КулЛиб электронная библиотека 

Два мужа для попаданки (СИ) [Майя Хоук] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Глава 1

— К леди Э’Вилн? — муж рассматривает кружевную маску, которую я едва-едва примерила.

Вообще-то по правилам этого мира, я имею права ничего не уточнять, поэтому просто поправляю завязки на плаще. Я ларди, наделенная силой.

Черные перчатки до плеча. Кладу руку на изгиб перил.

— Осторожнее, — звучит в спину. — Я буду ждать.

Дверь хлопает позади.

Подъездная дорожка к особняку освещена мягким мерцанием магических светильников. Я все никак не могу к этому привыкнуть. Переместиться из современной Москвы в викторианское по виду поместье — тот еще опыт.

Во мне вспыхнула магия Элирны как раз во время поездки на работу в метро. Руки загорелись изумрудным и я шагнула с платформы под поезд…

Проснулась уже здесь хранительницей источника.

Я ничего не знала, кроме того что у меня есть муж, Дэмиен, и кому-то хозяйка этого тела порядком насолила, раз ее попытались отравить. Все приняли мое состояние за безобидный обморок, но я лопатками ощущаю, что прошлая хозяйка тела не хотела покидать этот мир.

Вскоре после того как я очнулась, Эмбер пришло красиво оформленное приглашение от соседки на вечер запретных удовольствий.

Сегодня я отправляюсь туда, поскольку мне нужно вызывать минимум подозрений. Из оговорок мужа и прислуги я поняла, что Эмбер очень нравилось развлекаться. Поэтому она ни за что не пропустила бы повод наподдать какому-нибудь рабу. А вечер удовольствий сулит мне именно это.

Я уже успела понять, что ларди в этом мире позволено все. Из-за этого им часто становится скучно. А еще ларди, живущие в одной местности, частенько собираются на празднества, как эдакий ковен.

Я выдыхаю и наконец завязываю ленты на затылке. Маска садится прочно.

На подъездной дорожке меня ждет экипаж.

Настало время увидеть ведьм Элирны.

Только женщина здесь может передать жизнь потомству и наделить партнера магией. Поэтому они создают гаремы. За самыми сильными из них увиваются толпами. А ларди, хозяйка магического источника — сокровище округа.

Слуга, затянутый в идеально сидящий на нем костюм, приоткрывает передо мной дверь.

Я сажусь в прохладный салон и устраиваюсь на бархате сиденья. В этом мире все работает от волшебства. Конкретно эта машина — от магии рода Э’Тарн. Поэтому все тут легонько подсвечивается изумрудным. Зеленый — мой цвет.

Я проявляю невероятную беспечность, отправляясь на вечер запретных удовольствий в одиночестве потому что при тех, кто хорошо знал прошлую Эмбер, боюсь выдать себя. Но поговаривают, ларди Э'Тарн и раньше славилась безрассудством.

За окнами скользят поля и леса.

Мне страшно. Пальцы, затянутые в шелк, потеют. Я только по чужим рассказам знаю о том, какой была прошлая хозяйка этого тела: жестокая, любящая веселье и, судя по всему, не очень умная женщина.

Я не терплю жестокости.

В прошлой жизни я не могла пройти мимо брошенного котенка! Поэтому домашних животных у меня было трое…

Настроение становится еще хуже, когда я думаю о том, как теперь живут мои Пусик, Жрусик и Мопс.

Наконец мы въезжаем на ярко освещенную аллею и я поднимаю голову.

Деревья перемежаются с фонарями. За недолгое время пребывания на Элирне я поняла, что любые магические вещи это дорого. Нужно содержать кучу магов, которые будут их обслуживать. А если маг ты одна, будет как в поместье Э’Тарн. Мои домашние светильники не сильно лучше свечей.

Дом Э’Вилн словно бы освещен электричеством.

Это огромная белоснежная вилла. Я не видела подобного великолепия даже не проспектах с элитной зарубежной недвижимостью. Главная ларди региона не просто богата, она, судя по всему, неприлично обеспечена.

Впрочем, Эмбер бывала тут уже не раз. И я не должна удивляться.

Когда слуга открывает дверь машины, я запахиваюсь в черный шелковый плащ. Все ларди предпочитают вкушать запретные удовольствия, одинаково одевшись.

Потому что то, что они будут делать действительно может вызвать порицание общественности. За этим нужны черные плащи, почти полностью скрывающие фигуру и маски, позволяющие спрятать лица.

На моем пальце темный перстень. Именно по нему ларди и могут меня опознать.

— Вам понадобится мое общество, ларди? — негромко интересуется слуга.

Отсылаю его жестом.

Я и так выгляжу как голодранка. Любая другая имеет в своей свите хотя бы одного мага.

Но Эмбер… все пропила.

Впрочем, ей очевидно было весело.

Два удивительно красивых мужчины в черных фраках и белых масках синхронно открывают мне двери. Мгновение борюсь с желанием зажмурить глаза.

Скриплю зубами.

Эмбер бы этого не сделала!

Выдыхаю и оглядываю холл, одновременно делая маленький, достойный грации ларди шаг.

Бог мой, да это БДСМ-вечеринка!

Пришлось побывать на подобном треше с одним очень перспективным инвестором. Ох, лучше не вспоминать как меня туда занесло. На один миг… Один безумный момент мне показалось, что мы могли бы создать семью. Пока он не попросил отлупить его плеткой.

В общем, моя карьера складывалась, а личная жизнь — нет. БДСМ вечеринок с тех пор я не боюсь.

Я думала, ларди тут будут пить кровь из отрубленных голов непослушных рабов, судя по тому, что рассказывал Дэмиен, а тут всего лишь закованные в цепи голые мужчины и полуголые женщины, которые творят с ними всякие непотребства.

Вечер запретных удовольствий — время когда ларди творят своеобразное правосудие над теми, над кем имеют полную власть — это вся их свита. Именно поэтому я считаю их ведьмами.

И общество считает такой порядок вещей нормальным. По крайней мере это справедливо для захолустья, в котором я живу. Оскорбить ларди это рискнуть тем, что земля лишится благословения. Поэтому обидчик может пасть жертвой… как теперь я вижу сексуальных домогательств.

Мужчин обливают воском, подвешивают на цепях, сажают в клетки, где вытирают о них ноги, кого-то плеткой бьют. Но это не похоже на реальные пытки. Скорее на унижения. В общем, вечер БДСМ-порно я как-нибудь переживу.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Как я теперь уяснила, сюда можно притащить провинившегося мага-слугу и его как следует отшлепают товарки по ковену. А ты можешь развлечься с чужим, подзарядившись силой его источника.

Ну, в общем, ничего такого.

Я присаживаюсь за столик в огромном наполненном стонами зале и пью. В конце концов Эмбер алкоголичка, а я без слуги. Надеюсь, ковен подумает, что я просто как это говорили в моей старой-доброй нерезиновой “про… теряла все полимеры”.

Мага у меня нет. И я не в курсе можно ли занимать вот такого. Да, признаться, я и не хочу.

Никогда не видела себя в роли госпожи.

Так что на месте ларди мне некомфортно.

— Ты без Дэмиена, — чужая рука в шелковой перчатке скользит по плечу.

Я оборачиваюсь, стараясь не вздрогнуть. Я не готова к разговору с товарками.

Она высокая, стройная и полуседая. И раз она меня узнала, она и есть ларди Э’Вилн, хозяйка.

Вино уже немного ударило мне в голову и это расслабляет, вместе с тем притупляя бдительность. Я сижу как на иголках, понимая, что в любой момент могу ляпнуть глупость.

— Да. Без, — шепчу одними губами.

Э’Вилн садится напротив.

— Отчего?

Ее движения полны грации.

— Он был нашим лучшим развлечением в прошлый раз.

Я сдерживаю порыв поперхнуться. Так Эмбер притащила сюда своего мужа? Возможно поэтому он был против вечера удовольствий, если видел в главной роли себя.

— Я решила… оставить его для себя на этот вечер, — скромно улыбаюсь.

— Хм… — Э’Вилн делает паузу. — И совсем ничего не попробуешь в этот раз?

— Мне нечем отплатить, — развожу руками, чувствуя, что дурно справляюсь с ролью хозяйки тела.

— Тогда какой смысл сидеть здесь? Может быть тебя развлечет сцена в алом зале?

Киваю, не понимая какой ответ тут лучше бы подошел.

— Пойдем, — Э’Вилн властно предлагает следовать за ней.

Мы подходим к украшенным позолотой дверям. С той стороны мне слышатся стоны и удары плети.

Э’Вилн толкает створки от себя и наклоняясь к уху шепчет как искусный любовник.

— Я знаю как ты любишь кровь, моя ненасытная.

Передо мной сцена, на которой распят самый красивый мужчина, которого я когда-либо видела. Рыжий. Сильный. Его тело покрыто свежими ранами, но палачи продолжают хлестать его плетью.

Удивительней всего, что я чувствую он очень сильный маг. Из тех кого называют ирриди.

— Присоединишься к наказанию? — продолжает Э’Вилн.

Глава 2

Оборачиваюсь к ней.

В голове сотни вопросов от “В чем его вина?” до “Какая моя роль во всем этом?”

— Да, — закатывает глаза главная дама, — это мой секретарь и он допустил промах, перепутав мои бумаги. Теперь поместье Эверден отходит соседям.

Она потирает шею пальцами и я слышу в голосе металл.

— Убить ирриди я не могу. Но заставить расстаться с жизнью самостоятельно не так сложно, как кажется. Я брошу его к рабам и нужная доля насилия сделает свое дело. Ну а раны его ослабят. Так он передушил бы весь мой гарем.

Я вздрагиваю.

Дело в том, что ирриди самородок. Мужчина, от рождения наделенный магией. Но их магия, в отличие от женской, смертоносна, поэтому ирриди и служат телохранителями и по совместительству делопроизводителями благородных дам.

Я даже не знаю, что хуже, ее предложение присоединиться к порке или групповое изнасилование, которое ждет секретаря.

Я знаю, что гарему благородных дам все равно кого утешать ласками. Их специально готовят как элитных проститутов.

— Вы уверены, что он не выдержит? — срывается с моих губ.

Все это кажется мне ужасным. И мозг цеплется за любую возможность объяснить себе происходящие более лайтовой версией.

— Ирвин слишком гордый. Помучай его, Э’Тарн, так как умеешь ты одна, — ладони старой карги массируют мои плечи. — Возбуди мальчика, дай ему подумать, что я его прощаю, а потом вырви то, чем он так гордится.

Мое сердце обрушивается в пятки.

Дэмиен был прав.

Чертов Дэмиен мне ни в одном слове не соврал!

Вот что делает с людьми опыт длительных переговоров. Они перестают верить кому бы то ни было!

— А… — выдыхаю и лепечу совсем не соображая что делаю. — Вернуть его в магическое агентство, в то самое, откуда он нанялся?

Я чувствую как меня тянет к нему. Это странное ощущение, потоки моей магии переплетаются с его.

Хозяйка заходится мерзким ведьминским хохотом.

— Ты думаешь я отдам простой женщине того, кто со мной спал? Ни одна не доросла!

Отлично, он еще и был ее любовником.

— Не упрямься, ты задолжала мне, Э’Тарн, — хватка на моих плечах становится совсем неласковой. — Давай!

Э’Вилн подталкивает меня в спину.

— Устрой девочкам праздник!

Я шагаю вперед на негнущихся ногах.

Значит, Эмбер была палачкой. На этом моменте я перестаю винить себя в том, что заняла это тело. Алкологичка простительно, но вот это все…

Мужчины в кожаных штанах и черных масках расступаются. Один из них передает мне плетку и я едва не икаю: наконечники, прикрепленные к хвостам металлические. Они-то и рассекали плоть бедного Ирвина.

Бывший секретарь хозяйки повернут ко мне спиной.

Получив передышку, он немного расслабляется и повисает на цепях. Кровь капает на пол и я чувствую, что меня сейчас стошнит.

Что же ты сделал?

Невольно заглядываю ему в лицо. Красив как ангел. По рыжим волосам пробегает искра. Он — ожившая магия. Чудо природы и расправиться с ним чудовищно.

Обвожу глазами зал, понимая, что провалилась на этом самом моменте. Если бы Дэмиен был рядом! Но до него отсюда полдня пути!

Черт, черт, черт!

Прикрываю глаза и вспоминаю слова моего старого бизнес-партнера “Попала в задницу, выкручивайся с яростью камикадзе. Так чтобы никто не решился подойти”.

— Я его покупаю!

Эмбер дурочка, которая не видела берегов, об этом знали все. Мое дело сейчас сыграть буйное помешательство.

— Э’Тарн! — рычит хозяйка. — Что ты затеяла?!

Я выхожу вперед, закрывая спиной бледного дрожащего Ирвина.

— Да ничего! — упираю руки в бока. — Я хочу себе настоящего мага!

— Ты не напасешься настолько! — кричит Э’Вилн.

И она совершенно права. Чтобы нанять ирриди мне пришлось бы продать дом. Но есть кое-что, что Э’Вилн ценит сильнее всего на свете, как сказал мне Дэмиен и теперь я верю ему.

Власть.

— Сыграем! — предлагаю со сцены.

Э’Вилн пробирается вперед.

— На что? — ее голос звенит напряжением.

— Источник Э’Тэрн!

Хозяйка заливается хохотом.

— Безумна и ненасытна как и всегда, Эмбер! — она делает жест, приглашая меня к столу.

Я не умею играть в местные карты. Но на моей стороне кое-что благодаря чему я эти двадцать дней тут выживала. И, насколько я знаю, никто об этом не догадывается.

Я вижу будущее.

Именно этот дар, отбирающий у меня массу сил позволил избежать самых курьезных ситуаций. Я просто мысленно проматывала события вперед. Как в компьютерной игре. У тебя есть шанс попробовать несколько вариантов развития сценария.

Конечно пока не потеряешь сознание.

Это умение, видимо, шло небольшим бонусом к перемещению, так как многим попаданкам достаются знания о мире. Меня же перенесло просто так.

Я сажусь за стол. Никогда еще не пробовала свой дар при таком скоплении народа. Но отступать некуда.

За мной Дэмиен и источник, к которому он привязан с тех пор как вошел в дом Э’Тарн.

Надо было поверить мужу!

Чуть-чуть прикрываю глаза.

“Моя ставка ирриди Ирвин” — проносится как во сне.

“Твоя ставка?”

“Дом и все, прилагающееся к нему”

Мы начинаем играть. Различные варианты событий скользят как в калейдоскопе. Мне нужно просто отыскать самый удачный для себя расклад.

Конечно было бы еще лучше активировать дар до попадания в красный зал. Но он слишком энергозатратный. Отправляясь сюда, я решила, что буду использовать предвидение только в случае реальной опасности.

Наконец я выясняю все карты противницы и хватаюсь ладонью за стол, опасаясь потерять равновесие.

— Что, Э’Тарн, снова перепила? — смеется хозяйка.

Для верности икаю.

Перед глазами действительно мутится, но я теперь знаю, что мне делать. Главное не потерять сознание.

Ход. Еще ход. Надеюсь я запомнила последовательность правильно.

Э’Вилн замирает.

— Мухлюешь, чертовка!

— Секретарь… — шепчу едва шевелящимися губами. — Мой…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

А потом у меня темнеет в глазах.

Глава 3

Все, что я слышу это шум в ушах, похожий на плещущееся море. Красиво и так напоминает то, о чем я мечтала лет пять. Об отпуске!

Чья-то тяжелая рука ложится на лоб и потихоньку начинает вспоминаться недавнее настоящее. Я Эмбер Э’Тарн, чекнутая садистка.

Подскакиваю на кровати, яростно растирая глаза и надеясь увидеть двух своих котов и собаку.

Но вместо четвероногих друзей преданными глазами на меня смотрит Дэмиен.

Подумать только, в прошлой жизни я не могла завести ни одного мужчины, а тут на мое тело стоит натуральная очередь.

Сразу после этой мысли меня накрывает слабость.

Муж подхватывает меня под плечи и помогает лечь в постель, приговаривая что-то про неосторожность.

Может тот раздетый ирриди и мое влечение к нему просто очередная галлюцинация после перехода в Элирну? Хорошо, если так.

Демиен заботливо подкладывает подушечку мне под голову. Раньше это его поведение казалось мне нарочито-слащавым. Я вообще привыкла от мужчин хорошего не ждать, но после того, что я узнала от Э’Вилн…

Стоп. А она вообще была?

— Дэ-э-эм… — с трудом проговариваю я. — Что со мной случилось?

Муж тут же оказывается с другой стороны кровати, напротив моего лица.

— Ларди ты, — он закатывает глаза, — рассказывают ты упилась.

Поворачиваюсь на спину и прикладываю тыльную сторону ладони к пульсирующему правому виску.

Вообще-то это не в моих привычках но, главное, не противоречит конспирации.

— Дальше… — шепчу.

— Ты, — сильный обреченный выдох. — Села играть с Э’Вилн.

Черт, значит, это в самом деле было.

Сердце начинает чаще биться, когда я вспоминаю исполосованную спину секретаря ведьмы. Если его оскопили и бросили гарему, я вовек этого не забуду и буду винить себя.

— Что с рыжим?

— А-а-а… — Дэмиен нависает надо мной. — Ларди, прости.

— Рыжим мужчиной?

Он оглядывается как будто ищет в комнате кого-то.

— Ларди, я не понимаю.

— Хорошо.

Я делаю над собой огромное усилие и присаживаюсь на кровати, готовясь рассказывать Дэмиену про свои вечерние приключения.

Может он что-нибудь посоветует.

Хотя я это наверное зря.

В этот миг в дверях моей спальни показывается слуга.

— Только что передали от ларди Э’Вилн! — подходит к моей постели и с поклоном протягивает конверт, похожий на тот, в котором было приглашение на вечер запретных удовольствий.

Я вздрагиваю.

Э’Вилн оставила у меня премерзотнейшие впечатления.

Ну что ж, что толку тянуть. Следует развязать бант. Сердце колотится под горлом. Надеюсь там не какая-нибудь часть тела Ирвина. Я в самом деле переживаю за него.

Это что-то странное. Животное. Раньше меня никогда так не тянуло к мужчине. Это магия, которой пронизана вся Элирна. Но кроме того, я обычный человек, выросший в двадцать первом веке, во время, когда мучить и убивать людей ради веселья ненормально.

Меня подташнивает при мысли о том, что именно могли сделать в Ирвином.

В конверте один единственный листок. На нем выведенная чернилами фраза:

“Я всегда держу свои обещания. Не рассчитывай больше на мое благословение”

Дэмиен смотрит на эти буквы и пожимает плечами.

— Поссорилась с Э’Вилн?

Мне остается только повторить его жест.

За завтраком меня едва не выворачивает, словно, я в самом деле перепила вчера. Хотя я вроде только пригубила.

“Неужели глупышку Эмбер снова пытались отравить?” — проходится холодом по позвоночнику, когда передо мной и заботливо кормящим меня едва ли не с ложечки Дэмиеном появляется мужчина в сопровождении слуги.

Он представляется помощником ларди Э’Вилн.

— Ваш контракт, ларди, — говорит он и кладет на белоснежную скатерть несколько переливающихся магией листов.

Никогда еще не видела такого.

— Ларди, ты приобрела мага? — тут же поднимает брови Дэмиен.

“В самом деле?” — хотела бы сказать я, но приходится промолчать. Видимо действительно приобрела.

Слуга все не уходит и я перевожу вопросительный взгляд на него.

— Как только подпишете, сможете забрать предмет договора в магическом агентстве.

Кое-что начинает складываться, но тут Дэмиен задает вопрос, который с момента появления в комнате контракта вертится у меня на языке.

— Что?

— Вот тут, — слуга указывает на строчки, — говорится о том, что вы получаете права и обязанности ларди Э’Вилн до конца действия договора.

Просто киваю.

— Распишитесь, — мужчина протягивает мне перо.

Я пробегаюсь взглядом по строчкам. Сердце тревожно стучит в груди. Я получаю права на Ирвина Торна, ирриди первого порядка.

Прикусываю кончик пера.

Этот мужчина стоит целое состояние.

Дэмиен задумчиво смотрит на бумагу. Я поднимаюсь из-за стола, не давая мужу глазеть на договор.

Мне нужно подумать хорошенько.

Хожу по комнате из угла в угол.

Что сделано, то сделано. Я не дала убить первоклассного мага, но также заимела себе врага в лице Э’Вилн и обязательства выплачивать баснословную сумму в месяц магическому агентству, предоставившему Ирвина.

Мой взгляд падает на дату истечения контракта. Ирвин будет работать еще три месяца. Далее он свободен. Как и большинство ирриди, он отрабатывает свой долг перед школой, а затем получает на руки не самый маленький процент, который все это время копился на его счету, и может начинать вольную жизнь в вольном городе.

Если конечно не захочет остаться с хозяйкой, но мало кто по понятным причинам выбирает это.

Ирриди обучают на первоклассных секретарей, дипломатов и даже телохранителей. Еще они могут составить компанию в постели хозяйке, но это редкость. Обычно для любви существует гарем.

Останавливаюсь у окна. Вчера на вечере запретных удовольствий я перечеркнула возможность сосуществовать с ковеном мирно. И мне совершенно точно понадобится кто-то, кто хорошо разбирается в местных делах.

Смотрю на сумму обозначенную в контракте.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Делаю росчерк пером.

Кто знает вообще не захочет ли этот ирриди меня предать?

Слуга Э’Вилн кланяется мне и сообщает:

— Он будет в агентстве к вечеру.

— Ларди, — щебечет Дэмиен. — Зачем нам маг?

Смотрю на мужа и с губ рвутся слова “Чтобы не сдохнуть”.

Глава 4

Я чувствую себя не на своем месте до вечера.

Что выбрать? Как одеться? Как выглядеть? О чем разговаривать?

Я впервые еду в город.

Но ирриди надо забрать. Я отдала за него целое состояние. Но даже не это главное. Чем скорее он объяснит мне что значат все эти бумаги, которые я нашла у Эмбер, тем быстрее я приведу в порядок свои дела.

Он нужен мне.

А я была нужна ему как единственный способ избежать унизительной смерти.

Надеюсь, сработаемся.

Больше всего меня смущает вопрос, чем же он разозлил прошлую хозяйку. И не придется ли мне пережить что-то подобное?

Наконец останавливаюсь на черном элегантном платье, шляпке и перчатках.

Эмбер в противовес ее характеру красивая ларди. Длинные каштановые волосы, осиная талия, большие миндалевидные глаза. Эдакий хрупкий олененок с душой тирана.

Не то, что была я. В теле девяносто килограммовой девушки, привыкшей быть начальницей, скрывалась ранимая душа. Киллограмы я набрала заедая неудачи на личном фронте.

И вот сегодня мне предстоит встретиться с самым красивым мужчиной, которого я когда-либо встречала. Умным, вышколенным исполнять любые приказания, обученным такому, чего ни одна ларди-то и не знает, иначе бы он не стал ирриди.

А еще он подставил хозяйку, несмотря на все запреты и правила своего клана.

Кот в мешке.

Мысли мельтешат в голове пока мы добираемся до белоснежного здания с колоннами. Дэмиана я по понятным причинам с собой не взяла.

Мужские дела в этом мире делают женщины. Кроме разве что ирриди, они исключение.

Магическое агентство торгует вот этими удивительными помощниками, скупая их в академиях, и Ирвин едва ли не самый дорогой из них, а, значит, самый талантливый.

Поднимаюсь по белоснежным ступеням. Двери передо мной открывает девушка.

В заведении шумно. Сегодня прибыла новая партия магов и среди обеспеченных дам назначен аукцион. Это я узнаю от встречающей девушки, которая спрашивает не туда ли я пришла.

Ларди редкое зрелище в таком месте. Обычно сюда отправляют представителей, но у меня нет ни одного мага, который мог бы скрепить за меня контракт. Кроме Дэмиена. Но он вроде как дом охраняет, когда меня нет.

— Я за Ирвином Торном.

Девушка лишь едва-едва поводит бровью, но я вижу как на ее лице промелькнуло удивление.

Из сбивчивых объяснений слуги Э’Вилн я поняла, что Ирвин должен вернуться в агентство и поставить свою печать на контракте, подтверждая то, что переходит от одного хозяина к другому.

Ирриди в отличие от служителей гарема в привилегированном положении. Они вправе выбирать, с кем заключить контракт. Но у Ирвина сейчас вариантов нет.

— Он уже прибыл, — говорит девушка. — Пригласить его?

Взмахиваю рукой. Из неприкрытого зала несутся возгласы торгующихся. Эта обстановка кажется мне неподходящей для знакомства с тем, кто должен вытащить мое имение из долгов, в которые загнала его Эмбер Э’Тарн. И в конечном счете спасти мою задницу.

Пусть он об этом не знает и не узнает никогда!

— Могу проводить вас в переговорную, — предлагает эта своеобразная хостес.

Киваю и поправляю на руках перчатки.

Волнуюсь как школьница. Я уже и забыла когда меня в последний раз по-настоящему тянуло к мужчине. Где-то в тридцать, после пятых неудавшихся отношений я разочаровалась. А в тридцать пять попала под поезд…

“Ирвин это конечно не отношения”, - твержу себе: “Хоть его и можно уложить в постель по правилам этого мира. Все равно не то без желания с его стороны”.

Для остального есть Дэмиен.

Провожатая отворяет дверь и я замираю.

Ирвин стоит, легонько склонив голову в поклоне. Это то, что позволено ирриди, кланятся таким как я не в пояс, а делать это как благородный мужчина.

Я смотрю на чашку чая, оставленную на столе. Жидкость все еще плещется на дне. Он только что держал ее в руке!

Вот это выправка.

Двери за моей спиной закрываются, а я рассматриваю свою “покупку”. Красив до рези в глазах. По рыжим волосам бегут искры, даже сейчас, когда он истощен.

— Ларди, — его голос бархатный, обволакивающий. — К вашим услугам, Ирвин Торн.

Вот это да. Мне хочется подойти и тронуть его. Парень, тебя вчера чуть не забили до смерти и ты находишь возможность сегодня быть собранным и готовым к новой работе.

— Эмбер, — проговариваю я, протягивая кисть.

Ирвин вопросительно смотрит мне в глаза и я понимаю, что этот жест из другой, земной жизни. Тут не целуют ручки дамам.

— Рада знакомству, — тут же прихожу в себя.

Ирвин услужливо открывает дверь передо мной. Он похож на того, кого обучили почти что считывать мысленные приказания. И если так, то это наверное стоит всех тех денег, которые хотят за ирриди.

Выходим на улицу. Он отворяет дверь машины.

— У вас… тебя есть вещи? — спохватываюсь.

— Хозяйка предпочла предать все огню, — голос спокойный, как будто бы речь не идет о заработанном за десяток лет службы.

Я ознакомилась с контрактом Ирвина. Там были перечислены все подарки от Э’Вилн и их было достаточно. Я не смогу также радовать своего секретаря.

Он садится рядом. От спокойствия Ирвина еще больше не по себе. Неужели он не узнал во мне ту, что чуть не стала свидетельницей его казни?

Я думала, он хоть немного удивится.

Автомобиль трогается.

Я отворачиваюсь к окну и заправляю локон за ухо. Сердце по-прежнему стучит под горлом как пойманная пташка. Может быть дело в том, что рядом со мной сидит самый привлекательный мужчина, которого я когда-либо видела? Мужчина, к которому я ощущаю магическое притяжение и это добавляет чисто внешнему впечатлению пикантности.

Выдыхаю.

Может он вообще такой? Именно поэтому с Ирвином спала Э’Вилн и потом едва не устроила ему казнь. Как я узнала из контракта, искалечив ирриди она не получила бы права нанять нового.

Поэтому мне не стоит терять голову.

Оборачиваюсь к спутнику.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Ты… — не знаю как задать этот вопрос. — В порядке?

— Я смогу выполнять мои обязанности, ларди, — опять вежливый наклон головы, бархатный голос.

У меня мурашки по коже от него.

Тереблю резинку перчатки. Не стоило всего этого делать, ох, не стоило! Этот ирриди стоит целое состояние неспроста.

“Лучше было убить его?” — приходит неожиданная мысль в голову.

Нет, не лучше.

Теперь наслаждайся, Наташа! Идеальный прислужник с навыками элитного жиголо твоя собственность на три месяца. Силой заставляю себя вычеркнуть проституцию из списка будущих обязанностей Ирвина. Не хочу подсесть на него как Э’Вилн, натворю глупостей и это закончит мое пребывание в новом теле.

В конце концов я устроилась тут лучше, чем в Москве: личная вилла, готовый на все муж, удивительные силы и даже небольшое состояние.

А еще почти все мужчины у моих ног, если захочу. Не это ли мечта одинокой тридцатипятилетней кошатницы?

Снова оборачиваюсь к Ирвину. Вот так мы, русские, устроены: душа всегда требует большего. Я хотела бы чтобы меня любили, но этого не купишь ни силами, ни красивым телом.

На миг мы с ирриди встречаемся взглядами.

“Помнит ли он вчерашний вечер?” — вертится у меня на языке: “Что он теперь думает обо мне?”

Что я взбалмошная и сумасшедшая? Задает ли себе вопросы, что я буду делать с ним? Может, потащу в пыточную или сразу в постель? А может продолжу втягивать его в собственные идиотские планы?

Совсем наоборот!

Мы проезжаем мимо ресторана. Машу водителю, требуя остановиться.

Мне надо объяснить Ирвину как обстоят дела и я не хочу делать это дома, при муже.

— Когда ты в последний раз ел? — вообще я не обязана объяснять ирриди зачем мы остановились, но я хочу как можно быстрее развеять возможно сложившееся у него неверное впечатление.

— До вечера запретных удовольствий три дня меня продержали в тюрьме.

Ни один мускул на его лице не дрогнул. Все та же учтивая улыбка. Во взгляде почтительное внимание.

У Э’Вилн есть тюрьма. Обалдеть!

— Тебя там кормили?

— Нет.

То есть, чай, который он пил до моего появления — единственная его пища?

— Идем!

Я уже плохо соображаю от возмущения, потому заказываю ирриди как можно больше блюд, не думая о цене.

Лицо Ирвина по-прежнему спокойно. Может он думает, что я решила попировать у него на глазах и тем самым помучить его?

Меня начинает раздражать его выдержка, ирриди ведет себя как образцовый джентльмен, когда нам приносят одно блюдо за другим. Он даже делает жест, чтобы обслужить меня.

— Это для тебя! — вырывается у меня. — Ешь!

И тут я впервые вижу настоящие эмоции Ирвина. Ирриди набрасывается на еду. Все-таки он живой человек.

Какое-то время я смотрю на то как спутник утоляет голод, испытывая облегчение от этого. Хорошо, что я его спасла!

— Ирвин, — произношу я и он поднимает голову.

— Ты помнишь вчерашний вечер?

Кивок.

Выдыхаю. Подмывает спросить “За что она тебя?”, но понимаю, что он не вправе сказать.

Я уже было открываю рот чтобы заговорить, как ирриди опережает меня.

— Благодарю за мою жизнь, ларди.

Все-таки он не бездушная игрушка. От этого осознания мое напряжение немного уходит. Я только слышала об ирриди и знаю, что они очень искусные, умные и хитрые маги. Что лукавить, именно эти качества я и хотела бы видеть в Ирвине. Мне нужен кто-то, кто поможет мне адаптироваться в новом мире и разобраться с соседями, заглядывающимися на источник рода Э’Тарн.

Ирвин поднимает голову и снова опережает меня с вопросом:

— Я должен спросить, в каком качестве вы хотели бы видеть меня на службе: мага, любовника, секретаря?

В его глазах плещется магия. Удивительное существо! Все это время он меня изучал, как будто настраивался. Теперь я больше не вижу в его лице учтивого внимания, черты Ирвина заостряются. Передо мной сильный деловой человек — то, что нравится мне гораздо больше.

Выдыхаю.

— Ты мысли читаешь? — вырывается против воли.

Отрицательно поводит головой.

— Считываю настроение с ауры. В академии это называли “дипломатией”.

По коже бегут мурашки.

Молодец, Наташа! Нужно было чуть лучше изучить кто такие ирриди прежде чем нанимать одного из них. Осталось всего ничего до того как Ирвин поймет, что ты попаданка!

Глава 5

— Не беспокойтесь, ларди, я уношу в могилу все тайны хозяев, — произносит ирриди, — иначе прошлая хозяйка не отпустила бы меня.

Странно, что я об этом не подумала. Во мне борются два чувства: опаска и восхищение. Ничего себе способности!

Следом я понимаю какой силой обладает такой вот помощник.

И он не может быть быть дураком. Между ним и Э’Вилн произошло что-то более серьезное, чем утрата собственности.

Встречаюсь взглядом с ирриди и чувствую как сердце громко ухает в груди. Я должна назвать его роль и особого смысла врать мне нет.

— Защитник. Консультант. Я крупно задолжала всем, кому только можно. Источник Э’Тарн в опасности. Иначе я не решилась бы вчерашнюю авантюру.

В глазах ирриди вспыхивают искры.

Он склоняет голову.

— Тогда, ларди, вам придется дать мне оружие.

Вопросительно смотрю на него.

— Ларди, моя магия смертоносна, — поясняет Ирвин. — И если вы вместе с оружием дадите мне право использовать ее, все, что я сделаю будет считаться совершенным от вашего имени.

Сглатываю.

Э’Вилн не оставит того, что я увела у нее такого секретаря. Вероятней всего она просто попытается снова убить Ирвина.

Понятия не имею, можно ли выдавать своему приобретению лицензию на убийство, но, очевидно, получив чужого секретаря, я уже зашла слишком далеко.

— Где продают оружие для ирриди?

Ирвин делает приглашающий жест и, расплатившись, мы снова садимся в транспорт. На мгновение мне кажется будто мой спутник пошатнулся, но я списываю это на собственное волнение и усталость.

Вскоре мы оказываемся в оружейном магазине, который больше похож на выставку разнообразных клинков. Ирвин ходит вдоль стен и примеряет переливающиеся разнообразными цветами ножи и мечи к руке.

Меня в это время занимает одна мысль: “Почему в этом мире нет огнестрела?”

Двигается Ирвин крайне грациозно, точно… смертоносно. Я слежу за взмахами его руки. Напоминает танец.

— Замечательное приобретение, ларди Э’Тарн, — едва не подскакиваю, когда рядом оказывается невысокая продавщица.

— К-какое? — не сразу соображаю я.

Девушка указывает взглядом на Ирвина и делает хитрое выражение лица, а следом говорит на полтона тише:

— По всему городу ходят слухи про рыжего секретаря. Вы сами не раз говорили, что мечтаете с ним позабавиться, но ларди Э’Вилн держала его только для себя.

Выдыхаю.

Окей, Эмбер болтушка и она явно заходила сюда за оружием.

— Как вам удалось отхватить тако-о-ое? — округляет глаза девушка, которая уже не кажется мне милой.

— Удача, — наугад ляпаю я.

— Значит ваше загаданное желание осуществилось? — продавщица тянется к моему уху. — Надо и мне тогда попробовать зелье Э’Лорни.

Чуть-чуть расслабляю руки. Значит все знали, что Эмбер Э’Тарн мечтала получить Ирвина. Это делает сложившуюся ситуацию немного проще.

— Не боитесь давать ему право размахивать клинком? Я слышала его магия очень опасна именно поэтому Э’Вилн…

Я начинаю тяготиться разговором и перекрикиваю продавщицу.

— Ирвин, как там насчет клинка?!

Ирриди тут же без слов понимает мое желание.

— Мне подходят несколько. На ваш выбор, ларди, — по его глазам я понимаю, что Ирвин говорит о цене.

Продавщица срывается с места и начинает расхваливать товар. Один из клинков она крепит ирриди на бедре, что-то приговаривая про совпадение с аурой. Я слышу баснословную сумму, но думаю только о том как сексуально смотрятся эти ножны на моем секретаре.

Рука сама тянется за драгоценным перстнем, которым я скрепляю финансовые обязательства.

Идеальный мужчина достоин лучшего клинка.

— Прекрасный выбор, ларди, — вскоре он уже стоит рядом, а продавщица глазами полными похоти сверлит моего секретаря.

Не даю Ирвину открыть передо мной дверь.

— Ты всегда будешь хвалить меня?

Легкая полуулыбка, наклон головы.

— Вы предпочитаете честность и прямоту, ларди. Только что я был прям, — вижу подтверждение в его глазах: во взгляде едва заметная примесь веселья.

Он не может не знать, насколько он умнее прошлой ларди Э’Тарн и не может не понимать, что Эмбер уже не та.

Он словно пытается прямо сейчас разгадать загадку этого несовпадения.

Ежусь.

— Идем, Ирвин.

Нужно отослать его подальше и подумать, как быть дальше. Пускай подлечит свои раны пока.

Автомобиль мчит к моему поместью и по дороге я переключаюсь на мысли о мести Э’Вилн и до такой степени себя накручиваю, что готова уже встретить осаду дома, но вместо этого у ворот стоит один Дэмиен.

— Что это, ларди? — говорит он, когда мы с Ирвином из автомобиля. — Рыжий секретарь Э’Вилн?! Только не говори, что контракт был на него!

Прекрасно понимаю, что мужья в этом мире на жен не кричат. Значит, произошло что-то из ряда вон выходящее. Намеки на это я уже целый день получаю.

— Ирвин Торн, знакомься, — это все, что я сейчас могу сказать мужу.

Глаза Дэмиена округляются.

“Он будет жить с нами”, - пожалуй, это единственное, что осталось прибавить.

— Ты дала ему оружие?! — муж не дает мне вставить и слова. — Ты с ума сошла!

Нашу напряженную дискуссию прерывает звук рухнувшего мешка.

— Дарьян нир! — всплескивает руками Дэмиен и бросается вперед.

Я уже знаю, что все, что начинается с “дарьян” в этом мире ругательство.

Оборачиваюсь. Дэмиен уже сидит на коленях около Ирвина и с выражением ужаса на лице легонько хлопает по щекам моего нового секретаря, приговаривая:

— Говорили мне, не входи в дом Э’Тарн, ларди ненормальная.

— Что? — приближаюсь я.

Кажется муж меня только что оскорбил. В этом мире подобное поведение ненормально. Но я не знаю как реагировать на такое искренним недовольством. Если подумать, за последние два дня Эмбер наделала много странностей.

Муж поднимает голову.

— Я полюбил тебя, Эмбер, — проговаривает Дэмиен. — Но за те три года, что я под крышей Э’Тарн, я устал от твоих выходок! Сначала ты теряешь все деньги, потом отыгрываешься на мне. Теперь вот секретарь…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Мне неожиданно становится жалко мужа. Я невольно вспоминаю про упоминание о ночи запретных удовольствий.

— Из-за очередной твоей прихоти нам конец! — заявляет Дэмиен.

Вздыхаю. Может быть.

А может быть и нет.

— Отнеси ирриди в дом. Нужно его раздеть и осмотреть, — устало выдыхаю я. — Ирвин ранен.

Глава 6

Дэмиен слушается без слов. Желание женщины закон. Я отправляюсь в кухню и долго сосредоточенно цежу напиток, который в этом мире называют ралсом, похоже на смесь кофе и кваса. Утоляет жажду и тонизирует. Но ко вкусу я до сих пор привыкнуть не могу.

Я устала играть роль взбалмошной хозяйки. В конце концов, Эмбер Э’Тарн или кто-то, кто решал за нее, вырвал меня из родного мира и переместил сюда. Теперь придется прожить здесь до старости.

Я не смогу все это время прикидываться.

Наливаю воды в таз и отправляюсь наверх. Надеюсь, прошлая хозяйка хотя бы перевязала Ирвина. Хотя вряд ли.

Едва я вхожу, Дэмиен оглядывается.

На кровати лежит ирриди и он полностью голый, как и вчера. Я сглатываю. Вчера я не успела рассмотреть Ирвина, меня занимали другие проблемы.

Присаживаюсь на край кровати и стараюсь сдержать в себе неистовое желание прикоснуться к коже ирриди, рассматривать каждый изгиб его тела.

— Я справлюсь, ларди, — отрывает меня от этих мыслей Дэмиен.

На миг мы с мужем встречаемся взглядами.

— Это… — я должна как-то объяснить.

Вынимаю тряпку из таза.

— Дэмиен, я хочу вернуть нашу прошлую жизнь, которую по глупости чуть полностью не потеряла.

Муж высоко поднимает брови.

— Для этого были более простые способы, — по голосу чувствую, что Дэмиен не верит мне и думает, что Ирвин Торн моя очередная прихоть.

Прихоть самоубийственная.

Он приподнимает руку ирриди и я вижу покрывшиеся черной коркой раны.

— Он очень плох и если он умрет, мы будем должны магическому агентству огромную неустойку!

Отступаю назад.

Я все это время думала, что совершенно не похожа на Эмбер Э’Тарн, но то ли воздух этого мира действует на меня так, то ли из-за перехода я действительно поглупела. Логично было предположить, что Э’Вилн не отдаст своего секретаря, мужчину, обученного по одному взгляду понимать желания и мысли, человека, наверняка знающего ее тайны.

Э’Вилн не противилась передаче секретаря, потому что одним махом убила двух зайцев! Ирвин Торн умрет и его потрясающий дар читать мысли не достанется ни одной из конкуренток! Э’Вилн может быть спокойна. Ей не придется ни платить неустойку агентству, и новых ирриди ей брать не запретят.

Я чувствую, что начинаю чаще дышать.

Скорее всего, Э’Вилн планировала это с самого начала! Убить Ирвина руками дурочки Эмбер. Вышло не совсем то, что она ожидала, но вышло же!

Делаю шаг вперед.

Почему он так и не сказал мне про раны, которые, очевидно обработали каким-то ядом?

Э’Вилн ему запретила! Мне вспоминаются слова Ирвина “я унесу в могилу ее секреты”. И яд, который дала ему хозяйка был последним секретом!

Теперь я окончательно убеждаюсь в том, что окружена хитроумными стервами, мне не показалось. В мире матриархата, наверное, и не могло быть по-другому. Новая жизнь точно не будет легче прошлой.

— Как долго, ты думаешь, он проживет? — обращаюсь к мужу.

Тот разводит руками.

— Дышит тяжело.

Тогда я принимаю еще одно сумасшедшее во всех отношениях решение.

— Заворачивай в одеяло!

— Кого? Его? — смотрит на меня Дэмиен непонимающе. — Хоронить пойдем на заднем дворе?

Судя по выражению лица, похоже, он реально думает, что я способна на это.

— Нет!

Я собираюсь спасти Ирвина Торна. Это не просто человеческий поступок, который я не могу не совершить, это еще и следует из законов логики. Э’Вилн не хотела отдавать Торна не потому, что ей было жалко, что он окажется в чужой постели. Ирриди слишком хорош и она была бы вынуждена отпустить его на свободу через три месяца. Был бы объявлен новый аукцион и он мог бы начать работать на какую-то из ее конкуренток или и вовсе выкупиться и вести собственную игру.

Ларди Э’Вилн просто обычная мерзкая старая карга, помешанная на собственном величии, и она все предусмотрела за исключением того, что Эмбер уже не та.

Я гораздо сильнее.

— Исполняй! — рычу на мужа и он подчиняется.

Вскоре крепкий Ирвин лежит у хлипкого Дэмиена на руках. Мне становится даже жалко супруга — того и гляди от такой ноши у него подкосятся ноги. Но помогать в этом мире мужчине противоречит этикету.

Я хватаю с прикроватной тумбочки магический светильник, активирую его щелчком пальцев и показываю Дэмиену путь в самую глубину дома.

Я бывала там всего один раз, когда меня откачивали после смены тел.

Под домом.

Там источник магии и, насколько я знаю, его силы предназначены только для ларди.

— Ты же не собираешься… — муж застывает глядя на образовавшийся в стене винтовой проход. Следом он испуганно смотрит на меня. — Если ты попробуешь исцелить Ирвина…

— Вниз! — командую.

Я почти уверена, что смогу это выдержать. После моего перемещения источник крепнет день ото дня. Но я понятия не имею, сколько магии уйдет на Ирвина.

Мы спускаемся в озаренную зеленым свечением пещеру.

— Ларди, мужчина из чужого дома не может находиться тут до консуммации…

Закатываю глаза. Боже мой, какая еще консуммация? Неужели та, о которой я думаю? Даже если бы я и хотела делать это сейчас, он же с минуты на минуту отправится к праотцам!

Я поднимаю палец вверх и оборачиваюсь к Дэмиену, стараясь выражением лица и звучанием голоса передать:

— Э’Вилн подставила меня, я спасаю то, что осталось. Действуй!

Положив тело Ирвина на украшенный узорами камень он отступает. Тогда я касаюсь магических линий, вычерченных на возвышении чьей-то рукой и мысленно прошу: “Помоги мне! Прими его и исцели!”.

Потоки энергии завихряются под потолком, затем из камня в свод пещеры бьет зеленый луч света.

Ирвин резко открывает глаза, выгибается дугой и я чувствую как сквозь его тело проходит магия этого места. Она борется со скверной, которой отравила своего слугу Э’Вилн. Я не чувствую ни боли, ни усталости, моя оболочка становится практически невесомой. Ноги отрываются от земли, волосы приподнимает неощутимый ветер. Я парю.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

И вижу как под моими пальцами изменяется тело Ирвина. Его раны наливаются изумрудным свечением.

Глаза ирриди открыты, взгляд устремлен в одну точку. Губы беззвучно шевелятся. Я не могу понять, больно ему или хорошо. Он вообще понимает, что происходит?

Наконец лучи становятся такими яркими, что я уже практически ничего не различаю. Сквозь тело проходит вибрация.

Вспышка.

В следующий миг я слышу звуки только, свет выключают.

Глава 7

Второй раз за два дня я ощущаю себя как после шторма. Перед глазами все плывет или это я покачаиваюсь в своей постели — не могу понять.

Я в своей комнате одна.

Нет сил даже руку поднять. Я тупо прожигаю взглядом шикарный изумрудный полог.

Трогаю языком губы и понимаю, что до крови их искусала.

Недавние события потихоньку разворачиваются в памяти, словно пущенная в обратном направлении кинолента. Э’Вилн, ирриди, источник.

Я еле нахожу в себе силы встать. Внутри я чувствую, что искра под домом вопреки всему набирает силу.

Осталось узнать, в каком состоянии Ирвин.

Цепляясь за косяки и перила с трудом спускаюсь на первый этаж, где расположена его комната.

Пока я валялась без сознания, стемнело или еще не рассвело? Я бреду по стенке практически наугад. Магические светильники почти не сияют. У меня нет сил активировать их. Надеюсь, все это было не зря.

Под дверью Ирвина полоска света.

Дэмиен сидит над постелью больного при свечах.

Он вздрагивает и оборачивается ко мне, как только слышит звук открывающейся двери.

— Ларди?

— Как он? — едва срывается с моих губ.

Дэмиен смачивает тряпку в тазу и возвращает ее на лоб ирриди.

— Дышит. У него жар. Но яд… выветрился.

Мы встречаемся взглядами и я вижу вопрос в глазах мужа: “Почему я пошла на это ради мужчины?”

Похоже, прошлая Эмбер думала только о себе. Увидев гибнущего Ирвина, она бы наверное испугалась.

Приближаюсь к постели.

— Я не хотела проигрывать Э’Вилн, — это правда лишь отчасти и, судя по взгляду Дэмиена, это совсем не то, что он собирался услышать.

Аккуратно касаюсь руки Ирвина и беззвучно прошу “Останься с нами”.

Утро дарит мне дикую головную боль.

Дэмиена нет рядом. После перемещения я попросила его со мной не спать, оправдываясь тем, что плохо себя чувствую. На самом деле мне было некомфортно ложиться в постель с незнакомым мужчиной.

Но он приходит каждое утро с подносом, на котором дымится местный сладкий напиток и садится на край кровати.

Идеальный, по сути, муж, он явно хочет заслужить мое расположение.

Но не сейчас.

Дотягиваюсь до звонка и даю знак слуге, что я готова одеваться.

Вскоре мне помогают выбраться из постели, накинуть теплый махровый халат поверх ночной рубашки и обуть ноги в тапочки.

— Как Ирвин? — получается сказать это почти будничным тоном.

— Ирриди идет на поправку.

