КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Прелестная дикарка (fb2)


Настройки текста:



Линси Сэндс Прелестная дикарка

Пролог

Шинейд торжествовала. Она весело смеялась, спешиваясь во дворе замка Данбар. Девушка намного опередила своих кузена и кузину, которые только проезжали ворота.

— Посмотри, как она довольна, — заметил Аллистер, спрыгивая с коня. — Так и знал, что стоит позволить тебе выиграть, и ты будешь веселиться, как ребенок.

— Позволить мне выиграть? — оскорбленно переспросила Шинейд. — Да ты сроду не выигрывал! Я победила честно, и ты об этом знаешь, Аллистер Данбар!

— Как скажешь, любовь моя, — поспешно согласился он.

Заметив его самодовольную улыбку, Шинейд раздраженно прищурилась. Она понимала, что кузен пытается вывести ее из себя. И у него это неплохо получалось!

С громким воплем девушка бросилась ему на спину, как только он с важным видом отошел в сторону. Она обхватила его ногами за талию, благо для прогулки верхом надела под плед бриджи, а рукой попыталась сжать ему горло.

Шинейд была высокой девушкой, поэтому воображаемый противник должен был упасть после подобной атаки, но Аллистер сложением больше напоминал быка. Крякнув от удовольствия, молодой человек сдернул ее со своей спины, ухватив за ноги, уберег от удара о землю и, удерживая Шинейд на весу, повернулся к своей сестре, направлявшейся к ним.

— Вы двое — замечательная пара, — весело заметила она. — Но можешь не дурачить нас своими притязаниями на победу в гонке. Она не перестает улыбаться с тех самых пор, как мы нашли способ провести этого Шеруэлла.

— Допустим. Ну и что с того? — Шинейд изловчилась и дернула Аллистера за длинные волосы.

— Только и умеете выдирать волосы! — выкрикнул он, опрокидывая ее на спину. — Это и есть так называемая женская техника. Все, на что вы способны.

Громкий крик, отражаясь от стен, донесся от ворот, которые они недавно миновали, заставив Аллистера замолчать.

Шинейд изумленно наблюдала за въезжавшей во двор замка повозкой, которую сопровождали двадцать всадников. Она нахмурилась под взглядом отца, возглавлявшего процессию, и тут заметила своего старшего брата, сидевшего верхом на лошади вместе со своей молодой женой, Иллианой. Пара старалась держаться рядом с открытой повозкой, из которой показалась чья-то голова.

— Что это такое? — поинтересовалась Элдра.

Шинейд толкнула Аллистера, и он, выпустив ее, вынужден был посторониться.

— Не знаю. Я даже не подозревала, что они покидали замок.

— Кажется, я догадываюсь, где они были, — прошептала Элдра.

— Должно быть, далеко, — тряхнула Шинейд головой. — Никто никуда не собирался, когда мы уезжали.

— Они ездили за леди Уайлдвуд, — объяснила запыхавшаяся служанка, бросаясь навстречу приехавшим.

Кажется, ее звали Жанной, она была одной из тех женщин, которых Иллиана наняла в деревне.

— Леди Уайлдвуд?

— Мать леди Иллианы, — пояснила обеспокоенная Жанна. — Она сбежала от Гринвелда, который принудил ее к замужеству с ним, и направилась сюда. Похоже, бедняжка заболела и не смогла добраться до Данбара. В замок прискакал слуга с сообщением, что потребуется повозка, чтобы привезти ее отдохнуть. Леди Иллиана и Дункан вместе с лордом Ангусом и двадцатью всадниками сразу же поехали за ней.

В полном молчании Шинейд смотрела, как брат снимает свою жену с лошади. Едва спустившись на землю, Иллиана побежала к повозке, а Дункан сразу же последовал за ней. Забравшись в повозку, брат склонился и поднял то, что на первый взгляд было свертком тяжелой черной материи. Лишь когда он спустился и подошел достаточно близко, Шинейд сообразила, что он несет женщину. Ее волосы длинными волнами ниспадали с его рук, только по ним можно было определить пол.

Лицо леди Уайлдвуд опухло от синяков, губы потрескались, а нос раздулся так, что Шинейд оставалось только молиться, чтобы он не был сломан. Ко всему прочему женщина всхлипывала и вздрагивала при каждом шаге Дункана, как бы осторожно он ни двигался. Ее телу несомненно требовался покой. Должно быть, это было самое тяжелое путешествие в ее жизни.

Взгляд Шинейд переместился с обезображенного лица женщины на своего брата. Любые вопросы, которые она хотела ему задать, тут же отпали сами собой. Он был взбешен. Сгорая от любопытства, она схватила за руку отца, поднимавшегося вслед за Дунканом, потянула его назад и, выждав несколько секунд, осторожно спросила:

— Жанна сказала, что это мать Иллианы?

— Да. — Резкость его ответа отражала ту же злость, что и лицо Дункана.

— Что с ней случилось?

— Гринвелд, — произнес Ангус с отвращением. — Ей пришлось бежать, чтобы спасти свою жизнь.

— Но почему леди Уайлдвуд выбрала Данбар для своего убежища? — удивилась Шинейд. Девушка считала, что в Англии легче спрятаться.

— Мы породнились через Иллиану. Она знает, что мы сможем защитить ее от этого ублюдка, а не отправим обратно, когда он придет за ней, — сурово произнес Ангус и прошел в зал за остальными.

На дворе замка стало неестественно тихо, когда входная дверь закрылась.

— Грешно не использовать такой шанс, — тихонько заметил Аллистер, отвлекая внимание Шинейд от закрытой двери.

— Да уж, — согласилась Элдра. — В такой сумятице никто и не заметит нашего исчезновения.

— Придерживаемся первоначального плана, выезжаем завтра. Им еще долго будет не до нас, — сказала Шинейд.

— Гм-м… — Аллистер бросил сердитый взгляд на закрытую дверь и тряхнул головой. — Проклятый англичанин! Только трусливый ублюдок бьет женщину. — Он перевел свой тяжелый, горящий взгляд на Шинейд. — Если Шеруэлл когда-нибудь…

— Он не станет, — жестко оборвала его Шинейд.

— Да. — Элдра пихнула брата локтем, желая поддразнить его и вывести из мрачного настроения. — Шинейд здесь уже не будет, так что он не сможет поступить с ней подобным образом. Мы за этим проследим.

— Да. — Шинейд натянуто улыбнулась. — Он чересчур медлительный. Я не стану сидеть здесь в ожидании его приезда.

Эта фраза еще больше распалила Аллистера:

— Чертов идиот! Он очень пожалеет, когда наконец встретится с тобой. Пусть побегает, может быть, тогда поймет, от кого отказывался все эти годы.

— Точно, — пробурчала Шинейд, направляясь к площадке для тренировок. — Каждый англичанин просто мечтает получить в жены шотландскую амазонку.

Аллистер с негодованием схватил ее за руку и развернул к себе.

— Он должен был забрать тебя минимум шесть лет назад. И он бы забрал, если бы позаботился приехать и познакомиться с тобой. Он бы узнал, как ты прекрасна.

Небрежно тряхнув головой, Шинейд попыталась отвернуться, но Аллистер взял ее за подбородок и, удерживая на месте, вынудил посмотреть ему в глаза.

— Да, Шинейд, ты прекрасна. Я знаю, что ты страдаешь от такого пренебрежения. Он оскорбил тебя тем, что до сих пор не предъявил свои права. И ты считаешь, что с тобой что-то не так, раз твой суженый так долго медлит. Я наблюдал за тобой и видел, какую боль тебе это причиняет.

Испытывая неловкость, девушка опустила глаза, так как боль и смятение, о которых он говорил, угрожали захлестнуть ее с головой. Она обручена с Шеруэллом с детства. И Аллистер прав: этот мужчина должен был приехать и предъявить на нее свои права много лет назад. Но он этого не сделал. И с каждым годом сносить оскорбление становилось все труднее. Она научилась скрывать свои чувства, притворяясь, что ей все равно. Ну кто стремится выйти замуж? Брак ограничит свободу, которой она наслаждается. Да она скорее платье наденет! Он, без сомнения, не позволит ей практиковаться с луком и мечом во дворе и не пустит ее в битву вместе с мужчинами. Она высмеивала саму идею замужества перед каждым, кто готов был ее слушать. Но Аллистер и Элдра глупостью не отличались. Они не могли не заметить, что невнимание Шеруэлла причиняет их кузине боль и сказывается на ее уверенности в себе. Слышал ли он о ней? Видел ли на расстоянии без ее ведома? Может, находит ее отталкивающей? Почему до сих пор не объявился?

Да… Она очень тщательно скрывала обиду.

И тут выяснилось, что Шеруэлл соизволит приехать, чтобы потребовать ее в жены… потому что так приказал король. Унижение и все та же боль привели Шинейд в ярость. Он заберет ее по приказу короля? Ну и черт с ним! Ей не нужен мужчина, который не хочет ее, которого принуждают жениться силой королевского меча. Да будь она проклята, если останется сидеть сложа руки и ждать его, словно глупая кукла. Сделав глубокий вдох, девушка замерла, а затем медленно выдохнула и заставила себя улыбнуться.

— Ну, может быть, так оно и было, но сейчас все изменилось. И я буду далеко отсюда, когда он наконец прибудет за мной, не так ли? Завтра утром мы с Элдрой уезжаем.

Выражение лица у Аллистера было таким суровым, что Шинейд решила его растормошить.

— А ты уверен, что не хочешь нас сопровождать? — поинтересовалась она.

На мгновение девушке показалось, что ее усилия пропали даром, но тут Аллистер медленно отпустил ее руку и заставил себя расслабитьея.

— В аббатство? О да, — сухо промолвил он, качая головой. — Безусловно, сама идея пребывания одного-единственного мужчины среди такого количества женщин выглядит заманчивой, и все же я не желаю рядиться в монашеское платье для ее осуществления.

Его улыбка стала еще шире, когда Шинейд и Элдра буквально покатились со смеху, вообразив подобную картину.

— Нет, как бы ни было мне больно без тебя, я предпочту остаться здесь.

— Ну конечно! Ты, без сомнения, будешь рад отдохнуть от нас в мире и покое, — поддразнила его Шинейд.

— Нет, не буду, — последовало торжественное заверение. — Я буду скучать по тебе, обещаю.

Шинейд улыбнулась, когда Аллистер обнял ее за плечи и притянул к себе, после чего другой рукой схватил Элдру и обнял их обеих, приговаривая:

— Ты, которая в другой руке, по тебе я скучать не буду. Совсем не буду.

— Ну, ты не одинок в своих чувствах, братик. Я тоже не собираюсь по тебе скучать, — холодно промолвила Элдра.

— Вы, двое, следите друг за другом и держитесь подальше от неприятностей, — сказал он и повел их к площадке для занятий.

— Ну какие неприятности могут случиться с нами в аббатстве? — удивилась Шинейд. — Я о тебе больше беспокоюсь. Наше отсутствие тебя сильно расстроит, и это далеко не последняя напасть, которая может приключиться.

Глава 1

— Как она выглядит?

Рольф проигнорировал этот ставший риторическим вопрос. Они как раз достигли вершины горы, и владение Данбара предстало перед их взглядами. Он облегченно вздохнул. Замок символизировал окончание непростого задания, тяжелой ношей легшего на его плечи. Он был счастлив видеть эти башни. Несмотря на преданность королю, он начинал подумывать, что Ричард II выжил из ума. Рольф Кенвик, барон Кенвикшир, не походил на Купидона, но вынужден был урегулировать уже две свадьбы и в данный момент занимался третьей. Не оставалось никаких сомнений, что это не последняя свадьба, за которой он будет присматривать, когда вернется ко двору. Если, конечно, вернется… Нет, Рольф не отказывался служить королю, но… он знал и лучшие способы провести свое время, нежели организовывать свадьбы и преследовать упрямых придворных. А уж этот-то, несомненно, не жаждал его вмешательства.

Передать Блейку одно из посланий короля, приказавшего ему ехать в Данбар, оказалось непросто. Рольф вынужден был терпеть постоянные протесты Блейка и его бесконечные задержки. Он или не отвечал на вечно повторяющийся вопрос Шеруэлла о внешности и характере его нареченной, или не говорил всей правды ни о том, ни о другом.

Подняв руку, Рольф просигналил двум длинным рядам вооруженных всадников за спиной. Тут же королевский стяг подняли еще выше, чтобы его заметили на стенах замка.

— Как она выглядит? — в сотый раз спросил Блейк. Его взгляд беспокойно блуждал от замка к горизонту и обратно.

Рольф повернулся и всмотрелся в стройного светловолосого воина. Блейк Шеруэлл был наследником графа Шеруэлла, одного из богатейших лордов королевства. Женщины при дворе прозвали его Ангелом. Однако никто не воспринимал его как милого, невинного херувимчика — нет, это был мощный, подчиняющий своей воле, безупречный архангел — воин Господень. Глаза его поражали чистотой лазури, тонкие черты лица создавали ощущение непреходящей силы, красивые, ухоженные волосы покрывали плечи длинными светящимися золотыми локонами. При росте более шести футов и широких плечах, поражавших своей мускулатурой, талия его была очень узка, ноги длинными и сильными.

Даже Рольф признавал, что его внешность производила ошеломляющее впечатление. К тому же Блейку достался хорошо подвешенный язык. Льстивые слова слетали с его губ словно лепестки роз, опадающие под проливным дождем. Велеречивость нередко давала ему преимущества в любовных похождениях. Он, наверное, даже святую Агнессу уговорил бы лечь в его постель, живи они в одно время. Именно поэтому мужчины обычно относились к нему как к дьяволу во плоти. Слишком многие имели жен, павших жертвами его обаяния.

— Как она выглядит?

Мысли Рольфа вернулись к извечному вопросу. Он открыл было рот, чтобы оборвать Блейка, но заметил выражение лица огромного всадника, державшегося чуть позади них.

Этого гиганта звали Малыш Джордж. Он решил сопровождать лорда Блейка в поездке. Рольф не видел более странной пары. Эти двое были полной противоположностью друг другу, словно огонь и вода. Если волосы Блейка были светлыми, то у Малыша Джорджа чернее ночи. Если Блейк был красив, то лицо Малыша Джорджа напоминало бульдожью морду. Но все, чем обделила его природа, возмещалось силой. Почти семь футов роста соседствовали с плечами шириной три с половиной фута. Он напоминал утес — молчаливый, массивный, с обычно ничего не выражающим лицом, поэтому то, что сейчас он закатил глаза и подергивал челюстью, казалось особенно смешным. Оказывается, его тоже раздражало нытье Блейка.

Заставив себя успокоиться, Рольф повернулся к нетерпеливому всаднику.

— Блейк, ты задавал, а я отвечал на этот вопрос более тридцати раз, с тех пор как мы покинули замок Эбер-харт.

— А сейчас я спрашиваю снова, — решительно заявил светловолосый всадник.

Раздраженный его тоном, Рольф обратил внимание на приближавшегося к ним епископа. Король вытащил старого прелата из уединения, чтобы тот совершил несколько обрядов бракосочетания. Союз между Блейком Шеруэллом и Шинейд Данбар станет третьим. Если, конечно, это когда-нибудь произойдет, в чем Рольф очень сомневался. Все не заладилось с самого начала.

Несмотря на то, что помолвка состоялась почти двадцать лет назад, никто, похоже, не желал этой свадьбы. Однако Дункан, брат Шинейд, потребовал выполнения обязательств, хотя было заметно, что он считает помолвку недействительной, а свою сестру свободной. Что же касается отца невесты, то Ангус Данбар уклонялся от ответа сколько мог, а потом до посинения спорил, прежде чем согласился на эту свадьбу. Рольф выбрал момент и послал письмо отцу жениха, графу Шеруэллу, сообщая ему о результатах переговоров и необходимости присутствовать на церемонии, после чего просто не оставил Блейку путей к отступлению. Он мог и ему послать сообщение, но молодой человек обязательно выкинул бы какой-нибудь фокус и все испортил.

Проклятие! Рольфу было даже жаль его — не шутка породниться с таким вздорным, сварливым кланом. По крайней мере он так думал в начале поездки. Но после того, как Шеруэлл перестал использовать любую возможную причину для отсрочки, он всю неделю, проведенную в дороге, донимал Кенвика постоянно повторяющимся вопросом о внешности своей нареченной, ее уме и характере. Рольф потихоньку сходил с ума. Он просто не мог дождаться того момента, когда все закончится и он сможет уехать.

— Ну? — проворчал Блейк, напоминая Рольфу о себе. Тяжело вздохнув, тот ответил:

— Как я тебе уже говорил, она высокая.

— Насколько высокая?

— Может, на палец ниже меня.

— И?..

— Леди Шинейд хорошо сложена, с длинными черными как смоль волосами, большими голубыми глазами, прямым аристократическим носом, высокими скулами и чистой, почти безупречной кожей. Она привлекательна, но…

— Но? Я постоянно слышу одно и то же, — напомнил Блейк, отвлекая Рольфа от его мыслей.

— Да, — признал Рольф, решив, что наступило время предупредить Блейка.

— Но — что? — моментально отреагировал рыцарь, подозрительно прищурившись.

— Она немного резковата.

— Немного резковата? — переспросил Блейк с тревогой. — Что ты имеешь в виду?

— Ну… — Рольф взглянул на епископа в поисках поддержки.

Густые белые брови совершили почти круговое движение вокруг добрых зеленых глаз, пока епископ Уикем обдумывал вопрос, затем он повернулся к Шеруэллу.

— Ее мать умерла, когда Шинейд была совсем юной. Ее воспитанием занимались отец и старший брат. Боюсь, девочке немного не хватает мягкости и изысканности, — осторожно проговорил он.

Блейк не был дураком. Епископ был мастером преуменьшений. Если он сказал, что ей немного не хватает мягкости и изысканности, значит, она истинная дикарка. Он набросился на Рольфа с обвинениями:

— Вы не упоминали об этом ранее, Кенвик!

— Ну, не упоминал, — неохотно согласился Рольф. — Я считал, что это не важно.

— Проклятие! — Блейк свирепо взглянул на замок Данбар, к которому они подъезжали. Он показался ему холодным и недружелюбным. Шотландцы даже не выехали их встретить, хотя иного поведения он от них и не ожидал. Им хотелось этого брака не более, чем ему.

— Это не так уж и плохо, сынок, — утешал епископ. — Шинейд немного грубовата и неприветлива, но не более, чем твой друг Амори. Я бы сказал, что она настолько близка к женской версии этого парня, насколько возможно.

Амори де Эйнфорд был лучшим другом Блейка с тех пор, как они вместе служили оруженосцами. Они преуспевали и даже были деловыми партнерами, пока Амори не женился, что сделало его герцогом и заставило избегать опасных компаний. Епископ Уикем решил, что выбрал удачное сравнение с молодым человеком, однако он ошибся.

— Черт возьми! — пробормотал Блейк в ужасе. Перед его глазами уже проносились видения, как он поднимает свадебную вуаль своей нареченной и целует высокую, черноволосую версию своего хорошего друга. Этого было достаточно, чтобы свалить его с лошади.

Стряхнув оцепенение, Блейк метнул пристальный взгляд на Малыша Джорджа, разразившегося громовым хохотом — без сомнений, под влиянием того же видения. Но от такого взгляда смех моментально прекратился. О! Как Блейк хотел вернуться в Англию! Бежать без оглядки. Но этот пункт в списке возможных действий не значился. Губительная помолвка была заключена, когда ему было всего десять, а леди Шинейд — четыре года. Граф, его отец, пожалел о содеянном раньше, чем чернила высохли на пергаменте. Он и Данбар были лучшими друзьями, но умудрились разругаться в пух и прах. Последний раз они разговаривали друг с другом через две недели после помолвки. С тех пор прошло почти двадцать лет. Оба были рады забыть о заключенном контракте, но ни один из них не был готов разорвать соглашение и оплатить штраф в виде указанного в документе имущества и приданого. Именно это их нежелание давало королю возможность приказать выполнить условия договора. Последнее слово оставалось за Блейком — или он женится, или платит штраф. И Блейк решился.

Он не мог вернуться в Англию. Его будущее было решено. Завтра к полудню он станет женатым человеком.

Жизнь — это испытания, и та небольшая свобода, которой наслаждается человек, мимолетна. Со скучающей миной на лице Блейк въехал в ворота Данбара. Он должен предстать сильным и уверенным перед этими людьми, как этого требовала его гордость.

Блейк поднял голову и заметил пристальные взгляды, бросаемые на них охранниками со стен, но понял, что сохранять невозмутимость не так-то просто, когда воины стали обмениваться впечатлениями.

— Как ты думаешь, который из них? — крикнул один.

— Держу пари, это тот маленький, тощенький блондинчик, — ответил другой, постарше. — Точная копия своего папаши.

Наступила короткая пауза, во время которой все глаза были направлены на него.

— Жаль. Мне кажется, темненький еще имел бы какой-нибудь шанс, а этот слабак не протянет и дня.

— Я бы сказал, что он и половины дня не протянет!

— Полагаешь, все совсем плохо?

Блейк помрачнел. Оскорбления заставили его покраснеть. Никогда в жизни его не называли слабаком! Он был гораздо крупнее многих мужчин, разве что Малыш Джордж мог составить ему достойную конкуренцию. Быстрый взгляд на Рольфа и епископа доказал, что оба чувствовали себя не в своей тарелке, пытаясь отвести глаза. Малыш Джордж выглядел слегка встревоженным.

Расправив плечи, Блейк направил своего коня во двор замка. Нет, он не позволит этим шутам торжествовать. Отсутствие невесты, которая должна была встречать его на лестнице, явилось дополнительным оскорблением. Какая невоспитанность! Он прекрасно знал, что скажет этой женщине, когда встретит ее. Но тут люди во дворе побросали все свои занятия и стали разглядывать их группу. Быть в центре внимания — факт сам по себе неприятный, но издевательские улыбочки и откровенные насмешки оказались просто невыносимыми.

Блейк начал успокаиваться лишь тогда, когда половинка большой двери замка со скрипом отворилась и на верхней ступеньке показался шустрый мальчишка. Крикнув что-то себе за спину, он сбежал вниз по лестнице.

— Спасибо, сынок. — Блейк соскользнул с коня и улыбнулся, вручая мальчику поводья. Правда, его улыбка мгновенно увяла, когда он заметил, с какой жалостью тот на него смотрит. Забрав поводья у Рольфа, епископа и Малыша Джорджа, юный паж повел лошадей в конюшню.

Чувствуя себя неуютно, Блейк, приподняв бровь, посмотрел на Рольфа. Тот неопределенно пожал плечами, но легкое беспокойство заставило его повернуться к солдатам и приказать сопровождать их. Хмурясь, Блейк посмотрел на закрытую двойную дверь. Он мысленно заставил себя успокоиться и посмеялся над собой, сообразив, что расстроился из-за того, что его нареченная не вышла его встретить.

Блейк замер на мгновение. О чем он, черт возьми, беспокоится? Женщины всегда реагируют на него однозначно. Противоположный пол находил его настолько притягательным, что он не удивится, если Шинейд Данбар упадет в обморок, едва завидев его. Ее благодарность судьбе за возможность выйти за него замуж будет достаточной, чтобы ему не иметь никаких обязательств, а ее извинения за то, что не встретила его, будут бесконечными.

Ангел галантно простит ее, а затем они поженятся, после чего он вернется в Англию к своим занятиям. Не существовало закона, обязывавшего тащить жену с собой. Блейк собирался оставить ее в Данбаре и наносить регулярные, хотя и нечастые визиты, пока не обзаведется домом, куда можно привести ее и забыть окончательно.

Блейк улыбнулся встревоженному Малышу Джорджу и взлетел по лестнице к самой двери. От его толчка створки с шумом распахнулись, пропуская его более медлительных и менее уверенных сопровождающих. Войдя в большой зал, Блейк замедлил шаг, так как за столом, стоявшим на возвышении, заметил мужчин, которые жадно поглощали еду, громко хохотали и грубо сквернословили. Если он думал, что та сотня человек, которая охраняла стены во дворе и совала свои носы в его дела, включала всех, кем управлял лорд Данбар, то сейчас было самое время понять свою ошибку. Много народу наслаждалось здесь отдыхом и пищей, слишком много для такого небольшого имения.

Блейк быстро оглядел всех присутствующих, отыскивая женщину, с которой ему предстояло провести вместе оставшуюся часть жизни, но никого похожего не увидел. За исключением пары служанок, в зале были одни мужчины. Самоуверенности у него поубавилось, но он убедил себя, что скоро ее встретит. Блейк повернулся к главе стола, постепенно привлекая внимание сидящих, — мужчины толкали друг друга локтями, показывая на него.

Не обращая внимания на их оскорбительное поведение, Блейк шел к центру зала, пока не остановился перед старым седым мужчиной, который, как он полагал, и был лордом Ангусом Данбаром. Вокруг воцарилась полная тишина. Множество глаз уставилось на него, а этот человек даже не поднял головы. От уверенности Блейка почти ничего не осталось, когда Рольф пришел ему на помощь.

— Приветствую вас вновь, лорд Данбар.

За годы от усталости и беспокойства плечи старого Ангуса Данбара ссутулились, а волосы стали жесткими и седыми. В данный момент он обгладывал цыплячью ножку. Закончив, бросил кость через плечо и только тогда поднял голову, но посмотрел не на приветствующего его лорда, а на самого Блейка. И Блейк тут же понял, каким ошибочным было его первое впечатление. Ему показалось, что этот человек стар? Устал от забот? Ну нет. Может быть, его волосы и поседели, но в глазах сохранился живой блеск, они словно пронзали Блейка насквозь.

Легкое удивление отразилось на лице Ангуса Данбара, губы его вытянулись в узкую линию, и он откинулся на спинку кресла.

— Ита-ак, — протянул старый лорд. — Это мне проводника или какое иное зло благодарить за то, что ты решил здесь показаться? Выглядишь, как истинный сын своего отца.

Блейку понадобилось время, чтобы разобрать акцент.

— Все равно слишком поздно. — Удовольствие шотландца при этом сообщении было очевидным. — Девчонка упорхнула из куриной клети, пока ты раздумывал.

— Клеть? Раздумывал? — Блейк в замешательстве повернулся к насупившемуся Рольфу.

— Он сказал, что время следить за детьми пришло и ушло и девушка упорхнула из курятника. Таким образом он намекает, что ты слишком долго ехал, — пояснил тот, после чего вновь повернулся к лорду Данбару. — Что вы имеете в виду, говоря, что девчонка упорхнула из клетки? Куда она делась?

Данбар пожал плечами.

— Она не доложила.

— А вы хоть спрашивали?

Ангус потряс головой.

— Это было почти две недели назад, после того как привезли леди Уайлдвуд.

— Леди Уайлдвуд здесь? — изумился Рольф. — Мы должны были доставить ее ко двору.

— Да уж. И на что же, позвольте узнать, вы потратили столько времени? Мы ожидали вашего возвращения более недели назад.

Рольф, бросив озлобленный взгляд на Блейка, пробормотал:

— В пути случались непредвиденные задержки.

— Ну-у, пока вы разбирались с «непредвиденными задержками», леди Уайлдвуд пришлось бежать, дабы спасти свою жизнь.

— Вы имеете в виду леди Маргарет Уайлдвуд? — прервал его Блейк и очень удивился, когда шотландец кивнул. При дворе он несколько раз встречал лорда Уайлдвуда и его супругу. Леди Маргарет часто там бывала при жизни королевы. Все, что Блейк видел и слышал, указывало на счастливый брак, длившийся более двадцати лет. Лорд Уайлдвуд никогда не обижал жену при жизни и, безусловно, не мог сделать этого сейчас, ибо Блейк знал, что пожилой лорд погиб в Ирландии несколько месяцев назад. — Но лорд Уайддвуд мертв, — громко заявил он. — Кто мог угрожать леди Уайлдвуд?

Рольф нахмурился.

— Гринвелда знаешь?

Блейк кивнул, вспомнив соседа Уайлдвудов. Это был алчный, безнравственный ублюдок, к которому никто не испытывал симпатии.

— Он вынудил леди Уайлдвуд вступить с ним в брак, — продолжал Рольф. — Разлучил ее с дочерью, леди Иллианой, и использовал безопасность девушки как средство давления на леди Уайлдвуд.

Блейка потрясли подобные известия.

— Он же не рассчитывал ускользнуть после всего этого?

— Но тем не менее он ускользнул. Леди Уайлдвуд смогла отправить письмо королю с верным ей слугой. В послании подробно описывалось ее затруднительное положение. Ричард немедленно устроил брак Иллианы с Дунканом, сыном лорда Ангуса, — объяснял Рольф, кивая на сидящего рядом шотландца, — избавив ее, таким образом, от власти и угроз Гринвелда. Его величество до сих пор пытается аннулировать вынужденный брак леди Маргарет.

— Что послужило замечательной причиной для избиения последней нежным супругом, — мрачно добавил Ангус. — Он скорее убил бы ее, чем отдал Уайлдвуд.

— Согласен, — кивнул Рольф. — Достаточно веская причина, если он пронюхал о действиях короля. Полагаю, она прибыла сюда в поисках защиты? Но почему не ко двору? Король смог бы позаботиться о ней.

— Я уж точно не знаю. — Ангус пожал плечами. — Она сбежала со своей горничной и ее сыном, но в пути свалилась в лихорадке и все еще не поправилась. Так что мы не имели возможности поговорить.

— Понятно, — недовольно пробормотал Рольф. — Как она себя чувствует?

Губы Данбара сморщились,

— Почти жива. Едва не попрощалась с этим светом. Наверное, она предвидела ваше появление и потому направилась в Данбар, к своей новой родне.

Рольф с епископом обменялись взглядами, а Блейк поинтересовался:

— Вы послали королю сообщение о том, что леди находится здесь?

— Нет, я решил подождать вашего прибытия. Лучше сообщить ему обо всех новостях сразу. Он может пожелать, чтобы вы сопровождали леди Уайлдвуд обратно ко двору.

— Вы мудрый человек, Ангус Данбар, — кивнул Рольф.

Губы лорда сурово сжались.

— А ты, сынок, неплохой дипломат. Теперь понимаю, почему ваш король посылает тебя с подобными миссиями.

Рольф хмыкнул. Неудовольствие от необходимости выполнять подобные поручения становилось заметным при каждом его взгляде на Блейка.

— Лучше решить все прямо сейчас.

— Да, конечно. Правда, есть небольшая проблема. Как я уже говорил вам, под шумок, связанный с прибытием леди Уайлдвуд, Шинейд решила предпринять небольшое путешествие. На следующий день я со своими людьми немного выпил. Крошка дождалась, когда я отключусь, и gin nicht упорхнула из клетки.

— Что? — переспросил разочарованный и смущенный Блейк.

— Он сказал, что она уехала на следующий день после прибытия леди Уайлдвуд…

— Эту часть повествования я понял, — раздраженно прервал Блейк. — Что, черт возьми, означает gin nicht?

— В сумерках. Лорд Ангус и его люди устроили попойку, и леди Шинейд, дождавшись, когда он напьется, в сумерках упорхнула…

— Из курятника. Это я тоже понял. — Повернувшись, он взглянул на пожилого лорда, который явно выглядел удовлетворенным. Блейк всегда гордился своим умением очаровать собеседника и нередко использовал данные ему способности к собственной выгоде. Сознание того, что он не может уследить за разговором, так как не понимает половины сказанного, в высшей степени раздражало. А то, что Данбар знал об этом раздражении и наслаждался моментом, выводило Блейка из себя еще больше. — Должен ли я понимать, что вы разрываете контракт и желаете расплатиться ее приданым?

Данбар выскочил из кресла, словно подброшенный пружиной.

— Когда дьявол отрастит цветы вместо рогов! — выпалил он. Неожиданно успокоившись, Ангус улыбнулся. — Тоже мне, поглядите-ка. Это ты затянул выполнение своего долга и не забрал вовремя невесту.

— Но я приехал за ней сейчас. — Появившаяся на губах Блейка улыбка была холоднее льда.

— Девчонка видела уже двадцать четыре зимы, — огрызнулся Данбар. — Надо была приехать лет десять назад.

Блейк уже открыл было рот для ответа, но Рольф остановил его и, схватив за руку, спокойно заворковал:

— Мы уже проходили это, лорд Ангус, долго и упорно. Вы согласились, чтобы свадьба прошла здесь, и лорд Блейк прибыл, чего и требовал от него договор. — Он нахмурился. — Не понимаю ваших затруднений. Когда я уезжал, вы были согласны на свадьбу. И Дункан был согласен. Только Шинейд приводила какие-то аргументы против. А сейчас вы снова взялись за старое!

Данбар пожал плечами, задумчиво поглаживая морщинистый подбородок.

— Да, я согласился, но не обещал упрощать парню его задачу. Он медлил много дольше, чем мне бы хотелось, и тем самым оскорбил каждого Данбара.

Со всех сторон послышались выкрики одобрения, и Рольф тяжело вздохнул. Лорд Ангус все время говорил о том, что было сделано, но ни разу не упомянул о помощи, которую готов оказать, и это, по мнению Рольфа, являлось нехорошим знаком.

— Я понимаю ваши чувства, милорд, но боюсь, лорд Блейк прав. Потворствуя бегству вашей дочери, вы нарушаете контракт. Ее приданое будет конфисковано и…

С отвращением на лице Данбар прервал его:

— Побереги дыхание. Я понимаю, что девочка скоро выйдет замуж, как ты того и желаешь. Это вопрос решенный. — Его взгляд обратился на Блейка. — Кроме того, я бы хотел иметь внуков с ее стороны, даже если в них будет течь половина английской крови. — Он сделал длинный глоток эля из своей кружки, после чего стукнул ею по столу и произнес: — Она убежала к Святому Симиану.

— Святой Симиан?

— Это аббатство в двух днях пути отсюда, — весело пояснил Ангус. — Она попросила там убежища, и ей его предоставили. Так что я не могу увидеться с девчонкой во имя спасения моей души.

— Проклятие! — выругался Рольф. Затем он прищурился и внимательно посмотрел на шотландца. — Я думал, вы не знаете, где она.

— Я сказал, что она мне не доложила, — невозмутимо уточнил тот. — Один из моих ребят проследил за ней, когда я предположил, на что может пойти моя дочь. Он следовал за ней до самого аббатства, но затем ему пришлось ретироваться. Мужчинам не разрешено входить внутрь, как вам должно быть известно.

— Да уж, известно, — не сдержался Рольф.

Ангус Данбар снова перевел взгляд на Блейка. Он слегка смягчился, увидев выражение лица стоявшего перед ним мужчины.

— Ну, ты теперь знаешь, где она. Чего медлишь? Иди и достань ее — должно быть, ей уж скучно, может, и сама к тебе выбежит.

Блейк посмотрел на Рольфа. Ему казалось, что его пытаются заманить в какую-то ловушку. На него возлагали ответственность за возвращение невесты и обряд бракосочетания. С таким же успехом они могли заставить его вырыть себе могилу самостоятельно, но… выбора ему не оставили.

Вздохнув, он направился к выходу вместе с епископом и лордом Рольфом, но перед дверью замер. Попросив остальных продолжить путь, Блейк вернулся к Данбару и спросил:

— Вы сказали, что аббатство находится в двух днях пути для верхового?

— Да.

— На землях, дружественных вам или нет?

Брови Данбара удивленно приподнялись.

— Мне — дружественных, а вот английскому королю — сомневаюсь. — Он откровенно развлекался. — Так что я бы на твоем месте не стал слишком хвастаться своим стягом.

Блейк кивнул. Его подозрения подтвердились. Без сомнения, лорд Данбар и Шинейд рассчитывают на его гибель, чтобы получить земли, обещанные девушке его отцом.

— В таком случае, сэр, могу я надеть ваш килт? — поинтересовался он с хищной улыбкой.

Ангус даже мигнул от удивления, но затем насупился:

— Зачем это тебе мой килт?

— Если земли, которые мы будем пересекать, дружественны вам, я бы предпочел надеть ваши цвета в доказательство защиты Данбара.

В зале воцарилась мертвая тишина; затем за столом начались перешептывания и обсуждения, пока не достигли ушей человека, стоявшего слева от смущенного лорда. Но стоило этому человеку прошептать несколько слов Ангусу Данбару на ухо, как смущение рассеялось. Что бы ни было сказано, этого хватило для его успокоения. Он расхохотался, и к нему присоединились все сидевшие в зале.

Данбар встал и легким рывком, потянув за соответствующие концы, распустил килт, оставшись в длинной сорочке, доходившей до середины бедер, после чего бросил яркую материю через стол.

Он перестал ухмыляться, когда Блейк поймал плед и скривился, а затем повернулся к выходу.

— Здесь!

Блейкзамер.

— Да?

— Тебе так хочется оставить меня в одном исподнем? — спросил Ангус, выгибая брови.

— Чего вы от меня ждете? — изумился Блейк.

— Твой дуплет и панталоны.

— Это же новый дуплет, — запротестовал Блейк. — Ему всего несколько недель.

Ангус пожал плечами.

— Это достаточная плата за мои цвета.

И снова раздался всеобщий хохот.

Вздохнув, Блейк неохотно передал плед Малышу Джорджу, вернувшемуся вместе с ним к столу, и начал освобождаться от одежды.

— А он больше, чем показалось с первого взгляда, — раздался голос, когда дуплет и сорочка были сняты.

Блейк узнал старика с крепостной стены, который говорил, что он похож на своего отца.

Ангус только хмыкнул в ответ. Приняв от Блейка вещи, он передал все одному из своих людей и быстро скинул собственную сорочку, бросив ее, всю грязную и в пятнах, своему почти что родственнику.

Блейк поймал брошенный предмет туалета и громко застонал, почувствовав исходивший от него запах. Похоже, вещь не стиралась с тех самых пор, как была сшита. Все же он натянул ее, прежде чем переключить свое внимание на все еще не снятые чулки и панталоны.

— Немного жмет, но сидит неплохо.

Блейк посмотрел на Данбара, когда тот заканчивал надевать его дуплет, и замер от удивления — он и его будущий тесть были почти одного размера.

— Хватит стоять столбом, парень, давай панталоны. Моя задница замерзает.

Блейк поторопился выполнить приказание, после чего забрал у Малыша Джорджа плед и обмотал его вокруг талии.

— Что ты вытворяешь? — ужаснулся Ангус.. — Никогда не носи плед подобным образом! Идиот, ты же его оскорбляешь. — Закончив завязывать панталоны, он потянулся и, резко ухватив один конец одеяния, рванул его с Шеруэлла и бросил на пол; после чего, опустившись на колени, сложил плед складками. Блейк внимательно наблюдал, поражаясь скорости, проявленной этим немолодым лордом, и желая повторить все самостоятельно. Последнее вызывало сомнения, но если даже он справится, скорость будет, конечно, не та.

— Вот! — Данбар выпрямился. — Ложись на него.

— Ложиться? — в смущении переспросил Блейк.

— Да, ложись.

— Уверены, что не шутите?

— Ложись, черт возьми! — нетерпеливо взревел Данбар.

Блейк затаил дыхание и опустился поверх пледа. Старый лорд начал быстро складывать материю. Прошло чуть более секунды, и он встал, жестом приказав Блейку подняться, после чего закончил закреплять плед.

— Вот. — Ангус оценивающе взглянул на свою работу и кивнул. — Не зря я боялся, что на тебе это будет выглядеть не так хорошо, как на мне. Ты выглядишь словно англичанин, вырядившийся шотландцем. А, ну… — Пожав плечами, он посмотрел вниз на свою новую одежду. — Полагаю, твоя одежда сидит на мне гораздо лучше. О чем ты только думал, парень? — Он протянул руку и вытащил Блейка в центр зала. — Думаешь, я произведу впечатление на леди Уайлдвуд, мать леди Иллианы?

По залу пронесся ропот одобрения.

— Не беспокойся, твои доспехи достаточно прочны, не порвутся, — ухмыльнулся он. — Иди и забери свою невесту, если сможешь, — добавил он с ожесточением.

Блейк выпрямился, и лицо его стало заливаться краской. Он не привык быть мишенью для насмешек, но в данный момент от него мало что зависело. Он развернулся и широким шагом направился к двери. Малыш Джордж прикрывал его спиной.

Ангус Данбар поджал губы, наблюдая, как англичане уходят. Подождав, пока за ними закроется дверь, он сел, сделал большой глоток эля и оглядел сидевших вокруг мужчин. Остановившись на Гэвине, одном из его лучших воинов и самом доверенном лице, он подозвал его.

— Да, мой лорд?

— Возьми двоих и проследи за ними, сынок, — распорядился Данбар. — Молодой Шеруэлл достаточно глуп, чтобы позволить себя убить. А его бестолковый английский папаша вместе с английским королем обвинят в этом нас. Проследи, чтобы он проделал свой путь без лишних потерь.

