнес мистер Торнби, – Вы, случайно, не родственница Пола Холмса, преподавателя математики?

– Это мой отец.

Мистер Торнби отложил анкету и по-новому внимательно взглянул на нее. Казалось, его глаза смотрят сквозь Алекс на дверь позади, от чего тело охватил неприятный жар и бисеринки пота выступили на лбу. Усилием воли она удержалась от желания спрятаться под стул.

– Действительно, сейчас я вижу сходство. Странно, он никогда не говорил мне, что Вы записались на беседу.

– Я просила его не упоминать об этом, сэр. Мистер Торнби задержал на ней взгляд и улыбнулся.

Потом вновь обратился к анкете.

– Довольно впечатляюще, Александра. Вы хорошо поработали. Очевидно, у нас не будет проблем с Вашими баллами. Но мне хотелось бы знать, почему Вас интересует именно отделение коммерции. Что Вы намерены делать, когда получите профессию. Каковы Ваши планы, скажем, на пять – десять лет?

Алекс судорожно порылась в памяти, подыскивая несколько ключевых фраз, заготовленных ответов, которые она репетировала бесчисленное число раз за последние недели. И в ужасе поняла, что у нее нет ни единой мысли, Почему она так нервничает? Боже, она в жизни никогда не волновалась ни по какому поводу. А сейчас, когда решается ее судьба, не может даже как следует соображать. Если в следующий момент она не выдавит из себя хоть слово, ей лучше провалиться на месте. Мистер Торнби пристально смотрел на Алекс. Наблюдал, изучал. Наверняка, он догадался, что она туго соображает. Думай, Алекс, думай, ты же не маленькая.

– Мисс Холмс, – сказал мистер Торнби, прерывая ход ее мыслей. – Я понимаю, что Вы нервничаете. Это вполне нормально. Но, пожалуйста, успокойтесь. Ваши оценки и дополнительные курсы говорят в Вашу пользу. Я просто хочу знать Ваши мотивы. Мы в Беркли немного идеалисты, что Вы, наверное, знаете от отца. Мы не испытываем удовольствия просто выдавая дипломы, как на фабрике. Нам хотелось бы иметь студентов, разделяющих нашу любовь к науке, наше стремление изменить положение в бизнесе. Мне просто интересно, относитесь ли Вы к таким студентам.

Алекс откинулась назад и подумала о бессонных ночах, когда она не могла уснуть из-за мыслей о будущем, возникающих в ее голове, словно неуправляемые ракеты. Мечты начались еще в начальной школе, когда она была совсем маленькой. Потом возникли новые мечтания, навеянные поцелуями, теплыми ладонями и страстным, как будто мир в следующий момент разрушится, любовным шепотом. После каждого свидания Алекс подолгу лежала без сна, представляя свое будущее: энергичный, состоятельный мужчина врывается в ее жизнь, покоряет ее и уносит в далекую тропическую страну, владельцем которой он недавно стал.

В средней школе картины будущего быстро изменились. Стало совершенно ясно, что все парни одинаковы. Кто-то из них занятен, кто-то красив, кто-то силен, но всем им присущи человеческие недостатки, да и мозгов у них меньше, чем у нее, а также меньше решимости и напористости. Поэтому не у них, а у Алекс была возможность увлечь и покорить. Она постоянно пыталась найти кого-то особенного, кто соответствовал бы ее мечтам, но ни один из парней даже близко не подходил к стандартам, установленным ею. Поэтому мысль о мужчине, способном управлять ее жизнью, потеряла свою привлекательность. Алекс соображала лучше любого из них, работала лучше любого, рассказывала анекдоты, мечтала, планировала свои действия лучше их всех, вместе взятых.

Вскоре мечты и мысли изменили свое направление, сначала приняв отвлеченный образ успеха и денег, потом она ограничила их, думая о том, что любила больше всего. Бизнес. Он пленял ее. Цифры, подсчеты, способность делать из денег деньги, фонды, акции, акционерный капитал, основной капитал, облигации и власть. Алекс часто представляла – она в черном деловом костюме, волосы стянуты так крепко, что напряжены лицевые мускулы, в своем фешенебельном кабинете на крыше небоскреба с видом на залив. Несколько картин современных художников украшают стены, в золотом бумагодержателе сводка о последних корпоративных делах, которые она выиграла, – потрясающая удача в мире большого бизнеса. Сан-Франциско – ее королевство, и Алекс прекрасно знает, что добьется своего. Она станет президентом крупной финансовой корпорации, ее имя будет часто упоминаться в деловых кругах. Ее будут одновременно бояться и уважать. Ее знания и опыт помогут сформировать мировую экономику.

Алекс улыбнулась и расправила юбку. Да, черт побери, она полна решимости внести свои изменения. Она внесет самые потрясные изменения, какие только видело это учебное заведение. Нервы ее успокоились, взмокшие ладони высохли.

– Думаю, что я – именно тот тип студента, который ищет Беркли, – произнесла Алекс, встала и налила себе чашечку кофе.

Вернувшись на свое место, взглянула прямо в глаза декану.

– Бизнес – не просто курс обучения, помогающий зарабатывать деньги, – сказала она. – По крайней мере, не для меня. Для меня бизнес – это основа будущего. Америке необходима твердая опора для хорошего финансового планирования. Конечно, сейчас мы лидируем в этой области, но кто знает, что будет завтра? Япония, со своей согласованной работой и самоотверженностью, быстро нагоняет. Западная Европа всегда была основным экономическим соперником. Чтобы сохранить лидерство, мы должны постоянно двигаться, развиваться. Воспользоваться нашими технологическими ресурсами и нашим самым ценным вкладом – умами.

Алекс потягивала кофе, ощущая, как рвутся на волю невысказанные слова. Мистер Торнби, его кабинет, прекрасная местность, Беркли, раскинувшийся за окном, исчезли, оставив Алекс наедине с мечтами.

– Путь, который вижу я, – это планирование всех сфер жизни страны. Экономисты должны управлять всеми аспектами нашей жизни, хотя мы даже не догадываемся об этом. Задумайтесь – они диктуют, как высоко может зайти инфляция, не вызывая повышения процентных ставок, определяют, насколько прилично мы живем. В какой-то степени, контролируют снабжение и цены, снижение и повышение спроса. Решают, кто может позволить себе приобретать дома, насколько можно поднять цены на услуги, сколько может продлиться снижение цен и спроса на товар, как поднимется уровень жизни и насколько прибыльна та или иная компания. Власть, которой они обладают, невероятна и пока что неизвестна. Я хочу стать частью их системы. Я умна, энергична, напориста и хочу посвятить все, чем обладаю, сначала факультету, а позже – своей карьере.

Алекс вернулась к действительности, к комнате, где декан по-прежнему молча наблюдал за ней. Она поставила чашку и спокойно положила руки на колени, хотя внутри все еще бушевала энергия. Затем добавила: – мистер Торнби, я смогу внести самый ценный вклад в деятельность факультета бизнеса, какой только был когда-либо в Беркли.

Венделл Торнби откинулся на спинку стула, и Алекс показалось, что на его лице мелькнула улыбка.

– Я вижу, Вы унаследовали энергию и жизнелюбие Вашего отца. Расскажите мне еще что-нибудь, Александра.

И Алекс говорила без перерыва еще полтора часа.

* * *

Меган научилась поворачивать голову так, что Алекс и Клементина по-прежнему были уверены, что она слушает их, но не могли видеть выражение ее глаз. Так ей было легче, не приходилось пытаться изображать блеск и возбуждение, которые сверкали в глазах подруг. И она могла видеть других учащихся, идущих в кафе или на занятия.

Она слышала щебетание подруг, голоса их были высокими и нервными, как у учениц начальной школы, обсуждавших мальчика, просто подмигнувшего им. Меган отвлеклась от их жужжания. Последний учебный год в школе подходил к концу. Осталось только четыре месяца, и Алекс с Клементиной с нетерпением ожидали, чтобы он кончился как можно быстрее. Алекс приняли в Беркли. Спустя две недели после собеседования она получила письмо с известием о приеме. Клементина строила планы о карьере профессиональной фотомодели, вдохновленная своим успешным дебютом и контрактом с «Сакс Авеню». Еще у нее была возможность подписать контракт с агентством где-то на востоке страны. С подобными планами неужели ей нужен остаток какого-то ничтожного учебного года в старой школе?

А вот Меган не хотела оставлять школу. Из-за Тони десятый класс пролетел совершенно незаметно. Одиннадцатый представлял какие-то неясные очертания, лишенные всяких мыслей и чувств. Сейчас она наконец-то вновь обрела любовь к жизни и готова наслаждаться тем, что было лучшим годом ее жизни. А две ее лучшие подруги стремились сделать все возможное, чтобы дни стремительно пронеслись мимо.

Они говорили только о колледже и карьере, и о том, какой будет их жизнь в ближайшие десять лет. А что же сейчас, хотелось спросить ей, именно в данную минуту, а не через десять лет? Как насчет танцев и прогулок, спортивных игр и вечеринок? У Алекс было уже так много свиданий, что они набили оскомину. Кому нужны эти ухажеры, отвечала она каждый раз, когда Меган заводила разговор на подобные темы. Она направляла свою энергию, всю до последней унции, на подготовку к университету и карьере в мире бизнеса. Клементина, «Модель будущего», которая изменит жизнь женщин, стала предметом разговоров в городе. Она уже появилась в нескольких местных каталогах и участвовала в демонстрациях мод. Их ослепительные помыслы оставляли в тени Меган, единственную из них, кто хотел прочной, нормальной, счастливой жизни. Простые удовольствия – дом, муж, семья, отдых с детьми на летних каникулах. Неужели она просит слишком многого? Разве сейчас не ее очередь?

Конечно, подруги понятия не имели о ее переживаниях, а Меган упорно хранила свои чувства при себе. Если бы Алекс поняла, что жизнь проходит мимо, как это было с Меган, она круто остановилась бы, сменила курс и использовала каждую минуту для радости, удовольствий и наслаждения жизнью. А Клементина… Да она даже представить не могла, что Клементину станут волновать такие мелочи, как цветы, прогулки под луной и свидания. Это для подростков, сказала бы она. Но пожелай она подобных развлечений, она рванулась бы вперед точно так же, как и Алекс, не позволяя никому и ничему встать на ее пути.

Меган оперлась подбородком на руку и вздохнула. Она заметила двух учеников десятого класса, проходивших мимо. Всегда можно отличить новичков от старшеклассников даже по тому, как они ходят. Старшеклассники размахивают по сторонам потрепанными учебниками, тетради их кое-как засунуты в книжки, и они шагают будто короли по своим владениям. Новички, болезненно осознающие свое подчиненное положение, прижимают учебники к груди, избирают заброшенные тропинки, чтобы не попадаться на пути выпускников, и на лицах у них такое выражение, как будто они умоляют разрешить им вернуться к чему-то более знакомому и легкому.

Меган обернулась и услышала, как Клементина говорила:

– Я послала свои фотографии Эйлин Форд, Джону Робертсу и в небольшое агентство – «Смайлз Интернешенел». Это было неделю назад. Как ты думаешь, я скоро дождусь ответа?

Алекс засунула в рот конфету:

– Сомневаюсь, Клем, возможно, они даже и не получили твоих фотографий. Ты же знаешь, какая у нас почта. Пройдет неделя, прежде чем письмо попадет в Нью-Йорк.

– Да, думаю, ты права. Бог мой, ожидание действует мне на нервы. Что, если они посмотрят на мои фотографии и посмеются надо мной? Может быть, я совсем не то, что им нужно. Может, они ищут золотистых блондинок или экзотических брюнеток. А я вовсе не такая. Хотя недавно я заметила несколько золотистых прядей в своих волосах. Видишь? Что, если…

Меган закрыла глаза. Резкая боль, как кулаки боксера, начала свои ритмичные удары. Бум, бум, бум. За последние месяцы головные боли очень часто мучили ее. Меган прижала пальцы к вискам, потом помассировала лоб.

Она поразилась, услышав в голосе Клементины нотки неуверенности. Конечно, ее возьмут. Агентство должно быть не в своем уме, если откажется заключить с ней контракт. Она стала любимицей публики в Сан-Франциско, участвовала во всех шоу «Сакс Авеню», работала манекенщицей в нескольких главных универмагах, сотрудничала с местными дизайнерами. Ее решимость и целеустремленность стали легендарными.

А Алекс добилась успеха в Беркли, даже не начав там учиться. О ней уже заговорили, и ежедневно она получала несколько новых проспектов о клубах, которые хотели видеть ее своим членом.

– Меган, ты слышишь меня?

Меган отняла руку от лица и повернулась к подругам:

– Что?

Клементина рассмеялась:

– Я говорю, ты собираешься жить на территории колледжа или будешь мучиться, приезжая каждый день на занятия? Я думаю, тебе лучше жить в общежитии. Избрав профилирующей дисциплиной социологию, ты не встретишь интересных парней. Поверь, Меган, общественная сфера не совсем та работа, которой следует заниматься ни в плане денег, ни в плане мужчин. Я читала в какой-то статье, что в группах, где изучают общественные науки, на тридцать женщин только трое мужчин. Тебе надо записаться в какой-нибудь класс точных наук; если ты хочешь найти поклонника.

– Кстати, – заметила Алекс, – может быть, твои родители раскошелятся на квартиру? Это было бы лучше. Ты сможешь устраивать вечеринки и танцульки до самого рассвета.

Меган слабо улыбнулась:

– Не знаю. Скорей всего, я останусь дома. Так будет легче.

– Ты не хочешь общаться с людьми? – спросила Алекс. – Я определенно буду жить в общежитии. По крайней мере, на первом курсе. Так я быстро привыкну к учебе в университете. Хорошо, если бы ты тоже переселилась в общежитие.

Алекс и Клементина пустились в обсуждения других полезных и нужных для Меган проблем, например, на какие курсы лучше записаться, в какой клуб лучше вступать и т. д. Меган снова отвернулась, стараясь не обращать внимания на боль в голове, пульсирующую в такт голосам подруг.

Он смотрел на нее уже минут десять, Клементина была абсолютно уверена в этом. Она почувствовала его скрытый взгляд сразу же, как только появилась в затемненном кронами деревьев дворике. Девушка украдкой посмотрела в сторону. Точно, его глаза не отрывались от нее, как приклеенные. Он стоял метрах в шестистах, прислонившись к кирпичной стене учебного корпуса. Голубые джинсы, потертые на коленках, но футболка просто ангельски белоснежная. Она прекрасно обрисовывала твердые рельефные мускулы на руках парня.

Клементина никогда не видела его раньше, иначе непременно заметила бы. Он был похож на Дюка, ее отца. По крайней мере, на тот образ, что она помнила. Держится в стороне от толпы, сильный и красивый до такой степени, что просто дыхание захватывает. Только у ее отца волосы были темнее, а глаза светлее, но рост и фигура точно такие же. Он казался расслабленным, и в то же время собранным, высокомерным и одновременно занятным. Он был вызывающе сексуальным, как игривый мартовский кот. Приятный холодок пробежал по спине, и Клементина отвела взгляд в сторону.

Она осмотрелось в поисках Алекс и Меган. Где они бродят в тот момент, когда ей так нужна их поддержка и присутствие. Ей совершенно не хотелось стоять тут, словно идиотке, в ожидании подруг, которые, похоже, никогда не появятся, хотя они и собирались встретиться перед обедом. Что произошло? Почему их нет? Почему она так смутилась? Почему он не отводит взгляд? Неужели он почувствовал то же, что и она? Нет, это невозможно. Но может…

Клементина топталась на месте, переминаясь с ноги на ногу и чувствуя себя неловкой и неуклюжей в полукедах, без привычных туфель на двенадцатисантиметровых каблуках. В течение многих лет она отрабатывала до совершенства осанку и элегантный внешний вид, вплоть до малейшего наклона головы, а сейчас не смогла даже придумать, куда деть руки, они просто дурацки болтались по сторонам. Парень, наверное, потешается над ней. Если бы только появились Меган и Алекс. Если бы…

– Привет!

Сейчас он стоял рядом. Клементина даже не заметила, как он подходил. Просто очутился возле нее. Его руки были сильнее, чем казались на расстоянии. Мускулы бугрились под короткими рукавами рубашки. Глаза были карие, с длинными ресницами, смягченные опущенными веками. Вблизи волосы оказались совсем светлыми, почти соломенными и совершенно прямыми. От него пахло свежестью и чистотой, как от куска дорогого мыла. И он был красив.

– Привет, – ответила Клементина. Он улыбнулся, с любопытством разглядывая девушку, как будто она была картиной непонятного современного художника, в которой так хотелось разобраться. Клементина же изо всех сил старалась подавить чувство неловкости, сковавшее ее.

– Меня зовут Коннор Дуглас, – наконец представился он.

– Клементина Монтгомери.

– Клементина, – он несколько раз повторил ее имя по слогам, словно прекрасное французское слово, услышанное впервые. Клементина поежилась. – Оно необычно. Но красиво, – добавил Коннор.

Клементина растерялась. Она подумала о фразах, которые обычно говорят при знакомстве: о погоде, о доме, о занятиях и увлечениях, но в данной ситуации ни одна из них не подходила. Она не могла понять, что ему нужно и как ей вести себя. Первый раз в жизни Клементина смутилась и не знала, что делать и как себя вести.

– Спасибо. Мне оно тоже нравится, – в конце концов ответила она.

Коннор откинул голову и рассмеялся. Клементина вздрогнула при звуке смеха. Что здесь смешного? Что она такого сказала? Как ей, черт побери, выбраться из этой ситуации и вновь обрести равновесие?

– Послушайте, – сказала она. – Я жду подруг. Я должна…

– Ах, извините. – Казалось он уже не смеялся, но искорки веселья так и отплясывали в его глазах.

– А, собственно говоря, в чем дело. Я просто стоял и смотрел. Мне показалось, что ты особенная, что ты ни на кого не похожа. И, конечно, я оказался прав. Ты – чудо, Клементина Монтгомери! И именно поэтому я так счастлив. – Наконец Клементина преодолела смущение и бросила на него пристальный взгляд. Коннор больше не смеялся, но глаза светились и сияли от удовольствия. И девушка подумала, не насмехается ли он над ней.

– Мне действительно надо идти.

– Хорошо, хорошо. А как насчет обеда сегодня вечером? Я здесь новенький. Мы с мамой только что переехали из Орегона. Я подумал, что было бы неплохо, если бы ты стала моим гидом и познакомила меня с городом.

– С удовольствием, – слова вырвались прежде, чем Клементина успела подумать. С какой стати? Свидания все еще не входили в ее основной план. Каждую свободную минуту она посвящала позированию. Для всего остального у нее нет времени.

– Прекрасно. В семь устроит?

– Да, – Клементина записала свой адрес и подала ему.

– До встречи, – довольно посмеиваясь и покачивая головой, Коннор удалялся от нее.

– Что, черт побери, так веселит его? – гадала Клементина. Она повернулась и пошла на следующий урок, совершенно позабыв про Меган и Алекс. Клементина подумала, что придется отложить заранее назначенную встречу с модельером, а домашнее задание она, конечно, сделает завтра. Мысленно раскладывая все по полочкам, она не переставала улыбаться, хотя сама вряд ли замечала это.

* * *

– Мой старик отчалил, когда мне было два года, – рассказывал Коннор. Правая сторона его лица оставалась в тени. Одна единственная свеча на столе освещала другую половину. На нем была куртка из твида поверх белой хлопчатобумажной рубашки и новые джинсы. Клементина довольно быстро поняла, что, если она хочет сосредоточиться на его словах, ей не следует смотреть на него. Его глаза, лицо, тело были всего лишь в метре от нее. Близость Коннора мешала воспринимать смысл сказанного им. Зато чувства бурлили в ней слишком сильно для первого знакомства.

– Мне очень жаль, – заметила Клементина.

– Ерунда. Он-то уж точно не относился к лучшему материалу по производству детей, если ты понимаешь, что я имею в виду.

Клементина оглядела небольшой зал итальянского ресторана. Она не замечала раньше, что здесь так много людей. Она вообще почти ничего не замечала, с тех пор, как они вошли в ресторан два часа назад.

– Да я знаю, что ты хотел сказать.

Перед ними стояли почти нетронутые тарелки. У Клементины совершенно не было аппетита. Единственное, чего ей хотелось в этот момент, – слышать низкий и глубокий голос Коннора. Он звучал так знакомо и успокаивающе, как будто она слышала его раньше, в самую счастливую пору своего детства. Коннор обладал голосом, который заставляет людей останавливаться, слушать и улыбаться.

– Мне пришлось самому заботиться о нашем существовании, – продолжал он. – Моя мама поначалу пыталась делать все одна, но у нее, полагаю, не хватило энергии и сил. В тринадцать лет я начал работать. Разносил газеты, выполнял поручения рекламных агентств и все такое прочее. Моя мать слишком увлекалась своими друзьями, у нее не хватало времени, чтобы зарабатывать деньги. Кстати, именно поэтому мы здесь. Она последовала за одним своим ухажером, но он, конечно, долго не задержался. Обычная история. Иногда кое-кто из них остается на неопределенное время и помогает нам. Но, как правило, они выжимают из нее все, что можно, и уносят ноги.

Клементина насторожилась. Заметив это, Коннор нежно дотронулся до ее руки. Каждой клеточкой своего тела она ощутила это прикосновение.

– Эй, извини. Мне не следовало так выражаться при даме.

Клементина расслабилась и принялась за еду.

– Все в порядке. Я сама иногда выражаюсь так же.

На время они замолчали, прислушиваясь к разговорам других посетителей. В углу громко переругивалась парочка, упрашивая друг друга не повышать голос.

– Я никогда не видел такой красивой девушки, как ты, – вдруг сказал Коннор.

Клементина подняла стакан с водой и поспешно сделала несколько глотков, удивленная радостью, которую доставили его слова.

– Я ничего особенного из себя не представляю.

– Не хитри. Представляешь, и прекрасно знаешь это. Ты выделяешься из толпы, что сразу же бросается в глаза. По крайней мере, для меня. Ты не похожа на девиц, увлекающихся только флиртом. Я терпеть не могу эти кокетливые заигрывания. Если у тебя есть желание, чувства, так и скажи. Хочешь чего-то – бери.

Клементина взглянула на него, улыбнулась:

– Ну, хорошо. Я – особенная. Я достаточно оригинальна, чтобы произвести фурор. Через пару месяцев я начну свою карьеру здесь, а потом найду продюсера и стремительно взлечу прямо на вершину мира моделей и манекенщиц. А оттуда… кто его знает?

– Именно это я и ожидал услышать, – Коннор поднял бокал, его глаза озорно блеснули. – За честность. И за дьявольский успех. За нас обоих.

Клементина чокнулась с ним и залпом выпила вино. Ей надо немедленно уйти, убежать. Прекратить все отношения сейчас, пока она прежняя Клементина – с одной только целью, с одной только заботой. Но она не могла двинуться с места. Коннор приковывал ее к себе своей энергией, жизнью, которую пробудил в ее душе и о существовании которой она и не подозревала.

– Итак, расскажи мне, – произнесла Клементина, пытаясь отвлечься беседой, – какие у тебя планы? Я имею в виду, после окончания школы.

Коннор выпрямился, выражение лица изменилось, глаза расширились (обольщение исчезло из них), руки жестикулировали в такт словам.

– Ну, я уже говорил тебе раньше, что хочу стать актером. Завтра у меня прослушивание на роль Тони в «Вестсайдской истории» в студии Беадо в Сан-Франциско. Я уже дважды был на пробах, и они постоянно присылают за мной. Думаю, я пройду.

– Это замечательно, Коннор.

– Да, это будет моя первая большая роль. Я несколько раз играл роли без слов, а дублировал столько раз, что трудно сосчитать. Мне страшно нужен этот шанс. А потом я двину в Лос-Анджелес или Нью-Йорк. Бродвей великолепен, но, по правде говоря, моя цель – Голливуд. Я вижу свет прожекторов, улыбки поклонниц, изображение моего лица на весь экран.

Коннор обвел взглядом зал, потом посмотрел на Клементину.

– Знаешь, у меня никогда никого не было, – сказал он более спокойным тоном. – Я хочу сказать, только мама. Но ее больше интересовали мужики, а не сын-подросток. Поэтому если я добьюсь своего, я заполучу весь мир, не так ли?

Клементина кивнула. У нее просто в голове не укладывалось, что двое людей, до сих пор не общавшихся друг с другом, могли вырасти с совершенно одинаковыми стремлениями и мечтами. Решимость настолько переполняла Коннора, что Клементина почти наяву видела, как она сжигает его.

– Прежде, чем вы успеете сказать «раз», молодая леди, я стану звездой.

Клементина потянулась к нему и крепко сжала руку.

– Я совершенно точно знаю, что ты чувствуешь.

Прикосновение обожгло обоих как огнем. Потеряв бдительность, Клементина заглянула в глаза Коннору, и сразу же последние остатки ее воли растворились в его энергии и властности. Зрачки Коннора расширились, в них не осталось ни малейшего намека на веселье. Оплатив счет и взяв Клементину за руку, он быстро повел ее к своей машине.

* * *

До этого момента Клементина не могла представить, что будет находиться там, где сидела сейчас, готовая сделать то, что они с Коннором собираются сделать. Она знала его меньше двенадцати часов, а казалось, что прошла целая жизнь. Коннор понимал все ее чувства, мысли, стремления и надежды.

Отель, в котором они остановились, управлялся по принципу почасовой оплаты. Как и многие другие, они записались под именами «мистер и миссис Смит». Клементина не раз слышала о людях, поступающих так, и всегда считала их просто «дешевкой», уступающей животным инстинктам. Но, скорей всего, все остальные «мистеры и миссис Смит» были в таком же положении, что и они с. Коннором, – слишком молоды, чтобы иметь собственный угол, но настолько увлечены и влюблены, что, казалось, сойдут с ума, если сию минуту не будут вместе.

Комната располагалась на втором этаже, прямо за неоновой вывеской отеля, поэтому мерцающие отблески падали сквозь шторы прямо на кровать. На полу лежал оранжевый с коричневым орнаментом ковер. Покрывало на кровати тоже было коричнево-оранжевым и в пятнах. Кнопки телевизора были вывернуты, словно ни одна программа ни по одному каналу не стоила внимания постояльцев.

Коннор закрыл дверь и прошел мимо Клементины к кровати. Он сел и стал снимать туфли. Затем, сняв носки, он взглянул на девушку, застывшую возле двери.

– Мы можем не заниматься любовью прямо сейчас, – сказал он, – я подожду.

Глаза Клементины наполнились слезами. Она была возбуждена и испугана до ужаса, уверенная в себе и одновременно растерянная. Уставившись на ковер, так чтобы и краем глаза не видеть раздевающегося Коннора, Клементина подняла голову, услышав его последние слова. Глаза Коннора были нежными, казалось, ничего не выражавшими, но за этим вставало безграничное желание, желание ее, Клементины. Она всегда думала о своей красоте лишь как о средстве, чтобы добиться славы. Но сознание, что Коннор хочет ее, заставило Клементину впервые в жизни почувствовать себя прекрасной. Его завораживающий взгляд придал ей силы и уверенность, и когда он протянул к ней руки, Клементина подошла к кровати и опустилась рядом с ним.

– Ты можешь мне не верить, – прошептала она, – но я еще ни с кем не была.

Коннор встал и подошел к окну. Внизу на автостоянке кипела жизнь. Уезжали и приезжали парочки. Прощались, подмигивая друг другу светом фар.

– Почему? Я верю тебе, – не оборачиваясь, сказал он. – Я знаю тебя, Клементина. Ты изображаешь гордую, сильную, всезнающую девицу, но внутри ты маленькая и робкая, как испуганный заяц.

Сцепив на коленях руки, Клементина внимательно изучала свои ногти, как всегда безукоризненно обработанные и покрытые лаком. Откуда он так много знает? Как мог отыскаться человек, идеально подходивший для нее? Фантастика, но все происходило как в сказочных мечтах, о которых постоянно болтала Меган. И вот одна из них превратилась в реальность.

– Ты хочешь быть со мной? – спросил Коннор, по-прежнему стоя к ней спиной.

Голос его немного дрожал. Это была единственная трещина в защищающей его стальной броне. И неожиданно Клементина нашла ответ. Он нужен ей. Возможно, больше всего в жизни ей нужен сейчас именно Коннор. Клементина подошла и прижалась щекой к его спине.

– Я хочу тебя, Коннор.

Резко повернувшись, он притянул ее к себе. Обоих охватила дрожь, и они крепко прижались друг к другу, как будто недостаточно сильные объятия разлучат их навечно. Крепко обняв Клементину, Коннор повел ее к постели. Отблески неоновой рекламы красным светом играли на лицах. Коннор приподнял подбородок девушки.

– Ты не подумаешь, что я сумасшедший, если я скажу, что люблю тебя? – прошептал он.

Клементина ответила нежным поцелуем. Их первый поцелуй был похож на крылья бабочки, легко касающиеся цветка, и напоминал сладкий, восхитительный запах нектара. Клементина почувствовала, как выстроенная вокруг нее защита, когда она старалась показаться сильной и бесстрашной, сходит как ненужная кожа. Рядом с Коннором она могла быть просто Клементиной, не больше и не меньше.

– Я посчитала бы тебя ненормальным, если бы ты сказал, что не любишь меня.

Они снова поцеловались. Пальцы Коннора скользнули по ее шее вниз к груди. Облегающий свитер легко сполз с плеч Клементины, и Коннор прижался к ее телу. Задыхаясь от счастья, Клементина увлекла его на кровать. Никогда в жизни она не была столь уверена в своем поступке, как сейчас.

* * *

Пока Коннор был на прослушивании, его мать и Клементина ожидали результатов в двухкомнатном домишке Дугласов в восточной части Саусалито. Вообще-то, Клементина должна была встретиться с консультантом по демонстрации одежды и договориться об осенней премьере мод, но она так нервничала, что не могла ни на чем сосредоточиться. Поэтому отменила назначенную встречу до следующего утра.

Клементина все еще никак не могла поверить, что прошел только один день после их встречи с Коннором. Казалось, они знакомы много лет, чуть ли не целую жизнь. Она была уверена, что знает о нем все. Его мечты были и ее мечтами, а тело Коннора так точно соответствовало ее изгибам и выпуклостям, что, казалось, они составляли единое целое. Коннор не торопил ее. Он был очень нежным и внимательным, легко касаясь ее тела, целуя, поглаживая, пока полный восторг не захватил Клементину. А когда он, в конце концов, овладел ею, прильнув, закрыв глаза и прижав к уху губы, шептавшие ее имя, Клементина очутилась на верху блаженства. Она лишь сожалела, что они потеряли так много времени за те годы, когда не были знакомы.

Коннор отсутствовал уже три часа. Что там происходит так долго? Или он подходит им, или нет, тянуть нечего. Но, конечно, он им понравится. Как может быть иначе? Он красив, умеет петь (он доказал это в машине по пути домой прошлой ночью, вовсю распевая «Марию»). Что им еще надо?

Клементина посмотрела на миссис Дуглас, поглощенную чтением последнего выпуска «Космополита». Появившись у дверей их дома, Клементина представилась как девушка, с которой Коннор провел ночь накануне, и протянула руку. Пробормотав приветствие, миссис Дуглас секунды две трясла ее, потом вернулась на тахту к своему журналу. С тех пор она там и сидела, поднявшись только пару раз за пивом. Она ничего не предлагала Клементине, а сама Клементина просить не решилась. Ей хотелось произвести приятное впечатление, но, казалось, у миссис Дуглас не все дома, так что впечатление производить было не на кого. Поэтому она вытащила из сумки книгу и читала в течение трех часов, не утруждая себя даже легкой беседой. Если матери Коннора это не надо, то ей и подавно.

Но не в силах преодолеть любопытство, она исподтишка поглядывала на миссис Дуглас. Клементина подивилась могуществу природы, сотворившей совершеннейшее дитя от столь несовершенной матери. Должно быть, произошел отсев генов, подумала она, при котором сохранился хороший материал и отбросился плохой. Коннор ни в чем не походил на свою мать. У нее дряблое тело, у него – сплошные мускулы, у него золотистые волосы, у нее – грязно-каштановые, у нее широкое невыразительное лицо, у него – угловатые и резко выраженные черты. Единственное объяснение – то, что отец Коннора был великолепным мужчиной. И, как и в случае с Клементиной, ребенок похож на него, благодаря Богу.

Пятнадцать минут– спустя в комнату ворвался Коннор, Он тяжело дышал, глаза его были красными. Клементина встала и ждала, пока он заговорит. Она ждала, ждала…

Наконец, он произнес:

– Я не знал, что ты будешь здесь.

– Я хотела узнать результат.

Коннор повернулся к матери, смотревшей поверх журнала.

– Да, как все прошло? – спросила она. Голос у нее был скрипучий, как будто очищенный наждачной бумагой.

Коннор взглянул на потолок, потом подошел к Клементине и взял ее за руку.

– Потребуется немного больше времени, чем я планировал, чтобы попасть в Голливуд, – голос его дрогнул, и хотя он старался держаться стойко и равнодушно, она заметила слезы в его глазах. – Ты подождешь? – спросил он.

Клементина обхватила его шею руками. Закрыв глаза, она слышала, как хлопнулся на тахту журнал, как торопливо простучали каблучки миссис Дуглас.

– Да, милый, я подожду.

Глава 6

С восторгом Меган крутилась перед зеркалом в примерочной. Платье из шифона в бело-розовую полоску просто великолепно: вырез на плечах отделан рюшем, а пять слоев оборок спускались от колен до пят подобно мраморным ступеням.

– Алекс, взгляни, пожалуйста.

Алекс вошла в крошечную, с огромным, во весь рост, зеркалом примерочную. Улыбаясь, она заметила:

– Ну, наконец-то. Нам потребовалось всего лишь двенадцать универмагов и двадцать платьев, чтобы подобрать подходящее.

– Согласись, для меня это довольно быстро.

– Хотелось бы и мне иметь хоть одну из неограниченных кредитных карточек твоих родителей. Удивляюсь, как это ты удержалась от искушения вернуться домой, обвешанная покупками.

Меган рассмеялась и еще раз повернулась, оглядывая себя со всех сторон. Наконец-то наступило время, о котором она мечтала. Если Алекс решила сделать поворот на сто восемьдесят градусов и отшивает всех парней, приглашающих ее поразвлечься, дело ее. Но Меган от этого увольте. Выслушивать Алекс – все равно, что сидеть на скучнейшем оперном спектакле, где не понимаешь ни единого слова, а действие идет своим чередом ария за арией, и публика томится в душном зрительном зале. Алекс постоянно разглагольствовала об университете, рынках и инфляционных индексах, и от Меган требовалась вся сила воли, чтобы не попросить подругу замолчать.

И если Клементине наплевать на весь мир, пока они с Коннором как попугаи-неразлучники не сводят глаз друг с друга и ведут до тошноты инфантильные разговоры, ну что ж, это ее право. Меган собиралась повеселиться. Она не прочь погулять с Билли Вайнштейном, не важно, что говорят о нем Алекс с Клементиной. Хоть раз в жизни она проявит твердость и самостоятельность. Кроме того, Билли здорово повзрослел с тех пор, как она впервые увидела его в десятом классе. Он сменил очки в Черепаховой оправе на контактные линзы, а его тощее, как жердь, тело, немного пополнело. Он всегда будет длинным и долговязым, но сейчас у нее не возникало больше ощущения, что она держит руку скелета.

Хотя главной причиной, по которой Меган решила сойтись с Билли, было то, что она чувствовала себя с ним спокойно и уютно. Он напоминал старый коврик, потертый, со знакомым устоявшимся запахом и привычными пятнами. Меган точно знала, что с Билли она в безопасности. Ей не грозили ни обиды, ни полные ненависти слова, ни учащенное сердцебиение, лишающее ее собственной решимости, воли и самоуверенности. Каждый раз замечая парня с темной растрепанной шевелюрой или черными глазами, она понимала: что единственное оставшееся у нее чувство, которое она хочет испытывать всегда – это безопасность.

Алекс же считала свидания чем-то вроде угарного газа, отравляющего всю прелесть жизни. Да, она ублажала Меган, сопровождая в походах по магазинам и обучая танцевальным движениям, но сама наотрез отказалась принимать участие в подобной ерунде. Она видела развлечения немного в ином разрезе, чем Меган, считавшая их необходимыми атрибутами торжественного перехода во «взрослость». Меган говорила Алекс, что вечеринки – это единственный в жизни случай поднакопить опыт, о котором она будет рассказывать своим детям. Билли взял напрокат лимузин, чтобы ездить в отель «Фермонт», где они обедали, танцевали, смеялись всю ночь напролет. Такую возможность мистер и миссис Сандерс разрешили дочери один только раз в неделю.

Меган оторвала взгляд от своего отражения и повернулась к Алекс.

– Ты уверена, что не передумала и не хочешь пойти? Ты могла бы идти с кем только пожелаешь. Парни в школе не знают, что и думать, с тех пор, как ты перестала ходить на свидания. Кроме того, без тебя все будет совсем не так.

Алекс присела на пуфик в примерочной. Своевольный локон выбился из тугого узла волос и, покачиваясь над левым глазом, портил весь вид. Алекс крепко зажала его за ухом.

– Я так не думаю, Мег. Я знаю, как много значат для тебя ухаживания, и это прекрасно. Клементина, конечно, использует сегодняшний бал, как предлог пробыть всю ночь с Коннором. А для меня все это не имеет смысла. Я просто хочу окончить школу и начать новую жизнь. Время движется недостаточно быстро. Мне хотелось бы быть уже в университете со студентами, которые учатся потому, что им это нравится, а не потому, что их заставляют. Я не хочу терять время среди детей – демонстрирующих свои наряды и играющих во взрослые игры. Я хочу чего-то настоящего.

Она расстегнула молнию на спине Меган.

– Но ведь такое бывает только раз в жизни, ты, же знаешь. И…

– Я знаю, знаю! – воскликнула Алекс. – Это твое окончательное прощание со средней школой, возможность потанцевать, повеселиться, на одну ночь почувствовать себя взрослой. Какая чепуха. Джо уже несколько недель пристает ко мне с различными доказательствами в пользу бала.

– Джо? – Меган вздрогнула, как будто по телу ее прошел электрический ток, искрящийся, звенящий, возбуждающий.

– Да. Маленький братишка – всезнайка, которому четырнадцать лет, и он старается, чтобы все это заметили. Он гуляет со Стаей Мельхофт и считает, что мир полон романтики. Он не успокоится, пока все окружающие не будут влюблены, как он.

Меган быстро вздохнула, проклиная боль в груди. Глупо. И все-таки, несмотря на все старания, болезненное чувство предательства заполнило легкие, вытесняя воздух.

– И как давно они встречаются?

– Что? А, Джо и Стаей? Не знаю, полагаю, недели две. Довольно забавно, Джо такой консервативный. Такой… такой старый. Он напускает на себя глубокомысленный вид, который просто бесит меня. Как будто он знает ответ на все вопросы в мире. Одному только богу известно, откуда у него это. Как бы то ни было, он вряд ли даже дотрагивается до бедной девочки, а когда все-таки решается, то, похоже, умирает от смущения. Мама с папой, да и я, предоставляем им все возможности побыть наедине, но, кажется, кроме вреда, это ничего не приносит.

Неожиданно Меган захватила жалость к Джо, чувствующему себя не в своей тарелке, обиженному и притесняемому как морская звезда в вонючей луже детского зоопарка. Она представила его сидящим возле Стаей, старающимся быть джентльменом и делать все так, как полагается, в то время как родители и Алекс, не знающие слова «терпение», просовывают в дверь голову, подгоняя и подбадривая его.

Меган снова скользнула в джинсы и свитер. Жить в доме с Алекс и такими неординарными родителями все равно, что быть лучшей подругой Алекс и Клементины. Все, что ты делаешь, отходит в тень. Все, что ты считаешь нормальным, они отшвыривают как скучнейшее занятие. На каждый сделанный тобой шаг они отвечают двадцатью. Страшно быть тенью в сиянии звезд.

Поднявшись на вершину холма, Клементина заметила на дороге машину Джона. Черт бы его побрал, подумала она. Ей хотелось побыть дома одной, когда приходит почта, просто так, на всякий случай. Вдруг придет ответ из какого-нибудь агентства. Джон был последним человеком, которого она хотела бы видеть рядом в момент получения письма.

Прошло два месяца с тех пор, как она выслала свои фотографии. «Эйлин Форд» попросили прислать еще. Это было три недели назад. И с тех пор полное молчание. Джон Робертс и «Смайлз Интернешенел» еще не ответили. Но сегодня все могло быть по-другому. Сегодняшний день мог изменить всю ее жизнь.

Надеясь на чудо, что Джон забыл про почту, Клементина подошла к почтовому ящику и открыла его. Он был пуст, и Клементина с треском захлопнула дверцу. В полном отчаянии она хмуро взглянула на мрачный дом. Придется прибегнуть к хитрости. Если ответ пришел, она останется невозмутимой и спокойной. Просто возьмет письмо, отнесет к себе в комнату и медленно распечатает. Позже, если у нее возникнет такое желание, она расскажет Джону, что ей ответили. Он, вероятно, подпрыгнет от радости, если ответ означает ее немедленный переезд в Нью-Йорк. Тогда Анжела, его единственное послушное доверчивое существо, останется только для него, и все двадцать четыре часа в сутки посвятит всецело ему.

Клементина вошла через парадный вход и направилась в кухню. Джон сидел за столом спиной к ней, одетый в серый костюм, его серебристые волосы, как всегда, были безупречно уложены при помощи геля. Клементина подавила привычное желание вцепиться ему в прическу и размазать гель по лицу.

– Привет, Джон. Я не знала, что ты дома сегодня днем.

Отчим взглянул на нее и удостоил слабым подобием улыбки. Он приложил бы больше усилий, если бы рядом стояла Анжела, но когда они с Клементиной оставались наедине, он редко утруждал себя, чтобы выглядеть поприветливее.

– В конторе сегодня мало работы, и я решил сделать твоей матери сюрприз. К несчастью, это она, похоже, устроила мне сюрприз. Ты не знаешь, где Анжела?

– Возможно, у зеленщика, – ответила Клементина, открывая холодильник. Она взяла бутылку содовой. – Она каждый день ходит туда.

– Неужели? Я и не знал.

Клементина стиснула зубы. Конечно, он не знал. Он ничего не знает, кроме своей дурацкой юридической практики, гольфа по вторникам и как сделать коктейль из водки с мартини. Этот обманщик, хитростью вселившийся в их дом, не знал ничего об Анжеле, ее жизни или о том, как много она делает для него каждый день. И он явно ничего не знал о Клементине. А она не собиралась просвещать его.

– Ты брал почту? – небрежно спросила Клементина, проводя пальцами по ободку бутылки.

– Да, ты мне напомнила, – он повернулся и взял открытый конверт. – Из агентства Джона Робертса. Мне очень жаль, но в данный момент они, кажется, ищут модель другого типа. Они очень вежливы и…

– Ты распечатал мое письмо?

– Ну, я же знаю, с каким нетерпением ты ждала ответа. И я подумал, что ты сразу захочешь узнать его.

Клементина с треском поставила бутылку на стойку. Удивительно, как быстро реагирует ее тело. Только что оно было расслабленным, пытаясь казаться непринужденным, в следующую минуту – кровь понеслась по жилам, как водопад, включая все предохранители, покалывая нервные окончания. Она бросилась к столу и вырвала конверт из рук Джона.

– Как ты смеешь вторгаться в мою личную жизнь? Ты… ты хитрая свинья. У тебя что, нет совершенно никаких угрызений совести? Это – моя корреспонденция, черт побери. Моя жизнь. Ты не имеешь права.

– Клементина, замолчи хоть на минуту. Я имею все права узнать, что происходит в твоей жизни. Я – владелец этого дома. Я одеваю и кормлю тебя. Фактически, именно я оплачивал большую часть счетов за время состязаний, в которых ты участвовала. И все это время я платил за сеансы у фотографов.

Клементина почувствовала, как желчь поднимается к горлу. Ее лицо пылало, в ушах стоял непрерывный звон.

– Ты не имеешь никакого права на мою жизнь, – сказала она. – Да кто ты такой? Что ты о себе воображаешь?

Джон встал. При его росте в шесть футов четыре дюйма он на целую голову возвышался над ней. Ее ноздри расширились, уловив запах его одеколона, такого противного, такого непохожего на одеколон ее отца.

– Я – твой отчим. Вот кто я такой. Я живу в этом доме. Я забочусь о тебе, как о собственной дочери, чего не могу сказать о твоем родном отце. Дюк не сообщает тебе даже, где он находится в данный момент, вот цена его заботы. Бьюсь об заклад, его совершенно не интересует, жива ты или нет.

Клементина настолько разозлилась, что не почувствовала причиняемой ей боли. Она переступала с ноги на ногу, прекрасно зная, что не сможет причинить ему физическую боль. Он в два раза сильнее ее и, не задумываясь, даст сдачи, если она полезет с кулаками.

– Я ненавижу тебя, – она проглотила слюну, хотя испытывала страстное желание плюнуть ему в лицо. – Я всегда тебя ненавидела. Моя мать в тысячу раз лучше тебя.

Клементина повернулась и пошла к лестнице. Поднявшись на одну ступеньку, она вновь обернулась к Джону.

– Я иду наверх укладывать вещи. Сегодня же вечером я выметусь из твоего дома.

Перепрыгивая через ступеньки, Клементина ринулась к своей спальне и захлопнула дверь. Гнетущая тишина комнаты изгнала шум, грохочущий в ее голове. Внутри не осталось ничего, кроме тонкого жужжания и затаенного страха. Она прислонилась к двери и разгладила зажатое в руке письмо.

«Дорогая мисс Монтгомери, мы благодарны за представленную нам возможность взглянуть на Ваши работы. Однако в данное время мы ищем немного другой тип, более экзотический, темный, и более знойный. Если бы Вы обратились год-два назад, Вы бы идеально подошли нам. Но сейчас дело обстоит так, что у нас более чем достаточно, светлокожих блондинок. Желаем Вам удачи в других агентствах.

Искренне Ваш. Джон Робертс».

Клементина постаралась выпрямить спину, но ей это не удалось. Она скользнула на пол, прижала колени к груди и заплакала. Рыдания Клементины, редкие, как снег в июне, напоминали плач ребенка, покинутого и замерзшего, и приводили в дрожь каждого, кто слышал их, даже ее отчима.

* * *

Клементина уложила только те вещи, что были у нее до начала конкурсов. Она не думала раньше, как много денег потратил Джон с тех пор, как она запустила на всю катушку карьеру фотомодели. Оставлять весь этот гардероб было самым тяжким испытанием, с которым ей когда-либо пришлось столкнуться. Клементина провела рукой по гладкому атласу и нежным кружевным отделкам и быстро захлопнула шкаф.

У нее был только один чемодан, поэтому пришлось использовать пару бумажных пакетов для книг, нескольких безделушек и медвежонка, которого Коннор выиграл для нее на ярмарке две недели назад. Она еще раз оглядела комнату. Взгляд скользил от окна на белое трюмо, перед которым она сидела тысячу раз, на взбитый матрас двухспальной кровати, куда ей так хотелось сейчас прилечь. Немного нервничая, Клементина открыла дверь и вышла из комнаты.

– Джон, ты не должен так поступать. Пожалуйста. – Клементина застыла как вкопанная на верхней ступеньке лестницы и вслушивалась в умоляющий голос матери, доносившийся из кухни. – Она – моя дочь. Куда она пойдет?

– Откуда я знаю, черт побери? – закричал Джон своим хорошо поставленным голосом юриста. В его тоне слышалось негодующее возмущение и даже оскорбленное достоинство. – Может, к этому своему дружку – актеру. Послушай, Анжела, я не выгонял ее. Она сама хочет уйти. И, кроме того, через несколько недель ей исполняется восемнадцать. Может быть, ей хочется стать независимой.

Клементина вцепилась в перила, ожидая услышать гневные возражения матери, требования, чтобы ее дочь осталась, все то, что диктуют вечные материнские инстинкты. Вместо этого дом погрузился в густую тишину. Подхватив чемодан и пакеты, Клементина спустилась вниз. Сложив вещи у входной двери, она вошла в кухню.

– Я ухожу, – Клементина надеялась, что Анжела, увидев ее испуганные глаза, найдет в себе силы и настоит, чтобы она осталась. Но Анжела только покачала головой, продолжая сжимать руку Джона. Она принадлежала этому мужчине. Давным-давно Анжела сделала свой выбор и вручила ключи от своей жизни Джону. С тех пор она оставалась верной своему выбору, независимо от того, есть у нее дочь или нет.

– Если понадоблюсь – я у Коннора. Вы знаете номер.

Клементина повернулась и направилась к двери.

– Клемми, – окликнула ее мать. Клементина замерла в ожидании.

– Будь осторожна, дорогая.

Девушка преодолела слабость в спине и выпрямилась.

– Хорошо, мама. – Потом взяла вещи и вышла из дома.

* * *

– Я думаю, ты совершаешь большую ошибку.

– Бог мой, Джо, может быть хватит, – Алекс плюхнулась в кресло с высокой спинкой в стиле «Арт Деко» и уткнулась в журнал. – Я уже говорила тебе, что меня это не интересует.

Джо пожал плечами и встал с тахты. Он передвинул одну полосатую подушку с места на место, потом вторую, пытаясь успокоиться и сосредоточиться, но в отчаянии отказался от своей затеи. Мыслимо ли, чтобы полоски сочетались с цветочками? По его мнению, все вещи в доме были не на своем месте – подушки, мебель, он сам. Джо подошел к роялю и опустился на стул.

Алекс неприязненно вскинула голову, когда его пальцы громко и сильно ударили по клавишам, выколачивая ненавистную ей классическую музыку, которую она никогда не понимала и не могла оценить. Мелодия была смутно знакомой, но это неудивительно. Алекс считала, что все эти дурацкие пьесы звучат одинаково. Все они слишком громкие, слишком монотонные, в них отсутствует необходимый барабанный ритм и они очень, ну слишком уж, длинные.

– О, пожалуйста, не начинай.

Джо продолжал играть. Это была его единственная сфера влияния. Он осознал власть, которой обладает над Алекс, после своего первого урока игры на рояле. Немного классической музыки – и Алекс или становилась на колени, клялась, что сделает все для него, если он прекратит, или убегала из дома. Как бы то ни было, жизнь Джо значительно улучшилась.

Он выдавал музыку, счастливо улыбаясь от прикосновения к прохладной слоновой кости клавиш. Бетховен преображал его сильнее всех остальных композиторов. Звуки были богатыми, мощными, горящими энергией и силой. Вибрирующая энергия пальцев переходила в сознание, тело становилось невесомым, и он чувствовал себя легко и свободно. Краем глаза Джо наблюдал за Алекс, выбивавшей дробь на кофейном столике. В конце концов, она не выдержала.

– Ну, хорошо. Чего ты хочешь?

Джо прекратил играть и улыбнулся ей:

– Я хочу, чтобы сегодня вечером ты пошла на выпускной бал.

– Тебе-то какая забота? Иди на свой вечер через четыре года, если тебе это доставляет удовольствие.

– Алекс, я не шучу. – Он подошел к сестре, обнял ее за талию и повел к тахте. Алекс прокляла судьбу за то, что Джо уже перерос ее. Это несправедливо. Более высокие люди обладают большей уверенностью и влиянием, что абсолютно точно. Кое-кто осмеливается прямо в лицо называть ее «малышкой» и не боится получить по шее. Боже, до чего дошло!

Алекс опустилась на тахту. Откинув со лба светлую прядь, Джо заметил:

– Я не хочу, чтобы ты пожалела об этом. – Он смотрел на стену позади нее, вместо того, чтобы прямо взглянуть ей в глаза. Ничего странного, подумала Алекс. Брат всегда напоминал ей Меган. – Ты ведешь себя так, как будто у тебя осталось только одно желание – учиться и готовиться к университету, но я знаю, что тебя интересует и другое. Почему ты так сильно притворяешься, что тебе не нужны друзья и все те развлечения, которые ты прежде любила?

Алекс выпрямилась:

– Потому, что я уже переросла эти забавы. Меня они больше не волнуют.

– Но когда-нибудь тебе их будет не доставать. Придет время, ты станешь старой, толстой, седой и одинокой со всеми своими заработанными деньгами, а твои подруги выйдут замуж и будут счастливо жить среди дюжины внуков, бегающих вокруг них.

– Внуки, фу! – Алекс отвернулась. Джо, конечно, ошибается насчет ее. Зачем ей замужество, эта дурацкая клетка? Она никогда не будет одинока, она просто уверена в этом.

– Я собираюсь стать Александрой Великой, – сказала Алекс. – Утонченным образованным гением. Прекрати рассуждать как взрослый. Терпеть не могу твоих мудрствований. Ты везде видишь сложности. Я просто становлюсь более зрелой и опытной. Что в этом плохого?

– Ничего, если ты счастлива при этом.

– Конечно, я счастлива. – Неужели?

– Да, – ответила Алекс слишком поспешно. Она опустила глаза и принялась выковыривать тонкий слой грязи из-под ногтя на большом пальце.

– Ну, хорошо, – сказала она, возвращаясь к разговору. – Возможно, я и не хожу больше на свидания. Но кому они нужны? – Она закрыла глаза и подумала о поцелуях, сильных руках и хрипловатых голосах, которые она променяла на изучение биржевых таблиц холодными, одинокими вечерами. Открыв глаза, Алекс заметила, что Джо наблюдает за ней.

– Ладно, – добавила она, – может быть, мне немного и не хватает их.

Они рассмеялись. Алекс встала.

– Во всяком случае, сегодня я никуда идти не могу. Кто будет сопровождать меня?

Джо тоже встал и изящно поклонился:

– Джозеф Холмс, достойнейший сопровождающий, к Вашим услугам.

Алекс оглядела его с ног до головы.

– Что ж, ты выглядишь старше своих лет, почти на восемнадцать, но… О, Джо! Это невозможно. У меня нет платья, а у тебя смокинга и…

– Алекс, перестань. С каких это пор ты стала нормальной. У тебя в шкафу миллион безумных нарядов. Подбери что-нибудь, и я уверен, ты станешь «гвоздем» бала. А я могу надеть черный костюм. Может быть, он не тянет на смокинг, но я сумею выглядеть в нем шикарно. Давай, собирайся. Я хочу пойти, и ты, в глубине души, тоже хочешь.

Алекс искоса взглянула на брата.

– Если бы я не знала тебя, я сказала бы, что ты задумал все больше ради себя, а не для меня. Ты уже устал от Стаей и готов познакомиться с кем-то более волнующим и более опытным?