Значит, все-таки остался в моем доме.

Я чувствую облегчение вместе с назойливым желанием увидеть его снова. Но, памятуя о характере Эмбер, сначала плетусь в столовую и запихиваю в себя завтрак. На сей раз снова без вездесущего Дэмиена.

Отсутствие мужа начинает меня смущать.

И я не знаю, как Эмбер стала бы реагировать. Как быстро она пошла бы проверять, готов ли к любовным подвигам ее новый секретарь — ведь муж вчера намекнул, что его ждет обряд консуммации. Но как-то это не по-человечески, даже притом, что Ирвин более чем в моем вкусе.

Наклоняю голову и растираю виски пальцами. Я думала, на переговорах сложно. Нет, куда труднее вот так вот быть гостьей в чужом теле.

Не допив свою порцию напитка и не дожевав отличный десерт, я поднимаюсь и направляюсь на террасу. Мне нужно проветриться.

Но только я выхожу в огромный, украшенный колоннами холл, как замечаю снаружи знакомую крепкую фигуру.

Во всей позе Ирвина чувствуется напряжение и усталость. Широкие плечи тяжело поднимаются. Мощные руки с силой опираются на деревянные перила. Он глубоко дышит — я понимаю это по тому как вздымается его могучая грудь.

Так наверное вдыхают воздух те, кто только что избежал смерти.

Я не сразу понимаю, что откровенно им любуюсь.

Осознав это, я делаю шаг назад и тут Ирвин оборачивается.

Вздрагиваю. Кажется, от его совершенного слуха не скроется ни одно движение.

Расправляю плечи и гордо вздергиваю подбородок. Что ж, ларди не должна пассовать.

Несколько шагов и я оказываюсь рядом с Ирвином на веранде.

Он одет в легкую белую рубашку и бриджи — я уже успела выяснить, что в этом мире это мужское нижнее белье. Длинные рыжие волосы лежат на плечах и груди в беспорядке.

То есть, он скорее всего выбрался прямиком из кровати.

Нахожу подтверждение своим мыслям, когда вижу, что ирриди стоит босыми ногами на покрытом росой деревянном полу.

Что ж. В этот момент я понимаю его чувства. Он пережил два покушения на собственную жизнь. Мне тоже хотелось бы встретить после такого рассвет и дышать, дышать, дышать.

Ничто человеческое ему не чуждо — это открытие почему-то очень радует.

— Доброго утра, ларди.

А он еще и нахал. В этом мире мужчины не говорят первыми, в особенности, подчиненные женщине мужчины.

Может проблема в том, что когда он впервые оказался в моем доме, отправился к источнику, а не в постель хозяйки? Эта мысль немного смущает и я отвожу взгляд, заправляя локон за ухо.

Следом я вспоминаю, что Ирвин обучен следовать вкусам той, кому служит. Он видит меня насквозь, поэтому и ведет себя так как притягательный мужчина из моего мира.

Блин!

Я чуть по лбу себя не ударила.

— Почему ты попросил оружие? — произношу я. — Если знал про яд.

По его радужке на миг пробегают такие же искры, как и по волосам.

Я второй раз готова прихлопнуть себя. Теперь Ирвин точно знает, что я не я. Эмбер же глупая!

— Хотел вспомнить как оно лежит в руке, — на его губах полуулыбка. — Попробовать нанести удар хотя бы раз со времен академии.

Желание смертника, я поняла.

Интересно кому?

— Э’Вилн приказала тебе молчать про яд?

— Я не надеялся, что вы догадаетесь.

Наглый.

“И гордый”, - вдруг вспоминается характеристика от его прошлой хозяйки.

Вдруг это и есть настоящая личность Ирвина?

— Спасибо за мою жизнь, ларди, — произносит мой новый слуга. — На сей раз это искренне.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Он не похож на других мужчин, которых я здесь встречала. И это кружит мне голову. Очень трудно оказаться в совершенно чужом окружении. Все такое… неправильное. И только он как напоминание о моем мире.

— Э’Вилн запрещала тебе носить оружие, потому что боялась твоей силы? — и не дождавшись ответа добавляю: Можешь оставить себе клинок и начинать тренироваться.

— Спасибо за подарок, — произносит он бледными губами.

— Это не подарок, — делаю шаг к Ирвину. — Это начало плодотворного сотрудничества.

Чем играть роль дурочки-Эмбер уж лучше я впредь буду настоящей.

— Ты поможешь мне выбраться из всех проблем, в которые я попала.

После этого я оставляю ирриди в одиночестве. Вдыхать аромат трав, наслаждаться природой или чем он там занимался.

К обеду я узнаю, что муж мой отсыпался в комнате Ирвина. Это конечно странно, но вскоре выясняется, что всю ночь Дэмиен потратил на уход за ранами ирриди. Это мило и, пожалуй, достойно от меня какого-то подарка. В конце концов, мы супруги, значит, команда.

Следуя в комнату мужа, усмехаюсь сама себе.

Команда. В этом мире люди понятия не имеют о модном сейчас на земле нетоксичном общении. Да и оно у меня в бытность москвичкой толком не получалось.

Вздыхаю и едва приоткрыв дверь в комнату секретаря, обмираю.

В кресле сидит Ирвин. Меч, переливающийся потоками изумрудной магии Э’Тарн покоится у него на бедре.

Сердце замирает.

Я слишком плохо знаю этот мир. Что если Ирвина прислали убрать меня?! И все эти раны, яд — просто спектакль?

Глава 8

Несколько мгновений мы смотрим друг другу в глаза и я не решаюсь отвести взгляда. Ирвин похож на голодного зверя, перед которым только-только отворили клетку и он готовится к броску.

С чего я вообще взяла, что мужчины в мире матриархата довольны своим положением бессловесных рабов, вынужденных исполнять любую прихоть хозяйки и страдать, если работа той не понравилась?

Именно это сейчас блестит в глазах Ирвина.

И да, он прекрасен как бог.

“Если и умирать, то от такой руки”, - проносится в голове безумная мысль.

— Ларди, — его слова прерывают создавшийся транс.

— Я знаю, что это не принято, — его рука по-прежнему покоится на клинке. Нога закинута на ногу. Ирвин сидит в расслабленной позе всемогущего босса мафии и если бы он знал, как похож сейчас на облюбованный женщинами моего мира типаж!

— Я хотел бы отплатить подарком за подарок.

Я выдыхаю.

Нет, он не нападать собрался. Возможно, с Ирвином злую шутку играют его странные телепатические способности — ирриди просто копирует то, что мне приятно было бы видеть. Или… холодок ползет по спине. Он играет в какую-то свою игру.

Э’Вилн все же могла хотеть за дело его уничтожить.

Ирвин чуть отводит взгляд. Быстрое отточенное движение — как будто проверяет точно ли мы одни. Следом он поднимается и склоняет голову.

— Я буду служить вам со всей той честностью и тщательностью, на которую способен. И за те три месяца, что прописаны в контракте я сделаю то, о чем вы попросили.

Наглец.

— Давайте сразу и приступим.

Дважды наглец!

Он прячет оружие в ножны. Интересно, зачем вообще была его демонстрация?

Чтобы заставить слушать! Да Ирвин покруче психологов с ютьюба!

— Если вас интересует Дэмиен, — без паузы начинает Ирвин. — То не беспокойтесь, от вашего мужа трудно ждать проблем. Безобидный, тихий, милый мечтатель и художник.

Поперхиваюсь.

— К-ха-а-а…

— Загляните, кстати, в его чулан и увидите скрытую сторону Дэмиена.

Повторно поперхиваюсь. На сей раз с губ рвется вопрос: “Кто ты, черт тебя дери, такой?”

— Вам кажется, что я много себе позволяю? — Ирвин верно истолковывает паузу.

Заставлю себя встряхнуть головой. Он ведь намеренно меня заговаривает!

— Ты телепат.

Как с тобой управлялась твоя прежняя хозяйка?

Ирвин отрицательно качает головой.

— Одним умением читать эмоции многого не сделаешь. Кроме того, я искусный маг и я наблюдательный, — ирриди чуть наклоняется вперед. — Вы не Эмбер Э’Тарн.

Ну вот я и попалась.

— Я знал ее. Вы другая. В академии я слышал об обмене душами. Я научу вас жить в этом мире, в ответ вы не будете притворяться.

— Что?

— Что вам плевать на мое мнение.

На сей раз я отступаю.

— Я мог бы молчать и просто исполнять ваши приказы. Наверняка одна половина из них была бы бессмысленной, другая губительной. Я говорю это только потому, что вы мне нравитесь такой. Я помогу вам стать первой из ларди.

— Хах, — вырывается у меня. — Не зря Э’Вилн хотела тебя уничтожить.

— Она попробует снова и в этот раз вы можете отправиться следом.

После этого мы оба делаем паузу.

— Только один вопрос, Ирвин, — наконец собираюсь с мыслями я. — Так у тебя есть собственное мнение? Поначалу мне так не показалось.

Он усмехается.

— Иначе я не смог бы справляться с обязанностями.

На этом моменте мне становится ясно, что вряд ли я могу рассчитывать на любовные утехи с ирриди. Он ясно обозначил грань.

— Вам понравится, — вдруг говорит Ирвин. — Я умею заботиться о ларди, умею быть почтительным и учтивым. Я знаю как доставить женщине удовольствие. Просто не… приказывайте.

“Мы команда” — вот что он только что сказал. Я чувствую как мурашки бегут по моей коже. Если я захочу его в постели, мне нужно попросить. Это единственное условие, которое поставил слуга за то, чтобы помочь с моим обустройством в этом мире.

Я подхожу к Ирвину и кладу руку поверх его плеча. Жест довольно простой, ничего особо не значащий, но мне он кажется практически интимным.

Мы вместе против всех стерв из этого мира.

Ирвин накрывает мою руку своей и, как мне кажется, делает это с искренним почтением.

Следом он заглядывает мне в глаза.

— Как я понял, вы так и не уладили ссору с Дэмиеном.

Я вздрагиваю, а потом понимаю, что могу говорить откровенно.

— Мы… в ссоре? — понижаю голос до шепота.

Ирвин смотрит вперед. Его губы трогает едва заметная улыбка.

— Да.

Я понимаю, что он был секретарем Э’Вилн, которая наверняка была в курсе жизни всех соседей. Ирвин уже начал мне подсказывать: помириться с мужем мой первый шаг.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 9

— Вам показать его убежище? — говорит ирриди и я снова вижу как блестят его янтарные глаза.

Удивительное сочетание природной красоты и магии.

Вздыхаю.

— Ты здесь бывал?

— Однажды, ларди, по поручению, — отвечает рыжий. — Но я много знаю о жизни соседей.

Я не ошибалась.

Мы вместе выходим из комнаты, спускаемся в подвал. Ирриди кивает на худую деревянную дверь.

— Я думаю здесь. Мне зайти или вы…

Я прикасаюсь к створке и толкаю от себя.

Внутри действительно мастерская. Только я почему-то не вижу самих картин. Пол забрызган краской. В углу порванные холсты. У маэстро был приступ ненависти к своим творениям?

От той мысли, что мой муж — художник происходящее кажется фарсом. Дэмиен, которого я считала маменькиным сынком и лживым подхалимом оказывается человек искусства. Помнится, в студенческие годы я мечтала о романе с поэтом, кинорежиссером, фотографом. Мне казалось, это такие возвышенные профессии, но жизнь меня жестоко обломала — ни один не запал на меня.

И вот мое желание сбылось.

Кажется, я даже неприлично хихикаю.

Дэмиен, облаченный в заляпанный красками халат, оборачивается ко мне. На лице страх. Муж склоняется в поклоне.

— Эмбер, клянусь, я…

Неожиданно вперед выходит Ирвин.

— Это не Эмбер! — довольно громко, но при этом безмоционально говорит ирриди.

И тут я теряю дар речи.

— Твоя жена в лучшем мире. Или в худшем, учитывая то, какой стервой она была в последние два года.

“Имею ли я право ударить ирриди?” — задаю себе молчаливый вопрос.

Или это уже не имеет никакого смысла?

Пытаюсь взять себя в руки и совладать с первым шоком. Я же вроде бы цивилизованный человек. Современная женщина.

— Ты же сказал, что мы на одной стороне! — мой голос срывается на крик.

Ирвин оборачивается.

Дэмиен заметно обмякает и осеняет себя священным знамением. На его лице выражение нереального облегчения.

Что все это значит?

— Так лучше, ларди! — оправдывается Ирвин.

Он открыл мой главный секрет! Просто скажите мне, могу ли я ему врезать?!

Смотрю на мужа. Дэмиен отвечает напряженным взглядом. Выражение его лица меняется от облегчения и радости до явного напряжения.

— А вот не надо было сразу же вести его к источнику, ларди! — выдает муж. — Я вас предупредить пытался!

— Но не хватило духу? — вставляет Ирвин.

— Он должен был пройти обряд консуммации вместо того, чтобы самому получить доступ…

Теперь уже у меня не хватает дыхания. Да Ирвин с постели не мог подняться, едва ли он был способен на обряд.

— Поэтому он вас не слушается! — добавляет Дэмиен.

Хитрый план Э’Вилн? Ну да, никто бы не рискнул развязывать руки такому магу.

Эпик фейл, — как сказали бы в моем мире.

Оборачиваюсь к Ирвину.

— Я пытался предупредить! — талдычит муж.

Ирриди спокоен как скала, а я по-моему в еще большей беде. Смотрю на него пристально и прошу:

— Поясни пожалуйста.

Но вместо Ирвина отвечает муж.

— Ирриди должны быть связаны с хозяйкой, иначе все их клятвы, прописанные на бумаге ничем не подкреплены! Их нельзя допускать к источнику!

Отлично, Настя.

— А если допустить? — холодными губами произношу я.

— Я не знаю… — произносит Дэмиен. — Но думаю, нас покарают, если узнают.

— Не узнают, — твердо произносит Ирвин. — Ларди, вы спасли мне жизнь и я очень хочу дождаться окончания контракта, выкупить себя и приобрести домик на берегу моря. Как я уже и сказал, вы не пожалеете.

Дэмиен выдыхает. По его взгляду я читаю “какого черта ты его притащила?”.

Извини, уже поздно поворачивать.

— Я буду служить вам так, что вам не на что будет пожаловаться.

Притом, что все магические гарантии не работают.

Я складываю руки на груди и смотрю на Ирвина. Он отвечает непроницаемым взглядом. Окей, красавчик, твоя задача спасти свой зад. Моя цель аналогична. Даст бог, сработаемся.

Ирвин целует мою руку и я кажется, начинаю оттаивать, понимая, что других вариантов у меня сейчас нет.

— Дэмиен, — говорит ирриди, оторвавшись, — теперь тебя никто не будет пороть каждый день.

Тот прикусывает губу.

— И больше не испортит твои картины.

Так кем же была ларди Э’Тарн?

Оборачиваюсь к мужу.

— Дэмиен?

Выражение его лица разом меняется.

— Так ты не Эмбер? — говорит он.

Приходится признаться.

— Нет. Случайно попала в ее тело. И я не буду тебя притеснять, если останешься на моей стороне. Мы — одна команда, — протягиваю ему руку и поздно осознаю, что муж не понимает этого жеста.

— Значит, я могу оставить мастерскую? — поднимает брови Дэмиен.

Пожимаю плечами.

Он остается внизу, а мы с Ирвином поднимаемся на первый этаж.

— Расскажи мне об Эмбер, — говорю я, когда мы оказываемся наверху.

— Сложный, неуправляемый характер. Ей нравилось быть не как все. Этим она и очаровала мужа. Дэмиен из достаточно богатой семьи. Ему хотелось экспериментов, независимости, свободы.

Совсем не то, что я поначалу подумала!

— Он вообще завидный был жених, — продолжает Ирвин. — Эмбер влюбила его в себя. Слабая ларди гонялась за наследством.

Я падаю на стул на кухне и сжимаю голову руками.

Как все оказалось непросто!

Ирвин как будто понимает чего я хочу, бесшумно открывает вино, наливает в бокал и ставит передо мной.

— Ты сам-то как? — поднимаю взгляд.

Усмехается.

— Бывало и хуже.

Следом ирриди садится напротив и смотрит мне в глаза.

— Сделаете меня управляющим? Так дела пойдут быстрей.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 10

Я несколько мгновений меряю Ирвина взглядом.

Хорош, зараза, это трудно не признавать. Даже несмотря на то, что вчера был на грани жизни и смерти, сегодня у него офицерская выправка.

Если подумать, он знает об этом мире куда больше меня. Пока Э’Вилн не в курсе провала своего плана, я еще могу наслаждаться спокойствием.

А что потом?

Ирвин смотрит мне в глаза и я фыркаю:

— Твоя взяла!

Как же приятно не притворяться!

На миг закусываю губу, вспоминая про идиотский обряд консуммации. Где-то в глубине души мне хотелось бы быть одной из женщин Элирны, но что врать себе? Я таковой не рождена.

Из подвала наконец выползает Дэмиен.

Выражение лица у него совершенно непривычное и я не знаю, чего ждать.

— Так ты не из Элирны?

Пожимаю плечами.

— Не моя жена?

— Нет, — отрицательно мотаю головой. — Мы обойдемся без наказаний.

Он расплывается в улыбке и сразу становится другим что ли. Садится за стол с явным выражением облегчения на лице.

Я чувствую, что покачиваюсь.

— Что ты за муж? — трогает плечо Дэмиена Ирвин. — Неужели не видишь, что твоя хозяйка истощена?

— Так ведь из-за тебя, ирриди.

— Идемте в купальни, — на сей раз рука Ирвина ложится на мое плечо.

Замираю. По телу проходится тепло. Понимаю, что вот сейчас я не хочу отказываться.

— Идем, — соглашаюсь я.

Если подумать, Ирвин мне обязан. Трижды. Вот пусть постарается доказать, что он — снова пошатываюсь — хорошее приобретение.

Ирриди тут же становится рядом и подставляет плечо. Ощущаю жар, идущий от его мощного тела и тут же ноги начинают дрожать. Я в этом теле еще ни разу не испытывала возбуждения и накатившие чувства сейчас так некстати, так смущают и так… заводят.

Ирвин подхватывает меня на руки.

Он точно понимает, в каком я состоянии. Считывает эмоции.

“Осторожнее, Наташа”, - это последнее, что я успеваю себе мысленно приказать: “Нет никого опаснее того, кто знает твои мысли, притом, когда не ясно, друг он или враг”.

Но тело у меня слабое и тело сдается.

Я обмякаю, смирившись с тем, что моя голова лежит у Ирвина на груди. Я слышу как бьется его сильное сердце. Медленно и спокойно.

Это немного отрезвляет. То есть, он контролирует все, что происходит. Часть работы.

Я для него просто часть работы.

Выдох-вдох.

А он — мое законное имущество. Тот, кем я могу по-настоящему наслаждаться. Эта мысль немного успокаивает и настраивает на нужный лад.

Окей, раз уж я попала в мир Элирны, надо, как говорили на Земле, это принять. Понятное дело, что выход из этого странного мира магии у меня только вперед ногами. Так что надо подстроиться.

И в чем-то мне это даже нравится.

Успеваю заметить немного напряженный взгляд Дэмиена, прежде чем перед глазами все плывет.

Итак, купальни.

Сидя на изящной кушетке, я не сразу прихожу в себя. За прошедшие пару суток я израсходовала столько энергии, что наверное хватило бы зарядить еще один источник.

В голове шумит. Я просто наслаждаюсь видом комнаты, о которой и знать не знала.

Оказывается у Эмбер Э’Тарн в подвале не только источник, но и… ванная. А я все это время мылась в тазу под удивленными взглядами прислуги.

Фейспалм.

Пахнет чем-то невероятно приятным, допускаю, что именно букеты, стоящие в вазах по углам комнаты издают этот неповторимый аромат.

Клубы пара разлетаются в стороны и навстречу мне выплывает Ирвин в одних… нет, это даже не штаны, это дико соблазнительная набедренная повязка, вроде тех, что, как я видела, носят мужчины, занимающиеся сумо.

Только Ирвин красив как бог. Его кожа лоснится от конденсата, осевшего на ней и сейчас мой новоиспеченный секретарь выглядит так, словно натерся маслом.

Оу.

Я смотрела мало порнофильмов, потому что большую часть времени унывала насчет того, что личная жизнь не удалась. Мне, как это ни странно, обидно было смотреть на красивых и сексуальных мужчин.

И вот теперь один из них практически мой.

Точнее, мой на три месяца со всеми потрохами.

Совершенно непроизвольно прикусываю губу, чувствуя, что между ног становится жарко. Все, что во мне было от воспитанной москвички с некоторыми замашками феминистки сейчас кричит от возмущения. Моими идеалами долго были свобода выбора, равенство…

Только почему-то все время получалось так, что данные идеалы получала не я.

Глядя на Ирвина, я понимаю, что иногда хочется чего-то безумного. Попробовать. С закрытыми глазами. Ну хоть один раз!

Ну он же так сексуален!

Сглатываю.

Он распустил косу и рыжие волосы прилипли к груди.

В руках у Ирвина что-то вроде веера из перьев.

— Ванна готова, — в бархатном голосе нотки покорности. — Разденетесь, ларди?

Вроде бы не сказал ничего такого, но меня от его тона пронзает током.

Блин, я уже сейчас хочу этого странного мага. Что будет, если я скину одежду, а? Разумная московская феминистка приказывает мне со своим секретарем не спать. Каким бы соблазнительно-потрясающим он ни был!

Он играет роль, не осознает себя как личность.

А-а-а!

Я готова взорваться, когда Ирвин кладет ладони мне на плечи. Они такие тяжелые и странно-холодные. Прикосновение вымывает усталость из моей груди.

Это какая-то магия?

Чуть приподнимаю голову.

— Ларди, вам лучше расслабиться, — в его голосе покорность, в глазах — учтивое внимание.

Ирвин словно специально делает все, чтобы меня не смущать. Или это его благодарность? Хотелось бы надеяться на последнее.

— Я умею… — что-то хрустит в шее и я ощущаю ни с чем не сравнимое блаженство. — Снимать усталость…

О боже, Ирвин, продолжай. Это все, что я готова сказать.

— В воде будет еще лучше, — его голос над моим ухом, такой бархатный и нежный.

Кайфовое безумие! Интересно, на земле найдутся настолько же искусные жиголо? Хотя стоп, я и так прибарахлила себе лучшего ирриди Элирны.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Он помогает мне встать.

Я чувствую как халат скользит по моим плечам вниз.

Случись такое на земле, я бы испугалась. По правде, мне и сейчас чуть-чуть дискомфортно. Жива еще память про мои круглые бока.

Но тело Эмбер ведь идеально.

Я получаю возможность в этом убедиться, когда ловкие руки ирриди избавляют меня от одежды. Точеная осиная талия, высокая грудь с темными сосками, белая мраморная кожа. Я словно сошла с обложки модного журнала.

Ирвин подает мне руку.

И я замечаю, что бугор в паху у него точно стал больше, чем вначале нашего странного сеанса. Я надеюсь, что то, что внизу хотя бы не работает у тебя по приказанию!

И тут же натыкаюсь на его взгляд.

Моя рука лежит в его руке.

Это очень пикантная штука, стоять обнаженной в двух шагах от возбужденного мужчины невероятной красоты.

— Обряд консуммации мы можем отложить до тех пор, пока, ларди, у вас это не будет вызывать сомнения.

Прикрываю глаза.

Боже мой, да я скончаюсь тут с этим телепатом!

Ирвин заводит меня в воду, усаживает на специальной приступочке, сделанной тут же, в бассейне и начинает массировать плечи.

Я слышу его потрясающий запах. Тепло его рук успокаивает и одновременно заставляет жар разливаться по телу. Жар желания.

Спустя какое-то время мне становится невмоготу. Развожу ноги и запрокидываю голову назад, чуть-чуть приоткрыв губы.

Я же приличная девочка и все во мне протестует против того, чтобы спать с едва-едва знакомым мужчиной, отдаваться тому, у кого права голоса нет и не было. Идеальному жиголо.

Но тут он оказывается в воде напротив меня. Кажется, уже без набедренной повязки.

— Если хотите, ларди, лучший способ передать энергию источника — обряд консуммации. Вчера я забрал достаточно.

А еще он безупречно считывает мои тайные желания.

“Нет!”, - кричит разум.

“Да”, - шепчет тело.

— Эмбер! — нарушает наше уединение Дэмиен, мой муж. — Там!

Я перевожу взгляд и вижу встревоженное лицо художника. Все, что он может добавить это еще одно слово: “Там”.

Глава 11

Ирвин отрывается и поворачивается к моему мужу.

— Позвольте мне, ларди, — звучит его бархатный голос.

Дэмиен за клубами пара чуть-чуть поводит головой. Его лицо по-прежнему напряжено. Мне ясно представляется визит Э’Вилн. Ведь для старой карги это логично! Она должна была наблюдать за тем, что случится с ирриди и наверняка ждала в особняке новостей о кончине Ирвина.

Как же меня бесит эта гадина!

Отстраняю Ирвина рукой. Сейчас я понимаю, что чувствую себя немного лучше.

Ирриди не врал, когда сказал, что умеет заботиться о женщинах. Он действительно очень хорош… в уходе.

— Останься.

Его глаза вспыхивают.

Блин, какой же Ирвин… Невероятный.

Я готова снова вдарить себе по лбу. Нельзя заглядываться на жиголо, Наташа! Уверена, Ирвин такой соблазнительный, потому что его с детства учили быть таким, вытравливая все человеческое. Это его работа или, смотря как посмотреть — судьба.

Он наверное может станцевать стриптиз покруче любого парня из “Красной шапочки”.

Выхожу из купальни и подхватываю свой практически невесомый шелковый халат.

Все-таки хоть мы с Дэмиеном и супруги, то есть он явно видел Эмбер в неглиже, я не хочу быть вызывающе-сексуальной рядом с мужем сейчас. Мне кажется в этом есть что-то оскорбительное, потому что я по-прежнему не собираюсь с ним спать.

Пока я накидываю халат, в поле моего зрения попадает Ирвин. Удивительно красивая спина. Мощные плечи, по которым сейчас капельки воды. Накачанные ягодицы.

Упс…

Он без повязки. В воде снял?

И… он специально повернулся к моему мужу лицом?

Дэмиен хмурится и отводит взгляд.

Мне кажется, ирриди хмыкает и накидывает полотенце. Такая молчаливая дуэль. Хотела бы я понимать, что она значит.

Ирвин оборачивается ко мне.

— Ларди…

— Останься, — останавливаю его жестом. — И приводи себя в порядок.

Дэмиен, услышав это, скрывается на лестнице.

Ирвин, судя по всему, слушается меня. Вот и хорошо. Потому что все мои мысли уже заняты старой ведьмой Э’Вилн, которая наверняка подготовила наверху засаду.

Я сделаю все, для того, чтобы она узнала про настоящую участь Ирвина как можно позже. Если надо, подговорю Дэмиена сказать, что мы в самом деле закопали ирриди в саду — по крайней мере, до тех пор, пока как следует не разберусь в местных обычаях.

Уверена, в этом Ирвин будет помогать как никто другой.

Бросаю на него последний взгляд, перед тем как юркнуть в проход, ведущий наверх и на минуту застываю в арке. Красив как бог, особенно при этом освещении, когда его блестящие от воды мышцы переливаются в тусклом сиянии магических светильников.

Теперь я точно не жалею, что так и не сходила в лучший московский стриптиз-клуб. Больше мне этого и не нужно.

Иду наверх и вздрагиваю, когда в проходе на меня налетает Дэмиен.

— Что случилось? — сдавленным голосом говорю я. — Выкладывай.

Муж хватает меня за руку и вдруг вспоминается, кто мы друг другу: даже не старые знакомые и не настоящие супруги. Дэмиен знает, кто я.

Он тянется к моему уху и я замираю. Жест слишком интимный.

Я чувствую как от дыхания мужа тянет мятой.

Он сама нежность и аккуратность. Как это называют? Мягкая сила? Недаром ведь человек искусства. Его сложно не слушать, потому что не похоже, что Дэмиен может заставить. Скорее заинтриговать.

Он полная противоположность Ирвину.

— Ты что забыла? — его губы прямо около моего уха, хватка на запястье становится практически невесомым прикосновением.

— Что? — вырывается у меня.

— Что это ирриди, которому ты сама дала прикоснуться к источнику. Откуда ты знаешь, — Дэмиен отстраняется и я вижу как блестят его серые глаза. — Какие у него планы на тебя?

— Ты? — произношу я.

В голове куча вопросов от “Ты подглядывал за нами?” до “Откуда эти опасения?”

— Как тебя, кстати, зовут?

Дэмиен явно изменился за те несколько часов, с тех пор как узнал, что я не Эмбер. Не вижу в его глазах заискивающей покорности. Скорее живой ум и тревогу.

До какой же степени его должна была пугать его прошлая жена?

Осторожно высвобождаю руку.

— Ты не находишь, что будет слишком странно, если станешь звать меня по имени из…другого мира?

— Может это милое прозвище? — Дэмиен приникает спиной к стене, прищуривая глаза, как наевшийся сметаны мартовский кот. — Как принято у любящих друг друга супругов?

Черт, мне начинает нравиться его мимика, тон, манера держаться. Сейчас он, и правда, похож на художника или поэта, такого, о каком я мечтала в шестнадцать лет!

Похоже, настало время снова одернуть себя. Мой муж явно не дурак и он пытается что-то выведать, прежде чем поделиться информацией со мной.

— Для тебя я просто Эмбер, — протягиваю супругу руку, вновь забывая, что это незнакомый ему жест.

Дэмиен щурится и смотрит на мои пальцы.

— Я должен ее поцеловать?

Мне становится не по себе от того, что тут он оказался сообразительнее Ирвина.

За нашими спинами раздаются шаги и Дэмиен хватает меня за протянутую руку.

— Пошли!

Я еле поспеваю за мужем.

На Дэмиене все еще заляпанный красками халат. Запах масла, знакомый мне еще по моей первой безнадежной влюбленности в брата подруги, который, кстати, маслом-то и писал, ударяет в нос, отключая во мне способность сопротивляться.

Боже мой, как же я тогда сходила с ума по талантливым людям! Но меня так и не позвали присоединиться к ним к ним. Тот самый брат считал, что я простушка. Так что мир возвышенный мир искусства так и оказался недосягаемым для меня, позже я его, разумеется, возненавидела.

Дэмиен закрывает нас в своей подсобке и подпирает дверь спиной.

Я какое-то время разглядываю стройную фигуру мужа. В голову ударяет мысль, похожая на хмель. А вдруг я здесь для того чтобы сбылись все мои эротические фантазии?

Она заставляет меня странно улыбнуться, но слова Дэмиена тут же возвращают к реальности:

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Теперь понятно, почему ты притащила к нам домой главного интригана округи, ларди.

Откашливаюсь.

— С чего ты это взял?

Дэмиен улыбается холодно и насмешливо.

— Я живу тут всю жизнь, а ты пару дней. Я знаю Ирвина Торна и то, что о нем говорят, — муж чуть-чуть подается вперед.

“И что же о нем говорят?” — должна была бы спросить разумная ларди. Но я так не хочу знать, во что влипла. Особенно после почти полного исполнения моих эротических фантазий. Это столкновение с реальностью практически как удар о бетонную стену.

— Так почему же Эмбер тогда хотела с ним переспать? — практически шепчу я.

Дэмиен щурится.

— В последние два года она была склонна к экспериментам. Ужасным, — супруг складывает руки на груди. — У Эмбер была болезнь.

Я отступаю.

— Но я любил ее, — губы Дэмиена бледны. — Пока болезнь не превратила Эмбер из веселой и милой девушки в кровожадное чудовище. Я был снисходителен к ней и обещал до смерти держать ее руку, взамен Эмбер лишила меня всего.

Мне остается только сглотнуть. А уж не муженек ли хотел отравить Эмбер?

— Пожалуй, теперь я готов отпустить это, — вдруг говорит Дэмиен, прикрыв глаза. — И жить дальше.

Мы встречаемся взглядами.

— Это имение — все, что у меня осталось, — продолжает муж и я вижу, как у него саркастически дергается уголок губы. — После того, что сделала Эмбер. Я буду защищать его.

Дэмиен приближается и совершенно неожиданно целует мою руку.

— Наверху ларди Э’Вилн, — объявляет он совершенно спокойным голосом. — Я ее приму.

— Я… — произношу холодными губами. — Что должна делать я?

— Ни в коем случае не спать с Ирвином Торном, — продолжает Дэмиен, толкая от себя дверь каморки. — Пока я пытаюсь уладить инцидент.

— Может, мне помочь тебе наверху?

Дэмиен какое-то время меряет меня взгядом.

— А ты справишься, та кого нельзя называть по имени?

Глава 12

Дэмиен выходит и я остаюсь внизу обдумывать его слова. В чем-то муж прав. Я уже наворотила дел, едва только встретившись с Э’Вилн.

Выхожу в коридор и замираю. Наверное первым делом мне стоит предупредить Ирвина о том, чтобы сидел и не высовывался, а потом уже присоединиться к мужу.

Но для этого мне нужно незаметно проскользнуть наверх, открыть в зале потайную лестницу и спуститься в святая святых.

Боже мой, надеюсь Ирвину хватит здравого смысла остаться в купальнях, а Дэмиену — не тащить старую ведьму вглубь дома!

Выбираюсь в зал.

Пока тихо.

Если честно, мне стыдно оттого, что я в одном халате на голое тело. Думаю, конечно, в мире матриархата это не должно никого удивлять — я ведь в своем доме со своими кхм… мужьями и могу делать тут все, что мне в голову взбредет.

А вот визит Э’Вилн несколько нарушает этикет.

И все равно сверкать едва прикрытой задницей как-то не с руки — халат у меня полупрозрачный, а белье осталось там, где мы с Ирвином едва не занялись тем, что тут называют консумацией.

Я ступаю по пышному ковру как мышка и самой себе кажусь смешной. Прячусь от старой карги как школьница. Как будто она мой завуч.

И вообще, вот сейчас я покажусь в подвале перед возможно все еще голым Ирвином. Вспоминаются напутствие мужа, в котором он уговаривал меня с ирриди не спать. Хотела бы я знать, какую интригу можно провернуть в постели?

Голос Э’Вилн, раздавшийся совсем рядом, заставляет замереть на месте.

— Я удивлена, Дэмиен, что жена разрешила тебе наконец-то выползти из своей конуры. Как ты заставил ее забыть про предательство?

Подождите, что-о-о?!

Я так и прилипаю к стене в коридоре. То есть мои подозрения были не беспочвенны?!!

— Я попросил бы вести себя со мной уважительно, — из моего укрытия мне видно прямую спину Дэмиена в дверном проеме.

Муж уже сменил свой заляпанный красками халат на приличную одежду и сейчас стоит, гордо вздернув подбородок, позади развернутого к нему спиной кресла. Э’Вилн, судя по всему, сидит напротив него.

— Я, между прочим, все еще ношу благородную фамилию, — голос Дэмиена становится тверже.

— Ты потерял любое уважение, с тех пор как собрался кляузничать на жену.

Я вижу как Дэмиен расправляет плечи.

— Скажи честно, — голос Э’Вилн становится вкрадчивым. — Эмбер оказалась не таким уж и цветочком, когда ты вошел в ее дом. Заперла тебя здесь, вместо того чтобы позволить и дальше веселиться на балах и хвалиться талантом. У нее есть всегда был вкус на мужчин. Как и ма-а-аленький изъян. Эмбер целительница наоборот! Она не дает, а забирает силы! Только ты слишком поздно понял, почему у нее зачахли все маги.

Я вижу как Э’Вилн привстает и, честное слово, от ее рассказа уже мне становится не по себе. Эмбер, что, была вампиршей?

— С этим можно справиться, — сдавленно произносит Дэмиен.

Похоже, муж в самом деле был со мной честен, а я даже не намекнула ему про свой дар просматривать события наперед.

— Только твоя жена потеряла бы источник, а ты — титул благородного. Выходит, не зря Эмбер обратилась ко мне.

Дэмиен вздрагивает.

— Ты еще помнишь ту порку, — хищно заявляет Э’Вилн и тут уже мне становится страшно. — Ты должен был усвоить каково это быть послушным мальчиком. Где Ирвин Торн, отвечай! С ирриди я передала ей небольшой сюрприз. Признайся, Эмбер сдохла?! Дэмиен, после той выходки тебе положена опека, ты не сможешь тут отсидеться, даже владея магией Э’Тарн.

Следом старая карга хрустит суставами.

— Ты уже почти официально мой мальчик. Дай мне только увидеть тело Эмбер.

Да она обалдела! Делаю неосторожный шаг и на пол валится ваза. Вот и все. Можно больше не прятаться.

Приходится показаться в зале. Складываю руки на груди, чтобы не сверкать хотя бы неприкрытой грудью.

— Я в полном порядке, если не считать небольшого магического истощения.

Лицо Э’Вилн искажает мерзкая гримаса. Она несколько мгновений недоверчиво рассматривает меня, как будто видит призрака.

— И это мой мальчик, — киваю на мужа.

Кажется, сейчас я могу позволить себе такие слова. По правде, во мне кипит возмущение. То есть, они вместе издевались над Дэмиеном примерно год назад, а затем запретили ему выходить из поместья? И, судя по всему, муж бросался покорно выполнять каждое приказание Эмбер просто чтобы не получить новую порцию плетей или чем там баловалась его ларди.

Дэмиен оборачивается и бросает в мою сторону напряженный взгляд. Но затем быстро берет себя в руки и отодвигает от маленького чайного столика кресло.

— Добро пожаловать, ларди.

— Я принимала ванну, — заявляю, расправляя влажные волосы. — Как делаю это иногда по утрам.

Лицо моей собеседницы остается непроницаемым.

Усаживаюсь в кресло напротив нее.

На столике расставлены чашки, украшенные витьеватыми узорами. Беру одну из них пальцами. Жидкость внутри покрывается рябью — это у меня руки дрожат. Я все еще истощена, а значит похожа на больную Эмбер.

Успокаиваю себя тем, что если что-то снова пойдет не так, то я просто отмотаю назад время, как делала уже не раз и попробую разыграть новый вариант событий.

— Так чем я обязана визиту такой именитой соседки? — смотрю Э’Вилн в глаза.

Старая карга очевидно тоже успокаивается после первого шока.

— И я попросила бы не оскорблять моего мужа… — прибавляю.

Получаю едва ощутимый удар по ножке кресла. Что ж, видимо я сказанула лишнего, но мне стало жалко Дэмиена. Он натерпелся в своем браке и я хочу ему показать, что буду другой хозяйкой.

Э’Вилн роется в сумочке, а потом вытаскивает и кладет на столик какие-то документы.

— Надеюсь, ты помнишь про эту закладную?

Склоняюсь над листком и вижу имя Дэмиена. Сердце замирает.

Кажется, я понимаю, к чему был тот пинок. Эмбер умудрилась заложить собственного мужа в обмен на помощь соседке на процессе, который тот развязал против нее. Дэмиен лишь сообщил совету ларди, что силы жены угрожают ей самой. В итоге с помощью Э’Вилн его признали невменяемым и отдали под опеку Эмбер.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

И та обещала предоставить мужа в пользование Э’Вилн, когда придет время.

Киваю. Кажется сейчас подходящий момент для того чтобы разыграть новый вариант событий.

В другой версии я, пожалуй, спущусь к Ирвину и спрошу у него совета что делать с этой чертовой закладной.

Именно так и я получила все свои бесценные знания о мире Элирны, мягко говоря, набивая шишки. Сначала это пугало не на шутку, но в конце концов я приспособилась.

— Ты получила моего любимого мужчину, — скалится Э’Вилн подвигая ко мне бумаги. — Теперь поплатишься своим.

Я склоняюсь над исписанным листом. Строчки пляшут в глазах.

И время не отматывается.

Я слишком истощена.

— Что? — усмехается карга. — Думала, что одна умеешь гадить?

Глава 13

Тщетно пытаюсь вызвать дар, но ничего не срабатывает. Холодный пот бежит по спине. Совсем не на это я рассчитывала.

Все эти два дня я специально не прибегала к дару потому что знала, если его “выжечь”, то есть потратить все силы, используя способности, можно навсегда их потерять.

Неужели такое могло случиться? Я ведь потратила все силы, не используя дар.

— Подписывай, — подмигивает Э’Вилн и я сглатываю. — А с полудохлым Ирвином можешь делать, что вздумается.

Она явно смеется надо мной.

— Все равно ты его не консуммируешь, — в глазах соседки блестит нездоровая страсть. — Кстати, рыжий еще не… откинулся?

Сейчас мне хочется воткнуть самопишущее перо, которое она мне протягивает прямо ей в руку.

— Нет, — срывается с напряженных губ.

— Жив? — блестят глаза Э’Тарн.

— Я это не подпишу.

Ведьма хватает меня за руку.

— То есть, тебе дорог этот предатель? — последнее слово она практически выплевывает. — Помню, как ты крыла его последними словами.

Боже мой, если я могла бы сама убить Эмбер, я бы это сделала!

— Представь, что случится, если я перестану покровительствовать тебе: лишишься источника, милая, дарующего красоту и молодость. Ты ведь так этого боялась, — последняя фраза сказана на полтона тише.

Э’Вилн тянет на себя мою руку и тут сердце пропускает удар.

Красота и молодость. Точно. Теперь я поняла значение гравировок на ритуальном камне в подвале. Мне конечно еще с трудом дается местный язык символов, но вот сейчас все потихоньку встает на свои места.

Каждая ларди имеет свою суперсилу, скрытую в недрах ее подвала. Выходит, моя — давать молодость и красоту, ну, то есть практически лечить. Только Эмбер была с изъяном и у нее магия работала наоборот — силу она забирала.

Что ж, я очевидно нормальная, раз мне удалось исцелить Ирвина.

Встречаюсь взглядом с Э’Вилн и кажется понимаю, что нашла свою отравительницу.

— Источник же заложен, да?

Та криво улыбается.

— Вам…

Значит, как только я сгину, старая карга получит возможность дотянуться до омолаживающей магии, а ключом к источнику послужит тот, кто имеет к нему доступ — мой муж, Дэмиен.

А потом эта ведьма спрячет лишенного самостоятельности мага в недрах своего гарема.

Ч-черт! Я даже не представляла как круто Эмбер влипла, прежде чем оставить Элирну!

То есть, один единственный росчерк самопишущего пера на самом деле будет мне самой приговором.

А-а-а-а!

Если бы я знала, что именно в этот момент мне так пригодится дар отматывать назад время!

Ситуация кажется патовой.

— Дура, подписывай!

Оглядываюсь на Дэмиена. Ну же, сделай что-нибудь, ведь речь идет и о тебе!

— Ты же запретила ему действовать против кого-то из ларди, иначе его ждет болевой шок, — звучит голос Э’Вилн.

Чтоб ты в гробу перевернулась, Эмбер настоящая, или куда там унесло твою душу!

— Я не буду подписывать это ни при каких условиях! — упорствовать — все, что мне остается.

Дэмиен неожиданно закрывает меня собой. Я успеваю только испугаться, как в стену вонзается клинок. Я сразу узнаю его: это ведь то самое оружие, которое я купила для Ирвина.

— Это последнее предупреждение, ларди, — раздается холодный и спокойный голос ирриди, как будто его вовсе не смущает разыгравшаяся тут сцена и Ирвин просто делает свою работу. — Советую вам покинуть дом, если не хотите проблем.

— Как ты посмел поднять на меня руку, выродок?! — Э’Вилн уже вскочила. — Я пришла за своим.

— Я не буду повторять дважды. Убирайтесь.

— Ирвин!

Наконец у меня хватает сил повернуться и взглянуть на моего нового секретаря. Как всегда идеален: он уже успел натянуть шикарно сидящие на нем черные брюки, но не надел рубашку и теперь мы все имеем шанс любоваться на развитые мышцы, перекатывающиеся под его кожей. Волосы уже аккуратно уложены в прическу. Как я успела понять, только ирриди в этом мире отпускают волосы и укладывают их в хитрые косы. Вид плетения как-то связан с их магическим рангом.

— Я подчиняюсь ларди Э’Тарн и защищаю ее интересы, — все тот же холодный, учтивый тон. — Если она сказала, что не желает отдавать мужа, значит, не желает. Уходите!

Сейчас глаза ирриди блестят и выглядит он угрожающе. Я сама не рискнула бы встать у него на пути.

Э’Вилн разворачивается.

— Встретимся в суде, — шипит она напоследок, — и ты потеряешь все, Эмбер!

Следом Э’Вилн направляется к выходу чуть быстрее, чем приличествует благородной ларди.

— И если вы думали, что мне нравилось с вами спать, то сильно ошибались, — бросает ей вслед Ирвин. — С ларди Э’Тарн намного приятней!

Нахал…

Я сползаю вниз в кресле, закрывая лицо руками. Он сказал это потому, что знает, что я ничего не сделаю. Или потому, что понимал, насколько сумасшедшая Эмбер и старался поддержать ее репутацию?

Или черт знает почему! Зачем я сейчас вообще ищу ирриди оправдания?!

Теперь на суде Э’Вилн будет очень-очень зла.

Отнимаю руки от лица.

— Как хорошо не иметь статуса буйно помешанного и быть свободным в своих действиях, Дэмиен, да? — тянется как сытой кот Ирвин, совершенно не стасняясь своей сексуальности.

— Мы влипли, — произношу я, указывая пальцем на рыжего. — Не в последнюю очередь и-за тебя!

Ирриди разворачивается ко мне. Его движения грациозные и плавные.

— Я поклялся, что буду помогать вам, ларди. Мы избавимся от проблемы навсегда, если сумеем доказать, что Э’Вилн покушалась на вашу жизнь. И, я думаю, мы сможем это сделать.

С этими словами он смотрит на Дэмиена.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 14

Ирвин подходит к стене и вынимает оттуда свое оружие. В обоях остается внушительная дыра.

Смотрится ирриди в этот момент очень уверенно и опасно. И тут я наконец прихожу в себя, понимая, что никакой Ирвин не решит сложившейся проблемы. В мире матриархата за все отвечаю я.

Подтягиваюсь и пытаюсь собраться с мыслями.

Спасая своего мужа, я кажется влипла в еще более серьёзную передрягу.

— Это было очень экстравагантно, — вдруг заговаривает Дэмиен. — Скажи, ведь ты не просто так захотел вдруг оскорбить свою хозяйку…

Ирвин присаживается напротив, в незанятое кресло.

— На твоём месте я был бы благодарен, — ирриди как всегда выглядит расслабленным и уверенным. — Потому что понятия не имеешь, что творится у нее в гареме и… в подвале.

Я оборачиваюсь к мужу и вижу как тот крепко сжимает спинку кресла руками.

— Я спас твое хозяйство от весьма изощренных посягательств, — добавляет Ирвин.

На скулах Дэмиена ходят желваки. Кажется, что напряжение между этими двумя можно резать ножом.

Оборачиваюсь к Ирвину. Оружие лежит у него на коленях, как и в тот раз, когда ирриди решил со мной "договариваться".

Он опять как будто невзначай напоминает, что опасен. На лице у него наглая улыбка.

— Между прочим, именно благодаря мне ты не погиб, — шипит за моей спиной Дэмиен.

— Так, мальчики, — развожу руками и мужчины затихают.

Я делаю паузу. Вот не думала, что когда-нибудь мне доведется командовать в "семье", честно говоря, я привыкла быть на вторых ролях. Как-то с детства вдолбили, что я ничего особенного и нет никакого смысла ждать к себе королевского отношения.

Но здесь ведь все не так!

Тут я обязана решать за секретаря и за мужа.

Фу-у-ух!

Ну как-то же я справлялась с переговорами.

— Мир! — приказываю я им, но тут же понимаю, что уговоры вряд ли сработают.

Ирвин и Дэмиен продолжают глядеть друг на друга волками.

Складываю руки на груди и произношу:

— Хорошо. Давайте сначала уладим разногласия, а уже потом станем спасать всех нас. Дэмиен, — смотрю немного вверх, — Не мог бы ты объяснить, чего мне стоит опасаться?

Указываю рукой на Ирвина.

Муж хмыкает и выходит из-за моей спины.

Рядом с чайным столиком стоит ещё и пуфик, должно быть, подставка для ног. Дэмиен присаживается на нее.