Глава 2

— Я не смогу этого вынести! Просто не смогу! — ожесточенно твердила леди Элизабет Уорли, глава аббатства Святого Симиана. Она в отчаянии рухнула на мягкую кушетку перед своим величественным дубовым столом.

Сестра Бланш обеспокоенно схватила кусок пергамента и принялась обмахивать им лицо аббатисы, пытаясь найти слова, которые смогли бы успокоить ее наставницу. Кроткий нрав леди Элизабет был хорошо известен, как и склонность к необдуманным поступкам. Поэтому лучше было ее успокоить.

— Терпение, матушка, мы должны быть терпеливыми, — сказала она в конце концов. И с надеждой добавила: — Господь посылает нам испытания, и Он не даст нам больше, чем мы сможем вытерпеть.

— Вздор! — Все усилия сестры были гневно отброшены.

Аббатиса была англичанкой до мозга костей. Она ушла в монастырь почти двадцать лет назад, чтобы избежать брака с одним отвратительным английским аристократом. Должности, которые в настоящий момент были свободны в Англии, не соответствовали ее достоинству. Вот и пришлось ей довольствоваться аббатством в центре дикой Шотландии. Но это было лучше, чем положение простой сестры в Англии. Позже Элизабет Уорли рассчитывала вернуться обратно. Речь местных дикарей действовала ей на нервы, словно песчинки в туфлях, она с трудом мирилась с варварскими обычаями. И вот, после двадцати лет мучений, ей не хватает терпения, чтобы управиться с шотландской женщиной, попросившей в монастыре убежища.

— Пребывание здесь Шинейд Данбар не имеет ничего общего с волей Господа! — Ее рука стукнула по поверхности стола. — Скорее с волей дьявола!

Глаза сестры Бланш распахнулись в немом удивлении, и беспокойство ее усилилось:

— О! Конечно же, нет!

— Да! — настаивала аббатиса. — Говорю тебе, она — порождение сатаны. Пренебречь волей Господа нашего и ввергнуть нас в такое искушение!

— Искушение? — Сестра Бланш уже не скрывала своего беспокойства.

— Да, искушение нарушить одну из заповедей.

— Какую же из десяти, матушка?

— Ту, которая велит не убивать.

Рот Бланш приоткрылся, а глаза едва не вылезли из орбит.

— О Господи Иисусе! Вы не должны так говорить!

— Но это правда! — Аббатиса зловеще улыбнулась, заметив страх и беспокойство на лице сестры. — Я желаю выпустить из нее всю кровь.

— Госпожа!

— Пусть этот ее англичанин поскорее приедет и спасет меня от столь греховных мыслей. — Потянувшись к столу, она нащупала стакан с виски, пробормотав: — Хотя я и так закоренелая грешница.

Сестра Бланш нахмурилась.

— Она не согласится выйти к своему нареченному, она здесь именно потому, что не хочет выходить за него замуж.

— Не согласится, но он может вытащить ее отсюда.

— Вытащить? Но как? Это ведь дом невест Божьих. Мужчинам не позволено сюда входить.

Сделав большой глоток виски, аббатиса сухо произнесла:

— Мужчины часто делают то, что им не позволено.

— Конечно, но ворота металлические и всегда закрыты. Да и через стену ему не перелезть…

— Ты откроешь ворота.

— Ч-что? — смутилась Бланш.

— Когда они решат войти, ты откроешь ворота.

— Я? Но… — Бланш изумленно воззрилась на свою наставницу. Она просто не могла поверить в то, что слышала. — Но вы обещали леди Шинейд защиту. Она заплатила…

— Она заплатила недостаточно. Деньги, внесенные ею, могут покрыть ущерб, нанесенный в первый день, но не более.

— Вы преувеличиваете, госпожа, — спорила Бланш. — Ваша правда, она опрокинула пару вещей, но только потому, что ее меч задел их, когда она проходила мимо. Сейчас, когда вы все убрали, вряд ли у нее получится сломать что-либо еще.

— Ты забыла о ноге сестры Мередит!

Бланш скривилась.

— Да, конечно. Но леди Шинейд не хотела причинить ей вред. Это произошло случайно.

— У леди Шинейд все — сплошная случайность. — Гримаса отвращения исказила лицо аббатисы.

К сожалению, Шинейд оказалась ходячим несчастьем, так что сестра Бланш решила сменить тактику.

— Но у нее доброе сердце, матушка. Просто она ужасно высокая и немного угловата. Девушке всегда не хватало женского общества.

— Клянусь своей верой в Господа нашего, Бланш, ты найдешь добрые слова даже для гадюки, — пробормотала Элизабет, глядя на женщину. — Я дала тебе распоряжение, сестра. Когда англичанин будет в пределах видимости, ты отправишь всех работников из сада. Когда он постучит, ты отопрешь ворота.

— Но…

— Никаких «но», Бланш! Я отдала тебе приказ, и ты должна его выполнить. Иначе я отошлю тебя обратно в Англию с позором.

Бланш молча поклонилась и вышла. Она тоже была англичанкой, хотя ее уход в монастырь не был связан с нежелательным браком. У дочери мелкого барона не было другого выхода. Ее послали в Шотландию, потому что здесь она была нужна. Бланш служила Господу и помогала местным людям, как только могла. Ей не нравилась аббатиса, тогда как шотландцев она считала интересными и отважными людьми. У нее было много подруг среди сестер, происходивших из местных кланов. И в ее намерения не входило возвращаться к своей семье опозоренной. Тем не менее ей не хотелось предавать леди Шинейд. Несмотря на грубость и неуклюжесть этой девушки, она нравилась Бланш. По ее мнению, Шинейд Данбар обладала выдающейся храбростью и честью. Эта шотландка обладала каким-то диким очарованием и замечательным чувством юмора. Возможно, удастся выполнить приказ аббатисы, не предавая молодую женщину.


— Ты слышишь? — Элдра затихла и вскинула голову. — Кто-то рыдает.

— Гм-м… — Последовав на звук приглушенного плача, Шинейд оказалась у молельни. Поколебавшись мгновение, девушка поняла, что не может проигнорировать этот душераздирающий звук. Глубоко вдохнув, она открыла дверь.

Это была та самая часовня, где все монахини и послушницы собирались к заутрене. Шинейд покорно сидела там две недели назад. Молиться пять часов в день в этом огромном помещении можно было только при наличии множества свечей на алтаре и в подсвечниках на боковых стенах. Но и тогда в молельне царил мягкий полумрак.

Шинейд решила, что нельзя найти лучшего освещения, чтобы разглядеть висевшие там гобелены. Все они были на религиозные темы и изображали Христа и нескольких святых, но, к сожалению, в самые ужасные моменты их жизни или, что еще хуже, в моменты их смерти. Распятие Христа, обезглавливание святой Варвары, умерщвление одиннадцати тысяч девственниц и святой Урсулы и изображение колесования святой Екатерины.

Созданием гобеленов сестры занимались в промежутках между молитвами. Шинейд знала, что сейчас они работали над изображением окаменения святого Стефана. Покончив с изображениями самых страшных мучений святых женщин, они переключились на мужские муки.

Хотя ее это не касалось. И тут девушка заметила коленопреклоненную женщину перед алтарем. Ожидая увидеть монахиню, рыдающую из-за назначенного аббатисой наказания, она удивилась, обнаружив у алтаря англичанку, приехавшую накануне вечером. Шинейд слышала о ней. Никто не говорил, почему леди Хелен ищет убежища, но она подозревала, что из-за властолюбивого мужа. Уклоняясь от неугодного брака, женщина скорее нашла бы приют в английском аббатстве. Ей не было необходимости бежать в центр Шотландии.


— Как ты рассчитываешь вытащить ее из аббатства?

Последовало равнодушное пожатие плечами.

— Увидев меня, сама выйдет.

— Выйдет? — В голосе Рольфа послышалось сомнение.

— Конечно.

— Понятно. — Подумав, он поинтересовался: — Тогда почему Шинейд сбежала в аббатство?

— Она меня не видела и не имеет ни малейшего представления, как я выгляжу, — быстро отозвался Блейк.

— А-а… — Рольф кивнул. — Значит, как только она заметит ряженого…

— То падет к моим ногам.

— Конечно, она так и сделает, — весело согласился Рольф.

— Женщины всегда благосклонно реагируют на мою внешность.

— Я слышал об этом.

— На самом деле это — проклятие.

— Да? Ты завоевываешь мою симпатию, — сухо отозвался Рольф, а затем добавил: — Есть только один момент, который меня интересует.

— Какой именно?

— Шинейд за стенами аббатства, а мы — снаружи. Как она разглядит твою бесподобную внешность? Только священнослужители могут пройти за ворота.

Блейк нахмурился.

— Пока еще не знаю. Я думаю об этом с тех пор, как мы покинули Данбар, но… — Последовало очередное пожатие плечами. — В любом случае это не моя забота. Ты здесь все организовываешь, меня лишь используют.

Рольф откровенно удивился.

— Значит, только используют?

— Именно так.

— Подобным образом рассуждал и Амори, когда мы ехали на его свадьбу, — заметил Рольф. — А посмотри, как они с Эммой счастливы теперь!

Воспоминания о расставании с другом Амори де Эйнфордом и его маленькой женой Эммелин вызвали у Блейка улыбку.

— Да, он очень счастлив. Амори был уверен, что Эмма — колдунья. Ты знал об этом?

— Нет.

— Он клялся, что ее первый муж предпочел покончить с собой, лишь бы не возвращаться домой.

— Серьезно?

Рольф был удивлен. Взглянув на собеседника, Блейк заметил напряженную складку вокруг его губ и вспомнил, что малышка Эмма приходится ему кузиной.

— Правда, это было до того, как он положил на нее глаз. Стоило ему увидеть, как она мила, и он совершенно расслабился. Только речь сейчас не об Амори и Эмме. Леди Шинейд высока, словно кружка для эля.

Рольф закатил глаза.

— Ты же ее еще не видел.

И снова безразличное пожатие плеч.

— Она шотландка. Мало того — Данбар, — сухо ответил Блейк. — Этого мне достаточно.

Пристально посмотрев на молодого придворного, Рольф полюбопытствовал:

— Из-за чего твой отец разругался с Ангусом Данбаром? Я понял, что в свое время они были близки, словно братья.

Помолчав немного, Блейк ответил:

— Я точно не знаю. Отец никогда не рассказывал. В любом случае это довольно грязное дело, если он единственный раз на моей памяти столь отвратительно обозвал человека и продолжает называть так каждый раз, когда о нем заходит речь.

— Да-а. — Рольф посмотрел на деревья, мимо которых они проезжали, и решил умерить свое любопытство. — Что касается твоей невесты, то, возможно, епископ Уикем мог бы посодействовать в нашем деле.

— В каком деле, сын мой? — Услышав свое имя, епископ вмешался в разговор еще до того, как оба лорда успели обдумать возникшую идею.

— Мы с Блейком просто обсуждаем, как вытащить девушку из аббатства. Я подумал, что вы могли бы помочь.

— Ну… — Аристократическое лицо епископа стало задумчивым, затем его густые серые брови приподнялись, и морщины на лице прорезала кривая улыбка. — Ваша правда, меня могут пустить внутрь как человека божьего, тогда как для вас ворота окажутся закрыты. Думаю, что могу поговорить с девочкой, но это вся помощь, которую я в силах вам оказать, — предупредил он. — Я не могу принуждать ее к чему бы то ни было.

— Спасибо вам, епископ, — отозвался Блейк, обрадовавшись, что он еще может избежать брака. Если все пойдет, как он задумал, то ему еще предстоит отблагодарить маленькую шотландочку — послатьей леденцов или отрез ткани.

— Вот оно.

Подняв глаза, Блейк увидел стены аббатства, возвышавшиеся за деревьями, мимо которых они проезжали. Обитель находилась не далее чем в пятидесяти ярдах. Он пустил своего коня в галоп, так как наступал решающий момент. Через несколько минут он вернет себе невесту или останется счастливым человеком.

Добравшись до ворот, Блейк спешился и ловко дернул шнур звонка. И тут он увидел, что дверь в воротах приоткрыта. Нахмурившись, Блейк толкнул деревянную створку. Та заскрипела, но сдвинулась на несколько пальцев. Блейк замер, почувствовав легкое беспокойство. Так не должно было быть. Недоумение отразилось на его лице, и он потянулся к мечу.

— Дверь не заперта.

— Что? — Спешившись, Рольф присоединился к своему подопечному.

— Нет. — Епископ потряс головой. — Блейк, вы, должно быть, ошиблись. Ворота всегда заперты. Слишком многие ищут приюта внутри… — Внезапно он замолчал, когда молодой лорд толкнул дверь и та распахнулась настежь. Прелат взирал на происходящее в немом изумлении, а затем прошептал с досадой в голосе: — Как видно, не такая уж надежная защита!

Открыв дверь, Блейк осмотрел пустой сад, заполненный цветами и травами, прежде чем взглянуть на стоящее в глубине здание.

— Да, защита никудышная.

— Будь я проклят! — Епископ слез с лошади и подошел к двум мужчинам, заглядывавшим в дверной проем.

— Что ты думаешь? — поинтересовался Рольф. Они смотрели на представшую их взглядам буйно цветущую растительность.

— Сад пуст. Где все могут быть? — Блейк оглянулся через плечо. Епископ вытягивал шею, стараясь заглянуть внутрь.

— Нет, слуги или послушницы должны работать в саду в такой час. Руководит аббатством Святого Симиана леди Элизабет Уорли, а это такая мегера, которая не позволит не…

— Взгляни, — прервал епископа Рольф. — Корзины брошены. Выглядит так, будто они работали, а затем поспешно покинули сад.

— Не нравится мне все это. — Громкий голос Малыша Джорджа привлек внимание Блейка к тому факту, что все приехавшие с ними воины спешились и собрались у ворот, пытаясь заглянуть внутрь святыни, увидеть которую в обычных условиях у них не было ни единого шанса.

— О Боже, Боже, — тряс головой епископ. Весь его вид выражал сильнейшую тревогу. — Что-то тут не так! Как бы чего не случилось.

— Вы сказали, что многие ищут здесь убежища. Вы же не думаете, что кто-то просто вломился и… — Рольф не решился высказаться более конкретно.

Блейк решительно шагнул внутрь. Пусть он и не желает жениться на дочери лорда Данбара, однако не хочет, чтобы кто-нибудь причинил ей вред. Он не собирался уклоняться от ответственности. Это не в его характере.


Шинейд удивила настороженность, с которой бледная рыжеволосая женщина, чья кожа была усыпана светлыми капельками веснушек, ожидала их приближения. Шинейд хотела развернуться и уйти, но не могла этого сделать. Она не могла пройти мимо раненого, будь то животное или человек, не могла проигнорировать плач или крик боли и не могла оставить англичанку, молившуюся, всхлипывая от рыданий.

— Вы ведь леди Хелен, а я — леди Шинейд, — резко произнесла она вместо приветствия.

— Леди Шинейд? Да, сестра Бланш упоминала о вас. — На лице женщины отразилось облегчение, и она поднялась на ноги. Но единственным проявлением эмоций осталось удивление, когда она поняла, что Шинейд выше ее на целый фут. — Вы ведь здесь уже две недели, не так ли?

— Да, я пытаюсь избежать замужества с английским псом, — произнесла Шинейд с притворной скукой.

Хелен вздрогнула, а затем рассмеялась:

— А я стремлюсь спастись от брака с шотландской свиньей.

— Серьезно? — усмехнулась Шинейд и спросила: — Тогда почему вы не поехали в английское аббатство?

— Я сбежала в Шотландию и искала ближайшее пристанище.

— О, конечно, — закивала Шинейд. — Ну, ничего не бойтесь. Здесь вы в безопасности.

— Да, наверное, — с сомнением в голосе произнесла леди Хелен.

Элдра переступила с ноги на ногу, и Шинейд вспомнила, что не представила свою кузину. Да, ее манеры оставляют желать лучшего.

— Как же плохо я воспитана! Это Элдра, моя кузина. Она настояла на том, чтобы сопровождать меня сюда и охранять, как будто мне здесь что-то угрожает.

Ее светловолосая кузина была полной противоположностью ей, а ростом еще ниже Хелен. Должно быть, решение кузины сопровождать ее и «охранять» выглядело странно для всякого, кто не видел Элдру в сражении, ибо в тот момент она напоминала дикую кошку.

— Кровожадная девка, — решила объяснить Шинейд. — И очень проворная. Да вы сами посмотрите!

Кивнув, Элдра повернулась, словно собираясь уйти, сделала несколько шагов и вдруг в три прыжка оказалась перед Хелен и приставила острый кинжал к горлу англичанки.

— О Боже, — выдохнула Хелен.

Шинейд и Элдра рассмеялись, и маленькая девушка засунула свой клинок обратно в замшевый ботинок.

— Сможете меня этому научить?

Элдра пожала плечами:

— Это производит впечатление, но не помогает в настоящей битве. Лучник может пристрелить меня еще в середине прыжка, и я даже не успею приставить кинжал к шее врага.

— О, так вы меня не научите! — Плечи Хелен опустились.

Обменявшись взглядом с Шинейд, Элдра доверительно сказала:

— Но я смогу научить тебя кое-чему более полезному.

Настроение Хелен моментально улучшилось.

— Действительно? Научишь?

— Да.

— О, ну надо же! Это будет изумительно! Если Камерон приблизится ко мне, я смогу защитить себя.

Глаза Шинейд широко распахнулись.

— Камерон? Лорд Ролло?

— Да.

— Никогда не слышала, что он такой плохой. Ну а тот, за кого я должна выйти, мерзкая собака.

— И кто же это? — полюбопытствовала Хелен.

— Шеруэлл.

— Лорд Блейк Шеруэлл?

— Да, ты его знаешь? — заинтересовалась Шинейд.

— Да. То есть нет, я никогда не встречалась с ним, зато много слышала. Его называют Ангелом. Говорят, он невероятно красив и обладает поразительным обаянием. А еще говорят, что он выглядит словно ангел, но обладает языком дьявола и сможет соблазнить даже святую Агнессу. — Хелен нахмурилась. — Почему ты не хочешь выйти за него замуж?

— Он — англичанин. — Когда девушка подалась назад, Шинейд одарила ее извиняющейся улыбкой. — Ну, не просто потому, что он англичанин. Он еще и трус.

— О! — Хелен заколебалась, но все же спросила: — Ты его встречала?

— Нет, но мой отец знал его отца. Когда-то они были друзьями. Поэтому и была организована эта помолвка, но потом граф показал себя трусом, которым он и был, и… — Шинейд пожала плечами.

— А что сделал граф Шеруэлл?

— Ну, я точно не знаю, но это должно быть что-то чрезвычайно оскорбительное для моего отца, который ненавидит его до сих пор и проклинает при каждом удобном случае. — Когда продолжавшая хмуриться Хелен собралась прокомментировать услышанное, Шинейд сменила тему и поинтересовалась: — Почему ты убежала от лорда Ролло? Я ничего плохого о нем не слышала.

— Да. — Девушка помрачнела. — Он хорошо скрывает правду, обманул даже моего отца, так что тот дал согласие на наш брак. Но на пути в замок Камерон я случайно услышала его разговор с одним из воинов. Мы остановились на ночь, и они думали, что я сплю. Они обсуждали его планы, как быстрее покончить с нашим браком, когда мы будем в его крепости, чтобы он смог жениться на другой женщине.

Брови Шинейд приподнялись.

— Но если он планирует покончить с браком, зачем вообще жениться?

— Из-за денег. Мой отец достаточно богат и дал за мной щедрое приданое.

— Но, расторгнув брак, он не сможет ничего получить.

— Сможет, если я умру.

— Нет! — Шинейд смотрела на нее в полном изумлении. — Он этого не сделает!

Хелен мрачно кивнула.

— Он так и сказал?

И снова девушка кивнула.

— Они обсуждали, как это сделать быстрее. Он не мог выбрать — свернуть мне шею и столкнуть с лестницы, чтобы казалось, будто я сломала ее в падении, или свернуть мне шею в лесу и заявить, что я упала с лошади.

— Трусливый пес! — Шинейд повернулась к кузине: — Ты можешь себе такое представить, Элдра?

— Нет, — затрясла головой светловолосая девушка. — Тебе повезло, что ты не спала.

— Да уж, — согласилась Шинейд. — Что ты сделала потом?

— Сначала ничего. Продолжала притворяться спящей, чтобы они не узнали, что мне известно об их планах. Но, как только представился шанс, мы сбежали.

— Мы?

— Со мной была горничная.

— Была?

— Да. Я послала ее домой, рассказать все отцу. Он должен мне помочь.

— А что, если они поймают горничную до того, как она доберется к твоему отцу?

На лице девушки мгновенно отразилось беспокойство, но затем она покачала головой:

— Нет, я отвязала всех лошадей, когда мы уходили. Шотландки переглянулись.

— Как тебе удалось? Я прекрасно знаю, что ни один шотландец не будет сидеть и смотреть, как ты отпускаешь на волю его добро.

— Все верно. — Девушка помолчала, но затем решилась и продолжила: — Они бы легко меня остановили, я уверена. Но Мэдж, моя горничная, прекрасно разбирается в травах. На следующее утро после услышанного мной разговора я ей все рассказала, и мы решили сбежать. Она приготовила ужин и подмешала туда сонных трав, чтобы все крепко заснули. Пока они были в бессознательном состоянии, мы собрались, отпустили лошадей и сбежали. Я послала ее домой одну, а сама направилась сюда, ведя в поводу лошадь, чтобы они думали, что нас двое. Уверена, они должны двинуться по моим следам. Им даже не придется их искать. А Мэдж тем временем вернется домой и приведет ко мне отца.

— Ты сознательно оставила след, чтобы они помчались за тобой?

— Ну, если бы я поехала домой вместе с Мэдж, они бы легко нас поймали. А поняв, что мне известно о его планах, Ролло точно не позволил бы мне сбежать. А находиться здесь гораздо лучше, чем быть убитой.

— Я тоже так думаю, только твои следы приведут их прямо сюда, не так ли?

— Я хотела, чтобы они последовали за мной, тогда Мэдж сможет беспрепятственно добраться до моего отца, — печально объяснила Хелен. — Кроме того, как только мой отец узнает о случившемся, все будет хорошо. Я сделала все, что могла. И я думала, что здесь буду в безопасности, но теперь сомневаюсь в этом.

Шинейд поспешила успокоить ее, увидев, что Хелен вот-вот заплачет.

— Ну конечно, тебе ничто не угрожает. Даже такой паршивый пес, как Ролло Камерон, не осмелится штурмовать аббатство. А если и решится, то аббатиса пригрозит ему отлучением от церкви. Ты здесь можешь спокойно дожидаться приезда своего отца.

Все еще видя страх в глазах английской девушки, Шинейд решила воззвать к ее разуму.

— Ничего с нами не случится. Если хочешь, мы с Элдрой покажем тебе пару приемов, чтобы ты могла защитить себя.

— Правда? Это было бы замечательно. Я просто поражаюсь, как несведуща была в подобных вещах, пока не столкнулась с опасностью. Я бы многое отдала за то, чтобы знать, как управляться с мечом, в ту ночь, когда услышала о планах Ролло относительно меня. Я бы так хотела вскочить и пронзить его насквозь.

— Тогда пойдем в сад.

Шинейд подошла к двери молельни и распахнула ее. Выглянув в холл, она замерла, а затем отступила назад. Ее рука автоматически потянулась к пустым ножнам.

— Что случилось? — встревожилась Хелен, когда девушка тихонько закрыла дверь и вернулась, осматривая комнату.

— Я видела в коридоре мужчину. — Замерев перед первым гобеленом, Шинейд отдернула громадный занавес от стены. Сообразив, что она задумала, Элдра скользнула за изображенного на кресте Христа.

Шинейд посмотрела на Хелен.

— Заходи, — приказала она. Видя, что девушка колеблется, Шинейд схватила ее за руку и толкнула вперед. — Элдра защитит тебя с той стороны, а я — с этой.

— Но почему меня надо защищать? Это Ролло ты видела?

Шинейд покачала головой.

— Я его не узнала, но одет он в килт. А так как только двоих могут разыскивать в этом храме и мужчина, который ищет меня, — англичанин…

Хелен не понадобилось дальнейшее объяснение. На лице ее отразился панический ужас, и она шагнула за гобелен.

— Как, по-твоему, они вошли? — спросила англичанка, как только гобелен вернулся на свое место, прикрывая их от чужих взглядов. Полотно надежно скрывало место их нахождения. Шинейд надеялась, что приглушенный свет и кровавые изображения заставят того, кто будет их искать, лишь оглядеться и уйти. Девушка чувствовала себя неуверенно из-за отсутствия меча, к тому же она не знала числа противников. Шинейд видела лишь одного мужчину, но он стоял в конце коридора и с кем-то разговаривал.

— Не стоит об этом беспокоиться. Я не слышала плача или стонов, думаю, они… — Неистовая речь Хелен прекратилась, когда Шинейд зажала ей рот.

— Урок защиты номер один, — прошипела она. — Когда девушка прячется, она должна вести себя очень тихо, иначе можно не прятаться вообще. Поняла? — Почувствовав кивок, Шинейд убрала свою руку и услышала, что дверь часовни открывается.

За гобеленом было темно и душно. Воздух был наполнен пылью. Шинейд напряженно вслушивалась в тяжелую тишину, пытаясь уловить звук шагов. Она вдохнула столько пыли, что ей неудержимо хотелось чихнуть. Сдерживаясь из последних сил, она покрылась испариной. И тут наконец дверь мягко закрылась. Чихнув, Шинейд вышла из-за занавеса, стирая руками остатки пыли, покрывавшей ее кожу. Элдра и Хелен последовали за ней.

— Проклятие! — Подойдя к двери, Элдра прижалась к ней ухом, но ничего не услышала. Она приоткрыла ее и выглянула наружу. — Чисто, — тихо произнесла она, закрывая дверь.

Кивнув, Шинейд подозвала ее обратно.

— Что мы собираемся делать? — спросила Хелен. Помолчав мгновение, Шинейд решила:

— Мы должны добраться до своих комнат.

— Но зачем? — Взгляд Хелен перебегал с одной девушки на другую.

— Мой меч. — Шинейд скривилась. — Аббатиса забрала его. И меч Элдры тоже.

— Но если она забрала их…

— А мы вернули клинки, пока она спала, напившись до беспамятства.

— Напившись? Нет! Аббатиса не может пьянствовать!

— Зато она может перепить дюжину солдат, — усмехнулась Шинейд.

Хелен изумленно покачала головой.

— Нам пора. — Шотландки направились к двери, но внезапно остановились и посмотрели на Хелен. — Может, ты останешься здесь, а мы за тобой вернемся?

— Нет. С вами я чувствую себя увереннее. Поджав губы, Шинейд подумала немного, а затем кивнула:

— Хорошо, пойдем с нами. — Девушка подала знак кузине, стоявшей у двери, но та прислушалась и направилась назад.

— Кто-то идет.

Чертыхаясь, Шинейд схватила Хелен за руку и потащила обратно к гобелену. Она остановилась лишь для того, чтобы пропустить Элдру, затем толкнула туда Хелен и забралась сама. Только занавес опустился, как дверь открылась.

Глава 3

Вжавшись в стену, Шинейд проклинала судьбу за то, что она осталась без своего клинка. Сдерживая дыхание, девушка вслушивалась в происходящее в комнате, но слышала лишь гулкое биение своего сердца. Казалось, тишина длится вечно. Помня о том, что произошло в прошлый раз, она сделала осторожный вдох через рот.

Спустя несколько долгих минут Шинейд решила, что, кто бы ни открыл дверь, он должен был осмотреться и выйти. Только она собралась отдернуть гобелен и выбраться из-под него, как услышала легкий шелест. Звук шагов звучал со стороны скамеек. Неужели их укрытие раскрыто?

— Леди Шинейд? — шепотом позвали с другой стороны занавеса.

Голос был знакомым, и девушка выскользнула наружу.

— Сестра Бланш! — Оглядев пустую комнату, она схватила женщину за руку и затащила в свое укрытие. — Что вы здесь делаете? В аббатстве мужчины.

— Да, я знаю, — вздохнула сестра Бланш. — Я уже полчаса ищу вас, чтобы предупредить. Англичанин приехал.

— Нет, они шотландцы.

— Ну как же! Я видела их на холме, они несли королевский штандарт, в этом я уверена.

— Вы знаете много англичан, одетых в килт? — поинтересовалась Шинейд и ощутила, как потрясли сестру Бланш ее слова.

— В килт?

— Да, на мужчине, которого я видела, был килт.

— Килт? Нет. — Она страстно закачала головой, поднимая пыль. — Вы, должно быть, ошиблись.

— Он стоял не далее чем в десяти футах от меня, сестра. Говорю вам, его колени были обнажены, поэтому мы и прячем леди Хелен. Это Камерон, я уверена. Мы должны увести ее отсюда. Вы знаете, что произойдет, если она попадет в руки к Ролло?

После ее слов наступила гнетущая тишина. Сестра Бланш стала выбираться из-за гобелена. Последовав за ней, Шинейд с удивлением заметила, что женщина стала стаскивать с себя одежду, забыв о безопасности и приличиях.

— Что вы делаете? — поинтересовалась она.

— Это я открыла ворота, — отозвалась сестра в ужасе. — Мать Элизабет приказала. Она надеялась, что англичанин заберет вас отсюда. Она все еще расстроена из-за своего хрусталя и из-за сестры Мередит.

Шинейд выругалась. В первый день пребывания в аббатстве она смахнула со стола хрустальный графин настоятельницы. Она старалась не задеть кончиком ножен стакан, стоявший на столе, а вместо этого задела графин, который и разбился. А что касается сестры Мередит, то это произошло, когда Шинейд стояла на коленях перед алтарем и молилась, а замечательная сестра проходила мимо и запнулась о ее длинные ноги. В результате сестра Мередит сломала себе лодыжку.

— Мне действительно очень жаль, — убивалась сестра Бланш. — Она приказала проследить, чтобы ваш нареченный мог беспрепятственно войти в пустой сад, для чего собрать всех в большой молельне. Настоятельница приказала отпереть ворота, а я не посмела ее ослушаться. Она пригрозила отослать меня с позором в Англию. Я хотела вас предупредить, но не смогла найти. — Она взглянула на Хелен, собиравшуюся выбраться из-за гобелена. — Я думала, что это англичане. — Острое чувство вины отразилось на ее лице, когда она заметила страх стоявшей перед ней девушки. Затем она справилась с эмоциями и передала свою одежду Хелен.

— Наденьте мое платье.

Брови Шинейд взлетели вверх от столь властного тона сестры. Она совершенно не удивилась, когда Хелен стала быстро скидывать с себя вещи, подчинившись приказу.

— Мы поменяемся одеждой, а затем я покажу вам тайный выход отсюда. — Сестра говорила, помогая леди Хелен переодеваться. — Мы должны пройти мимо них, а облачение поможет остаться неузнанными. Мужчины редко рассматривают монахинь. Мы вполне сможем их обмануть.

Когда с приготовлениями было покончено, Шинейд подошла к двери и прислушалась к звукам в коридоре. Элдра последовала за ней. Внезапно Шинейд оглядела себя и нахмурилась, внимательно рассматривая свой наряд. Ее облачение сковывало движения, что могло помешать, если они окажутся в трудной ситуации.

Сделав знак Элдре занять ее место у двери, Шинейд сняла плед и разрезала своим кинжалом простое белое платье, под которым оказались штаны. Вырезав две небольшие дырочки ниже уровня талии, она намотала ткань вокруг своего тела таким образом, чтобы нижняя часть спадала по ногам мягкими складками. Засунув более короткие части в штаны, она оказалась одетой и в платье, и в килт. Дома девушки обычно носили тонкие штаны и короткие сорочки. В платье они переоделись только в аббатстве, чтобы не смущать аббатису и монахинь.

Закончив со своим одеянием, Шинейд с помощью кусочков материи быстро убрала длинные черные волосы за спину и заняла место у двери. Теперь она наблюдала за коридором, пока Элдра приводила себя в порядок.


— Куда, черт побери, все подевались?

Ответа не последовало. Сад был совершенно пуст, как и холл, и каждая осмотренная ими комната. Аббатство выглядело тихим и пустым, словно могила, что производило жуткое впечатление.

На лицах Рольфа, Малыша Джорджа, епископа и двадцати воинов, следовавших за Блейком, по мере продвижения в глубь святыни проявлялось все больше любопытства и интереса. И Блейк не мог их порицать. При иных обстоятельствах никто из них никогда бы даже не переступил порога монастыря.

Вздохнув, он заглянул в главный холл.

— Что там такое? — поинтересовался Рольф, рассматривая дверь, мимо которой они прошли.

— Часовня, — последовал ответ Блейка. — Клянусь, я видел закрытую дверь, когда стоял в конце коридора.

— Да, но мы там посмотрели. Никого не было.

— Гм-м. — Он продолжал осматривать холл. Его инстинкт подсказывал, что нужно проверить все. Неожиданно повернувшись, он направился к двери, задержавшись только для того, чтобы приказать воинам продолжить осмотр. За ним последовали Рольф, Малыш Джордж и епископ.


Шинейд выглянула за дверь, оглядывая коридор. Элдра закончила со своей одеждой, и теперь ничто не стесняло ее движения. Леди Хелен и сестра Бланш также завершили обряд переодевания и присоединились к девушкам.

— Ваши платья. — В голосе Хелен слышалось удивление. — Вы выглядите так… по-другому в штанах.

Шинейд улыбнулась и закрыла дверь, чтобы осмотреть своих спутниц. То же самое она могла сказать и про них. Обе разительным образом переменились. Со спрятанными под монашескую вуаль волосами и полностью скрытым телом, Хелен стала божественно красива. Раньше она тоже была привлекательна, но сейчас ее красота приобрела какую-то чистую, совершенно невинную свежесть. А сестра Бланш, наоборот, выглядела восхитительно беспутно. Ее обычно невозмутимый вид портил все обаяние, создаваемое не убранными под покрывало короткими волосами.

Закончив осмотр, Шинейд сдернула простую белую ткань со стола, уставленного свечами.

— Что вы делаете? — воскликнула сестра Бланш, когда свечи посыпались на пол.

— Стоит кому-нибудь увидеть вас вместе, он опознает подлог не задумываясь. Нужно прикрыть вашу голову.

— О! — Сестра Бланш подняла руку и неловко пощупала свои стриженые волосы, но Шинейд быстро набросила ткань ей на голову, а затем завязала концы под подбородком и осмотрела дело рук своих. К сожалению, ее действия показали, как мало она знает об искусстве одеваться. Ворча себе под нос, она почти не сопротивлялась, когда англичанка оттолкнула ее в сторону и в один момент все закончила. Шинейд осмотрела сестру и удовлетворенно кивнула:

— Теперь пойдем. Мы должны забрать клинки из наших комнат, а затем найти выход, о котором вы говорили.

— Клинки из ваших комнат? — Сестра Бланш в замешательстве уставилась на девушку. — Но ведь их забрала мать-настоятельница.

— Мы вернули их обратно. Они понадобятся, когда мы будем искать выход.

— Нет, мы не можем так рисковать.

— Вы хотите оставить нас без защиты?

Сестра закусила губу в раздумьях и выглядела совершенно несчастной.

— Я принесу их вам позже.

— Я не позволю вам так рисковать из-за нас.

— Все произошло по моей вине, — отозвалась сестра. — К тому же они не осмелятся причинить вред невесте Господа.

— Сестра, вы сейчас выглядите несколько иначе. Монахиня посмотрела на свою одежду и вздрогнула.

— О да, конечно, но если возникнут какие-либо трудности, я могу убрать это. — Она потрогала ткань на голове. — И они убедятся, что я монахиня.

Шинейд хотела было возразить, но сестра Бланш покачала головой, предупреждая ее намерение.

— Все равно я с вами не соглашусь. Я пойду сама и принесу ваши мечи.

— Я тоже пойду, — произнесла Хелен, спеша за кузинами, направляющимися к двери.

— Нет! — воскликнула сестра Бланш. — Для тебя это небезопасно.

— Меня никто не узнает в вашей одежде, — заметила Хелен. — Я сейчас даже в большей безопасности, чем вы. Кроме того, сестра, вы уж точно не сможете принести мечи. Вам придется спрятать их под юбкой, а два меча для одной женщины — это слишком.

Напомнив им, что двигаться надо тихо и быстро, Шинейд рассказала, где найти клинки, и повела их к двери. Послушав, не приближается ли кто, она выпустила англичанок за дверь и проследила, как они дошли до конца коридора и повернули за угол. Девушка собиралась уже закрыть дверь, когда звук с противоположного конца коридора привлек ее внимание. Это был светловолосый шотландец, которого она уже видела. Он появился из-за угла в тот самый момент, когда Хелен и сестра Бланш скрылись из виду. Шинейд не думала, что он заметил ушедших женщин, но определенно видел ее. Проклиная свое невезение, Шинейд хлопнула дверью и повернулась предупредить Элдру.


Блейк удивленно замер. Коридор был также пуст, как и в первый раз, но из-за двери часовни выглядывал длинноволосый шотландец, смотревший в противоположный конец коридора. Бросив любопытный взгляд в том направлении, Блейк упустил возможность рассмотреть лицо парня. Звук захлопнувшейся двери свидетельствовал о том, что его присутствие обнаружено.

Чертыхаясь, Блейк вытащил меч из ножен и бросился к двери прежде, чем Рольф успел его остановить. Ожидая, что часовня окажется запертой, он очень удивился, когда дверь распахнулась. Блейк ворвался в комнату с мечом наготове, зная, что за ним следуют остальные. Некоторое время мужчины безучастно рассматривали комнату, оказавшуюся, как и в прошлый раз, пустой.

— Никого. — Рольф хмуро оглядывался. — Что тебя заставило так рваться сюда?

— У двери стоял шотландец. Но, заметив меня, он скрылся за дверью.

— Да? — Рольф обвел взглядом комнату еще раз. — Ну, сейчас его здесь нет.

Блейк замер перед ближайшей скамьей и поднял один из оставленных пледов.

— По крайней мере он мне не причудился.

Епископ неодобрительно уставился на пледы.

— Так куда же он делся?

— Может здесь быть тайный проход? — спросил Блейк, бросая одежду.

Взгляд епископа блуждал по стенам и прикрывающим их полотнам.

— Вообще-то я не знаю. Но вполне возможно, что один из гобеленов скрывает секретный ход или…

Проследив за взглядом внезапно замолчавшего прелата, Блейк увидел изображение распятого Иисуса Христа. Любопытство владело им недолго. Скоро он понял, что привлекло внимание священника. Все гобелены в комнате спускались до самого пола, за исключением этого. Он был на дюйм короче и неплотно прилегал к стене. А из-под него высовывались две пары ботинок!

Подняв меч и сделав жест остальным, Блейк двинулся к гобелену. Подойдя на расстояние фута, он спокойно приказал:

— Вылезайте оттуда, вы.


Шинейд проклинала все на свете, сдерживая дыхание. Она боялась, что это убежище их не спасет, после того как брошенная одежда была найдена, но у нее не хватило времени найти что-то более подходящее. Обменявшись взглядом с Элдрой, она сделала шаг в сторону, решив, что, прежде чем показывать себя врагам, надо в первую очередь рассмотреть их. Однако все ее внимание сфокусировалось на стоявшем впереди. Остальных она просто не заметила. Его одного было достаточно, чтобы привлечь к себе чье угодно внимание.

Шинейд никогда не встречала Камерона, но если мужчина, стоящий перед ней, — Ролло, то Господь был по-настоящему щедр, создавая его. Волосы, как она успела заметить раньше, были светлые, но такое описание не подходило из-за своей невыразительности. Они были чуть короче, чем темные пряди ее брата, и спускались на плечи золотыми локонами, поглощая и отражая свет горящих в комнате свечей. Это было восхитительное зрелище! Такие волосы могли быть только у ангела. В равной степени впечатляло и лицо. С большими глазами глубокого голубого цвета и золотистыми ресницами, такими длинными, что они почти задевали его щеки, когда он моргал. Прямой нос, полные, красивой формы губы, короткая золотистая бородка и усы делали его настолько привлекательным мужчиной, что Шинейд растерялась. Она никогда не думала, что такое возможно. Девушка была готова увидеть крылья у него за единой и нимб над головой, но предположила, что у ангелов нет такого замечательного тела. На картинах или холстах ангелов изображали тонкими. Мужчину же, стоявшего перед ней, так не изобразишь. Он был выше шести футов, верхняя часть рук была так же широка, как ее бедро. Нет, даже больше. А ноги у него были сильными, красивой формы везде, где их не скрывал короткий килт.

Проклятие! У Шинейд вырвался вздох. Наверное, стоило умереть за одну ночь в его постели. Как бы она поступила на месте Хелен?