Джо рассмеялся:

– Конечно, нет. Просто я не хочу упускать такой шанс.

Накручивая на палец прядь волос, Алекс размышляла. Почему бы и нет? В конце концов, она имеет право повеселиться. Меган и Клементина страшно удивятся, увидев ее. А Джо – великолепный партнер. Он красив и обходителен и, конечно, ей не придется волноваться из-за нежелательных приглашений и приставаний. Ей-богу, она пойдет.

– Хорошо, – сказала Алекс, – пошли. Я поднимусь наверх, чтобы переодеться. Если мы поторопимся, то опоздаем на Час или чуть больше.

– Замечательно. Я скажу родителям и через полчаса жду тебя внизу. Да, Алекс, – окликнул Джо, когда она уже начала подниматься по лестнице.

– Что?

– Извини, но тебе придется вести машину. Алекс рассмеялась и побежала в свою комнату.

* * *

Свечи отбрасывали на стены тени танцующих пар. Над головой тускло светили четыре огромные люстры, похожие на мерцающий свет далеких звезд, дошедший через миллионы лет. Банкетный зал был небольшой, но в средней Линкольнской школе и выпуск был небольшим. Сто учащихся прекрасно вписались в отведенное пространство.

Меган откинулась на спинку стула, подальше от свечи и, помаргивая, пыталась смахнуть слезы. Из всего многообразия платьев на земном шаре десять из пятидесяти девиц выбрали именно такое, как у нее. Она задумалась, не обречена ли всю жизнь переживать несчастья и поражения. Раз в сто лет она надеялась выделиться из толпы, а вместо этого слышала только хихиканье за спиной, когда проходила по залу, и замечала уродливые пальцы, показывающие на ее примелькавшийся наряд.

И от Билли никакой помощи. Да, она пошла с ним потому, что это безопасно. Но его присутствие не должно было означать скуку и неловкость. Он танцевал с ней только раз. Один раз за двенадцать песен. Они вышли на площадку, Билли притянул ее к себе, а минуту спустя согнулся пополам от боли. Он ухитрился подвернуть ногу во время медленного танца. Более того, во время «Подайте клоуна». Невероятно. Так что сейчас он где-то в отеле, и ему накладывают повязку, а она стала посмешищем бала. Оставалось только наблюдать, как Клементина с Коннором льнут друг к другу на каждой песне, быстрой или медленной как будто завтра конец света и мир рухнет в преисподнюю.

– Почему Алекс не пришла? – удивлялась Меган. По крайней мере, они могли бы хоть посмеяться вместе. Алекс прошлась бы по всему отелю, проверяя комнаты, показалась бы на лифте, сделала бы еще что-нибудь, а не торчала здесь совершенно одна под свирепыми взглядами десятка девиц, одетых в такие же платья. Как будто это ее вина, что они все выбрали одно и то же.

Меган резко отодвинула стул и встала. Хватит. Если нет Алекс, ей придется позаботиться о себе самой. Нет закона, по которому ей возбраняется в одиночестве пройтись по отелю. Гордо держа голову, Меган направилась к выходу.

Она резко остановилась, потому что в дверях появилась самая поразительная пара, которую она когда-либо видела. Темные волосы девушки были скручены в узел на макушке. Бирюзовый шелковый шарф, повязанный вокруг прически, спадал на плечи. Легкая белая юбка доходила до левой лодыжки, но едва достигала колена на правой ноге. Свободная черная блуза собрана на бедрах широким поясом. Светловолосый, похожий на принца юноша был одет в черный костюм с серебристым поясом на талии. Вместе они смотрелись как члены королевской семьи из какой-то экзотической страны Среднего Востока.

– Меган? Меган, ты что, не слышишь меня?

Меган впервые взглянула девушке в лицо.

– Алекс? Бог мой, Алекс? Это ты?

Алекс рассмеялась и сделала реверанс:

– Алекс Холмс к Вашим услугам. Позвольте представить моего самого красивого и отважного кавалера на этом вечере, мистера Джозефа Холмса.

Меган медленно перевела взгляд на Джо. Она была так потрясающе счастлива снова увидеть его, что в смущении отступила назад. Джо, смеясь, поклонился ей, и на какое-то мгновение Меган дала волю фантазиям, представив, что живет в историческом романе: она на королевском балу, и самый отважный капер Англии склоняется перед ней в поклоне, берет ее руку и целует кончики пальцев. Но прикосновение Алекс разрушило чары.

– А где Билли? – спросила Алекс.

Меган оторвала взгляд от лица Джо. Она поразилась, как изменились и смягчились черты его лица в приглушенном, неярком свете. Он выглядел настоящим британцем. В предыдущей жизни Джо, наверняка, принадлежал к английской аристократии. Она была уверена в этом. Он, скорей всего, был родом из какого-нибудь провинциального имения в графстве Беркшир, с собаками, лошадьми и английским парком. И когда он отправлялся верхом, то надевал накидку с капюшоном и…

– Меган, ты не слушаешь меня? Я спросила, где Билли.

– О, извини. Этот лопух подвернул лодыжку. Ему бинтуют ногу.

Алекс застыла на мгновение с открытым ртом. Она старалась сохранить самообладание, но рвущийся изнутри смех победил, и, откинув голову, Алекс весело рассмеялась. Джо посмеивался, хотя и старался скрыть это.

– Меган, извини, – сказал он. Но Меган, позабыв все на свете, тоже улыбалась.

– Пошли, дитя мое, – произнесла Алекс, обнимая ее за плечи. – Теперь у тебя есть я и Джо. Давайте сядем где-нибудь.

Джо нежно обнял Меган за талию с другой стороны. Опустив ресницы, она пристально разглядывала его пальцы, такие длинные, ухоженные и чистые. Когда они подошли к столику, Джо придвинул ей стул и прошептал:

– Я хочу, чтобы ты знала, не важно, сколько девушек одеты в такое же платье, ты – лучше их всех, вместе взятых.

Меган ослепительно улыбнулась. Она даже не заметила, как, прихрамывая, возвратился Билли.

* * *

– Держи меня крепче, Коннор, – шептала Клементина.

Пять песен подряд они не покидали танцевальную площадку и, независимо от темпа, оставались в объятиях.

Коннор обнимал ее, зарывшись лицом в чудесные каштановые волосы. Боже, как хорошо она пахнет. Это не запах роз и не аромат духов, а какой-то присущий только ей аромат – смесь океана, солнечных весенних дней и секса.

– Так лучше? – спросил он.

– Да, намного.

Иногда, а по правде говоря, почти все время, Клементина мечтала только об одном – навсегда остаться в объятиях Коннора. Это желание шло вразрез с ее прежними надеждами, планами на жизнь, но ей было наплевать. Когда Клементина ушла из дома, она знала, что может пойти к Коннору и ей не зададут никаких вопросов. Он был ее пристанью. Без сомнения, Коннор любит ее и не бросит на произвол судьбы. Пока что ей это и нужно.

В начале их связи Клементина разделяла замыслы и стремления Коннора, а он ее. Но позже все стало меняться. Стоило чуть дольше поговорить о будущем, о карьере Клементины, и Коннор уже торопился по делам. Если же разговор шел о продюсерах, о ночной жизни Нью-Йорк Сити, он, сославшись на усталость, отправлялся спать. Коннор мог без умолку, часами обсуждать свои дела, мечты, пробы, к которым готовился в Голливуде, но как только затрагивались ее проблемы, оживленный блеск в его глазах исчезал.

Новизна Коннора, его прикосновения, поцелуи заставили Клементину на время позабыть о жарких огнях юпитеров и обложках журналов. Но потом, когда он стал более знакомым и привычным, решимость девушки достичь цели стала сильнее, чем когда-либо. Она начала уставать от его недовольных гримас по поводу ее участия в демонстрациях мод, от дурного запаха изо рта по утрам. Да, она любила его и хотела быть вместе. Да он помог ей и дал силы в минуты сомнений, но, с Коннором или без него, Клементина станет звездой.

Они сблизились слишком быстро, подобно метеоритам, столкнувшимся в космосе. И только сейчас Клементина стала замечать, что Коннор желает быть первым. Он непременно должен был быть первым. Отец бросил его. Мать не питала к нему никаких чувств. Пришло время стать номером один. Сначала она считала просто замечательным то, что у них похожая история, одинаковые стремления. Хотя теперь понимала, что попытка соединить двух людей, каждому из которых необходимо абсолютное внимание, поклонение и слава, похожа на автокатастрофу с печальным исходом.

Клементина пыталась оправдать, понять Коннора. Ведь у него не было ни условий, ни возможностей для достижения цели. И хотя у него появилось еще несколько эпизодических ролей, была даже парочка ролей со словами, но, ни одной главной роли, ни одной пьесы, которая стремительно вознесла бы его в Голливуд. Она тоже училась жить с отказами. Ни от «Эйли Форд», ни от «Смайлз Интернешенел» ответа не было. Коннор поддерживал ее, когда Клементина падала духом, а она была сильна там, где он опускал руки. Конечно, в конце концов, они оба достигнут успеха. Клементине было просто интересно, кто сделает это первым. И оставит ли ее успех какую-то надежду на то, что они останутся вместе?

Сейчас Клементина, по крайней мере, каждую ночь проводила с ним. Обговорив детали с матерью Коннора, Беверли, Клементина вполне хорошо приноровилась к жизни в их доме. Беверли настояла, чтобы они спали в разных комнатах, что Клементина нашла забавным, принимая во внимание откровенность, с которой Беверли перелетала из постели одного мужчины в постель к другому. Но до тех пор, пока Беверли рано отправлялась спать, оставляя влюбленных наедине, положение оставалось терпимым. Клементина дожидалась, когда исчезнет полоска света под дверью спальни Беверли и исчезала под одеялом вместе с Коннором. И пока они занимались любовью, мечты о карьере и актерская игра улетучивались как дым. Реальность исчезала, оставляя только его руки, губы, прикосновения. Они не знали точно, чем будут заниматься после окончания школы. Коннор собирался продолжать пробы, а она будет ждать ответа из Нью-Йорка. До тех пор они будут вместе, и если у них останется возможность крепко сжимать в объятиях друг друга каждую ночь, все остальное образуется.

* * *

– Ты не хочешь потанцевать?

Полвечера Меган ждала этого вопроса. Джо потанцевал с сестрой и вернулся к столику, где они с Меган наблюдали за Алекс, как обычно, завладевшей всеобщим вниманием. Этим вечером, раз уж она отбросила в сторону подготовку к университету, Алекс решила повеселиться от всей души. Вот так всегда бывает, подумала Меган, глядя на подругу. Она ничего не хотела иметь с юнцами, а уже станцевала танцев двадцать.

– Конечно, – ответила Меган Джо.

Он протянул руку и повел ее к площадке. Его ладонь была сухой и теплой, ясно, подумала Меган, он совершенно равнодушен к ней. Боже, что это с ней? Весь вечер она фантазировала об этом… этом мальчике. Она наблюдала за ним, представляла, как бы они смотрелись вместе, прогуливаясь по берегу моря, как его губы прикасаются к ее, и он говорит, что она – самая прекрасная девушка на свете. Ему только четырнадцать. У него есть девушка, И он – маленький братишка ее лучшей подруги. Она, Меган, явно сошла с ума.

Джо улыбнулся и положил руку на ее талию. Что ж, для четырнадцатилетнего ой довольно высок, подумала Меган. Она доставала ему только до подбородка. И несмотря на то, что он почти весь вечер молчал, а если и разговаривал, то только с ней или Алекс, он не казался не в своей тарелке. Джо тихо сидел и наблюдал за происходящим в зале. Как часто Меган старалась выглядеть точно так же, то есть «своей», когда была одна, но всегда кончалось одним и тем же – она ощущала себя потерянной, никому не нужной.

– Тебе нравится вечер? – спросил Джо.

– Да, конечно.

Он наклонился и заглянул ей в глаза.

– Но мне кажется, ты ожидала чего-то другого, я прав?

Меган улыбнулась и отвела взгляд.

– Да. Это моя извечная проблема. Я так много фантазирую, что, когда дело доходит до реальности, какой бы хорошей она ни была, она никогда не оправдывает моих ожиданий.

– Слишком много рыцарских романов? – спросил Джо.

Меган резко отпрянула:

– Откуда ты знаешь?

Джо рассмеялся и снова притянул ее к себе.

– Не огорчайся. Со мной происходит то же самое. Я читаю детективные романы, и жизнь представляется пленительной и сложной, полной оригинальных личностей, тайных встреч и волнений. Потом я оглядываюсь вокруг, и чувствую себя обманутым и разочарованным, видя, что мир состоит из нормальных людей, занятых обычной работой, живущих в обычных домах и квартирах, с обычными заботами. Каждый день они бьются лишь над тем, как бы свести концы с концами. Откуда же у них время на тайны и интриги?

Меган положила голову ему на плечо и закрыла глаза.

– Я прочитала множество романов и решила, что все мужчины – галантны и красивы, а когда они встречают любимую женщину, то готовы для нее на все. А вместо этого мой кавалер растянул лодыжку и остаток вечера проводит ухаживая за своим десертом. Ничего себе, романтика!

– Я уверен, что где-то существует и романтика, и интриги. Мы просто находимся не в том месте и не можем, поэтому отыскать их. Но не надо отказываться от своих фантазий. Никогда не надо сдаваться.

Меган подняла голову:

– Ты испытываешь возбуждение от общения со Стаей? Алекс говорит, вы постоянно вместе.

Казалось, она повторяет заученный урок, так ровно прозвучали ее слова, без малейшего трепета в голосе, с чем она себя и поздравила. А музыка заглушила бешеный стук сердца.

Джо отвел взгляд:

– Не знаю. Стаей – очень приятная девушка, умная и хорошенькая. Мне она очень нравится, но мы вовсе не думаем о женитьбе, если ты это имела в виду.

Губы Меган растянулись в широкой улыбке – хотя она постаралась убрать ее до того, как Джо вновь опустил на нее глаза, он заметил улыбку и рассмеялся.

– Черт побери, Меган, ты – то почему радуешься по этому поводу?

Меган вспыхнула и прижалась щекой к его щеке.

– Извини, я не хотела. – И все-таки радость переполняла ее, приятно покалывая кожу. Умом она понимала, что не должна быть такой счастливой. Это не имело смысла. Ничего не может возникнуть между ней и Джо. Он всегда будет на четыре года моложе. В следующем году он пойдет только в девятый класс, в то время как она станет студенткой университета. И все-таки Меган улыбнулась.

Джо снова рассмеялся и задержал ее, когда закончилась песня. Они стояли и ждали, пока ансамбль начнет новую.

– В тебе что-то есть, ты знаешь это, Меган Сандерс? Они танцевали без перерыва в течение трех песен, и руки Джо, обнимавшие Меган, заставили ее поверить, что то, что он сказал, – правда.

Глава 7

Летом, после окончания средней школы, Клементина вдруг поняла, что она не такая как все. Для нее время шло с другой скоростью.

То, что Меган и Алекс считали двумя месяцами, в ее представлении тянулось как два года. Реальная жизнь бесследно проскальзывала мимо, не затрагивая ее. Ни теплые летние ночи, ни маслянистый вкус попкорна, ни сентиментальные кинофильмы, ничто не возбуждало чувств и желаний Клементины. Мысленно она жила в другом измерении, в желанном будущем, среди прославленных «звезд» и влюбленных в них миллионеров. Она посвящала будущему каждый миг, каждую секунду и будь у нее возможность, не задумываясь, принесла бы в жертву ему настоящее.

Впервые Клементина осознала, как она несчастна. Ей было совершенно безразлично, поступит ли она в университет, кто выиграл «Мировую серию», что она будет делать в воскресенье вечером. Значение имело лишь то, что будет с ней через год-два. Она становилась старше. Возраст и уходящее время заставили задуматься о вещах, которые раньше и не приходили в голову. Слишком часто она копалась в себе, а ведь ей вовсе не хотелось этого.

Повсюду Клементина рассылала свои фотографии и краткое описание работ. Она уже не была настолько гордой, чтобы общаться лишь с крутыми агентствами, сейчас ей просто хотелось, чтобы кто-нибудь, ну хоть кто-нибудь заинтересовался ею. В Сан-Франциско она стала «старой» новостью. «Сакс» провели очередной конкурс юных фотомоделей, и новая победительница получила львиную долю контрактов. Клементина, по-прежнему, могла участвовать в демонстрациях мод в крупных магазинах, но у кого нет такой возможности? Она больше не ощущала себя «особенной».

Дни казались бесконечными. Хотя никто ничего не говорил, Клементина знала, что и родные и подруги начинают сомневаться в ее успехе. Она все поставила на карту, заявив, что добьется своего и станет звездой. И проиграла. Никому она не нужна.

В конце концов, пришел ответ и от Эйлин Форд с вежливым, но категоричным отказом. Три дня Клементина провалялась в кровати, потом просмотрела список агентств отфутболивавших ее с неизменным отказом, и снова улеглась в кровать. И все же в глубине ее души еще теплилась искорка надежды.

Коннору не везло, как и ей.

– Тут уж они действительно идеальная парочка, – часто думала Клементина, – не умеют ни поддержать, ни ободрить друг друга. В один прекрасный день Клементина впервые призналась себе, что так она никогда не добьется желаемого. Эта мысль преследовала ее несколько дней, от нее бросало в дрожь. Как жить, если она не станет фотомоделью? У Клементины нет ни ума Алекс, ни сердечности и обаяния Меган. У нее ничего нет, кроме внешности.

Ее почта по-прежнему приходила в дом матери, и Клементина ежедневно отправлялась туда, чтобы проверить ящик. Она не знала, почему продолжает это делать, почему, подобно мазохистке, вновь и вновь открывает письма, в которых нет ничего, кроме отказа. Как-то августовским днем, в куче писем на столе, ей попался конверт из агентства Уолтера Ваджеда в Филадельфии. Ни на что, не надеясь, Клементина вскрыла конверт. Слова были уже привычными и не могли причинить острую боль.

«Дорогая мисс Монтгомери: С сожалением сообщаем…»

Клементина сунула письмо в установку для уничтожения мусора, даже не удосужившись дочитать до конца. Звук был ужасным, будто наждачной бумагой проводили по стеклу. Он заглушил телефонный звонок. Телефон звонил пятый раз, когда Клементина выключила установку и взяла трубку.

– Это Артур Деннисон из «Смайлз Интернешенел», – произнес мужской голос, – я говорю с Клементиной Монтгомери?

Сначала Клементина подумала, что это шутка, но затем ноги ее подкосились, и она вцепилась в трубку, так что побелели пальцы. Слава богу, Анжелы не было дома, она побежала по магазинам. Она не спустила бы глаз с Клементины, что происходило всегда, если дочери кто-нибудь звонил, как будто понятие «частная жизнь» не имело к ней никакого отношения.

Клементина переминалась с ноги на ногу, не решаясь заговорить и нарушить очарование момента, когда вновь проснулись ее мечты, когда появился свет надежды. Она знала, что ждут ее ответа, но продолжала нервно наматывать шнур от телефона сначала на палец, потом на книгу с кулинарными рецептами. Ей почему-то сразу захотелось в туалет.

– Да, я – Клементина Монтгомери, – с трудом выдохнула она.

– Я рад, что отыскал вас. Прежде всего, хочу извиниться, что долго тянул с ответом. Мы реорганизуемся, меняем штат и, боюсь, что большинство работ присланных нам, пылятся под бесчисленными кипами бумаг.

– Ничего, мистер Деннисон, – спокойно ответила Клементина с чистым безупречным произношением, которое так долго вырабатывала. Она изумилась, как легко научилась подавлять свои чувства. Это началось давно, когда ушел отец, и мать перестала интересоваться ею. Но до сих пор она даже не подозревала, какого достигла совершенства.

– Я ценю ваше понимание. Перейдем к делу. Меня потрясли ваши работы. Я хочу договориться о встрече и устроить фотосъемки. Я почти уверен, что вы тот тип модели, который нам нужен. У вас есть небольшой опыт. Мы ищем что-то новое и необычное, в отличие от сотен, живущих по соседству голубоглазых блондинок, встречающихся на каждом шагу. Разумеется, мы оплатим все расходы. Как насчет следующей недели?

– Смешно, – подумала Клементина. Как просто мечта становится реальностью. А где же фейерверк, музыка? Ничего подобного. Только адреналин пульсирует в венах и бешеный экстаз переполняет ее. Клементина оглядела кухню. Ничего не изменилось. На спинке стула висела кофта матери, на стойке оттаивал фунт мясного фарша. Увидев свое отражение в тостере, удивилась, что выглядит, как обычно, лишь в голове все гудело и сердце разрывалось от счастья. Обладай она способностью преобразовывать свою внутреннюю энергию в материю, ее свет ослепил бы весь мир.

– Конечно, мистер Деннисон. Меня вполне устраивает, – ровным голосом произнесла Клементина. Надо же, какая она актриса. Лучше, чем предполагала. Фильмы с ее участием не за горами. Осталось лишь дождаться, чтобы о ней узнал Голливуд.

– Великолепно, – ответил Деннисон. Я забронирую номер и дам вам знать. Вы не замужем, не так ли?

– Нет, – произнесла она, и все, что связывало ее с Коннором улетучилось, как исчезают школьники в последний день занятий.

– Прекрасно. Мы предпочитаем незамужних девушек. Не приходится иметь дело с ревнивыми мужьями. Завтра я позвоню. Когда удобнее?

Назначив вторую половину дня и обговорив пару вопросов, Клементина повесила трубку. Она стояла совершенно неподвижно, только глаза перебегали с предмета на предмет. Все осталось по-прежнему, и все изменилось, стало светлее и теплее. Наконец она получит то, что хотела.

Ради этой минуты она жила, мечтала, страдала, плакала, кричала, работала до пота. У судьбы свои правила и законы. Она распорядилась так, что Клементина дошла до точки, до полного отчаяния, готова была от всего отказаться и признать свое поражение, и только тогда ей выпал шанс достигнуть успеха.

Клементина подошла к столу и опустилась на стул. Она не улыбалась, улыбки придут позже, позже будут и телефонные звонки, и безмерная радость. Сейчас же она чувствовала только облегчение, ей не нужно больше придумывать оправдания своей бездеятельности. Закрыв лицо руками, Клементина заплакала.

* * *

Конечно, подруги порадовались за нее. Собирая чемодан, она вспомнила их восклицания «Поздравляем», «Подумать только!» И все же, что-то казалось не так.

Алекс была почти искренна. В конце концов, у нее свои победы и достижения, ничуть не хуже, чем у Клементины. Поэтому она крепко обняла подругу, сказав, что довольна и гордится ею. Со свойственным ей эгоизмом Алекс перевела разговор на себя, сообщив, в каком общежитии собирается жить на первом курсе.

Клементина подозревала, что в уме Алекс уже производит подсчеты их будущих заработков, прикидывая, кто станет богаче. И все-таки в глубине души она была уверена, что Алекс не завидует ей и не таит обиды, и ее успех будет для подруги лишь стимулом к новым достижениям.

Оставалась Меган. Клементина выдала новость за обедом, неделю назад. Меган улыбнулась, крепко обняла ее, но не смогла скрыть выражение горечи в глазах. Казалось, она думает «Почему не я? Почему вам повезло, а мне нет?» В течение всего обеда Клементина старалась не высовываться, быть незаметнее. Говорила, что еще ничего не известно и она, возможно, вернется домой без контракта. Хотя обе понимали, что все пройдет успешно. Нет уж, черт побери! Клементина зашла так далеко и ничто не заставит ее отступить.

Сначала, ей было жаль Меган, но потом пришла злость. Да, у Меган свои проблемы, но это не причина, чтобы желать неудачи ей. И чем больше она думала об этом, тем больше приходила в ярость. Почему она должна притворяться? Почему ее успех надо измерять по меркам достижений ее подруг? Почему они не могут искренне радоваться друг за друга? Ведь они любят друг друга. Вместо этого, все время подсчитывали карты с выигрышами и проигрышами – и суммировали очки. Клементина с треском захлопнула чемодан, как бы подводя черту. Она явно вырвалась вперед. Клементина улыбнулась, стараясь утаить это даже от самой себя.

Коннор провожал ее в аэропорт. Он молчал всю дорогу. Молчал и в очереди у регистрационной стойки, и Клементина отбросила всякую попытку вытащить Коннора из его скорлупы. Она не могла с уверенностью сказать, как он воспринял ее новость. Настроение его менялось ежеминутно. То он был ее самым горячим сторонником, то заявлял, что она карьеристка! У Клементины не было ни времени, ни желания утешать его оскорбленное самолюбие. Она все еще любила его, но страсть ослабела, и Клементина не собиралась позволять Коннору решать, как ей жить. Если он рад за нее – замечательно. Если он чувствует себя оскорбленным самцом – это его проблема. Поэтому, когда лежа ночью в постели, она рассказала ему о предложении Артура Деннисона, ее не удивила его скупая улыбка и натянутый поцелуй в щеку. Клементина не двинулась с места, когда Коннор схватил куртку и отправился на двухчасовую прогулку.

Шли дни. Коннор ушел в себя и выглядел довольно мрачно. Клементина спросила напрямик, рад ли он за нее, и он ответил «да». А когда она поинтересовалась, в чем дело, он обронил, что все хорошо, просто устал. В конце концов, Клементина оставила его в покое. Она не хотела, чтобы дурное настроение Коннора погасило ее энтузиазм. Она поедет в Нью-Йорк, город богатства, власти и славы.

Зарегистрировав чемодан Клементины, они прошли к выходу на посадку.

– Коннор, я не могу поверить, – Клементина не в состоянии была скрыть радость и возбуждение, – я как будто во сне. Коннор отвел взгляд и смотрел в окно.

– Ты разве не рад за меня, хоть немножечко? – спросила она. Коннор повернулся, и Клементину потрясло страдальческое выражение его глаз. Любовь, как в первые дни их встреч, захлестнула ее сильно и властно.

– Почему ты так несчастен? Скажи мне.

Коннор обнял ее и просто прижал к себе.

– Я хочу жениться на тебе, Клем, – шепнул он.

Сначала Клементина решила, что это шутка и начала смеяться, но тут же умолкла, заметив, как серьезны его глаза. Смех сменился страхом, беспричинным, неуправляемым страхом. Вряд ли она ожидала испытать подобное, услышав предложение руки и сердца. Но в данный момент замужество разрушало все ее планы и мечты.

– Не понимаю, – проговорила Клементина.

– Что здесь непонятного? – Голос Коннора стал резким, чужим, напоминавшим голос матери, когда та оправдывалась перед Джоном. Клементина отступила назад.

– Я думал об этом всю неделю, – продолжал Коннор, – я люблю тебя и хочу жениться на тебе. Я думал, ты хочешь того же.

Взгляд Клементины метнулся к посадочному выходу, пассажиры уже шли к самолету. Весь этот разговор казался ей совершенно неуместным, как будто кадр из одного фильма вставили в другой.

– Коннор, я подумаю. Сейчас не время. Я хочу сказать…

– Я хочу жениться на тебе, – громко повторил Коннор, привлекая любопытные взгляды ближайших пассажиров. – Почему ты не говоришь «да»? Почему ты не взволнована? Я думал, ты любишь меня.

Клементина вновь взглянула на выход. Больше всего ей хотелось пройти через него и оказаться подальше от Коннора. Она ненавидела себя за это желание, но не могла пересилить его. Все инстинкты толкали ее к одному – бежать! Неважно, что она любит Коннора. Он старается заманить ее в ловушку, удержать от мира, куда она так стремилась. Она не допустит этого.

– Послушай, Коннор, это слишком серьезно. Давай подождем, пока я вернусь, и тогда все обсудим, – поцеловав его в щеку, Клементина повернулась к выходу.

Не дав ей сделать и шага, Коннор схватил девушку за руку и прижал к себе.

– Я должен знать. Ты не можешь уехать, оставив меня без ответа.

Клементина внимательно вглядывалась в его лицо, стараясь разглядеть под маской умоляющего ребенка мужчину, которого она любила. Она тихонько погладила его по щеке. При прикосновении ее пальцев глаза Коннора смягчились.

– Я люблю тебя – сказала она. Хватит на сегодня? Я буду дома через четыре дня и тогда мы сможем спокойно поговорить.

Коннор резко оттолкнул ее и сжал зубы.

– Прекрасно. Отправляйся и Нью-Йорк, конечно, он важнее меня.

Клементина махнула рукой, не зная как обращаться с Коннором. Он не понимает. Успех – это все, только по нему тебя оценивают в этом мире. Слава даст ей бессмертие. Она должна добиться этого. Даже, если придется пожертвовать всем, что их связывает. Где остался тот человек, который понимал ее, который мечтал о домах на обоих побережьях, об особняке в Голливуде рядом со студиями, где он будет работать и фешенебельной квартире для Клементины на самом верхнем этаже небоскреба в Нью-Йорке? Почему, когда она считала его отличным от других, он ведет себя как… как обычный мужчина? Клементина взглянула на служащих аэропорта, приготовившихся закрыть выход к ее самолету.

– Коннор, я обещаю тебе, мы серьезно обо всем поговорим через четыре дня. Ты знаешь, ты – самое дорогое, что есть у меня, но я должна успеть на этот самолет.

Клементина хотела поцеловать его в губы, но он отвернулся, и ее губы коснулись его щеки. Она вздохнула, повернулась и заторопилась к выходу. Казалось, что груз в десять фунтов упал с ее плеч и теперь она свободна.

Клементина нашла свое место у окна самолета, проскользнув мимо дремавшей пожилой дамы, и опустилась в кресло. Вглядываясь через окно, отыскала фигуру Коннора, по-прежнему стоявшего у выхода на посадку. Прижав к стеклу лицо, он искал ее среди пассажиров.

Она-то думала, что Коннор хочет ее успеха так же, как сама Клементина. Она была бы просто в восторге, если бы он получил роль в кино. А он оказался обыкновенным эгоистом как все другие мужчины. Наверняка, Коннор считает себя либеральным и справедливым, но как только ей повезло, взыграло его оскорбленное самолюбие. Для Коннора всегда Коннор Дуглас будет первым номером, а Клементина Монтгомери – вторым или никаким.

Клементина постукивала пальцами по подлокотнику. Хватит, подумала она, и как учительница, привлекающая внимание класса, щелкнула пальцами. Она отогнала мысли о ревнивых дружках и завистливых подругах и мысленно перенеслась в мир звезд, открывающийся перед ней. С прожекторами, фотографиями, дорогой косметикой. Пусть Коннор дуется как дитя, а Меган с Алекс завидуют ее успеху. Она летит в Нью-Йорк и собирается несмотря ни на что, получить массу удовольствия от этого волшебного города.

* * *

Артур Деннисон сказал, что лично встретит ее в аэропорту. Клементина спустилась по трапу, вглядываясь в лица собравшихся у выхода людей. До этого момента ей не приходило в голову, что она понятия не имеет, кого искать. Судя по голосу, он должен быть седовласым представительным мужчиной 50–60 лет.

Но от толпы отделился человек выглядевший лет на тридцать, одетый в вельветовые штаны, кроссовки и синюю хлопчатобумажную рубашку с короткими рукавами. Его светло-каштановые волосы весело подпрыгивали над такими же карими глазами. Сердце Клементины упало.

– Мисс Монтгомери, я узнал бы Вас повсюду. Я – Артур Деннисон. – Клементина удрученно пожала протянутую руку.

У нее не осталось сомнений, что все это – обман. Она не могла понять, почему в самом начале позволила себя уговорить и поверила в реальность приглашения. С ней никогда ничего хорошего не происходило. Этот человек никоим образом не тянул на роль серьезного посредника. Серьезные агенты не встречают своих будущих клиентов одетые, словно собрались в турпоход. Возможно даже, что он использует в качестве агентства свою обшарпанную квартиру, соблазняя обещаниями, как приманкой, молодых наивных фотомоделей. Ну что же, если он думает, что Клементина так уж неопытна, ему придется изменить свое мнение.

– Вы, должно быть, устали, – сказал Деннисон, – пойдемте, заберем ваш багаж.

Они вошли в багажное отделение. Артур говорил без умолку – о планах насчет ее карьеры, о своем бизнесе, о других фотомоделях. Клементина почти не слушала его, думая о своем. Она просто не сядет с ним в одну машину, вот и все, убеждала она себя. Успех не стоит порнографии или шанса быть изнасилованной. Денег, чтобы вернуться домой, ей хватит.

Клементина отыскала свой чемодан, и Артур забрал его.

– Это все, что у вас с собой? – спросил он. – Слава богу. Посмотрели бы вы, сколько вещей часто привозят с собой девочки.

Клементина сомневалась, что он знал многих других настоящих фотомоделей, но, тем не менее, предпочитала подыгрывать ему. Она мило побеседует, пока они не подойдут к машине, потом выхватит свою сумку и сбежит. Если ей придется оставить сумку у него, сбежит так. Деньги у нее с собой, в кошельке. Это все, что ей нужно.

Артур быстро направился к ближайшему выходу. Клементине, несмотря на ее длинные ноги, приходилось почти бежать, чтобы не отстать от него. Наверное, думала она, он уже решил, как лучше ее соблазнить. Возможно, у него нет даже фотографа. Он притворится, что собирается фотографировать Клементину и, конечно, ему надо увидеть больше бюста, больше ног, больше…

– Вот мы и пришли, – сказал мистер Деннисом, останавливаясь возле черного лимузина, припаркованного перед зданием аэропорта.

Клементина не смогла u скрыть удивления, и он рассмеялся.

– Лето в Нью-Йорке – плохое время года, мисс Монтгомери. Поэтому я ношу легкую одежду, я люблю чувствовать себя удобно, но это вовсе не означает, что я не профессионал и не могу иметь шикарную машину.

Клементина вспомнила, почему в первую очередь она отослала свои фотографии ему. Это – блестящие рецензии о его агентстве в «Хронике Сан-Франциско». Ей следовало подумать об этом прежде, чем подозревать Артура. Но все случилось так быстро, что казалось нереальным. Она была почти уверена, что произошла путаница – или они пригласили не ту девушку, или Артур был мошенником. С трудом верилось, что судьба не сыграет с ней очередную шутку, не сбросит ее вниз и не отнимет это призрачное счастье.

Клементина вспыхнула, устыдившись своих мыслей о Деннисоне, и он снова рассмеялся.

– Я вижу, что был совершенно прав в отношении Вас. Какое лицо! Вы потрясающе краснеете.

Ее смущение при мысли, что он проверяет ее пригодность, тут же исчезло. Она выпрямилась.

– Мы едем? – поинтересовалась Клементина ледяным тоном.

Деннисон открыл дверцу:

– Конечно, мисс Монтгомери.

* * *

– Повернитесь немного вправо. Вот. Застыли! Побольше улыбки, Клементина. Да, именно так. Великолепно. Подойдите чуть-чуть ко мне. Стоп! Голову назад. Ага, так. Замечательно.

Один единственный раз в жизни, после двухчасовых занятий по аэробике, чувствовала Клементина такую страшную усталость, но она продолжала улыбаться и изо всех сил скрывала, что чуть жива, чтобы Пьер не заметил легкой дрожи в ее ногах.

– Бесподобно, – сказал Пьер Мартино, отходя от фотоаппарата. – Еще пару роликов и, думаю, мы закончим.

Клементина Привычно улыбнулась, но как только он вышел за пленкой, свалилась в кресло. Этот человек неутомим. Но, если разобраться, единственное, что ему приходится делать – это давать указания и щелкать фотоаппаратом. Кто работает по-настоящему, то это – она.

Клементина вытянула ноги. Свет ламп как будто проникал сквозь кожу, согревал изнутри. Ей нравилось ощущение тепла на теле, лишь хотелось, чтобы капельки пота, появлявшиеся приливными волнами, были не слишком заметны.

Четырехчасовая фотосъемка – звучит, может, и не слишком утомительно, но все это время она постоянно двигалась, танцевала, улыбалась, смеялась, кружилась, делала все, что требовал от нее Пьер. Он был великолепен. Клементина поняла это в первую же секунду. Она представляла почти наяву, какая она перед фотообъективом – чувственная и сексуальная в одну минуту, невинная в другую. Пьер фотографировал лучших– Горенду Халсли, Карин Самстед, супермодель Джилл Айсак. Он устроил потрясающую выставку Барбары Стрейзанд. Пьер не работал по найму, и Артур разыскал его специально для съемок Клементины. Девушка хотела ущипнуть себя, уж не сон ли все это? Но боялась, что может проснуться.

Вернулся Пьер, и Клементина вскочила на ноги. Задвинув усталость в самый дальний уголок, она поклялась извлечь как можно больше опыта из каждой секунды работы с Пьером. Он мог многому научить ее.

– Ну вот, Клементина, напоследок я приберег самое интересное. Мы сделаем несколько «романтических» снимков. Ты можешь даже присесть.

Клементина рассмеялась, благодарная, что он понимает ее состояние. Пьер сменил фон с совершенно белого на темно-синий и усадил Клементину на огромную подушку кремового цвета. Включив вентилятор, он вернулся к фотоаппарату.

– А теперь, моя дорогая, я хочу, чтобы ты подумала о чем-нибудь приятном, какие-нибудь теплые, нежные воспоминания, от которых ты впадаешь в меланхолию.

Ветерок вентилятора нежно отбрасывал волосы Клементины назад. Она положила подбородок на руки и задумалась. Слова Пьера вызвали образ отца. Они так давно не виделись, по меньшей мере, семь-восемь лет. Да и то лишь один день, когда он не посчитал за труд остановиться в городе, чтобы встретиться с Клементиной. Они сходили в Денверский зоопарк, пообедали у Говарда Джонсона, потом отец поцеловал ее на прощанье в щечку и исчез. Он был смерчем, подгоняющим ее воспоминания, шквалом, разрушающим ее спокойную жизнь одним лишь взглядом, одним прикосновением прежде, чем вновь исчезнуть в облаках. Единственный признак, что он действительно был рядом – кавардак, который отец всегда оставлял после себя. Последнее, что слышала Клементина о своем отце – то, что он живет в Сиэттле.

Ее самые ранние воспоминания связаны с ним, с Дюком. Как наяву видела она склонившееся над ней лицо. Клементина всматривалась в светло-голубые глаза, в них мерцали огоньки. Человек улыбался ей. Она помнила, как Дюк подбрасывал ее вверх, как крепко прижимал к себе, так крепко, что девочка чувствовала себя укрытой от всех бед и опасностей. Удобно пристроившись на отцовском плече, Клементина тонула в его запахах, счастливая и довольная, мечтавшая остаться там навсегда. Дюк принимался напевать «Поразительная грация». Она отчетливо помнила мотив, звук его баритона, равномерно вздымающуюся и опускающуюся грудь, касание подбородка на своих волосах, когда он останавливался передохнуть, его руки, смех, ласковый голос.

После этого воспоминания становились расплывчатыми. Она помнила только счастье, абсолютную уверенность, что мир прекрасен, если он радом. И острую боль, охватившую ее, когда Дюк ушел. Он забрал с собой солнечный свет, на мир опустились сумерки.

Сначала Пьер указывал позы, но постепенно его слова замерли. Клементина слышала лишь щелканье фотоаппарата, но потом ее мысли подавили все остальное.

Все заслонило лицо Дюка. Его улыбка была отражением ее улыбки, его глаза – ее глазами. Фактически, она унаследовала исключительно его гены. Клементина улыбнулась при мысли о силе, которая ей досталась, темпераменте, потрясающей индивидуальности и поразительной внешности. Конечно, она, должно быть, унаследовала также его эгоизм и жестокость. Он ушел, даже не попрощавшись. Просто поцеловал ее в лоб, вскочил в свой пикап и помахал рукой, поворачивая за угол, как будто отправился в магазин за пакетом молока. Глаза его были ясными и счастливыми, без малейшего признака сожаления или раскаяния. Она знала, что Дюк забыл ее, как только она скрылась из виду.

Из глаз девушки покатились слезы, тихие слезы, первые за все долгие годы, но она ни пыталась остановить их. Она вряд ли даже осознавала, что рядом был Пьер.

Незаметно в студию вошел Артур. Он увидел слезы, блестевшие на щеках Клементины, Пьера с бешенойf скоростью щелкавшего фотоаппаратом, и понял, что интуиция не подвела его. Клементина станет звездой, даже более крупной, чем сама себе представляет. Ее лицо, фигура, самые незначительные движения демонстрировали такие глубокие и выразительные эмоции, что он почти растрогался. Ее красота приковывала взор. Черты лица так хорошо высечены. Нежные и правильные, словно перед тобой Мадонна. В Клементине было что-то, заставляющее сопереживать ей. Ее печаль разбивала сердце, а радость была заразительной.

Артур наблюдал в течение пятнадцати минут, пока не закончилась съемка, потом подошел к Клементине как в трансе сидевшей на подушке, и поцеловал в щеку.

– Ты добьешься своего, – шепнул он прежде, чем они с Пьером вышли из комнаты. Оставшись в одиночестве, Клементина размышляла. Она поняла, что и Артур и Пьер уверены в ее будущем. И она верила им. Ей никогда больше не придется сомневаться в себе. И все-таки, казалось смешным, что игра воображения, образ решительного энергичного лица отца с сияющими глазами делал все остальное, даже ее мечты, незначительными. Стоило ей подумать об отце, она снова превращалась в ребенка с вытянутыми вперед руками, ожидавшего, когда его поднимут и прижмут к груди. Ничто не имело значения, лишь бы снова добиться его любви.

* * *

Следующие четыре дня пронеслись как ураган. Артур показал ей город, познакомил с большим числом редакторов и дизайнеров, чем она узнала за всю свою жизнь. Несколько часов ушло на обсуждение ее имиджа. Самым светлым пятном пребывания в Нью-Йорке стали две вечеринки, куда ее пригласил Артур. Они напоминали сцену из колоритного романа. Все дамы сверкали украшениями и блестками на платьях, все мужчины были во фраках и с белыми галстуками, элегантные официанты разносили подносы с устрицами, икрой и шампанским.

Клементина познакомилась с нефтяными и промышленными магнатами, «денежными мешками» и «сливками» общества. На одной вечеринке ей показалось, что она заметила Элизабет Тейлор, занятую беседой с похожим на принца мужчиной, хотя возможно и ошиблась. Красивые молодые актеры, звезды Бродвея, прекрасные фотомодели придавали вечеринкам блеск и шик, и Клементина с трудом верила, что ее тоже включили в их число. Она слышала обрывки разговоров о пьесах, книгах, которые будут издаваться, последние новости Голливуда. Вот где все решается. Присутствующие на подобных вечеринках были именно теми людьми, которые нажимают на кнопки, платят большие деньги, принимают решения, кто станет звездой, а кто нет.

В последний вечер в Нью-Йорке Артур повез ее в русскую чайную. Их провели к скромному, неприметному столику в глубине зала, мимо Генри Фонда и блестящего продюсера Джеймса Нолана, сидевших за столиками прямо напротив сцены. Клементина свирепо взглянула на метрдотеля, но Артур не обращал внимания.

– Не переживай, – сказал он, когда тот отошел от них. – Когда-нибудь мы войдем сюда, и они спихнут гостей на пол, чтобы предоставить нам самые лучшие места.

Клементина улыбнулась, гадая, будет ли у нее время, когда она станет звездой, чтобы сводить счеты. Непочтительные официанты, метрдотели, пренебрегающие мужчины и все, кто хоть раз стал на ее пути.

Список получался внушительным. Их оказалось намного больше, чем она ожидала.

Подошел их официант, и Артур заказал два бокала шардоне и два салата.

– Тебе понравился номер в гостинице? – поинтересовался он. Артур устроил Клементину в «Вальдорф Астории», и это было вторым и самым сильным доказательством того, что, несмотря на небрежное отношение к законам мод, Артур Деннисон являлся преуспевающим профессионалом. Жизнь в «Вальдорф Астории» напоминала жизнь в богатой, великолепной сказке. Как же ей может не понравиться?

– Восхитительно, Артур.

– Прекрасно. С тобой хорошо обращались? Надеюсь, передавали все послания от друзей с разбитыми сердцами, оставшихся дома?

Он шутил, но его слова попали точно в цель, о которой Артур и не подозревал. За четыре дня Коннор звонил двенадцать раз. Одиннадцать раз ее не было в номере, а двенадцатый, когда они поговорили, превратился в настоящее несчастье. Единственной целью звонка Коннора было похныкать, как он одинок. Потом быстро сменив тон, он кричал, что все еще сердится на нее, так как она уехала, не ответив на его предложение. Когда Клементина сказала, что слишком устала, чтобы выслушивать его раздраженные фразы или принимать ответственные решения, Коннор будто с цепи сорвался – угрожал, что не станет больше звонить (эту мысль Клементина нашла крайне привлекательной) и, возможно, она не увидит его среди встречающих в аэропорту.

– Замечательно, я вообще не хочу тебя видеть! – заорала в ответ Клементина. – Я лучше позвоню Меган и Алекс. Им, по крайней мере, будет интересно узнать, как я здесь живу.

Коннор в ярости бросил трубку, и Клементина почувствовала себя ужасно виноватой. Но перезванивать не стала. У нее было слишком много других забот, например, перспектива, которую Артур старался нарисовать перед ней, ведущая в конечном счете к признанию и успеху. Возможно разлука пойдет на пользу и ей, и Коннору, решила она. Они так долго были вместе, стали почти что частью друг друга, и эта мысль показалась Клементине угрожающей. Сейчас, когда она глотнула свежего воздуха, почувствовала вкус независимости, ее удивило, как долго она выдерживала привязанность к нему.

– Что касается первоочередной задачи, – сказал Артур, разглаживая салфетку, – то ты прекрасно поработала, дорогая. Просто прекрасно. На вечеринке у Штайнема все были увлечены тобой. Сегодня мне звонили четверо, интересовались моими планами, каким образом мы думаем работать и т. д. Довольно бурное начало, верно?

Клементина кивнула и с жадностью выпила принесенное вино. События разворачивались так стремительно. Совсем недавно она сидела напротив Коннора в поношенном махровом халате и разгадывала кроссворд, и вот уже на ней платье за 1000 долларов (купленное взаймы на деньги агентства) и она сидит рядом с Норманом Майлером на вечеринке, ставшей «гвоздем» сезона в Нью-Йорк Сити, и беседует о его новой книге. Это было именно то, чего она хотела, даже больше. Смущало чувство неуверенности, как бывает, когда слишком быстро встаешь и вдруг теряешь равновесии.

– Итак, наши действия, – продолжал Артур. – Ты едешь домой, собираешь вещи, как можно быстрее, и сообщаешь мне, когда тебя ждать. Я, тем временем, подыщу тебе какое-нибудь приятное жилье, и мы начинаем работать. Я подумываю о выставке на «Фаст Фэшн» в следующем месяце. Помнишь Рональда Перси? Ты видела его на вечеринке. Маленький лысеющий человек. Он «м» (миллионер).

Клементина прислонилась головой к богатой красной спинке кресла. Артур внимательно посмотрел на нее, в первый раз обратив внимание на бледность и темные тени под глазами. Потянувшись через стол, положил ладонь ей на руку.

– Все будет прекрасно, поверь, – нежно произнес он.

Клементина вздрогнула от этого прикосновения. Его рука была меньше, чем у Коннора, чище, с безупречно закругленными ногтями. И все-таки это была теплая рука мужчины.

– Я уверена, что так и будет. Просто очень трудно охватить в один миг все, что произошло. Вот. – На мгновение сжав ее пальцы, Артур убрал руку.

Клементина удивилась, как холодно и одиноко было ей без этого пожатия.

– Послушай, – вновь заговорил Артур, – если тебе нужно время, я подожду. Поезжай домой, отдохни, спокойно собери вещи. Мы можем потерпеть с началом работы месяц или два.

Его понимающая улыбка заставила Клементину увидеть себя со стороны – взволнованная, испуганная, слабая девчонка. Она обратила внимание на то, как сидит – наклонившись вперед, нога за ногу, руки прижаты к телу, пальцы сомкнуты. Она подумала о своей жизни, упорной работе, многолетней решимости, и воспоминания придали ей силу. Хватит.

Настало время перестать бояться, отбросить все страхи, сосущие под ложечкой, загнать в самый дальний угол неуверенность, запереть на семь замков, решить все раз и окончательно.

Собравшись с духом, Клементина выпрямилась, став как будто выше ростом, преобразившись в женщину, какой она хотела и должна быть – женщину с железными нервами, мужеством, силой. Неважно, какой испуганной и слабой она была на самом деле. Что из того, что ей придется покинуть дом, подруг и Коннора? Всегда чем-то нужно жертвовать, если хочешь добиться известности, Алекс и Меган поймут. Коннор увидит, что она просто не в состоянии стать его женой сейчас, когда сбываются ее мечты, когда ей выпал шанс, когда удача на подходе. Они по-прежнему могут любить друг друга, хотя и на расстоянии. Будут перезваниваться, она заработает достаточно денег и сможет приезжать к нему в Калифорнию.

Улыбаясь, Клементина потягивала вино. Ну почему она боится? Ведь именно сейчас сбываются ее заветные желания. Она жаждала покорить Нью-Йорк. Тот, кто сказал, что это крутой город, просто не знаком с Клементиной Монтгомери.

– Я соберу вещи и вернусь через неделю, – произнесла она вслух. – Это не слишком поздно?

Артур довольно посмеивался. Он наблюдал за переменой в ней и восхищался ее мужеством.

– Как насчет двух недель? Мне нужно время, чтобы найти тебе квартиру, идет?

– Прекрасно, – Клементина подняла бокал, – За успех.

– О, да! За такой успех, что нам и не снился.

Глава 8

Джексона Холлиэлла окружала особая аура чувствительности, отбрасывавшая свою пленяющую тень на расстоянии в тридцать футов. Среди фаворитов университетского колледжа Беркли – спортсменов, гениальных физиков, президентов студенческих клубов, – он не считался писаным красавцем. Угловатые черты лица, слишком толстые губы, слишком растрепанные волосы, рост пять футов одиннадцать дюймов, небрежная, как у любого студента одежда. Одним словом, Джексон Холлиэлл ничего особенного из себя не представлял. Он был просто человеком, увлеченным архитектором и художником, с отличным чувством юмора, не имел никаких денежных обязательств и привязанностей, оставив в Огайо мать, отчима и смутные очертания отца.

Но почему-то, ни одна девушка в Беркли не считала его банальным. От одной его улыбки или легкого похлопывания по плечу сердца девчонок начинали трепетать, а ноги подкашивались сами собой. Никто не обладал иммунитетом к его обаянию.

Конечно, девушки в университете отличались от девчонок, с которыми он учился в средней школе. Они не болтали без умолку, ни хихикали, не добивались никому ненужных признаний в любви. Это были взрослые, независимые светские дамы.

Некоторые были упрямы и настойчивы, решив доказать, что у них такие же богом данные права как и у мужчин. Они смело приглашали его «проветриваться» и вели бесконечные дискуссии о равенстве и сексе.

Другие применяли более тонкие ходы. Устроившись вокруг Джексона на лекциях по архитектуре, согнав небрежно и быстро с насиженных мест студентов-иностранцев, обучающихся по обмену, они случайно роняли книги или тетради. А потом изображали крайнее удивление, когда наклоняясь поднять их, якобы ненарочно прижимались к парню своими пушистыми ангорскими свитерами.

Третьи флиртовали совершенно открыто, устраивая интимные вечеринки в темных, душных комнатах, пропитанных ароматом итальянских блюд и вина. Этих женщин Джексон понимал. В отличие от многих других, они не стремились к замужеству, им нужен был секс, им хотелось веселья. Больше всего на свете они любили себя и молодость, то, что любил и он.

Однако, среди всех этих девушек существовала Алекс Холмс. Красивая, умная, загадочная как Дальний Восток, Алекс. То, что он вообще увидел ее, было чисто случайным стечением обстоятельств. Джексон учился на старшем курсе, Алекс на первом. Она изучала коммерческие науки, он – архитектуру. И только по счастливой случайности, предопределенной судьбой, их записали в один учебный класс по биологии. Этот предмет Джексон не сумел вставить в свой учебный график на первом и втором курсах. Первый, кого он заметил, войдя в класс, была Алекс. Она сидела за столом со стянутыми в «конский хвост» волосами, без косметики на лице, в очках в черной оправе, водруженных на нос, и готовилась к занятиям. Один взгляд – и Джексон уже не смог остаться прежним Джексоном.

Он сумел провернуть дело так, что преподаватель определил их с Алекс в одну лабораторную группу. Пока учитель делал перекличку, Алекс, без улыбки, рассматривала парня поверх очков. Она изучала его, как изучают новую электронную машину, оценивая уровень способностей и интеллекта, без единой искры интереса к будущим свиданиям с ним. Это было четыре недели назад. За это время, Джексон узнал только ее имя, профилирующие дисциплины и, приводящую его в бешенство привычку, получать высшие баллы по всем предметам. Он ничего не знал о том, что страстно хотел знать, например, кто ее любимый певец, где она предпочитает проводить вечера, что ее радует, и нравится ли он ей.

Алекс не кокетничала. Она не роняла тетрадей. Она не пыталась пригласить его. Она не делала ничего, в чем изощрялись остальные девушки. Вместо этого, каждый день являлась на занятия, тщательно подготовленная, с переписанными лекциями, журналами, рекомендуемыми, подобранными, по собственной инициативе книгами. Садилась на свое место, надевала очки, и так внимательно слушала лекцию, как будто от этого зависела ее жизнь. Алекс настаивала, что большинство опытов будет проводить самостоятельно, обращаясь за советом к Джексону только в крайнем случае. Ее никогда не видели с парнями. И именно она ловила преподавателей на предложениях провести научные конференции.

Однако под строгостью и фанатичной увлеченностью Алекс скрывались теплота и сердечность. Она весело смеялась, когда Джексон рассказывал ей шутки, что подцепил от друзей, стремясь увидеть ее улыбку. Алекс помогала ему в научной работе всегда, когда требовалась помощь. И исчезала, когда на горизонте появлялась какая-нибудь любвеобильная дама. Она хорошо представляла, как бурно проводит он свободное время и не желала быть очередным случайным увлечением Джексона. Внимательно слушала, если он рассказывал о себе, о детстве в Чикаго, матери, отчиме и сводных братьях и сестрах, живущих в Огайо, о своем увлечении архитектурой и искусством, о подработке чертежником в фирме «Барон и Якопович», двухкомнатной квартире в городе. И очень мало говорила в ответ.

Так, случайные реплики о двух лучших подругах, брате, родителях. Она оставалась загадкой. С каждым днем Джексон все больше тянулся к ней, очарованный ее личностью и самообладанием. Он хотел знать о ней все, до последней мелочи. Он хотел быть… ее другом.

