КулЛиб электронная библиотека 

Первый вампир или Единственная для Дракулы [Анелия Джонс] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Первый вампир или Единственная для Дракулы Анелия Джонс

Пролог: Рождение вампир


263 год

Астрал


Несколько сотен тысяч лет назад. Ещё до того, как на Земле появились легенды и мифы об эльфах, оборотнях, драконах и других магических созданиях, эти существа уже спокойно сосуществовали друг с другом в параллельных мирах, выстраивая свои собственные королевства и открывая все таинства Вселенной.

Один из таких миров назывался Астралом.

Его обитатели не знали войны. Времена, когда эти существа боролись за территорию и пропитания давно прошли и как надеялся простой народ никогда не вернутся.

Эльфы, инкубы, драконы, демоны, кумихо, ирлинги, ирбисы, волки, дроу, наги. Один за другим они пересекали порталы, населяя собой мир и он постепенно заполнялся. Естественно тем, кто пришёл раньше не нравился подобный расклад. Они не хотели уходить с уже обжитых мест, а те кто явился позже не хотел покидать чудесное место, где магия царила во всём. Столь подходящий мир сложно было найти и тогда для дальнейшей спокойной жизни Астрал решили разделить на десять равных королевств для каждой отдельной расы.

Все нашли своё место и прекратились споры. Это было золотое время, полное счастья и процветания. Мир и покой не покидал Астрал…

Пока не появился ОН.

Существо чей источник питания была кровь, а его мощь превосходила силу всех и каждого существа населенного в любом из мирах. Только при упоминании его имени целые деревни покидали свои дома и спасались бегством, а детей на ночь пугали рассказами о нём.

Влад Дракула.

С самого своего появления на свет он отличался ото всех и привлекал всеобщее внимание. Бледностью кожи, красными глазами и… вечным голодом. Он мог питаться сутками, но голод не уменьшался и даже увеличивался. И дело было вовсе не в его бездонном желудке. Нет, дело было совсем не в этом. Просто всё, что давали родители не подходило мальчику. Обычная еда не могла насытить истинный голод полукровку.

Влад появился в разнорассовой семье — отца демона и матери дроу. Все недоумевали, как у этого союза могло родиться столь необычное дитя, ведь как правило, в случае смешанного брака у пары рождался ребёнок той расы, чья кровь и магия превосходили кровь и магию партнёра. Ходили даже слухи, что мать нагуляла ребёнка от кого-то другого, ещё неизведанного миру существа. А кто-то говорил, что он порождение Бездны.

Предположений было много, но никто и не подозревал, что на самом деле сущность Влада была результатом многочисленных экспериментов его отца.

Обезумевший демон, жаждавший получить безграничную власть над Астралом, решил сделать из своего ребёнка монстра, чьё предназначение заключалось бы лишь в одном. Убивать! Он хотел сделать из своего сына оружие, которое держало бы всех в страхе и был бы непобедим против любой армии.

Ещё в утробе матери демон вскармливал сына тёмной магией, вселяя в него самые сильные качества, а после рождения в тайне продолжал свои злодеяния.

У этого существа не было названия. Не было сородичей. Он был единственным в своём роде, потому оставался вечно одинок.

Но в какой-то момент эксперименты демона дали сбой и всё пошло не так, как планировалось. Мальчик вечно плакал прося еды, а от голода его здоровье ухудшалось. Влад был очень худым, а тело слабело.

Отец был очень недоволен результатом. Всё больше измывался над ним, избивал, ужесточая характер сына. Ненависть и злоба разрастались в теле Влада с маниакальной скоростью, пока не выселили всё хорошее, что было в его маленьком тельце.

Но всё хорошее или плохое подобно бумерангу всегда возвращается к нам. Так и демон в конце расплатился за свои пригрешения.

Когда он в очередной раз утащил сына в подвал, где и проходили все его эксперементы, магия Влада пробилась наружу защищая своего хозяина. Силы прежде хранившиеся в теле мальчика оказались мощней, чем кто-либо мог себе представить. И в конце концов они просто убили демона, разорвав его и разбросав мелкие куски плоти по разным углам помещения.

Густая кровь хлынула во все стороны, заполнив собой подвал. Сладострастный аромат крови ударил Владу в ноздри, одурманивая его разум и соблазняя собой, искушая голод. В тот день алая жидкость впервые потекла по его устам и с тех пор он не смог больше остановиться.

Крики о помощи и мольбы о пощаде в ту ночь звучали без устали. Огонь и смерть шли рука об руку, охватив собой всю деревню и окрасив её в красный цвет.

Владу пытались противостоять. От него отбивались и даже пытались убить, хотя сначала об этом и не думали. Ну, разве можно?.. Он ведь ещё ребёнок. Но лишь потом демоны узнали, что мальчик был гораздо сильнее них и беспощадней.

Дракула не различал, кто ребёнок, а кто старик. Кто друг, а кто враг. Он просто знал, что голоден и словно одержимый пил кровь каждого, кто вставал на его пути.

Жажда копившаяся десять лет нашла свой источник пропитания. Мальчик наконец мог насытиться, однако цена за это была высока.

Не контролируя себя, Влад пил до последней капли, не оставляя после себя ничего. Пока в жилах жертвы оставалась "еда", острые клыки не покидали её тела.

Небольшое поселение демонов, где недавно проживали тысячи существ кануло в небытие. Ещё утром здесь звучали музыка, смех и разговоры, а сейчас царит могильная тишина. Нет даже плача по усопшим, потому что те кто спасся в ту страшную ночь, давно сбежали кто куда. Единицы выживших, все, как один, говорили о кровавом мальчике погубившего их родной дом.

Сначала им никто не верил. Никто не придавал значения бредовым словам, принимая всё за бред сумасшедших. Разве маленький мальчик способен на такое? Оказалось, что способен. И в этом им пришлось убеждаться раз за разом, когда зверь вновь становился голодным и выходил на охоту.

Но за былым страхом жители Астрала и других миров упустили тот момент, а может просто не захотели замечать, что со временем жертв кровавого монстра становилось всё меньше. А если быть конкретней, список погибших сокращался в сотни раз.

Никто из существ и подумать не мог, что тот случай в поселении демонов, был результатом десятилетнего голодания Влада и жестокого обращения его отца. Жажда кровь просто затмила его разум, снося все блоки.

Но Дракулу это не оправдывало, а жители, поглощенные своим горем и думать не собирались над тем, что сподвигло мальчика на столь чудовищные поступки. Для них всех он был врагом, от которого следовало избавиться. Монстром, которого нужно убить и они пытались… много раз, но сила была не равной. Возможности мальчика превышали их в десятки раз.

И эти попытки убийства не прошли для Влада бесследно. Ещё более обозленный ненавидящий всех Дракула скрылся высоко в горах. Он скрылся в старом, заброшенном замке, построенном ещё во времена первых правителей, и спускался вниз только во время "охоты".

Но так происходило недолго. Лишь первые годы, пока мальчик рос и не видел ничего важней кровавого голода, который поутих со временем.

1 глава: Единственная для Дракулы


Шли годы. Влад взрослел. Он скитался по огромным, пустым коридорам "тюрьмы", в которую загнал себя сам и где был единственным пленником каменного извояния.

Долгие годы одиночества способны любого свести с ума. И возможно Влад бы тоже сошел. Начал говорить сам с собой, но пересекая миры и тайно наблюдая за окружающими оттягивал этот момент.

Именно наблюдения за посторонними существами, помогало Дракуле познавать миры и открывать для себя новые события. Он делал это скрытно, под покровом ночи словно вор. Так, чтобы другие не смогли заметить его. А если кто вдруг и поворачивал взор в его сторону, то переместившись с невероятной скоростью, Дракула уже находился в совсем другом краю, а свидетелю его побега оставалось лишь наблюдать, как вдаль устремлсяется стая летучих мышей.

Проходили годы. Столетия. Тысячелетия.

За это время сменилось множество поколений рас, а Влад всё продолжал жить, пугая и без того боязливые до дрожи народы. Его отец проделал поистине великолепную работу. Для справки, жизнь всех существует, каждой расы длится ровно тысячу лет. Драконы, демоны, эльфы и остальные. Они проживали не больше положенного срока, если конечно им не посчастливилось встретить свою истинную пару. В таком случае их жизнь и смерть сливались воедино с жизнью пары и становилась длинней за его счёт. Но даже в свою тысячу лет, все они выглядели молодо, потому что просто переставали стареть.

Владу для долгой жизни не требовалось ничего и никто. Ему уже давно перевалило за семь тысяч лет, а он просто продолжал спокойно жить, не от кого не завися. И это был ещё не конец его эпохи.

Рассказы о чудовище пьющим кровь давно разнеслись по всем параллельным мирам и бурно велись уже не только в пределах границ Астрала.

Дракулу боялись. Его ненавидели. Пусть жертв и стало меньше, но нападения не прекращались, а значит зверь ещё жив и на свободе.

Земля на которой раньше было поселение демонов, стало называться проклятой. Говорят, ступивший на неё хоть раз, обречён никогда не вернуться назад. Ходят слухи, что души умерших ещё бродят там и утягивают за собой путников.

Дракулу пытались убить многие. Собирались целые армии из самых сильных воинов и магов. Против него шли десятками тысяч, но всех ждал прова. Никто так и не сумел одержать верх над "монстром", как все называли его…

Расовую принадлежность Влада так и не распознали. О нем долгое время искали информацию. Хотели выяснить слабости в битве против него, но мужчина по прежнему был единственным в своём роде, а значит пока оставался непобедим.

Лишь спустя ещё три века кровавая сущность Влада получила название — вампир. И тогда при упоминание о вампире все стали дрожать от страха. Потому что, знали — от НЕГО нет спасения, а Влад не спешил опровергать их страхи. Напротив, ему нравилось держать всех в ужасе и тем самым, чувствовать своё превосходство. Он и так был лучшим, ведь жил гораздо дольше них.

Однако долгая жизнь, не всегда означает жизнь полную счастья и блага. Даже, если в придачу идёт молодость и великая сила. Это ещё первые тысячелетия он мог радоваться своим способностям, но семь тысяч лет в постоянном одиночестве невольно начинают сводить с ума.

С особой злобой и завистью Влад наблюдал за истинными. Эти парочки и их хвалёная связь… что в ней особенного? Только то, что это существо создано лишь для тебя? Бред. Однако одиночество настолько наскучило Владу, что даже этот бред начал заманчиво звучать для него. Он просто стал одержимым желанием прервать его. Ведь, как красиво звучит.

Создана лишь для него.

Только… нет её. Влад пересёк весь Астрал. Искал даже в других мирах, но её нет. Ни один женский аромат не сводил его с ума, как об этом писалось в книгах. Да и разве может быть так, чтобы у чудовища была пара?

"Такие не размножаются " — зло усмехался над собой.

Мужчина и сам отчётливо понимал, какой он монстр. Нормальный никогда бы не стал пить кровь и получать от этого удовольствие. Да, только он ненормальный и никогда другим не станет. Он — вампир. Это его неизменная сущность.

Отчаявшись найти покой, Влад совершил то, о чём пожалуй не заботился никогда.

Глубокой ночью, когда весь мир давно видел третий сон, он вышел на каменную террасу замка, встал на колени и склонив голову перед звёздным небом, покрытое редкими облаками, молил прекратить одинокое существование и даровать ему семью. Или закончить вековые мучения, оборвав его жизнь в ту же секунду.

Пять дней и шесть ночей Влад молился не вставая с колен. Превозмогая жажду и терпя бушующую погоду он не покидал своего места раз за разом повторяя молитву, пока наконец не получил ответ.

Сжалившись над вампиром Всевышний согласился создать для Влада девушку, которая будет его истинной, и в последствии подарит ему семью, но в ответ он должен был выполнить одно условие.

Дракула должен был прекратить убивать.

До тех пор, пока он не встретит свою пару, ему было разрешено пить кровь, так как Вездесущий понимал — всё же это был источник существования Влада, но ни одна жертва не должна была лишиться жизни по его вине. Ни животные, никакие-либо другие существа.

И самое главное, он не должен упустить девушку. Второго шанса уже не будет. И только истинная сможет подарить ему потомство, а когда пройдёт её срок на этом свете, то и как положено закончится жизнь самого Влада.

Согласный на всё Дракула принял Его условие и с тех пор пил кровь ровно столько, сколько требовалось бы, чтобы ему не сойти с ума с голоду и никто больше не погибал от его клыков.

Так длилось две тысячи лет.

Влад неустанно путешествовал из одного мира в другой в поисках той, кого ей обещали, но её не было.

Потеряв всякие надежды Влад обозлился, но всё же не сбивался с поставленной ему "диетой". Ради чего? Потому что, ничего другого кроме как ждать, ему и не оставалось.

И его ожидание не оказалось напрасным.

Так, средь белого дня, когда лежа в своей спальне Влад находился в глубоком сне, ему послышался детский плач, совсем, как у новорождённого, после чего долетели две туманные фразы:

" Ищи её в поселении нимф и не упусти."

Влад проснулся сразу, уставившись в одну точку, но уже понял, что произошло.

Дождался.

Его ликование было столь велико, что он не сразу среагировал на то, к какой расе принадлежала его избранная, а когда вспомнил, то изумился от выбора Всевышнего.

Нимфа?

2 глава: Нимфа


9 271 год

Где-то в поселении нимф


Нимфы считались природными существами и славились своей неповторимой красотой. Они жили в горах и в лесах, олицетворяя собой всю чистоту девственной природы.

Обычно милостивые и великодушные они всегда были добродушны ко всем, кто нуждался в помощи. Без раздумий могли помочь потерявшемуся страннику найти выход и добраться до дома. Могли накормить голодного свежими фруктами или напоить жаждущего кристально чистой водой. Нимфы никогда ни от кого не отворачивались. Это было против их природы, но тех, кто осмеливался осквернить их дом ждала суровая кара.

Лесные создания жили в огромных деревьях, которые не без помощи магии могли вмещать в себя всё, что туда вносилось. Питались нимфы лишь тем, что даровала им земля: фруктами, овощами и зеленью. Сердобольные создания с всегда заботились не только о лесах, но и о животных, потому не помышляли о том, чтобы причинить им вреда, а уж чтобы убить?.. Никогда. А если кто-то пытался уничтожить их дом или как-либо навредить, то нимфы накладывали на несчастных проклятия, как кару за свои злые деяния и снимали только в том случае, если те исправят свои ошибки.

Если вспомнить все миры и перечислить разновидности рас, то легко заметить, что между какими-то из них есть легкоразличимые сходства. Так к примеру нимфы с эльфами имели множества схожих моментов. Но самая главная ощая черта была — это любовь к естественной красоте природы и жизни, потому браки между даннами двумя расами не были такой уж редкостью. Особенно если то были истинные пары. В таком случае брак изначально считался удачным.

И вот несколько дней назад, в одной из таких смешанных семей родилась прекрасная девочка-нимфа, пленившая всех вокруг своей милой беззубой улыбкой.

Маленькая забавная Илария с первых секунд жизни стала всеобщей любимицей. Она покоряла окружающих искрящимися, чистыми, как бескрайнее море глазами и звонким, словно трель колокольчиков, смехом. Девочка никого не оставляла равнодушным. Даже животные влюблённо падали перед ней, стоило ей растянуть миленький ротик в нежную улыбку.

Все заранее предвещали, что Илария станет одной из самых сильных и прелестных нимф, которые когда-либо существовали во всех мирах. И не без причины.

Ей было всего пять месяцев от роду, когда играя на земле она заставила под её крохотными ручками проклюнуться первому ростку. А позже из него вырос чудесный цветок.

Для такого ребёнка подобная магия уже была чем-то сродни чуду, вызывающего неподдельное восхищение у окружающих, но это случится немного позже. И как бы печально не звучало, не в родном поселении нимф, а гораздо… гораздо дальше от их родного дома. Но то были вынужденные меры.

К сожалению родителям Иларии пришлось покинуть родной дом почти сразу после рождения драгоценной дочери, чтобы спасти своё дитя от кровавого монстра, нагрянувшего к ним совсем внезапно и поклявшегося забрать их дочь, когда девочке исполнится восемнадцать лет.

Данная история произашла внезапно. Эльф с нимфой были совершенно не готовы к подобному. Хотя к подобному невозможно подготовиться.

Всё произошло глубокой осенней ночью, когда вокруг всё живое отправилось в сладкое царство Морфея.

Ну, почти всё. Последовать за остальными новоиспечённым родителям не давала плачущая Илария. Накормили маленькую нимфу совсем недавно, пелёнки её были чистые и температуры нет, потому долго не могли понять что не так и ещё долго кружили над ней, играя в игру "усыпи ребёнка".

Спустя ещё час она наконец уснула и довольные собой Фива с Грейтом уже было сами готовились ложиться, намериваясь отсыпаться до самого обеда. Ну, или до тех пор пока не проснётся Лари. Увы, но сегодня явно была не их ночь.

Громогласный стук заставил вновь отложить планы на неопределённый срок.

Спеша открыть дверь, мать Иларии Фива была сердита на ночного гостя. Усталость брала верх, и потому настроение у нимфы естественно было не самым гостеприимным. Она уже была готова выпроводить нежданного гостя, но перед этим высказать всё, что думает о нём, но открыв дверь в ужасе невысказанные слова застрали в горле.

Сверху-вниз на неё смотрел Влад Дракула.

Его красные глаза горели во мраке ночи, отображая собой мрак Бездны. Свет луны бьющий за его спиной выделял мощную мужскую фигуру, делая её еще более ужасающей, а широкая, крепкая грудь часто вздымалась после нескольких дней непрерывного поиска.

Влад обошел почти всевозможные поселения нимф, врываясь в каждый дом, где недавно родилась девочка. Таких было сорок шесть. Сорок шесть, Бездна его забери, домов, а её нигде нет. Среди всех девочек не было той, которая ему нужна.

— Где она? — коротко прохрипел он, низким голосом, пересекая порог дома.

— Дорогая, кто там? — из спальни появился сонный Грейт. Эльф облокотился о дверной проём и потёр глаза, но увидев Влада резко переменился в лице и рванул на вампира, спрятав за собой жену. — Иди к Иларии!

Эльф с нимфой никогда прежде не видели Дракулу и уже надеялись, что никогда не встретят, но облик его чётко передавался из поколений в поколение в рассказах и даже в детских сказках, как знак предосторожности, чтобы дети знали кого стоит опасаться больше всего. Потому прекрасно понимали кто стоит перед ними.

— Где ваша дочь? — голосом полным нетерпения произнёс Влад, напугав родителей ещё сильней.

— Держись подальше от моего ребёнка, — не растерявшись, процедил Грейт и инстинктивно прикрыл собой вход в детскую, приготовившись в любой момент защитить свою семью.

— Она может быть моей истинной, — заявил Дракула и не обращая внимание на выражение лиц родителей продолжил. — А, как известно, закон гласит, что никто не смеет запрещать истинными видеться или быть вместе. Потому сопроводите меня к ней или ее мешайтесь под ногами.

Детский плач пронесся по дому, привлекая всеобщее внимание. Распознав из какой комнаты доносится звук, вампир зачарованно последовал за ним.

3 глава: Первая встреча


— Нет! — завопила Фива.

Они не забыли о том, кто стоит перед ними, но всё равно бросились в бой.

Грейт с женой не поверили словам вампира. Они не хотели в это верить. Всезнающий и Милостивый не мог быть так жесток и выбрать для их обожаемой дочери, это чудовище в качестве истинной пары. Это ведь наказание. Кара. Жить с таким монстром, быть подле него и ещё неизвестно, что тот будет творить с ней. Возможно выпьет всю кровь до последней капли. После избавится, как от ненужной тряпки и выбросит. Нет, Он точно не мог этого допустить. Только не с их Лари.

Прежде чем Влад успел добраться до комнаты, магические атаки непрерывным градом посыпались с их рук. Вампир или нет, не важно. Они никому не позволят обижать их дочь.

В ладонях Грейта вспыхнул яркий разряд молнии и направился в сторону Влада, но вампир блокировал их мгновенно, даже не пошатнувшись, продолжая уверенно идти на звук детского плача. Нарисовав в воздухе руну, Фива заставила прорастить стебли корня из под земли и крепко заплетаться вокруг ног вампира, но и тут мужчина выбрался быстро, стараясь не причинить особого вреда атакующим.

Они пускали в ход всё, что только можно, лишь бы защитить свою дочь, но Владу эти атаки были смешны. Его пара уже родилась, а значит условие Небес с запретом на убийство подошло к концу. Он мог делать с ними всё, что его душе угодно, даже убить, но становиться убийцей родителей возможной истинной и оставлять девочку сиротой не намеревался. Не видел в этом нужды.

Неравный бой длился недолго и в результате вся мебель рассыпалась в прах. Звуки битвы привлеки соседей и теперь не только Фива с Грейтом боролись против Влада, хотя не все осмелились пойти против него. Кто-то укрылся в своём собственном доме, надеясь, что кровожадный монстр до них не доберётся, кто-то просто-напросто сбежал. И трусостью это назвать было нельзя. И никто не стал бы тех осуждать. Все понимали, что они просто хотели жить.

Влада боялись, но сдаваться никто не собирался. И не сдавались до последнего. Однако победа всё равно осталась за сильнейшим.

Некогда просторная, светлая гостиная, пропитанная уютом, теперь была завалена телами нимф и испачкана кровью жертв. Кто-то был убит, а кто-то лежал без сознания. Разжав жилистые пальцы Влад выпустил шею Грейта из захвата. Тяжёлое тело эльфа свалилось рядом с его женой, которая потеряла сознание после очередного удара.

— Не трогай… мою дочь, — выплюнув в сторону алый сгусток скопившийся во рту, Грейт из последних сил встал между ним и Иларией.

Он истекал кровью, будто дразнил зверя. Влад успел проголодаться за несколько дней непрерывного поиска. Правая часть лица отца девочки была сильно изуродована. От былой красоты, которой так гордились эльфы, не осталось и следа. Мужчина с трудом держался на ногах, но собирался биться до конца. Он не мог сдаться. Уж лучше умрёт, чем позволит кровопийцу дотронуться до его ребёнка.

Дракула только усмехнулся стойкости и упрямству будущего тестя, но измываться над ним дальше не стал. Нужно ведь проявить хоть какое-то уважение будущему родственнику. А тому, что они станут родственниками Дракула больше не сомневался.

Теперь с полной уверенностью вампир мог сказать, что именно здесь его истинная. Об этом ему рассказал аромат исходящий от девочки, которая сейчас лежала в кроватки.

Одурманивающий запах диких цветов ударил ему в голову, где сейчас билась лишь одна мысль. Крик.

Это она!

После стольких лет ожиданий наконец нашёл её.

Оказывается правду говорят, что запах пары отличается ото всех остальных. Он единственный в своём роде, а потому его нельзя с чем-то спутать. Теперь Дракула ещё больше захотел увидеть ребёнка. Отбросил шатающегося Грейта в сторону, преисполненный лучшими ожиданиями подошёл к детской кроватки и…

Ничего. Вот серьезно, совсем ничего. Ни какого разряда молнии или подобной белиберды, о которой все так говорят с Владом не случилось. Нет, ну тут понятно, конечно она же ещё ребёнок, поэтому естественно с ним ничего не случилось. Просто Дракула ожидал почувствовать что-то родное в духовном плане. Но видимо придётся ждать взросления. А пока делаем выводы из того, что есть.

Ну, что сказать?.. Ребёнок, как ребёнок. Два глаза, два уха, руки, ноги, нос и рот. Полный комплект, как у всех… но в то же время совсем по другому.

Увидев Влада, Илария вдруг сразу перестала плакать. Девочка забавно склонила головку на бок и радостно рассмеялась, протягивая к нему маленькие ручки, чем сильно удивила мужчину. Она будто видела перед собой не незнакомца, а старого друга семьи.

Очень странная реакция. Обычно при виде Влада дети кричать начинают, будто их режут, а здесь ещё и на руки просится. Совсем дурочка или такая наивная?

Скосив голову набок по примеру малышки, Дракула не заметил как его тонкие губы слегка приподнялись в подобие улыбки. Если бы ему кто сказал об этом сейчас, не поверил бы и заставил бы висеть вниз головой над бескрайне пропостью. Влад никогда за свою долгую жизнь не улыбался. Мог оскалиться, как зверь, наслаждаясь страхом жертвы, но не более. Не потому что не умел… просто не было на то причины. Да и когда она была бы? В перерывах между охотой и очередной попыткой его убить?

— Я приду за девочкой, когда ей исполнится восемнадцать лет, — оторвав взор от колыбели, Влад просто поставил эльфа перед фактом. — Она создана для меня, так что не пытайся спрятать. В каком бы мире не была, как бы далеко не находилась, я приду за ней и заберу.

Грейт не успел ничего ответить, а Дракула уже покинул дом и поселение нимф, оставив испуганных родителей одних. Его не волновало мнение эльфа с нимфой о нём. Для него они были чем-то вроде инкубатора, которые должны были произвести на свет его истинную и те с успехом уже выполнили свою задачу. Теперь вампиру нужна была девочка и только, остальное не более, чем пыль под ногами.

Придя в сознание Фива спотыкаясь на ходу бросилась к кроватки, проверяя как там её малышка и расслабленно выдохнула увидев, что та на месте. Однако после ухода Влада, Илария снова начала плакать. В отличие от старших, маленькая нимфа была недовольна уходом "гостя" и хотела чтобы он вернулся. Ну, каков наглец? Посмел прийти и даже на руки не взял.

Но плач ребёнка для родителей уже не был на первом месте. И даже не на втором. Сейчас их думы были заполненны более важными вещами.

Не договариваясь заранее, они оба знали как поступят дальше. Уедут. Так далеко, как только возможно. Найдут способ перебраться в другой мир и начнут новую жизнь. Сделают всё возможное, но свою Иларию вампиру не отдадут. Такой истинный не сделает их дочь счастливой.

4 глава: О жизни в лесу


Не без чужой помощи Грейт и Фива сумели таки скрыться в самом отдаленном из всех известных магических миров — Алар.

Об Аларе Грейт узнал случайно. Из древних книг, когда ещё подростком любил ковыряться в отцовской библиотеке. Старая, пожелтевшая книга не сразу привлекла его внимание, а содержание оказалось для него на тот момент ещё более скучным, чем неприглядная обложка с огромным деревом посред поляны, наполненной невзрачных цветов. Однако сейчас полученные в тот день знания оказались самыми ценными для молодого отца.

Алар был первым магическим миром, который когда-то был открыт их предками. Но магии в том месте было слишком мало, потому остаться жить в нём решились немногие. А спустя миллионы лет и вовсе стал почти необитаем.

Скрытый далеко ото всех и населённый малым количеством существ. А в самом лесу обитают лишь животные… Прекрасное место для того, кто желает остаться в тени.

В самой чаще глухого леса они построили небольшую хижину и поселились в ней. Их соседями были лесные звери и ни одного разумного существа. Но маленькой девочке выросшей в дали от сверстников, которые обитали в деревне за несколько сотен километров от их хижины, довольствовалась и такими друзьями.

Как и каждый нормальный ребёнок Илария росла очень любознательной и любопытной. Любила животных, природу и никогда не умела стоять на одном месте, из-за чего ни раз заставляла волноваться родителей, а после получала нагоняй от них за порванные платья и перепачканные в грязи руки и лицо. Впрочем на родителей она никогда не обижалась.

Как и полагает любой нимфе, Илария была очень добрым и отзывчивым существом, никогда не проходила мимо тех, кто нуждался в помощи и с удовольствием лечила всех. Впрочем характер не всегда зависит от расовой принадлежности, но наша история не об этом.

Годы пролетали быстро и незаметно. Как все и "предсказывали", Илария с каждым годом становилась краше, превращаясь из маленькой миленькой девочки в красивую девушку, а силе нимфы могли позавидовать многие, кто был старше и опытней юной девушки.

Так к семнадцати годам ей не составляла труда выращивать высокие деревья, чтобы птицы и маленькие звери могли обустроить на нём свои домики. Кормила из рук более крупных животных, не боясь, что те нападут на неё или откусят руку. Даже самый дикий зверь превращался в милую зверушку в нежных руках девочки. Этот дар сильно помогал ей, когда она лечила раненых.

Как например в этот раз, когда выйдя прогуляться по округе, Илария повстречала нового жителя. Понять бы ещё откуда взялся. Волф появился совсем неожиданно, в излюбленном месте девушки и её меньших друзей.

Огромный зверь внешне напоминал оборотня-волка. Такая же вытянутая морда с диким оскалом. Могучее тело покрытое жёсткой тёмной шерстью, непослушно торчащей во все стороны, будто зверя ударило молнией. Огромные лапы с острыми когтями, способными в раз разделаться со своей жертвой. Единственными отличиями зверя от волков-оборотней были ряд игл на крепкой спине и длинный хвост, с жесткой кистью на конце.

Своим диким воем он распугал всех птиц, заставив их улететь подальше от водопада и попрятаться в домиках, а ударив сильными лапами обрушил несколько молодых деревьев, но под конец застрял шипами в одном из них.

Разъярённый зверь под два метра роста, с острыми зубами, длинными когтями и жуткими чёрными, как Бездна, глазами, мог бы отпугнуть любого, но не Иларию, которая сразу догадалась, что с животным что-то не так. Без причины он не стал бы вести себя подобным образом, а его вой был полон боли. И оказалась права. Волф был ранен. Несерьёзно, но боль была сильной и побудила в нём агрессию.

Сначала попытки юной нимфы добиться от зверя доброго отношения обернулись неудачей. Когда она протянула ему руки, намериваясь успокоить животное, он поклацал зубами в ответ и чуть не прокусил руку по локоть. Но терпение и искреннее желание помочь сделали своё дело. Впрочем… стоит заметить, что немаловажную роль в этом сыграл и взгляд Иларии. У девушки он был поистине волшебным и завораживающим. Изумрудные глаза гипнотизировали своим необычным цветом.

Как итог, уже под вечер прежде свирепый волф, сейчас мирно лежал опустив вытянутую морду на изящные девичьи колени, прикрытые скромным белым платьем до щиколоток и крепко спал. Ещё одно создание стало её добровольным "пленником"…

Но не всё в том лесу было спокойно.

В это же самое время в противоположной части леса несчастный зверь убегал из последних сил от хищника. Он всеми силами пытался спасти свою жизнь. Зелёная трава хрустела под лапами зверя, но буквально за считанные секунды испачкалась в крови, когда охотник поймал свою добычу и вонзил зубы в её шею.

5 глава: Проблемы родителей и детей


— Лари, где ты была? — измотанная и уставшая Фива бросилась обнимать дочь, когда та зашла в дом. — Как ты? Поранилась? Ушиблась? Почему так поздно? Папа уже давно отправился на твои поиски.

— Прости, но сегодня была такая замечательная погода, вот и захотелось подольше погулять. А под конец встретила нового зверя. Он был ранен и пока его лечила, стемнело. Не сердись пожалуйста, — взмолилась она проходя в дом.

— Я не сержусь, я волнуюсь. Уже почти ночь, а ьы неизвестно где бродишь. Знаешь как мы с отцом за тебя испугались?.. Больше не задерживайся так допоздна.

— Обещаю, — улыбчиво прошептала Илария, мягко целуя родную щеку. — Больше никаких прогулок до ночи. Буду возвращаться вечером.

— Помниться тоже самое ты обещала вчера… Но, да ладно. Иди ужинать и ложись спать, а я пойду поищу твоего отца. Он то не знает, что его дочь соизволила вернуться, — нарочито строго сказала женщина, но в глазах отражалась безграничная любовь к единственному ребенку.

— Давай я схожу за ним.

— Не нужно, — мигом присмирела её попытку снова выйти Фива, накидывая на свои плечи тонкую бежевую накидку с капюшоном. — Сегодня с тебя прогулок хватит. Просто поешь и ложись спать. Мы скоро вернёмся.

***
Едва первые лучи солнца коснулись земли, Илария уже во всю хозяйничала на кухне. Ароматные запахи свежеиспечённых булочек с ягодами заполнили комнату и стали слышаться наверху, зазывая остальных обитателей дома спуститься к завтраку. Впрочем долго ждать не пришлось. Всего пара мгновений и всё маленькое семейство собралось на кухне.

— Доброе утро, — спускаясь вниз вместе с женой, Грейт бодро вытянул руки к потолку, откинув длинные светлые волосы собранные в высокий хвост назад.

— Почему меня не позвала? Помогла бы тебе, — между тем вступила Фива, забрав глиняные тарелки из рук дочери и начала раскладывать их на стол.

— Доброе утро! Тут ничего сложного. Я быстро всё закончила.

— Какие планы на сегодня? — перекладывая себе на тарелку салат из зелени и фруктов, интересовался Грейт.

— Хотела нарвать свежих ягод и испечь вечером пирог. Те, что набрали вчера закончились, — с озорной улыбкой поделилась девушка, намекая, что сегодня тоже собирается прогуляться.

Наигранно вздохнув отец с матерью только усмехнулись между собой. Они никогда не ограничивали её в прогулках по лесу, тем самым пытаясь возместить всё, что она могла бы приобрести в их родном доме. Оба прекрасно понимали, что это невозможно, поскольку нормальных друзей у их дочери так и не появилось, но пытались сделать её жизнь полноценной, как могли.

— Тогда нужно сходить в деревню и купить муки. Она тоже закончилась.

— Я могу сходить за мукой, — при упоминании о деревни Илария мгновенно оживилась.

За все долгие семнадцать лет, что девушка провела здесь, она никогда не была в поселении и как итог, не видела других представителей рас или магических существ. Только на картинках книг, которые ей приносили родители для обучения.

Иногда Илария считала это крайне несправедливым. Почему они могу идти в деревню, а ей запрещают? Даже сбежать однажды пыталась. Набрала утром корзину полную еды и отправилась в деревню, но честно собиралась вернуться к вечеру. Просто она безумно хотела хоть глазком вживую взглянуть на оборотней, драконов и кумихо. Ничего ведь страшного из-за этого не случится? Но в итоге случилось. Она потерялась в лесу и почему? Потому что не знала дороги в деревню и шла наугад, пока её не отыскали родители. Тогда-то она и узнала о " жутком чудовище", пьющего кровь и пообещавшего прийти за ней в день её восемнадцатилетия.

С тех пор её попытки сбежать прекратились. Не ради себя, за себя она не переживала, а ради спокойствия мамы с папой, которые пожертвовали всем, что имели, для безопасности Иларии. Она понимала, им нелегко дался этот выбор. Ведь им пришлось срочно полнсотью менять свой образ жизни, так разве могла она не потерпеть ради них парочку лет?

Родители рассказали Лари о вампире, но о самом главном они решили умолчать. О том, что Влад её истинный.

Грейт с Фивой волновались, что дочь по доброте душевной может принять поспешные решения и натворить глупостей. А переживали они не зря… правда не потому поводу. Лари была не только очень доброй, но любопытной и сообразительной девушкой. Сразу же после разговора с родителями у юной нимфы возникли новые вопросы.

Зачем она ему понадобилась?

Хотел просто убить?

А для чего?

Что она ему такого сделала, чтобы вампир желал ей смерти?

Она ведь его совершенно не знала. Что-то здесь было не так. Лари это чувствовала, от матери с отцом ответа ей не получить. Значит надо искать истину в другом месте.

— Нет, дорогая. Ты же знаешь, тебе…

— … нельзя показываться окружающим. Я помню, папа, — с еле заметной улыбкой закончила за него девушка и потеряв всякий аппетит встала из-за стола.

— Куда ты?

— Набрать ягод. Пироги никто не отменял.

Исказив пухлые розовые губы в слабое подобие улыбки, Илари забрала корзину и вышла из дому.

— Это невыносимо, Грейт, — слёзы отчаяния полились по щекам Фивы, когда дверь закрылась за дочерью.

— Я понимаю, дорогая, — обняв за плечи, эльф уткнулся лбом о макушку любимой, — но мы делаем это ради её же безопасности.