— Ларди Э'Вилн прибрала к рукам почти всю округу. Тут и руки Совета Светлейших не могут дотянуться до неё. Примером тому мой приговор, — муж чуть-чуть оттягивает ворот и я к своему удивлению замечаю, что под одеждой у него спрятан ошейник.

Дэмиен делает вид, что не заметил моего удивления и продолжает:

— Она была завистливой стервой с большими амбициями пока у неё не появился Ирвин Торн…

Муж бросает горящий взгляд на ирриди. Тот лишь вальяжно устраивается в кресле.

Окей, что может сказать мне эта информация?

Моя соседка — местный аналог бандита, а мой новый секретарь — её эффективный менеджер.

Здорово!

— Я бы ни за что не доверял ему, после всего, что он провернул, — добавляет муж.

Менеджер, который, к тому же ведёт свою игру. Покачиваю ногой, глядя на то, как на мыске балансирует туфелька.

— Говори прямо, — вдруг заявляет Ирвин и крепит оружие к бедру. — Это я…

Ирриди поднимает брови.

— Сделал так, что тебя поймали раньше, чем ты сумел добраться до своей подруги из Совета.

Взгляд Дэмиена обжигает.

— У него счёты ко мне, ларди, — резюмирует Ирвин. — Довольно большие. Но при этом Дэмиен действительно добрый, иначе воткнул бы мне вилку в глаз, пока вы восстанавливали силы, а потом сказал бы, что таким меня и прислала Э'Вилн.

Я понимаю, что меня завораживает его прямота. В мире, где каждый прикидывается кем-то другим, искренность может стать настоящим подарком.

Ирвин это знает, — понимаю я, когда ирриди встаёт в полный рост.

— Дэмиен, спасибо.

Звучит не как извинение, но как попытка наконец пожать руку врагу.

— П-ф-ф, — фыркает муж, отворачиваясь.

Встречаюсь с Ирвином взглядом. Он очевидно знает, что я хочу чтобы они помирились.

Вздыхаю. С ним будет непросто, ох как непросто.

— Ты же понимаешь, что ирриди не в силах ослушаться хозяйки во время контракта, — продолжает Ирвин.

— Но сохранять что-то человеческое он должен!

Тень пробегает по лицу ирриди.

— Ладно, — скалится Ирвин. — Я думаю можно теперь перейти к делу.

Ирриди облокачивается на полку, висящую над камином, а я понимаю, что не могу оторвать взгляда от его развитых мышц. Вот он наверное специально не надел рубашку.

Интриган. Не зря Дэмиен его так называл.

— Вы знаете, ларди, почему ваш муж оказался взаперти?

Отрицательно качаю головой.

— Все просто, — разминает шею Ирвин. — Эмбер ревновала его.

Поднимаю брови.

— Талантливый мужчина — украшение дома, — улыбается ирриди. — Эмбер была небогата, но она урвала себе известного художника, который был вхож в светлейшие семьи и так она сначала рассчитывала улучшить свой статус.

У меня перехватывает дыхание.

— Правда?

Ирвин кивает.

— Дочь Советницы была от Дэмиена без ума, но в конце концов он выбрал Эмбер Э'Тарн. По любви.

— Офигеть! — вырывается у меня.

— Я не знаю значения этого слова, — хмуро вставляет Дэмиен.

— Удивление, — скалясь, объясняет Ирвин.

— То есть, ты мог бы…

— Иметь все блага этого мира, — говорит ирриди, — просто выбрав другую жену.

— Но теперь, — Дэмиен как бы невзначай касается шеи пальцами. — Буйно помешанному в дома благородных нельзя.

И мне вдруг становится так его жалко.

— Хочешь, я сниму ошейник? — привстаю и натыкаюсь на колкий взгляд Демиена.

— Таким образом ты докажешь, что все твои прошлогодние обвинения выдумка.

Я отступаю.

— Но он все ещё может помочь нам, — произносит ирриди. — У вашего супруга осталось достаточно поклонниц. Когда надо, он очень обаятельный.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Взгляд Дэмиена становится тяжелее.

— Именно поэтому я прелагал вам помириться, — заканчивает Ирвин.

"Надеюсь, теперь ты веришь мне?" — хочется спросить мужа: "После того как я не отдала тебя старой карге?"

Дэмиен опускает голову и сцепляет в замок пальцы.

Наконец муж смотрит мне в глаза.

— Теперь ты все знаешь про нас, Эмбер, — моё имя он будто нарочно выделяет голосом. — А что мы знаем про тебя?

Выдыхаю.

Пожалуй, настало время сознаться.

— У меня есть дар… просматривать события наперёд. Но кажется, — обвожу взглядом мужчин. — Я его перерасходовала, когда… захотела спасти Ирвина.

Мужчины переглядываются.

— Именно так я и выиграла в карты, — смотрю ирриди в глаза. — Тебя.

Вижу как сцепленные пальцы Дэмиена белеют.

Он выдыхает.

Зато я вижу как улыбается Ирвин.

— И если мы хотим спасти друг друга, нам надо… — "объединиться" — практически рвется с языка.

— Обряд консуммации может сработать, — заявляет Ирвин.

— Но только с обоими мужьями, — добавляет Дэмиен. — Сила ирриди слишком разрушительна.

Сглатываю. Все же я никогда не привыкну к этому миру, где чтобы стать сильнее надо с кем-то переспать.

Но я не могу сказать, что этого не хочу, когда стою сейчас между такими разными и одновременно притягательными мужчинами.

Дело в том, что консуммация в этом мире связывает не только тела, но и души. В случае с мужем, она привяжет ко мне Дэмиена навсегда, а с Ирвином — на время действия контракта. Именно поэтому ирриди был правой рукой Э'Вилн и делал все, что она ему приказала.

Остаётся последний вопрос: готовы ли они оба на это пойти?

Глава 15

Дэмиен прожигает меня взглядом, от которого мне становится не по себе. Тут же вспоминаю про то, что он искренне любил хозяйку этого тела, пока Эмбер его не предала. Понимаю как трудно ему решиться на то чтобы принадлежать кому-то снова.

— Будет так, как вы пожелаете, ларди, — это говорит Ирвин.

Оборачиваюсь к нему и понимаю, что рыжий читает мои мысли, а точнее эмоции.

Но я ведь не хочу никого заставлять! В том числе перешагивать через свои комплексы.

Хотя еще недавно я чуть не…

Накручиваю локон на палец.

— Я тоже не могу так сразу.

Замечаю как на лице Дэмиена мелькает улыбка.

— Дар там нам очень понадобится, — резонно замечает Ирвин, всем своим видом показывая, что речь идет о внешнем мире.

И отчего ему так хочется лечь со мной в постель? Вот правда, странно.

Впрочем — ловлю свое отражение в висящем над камином зеркале — я и вправду красивая ларди.

После Э’Вилн ночь со мной должна показаться подарком. Не похоже на то, чтобы такой мужчина как Ирвин долго мог держать себя в штанах. А ему ведь приходилось…

Краснею.

— О-о-ох!

И не могу сказать, что мне тоже не хочется. Меня как магнитом тянет к Ирвину с тех пор как я впервые увидела ирриди, точнее даже почувствовала его присутствие в алом зале. Интересно, что все это может значить?

— Судя по всему, она не хочет приказывать, — Дэмиен оказывается с другой стороны от меня и долго, пристально вглядывается в глаза.

Мне даже на мгновение кажется, что муж готов взять меня за подбородок и впиться в губы поцелуем. От этой мысли по телу проходится горячая волна.

Вот это нормально, хотеть сразу двоих?

— Чего же вы хотите, ларди? — вдруг заявляет муж.

— Кхм… — вырывается у меня.

Доказать, что внутри этого тела женщина, которая готова любить вас.

Замечаю, что Ирвин смотрит мне в глаза и сглатываю.

— Вина, ларди? — говорит рыжий.

Дэмиен оглядывается.

— В том мире, откуда Эмбер пришла, — поясняет ирриди. — Женщины не привыкли командовать. А для любви им нужна атмосфера.

Киваю. Все это так странно и непривычно. Не думала, что мой личный секретарь возьмется организовывать наше общее свидание.

— Ей нужно расслабиться, — заявляет Ирвин и идет в направлении веранды.

Только у дверей он останавливается и оборачивается ко мне.

— Все будет так, как вы хотите.

Сглатываю. Не ожидала, что когда-нибудь услышу такое.

Дэмиен передергивает плечами, но вскоре тоже присоединяется к Ирвину.

Меня усаживают в глубокое плетеное кресло и муж устраивается у моих ног. Рыжий как официант разливает дорогое вино.

Дэмиен касается моих ступней и начинает их массировать. Боже, похоже, он как и ирриди обучен какому-то особенному мастерству массажа. По коже пробегает дрожь. Я чувствую как мое тело расслабляется и настраивается на вполне себе порочный лад.

В последний момент я одергиваю себя.

— Послушай, ты не обязан, — говорю мужу и тот поднимает на меня взгляд. — Я хотела сказать, что в моем мире…

Ирвин как раз садится напротив в такое же плетеное кресло и наливает янтарную жидкость в свой бокал.

— Мужчина и женщина равны.

Ирвин легонько касается своим бокалом моего. Раздается мелодичный звон и я снова ловлю взгляд ирриди. Кажется, я разгадала его тайну. Ирвину по душе равноправие!

Он, можно сказать, неформал.

Дэмиен продолжает ласкать мои ноги и я издаю полувздох-полустон. Как же искусно, а-а-ах! Я по-настоящему завидую Эмбер, раз ее так ублажали.

— А мне нравится служить женщине, — произносит Дэмиен. — Это красиво.

И тут пелена как будто спадает с глаз.

— Постой, я ведь не твоя жена, — наклоняюсь к нему и тону в серо-синем задумчивом взгляде. — То есть, я хотела…

Я прекрасно понимаю, что я лишь оболочка от Эмбер, женщины, которую он когда-то полюбил.

Дэмиен проводит пальцем по моей лодыжке и я вижу как от его движения на коже остается зеленоватый след. Затем муж ведет руку дальше, по голени и я снова расслабляюсь.

Божественно!

— Ларди, ты моя сила, мой смысл жить, — говорит Дэмиен.

— Объясни.

— Твой источник — мой источник силы, — он прикрывает веки. — Тяга к тебе… неизбежна.

Рука Дэмиена касается моего колена.

— С тех пор как я вошел в этот дом и попробовал твоей магии, ларди…

Я выдыхаю, потому что его кисть уже движется по бедру.

— Я хочу с тобой спать. За год я истосковался по тебе. Ты мне нужна.

То есть, Эмбер не подпускала его к себе целый год. Вот су…

Боже мой, а Дэмиен весьма и весьма понимает в ласках! Его рука скользнула уже туда, куда не должна была бы попадать на первом свидании и то, что есть между нами, сила источника, делает нашу связь куда чувственней, насыщенней, безумней.

Я понимаю, что тоже хочу своего мужа! Прямо сейчас!

Но тут же мою голову силой поворачивают в сторону и в мои губы жадно впивается Ирвин.

Я даже не заметила того как ирриди приблизился к моему креслу.

В его ласках чувствуется напор и что-то вроде собственничества. Неужели приревновал и не утерпел?

Рука рыжего сминает мою грудь и я охаю. Так сильно, прямо на грани боли и в то же время так приятно.

Я чувствую, что теку и что как будто бы пьяна, хотя я даже не попробовала напиток. Мне хватает близости этих двоих мужчин.

Ирвин и Дэмиен почти сразу же избавляют меня от халата. Я обнаженная перед ними, разгоряченная и мне почему-то совершенно не стыдно.

Между нами творится неиспробованная мной еще магия.

Я для них источник силы.

И я хочу ей делиться.

Хочу восполнить запасы Дэмиена и соединиться с Ирвином.

Странное, рвущее меня на части чувство.

И вместе с этим потрясающее…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 16

Сжимаю ноги, когда Ирвин отрывается.

Я почти сразу же понимаю, что мы готовы заняться сексом прямо у всех на виду. Садовник дома Э’Тарн вот сейчас стрижет лужайку. А мужчины меня полностью раздели.

Смотрю Ирвину в глаза, потому что осознаю, что он читает мои мысли.

— Я хочу в кровать.

Ирриди коротко кивает.

Вскоре я уже чувствую как меня поднимают на руки. Ветерок обдувает разгоряченное тело.

— Эмбер же… — слышу удивленный голос Дэмиена и додумываю то, что он хотел сказать “это не смущало”.

Мне все равно каким там странным развлечениям предавалась хозяйка этого особняка. Я не такая. И точка.

Я хочу спать с мужчиной, ой, с мужчинами на кровати. Не собираюсь допускать того, чтобы на обряд консуммации пялилась вся прислуга.

Наконец Ирвин укладывает меня на зеленое покрывало.

Знакомый изумрудный полог нависает надо мной.

Только я уже не вполне трезво соображаю после того как ирриди ласкал мою грудь, а муж — вагину.

Я хочу продолжения и как можно более страстного. Как можно раньше.

Хочу видеть их голыми. Рядом.

Потому что это нечестно, они уже насмотрелись на мое тело, а я — нет.

— Раздевайтесь, — хрипло произношу.

В комнате ни звука. Я приподнимаюсь и сажусь, подворачивая ноги под себя.

Сердце ухает в груди. Все-таки это очень смело с моей стороны — решиться на секс сразу с двумя мужчинами.

Не знаю, готова ли я по-настоящему к такому действу.

Но вот они стоят рядом со мной без одежды. Вижу, что мужчины возбуждены и чувствую как в горле пересыхает.

Ирвин не дает мне долго скучать. Он бросается к постели. Волосы ирриди все ярче переливаются магией, даже там, в паху. Не думала, что такое возможно.

Мне кажется, мы чувствуем друг к другу одинаковое притяжение.

Я понимаю это по тому как часто дышит мой секретарь. И по тому, что он ведет себя без должного уважения, которое принято на этой планете выражать перед дамой.

Ирвин заваливает меня на бок. Я чувствую жар его кожи.

Заключает в объятия и страстно впивается в губы. В этот момент я готова ему принадлежать целиком и без остатка.

Следом я чувствую как он разводит мои ноги.

Толчок и он во мне.

Что-то странное, похожее на солнечное тепло переполняет меня. Влагалище пульсирует.

Боже мой, как приятно!

На земле я конечно умерла не девственницей. Но секс с примесью магии это что-то невообразимое. Обалденное.

Каждый его толчок что-то изменяет во мне.

Я даже не могу сосредоточиться на лице Ирвина. Перед глазами разноцветные круги.

Не сразу начинаю замечать ласки Дэмиена. Он касается меня там, сзади. Сначала я инстинктивно зажимаюсь, но потом ощущения, как ни странно становятся приятнее и приятнее.

Я уже постанываю в такт движениям Ирвина, когда муж входит в меня. Одно это едва не доводит меня до оргазма.

Теперь руки Дэмиена на моей груди.

Оба любовника ласкают меня будто бы подстраиваясь друг под друга. Это невероятно, безумно хорошо. Я запрокидываю голову назад, желая как можно дольше оставаться с ними в этой позе.

Мне хочется дарить им себя. Удовлетворять. Наполнять силой и служить источником.

Передавая им магию я чувствую бесконечный кайф.

Теперь, я в общем-то знаю, в чем предназначение ларди — делать сильнее избранных.

Я задыхаюсь от оргазма, когда Ирвин наконец кончает. Следом за ним затихает и муж.

Мы без сил лежим обнявшись на кровати.

И я пытаюсь утрясти новый опыт в голове: жутко неприлично, порочно и в то же время потрясающе. Пытаюсь отдышаться, когда Ирвин поднимается.

Он оглаживает собственную шею и я вижу как на его коже появилась зеленоватая вязь.

Следом присаживается Дэмиен.

— Брачная метка, — сглотнув произносит мой муж и я встречаюсь с потрясенным взглядом Ирвина.

— Что? — проговариваю я.

Тем временем Ирвин поднимается и проходит к зеркалу. Аккуратно поворачивается к нему боком, убирая с шеи рыжие пряди.

— Дарьян нир! — произносит секретарь.

Я слышу как Дэмиен хмыкает.

— Может что-нибудь мне объясните? — в голове перестает шуметь и я наконец начинаю более-менее складно мыслить.

— Метка, — приподнимает бровь мой муж, — не может появиться у ирриди. Они все бесплодны.

Кажется выражение моего лица достаточно красноречиво, потому что Дэмиен вначале прикрывает глаза, но затем решается продолжать:

— Метка проявляется только у мужчины, способного зачать с ларди ребенка. Но, как я уже и сказал, ни один из ирриди не может соединиться с женщиной душой. Они… выродки.

— Но не с душой из другого мира, — почти беззвучно произношу я.

Ирвин оборачивается ко мне и на миг я успеваю отметить какое у него трогательное выражение лица. Но вскоре оно сменяется привычным уже деловым.

Ирвин что-то подхватывает с пола.

— Твой ошейник, Дэмиен, — говорит он мужу.

Похоже, я так и не перестану втягивать нашу семью в неприятности…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 17

Брюнет приподнимается, поглаживая шею.

— Дарьян нир!

Честно говоря, я уже побаиваюсь вновь услышать это словосочетание.

— Как это могло произойти? — слабым голосом произношу я.

— Кхм… — произносит Ирвин.

Он все еще не одет и я понимаю, что мне трудно оторвать взгляд от фигуры ирриди. Хотя и мой муж, как выяснилось, без одежды тоже идеален. Но я чувствую как между мной и Ирвином все еще вспыхивают и догорают остатки магии, которую я почувствовала во время нашего секса.

Это было потрясающе. И это наверное называют истинной связью.

Ирриди бросает такой пристальный и полный жажды взгляд на меня, что на мгновение хочется прикрыться — столько порока и страсти я читаю в его глазах. И у меня не остается сомнений в том, что Ирвин чувствует то же: жажду, неутолимую, бескрайнюю.

Желание быть вместе пока мы не заведем ребенка.

Сглатываю.

Вот это, пожалуй, лишнее, Наташа. Наверное до того как обзаводиться потомством надо проблемы с имуществом решить.

Оглядываюсь на Дэмиена. Ведь он тоже считается моим, как это говорят, с потрохами. И я рискую его потерять.

При этой мысли сердце болезненно сжимается.

Сейчас я чувствую к мужу некоторое родство. Словно мы были оторваны друг от друга и вот только объединились.

Дэмиен отвечает долгим встревоженным взглядом.

— Как твой дар, ларди?! — говорит он припухшими после поцелуев губами.

Дар! Точно! Самое время проверить то, ради чего и затевалась эта развратная вечеринка!

Лучший способ выдворить из головы мысли о продолжении рода это заняться насущными проблемами.

В комнате где как мне кажется еще душно от нашей страсти повисает тишина.

Мужчины не смеют и двинуться.

Я пробую раз. Другой. Третий.

Глухо.

Как говорят на моей планете “как в танке”.

Упираюсь локтями в колени и обхватываю ладонями голову. То есть, я пошла на безумие, после которого не смогу смотреть ни на одного из моих мужчин как хозяйка и точно разучусь командовать.

Отлично. Замечательно.

Тело еще болит после их ласк.

Мы потратили время на разврат, пока Э’Вилн там обдумывает свой коварный план…

Выдыхаю.

Я стратег вселенского масштаба.

А-а-а-а!

— Ларди, — ладонь Дэмиена ложится мне на плечо и я вздрагиваю.

Первая мысль — скинуть его руку, но потом я прихожу в себя. Он не в курсе земной морали и все, что произошло между нами на Элирне, надо думать, в порядке вещей.

— Это я виноват.

Очень стараюсь не округлить глаза, но это дурно получается.

— В смысле, Дэмиен?

— Я слишком хотел твоей силы, потому что… целый год голодал. Я запорол нам ритуал.

Ирвин снова хмыкает. Он так и простоял все это время у зеркала, сверкая развитыми мышцами и достоинством.

Мне сейчас стыдно смотреть секретарю ниже пояса, в голову так и лезут воспоминания о том, как чувствовался внутри его половой орган и как это было крышесносно и приличия нарушающе.

— Вся надежда была на меня, — Ирвин глядит на свои пальцы. — Но…

Он гладит свою шею сзади, а потом неожиданно срывается с места, обмотав бедра попавшимся под руку куском ткани.

Мне кажется, это очень порывистый жест и он совсем не в духе такого мужчины как Ирвин Торн, вышколенного дамского угодника. Я его задела. Или его задела наша брачная метка.

Мы с Дэмиеном молча смотрим на то как ирриди выходит.

— Поясни, — оборачиваюсь к мужу и он покорно прикрывает веки в знак согласия.

Все-таки мне повезло, что один мужчина в моей постели необузданный жеребец, а второй — умничка.

— Объединение душ предполагает то, что слабый получает от сильного чудо.

— Это Ирвин-то слабый?! — машу в сторону неприкрытой двери в которой только что скрылся господин Торн.

После того как он высосал из меня почти все силы на собственное исцеление что-то мне подсказывает, что ирриди при удачном стечении обстоятельств способен завалить свою бывшую хозяйку.

Иначе стал бы он ее провоцировать?

— Природа судит не так, — мелодично произносит Дэмиен. — Она дарует силу тому, кто больше в ней нуждается.

Снова закрываю лицо руками.

— То есть Ирвин нуждался в возможности зачать ребенка больше чем все мы в моем даре?!!! — это стоило бы удержать внутри конечно, но раздражение от того, что природа сама решила как распоряжаться моим телом, буквально рвет меня на части и я не могу его не озвучить. — Кстати, у меня нет претензий к тебе, Дэмиен. После всего, что ты перенес…

Муж неожиданно прислоняет указательный палец к моим губам. Этот жест такой интимный и полный нежности, что я невольно вздрагиваю и замолкаю.

Кажется, Дэмиен отмечает то, как вздрогнули мои плечи.

— Ларди, — его сложно не слушать. — Не зачать, а иметь возможность зачать. При обряде объединения душ ты не можешь забеременеть. Слишком сильные энергии.

Фу-у-ух! На Земле я конечно хотела когда-нибудь завести ребенка, но сейчас я к этому не готова.

— Но я советую тебе быть с этим осторожней, — ладони Дэмиена ложатся мне на плечи.

Я уже начала замерзать и муж, словно догадавшись об этом начинает растирать мою кожу.

Я должна была бы сказать спасибо, но губы не шевелятся. Мне кажется, это еще не вся помощь, на которую Дэмиен готов пойти за то, что я вновь напитала его магией.

Теперь я полностью доверяю мужу.

А еще чувствую как под его руками пульсируют магические потоки и мне приятно, по-настоящему хорошо от того, что Дэмиен переполнен силой моего источника.

— Еще ни один ирриди никогда не заводил ребенка, — моя голова чуть покачивается в такт массирующим движениям мужа, по телу разливается так вожделенное тепло. — Общество может воспринять его как…

— Выродка?

— Чудовище… — тихонько проговаривает муж. — Сами ирриди только недавно стали служить обществу. Лет сто-сто пятьдесят. До этого на них устраивали облавы.

Вздрагиваю.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Перед моими глазами пробегает магия, закованная в теле Ирвина. Они же как произведение искусства, чудо природы. Как можно так?

— И он это знает, — движения Дэмиена становятся более сильными и чувствительными. — Поэтому покинул нас. Хотя мы должны оба теперь обмыть тебя в купальнях, ларди.

После этого муж заглядывает мне в глаза, затем встает с постели и протягивает руку.

— Ты готова завершить ритуал, Эмбер Э’Тарн?

Мне не остается ничего другого кроме как послушаться.

В купальнях происходит все то же самое, что делал Ирвин. Похоже на то, что все мужчины Элирны обучены ублажать дам. Вот же жук этот Ирвин Торн! Пытался приписать этот навык себе!

И зачем он пытался соблазнить меня? — из головы все время не выходит этот вопрос. Может, тоже чувствовал притяжение? Или что-то еще?

Дэмиен также за руку выводит меня из купален. Теперь я чувствую его тепло как свое. Мы, похоже, в самом деле объединились.

— Мир? — ощущаю, что едва-едва изгибаю губы.

— Так говорят на моей планете, когда не желают больше ссориться, — отвечаю я на живой блестящий взгляд мужа.

Он тоже улыбается краешками губ.

— Мир, ларди.

Я чмокаю его в висок.

— Тогда подскажи, что мне делать с Ирвином, — произношу, отстраняясь. — Он мне, выходит, тоже муж?

Дэмиен обхватывает себя за плечи. На его лице замешательство.

— Природа объединила вас, — он смотрит себе под ноги и, судя по тону, я понимаю, что Дэмиена почему-то забавляет этот факт. — Но об этом никто не должен знать.

Последнюю фразу муж говорит куда более серьезным тоном.

— Ты думаешь, с ним стоит поговорить?

— Как сочтете нужным, ларди. Одно могу сказать точно: Ирвин Торн единственный урожденный маг в таком статусе на этой земле. И он точно сейчас ломает голову.

А! Я поняла, к чему эта радость в голосе! Это ирония: возможность увидеть тот момент, когда интриги врага привели того в крайне затруднительное положение.

Мне, по всей видимости, еще придется мирить мужей.

Накидываю на плечи легкое летнее платье и делаю зарубку в уме: “не сметь больше растекаться лужицей перед красивыми мужчинами, которые по идее в мой власти, нам еще спасаться от Э’Вилн”.

И сразу вспоминаю о ритуале. Щеки вспыхивают, а по телу разливается тепло.

— Кстати, — оборачиваюсь к Дэмиену. — А мы можем повторить консуммацию, чтобы ко мне вернулись силы?

Тот отрицательно качает головой.

— Вы сможете просить природу о силах, если найдете третьего мужа.

Обалдеть!

Выслушав объяснения, спешно поднимаюсь по лестнице вверх. Это, как и беременность, сейчас в мои планы не входит. Что если я не смогу этому мужчине доверять?

Значит, и так и так настало время поговорить с Ирвином Торном. Рыжий же, по слухам, главный интриган округи. Вот пусть и вертится!

Вхожу на кухню и застываю. Ирвин выглядит трогательно. Он налил себе утренний напиток и прикусил пироженное. Ни следа от того учтивого идеального жиголо, которым я видела его после заключения контракта и ни следа от искусного воина-убйицы, которым он показался мне во время последнего разговора с Э’Вилн.

Сейчас ирриди милый, какой-то очень настоящий и домашний.

Мне хочется приблизиться к нему и зарыться руками в волосы, втянуть аромат.

Меня уже не так тянет к нему физически, как после секса. Скорее, меня тянет к нему в душе.

Ирвин поднимет голову, очевидно почувствовав мое приближение.

— Ларди?

Снова это учтивое выражение лица. Но мне хочется еще чуть-чуть посмотреть на него без маски.

Хватаю кувшин с напитком со стола и приближаюсь к ирриди.

— Добавки, дорогой?

Его брови чуть-чуть приподнимаются, а губы едва-едва двигаются — он явно хотел что-то сказать, но оборвал жест на середине.

— Так у нас называют мужей, — сажусь напротив. — И ты прав, я совсем другая хозяйка. Так что давай подумаем над тем, что нам делать вместе.

Я действительно довольно долго хотела выйти замуж. Прямо грезила этим. Искала себе кого-то красивого, мужественного, надежного, но даже не думала, что встречу в двойном объеме все это здесь.

Главное теперь спасти наши задницы.

Глава 18

Ирвин напряженно следит за моими действиями, пока я подливаю ему напиток. Потом медленно скользит по изгибам моего тела взглядом. От этого сразу становится теснее в груди.

Еще помню его прикосновения и понимаю, что хочу продолжения.

Облизываю пересохщие губы и мысленно говорю себе: “Пожалуй, на сегодня хватит”. Хотя единственное прикосновение к его коже заставляет мою руку зудеть, а низ живота — наполняться жаром.

Похоже на то, что Ирвин испытывает такие же чувства.

Мы встречаемся взглядами и я предпочитаю плюхнуться на стул напротив него просто для того чтобы создать между нами преграду.

— Кхм… — все, что получается сказать.

Ловлю себя на том, что накручиваю локон на палец и тут же бросаю это занятие потому что выглядит оно так, словно я продолжаю соблазнять секретаря. Хотя какой он мне секретарь? Теперь уже… муж?

От этой мысли вообще в жар бросает.

Муж. У меня может быть муж. И не доставшийся вместе с этим телом, а настоящий!

Как такое возможно вообще?!

На самом деле недостаточно вдруг превратиться в красавицу. Наверное лучше подкрутить что-то в мозгах. Вот я стала той самой Эмбер-без-лишнего-жира-на-боках, мелкопоместной тираншей, но при этом я даже не верю в собственную силу и обаяние.

— Хотели задать вопрос? — прерывает меня иррииди.

— Да, — приходится оторваться от созерцания своей идеальной маленькой ступни.

Снова тянусь пальцами к локону и тут же обрываю жест.

— Мы поженились?

— Не до конца, — глаза Ирвина снова полыхают магическими огоньками. — По условиям обряда… — он запинается и я понимаю, что ирриди странно говорить о себе как о мужчине обычного на этой планете статуса. — Муж должен выразить благодарность за то, что ларди его приняла.

Вожу пальцем по столу. Вот что, оказывается! У Ирвина еще есть возможность избежать того, что нам обоим навязала природа. Просто отлично! Теперь у меня не будет ни дара, ни мужа и окажется, что сила обряда потрачена впустую!

Кто вообще сказал, что Ирвин хочет быть рядом со мной?

За всеми этими мыслями я упускаю то, что ирриди встает и останавливается напротив меня.

Мгновение и я чувствую его свежее дыхание на своей щеке. За этим следует глубокий и настойчивый поцелуй, от которого у меня перехватывает дыхание.

“О да, детка!” — сказала бы я, если бы была в своем прошлом теле, потому что все мои мечты исполнились. Меня поцеловал красавчик. Сам! И его никто не вынуждал!

Но сейчас я сбита с толку, ведь между нами столько условностей: Ирвин не знает как я выглядела на самом деле и кем была, я не знаю, чего именно ирриди ищет в этом союзе. Может, вовсе не любви?

В общем, все сложно.

Но вскоре его движения покоряют меня и я чувствую, что ничего не буду иметь против, если Ирвин усадит меня на столешницу и мы займемся чем-нибудь грязным. Страсть распаляет.

Прогибаюсь в спине, почувствовав как его руки ложатся на мою талию.

Ты же ведь умеешь читать мысли! Не прекращай…

Неожиданно Ирвин падает передо мной на колено и прижимается к моей ноге, совсем так, как до этого делал Дэмиен.

Сердце еще стучит в груди как бешеное, а в голове только один вопрос: “Да что он делает? И, главное, зачем?”

— Я буду служить вам, госпожа. Наш союз священен, — вот только в его глазах совсем нет покорности.

Ирвин будто говорит это, а сам, напротив, думает о том как подчинить меня и сделать своей. У меня от этого дух захватывает.

Запускаю руку ему в волосы. Не могу поверить, что мой второй муж принял меня не из-за шутки природа, а по собственной воле.

Он мой. И, как тут принято на Элирне, со всеми потрохами, но, зная Ирвина, стоит предполагать, что всех своих мотивов он точно мне не выложил.

— Почему? — я произношу это слово едва слышно, надеясь на то, что наш хрупкий визуальный контакт позволит узнать мне правду.

Но тут же замечаю как в проходе, ведущем из кухни в комнаты, появляется тень. Дэмиен. Я едва-едва поворачиваю голову в сторону, будучи не в силах угадать, зачем явился мой первый муж и что он со всем этим будет делать.

Как ни странно Дэмиен улыбается, проходит шагом хорошо отдохнувшего и пребывающего в добром расположении духа человека к столу, после чего наливает себе утреннего напитка.

— Добро пожаловать в семью, — Дэмиен с усмешкой делает первый глоток. — Интриган.

Ирвин тут же поднимается, складывая на груди руки и я понимаю, что все, момент упущен.

— Не могу сказать, что я рад или польщен, или еще что-то… — Дэмиен снова отпивает из кружки. — Или то, что мне будет комфортно делить крышу с тобой. Но не могу не отметить, Ирвин Торн…

Я замечаю как лицо ирриди в это время темнеет.

— Что ты будешь сражаться за свое до последней капли крови. Поэтому добро пожаловать.

Дэмиен преспокойно размещается за столом. Выглядит он не в пример лучше. Щеки моего первого мужа порозовели, теперь он не похож на одичалого затворника. Как будто он даже стал чуть шире в плечах и уж точно гораздо привлекательней.

Дэмиен с интересом разглядывает нас.

Окей, я так понимаю, что ревность мужей друг к другу на Элирне штука совершенно чужеродная. По крайней мере, мужчины, судя по всему, научены ее обуздывать.

— Касательно твоего вопроса, Эмбер, — вдруг продолжает первый муж. — Ребенок…

Он специально подчеркивает это слово, а я продолжаю следить за Ирвином, за тем, как приподнимается уголок губы у ирриди, превращая его учтивую улыбку в натуральный оскал.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 19

Нет. Они ненавидят друг друга. И мне нужно… стать центром равновесия.

— Все ирриди обречены уйти из родной семьи как только выясняется, что они владеют стихийным даром, — говорит Дэмиен, — и все имущество, которое они нажили за годы службы, после смерти уходит в пользу школ, где обучают новых… секретарей. То есть, они как гости на этой планете…

После этого Дэмиен делает безразличное лицо и подливает себе напиток.

— Но такой парень как Ирвин Торн должен сделать что-то невероятное, например, продолжить свой род.

Ирвин мечет в него горящий взгляд. Если честно, не думала, что ирриди вообще способен терять самообладание.

— Я боялся, что он задумывает что-то похуже, но, — Дэмиен складывает руки на животе поверх домашнего халата и вальяжно откидывается на спинку стула. — Теперь я спокоен, хотя мои предупреждения на счет беременности…

— И почему я не отдал тебя старой карге, напомни?! Может, Дэмиен, мне стоит подумать еще?!! — глаза и волосы ирриди вспыхивают.

— Молчать! — спрыгиваю со стула я и мужчины затихают.

А я перевожу дыхание. Совершенно не понимаю, как мы собираемся выиграть суд с Э’Вилн, которой я, между прочим, заложила Дэмиена, если их пикировки будут продолжаться.

— Мой дом, мои правила, — недостаточно громко для командующей говорю я.

Прочищаю горло. Все-таки роль дамы из мира матриархата мне не близка.

— Дорогие мои мужчины, я очень рада, что вы признали меня. А теперь, пожалуйста, скажите, где и как мы собираемся оспаривать закладную, которую Эмбер дала?

Дэмиен тут же темнеет. Ирвин смотрит на него с раздражением, но спустя несколько мгновений садится за стол напротив.

— В городе, ларди.

— В котором я наняла тебя?

Ирвин отрицательно качает головой.

— Это и город вовсе. Так, небольшое поселение вольных магов. Нам надо ехать в центр региона.

— У нас тут есть небольшое преимущество, — вмешивается Дэмиен. — Айрин обычно путешествует с большой помпой и никогда в жизни не решится ехать общественным транспортом. Мы же…

— Кто?

— Айрин Э’Вилн, — поясняет Ирвин. — Для обеспеченной ларди стыдно добираться поездом. Ей нужно показать все свое богатство. Они поедут на автомобилях, которые долго и дорого заряжать. Мы же — на паровом механизме.

— Идет, — говорю я и ловлю теплый взгляд Ирвина.

Почему он так смотрит? Я ведь не сказала ничего особенного, но вдруг почувствовала будто… он как влюбленный глядит мне в глаза.

Нечто похожее на острую, но очень теплую иголочку забирается под мою броню, которая наросла за тридцать пять лет личного несчастья. Я никогда не думала, что хоть кто-то сумеет полюбить меня.

Хотя чего я дура, размечталась? Это же природная магия.

Ирвин вскакивает со своего места.

— Один из поездов обычно отходит за час до заката. Я созвонюсь со станцией и забронирую нам места, — ирриди бросает короткий взгляд на Дэмиена. — Учитывая то, какая опасность нависла над твоим хозйством, я думаю, известный на всю округу эстет не станет возражать.

— Напротив, — мой первый муж скалится. — Пойду соберу чемоданы для ларди и для себя.

После этого мы расходимся.

Мужчины не дают мне заняться хлопотами. Для ларди это попросту неприлично. Делами занимается секретарь, с личным помогает муж, с остальным слуги.

Однако мне не то чтобы приходится скучать. Я обхожу дом и раздаю указания на время своего отсутствия. К чудачествам Эмбер тут все уже привыкли и никого не удивляет ее идея отправиться в центр региона после ссоры с Айрин Э’Вилн.

Единственное, о чем никто не должен знать, это статус Ирвина.

Я думаю об этом уже сидя на вокзале. Оба моих мужчины до начала путешествия дали понять, что проговориться будет смерти подобно. А еще мы путешествуем инкогнито потому что ни одна уважающая себя ларди не сядет рядом с простыми смертными, даже если у нее личное купе, как у нас.

Но мне нравится видеть настоящую жизнь этого мира, от которой я раньше была отделена. Нравится чувствовать себя не особенной, а обычной.

Дэмиен делает углем наброски в блокноте, сидя неподалеку от нас с Ирвином. И это кажется мне таким притягательно-манящим. Некоторые девушки заглядывают моему мужу через плечо и на несколько мгновений зависают.

Ирвин же начеку, как, наверное, и приличествует телохранителю знатной дамы. Его ритуальное оружие спрятано в неприметный чехол, прикрепленный за спиной. Но во всей позе ирриди чувствуется собранность и сила — именно так, наверное, и должен выглядеть вольный маг, собирающийся сесть на поезд. По его лицу четко видно, что связываться себе дороже.

Мне хорошо с ними настолько, что это возвращает к реальности: не может быть, чтобы мне, неудачнице в личной жизни, настолько повезло.

Мужья просто от меня зависят: Ирвину нужен ребенок, Дэмиену — моя магия.

Одновременно с тем как я думаю об этом, прибывает экипаж.

Мы находимся в закрытом помещении вокзала, предназначенном для богатых пассажиров, поэтому нас не обдает паром.

Мои мужчины тут же подхватывают чемоданы и открывают стеклянные двери передо мной. В таком положении вещей в этом мире нет ничего странного. Женщина — проводница природной магии, дарующая чары. Чем она сильнее, тем больше желающих заключить союз.

Впрочем, далеко не каждая может позволить себе ирриди. Но я вполне могу сойти за родственницу ларди, которую поручено охранять секретарю знатной дамы.

Я уже и не рада когда мы располагаемся в уютном купе. Ехать ночь, наутро уже будем в столице региона. Все очень удобно, кроме того, что я зажата в тесном пространстве с двумя мужчинами, к которым меня по-настоящему влечет. Только в отличие от сегодняшнего утра, я ощущаю стыд. Наша первая “брачная” ночь была во имя общего блага. Но что дальше?

Уже далеко за полночь, а напряжение все не оставляет. Мужчины, видимо, держатся на ногах из солидарности со мной: Дэмиен читает книгу, Ирвин чистит оружие. Я должна была быть благодарна им за такое чутье.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Но не могу.

Я не верю в то, что мне после стольких лет невезения вдруг могу обрести счастье. То, что мне так везет скорее похоже на какой-то подвох.

Поезд неожиданно для меня притормаживает на перроне небольшого городка. Ирвин поясняет, что нужно догрузить угля и я вру, что мне стало душно, когда ирриди бросает на меня долгий взгляд.

Мне в самом деле тесно в купе с ними двумя. Присутствие двух таких близких и тягучих энергий буквально сводит с ума. И я не знаю, испытывают ли то же в отношении меня мужья.

Иду к выходу из вагона.

На перроне суетно, много народа, толкотня несмотря на поздний час. Мне становится чуть легче. Вдруг прохожий толкает меня и я спотыкаюсь, поправляя прическу. Ребра болят. Это было так грубо.

— Ларди, — мой локоть подхватывает почти невесомая рука.

Оборачиваюсь и вижу рядом с собой Дэмиена.

— Я же сказала… — язык едва ворочается, хотя, признаться, я благодарна первому мужу. Если бы он не появился, я упала бы в грязь.

Дэмиен улыбается.

— Я обязан следить за твоим благополучием, — обожаю его манеру говорить на ухо, щекоча кожу мятным дыханием.

Твердая рука Дэмиена помогает мне сохранить равновесие.

— Боишься, что убегу? — пытаюсь замять неловкий момент.

Муж взглядом указывает на окна поезда. За занавеской я вижу Ирвина, напряженно глядящего на нас.

А! Так Дэмиена прислали меня охранять!

— Почему не пришел сам? — проговариваю.

— Мы оба переживаем, что тебе может быть что-то непонятно в окружающей обстановке.

Меня захлестывает теплом от этих слов и я чувствую, что не могу удержать себя в руках. Меня никогда раньше не любили толком. И я не знаю, что делать с мужчинами, которые хотят служить мне, даже если их к этому и вынуждает природа или обстоятельства.

Я боюсь, что они неискренны. Боюсь, что меня можно возненавидеть как Э’Вилн: принадлежать и мечтать об избавлении.

Вырываю руку.

— Дэмиен, мне надо умыться. Где туалет, я и сама могу разобраться.

Получилось грубо.

Стою в дамской комнате у зеркала. Наверху тикают часы, так что я могу понять, сколько еще времени до отправления. Побелевшими пальцами сжимаю край раковины.

Я привыкла к тому, что сказки не становятся реальностью. Моя побитая жизнью сущность твердит: “Где-то здесь должен быть подвох”.

Я, неудачница в личной жизни, просто не могла вытянуть в лотерее счастливый билет.

Вздрагиваю, когда слышу шаги позади себя, а потом звук задвигаемой задвижки.

— Муж сказал она точно здесь? — звучит незнакомый голос.

— Да если этот хиляк снова ошибся… — вторит другой. — Я прибью его на месте. Хватило того, что он так и не решился подмешать Эмбер яд…

Прирастаю к полу. По спине скользит холодный пот.

Все сразу рушится, падает к ногам осколками.

Решился.

А потом обманул меня.

В комнату входят два ирриди и я понимаю, что без дара не выкручусь из этой переделки.

Глава 20

Ирвин

Что-то неприятно колет в груди и перед глазами плывет марево, так что я на время теряю собранность и концентрацию.

Как это вообще могло произойти? Со мной? Я никогда раньше…

Чувствую, что мне нехорошо и пытаюсь встать, крепко вцепившись ладонью в стол. Стискиваю зубы.

Сейчас не время искать объяснения. Все, что мне надо знать, я уже понимаю: рядом опасность.

И я ее упустил.

Впервые за время службы.

Не уверен, что мне обидно, неловко или что-то вроде того. Скорее это вызывает у меня недоумение. Я не мог ошибиться.

Тело двигается на выработанных за многие годы рефлексах. Чтобы мои враги ни задумали, я слишком силен для одного удара.

Выбираюсь на перрон и меня обдает паром.

Стоп. Враги?

Боль притупляется и мозг наконец начинает соображать лучше.

Дело не во врагах.

Это жена.

Дарьян нир! Я же совсем забыл, что женат. Не надеялся когда-нибудь почувствовать то, что ощущают мужья, когда их вторая половина…

Объявляют об отправлении поезда, а в мозгах окончательно проясняется.

Все это очень и очень плохо!

Как хорошо, что за годы службы я натренировался действовать, даже когда тело валится с ног от ран или усталости. Бросаюсь обратно в купе. Всего-то и надо прихватить мои вещи. Затем обратно к выходу.

Оттесняю к стене проводника, с удовлетворением замечая, что силы ко мне уже почти полностью возвратились.

— Куда вы? — служащий поезда только что возился с дверью, запирая вагон.

Не твое собачье дело! Впрочем, комментариями я себя не утруждаю.

Ирриди не обязан оправдываться ни перед кем, кроме хозяйки. Это конечно же вынуждает его вести себя благоразумно и благородно, чтобы не вызвать гнев.

Но у меня сейчас на перроне дела экстремальной важности, поэтому пошел ты в бездну!

Поезд уже отошел от вокзала. Проводник глядит на меня глазами, полными страха. Видимо, выбрался из глубинки и не понимает, на что способны ирриди.

Прыгаю вниз.

Да, будет больно. Но к боли я привык.

Успеваю сгруппироваться. Какое-то время качусь по насыпи в пыли и останавливаюсь. Поднимаюсь на ноги и отряхиваю безупречный черный костюм — форма ирриди, наш отличительный знак. Чуть-чуть порвался и запачкался.

Зато ритуальное оружие со мной и я не позавидую тому, кто сейчас встанет у меня на пути.

Оцениваю дорогу до вокзала. Прикрываю веки и призываю магию. Большинство ирриди умеют исцеляться, если вред им нанесен небольшой.

Пара мгновений и я срываюсь с места, переходя на бег. Выработанное годами чутье говорит о том, что в таких вещах нельзя медлить. Каких — пока вопроса себе не задаю. Я вышколен действовать, если происходит что-то небезопасное. Мысль и действие обычно идут рука об руку. Иначе можно потерять драгоценное время и опоздать.

Подтягиваясь, забираюсь на перрон. Девушка с маленьким ребенком с ужасом смотрит на меня и отходит дальше от края, за спины собственных мужей.

Правильно, когда видишь ирриди в порванной и запыленной форме разумно смываться. Обычно расступаются все, у кого есть инстинкт самосохранения.

Я снова прикрываю веки. Так я могу видеть ауры. Со временем я научился их читать так, что чужие мысли для меня практически открытая книга. Но это дополнительный навык.

Сейчас мне не требуется ничего сверхъестественного.

Я ищу ее. И сердце на какой-то миг замирает. Потому что не нахожу.

И потом, когда открываю глаза, на меня обрушивается пустота. Звуки вокзала, шум толпы, крики птиц, населяющих здешние крыши. А мне кажется, что без нее в мире произошла какая-то ошибка.

Прислоняю руку ко лбу, чувствуя, как часто под горлом колотится сердце.

Я никогда раньше не ошибался. Просчет с Э’Вилн вовсе не мой.

И никогда раньше не любил.

Ни от кого не зависел.

И не знал, каково это.

Я думал, что если избавлюсь от хозяйки…

Ноги сами собой прибавляют шаг. Почти машинально креплю клинок на бедро. Пусть все видят, что я ирриди, которому дозволено сражаться. Встать у меня на дороге — нажить себе проблемы.

Толпа, как я и ожидал, расступается передо мной.

Внутренний голос шепчет: “Теперь ты свободен, Ирвин”.

Это ведь то, чего я и хотел.

Потираю брачную метку на шее, тщательно замаскированную гримом. Дарьян нир! Но не так! Теперь я свободен и привязан одновременно!

Теперь до меня начинает доходить весь ужас ситуации: я впервые промахнулся, а главное как. Я потерял свою женщину!

Расскажи мне кто угодно про такое происшествие, я назвал бы его ни на что не годным дураком. Но, выходит, и лучшие могут давать осечки.

Пустота в груди ноет. Я никогда еще подобного не ощущал. Она нужна мне как воздух в душной клетке, как в жаркий день спасительный глоток воды и чем она дальше, тем сильнее это мучительное ощущение.

Я порву того, кто ее украл. А потом прижму ее к стене и утолю жажду.

И уже чуть позже во всем этом разберусь.

На лавочке сидит знакомое тело.

Пинок.

Он неохотно разлепляет веки, а потом неловко заваливается набок. Успеваю подхватить. Как я и думал, в шее отравленная игла.

Вот как же тебе повезло, Дэмиен, что Эмбер привела в дом меня. Уже второй раз спасаю твою задницу. Не будь меня, тебя нашли бы мертвым к восходу прямо здесь и подумали, что ты просто иссох без магии, когда от супруги сбежал.

Присаживаюсь рядом и натягиваю блокирующие магию перчатки.

Кое-кто смотрит на нас с удивлением, но лезть с расспросами к ирриди себе дороже. Если отчет понадобится городской страже, я дам его под подпись в кабинете их начальника. И то, когда закончу дела.

У меня особые полномочия, скрепленные контрактом с ларди.

Аккуратно покручивая вынимаю иглу.

Веки Дэмиена начинают дрожать и он наконец перестает заваливаться на меня.

— Поезд, — заявляет художник.

— Что? — отвечаю я, глядя прямо на пустой путь.