Вот это больше всего удивляло Джексона. Он никогда не дружил с девушками, он просто не видел смысла в такой дружбе. Для дружбы у него были мужчины, а женщины – для секса. Раз и навсегда, Алекс ломала все стереотипы. Она вдохновляла его. В ней были качества, которые он хотел видеть в себе – самоотверженность, сердечность и жизненная сила. Она была умна, проницательна, постоянно задавала на занятиях вопросы, которые он желал бы задать сам. Более того, Джексон чувствовал себя спокойно и уютно рядом с ней. При мысли об Алекс он непроизвольно вспоминал свою небольшую команду из бейсбольной лиги, – жаркие летние дни, дружеские отношения, соревнования, смех в раздевалке, дух товарищества, который внутренне объединял их в единое целое. Он подавал мяч, Алекс принимала. Она так хорошо понимала его, что они достигли безупречной синхронности, отбивая подачи. Их дружба не могла быть временной и случайной, она создавалась на всю жизнь.

* * *

Как только преподаватель закончил лекцию, Алекс засунула учебники в сумку и водрузила на нос очки. С начала учебы в Беркли несколько парней уже подходили к ней. При их приближении она опускала глаза в книгу и бормотала односложные ответы до тех пор, пока они не отстанут.

Превращение из беззаботной, бегающей каждый день на свидание девчонки – в книжного червя прекрасно устраивало Алекс. Ее не сбивало с толку чувство внутренней опустошенности, когда воскресными вечерами в дверь ее спальни в общежитии, как экзотическая музыка, проникал смех юношей и девушек. Естественно, чем-то надо жертвовать. В глубине души, она знала, что движется в правильном направлении – только вперед, не сворачивая ни на какие окольные пути. Этот лозунг Алекс написала яркими красными буквами на огромном плакате и повесила над своей кроватью.

Алекс взяла сумку и собралась уже выйти из класса, когда заметила Джексона, склонившегося над книжкой за своим столом. Джексон Холлиэлл. Имя, которое ни одна девушка на территории университета не могла произносить без тоскливого вздоха. Он считал, что Алекс не замечала его красоты, но это было не так. Когда господь бог решил создать мужчину при виде, которого у женщин захватывало дух, он создал Джексона. И, несмотря на все ее старания, Алекс замечала, что вместо того, чтобы смотреть в учебник, пялит глаза на парня. Не то, чтобы она хотела его, говорила она себе, просто он был единственным в своем роде, выразительным как хорошая фотография или вино, которое следует оценивать не торопясь.

Когда преподаватель определил их в одну группу на лабораторные работы, Алекс была уверена, что ей придется отдуваться за двоих. Невозможно с такой внешностью как у него обладать также и умственными способностями. Джексон поразил ее. Биология не была его основной дисциплиной, и все-таки, он хорошо успевал по этому предмету, внося большой вклад в их совместную работу. И в придачу, он оказался неплохим парнем. Джек Холлиэл был слишком хорошим, чтобы быть – правдой. Он, был сюрпризом, завернутым в оберточную бумагу и перевязанным ленточками. Алекс не могла удержаться от осторожного наблюдения за ним, ожидая ловушки.

Это произошло довольно быстро. Под внешним слоем их дружбы скрывалось особое напряжение, что возникает между мужчиной и женщиной, когда те еще не решили, кто они – друзья, любовники или знакомые. Алекс не знала, чего он хочет от нее и, честно говоря, не представляла себе точно, что ей нужно от Джексона.

– Эй, книжный червь, – пошутила она. Джексон поднял голову, и Алекс пронзило сияние глаз цвета свежей зелени. – Ты собираешься провести здесь целый день?

Он встал и потянулся. Это было самое идеально-сложенное тело, какое Алекс когда-либо видела, как будто пальцы самого Микеланджело вылепили его великолепный торс. Она, конечно, специально не рассматривала, но просто невозможно было не заметить крепкие бицепсы, выпирающие под рубашкой, точеные твердые как сталь нога (она видела их, когда Джексон рано утром бегал трусцой). Он был словно с рекламного плаката клуба здоровья. У Алекс промелькнула завистливая мысль, как чудесно смотрелись бы они рядом с Клементиной. Наверное, невозможно было бы оторвать взгляд от их стройных идеальных фигур. Алекс представила Джексона с его непослушной шевелюрой и образцово-показательную красавицу Клементину с невероятными прозрачно-голубыми глазами. Промелькнув, видение затерялось в глубине сознания.

– Я просто хочу немного подготовиться к завтрашнему экзамену по арочным и сводчатым перекрытиям, – ответил Джексон. – Мне надо получить, по крайней мере, хорошо. В конце концов, это – моя профилирующая дисциплина.

– Ты сдашь прекрасно, я уверена.

– Мне бы твою уверенность.

– Джексон, послушай, тебе надо…, – Алеке замолчала, потом рассмеялась. – Ну вот, опять. Я диктую людям, что им надо делать. Мои подруги постоянно злятся на меня за это.

– Мне хотелось бы услышать твое мнение.

Алекс повесила сумку через плечо.

– Хорошо. Но помни, ты сам напросился. Тебе нужна чашечка кофе и кусок яблочного пирога Милли. Сегодня я угощаю. А потом я расскажу тебе, что поможет достичь успеха.

Джексон взял книгу и махнул рукой по направлению к двери:

– Сама ты достигла многого. Указывай путь.

– Как живут дети в Чикаго? – спросила Алекс.

Горочка ванильного мороженого, щедро положенного Милли сверху на яблочный пирог, медленно стекала вниз, пропитывая корочку. Алекс больше всего нравилось, когда теплый пирог смешивался с ледяным мороженным, превращаясь во вкусную мякоть. Тем временем, она потягивала кофе, посматривая на Джексона, сидящего напротив нее.

– Я думаю, как и везде. Кроме Талвариса, Огайо, куда я переехал с мамой и отчимом после того, как убили моего отца. Это место совершенно необычно.

– Я не знала, что твоего отца убили. Извини, – мягко произнесла Алекс.

Секунду-другую он внимательно смотрел на нее с болезненным и горьким выражением в глазах, отыскивая на ее лице признаки сочувствия и сострадания. Минуту спустя Джексон улыбался, как будто вообще ничего не было сказано, и глаза его снова ярко блестели.

– Все в порядке, – сказал он. – Звучит жестоко, но я думаю, отец заслужил такую смерть. Я не знаю всю историю полностью, но из того, что я услышал сквозь тонкую стенку из разговора матери с отчимом, он был мелким гангстером. Многого отец не знал, но и того, что было ему известно, хватило, чтобы убрать его, когда он решил расстаться с бандитской жизнью.

– Ужасно.

– Для него, да. Но моя мама смогла избавиться от неприятного замужества и вышла замуж за Стенли, моего отчима. У них трое детей немного младше меня, которых я знаю довольно плохо. Мы перебрались в Талварис, Огайо, с населением в двадцать персон, если считать и коров.

Алекс посмеиваясь, вдавливала мороженое поглубже в корочку.

– Когда ты был маленьким, ты боялся жить рядом с шайкой?

– Вообще-то, я даже не знал, что мой отец – гангстер. Я думал, что он – банкир.

Алекс громко рассмеялась, и смех ее был настолько заразительным, что волна улыбок и смешков прошла по ресторану.

– Кроме того, – продолжал Джексон, доедая последний кусок пирога, и отставляя тарелку в сторону, – Чикаго – великолепен. Провинциальные дети всегда считают большие города, где нет места для игр жутковатыми, но это не так. Черт побери, для детей узкие улочки и заброшенные дома – прекрасные потайные места при игре в прятки, а в хламе из ящиков для мусора можно найти плетеные корзины для игры в бейсбол. А насилие… ну это ж, насилие просто делает парней крутыми.

– А ты стал крутым?

– Черт побери, да. Я был самым крутым семилетним паршивцем, потрясавшим Чикаго со времен Аль Капоне.

Алекс расхохоталась. Джексон откинулся на спинку стула и наблюдал за ней.

– А какой была ты? Подожди, не рассказывай. – Он закрыл глаза и улыбнулся. – Я вижу маленькую темноволосую девочку, всегда одетую в комбинезоны, а не в платья. Никто в классе не мог тебя переспорить. Ты всегда диктовала детям, что им делать, была капитаном команды во всех видах спорта, старостой группы, президентом класса.

– Я что, такая прозрачная?

Джексон рассмеялся, и Алекс удивилась, какое удовольствие доставляет ей его смех. Она пригласила Джексона под влиянием минуты, сама испугавшись своего порыва, но сейчас поняла свои побуждения. Он вызывал у нее улыбку. Она не чувствовала своего превосходства, как это частенько бывало со многими другими недоразвитыми парнями, притворяющимися университетскими джентльменами. Она не чувствовала себя и неполноценной, как, например, рядом с блестящими преподавателями Беркли. Джексон был ее ровней.

– Я просто не могу представить, чтобы ты кому-то когда-то в чем то уступила, – сказал он. – Я вижу симпатичную девчушку с курчавыми волосами, которые невозможно заплести в опрятную, аккуратную косичку. Девочку, которая не опускает руку после того, как ответила на вопрос учительницы, потому что знает, что ответит и на следующий. Девочку, которой все завидуют и за дружбу с которой борются долго и упорно, так как думают, будто она обладает магической силой. Ты хорошо успевала в спортивных состязаниях, бесподобно справлялась с математикой и естественными науками, может, чуть хуже тебе давался английский, но это лишь заставляло тебя больше работать, чтобы все равно быть лучшей. Ты не знала, что такое быть последней, или хуже всех или вычеркнутой из чего-то. Алекс оторвалась от пирога, положила вилку на тарелку, опершись подбородком на руку.

– Откуда ты так много знаешь обо мне?

Джексон улыбнулся.

– Откуда я так много знаю? Это легко. Потому что я был мальчишкой, ненавидевшим тебя изо всех сил. Мальчишкой, что каждый день попадал в неприятности, задирал остальных детей, расстегивал девчоночьи бюстгальтеры, подкладывал масло в карманы чужих пальто. Я был тем мальчишкой, что сидел за последней партой и бросал бумажные самолетики прямо в твою чопорную головку на передней парте.

Алекс вновь принялась за еду.

– Не могу представить тебя таким.

– О, я был именно таким. Поверь. Только в средней школе я осознал, что учеба, действительно, повлияет на всю мою оставшуюся жизнь, как и говорили мне учителя. И я понял, что мне придется измениться, если я хочу получить то, о чем мечтаю.

– Ты всегда хотел быть архитектором?

– Гм. Нет, не совсем. Моя любовь – живопись. Я начал рисовать раньше, чем ходить. Я рисовал на всем, что попадалось – на бумаге, стенах, приборах. Мама, я думаю, еле терпела меня. Но я не мог остановиться. Это – моя душа, мое продолжение. Странно, но я не чувствую себя полноценным без кисти в руке.

– Это вовсе не странно, – ответила Алекс, подумав о своей любви к бизнесу, цифрам, деньгам, о том, что она чувствовала себя полноценным человеком только тогда, когда занималась любимым делом.

– Но большинство считает, – сказал Джексон, поигрывая вилкой, – что искусство удел эксцентричных гомосексуалистов, кто ничего не имеет против жизни без единого гроша в кармане, полуголодного существования в течение многих лет ради того, чтобы их признали после смерти. Единственное, что я слышал от родных и друзей – это действительность, реальность. Постоянные разговоры о счетах, ренте, еде. «Художники бедны и голодны и ты никогда не заработаешь на жизнь рисованием», и т. д. и т. п. Поэтому я остановился на архитектуре, чтобы сводить концы с концами и доказать, что они неправы.

Алекс потянулась через стол и коснулась его руки – Все, что они говорят, может и правда, Джексон, но жизнь не стоит ни гроша, если у тебя нет мечты, ради которой стоит трудиться. Что за польза быть архитектором-миллионером, если ты несчастен? Жизнь бессмысленна, если у тебя нет любимого дела, и человек может просто засохнуть как больное дерево. Джексон сжал ее руку: – У меня нет намерения усыхать, прекрасная леди. Никоим образом. Я рисую каждую ночь. Моя спальня больше похожа на студию. У меня установлены сразу четыре мольберта, так как я никогда не знаю, какое у меня будет настроение. А когда я ложусь спать, я просто укладываю надувной матрас между полотнами и красками. Мой товарищ по комнате сыт ими по горло.

Алекс предложила ему остаток своего пирога. Джексон с удовольствием согласился, отпуская ее руку. Алекс наблюдала, как он ест, пока он не поднял голову.

– Что-то не так? – спросил Джексон.

Алекс покачала головой:

– Нет. Ерунда. Просто, ты не похож на художника. Ты слишком – слишком нормальный. Слишком крепкий. Ты обращаешь внимание на то, что перед тобой, а не на абстрактные образы и мифы.

– Да, я знаю. Если бы мальчишки из Чикаго увидели меня сейчас, они избили бы меня до полусмерти. Но мне нравится так жить, отвергая все условности и осторожности. Я то, что я есть. Не важно, как я выгляжу. Не понимаю, почему художник должен выглядеть хлюпиком. Не вижу ничего плохого в сочетании искусства и нормального телосложения. Фактически, я не понимаю, как художник может жить без физических упражнений. Ведь так много времени уходит не создание мысленных образов, что, в конце концов, доходишь до полного умственного и физического изнеможения. Каждую ночь, закончив рисовать, я должен или пробежаться, или заняться штангой, или еще чем-нибудь.

– Я никогда не отличалась творческими способностями, – сказала Алекс. – Мой брат, Джо, играет на пианино. Думаю, прекрасно, хотя классическая белиберда заставляет меня лезть на стену. А моя мама – хранитель музея. Я унаследовала гены отца – любовь к университету и математике. Все солидные, осязаемые вещи.

Джексон покончил с пирогом и, выпрямившись, внимательно посмотрел в ее глаза.

– Тебя это огорчает? Ты хотела бы быть более артистичной?

– Честно? Нет, я – практик, вот и все.

Джексон кивнул:

– Ну и хорошо. А сейчас, хотя мы избегали этой темы целый час, тебе пора открыть свой секрет.

Брови Алекс поползли вверх.

– Помнишь? – спросил он, – Мне нужно узнать, как добиться успеха.

Ах, это, – Алекс взяла чек и пошла к кассе, оплатить счет. Джексон открыл перед ней дверь кафе, и они вышли на яркое послеобеденное солнышко.

– Сейчас я не совсем уверена, что мои методы помогут добиться успеха тебе, – сказала Алекс.

Вдоль улицы росли тополя, отбрасывая тень на тротуар и даря желанную прохладу. Медленно, как будто им некуда спешить Джексон и Алекс шли по тротуару.

– Я хочу сказать, мы стремимся достичь столь разных вещей, – продолжала она. – Я собираюсь добиться успеха в бизнесе. Мне нравиться коммерция. И у меня по сути дела, нет иного выбора. Я не заблуждаюсь насчет того, какой трудной будет моя работа. Мне придется пробивать путь вверх по лестнице, отказаться возможно, от замужества и светских развлечений, чтобы достичь своей цели, но игра стоит свеч. Я нашла свой способ пробиться через тернии к звездам.

– И в чем же он состоит?

– Я вложила все силы до последней унции в учебу и чтение, и почти наяву ощущаю, как растягиваются мои мозги от усиленных занятий. Я встаю в пять утра, ложусь в полночь, и все время отдаю учебе, если только не встречаюсь в кафе с красивым парнем.

Джексон рассмеялся, и Алекс, довольная, взяла его под руку. Прогуливаясь, они шли вдоль двухэтажных домиков, и опавшие листья шуршали под их ногами.

– Еще я приучила себя правильно думать, – продолжала Алекс. – Расклеила по всей комнате плакаты с умными полезными изречениями, чтобы в голову не лезла всякая чушь. Ключ в том, что я думаю и стараюсь поступать так, как я должна буду делать это в будущем. Поэтому, когда я добьюсь своего, у меня будет привычка к успеху, уверенность в себе и завидное самообладание.

– Надеюсь, ты достигнешь, чего хочешь, – заметил Джексон. – Он мечтал бы быть неподалеку, когда к Алекс придет признание, чтобы видеть, как отреагирует мир на эту невероятную неутомимую женщину.

Они продолжали прогулку то молча, то беседуя об университете, мечтах, искусстве, бизнесе, любви. Они шли, держась за руки, болтали и смеялись, и думали, как это здорово и чудесно – найти нового друга.

* * *

Алекс и Джексон обедали вместе три раза в неделю. Алекс постаралась приспособить свой вкус к простой и жирноватой пище в столовой, но когда Джексон предложил ей воспользоваться всем, что есть в его холодильнике и что можно жарить и парить, она согласилась, ни минуты не колеблясь.

Они разговаривали допоздна. Даже с Меган Алекс никогда не чувствовала себя настолько раскрепощенной. Своеобразие Джексона, его искренний интерес ко всем ее высказываниям, мужской склад ума сделали их беседы совершенно иными. У него был свой особый взгляд на будущее, и Алекс считала его необыкновенно замечательным.

– Я думаю, что никогда не выйду замуж, – заметила она как-то вечером.

Все происходило за несколько недель до Рождества, и окна в квартире Джексона покрывали морозные узоры. Как он и говорил, мольберты заполняли все пространство спальни и подкрадывались к гостиной.

Алекс была потрясена, увидев в первый раз его работы.

Буйство красок, текстуры и образов потрясало и обжигало. Алекс кое-что усвоила из разговоров матери об искусстве и могла понять, что у Джексона есть талант – сырой, необученный, необузданный, но свежий и волнующий врожденный талант.

– Конечно, ты выйдешь замуж, – сказал Джексон. Он работал с красками, стараясь запечатлеть Алекс на полотне, и время от времени покрикивая, чтобы она не двигалась. – Все выходят замуж.

– Я не все, – ответила Алекс, вновь меняя положение. На этот раз она прилегла на надувной матрас, расстеленный у шкафа.

– Сейчас тебе удобно? – спросил Джексон.

– Мне кажется да.

– Постарайся не шевелиться, хорошо. – Он пристально посмотрел на нее, выбирая позу, потом вновь погрузился в краски.

За всю свою жизнь Алекс и пяти минут не могла усидеть спокойно. Этот вечер не был исключением. Она села, и Джексон застонал, отбрасывая кисть.

– Извини, – сказала Алекс.

– Все нормально. Когда-нибудь, я докончу эту картину. Он сел на подоконник. – Мне хотелось бы услышать, почему ты считаешь себя недостойной любви.

– Не в этом дело. Просто, когда я представляю себя в пятьдесят лет, я не вижу никого рядом. Я закрываю глаза и вижу себя в собственном доме, читающей у камина, у моих ног лежит собака. Я оглядываю комнату, но мужа в ней нет, нет никакого мужчины, уставившегося в телевизор или читающего рядом со мной. Ты думаешь, что это – предчувствие?

– Может быть. Тебя это беспокоит?

Алекс взглянула в окно:

– Только по ночам, когда устают глаза и я не могу больше читать, а часы тикают громко, как бомба с часовым механизмом. Тогда в темноте все кажется совсем другим. Тверже, тяжелее. В другое время, когда я занята, я совсем об этом не думаю.

– Тогда побольше загружай себя. Доводи до изнеможения. Так или иначе, кому нужны копания в себе? Может, я тоже никогда не женюсь. И это прекрасно. В этом мире полно занятий, помимо любви. Все только притворяются, что любовь прекраснее и желаннее всего.

– Да, но ты встречаешься с женщинами. У тебя есть свой выбор. Я, по какой-то причине, не могу останавливаться на полпути. Если я влюблюсь, я влюблюсь по уши. И мысль, что я потеряю себя, ужасает меня.

– Мне неприятно тебя поправлять, дорогая, но ты путаешь поэзию с реальностью. Взгляни на супружеские пары вокруг. Большинство живут как кошка с собакой. Любовь – не рай.

Конечно, Джексон прав. Все связи, о которых она знала, имели свои проблемы. Любовь, кажется, никого не может сделать счастливыми, по крайней мере, надолго. Для нее лучше оставаться одной и создавать собственное одинокое счастье.

Алекс внимательно рассматривала акварель Джексона с изображением сумрачного неба Сан-Франциско. Картина была прекрасна, она очаровывала Алекс. Из всех его творений – это была ее самая любимая картина.

– Я рассказывала тебе о Меган, – сказала она. – Меган всегда так упорно стремилась к любви. Даже сейчас, когда она учится в университете, похоже, учеба – только окольный путь, только передышка до того, как она найдет нужного мужчину. Иногда, я считаю ее сумасшедшей, а иногда мне интересно, не известно ли ей что-то такое, о чем я понятия не имею. И потом, Клементина. Она говорит, что даже в Нью-Йорке, где она полностью занята работой фотомодели, Коннор не оставляет ее в покое, по-прежнему звонит и хнычет, что она игнорирует его. Когда я слышу об этом, я благодарю бога, что в моей жизни нет никого. У меня нет времени на подобную ерунду.

Джексон подошел и помог ей встать. Накинув пальто, он проводил Алекс до входной двери.

– Послушай, забудем весь этот вздор о любви и замужестве, – сказал он. – Давай будем просто друзьями, повеселимся, окончим университет и завоюем мир.

Джексон открыл дверь и вышел прежде, чем Алекс смогла удержать его. Ее рука лежала на его запястье, и она чувствовала ровный пульс под пальцами. Привстав на цыпочки, она поцеловала Джексона в щеку:

– Спасибо, дружище.

Джексон обнял ее, и они вышли в ночь.

* * *

Было вполне естественно, что Алекс переехала в квартиру Джексона. Бывший товарищ по комнате Джексона устал от многочисленных полотен, красок, мольбертов и вернулся в свою городскую квартиру. Алекс после года общежитской жизни тоже соскучилась по собственному углу.

Конечно, все предполагали, что они сойдутся, и во многом были правы. Алекс любила Джексона и знала, что он любит ее. Они поддерживали друг друга и заботились друг о друге. Она готовила слабые куриные бульоны, когда он подхватывал простуду, а Джексон подолгу засиживался ночами, проверяя ее подготовку к тестам. Им следовало претворить в жизнь все остальное, что ожидается от возлюбленных, помимо того первого поцелуя, что навсегда разрушил существовавший между ними барьер, Алекс ждала. Джексон тоже ждал. Но подходящий момент все не приходил; их пугало, что став любовниками, они не смогут остаться друзьями. И ни один из них не хотел рисковать.

Хотя нередко, особенно в первые недели после переезда, когда Алекс перевезла постель, лозунги и стерео, она гадала, почему этого не произошло. Алекс ничего не имела бы против рук Джексона, обнимающих ее холодными ночами. Иногда, когда он говорил, она смотрела на его губы, и ей так хотелось почувствовать их вкус, но не хватало смелости и решительности. При мысли о возможной близости с Джексоном, картина последствий подобной связи молнией проносилась в ее мозгу. Сначала они будут больше времени проводить вместе, даже пропустят несколько занятий, чтобы вместо них прогуляться по берегу. Потом ее отметки станут хуже, и ей придется довольствоваться степенью бакалавра, а не магистра, и тогда – прощай общее управление, вместе этого ее ждет работа по перекладыванию бумаг. Один поцелуй – и она пожертвует всем. Как Меган из-за Тони и, какое-то время, Клементина из-за Коннора. Алекс была слишком умна, или слишком глупа, смотря под каким углом посмотреть, чтобы докатиться до этого.

Поэтому она держалась на расстоянии от Джексона, а он не сопротивлялся, и они просто оставались друзьями. Оба стремились к успеху, и оба были достаточно сильны, чтобы заплатать за него достойную цену.

Примерно через год после того, как Клементина приехала в Нью-Йорк, ее фотографии стали появляться в журналах для женщин. Артур хотел действовать не спеша, писала Клементина в письмах Алекс. У него был план: возбудить к ней интерес ненавязчиво, постепенно привлекая внимание. Снимок в профиль в одном журнале, загадочный силуэт в другом. Существовала брешь в моделях, державшихся в тени, и Клементина на какое-то время собиралась заполнить эту брешь. Она создавала ауру таинственности, никоим образом не позволяя публике узнать слишком много. Артур учил ее не высовываться, оставлять что-нибудь про запас. По крайней мере, до тех пор, пока у рекламодателей слюнки не потекут от желания узнать больше.

Это не заставило себя долго ждать. Спустя пару месяцев случайные звонки от малочисленных фотографов и рекламных агентов превратились в непрекращающийся поток. Но Артур, по-прежнему тянул время. Он не хотел делать из Клементины посредственную модель. Она будет звездой. Она станет фотомоделью, о которой будут говорить, как о самой красивой женщине в мире. Площадка для фотосъемок станет стартом для прыжка в мир большого кино. Артур уже добился, чтобы ее включили в список учащихся актерского класса Джона Даниэля в Нью-Йорке. А после киносъемок она начнет свои лекции, разъезжая по всей стране, помогая женщинам дорасти до независимости. Клементина как никогда раньше была полна решимости изменить мир.

Алекс сидела на кровати и читала последнее письмо Клементины. Ее контракт с «Амор Парфюм» подписан. Компания начнется в октябре, снимки появятся в «Космополите» и «Моде».

«Фотографии такие вызывающие, – писала Клементина. – На той, что появится в «Космополите» я сижу на скале. Мы снимали в Нантуки. Боже, там было так холодно, а реклама предполагает лето. Как бы то ни было, на мне был золотистый сплошной купальник, низко-вырезанный на груди, и высоко на бедрах. Спина выгнута, глаза закрыты. Это неправдоподобно – соблазнительно, если можно так выразиться. У меня такое чувство, что снимок станет «гвоздем» сезона. Артур тоже так думает»

Артур упоминался постоянно. Артур сказал то, Артур хотел, чтобы я сделала это… Клементина редко писала о Конноре. Вот тебе и любовь. Вздор, и ничего больше.

Каждый раз, когда Алекс читала письма Клементины, или видела снимок в журнале, или изучала очередную вырезку о «молодой обещающей звезде», что присылала ей Клементина, приходилось прилагать усилия, чтобы не позволить ревности захлестнуть ее. Клементине не надо было даже стараться. Она просто улетела в Нью-Йорк и вскочила в скорый поезд, идущий в мир звезд. А Алекс в Беркли постоянно училась, и ей предстояло еще шесть лёт прорываться сквозь учебные планы университета.

Алекс не успела окунуться в приступ жалости к себе, потому что зазвонил телефон. Она поспешила в гостиную и взяла трубку.

– Что ты наденешь сегодня вечером?

Алекс рассмеялась и присела на тахту.

– Черт побери, Мег, даже не поздоровалась, не спросила, как дела.

– Извини. Просто, я никогда не знаю, что делать. В конечном счете, я всегда выгляжу как разнаряженный павлин или ободранная кошка.

– Не волнуйся. Мы идем только в «Сализар». И ты, Меган, не собираешься встречаться с английской королевой. Всего лишь с Джексоном. А он, поверь мне, не такой уж волнующий мужчина.

Джексон вошел в комнату и свирепо взглянул на нее, Алекс в ответ показала ему язык.

– Во сколько мы встречаемся?

– В половине восьмого. Пока, Меган.

Джексон встал позади Алекс и, как только она повесила трубку, сунул пальцы ей под мышки и принялся щекотать. Смеясь и сражаясь, они свалились на пол. Джексон был сильнее, но Алекс проворнее, и время от времени ей удавалось угостить его ударом кулаком.

Она лягалась и била Джексона по коленкам до тех пор, пока он не отпустил ее. Забравшись наверх, Алекс прижала его руки к полу.

– Хорошо же, мистер Холлиэлл, Вы сами напросились на это. Прежде, чем Джексон сумел остановить ее, Алекс задрала его рубашку, и руки ее скользнули к бокам поверженного врага. Она щекотала его, пока слезы не побежали по щекам Джексона.

* * *

Меган пришла в ресторан первой. Она всегда появлялась первой. Меган никуда не опаздывала – ни на обед, ни на свидание, ни на прием у дантиста. Официант провел ее к столику, и она в одиночестве уселась за него.

Зная, что понятие Алекс об обычности может означать, что угодно, от шорт и рубашки с бретельками до вечернего платья, Меган оделась в светло-желтое шерстяное платье с белым поясом по талии, повесив нитку жемчуга на шею.

Она беспричинно нервничала. В конце концов, это просто обед с Алекс и ее товарищем по комнате, Джексоном, о котором Меган так много слышала. Практически, она уже знает его. И все-таки ладони ее вспотели, а сердце бешено колотилось в груди. С ней всегда так, когда она знакомиться с новыми людьми. Важно произвести хорошее первое впечатление, у нее только один шанс.

Меган услышала Алекс прежде, чем увидела. Сначала появился раскатистый, от всей души смех, заставивший улыбнуться окружающих. Меган, как и все остальные, повернула голову к входной двери. Алекс и Джексон приближались к ней.

– Бог мой, ты выглядишь прекрасно, – воскликнула Алекс, целуя ее в щеку.

Она отступила в сторону, и Меган могла впервые увидеть Джексона во всей его красе.

– Это моя лучшая подруга, Меган, – произнесла Алекс. – Меган это – мой другой лучший друг, Джексон.

– Так приятно наконец-то познакомиться с Вами, – сказал Джексон, пожимая ее руку. – Я так много слышал о Вас.

Меган гадала, заметил ли он ее дрожь. Она была уверена, что все лицо у нее трясется как желе, хотя будь так, Алекс обязательно, что-нибудь ляпнула. Меган предполагала, что Джексон красив. Но он оказался самым красивым из всех мужчин, что она видела в своей жизни. Алекс не стала бы жить с кем попало. Хотя, вообще-то, Алекс говорила, что они друзья, и она не хочет никакой связи. Меган удивлялась, как Алекс может жить с ним и не хотеть его.

Джексон сел рядом с Меган, а Алекс заняла место напротив. Джексон удивлялся, почему Алекс не упоминала, какая хорошенькая у нее подруга. Из того, что говорила Алекс, он представлял Меган совсем иначе – пухленькой, тяжеловатой и определенно не такой красавицей. Какая она необыкновенно нежная. Он знал, что Алекс любит подругу, и все же она часто выставляла Меган в своих рассказах ничтожной и незначительной, как будто ее спокойное восприятие жизни умаляло ее достоинства.

Как только Алекс и Меган начали разговор, Джексон воспользовался возможностью получше рассмотреть Меган. Даже в полумраке ее волосы искрились и мерцали, отливая золотом. А голубые глаза он видел лишь мельком, так как Меган избегала его взгляда. Смешно, подумал Джексон, хотя он только что познакомился с ней, она уже выделяла его, заставляла почувствовать себя выше и сильнее, подобно самоотверженным героям, в хорошем боевике.

– Рыба здесь действительно великолепна, – услышал он голос Алекс. – Особенно палтус. Как насчет вина?

Джексон и Меган согласились и сделали заказ. Когда вино принесли, Джексон наполнил бокалы и предложил тост.

– За старых друзей и за новых друзей.

Меган рискнула взглянуть на него и сразу же растворилась в глубине его глаз. Она подняла бокал к губам и выпила. Теплая волна прошла по телу, а она все еще не могла отвести взор.

Джексон пристально смотрел не нее, мысленно сортируя назначенные свидания, меняя, выискивая свободные часы, и размышляя не были ли кое-какие из его идей о ненужности прочных связей ошибочны. Он как наяву представил Меган, в одной из своих рабочих рубах, с волосами, распущенными по плечам, с раскрытыми для него объятиями, ждущую его любви.

Джексона охватило внезапное желание быть нужным кому-то.

Алекс внимательно посмотрела на них и вздохнула. Она поняла, что удар попал в цель. Несмотря на уверения Джексона, что он может прекрасно обходиться без женщин, в глубине души он стремился иметь кого-то, кто любил бы его. И бог свидетель, Меган была создана именно для любви.

Когда Алекс взглянула на Меган, то заметила проблески надежды, заплясавшие в ее глазах. Она знала, что нет большего возбуждения, чем в эти моменты, когда главное еще впереди, когда все еще возможно. Появился новый мужчина, и мир стал свежим и цветущим, как будто счистили старую грязь с оконных стекол, и они заблестели. Меган терялась в догадках, позвонит ли он ей, и что она скажет, и когда произойдет первое прикосновение, и какие чувства оно вызовет. И Алекс, с безумной силой, лишающей ее способности дышать, ощутила странное желание очутиться на месте Меган, почувствовать сумасшедшее биение сердца, стать бесхитростной и простодушной настолько, что согласиться отдать за любовь душу.

Это чувство, слава богу, утихало, и она снова стала прежней Алекс – сильной, уверенной, одинокой. Она захлопнула вход всем нежелательным мыслям, как будто все ее эмоции рассортированы по отдельным ящикам, и то, что мешает, можно закрыть на секретный полицейский замок.

Алекс наблюдала, как Меган и Джексон не сводят друг с друга глаз, и удивлялась, почему ей так неуютно и нехорошо. Она хотела, чтобы они были вместе, именно поэтому устроила этот обед. И все-таки, что-то было не так, не хватало какой-то составной части, которую она никак не могла определить. Они явно тянулись друг к другу, но Алекс чувствовала беспокойство. Меган уже столько испытала, через столько прошла, что Алекс не хотела, чтобы ей снова причинили боль. Но она ничего не могла изменить. Жребий брошен, Меган с Джексоном почувствовали взаимное влечение. Алекс поставила стакан и откашлялась.

– Мы будем заказывать?

Глава 9

До встречи с Джексоном дни Меган тянулись уныло и однообразно, она никуда не ходила, ей до смерти надоело все вокруг. Студенческая жизнь в университете Сан-Франциско была абсолютно монотонной, один день походил на другой, как близнецы – писанина, учеба, контрольные, лекции, экзамены и т. д. Алекс говорила, что надо подождать. Пройдет немного времени, и Меган почувствует, что она на своем месте. Нужно только побольше самолюбия и целеустремленности, нужно поставить перед собой престижную цель, и желание достигнуть ее, превратить учебу в возбуждающий и стимулирующий процесс.

Если Меган и удалось чем-то озадачиться и заболеть, то только совершенно неуместной болезнью «я хочу домой», от которой она мучилась и в средней школе, но теперь, вместо капитанов футбольных команд и их болельщиков ее окружали «умные головы» и политические деятели, все целеустремленные и обещающие. И среди них затесалась Меган, притворяясь ради спокойствия родителей, что ей безумно нравится учиться, и пытаясь понять, что же ей надо для счастья, и найдет ли она его когда-нибудь.

Оценки у Меган были средние, но у нее не возникало ни малейшего желания заниматься лучше, для этого просто не было повода.

Идея стать социальной служащей и помогать людям, звучала привлекательно, но Меган вовсе не хотелось все четыре года трудиться в поте лица, ради того, чтобы получить степень бакалавра. А потом мучиться еще год, чтобы добиться степени магистра общественных наук. Это напоминало летние каникулы, проведенные с родителями, а не с друзьями, когда дни тянутся мучительно долго и тоскливо.

Алекс советовала ей мысленно представить свою жизнь через десять лет – увидеть себя в собственном кабинете, с дипломами на стенах, во время работы с трудными подростками или детьми из неблагополучных семей; а вечером она идет домой, довольная, что сумела кому-то помочь. После подобных разговоров, Меган всегда задавала один и тот же вопрос: «А чего ради я возвращаюсь домой? Ждет ли меня кто-нибудь за дверью? Живу ли я за городом в доме «стиле ранчо, где каждый день светит солнце, или я по-прежнему в Саусалито и возвращаюсь домой к родителям?» Это был один из тех редких вопросов в ее жизни, на который Алекс не могла дать ответ.

Алекс и Клементина убеждали Меган переехать от родителей, найти квартиру, или, по крайней мере, поселиться в общежитии университета. Меган не видела в этом большого смысла. Она не хотела жить одна, а в университете у нее не было знакомых, которых она знала бы настолько хорошо, чтобы поселиться вместе. Что касается общежития, она и так ненавидит университет. Зачем же добавлять еще оскорблений и растравлять раны постоянным присутствием на его территории?

Меган напоминала путника с трудом идущего против ветра. Она посещала занятия, училась, время от времени выбиралась куда-нибудь с Алекс, иногда ходила выпить кофе с однокурсниками, отвечала на письма Клементины.

«Я в восторге, что в твоей жизни произошло столько хороших, чтобы – быть – правдой, событий», – писала она с треском роняя ручку после каждого предложения. Меган старалась, как можно быстрее закончить письмо и забыть о нем. Она любила подругу и не понимала, почему успех Клементины был столь горькой пилюлей, что она никак не могла проглотить ее. Возможно, это напоминало, что не все женщины сотворены равными, и счастье достается не каждой.

Меган ела без всякого аппетита, смотрела телевизор, читала по семь рыцарских романов в неделю и спала. А ведь ей было только девятнадцать. Она знала, что нельзя ограничиваться таким пресным существованием, должно быть что-то еще. Нельзя ведь всю жизнь понуро плестись вперед, без всякой надежды, без цели, без сияющих перспектив на горизонте. Должно быть что-то волнующее, заставляющее ощутить себя полной жизни, энергии, желаний. Встретив Джексона, Меган нашла это «что-то».

* * *

Не теряя времени, Джексон назначил Меган свидание. Он узнал ее номер от Алекс, позвонил на следующий день и предложил ей встретиться в субботу в парке у Золотистых Ворот перед входом в музей. Меган надеялась, что он позвонит. Каждой клеточкой своего тела она желала, чтобы зазвонил телефон, а когда звонок наконец раздался, с трудом нашла в себе силы поднять трубку. Голос Джексона звучал мягко и нежно. Меган вообразила, что он посылает через трубку свое дыхание, и оно щекочет ей ухо и ласкает волосы. Меган глубоко вздохнула, вернулась к реальности и, конечно, ответила «да».

Потратив уйму времени на сборы, рано утром она приехала в парк. Пришлось потрудиться, чтобы не переборщить с косметикой, вдруг они проведут время на воздухе, и, конечно же, не хотелось бы выглядеть бледной, если случайно придется бродить по сумрачным музейным залам.

И, как всегда, волновал выбор одежды. Утром, когда она выглянула в окно, ярко светило солнце, но после обеда в сентябре бывает прохладно. Подумав, Меган выбрала широкие в складку бежевые брюки и темно-зеленый свитер. Прежде, чем выйти из дома, она пристально оглядела себя в зеркале – на нее смотрели сияющие глаза, придавая ей особую привлекательность и очарование. Удивительно, подумала Меган, как небольшое волнение может изменить внешность человека.

Она села на скамейку перед входом в музей и приготовилась ждать. В парке было полно людей. Молчаливые родители со сверхактивными детьми направлялись к музею и планетарию. Мимо нее, по тропинкам среди деревьев, держась за руки, проходили парочки или приятели, оживленно беседующие о своих делах. Длинноволосые потрепанные хиппи расположились на лужайке и играли на гитарах, а старички изучали шахматные партии, не обращая внимания на ограничение времени, тщательно обдумывая свои очередные ходы.

Меган закрыла глаза, не желая никого видеть, и подставила лицо солнцу. Его тепло оказывало волшебное действие, согревая кожу и наполняя радостью, которая возникает только в первые дни любви, когда внутри все поет, краски вокруг яркие и буйные, чувства свежи, а надежды бесконечны.

Джексон стоял, прислонившись к стене музея, и наблюдал за Меган. Казалось невероятным, что всего лишь неделю назад он не знал ее, никогда не видел прежде, никогда не ощущал столь неистовых чувств, бушующих внутри. Должно быть, они встречались раньше, знали друг друга в предыдущей жизни. Они были связаны друг с другом, могли читать мысли друг друга, понимать без слов. Когда Меган смеялась, он улыбался, радуясь ее счастью. Когда она ушла, он почувствовал себя безжизненным и опустошенным, как будто часть его самого ушла вместе с Меган.

Из того, что Алекс рассказывала ему и что он узнал тем вечером, Джексон понимал, что они совершенно непохожи. Меган была застенчивой, робкой, неуверенной в себе. Он же отличался напористостью, авантюрностью и уверенностью. Но когда он смотрел на нее, любовался ее лицом, подставленным солнцу, и на лице и в волосах ее золотистыми искорками играли солнечные лучи, ничто не имело значения. Благодаря Меган, Джексон чувствовал себя полным жизненных сил, уверенным, здоровым, настоящим мужчиной. Все остальное, вроде несовместимых целей, образа жизни или темпераментов, меркло в сравнении с этим чувством… Джексон направился к Меган.

– Привет, – сказал он.

Меган быстро открыла глаза и неловко встала, как будто он смог проникнуть в ее мысли, застав в романтических грезах.

– Привет.

Джексон улыбнулся, и выражение, пойманного в ловушку зверька, исчезло из глаз девушки. Меган расправила плечи и расслабилась.

– Я подумал, что мы могли бы немного погулять, – предложил Джексон, – и поговорить.

Она кивнула и взяла Джексона под руку. Они спустились по ступенькам к одной из затененных деревьями тропинок.

– Я рад, что ты пришла, – мягко произнес он, когда позади замерли звуки толпы, гитар, детских голосов, и они остались наедине с ветром и птицами.

– Я тоже.

Джексон взглянул на нее и вновь уставился на тропинку под ногами.

– Может показаться странным, Меган, но у меня такое чувство, что я всю жизнь знал тебя. Как будто нам не нужны слова, я и так знаю твои мысли, а ты знаешь, что думаю я. Разве это не безумие?

Меган вздрогнула, когда Джексон произнес ее имя. Если бы только она могла слышать, как он говорит это каждый день, возвращаясь с работы домой и, целуя ее, лежа в постели, свернувшись клубочком после любовных ласк; утром, когда она просыпалась бы возле него. С ним было так хорошо. Как только она могла думать, что между ней и Тони серьезное увлечение. То было просто детской игрой, ребенок, притворяющийся влюбленным, без настоящего чувства. А вот это – сама жизнь. Джексон такой добрый, сердечный и честный. Он не обидит ее.

– Нет, я не думаю, что это безумие, – ответила она, в конце концов, вдыхая чистый запах деревьев, с листьев которых вчерашний дождь смыл всю пыль. – У меня точно такое же ощущение.

Джексон улыбнулся, восторженно и тепло, и покрепче прижал ее руку.

– Ну что ж, тогда я хочу провести с тобой весь день. Мы все будем делать вместе. Сначала пообедаем, а потом – все, что ты пожелаешь. Прогулка по пристани, Китайский город, магазины, все, что угодно. Только, чтобы ты была счастлива.

Казалось невероятным, что он не шутит, что из всех вещей, которыми он мог заняться, из всех людей, с которыми он мог быть, он выбрал ее. И все-таки его ярко-зеленые глаза смотрели серьезно, и смотрели только на нее, а не по сторонам, выискивая, какие развлечения он упускает. Джексон повел ее к улице, где оставил свою машину. Меган была уверена, что все прохожие глазеют на них, изумляясь счастью, исходящему от ее тела, подобно лунному свету. Она не могла удержаться от желания улыбаться незнакомым людям, чтобы они тоже разделили ее радость. Пусть весь мир считает ее немного не в себе, подумала Меган. Она влюбилась. И этим объяснялось все.

* * *

Поздно вечером они сидели в темном убежище машины Джексона и молчали. Снаружи, несколько мужчин бегали трусцой. Конный полицейский направил лошадь за угол и скрылся из вида, а луна, как беглый арестант, пряталась за облаками. Машина Меган стояла в нескольких футах.

Джексон потянулся и взял ее маленькую ручку в свою. Он и раньше брал ее руку, например, когда они бежали к кабинке на канатной дороге, но то было совсем другое. Сейчас не было никакого предлога для этого прикосновения.

Меган по-прежнему молчала. Она болтала и смеялась почти весь день, а цветы, что он купил ей, и порция мороженого, съеденная одна на двоих, привели ее в такой же восторг, как у ребенка, обнаружившего, что его пасхальное яичко набито карамельками. В кабине фуникулера она вцепилась в перила и наклонилась вперед, смеясь и подставляя лицо ветру. Джексон, узнал, что она прожила в районе залива всю жизнь и ни разу не каталась на канатной дороге, был просто потрясен. Но в этом и состояла часть обаяния Меган. Она жила, и в то же время не жила, была частичкой этого мира, и ухитрялась ничего не знать о нем. Джексон почувствовал себя учителем, открывающим прекрасные стороны жизни, и как получать от них удовольствие и извлекать наслаждение, как без страха, с высоко поднятой головой, встречать каждое мгновение. За ланчем, пока они поедали гамбургеры, Меган рассказала ему о родителях, с их самым дорогим домом на самом дорогом холме в Саусалито. Когда они прогуливались вдоль причала, она говорила об университете, об отсутствии всякого энтузиазма, скучной жизни, которая тянулась без малейшего просвета, пока она не встретила его. Меган, так и сказала – пока не встретила его. В машине Джексон подождал, чтобы свет фар, проезжавшей мимо машины, скрылся вдали и сжал руку Меган.

– Тебе понравился сегодняшний день? – спросил он.

– О, да! – ответила Меган, поворачиваясь к нему.

– Вот и хорошо.

Наступила неловкая пауза. Они оба смотрели прямо перед собой, сосредоточив все внимание на машинах, подростках, притаившихся в лесочке, на чем угодно, только бы не смотреть друг на друга. Меган закусила губу, удивляясь, куда исчезла вся та легкость, что была между ними целый день. Почему нельзя просто перепрыгнуть через всю эту стадию, неловкую, неясную, запутанную стадию, и сразу перейти к мирным, дружеским отношениям, вроде тех, что существуют между парочками в книгах и кинофильмах? Меган вздохнула.

– Ты хочешь домой? – спросил Джексон.

Меган резко отпрянула, выдергивая руку, и рванулась к дверце:

– Хорошо. Только мне надо найти ключи.

Она наклонилась, чтобы поднять с пола сумочку, но Джексон перехватил ее трясущиеся руки прежде, чем она дотронулась до нее.

– Посмотри на меня, Меган, – мягко сказал он.

Так как Меган по-прежнему отводила взгляд, Джексон освободил одну руку и повернул ее голову к себе. Он ничего не сказал, просто смотрел до тех пор, пока не заметил слезы, блеснувшие в ее глазах.

– Я не хочу, чтобы ты уходила, – прошептал он.

Казалось, она тает прямо у него на глазах и растворяется слой страха, покрывающий ее лицо.

– Ты знаешь, что можешь доверять мне.

Меган кивнула, боясь произнести хоть слово, опасаясь, что при малейшем звуке Джексон исчезнет как легкий далекий мираж. Он наклонился, и его губы так нежно прикоснулись к ее щеке, как будто он боялся причинить боль. Меган закрыла глаза, и Джексон осушил поцелуями влагу в уголках ее век.

– О, Меган, – произнес он. Она обняла его за шею и крепко прижалась к нему. – Я никогда не ощущал такого счастья. Мне так хорошо с тобой.

Меган зарылась лицом в волосы Джексона, вздыхая аромат травы, кожи, и потерлась щекой о его воротник.

– Пожалуйста, не позволяй мне уйти, – прошептала она.

Он обнял Меган так сильно, что перехватило дыхание.

– Никогда. Никогда, Меган.

* * *

Меган медленно ехала домой.

Она не выпила ни капли алкоголя, и все-таки чувствовала себя опьяневшей, так что ей приходилось из всех сил цепляться за руль. Она улыбалась проезжавшим мимо мотоциклистам, хотя в темноте они не могли видеть ее.

Меган Холлиэлл. Она произносила эти слова, наслаждаясь каждым слогом. Миссис Меган Холлиэлл. На ней, конечно же, будет белое платье. Пару месяцев назад на обложке свадебного журнала она видела платье, – о котором мечтала – с вышитыми кружевами по воротнику, двенадцатью оборками на юбке, падающими до самого пола. Пи нравилось, что Джексон намного выше ее, поэтому она наденет белые атласные туфельки, похожие на пуанты балерины. И, конечно, вуаль, стыдливо скрывающую ее лицо, которую Джексон медленно приподнимет, чтобы поцеловать и скрепить таким образом клятву верности.

Меган рассмеялась, подъезжая к мосту Золотистых Ворот. Огни на заливе были восхитительны, словно тысяча свечей, зажженных специально для нее. Клементина не похвалила бы ее за поспешные мечты. Не торопись, наберись терпения, не теряй голову, пока не выяснишь точно, к чему вы с Джексоном стремитесь. Ну что же, возможно, все это хорошо и прекрасно для мисс Монтгомери, королевы фотомоделей, которая в состоянии получить любого, кого захочет. Но для таких, как Меган, такой парень как Джексон Холлиэлл попадается раз в жизни, если судьба вообще преподносит такой подарок. Если она не отхватит его сейчас, у нее никогда не будет другой возможности. Она слишком заурядна, чтобы второй раз привлечь подобного ему парня.

Кроме того, невозможно оставаться хладнокровной и рассудительной когда он рядом. Она так безупречно вписывается в ложбинку его плеча, прямо как последний кусочек мозаики. У Джексона хватит силы на них обоих, и возле него ей никогда не придется чего-то бояться. Самое удивительное, что его чувства к ней оказались такими же сильными. Он так крепко сжал ее в объятиях при прощании, что на мгновение у Меган закружилась голова, но она не хотела освобождаться.

Все указывало на зарождение связи между ними, и связи долгой. И все-таки… И все-таки он уехал домой, к Алекс.

Меган миновала мост и направилась по продуваемым всеми ветрами улицам Саусалито к дому. Она любит Алекс. Но, черт побери, разве не может Меган хоть когда-нибудь заполучить что-то свободное от Алекс и не связанное с ней? Алекс первой была с Тони. И, несмотря на трудное начало их дружбы, Алекс не бросила Клементину ради Меган, а стала ее лучшей подругой. А сейчас Джексон. Меган барабанила по рулевому колесу, направляя машину по крутому холму наверх. Ну хорошо, она никогда не встретилась бы с Джексоном без Алекс. Но неужели он должен продолжать жить с ней и одной квартире. Расскажет ли он Алекс об их свидании? Скажет ли Алекс, что это чудесная мысль или наоборот? Не возникнет ли у Джексона при взгляде на Алекс мысль, что он зря связался с Меган?

Меган остановила машину и стукнула кулаком по рулю. Хватит. Хватит. Раз в жизни она должна поверить в себя. Стать самоуверенной и решительной, как Алекс и Клементина.

– Я достаточно хороша, чтобы удержать его – убеждала себя Меган, выбираясь из машины и захлопывая дверцу. Она вошла в дом, старательно игнорируя сомнения, терзающие ее душу.

* * *

Алекс сидела на тахте в гостиной, изучая учебник по экономике, когда вернулся Джексон. Он взглянул на часы, стоявшие на столе рядом с ней: без пятнадцати два, и снял пальто.

– Ты что, моя мама?

Алекс закрыла учебник и завязала потуже пояс махрового халата.

– У меня, между прочим, завтра серьезный экзамен по курсу Хансена.

– Да, конечно, Джексон пошел на кухню и достал бутылку содовой из холодильника. Он снял пробку и, вернувшись, опустился на тахту рядом с Алекс.

– Это правда? – спросил он.

– Нет. Но что я могу сделать со своим любопытством?

Джексон рассмеялся и скинул туфли:

– Вот это уже лучше. Что ты хочешь знать?

– Все, идиот. Вы поладили? Она не обманула твоих надежд? Вы будете встречаться? Или ты сбежал?

Джексон сделал глоток и поставил бутылку на стол. Повернувшись к Алекс, он оперся на спинку тахты.

– Она заставляет чувствовать себя настоящим мужчиной, Алекс. Не смейся. Я знаю, звучит избито, но это правда. Меган – такая нежная и хрупкая. Возникает желание покачивать ее на руках и заботиться, чтобы никто не причинил ей боли.

Алекс провела рукой по волосам, разглаживая их.

– А как насчет ее чувств?

– Я думаю, она тоже… Я хочу сказать, в глазах у нее было такое же выражение, что и у меня.

– Бог мой, это ваше, только ваше первое свидание, – Алекс встала и прошлась по комнате. – Почему ты говоришь так, как будто все должно решиться сейчас или никогда?

– Нет, не то. Мы много смеялись. Играли роль туристов. Канатная дорога, Китайский город и прочая ерунда. Мы превратились в детей. Мне было так спокойно с ней. Мне вспомнились старые супружеские пары, которые так хорошо знают друг друга, что им не нужны даже слова, потому что они чувствуют мысли друг друга.

Алекс прекратила метаться по комнате и повернулась к Джексону. Она открыла рот и снова закрыла его.

– Что? – спросил Джексон.

– Нет, ничего.

– Алекс, ты собиралась что-то сказать.

– Ты не захочешь это слушать.

– Попробуй.

Алекс вернулась к тахте и, присев, взяла Джексона за руку.

– Я просто подумала, что хорошо бы иметь магнитофон. Когда ты, в конце концов, выйдешь из этого любовного тумана, мне хотелось бы прокрутить пленку с твоими словами. Ты не поверил бы в их реальность.

– Почему ты говоришь так?

– Потому что ты не похож на себя. «Вспомнились старые супружеские пары». Боже! А как насчет молодоженов? Как насчет волнения, любви, страсти? От твоих высказываний создается впечатление, что Меган устроилась уже в кресле-качалке, а ты рядом в шезлонге. Неужели ты этого хочешь? С каких это пор ты стремишься превратиться в старого ворчуна?

– Эй, это моя жизнь.

– Конечно, твоя. Но не завинчивай гайки. Не иди в направлении, совершенно чуждом тебе.

Джексон убрал руку и встал. Он направился к двери своей спальни, потом обернулся.

– Я думал, что ты, первая из всех людей, будешь счастлива за меня. Бог мой, ты же хотела, чтобы мы были вместе.

– Плевать мне, вместе вы с ней или нет, – встав, ответила Алекс. – Если она принесет тебе счастье, великолепно. Но ты не видишь реального положения вещей. Ты прав, Меган хрупка. Ей нужна жизнь в загородном доме с каким-нибудь «домашним» мужчиной и парочкой детишек. Я не осуждаю никого. Все, что я стараюсь внушить тебе, это то – что ты не такой тип мужчины. Твое представление о любви и счастье совершенно отлично от ее.

– А что, черт побери, ты знаешь о любви? Ты так боишься ее, что не хочешь даже приближаться к ней. Ты боишься, что она захватит тебя, сделает такой же слабой и человечной, как и все мы.