Блейк заметил человека, выглядывавшего из-за края гобелена, и нахмурился. Свет в часовне был слабым, а шотландец высунулся из-за полотна лишь частично — одна рука и один глаз. Но и этого было достаточно, чтобы понять, что он не солдат. Шотландец был худым, с неразвитыми мышцами, но отсутствие грузности говорило о том, что это все же воин. Блейк полагал, что многое узнал по тому, что мужчина предпочел спрятаться, а не вступать в сражение. Терпение изменило ему, когда молчание стало невыносимым, а человек все еще стоял наполовину за полотном.

— Я сказал, вылезти оттуда! — бросил он отрывисто, меняя свою угрожающую позу.

Шинейд смутилась. Пока она скрывалась за занавесом, слова мужчины казались приглушенными и она не слышала акцента. Это был англичанин, а не шотландец. Она обернулась к Элдре, которая тоже удивилась. Еще раз посмотрев на мужчину, Шинейд собралась было заговорить, но передумала. Может быть, он вырос в Англии? Многие шотландские наследники там воспитывались либо у богатых родственников, либо при дворе. Отбросив сомнения, она еще раз выразительно взглянула на Элдру, и ее рука за гобеленом поднялась повыше и схватила материал. Как только ее кузина поняла замысел, Шинейд выступила из-за гобелена. С другой стороны появилась Элдра.


Блейк уже собирался повторить шотландцу свой приказ, когда тот неожиданно его выполнил. Точнее, она. Поняв это, Блейк пришел в смятение, рассматривая эти голубые, словно лед, глаза и явно женскую фигуру. Его внимание привлекло движение с противоположной стороны гобелена, и он увидел маленькую изящную девушку, выскользнувшую из-за занавеса. Невысокую, светловолосую, стройную и очень симпатичную. Блейк снова повернулся к высокой девушке, когда Рольф, стоявший позади него, неожиданно вскрикнул.

Блейк оглянулся и, увидев тревогу на лицах мужчин, мгновенно развернулся обратно, но было уже поздно. Двигаясь с обеих сторон одновременно, девушки умудрились, сдернув гобелен, резко бросить его вперед. Тяжелый ковер был сорван со своего места на стене и обрушился на стоявших под ним. Блейк успел сделать только один шаг в сторону, как полотно накрыло его с головой, повалив на пол.

Как только гобелен оторвался от стены и начал падать на стоявших под ним мужчин, Шинейд крикнула Элдре и помчалась к двери, надеясь ускользнуть. Разъяренный крик кузины заставил ее развернуться. Испуг отразился на лице девушки, когда она поняла, что гобелен придавил не всех мужчин. Один из них, подобный горе, стоял в паре шагов от епископа, охраняя спины остальных, и сумел избежать пыльного старого полотна, накрывшего его друзей. А еще он успел поймать Элдру, пробегавшую мимо, и продолжал удерживать ее, обхватив со спины за талию и приподняв над полом. По-видимому, он был невосприимчив к ее царапанью и неистовым пинкам.

Ругаясь, Шинейд осмотрелась, ища, чем помочь кузине, но ничего подходящего не было. Прекратив поиски в тот момент, когда Элдра пронзительно завизжала, Шинейд заметила, что человек, одетый в килт, сумел выбраться из-под полотна и приближается к ней.

Шинейд схватила стульчик и бросила в него. В этот самый момент леди Хелен и сестра Бланш с торжествующими возгласами вбежали в комнату, но их возбуждение тут же сменилось страхом, когда они увидели происходящий в часовне хаос. Не занимая себя объяснением очевидного, Шинейд схватила оба меча, протянутые женщинами, и приказала им покинуть комнату, прежде чем обернулась к воину в килте.


Блейк снизил стремительность своего приближения, заметив два клинка, направленные ему в лицо. Первой его реакцией было удивление. Женщина держала их так, словно прекрасно с ними обращалась. Это привлекло его внимание к тому факту, что мечи меньше обычного и легче по весу. Очевидно, они были сделаны специально для женщин. Один — для той, что стояла перед ним, а другой — для той, которую держал Малыш Джордж все это время.

— Подожди, — сказал Блейк, как только все кусочки мозаики соединились.

Сначала он принял ее за шотландца, который, без сомнений, был одним из тех, кто проник в аббатство. Но сейчас он знал, что она — женщина. Причем женщина, внешность которой в точности совпадала с описанием его невесты, данным Рольфом. Блейк начал понимать, что встретился лицом к лицу не с кем иным, как с Шинейд Данбар. Ледяные голубые глаза, великолепные иссиня-чер-ные волосы, хорошая фигура. Да, он наконец-то добрался до своей нареченной. И одета она была в штаны.

— Не думаю, что ты способна причинить мне вред, — проговорил он, привлекая ее внимание.

— Еще как причиню, — сладко пропела девушка в ответ, подняла один из мечей и бросилась на него.

Сам факт ее атаки настолько удивил Блейка, что сначала ему удавалось лишь отражать ее удары. Спустя некоторое время он заметил: девушка направляет бой таким образом, чтобы быть ближе к месту, где Малыш Джордж боролся с ее подругой. И у нее замечательно это получалось. Прежде чем Блейк смог что-либо предпринять, она сократила дистанцию между собой и его другом и, выбросив правую ногу в сторону, зацепила ею левую лодыжку Малыша Джорджа.

Блейк был способен лишь наблюдать, как гигант, застонав от боли, отпустил девушку, которую держал. Инстинктивно потянувшись за ней, Малыш загнал себя в ловушку и рухнул прямо на пол. Миниатюрная женщина успела отскочить в сторону, чтобы не быть придавленной этим огромным весом. Устояв на ногах, она мгновенно оказалась рядом с темноволосой валькирией и приняла второй меч из ее рук.


— Что здесь творится?

Сестра Бланш и леди Хелен виновато выпрямились у двери. Они послушались приказа Шинейд, но выполнили его не полностью. Женщины отошли достаточно далеко от часовни, но не настолько, чтобы не появиться при первой же необходимости. Замерев в коридоре, они приоткрыли дверь и через щель наблюдали, как внутри леди Шинейд и ее кузина сошлись в схватке с мужчиной, одетым в килт. Сейчас Бланш и Хелен наблюдали, как к ним по коридору быстрым шагом направляется аббатиса.

— Матушка! — Сестра Бланш взволнованно взглянула на подошедшую женщину, а затем виновато посмотрела на дверь часовни. — Шотландцы проникли в аббатство. Леди Шинейд и леди Элдра сражаются с ними.

— Что? — Настоятельница смотрела на нее исподлобья. — Ты должна была впустить англичан, а не шотландцев. Боже мой, Бланш, что ты наделала?

— Действительно, что? — резко проворчала Хелен. — Всего лишь открыла дверь по вашему указанию и впустила мужчин, чтобы они забрали женщину, которая искала укрытия за этими священными стенами.

Леди Элизабет выпрямилась под таким натиском и злобно посмотрела на сестру Бланш. Затем она подошла к двери и распахнула ее настежь, обозревая битву, происходившую в самом сердце ее аббатства. В этот самый момент Малыш Джордж поднялся наконец на ноги и присоединился к Блейку, сражавшемуся с двумя девушками.

— Что здесь творится? Это дом Божий! Почему вы устроили здесь драку, словно в таверне?

Шинейд замерла от грубого пронзительного крика, как и другие участники сражения. Она бросила неодобрительный взгляд на аббатису и с явным пренебрежением вымолвила:

— Открой дверь дьяволу, и ему захочется войти. Вы приказали отпереть ворота, так что не плачьте теперь понапрасну, ибо вошел в них не тот проситель. И мы теперь защищаем леди Хелен от человека, который хочет ее убить.

Аббатиса решительно посмотрела на двух вооруженных мужчин. Ее глаза сразу натолкнулись на яркое шотландское одеяние одного и английское платье более крупного. Она также заметила смущение на их лицах после слов леди Шинейд.

— С чего вы взяли, что они люди Камерона?

Взгляд Шинейд переместился на гиганта. Она впервые обратила внимание на то, как он одет, проигнорировав этот факт в пылу борьбы.

— Возможно, вы и правы, — заметила она презрительно. — Просто я никак не ожидала увидеть сассенаха в шотландском наряде. Также я никогда не думала встретить аббатису, которая столь мало заботится о Боге и своих подопечных и готова бросить их на растерзание волкам.

Лицо леди Элизабет стало пунцовым. Она повернулась и внезапно побледнела, когда ее взгляд упал в центр комнаты. Такая реакция возбудила любопытство Шинейд, которая повернулась в том же направлении и увидела остальных мужчин, выбиравшихся из-под гобелена и приводивших в порядок свою одежду. Ее глаза распахнулись от удивления. Она тут же узнала епископа и лорда Рольфа. И хотя она никогда прежде не видела одежды прелата, выражения одновременно неприязни и бешенства в глазах леди Элизабет было вполне достаточно.

— Епископ… — едва слышно начала аббатиса. Но он прервал ее:

— Я все слышал, мадам, каждое слово, пока пытался выбраться из-под проклятого гобелена. Не увеличивайте своего греха, изливая на меня поток лжи.

— Но я…

— Открыли ворота, чтобы любой мог войти внутрь? — Он закончил, когда ее голос беспомощно стих.

— Нет! — снова закричала она, используя свое немалое остроумие в попытке защититься. — Это сестра Бланш открыла ворота.

— По вашему приказу, — продолжила Шинейд, не ожидая, что женщина признает свою вину. Убрав меч в ножны, она повернулась к епископу. — Сестра Бланш не хотела открывать ворота, но не могла отказаться выполнить приказ. Она сделала это только потому, что в противном случае леди Элизабет пригрозила вернуть ее с позором в Англию. Сестра пришла предупредить нас сразу же, как только смогла найти.

Епископ с пониманием кивнул.

— За сестрой Бланш нет никакой вины, она не будет одной из изгнанных с позором.

Никто не ошибся в интерпретации его слов, как и леди Элизабет, которая поспешила упасть перед прелатом на колени.

Шинейд сморщилась от столь недостойного поведения, а затем посмотрела на лорда Рольфа, прежде чем повернуться к двум другим мужчинам. Оба уже убрали мечи, хотя все еще оставались собранными и готовыми к атаке. Не требовалось больших усилий, чтобы понять, кем был воин в килте. Ее суженым. Кто еще мог путешествовать с лордом Рольфом? Кроме того, леди Хелен достаточно точно описала его — светловолос и красив словно ангел. Да, великолепный экземпляр мужчины, пренебрегавший ею столь долго, что не оставалось сомнений в том, сколь мало интересовал его брак с ней. Он прибыл только потому, что так приказал король.

Невозможно игнорировать тот факт, что для него она неподходящая жена. Достаточно одного взгляда на его красивое лицо, чтобы понять это. Ее нареченный был божественно прекрасен и, без сомнений, предпочитал божественно прекрасных женщин. Шинейд не питала иллюзий относительно себя. Она была слишком высока, слишком худа, слишком неженственна. Она ничего не знала о том, как должна вести себя истинная леди, и сомневалась, что сможет когда-нибудь ходить как полагается.

Нет, он точно не хочет ее в жены, а она не желает, чтобы он заявил об этом во всеуслышание. Ее гордость — все, что у нее осталось. Сделав кузине жест следовать за ней, Шинейд отвернулась и направилась к двери, остановившись лишь для того, чтобы поднять плед. Она замерла, когда стальные пальцы обхватили ее за руку.

— И куда это ты собралась?

Глава 4

Шинейд остановилась, посмотрев на схватившую ее руку. Стоило ей почувствовать прикосновение пальцев, и она уже знала, чьи они. Даже до того, как услышала мягкий бархат его голоса с английским акцентом.

— Отпусти меня или я заставлю тебя это сделать, — приказала девушка. Ее охватило удовлетворение, когда он моментально подчинился, несмотря на то что на лице его отразилось лишь удивление и никакого страха. Шинейд с раздражением смотрела, как он отвешивает ей шутовской поклон.

— Простите меня, миледи. Я столь неуважительно коснулся вас без официального представления. Лорд Блейк Шеруэлл к вашим услугам. — За представлением последовал еще один шутовской поклон.

Шинейд отодвинулась и с трудом заставила себя улыбнуться.

— Должна ли я, по-вашему, знать это имя?

Блейк удивленно заморгал.

— Что? Вы уже не узнаёте имя собственного жениха?

— Уверена, что вы шутите. Мой жених умер много лет назад. По моим подсчетам, как минимум десять.

Теперь он выглядел испуганным.

— Умер? Какой дьявол рассказал вам этот вздор?

— Рассказал? Почему-то никто, милорд. Я решила так сама, поскольку он не приехал заявить свои права… десять лет назад, когда подошел мой возраст.

Обманутый ее показной вежливостью, мужчина самодовольно улыбнулся.

— Боюсь, ваше решение было ошибочным. Может, я и запоздал, но определенно не умер.

— Нет. Боюсь, что это вы ошибаетесь, а мое решение справедливо, — возразила Шинейд. — Мой жених мертв. Для меня, — решительно добавила она, после чего повернулась и продолжила свой путь к выходу.


Блейк в изумлении смотрел на уходившую девушку. Ни одна женщина не отваживалась разговаривать с ним подобным образом. Ни одна женщина не поворачивалась к нему спиной. Господи Боже! Дамы вздыхали и падали в обмороки в его присутствии, а не разворачивались и не уходили. И он не знал, как ему поступить в данной ситуации. Какая-то часть его хотела приказать ей вернуться, и это было бы правильно. Она была его невестой, а через некоторое время станет его женой и должна полностью ему подчиняться. Другая же часть понимала, что она не желает выходить за него замуж. Так почему бы не дать ей уйти, спрятаться где-нибудь в аббатстве, отказывая ему? Это освободило бы его от дурацкой сделки.

Не зная, как поступить, Блейк внезапно осознал, что не хочет свободы, по крайней мере сейчас. Он остался один на один со своим нежеланием брать в жены эту девушку. Его чувства метались между озлобленностью на короля, на своего отца и отсутствием возможности разорвать идиотский контракт, так как он терял при этом богатые земли. Его будущей невесте, по-видимому, подобные заботы были несвойственны. Потеря земель, входящих в приданое, совершенно ее не волновала. Невероятно! Она должна быть счастлива только от того, что он соизволил приехать за ней, а не болтать о каком-то там опоздании. Он же здесь, разве не так? Да кто она, к дьяволу, такая, чтобы ему отказывать?

— Все идет не так уж и гладко, как я погляжу, — заметил Рольф, после того как леди Шинейд покинула часовню.

— Не так уж и гладко?! — Блейк был в ярости. — Да она… она дикарка. Боже мой, она носит штаны! А ты видел, как она набросилась на меня со своим мечом? — Его глаза прищурились. — Ты знал, что ее обучали сражаться?

Рольф почувствовал себя скованно.

— Это полезный навык здесь, в горах, где…

— Да она амазонка! — прервал его Блейк. — Матерь Божья! Она же с меня ростом.

— Да, она выглядит величественно, — кивнул Рольф, пытаясь успокоить взбесившегося жениха, но Блейк снова не дал ему договорить.

— А еще она плоская, как дверь. Где же ее грудь? Клянусь, я подумал, что это — парень, когда увидел ее впервые. Да она должна прыгать до потолка только от того, что я вообще за ней приехал. Так нет же! Она оскорбляет меня и уходит. Да что, черт побери, она о себе возомнила?

Ответив на всю эту тираду тяжелым вздохом, Рольф повернулся к епископу узнать, что тот планирует в отношении леди Элизабет.


— Леди Хелен, прошу вас, не убивайтесь так из-за глупостей.

Шинейд пыталась говорить мягким тоном, но получалось более раздраженно, чем требовалось. Она никак не могла справиться с собой, глядя на то, что творится с Хелен. Англичанка не то чтобы плакала, но слезы катились по ее щекам, как молчаливое доказательство ее утомления и страха. А хуже всего было то, что Шинейд не могла винить ее за это. За последние дни девушка только и делала, что убегала и пряталась, живя под постоянной угрозой плена. А сейчас, когда она нашла наконец безопасное убежище до приезда своего отца, выяснилось, что защита этой обители не более чем миф.

— Камерон найдет меня. Я знаю, что со временем он придет сюда. Я же оставила ему следы, думая, что буду защищена этими стенами. Но я не защищена. Леди Элизабет впустит его, и он заберет меня с собой. А в этом случае я умру!

Шинейд мерила шагами маленькую келью. Все были здесь: Элдра, леди Хелен и даже сестра Бланш с мрачным выражением на лице. Кузины встретили англичанок в коридоре и привели сюда.

— Разве ты не слышала епископа? Он же ясно сказал, что отправит отсюда леди Элизабет. Она будет не в состоянии впустить в аббатство кого-либо.

— Это он сейчас так сказал, но леди Элизабет умна. Я поняла это еще во время нашего разговора, когда только приехала. Думаю, она найдет, что ему пообещать, лишь бы избежать позора. Что, если она предложит нечто, от чего он не сможет отказаться? Что, если он переменит свое решение и позволит ей остаться? Тогда ее может утомить мое присутствие, и она отдаст меня Камерону. Боюсь, я разозлила ее тогда, около часовни. Я была слишком груба, и она будет счастлива выдать меня Камерону, когда он приедет. Шинейд нахмурилась.

— Епископ точно отошлет ее. Он хороший человек, и у нее нет ничего, что могло бы убедить его изменить решение.

— У нее есть вы. — Шинейд замерла, а Хелен неумолимо продолжала: — Они приехали, чтобы вернуть вас в Данбар. По правилам они не могли бы даже порог переступить, но дело уже сделано. Она может предложить не обращать внимание на то, что они заберут вас отсюда в обмен на то, чтобы остаться здесь.

Взгляд Шинейд обратился на сестру Бланш. Та выглядела встревоженной, ее сомнения окончательно смутили девушку.

— Епископ Уикем — хороший человек. Честный и добрый, и… хороший, — неубедительно закончила она, но все же продолжила: — Он не унизится до такого поступка.

— Он связан приказом короля совершить обряд бракосочетания, — напомнила ей Элдра. — И твой отец подписал этот контракт. Это не похищение с целью убийства. Его совесть будет чиста.

Шинейд отвернулась, проклиная свою судьбу. Она рассеянно смотрела в окно маленькой комнатки, пытаясь найти выход. Остальные женщины молчали и ждали ее решения. Когда она наконец обернулась, только Элдра не выглядела удивленной.

— Хелен, иди в свою комнату и собирай вещи.

— Зачем?

— Мы уезжаем отсюда все вместе.

— Но твой жених и все остальные…

— Я думаю, они будут заняты с леди Элизабет достаточно долго, чтобы мы успели уйти. Мы с Элдрой доставим тебя домой в целости и сохранности, а затем поищем приюта в другом месте. — Она замолчала, разглядывая мягкое монашеское одеяние. — Ты должна взять его с собой, на случай встречи с Камероном во время путешествия. Надеюсь, это его обманет. — Ее взгляд переместился на сестру Бланш. — Вы можете поехать с нами, если желаете. Если леди Элизабет убедит их оставить ее, это очень осложнит вашу жизнь здесь.

Сестра Бланш заколебалась, но затем покачала головой.

— Спасибо, я останусь в аббатстве, но покажу вам выход. Пойду соберу еды в дорогу.

— Мы будем в конюшне.

Повернувшись к двум оставшимся девушкам, Шинейд стала давать указания:

— Элдра, быстро помоги Хелен собрать вещи. Я пойду в конюшню седлать лошадей.

Подойдя к двери, она услышала голос Хелен:

— У меня нет вещей. — Увидев удивленный взгляд Шинейд, девушка объяснила: — Я отправила все со своей горничной, чтобы двигаться налегке.

Шинейд недоверчиво уставилась на англичанку. До сих пор она не встречала женщины, которая бы не позаботилась захватить с собой две-три вещички. Исключение составляли они с Элдрой.

— Ты вообще ничего не взяла?

Хелен кивнула.

— Только один мешок, но я оставила его в конюшне прошлой ночью. А одежду решила не брать.

— Невероятно, — удивилась Шинейд. — Что ж, нам повезло! Девушка неглупая, мы полетим как ветер.

— А вы ничего с собой не берете? — тихонько поинтересовалась Хелен, когда они вышли в коридор.

— Только то, что всегда с нами, — услышала Шинейд ответ кузины. — Наши пледы и клинки — все, что нам нужно для путешествия.

— О, понимаю, — с сомнением прошептала Хелен, пока они тайком пробирались по коридору.


— Он еще не закончил?

Рольф покачал головой.

— Опрашивает каждую монахиню, чтобы принять решение по поводу аббатисы.

— Каждую? — забеспокоился Блейк. — Ты хочешь сказать, что, прежде чем принять решение, он намеревается поговорить по отдельности с каждой сестрой этого святого места?

— Он не может изгнать ее, не имея достаточного основания.

Блейк помрачнел и продолжил мерить шагами комнату, пытаясь упорядочить свои мысли. Он хотел выбраться из аббатства побыстрее. Блейк любил женщин, всех женщин: любого размера и с любой фигурой. Ну, почти всех! Его раздражал вид Шинейд Данбар. Поэтому проживание с по меньшей мере сотней женщин можно было назвать мечтой для человека его склада, по крайней мере прежде он так думал. И, кажется, ошибался. Ему никогда еще нигде не было так неуютно, как здесь. Эти женщины были так праведны и выглядели столь непорочно, что он чувствовал себя волком, заблудившимся в стаде овец. Волком, обладающим совестью.

Поразительно! Блейк никогда не испытывал подобных ощущений в общении с женщинами. Если им хотелось, то он никогда не видел оснований отказать в своем внимании. А в данный момент он просто боялся смотреть на ходивших мимо женщин. Все они были невестами Божьими! Было достаточно лишь подумать о наставлении рогов мужу, как пропадала всякая охота любезничать.


Шинейд руководила действиями девушек. Втроем они оседлали и приготовили лошадей, ожидая возвращения сестры Бланш с провизией.

— Я принесла, сколько смогла. Это даже больше, чем я ожидала, так как в кухне никого не было.

Шинейд забрала продукты.

— Никого? Но в кухне всегда кто-нибудь есть.

— Я сначала тоже удивилась. Но епископ опрашивает всех монахинь, слуг и послушниц об аббатисе. Думаю, он все же сместит ее.

Обменявшись взглядом с Элдрой, Шинейд вздохнула.

— Мы не можем упустить свой шанс.

— Никак не можем, — согласилась Элдра, выводя лошадей из стойл.

Закинув мешок на коня, Шинейд вместе с девушками последовала за сестрой Бланш.

— Вы должны быть очень осторожны, — наставляла их монахиня, чье лицо выражало неподдельную тревогу. — Не забывайте, что Камерон где-то рядом.

— С нами все будет отлично, — улыбнулась Шинейд и вскочила в седло.

Хелен крепко обняла Бланш на прощание

— Спасибо вам, сестра. За все спасибо!

Обняв девушку еще раз, монахиня помогла ей забраться на кобылу.

— Я постараюсь как можно дольше скрывать ваше отсутствие.

— Спасибо вам, сестра. Но постарайтесь не делать ничего, что создаст вам неприятности. Мы пошлем вам весточку, когда Хелен окажется дома.

Сестра Бланш наблюдала, как они, подхлестывая лошадей, выехали за ворота и скрылись за деревьями. А она осталась печально стоять в платье леди Хелен и с белым покрывалом на коротко стриженных волосах. Повернувшись к воротам аббатства, монахиня пошла встречать свою судьбу. В конце этого дня будет ясно, кого вышлют в Англию: ее или леди Элизабет. У Бланш было мягкое сердце, а злоба Элизабет оскверняла воздух святой обители и мучила монахинь. Сестру печалили беды других женщин. Возможно, в этих обстоятельствах лучше ей вернуться домой, а не леди Элизабет. По крайней мере ее дома любят и проявят понимание, а вот леди Элизабет, наверное, будет тяжело. Должны же быть причины ее жестокосердия!

Отдавшись невеселым мыслям, Бланш не смотрела под ноги и, запнувшись, столкнулась с крупным мужчиной. Удивленно подняв глаза, она увидела перед собой воина и отскочила назад.

— Милорд!

— Вы, должно быть, леди Хелен. — Увидев, как расширились глаза женщины, Рольф мягко улыбнулся.

Все еще одетая в платье девушки, Бланш уставилась на него во все глаза. Епископ прочистил горло, привлекая ее внимание к тому, что лорд Рольф не один.

— Мы просто ищем сестру Бланш. Вы не знаете, где она может быть?

Бланш быстро оглядела выстроившихся перед ней мужчин. Епископ, лорд Рольф, лорд Блейк, самого большого, как она слышала, звали Малыш Джордж, наконец, еще целая дюжина воинов. Все они ожидали ее ответа. Проведя большую часть своей жизни в аббатстве, Бланш не привыкла становиться объектом внимания такого количества мужчин сразу. Нервно сглотнув, она залилась румянцем, покачала головой и попятилась.

Рольф подозрительно уставился на нее.

— Откуда вы возвращаетесь?

Появившийся на ее лице страх говорил о многом. Нахмурив брови, Рольф посмотрел на ворота, а затем на вход в конюшню, находившуюся неподалеку. Ни слова не говоря, он направился туда.

Поджав губы, Бланш горестно наблюдала, как он входит внутрь.

Блейк тоже наблюдал за происходящим, но тут заговорил епископ:

— Для нас очень важно найти сестру Бланш. После разговора с леди Элизабет и всеми остальными мы решили, что будет лучше, если леди Элизабет покинет пост настоятельницы. Она сейчас готовится к отъезду. Я хотел бы попросить сестру Бланш занять ее место, пока другая аббатиса не будет найдена. Если, конечно, это понадобится. После опроса сестер мне показалось, что сестра Бланш прекрасно справится с этими обязанностями.

Бланш тут же забыла о лорде Рольфе.

— Действительно? — спросила она, затаив дыхание.

— Да. — Епископ со вздохом оглядел сад. — Мне нужно сообщить ей о своем решении и побеседовать лично.

— О, конечно же, я… — Ее слова прервал внезапный крик из конюшни, к ним бежал лорд Рольф.

— По-моему, они уехали, — произнес он, останавливаясь между Бланш и мужчинами.

— Кто? — взволнованно спросил епископ.

— Леди Шинейд и Элдра. Там не хватает как минимум двух лошадей. Может быть, даже трех.

Все взгляды обратились на сестру, и она почувствовала, что должность аббатисы уплывает от нее. Она недолго боролась с собой и сделала то, что подсказывала ей совесть, — солгала, чтобы защитить женщину, которая искала приюта, а была предана.

— Там были мои лошади. Я продала их лорду из соседнего поместья. Он уехал сразу после покупки.

— Из вас плохая лгунья, леди Хелен, — мягко заметил Рольф. — Но сам факт вашей лжи говорит о том, что я не ошибся. — Он взглянул на Блейка и широко улыбнулся. — Кажется, нам не придется уговаривать твою нареченную покинуть аббатство. Она снова улетела из курятника.

Раздраженный до предела Блейк пробормотал что-то себе под нос и направился к воротам. Малыш Джордж и сопровождавшие их воины последовали за ним.

Сестра Бланш безуспешно пыталась найти выход из создавшегося положения, когда епископ внезапно обернулся.

— Молю вас, найдите сестру Бланш и объясните ей то, что я сказал вам, леди Хелен. Если она сможет правильно руководить аббатством, пока не будет принято альтернативное решение, это будет признано и принято во внимание. Я вернусь сразу же, как только смогу.

Прелат повернулся и ушел еще до того, как слова его дошли до сознания монахини. Только звук закрывающихся ворот напомнил ей, что мужчины уехали на поиски трех девушек. Бланш бросилась к воротам и рывком распахнула их. Но было уже слишком поздно! Мужчины оседлали лошадей и ускакали. И лишь одно успокаивало ее сердце: они поехали не в том направлении. Вся тревога монахини, испытанная за последнее время, улеглась. Она облегченно улыбнулась и, войдя на территорию аббатства, заперла дверь в Божью обитель.

— Спасибо тебе, Господи, — прошептала она, поднимаясь по ступеням. — Ты действительно милостиво творишь чудеса.


— Куда мы направляемся? — Хелен ждала несколько часов, прежде чем задать этот вопрос, считая, что Шинейд и ее кузина знают, что делают. Но больше она не могла оставаться в неведении. По всем признакам они двигались на восток, тогда как ее дом находился на юге. Ответ Шинейд заставил ее сердце замереть от беспокойства.

— В данный момент — на восток.

— Восток? Но мой дом в Англии, а это в южном направлении.

— Да, только именно там тебя ожидает встретить Камерон, — резонно заметила Шинейд.

— Тогда что находится на востоке? — не выдержала Хелен.

— Данди.

— Замечательно. А что мы будем делать в Данди?

— Ничего.

— Ничего? — Она удивленно воззрилась на темноволосую девушку. — Но, если нам там нечего делать, почему?..

Вздохнув, Шинейд остановила лошадь и посмотрела на англичанку.

— В какую сторону едут две преследующие нас группы мужчин?

— Ну кто может сказать наверняка? Камерон может последовать, а может и не последовать за нами. А что касается лорда Блейка, так он скорее всего до сих пор находится в аббатстве.

— Сомневаюсь, что Шеруэлл все еще там. Даже если сестре Бланш удалось сохранить наше отсутствие в тайне, один взгляд на пустые стойла скажет ему обо всем.

Когда Хелен признала правоту ее слов, она продолжила:

— А что касается Камерона, может быть, он еще и не преследует нас, но определенно ищет тебя. А если, — начала она объяснять, словно малому ребенку, — Камерон приедет в аббатство и узнает, что ты сбежала оттуда, он будет уверен, что ты помчалась на юг, прямо в Англию, по самой короткой дороге, как лисица в свою нору. Блейк, если узнает о нашем отъезде от сестры Бланш, а также то, что мы повезли тебя домой, решит точно так же, как и Камерон. Если же он не будет знать про тебя, то станет искать нас на западе, по пути в замок моего отца. Или же отправится на север, где у меня есть знакомые, которые могли бы мне помочь. Также там есть другое аббатство, но уже без леди Элизабет. Получается, что и у того, и у другого жениха нет веских причин искать нас на востоке. Следовательно, туда мы и едем — прямо на побережье, где и повернем на юг, в Англию.

Леди Хелен радостно улыбнулась.

— Очень умное решение.

Улыбнувшись в ответ, Шинейд развернула коня и послала его рысью.


— Есть что-нибудь?

Малыш Джордж окинул взглядом исследуемую почву и покачал головой.

— Проклятие! — Блейк снова взлетел в седло. — Я ничего не понимаю. Мы проскакали уже не одну милю. Пора бы догнать их или хотя бы найти какие-то следы.

— Может, они поехали в другую сторону, — предположил Рольф.

— Ну куда еще они могли поехать? — проворчал Блейк.

— На севере отсюда есть другое аббатство, — заметил епископ, когда все замолчали.

Блейк посмотрел на него с надеждой, а Рольф с неодобрением.

— Вы же не думаете, что она покинула одно аббатство, чтобы приехать в другое?

— Это более вероятно, чем ее возвращение домой.

— Она движется на восток!

Все обернулись на звук голоса и увидели шотландца, прискакавшего по их следам. Его приближения никто не слышал, и сейчас все воины потянулись к мечам. Окрик лорда Рольфа заставил всех остаться на местах, но каждый обнажил оружие, когда Рольф направил своего коня к рыжеволосому всаднику.

Шотландец не обратил никакого внимания на угрожавшие ему клинки. Мало того, он взирал на происходящее так, словно его это забавляло, а взгляд Рольфа встретил совершенно спокойно.

— Кто ты такой, черт побери?

— Гэвин. Данбар послал меня проследить, чтобы Шеруэлл не дал себя убить и вернулся вместе с Шинейд. — Сделав паузу, чтобы присутствующие прочувствовали оскорбление, он широко ухмыльнулся. — Вы выбрали не то направление. Покинув аббатство, девчонки направились на восток.

Рольф скорее почувствовал, нежели услышал гневный вздох Блейка. Ему тоже досаждали постоянные оскорбления, но он справился с раздражением и уточнил:

— С Шинейд еще двое?

Шотландец кивнул.

— С ней Элдра и монахиня. Едут они на восток. Сначала я последовал за ними, но решил вернуться к аббатству, так как должен защищать именно Шеруэлла. Узнав у сестер, что вы отправились на юг, я двинулся в том же направлении, но, убедившись, что вас там нет, я вернулся и поехал по этой дороге. Когда я понял, что вы возвращаетесь в Данбар, решил догнать. Вы едете не туда.

— Кто тебе сказал, что мы едем на юг? — спросил Блейк, подъехавший следом за Рольфом.

— Леди. Я не знаю, кто она такая, но одежда на ней не монашеская.

— Леди Хелен. Должно быть, она лгала, чтобы защитить девушек, — заметил Рольф и задумался над словами шотландца. — Но почему леди Шинейд поехала на восток?

— Наверное, выбирала направление, про которое вы бы не подумали. Она всегда была сообразительной девочкой.

Мужчины переглянулись.

— Ты веришь ему? — спросил Блейк.

— Я не вижу причин для лжи.

— Значит, мы в самом деле выбрали не то направление?

— Полагаю, надо повернуть на восток и проверить.

— Согласен.

Блейк вздохнул. А почему бы не махнуть на все рукой и не вернуться домой? Разве он не имеет на это права?

Он совершенно не обязан гоняться за своей нареченной по всей стране только для того, чтобы жениться. С другой стороны, не хотелось объясняться с королем. Значит, придется ехать на восток. Подстегнув коня, он направился вслед за Рольфом и епископом, которым показывал путь шотландец.


— Это Камерон?

Шинейд решительно посмотрела на Элдру, задавшую вопрос, а затем поняла, что не должна удивляться тому, что кузина до сих пор не заметила преследования. Сама Шинейд обратила внимание, что они не одни, даже не успев отъехать от аббатства. Если это и лорд Ролло, то она надеялась, что спустя некоторое время сам факт их путешествия на восток, а не на юг, не считая маскировки Хелен, обманет его и заставит вернуться к аббатству. Но он так и не повернул, а следовал за ними весь день и сейчас, ночью.

— Я не знаю, — вздохнув, призналась она. — Если это он, значит, не прошел трюк с переодеванием.

Элдра что-то пробурчала в знак согласия, так как в этот момент Хелен направила своего коня между ними.

— Скоро мы остановимся на ночь? — с надеждой спросила она. — Я себе уже всю кожу о седло стерла.

Вариантов было не много. Они не могли ехать без остановок; животные уже подавали признаки усталости. С другой стороны, если их преследовал Камерон, он мог начать действовать во время их остановки. В конце концов, он не сможет подобраться незамеченным. Ко всему прочему они с Элдрой могли очень удивить его. Он, несомненно, не ожидает сопротивления от трех одиноких девушек.

— Да, впереди есть хорошее место. — Шинейд сказала это очень громко и посмотрела на кузину. — Будь наготове.

Не обращая внимания на удивление Хелен, девушки серьезно кивнули друг другу.

— Великолепно, — проворчала Хелен, когда они соскользнули с лошадей на небольшой ровный участок земли.

— Изумительно, — согласилась Шинейд.

Взгляд девушки удовлетворенно блуждал по площадке. Одна ее сторона заканчивалась небольшим обрывом, а с другой протекала река. Для атаки оставались лишь две стороны. Это было удобно для защиты, особенно если одну из сторон они блокируют лошадьми. Ей не нравилась эта идея, так как животные могли пострадать. Но она не представляла, насколько велика группа Камерона, или, точнее, насколько она опасна.

— Мы устроимся здесь на ночь, — произнесла девушка, снимая суму с едой со спины своего жеребца и передавая ее Хелен. Кивнув, англичанка подошла к примеченному ею месту и принялась доставать провизию. Шинейд и Элдра позаботились о лошадях, оставив их оседланными на случай быстрых сборов. Расположив животных в виде тройного барьера, девушки умылись в реке и сели поесть. Глаза их и уши пытались уловить любой звук, любой знак, предвещающий неожиданную атаку.

Покончив с трапезой, они легли спать, или, точнее, Хелен легла. Шинейд и Элдра, настояв, что спать ей надо около обрыва, легли перед ней, отгородив девушку от остального мира. Но спать они не собирались! В ожидании атаки, уверенность в которой не ослабевала, шотландки лишь казались расслабленными и уязвимыми.

Глава 5

— Вставайте, сони.

Шинейд проснулась при первых же звуках голоса Хелен. Ее тело и разум моментально пришли в боевую готовность. Она села и огляделась вокруг. Заметив англичанку, направляющуюся к реке, она зевнула. Наступил рассвет, а атаки так и не последовало. Хуже всего то, что уснула не только она, но и Элдра. Понять это можно было по тому, что кузина сидела сейчас рядом с ней, протирая глаза и оглядывая стоянку.

— Как, черт возьми, ты проскользнула мимо нас?

Брови Хелен взлетели вверх.

— Перешагнула. Вы так крепко спали, что я не хотела будить вас.

— Перешагнула? — Шинейд никак не могла в это поверить и посмотрела на Элдру. — Она перешагнула через нас.

— Очень хорошо, нас вполне могли атаковать, — проворчала та, поднимаясь на ноги. — Почему же не атаковали?

— Кто? — спросила Хелен, широко раскрыв глаза.

— Думаю, что она имеет в виду нас.

Девушки развернулись на глубокий баритон. Шинейд и Элдра схватились за мечи, но расслабились и облегченно вздохнули, когда узнали говорящего.

— Гэвин! — вскрикнула Шинейд, опуская меч. — Что ты здесь делаешь?

— Слежу, чтобы сассенах не позволил себя убить.

Ее глаза сверкнули.

— Так он с тобой?

Вместо ответа Блейк вышел из-за деревьев. Шинейд с отвращением покачала головой.

— Мог бы сообщить, что это ты. Нам бы не пришлось останавливаться на ночь, если бы мы не решили, что нас хотят атаковать.

— Мне казалось, что вам следовало поспать, — заметил Гэвин с видимым удовольствием. — И, чтобы вы знали, за вами приглядывали всю ночь.

— Ну, не всю, — уточнил присоединившийся к ним Рольф. — Мы приехали только пару часов назад и остановились в лесу, чтобы не тревожить ваш сон.

Шинейд нахмурилась и взглянула на Элдру. Кузина тоже казалась встревоженной. Обе были уверены, что их весь день преследовали. Кто же это мог быть, если лорд Рольф утверждает, что они прибыли лишь несколько часов назад?

— Чем вы так обеспокоены? — Вопрос Блейка заставил Шинейд взглянуть на своего нареченного. Он не выглядел излишне довольным тем, что нашел ее. Говоря по правде, он казался озлобленным. Конечно, ничего другого она и не ожидала, но это еще больше раздражало ее гордость.

От ответа ее спас грубый смех Гэвина.

— Она знает, что мы не одни в этом лесу.

Не успел англичанин спросить, что тот имеет в виду, как шотландец пронзительно свистнул. Мгновение спустя с другой стороны послышался шелест кустов, и из них выскользнули еще два шотландца. Оба из Данбара. Гэвин кивнул им и решил объяснить:

— Я послал их за Шинейд и Элдрой, а сам вернулся за вами.

После замечания отцовского воина Шинейд поняла, кто помог англичанину найти ее.

— Чего ты добиваешься? — пробурчала она, буравя его взглядом.

— А как ты думаешь? — взорвался Блейк.

— Я думаю, ты мечтаешь поехать домой и забыть, что когда-либо слышал мое имя, — произнесла она. — И так как того же хочу и я, то почему ты до сих пор здесь?

Блейк смутился.

— Что?

— Ты меня слышал. Я не хочу выходить за тебя замуж, а ты не хочешь на мне жениться. Так поезжай домой и оставь меня в покое.

Блейк взирал на нее с изумлением. Ее отвага удивляла его. Женщины, которых он знал — а он повидал их немало, — никогда не выражались столь откровенно. Они невнятно бормотали и вздыхали, и намекали, но никогда бы не произнесли что-либо столь неприятное в открытую. Невозможно было поверить, что она только что отказала ему. Или он неправильно ее понял? Многие женщины умоляли его взять их в жены, а другие были готовы убить себя за его любовь. Ему казалось, что он представлял себе девочку, если вообще думал о ней, которая изнывала все эти годы, дожидаясь, когда он приедет и предъявит свои права, и молилась по ночам, чтобы он приехал. Но дело было не только в этом! Женщины бросались на него сами. Да и жизнь старой девы вряд ли может быть приятной. Кроме того, она здесь выразила лишь свое желание, чтобы ее оставили в покое. Но сделала это с таким грустным видом, что это, несомненно, была игра. Блейк улыбнулся своим мыслям. Да, женщины часто играют, чтобы привлечь его внимание, и, амазонка или нет, Шинейд Данбар все же женщина. Блейк расслабился и одарил ее чарующей улыбкой.

— Осторожно, миледи, кто-нибудь может решить, что вы не рады меня видеть.

— Кто-нибудь может решить правильно.