— Мы его упустили…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Ох, как я не люблю, когда медленно соображают! Еще больше меня раздражает, когда кто-то влипает в неприятности и втягивает следом меня!

Разворачиваю к себе Дэмиена, хватая его за воротник пиджака.

— Где Эмбер? Ты видел, кто на нее напал?!

Художник потирает шею.

— Ушла от меня в дамскую комнату, — я вижу как он морщит лоб, очевидно пытаясь восстановить воспоминания. Мне импонирует что обошлось без глупых вопросов “А где мы?”, “А как?”. Я с самого начала не ошибался в этом парне. Дэмиен не дурак.

Художник растирает лоб двумя пальцами.

— Ее что-то обидело в том, что я сказал, — его голос звучит тихо. Понимаю, после парализующего яда трудно прийти в себя. — Я решил дождаться у входа. Потом… темнота.

Дэмиен оборачивается ко мне всем корпусом.

— Мы сильно облажались?

Встаю на ноги.

— Ты даже не представляешь как.

Он выдыхает и растирает виски ладонями.

Понимаю, у Дэмиена нет ни малейшей причины больше любить Эмбер, по крайней мере то, чем она была. Едва ли он чувствует любовь и преданность к новой хозяйке и его рвет от ее отсутствия на части также как и меня.

Я готов накостылять ему за одно это.

— Это не может быть Айрин, — произносит бледными губами Дэмиен, откидываясь на спинку сиденья.

Нависаю над ним.

— Правильно.

Приятно, что Дэмиен не дурак. А вот насчет трусости осталось выяснить.

— Как насчет того, чтобы навестить твою подружку?

Зрачки Дэмиена расширяются. Осталось выяснить, он знал или не знал.

— На что ты намекаешь? — он говорит почти бесшумно, очевидно, пытаясь не привлекать внимания.

— Лани Лайя, — опять хватаю его за воротник. — Обещала, что тебя выручит.

Дэмиен отбрасывает мою руку. Его лицо бледное. И по глазам я понимаю: догадывался, но верить не хотел. Понял уже когда она совершила задуманное и произошел обмен тел.

Сейчас мне почему-то хочется чтобы кто-то любил меня также как и Дэмиена, так, чтобы быть готовым пойти на убийство. Например, Эмбер.

Я бы не отказался от того, чтобы моя страсть была взаимна.

Глава 21

Дэмиен

Пытаюсь подняться, но ноги держат некрепко. Взгляд ирриди прожигает во мне дыру. Если он думает, что Лайя…

Неловко поддеваю рукав пиджака. Там важные вещи, которые нельзя потерять.

Наконец оглядываюсь на Ирвина.

— Как насчёт того, чтобы искать хозяйку? — мой голос звучит тише, чем хотелось бы. — Это ведь и есть твоя прямая обязанность…

Ирвин оттягивает ворот рубашки, очевидно намекая на брачную метку, а затем толкает меня обратно на лавочку, на которой я и был распластан пару мгновений назад.

Сейчас я не верю ему. То, как он попросил меня выйти, что делать и где стоять слишком подозрительно.

Если считал нужным защитить Эмбер, то почему не пошел сам? Нет, он остался что-то делать со своим оружием.

Гляжу на то как по моим пальцам пробегают зелёные искры.

Если к тому, что произошло причастен рыжий, я его убъю. Я ведь знал, что верить Ирвину Торну все равно что засунуть голову в улей, полный ос, но почему-то поверил в его брачную метку.

Теперь я задаюсь вопросом, не мог ли он заранее нанести иллзию в купальнях, пока ни я, ни Эмбер не видео его? У ирриди ведь нет души, как поговаривают, и потребности тела для них ничто. Поэтому они не могут слиться с женщиной как мужья.

Мы встречаемся взглядами.

— Как насчёт того, чтобы отправиться к лани Лайе?! — нависает надо мной Ирвин.

Я фыркаю.

Как-то невольно вспоминается то время, когда я жил в столице и, можно сказать, насдаждался. Лайя, дочь советницы, была одной из моих лучших подруг.

Но потом я встретил её, Эмбер, чудесное видение, которое затмило собой все. Даже когда она стала невероятно со мной жестока, я почему-то все ещё верил в любовь.

Письма Лайи не смогли меня переубедить. Я был тверд: останусь до конца рядом со своей женщиной. Мой долг исцелить её.

Но потом произошло то, что произошло.

Эмбер стала другой. В тот самый миг, когда она вступилась за меня перед старой каргой Э'Вилн я понял, что мне нравится эта ларди — в ней есть что-то от прошлой и что-то новое, что было нужно мне как воздух. Я решил дать ей шанс. Начать снова. И пошёл на обряд, который должен был вернуть Эмбер силы. После консуммации нас связывает нерушимая магия. Я как и раньше не смогу предать жену, значит, я должен немедля за ней отправиться.

Теперь она уже не ответит жестокостью на моё тепло.

От этого мне становится спокойно. Впервые за два года понимаю, что сделал верный выбор.

Жутко ноет в груди от того, что Эмбер далеко. Этому уроду Ирвину наверное мои чувства совершенно непонятны.

Приходится сглотнуть горечь, образовавшуюся во рту. В голове крутятся навязчивые мысли: "Что если я сказал бы ей другие слова?", "Что если был бы более внимательным?", "Что если я казался ей слишком отстраненным и напугал?"

Но я не был готов говорить откровенно после двух лет издевок и побоев.

Я идиот. То, что произошло моя вина и моя проблема.

Что если я позвал бы ирриди?

Усмехаюсь.

Я не могу знать наверняка о том, что он продал Эмбер врагам, но и верить в то, что у него не было ни единого мотива не собираюсь.

Я отлично знаю как он нажил Э'Вилн её состояние.

Делаю вид, что головокружение ещё не прошло.

Прижать к стене лучшего из ирриди и заставить его говорить честно… Вскидываю голову. Эмбер не зря в свое время опасалась моего дара и заставляла страдать без ее тела и магии.

Как я и ожидал, Ирвин снова касается моей одежды.

— Ты ведь понимаешь, что произошло. Должен осознавать. Ты не дурак, Дэмиен…

Перехватываю его ладони, но те в защитных перчатках. Что ж, ты вероятно не знаешь как ещё у меня проявляется дар.

Взглядом.

Некоторые мужья в день консуммации обретают необычную силу. Вероятно, это связано с характером. Я почти потерял дар после того как мне надели ошейник, но когда тот слетел…

Ирвин Торн слишком высокого о себе мнения, раз позабыл об этом.

Он умеет читать мысли, я — проникать в души и внушать им необходимое мне чувство, прямо как это делают картины, которые я создаю.

Ирвин отступает, закрыв глаза, потому что сейчас испытывает сильнейший страх.

Я сам решаю, сколько стоит длиться трансу, поэтому теперь могу отправиться за Эмбер в одиночку.

Поднимаюсь с лавочки и неловко провожу рукой по тому месту, где был сдерживающий мою магию кусок ткани. Все ещё больно.

Но гораздо больнее будет, если я плтеряю Эмбер. Сейчас каждое мгновение на счету.

— Дэмиен! — рычит мой противник.

Удивительно, сколько в нем силы! На миг это меня останавливает. Кто другой уже катался бы по полу и выл как собака.

Впрочем, моё дело собрать вещи и как можно незаметней уйти с вокзала, пока эту странную потасовку не заметила городская стража.

К счастью, я хороший актёр.

— Дэмиен! — Ирвин закрывает глаза руками, видимо пытаясь совладать с видениями. — Я скажу, кто это!

Хмыкаю, перехватывая поклажу ирриди. А он тоже не дурак. Понимает, как привлечь внимание.

Морок пройдёт к утру, за это время можно из ума выжить или попасть в серьёзные неприятности.

Аккуратно приближаюсь к Ирвину и чуть-чуть облегчая его страдания шепчу на ухо:

— Говори.

— Думаешь, что справишься с советницей без моей помощи?!

— А зачем мне с ней справляться?

— Лани Лайя от тебя без ума, — скороговоркой произносит ирриди. — Мечтает вырвать у плохой жены и… обогреть. Советнице, её матери, надоели отчаянные выходки дочки. Кто, как ты думаешь, подсунул Эмбер яд?!

Сглатываю.

Потом выдыхаю. Все складывается в уме. Я догадывался. Но до последнего запрещал себе думать об этом. Чтобы моя добрая Лайя, такая веселая и прелестная девушка оказалась убийцей самого дорогого мне существа…

Я не мог поверить!

А Эмбер не позволила бы себя защитить. Последний год жена считала меня врагом и от этого до сих пор пусто.

В нашу сторону двигается городской стражник и я отрываюсь от этих мыслей.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Поглаживаю плечо Ирвина.

— Он просто… — говорю подошедшему, глядя ему в глаза. — Переживает приступ страха. Понимаете, старые раны. Ирриди боится, — смотрю наверх. — Вокзальных сов.

Страж порядка согласно кивает, поверив в мои слова, а я повторяю себе: "Надо меньше попусту использовать дар, иначе растрачу всю магию до того как ларди будет безопасности". Передергиваю плечами.

— Не зря Эмбер тебя боялась, — шипит Ирвин.

— Айрин больше нее. Кстати, — сжимаю плечо Ирвина, — за что прошлая хозяйка хотела тебя казнить?

Это главное, что мне надо знать, потому что слухи, которые нет-нет, да долетали до моего дома, были не из приятных.

— Я тебе не враг. Я тоже хочу спасти Эмбер, — практически через силу выдавливает Ирвин и это заставляет ещё сильней насторожиться.

— Что ты сделал на самом деле? Если то, что болтают, правда, я тебе и близко к Эмбер подойти не дам. Ты пожалеешь о том, во что нас всех впутал.

— Хочешь увидеть? — шипит Ирвин.

Снимаю руку с его плеча и позволяю Ирвину Торну снова посмотреть мне в глаза. Так, возможно, увижу его душу.

Если она есть.

И если он меня туда пустит.

Глава 22

Дэмиен

Мгновение и время перестает течь привычным мне образом. Все как будто замедляется и я начинаю видеть чужими глазами. Точнее, я вижу воспоминания человека, на которого смотрю.

На самом деле мой дар такой возможности не дает, но необычное сочетание способностей: мое и Ирвина позволяет такой контакт.

Я чувствую себя так, словно вижу сон.

Все вокруг бледное, залитое кроваво-алым светом. Я не сразу понимаю, что дело происходит на закате и вдалеке за фигурами я вижу пылающий дом.

Вскоре получается разглядеть Ирвина, он стоит перед прежней хозяйкой, которая вручает ирриди клинок.

Так вот как он умудрялся убирать угрожавшие Э’Вилн опасности! Ведьма вручала секретарю оружие, когда ей этого было надо, а остальным лгала, что лучший из ирриди нужен ей исключительно для того чтобы перекладывать бумаги. Что ж, вполне в духе Айрин.

— Убей их! — раздается голос старой карги и я вдруг узнаю картину.

Это же пожар в ее западном особняке, том, что стоит на берегу океана! Именно это происшествие она и поставила в вину Ирвину, однако сейчас эти двое выглядят как сообщники.

Наконец замечаю троих мужчин и ребенка. Двое из них точно ирриди и они сильно ранены. Третий, да, кажется я узнаю его! Однажды видел на каком-то мероприятии в столице. Муж одной из ларди, только не могу вспомнить ни имени, ни титула.

Настораживаюсь.

Я видел это лицо очень давно, но оно вызывает у меня неприятные ассоциации. Кажется, этого человека искали или с ним была связана неприятная история.

— При всем моем уважении, — Ирвин принимает клинок обеими руками, склоняя голову перед хозяйкой, как и надлежит мужчине его статуса. — Но вы не имеете права ни убить будущую ларди, ни ее защитников.

Хмыкаю. Так Ирвину Торну свойственно сочувствие? Или он просто цитирует своей хозяйке законы, когда та начинает их забывать.

— Цыц! — орет Айрин. — Ты не имеешь права давать мне советы насчет того, как поступать с отродьем моей сестры! Особенно когда она…

И тут я понимаю, о ком идет речь. У ларди Э’Вилн была старшая сестра, Эмма, ей-то и принадлежал источник до того как Айрин выкупила Ирвина — это было ее первое и невероятно дорогое приобретение после вступления в наследство. Исчезновение Эммы окутано тайной, но младшая Э’Вилн как-то убедила совет в том, что не произошло ничего криминального. Иными словами, похоже, что Эмма сама виновата в своей гибели.

Поговаривали, до исчезновения старшая Э’Вилн была беременна, но неизвестно от того. Эмма перебрала с десяток мужей, но никто за годы так и не смог подарить ей наследницу.

Так это ее дочь?

— А попробуешь защищать ребенка… — Айрин приближается к Ирвину. — Я расправилась с ней, расправлюсь и с тобой.

— При всем уважении, — рыжий распрямляет голову, его глаза вспыхивают огнем.

Тогда Айрин достает ритуальный кинжал, которые все ларди носят на теле.

— Не притворяйся, что не понимаешь, что происходит! Они надеялись провести девчонку к источнику, Ирвин. Не заставляй меня думать, будто ты не на моей стороне!

Рыжий расправляет плечи.

— Она еще слишком мала. Это невозможно.

— Мне плевать, возможно это или нет, — скалится Айрин. — Когда я говорю тебе действовать — действуй! Думать моя забота. Твоя — служить!

Ирвин медлит.

— Тогда я прикажу разобраться с ней другим, — заявляет Айрин.

И в тот же миг ритуальный клинок ирриди касается ее горла.

— При всем уважении, но вы не сдвинетесь с места, пока эти люди не уйдут.

— Ты… Ты понимаешь, что делаешь?! Я ведь достану из тебя кишки и заставлю намотать на собственные кулаки…

— Перед вами законная наследница Э’Вилн.

— И это говорит мне тот, кто по моей указке шпионил, лжесвидетельствовал, подделывал документы?!

— Я не нанимался убийцей. В особенности, убийцей детей.

— Даю тебе последний шанс подумать, — скалится Айрин. — Твоя жизнь или жизнь девчонки… И если хочешь остаться при своих, Ирвин, то стой на месте!

Айрин делает знак трем другим ирриди, что пришли с ней. Тогда Ирвин отнимает клинок от ее горла, следом плавно и легко встает на пути у своих коллег.

— Ты знаешь, чья она дочь, да?! — в бешенстве орет Айрин. — Тварь!!! Схватите его и как следует отделайте!

Видение рассеивается.

Я отступаю от Ирвина, потому что накал злости, которую я ощутил, желание бороться до конца и умереть за собственные идеалы оглушает.

Я не думал, что у рыжего есть душа. Теперь у меня нет в этом сомнения.

— Я не смог ее спасти, — произносит Ирвин.

— А? — растираю лоб пальцами и, проморгавшись, смотрю на ирриди. — Кого?

Сейчас его слова кажутся странными.

— Лару, — коротко бросает Ирвин.

Я понимаю, что потерял концентрацию и рыжего отпустил мой транс. Сейчас он мог бы мне навалять, но просто стоит напротив и кажется даже готов протянуть руку.

Вот чего не надо, того не надо!

Его эмоции, которые я ощущал мгновение назад, оглушают. Оказывается, Ирвин может сопереживать и даже страдать. Учитывая все те неоднозначные дела, которые тот проворачивал для хозяйки, я думал, что Торн — глыба льда.

— Что еще за Лара? — наконец я нахожу в себе силы выпрямиться.

Ирвин ловко выхватывает у меня свой чемодан, закидывает его на плечо и направляется к выходу. Меня всегда бесила его излишняя самоуверенность и гордость.

— Ты ничего не понял? — говорит ирриди, когда я настигаю его у выхода с вокзала.

Мы встречаемся взглядами.

— Так чья это была дочь? — приподнимаю веки.

— Секретаря Эммы. Моего названного брата.

— Пха! — вырывается у меня.

То есть, ребенок от ирриди не такая уж и экзотика. Теперь ясно, почему Эмма умерла.

— Ты же знаешь, что в академии мы создаем довольно крепкие связи. Братья по оружию…

— Как настоящие братья, — добавляю я.

— Это потому что нас изымают из наших семей. Но быть одиночкой вечно, — Ирвин бросает взгляд в мою сторону. — Мерзко. Я поклялся на крови, что его дочь будет мне родной. Дэйн исчез с Эммой и я искал Лару. Именно поэтому я сделал все, чтобы наняться к Айрин Э’Вилн, а не потому что хотел обогатить ее гребаное поместье. Я мог бы построить куда более успешную карьеру, оставшись в столице.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Ирвин делает паузу.

— Теперь ты знаешь достаточно?

— Кхм… Ты самый странный ирриди, которого я встречал, Ирвин.

— Я тоже не назову тебя обычным, — рыжий разворачивается ко мне.

— Только один вопрос, — перехватываю его руку. — Зачем ты прицепился к Эмбер?

Он смотрит вперед, затем скалится.

— А ты?

— Отвечай! — сильнее сжимаю его руку. — Тоже хочешь завести уникального ребенка?!

Ирвин пытается высвободиться, но я держу крепко и ирриди сдается, по всей видимости решив не привлекать к нам слишком много внимания.

— Хочу семью и домик на берегу моря, — цедит сквозь зубы он. — Когда меня чуть не разорвали на кусочки по приказу Айрин, я это понял. А ты?

На сей раз в его словах нажим, глаза блестят магией.

— Тоже.

Ирриди поправляет ритуальный клинок на бедре и заявляет совершенно будничным голосом:

— Значит, нам по пути.

Глава 23

Эмбер

Пробуждение вышло не из приятных. С моей головы стянули темный мешок и только тогда я поняла, что ничего не помню: ни как меня везли, ни куда.

Помню только то, как пыталась выбраться, но парень с седыми волосами приложил меня об стену и дальше пустота.

Я даже испугалась, что это будет как в тот первый раз в Москве, когда я шагнула под поезд. То есть, мне грозит навсегда угодить в вечность.

Но тьма рассеялась.

Ее убрали вместе с мешком.

Первое, что я поняла: я связана. Второе: мне не дадут делать глупостей. Ирриди с длинной седой косой стоит совсем рядом.

Третье: меня доставили к ларди. Только дама подобного статуса может позволить похитить себе подобную и не рисковать в данном случае погоней и смертью.

Девушка, что сидит передо мной на шикарном белом диване похожа на куколку. На ней белоснежное бессовестно открытое длинное платье, пепельного цвета волосы уложены в замысловатую прическу. Большинство ларди такие, если конечно не считать Айрин. В общем, можно сказать, что время не щадит местных чудо-женщин.

— Эмбер… — слышу незнакомый голос. — Проморгалась?

— Кхе… — вырывается у меня.

Надеюсь, я сейчас похожа на Эмбер Э’Тарн. Так как не знаю, с кем разговариваю, уж лучше мне вести себя как прошлая хозяйка тела.

Или хуже?

Я готова завыть. Понятия не имею, во что еще теоретически Эмбер могла влипнуть. Хотя… мысли о мужьях медленно оживают.

Дэмиен.

Чувствую, как невольно сжимаю кулачки.

Он же меня предал!

Кто-то совсем недружелюбно бьет меня по плечу, так что приходится прогнуться вперед. Успеваю заметить то, что ногти крашенные. Значит, это женщина. А удар почти что мужской. Или мне так кажется после отключки?

Во что же ты втянул меня, Дэмиен?

Я понимаю, что прошлая Эмбер была стервой. Но я ведь открылась тебе. Пускай в этом и помог Ирвин Торн.

Горьким привкусом на языке ощущается вся моя прошлая история с мужчинами. Нет уж, мне личное счастье точно не светит.

— Привет, — доносится до меня немолодой женский голос.

Передо мной встает высокая статная женщина.

— Не ожидала встречи?

“А вы, собственно, кто?” — я была бы рада задать этот вопрос, но сейчас приходится думать не об этом. О чем врать? Что Эмбер упилась до белой горячки? Что упала на лестнице по дороге к источнику и у нее отшибло память? О чем рассказывать? О чем?!

Чувствую, что ладони потеют. Это верный признак того, что я попала.

Мозг капитулировал в попытках решить проблему и организм не выдерживает стресса.

Немолодая женщина поддевает мое лицо ноготком.

— Напомни-ка мне, Эмбер, что ты обещала?

Хуже и быть не может. Вампирша-алкоголичка обещала своим товаркам еще что-то.

Она умудрилась заложить источник. Мужа. Дом.

Почему мне не могло достаться другое тело???

Я требую статус принцессы и ее гарем!

В приложении к данному миру это будет место советницы.

— К сожалению… — осторожно начинаю я, поглядывая на седого ирриди. — Не так давно произошла одна проблема… Со мной…

Собеседница вздергивает мою голову так, что я едва ли не утыкаюсь взглядом в потолок. Свет бьет в глаза, но через несколько мгновений я могу нормально разглядеть лицо.

Кажется, она специально мне его демонстрирует.

Ба! Да эта тоже седая! Белые как снег брови, ресницы.

Это у них что, пепельный дресс-код?

Усмехаюсь.

Ничего другого не остается. Эмбер без царя в голове. Хотя бы тут сыграю как актриса.

— Договаривай!

— В общем, я спускалась к источнику… после одной вечеринки. Так сказал Дэмиен… Я-то до этого момента ничего не помню.

— Это многое объясняет, — произносит седая и, выпустив мою голову, поворачивается спиной.

Я невольно обращаю внимание на вырез на спине в ее алом платье. Немолода, но фигура подтянутая, можно сказать, безупречная.

— Ты разговариваешь с советницей, — чуть-чуть повернув голову, говорит эта женщина.

Отлично! Прекрасно! Выдашь себя, Наташа, и будешь гореть на костре или что тут с благородными делают.

Передергиваю плечами, вспомнив туманные объяснения Дэмиена. Тут как-то очень нетолерантны ко всем видам выродков и применяют к ним методы, которые ничем не лучше костра, в общем.

Сомневаться в том, что залетная с Земли душа сойдет за чужого сомневаться не приходится.

Словом, я прирастаю к стулу, поминая нехорошим словом первого мужа.

— Эмбер, я требую поклон, — добавляет старшая женщина.

Хотела бы я знать, как это можно сделать со связанными за спиной руками?!

— Давай без церемониала, мама, — вдруг вклинивается в наш разговор молодая дама.

Несколько мгновений они меряются взглядами.

— Переходи к делу, — жестко заявляет дочь.

Что-то я раньше не задумывалась как оно вообще бывает в семьях ларди. Вот ты рожаешь себе наследницу, а дальше как?

Я слышала только то, что мальчики — второй сорт, потому что не унаследуют силы источника. Мама обеспечивает их содержанием, как Дэмиена, до тех пор пока они не найдут себе женщину, причем, жениться на ларди считается относительной удачей.

— Мне нужен твой муж, — говорит старшая женщина.

Приподнимаю брови. Что? Прямо тебе?

Да что же за спрос такой на Дэмиена?

Приходится прикусить себе язык прежде чем выдать ответ. Все-таки я не Эмбер и думаю как землянка. Дэмиен мое единственное богатство, следовательно…

— Зачем?

— Затем, что ты, тварь, его недостойна. Поняла? — поднимается с дивана младшая.

Удерживаю себя от того чтобы кивнуть. Сейчас я была бы рада выбраться отсюда любым путем, к тому же Эмбер действительно не была своего мужа достойна. Но я не в том положении, чтобы это подтверждать.

— Ты привязала к себе хорошего человека, — продолжает молодая.

— Лайя! — прерывает ее советница.

Но младшая лишь злобно зыркает в сторону матери.

— Мама, развод не подойдет. Он сам писал мне, что только в случае смерти Эмбер сможет забыть о жене, — выдает Лайя. — Обряд консуммации был слишком сильным! Их души и тела почти одно целое!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я сглатываю. Вот оно что.

Стоп. Что-то тут не складывается.

Ко мне тем временем приближается советница.

— Х-хорошо, — произношу я, а в голове безумным звоном нарастает понимание создавшегося положения. То есть, Дэмиен не мог предать меня? И не сумеет от меня отречься? Тогда о чьем муже шла речь?

— Только я уже заложила мужа Айрин Э’Вилн. И Дэмиен… теперь… душой и телом принадлежит ей.

Может быть так они передумают насчет смерти?

Далее следует звонкая пощечина.

— Идиотка! — заявляет советница.

Я же смотрю в сторону и сплевываю кровь. Впервые чувствую на себе удар подобной силы. Ну и оплеухи выходят у этой женщины!

— Как это, возможно, мама? — встревоженно говорит лайя. — О светлые силы, сколько еще придется вынести Дэмиену?

Передо мной снова возникает советница. Отвращение написано на ее лице.

— Что ты за ларди, которая пропила все, даже собственную гордость, и делишь с другими собственных мужей?

Я хотела бы адресовать этот вопрос Эмбер Э’Тарн, но это невозможно. Как же я ненавижу эту стерву! И вообще не понимаю, зачем высшие силы подменили ее мной. Какой в этом был сакральный смысл? Вытащить ее во всем проигравшую задницу из чего? Долгов?

Ч-черт! Совсем не по канону книг. Мне не надо менять строй, устраивать революции или обретать личное счастье.

Как же я вас всех ненавижу!

— Ты — позор для всех женщин, наделенных силой! Худшая из наших представительниц Рода.

Вы на себя бы посмотрели.

— Ты недостойна называться ларди.

— Пошла нахер, старая сука, — говорю ей по-русски.

— Что? — кривится советница и я делаю милое личико. Побиться об заклад готова, Эмбер выглядит сейчас как прелестная фарфоровая куколка.

— Просто придумала новый комплимент. Подчеркивает вашу силу и… женственность.

— Это была твоя последняя выходка, Эмбер. Будешь сидеть в тюрьме. Я призову высокий суд к тому чтобы лишить тебя благородного звания и сил.

Выдыхаю.

Хорошо, Наташа. Они не знают, что ты попаданка. Зато они определили тебя в камеру!

— Но как же Дэмиен, мама! — заламывает руки Лайя. — Ты обещала отдать его мне здесь!

— Я не буду убивать ларди! Эмбер лишат силы и забирай ее источник, вместе со своим… Дэмиеном, — шипит советница.

После этого советница разворачивается и удаляется. Я смотрю на то как подол ее шикарного алого платья метет по полу.

— Но мама! Это же целая вечность! — бросается ей вслед Лайя.

Запомнить: если я когда-нибудь рожу дочку, хорошенько заняться воспитанием достойной замены. Хотя о чем это я?

— Зато его отпустит его пагубная страсть, — слышу удаляющиеся голоса. — Казнить ее я тебе лично разрешу.

— Мама, я не вытерплю столько!

— Это потому, что тебе давно пора выбрать мужа, лани. Утоли с другим мужчиной свою страсть…

Меня разбирает беспричинный хохот. Не знаю, что это — пережитый стресс или абсурдность ситуации: в мире брутальных мужчин и женщин оказался невероятный спрос на моего Дэмиена, которого я поначалу сочла дохляком, недостойным внимания.

Я влипла, я так влипла-а-а.

Седой ирриди удивленно косится на мое выражение лица.

— Отвратительное воспитание, — доверительно говорю ему я.

— При всем уважении, это оскорбление моей ларди. Я не позволю вам больше говорить такого.

Белоснежной перчаткой он касается моего плеча и я снова проваливаюсь в сон.

Блин.

Какая же у меня жалкая соперница! Если бы я только могла выйти один на один с этой Лайей, я бы все волосы ей повыдирала как настоящая русская баба!

Глава 24

Ирвин

— С чего ты вообще думаешь на семью советницы? — первый муж Эмбер догоняет меня.

Я поправляю пиджак на плече и оборачиваюсь к собеседнику. Я успел забрать отравленную иглу с места происшествия.

— Посмотри, — показываю вещь Дэмиену.

Он несколько мгновений глядит на иглу, сдвинув брови. Поворачиваю вещь так чтобы можно было разглядеть основание. Все ларди обязаны ставить на оружие ирриди свое клеймо.

— Что если их подставили? — вспыхивает спутник.

Могу понять Дэмиена. Он думал, что лани Лайя его подруга. Она просто избалованная девчонка, а вот советница нет.

Мой спутник почесывает шею там, где в кожу воткнулось оружие.

— Если Лайя хочет меня в гарем… — произносит Дэмиен.

Хмыкаю, когда мы выходим на улицу.

— Зачем тогда это отравление?

Жестом подзываю экипаж.

— Она хочет тебя мужем. Лайе скоро вступать во владение источником. Силы ее матери на исходе, — говорю быстро, потому что до тех пор, пока нас не начнут слушать лишние уши осталось всего ничего. — Но Лайя…

В этот момент экипаж тормозит около нас. Хватаюсь за ручку и договариваю как можно тише.

— Глупа, импульсивна, заносчива. Ей не удержать пост советницы без дополнительных сил.

Выразительно смотрю на Дэмиена и забираюсь в экипаж.

К счастью, между нами и водителем прочная стеклянная перегородка — я проверил, значит, можно продолжить разговор.

— Ты не можешь не понимать, ты ведь сын Тэри Эйна.

Дэмиен вздрагивает и выпрямляется. Не думаю, будто он полагал, что никто не в курсе.

Экипаж двигается и первый муж Эмбер отворачивается от меня, глядя на улицу. Легко понять, что он сам не хотел бы себе такой судьбы. Женщины, обладающие в этом мире властью, окружают себя такими мужчинами, которые помогают эту власть удержать.

Отец Дэмиена был известным столичным актером, гордостью первой советницы. Но задолго до этого он счастливо жил со своей первой женой в провинции, пока той не пришлось уступить одного из своих горячо любимых мужей, вероятно под страхом потери имущества и титула куда более амбициозной женщине.

— Ларди Э’Линн, как я думаю, уверена, что твой дар внушать нужные мысли наследственный и вовсе не зависит от магии Эмбер. Он пригодится ее дочери чтобы удержать пост.

Дэмиен поперхивается и растягивает ворот одной рукой. Продолжаю смотреть перед собой. Мне не нужно считывать его эмоции, чтобы понимать, о чем думает первый муж моей ларди.

Он хотел избежать судьбы инструмента политических интриг, игрушки в чужих руках. Думал найти любовь всей жизни и счастливо жить с ней на краю света, но просчитался.

— Почему они меня не забрали? — бесцветным голосом произносит Дэмиен.

Кажется, до него наконец все дошло.

— Без разрешения Эмбер? Они себя скомпроментируют.

Дэмиен довольно долго сидит тихо и смотрит перед собой. Я замечаю то как бледнеют его губы, как он перебирает пальцами складки одежды.

— Думал, что буду обычным, — наконец усмехается он и оборачивается ко мне. — Жить как мой отец… невыносимо…

Потом он неожиданно смеется.

— Мать всех убедила, что у меня нет возможности принять дар, поэтому я и не рассчитывал жениться на ларди, но многих покорил мой талант. Я все это время считал себя сыном ее второго мужа, пока Лайя не привезла меня в столицу, там я и встретил супруга первой советницы.

— Вы похожи, — киваю я.

Взгляд. Я бы сразу же такой отличил и позаботился бы о защите от ментального воздействия для себя и своей ларди.

— Не приведи солнце, я закончу также!

Отца Дэмиена казнили за измену.

Ирриди хотя бы свободны в своем выборе изначально, а вот талантливые мужчины вынуждены переходить из дома в дом как ценный приз. У меня всегда это вызывало раздражение.

Ловлю на себе взгляд собеседника.

— Именно поэтому я хочу вернуть Эмбер нам, — произносит он.

Она не будет приказывать и использовать.

Усмехаюсь.

— Ты же понимаешь, кто ты, — смотрю перед собой. — Единственный наш шанс — сделать Эмбер как можно сильней. Первой советницей.

Дэмиен откидывается назад. Хмыкает и закрывает лицо ладонями.

— Я так хотел пожить спокойно, — произносит он.

— Может быть, она и наладит нашу жизнь.

Наконец мой собеседник отрывает руки от лица и говорит, глядя в потолок:

— Она достойна этого больше чем те, кого я пока встречал.

Следом Дэмиен бросает пристальный взгляд на меня.

— Я буду за нее бороться, — говорит он.

— Я тоже.

— Последнее, — произносит Дэмиен. — Как давно ты знал про то, кто мой отец?

Смысла врать нет.

— Когда увидел тебя впервые после академии, — это было еще до его женитьбы.

— И не сказал об этом Айрин? — Дэмиен усмехается.

— Зачем мне просто так кому-то портить жизнь?

— А я-то думал, что все ирриди без души. Что вы действуете только…

Усмехаюсь.

— С чего ты взял?

Тут моей ладони касается его рука и я чувствую как Дэмиен крепко сжимает мои пальцы одной ладонью, а другой — плечо. Это жест, которым приветствуют друг друга мужья одной ларди.

— Я тебя принимаю, — говорит на ухо он.

Не думал, что что-то еще будет способно выбить меня из колеи сегодня. Я, человек, которого учили быть одиночкой, доказывали, что мое пребывание на этой планете оправдывает только моя служба, в обмен на которую я получу свободу и спокойную старость, чтобы уйти потом в небытие. Я — тот у кого не может быть семьи.

Сглатываю и понимаю, что у меня вспотели ладони.

Я думал, что научился полностью контролировать свои эмоции.

Первой осечкой была она, когда спасла меня, а потом подарила оружие. Я чувствовал себя также странно. Теперь связь с ней подарила мне семью.

Сказать по правде, это нравится мне куда больше, чем служба у Айрин, хоть она и имела для меня свой смысл.

— Я принимаю тебя, — возвращаю Дэмиену приветствие.

Теперь мы вроде как братья по крови.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Не думал, что такое возможно. Что смогу произнести подобное по своей воле.

Отстраняюсь и бросаю взгляд на водителя. Тот ничего не заметил.

— Надеюсь, у тебя есть план, — усмехается Дэмиен.

— Конечно, — киваю. — И для этого придется задействовать твои таланты. Готов… на предательство?

Он прикрывает глаза.

— Если речь идет о жизни Эмбер, то да.

Глава 25

Дэмиен

Прикрываю веки. Надеюсь, у нас есть план. Затем скашиваю глаза на спутника и хмыкаю. Впрочем, это же сам Ирвин Торн. План у нас должен быть. Надеюсь, не вроде того, который привел лучшего из ирриди к пылающему дому его прошлой госпожи.

Растираю лицо руками.

Признаться честно, все, что меня волнует сейчас это судьба Эмбер. Это единственная женщина, которую я хочу видеть рядом. Потому что знаю, она будет бороться не только за свое счастье, но и за наше общее.

Экипаж останавливается возле высокой башни. Задираю голову и вижу порт воздушных кораблей.

Да, пожалуй, это лучший способ быстро попасть в столицу. Но этот способ путешествовать зарезервирован для богатых и высокородных. Каждого, кто садится в такой экипаж, тщательно проверяют.

— У тебя есть разрешение? — спрашиваю у Ирвина.

Ирриди напряженно смотрит на меня.

— Думаешь, у нас есть время об этом размышлять? — говорит он, распахивая дверь наружу и следом выскакивает на моствую.

Я медлю лишь мгновение. А чего, собственно, я ожидал? Итриган и лучший боец академии. Можно подумать, он будет действовать в рамках легальных вещей.

Но и противники у нас вполне себе достойные. Впрочем, лучше ведь умереть за достойную женщину, чем всю жизнь играть роль куклы в чужих руках.

Я готов. И понимаю, что это совершенно не страшно.

Пар и звуки города оглушают и я на миг теряю ориентацию.

Ирвин вовремя вытаскивает меня на тротуар, подальше от несущегося навстречу экипажа.

— С самоубийством можешь подождать?

Дарьян нир! Так легко забыть, что он по глазам читает!

Ловлю веселый взгляд ирриди.

— Ты мне еще понадобишься, — хлопает по спине и это необычно так.

Я привык к мысли, что все урожденные маги опасные и холодные как куски льда. Но этот мне нравится… как брат.

Передергиваю плечами.

Ирвин прямо на глазах у меня отстегивает свой ритуальный клинок от бедра и рвет перевязь. Зачем интересно он портит амуницию? Я слышал, что она стоит целое состояние.

— На шею повязывай, когда войдем в переулок, — с этими словами ирриди протягивает мне черную полоску ткани и я узнаю ее — такая любую магию изолирует. — Понял меня?

— Не совсем.

Ирвин уже движется к узкому пространству между двумя близко стоящими домами. Хоть поведение ирриди и удивляет, я двигаюсь следом за ним.

В переулке мы оба останавливаемся и Иривин еще раз сует мне черную ленту.

— Потому что ты беглый муж, я тебя выследил и везу к хозяйке.

— Я понял, какое у тебя разрешение на полеты, — усмехаюсь.

Сейчас я очень рискну, доверившись Ирвину, ведь у ирриди будет надо мной полная власть. Он собрался воспользоваться своим правом защищать интересы ларди. Тут уж никакие власти не смеют чинить ему препятствий. Хозяйка потом возместит все потери.

— Ну? — Ирвин хмурит брови.

Моя рука замирает над черной лентой. Во мне борятся два чувства: природная осторожность и ощущение родства. Он муж моей любимой Эмбер и значит не может предать и в то же время Ирвин Торн та еще тварь, известная своей изворотливостью на всю округу.

Наконец мне надоедает этот бесконечный спор аргументов “за” и “против”. Хватаю черную полоску материи и примеряю к шее.

Ирвин вовремя оказывается за спиной не дает застегнуть “ошейник”.

— Ты думал, я оставлю тебя без дара? — доносится сзади, следом я чувствую как удавка натягивается, но изолирующее магию кольцо не замыкается. — Это видимость, Дэм, обманка.

После этого ирриди шагает вперед, к виднеющимся вдалеке воротам воздушного порта.

Потираю шею. Дэм — надо же как фамильярно. Еще немного и мы с ним будем настоящая семья.

Если б я мог подумать, что так когда-нибудь получится.

Сказал бы мне кто, когда я на мирных соседских посиделках этого рыжего проклинал!

Контроль проходим довольно спокойно.

Единственный вопрос заставляет напрячься и он касается визита Эмбер в столицу. С чего, собственно, ей вообще быть там? Но Ирвин врет хорошо, умело, не выдавая себя ни жестом, ни интонацией — еще бы, он мысли умеет читать.

Мне даже становится неловко, когда я понимаю, какая это сила в умелых руках.

Наконец занимаем места на борту дирижабля.

Ирвин раскрывает свежую газету и делает вид, что ему совершенно нет дела до меня — еще бы, он по легенде сопровождающий беглеца и не должен никак своим видом не компроментировать ларди.

— Ты думаешь, что лани Лайя скоро вступит во владение источником? — улучаю момент поговорить, когда мы взлетаем.

Ирвин отвлекается и делает ответный жест одними бровями. Ни слова не произнес, но и так все ясно.

Наконец ирриди кладет себе на колени газету.

— Именно поэтому и закрутилась вся эта кутерьма. Ее матери нужны гарантии того, что дочь… сможет играть в политические игры.

Вздыхаю.

Моя милая наивная Лайя и тебя поглотила эта черная дыра. Я не просто так укатил в глушь с Эмбер, но и там, как оказалось, меня поджидала масса неприятных сюрпризов.

— Ей нужно переизбраться, — добавляет Ирвин. — Единственный способ, которым мы можем этому помешать — получить признание в том, что Эмбер получила яд от Лайи.

Задерживаю дыхание.

Ирвин тем временем равнодушно листает газету.

— Я не просто так говорил про предательство, — в этот миг нас обоих закрывают желтые страницы и я ловлю на себе колкий взгляд ирриди.

“Убью, если соврал”, - читается в нем.

Усмехаюсь.

Если бы я мог врать в таком.

Лайя мне нравилась, правда. Она казалась мне добродушной, потому что была глупа и не понимала интриг матери. Это казалось мне очаровательным — детское буквально видение мира. Но мне было скучно рядом.

Я даже не думал, что такое вот нежное создание может подсыпать моей жене яд.

— Шутишь, — отвечаю Ирвину. — Я не готов войти под кров семьи Э’Линн ни за какие блага.

Никогда не был и никогда не буду готов.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Ирвин едва заметно улыбается.

— Но план все еще непонятен, — перехватываю его руку у локтя. — Ты, как ирриди, должен понимать, какой защитой пользуется каждая из первых ларди и вся ее семья.

— Конечно, Дэм. Поэтому вы встретитесь один на один и ты вытащишь из ее волос то, что мешает ментальному воздействию. Обычно это булавки. А дальше придется ей внушить кое-что, что расстроит планы ее матери.

Прикусываю губу. Не видел себя интриганом ни в одном из самых страшных прогнозов.

Мой отец работал таким вот внушателем в семье первой ларди. Сложно счесть сколько раз он переступал через законы чести и совести. За это советница позволяла ему держать театр, но даже этого оказалось мало чтобы утешиться и забыть о женщине, которую он когда-то любил.

Я согласен нарушить правила, но только ради себя и той, кому я верен. Я готов бороться за свое счастье и в этом я пойду до конца.

— Понял тебя.

Полет заканчивается на закате. Мы усталые и немного пострадавшие после негладкой посадки вываливаемся из дирижабря.

— Надеюсь, больше никогда не сяду в эту посудину, — провожаю таким возгласом серебристые бока.

Ирвин усмехается.

— Какой же ты неженка!

С этими словами мы углубляемся в тесные бедняцкие кварталы столицы, кишащие борделями и ларьками, где торгуют сомнительными товарами.

— Что мы делаем тут? — спустя какое-то время мне надоедает рассматривать узкие окна местных лавочек с довольно провокационными объявлениями, выставленными за стеклами.

Ирвин усмехается.

— Никогда тут не бывал?

Передергиваю плечами.

— Все время забываю, — тянет ирриди, — ты же аристократ. Хотя кое-кому это не мешает.

Кивает в сторону одного из приветливо светящихся домов.

— Шлюхи всех сортов. Включая женщин без дара или лишенных дара. Для тех мужей, которых отлучают от постели жены. Сладкое, запретное удовольствие.

— Не мог бы ты помолчать?

Ирвин улыбается совершенно бессовестной и порочной улыбкой.

— А, забыл! Вас же всех обучают как для гарема, — добавляю я.

— Я заметил, ты тоже понимаешь кое-что в ласках.

Пха! Но я ведь учился сам, а не… в специальном элитном борделе, как это делают ирриди.

Срамота!

Ирвин без стука открывает довольно неприметную дверь, украшенную бусами и моему взгляду предстает комната, набитая всеми видами нарядов. Прижимаю свой чемодан ближе к груди. Разноцветные халаты, шаровары, перевези, трусы, подчеркивающие мужские достоинства. О, святая сила!

Такое носят проституты!

И это никак не приличествует благородному мужчине!

Хозяин за стойкой тоже смотрит на нас непонимающе. Как будто мы не двое мужчин, мужей одной ларди, а, дарьян нир, пара!!! Ну нет, увольте меня!

Чувствую как жар распространяется по щекам, а потом по шее.

— Благородный господин здесь в первый раз? — аккуратно начинает мужик в шароварах.

Ирвин как сытой кот вытягивается и опирается на стойку демонстрируя свои мускулы на руках и… ядовитый клинок на бедре.

— Благородного господина наказала хозяйка, — тянет Ирвин приподнимая брови. — И она хочет видеть его беспомощным. В позе подчинения.

О, увольте меня! Хватило одного раза.

— Он очень чувствительный, — почти шепчет Ирвин продавцу. — Я сам подберу подходящее одеяние.

Одежда для проститута! Даже Эмбер не унижала меня так. За что?!

Ирвин скрывается за рядами ткани, не давая мне задать так необходимого вопроса: “Что тут происходит?!”

К счастью Иривина не приходится ждать долго. Он вскоре появляется с неприлично прозрачными шароварами, размалеванным халатом и горстью украшений. Хотел бы я знать, как наряд наложника поможет нам с ним подобраться к дому Э’Линн?!

Вот как?!

Ирвин расплачивается и мы с ним выходим наружу.

— Ты же помнишь, что Эмбер заложила тебя Э’Вилн? — деловым тоном объявляет ирриди.

Киваю.

— Так вот. Теперь ты продан в бордель, Дэмиен, ради мести глупой госпоже.

— Ч-ч-т-т-о-о-о?

— Погоди кипятиться, — ворох ткани оказывается у меня в руках. — Услышав об этом Лайя Э’Линн примчится тебя спасать, наплевав на охранников матери. Она будет практически одна и мне не придется сражаться с толпой ирриди после неоднократных ранений.

Сглатываю.

— Ради этого мне правда… придется…

— Надеть костюм? Да, если ты об этом. В остальном я выкуплю комнату в борделе. Скажу, что я извращенец, у меня закончился контракт и я прикупил себе раба, чтобы отыгрываться на нем за свои страдания при госпоже.

— Ты меня пугаешь, Ирвин.

Ирриди усмехается.

— Я и не так могу. Словом, я найду способ сделать так, чтобы Лайя узнала, где ты и что с тобой. Остальное на тебе, Дэмиен. Нужно проникнуть ей в мысли и сделать так чтобы она свидетельствовала против себя. У нас будет не так много времени. Как только ирридии Э’Линн почувствуют воздействие, весь бордель будет полон стражи. Итак…

Он делает характерный жест, которым обмениваются мужья.

— Ты готов вытащить Эмбер?

Принимаю рукопожатие и бью Ирвина по плечу.

— Ужасно скучаю по своей жене.

— И я.

Глава 26

Дэмиен

Я чувствую себя идиотом. По крайней мере, в моем мире благородный мужчина избавлен от участи проститута, служителя гарема.

Такие увеселения доступны только богатым ларди и туда часто набирают мужчин из простого сословия. За то чтобы угождать хозяйке положены отличные выплаты, но иногда приходится терпеть знатные унижения: порки, издевательства, нетрадиционный секс.

В бордели сдают совсем опустившихся, тех, кого может использовать любая женщина так, как ей того захочется.

Сейчас я ношу цветастый халат, расшитый так, что рисунок напоминает крылья бабочки за спиной — это знак всех мужчин, проданных в сексуальное рабство.

И меня тошнит.

Все-таки я благородный мужчина.

Но что не сделаешь ради своей ларди!

Я так хочу чтобы Эмбер снова была рядом, что готов опуститься даже до роли проститута. Специальные браслеты на руках и ногах призывно позвякивают. Это значит, что воли у меня отныне нет. Что скажут, то и сделаю.

Дарьян нир! Видела бы меня сейчас мама!

Да я бы… Если бы со мной такое насильно сделали, я бы сам себя убил!

Разворачиваюсь к зеркалу. На мне прозрачные шаровары, не скрывающие очертания бедер и голеней. На причинном месте полоска из блестящей ткани.

Аристократу лучше умереть, чем оказаться в таком положении.

Прикрываю глаза чтобы не видеть как блестят на шее украшения.

Лучше прилечь на кушетку, как советовал Ирвин и расслабиться в самой, кхм, призывной позе. Если бы я не верил второму мужу моей ларди, сиганул бы сейчас из окна, потому что кое-кто может принять меня за настоящего наложника и тогда то, что случится будет похуже, чем ночь запретных удовольствий. Там хотя бы Эмбер контролировала то, что происходило. Отчасти…

Но я правда верю Ирвину.

Прикрываю глаза.

Если этот гад обманул меня, я ему устрою.

Честное слово, я всегда чурался рукоприкладства, но я заставлю ирриди головой нырнуть в ближайший мусорный бак. Эти мысли чуть-чуть отвлекают от моего положения и позы.

И… кажется я слышу шаги.

Ладони сами по себе сжимаются в кулаки. Если этот рыжий соврал мне…

Двери распахиваются и я открываю глаза, стараясь изобразить на лице удивление. Шок. Растерянность.

Презирать себя я буду потом, а сейчас все ради моей ларди.

На пороге Лайя и я чувствую как сердце громко стучит о грудную клетку. Нет, я не рад видеть тебя. Ты потеряла свой ореол невинности, когда схватилась за яд. Ты больше не можешь быть моей подругой после того как попробовала разрушить мое счастье.

Прости.

И прощай.

Прикрываю глаза, стараясь изобразить грусть и боль от того, что она видит меня униженным, оскорбленным, растоптанным.