Алекс расправила плечи:

– Я достаточно знаю о любви, Джек. Я знаю, какой привлекательной может показаться эта сторона жизни. Иногда даже, поверишь ты мне или нет, она кажется прекрасной и утешительной и для меня. Ты искал смысл своей жизни, и теперь ты думаешь, что нашел его в Меган. Но скажи мне, что произойдет через несколько лет, когда Меган счастливо обзаведется семьей, будет растить детей, ухаживать за садом, а ты будешь слоняться вокруг своих мольбертов, засунутых с глаз долой в угол подвала и удивляться, куда подевались твои мечты.

Джексон сверлил ее взглядом, гнев поднялся в нем, но потом, так же быстро утих. Он подошел к Алекс и погладил ее щеку.

– Я не хочу ссор.

Алекс глубоко вздохнула и положила ладонь на его руку:

– Я знаю.

– Давай договоримся, что для одного дня достаточно, идет?

Алекс кивнула. Пройдя по комнате, она взяла учебник и пошла к спальне.

– Алекс?

– Да, – сказала она, не оборачиваясь.

– Мы по-прежнему друзья?

Алекс схватила с пола его ботинок и, молниеносно повернувшись, швырнула в Джексона. Ботинок с силой врезался ему в живот.

– Да, черт побери! – крикнула она и закрыла за собой дверь.

* * *

На самом деле свиданий не было. По крайней мере, Алекс ничего не заметила. Джексон и Меган встретились, влюбились и объявили о помолвке. И все меньше, чем за два месяца.

Алекс научилась придерживать язычок. После того единственного разговора с Джексоном, она никогда не высказывала ему своих опасений. Единственная беседа с Меган заставила ее понять, что Меган так же не желает прислушиваться к голосу разума, как и Джексон.

– Я думаю, ты слишком торопишься, – сказала Алекс две недели спустя после встречи Меган с Джексоном. Они, как это часто бывало раньше, сидели на кровати Меган и говорили на ту же тему – о мальчиках, которые уже выросли и превратились в мужчин.

– Почему? – спросила Меган, почти не прислушиваясь к ее словам. Она встала и начала рыться в шкафу в поисках безукоризненного наряда, который собиралась надеть сегодня вечером. Они с Джексоном вместе обедали в этот день.

– Потому что, ты едва знаешь его, а уже заговорила о свадьбе. Меган, неужели нельзя немного подождать и посмотреть, действительно ли вы совместимы.

– Нет, я так не думаю, – Меган бросила пару платьев на кровать и критически разглядывала их. Покачав головой, она вновь повернулась к шкафу.

– Черт, да выслушай же ты меня, – закричала Алекс, спрыгивая с постели. Она подошла к шкафу, захлопнула дверцу и потянула Меган назад к кровати. – Сядь.

– Что тебе не нравиться?

– Ты и Джексон, вот что мне не нравится. Послушай меня. Я думаю это – ошибка.

Меган отвернулась от нее:

– Ты просто ревнуешь, – прошептала она так тихо, что Алекс не расслышала.

– Что?

– Я сказала, что ты ревнуешь.

– Но это нелепо. Джексон – мой друг. Черт побери. Я же вас и познакомила.

– Хорошо. Итак, ты, может быть, и не ревнуешь ко мне, но ты ревнуешь, что я влюбилась.

Алекс глубоко вздохнула и села:

– Мег, я не ревную. Действительно. Если ты влюблена, я счастлива за тебя.

Меган повернула голову:

– Правда?

– Конечно.

Меган крепко обняла Алекс. Я так рада. Я хотела разделить с тобою свое счастье. Ты нужна мне теперь гораздо больше, когда Клементина так далеко.

– Меган, можешь на меня рассчитывать. Но ты ведь знаешь, я всегда говорю то, что чувствую. Я не могу притворяться, что все чудесно, если не думаю так.

Меган кивнула и расправила одно из платьев, которое отшвырнула как ненужное, но сейчас изменила свое решение.

– Прекрасно. Давай, выкладывай, что у тебя на душе.

Алекс покачала головой, наблюдая, как интерес Меган снова перекинулся на выбор наряда и косметики. Тем не менее, она высказала свои мысли.

– Похоже, вы двинулись вперед как товарный поезд, совершенно не замечая, куда вы идете. Вы подумали о будущем? Вы двое говорили о своих целях, какой будет ваша жизнь через десять, двадцать лет? Ты понимаешь, что Джексону надо рисовать, и понимает ли он, насколько ты старомодна и любишь семейный очаг? Вы уверены, что ваши стремления совпадут?

Махнув рукой, Меган словно откинула мысли Алекс. Она вернулась к шкафу, открыла его, и вновь закопалась в одежде.

– О, Алекс! То, что ты сама все тщательно планируешь, совершенно не означает, что остальной мир должен в мельчайших деталях обрисовывать свою жизнь. Я люблю его. Просто и ясно. А он любит меня. Этого достаточно.

Это было три недели назад. Две недели спустя Джексон сделал предложение. Не думая, не тревожась и ни минуты не колеблясь, Меган приняла его. Они собирались устроить вечеринку в честь помолвки на следующей неделе, а свадьбу в апреле. Алекс ничего не оставалось, как только радоваться за них.

Алекс надела пальто и вышла к машине. Она хотела встретить в аэропорту Клементину, решившую принять участие в предстоящей вечеринке. Ей не терпелось встретиться с этим парнем Джексоном, сказала она, который украл сердце ее лучших подруг. На завтрашний вечер Джексон заказал места на обед у Клансиса для них четверых – себя, Меган, Алекс и Клементины. А оттуда они поедут в дом родителей Меган на обручальную вечеринку.

Алекс выехала на автостраду, довольная, что с прибытием Клементины у нее появится еще один беспристрастный человек, с которым можно поговорить. Кто-то, не обремененный видениями уютного семейного гнездышка и мечтами о вечной неумирающей любви, что будет длиться всю жизнь. Клементина поймет.

* * *

– Я думаю, это нормально, – заявила Клементина, когда Алекс объяснила все детали. – Действительно, Алекс, не волнуйся ты так. Люди меняются. Если этот Джексон считает, что ему нужна жена и дети, может, так оно и есть. Это его жизнь.

– Но он совершенно не такой, – ответила Алекс, маневрируя среди сумасшедшего движения (был как раз час пик), пробиваясь к городу. Она свирепо уставилась на подростка, перебегавшего дорогу. – Я знаю Джексона больше года. У него есть мечта. Он хочет стать художником. Тихая семейная жизнь не удовлетворит его.

– Послушай, иногда люди меняются. Они влюбляются и на арену выходят новые ценности.

– Этого не произошло ни со мной, ни с тобой.

– Значит, мы другие. Мы не допускаем, чтобы это произошло. Даже когда ты бегала на свидания со всеми попадавшимися на глаза мальчишками, ты все-таки на первое место ставила школу. Сначала ты определилась, в чем для тебя смысл жизни. То же самое и со мной. Я немного уклонилась с дороги, встретив Коннора, но, слава богу, сейчас я снова в порядке.

Алекс украдкой взглянула на подругу и заметила решительные морщинки возле рта. Это была новая Клементина. По крайней мере, внешне. Алекс чуть не рассмеялась вслух, увидев ее выходящей из самолета – с красной помадой на губах, умело подведенными глазами и коралловыми тенями, с профессионально наложенными на щеки румянами. Но заметив, что окружающие уставились на Клементину как будто она была богом, ниспосланным с небес, Алекс поняла, как прекрасна, Клементина. Она изменила прическу, роскошные локоны падали ей на плечи. Алекс обратила внимание на красновато-коричневые пряди, которых не было раньше. На ней ярко-синий костюм – узкая, прилегающая юбка, белая блузка, жакет в строгом стиле, а на голове – белая шляпка. Клементина выглядела как член королевской семьи Англии, плюс сексуальность, так что просто дух захватывало.

Алекс неподвижно застыла на месте, не зная, что сказать столь недосягаемой и неузнаваемой даме. Потом Клементина заметила ее, улыбнулась, и вновь стала прежней Клементиной.

– Как Коннор? – спросила Алекс. Клементина вздрогнула и посмотрела в окно на машины, окружающие их. Некоторые сигналили, как будто шум мог помочь расчистить пробку.

– Пожалуйста, не упоминай о нем. Ты знаешь, как тяжело порвать с человеком, который все еще любит тебя? Я не могу заставить себя оборвать все до конца. Он несколько раз прилетал ко мне. Первый визит прошел нормально. Полагаю, мне было одиноко, и он явился подарком из дома. Но после этого каждый приезд становился сущим наказанием. Коннор был таким капризным и требовательным. Он пробовался на роль в Голливуде, в какой-то романтической комедии, и прошел три пробы прежде, чем ему отказали. Он очень тяжело воспринял это, устроил трехнедельный запой, и ожидал, что я буду утешать его и приводить в норму.

– Он все еще хочет жениться на тебе?

– Вообще-то, последнее время Коннор не упоминал об этом. Смешно, ко мне в какой-то степени не хватает его предложения. – Клементина тряхнула головой и сменила тему: – Бог мой, я скучала по этому городу, – сказала она, глядя на очертания домов на фоне неба над заливом. – Нью-Йорк – великолепен, но у него нет изюминки, нет своего лица. Такое впечатление, что разбросали группки зданий, кучу хлама и бездомных бродяг и сказали: – Ну вот, вот вам и «Нью-Йорк».

Алекс рассмеялась и похлопала ее по рукам:

– Хорошо, что ты приехала. Хотя и на немного. Клементина улыбнулась:

– Спасибо, и на самом деле, Алекс, не волнуйся за Меган. Уверена, она поступает правильно. Вот увидишь.

* * *

Меган с Джексоном пришли за полчаса до того, как в ресторане Кланси появились Алекс и Клементина.

– Клементина всегда тратит целую вечность на то, чтобы накраситься и уложить волосы, – проворчала Меган. – Не могу представить, как она выглядит после целого года фотосъемок.

Джексон поцеловал ее в щеку и откинулся на стуле. Он был даже счастливее, чем мог себе представить. Рядом с ним сидит прекрасная женщина, которая принадлежит ему, а через несколько очень коротких месяцев станет его женой.

Меган изменила прическу, сейчас она поднимала волосы вверх и завязывала лентой, и ему нравилось, как она выглядит. Он мог отчетливо видеть ее лицо, очертания щек, голубые глаза. Меган была счастлива. Это проглядывало в ее позе, ослепительной улыбке, непринужденном смехе.

– Ты скучала по ней, да?

Меган кивнула:

– Да, и даже не подозревала, как сильно, до того момента, когда она согласилась приехать на нашу вечеринку. Так мило с ее стороны. Я уверена, сейчас она должно быть просто шикарна. В этом месяце появился в «Космополите» ее рекламный снимок духов. Я слышала, как о нем говорили, гадая, кто же это такая. Один из парней из моего класса по психологии сказал, что повесил эту фотографию над своей кроватью. Все идет так, как Клементина мечтала.

– И для тебя все идет так, как мечтала ты, – сказал Джексон, наклоняясь, чтобы поцеловать ее носик. – Или ты уже передумала выходить за меня?

Меган улыбнулась:

– Никогда.

Они целовались, когда вошли Алекс и Клементина.

– Простите, – сказала Алекс, покашливая, – мне безразлично, женитесь вы или нет. Но никаких тисканий за столом.

Меган засмеялась и встала. Она поспешно прошла мимо Алекс к Клементине, выглядевшей более царственно и неприступно, чем Меган помнила ее, и крепко обняла подругу.

– Ты прекрасно выглядишь, – заметила Меган.

И это было правдой. Клементина выбрала серебристый шелковый брючный костюм, цвет которого отражал цвет ее глаз, делая их более проникновенными, чем когда-либо. Некоторые из мужчин поглядывали на Меган, когда она вошла в ресторан, но когда появились Алекс, и особенно Клементина, их столик оказался в центре всеобщего внимания. Меган старалась не замечать этого.

– Я хочу познакомить тебя с моим женихом, – произнесла она. – Джексон Холлиэлл, а это – Клементина Монтгомери, моя вторая лучшая подруга.

Джексон встал и протянул руку. Улыбка Клементины не изменилась. Занятия в классе актерского искусства принесли больше пользы, чем она думала.

– Приятно познакомиться с Вами. Примите самые сердечные поздравления. Вы получили замечательную девушку.

Они сели, и Джексон придвинул свой стул поближе к Меган.

– Да, я знаю, – ответил он.

– Когда свадьба? – спросила Клементина. Она будет просто поддерживать беседу, говорила она себе, чтобы не оставалось времени на безумные мысли.

– Девятнадцатого апреля. Всего через шесть месяцев.

– Должно быть, у вас полно дел.

– О, да! – воскликнула Меган. – Платье, церковь, угощение, цветы, всего и не перечислить. Но вы же знаете мою маму. Она все устроит замечательно. Иногда я думаю, что мама возбуждена и взволнована больше, чем я.

Джексон заказал бутылку шампанского и воспользовался предлогом укрыться за обязанностью разливать вино, пока Меган болтала о списке гостей и планах на медовый месяц. Он подождал, пока девушки с головой ушли в свадебные разговоры, и украдкой рассматривал Клементину. Джексон тоже видел рекламу в «Космополите». Алекс мельком показала ему снимок, и он более тщательно рассмотрел его, оставшись один.

Фотография была невероятно соблазнительной, от нее невозможно было оторвать глаз. На золотистой коже Клементины мерцали жемчужинки воды, а светлые волосы падали на скалу, на которой она лежала. Фотография не имела совершенно никакого отношения к духам, но он слышал, что продажа продукции «Амор» стремительно возросла со времени публикации.

Джексон ненавидел себя за это, но первой мыслью, когда он увидел рекламу, было «Как удалось Меган заполучить в лучшие подруги такую девушку?» Не то, чтобы Меган не хватало замечательных свойств, но Меган напоминала мед, а Клементина – черную патоку. Меган можно было сравнить с апельсином, который съедают долька за долькой, после того, как очистили от кожуры, в то время, как Клементина представляла собой роскошный зрелый персик, пропитанный соком и готовый сорваться с дерева.

Однако, чем больше он смотрел на фотографию, тем больше Джексон сознавал, что она всего лишь иллюзия. На самом деле ни одна фотомоделъ не выглядит в жизни такой хорошенькой, как на рекламе, над которой часами трудятся художники, нанося краски на лицо, пока не добьются совершенства.

Хорошо, что рядом с ним была реальная девушка – Меган.

Единственный недостаток его теории состоял в том, что Клементина, сидевшая напротив, живая и реальная, выглядела лучше, чем на снимке. Джексон снова потерял контроль над своими мыслями и представил, как было бы хорошо сидеть возле нее, держа в руках ее изящную ручку, а все вокруг говорили бы об их свадьбе. Он возненавидел себя за эти мысли, но все-таки не мог остановиться. Каждый нерв его трепетал, он сгорал от нетерпения просто узнать, так ли нежна ее кожа как это кажется.

Джексон много слышал о ней от Алекс и Меган – о ее мечте, длиною в жизнь, стать фотомоделью, и как она стремилась к этой мечте, отдавая все силы и энергию. Ее решимость добиться успеха напоминала Джексону его собственную решительность. Он попытался объяснить свою одержимость искусством Меган, но когда она отвернулась, думая, что он не видит, как блуждает ее взгляд в поисках чего-то более интересного, Джексон понял, что ей это совершенно безразлично. После нескольких безуспешных попыток, он бросил эту затею.

А сейчас его охватило неожиданное желание поговорить с Клементиной о своей любви, своих мечтах, решимости добиться их осуществления. В глубине души Джексон чувствовал, что ее это заинтересует. Она поймет и захочет, чтобы он добился признания как художник, а не в какой-то другой сфере. Она никогда не сказала бы, что, если дела пойдут плохо, он может быть просто архитектором, как это сделала Меган, как будто они обсуждали прогноз погоды, а не его душу, его жизнь.

Джексон в открытую наблюдал за Клементиной, обсуждавшей с Меган выбор музыки для церемонии. Она сидела ровно, так, как матери требуют от своих детей. Она не горбилась, не съеживалась на стуле. Когда официант спросил, чего они желают, Клементина взглянула прямо на него.

Наконец, Джексон оторвал взор от Клементины и посмотрел на Меган. Она казалась еще мягче на фоне своих легших подруг. Она так светилась любовью и желанием выйти за него замуж, что все сомнения Джексона испарились в мгновение ока. Он наклонился и поцеловал ее в щеку. Клементина для мужчин с властью и престижем. Для мужчин, которые хотят жить роскошной жизнью, завоевать все, что попадается им на глаза, для «элиты». Джексон хотел только счастливой жизни. Удобной жизни. Он будет немного работать, немного рисовать и много любить. Найдя его руку под столом, Меган схватила и крепко сжала ее. Ободок обручального кольца с бриллиантом, которое он ей подарил, врезался в палец, создавая ощущение твердости и успокоения.

– Мы хотим попросить вас кое о чем, – сказала Меган подругам, когда они покончили с едой. – Может прозвучать довольно странно, но я думаю, что это чудесно.

Меган наклонилась вперед и улыбнулась.

– Мы любим вас обоих, вы знаете это. Поэтому мы надеемся, что Клементина согласится стать моей подневестницей, а так как ты очень близка с нами обоими, Алекс, ты станешь шафером Джексона, его подженишником, в общем, называй как хочешь.

Алекс рассмеялась:

– Мне больше нравится «подженишник». Вполне подходит по мне. Конечно, я согласна. Ты тоже, Клементина?

Клементина отвела глаза от мужчины, сидевшего напротив нее. Когда Меган заговорила, она воспользовалась возможностью взглянуть ему в лицо. Черт, лучше бы она этого не делала. Клементина никогда не встречала людей, похожих на него. Джексон всего лишь взглянул на нее, и Клементина почувствовала слабость и неуверенность. Теперь она поняла, о чем говорила Алекс, поняла ее сомнения по поводу женитьбы Джексона на Меган. В его глазах горел такой яркий огонь, что было бы невероятно жестоко задушить его тихой провинциальной жизнью. И все-таки он сам выбрал такую жизнь. И совершенно ясно, что он любит Меган. Ей следует порадоваться за них обоих, подумала Клементина и улыбнулась Меган:

– Конечно, я буду твоей подневестницей. Возможно, я смогу приехать на несколько дней пораньше, чтобы помочь.

– Мне очень хотелось бы этого, – сказала Меган.

Клементина увидела счастье, излучаемое из глаз подруги. Она протянула руку, и Меган схватила ее.

– Я рада за тебя, Мег. Правда.

– Я знаю, – ответила Меган, глядя на своего будущего мужа. – Думаю, я, должно быть, самая удачливая женщина на свете.

Глава 10

Клементина увидела места, о которых никогда и не мечтала. Внутреннее строение мостов, вырванные железнодорожные пути, амбары и конюшни в сельской местности, фешенебельные номера на крышах небоскребов, Пятая Авеню в три часа утра, единственное время, когда их команда может убедить нью-йоркскую полицию разрешить им пройти по улице, фотографируя полуобнаженных женщин, демонстрирующих модели следующего самого жаркого летнего сезона. Она шла куда ей говорили, одевала бикини, когда морозило, и меха, когда солнце грело просто убийственно, улыбалась до боли в скулах, удивляясь, с какой стати она вообще захотела стать фотомоделью.

Этот мир был далек от волшебного. Ей командовали поворачиваться, сидеть, смеяться, так что у нее появилось странное чувство, будто она – чей-то пудель. Фотографы ругались, говорили, что у нее слишком длинный нос, слишком широкие губы. Администраторы, рекламирующие одежду, заявляли, что она не может должным образом продемонстрировать их продукцию, что она не умеет преподнести товар. Фотографы, гримеры, парикмахеры и прочий персонал, если не критиковали ее, то вообще не замечали. Они смотрели сквозь нее, на то, какова будет рыночная цена товара, и как будет раскупаться изделие. Клементина чувствовала себя даже не предметом потребления, которым будут часто пользоваться, а просто ничем, пустым местом, не имеющим никакого значения, пока не начиналась работа, превращавшая ее в вещь, какой ее хотели видеть продавцы и покупатели.

Не стоит и говорить, что Клементина ожидала совершенно другого. Сначала она испытывала трепет, замечая свои фотографии в блестящих журналах. В конце концов, к ней пришел успех. Ну, может не полный, не что-то из ряда вон выходящее, но это ведь только начало. Ее снимки печатались в «Моде» и «Космополите». Телефон Артура звонил непрерывно, если не с предложением сняться на обложке то, по крайней мере, с просьбой, не сможет ли она участвовать с другими девятью девушками в рекламе джинсов. Но возбуждение быстро померкло. Съемки были совершенно одинаковы – длинные, утомительные, нудные. И она совсем не отличалась от других фотомоделей, в других журналах. Ничто не могло ей помочь выделиться из толпы.

Клементина была далека от того, чтобы самой решать свою судьбу. Она по-прежнему не могла позволить себе толстых нежных бифштексов. Ну, конечно, она писала домой Алекс и Меган так, чтобы было похоже, будто у нее есть все, чего она когда-либо желала, но то были просто слова, так, для эффекта. Давным-давно, она поняла, что никто не станет слушать, если у тебя нет никакой захватывающей информации. А ей так сильно хотелось, чтобы к ней прислушивались, что небольшое преувеличение не являлось преступлением.

По крайней мере, Артур стал настоящим утешением.

– Не торопись, надо время, – говорил он почти каждый день.

Время. Как будто ее лицо навсегда останется гладким и нежным. Как будто она сможет пережить ночи в ванной, когда приходится вызывать рвоту, чтобы съеденный кусок шоколадного торта не обезобразил живот на следующее утро. Как будто люди будут целую вечность ждать, пока она станет знаменитой, как обещала, а не станут ухмыляться и говорить: – Ха! Я всегда знал, что она – мыльный пузырь.

– Ты добьешься своего, – так уверенно и спокойно говорил Артур, что ей хотелось поймать его на слове.

Она верила ему, потому что у нее не было выбора, потому что она отказалась от привычной жизни, матери, лучших подруг, даже любви. Две недели назад Клементина окончательно порвала с Коннором. Он сказал, что снова прилетит, и Клементина поняла, что пришло время высказать ему свои чувства.

– Я думаю, не стоит этого делать, – заявила она.

– Почему?

Клементина свернулась калачиком у телефона в спальне и глубоко вздохнула.

– Думаю, мы просто попрощаемся, Коннор. Между нами уже давно все кончено. Пора прекратить дурачить друг друга.

Коннор долго молчал, и Клементина с удивлением заметила, что как в начале, так и в конце отношений присутствуют одни и те же физические ощущения, как будто это две стороны одной медали. Сердце тяжело билось в груди, ладони вспотели. Она нервничала, причиняя ему боль точно так же, как и когда знакомилась с ним. Наконец, Коннор заговорил.

– Если бы я был звездой, – мягко произнес он, – все было бы по-другому.

– О, Коннор, нет. Я люблю тебя ради тебя. Просто нам стало трудно быть вместе. Мы слишком далеки друг от друга.

В трубке снова установилась тишина, а минуту спустя, Клементина услышала мягкий щелчок, когда он повесил трубку. Скатилась всего одна слеза прежде, чем Клементина выбросила Коннора из головы. Все к лучшему. Все должно быть к лучшему.

Или мир звезд, или ничего. Она сделает все – откажется от любви, выдержит пятичасовые съемки без жалоб, перекрасит волосы, будет глотать таблетки для похудения, вызывать рвоту – вот, что потребуется для успеха.

Для этого потребовалось появиться в подобном притоне. Клементина уставилась на ветхое серое здание в не слишком уютном районе города, потом взглянула на адрес, зажатый в руке. Да, все совпадает.

– Выставка для «обычной одежды» Шпильмана, – сказал ей Артур.

– О, только не еще один каталог, – простонала Клементина. Она переодевалась уже в такое большое количество нарядов, что казалось, это длится всю жизнь.

– Да, еще один каталог.

И, конечно же, она здесь. Артур был шефом. Он – хороший продюсер. Почти каждый день он находил ей работу. Артур нашел ей хорошенькую квартиру в верхней части города, намного лучше, чем лачуга в Бруклине, где она жила целых полтора года после переезда в Нью-Йорк. Он был в придачу и хорошим другом. Именно Артур говорил слова утешения, когда она впадала в меланхолию, тоскуя по подругам, оставшимся в Калифорнии, или упускала возможность, осчастливив других манекенщиц.

Клементина улыбалась, вспоминая как она посчитала его сексуальным извращенцем в первый день знакомства. Ничего себе, извращенец. Он ни разу не поцеловал ее, хотя она знала, что ему хотелось это сделать. Давным-давно она научилась читать желание в глазах мужчин. Но Артур никогда не позволил себе ничего лишнего. Они были хорошими друзьями, часто смеялись вместе, у них великолепные деловые отношения, и, возможно, он боялся разрушить все это. Иногда Клементина испытывала к нему благодарность. После Коннора, ей был нужен воздыхатель. Иногда Клементина думала, что его губы, прижатые в поцелуе к ее устам – именно то, что ей нужно для того, чтобы эта чертова борьба имела смысл.

Клементина вошла в дом и огляделась. Было темно, дом освещался единственной тусклой лампой вверху лестницы и пасмурным дневным светом, проникавшим через щель под дверью.

– Мисс Монтгомери, это Вы?

Она взглянула наверх и в мужчине и женщине, стоявших на верхней площадке, признала владельцев «обычной одежды» Шпильмана. Женщина улыбнулась ей.

– Я понимаю это не совсем то, к чему Вы привыкли, но мы только начинаем, и это лучшее, что мы можем позволить. В качестве студии мы используем две смежные комнаты здесь, наверху.

Клементина проглотила последние остатки гордости и улыбнулась в ответ.

– Все прекрасно, – ответила она, поднимаясь по лестнице. Здесь была работа, а только это и имело значение. Ни тараканы, деловито снующие под ногами, ни малопривлекательная обстановка, ни снисходительный взгляд, которым ее удостоил мистер Шпильман, как будто он делал ей величайшую услугу, позволяя устраивать маскарад в его одеждах в этой чертовой дыре – ничто не имело значения. Только работа.

Семь часов провела Клементина в этой жалкой дыре, позируя во всех видах одежды – от вечерних платьев до нижнего белья. Одежда была не слишком ужасной, но и ничего свежего. Шпильманы выпустят еще один, отсылаемый по почте каталог, подобно тем, что 99 % американцев сразу же выбрасывают на помойку.

Клементина сидела, стояла на коленях, улыбалась, притворялась, что бросает береговой сигнальный шар перед размалеванным фоном, который ни кого не введет в заблуждение. Они платили ей, точнее, они платили Артуру, который платил ей за вычетом своих 15 %, сорок долларов в час, итого 280 долларов, 238 предназначены ей, подсчитала в уме Клементина со скоростью женщины, для которой деньги означают все. В полночь, когда они, наконец, закончили, она снова переоделась в свою одежду. Все кости ломило, желудок постоянно требовал пищи, а рассудок мечтал о других словах, помимо «повернитесь» и «улыбнитесь», «нет, не так», и Клементина подумала даже, достаточно ли ей заплатили.

Шпильманы и их фотограф пригласили ее выпить кофе, но Клементина отказалась. Ей хотелось лишь взять такси, поехать в свою новую квартиру на Верхней Западной Стороне, приготовить огромнейший сандвич, с индюшкой, а потом часами отмокать в ванне.

– Вы закроете, уходя? – спросила миссис Шпильман.

– Да, конечно.

Они ушли. Клементина собрала свои вещи, закрыла все четыре замка студии, выйдя из нее, и спустилась по лестнице. Она почти подходила к дверям, когда услышала скрип половин сзади.

Клементина медленно обернулась, или, по крайней мере, ей так запомнилось. Он стоял прямо за ее спиной, темные волосы закрывали глаза, усы скрывали рот, а в грязных руках блестел нож.

– Что, что Вам надо?

Он сделал шаг вперед и Клементина уловила запах сточных труб, исходивший от одежды. Ее взгляд метнулся вверх по лестнице позади мужчины, потом по сторонам. Она незаметно отодвигалась к двери, пока не коснулась ее. Клементина быстро повернулась и попыталась удрать, но он настиг ее прежде, чем она успела повернуть ручку. Он отшвырнул Клементину к стене и приставил нож к горлу.

– Думала ускользнуть как змея, верно? – ухмыльнулся он.

Не плакать, повторяла про себя Клементина. Что бы не случилось, не позволять ему видеть, как ты плачешь.

Он улыбнулся, обнажив желтые зубы. Не хватало одного переднего.

– Я видел, как ты вошла. Манекенщица, да?

Клементина ничего не ответила и сосредоточенно рассматривала стену позади него, пятна крови или краски, оставленные кем-то на ней.

– Отвечай! – заорал он, тряся ее.

– Да.

Он снова улыбнулся. Отступил назад с ножом, по-прежнему выставленным перед собой и оглядел Клементину.

– Неплохо. Не Мерелин Монро, но ничего.

– Что Вам надо? – спросила Клементина. – У меня мало денег с собой, но Вы можете взять их. Берите и уходите.

Он поднял ее сумочку и взял из бумажника несколько банкнот. Вытащил несколько кредитных карточек и тоже забрал.

Потом вновь приблизился к Клементине и провел тупым концом лезвия по ее щеке. Лезвие было холодным как лед, и Клементина закрыла глаза.

– Никогда не имел раньше манекенщиц, – процедил он сквозь зубы.

Прижал колено к ее ноге, и Клементина открыла глаза. Ей показалось, что тысячи муравьев поползли по телу, ее охватила жуткая дрожь, а в голове появился какой-то странный, напоминающий тонкий свисток звук.

– Как тебя звать? – спросил он.

Свист становился все громче, а дрожь сильнее. Она попыталась поднять руки, чтобы ударить его, сделать что-то еще, только не стоять так, позволяя ему прижиматься к ней своей тошнотворной ногой, но, не считая дрожи, она была парализована.

– Имя, черт тебя подери! Как тебя зовут?

Клементина открыла рот, но не вымолвила ни слова. Он отвел нож назад и нанес удар в плечо. Боль разорвалась внутри, спустилась вниз по руке к кончикам пальцев. Она вскрикнула, при виде крови, льющейся из раны и капельками Падающей на пол, но он свободной рукой зажал ей рот.

– Как твое дерьмовое имя?

Слезы текли по щекам Клементины. Кружилась голова, и она подумала, что для одной раны слишком много крови.

– Джейн, – прошептала она, – Джейн До.

Он взглянул ей в глаза, потом схватил за раненую руку. Зажав рану, останавливая кровь, он потащил ее к задней двери. Открыв дверь, рывком вытолкнул Клементину в узкий переулок. Какой-то бродяжка, сидевший возле дальней стены, бросился наутек, увидев ее спутника. Клементина закричала вслед ему, умоляя помочь, но человек рядом с ней только рассмеялся.

– Копов поблизости не видать, – сказал он, – а ни один бродяжка не собирается спасать тебя.

Он отшвырнул Клементину к твердой кирпичной стене. От удара у нее закружилась голова. Она подумала о завтрашнем шоу, о том, что ей одеть и возьмут ли ее вообще с этой кровоточащей ракой на плече. Потом она поняла, что это просто безумно думать сейчас о подобных вещах, и рассмеялась. Смех шел откуда-то изнутри и казался странным и чужим, как будто не имел к ней никакого отношения. Он снова придвинулся ближе.

– Тебе тоже хочется, а? Немного плохого обращения возбуждает, угу?

Он направил нож к ее груди. Казалось все происходит как при замедленной съемке; за те несколько секунд потребовавшиеся, чтобы нож достиг цели, Клементина успела подумать о Конноре, о том, как подобно сверхзвезде, зародилась, взорвалась и умерла их любовь, и как тяжело прощание. Она подумала и об Артуре, его доброте, и, несмотря на его привлекательность, о полном отсутствии иных чувств, кроме дружбы. И о своей карьере, которая сейчас, когда все остальное возросло во много раз, потеряла всякое значение. И о Меган и Джексоне, желая, чтобы они были счастливы. И об Алекс, о том, как она расстроится, узнав, что Клементина не смогла сопротивляться, что она, как каждая вторая женщина слишком перепугалась, чтобы кричать, лягаться и спастись. «На самом деле в ней не было ни чего особенного», скажет Алекс. И будет права.

Клементина наблюдала, как нож готовится к удару, спокойно ожидая последней боли, почти смирившись. Но боли не было. Все, что она почувствовала – треск пуговиц, когда лезвие рассекло ткань блузки.

– Нет, – сказала она, – только не это.

Он не слышал. Разорвав блузку на две части, он уставился на белевшую в темноте грудь Клементины. Непроизвольно, она бросила взгляд на его штаны, на вздувшийся бугор ширинки.

– Ты же хочешь, верно? – осклабился он.

Как, сорвавшийся с привязи демон, Клементина бросилась вперед. Она забыла о ноже. Она предпочла бы умереть, чем допустить чтобы ее изнасиловали. Она даже не почувствовала боли, когда лезвие скользнуло па животу. Она хотела вырвать его язык, чтобы никогда уже он не смог заговорить, вцепиться в его пенис и разодрать его на части. Его Жестокость захватила ее, то, что она делала, не казалось ей больше ужасным или отвратительным. Она делала это ради того, чтобы выжить.

Клементина вонзила ногти в его лицо, царапая до крови. Она лягалась, била кулаками по ребрам… Он вскрикнул только раз, потом набросился на нее с ответной яростью. Но он был сильнее. Получив удар в живот, от которого у нее перехватило дыхание, Клементина упала. Он тут же упал сверху, прижимая к земле, и держал до тех пор, пока силы не оставили ее, и сопротивляться мог только разум.

Он грубо стащил с нее брюки, и Клементина ощутила холодный мокрый тротуар. Расстегнув молнию на своих штанах, улыбаясь, он овладел ею.

Мгновение Клементина сопротивлялась. Потом поняла, что не сможет победить. Казалось, внутри у нее все разорвано и разрезано, кровь медленно вытекала из нее. Она кричала, но, ни единый звук не вырывался из ее горла. Он так увлекся, что не замечал, как она бьется о мостовую, пока наконец, судьба не сжалилась над ней, и она не потеряла сознание.

* * *

Клементина сидела в ванне, горячая, красноватая от крови, вода медленно остывала вокруг нее. Три раза она сливала, сливала и вновь наполняла ванну обжигающей водой, снова и снова ожесточенно терла себя мочалкой, но по-прежнему чувствовала его запах. Возможно, она никогда не избавится от этого запаха.

Дважды ее спокойствие нарушал телефон, звоня раз семь прежде, чем на другом конце наконец клали трубку. Она подумала, что это – он, но этого, конечно, не могло быть. Это просто ее разыгравшееся воображение.

Голова и живот уже не кровоточили, но из раны на плече по-прежнему шла кровь. Клементина приложила махровую мочалку, но пользы от нее не оказалось. Сейчас, кровь, сочившаяся через мочалку, стала темной, как будто вся более светлая кровь уже вышла, и теперь кровоточили внутренние артерии.

За те полтора часа, пока он насиловал ее, она пять раз приходила в сознание. Каждый раз, открывая глаза, она видела над собой лицо этого маньяка, которое будет преследовать ее всю жизнь, чувствовала его жесткий пенис, входящий и выходящий из нее, и снова теряла сознание. Когда она очнулась шестой раз его не было.

Клементина встала на колени и почувствовала, как капает из нее его сперма. Сняв разорванную блузку, она тщательно подтерлась. Мысль, что какая-то частичка его может уцелеть внутри, внушала Клементине омерзение. Медленно поднявшись, она нашла свои брюки и натянула их, потом медленно вошла в дом. Она боялась, что он может быть еще там, ждет, чтобы начать снова, но внутри никого не было. Вытащив из сумки свитер, Клементина надела его. Во внутреннем кармашке сумки, куда он не потрудился заглянуть, лежали десять долларов. Достаточно, чтобы нанять такси до дома.

Водитель ни словом не обмолвился о ее внешнем виде. Было два часа утра, и до тех пор, пока она платит, ему наплевать на остальное. Клементина вползла в дом и вошла в лифт. Тяжело прислонившись к двери лифта, она ждала, пока он поднимется на двенадцатый этаж, где была ее квартира. Она вышла, открыла замок, снова заперла за собой дверь и свалилась, лишившись последних сил.

Пробудившись час спустя, Клементина увидела, что серый ковер пропитан кровью и поползла в ванную. Она не знала, как долго оставалась в ванне, но, судя по солнечному свету, проникавшему через щель под дверью из гостиной, она прикинула, что уже полдень, 12 часов с тех пор, как… Он… Она знала, что всю жизнь будет соотносить с этим моментом, «до этого», и «после этого». И что события первой части совершенно несопоставимы с событиями второй.

Кто-то забарабанил в дверь, и Клементина вскочила. О Боже! На кредитной карточке есть ее имя, и он посмотрел адрес в телефонной книге. Клементина свернулась калачиком в углу. Она утопится, но не позволит ему снова коснуться ее. Она умрет, но никому не позволит прикасаться к ней.

– Клементина, открой. Это я, Артур. С тобой все в порядке?

Клементина вздохнула и скрылась под водой, чтобы не слышать его, оставив на поверхности только нос, рот и глаза. Она нужна ему только для работы, а она знала, что работать уже никогда не сможет. Она никогда не сможет выбраться из этой ванны.

Она лежала под водой, вслушиваясь в почти полную тишину, расплескивая вокруг себя волны. Теперь она поняла, почему младенцы не хотят выходить из чрева матери. Там безопасно, полная изоляция от окружающего мира. Звуки приглушены и далеко-далеко от тебя. Никто не проникнет сюда, никто не причинит тебе боль.

В момент, когда Клементина закрывала глаза, дверь ванной распахнулась настежь, и она поспешно села. Большими шагами к ней приближался Артур. Но в ее сознании это был не Артур. Это был снова Он. Он шел, ухмыляясь, говоря, что хочет ее. Клементина пронзительно закричала и забила руками, окатывая его водой. Она потянулась к бритве, но Артур успел перехватить ее руку. Он удерживал ее, обхватив руками и не прерывая ее крика. Она кричала, не останавливаясь. Она не могла остановиться.

* * *

Час спустя Артур вытащил Клементину из ванной. Она затихла как испуганный ребенок. Он перевязал плечо, но было совершенно ясно, что нужна квалифицированная помощь. Закутав Клементину в халат, Артур поднял ее и отнес на диван.

Ее взгляд упал на засов на двери, который по-прежнему был на месте. Он ответил на немой вопрос.

– Когда ты не ответила ни на телефонный звонок, ни на стук в дверь, я поднялся по пожарной лестнице и выбил окно в спальне. Я знал, что что-то случилось, иначе ты бы не пропустила съемку.

– О, нет, – подумала Клементина, но ни чего не сказала. Сейчас, когда она прекратила кричать, но не могла и заговорить. Ее кидало из одной крайности в другую, без всякого предупреждения и контроля, подумала Клементина. От бездеятельности до мании, от истошного крика до безмолвия. Одна ночь, и она потеряла все свое прежнее спокойствие и обаяние. Одна ночь, и она изменилась навсегда.

Артур сел рядом. Он взял руку, но Клементина рывком вырвала ее. Не прикасайся ко мне, – хотела она сказать, но губы не повиновались ей.

– Кто с тобой сделал это? – спросил Артур.

Он не спрашивал ни о чем, пока она была в ванной. Сейчас он пристально рассматривал ее, как будто искал на лице ответ. Она знала, что он думает о полиции, правосудии, ищейках, но теперь уже ничего не изменить, и ничто не поможет. Вопросы, медицинский осмотр, пробы, проверки – это будет похоже еще на одно изнасилование. И они никогда не найдут его. Он был тем, что растворяются в толпе, проходят по улицам незамеченные, безликие.

Клементина ни чего не ответила, только посмотрела через открытую дверь на окно в спальню. Первым долгом надо поставить решетку, и сигнал тревоги. И «мейс».[1] И револьвер. С пулями, что разрывают внутренности. О да, она достанет револьвер.

– Мне придется отвезти тебя в больницу. Из раны на плече все еще идет кровь.

Клементина по-прежнему молчала. Какая польза от слов. Артур встал и зашагал по комнате.

– Позволь мне помочь тебе, – сказал он. – Я не могу видеть тебя в таком состоянии. Бог мой, ты же знаешь, как сильно я люблю тебя. Я убью этого сукиного сына, который сотворил с тобой такое. Я клянусь. Клементина… Клементина.

По ее щекам полились слезы, и Клементина не могла удержать их. Она открывала и закрывала рот, как в пантомиме, но слышались только неразборчивые звуки. В ушах звучали слова, «Я люблю тебя, я люблю тебя» Она хотела сказать ему: «Не люби меня. Я грязная,» – но не могла вымолвить ни слова.

Кончилось все тем, что Артур снова удерживал Клементину, рыдавшую на его плече.

– Сейчас ты в безопасности, – повторял он, но она знала, что это неправда. Она никогда не будет в безопасности. Тот человек лишил ее уверенности и надежности. Он заставил ее почувствовать себя маленькой, беззащитной. Всю жизнь она будет бояться теней, темноты и мужчин.

– Я отвезу тебя в больницу, – сказал Артур.

Она кивнула и встала. Это все, что оставалось делать сейчас. Несколько шрамов на теле. Доктор наложит стежки и все будет кончено. Врачи скажут ей, что она поправиться. Все будет, как будто ничего не произошло.

* * *

Артур остался с ней на пять дней. Он готовил, убирал, запихивал ей в горло пищу и отменял фотосъемки. Он спал на тахте и бежал к ней в спальню, когда она с криком просыпалась. Он научился не дотрагиваться до нее, а просто садился рядом и нежно разговаривал с ней.

Клементина весь день лежала в постели. Теперь она знала, что такое ад. Это воспоминания, сцены, которые проигрываются снова и снова, быстро, медленно, назад, вперед, но всегда с одинаковым концом. Он насилует ее. Насилует. Насилует. Насилует.

Это расплата. Вот что это такое. За каждый раз, когда она виляла бедрами, затянутыми в джинсы в облипку, кокетничала, подмигивала. Казалось, Бог сказал:

– Эй, ты, шлюха. Видишь что вышло. Это послужит тебе уроком.

Клементина слышала, как в другой комнате Артур разговаривает по телефону. Он чудесный, но она чувствовала неловкость, так как он постоянно был рядом. Она обхватила руками живот и подумала о Меган и Алекс, о днях, которые они проводили, смеясь и сплетничая с полной уверенностью, что жизнь всегда будет чистой и прекрасной. Сейчас больше всего на свете ей хотелось вернуть эти дни.

– Артур, – позвала она, когда он повесил трубку. Он так поспешно вошел в комнату, горя желанием помочь, что Клементина захотела измениться ради него, стать лучше, чтобы он ощутил, что это он добился перемены.

– Да?

– Я хочу поехать домой.

Он присел на противоположный край кровати, стараясь не дотрагиваться до нее.

– Я думал, что теперь твой дом здесь, – сказал он.

– Уже нет. Я хочу вернуться в Калифорнию. Я хочу увидеть подруг.

Артур отвернулся, и Клементина знала, что он думает о потерянных доходах, о съемках, которые она пропустила.

– Ты знаешь, с кем я разговаривал по телефону? – спросил он.

Клементина покачала головой. Ее это не волновало. Ее ничто не волновало, кроме того, что, как выбраться отсюда.

– С рекламным директором «Амор Парфюм». Он, наконец, принял решение. Он хочет, чтобы ты и еще несколько девушек приняли участие в телевизионной рекламе их продукции.

Артур торжествующе посмотрел на нее, ожидая восторгов и благодарностей. А она могла думать только о том, что у Него, возможно, есть телевизор. Он увидит ее и снова придет за ней. Руки ее затряслись, и Клементина спрятала их под покрывало.

– Такая возможность бывает раз в жизни, – продолжал Артур. – Без слов, но подумай об аудитории. Я думаю, они начнут на местном уровне, но в конечном счете выйдут на национальное вещание. Они решили остановиться на моделях, а не на актерах, красивая внешность лучше искусной игры.

Артур рассмеялся, но Клементина никак не могла придумать, что сказать в ответ. Артур чуть подвинулся к ней, и она тут же отпрянула назад. Он глубоко вздохнул.

– Это возможность, которую мы ждали. Ты не можешь уехать домой сейчас, дорогая.

– Не называй меня так.

Артур встал и подошел к окну.

– Я не знаю, что случилось с тобой, но я знаю, что это что-то ужасное. Если бы ты позволила мне помочь тебе. Если бы ты только доверилась мне, тогда может…

– Не плакать, – повторяла про себя Клементина. Единственное, что она была в состоянии контролировать сейчас – это свои слезы. Если бы она пересилила себя, она, возможно, сумела сдержать свои чувства, притвориться, что все хорошо, и окружающие думали бы, что она все еще прежняя Клементина Монтгомери.

Артур сел на стул возле кровати. Он потянулся к руке Клементины, но она судорожно отдернула ее.

– Я неплохой парень, – произнес он. – На самом деле. Другие посредники захлопнули бы дверь перед твоим носом, если бы ты целую неделю пряталась в своей спальне, как ты делаешь сейчас.

– Я не просила тебя делать мне одолжение.

Артур провел по волосам.

– Я знаю. Я хотел помочь тебе. И сейчас хочу. Но тебе придется подумать о своем будущем. Своей карьере. У тебя никогда не будет еще одного подобного шанса.

Клементина натянула покрывало до самого подбородка.

– Я не могу, – прошептала она. – Не сейчас. Я ничего не могу делать, пока не увижу своих подруг.

Он направился к двери. Когда Артур обернулся, Клементина заметила сомнение в глазах. Это был человек дела, движущийся прямо вперед, без всяких колебаний. Любая проблема, с которой он сталкивался, находила свое решение. До сих пор.

– Мне надо ненадолго сходить в контору, – сказал он.

Клементина кивнула. Она ждала, что он уйдет, но Артур стоял на месте.

– Мне хотелось заставить тебя понять, что лучшее лекарство – работа.

Он старался помочь, но был страшно далек от того, чтобы понять ее. Клементина жалела, что не может объяснить ему, ей не хватало для этого слов.

– Подумай, насколько лучше ты бы почувствовала себя потом, – продолжал он, – когда ты добьешься успеха, которого ждала всю свою жизнь. Просто подумай об этом, хорошо?

Клементина ничего не ответила, Артур, повернувшись, вышел из комнаты. Она слышала, как он искал что-то в гостиной, потом открылась и закрылась входная дверь, и он ушел. Квартира сразу стала пустой и безжизненной, и только уличный шум составлял ей компанию. Клементина закуталась с головой в покрывало и свернулась калачиком в спасительной темноте.

* * *

Они втроем сидели на лужайке возле дома родителей Меган, разглядывая залив. Стоял чудесный день, прохладный, с легким ветерком, и единственным пятном облаков на небе. Меган болтала о своих свадебных планах, и Клементина подумала, как прекрасно звучит ее голос – женственно, нежно, невинно.

Клементина прилетела позавчера. Когда она увидела Меган и Алекс у входа, машущих ей, счастливых, что видят ее и таких же, какими она их помнила, ей захотелось как можно крепче прижаться к ним. Они тоже обняли ее. Втроем они напоминали рыдающих идиоток, заливающихся слезами и прильнувших друг к другу. Но Клементине было наплевать. Она снова была в безопасности, снова дома.

Они хотели знать все – о ее квартире, работе, телерекламах, которые она упомянула.

– Не знаю, соглашусь ли я, – сказала Клементина по пути к Меган.

– Ты с ума сошла, – воскликнула Алекс. – Ты должна. Именно этого ты ведь и хотела.

Конечно, Алекс была права. Но когда они сидели на травке, как частенько было в их детстве, только сейчас они уже были не такими наивными и полными надежд, то Клементине совершенно не хотелось в Нью-Йорк. Она мечтала вернуться в то время, когда все было простым, и легким, и чистым. Она мечтала…

– Как Артур? – спросила Алекс.

Клементина прервала мечтания и вздрогнула.

– А, прекрасно. Злится, что я здесь, и не могу быть рядом с ним.

Меган потянулась и взяла ее руку.

– А почему ты здесь, Клем?

Так легко было удерживать слезы при Артуре. Но здесь, рядом с двумя девушками, знавшими ее, как никто другой, она чувствовала, что не стоит скрывать. Они почти читали ее мысли. С того момента, как она спустилась с трапа самолета, они вертелись вокруг нее, бросая странные взгляды, как будто знали, что что-то произошло.

Клементина придумала целый ряд отговорок – одиночество, ей нужна передышка, заболела мама. Слова готовы были слететь с губ, когда Меган сжала ее руку, и Клементина поняла, что не сможет солгать им.

– Кое-что произошло, – спокойно ответила она.

Алекс придвинулась ближе, и они расположились кружком, Клементина не отрывала глаз от травы, пока не проговорила:

– Неделю назад, человек… он изнасиловал меня.

Повисла тишина, нарушаемая лишь далекими гудками парохода. Клементина ждала. Казалось, она ждет уже несколько часов, хотя прекрасно знала, что прошли только секунды. Потом она почувствовала, как их руки обнимают ее, и трудно было сказать, где чьи слезы. Она прижалась к ним, благодаря Бога, что у нее есть эти две женщины, которые могли почувствовать ее боль и помочь перенести ее.

Позже, когда были выяснены детали и выплаканы слезы, они сидели на кухне и пили кофе. Клементина в изнеможении положила подбородок на руки.

– Не могу представить, как ты это перенесла, – сказала Меган.

Клементина взглянула на нее:

– Сомневаюсь, что я когда-нибудь забуду это. Я закрываю глаза и так ясно вижу его, что каждый раз пугаюсь.

Алекс со злостью металась по кухне, пиная, все, что попадалось на пути.

– Что меня бесит, так это то, что этот мерзавец не понесет никакого наказания. Ты точно не пойдешь в полицию?

– Да. Они не поймают его, а я не хочу привлекать всеобщее внимание.

– Бог мой, меня просто тошнит от этого, – сказала Алекс.

– Я отдала бы все на свете, лишь бы встретить его в темном переулке и забить что-нибудь в его…

– Алекс! – остановила подругу Меган.

– Ах, оставь, пожалуйста! Мы можем говорить о том, что мужчина может сделать с женщиной; но никоим образом не наоборот? Я просто хочу, чтобы он на собственной шкуре испытал, что это такое.

Глядя на подругу, Клементина поняла, что с Алекс ничего подобного произойти не может. Алекс найдет выход, она будет сопротивляться до последнего вздоха, но не допустит этого. Боже, ей хотелось быть такой же как Алекс, по крайней мере обладать хоть частицей ее духа и мужества.

– Что ты делаешь? – спросила ее Клементина. Как тебе удается удержаться от страха?

Алекс села и задумалась над вопросом. Наконец она ответила:

– Дело не в том, что я не боюсь. Когда я иду одна ночью, или слышу чьи-то шаги в темноте, я пугаюсь точно так же, как и все. Но я могу всегда умело не обращать внимания на мелочи, умело сконцентрироваться на главном. Поэтому, в темноте я думаю о свете, силе, власти. Я продолжаю идти и насвистываю, как будто мне на все наплевать.

– Как ты думаешь, что мне делать? – спросила Клементина.

– Я скажу тебе совершенно точно, что тебе делать, – ответила Алекс. – Ты вернешься и Нью-Йорк, согласившись на телерекламу и не позволишь тому ничтожеству сломить тебя. Единственное, что изменится – это твой внутренний мир. Ты ожесточишься. Ты пойдешь и купишь револьвер, и что бы ты не делала, не показывай свой страх. Страх притягивает несчастья как магнит. Гордо держи голову, проходи, не горбясь мимо всякого сброда, зная, что размозжишь голову любому из них.

Алекс заставила ее вновь почувствовать себя сильной. Почти нормальной. Клементина потянулась к ее руке и к руке Меган.

– Не знаю, чтобы я делала без вас.

– О, Клементина, – сказала Меган, – мне так жаль. Клементина кивнула:

– Я знаю. Мне тоже.

* * *

Клементина стояла на берегу Вирджиния Бич, вся покрытая песком точно так же, как и остальные фотомодели. Этот рекламный ролик, подумала она, станет самым нелепым из всех, потрясавших когда-либо эфир.

Когда они закончат – если они вообще закончат – зрители увидят, как они и три другие девушки бегут по берегу в купальниках на два размера меньше нужного, перехватывая мяч у четырех самых красивых юношей, обитающих на этой планете. Мужчины загоняют их в воду, а потом на берегу повергают их наземь. В этот момент звучит:

– «Духи «Амор» для женщин, которые любят мужчин. И одеколон «Амор» для мужчин, которые любят женщин»

Клементина считала этот ролик самой несусветной чушью со времен Уотергейта, которой пичкают американскую публику. Самое смешное, что зрителям на берегу очень нравилось. Коммерческий директор «Амор», смотревшийся как идиот, разгуливая среди загорающих в костюме и галстуке, говорил, что никто не сможет усидеть, а помчится сразу же покупать духи. Или они просто пытались быть милыми, или слишком жаркое солнце помутило их разум.

И все-таки Клементина была здесь, зарабатывая пятьсот долларов минус 15 %, то есть 425 долларов в день, что придавало ей храбрости, чтобы бросаться в прохладный океан. Более того, «Амор» разработали три пробных варианта подобной глупости и хотели, чтобы все фотомодели отснялись и там. Больше всего Клементину радовало что, вернувшись к работе, она вела себя совершенно нормально, не проявляя страха.

Самым трудным для нее было возвращение в Нью-Йорк, но Алекс постоянно твердила, поддерживая подругу:

– Держись прямо, – не позволяй подлецам поколебать твою решимость.

Образ бесстрашного лица Алекс, поднятый большой палец, помогали Клементине сохранять высоко поднятую голову и твердую находку каждый раз, когда ей приходилось идти одной. А воспоминание о слезах Меган давало ей силы для борьбы. Преодоление страха стало не только ее личным делом. Она делала это ради их всех.

В первый же день, как только она позвонила Артуру – он загикал и закричал от радости, услышав, что она согласна сниматься в телерекламе. Потом Клементина прошла двенадцать кварталов к ближайшему оружейному магазину.

– Мне нужен самый лучший пистолет, что есть у Вас, – попросила она, – и разрывные пули.

Продавец ни о чем не спросил и, с гордо поднятой головой Клементина пошла домой, сжимая рукой, лежавший сумочке ствол пистолета. Она не отводила глаз, встречая пристальные взгляды мужчин, и ей почти хотелось спровоцировать их, чтобы воспользоваться своей покупкой. Она не сомневалась, что сможет легко выстрелить из него.

Клементина знала, что она выздоравливает. Первый раз, когда Джон, парень, работающий с ней в паре, бросил ее на песок, она застыла. Перед глазами вновь возникла ужасная сцена. Все попытки преодолеть ее пошли прахом. Он приближался, стремился овладеть ею. Откуда-то издалека она слышала голос Джона, спрашивающего, не причинил ли он ей боль, потом подбежали остальные. Артур опустился на колени возле нее.