— Может он забыл о ней? — преисполненная надеждой она посмотрела на мужа. — Столько лет ведь прошло. Никаких вестей о вампире не было. Возможно он вообще умер. Ей уже совсем скоро исполнится восемнадцать.

— Если бы… такие, как легко не умирают. Да, и мы бы знали. А если всё действительно так, как сказал вампир… Если она действительно его пара, то Дракула не отступится. Он не отпустит Иларию и тогда неизвестно, что сделает с ней.

Не видя других вариантов, Фива вынужденно согласилась с ним. Если слова Влада были правдой, то он никогда не откажется от их дочери.

— Что же нам делать? Мы ведь не можем укрывать её всю жизнь вдали от всего мира. Она же… у неё всё тысячелетие впереди. Целая жизнь, а она вынуждена проводить её здесь. Без нормального общения с другими разумными существами. Не такой судьбы я хотела для своего ребёнка. И что будет с ней, когда нас не станет? Кто её защитит?

— Я тоже не хотел такой жизни для неё, — мирным тоном успокаивал её Грейт, внутри скрепя зубами от мысли о свадьбе Иларии. Какое вообще замужество? Маленькая ещё. Он вообще до пятидесяти лет не собирался её отдавать. — И мы не станем её долго держать в тени. Подождём ещё пять-шесть лет, пока всё не успокоится. Если всё будет так же тихо, переберёмся в деревню, а там заживём, как прежде. Больше никаких тайн, укрытий, вампиров.

— Никогда не прощу себе, что украли у неё шанс обзавестись друзьями.

— Я тоже дорогая, но она жива и это самое главное.

6 глава: В лесу


Пока родители обсуждали былые ошибки молодости в виде не совсем распланированного укрытия и предстоящие планы о грядущем будущем, поникнув головой Илария бродила босыми ногами по лесу, чья красота в самый разгар лета была сравнима лишь с ожившей сказкой.

Тысячелетние высокие деревья тянули свои толстые ветви к бескрайнему синему небу, будто хотели дотянуться до него. Зелёные кусты украшенные мелкими цветами и ягодами терпеливо ожидали момента, когда их плоды будут сорваны путниками, или когда сами опадут на холодную землю. Многочисленные птицы кружились высоко в воздухе в медленном своеобразном танце, а те что сидели на ветвях подпевали мелодию юной, белокурой нимфы.

Лес подхватил мягкий девичий голос, разнося его по округе и вместе с её песней просыпалось всё живое в том лесу. Звери послушно сбегались на такой знакомый голос и верно следовали за ним, как пёс следует за своим хозяином.

Вдруг неподалёку пролетела стая летучих мышей, распугав с веток парочку птиц и зверей. Этим мышам будто и не были знакомы законы о том, что днём вообще-то им следовало спать, но девушка так часто видела их рядом с собой, что лишь помахала им вслед, словно старым друзьям.

— Доброе утро, — увидев бельчонка Илария нежно погладила мягкую рыжую шёрстку и прошла дальше.

Углубившись в мечты о несбыточном, девушка не обратила внимания на то, что её компанию постепенно пополняли маленькие друзья, а вскоре подошли друзья и побольше. Даже вчерашний волф не упустил шанса пройтись вместе с новой подругой.

Компания была большой, поэтому нимфе недолго оставалось грустить, тем более что у её косолапого друга было не на редкость озорное настроение. Он постоянно наровил повалить хозяйку на землю, чтобы та наконец обратила на него внимание и поиграла.

— Нет, Касан, не сейчас, — хохоча отбивалась Илария. — Поиграем немного позже. Нам надо ещё нашего нового знакомого осмотреть.

Медведь возмутился, но послушно отпустил девушку, ревностно глядя на волфа. Зверь не любил делиться вниманием матери с кем-то ещё, а именно за мать Касан принимал Иларию.


Всё случилось пять лет назад. Девушка нашла его у озера, когда в очередной раз собирала травы для отвара и случайно услышала медвежий вой. Тогда ещё маленький Касан лежал рядом с медведицей. Та к сожалению не дышала, не подавала никаких признаков жизни, поэтому малыша Иларие пришлось забрать к себе. Первое время она растила его в хижине, обхаживала, кормила, а через полтора года, когда подрос и в доме стало тесно для него, отпустила в лес. С тех пор Касан стал считать её матерью.

К сожалению узнать причину смерти медведицы так и не удалось. Вариант того, что её убил другой зверь отпал сразу, поскольку тело не было разорвано на куски. Тогда Лари с матерью долго осматривали её на признаки каких-либо болезней, опасаясь, что это какой-то смертельное заболевание и оно могло быть заразным, но и это оказалось не так.

А потом, над её шеей Илария нашла следы клыков, но матери почему-то об этом не сказала. Она до сих пор не может объяснить почему промолчала. Возможно сама хотела выяснить кто это был. Кто его знает…


— Как спалось? Рана больше не болела?

Сев перед волфом, рядом с которым миниатюрная Илария казалось ещё меньше, она подняла его переднюю правую лапу и стала разглядывать рану. Регенерация проходила отлично и теперь на месте прежнего пореза, оставалась лишь еле заметная царапина, которая тоже уже заживала.

— Ну, вот. Уже завтра будешь, как новенький. В чём дело, Лили?

Красная пташка с золотистым кончиком оперения, не больно клюнула в девичью щёку. Илария повторила почти тоже самое. Коснулась пальцами лица, ощутив влагу. Почти высохшую, но она ещё оставалась.

— Слёзы? Спрашиваешь откуда они?

Птичка зачирикала искренне недоумевая, что могло расстроить её подругу. Илария редко, когда можно было застать грустной, а уж плачущей… таких случаев возможно только пересчитать по пальцам.

— Родители собираются в деревню. Нет, Касан, меня снова с собой не берут, — добавила она, увидев блеск в глазах медведя. Такой же, какой был и у неё тогда в доме. — Как считаешь, будь всё иначе, находилась бы я сейчас здесь? Верно. Меня бы здесь не было. Отец с матерью никогда не разрешат мне пойти в общественное место. Боятся, что он придёт. Кто он? — переспросила она, перепрыгивая небольшой ручей, после очередного чириканья Лили. — А разве я не рассказывала? Ах, да… тебя ведь тогда ещё не было. Он — это вампир. Родители не хотят, чтобы он нашёл меня. Как это? Не знаешь, кто такой вампир? Ну… признаюсь я и сама недоумеваю кем он может оказаться. Я несколько раз спрашивала родителей, про него, но единственное что мне удалось узнать, у него красные глаза, острые клыки и то, что встретив его я должна убегать. Говорят смерть следует за ним по пятам и любой встретившийся на его пути обречён на гибель, — негромким шепотом повторила слова услышанные от родителей.

Грейт с Фивой говорили ей их, чтобы унять у дочери малейшие признаки любопытства, однако вновь оказались неправы, забыв, что их Илария отличается от других.

— Но знаете, что думаю я? Обещаете не рассказывать? Я считаю, что этот вампир не так ужасен, каким его представляют другие. И не смотрите на меня такими глазами. Я говорю со всей серьёзностью, потому что, нет до конца плохих существ. В каждом есть что-то хорошее, нужно только разглядеть.

Утро в лесу выдалось не на редкость солнечным, воодушевляя его жителей, пока те были заняты прослушиванием историй и заполнением корзины свежими ягодами. Беззаботно увлеченные они просто радовались новому дню, не замечая как в тени дерева виделялась крупная мужская фигура и светилась пара красных глаз, чей взор был устремлён в сторону нимфы.

7 глава: Недостижимость


Скрытый под тенями деревьев Дракула неотступно следовал за улыбчивой девушкой, увлекающей мужчину за собой, подобно видению… миражу… Слов описывающих Иларию в глазах Влада много, но смысл один. Она была для него чем-то невероятным и неизведанным. Чистая, наивная, жизнерадостная, полная любви и сострадания. Его противоположность. Недостижимость.

И всё же странно. Как их двоих можно было сделать истинными? Они ведь совершенно непохожи. Он вампир. Она нимфа. Он само воплощение хаоса и смерти, а она мира и жизни. Как таких разных можно было свести воедино?

Илария сверкала под яркими лучами солнца из-за чего походила на прелестного ангела. На его ангела. Ведь так? Она его пара, а значит по всем законаи принадлежала ему одному. Целиком и полностью. Только его… Создана лишь для него одного. Смазливые фразы прежде вызывающие в нём отторжение, сейчас не звучали, как бред плешивого романтика.

Владу осталось немногое. Подождать всего несколько дней, до дня её совершеннолетия и тогда он заберёт её с собой навсегда. Спрячет в своём замке ото всех и наконец перестанет быть один.

Одержимый этой мыслью он наблюдал за ней последние пятнадцать лет. Охранял от посторонних, как верный пёс, с тех пор как отыскал в этом лесу.

Наивные Грейт и Фива. Он ведь предупреждал их, что прятать девочку бесполезно. Говорил, что от него невозможно сбежать. Где бы они не были, он всё равно отыщет. И отыскал. Три года непрерывного поиска, но добился своего.

После поиски закончились и началась слежка. Он следил за каждым её шагом, стоило девушке только перешагнуть порог дома и выйти в лес, оберегая от всего, что может причинить боль.

Когда он только начал свою игру, то делал это просто потому, что ему ясно дали понять, второго шанса не будет. Другую истинную ему не даруют. Не могут дать. Истинная для всех только одна. Да, и другую бы он не принял.

Владу приносило удовольствие наблюдать за Иларией, ещё когда та была ребёнком. Весёлая, смешная, добрая, иногда чересчур добрая. Про друзей-зверей мужчина вообще молчал, но за этим наблюдать ему тоже нравилось. Она была, как… игрушка, которая веселила и делала его существование более… полным. Не таким пустым. И Влад знал, что после брака его жизнь станет ещё интересней. Гораздо разнообразней.

По крайне мере так он считал раньше, но в последние полтора года всё переменилось. С тех самых пор как Илария повзрослела, всё стало совсем иначе. Теперь он смотрел на всё по-другому и значение для него имела только она.

Истинность, забава… подобное отошло на второй план. Кануло во мрак. Теперь существовала девушка. Не девочка. Влад давно перестал видеть в ней ребёнка, хотя разница в возрасте между ними достигала в девять тысяч лет и на мир она смотрела наивными глазами, не зная, что на самом деле происходит вокруг неё. Влад видел именно девушку. Его женщину. Для него существовали только её чарующий голос, задорная улыбка, волнующий взгляд, заразительный смех и… такой соблазнительный запах, сводящий мужчину с ума. Естественный, непорочный и желанный. Дракула находился далеко от девушки, но всё равно слышал его. Ощущал как он медленно заполняет его изнутри, сводя с ума. И так с тех самых пор, как ей исполнилось шестнадцать.

Он помешался на ней. Стал одержим ею и желанием обладать. Забрать себе и спрятать в замке. Там, где только он сможет видеть его и никто более. И так будет. Илария сама придёт к нему, следует лишь немного её подтолкнуть.

***
Тем временем день неумолимо близился к концу. Солнце уже заходило за горизонт, поэтому Илария поспешила вернуться домой, но лишь встав на ноги была остановлена странным поведением Кая. От чего-то девушка решила, что волфу это имя подойдет идеально. Встав спиной к нимфе в атакующей позе, Кай обнажил острые, как лезвие, клыки и зарычал в сторону леса.

— Кто здесь? Выходи. Не бойся, мы тебя не обидим.

Решив, что за деревом спрятался зверь, Илария положила корзины на землю. Одна их них была переполнена темно-синих ягод. И шагнула вперёд к гостю, когда с той стороны вылетела уже знакомая стая летучих мышей, а за ними послышался последствующий хруст травы, когда на неё ступала нога.

Сначала прищурив глаза, Илария пыталась разглядеть потревожевшего их гостя, а после оторопела от неожиданности и застыла на месте.

К ней медленными шагами приближался мужчина. Его лицо было скрыто от неё, но крупная фигура выдавала, что встречником являлся именно мужчина.

8 глава: Незнакомец


— Признаться я впечатлён. У этих животных и правда оказалось отличное чутьё.

Низкий бархатный голос звучал для юной нимфы, как нечто невообразимое, невероятное, а встреча, будто сон. Проведя всю жизнь в лесах она впервые встретила кого-то кроме своих родителей и не могла поверить в реальность происходящего. Шок буквально приковал её к месту, но, когда волф внезапно набросился на незнакомца, ей пришлось прийти в себя.

Дикий зверь вгрызся зубами в правый локоть мужчины и не отпускал даже, когда опрокинул грубо ругающегося незнакомца на землю, навалившись всем своим немалым весом, что несказанно удивило нимфу. Мужчина то ведь тоже не был маленьким и на вид не слабее Кая.

— Кай… Кай, не смей. Отпусти его немедленно, кому говорят, — подбежав к дерущейся парочке, Илария всё ещё прибывая в неком шоке растерялась, но отогнала бушующего Кая в сторону. — Простите, пожалуйста. Мы просто не привыкли к гостям. У нас их не бывает.

— Кажется я понимаю почему, — с болезненным стоном усмехнулся незнакомец, прижимая кровоточащую руку к себе.

Заметив полученную во время " битвы " рану, она забыла о прежнем намерении поскорее вернуться домой. Совесть не позволяла ей бросить раненого от зубов её зверя мужчину одного. Но вот не задача… и помогать ему не спешила. Родители же сторого-настрого наказывали не говорить с незнакомцами. Кто знает, кем может оказаться прохожий. А если и встретит то, тут же немедленно бежать домой и обо всём им рассказать.

— Позвольте вам помочь, — не сумев пересилить себя, Илария подняла вторую свою корзинку поменьше, в которую обычно складывала травы и брала с собой, на случай если встретит во время прогулки подбитого зверя.

— А сможете?

— Я всю жизнь занимаюсь лечением и знаю, как это делается. Можете мне доверять.

— Чтож… думаю особого выбора у меня нет, — с нескрываемой ухмылкой произнёс Влад, сев на землю и вытянув руку вперёд с нетерпением ожидал, что предпримет девушка.

Действительно решит помочь или испугается неизвестного и сбежит.

Однако Илария сумела его удивить. Присев рядом, она быстро засуетилась. Нужно было поскорей закончить с этим. Солнце уже село, если не поспешить домой, то родители снова будут ругать. Хотя ругать будут в любой случае. Она ведь обещала вернуться к вечеру.

Лари безошибочно достала нужные травы и склянку, однако заволновалась, когда пришёл черёд касаний. Вроде бы в нет ничего сложного. Просто очистить рану от грязи и слюны зверя, чтобы не попала инфекция, приложить травы, прочесть заклинание и дело сделано. Она повторяла подобный трюк множества раз, но сейчас всё воспринималось более волнительно. Ведь в этот раз перед ней было не какое-то там животное, а мужчина. Хотя мама часто говорила, что эти существа ничем друг от друга не отличаются.

Илария волновалась. Она впервые должна была прикоснуться к кому-то, помимо отца с матерью и от этого неугомонное сердце было готово вырваться из груди.

Переполненная любопытством девушка старалась незаметно рассмотреть незнакомца. Запечатлеть в памяти каждую черту его лица и сохранить в уголках памяти, заперев на засовы, как самый главный секрет. Ведь когда ещё представится подобный шанс увидеть другого? Алая кровь стекала по загорелой коже, капая на землю и оставляя после себя грязные следы, но дальше крепкой руки, покрытой тёмными волосами, внушительного роста и сверкающих серых глаз, она пока не смогла ничего разглядеть.

— Так вы будете меня лечить или разглядывать?

— Что?.. — растерялась от неожиданности. — А, простите, я сейчас.

Промыв рану и обеззаразив место укуса, Илария приложила целебные травы одновременно проговаривая заклинание.

— Хассе авра раса, рилан мара…

Слова мягким шепотом лились с её уст, не только ускоряя целебные свойства трав, но и ослабляя боль мужчины.

Нимфа старательно делала вид, что не ощущает на себе его цепкого. Слишком пристального для первого встречного внимания. Пыталась всецело сосредоточиться на лечении, однако сложно сохранять невозмутимое выражения лица, когда тебя обдаёт странным жаром под чужим внимательным взглядом, а ладони дрожат от соприкосновения с холодной кожей.

— Долго вы там стояли? — спустя десять минут Илария закончила с травами и обматывала бледную руку чистой тряпкой.

Она мимолётно подняла взор. Хотела ещё на минутку посмотреть на незнакомца, потревожевшего её уединение.

Странная тяга к мужчине, возникшая с первых секунд как они встретились глазами не давала ей покоя, а сердце от чего-то сразу забилось сильней. Девушка не знала, что это. Почему с ней это происходит? Решила всё от волнения и смущенно опустила глаза, когда её поймали за подглядыванием.

— Я бродил здесь и немного заплутал, когда увидел вас и ваших друзей, — нагло врал ей Влад и в отличии от нимфы без стеснения смотрел на неё, жадно изучая каждую черту лица. Так близко ему ещё не доводилось её видеть. — Странно, что больше никто мне так и не встретился по пути.

— В этом лесу много опасных зверей, поэтому его предпочитают обходить стороной, — объясняла нимфа уже более смелей вглядываясь в темноту и наконец сумев различить черты лица таинственного гостя.

Это был красивый, взрослый мужчина, на вид лет тридцати пяти или сорока. Но только на вид. Илария знала, что ему могло быть гораздо больше. В их мире внешность обманчивая черта. Трудно понять чей-то возраст. Чёрные, короткие волосы слегка прикрывали широкий лоб. Точеные правильные скулы были покрыты бритой щетиной. Длинный ровный нос. Ноздри трепетали от частого дыхания, словно неудержимо втягивали аромат её кожи и волос, но важней всего оставались глаза. Серые ласковые глаза будто гипнотизировали и проникали в самые скрытые уголки душу. Никогда не видела таких.

— Страшный?

— Что? — отошла она от гипноза.

— Вы меня так внимательно разглядываете, будто хотите разобрать на части и изучить, как нечто новое. Теперь интересно к каким выводам вы пришли.

— Простите… просто… кроме своих родителей и лесных зверей я никогда никого не видела. Вот я ещё и прибываю в некотором изумлени, а встреча с вами для меня стала…

— Наказанием? — невозмутимо предположил Влад.

— Чудом, — ни чуть не смущаясь исправила его с широкой улыбкой.

Теперь уже пришёл черёд вампира удивляться.

— Многие могут поспорить с вашим мнением.

— Мне не знакомы эти "многие", поэтому считаться с их мнением у меня нет причин. Я лишь делаю выводы из собственных наблюдений и вы мне не кажетесь страшным, — обезоружила его своей непосредственностью и ухмылка Дракулы превратилась в самую обычную улыбку, а глаза заблестели по-новому.

9 глава: Исскуситель


— Мне не знакомы эти "многие", поэтому считаться с их мнением у меня нет причин. Я лишь делаю выводы из собственных наблюдений и вы мне не кажетесь страшным, — обезоружила его своей непосредственностью и ухмылка Дракулы превратилась в самую обычную улыбку, а глаза заблестели по-новому.

Девять тысяч лет… он просуществовал на этом проклятом свете девять тысяч лет. Был отвергнут и непонят всеми. Даже родной матерью, которая ни разу так и не пыталась остановть безумства отца, потому что наводил ужас одним своим видом, а тут… его не боится девчонка, моложе него почти на всю жизнь. Спокойно говорит с ним, не кричит, не зовёт на помощь и не называет монстром. Хотя… Скорее всего подобное не происходит, только по той простой причине, что она ещё не знает с кем имеет дело. Будет ли девчонка верна своим словам, когда секрет раскроится. Вот что важно.

— Куда-то собрались? — сидя на месте, Дракула вскинул брови, когда Илария начала собирать вещи обратно в плетённую корзину.

Он не собирался отпускать её так быстро. Слишком мало времени провели вместе. Зверь не насытился. Не утолил голод, живший в нём все годы.

— Мне пора возвращаться домой, — указала на уже ночное небо. Удивительно, как быстро летит время. — Всё что могла я уже сделала. Остальное дело времени. Не мочите и не снимайте повязку до завтрашней ночи, иначе могут остаться шрамы.

— Вы всю жизнь провели в этом лесу? Никогда не выходили за его пределы? — пропустив её наставления мимо ушей, Влад предпринял попытку задержать рядом.

— Да, — не думая ответила она.

И в тайне была рада, новому завязавшемуся между ними разговору. Илария не не признавалась в этом даже себе, но она не хотела уходить и искала причину задержаться.

— Почему?

— Родители мне запрещают разговаривать с незнакомцами, — поздно, но спохватилась нимфа, взглядом удерживая Кая и Касана, которые так и рвались напасть на мужчину.

Откуда такая реакция?

— Меня зовут Влад. Теперь ты знаешь моё имя, назови своё и мы перестанем быть незнакомцами.

Улыбнувшись на попытку Влада завести дальнейший разговор, Илария мотнула головой и отвернулась, решив просто пойти домой. Она и так достаточно задержалась здесь. Но встреча с новым знакомым выбила её из колеи.

Вообще-то ей о многом хотелось с ним поговорить. Любопытство съедало изнутри. Это ведь такая уникальная возможность узнать от постороннего о новых землях, о других существах. Расспросить о жизни за пределами леса. Её волновало также и то, к какой расе принадлежал Влад. Может он дракон? В книгах писалось, что в человеческом облике они выглядят не менее поразительно, чем в зверином, а её новый знакомый был очень красив.

— Вы от кого-то прячетесь? — упрямо шёл за ней Влад.

Он не собирался отступать. Цель была предельно ясна… Но был тут же вновь прижат к земле под напором уже двух разъярённых зверей. Медведя и волфа, которые сочли его действия опасными для своей хозяйки.

Добивающийся этого Влад делал вид, что сопротивляется, намеренно подаваясь животным, как и несколько минут назад подался волфу.

Сознательно играя на эмоциях зверей и используя в качестве инструмента для достижения желаемого, Дракула удерживал Иларию рядом с собой. Ему не было жаль себя. В конце концов раны затянутся со временем, а упускать истинную было нельзя.

— Да, что ж это такое. Кай, Касан, слезьте с него! Что с вами такое сегодня?

Не прекращая рычать звери послушно отошли от вновь изувеченного мужчины с пострадавшим лицом. Под глазом Влада теперь красовались несколько глубоких царапин, от когтей Кая. На плече отчётливо был виден свежий кровоточащий укус того же волфа. А чёрный камзол разорвали безжалостные когти медведя, оставив на бледной мужской груди порезы вытекающие кровью.

— Всевышний! — испуганно произнесла Илария, прикрыв рот ладошкой и подбежала к Владу. — Зачем вы пошли следом за мной?

— А зачем держишь при себе этих зверей? — резко перешёл на "ты". — Они опасны для окружающих.

— Они мои друзья, — снова доставая лекарства и уже более уверенно залечивая свежие раны, отвечала она.

— Странные у тебя предпочтения в друзьях, — кивнул Влад в сторону мелкого зверья и птиц, наблюдавших за ними всё это время с огромным интересом.

Кроме птиц, остальным редко доводилось встречать гостей в их "доме" и Дракулу они разглядывали с не меньшим любопытством, чем их подруга. Только медведь с волфом ревниво убивали вампира взглядом.

— Других здесь вы не найдёте, но даже так… мне и эти дороги. Они провели рядом со мной всю мою жизнь.

— Тогда почему не выберешься из леса? Если тебе здесь одиноко, можно ведь и просто сбежать.

— Нельзя. Мы прячемся от вампира, — незаметно для себя проговорилась девушка, обронив на мягкую траву склянку с травяным отваром.

Тёмная жидкость растеклась по земле, обдавая еле заметным запахом.

Зажмурив глаза Илария ругала себя за излишнюю болтливость. Ну как она могла так выдать себя? Теперь родители точно будут ею недовольны.

Хотя винить во всём одну девушку было бы не совсем честно. Влад странно влиял на неё и побуждал неподобающую для первого встречного реакцию. Доверие и привязанность рядом с ним казались чем-то правильным и самой собой разумеющимся. Будто мужчина для неё был нечто-то большим, чем просто прохожим…

— Зачем вы понадобились вампиру? Слышал этот зверь никого не оставляет в живых, — поинтересовался Влад, скрывая оскал за маской безразличия.

Такая простодушная. Добиться от неё нужной информации слишком легко.

— Я не буду отвечать. И так о многом проболталась, — обрабатывала укус Кая. — Сейчас закончу перевязывать шею и вернусь домой. А вам лучше покинуть этот лес. Во избежание непредвиденных происшествий.

— Не считаешь, что это слишком жестоко бросать больного одного? Вдруг я у умру от полученных ран? И думаю, что вполне заслуживаю более подробных объяснений, после нападения твоих "замечатльных" друзей.

Естественно Влад лгал о смерти. Она это понимала, но приняла всё за шутку, не подозревая, что тот просто в наглую играл на её совести. И ничуть не стыдился. Ведь всё сработало. Он видел, как задумалась Илария после его слов.

Может рассказать ему? Нет. Нельзя. Мама с папой будут недовольны, если она скажет всё непонятно кому. С другой стороны… Илария так не хотела уходить от Влада. Да, и она наконец поделится с кем-то своими мыслями и переживаниями, помимо зверей. С родителями то о подобном не поговоришь. Не поймут они, а её новый знакомый? Он поймёт её? Узнать это можно только при одном случае.

— Не мы, а я. Вампиру нужна я, а не вся моя семья, — решила всё же довериться она. Всё равно больше они не увидятся, так ничего и не произойдёт страшного, если поговорит с ним. Ведь так? — Не знаю, для чего, но папа сказал он серьёзно настроен забрать меня, хотя насколько я знаю, никогда прежде так не поступал.

— Родители тебе ничего не говорили по этому поводу?

— Они считают, что он собирается меня убить.

Яростно сжав челюсть, так, что желваки заиграли на шее, Влад прикрыл глаза.

Как он и предполагал, эти недоумки не сказали ей об истинности. Скрыли о самом главном. Лицемеры. Сами, как ненормальные, кричали о важности связи. Возносили ей хвалу и сочиняли о ней песни, как о самом главном даре Милостивого, а когда дело коснулось их двоих скрыли. И как после такого верить им?

— Ты тоже думаешь так? — не раскрывая век, спрашивал Дракула. — Считаешь, что он хочет от тебя избавиться?

Задавая эти вопросы он ожидал, что Илария ответит ему согласием. И не стал бы осуждать, если бы ответила согласием. Для всех и каждого вампир был воплощением смерти. По другому к нему просто не относились и Влад не переживал об этом. Ему было всё равно, что о нём думают другие. Кем они его считают. Он пил кровь прежде, будет пить дальше. И не по брезгует убить, если кто пойдёт против него или попробует причинить вред девушке, сидящей рядом с ним и ещё не подозревающей о том кому принадлежит.

Мужчина ждал любого ответа, но не ожидал услышать того, что прозвучало на самом деле.

— Нет. Если бы он хотел меня убить, то сделал бы это уже давно, а не ждал восемнадцать лет, ведь так? Значит ему нужно что-то другое, — легко и уверенно произнесла Илария, будто не сомневалась в своих словах, тем самым поражая Влада сильней прежнего и заставляя желать её с большей силой. Хотя казалось бы куда ещё сильней, когда внутри всё ломит и рвёт на куски из-за простой потребности коснуться её.

— Верно, — осипшим голосом выдохнул он. — А что он хочет от тебя, об этом не размышляла?

— Размышляла, но ответа на этот вопрос так и не нашла. Хоть самой к нему иди и спрашивай, — смеясь выпалила нимфа.

— Тогда иди, — в противовес ей серьёзно высказался и зашипел, когда отвар из склянки полился на его кожу.

В очередном рефлексе она подула на рану не думая, что этим лишь сильней разожгла Влада совсем невинным поступком. Он и так находился на грани срыва. Сдерживал своих бесов, жаждущих вырваться наружу и присвоить свою женщину. Вонзить в её тонкую, длинную шею клыки и испробовать на вкус кровь.

— Я даже не знаю, как он выглядит, чтобы что-то узнать.

— Это я уже понял, — тихо усмехнулся Влад, окидывая Иларию насмешливым взглядом. — И очень опрометчиво с твоей стороны помогать первому встречному. Кто знает, ведь я могу быть тем самым вампиром.

— Не думаю. Вы совсем на него не похожи.

— Почему же не похож?

Влад даже привстал с места, устраиваясь поудобней. Ему стало интересно, каким она представляет его себе. Каким описали её родители. Наверно изложили всё в самом худшем свете, чтобы Лари и не помышляла о нём.

— Мне описывали жуткое чудовище с красными глазами, бледной кожей и страшным лицом, а вы совершенно на него не походите…

— Лари! Илария, где ты, — взволнованный голос отца эхом донёсся до пары.

— Это папа. О нет, я снова задержалась. Мне нужно идти, — наспех собирая отвары, она подорвалась с места, но крепкая мужская хватка не позволила уйти от него.

— Приходи завтра, — не просил, а приказывал Влад.

— Нельзя. Я ведь говорила. Я и так ослушалась родителей, когда заговорила с вами.

— Приходи, — до боли сжал её руку, но опомнившись ослабил хватку и внезапно спросил. — Хочешь выйти из леса? Приходи завтра в это же место и я покажу тебе мир за его пределами.

10 глава: Наказание


— Ты снова задержалась, Лари, — вскинулась мать, едва они с отцом успели открыть дверь и войти в дом. — Ну сколько можно просить тебя не задерживаться так допоздна?

— Прости, мам, я… — начала оправдываться девушка, но договорить не дали.

— Откуда кровь? Ты ранена? О, Всевышний, я говорила, что эти прогулки ничем хорошим не закончатся, — причитала Фива, бегая вокруг Иларии и ища место куда могли ей навредить.

Гнев матери прошел также быстро, как и появился, переключившись на волнение за ребёнка, чему Илария была очень рада. Она не любила, когда кто-то злился или грустил. Чужие улыбки приносили ей больше радости. Хотя как сказать чужие. Родительские. Самые родные и важные.

Грейт стоял в стороне и просто наблюдал за ними. Он уже отругал дочь по дороге за то, что та снова припозднилась, а что-либо ещё говорить или причитать устал. Сколько ни просил возвращаться засветло, Илария всё равно задерживалась. Не потому что не слушалась. Напротив, эльф радовался и гордился тем, какая у него хорошая дочь… временами. Но, как и каждое живое существо, маленькая нимфа имела свой характер и видинья, как ей следует жить. А ещё чрезмерную сердобольность, наивность и доброту, из-за которых чаще всего и задерживалась. Лари никогда не могла пройти мимо несчастных животных или растений, нуждающихся в помощи. Маленькая, глупая, доверчивая… Все отцы волнуются за судьбу своих дочерей, страшась, какое существо станет ее парой, а он переживал вдвойне. И как тут не переживать, когда самый страшный кошмар всех миров, угрожает твоему единственному ребенку. Второго они с Фивой решили пока не заводить. Слишком шатким и опасным было их положение сейчас. Неизвестно, что завтрашний день приготовил для них, а второй ребёнок только усложнил бы всё.

— Мама, всё хорошо. Это не моя кровь, — взяв родную руку, тепло улыбнувшись успокаивала Лари. — Я собиралась вернуться сегодня пораньше. Набрала ягод и уже шла домой, как случайно встретилась с одним мужчиной. Ему нужна была…

— Мужчина? Какой мужчина? — вмиг оживились родители, услышав, что кто-то подбиралась к Илари. — Лари, кого ты встретила?

Ой…

— Он сказал его зовут Влад, — зажмурив глаза, осторожно призналась девушка понимая, что по головке её не погладят, но как-то неважно казалось это сейчас.

Трепетное волнение после встречи с Владом и яркие чувства переполняющие её, всё ещё не отпускали юную нимфу. И это был не конец. Она хотела вернуться к нему. То, что они находились вдали друг от друга казалось противоестественным. Будто так не должно быть. Будто её место рядом с ним. А его сумасшедшее предложение встретиться завтра и выйти за пределы леса… чистое искушение, о котором она в тайне задумывалась давно. Мечта, о которой грезила всю свою жизнь.

Но, нет. Гнать такие мысли надо. Она не может поступить подобным образом. Пойти против воли родителей?

— Мы же запретили говорить тебе с незнакомцами, — кричала мать, некрасиво скривив лицо в злом выражении. — Сколько раз повторяли быть осторожными. Как ты могла так опрометчиво поступить, зная, что вампир ищет тебя?

— Но он был ранен. Я должна была помочь…

— Одним больше — одним меньше. Ничего страшного с ним бы не случилось, если бы ты бросила его. Не ребёнок. В конце концов нашёл бы выход из леса и пошёл бы просить помощи у других. Ты не единственная нимфа во Вселенной.

— А если бы не нашёл? Его то и поранили по моей вине. Кай и Касан напали на него, думая, что тот угрожает мне.

— И правильно сделали. Для этого они и нужны, чтобы тебя охранять ото всех, — кричал вместе с женой Грейт. Ну, хорошо же всё было и бац… Надо было так испортить? — Жаль, не добили.

Расхаживая по маленькой гостинной он размышлял, что делать дальше. Какова вероятность того, что это встречный мог оказаться вампиром? В принципе небольшая. Сколько на свете существ обитает. К тому же, они сейчас в другом мире. Дракула о нём и не слышал наверно. Так что возможно это и не он, иначе бы вампир не отпустил бы Иларию так просто. Убил бы на месте. До её восемнадцатилетия осталось несколько дней, значит ждать ему почти нечего.

С другой стороны, даже если он был кем-то посторонним, оставаться им здесь больше не безопасно. Чужак знает где Лари, а значит выдаст местонахождение Дракуле, если тот спросит у него. Или распустит слухи по деревне.

— Что он тебе сказал? — уже более спокойным тоном спросил Грейт, но голубые глаза эльфа ещё горели от злости.

— Спрашивал почему в лесу помимо нас никто не живёт и почему мы здесь.

— Что ты ему ответила?

— Пр-правду, — почти пропищала девушка, под гнётом отца.

Первый раз она видела отца таким рассерженным и боялась уже лишний раз неправильно чихнуть, лишь бы не разозлить его ещё больше, но или сегодня был не её день, или родители находились не в особо весёлом расположении духа, так как оба одновременно прокричали:

— Живо в свою комнату! И не выходи от туда, пока мы не решим, что с тобой делать.

— Но папа, я ведь только… — отчаянно пыталась возразить ему, сдерживая слёзы обиды.

— В свою комнату я сказал! — ещё более яростно прокричал он, и Иларии не осталось другого выбора, кроме как послушаться отца.

11 глава: Слабость Дракулы или Как убить вампира


Астрал

Замок повелителя Драконов


Полная луна ярко светила по середине ночного широкого небосвода, освещая собой всю красоту позднего времени суток и, помогала ночному Астралу не погрузиться полностью во мрак.

Время давно перешло за полночь. Дети уже не первый час лежали в своих постелях и видели третий сон, однако это не мешало драконам наравне с ночными птицами покорять высоту и пересекать тёмные густые облака, пробивая их в полётном танце, оставляя после себя едва различимые силуеты.

Эти величественные звери без всяких преувеличений могли назвать себя наипрекраснейшими созданиями Творца, и некоторые так и поступали. Без всякого малейшего напоминания о скромности говорили о своём величии, не забывая упомянуть, что именно драконы были самыми первыми магическими существами появившимися на свет. Эльфы же яро спорили с этим суждением, не желая признавать правоту. Просто в Вавилоне они появились на две минуты позже. А их высокомерный характер не позволял признать, что есть кто то лучше них. Подобное заявление било по их ушастой гордости.

Однако это долгая история, да и большинство драконов считало себя выше подобного озорства и молчали. Впрочем молчание не мешало им чувствовать себя лучше остальных. До появления Дракулы они назывались самыми сильными животными, но кровожадный зверь лишил их этого титула. А драконы не любят, когда кто-то у них что-то отбирают.

За одной из пар наблюдал и Повелитель драконов — Мелвин Бортрайт.