Внутри пусто и больно. Но не от того, что я мог бы опуститься. Оттого, что люди, которых я считал чистыми и незапятнанными такие же как Айрин, как первая советница. Единственная, с кем я могу связывать свои надежды — Эмбер. Моя девочка. Моя…

Лайя бросается ко мне и падает на колени около кушетки.

— Дэмиен! — сжимает ладонь в своих руках.

Снова закрываю глаза.

Я хороший актер, когда мне этого надо. Весь в отца.

— Дэмиен! Как она могла?!

Как ты могла врать мне, заявляя, что никогда не пойдешь против моей воли и не будешь лезть в мои отношения?

— Уйди, — произношу слабым голосом. — Прошу тебя, уйди.

— Но…

— Я не хочу чтобы ты видела, как я опустился.

Она вдруг встряхивает меня за плечи.

— Я выкупила тебя! Целый сеанс! У очень-очень обозленного соперника.

Не сомневаюсь, что это был Ирвин. Он устроил демонстрацию нужного накала.

Лайя прижимает меня к своей груди.

— Они считают тебя главным лотом на торгах!

Не сомневаюсь, что ирриди тут постарался. Но и в другом он прав. Скоро ищейки Э’Линн обнаружат сбежавшую лани.

Надо торопиться.

— Они не позволят выкупить меня… — произношу, добавив в голос страдания.

Лайя дергает завязки платья.

— Тогда я тут же беру тебя в мужья! — произносит она, спеша оголиться. — Пусть только попробуют противостоять третьей из ларди!

Стоп. А мое согласие?

Хотя наверное в этой ситуации меня бы это не волновало.

Приподнимаюсь на локтях.

— Только не… мсти, пожалуйста, Эмбер.

Лайя впивается в мои губы поцелуем и я отвечаю. Еще чуть-чуть. Еще немного… Завожу руку ей за голову и нежно перебираю волосы пальцами. Она должна быть где-то тут, та самая ментальная защита.

— Я ни за что и никогда не позволю ей встать между нами, — отрываясь шепчет Лайя и я с сожалением подмечаю, что она стала ничуть не лучше матери.

Я не знаю в чем причина. В силах ли, в возрасте. Что делает наших ларди бесчувственными по мере того как сила наполняет их тела?

Почти без эмоций выдергиваю серебристую шпильку из ее прически.

Наши взгляды встречаются и я чувствую как меня переполняет сила.

Вглядываюсь ей в глаза. Если я могу подарить тебе эмоции, настоящие чувства, я сделаю так. Пускай это будет раскаяние, искреннее, пронзающее как игла.

Лайя отрывается от меня. Ее зрачки расширяются.

— Скажи им как все было на самом деле, — говорю шепотом. — Порази совет тем, какая ты.

Она отходит от кушетки и садится на пол. Тем временем Ирвин открывает дверь.

— Дэмиен, пора! — кричит он мне.

Я скидываю ненавистный халат в виде крыльев бабочки и бросаюсь наутек. Настало время спасать мою ларди.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 27

Ирвин

Я понятия не имел, что этот парень сумеет так ловко сигануть в окно. Вообще Дэмиен похож на изнеженную барышню, для которой проблемой может стать то, что она занозила ноготок. Не люблю таких.

На Элирне принято считать, что мужчина может подчиниться любой энергии. Но это не так. Я встречал мужей, которые ненавидели своих жен, встречал и тех, кто держал по ушедшим супругам траур вплоть до самой своей смерти, невзирая на голод по магии.

Словом, все глубоко индивидуально и неженок я не люблю. Этим меня и раздражал Дэмиен.

Но…

Смотрю вниз на осколки стекла и пошатывающуюся внизу фигуру. Надо было ему конечно сказать, как лучше прыгать. Но в физической подготовке, также как и в других вещах важна практика.

А здесь ее нет.

Первый муж моей ларди с отвращением срывает халат.

Похоже, не пострадал. И это хорошо. Парень успел уже несколько раз удивить меня за это путешествие. Для начала тем, что согласился играть роль проститута. Я думал благородное происхождение первым делом встанет Дэмиену поперек горла, ну а потом уж я, как и необходимость сотрудничать.

Что ж.

Выбираюсь на подоконник. Приходится признать, Дэм заслужил мое уважение. А это обычно трудно сделать, когда речь идет об иррриди. Мы постоянно видим как унижаются мужья, борясь за крохи силы, на что они готовы идти, лишь бы припасть к источнику.

Пхе.

Ловлю на себе раздраженный взгляд Дэмина. Мол, чего медлишь, осел?

И понимаю, что меня больше не смущает наше с ним своеобразное родство. Братья по крови это братья по духу, как и мужья одной ларди. Я раньше вообще не верил в эти байки. Но приходится признать, что мы с Дмиеном как будто дополняем друг друга.

Слышу как дверь жалобно скрипит под натиском стражи Э’Линн позади. Мы немного припозднились с отступлением и приготовленный заранее путь для отступления оказался забаррикадирован. Но я не собираюсь сдаваться, иначе кто спасет мою единственную?

Пока я заваливал дверь, Дэмиен выбил окно и сиганул на улицу. Я боялся, что аристократ с непривычки переломает ноги, но, слава силам, цел.

Сгруппировавшись прыгаю вниз и почти бесшумно приземляюсь рядом с ним.

— Если они нас схватят… — в глазах Дэмиена тревога.

— Ага, — подтверждаю, расплетая косу, и выразительно смотрю на оставшиеся на аристократе штаны, — то сделают из тебя то самое. Только для отдельно взятой ларди.

Он передергивает плечами и безразлично выдает.

— Тебе будет еще веселей.

Вряд ли.

Достаю из волос две железные спицы и движением головы указываю на темный переулок, в котором безусловно должен быть вход в подземелья столицы. Надо спешить, пока преследователи еще не догадались, что я действующий ирриди, а не отправившийся в отставку. Потому что как только наши контракты заканчиваются, совет запечатывает силы.

В таком случае, я не смог бы пройти подземельями под страхом смерти.

— Я всегда думал, зачем вы заплетаете такие странные косы, — произносит Дэмиен, отправляясь следом за мной.

Оглядываюсь через плечо. Я уже успел заметить помеченную тайным знаком дверь — мы идем в верном направлении.

— Чтобы прятать в них разный полезный инвентарь, — отвечаю нехотя, присматриваясь к замку. — Разумеется, с разрешения хозяйки.

— Отравленные иглы тоже там? — не умолкает Дэмиен.

— Когда как.

Выкованные особым способом железные спицы работают как проводники моей энергии. В подземельях столицы скрыты десятки источников магии, которые невероятным образом взаимодействуют друг с другом. Они-то и питают заседающий в городе Высокий Совет.

Они же позволили создать сеть подземелий, использующуюся для быстрого перемещения по городу ларди и ее приближенными. Хотел бы я знать, как часто и кто наведывается в квартал борделей. Впрочем, эти мысли отвлекают от главного.

Мы с Дэмиеном порядком рискуем. Если на Эмбер уже наложили арест, то мое имя вычеркнуто из контракта и я не имею права пользоваться премуществами ирриди и, следовательно, быстрыми перемещениями.

— Я не собираюсь сдаваться, — с этими словами оглядываюсь на Дэмиена.

Все-таки я обязан предупредить, что нас разнесет на клочки, в том случае, если мы опоздали и Эмбер уже в тюрьме.

Он кладет мне руку на плечо, мужественно глядя вперед.

— И я.

Конечно с своих полупрозрачных штанах он выглядит забавно. Но мне нравится его желание идти до конца, прямо будит во мне ответный импульс подставить плечо.

Ну ладно. Погнали.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 28

Эмбер

Разговор с женщинами Э’Линн вышел крайне неприятным. Признаться, от похитителей я другого и не ожидала.

После мы, слава богу, больше не встречались. Скорее всего Лайя высказала все, что могла и все, что нужно уже выслушала от матери. Ненавижу эту дуру!

Заняться мне больше нечем.

Э’Линн заселили меня на чердак, где есть небольшое окошко под потолком, откуда можно изредка смотреть на улицу.

Все, что я узнала — у них как в средневековом замке есть часовые на стенах. Забавно.

Меня стерегли женщины-маги и все это время я задавалась вопросом — похищать людей в этом мире нормально? Нет, ну должны же существовать какие-то нормы права. Даже в темные века нельзя нельзя было взять и похитить местного лэндлорда без того чтобы кто-нибудь не впал в прострацию. Ну хотя бы его непосредственный начальник и крестьяне.

А что же я?

К счастью, вскоре удалось пролить свет на ситуацию.

Помог в этом парень, что шлялся под моей стеной на небольшом балконе, отстоящем метра на два вниз. Поэтому-то я и решила, что это часовой. Он проходил мимо моего окна все чаще и чаще, когда я торчала там, пытаясь надышаться относительно свежим воздухом. Тут, как и в моей родной столице, атмосфера была перенасыщена черт знает чем, но только не природной чистотой.

Мне пару раз дали понять, что высовываться не стоит.

Но потом парень стал зависать все чаще и чаще. Ну а я успела приметить, что фигура у него ничего: крепко сложенный, мускулистый. На таких, по крайней мере, смотреть приятно.

Наконец, во время очередного обхода он просто застыл.

Я подперла щечку ладошкой, как сделала бы легкомысленная Эмбер и буркнула:

— Знамение увидел?

— Ваша энергия, ларди… — прохрипел тот. — Не дает мне покоя.

Я уже думала нырнуть обратно, потому что слушать сумасшедших в моей безумной ситуации в планы не входило. Два прошедших дня и две ночи я пыталась придумать как мне быть. В голове было пусто.

Оставалась небольшая надежда на мужей. Но в том-то и дело, что небольшая. В этом мире Дэмиен в своем статусе умалишенного вообще никто, а Ирвин, эх, я поняла, он та еще штучка и велик шанс, что как только мы расстанемся пойдет своим путем.

Встретимся ли мы снова?

Сердце неприятно щемит при таких размышлениях. Мужчины мне понравились, мы были близки и эта близость принесла мне особенное наслаждение, но видимо, душа у меня какая-то не такая.

В любом случае я желала мужьям не попасться еще более непутевым женщинам, чем была Эмбер. А я… Справлюсь как-нибудь сама. Я привыкла.

И тут парень-часовой меня огорошил:

— Если выдадите меня другим охранникам, это конец.

Я приподняла бровку и сделала широкий жест.

— Да мне как-то… — а мне начинало нравиться быть Эмбер, женщиной, которая привыкла получать удовольствие от жизни и не думать вообще ни о чем. — Понимаешь, умирать вдвоем примерно то же самое, что в компании. Мне это не особо интересно.

— Тогда дайте на вас еще посмотреть!

Удивленно уставилась вниз.

— Понимаешь, мне довольно сложно тут торчать.

Пришлось подставить под ноги единственную тумбочку, а то ли пол тут неровный, то ли ножки у мебели кривые. Эта дрянь все время балансировала и грозила свалиться.

— Тогда я сразу признаюсь! — выдал часовой. — Возьмите меня в гарем! Я чувствую непреодолимую тягу к вашей силе!

— Пха! — на этих словах обрушилась моя тумбочка.

— Кха-кха! — откашливалась я, лежа на полу.

— Ларди! Ларди! — приглушенно неслось из-за каменной кладки.

А я думала, что не так уж и печальная моя личная участь. Все-таки мир матриахата, в котором каждый мужчина жаждет найти свой источник и до смерти служить ему.

Меня захлестнул беспричинный смех. Надо же было узнать такое как раз тогда, когда на я наворотила дел и, кажется, подписала себе что-то вроде смертного приговора. Насколько я поняла, меня лишат сил, а потом укокошит Лайя Э’Линн и даже со старой каргой Айрин Э’Вилн разбираться не придется.

Вэйн, так звали часового-охранника, появился внизу, когда я снова осмелилась забраться на тумбочку. Произошло это не сразу. Честно говоря, разговор с ним немного напугал. Не каждый встречный предлагает тебе руку и сердце, а также теплую постель, будучи при этом охранником пары мерзких теток, поклявшихся сжить тебя со свету.

Все это попахивало провокацией.

— Ты вообще знаешь, что у меня завтра суд? — решила предотвратить все признания Вэйна.

Это было нужно хотя бы потому, что если он серьезно для него самого все это гигантская проблема.

— Где меня лишат сил и всякое такое, — я по-прежнему подпирала руку ладонью, глядя в черные очки парня.

Наверняка это что-то, что защищает его от воздействия моих чар.

— Меня это не волнует, — парень снял защиту и я разглядела красивые карие глаза.

Он смотрел на меня с обожанием. Даже если это и была игра, я подумала, что все это приятно. Перед смертью точно.

— Найти женщину, к которой искренне тянет, это редкая удача, ларди. Мне все равно, что вы натворили. Я готов служить вам.

Кажется я поняла, что Дэмиен делал рядом с Эмбер: непреодолимое влечение. Только сделало ли оно счастливыми хоть одного из них? Вот я мечтаю чтобы меня кто-то искренне любил, не только хотел. Впрочем, сейчас было явно не время задаваться риторическими вопросами.

— Тогда нам нужно что-то делать, — я обхватила прутья решетки пальцами, не очень надеясь на положительный ответ.

Этот парень всего лишь охранник. Неужели он сможет обмануть целую службу безопасности? В том, что у третьей советницы с этим все в порядке, я и не сомневалась.

Однако прямо посреди ночи дверь в мою комнату распахнулась.

— Нам надо бежать, ларди! — на пороге моей камеры стоял тот самый высокий широкоплечий кареглазый часовой.

Вместо того чтобы броситься к нему, я натянула одеяло до подбородка. Не знаю, кто среагировал бы иначе, когда его вырывают из сладкого сна, в котором я видела двоих своих мужей, прислуживающих мне где-то в подобии рая. Рядом плескалось море, шумели пальмы и все мы были без одежды.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Кхм…

Подтянула одеяло ближе к пылающим щекам.

— У нас всего пара мгновений, ларди! — произнес Вэйн и я подумала, что не очень сейчас рада его компании.

Может, желание у местных женщин просыпается после консуммации или как там ее?

Ну а потом до меня дошел смысл его слов.

Парень только что взломал дверь и обезвредил пару элитных воительниц. Если я не хочу чтобы ему прилетело, надо двигать булками.

Выскакиваю из постели и бросаюсь следом за провожатым. Вейн набрасывает мне темный плащ на плечи.

— Спасибо, — все, что успеваю сказать ему.

Обмениваемся короткими взглядами. Кажется он хочет что-то сказать, но растягивает ворот и молчит.

— Идем! — касается моей руки нежно, с какой-то очень трогательной аккуратностью и я вздрагиваю от этого.

Вейн похож на влюбленного школьника. Ко мне никогда еще так не относились.

Потом мы сворачиваем в пролет, в конце которого виднеется лестница.

— Я не позволю вашему источнику попасть в городские подземелья. Он слишком… прекрасен, — снова бросает взгляд в мою сторону.

— Что? — убираю с лица растрепанные волосы.

— А как вы думаете за счет чего с каждым годом крепнет совет? Они собирают здесь силы тех ларди, которые чем-то не угодили ему. Поэтому хозяйка решила судить вас в обход традиций.

— К-х-х… — в обход традиций?

Очень интересно.

— Она правит дольше положенного, не решаясь передать власть дочери.

И я могу понять, почему.

— Но пока она приносит новые силы Совету, все закрывают на это глаза…

Я понимаю, что от спуска по винтовой лестнице у меня закружилась голова. Вейн крепче сжимает мою руку.

— Что бы с нами ни случилось, я тебя не отпущу. Твоя сила чистая, настоящая…

Его слова оказываются пророческими. Стоит только спуститься донизу, как нам преграждают путь двое мужчин в черном. Ирриди — уж теперь-то я не ошибусь никогда.

— У меня есть план, ларди! — закрывает меня спиной Вейн.

Но этот самый план не срабатывает потому что внизу что-то взрывается. Ударная волна сбивает меня с ног и следом холл заволакивает дымом. Мой мозг отказывается обрабатывать эту информацию. Мир подергивается темнотой.

Прихожу я в себя уже опираясь на Дэмиена и в первый миг мне кажется, что это галлюцинации. Я лежу у мужа на руках, нежно обнимая его за шею.

Над нами темный, явно выточенный в камне свод.

— Я тебе говорил, что ее может задеть! — шепчет Дэмиен, бросая гневный взгляд куда-то вправо.

Я поворачиваю голову и различаю Ирвина, который что-то делает у двери.

— Главное она с нами, — на мгновение ирриди оборачивается. — Помолчи, Дэм, ты мешаешь мне сосредотачиваться. Процесс, как ты помнишь, непростой.

Дэмиен вздыхает, обратив взгляд к потолку. Потом нежно смотрит на меня и я чувствую как на моем лице расплывается глупая улыбка. Неужели это правда? Они пришли за мной?

А потом я неожиданно вспоминаю про часового, который вывел меня из комнаты.

— А Вейн? Парень, который… Который меня спас?

Ирвин в этот момент оборачивается и распахивает дверь.

— Никакого Вейна! — приказывает ирриди. — По крайней мере сейчас.

И я почему-то слушаюсь его уверенного голоса. Мне кажется, мои мужчины знают, что делают. Они меня спасут.

Глава 29

Эмбер

— Что еще за Вейн? — хмурит брови Дэмиен.

— Кем бы он ни был, — отзывается Ирвин. — Я не допущу какого-то харкла к своей ларди!

— Что такое харкл? — перевожу взгляд на Дэмиена.

Художник закатывает глаза.

— Это слово лучше не использовать в приличном обществе.

Постойте, это, что, ревность была?

И тут до меня доходит вся суть ситуации.

Они только что проникли в дом третьей советницы и устроили там взрыв. Такое точно не может просто так сойти с рук.

— Зачем? — произношу я.

— Зачем использовать слово харкл? — приподнимает брови Дэмиен. — Ну, знаешь ли, это значит…

— Нет, — прерываю я. — Зачем было так рисковать? Собой… — сбивчиво добавляю, видя непонимание в глазах мужа.

— Ты о чем, Эмбер?

Подцепляю темный ободок на его шее и тот почти сразу же остается у меня в руке. Дэмиен прикусывает губы и делает это так сексуально, что я невольно тянусь к нему.

Он ничего не говорит и совершенно неожиданно отвечает на мой порыв. И это прекрасно — понимать, что нас двоих связывают если не взаимные чувства, то хотя бы желания.

Тем временем до меня доносится голос Ирвина:

— Я открыл.

Отрываюсь и вопросительно смотрю на него.

— Ларди, — заявляет рыжий. — Мы пройдем в помещение под театром.

Ирвин смотрит на меня горящими глазами и я чувствую как по коже от этого пробегают мурашки.

— Я же обещал вам…

Чего сейчас только не крутится в моей голове. Не помню, что именно он обещал. Хотя стоп! Мозг деловой женщины тут же начинает накидывать варианты. “Сделать первой и сильнейшей из ларди!” — всплывает как красная табличка наконец.

Отличненько.

В тот самый момент, когда мне наконец-то показалось, что у меня есть шанс на личное счастье мы, что, пойдем завоевывать совет и кто-нибудь поляжет? Ну уж нет!

— Что решу ваши проблемы, — Ирвин дергает дверь на себя и я завороженно гляжу на потоки живого света, пульсирующего в открывшемся взгляду пространстве. Вот это да!

— Долг для меня всегда был и будет на первом месте, — зачем-то прибавляет рыжий, глядя в мою сторону. — В отличие от Дэмиена.

А! Поняла. Очередной подкол врагу.

После этих слов брюнет неожиданно ставит меня на пол.

— Он прав, ларди, — произносит Дэмиен.

Интересно, что я только что услышала? Они помирились?

— Нам надо опередить вестников Э’Линн. Сейчас жизненно важно до них оказаться в театре.

Это прозвучало как “целоваться будем потом”.

Глаза Ирвина при этом вспыхивают.

— Ты выдержишь, Эмбер? — как-то очень серьезно спрашивает рыжий. — Если нет, то у меня есть запасной план. Мы можем переместиться в порт и оттуда отправиться на пограничные острова. Там обитат контрабандисты, пираты и власть Совета слаба.

Пошатываюсь, но Дэмиен вовремя подставляет мне плечо.

— Зачем?

— Чтобы до нас не добралась погоня, — поясняет художник на ушко.

— И вы… — обвожу мужей взглядом. — Поедете туда ради меня?

Чувствую, что высоко приподняла брови.

— А как иначе? — улыбаясь, прикрывает веки Дэмиен.

Ирвин кивает.

Тогда я выдыхаю. Не хочу портить им жизнь просто из-за того, что у меня ноги подкашиваются. Если речь о благополучии моей семьи, то я готова внести свою лепту.

— Ирвин, я тебе доверяю, — произношу неожиданно для себя.

— Я рад этому, — отвечает ирриди, словно специально давая понять, что раньше знал о том, что я испытываю некоторые сомнения насчет него.

Мы перешагиваем за светящийся порог и меня подхватывает неведомая сила. Наверное это и есть источники, скрытые под столицей. И теперь я знаю, что они появились тут не сами по себе, а потому что Совет принес в жертву собственному могуществу множество ларди.

Может поэтому они все тут такие сумасшедшие?

Мы оказываемся в новом подземелье. Где-то капает вода. Дэмиен выпускает мою руку и бросается к сваленным в углу тюкам.

— Как хорошо, что у меня еще остались друзья тут, — произносит он.

— Я надеюсь, там не реквизит, — хмыкает Ирвин.

Но художник тут же извлекает на свет приличную одежду.

— Это тебе, ларди! — с этими словами он протягивает атласное платье.

И я только обращаю внимание на то, что Дэмиен одет в забавные полупрозрачные шаровары.

Вопросительно смотрю на мужа, но тот не отвечает, срывая причудливую одежду. Я только сглатываю слюну, рассматривая его пикантное белье. В моем мире это называлось стрингами. Хотя не знаю, существует ли мужской вариант этих женских трусов. Мне извращенцы конечно попадались, но не такого рода.

Вскоре мы трое готовы выступать.

— Мне нужно знать что-то особенное? — спрашиваю Ирвина по дороге.

Ирриди бросает в мою сторону короткий взгляд и затем отрицательно поводит головой.

— Я все сделаю сам.

Ну вот. Теперь, получается, я полностью вверила себя в его руки. Впрочем, Дэмиен выглядит совершенно спокойным, а ведь именно он в самом начале советовал мне держаться подальше.

Когда мы выходим в холл, Дэмиен протягивает мне бархатную маску, почти такую же, как на мне была…

Нет, лучше об этом не вспоминать.

Мимо нас скользят разодетые служители театра. Где-то рядом играет приятная музыка — судя по всему представление в самом разгаре. Здание блестит роскошью и сияет всеми оттенками магических свечений — сразу становится понятно, что под столицей скрыт не один источник.

Мы беспрепятственно поднимаемся на третий этаж и проходим к разукрашенной ложе, около которой выставлена охрана.

Дэмиен без приветствия дергает дверь на себя, а Ирвин вырубает ближайшего человека в парадном мундире.

Я замираю на пороге, вглядываясь в темное пространство. Там, впереди ярко светится сцена на которой выступает какой-то парень, одетый в одни шелковые штаны.

Присутствующие оборачиваются.

Последнее, что я успеваю услышать:

— Ваш муж был лучше этого недопевца, ларди.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Передо мной явно не самая простая женщина. Наконец я могу разглядеть ее лицо — не самое молодое, но и еще не старое.

Она высоко вздергивает брови и я слышу грохот. Это Ирвин вырубил еще одного охранника.

— Мы здесь чтобы просить защиты, первая советница, — говорит, падая на колени Дэмиен. — Мою жену пытались убить.

Я оглядываюсь, теряя дар речи. Не самое, так сказать, мирное вышло у нас появление.

Лицо советницы тут же разглаживается, она делает размеренный плавный жест, а затем задерживает внимание на Ирвине.

— Я слушаю… — пауза очевидно нужна чтобы я представилась.

Опыт переговоров, к счастью оказывается хоть немного полезен в новой ипостаси — я понимаю, для чего нужны паузы.

— Эмбер Э’Тарн.

— Хороший выбор, Эмбер, — советница обмахивается веером и даже сейчас, в полутьме, я вижу как блестят ее глаза, устремленные на Ирвина. — Ирриди Торн. Отличная подготовка, сила и грация. Только я бы поостереглась доверять ему клинок.

— У нас не было выбора, — снова заявляет Дэмиен. — Нужно было добраться в целости и сохранности.

— Тогда понимаю, — скалит зубки та, кто как я поняла считается правительницей Элирны.

— Садись малышка, — она указывает мне веером на место подле себя. — И ничего не бойся. Я дам тебе защиту, если пойму, что обязана. А если нет, ответишь мне сполна за такое появление и даже красивые глазки сына моего в прошлом обожаемого мужа не спасут.

Глава 30

Эмбер

— Кто это, девочка? — говорит советница. — Кто тебе угрожал?

Мне тут же вспоминается требование третьей советницы поклониться и я изображаю что-то среднее между кивком и книксеном.

— Простите, ларди все еще очень напугала, — приходит на помощь Дэмиен.

С этикетом, похоже, ничего путного не вышло.

Распрямляюсь и заявляю уже без всяких попыток соблюдать едва знакомые мне правила:

— Лайя Э'Линн, дочь советницы. Поводом, — вздыхаю, — стал Дэмиен, мой муж. Она осмелилась подсыпать мне яд, после чего я… почти потеряла память. К сожалению, события складываются так, что я боюсь нового нападения.

Тогда первая советница поднимается со своего места. Я невольно подмечаю как блестят на её шее заряженные магией украшения. Как падает вниз тяжелый золотой наряд. Она красива.

Идеальная, словно выполненная из камня фигура.

От Дэмиена же приходилось слышать, что силами, которые дарованы советницам, те могут распоряжаться по своему выбору.

Похоже на то, что Э'Линн пустила все на физическую подготовку, а вот эта дама — на внешнюю красоту.

Даже не знаю, хотела бы я обрести нечто подобное. Возможно. По крайней мере, выглядит заманчиво.

Первая советница оборачивается к залу и взмахивает руками.

Тут же музыка прерывается, а свет в зале становится ярче. Разодетые гости оборачиваются к ложе. Кое-кто задирает голову, кто-то привстает.

— Пожалуйста, антракт! — распоряжается советница.

Её голос громко звучит в наступившей тишине.

Гости вновь оборачиваются к сцене, над которой спешно опускают занавес.

— Все равно пьеса была так себе, — обмахивается веером правительница и вскоре переводит взгляд на меня. — Ты же не случайно прибегла к такой наглости? — улыбается советница. — Лайя с матерью в зале.

— По этой причине мы требуем мгновенного суда! — говорит ирриди.

Я оборачиваюсь к Ирвину и вижу как он вынимает свой клинок.

— По древнему обычаю пускай каждая женщина скажет правду и их рассудит сильнейшая из вас.

Первая советница вздыхает, потом прикрывает ладошкой рот и едва заметно улыбается.

— Ах, так? Я бы подумала, что это хитрые интриги против наследницы Э'Линн, которая вскоре вступит в свое право, если бы мне не доносили о странностях, происходящих в ваших местах. Сначала род Э'Вилн подвергся череде странных нападений, потом дом Э'Тарн. Странно.

Советница наклоняется к помощнице и произносит на полтона тише.

— Пускай ко мне приведут Лайю Э'Линн и не смей пускать сюда её мать.

Я застываю посреди ложи. Интересно, что дальше?

А если Лайя не захочет говорить о яде? Это же логично!

Замечаю как двое моих мужчин переглядываются. Их лица напряжены. Прекрасно их понимаю, скорей всего ритуальный суд решит, что мы клеветали, нам всем отрежут языки или что-то в этом духе. Учитывая нравы Элирны, я бы не ожидала пощады.

Наконец в ложу заходит перепуганная Лайя и опускается на колени перед главой совета.

Угу, я поняла почему меня выгораживал Дэмиен — иначе кланяться надо было.

— Да, сильнейшая, — произносит она, не поднимая головы.

Первая советница проигрывает клинком, который передал ей Ирвин.

— От ларди Э'Тарн на тебя поступила жалоба. Это насчёт яда. Говори!

Неожиданно Лайя начинает выкладывать весь план отравления от начала до конца, просто закапывая себя в землю этим признанием.

Я уже не знаю как на это реагировать, пока бледная Лайя не оборачивается к Дэмиену и не произносит со слезами на глазах:

— Теперь ты сможешь меня полюбить?

В полной тишине тот гулко сглатывает.

Дочь советницы в себе вообще?

— Ларди Э'Тарн, ты можешь просить любого удовлетворения, — первая советница поднимается со своего места и протягивает моему ирриди клинок. — Ты в своём праве мести в том числе и за ее требование любви от чужого мужа.

Теперь уже сглатывать приходится мне.

Сказать по правде, я не кровожадная.

Тот жест, с которым ирриди, приняв клинок, заносит его над шеей Лайи, заставляет меня вздрогнуть. Представить себе не могу, что сейчас может пролиться кровь. Из-за меня!

Пускай эта белокурая дурочка пыталась сжить со свету Эмбер, вампирша-алкоголичка и правда заслуживала хорошего тумака.

Сейчас я совершенно точно понимаю, что не хочу разгребать конфликты прошлой обладательницы тела. Не хочу делать Ирвина убийцей. Он же всего лишь секретарь!

В двери тут же раздается стук, создав так необходимую мне паузу.

— Лайя! Ты там, Лайя?! — узнаю этот противный голос.

Третья советница.

— Линда, — глава совета делает знак своим людям открыть двери. — Твоя дочь только что наговорила себе на смертную казнь.

Да, бледное лицо Линды вполне может служить компенсацией за моё похищение.

— Тила, — шепчет та. — Ты не…

— Приговор зафиксирован, — из тени неожиданно выступает мужчина от вида которого у меня перехватывает дыхание.

Или от его ауры?

Блондин, лицо молодое, волевое, суровое, но вместе с этим привлекательное. На одном глазу повязка. Крепкая фигура, размах плеч уже выдают в нем ирриди. Чёрный костюм, украшенный необычным количеством вышивки я подмечаю в последнюю очередь.

"Кто это?" — обращаюсь с немым вопросом к Ирвину, потому что мое сердце не перестаёт колотиться — рыжий ведь мысли читает, но вместо этого отмечаю полный напряжения взгляд.

Похоже Ирвин Торн и этот парень уж точно не друзья.

Первая советница качает головой.

— Уже ничего нельзя сделать, раз так сказал глава вольных магов.

То есть…

Оборачиваюсь обратно к блондину. Это главный ирриди?

— Дэйн? — произносит третья советница.

Серебристая вспышка пробегает по волосам вольного мага, сталью блестит зрачок.

— Решение принято.

— Дэйн Эрхарт, глава ордена, отвечает за исполнение наказаний, определенных советом, — неожиданно выполняет мою просьбу Ирвин.

Невольно отступаю на шаг, но сердце все ещё колотится в груди как плашка. Вспоминается моя первая встреча с Ирвином.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Только не это!

Только бы никто не заметил!

И все как назло смотрят на меня.

"Сучка" — одними губами шепчет Линда: "И твои сученыши, вы поплатитесь".

В общем, ругательство звучало иначе, но суть я поняла.

— Я… хочу в оплату домик на берегу моря или океана! — выдаю я, неожиданно вспомнив про мечту Ирвина.

— Ларди Тила! — снова падает на колени перед первой советницей Дэмиен. — После отравления Эмбер сама не своя, но она мне так дорога! Прошу вас просто её защитить!

Тила поигрывает веером.

— Ритуал устроен так, что меру возмездия определяет пострадавшая сторона, — после этого первая советница падает в собственное кресло, как будто утратив ко всему происходящему интерес. — Будь она даже безумна. Дэйн не даст соврать.

Блондин кивает.

При взгляде на него у меня на сей раз начинают гореть щеки.

Надо быстрее все это заканчивать!

Думай, Наташа!

— Я хочу приличное денежное возмещение за вред здоровью, а также едемесячное содержание, — начинаю я. — Оно пойдёт на восстановление моей… памяти. Домик на берегу моря, как я уже и сказала. И надёжную гарантию того, что Лайя больше не приблизится к моему дому. Давайте отправим её в экспедицию на далёкие острова!

Тила заслоняется веером и разражается хохотом, при этом слегка подергивая изящной ножкой.

— Эмбер, я и не сомневалась, что ты когда-нибудь сойдешь с ума! Повезло, что есть кому о тебе позаботиться!

Наконец Тила хлопает в ладоши.

— Да будет так! Дэйн?

На этих словах главный ирриди поворачивается к первой советнице.

— Да, ларди Э'Тинн?

— Исполняй!

Нет! — готово вырваться у меня. Только не бок о бок с этим.

Как только Дэйн приближается, меня пронизывает электрическая волна и я тут же ловлю напряжённые взгляды, которыми обмениваются мои мужчины.

Дэмиен оказывается достаточно близко для того чтобы я могла расслышать сказанные шёпотом слова:

— Твой названный брат?

Глава 31

Эмбер

Вопреки моим ожиданиям Дэйн подцепляет Лайю и практически выволакивает её за шкирку из ложи.

— Ну а теперь можно продолжать представление! — объявляет залу Тила.

После этого она всего лишь раз оборачивается ко мне:

— Свои деньги получишь векселем. В банке. Дэйн за всем проследит.

Это звучит как предложение убраться.

Мы с мужьями спешим покинуть ложу. Оцепенение, нахлынувшее на меня при виде Дэйна, отступает и я, потирая плечи, снова обретаю разум.

Ну конечно главный ирриди не будет заниматься делами какой-то психически неуравновешенной ларди. Для этого у него наверняка есть целый штат помощников и секретарей.

Хмыкаю.

Эти женщины называют секретарями эдакий отряд Джеймсов Бондов, прямо-таки тайных агентов. Я бы поостереглась иметь такую армию под рукой, не имея железных гарантий верности.

— Как ты? — Дэмиен растирает мои плечи, а я размышляю, стоит ли мужьям знать про вспышку-притяжение-магию к главному исполнителю наказаний и вскоре прихожу к однозначному: "Нет".

Зато кое-что стоит знать мне.

— Это был твой названный брат? — смотрю в глаза Ирвину.

Его лицо на миг становится удивленным, затем непроницаемой маской.

— Нет, — короткий ответ, который все мне сказал.

Кем бы для Ирвина Дэйн ни был, теперь он пропал, исчез, растворился и больше не брат по крови или оружию — этой тонкости я не уловила.

Интересно, почему это случилось?

Значит, и мне стоит забыть. Право, ни к чему, если я окажусь в поле зрения главного государственного полицейского.

— Вы устали? — обращаюсь к мужьям.

Те переглядываются.

Ирвин крепит к бедру клинок и тихо поясняет, не отрываясь от дела:

— Здесь принято заботиться о женщинах.

— А я за равноправие.

Слышу как хмыкает Дэмиен.

— Не зря я тебя выбрал, — брюнет чмокает меня в висок.

Тогда Ирвин расправляет плечи.

— Нам не помешает передохнуть. Дэмиен чуть ноги себе не переломал, когда удирал от стражи.

Лицо ирриди наконец становится приветливым, видно, что Ирвина отпустили старые переживания. Мне импонирует его умение думать только о том, что важно сейчас.

— Тогда скажите, где мы можем это сделать?

Мужья выводят меня под руки из театра.

Ирвин говорит, что теперь-то может позволить себе потратить остатки сбережений. Оказывается он все это время распоряжался моими накоплениями как секретарь, что, в общем-то, логично. От ларди Э'Вилн рыжий ушёл ни с чем, разве что прибавив пару шрамов.

— Вы уверены, что третья советница не станет меня преследовать? — спрашиваю, когда мы садимся в автомобиль.

Ирвин отрицательно качает головой.

— Теперь она будет занята Лайей.

— Лайя — наследница, — добавляет Дэмиен, глядя из окна. — Она будущее для Линды.

— Я что-то не очень понимаю.

— Линда — старейшая из советниц, ещё немного и сила источника выжжет её дотла. Видела её лицо?

Пожимаю плечами.

— Айрин Э'Вилн выглядит хуже.

— Это все потому, что Айрин не может родить наследницу и вынуждена в одиночку питаться силой Э'Вилн, иначе она перестала бы разрушаться.

Я смотрю вперед.

А сколько мне тогда осталось?

Значит, я должна родить дочь чтобы… дальше жить?

— Именно поэтому Айрин претендовала на магию Э'Тарн, — говорит Ирвин. — Поговаривают, она восстанавливает.

— Только всех по-разному, — с этими словами Дэмиен утыкается носом мне в волосы и этот простой, но такой интимный жест неожиданно распаляет во мне желание.

Не знаю, в чем дело. Возможно, меня взбудоражила встреча с Дэйном. В то же время я действительно соскучилась по мужьям и я им очень благодарна. А еще мне очень нравится получать ответ на свои порывы.

Наш поцелуй с Дэмиеном выходит долгим, глубоким и ужасно страстным, отчего внизу живота тут же начинает простреливать.

Ирвин сразу же угадывает мои желания и запускает одну руку мне под юбку, а другую — в вырез декольте и я подаюсь ему навстречу, чувствуя все возрастающее желание.

Я никогда раньше не была такой распущенной и свободной в своих желаниях, как сейчас.

Всегда что-то сковывало, останавливало. Запрещало.

Я стеснялась своего тела, фигуры.

Но хрупкая оболочка Эмбер идеальна. На моих мужей тоже можно любоваться.

Мне кажется, это должно выглядеть красиво когда мы занимаемся сексом.

И тут я могу ни в чем себе не отказывать.

Едва удается дотерпеть до фойе гостиницы среднего класса. Как объяснил Дэмиен, ларди просто неприлично селиться в заведении хуже этого.

На улице дождь, здесь сухо и тепло, уютно, красиво. Мы разгоряченные жмемся друг к другу.

Моих сил едва хватает на то, чтобы подписать бумаги — согласие на заселение.

Потом мужья утягивают меня в лифт — изящный, с резными панелями на стенах.

Но я уже всего этого не вижу. Мужчины прижимают меня к стене, аккуратно и нежно освобождая от одежды.

Ирвин заносит меня, полуголую в небольшой уютный номер с просторной кроватью. Дождь приятно стучит по крыше, а мы отдаётся ласкам.

В этот раз я предпочитаю не спешить и мужчины считывают мои желания.

Как я успела понять, они ощущают что-то вроде пустоты когда меня нет рядом и желание насытиться, когда мы наконец соединяемся.

Поцелуи Ирвина сильные, жгучие, жадные.

Дэмиена — нежные и искусные.

Рядом с ними так потрясающе хорошо. Так жарко и страстно.

Мои мужчины как будто дополняют друг друга, вытворяя с моим телом то, что я даже могла бы назвать искусством.

Я знаю, что Ирвин, например, обучен специальным ласкам. Его тренировали быть жиголо.

Но сейчас Ирвин как открытое пламя. Когда он берет меня, я чувствую силу, то что он делает практически грубо, но при этом очень страстно. Понимаю, он не из тех, кто привык принадлежать. Но теперь он тоже испытывает жажду и желание быть рядом со мной. С единственной.

А я ощущаю все сильнее накатывающее возбуждение от его первобытной ярости.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Он хочет взять и присвоить.

Я — отдаться.

В нашем сплетении тел есть чарующая магия.

Дэмиен ласкает мою грудь, положив мою голову себе на колени.

Поначалу мне кажется странным то, что он как будто сыт моим наслаждением. Мужу доставляет удовольствие видеть то, как я плавлюсь под его прикосновениями и все с большим желанием отдаюсь Ирвину.

Наконец я чувствую подкатывающую волну оргазма.

Дэмиен выпускает меня, давая почти полностью слиться с Ирвином.

Сажусь ирриди на колени и прижимаюсь к его разгоряченному торсу, по которому катятся капли пота. Ставшие очень чувствительными соски трутся о мощную грудь.

Несколько быстрых движений и я опадаю, чувствуя себя обессиленной. Утыкаюсь носом в шею Ирвина, вдыхая его кружащий голову аромат.

Перед глазами сияет его брачная метка.

Жадно целую его кожу в этом месте.

Мой.

Только мой.

Он гладит меня по спине, как будто помогая прийти в себя.

— Ты великолепна, — шепчет на ухо.

Поначалу это признание кажется неискренним.

У Ирвина наверняка была куча женщин. На ком-то же ирриди учился угождать.

— Это другое, — произносит рыжий, глядя мне в глаза.

Сейчас я вижу плюсы в том, что мой муж-секретарь читает по глазам.

— Принадлежать не только телом…

Он не договаривает.

Рядом со мной опускается Дэмиен и протягивает кружку с водой.

Как вовремя! Я просто сгораю от жажды.

Ирвин аккуратно выпускает мои бедра и выходит из меня.

Дэмиен помогает мне напиться в то время как Ирвин сзади делает массаж. Так нежно. Трепетно. Красиво.

И я совсем не стесняюсь нашего безумия на троих.

Напоив меня, Дэмиен пропадает к моим губам как к источнику. В каком-то смысле так и есть. Я для него источник силы.

И если поначалу мне кажется, что после сокрушительного оргазма, который я пережила с Ирвином уже ничего не нужно, потихоньку во мне снова начинает просыпаться страсть.

Я хочу отдаться мужу, поделиться с ним силами. Собой.

Дэмиен ласкает меня медленно, но при этом искусно. Его прикосновения как касания бабочки, ветерка. Лёгкие и нежные.

Не замечаю как он укладывает меня на спину и раздвигает ноги. Сначала он прикасается руками, заставляя меня все больше и больше желать проникновения.

Я уже вся мокрая, когда он наконец поддаётся на мои нетерпеливо движения и тот момент в который он заполняет меня кажется мне настоящим блаженством.

Дэмиен двигается медленно, давая мне возможность прочувствовать себя. Я чувствую его мятное дыхание и с наслаждением сливаюсь с первым мужем.

Он божественно пахнет. Запускаю пальцы в его тёмную шевелюру и перебираю жёсткие волосы, когда Ирвин накрывает мои губы поцелуем, сводя своим искусный языком с ума.

Крепко обхватываю бедра Дэмиена ногами, позволяя им обоим довести меня до нового оргазма.

Лёд и пламя — пожалуй, вот что действительно нужно чтобы забыть обо всем: о том, кто я и кем раньше была, отдавшись удивительной природе нового мира.

Я просыпаюсь запутавшись в простынях. По обе стороны от меня спят мои мужчины. Дэмиен спит на боку, спиной ко мне, уронив голову на вытянутую руку. Ирвин — на спине, согнув одну ногу в колене. Простыня удачно прикрывает его причиной место.

Как же они оба прекрасны!

Умей я писать картины, запечатлела бы это.

Ирвин распахивает глаза как раз когда я тянусь к нему чтобы тронуть переливающуюся огненной магией прядь. Ну просто не могу противостоять порыву подержать живое волшебство в руках!

Он перехватывает мою ладонь и целует пальцы.

Я застываю от этого жеста.

— В ванну, ларди, — обворожительно улыбается муж-секретарь.

Выдыхаю.

— Я плохо выгляжу?

Ирвин прикрывает глаза.

— Лучше, чем обычно. Но таков порядок. Нужно войти в воду после того как тебя касались мужья. Так твоя магия омолодится.

Решаю не спорить с Ирвином.

Надо, так надо.

Заворачиваюсь в простынь, хотя в этом, в общем-то, уже нет надобности. Ирвин видел меня голой и уже не раз.

Дэмиен сонно ворочается на кровати, когда я ступай на пол.

Чувствую я себя прекрасно. Поэтому делаю несколько шагов и не могу отказаться себе в том, чтобы кокетливо не обернуться. Позволяю простыне скользит на пол прежде чем скрыться за дверью.

Голодный взгляд Ирвина веселит больше, чем если бы ирриди ответил тёплой улыбкой.

Следом я погружаюсь в воду.

А когда выныриваю, все вокруг подсвечивает странное сияние. Не придаю этому значения — я уже привыкла к чудеса Элирны.

Нескоро вытираюсь предчувсвуя то, что модно будет повторить вчерашнее с мужчинами.

Открываю дверь и первое что бросается в глаза — накрытый чайный столик. Кажется, кто-то из мужей вперед меня подумал о завтраке.

Желудок, и впрямь, урчит.

С радостью замечаю, что мои мужчины и не подумали одеваться.

Сердце заходится в сладостном предвкушении, как вдруг я замечаю, что мужья меняются в лицах. Да что такого произошло?

Замечаю все продолжающее разливаться вокруг меня сияние.

— Это нехорошо, — вдруг замечает Ирвин.

Оборачиваюсь к зеркалу которое висит за моей спиной. Мои волосы переливаются магией. Совсем как у него.

Глава 32

Эмбер

Ожидая пояснений, оборачиваюсь к Ирвину.

— Дарьян нир! — разражается вместо него Дэмиен и смотрит на ирриди. — Ты же говорил, что все понимаешь и вообще хитрее Ирвина Торна на всей планете нет! Ты знаешь зелья от всех возможных осложнений! Ты идиот?!

Следом ирриди растирает лицо ладонями и издаёт что-то вроде воя.

— Я… — Ирвин прикусывает губу. — Я увлёкся.

— Можно я тоже увлекусь? — Дэмиен подхватывает с пола зелёный клинок и тут же наставляет на рыжего ритуальные оружие.

— Оно жжется, — предупреждает ирриди.

Дэмиен щурится, но не выпускает клинка.

Наконец он отбрасывает оружие к окну, когда Ирвин произносит:

— Мы не знаем точно.

— О чем вы оба? — наконец решаюсь вставить я.

Мужчины синхронно смотрят на мои волосы. Дело в волосах. И раз они светятся как у ирриди, это значит, что что-то от него я переняла.

Отступаю назад.

Надеюсь, это не то, о чем я подумала.

— Нам надо тебя спрятать, — говорит Ирвин. — Пока не выясним правду. В этом смысле твоя просьба о домике у моря нам на руку.

“Так ведь я старалась для тебя!” — чуть не вырывается у меня в качестве признания.

— Позволь мне этим заняться, — Ирвин склоняет голову в привычном мне жесте секретаря.

— Только сначала я должна знать от кого мне прятаться, — подхватываю простынь с пола, замечая, что мой раздетый вид явно заставляет Дэмиена подвисать.

Ирвин набирает в грудь воздуха и медленно выдыхает. Готова признаться, мне нравится видеть его обычным человеком, точнее магом. Это гораздо лучше, чем идеальная, не знающая отказа игрушка.

— У ларди так… — он смотрит на мои волосы. — Проявляется возможность зачать наследницу.

— Или сам факт зачатия, — вставляет Дэмиен.

Тьфу ты, а!

Самое неподходящее время и место для продолжения рода.

— Поэтому мы должны тебя спрятать, — поясняет рыжий. — Все думают, что Эмбер безнадежна, но как только у рода Э’Тарн появится наследница…

— У вас, что, вообще редко рождаются девочки?

Дэмиен кивает.

— Это большая удача. А если ларди погибнет до… передачи силы, магия ее источника окажется в руках совета.

Вот почему-то я не сомневалась в том, что управляющееся женщинами государство вообще редко живет мирно.

Сажусь на постель.

— Я поняла.

Растираю лицо руками и смотрю на своих мужчин.

— А чем, собственно, был вызван… — перевожу взгляд на Дэмиена. — Ваш спор?

— П-ф-ф… — выдает первый муж. — Каждый из нас должен получить разрешение на зачатие.

— Это значит… — смотрю на свои пальцы.

Мне все еще неловко такие подробности выспрашивать.

Дэмиен садится рядом.

— Мы принимаем особые травы, пока ты не прикажешь все отменить. Но ирриди-то… — замечаю как брюнет мечет в Ирвина рассерженный взгляд. — Считается не могут быть мужьями.

Вскидываю голову.

— Он ничего не принимал?

Ирвин смотрит на улицу и я понимаю, что он пытается держаться, но по лицу рыжего как-то сама собой считывается мысль: он облажался и ему жаль.

— Ларди, — наконец произносит мой секретарь. — Я готов искупить…

Приподнимаюсь.

Что еще за слова? Становится дурно от одной мысли, что за такое можно наказывать. Эти двое мне жизнь только что спасли.

Все это мелочи.

Как-нибудь справимся.