– Скажи мне, что с тобой, Клем, – произнес он.

Клементина взглянула на него, и в глазах заблестели предательские слезы. Артур загородил ее от съемочной площадки.

– Это только телепередача, – мягко сказал он, – это не реальная жизнь.

Клементина медленно встала, смахнула слезы и посмотрела на взволнованные лица вокруг нее. Ей нельзя отступать, она" столько выстрадала ради этого. Сделав усилие, она широко улыбнулась:

– Со мной все в порядке, – сказала она. – Просто ветер сбил меня с ног.

Все рассмеялись и вернулись на свои места. Джон с глупым видом извинялся перед ней.

– Я, правда, очень извиняюсь. В следующий раз я буду действовать мягче.

Сейчас, после восемнадцати не совсем безупречных дублей, прикосновение Джона совершенно не беспокоило ее.

– Это не реальная жизнь, – сказал Артур.

Что бы ни случилось здесь, это все нереально. Она без всяких сомнений знала, что входит в мир, где ничто не может причинить ей вред, где каждое действие всего лишь притворство. Сцена, камера станут ее убежищем.

Клементина начинала получать удовольствия от жизни, даже смеяться. Сейчас у нее были три лучшие подруги Алекс, Меган и камера. Алекс и Меган заставили ее идти дальше, но если бы не эта телереклама, Клементина сомневалась, что выдержала бы. Она свихнулась бы, ни за что, не позволяя мужчине снова прикоснуться к ней. Притворство спасло ей жизнь.

Артур, улыбаясь, подошел к ней.

– Тебе нравиться? – спросил он.

– Это – средство к существованию, – ответила она и улыбнулась, потому что они оба знали, что это – гораздо больше, чем просто заработок.

– Ты знаешь, ты делаешь успехи.

Клементина поняла по его взгляду, что он имел в виду не только съемки. Ей было интересно, сколько он знал и сколько угадал. Ей хотелось бы все рассказать ему, но, несмотря на их дружбу, он был мужчиной, что совсем по-другому заставляло смотреть на случившееся.

– Да, я знаю, – сказала она.

– Я думаю, это только начало для следующих телереклам.

– Великолепно. Но нам нужно время, чтобы съездить в Калифорнию. Я не могу пропустить свадьбу Меган, и не могу представить никого, кроме тебя, своим сопровождающим.

Артур улыбнулся:

– Не волнуйся. Мы будем там. Все, что угодно для моей маленькой звезды.

Он, насвистывая, отошел от нее, и Клементина пожалела, что они не были любовниками в старый, лучший период ее жизни. А сейчас разрушены все возможности для любовного романа. Возможно, если бы они сломали все границы, когда только встретились, она могла бы заставить себя поцеловать его сейчас, или даже просто взять его за руку, о чем так молили его глаза.

– Клементина, давай попробуем еще раз, – позвал режиссер.

Она вошла в воду и смыла с себя песок. По крайней мере, хоть перед камерой она держалась безупречно. Без видимых травм и шрамов. Грим скрывал стежки на плече. Она была женщиной, которую хотели все мужчины. Хотели, но никогда не смогут получить. Великолепное положение.

Глава 11

Клементина прилетела в Калифорнию в понедельник. Артур должен был прилететь в пятницу. И Метан и Алекс снова встречали ее в аэропорту, снова были улыбки и объятия, и на мгновение они почувствовали себя тринадцатилетними, а не двадцатилетними, и совершенно неготовыми к замужеству. Меган запланировала «Девичник» на весь день, заполненный примеркой платьев, обедом, разговором о мужчинах.

– Рядом с тобой я буду выглядеть по-дурацки, – сказала Алекс Клементине, когда они стояли перед зеркалом в примерочной магазина. В зеркале они видели два розовых платья из тафты, но одно и то же платье имело совершенно разный вид на их разных фигурах.

– Ты не права, – ответила Клементина.

– Права. Такие платья подойдут лишь высоким, с идеальной фигурой, женщинам вроде тебя. Я похожа на толстого карлика.

Меган хихикнула и приколола бант на груди Алекс:

– Ну что ты, нет. Во всяком случае, Клементина будет стоять рядом со мной, а ты – возле-возле Джексона. Не волнуйся.

Алекс покрутилась из стороны в сторону: кому в здравом уме может прийти мысль выбрать это платье.

Даже Меган с ее старомодными вкусами, возможно, не считала это вопиющее уродство привлекательным. По пути Алекс видела прекрасное серебристое модное платье. Не хватало только шляпки, длинных перчаток и парня, на которого она произвела бы впечатление. Но эта свадьба Меган, и она наденет это чертово розовое платье и будет выглядеть как разнаряженная собачонка, если Меган так хочет.

– А в каком костюме будет Джексон? – спросила Клементина, пока Меган расстегивала на ней молнию.

– В белом. Я хотела, чтобы только я была в белом, но у него возникла безумная идея, что, раз это и его свадьба, он тоже имеет право на этот цвет.

– Личность, – заметила Алекс. – На мой вкус, он слишком высокий и мощный.

– А медовый месяц? – спросила Клементина.

– Просто пара дней в Мендочино. Джексону надо закончить университет. Он не может пропускать занятия. А потом он приступает к работе в фирме.

Алекс одела свитер и брюки. Она понимала, что надо бы попридержать язык. И как всегда не смогла.

– Он подумал о живописи. Когда он будет рисовать?

Клементина отошла в угол примерочной, подальше от поля битвы. Ее интересовало то же самое, но она считала, что это дело Меган и Джексона.

– Может быть, вечером, – небрежно ответила Меган. – Гораздо важнее, чтобы он произвел хорошее впечатление в фирме. Даже, несмотря на то, что после свадьбы я получу положенные на мое имя деньги, нам нужно будет самим обустраиваться в жизни. А это невозможно сделать, если ты просто художник.

Алекс попыталась еще что-то добавить, но Клементина забрала платья и открыла дверь примерочной.

– Девочки, пошли, – сказала она. – Я умираю с голода. Пойдемте обедать.

Меган положила руки на плечи подруг и крепко прижалась к ним:

– Ах, как хорошо, что вы обе здесь. Мои лучшие подруги.

Клементина свирепо взглянула на Алекс, и, возвратись в обычное состояние старых друзей, они вышили из магазина.

* * *

– Ну как, ты уже спала с ним? – полюбопытствовала Алекс.

Меган как раз засунула в рот полную ложку похлебки из моллюсков и чуть не выплюнула ее обратно:

– Черт побери! Что за вопрос.

– А что в нем такого? Прямо и честно. Секс, как ты знаешь. (СЕК-С) Тела и пот. Тема разговоров для любой живой души, кроме меня.

Меган залилась краской до самого воротника и Алекс рассмеялась:

– Ну? – спросила она.

– Нет, – прошептала Меган над тарелкой с супом. – Я хочу подождать, пока мы поженимся, я думаю, это очень важно.

Алекс открыла рот, собираясь завести разговор о Тони, но Клементина пнула ее ногой.

– Ох!

Клементина бросила на Алекс сердитый взгляд и улыбнулась Меган:

– Ну что ж, замечательно. Хотя, я уверена, Джексона это совсем не радует.

– Вообще-то, он, кажется тоже считает это правильным. Он понимает меня.

Клементина вспомнила вечер, когда Меган с Джексоном обручились, электрические заряды, излучаемые Джексоном за обедом и во время вечеринки в доме Сандерсов. Он стал центром внимания, покорил родителей Меган и их друзей своей живостью и чувством юмора. Клементина заметила его притягивающие глаза и легкомысленную улыбку, не сходившую с его губ, даже когда он разговаривал с восьмидесятилетней бабушкой Меган. Казалось невероятным, что ему не хочется заниматься сексом.

– Джексон стал таким нудным, – сказала Алекс. – Он приходит домой, делает домашние задания и ложится спать. Он совершенно не тот Джексон, которого я встретила два года назад.

– Я думаю, это просто замечательно, что он так старается, – сказала Клементина. – Некоторые мужчины, женившись, считают, что им можно оставаться теми же сопляками, что и прежде. Джексон по крайней мере понимает, что ему надо немного измениться.

– Он говорил мне, что хочет все делать, как надо, – сказала Меган, пристально рассматривая свое кольцо. – Когда я сказала, что хочу подождать с близостью, он понял меня. И он действительно очень старается в университете, гораздо больше, чем раньше. Я знаю, с таким же рвением он будет относиться и к своей работе, а пока что у меня достаточно денег из доверительной собственности, нам обоим хватит на жизнь. Джексон следует всем правилам, планирует все до последней детали. Он работает день и ночь, чтобы наше замужество стало таким, каким я хочу его видеть.

Алекс опустила ложку и наклонилась вперед:

– Я собираюсь сказать то, что хочу сказать, поэтому не смей пинать меня снова, Клемми.

– Прекрасно, говори. Но жизнь Меган – ее собственное дело.

Меган переводила взгляд с одной на другую:

– Что происходит? Я что-то не понимаю?

– Алекс снова превращается в язву, – сказала Клементина. – Она не может успокоиться, пока не сунет нос в дела других.

– Жизнь Меган мое дело, – ответила Алекс. – Она моя подруга. А Джексон – мой друг. Я только хочу, чтобы они были счастливы.

– Эй, она и моя подруга.

– Да, но…

– Не могли бы вы прекратить вести себя так, как будто меня здесь вообще нет? – сказала Меган. – Скажите мне, о чем вы говорите?

Клементина отвела взгляд. Алекс пожала плечами, затем произнесла:

– Я просто не понимаю, вот и все. Предполагают, что замужество и любовь стихийны. Я не говорю, что все вино и розы, но не должны же вы расписывать каждую секунду. Любовь просто приходит, не так ли? Смешиваются все мечты, желания, привычки, и каждый день похож на праздник, а не на каторжный труд на работе, которую ненавидишь.

Наступила тишина. Клементина не поднимала глаз, боясь увидеть реакцию Меган. В конце концов, умирая от любопытства, она повернулась к Меган, которая уставилась на свои руки и крутила кольцо на пальце.

– Что ты знаешь о любви? – спросила Меган. – То, что ты решила стать фригидной интеллектуалкой, которую не интересует ничего, кроме контрольных баллов, не означает, будто и у всех остальных нет чувств.

О, великолепно, подумала Клементина.

– Подло говорить такие вещи, – возмутилась Алекс. – И это неправда. Просто у меня другие приоритеты. Я не хочу выбрасывать в окно свою собственную жизнь ради какого-то мужчины, который, возможно, лет через десять разлюбит меня. С чем я останусь, если такое произойдет?

Меган оглядела ресторан:

– Ты думаешь, я недостаточно хороша для него, верно?

– О, Боже, Мег, я совсем не хотела это сказать, – Алекс придвинула стул поближе к Меган. – Правда, ты более, чем достаточно, хороша для него.

– Тогда почему ты не хочешь, чтобы мы были вместе? Ты всегда ведешь себя так, как будто мы делаем что-то ужасное, когда знаешь, что мы любим друг друга? Почему ты не хочешь заметить это?

Алекс взглянула на Клементину, ожидая поддержки, но та кивнула, соглашаясь с Меган:

– Да. Почему, Алекс?

– О, ты-то хоть помолчи. – Она повернулась к Меган и заметила, что у той глаза наполняются слезами. Алекс протянула ей салфетку.

– Послушай, я совсем не против, чтобы вы были вместе. Правда. Просто, о, я не знаю. Я боюсь, вот и все. Почему-то я нахожу ваш союз неуместным. У меня такое чувство, что что-то не так, но я не знаю, что это и как установить это. Я знаю, сейчас все кажется великолепным, но я беспокоюсь за то, что случится немного позже.

Меган осушила глаза и подняла голову:

– Это совершенно не твоя забота, не правда ли?

Алекс отпрянула назад как от пощечины. Их жизнь всегда была заботой друг друга. До сих пор. Она отодвинула стул:

– Да, полагаю; что нет, – спокойно ответила она.

Официант убрал тарелки и принес второе. Клементина переводила взгляд с одной подруги на другую, барабаня пальцами по столу.

– Перестаньте. Мы так редко бываем вместе, что надо наслаждаться каждой встречей. Последние пару месяцев жизнь была адом для всех нас. То ужасным, то замечательным. Но как часто мы выходим замуж?

Алекс подумала о своей жизни, мрачной со всех сторон, кроме одного светлого пятна далеко впереди – там, где лежала ее карьера. Она постаралась представить себя на месте Меган, обеспокоенной списками гостей и цветочными украшениями, но не смогла. Не то, чтобы ей не хотелось оказаться там, или она возражает против того, чтобы ее осыпали подарками и вниманием.

Все это звучало мило, нормально и по-домашнему. Она просто не могла представить, что что-то подобное когда-нибудь произойдет и с ней.

Клементина передернулась, подумав о Его руках. Она хотела, чтобы мысль о замужестве звучала восхитительно ради Меган, но одно это слово нервировало ее. Если прикосновение мужчины казалось ей ядом, то замужество с его ночами, требующими секса, подобно смерти.

Только Меган блаженно улыбалась. Замужество, в конце концов, – это все. Она будет с мужчиной своей мечты до тех пор, пока смерть не разлучит их. Возможно, она не так умна, как Алекс и не так эффектна, как Клементина, но только она оказалась достаточно благоразумной и поняла, что любовь означает все в этом мире.

* * *

Джексон стоял у окна своей квартиры неподвижный как статуя. И только теплота его дыхания, единственный знак, что он – живой человек, оставляла запотевшие пятна на оконном стекле.

Несмотря на все его старания, в этом деле он не видел ничего, кроме конца. Конца свободы, конца забав, конца пугающих мечтаний, которыми одержимы только молодые люди; и, конечно, конца его жизни с Алекс. На улице шел сильный и холодный дождь. Это был день его свадьбы.

Алекс как ураган носилась по своей спальне, хлопала дверью, бормоча что-то, ругаясь на плойку, которая никогда не укладывала волосы так, как ей того хотелось. Она никогда не научится одеваться спокойно и тихо. Джексон улыбнулся. Даже в момент, когда он чувствовал свинцовую тяжесть в ногах, сердце беспорядочно билось, и его охватили столь сильные сомнения, что он удивился, как это он решил, что готов для женитьбы, даже тогда, Алекс вызывал улыбку на его лице.

Джексон отошел от окна и сел на тахту. Он был одет и готов к выходу сорок пять минут назад, но у них с Алекс еще два часа, прежде, чем они отправятся в церковь. Рано утром позвонила мать из гостиницы и разбудила его. Она не обратила внимание на карту, вложенную в свадебное приглашение, и хотела знать, как проехать в церковь и к дому родителей Меган.

В этом была вся его мать. Заботливая до конца. Но приятно, что она приехала. И особенно приятно, что она оставила Станли, своего мужа, страхового коммивояжера, дома.

– Черт, – донеслось ворчание из комнаты Алекс.

– Что там такое?

– Это чертово платье, вот что это такое. Я попыталась оттянуть рукава на плечах, чтобы хоть немного выглядеть поприличней, и разорвала дурацкую вещь. Черт! Черт! Черт!

– Иди сюда.

Алекс вышла из комнаты. Она закрутила волосы в узел на затылке и только несколько завитков падали на щеки. Розовое платье шуршало при каждом шаге и, как она и говорила, было разорвано на левом плече.

Джексон уставился на нее, выглядевшую совершенно не в своей тарелке в оборочках и женственных кружевах, и рассмеялся.

– Да, конечно, – сказала она, – давай, смейся.

– Ты будешь выглядеть как Хамфри Богарт, а я буду похожа на самый ужасный кошмар Барби.

– Извини, Алекс. Извини. Просто мне и в голову не приходило, что увижу тебя совершенно не в твоем амплуа. Но это приятное изменение, правда.

– Заткнись. Взгляни только на этот разрыв и скажи, что мне делать.

Джексон встал и пробежал пальцами по плечу.

– Снимай его и приноси сюда. У меня было «отлично» по классу шитья в начальной школе, к твоему сведению.

– Ты занимаешься шитьем!

– Конечно. Ты же знаешь, что я участник кампании за равные права.

Брови Алекс поползли вверх.

– Ну, хорошо. Вдобавок меня вышвыривали из столярных за кражу пил.

– Прекрасно, – Алекс стянула через голову платье, оставшись в нижней юбке до бедер, и протянула его Джексону.

– Набор для шитья в шкафу в прихожей, – сказал он.

– Я и не знала, что он у нас есть.

– Разве ты не знаешь, что когда ты высушиваешь свои мозги учебой в спальне, я тайком прокрадываюсь сюда, чтобы повышивать или немного повязать? Боюсь, я – портняжка-маньяк.

– Бог мой, ты – загадочный и таинственный. – Алекс нашла коробку в шкафу и протянула ее Джексону.

Он улыбнулся и вернулся на тахту. Вдев нитку в иголку, он вывернул платье наизнанку. Алекс присела рядом.

– Ты нервничаешь, да? – тихо спросила она.

– Нервничаю? Нет, ни в коей мере.

– Тогда что?

Джексон разгладил платье и принялся за шитье, аккуратно и осторожно, следя чтобы стежки были ровными и незаметными.

– Не знаю, Алекс. Мне кажется, я не чувствую то, что они от меня ожидают. Я должен быть счастлив, так? Взволнован по поводу своей новой жизни?

– Не знаю, правда ли это. Я считаю, что большинство людей перепуганы до смерти в день своей свадьбы. Не важно, как сильно они любят друг друга, но все-таки, это – травма.

– Да, но…

Алекс погладила его по щеке:

– Но ты не совсем уверен, да? Ты любишь Меган, она чудесная, и добрая, и мягкая, и нежная, но ты не знаешь, действительно ли это то, чего ты хочешь. Все случилось так быстро. Свидание, и пуф: ты просишь ее руки. Возможно, ты считаешь, что не обдумал все как следует.

Джексон положил платье на кофейный столик и повернулся к Алекс.

– Когда я встретил ее, все казалось таким правильным, понимаешь? И я испугался, что, если не буду действовать, то потеряю ее, или время, или силы, которые она дала мне. Я так отчаянно хотел сохранить все это. Ты понимаешь?

– Думаю, да, – мягко ответила Алекс. – Меган была первой женщиной, с которой ты захотел остаться навсегда. Меган стала твоей первой любовью. И это заставило тебя стремительно броситься вперед, превратило в импульсивного, даже немного безумного, человека.

– Иногда мне кажется, что ты можешь читать мои мысли?

Алекс улыбнулась:

– Ты – мой друг. Временами, мой лучший друг. Я знаю тебя.

Джексон крепко сжал ее руку:

– Я ужасно хочу, чтобы все было хорошо. Все должно быть хорошо. Женитьба на Меган – то, чем должна быть жизнь. Преданная жена, дети, дом в пригороде.

– Кто сказал, что жизнь должна быть такой?

– Все говорят.

– Продолжай.

– Ну, хорошо, я. Моя мать, полагаю. Когда умер мой отец, она захотела изменить буквально все. Она захотела вести нормальную жизнь. И она сделала это. Она встретила Станли, изменила свою фамилию, сменила мою, родила от него несколько детей и обосновалась в Даллсвилле, в Огайо, чтобы спокойно загнивать там. Всю мою жизнь она вбивала свои чувства мне в голову. Заведенный порядок – суть счастья, говорила она. Будь нормальным, обычным, спокойным и тогда в конце, оглядываясь на свою жизнь, ты будешь доволен ею. Никаких раскаяний. Я боролся против этих устоев всю жизнь, пока не встретил Меган. Тогда, вдруг все, что говорила моя мать, приобрело значительность и смысл. Я не захотел ни в чем раскаиваться.

Алекс встала и подошла к окну. Джексон наблюдал за ней. Серый мрачный свет проникал сквозь юбку цвета слоновой кости, обрисовывая изгиб талии и бедер. С тех пор, как он впервые встретил ее, когда еще существовала возможность стать любовниками, а не просто друзьями, он только сейчас заметил соблазнительные формы Алекс. Джексон отвел взгляд.

– Я скажу только один раз, – вновь заговорила Алекс, – обещаю.

– Потом я буду все держать при себе.

– Говори.

Алекс повернулась, и Джексона охватил благоговейный трепет при взгляде на нее. Дымчатый свет смазал черты ее лица, затеняя глаза, губы, щеки. Он запечатлел видение в своем мозгу, зная, что именно такой он ее когда-нибудь нарисует. Это будет его прощальным подарком. Благодарность за ее дружбу. Ему не нужна была натурщица, он так хорошо знал и так ясно представлял Алекс, что в любой момент мог вызвать ее образ.

Алекс молчала, обдумывая и подбирая слова, и у Джексона была еще одна минута просто посмотреть на нее. Силуэт девушки на фоне окна казался прекрасным. Почему у него возникло ощущение, что все женщины, кроме Меган, прекрасны сегодня?

– Я думаю, ты пожалеешь, что женился на ней, – произнесла наконец Алекс. – Я знаю, что жестоко говорить такое, но я чувствую это так же сильно, как и любовь к вам обоим.

Джексон опустил взгляд на платье и поглаживал стежки на рукаве.

– Я знаю, что происходит, – продолжала Алекс. – Я знаю, что ты любишь ее. Я не сомневаюсь в этом. И Бог свидетель, она любит тебя. Меган не способна на меньшее. Но, ни один из вас не желает сделать хоть шаг из любовного тумана, чтобы увидеть реальность, увидеть, какой будет ваша совместная жизнь. Я думаю, глубоко в душе вы оба согласны со мной и смертельно боитесь увидеть то, что увидите, высунув хоть на минуту голову из песка.

Алекс пристально посмотрела на него:

– Ты не знаешь ее, Джексон. Поверь мне. Ты ничего не знаешь о ней.

Джексон резко встал и подошел к ней. Он стоял так близко, что Алекс пришлось откинуть голову назад, чтобы видеть его лицо. Она изучала это лицо, суровое и решительное и все-таки с оттенком отчаяния в глазах. Он положил руку на ее плечо, потом провел до затылка.

Когда Джексон склонился, Алекс не сдвинулась с места. Он поцеловал ее так, как ее целовали, когда она была моложе, когда губы, язык, ощущение связи возбуждают, и поцелуй – единственный выход для страсти.

Алекс обвила руками его шею, прижалась к нему, почувствовав в первый и последний раз, что такое любить Джексона не как друга, а как мужчину. Его губы были теплыми, а язык быстрым и искусным. Он целовал ее щеки, лоб, каждый дюйм на лице, вдыхая ее аромат. Снова прижался ртом к губам, требовательно, с чувством потерянного времени, ненасытно, жалея о моментах, которых никогда не будет. Затем, по мере того, как они возвращались к действительности, к солнцу, пробивающемуся сквозь облака за окном, к мысли о женщине, стоявшей в церкви Саусалито, дрожащей от желания выйти в этот день замуж, их страсть затихла. Они одновременно прервали поцелуй, но по-прежнему держали друг друга в объятиях.

– По крайней мере, – сказал Джексон, – я никогда не буду жалеть, что не сделал этого.

Алекс улыбнулась:

– Мне всегда хотелось, чтобы ты пожалел. Хоть на мгновение. Я совсем не так холодна, знаешь ли. Мне тоже нужна любовь.

– Я знаю, Алекс.

Она глубоко вздохнула:

– Ты ведь знаешь, что я люблю тебя, да?

– Да. И ты знаешь, что всегда будешь моим лучшим другом, неважно, что произойдет со мной и Меган?

– Да.

Они долго молчали, пристально глядя друг на друга. Наконец Алекс разжала руки и отступила назад.

– Будь счастлив с ней, – прошептала она прежде, чем броситься к себе в спальню и захлопнуть дверь.

Джексон кивнул и вернулся к тахте дошивать платье. Он подумал, хотя и не был уверен, что слышал, как плакала Алекс.

* * *

Мать Меган чувствовала себя как рыба в воде, управляя свадьбой. Несмотря на то, что она никогда не интересовалась Меган, рассаживание гостей, распределение цветов, составление меню определенно относились именно к той сфере, что воодушевляла ее. Меган никогда не видела свою мать такой оживленной, энергичной, полной сил, чем-то заинтересованной. Но этому имелось объяснение. Для Джинни Сандерс это был шанс продемонстрировать свой хороший вкус, богатство, твердое положение в обществе нескольким сотням ближайших друзей.

Сейчас, когда настал этот день, Джинни паниковала по поводу каждой мелочи. Минут десять назад она ураганом промчалась по церкви, сделала выговор цветоводам из-за букетов из шестнадцати роз и орхидей, которые явно были не того розового оттенка, который она заказывала. Неужели они не видят, что цветы коралловые? Кораллового цвета, а не розового. Клементина шла позади нее, передразнивая тыканья пальцем и выражение лица, так что шесть цветоводов истерически хохотали, пока Джинни, возмутившись, не вышла из церкви.

Раз двадцать Джинни врывалась в гардеробную, где готовились Меган с Клементиной, и просила Клементину проверить то или это или найти кого-то и сделать что-то, совершенно не обращая внимания, что обо всем уже позаботились. Цветы были чудесны, розовые ли, коралловые; поставщик провизии прибыл и расставлял блюда для приема, органист был уже в церкви, Меган выглядела прекрасно. Алекс позвонила и сказала, что они с Джексоном выезжают, и все, что им оставалось делать – ждать решающего часа. Но Клементина все же ублажала Дженни, бросаясь выполнять ее просьбы и приказания.

Меган сидела перед зеркалом и внимательно разглядывала свое отражение. На фате были две подвески с жемчужинками, свободно свисающими вдоль щек, и Меган играла с ними, уверенная, что жемчужины не на одинаковом уровне и все заметят это. Нижняя юбка, которую она так хотела одеть, не позволяла сесть как следует, и ей вдруг захотелось в ванную – почти невыносимая чесотка под чулками, подвязками, плавками охватила каждый дюйм тела.

– Только что прибыли Джек и Алекс, – сказала Клементина, вернувшись после выполнения двенадцати различных поручений Джинни. – Твоя мать встретила их и вручила лист с отпечатанными обязанностями. Алекс ринулась на нее, но Джексону удалось сдержать Алекс.

– А что сделал Джексон?

– Рассмеялся, конечно. А твоя мама, как обычно, потопала дальше.

Меган хихикнула и снова посмотрела на свое отражение. Она поправила пару заколок, чтобы подравнять подвески. Клементина пододвинула табурет и села рядом с ней.

– Вот ты – фотомодель, – спросила Меган, – скажи мне честно, как я выгляжу?

Клементина окинула ее задумчивым взором.

– Встань-ка, – скомандовала она. Меган встала, и Клементина оглядела ее с ног до головы.

– По правде говоря, Мег, я не выбрала бы такой фасон платья для себя, но на тебе оно сидит безупречно. Темный грим на глазах оттеняет белизну кожи. Прическа великолепно подходит под фату, локоны лежат как раз под подвесками. Ты – замечательная невеста.

Меган стиснула ее в объятиях.

– Ты всегда знаешь, что сказать. Правда. Алекс сказала бы, что я в порядке и нечего устраивать из-за этого возню.

Они рассмеялись.

– Ну что ж, думаю, в прямоте Алекс есть какой-то шарм.

Клементина раздвинула шторки на окне и взглянула на стоянку машин. Уже прибывали ранние гости, въезжая на «Мерседесах-Бенц» и последних марках «Ягуара», приветствуя Джинни и Ричарда Сандерса воздушными поцелуями.

– Придет кто-нибудь из твоих друзей? – спросила Клементина.

– Очень мало. Из университета и школы. Джексон пригласил некоторых приятелей по университету и фирме. Остальные – знакомые моих родителей. Мама сказала, не волноваться, что я никого не знаю. «Подумай только о подарках», – сказала она.

Клементина покачала головой и наблюдала за группой молодых людей, красивых и спортивных, явно друзей Джексона.

– А для меня имеет значение только одно то, что я выхожу замуж за Джексона, – продолжала Меган, – а совсем не то, как забита народом церковь, что, похоже, моя мама считает преддверием счастливого брака.

Алекс ворвалась в комнату, левое плечо платья сидело безупречно. Она захлопнула за собой дверь, уселась на табурет и заговорила, даже не отдышавшись:

– Джексон сведет меня с ума. Не понимаю, почему ты хочешь выйти за него замуж, Мег. Он – самый гнусный осел, каких я только знаю.

И это последний раз, когда я согласилась быть шафером. Мужчины дрыгаются как рыба на крючке.

– Он ведь не передумал, не так ли?

Краска отхлынула от лица Меган, и Клементина поспешно подошла и обняла ее.

– Конечно, нет, – сказала Клементина, – правда, Алекс?

Алекс уставилась на Меган, которая застыла, затаив дыхание. Алекс встала.

– Нет, черт побери. Он просто хочет, чтобы все побыстрее кончилось, и он смог начать жизнь с самой чудесной женщиной на свете.

Меган издала вздох облегчения, и Клементина отступила в сторону.

– Я пойду поищу твою маму и скажу, что булочник прислал не тот торт. Просто ради шутки.

Алекс смотрела, как Клементина выходит из комнаты, не зная, правильно ли она поступает, держа язык за зубами, но решила быть верной клятве, что дала Джексону. Она подошла к Меган.

– Ты счастлива? – спросила Алекс.

– Больше, чем я думала.

– Я рада.

– Ты больше не считаешь, что это неверный шаг? – Алекс выглянула в окно: – Я хочу самого лучшего для вас обоих.

– Это самое лучшее, Алекс. Я знаю. Я чувствую. Джексон даст мне все.

Алекс повернулась к ней, обняла Меган за талию и крепко прижала к себе.

– Ты помнишь, когда мы были во втором классе? Тебе понравился мальчик, когда ты поехала с родителями во Флориду, а я любила Билла, которого встретила на катке.

Меган рассмеялась:

– Конечно помню. Язон… Язон… Не могу поверить, я не помню его фамилии. Я думала, что он – самый прекрасный мальчик на всем свете, и у нас с ним – роман века. Двухсекундное пожатие руки на берегу было большим событием. Я переживала несколько недель после того, как мы вернулись с каникул.

– Помнишь вечера, проведенные в разговорах о них? – сказала Алекс. – Ты была уверена, что не полюбишь никого, кроме Язона, а я страдала, потому что Билл не приходил больше на каток. Вечера напролет просиживали мы в лоджии твоих родителей, глядя в сторону, где, как мы думали, они жили и пытались передать по воздуху наши мысли.

– Конечно. А когда звонил телефон, мы неслись в дом, уверенные, что они услышали нас и позвонили.

Они замолчали, вспоминая так много забытых мелочей – игры в «Монополию», увлечение кинозвездами, «классики», выдумка, что, когда они становятся рядом, составляется их дружба. Меган закрыла глаза, пытаясь удержать слезы.

– Мы всегда стояли друг за друга, – сказала она. – На тебя можно было положиться гораздо больше, чем на любого приятеля.

Алекс уставилась в пол:

– Сейчас у тебя будет муж.

– О, Алекс! – воскликнула Меган, – это не значит, что ты теряешь меня.

Алекс быстро повернулась к ней, готовая отрицать, что именно это она и чувствовала. Вместо этого она еще крепче обняла Меган.

– Обещаешь? – спросила она.

– Обещаю. Мы – кровные сестры, помнишь? Лучшие подруги на всю жизнь.

Джинни ворвалась в комнату, хлопая в ладоши.

– Пойдем, дорогая. Церемония не может ждать вечно. Алекс, ты должна быть с Джексоном в задней комнате, и, Меган пора в последний раз проверить, как ты накрашена. Поторопись. В нашем распоряжении не весь день.

Алекс пошла к двери, потом оглянулась и увидела, что Меган пристально смотрит на нее. Они еще раз улыбнулись друг другу, подруга с детства, с воспоминаниями на целую жизнь и узами, которые сильнее, чем потерянная любовь, непонимание, а иногда сильнее семейной жизни.

В то время она вряд ли обратила на это внимание. Но годы спустя, когда музыка и аромат ее букета, а также неясный гул голосов гостей, пока она шла по проходу, стерлись в ее памяти, единственное, что отчетливо осталось в мозгу Меган из свадебной церемонии – то, как дрожали руки Джексона, когда он надевал кольцо на ее палец. Она сконцентрировала все внимание на пальцах, которые были обычно твердыми и уверенными, как руки хирурга, но неудержимо затряслись, когда Алекс передала ему кольцо.

Меган пришлось положить свою руку на его, чтобы помочь успокоиться.

Она почти не думала об этом эпизоде, приписав все нервам. Так много людей, глазеющих на них, так много изменений, с которыми имеешь дело. Пару лет спустя, лежа рядом с мужем и глядя, как он спит, и лицо его разглаживается от напряженных морщин, ставших его второй кожей в часы бодрствования, она гадала, не знал ли он уже во время свадьбы, что их брак превратится в пытку.

Прием проходил на обширном заднем дворе дома Сандерсов. Дождь прекратился рано утром, но трава по-прежнему была мокрой, и гости оставляли следы, бродя по застекленной лоджии, танцплощадке и дому. Алекс предложила Меган отказаться от книги записи гостей, а вырвать вместо этого траву с отпечатками ног каждого.

Всю свою жизнь Меган ждала того момента, когда ее муж возьмет ее руку, выведет в танцевальный зал, обнимет, и весь мир увидит это, и они начнут танцевать. В тот день, когда оркестр ударил по струнам и клавишам, Джексон появился возле нее, как она и мечтала. Она взяла его под руку, и они встали в центре танцплощадки с деревянным полом.

Джексон преодолел дрожь еще в церкви. Его рука, обнимавшая Меган за талию, была твердой и сильной. Ока не могла видеть его глаз, так как стояла слишком близко, но ощущения его тела, принадлежавшего сейчас ей для прикосновений, ласки и любви, было достаточно. Она слышала, как люди говорили «Чудесная пара» и «Разве не замечательно?» Казалось несправедливым по отношению к людям, которые еще искали своего возлюбленного, что она была так откровенно счастлива.

– Я люблю тебя, – сказала Меган, отклоняясь назад и глядя на своего мужа. Своего мужа. Слова вызвали у нее смех.

Джексон пристально смотрел в глаза Меган. До сих пор он избегал этого, боясь увидеть их выражение. Он хотел, чтобы у нее возникли, по крайней мере, крохотные сомнения, некоторая неуверенность в том, что они делают правильный шаг. Ему нужно было знать, что он – не единственный человек в мире, испытывающий желание сбежать как можно дальше и быстрее в день своей свадьбы. Но, как он и ожидал, Меган не чувствовала ничего подобного.

Ее глаза светились полной уверенностью в нем, в их замужестве и будущем счастье. Он взглянул куда-то поверх ее плеча и прошептал:

– Я тоже люблю тебя.

– Я так счастлива. Ты можешь поверить, что этот день действительно пришел? Кажется, я ждала его целую вечность. Джексон – ты, моя сказка, превратившаяся в реальность.

Не доверяя своему голосу, Джексон прижал ее к себе.

– Я знаю, – шепнула она, пробегая пальцами по его волосам, – сейчас – самая настоящая реальность. Но мы вместе, а это все, что имеет значение.

Джексон взглянул поверх ее головы, и глаза его встретились с глазами Алекс. Слезы в ее глазах были отражением его собственных. Она повернулась и пошла прочь.

* * *

Клементина надеялась, что сможет найти благовидный предлог держаться в стороне от танцев. В течение нескольких месяцев она отказывалась от всего, что предполагало прикосновение мужчины. Если ей не удастся, и образ толстых волосатых рук, обнимающих ее, увлекающих на землю, прорвется сквозь завесу забытья, она не сможет жить. Снова, как и прежде, ее охватит паралич.

И вот Артур стоит перед ней, протягивая руку, улыбаясь, как любой нормальный мужчина, приглашающий даму на танец. Улыбка Клементины застыла на губах. Тело закололи иголки, как будто муравьи разбежались по коже. Артур переминался с одной ноги на другую, потом рука его упала.

– Это только танец, – мягко сказал он. Клементина покачала головой. Это не просто танец.

Это мысль о прикосновении, об объятиях мужчины, захватывающем ее, лишающим силы и власти. Она знала, что перед ней лишь Артур, и он никогда не причинит ей боли. Но воспоминания мучили ее, Артур, как и всякий другой мужчина, вызывал в памяти события той ночи. Она могла притворяться, что все хорошо и выдерживать прикосновения мужчины, когда работали камеры, но, как только гас красный огонек, она снова становилась беспомощной.

Клементина отвернулась и крепко зажмурилась, пока не отступили слезы. Если она по-прежнему думает об этом, значит она далека от выздоровления. Она старалась не показывать свой страх, вести себя нормально, но до сих пор обходила стороной мужчин на улице и не могла даже смотреть на влюбленных, целующихся в парке.

Их объятия вызывали протест, у нее буквально переворачивалось все внутри. Сегодня, когда Джексон склонился над Меган и поцеловал ее в конце клятвы, ей пришлось отвести взгляд.

И самое страшное, Клементина не видела конца этим ощущениям. Более того, с каждым днем страх и отвращение становились все сильнее, как бы укрепляя ее изнутри стальными и бетонными щитами. Она начала бояться даже страха. Она начала бояться всего.

Артур снова сел рядом с ней.

– Мне не надо было приглашать тебя, – сказал он, – Извини.

Клементина покачала головой:

– Конечно, ты должен был пригласить. Совершенно естественно приглашать даму на танец. Это я ненормальная.

Он потянулся было успокоить ее, но опомнился и убрал руку. За спиной Клементины веселились танцующие, а перед ней за столами, держась за руки и смеясь, сидели парочки. Люди понятия не имели, каким сокровищем они обладают, подумала она, как много значит простое прикосновение, не вызывающее тошноты.

– Ты не сумасшедшая, – произнес Артур, – ты – выздоравливающая.

Клементина взглянула на него:

– Ты знаешь, что это – неправда. Я могу хитрить перед камерой, но не в настоящей жизни, не с тобой.

– Никто не хочет, чтобы ты хитрила или притворялась. Когда ты оправишься и исчезнут воспоминания о том, что произошло, ты снова станешь нормальной. Надо подождать. Всему свое время.

– Время, – тихо повторила Клементина. Нет, она знала, что ей не хватит всей жизни, чтобы вновь довериться мужчине, коснуться его.

Они снова замолчали, и Клементина огляделась вокруг. Шумная толпа, желающих счастья и всего хорошего, окружала Меган, оставляя пятна оранжевой, розовой и красной помады на ее щеках, печать от уст женщин, которых она даже не знала. Клементина поискала среди этого сборища Джексона. Она вообще едва ли видела его после первого танца с Меган. Она обежала взглядом двор и наконец, заметила фигуру в белом на противоположном конце лужайки. Он шел один, опустив голову, вдоль розовых кустов – по тропинке, ведущей к заливу.

Артур проследил за ее взглядом и вздохнул:

– Я, конечно, не эксперт, но я сказал бы, что этот человек не совсем готов к браку.

Клементина снова вздохнула, радуясь, что тема разговора сменилась.

– Ты так думаешь?

– Ты видела, как он нервничал во время церемонии? Было похоже, что он рад бы оказаться где угодно, только не рядом с Меган.

– Я пойду, поговорю с ним.

– Уже оставляешь меня ради другого, да? Я знал, что это не заставит себя ждать.

Клементина встала. Ей хотелось сказать так много, вроде «спасибо, что не спрашиваешь о том, что случилось» и поблагодарить за поддержку, но слова застряли в горле. Было бы так чудесно, если бы она смогла наклониться и поцеловать его, но как только она приближалась к нему, глаза Артура менялись на Его глаза, улыбка становилась нелепой и злобной. Она отступила назад и сжала руки.

– Других мужчин нет, – прошептала она.

Артур смотрел ей вслед:

– Пока что нет, – произнес он, – пока что.

* * *

– Эй, мистер женатый человек, – окликнула Клементина, подходя к Джексону. Он стоял спиной к ней, но, заслышав ее голос, быстро обернулся.

– О, Клементина, привет. – Он улыбнулся, но глаза были влажными.

– Извини, – быстро произнесла Клементина. – Ты хочешь побыть один.

Она повернулась и сделала шаг назад, но Джексон схватил ее за руку. На мгновение, когда его пальцы дотронулись до ее кожи, и импульсы один за другим побежали по нервным окончаниям, Клементина даже не вспомнила о Нем. Потом волшебство померкло. Джексон стал обычным человеком, мужчиной, и ужас снова сковал ее. Она резко вырвала руку.

– Прошу прощения, – сказал Джексон, видя выражение ее лица. Конечно, он понятия не имел, что произошло с ней, но, казалось, почувствовал неладное и отступил на шаг. – Останься, пожалуйста.

Клементина сосредоточилась на дыхании. Вдох-выдох – вдох-выдох. Расслабиться, все прекрасно. Когда он на расстоянии, она может соображать. Слишком близко к ней – и она чувствовала полный сумбур в голове: одна мысль заставляла вспомнить Рождественское утро у камина и таинственное перешептывание до сумерек, другая вызывала в памяти ощущение горячей, ненавистной, твердой плоти, разрывающей ее на части.

– Все нормально? – спросила Клементина, отбрасывая свои мысли.

– О, да, конечно. – Джексон внимательно смотрел на воду, в которой, как в треснутом зеркале, отражался солнечный свет.

Клементина изучала его профиль, заметив, какие у него длинные, загнутые ресницы, обрамляющие глаза.

– Вообще-то нет, – продолжал Джексон, поворачиваясь к ней и печально улыбаясь. – Но я уверен, что это просто свадебная лихорадка.

Клементина кивнула:

– Все будет прекрасно, когда вы уедете в свадебное путешествие. Мендочино всегда чудесен. Леса и океан. Это очень романтично.

– Да. Ты знаешь, платит Меган. Я хотел уладить все сам, но, конечно, я всего лишь работаю на полставки чертежника в обычной архитекторской фирме, а ее родители очень богаты. – Он махнул рукой вокруг себя, показывая их владения. – Мы используем часть вкладов на ее имя.

Клементина обернулась назад к бурлящей вечеринке и заметила Меган, смеющуюся с Алекс. Нет ничего дурного в разговоре с Джексоном, подумала Клементина.

В этом нет ни грамма предательства, и все-таки спряталась за розовый куст, где Меган не могла заметить ее. Она не обращала внимания на чувство вины, и убеждала себя, что просто хочет понять отношение Джексона, помочь ему почувствовать себя уютнее здесь, на земле Меган, в окружении ее родственников и друзей.

Клементина ничего не знала о нем. Он ничего не знал о ней. Он женился на Меган. Она никогда не выйдет замуж. Но с первого мгновения, как только она увидела его, то почувствовала какую-то связь, ни на чем не основанную, только на пустом воздухе между ними, и все-таки неразрывную. Клементина стояла рядом с ним, и ей не хотелось уходить. С ним она чувствовала себя спокойно и уютно, как дома.

– Я уверена, у вас все будет великолепно, – заметила она, доказывая верность Меган. – Твоя жена выглядит совершенно счастливой.

– Да, думаю, она счастлива, – ответил Джексон. Он почувствовал неловкость Клементины и решил приподнять настроение. – Тебе нравится здесь? Я не видел, чтобы ты танцевала со своим партнером.

Клементина улыбнулась:

– Я не очень увлекаюсь танцами. Кроме того, Артур печально известен своими дурачествами на танцплощадках. Я не хочу быть втянутой в это.

– Артур – твой посредник?

– Да, и мой друг.

– А еще кто? – У Джексона появилось жгучее желание спросить об этом.

Боже, как трудно разговаривать с этой женщиной и не касаться ее, не протянуть руки и не провести по ее коже. Каждый дюйм ее тела излучал сексуальность, а она, казалось, едва ли замечала это. Он знал, что должен избегать Клементину, немедленно прекратить беседу, и позаботиться в будущем никогда не оставаться с ней наедине. Но желание остаться с ней было слишком сильным.

– Как идут съемки телерекламы? – поинтересовался он.

– Прекрасно. Так интересно и весело. И очень много работы. Телеэфир без сомнения поможет в моей карьере.

– Я уверен. Я обязательно посмотрю, когда она выйдет.

Клементина кивнула и снова повисла тишина. Она поигрывала с блестками на платье. Пора уходить. Им нечего больше сказать. Им чертовски неловко друг с другом. Но она не могла сдвинуться с места и начинала верить, что Джексон обладал какой-то магической силой, захватившей ее в свои когти и не позволяющей уйти.

– Ну, что ж, – сказала она, – хорошо, я просто хотела поздравить, Я счастлива за вас.

Джексон взглянул на Клементину, и их глаза встретились еще раз, выражая намного больше, чем могли сказать слова.

– Правда? – спросил он.

Клементина знала правильный ответ, но отказывалась произнести его. Гул толпы затих вдали, и остались только они вдвоем. Джексон придвинулся к ней, он стоял сейчас в полметре от нее, и Клементина не ощущала страха.

– Джексон, я…

– А, вот вы где! – воскликнула Меган, ее юбки прошелестели громко, как волна океана. Пока она обходила розовые кусты, Клементина быстро отступила назад, как будто нарушила запрет, ступив на территорию, где позволялось стоять только его жене. – Я ищу вас повсюду.

Меган обняла Джексона за талию и чмокнула в щеку.

– Мама говорит, мы должны разрезать торт, и, Клем, я хочу, чтобы вы с Алекс стали как раз предо мной, когда я брошу букет.

Клементина покачала головой:

– Ты бросаешь свою удачу нам, старым девам. – Она снова обратила взор на Джексона и увидела, что он по-прежнему не отрывает от нее взгляд, напряженный и горящий. Она гадала, заметила ли это Меган.

– Приятно было поговорить, Джексон.

– Мне тоже.

Клементина пошла назад к гостям, ощущая странную пустоту в сердце. Не прерви ее Меган, что бы она сказала? Нет, Джексон, я не хочу, чтобы ты женился на ней. Мне хотелось бы встретиться с тобой до нее. Мне хочется…

Она выбросила эти мысли из головы. Вздор, сказала она себе. Она ведет себя нелепо, как школьница, завидующая счастью Меган. Она не допустит еще одной минуты жалости к себе. У нее есть Нью-Йорк, у нее – многообещающая карьера. У Меган есть только Джексон. Но почему ей кажется, что подруга вытащила лучший билет?

* * *

Букет схватила Алекс. Она никогда не могла отказаться от состязания, неважно, какой был приз. Она буквально нырнула за ним, отпихнув с пути трех девиц, и приземлилась лицом в траву. И только подняв букет как трофей, высоко над головой, она вспомнила смысл обычая, и цветы посыпались из рук. Не имеет значения, что пророчат все эти бабушкины сказки, она не станет следующей дамой, которая выйдет замуж. Она разобрала по косточкам и отбросила почти всех парней в Беркли.

Никто не вдохновил, не заинтриговал и не привлек ее. Она была такой, какой была, и ничего тут не поделаешь. Родители научили ее никогда не довольствоваться серединкой, всегда стремиться к чему-то большему. Она просто не создана для любви, к не может стать другой.

Алекс уставилась на орхидеи в своих руках как на чуждое ей украшение; она не привыкла к цветам. Она подошла к одной из неудачливых девиц и протянула ей букет.

Переодевшись в дорожные наряды, Меган и Джексон простились с гостями на лужайке перед домом. Белый лимузин, набитый шампанским и икрой, ждал на дороге, готовый отвезти их на побережье в Мендочино. Весь этот шикарный отъезд устроили родители Меган. Когда были сказаны слова прощания, гости вернулись назад к столам с угощением и танцплощадке, Джексон забрался в лимузин, оставив Меган наедине с Алекс и Клементиной.

– Побольше фотографируй, – сказала Алекс.

– Да, и не забудь найти мне морской пейзаж, – попросила Клементина, – местные художники в Мендочино замечательны. Я возмещу расходы.

– Конечно. Конечно.

– Мы вычистим вашу квартиру до блеска к тому времени, как вы вернетесь домой, – добавила Алекс.

– Я просил тебя не делать этого, – сказал Джексон, высовывая голову из лимузина. Он открывал шампанское.

– Но мы так хотим.

Три девушки крепко обнялись, забыв о пышности приема, улыбках, праздновании. Все потеряло значение, кроме их троих, лучших подруг, закрывающих главу, заканчивающих старую привычную жизнь, которую знали до этого. И каким бы счастливым не был этот день, легкая грусть окрашивала его. Их дружба никогда не будет такой, как прежде. Джексон стал номером один в жизни Меган. Больше ей не нужны подруги, чтобы успокоить или поддержать ее, Джексон даст ей и то, и другое. Меган пересекла мост в мир, куда Алекс с Клементиной пока не было доступа, и, казалось, закончилась самая ценная и самая нежная часть их дружбы.

– Я люблю вас обеих, – прошептала Меган. Для меня так важно, что вы пришли на мою свадьбу.

– Будь счастлива, – сказала Алекс, стараясь смехом прикрыть дрожь в голосе.

– Не давай ему спуску, не позволяй слишком много смотреть футбол по телевизору.

– Обязательно, хоть раз в неделю жалуйся на головную боль. Это заставит его задуматься.

– Эй, – крикнул Джексон.

– Не вмешивайся, это женский разговор, – ответила Алекс.

Они прижались друг к другу, не желая расставаться, не желая становиться взрослыми до тех пор, пока Джинни не хлопнула в ладоши:

– Меган, поторопись. Поездка займет часа три, а ты ж не хочешь выглядеть совершенно измученной, когда приедешь туда. Давайте, трогайте.

Меган расцеловалась с ними и они рассмеялись. Она села в машину и прижалась к своему мужу, махнув на прощание в последний раз, и шофер закрыл дверцу. Джексон и Меган целовались, пока лимузин выезжал на дорогу и заворачивал за угол.

Алекс глубоко вздохнула, смахнула слезинку и крепко сжала руку Клементины.

– Ненавижу оставаться, – сказала она. Клементина кивнула: – Давай напьемся.

– Наливай, подружка.

Глава 12

Алекс сбросила одеяло и выскользнула из постели. Схватив халат, она на цыпочках прокралась к двери и бросила взгляд через плечо, чтобы убедиться, что он не проснулся. Его грудь равномерно опускалась и поднималась, как будто он видел сон о приливах и отливах, и Алекс улыбнулась. Когда Бен спит, он просто великолепен. Невинный, спокойный, теплый. Ужасно, что ему приходится просыпаться. Алекс закрыла дверь в спальню и вошла в гостиную. Включила телевизор, убрав звук, и посмотрела на часы. 9.15. Шесть месяцев тому назад Клементина закончила съемку в последнем рекламном ролике фирмы «Амор Парфюм». Сегодня вечером в 9.30 его впервые прокрутят на западном побережье, и Алекс, завернувшись в халат, устроилась в ожидании на тахте.

Положив ноги на кофейный столик, она мысленно перебирала все три предыдущие телерекламы «Амор» с участием Клементины. Первый из них появился два года назад, фотомодели бежали по пляжу, во втором они катались на лыжах, падали друг на друга, а в последнем из отснятых – группа сидела возле огня в хижине в горах, прижимаясь друг к другу. Выглядели они настолько безупречно, что закрадывалось сомнение – а действительно ли это человеческие существа?

Возможно, Клементина могла бы даже сделать карьеру на телерекламах, но Алекс сомневалась, что у нее есть такое желание. В голосе Клементины, когда они разговаривали по телефону, она различила жажду чего-то большего, разочарование, что дела идут слишком медленно, что телеролики не вытолкнули ее на вершину мира фотомоделей, как она надеялась. Работала Клементина успешно, ее начинали узнавать в лицо, она прилично зарабатывала, но Алекс знала по себе, что если карьера – это все, что у тебя есть, то нужно или достичь вершины или вообще ничего не надо.

Они часто звонили друг другу поздно ночью, когда расценки ниже и ни одна из них не могла уснуть.

Алекс удивлялась, насколько близкой стала ей сейчас Клементина, гораздо ближе Меган, которая, выйдя замуж два года назад, так глубоко погрузилась в блаженство замужества, что Алекс совершенно не находила в ней следов девчушки, которой та была когда-то. Очень часто хотелось увидеть подругу, поговорить и посмеяться вместе, но всепоглощающая любовь Меган к Джексону зачеркнула почти всю любовь к подругам.

Алекс старалась не чувствовать себя обиженной, оправдывая положение вещей. В конце концов, выйти замуж за Джексона было главной мечтой Меган. Мечта осуществилась, и Меган не была бы Меган, если бы не вложила все, что имела, в свой брак. И все-таки, это несправедливо. Дружба и замужество – две разные вещи; одна не должна иметь ничего общего с другой – одна не должна мешать другой, высасывать из нее энергию, оставляя лишь оболочку. Но именно это и произошло.

Поэтому Алекс была благодарна Клементине, по крайней мере, она по-прежнему рядом. Она по-прежнему готова выслушать и поддержать. Она даже поняла, когда шесть месяцев назад Алекс позвонила ей ни свет ни заря и сказала, что ей снова нужен мужчина, все равно какой, лишь бы развеять однообразие ее жизни. Клементина поняла муки одиночества, борьбу, самолюбивые желания.

– Так много приходится приносить в жертву, – пожаловалась ей Алекс пару недель назад. – Не только любовь, но и развлечения. Иногда мысль пригласить какого-нибудь мускулистого парня из университета на ночь звучит неплохо, но когда я привожу его, то единственное, чего хочу, – чтобы он сматывался домой.

– Как ты считаешь, мы всегда будем такими? – спросила Клементина. – Ты не пробовала думать, что когда-нибудь, как и все остальные, выйдешь замуж?

– Нет. Я всегда буду чувствовать противоположное. Даже когда я была маленькой, я знала, что закончу свои дня в одиночестве.

– Ах, Алекс.

Так все и шло. Они поддерживали друг друга, приветствовали успехи, подбадривали, а поздно ночью удивлялись, почему они несчастны. Почему, когда они разговаривали с Меган, голос ее звучал так, как будто она добилась всего, чего хотела в жизни, в то время как они, делавшие все так, как советовали статьи в журналах и книгах по самосовершенствованию, по-прежнему брели, спотыкаясь в темноте.

– Я хочу доказать Меган, – сказала Алекс Клементине на прошлой неделе, – что я поступаю правильно.

– Какое отношение имеет к этому Меган?

– Не станешь же ты отрицать, что мы трое все время соревновались друг с другом. Она, кажется, настолько уверена, что выйти замуж и завести семью – единственный путь в этой жизни, что я сердцем чувствую, что это не так. Возможно, наш путь нелегок, но это не означает, что он ошибочен.