Блейк прищурился.

— Если вы думаете, что я поверю, будто все эти десять лет вы не изнывали…

— Изнывала? — Шинейд грубо прервала его смешком. — Ну нет, милорд. Я наслаждалась своей свободой… как только могла.

Глаза Блейка гневно сверкнули от намека, содержавшегося в этих словах.

— Вы…

— Достаточно, — не выдержал Рольф. — Мы и так потеряли много времени. Давайте отправимся в Данбар и покончим с этим.

— Отправляйтесь, — проворчала Шинейд, поворачиваясь к лошадям. — Мы с Элдрой присоединимся к вам по возвращении из Англии.

— Из Англии? — Рольф с Блейком вскрикнули одновременно.

— Да, из Англии, — твердо ответила Шинейд. — Мы обещали. — Она указала на леди Хелен в монашеском одеянии. — Мы обещали сестре доставить ее в Англию. Она направляется с визитом к своей семье. Мы взялись обеспечить ее безопасность, — обманчиво мягко пропела она. — Вы же не заставите нас нарушить слово, данное божьей женщине, не правда ли?

Блейк хмуро уставился на приторную улыбку своей нареченной, сомневаясь в правдивости ее слов.

— Это невозможно. Свадьба отложится на неделю, а то и две.

Пока Блейк постигал смысл сказанного, Шинейд ожесточенно набросилась на Рольфа:

— И что же вы предлагаете? Может быть, мы должны бросить ее здесь, в лесу, чтобы она продолжила свой путь в одиночестве, без сопровождения?

— Нет, ну конечно же, нет, — вмешался Блейк. — Мы должны помочь ей добраться домой. — На испуганный взгляд Рольфа он лишь пожал плечами. — Она дала слово, а ее слово, как моей невесты, есть мое слово. И обещание — это обещание. Мы же не можем заставить ее нарушить слово. — Рольф продолжал молча смотреть на него, слишком озлобленный, чтобы что-нибудь сказать. — Мы просто обязаны проводить ее домой. Хоть в этом мы согласны.

Шинейд расслабилась и даже улыбнулась ему.

— Это все, о чем я прошу, милорд.

— Нет.

Все повернулись к епископу, выходившему из кустов.

— Простите старого человека, что прерываю вас, но мне кажется, что объездной путь, через Англию, является лишь стремлением отложить свадьбу, которая и так уже откладывалась непростительно долго. Мы едем в Данбар.

— Но как же сестра? — спросила Шинейд с замиранием сердца, понимая, что все возможности отсрочить венчание уплывают из рук.

— Решение очень простое. — Епископ повернулся к девушке. — Сестра…

— Хелен, — пискнула та.

— Сестра Хелен, вы можете поехать с нами в Данбар и присутствовать на свадьбе, если желаете. После этого лорд Рольф и я отправимся обратно в Англию и будем рады сопровождать вас. Или, — добавил он, видя, что Шинейд решила протестовать, — мы можем выделить трех человек для сопровождения сейчас. Или даже больше, спасибо лорду Ангусу.

Хелен выглядела смущенной. Нерешительно посмотрев на Шинейд, она развернулась к епископу и выпалила:

— Я еду на свадьбу!

— Замечательно, тогда мы все направляемся в Данбар. — Епископ любезно улыбнулся и направился к деревьям.

Разочарованный решением прелата, Блейк взглянул на свою нареченную и вздохнул. Повернувшись к Малышу Джорджу, он попросил его привести лошадей. К нему подошел Рольф.

— Мы должны разоружить их, — заявил королевский посланник.

— Думаешь, они решат использовать мечи против нас? — удивился Блейк.

— Они их уже использовали.

— Это было в аббатстве, и девушки не знали, кто мы такие. Они не станут сражаться с нами, чтобы удрать отсюда, — заключил Блейк, рассматривая тело Шинейд. Сначала он пребывал в шоке от ее манеры одеваться, но сейчас начинал входить во вкус, скользя взглядом по ее стройным изгибам и…

— Конечно, — прервал Рольф его размышления, — но намного надежнее лишить их оружия.

Эти слова заставили Блейка нахмуриться. Его все еще раздражала мысль о том, что его невеста может действительно не желать его в мужья. Это он не желает жениться на одной из этих жутких Данбаров! Только пока она проявляла желания вступить в брак еще меньше, чем он. А как насчет сладких словечек, которые так легко срываются с его языка в присутствии женщин? Обычно, стоило ему заметить представительницу прекрасного пола, как он тут же начинал восхвалять ее красоту. Почему же он не поступает так со своей нареченной? Наверное, он более склонен к тому, чтобы проклинать ее, а не осыпать комплиментами. Странно.

Подойдя в тот момент, когда она закидывала суму на своего коня, он схватил ножны с мечом. Шинейд должна была почувствовать его приближение еще до того, как он протянул руку, но даже не двинулась с места, пока он забирал оружие. Вместо этого она дождалась, пока он отступит назад, и медленно повернулась к нему лицом.

— Можно было просто попросить, милорд.

Блейк был более чем удивлен. Он ожидал злости, ярости, даже рычания и бешенства. Вместо этого она абсолютно спокойно обменялась взглядом со своей компаньонкой, которая уже вытащила меч из ножен и протягивала ему.

С удивлением приняв оружие, он отступил на шаг и признался:

— Я не думал, что ты так легко подчинишься.

— Почему нет? — Девушка изумленно пожала плечами. — Если то, что ты обезоружишь меня, поможет тебе чувствовать себя в безопасности, так тому и быть. Кроме того, уверена, с такими большими и сильными мужчинами нам нет необходимости защищаться самостоятельно.

Блейк помрачнел. И виной тому было не выражение ее лица, не легкий налет сарказма в голосе и даже не уверенность, что она насмехается над ним. Хуже было то, что ее маленькая подруга, похоже, уловила смысл шутки и тоже развлекалась. Пробормотав проклятие себе под нос, он направился к Рольфу.


— Думаешь, мы поступили благоразумно, сдав оружие? — тихонько спросила Элдра.

Шинейд пожала плечами.

— Вероятно, они ожидали, что мы решим сбежать. Вот и захотели нас разоружить. В любом случае будет достаточно легко вернуть клинки.

— Как? — поинтересовалась Хелен, подходя ближе.

— У нас есть друзья неподалеку, — спокойно объяснила Шинейд и посмотрела на мужчин.

Епископ и великан из часовни покинули площадку. По-видимому, отправились собрать лагерь и привести животных. Остались лишь Шеруэлл, лорд Рольф, Гэвин и двое воинов из Данбара, но лошадей с ними не было. Вряд ли найдется лучшее время для побега.

— Элдра, помоги Хелен сесть на лошадь.

Заметив многозначительное выражение Шинейд, девушка взяла Хелен за руку и подвела к крупному животному, приготовленному ее кузиной. Шинейд же подошла к своему коню и стала мягко ворковать с ним и гладить по голове, бросая взгляды на мужчин, все еще разговаривавших на границе площадки. Обе девушки вместе со своими лошадьми оказались укрыты от нескромных глаз массивным телом ее животного. Помогая англичанке, Элдра объяснила ей, как лечь верхней частью тела на шею лошади, чтобы не привлекать внимания. После этого она вскочила на своего коня, также слившись с его телом.

Видя, что мужчины не заметили их действий, Шинейд обошла жеребца, взялась за луку седла, вставила левую ногу в стремя и одним мощным рывком оказалась на спине животного, закинув правую длинную и красивую ногу в стремя, висевшее с другой стороны.

Оказавшись в седле, она схватила поводья Хелен и, не обращая внимания на поднимавшуюся тревогу, ударила своего скакуна пятками, пустив с места в галоп. Животное помчалось вперед, словно стрела, выпущенная из арбалета, увлекая за собой лошадь Хелен. Элдра замыкала процессию.


— Проклятие! Малыш Джордж, веди, черт побери, лошадей! — взревел Блейк, видя, как исчезают девушки, и помчался к лесу.

— Только не говори мне, что решил поучаствовать в подготовке собственной свадьбы, — издевался следующий по пятам Рольф. — Мне уже казалось, что ты решил плестись в самом хвосте и затягивать выполнение моего задания как можно дольше, до тех пор пока свадьба не станет свершившимся фактом или пока дама не улизнет.

Блейк резко остановился и посмотрел ему прямо в глаза.

— Не думай, что я изменил свое мнение об этом венчании. Но если я оставлю руководство в твоих руках, то, боюсь, буду до бесконечности скакать кругами, преследуя эту женщину из одного конца Шотландии в другой. Вместо этого я предпочту доставить ее обратно в Данбар, что представляется мне возможным только в том случае, если возьму дело в свои руки.

После этих довольно оскорбительных слов Блейк двинулся дальше и остановился лишь около Малыша Джорджа, появившегося с тремя лошадьми.

— Снова сбежали, — сухо ответил Блейк на невысказанный вопрос, светившийся в глазах его друга. Вскочив на коня, он обернулся к людям Данбара. — Следуйте за нами с остальными людьми.

Гэвин кивнул, стоически пытаясь сохранить на лице серьезное выражение, пока трое мужчин не скрылись за деревьями. Широко ухмыльнувшись, он произнес:

— Не могу дождаться, когда наконец вернусь в Данбар и расскажу об этом лорду Ангусу.

— Он точно посмеется от души, — согласился с ним один из сопровождавших его людей и добавил: — Уже дважды англичанин терял нашу Шинейд. Сколько еще раз, по-твоему, это случится, прежде чем мы вернемся домой?

Повернувшись к лесу, Гэвин пошел за лошадьми.

— Дважды или трижды. Садись в седло и следуй за мной.


Девушки были недалеко. Кобыла Хелен подвернула ногу, перепрыгивая через бревно, лежавшее на тропинке. Пронзительно заржав от боли, животное тяжело опустилось на землю, придавив завизжавшую Хелен. Натянув поводья своего коня, Шинейд оглянулась на Элдру, которая обладала даром успокаивать лошадей в такие моменты. Подъехав к упавшей кобыле, Шинейд облегченно перевела дыхание, когда Элдра подняла на ноги сначала животное, а затем и девушку. По-видимому, Хелен сильно испугалась, но осталась целой и невредимой.

— Она в порядке? — тревожно спросила англичанка у Элдры, переключившей свое внимание на лошадь.

Невысокая девушка осторожно ощупала пораненную ногу, наблюдая, как животное прихрамывает во время ходьбы, после чего повернулась к своей кузине и покачала головой. Шинейд выглядела несчастной недолго. Протянув руку англичанке, она скомандовала:

— Давай садись позади меня. Поедем вдвоем на моем жеребце.

— Но моя кобыла, — запротестовала та. — Ей же больно.

— У нас нет на это времени. Гэвин за ней присмотрит.

— Но…

— На споры тоже нет времени. Они приближаются. Тяжело вздохнув, Хелен протянула руку и оказалась в седле позади Шинейд. Пришпорив лошадей, девушки проехали несколько шагов и вдруг услышали шум погони.

Чертыхаясь, Шинейд попыталась увеличить скорость, но прекрасно понимала, что у них слишком мало шансов уйти от преследователей. Всадники приближались, и довольно быстро, а ее конь нес двух седоков. Шинейд не удивилась, когда менее чем через сто ярдов англичане их догнали. Двое из них схватили под уздцы лошадей девушек и замедлили ход. Лорд Блейк остановился прямо перед ней.

Властно посмотрев ей в глаза, он холодно улыбнулся.

— Очевидно, ваш внезапный порыв означает желание приблизить нашу свадьбу. Но вы, вероятно, плохо ориентируетесь на местности. Должен вам сказать, миледи, что вы выбрали не то направление. Данбар находится на западе.

— Ха! Как вы остроумны, милорд, — вскинулась Шинейд. — Я не сомневаюсь в этом, но вы позволяете женщине смеяться над вами независимо от направления.

Взгляд Блейка потемнел. Вряд ли ее слова можно было понять двояко.

— Рольф!

— Да? — Рыжеволосый англичанин приблизился к ним, вопросительно глядя на своего подопечного.

— Возможно, ты мог бы посадить сестру на свою лошадь.

— Она едет со мной, — жестко заявила Шинейд, отводя своего коня.

— Она едет с лордом Рольфом, — упрямо повторил Блейк.

Шинейд собралась было что-то сказать, но затем на ее губах появилась нежная улыбка.

— Боишься, что опять сбегу?

Криво ухмыльнувшись, Блейк кивнул:

— Да.

Его откровенность так удивила девушку, что она даже не заметила, как Рольф подъехал ближе и мягко перенес Хелен в свое седло. Удобно устроив ее перед собой, он отъехал подальше от разгневанной шотландки. Заметив недовольную гримасу на лице своей нареченной, Блейк улыбнулся и обратился к своему другу:

— Малыш Джордж.

— Да?

— Элдра едет с тобой.

Кивнув, великан направил своего коня к этой небольшой девушке, но она была готова подчиниться не более чем ее подруга. Стоило ему приблизиться, как маленькая озорница пнула его в голень и попыталась ударить в лицо. Проигнорировав первый выпад, он стащил девушку с лошади и посадил перед собой. В конце концов ему пришлось держать обе маленькие ручки, а также придавить ее ноги своей, чтобы не дать возможности повредить ему что-нибудь более важное. Он спокойно управлялся с ней, пока усаживал в седло впереди себя, хотя взгляд ее выражал неприкрытое отвращение. Но стоило Элдре услышать извиняющийся вздох своей кузины, как девушка совершенно расслабилась и прислонилась к его громадной груди.

Понимая, что возможность сбежать буквально ускользает из ее рук, Шинейд пронзительно взглянула на своего нареченного, осмелившегося подъехать слишком близко.

Приняв вызов, Блейк направил своего коня еще ближе, но жеребец девушки моментально отступил назад на такое же расстояние. Брови Шеруэлла изумленно приподнялись. Шинейд оказалась отличной наездницей. Снова направив к ней коня, он уже не удивился, когда она искусно уклонилась. Тряхнув головой, он кивнул Малышу Джорджу, который моментально понял его и поехал в направлении девушки, как и Блейк до этого. Когда Шинейд инстинктивно заставила своего скакуна отступить, она оказалась между двумя англичанами, чего и добивался ее жених. Схватив свою невесту за талию, он посадил ее к себе на колени.

Блейк не сильно удивился, когда она начала яростно сопротивляться, хотя был немного напуган ее силой. Скрыв свое изумление за маской раздражения и веселья, он обвил ее руками, лишив возможности пошевелиться.

— Мы можем облегчить наше путешествие или усложнить, миледи. Решать тебе.

— Тогда это будет сложный путь, — пробормотала Шинейд, пихая его локтем в грудь. Она рванула поводья его жеребца, так что тот встал на дыбы и забил копытами в воздухе, а Блейк вывалился из седла. Удовлетворенно усмехнувшись, когда животное опустилось на все четыре ноги, она сжала его коленями и немедленно послала на возвышавшийся впереди холм.

— Да, теперь я вижу, что ты справляешься с ситуацией намного лучше меня, — весело заметил Рольф, глядя на Блейка со спины своего скакуна. — Не сомневаюсь, что такими темпами мы достигнем Данбара к концу года.

Чертыхаясь, Блейк поднялся на ноги, принимая из рук Малыша Джорджа поводья жеребца Шинейд. Сев в седло, он не обратил внимания на замечание, а помчался за своей невестой.

Его конь был быстрым, а Шинейд была отличной наездницей, но ее жеребец оказался еще быстрее, что вызвало у Шеруэлла неодобрение. Ему казалось непростительным расточительством отдавать такое прекрасное животное женщине — воину оно нужнее. Тем не менее, несмотря на скорость животного, они отъехали на значительное расстояние, прежде чем он смог поймать ее. Радуясь, что одет в килт, а не в стесняющую движения кольчугу, Блейк встал на седло и прыгнул на спину своей невесте. Поймав девушку левой рукой, он скинул ее с коня, уронив наземь, и придавил сверху своим весом. Вывернувшись из-под него, Шинейд первой вскочила на ноги и попыталась добраться до своей лошади. Но Блейк уже достаточно оправился от падения и схватил ее за лодыжку, не дав ей сделать ни шагу. Девушка упала и моментально оказалась придавленной весом всего его тела к лесному ковру.

Упершись в землю руками и коленями, он стал подниматься, а затем остановился и снова схватил Шинейд за лодыжку, не давая ей выбраться из грязи. Не выдержав земельной ванны, шотландская амазонка развернулась на спину и пнула его свободной ногой. Схватив ее за вторую лодыжку, Блейк проклял все на свете, когда она набросилась на него с кулаками. Дернув ее ноги в разные стороны, он протащил ее по земле, пока не оказался промеж ее ног, а затем прекратил сопротивление самым простым и естественным образом — оказавшись сверху. Схватив ее за руки, Блейк завел их ей за голову, так что она оказалась не способна нанести ему хоть один удар. Оказавшись лицом к лицу, они часто дышали и смотрели друг другу в глаза. Вдруг Блейк почувствовал определенную реакцию своего организма на столь близкое соседство.

Нахмурившись, он криво ухмыльнулся и, как только восстановил дыхание, прошептал:

— Да ты прямо ходячая проблема, миледи.

Шинейд и не подумала улыбнуться в ответ.

— А ты — английский пес.

Улыбка Блейка растаяла от столь блистательно выраженных мыслей.

— Как приятно слышать столь замечательные вещи из уст грязной твари.

Шинейд зло прищурилась:

— Лучше быть тварью, чем английским отродьем.

— Мне кажется, ваш протест чрезмерен, моя маленькая грубиянка. Может, ты и против свадьбы не так уж сильно настроена, как пытаешься меня убедить? — Выгнув дугой бровь, Блейк уставился на девушку, слишком разъяренную, чтобы отвечать. — Нет слов, моя милая?

— Сожалею, что приходится соглашаться с тобой, милорд, но да. — Он даже не ожидал увидеть на ее лице такую очаровательную улыбку. — Только с мечом я управляюсь намного лучше, нежели со словом. Может быть, посоревнуемся в этой области?

Она завозилась под ним, даже не договорив фразу до конца, что отвлекло Блейка от жаркой волны, поднявшейся в его теле в ответ на ее движения. Благодаря этому он получил время, чтобы осознать ее вызов. Плотно прижавшись бедрами к нижней части ее тела, он выдавил короткий смешок:

— Ну уж нет, миледи! С тобой я буду использовать лишь тот меч, который ты не сможешь направить против меня. — Он был удовлетворен видом ее щек, внезапно изменивших цвет на ярко-алый. — Ты довольно привлекательна, когда не ругаешься, моя милая, а твой ротик довольно сладостен, когда не изрыгает мерзости. Он у тебя изогнут в виде сердца и…

— Ты собираешься пролежать на мне весь день, вываливая полный запас всех этих прелестных словечек? — прервала она его скучающим тоном. — Или все же дашь мне возможность подняться?

Выпрямившись от ее слов, он заметил Малыша Джорджа и Рольфа. Девушек в их седлах не было. Заметив его удивление, Малыш быстро объяснил:

— Остальные догнали нас, как только ты улетел за девчонкой. Мы передали их сопровождающим и решили посмотреть, не нужна ли тебе помощь. Как я погляжу, ты все держишь в своих руках.

— О да — сухо согласился Блейк, медленно поднимаясь на ноги и подавая руку своей невесте. К его великому удивлению, она приняла помощь. Он понял свою ошибку только тогда, когда она, взявшись за его руку, не подтянулась наверх, а, наоборот, дернула его вниз. Он только успел понять ее намерения, как почувствовал удар ногой в пах и, перелетев через голову девушки, приземлился на спину. Звук удара отозвался во всем его теле. Он даже не заметил, как его невеста вскочила и скрылась в лесу.

— С тобой все в порядке? — Малыш Джордж пытался не расхохотаться во все горло, спешиваясь.

— Ну конечно, он в порядке. — Все еще сидящий на лошади Рольф даже не попытался скрыть веселье. — Он все держит в своих руках, разве не заметно?

Застонав, Блейк перевернулся на бок и осторожно поднялся на ноги, морщась от боли чуть пониже пупка.

— Куда она делась? — спросил он сразу же, как только смог говорить.

Увидев жест гиганта, сделанный в направлении леса, Блейк снова застонал, сделал пару шагов к коню и, не выдержав, присел на корточки. Он решил, что болеть будет меньше, если идти пешком, а не упираться этим нежным местом в постоянно подергивающееся седло.

Пробежав немного, он удивился, что смог принять верное решение. Ему казалось, что этот легкий толчок просто усилил боль, испытываемую им до этого. А девчонка лишь доказывала скорость своих ног, оказавшись еще быстрее, чем он ожидал. Теперь его одолели сомнения, что он вообще сможет поймать ее. Когда он заметил, что сумел сократить разделявшее их расстояние, это вызвало одновременно и удивление, и облегчение. Между ними осталось лишь несколько футов, и он прыгнул ей на спину, повалив на землю. Боролись они недолго. Используя свое крупное тело, Блейк быстро сумел ее подчинить. После нанесенного унижения он испытал большое облегчение, когда Шинейд внезапно прекратила борьбу и начала осыпать его одним оскорблением за другим. Некоторые из них даже заставили его покраснеть. Где, дьявол подери, она набралась таких непристойностей? Великий Боже, даже у него не было столь обширных познаний.

Он потряс ее за плечи, добиваясь тишины, и, когда это сработало, облегченно вздохнул.

— Твой язык так же остер, как и твой клинок, миледи.

Глаза Шинейд яростно сверкнули, когда она услышала тон, которым он это произнес.

— Ты, должно быть, наслаждался услышанным, сассенах.

— Да, особенно высоко я оценил твой разум. — Заметив выражение ее глаз, он выгнул бровь дугой. — Ты будешь продолжать подобное поведение всю дорогу до Данбара?

— Думаешь, что я облегчу тебе путь?

— Нет, но должен тебя предупредить: если ты еще раз попытаешься сбежать, вынуждая меня гоняться за тобой и ловить, я вынужден буду перенести процедуру обмена кольцами и провести обряд бракосочетания до того, как мы достигнем твоих земель. Мне нелегко чувствовать, как твое тело извивается под моим, разжигая огонь, который ты не можешь утолить.

Она как-то странно посмотрела на него, подергивая носом.

Блейк осторожно приподнялся с нее.

— Что?

— Так это ты?

— Что?

— Ты пахнешь, словно целый коровник. Не мог бы ты помыться, прежде чем решишь поймать меня в следующий раз?

Блейк моментально вскочил с нее и протянул руку, чтобы помочь подняться, но отдернул ее назад, вспомнив, что произошло в прошлый раз.

Веселясь, Шинейд поднялась и повела его к лошадям. Все уже были там. Лорд Рольф и Малыш Джордж снова посадили девушек перед собой. Игнорируя присутствие остальных, Шинейд молча двигалась к скакуну Блейка, но, прежде чем сесть в седло, обернулась и посмотрела на своего нареченного.

— Кстати, по поводу приближения свадьбы. Мне кажется, тебе нужно знать о некоторых вещах, прежде чем принимать решение.

— Каких, например?

— А таких. Несмотря на то что ты забрал меч, у меня все еще остался мой sgian dubh, и я не колеблясь воспользуюсь им, если ты осмелишься на нечто подобное. Будет искренне жаль твой замечательный глубокий голос, когда он станет на октаву выше.


— Что такое sgian dubh?

Рольф, епископ Уикем и Малыш Джордж, сидевшие вокруг костра, ничем не могли ему помочь. Они ехали весь день, но двигались слишком медленно, стараясь не перетруждать чрезмерно нагруженных лошадей. Сейчас они отдыхали, сидя у костра. Шинейд, Эддра и Хелен только что направились за деревья — искупаться в свежей речной воде. Блейк хотел послать с ними охрану, но затем передумал. Он просто приставил шестерых воинов к лошадям, без которых девушки далеко не уйдут.

Эти размышления заставляли Блейка чувствовать себя неуютно. Он не знал, как справлялись двое его друзей, но для него сегодняшняя езда стала пыткой, и он был счастлив возможности отдохнуть и расслабиться. Его тело все еще ощущало последствия неожиданного пинка. Не помогли даже восемь часов поездки, большую часть которых он провел между осторожным присмотром за девушкой, прямо сидящей перед ним, и попытками игнорировать необычные ощущения, владевшие им из-за ее близости.

События приняли для него неожиданный оборот. Сначала Блейк ощущал себя словно заключенный на пути в Тауэр. А теперь он просто не мог понять свои чувства! Некая часть его все еще протестовала против женитьбы на этой девушке, тогда как другая часть, та самая, которая до сих пор болела от ее пинка, проявляла определенный интерес к приближению свадьбы. Больше всего в смятение его приводило то, что невеста-амазонка вызывала в его теле все виды интереса, которые он когда-либо испытывал к женщине. Первые признаки он заметил, пока боролся с ней в лесу. Но эти ощущения не прошли за длинный день, а лишь усилились. Он даже несколько раз проклинал свое необдуманное решение, чтобы девушки ехали вместе с мужчинами. Когда ее бедра прижимались к его во время поездки, это чрезвычайно отвлекало от всего остального.

Тогда Блейк решил, что должен признать свои ощущения вожделением, отклоненным от нормы. Он должен жениться на девушке, переспать с ней и забыть. Но его реакция на Шинейд значительно отличалась от обычной. Он не лгал, когда заявил, что наслаждается ее остроумием. Ему нравились их словесные баталии. Ему даже нравилось ощущение погони, когда она убегала. И не важно, использовала она для этого лошадей или только свои ноги. И будь он проклят, если их борьба не заставляла его сердце биться сильнее, вызывая волну возбуждения. Но самое страшное — ему начинало нравиться то, что невеста постоянно его отвергала. Она бросала ему вызов. А Блейк никогда не уклонялся от вызова, и до сих пор ни одна женщина перед ним не устояла.

— Sgian dubh — это нож, милорд, — ответил на заданный вопрос, прервав размышления Блейка, шотландец Гэвин. — Он примерно вот такой длины. — Рукой он показал расстояние около шести дюймов. — Некоторые из них довольно остры и опасны. Могут скользнуть по мужскому горлу и пройти сквозь него, как сквозь масло, или кастрировать в одно мгновение, — добавил он. И глаза его как-то странно блестели, когда он открывал секрет Шинейд.

Глава 6

Шинейд окунула голову в прохладный речной поток, а затем убрала волосы от лица. Она подозревала, что неподалеку находятся охранники, но со своего места не видела ни одного.

Ее взгляд скользнул по Элдре и Хелен, которые с обреченным видом мылись рядом с ней. И она не могла их осуждать, так как сама была подавлена. Их поймали. Не один, не два, а целых три раза. Все происходило не так, как она надеялась. Приблизившись к Хелен, Шинейд легким толчком привлекла ее внимание и, когда девушка повернулась, шепотом спросила:

— Хелен, ты не помнишь, какие растения использовала твоя горничная, усыпляя Камерона?

Маленькая англичанка опешила, затем немного подумала и неуверенно ответила:

— Кажется, я смогу узнать их, если увижу снова. А что?

— Думаю, моему женишку, да и остальным тоже, не помешает хорошенько отдохнуть после столь утомительных прогулок. — В глазах Шинейд вспыхивали яркие искры, а губы раскрылись в ослепительной улыбке.

— О да! Я думаю, ты права. — Ухмылка Элдры, присоединившейся к разговору, только подзадорила заговорщиц. — Пусть они немного подремлют, пока мы отвезем Хелен домой.

— Замечательно. — Шинейд перестала улыбаться и осторожно оглянулась вокруг, беспокоясь, что их разговор и веселье могут вызвать подозрение у спрятанной где-нибудь охраны.

— Только мне надо будет походить немного по лесу, — взволнованно выдохнула Хелен.

— Конечно. — Шинейд кивнула, хотя подозревала, что блуждание по лесу вызовет обоснованные подозрения. Они должны ухитриться сделать все быстро. Единственный способ оказаться среди деревьев — это сказать, что у них есть такая необходимость, но много времени на поиск растений выделить не получится.

— Может быть, мы сможем помочь, — предложила Элдра.

— Ты можешь объяснить нам, как они выглядят? Мы разделимся, как будто по нужде, и каждая принесет то, что сможет найти. Давай.

Хелен подробно описала траву, пока они выходили из воды, сушились и одевались. Вокруг было тихо. Затем Шинейд произнесла:

— Мне бы найти удобный кустик.

— Как и мне, — громко добавила Элдра. — Пойду-ка я сюда. — И она, повернув налево, направилась в лес.

— А я… мм… — Хелен закашлялась, а потом громко сказала: — И я пойду, только вот сюда.

Шинейд посмотрела, как девушка растворилась в лесу справа от нее, а затем огляделась. Нигде даже ветка не шелохнулась, словно никого и не было. Но уверенность, что за ними наблюдают, не оставляла ее. Она направилась вперед, осматривая землю под ногами.

Хелен очень обстоятельно рассказала, что ей нужно, по крайней мере так казалось сначала. Но, осматривая землю, Шинейд пришла к выводу, что все растения выглядят одинаково. Все, что она смогла сделать, — это нарвать несколько охапок различных трав, подходящих по описанию. Не имея ни малейшего представления о том, какое количество зелени необходимо для приготовления сонного зелья, она решила действовать по принципу: чем больше, тем лучше.

К моменту ее возвращения на берег реки Хелен и Элдра были уже там. Глядя на окружающий их лес, она поинтересовалась:

— Кто-нибудь из вас заметил что-нибудь необычное? Когда обе девушки отрицательно покачали головой, Шинейд нахмурилась. Так как и она ничего не заметила, можно было подумать, что после всего случившегося за этот день англичанин решил не выставлять охрану. Должно быть, пристойность все-таки имела какое-то значение для ее нареченного, и он решил не приставлять мужчин следить, как они моются. Хотя они не были настолько глупы, чтобы бежать без лошадей. Посмотрев на своих подруг и ту коллекцию трав, которую они разбирали, Шинейд свалила принесенные растения в общую кучу и принялась вместе с девушками за работу.

— Как мы справились? Что-нибудь из этого тебе понадобится? — поинтересовалась она, пока Хелен рассматривала растения.

— Пока не уверена, — призналась англичанка. — Я нашла два растения, которые выглядят как те, что использовала моя горничная. Одно из них есть и у тебя. — Она отложила искомые травы, и Шинейд показалось, что они очень похожи. Один росток был немного светлее другого и, возможно, немного больше.

— Так нам нужен тот, который посветлее, или тот, который потемнее? — поинтересовалась она.

Хелен задумалась.

— Я точно не знаю. Было темно, когда она мне их показывала. Я… — Она беспомощно покачала головой.

— Возможно, большее растение отличается цветом только потому, что оно старше, — предположила Элдра.

— Такое вполне возможно.

Они помолчали, выбирая травы, затем Шинейд не выдержала:

— Постарайся вспомнить, Хелен, и выбери уже что-нибудь.

Девушка уставилась сначала на один росток, затем на другой. В итоге она потянулась к большему.

— Вот это, мне кажется.

Шинейд кивнула, сгребла весь запас более крупного растения и спрятала под плед.

— Пора, будем готовить суп. А что вы готовили для Камерона?

— Тушеное мясо.

— Значит — тушеное мясо, — произнесла Шинейд и направилась к лагерю.

План казался довольно простым. Предложить суп, приготовить мясо, подложить туда траву, накормить мужчин, подождать, пока они заснут, затем оседлать лошадей, вывести их из лагеря и уехать.

На деле же всё оказалось не так просто.


— Позволить тебе приготовить суп, миледи? — Блейк смеялся от души. — Да ты что? Решила меня отравить? Ну уж нет.

Шинейд проявила верх своих актерских способностей, изображая удивленное негодование самим предположением, а затем предложила единственное, что пришло ей в голову:

— Сестра Хелен упомянула, что замечательно готовит тушеного кролика, и у меня даже слюнки потекли. К тому же я ужасно устала от черствого хлеба и плесневелого сыра, которые мы взяли в аббатстве. Уверена, что вы, мужчины, не додумались взять с собой ничего иного. — Бросив эту приманку, словно кость голодной собаке, Шинейд пошла прочь. К великому ее облегчению, Блейк попался на удочку.

— Готовить собирается сестра? — спросил он с явным интересом.

— Конечно! — Девушка вернулась обратно. — Ты же не думаешь, что я знаю, как это делается? — поинтересовалась она с презрительной усмешкой. — Моим взносом будут только пойманные кролики, которые просто необходимы для этого блюда.

Блейк помолчал некоторое время, а затем кивнул.

— Замечательно, но охотиться пойдешь не ты. Я пошлю за мясом нескольких воинов. Двоих выделю для разжигания костра и… — Внезапно он помрачнел. — В чем мы будем тушить мясо?

Шинейд поняла, что попала в затруднительное положение. Боже, а ведь она даже не подумала, что понадобится котел. Она едва не хлопнула себя по лбу за подобную глупость, но тут раздался голос Хелен:

— У меня есть котел, милорд.

Шинейд удивленно воззрилась на девушку.

— Есть? — спросила она.

— Да. Помните, когда мы покидали конюшню и вы спросили, что я буду брать с собой, я упомянула мешок?

— Ну.

— Так вот, там есть котел, поэтому я и оставила его в конюшне. Я подумала, что… ну… это уже спасло мне однажды жизнь.

Шинейд готова была расцеловать девушку.

Блейк начал отдавать приказы, рассылая людей на охоту и разводить огонь. Обменявшись с Хелен улыбками, Шинейд сказала:

— Ты можешь попросить его назначить нескольких мужчин, чтобы помочь тебе с со всеми дикорастущими здесь корнеплодами, которые понадобятся в готовке, чтобы перекрыть вкус этого сорняка. Если предложение поступит от меня, он снова подумает, что я собираюсь его отравить.

Хелен кивнула, но не двинулась с места. После некоторых колебаний она призналась:

— Я не знаю, сколько добавить.

Шинейд нахмурилась, а затем пожала плечами:

— Угадай.

— Но, если я положу слишком много, это может их убить.

— Это будет небольшая утрата, — весело решила Шинейд, а затем вздохнула, увидев, как расстроилась Хелен. Англичане редко могли оценить шотландское чувство юмора. — Я пошутила, лучше ошибиться в меньшую сторону. Даже если они проспят не так долго, как мы рассчитываем, все равно этого будет достаточно, чтобы уехать…

Хелен торжественно кивнула, после чего развернулась и позвала Блейка.

А Шинейд решила найти себе более или менее удобное место для отдыха. Приготовление тушеного кролика займет некоторое время, а ей необходимо немного поспать, раз уж придется отправляться в дорогу ночью. У Хелен, готовящей кроликов, шанса на отдых мало, но они с Элдрой смогут ее поддержать при необходимости. Конечно, ехать придется медленнее, но других идей у Шинейд не было. Она опустилась на траву и попыталась расслабиться, но затем легла и просто закрыла глаза. Рядом с ней пристроилась Элдра.


— Может, ты прекратишь разглядывать девушку?

Блейк нахмурился при этих словах, но лишь покачал головой, не переставая смотреть на свою нареченную.

— Она что-то задумала. Я это чувствую.

— Да она же спит, — недовольно проворчал Рольф.

— Скорее она пытается заставить меня поверить в это, — с видом знатока сказал Блейк. — А на самом деле замышляет очередной побег. И когда она решит, что обманула меня, и я уберу охрану, она перережет нас всех и уедет.

Рольф рассмеялся.

— Она же твоя невеста, а не мрачный демон.

— А что, есть какая-то разница?

Сдавшись, Рольф ушел, оставив подопечного следить за женщиной, которая, по его личному мнению, крепко спала. В данный момент она выглядела как ангел, но у Блейка был целый набор доказательств, что Шинейд Данбар была скорее порождением ада. Он никак не мог отпустить охранявших ее воинов. Просто сидел и смотрел на нее, следя за ритмом ее дыхания, и почти поверил, что его нареченная спит. Хотя уверенность, что девушка что-то замышляет, не проходила. Она сделала вид, что сдалась, но Блейк чувствовал, что Шинейд чего-то ждет. Желал бы он знать — чего именно.

Аромат тушеного кролика начал распространяться по всему лагерю, и Блейк поймал себя на том, что предвкушает трапезу. Они путешествовали уже целую вечность. И все это время были вынуждены питаться черствым хлебом и высохшим сыром. От одной мысли о полноценной еде рот наполнился слюной, аромат тушеного мяса просто сводил с ума. Он не мог дождаться ужина.


— Ну? — тихо поинтересовалась Шинейд у Хелен, усаживавшейся между девушками с порцией мяса и куском черствого хлеба. — Работает?

— Я не уверена. — Рыжая головка беспокойно дернулась. — Надеюсь, я положила достаточно.

Шинейд тоже на это надеялась. Теперь оставалось только ждать и смотреть. Ее взгляд скользил по мужчинам, накинувшимся на мясо. С вкусовыми качествами угощения они преуспели, во что девушке верилось с трудом. Аромат, доносившийся от кролика, принесенного Хелен, казался ее носу просто божественным. Она практически готова была съесть это сама.

— Они не кажутся людьми, которых клонит в сон, — обеспокоенно прошептала Элдра, видя, как мужчины опустошают котел.

Шинейд ничего не ответила, но, спрятав свою миску за спину, вывалила ее содержимое в кусты. Проделав то же самое с порциями Хелен и Элдры, пока те наблюдали за воинами, она поставила опустошенные миски перед собой. К сожалению, ее кузина была права. Никто не проявлял признаков усталости.

Ее недовольный взгляд переместился на Блейка, доедающего последний кусок. Поднявшись на ноги, он кивнул трем девушкам.

— Все было очень вкусно, сестра. Примите мою благодарность. Теперь, я думаю, можно сходить к реке, ополоснуться перед сном.

— Через сколько времени эта трава начала действовать в прошлый раз? — поинтересовалась Шинейд, наблюдая за своим нареченным, направляющимся к деревьям. Она начинала бояться, что англичанка из-за своих страхов добавила слишком мало сонного растения.

Через некоторое время Хелен ответила:

— Не могу сказать точно. Мне казалось, что прошла вечность, но я была так напугана. Ведь в случае неудачи моя смерть была бы неминуема.

Шинейд нетерпеливо поерзала. Как долго им придется ждать? Сработает ли? Великий Боже, а что, если они взяли не ту траву и она оказалась безвредной приправой?

Последняя возможность была бы потеряна, но в равной степени было жалко замечательного тушеного кролика, выброшенного ею в лес. Пах он просто восхитительно. А если при этом он был безвреден, а сейчас пропадал на земле… это было бы ужасным разочарованием. Раз уж их план не сработал, можно было хоть вкусно поесть.

Ее мысли были прерваны чувствительным толчком Элдры. Взглянув на кузину, девушка перевела взгляд в сторону, в которую та указывала. Двое мужчин, съевших мясо быстрее остальных, рассеянно терли свои животы. Видя на их лицах гримасы боли, Шинейд почувствовала, как по ее позвоночнику побежали тревожные мурашки. Они казались беспомощными, словно дети.

— Э… Хелен… — начала Шинейд, а затем замолчала. Эти двое зашатались, а затем упали около костра. Вскоре донесся звук рвоты.

— О Боже, — послышался дрожащий голос Хелен, когда еще пара воинов ринулась в лес. — У людей Камерона не было подобной реакции. Думаю, это было другое растение.

Шинейд поджала губы, чтобы сдержать нервный смешок. Но стоило ей увидеть Элдру, уставившуюся на англичанку с выпученными глазами, и она уже не смогла остановиться.

— Думаешь? — неверящим тоном спрашивала ее кузина, когда еще несколько мужчин шатающейся походкой направились к деревьям. — Ты думаешь, что это было другое растение? По-моему, это точно было другое растение.

Лагерь быстро опустел. Шинейд благодарила судьбу, что Блейк не видит воплощения своих подозрений. Бросив несколько взглядов в ту сторону, куда убежали несчастные воины, девушка заметила, что только трое мужчин не выказывают признаков отравления. Это были воины ее отца. Они отказались от тушеного мяса, предпочтя свою излюбленную овсянку. Шинейд забеспокоилась. Проклятие! Она не учла их в своем плане. Этот недосмотр мог создать определенные трудности.

— Ох! — Хелен внезапно вскочила на ноги. На ее лице отразилось настоящее страдание, когда лорд Рольф вместе с епископом присоединились к воинам в лесу. Звуки агонии, испытываемой мужчинами, были слышны повсюду.

Элдра тоже вскочила на ноги, пытаясь успокоить мучающуюся девушку.

— Не волнуйся, не волнуйся, Хелен. Я уверена, что с ними все будет в полном порядке. Все, что они испытают, — это небольшой дискомфорт. К утру все уже будут на ногах, а точнее, на лошадях. Ну, или на следующий день, — добавила она, когда какофония звуков усилилась.

— Если они не погибнут, — простонала Хелен.

— Ну а если все же погибнут, то их мучения прекратятся намного раньше, — практично заметила Шинейд.