Подхожу к рыжему и с наслаждением касаюсь его плеча. Мне нравится то, что я имею на это полное право и то, что ему это нравится. Ирвин заметно расслабляется, почувствовав мои пальцы на своей коже.

— Ты ведь не знаешь наверняка?

Позволяю себе легкий поцелуй. Ирриди пахнет божественно и к нему по-настоящему тянет. А еще мне нравится то, как переливается его брачная метка. Как живой огонь.

Как он сам.

Ловлю на себе внимательный взгляд Ирвина.

— Нет, — произносит одними губами.

— Значит, мы едем на море и постараемся не думать о плохом, — улыбаюсь я и по взглядам мужчин вижу, что им от моей уверенности тоже полегчало.

После этого я набираюсь смелости и касаюсь губ Ирвина своими.

Ответом мне служит глубокий страстный поцелуй.

Я чувствую как рука ирриди ложится мне на ягодицы, а следом ощущаю как ладони Дэмиена разминают мне плечи. В моем мире я наверное должна была бы смутиться. На Земле вот эта ситуация наверное была бы вопиющим развратом, безумием и выходила бы за рамки, но здесь и сейчас я чувствую себя комфортно. Защищенной и любимой.

И это такой кайф.

К моему огромному сожалению у нас все-таки не доходит до секса. Дэмиен вовремя уводит от меня Ирвина, напоминая, что тот не принимал трав.

Оказывается зелье нужно пить каждый цикл, что бы это ни значило. После того как мужа осматривают специальные доктора. Показывать им Ирвина, понятное дело, не стоит.

Нам надо еще подумать как эту проблему решать.

В общем, мужчины оставляют меня в гостинице, а сами идут заниматься моими делами.

Поначалу такой расклад вызывает что-то вроде протеста — я слишком привыкла справляться со всем сама. Но чуть позже, уже отмокая в ванне, я начинаю понимать, как это круто.

Ведь именно сегодня я полностью уверена, что им обоим доверяю.

Вечером появляются Дэмиен и Ирвин.

— Я нашел место, которое вероятно вам понравится.

— Тебе, — исправляю я, чувствуя, что хочу быть ближе с мужьями во всех отношениях.

Ирвин улыбается краешками губ.

— Только не говори так на публике.

Дэмиен протягивает мне платье и плащ с капюшоном.

— Мы выезжаем частным рейсом, ларди, — говорит он. — Ночью, соответственно. Чтобы никто не узнал.

Я слушаюсь.

Как хорошо, что я наконец научилась доверять.

В ночи Ирвин подгоняет автомобиль.

— Это… — вырывается у меня.

Дэмиен целует меня в висок и шепчет на ухо:

— Э’Линн заплатили достаточно, чтобы мы могли это купить.

Молча киваю и забираюсь внутрь, опираясь на ладонь художника.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Ирвин сидит за рулем.

И я даже не удивляюсь.

Это правильно. Чем меньше людей знает про наш побег, тем выгоднее мне.

— Мы будем на месте к утру, — улыбается рыжий, глядя на меня вполоборота.

Я киваю.

Обволакивает сладкая дрема. Не знаю почему. Я вроде бы весь день отдыхала. Быть может, от близости моего первого мужа и его живого тепла?

Мы трогаемся.

В поездке мои мужчины меняются. Каждый из них нежно укачивает меня и это так непередаваемо хорошо.

Я еще никогда не чувствовала себя настолько защищенной и любимой, настолько в безопасности.

Теперь я уверена: если будет необходимо, они оба до последней капли крови будут сражаться за меня.

Наконец я открываю глаза.

Восходящее солнце висит над горизонтом и его свет отражается от бесконечного, заполненного водой пространства. У меня на мгновение перехватывает дух от величественного вида моря.

Забавно, но я никогда в прошлой жизни так на море и не побывала.

Машина остановилась около обрыва.

Ирвин мягко выпускает меня из объятий.

Дэмиен опирается на руль. На губах художника играет мягкая мечтательная улыбка.

— Мы на месте? — выдыхаю я, разглядев вдалеке красивый песчаный пляж.

— Да, ларди, — в унисон отвечают мои мужчины.

Глава 33

Эмбер

Аккуратно открываю дверь, будучи не в силах поверить, что мы могли оказаться в таком чудесном месте.

Еще недавно я коротала время в загазованном и не очень гостеприимном городе, не подозревая, что в этом мире есть такие замечательные виды.

Мы остановились на уступе. Не могу противостоять желанию, влекущему меня взглянуть на волны.

Ветер вскоре подхватывает шарф, повязанный на моей голове, мягко разворачивает ткань и в следующее мгновение новый сильный порыв уносит его куда-то.

Сияющие волосы рассыпаются по воздуху. Это зрелище кажется мне завораживающим.

Меня очаровывает магия. В детстве я мечтала умчать когда-нибудь в страну единорогов и фей, но в десять лет меня посетила отрезвляющая реальность: бабушка, которая заботилась обо мне после того как от нас сбежала мама, слегла после инфаркта. В десять мне пришлось переехать в детдом, где я окончательно привыкла к тому, что никому нет до меня дела.

Оборачиваюсь, когда глаза перестает слепить, а в ушах завывать ветер, потому что слышу смешок.

Ирвин стоит позади. Легкая ткань шарфа запуталась в его пальцах.

— Я поймал его, ларди!

Мне нравится блеск его глаз. В них есть что-то дикарское.

Ирвин очень непохож на мужчин из этого мира. Мне кажется, со мной он настоящий. “Или пытается обольстить, потому что знает о желаниях?” — этот момент до сих пор смущает.

Ирриди ведет себя именно так, как я всегда представляла себе героя идеального романа. Я любила почитывать книги с легкомысленными названиями, упахавшись на работе и понимая, что в моей жизни есть только однокомнатная, подаренная государством квартира, и три питомца.

Ирвин приближается ко мне и повязывает шарф на голове.

— Прошу тебя об осторожности.

Я понимаю, что меня сводит с ума его запах.

Впервые наверное в голову мне приходит нелепая мысль: что если я влюблюсь?

Ладони Ирвина скользят по моим плечам и я понимаю, что мне зябко, ведь ирриди в этот момент делает именно то, о чем я подумала.

— Ты не такая, как другие, — его глаза блестят.

Вот черт! Это ведь ответ на мой вопрос!

А-а-а-а!

Значит, он знает и о сомнениях.

Ирвин вдруг касается губами моих губ и я не могу не ответить. Его рука путается в моих волосах. У Эмбер они практически как шелк — мягкие, красивые, длинные.

— Мне тоже нравится магия, — шепчет, оторвавшийся Ирвин. — Ты — именно то, что нужно в этом мире… для меня.

Мне нравится его манера отвечать на самые неудобные вопросы короткими и ясными репликами. Но что всего хуже, я не могу быть уверена в том, что он ни в чем не обманывает меня.

— Докажи, — шепчу одними губами, — что не врешь.

Он кивает.

— Хорош, — неожиданно врывается в наш диалог Дэмиен. — Я вообще-то могу начать ревновать.

Ирвин улыбается и поворачивается спиной ко мне.

— Я нашел самое удаленное от имение, — произносит ирриди, указывая на виднеющийся вдалеке домик. — Нас тут никто не побеспокоит кроме пар, которые прибывают сюда в день полных лун.

— Зачем?

В этот момент Дэмиен обвивает мою талию руками и носом утыкается в шею. От него по-прежнему пахнет мятой. Не знаю, почему мне все время рядом с ним чудится этот земной аромат, ведь я ни разу не видела подобного растения на Элирне.

— Потому что на островах жемчужного песка, — брюнет указывает на горизонт, — принято проводить первые брачные ночи, которые используют для зачатия. А здесь раположен причал.

Ого!

— И сколько стоила… эта вилла?

Ирвин щурится как сытой кот.

— Не так дорого, как могла.

Сразу же вспоминаю про расписанные Дэмиеном невероятные деловые способности ирриди.

— Я купил нам причал, — поясняет рыжий. — Уверен, что мы отобьем сумму покупки имения до конца года.

Дэмиен присвистывает и говорит мне:

— Знаешь, я все-таки рад, что ты его у Айрин перекупила.

— Я же обещал, — произносит мне на ухо Ирвин, когда мы идем обратно к машине.

Сердце прибавляет темп. Да, он обещал решить мои проблемы, но не быть верным и любить до конца жизни. А я хочу последнего.

Ирвин расправляет плечи, как будто оказался недоволен моим ответом.

Но я ведь ничего не произнесла!

Причал это большая огороженная территория. Настил выполнен из белых досок. Стерегут его несколько людей. Укрытием им служит небольшой уютный домик. На воде покачиваются лодки. Судя по тому, что почти все они выглядят одинаково тут что-то тоже связанное с ритуалом.

Персонал кланяется мне и отправляется готовить то, что тут называют паромом.

“И я теперь владелица всего этого?” — думаю глядя на то как в причалу по дороге подвозят продукты.

— Скоро ночь полных лун, — поясняет Дэмиен. — Стоит ждать гостей.

— Я продал твое имение Айрин, — сообщает Ирвин.

— Что? — оборачиваюсь к нему. — А как же источник?

— Он всегда остается при ларди, — Дэмиен касается моей груди. — Ты носишь его в сердце. Остальное просто мишура.

— Ну раз так…

— Мы поправим твое благосостояние за счет бракосочетаний, — заявляет Ирвин. — Это место в последнее время сильно запущено, хотя из него можно получать отличную прибыль.

Киваю, глядя на приближающийся к нам пароходик.

Окей, то есть я теперь хозяйка агентства свадебных развлечений?

Иронично, что последние два года я была главой отдела, занимающегося сопровождением раздела имущества при разводах в крупной юридической конторе.

Так сказать, строила собственное благосостояние на несчастье других.

Удивительное преображение.

— Я просто хотела помочь в исполнении твоей мечты, — растерянно произношу я, когда Ирвин помогает мне шагнуть на борт суденышка.

— И я очень благодарен, — произносит ирриди.

Вилла это небольшое белое здание, расположенное среди деревьев, покрытых светящимися цветами. Песок на пляже действительно жемчужный. Когда ходишь по нему, песчинки и камушки переливаются всеми цветами радуги, не говоря уже о том как сияют ракушки в прозрачной воде.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Тут очень красиво.

— Спасибо, Ирвин! — я наконец решаюсь говорить о своих чувствах вслух.

— Не стоит благодарности, ларди!

Мы втроем бродим по колено в теплой сияющей воде, приподняв полы одежды.

— Говорят, эти воды полны магии звезд, — поясняет Дэмиен. — Тут замечательная атмосфера для того чтобы передать силы потомству.

Я осматриваюсь. Действительно создается такое чувство, будто мы оказались посреди звездного неба.

— Спасибо вам обоим за это, — с этими словами позволяю своим мужчинам вынести меня из воды.

Интересно, я когда-нибудь привыкну к тому, что жить может быть просто хорошо и перестану ожидать подвоха?

Днем мы разбираем немногочисленные вещи. Все, в чем может возникнуть потребность Ирвин заказывает по специальному телефону с причала. Дэмиен приводит в порядок дом.

Вечером ирриди готовит нам с первым мужем сладости. Оказывается, что рыжий ко всему прочему обучен еще и навыкам повара! А вдруг ларди окажется с ним в походе одна? — поясняет мне эту особенность Дэмиен.

Сейчас я полностью готова согласиться с тем, что ирриди стоят своих денег.

Ирвин реально хорош во всем. Дэмиен утащил пару еще не остывших пироженных для меня и вкус у них волшебный.

Мы с художником лежим посреди сада в гамаке и Дэмиен рассказывает мне о звездах, баюкая в своих руках.

— Ты не жалеешь, что настоящая Эмбер ушла? — лениво произношу я, едва не засыпая от его нежных прикосновений.

— Меня потянуло к ее магии, — хмыкает Дэмиен. — Это… похоже на опьянение. Такие как я становятся намного сильнее рядом с женщиной. Но платят за это…

Я ловлю его руку и сжимаю ладонь.

Понимаю, чем они платят — полной зависимостью, бесправием.

— Ирриди знаешь за что ценятся? — продолжает Дэмиен. — Они никогда не теряют головы, потому что не зависят напрямую от женщин.

Вздыхаю. Это еще предстоит проверить.

Затем сглатываю.

— А как ты относишься ко мне?

— Я счастлив, — заявляет Дэмиен, целуя меня в висок. — Мне наконец-то повезло с женой.

Все-таки они тут совершенно не избалованы адекватным отношением.

В этот миг посреди сада показывается Ирвин. Фартук ирриди уже скинул, а вот рубашку так и не надел — на жемчужных островах довольно тепло. Как пояснил Дэмиен это связано с какими-то подводными течениями, которые создают уникальный климат на побережье.

Дэмиен приподнимается, его лицо тут же становится настороженным. Следом я замечаю на бедре Ирвина клинок — ирриди каждый раз умудряется доставать свое оружие как будто из пространственного кармана.

— Что с ним? — произношу негромко и получаю лаконичное в ответ на свои слова.

— Ирвин что-то почуял.

Хватаю Дэмиена за руку, не давая встать.

— Останься рядом, — произношу одними губами.

Страшно при мысли, что муж может пострадать.

Но тот лишь встряхивает головой, мягко отцепляя мои пальцы.

— Ты не понимаешь, — на губах Дэмиена мягкая улыбка. — Это не Ирвина, а меня им надо бояться.

— Правда? — чувствую, что брови приподняла.

Художник мягко целует меня в губы.

— А кто, как ты думаешь, Лайю Э’Линн заколдовал?

Тогда я решаюсь его выпустить. В руках у меня остается плед и остатки мужниного тепла.

В этот миг я ясно понимаю, что буду скучать по обоим если они исчезнут.

— Ларди, — раздается за спиной, когда Дэмиен уходит.

Подскакиваю и оборачиваюсь.

— Только не кричите, ларди.

Вэйн! Какого черта он тут делает?

Не успеваю задать этот вопрос, а этот парень, к сожалению, по глазам читать не умеет.

Глава 34

Эмбер

Наклоняюсь чуть ближе и шепчу:

— Нет конечно.

Нет смысла этого парня сдавать. Это попросту негуманно.

— Но что ты тут делаешь? — оглядываюсь, разыскивая взглядом мужей.

Я прекрасно понимаю, что мужчины не станут церемониться в особенности сейчас. И, боюсь, участь Вэйна будет незавидна.

Парень сначала краснеет, а потом бледнеет вместо ответа. Это вроде бы и выглядит мило, но вместе с тем неестественно.

— Как ты нас нашел?

— Понимаете, ларди, я из… ищеек… и ваша сила… я не мог ей противостоять. Не гневайтесь и не выдавайте меня своим мужчинам…

— Почему это я должна?

— Иначе они меня порешат…

Слышу последнее перед тем, как он ныряет в кусты.

Вот так. Очередная особенность или загадка этого мира.

А дальше только шорох листьев и тишина.

Крайне заинтригованная смотрю назад.

Мужья, и впрямь, тут как тут.

— Эмбер! — взгляд Ирвина пронзает как игла.

Я вижу как вены на его руках вздымаются. Ирриди словно пытается ощутить что-то из того, что мне недоступно. Его взгляд так натурально блуждает в воздухе, что я тоже невольно начинаю приглядываться.

— Кто-то следит за нами, — наконец выдает рыжий.

— С чего ты взял? — пожимаю плечом, вспоминая предостережение незванного гостя.

Надеюсь, Вэйн додумался удрать и это его странное влечение к силе и сущность ищейки ничего плохого не сделали. Но, в конце-концов, я современная и довольно гуманная женщина для того чтобы обрекать на неприятности парня, который мне жизнь спас.

В поле моего зрения тут же появляется Дэмиен.

— Потому что ирриди редко ошибаются в таких вещах, — заявляет брюнет.

Вот теперь они точно заодно и вот прямо сейчас, я толком не знаю, рада ли я этому.

Откидываю голову назад. Надо мной ярко светят звезды.

Ну и какой способ отвлечь их мне выбрать?

Идея кажется простой как дважды два.

— А это место правда обладает особой магией? — заявляю я. — Ну раз его используют для зачатия.

Ирвин в этот момент проходит мимо меня и двигается он аккурат к кустам.

Хватаю рыжего за бедро.

Вроде бы мы еще вчера сексом занимались, но когда они оба рядом мне их мало.

Ирриди останавливается и непонимающе смотрит на меня.

— Да, Эмбер?

— Что если я чувствую влечение?

П-ха, все прошлые разы, когда я играла в соблазнительницу, выходило не очень, но сейчас в глазах рыжего я вижу понимание.

— Это из-за… — негромко поясняет Дэмиен. — твоего состояния.

И я понимаю, что первый муж о моих сияющих волосах.

Все это кажется немного пугающим — у нового тела другие инстинкты. Ведь я правда хочу чтобы оба мужа были сейчас рядом. Мечтаю слиться с ними.

Дэмиен берет в свои ладони мое лицо.

— Ты же помнишь, Ирвину нельзя…

Я вижу, как рыжий в это время прикусывает губу. Получается очень сексуально.

— Но по правилам, мы должны быть вместе с тобой в это время, — добавляет художник.

Оу, я и не знала, что все может быть так серьезно.

— В твоем теле течет особая магия, — кивает Ирвин. — Поэтому мы решили тебя спрятать, Эмбер. Твоя аура слишком привлекательна.

А, ну вот все и распуталась.

— Мальчики, — заявляю, откинув локон со лба. — У меня есть идея.

Решительно хватаюсь за пояс Ирвина. Мне немного страшно, потому что я помню, что рыжий довольно большой для меня, а опыт оральных ласк у меня не самый впечатляющий.

— Эмбер, — оглушенно шепчет ирриди, когда я приспускаю его брюки.

— У вас есть какие-то проблемы с этим? — уточняю я.

— Кхм, — произносит сзади Дэмиен. — Просто принято, что мужчина должен удовлетворять…

Поворачиваюсь к брюнету.

— Но я же сказала, что у нас необычная семья. Брачная ночь, она же для всех, да?

Кажется, сегодня я сумела удивить даже непрошибаемого Ирвина, так что он забыл про свой навык читать мысли.

Все ради того, чтобы спасти незадачливого, Вэйна!

Главное, чтобы мужья не сочли меня теперь странной.

Ирвин сбрасывает штаны и приседает на колени около моего гамака. Его сияющие глаза оказываются напротив моего лица и как-то невольно вспоминается наш бессловесный разговор о доверии.

— Ты правда хочешь именно так? — его палец касается моего подбородка.

“Не думать, не думать”, - повторяю про себя и тут же понимаю, что очень его хочу.

Точнее мечтаю порадовать своих мужчин. Они жизнью ради меня рисковали, а, может и чем похуже. Я очень хочу показать, что наша связь для меня важна. Она не плод прихоти или простого притяжения аур. Это нечто большее.

Целую его в губы.

— Тогда пойдем на пуфы.

Около дома разбит небольшой прудик. Я назвала бы его естественным бассейном. Естественную каменную чашу обрамляют дикие цветы и растения, а на выровненной площадке разбросаны мягкие подушки, рядом с которыми стоят небольшие столики, на которых как светлячки сияют заряженные магией кристаллы.

Когда Дэмиен подносит меня к воде, подсвечивающейся нереальным светло-голубым свечением, исходящим от лежащих на дне пруда ракушек, я уже порядком заведена.

Муж умудрился почти полностью освободить меня от легкого платья.

Соски собрались в горошинки и стали особенно чувствительны к его прикосновениям и поцелуям.

— По очереди вы оба, — хриплым голосом говорю я, опускаясь на колени.

Но моя задумка не совсем получается.

Дэмиен помогает мне оттопырить попу, как только я прикасаюсь губами к члену Ирвина.

— А-а-а-х! — чуть прикрываю глаза от удовольствия, толкаясь навстречу первому мужу.

“И когда он только успел раздеться?” — проскальзывает в голове, когда я чувствую как Дэмиен наполняет меня.

Мы уже начали привыкать друг к другу.

Я ужасно разгорячена и сразу же сжимаюсь вокруг него.

Невероятное удовольствие!

Особенно ощущать как умелые руки художника гладят меня по спине, задевая какие-то особенно чувствительные точки.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Дэмиен начинает тихонько двигаться во мне и я прогибаю спину, целиком отдаваясь наслаждению.

Перевожу взгляд на Ирвина, осознавая, что практически забыла про рыжего. Если все дальше так и пойдет. Они оба снова будут удовлетворять меня и первоначальная идея не сработает.

Призывно приоткрываю рот, помня о том, что ирриди нельзя со мной спать. По крайней мере, в этот странный брачный сезон точно.

Он не решается сделать то, на что я уже давно готова.

Тогда я сама беру в рот его член, солоноватый на вкус.

Если подумать, это просто обалденно — одновременно самой получать удовольствие и доставлять его другому.

Не знаю как долго мы двигаемся в таком своеобразном единении. Чувство времени исчезает. Я кончаю наверное несколько раз до того как мои партнеры меняются.

Сначала немного страшно и неловко подпускать Ирвина к себе сзади. Он реально большой для моей попы, но Дэмиен довольно искусно ласкает меня, позволяя приспособиться.

В конце концов получается классно.

Мы лежим на пуфиках совершенно измотанные.

В такие дни секс отбирает особенно много сил — поясняют мне мужчины. Но это к лучшему. Ушедшее особенно быстро восстановится и позволит стать сильнее моим мужьям.

Я рада, что сумела послужить им источником.

Глажу Ирвина по красивому прессу, потому что Дэмиен уже отключился и я не хочу ему мешать. Ирриди смотрит в небо и переводит дыхание.

Мы даже не совершили ритуальный обряд омовения — так устали.

— О чем ты думаешь? — негромко спрашиваю я.

Минутное молчание и потом я слышу голос рыжего:

— Кто был тот мужчина?

П-ха!

Напрасно я думала, что ирриди может хоть когда-нибудь потерять присутствие духа. Пожалуй, Дэмиен в своей характеристике был полностью прав.

Мы с Ирвином встречаемся взглядами и в его глазах немой вопрос про честность. Ведь она же должна быть обоюдной между супругами.

— Парень, который меня спас, — выдаю голосом провинившейся школьницы.

Тогда мой рыжий муж приподнимается на локте и нежно целует меня в губы.

— Никогда мне не лги, тогда и я буду честен до конца.

Накручиваю на палец его локон и произношу едва слышно:

— Итак?

— Он не уйдет от меня, — сыто улыбается Ирвин. — Я поймал его след, хоть он и ищейка.

Замираю.

— Завтра же я выясню кому понадобилось его подсылать.

— Только… — произношу одними губами. — Пообещай, что не будешь рисковать.

Он прикрывает глаза.

— Ты понятия не имеешь, что это за мир, Эмбер. Тут не бывает добрых намерений и люди редко проявляют жалость.

Протягиваю руку и прислоняю ладонь к его щеке.

— Наташа, — зачем-то признаюсь я.

Глава 35

Дэйн

— Мне все это не нравится, — говорит первая советница, получив из моих рук отчет о действиях Эмбер Э’Тарн.

Тина Э’Тин морщит носик, затем вздергивает голову и смотрит мне в глаза.

— Знаешь, когда все выглядит слишком нормально, это всего лишь значит…

— Что вас обманывают, — дополняю ее слова.

Ей это нравится. Ну а я в такие моменты всего лишь понимаю, что выполняю ту функцию, ради которой был на свой пост поставлен.

— Хм… Дэйн, я бы может влюбилась в тебя, если бы не знала, что ты бесчувственный.

Это полная правда. Я помню, что раньше допустил ошибку.

Я замышлял предательство. Сильнейший из ирриди, глава ордена. Для совета это было бы потерей лица. Они подвергли меня своеобразной пытке. Спустя несколько бесконечно мучительных дней обряда я потерял чувства. Почти все, кроме физических. Но и то, теперь иногда я умудряюсь даже не ощущать голода.

Это делает меня выносливей других.

Тина встает и касается моей щеки ладонью.

— Абсолютная преданность, — заглядывает мне в глаза. — То, что я в тебе ценю, Дэйн Эрхарт.

Первая советница долго смотрит на мои губы. А потом аккуратно проводит пальцем по подбородку и, подобрав платье, двигается к выходу.

— Я хочу чтобы ты разобрался в этом вопросе от и до.

Ей нравится мое тренированное тело и ум, но раздражает отсутствие желания. Наверное это скучно в постели смотреть в совершенно безразличные глаза. Меня едва ли тронет радость соития. Поэтому я так и не оказался в покоях Тины, скорее это я собирал для нее коллекцию блестящих мужчин.

Приходил за ними как жестокая и безразличная рука судьбы.

Кое-кто даже пытался удрать. Гарем Тины Э’Тин мало кому приходится по вкусу. Но я тех пор как я стал тем, кем я стал, я не допускаю ошибок.

Все попали в то место, которое им предназначалось. Живыми.

Оборачиваюсь.

— Будет сделано, ларди.

Мое безразличие раньше казалось мне вечным, но пару дней назад что-то неожиданно кольнуло под ребрами, когда я увидел белокурую ларди. Она мне понравилась.

Но я никак не дал этого понять.

Я исполнитель воли сильнейших женщин и нужен лишь пока безупречно выполняю поручения.

Поэтому меня ждет новое задание.

Но мне впервые не по себе с тех пор как я вышел на свет из удушающей тьмы, в которой меня заперли после предательства. И Тина Э’Тин приняла меня в свои объятия, прощая.

Линда мечется по своему поместью и бросает на меня испуганно-затравленный взгляд. Она уже не похожа на ту властную женщину, которая не задумываясь вершила чужие судьбы. Теперь ее правлению пришел конец, а многочисленные враги не забыли обид.

Что ж — пожимаю плечами — одна большая рыба сожрала другую. Здесь постоянно так.

Тина Э’Тинн давно хотела сосредоточить в руках побольше власти.

— Волей совета я изымаю пленника, — сообщаю растрепанной Линде.

— Да подавись ты, Эрхарт! — от советниц я еще ни разу не слышал уважительного отношения к себе.

Но это меня не трогало ровно до этого раза. Я клинок в руках Тины Э’Тин. Я часто несу такие вести, которым трудно радоваться. На что мне обижаться?

Но тут я почему-то заметил.

Один из служащих дома сопровождает меня в подземелья. Там сидит парень с блестящим безумием глазами. Его зовут Вэйн.

Усаживаюсь на стул в его камере, задавая себе неожиданный вопрос: что если я испытывал бы чувства? Я ведь считал это невозможным. Их попросту выжгли.

И я остался в живых. Именно поэтому меня оставили главой ордена. Я доказал, что я невероятно силен.

Что-то внутри меня колет раскаленной иглой.

Если я вспомню как все было, почувствую невероятную боль.

— В-вы… пришли меня наказать? — задает вопрос пленник.

Приподнимаю голову. Хах, стал бы я опускаться до такой мелочи?

— Допросить. Ты помог сбежать Ларди Э’Тарн?

Глаза парня становятся огромными от ужаса. Он знает, кто я. И боится.

Натягиваю белые перчатки, изолирующие магию. Ответ мне не требуется.

Вэйн талантливая ищейка, которая долго работала на семью Э’Линн и какого дарьяна он пошел в тот день в дозор?

Вздыхаю.

— Готовься ты идешь со мной, — поднимаюсь.

Сымитировать проблему на улице просто. Это не порыв, а намеренная демонстрация, мне надо чтобы парень подумал, что я случайно упустил его.

Мне нужно взять след Эмбер без промедления и лишних препятствий.

Я знаю Ирвина Торна. Этот рыжий парень точно будет путать следы, но с истинным притяжением энергий не справится даже он.

Когда я думаю, то чувствую себя полностью прежним.

Со мной в хитрости и ловкости не сравнится никто. Именно поэтому совет сохранил мне жизнь. Должен ли я быть благодарен? Я никогда не задумывался.

Все, что я должен — служить. И подчиняться.

Единственное, что меня беспокоит — ларди Э’Тарн.

В прошлый раз, когда с моих глаз скрылась Эмбер, наваждение испарилось без следа. Но что если это опять произойдет?

Она необычная. Бесспорно.

Я путешествую как благородный господин. Главному исполнителю воли совета лучше не привлекать внимания. Я умею маскировать свой статус и волосы.

Метка, которую я поставил Вэйну между лопаток, меж тем надежно ведет меня в сторону островов.

Вэйн прибывает в портовый город и я сажусь писать Тине отчет, попутно думая о том, как защититься от нежелательного влияния. Оно точно будет — подсказывает мой трезвый ум. Поскольку у меня больше ничего не осталось, я стал очень ценить пунктуальность и трезвость. Безжалостность.

Перо вздрагивает в руке.

На лист падает клякса.

Где-то за окном поют птицы, до меня долетает аромат свежей выпечки из соседнего лотка.

Как это кому-то может казаться привлекательным? Я привык жить без лишнего.

Но я не всегда таким был.

Чувство однажды довело меня до предательства.

Перечеркиваю единственную строчку, которую успел оставить, затем подношу к огоньку свечи листок.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Никто не должен знать, что тут было написано.

Вэйн тем временем двинулся дальше.

Встаю со стула в своем гостиничном номере. Уничтожаю все следы своего пребывания. Набрасываю на плечи черный плащ и бросаюсь наружу. Никто не посмеет сейчас встать у меня на пути.

“Я в двух шагах от цели”, - шепчет интуиция хищника.

Но мало-помалу что-то происходит по мере того как я продвигаюсь вперед. Перед внутренним взором встают воспоминания. Раньше я ни разу не обращался к ним. Все выжгло. Какой смысл словах и лицах, тех, кто уже не со мной?

Но сейчас они окружают меня невидимым кругом.

Те, кого я раньше любил.

Те, кого я предал.

Голова разрывается.

Я вспоминаю, почему провели ритуал и зачем он был нужен. Чтобы разорвать мои чувства на клочки.

— Эмбер! — звенит в наколившемся воздухе. — Уходи!

Я знаю этот голос.

И поэтому пропускаю удар.

Мощный толчок приходится в плечо. Я лишь на мгновение успеваю заметить в отдалении фигуру рыжего и чьи-то светлые волосы.

— Эрхарт. Так и знал, что это твоих рук дело.

Ирвин Торн.

Сильнейший соперник. Только волевым усилием мне удается собраться.

Единым движением вскакиваю на ноги. Ирвин уже успел растаять в тенях.

Что-то падает на землю словно мешок.

Я достаточно хорошо вижу в темноте и мне не нужно гадать чтобы осознать — это оглушенный Вэйн. Парализующая игла. Только так Ирвин Торн мог выключить его стремление увидеть Эмбер — вместе с сознанием.

Перед глазами снова предстает образ ларди Э’Тарн и все складывается в единую картину. Это она. Это ее магия возвращает мои воспоминания. Лечит.

Дарьян нир!

Я никогда об этом не просил!

Ирриди не могут устанавливать связь с женщинами.

Но это оно…

— Может скажешь, зачем пришел навестить нас? — моего горла касается клинок, полыхающий зелеными чарами.

Я снова проиграл, позволил приставить оружие, лишающее магии к своей коже. Теперь я практически бессилен перед соперником.

Ирвин стоит сзади. Я ощущаю как от его дыхания поднимается прядь моих волос.

— Тебе это непонятно? — пытаюсь выиграть время на то чтобы придумать удачный ход.

— Я не отдам Эмбер совету. Лучше я убью тебя, нири.

Нири — так называют кровного брата.

— За все, что ты сделал и только планируешь, — шепчет на ухо рыжий.

— Ты не переживешь этого, — отвечаю.

— Как знать.

Отравленный клинок касается горла.

— НЕТ! — раздается невдалеке, но у меня уже темнеет в глазах.

Скольжу к земле с одной-единственной мыслью: зачем ларди Эмбер сюда принесло?

Глава 36

Эмбер

Просыпаюсь от кошмара. Мне снилось, будто я лечу в пропасть. Открыв глаза я поняла, что Ирвина рядом нет. Рыжий прикрыл меня покрывалом. Это конечно мило, но я ни секунды не верю в то, что он отправился, к примеру, попить воды.

Быстро накидываю платье я бросаюсь к тем самым кустам, где в последний раз видела Вэйна. Не дам рыжему устроить мордобой!

Кошмарный привкус сна все так и не отпускает, пока я рыскаю по мерцающим зарослям.

"Надо было конечно позвать с собой Дэмиена", — думаю я, едва не угодив в яму, притаившуюся в корнях.

Вдруг Ирвин сел в лодку и отправился бороздить моря? Вэйн же как-то добрался до острова.

И тут происходит нечто.

Я ощущаю знакомую тягу.

Это чувство пробегает по коже словно электрический ток.

Где-то рядом ОН.

Вот же черт!

Голова кружится, перед глазами плывет. Меня тянет вперёд словно магнитом. На периферии зрения вспыхивают видения — что-то про тьму и тонущие в ней тёплые руки, голоса. Так хочется чтобы это закончилось.

Наконец деревья передо мной расступаются и я вижу как Ирвин втыкает в шею Вэйна иглу.

Нет-нет-нет!

— Ты обещал! — повисаю на его руке.

— Эмбер! — рыжий с трудом высвобождается. — Это не наш враг.

Что это может значить?!

То есть Вэйн не враг?

Смотрю в стекленеющие глаза охранника дома Э'Линн.

— Уходи! — распоряжается ирриди.

Я вижу как у него на переносице сходятся брови. Он выглядит встревоженным и сердитым одновременно.

— Иначе я не смогу тебя защитить, — прибавляет на полтона тише.

— Ты обещал не рисковать…

— Извини.

С этими словами он легонько толкает меня в грудь, но от этого этого удара меня словно волной ветра сносит за ближайшие деревья.

Что это за магия такая?

Сила ирриди, о которой я еще ничего не знаю?

Она окружает меня словно кокон, пока я не начинаю опасаться, что раз Ирвин использовал эти силы на меня, хватит ли ему своих…

И тут я замираю, когда вижу, кто его соперник.

Дэйн Эрхарт. Это имя врезалось мне в память. Я не рассчитывала так быстро снова встретиться.

Значит, все это время чувство тащило меня к нему?

Какая подстава…

Кажется Ирвину не доставляет никакого труда разделаться с врагом. Не слышу, о чем они разговаривают и чувствую себя спокойно ровно до тех пор пока мой муж не проставляет ритуальный клинок к шее противника.

"Лучше я убъю тебя, нири", — врывается в окружающую меня тишину.

Сердце заходится в бешеном ритме. Дыхание перехватывает. Бью ладонями по кокону и он к моему удивлению прогибается.

В голове только одна мысль: "Не позволю этому случиться".

— НЕТ! — мой крик разбивает защиту вдребезги.

Ирвин оборачивается, отведя от шеи врага клинок.

Дэйн падает в землю.

— Эмбер… — выдыхает рыжий.

Похоже я его удивила.

Руки у меня подрагивают, но я понимаю, что пора переходить в наступление, иначе…

— Ты понимаешь, что он правая рука первой советницы? — продвигаюсь ближе к Дэйну, прекрасно отдавая себе отчёт в том, что рыжий пошёл на этот шаг неспроста.

Ирвин скалится.

— Это бесчувственное чудовище. Поверь, так будет лучше.

Моё сердце снова пускается вскачь. Что-то внутри твердит: "Нет!". Что-то вроде того самого дара, которым я раньше была наделена. Неужели присутствие Дэйна…

Эта мысль заставляет меня прикусить ноготок.

Вспоминаются слова рыжего: мой изначальный дар сможет восстановить только новый обряд консуммации. Внутри все словно опаляет огнем. Так силы этого мира избрали Дэйна с этой целью?

— Может, хотя бы допросим его? — произношу негромко.

Ирвин скалится.

— Эмбер, я и так знаю, что он пришел за тобой по приказу Тины Э’Тин.

— Значит, совет про нас не забыл? — после этого глупого вопроса я встряхиваю головой. — Слушай, Ирвин, просто скажи, как ты можешь убить своего кровного брата?

С надеждой смотрю в глаза рыжему. Может эта проволочка позволит Дэйну очнуться и сбежать?

Ирвин бросает взгляд на Дэйна. Губы его подрагивают от с трудом сдерживаемой злости.

— Он просто оболочка… — рыжий смотрит на свой клинок. — Эмбер, внутри ничего не осталось, иначе он не смог бы собственными руками расправиться со всеми, на кого ему указали эти…

Ирвин очевидно заставил себя замолчать.

— Они были тебе дороги?

Глаза рыжего блестят сталью.

— Лучшие мужчины ордена? — ирриди скалится. — Не все. Но я прекрасно знаю, что часть из них казнили, так сказать, в назидание. Всех, от кого могли ждать хоть малейшего подвоха. Мне чудом удалось избежать общей участи, я был еще слишком юн…

Он прерывается и смотрит мне в лицо.

— Если ты не веришь мне, Эмбер, то взгляни на то, что у него под повязкой. Тогда ты все поймешь.

Я опускаюсь на колени возле Дэйна и дрожащей рукой отодвигаю стеганую кожу с его лица.

Долго всматриваюсь в его лицо. Красив, как аристократ. Тонкие, но при этом резкие черты с примесью девичьей нежности. Острые скулы, чуть впалые щеки, бледные худые губы.

— А что тут должно быть необычного? — наконец оборачиваюсь к рыжему.

Отсюда мне очевидно, что вроде бы все в норме.

Ирвин резко поворачивается в мою сторону.

— Что?

Указываю ему на Дейна.

— Я не назвала бы его странным или уродливым.

Ирриди тут же оказывается рядом.

Пару мгновений мы проводим в молчании.

— Это невозможно, — наконец выговаривает рыжий.

— Не хочешь выяснить, что произошло?

Ирвин хмыкает.

— Ты уже один раз сумел его оглушить, — делаю бровки домиком.

— Уверен, мне повезло.

— Если нам не понравится, отвезем его на острова, — продолжаю гнуть свою линию, понимая, что не хочу прощаться с Дэйном, но под горящим взглядом ирриди приходится прибавить, — или от него избавимся.

Ирвин вздыхает, опускается на колени около Дэйна и крепко перетягивает его запястья и лодыжки ремнями.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Потом идет к Вэйну и шевелит бесчувственное тело мыском.

— С этим-то что?

— Он сказал, что без меня ему плохо.

Ирвин усмехается, присаживается на колени и похлопывает Вэйна по щеке.

— Эмбер, хочешь личного раба?

Не уверена.

У дома нас тут же встречает Дэмиен.

— Эмбер, где ты… — он замолкает, когда видит Дэйна, свисающего с плеча ирриди.

— Это тот, кто я думаю? — спрашивает художник.

— Да, — говорю я.

Тогда он переводит взгляд на Вэйна, плетущегося за нами словно зомби.

— А это?

— Тот самый харкл, которого вы запретили дожидаться, когда пришли за мной к Э’Линн.

Дэмиен прикрывает глаза.

— Не ругайся, — перебивает его Ирвин. — Лучше объясни, что в таких случаях бывает с мужчинами.

После этого ирриди движется вперед. Дэмиен следует за ним, не уделяя нам с Вэйном внимания.

— А, прости меня пожалуйста, Дэйн Эрхарт здесь что делает?!

Ирвин пожимает плечами.

— Эмбер объяснит, — и проходит дальше.

Теперь я отчетливо понимаю: рыжий стал со мной настоящим. Наверное это моя победа.

— Я уговорила его не убивать, — смотрю на Дэмиена.

Тот снова закатывает глаза и разворачивается.

— Подожди меня тут, — бросает мне.

— А как же чужой мужчина в доме? — говорю в спину мужьям, имея в виду Вэйна. — Вы не будете меня от него защищать?

— Вот пусть он тебе и объяснит! — блестят глаза Дэмиена. — Защищать не от него надо было!

Присаживаюсь на пуфик. Они оба утащили в свое логово Дэйна, и я чувствую, что моя странная тяга к нему немного улеглась, как будто наши с главным ирриди энергии встретились и случилось то, что должно было произойти.

Теперь нужна передышка.

Вэйн опускается рядом с моими ступнями и преданно смотрит в глаза.

— Объясняй, — говорю ему, а сама думаю, как бы Дэйн не пострадал. Вот как обеспечить ему безопасность?

Глава 37

Дэмиен

Прохожу в дом за рыжим бандитом. Я уже привык про себя так Ирвина называть и даже смирился с существованием ирриди в нашем доме. В конце концов он неплох и явно во многом дополняет меня.

Но вот такого сюрприза я ждал от него в последнюю очередь.

Неужели тот, кто называет себя мужем, не в состоянии понять, насколько опасен такой тип как Дэйен Эрхарт. Вот у него внутри сейчас ничего не переворачивается?!

Скинув бесчувственное тело опаснейшего человека на всей суше на диван, Ирвин копается в кладовке. Пара мгновений и он появляется в гостинной с толстыми веревками в руках.

— Нам понадобится матрац, — заявляет рыжий как бы между прочим.

— Подожди, — останавливаю его жестом.

Ирвин вопросительно приподнимает брови.

— Я все еще жду объяснений, — поясняю. — Зачем ты приволок в наш дом этого?!

— Строго говоря, не я, а Эмбер, — отвечает мне как ни в чем не бывало. — Это ее желание.

— Хорошо, а тебе тогда на что голова?! Ты не мог… объяснить, рассказать?!

Он кивает на бессознательного блондина.

— С ним происходит что-то странное. Его глаз вылечился.

— Я очень за него рад! На твоем месте я бы его где-нибудь закопал, пока…

Встаю на пути у Ирвина, но тот с легкостью меня огибает. Ох уже эта ловкость ирриди!

— Ты совершенно прав, — все также учтиво-безэмоционально отвечает Ирвин. — Не будет же он вечно валяться в отключке.

Чувствую, что исчерпал аргументы, а устраивать драку с Ирвином прямо сейчас, когда у нас в доме оглушенный Дэйн Эрхарт, не с руки, право.

Ирриди воспитывают так, чтобы они ни в коем случае не лезли в конфликты. Они же идеальные секретари и помощники ларди. А тех, кто с этой ролью не справляется, ждет участь отбросов общества, вроде проститутов.

Следую за Ирвином в подвал.

— Принеси что-нибудь, на чем удобно лежать, — распоряжается рыжий. — И удостоверься, что Эмбер нас не подслушает.

Первое распоряжение я выполняю быстро, затем убеждаюсь, что Эмбер занята. Вэйн подчинился ее силе, поэтому с тех пор как он нашел мою ларди, плохого точно не сделает.

Ну и хорошо. Пусть помассирует ей ноги, покормит фруктами. Такое в новинку моей жене и я совсем не против того, чтобы она хорошо проводила время.

Но вот самому заняться чем-то подобным — на что вообще Ирвин рассчитывает? Мой долг как мужа заботиться о безопасности семьи.

Спускаюсь в подвал. Эрхарт уже надежно связан. Ирвин делает вид, что не заметил моего визита.

— И? — обращаюсь к рыжему. — Зачем он пожаловал?

— Затем, что ничего хорошего нам не сулит.

— Согласен. Что мы планируем?

Ирвин сидит на табурете, крепко сцепив пальцы в замок и смотрит на врага.

— Произошло что-то странное, — наконец выдает рыжий.

У меня появляется крайне сильное желание снова съязвить, но я давлю его в себе.

— Вполне возможно, что Дэйн Эрхарт исцелился. И это значит, что он вероятно подходит Эмбер как муж, — Ирвин оборачивается.

Присвистываю.

После рыжего я уже ничему не удивлюсь.

— То, с каким жаром она его защищала — дополнительное подтверждение.

— Безумие какое-то! — быстрым движением взъерошиваю челку. — Ты ведь понимаешь…

Ирвин кивает.

— Но если мы его убъем, — губы рыжего бескровны, — Эмбер может захватить тоска. Ее источник будет стремиться к нему, во тьму.

Возвожу глаза к потолку.

— А ты уверен, что от Дэйна Эрхарта хоть что-то осталось?

— Дыра на месте глаза заросла, — Ирвин встает со стула. — Надеюсь и на месте души…

Следом рыжий приближается к пленнику и прислоняет ладонь к его щеке. Ирриди обучены простейшим навыкам исцеления, чтобы быть эффективнее в бою. Именно это сейчас Ирвин и применяет.

Эрхарт дергается, потом шумно вдыхает и открывает глаза. Серые. Прямо цвета стали. Теперь у него два здоровых глаза.

Я конечно хотел бы верить в чудеса, но слишком хорошо знаю здешних ларди. Что если это подвох, приманка?

— Доброго утра, — хмуро заявляет Ирвин.

И тут я замечаю, что из чердачного окошка и впрямь льется дневной свет.

Эрхарт в ответ произносит что-то нечленорадрельное.

— Может, он рехнулся? — спрашиваю невпопад.

Ирвин отрицательно машет головой.

— Ночью разговаривал.

Наконец до нас доносится:

— Во-ды…

Ирвин встает и наливает воды из графина, который он, видимо, сюда предусмотрительно спустил.

Наконец просьба главного ирриди удовлетворена. Он пьет и откашливается.

— О чем будем говорить? — скептически смотрю на Ирвина.

Все ирриди, закончившие академию, те еще переговорщики — вечно будут ходить вокруг да около, но ни в коем случае не выдадут правды, если им так выгодно.

— Ты понял как тут оказался? — Ирвин помогает пленнику сесть.

Несколько мгновений Дэйн растерянно обводит комнату взглядом, а потом огорошивает меня признанием:

— Да. Убейте меня.

— Ты обалдел? — вырывается само по себе.

Ирвин прерывает меня скептическим взглядом.

— Дай ему договорить.

Дейн Эрхарт криво улыбается.

— Тот, кто своими руками уничтожил… — он запинается. — Свою ларди…

Его глаза блестят.

— Недостоин жить.

Ирвин встает и резюмирует.

— Его голова в порядке.

— Нири, — вдруг обращается Дейн к рыжему и я вижу как плечи Ирвина вздрагивают. — Это твой долг.

Рыжий прикрывает глаза, я успеваю заметить как сильно он стиснул кулаки.

— Я не могу этого сделать прямо сейчас… — тихо произносит Ирвин.

И тут я становлюсь между ними.

— Кажется у меня есть выход.

Повисает пауза, во время которой все взгляды устремлены на меня.

— Не факт, что он вам обоим понравится. Но что если я заставлю Дейна забыть прошлое?

— Нет! — говорит главный ирриди, а Ирвин кивает.

И я решаю, что у меня нет права раздумывать. Заглядываю в глаза Эрхарту и тот застывает.

Не сомневаюсь, что Ирвин позаботился о том, чтобы на нашем пленнике не было ничего способного заблокировать ментальную магию.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Конечно же я думал о благополучии Эмбер, когда приказал Эрхарту забыть все, что было с ним до обряда, а вот о том, какие проблемы мы сейчас приобрели, я задумался только сейчас, когда глаза блондина полыхнули недобрым огнем.

— Как вы осмелились связать меня, харклы?! — заговорил этот парень.

— Я думаю, сработало, — оборачиваюсь к Ирвину.

Тот приближается к духовному брату и машет перед его глазами ладонью.

— Помнишь меня?

Блондин скалится.

— Урод. По тебе плачет виселица…

— Он всегда был таким? — вставляю между недружелюбными репликами Дейна.

— Нет, — негромко отвечает Ирвин. — Эффект потери памяти и возвращения чувств. Как известно, мы все строим себя из воспоминаний.

Вздыхаю.

Кажется, с этой манипуляцией, мы, увы, не уменьшили риски, а только дополнительные проблемы приобрели.

Ирвин щелкает пальцами, подзывая меня к себе.

— И что мы теперь имеем? — мы с рыжим стоим у выхода из подвала и негромко переговариваемся. — Избалованного сноба…

— Жестокого аристократа, — кивает Ирвин. — Это все, что он помнит о себе.

— Эй! — рыжий повышает голос. — Ты вообще-то в гостях у невесты! Поэтому советую тебе быть повежливей, тогда мы может быть дадим тебе увидеться с ней!

После этого мы поднимаемся по лестнице.

— Мы позволим ему встретиться с Эмбер?

Рыжий пожимает плечами.

— Либо Эмбер разбудит в нем настоящего Дейна Эрхарта, либо откажется от свадьбы и мы сможем вздохнуть спокойней.

Глава 38

Эмбер

Вэйн смотрит на меня с преданностью легавой собаки. Это начинает напрягать.

— Мужья разрешили мне остаться с вами.