– Меган есть Меган, – мягко сказала Клементина, – я думаю, она старается так же сильно, как и мы, доказать, что она добилась своего. Мы изо всех сил твердим, что мы счастливы, а на самом деле завидуем нормальной обычной жизни, которую ведут остальные.

– Возможно, ты права, – вздохнула Алекс, – я скучаю по Меган.

Слова вырвались прежде, чем она сумела удержать их. Ей не хотелось в этом признаваться. Нелепо, что ее мучают такие мысли. Большинство женщин взрослеют и выходят замуж, и их подруги нормально относятся к замужеству. Так почему же ей так тяжело свыкнуться, примириться с фактом, что их дружба должна измениться? Она не может быть вечно на первом месте в жизни Меган. Алекс задевало то, что она даже не знала, осталась ли вообще каким-нибудь номером в списке Меган.

– Мне тоже не хватает ее, – сказала Клементина. – Но я хочу, чтобы она была счастлива. И мы не должны мешать ее счастью!

Часы показывали 9.30, и Алекс села на пол перед телевизором. Клементина говорила, что последняя реклама отличается от других, но чем, не объяснила.

Алекс включила звук, когда началась реклама. Снова берег моря, как в первом ролике, который прошел очень успешно. Клементина и длинноволосый, чрезвычайно красивый мужчина играли в мяч. На обоих были выцветшие джинсы в облипку. Клементина смеялась, ныряла за мячом и бросала его партнеру, словно профессионал. Потом мужчина забросил мяч далеко, прямо к воде, но Клементина поймала мяч за спиной. Соблазнительно улыбнувшись, она расстегнула джинсы и пуговицы на блузке. Она не спешила, снимая одежду, постепенно открывая крошечный белый купальник. Еще раз улыбнувшись, Клементина бросилась в океан. Последний кадр показывал, как ее рука взметнулась над купальником, и она исчезла в волнах. Камера вернулась к мужчине, сидевшему на берегу. Он улыбался. Голос за кадром произнес:

– Амор Парфюм: для женщин, таких, как Клементина, и мужчин, которые сделают все, чтобы быть с ней.

Алекс рассмеялась и выключила телевизор. Небольшая, но соблазнительная вариация обычного призыва «Амор». Она поспешила к телефону и набрала номер Клементины.

– Итак, у тебя появился сольный номер, все узнали твое имя, – сказала она, когда Клементина взяла трубку.

– Я знала, что ты сразу позвонишь, Алекс. Это была идея «Амор». Они часто делают ролики, называя имена девушек. Я счастлива и чувствую себя снова полноценным человеком.

– Мне очень понравилось, – Алекс понизила голос, передразнивая: – Для женщин, таких как Клементина, и мужчин, которые сделали все, чтобы быть с ней.

Клементина рассмеялась:

– Великолепно. Но честно, как ты думаешь, я становлюсь символом, идеалом для подражания?

– Символом секс-богини? Бог мой, чего бы я только не отдала, чтобы прослыть секс-символом.

– Ты знаешь, что я имею в виду. Ты думаешь, я никогда не получу серьезную роль в кино из-за этой ерунды?

– Ты мечтаешь о кино?

– Мне всегда хотелось действовать. Так скучно целый день позировать и оставаться в бездействии. Я говорила тебе, что по-прежнему занимаюсь в актерском классе. И неплохо успеваю. И я хочу выбраться из Нью-Йорка.

– Я знаю, Клем.

– Я уже не такая напуганная, я уже не боюсь ходить по ночам одна, правда, положив руку на пистолет в сумке. Просто здесь ничего я не добьюсь. Совершенно ясно, что я никогда не стану Дженнифер О'Нейл или Треси Ллойд или какой-нибудь еще супер. Да мне и не хотелось бы ею стать.

– Ну что же, ты сама творец своей судьбы. Когда настанет твой черед, переноси свой зад в Голливуд и топчи там тротуар.

Клементина рассмеялась.

– У тебя довольно грубая манера выражаться, но ты права. Не пойми меня превратно, я люблю телерекламы. Они забавны, но не слишком умны и интересны.

– Уверена, что твое участие делает их намного лучше.

– Да. Кстати, как там… хм… Генри, по-моему, его так зовут?

– Генри? – Алекс повторила знакомое, но ничего не говорящее в данный момент, имя. Наконец она вспомнила: – О, да, Генри Шварц. Он ушел. После него были Майкл и Стив, а сейчас Бен. Бен в порядке.

– Ага, снова прежняя Алекс.

Алекс накручивала на палец шнур. Смешно, что люди думают о ней вот так – почти как о двух разных людях – молодой, беззаботной Алекс, развлекающейся с мальчиками, и старой, черствой Алекс, поставившей на первое место работу, как будто две эти личности взаимно исключали друг друга. Алекс так хотелось объединить обеих. Эта мысль терзала ее каждую ночь, когда она спала с каким-нибудь мужчиной, к которому испытывала полнейшее равнодушие. Почему она не может быть и той, и другой Алекс? Почему ее сердце выходит из игры, когда работает мозг? Почему все мужчины затрагивают только ее тело, а не душу?

– Я встретила Бена во время работы, в «Гудмен и Ассошиэйтед». Он хочет потрясти мир или еще что-то в этом роде.

– Похоже, что для тебя, он – отличная 'партия, посланная самим господом богам.

– Сомневаюсь. Но он забавный. По крайней мере, в постели. И ничего не требует.

– О, Алекс.

– Никаких. О, Алекс.

– Я просто волнуюсь за тебя, вот и все. Я знаю, ты говорила, что хочешь чисто товарищеских отношений, но, должно быть, очень трудно прыгать от одного парня к другому. Тебе не следует разбрасываться.

– Моя цель – учеба и работы. А остальное – мелочи жизни. Но это лучше, чем жить в воображении, как ты, боясь даже самого невинного поцелуя.

Клементина промолчала, и Алекс тут же почувствовала себя виноватой. Почему они так обращаются друг с другом? Сознательно говорят друг другу гадости, заведомо причиняя боль. Ведут себя словно старые любовники, давно прошедшие период, когда они осторожно выбирали слова, как будто время, проведенное вместе, давало им право быть злыми.

– Боже, извини, – сказала Алекс. – Я совсем не это хотела сказать. Я просто разочарована своей жизнью, а ты – единственная, кому я могу излить душу. Что ты делаешь со своей любовной жизнью, или, что ты с ней не делаешь – только твое дело.

– Я просто слишком занята, – довольно весело ответила Клементина, и Алекс поняла, что она лжет. Несмотря на дружбу Алекс и Клементины, у последней все еще сохранились свои твердые правила, границы, за которые она не желала выходить. Каждый раз, когда Алекс поднимала больной вопрос, Клементина замыкалась в своей защите. Возможно, подумала Алекс, у нас у всех есть свои границы. Даже самые близкие друзья могут доходить только до определенной черты, а остальное мы храним для себя, прячем крошечный кусочек сердца и ума, по крайней мере, хоть один секрет, не рассказанный и не доверенный никому.

– Конечно, – сказала она. – У нас, работающих девушек, нет времени на романы века, как у Меган с Джексоном.

– Они что, по-прежнему, до отвращения счастливы? – спросила Клементина с облегчением в голосе, радуясь, что разговор о ее личной жизни иссяк.

– Судя по тому, что говорит мне Меган, да, – ответила Алекс. – Джексон занят архитекторскими делами, но страшно ненавидит свою работу, как я смогла понять из его слов. По мнению же Меган, их жизнь великолепна. Они купили дом в Конкорде, у нее свой садик, и она пробует все возможные способы, чтобы забеременеть: овуляционные предсказания, вставания, приседания вверх вниз и черт знает, что еще. Все это звучит настолько по-домашнему, что хочется плеваться.

– Но она счастлива.

– Да, – Алекс помолчала. – Ну что же, еще раз поздравляю. Не пропадай.

Она повесила трубку и снова уселась на тахту. Ей не хотелось возвращаться к Бену… Бену… как же его? Боже, она не может даже вспомнить его фамилию. Неужели так и должно быть?

Алекс сортировала мужчин, стараясь заставить себя в кого-нибудь влюбиться. Но с каждым из них ее охватывало разочарование. Они были слишком пустыми, слишком эгоистичными, слишком серьезными. Они были слишком несовершенными, со всеми человеческими слабостями.

И все же, несмотря на разочарование, Алекс продолжала попытки. По крайней мере, она заново открыла для себя секс. В этот единственный миг наивысшего наслаждения мужчина рядом с ней казался самим совершенством, и она любила его, Только потом она чувствовала свою обделенность, и это заставляло ее вновь вступать в борьбу, подобно стойкому оловянному солдатику, слишком гордому, чтобы признать свое поражение.

Алекс встала и пошла назад в спальню. Можно разбудить Беда. По крайней мере, он хоть на что-то сгодится.

* * *

Той же ночью Меган лежала, уставившись в потолок. Свет из гостиной проникал через щель под дверью спальни, вызывая ее любопытство. Каждую ночь Джексон сидел в гостиной до 2–3 часов, проводя время со своими рисунками и картинами, совершенно забыв о Меган. Вчера вечером она слышала чирканье угольного карандаша.

Меган читала, что два года – предел для молодоженов. Два года любви, а потом состояние медового месяца обрывается и происходит превращение в обычную сварливую, не обращающую друг на друга внимание супружескую чету.

По мнению Меган, единственное расхождение с теорией заключалось в том, что у них с Джексоном вообще не было окрыленности медового месяца. Хотя, конечно, три дня в Мендочино прошли чудесно. Они с Джексоном обедали в сельских гостиницах, сидели возле потрескивающих каминов, потягивая вино. Они выбирались на пикники на скалистом побережье, бродили по лесам и рассматривали товары в городских магазинах, где Джексон нашел великолепный морской пейзаж для Клементины, а Меган попросила других туристов сфотографировать их.

Вспоминая те дни, Меган старалась сохранить в памяти лишь самые романтические моменты и забыть остальную часть медового месяца, когда Джексон занялся живописью. Она глазам не поверила, когда Джексон распаковал чемодан и вытащил 3 холста, краски и кисти. Не говоря ни слова, он оборудовал себе рабочее место в углу гостиничного номера и принялся рисовать по памяти самый прекрасный и интригующий образ Алекс, какой только Меган могла вообразить. Джексон сказал, что хочет отдать портрет Алекс, как только они вернутся домой.

Хорошо, она согласна, что это – прекрасный жест, но неужели надо было проводить большую половину их всего-то трехдневного медового месяца, рисуя этот чертов портрет? Неужели нельзя было подождать, пока они не вернутся домой? Когда он, наконец, сделал перерыв, и они занялись любовью, как Меган и мечтала все время, – настоящие муж и жена, навсегда связанные узами брака, – от Джексона так сильно пахло скипидаром, что у нее разболелась голова.

И все-таки, в общем, это было незабываемое время. Вероятно, Меган ужилась бы с его красками и запахом, если бы они остались там навсегда, рядом с успокаивающим шумом океана и таинственного леса, вдали от всего мира. Но, конечно, они должны были вернуться домой.

Верные своему слову, Алекс и Клементина вычистили их новую квартиру, не оставив ни единого пятнышка. Они отполировали темно-ореховую мебель, доставшуюся Меган от родителей, проветрили белье и даже расставили вазы со свежими цветами на столах и оставили две длинные красные розы на подушках в спальне. Меган была в восторге.

Невероятно, но это ее дом. Она его выбрала, подобрала мебель, развесила картины. Она решала, куда поставить посуду, готовила блюда, которые сама выбирала, смотрела телевизионные программы, которые она хотела смотреть. Все сомнения и неуверенность исчезли разом, как только Меган переступила черту, отделявшую ее от самостоятельной, взрослой жизни. Теперь она была равной всем остальным – знающая, полноправная, принимающая решения личность, и ни отец, ни мать не устанавливали своих правил, не навязывали своих решений и не указывали, что ей делать.

Если бы Джексон чувствовал то же, что и она, все было бы прекрасно. Но он, когда они впервые переступили порог своей квартиры, казалось, даже не обратил внимания, что именно здесь они начнут совместную жизнь. Оставив чемоданы в прихожей, прошел через гостиную, сбросил красные розы в корзину для мусора, улегся и почти моментально заснул.

Позже, сидя за обеденным столом, он отложил вилку и обратился к Меган:

– Возвращение домой заставило меня почувствовать, что начинается ужасный мир действительности. С этих пор мне придется каждый день холить на работу, хочется мне этого или нет, приносить домой заработок, оплачивать расходы. Я никогда не смогу расслабиться, умерить пыл, снова стать самим собой.

Меган прекратила есть и взяла его за руку:

– А для меня действительность – возможность быть с тобой каждый день. Именно этого я и ждала.

– А на что мы будет жить?

– Не волнуйся, Джексон. Мы можем воспользоваться, в случае крайней необходимости, тем, что на моем счету.

Джексон вскочил, резко вырвав руку:

– Я не сказал, что нс смогу справиться сам. Я ведь твой муж, не забывай. Мне не нужна твоя благотворительность. Я прекрасно могу содержать нас. – Потом схватил краски и бумагу и исчез на четыре часа, оставив Меган рыдать, пока она нс заснула.

На следующее утро Меган проснулась, когда Джексон уже ушел на работу, и первое, что она сделала – положила свой капитал в четверть миллиона долларов на общий счет. Вместе с акциями ее сбережения составляли почти 300 тысяч долларов.

Прошло более двух лет с того дня, как они вошли в эту квартиру. По мнению Меган, за эти годы легко можно было пересечь границу от разочарования к счастью, приложи они хоть малейшее усилие. Джексон с отличием окончил Беркли и получил место архитектора в фирме «Бароки Яконович». Год спустя они купили этот домик с двумя спальнями в Конкорде с небольшим (10х10 футов) садиком перед домом и тремя фруктовыми деревьями позади. Она готовила любимые блюда Джексона, душилась духами, которые он любил, безупречно накладывала каждый день косметику, хотя, кроме Джексона, почти никого не видела. Черт побери, она делала все как надо, а он по-прежнему каждую ночь оставался в гостиной, рисуя и раскрашивая свои дурацкие картины, вместо того, чтобы лежать рядом с ней и держать ее в своих объятиях, как поступил бы на его месте любой довольный жизнью мужчина.

Иногда Меган казалось, что Джексон ненавидит ее. Это была грубая и безумная мысль, но в глубине души Меган чувствовала, что это гак. Джексон никогда не сделал ничего, что могло бы вызвать подобную мысль. И, конечно, никогда и словом не обмолвился об этом. Он целовал ее по утрам, уходя на работу, и вечером, возвращаясь домой. Он хвалил ее кулинарные способности. Когда они занимались любовью, движения его были методичными, лишенными всякой страсти, но Меган не испытывала ни боли, ни гнева. И только по его глазам она смогла кое о чем догадываться. Однажды Меган вязала что-то для малыша, который когда-нибудь появится у них, – она освоила вязание, подсознательно надеясь, что это поможет ей забеременеть, – и, подняв глаза, встретила пронизывающий, как удар кинжала, взгляд Джексона. Он поспешно отвернулся, но дрожь прошла по телу Меган.

Что она совершила? Она читала статьи о том, как сделать брак счастливым, как заниматься любовью, как быть хорошей женой. Она делала все, что только могла, чтобы сделать его счастливым, и иногда, когда он предпочитал ей живопись или свои бумажки, слепая ярость охватывала ее, настолько сильная, ужасающая и несвойственная ей, что Меган была уверена, она поглотит ее целиком.

Когда что-то вокруг было ужасным, безобразным или болезненным, Меган часто просто закрывала глаза, отказываясь признавать существование нежелательных вещей, и думала вместо этого о карусели, счастливых детях и мороженом. Чуть раньше в тот же вечер, когда они смотрели с Джексоном телерекламу с участием Клементины, она не могла не заметить, что Джексон, как прикованный, не отводит взгляда от Клементины. Он так напряженно уставился в телевизор, что Меган была уверена, разденься она сейчас догола, Джексон даже не заметил бы этого. Неужели ему нужно вот это? Женщина, которую не волнует, если песок попадет под ее плавки? А вот Меган это беспокоит. Она ничего не могла поделать, если ей что-то мешало.

Она слышала, как Джексон стремительно вышел, как звякнули кисти, когда он опустил их в банки перед мольбертом. Меган старалась с пониманием относиться к его искусству. Хотя необходимость выражать себя творчески была совершенно чужда ей, она не лишала его права творить. Позволяла держать в гостиной мольберты, даже когда у них были гости, которым приходилось просачиваться между ними, чтобы подойти к дивану. Она не говорила ни слова, когда он тратил лишние деньги, которые можно было бы положить на сберегательный счет, на кисти, холсты и прочие принадлежности. Меган даже предложила ему взять часть ее денег и купить, что ему нужно. Но это предложение привело лишь к еще одной перепалке.

Сколько раз, чувствуя себя непонятой и оскорбленной, Меган была на грани срыва – высказать ему все, что думала – то, что он за всю свою жизнь не продаст ни единой чертовой вещи, что на свете миллионы художников, но менее одного процента из них могут прокормиться своим трудом, что его ночной образ жизни не нормален. Они совершенно не похожи на Кросвелов с двумя детьми, живущих по соседству, или на Руфь и Вейна, что через дорогу, которые смотрят новости в 11 часов и вместе отправляются спать. Неужели Джексон не понимает, как ей тяжело лгать Алекс и Клементине о том, как «прекрасна» их жизнь! Не могла же она признаться Алекс, что та была права, что Меган и Джексон совершенно несовместимы. Господи, почему он не может стать нормальным? Почему не может быть обычным мужчиной?

Наконец свет в гостиной потух, и Меган быстро улеглась до того, как открылась дверь. Она наблюдала, как Джексон пробирался по темной спальне. Его силуэт как всегда был совершенен. Широкие плечи, твердая, как камень грудь, мускулистые ноги. Он снял рубашку и брюки, и обнаженный залез в постель, Меган отвернула голову.

– Мег, ты спишь? – шепнул Джексон.

Она не ответила. Он глубоко вздохнул и повернулся к ней спиной; Меган подождала пока его спокойное дыхание не убедило ее, что он заснул, и свернулась клубочком за его спиной. Когда он спал, он ее собственность. По крайней мере, на эти несколько часов Джексон полностью принадлежал ей.

* * *

Клементина легла на песок и закрыла глаза. Она потуже завернулась в одеяло, защищающее ее от ноябрьской прохлады, наступившей так неожиданно. Всего лишь час назад небо было почти ясным и чистым. А сейчас солнце спряталось за густым туманом дымчатых и перистых завитков, и в воздухе повис запах плесени, как от затяжного старого дождя.

Крик чаек навевал грусть, как будто они тоже испытывали мучительный страх и разочарование и криками выражали богам крушение своих надежд. От их, визгливого крика у Клементины появилось страстное желание услышать беззаботный голос Артура, его легкий смех, и она села. Клементина заметила его в четверти мили от себя. Закатав вельветовые штаны, он бродил вдоль берега, и вода окатывала его ноги. Даже на расстоянии она знала, что улыбка не подергивает уголки его губ, и ни шутка, ни острота не вырвутся из плотно сжатого рта. Он смотрел на воду, но, почувствовав ее взгляд, повернулся к ней. Клементина натянула одеяло до самого подбородка, пока он приближался.

– Ты не хочешь вернуться в хижину? – спросил он. – Становится довольно холодно.

– Мне тепло.

Артур кивнул и сел рядом с ней, скрестив ноги. Зачерпнув полную горсть песка, он смотрел, как песчинки просачиваются сквозь пальцы.

– Почему ты не скажешь прямо, Артур, – спросила Клементина. – Почему ты злишься?

– Я не злюсь.

– Конечно злишься. Я сказала, что уезжаю, и ты разозлился.

Он повернулся к ней, улыбаясь, готовясь отделаться шуткой или выдать что-нибудь совершенно необычное из своего запаса, но на этот раз запас дежурных острот иссяк. Улыбка исчезла, и он тоже закутался в одеяло.

– Ты права. Я не хочу, чтобы ты уезжала. У меня такое чувство, как будто мы только сейчас начинаем – и твою карьеру, и наши личные отношения.

Клементина отвела взгляд.

– Я в Нью-Йорке уже четыре года. Слишком многое произошло за этот год. И слишком мало. Давай посмотрим фактам в глаза. Я никогда не стану супермоделью. Телерекламы восхитительны, но этого недостаточно, я должна попытать счастья в Голливуде. Сейчас. Пока еще не слишком поздно.

Артур рисовал узоры на песке.

– А мы? – спросил он. – У нас тоже нет никакой надежды?

Клементина положила ладонь на его руку.

– Дело не в тебе. Если я могла бы быть с кем-нибудь, то выбрала бы тебя.

– Не болтай ерунду, – вставая, сказал Артур.

Светлые волосы хлестали его по глазам, ветер крепчал, предвещая быстро приближающийся шторм.

– Неужели ты думаешь, что меня удовлетворят подобные объяснения? Каждый день я пытаюсь придумать новый способ, который заставил бы тебя полюбить меня, избавил бы от этого загнанного выражения в твоих глазах, но ничего не помогает. Я был почти уверен, когда ты согласилась поехать со мной сюда, что хоть это сработает. Но по-прежнему ничего не изменилось.

Клементина встала, уронив одеяло. Сердце разрывалось от жалости к нему, к себе, но изменить свое решение она не могла. Она приехала сюда в надежде, что свежий воздух и песчаный пляж облегчат прощальные слова, но они не помогли.

– Артур, я…

Он бросился к воде, не останавливаясь, пока не достиг ее. Он пробирался сквозь набегавшие волны, и ледяная вода окатывала его до колен.

– Черт бы тебя побрал! – заорал он.

Отзвук слов затерялся в шуме ветра как отдаленное эхо. Он бил ногами по воде, и серебристые брызги разлетались в воздухе футов на пять.

– Ты думаешь, я не знаю, что произошло? – выкрикнул Артур, поворачиваясь к ней.

– Неужели ты думаешь, что я не понял?

Клементина беспомощно оглядывала пляж, испугавшись, ощутив пустоту в животе. Он не мог знать. Никто, кроме Алекс и Меган. Это был их ужасный, грязный секрет. Клементина осторожно пошла к Артуру.

– Я не знаю, о чем ты говоришь, – сказала она.

– Ради бога, почему ты не доверишься мне? Ты думаешь, что все мужчины похожи на того подонка? Ты думаешь, я такой же, как он? Ты думаешь, мы все смотрим на тебя и думаем, как бы сделать это, как…

Клементина зажала руками уши.

– Прекрати! Прекрати немедленно! – выкрикнула она.

– Нет, я не прекращу. – Он схватил ее руки и отвел их вниз. – Я скажу тебе правду, потому что один из нас должен это сделать. Я знал все с того самого дня, Клементина. Я предполагаю, что случилось, тем более, что той ночью ты говорила во сне. Даже не говорила, а кричала. Я промолчал, потому что хотел, чтобы ты рассказала сама. Я хотел, чтобы ты верила мне. Но ты не веришь.

– Не надо, – сказала Клементина. Слезы струились по ее щекам. – Я не могу об этом говорить. По крайней мере, с тобой. Или с каким-то другим мужчиной.

– Ты можешь. Ты не сделала ничего плохого. Он изнасиловал тебя. Ты – жертва. Ты.

Клементина отпрянула назад.

– Я боролась недостаточно сильно! – закричала она. Рыдания мешали ей говорить, каждый нерв болезненно пульсировал. – Я позволила ему это сделать. Это поведение не жертвы, а соучастника. Разве ты не понимаешь? Я не сопротивлялась, пока не стало слишком поздно.

Она бросилась к хижине, одиноко стоявшей среди деревьев. Пошел дождь, но Клементина даже не заметила этого. Она бежала из всех сил, и только одна мысль преследовала ее, – что он знал, что он всегда знал, что он смотрел на нее и думал: – Это Клементина, Жертва насилия. Именно так он считал.

Он старался обманом заставить ее довериться ему, поверить, что с ним она в безопасности. Клементина даже приехала с ним, как его друг, в эту хижину, на уик-энд. Боже, какой дурой она была.

Клементина прислушалась, стараясь различить звук шагов позади, но было тихо. Она заперлась в своей спальне. Тошнота подступила к горлу. Клементина почувствовала себя снова изнасилованной. Метан и Алекс – совсем другое дело, они ее подруги, они женщины. Одна мысль о том, что Артур смотрел на нее и знал, вызывала дрожь. Его знание срывало покров, который она носила, стирало нарисованную улыбку, лишало сил. Око оставляло ее обнаженной к ранимой. Клементина не могла и не хотела терпеть все это.

* * *

Прошло больше часа. Артур не возвращался, и гнев Клементины исчез. Она жалела, что все закончилось так глупо и нескладно. Нужно уехать прямо сейчас, а не через месяц, как ока раньше сказала Артуру. Просто невозможно оставаться с ним рядом, зная, что ему все известно. Каждый раз, глядя в его глаза, она будет вспоминать прошлое.

Артур вошел в дом и постучал к ней в дверь. Поспешно вытерев слезы, она открыла. Какое-то мгновение они пристально рассматривали друг друга, потом Клементина повернулась и пошла назад к постели.

– Я знаю агента в Лос-Анджелесе, – сказал Артур, – Уилл Холоман. Хороший специалист. Очень профессионален. Энергичный и удачливый парень. Я позвоню ему завтра.

Клементина кивнула. Артур прислонился к двери.

– Извини, я расстроил тебя, – я не хотел. Я только старался показать, что это не имеет значения, что…

– Не имеет значения? – повторила Клементина, поднимая голову. – Меня изнасиловали, и это не имеет значения?

– Я не то хотел сказать.

– Нет, именно это. Вот почему я ничего и не рассказывала тебе. Потому что и ты, и каждый второй мужчина поступили бы точно так же, как ты сейчас. Ты думаешь, что можешь погладить меня по голове, сказать, что прошло уже три года, и удивляться, почему я еще переживаю. Ты считаешь, что это просто секс. Тем, что сделали со мной, люди занимаются каждый день.

– Клементина…

– Это не только секс, – произнесла она, повышая голос. – Это не имеет ничего общего с сексом. Это – власть. Он засунул свой пенис и знал, что обладает мной. Ты мужчина, Артур. Ты никогда не поймешь, что чувствует женщина, когда в нее вбивают что-то чужеродное, нежелательное, грязное.

Артур закрыл глаза.

– Не надо, – попросил он.

– Почему же? Ты ведь хотел, чтобы мы рассмотрели этот вопрос? Или тебе не нравится простой грубый жаргон?

Артур снова взглянул на нее:

– Прекрасно, рассказывай.

– Хорошо. – В голосе Клементины звучали гнев и твердость. – Ты хочешь знать, какого размера его член? Ты хочешь знать, какую боль он причинил? Ну что ж, я скажу тебе. – Она сжала пальцы в кулаки, стараясь заставить себя выдержать его взгляд. – Его член был огромен. Огромен до отвращения, я истекала кровью потом несколько часов. Я билась головой о землю, пока он делал это, и просила бога о смерти.

Артур поспешно подошел к кровати и взял ее за руки.

– Ну все, – сказал он… – Достаточно. Тебя изнасиловали. Это было подло и отвратительно, но я ничего не могу сделать сейчас. Я могу только предложить свою любовь, а ты отказываешься от нее. Но ты не можешь допустить, чтобы тот случай управлял твоей жизнью. Когда-нибудь ты преодолеешь его.

Клементина отвернулась.

– Сейчас ты все знаешь, – спокойно добавила она, – и все равно не понимаешь.

– Да, я не понимаю. Но я люблю тебя и не хочу, чтобы ты уезжала.

Она вздохнула:

– Я должна. Не просто, чтобы попробовать свои силы в кино, а чтобы забыть. Это моя единственная надежда.

Артур встал и откашлялся:

– Ну что ж, я не могу бороться с твоими воспоминаниями.

Он вышел, и Клементина осталась одна.

– Я тоже, – прошептала она.

Уилл Холоман был маленьким, толстеньким, как питсбурский пончик, лысеющим мужчиной. Еще Клементина знала, что у него счастливая семья и двое детей. Уже давно она не чувствовала себя такой спокойной. Холоман не будет ничего вспоминать. На этот раз их будет связывать только работа. Голливуд совершенно чистый лист для нее. Он увидит новый, улучшенный вариант Клементины Монтгомери. Без душевных травм, без обязательств, без прошлого.

Они с Уиллом сразу же достигли взаимопонимания. Он в нескольких словах описал свою жизнь – жену зовут Лори, у него две дочери – Джессика и Дженет, одна язва и сердечная недостаточность. Но он привык к бешеному темпу своей жизни и ничего не собирается менять.

– Моя жизнь – это работа, – сказал он Клементине, пока вез ее из аэропорта по залитым солнечным светом улицам Южной Калифорнии в Долину Сан-Фернандо, где нашел ей приличную и доступную по цене квартиру. Клементине придется жить на свои сбережения, пока Уилл не подыщет ей работу.

– Пусть лучше у меня будут проблемы с сердцем и работа, – продолжал он, – чем железное здоровье и праздное шатание по дому. Иначе я сойду с ума.

Клементина искренне согласилась. Именно сейчас, когда она вдохнула отравленный смогом воздух и глядела на дорогие машины, пробивающие себе дорогу, впервые за многие годы Клементина ощутила себя свободной. Она была чересчур упряма, чересчур заносчива, решив во что бы то ни стало оставить свой след в мире фотомоделей, следовало раньше уехать из Нью-Йорка, ведь она прекрасно знала, что тот город убивает ее. И не только воспоминаниями, но и растущим уровнем преступности, бессердечностью, отдаленностью от подруг. Конечно, Лос-Анджелес тоже далек от идеала тихой и безопасной гавани, но ее привлекало отсутствие тесноты, какая-то особенная открытость города.

Она купит машину, будет совершать длительные поездки вдоль побережья, покроется загаром и наберется сил. Нужно начать с нуля, нужно стать новой, совершенно новой Клементиной.

– А как ваша жена и дети? – спросила она Уилла. Они направлялись в этот момент к ущелью Малголланд, воротам в долину, вдоль холмов и по обеим сторонам автострады.

– Разве не трудно находить время и даю семьи, и для работы?

– Нет, если домочадцы понимают, что работа для меня на первом месте.

Клементина кивнула и прислонилась к роскошному кожаному сиденью «Мерседеса» Уилла. Да, они с Уиллом прекрасно поладят. Остальную часть пути до ее односпальной квартиры в Студио-Сита он разрабатывал планы будущей карьеры. Уилл считал, что сможет добиться парочки проб в телерекламе. У нее уже есть опыт в этой области. Может, кое-кто из режиссеров, подбирающих актеров на роль, помнит ее лицо по рекламам «Амор».

– Мы можем попробовать пробиться в фильмы ужасов, – добавил он, – это, конечно, тоже не подарок, но все-таки туда попасть легче, с какой стороны не посмотри.

– Нет уж, ни за что. Я лучше умру с голоду. Уилл рассмеялся: – Ну что ж, и это возможно. Я не хочу лишать тебя радужных надежд, которые ты лелеяла в Нью-Йорке, но запомни, нельзя просто войти в этот город и сразу завоевать его. Любой и каждый снимается здесь в телерекламах. Боюсь, в тебе нет ничего особенного. Тебе придется платить за все сполна, наравне со всеми.

Я уже все оплатила, подумала Клементина, но вслух ничего не сказала, ограничившись кивком.

– Артур говорил, ты работала очень добросовестно, – заметил Уилл, – советую, так и продолжать. Я представляю только серьезных актеров, тех, кто готов работать до изнеможения и над ролью без слов. Если ты именно такой тип, мы великолепно поладим. Если же нет…

– Поверьте, я именно такой работник, – ответила Клементина. – Я буду делать все, что потребуется. Сейчас меня интересует только работа.

Уилл искоса взглянул на нее, и остановил машину перед пятиквартирным розовым оштукатуренным домом.

– Вот он, – твой родной дом. Сегодня я даю тебе время на устройство, но завтра же мы начнем обивать пороги. Коммерческие передачи, роли без слов, реплики, все, что угодно. Ты готова?

Клементина широко улыбнулась:

– Да здравствует Голливуд!

* * *

Сначала она попробовала дозвониться Алекс. С ней Клементина могла часами болтать о жизни, мечтах, целях и коварстве мужчин, в то время как Меган хотела говорить только о Джексоне и о желанной, но пока что недостижимой беременности. Независимо от того, как сильно она старалась казаться заинтересованной, пять минут были пределом терпения Клементины в разговоре с Меган.

Но Алекс не отвечала, поэтому Клементина позвонила Меган. Ей было просто необходимо рассказать кому-то о своей квартире, своих планах, выплеснуть свое возбуждение. Меган взяла трубку после третьего звонка.

– Ты разговариваешь с будущей королевой большого экрана, – сказала Клементина.

– Кто это?

– Очень смешно. Ты не поверишь, какая у меня квартира, Меган. Такая маленькая, с большим чердаком, который будет выглядеть превосходно, если я поставлю туда большое кресло и невысокий, до пояса, книжный шкаф.

– Звучит чудесно.

– Да. Она великолепна, и здесь так тепло. Вот здорово! Две недели назад я ждала такси под проливным дождем, температура была около четырех градусов, но из-за холодного ветра казалось, что на улице минус два, а сейчас я открыла все окна, и температура, по меньшей мере градусов двадцать выше нуля. Ноябрь в Лос-Анджелесе. Я влюблена в него.

На другом конце провода она услышала шмыганье носом. Клементина села на пол и спросила:

– Мег, ты в порядке?

– Я? О, да, конечно. Я немного простудилась, вот и все.

– Ты уверена?

– Я уверена. Я по-настоящему счастлива за тебя, Клем. Правда. А как у вас дела с Артуром? Все хорошо? Я думала, что вы сойдетесь.

Клементина вздохнула. Оставим на совести Меган, что она завела разговор о той части ее жизни, которую лучше не вспоминать.

– Ты же знаешь, что случилось. Я не могу быть ни с кем из мужчин. Даже с Артуром.

– Но прошло три года. Я думала, что ты, возможно, пережила и все забыла.

Клементина взглянула в окно. Пережила. Как будто воспоминания – это просто препятствие на пути, и все, что нужно сделать – перепрыгнуть через них.

– Чем больше проходит времени, тем хуже становятся воспоминания, – ответила она. – Страх засел внутри меня. Похоже, что память о событии даже ужаснее его самого. Я думаю, жизнь не так уж проста.

– Да, я знаю.

Голос Меган звучал печально и странно, заставив Клементину еще раз спросить, все ли у нее хорошо.

– Ты ведь знаешь, что можешь поговорить со мной обо всем, – добавила она. – Я хочу спросить тебя: дело в Джексоне?

Меган обвела взглядом гостиную и глубоко задышала, стараясь успокоиться. Полотна Джексона, дюжины полотен были разрезаны в клочья и разбросаны по полу, уничтожены все его работы за последний год. Разбрызганные краски капали со стен, создавая необычные абстрактные панорамы прежде, чем упасть на ковер. Она все еще сжимала в руке нож, и когда на ладонях появилась кровь, причиняя острую боль, Меган не могла унять жуткую нервную дрожь.

– Все прекрасно, Клем, – повторила она. – Я готовлю обед, вот и все. Ты можешь позвонить мне завтра?

– Конечно. Береги себя.

Меган повесила трубку. Она разжала пальцы и положила нож на стойку. Все это время она плакала, сама не замечая своих слез. Меган соскользнула по стене на пол и подтянула ноги к груди. Мягко и нежно, как ребенок, она напевала колыбельную.

Глава 13

Как только закончилось совещание по проекту новой гостиницы, Джексон поторопился уйти. Он надеялся, что если выйдет в числе первых, его шеф Гари Пулакман, который пыхтя и покрываясь потом передвигал в этот момент свой огромный живот по направлению к холодильнику за второй банкой пива, не сможет догнать его. Джексон знал, что Гари охотится за ним. Каждую неделю он повторял одно и то же:

– Где твой энтузиазм, Джексон? Что случилось с твоими творческими способностями? В чем дело?

Джексон пронесся мимо фонтана, перепрыгнул через пару картонных коробок и направился в комнату чертежников. Он ненавидел эту чертову работу и все ее чертовы правила и скуку, вот в чем дело. Откуда взяться энтузиазму, если каждый божий день он проектировал однообразные стандартные магазины или дома.

Джексон подошел к своему месту – обычному чертежному столу, ничем не выделявшемуся среди двенадцати других чертежных столов, отделенных друг от друга большими пластиковыми ширмами высотой по грудь, – и сел. Не успел он передохнуть, как перед глазами появился сначала живот Гари, а потом и он сам.

– Джексон, нам надо поговорить, – произнес Гарри тем слезливым тоном, который появлялся у него каждый раз, когда он битый час ублажал самодовольных клиентов и воздавал должное идеям Джексона.

– О чем, Гар? – ответил Джексон.

– Послушай, Джек, ты – хороший архитектор. Один из лучших. Почему ты занимаешься ерундой? Если бы ты только захотел, то, ставлю пари, мог бы в один прекрасный день занять мое место и, возможно, стать даже компаньоном Якоповича.

– А если я не хочу?

Его слова, как Джексон и предполагал, положили Гари на обе лопатки. Джексону было смешно наблюдать, как шеф, да и все остальные в «Бароне и Якоповиче», считали, что солнце всходит и заходит только ради архитектуры. Они никогда не пробовали заниматься чем-то еще. Их мирок состоял в черчении схем, планировке и разметке водопроводных систем. Их объединяла общая цель – любой ценой подняться на верхнюю ступеньку служебной лестницы. Джексон же ненавидел контору, ненавидел работу. Он начинал рабочую неделю с одной мыслью – дожить до пятницы и вернуться домой к картинам.

– Послушай, я не знаю, что с тобой происходит, – обратился Гари, вытягиваясь настолько, насколько позволяло его пятифутовое шестидюймовое телосложение. – Но я точно знаю, что мне не нравится твое отношение к делу. Ты представил свои идеи по проекту гостиницы «Уондерс» как робот. Своим снисходительным отношением ты, можно сказать, нанес оскорбление мистеру Хайндреску, а ты, черт побери, прекрасно знаешь, что он один из крупнейших заказчиков, и ему нравится думать, будто всем заправляет он. Ты топаешь по офису, как избалованный ребенок, и я до смерти устал от тебя. Ты слышишь меня?

Джексон рывком закрыл дипломат и почувствовал, как все его эмоции отключаются, как в автоматическом разбрызгивателе, отработавшем свою норму. Он обвел взглядом комнату, отсеки с людьми, выполняющими в течение многих лет одну и ту же работу, и покачал головой. Все стало на свои места, У него было два пути, ведь всегда существует возможность выбора. Жить сегодняшним днем и радоваться – или жить ради завтра и страдать. Несомненно, иногда приходится приносить в жертву будущему настоящее, но наступает момент, когда следует сказать – все, хватит, и начать жить, принять решение изменить свою жизнь и довести начатое до конца. Джексон никогда не устанавливал крайний срок, который он мог выдержать в этой загнивающей фирме, но он понял, что время вышло. Схватив дипломат, он направился к двери.

– Не смей уходить от меня, – закричал Гари. – И куда ты собираешься?

– Наружу. Мне нужен свежий воздух.

– Если ты выйдешь сейчас за дверь, мистер Холлиэлл, я не гарантирую, что у тебя будет работа, когда ты вернешься.

У двери Джексон остановился и обернулся. Остальные архитекторы наблюдали за ним, высовывая головы над ширмами, как жирафы в зоопарке. Джексон тряхнул головой и рассмеялся.

– И, слава богу, – сказал он.

* * *

По мнению Джексона, не было ничего чудеснее, чем стоять на улице в среду днем, когда остальное человечество печатало на машинках, массировало головы, стремясь унять головную боль, выпивало седьмую чашку кофе или сидело на конференциях. Весь город принадлежал ему. Джексон оставил машину на стоянке и вскочил в автобус, идущий на Пристань Рыбаков. В ноябре там обычно мало туристов.

Он вышел на площади Жирардали и побрел к выложенному плитками тротуару пристани. Немногочисленные прохожие уставились на него, как будто мужчина в деловом костюме с дипломатом в руках смотрелся возмутительнее, чем длинноволосые хиппи или татуированные женщины, заявлявшие, что парк у Золотистых Ворот – их обитель. Джексон взглянул на свое отражение в витрине магазина по продаже футболок с надписями, удивляясь, что такое особенное увидели в нем случайные прохожие.

Из витрины на него смотрел идеальный бизнесмен. Тщательно зачесанные волосы, чисто выбритый подбородок, темно-синий костюм, белая рубашка с накрахмаленным воротником, красный галстук. Интересно, узнал бы он себя, если бы человек в стекле витрины был просто портретом, а не его отражением? Куда делся наивный, полный надежд блеск его глаз? Где синие джинсы, с которыми он не расставался в университете? И любимые фланелевые рубашки, которые он носил годами, не обращая внимания на протертые почти до дыр локти. Последнее, что он помнил о них, – Меган засовывает их в самый дальний угол комода. Джексон вздрогнул. Он так далеко ушел от того парня, каким был в восемнадцать лет, когда он был полон решимости завоевать мир. А сейчас, в двадцать четыре у него не осталось ни одной незапятнанной мечты. Некоторые еще барахтались на поверхности, но большинство медленно или стремительно рассыпались в прах при соприкосновении с действительностью. Долгим внимательным взглядом Джексон окинул свое отражение, всю свою жизнь и то, как, сам не замечая, он позволил погибнуть своей лучшей половине и расцвести худшей. От высоких мечтаний и свободного духа он спустился до среднего обывателя. От художника до жалкого имитатора. От страсти до апатии.

Джексон дергал галстук, пока тот не повис свободно. Открыв дипломат, он вывалил планы и чертежи в ближайшую мусорную урну. Немного в стороне какой-то мужчина играл на губной гармошке, перед ним стояла банка из-под кофе для денег. Джексон протянул мужчине дипломат.

– Он из чистой кожи. Я отдал за него почти 200 долларов в Саксе. Вы легко продадите его за 75.

– Спасибо, парень.

Джексон кивнул и пошел дальше. Он почувствовал себя легче, моложе, каким не ощущал уже несколько лет. Сегодня вечером он отыщет свои старые фланелевые рубашки и наденет голубые джинсы. И будет рисовать. Все и всех. Он придет домой и начнет сразу четыре полотна, чтобы запечатлеть все образы, роящиеся в его мозгу. Нельзя ведь совершенно растерять все, за что боролся, во что верил, кем хотел стать. В нем еще есть жизненная сила. Он похоронил ее под костюмом-тройкой и размеренной жизнью обывателя, но он найдет ее снова. Ему необходимо отыскать ее. Он должен это сделать, если хочет, чтобы было ради чего прожить оставшиеся годы.

Джексон взглянул на часы – 3.35. Меган ждет его дома через три часа. Три часа. Когда в последний раз три часа казались ему мгновением? Когда он рисовал, только тогда. Минута в офисе тянулась как час. А ночью, когда лежал рядом с Меган, болтавшей о петуниях и своих еженедельных, чрезвычайно дорогостоящих визитах к гинекологу, минуты казались Джексону сутками. Он надеялся что со временем станет лучше. Вместо этого, каждое утро, каждый день вставал перед ним как палящая пустыня, простирающаяся до горизонта. И каждый день ему надо было пересекать ее.

Но сейчас он свободен. Свободен! Джексона совершенно не волновала та дерьмовая работа. По правде говоря, он сам удивлялся, что так долго терпел ее. Если бы не Меган… Ох, если бы не Меган, многое было бы по-другому. Во всяком случае, его уже тошнит от потуг казаться гордым. За то время, пока он отработает и улучшит свои художественные приемы и методы, он или найдет работу по душе, или, черт побери, может даже воспользоваться предложением Меган насчет денег, положенных на ее имя. У него будут каникулы. Да, каникулы. Именно это ему сейчас необходимо. Они с Меган могли бы слетать в Аспен, покататься немного на лыжах, и жизнь снова заискрится для них. Джексон расскажет ей, как ему было плохо. Почему он никогда не подумал об этом раньше, а лишь старался казаться надежным, ответственным мужем, каким хотела его видеть Меган, так что совершенно не оставалось времени сказать ей, что он несчастен. Меган поймет…

За углом внимание Джексона привлек магазин дамского белья. На безликом манекене был шелковый пеньюар, который ему хотелось бы видеть и на своей жене, вместо простых пижам и ночных сорочек, обычно одеваемых ею. Меган будет великолепно смотреться в нем.

Меган не догадывалась, что Джексон замечает, как много внимания и времени она уделяет своей внешности. Просто к вечеру, когда он, отбыв восемь часов на ненавистной работе, а потом, потратив час на дорогу до однотипных оштукатуренных домов, которые ему никогда не нравились, уже не имел ни сил, ни желания сказать, что цвет помады безукоризненно подходит к цвету лака. А когда Меган заводила разговор о пятне красной краски, нечаянно пролитой им на ковер, или кисточках, оставленных им в раковине, или об обеде, что она собиралась устроить для идиотских соседей, которые не находят ничего лучшего, чем беседовать об удобрениях для сада и высоких ценах, он уходил в себя, прекращал слушать ее, прекращал, фактически, быть ее мужем.

Джексон вошел в магазин и внимательно рассмотрел пеньюар. Он был немного кораллово-розового цвета, с оборками из антикварного кружева на рукавах, а атласная юбка спускалась до пола. Меган будет просто ослепительна в нем. Цвет подходит идеально. Джексон любил, когда она надевала розовое, кремовое, бледно-голубое. Эти тона придавали очарование ее нежности. Он любил, когда белокурые волосы, как шелковые нити, падали на ее щеки во время сна. Бог мой, он любил ее.

Джексон закрыл глаза. Неужели прошло почти три года как они женаты? Когда у них случались перепалки, казалось, что прошла целая жизнь. Но иногда, когда он осознавал, как легко обидеть ее, или как мало он в действительности знал о ней, а она о нем, то казалось, что они встретились лишь несколько часов назад. Джексон понятия не имел, кто его жена, чего она хочет, чего ждет от него, что думает, что чувствует. Он знал только, что Меган шла по одному пути, а он – по другому, и в течение трех лет они на полной скорости мчались в противоположных направлениях.

– Могу я чем-нибудь помочь Вам, сэр? – спросила продавщица средних лет.

Джексон открыл глаза и еще раз провел пальцами по пеньюару.

– Заверните, пожалуйста, – сказал он. – Это подарок моей жене.

* * *

Первое, что зародило тревожные мысли, были смятые петуньи в саду. Каждый день разыгравшийся соседский пудель носился по садику Меган, топча ее клумбу. Но к вечеру Меган вновь высаживала цветы или, по крайней мере, убирала сломанные. Сегодня, подходя по цементной дорожке к парадной двери, Джексон увидел раздавленные сине-белые петуньи, словно блины с черничным вареньем вывалились с тарелки и некому их убрать.

Джексон попробовал открыть дверь, но она оказалась запертой. Это стало вторым тревожным сигналом. Третий прозвенел, когда он подошел к окну, чтобы познать Меган, и увидел, что оно плотно занавешено портьерой. Раньше Меган никогда не опускала портьеры, заявляя, что комнатным растениям нужно как можно больше солнечного света. И еще она не выносила отгороженное, замкнутое пространство. Позже, сложив все вместе, Джексон сожалел, что не подготовился к случившемуся. А тогда он просто порылся в карманах и нашел свой ключ.

Войдя в дом, Джексон лишился дара речи, его парализовало, как бывало в начальной школе, когда кто-то со всей силы попадал ему футбольным мячом в живот. Аккуратно запакованный сверток выпал у него из рук. Чтобы не упасть, он прислонился к стене, больно, со всей силы, стукнувшись головой.

В гостиной разорвалась бомба. Это было единственное объяснение. Краски, эскизы, все растоптано и уничтожено. Несколько ранних, менее профессиональных работ, возможно, уцелели, так как находились в безопасности, засунутые в шкаф, но эти… эти были его сущностью.

Прошедший год был самым лучшим и плодотворным в его художественной жизни. Внутреннее несчастье изгонялось живописью, перевоплощаясь в творческую энергию, дававшую ему силы лихорадочно работать до рассвета. Джексон продолжал писать пейзажи, но начал и серию абстрактных работ, вызванных к жизни из его подсознания, его сердца. Он ничего не говорил Меган, но собирался попытаться заинтересовать картинную галерею и подготовить там выставку своих картин. Впервые он был уверен, что его работа значительна.

Чтобы остановить поток мыслей, Джексон вновь и вновь бился головой о стену. От этого становилось легче, тупые толчки боли изгоняли мучительные мысли. Он все сильнее отбрасывал голову, пока перед глазами не поплыли белые пятна, разбиваясь на сверкающие искры. Он не заметил, как к нему подошла Меган, лишь ощутил, как ее пальцы сдавили его руку.

– Перестань. Джексон, прекрати! – пронзительно вскрикнула Меган.

Джексон тряхнул головой и взглянул на нее. Меган плакала. Красные круги обрамляли ее глаза. Тушь оставила пятна на щеках и подбородке.

– Что случилось? – спросил он.

Меган опустила голову. И только тогда он увидел ее руки – все в краске, с краской даже под ногтями. Второй мяч, жестче первого, врезался ему в живот. Джексон наклонился вперед.

– Это сделала ты, – прошептал он. Джексон надеялся, что она начнет отрицать, он был готов поверить любому, самому дикому объяснению, только чтобы можно было снова смотреть на нее без ненависти.

Меган кивнула, и Джексон часто задышал, стремясь заполнить легкие воздухом. Странно, но в тот момент он чувствовал лишь нехватку кислорода. Джексон ожидал, что у него появится гнев, желание наброситься с кулаками, но была только борьба за воздух, и жуткая легкость в голове.

Джексон прошел по комнате, определяя, что можно еще спасти. И ничего не нашел. Он поднял за угол то, что раньше было его любимым морским пейзажем, написанным несколько месяцев тому назад, когда он на день выезжал в Кармел. На переднем плане стоял кипарис, а за ним простиралось необыкновенно спокойное море. Джексон оставил пейзаж на подоконнике для вдохновения, чтобы, любуясь им, наполняться миром и спокойствием, тем, чего так не хватало в повседневной жизни. Меган разрезала полотно на десятки кусочков, расчленив его, словно неистовствующий одержимый маньяк-убийца.

Картины Джексона были уничтожены, краски украшали ковер, как весело разукрашенные леденцы на палочке. За годы, что они прожили вместе с Меган, она устраивала через каждые три дня генеральную, от пола до потолка, уборку. А сейчас она устроила вот это. Джексон подумал о портрете Алекс, который он написал во время медового месяца. Он по-прежнему оставался одной из лучших его работ. Слава богу, Алекс забрала его к себе. Утешение довольно слабое, но все-таки лучше, чем ничего. Джексон потер лоб и оглянулся через плечо на Меган.

Она беззвучно плакала, стоя у двери.

– Почему?

Меган покачала головой.

– Почему, черт побери? – крикнул Джексон, пиная ногой остатки картин, ставшие хламом.

– Я не знаю, – прошептала Меган.

Джексон тряхнул головой и горько рассмеялся. Казалось, они оба играли сцену из «мыльной оперы» – преувеличенно, нелепо, чрезмерно драматично.

– Ты не знаешь, – повторил он. – Забавно. Ты уничтожила мои работы. Черт бы тебя побрал, Меган, ты уничтожила мою жизнь. Это все, что у меня было, единственное, что доставляло мне радость. Ты знала, что они значат для меня, и отобрала их.

– Я знала только, что они значат для тебя больше, чем я, – сказала Меган, вновь обретя силы. Слезы прекратились, и она подошла к Джексону, вдавливая краски еще глубже в ковер. – То, как ты игнорировал меня, смотрел на меня, как будто ненавидишь, разъедало мою душу. Каждый раз, когда я видела твои картины, я видела то, что ты не любишь больше меня. Это сводило меня с ума.

Меган ходила по комнате взад-вперед, хруст полотен под ее ногами напоминал царапанье гвоздя по грифельной доске.

– Когда жизнь доставала тебя, ты рисовал. А что могла сделать я, когда жизнь казалась невыносимой для меня? У меня ничего нет. Мне приходится лгать сквозь стиснутые зубы Алекс и Клементине. У Алекс будет незабываемый день, если она узнает правду, «я говорила тебе», скажет она. О, она знала… Она знала, что ты никогда не будешь счастлив с занудной старушкой Меган.

– Мег, – Джексон протянул к ней руку, но Меган резко отпрянула от него.

– Черт побери, это несправедливо, – она яростно тряхнула головой. – Когда мне были нужны твои объятия, ты вместо этого обнимал свои проклятые кисти. Я с трудом урывала мгновения побыть с тобой, а когда это все же случалось, ты интересовался мной не больше, чем вещью. Все, что я знаю, – это то, что ты женился на мне по какой-то причине, которую даже ты сам не понимаешь, а сейчас ты пытаешься определить, почему ты это сделал, и превращаешь жизнь в ад.

– Это не правда.

Меган смерила его взглядом.

– Нет, черт побери, это так. – Меган понятия не имела, сколько в ней сил и энергии, пока, оглядев комнату, не увидела, что она натворила. – Я все делаю для тебя, я готовлю, я убираю. Я позволяю тебе рисовать. Я поддерживаю тебя в работе.

– Я ненавижу свою работу.

Меган отвернулась.

– Я ненавижу ее, Мег. Я знаю, ты хочешь иметь идеального мужа, но для меня это невозможно и невыносимо. Мне нужно искусство… Это внутри меня. Все, что окружает меня… – Джексон закрыл глаза, с полной силой осознав, что он потерял сегодня. – Все здесь было моим «Я». Ты уничтожила меня.

Меган круто обернулась лицом к нему, и единственный раз в жизни именно Джексон отвел взгляд.

– Мне хотелось только счастливой жизни, – сказала она. – Муж, дом, ребенок. Почему тебе так трудно дать мне это?

– Я не какая-то заводная игрушка, которой ты можешь управлять по своему желанию. Я – личность. У меня есть собственные мечты и идеалы. Неужели тебе совершенно не важно, чего хочу я?

– Ты несправедлив, – ответила Меган, вновь заливаясь слезами.

– Я несправедлив? Я несправедлив? – Джексон схватил ее за руки, ногти вонзились ей в кожу. Она пыталась вырваться, но он крепко держал ее.

– Ты действовала как маньяк, разрезая на части плод всей моей жизни, единственное, что давало мне спокойствие, просто потому, что тебе надоело смотреть на них, а потом у тебя хватило наглости заявить, что я несправедлив. Бог мой, ты исказила все факты, не так ли?

– Может быть, – закричала в ответ Меган. – Но тебя никогда не было рядом со мной, чтобы подсказать, что я не права.