— Ну и? — раздался вопрос Гэвина.

Шинейд повернулась к мужчинам, оставшимся сидеть у костра. Трое шотландцев дружелюбно усмехались. Теперь, когда воин привлек внимание девушки, он спросил:

— Так вы собираетесь бежать, пока есть такая возможность, или нет?

Шинейд бросила на него быстрый взгляд.

— Собираешься нам помешать?

— Данбар мне этого не приказывал, девочка. Я должен лишь уберечь Шеруэлла от причинения вреда самому себе.

Шинейд почувствовала облегчение. Она помедлила, но затем все же произнесла:

— Мы не собирались причинять им вреда. — Она повысила голос, чтобы ее услышали те, кто пребывал сейчас в лесу. — Кролик должен был заставить их заснуть.

— Но я собрала не то растение, — заплакала Хелен.

— Будь уверена, я сообщу им об этом, — весело заверил ее Гэвин.

Шинейд повела Хелен к лошадям. Элдра последовала за ними. Но англичанка не желала садиться в седло.

Девушке казалось, что она отравила мужчин. Уговаривая ее, что воины поправятся, как только весь яд вместе с кроликом выйдет наружу, Шинейд с Элдрой умудрились взгромоздить не слишком-то верившую им девушку на кобылу.

Как поступить с оставшимися животными, было непонятно. Не было никаких сомнений, что пристально наблюдавший за их действиями Гэвин воспротивится попытке освободить всех лошадей. По крайней мере своих он им отвязать не позволит. В итоге они взяли собственных жеребцов и кобылу для Хелен. После чего спугнули остальных животных, кроме трех, принадлежавших воинам Данбара. К сожалению, Шинейд знала, что отвязанные лошади вряд ли уйдут далеко и их будет легко собрать, имея в наличии хоть одного коня, а здесь оставались целых три. Значит, у них в запасе времени немного.


Спотыкаясь, Блейк возвращался к лагерю. Час, проведенный в воде, не облегчил его самочувствие. Но рвотные позывы наконец прекратились. Видимо, что-то в этом кролике не подходило его организму, хотя винить в этом сестру Хелен он не хотел. Женщина почти два часа трудилась над угощением, которое получилось очень вкусным. Так как живность была только что поймана, причиной мог стать какой-нибудь дикий овощ или растение из тех, что собирали для нее мужчины. Он надеялся, что был единственным, кто испытал подобный эффект. Меньше всего ему были нужны сейчас три слабые больные женщины на руках. Блейк любил женщин, но он предпочитал жарких и сгорающих от страсти, а не больных и причитающих от слабости.

Добравшись до лагеря, он едва не упал, запнувшись о то самое бревно, на котором раньше сидел. Опустившись на него рядом с Рольфом, который опустил плечи и вытирал губы тыльной стороной руки, Блейк заметил, что королевский посланник выглядит довольно бледным и измученным. Услышав стоны с другой стороны костра, он увидел епископа, который лежал прямо на грязной земле. Все выглядело так, словно не он один пострадал от вкусного угощения. Почти половина воинов лежали возле огня, зажав животы и сотрясаясь от молчаливых мук. Другая часть людей возвращалась из леса. И нигде не было никаких признаков женщин.

— Женщины тоже нездоровы? — забеспокоился Блейк.

— Женщины? — Рольф посмотрел вокруг затуманенным взглядом. — Думаю, да. Они, должно быть, еще в лесу. Женщины намного деликатнее мужчин. Им понадобится больше времени, чтобы прийти в себя.

Блейк что-то промычал, соглашаясь, и уставился в огонь. Он старался не двигаться, чтобы не беспокоить свой желудок. Но женщины не должны быть в лесу одни. Он знал, что должен проверить, все ли у них в порядке. Когда спустя некоторое время никто из девушек не вернулся к костру, Блейк поднялся на ноги и заставил себя обойти место стоянки. Он устал, но понимал, что должен провести поиск. Углубившись в лес, он стал звать женщин, но в ответ слышал лишь стоны мужчин. Нетвердо держась на ногах и размышляя, что же делать дальше, он увидел Малыша Джорджа, неуклюже выходящего к нему из-за деревьев. За все годы знакомства с этим гигантом Шеруэлл ни разу не видел его больным. Это был дурной знак. Блейк протянул руку, чтобы поддержать своего рыцаря.

— Ты как?

На лице Малыша Джорджа выступило отвращение, и он помотал головой.

— Я съел целых три порции, а теперь вот расплачиваюсь за это.

Блейк сочувственно кивнул. Он сам уплел две тарелки мяса и сейчас жалел, что оказался таким жадным.

— Ты, случайно, женщин не видел?

Гигант отрицательно покачал головой.

— Шотландца не спрашивал?

— Шотландца? — Блейк развернулся к огню, только сейчас заметив глупо ухмылявшегося Гэвина. Было очевидно, что тот не испытывал тех страданий, которые выпали на долю остальных. Но что было еще важнее — он сидел один. Два других воина исчезли. У Блейка даже мысли не возникло, что они могут быть в лесу вместе с его людьми. Шотландец отказался есть кролика. Кроме того, он выглядел необычайно веселым. Вряд ли он выглядел бы таким довольным, если бы его люди страдали.

Едва не задохнувшись от злости, Блейк направился к огню, а Малыш Джордж следовал за ним по пятам.

— Где они? — прошипел англичанин.

— Мои люди? — с усмешкой уточнил Гэвин.

— Нет, женщины.

— А-а. — Гэвин покачал головой. — Тебе бы больше повезло, поинтересуйся ты, где мои воины.

Блейк заколебался, но решил играть по его правилам.

— Хорошо. И где же твои воины?

— Следуют за женщинами.

Некоторое время Блейк стоял на месте. Лицо его побледнело, а разум пытался осмыслить услышанную новость. Затем взгляд его скользнул туда, где должны были стоять животные. Он не был уверен в том, что ожидал увидеть, но то, что на месте оказалась лишь одна лошадь и, судя по всему, эта лошадь принадлежала шотландцу…

— Проклятие! — закричал он. — Проклятие и еще раз проклятие! Они снова упорхнули.

— Что? — Рольф с трудом встал и присоединился к ним. — Как они смогли, если им так же плохо, как и нам? Или они не ели кролика?

— Нет, они его готовили! — взорвался Блейк. — По крайней мере одна из них!

— Но готовила сестра Хелен, — возразил епископ Уикем, с трудом заставив себя сесть. — Ни одна невеста Божья не станет травить меня.

— Шинейд могла убедить ее подложить что-нибудь в еду. Возможно, она сказала, что мы будем спать, — решил Блейк, а затем покачал головой, сам себе не веря. — Проклятие! Эта девчонка предпочтет отравить меня, лишь бы не выходить замуж.

Сама идея так его шокировала, что он отказывался в нее верить. Внезапный смех шотландца оторвал его от мрачных мыслей.

— Предполагалось, что вы и в самом деле будете спать, но монахиня перепутала сорняки. Она перепугалась до смерти, что придется отвечать за вашу смерть.

Блейк устало вздохнул, а шотландец добавил:

— Шинейд успокоила ее, сказав, что если вы все умрете, то это избавит вас от страданий.

Увидев ужас, написанный на их лицах, шотландец снова расхохотался. Бросив на Гэвина очередной хмурый взгляд, Блейк зашагал к его лошади. Но стоило ему протянуть руку к привязи, как Гэвин оказался рядом и остановил его.

— Воровство лошадей — это шотландский обычай.

— Я собираюсь ехать за Шинейд, — мрачно ответил Блейк.

— Ты намного быстрее найдешь ее, если я буду показывать дорогу. Без меня ты даже следов не увидишь.

— Зачем? — недоуменно спросил подошедший Рольф. — Зачем тебе показывать нам дорогу? Почему ты просто не остановил их?

— Данбар не приказывал мне мешать ей.

— Тогда зачем, дьявол все подери, он тебя послал? — не сдержался Блейк.

— Следить, чтобы ты не потерялся… или не погиб. — В голосе Гэвина отчетливо звучали смешливые нотки.

Прежде чем кто-либо успел отреагировать на это оскорбление, вмешался Рольф:

— Полагаю, будет лучше, если мы последуем за ним.

— Следовать за ним? — рассердился Блейк. — Все на одной лошади?

— Очевидно, придется собрать остальных животных. Они не должны были уйти далеко. Посмотри, одна лошадь стоит вон там. Это, случайно, не твой конь?

Обернувшись в указанном направлении, Блейк признал правоту Рольфа. Не далее чем в десяти футах стоял его жеребец и спокойно щипал траву. Он владел им уже несколько лет, и животное постоянно восхищало его. Направившись к коню, он обдумывал дальнейшие действия. Половина разума стремилась в погоню за его невестой. Тогда как другая твердила, что нет смысла ее преследовать. Все равно снова сбежит.

Однако ему хотелось ее увидеть. Очень хотелось. Он хотел поймать ее, стащить с коня, положить себе на колени и…

Блейк остановил поток своих мыслей. Он чувствовал себя больным и усталым, а также счастливым, что его конь остался рядом и он сможет сам поймать эту девушку, стащить ее с лошади… Эту идею стоило обдумать подробнее.

— Следуйте за мной, как только соберете остальных лошадей. Я отправляюсь в погоню.

— Один? — одновременно спросили Рольф и Малыш Джордж, но тон одного разительно отличался от тона другого. В голосе Рольфа звучало сомнение, так как он не думал, что Блейк справится самостоятельно. Голос гиганта звучал неодобрительно, так как он считал, что его друг не должен ехать один. Епископ и чертов шотландец промолчали, но в глазах Гэвина отражалась уверенность в том, что англичанин не сможет догнать свою невесту.

Проигнорировав их мнения, Блейк сел на коня, и на его бледном лице появилась озорная усмешка.

— Удачной охоты.

— И тебе тоже, тебе удача больше понадобится.

Решив, что слышал Рольфа, Блейк не ответил, так как ему было трудно управлять животным. После часа, проведенного в лесу, ноги ослабли и дрожали. С руками происходило то же самое. Его собственное тело болело и отказывалось повиноваться, желудок вел себя все хуже. В этом была своя ирония: он уцелел в несчетном количестве сражений, а был сражен каким-то кроликом, которого подсунула шотландская девчонка.


Они ехали достаточно долго, прежде чем Шинейд решила остановиться. Животные устали за день, а затем им не дали нормально отдохнуть, заставив проскакать целую ночь. К тому же Хелен полностью исчерпала свои силы, но была слишком упряма, чтобы позволить Шинейд или Элдре взять ее к себе в седло. Привал сделали на относительно безопасных землях Комена.

Комен был другом ее брата. Его дом всегда был открыт для них. Жена Комена предложила им единственную постель в маленькой хижине, но они предпочли спать в амбаре. Он был в два раза больше, чем хижина, заполнен сеном, и в нем было куда удобнее. Кроме того, Шинейд чувствовала, что лучше остаться рядом с лошадьми на случай, если англичане их догонят. А это было очень даже возможно! Если они все еще живы.

Шинейд нахмурилась и постаралась устроиться поудобнее на выбранной для себя куче сена. Элдра и Хелен тихонько спали, а Шинейд все не удавалось уснуть. Сон был ей необходим, но вместо этого она лежала и прислушивалась к себе. Внутри ощущалась какая-то опустошенность. Должно быть, усталость от ночного путешествия. Элдре не удалось найти отобранные мечи, когда они уезжали, поэтому им пришлось уехать безоружными. Шинейд даже не подумала о клинках, так как пришла в полное замешательство от того эффекта, который вызвало их зелье. Она не желала мужчинам болезни. Возможно, Шеруэлл и заслужил это, но лорд Рольф… ну, этот пытался заставить ее выйти замуж за Шеруэлла. Но вот епископ точно не был виноват. Даже несмотря на то, что он намеревался выполнить обряд, который свяжет ее с проклятым сассенахом.

Рассердившись на собственные мысли, Шинейд перевернулась на спину и потрясенно застыла. Над ней возвышался лорд Блейк. Она не слышала, как он вошел, даже лошади не предупредили об опасности. Он возник здесь словно призрак. Вообще-то он и походил на призрака. Изможденный, уставший, бледный… Хотя нет, лицо его было скорее серого цвета. Блейк выглядел ужасно и определенно не был счастлив.

Шинейд потянулась за мечом, но тут же сообразила, что совершенно безоружна. Меча у нее не было.

— С твоей стороны было бы разумнее не предпринимать каких-либо действий в данный момент.

Открыв было рот для остроумного ответа, она услышала:

— С твоей стороны было бы разумнее держать свой рот на замке. Если ты вынудишь меня действовать, мы оба будем сожалеть об этом впоследствии.

Шинейд решила, что лучше ничего не предпринимать. Так она и лежала молча и смотрела на него. А он смотрел на нее. Девушка не пошевелилась даже тогда, когда мужчину оставило напряжение и он опустился рядом. Отвернувшись от англичанина, Шинейд попыталась отодвинуться, но он обнял ее за талию руками и притянул к своей груди, а сверху придавил ногой, чтобы Шинейд не смогла выбраться.

Этого она уже не выдержала. Набрав воздуха, чтобы высказать все, что о нем думает, девушка не смогла издать ни звука, так как рука поднялась выше и прямо возле уха раздались слова:

— Помолчи, Шинейд. Я не расположен к разговорам в данный момент. Для тебя же будет лучше, если ты сможешь помолчать и дашь нам обоим выспаться.

Шинейд так ничего и не сказала. Оба лежали молча, и вскоре он расслабился рядом с ней. Она наблюдала за солнечным лучом, проникавшим в щель между досками, и слушала дыхание Блейка, погружавшегося в сон. Она пыталась сосредоточиться на мелких пылинках, кружащих в потоке света, а не на его мягком дыхании, звук которого отражался где-то в голове, и не на его расслабленной руке, двигавшейся вместе с ее грудью в такт дыханию.

Казалось, мелкие пылинки танцуют в солнечном свете. Лишь бы не думать о том, в чем нельзя признаваться.

О том, что ей стало легче, когда она увидела его здесь. О том, что не хотела причинить ему вреда. О том, что, несмотря на холодные слова Элдры и Хелен, она беспокоилась, очень беспокоилась. О том, что чувствовала свою вину, до тех пор пока не увидела его живым и невредимым. Она не позволяла себе попасть под его влияние, но как хорошо они подходят друг другу. Шинейд снова вздохнула, и Блейк невнятно заворчал во сне, передвигая руку по ее груди. Бессознательно он прижал девушку к себе, заставив ее тело откликнуться, что Шинейд явно не понравилось. Или понравилось?

Она пыталась сосредоточиться на мелких пылинках, кружащих в потоке света, а не на затвердевшем соске своей груди и не на тяжести, зарождавшейся чуть ниже пупка. Но стоило Блейку пробормотать что-то непонятное ей на ухо и прижать к себе поплотнее, как легкий стон сорвался с губ девушки. Не было сил переносить его теплое дыхание, щекочущее шею, его руки, сжимавшие грудь, тяжесть его тела, прижимавшегося к ней. Ей хотелось изгибаться и корчиться рядом с ним в непонятном экстазе. Но Шинейд заставила себя спокойно лежать рядом. Дункан называл это игрой со смертью. И Шинейд играла, прекрасно понимая, что, даже умирая от изнеможения, не сможет уснуть рядом с ним, прижимающимся к ее телу так, как прижимался он.

Глава 7

Шинейд спала сном младенца. Ее организм не смог более выносить усталость, и она провалилась в такой глубокий сон, что не проснулась даже тогда, когда прибыли остальные воины, и даже тогда, когда осталась одна. Проснувшись, она подумала, что и сам Блейк, и все ее ощущения были лишь сном. Но затем девушка заметила примятую солому рядом с собой.

Не зная, где ей больше хочется оказаться — во сне или наяву, она поднялась на ноги. Снаружи доносились голоса. Шинейд поняла, что сюда пожаловали все английские воины, да и не только английские. Она не задумывалась о них, когда ее нареченный появился перед ней, но была уверена, что он явился один.

Как она и ожидала, вся площадь между амбаром и хижиной была заполнена воинами и их лошадьми. Так как Шинейд была уверена, что Блейк приехал без них, значит, они прибыли недавно. Большинство из них были на ногах, но некоторые, несмотря на ранний вечер, спали.

В самой середине всего этого шума и суматохи сидели Элдра и Хелен, чувствовавшие себя в высшей степени неуютно под обвиняющими взглядами окружавших их мужчин. Шинейд хотела было подойти к ним, но решила сначала удовлетворить естественные потребности своего организма и пошла по тропинке, ведущей к реке.

К великому удивлению, никто и не подумал ее останавливать. Но не успела девушка дойти до берега, как поняла почему. В воде был Блейк. Он плавал, и девушка могла видеть лишь его голову, но когда мужчина встал, ее взгляду предстало все его тело. Рот у Шинейд приоткрылся, а глаза ярко заблестели. То, что у него замечательная фигура, было видно еще при первой встрече, но тогда все скрывала одежда. А сейчас — нет.

Ее взгляд оценивающе скользил по широким плечам и сильным рукам. Тренированные мышцы напряглись, когда он отводил с лица влажные золотистые волосы. Казалось, каждый мускул его тела принимал участие в столь простом действии.

Шинейд пыталась отвести глаза. Она была уверена, что настоящая леди отвела бы. Но ей это было не по силам. Вместо этого ее взгляд блуждал по восхитительному телу.

Для Шинейд это было подобно чуду. В свои двадцать четыре года она не представляла себе, что обнаженное мужское тело может быть так прекрасно. Наверное, была слишком занята, видя, какими идиотами становятся мужчины, когда рядом оказывается женщина. Обычно они начинали делать глупости, как только симпатичное личико или милая фигурка оказывались в пределах их видимости. То же самое делала и она в данный момент.

Шеруэлл был великолепен. Шинейд не могла оторвать взгляд от того места сзади, которое он демонстрировал. Там не было ничего вялого или безжизненного, как у тех двух воинов, которых ей довелось как-то увидеть. У Блейка все было округлым и… ну, задиристым — это было единственным словом, пришедшим ей в голову. Хотелось протянуть руки и сжать…

— Ты весь день собираешься там торчать и притом меня разглядывать?

Шинейд застыла. Блейк все так же стоял и все так же смотрел в другую сторону. А она-то была уверена, что он ее даже не заметил. Ни один мускул не пошевелился на его красивом теле. Неужели все это время он знал о ее присутствии? И из воды поднялся специально, чтобы шокировать ее и заставить испугаться и убежать обратно в лагерь, как полагается поступать истинной леди. Вместо этого Шинейд стоит здесь и таращится на его нагое великолепие, как…

— Ну и?

Девушка разогнала свои мысли и гневно уперла руки в бока.

— Ну и что, сассенах? Как я могу стоять здесь весь день, если день почти закончился? Кроме того, раз уж ты решил устроить зрелище, было бы невежливо не насладиться им.

— А, так ты наслаждалась? Это добрые вести. Значит, ты не собираешься отменять свадьбу по причине физического недостатка жениха?

Она нахмурилась, расслышав в его голосе веселые нотки.

— В этом ведь нужно убедиться.

После такого заявления он повернулся к ней лицом, и Шинейд смогла увидеть его полностью. От макушки до коленей. Только икры были скрыты водой.

— Матерь Божья, — выдохнула она, глядя на него. Был ли у него физический недостаток? Теперь она поняла вопрос. И… да, у него был недостаток, а точнее — переизбыток. Он был огромен. Ее бедра сжались сами собой от одной мысли, что он будет где-нибудь поблизости с этим монстром, висящим между ног. Не было такого способа на всей зеленой земле Божьей, с помощью которого можно было бы вставить этот меч в ее ножны. Господи! Совокупление казалось ей бесцеремонным и недостойным все те несколько раз, когда случалось заставать пары за подобным занятием. Шинейд всегда удивлялась всем этим стонам. Теперь она знала. Это были стоны боли! По крайней мере она была уверена, что сама будет стонать от боли, когда он попытается…

— Ты не выглядишь впечатленной.

Сухой комментарий заставил ее взглянуть ему в лицо. Оно было мрачным.

— Такое ощущение, что… я вызываю у тебя отвращение.

На мгновение Шинейд поймала его взгляд. Но больше она не могла выдержать. Тряхнув головой, девушка развернулась и пошла к лагерю. Ее ужас от его размеров был так велик, что хотелось нырнуть под воду с головой, чтобы хоть как-то успокоить свои мысли. Шинейд надеялась, что это поможет ей придумать новый способ бегства от ее нареченного, потому что с той путаницей, которая творилась у нее в голове, это было невозможно. Путаницы даже больше, чем при пробуждении. Этот мужчина сбил ее с толку одним лишь своим видом. Теперь желание избежать свадьбы и его постели стало даже безрассуднее, чем раньше. А безрассудство всегда плохой советчик в разработке стратегии.


— Ты весь день собираешься там торчать?

Блейк поморгал, услышав вопрос, произнесенный им же, но чуть раньше. Оглянувшись через плечо на Рольфа, стоящего на берегу, он пожал плечами и вернулся обратно к своим мыслям. Он так и стоял, потерянный, с тех пор как Шинейд убежала в лагерь. Девушка была для него загадкой. Уверенность, что вовсе не чувство девичьей скромности заставило ее уйти, крепла с каждой минутой. Она рассматривала его довольно дерзко, пока он не повернулся к ней передом. Блейк не был удивлен. Он разговаривал с Гэвином, пока они ехали за девушками, и многое узнал о ее необычном воспитании.

Гэвин много что мог рассказать про дочь своего лорда, и по большей части это была похвала. Ее мать умерла вскоре после подписания их брачного договора, и хотя Шинейд должна была находиться под присмотром одной из женщин, она под этим самым присмотром не находилась. После потери матери она крепко привязалась к своим брату и отцу, словно боясь, что и те ее бросят и «отправятся к ангелам». Ангус Данбар не мог сносить рыданий дочери, не желавшей оставаться без него, вот и брал с собой повсюду обоих детей. Гэвин говорил, что эта парочка была словно его тень, рука об руку следующая за ним и по двору замка, и когда он осматривал своих воинов, тренирующихся на площадке, и когда он занимался другими делами клана. После смерти брата Ангуса его дети, Элдра и ее брат Аллистер, присоединились к процессии, путешествующей вместе с лордом.

Когда же Дункан и Аллистер вышли из детского возраста и приступили к тренировкам, никто не удивился, что девочки стали тренироваться вместе с ними. Обе проявили замечательные таланты в искусстве боя, заменяя отсутствие силы сообразительностью и скоростью. Проведя на тренировочной площадке почти всю свою жизнь, девушки умудрялись избегать ран или сильных ушибов. Они обе обращаются с мечом так же, как другие девушки с иголкой.

Блейк зачарованно слушал. Перед ним представала девушка, каких он никогда не знал. Когда ее брат женился и в доме появилась несравненная леди Иллиана, Шинейд попыталась научиться быть истинной леди. Она росла, бегая, сражаясь и охотясь вместе с воинами отца. Обученная сражаться сделанным на заказ мечом, стрелять из лука так же, как и ее брат, и другим воинским искусствам, дочь Данбара была так же далека от деликатных цветов женственности, изобилующих при дворе короля, как и его лучший друг Амори. Епископ был недалек от истины в своем сравнении этих двоих. И если сначала Блейк был в ужасе от самой идеи такого сопоставления, то, встретив эту девушку, нашел ее очень интригующей. На самом деле она была даже более интересна, чем любой придворный цветок, с которым он развлекался, откладывая собственную свадьбу. Под их мягкими лепестками и сладким ароматом надежно прятались шипы, которыми они были готовы разорвать мужчину на кусочки при первом удобном случае. Это была своего рода забава — наслаждаться их сладостью, уклоняясь от шипов.

Шинейд представляла собой совершенно иную картину. Она не прятала свои шипы и обладала крепкой защитой от того, чего не желала. А еще она не казалась сильно впечатленной его сногсшибательной внешностью, которая не раз выручала его в прошлом. Шинейд Данбар явно бросала ему вызов.

Позади его снова раздался нетерпеливый вздох.

— Шеруэлл…

— Иду я, — оборвал Блейк фразу, которая могла быть либо жалобой, либо приказом, и вышел из воды. — Все воины отдохнули?

— Да, как и девушки.

— Замечательно. Тогда пора отправляться. Проедем пару часов, а затем сделаем привал на ночь.

Рольф выглядел недовольным.

— Я бы предпочел ехать всю ночь, так как мы в трех, если не в четырех днях пути от Данбара благодаря последним событиям. Хотя вряд ли кто-либо из нас выдержит дневной переход.

Блейк нахмурился, вспомнив об отравлении. Поездка за девушками даже вместе с Гэвином была худшим видом пытки. Несколько раз им приходилось останавливаться, чтобы он смог опустошить свой желудок. И хотя тело его очистилось, он все еще был слаб, словно тот самый кролик. Блейк дрожал, исчерпав все свои силы, когда наконец нашел их, мирно спящих в амбаре. Реши Шинейд с ним драться, он вряд ли смог бы остановить ее. Благодарение Господу, она вняла его предупреждениям и не стала сопротивляться. Блейк даже собирался поблагодарить ее за это, но смог только упасть рядом и заснуть.

Сегодня он чувствовал себя ненамного лучше. Слабость понемногу проходила, но дрожь еще осталась, желудок сжимался в попытках исторгнуть несуществующее содержимое. От одной мысли о еде его начинало мутить, а предстоящее путешествие приводило в ужас. Блейк сомневался, что кто-либо из людей чувствовал себя иначе, но несколько часов медленной, осторожной езды приближали их к Данбару. Это казалось лучшей идеей, чем сидеть здесь целые сутки, ожидая, пока Шинейд начнет претворять в жизнь очередной план побега.

Блейк снял сорочку с дерева, куда повесил ее сушиться, и, морщась, натянул на себя. Это была та самая сорочка, которую он выменял у Ангуса. Благодаря тому, что ткань долго не промокала, она не успела подсохнуть за то короткое время, пока он принимал речную ванну. Все еще влажная, одежда неприятно липла к телу, но это было лучше, чем зловоние, которое исходило от нее до этого. Понимая, что шерстяная материя никак не успеет высохнуть за столь короткое время, он решил не стирать килт, а развесил его на кустах, думая, что ветер хоть немного его проветрит. К сожалению, его надежды не оправдались, и отвратительный запах проник в его ноздри, как только он взял плед в руки.

Бормоча себе под нос и проклиная привычки будущего тестя, Блейк разложил ткань на земле и раздраженно уставился на свой будущий наряд. Он впервые снял килт, с тех пор как покинул дом Данбара. И не мог сообразить, как надевается эта чертова вещица. О, Блейк помнил, что нужно сделать складки, а затем лечь, а вот как Ангус Данбар заворачивал все это дело, оставалось тайной — так быстро все произошло в замке. Он внимательно наблюдал за его действиями, но с повторением возникли трудности.

— Нужна помощь? — спросил Рольф, и Блейк не удивился, видя, как подергиваются его губы. Но Рольф не присутствовал при переодевании. Возможно, Малыш Джордж заметил подробности. Но к гиганту с подобной просьбой не обратиться. Оставались Гэвин или кто-нибудь из его людей. Проклятый шотландец! У него же язык как помело.

— Нет, сам справлюсь, — ответил он с негодованием. Если не получится одним способом, попробует другим.

Тем не менее, когда он встал на колени и начал делать складки, получалось у него не лучше, чем в замке Данбара. То, что рядом стоял Рольф, пристально наблюдающий за его попытками, совершенно не помогало. Он уже решился просить помощи, как из-за деревьев выступил Малыш Джордж.

— Что случилось? — поинтересовался Блейк, видя раздражение на лице гиганта. Что-то сильно рассердило воина.

— Прибыла группа людей. Кэмпбеллы, — выдавил рыцарь с таким отвращением, словно знал их лично. Однако Блейк не слышал, чтобы у него были знакомые в Шотландии.

— И? — решил уточнить Блейк. — Вероятно, они тоже друзья Коменов и хотят отдохнуть от длительного путешествия.

— Да, — кивнул гигант. — Только они присоединились к Гэвину и женщинам возле костра. Шотландец кормит их сплетнями о наших неприятностях с девушками. Кэмпбеллы находят их очень забавными… и самым нахальным образом ухлестывают за Шинейд и малышкой Элдрой. — Последняя часть повествования расстроила Малыша больше всего, благодаря чему Блейк понял, что гиганта привлекает кузина его невесты. В любом случае, если Гэвин сплетничает с этими Кэмпбеллами, то, забрав от них девушек, Блейк станет посмешищем всей Шотландии.

— Попытаемся справиться с этим, — произнес Блейк, глядя на несчастный плед под ногами. — Вели Гэвину помочь мне с килтом.

Рольф кивнул и ушел вместе с Малышом, а Блейк остался размышлять над своей не самой лучшей тактикой. К его недостаткам теперь можно было добавить тот факт, что он даже не может самостоятельно одеться. С другой стороны, Гэвин оставит наконец этих шотландцев и прикусит свой длинный язык.

— Ад и пламя! — проворчал он и вернулся к своему килту. Но собственные успехи его не впечатляли. Каждый раз она умудрялась сбежать от него. Какого же она о нем мнения? Он не мог назвать себя неспособным. Во имя всего святого, он же воин! Лорды по всей Англии оплачивали его военные навыки, нанимая их с Амори сражаться вместо них. А сейчас он стал объектом смешных историй и не мог одеться без посторонней помощи.


— Довольно странно.

— Что странно? — удивилась Шинейд.

Покачиваясь на поверхности холодного горного озера, вода которого ласкала ее обнаженное тело, девушка была слишком расслаблена, чтобы воспринимать то, о чем говорила Хелен. Это была первая возможность расслабиться с тех пор, как они покинули аббатство. После неприятного случая с отравленным кроликом ей казалось, что мужчины вряд ли оставят их без надзора. Поэтому девушка решила прекратить свои попытки побега до тех пор, пока они не достигнут Данбара.

К счастью, Блейк вернул шотландкам их мечи. Только все еще настаивал, чтобы девушки ехали вместе с мужчинами. Вероятно, хотел затянуть поездку, потому что два седока на одной лошади заставляли животных идти медленнее, а саму езду делали ужасно напряженной. По крайней мере для Шинейд, которую близкое присутствие Блейка приводило в замешательство. Было так ужасно ощущать спиной его грудь, чувствовать, как его ноги трутся о ее, а эти руки, обвивающие тело… Она молча и неловко сидела несколько часов, пока они ехали вчера, да и сегодняшний день не принес облегчения.

Когда поздним вечером они достигли этого маленького озера, Блейк решил сделать здесь остановку и разбить лагерь на ночь. Лорд Рольф казался раздраженным, но Шинейд смогла наконец расслабиться. Они попадут домой на несколько часов позже, зато ее мышцы смогут отдохнуть от напряжения. А ей ничего так не хотелось, как поплавать в холодной воде. Это было такое острое наслаждение, что Шинейд не возражала, даже когда этот рыжеволосый англичанин настоял на их помощи в устройстве лагеря. Зато взамен появилась возможность поплавать. Она не ожидала, что им предложат приготовить ужин, но девушки вполне могли справиться с устройством лошадей на ночь или сбором дров для костра. Если бы они путешествовали с ее отцом, они были бы обязаны выполнять и то и другое. Шинейд долго доказывала, что так же вынослива, умна и обучена, как и остальные воины Данбара, не позволяя обращаться с собой, как с хрупкой леди.

— Лорд Блейк, — объяснила Хелен свою мысль. — Я слышала, что он может птичку уговорить слететь с дерева, но до сих пор не вижу оснований для этих слов. Он может еще сказать что-нибудь, напоминающее комплимент. И я понимаю, почему он не флиртует со мной, ведь я одета, как монахиня. Но почему он не использует свой сладкий язычок на тебе? Уговорил бы тебя прекратить свои попытки. Мне кажется, это более чем странно.

Позади послышалось фырканье, но девушка даже не открыла глаз, так как знала, где плавает ее кузина. Шинейд была занята попытками спрятать свои собственные чувства. На самом деле он уже применил свое искусство. Хотя чрезмерно не напрягался, думая, что на нее не подействуют комплименты. Шинейд же эти слова расстраивали. Может быть, он не мог придумать ничего лестного для нее? Или просто не задумывался об этом, потому что она совсем ему не нравилась? Любой вариант не был радостным. Поэтому она старалась оттянуть их свадьбу на как можно больший срок, хотя понимала, что в конечном итоге церемония состоится. Ну кто захочет выходить замуж за человека, который столь мало думает о своей невесте?

— Возможно, до него дошло, что он лишь потеряет время, — отозвалась наконец Шинейд.

— Может, и так, — продолжала рассуждать Хелен. — Ты не похожа на других девушек. Он мог понять, что все эти сладкие словечки не помогут завоевать тебя.

Шинейд открыла глаза и посмотрела в темнеющее небо. Она никогда не задумывалась о том, можно ли завоевать ее словами. Ей нравились его сладкие речи, что удивило бы любого из ее знакомых. Она боролась за свое место в родном клане, в собственной жизни. И с детства знала, что выйдет замуж за Шеруэлла, чье имя Ангус всячески проклинал все это время. А если родной отец так ненавидит Шеруэллов, значит, брак с одним из них — плохо. С этими мыслями она выросла. Шинейд хотела, чтобы отец ею гордился, а единственный путь добиться этого — быть лучшим солдатом, лучшим воином. Но, возможно, красивые слова тоже могут помочь. И то, что ее жених не говорит ей комплиментов, заставляло ее мучиться. Что же с ней не так? Неужели она не заслуживает ни одного красивого слова?

В ней боролись ущемленная гордость, страх и озлобленность. Шинейд вышла из воды. Хватит расслабляться!


— Кажется, девушки запаздывают, — заметил Рольф.

— Девушки всегда запаздывают. — Блейк подбросил дров в огонь.

— Ты не думаешь, что они опять решили упорхнуть?

— Они не уйдут без лошадей, а я приставил к животным четырех человек.

— Да, я знаю. — Когда Блейк поднял на него глаза, Рольф продолжил: — Они — люди короля, а в мои обязанности входит приглядеть за этой свадьбой. Так что у меня проверяется каждый твой приказ.

Блейк нахмурился. Он почти забыл, что это не его люди. Он руководил ими по своему усмотрению. Хотя большинство его людей были отпущены навестить семьи, пока он не закончит с этим обязательством. Рыцари, путешествовавшие с ним сейчас, находились под командованием Рольфа. Надо постараться держать это в голове.

— А что, если у Данбара есть друзья неподалеку? Девушки могли бы ускользнуть, взяв лошадей у них, и… — Рольф неожиданно прервался, когда Блейк строго уставился на него.

— Ты знаешь что-то, чего не знаю я?

— Да нет. — Рольф насупился, оглядывая окружавшие их деревья. — Просто у меня такое чувство, словно что-то не так.

Блейк поднялся на ноги, оглядываясь по сторонам. Он бы махнул рукой на беспокойство Рольфа, если бы сам не испытывал подобного ощущения с тех пор, как они остановились. Он не знал, как это назвать; просто чувство, что все не так, неправильно. Или что кто-то за ними наблюдает…

— Пойду проверю.

Рольф только кивнул, но было заметно, что он расслабился. Постоянное напряжение сильно выматывало всех. А Малышу Джорджу было достаточно одного жеста, чтобы тот остался на своем месте у костра.

Блейк углубился в лес один. От поляны к озеру вела узкая тропинка. Было очевидно, что на этом месте разбивали лагерь уже не первый год. И это неудивительно. Удобное место. Озеро находилось футах в двадцати от поляны, которую использовали для отдыха. Это давало уединение тому, кто желал ополоснуться или просто искупаться.

Сначала он шел быстро, но, приближаясь к берегу, решил замедлить шаг, а подойдя к последним деревьям, и вовсе остановился и начал прислушиваться к звукам, издаваемым девушками. Он не хотел оскорбить чувства сестры Хелен, застав ее неодетой, хотя не думал, что подобное может сильно расстроить Шинейд или Элдру. Возможно, это была ошибка, но недостаток девичьей скромности у его нареченной не подвергался сомнению, после того как она рассматривала его обнаженного. Вероятно, заставала кого-либо из людей — отца или брата, или кузена — в подобном виде в прошлом, но осталась незамеченной. В противном случае об этом было бы известно, так как вся жизнь девушки обсуждалась воинами Данбара.

Мысль о том, что Шинейд могла видеть какого-либо обнаженного мужчину, помимо него, начинала расстраивать, так что Блейк отбросил ее в сторону и попытался сосредоточиться на слабых голосах и всплесках воды. Но слышно было плохо. Блейк не хотел, чтобы беспокойство Рольфа передалось и ему, но страх, что девушки опять решат улизнуть, уже овладел его разумом. Он решил подобраться…

Все мысли замерли в его голове, когда деревья внезапно закончились и его взгляду предстали прелестные купальщицы. Хелен и Элдра все еще были в воде. Маленькая шотландка лежала, закрыв глаза, на поверхности озера, покачиваясь в такт волнам. А Хелен просто стояла в воде, глядя на Шинейд, выходящую на берег, усыпанный их одеждой. Блейк не мог отвести от нее глаз.

У него был богатый опыт общения с женщинами, и все они были мягкие. У всех были крутые, пухлые бедра, нежная линия груди и округлый животик. Больше всего ему нравилась грудь. Она давала успокоение и одобрение, словно мягкая подушка под головой. В их телах можно было тонуть, как в диванчике. Ничего этого не было в Шинейд. Ничего мягкого. Все ее тело состояло из гибких мышц, которые напрягались во время движения. И конечно, они такие же стальные, как и у воинов. И она все еще была прекрасна, напоминая кошку, особенно когда двигалась. Таже грация, таже мягкость движений, та же опасность…

Во рту у него пересохло с первого же взгляда на это стройное, высокое тело. Девушка потянулась за своим пледом и внезапно посмотрела на него. Блейк понял, что абсолютно беспомощен под удивленным взглядом этих широко раскрытых глаз. Пока он пытался придумать, что сказать в возможное оправдание, удивление в ее глазах вспыхнуло гневными искрами, а на лице отразилась стальная решимость.

За всю свою жизнь Блейк не переживал такого потрясения. Шинейд наклонилась, молниеносно схватила меч и бросилась вперед.

Он был так ошеломлен столь агрессивной реакцией на его присутствие, что просто остался стоять, замерев на месте. Возможно, если бы она подняла меч или что-нибудь сказала, он бы выпал из своего оцепенения. Но она ничего этого не сделала, так что ему лишь оставалось стоять как идиоту на своем месте. Затем его внимание привлекла Элдра, выпрыгнувшая из воды. Как и Шинейд, маленькая блондинка не позаботилась об одежде, а схватила свое оружие. Это было в тот самый момент, когда сестра Хелен обернулась и увидела его. Раздавшийся пронзительный визг был именно тем, чего так не хватало Блейку, чтобы прийти в себя.

— Я не… — начал он извиняться, но Шинейд потянулась к нему свободной рукой и, к его огромному изумлению, толкнула наземь. Сделав ложный шаг в сторону, Блейк умудрился удержать равновесие и обернуться в тот самый момент, когда услышал лязг металла.

Полностью придя в себя, он увидел, что Шинейд вступила в бой с воином, который подбирался к нему сзади. Это была реакция не на него, а на приближающегося врага.

Точнее — врагов. Еще двое мужчин двигались вокруг сражающейся пары. Потянувшись за мечом, Блейк вспомнил, что оставил его в чертовом лагере. Если память не подводила, то клинок лежал на бревне около костра. Он не подумал взять его с собой, когда пошел на берег озера. Почему, черт его дери? Он не думал, что меч может понадобиться, чтобы просто проверить женщин.

Ад и преисподняя! Он заметил большую палку и схватил ее. Это было не совсем подходящее орудие против меча, но все лучше, чем ничего. Подготовившись к атаке, он увидел подоспевшую Элдру — обнаженную и все еще мокрую, выкрикивающую боевой клич своего клана. Может быть, девушка и была маленькой, но вопль ее резал уши сильнее любого визга.

Ад и преисподняя! Это была его единственная мысль, когда маленькая шотландка встретилась с двумя воинами. Блейк стоял и беспомощно смотрел на двух прекрасных обнаженных женщин, так искусно размахивавших мечами. К счастью для него, третий нападающий неподвижно замер. Как и еще трое мужчин, которых он заметил позади себя. Всего их оказалось шестеро. Все нападавшие, кроме тех двух, получавших незабываемый урок битвы на мечах, словно вросли в землю и, затаив дыхание, наблюдали за двумя амазонками, сражавшимися с их соотечественниками. Одна была высокая, с черными как смоль волосами, а другая — маленькая блондинка; и обе совершенно не обращали внимания на свою полную наготу.