Имея такую вторую сущность как дракон, сам правитель не имел права быть слабым. Огромный мужчина достигал под два с половиной метра роста. Широкие плечи, могучие руки и суровый взгляд внушали ужас любому, кто сталкивался с ним хоть раз, а властный тон не терпел споров.

— Ваше Величество, они прибыли, — предельно тихо сообщил дворецкий и молча ожидал разрешения правителя впустить гостей.

— Пусть войдут, — не отвлекался за наблюдением Мелвин.

Не оборачиваясь назад он слышал, как двери открылись позади него. Тяжёлые шаги, скрип стульев звучали ещё более отчётливей в кромешной тишине, но и стоя к ним спиной дракон и без того знал. Сегодня пришли не все.

Он слышал как из девяти королей зашли только восемь и спокойно уместились по своим местам за круглым столом. Повернулся и недовольно нахмурив брови выяснил, что оказался прав. Прибывших было только восемь.

— Где волк?

Гулка Райта не было среди присутствующих. Подобная выходна не являлось такой уж новостью. Молодой альфа недавно взял в свои руки власть над оборотнями-волками и как у некоторых подобное случается, юная кровь вскипела в жилах оборотня, потому он имел бурный нрав и свои представления о том, как нужно нести брозды правления. Не редко спорил и чаще всего поступал по своему, пропуская мимо ушей замечания совета старейшин и делая только то, что сам посчитает верным, не видя нужным оповестить других о своих планах. И задержки на заседаниях, были не самым худшим из его недостатков. Но как-либо исправлять ошибки альфы из королей никто не спешил. Его воспитанием должны были заняться родители.

— По всей видимости задерживается, — безразлично предположил кумихо.

Узкие глаза правителя оборотней-лисов безынтересно мазнули по присутствующим.

В отличии от него и дроу, остальные правители были напряжены. Все они собрались здесь ради одной единственной цели — найти способ избавиться от существа, который не давал им и их предкам покоя на протяжении всей жизни. Общий враг, как никогда прежде сплотил десять государств. Даже эльфов и дроу, которые прежде не могли прийти к общему согласию по причине разных взглядов на окружающий мир.

И первые, и вторые имели одну главную общую черту, которая и роднила их, и заставляля люто друг друга ненавидеть.

И первые, и вторые были эльфами, с разницей лишь в том, что дроу — тёмные эльфы почитали войну, а обычные эльфы — жизнь. Дроу жили под землёй, в глубинах пещер, без всякого намека на какой-либо свет, кроме кристалов на потолках пещер, а эльфы под солнцем, что лишь сильней разжигало ненависть тёмных, но неприязнь пришлось опустить с появлением на свет Влада. Этот вампир всем доставил хлопот.

— Тогда начнём без него, — заключил дракон. Стул из чёрного дерева и красной обивки жалобно скрипнул под тяжестью веса Мелвина. — Есть какие-нибудь новости?

— У нас никаких новостей нет, — разъяснял эльфийский монарх. — Дракула не появлялся на наших землях больше трёх сотен лет.

— Его и вовс~се нигде не видели пос~следние пятнадцать лет, — вступился наг, шипя от недовольства и неизвестности.

Им бы радоваться и устраивать праздники, что монстр исчез, но увы праздновать было рано. Небольшой перерыв не означал, что вампир не вернётся к ним вновь. Тем более от правителей других миров тоже не поступало никакой информации по поводу Влада, а у них всех была чёткая договорённость, держать друг друга в известности.

— Новых жертв с литальным исходом не было уже давно, — добавил повелитель демонов.

— Может молитвы народа были услышаны и он покончил с собой? — предположил ирбис, проведя широкой ладонью по серебристым волосам.

— Скорее мы научимся заглядывать в будущее, чем он прикончит себя. Мне кажется Дракула и сам не знает, как прекратить своё существование…

— У всего есть конец, а значит должен быть и у вампира, — злился демон, прервав ехидство кумихо. — Этот монстр не даёт нам покоя несколько тысяч лет и если до конца своего правления я не перережу ему глотку собственными руками, то моё имя не Рангвальд!

— Для начала найди его и убей, а уже после закатывай глобальные речи, — ещё больше распоясывал его пыл ирлинг.

— Я бы на твоём месте помалкивал крылатый, иначе ощипаю, а твоими перьями наполню конюшни.

— Попробуй, вырву рога и повешу в тронном зале, как трофей, — резко вскочил правитель ирлингов, опрокинув назад стул и расправив чёрные крылья, готовясь к атаке.

И вот очередные перессуды. Зарывшись пальцами в тёмные волосы, дракон устало выдохнул. Остальные короли не предприняли никаких действий, чтобы остановить спорщиков. Они просто ждали, пока те сами успокоятся и продолжат размышлять о сложившейся ситуации. В конце концов, подобные встречи ни раз кончались драками. И дело было даже не в бурном нраве некоторых из них, а в нежелание одного короля склонять голову перед другим. Излишняя гордость мешала им всем спокойно вести дела.

Однако, когда споры затянулись, остановить эти пересуды всё же пришлось королю эльфов. Непроизвольно, когда входные двери снова приоткрылись и из них вышел огромный чёрный волк.

— Наконец-то соизволил явиться. Мы думали уже и не придёшь.

Жёлтые глаза зверя блестели во мраке комнате, освещённой лишь свечами и светом луны, а пасть распласталась в злорадном оскале. Мужчины сразу поняли, что у опоздавшего для них есть хорошие вести. Но даже не подозревали насколько безумные.

Постепенно внешность животного начала меняться приобретая человеческий облик. Лапы уменьшились, шерсть укоротилась до мелких тёмных волос на руках и ногах. Теперь вместо задних и передних лап были руки и ноги, а морда превратилась в вытянутое человеческое лицо.

Гулк спокойно прошёл мимо нескольких сидящих мужчин, прежде чем сесть на своё место и заявить с высокомерным оскалом.

— Я знаю как избавиться от вампира.

— Что значит, знаешь как избавиться от него? — заинтересованно придвинулся вперёд эльф.

— Не так давно один сильнейших бойцов погиб на Арене Смерти. Отрубили голову. Жаль, конечно, я ведь столько денег на него поставил…

— Ближе к делу.

— У этого бойца была жена — его истинная пара. И сегодня утром она ушла следом за ним, — равнодушным тоном объяснял Гулк, будто бы для него смерть поданных ничего не значила. — Не перенесла потери пары.

— Не хочешь же ты сказать…

— Я долго думал о том, как можно убить Дракулу, — бродя кругами за спинами собравшихся, не дал закончить инкубу. — Ломал голову над тем, в чём ошибались наши предки и выяснил. Оружие и магия его не берут…

— Мы это и без тебя давно выяснили. Ещё лет пять тысяч назад, — язвил Рангвальд.

— …поэтому нужно искать способ в другом, — пропустил его ехидства альфа. — В том, что уничтожит его морально и сделает уязвимым. А кто, как ни истинная может стать слабостью вампира? Ведь после потери истинной никто долго не живёт. Сердце просто перестаёт биться и этим мы с вами воспользуемся. Мы подождем пока Дракула найдёт свою пару, дождёмся момента, когда он будет зависим от неё и убьём девушку. Тогда он просто обессилит и умрёт следом за ней. Нам даже особо стараться не придётся. Только избавиться от девчонки.

Жёлтые глаза оборотня сверкали, как у безумца, нашедшего для себя новое развлечение. Жажда расправы над кровавым монстром поглотила его тёмную душу, сделав одержимым над смертью.

Сколько же раз Гулк представлял себе, как убивает вампира. Сколько раз мечтал сделать свою расу выше остальных, доказав, что они лучше других и смерть чудовища пожирающего их несколько тысяч лет, самый лучший способ достичь этого.

— Я против, — вступился эльф. — Убить ни в чём не повинную женщину, это не самый достойный поступок для мужчины.

— Не самый, но другого выбора нет. От вампира необходимо избавиться, пока он ещё спокоен. Это наша главная цель. Разве не для этого мы все здесь собираемся раз в полгода?

— Да, для этого. Но девушка ни в чем не виновата.

— Она истинная пара вампира. Этой причины более чем достаточно, чтобы убить и её.

— Вместо того чтобы искать способы уничтожения, не лучше ли будет договориться с Дракулой, — предложил прежде молчавший дроу.

— Договориться с врагом? Ничего глупее в жизни не слышал.

— Не думал, что когда-нибудь скажу это, но блохастый прав, — согласился с волком демон. — Нельзя договориться о мире с тем, кто живёт за счёт чужой крови. Его следует убить. И если для спасения миллионов существ придётся убить одну женщину, то так тому и быть.

— Нельзя невинное существо лишать жизни за чужие проступки. К тому же, откуда нам знать, какая из женщин является истинной вампира? Только он сам может понять, кто его пара.

— Если на то уж пошло, — заговорил ирлинг, — то хочу напомнить. Вампиру девять тысяч лет. Его истинная могла давно умереть.

— Если бы её не стало, то умер бы и вампир. А он жив. Значит или она ещё жива, или пока ещё не появилась на свет. В таком случае нам придётся ждать.

— И сколько прикажешь ждать? Она же может и не появиться за всё наше время существования, а он так останется гулять на свободе. Скажешь оставить всё как есть и вовсе не бороться против него?

— Мы воевали с ним достаточно долго, — ударив по столу, не отступал от своей затеи волк. — Вспомните скольких он отправил на тот свет. Идти против вампира с оружием бессмысленная и глупая затея. С таким же успехом можно повесить на солдат табличку "еда" и отправить к нему на блюдечке. А что насчёт девушки. Если она не родится за наше время правления, то дело продолжат приемники. Нам же остается только найти Дракулу, следить за ним, ждать и присматриваться к каждой женщине, к которой он приблизится..

— А если это будет не она? Вдруг пойманная окажется обычной любовницей? И не смотрите на меня так. Ему девять тысяч лет. Неужели вы и в самом деле считаете, что он в таком возрасте останется девственником? — в полне в своём репертуаре предположил инкуб.

— Логично. Значит будем убивать каждую, пока жив он.

— Я против! — запротестовал дроу. — Мы не можем строить новый мир на безрассудных жертвах. Это всё равно что посылать женщин на бойню.

— Согласен, затея ужасная и в любой другой ситуации я не стал бы принимать сторону волка, но альфа прав. Эта война и так длится слишком долгое время. Бесконечно долго. Солдаты погибают. Народы живут в страхе и ждут, когда мы избавимся от него. И только истинная ослабит вампира. Проведём голосование. Кто согласен с альфой? — предложил дракон. Кроме дроу и ирлинга все подняли руки. — Тогда большинством голосов выбрано. Завтра приступаем к исполнению плана короля Райта. Найдём Дракулу и начнём слежку. Девушка, которая задержится рядом с ним должна будет умереть.

12 глава: Разговор


Молодая девушка еле пошевелилась на мягкой, помятой постели. После ссоры с родителями Илария как легла на заправленную кровать, так и уснула на ней. Яркие лучи солнца били, в печальные голубые глаза и впервые в жизни не радовали её.

Освободив маленькую подушку из слабых объятий, Илария перевернулась на спину. Золотистая копна волос рассыпалась веером по белой поверхности покрывала, а небольшая подушка ещё хранила влагу, после ночи полной пролитых слёз.

Впервые ласковый свет солнечных лучей не радовало её. Иларию вообще ничего не радовало этим утром. Ни пение птиц на улице, ни сладкий аромат цветов доносящийся из открытых окон, ни чудесная погода. Все её мысли то и дело возвращались к вчерашнему разговору с родителями.

Никогда ещё прежде Илария чувствовала обиду на них. Они ведь даже не пытались её понять. Не дали шанса объясниться. Сделали свои выводы, а от неё отмахнулись. Хотя, что она объяснит, если сама толком не поняла, что произошло вчера? Встретила незнакомца и вместо того, чтобы прятаться, как учили старшие, сама заговорила с ним, сама предложила помощь. И своей вины не отрицает, но не только она виновата. Сами же учили помогать всем.

Да, она ослушалась родителей. Да, пошла против их воли. И ладно отец, он — эльф. Это раса не настолько сильно ценит жизнь, как нимфы, но мама… Она ведь должна была понять, что Илария поступила так, как считала правильным. Кто знает, чем закончился бы для Влада вчерашний день, если бы девушка отвернулась от него в тот момент. Могла попасть инфекция и чем бытвсё обернулось? Она не нагнетала, просто отчётливо понимала, что со здоровьем нельзя шутить. Сколько раз отец ей говорил, что неправильное лечение или безолаберное отношение к здоровью приводит к непредсказуемым последствиям.

Однако было кое-что ещё. Не только стремление нимфы помочь нуждающемуся, а в неких особенных чувствах. Нежных, тёплых и… таких незнакомых ей, но до безумия приятных. От одних воспоминаний о вчерашней внезапной встрече на душе становилось теплей. Смущённая улыбка снова заиграла на девичьих губах. И так легко стало, словно в ней расцветали бутоны. Для девушки будто весь мир заиграл новыми красками. И солнце уже светило ярче, и даже пение птиц звучало по-другому.

Влад.

Этот мужчина явно что-то сделал с ней. Околдовал. Может наложил заклятие, пока она отвлеклась на его раны? Илария бы не удивилась, если всё действительно окозалось бы так. А как иначе объяснить странности творящиеся с ней сейчас?

Ох, если бы не ссора… Если бы не разногласия, Илария бы подошла к маме с папой и спросила, что с ней. Попросила бы совета, а возможно обратилась бы только к матери, и доверила ей чувства и переживания. Ведь не просто так всё с ней это происходит. Обычный первый встречный не способен так сильно притягивать к себе… Возможно… Ей не с чем сравнить.

" Приходи завтра… Я буду ждать. " — его хриплый голос ещё звучал в её голове и пробирал до мурашек.

Тряхнув головой и встав с кровати, Илария подошла к окну и посмотрела в сторону леса. Многотысячелетние деревья волнистой линией уходили вдаль. Солнечный свет пробивался из-за толстых ветвей, ещё больше подчёркивая всю красоту дневного леса, словно заманивая к себе на очередную прогулку, но сегодня увы не получится.

Интересно он там? Хотя Влад говорил, что будет ждать её вечером, поэтому вряд-ли он сейчас стоит на той полянке. Но даже если бы и был, Илария не решилась бы выйти. Если сбежит сейчас и разозлит отца ещё больше, тогда наказания точно не миновать. Хотя что ещё терять? И так вроде как наказана, а увидеть Влада хотелось до боли. Сердце рвалось в нетерпении и уносилось подальше от дома, при мысли, что он будет стоять где-то там и ждать её.

" А может попробовать сбежать всё-таки? — пронеслась шальная идея в юной голове. — День… Всего один день за густыми "стенами" леса ведь роли не сыграет? А так будет возможность хоть раз взглянуть, что происходит в остальных частях мира и увидеть других существ, а к вечеру вернусь. Папа даже и не узнает о моей пропаже."

Возникшая идея казалась Лари такой удачной, что она начала заглядываться вниз. Она сбегала из дома всего раз и уже не помнила как это делается, но становилось понятно, что перепрыгнуть через окно не получится. Слишком большая высота. Но… если вырастить стебель, то вполне можно будет спуститься по нему…

Затея сработала бы отлично, однако чувство стыда перед родителями взяло верх. Илария не могла поступить так с ними. Какими бы строгими они не казались, как бы сильно не ругали, но девушка знала, что мама с папой её очень любят и делают всё лишь ради её безопасности. Но это не меняло того факта, что ей хотелось к Владу. Будто невидимой нитью её тянуло к нему.

Сев на холодный пол и прижав колени к груди, Илария долго думала, что ей делать дальше. Как поступить? Быть послушной дочерью и вечно прятаться в стенах своей комнаты, боясь всю жизнь, что кто-то придёт за ней? Или поступить так, как велит сердце и немедленно отправиться на встречу с новым знакомым, чтобы хотя бы день прожить так, как она того хочет?

Споры между долгом и желанием раздирали её на двое. Но звуки доносящиеся с первого этажа привлекли её внимание, заставив на время забыть о своей проблеме на время.

Тихо, на цыпочках последовав за шумом, Илария притаилась за стенкой и высунув голову из "убежища" стала невольной свидетельницей бурного, но важного разговора родителей.

Грейт с Фивой стояли друг напротив друга и увлечённо о чём-то беседовали, не замечая пару зелёных глаз, внимательно наблюдавших за ними.

— Что значит переезжаем? Почему так внезапно? — недовольно свела брови Фифа.

Она старалась говорить тихо, но эмоции брали верх над женщиной и за своим тоном она уже не могла уследить, потому Илария отчётливо слышала их разговор.

— Сама знаешь, её видел тот чужак, — таким же тоном отвечал Грейт, бесконечно жестикулируя на эмоциях. — Мы не можем здесь больше оставаться и рисковать нашей дочерью. Нужно искать новое жильё и прятаться.

— Но как же?.. Ты ведь говорил, что через два-три года мы переселимся в деревню.

— Я говорил, что переселимся, если ничего не произойдёт. Но как видишь произошло.

— Но Илария не может вечно сидеть взаперти.

— Может. Скажешь ей, что она никогда не выйдет в свет.

— Грейт!

— Я надеялся, что всё будет хорошо. Что, если вампир нас не достанет, то мы все будем жить в деревнн, как все обычные существа, но когда вчера Лари рассказала о своей встречи с тем мужчиной… я… я испугался… Испугался, что он выдаст наше местоположение вампиру или что ещё хуже сам окажется Дракулой, — устало сев на кресло, Грейт закрыл лицо руками. — До меня лишь вчера дошло… пока он ищет нашу девочку мы никогда не сможем спокойно зажить с остальными. Будем дёргать и подозревать каждого в пособничестве Владу… Любой может выдать её, а значит нужно искать более укромное место. Такое, где нас точно никто не найдёт.

— Но Лари…

— Ей придётся с этим смириться! — гневно взревел Грейт, а у самого сердце щемило в груди, стоило представить как его маленький ангел, будет таиться до конца своих дней, где-то в ещё более глухом месте, чем этот лес.

Будь у него больше сил Грейт бы самолично покончил с кровопийцом и освободил бы свою дочь от этого вынужденного заточения, но эльфу хватило и прошлого раза, чтобы чётко понять, ему с вампиром не справиться. От шрамов на лице ему конечно удалось избавиться, но воспоминания о битве восемнадцать лет назад ещё свежи. Монстр был силён, а значит действовать следовало по-другому.

— И что дальше? Ей вечно находиться в тени? Прожить жизнь старой девы? Грейт, она наша дочь! Мы не можем держать её на привязи, как какого-то… зверя. А что будет, когда нас не станет? Мы ведь не вечны. Кто позаботится о ней вместо нас?

— Я не знаю, но другого выбора у нас нет. Пока жив Дракула она никогда не будет в безопасности. Остается надеяться, что короли найдут способ избавиться от него раньше, чем наше время подойдёт к концу и тогда мы уже сможем вернуться назад. Ладно. Я в деревню, накуплю всё необходимое. Вернусь ближе к ночи, а ты поднимись к Лари и начинайте собираться. Завтра же покинем этот дом. Переберёмся в соседний лес, а там посмотрим, что можно сделать

" Завтра?.. Значит я больше никогда не выйду из лесов?.. "

13 глава: Побег


Прекрасно расслышав каждое слово отца, Илария сдерживала себя. Ей хотелось выйти и сказать, что она против вечно прятаться от того, кого видела всего раз и даже не помнит, но осознавала, этим ничего не добьётся. Грейт был очень упёртым эльфом. Если он что-то решил, то уже не отступится от своего. И если прежде Илария во всём… ну, почти во всём его слушалась, то сейчас поступить так снова не могла.

Ну, уж нет. Она больше не будет прятаться из-за одного вампира. Не будет колечить себе жизнь из-за неизвестно кого — обещала себе девушка, уверенно направившись в свою комнату и принявшись собирать вещи.

Тем более не понятно, для чего она ему так сильно понадобилась, раз он готов прождать восемнадцать лет. А родители категорически отказываются рассказывать ей настоящую причину. Твердят, что хочет убить её, но она в это не верит. Ему нужно что-то другое. Скорее всего что-то ценное, хотя у неё нет ничего. Значит сама отыщет этого Дракулу, напрямую получит нужные для себя ответы, попробует с ним договориться и тогда она будет наконец свободна.

Правда Илария не знала, где ей искать Влада. Вселенная скрывает в себе множество миров, и неизвестно сколько из них ещё остались так и неизведанными. Ну, ничего. Она справится. Если чего-то искренне хотеть всем сердцем, то рано или поздно это сбудется. А она очень хочет отыскать Дракулу.

— Лари, куда ты собираешься?

Сумка, сшитая из огромных и твёрдых листьев дерева почти была собрана, когда растерянная Фива незаметно вошла в комнату дочери и застала её врасплох. Как-то Илария совсем позабыла, что отец сказал матери зайти в её комнату.

Точно, папа!

— Я… я слышала ваш разговор. Папа же сказал, что мы переселяемся куда-то, вот и собираю вещи, — придумывая на ходу, как можно более убедительно говорила она. Складывая любимое розовое платье поверх туники, Лари старалась не поднимать взора на мать. Та сразу поймёт по глазам, что ей врут.

Хотя возможно уже поняла. Илария была талантливой нимфой. Никто прежде так хорошо не чувствовал природу и, не мог с такой же лёгкостью найти общий язык с дикими животными, но что касалось вранья, то тут она была полным нулём.

— Лари… — Фива присела рядом с дочерью и с виноватой улыбкой обняла её, заставляя девушку чувствовать себя ещё хуже. — Не сердись на отца. Он очень сильно тебя любит. Просто он не знает другого способа, как тебя уберечь… вот и делает всё по-своему Дороже тебя у нас ничего нет.

— Я знаю… поэтому и собираю вещи.

Врать матери становилось сложней, но Лари убеждала себя, что поступает правильно. Со временем родители тоже поймут какие причины сподвигли её на подобный поступок. Сначала, конечно, будут злиться, ругаться, говорить, как заставила их переживать, но после поймут, что по-другому нельзя было. Кто-то должен был прекратить эти игры в прятки. И если отец этого не сделает, то сделает она.

— Потерпи немного, — мягким шепотом убеждала мать, — может однажды всё изменится и нам не нужно будет больше сбегать из одного места в другой. Давай помогу.

— Не надо, я уже почти всё собрала. И я правда в порядке. Не переживай.

— Хорошо, тогда пойду займусь нашими с отцом вещами.

Не подозревая о предстоящей долгой разлуке, Фива спокойно отдалялась, пока для Иларии это было тяжёлым испытанием. Привыкшая к родительскому теплу и их заботе она не представляла свою жизнь без них. И чуть было не передумала сбегать, однако вовремя взяла себя в руки, напоминая главную цель данной затеи. Но даже это не помешало сказать ей сказать на прощание следующее:

— Мама, — остановила её, когда Фива почти закрыла дверь, — я вас с папой тоже очень люблю.

— Знаю, дорогая. И мы тебя.

Дождавшись пока звук материнских шагов стихнет, Илария стёрла непрошеные слёзы с щёк и подскочила с места. Надо было спешить.

Сумка уже была собрана, поэтому оставив на листке дерева послание родителям, Илария быстро переоделась в более удобное платье с белым лифом и чёрным низом, раскрыла ставни окон и в последний раз взглянув на свою комнату, прочла заклинание.

Сначала медленно и неуверенно, под окном её комнаты проклюнулся маленький зеленый росток с одним круглым листиком. Побег стал разрастаться и с каждой секундой становился толще и быстрей. Листья также становились крупней, пока не достигли длины в метр, а стебель остановился когда стал наравне с комнатой Иларии.

Подхватив с пола сумку и придерживая подол, она залезла на подоконник и прыгнула на один из листов. По легкому касанию девичьих рук стебель осторожно опустил Иларию на землю, после вновь уменьшился и скрылся под землёй, будто его и не было вовсе. А Лари побежала к месту, где они вчера повстречались с Владом и, как никогда прежде надеялась, что он не отказался от своего предложения и ждёт её сейчас на полянке.

14 глава: Свобода или похищение?


Подхватив с пола сумку и придерживая подол, она залезла на подоконник и прыгнула на один из листов. По легкому касанию девичьих рук стебель осторожно опустил Иларию на землю, после вновь уменьшился и скрылся под землёй, будто его и не было вовсе. А Лари побежала к месту, где они вчера повстречались с Владом и, как никогда прежде надеялась, что он не отказался от своего предложения и ждёт её сейчас.

Касан и Кай выбежали навстречу Иларии, едва она успела убежать достаточно далеко от хижины, будто бы всё это время только и ждали возвращения девушки. Впрочем в том, что Касан ждал её со вчерашней ночи, Илария никак не сомневалась. Пусть медведь уже подрос и даже стал вдвое больше неё самой, но он, словно ребёнок тянулся к нимфе. Каждое утро с нетерпением дожидался её прихода, а по вечерам с сожалением провожал до дома.

Касан уткнулся мордой в сумку с вещами и с негодованием посмотрел на девушку. Кай последовал его примеру, а у Лари сжалось сердце. Плохая из неё нимфа. Она так торопилась сбежать, что даже и не подумала, что будет с ними дальше.

— Неожиданно.

Слева от троицы, прислонившись к дереву стоял Влад.

Под палящими лучами солнца его профиль был виден гораздо лучше, чем прошлой ночью. Высокий, статный, он вновь заставил Иларию смутиться одним внимательным взглядом серых глаз.

Крепче прижав к груди сумку, она почти слышала, как часто забилось от волнения её сердце, а губы пересохли. Вся смелость сопровождающая её во время побега вдруг куда-то испарилась, а ноги начали подкашиваться, когда он приблизился.

Злобно оскалившись звери встали перед нимфой, прикрывая девушку собой, но нападать на вампира не стали. От незванного гостя исходила сила, которой не было вчера. Она подавляла их на инстинктивном уровне. Будто, кричала перед ними зверь, мощнее них. Драться бесполезно. Лучше смиренно склонить головы.

Но быть смиренными перед чужаком не собирались. У них одна хозяйка. И лишь её они станут слушать.

— Я готова, — тихо проговорила Илария, наполовину прикрывая лицо несчастным атрибутом, который так и продолжала держать обеими руками, а Влад скосил голову на бок и еле заметно усмехнулся.

— Готова к чему? К переезду?

Вампир не скрывал заинтересованного взгляда от небольшой сумки, полной женской одежды. Результат превзошёл все ожидания.

Он знал, что огромное любопытство живушее в ней, возьмёт верх над девушкой и она придёт к нему, чтобы увидеть мир. Юность, озорство и любовь к жизни. Столько качеств, что по другому с ней и не могло быть. Он знал куда бить, но то, что она придёт с вещами?.. Илария не переставала его удивлять.

— Вы… вы ведь говорили, что поможете мне выбраться за пределы леса. Ведь так?

Она смотрела на него глазами полными надежды, смущения и в тоже время страха. Однако боялась не его. Влад заметил, Лари часто оборачивалась назад, будто страшилась быть пойманной на месте преступления и тут до него стало доходить в чём на самом дело.

— Сбежала из дома? — пугливый взгляд в его сторону ответил лучше всего. А ситуация становилась интересней… — Не знал, что ты на такое способна.

— Мне срочно нужно выбраться, — не слыша его замечаний взмолилась она, — пожалуйста.

— Зачем?

— Хочу найти кое-кого.

— Кого? — выражение лица Влада резко переменилось.

Вместо искрящегося веселья в его глазах отображалась пугающая жестокость.

Его переполняла непонятная ярость от того, что его истинная приняла такое несвойственное для неё решение. Захотела сбежать ради другого и это злило больше всего. Хотя к кому она может уйти? Помимо него самого и родителей, разумных существ Илария больше не встречала. Он лично позаботился об этом. Прогонял всех путников, которые рвались в лес.

А на нимфу его гневные взгляды не действовали. Даже Кай и Касан стоящие всё это время перед ней вздрогнули. А она продолжала стоять на месте, лишь изредка оборачивалась назад.

— Я не могу сказать вам. Просто откройте портал, помогите выбраться из леса, а дальше я справлюсь сама.

Она бы и сейчас сама открыла портал в любой мир. Не важно в какой, лишь бы подальше отсюда. Чтобы родители не нашли, но те намеренно не обучали её подобной магией. Помогали с целительством и взаимодействию с природой, но когда Илария начала интересоваться порталами, то тут Грейт с Фивой ни в какую не поддавались на уговоры дочери. Будто бы знали, что однажды она захочет сбежать..

По запаху почувствовав приближение матери Иларии, Дракула хмуро сдвинул брови. Женщина находилась достаточно далеко от них, но шла в правильном направлении и должна была скоро их найти.

— Договорим после, — приказал Влад и одним движением открыл портал.

Тёмная, мрачная воронка за считанную секунду возникла перед ними, а Лари восторженно и с нескрываемой улыбкой разглядывала её. От восторга она даже забыла, что её могут поймать и застыла разглядывая его.

Настоящий портал.

Он немного отличался от того, каким она его себе представляла. В книгах писалось, что они бывают золотого цвета, а здесь нет никаких светлых оттенков. Только мрак.

— Долго планируешь стоять? — торопил её Влад. — Передумала идти?

— Нет, — не мешкая больше она двинулась вперёд.

— Стой. А эти куда? — указал на зверей, которые верно последовали за нимфой.

— Они идут со мной.

— Не идут, — коротко поставил перед фактом.

— Они мои друзья и не могут без меня.

— Зачем тебе друзья? Без них тоже можно жить.

— Я не уйду без них.

Запах Фивы усиливался с каждой потерянной секундой. Она уже рядом, поэтому недовольно рыкнув, Влад пошёл ей на встречу.

— Твоя взяла.

Дракула с жадностью следил за тем, как Илария растворилась в воронке портала, а вместе с ней и её верные звери.

Фива появилась в самый последний момент, когда Влад собирался последовать за истинной.

— Лари!

Увидев его, женщина ужаснулся и поняла, что здесь произошло.

— Нет… неееет! Верни мою дочь.

С холодным безразличием он смотрел на то, как Фива спотыкаясь побежала в его сторону и слёзно кричала вернуть Иларию. Не испытывая никакой жалости к матери, он отвернулся от неё. Тогда женщина прибегла к помощи магии. На бегу она взрастила толстые стебли и направила их на вампира. Серые глаза Влада сменили цвет на красный и будто лезвием подрезал их. Стебли с грохотом упали на землю, напугав мелкую живность, а вампир не видя больше причин задержаться, так же растворился в тёмной воронке.

" Ваше время с ней истекло! Теперь она моя! " — это было последним, что услышала Фива, которая так и не успела добежать до портала. Он закрылся раньше.

15 глава: Новый мир


" Ваше время с ней истекло! Теперь она моя! " — это было последним, что услышала Фива, которая так и не успела добежать до портала. Он закрылся раньше.

***
Оказавшись по ту сторону портала, Илария чуть было не сорвалась вниз, так как воронка привела к самому краю горы. Шум сильного ветра сразу ударил в уши, но бил он не с той стороны и лишь подталкивал вперёд. Тогда же нимфа сразу вспомнила о карме. Но возникший позади Кай вовремя поймал Лари зубами за край её платья и повалил назад, спасая от неминуемого падения именно в тот момент, когда над ними пролетела большая… Нет, не просто большая. Громадная птица.

Она легко и непринужденно парила в воздухе, будто её внушительный рост не доставлял ей никаких проблем. И на фоне предзакатного неба выглядела, словно ожившая сказка.

По крайне мере Илария видела всё происходящее в таком ключе, ровно до того момента, пока первые мгновения её свободы действительно не стали сказкой. Потому что, то была не птица, а… дракон. Настоящий, живой дракон. Девушка так и сидела на мягкой траве разинув рот, и с распахнутыми от удивления глазами глядела на огромного зверя.

Ростом он достигал неимоверных размеров. Длинные крылья гордо виднелись за его спиной. Серебряная кожа будто была сделана из стали, а острые шипы проделывали себе дорожку от самого затылка, до кончика хвоста.

Невероятно огромный и прекрасный зверь. Вскоре к нему присоединился ещё один дракон, только другого цвета, а после ещё и ещё. И так до тех пор, пока почти всё небо не закрыли собой летающие создания. Среди них были даже ирлинги. Существа с обликом человека и крыльями на спине, как у птиц.

Оказавшись в незнакомом месте Кай и Касан только рычали на всё, что видели перед собой. Даже на жуков, что неимоврено забавляло, но это не мешало нимфе с восторгом смотреть на окружающий её мир. Всё было настолько прекрасно, что она даже испугалась. Вдруг это сон? Вдруг она проснётся сейчас в своём доме и всё исчезнет, будто и не было этого… этого… Кстати, а где она?

— Это Вавилон, — пояснял возникший рядом Влад.

Портал резко закрылся за его спиной, будто преграждал кому-то дорогу. Медведь с волфом завидев мужчину мгновенно встали перед ним в атакующую позу, закрывая проход к своей подруге.

Сомкнув тонкие губы Дракула уже успел пожалеть, что позволил взять "стражников" с собой. Эти лохматые шавки будут только мешать ему, но решил отложить их на потом. Узнать к кому сбежала Илария, вот что сейчас важно.

Пройдя мимо злых животных Влад сел рядом с ней, никак не обращая внимание на драконов и ирлингов, заполняющих собой небо. Они не вызывали в нём никаких других эмоций, кроме как скуку.

— Кого ты ищешь?

Требовательный тон Влада удивил Иларию. Сейчас он отличался от её вчерашнего незнакомца. Особенно взглядом. Вчера эти же самые серые глаза гоядели на неё с толикой нежности, забавы, а сейчас в них отражался гнев и нечто такое непонятное, вынуждающее робеть.

Однако вопрос повторился вновь и только тогда она вспомнила для чего выбралась из своей скорлупы, но посвещать в это Влада не собиралась. Не потому что, не доверяла или боялась, что тот узнав про настоящую причину вернёт к родителям. Кто знает, что творится в его голове. Вдруг решит, что только спасает маленькую неопытную дурочку, решившую будто ей по силу изменить весь мир.

Просто Илария не видела для рассказа причин. Какие бы чувства он в ней не вызывал, но для него она оставалась чужой. Обычной прохожей, которая помогла ему залечить царапины и он в благодарность вывел её на свет. Уже сегодня их дороги разойдутся на совсем и скорее всего он больше не вспомнит о ней. Забудет, как о чём-то не важном и вернётся к своим былым делам. И ей следует взять с него пример. Прогнать непрошенные чувства и начать поиски вампира. Всё же ради него и было проделанно всё.

В далеке, за озером куда впадал водопад и за тенистыми лесами виднелось большое королевство. Оттуда поднимались ввысь и туда же драконы. Скорее всего это был их дом. Ну значит там она и начнёт свои поиски.

С другой стороны… Ничего ведь не случится плохого, если она просто признается Владу. Он помог ей выбраться на свет и будет не совсем справедливо скрыть от него причину её побега.

— Я собираюсь найти вампира, — мужчина вскинул бровь и даже растерялся. — Ну, помните того из-за которого мы прятались в лесу? Я хочу найти его.

Помнит ли он про вампира? Конечно же помнит, учитывая, что дело касалось его, но в этом Дракула естественно не признался, а спросил уже более спокойным голосом.

— Для чего?

— После моей вчерашней встречи с вами родители решили вновь переселиться в более укромное место, — невесело призналась она опустив глаза, потому не заметила как взгляд Влада помрачнел, — а я устала прятаться. Устала скрываться от неизвестности. Не хочу вечно жить в лесу не видя настоящего мира. Вот и решила найти его, чтобы узнать чего он хочет и попытаться с ним договориться. Возможно получив желаемое он успокоится и тогда нам больше не придётся скрываться, а я смогу быть по-настоящему свободна.

16 глава: Поиски вампира


— После вчерашней встречи с вами родители решили вновь переселиться в более укромное место, — невесело призналась она опустив глаза, потому не заметила как взгляд Влада помрачнел, — а я устала прятаться. Устала скрываться от неизвестности. Не хочу вечно жить в лесу не видя настоящего мира. Вот и решила найти его, чтобы узнать чего он хочет и попытаться с ним договориться. Возможно получив желаемое он успокоится и тогда нам больше не придётся скрываться, а я смогу быть по-настоящему свободна.