Это я уже поняла.

— И? — надеюсь, что это как-то сдвинет разговор с мертвой точки.

— Значит, я могу теперь находиться с вами.

Натянуто улыбаюсь. В этом деле надо было наверное все-таки и меня спросить.

Вэйн тут же припадает губами к моей ступне.

— Могу я попросить разрешения вам служить?

— Э-э-э… — как-то вдруг вспоминается то, что Вэйн уже мне доложил: без меня ему трудно существовать — Поясни-ка в чем смысл.

Он с готовностью кивает.

— Это называется гарем. Таким чувствительным мужчинам как я достаточно один раз уловить нужную им магию чтобы…

— Прости, именно поэтому тебя называют ищейкой?

Тот кивает.

— Обостренные чувства, ларди. Но однажды в жизни они могут сыграть с нами злую шутку.

— Понимаю.

Не дай бог такое случилось бы со мной.

— Я готов служить вам просто за разрешение быть рядом, раз меня подпустили ваши мужья.

— Но гарем же подразумевает…

— Мне хватит вашей энергии, но если вы захотите большего…

Улыбаюсь.

— Я поняла. Спасибо.

— Вы меня принимаете? — продолжает смотреть мне в глаза Вэйн.

Задумываюсь на мгновение. Наверное, раз этого парня допустили мужья, то нет в нем ничего плохого.

— Да.

Вновь приобретенный член… эм… даже не знаю как это назвать. Гаремом как-то не с руки. Словом, Вэйн вскакивает с полным энтузиазмом кланяется.

— Чего пожелаете, ларди?

Смотрю на его печальный внешний вид.

— Чтобы ты помылся. А потом, будь добр, займи что-нибудь из одежды у Дэмиена. Вы вроде одинаковой комплекции с ним.

Вэйн кивает, а я с трудом добираюсь до постели.

Как же меня утомил этот день!

Зарываюсь лицом в подушку, пообещав себе, что завтра же узнаю у мужей про судьбу Дейна. Не станут же они, в конце концов, избивать бесчувственного?

Утром меня ждет сюрприз. Постель усыпана цветами, а в изножье стоит столик с яствами.

Приподнимаюсь. Интересно, кто это умудрился устроить? Мужья?

Но ни Дэмиена, ни Ирвина рядом нет. Вспоминаю про Дейна и сердце заходится нехорошим предчувствием.

Вдруг в проеме двери появляется Вэйн. На нем цветастые шаровары и жилетка, не скрывающая накачанную мужскую грудь.

— П-ха! — я только отпила согревающего напитка, который кстати очень даже ничего.

Вэйн кланяется в пояс.

— Доброго утра, ларди!

А я все еще смотрю на его невероятный наряд.

— Что это?

— Он настаивал на форме служителя гарема, — в проеме двери возникает Дэмиен.

Художник выглядит невыспавшимся и помятым. Он опирается на косяк двери и прикрывает ладонью рот, зевая.

— Это? — приподнимаю брови. — Дэмиен, ты что ли эти штаны… Откуда у тебя эти штаны?

Брюнет закатывает глаза.

— О, не спрашивай. Если коротко, то Ирвин купил с запасом, — он приближается и чмокает меня в висок.

— А если длинно?

Мне нравится как от Дэмиена пахнет мятой. Так и хочется уткнуться в его грудь и нюхать.

— Длинную версию я, быть может, расскажу нашим детям, — от его нежного голоса у меня мурашки по спине бегут.

Он не дает себя поцеловать и отстраняется.

— Это, кстати, работа нашего Вэйна, — Дэмиен указывает на угощение. — Нам с Ирвином он тоже кое-что состряпал.

— А? — перевожу удивленный взгляд на “служителя гарема”.

Дэмиен садится рядом и приобнимает меня за талию.

— Ларди, — говорит муж на ухо и я понимаю, что просто обожаю эту его манеру. — Сильная женщина всегда притягивает мужчин. Но не все становятся ее мужьями. Кое-кто предпочитает просто служить. Вэйн спросил у меня как у старшего, как ему скрасить твой быт и я не придумал ничего лучше, чем это. Оказывается, он сын повара и до пробуждения способностей обучался на кухне.

Я понимаю, что Дэмиен не договорил: они оба с Ирвином еще не доверяют нашему новому слуге.

— То есть у нас будет повар?

Дэмиен кивает, подцепляя с подноса пирожное.

— И он хорош. Я уже попробовал. Оцени.

Окунаю пальчик в крем. Очень-очень вкусно! Не могу не зажмурится от ощущений, накативших на меня. И все-таки Вэйн служил в охране. Выходит, мы его демилитаризируем?

И тут я понимаю, что у меня уже есть более искусные бойцы.

Например, Ирвин и…

— Слушай, — аккуратно начинаю я. — А как там…

Дэмиен хватает меня за руку.

— Пойдем на веранду!

И я не могу сопротивляться этому порыву.

Дом залит ярким солнцем. Где-то в ветвях щебечут птицы. Настроение у меня замечательное. В частности потому, что никто еще не говорил, что хочет от меня детей.

Я чувствую себя прекрасно.

Дэмиен усаживает меня на веранде, а я представляю себе то, как он тут устраивал собеседование Вэйну и хочется прыснуть со смеху. Забавно же.

— Я хотела спросить… — снова начинаю, а глаза тем временем разбегаются.

Столько всего вкусного уже заготовил наш новый слуга.

В роли повара он наверное получше будет, чем в роли охранника.

У соседнего кресла стоит сосредоточенный Ирвин. Его тонкие изящные пальцы крепко вцепились в обивку.

— И я хочу спросить, — произносит рыжий, на его лбу залегла глубокая складка.

— Что? — произношу одними губами.

— Так вышло, что мы должны познакомить тебя с еще одним кандидатом в мужья…

Сглатываю.

— Эмбер, ты его уже знаешь.

— Меня пугает этот официальный тон.

Тогда Ирвин присаживается напротив и протягивает руку так, чтобы коснуться пальцами моей ладони.

— Я тебе уже говорил, кто он. Мы рискуем при любом исходе. Ты вправе как отвергнуть, так и принять его.

— Дейн Эрхарт? — произношу одними губами.

— Дейн Эрхарт, — вздыхает Дэмиен, присаживаясь на соседнее кресло со мной. — Главный исполнитель наказаний, весьма и весьма потекший верхним этажом.

При этом Дэмиен касается своей шевелюры, черной как вороново крыло.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Ирвин фыркает и растирает ладонями лицо.

— Поэтому никто из нас не настаивает… — произносит ирриди.

— Говорите прямо! — не выдерживаю я.

— В общем, это не тот Дейн Эрхарт, которого мы все знали. Он… Дэмиен заменил его воспоминания.

Шумно выдыхаю.

Вот. Это. Да!

Тут же Дэмиен сжимает мою ладонь в своих руках и наклоняется к уху.

— В общем, если ты утомишься от капризного аристократа, мы выставим его без угрызений совести, ларди.

Выставим это утопим? Оставим жить на необитаемом острове? Я не очень понимаю, что это значит в контексте главного исполнителя государственных наказаний, охотившегося за мной.

Но задавать эти вопросы некому.

Ирвин и Дэмиен поднимаются со своих мест, направляясь вглубь дома.

Глава 39

Эмбер

Даже не знаю, чего ждать от этих двоих. Порываюсь идти следом, но вскоре понимаю, что это не имеет смысла, поэтому просто беру с тарелки искусно сделанное пирожное и прикусываю его.

Значит, у меня есть новый жених.

С ума сойти просто!

Сердце и не думает притормозить, все так же бешено стучит о грудную клетку.

— Понравилось угощение? — рядом неожиданно возникает Вейн.

Оглядываюсь.

— А. Д-да. И спасибо за цветы.

Наш новый служитель расплывается в счастливой улыбке.

Ну у них здесь и порядки! Порадовал девушку — уже счастье. Удивительно!

Снова прикусываю пирожное и выдыхаю.

Я уже смирилась с той мыслью, что в моей жизни будет не один супруг и любимый мужчина, но моя голова теперь никак не может принять того, что новый претендент на моё сердце и… постель по идее наш злейший враг!

И меня к нему тянет.

Дэйн вылетает на веранду после хорошего пинка. Это была рука Ирвина. Не узнать его мощный крепкий кулак трудно.

Длинные волнистые волосы, переливающиеся магией, заслоняют лицо блондина.

У меня дыхание останавливается. Все же насколько красивый чертяка! Интересно, как сильно у него крыша протекла?

Дэйн тут же оборачивается и бросает преследователям:

— Харклы! Вы не знаете, что вас ожидает за это нападение! — глаза его горят яростью, которой впору испугаться.

Оу! Он явно стал эмоциональней.

— Я бы не ругался при даме, — Дэмиен проходит на веранду и останавливается, облокотившись на лёгкую белую ограду. — Так что если она тебя выставит, пеняй на себя.

Замечаю, что руки Дэйна связаны за спиной.

— Предосторожность, ларди, — Ирвин верно считывает мой взгляд. — Вы не представляете насколько он хорош в бою. Даже такой.

Дэйн скрипит зубами и скалится. Он похож на опасного хищника. Быстрый, ловкий, порывистый и непредсказуемый. Нечаянно попавшийся в капкан.

Перевожу дыхание. Взрывная смесь.

И тут мы встречаемся взглядами. Брови моего неожиданного гостя в тот же миг приподнимаются, становятся шире глаза. Он застывает с выражением полнейшего удивления на лице, а я чувствую как кровь бьется в висках.

Меня охватывает сильное, ни на что не похожее чувство. Мы можем быть парой.

— Угомонился, — вырывает меня из этого транса голос Ирвина.

— Проняло, — хмыкает Дэмиен.

Фу-у-ух, если я испытываю такой ураган эмоций от одного взгляда, что будет, когда мы окажемся в постели?

Щеки тут же вспыхивают. Почему я об этом думаю, хотела бы я знать?!

Мужья дружно ухаживают блондина на незанятое место за столом напротив меня.

— Ну, — Дэмиен опускается рядом. — Что-то поменялось в твоих планах?

Потом брюнет смотрит на меня.

— Не представляешь, Эмбер, каких только кар он нам не пожелал.

Киваю.

— Как теперь ты на это смотришь? — произносит Дэмиен, обращаясь к пленнику.

— Руки убрал, — шипит Дэйн.

Мой первый муж закатывает глаза.

— Вот и как нам быть с ним, ларди? Агрессивный сверх меры и непредсказуемый.

Приподнимаю ладонь. Впервые, если честно, пользуюсь такими властными жестами.

Мне важно снова посмотреть Дэйну в глаза.

Успеваю поймать напряженный взгляд Ирвина, прежде чем пленник оборачивается в мою сторону.

— Не обижай тех, кто мне дорог, — произношу я.

Дэйн вздрагивает и расправляет плечи.

Несколько мгновений он выглядит так, словно обдумывает эти слова, но потом отвечает кивком.

Все-таки в чем-то он прежний. Холодный и гордый.

— Сработало, — неожиданно объявляет Ирвин.

— Сработало что? — переспрашиваю я, продолжая смотреть на Дэйна.

Рыжий складывает руки в замок перед собой.

— Он возвращается к тому каким был раньше, но обо всем в свое время, — Ирвин стреляет глазами в пленника, давая понять, что обсуждать его состояние здесь и сейчас как минимум нетолерантно.

Вейну удаётся достаточно быстро замять паузу. Он оказывается подле пленника с симпатичным маленьким чайником.

— Отвар местных трав. Укрепляет и успокаивает.

Над столом разносится божественный аромат.

— Позволишь? — блондин недружелюбно смотрит на Ирвина.

Рыжий наклоняется и освобождает руки пленника.

— Без глупостей! — предупреждает Дэмиен.

Блондин тянется к чашке и я в это время отмечаю то какая у него светлая кожа, тонкие изящные пальцы. Вылитый аристократ!

Красавец!

Сердцебиение снова набирает обороты.

Дэйн делает глоток, идеально выпрямив спину и глядя прямо мне в глаза. Бог мой, у меня такое чувство, что я на приёме у высокого лорда или даже самого короля!

Заканчивается, впрочем, все совсем не в духе аристократии.

Поставив чашку на стол, Дэйн пошатывается и с размаху врезается лбом в скатерть.

Следом раздается его шумное дыхание.

Спит?

Но как?!

Вскакиваю.

— Фирменное зелье семьи Э'Линн, — в наступившей тишине с гордостью заявляет наш новый прислужник, Вейн.

— П-ха! — вырывается у меня.

— Какой ты инициативный, — вздыхает Дэмиен, доставая блондина из блюда с пирожными.

Проглатываю слюну.

Что ж. Хотя бы мягко приземлился, несмотря на прочие обстоятельства.

— Вам же нужна была пауза без лишних ушей, — вкрадчиво отвечает Вейн на мой разгневанный взгляд. — Он проспит до утра.

— Теперь я понял почему ты свой пост занимал, — вмешивается в наш разговор Ирвин. Он отравитель, Эмбер, владеет тайнами семьи Э'Линн. Полагаю у него очень хорошая память и ловкие руки. А сейчас он просто хотел выслужиться.

С трудом проглатываю возмущение и обращаюсь к Вэйну.

— Мог бы ты больше не травить моих гостей без разрешения? — лицо прислужника становится виноватым и я добавляю, — а так ты очень талантливый.

Вейн светлеет.

— Разумеется, ларди.

— А теперь ты не мог бы переместить Дэйена на кровать?

Вскоре моё приказание выполняется.

— Уверен, что его по ногам и рукам свяжут, — комментирует Дэмиен. — Этот парень очень хочет заслужить твоё одобрение.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Одобрение в том самом смысле? — невнятно бормочу я.

Брюнет кивает.

— Здесь это нормально.

О-о-ох! Кладу лицо на руки, а потом решительно вздергиваю голову.

— А теперь вы оба расскажите мне про Дэйна. Раз уж в нашем знакомстве случилась пауза.

Дэмиен вопросительно смотрит на ирриди.

Ирвин складывает руки перед собой и глубоко вдыхает.

“Честность”, - это то, о чем мы с ним разговаривали и я думаю, что он читает все по моим глазам.

— Давным-давно у главы совета родился мальчик, талантливый к магии, но она не хотела для него судьбы изгоя, поэтому собрала вокруг себя отщепенцев и учредила орден. Ирриди. С тех пор именно туда отбирают талантливых мальчиков, но выживают только те, кто готов во всем подчиняться.

— А с сотворения мира можно было начать? — прерывает Дэмиэн.

Ирвин прикрывает веки.

— Дай ему договорить, — негромко прошу я.

— Дэйн — потомок основателя ордена по… мужской линии.

— Разве такое возможно? — приподнимает брови Дэмиен. — Ирриди же не могут соединиться с женщиной.

Ирвин разводит руками.

— Полагаю, что это ложь, которая искусственно поддерживается советом.

Дэмиен замолкает.

— Только глава ордена имеет право продолжить род, так что ирриди от века руководит семья Дэйна. Его мать — лишенная сил аристократка, которую специально подобрал совет, а он младший из трех братьев и никогда не должен был узнать тайну своего происхождения — об этом рассказывают только старшему брату в тот день, когда он занимает пост. Но Дэйн на голову обошел двух других и стал среди нас главным. Быть может свою роль сыграло то, что он был влюблен в сестру Айрин Э’Вилн и готов был свернуть горы ради нее и правды.

— Подожди, — перебиваю Ирвина. — Я не очень понимаю, для чего это все.

Рыжий улыбается.

— Совет боится магически одаренных мужчин и держит их в узде. Но еще больше они опасаются того, что выйдет от союза одаренного мужчины и одаренной женщины.

— Они боятся… ее силы? — практически шепотом произношу я.

Ирвин кивает.

А я боковым зрением замечаю, как бледнеет Дэмиен.

— И Дэйн попробовал этого добиться.

— Верно, — произносит Ирвин. — Однако такое невозможно без любви. Он защищал то, что ему было дорого. Эмбер, мы вынуждены были убрать его воспоминания потому что Дэйн потерял смысл жизни. Но у него есть шанс, раз ты его исцелила.

Обалдеть!

А судьба не могла подобрать мне более простой вариант в мужья?

— Ты очень похожа на сестру Айрин Э’Вилн во всем, Эмбер, — вдруг добавляет Ирвин. — Я думаю это судьба.

Он буквально меня сейчас припечатал этой фразой.

Глава 40

Эмбер

— А как быть с советом? — наконец наша главная проблема всплывает в голове.

Мужья переглядываются.

— Все зависит от решения Дэйна, — выдает Ирвин.

— В смысле? — переспрашиваю я.

— Захочет ли он быть на нашей стороне, — объясняет рыжий.

— А если нет?

— Для этого есть я, — Дэмиен укладывает подбородок на руки.

Так он выглядит удивительно милым и почти что безопасным.

— Но в этом случае тебе придётся отказаться от него, — произносит Ирвин и я чувствую как внутри становится пусто уже от одних его слов.

Теперь я чётко осознаю, что не хотела бы потерять никого из этой троицы.

— Ну а пока… — Ирвин оказывается подле меня. — Как ты смотришь на то чтобы оценить то, что я купил для нас?

Вздыхаю.

— А… Дэйн?

— Он что, должен испортить нам отдых? — поднимается со своего места Дэмиен.

— В зелье Э'Линн я уверен, — добавляет ирриди и с этими словами берет меня за руку. — Эмбер, тут есть на что посмотреть.

Неохотно соглашаюсь. На сердце не спокойно.

— Дэйн никуда не удерет, — смеётся Дэмиен, когда мы занимаем места на судне. — Его привязывет твоя магия и пока он не услышит "да" или "нет", будет сидеть на месте.

Таким образом мы начинаем наше путешествие.

Ирвин управляет кораблём и понемногу рассказывает мне, сидящей у борта, об этой местности.

Оказывается, Жемчужные острова нвходятся в заливе и по этой причине тут часто бывает туман, в котором сияющее самоцветами дно создаёт совершенно невероятное природное явление.

Мы как раз вплываем в такое облако. То тут, то там вспыхивают волшебные огоньки. Завихряется туман, рисуя странные картины.

Вглядываюсь в них, как вдруг чувствую, что Дэмиен обнимает меня за талию.

— Говорят, они показывают будущее, — произносит брюнет, почти касаясь губами моего уха.

— Да? — мне кажется, я вижу танцующую женщину, окружённую кавалерами.

Только эта женщина не я.

Мгновение и все гаснет.

Мы выезжаем на морской простор. Справа и слева виднеются острова, окружённые светящийся дымкой.

Видение почему-то все так и не даёт мне покоя, когда Ирвин указывает вперед.

— Вольный город!

Приподнимаюсь со своего места и смотрю в предложенном направлении.

Вышедшее из-за туч солнце ярко освещает переливающуюся жёлтыми огоньками бухту. Я даже отсюда вижу несколько мощных водопадов, низвергающихся в море, так что над половиной острова зависла радуга.

— Мы едем в гости к тому, кто любезно уступил мне старый причал и десять северных островов практически за бесценок, — поясняет Ирвин. — Я отдал сущий пустяк, разваливающееся поместье Э'Тарн.

Глаза его смеются.

Замечаю, что лицо Дэмиена становится заинтересованным.

— И никакой магии, — хищно улыбается рыжий.

— Это как? — переспрашивает Дэмиен.

— Надо всего-то быть хорошим парнем! — в конце Ирвин смеётся и я понимаю, что все это ответ на наши нападки, касающиеся его пронырливости и закрытости. — А также иметь много друзей!

Наше судно швартуется у шикарного причала, где нас уже встречает группа людей.

— Иштван Грэм, — указывает нам ирриди на мощную фигуру, выделяются из толпы. — Основатель города, владелец половины островов в заливе и человек, который взялся возродить старую традицию брачных путешествий с приличной выгодой для себя.

После этих слов Ирвин спрыгивает на пристань.

Стража Иштвана, в которой я вижу как женщин, так и мужчин, расступается и мощный мужчина заключает ирриди в крепкие объятия.

— Рыжий разбойник! — бас Иштвана прокатывается над пристанью. — Чрезвычайно рад, что тебе пока ничего так и не оторвали!

Я улыбаюсь. Забавно слышать, что Ирвин, наверное, у всех вызывает почти одинаковые ассоциации.

— Я привёз свою семью, — ирриди оборачивается к нам с Дэмиеном и я замечаю, что его глаза горят настоящим счастьем.

Первый муж в это время накидывает мне на голову капюшон чтобы скрыть волосы, переливающиеся магией.

Ступаю за борт и Иштван тут же кланяется мне как благородный, слегка склонив голову.

— Рад видеть вас, ларди, — произносит он, а мне тем временем бросаются в глаза необычные элементы его внешности: почти выцветшие глаза и седые пряди, — значит, приглядываете теперь за сорванцом?

— Мой учитель, — тут же поясняет Ирвин. — Обретший свободу. Все отслужившие ирриди обязаны отказаться от магии.

Иштван оглядывается.

— Но она продолжает бурлить у нас в крови. На службе я, как видите, хорошо постарался, так, что смог устроить собственное город. Пойдемте! — приглашает он нас. — Чего стоим?

И мы втроём следуем за Иштваном к переливающемуся солнечным светом берегу.

Я ещё не успеваю толком рассмотреть город, как Ирвин наклоняется к моему плечу.

— Это место обеспечивает всем необходимым виллы на островах. Откуда, как ты думаешь, мы в даа счета достали вещи и продукты?

Пожимаю плечами.

— В последнее время многие переезжают сюда, выкупают землю и собственными усилиями строят виллы, чтобы сдавать их потом в наем потому что это приносит неплохие деньги. И законы тут не такие строгие. Иштван отдал нам в собственность виллы тех, кто не смог выплатить ему долг.

Приподнимаю брови. Даже так?

— Это здесь… ты хотел жить после Э'Вилн?

Мы встречаемся взглядами.

На мгновение Ирвин становится задумчивым.

— Ну и как тебе моя мечта? — произносит он.

Это ещё один ответ на мои вопросы: разве тот, кто готов поделиться самым сокровенным, может быть неискренним в своих побуждениях?

Пожалуй, я действительно могу дать Ирвину право рассказывать обо всем не до конца, если ему нравится хранить интригу. В любви ведь, в конце концов, важно быть собой и позволить это другому.

— Охрененно! — отвечаю ему.

Ирвин смеётся.

— Я запомню это слово.

Иштван вскоре оставляет нас одних, выдав высочайшее разрешение пользоваться всеми услугами острова.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Он правда здесь главный? — спрашиваю у Ирвина.

Тот улыбается.

— А что?

— Просто мужчина…

— Знаешь, какую он платит дань совету? Это очень прибыльное дело, остров, где каждый может быть кем хочет.

Мы вливаемся в шумные ряды лавочников.

Обстановка чем-то отдалённо напоминает курортный город.

Ирвин хватает причудливую шляпу и устраивает её у себя на голове.

— Что, правда? — спрашиваю я, получив в руки ожерелье из местных цветов.

— Правда, — улыбается Дэмиен. — Я слышал о предприятии Иштвана, но нам с женой в былые времена не хватило бы денег выбраться в это место. Тут все довольно дорого.

В этот миг Ирвин взмахивает подаренным ему разрешением.

— Сегодня и только сегодня все за счет Иштвана!

Выяснилось, что ирриди в отставке выстроил на самом большом острове залива не просто инфраструктуру, способную поддерживать быт отдыхающих на островах, но и создал в самом её центре настоящий парк развлечений для тех кто мог заскучать в уединении.

И, честно, мы отлично провели время. Поели диковинной еды со всех уголков Элирны. Нежились в горных источниках, а потом трое умелых служащих делали нам потрясающий массаж. Затем прогулялись по пляжу предсказаний, который по большей части оказался пристанищем фокусников, показывавших разнообразные трюки с магией, там же и провели вечер. В бликах живого огня, заключенного в изящные стекоянные сферы, выступал уличный театр. На теплом, переливающимся золотом песке, учитывая звучание недалекого прибоя это смотрелось потрясающе. А в промежутках мы посетили кучу прекрасных лавочек и просто живописных мест. Я накупила много прекрасных безделушек и чуть не приобрела себе ручного зверька.

Меня отговорил Дэмиен, сказав, что продавцы бессовестно заламывают цены.

Распоряжение Иштвана на товары не распространялось.

Домой мы отправлялись полные впечатлений и уставшие. Я чуть по привычке не задремала на плече Дэмиена, пока Ирвин доставил нас домой.

Я смотрела на спину ирриди и удивлялась тому, как у такого брутального парня могут быть такие уютные мечты?

Поселиться в центре курорта и помогать устраивать праздники для других.

Похоже Ирвин оказался в своей профессии по ошибке. Хотя, о чем это я думаю?

У него же не было выбора!

Или судьба того, кто, пусть и унижаясь сможет заработать на безбедную жизнь или участь отброса.

Этот нелёгкий выбор и сделал его таким.

Ирвин подает мне руку, когда корабль надежно пришвартован и в этот самый момент я думаю о том, что была бы рада остаться с моими мужьями тут. Жить в атмосфере вечного праздника, не зная горя.

Обнявшись, мы доходим до дома.

За дверью меня ждёт сюрприз.

Вытянувшись по струнке в просторной гостиной стоит Дэйн.

Одет он совершенно непривычно: на нем нет чёрного костюма ирриди. Синие брюки и белая рубашка. Черт, он выглядит как самый настоящий аристократ!

"Или восставший из могилы вампир", — подсказывает фантазия неудачное сравнение.

Настолько лицо блондина кажется совершенным или вовсе вырезанным из камня при тусклом свете магических светильников. Да и сама его поза говорит не иначе как о королевском происхождении.

То, что Эрхарт переоделся свидетельствует о том, что он уже какое-то время разгуливает по дому.

— А-а-а… где Вейн? — вырывается у меня и я чувствую как сердце бешено бьется о ребра.

Дэйн поднимает голову, глаза его опасно блестят. Как у дикой кошки. Мне кажется, ещё немного и он кинется на меня.

— Прошу вас запомнить только одно, — на этих словах он потирает запястья. — Связывать я себя больше никогда не позволю. В остальном я готов служить, вам, ларди.

После этого Дэйн опускается на одно колено. А я судорожно выдыхаю — так это было внезапно и одновременно желанно.

Ирвин за моей спиной хмыкает.

— Дэйн Эрхарт собственной персоной! Наконец-то!

Глава 41

Эмбер

Сердце как бешенное колотится под горлом. Чтобы не выдать себя, оборачиваюсь к Ирвину, при этом стараясь не смотреть ему в глаза.

— Что это значит?

— Мы верили в то, что настоящая связь сможет исцелить Дэйна, — поясняет Дэмиен, нагруженный сумками с подарками.

Оборачиваюсь к блондину, когда вижу, что мой первый муж проходит с ношей на верхний этаж.

Он явно не считает, что оставлять нас вдвоем с главным ирриди опасно.

Дэйн Эрхарт напоминает выточенную из камня статую — настолько он сосредоточен и неподвижен и вообще никак не выдает собственные мысли, будто ничего и не было сказано.

Его выдержка поражает.

В последний момент я отмечаю, что другие мужчины становились передо мной на оба колена. А Вейн так вообще сразу же рассказал, что ему будет плохо если я откажусь принять его в семью.

Думаю, все то же самое касается и Дэйна, только он молчит.

Одним словом, аристократ.

Наверное, если я не соглашусь на его общество, ему будет плохо, но он не сделает на это ни намека.

Однако у меня самой не получается думать об этом. Прикасаюсь к плечу Дэйна и медленно выдыхаю.

Так. Нужно принимать решения с холодной головой.

— Объясни, пожалуйста, что ты сделал с Вейном.

На короткий миг губы Дэйна изгибаются. Мне кажется, он только что улыбнулся. Все же, он не бездушная произведение искусства, а живой человек.

— Я привык платить по счетам.

Вздыхаю. Какие непростые мужчины все-таки мне достались!

— А если конкретней?

— Он слишком гордый, чтобы прощать посягательства на собственную шкуру, — поясняет Ирвин, огибая нас с блондином. — Я выясню, что с Вейном, ларди, и обязательно ему помогу.

Час от часу не легче!

Я порываюсь пойти следом за рыжим, как вдруг мой взгляд падает на Дэйна. Его лицо по-прежнему сосредоточено. Черт, не могу же я его в самом деле мучить просто так. Прекрасно понимаю, что сама хочу этого — мы должны объединиться.

— Я тебя принимаю, — снова касаюсь его плеча. — Только с одним условием.

Эрхарт резко поднимает голову и я понимаю, насколько ему было важно мое решение.

— Больше не нападать на тех, кто служит мне.

Он улыбается краешком губы.

— Если они не будут угрожать мне или тебе.

Черт! А мне нравится его решимость.

— По рукам!

Эрхарт приподнимает бровь. И я понимаю, что ему не знакомо это выражение.

— То есть, я хотела сказать, что согласна.

— Благодарю, ларди, — он легко и быстро поднимается на ноги.

Тут я оцениваю, что Эрхарт на голову, наверное, выше меня и вообще он довольно мощный, хоть этого издалека и не видно. Дэйн стройный и жилистый. Но, надо признать, было бы страшно иметь такого врага.

“Что я вообще делаю?” — вертится паническая мысль на периферии сознания.

Ведь он же правая рука первой ларди!

— Я рад, что тебя не смущают предрассудки, — следом произносит Дэйн и мне почему-то приходит в голову, что он похож на эльфа.

Ч-черт! Почему, когда я вижу красивого и привлекательного мужчину, я думаю вовсе не о том как произвести впечатление, сделать что-то разумное или хотя бы придумать план.

— В чем они должны состоять? Предрассудки?

— В том, что я ирриди, — его глаза блестят сталью.

— А-а-а… — смотрю туда, где уже простыл след Ирвина.

Ну да, точно, никто ведь не знает, что мне это не впервой.

— Мне просто нравятся сильные мужчины, умные и загадочные.

Ударить себя по лбу рукой сейчас наверное было бы очень кстати.

Но я продолжаю смотреть на Эрхарта как школьница на мужественного и сексуального преподавателя.

Надо признать, я рядом с ним плыву.

И вообще из-за наличия двух готовых сражаться за меня мужчин я порядком расслабилась.

— Можно я тебя поцелую? — произносит блондин и я чувствую, что ноги подкашиваются.

Да-да, я готова упасть ему в объятия и одновременно взорваться от той бури эмоций, которую вызывает у меня эта ситуация.

Ты же вроде затворник, нет?

Ну то есть иметь отношения в твоем случае нельзя? Только удовлетворять прихоти.

И вообще такое не в правилах этого мира… Дэйн оказывается быстрее моей реакции. Он прикладывает ладонь к моей щеке и я теряю последнее подобие концентрации.

Но буквально за мгновение до того как мог бы произойти поцелуй из соседней комнаты раздается грохот и веселый возглас Ирвина.

— Вот это я называю искусство!

Отступаю от Дэйна, вспомнив еще про одного жильца нашего дома.

В конце-концов, я обещала перебежчику из дома Э’Линн что-то вроде крова и защиты. А теперь стою тут и практически целуюсь с его обидчиком.

Огибаю Эрхарта, зачем-то утерев губы, хотя ничего ведь не произошло, а то место, где меня касалась его рука почему-то зудит.

“Нужно преподать ему урок”, - вещает разумная часть моего сознания. Никаких поцелуев без добрососедских намерений.

И вообще, Эрхарт самоуверенный и наглый. Опасная смесь.

Откидываю назад волосы и периферическим взглядом отмечаю как Дэйн поворачивает голову в мою сторону.

Значит, наше притяжение взаимное. Это немного льстит, но, вместе с тем, и тонизирует. Он же все-таки правая рука моего врага! Самое стремное, блин, что можно придумать, это заняться с ним любовью!

Выхожу на веранду, ту самую, с видом на море, где мы все рано утром беседовали с Эрхартом и вижу картину, которая заставляет меня потерять на какое-то время дар речи.

Вейн лежит лицом в пирожных.

— Я не позволю себя унижать, — шипят у меня над ухом.

Дэйн.

Кто бы это еще мог быть?

Обалдеть! И ходит он бесшумно.

— Могу отметить, что нири пришел в себя, — отмечает Ирвин, вытаскивая несчастного отравителя дома Э’Линн из его своеобразной подушки. — Но меня он совсем не помнит.

Оборачиваюсь к Эрхарту.

— Правда? — вырывается у меня.

Тот трет свой лоб указательным и средним пальцами.

— Да, — наконец признается главный ирриди. — Я помню только ритуал, точнее то, что после него было. До этого все в тумане. Но я-то конечно понимаю, что не родился взрослым мужчиной.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Он опирается спиной о косяк и складывает руки на груди.

— Еще я могу понять, что ритуал был нужен чтобы меня контролировать, — блестящим магией локон падает ему на лоб и Дэйн его сдувает.

Это движение почему-то кажется мне очень сексуальным.

— И я бы сказал…

В это время Ирвин закидывает Вейна себе на плечо.

— К утру, думаю, отойдет, — отвечает он на мой встревоженный взгляд. — И Дэйн бы сказал, что это в духе местных аристократов ничего не забывать.

Эрхарт прикрывает глаза.

— Поэтому я считаю, что ни тебе ни нам нечего опасаться.

Сердце замирает в груди.

То есть, Ирвин сейчас говорит о том, что мы все в том числе — орудие мести для главного ирриди? Это звучит уже не так романтично.

— Я бы хотел закрепить клятву, — глаза Эрхарта блестят.

— Только я обязан предупредить, — Ирвин останавливается к дверях и свободной рукой приподнимает волосы, так, что на его шее можно разглядеть брачную метку. — Нам всем придется действовать разумно.

Глава 42

Эмбер

— Я верю в тебя, Эрхарт, — оборачиваюсь и вижу подходящего к нам Дэмиена. — Ты же вроде самый искусный и ловкий борец с чем только можно.

Брюнет подмигивает и встает рядом со мной, как будто пытаясь предупредить наше с Дэйном столкновение.

— Ты ведь понимаешь, — добавляет Дэмиен, — что глава совета не успокоится, не получив отчет от тебя. А если на твоей шее окажется брачная метка, это весьма и весьма нас всех скомпроментирует.

Ирвин оборачивается и кивает.

— Я верю, что ты пришел в себя, нири.

Блондин морщится и растирает ладонями лицо.

В это время Дэмиен проскальзывает на веранду.

— Кстати, я проголодался. Не будешь ли ты так любезен разморозить нашего повара? — говорит он. — Ну пожалуйста.

Мне нравится то, что Дэмиен вовсе не боится нашего грозного гостя и, судя по тону, даже его подкалывает.

Хотя чему я удивляюсь? Обладая его-то даром, бояться можно только одного — потерять жену.

Дэйн подходит к обездвиженной ищейке дома Э’Линн и касается шеи Вейна, я вижу как с его кожи пропадает едва заметная поблескивающая сеть, напоминающая паутину.

Следом нам “повар” открывает глаза.

— Я… где? — он озирается по сторонам.

— Кухня там, — безучастно сообщает Дэйн. — Ужин должен быть готов до того как ларди проголодается.

От голоса веет холодом.

“А он тиран”, - замечаю про себя.

Окей, сейчас меня к нему тянет, но не пожалею ли я, когда чувства утихнут?

Вейн пошатываясь уходит в недра дома.

— Ты умеешь управлять людьми? — едва слышно спрашиваю я.

Дэйн рассматривает свои пальцы, на которых, как я вижу, поблескивают белые нити.

— Это недолгосрочный эффект.

— Он выбирает жертв и лишает их воли, — поясняет Ирвин. — На пару суток.

— Довольно жутко, — присаживаюсь на стул.

— Все это было ради общего блага, Эмбер, — рыжий пожимает плечами. — Именно так мы и узнали историю ордена. Когда нири научился этой магии. Иначе, как ты думаешь, мы умудрились попасть в святая святых, хранилище совета?

Выдыхаю.

Лицо Дэйна остается безучастным.

Я думала, он хоть немного удивится, услышав про свои прошлые подвиги.

— Как жаль, что я этого не помню, — блондин смотрит в небо, на котором уже мелким крошевом высыпали звезды.

Переливающийся магией локон падает ему на лоб, а я невольно вспоминаю слова Ирвина о том, что мы создаем себя из того, что помним.

Сердце начинает биться чаще.

Может быть, мы вовсе не зря встретились и я должна направить этого парня с холодным сердцем по верному пути? Вернуть ему душу практически?

Выдыхаю.

Через какое-то время мы все садимся ужинать.

Дэмиен ест с превеликим удовольствием и не уставая нахваливает блюда. Хотя Вейну, похоже, все равно. Этот напоминает улыбчивую марионетку, которую заставил прислуживать наш небезопасный гость.

Ирвин то и дело поглядывает на волны. По его губам скользит задумчивая улыбка. Наверное думает о своем домике у моря, который теперь стал во много раз ближе.

А вот Дэйн смотрит мне в глаза.

Вообще меня дрожь пробирает от того, что он только смотрит. Все остальное исполняет Вейн — подливает питья, и подкладывает в тарелку угощения. Мне грешным делом кажется, что сегодня заготовлены афродизиаки. Уж больно взгляд у Дэйна… я не знаю как это объяснить.

— А давайте поможем нашему блондину с памятью, — и тут я понимаю, Дэмиен бдит, — может, расскажешь пару забавных историй, Ирвин, раз уж вы такие давние приятели?

Рыжий убирает ладонь, на которую только что беззаботно опирался, от лица.

— Ты что, не видишь? Твой названный брат грустит, — с деланной беспечностью говорит Дэмиен, а потом смотрит на ирриди. — Поверить не могу, что тебе нечего вспомнить.

— Ну ладно, — Ирвин откидывается назад и заносит руки за голову. — Историй у меня, правда, масса.

Рыжий оказывается хорошим рассказчиком.

Вскоре ему удается увлечь всех нас. И когда мы с Дэмиеном уже смеемся в голос, я замечаю, что даже Дэйн стал улыбаться. Хотя мне прекрасно понятны были его планы на эту посиделку.

Под конец вечера блондин тоже слушает с интересом, подставив под подбородок сжатые кулаки.

Нас окружает светящаяся мошкара и тогда Вейн задвигает сетчатый полог. Сквозь него окружающий пейзаж смотрится как будто через дымку и создается ощущение, словно звезды спустились полетать среди нас.

— Одна из звездных ночей. Через пару дней настанет время полных лун, — улыбается Дэмиен. — Ночь счастья новобрачных.

Стараюсь не смотреть на Дэйна — ведь мужья четко дали ему понять: он должен доказать верность и не могу не признать того, что это разумно.

Словом, Дэйну Эрхарту придется вернуться к своей хозяйке и сделать так, чтобы она забыла про меня.

После этого мы примем его в семью.

Мне страшно и неудобно отпускать Дэйна, но я понимаю, что ничего с этим поделать не могу.

Я не в праве рисковать тем, что уже получила — мужьями и домом, который мы обустраиваем тут.

Когда мы с Ирвином и Дэмиеном поднимаемся в спальню, все время думаю о том, успеет ли Дэйн вернуться до времени полных лун? Наверное, я зря об этом думаю. Такое просто невозможно.

А ушлый блондин уж точно накормил меня афродизиаками. Потому что хочу я сейчас только его.

Мужья раздеваются и падают в широкую кровать, рассчитанную на нас троих. Похоже, оба слишком сильно устали чтобы дать мне забыться в одной постели с ними. Дэмиен крепко обнимает меня и утыкается лицом в мое плечо.

— Мы будем тебя стеречь, — сонно шепчет брюнет.

Не успеваю ничего ответить, как Ирвин закидывает ногу мне на бедро.

— И охранять от одного похотливого типа, — от его горячего дыхания над моим ухом приподнимается прядь. — Не беспокойся, ему будет, чем заняться. Пусть расколдовывает раба — это дело не двух мгновений. А то выйдет так, что Дэйн уедет, а этот останется. И что нам тогда делать?

Вскоре оба спят.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

И я тоже следую их примеру, согревшись между двух прекрасных тел.

Но снится мне все то же самое, о чем я думала наяву — как обнаженный блондин пробирается в нашу спальню, встает коленями на одеяло и движется ко мне.

Еще недавно я была куда более скромной и, наверное, отодвинулась бы или попробовала бежать, но не теперь. Я сама тянусь к нему.

Нас разделяет легкая шелковая простынь, когда Дэйн нависает надо мной.

Он легко касается моего подбородка, приподнимает его, а затем проводит по шее двумя пальцами.

В местах его прикосновений по коже пробегает что-то вроде электрического разряда.

Я сжимаю ноги, чтобы удержать желание.

И тут он касается моих губ.

Это очаровательно. Божественно.

И это совсем-совсем не сон! — понимаю я.

Глава 43

Эмбер

Не успеваю насладиться поцелуем, как тот прерывается. Чувствую, что мне нужно ещё.

Тепло Дэйна тем временем испаряется.

Ощущаю прикосновение к руке.

Мгновение и ирриди вытаскивает меня из постели. Щёлково покрывало все еще окутывает мою фигуру подобно лёгкому кокону.

Придерживаю его на груди, так как уже привыкла ложиться с мужьями голой и понимаю, что пока не готова показаться без одежды нашему гостю.

— Куда мы идём? — спрашиваю в наступившей тишине, когда мы выходим из спальни.

Одинокие светящиеся мошки кружатся в коридоре, создавая ощущение ожившего волшебства.

Каждая из них оставляет за собой едва читающий след.

Дэйн оборачивается и прикладывает палец к губам.

Меня забавляет то, что этот жест оказывается универсальным для обоих наших миров.

Мы выходим на улицу и я понимаю, что наше движение потревожило окружающий пейзаж.

Сияющая пальца обретает с деревьев и начинает кружиться в воздухе, создавая причудливые очертания.

— Она… живая? — шепчу я.

— Можно сказать и так, — говорит Дэйн мне на ухо. — В особые дни через острова проходит силовые поля. Почему, как ты думаешь, тут все светится.

По правде, не задавалась этим вопросом.

Неожиданно я ощущаю как мне на плечи ложатся сильные руки спутника.

"Люблю тебя", — мне хотелось бы это услышать.

Но все, что я чувствую — жар его тела и тут же вспоминаю, что у Дэйна вообще-то была семья. То, что произошло между нами ' своего рода шутка природы.

— В эти ночи принято давать друг другу обещания, — говорит он, — говорят, что их подкрепляет здешняя магия.

Нахожу его руку на своём плече и сжимаю пальцы.

Чрезвычайно интересно услышать, что скажет этот опасный и непредсказуемый мужчина.

— Я буду защищать тебя, — произносит Дэйн и я оборачиваюсь к нему.

— Чего ты хочешь взамен?

Блондин усмехается. Выражение его лица кажется мне сейчас полным нежности.

— Это моё искреннее желание. Оно не требует взаимности. Мне достаточно того, что ты будешь считать меня своим женихом.

Но я хочу дать что-то в ответ!

Однако я не успеваю ничего сказать.

Дэйн тянет меня к бассейну, прямо в воду.

— Эй! Клятву нужно закрепить, — лукаво улыбается он и я не сопротивляюсь.

Мне даже немного нравится это баловство.

Мы оба падаем вниз. Тёплая стихия обнимает наши тела, а в стороны с ветвей деревьев, склонившихся над водоёмов взлетают птицы.

Дэйн ловит меня, не давая насладиться плаванием и целует в губы. Меня ужасно заводит то, что в любое время нас могут застукали мужья.

Наверное неправильно с моей стороны вести себя вот так, но я почему-то доверяю человеку, который сегодня оказался со мной рядом. Мне достаточно его обещания защиты и я в глубине души знаю, что он не подведёт. Не причинит зла. Потому что долг для него превыше других вещей.

Его долг сейчас защищать меня.

И, похоже, что любить — тоже.

Я чувствую это, когда он меня ласкает. Наши тела сплетаются в воде, но Дэйн не позволяет себе слишком многого. Не переходит черты.

Вода переливается разнообразными огоньками. То тут, то там кружится разноцветный туман. И мне кажется, что мы сами сейчас творим магию.

И это прекрасно, быть ничем не связанными, как будто первозданными.

И вот, кажется, я совсем потеряла стыд.

Мы изучаем друг друга. Дэйн шепчет мне на ухо, как я прекрасна. Я не остаюсь в долгу. Он тоже мне нравится — зачем лгать?

Раньше я не верила в то, что можно получить удовольствие не занявшись сексом в привычном смысле, без проникновения. Но у нас все вышло.

Дэйн как истинный джентльмен провожает меня до спальни и оставляет на пороге, закутав в шёлковое покрывало.

Это было первое свидание, как я поняла.

Оно обрушилось на меня как лавина новых эмоций и ощущений.

С ним я почувствовала себя совершенно свободной, быть может потому, что для этого мужчины, похоже, не существует правил и запретов. Все, что его не устраивает, он меняет сам.

Когда я думаю об этом, сердце начинает чаще биться в груди.

Дэйн оставляет светящийся цветок в моих волосах и произносит негромко:

— Помни, теперь ты моя избранница.

Потом разворачивается и щеголяя голой задницей, отправляется у себе.

Совершенно бесстыдный тип!

И то же время неповторимый…

Такого со мной ещё точно не бывало.

Забираюсь обратно к мужьям и засыпаю сном беззаботно девочки, потому что чувствую, что мы с Дэйном не перешли тех рамок, которые установили другие мои мужчины.

Мы просто пообщались, хоть и весьма пикантно. Но я, как ларди, нашедшая подходящего мужчину, имела на это полное право.

Сны я видела самые прекрасные и безмятежные. Что-то о детях и счастливой семье.

Только пробуждение застало врасплох.

Я очнулась от громкого чиха.

— Что происходит? — с трудом разлепила глаза и обнаружила, что вся постель усыпана белыми цветами, один из которых был у меня в волосах.

Над нами стоял Вейн и осыпал этим вот великолепием из корзины.

— Кто это у нас такой романтичный с утра? — заявляет Дэмиен, утирая нос.

От его слов просыпается Ирвин.

— Не тот, о ком ты думаешь. Парня ещё не отпустило, — заявляет, садясь на постели ирриди и подхватывает с пола свою рубашку.

В этот миг Вейн поразительным образом ловит мою кисть и прислоняется к ней губами.

— Я обещал что буду рядом, — глаза отправителя дома Э'Линн странно поблескивают и я ловлю в его словах знакомые интонации Дейна.

— Передай своему кукловоду, что если он ещё раз провернет подобный трюк, я засуну ему эти цветы известно куда. У меня похоже на них аллергия, — после этого Дэмиен встаёт. — Час от часу не легче с этим твоим нири, — бросает брюнет Ирвину.

— Понятия не имел, что он такой влюбчивый, — пожимает плечами Ирвин.

— Или скорее целеустремлённый, — добавляет Дэмиен. — Честно говоря, мне не по себе, когда я знаю, что за мной наблюдают.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я тоже вылезаю из постели и не могу не признать, что мне это нравится. Нарочно одеваюсь дольше положенного и вернусь перед Вейном как перед зеркалом. Все-таки в ожидании близости есть что-то удивительно приятное.

— Надеюсь, он не попадётся на этих своих треках у первой ларди, — добавляет Дэмиен. — А то неловко получится.

Эти слова возвращают меня к реальности.

Спускаюсь вниз и тут же выясняю, что Дэйна и след простыл. Как будто его вообще в доме не было.

— Насколько я знаю нири, он уже на пути к столице, — замечает Ирвин. — И он сделает все, чтобы облегчить нашу жизнь.

Убираю локон за ухо.

Да уж, не сомневаюсь.

Такой целеустремленный мужчина не может облажаться.

Дальше жизнь идёт своим чередом. Дэмиен снова берётся за краски и меня очень радует возможность понаблюдать за тем, как творит художник. Мы часами бродим по острову, выбирая подходящий вид.

И вот, когда он найдёт, муж предлагает написать портрет с меня. Это трогает до глубины души. Ещё никто не пробовал писать с меня картины.

Так что дни мы теперь проводим за этим занятием.

Ирвин тем временем занимается делами семьи, то и дело отправляясь к своему другу на остров. В свободное время он укрепляет дом, я не лежу в эти его супергеройские штучки. Считает, что стенам нужно больше защиты — пусть делает.

Вечера мы неизменно проводим вместе на веранде. Дэйн также незримо присутствует с нами через своего "проводника".