Джексон отпустил ее руку и пошел к двери. Сверток по-прежнему лежал на полу, и он поднял его.

– Куда ты идешь? – спросила Меган.

– На улицу.

– Джексон, куда ты пойдешь? Ты не можешь оставить меня сейчас. Мы говорим о нашем браке. Пожалуйста, нам надо поговорить.

Джексон повернулся:

– Мне кажется, именно сейчас единственное, что нам надо, – это развод. Я пойду немного пройдусь и постараюсь изменить свое мнение.

Он хлопнул дверью. Меган хотелось броситься на пол и рыдать навзрыд, бить со всей силы кулаками в стену, но она не сделала ничего подобного. Вместо этого взяла пакет для мусора из кухонного шкафа и вернулась в гостиную. Было удивительно легко ни о чем не думать, когда она занималась уборкой. Три года она делала одно и то же, дойдя до автоматизма, отбросив все мысли о фальшивости их брака и сосредоточив все внимание на том, какой очиститель лучше всего пойдет для этого или того пятна.

Меган наклонилась и раскрыла пакет. Обрывок за обрывком разбирала она то, что было раньше картинами, эскизами, постепенно наводя порядок.

* * *

Алекс увлеченно занялась яблочным пирогом Милли. У нее редко выпадала возможность поесть по-настоящему. Работа над степенью магистра занимала пять дней в неделю, с восьми утра до, самое раннее, одиннадцати ночи, а оставшиеся два дня она проводила в «Гудмэн и Ассошиэйтс», работая с книгами. Ни один из мужчин, проходивших через ее жизнь, не интересовался тем, чтобы подкормить ее, и, честно говоря, Алекс считала, что не смогла бы поддержать беседу ни с одним из них во время двухчасового обеда.

Поэтому она перехватывала стакан содовой тут, конфету там. Идеальная диета. Она сбросила без всяких усилий десять фунтов за последние три месяца. Зачем ей беспокоиться с питанием, когда она стала стройной и эффектной.

Алекс громко рассмеялась, привлекая, наконец, внимание своего спутника. Десять минут он, не отрываясь, смотрел в окно, совершенно забыв про свой черничный пирог.

– Что здесь смешного? – спросил Джексон.

– Я просто подумала, какая я великолепная, сексуальная женщина.

Он улыбнулся:

– И, конечно, скромная.

Алекс потягивала кофе, наблюдая за ним поверх чашки. Лицо Джексона было бледным, покрытым морщинками. Темные волосы, обычно красиво взлохмаченные, поредели. Фланелевая рубашка была мятой и морщенной, как будто ложась спать он забыл снять ее.

– Ты выглядишь препаршиво, – заметила Алекс.

Джексон откинулся на виниловые подушки сиденья и потер заросший щетиной подбородок.

– Спасибо.

– Джек, я серьезно. Прошло четыре месяца с тех пор, как вы с Меган обратились к психотерапевту. Предполагалось, что это поможет, помнишь?

– Поможет! Ха! – он поднял вилку, потом вновь опустил ее и отодвинул пирог.

– Можно я съем?

– Удивительно, как это ты не толстеешь. Меган не может и кусочка пирога съесть, чтобы не…

– Чтобы не что?

– Ты заметила, что я первый раз упомянул ее имя в беседе? Прозвучало почти так, как будто она моя жена.

Алекс взяла счет и встала.

– Забудь про пирог. Я заплачу, и мы пойдем погуляем.

Вернувшись от кассирши, она стащила Джексона с места и обвила рукой его талию. Они вышли на улицу. Стоял теплый весенний день.

– Ты любишь ее? – неожиданно спросила Алекс.

– Боже, нельзя ли начать с вопроса полегче?

Алекс остановилась и повернула Джексона лицом к себе.

– Это должно быть легко. Это должен быть самый легкий на свете вопрос для женатого мужчины.

– Где ты взяла привычку быть столь рассудительной и категоричной? Ты ни черта не знаешь ни о любви, ни о браке.

Алекс круто повернулась и помчалась вниз по холму.

– Алекс, подожди!

Она ускорила бег и завернула за угол, по направлению к Беркли. Джексон бросился за ней и, догнав, схватил за руку.

– Алекс, извини.

– Каждый считает своим долгом сказать мне это, а потом извиняется, как будто я тренировочная груша, от которой отскакивают все удары.

– Конечно же, нет. Мне, действительно, жаль. Извини. Это было подло с моей стороны. И сам я дерьмо. Ты – мой лучший друг. Прости меня, пожалуйста.

Алекс взлохматила его и без того уже растрепавшиеся волосы и улыбнулась.

– Ладно. Прощаю. Но в последний раз. А сейчас, пошли дальше. Давай вернемся на территорию университета.

Они быстро прошли милю, отделявшую их от Беркли, разговаривая о старых университетских днях, своей квартире, о чем угодно, только не о настоящем. Для Джексона было намного легче искать спасение в прошлом, чем иметь дело с настоящим, как приходилось ему делать каждый вечер в понедельник и среду в беседах с консультантом-психотерапевтом по вопросам брака. Четыре месяца назад он понял, что для них с Меган единственный выход или развод или консультации. Несмотря на то, что они очень сильно отдалились друг от друга, Джексон не хотел признать поражение и совершенно потерять Меган.

Но, боже, как он ненавидел эти консультации, колкие вопросы консультанта, которые, казалось, всегда обвиняли только его. Джексон ненавидел слезы Меган, непременно появляющиеся спустя пять минут после встречи. По ее слезам можно было сверять часы. И он ненавидел собственную двуличность. Потому что желание снова стать свободным и, еще хуже, забыть Меган, превратилось в неотъемлемую часть его жизни. За час до каждого сеанса Джексону приходилось сконцентрировать все силы и энергию, чтобы заставить себя пойти, делать вид, притворяясь, что сохранить брак для него самое важное в мире, как это было для Меган.

Вместе с Алекс они подошли к лужайке с южной стороны университета и сели на солнышке. Джексон лег на спину и пристально разглядывал тонкий слой облаков, проносившихся по небу как легкий дым фабричных Труб.

– Я люблю ее, – мягко произнес он. Алекс кивнула и обняла руками колени. – Я люблю ее, потому что она – моя жена. Потому что больше трех лет назад я стоял с ней перед алтарем, веря, что мы сможем быть вместе.

– И ты можешь?

– Со стороны не похоже, не правда ли? – Он резко сел. – Полагают, что консультации могут улучшить наши отношения, но на самом деле стало еще хуже. Доктор Мадвик просит нас рассказывать о наших чувствах, но все, что мы узнаем в результате, это то, как мало мы в действительности знаем друг друга. Меган говорит такие вещи, что я не верю своим ушам.

– Например?

– По ее мнению, я обязан стать нормальным, приличным человеком. Она не может пережить, что я пытаюсь зарабатывать на жизнь как художник. Она хочет, чтобы я, как бесхарактерная тварь, снова приполз к Якоповичу и попросился на работу. Похоже, Меган придумала меня таким, каким я должен быть, и не желает видеть, какой я на самом деле, стараясь всунуть меня в шаблон, созданный ею.

Джексон провел рукой по волосам, слипшимся от пота и пыли. Когда он в последний раз принимал душ? Дни? Недели назад?

– То, что у нее деньги в банке, не имеет никакого значения, – продолжал он. – Деньги, которые она когда-то предложила мне. Нет, сейчас она говорит, что деньга предназначены только для вклада и моя обязанность обеспечивать ее.

– Это не похоже на Меган.

Джексон замолчал и взглянул на Алекс. Глаза ее были закрыты, лицо обращено к солнцу. Темные кучерявые волосы падали, ниже лопаток, она не стриглась три года. Это была такая же буйная, непокорная и собранная Алекс, что и всегда.

– И все же, это – сущность того, что она говорит. Алекс, она совершенно другая сейчас. – Она стала сильнее. Что-то изменилось в ней в тот день, когда она изрезала мои картины.

Джексон сжал кулаки. Поднявшись, он побежал к мощному дереву в нескольких метрах позади и стал подтягиваться, повиснув на нижней ветви.

– Ты все еще злишься на нее за это?

– Да. Нет. Не знаю. Я думаю о том, что потерял, и хочу убить ее. Но потом я думаю о работах, которые написал в последнее время, стараясь компенсировать уничтоженное, и каким-то образом, вижу, что это пошло мне на пользу. Это побудило меня работать больше, упорнее.

– Иди сюда, – позвала Алекс, оборачиваясь и наблюдая, как он, подобно обезьяне, висит на одной руке. – Иди сюда, идиот, я хочу серьезно поговорить с тобой хоть минуту.

Джексон вернулся и сел рядом с ней.

– Знаешь, ты несправедлив к Меган, – сказала она.

– Как ты можешь говорить такое? Не кто иной, как Меган, превратила в груду обломков мои картины. Я бы сказал, что я излишне любезен по этому поводу.

– Я говорю не о твоих картинах. Я имею в виду эмоции.

Алекс сорвала несколько травинок и раскладывала их на ладони в соответствии с размерами.

– Тебе следовало бы послушать Меган, когда она звонит мне. Она болтает об успехе, достигнутом вами у психотерапевта. Как хорошо складывается теперь ваш брак. Она уверена, что вы преодолеете различия и все будет превосходно. А потом, десять минут спустя, из телефонной будки звонишь ты, крича и ругаясь, говоришь, какой ты несчастный. Вас с ней разделяют миллионы космических лет.

– Что ты от меня хочешь? Чтобы я взорвал построенные ею воздушные замки? Уничтожил и разрушил весь ее мир?

Алекс уронила травинки и взглянула ему в глаза.

– Да! Черт побери. Она живет в мире, который не существует, и в один прекрасный день она обнаружит это. Постарайся представить, каким разрушительным ударом будет для нее все. У тебя есть картины и мечты. А у Меган – только ты. Будь с ней честным, Джек. Скажи ей, что не думаешь, что у вас что-то получится. Скажи ей, что ты боишься. Скажи ей хоть однажды правду.

Джексон посмотрел в сторону. Несколько студентов вышли на улицу и улеглись на лужайке позагорать в перерыве между занятиями.

– Меган не нужна правда, Алекс. Ей ближе сентиментальные картины Нормана Рокуэлла, страницы какого-нибудь психологического романа о том, как стать счастливой. Каждый раз, когда я пытаюсь быть самим собой, реальным человеком в реальном мире, она просто захлопывает дверь.

Алекс встала и стряхнула приставшую траву. Она протянула руку Джексону, помогая встать.

– Ну что ж, тогда просто постарайся взломать дверь еще раз, хорошо?

* * *

Клементина внимательно рассматривала себя в большом, во весь рост, зеркале в спальне. Атлас, легко касающийся ног, напоминал кожу ребенка. Она провела руками по бедрам и повернулась из стороны в сторону. Коралловый пеньюар великолепно шел ей.

Клементина чуть не отослала его обратно, получив шесть месяцев тому назад. На вложенной карточке она прочла: «Клементине, с любовью. Джексон».

Она все еще помнила чувство, охватившее ее тогда. Оно напоминало неприятный холод кубика льда, который ее кузина засунула ей за шиворот, когда им было по пять лет. Холодную, скользкую, трепещущую дрожь, от которой напряглось тело. На мгновение она легко забыла Меган и их брак, расстояние, отделяющее ее от Джексона. Она представила, как он думает о ней, грезит наяву о вещах, которые могли бы осуществиться когда-нибудь, если бы хоть немного изменился ход их жизни. Джексон был единственным мужчиной, заставляющим ее испытывать неловкость и неудобства и в то же время чувствовать себя так по-домашнему уютно.

Но увидев свое лицо в зеркале, с мечтательными и затуманенными глазами, с румянцем на щеках, Клементина застыла. Сердце предавало ее. Она понятия не имела, насколько далека от настоящей физической близости с ним, но уже думала о нем и, страшно признаться, желала его. Холодок желания и страха отрезвил Клементину.

Какие бы чувства она ни испытывала к Джексону, они должны остаться похороненными на самом дне ее души, в самой глубине ее сердца. В этом ее единственная защита от воспоминаний – держать все: страх, гнев, любовь, ненависть – запертым внутри. Это единственный известный ей путь выжить.

Кроме того, сейчас она обручена со своей работой. Уилл добился для нее прослушиваний на еженедельные фильмы, и Клементина получила приглашение на роли в четырех рекламных роликах в «Эй-Би-Си Санди Найт фильма». Но дело подвигалось медленнее и труднее, чем она думала. Ей пришлось заняться фотомоделированием и сняться для пары каталогов, чтобы хоть как-то свести концы с концами. В принципе, это не важно. Если нужно сделать шаг назад, чтобы, в конечном счете, продвинуться вперед, она готова. Она не может позволить сейчас Джексону Холлиэллу отвлечь ее от цели, увести в сторону. Клементина просто выбросит его из головы.

Сначала она была слишком занята, и ей не хватало времени сходить на почту и отослать сверток обратно. Она так и оставила подарок нераспечатанным на кофейном столике и каждое утро, и каждый вечер подолгу рассматривала его. Спустя неделю, не в состоянии превозмочь любопытство, она развернула сверток. Ей было интересно узнать, что там внутри – альбом, о котором она мимоходом упомянула, книга. Увидев под тонкой белой оберточной бумагой кремовый пеньюар, она почувствовала, как замирает и останавливается сердце. Клементина вытащила подарок из коробки и прижала к лицу.

По щекам покатились слезы. Это была не печаль, нет. Просто боль в груди, потеря чего-то, о существовании чего она даже не подозревала и, возможно, никогда уже не обретет. Если бы все было по-другому, подумала она. Если бы только я была кем-то еще.

Меган рассказывала о своих проблемах с Джексоном, но Клементина сомневалась в их серьезности. Меган звонила раз в неделю, кратко информировала о сеансах у консультанта, отмечая, как постепенно улучшаются ее отношения с мужем, как замечательно они живут сейчас, когда кристально честны друг с другом. Во время этих звонков Клементина прижималась спиной к стене с такой силой, как будто налетел ураган, и она не может сдвинуться с места. Мягкие слова Меган причиняли боль, подробности о том, как Джексон касался ее, хотел ее, любил ее, были невыносимы. Нелепо. Она едва знала его, видела лишь пару раз. И все-таки временами ей казалось, что она отдаст все на свете, только бы оказаться на месте Меган, хотя на один день. Чтобы мужчина прикасался к ней, не вызывая ни ужаса, ни омерзительных воспоминаний, чтобы она могла вытянуться под ним без страха, чувствовать его внутри себя и не вопить при этом. Только один день побыть нормальной и любимой.

Но этого никогда не будет, Меган и Джексон разберутся со своими проблемами и проживут в мире и согласии до глубокой старости. А у Клементины останется… ее работа. Да, у нее всегда будет работа.

Она почти что отнесла подарок на почту в тот же день. Какую-нибудь безделушку, что-то из бумажных изделий, может быть, даже шарф она еще могла бы принять, но пеньюар… Она положит подарок назад в коробку, подпишет «Отправителю». Клементина уже выходила из дома, когда от внезапной мысли застыла на пороге. Что, если Меган откроет посылку? Клементина не думала, чтобы Меган знала о подарке. Несмотря на его безобидность, Меган почувствует себя обиженной и начнет ревновать. Клементина вернулась и засунула сверток под кровать, решив лично отдать его Джексону, когда будет возле залива или он приедет в Лос-Анджелес.

Такого случая не представилось. И вот спустя шесть месяцев, она одела пеньюар в первый раз. Пока сверток лежал под кроватью, Клементина не могла не думать о Джексоне. Она вытаскивала пеньюар по ночам, пробегала пальцами по завязкам, гладила атлас и гадала, что заставило его прислать ей эту вещь, что он знал о ее чувствах к нему. Глядя сейчас на свое отражение в зеркале, она нашла ответы на все вопросы.

Джексон прислал его потому, что чувствовал то же самое, что и она, – неоспоримое влечение, непреодолимое желание быть рядом. Казалось, что его руки, касавшиеся материала, ласкавшие его, проникли через расстояние и гладили ее тело. Руки Джексона не были грязными и грубыми, как у Него, они были мягкими и нежными, руками художника, рисующими портреты на ее коже, возбуждая каждый нерв.

Каким-то образом, несмотря на краткость времени, проведенного вместе, и расстояние, отделявшее их друг от друга, Джексон знал совершенно точно, какие чувства она испытывает. Он знал, что если Клементина позволит себе подумать о мужчине, о любви к мужчине, она подумает о нем. Он знал, что, несмотря на привязанность к Меган, ее мысли предадут их дружбу. Ее образы вышли из-под контроля. Клементина радовалась, что у Меган и Джексона не все гладко, что они живут порознь, и, возможно, надеялась на развод. Это были ужасные мысли, но Клементина ничего не могла с собой поделать.

Ее не беспокоило, что, будь Джексон свободен, оставалась еще ее боязнь интимных отношений. Каждый раз, когда мимо проходил мужчина, она прижималась к стене. Ее не волновало, что она почти ничего не знала о Джексоне, только то, что Меган и Алекс рассказывали ей. Клементина знала только, что ее чувства к нему совершенно ненормальны и время не в состоянии приглушить их.

Пока она смотрела на свое отражение, проводя пальцами по атласу, плотно облегавшему талию и бедра, воображая, что это не ее рука, а его, видя перед собой его лицо, ее фантазии становились еще красочнее и живее. Вопреки своим решениям и страхам, она, если он захочет, отдастся ему. Оставался только один вопрос – будет ли это на самом деле?

Глава 14

Кабинет Алекс оказался угловым. Прекрасно, может быть, это и очень небольшой кабинет, не больше стенного шкафа, без секретарши перед дверью, а из мебели в нем только неустойчивый письменный стол и стул, зато он на двадцать третьем этаже Банка Америки, и перед ней расстилается великолепный вид города с уходящим вдаль мостом Сан-Франциско – Залив Оэкленд. И это ее кабинет, только ее.

Дополнительные два года учебы и степень магистра в управлении бизнесом полностью изменили виды на работу. Больше ей не придется, как в «Гудмэн Ассошиэйтс», разливать кофе и следить, чтобы ровно стояли книги. Сейчас она – помощник консультанта по инвестированиям в фирме «Рок Солид Инвестмент», с не слишком низким окладом в тридцать тысяч долларов в год.

С самого начала Алекс знала, что она достаточно компетентна для этой должности. Один из преподавателей даже замолвил за нее словечко. Основная проблема заключалась в том, чтобы убедить Брента Джиббонса, главного исполнительного директора «Рок Солид», что она подойдет. Алекс слышала о нем задолго до того, как обратилась за работой. Его имя с благоговейным страхом шептали за зваными обедами, его высказывания цитировались в «Уолл Стрит Джорналс». Он был ответственным в повышении цены за метрополитен, и ходили слухи, что он приложил руку к выкупу «Уолшмена». Пока шли разговоры, он тем временем быстро и тихо купил компанию «Рок Солид Инвестмент» и поднял ее от второсортного, со штатом в пять служащих предприятия, до одной из ведущих брокерских бирж на Западном побережье.

Из того, что Алекс узнала в результате расспросов, «Рок Солид» арендовала три этажа в здании Банка Америки, имела более двухсот служащих и являлась самой популярной инвестиционной компанией среди элиты Сан-Франциско и Лос-Анджелеса. Вот уже шесть месяцев, как действовал филиал в Нью-Йорке и готовилась к открытию контора в Лондоне. «Рок Солид» занималась всеми видами финансовых услуг, хотя специализировалась в том, что многие считали рискованной сферой, – в высокопроцентных вкладах, переменном капитале и совместных фондах. И все же процент прибыли для клиентов был удивительно высоким. Клиенты рассказывали своим друзьям, которые передавали агентам и деловым партнерам, женам, мужьям, и бизнес процветал, разрастался, превосходя даже самые фантастические ожидания.

Алекс никогда не думала, что лично встретится с Брентом Джиббонсом. Главные исполнительные директора занимались управлением и маркетингом, а не беседовали со служащими. Ей предстояло узнать о секрете успеха мистера Джиббонса. Когда она прибыла в главное управление компании, секретарь сообщила, что все беседы с новым персоналом мистер Джиббонс проводит лично. Алекс проглотила жвачку, которую жевала, и выпрямилась на стуле. Она выдержит, повторила она про себя. Он такой же человек, как и она. Из такой же плоти и крови. Когда секретарша сказала, что мистер Джиббонс готов принять ее, Алекс на мгновение осталась сидеть, собираясь с силами, борясь с подступившей тошнотой и нервными спазмами в животе. Потом встала и вошла в кабинет.

Комната была темной, как детский садик во время тихого часа, роскошной, заполненной буйными растениями к картинами экспрессионистов. В книжных шкафах стояли аккуратно выстроенные энциклопедии, словари, известные книги по экономике. Дальше стена была стеклянной от пола до потолка, и великолепный вид простирался на мост через залив до самого Окленда.

Брент Джиббонс разговаривал по телефону, повернувшись в сторону, так что Алекс могла видеть лишь кончик греческого носа и шапку седых волос. Она подошла к письменному столу, мысленно «приклеила» подошвы к полу, чтобы не топтаться нервно и суетливо, и стала ждать конца разговора. Отсюда она могла получше разглядеть его. Джиббонс оказался именно таким, каким она его представляла: воплощением жесткого брокера по инвестициям. Темный костюм, красный галстук, руки без колец. Или он был женат и не старался это афишировать, или жена не вписывалась в картину его жизни. Вслушиваясь, как повысился его голос, захваченный страстью торговца, возможностью получения большой прибыли, Алекс убедилась, что его преданность бизнесу безгранична. Глубина баритона и властный тон смягчили на мгновение ее нервозность. Он был всем, чем хотела стать она.

Наконец, Джиббонс закончил разговор и встал. Рост его приближался к шести футам, и Алекс расстроенно осознала, какой маленькой кажется рядом с ним. Пожатие его было твердым, а Алекс успела вытереть вспотевшие ладони о свою юбку.

– Садитесь, – сказал он, беря ее анкету. Он просмотрел ее не менее трех раз, кивая головой и делая пометки на полях. Алекс ничего в жизни не хотелось знать сильнее, чем то, что он там пишет.

– Очень хорошо, мисс Холмс, – наконец произнес он. – Вы еще мисс, не так ли?

– Да, сэр.

– Прекрасно. Замечательный общий балл. 3.8. Впечатляюще. Однако опыт работы маловат. Мы обычно ищем человека, работавшего непосредственно в области инвестирования. Фактически, на сегодня у нас еще два собеседования с молодыми людьми, которые последние пять лет провели на Уолл Стрит.

Под его пронзительным взглядом Алекс поняла, что ее не оценили по достоинству. Брент Джиббонс, как только увидел ее, решил, что она слишком молода, слишком неопытна, слишком… женщина. Черт бы побрал эти юбку и блузу. Надо было надеть брючный костюм. Она отвернулась в сторону, злая и расстроенная. Какая она дура, когда решила, что получит эту работу. Ей только двадцать четыре, она только что из университета. И она – женщина. И не важно, что говорят о равноправии. Облеченные властью «Бренты Джиббонсы» по-прежнему уверены, что женщина не сможет взвалить на себя непосильный груз бизнеса. Говорят много и красиво, но это все пустые разговоры. Соберите вместе группу одних мужчин, и поймете, что они по-прежнему считают женщин существами, не обремененными мозгами, годными лишь для одного – рожать и воспитывать детей, как и в пещерные времена. Правда, действительно, жаль, что в «Гудмэне» она занималась только отчетностью. К тому же Алекс встретила в холле одного из двух претендентов, и он производил впечатление явно опытного работника. Занудного, но квалифицированного. Нужно пошевелить мозгами и быстро переубедить Джиббонса. Алекс сцепила руки на коленях.

– Мистер Джиббонс, я понимаю, что у меня, точно, нет опыта работы в инвестиционном бизнесе, но не думаю, что это повод исключать меня из претендентов. В чем на самом деле состоит работа консультанта по инвестированию? Первое – установить доверительные отношения с клиентами, чтобы заставить их испытывать комфорт, оставляя деньги в наших руках. Давайте взглянем в лицо действительности, женщина гораздо легче вызывает доверие, чем мужчина, и лучше развивает личные контакты. Второе, я буду работать с вашими брокерами, узнавая от них о фондах, направлениях, спрашивая, когда посоветовать, когда настаивать, а когда предложить что-то еще. Вы же не хотите какого-то отчаянного дельца с Уолл Стрит, который считает, что знает все на свете, и втравит ваших клиентов в какие-нибудь многомиллионные ошибки, верно?

Джиббонс наблюдал за ее руками, которые она высвободила из-под колен и сейчас оживленно жестикулировала ими.

– В моем понимании, – продолжала Алекс, – консультант по инвестициям должен обладать легким, но твердым нюхом, знать кое-что из всех областей, как делать деньги, и обладать способностью успокаивать измотанные нервы клиентов. Она должна уметь подбирать слова и иметь божий дар убедить сомневающегося вкладчика сделать решительный шаг.

– И, полагаю, Вы всем этим обладаете?

Джиббонс снисходительно улыбался, Алекс ничего не оставалось, как только продолжать дальше. Это был ее единственный шанс найти достойное применение всему, что она получила в университете.

– Да, – сказала она, – я человек дела, мистер Джиббонс. Я думаю, ем, сплю с мечтой о капиталах, облигациях, совместных фондах, курсе валют и корпоративном владении. Я изучала правила, условия игры, каждый аспект этого дела в течение шести лет. И хотя я знаю, что учеба не совсем то, что практический опыт, в этом мое превосходство, полное и четкое ощущение, как обернутся дела в экономике.

Джиббонс откинулся на стул.

– Говорите Вы красиво, мисс Холмс, но мне нужна не красивость, а жесткость. Мне нужен здравый смысл.

Алекс сжала руки в кулаки. Такое игнорирование она не ощущала с тех пор, когда встретила Клементину. Она поняла, что ее почти что отфутболили, но все еще не сдавалась. Она хотела именно эту работу, потому что это был тот вид деятельности, ради которого она училась и боролась.

– Я буду жесткой, – сказала Алекс. – По правде говоря, я отказалась от всего ради бизнеса, я никогда в жизни не делала ничего наполовину, и здесь тоже не будет исключения. Если вы возьмете меня, у вас будет больше, чем работающий целый день служащий. Вы получите служащего, согласного посвятить Вам всю жизнь. Сколько людей может предложить такое?

Джиббонс встал и подошел к окну.

– Вы напомнили мне молодого человека, которого я знал когда-то, – мягко сказал он. – Он был таким же пылким, как и вы, также идеализировал будущее.

– И что с ним стало?

– Он вырос. Женился. И пресытился.

Джиббонс повернулся и пристально посмотрел на Алекс. Она почувствовала, как кровь приливает к лицу. Хотя ее одежда была почти строгой – узкая серая юбка и жакет, белая блузка, черные туфли-лодочки – этот мужчина каким-то образом заставлял ее чувствовать себя женственной.

– Это Вы? – спросила она.

– Не важно. Важно, что это – холодный, бессердечный бизнес. Люди, с которыми вы работаете, станут притворяться друзьями, а как только ты повернешься к ним спиной, всадят нож в спину. Клиенты нервные, раздражительные. И раздражение вымещают на тебе.

– Я все это знаю.

– Большинство наших служащих не имеют личной жизни. На нее не хватает времени. Работа занимает двадцать четыре часа в сутки.

Алекс и глазом не моргнула.

– Я знаю.

– И вы по-прежнему считаете, что справитесь?

Она наклонилась вперед:

– Думаю, я смогу.

Брент Джиббонс сел и взглянул на своей календарь.

Алекс затаила дыхание.

– Пятница на следующей неделе в восемь, вам подходит? – спросил он.

– Простите?

– Сейчас вы спуститесь в холл, в регистратуру служащих, они внесут вас в страховку и списки на оплату. Работать начнете завтра с восьми утра, а в следующую пятницу, если вы свободны, я приглашаю вас на обед. Мне всегда нравится выводить куда-нибудь наших новых служащих. Мы еще не настолько крупная фирма, чтобы исключать личные контакты. Так мы отметим начало вашей новой жизни.

Улыбка совершенно изменила его лицо. Серые стальные глаза покрылись дымкой, выражение смягчилось, и он показался Алекс каким-то смутно знакомым, вроде старого друга, живущего по соседству. Надо было всего лишь взглянуть попристальнее, приподнять налет обеспеченного благосостояния и лет, и под ним вы увидите прежнего неуклюжего, полного мечтаний мальчишку с другого конца улицы.

Алекс впитывала его слова, впитывала, находясь в шоке от удивления и счастья. Затем улыбнулась в ответ и поспешно направилась к двери:

– Вы не пожалеете об этом, мистер Джиббонс.

Он многозначительно посмотрел на нее:

– Нет, не думаю, что стану жалеть.

Идя по коридору к конторе по найму служащих, с возбуждением, переполнявшим ее, мысленно устремившись в завтра, Алекс врезалась в женщину, поворачивающую за угол с кучей папок. Бумаги как листья разлетелись по коридору.

– Ох, извините, – пробормотала Алекс и тут же опустилась на колени, стараясь привести все в порядок.

Женщина покачала головой и тоже встала на колени. Первое, что заметила Алекс, – ярко-красный лак и остроконечные треугольные ногти. Взглянув на лицо женщины, она чуть не отскочила при виде яркой клоунской косметики, пятнами лежащей на бледной коже. Прямые черные волосы, обильно залитые лаком, плотно прилегали к голове.

– Секретарша, – решила Алекс.

– Мне действительно очень жаль, – сказала она, – я только что получила работу, и это так взволновало меня, что, полагаю, я совсем ничего не замечала. Я – Алекс Холмс. – Она протянула руку.

Женщина села на пятки и медленно, как будто ей потребовалась вся ее энергия, пожала руку Алекс.

– Максин Уотерделл. И какую работу вам предложили? Надеюсь, не за кофе следить.

Алекс не обратила внимания на сарказм и встала, выпрямившись настолько, насколько могла.

– Вообще-то я – новый консультант по инвестициям. А вы?

На мгновение искры гнева блеснули в глазах Максин, потом она овладела собой и тоже встала.

– Я – секретарь мистера Берсона, – ответила она, – но ненадолго. У меня большие планы.

Алекс полагала, что Максин хотела произвести на нее впечатление, но сомневалась, что секретарши поднимаются от своих диктофонов и проделывают путь на вершину компаний, как это бывает в фильмах, где героиня из бедной семьи становится богатой.

– Ну что ж, прекрасно. Я, пожалуй, пойду. Приятно было познакомиться.

Максин кивнула и пошла дальше, ни одна прядь ее черных волос не сдвинулась с места. Алекс покачала головой. Похоже, что, еще не приступив к работе, она нажила врага. А, ладно. У нее нет времени волноваться по поводу отношений с раздраженной секретаршей. Она твердо решила стать консультантом века по инвестициям.

На следующее утро Брент Джиббонс показал Алекс ее кабинет и прочитал краткий инструктаж об обязанностях и ответственности ее должности. Когда спустя три часа он закончил, Алекс уселась поудобнее и старалась понять, во что она впуталась. Перед ней лежала куча дел клиентов, три папки по анализу капитала, двенадцать списков возможных инвестиций и отчеты, которые надо было запомнить, а также четыре тетради с записями по процедуре приема на службу. В своих мечтах о крупном бизнесе она всегда была занята, но в фантазиях никогда не было такого большого количества бумаг.

Алекс сидела за столом, закрыв глаза, и думала, как много ей еще надо приспосабливаться. Это был совершенно новый стиль жизни. Больше не будет свободных праздных дней. Она не сможет прогуливать работу, как прогуливала иногда занятия в университете, когда пляж или поездка по побережью были намного привлекательнее. Каждое утро ей надо вставать в 6.30, принять душ к 7 и быть в офисе к 7.45.

И надо пересмотреть гардероб. Бирюзовые шелковые брюки и шарфы, блестки на платьях хороши для танцевальных клубов, но не здесь. Ей понадобится, по крайней мере, три костюма, четыре узкие юбки, и бог знает, сколько блузок. И нужно привести в порядок волосы. Через две минуты после того, как она укладывала их, на лбу и щеках снова выбивались непокорные пряди. И нечего болтаться с кем попало. Теперь у нее есть имя, которое надо защищать, – ее работа. Она будет опытной, преданной делу, полностью сосредоточенной только на одном – «Рок Солид Инвестментс».

И все же… Все же, когда Алекс заснула вчера вечером, она видела во сне не доходы, не продвижение по службе, а седоволосого мужчину с аристократической внешностью.

– Он женат, – сказал этот мужчина, выходя из ее кабинета.

– Вы? – окликнула его Алекс. – Вы женаты?

Он улыбнулся и исчез.

В течение всей недели Алекс читала дела и досье клиентов и высматривала в холле Брента Джиббонса, но ни разу не видела его. Она вращалась среди мелких сошек, низкооплачиваемых служащих, секретарш и никогда не подходила к кабинету главного исполнительного директора. Если бы не запись о назначенном обеде в его календаре, он, возможно, уже забыл бы о ней.

* * *

Они пошли в «Молита» на Вестерн Авеню возле Рыночной улицы. Форма одежды должна была быть официальной, пиджаки обязательны. Алекс порадовалась, что выбрала белое длинное платье, не шикарное, но, тем не менее, элегантное. Ей предстояло заполнить еще одну секцию своего гардероба – элегантными, в хорошем вкусе, вещами. Иногда она ненавидела себя за то, что стала взрослой со всеми вытекающими проблемами и условностями. Алекс выскользнула из пальто, открыв вырез в форме каре как на груди, так и на спине.

– Ты чудесно выглядишь, Алекс, – сказал Брент и заказал бутылку шампанского.

– Элегантность, в хорошем смысле, уже приносит свои плоды, – подумала Алекс: – Спасибо, сэр, – ответила она.

Брент рассмеялся и вытащил пачку сигарет из нагрудного кармана.

– По крайней мере, сегодня вечером можешь называть меня Брентом. Хорошо?

– Хорошо.

Алекс огляделась. Помещение было темным, слишком темным. Вряд ли единственная свеча на каждом из столиков давала достаточно света. Может, они не хотят, чтобы клиенты слишком ясно видели, что едят? Алекс наблюдала за официантами, быстро снующими взад и вперед через заднюю комнату. Казалось чудом, что они не спотыкались о стулья.

– Ты чем-то озабочена, Алекс?

Она повернулась и изобразила внимание на лице.

– Нет, извините. У меня скверная привычка воображать, что самое ужасное может произойти везде, где бы я ни появилась.

Джиббонс улыбнулся, показав немного желтоватые, но ровные крупные зубы.

– А что ты вообразила здесь? – спросил он, в то время, как официант наливал пенящуюся жидкость в бокалы.

– О, просто, что они специально сохраняют зал полутемным, чтобы мы не заметили, что ползает у нас в еде.

– Мадам, – негодующе произнес официант, – уверяю вас, в наших блюдах ничего не ползает.

– Она просто пошутила, – вмешался Брент. – Правда. Пожалуйста, не обижайтесь.

Официант подозрительно взглянул на Алекс, потом кивнул и ушел.

– Извините, – сказала Алекс, – я никак не научусь придерживать язык. Просто люди не понимают шуток. Миру не мешало бы иметь побольше чувства юмора. Вот на днях…

– Алекс, ты нервничаешь? – мягко спросил Брент.

– Нет, конечно, нет. Я никогда не нервничаю.

Он закурил сигарету, не спуская с нее глаз.

– Ну, хорошо, – сказала она, – немного.

– Почему?

Алекс пожала плечами:

– Потому что я не знаю, почему я здесь.

– Я сказал тебе, почему.

– Я хочу знать настоящую причину.

Брент выпустил облачко дыма поверх ее головы, поднял свой бокал с шампанским и чокнулся с ней. Пузырьки газа щекотали ноздри Алекс, пока она пила вино.

– Значит, ты не поверила, когда я сказал, что всегда приглашаю новых служащих на обед, чтобы отпраздновать начало работы? – спросил он.

– Нет.

Откинув голову назад, Брент рассмеялся. У него был молодой смех. Молодое лицо. Молодое тело. Только волосы выдавали его возраст.

– Алекс, ты великолепна. Правда. Не думаю, что встречал когда-нибудь такую женщину, как ты.

– Вы женаты? – спросила она. Вопрос вырвался прежде, чем Алекс сумела остановиться. Она не могла играть в игры, в которые играла Меган, притворяясь и надеясь, что получишь нужную информацию к концу вечера. У Алекс не хватало терпения, или желания тратить время впустую.

– Да, – ответил он.

Она глубоко вздохнула и отвела взгляд. По крайней мере, можно сразу же отбросить все глупые фантазии прежде, чем они затянут ее в свои сети. Конечно, Брент должен был быть женатым. Он слишком совершенен, чтобы оставаться холостым.

– Ее зовут Карлотти, – сказал Брент. – Мы встретились, когда я был в Испании по делам пятнадцать лет тому назад.

– Дети есть?

– Да. Сын тринадцати лет. Питер.

Алекс потягивала шампанское. Она не имеет права быть разочарованной. Просто впервые за многие годы мужчина возбудил ее любопытство, фантазии. Что, если он поцелует меня? Какие чувства возникнут при этом? Какие у него ноги, есть ли мускулы на спине? Какая у него кожа? Есть ли какая-то возможность быть с ним? Но возможности не было.

– А ты? – спросил он. – Замужем?

– Нет.

– Но хотелось бы?

– Нет. – Ответ прозвучал слишком громко, слишком безнадежно. Иногда собственный голос подводил ее. – Нет. Это не вписывается в мою жизнь. Не сейчас.

Он кивнул и стряхнул пепел с сигареты в пепельницу.

– Я думаю, это благоразумно, – заметил Брент. – Не потому, что брак – это плохо, не потому, что вы на самом деле не сможете иметь и то, и другое. Мужчинам легче, от них не требуется воспитания детей, но у женщин уйма времени уходит на дом.

– То же самое я говорю подругам и родным, но они думают, что это просто отговорка, предлог. Они говорят: – почему ты не можешь выйти замуж, иметь детей, работать неполный день? Как будто моя карьера – какая-то побочная линия.

Он кивнул:

– Моя жена совершенно счастлива как мать и домохозяйка, и я уважаю ее за это. Но если она вдруг решит, что хочет стать служащей, у нее появятся серьезные проблемы. В сутках не хватит часов на то, чем ты хочешь быть и тем, что хотят от тебя дети.

– А как же вы? – спросила Алекс. – Какие жертвы пришлось принести вам?

– Время с Питером, – мягко ответил он. – Сейчас он уже подросток, а я, черт побери, не помню, когда он вылез из пеленок или впервые прокатился на велосипеде. Его голос стал более низким, а я даже не знаю, когда он изменился. Он пришпиливает на стены афиши рок-звезд, а я не могу вспомнить, когда он снял клоунские маски.

– Это ужасно.

– Это хуже, чем просто ужасно. Где-то в своей жизни я перепутал приоритеты, а теперь слишком поздно менять что-либо. Карлотта приспособилась к моей жизни, но с Питером совсем не так просто. Он не понимает.

– Но у вас есть компания, – сказала Алекс, стараясь поднять настроение. – Вы сделали ее самой удачной биржей на Западном побережье.

Брент взглянул на нее:

– Думаете, это утешает?

– Для меня это было бы утешением.

Он покачал головой.

– Возможно, ты – другая, но я так не думаю. В твоем возрасте я чувствовал точно так же. Я собирался завладеть миром, быть независимым, свободным от всяких обязательств. Потом я встретил Карлотту и потерял себя. После рождения Питера я смягчился. Каждый день я замечал, что вещи, которые раньше поглощали меня, например: – сделки, значение рынка акций, крупные прибыли – все это просто перестало иметь такое сильное значение, как раньше. Но когда я возвращался домой и видел своего сына, слышал его смех… – Он улыбнулся. – Это значит больше, чем можно выразить словами. Возраст, полагаю, заставляет видеть жизнь в перспективе.

Они поговорили на другие темы – о пьесах, искусстве и литературе. Алекс пила шампанское, наслаждаясь сухим приятным вкусом самого дорогого шампанского в ресторане. Брент был прав. Она нервничала. Но по мере того, как они разговаривали и смеялись, волнение исчезло, плечи естественно расправились, и она успокоилась. С тех пор, как Джексон прекратил их еженедельные вылазки на обед и полностью посвятил себя спасению своего брака, она никогда не беседовала так легко, не чувствовала себя так уютно, так на равных с мужчиной.

Через какое-то время Брент поднял руку, и Алекс поразилась, как быстро появился официант, забыв о ее неуместных шутках.

– Не возражаешь, если я закажу для тебя? – спросил Брент, – Я знаю, что ты светская женщина, но я – настоящий эксперт в области меню этого ресторана.

Алекс улыбнулась:

– Думаю, я переживу.

– Для начала мне хотелось бы заказать фаршированные грибы, а потом два флорентийских омара, – сказал Брент официанту. – Два салата из шпината и корзинку теплого хлеба на закваске. И проследи, чтобы на этот раз хлеб был теплым, Рандольф. Мы не хотим повторять еще раз.

– Да, мистер Джиббонс.

Алекс улыбнулась Бренту, когда официант поспешно скрылся.

– Вы часто приходите сюда терроризировать беднягу?

Брент погасил окурок и налил шампанское в бокалы:

– Время от времени. И это не я терроризирую его, а ты.

Алекс прижала бокал к губам и пристально взглянула на него. Определенный тип мужчин тускнеет со временем. На первый взгляд они кажутся красивыми. Но потом замечаешь рубцы от встряски, неровную щетину, волосы, торчащие из ушей. В других мужчинах на первый взгляд нет ничего необычного. Но чем больше вы смотрите на них, тем решительнее становится подбородок, ярче глаза, более интригующими, красивыми, захватывающими черты лица. И кажется невероятным, как это вы с самого начала не заметили, насколько они привлекательны. Брент принадлежал именно к этому типу.

– Итак, вы действительно выводите всех работников на обед? – спросила Алекс. – Или я – особенная?

Он улыбнулся ей:

– Ты очень особенная, Алекс. И нет, я не всегда приглашаю служащих на обед. Только когда заинтригован.

– А Карлотта не возражает? – сердце ее билось как сумасшедшее, когда она задавала вопрос.

– Карлотта… очень понимающая женщина. Многое произошло за те пятнадцать лет, что мы женаты. Нельзя ожидать, что страсть к одной и той же женщине продлится вечно. Сейчас у нее своя жизнь, свои друзья, а у меня – свои.

– И Ваша жизнь включает в себя приглашение женщин на романтические обеды?

– Разве он романтичен? Я что-то не заметил. Алекс смущенно уставилась в свой стакан. Боже, ей больше не удаются такие игры. Одно дело – флиртовать с юнцами в средней школе, но обмениваться сексуальными намеками с изощренным женатым мужчиной было ей явно не по плечу, так, что она чуть не вскочила и не убежала. Но тело ее по-прежнему тянулось к Бренту, вопреки ее разуму, пронзительно кричавшему: «Он женат, ты, идиотка! Что ты, черт побери, делаешь?»

– Извини, – сказал Брент, поглаживая пальцами ее руку. – Это прозвучало некрасиво. Правда в том, что мне очень нравятся женщины. Всегда нравились, и моя жена знает это. Что дурного в легком невинном флирте?

Он снова улыбнулся, но сердце Алекс говорило, что это не невинный флирт, по крайней мере, для нее. Если бы она была на месте Карлотты, ей не хотелось бы, чтобы ее муж обедал с другой женщиной, поглаживая ее пальцы.

Появился Рандольф с грибами, и Брент убрал руку.

– Видите? – спросил официант, глядя на Алекс. – Ничто не ползает.

Она рассмеялась, и напряжение на мгновение рассеялось.

– Да, вижу. Я уверена, блюдо великолепно.

Он самодовольно улыбнулся и отошел от их столика. Алекс снова обратилась к Бренту.

– Расскажи мне о своем сыне, – сказала она, надеясь, что это будет безопасная тема.

– Питер. Он замечательный. Член футбольной команды. Оценки могли бы быть лучше, но я вспоминаю себя в его возрасте. Вокруг столько волнующего, интересного, все хочется успеть и совсем не тянет проводить весь день за учебой. Слава богу, он унаследовал красоту матери: черные волосы, карие глаза. Девочки будут падать от него, через пару лет.

Алекс засунула в рот гриб и закрыла на минуту глаза, чтобы полностью воздать должное сочному, с привкусом чеснока, блюду. Не каждый день ее угощают стодолларовым обедом. Потом открыла глаза и улыбнулась.

– Судя по рассказу, он – безупречен, – сказала она.

– Не безупречен. Но он – мой сын.

Алекс собиралась обсудить дела, которые просмотрела, но Брент оказался настолько интересным и живым собеседником, что бизнес вылетел из головы. Весь совершенно необычный обед и десерт он рассказывал о своем доме на Русском Холме, о другом – на Пальмовом пляже, о своем умении и сноровке в шахматах и теннисе, о студенческих днях в Гарварде. Она рассказала о своей жизни, мечтах, дружбе с Меган и Джексоном, еженедельных телефонных звонках Клементине в Лос-Анджелес.

– И посмей только сказать, что она не самая красивая женщина, которую ты когда-либо видел, – заметила она Бренту три часа спустя, когда он отвозил ее домой. – Только это я и слышу. С тех пор, как все увидели ее в глупых телерекламах. Никто даже не верит, что я знаю ее, не говоря уже о том, что она – одна из моих лучших подруг. Как будто она – какая-то богиня, которая не может общаться с нами, нормальными людьми.

Они остановились перед домом в викторианском стиле, где на третьем этаже размещалась ее квартира. Брент наклонился поцеловать ее в щеку, и его одеколон заплясал язычками вокруг нее, наполняя воздух ароматом.

– Ты, моя дорогая Алекс, – самая красивая женщина, которую я когда-либо видел. Но, по правде говоря, не помню, чтобы я видел хоть одну из телереклам с твоей подругой.

Алекс открыла дверь и вышла из машины. Повернувшись, она наклонилась и сказала:

– Если Вы будете продолжать говорить подобные вещи, мистер Джиббонс, я не ручаюсь за свои действия. Мы, одинокие девушки, теряем голову от нежных разговоров.

– Я воспользуюсь своим шансом.

Алекс закрыла дверь и смотрела, как он уезжает. Как только машина скрылась за углом, она на всей скорости промчалась по лестнице в свою квартиру. Алекс схватила телефон и, улыбаясь, упала на тахту. Жены и возможная супружеская неверность не имели сейчас никакого значения, она была слишком счастлива. Ей просто необходимо позвонить Клементине.

Меган оделась и вошла в кабинет врача. Она страстно желала забеременеть с того дня, как пять лет назад вышла замуж за Джексона, и сотни раз проходила путь из смотрового кабинета в кабинет врача. И все время был один и тот же результат: беременности нет.

Она села в кожаное кресло, прислонившись головой к спинке. Если бы только… Только об этом она и думала. Если бы она смогла забеременеть, все стало бы чудесно. Меган верила в это всем сердцем. Джексон, как и она, тоже хотел ребенка. Прямо он об этом не говорил, но Меган знала, что это правда. Он стал бы великолепным отцом. И ребенок, их ребенок, связал бы их навечно. Если даже Джексон не может любить ее еще по какой-то причине, он будет любить ее за то, что она дала ему ребенка. Девять месяцев он заботился бы о ней, держал ее руку во время родов, а потом они втроем гуляли бы в парке, катались по заливу на лодке, ходили бы в музей для детей. Их любовь была бы настоящей. А не вымученной и напряженной, какой была весь этот год, даже несмотря на то, что они ходили к психологу.

Нельзя сказать, чтобы Джек не старался. Меган знала, что это не так. Он в жизни своей так не старался чего то достичь, как сейчас. Он работал целыми днями. Правда, зарабатывал меньше, чем в строительно-проектной фирме, зато казался гораздо счастливее, работал ассистентом матери Алекс, в музее искусств Сан-Франциско. Рисовал обычно по субботам и в воскресенье, и только тогда, когда она работала в саду или отправлялась по магазинам. И занимался с ней любовью, каждый вечер по пятницам и субботам, в одиннадцать тридцать после окончания новостей. На это у него уходило ровно две с половиной минуты. Не удивительно, что она не беременеет. Ни один ребенок в здравом уме не захотел бы появиться на свет в результате подобного акта.

Но все же, несмотря на все его усилия, несмотря на то, что он говорил ей слова любви, хвалил, как она готовит, убирает, ухаживает за садом, их совместная жизнь приобрела какой-то оттенок нереальности. Прикосновения Джексона были натянутыми. Слова казались пустыми, как будто он с нечеловеческим усилием выталкивал их из горла. Один-единственный момент честности прорывался после того, как они заканчивали заниматься любовью, когда он отворачивался от нее, без поцелуя или объятия, и сразу же засыпал, оставляя ее наедине со слезами. Она знала, что никогда никого не любила так сильно, как Джексона. Но как бы сильно она ни старалась и сколько бы желания не вкладывала в сохранение брака, Джексон, он никогда ее не полюбит так, как она.

Доктор Хардинг, мужчина в очках лет пятидесяти с седыми волосами, вошел в кабинет. Он закрыл за собой дверь, и Меган почувствовала, как у нее все перевернулось внутри. Доктор прошел за стол и сел. Положив на руку подбородок, он посмотрел на нее.

– Почему вы ничего не сказали мне об аборте, Меган?

У нее перехватило дыхание. Она судорожно хватала воздух, пока он снова не наполнил легкие.

– Мы потеряли так много времени, – продолжал доктор. – Таблетки, подсчитывание и анализы спермы не принесут никакой пользы, пока рубцовая ткань преграждает путь сперме.

Меган откинулась в кресле и закрыла глаза. Он так легко произнес «аборт», как будто сказал сахар или карамелька. Бессознательно она схватилась за живот.

– Я старалась забыть, – сказала она, открывая глаза.

Доктор Хардинг кивнул и отвел взгляд. Она чувствовала, что он может все прочесть по ее лицу, увидеть каждую сцену, как будто смотрит кино. Тони, Алекс, тот холодный кабинет и доктор, улыбавшийся перед тем, как вырвать ее ребенка.

– Аборт, конечно, травмирует психику, – сказал доктор Хардинг, бросая взгляд на ее карточку. – Но нельзя обманывать себя, думая, что его не было. Вам никогда не приходило в голову, что Ваше бесплодие может быть следствием того аборта? Или, что я узнаю, что случилось, по анализам и осмотрам?

Меган покачала головой. Она не подумала об этом. Она не хотела думать об этом. Она хотела притвориться, что аборта никогда не было, думать, что в ее жизни был только Джексон, их семья, их любовь. Если бы только она могла выстроить прочную высокую стену вокруг себя и Джексона, прошлое и его ужасы постепенно бы исчезли.

Доктор подождал, пока высохли ее слезы.

– Ну что ж, давай забудем об этом, – сказал он. – Единственный выход сейчас – хирургическое вмешательство. Если вы хотите иметь хоть какую-то возможность забеременеть, вам нужно удалить рубцовую ткань. Она блокирует путь спермы к яйцу, а яйцу к матке.

– Я согласна, – тут же сказала Меган.

– Рад это слышать. К сожалению, я не смогу сделать операцию.

– Что? Почему?

– Завтра я уезжаю во Францию, помните? Что-то вроде обмена знаниями и опытом, на шесть месяцев. Сюда, на мое место приедет мой коллега из Франции.

– Я не хочу, чтобы операцию делал он.

– Меган, он – прекрасный врач.

– Меня не интересует, даже если у него Нобелевская премия в медицине, – вставая, ответила она. – Это – мое тело. Мы говорим о моем будущем ребенке. Я хочу врача, которому я могу доверять. Кого-нибудь из своей страны, кого вы хорошо знаете и можете рекомендовать без всяких оговорок.

Доктор Хардинг взял карандаш и написал на листке имя.

– Ну хорошо, первый, о ком я подумал, – человек по имени доктор Лоуренс Мендельсон. Он – один из лучших хирургов-гинекологов на Западном побережье. К сожалению, его клиника в Лос-Анджелесе.

– Прекрасно.

– Вам придется поехать на операцию туда.

Меган подумала о Клементине. Естественно, ее дверь всегда открыта для Меган и Алекс, точно так же, как их двери открыты для нее. Самое чудесное чувство в мире – знать, что есть место, куда ты всегда можешь пойти.

– Прекрасно, – повторила она, сжимая в руке бумажку с именем. – Неужели Вы не понимаете? Я поеду куда угодно, если это означает, что смогу иметь ребенка. Мне нужно забеременеть еще раз, доктор Хардинг, очень нужно.

* * *

Джексон сидел на тахте в гостиной и читал газету, когда Меган добралась домой. Он улыбнулся, когда она вошла. Если бы не эта улыбка, она, возможно, смогла бы отдалиться от него, ослабить любовь. Может быть, легкость, с которой он отворачивался от нее, поспешность, с которой он вешал трубку после ее телефонных звонков, поцелуи, которые он всегда заканчивал первым, не причиняли бы такую боль. Но каждый день Джексон улыбался ей. И каждый день в ней возрождалась надежда, что именно в этот день он влюбится в нее снова.

– Что сказал доктор? – спросил Джексон, откладывая газету.

Меган бросила сумочку на стол и села рядом с ним.

– Мне надо поехать в Лос-Анджелес на следующей неделе.

– Что ты сказала?

– Доктор Хардинг определил причину, из-за чего я не смогу забеременеть. Рубцы полностью блокируют путь сперме. Так как он уезжает завтра во Францию, он порекомендовал врача в Л. А., который сделает операцию. Я остановлюсь у Клементины. Я уверена, все будет прекрасно.

– Подожди минутку. Рубцы? Откуда?

Глаза Меган в ужасе расширились, и Джексон схватил ее за плечи, подумав, что она теряет сознание. Страшная бледность покрыла ее лицо.

– Мег, скажи мне. Никогда не бойся рассказывать мне все.

Меган сосредоточенно рассматривала его брюки, его бежевые хлопчатобумажные брюки. Каждая складочка была тщательно наглажена. Джексон всегда отличался приверженностью к аккуратности. Каждый вечер он орудовал утюгом, наглаживая и отпаривая.

– Меган, – сказал он, тряся ее за плечи, – в чем дело? Я имею право знать, не так ли?

Она посмотрела на открытое окно, кружевные занавески, развевающиеся от ветерка. В лучах солнца она заметила пылинки, плавающие по комнате. Так много пыли, она никогда не сможет полностью вычистить ее.