Сдерживая на устах усмешку, Влад думал над тем, как всё-таки ему повезло. Девушка сама ищет с ним встречи, но явно не осознает, что договориться за счёт её свободы не получится. Он не отпустит. Не для того ждал столько лет, чтобы сразу же отпустить.

— Чтож… была рада знакомству с вами и очень признательна за помощь, — встав с места протянула на прощание руку для последнего пожатия. На юном лице появилось нескрываемое сожаление от того, что им предстоит попрощаться. — Мне нужно идти.

— Куда? — остановил её, не отпуская руки. — Тебе не нужно никого искать.

Тёплые ладони обжигали нежную кожу одним касанием. Они разносили тысячи мурашек по всему телу, поэтому Илария не сразу сообразила о чём говорил Влад. Ни такой реакции она ожидала от невинного рукопажатия.

— Что?

— Я знаю где найти вампира и могу тебя привести к нему, — с хрипцой сообщил Влад, продолжая держать её за кисть.

По всей видимости ни на неё одну так влияет оно.

— Правда? — с долей сомнений переспросила Лари.

Ей ведь не могло так повезти. Чтобы сразу, в первый же день отыскать его?.. Но после оживилась. Расцвела и была готова, как маленький ребёнок, запрыгать на месте хлопая в ладошки.

Всё оказалось гораздо проще, чем она думала. Если ей и дальше продолжит так вести, то уже послезавтра. Максимум через три-четыре дня она вернётся к родителям и скажет, что теперь они могут жить свободно. Без оглядки.

— Идём со мной.

Доверившись Владу, Илария без всяких сомнений потянулась за ним, но Кай с Касаном снова не позволили ей этого. Звери чувствовали надвигающуюся опасность для своей хозяйки, исходящую от мужчины и противились любому их взаимодействию.

Волф с медведем всё больше выводили Дракулу на эмоции. Вампир уже примерно представлял, какой будет их дальнейшая жизнь с этим заповедником, но его он не остановили. Влад схватил девушку за руку и вместе с ней прошёл через воронку.

***
Портал подбросил их в мрачную, непривычно для Иларии огромную комнату, напоминающую столовую. Высокие, чёрные стены из камня с многочисленными трещинами, устремлялись вверх и соединялись в своеобразном куполе над их головами. Где-то впереди за широким столом на главном месте возвышался стул, такой же чёрный и пыльный, как и каждая мебель в этой комнате. Картины и статуэтки также были покрыты толстым слоем пыли, будто тут никто и не жил давно.

Беспорядок в помещении наводил на совсем не утишительные выводы.

— А где это мы? — озираясь по сторонам и разглядывая помещение, спросила Илария.

Заброшенное место ничем не напоминало чьё-то пристанище. Если когда-то это и был дом вампира, то либо он плохой и ленивый хозяин, не умеющий наводить порядок в собственном доме, либо он давно покинул это место и возвращался сюда не собирался.

— В моём доме, — равномерным тоном ответил Влад и взмахнул рукой.

— В вашем? — растерянная Лари и не знала, чему больше удивляться. Что он привел её к себе домой, или тому как после его движения преобразилась комната.

Пыль и паутины исчезли. Картины и статуэтки валяющиеся на полу поднялись в воздух и сами встали по местам. За одной из таких статуэток погнался вдогонку Кай, пока та внезапно не остановилась и сама не начала гнаться за волфом. Потресканные и сломанные окна стали, как новенькие. Даже трещины и щели были заделаны.

Теперь от прежнего запущенного вида не осталось и следа. Замок, а кажется именно в нём находились они, стал выглядеть по-новому. Впрочем на погоду снаружи, внутренняя обстановка никак не повлияло. За окном всё также сгущались тучи, затмевающие собой солнечный свет.

Но тьма в глазах Влада пугала Иларию больше, чем чтобы там не было. Именно пугала, потому как была одержимой. Безумной. И это безумство настигало её.

— Ты ведь хотела встретиться с вампиром, — приближался мужчина, чьи глаза меняли цвет с серого на красный, в то время как Илария попятилась назад.

Сила прежде сдерживающая животных в узде трещала по швам. С одной стороны их главная цель защитить хозяйку от Влада, а с другой стороны покорность сильнейшему.

Паника и жгучее волнение в считанные секунды начали охватывать Иларию, пока не накрыли полностью её тело.

— Что вы делаете? Пустите меня, — она пыталась сопротивляться или как-то двинуться, но попытки были тщетны. На ментальном уровне Дракула обездвижил их троих.

17 глава: Пара


— Что вы делаете? Пустите меня! Не трогайте! — она пыталась сопротивляться его напору, вырваться или как-то двинуться, но попытки были тщетны.

На ментальном уровне Дракула обездвижил их троих.

Максимально близко приблизившись к ней Влад больше не сдерживал желаний. Бросил глупые игры в благородство в сторону, запустил руку в копну золотистых волос и уткнулся носом в тонкую лебединую шею, жадно вдыхая упоительный аромат истинной.

— Только то, что хотел давно, — хриплым голосом шептал он. — Ты искала вампира и, ты его нашла.

Забыв как нужно дышать Илария думала о способах, как выбраться из этого положения. Руки-ноги застыли, будто она сама стала одной из этих статуй стоящих по углам огромного замка и подсматривающих за ними. В голове кругом вертелись все знакомые выученные заклинания, но ни один из них не подходил к данной ситуации. Родители ей не говорили, что следует делать, если тебя заморозил древний вампир и начал обнюхивать со всех сторон.

— Вы меня обманули, — с трудом выдавила она, поскольку губы тоже отказывались шевелиться, а Влада кажется устраивало всё. Вон как довольно глаза блестят. Гад такой.

— По-другому я не привёл бы тебя в наш дом.

— Наш?

— Да. Раньше здесь жил только я, теперь будем мы. Я, ты и наши дети, — севшим голосом продолжал шептать он, подняв её на руки и вместе с девушкой сел на стул.

К тому моменту Илария вернула себе способность двигаться. Слабо, но поднять руки, чтобы отодвинуться могла. Однако туманная пелена накрыла собой прежде, чем нимфа двинулась в сторону от Влада.

— Как же долго я тебя ждал. Думал Небеса решили обмануть меня. Не выполнят свою часть сделки, а оказывается старались всё это время. Создавали самую лучшую.

Его большая ладонь нежно гладила светлые волосы и хрупкую спину, пока вторая покоилась на тонкой талии и прижимала к мужскому телу. Столь откровенная близость пьянила не только его, но и её. Мысли девушки окружила розовая дымка. Она растворялась в некой неге, пока желание освободиться из объятий вампира не исчезло само собой и мир не сосредоточился вокруг одного Влада. Не было ничего и никого вокруг, кроме мужчины, держащего её в своих руках.

— Я не понимаю о чём вы, — мир вокруг расплывался, но Илария хваталась за последние крупицы рассудка.

Она же искала вампира, чтобы что-то спросить у него. Должна была о чём-то спросить, но о чём именно и для чего?.. память-предательница и в этом не собиралась помогать. Вдруг стало резко жарко. Хотелось пить. Будто прочитав её мысли, стеклянный бокал с прозрачной жидкостью возник в руках Дракулы по щелчку пальца.

Прохладный, безвкусный напиток почему-то не остужал, а напротив обострял жажду. Необычная волна распространилась по телу, а перед ней сверкнули красные глаза. Они хитро прищурились, но так лишь сильней казались самыми красивыми.

— Ты моя пара, Илария, — самодовольно шептал Влад и, без доли раскаяния или сожаления околдовывал её. — Моя истинная. Моя единственная.

" Какой приятный голос… словно музыка. Так бы слушала всю жизнь. "

Влад уже снял с неё чары, которые не позволяли нимфе двигаться и вместо них накладывал дурман. Сложное заклятие, закрывающее разум и вызывающее чувство влюблённости. На истинных оно действует с двойной силой и потому избавиться от него Иларии будет невозможно.

Заклятие почти не позволяло что-то решать. Лишило всякой воли, оставляя девушку наедине с Владом и их желаниями. А Дракуле большего было и не надо. Теперь Лари от него не сбежит. Будет хотеть находится рядом постоянно. По крайне мере мужчина думал об этом, когда накладывал заклинание, но кажется слегка переборщил, потому что мгновение спустя она сама стала к нему льнуть, а после неумело целовать, разжигая полыхающее в нём пламя и раззадоривая аппетит.

Розовые пухлые губы сначала коснулись крупной, мужской шеи, ударяя током обоих и поднимались всё выше в цепочке сладких поцелуев. Она льнула к нему, ища выход странной агонии.

Илария и раньше считала Влада самым красивым, сильным, лучшим мужчиной во всех мирах. Пусть кроме отца она больше никого и не встречала, но откуда-то знала, что лучше Влада всё равно нет.

Однако сейчас он казался ей верх совершенством. Даже и не представляла себе, что могут быть такие. Необходимость быть с ним, чувствовать его, увеличивалась с невероятной скоростью. И Дракула воспользовался бы этой ситуацией. Не мешкая взял бы сейчас Иларию на руки и унёс бы в свою спальню, но существовали законы, которые он и сам не смел нарушить.

— Нет, Лари, ещё рано, — с сильной неохотой остановил её вампир, от чего девушка отчаянно застонала, а мужчина довольно хмыкнул. — Потерпи, дорогая. Через пару дней тебе исполнится восемнадцать. Тогда мы с тобой поженимся и завершим начатое, — обещал он, прикусывая её нижнюю губу.

Всё произошло так, как он и рассчитывал. Не волнуясь ни о чём и не переживая, он начал отсчитывать дни, когда наконец сумеет сделать Иларию полностью своей. Но видимо вкус губ истинной был настолько сладок, что вампир впервые ослабил бдительность и не заметил, как за окном за ними наблюдала пара хищных глаз птицы.

18 глава: Притяжение


Всё произошло так, как он и рассчитывал. Не волнуясь ни о чём и не переживая, он начал отсчитывать дни, когда наконец сумеет сделать Иларию полностью своей. Но видимо вкус губ истинной был настолько сладок, что вампир впервые ослабил бдительность и не заметил, как за окном за ними наблюдала пара хищных глаз птицы.

В комнате куда привёл её Влад Иларие стало хуже. От расставания с ним её лихорадка скакала по разные стороны, то вверх, то вниз, не давая возможности спокойно вздохнуть.

Когда тяга девушки становилось сильней, она то и делала, что рвалась обратно к Дракуле, будто приворожённая. Хотела снова оказаться в плену крепких рук и вдохнуть обволакивающий терпкий аромат его тела. Почувствовать вкус мужских губ на своих и запустить пальцы в короткие чёрные волосы.

Желания истязали и сводили с ума до тех пор, пока не начали спадать. В эти короткие минуты Илария хоть немного могла осознавать, что с ней происходит что-то не то. Прежняя она никогда бы не стала поступать так, как было некоторое время назад. Никогда бы сама не полезла целоваться с малознакомым мужчиной, как бы он ей не нравился. Хотя Влад ей нравился. Очень нравился. Однако отец с матерью её не такому учили. Да, они бы сквозь землю со стыда провалились, если бы знали, что она здесь вытворяла. И ведь с кем? С тем, из-за кого они долгие годы вели образ жизни отшельников.

" Ты моя истинная…"

Хватаясь за голову Илария вспоминала слова сказанные Владом и сквозь тонкую пелену тумана наконец начала понимать суть происходящего, но говоря по правде, слабо верила. Не от того, что не верила Дракуле. Что после его обмана было бы логичней всего. Просто было сложно верить, ведь дело касалось не простой связи, а истинности.

В книгах, которых нимфа постоянно читала писали. Встретить свою пару почти невозможно. Некоторые и вовсе за всю долгую жизнь не могут отыскать её. А тут она встретила его в свои неполные восемнадцать?.. Да, ещё и не прикладывая каких-либо усилий для этого? Уму непостижимо.

С другой стороны подобное объяснение разъяснило бы многое. Её внезапную тягу к малознакомому мужчине, возникшую ещё при первой встречи. Её волнение и потребность находиться рядом, будто Влад был для неё чем-то наравне с воздухом, без которого она не прожила бы и несколько минут. А быть может это она такая похабница, раз заглядывается на первого попавшегося? Но других мужчин Илария пока не встречала, потому ответ на этот вопрос она получит ещё не скоро.

Но если дело действительно обстоит так, то почему же тогда Влад просто не разъяснил всё её родителям? Почему не сказал, что они истинные? Отец с матерью тогда бы ни за что не стали прятаться. Их жизнь была бы совсем иной. Возможно даже проводили всё время вместе вчетвером: гуляли, обедали, отмечали праздники. Были бы настоящей семьёй в конце концов. Влад ухаживал бы за ней, как того требуют традиции, а после её совершеннолетия сыграли свадьбу. Её жизнь могла быть совсем… иной. Она бы прожила вполне себе полноценную жизнь, но старшие решили всё по своему.

Лихорадка снова поднялась. Лари старательно сохраняла остатки здравого разума, повторяя, что нельзя терять себя. У неё оставались вопросы, ответы на которые мог дать только Дракула. Однако задавать их в таком состоянии не виделось возможным. Если она увидит его сейчас, то однозначно забудет обо всём, что хотела спросить.

" Интересно, а чем сейчас занят Влад?.. Так, Лари, соберись. Не время думать о нём. Точнее думать надо, но не в таком ключе."

И тут случилось совсем неожиданное.

У Иларии требовательно заурчал живот, напоминая, что уже почти вечер, а его сегодня так и не накормили. И чувство голода как-то резко перекрыло собой всякое рвение мчаться лезть обниматься к Владу. Кай с Касаном, которых также разморозили и привели в её комнату, солидарно отреагировала на этот звук, явно заявляя, что хотят есть.

19 глава: В поисках еды или её замена


Предварительно оглянувшись по сторонам, Илария незаметно выскользнула из "любезно" предоставленной ей комнаты. Прислонившись спиной к стене она передвигалась бочком. Тихо-тихо, медленно-медленно, как вор выбравшийся на охоту, дабы не попасться хозяину замка и старательно искала кухню. Лишь бы Влад не поймал за этим занятием, иначе миссия грозится остаться невыполнимой, а её желудок и Кай с Касаном не накормленными. К тому же, перед таким важным разговором, как тот, что ожидал её с Дракулой, нужно быть во все оружии и желательно не с пустыми животом, чтобы не отвлекаться на каждом слове на возможные вкусные запахи или что-либо ещё. Кто знает, какой бред может почудиться при голоде. Так где у него здесь кухня?

Но длинные коридоры напоминали собой нескончаемый лабиринт откуда нет выхода. Ей даже стало страшно, что они завернули не туда, хотя если Иларии не изменяет память, то столовая была в этой части замка. Они проходили здесь с Владом. Точнее он шёл, а она брела следом за ним, словно на привязи. Ну, за это он тоже у неё ответит.

Так. Не отвлекаемся. Значит кухня должна быть где-то рядом. Ох… лишь бы по-ошибке в какое-нибудь подземелье или тайный склеп не заглянули. В таких заброшенных местах возможно, что угодно. А то, что замок заброшен Илария не сомневалась. За всё время ни одно разумное существо не повстречалось на их пути. Только летучие мыши по-хозяйски заполнили собой потолок и казалось внимательно следили за каждым её шагом, наплевав на всё те же законы природы или просто не подозревали, что ночь ещё не наступила, а значит не знают, что у них сейчас время сна.

Пусть Влад и улучшил внешний вид дома, но гигантские коридоры всё равно были такими же пугающими, как и каждая комната в этом безразмерном замке. Холодный пол под голыми ногами и тусклые, едва горящие факелы добавляли ужаса в мрачную атмосферу. Впрочем всё можно изменить, если немного обжить. Добавить света, цветов, постелить ковры и повесить вместо оружия картины.

Небо! Она уже думает, как хозяйка этого дома и размышляет над тем, что и где надо менять. Но Влад ведь сказал, что этот дом он выбрал для них. Для их детей…

Бледные щеки девушки покрылись розовой краской, однако сама мысль не казалась ей такой уж плохой. Детский смех прекрасно отдавался бы эхом в каменных стенах, а топот маленьких ножек по полу… Полы кстати тоже надо будет обязательно утеплить, а то здесь они холодные. Дети же заболеют.

Так, стоп. Какие ещё дети? Рано говорить о них.

В противовес мыслям, в голове так и вырисовывался образ маленького мальчика трёх лет. Почти полная копия вампира и от этого на душе становилось теплей, а желание увидеть Влада сильней. Особенно необузданная тяга обострилась, когда Илария с друзьями проходили мимо одинокой двери. Вся сущность девушки тянулась тудас, будто указывала, что ей сюда и надо. Здесь находится средство, которое поможет ей успокоить обострившееся притяжение.

И тут до Иларии дошло. Кажется они всё-таки умудрились свернуть не туда и оказались рядом с комнатой вампира. Волф злобно оскалился в сторону деревянной преграды, а медведь толкал нимфу дальше, что означало лишь одно. Влад находился сейчас там.

Интересно, а чем он сейчас занят?

Сердце вновь ускоренно забилось, а дыхание стало сбиваться. Всего одна дверь разделяла её от Влада и руки сами начали тянуться пересечь эту преграду немедленно. Открыть двери и вновь обнять его. Илария хотела этого больше всего на свете и надеялась, что тот, кто сейчас находился по ту сторону желает того же самого настолько же сильно, насколько она. Или хотя бы наполовину. Чем бы Влад не питался и какие бы поступки не совершал, девушка верила, что в нём тоже есть что-то хорошее.

Они истинные, а значит самой судьбой выбраны быть парой и вряд-ли Небеса позволили бы им встретиться, если бы Дракула был настолько ужасен. Да, его характер и поступки далеки от благородства, но в каждом живом существе есть и добрая сторона. Нужно только её отыскать. Это не означало, что Илария могла до конца принять его образ жизнь. Что ни говори, но их взгляды на ценности сильно отличались друг от друга. Однако была готова выслушать и понять. Но это потом пока она просто хочет его увидеть. До боли. До дрожи в сердце.

— Ну, я всего разок на него взгляну. Пожалуйста… — жалобно взмолилась она, когда потянулась вперёд, а Кай с Касаном преградили ей путь. — У вас нет сердца.

Сделав вид, что сдалась, Илария чуть отошла назад. Звери последовали за ней, а через минуту оказались впереди, чем и воспользовалась нимфа.

Как можно тише она отошла назад и также тихо, будто мышка скрылась в комнате Влада. Только внутри выяснилось, что это не просто комната, а отдельные покои.

Помещение в котором она оказалась больше напоминало гостиную. По середине стояли два кресла, деревянный стол, с шахматной доской и стеклянным футляром с красной жидкостью. Сначала Илария приняла её за вино, но вспомнив родительские рассказы о пристрастиях вампира, уже не была уверена в своих догадках. У стенки заполненный книжный шкаф, а на стенах мечи, щиты и пара зажжённых факелов. Слева и впереди стояли ещё пара дверей, а вот самого хозяина всего этого богатства в комнате не было.

" Странно… Он точно должен быть здесь, — подумала Илария, ровно в тот момент, как слева начали доноситься странные звуки. — Может там?"

Поднявшись на носочки, она неспешно направилась за шумом и уже не была уверена в правильности своего поступка. Необычное тревожное чувство царапало изнутри и усилилось, когда среди звуков она распознала женский голос. Робкая улыбка больше не играла на пухлых губах, а зелёные глаза не светились предвкушая новую встречу. Даже притяжение поутихло и словно раздражённая кошка царапала изнутри. Настороженно Илария приоткрыла двери, готовясь ко всему, но она не была готова к тому, что ждало её внутри на самом деле.

Найденная комната оказалась спальней. Это девушка поняла, когда её взор сразу столкнулся с кроватью по центру комнаты. Широкая постель занимала значительное место в помещении, но не размеры мебели так зацепили девушку, а неразборчивые звуки заполняющие отдающиеся эхом. А после это всё сами собой ушло на задний план. Просто забылось, как нечто ненужное и только два силуэта отражались в изумрудных глазах.

Влад прижимал постороннюю женщину к стене, впиваясь голодным поцелуем в её шею, не замечая вокруг себя ничего, кроме дикой жажды.

Руки задрожали, а в груди стало пусто, словно выжжено всё. Не осталось ничего, кроме пустой оболочки. Ноги подкосились, с трудом удерживая девушку на весу.

Как он мог? Он ведь… ещё вчера он говорил, что они пара, а сейчас сам же…

Попятившись назад, Илария споткнулась о круглый столик, стоящий на одной ножке и уронила его на пол со всеми лежащими на нём предметами.

Внешний шум тут же отвлёк парочку от их занятия и Дракула резко остановился.

— Влад… — женщина недовольно вздохнула, но тот ничего не слышал.

Ничего, кроме знакомого запаха цветов, который он ни с чем не перепутает, и который проник в его покои так не вовремя. Почему именно сейчас?

Мужчина обернулся, недовольно обнажил окровавленные клыки ещё больше искажая лицо и пугая еле сдерживающую слёзы Иларию. Стоит ли говорить, что её тяга после увиденного сразу испарилась. Обнимать больше не хотелось. Наоборот, укрыться и больше его не видеть.

— Лари? Что ты здесь делаешь? — забыв о подруге, которая ещё стояла у стены и тыльной стороной руки стирая с губ чужую кровь, Влад надвигался на девушку. — Почему не в своей комнате?

Теперь хотя бы понятно, почему он так торопился проводить её. Спешил к подруге.

— Влад, кто это? — слабо простонала женщина, поправляя облегающее платье и с любопытством разглядывая Иларию, будто она какой-то редкостный зверёк.

Никак не ответив ей, Дракула потянулся к нимфе, но та не позволила к себе прикоснуться. Секунду назад на её глазах эти руки обнимали другую женщину. Лари стала противна мысль, что сейчас они будут касаться и её.

— Почему? — только и спросила она дрожащими губами.

Столько боли и разочарования прозвучало в безжизненном голосе, что даже Влад зажмурил глаза. Но слабый голос и наполовину не передавал всю силу обуреваемых ею чувств. Нет, она больше не будет здесь находится. Если такова его истинность, то ей она не нужна. Илария подскочила с места и сорвалась к выходу.

— Илария!

20 глава: Попытка объясниться


На улице уже была пасмурная ночь, когда Илария без всяких сил вернулась в "свою" комнату. Уставшая девушка не видя перед собой ничего, первым же делом упала на мягкую постель и уткнулась лицом в подушку, позволив горьким слезам выплеснуться наружу.

Дура… Какая же она дура, раз доверилась ему. Первому встречному. Навоображала себе замки из песка. Придумала сказочного принца, а на деле принца нет. Всё ложь и обман. Его слова были приманкой.

Вскоре Илария почувствовала, как что-то мокрое уткнулась в её свисающую с кровати руку. Обернулась и увидела, что это был Кай, а позади него стоял Касан. Оба укоризненно глядели на подругу, будто говорили всем своим видом, что предупреждали её. Нельзя было вести дружбу с этим предателем. Ничего хорошего он ей не даст. А куда она глядела? Да, мимо себя.

Потеряв голову от любви Илария была готова пойти за Владом куда угодно. Даже не зная кто он такой и откуда. Ей это было не важно, лишь бы находиться с ним рядом и видеть его. Поверила пустым словам про свободу. Как мотылёк тянется за светом, так и она потянулась к нему. Поэтому не думая взяла его за руку, но теперь Илария и сама начала жалеть, что сбежала из дома. Что в тот вечер не прошла мимо своего прекрасного незнакомца. Высокий, невероятный… он покорил её с первых секунд и стал первой любовью. Теперь то она знала, что это было за чувство.

А возможно то были отголоски их связи? В одной из книг, что она читала, писалось:

" При первой встрече, между истинными возникает притяжение, постоянно сталкивающее их друг с другом, и не позволяющее пройти мимо. Как тот же самый запах, который чувствуют мужчины, но в этот раз оно действует с обоих сторон."

Как бы там не было… самого важного факта это не меняло. Влад её истинный. Тот, кого Небо выбрало ей в качестве мужа, а значит им придётся быть вместе. Разве может простая нимфа оспаривать этот выбор? Конечно же нет. Но что же тогда ей остаётся? Терпеть измены любимого, которые происходят в том же доме, что живёт она? В котором по словам самого Влада будут жить их дети? А возможно он имел в виду и детей от его любовниц. Сколько их? И где гарантия, что здесь больше нет женщин?

Нет… Она не настолько сильна, чтобы осилить это. Её сердце не на столько сильное.

— Что же мне делать, Касан? — гладя медведя по мягкой шёрстке, она сползла на пол и обняла друга, ища у него поддержки. — Лучше бы я никогда не покидала нашего леса. Жили бы там, как раньше. Только мы и никто нам не нужен… Вернуться домой? — тихо переспросила, когда волф присел рядом и положил голову на её колени.

Идея показалась ей хорошей. Вернуться туда, где тебе всё известно и где ты точно знаешь, что никто не причинит боли. И былое однообразие уже не представлялось таким скучным. Главное знать, что тебя преданно любят, о тебе помнят и это не изменится.

Идея и правда виделась заманчивой, но… тогда получится всё было зря. Она никогда больше не увидит тех великолепных драконов. Не увидит оборотней. Никогда не увидит внешнего мира. И в этот раз посадит себя в это заточение сама. Без отцовского наказа

Побег был в пустую и никому она ничего не доказала. Только вкусила свободу. Раздразнила аппетит, дала себе ложную надежду на вольную жизнь, а после снова посадила себя на цепь.

— Неужели нет иного выхода? — сильней прижимаясь к зверям, прошептала Илария, а те, как по команде вырвались из её объятий и злостно уставились в сторону входной двери, ровно в тот момент, как в неё постучали.

— Стол накрыт, — сказала вошедшая женщина. Та самая, которую целовал Влад.

С победным блеском в глазах, она смотрела на Лари сверху вниз, и не менее довольно улыбалась, будто одержала верх над девушкой в какой-то важной битве.

Саму нимфу это мало трогало. Любит Влад её и ладно. Его дело. Правда к чему была вся эта ложь и притворная ласка непонятно. Но показывать этой женщине свою слабость, Илария не станет. Ни за что. Естественно ещё поплачет, но не перед ней.

— Спасибо, но я не голодна.

Отвернувшись от женщины, Илария продолжила гладить зверей и думать, что делать дальше. Убежать? Так не этого ли добиваются они? Хотя какая разница. Пусть делают, что посчитают нужным, но без неё.

— Влад, просил тебя накормить.

— Передайте ему, что я не голодна.

— Ну, как хочешь, — не стала настаивать Мирида и вышла из комнаты ещё более довольная, чем секунду назад.

Спорить как-то или что-то доказывать женщине Илария не рвалась. Если та и правда считает, что в чём-то победила, то пусть думает так и дальше. Даже Дракула пусть катится в Бездну, вместе со своей… Она здесь не будет.

— Она же сказала, не хочет есть. Зачем её беспокоить? Давайте лучше пообедаем вдвоём…

— Пошла вон! Я сказал, что она будет есть со мной, значит будет! И это не обсуждается.! — доносились крики за дверью, а после последовал приказ с требовательным тоном, не принимающий отказов. — Илария, спускайся в столовую.

— Я не буду есть, — настаивала на своём девушка, хотя живот недовольно заурчал.

При упоминании о еде желудок требовал пищи, но стоит вспомнить кто готовил, и аппетит пропал совсем. Есть еду приготовленную руками любовницы любимого… Разве может быть что-то хуже?.. Однако…стоит вспомнить за чем она застукала парочку… Нет. Всё-таки может.

— Лари, живо спускайся вниз или я выбью дверь, — настойчиво стучал Влад..

— Я ведь сказала, что не хочу есть..

— Не важно, хочешь или нет, но ты будешь ужинать вместе со мной! — взревел разгневанный мужчина и сломал дверь.

Пыхтя от злости и прожигая присутствующих взглядом, он целеустремленно направился к Иларии, отбросив в сторону набросившихся на него медведя с волфом.

— Что вы… Ааааа….

— Я не для того ждал столько лет, чтобы потерять тебя небольшого происшествия, — процедил он, бросив девушку на плечо и унося её в сторону выхода.

— Происшествие? По вашему это только происшес…

— Илария, ради всего святого, замолчи. Я и так с трудом сдерживаю себя, чтобы не сорваться.

— Если вам так тяжело со мной, тогда давайте просто расстанемся, — неловко барахталась она, в попытках выскользнуть из рук Дракулы. — Найдём способ разрушить связь и больше никогда не встретимся.

Она буквально заставляла себя произносить каждое слово. Выталкивала из себя и наверно гордилась бы собой, потому как голос звучал твёрдо, но внутри всё противилось её мыслям. Сердце наотрез отказывалось расставаться с Владом. Илария почти слышала, как оно кричало, что та поступает неправильно и как будет жалеть всю оставшуюся жизнь, если сейчас оставит мужчину.

Нимфа и сама была готова взвыть от обиды, ведь разрывалась от противоречивых чувств. С одной стороны всё её нутро, как заведённое, повторяло, что её место рядом с вампиром и никак иначе, с другой стороны совсем свежая рана и страх посеяли сомнения в её душе, и те разрастались с каждой секундой сильней.

Особенно сильно скорость увеличивалась, под цепким взглядом любовницы, которая сопровождала их от её комнаты и до самой столовой. Женщина отчётливо дала понять, что не собирается оставлять их одних. А Лари впервые в жизни хотелось кого-нибудь прибить. Хотя почему кого-нибудь? Вот же объект её желания идёт за ними.

Влад её не видел. Возможно специально не обращал никакого внимания, а после сказанных слов совсем позабыл о ней. Посадил Иларию на стол и навис над ней угрожающей скалой.

— Ты моя истинная. Ни о каком расторжении связи и речи быть не может.

— А мои чувства вас не волнуют? — прошептала так, чтобы было слышно лишь им двоим. — Я поверила вам… Покинула родительский дом и последовала за вами. Приняла связь и даже была рада ей, потому что полюбила вас с первой встречи, — признание само вырвалось из её уст, прежде чем девушка успела что-то понять. Оно вырвалось, как на духу и от того девушка поразилась, насколько естественно это прозвучало.

Влад вздрогнул и резко переменился в лице. Успокоился, опалил её теплым, даже нежным взглядом. Мужские ладони на девичьей талии сжались крепче, а губы приподнялись в улыбку.

— Лари…

— Но видимо я не вызываю в вас таких чувств, раз меня одной вам мало, — перебила его, указывая взглядом на стоящую позади них женщину, — а быть рядом лишь из-за связи и делить вас с кем-то ещё не хочу. Не смогу… — тяжело вздохнув, она говорила уже спокойным голосом. — Я не могу делить того, кого люблю с кем-либо ещё.

— Если я отпущу Мериду, то боюсь сорвусь и причиню тебе боль.

— Тогда не опускайте, а я уйду и больше вас не побеспокою.

21 глава: Интерес дроу


— Это она?

Сидя на величественном троне, король тёмных эльфов — Малекит Норд вместе со Советом Старейшин наблюдали за замком Дракулы не упуская не единной малейшей детали, а точней за новой жительницей заброшенного поместья, которое когда-то принадлежало его предшественникам. Первые правители дроу жили в нём, пока после установления мира не переселились глубоко в пещеры под землёй. Знали бы, что в их прежнем доме осядет вампир, разрушили бы его до основания, но не позволили бы осквернить свой дом.

Юная белокурая девушка, откинув голову назад сидела на каменном балконе В отражении магического зеркала, было прекрасно видно, как свет луны мягко отражал золотистые локоны, которые то и дело по дуновению ветра падали на ещё пухлое детское личико, чуть прикрывая его от любопытных взглядов посторонних, но аккуратный, вздёрнутый носик и пухлые, розовые губы не укрылись от заинтересованного взора дроу.

Маленькая, потерянная… Она излучала собой свет и совсем не вписывалась во мрак окружающего её замка. И точно выглядела чужой рядом с огромным медведем и свирепым вольфом, что мирно лежали у её ног, как ручные зверьки. Те часто поднимали голову вверх и оглядывались по сторонам, будто выискивая возможную опасность.

— Феникс видел её с ним, Ваше Величество, — ответил генерал, подкармливая сидящую на локте птицу, чьи воспоминания они сейчас и смотрели.

— Она же ещё дитя, — заметил кто-то из совета.

Кто именно это был Маликит не разобрал. Он вообще ничего не видел вокруг себя. Просто неотрывно глядел на блондинку и не мог насмотреться. Не знал в чём дело. Просто смотрел, будто зачарованный. Возможно её непохожесть на их женщин так привлекла его. Светлая, хрупкая, нежная. Такую хотелось оберегать, что нельзя было сказать о женщинах-дроу. Те были скорее воительницами и редко, когда принимали помощи от мужчин. Предпочитали делать всё сами.

— Возраст это все лишь цифры, — поделился философией второй член совета.

— Рано или поздно мы все взрослеем. Да, и более того, это может быть и не она, — предположил Эдан. Самый старший из них.

Малекит узнал говорящего, когда повернулся к нему. К удивлению дроу, слова советчика ему понравились. Мужчине отчего-то хотелось верить, что эта девчушка не истинная вампира. А если нет, то что такая делает рядом с Владом? Просто любовница? Непохоже. Слишком юная и видно, что неискушенная. Тогда, что их связывает?

— Сами посудите, генерал, вы ведь говорили, что Дракула привел ещё какую-то женщину в свой замок? Зачем ему другая, если истинная рядом? — продолжал Эдан.

— А может он извращенец? — с серьёзным лицом предположил генерал. — И ему нравится проводить время сразу с двумя?

— По себе других не суди, — ответил кто-то, вызвав всеобщий смех.

— Но с девушкой и той женщиной всё равно надо что-то делать. Мы не можем сидеть без дела, имя двух кандидатов.

— Тут и думать не надо. Убить обеих и…

— Нет! — одним словом заставил замолчать всех Малекит.

Тон короля звучал ровно и бесстрастно, в отличие от его чёрных глаз, направленных на магическое зеркало. Когда он говорил или отдавал приказы, то никто кроме Совета Старейшин не смел с ним спорить. Для того они и нужны, чтобы удерживать правителя от возможных ошибок, которые часто допускают короли в незрелом возрасте.

Но сейчас Малекит был более чем уверен, что девушку нельзя убивать. Истинная или нет, она не виновата в своём положении.

— Но, Ваше Величество, как же договор? Ведь было принято решение, что любая женщина рядом с вампиром должна быть убита.

— Я не давал своего согласия на него.

— Ваше Величество, если позволите сказать, то я согласен с альф… — начал Эдан, но замолк под твёрдостью голоса монарха.

— Кто твой король?

— Ваше Вель…

— Я спрашиваю. Кто. Твой. Король?! — холодно отчеканил каждое слово и смотрел так, что… лучше бы просто кричал.

— Вы, Ваше Величество, — стушевался советник.

— Тогда и выполняйте мои приказы, а не волю альфы. Никто не тронет эту девушку, пока я того не скажу.

— Да, король, — смиренно ответили все, склонив головы.

— Девушку-то мы оставим, но что делать с демоницей?

— Какой демоницей?

— Ну, той, которую привёл Дракула.

— Он ещё кого-то привёл? — с этой девчушкой Малекит и забыл о второй женщине, но добавил менее пылко. — Её тоже не трогайте и продолжайте следить за замком. Если выяснится что-то новое, докладывайте сразу. На этом всё.

Поклонившись, члены Совета с шумом встали из за столов и начали было выходить, когда внезапно услышали новый приказ. Более резкий и решительный, заставивший застыть на месте всех сразу.

— Оставь его.

К кому именно обращается король никто так и не понял. Только оглянувшись увидели, что говорил Малекит генералу. Тот собирался забрать феникса и закрыть магическое зеркало, но король его остановил.