Все это напоминает настоящую идиллия, пока мы не получаем весточку от Дэйна.

"Первая ларди хотела бы видеть меня в столице"

Обращаюсь к мужьям:

— Что это значит?

Глава 44

Эмбер

Мужья собираются вокруг меня.

Ирвин забирает послание из моей руки и внимательно его рассматривает.

— Я не знаю, — наконец заявляет рыжий. — Но если Тина Э’Тин приказывает, сдается мне, мы не можем отказаться.

— Пиратские острова, — вдруг заявляет Дэмиен.

Ирвин смотрит на него вопросительным взглядом.

— Я лишь назвал альтернативу, — пожимает плечами брюнет.

— Вот как-то так, — ловлю на себе взгляд рыжего и понимаю, что доверившись Дэйну мы вступили в игру без железных гарантий.

Вздыхаю.

Впрочем, можно подумать, у меня раньше были действующие способы не сложить голову в этом мире.

— Решать тебе, — произносит Дэмиен.

Несколько мгновений смотрю перед собой. Мы с мужьями по сложившейся уже традиции проводим время на веранде.

Вейн, уловив паузу, подливает мне своего фирменного божественно тонизирующего напитка.

— За вами я отправлюсь на край света, — шепчет на ухо он при этом.

Я отпиваю, чувствуя как по телу проходится волна бодрящей энергии.

Нашего повара уже отпустило, так что нет сомнений в том, что говорит он сейчас от себя. И это конечно приятно, но я хорошо понимаю, что Вейн мечтает побывать в моей постели, на месте мужей.

Но я не чувствую себя настолько готовой открывать объятия всем возможным кандидатам.

— Я согласна, — наконец возвращаю чашку на стол и тут же встречаюсь с напряженными взглядами мужчин.

— Я верю Дэйну.

Это правда. А еще так и не свершившийся обряд тянет меня к нему. Я очень хочу увидеться опять и быть уверенной, что ему ничего не грозит. Я чувствую, что это желание взаимно.

— Ирвин? — Дэмиен внимательно смотрит на моего рыжего супруга. — Ты точно уверен, что твоему нири можно доверять?

Ирриди отворачивается и долго-долго смотрит на воду. Мне кажется сейчас в его глазах сквозит грусть по уплывающей от него мечте.

Наконец Ирвин сжимает пальцы в кулаки.

— В намерениях Дэйна я уверен. Он не даст Эмбер в обиду, — наконец он оборачивается к нам.

Но мне кажется, что очень многое остается недоговоренным. И мне так жаль, что я не могу почувствовать этого.

Впрочем, я дала себе обещание не вытаскивать из рыжего клещами то, чем он не намерен делиться. Похоже сейчас он принял решение обменять свой домик у моря на что-то другое.

Наверное, на жизнь с нами в столице. Но он сделал это сам и по своей воле. Значит, мне нет резона вмешиваться.

— Ирвин, если хочешь… — начинаю я. — То можешь возвращаться сюда…

Я замолкаю, увидев в глазах рыжего тоску.

— Это очень мило, Эмбер, — одними краешками губ улыбается он. — Но иногда судьба сильнее всех нас.

После этого он разворачивается и уходит вглубь дома.

Слова Ирвина как будто повисают в тишине. Я прямо ощущаю исходящее от них дурное предзнаменование, правда, не могу понять, почему.

Мы остаемся с Дэмиеном и Вейном.

Брюнет вздыхает.

— Мне нравится этот остров, Эмбер, — говорит он. — Забавно, что в детстве я боялся воды. Но полюбил ее тут, с вами… Пойду соберу краски.

Судя по всему, Дэмиен тоже подчинился принципу “куда я, туда и он”.

— Я навсегда останусь с вами, — шепчет мне на ухо Вейн.

Вздыхаю.

А вот повар наш, похоже, поглупел. Не знаю, в чем проблема — в магии Дэйна или в тяге прислужника к моей силе. Вот правда не знаю, но это уже начинает раздражать.

Тоже ухожу в дом.

Собираюсь я со смешанными чувствами.

С одной стороны я очень хочу увидеть мужчину, которого так никогда и не смогу назвать своим мужем, а с другой, мне было хорошо в этом доме и я не желаю покидать его.

Кидаю вещи в чемодан, искренне жалея о том, что не смогу забрать отсюда атмосферу беспечности. Только воспоминания. Но ведь те со временем померкнут и сотрутся.

Жаль, что счастье не может быть постоянным.

Мои волосы перестали светиться три дня назад, Дэмиен и Ирвин пришли к выводу, что скорей всего ничего необычного не произошло. К врачу мы не обращались все по той же причине — если выяснится, что я ношу ребенка от ирриди или что тот способен соединиться с ларди на нас обрушится такая куча проблем, какой мы еще не видели.

Словом, выгляжу я как обычная наделенная силой женщина.

Теперь я точно могу вернуться в столицу, не вызывая лишних вопросов и подозрений.

Долгие проводы — лишние слезы. Мы выдвигаемся в путь и я с сожалением провожаю взглядом побережье.

— Как думаешь, что нас ждет? — спрашиваю у Дэмиена.

Тот пожимает плечами.

— Высшее общество, балы, увеселения, — и легонько касается кончика моего носа.

Понимаю, что муж пытается меня развеселить.

Но я все равно не могу отделаться от тревоги.

Например, я понятия не имею, как будут проходить наши встречи с Дэйном. Мы вообще сможем хотя бы подержаться за руку? И не выдам ли я себя чем-то?

Дэмиен вдруг прижимает мою голову к своему плечу.

— Не переживай. Мы будем рядом.

В столице меня, однако встречают как королеву. Дэйн распорядился отдать нам для отдыха настоящей особняк.

Я неуверенно поднимаюсь по ступеням, пока разодетые слуги затаскивают наверх наш небольшой багаж.

— Все это…. - смотрю на роскошное здание, отгороженное от улицы забором. — Слишком много для меня.

Мои слова никому конкретно не адресованы. Но я была бы рада, если бы Дэйн их услышал. Я ведь прекрасно понимаю, что это его подарок.

— Тебе придется принять, — Ирвин кладет руку мне на плечо.

“Вероятно, как часть ухаживаний”, - это остается недосказанным.

Не думала, что в мире матриархата реально получить от кавалера дорогостоящий подарок. Но это так.

Следом ирриди раскрывает над моей головой зонтик, так как начинает накрапывать мелкий дождь. Становится зябко. Нос забивает прокуренный дымом запах здешних улиц.

Спешу подняться по ступеням до верха.

Мне так не нравится, что теперь, в этом роскошном особняке мы все вынуждены играть роли, которые выбрало нам общество. Я — бесчувственной хозяйки, Дэмиен — забитого мужа, а Ирвин — расчетливого секретаря.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Тишина холла оглушает. Отделка стен выполнена из дерева. Высота потолка поражает. Тут наверное не менее трех пролетов! К главному холлу спускаются две изящные витые лестницы. Над всем этим великолепием блистает сделанная из магических камней люстра.

Как только я вхожу, ее сияние становится зеленоватым.

— Хм…

Ирвин помогает мне снять пальто.

Дэмиен проходит дальше в дом.

— Шикарно, — наконец произношу я, когда слуги с чемоданами растворяются в коридорах.

— Это только начало, — негромко говорит Ирвин.

Оборачиваюсь и отвечаю вопросительным взглядом.

— Неужели ты не понимаешь, что такие подарки просто так не дарят? — улыбается рыжий.

— Думаешь, я буду что-то за это должна?

Он отрицательно встряхивает головой.

— Скорее наоборот.

Столовую нам удается обнаружить без труда. Все потому, что я, наверное, ужасно проголодалась. Четко чувствую запахи.

Нас ждет ужин, накрытый на троих. Все идеально: белоснежная скатерть, сервировка, светильники, расставленные на столах и безмолвный слуга, готовый выполнять наши приказы.

Огорчает это разве что Вейна, который уже собирался занять место на кухне. Вместо этого ему приходится пойти позвать Дэмиена.

И вот, когда мы наконец все в сборе, я занимаю место во главе стола и неожиданно замечаю небольшую карточку, которая стоит у меня на пустой тарелке.

“Встретимся завтра”, - гласит послание Дэйна.

Не сомневаюсь, что это был он.

Выдыхаю.

Почему-то меня очень волнует наша предстоящая встреча.

Не иначе как я вновь обрела предчувствия.

Кончики пальцев холодеют, когда я понимаю, что рядом с Дэйном начала вновь смутно ощущать свой дар.

Глава 45

Эмбер

Заснуть ночью у меня почти не получается. Дом хоть и роскошный, но старый. Все вокруг скрипит, деревья, растущие за окнами, отбрасывают на стену причудливые тени.

Все время думаю о том, что дальше. Мне кажется, что я угодила в какую-то ловушку, но вот в какую — сам черт не разберет.

Дэмиен замечает, что я не сплю. Когда я присаживаюсь на постели, муж открывает глаза и укрывает мои плечи искусно вышитым покрывалом.

— Тебе холодно? — его дыхание щекочет меня за ухом.

— Нет, — подцепляю ткань пальцами. — Просто я думаю…

После этого мы встречаемся взглядами и я наконец решаю, что готова полностью поверить в нашу семью.

— Просто волнуюсь за будущее.

Он опирается локтем об острое колено и чуть склоняет голову набок.

— В этом мире есть гадалки, — улыбается мне.

— Дэм, я… — смотрю в его глаза и осекаюсь. — Знаешь, я не особо доверяю таким людям.

Следом муж целует меня в плечо.

— В этом мире же есть твой дар, ларди, — его горячее дыхание снова согревает мою кожу.

Сейчас он очевидно говорит о предвидении.

Улыбаюсь.

— Я не подумала.

— Хочешь, я одну такую тебе приглашу?

Отвечаю поцелуем.

Разумеется, утвердительно.

Дэмиен отвечает мне нежно и очень чувственно. Вот если подумать, я совершенно неблагодарная дура. Жизнь подарила мне все, о чем можно мечтать, а я думаю о большем.

У меня уже есть двое надежных защитников, с которыми я связана прочными узами. Двое идеальных без преувеличения мужчин.

Ирвин крепко спит, пока мы с Дэмиеном ласкаем друг друга. В его объятиях мне невероятно хорошо и я отдаюсь до конца. Хочу чтобы это было взаимно.

Чтобы у него не оставалось сомнений в том, как я благодарна. Мужчины — мой лучший подарок и, пожалуй, я наконец прихожу к однозначному выводу: не нужно хотеть большего, если это угрожает тому, что уже есть.

Я найду способ оставить Дэйна на расстоянии и просто уехать туда, где можно прожить спокойную жизнь.

В какой-нибудь домик у моря.

Утро наступает неожиданно.

Сквозь приоткрытые шторы в стекла стучится листва. Я понимаю, что голая лежу на кровати.

Мужчин уже нет.

Спешу прикрыться, понимая, что эти двое видимо ушли уже какое-то время назад и наверное занялись делами.

А я все так и продолжаю валяться.

Слуги готовят ванну по моему первому слову и я нежусь в теплой воде. Вспоминаются вчерашние прикосновения Дэмиена. Я снова ругаю себя за то, что все время хочу большего неясно зачем.

Вынимаю изящную ножку из пены.

“Слишком много добра не бывает”, - отчетливо твердит мне внутренний голос и: “За все хорошее рано или поздно приходится платить”.

— Давайте уедем! — кричу я, расслышав, что в спальне хлопнула входная дверь. — Я все решила! Хочу на острова!

Затем я различаю шаги. Сапоги этого человека явно подбиты чем-то — подошвы громко стучат по паркету.

И все равно мне кажется, что дверь в ванну открывается практически внезапно.

На пороге Дэйн и он великолепен в своей форме цвета воронова крыла и умении держаться. Несколько мгновений я рассматриваю его идеальную осанку, белоснежную кожу и переливающиеся магией локоны.

Лицо вошедшего спокойно. Только сталью блестят глаза.

В этот момент меня раздирают два противоречивых чувства: могу ли я оставить его и неужели он сам не понимает, что наша связь, случись она, обречена.

Ныряю чуть глубже в пену, так, чтобы ароматизированная вода полностью скрыла мои очертания. Я знаю, что гость уже видел меня без одежды, но мне кажется, что сейчас излишняя сексуальность только все испортит.

— Почему… — срывается с моих губ. — Без приглашения?

Дэйн бросает немного удивленный взгляд в мою сторону.

Да уж, я не похожа на местных ларди! Любая другая уже начала бы командовать.

Эрхарт почти беззвучно прикрывает за собой дверь ванной и проходит ближе к наполненной жидкостью чаще.

В какой-то момент мне кажется, что он может нырнуть в воду, ко мне. И я не знаю чего во мне больше сейчас: страха, что это действительно может произойти или желания?

Однако Эрхарт вскоре усаживается на подоконник.

Я смотрю на его профиль и любуюсь. Все-таки он идеальный!

— Произошло кое-что, что не входило в мои планы, — произносит блондин и я почему-то разом забываю про все остальные вопросы.

Например, где мои мужья и как он сюда попал? Пришел тайно или по распоряжению?

Я прекрасно осознаю, что Эрхарт — не моя игрушка и мы все ужасно рискуем, связавшись с ним.

Дэйн приподнимает голову, его глаза блестят.

Затем он разжимает руку, затянутую в изящную белую перчатку и что-то расправляется на ней словно цветок. Приглядевшись я понимаю, что это маленькая стеклянная сфера, испускающая… видения?

— Что…

Вопрос застывает у меня на губах, потому что я вижу ту же самую девушку, что и на жемчужных островах. Она кружится посреди огней и кавалеров. Точно такие же очертания рисовал мне волшебный туман.

— Это? — договариваю я.

— Предсказание, — губы Эрхарта бескровны, а между бровями залегла глубокая складка.

— Но откуда у тебя… оно?

Дэйн вскидывает голову. Локоны, выбившиеся из прически, рассыпаются по плечам.

— Не ты ли отправляла Дэмиена к гадалке?

Сглатываю.

— Все… в порядке… с ним?

Дэйн кивает.

— Конечно. Он вовремя успел ко мне обратиться.

— Я не очень понимаю… О чем это предсказание?

Мне кажется, что сердце даже на мгновение перестает биться, пока я жду ответа.

— Что ты родишь ее, женщину, в которой сольется стихийная и упорядоченная магия. Совет не допустит этого.

Я облокачиваюсь на бортик, подплыв ближе к Дэйну.

— Но как они поймут?

Эрхарт прикрывает глаза.

— Ритуальное испытание, во время которого присутствующие смогут увидеть твою судьбу.

— Что?!

— Я убедил Тину Э’Тин, что ты заслуживаешь освободившегося места третьей ларди.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Сердце как бешеное стучит в груди.

— Дэйн, не надо было!

— Твоя бывшая соседка, Э’Вилн, подала прошение об удовлетворении долга. Я предложил ей деньги, но Дэмиен…

Я понимаю: слишком дорогая игрушка.

— А место советницы освободило бы тебя от ее притязаний.

Дэйн вплотную подходит к ванной и подает мне руку.

— Тебе лучше уехать прямо сейчас, — отрезает Эрхарт. — Попробовать обмануть совет во второй раз — слишком рискованная авантюра.

И тут я прекрасно понимаю, что он знает про первый.

Дэйн бросает короткий взгляд на меня и я читаю в нем все, что он, пожалуй, не осмелится озвучивать. Наша встреча и своеобразный флирт вообще были непозволительной глупостью, которая разожгла тягу, порабощающую нас. Нам нельзя делать новый шаг на самоубийственном пути друг к другу.

Поднимаюсь из ванной, не стыдясь своей наготы. Тогда Дэйн берет со стоящего рядом стула покрывало, в котором я сюда вошла и укутывает тканью мои плечи.

— Пора… — говорит он мне на ухо.

У меня не возникает сомнений в том, что надо идти.

Мы проходим в спальню, где я быстро одеваюсь в дорогу.

Меня конечно задевает тот взгляд, которым Эрхарт разглядывает мою талию, руки. Во всем этом сквозит отчаяние. Мне тоже не по себе. Я должна бросить его в этом бесчувственном мире совсем одного.

И я не имею права произнести фразу: “Поедем с нами”.

Так я разрушу то, что у меня уже есть.

Вниз спускаемся практическ бегом.

— Мужья ждут на улице, — это все, что успевает сказать мне Дэйн, пока мы спускаемся с лестницы.

Но проблема в том, что я не вижу мужей.

Прямо около моего нового дома пышная процессия. Во главе которой три незнакомые мне девушки, разодетые в белое.

Все трое тут же опускаются на колени. В руках самой высокой из них бархатная подушка, на которой лежит украшенная магическими камнями брошка или гребень — беглый взгляд не позволяет толком разглядеть.

— Что это? — одними губами произношу я.

— Приглашение, — эхом отзывается Эрхарт.

Мой молчаливый вопрос: мы просто не успели сбежать или же нас ждала очередная подстава от Тины Э’Тин остается недоговоренным.

Глава 46

Эмбер

Цепенею и молча смотрю на Дэйна. Надеюсь, он, как и все ирриди, способен считать мои молчаливые вопросы: “Что все это значит?” и “Что нам дальше делать?”

Тот приосанивается.

— Кажется, вы поторопились, — произносит Эрхарт. — Я прибыл к ларди, чтобы подготовить ее к новости. Мы как раз собирались отыскать прочих ее мужей.

Девушка, та, что с бархатной подушечкой в руках, приподнимает голову и молча смотрит в глаза Дэйну. Кажется, она прекрасно осведомлена об особенностях ирриди и между этими двумя сейчас идет бессловесный диалог.

Наконец девушка встает на ноги.

— Ларди Э’Тарн, — произносит она смиренным голосом. — Совет ждет вас в ритуальном месте.

Поперхиваюсь и думаю, моя реакция сейчас выглядит вполне естественно.

Я боюсь совета и всего того, что может случиться дальше.

После этого мне вручают странную брошку.

Процессия вопреки моим надеждам не расходится. Часть ее, включая украшенный флагами и лентами экипаж, продолжает баррикадировать двери дома, приводя меня к вполне неутешительному выводу: “Я попала по полной”.

Дэйн делает знак, говорящий о том, что мне нужно впустить всех этих людей в дом.

Вздыхаю. Все выглядит так, словно ничего другого и не остается.

Внутри я располагаюсь в шикарном зале на первом этаже, который попросту еще не успела обнаружить. Тут есть нечто вроде трона — кресло, сделанное на небольшом возвышении.

Таким образом, передо мной начинает потихоньку открываться тайна моего возвращения в столицу: Тина Э’Тин выбрала меня преемницей на место третьей ларди. Всего домов, управляющих Элирной семь, и это священное число. Но, по сути, в последнее время вся власть сосредоточена в руках первой тройки — это, как будто ненароком вставляя комментарии, объяснил мне Дэйн.

Ни Тина, ни ее товарки, ни даже приближенные совета в последнее время не были довольны тем, что Линда Э’Линн слабеет, еще больше они переживали насчет ее дочери, которая была своенравна и глупа. От той вполне могли возникнуть проблемы. Теперь, когда место третьей ларди вакантно, его решили предложить мне, как сильной целительнице.

В глубине души я ясно понимаю, что среди всех этих слов не проскользнуло, пожалуй, ни одного правдивого. И все тут покрыто подводными камнями. Стал бы совет приглашать никому неизвестную даму с потерей памяти практически в королевы.

Конечно нет!

Тина Э’Тинн рассчитывает на что-то такое, чего я не понимаю.

Когда дамы в белом договаривают, в комнате появляются мои мужья. Меня удивляет то, что члены процессии им… кланяются.

Ну, точнее одному Дэмиену.

С одной стороны я ужасно рада видеть моего художника живым и невредимым, а с другой… у меня дыхание перехватывает. Ведь у меня есть свои тайны и чем ближе я к совету, тем, соответственно, сильнее подхожу к краю пропасти.

А больше всего я боюсь одного: что мое личное счастье разрушится от одного неверного движения.

Дэйн в этот миг кладет ладонь мне на плечо. Как будто чувствует настроение. И успокаивает.

Я ощущаю как кожа теплеет под его рукой и правда становится чуть-чуть лучше. Хотя я понятия не имею, как мы сможем решить новую проблему.

— Принимаешь ли ты подарок, Эмбер? — произносит Эрхарт.

В этот миг мы встречаемся взглядами.

“Нет”, - беззвучно движутся мои губы, но тут лицо Дэйна становится сосредоточенным. Едва-едва дрогнувшие ресницы, губы вытянутые в строгую линию — как быстро я научилась читать выражение лица! Все это говорит мне “не смей”.

Поворачиваюсь к собравшимся.

— С превеликим удовольствием, — с фальшивой радостью говорю я.

У меня нет иного выхода — вот что сказал мне главный ирриди Элирны.

Нас… поймали.

Следом меня ведут в ванну, и омыв тело ароматизированной водой, переливающийся какими-то странными завихрениями магии, облачают в белое.

Мне не дают ни словом перекинуться с мужьями. В душе я паникую, но не позволяю подлинным эмоциям прорваться наружу. Кто знает? Возможно, это хитрый план первой ларди, а, может, все это просто предполагает церемония.

Пытаюсь потихонечку вызнать, что там будет, но не получаю от девушек, занимающихся прической и макияжем, ответа.

В конце концов бросаю бесплодные попытки.

Меня выводят из покоев ближе к вечеру.

Замечаю, что мужья тоже переоделись.

Дэмиен также в белом, а Ирвин надел украшенный камнями белый пояс поверх привычного мне уже черного костюма.

Их лица сосредоточены, так что трудно что-то на них прочитать.

Протягиваю руки сразу обоим, позабыв о том, что должна была бы различать своих мужчин по статусу. Но вскоре понимаю, что, кажется, никого тут это не смущает. Что ж, я ларди, тем более, отныне приближенная к совету, и мне, должно быть, позволены любые вольности.

— Ты прекрасна, — говорит мне на ухо Дэмиен и это немного снижает напряжение.

Ирвин же просто крепко сжимает мою руку. “Умирать, так втроем”, - читаю я в этом жесте.

— Вы тоже, — негромко отвечаю я, пока мы, сопровождаемые осыпающими меня цветами женщинами, спускаемся к белому же экипажу.

Ирриди усмехается.

Оборачиваюсь к нему.

Сейчас я совсем не удивлена, что рядом нет Дэйна — стал бы правая рука Тины Э’Тин, словно влюбленный мальчик, торчать целый день около меня? Наверняка у него есть и другие задачи.

— Что нас ждет? — спрашиваю разом у Дэмиена и Ирвина, когда за нами закрывается дверь экипажа.

Теперь я знаю, что все должно произойти на закате. В свете того, что на Элирне называют вечерней звездой.

Экипаж трогается.

— Дурацкое стечение обстоятельств, ларди, — Ирвин облокачивается на свое колено и заглядывает мне в глаза. — Дэйн убедил Тину в том, что с тобой нет и не было никакого подвоха. Ты идеальная кандидатура, которой она могла бы управлять. Словом, совет теперь полностью подчинится Тине, ведь семь человек это его расширенный состав, который собирается раз в сезон для принятия особо важных решений. Всем остальным ведает Тина и две ее “сестры”. Таким образом, у нее было бы два голоса из трех в триумвирате.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Выдыхаю.

— Должно быть какое-то “но”? — произношу, комкая подол платья и глядя вперед в пространство.

— Да, — кивает Ирвин, — но мы его не ожидали.

— Это “но” — предсказание, — добавляет Дэмиен.

— Что сделает Тина? — спрашиваю я, следом повисает молчание.

Тем не менее это вопрос, который я вынуждена была задать: что дальше?

Глава 47

Эмбер

Дэмиен наконец касается моего колена.

— Мы будем рядом, ларди, — заверяет он меня, а затем целует в губы.

Этот же жест, дождавшись своей очереди, повторяет Ирвин.

Беру мужчин за руки.

— Только учтите, мне совсем не нравится идея вместе умирать.

Ирриди нехорошо усмехается.

Наконец экипаж тормозит.

Перед нами огромное здание с открытой крышей, напоминающее арену, или, скорее, Колизей, только тот, который был в порядке, а не разрушенный временем.

Над зданием реют флаги. Повсюду я вижу наряженных жителей.

Когда передо мной открывают дверь, раздаются громкие звуки оркестра. Дэмиен выходит первым и подает мне руку. От волнения я забываю как дышать и…

Моя нога следом утопает в алой ковровой дорожке.

Несколько мгновений смотрю вниз в замешательстве.

Алый ковер. Вот никогда не подумала бы, что однажды побываю на месте голливудсткой знаменитости.

А выглядит сейчас все именно так. Собравшиеся скандируют мое имя и имя Дэмиена.

Кажется толпа приходит в экстаз, когда мы показываемся в ее центре.

На миг ловлю взглядом Ирвина. Он, словно, настоящий телохранитель, держится на небольшом расстоянии позади.

По коже проходится волна мурашек — ведь секретарь, получается, выполнил то, о чем с самого начала мне говорил: он ввел меня в совет.

Перевожу дыхание.

Значит ли это, что наш контракт закончен? Затем встряхиваю головой. Что за глупые мысли? Похоже мы сейчас все погибнем или окажемся пленниками. Причем здесь контракт с Ирвином?

Но, надо отдать рыжему должное, в обещаниях мне он не соврал.

В воздухе кружатся блестки и лепестки цветов.

Мне даже становится грустно от этой картины — все выглядит слишком красиво и торжественно для моего последнего дня.

За мной следует целая процессия девушек в белых одеждах. Каждая из них несет подол моего невероятно длинного платья.

Если подумать, любая наверное мечтает побывать на месте голливудской звезды и это было бы отпадное приключение. Если бы не обстоятельства.

В моих руках сверкает гребень, символ третьей ларди, пока что мне запрещено носить его в волосах.

Вот пройду проверку…

Кхм…

Наконец мы доходим до первой ларди.

Дэйн стоит за правым плечом Тины Э’Тин и смотрит мимо нас совершенно безучастным взглядом. А он неплохой актер, когда надо!

Распорядитель церемонии знаком показывает мне, что надо встать на колени.

Слушаюсь.

— Приветствую тебя, сестра, — улыбается Тина, положив руку мне на голову.

— Рада видеть вас снова.

Дело в том, что никто не сказал мне как и что говорить, поэтому я чувствую себя немного глупо, понимая, что не знаю церемониала.

— Поднимись! — командует Тина.

И когда наши лица оказываются друг напротив друга, первая ларди весело улыбается. Она выглядит совсем не как та, кто задумал подставу.

Я выдыхаю. Это в самом деле идиотское стечение обстоятельств, как и сказали мне мужья.

Потому что мое предчувствие было право: не бывает так, чтобы все время везло. И за большую удачу приходится когда-нибудь платить судьбе. Все, что нам дорого обычно имеет свою цену.

— Пойдем, я проведу тебя к источнику трех сестер, — улыбается Тина. — Он покажет нам кто ты и определит чистоту твоих намерений.

Все, что мне остается — следовать.

Бежать из центра столицы уже поздно, хотя… вот если бы ко мне вернулся дар! Через тысячи попыток найти правильный выход, много раз отматывая время назад, я бы уж точно сообразила как мне быть и что делать в этой ситуации.

Ищу взглядом Дэйна, понимая, что судьба не просто так нас свела: мы могли бы “починить” друг друга — по крайней мере, я вернула ему способность чувствовать. А Эрхарт вернул бы мне мой дар!

От досады я готова локти кусать — со мной опять сыграла злую шутку моя закрытость. Если бы я доверилась этому мужчине чуть раньше, хотя бы тогда, когда мы были у меня на острове, возможно, и не было бы этой ситуации.

Сейчас рассчитывать на обряд консуммации безумно и глупо.

Ну что же я за женщина, жена и ларди?!

Зла не хватает на себя и на стечение обстоятельств — тоже.

Вдруг, совершенно неожиданно, Дэйн оборачивается. Мы встречаемся взглядами. На миг его совершенно холодные глаза становятся как будто человеческими.

Мы оказываемся рядом на очень-очень короткое мгновение. Его рука, затянутая в белую перчатку, касается моего пальца.

“Я рядом”, - отлично понимаю то, что Эрхарт хочет сказать: “Не дам тебя в обиду. Позабочусь о тебе”.

Следом он уходит вперед, так, словно ничего и не случилось. А все, что мне довелось почувствовать — просто игра воображения.

Едва сдерживаю себя от того, чтобы не прибавить шага.

“Ты не должен собой рисковать”, - хочется сказать мне: “Это был мой недосмотр. Я виновата…”

Но это ведь ничего не изменит.

Мы все уже влипли по самое горлышко.

Нам вместе и выпутываться. Ведь я прекрасно понимаю, что и другие мои мужья будут готовы на все.

От этого только хуже. Я не хочу чтобы кто-то из них пострадал.

Оказывается, что внутри “Колизея” сделано что-то вроде фонтана. Только оттуда бьет совсем непривычный источник — ожившая магия.

Девушки, одетые в белое, окружают кольцом каменное изваяние, вокруг которого кружатся чары.

В это время респектабельные горожане занимают места на балконах этого странного здания.

— Подойди, дитя, — говорит Тина Э’Тин, — и прикоснись к первородной силе.

Прежде чем сделать первый шаг, оглядываюсь на мужей — я хочу еще раз, быть может последний, взглянуть на тех, кто мне дорог. Кого я, кажется, полюбила.

Сердце стучит в груди как испуганная пташка.

Я так ничего и не придумала. Приходится признаться себе: сейчас я не знаю как избежать проблем!

Каждый шаг дается с невероятным трудом. Я понимаю, что мужья будут за меня сражаться, но чувствую, что не имею права перевешивать это только на них. В конце концов, это я в этом мире глава семьи.

Касаюсь ладонью источника и все на миг блекнет перед глазами. Меня как будто затягивает в подземелья столицы. Тысячи и тысячи звезд собраны там. Мириады, потерянных когда-то в этих лабиринтах женщин и… мужчин.

Последнее откровение заставляет меня похолодеть.

Так вот как “сестры” стали сильнейшими ведьмами Элирны. Они крали и крали, будучи никак не в состоянии насытиться, пока источник не стал проявлять свой характер. Он стал силой хаоса, грозящей разрушить столицу и не только ее — перекроить всю Элирну.

После этого откровения меня вышвыривает наружу.

Уже ничего не вижу и не соображаю.

Перед глазами звезды.

Такие красивые души тех, кто навсегда остался в этих подвалах. Точнее, легкие призраки оставшиеся в слепках их магии.

— К-ха! — я чувствую как что-то касается моих губ.

— Пейте, ларди, — говорит кто-то на ухо.

Чувствую как меня приподнимают. Кто-то подкладывает под спину подушку.

Наконец перед глазами проясняется.

Я в комнате. Рядом со мной женщина.

— Что произошло? — тихо спрашиваю, глядя на свои руки.

— Вы должны были предупредить о своем состоянии, ларди, — отвечает та, а я тем временем оглядываюсь по сторонам.

Вроде никаких решеток на окнах. Похоже на то, что все в порядке.

— Я прошла… — шепчу пересохшими губами. — Испытание?

Женщина укладывает меня обратно на подушку.

— Вам нельзя волноваться, — произносит она. — Вы беременны..

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 48

Эмбер

Сердце снова заходится как бешеное. Безответно опускаю руку на живот.

Что?

— Что вы только что сказали? — еле ворочаю языком.

— Вас осмотрела повитуха.

— П-ф-ф-ф…

Непривычное, на самом деле, название. Я привыкла, что к беременным как правило приходит доктор.

Странное дело, я только что узнала о своем состоянии, но уже переживаю за ребенка.

А потом все только набирает обороты.

Беременна.

Это слово как алая табличка “опасность” повисает перед глазами.

Но он кого?

Следом приходит в голову только один возможный ответ: от Ирвина.

Это конец. Наверное. Или вовсе нет?

Так, спокойно, Наташа. Надо просто аккуратно все выяснить.

Без паники!

— И… что с ребенком? — говорю я. — Надеюсь, что источник…

Женщина кивает.

— Он мог бы повредить плоду, но к счастью, дети оказались…

— Дети? — машинально переспрашиваю я.

Я точно не ослышалась? Дети?

Женщина смотрит на мой живот и снисходительно поясняет:

— У вас два плода.

Я прикладываю руку ко рту. Что-то, если честно, много.

— Так часто бывает, когда у женщины много мужей и она дарит по ребенку каждому, — она пристально смотрит мне в глаза. — Но у вас же только один? Или вы дали разрешение кому-то из гарема?

Тянусь за стаканом, стоящим на тумбочке подле меня и отмечаю, что все тело болит.

Проглатываю жидкость, чтобы не отвечать.

Интересно, как быстро они догадаются?

Ухаживающая за мной женщина как назло пристально смотрит мне в глаза.

— Не давала, — признаюсь я и тут же понимаю, что зря вообще открывала рот.

— А-а-а… — в голову приходят всевозможные варианты событий.

Вдруг Тина уже знает про моего ребенка от ирриди и собирается использовать меня как инкубатор для чудо-женщины?

Волевым усилием осаживаю себя.

— Не могли бы вы уточнить… — осторожно начинаю я. — Чем кончилась церемония? Я ничего не помню. В голове пустота.

Хотя это не совсем так. Я прекрасно поняла, что у совета проблемы. Быть может, о них даже не знает Дэйн Эрхарт. Ну я бы точно не стала распространяться о том, что под столицей, похоже, собралась бомба замедленного действия. И никто не знает точно, что с ней делать.

Все это от жадности ларди.

Силы, собранной в подвалах стало так много, что она перестала подчиняться и вот-вот вырвется наружу.

Я бы на месте совета свалила бы.

Собственно, это я и сейчас очень хочу сделать, в особенности, зная о том, что беременна. Но кто мне даст?

— Совет признал вас третьей ларди, — улыбается женщина.

В ответ я просто радостно хлопаю глазами, хотя в глубине души не испытываю ни одного хорошего чувства. Впрочем, хорошо уже то, что я е в положении пленницы.

— А могу я увидеть своего мужа? — спрашиваю сиделку и тут же замечаю что-то нехорошее в ее глазах. — Он ведь, наверное, будет рад… — пытаюсь добавить я.

Женщина кивает и тут же встает, а я понимаю, что в этом мире, видимо, чувства мужей не учитываются.

Вскоре я остаюсь одна.

Сказать по правде, я вроде бы должна жить радостным предвкушением, но глубоко поселившееся в моей душе чувство тревоги не дает толком расслабиться.

Я подхожу к окну и останавливаюсь напротив него, положив руку на живот.

Я понимаю, что теперь вдвойне боюсь. И не только за себя, мужей и прочее. Теперь сильнее всего я переживаю за детей, которых еще не привела в этот мир. Вот кому я сейчас должна больше всего.

Я обязана обеспечить им безопасность и счастье, мирное небо над головой.

Не знаю, сколько проходит времени прежде, чем дверь открывается.

Я вздрагиваю, когда вижу, что на пороге Тина Э’Тин.

Но я ведь, кажется, звала Дэмиена!

Явление первой ларди воспринимается как чудовищная ошибка. Однако же я распрямляю спину. Сейчас у меня нет ни малейшего желания играть роль глупой жадной женщины по имени Эмбер Э’Тарн. Я хочу знать ответы на свои вопросы и я хочу защитить свою семью.

— Здравствуй, сестрица! — Тина расплывается в улыбке.

— Здравствуйте, — проговариваю я. — Извините, церемония прошла так, что я до сих пор неважно себя чувствую.

Первая ларди смотрит на мой живот.

— Ну это объяснимо.

— А где мой муж? — срывается с моих губ.

— Дэмиен? — приподнимает брови она. — На допросе, моя милая.

Я давлюсь этими ее словами.

На допросе, значит. В груди разворачивается настоящая черная дыра. Мои предчувствия мне не врали. Случилось, и правда, кое-что непоправимое.

— Почему? — к своему удивлению, мне удается сохранять холодность и кажется Тине Э’Тин нравится эта игра.

Та пожимает плечами и наливает в принесенную для нее прислугой чашку немного напитка.

— Ах, милая моя, не волнуйся, мы сразу же его доставим…

— Я хотела бы узнать, что именно он делает на допросе, — чувствую как в голосе прорезается сталь.

Тина поднимает хорошенькую головку. На ее губах играет улыбка маленькой вампирши.

— Я наконец его поймала, — широко улыбается первая ларди.

Я же присаживаюсь чтобы не пошатнуться. Очевидно то, что я услышу вряд ли окажется приятной информацией.

— Кого?

— Предателя, моя милая, — Тина помешивает напиток в чашечке и наконец смотрит мне в глаза. — Не волнуйся, я верну тебе мужа. Эмбер, Дэмиен конечно сокровище, которое украсило бы семью любой ларди, но ты права, негоже забирать все себе.

Сглатываю слюну. Чем дальше, тем, очевидно, хуже.

— Я тебе его верну, — с нажимом говорит первая ларди, — как только буду уверенна, что его дар никому не угрожает.

Я знала, что она не так проста.

— А теперь поговорим в открытую, Эмбер, — продолжает Тина, — случилось то, чего мы все не ожидали: источник открылся тебе, очевидно, дело в твоих особенностях. Возможно, пройдет время и он покорится силе… твоего нерожденного ребенка, чем спасет столицу. Поэтому ты конечно же станешь третьей ларди, но отныне я буду следить за каждым твоим шагом.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Тина Э’Тин делает маленький глоток, явно наслаждаясь своим планом.

— Ах да, еще ты лично казнишь одного из своих мужчин.

Я поднимаюсь.

— Ирвина? — вырывается у меня.

Тина смотрит сверху вниз и, продолжая улыбаться, отвечает:

— Да.

Эпилог

Эмбер

Когда Тина уходит, я присаживаюсь на кровать. Сердце бьется раненой пташкой.

Я совершенно точно понимаю, что не смогу убить Ирвина, отца моего ребенка. Уж лучше я погибну сама.

Прикусываю губу.

Черт, Наташа, ты же будущая мать, как ты можешь думать так?!

Неужели я оказалась в безвыходной ситуации и мне придется выбирать между своими детьми и мужчиной, который мне небезразличен?

Что бы я ни выбрала, мне всю жизнь жить с последствиями такого решения.

Закрываю лицо руками.

Я еще ни разу не плакала с тех пор как попала в Элирну. Но сейчас слезы сами катятся из глаз. Возможно дело в моем пикантном положении.

И вроде бы я не имею права волноваться, чтобы не причинять вреда детям, но не могу. Я просто не могу. Судьба моих мужчин и моих будущих детей — это то, о чем я не могу не думать.

Я вскоре убеждаюсь в том, что Тина не бросала слов на ветер.

Моя больница, по сути, тюрьма и, видимо, так дальше и будет, ведь главной советнице больше всего нужна гарантия контроля над источником. А она внутри меня.

Меня хорошо кормят, выводят гулять и наконец доставляют Дэмиена.

Брюнет выглядит растрепанным и бледным.

— Они что-то сделали с тобой? — шепчу я, когда мой муж садится рядом со мной на колени и обнимает мою лодыжку.

Тот усмехается и оттягивает ворот одежды. Я вижу на его шее уже знакомый черный ободок.

— В общем-то, им даже не потребовалось что-то кому-то доказывать, — усмехается муж. — Я ведь так и не получил статус нормального обратно. Официально, все просто вернули на свои места.

Я тяжело вздыхаю, закрывая лицо руками, и тогда Дэмиен просто присаживается рядом со мной на кровати.

Чувствую его нежные объятия.

— Спасибо, — шепчет он на ухо.

Отнимаю руки.

— Ты шутишь? За что?

— За сына, — он улыбается, а я только глупо хлопаю глазами.

Странно, еще пару мгновений назад, пока муж не вошел, я чувствовала себя просто на дне отчаяния, но одно его появление, теплые слова уже как будто рассеяли черную дымку.

— Откуда ты знаешь?

Он улыбается, крепче обнимая меня.

— Повитуха умеет чувствовать ауры.

Значит, так все и выяснилось.

— А второй ребенок…

Впрочем, я знаю уже, что он скажет.

— Девочка.

— С необычными волосами? — мой голос напоминает шепот сейчас.

— Да.

Мы молчим, потому что нечего больше сказать.

— Но… — вдруг спохватываюсь я. — Ты же сказал…

Дэмиен запускает руку в волосы.

— Знаешь, — он смотрит на меня. — Столько всего случилось с тех пор как моя настоящая жена пропала… я и забыл, что в последний раз был у врача больше года назад.

— Это значит… — шепчу.

— Что зелье, скорей всего, уже перестало действовать.

— Понятно.

Еще какое-то время мы сидим, обнявшись. Он знает, что я не злюсь на то, что многие ларди тут, должно быть, сочли бы обманом.

В его руках надежно и тепло.

— Успокоилась хоть немного, а? — наконец звучит над ухом.

Сжимаю его ладонь.

Мне кажется это вообще-то Дэмиен сейчас должен был волноваться. Его судьба, как и его ребенка остается наверное еще более подвешенной, чем моя.

Кроме того, это его, а не меня только что доставили с допроса, а может, и из настоящей тюрьмы.

— Ты знаешь, что я должна казнить Ирвина… своими руками? — слышу как дрожит мой голос.

Дэмиен сглатывает. Потом отворачивается и смотрит в окно.

— Ты думаешь, он…

— Я не смогу убить отца своего ребенка! — срываюсь я. — Я не смогу после этого жить дальше.

— Понял, — кивает мой муж. — Тогда, ларди, нам придется придумать способ…

После этого мы встречаемся взглядами.

— О чем ты, Дэм, у тебя же самого…

— Ты что, забыла про Дэйна Эрхарта? — весело улыбается он и чмокает меня в нос. — А он про нас — нет.

Вздрагиваю.

Странно, что я ни разу про него не вспомнила.

— Так он в порядке?!

Просто когда Тина заговорила про предателя, я почему-то подумала именно на Дэйна.

— Да. Поймать на лжи такого… — Дэмиен смотрит куда-то вверх. — Оригинала непросто.

Выдыхаю.

Значит, у нас есть шанс!

Зал исполнения наказаний встречает меня тишиной. Сегодня собрались все ларди столицы.

Я передергиваю плечами оттого, что эта сцена слишком напоминает мне ту, с которой все началось. Только Ирвин развернут ко мне лицом, а не спиной. Он стоит на коленях, его тело снова оплетают цепи, но с тех пор, как мы впервые встретились между нами слишком многое произошло.

Я успела не просто захотеть, но и полюбить его.

Не просто стала женой, но и будущей матерью ларди, которая превзойдет всех собравшихся. Вот только в чем?

Это, безусловно, показательная казнь.

— Ирвин Торн обвиняется в том, что… — рядом с пленником встает Тина Э’Тин, первая ларди и, думаю происходит нечто особенное, раз уж она сама решила зачитать приговор.

Я чувствую как у меня подрагивают руки.

Слова Тины плывут в воздухе, практически не касаясь моих ушей.

Первая ларди просто хочет оторвать меня, ее будущий инструмент управления столицей, от всех мужчин, которые могли бы меня защитить.

Она лишила силы Дэмиена.

Она не знает про Дэйна.

И все, что ей остается чтобы оставить меня совершенно послушной, это убить Ирвина, вся вина которого состоит в том, что он кровный брат Эрхарта со времен академии и, как выяснилось, на допросе, искал его потерянную дочь, настоящую ларди Э’Вилн.

А попал он туда просто потому что старался защитить меня и сделать так, чтобы о моем будущем ребенке никому не стало известно. Но что-то пошло не так.

Это все, что есть у Тины Э’Тин.

Остальное она придумала просто для того чтобы в очередной раз унизить ирриди.

Когда они стали довольно самостоятельными под управлением Эрхарта, она вырвала тому глаз и сделала главу ордена своей послушной куклой.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

А теперь она говорит, что сопротивление с тех пор не исчезло, а просто ушло в подполье.

И остатки непокорных ирриди, заведовал которыми Ирвин, пытались пробраться вглубь столицы. Но я провела рядом с Торном достаточно времени и если бы он был главой какого-то неведомого мне сопротивления, о котором сейчас говорит Тина Э’Тин, я уж точно что-нибудь бы заметила.

Вообще, разве отчаянные генералы подполья покупают себе милые дома в Жемчужной гавани и обустраивают их?

— Поэтому он будет червертован! — оканчивает свою речь Тина.

Я вздрагиваю.

— Ты ведь согласна, милая, — улыбается глава совета. — За то, что он пытался втереться тебе в доверие, Ирвин заслуживает и больших кар…

Мотаю головой.

Она обставила все так, что эта казнь — мой билетик в мир живых. Если я признаю, что мне дорог Ирвин и не откажусь от него — отправлюсь следом, возможно, сразу после того как рожу ребенка.

А так у меня остается шанс еще на что-то повлиять.

Это объяснил мне Дэйн на короткой встрече перед казнью, которая проходила в зале, полном советниц.

У меня и тогда руки дрожали точно также как и сейчас.

Лишь на мгновение мы с Эрхартом встретились взглядами.

В ушах звучали слова Дэмиена: “Если ты уверена, подай знак” — у них был какой-то способ держать связь с Дэйном, о котором в целях конспирации мне не сказали.

Черт, это был большой палец вверх. Понятия не имею, кто использует этот знак в мире Элирны, но в моем он значит известно что.

Последний наш разговор с Дэмиеном выглядел так.

— Почему все говорят, что Торн предатель?! Это же… Это… невозможно!

Муж поджал губы.

— Он довольно непростой парень.

— Я знаю… — взмахнула рукой я. — Но он… неплохой.

Дэмиен хмыкнул, глядя вверх.

— Знаешь ли, ларди, иногда власть опьяняет.

— Это ты мне сейчас про Тину Э’Тин.

— Нет. Я тебе сейчас про тех, кто фанатично верит в себя и свои принципы. Торн из таких.

Я останавливаюсь.

— Ты что-то знаешь?

Дэмиен отрицательно качает головой.

— Не больше тебя. Кроме того, я ведь… — он смотрит на свои пальцы. — Тоже к нему привык. В любом случае, я хотел бы чтобы он жил. Кем бы он ни был. И я не хочу рисковать здоровьем…

Дэмиен смотрит на мой живот и я понимаю, чего он не договаривает: “наших малышей”.

Я останавливаюсь.

— Скажи то, о чем недоговариваешь.

Дэмиен вздыхает.

— Понимаешь, это только то, что я слышал. Я не знаю толком, что это: ложь или правда.

Киваю ему.

— Если ирриди действительно хотят подчинить себе силы источника под столицей…

— То что?

— Что если вместо совета женщин, мы получим что-то не менее…

— Разрушительное?

— Необузданное, — улыбается Дэмиен. — Я не знаю, как сила на него подействует. В любом случае решать тебе.

Он в последний раз показывает мне знак.

— Эрхарт готов выступить на нашей стороне.

Воспоминания рассеиваются.

И я понимаю, что Дэйн ждет от меня знака.

Палец вверх. Потом все заволакивает тьма.

Крыша здания рушится. Рядом со мной оказывается Дэмиен, закрывая от осколков, летящих вниз.

Ирвин проваливается в подвалы здания, а Тину Э’Тин затягивает в портал. Кажется, это самое серьезное нападение на совет за все время его существования.

***

И если бы я знала, чем оно закончится лично для меня.

Моих мужчин раскидает по всей Элирне и да, Ирвин действительно оказался предводителем ирриди в подполье. Он всегда им и был — это то, чего не дорассказал мне Дэйн Эрхарт. А он, видимо очень хотел. Я читала это по глазам все три наши последние встречи. Но кто-то все время мешал.

В последний раз это оказался портал, в котором Дэйн скрылся с Тиной. Понятия не имею, куда его засосало.

Итак, Ирвин Торн с моей помощью осуществил свою главную мечту — сумел добраться до источника под столицей и государство женщин перестало существовать. Началась долгая, изматывающая гражданская война.

Мир, тот, каким я его увидела, впервые очнувшись в Элирне, перестал существовать.

И лучше не стало.

Стало куда как опасней.

А мне пришлось бежать.

Потому что теперь ищет Ирвин меня и я знаю с какой целью — я мать сильнейшей женщины в Элирне. Но он не получит этого ребенка. Ведь главная его цель — стать единоличным властелином.