Меган встала и подошла к окну. Воспоминания по-прежнему жили в самой глубине сознания. Она не могла полностью спрятать их за дымкой времени. Она была такой дурой. Меган ничего не говорила ни доктору, ни родителям, никому, кроме Алекс и Клементины, об аборте. И, естественно, она ничего не говорила Джексону. С какой стати должна была она это делать? Это явилось бы только лишним ударом для нее. Еще один ее недостаток, который он добавил бы к и так уже длинному списку причин, по которым не любит свою жену. Как могла она допустить такую небрежность? Надо было сказать, что это киста, или доброкачественная опухоль, или еще что. Заодно, только не рубцы.

– Мег, – прошептал Джексон.

Он стоял позади нее, положив подбородок на ее плечо, и она чувствовала на щеке его дыхание. Сейчас ничего нельзя сделать. Она не могла взять обратно свои слова. Она не могла врать. Она расскажет ему, и он возненавидит ее. Будь, что будет. Она прислонила голову к его плечу.

– До тебя был один парень, мне тогда было пятнадцать лет. Его звали Тони, я была глупой. Я не пользовалась противозачаточными средствами, а когда сказала, что жду ребенка, он ясно дал понять, что не желает иметь ничего общего со мной. Я сделала аборт.

Как только Меган произнесла эти слова, снова вернулись прошлые ощущения. Она чувствовала руки доктора, распарывающие ее внутренности. Анестезия не вызвала полного обезболивания, и Меган чувствовала, как теплая кровь льется между ног и становится холодной, как лед, впитываясь в полотенца. Она кричала, умоляла его остановиться, прекратить, а ее ногти впивались в руки Клементины. Она видела над собой лицо рыдающей Клементины. Меган никогда не видела раньше, чтобы она плакала. Слезы Клементины капали на нее, и Клементина качала головой, как бы говоря, что ничего не может сделать. Потом Меган потеряла сознание, и в голове проносились образы Тони, их ребенка, кошмары с ножами, вырезающими из нее жизнь. Она не замечала, что пронзительно кричит, до тех пор, пока не почувствовала мужские руки, обнимающие ее, укладывающие ее на пол. Она забарабанила кулаками в эту грудь, думая, что это – Тони, потом, что это – доктор, потом – Клементина, позволившая ему сделать это, позволившая ему причинить ей боль, забрать единственное, что по-настоящему принадлежало только ей.

– Это был мой ребенок, – кричала Меган. Ее кулаки болели от усталости, в конце концов, она уронила их на колени. Джексон кивнул и крепче прижал ее к себе, его слезы промочили насквозь ее рубашку. – Я видела его. Это был ребенок, мой ребенок.

Меган свернулась калачиком в руках мужа, и он укачивал ее. Она перестала плакать задолго до того, как утихли его слезы.

– Я люблю тебя, Меган, – шептал он. В ответ она лишь крепче прижималась к нему. – Я люблю тебя.

Глава 15

Клементина остановилась в дверях бара, сигаретный дым впитывался в одежду и волосы, мужчины улыбались ей и, проходя мимо, подходили слишком близко. Она сжала кулаки, стараясь побороть образ. Его лица и ужас, постепенно возникавший при этом. Высоко подняв голову, она напомнила себе, почему она здесь. Она увидится со своим отцом. Ради него она согласна вечно стоять здесь.

Клементина не видела отца четырнадцать лет, с десяти лет. Как долго! Сердце разрывалось от тоски при мысли о том, как много значили бы они друг для друга в это время, сколько сумели бы сделать вместе. Их разрыв тяжким камнем постоянно давил на нее, но с тех пор, как она два с половиной года назад переехала в Лос-Анджелес, Клементина сильнее, чем когда-либо раньше, старалась отыскать его след. Она звонила старым друзьям, заходила в библиотеку и рылась в телефонных справочниках каждого городишка, надеясь увидеть его имя. Она ничего не могла с собой поделать. Она смогла быть собранной на прослушиваниях, холодной и непреклонной для мужчин, приближавшихся к ней. Но когда она думала о Дюке, все ее притворство исчезало. Какая-то связь образовалась в те далекие годы, когда он был похож на бога, а ее убеждения еще не сформировались, и Клементина до сих пор не могла порвать эту связь.

Она всегда чувствовала, что у отца есть ключ к ее душе, ответ, почему она стала такой, какая есть. Шло время, успех приближался медленно, если вообще приближался, а воспоминание о насилии не тускнело в ее памяти, и образ Дюка появлялся перед Клементиной все чаще и чаще, пока, наконец, она не могла думать ни о чем другом. Если бы она могла хоть увидеть его, все стало бы прекрасно. Возродилась бы ее вера в любовь. Клементина всем сердцем верила в это.

Однако отыскать отца казалось безнадежным делом до тех пор, пока старый сосед из Денвера не упомянул, что слышал от приятеля, будто бы Дюк в Лас-Вегасе. Клементина снова помчалась в библиотеку, схватила самый последний телефонный справочник из Лас-Вегаса и, чудо из чудес, нашла там имя отца. Ей оставалось только убедить его встретиться с ней.

Первый раз, когда она позвонила ему, Дюк держался подозрительно и настороженно, колебался, как будто ему звонила не дочь, а агент по продаже товаров по телефону. Она сказала:

– Дюк, это я, Клементина, – и он не мог придумать, что сказать в ответ.

– Я скучала по тебе, – неуверенно продолжала Клементина. – Я проследила твои передвижения до Лас-Вегаса и…

– Тебе что-нибудь нужно? – спросил он. – Денег, чтобы дать тебе, у меня нет.

Горький вздох вырвался из груди Клементины, она боролась с подступающими слезами. Почему всегда так получается? Почему, когда она любит кого-то так сильно, что чуть ли не сходит с ума, он совершенно не испытывает к ней любви? Почему люди, без которых она легко может обойтись, любят ее? Почему невозможно любить того, кого надо, и тогда, когда надо?

– Я только хочу увидеть тебя, – сказала она. – Сейчас я живу в Лос-Анджелесе. Я надеялась, что ты сможешь заехать навестить меня.

Дюк придумал какую-то отговорку, сейчас она даже не могла вспомнить, какую. Клементина подошла к бару и села на табурет. Она заказала стакан белого вина и закурила одну из немногих сигарет, выкуренных ею после окончания средней школы. Рука ее немного дрожала, когда она швырнула спичку в пепельницу.

В течение трех недель она звонила Дюку четыре раза. Клементина, казалось, потеряла всякий контроль над своими действиями. Она хотела быть сильной, такой, какой казалась всем остальным, но потом думала: «Он – мой отец». Этого было достаточно, чтобы она вновь стала ребенком, и вызывало такое страстное желание видеть его рядом, что Клементина разрывалась от боли.

В четвертый раз, как бы измучившись и желая сделать все, что угодно, только бы отвязаться от нее, Дюк в конце концов согласился приехать в Лос-Анджелес и встретиться с ней. Клементина не обратила внимания на колебания, а полностью сосредоточилась на предвкушении встречи с отцом. Они посидят, выпьют немного, потом пообедают где-нибудь, и она все расскажет ему. Он поможет ей. Отцы всегда помогают.

Клементина ждала полчаса, выкурила три сигареты, выпила два стакана вина, когда, наконец, появился Дюк. Она, даже не поворачиваясь, узнала, что он здесь. Она почувствовала, как он обводит комнату взглядом, отыскивая ее. Клементина расправила плечи и оглянулась. При взгляде на него у нее, как всегда бывало, перехватило дыхание. Высокий, бесшабашно красивый, одетый в джинсы и светлый свитер. Их глаза встретились. Клементина встала, чтобы встретить его. Единственное, чего ей хотелось в эту минуту, – подбежать и броситься в его объятия, но, скользнув взглядом мимо нее, Дюк широко улыбнулся.

Клементина обернулась и увидела молодую, красивую темноволосую женщину. Женщина вскочила со стула и устремилась в объятия Дюка. Он звонко поцеловал ее, привлекая пристальные взгляды завсегдатаев. Клементина, растерянная и ошеломленная, видела, как рука отца скользнула вниз, к ягодицам женщины.

– Глория, ты прекрасно выглядишь, – громогласно заявил Дюк.

Клементина застыла, приподнявшись над табуретом, не зная, как поступить в подобной ситуации. Она ждала, что он отодвинет женщину и поспешит к ней. Но он казался полностью довольным, пробегая пальцами по всему телу женщины, не обращая внимания на глазеющую публику. Наконец, когда Клементина подумала, что больше не сможет выносить эту сцену, Дюк и женщина подошли к ней.

– Привет, Клементина, – сказал он, не поцеловав и не обняв ее, лишь неловко пристроившись рядом, крепко прижимая к себе женщину. – Вот это – Глория.

Женщина ослепительно улыбнулась, и Клементина почувствовала, как к глазам подкатывают слезы. Она часто замигала и закурила еще одну сигарету.

– Приятно познакомиться с Вами, – сказала Глория, заполняя повисшую тишину. – Дюк говорил мне, что хочет встретиться с Вами, пока гостит у меня в Л. А. Думаю, это просто здорово, что вы двое хотите сохранить близость.

Клементина посмотрела на Дюка. Ее глаза умоляли его ответить что-нибудь, отрицать все, но он не отважился встретить ее взгляд. Отец водил рукой по груди Глории, поглаживая приятные выпуклости.

– Он остановился у Вас? – спросила Клементина. Она думала, что он будет жить у нее, во всяком случае, это подразумевалось. Она представляла, как Дюк спит на диване на верхнем этаже, как утром они вместе пьют кофе, нагоняя упущенное за это время.

– Конечно, – ответила Глория. – Разве ты ей не говорил, Дюк?

Дюк заказал бармену порцию неразбавленного шотландского виски и наконец-то взглянул на Клементину. Она не знала, что заметила в его глазах, страх, вину, гнев. Но точно знала, что совсем не это хотела увидеть, совсем не этого ждала от него.

– Мне кажется, я забыл, – сказал он. – Я подумал, что будет легче, если я остановлюсь у Глории. У нее попросторнее. И я уверен, ты живешь полной жизнью незамужней женщины. Я не хотел мешать.

Клементина кивнула. Что еще ей оставалось делать? Они выпили, Глория без умолку болтала о своей работе (она была стюардессой), о том, как они встретились с Дюком во время полета в Даллас, и о всех безумствах, что они вытворяли в постели в первую ночь знакомства. Если бы это не было так печально, Клементина, возможно, нашла бы забавным, что ее отец хвастается перед ней своей сексуальной жизнью, тыча ее в бок как старого приятеля. Она наблюдала за ним, рассматривала волосы, начинающие седеть, белозубую улыбку. Он выглядел так же, как человек, которого она помнила. У него был такой же голос. И все. Больше не было ничего прежнего. Она не смогла протянуть руку и дотронуться до него. В конце вечера отец не обнимет ее и не успокоит ее страхов. Не будет напевать ей в ухо. Он отведет Глорию домой и станет вытворять с ней всякие штучки. И, возможно, никогда не подумает снова о Клементине.

– Не хотите ли вы оба пообедать со мной где-нибудь? – спросила она, стараясь спасти свою гордость и остаток вечера. – Мы могли бы пойти куда-нибудь в Голливуд, я угощаю.

Глория посмотрела на Дюка, выражение ее глаз не оставляло сомнений, что обед с его дочерью не то, что было у нее на уме. Клементина выпрямилась, вздернула подбородок, надеясь, что хоть на этот раз ее родитель встанет на ее сторону. Дюк лишь крепче стиснул Глорию.

– Извини, малыш, – произнес он. – У нас с Глорией запланировано другое. Но было приятно повидаться с тобой. Нам следовало бы сделать это пораньше.

Глория добавила, что рада познакомиться с ней, и они направились к выходу. Потом Дюк сделал шаг назад, и у Клементины перехватило дыхание. Он наклонился, обдавая ее ароматом одеколона, и поцеловал в щеку. Его губы не внушали страха, они были нежными, безобидными, папиными губами.

– Возможно, я не увижусь с тобой больше в этот уик-энд, – сказал он. – Глория хочет поехать на пляж или в Диснейленд. Ну, ты понимаешь, я не видел ее года два.

Клементина кивнула и не подняла глаз, когда он отходил от нее. Она заказала еще вина, потом еще. Она курила, наблюдая, как падает пепел. Раньше Клементина думала, что нет любви сильнее, чем любовь родителей к детям. Именно так говорили все ведущие беседы со знаменитостями. Она надеялась, что они врут, но в душе знала, что только ее родители не такие, как все. Должно быть, она что-то сделала, что заставило их потерять к ней всякий интерес. Всю свою жизнь у нее было такое чувство, что она пляшет вокруг них, не останавливаясь даже, чтобы передохнуть, крутится, выгибается до головокружения и тошноты, а они не замечают, не испытывают гордости за нее. Или они думают, что ей не нужна их похвала? Может быть, никто, кроме подруг, никогда не помогал ей, потому, что она притворялась, будто ей ничего не надо и все у нее в полном порядке?

Клементина растоптала окурок и встала. Комната поплыла перед глазами, и она схватилась за край стойки бара. Бармен перехватил ее взгляд.

– Я вызову Вам такси, – предложил он.

Она кивнула:

– Назовите меня дурой, если Вам хочется, – сказала она и захихикала.

* * *

Клементина закрыла последнюю страницу сценария и прислонилась спиной к искривленному стволу дуба. Она сидела на траве в небольшом парке по соседству, за два квартала от ее квартиры. Она часто приходила сюда почитать, особенно в те несколько недель, как приехала Меган и ей сделали операцию. Клементине пришлось спасаться от постоянно работающего телевизора, который Меган включала в девять утра, и до трех часов день был заполнен телесигналами и дурацкими эстрадными представлениями и неестественными «мыльными операми».

Она провела рукой по переплетенным страницам, напоминая себе, что это не сон, что роль открыта для нее, правда, в страшно неблагоприятных условиях, но все равно у нее есть шанс. Уиллу как-то удалось достать для нее предварительно разосланный сценарий.

– Ходят слухи, что студии якобы хотелось поработать с кем-нибудь неизвестным, – сказал он ей. – Они называют большие имена, но это только разговоры. Они хотят сбить цену.

Сценарий был написан Тайлером Хольбруком, молодым драматургом, ворвавшимся год назад на сцену Голливуда с «Любовью на пустом месте», ставшей «гвоздем» сезона. Он завоевал сначала премию Пультцера, потом получил «Оскара» и с тех пор отсиживался в своем доме на Голливудских Холмах, чтобы выпустить еще два сценария. Клементина с трудом верилось, что она держит в руках один из них.

«Признать виновной». После множества бездарных сценариев, заполненных кровавыми массовыми убийствами и легкомысленными телефонными проститутками, этот был похож на дар небес. Клементина приехала в парк утром, решив, что почитает часок – другой. Вместо этого она не могла оторваться от сценария, пока не дочитала до конца, шесть с половиной часов спустя, настолько захватила ее эта вещь.

«Признать виновной». История обычной женщины – жены и матери – обманутой мужем, который завел бесстыдную любовную связь с девятнадцатилетней студенткой, а потом ошибочно обвиненной в убийстве девушки. На протяжении всего душераздирающего судебного процесса, закончившегося признанием ее вины и тридцатью годами тюремного заключения, Мелисса Марлоу (имя героини) настаивает на своей невиновности. Отсидев пять лет, она доказала свою правоту с помощью симпатичного юриста, в которого затем влюбляется.

Фильм затрагивал все стороны – травмы, которые Мелисса пережила в тюрьме, решимость не терять связи с детьми, развод и борьба за возвращение хоть к какому-то подобию нормальной жизни, когда судебное решение было пересмотрено и ее освободили.

Клементина подтянула к груди колени, чтобы усесться поудобнее. Это был крутой фильм, грубый, даже жестокий, как, например, в сценах изнасилования в тюрьме. По крайней мере, в этом эпизоде она могла взывать к своим собственным эмоциям. О, но это всего лишь актерская роль. В Мелиссе была глубина, огонь, сила, страх, желания, все. Тайлер Хольбрук – гений. Он придал этому образу сложность и реализм, объемность и разнообразие, что делало ее более живой и узнаваемой по сравнению со многими людьми, которых Клементина знала в настоящей жизни. Боже, как ей хочется получить эту роль.

Уилл объяснил, что ей придется проходить испытания на роль дважды, может быть, даже три раза, если она продвинется так далеко. Но у него была «рука» – режиссер по подбору актеров и распределению ролей в студии «Ланкольм», где должен был сниматься фильм. Поэтому он был уверен, что, по крайней мере, первое чтение ей обеспечено. Ну а дальше все зависит только от нее. Клементина лишь один раз подвергалась испытанию на роль по приглашению в фильме студии Эй Би Си, но это было ничто по сравнению с теперешней. Она будет просто еще одним лицом в толпе для режиссера по отбору актеров. Как бы то ни было, ей следует заставить себя выделиться из толпы. Получить роль такую, как эта, – значит обеспечить будущность своей карьеры. Этот фильм мог бы сделать ей имя. Она даже представить не могла, как станет жить дальше, если не получит эту роль.

Клементина встала и отряхнула приставшую траву. Ей надо немедленно приниматься за работу. После обеда она пойдет к Уиллу и скажет, что влюблена в сценарий, что согласна читать роль, где угодно и когда угодно. И, начиная с сегодняшнего дня, будет учить, как сумасшедшая. Она будет запоминать, репетировать, изучать тюремные условия и судебные дела по убийствам. Она будет делать все, что угодно, что ей необходимо сделать, чтобы получить эту роль. Меган придется обойтись без Боба Баркера неделю или две и стать вместо этого публикой для Клементины. На горизонте всходит новая звезда.

* * *

«Все мои дети» была любимая «мыльная опера» Меган. По ее мнению, никто не мог подняться до уровня Эрики Кейн. Она была властной и безжалостной. Переходила от мужчины к мужчине быстрее, чем это удавалось даже Алекс. Меган посмотрела на нее, вдохновилась, расправила плечи и позвонила Джексону в музей. Но заслышав его голос, похожий на старую песню, вызывающую горькие воспоминания, она снова превратилась в прежнюю Меган, любящую, преданную, несчастную одинокую жену.

Она потуже закуталась в одеяло и прибавила звук телевизора. Клементина ушла читать целую вечность назад, во время «Пирамиды в 10000 долларов». Ей надо было прочитать какой-то сценарий. Клементина часто оставляла ее одну со времени операции две недели назад, и Меган была благодарна ей за это. Нет, ей, конечно, приятно видеть рядом Клементину. В конце концов, это – ее квартира, и жить со старой подругой все равно, что вернуться в объятия матери, надежные и безопасные, с ее знакомыми запахами и любимым голосом.

И Клементина замечательно относилась к ней. После операции, когда доктор велел ничего не делать, а просто две недели отдохнуть, Клементина выдала Меган дистанционное управление от телевизора, список мест, доставляющих пиццу и китайские блюда на дом, и гору ерундовых романов, которые отыскала в своем шкафу. Несмотря на это, каждый раз, когда Клементина была рядом, выражение ее глаз заставляло Меган чувствовать себя неловко. Казалось, будто Клементина не вполне одобряет ее странный способ выздоровления, с помощью сладостей и телевизора.

Меган спала на тахте, ела на тахте, читала, смотрела телевизор и звонила Джексону не вставая с тахты. Ей было интересно, есть ли категория в «Книге рекордов Гинесса», куда ее можно было бы занести за подобный образ жизни: – Постоянное лежание на тахте, не считая выходов в туалет и ванную. В конце концов, есть, оказывается, что-то, в чем она достигла успехов.

В дверном замке повернулся ключ, и вошла Клементина. Меган заметила выражение антипатии, промелькнувшее на ее лице, когда она взглянула на Меган и окружавший ее беспорядок. Меган села.

– Мне кажется, тебя уже немного тошнит от меня и моего безделья, не так ли? – спросила она.

– Конечно, нет, Меган, – ответила Клементина, бросая сценарий на кухонный стол.

Она взяла три стакана и тарелку с крошками с кофейного столика и поставила их в раковину. Меган отбросила покрывало и встала.

– Остановись. Клем, пожалуйста. Я могу сделать это. Я могу сделать кое-что.

Клементина посмотрела на Меган, все еще в ночной рубашке (единственное, что она одевала после операции), на светлые волосы на лбу, разметавшиеся, как от порыва ветра. Она взяла Меган за руку и снова отвела ее к тахте.

– Легко, правда?

– Что легко?

– Ничего не делать. Ни о чем не думать. Просто наблюдать за отчаянно сражающимися участниками состязания, неискренними женщинами, вероломными мужчинами. Гораздо легче, чем сталкиваться с действительностью.

– А с чем тут сталкиваться? Я приехала сюда на операцию, мне ее сделали, и скоро я могу вернуться домой.

– Когда тебе можно снова попытаться забеременеть?

Меган пригладила волосы:

– Доктор Мендельсон сказал, что где-то от шести недель до трех месяцев, в зависимости от того, как быстро я буду поправляться. Мне надо будет сходить на осмотр к тому французскому врачу, что приехал вместо доктора Хардинга, и, если все будет хорошо, Джексон и я начнем попытки.

– Джексон, должно быть, счастлив, – сказала Клементина, играя с концом одеяла.

Меган ничего не ответила, но Клементина заметила слезы, наполнявшие ее глаза.

– В чем дело, Мег?

Меган покачала головой и побрела назад к тахте. Она схватила подушку и крепко прижала к животу.

– Все совсем не так, как я говорила, – прошептала она. – Мы вовсе не счастливы. Каждый день – настоящая борьба. Я боролась бы до последнего вздоха за его любовь, если бы только знала, как бороться.

Клементина прижалась к подруге:

– Почему ты не рассказала мне?

– Не знаю. Я хотела доказать тебе и Алекс, что мы с Джексоном созданы друг для друга, что мой образ жизни так же хорош, как ваш с Алекс. Я не могла признаться, что мы…

Рыдания прервали ее слова, и Клементина обняла подругу. Она подумала о всех неестественных телефонных разговорах за прошлый год, когда Меган просто говорила, что у нее все великолепно. Она не заостряла внимания на этой теме, а жаль. Друзьям следует знать правду.

– Тебе не нужно ничего доказывать ни мне, ни Алекс, – сказала Клементина. – Мы ведь любим тебя.

Меган вытерла глаза и выпрямилась.

– Я не понимаю Джексона, – сказала она. – Почему он такой несчастный. Любой нормальный мужчина в нормальном браке счастлив. Почему же он не чувствует этого? Почему он ненавидит меня? Почему он разговаривает таким тоном, как будто у него миллион неотложных дел, когда я звоню ему? Почему он не поехал со мной на операцию? Почему его нет сейчас рядом? Почему он не выбивает дверь, чтобы забрать меня домой и заняться любовью? Почему, Клементина?

Клементина подняла дистанционное управление и выключила телевизор. Выпрямившись, она встала позади плетеного кресла, опершись локтями о спинку.

– Ты когда-нибудь спрашивала Джексона, хочет ли он ребенка?

Меган смахнула набежавшие слезы и покачала головой.

– Меган, это касается обоих, ты знаешь. Может быть, он просто хочет быть только с тобой. Может быть, мысль стать отцом пугает его до смерти, А вдруг он не готов к этому?

– Или, возможно, он не любит меня и не хочет иметь еще одну цепь, привязывающую меня к нему.

– Почему ты не спросишь его?

– Я боюсь, что услышу горькую правду, – в ужасе прошептала Меган.

Клементина кивнула и снова взялась за сценарий.

– Это твоя жизнь. Мне надо сходить к Уиллу, постараться договориться о чтении. Фильм великолепен, в нем есть все, о чем я мечтала.

– Здорово, – сказала Меган равнодушным голосом.

Клементина внимательно разглядывала ее, упершись рукой в бедро.

– Мег, послушай. Я люблю тебя до смерти. Ты это знаешь. И ты можешь оставаться здесь так долго, как ты захочешь. Но если ты хочешь знать мое мнение…

Меган покачала головой, прерывая ее. Клементина постучала пальцами по столу, потом направилась к двери.

– И все же я его тебе выскажу, – произнесла она. – Если ты так чертовски боишься, что он тебя не любит, это все равно, что ты разведена. Что это за брак? Ты не знаешь, любит ли он тебя. Ты не знаешь, хочет ли он ребенка, а сама, тем временем, делаешь все возможное и невозможное, чтобы забеременеть. Само собой разумеется, я не эксперт в области любви и брака, но я могу сказать только одно. Я никогда, ни при каких условиях не примирилась бы с ненадежностью и непониманием, с которым живешь ты. Ради бога, позвони мужу. Скажи, чтобы он оторвал свой зад от стула и мчался сюда. К черту его работу. Скажи, что ты любишь его, и если он не любит тебя, тогда он должен прямо заявить и разобраться во всем. Прекрати плакать. Действуй, как взрослая женщина, Меган.

Когда Меган подняла глаза, Клементина уже ушла. Становится невыносимо, подумала она, выслушивать, как Алекс и Клементина произносят столь незабываемые речи о ее жизни, о том, что ей следует делать. Если Меган пыталась сказать что-то серьезное и основательное, язык застревал во рту и ничего не получалось. Меган делала вид, будто ее не волнует, что говорят подруги. Но через десять минут после ухода Клементины, она положила руку на телефон. Спустя полчаса, Меган набрала номер Джексона.

* * *

Алекс и Джексон встретились в аэропорту у кафетерия. Джексон улыбнулся, увидев ее. На ней был темно-синий шерстяной костюм, волосы безупречно причесаны, косметика наложена в меру, с хорошим вкусом. Он изучал ее, как сложную головоломку, которую нужно решить за три минуты.

– В чем дело? – спросила она.

– Я просто пытаюсь отыскать бесшабашную, сумасшедшую Алекс, которую знал раньше, под этим пылким елизаветинским лицом.

Стоя в очереди в кафетерии, Алекс шутила и смеялась над шутками Джексона. Она заказала гамбургер, луковые колечки и молочный коктейль.

– Вот и она, – сказал Джексон. – Прежняя Алекс прячется в твоем желудке и как всегда любит полакомиться. Добрая старушка Алекс.

Они заплатили за еду, причем Джексон взял лишь булочку с корицей и кофе, и подошли к угловому столику, откуда была видна взлетно-посадочная полоса. «Америкен-747» готовился к взлету.

– Чудненький закусон, надо заметить, – сказала Алекс, прожевывая громадный кусок гамбургера и вытирая жир с подбородка. – Я постоянно пропускаю ланч. И почти всегда остаюсь голодной, так как обед обычно состоит из какой-нибудь замороженной бурды, разогретой в микроволновке.

– М…

– Такова деловая жизнь.

– И ты без ума от каждой секунды этой жизни.

Джексона очаровала ее улыбка. Алекс всегда была счастливой, беззаботной, смешливой, но эта улыбка была просто совершенством, как будто жизнь ее полна чудес и она отыскала счастье, превосходящее самые безумные мечты.

– О, Джек, все гораздо лучше, чем просто хорошо. Все великолепно. Я вношу достойный вклад в свою фирму. Я знаю, что это так. Я не проработала еще и года, а клиенты уже спрашивают именно меня. Думаю, им нравится мой стиль: ненавязчивый, полный информации и дружественный, Я уже добилась результатов. У меня появились тесные контакты на Уолл Стрит, и, соотношения выигрышных операций к проигрышным у меня почти десять к одному. Брент говорит, что он никогда не видел никого, кто бы так хорошо и так быстро вникал в работу, как я.

– А то, что говорит Брент, очень важно для тебя?

Алекс отвернулась, стремясь спрятать улыбку. Ей не следовало улыбаться, она знала это, но не могла удержаться. Иногда поздно вечером, когда почти все заканчивали работу и уходили, Брент появлялся у нее в кабинете и просматривал дела. Когда он хвалил ее, все остальное в мире не имело значения, так счастлива была Алекс. Странно и пугающе, что она так сильно хотела, даже умирала от желания услышать чье-то одобрение. Но при его словах у нее возникало особенно сильное, чудесное ощущение.

– Ты стала нужна компании, – сказал ей Брент как раз две недели назад, когда они вместе шли к лифту.

– Нет, – ответила Алекс, а в руках и ногах появилась дрожь, как будто он коснулся ее. Войдя в лифт, Брент положил руку ей на талию.

– Хорошо, значит ты стала нужна мне.

Алекс улыбалась, вспоминая этот эпизод.

– Да, значит, – ответила она Джексону. – Он женат, так что дело не зайдет дальше деловой связи, но я уважаю его больше, чем кого-то другого на свете.

Джексон внимательно изучал ее лицо, полное тайн, и гадал, знает ли Алекс, сколько чувств и эмоций оно выражает, и прочел ли Брент выражение ее лица. Она привязывается к этому человеку, как будто ни в кого больше никогда не 'влюблялась, и сама даже не подозревает об этом. Алекс всегда казалась сильной, но в крепких раковинах очень часто нежное нутро. Она никогда не давала своим эмоциям полную волю, она понятия не имела об их силе и страстности. Возможно, Алекс – самая ранимая женщина, которую он знал.

– Будь осторожна, хорошо?

Алекс уставилась на него:

– Ты не забыл, что говоришь сейчас с Алекс? Я не мечтательный, не от мира сего подросток. В моей жизни появляются мужчины, если они нужны мне, и ни на секунду дольше. Я знаю лучше всех остальных, что с Брентом ничего не светит. Меня вполне удовлетворяет положение его друга».

Она улыбнулась и снова принялась за свой гамбургер, но Джексона ее слова не убедили. Она стала другой, подумал он, как будто, микроскопически меняясь день за днем, Алекс превратилась в совершенно чужого человека. Она стала более деловой, практичной, и в то же время более мягкой, как будто жестокий мир, в котором она жила, стер ее ершистость. Больше всего на свете Джексон хотел, чтобы она была счастлива, хотя не думал, что Алекс правильно понимает, что такое счастье. Он сомневался, что и остальные навряд ли понимают это!

Алекс подняла глаза от гамбургера и увидела, что Джексон бездумно уставился в окно. Он выглядел лучше, подумала она. Раньше, когда они с Меган два вечера в неделю проводили у психотерапевта и он старался быть образцовым мужем, круги, похожие на темные пятна, оттеняли глаза и, несмотря на коренастое телосложение, Джексон казался изможденным и опустошенным. Теперь он загорел, круги под глазами исчезли, глаза снова стали яркими, а темные волосы причесанными. Но осталась какая-то напряженность, проявлявшаяся в плотно сомкнутых губах. Алекс предложила ему колечко лука.

– Тебе надо есть витамины, – сказала она.

– Вряд ли. С тех пор, как Меган уехала, я питаюсь лишь большими макдональдами и пиццей. Я растер в порошок список продуктов четырехразового питания, который Меган прикрепила к дверце холодильника, и бросил его в мусоропровод.

– Ну и слава Богу, я понятия не имею, что это такое.

Поигрывая булочкой, Джексон пристально уставился на Алекс.

– Я пригласил тебя не просто так, – сказал он.

– Я поняла.

– После того, как я доберусь сегодня до Лос-Анджелеса, я собираюсь поговорить с Меган. О нас.

Алекс судорожно сглотнула и отодвинула тарелку.

– Ты будешь просить ее о разводе, не так ли?

Джексон кивнул не глядя на нее, обратив все внимание вместо этого на соложу и перечницу в лужице кетчупа. Он тщательно вытер их салфеткой.

– Почему сейчас? Что заставило тебя принять такое решение?

Джексон вздохнул. Основная причина, как только он доверился Алекс, потеряла всякий смысл. Разговоры с ней напоминали мгновенное очищение, тяжесть затаившихся чувств и невысказанных слов сваливались, как при вспышке фейерверка.

– С тех пор, как она уехала на операцию три недели назад, дом остался только для меня. Бог мой, Алекс, ты не поверишь. Я могу рисовать, если хочу, всю ночь напролет. Я могу оставить тарелки в раковине и не услышу, как она говорит мне сложить их в моечную машину. Я могу гулять под дождем без ее предупреждений, что подхвачу воспаление легких. Я могу расставлять мольберты по всему дому и бродить среди них, не слыша при этом, как она вздыхает в соседней комнате, считая, что я забыл о ней.

– Ты хочешь быть свободным? – сказала Алекс.

– И да, и нет. Мне хотелось бы объединить и то, и другое. Если бы я только мог рисовать, жить, дышать и любить в одно и то же время. Но я не могу. По крайней мере, с Меган. Я не хочу сказать, что это ее вина. Просто она желает так много, а у меня нет ничего, чтобы дать ей. Это несправедливо по отношению к ней, я знаю.

– Ну что ж. Я рада, что ты нашел объяснения, смягчающие твою вину.

Джексон уставился на нее.

– Я думал, ты не хотела, чтобы мы были вместе.

– Почему вы все так считаете? Это неправда, я хотела, чтобы вы оба были счастливы. А то, что собираешься сделать ты, причинит Меган страдания. Я просто хочу, чтобы ты знал это. И не плети ей весь этот вздор, что поступаешь так «только ради ее блага». От такой чуши ни ты, ни она не станете спать спокойнее.

– Почему ты так злишься?

– Почему? Почему? – Алекс нервно забарабанила ногтями по столу, не замечая, что сломала самый длинный. – Потому, что она моя подруга, черт побери. Потому что ее боль – это и моя боль. Потому что ты обнадеживал ее почти пять лет, особенно в последнее время. Ты заставлял ее думать, что сможешь исправить ситуацию, потому что у тебя не хватало смелости быть честным с ней. Тебе надо было разобраться давным-давно.

– То есть, ты хочешь сказать, что стараться полюбить кого-то вновь – ошибка?

Алекс покачала головой и смотрела, как легкий частный европейский реактивный самолет приземляется на дальней полосе.

– Возможно, я все-таки любил ее, Алекс, – продолжал Джексон. – Она – воплощение всего, что я люблю. Она – хрупкая, нежная, добрая. Она любит готовить, работать в саду и просто до отчаяния хочет иметь и воспитывать детей. Если бы я только мог оценить все это. Почти пять лет я пытался как-то всунуть ее желания хоть в какую-нибудь щелочку в моей жизни. Но ничего, не получилось!

Алекс обхватила рукой живот, почувствовав тошноту, ощутив боль, которую вскоре ощутит и Меган, желая хоть часть ее перенести на себя, оставив на долю Меган как можно меньше страданий.

– Послушай, – мягко произнес Джексон, – моя жизнь не так уж и ужасна. Фактически, я могу остаться с ней в браке навсегда, и все будет нормально. Она, в конце концов, забеременеет, у нас будет пара ребятишек. Меган вступит в учительско-родительскую ассоциацию, и внешне все будет выглядеть идеально. Но внутри… – Он схватил руку Алекс и крепко сжал ее – Алекс, внутри эта жизнь убьет меня.

Она кивнула.

– Я знаю, но если ты хочешь, чтобы я сказала: «Великолепно, давай, разводись с ней, я даю тебе свое благословение», – я не сделаю этого.

– Я и не хочу. Я просто хотел, чтобы ты знала. Я так боюсь потерять тебя. Могу представить, как ты, Меган и Клементина образуете свой женский батальон и гоняетесь за мной целым экипажем тяжелого танка. Я не выдержу, если буду негодяем в твоих глазах.

Алекс сжала его руку:

– Единственный негодяй в этой ситуации – мечты, которые не желают претворяться в жизнь, как бы сильно мы ни стремились к этому. Я знаю, ты пытался, но Меган пыталась еще больше, и я не думаю, что она хочет сдаваться. Не сейчас, по крайней мере. Она так сильно любит тебя, Джек.

– Слишком сильно, – прошептал он. – Просто немыслимо сильно.

* * *

Джексон припарковал машину возле песочного пляжа Зума около Малибу. Меган сложила в корзинку для пикника вино, сыр, крекер, виноград, сандвичи с индюшатиной. Все, что нужно для хорошего обеда.

Они расстелили одеяло на сухом песочке недалеко от воды. На берегу, окутанном туманом, какой-то старик отыскивал при помощи металлического детектора монеты в песке. Меган протянула Джексону бутылку вина и штопор, и он открыл ее.

– Ты хорошо выглядишь, – сказала она, улыбаясь Джексону. – Даже загорел.

– Джо посылала меня в Мендочино на выставку картин. Ее устроили на улице, а стоял чудесный солнечный день.

– Мне хотелось бы тоже быть там.

Он вытащил из сумки два пластмассовых стаканчика и налил в них немного вина. Потом взглянул на профиль Меган, пристально смотревшей на серое море.

– Правда? – спросил он.

– Конечно. Где угодно, только бы быть с тобой. Меган произнесла слова тихо, почти шепотом, но они разорвались внутри Джексона, заставив почувствовать себя ничтожным, никчемным и жестоким. Он опустил стакан.

– Нам надо поговорить, Меган, – сказал он, пересев, чтобы видеть ее лицо. Она по-прежнему избегала его взгляда, внимательно рассматривая волны у берега, пенящиеся как стиральный порошок.

– Я очень много думал, – продолжал Джексон, – с тех пор, как ты уехала, у меня было время побыть одному, время…

Меган встала и быстро направилась к воде. Закатав джинсы, она пошла по отмели, и холодная пена окутывала лодыжки. Она напряглась, ожидая, пока Джексон появится позади. Меган подумала, как было бы хорошо нырнуть в волны и уплыть далеко, за пределы слышимости, как она часто делала, когда была молодой и не боялась акул. Но она не была больше молодой и бесстрашной. Она почувствовала присутствие Джексона за спиной и обернулась к нему.

– Нам действительно надо поговорить, – сказал он.

– Да. Но мне не хотелось бы.

Джексон кивнул. Наклонившись, он поднял гладкий коричневый камешек, блестящий в воде, но тусклый и безжизненный на воздухе. Он забросил его за волнорезы, наблюдая, как, подпрыгнув два раза, камешек скрылся в воде.

– Впечатляюще, – произнесла Меган.

Джексон повернулся к ней и улыбнулся мальчишеской улыбкой, от которой у Меган вновь перехватило дыхание. Он подошел поближе и положил руки ей на плечи.

– Я думаю, ты – самая чудесная женщина, которую я когда-либо знал, – сказал он.

Меган склонила голову ему на грудь, ожидая, надеясь, что она ошибается. Довольно долго Джексон молчал, и ее надежда росла, расширялась, согревая, несмотря на холодный туманный воздух.

– Но я не могу быть больше с тобой. Просто не могу.

Джексон ожидал, что именно в этот момент она начнет рыдать, бить кулаками в его грудь, просить, умолять не оставлять ее. Но Меган не чувствовала ничего подобного. У нее были такие же ощущения, как и тогда, когда она потеряла своего ребенка, – опустошенность, боль в груди, не дающая ей дышать. Она подняла голову и отступила назад.

– Ты хочешь развод? – спросила она, обнимая себя за плечи.

– Да. Я долго думал об этом, как уже говорил. Дело не в том, что я не люблю тебя.

Меган подняла руку, призывая его замолчать:

– Как же, рассказывай. А любил ли ты меня вообще когда-нибудь? По-настоящему?

Ее глаза пронизывали Джексона как кинжалы, ранящие до крови. Они были такими чистыми, голубыми, такими честными, что заставляли Джексона почувствовать, насколько ужасно все, что делает он, и хорошо все, что делает она.

– Думаю, что да. Меган. Я не знаю. Я думал, что любил. Я хотел полюбить тебя.

Она кивнула и снова отвела взгляд на океан. Мерцающая огоньками прогулочная лодка направлялась назад в гавань. Странно, подумала Меган, что мир продолжал жить прежней жизнью, не подозревая о ее горе и безразличный к нему. Как так может быть, одним – радость, а другим – печаль? Если хорошенько напрячь слух, она могла бы услышать смех людей на лодке.

Она вернулась к одеялу и села на него. Потом взяла свой пластмассовый стакан и вылила вино на песок, оставив красное пятно.

– Меган, пожалуйста, дай мне объяснить, – попросил Джексон, вернувшись вслед за ней.

– Объяснить что? Что ты не любишь меня? Что твои картины для тебя важнее, чем я? Что тебе нужна свобода? Что ты никогда не был счастлив. Я все это уже знаю, Джек. В глубине души я, возможно, всегда это знала.

– Я знаю, я сделал тебе больно.

В первый раз Меган отреагировала на его слова. Она вскочила, лицо раскраснелось от возбуждения.

– Ты ничего не знаешь, Джексон, – закричала она и начала швырять продукты назад в корзинку.

– Я знаю, ты была великолепной женой. Я знаю, сколько усилий тебе потребовалось и…

– Замолчи! Боже, чего ты хочешь, полностью уничтожить меня? Ты что, думаешь, мне нужно это выслушивать? Какой доброй и хорошей? Какой замечательной я была? Единственное, что мне нужно– это муж, черт побери. А не какой-то одержимый чувством вины болван, который думает, что сможет отвести боль разговорами о том, какая я миленькая и приятная.

Она подняла корзинку и одеяло и побежала к машине. Бросив пожитки на песок возле автомобиля, она пошла по улице к шоссе, идущему вдоль Тихоокеанского побережья.

– Меган, ты куда? – крикнул Джексон.

– Домой, к Клементине, – бросила она через плечо.

– Но ты же не можешь дойти туда пешком.

– Могу, черт тебя побери.

Джексон подбежал к машине и забросил одеяло и корзинку на заднее сидение. Протиснувшись на место водителя, быстро завел машину, подъехал к Меган и опустил стекло:

– Мег, пожалуйста, сядь в машину.

Она, не обращая на него внимания, продолжала идти.

– Пожалуйста. Ну давай, ты ведь совсем недавно перенесла операцию. Ты можешь навредить себе.

Меган остановилась и пристально посмотрела на него.

– Вызови мне такси.

– Что?

– Я сказала, вызови мне такси.

– Будь посерьезней. Тебе будет стоить кучу денег вернуться в Долину.

– Я серьезно, Джек. Тебе нужен развод, прекрасно. Я дам его тебе. А сейчас я хочу такси. Мне кажется, что хоть такую малость ты мог бы дать мне.

Джексон долго рассматривал ее, стараясь увидеть за упрямой решительностью ее взгляда чувства, спрятанные внутри. Но за внешним видом Меган ничего нельзя было разглядеть. Она уперлась руками в бедра и расправила плечи как культурист, демонстрирующий свое телосложение. Джексон покачал головой и включил скорость.

– Извини, – сказал он.

Лицо Меган на мгновение дрогнуло, потом она овладела собой.

– Ну что ж, прощай.

– Мег…

Но она уже отошла в сторону и села на песок, спиной к нему. Джексон рванул машину, высматривая ближайшую телефонную будку.

* * *

Позвонив в компанию по вызову такси, Джексон ждал в машине метрах в шестистах от того места, где сидела Меган. Она сидела так тихо, не подавая признаков жизни, что могла бы сойти за статую. Он не мог отвести взгляд от ее спины, склонившейся вперед, волос, завивавшихся в просоленном воздухе как змеи Медузы – Горгоны. В голове проносились воспоминания об их супружеской жизни. Он пытался припомнить хоть один день, когда Меган была бы безраздельно счастлива, но с трудом мог представить ее улыбающейся.

Такси приехало через полчаса. Джексон подождал, пока Меган села в машину, и тронулся вслед за ними. Он хотел убедиться, что она благополучно доберется домой, а потом уже поискать для себя гостиницу. Но, попав в струю автомашин на шоссе, он изменил свое решение. Нажав на газ, Джексон обогнал такси. Он хотел прибыть раньше Меган, чтобы иметь время самому объяснить Клементине, что произошло, почему он хотел расторгнуть этот брак. Почему он не подумал об этом раньше? Если Меган приедет до него, она исказит картину и настроит Клементину против него. У Клементины не останется другого выбора как только примкнуть к Меган.

Ему нужно было удостовериться, что Клементина не питает к нему ненависти, что у них останется какая-то надежда на… на что? Джексон не знал.

Он только знал, что ему нужно обогнать Меган.

Но водитель такси знал переулки и каньоны лучше, чем Джексон, был быстрее. Джексон стукнул кулаком о руль, увидев такси на стоянке возле дома. По крайней мере, Меган еще не вошла в дом. Она расплачивалась с водителем. Возле лестницы она подождала Джексона.

– Что ты здесь делаешь? – спросила Меган. Они поднялись по лестнице на третий этаж, где находилась квартира Клементины.

– Я, я хотел занести корзинку прежде, чему уехать. И, возможно еще поговорить.

– Я не хочу больше ни о чем разговаривать сегодня, – монотонно проговорила Меган. – И ты, кажется забыл о корзинке.

Джексон бросил взгляд на свои пустые руки и поспешил назад к машине. Когда он вернулся, Меган уже вошла и Клементина обнимала ее.

Их глаза встретились поверх плеча Меган. Джексон не мог сказать, что увидел в них – жалость, облегчение, гнев. Клементина выдерживала ею взгляд довольно долго, потом отвернулась.

– Меган, успокойся, – шепнула она и повела подругу к тахте. – Садись, я заварю сейчас чай, хорошо?

Меган кивнула, вряд ли замечая Джексона, стоявшего в двух метрах от нее, забытого и неловкого, с одеялом и корзинкой в руках. Он поставил вещи на стол и подошел к Меган.

– Можно, я позвоню тебе завтра? – спросил он.

Она подняла голову, и при свете он увидел, что она плакала. Возможно, она проплакала всю дорогу в такси от пляжа до дома. Быть может, это его наказание – навсегда остаться негодяем, и никто, особенно Меган, никогда не узнает, что он тоже страдает.

Джексон отступил назад, невольно бросив быстрый взгляд на кухню. Клементина стояла перед плитой, пристально глядя на него. Она была такой же прекрасной, как он и помнил, может быть, даже красивее. Ему было любопытно узнать, что она сделала с пеньюаром, который он прислал ей, с тем, что покупал для своей жены, а послал женщине, на которой действительно хотел видеть эту вещь. Она не поблагодарила, но и не отослала его обратно.

Джексон растворился в ее глазах, решив, что заметил понимание и желание, потом спохватился, понял, что видел лишь то, что хотел увидеть. И все-таки Клементина не отводила взгляд. Он пытался понять, чувствует ли она то же самое, что и он, – что им необходимо запечатлеть в памяти образ друг друга, чтобы можно было расстаться и жить на одних лишь воспоминаниях до следующей встречи.

Чайник засвистел, и Клементина вздрогнула. Она налила воду в две кружки, заварила чай. Одну кружку она отнесла Меган, потом вернулась в кухню. Джексон почувствовал аромат ее духов, когда она проходила мимо.

Клементина бросила на него еще один быстрый взгляд. Интересно, что она думала в этот момент. Джексон понимал, что это ужасно – стоять спиной к жене и рассматривать женщину, заполнившую его сны и мечты. Но ничего не мог с собой поделать.

Клементина взяла вторую чашку и пошла к тахте. Сев рядом с Меган, она обняла ее за плечи. Не поднимая глаз, Клементина кивнула в сторону двери:

– Я думаю, тебе лучше уйти, – сказала она.

Джексон переводил взгляд с Меган, сидевшей с опущенной головой, на Клементину. Потом кивнул, и пошел к двери. Ему показалось, что, уходя, он заметил быструю сочувственную улыбку на губах Клементины. Хотя, может быть, он просто вообразил это.

Глава 16

Около отеля «Беверли Хиллс» собралась огромная толпа. Выстроившись в очередь, ждали уже несколько часов, причем каждый сражался за лучшее место. В Голливуде всегда можно мельком увидеть где-то кого-то. Какого-нибудь кандидата на присуждение премии, входящего в шикарный ресторан; а за снимок жены известного актера, уходящей с чужим мужем, можно было рассчитывать на тысячу от «Обозревателя». Но этот вечер был особенным. Ожидание висело в воздухе, как смог в пору бабьего лета. Все как ненормальные хотела, сделать снимок или получить интервью от участников вечера, посвященного окончанию съемок «Признать виновной».

За месяцы до того, как закрутились камеры, «Признать виновной» широко освещалась в прессе. Сначала поползли слухи, что в главных ролях будут сниматься Джейн Фонда и Пол Ньюман, потом – о неслыханном решении ввести на положение звезд двух новых лиц. Подбор актеров занял шесть месяцев, на окончательную доработку сценария ушло еще три, а затем график съемок растянулся на семь месяцев. Три последние месяца посвятили заключительным отделкам и монтажу.

Несколько недель никто не мог говорить ни о чем другом, кроме, как о намеченной на Рождество премьере в «Ман Чайниз» театре.

Уилл советовал Клементине объявиться на час позже, чтобы обеспечить полное внимание фотографов и репортеров. Они вместе ходили по магазинам на Родео-Драйв и приобрели светло-желтое шифоновое платье, которое и было сейчас на ней. Это – твой образ, постоянно твердил ей Уилл. То, что она получила главную роль в «Признать виновной», было без сомнения, огромной победой, но создание верного имиджа, загадочного и сложного, представляло собой целое военное искусство.

Клементина устроилась на заднем сиденье лимузина, предоставленного студией, и влажная струя воздуха от кондиционера охлаждала ее лицо. Октябрь, а в Лос-Анджелесе около 40 градусов. Рекордная цифра. Но Клементина не замечала температуру. Волны жары затрагивали обычный мир, людей в старых автомобилях без кондиционеров или в бедных домах со сломанными вентиляторами. Клементина Монтгомери путешествовала с шиком, в лимузине с баром. Она выглянула в затемненное окно и заметила полную машину подростков, безуспешно пытающихся рассмотреть сквозь одностороннее стекло, кто же там в лимузине. Она приставила растопыренные пальцы к ушам и состроила самую нелепую рожицу, какую только могла придумать. Да, наконец-то Клементина Монтгомери добилась положения в свете.

Ее мать часто повторяла «Самое темное время ночи перед рассветом». Это была одна из тех глупых фраз, что говорят матери, которая влетает в одно ухо и вылетает в другое. Но сейчас, со смутным чувством, что многие слова, произносимые ее матерью, оказались пророческими и попали в цель, чего Клементина раньше и представить себе не могла, она начинала жалеть, что не обращала на них внимания.

Полтора года назад казалось, что весь мир ополчился против Клементины. Во-первых, Меган была в центре ее внимания из-за развода. Конечно, развод не затрагивал непосредственно Клементину, но она, и Алекс, и Меган так и не научились полностью отделять себя друг от друга. Они вместе переживали и радости и печали.

А так как Меган по-прежнему жила в ее квартире и каждую ночь рыдала до трех часов утра, Клементина оказалась на линии огня, хотела она того или нет.

Меган находилась в полной растерянности. Она не знала, что делать, куда идти, и оставалась на тахте, так как только экран телевизора и Боб Баркер могли заставить ее забыть хоть на немного о своей боли. Больше всего Клементину терзала назойливая мысль, что она каким-то образом явилась одной из причин их разрыва. Ей надо было отослать пеньюар. Ей не следовало глазеть на Джексона, как она это сделала, когда он и Меган вернулись с пляжа. Она должна была помогать Меган сохранить брак, а не мечтать в тайне, что та потерпит неудачу, так что, может быть…

И еще Дюк. Проснувшись утром, с отвратительным похмельем и разбитым сердцем после инцидента в баре, она поклялась навсегда вычеркнуть его из своей жизни. Тем вечером она увидела его суть, его настоящее «я», и не желала никаких связей с ним. Однако, три недели спустя, скромно пристроившись наверху кучи счетов, в почтовом ящике лежало письмо от Дюка. Дрожащими руками Клементина разорвала конверт и прочитала:

«Клементина,

извини за Глорию. Когда я сказал ей, что приезжаю в Л.А., она обезумела. Хотела наверстать упущенное время. Нельзя сказать, что она представляет что-то особенное для меня, но она – приятная девушка, и я не мог разочаровать ее. Ну, ты понимаешь.

Я уехал из Глитц-Туана и нашел новую работу: швейцар в танц-клубе. Довольно занятная работенка, и можно встретить кучу потрясных малюток, но, давай взглянем в лицо реальности, денег маловато. Поэтому я подумал, что, так как ты говорила, что зарабатываешь неплохо, ты смогла бы одолжить мне немного (500, примерно, столько мне надо), просто, чтобы помочь мне удержаться на плаву, пока я снова не встану на ноги. Ты всегда была хорошей девочкой. Скоро увидимся.

Дюк».

В этот момент Клементина подумала, что не называла его «Папа» с тех пор, как он ушел от нее и ее матери. Она любила его ничуть ни меньше. Может быть, для нее просто невозможно, как бы он не поступал с ней, любить его меньше. Но все-таки слово «папа» предназначалось для мужчин, которые обнимают, защищают и укрывают ребенка одеялом на ночь. «Папа» – это кто-то особенный, кто-то, кто любит тебя, как ты его.

Клементина, не раздумывая, тут же достала чековую книжку и выписала чек. Конечно, он просто использует ее. Она знала, что делает ошибку и поступает неверно, даже нелепо, но ей было наплевать. Она была готова зацепиться за что угодно, за любую ниточку, которой он поманит ее. Сейчас Клементина связана с ним. Может быть, получив деньги, он позвонит ей, пригласит приехать в… Она взглянула на обратный адрес. Даллас. Техас. Приехать в Даллас, Техас, к нему в гости. Она старалась удержаться от надежд, высоко нести голову, как взрослая женщина, какой она была, но ничего не помогало. Будь ей хоть девяносто три, все равно она останется его ребенком.

Спустя три недели после того, как были получены деньги по первому чеку, пришло еще одно письмо. Он хотел еще пятьсот долларов. Надо заплатить квартплату, шеф чрезмерно требователен к нему, и он уверен, что Клементина снова поможет. Она заколебалась лишь на мгновенье, потом выписала второй чек. На худой конец, когда он посмотрит на чек, он подумает о ней. Она заставит его улыбнуться.

Так как письма продолжали приходить каждые несколько недель, Клементина могла притворятся, что у них – нормальные, родственные отношения, какие бывают у дочери и отца. Вместе с чеком она посылала ему короткие записки с последними новостями о своей карьере, а он, помимо просьб о деньгах, сообщал кое-что о себе, пикантные новости из жизни швейцара, о женщинах, с которыми встречался. Спустя пять месяцев, когда письма вдруг перестали приходить без всякого предупреждения, благодарности или прощания, Клементина послала ему три тысячи долларов. Она выслала бы и триста тысяч, не принимая во внимание громкие протесты Меган и Алекс, только бы не терять с ним связь. Но Дюк не предоставил ей такой возможности.

И, наконец, самой темной чернотой перед рассветом стала тяжелая, с «зубами и когтями» схватка за роль в «Признать виновной». Уилл обеспечил ей прослушивание, но, насколько Клементина помнила, она была сорок пятой актрисой на прослушивании в тот день, и студия уже держала в поле зрения Джейн Фонду, как претендентку на главную роль. По пути в студию Клементина случайно услышала разговор между помощником режиссера и актером на эпизодическую роль о переговор