— Как прикажете, — настороженно повиновался дроу и вместе с остальными оставил правителя одного в комнате совета.

— Что это с ним?

Как только массивные двери закрылись за их спинами, дроу принялись обсуждать странное поведение Малекита.

— Очевидно король заинтересовался девчонкой, — констатировал Коул. — Это и понятно. Его величеству только недавно исполнилось триста лет. Молодая кровь бурлит в жилах…

— Как бы нам его кровь не вышла боком, — заметил Эдан. — Все проблемы исходят от женщин.

— Пока рано говорить о проблемах, — перебил их дискуссию генерал, поправляя воротник своего камзола. — Простой, мужской интерес никому не вредил. Кому, как не вам об этом знать, советник Эдан, — намеренно подчеркнул он, потому как пристрастие высшего дроу к прекрасному полу ни для кого не было секретом. — Да, и проблемой было бы, если бы Его Величество вообще не заглядывался на женщин. А так… всё вполне невинно. Всего вам хорошего, — звуки его удаляющихся шагов ещё долго доносились до совета, как и их проклятия в его спину до генерала, но он не придавал им значения. Эти старые заговорщики того не стоили.

В то время, как совет решал между собой, что им делать дальше, если вдруг интерес короля перерастёт в нечто большее, сам Малекит ещё долго сидел на своём месте и смотрел на белокурую девушку, пока феникс совсем не устал и зеркало само не закрылось перед правителем дроу.

22 глава: Очередной побег… Ну, или почти


Что делать дальше? Бежать, прятаться или остаться? Илария уже ни один час задавалась этим вопросам, после того как вернулась в свою комнату и укрылась на балконе. Но сколько ни думала, точного ответа не находила. И этот страх… Как маленький червячок поселился в ней ещё в тот момент, когда она впервые перешагнула порог дома и сбежала. И каждое мгновение разрастался и превращался в оковы цепи, удерживающие её на одном месте и не позволяющие двинуться дальше. Ведь это куда сложней, чем может показаться на первый взгляд. Сбежать из дома. Особенно для той, кто не знает, как устроен мир.

Она же не знала куда и как идти. Действовала на эмоциях. Да, и сложно что-то решить, когда терзают противоречивые чувства. А ещё сложней уйти, если на самом деле хочется остаться, но другого выхода Лари не видела.

После того разговора она сразу вернулась в свою комнату. Даже есть ничего не стала. Быстро сбежала и заперлась изнутри. Думала. Много думала о дальнейшем, но голова раскалывалась, а ни одной хорошей мысли так и не появилось.

Влад так и не сказал, что решил делать дальше. Поставил перед фактом, что сделает своей женой, но не обозначил, какое место займёт та же Мирида в их жизни. Останется или уйдёт. А если уйдёт, то не займёт ли кто-то другой её место? Наверно да, и это предположение стало точкой сдвига. Илария уже на всё смотрела иначе и увы не в пользу её отношений с Владом. Может им надо ещё раз поговорить? А что это даст, даже если после её признания он не стал что-либо делать? Только напрочь отказался разрывать их истинность, но если не разрывает, значит ли это, что она ему всё же не безразлична? Агъ… Почему в отношениях всё так сложно? А они у неё настали только сегодня. Что же будет дальше? Сложно что-то понять, когда вообще ничего не понимаешь. Хоть бы знак какой получить, чтобы знать, как поступить.

Будто в ответ на её просьбу, над её головой пронеслась тень. В сумраке ночи её было сложно разглядеть. Только по сильному размаху крыльев можно было понять, что то было живое существо, а не например бумажный змей, которого подрезали дети. Но для простого змея тень была велика, и лишь когда серебристый свет луны упал на неё, Илария увидела, что то был дракон. Такой же огромный, как тот, которого она видела вчера.

Он всё дальше улетал от замка, возвращался и снова улетал, словно звал её за собой, пока не скрылся совсем.

И как это воспринимать? Значит ли, что Небо хочет, чтобы она ушла сейчас? Если да, тогда для чего делало их парой?

— А может… Нет, так нельзя… — подскочив с места Илария ходила кругами, и про себя обдумывала посетившую её идею, а Кай с Касаном с любопытством следили за ней и думали, что ещё взбрело в голову их не умеющей спокойно сидеть на одном месте хозяйке. — Но с другой стороны, это могло бы всё решить, — схватилась она, но тут же сникла. — Хотя и разрушить тоже, а я не хочу этого… как и оставлять всё так.

Илария ещё раз взглянула за горизонт. Туда, где недавно скрылся дракон. Куда возможно зазывали её. И куда тянулась она сама, поскольку желание узнать мир, в девушке так и не погасло. От безрассудного шага её отделял один вампир и страх потерять его после этого. Но быть может, так будет даже лучше. Илария даст ему время самому разобраться, кто ему дороже: она или другие девушки окружающие его. Если и выберет не её, то…

Сердце невольно болезненно кольнуло, но правильности своего поступка нимфа больше не сомневалась. Чтобы Влад не выбрал, она примет его решение и попробует сама отыскать способ разорвать связь, если выбор будет не в её пользу. Правда сможет ли она жить так, как прежде, не была уверена.

— Ребята, готовьтесь, — потрепав друзей по макушкам прошептала она. — Скоро мы сбежим отсюда.

Медведь с волфом приободрились услышав радостную новость. Они ненавидели находится в этом замке из-за одного клыкастого недоумка, недостойного их любимой хозяйки, но героически терпели ради той же девчушки.

— Нет, Касан, мы не возвращаемся домой, — ответила она на молчаливый вопрос друга, заставив медведя поникнуть. Он то уже надеялся вернуться в свою берлогу. — Там Влад будет искать нас в первую очередь, — объясняла Илария. — Мы сбежим в другое место. Какое?.. Ещё не знаю, но точно туда, где ему будет не так легко нас отыскать. Только куда? И как сделать это незаметно?..

— Что сделать? — низкий голос пронёсся громом и словно звучал со всех сторон.

Сотни летучих мышей окружили замок, огромной стаей облетая его, пока не остановились у балкона и не собрались в одну кучу. На изумлённых глазах Илария и под угрожающий рык животных, мыши летели друг на друга и при столкновении сливались в одно целое, приобретая знакомые мужские очертания.

Всё происходило за считанные секунды. Даже меньше, но для Иларии это давалось сложней. Она читала в книжках, что летучии мыши пособники Дракулы, но ни в одной из них не было написано, что они и есть Дракула.

23 глава: Откровение вампира


Мужчина спокойно, словно шагая по воздуху, опустился на ржавые перила, потрёпанные временем и громко ударив каблуком, спрыгнул на каменный пол балкона.

Красные глаза опасно сверкали во мраке ночи, отражая всю беснующуюся бурю творящуюся в нём. Насквозь пронизывали бросая в самое пекло Бездны. Всем своим видом Влад не предвещал ничего, кроме опасности. Подовлял аурой, но как и прежде, Иларию не пугали. Влад мог напугать кого угодно, но не её. Вампир это осознавал и от того бесился. Не разбирал, плохо это или хорошо. Просто привык, что все его боятся, а Илария поражалась, что его боялись. Он ведь совсем не страшный.

— Спрашиваю ещё раз. Что ты собираешься делать? — спокойно повторил вопрос Дракула, но одного его вида хватало, чтобы понять.

Он взбешён. В ярости. Ему не нравился такой расклад. Не нравилось, что принадлежащая ему по всем законам добыча вздумала вырваться из рук.

Холодный тон бил под кожей. Влад медленно приближался к ней, так и норовя ещё раз прикоснуться. Дотронуться до Иларии, но остановился, когда медведь и волф преградили ему путь.

Взгляды животных полыхали неприкрытой злостью и ненавистью. Тягучая слюна капала на пол, оставляя после себя некрасивую лужу, а когти так и рвались вцепиться в мужскую глотку.

Ненависть обоих зверей Владу была понятно. Несколько лет назад во время охоты он случайно убил медведицу. Настоящую мать Касана. Не расчитал силу своего голода и испил её до дна. Все эти годы, что он провёл в лесу ему только и оставалось, что пить кровь животных. Сравнивать с кровью инкубов или других разумных существ её конечно не стоило. Она не была столь же сладкой и сытной, но несколько дней притупить голод хватало. А пару дней назад, чуть было не убил и волфа. Теперь же жалеет, что не завершил дело до конца. Проблем было бы меньше.

— Я хочу уйти, — не опуская взора, честно ответила Илария.

Врать она не умела. Всегда старалась придерживаться правды, какой бы та ни была. Исключением являлись единичные случаи, когда из-за страха ложь сама срывалась с губ девушки, как защитный рефлекс, но уже спустя десять минут шла к родителям с покаянием. Совесть не позволяла оставлять близких во лжи. Ествественно бывало её ругали после этого, но лишь за то, что сразу не призналась во всём

Но сейчас дела обстояли иначе. Совсем иначе. Ему она отчего то не стала врать. Может даже зря, ведь так было бы гораздо проще. Просто промолчать, а после сбежать глубокой ночью, пока он будет спать. Или днём, когда покинет замок. Не проводит же он здесь круглые сутки. Это бы дало ей больше шансов на удачный побег… но всё равно предпочла не утаивать.

— Ты знаешь. Это невозможно, — безапелляционно заявил Влад. Было понятно, такой вариант им даже не рассматривался. — Ты моя пара. Я не отпущу тебя.

— А я не останусь, пока вы не решите, чего вы желаете на самом деле, — стояла на своё она, ни разу не дрогнув голосом.

— Я давно для себя всё решил. И желаю только одного — тебя. А твоё упрямство сейчас неуместно. Сказал же, остаёшься со мной и это не обсуждается.

— Это не упрямство. Я просто не могу и не хочу связывать свою жизнь с тем, кто не любит меня и не хранит мне верность. Может быть для вас подобные понятия ничего не значат, но для меня значат многое. Я не собираюсь нести бремя великомученицы и ждать пока вы удосужите меня вниманием. Хотите, чтобы я была вашей женой, тогда перестаньте водить посторонних женщин. Хотите вести свободный образ жизни, тогда отпустите меня и делайте всё что пожелаете. Третьего варианта не дано.

На секунду ей показалось, что в глазах вампира отразилось удивление, а после промелькнула нечто похожее на ярость. Красные зрачки полыхали так, что создавалось ощущение, будто ещё чуть чуть и будет пожар.

— Дорогая, — с долей сарказма выплюнул он, а потом и вовсе закричал так, что уши заложило, — а может теперь мне объяснишь, что творится в твоей голове? В каком, Бездна подери, месте, я тебе изменяю? Да, даже монархи столько не воздерживаются, сколько я, пока тебя ждал!

Илария аж подскочила с места от неожиданности, отпрыгнув назад. Они находились в нескольких шагах друг от друга, но желание бежать и прятаться со всех ног, уже не виделось таким глупым. Вон, спрячется тихл в лесочке, пока Влад не придёт себя. Хотя, стоп… почему это Илария должна прятаться? Не она ведь рассказывала о связи истинности в первый день, а потом целовалась с другим. Тогда, почему на неё сейчас кричит?

— Илария, в чём дело?

— В чём дело? — почти срывалась она в истерику. — Вы прижимали постороннюю женщину к стене и собирались… Собирались сделать то, что должно происходить только между мужем и женой. А потом ещё и на меня повышаете голос.

Дракула сильней нахмурился, будто действительно не понимал к чему ведёт Илария, а после так искренне удивился и смотрел на неё уже по-другому. Хитро и довольно. Вон и огонь поутих во взгляде.

— А что должно происходить между мужем и женой? Объясни по подробнее, может я тоже пойму, — предвкушающе, словно зверь настигает добычу, приближался он.

— Ты был с этой… этой… Миридой в своей спальне, — напомнила ему Лари, незаметно для себя перейдя на ты, а Влад заметил и уже терзался от желания заключить нимфу в объятия и… сделать то, что должны делаеть только муж с женой. — Ты обнимал её и целовал в шею. Я видела это. Видела собственными глазами. И не нужно говорить, что между вами ничего не было. От правды не скроешься.

— Так ничего и не было, — вполне себе спокойно отвечал он. — Я ел, а это совсем другое. Это не измена, а вынужденная потребность.

И выглядел он настолько естественно, что она бы поверила, ведь на его губах тогда была кровь, но стоило вспомнить лицо Мериды… Происходящее ей точно приносило удовольствие, а его вряд-ли можно получить, когда твою плоть пронзают клыки.

— Не нужно делать из меня дуру. Пусть я и выросла изолированной ото всех, но не настолько, чтобы не понимать элементарных вещей. И если вы любите её, то… — слова давались ей с трудом. Больше не было криков, не было никаких эмоций, кроме подобия обрнчённости. И, Всевышний, лучше бы она злилась, — То женитесь на ней, а меня оставьте в покое.

— Лари, прекращай набивать свою голову всякими глупостями. Мне безразлична Мерида. Будь на её месте кто другой, я не обратил бы особого внимания. А женюсь я на тебе. Только на тебе. И делать то… что должно происходить только между мужем и женой, я буду только с тобой. Другой мне не надо.

— Вы ведь меня даже не любите.

Сердце норовило выскочить из груди в присутствия Влада. Оно помнило, как было хорошо в его объятиях, но вспомнив, что в объятиях Влада хорошо было не только им, перестало биться с такой учащённостью. Слабо… будто птица в клетке искало выхода, но последующие слова мужчины совсем лишили возможности летать. Последние крохи надежды также рассыпались в прах.

— Не люблю, — без колебаний подтвердил Дракула.

24 глава: Не люблю


Наверно даже, если бы звёздное небо сейчас рухнуло на неё и придавило всей своей тяжестью к грешной земле, Иларии не было больно так, как после слов Влада.

— И не смотри на меня так, — продолжал добивать холодом, а ей бы знать, как она сейчас на него смотрит… Впрочем… это уже не имеет значения, если шансов быть им вместе тоже нет.

Илария уже совсем отчаялась и не видела другого выхода, кроме как действительно искать способы избавиться от истинности. Какой толк быть вместе с тем, кто не испытывает к тебе никаких чувств? А если и есть, то не те, какие были нужны ей. Он не видел в ней возлюбленную. Только истинную. Пару, которую ему навязали не спросив разрешения. Будь на её месте другая, он бы и не обратил на неё внимания. В то время как Лари не видела себя без него.

Она старалась настроить себя на мысли, что ей придётся забыть. Отпустить его, но была готова разрыдаться, потому что знала. Не получится. Без него ничего уже не получится. Только с Владом она ощущала себя полноценной. С ним она чувствовала себя на своём месте, но вновь же… всё было односторонним. Не было взаимности. Была только боль причинённая ей с его стороны.

Но Дракуле видимо этого было мало. Он сократил расстояние между ними ещё больше, минуя зверей, которых вновь заставил застыть, но Илария не видела этого. Как под гипнозом она видела только его… Его широкую фигуру и пронзительные глаза, взволновавшие с первых секунд. Тепло исходящее от тела мужчины застилало собой разум, как тогда, когда она доверилась ему. И была готова довериться сейчас. Хотела забыть всё и просто быть вместе. А после пришло осознание. Это притяжение истинных так действовало на неё. Оно сбивало с толку и только напоминание о поступке Влада помогало не расплыться лужицей у мужских ног. Но сколько она ещё сумеет так продержаться?

Надо было бежать. Спасать себя пока не поздно. И она бы поступила так прямо сейчас. Но последующие слова произнесённые Владом совсем выбили её.

— Я не знаю, что такое любовь, — со всей серьёзностью и безразличием признался Влад, не позволяя ей опустить взора. — Отец избивал меня почти с младенчества. Вливал тёмную магию, чтобы я стал ручным зверьком, который будет убивать по его первому зову. Проводил надо мной опыты, требовал послушания, приводил разных мелких зверей и говорил убить, а если не слушался снова начинал бить. И так до тех пор пока я не убил его самого. Это было моё первое в жизни убийство. Мне тогда только исполнилось десять лет.

Он прервал свой рассказ также резко, как и начал. Влад дал ей время переварить полученную информацию и ожидал реакции на неё. Хотел посмотреть, как Илария примет историю его жизни.

Похвалы от неё, конечно, не ждал и сам собой не гордился, но раз решил исправлять последствия своей ошибки, то следовало начинать с доверия. А откровенная история жизни стало бы ключевым началом.

Однако к удивлению Влада Илария не отшатнулась от него. Не сбежала. Испугалась, но не стала смотреть с брезгливостью, как на чудовище. Оставалась по-прежнему рядом, хотя у представителей её расы были иные устои.

— Мать не интересовало, что творится со мной. Я был безразличен ей и помощи, как поняла, от неё не получал. Так что и любви меня никто не учил. Никто не объяснял откуда она берётся и для чего нужна, потому не надейся когда-либо услышать от меня этих слов, — без обвинений и без злости. Дракула холодно ставил Лари перед фактами, которые будут ждать её в их отношениях. — Врать о чувствах я всё равно не стану. Не вижу смысла. Единственное, что мне известно, это то, что ты мне необходима, — без запинки признался он и со всей серьезностью, будто играючи с ней. — Не только, потому, что являешься истинной, но и просто потому что, это ты.

Она всё-таки заплакала. Не смогла сдержать в себе переполняющих эмоций, после услышанной истории и выплеснула всё наружу. Некрасиво так, по-детски начала всхлипывать и вытирать слёзы.

Как они могли так поступать? С живым существом? Тем более со своим ребёнком? Это жестоко и их деяниям не было оправдания.

— Но если так, то почему Мерида…

— Я ведь сказал тебе уже, — прикрикнул Влад.

Тоже не выдержал, но обнял. Крепко прижал к груди. Понятия не имел для чего. Он не представлял, как можно успокоить плачущую девушку, но заметно расслабился, чувствуя, что худенькие руки неуверенно обнимают в ответ, будто хотят успокоить. Забрать боль, терзающую его в далёком прошлом. И такое спокойствие накатывает на него, что неважным становится всё вокруг. Неважно вообще ничего, кроме одного маленького существа в его руках.

— Я только пил её кровь, чтобы утолить голод, — выдыхал, уткнувшись носом в светлые волосы. — После нашего поцелуя мне стало в разы сложней сдерживать себя. Боялся сорвусь и накинусь на тебя за тем столом, съев, как основное блюдо. Две тысячи лет назад я просил у Творца подарить мне истинную. То есть тебя. Не сразу, но он согласился это сделать. Только поставил условие, что мне нельзя никого убивать, иначе тебя не видать, а рисковать не хотелось. Тогда я стал пить кровь понемногу. Жалкие крохи, которые не приносили никакого удовольствия или насыщения. Тоже было и с женщинами. Они стали безвкусны, неинтересны. И мои связи с ними прекратились. Я долго думал почему подобное произошло и только когда увидел тебя, понял. В них не было жизни. Не было озорства и любопытства. Но за долгий срок мой голод возрос. Я бы мог съесть тебя живьём и это не метафора. — от Влада исходило чистым безумие. Взвинченный и угрожающий, он затмевал собой всё. — Я испугался, что не просто причиню тебе боль. Я боялся, что сорвусь и убью тебя, а этого допустить не мог…

— Поэтому решили убить другую? — ужаснулась Лари и поёжилась от страшных мыслей.

Те маленькие крохи неприятельских чувств, которые всё же были к Мериде прошли. А стоило подумать, что женщина могла умереть по её вине, нимфе становилось хуже. Кем-кем, а убийцей Илария не была. Это противоречило всем законам её расы, для которых жизнь имела наивысшую ценность. Она бы никогда не простила себе чужую смерть. И уж тем более не смогла дальше жить, зная, что кто-то погиб из-за неё.

— Я прогнал Мериду, — вторгся в её размышления Влад. — И не собирался заниматься с ней тем, о чём ты подумала. В этом доме и в моей нет и не будет других женщин, помимо тебя и наших дочерей.

***
Старинные коридоры, которым насчитывалось порядком несколько тысяч лет, словно живые дрожали от гулких звуков приближающихся шагов отдающих эхом по всему нижнему уровню замка. Тяжёлые, властные, они внушали ужас и не было сомнений в вопросе того, кому они могли принадлежать. Было лишь одно существо способное вселять страх в каждого, кто находился рядом с ним. Незаконный хозяин забытого замка уверенно направлялся в свои покои.

Магическим образом предчувствуя приближения Дракулы, факелы сами загорались красным пламенем, освещая дальнейший путь вампиру по длинным коридора, и затухали, когда он проходил мимо. Потрёпанные и потускневшие от времени портреты прежних хозяев, всё также висели на мрачных стенах. Ими никто давно не любовлася. Ими никто не интересовался. Забытые они продолжали висеть только потому, что заклинание держащее в чистоте замок, оставляло все предметы в таком же расположении, какой замок был после ухода дроу. Влада же просто не интересовало, что и как находится, лишь бы крыша над головой была и подальше от общественности.

Поделившись с Иларией всем, что хотел, Влад оставил девушку наедине с её питомцами в их комнате, куда позже понёс ужин для новых обитателей дома. Слуг в замке не было. Он в них не нуждался. А в том, чтобы самому обслужить собственную невесту Влад не видел ничего зазорного.

Он представлял насколько сложно сейчас приходится девушке и был готов помочь свыкнуться со свалившимися на её голову изменениями. За последние два дня жизнь Лари кардинально поменялась. Другой дом, место, другой мир, другая семья в конце-концов. Их семья. Возвращать её к родителям он само собой не намеревался. Даже, если сама попросит, вернуть к ним. Новоявленный тесть с тёщей никогда не примут его в качестве мужа для их драгоценной дочери. Да, и зачем им нужно их благословение? В случае с истинностью подобное не играет роли, а в остальном они ему не нужны. Самую важную свою задучу эльф с нимфой уже выполнили — произвели на свет Иларию и он за это их наградил. Великодушно позволил быть с его парой, пока та не станет взрослой.

Теперь девушку ждало другое будущее. Другая семья. Их собственная, которую они создадут вместе. Ей придётся привыкать ко всему новому, но он будет рядом. В этом замке для Лари Влад создаст отдельный мир, где будут только они и никто другой не будет нужен. Всякого, кто посмеет нарушить их идиллию Дракула убьёт собственными руками. Не пощядит никого, играя в глупое благородство. Он ведь ждал этого столько лет и не намерен был делить свою единственную с кем бы там ни было.

Влад спустился вниз по широкой каменной лестнице. Туда, где заканчиваются ровно построенные стены коридоров и начинаются неровные постройки. Созданная картинка создавала ощущений, будто строя первые этажи замка создатели только учились обустраиваться. Делали первые шаги в строительном ремесле и с каждым этажом оттачивали навыки, как кузнец свою работу.

И вот. Вовь в длинном темном коридоре поочерёдно загорались факелы, будто молчаливо приветствовали своего господина. Наконец в конце коридора тяжёлые двери распахнулись перед Дракулой, впуская его в плохо освещённую комнату и огонь в камине тут же зажёгся сам по себе.

Влад не любил яркий свет, потому предпочитал ночной образ жизни и доказательством тому служила бледная кожа, хотя за последние восемнадцать лет она изрядно загорела, так как мужчине пришлось провести эти годы под солнцем. Что поделать, если истинная Дракулы была его противоположностью во всех мелочах. Даже в таких.

Скинув с себя плотный плащ и оставшись в тонкой белой рубашки, и чёрных брюках Влад раскрыл ставни впуская в поме холодный ветер, но он был не силах остудить пыл вампира. Всего пара минут с Иларией, а он словно не ел две тысячи лет. Даже выпитая кровь Мириды не принесла мужчине желанного насыщения. Лишь временно притупила голод, но Владу и этого было достаточно. Теперь он был уверен, что сможет контролировать себя, когда Илария будет в его руках.

А до того дня осталось ждать немного. Уже через три дня ей исполнится восемнадцать и тогда Илария станет его навеки.

Мрак ночи добавлял замку Дракулы ещё более зловещий вид, чем при свете солнца. Деревья и цветы давно не росли вблизи замка из-за чего слухи вокруг Влада усилились. Считали, что смерть идёт за ним по пятам и всякий, кто приблизится к нему умрёт в туже секунду. И вот жизнь вокруг замка тоже погасла. Всё увяло. Каждому в Астрале было известно, где чаще всего находится Влад, когда посещает их мир, и обходили замок стороной, как прошлый дом Дракулы — спалённое поселение демонов, причитая что тот проклят, а Владу и этого было достаточно для тихой жизни с Лари.

Но жизнь преподносит множества сюрпризов. Не самых лучших. И не всё происходит так, как мы того хотим. Скоро и Дракуле в этом увы придётся убедиться.

25 глава: Первый шаг к его сердцу


Но жизнь преподносит множества сюрпризов. Не самых лучших. И не всё происходит так, как мы того хотим. Скоро и Дракуле в этом увы придётся убедиться.

Раннее утро. Опять Илария проснулась с первыми лучами и сладко потянулась на тёплой постели. Это было чем-то наравне традиции. Вставать вместе с солнцем, убирать, готовить завтрак, а после идти на прогулку. Но сегодняшний день во многом отличался от остальных. Сегодня она впервые проснулась не в своём маленьком домике в лесу, где в соседней комнате спали родители, а в огромном замке, как принцесса из любимых сказок.

Однако её сказка не была такой, как все. Немного мрачноватая она пугала своей тёмной стороной, но ею и влекла. Лари терялась в собственных чувствах, но после ночи долгих раздумий твёрдо решила как поступит дальше. Она не станет убегать от Влада. Не будет пытаться разрушать их связь, а даст им шанс на счастливое будущее.

Исходя из его прошлого Илария могла во многом понять мужчину, конечно за исключением убийств. Эта тема оставалась запретной для неё, как и прежде, а ценность жизни не пошатнулась. Но теперь она хотя бы знала почему вампир пил кровь. Он ею питался, как бы ужасно это не звучало. Без неё Влад слабел и начинал сходить с ума. Долгое воздержание только усугубляло состояние и приводило к страшным последствиям. К таким, как древнее поселение демонов, разрушенное девять тысяч лет назад в результате нападения вампира.

Страшное и пугающее место…

Из рассказов родителей и прочитанных книг Илария знала, как оно сейчас ужасно выглядит. От прежде процветающего поселения остались лишь заброшенные руины. Никто за все годы не осмеливался беспокоить "Кладбище невинных душ". Ходят слухи, что души убитых и по сей день бродят по деревне, не найдя покоя. Но многие всё же надеются, что те смогли переродиться и следующая их жизнь была куда счастливей предыдущей.

Да, жители Астрала верили в реинкарнацию душ, а были и те, кто утверждал, что такой является. Причём они так подробно описывали ситуации своей прошлой жизни, что не оставалось сомнений в их словах. И им верили.

А о том, что существа всех миров ненавидят вампира Илария и так прекрасно осознавала. После того, что родители рассказали ей, девушка и сама долгое время плохо думала о Дракуле. Не представляла зачем он поступает подобным образом. Но сейчас начинала его понимать. Не поощряла, конечно. В виду своей сущности для Лари всё-таки было сложно полностью принять его уклад, но представив насколько сложно было Владу всё это время… о себе позабыла.

Он ведь был один. Без всякой поддержки выдерживал нападки миров. Отбивался от целых армий, пытающихся расправится с ним. Даже слова о том, что он не любит её уже не так печалили маленькую нимфу. Как вообще можно познать смысл любви, если кругом только и делают, что пытаются тебя убить? А его откровение значило для девушки куда больше и давала некий шанс, как тот, что она дала ему.

Полная решимости Илария наконец встала с постели и поцеловав в лоб четвероногих друзей, которые ещё находились в глубоком сне, направилась в купальню расположенную за дверью в её спальне.

У Лари на сегодня были большие планы, первое из которых как-то сообщить родителям, что с ней всё хорошо. Её ещё мучила совесть. Они наверно сходят с ума дома. Она обязательно их навестит с Владом и расскажет обо всём. И главное, что им не надо было прятаться столько лет. Вампир не хотел её убивать, как те считали прежде, она просто была его истинной, потому он и искал.

Но всё по порядку. Сначала следует просто отправить письмо, а после вместе с Владом выйти за пределы замка. Его никто не учил любить, но она научит любить жизнь. Быть может тогда мировоззрение мужчины изменится. Как минимум Илария была твёрдо уверена в своих поступках и не сомневалась в собственном успехе.

***
Влад расслабленно сидел в библиотеке, когда его уединение потревожила взволнованная Лари. Взор девушки сразу упал на плотно закрытые окна и толстый слой штор, не позволяющий солнечному свету пробиться в комнату, но растерявшись забыла о нём сразу. Ей предстоял серьёзный разговор с Владом, который она ни раз репетировала перед зеркалом сегодняшним утром, но все слова, будто перепуганная стайка птиц, вылетели из головы после того, как она увидела его.

Откинувшись на спинку кресла, Влад с безразличьем бегал глазами по строчкам страниц, подперев голову рукой. На нём были чёрные брюки и белая, хлопчатая рубашка никак не скрывающая оголённую широкую грудь, потому что первые четыре пуговицы были расстегнуты, будто дразнили, посмотрит или нет? А она посмотрела. Ну, а что? Он её будущий муж, так что имеет полное право не только смотреть, но и трогать. Однако для второго ей не хватало смелости.

Не зная как себя вести, с чего начать она продолжала стоять у входа, пока не заметила главного. Поза Влада стала немного другой. Более напряжённой, а движения рук, когда он переворачивал страницы ленивыми, словно ему стала неинтересна книга, но для чего-то продолжал делать вид, будто читает. И тут Илария поняла, что её поймали.

— Доброе утро! — смущалась она, стыдливо пряча глаза, как преступник пойманный на преступлении.

Перестав делать вид, что читает Дракула повернулся к ней, сверкая алыми глазами. Он продолжал сидеть в кресле с открытой книгой в руках ещё некоторое время, после чего всё же положил её на круглый столик перед собой и жестом пригласил нимфу присесть на соседнее.

Без раздумий Лари приняла его предложение, радуясь, что выиграла себе ещё пару минут. Как ни старайся выглядеть взрослей, она всё равно волновалась и чувствовала как с каждым её шагом притяжение между ними ликовало. Всё-таки оно быстро забыло прошлое и вновь потянулось к Дракуле, однако в этот раз Илария сумела обуздать порывы.


— Что-то случилось? — спросил он, дождавшись пока девушка сядет рядом.

— Нет… то есть, да, — быстро исправилась, мысленно ругая себя за нерешительность. — Я хочу повидаться со своими родителями…

— Это невозможно. Ты больше никогда не увидишься с ними. Я запрещаю, — невозмутимо прервал её Влад. — Что-то ещё?

Илари потеряла на мгновение дар речи. Она не предполагала, что мужчина запретит ей видеться с родными. Да, как вообще можно? Это же родители.

— Почему? Я всего-лишь хочу увидеть маму с папой и сообщить, что со мной всё хорошо, иначе они будут беспокоиться.

— Они всё равно будут переживать потому что, ты со мной, — встав со своего место Влад взял книгу и положив на книжную полку, по всей видимости принялся искать следующую. — Начнутся споры, руганья и протесты. Я не тот зять, о котором мечтают адекватные родители. Твои тоже к ним относятся, а значит, не разрешат нам пожениться и всеми силами попытаются нас разлучить. А оно мне надо?

— С чего вы так решили, — вслед за ним поднялась Лари и остановилась в шаге за его спиной. — Конечно они будут удивлены новостью о нашем браке, но как только узнают, что вы мой истинный, то…

— Они знают, — остановив свой выбор на потрёпанной книге с пожелтевшими от времени страницами, он развернулся.

Его лицо больше не выглядело таким хмурым. Илария не противилась их свадьбе. Сама говорила про связь, при этом не добавляя слов о разрыве, что уже можно было считать хорошей новостью для вампира. Это значило лишь одно. Она забыла о своих планах и сама выбрала остаться подле с ним. Его задача заключалась в одном. Не потерять всё это. И он не потеряет.

— А…

— Восемнадцать лет назад я приходил в твой дом и сказал им кем мы приходимся друг другу. Предупредил, что приду за тобой, потому прятаться бесполезно, но они сбежали, прихватив тебя. Мне понадобилось три года, чтобы отыскать вас, а все последующие года я наблюдал. Присматривал и ждал твоего взросления.

— Ждали?.. Но я ведь… Я увидела вас впервые в лесу тогда, когда мои звери на вас напали

— Я был с тобой все эти годы, и ты видела, просто ты не замечала, — с хитрым прищуром намекал он и до неё начало доходить.

Летучие мыши.

С самого детства как она научилась ходить и стала гулять по лесу, её окружали летучии мыши. Они были с ней столько-сколько она себя помнила. Всегда следили и сопровождали, но делали всё на расстоянии, будто оберегали, а учитывая вчерашнюю картину… выходит всё это был Влад? Всё это время он был с ней, а они даже не подозревали. И мама с папой… они знали, что её истинный, но скрыли столь важный момент?

— Почему они мне ничего не сказали?

— Видимо решили любыми путями уберечь от монстра, — с ухмылкой выплюнул он, не скрывая презрения.

— И всё равно, я хочу их увидеть, — настаивала на своём.

Скрывали или нет, но они старались ради неё. Пытались спасти доступными путями и ей грех их в чём то обвинять. Всё же они её родители. Роднее них у неё всё равно никого не будет.

— Нет.

— Почему? Вы не имеете права держать меня в замке.

— Я твой будущий муж и имею полное на тебя право, как и ты на меня. Но ты ошибаешься, если считаешь, что буду насильно держать в замке. Ты можешь выходить за его пределы, но только вместе со мной.

Илария открыла рот, дабы возразить Владу. То, что он станет её мужем не означало, что она будет во всём ему беспрекословно подчиняться и естественно прерывать связи с родными не намеревалась. Между ними были ссоры, недопонимания, но как бы не поступали родители, они делали это ради её же блага. Конечно не будем врать, недосказанность по поводу истинности с Владом пошатнуло её доверие к ним, но любить их меньше от этого не стала. А о том, чтобы перестать общаться и речи не шло. Они её семья.

Об этом и собиралась рассказать Лари, но слова застряли на устах, когда вдруг заметила мелкое проявление тревоги в серых глазах. Оно промелькнуло быстро и едва заметно, однако нимфа успела его уловить.

Но о чём Влад мог переживать? Вечно спокойный, он не волновался даже когда она застала его с Меридой.

Ох… не самое лучшее время вспоминать вчерашний эпизод. Лучше ещё раз подумать, из-за чего мог насторожиться Влад?

Что сбежит? Так вроде согласие на свадьбу должно было убедить его, что она передумала. Прочитанная им книга так повлияла? Илария прочитала название толстой книги, которую вампир только убрал на полку, и навряд ли "История возникновения Вселенной" настолько его опечалила. Тогда что же?

Ответ ударил, как гром среди ясного неба. Нет… Исключено. У Лари в голове не укладывалась мысль. Возможно ли, что Дракула просто боялся? Боялся, что из-за запрета родителей она заберёт свои слова обратно. Откажется выходить за него. Но это же глупо. Никто не имеет права запрещать истинным быть вместе. Даже старшие. В любом другом случае к их мнению всегда прислушивались, но истинные… Это пары созданные Небом. Никто и никогда их не оспаривал. Не имели на это права и потому принимали за дар.

Так и Лари собиралась поступать. Не зря ведь Небо выбрало их в качестве пары. Значит они созданы друг для друга, а если уйти сейчас, то не проверят уже никогда.


— Чтобы не сказали родители, я не изменю своего решения, — мягким, но уверенным голосом удивила Илария и даже слегка смутилась под изумлением вампира. — Я люблю вас и выйду только за вас, потому не думайте, что избавитесь от меня так просто.

— Лари…

Вдруг возникшая тревога в груди Дракулы покинула его. Просто улетучилась, будто и не было. Мир вокруг померк. Стал чёрно-белым и Влад потерял к нему какой-либо интерес. Вообще-то мужчина давно потерял интерес к чему-либо. Даже питьё крови стало чем-то механическим и не дарило удовольствий. Наверно когда живёшь столько лет это неотвратимо. Всё становится скучным и неприметным.