А мужчины определенно обращали. Их глаза горели голодным блеском, когда они следили за девушками. Казалось, что движения удлиняют их тела, поднимают упругую грудь. Это был гипнотический момент как для сражавшихся с ними мужчин, так и для наблюдавших за происходящим. Либо нападавшие были никудышными воинами, либо они были так шокированы происходящим, но ни у Шинейд, ни у Элдры расправа не заняла много времени. Шинейд справилась со своим противником за три удара. Элдра тоже ненадолго отстала. Затем обе девушки обернулись к оставшимся четырем мужчинам, стоявшим у края деревьев.

Две обнаженные девушки с мечами стояли к ним лицом. Мужчины были словно околдованы этим видением. Блейк уже ожидал, что они побросают мечи и принесут обет верности двум воительницам. У одного на лице даже проступила глупая ухмылка, словно он ожидал, что две красавицы предпочтут оказаться с ним в постели, а не отрубить его голову. Но никто так и не узнал, что бы они сделали. Тишина была нарушена хрустом ломаемых веток и топотом ног, словно сквозь лес к ним ломилось стадо взбесившихся животных. Шинейд и Элдра мгновенно отступили от четверых мужчин, вынуждая Блейка следовать за ними. Они держали мечи направленными на тех четверых, с которыми еще не закончили. При этом шотландки следили за приближающимся звуком, освобождая себе пространство для сражения.

Когда Малыш Джордж вместе с Рольфом и рыцарями его величества выскочили из леса, Блейк понял, что крик Хелен был услышан. Расслабившись, он снова посмотрел на нападавших, как, впрочем, и девушки. Но на том месте, где стояли четыре зачарованных воина, никого не оказалось. Они предпочли спастись бегством, забрав с собой раненых.

— О Боже!

Мягкий шепот, в котором отразилось все смятение говорящего, привлек внимание Блейка к их спасителям, которые стояли и смотрели на обнаженных девушек, как и нападавшие до них. Шепот принадлежал епископу Уикему. Даже ему оказалось не под силу отвести взгляд. Блейк нахмурился и пошел к оцепеневшим воинам, но не смог отказать себе в удовольствии оглянуться через плечо и последний раз посмотреть на шотландских красавиц. То, что предстало его взгляду, заставило испытать сострадание к вновь пришедшим. Девушки замерли в боевых стойках: ноги слегка раздвинуты, мечи наготове, бледная кожа туго натянута вокруг крепких мышц. Они походили на римские статуи. Словно прекрасное видение…

И каждый видел это.

— На нас напали, — жестко произнес Блейк. Его низкий голос привлек внимание всех, а кое-кто даже сумел расслабиться. — Они смылись, когда вы продирались сюда через лес.

Его заявление было встречено всеобщим молчанием, но Блейк не мог не заметить, как взгляды вновь устремились ему за спину. И снова на него, и снова на девушек.

— Чего вы ждете? — раздраженно выпалил он, забирая свой меч у Малыша Джорджа. Гигант заметил его у огня и потрудился захватить, когда все бросились на берег, услышав визг. — Поищите в лесу. Они не могли уйти далеко с двумя ранеными на руках.

— С двумя мертвыми, — поправила Шинейд. Блейк снова взглянул на девушку, заметив, что она расслабилась и не спеша пошла за одеждой.

— По крайней мере мой был мертв, — уточнила Шинейд.

— Как и мой, — добавила Элдра, направляясь за своей кузиной так же неспешно.

Шинейд кивнула, словно не ожидала ничего иного, а затем произнесла:

— А теперь, если вы достаточно наглазелись, не могли бы вы исчезнуть и дать нам одеться?

Блейк заставил себя отвести от нее взгляд и повернуться к мужчинам. Прочистив горло, он скомандовал:

— Пошли. Вернемся в лес и оставим их одних.

— Думаешь, это разумно? — спросил Рольф. — А что, если атакующие не ушли далеко? Они могут вернуться.

Это был веский довод. Но Блейк не мог остановить Рольфа, который заметил сестру Хелен, все еще не вылезшую на берег. Она подобралась ближе к одежде, но опустилась на колени, и вода скрывала ее по самую шею. Должно быть, надеялась, что сумела соблюсти скромность, но озеро было совершенно прозрачным, и можно было рассмотреть почти все ее тело.

Блейк никогда не представлял себе монахиню обнаженной, а уж увидеть одну из них в подобном виде никак не ожидал. Матерь Божья. От того, что девушки уходили в монастырь, они не покрывались высушенной шелухой, как он всегда думал. У сестры Хелен была такая же пышная фигурка, как и у большинства женщин при дворе.

— Мы останемся неподалеку, чтобы услышать ваши крики, — сказал он девушкам, отводя взгляд и уводя Рольфа и Джорджа обратно в лес. Епископ уже ушел, а остальные мужчины подчинились его первому приказу и отправились прочесывать лес. Хотя Блейк не был удивлен, слыша, что поиски проводятся слишком близко. Достаточно близко, чтобы видеть женщин.

— Конечно, огромное вам за это спасибо, — глумливо ответила Шинейд на его слова. — Ты нам так помог в первый раз, когда нас атаковали, что мое сердце успокоилось, зная, что ты достаточно близко, чтобы помочь, когда они вернутся.

Блейк вздрогнул, но лишь вздохнул и повел Рольфа и Малыша в лес.

Глава 8

— У него не было меча, — пробормотала Элдра, поднимая сорочку.

Шинейд поморщилась, натягивая белье через голову. Ее кузина всегда была честной и упрекала ее за осложнение отношений с женихом.

— Кроме того, что у него не было меча, он еще и дубину схватил, стараясь помочь нам, — продолжала девушка.

— Да, я знаю, — неохотно согласилась Шинейд. Она едва не заорала на него, чтобы убрался к чертям с дороги и дал им расправиться с нападавшими. Она даже отвлеклась, стараясь держать жениха с его дубиной в поле зрения и не допустить, чтобы он оказался поблизости от вооруженных мужчин. К счастью, он онемел от увиденной сцены так же, как и нападавшие. В любом случае она бы справилась. Ее и так ужасно смутило, что их застали неодетыми, а когда в таком виде пришлось принимать бой — и подавно. С другой стороны, это давало явное преимущество. Шинейд не была такой глупой, чтобы вообразить, что это их искусство в обращении с мечом так поразило мужчин. Нет. Всех поразила их нагота. Именно из-за этого все приросли к земле. Большинство женщин постарались бы сначала что-нибудь натянуть на себя. Мужчин не столько напугал недостаток их скромности, сколько очаровал сам вид. Но, когда идет битва, кому какое чертово дело, во что ты одета? Это было совершенно неподходящее время для обсуждения моды.

Шинейд прекрасно знала, каким удивленным взглядом смотрела на нее Элдра, пока сама она надевала килт. Она старалась игнорировать кузину, чьи глаза пытались пробуравить ей затылок, и спокойно продолжала закладывать складки на материале, но в конце концов не выдержала.

— Ну хорошо, хорошо, — раздраженно сдалась она. — Я извинюсь перед ним позже.

Губы Элдры изогнулись, изображая облегчение, но она слишком хорошо знала свою упрямую кузину.

— Когда?

— Позже. Когда время настанет. — Шинейд выпрямилась. Ее никто не заставит назвать точное время извинений. Она принесет их ему тогда, когда сочтет нужным. Конечно, Элдра была родня, вот и заботилась о ней, хотела, чтобы она поступила справедливо.

Хелен выбралась наконец из воды и стремительно подбежала к ним, схватив свою одежду.

— Шинейд, надо идти! — выпалила она, натягивая платье.

Шинейд замерла, удивленно глядя на девушку.

— Идти куда?

— Куда угодно. Подальше отсюда, пока они не вернулись.

— Хелен, они не вернутся, — начала успокаивать ее Элдра. — А если им взбредет в голову такая глупость, мы об этом позаботимся.

Шинейд хотела согласиться с кузиной, но в панике англичанки было что-то, заставившее ее задуматься.

— Ты узнала кого-нибудь из них?

— Да. — Рыжеволосая девушка затравленно оглядывала деревья. — Они из клана Камеронов.

Шинейд резко выдохнула, поджала губы, повернулась к пледу и продолжила его складывать, но уже намного быстрее. Ее мозг лихорадочно работал. Элдра тоже бросилась собирать свою одежду.

— Мне показалось, что я узнала одного из воинов, когда мы проезжали мимо сегодня утром, — добавила Хелен с сильным волнением в голосе. — Но мы двигались так быстро, что я не была уверена.

— Сегодня утром? — уточнила Элдра, надевая килт.

— Да. Вы не заметили группу всадников на дороге? Их было шестеро; трое черноволосых, два блондина и один рыжий, прямо как нападавшие. Они двигались в сторону от нас. Мне тогда показалось, что один из них был среди людей Камерона, но я не смогла хорошо его рассмотреть. Да и были мы недостаточно близко. Думаю, это все же был он. Должно быть, они узнали меня и пошли следом.

Шинейд подняла голову и стала наблюдать за резкими движениями одевающейся Хелен. Она не обратила особого внимания на небольшую группу всадников, так как отвлекалась на руки Блейка, трущиеся о нижнюю часть ее груди. Он сжимал одновременно и ее, и повод, так что ей удалось лишь раз взглянуть на приближавшихся путников. Должно быть, необходимо лучше себя сдерживать, иначе они могут попасть в беду. Ко всему прочему Блейк поехал быстрее, чтобы поскорее миновать группу. Шинейд взглянула на всадников мельком, но это вполне могли быть те же люди. Их было шестеро, и, кажется, трое темненьких, двое блондинов и один рыжий. Все, как говорит Хелен. Случайность? Или всадники все же последовали за ними, дождались, пока они разобьют лагерь, а затем напали на женщин, пока те купались?

На женщин и Блейка, напомнила она себе. Они вышли на берег прямо за ним. Конечно, они могли подготовиться к нападению в тот самый момент, как появился Блейк, и, видя, что он безоружен, решили не останавливаться, а атаковать.

— Да, это были те же мужчины, — прошептала Элдра, вставая на колени перед пледом. — Мы проезжали мимо них рано утром. Я рассмотрела их достаточно хорошо, а затем и еще раз, когда мы сражались. Это были они.

Шинейд медленно кивнула. Если Элдра говорит, что это так, значит, это так. У нее превосходное зрение. Значит, люди Ролло случайно проехали сегодня мимо них, узнали Хелен, несмотря на одежду сестры Бланш, поехали следом и напали.

Хелен была права. Они должны убираться отсюда немедленно. Ролло будет в ярости, когда узнает, что рыжего убили. Шинейд понимала так же хорошо, как должен был знать и сам Ролло, что, пока она жива, Данбар сможет вырвать дочь из его лап и Камерон потеряет свой шанс. А одна из них точно знала, что он планировал ее убить… Хелен была англичанкой. Ее отец был богат, а богатство давало власть. Ее отец мог надавить на своего английского короля, который, в свою очередь, надавит на их шотландского короля, и Ролло потеряет голову из-за всего этого дела.

— Ролло был среди них? — внезапно спросила Шинейд.

— Нет, его там точно не было, — уверенно сказала Элдра. — Он не настолько глуп, чтобы атаковать со своими людьми. А вдруг план провалится? Он не хочет, чтобы его узнали. Кроме того, он наверняка разослал несколько групп, которые ищут Хелен.

— Наверняка, — согласилась Шинейд. Закончив со складками, девушка надела килт и подождала Элдру. Обняв испуганную Хелен за плечи, она повела ее к лагерю. — Пойдем. Мы должны уехать отсюда. Поскачем в Данбар, где будем в полной безопасности.

— А вы уверены, что они не нападут снова? — спросила Хелен с тревогой в голосе.

— Они не нападут прямо сейчас, — убеждала ее шотландская воительница. — Но трое из них остались поблизости следить за нами, а четвертый поехал к Ролло — рассказать ему, где ты и сколько у нас людей. После чего они приведут в два или три раза больше воинов для атаки.

— Для атаки? — Хелен вся дрожала.

— Так бы сделала я, — ответила Шинейд, увлекая девушку в лес. — Самым лучшим будет вернуться в Данбар. Оставаясь там в безопасности, мы можем послать сообщение твоему отцу, хотя это будет уже не обязательно. Ролло поймет, что, если мы достигнем Данбара, он проиграет, и если он не дурак, то просто исчезнет.

— Но… — Хелен запнулась за корень дерева и вцепилась в руку Шинейд. — Но мужчины не захотят уезжать сейчас. Они только приготовились спать.

— Нужно сказать им правду, — решила Шинейд. — Объясним, что ты не монахиня, и…

— А что, если они тебе не поверят? — Когда шотландка остановилась и тупо уставилась на англичанку, та продолжила: — Мы несколько раз пытались сбежать и чуть их не отравили. Единственное, чего мы не делали, — это не лгали. Ну, мы солгали обо мне, но они этого не знают. Если вы скажете, что мы лгали обо мне, они могут не поверить ни единому нашему слову. Они могут решить, что это очередная попытка побега, часть какой-то интриги. Не можем мы просто ускользнуть и…

Шинейд остановила ее, покрепче обняв за плечи. У девушки была самая настоящая истерика.

— Поверь мне, — серьезно сказала она.

Хелен заколебалась, но в конце концов кивнула. Удовлетворенная, Шинейд вошла в лагерь. Ее взгляд заметался между лордом Рольфом и Блейком, но остановился на лорде Рольфе. Ей казалось, что он скорее ее выслушает. Он был бы только рад увидеть, что свадьба прошла и можно возвращаться к своим делам. Значит, будет рад столь стремительному возвращению в Данбар.

— Милорд!

Лорд Рольф и епископ поднялись при ее приближении к костру.

— Да, леди Шинейд? — вежливо отозвался Рольф. Но взгляд его обратился на леди Хелен, или сестру Хелен, как он думал.

Очень интересно, подумала Шинейд и решила поразмышлять об этом позже.

— Нам нужно отправляться прямо сейчас и ехать всю ночь и весь день, пока мы не достигнем Данбара, — просто произнесла она.

Английского лорда удивило подобное предложение, сделанное к тому же столь настойчивым тоном. Шинейд не могла винить его за это. До сих пор она делала все, чтобы избежать возвращения в Данбар и отсрочить свадьбу. А теперь вынуждает их торопиться.

— Есть ли причина для столь внезапной поспешности? — поинтересовался епископ, видя, что лорд Рольф продолжает стоять с видом рыбы, вытащенной из воды.

Шинейд повернулась к священнику и мрачно кивнула.

— Боюсь, мы снова будем атакованы. Мы проезжали мимо этих воинов сегодня утром. Вероятно, они последовали за нами с целью нападения. Боюсь, они попытаются еще раз.

— Но ведь вы и ваша кузина разгромили их, — заметил епископ. — Теперь их надвое меньше, чем раньше. Уверен, что они не настолько глупы, чтобы напасть еще раз.

— Сами — нет, — согласилась Шинейд.

Ее замечание заставило Рольфа выйти из ступора.

— Вы думаете, что они вернутся, захватив с собой людей, и нападут? — размышлял он, видя, как Шинейд кивает в ответ. — Вы кого-нибудь из них узнали? Подозреваете, кто это мог быть?

Девушка заколебалась. После слов Хелен ей не хотелось говорить всю правду, но какую-то часть вполне можно было выдать.

— У нашего клана много врагов. Камероны живут неподалеку.

— Камероны? — Рольф выглядел удивленным.

— Да. Более бесчестных паршивцев я еще не видела. Они всегда нам завидовали. И если это были их люди… — Шинейд пожала плечами, позволив повисшей в воздухе фразе достичь нужной струнки в душах этих воинов.

— Мы сможем справиться с парочкой Камеронов, — произнес Блейк, присоединяясь к обсуждению. Вероятно, он заинтересовался причиной скопления людей посреди лагеря. Шинейд оглянулась через плечо и уперлась взглядом в его грудь. Девушке даже пришлось поднять голову, чтобы заглянуть ему в лицо и увидеть, что он ей улыбается. Для нее это было непривычно — смотреть кому-нибудь в глаза снизу вверх. Так приятно иногда не возвышаться над всеми.

— Леди Шинейд считает, что атаковавшие нас воины возьмут еще людей и вернутся, — объяснил Рольф Блейку.

— Нет, — возразила Шинейд. — Я не думаю, что они вернутся. Я знаю, что они вернутся! Они отправились обратно на земли клана. Затем Камероны соберутся вместе и раздавят нас. Они зарежут нас всех, по крайней мере мужчин. Женщины же будут молить о смерти.

— О Боже мой, — прошептал потрясенный епископ. — Возможно, мы должны поспешить в Данбар.

— Да, — согласился нахмурившийся Рольф. — Мы можем быть там уже к завтрашнему вечеру или к раннему утру послезавтра, если отправимся прямо сейчас. В любом случае мы удалимся от Камеронов.

Шинейд расслабилась, когда англичане стали отдавать приказы по сбору лагеря. Но стоило ей повернуться к Хелен и Элдре, как взгляд ее наткнулся на Блейка. Он прищурился и подозрительно рассматривал свою невесту. Но Шинейд не беспокоилась. Если они доставят Хелен до Данбара в безопасности, то ей не важно, что думает Шеруэлл.


Они ехали всю ночь и большую часть следующего дня, вынужденные двигаться медленно, так как три лошади все еще несли по два седока. Шинейд очень расстраивалась по этому поводу, но Блейк не захотел вернуть девушкам их животных, и лорд Рольф после некоторого размышления с ним согласился. Казалось, что королевский посланник поверил ей достаточно для того, чтобы отправиться вперед, но недостаточно для того, чтобы дать им малейший шанс ускользнуть.

Шинейд была вынуждена согласиться со своим положением. Ничего другого ей не оставалось. Но это была долгая, выматывающая поездка. Ей приходилось сидеть всю дорогу выпрямившись, чтобы не допустить прикосновения к нареченному. Когда миновал полдень и Блейк решил остановиться, чтобы дать животным отдохнуть, Шинейд смогла наконец расслабиться. А Хелен — нет. В тот момент, как лорд Рольф опустил ее на землю, она бросилась к шотландке.

— Почему мы остановились? — спросила она, схватив девушку за плед и увлекая ее к деревьям.

Блейк решил встать на вершине холма, чтобы видеть всю окружающую территорию. Никто не мог подобраться незамеченным, по крайней мере пока светло. Вероятно, когда начнет темнеть, Блейк закончит привал и они отправятся дальше. Оставалось лишь надеяться. Данбар уже недалеко. Там можно быть завтра утром, если отправиться в путь с заходом солнца. Ну, поздним утром, если учесть скорость передвижения.

— Лошадям нужен отдых, — ответила Шинейд расстроенной Хелен. — Мы не сможем далеко уйти, если лошади погибнут прямо под нами.

— О, конечно. — Девушка так и не успокоилась, но подобный аргумент ее убедил.

— Мы уже были бы в Данбаре, если бы эти не настаивали, чтобы мы сидели с ними на одних лошадях, — проворчала присоединившаяся к ним Элдра, когда они добрались до деревьев.

— Ага. — Шинейд была полностью с ней согласна.

— Эта поездка чертовски неудобна с этим огромным, неуклюжим Болваном Джорджем.

— Малышом Джорджем, — поправила ее Хелен.

Маленькая шотландка презрительно фыркнула.

— Если бы спросили меня, то я бы назвала его Болваном Джорджем.

Ее слова показались Шинейд насмешкой над ней самой, и девушка в удивлении воззрилась на свою кузину.

— Он создает тебе проблемы?

— Ага. Ехать с ним так же неудобно, как с большим прыгающим камнем.

Шинейд даже потрясла головой. Она заметила, что кузина ехала с Малышом Джорджем еще хуже, чем она с Блейком. Это привело ее в изумление. Неужели кузину так же привлекает этот большой мужчина, как ее — золотоволосый ангел? Но, представив эту парочку вместе, она нашла видение столь странным, что отбросила эту мысль. Подобное казалось так же невероятно, как скрестить ирландского волкодава с шотландским терьером.

— А мне путешествие с лордом Рольфом даже нравится, — проговорила Хелен, привлекая внимание шотландок. — Чувствуешь себя так тепло и безопасно. Я, кажется, проспала большую часть времени.

— В таком случае Шеруэлл спокойно может поставить тебя в охрану, — поддразнила ее Элдра. — Ты, вероятно, единственная из всех нас, кто сумел поспать за последние два дня.

— Вполне может быть, — серьезно ответила Хелен. — Наверное, нужно будет намекнуть об этом лорду Рольфу.

Шинейд рассмешило предложение, чтобы девушка поделилась своим коротким отдыхом со всеми остальными, но сама идея отложилась в голове, когда мысли ее вернулись к происходящему. Она сегодня несколько раз замечала, что Хелен спит, и не сомневалась, что девушка отдыхала большую часть прошедшей ночи. Ее головка напоминала милого рыженького котенка, свернувшегося на руках английского лорда. Наверное, она и правда была единственной из всех, кто смог бы стоять на страже или делать что-нибудь подобное. Так что если Шинейд и Элдра поступят таким же образом во время поездки сегодня вечером, то, когда они достигнут Данбара, окажутся единственными оставшимися в форме для того, чтобы… например, покинуть замок, пока воины будут отдыхать, и вновь отправиться в путь. Подобные размышления заставили Шинейд усмехнуться.

— Что-то тебя рассмешило? — полюбопытствовала Элдра, когда девушки снова собрались втроем. — Мне показалось, что я слышала зловредный смешок, причем не один.

— Мой зловредный смешок? — удивленно поинтересовалась Шинейд. А затем объяснила, что именно ее порадовало.


— Девушки выглядят чрезвычайно довольными, — подозрительно заметил Блейк, наблюдавший за возвращавшейся троицей. — Что, по-твоему, они задумали на этот раз?

— Вероятно, ничего, — ответил Рольф, также наблюдавший за ними. — Я не сомневаюсь, что их хорошее настроение вызвано тем, что им удалось хоть немного поспать, в отличие от нас, простых смертных.

Блейк выглядел удивленным..

— Сестра Хелен спала во время езды?

— Как младенец на руках матери. А разве Шинейд нет?

— Нет, — признался Блейк.

Его взгляд снова обратился на женщин. Шинейд не спала. Она даже не расслаблялась. Всю дорогу сидела прямо, словно доска в его руках. А это не давало расслабиться ему самому. Самая ужасная поездка в его жизни.

Развернувшись, он отправился искать место, где можно было бы немного вздремнуть. Нельзя было остановиться надолго; не более четырех часов, а затем снова в путь.


Открыв глаза, Шинейд заморгала и сонно уставилась на красивое мужское лицо рядом с ее собственным. Приветственная улыбка скользнула по ее губам и тут же пропала, когда она, окончательно проснувшись, поняла, кому улыбается. Девушка нахмурилась и с усилием выпрямилась, вспомнив, где находится. На спине лошади, мало того, на руках у Шеруэлла.

— Хорошо спала?

Шинейд пропустила вопрос мимо ушей, заставив себя сесть прямо и постараться не касаться своего нареченного. Она знала, что мужчина очень удивился, когда, сев в седло, она заставила себя расслабиться и прильнуть к нему. Пока она думала об этом, казалось невозможным уснуть в этих руках. Но как только девушка устроилась на его груди, тут же провалилась в сон, убаюканная однообразным ритмом движений лошади.

— Кажется, ты хорошо поспала. Даже похрапывала во сне, — сказал он, а затем добавил: — И что-то говорила.

Девушка смущенно огляделась по сторонам. Они поднимались на холм. Очень знакомый холм.

— Мы дома, — удивленно прошептала Шинейд, когда взгляду ее предстал Данбар. Она была счастлива, видя замок, в котором выросла. Не важно, что заставляло ее уехать или как надолго, она всегда испытывала такие чувства при возвращении. Здесь были ее отец и ее брат, и Джорсал, и брат Элдры Аллистер, а теперь и ее невестка, Иллиана. Здесь была ее семья.

Довольная улыбка растворилась, когда они приблизились к мосту через ров. Она заметила тела, черные и обуглившиеся. Они лежали повсюду. Шинейд была в отчаянии. Она понимала, что случилось. Лишь узнав стражников на стене, девушка смогла немного расслабиться. Только после этого Шинейд сосредоточилась на следах сражения.

Данбар был атакован. Лорд Рольф, епископ и Малыш Джордж подъехали ближе к Блейку.

— Что ты думаешь? — спросил Рольф.

— Гринвелд? — предположил Блейк, проезжая по мосту. — Похоже, здесь была осада.

Шинейд не слушала мужчин. Она и сама видела, что произошло. Осада была — это точно. Кто-то напал на замок, обстреливая его горящими снарядами через стены. Внутри было довольно много разрушенных зданий. За стенами не было видно тел, но они вполне могли там быть. По крайней мере раньше.

Тела снаружи принадлежали нападавшим. Вероятно, они не просили возможности забрать их с собой. Их это не интересовало.

Шинейд с трудом сдерживала себя, так как Блейк все больше замедлял ход лошади, и вскоре они стали продвигаться вперед не быстрее улитки. Не выдержав неизвестности, девушка схватила поводья и послала коня вперед.

Блейк издал возглас удивления и остановил животное, но не стал удерживать свою нареченную.

Спрыгнув на утрамбованную землю двора, Шинейд бросилась ко входу в главный зал. Дверь открылась, когда она была еще на лестнице, и перед ней появился маленький Уилли, сын старшего конюха. Заметив ее, мальчик расплылся в улыбке.

— Шинейд! — радостно закричал он. Девушка остановилась, заметив повязку на руке мальчика.

— Уилли? — Она замерла, глядя на его руку. — Парень, ты как, в порядке?

— Ага. — Его улыбка растаяла. — Немного обжегся. Но леди Иллиана обо всем позаботилась.

— А как… Кто-нибудь… — Она замолчала, поняв, как трудно спросить то, что ее интересует. — Отец? — выдохнула она наконец.

— Его ранило в плечо. Стрела прилетела, — ответил мальчик. Его веснушчатое лицо стало серьезным.

— Стрела? — в ужасе переспросила Шинейд.

— Ага, но леди Иллиана о нем позаботилась и сказала, что все будет в порядке.

— О, ладно. А-а Дункан?

— Он тоже в порядке. Пытался отбить тебя у Кохунов.

— У Кохунов? — Шинейд смотрела на него в замешательстве.

— Ага. Мы получили известие, что тебя похитили Кохуны. Дункан взял большую часть людей и отправился спасать тебя. Но это была уловка. Гринвелд решил выманить лучших воинов, чтобы осадить замок. Он планировал завоевать нас и уйти раньше, чем твой брат вернется. Но леди Иллиана умна. Она смогла сдержать их, дав достойный отпор.

— Иллиана? А как же отец?

— Ну, он же был ранен той стрелой, — напомнил ей парень. — Сейчас он в порядке, но сначала был без сознания. Леди Иллиана приняла все на себя. Она справилась со всем просто замечательно. Заставила нас гордиться.

Шинейд кивнула, но была поражена, что ее невестка смогла отбиться от Гринвелда. Иллиана была такой маленькой и крошечной, что не могла сделать многого. Нет, Элдра, конечно, тоже маленькая, но она обучена сражаться. А Иллиана — нет. Она была маленькой и милой леди и знала все, что нужно, чтобы быть хорошей женой. Но известие, что она командовала гарнизоном, заставило Шинейд задуматься. Ей казалось, что они были противоположны друг другу. Леди Иллиана обучалась женским умениям, тогда как Шинейд была более чем далека от этого. Такие мысли подавляли.

— Что насчет Аллистера и Джорсал? И… всех остальных? — спросила Элдра. Шинейд удивилась, увидев, что кузина уже здесь.

Внезапно сообразив, что Уилли не отвечает на вопрос, девушка внимательно посмотрела на мальчика. Выражение его лица и то, что он не отводил взгляда от земли, заставило ее содрогнуться. Значит, новости плохие и наверняка касаются Джорсал, тети ее кузенов. Они приехали к ним вместе с родной сестрой своей матери, когда их родители погибли. Джорсал заменила мать всем. Если и были дурные вести, они могли касаться только ее. Аллистер должен был поехать с Дунканом и остальными людьми.

— Это Джорсал? — спросила Элдра. Ее мысли полностью совпадали с мыслями Шинейд.

Уилли покачал головой, но все еще не поднимал взгляд.

— Разве Аллистер не поехал вместе с Дунканом? — спросила Шинейд. Внутри все сжалось, когда мальчик еще раз покачал головой. Если Аллистер был здесь, то именно он должен был принять руководство, когда Ангуса ранили. Но приняла Иллиана.

— Аллистер?.. — Голос Элдры сорвался, когда Уилли поднял голову и посмотрел ей прямо в глаза. Круто развернувшись, маленькая блондинка сбежала по ступенькам и стрелой промчалась по двору. Шинейд бежала за ней. Будучи выше, она могла легко обогнать свою кузину, но оставалась сзади, потому что знала, куда бежит Элдра. Она бежит к Джорсал узнать, что случилось. Аллистер был родным братом Элдры, и она имела право узнать все первой.

Девушки почти добежали до домика, когда Шинейд почувствовала схватившие ее руки. Развернувшись, онаувидела своего жениха, который помчался следом, а сейчас держал ее за талию.

— Отпусти! — прошипела Шинейд, видя, что Элдра скрылась за дверью.

— Нет, миледи. Ты больше не сбежишь от меня. Ты…

— Я не собираюсь сбегать, — прервала его девушка. — Отпусти.

— Ты не собираешься сбегать? — медленно уточнил Блейк.

— Нет. Что-то произошло с Аллистером, братом Элдры. Возможно, он погиб. — Ее голос сорвался. Взяв себя в руки, она постаралась вырваться из его объятий. — А теперь пусти. Я нужна Элдре.

Блейк убрал руки и отступил на шаг назад, наблюдая, как его невеста побежала за своей кузиной. Шинейд ожидала, что мужчина последует за ней, и оглянулась, прежде чем войти в дом. Блейк стоял на том же самом месте и просто смотрел. Малыш Джордж мчался к ним. Он был крупным и сильным мужчиной, но не слишком быстрым.

В следующий момент все ее мысли обратились к Элдре, которая кричала внутри домика, словно раненый зверь. Шинейд вошла внутрь.

— Что? Но Аллистер…

— Он должен был стать лордом, — шипела Джорсал, прерывая свою племянницу. — Как и твой отец до этого. Они с Ангусом были близнецами, и у твоего отца было больше прав. Он должен был унаследовать Данбар. А Аллистер должен был наследовать ему.

— Но отец не хотел этого наследства. Он был счастлив позволить дяде Ангусу…

— Они утверждают, что Аллистера убил Гринвелд, — ожесточенно продолжала старая женщина, не давая Элдре вставить ни слова. — Но это неправда, говорю тебе. Гринвелд не мог убить твоего брата. Они были заодно.

— Что? — Элдра была в таком ужасе, что едва могла дышать. — Аллистер был вместе с Гринвелдом? Но почему?

— Чтобы вернуть то, что принадлежит ему по праву, — мрачно ответила Джорсал. — Гринвелд собирался помочь ему вернуть Данбар.

— А как же дядя Ангус и Дункан?

Джорсал пожала плечами.

— Убрав их с дороги, Аллистер стал бы лордом.

— А Шинейд? — жестко спросила Элдра.

— Он хотел жениться на ней. Сказал, что это укрепит клан.

— Значит, Аллистер связался с подлым Гринвелдом и предал всех?

Джорсал удовлетворенно кивнула.

— Это была моя идея. Он сначала не соглашался, но я смогла его уговорить. Необходимость — лучший компаньон. Я знала, что Гринвелд сможет помочь моему мальчику стать во главе клана. Он этого заслуживал. Но Аллистер не соглашался, пока я не обратила его внимание на Шинейд. Гринвелд мог бы послать людей, чтобы убить англичанина, и Шинейд осталась бы свободной. Тогда Аллистер смог бы на ней жениться. В своем горе по отцу и брату она бы легко согласилась на брак, предложенный Аллистером. Это должно было сработать, но Дункан вернулся раньше, чем должен был, и убил моего мальчика.

— Ты убедила его сделать это? Предать всех его родных? Шинейд, зачарованная ужасом, не могла оторвать застывшего взгляда от измученного лица старой женщины, но ровный голос Элдры сумел привлечь ее внимание. Ее кузина стояла на коленях перед своей теткой спиной к двери, в которую вошла Шинейд. И стояла так с самого начала. Только раньше она напоминала тряпичную куклу, а сейчас она была прямая, словно внутрь вставили палку. Она смотрела прямо перед собой, а голос казался мертвым, но в нем слышалась какая-то холодная ярость, которая отразилась в сердце Шинейд тупой болью. Аллистер умер, пытаясь предать их всех, но он делал это по научению Джорсал. Элдра одновременно потеряла обоих членов своей маленькой семьи. И хотя старая тетка была все еще жива, из сердца Элдры она ушла навеки.

— Предать кого? Этого старого высокомерного ублюдка Ангуса? Который расположился в замке, пока ты, Аллистер и я жили здесь, в этой убогой хижине, словно простые крестьяне? — горько вскричала она. — Мы должны были жить в замке! Мы должны были…

Шинейд не знала, кто был ошеломлен больше всех, когда Элдра не выдержала и дала Джорсал пощечину.

Не сказав ни слова, Элдра медленно поднялась на ноги и, повернувшись спиной к женщине, которая ее вырастила, пошла вон из коттеджа. Она не замедлила шага, даже проходя мимо Шинейд, и не взглянула в ее сторону.

Девушка пошла было за ней, но затем оглянулась.

— Как давно ты нас ненавидишь?

Губы Джорсал растянулись в страшной гримасе.

— Всю твою жизнь.

Шинейд просто кивнула и вышла. Оглянувшись в поисках Элдры, она не смогла ее найти, хотя та вышла за несколько мгновений до этого. Не было видно и Малыша Джорджа. Но Блейк все еще стоял на том же самом месте. Шинейд рассматривала свои шансы обойти его, но это показалось маловероятным. В развороте его плеч сквозила сила, которую она уже начинала узнавать.

Эта мысль удивила ее. Девушка начинала находить в нем все больше интересных черт.

— Твой кузен мертв? — спросил Блейк тихим сочувственным тоном, когда она остановилась перед ним.

Шинейд кивнула. Она ничего не хотела ему говорить. Но внезапно поняла, что рассказывает все. Все, о чем узнала: о вероломстве Аллистера, о ненависти Джорсал, об их планах относительно ее и ее семьи и даже относительно его. Закончила она словами:

— Элдра очень расстроена.

— Да, — мягко проговорил Блейк. — Как и ты.

К своему великому ужасу, Шинейд почувствовала слезы, выступившие на глазах от этих тихих слов и сквозившего в них сострадания.

— О проклятие! — выдохнула девушка, пытаясь отвернуться от него, но Блейк схватил ее за руку и удержал на месте.

— Нет ничего стыдного в горе по тем, кого ты любила, — тихо сказал он, пытаясь привлечь ее к груди. Но Шинейд не поддавалась.

— Он хотел убить моего отца и моего брата, и даже тебя, — плакала она. И эти слова оказались для него откровением. Интересно, она горевала только о его смерти или еще и о том, что он погиб, не выполнив своего плана, будучи даже благодарной ему за то, что он умер, чтобы не надо было ненавидеть того, кого много лет считала своим братом.

— Полагаю, ты сожалеешь, что он не успел убить меня. Хотя я сомневаюсь, что ты согласишься увидеть мертвыми отца и брата, чтобы избавиться от своего жениха.

Сопротивление девушки становилось все слабее, и Блейк сумел притянуть ее к груди, но, шокированная его словами, Шинейд отпрянула и пораженно на него уставилась.

— Я никогда не…

Она замерла, заметив в его глазах легкое мерцание. Он ее поддразнивал.

— Ты никогда не… что, Шинейд Данбар? — спросил Блейк с любопытством. — Ты никогда не желала моей смерти?

Шинейд покачала головой, понимая, что это чистая правда. Она никогда не желала смерти этому человеку. И она не хотела, чтобы он заболел. Она даже не была уверена, что не хочет выходить за него замуж. Шинейд убегала от него по многим причинам: страх, гордость, злость… но по большей части из гордости. Гордость могла быть тяжелым испытанием, а у нее этого чувства скопилось в избытке. Быть невестой сына того самого человека, которого ненавидит твой отец, и так достаточно нелегко. Но если твой жених медлит и не забирает тебя из дома — это позор, которого она не могла вынести. Опоздание же на годы может смутить кого угодно.

— Шинейд, — выдохнул он ее имя, и девушка почувствовала его дыхание на своих губах. Ее закрытые глаза приоткрылись, а затем широко распахнулись, пытаясь сосредоточиться на его губах.

— Да?

— Я собираюсь поцеловать тебя, — медленно произнес он.

— О-о.

Девушка смутилась окончательно. Он собирался ее поцеловать. Наверное, она должна бороться, но у нее совершенно не осталось на это сил. Она даже не знала, хочет этого или нет. Она ощущала такую усталость и потерянность после откровений Джорсал. А сейчас зти чувства ослабевали. И ей казалось, что его поцелуй еще больше облегчит ее состояние. Возможно, она хоть ненадолго сможет обо всем забыть. Шинейд никогда не испытывала чувства утраты. А потеря Аллистера была вдвойне сильнее из-за тех пагубных действий, которые к этому привели.

Все ее мысли прервались, когда его губы накрыли ее. Они были невероятно мягкими. А выглядел он таким сильным мужчиной. Даже губы имели форму линии. Но оказались они такими нежными. И на вкус были сладкие, словно десертное вино. Надежды Шинейд на то, что он сможет отвлечь ее от грустных мыслей, оправдались мгновенно. Все, что она осознавала, — это давление его губ и движение его рук, которые поднимались вверх до самых плеч и опускались вниз, и снова поднимались вверх, ненова… А затем обняли ее за талию и притянули совсем близко. А язык его проскользнул меж ее губ… Шинейд издала слабый стон удовольствия, когда он вторгся в ее рот, наполнив его своим вкусом. Казалось, все ее чувства заполнены им: его запах, который она ощущала всю дорогу, проник в ее нос, его вкус был на ее языке, и каждая частичка ее тела была прижата к нему.

Первый раз в жизни Шинейд чувствовала себя совершенно и чрезвычайно женственной. Она всегда думала, что женщины должны быть мягкими и слабыми. А в руках Блейка она была не только женственной, но и сильной. В его руках она могла оставаться счастливой даже под замком. В его объятиях хотелось оставаться вечно. И невозможно было сдержать разочарованного стона, когда он прервал поцелуй и отклонился, глядя на нее.

— Я сожалею о твоем кузене, но ты не виновата в смерти Аллистера.

Шинейд заморгала. Ее разум медленно приходил в себя. Аллистер. Мертв. Его планы убить ее отца и брата, жениться на ней и стать лордом. Его предательство. Его смерть. Ее виновность? Ощущает ли она вину? Да, ощущает. Она не подозревала, что чувства Аллистера к ней выходят за рамки братской любви. Конечно, он поддразнивал ее и выказывал восхищение несколько раз, и она чувствовала, что было что-то, но…

Но она лжет сама себе. Да, она знала. Она знала, что его чувства к ней были сильнее, чем должны быть у кузена. Но его внимание льстило ей и смягчало боль, которую причиняло отсутствие ее жениха. Она знала и допускала, а иногда даже немного поощряла его. Она наслаждалась этим вниманием, используя его как бальзам для своей раненой гордости. Она говорила себе, что Шеруэлл не считает возможным просто приехать, тогда как Аллистер находит ее смелой, умной и красивой. Она не испытывала ответных чувств, но потакала его вероломным намерениям и почти содействовала стремлению убить ее собственных отца и брата. И сейчас ей было стыдно. Но она не должна злиться только на себя. Шеруэлл также нес свою долю ответственности. Если бы он приехал за ней, когда ей было шестнадцать, как делают все…

— Шинейд? — Блейк внимательно наблюдал за выражением ее лица и словно почувствовал, что она думает о нем. — О чем ты думаешь?

Зажав рот рукой, чтобы не выдать всех этих мыслей, вихрем кружившихся в воспаленном разуме, Шинейд потрясла головой и рванулась прочь. Он попытался схватить девушку и вернуть обратно, но она была не в том настроении, чтобы делиться с ним своими переживаниями. Она была в ужасе, что собиралась раскрыть ему все свои соображения, в том числе и о его причастности. Она скорее откусит свой язык, а затем проглотит его, но не допустит, чтобы этот человек знал, сколько причинил боли.

Ускользнув от его рук, Шинейд стрелой помчалась к дому. Девушка напрягла все свои мышцы, ее подгоняла злость… Вероятно, это сработало, потому что он не поймал ее. Да и расстояние от домика до замка было невелико. Возможно, когда она достигла лестницы, ее изнеможение заглушило все эмоции, испытанные ею за столь короткое время: шок, страх, горе, злость, предательство и даже страсть. После напряженных взлетов и падений последних дней это было уже чересчур. Шинейд казалось, что ей не менее ста лет. Она слишком устала, чтобы разговаривать с лордом Рольфом, чей возбужденный голос улавливали ее уши.