Но именно сейчас мир перестал для него существовать в буквальном смысле. Не осталось ничего… никого, кроме Лари и болезненного, почти невыносимого желания крепко обнять и поцеловать девушку, как вчера. А запах истинности только подзадоривал голодного вампира.

— Но у меня есть условие, — не переставала удивлять нимфа.

— Какое? — с надтреснутым, хриплым голосом переложил новую книгу в её руки и отвернулся. Если не возьмёт себя в руки сейчас, точно сорвётся.

— Вы больше не будете пить кровь других женщин. Только мою.

Влад резко обернулся. На секунду он посчитал, что ему просто послышалось, но нет… Она действительно так сказала.

— Ты сама не знаешь о чём говоришь.

— На данный момент, я знаю только то, что мне не нравится, когда посторонние барышни касаются моего будущего мужа. И не собираюсь этого терпеть. Пусть лучше вы будете пить мою кровь до конца наших дне…

Слова сказанные в порыве ревности превратились в бессвязные звуки, а после в приглушенные стоны под натиском его поцелуя. Потом Влад впечатал её в книжный шкаф и парочка книг свалилось на пол, не выдержав удара.

Вампир жадно целовал её, ощущая непередаваемое удовольствие. Ему нравилось, как его маленькая ревнивица предъявляла на него свои права. Нравилось как в изумрудных глазах непривычно разгоралась ревность. Дикая и бушующая. Некоторых мужчин это могло бы спугнуть, особенно любителей свободы, но вот Дракуле такой расклад был только в радость.

В самом начале, когда он только наблюдал за ней, то волновался, что она будет его бояться. Не подпустит к себе, а эта маленькая собственница ему ещё и условия ставит.

— Хорошо… — с трудом оторвавшись от желанных губ, выдыхал он. — Только твоя кровь будет течь внутри меня, но то же самое касается и тебя, дорогая. Ты моя! Только моя. Любой, кто посягнет на тебя, будет мёртв.

— Только твоя… — эхом повторила за нии, запутываясь пальцами в густых волосах и кусая мочку уха.

— Лари… Не провоцируй. До твоего дня рождения и нашей свадьбы осталось несколько дней.

— Х-хорошо, — стушевалась девушка и запоздало начала краснеть из-за собственного поведения, а Влад только самодовольно ухмылялся. Он уже предвкушал, какой сладкой будет их первая ночь. — Раз мы с вами договорились, то возможно всё-таки вы согласитесь…

— Нет! Твоих родителей мы навещать не станем, — сразу же оборвал её, поняв чего она хочет. Уже более нежно и без прежней строгости.

— Но как же… — собиралась возразить, однако вспомнила кто перед ней… бесполезно.

За короткое время Лари уже успела понять, спорить с Владом не имеет смысла. Если он что-то решил, то не изменит своего решения… Так просто не изменит, а значит надо искать другой выход. Убедить, что родители не повторят прежних проступков, только бы ей поговорить с ними. Найти способ сообщить, что она в безопасности.

— Но ты можешь написать им, — внезапно удивл он. Видно поцелуи смягчили его нрав. — Напиши, а я доставлю.

— Вы? Не думаю, что эта хорошая идея. Когда родители вас увидят, то…

— Не вы, а ты. Скоро мы поженимся и глупые формальности между нами не имеют смысла, а письмо… я передам им не лично в руки. Меня они даже слушать не станут. Будут выпытывать где ты, как и толкового разговора у нас не получится. Я попросту потеряю время, потому гораздо проще подбросить им письмо, — резонно заметил Влад и Илария согласилась.

Может и небольшую, но победу она одержала, а для начала и это не плохо.

— Спасибо, — чуть слышно добавила, положив свою маленькую ладошку на его щеку.

Щетина колола нежную кожу, но удивительно боли не приносила. Лишь сладкую дрожь в теле от соприкосновения с Владом. Притяжение ныло. Требовало сократить расстояние ещё больше. Так, чтобы воздух не смог между ними проскочить.

Сердце мгновенно предательски понеслось вскачь. Лари, казалось оно стучит слишком громко и его слышно во всех соседних мирах. Дракула уж точно его слышал. Как иначе объяснить появившийся блеск в немигающих глазах.

Влад положил свою руку поверх её руки и не прерывая зрительного контакта чутье ощутимо поцеловал нежную ладонь. Тысячи мурашек пробежали по её всему телу, щеки сделались пунцовыми, а взгляд смущённо опустился к полу раздразнивая вампира.

— Иди пиши письмо. Как только закончишь отдай мне и начинай выбирать место, — не выпуская из рук, поставил перед огромной книгой с картами миров.

— Зачем?

— Ну, я ведь обещал показать тебе мир. Или больше не хочешь?

— Хочу! — не мешкая согласилась она.

Под натиском чувств она приподнялась на носочки, поцеловала мужчину в щетинистую щеку и принялась с жадностью разглядывала каждую страницу с изображением различных миров.

26 глава: В гости к драконам или его ревность


Под натиском чувств она приподнялась на носочки, поцеловала мужчину в щетинистую щеку и принялась с жадностью разглядывала каждую страницу с изображением различных миров.

***
— Невероятно… Всё гораздо краше, чем я себе представляла, — неустанно продолжала восхищаться Илария, уходя всё дальше и дальше по тропе.

Гуляя вдоль узкой парковой аллеи, они вдвоем с Владом любовались красотами королевства драконов. Первое место о котором подумала нимфа после предложения жениха погулять, было именно пристанище драконов.

Долгое время Илария изучала карту, выбирая какой именно из всех возможных миров, где обитают эти гордые дети неба, ей посетить. И после тщательного отбора она остановила выбор на Астрале.

Этот мир стал известен магическим существам не так давно. Чуть больше девяти тысяч лет. Если сравнивать с остальными, то он считался самым молодым, но уже хорошо обитаем. Правда нимфы здесь не водились. Их раса не была столь велика, чтобы переселяться в новое место, а других причин для смены обстановки, кроме как нехватки места у них не было.

Но не только желание познать недавно открывшийся мир заставило Иларию остаться в Астрале. Родина Влада тоже находилась здесь и нимфа очень хотела взглянуть на него. Узнать, где родился её любимый и быть может узнать получше. Однако в страхе, что воспоминания о былом причинят боль мужчине, от безрассудной идеи пришлось отказаться почти сразу.

Но от драконов никто естественно не отказывался.

Величественное и прекрасное государство восхищало своим процветающим видом. Многочисленные кусты с цветами и высокие деревья с сочными плодами, были главной гордостью крылатых ящеров.

Небольшая аллея привела к базару. Теперь гуляя по самому центру, пара разглядывала прилавки с различными товарами и наблюдала, за продавцами и их клиентами. Точнее разглядывала всё это богатство одна Илария, а Влад наблюдал за ней с довольным видом. Ему нравилось, как восхищённо расширялись зелёные глаза при виде нового места. Нравилось видеть с какой жадностью она смотрела на всё и спрашивала про незнакомые ей предметы, а дальше шла покорять новые горизонты.

Маленькая, наивная. Она видела всё в розовом цвете, когда Влад видел всю реальность данного королевства.

Для Иларии драконы были сказочными существами. Прекрасными, непостижыми. И Влада это восхищение выводило на эмоции. Хотелось перебить всех драконов, чтобы она перестала так смотреть на них. Перестала дюбоваться кем-либо ещё, кроме него. Но это была бы уже не его Илария, потому приходилось брать гнев в руки и идти за ней, иначе затеряется и попадёт в какую-нибудь передрягу.

Королевство драконов не так прекрасно на самом деле, как может показаться на первый взгляд. Особенно на пристани, рядом с базаром. Оснавная часть народа гуляет там. От разношерстных компаний до неизвестных одиночек. От вольно одетых девушек, а если это волчицы, то почти раздетых девушек, весьма недвусмысленно стреляющих глазами проходящим мимо мужчинам, до "великосветских" дам, строящих из себя королев, но на самом деле они опасней любого тяжеловооружённого наемника. Но основная часть "обитателей" пристани — это естественноо мужчины. От тех же самых разодетых "лэрдов", до протых моряков.

Последнии личности были особенно беспринципны и несерьезны. Их интересовало только море, выпивка, приключения и женщины.

Не редко на базаре встречались и воры. И местным жителям, да и простым странникам лучше было не зевать. Стража не успевала следить за всеми даже в Столице, что уж было говорить о ближних местах? Здесь многие жили по принципу “каждый сам за себя”, ухватив его у оборотней, чьи дела обстаяли ещё хуже. Там во всю царило работорговство и бои на Аренах Смерти. Место, где пленённые солдаты и простые рабы бились за свободу, а добровольцы за деньги.

Но то был мир волков и пускать Иларию в него Влад не намеривался.

Кстати о ней.

Сейчас Илария больше всего напоминала Дракуле маленького ребёнка, который только-только начал делать по-настоящему первые шаги в самостоятельную жизнь и… начал этого страшится.

Молчаливой тенью Влад шел позади своей нимфы. Не обращая внимания на прохожих и не боясь быть раскрытым, он будто на привязи брёл за ней, не упуская из виду ни на секунду. Он не волновался насчёт того, что его раскроют. Морок, который он накинул на себя с помощью кольца, скрывал его внешность. И сейчас вместо известного всем из сказок вампира, прохожие видели обчного представителя их расы…

Ну, почти все.

Только Илария могла лицезреть настоящее лицо жениха, потому что морок не работал между истинными. Связь была сильней всякого колдовства.

— Влад идём скорей, — счастливо зазывала девушка и не утерпев ни секунды, сама подбежала, взяла за руку и поволокла за собой. — Посмотри как красиво.

Указывая вдаль широкого океана, над которым пролетала стая рычащих драконов Илария счастливо улыбалась. Она приложили изящные ладони к груди и с присущей ей детским восторгом смотрела на мир.

Увы Влад не был способен разделить её чувства. Обычное море, обычные драконы и ничем не примечательное небо. Он видел подобное тысячу раз и всё стало настолько обыденным, неинтересным. Он перестал чему-либо удивляться. Разве что любопытство одной жизнерадостной нимфы стало в новинку для него.

Вот и сейчас Илария не стала убегать от интересующих её вопросов. Только её сердце перестало биться, как после морофонского бега, так она вернулась к расспросам.

— Но мне кое-что непонятно. Зачем драконам корабли, если они могут летать? — чуть наклонившись к Владу, нимфа указала на ряд кораблей разных размеров, стоящих у причала.

— Кто-то плывёт ради торговли, кто-то ради развлечения. Взгляни туда… Видишь? Они нагружают корабли товарами, потому что невозможно на своих крыльях перенести столько ящиков. Да, и драконы никогда и никого не сажают к себе на спины. Считают подобное оскорбительным для их расы. "Они не ездовые животные" — по их словам. Потом они этот товар продадут в чужом королевстве, возьмут новый уже там и начанут торговать им здесь.

Илария внимательно слушала Дракулу, не отводя взгляда от мужчин, которые в это время загружали один из кораблей.

Обнажённые по пояс драконы тянули на себя толстые скрученые верёвки, поднимая вверх огромные деревязнные ящики. Высокие, статные, мощные — полностью подходящие их второй сущности. Их широкие плечи блестели под лучами солнца. Капли пота стекали по напряжённым спинам, но на губах мужчин то и дело играла озарная улыбка, когда девушки и женщины проходя мимо бросали на моряков восхищённые взгляды.

К слову женщины их расы тоже были крупными в своём человеческом облике. Не полными, а именно крупными. Быть другой драконица и не могла.

Сопротивляться притягательной красоте драконов не сумела и Илария. Но причины её такого пристального внимания были иными.

Драконы влекли её своей силой и свободой

— Пойдём!

Внезапно Влад раздражённо подскочил с места и двинулся в сторону противоположной от пристани. Он широкими шагами быстро преодолевал расстояние, желая поскорее оказаться как можно дальше от полуголых слизняков. И чего им в рубашках не работается? Зарплата не позволяет?

— А куда мы?

Преданной тенью следуя за Владом, Илария с трудом поспевала за ним. Он словно торнадо рвался вперёд, сбивая прохожих с пути, получая в ответ непристойные ругательства и недовольные взгляды.

И что с ним приключилось?

Не на шутку перепугавшись, что в таком состоянии Дракула натворит дел, она схватила его за руку, перетягивая всё внимание мужчины на себя.

— Влад, да что с тобой?

Алые зрачки проникали в самую душу, выворачивая изнутри. Бегло оглядываясь Илария закрыла ладонью ему глаза. Нельзя, чтобы кто-то увидела это.

— Что ты делаешь? — тяжёлый вздох, но Илария почувствовала, как морщинки на мужском лице немного разгладились под её касанием.

— Твои глаза. Они красные. Вдруг увидят и поймут кто ты, — шепотом предупредила его.

— Лари…

Осторожно поймав за хрупкие запястья, Влад чуть опустил нежные ладони. Теперь вместо глаз, они укрывали его губы и даже не пытаясь как-то себя сдерживать Дракула поцеловал чувственную кожу на линии сердца.

— На мне морок, — добавил он, спустя мучительно долгие секунды тишины. — Никто не увидит моей метаморфозы.

Облегчённо выдохнув она ласково коснулась щеки, с удовольствием ощущая, как коротко подстриженная щетина колет нежную кожу.

— С тобой всё хорошо? Мы можем пойти домой, если хочешь.

Без прежнего спокойствия Илария наблюдала как последние, крохотные следы гнева стирались с любимого лица.

— Никогда больше не смей смотреть на других мужчин так, — обманчиво спокойным тоном приказал Влад.

А глаза горят, выдавая потаённые чувства. Нет, не так, как минуты назад. В них нет злобы или ярости. Буйствующий голод пробирался наружу и был направлен в одно-единственное невинное существо, стоящее напротив вампира.

— О чём ты? На кого я смот…

С хитрым прищуром Илария уставилась на Дракулу. Обернулась к морякам и по перекошенному выражению лица, до неё начало доходить.

Ревнует!

Он её ревнует!!

Ей пришлось прикусить пухлые губы, чтобы раплыться в идиотской улыбке, но, Небо… Она была готова кричать от радости. Это лишний раз доказывало, что не всё так плачевно и чувства есть.

27 глава: Новое расставание


Ей пришлось прикусить пухлые губы, чтобы раплыться в идиотской улыбке, но, Небо… Она была готова кричать от радости. Это лишний раз доказывало, что не всё так плачевно и чувства есть.

***
— Уверен, что не хочешь пойти вместе со мной? — в очередной раз переспросила Илария, стоя на верхушки цветущего холма и глядя издали, как из за ветвь деревьев виднеется родительский домик в лесу. — Мне бы очень хотелось вас познакомить.

— Нет, — холодно, безапелляционно ответил Влад и положив свою тяжёлую голову на её хрупкое плечо, по-хозяйски обнял со спины.

В его объятиях не было и намёка на нежность. Только дикое чувство собственника и недовольство от грядущей разлуки. И пусть им придётся расстаться всего два дня, для Дракулы всё-равно это было неимоверно долго.

Он ждал её столько лет, а когда только вкусил сладость близости. Только распоясал голод, был вынужден отпустить от себя и снова ждать. И где справедливость?

— Нельзя нам сейчас с ними видится. Сейчас я для твоих родителей никто иной, кроме как кровожадный монстр, похитивший их драгоценную дочурку и насильно удерживающий рядом с собой. Как только увидят меня, то тут же кинуться убивать. Твой отец так точно, — усмехнулся краешком губ, вспомнив первую встречу с роднёй. — Нормального разговора не получится. Будут крики, обвинения и вполне возможно очередные попытки тебя спрятать. Поэтому… сейчас вам необходимо переговорить в спокойной обстановке, а со мной такого не получится. Так что в следующий раз уже пойдём к ним вместе.

Понимащи кивнув Илария снова посмотрела в сторону хижины, где провела всю свою сознательную жизнь.

Конечно Влад был прав. Быстро отец с матерью не примут их отношения. Примит в штыки, так как у них уже сложилось определённое мнение о вампире. И оно было не в их с Владом пользу.

Но маленький огонёк надежды, что всё ещё может разрешиться в лучшую сторону пылал в груди нимфы. А вдруг?.. Они же её родители и желают только счастья. А счастливой может быть только с Владом. Им придётся смириться с правдой. Рано или поздно они должны понять выбор их дочери и когда-нибудь принять. Или хотя бы выбор Неба. Каким бы ужасным он им не казался, но с Небом не спорят.

— Я хочу чтобы вы трое нашли общий язык. Ты и мои родители, это всё что у меня есть, — лежащие рядом Касан и Вулф недовольны зарычали, из-за того что их забыли упомянуть. — Простите, простите, — не громко рассмеялась, прижимаясь спиной к Владу. — Ты, мои родители и друзья, это всё что у меня есть. Я вас всех очень люблю и не хочу, чтобы у вас были какие-либо разногласия между собой. Разве мы не можем просто жить одной дружной семьёй? Как бы трудно это не казалось, но постараться найти общие темы.

— У нас только одна общая вещь — ты. А моя семья — это ты и наши дети. Больше мне никто не нужен, — без доли иронии или сарказма заявил вампир, ещё крепче смыкая руки вокруг тонкой талии. — Но для тебя попробую найти с ними общий язык, только не сейчас. Они всё ещё на эмоциях. И их можно понять. Я бы убил себя на месте… А тебе сейчас лучше пока самой поговорить с ними. Они увидят, что ты цела и успокоятся.

Прикрыв веки, которые вдруг потяжелели в разы, Илария вновь открыла их через мгновение и уставилась в даль.

Древний лес в котором она провела всю свою жизнь, вызывал в ней сейчас ностальгические воспоминания. Например недалеко от той лужайки за холмом она любила играть с отцом и матерью в прятки. Или то дерево по соседству с домом. Она вырастила его сама. Как впрочем и многое здесь.

Но на данный момент… Хотя её и не было всего два дня, а жизнь уже кардинально поменялась. И никогда нн стане прежней. Да, и она не хочет.

Илария сбежала из дома, чтобы просто найти способ стать свободной, а как итог скоро выйдет замуж и обзаведется новым домом. Наверно ей не о чем грустить, ведь рано или поздно такой момент наступает в жизни каждой девушки. Мама говорила, что это вполне естественный переход девушки во взрослую жизнь. Правда она ещё говорила о том, что наступит он для Иларии не раньше пятидесяти, а папа не раньше трёхсот лет. И то, если жених пройдёт его проверку и докажет, что достоин его дочери. Грейт просто не мог не волноваться об Иларии, как например сейчас она не могла волноваться, но от чего-то другого. Какое-то дурное предчувствие не давало ей вздохнуть спокойно. Однако оттягивать момент встреч и признаний было больше нельзя. Она и так сильно задерживалась.

— Мне пора идти, — нехотя проговорила Лари.

— Иди, — согласился Влад, но в противовес своим же словам усилил хватку. Даже через плотный слой одежды она чувствовала его жар.

Не говоря друг другу не слова, они простояли так ещё некоторое время. Наслаждаясь моментом уединения и спокойствия. Когда никто не беспокоил их. Никто не тревожил. Лишь чириканья птиц слегка отвлекало.

Но молчание пришлось прервать, когда оно начало затягиваться.

— Ты ведь понимаешь, что я должна уйти?

— Да, — коротко ответил Влад, уткнувшись носом в её шею. Так и говоря всем своим положением "моя".

Пусть они и говорили так, но ни один из них не сдвинулся с места, дабы действительно уйти. Разлучаться не хотелось ни ему, ни ей, но расстаться было нужно. Потому, когда Кай начал недовольно скулить и тянуть хозяйку за нижний край платья в сторону дома, Иларии пришлось таки уйти. Не забыв на прощание поцеловать в нибритую щеку и получить в ответ довольный взгялд.

Влад еще долго стоял на месте, не сдвинувшись с места, провожая нимфу взглядом. Дождался, когда её силует укрылся за стенами дома, открыл портал и вернулся в собственный замок.

Огромный круглый сад стоящий позади замка, который был заброшен и всеми забыт ещё пару дней назад, сейчас вернул свой цветущий вид, будто и не было тех веков одиночества. Слабый солнечный свет пробивался из-за облаков, попадая в самое "сердце" сада и освещая круглый алтарь. Дракула собирался приготовить сюрприз невесте к предстоящей свадьбе. Но вампир не ведал о том, что самый главный сюрприз ждал её дома.

28 глава: Возвращение домой или засада


— Папа, мама, я дома.

На трясущихся ногах Илария вошла в хижину. Это оказалось гораздо волнительней, чем она предполагала. Возможные варианты реакций родителей раз за разом прокручивались в её голове, и каждый последующий был хуже предыдущего. От не желания принять эти отношения, до нового переезда. Но назад дороги нет. Они должны знать, что с ней всё хорошо и Влад не так ужасен, как считают все.

Однако у самого входа девушка остановилась. Кай и Касан преданно следовавшие за подругой тоже замерли на месте, будто почуяли что-то неладное.

— Лари? — из гостиной буквально выбежали удивлённые родители, раскрыв ей объятия и опровергая все худшие домыслы юной нимфы.

Илария боялась не застать их в доме. Боялась, что те могли давно покинуть лес, отправляясь на её поиски. А они оказывается были здесь. Ждали, что сама придёт?

— Где ты была всё это время? — до боли прижимая дочь кричал Грейт. — Ты представляешь, как мы с матерью за тебя испугались, когда этот монстр забрал тебя? Представляешь, что мы пережили? Зачем тебе надо было убегать?

— Грейт, не кричи на неё. Ей и так пришлось нелегко, — вырвав Иларию из рук мужа, Фива укрыла дочь в своих объятиях. — Ничего, дорогая, главное, что ты смогла сбежать от этого чудовища. Теперь мы переедем в другое место, где он точно нас не найдёт.

— Но, мама, я не сбегала, — подняв голову и устремив взор в родные глаза, она старалась донести до них самое главное. — Влад сам отпустил меня, чтобы я могла встретиться с вами. Он не плохой.

— О чём ты говор…

— Кхым-кхым.

Деликатное покашливание прервало Грейта под конец вопроса, а десяток эльфийских солдат возникших из ниоткуда несказанно удивили Иларию. Высокие, светловолосые, покрытые доспехами с ног до головы. В одной руке они держали щиты, а вторая покоилась на рукояти, словно те готовились напасть в любой момент. И только один из них, стоящий по центру находился без шлема. Встретившись с ним взглядом Илария спряталась за спину отца. Холодность и равнодушие эльфа устрашали.

И откуда они появились? Она даже не слышала звука их шагов.

Девушка посмотрела на родителей с немым вопросом, а те приободряюще улыбнулись, показывая что всё хорошо и бояться нечего. Однако разгневанные животные были готовы оспорить их мнение. Медведь с волфом обнажили клыкастые пасти, ещё ближе придвинувшись к нимфе.

— Простите, мы с женой просто так обрадовались возвращению дочери, что соверешнно забыли обо всём.

— Понимаю и сожалею, что нам приходится прервать столь важный момент, — хоть солдат и сказал так, но безразличие в его голосе говорило об обратном, — однако нам пора возвращаться к королю. Схватить её, — сухо приказал эльф и двое солдат двинулись в сторону Иларии.

— Что вы делаете? — растерялся Грейт, прикрывая собой дочь. — Мы обратились к вам за помощью, чтобы вы помогли вернуть нам нашего ребёнка. Сейчас она с нами и…

— Простите, но таков приказ короля, привести во дворец истинную вампира и на вашем бы месте, мы не стали принимать опрометчивых решений.

— Зачем она вам?

— Мы не можем об этом сказать…

Солдаты не успели пройти и половины пути, как на них тут же набросились Кай с Касаном. Медведь в одночасье оторвал голову одному из эльфов и выплюнул её к ногам генерала, а волф перегрыз глотку второму.

— Лари, беги, — Фива толкнула её к двери и возвела между ними плотную стену, закрывая дочь от эльфов.

— Мама…

— Взять, девчонку! — гневно прокричал генерал, исказив слащавое лицо и солдаты все, как один, немедля понеслись вперёд. Кто напролом, к вдруг возникшей стене, кто через окна в обход.

— Уходи, кому сказали! — закричал Грейт, расталкивая сородичей подальше от ограды.

Испуганная, Илария терялась в поступках и не видела другого выхода, кроме как сделать так, как велели ей родители. Она выбежала из дома, споткнувшись о камень у входа, но сбежала она не для того, чтобы оставить друзей и отца с матерью. Нет, бросать их одних она не думала, но и помочь чем-то тоже не была в силах. Там десяток обученных солдат, а её способностей не хватит, чтобы отбиться и от одного. Драться девушку никто не учил. Значит оставался последний вариант — искать помощи.

Илария надеялась, что Влад ещё стоял на том же холме. Надеялась, что он не ушел. Быть может это очень глупо, надеяться на подобный расклад, ведь времени прошло не так мало, но он был её последним шансом спасти родных.

Однако проверить есть Дракула там или нет нимфа всё равно не успела. Буквально по прошествию пары секунд эльфийские солдаты прочной стеной возникли у неё на дороге, закрывая любые пути к отступлению.

После того, как напуганный отец пришел к королю эльфов с просьбой найти его дочь, которой не связло родиться истинной вампира, им было поставлено предельно понятное задание: "привести истинную вампира" и они сделают всё, чтобы выполнить свою работу.

Надменные, по ни раз отрепетерованному плану, окружили её. В глазах их читался высокомерный холод. Десяток острых клинков направлены на беззоружную девушку, которая и не знала как отбиваться от них. Она не лицезрела прежде в живую таких, как они. Не ведала вообще о войне.

— Что вам нужно? Не подходите, иначе…

— Чего стоите? Взять её, — прокричал кто-то, будто и не слышал её вопросов, а солдаты только и ждали приказа.

Они решительно двинулись вперёд, громко шагая по земле и сужая круг.

— Не подходите! — в панике закричала Илария, обхватив плечи дрожащими руками и взрастила вокруг себя корневую стену, но её разрушили в одночасье.

Оставшись без защиты девушка ещё сильней задрожала, а солдаты тем временем забавлялись. Им нравилась эта игра. Нравились те охотничьи инстинкты, которые в них пробуждал вид загнанной "жертвы". Будь у них больше времени они бы поиграли с ней подольше, но приказ короля не позволял им этого.

Они окружали и отвлекали внимания нимфы, пока один из них незаметно подбирался к Иларии из-за спины и бросил на неё сетку, перекрыв магию и возможности как-либо двигаться.

Всё. Жертва поймано, будто животное во время охоты.

Илария вырывалась. Из всех сил пыталась выбраться из под железной сетки, которая тяжело наваливалась на неё и придавливала к земле.

— Так она и есть истинная вампира? — спокойно подошёл эльф, ткнув в Иларию тупым концом меча. — Красивая. Жаль такую.

— Небо было не очень благосклонно к ней, раз сделало парой для этого отродья, — вмешался второй, также весело разглядывая безуспешные дерганья девушки и слушая её крики о помощи.

— Хватит на девчонку глазеть. Король приказал её сразу отвести к нему.

Двери открылись открылись, выпуская оттуда испачканных кровью солдат. Илария перестала двигаться. Она с замиранием сердце наблюдала за входом родного дома, считая что вот-вот выйдут её родители, а следом за ними Кай с Касаном, но тех не было. Даже когда последний эльф давно покинул хижину, никто больше не вышел.

— Что с ними, генерал?

— А ничего. Не хотели сдаваться по-хорошему, — отвечал генерал глядя на пойманную в селки нимфу. — Пришлось ото всех избавиться. Зверей особенно жаль. Могли бы сделать из них достойных провожатых.

Проходит секунда… другая… Илария не понимает о чём идёт речь… Что значит "пришлось избавиться"? Это ведь не то, о чём она подумала? Нет… этого не может быть… Этого просто не может быть.

— Они сами были виноваты. Если бы отдали тебя без препятствий, то нам бы не пришлось их убивать.

— Вы… вы врёте, — сначала шептала, а после сорвалась на пронзительный крик. — Вы всё врёте!

— Забираем её и уходим, — не придавая значения женским слезам и истерикам, эльф открыл портал.

Лари бросили в бамбуковую клетку и так двинулись вперёд, ведя "добычу" на привязи.

29 глава: Пленница


— Ваше Величество, мы привели девушку.

В широком, просторном зале находились одни мужчины. Много мужчин. А Илария замутнённым, неразличающим ничего взглядом не разбирала кто есть кто. Она видела только пятно.

Они столпившись стояли вокруг высокого стола, склонившись над пожелтевшей картой и искали слабые места замка, который прежде принадлежал расе дроу, а нынче Дракуле. Они выбирали куда можно было бы нанести максимально больше урона, чтобы пробраться во внутрь и при этом избежать сильных потерь.

Генерал эльфийской армии толкнул девушку вперёд, позволяя своему королю лучший разглядеть пленницу. Но или он не рассчитал силы, а быть может сделал это специально. В любом случае Илария упала на колени перед монархом и членами совета старейшин.

Испытывала ли она физическую боль? Нет. Чувствовала ли себя униженной? Тоже нет. Боль от потери перекрывала собой всё. Она застилала воздух и глаза. Внутри не чувствовалось ничего, кроме отчаяния и… ненависти.

Впервые с Иларией такое случилось. Она возненавидела. Возненавидела эльфов, убивших её родителей и друзей.

Её мамы с папой больше нет. Нет Касана, которого нимфа вырастила сама. Кая, которого пусть и знала от силы несколько дней, но разве это имеет значения? Он тоже был её другом, а его убили. Зачем? Что они плохого сделали? В чём была их вина? Да, ни в чём. Это она виновна в их гибели, ведь пытались защитить её. Если бы Лари пошла за ними сразу, то их всех бы не убили.

Она это понимала, но не ненавидеть не могла… Впервые в своей жизни и быть может последний раз. Потому что знала, больше боли чем сейчас, ей никто не принесёт.

— Вы их убили, — пересохшими губами, сначала безжизненно прошептала, а потом перешла на крик. — Убили их всех! Они просили у вас помощи…

Новые чувства сжигали Иларию изнутри. Она билась в истерике. В одно мгновение весь её мир. Всё, чем она дорожила исчезло. Испарилось, будто их и не было. Глаза щипали слёзы. Руки содрогались. Хотелось кричать во всё горло. Илария не знала, что кто-то способен на такую жестокость. Не знала, что кто-то способен убить невинных.

Мужчины обернулись и Лари стала центром их внимания. Высокий, худой эльф с длинными светлыми волосами вышел вперёд. Он выглядел также, как и другие представители его расы, только золотой лавровый венок на его голове говорил о том, что перед ней стоял король.

Сохраняя спокойное выражения лица, мужчина присел рядом, но вскоре оказался поваленным на пол.

С диким воплем Илария набросилась на него и поочерёдно била по груди. Тяжёлые цепи на её руках, сдерживающие магию позволяли только это. Она била с остервенением, вкладывая в каждый удар всю свою боль, потому что вот он. Вот по чьему приказу солдаты пришли к ним.

Стража буквально оттягивала нимфу от короля, а она вцепилась, как кошка, повторяя удары до тех пор пока её не отшвырнули в сторону.

— Будьте вы прокляты, — повторяла она раз за разом, пока не обессилела совсем.

— Обвиняй Небо, которое сделало тебя истинной вампиру, а не нас. Мы лишь пытаемся спасти свои народы от твоего избранника и только…

— Надеюсь вы до конца своих дней будете помнить о грехе, что совершили, а их души будут преследовать вас. Вашему поступку нет оправданий и нет прощения.

Поднимаясь с пола и потирая расцарапанную щеку, он с жалостью посмотрел на неё. Ему было искренне жаль девочку, но это война длится ни одно тысячелетие. И многие тысячи погибли от клыков вампира, потому они не имеют права сейчас терять такую возможность избавиться от него. Дракула должен умереть.

— Готовьте виселицу и пригласите других правителей. Сегодня мы сделаем этого монстра смертным.

Она кричала, сопротивлялась. Удивительно, но даже в этот момент голос Иларии не звучал настолько неприятно, что мужчинам захотелось бы прикрыть уши, лишь бы не слышать её. Напротив, присутствующие упивались им, как если бы девушка пела им песни, а не посылала проклятия.

Совет старейшин, да и сам король провожали нимфу не без сожалений. Юная, красивая… она могла бы прожить долгую и счастливую жизнь если бы не была истинной вампира, но… это война и она не ведает жалости.

30 глава: Невинная кровь


Яркие молнии сверкали на ночном небе, рисуя замысловатые узоры на чёрном бархатном полотне. Гром нещадно гремел распугивая птиц и заставляя их по прятаться по домам. Погода распоясалась ни на шутку. Ливень неустанно спадал с высот, пугая своим напором.

Глядя через окно на всё это безумство, король эльфов в очередной раз задумался, а не совершают ли они дичайшую ошибку, принося нимфу в жертву для свершения своих планов?. Ведь должен быть ещё способ избавиться от вампира, не причиняя вреда простым мирным жителям.

Хотя о каких способах можно ещё говорить в нынешней ситуации, когда их руки и так уже запятнаны кровью простых жителей… Кровью четырёх существ, которые просто хотели спасти дочь и друга. Назад дороги уже нет. А если убить ещё одну, хуже им уже не станет

— Это правда? — масивные двери у входа в троный зал с тыжелым скрипом резко распахнулись, от сильного толчка, впуская внутрь девять пришедших гостей разной расы.

— Твои солдаты отыскали её? — не дождавшись приглашения Повелитель демонов тяжёлыми шагами направился к круглому столу из корней замка эльфов, проросших из под ровного пола.

— Да. Сейчас девушка сидит в темнице и ожидает своей участи.

— Тогда чего же мы ждём? — теряя последние крохи терпения альфа указал в сторону выхода, который сторожили солдаты. — Идёте же сию же секунду и решим. Убьём девчонку, а после займёмся ослабившим вампиром.

Нездоровый блеск в глазах Райта, лучше всяких слов говорил о том, что он свихнулся на мыслях об убийстве и возвышении своей расы. Волк буквально помешался на этом, но останавливать его никто не стал. Списали всё на молодую кровь, буйность характера и решили оставить.

— Не так быстро, — поспешно остановил его пыл Маликит. — Прежде чем кого-то убивать, меня больше интересует, откуда у короля такая уверенность, что эта девушка действительно является истинной вампира?

Руки короля дроу дрожали, потому он спрятал их в карманах брюк, дабы не сдать своё волнение. Ведь если… Если сейчас в темнице сидит та, о ком он думает, то… Сам не понимал почему, но меньше всего, что мужчина хотел бы видеть, то это отрубленную голову одной знакомой блондинки.

— Она была с Дракулой.

— Рядом с мужчиной всегда находится женщина, но не все они являются их истинными, — разумно заметил ирлинг.

— Около двух дней назад ко мне пришла женатая пара, — начал объяснять эльф, сдерживая взглядом рвущегося волка. — Они настойчиво молили спасти их дочь.

— От чего же просили спасти? — без лишнего энтузиазма поинтересовался наг. Видно не особо верил в такое везение.

— Не от чего, а от кого. Сказали, что их дочь похитил вампир и объяснили его интерес к девушке тем, что она его истинная. Как оказалось он приходил к ним ещё лет семнадцать назад. Предупредил об их связи и что придёт за ней в день её восемнадцатилетия. Тогда пара укрылась в отдалённом мире, спрятав дочь…

— Но по всей видимости это не помогло, — подметил ирбис, со скучающим видом бродя по залу и остановившись рядом со столом с лежащими картами.

— Верно. Нимфу похитили за несколько дней до её совершеннолетия и буквально сегодня утром она вернулась к родителям, где мы и забрали девушку.

— А что сами родители? — не унимался Маликит. — Неужели они спокойно отдали собственную дочь на гибель?

— Нет… Конечно же нет, — грустно усмехнулся эльф, вставая с трона и медленно спускаясь по невысоким ступенькам к гостям. — Они и не знали, что нам нужна истинная Влада. И уж тем более не знали, для чего, иначе бы не стали даже говорить о ней, но… они оказали сопротивление, когда мы хотели взять её, поэтому пришлось пойти на крайние меры. Мы убили их.

Все присутствующие застыли. От кого — от кого, а вот от эльфов подобного жеста короли не ожидали. Ценители жизни. Не такие, как нимфы, но первые и вторые имели очень много схожего, потому подобные новости были очень неожиданны. А кто-то воспринял всё даже ближе к сердцу, чем нужно.

— Это уже слишком, — не хуже волка оскалился Маликит, встав вплотную перед эльфом. — Убийство простых жителей переходит все границы!

— Удивительно слышать подобное от дроу. Вы ведь почитаете войну.

— Почитаем, — согласился с демоном. — Но в том, чтобы украшать свой меч кровью невинных, нет никакой чести. Как и убивать ни в чём не повинную девушку, лишь из-за того что ей не повезло с истинным.

— Сегодня этому правилу придёт конец, когда мы покончим с девчонкой, — не сомневаясь в своём успехе самодовольничал оборотень.

Короли были уже пресыщены подобным поведением оборотня, недостойного монарха, но скрывали своё презрение по отношению к нему. Не потому что боялись. Глупо бояться юнца, недавно переставшего пить материнское молоко. И не имеет значения, что у того недавно родился сын, юнец останется юнцом, пока не перестанет ставить свои амбиции и желание покрасоваться, выше чужих нужд.

— Твои глаза опасно блестят, — в отличии от других, Маликит не скрывал собственного недовольства. — Ты только и грезишь, что об убийстве. Твои помыслы лишь об одном. Как лишить ни в чём не повинную девушку жизни. Так скажи же мне! — кричал дроу в лицо "собеседника", неприлично тыкая пальцем в оборотня. — В чём разница между тобой и Дракулой? Ты жаждешь невинной крови, так чем ты лучше того самого монстра?

— Следи за тем, что говоришь!

— А ты следи за моим клинком. Иначе одно Небо знает, где оно окажется в следующую секунду, если не выбросишь из головы мысли об убийстве этой девушки! — ни на шутку рассердился дроу, заставляя королей всерьёз задуматься над состоянием одного из них и над причиной его такого поведения.

Правитель тёмных эльфов и раньше был против смерти истинной Дракулы, и понятно почему, но сейчас… Маликит говорил с такой страстью и ненавистью, будто имел личные причины для этого. Но откуда они у него, если дроу никогда не виделся с девушкой? Или виделся, просто скрыл встречу от остальных.

— Угрожаешь мне?

— Предупреждаю, — коротко ответил ему, но глаза цвета штормового неба, которые то и дело заставляли розоветь щечки прелестных дам, сейчас говорили о большем.

Маликит скорее глотку перегрызёт, но не поднимет клинок против заложницы и другим не позволит.

31 глава: В темнице


— Хватит! — прекратил их перепалки инкуб, встав между ними и поочередно поглядывал с одного на другого. — Ведете себя, как недозрелые щенки, не поделившие кусок мяса.

— Кто здесь щенок ещё надо поспорить. Этот мягкотелый житель пещер не может даже с девчонкой управиться. "Невинная кровь", "невинная кровь", — передразнивал оборотень, выставляя себя в ещё более глупом свете. — Ещё не понятно насколько она невинна.

Хотя казалось бы, куда ещё хуже. Маликит был на несколько столетий младше Грейта, но даже он вёл себя более достойно волка.

— В отличии от некоторых, я предпочитаю равных соперников. Тех, кто способен постоять за себя и дать честный бой, а не безоружных дев, которые недавно перестали быть детьми.

Он не передразнивал. Он не играл. Дроу просто защищал.

Сложно понять что именно тёмный эльф хотел сохранить. Возможно свои убеждения, на что больше всего надеялись короли. А возможно всё таки конкретно данную девушку, к чему больше склонялись они. Но был лишь один способ, получить ответы на свои вопросы.

— Давайте для начала посмотрим, что за девушку привёл эльф, а уже после станем разбираться в щенках и невинных девах, — предложил ирбис и все с ним согласились.

— Клаус, — позвал эльф генерала, который всё это время стоял у самого входа и ждал приказала своего короля, — приведи её.

***
Сырая одиночная темница встретила Иларию не совсем приветливо. Капли дождевой воды с ещё вчерашнего вечера стекали с потолка тонким ручьем. Мелкая живность на тоненьких лапках бегала из одного угла в другой в поисках еды, не брезгуя питаться отходами заключённых.

О чувствах пленников здесь явно не заботились, иначе стража не стала бы сажать молодую девушку по соседству с мужчинами, не видевшие противоположный пол более десятка лет.

— Красотка, подойди ближе, мы тебя не обидем, — улюлюкали и тянули руки мужчины, стоящие за клеткой. — За что тебя взяли-то?

Они смеялись и посвистывали, зазывая её к себе, совершенно наплевав, что она никак не реагирует на их действия.

Погружённая в собственное горе, девушка сидела посередине темницы, прислонившись к стене под окном, откуда пробивал единственный источник света и смотрела в одну точку, вспоминая прошлое. Такое далёкое и уже недостижимое. Прошлое, что не вернётся и больше не будет рядом с ней.

Не будет маминой нежной улыбки, которая грела словно утреннее солнышко. Не будет надёжных отцовских объятий, прежде укрывающих её от любого ненастья. Не будет совместных завтраков и ужинов. Не будет споров. Не будет примирений. Не будет прогулок с друзьями. Не будет больше ничего. Она потеряла их навсегда.

Внезапно для всех ясное небо скрылось за тёмными тучами, а на землю опустилась плотная сгустка тумана. Поднялся сильный ветер, проникающий внутрь через решётки и крохотные отверстия в стене. Холод пробирал заключённых до дрожи. Стало не до свистов и флирта. И только одна Лари не замечала окружающих её изменений. Наверно рухни небо на их головы, она и этого не заметила бы. Глубокая апатия охватила её. Потому и то, что происходило далее было уже безразлично.

Двери темницы открылись, впуская двух эльфийских стражников. Не говоря ни слова они подхватили девушку с двух сторон и понесли к выходу. Мелкие камешки царапали босые ноги, а длинное платье путалось под ногами и Илария спотыкалась почти на ровном месте, лишний раз выводя из себя эльфов. В какой-то момент, после очередного падения они просто не выдержали и с рыком, подобающим больше оборотням, порвали подол до самых колен, вызвав большой восторг у заключённых, ставших тому свидетелями.

А Илария по прежнему оставалась безучастной. Более того, создавалось ощущение сейчас рядом с ними находилась лишь её пустая оболочка, а душа давно покинула бренное тело.

Девушка настолько углубилась в воспоминания, что нельзя было найти ту тонкую грань между прошлым и настоящим. Память, будто зыбучие пески, затягивала назад. И вот уже перед изумрудными глазами нимфы стояла до боли знакомая и любимая хижина в лесу. Маленькая, неприметная, но такая родная. Внутри её дожидались родители. Мама, как всегда приготовила вкусный ужин и вместе с отцом примется ругать её за то, что она вернулась поздно. Снова возникнут руганья и мелкие перессуды, а после пойдут извинения, прощение и тёплые разгоры за столом.

Стражники, провожающие нимфу увидели слабую улыбку на пухлых губах и решили, что девушка сошла с ума. Её ведут на казнь, а она улыбается.

32 глава: Убить или нет?


Когда Иларию в очередной раз привели в тронный зал, она уже приходила в себя и бесстрастно различала происходящее вокруг.

Всё та же комната в которую её привели этим же днём, только свет не столь яркий, как в первый раз. Точнее его почти не было. Погода разошлась ни на шутку и ветер бушевал, грозясь выбить окна и окатить всех своими холодными объятиями. А присутствующие… Теперь их было десять мужчин и каждый внешне отличался от другого. Даже их ауры были разными. Илария без труда определила, что все они принадлежат к разным расам.

Крупные, мощные, они стояли по разные стороны от неё, но взгляд у всех… почти у всех, был одинаковый — изучающий и несколько удивлённый.

Но взор дроу отличался от других. Самый шокированный, болезненный и полный сожаления.

Как нимфа так быстро определила его расу? Вычислить это было не сложно. Лари читала, что у тёмных эльфов синяя кожа и серебристые волосы. Простые, но в тоже время кричащие отличия, не дающие повода чтобы сомневаться.

Был ещё один. Высокий мужчина с коротко подстриженными волосами и в смущаещей плотной тряпкой вокруг бёдер.

Он смотрел на неё диким озлобленным взглядом, будто только и ждал шанса убить, но что-то или кто-то стоял пути, мешая совершить задуманное.

Оборотень.

Как Илария так быстро вычисляла чужие расовые принадлежности, не видя прежде этих существ?.. Просто почувствовала в нём сильную звериную энергетику, как у Кая. Волфы и оборотни-волки имели много общего. Разве что отсутствие оборота у первых, как-то различало их.

Однако за что альфа хотел её убить? Непонятно. Она впервые видела его и не успела нервы попортить.

Да, только имеет ли это значения?.. Нет. Мёртвых это ведь не вернёт.

— Она ведь ещё совсем дитя, — сказал самый крупный из них, сидя на бархатном стуле.

Какой расы являлся говорящий определить было невозможно, но что-то смутно знакомое казалось Иларие в его лице. Будто она уже его видела где-то.

— Не имеет значения. Она его истинная, так не будем же медлить, — нетерпеливо ходил кругами оборотень. — Убьём сейчас и дело с концом.

Сорвавшись, он с пугающим безумством достал кинжал из ножен и целенаправленно помчался к нимфе.

— Хватит! — с неистовым криком остановил его дроу и встав между ними, закрыл собой девушку. — Хватит, — тише, повторил Маликит. — Держись подальше от неё, если не хочешь войны.

— Рехнулся? Готов объявить войну ради чужой девчонки? — омерзительно оскалился волк.

— Я не готов позволить безумцу лишать жизни, каждую вторую девушку, которая якобы может оказаться парой вампира, — поправил Маликит, упрямо глядя ему в глаза и прекрасно осознавая, что врёт.

Ради другой девушки он не стал бы так рисковать. Не стал бы угрожать. Конечно, не позволил убить и другую, но о войне не стал бы зарекаться.

Волки опасные противники. Сильные воины. Но почему-то это становится не так важно, когда дело касается маленькой нимфы, сидящей позади него.

— Убив меня вы не сделаете Влада слабее, и уж тем более не убьёте его, — глядя в пол и слабо улыбаясь, подала голос Илария.

Внимание монархов перешло от великовозрастных детей, не способных мирно решить проблемы, на девочку. Даже Маликит с Грейтом перестали спорить и перевели взгляды на пленницу.

— Почему ты так считаешь? — разогнав "детей" по разные углы, дракон сел перед Иларией.

— Он не любит меня, — просто ответила, вогнав всех в замешательство.

Простой ответ, менявший всё на корню. Ведь это было главным условием их плана, а без него всё бесполезно.

Короли были озадачены, а вот Илария наоборот рада. Если раньше отсутствие романтических чувств к ней расстраивало нимфу, то сейчас она была безмерно рада, что Влад не любил её. И когда присутствующие совершат задуманное, то её смерть никак не затронет его. Возможно расстроит, так как между ними только начали складываться отношения. Не любовные. С его стороны до любви там было ещё далеко, но так даже лучше. По крайне мере, хотя бы он останется жив. Хотя бы одно. Самое дорогое ей существо будет жить дальше.

— Она лжёт. Пытается провести нас, чтобы выбить время.

— Бездна тебя подери, — выругался демон. — Грейт, возьми себя в руки и успокойся в конце концов! Нельзя просто так убивать её.

— Почему нельзя? Это наш единственный шанс.

— Рангвальд прав, — вмешался эльф. — Она может говорить правду, так как провела с Владом несколько дней, а этого времени ничтожно мало, чтобы полюбить.

— Мало?

— Не все влюбляются в свои пары с первого взгляда, — деловито объяснял ирбис.

— И что тогда будем делать? Вернём её Дракуле и будем ждать, пока он полюбит её?

Оборотень конечно язвил, но Лари наивно считала, что они действительно так поступят. Она была далека от коварства и потому не знала, что уготовили ей главы десяти государств.

А демон поймал момент и придумал, как подловить вампира. До боли простой, но действенный план.

Не менее злобная улыбка расплылась на его губах. Забрав кинжал из рук оборотня, он разглядел Иларию.

— Будем проверять насколько сильны чувства Дракулы.

33 глава: Подсказка


Поленья во всю трескались в камине утепляя новую хозяйскую спальню замка.

На широкой двуспальной постели появились свежие, чистые простыни и одеяла. Мрачные статуи в углу, сменились на высокие напольные вазы со свежесрезанными цвета. Балкон выходящий опустевший город оказался достаточно просторным, чтобы на нем разместились небольшой столик со стульями, кресло-качалки и даже двухместные качели в каждом углу.

Говоря откровенно, почти весь замок преобразился до неузнаваемости. Теперь полы на всех этажах были тёплыми и простуда детям больше не грозит. Второй этаж замка украшали балконы, на которые выходили двойные двери, ведущие в спальни.

Балконы эти отбрасывали густую тень на располагающуюся ниже террасу, появившуюся только что. Замок буквально самостоятельно отстраивался заново, преображаясь на глазах. И всё под руководством Влада, который со всей серьёзностью отнёсся к шутливой просьбе будущей жены.

Всё это выглядело несколько неаккуратно, будто слеплено руками ребёнка. Всё же камни и глина для внешних изменений брались с округи. Но вот довольствованию Дракулы не было предела, когда работа была закончена.

Замок был готов к пополнению и ждал гостей.

Множество спален и детских готовы принять новых обитателей мира, которые должны были появиться на свет не раньше, чем через девять месяцев. Возможно больше, но это уже как решит Всевышний.

К тому моменту, когда работа была закончена, начало вечереть. Хотя солнце ещё светило на голубом небосводе и до полной темноты оставалось не мало времени.

Влад, как обычно, сидел в библиотеке, держа в руках книгу, но сколько не перечитывал одну и ту же страницу, смысл прочитанного не желал усваиваться в его сознании.

Странная тревога за Иларию возникшая недавно напрочь сбивала с мысли.

Первые полчаса Влад не стал на ней зацикливаться, списывая на мнительность. Он просто быстро привык, что Лари постоянно рядом с ним, под его присмотром и сейчас сказывалась их разлука. Убеждал себя, что она у родителей и ей ничего не грозит. Тем более звери отправились вместе с ней и не дадут хозяйку в беду.

Но как бы вампир себя не убеждал, волнение за Иларию взяло верх над мужчиной.

Потушив камин Влад открыл портал. Он вышел перед хорошо ему знакомым домиком в лесу и… Бездна… Видит Творец, мужчина не хотел приходить сюда.

Ни для кого не секрет, он терпеть не мог родителей своей истинной. Впрочем, как и они его. Но ради того, чтобы убедиться в безопасности пары, Дракула был готов перетерпеть их общество.

Был готов… но как показала жизнь, терпеть никого не пришлось

Постучав в двери, Влад прождал несколько минут, но открывать ему входную дверь не спешили, тогда он толкнул её вперёд и насторожился, когда она легко открылась. Её не заперли? Тревога усилилась. Не дожидаясь приглашения, он вошёл в хижину и замер от увиденного пройдя всего пару шагов.

Тела… Шесть мёртвых тел лежали на полу среди обломков мебели и странной травяной пыли, стоящей в ряд, словно стена.

Первых четверых погибших он узнал сразу и первая мысль возникшая в его голове: "Илария".

Он быстро осмотрел дом, её нигде нет. Подбежал к мёртвым, считая что их ещё можно спасти. Но поздно. Те, кто должны были стать в будущем его родственниками, были покрыты кровью. Не пощадили даже животных. Их растерзанные тела валялись рядом.

Первой мыслью был вопрос.

Где Илария?

Он посмотрел на оставшиеся два тела и облегчённо выдохнул, увидев, что его Лари нет среди них.

Тогда где же она?

Её энергетика не чувствовалась в доме. Значит здесь её нет. Бешеная ярость охватила Влада. Кровь в жилах вампира превратилась в настоящий бурлящий поток, грозясь сжечь изнутри. Но этого не случится, пока он не найдёт тех, кто совершил это. Не найдёт Иларию и не отправит виновных на тот свет.

Будто подхватив его эмоции погода перенилась. Солнце укралась за грозными тучами и ветер поднялся не шуточный, выбивая осколки стёкол из сломанных окон.

Осторожно опустив голову отца Иларии на землю, взгляд Дракулы зацепился за буквы, просвечивающие сквозь тонкую ткань рукава Фивы. Отодвинув ткань, он смог прочесть корявое послание обращённое ему и написанную кровью.

" Она у эльфов. Спаси, пока не поздно и спря…"

Надпись так и не была дописана. Это означало, что Фива писала их в последние мгновение своей жизни, уверенная, что вампир снова явится за своей истинной. И на этот раз вряд-ли её так быстро отдали. В отличии от своей наивной Лари, Дракула трезво смотрел на вещи. Он бы никогда не нашел общий язык с её родителями.

Надпись так и не была дописана, но о чём просила нимфа Влад понял. Она просила спасти и спрятать её дочь. Всё. Больше вампир не стал тратить драгоценное время и открыл новый портал.

33 глава: Бой


К тому времени как вампир добрался до границ эльфов, из-за горизонта стремительно и напористо надвинулись темные тучи и как-то разом заволокли собою небо. Они накрепко закрыли только появившейся свет луны, погружая мир почти в кромешную тьму. Стало хмуро. На какой-то миг все притихло. Даже бушующий ветер перестал терзать всё живое, но обманчивое спокойствие длилось всего миг. Спустя секунду он задул с ещё большей силой, не жалея никого и ничего, поднимая на реке злые черные волны. Ослепительная молния распорола небо. И сейчас же, резко и пугающе прогремел гром. Густой туман опустившийся на землю не позволял разглядеть перед собой ничего, дальше носа.

На королевство эльфов с неба обрушилась лавина дождя. Он хлестал по крышам толстыми плетями, и по лужам, скопившимся за короткие минуты. Грязные брызги разлетались в разные стороны и уродуя землю.

Молнии вспыхивали почти непрерывно. Одна за другой они появлялись на ночном небе. Не утихая гремели, предзнаменовая собой приближающуюся опасность.

Все жители попрятались в своих домах, чтобы переждать бурю. От этого блистания и грохотания их сердца трепетно сжимались, не подозревая, что главную опасность за собой несла не погода, а одиночная неприкаянная тень, бродящая по пустынным улицам в поисках утраченного сокровища.

Мрачный и ужасающий Дракула стремительно надвигался на дворец, не испытывая ни страха, ни сомнений, оставляя позади себя следы на мокрой земле по которой он ступал.

Из-за тумана стоящие на дворцовой стене часовые вначале не разглядели, приближающуюся к ним мрачную фигуру. Да и какой дурак додумался прийти в такую погоду? Если только не заплутавший путник или бездомный голодающий. А когда увидели "гостя", было уже поздно.

— Вампир! Вампир! — всполошились эльфы.

Предупреждающие крики стражи о надвигающимся враге заглушали раскаты грома, что стало фатальной бедой для некоторых из них. Ещё до того как гром перестал бить на тёмном небе, чёрный вихрь пронёсся между ними и трое часовых издали свои последние вздохи, а Влад двинулся дальше.

Попав во дворец, вампир не скрывал своего присутствия. Он в открытую шагал по коридорам, сражаясь с каждым, кто вставал на его пути и уже спустя пары минут каждый знал о внезапном появлении Дракулы.

На верхнии этажи замка направились все стражники.

— Держать оборону, — кричал генерал, когда Влад пробил плотную стену из корней дерева, вокруг которого и был построен эльфийский дворец.

Сомкнув ряды они нападали один за другим. К эльфам присоединились стражи других рас: волки, ирбисы, дроу, кумихо, демоны, инкубы, наги. Их было столько, что они с трудом умещались в длинных коридорах. Среди них были и драконы, но те находились в своей человеческой ипостаси, так как вторая сущность слишком велика для дворца, хотя коридоры и были довольно широки. Всё-таки они же смогли уместить в себе межрасовую армию.

Численность солдат превысила двух сотен. Естественно это далеко не все стражи, но даже так… Двести против одного? Не совсем равный бой. Однако их противник был не так прост, чтобы можно было бы победить его таким количеством.

Надвигаясь на противников, Влад "рассыпался" на бегу и вот уже десятки летучих мышей впивались во врагов, разрывая их плоть на части и оставляя за собой бездыханные тела, кровь, а у некоторых и вывернутые наизнанку органы.

Кровавые следы окрасили собой белые стены, потолки. Рыцарские доспехи рухнули на пол, сломавшись на части. Даже портреты предыдущих правителей пострадали в пылу схватки, а на мраморном полу не осталась места, где не лежало бы тело или оторванный кусок плоти побеждённого врага. Но сколько Влад не убивал, их не становилось меньше.

Одни солдаты сменяли других, прекрасно осознавая, что возможно обрекают себя на смерть, однако доблестно продолжали сражаться. Почему? Они верили своим королям. Верили в то, что если не сегодня, то завтра "кровавый монстр" падёт, после смерти своей пары и Астрал, как и все остальные миры, обретут наконец свободу. Они были готовы умереть сегодня, лишь бы завтрашнее утро их детям не пришлось встречать с опаской.

Очередной поединок. Очередная жертва… Должна была быть, но родной запах остановил Дракулу в последние секунды. Он никогда не думал, что запах цветов может оказаться столь желан его сердцу.

Единственный и неповторимый запах едва коснулся его обоняния, но этого было достаточно, чтобы успокоить зверя. Ненадолго. Всего пару минут, пока Влад не обернулся и не увидел среди других стражников Иларию, а позади неё короля волков, приставившего кинжал к её горлу.

— Стой на месте, если не хочешь увидеть как твоя пара отправляется вслед за своими родителями.

— Отпусти её, — угрожающий рык и дикий оскал не заставили себя долго ждать, но эльфа Влад всё-таки отпустил.

Худощавое тело из-за тяжелых доспехов с грохотом упало на пол, однако крепкая грудь поднималась, а значит солдат ещё дышал.

Дышал… Как дышала и Лари.

Увидев Влада в нимфу будто снова вдохнули жизнь. Он пришёл. Он правда пришёл за ней. Откуда? Как? Неизвестно, ведь она точно была уверена, что сейчас Влад находится в их доме и в ближайшие два дня даже не узнает, о её пропаже, а тут…

Цена утраты естественно не стала меньше. Пустоту в груди от смерти самых близких ничем не закрыть, с этим можно только жить и ждать, пока боль пройдёт, ведь как говорила мама, время лечит. Но зато Илария задышала по-новому и боль стала меньше. Она даже смогла улыбнуться, потому что теперь знала наверняка, что не безразлична любимому. Что в его сердце для неё также нашлось хоть немножечко места.

34 глава: Переговоры


Держа противников в узде, вампир жадно разглядывал её и с каждой секундой всё больше багровел от злости. Тьма сгущалась внутри замка. Воспламенившийся во время боя взор ещё больше побраговел. Не позволял опустить ей взгляда, затягивая нимфу в горящий омут и безмолвно приказывал указать на обидчиков. Он избавиться ото всех, но сначала начнёт с тех, кто посмел коснуться её.

Взлохмаченные волосы, потухшие и ещё влажные глаза, пронизанные болью и Вселенской потерей. От жизнерадостной девочки, которую он держал в своих руках несколько часов назад мало что осталось. Только слабый, но упрямый огонёк ещё блестел где-то в глубинах изумрудных глазах.

Стиснув челюсть, Влад до хруста сжал кулаки и впервые из-за собственной беспомощности чувствовал себя жалким слабаком. Он не мог лишний раз пошевелиться, лишь бы его движение не приняли за попытку атаки. И даже скорость сейчас Дракуле не помощник. Глотку Иларии перережут быстрей, чем он до них доберётся.

Ладно.

Ему понадобилось несколько секунд, чтобы взять себя в руки. Для переговоров требовался холодный разум, который он терял рядом с истинной. А при таких обстоятельствах сохранять его было сложней вдвойне. Но ведь главное, что она жива, а с остальным справится.

Короли не торопили его с расспросами. Естественно делали это не из благочестивых намерений, чтобы дать бедному отдышаться. Такой ведь путь прошёл и стольких перебил. Устал наверно.

Они его исследовали, как подопытного зверька, угадывая эмоции, чувства и… были довольны результатом. Они видели его обречённость в усталом выдохе. Видели безысходность в сжавшихся кулаках, но как часто нас обманывает зрение? Ведь не зря говорят: " Обманом можно назвать, что угодно. Все, во что мы верим, видим и не видим, потому что не все доступно нашему зрению и пониманию."

Вот и они не понимали. Не видели главного. Того, что твориться в голове Влада. Внутренняя безысходность уже прошла как только включился разум и новый план возник в его голове, но один он не справится.

— Что вам нужно? — наконец спросил Влад, более спокойным тоном. Молчать больше нельзя. — Отпустите её и мы решим все вопросы мирным путём.

— Ты говоришь о мире, стоя по щиколотки в крови убитых солдат? — ухмыльнулся король эльфов. — Сам то веришь в это?

— Влад, уходи. Они не отпустят, — внезапно вмешалась Илария.

В своё спасение она слабо верила. Сложно поверить, когда в миллиметре от твоей шеи держат холодное острие клинка.

— Нет, но попытаться стоит, — делая вид, что пропустил её слова мимо ушей, ответил Гулку. — Из любой ситуации можно найти выход, как если бы вы пытались сбежать из дома, перепрыгивая через окно второго этажа.

Всё это время Дракула говорил глядя на оборотня, но Лари уловила тайный посыл. Однако не могла сопоставить. Как их ситуация сейчас связана с её побегом? И откуда он знает, как она сбегала, если не был рядом?

— Что за абсурд ты несёшь?

В отличии от Иларии, Гулк не понял к чему ведёт Дракула. Юность, излишняя самоуверенность и отсутствие большого опыта сыграли злую шутку с волком.

Впрочем остальные короли оказались не так глупы. Поняли к кому были направлены его слова и плотней сплотились вокруг нимфы. Только эльф вспомнил, что Илария сбежала из дома именно через окно второго этажа.

Но пока они все пытались разгадать следующий шаг противника они упустили момент, когда из под земли, изгибаясь словно змеи перед прыжком, осторожно выбились корни замка эльфов. Они начали плестить вокруг ног солдат

— Ловушка! — закричал кто-то из стражи дроу, бросаясь защищать Малекита.

При таком количестве свидетелей Дракула не рассчитывал, что уловка с лианами окажется незамеченной. Даже более того наделся, что их увидят и устроят переполох, тем самым дав ему самое необходимое сейчас. Время. И оказался прав.

Первозданной задачей для солдат всегда стояла безопасность правителей, потому спохватившись половина бросилась спасать их, ошибочно оставив Дракулу на вторую половину.

35 глава: Ловушка


Первозданной задачей для солдат всегда стояла безопасность правителей, потому спохватившись половина бросилась спасать их, ошибочно оставив Дракулу на вторую половину.

Короли тоже среагировали на крик, допустив самую главную ошибку. Чтобы спастись от окутывающих их голых стеблей, им необходимо было опустить взгляд и увидеть растения, что они и сделали, но под ловким управлением Иларии лозы завозились быстрей. Они, словно змеи, надвигались на свои жертвы, заставляя тех отшатываться назад и прыгать на месте, словно кролики, чудом не упав на… мягкое место.

Попытки королей избавиться от настойчивых корней, напоминали неуклюжие танцы с бубнами, явно не подобающие таким важным персонам, но при нынешних обстаятельствах им особо выбирать не приходилось. Если хотят избежать атак, приходится изворачиваться.

С особым восторгом Влад смотрел, как этих "монархи", гордящиеся и величавшиеся себя во всю прежде, утратили былое высокомери выплясывая от рук его истинной. Да, и главного добились. Среди… "танцующих" был и Гулк.

Волк ослабил хватку, чем тут же воспользовались Влад и Илария, которые только и ждали этой минуты.

Не мешкая Дракула ринулся вперёд, используя все силы и направляя их на скорость. Секунда, другая и вот единое тело рассыпалось на сотни летучих мышей, целенаправленно мчась в сторону Гулка.

Не собираясь просто стоять на месте, Илария отбросила руку в тот момент, когда по ней ударил знакомый вихрь, выбив нож и, высвободилась из ослабевшей хватки.

Но вспыхнувшая жажда к жизни отразилась немного не самым лучшим образом для девушки. Споткнувшись о собственную "детину", она крутанувшись свалилась на пол, испачкав платье, колени и ладони в чужой крови.

— Не дайте ей уйти, — закричал разъяренный эльф, всё так же отбиваясь от новых ловушек, которые уже без всяких стеснений нападали на несчастных жертв и сколько бы их не обрезали, зарастали новыми "щупальцами".

Вынужденные отвлечься, солдаты замешкались в действиях. Что им делать? Спасать короля или выполнять приказ? По итогу решили бросить пленницу на третью часть стражи.

— Хватит. Мы выяснили, что девчонка ему всё же не безразлична, — пыхтя от злости и сдирая с ног ползучих тварей, заключил ирбис. — Заканчивайте с этим.

Пусть оборотень и кричал, но всегда было проще сказать, чем сделать. Страшная суматоха сбивала всех с толку. Под темным круговоротом и в попытках избежать растений, солдаты не знали против чего сперва идти. Строй был сбит. Попытки генералов востановить порядок тонули в криках. Они наперебой рвались к нимфе, дабы выполнить приказ. Все знали, её нельзя упустить, но Дракула отбивал каждого, кто к ней приближался.

С ярым удивлением и неким восхищением Илария смотрела, как Влад плотной стеной из летучих мышей закрывал её собой ото всех и как-то сразу стало спокойно. Находясь под гнётом врага подобное могло звучать безумно, но… это ведь Влад. Её Влад.

Желание раствориться в его объятиях, дабы хотя бы недолго забыть обо всём, так не вовремя настигло её, что она несдержанно ударила себя по лбу, напоминая где они находятся на данный момент. Враги нападали, а она со своим обнимашками.

Отчаявшись демоны и драконы начали задумываться о том, чтобы сжечь стебли и расчистить себе путь, но прервали идею вмиг. Нельзя. Вокруг полным полно солдат. Велика опасность, что те просто погибнут, а бессмысленные жертвы им были не к чему.

Попытки эльфов подчинить себе растения тоже оказались без успешны. Как ни странно сила Иларии была мощнее их собственной, что помагало удерживать гнёт врага. Да, конечно сила нимфы не шла в сравнении со способностями Влад, но слабой она не была.

Она не была слабой и давала некое превосходство вампира. Но опять же, сколько бы не погибало солдат меньше их не становилось, а сбежать не получалось. Все выходы перекрыты. Будь Влад сейчас один он бы уже давно расправился со всеми и вернулся в свой замок, но Илария в корне меняла ситуацию. Он держал её в центре и кружил вокруг неё, словно хищник защищающий свою добычу, не имея возможности покинуть и разобраться с падальщтками. Её схватят сразу, как он уйдёт. Нужно искать другой способ пробиться, пусть во вред себе, но Лари необходимо вытащить. Но как? Ему оставался один вариант. Попробовать таки сократить количество врагов и пока наступают следующие солдаты, схватить Иларию и исчезнуть.

Тогда помощь пришла оттуда откуда её совсем не ждали.

Дракула наматывал очередной бесчисленный круг. Коридор уже провонял от запаха крови и разлагающихся трупов, когда уловил чуть вдали странную картину.

Небольшая часть дроу, как по приказу, окружили открытое нараспашку окно и встали в ряд, доходя до него, будто давали возможность сбежать. Они махали мечами и со стороны казалось, будто они сражаются против Влада, но даже если им и удавалось ранить вампира, то их раны были не очень глубокими.

Что они задумали? Казалось бы всё было очевидно. Это ловушка, но в чём заключался их план? Загнать и убить? Так им должно быть известно, что от меча он не погибнет. Ослабнет на время, но убить не получится, а до Иларии даже не доберутся.

— Влад… у меня не получится… их долго сдерживать.

Лицо нимфы сморщилось от боли. Она никогда прежде не использовала магию так долго. Силы всё больше покидали её, а тело с непривычки будто онемело. Даже говорить было тяжело.

Контролировать лианы стало сложней и те одна за другой безжизненно падали на землю. Илария пыталась продлить их натиск, отдавая последние крупицы силы, чтобы хоть как-то помочь Владу и не быть совсем бесполезной, но её резерв не бесконечен.

Ещё пара секунд и вот она уже была полностью опустошена. Не осталась сил для колдовства. Влад почувствовал это. Не оборачиваясь он знал, что та осталась без сил, и как следствие все были освобождены. В том числе и монархи.

36 глава: Побег


Ещё пара секунд и вот она уже была полностью опустошена. Не осталась сил для колдовства. Влад почувствовал это. Не оборачиваясь он знал, что та осталась без сил, и как следствие все были освобождены. В том числе и монархи.

Илария слабела. Ноги с трудом держали её и от этого Владу хотелось рвать всех на куски. Маленькая, беззащитная… она старалась держаться. Пыталась быть сильной, ведь сейчас не тот момент, когда стоит показывать слёзы. Она не хотела становится обузой для Влада и вампир это замечал, от того свирепел лишь сильней, вымещая всю ярость на солдатах. И без того алые глаза вспыхнули огнём, отображая всё то переполняющее его безумство и сумасшествие, что творилось внутри него.

Он рвал и метал каждого на своём пути. Наказывая всех за пролитые слёзы своей пары, за причинённую ей боль.

Накал чувств переполняющих его шёл рука об руку с потребностью укрыть Иларию в безопасном месте. Из-за этого Влад стал торопиться. Он хотел поскорее покончить со всем этим и уйти из этого проклятого замка. Уйти домой, вновь ощутить спокойствие держа любимую в своих руках.

Любимую?.. Именно так.

Только потеряв Влад осознал, насколько сильны были его чувства к ней. Насколько сильно он нуждался в Иларии. И не просто потому что она была его истинной. Она было его смыслом. Немного сумасшедшая, ненормальная, но его. Полная энергии, жизни и любви.

Он хотел всё это сохранить в ней. Хотел уберечь, потому торопился вытащить из этого места переполненного кровью и грязи. Но чрезмерная спешка сыграла с Дракулой злую шутку.

Влад бил на перебой. Не видя лиц убивал одного стражника за другим. Он даже не особо распознавал кто какой расы, если только те не были оборотнями, принявшими свою звериную сущность. Багровая пелена застилала ему глаза и так увлёкся, что упустил момент, когда Гулк пробился сквозь защиту, направившись прямиком на нимфу…

— Влад!

Отчаянный крик отрезвил его. Он оглянулся, когда огромный волк уже бросился на девушку и пропустил удар. Лезвие меча вонзилось куда-то в бок.

Очередной крик, но уже совсем другой. Пропитанный страхом и болью от понимания происходящего. Не за себя, за любимого. Что она наделала? Илария тут же прокляла себя за то, что позвала его и от ужаса позабыла о двухметровом волке, но Гулк не дал этому забвению продлиться долго.

Лари упала на пол, под неподъёмной тяжестью чужого веса. Изворачивалась, пыталась выползти и казалось что это у неё даже получалось, но огромный чёрный волк так и норовил разорвать её на мелкие куски. Клацал зубами, стараясь добраться до головы и расколоть череп зубами. В звериных глазах полыхала жгучая ненависть. Илария пыталась взрасти очередной стебель чтобы снять с себя его, но резерв ещё оставался пустым. Тогда ей не оставалось ничего другого, кроме как продолжать изворачиваться и только это спасало от гибели. Куда бы ни целился волк, он постоянно промазывал, пока не оказался поваленным на пол.

Только избавившись от окруживших его стражников, Влад налетел на Гулка. Уставший, озлобленный, покрытый кровью и запахом смерти. Он обхватил руками шею альфы и словно приговор для всех волков пронесся хруст. Бездыханное тело оборотня упало на пол.