Глава 9

— Что значит — у лорда нет сил? Он в порядке?

Шинейд закрыла за собой дверь и увидела Рольфа и епископа. Прелат выглядел устало, тогда как Рольф явно готов был сорваться на бедного Уилли. Было заметно, что мальчик не переусердствовал с выдачей информации, и она вполне понимала почему. Лорд Рольф был англичанином, а шотландских детей с рождения учили ненавидеть англичан.

— Я задал тебе вопрос, парень, и буду признательным, когда получу на него ответ.

Шинейд устало вздохнула и пошла через зал.

— Отец был ранен во время осады и сейчас отдыхает. Дайте ему такую возможность.

— Ранен? — Рольф обернулся к ней со смесью облегчения и тревоги на лице. Облегчения потому, что сумел получить ответ на свой вопрос, а тревоги — из-за содержания данного ответа. — Как он себя чувствует?

— Нормально. Его ранило стрелой в плечо. Иллиана обо всем позаботилась. Он выздоравливает.

— О! — Рольф окончательно расслабился. — А что насчет Дункана?

Шинейд взглянула на Уилли, подняв бровь.

— Он тоже отдыхает, — ответил мальчик. — С леди Иллианой.

— Отдыхает с… о-о… — Рольф смутился, а Шинейд улыбнулась.

Она была рада, что с ее братом и его женой все хорошо. А то, что они отдыхали вместе, делало ее счастливой. Ей нравилась Иллиана.

— Тогда, возможно, мы могли бы поговорить с леди Уайлдвуд, матерью леди Иллианы?

— Она отдыхает, — повторил Уилли.

Епископ вышел из своего дремотного состояния, услышав последнюю фразу.

— Надеюсь, она не была ранена?

— Нет. Она отдыхает с лордом, — объяснил мальчик и ухмыльнулся, что заставило Шинейд призадуматься. Ее отец и леди Уайлдвуд? Отдыхают? Вместе? Ее словно по голове стукнули. Что здесь произошло за время ее отсутствия? Если она была удивлена, то лорд Рольф определенно пребывал в ужасе.

— Что? — воскликнул он. — Передай им, что нам срочно нужно поговорить. Мы…

— Дайте им отдохнуть, — прервала его девушка, направляясь к лестнице на второй этаж. — Последнее время для всех было нелегким. Уверена, вам тоже не помещает расслабиться после нашей поездки.

— Леди Шинейд права, — заметил епископ. — Это было долгое путешествие. Уверен, что мы вполне сможем дождаться утра, чтобы выяснить, что здесь произошло и кто напал на замок.

Шинейд замерла и обернулась к Уилли. Оказывается, им не удалось получить от паренька вообще никаких данных, если они не знали даже о том, кто напал на замок. Либо они задавали не те вопросы, либо мальчик твердо придерживался своих принципов. Но она не могла найти в себе силы разозлиться на Уилли. Ведь перед ним стояли англичане.

— Гринвелд прислал сообщение, что меня похитили Кохуны, — решила объяснить Шинейд. — Дункан взял большинство людей и поехал выручать меня из беды. Как только он отбыл, Гринвелд напал на замок и встал осадой. Отец получил ранение и оказался неспособен управлять обороной. Его место заняла Иллиана и руководила людьми до тех пор, пока не вернулся Дункан. — Шинейд взглянула на Уилли. — Я правильно излагаю?

— Ага, — кивнул тот, усмехаясь.

— Что случилось с Гринвелдом? — спросил лорд Рольф.

— Мертв, — кратко ответил мальчик, преисполненный явного удовольствия.

— А что с его людьми? — поинтересовался епископ.

— Кто убежал, кто помер, а кто — в темнице.

— Хорошо. — Рольф и епископ обменялись взглядами, не зная, что сказать или сделать.

— Идите спать, господа, — промолвила Шинейд и снова направилась к лестнице.

Она слышала достаточно. Гринвелд мертв, Аллистер мертв, ее отец ранен, а Данбар побит, но не побежден. Все остальное могло подождать до утра. Несмотря на отдых во время езды, она чувствовала себя такой уставшей, что с трудом переставляла ноги.

— Найди кого-нибудь из женщин, чтобы показала, где им устроиться, — сказала она мальчику, медленно поднимаясь по лестнице. Спать. Она хотела спать. Ей казалось, что она сможет заснуть прямо на тростнике, устилавшем главный зал.

На последней ступени Шинейд остановилась. Дункан начал перестраивать верхний этаж еще до ее отъезда. Он решил добавить комнат, когда отец заметил, что семья растет. Затем приехала мать Иллианы, которой понадобилась отдельная спальня. А так как на тот момент их было всего три, а Шинейд не собиралась соглашаться на замужество, то Дункану пришлось бы спать со своей молодой женой в общем зале. Этого ее брат вынести уже не мог и пристроил еще несколько комнат. В итоге за время ее отсутствия помещений на верхнем этаже стало в два раза больше.

Шинейд заколебалась, но затем направилась к двери своей собственной спальни. Точнее, той самой, в которой всегда спала. Но, открыв дверь, девушка поняла, что место уже занято. Остановившись на пороге, она несколько мгновений вглядывалась, чтобы узнать Хелен, спящую в ее постели. Не желая беспокоить ее и отвечать на неизбежные вопросы, Шинейд вышла в коридор.

— Это моя вина, миледи. Но я подумала, что будет лучше положить монахиню в вашу комнату, — раздался голос горничной Жанны. — Новые комнаты еще не совсем готовы.

Шинейд приняла объяснение.

— Все в порядке. Я займу одну из них. Лорд Рольф и Шеруэлл могут разделить другое помещение или спать по очереди. Я слишком устала, чтобы быть вежливой, и не хочу беспокоить… э, сестру Хелен, — быстро проговорила она. — Возможно, вы могли бы спуститься вниз и показать мужчинам, где они будут спать.

— Конечно, миледи.

Шинейд смотрела, как женщина поспешила выполнять поручение, и только поэтому заметила своего жениха, поднимавшегося по лестнице. Когда он увидел ее и устремился вперед, Шинейд бросилась к ближайшей комнате.

— Шинейд! — позвал Блейк. В его голосе звучала непреклонность.

Не желая ни с кем говорить, девушка проскользнула за дверь и заперлась изнутри.

— Шинейд!

— Уходи! — закричала она через дверь и осмотрела комнату, в которой оказалась. На лице ее тут же появилась гримаса разочарования. Там стояла кровать. И все. Больше ничего не было. Ни занавесок, ни обивки на голом соломенном матраце. Шинейд лишь пожала плечами. Ей приходилось спать и в худших условиях. Главное, была постель.

— Шинейд, открой дверь! — Блейк стучал по деревянной поверхности, но девушка не обращала на него внимания. Она пересекла комнату, сняла с себя плед и, упав на кровать, завернулась в него с головой. А затем мгновенно уснула.


* * *


Блейк разочарованно смотрел на дверь.

— Шинейд! Выходи!

— Что здесь за шум? Как человек может отдохнуть и поправить свое здоровье в такой обстановке?

Блейк медленно обернулся и увидел своего будущего тестя, стоящего в дверях комнаты, расположенной прямо напротив. Стоило ему увидеть на мужчине новый килт, как он тут же нахмурился. Прекрасный дуплет был потерян. Повязка на груди шотландца заставила его вспомнить о ранении в плечо… и, несомненно, в дуплет тоже.

— Что за шум, а драки нет? — поинтересовался Дункан, привлекая внимание Блейка к следующей открывшейся двери, в которой стоял младший Данбар. Из одежды на нем красовалась лишь набедренная повязка. Влажная повязка. Очевидно, он только что вылез из ванны.

— Лорды, примите мои извинения, — сухо проговорил Блейк. — Я лишь пытаюсь перемолвиться словом со своей невестой.

— Значит, найди для этого другое время. Совершенно очевидно, что она не хочет с тобой разговаривать. — Взгляд Ангуса переместился на дверь, затем вернулся к англичанину, и недовольная улыбка появилась на его лице. — Я смотрю, ты умудрился выманить ее из аббатства. Это для меня сюрприз. Должно быть, ты ей понравился больше, чем я предполагал, в противном случае она бы не вышла.

Шеруэлл фыркнул.

— Она вышла, потому что аббатиса отперла для нас ворота. Ваша дочь решила, что безопаснее будет уехать. Нам улыбнулась удача, и мы смогли поймать ее, а затем поймать еще раз и еще.

Дункан захохотал и подошел ближе.

— Она заставила вас побегать за ней, да?

— Да. Единственная причина, по которой мы сейчас здесь, — это атака Камеронов. Иначе мы бы все еще гонялись за ней по всей стране, — мрачно добавил Блейк.

— Камероны? — Брови Ангуса взлетели вверх, показывая всю силу его удивления. — Что ты такого устроил, что умудрился их разозлить?

— Я? — Теперь удивляться пришлось Блейку. — Они напали не на меня. Шинейд, Элдра и сестра Хелен купались, когда их атаковали воины из этого клана. Шинейд сказала, что они ваши враги и самым лучшим будет добраться до Данбара до того, как уцелевшие вернутся и нападут на нас превосходящими силами.

Отец и сын обменялись удивленными взглядами.

— Интересно, почему она соврала? — спросил Дункан, но Ангус лишь покачал головой, пребывая в явном замешательстве.

— Вы хотите сказать, что Камероны не враги вашему клану? — решил уточнить Блейк.

— Нет. Мы не сражаемся с Камеронами, — ответил ему Дункан.

— Но она сказала, что сражаетесь.

— Она солгала, — спокойно сказал Ангус, совершенно не расстроенный поведением дочери.

— Тогда зачем она заставила нас ехать день и ночь без перерыва, говоря, что боится повторного нападения?

— Она заставила вас поторопиться сюда? — Дункан выглядел еще более удивленным.

— Гм. — Ангус поджал губы и задумчиво почесал заросшую серой щетиной щеку. — Это не случайно. Как ты сказал, сестра Хелен? Вы забрали с собой монахиню из аббатства Святого Симиана?

— Да. Шинейд пообещала проводить сестру в Англию, куда та поехала навестить свою семью.

— Значит, она пообещала? — От такой новости Ангус задумался еще больше.

— Да, — ответил Шеруэлл и взглянул на Дункана. У него за спиной стояла темноволосая красавица. Блейк никогда не встречал Иллиану Уайлдвуд, но если это была она, Дункана можно назвать счастливым малым.

— Милый, что-то не так? — мягко спросила женщина.

Дункан обернулся на нежный голос и, покачав головой, подошел к ней.

— Нет. Все нормально. Просто один твой глупый земляк поднял суету, пытаясь ухаживать за Шинейд. Он… — Окончания фразы Блейку услышать не удалось, так как шотландец подтолкнул свою жену обратно в комнату и, последовав за ней, закрыл за ними дверь, не попрощавшись ни с ним, ни с отцом.

Ангус выглядел довольным. Без сомнения, его развеселило описание сыном «одного глупого земляка его невестки».

— Возвращаясь ко лжи Шинейд о Камеронах…

— Мы выясним это, когда она выйдет, — ответил Данбар. Затем склонил голову набок и спросил: — Дать тебе небольшой совет, как покорить мою дочь?

Блейк не ожидал подобного предложения. Он никогда не нуждался в подобных советах. Он родился покорителем женских сердец и покорял местных девчонок, еще не покинув колыбель.

— Нет. Я не нуждаюсь в подобных советах. Особенно от вас.

— Как пожелаешь. — Старик пожал плечами. — Но возможно, я мог бы тебе рассказать, чем покорил леди Уайлдвуд… и просто замечательно, — добавил он, ухмыляясь. — Но ты можешь продолжать все портить в отношениях с моей дочерью: — Он позволил Блейку потерзаться некоторое время, а затем добавил: — Шинейд не одна из этих слабовольных, жеманных идиоток, к которым ты привык при дворе. Сладкие словечки и прихотливые платья ее не впечатляют. Мою девочку может завоевать только сильный мужчина.

Прежде чем Блейк успел ответить, в комнате Данбара раздался какой-то звук, и Ангус, посмотрев, что там происходит, внезапно сказал:

— Ну, если это все, я возвращаюсь в свою постель. Получил, знаешь ли, страшную рану во время осады. — Он указал на перевязь, украшающую плечо, и устремил печальный взгляд внутрь комнаты. — Мне нужен отдых. Так что заканчивай тут шуметь! — Последнюю фразу он прорычал предупреждающим тоном и закрыл за собой дверь.

Блейк уставился на дверь, скрывшую будущего тестя, затем на дверь, за которой спряталась Шинейд. Решив больше не растрачивать свои силы попусту — ведь рано или поздно девушка оттуда выйдет, — он пошел вниз и встретил Рольфа и епископа. Горничная вела их в комнаты.

— А, Блейк, — кивнул Рольф. — Оказалось, что у них только две свободные комнаты. Если желаешь, мы с тобой могли бы разделить одну, а епископу отвести вторую, или…

— Я буду спать в общем зале, — перебил его Блейк, проходя мимо. Таким образом он сможет присмотреть за тем, чтобы Шинейд не сбежала еще раз.


Шинейд спала недолго. Она хорошо отдохнула последнюю часть пути к Данбару, и свалило ее лишь эмоциональное потрясение.

Скатившись с кровати, она оделась, подошла к окну и оглядела двор, обдумывая дальнейшие действия. Ее план сбежать, пока остальные будут отдыхать, оказался неудачным. Хелен спала, а местонахождение Элдры и вовсе было не известно.

Не то чтобы она действительно хотела убежать. Ей казалось, что, если бы она не сбежала в первый раз, ничего из случившегося не обрушилось бы на замок. Аллистер никогда не решился бы на измену, потому что она вышла бы замуж за Шеруэлла, когда тот соблаговолил бы приехать, и погрязла бы в своем страдании. Гринвелд не пошел бы на заговор против Данбара. Дункана и воинов не завлекли бы в ловушку, сообщив о ее похищении Кохунами. И не было бы никакого нападения на замок. И отец не был бы ранен в плечо. Конюшня и несколько коттеджей не были бы разрушены. Аллистер был бы жив. А у Дункана не было бы причины его убивать.

У девушки не было сомнений, что убийство Аллистера — тяжелейший поступок, который когда-либо приходилось делать ее брату. С самого детства они четверо были близки, словно горошины в одном стручке. Вместе бегали на холм, вместе смеялись, вместе играли. Дункан отделился от них лишь в последние несколько лет. Пришло время взрослеть, взять на себя определенные обязательства. Он все больше и больше становился лордом. Но все равно ему должно быть сейчас тяжелее, чем ей, потому что Аллистер погиб от его руки.

Вздохнув, она подумала о Хелен. Надо было решать вопрос с девушкой и с Камероном. Несколько мгновений спустя раздался стук. Два удара, пауза, а затем еще три. Узнав их с Элдрой сигнальный код, Шинейд открыла дверь и увидела на пороге обеих девушек. Она впустила их внутрь и заперла дверь.

Некоторое время в комнате стояла неестественная тишина. Первой не выдержала Хелен:

— Я уснула, ожидая вашего возвращения. Горничная, которая отвела меня в твою комнату, рассказала, что произошло. Я очень сожалею об Аллистере.

Ее взгляд, скользнувший по обеим девушкам, сказал о многом. Например, о том, что Элдра, найдя Хелен в ее комнате, сразу же привела ее сюда, и они еще не успели поговорить.

— Я тоже сожалею об Аллистере, — прошептала Шинейд, едва глядя в сторону Элдры. Она стыдилась той роли, которую сыграла в смерти ее брата.

— Я тоже, — пробормотала кузина.

И снова наступило неприятное молчание. И снова начала Хелен:

— Так мы собираемся сбежать, пока мужчины спят?

— Можно воспользоваться потайным ходом, — предложила Элдра. — Блейк в общем зале. Спит в кресле около огня и просыпается от каждого звука. Даже меня услышал.

— Потайной ход? — заинтересовалась Хелен.

— Ага. Он выходит неподалеку от деревни. Мы могли бы…

— Мы никуда не едем, — перебила ее Шинейд.

Обе девушки повернули к ней удивленные лица.

— Что? — разочарованно спросила Хелен. — Ты не отвезешь меня домой в Англию?

— Я думала об этом и пришла к мнению, что если Камерон разгадал наш обман с переодеванием и узнал тебя, он должен был последовать за нами. Он может ожидать где-нибудь недалеко. Если это так, то, отправляясь с тобой в Англию, мы привезем тебя прямо ему в руки.

— О! — выдохнула Хелен. — Об этом я как-то не подумала.

— Здесь ты в безопасности, пока твой отец не приедет забрать тебя домой. Мы пошлем ему сообщение, чтобы рассказать, где ты находишься.

Хелен кивнула и посмотрела на заговорившую блондинку.

— Значит, ты решила остаться здесь и выйти замуж за Шеруэлла?

Шинейд встретила взгляд кузины и поспешно отвернулась, заметив, с какой серьезностью смотрит на нее Элдра. Чувство вины вернулось, еще более сильное. Если бы онаосталась здесь и вышла замуж за Шеруэлла…

— Нет, — важно произнесла Хелен. — Вам нет необходимости оставаться тут со мной. Надеюсь, твой отец не будет возражать против того, чтобы я осталась. Я справлюсь. А вы обе должны уходить, как мы и планировали.

Шинейд уставилась в окно.

— Нет. Мы остаемся.

— Почему? — удивилась англичанка. — Я думала, ты не желаешь выходить за Блейка.

Шинейд пожала плечами, наблюдая за движением во дворе.

— Так ты хочешь выйти за него? — спросила Хелен. Шинейд нахмурилась.

— Скажем так: я сдаюсь. Я знала, что все равно выйду за него замуж, пусть и позже. — Эту мысль вдалбливали ей с самого детства, но добились обратного эффекта. С одной стороны, она ненавидела саму мысль об этом замужестве, с другой…

Ангус Данбар провел годы, проклиная старого графа и называя Блейка не иначе, как «это трусливое ублюдочное отродье Шеруэлла». Конечно, это повлияло на ее отношение к мужчине, с которым она должна была сочетаться браком. Какие-либо более достоверные сведения о ее нареченном приходили из других источников. У них редко кто-либо останавливался, но если это случалось и приезжие узнавали о ее помолвке с Шеруэллом, то незамедлительно начинали рассказывать о нем всевозможные сплетни.

В целом выходило, что Блейк был красивым парнем, обладавшим определенным шармом даже в юности. Пока он рос, его красота и обаяние становились все более заметными. Все останавливавшиеся у них женщины возбужденно доказывали ей, какая она счастливая. Затем он достиг того возраста, когда получил шпоры. И она начала слышать другие вещи. То, что он не стал ждать смерти своего отца, чтобы получить его титул и деньги, как делали остальные, а имел свои собственные амбиции. Вместе с Амори де Эйнфордом они собрали группу молодых смелых мужчин и нанимались к богатым лордам, которым требовалась воинская мощь. Друзья оказались успешными воинами, и количество их людей увеличивалось, пока под их началом не оказалось несколько сотен человек. Они сами заработали свое богатство.

Затем следовали рассказы о его успехах на любовном поприще. Какой он красивый, и как умеет говорить, и как использует оба эти преимущества, завлекая бессчетное количество женщин в свою постель. Жена одного из гостей даже хвасталась Шинейд, что лично спала с ним, и он доставил ей такое наслаждение, которого она никогда не сможет забыть. Прекрасно осведомленная о том, что происходит между мужчиной и женщиной в постели, Шинейд на едкое замечание той женщины сухо ответила: «Он — мужчина и, как любой мужчина, тащит в свою постель каждую шлюху. Но на мне он женится». Оставив женщину с открытым ртом, она удалилась.

Ожидалось, что молодые мужчины перебесятся и остепенятся, вступив в брак. Но большинство продолжали свои любовные утехи на стороне. В любом случае Шинейд не воспринимала его отношения с другими женщинами как личное оскорбление. Она считала это естественным и терпеливо ждала того времени, когда он за ней приедет и они станут жить вместе. По мере того как Шинейд росла и становилась молодой женщиной, она даже начала мечтать о будущем, о красивом золотоволосом Адонисе, о том, как он приедет в Данбар. Обязательно на белом скакуне. Он должен был въехать в ворота, гордый, как греческий бог, осмотреть Данбар, и, естественно, его сердце узнает в ней свою невесту.

В своих мечтах Шинейд всегда в этот момент была на площадке и дралась на мечах с кем-либо из воинов. Блейк был, конечно, восхищен ее умением и талантами. Он соскакивал с лошади, занимал место ее проигравшего соперника, и они бились не менее четверти часа — так умело она владела мечом. В конце они просто прекращали бой. И Блейк кланялся ей, выказывая уважение как мастеру меча. И гордился тем, что она станет его женой. А иногда даже целовал ее. В другой раз, если она была одна своей комнате и поблизости не было Элдры, в ее мечтах он заходил и дальше. Иногда трогал ее грудь через одежду, после чего они начинали бороться и кататься по земле. Обычно Шинейд удовлетворенно засыпала на этом месте.

Эти фантазии начали регулярно повторяться незадолго до ее шестнадцатилетия, когда все стали говорить, что, без сомнения, Шеруэлл скоро ее заберет. И ее семнадцатилетия. Затем, после ее восемнадцатого дня рождения, разговоры о его приезде стали стихать и совсем прекратились после того, как ей исполнилось девятнадцать. К двадцати годам видения как-то изменились. Он все еще приезжал, все еще узнавал ее, но их бой заканчивался его поражением, а затем он начинал ползать, вымаливая прощение за столь большое опоздание, и в конечном счете она смягчалась и снисходила до брака с ним.

Ко времени ее двадцать второго дня рождения смолкли последние голоса, предсказывавшие его появление хоть когда-нибудь, и люди старались отвести глаза при одном упоминании его имени. Они смущались, потому что были уверены, что он явно не приедет. Это было примерно в то же время, когда мечты Шинейд приняли совершенно другой оборот: они, как обычно, начинали бой, но она избивала его в кровь, а затем плевала в лицо и говорила, что никогда не выйдет за него замуж. И сколько бы он ни пресмыкался, это не заставляло ее передумать.

Когда она узнала, что Дункан согласился на брак с Иллианой только при условии, что Шеруэлл будет обязан выполнить условия брачного договора, подписанного между их семьями столько лет назад, Шинейд разозлилась, словно фурия. Ее раздражала эта унизительная роль. Мужчину вынуждали приехать за ней, словно она какая-то ничтожная шлюха и никто не хочет на ней жениться. Лишь приказ короля может заставить его выполнить свое обязательство. И тогда она убежала. И ее побег имел столь пагубные последствия.

— Мне кажется, ты должна заставить его пострадать подольше, — жестко сказала Элдра.

— Наверное, должна. Но я не хочу, чтобы вместе с ним пострадал кто-нибудь еще. Все и так уже достаточно пострадали.

— Я так и знала! — Элдра подбежала к ней, схватила ее за руку и развернула к себе лицом.

— Что знала? — непонимающе спросила Хелен. — О чем вы говорите? Кто еще пострадал?

Не обращая внимания на ее вопросы, Элдра смотрела в глаза своей кузине.

— Ты винишь себя в смерти Аллистера.

— Но почему Шинейд должна винить себя в его смерти? — недоумевала Хелен.

— Конечно. — Шинейд также не обращала внимания на Хелен. — А кто еще может быть виноват?

— Я, — ответила Элдра.

— Ты? — Шинейд выглядела изумленной.

— Да. Он был моим братом.

— Конечно, но ты несешь за него не больше ответственности, чем я — за Дункана.

— Шинейд права, — быстро согласилась Хелен. — Никто из вас не может отвечать за действия Аллистера. — Она заколебалась, но затем продолжила: — Боюсь, Жанна не объяснила мне, что именно он сделал; сказала только, что он погиб. Так что же случилось?

— Он предал наших людей, договорился с Гринвелдом о взаимопомощи, планировал убить моих отца и брата, затем жениться на мне и провозгласить себя лордом Данбара, — прямо ответила Шинейд, отходя от окна и садясь на кровать.

— О Боже мой, — прошептала Хелен и опустилась на противоположный край голого матраца. — Тогда, — она потрясла головой, собираясь с мыслями, — это ужасно. Но он сделал собственный выбор. Никто из вас не может отвечать за него.

— Он был моим братом, — решительно воспротивилась Элдра, бросаясь на жесткий матрац между ними.

— Если бы я осталась здесь и вышла замуж за Блейка, вместо того чтобы бегать по аббатствам, ничего плохого бы не произошло, — в тот же самый момент произнесла Шинейд.

— То, что говорите вы обе, полный абсурд. — Хелен начала раздражаться.

— Да, абсурд, — согласилась Элдра, хмуро посмотрев на Шинейд. — Это не твоя вина.

— Я знала, что он заботится обо мне не просто как о кузине. И это мне льстило. Пренебрежение Шеруэлла нанесло такой удар по моей гордости, что я даже поощряла его.

Элдра фыркнула.

— Не то чтобы очень. Если бы ты и в самом деле сильно его поощряла, то оказалась бы в его постели к семнадцати годам. Аллистер уже тогда с ума по тебе сходил.

— М-м-м. — Это было все, что смогла вымолвить Шинейд, представив себя и своего кузена вместе.

На лице Элдры появилось довольно странное выражение, должно быть, она тоже представила нечто подобное. Шинейд вздохнула и легла поперек кровати, уставившись в потолок.

— Все равно, останься я здесь и выйди замуж за Блейка, вместо того чтобы мчаться в аббатство…

— Блейк скорее всего был бы мертв вместе кое с кем еще, — мрачно перебила ее Элдра. — Пойми, если бы ты осталась здесь и покорно вышла замуж за Шеруэлла, Аллистер мог бы его убить в первую брачную ночь. Он бы не позволил, чтобы ваш брак полностью свершился. И кто может сказать, что произошло бы дальше? На его пути к получению титула все еще стояли бы Дункан и дядя Ангус. И какой бы путь он ни избрал, добром бы дело не кончилось. — Девушка покачала головой и спокойно продолжила: — Нет, ты не заслуживаешь порицания. Скорее я.

Шинейд повернулась и бросила на нее сердитый взгляд.

— Только потому, что он был твоим братом…

— Нет, не только поэтому. — Девушка вздохнула. — Я знала, что он был слаб. И я знала о злости Джорсал. И о том, что она нашептывала ему на ушко. Я знала, что она горька, как плод, гниющий на ветке, но не обращала на нее внимания. А у Аллистера не хватило характера так поступить. Ты знаешь, что у него не было собственного мнения, он всегда слушал других. А когда один говорил одно, а другой совершенно противоположное, он не мог сделать правильный выбор. Им было легко управлять, и я знала об этом. Я должна была понимать, что постоянные напевания Джорсал окажут свое действие. Я должна была что-то предпринять.

— Нет. Как ты и говоришь, я тоже знала, что он был слабохарактерным и легко поддавался чужому влиянию. Но и я не заметила, когда он решился на подлость. Ни одна из нас не могла ожидать такого. — Шинейд топнула ногой об пол, покрытый соломой, а затем спросила: — Тебя злило, что отец не выделил вам комнаты в замке? Я просто никогда не задумывалась об этом. Мне даже в голову не приходило…

Громко фыркнув, Элдра оборвала ее на полуслове.

— Шинейд, я практически живу здесь. Мы с тобой неразлучны с тех пор, как я сюда переехала. Я все время провожу в замке с того момента, как встаю рано утром, и до того, как ложусь в постель на ночь. Не считая времени, которое мы провели с тобой в аббатстве или на охоте, или практикуясь во дворе, — сухо заметила она. — Великий Боже! Да, все называли нас двойняшками, и не потому, что мы так похожи друг на друга.

Шинейд облегченно рассмеялась, услышав их старое прозвище, а Элдра продолжала:

— И дядя Ангус относился ко мне и Аллистеру скорее как к своим детям, нежели как к племянникам. Он кормил нас, одевал, обувал. Дал нам лошадей и оружие, которые стоят недешево. Не только твой меч сделан на заказ, не так ли? Нет, я ничего к вам не чувствую, кроме признательности и любви.

Шинейд нахмурилось. В ее горле стоял комок, и она пыталась сдержать слезы.

— Я принимаю любовь, но возвращаю тебе признательность, — проворчала она. А затем добавила: — И мы тоже тебя очень любим.

— Я знаю, — сказала Элдра с усмешкой, и две девушки крепко обнялись.

— Итак, — промолвила Хелен, облегченно вздыхая, — теперь, когда вы обе успокоились и пришли к соглашению, вы должны убираться отсюда и заставить Блейка пуститься в погоню. Вынудить тебя дожидаться его появления до двадцати четырех лет — это позор. Он сполна заслужил наказание.

Шинейд с удивлением смотрела на Хелен.

— Сестра, ты говоришь совсем не как сестра, — поддразнила она девушку.

Хелен ухмыльнулась:

— По правде говоря, я и не чувствую себя Божьей невестой. Мне бы так хотелось отправиться с вами.

Шинейд снова посмотрела на свои ноги, пытаясь решить, как поступить. Ее злость на Блейка еще не прошла, но воспоминание о поцелуе затуманивало разум.

— Шинейд, мы должны ехать, — внезапно произнесла Элдра. — И дело не только в Блейке.

Девушка внимательно посмотрела на свою кузину.

— Да?

— Тебе не приходило на ум, что Ролло Камерон ведет себя чересчур тихо?

— Приходило. Он может легко потерять и свой дом, и свою неплохую жизнь, если не сбежит до того времени, как король узнает о его проделках от отца Хелен.

— Да, — согласилась Элдра, — если отец Хелен сюда приедет.

Шинейд нахмурилась.

— Что ты хочешь сказать?

— Все проблемы Ролло могут легко решиться, если он заставит замолчать Хелен и ее отца.

— Проклятие! — вырвалось у Шинейд.

Отчаянный человек принимает отчаянные меры. И если он задумал одно убийство, то почему бы не совершить два?

— Я не понимаю, — забеспокоилась Хелен. — Вы думаете, что Ролло поедет за моим отцом?

Шинейд вскочила и стала мерить шагами комнату.

— Горничная поехала к твоему отцу. Если она доберется до него, то что ему скажет?

— Если она доберется до него? — переспросила Хелен.

— Да. Я полагаю, с Камероном было много людей? — Когда девушка кивнула, Шинейд продолжила: — Значит, он мог послать часть за ней или даже половину, а остальных взять с собой и отправиться по твоим следам. Так что горничная может не доехать даже до Англии. Но если она доедет, то что скажет твоему отцу?

Хелен задумалась, очевидно, расстроившись оттого, что горничная может погибнуть. Но затем девушка собралась с мыслями и проговорила:

— Она должна сказать ему, что я услышала, как Ролло задумал меня убить. Поэтому мы сбежали, и я отправилась в аббатство Святого Симиана.

— И что тогда сделает твой отец?

— Он будет очень расстроен. Оседлает лошадь и приедет в аббатство, чтобы услышать это от меня самой.

— Один?

— Нет. Он возьмет с собой большую часть своих людей. Он даже может взять с собой столько людей, что хватит для осады замка Камерона, если понадобится.

— А может, он сначала напишет послание королю? Хелен поджала губы, затем покачала головой:

— Нет.

Шинейд вздохнула.

— Думаю, это не важно, напишет твой отец послание королю сразу или потом. В любом случае, если Ролло убьет тебя и твоего отца, он будет в безопасности.

— Но отец возьмет с собой воинов! Он должен быть в безопасности с таким количеством людей.

— Они будут искать тебя, а не высматривать повсюду наемных убийц.

— Наемных?.. — выдохнула Хелен.

— Ну, Камерону не обязательно убивать солдат твоего отца. И намного лучше, если все будет напоминать несчастный случай или нападение бандитов. Затем ему потребуется только сказать, что ты все неправильно поняла и ошиблась. У тебя есть еще какие-нибудь родственники? Дядя или брат?

Хелен покачала головой.

— Я единственный ребенок в семье. И мама с папой тоже были единственными детьми. Вот почему отец выбрал Ролло Камерона. У него есть старший брат, который и является лордом. Отец надеялся, что Ролло станет жить в Англии и обо всем заботиться.

Шинейд кивнула и стала размышлять об услышанном, а Хелен и Элдра тихонько ждали.

— Значит, так. Мы с Элдрой поедем к твоему отцу и все ему объясним. Таким образом, он будет предупрежден. Мы можем вернуться с ним и…

— Я поеду с вами.

— Нет, Хелен, ты останешься здесь, в безопасности.

— Я не отпущу вас рисковать своими жизнями из-за меня. Я поеду с вами, — решительно заявила Хелен.

— Нет, ты…

— Вы могли бы отсиживаться в безопасном месте, отпустив меня одну в такую опасную поездку?

Шинейд нахмурилась, услышав подобный аргумент.

— Кроме того, если мы воспользуемся потайным ходом, о котором говорила Элдра, уверена, мы сможем проскользнуть так, что Камерон и не заметит. Они станут следить за воротами.

— Она права, — согласилась Элдра. — К тому же мы обещали доставить ее домой.

— Да, — вздохнула Шинейд. — Хорошо, едем втроем. Все было решено, но Хелен так не думала.

— А что насчет лорда Блейка?

Шинейд сухо улыбнулась и пожала плечами.

— Он оттягивал поездку за мной долгие десять лет. Может и подождать для разнообразия.

Хелен кивнула.

— Когда мы едем?

Шинейд и Элдра обменялись взглядами и одновременно встали.

— Сейчас. Мужчины будут спать еще часа четыре.

Стараясь двигаться тихо, Шинейд подошла к своей комнате и проверила, не заперта ли дверь.

— Это там? — шепотом спросила Хелен.

Дрожь в ее голосе заставила Шинейд посмотреть на нее, прежде чем войти внутрь.

— Да. Почему твой голос дрожит?

— О нет! — едва не выкрикнула Элдра, шедшая за ними следом.

Шинейд удивленно посмотрела на свою кузину, а затем повернулась к стене, на которую уставилась Элдра. Ее рот приоткрылся от удивления, так как потайной ход был замурован.

Глава 10

— Я приказал замуровать тайный проход. — Ангус Данбар стоял на пороге комнаты, рассматривая свою дочь.

Шинейд перевела возмущенный взгляд с каменной кладки, закрывавшей часть стены в ее комнате, на отца.

— Да, я уже поняла. В комнате спала Хелен, иначе я узнала бы об этом еще раньше. Я лишь хочу знать, зачем ты это сделал.

— Потому что Аллис… — Неожиданно он замолчал, подбирая слова. — Потому что кто-то рассказал Гринвелду об этих проходах или по крайней мере об одном из них. Так что я приказал закрыть оба, чтобы не впустить врагов в замок.

— Проклятие! — Шинейд зажмурилась, а затем вздохнула и просто произнесла: — Мы знаем про Аллистера.

— Знаете? — Ангус помрачнел еще больше. — Кто вам сказал? Дункан?

— Нет, Джорсал.

— Джорсал? — Ангуса явно потрясло это известие. — Откуда, черт возьми, она узнала? — задал он вопрос и сам же на него ответил: — Должно быть, Дункан рассказал. Только он, Иллиана и я знали правду. Ну и леди Уайлдвуд. Только она ни с кем не разговаривает и оставалась со мной с тех пор…

— Никто не говорил Джорсал, — перебила его Шинейд. — Она знала, что смерть Аллистера в битве не более чем сказки, так как сама подбила кузена на предательство и союз с Гринвелдом.

Ангус огорченно присвистнул.

— Должно быть, вы захотите взглянуть на нее, — быстро добавила Элдра. — С годами она все больше озлоблялась. Это и привело к подобным последствиям.

— Да. — Ангус провел рукой по своим седым волосам и посмотрел на Элдру. — Ты знаешь, что она надеялась выйти за меня замуж. Когда твоя мать и мой брат обвенчались, Джорсал надеялась, что я женюсь на ней. Но я любил Мюриэл, мать Дункана и Шинейд. Джорсал мне этого так и не простила. — Он потряс головой. — Я сожалею об Аллистере, дитя.

— Это не ваша вина. Аллистер принял решение по наущению Джорсал. Я очень благодарна вам за то, что вы пытаетесь очистить память о нем от всей этой грязи.

— Он был неплохим мальчиком, — резко ответил Ангус. — Просто какое-то помутнение рассудка! Кроме того, Дункан сказал, что сердце его не ожесточилось. Он не позволил Гринвелду оскорбить Иллиану, да и сам не смог убить Дункана, вместо этого позволив моему сыну убить себя.

Шинейд была благодарна отцу за эти слова, не важно, правда это или нет. Элдра должна была услышать нечто подобное.

— А что это вы так расстроились из-за тайного хода? Вы же не планировали снова улизнуть, не так ли?

— А что ты сделаешь, если планировали? — с вызовом спросила Шинейд. Затем подумала и поинтересовалась: — Кажется, отец Блейка еще не приехал? — Они не могли начать без него брачную церемонию.

— Нет, Шеруэлл до сих пор не объявился, — ответил Ангус. Он заколебался, но все же продолжил: — Блейк заслужил хорошенькую встряску после столь длительного пренебрежения. А судя по тому, что Кэмпбелл говорил Дункану, именно ее ты ему и устроила. — Внезапно он усмехнулся. — Звучало достаточно занимательно. Ты должна будешь сама мне все рассказать. — Улыбка уступила место торжественному выражению. — Но ты в любом случае выйдешь за него замуж. И это неплохое начало: показать ему его же собственные ошибки и унизить его там, где он считал себя защищенным.

Шинейд задумалась над его словами.

— Он очень похож на своего отца, такой же добродушный и честный. Но ты не должна отталкивать его слишком настойчиво.

— Добродушный и честный? — Потрясенная, Шинейд уставилась на Ангуса. — Но ты всегда говорил, что Шеруэлл — трусливый английский ублюдок, который…

— Да, да. Я ведь злился на него, разве не так? Мы же с ним поссорились. — Но ухмылка испарилась с его лица, когда красивая женщина неопределенного возраста появилась у него за плечом. — Маргарет? Что?..

— Думаю, я спущусь вниз и перекинусь парой слов с Элгином. Нужно же ему знать, что у нас сегодня гости. Сомневаюсь, что у Иллианы будет такая возможность. Может быть, он еще успеет приготовить что-нибудь особенное в честь возвращения Шинейд и Элдры. — Она одарила девушек приветственной улыбкой.

Если бы они с дочерью не были так похожи, Шинейд ни за что не узнала бы леди Уайлдвуд. Она стала выглядеть намного лучше. Шинейд видела ее только мельком, но и этого было достаточно, чтобы заметить, как сильно была избита женщина. Отдых пошел ей на пользу. На лице не осталось ни следа от полученных травм.

— О, но… — запротестовал было Ангус.

— Возможно, милорд, вам пока захочется одеться, — оборвала его Маргарет с мягкой улыбкой. — Не думаю, что вам следует стоять в таком виде перед сестрой Хелен. Или вы со мной не согласны?

Шинейд посмотрела на леди Уайлдвуд, когда она произнесла слово «сестра». Маргарет смотрела на Хелен в недоумении, затем перевела взгляд на Ангуса и нахмурилась. Он, должно быть, одевался, услышав Шинейд. Успев завернуться в плед, прежде чем открыть дверь, он даже не подумал о сорочке, так что стоял сейчас с обнаженным торсом. Пробормотав что-то себе под нос, отец быстро развернулся и скрылся в своей комнате.

Леди Уайлдвуд улыбнулась ему вслед, а затем взяла Шинейд за руку.

— Ты ведь Шинейд, не так ли? — спросила она.

— Да. — Девушка заколебалась, а затем расслабила свою руку, лежавшую в ладони леди Уайлдвуд.

— Шинейд, почему бы тебе не пойти со мной? Возможно, вдвоем мы сумеем уговорить Элгина приготовить твое любимое блюдо. Что ты любишь больше всего?

— О… э… — Шинейд оглянулась через плечо на Элдру и Хелен.

Леди Уайлдвуд проследила за ее взглядом.

— Леди, вы не могли бы подождать лорда Ангуса и объяснить ему, куда делись мы с Шинейд?

Когда обе девушки беспомощно кивнули, леди Уайлдвуд улыбнулась.

— Спасибо, — сказала она, продолжая мягко увлекать за собой Шинейд. — Так какое твое любимое блюдо, дорогая?

— Я… колкенон, ржаные булочки и хаггис.

— Не думаю, что я пробовала колкенон, но ржаные булочки мне понравились, — заметила леди.

Спустившись по лестнице, Шинейд оглядела большой зал и заметила Блейка, сидящего в кресле у огня. Все, как говорила Элдра. Как только они ступили на лестницу, его глаза открылись, проследили за тем, куда они пошли, а затем снова закрылись.

— Мы сейчас поговорим с поваром, а затем дружески поболтаем. — Леди Уайлдвуд произнесла это в тот момент, когда Блейк вскочил на ноги, чтобы подойти к ним. — Присутствие при разговоре мужчин не приветствуется.