Оборотни застыли. Казалось даже время для них замерло со смертью вожака, но на другие расы это не повлияло. Эльфы, ирлинги, демоны… они словно голодные звери стали набрасываться на нимфу, но Дракула оказался быстрее них.

Подхватив Иларию в густую воронку ему не оставалось другого выбора, кроме как воспользоваться единственным выходом. В мгновение ока он помчался к раскрытому окну, получая очередные удары, но выбраться оттуда всё же сумел.

Безумные крики недовольства и волчьи завывания разразились по всему дворцу. Отправлять солдат следом за вампиром никто не стал. Главная жертва была упущена, а значит очередная битва проиграна.

За всей суматохой и проклятиями, никто не обратил внимания на стоящего в стороне Малекита, который так и продолжал стоять на месте, глядя куда-то в сторону окна откуда ещё недавно вылетела парочка.

Чтож… свою работу он выполнил.

37 глава: Вместе


— Влад…

Встав на твёрдую землю Илария подбежала к оседающему вампиру. Густая кровь стекала по нему, остааляя багровые следы на траве.

— Сейчас… я… я немного передохну и мы… снова двинемся в путь.

Прислонившись спиной к старому дереву, он шипя сквозь зубы сполз на землю. Гады, не убили, но нанесли столько ран, что он ещё не скоро придёт в себя.

Илария рассеянно забегала вокруг него, срывая какие-то травы, цветы. Обмывала всё это "богатство" в ручейке, протикающего рядом и размельчала на огромном листе.

Влад наблюдал за ней, чтобы не упустить из виду и болезненно усмехнулся, сравнивая её возню с хлопотами маленькой мышки.

— Потерпи немного, — всхлипывая, она присела рядом с ним и не раздумывая принялась растёгивать рубашку.

— Дорогая, мне, конечно, нравится твоё рвение и я его полностью разделяю, — очередной болезненный смешок, но в этот раз звучал наигранно и слабо. Вампир пытался всем своим видом показать, что о нём не стоит переживать, однако раны на идеальном теле не внушали спокойствия, — но может потерпишь немного? До твоего дня рождения остался день.

— Извращенец, — обмыв водой раны, она дрожащими руками приложила травы на глубоко раненый бок.

— Но ты любишь меня таким, — еле слышно говорил Влад, но самодовольная улыбка верно сопровождала его даже в эти секунды.

Положив весомую ладонь на её талию, он притянул Иларию ближе к себе. Сладкий цветочный запах стал его наваждением и лечил лучше всяких трав.

— Люблю, — не сомневаясь прошептала она, уткнувшись лбом о его плечо, но руки от ран не убрала. — И чтобы ни случилось буду любить.

Некоторое время Влад молчал. Молчала и Илария. Недвигаясь они сидели в одной позе, пока травы и регенирация делали своё дело.

Нимфа уже чувствовала, как каменный торс свободно вздымался под её руками и Дракула больше не шипел от боли. До полного лечения ещё было далеко, но и эти небольшие результаты помогли Иларие успокоиться. Просто всему своё время.

— С нами ничего не случится, — голос звучал уверенно и хватка на талии стала крепче. — Как только я наберу достаточно сил, то открою портал и мы уйдём из Астрала.

— Влад, не нужно никуда идти. Мы и так достаточно далеко ушли, а они даже не помчались за нами.

— Нет… Не достаточно, — резко дёрнулся он. И очень зря. От боли в боку хотелось рычать. — Нам нельзя оставаться. Здесь слишком опасно.

— И куда мы пойдём? — недолго подумав, вынужденно приняла правоту Дракулы и перестала спорить. — Что будем делать?

— Переселимся в другой мир на время.

Те же слова. Та же интонация. Только мужчина и отголоски эмоций другие. Боли и страха.

Боль, от того, что другого мужчины который говорил это больше нет с ней и никогда не будет.

А страха… Что всё повторяется. Её вновь загоняют в клетку и неизвестно насколько в этот раз продлится заточения.

Прохлада на щеке заставила поднять голову и столкнуться с серьёзно обеспокоенным взглядом Влада.

— Мы не будем прятаться, — каким-то образом прочитав ход её мыслей, заявил он. — Я достану ещё один морок для тебя, у своего знакомого мага и мы станем путешествовать. Будем перемещаться по мирам, как ты и мечтала, пока здесь всё не станет более спокойней. Потом вернемся сюда, если захочешь. А может… может останемся в любом другом, где тебе понравится и построим новый дом.

— Правда?

— Я ведь обещал показать мир за пределами леса, а свои обещания я всегда держу.

В серебрянных глазах загораются знакомые искорки, а озарная улыбка снова играет на любимом лице. И как теперь его понять? Да никак. Илария просто счастливо улыбалась в ответ, как дурочка, потому что сердце было готово разорваться на части.

Но улыбка померкла, когда нимфа вспомнив о главном. О том, что не всем её мечтам сужденно сбыться.

— Жаль мама с папой не смогут с нами увидеть мир.

— Вряд-ли бы они пошли с нами, — вернув невесту в прежнее положение и глядя куда-то вдаль, проговорил Влад.

— Я даже с ними толком не попращалась.

— Однажды мы с ними ещё встретимся, — не обращая внимания на вернувшуюся боль, мужчина прижимал к груди плачущую Иларию. — Когда придёт наше время пойти следом за ними. Тогда твой отец снова устроит мне взбучку и может снова попытается прибить, — вполне вероятно предположил он. — Мама будет ругаться, какой ей достался непутевый зять.

— А что будем делать мы? — с грустной улыбкой на устах, она слегка приподняла

— А мы?… А мы расскажем, как были счастливы с тобой. Расскажем каких воспитали детей, внуков. Расскажем про наши ссоры и тогда твои родители в очередной раз повторят, что я плохая партия, и что Небо ошиблось с выбором мужа для тебя. Но это будут лишь слова, потому что возможно уже знают… лучше меня мужа нет.

Сквозь слёзы Илария тихо рассмеялась и ещё более удобно уместилась на груди любимого, шепча заветные слова, которые она никогда не устанет повторять.

— Я люблю тебя… Я очень и очень сильно тебя люблю.

Но признаваясь в любви, она никак не ожидала получить ответ.

— Я тоже, дорогая.

38 глава: Новое положение — новая жизнь


Багровое небо сливающееся в единое целое с отражающим его цветом океана, восхищало своей неповторимой красотой неискушённый взор юной девушки, ставшей сегодня наконец женой вампира.

Широкий небосвод, будто передавая некий знак с выше, так к месту окрасился в алый, отмечая вместе со счастливыми молодожёнами самое знаменательное событие в их жизни. Даже мирно спящая гладь воды, отражая закатное небо, изменила оттенки и по цвету больше напоминала море крови. Жуткое. Пробирающее до мурашек, но не позволяющее отвернуться.

Такое природное явление не могло быть простым совпадением. Какова вероятность, что именно в день из свадьбы подбное произошло? Вчера ведь всё спокойно было.

Илария больше склонялась к предположению, что это её родители таким способом поздравляли их со свадьбой, давая своё благословение на союз с Владом. Она поделилась своими мыслями с мужем. А он дурак. Посмеялся над ней, но так ласкового посмотрел… как на наивного ребёнка, что обижаться было глупо. Да спорить и что-либо отрицать не стал. Поэтому омрачнять первый день в новом семейном положении не стали.

— Когда ты просила отвести к морю, я не предполагал, что ты решишь целыми днями сидеть перед ним. Даже в день нашей свадьбы, — тяжёлый камзол упал на хрупкие плечи, спасая Илария от холода. — Знал бы об этом, привёл бы тебя сюда позже. Когда прошло бы лет триста после нашего брака и я искал возможности побыть в тишине.

— Снова твои шутки, — прыснула она, прикрывая соблазнительный рот ладошкой и тут же засмущалась под горящим взглядом мужа.

С самого утра, как она проснулась Влад смотрел на неё с вожделением, а после брачной церемонии ему стало сложней сдерживать себя. Лари это чувствовала, но из-за своего стеснения не спешила утолять его голод.

— Сейчас да, но кто знает, что случится в будущем, — в отличии от молодой жены, Влад не страдал стеснением и спокойно сел позади неё, обхватив тонкую талию крепкими руками.

Золотистое солнце садилось за горизонт, напоминая о конце сегодняшнего дня и о предстоящей ночи.

Объятия Влада стали сильней, а горячее дыхание опалило нежную кожу. Стало трудно дышать. Илария напряглась, завозилась на месте, ощущая дискомфорт. Она не понимала, что с ней происходит. Голова закружилась. Может перегрелась на солнце?

В Вавилоне, куда они отправились в первую очередь был самый разгар лета. Лари никогда не видела океан, поэтому первое место о котором она вспомнила было оно.

Она бесчисленное количество раз представляла себе, каким он может быть, но все её представления и рядом не стояли с реальностью. Безграничный, необъятный, сказочный: первые сравнения, которые возникли в голове, когда увидела его.

Как Влад и обещал, он достал у знакомого инкуба морок для неё. Теперь на пляже никто не видел их настоящих лиц, кроме них двоих, ведь на истинных морок не работает. И это Лари безумно нравилось. Будто какая-то игра. Тайна, о которой знают только они вдвоём.

— Дорогая, пошли в наш домик, — бархатно, с придыханием проговорил мужчина, всё откровенней лаская женское тело. — Я не могу больше ждать. Ещё немного и здесь сорвусь.

— Говоришь так, будто терпел не неделю, а максим лет десять, — сквозь глухой стон посмеялась она, всё больше расслабляясь в умелых руках.

Массивная ладонь поднялась от плоского живота вверх и накрыла упругую грудь, сжав через тонкую ткань одежды. Иларие пришлось прикусить губу, чтобы её стон не донёсся до лишних ушей

— Я ждал тебя две тысячи лет и за это время не прикоснулся ни к одной женщине.

Прикусив кожу на шее и засасывая её, вампир нетерпеливо качнул бёдрами вперёд, забыв о других посетителях пляжа.

Благо, огромный трёхметровый в высоту камень, прятал их сбоку. А те, кто проходил позади видели только обнимающуюся парочку.

— Лгун, как же Мерида?

— Агъ-гъ… Ты мне это до конца наших дней будешь припоминать? Я пил кровь, Лари. Ел понимаешь? Это совсем другое. И никогда не касался их так, как сейчас тебя. Ты моя единственная и другой не будет. А теперь пойдём в дом, иначе я за себя не ручаюсь.

39 глава: Брачная ночь


Хоть Влад и обещал сдерживать свои желания при посторонних глаз, но всё-таки сорвался ещё на том песчанному берегу у океана. И даже бризги холодной воды не остудили его пыл.

Развернул Иларию к себе лицом, зарывшись длинными пальцами в светлые волосы. Чуть оттянул их назад и накинулся на самые желанные губы, будто голодный зверь которому долго отказывали в еде и сейчас бросили самое изысканное блюдо. Сминая до боли и переплетая языки. Целовал так, как давно того хотел: жадно, дико, прокусывая клыками нежную плоть и слизывая стикающие по углам капли.

Он вбирал её. Клеймил собой, потому что мало… ему мало одних брачных браслетов на их руках. Тело, душа, взгляд. Всё должно говорить о том, кому принадлежит эта девушка. А вскоре женщина. Его женщина.

Влад целовал безудержно. Так, что весь мир поплыл мутным пятном перед глазами Иларии и стал в общем-то уже не важен ей. Не интересен. Опъянённая от нахлынувших чувств она потеряла контроль. Погрузилась в сводящий с ума омут и перестала обрашать внимания на кого бы там ни было. И не важно стоит кто-то рядом или все уже разошлись по домам? А сколько вообще они с Владом так целовались. Сколько часов они так просидели? Да, не важно. Всё не важно.

Для Иларии значение имели лишь его язык, нагло и требовательно проникающий в небольшой ротик, который подавлял собой и требовал полного подчинения. И ладони, сжимающие восхитительные ягодицы.

Как они с мужем оказались в своём небольшом деревянном домике, который к слова находился совсем близко к океану, Илария слабо помнила. Вроде Влад открыл под ними портал и они вместе рухнули через него на небольшую, но мягкую постель.

— Лари… Любимая моя… Единственная… — неустанно нежно шептал он, целуя щёки, нос.

Но поток нежных слов прекратился, когда Дракула снова накинулся на её губы, буквально затуманивая разум и с ещё большим энтузиазмом делал то, о чём мечтал с самого утра. Разрывал свадебное платье на мелкие кусочки.

Не менее разгарячённая Илария не особо страдала от потери платья. Если говорить откровенно, то она ещё толком не поняла, что произашло. Просто Лари сейчас не могла думать ни о чём другом, кроме как о поцелуях возлюбленного, сводящиж с ума. О сильных руках, скользящих сейчас по-хозяйски по её обнажённому телу. Не могла не смущаться от того с каким восхищением Дракула разглядывал её, сжимая в ладонях грудь и перекатывая в пальцах розовые вершины. От жёстких касаний прошибает, словно от удара молнии. После них точно останутся синии отметины.

— Влад, — с губ вырвался очередной хриплый стон, ноги сами обвили талию мужа.

Обезумевший от голода мужчина хрипел, продолжая целовать её и опускаться ниже, оставляя следы на каждом участке, уделяя особое внимание груди. Сжал до посинения полусогнутые ноги и развёл в стороны, удобно устроившись между ними. Стянул с себя рубашку, бросил её в сторону и тут же припал к одному из сосков, нежно втягивая его губами, пока рукой сдавливал вторую грудь.

Окончательно забыв о своих страхах и стеснениях, Илария несдержанно стонала, выгибаясь навстречу Владу. Бесстыдно молила неостанавливаться, возбуждая и без того разгарячённого вампира.

Находясь на грани мужчина рычал, наконец добравшись до самого сокравенного места и с какой-то особенной маниакальностью был доволен тому, что Лари сочилась от его ласк. И ещё больше сходил с ума от того, как откровенно она просила его наконец что-то сделать с охватившими её чувствами. Постоянно ёрзала шире раскрываясь перед ним и, от того забавней казался лёгкий румянец на девичьих щеках, когда Влад приспустил брюки вместе бельём, освобождая возбуждённую плоть.

Потемневшие в пылу страсти алые глаза, триумфально всполыхнулись, обещая великое наслаждение.

— Илария… любимая моя…

Животный нетерпеливый рык, одно резкое движение и женский вскрик эхом пронёсся по еле освещённой комнате. Боль была острой, но секундой. Она исчезла почти также быстро, как и появилась. Просто спряталась за гаммой других, более сильных приятных ощущений. А после и вовсе была забыта в чистом, порочном наслаждении.

Ещё больше разгораясь под испепелящим взглядом Влада, она приподяналась и впилась ногтями в широкие плечи, царапая их до крови снова и снова, двигаясь вместе с ним в одном ритме.

— Ещё… Влад, ещё… — неустанно повторяла Илария.

— Вот так. Кричи, любимая, — жёстко вбиваясь в её тело приказывал Дракула, плотнее сжимая упругие ягодицы. — Заставь оглохнуть от твоих криков.

Он грязно и жадно входил в неё во всю длину, так что не было понятно, где начинался он и заканчивалась она. Потеряв рассудок после долгого воздержания, брал как никогда прежде, утоляя двухтысячилетний голод.

Забыв о нежности Влад берёт грубо. Толкается так, что темнеет перед глазами. Вновнь набрасывается на губы, пробуя на вкус её стоны.

Придерживая одной рукой вбивается мощно, ритмично, заставляя задыхаться и извиваться змеёй.

Непристойные толчки и звуки длились ровно до тех пор, пока юное тело не изогнулось в судораге, а перед глазами пролетели искры. И тогда с именем любимого на устах, она разлетелась на миллионы осколков и затерялась в новых чувствах, увлекая за собой Влада.

Эпилог: 10 лет спустя


— Мама, папа, плосыпатесь, — черноволосый пухлый мальчишка пяти лет, цепляясь за простыни и одеяло, залез на родительскую кровать и прыгая на одном месте, точнее на ногах матери, со всей пылкостью принялся будить старших, делясь возмутимыми новостями. — Фива снова делётся…

Лишний раз убедившись, что у сына, как и у его отца нет ни капли совести, Илария жалобно простонала, спрятав голову под подушку, притворяясь, что её здесь нет. Она ушла по-делам и вернётся не скора.

— Мама, я знаю ты здесь.

— Дорогой, твои дети требуют твоего внимания, — сказала она, толкая спящего мужа в бок. Н, а что? Не одной же ей мучится от недосыпания. Любовь-любовью, а детей делали вместе. — Кажется они снова не поделили свежую порцию крови на завтрак.

Из-за подушки слова нимфы было сложно разобрать. Сын слышал лишь невнятный бумбёж, однако сам Влад прекрасно её понял. Сам давно спрятался туда же, как только услышал звук открывающейся двери.

— До обеда они твои дети, — пробормотал этот хитрый жук, переворачиваясь на другой бок.

— Помниться кто-то клятвенно обещал мне помогать с ними и давать высыпаться, когда я того захочу. Так вот, дорогой. Я хочу.

— Срок годности обещания истёк, когда их численность превысила цифру четыре.

— Не моя вина, что во второй раз у нас родилась сразу тройня, — возмущённо вскрикнула она, поднимаясь из за "укрытия". — Не нужно было в тот день так увлекаться.

— В этом нет моей вины, дорогая. Я просто очень сильно тебя люблю. Да и платье то, так тебе шло, что я не удержался, — нагло ухмылялся мужчина, испытывая гордость и непередаваемое счастье за свою последнюю " работу", выполненную по высшему разряду.

Три мальчика за раз не каждый сделает. Но стоит всё же признать, что… да, с численностью он слегка переборщил. Особенно с качеством. Поскольку его маленькие вампирёныши рождались с шилом в одном месте. Порой им с Лари за одним-то было сложно разглядеть, что уж говорить о четверых детях. Дракула ни раз говорил, что справиться с многотысячной армией ему было в разы легче, чем поймать неугомонных сорванцов. И это при том, что пусть все их дети и родились вампирами, но превращаться в стаю летучих мышей и быстро перемещаться в таком обличии никто не способен.

Интересно, а можно их как-то заменить на более спокойных? В прошлый раз Небо не отказало ему в просьбе. Кто знает, вдруг и в этот раз получится.

— Мама, ну идём сколее, — капризно запрыгал Кай, требуя к себе внимания.

— Обещаю, в следующий раз пойду я, — клятвенно произнёс Влад, находясь, как показалось завидующей Иларии, где-то на границах между сном и реальностью.

— Хорошо, я схожу.

С большим трудом встав с постели, Илария накинула на плечи тонкий, короткий халат в цветочный узор и поковыляла следом за сыном, буквально ощущая на себе голодный взгляд мужа, которым он проважал её. А точнее, провожал определённую часть тела.

Выйдя из спальни, Лари с Каем прошли по узкому коридору дома, построенного совсем недавно. Около шести лет назад. И почти сразу оказалась в просторной гостинной, с небольшим диваном, двумя креслами, книжным шкафом и парочкой картин. И уже поняла, что что-то здесь не так. Уж слишком гордо перед ней шёл Кай. Будто маленький охотник поймал крупного зверя и сейчас ведёт её на расправу.

С момента их с Владом свадьбы прошло десять долгих, и в тоже время коротких лет. За прошедшее время они вдвоём успели побывать во многих мирах, где нимфа познавала новый события и открывала новые горизонты.

Повзрослев Лари прекрасно помнила каждый из них, ни раз возвращалась в воспоминаниях и с удовольствием рассказывала о них детям перед сном вместо сказок, а если те хотели вживую посмотреть, то они уже всей семьей возвращались туда и гуляли по понравившимся местам создавая новые воспоминания.

Миров, которые они посетили было много, но чаще всего они конечно же посещали родной лес нимфы. Навещали четыри могилы.

Её родителей и Кая с Касаном они похоронили недалеко от водопада высотой в шесть метров. На первый взгляд цвет воды в казался изумрудным. Как глаза нимфы. А при ярком солнечном освещении белая пена с зеленовато-синим аттенком и с тёмно-коричневыми скалами, по которым разрослись пестрые лишайники и светло-зеленые мхи, создавала сказочную картину. Под водопадом вода имела вращательное движение. В течение многих лет она сточила породу по сторонам и образовала «исполиновый котел»».

Спокойное, тихое место, усыпанное десятками цветов. Там их никто не побеспокоит.

Как и у всех пар, между Владом и Иларие нередко случались ссоры. Без них в отношениях никак нельзя обойтись, но они всегда находили в себе силы прийти друг к другу и попросить прощения. После следовали жаркие поцелуи и страстное примирение. Что ни говори, но их чувства были выще всяких глупых обид.

Что касается детей, то… первые годы брака о них, конечно, не могло быть и речи. Нет, они хотели детей, особенно Влад, но при тогдашним положении просто не могли себе этого позволить. Слишком неустойчиво стояли на ногах и дело касалось не денег. В деньгах пара к счастью не нуждалась. За девять тысяч лет их у Дракулы накопилось столько, что хватит ещё и пра-пра-пра-правнукам на безбедную жизнь, но качующий образ жизни с одного места на другое, прячась ото всех и не имея определённого места жительства не позволял им подобной роскоши.

Только после пяти лет брака, обосновавшись в небольшом мирке под названием Логос, у них родился первый ребёнок — девочка.

Илария никогда не забудет выражение лица Влада, когда тот первый раз взял дочь на руки. Столько искреннего удивления, недоверия и счастья было в его глазах. Ещё тогда поняла, что он станет лучшим отцом для их детей. Она впервые видела слёзы на его лице. А сколько раз он благодарил её за семью и не только словесно. Не перечесть.

Недолго думая девочку назвали Фивой, в честь матери Иларии. И Влад не был против.

Озорная, неугомонная, она занимала всё их время, а спустя полтора года на свет появилась ещё любимая головная боль в виде трёх мелких сорванцов. Насчёт имён для сыновей долго не думали: Грей, Кай и Касан.

С тройняшками приходилось сложно. Любопытные и везде-нос-сующие они не давали спокойно передохнуть родителям, а их постоянные вопросы: откуда, что и почему, сводили с ума. Но стоило маленьким кровососам улыбнуться им своими ангельскими улыбками с торчащими клыками и невинно посмотреть на родителей, как усталость сходила с Влад и Иларии, будто и не было.

— Так, и что у вас здесь…

— С днём рождения!

Только Илария вошла в детскую спальню, как сверху на неё посыпались лепестки мелких полевых цветов. Посередине комнаты стоял кухонный стол, набитый самодельными подарками и разными угощениями, которые впрочем были уже наполовину съедены. Не удержались дети и строили глазки: "А-ля, так всё и было."

Гордые улыбки сияли на маленьких лицах, вызывая щемящую нежность в сердце Иларии и желание поскорее обнять своих вампирёнышей.

— Спасибо, мои родные. Ну, что вы там стоите? Идите ко мне.

Не задерживаясь на месте ни на секунду, малыши всей гурьбой кинулись обнимать мать, буквально сбивая её с ног. А, нет. Грей всё же задержался на месте. Ухватил со стола конфету и только тогда последовал примеру остальных.

— Тебе правда понлавился сюлплиз? — сияя от радости Касан чуть отстранился от матери, тайком поглядывая на накрытый стол.

— Правда. Вы устроили мне лучший день рождения на свете.

— Ты говоришь так каждый год.

— Потому что вы каждый год устраиваете мне лучший день рождения.

— Мама, а папа не спал, — выдала отца Фива, глядя матери за спину. — Он только притворялся, что спит. Дождался, пока ты уснёшь, а потом пришёл нам помогать. Но подарки мы делали сами. Без его помощи.

— Да? Какие же вы у меня умнички. Идите пока есть, иначе Кай съест всё один, а после все вместе откроем подарки.

Повторять было не нужно. Дети броились к столу.

— Эй, мы же договаривались..

Не думая они сразу схватили фрукты и сладости, которые видимо приметили ещё раньше для себя.

— Значит притворялся?

Вставая с пола и обрачиваясь назад, Илария сложила руки на пышной груди, которая с годами стала больше и с прищуром посмотрела на улыбающегося Влада.

— Да, — держа руки за спиной, он медленно приблизился к ней. — Странно, что ты сразу не почуяла подвоха. Ведь обычно после того как изматываю тебя в спальне, я не беспокою тебя просто так.

— Верно, — согласилась она, пытаясь заглянуть за его спину и узнать, что любимый там прячет.

— Вооот… я ведь понимающий муж и знаю, насколько сложно тебе приходится. Работаешь днём и ночью.

— Не так уж и сложно. Ты ведь рядом и всегда помогаешь…

— Ррррррр…

Глухое рычания за спиной вампира прервало их беседу. Удивлённо приподняв бровь, Илария взглянула на мужа и удивилась ещё больше, когда он достал из за спины чёрного щенка волфа.

Маленький щенок рыпался и вырывался из рук вампир, смешно виляя коротким хвостом.

— Я решил, что тебе понравится такой подарок, — мягко прошептал Влад, протягивая нимфе зверя. — Ты ведь всегда любила живность. Вон, до сих пор дружбу с ними водишь, забывая обо мне. Да, и дети давно просили домашнего зверька. Ты не рада?

Осторожно спросил он, стирая влагу на пулых щеках.

— Не рада? Счастливей меня нет ни одной другой женщины, — без доли лжи призналась она, уткнувшись носом в широкую грудь. — Ты самый лучший муж на свете.

Детский счастливый визг прервал идилию. Забрав волфа дети даже забыли о сладостях. Они поочерёдно играли с ним и ссорились, придумывая ему имя.

Не менее счастливые Влад и Илария стояли рядом в обнимку, смотря на своё главное богатство.

— Я люблю тебя.

— И я тебя. С днём рождения, дорогая.

Эпилог: За закрытыми дверями


— Уверен, что они не зайдут? — обхватив крепкое тело руками и ногами, Илария повисла на муже, как мартышка на дереве, пытаясь с остервенением растегнуть пуговицы на серой рубашке.

— Я закрыл дверь. У них полный стол еды и волф, который интересует их явно гораздо больше нас, так что три-четыре часа у нас есть.

Придерживая под ягодицы, которые только стали пышней и аппетитней за годы, Влад скинул её на постель. Сорвал с себя рубашку. Стянул брюки. Стальные мускулы перекатывались после каждого движения. Оказавшись полностью обнажён и никак не стесняясь демонстрировал силу своего возбуждения.

Нависнув мрачной стеной над любимой он также сорвал с неё халат и окинул обнажённое тело жёским, голодным взглядом. Облизываясь, как зверь, собирающийся обголодать пойманную добычу.

Крупные ладони сразу вернулись к любимой части тела. На ягодицы. Сминая он придвинул их ближе к вздыбленной плоти. Мелкая дрожь пробегает от сокровенного места по всему телу, заставляя Иларию порочно простонать.

— С годами ты становишься только лучше. И с каждым разом откровенней.

Влад ловит стон, впиваясь в сладкие губы жены жёстким поцелуем. Врывается, будто стихийное бедствие. Толчком языка заставляет разомкнуть уста. Целует алчно. Безкомпромистно. Помечает собой. Точно хочет выпить её до дна.

Илария извивается. Обнимает широкие плечи, ещё больше прижимаясь к разгорячённому телу. Принимает правила игры. Проводит языком по очертаниям губ. Смыкает зубы на нижней, слегка тянет. Дразнит. Посасывает, добиваясь желаемого эффекта. Рычание грозного хищника служит наградой. Он возбуждён до предела. Но и наказание для девочки, решившей, что может просто так раздраконивать зверя, не заставляет себя долго ждать.

Влад дрязнящи, медленно двигает бёдрами, скользя по влажным складкам твёрдым органом, но не входит до конца, заставляя Иларию скулить от недовольства и двигаться ему на встречу.

Дракула всё таки отстраняется. Заканчивает терзать припухшие губы. Спускается вниз. Прерывистое дыхание опаляет кожу. Проходит от шеи к груди, уделяя второму особое внимание и возвращается обратно. Острые клыки царапают тонкую кожу, заставляя Лари выгибаться и громче стонать, пока Влад наслаждается сладкими каплями крови любимой. Сначала просто вдыхает одурманивающий аромат, после смакует каждую каплю, словно наслаждается хорошим крепким вином. Лишь бы не увлечься её вкусом и не вцепиться в хрупкую шею зубами.

— Влад, если ты сейчас что-нибудь не сделаешь, то…

— Знаю, любимая, — гортано хохочет он. — Скоро… скоро ты всё получишь… Только не сопративляйся…

А Лари не сопротивляется. Наслаждается его играми. Запутывается пальцами в жёсткие чёрные волосы, прижимая ближе к шее и безмолвно прося не останавливаться. Ей не приносят боли его укусы. Наоборот. Возбуждают. Вызывают новые чувства, неизведанные прежде кем-либо. Возностят на новую грань удовольствия.

Влад изучает её тело руками, губами. Покрывает бархатную кожу скользкими поцелуями. Прикусывает, оставляя следы. Зализывает и продолжает повторять трюк раз за разом. Высокую грудь не оставляет без внимания. Сжимает, кусает, обводя затвердевшие соски языком.

Очередной поцелуй. Не такой, как прежде. С обоих сторон дикий, голодный. Они как на сражении сплетались языками, поочерёдно устанавливая свои правила.

Нетерпеливый рык. Влад приподнимает женские бёдра и входит до предела. Рывком насаживает на себя.

Тыжёлые дыхания, скрип кровати, пошлые шлепки и громкие стоны разносятся по комнате, но не выходят за её пределы. Купол тишины поставленный Дракулой не позволяет вырваться за её пределы.

Влад входит грубо. За десять лет брака его желания по отношению к жене ничуть не по утихли. Не стали меньше. Кажется они даже становились больше, потому что он никак не мог ею напиться. Сколько бы не брал, ему было всё мало. Мало её.

Жёсткие рывки доводят Илария до исступления. Крик наполенный экстазом с именем вампира сравыется с её губ и тонет в его поцелуе. Тело полыхает. Она теряет сознание. Отключается всего на секунду. Падает всё ниже и ниже в темноту, пока Влад не переворачивает её. Ставит на колени. Заставляет прогнуться и снова входит до предела.

Очередные размашистые толчки. Собирает золотисые волосы в кулак и поворачивает лицом к себе. Оскаливается, видя как на ещё недавно невинном личике, отражается похоть и откровенное желание.

Влад не заставляет себя долго ждать. Разряжает внутри неё. Заполняет обжигающим семенем до краёв.

Устало упав на смятые постели Илария с трудом переводила дыхание.

— Куда? — снова развернув на спину, ухмыляется он. — Ты ведь не думала, что это конец? Я с тобой ещё не закончил.

— Какое совпадение, — лукаво прикусила губу и перевернув их обоих, оказалась сверху, — я тоже с тобой ещё не закончила.

Послесловие


Влад и Илария прожили счастливо вместе всю тысячу лет, отведённую нимфе.

Появившись на свет, как плод отцовского эксперимента, Дракула оставил в мирах после себя двойственное впечатление. Одним он запомнился, как кроважадный монстр, разрушивший множество жизней и который вовсе не должен был появляться на свет.

Другим, кто знал его лично (всё-таки им с Иларией не пришлось вечно носить морок), он запомнился, как существо с тяжёлым характером, но не менее тяжёлой историей. Друзья знали его, как хорошего товарища, любящего отца, деда и, не менее любящего и верного мужа.

У которого было одно пугающее пристрастие — пить кровь жены. Многих это приводило в ужас, но что поделать, это было необходимо дабы утолить свой голод. Впрочем о некоторых деталях посторонние не знали. Им просто было известно, что Илария сама говорила Владу пить её кровь. Ревнивая нимфа не хотела, чтобы губы мужа касались ещё кого-либо, кроме неё.

Сначала Дракула был против подобного. Многострадальный вампир сходил с ума от любви к молодой жене. Да, да… для него она вечно была молодой, даже когда ей перевалило за девятьсот. И не хотел причинять ей боли.

Но все сомнения мужчины развеялись, когда он нашёл способ доставлять удовольствие Лари во время укуса. Блоки были разрушены. А некогда прежде болезненный процесс доставлял любимой, одно наслаждение. Даже слишком… интимное наслаждение. Настолько, что вампир пил кровь, только во время их занятий любовью, а когда дети стали старше научил этому и их, чтобы не причиняли боли своим любимым.

Когда срок Иларии на этом свете истёк, как Небо и обещало, Влад ушёл следом за любимой. И чтобы там не говорили о вечной жизни. Какую бы хвалу ей не превозносили, он ни разу не пожалел, что променял её на свою маленькую нимфу. И если бы всё можно было обмотать назад, Дракула снова принял бы это же решение, ни капли не сомневаясь в его правильности.

Илария была не просто истинной для него. Она стала для него миром. Всей его Вселенной. Смыслом жизни. Подарила то, о чём он мечтал — семью и тысячу счастливых лет в браке. Хотя, что греха таить, изводила его иногда так, что был готов свернуть ей шею, потом вернуть на место, поцеловать и снова свернуть.

Говорят, что Дракула был счастлив даже, когда уходил на тот свет. Смотря в потолок с ухмылкой, совсем неподходящей умирающему существу, повторял, что она заждалась его.

Влад и Илария оставили после себя немалое потомство. Уже под конец жизни любящий пары, из детей и внуков могла набраться небольшая, но шумная и весёлая деревня. И так уж сложилось, что в их роду рождались одни только вампиры. Возможно по той причине, что кровь вампира была настолько сильно, но возможно не последнюю роль здесь сыграло влияние Милостивого ко всем своим созданиям. Многие считали, что так Он распространяло по свету совершенно новую, для чего-то необходимую Ему расу.

И пусть потомки вампира не были так же сильны, как их предок. Не были так же быстры и оборот в мышей стал им неподвластен, но всё равно именно вампир считался самым сильным существом во всех мирах, украв титул у беснующих и чрезмерно гордых драконов.

Вампиры так же стали считаться самыми живучими существами, но не бессмертными. А после истории жизни Влада и Иларии у них появилось два закона, предписанные Всевышним.

Первое: Срок жизни вампира десять тысяч лет.

Второе: Потомство у них появляется только от истинной пары. Никто иной не сумеет подарить им детей.

И с тех пор у каждого вампира была одна главная цель, найти свою истинную.

Впрочем… это уже совсем другие истории…


14 марта 2021 г. — 30 июня 2021 г.


Конец

Оглавление

  • Пролог: Рождение вампир
  • 1 глава: Единственная для Дракулы
  • 2 глава: Нимфа
  • 3 глава: Первая встреча
  • 4 глава: О жизни в лесу
  • 5 глава: Проблемы родителей и детей
  • 6 глава: В лесу
  • 7 глава: Недостижимость
  • 8 глава: Незнакомец
  • 9 глава: Исскуситель
  • 10 глава: Наказание
  • 11 глава: Слабость Дракулы или Как убить вампира
  • 12 глава: Разговор
  • 13 глава: Побег
  • 14 глава: Свобода или похищение?
  • 15 глава: Новый мир
  • 16 глава: Поиски вампира
  • 17 глава: Пара
  • 18 глава: Притяжение
  • 19 глава: В поисках еды или её замена
  • 20 глава: Попытка объясниться
  • 21 глава: Интерес дроу
  • 22 глава: Очередной побег… Ну, или почти
  • 23 глава: Откровение вампира
  • 24 глава: Не люблю
  • 25 глава: Первый шаг к его сердцу
  • 26 глава: В гости к драконам или его ревность
  • 27 глава: Новое расставание
  • 28 глава: Возвращение домой или засада
  • 29 глава: Пленница
  • 30 глава: Невинная кровь
  • 31 глава: В темнице
  • 32 глава: Убить или нет?
  • 33 глава: Подсказка
  • 33 глава: Бой
  • 34 глава: Переговоры
  • 35 глава: Ловушка
  • 36 глава: Побег
  • 37 глава: Вместе
  • 38 глава: Новое положение — новая жизнь
  • 39 глава: Брачная ночь
  • Эпилог: 10 лет спустя
  • Эпилог: За закрытыми дверями
  • Послесловие