К великому удивлению Шинейд, Блейк сначала заколебался, а затем вернулся в свое кресло, не мешая им двигаться дальше. Она по-новому посмотрела на леди Уайлдвуд. Великолепная демонстрации того, как надо управляться с мужчинами. Мать Иллианы даже не повысила голоса, не сделала никакого жеста, а мужчина уже прекрасно ее слушается, словно хорошо выдрессированный щенок. На Шинейд это произвело сильное впечатление.

Оказавшись на кухне, леди очаровала повара, глядя на него восхищенным взглядом и мягко расточая комплименты, так что он был готов выполнить любое ее желание. Шинейд не знала, сможет ли она когда-либо освоить подобное искусство.

— Возможно, мы могли бы выяснить, что предпочитает лорд Блейк? — обратилась к ней леди Уайддвуд.

— Тушеного кролика, — ляпнула Шинейд.

— Да? Не думаю.

Тон ее голоса совершенно не изменился, но улыбка слегка померкла. Вероятно, леди Уайддвуд слышала историю об отравленном кролике. Шинейд подозревала, что Гэвин поделился сплетнями с Дунканом, который, в свою очередь, рассказал отцу, от которого и узнала леди Уайлдвуд. Как бы ей хотелось, чтобы этого не произошло. Она внезапно почувствовала себя неловко под серьезным взглядом леди Уайлдвуд.

— Шинейд, я понимаю, что тебя сильно обидело его опоздание, — нежно произнесла мать Иллианы. — Но не думаю, что тебе нужно принимать это близко к сердцу. Вы не были знакомы, так что не ты стала причиной его задержки.

— Не я?

— Нет.

— Тогда кто виноват в том, что он приехал лишь через десять лет?

— Ты сознательно все усложняешь, — недовольно заметила леди. — Уверена, ты понимаешь, о чем я говорю. Если бы вы встречались раньше и у него была возможность узнать тебя, тогда ты имела бы полное право обижаться на его отсутствие. Ну а раз он никогда тебя не видел, то не ты являешься причиной его задержки, а твое имя. Ведь ты — дочь своего отца. А сейчас, когда он познакомился с тобой, Блейк явно желает на тебе жениться.

— Желает? — удивилась Шинейд.

— Да. Ему не было необходимости гоняться за тобой по всей Шотландии. Он мог вернуться к королю в любой момент после вашей стычки в аббатстве, заявить, что исполнил свои обязательства, но ты отказываешься выполнить обязательства, поэтому он желает освободиться от выполнения условия контракта. Сам факт того, что ты напала на него в аббатстве, способствовал бы его свободе, стоило ему этого пожелать.

— Так вы считаете, что теперь он хочет на мне жениться?

— Да. Я считаю именно так.

— Почему?

— Почему? — смущенно переспросила леди Уайлдвуд.

— Почему он должен хотеть жениться на мне? Я даже не знаю, как быть леди и женой. Не умею шить. Не умею следить за слугами. Я… — Заметив Элгина, подобравшегося ближе, чтобы услышать, что она говорит, Шинейд нахмурилась и рявкнула на мужчину: — Возвращайся к работе над этим колкеноном, иначе нам нечего будет есть на ужин.

Мужчина отскочил обратно, не говоря ни слова.

— Да, ну… — Леди Уайлдвуд закашлялась. — Ты можешь научиться мягче обращаться со слугами. Просто тебе надо узнать, как ими управлять. А рычать на них и рявкать лорд Блейк и сам может!

Шинейд подумала над ее словами и вздохнула.

— Я даже не знаю, что должна уметь леди. Только знаю, что я точно этого не умею.

Леди Уайлдвуд не долго размышляла над ответом.

— Зато ты знаешь то, о чем даже не подозревает большинство леди. Например, я поняла, что вы с Элдрой сражаетесь вместе с мужчинами.

— Да. — Шинейд сухо улыбнулась. — А еще мы зашиваем их раны после битвы.

— Сами? — поинтересовалась Маргарет.

— Да, мужчины в этом вопросе как дети малые. Большинство плачут и стонут, и дрожат от одной мысли о том, что надо наложить несколько швов на рану или залить ее сверху виски, поэтому Джорсал и научила нас этому.

— Но это же великолепно! — Леди Уайлдвуд пришла в восторг.

— Разве? — удивилась Шинейд. — Почему?

— Почему? — удивленно переспросила леди, а затем покачала головой. — Потому, дитя мое, что умение ухаживать за больными и ранеными — одно из ценнейших качеств леди. И ты им уже обладаешь.

— О! — Шинейд расслабилась. Хоть что-то она умела. Это лучше, чем ничего.

— Ты умеешь еще много из того, чего не умеют другие дамы. И ты очень привлекательна, моя дорогая. И совершенно очевидно, что умна. Это очень веские причины, по которым лорд Блейк будет счастлив получить тебя в жены. — Мать Иллианы склонила голову набок. — Вопрос в другом: сможешь ли ты быть счастлива с ним? Я просто уверена, что твой отец предпочтет забыть про приданое и отменить свадьбу, вместо того чтобы видеть тебя несчастной.

Шинейд серьезно отнеслась к ее словам. Она всегда знала, что выйдет замуж за Блейка Шеруэлла, и строила свою жизнь исходя из этого. Она так долго жила с этой мыслью, что сама возможность того, что свадьба не состоится, казалась ей абсурдной.

К этому примешивалось то, что она видела и слышала о нем с момента их боя в часовне аббатства. В Блейке не было жестокости. Любой другой мужчина на его месте мог бы побить ее, когда нашел в амбаре. Это было бы только справедливо. Вообще-то у него было право побить ее за многое из того, что она делала. Но он ее не тронул. Он даже не намекнул на такую возможность. И это после того, как она постоянно испытывала его терпение своими повторяющимися попытками сбежать, включая тот случай, когда она пнула его в пах, а затем перекинула через голову. Если подумать, то у него терпение святого.

— Шинейд, — позвала ее леди Уайлдвуд.

Девушка вздохнула и начала перечислять хорошие качества Блейка:

— Он умный, считается хорошим воином, честолюбивый, терпеливый, и мне нравится на него смотреть.

— Тебе нравится смотреть? — Леди Уайлдвуд слегка улыбнулась.

— Он симпатичный, — объяснила Шинейд. Мать Иллианы поджала губы, а затем кивнула.

— Он очень… э… красивый.

— И хорошо сложен, — добавила Шинейд. — У него отличные мускулы на спине и плечах, красивые ноги, и мне нравятся его ягодицы.

Леди Уайлдвуд заморгала.

— Извини…

— Ягодицы, — повторила Шинейд. — Я их видела не много, и все какие-то плоские и отвисшие, тогда как у него очень милые и округлые, и… — Шинейд замолчала и постучала леди Уайлдвуд по спине, заметив, что дама закашлялась. Когда приступ удушья прекратился, она участливо поинтересовалась: — Как вы себя чувствует? Все в порядке?

— Да, — кивнула леди. Лицо ее оставалось ужасного красного цвета, но она продолжала подсчет: — Значит, ты находишь его красивым и тебе нравятся его… некоторые части, — деликатно закончила мать Иллианы, а затем добавила: — Я уверена, что слышала некоторое «но» в твоих словах.

— Да, — согласилась Шинейд. — У него очень большой петушок.

Леди Уайлдвуд снова начала задыхаться и кашлять, так же как и Элгин. Должно быть, что-то витало в воздухе кухни. Успокоившись, леди Уайлдвуд проговорила:

— Я в полном порядке, перестань меня бить. — Но выглядело все иначе, ее голос больше походил на писк. — Однако, моя дорогая, я совершенно не вижу в этом проблемы.

— Возможно, я неправильно объяснила, — нахмурилась Шинейд. — Судя по тому, что я видела, он невероятно большой.

— Ты видела?

— Да, когда он мылся в реке.

— А с кем ты его сравнивала? — осторожно поинтересовалась леди.

— Ну, видела пару раз, когда путешествовала с воинами. Они не совсем пристойная компания.

— А-а. — Леди Уайлдвуд кивнула, все еще оставаясь пунцового цвета. — И ты беспокоишься, что Блейк такой большой?

— Ну… — Шинейд нахмурилась. — Мне кажется, то, что он такой большой… в общем, говорят, что обычный человек делает больно в первый раз. Но Блейк тогда вообще не подойдет. Говоря честно, леди Уайлдвуд, он такой же большой, как вон та круглая скалка Элгина.

Леди Уайлдвуд посмотрела на указанный предмет, как и сам Элгин. Его глаза широко распахнулись, и, схватив скалку, он спрятал ее подальше.

— Ну, это… — Она замолчала и потрясла головой. — Я так жалею, что не провела эту беседу с Иллианой перед ее свадьбой.

Тяжело вздохнув, леди Уайлдвуд взяла Шинейд за руку и повела ее к двери, выходящей в сад.

— Шинейд, ты выразилась грубовато, но откровенно, так что позволь и мне поступить так же, — серьезно начала она, прогуливаясь с девушкой между растений. — Ты не должна бояться Блейка, и… его размер не является проблемой. Просто помни, что дети рождаются из того же места, куда он… — Она замолчала, не в силах подобрать нужные слова. — Не размер мужчины доставляет неприятные ощущения.

— Нет? — Шинейд выглядела заинтригованной.

— Нет. Мы, женщины, рождаемся с тем, что называется девственной вуалью, и…

— Девственная вуаль? — переспросила Шинейд и ощупала свою голову в поисках чего-то подобного. — А что это? Хотя у меня, кажется, такой нет.

— Есть, не волнуйся, — серьезно заверила ее леди Уайлдвуд.


— Где моя дочь?

Блейк выпрямился в кресле и взглянул на замершего перед ним Ангуса.

— В кухне вместе с леди Уайлдвуд.

Данбар посмотрел на Хелен и Элдру, садящихся за стол. Вид у него был задумчивый.

— Я размышлял о том, что ты рассказывал о нападении.

Блейк выгнул бровь.

— Да?

— Ты уверен, что они нападали именно на женщин?

— Да. А почему вы спрашиваете?

— Потому что пытаюсь найти причину, заставившую мою дочь солгать. Аллистер сказал, что Гринвелд послал за тобой людей, и я очень удивился, что это были не они.

— За мной? Но зачем Гринвелду посылать людей за мной?

— Из-за Аллистера. Убить тебя, чтобы он мог жениться на Шинейд, — объяснил Ангус. — Но ты сказал, что они напали на девушек, пока те купались. Значит, они были посланы не за тобой.

Блейк подробно вспомнил нападение и медленно произнес:

— Я как раз вышел к озеру, чтобы удостовериться, что девушки не намереваются в очередной раз сбежать. Это случилось в тот самый момент, когда я вышел из-за деревьев.

— Значит, ты тоже там был. И это вполне могли быть люди Гринвелда, посланные за тобой.

Блейк покачал головой.

— Но Гринвелд — англичанин, а эти воины были в килтах.

— Килты достаточно легко найти. А умный англичанин предпочтет переодеть своих людей, особенно небольшую группу, если хочет, чтобы они путешествовали по нашей стране без неприятностей. Английское платье — достаточно веская причина, чтобы остановить их и выяснить, кто они такие.

Блейк задумался. Нападение произошло после того, как он вышел на берег. Вполне возможно, что они охотились за ним, а не за девушками. Если это люди Гринвелда, они вряд ли опасались женщин.

— Вы уверены, что это не Камероны? — спросил он. — Я не понимаю, почему Шинейд обманула нас. Я могу понять ее ложь, если бы это способствовало ее побегу, но солгать, чтобы ускорить возвращение сюда, когда она так сражается против нашей свадьбы? — Он опять покачал головой. Ангус снова посмотрел на девушек, обдумывая вопрос Шеруэлла. Блейк проследил за его взглядом и увидел сестру Хелен и Элдру, сидевших рядом и что-то обсуждавших с очень серьезным видом.

— Кто она?

Блейк удивленно взглянул на лорда Данбара.

— Кого вы имеете в виду? Сестру Хелен?

— Да. Кто она такая и как оказалась вместе с вами? Блейк еще раз посмотрел на женщин и пожал плечами.

— Она… сестра Хелен. Шинейд сказала, что обещала проводить ее домой в Англию.

— Куда в Англию?

Блейк удивленно уставился на Данбара:

— Не знаю. Мне известно только, что она монахиня и покинула аббатство вместе с Шинейд и Элдрой.

— Так-так, — произнес Ангус и направился к столу. Блейк следил за ним какое-то время, но затем любопытство одержало верх и он последовал за своим будущим тестем.


Голова Шинейд кружилась от сведений, полученных от леди Уайлдвуд, когда дама провела ее обратно в кухню, а затем в общий зал. Сейчас Блейк и ее чувства по поводу их брака смущали ее даже больше, чем до разговора. Леди Уайлдвуд убедила ее, что в первый раз будет больно независимо от его размера, который, наоборот, девушка высоко оценит впоследствии. А еще она заверила ее, основываясь на том, что слышала при дворе, что Блейк сможет наполнить эту часть брака незабываемым наслаждением. Затем шли пространные рассуждения о том, что он не забрал ее вовремя и именно это является причиной ее злости. Шинейд посчитала справедливым предложение леди забыть о своем гневе. Мать Иллианы нашла нужные слова и сумела доказать, что девушка не могла быть причиной чего бы то ни было, до тех пор пока они не познакомились лично. Со всей этой кашей в голове Шинейд просто не знала, что ей думать или чувствовать. Все, что она понимала, — это ее обещание Хелен и то, что она должна его сдержать. И не сомневалась, что обе девушки с нетерпением ждут ее, чтобы узнать, каким будет их следующий шаг.

А этого Шинейд не могла им сообщить. После того, как отец застал их у перекрытого потайного хода, он не даст ей возможности сбежать и будет тщательно следить за ними.

— Шинейд, дорогая!

— Да? — Она взглянула на леди Уайлдвуд.

— А откуда родом сестра Хелен? Она мне кого-то напоминает. Возможно, я знаю ее семью.

Шинейд запнулась и, встав посреди коридора, открыла рот, а затем закрыла его, не зная, что ответить. То, что она не хотела говорить этого Маргарет, абсолютно здесь ни при чем. Она просто поняла, что не имеет ни малейшего представления, где живет семья Хелен.

— Откуда вы родом, сестра?

Этот вопрос, заданный отцом, заставил девушку посмотреть на главный стол, за которым сидели Хелен, Элдра, Блейк и Ангус. На ее лице отразилась растерянность. Извинившись, Шинейд чуть ли не бегом бросилась вперед, оставив леди Уайлдвуд далеко позади.

— Она из аббатства Святого Симиана, — произнесла Шинейд, останавливаясь у стола. Схватив Хелен за локоть, она подняла ту со скамьи. Элдра тут же поспешила подняться.

— Это я уже понял, Шинейд. Но где она родилась? — настаивал ее отец. — Где живет семья, которую она хочет навестить?

— В Англии, — кратко ответила Шинейд, уводя девушку до того, как будет задано слишком много вопросов.

— Куда мы идем? — спросила Элдра, пока они пересекали двор.

— Еще не знаю. Нужно найти место, где мы сможем поговорить.

— Это может вызвать сложности.

— Да, я знаю. — Шинейд заметила, что Блейк решил последовать за ними и уже вышел из замка. В следующий момент она обернулась и заметила Малыша Джорджа, присоединившегося к Шеруэллу. Еще немного, и они точно не смогут ничего обсудить.

Вид гиганта напомнил Шинейд, что вчера, выйдя из коттеджа Джорсал, она не увидела не только Элдры, но и этого большого англичанина. Она с любопытством посмотрела на свою кузину.

— Болван Георг надоедал тебе сегодня утром, после разговора с Джорсал?

— Малыш Джордж, — поправила Элдра и покраснела, заметив внимательный взгляд Шинейд.

Прозвище Болван Георг было придумано самой Элдрой несколькими днями ранее. Значит, она больше не считала его болваном. Интересно!

— Он не надоедал мне, — добавила кузина. Ее лицо все еще напоминало цветом свеклу. — Он… мы разговаривали. Он был очень… э… добрый.

Брови Шинейд взлетели вверх. Судя по тому, что Элдра покраснела, его доброта не сильно отличалось от той, что проявил Блейк по отношению к самой Шинейд. Она почувствовала, что ее собственные щеки порозовели при воспоминании о поцелуе.

— Он самый сильный и в то же время мягкий мужчина, которого я когда-либо встречала, — внезапно произнесла Элдра.

Шинейд с ужасом воззрилась на нее. Она никогда не слышала, чтобы ее маленькая кузина одобрительно отзывалась о мужчине.

Заметив выражение ее лица, Элдра покраснела еще больше и просто сказала:

— Он милый.

— Конечно, — быстро согласилась Шинейд. А сама тревожно подумала, что ее крошечная кузина влюбилась в это громадное животное. Правда, она тоже была близка к тому, чтобы влюбиться в Блейка. По крайней мере воспоминания о поцелуе досаждали ей чрезмерно. Пока леди Уайлдвуд объясняла, что происходит между мужем и женой после свадьбы ночью в постели, Шинейд безостановочно думала о Блейке. Она вспоминала его обнаженное тело, вспоминала, как спала, прижавшись к его груди, вспоминала его руки, обнимавшие ее, ласкавшие ее грудь, и вспоминала его поцелуй, а еще больше — отклик своего тела, возбуждение, просыпавшееся где-то внутри, и…

— Шинейд!

Замедлив шаг, девушка огляделась, и лицо ее просветлело от удовольствия, когда она увидела красивого темноволосого мужчину, направлявшегося к ней с тренировочной площадки. Йен Макиннес, сын их ближайшего соседа, был того же возраста, что и Дункан. К тому же он был хорошим другом, и она счастливо улыбнулась, заметив его.

— Йен! — выкрикнула Шинейд со смехом, когда он поймал ее в объятия и закружил в воздухе. Затем он то же самое проделал с Элдрой. — Что ты здесь делаешь?

— Привел людей, чтобы помочь разгромить Гринвелда, — объяснил он, а затем ухмыльнулся. — Ты же знаешь, я не могу пропустить хорошую драку. Я отослал большую часть воинов обратно домой, а сам остался до завтрашнего утра. Мать меня из дома выгонит, если я вернусь без подробностей. Вот я и решил дождаться тебя, чтобы услышать все из первых уст. Дункан и твой отец не выходили из своих комнат с тех самых пор, как все закончилось.

— Понятно. — Шинейд улыбнулась. Заметив взгляд, которым он смотрел на Хелен, она представила ему девушку. — Это сестра Хелен. Хелен, это Йен Макиннес, наш сосед и хороший друг.

Они кивнули друг другу, а затем Йен с надеждой посмотрел на шотландок.

— Как насчет практики? Это будет хорошей проверкой. Шинейд заколебалась. Но, взглянув назад и увидев спешащих к ним Блейка и Малыша Джорджа, которые хмурились, словно небо перед грозой, девушка немедленно согласилась. Они должны добраться до ее комнаты, чтобы обсудить дальнейшие планы, чем и займутся после небольшой разминки. Кроме небольшой стычки в аббатстве и короткого приключения на берегу, у них не было возможности позаниматься.

— Это тот самый англичанин, за которого ты собираешься замуж? — спросил Йен, когда они направились к остальным мужчинам, тренирующимся на площадке.

— Да. — Шинейд даже не позаботилась посмотреть на них. Она и так знала, что Блейк и Малыш Джордж все еще следуют за ними, постепенно сокращая дистанцию.

— Он выглядит взбешенным. Но я слышал, что вы устроили ему красивую пробежку. Заставила за собой погоняться?

— Кажется, это уже каждый слышал, — ответила Шинейд с отвращением в голосе.

— Гэвин рассказал Дункану, а тот — мне, — ответил довольный Йен. Он шлепнул ее пониже спины и добавил: — Давай, Шинейд. Покажем ему самую потрясающую девушку.

Он вытащил свой меч и, повернувшись к ней лицом, немедленно начал атаковать. Шинейд была готова дать ему достойный отпор. Она знала Йена Макиннеса с тех пор, как он был мальчишкой и только учился использовать свою внезапность. Она знала все его уловки, так же как и он — ее.


— А она хороша!

Блейк нахмурился, услышав подобный комментарий из уст Малыша Джорджа. Они наблюдали, как его нареченная отражала атаку темноволосого шотландца. Йена. Он слышал, как она назвала его во время приветствия. Кажется, девушка была очень рада его видеть. А Блейку очень не понравилось, когда мужчина сжал ее в объятиях и закружил. Еще больше он забеспокоился, когда мужская рука шлепнула ее пониже спины, когда они подходили к площадке. Слишком близко находилась эта самая рука от другой части тела его невесты.

Но она и вправду была хороша! Он заметил это еще на берегу озера. К сожалению, в тот момент он был слишком поглощен ее абсолютной наготой, чтобы обращать внимание на владение оружием. Но сейчас она была более чем великолепна. Ангус Данбар не зря потратил деньги на изготовление для нее специального меча. Она владела им мастерски, используя против огромной силы противника свое искусство.

Приглушенный рык и то, как напрягся Малыш Джордж, привлекли внимание Блейка к двум другим девушкам. Элдра и сестра Хелен стояли немного в стороне, наблюдая за поединком. Плотный рыжий шотландец заметил их появление, и маленькая кузина Шинейд вышла на площадку, приготовившись отразить его наступление.

Блейк поразился, с каким мастерством эта миниатюрная блондинка вступила в схватку. Но куда больше Блейка заинтересовало то, что Малыш Джордж был явно этим расстроен. Расцветающий роман этой пары поражал воображение. С одной стороны — он, такой огромный, а с другой — она, такая крошечная. Но любовь не знает границ!

Его взгляд вернулся к Шинейд, и он заметил, что девушка улыбается, а иногда даже смеется. Ее щеки окрасились нежным румянцем, пока она сражалась. Шинейд определенно наслаждалась, как и ее напарник. И внезапно бой стал походить на прекрасный танец. Блейк никогда не задумывался об этом, когда сам участвовал в сражении. Но здесь и сейчас он наблюдал ритуал. То, как они двигались навстречу друг другу, как со звоном встречались мечи, то, как Шинейд крутилась и уворачивалась, как она возвращалась и снова поднимала свой меч. Даже сейчас он мог представить, как двигаются под одеждой ее мышцы, как выглядит в свете вечернего солнца ее фудь.

Ад и пламя! Могла эта женщина сделать хоть что-нибудь, что не возбуждало бы его так сильно? Борьба с ней на земле в лесу вызывала тот же эффект. А уж когда он проснулся в амбаре, понимая, что обвился вокруг нее, словно одеяло… Езда с ней на одной лошади довела его почти до отчаяния, особенно когда она расслабилась достаточно, чтобы поспать последнюю часть пути, и прижалась к его груди словно доверчивый котенок. И когда он наблюдал за ней сейчас, практикующейся на мечах, у него возникло желание прямо здесь уронить ее на землю и…

— Ад и пламя, — проворчал он с отвращением. Совсем скоро он на ней женится и возьмет в свою постель. Тем временем он должен выпустить накопившуюся в нем энергию. Вынув свой меч, он отправился на тренировочную площадку.


Шинейд подняла меч, парируя следующий удар Йена, и поняла, что он остановлен другим клинком немного выше. Раздраженно посмотрев в ту сторону, она удивилась, заметив Блейка.

— Можно мне? — вежливо спросил он.

Йен широко ухмыльнулся и отошел к Хелен.

Шинейд еще раз посмотрела на Блейка, а затем внезапно подняла меч, отражая нападение жениха. После этого девушка сосредоточилась на его действиях и поняла, что быстро отступает под диким натиском атаки. Она знала Йена, знала, что от него можно ожидать, и находила борьбу с ним расслабляющим времяпрепровождением. Но она не знала Блейка, не знала, как он ведет себя в битве. Мужчина не сдерживался вообще. Сначала она была так занята парированием его ударов, что у нее не было ни одного шанса перейти в наступление.

Ей показалось, что сбылась ее давняя детская мечта. Но когда спустя несколько ударов она поняла, что меч выпал из ее рук, а сама она беззащитна, Шинейд просто остановилась и изумленно уставилась на Блейка. Его меч продолжал опускаться и замер лишь у самой ее головы. В мечтах они всегда оказывались равными или она побеждала его, но никогда он не оказывался сильнее. А на самом деле…

Будь все проклято! Он ее победил! Наверное, она предпочитает мечты.

— Ты очень умелая в обращении с мечом, Шинейд. — Блейк наклонился за клинком, который сам же и выбил. — Но ты недостаточно агрессивна. Ты позволяешь своему сопернику взять инициативу в свои руки и просто отражаешь удары, ожидая, пока он откроется для тебя. Ты должна заставить его открыться. Иначе всегда будешь в опасности.

— Я говорил ей то же самое много раз за эти годы. Девочка просто не слушает, — произнес Ангус Данбар, привлекая их внимание к тому, что он, причем не один, подошел посмотреть на этот бой.

Поморщившись, Шинейд забрала свой меч у Блейка и направилась к Элдре и Хелен.

— Шинейд, лучше бы тебе отправиться в замок, — настиг ее голос отца.

— Именно туда я и направляюсь, — проворчала девушка.

— Леди Уайлдвуд ожидает тебя в твоей комнате.

— Зачем? — осторожно спросила она, замерев на месте.

— Из Шеруэлла прибыл гонец. Граф приболел и не сможет приехать. Свадьба через час.

Глава 11

— Вот так, дорогая моя, ты выглядишь восхитительно, Шинейд оглядела себя и поежилась. Ее первая брачная ночь. Эти мысли кружились и кружились у нее в голове. Брачная ночь. После всей ее борьбы и стремления избежать венчания она пошла на него, словно на убой, без единого слова протеста. Это пугало. Но у нее не было возможности избежать своей судьбы.

— Из Шеруэлла прибыл гонец. Граф приболел и не сможет приехать. Свадьба через час, — сказал ее отец. Затем он подошел к ней и добавил: — Я знаю, что дурно отзывался об этом событии в течение многих лет. Я был зол на отца Шеруэлла. Но он прекрасный человек, как и его сын. Блейк будет тебе хорошим мужем. И я поступаю так для твоего блага.

— Поступаешь как? — спросила его Шинейд. Вместо ответа он обернулся к воинам и произнес:

— Гэвин, возьми четверых людей и проводи девушек в комнату Шинейд.

Что и было исполнено в точности. Гэвин был одним из лучших солдат отца и прекрасно знал дочь своего лорда. В его присутствии о побеге можно было забыть. Он вместе с другими воинами отвел девушек в комнату и передал лично леди Уайлдвуд. Пока Шинейд принимала ванну и одевалась с помощью подруг и матери Иллианы, он ждал на лестнице. А затем проводил ее к месту проведения церемонии.

Все были подавлены. Элдра и Хелен выглядели так, словно хотели что-то сказать, но продолжали молчать, позволив леди Маргарет и Иллиане заполнять тишину мелодичным щебетанием и подбадриванием.

Затем Шинейд оказалась перед епископом, рядом стоял Блейк. Отец и все остальные выступали в роли свидетелей. Шинейд почти не помнила само венчание. В памяти остались лишь произнесенные ею слова клятвы. А затем она сидела за столом, и перед ней стояла тарелка с какой-то едой. А потом леди Уайлдвуд тронула ее за плечо и проводила на верхний этаж вместе с Иллианой, Элдрой и Хелен, следующими по пятам. Девушки снова уложили ее в ванну, после чего надушили и одели в это кружевное, почти прозрачное платье.

— Что с тобой? — внезапно спросила леди Уайлдвуд, глядя на нее с неподдельным участием.

Шинейд переступила с одной ноги на другую и поежилась.

Женщина отступила, а затем тихонько вздохнула.

— Я знаю, дорогая моя, ты испугана. Но больно будет совсем не долго, как я тебе и говорила…

— Дело не в этом, — перебила ее Шинейд, не желая, чтобы Хелен или Элдра решили, что она боится какой-то боли. Она участвовала в битвах, и небольшое болезненное ощущение не так уж страшно для нее. По крайней мере она себя в этом уверяла. Но вообще это было довольно странно. Она не была трусливой. Она вступала в бой, не испытывая ни малейшего признака страха. С другой стороны, когда Шинейд шла в бой, она не думала, что получит рану или будет убита. Но сегодня ночью она знала, что ей будет больно. Не важно, как и почему.

Леди Уайлдвуд сказала, что для одних боль невелика, а для других — наоборот. И никто не может знать заранее, что испытает она сама. Но, насколько известно, не было ни одной женщины, которая не испытала бы боли в первую ночь. Хотя затем она иронично добавила, что ни одна из знакомых ей женщин в этом не призналась. В том, что не испытывала боли в первую ночь.

Так что Шинейд знала, что ей должно быть больно. Но будь она проклята, если позволит себе показать, что сейчас чувствует. А по поводу ее одеяния… Это уже совсем другой вопрос.

На ней было платье ее матери, из тонкого белого материала. Леди Маргарет нашла его в одном из старых сундуков с вещами. К счастью, Шинейд была такой же высокой, как и ее мать. У них даже был один размер, и платье сидело восхитительно. Шинейд еще раз оглядела себя. Она никогда не носила ничего столь прекрасного и изысканного. И ей было непривычно. Она чувствовала себя слишком уязвимой.

— А в чем же дело, дорогая? — спросила леди.

Шинейд перевела взгляд с женщины на Элдру, Хелен и Иллиану. Затем беспомощно подняла руки и заметила:

— Я чувствую себя голой.

Когда леди Уайлдвуд лишь улыбнулась в ответ, Шинейд стала оглядываться по сторонам.

— Где мой?.. — Она пересекла комнату и схватила свой меч.

— О! — В то же мгновение леди Уайлдвуд оказалась рядом и забрала оружие. — Нет, дорогая, нет. Это тебе не понадобится.

— Я не собираюсь его использовать, — уверила ее девушка. — Мне просто надо подержать его и…

— Нет! — жестко отрезала леди Маргарет, разворачивая новобрачную к постели. — Просто забирайся и жди здесь. Все будет хорошо, можешь не сомневаться.

Шинейд направилась к кровати, но, оглянувшись, заметила, что леди Маргарет идет не за ней, а к Иллиане. Метнувшись к ящику, она схватила лежащий там меч и залезла в постель. К сожалению, леди Уайлдвуд заметила ее маневр.

— Шинейд! — Она бросилась к кровати и выдернула клинок из рук девушки. — Нет!

— Но я просто хочу, чтобы он был рядом. Иначе я чувствую себя беззащитной, — запротестовала новобрачная.

Мать Иллианы вдохнула и присела на постель.

— Мое дорогое дитя, я знаю, что все это необычно и тревожно, но тебе не понадобится защита. — Она успокаивающе похлопала девушку по руке. — Поверь мне, все будет хорошо. Блейк будет нежным и добрым.

— Ну, не знаю, леди Уайлдвуд, — с сомнением произнесла Элдра. — Шеруэлл совсем не выглядел довольным за ужином. Особенно когда Дункан во всех подробностях излагал рассказ Гэвина о том, что произошло с того момента, как мы покинули аббатство Святого Симиана. Никто не станет чувствовать себя хорошо, когда над ним смеются. Возможно, sgian dubh все же оставить?

— Элдра, ты совсем не помогаешь. — Маргарет потерла свой лоб с болезненным выражением на лице. — Иллиана, дорогая, возможно, ты могла бы забрать девочек и пойти посмотреть, что там делают мужчины.

— Да, мама.

— Спасибо. — Подождав, пока они останутся одни, она улыбнулась Шинейд. — Блейк без сомнения расстроен тем, что стал мишенью для шуток. Но, несмотря на это, он красивый и умный мужчина и не будет выплескивать свои обиды на тебя. В том, что Дункан решил его поддразнить, нет твоей вины.

— Но если бы я не сделала все эти вещи, у Дункана не было бы повода шутить над ним.

— Да, но… — Леди Уайлдвуд замерла, когда дверь внезапно приоткрылась и внутрь заглянула Иллиана.

— Мужчины идут.

Леди Уайлдвуд поднялась и проворковала:

— Все будет хорошо.

Затем она поспешила выйти из комнаты, захватив с собой sgian dubh.


Блейк заметил женщин, выходящих из спальни Шинейд, и постарался не обращать внимания на то, как они следили за его приближением. Сестра Хелен и Иллиана выглядели немного расстроенными, с натянутыми улыбками на губах. Элдра же казалась свирепым стражем, буравя его предупреждающим взглядом. Вероятно, она пыталась сказать ему глазами, чтобы он не смел плохо обходиться с ее кузиной.

Он практически подошел к девушкам, когда из-за охраняемой ими двери появилась леди Уайлдвуд. Она старательно прятала руку за спину.

— Вы уже здесь. О! — Последний звук она издала, заметив кинжал, которым размахивала, пока говорила, и снова спрятала руку за спину. — Она готова.

Блейк взглянул на ее заведенную за спину руку, на меч, который держала Иллиана, и нахмурился. Меч выглядел очень похожим на…

— Вот вы где! — Ангус Данбар хлопнул его по плечу и усмехнулся. — Я смотрю, они разоружили мою девочку, чтобы ты мог спокойно со всем справиться.

Глаза Блейка недоверчиво блеснули. Разоружили? Это просто смешно. Женщины делали все, чтобы убедить, соблазнить или просто затащить его в свою постель. А его невесту пришлось разоружать, чтобы она приняла его?

— Давай иди. — Ангус подтолкнул его к двери. — Если что — мы внизу. Возникнут сложности — кричи.

Все стали удаляться. Все, кроме леди Уайлдвуд, которая после легкого колебания подошла ближе и зашептала, чтобы никто не смог ее услышать:

— Я верю, что вы будете мягким с ней, милорд. Во всех этих насмешках за ужином нет ее вины. И хотя девочка кажется сильной и бесстрашной, она так же взволнована, как любая девственница в первую брачную ночь.

Когда Блейк уставился на нее, слишком потрясенный, чтобы ответить, она легонько ткнула его в ребра тем самым кинжалом и прошипела:

— Обещай мне, что будешь с ней нежен.

— Обещаю, — быстро ответил Блейк.

— Хорошо. — Она улыбнулась и пригладила волосы. — Спокойной ночи, милорд.

Блейк недоверчиво смотрел вслед даме, которая шла к лестнице за остальными. Если бы у него и возник вопрос, что нашел лорд Уайлдвуд в этой леди, помимо ее красоты, ему не пришлось бы долго раздумывать. Она едва знала Шинейд, а уже защищала девушку подобно волчице. Эта леди однозначно была особенной. То же самое можно сказать и о Шинейд. Вероятно, женщина увидела в его невесте нечто такое, что заставило ее произнести эти слова. И здесь нечему удивляться. Он давно понял, что его невеста не похожа ни на кого другого.

Подождав, пока коридор опустеет, Блейк открыл дверь.


Шинейд смотрела на дверь. Она слышала и смех отца, и приглушенный шум голосов, но тишина наступила довольно давно, а дверь все еще оставалась закрытой. Может, Блейк решил не беспокоиться по поводу брачных отношений? Возможно, Блейк хочет аннулировать их брак? Шинейд не могла понять, испытает она при этом облегчение или нет. В конечном итоге это должно занять не более нескольких минут. То, что она замечала, перешагивая через парочки в главном зале, и то, что ей рассказала леди Уайлдвуд, не должно длиться долго.

И это хорошо. Она должна думать об этом, как о визите к кузнецу, чтобы вырвать зуб. Ей пришлось испытать такое однажды, когда получила удар в лицо и сломала зуб. Хуже этого быть ничего уже не может.

Вообще-то сейчас она вспомнила, как это было больно. И кузнец заставил ее выпить большой стакан «воды жизни». «Вода жизни», или виски, как ее называют англичане, хорошо справляется с болью, но поможет ли она в этот раз?

Сегодня за ужином Шинейд не выпила ни капли. А должна была просто напиться. О чем она только думала?

— Ад и пламя! — прошептала девушка, поворачиваясь на кровати. Было слишком поздно напиваться. Значит, надо следовать ее верному правилу, что неприятные вещи лучше всего делать быстро. Главное, чтобы муж научил ее…

Шинейд замигала, удивившись собственным мыслям. У нее теперь был муж. Она — жена. Но девушка не ощущала каких-либо изменений, не ощущала себя замужем.

Все ее мысли прекратились, как только послышался скрип открывающейся двери. Супруг вошел в комнату.


Его невеста сидела на постели. Он заметил ее сразу, как только вошел. Это видение заставило Блейка остановиться. Зато короткое время, что он ее знал, Шинейд доказала, что она непредсказуема. Воспоминание о том моменте, когда он увидел ее впервые, преследовало его. Шинейд была в пледе и штанах. Он никогда раньше не видел женщину в штанах. И он научился любить ее одежду. Длинные платья смотрелись на женщинах довольно мило, но они прятали от взгляда тело. И, хотя каждый дюйм кожи Шинейд был укрыт штанами, которые она носила, такая одежда прорисовывала каждый изгиб тела, каждую линию. Ему нравилось смотреть на нее в движении. А еще ему нравилось смотреть на ее обнаженное тело во время сражения. Но в этот вечер она пришла, точнее будет сказать, ее притащили на свадьбу в платье. Ее волосы, обычно небрежно собранные на затылке, были распущены и мягко обрамляли лицо, спускаясь по спине.

Вид ее одеяния так сильно удивил его, что Блейк почти перестал дышать.

И сейчас она снова изумляла его. Волосы все еще были распущены и блестящим потоком спадали вокруг лица на плечи. На ней было белое платье, такое прозрачное, что он мог видеть очертания ее тела. И выглядела она прекрасно. Более того, Шинейд выглядела соблазнительной и невероятно желанной. Но к этому он был готов, и не это его удивляло. А удивляло его то, что его Шинейд, его амазонка, его воительница, его прекрасная, пылкая, отважная, сильная невеста выглядела… ужасно запуганной.

Она сидела в своей постели — глаза широко распахнуты, лицо бледное, пальцы сжаты в кулаки — и была похожа на испуганного ребенка. Блейк осторожно прикрыл за собой дверь. Он даже не удивился, заметив, что инстинктивно поднял руки, словно собирается подойти к дикой кобылке, которую необходимо успокоить. Но он не подходил. Он даже не говорил. Он не представлял, что можно сказать. «Не бойся, все будет хорошо»? «Я пришел сюда для того, чтобы доставить тебе удовольствие»?

Блейк не ожидал этого. Он вообще не знал, чего ожидать. Разве что борьбы, недаром у нее забрали все оружие.

— Ну, чего ты ждешь? Иди сюда и делай все, что необходимо, чтобы мы могли поспать.

Блейк заморгал, удивленный ее напором. Шинейд изменилась за одно мгновение. Пропали неестественно огромные глаза, полные ужаса. Женщина, сидящая перед ним, сейчас была полна решимости. Она все еще была бледна, а руки до сих пор сжаты. Значит, это чистой воды бравада.

Заставив себя расслабиться, Блейк двинулся вперед. У него не было никакого желания подходить к ней и «делать все, что необходимо», как она предлагала. Он не хотел причинить ей боль, хотя подозревал, что это неизбежно в первый раз. Но Блейк всегда спал с женщинами, которые…

— Эй, я здесь.

Ее саркастический тон заставил Блейк оглянуться и немного нахмуриться.

— Ну же, чего медлишь, иди сюда и сделай то, ради чего пришел, — настаивала она, откидывая покрывало и открывая свое ночное одеяние.

— Шинейд, — невозмутимо ответил Блейк, — я не собираюсь просто… Хочешь чего-нибудь выпить? — перебил он сам себя, когда она начала стаскивать свое платье.

Его невеста облегченно выдохнула.

— Да, очень.

Она выпрыгнула из постели и направилась к двери. Блейк невольно замер, наблюдая эту картину. Ее не только выкупали, но и напудрили. Сладкий аромат цветов доносился при каждом ее движении. Как это ни странно, он оказался разочарован. Каждая женщина, которую он соблазнял, пахла так же. Напудренная, надушенная и сладкая. Шинейд не была такой на самом деле. Обычно она пахла свежим воздухом и лесом, с легким ароматом мускуса. И он предпочитал ее собственный запах, но решил не говорить ей об этом. Он просто заинтересованно наблюдал, как она открыла дверь и заорала в коридор.

После этой процедуры она глубоко вздохнула и посмотрела на Блейка. Он наблюдал за ней со странным выражением на лице. Это заставило ее посмотреть на свое платье и поморщиться. Ни разу в своей жизни она не носила что-нибудь столь женственное и изысканное и чувствовала себя непривычно.

— Леди Уайлдвуд где-то его откопала и настояла, чтобы я надела, — объяснила девушка, сопротивляясь желанию скрестить руки на груди, чтобы прикрыться. Она не понимала, откуда взялось это побуждение, ведь он видел ее обнаженной. Но сейчас все выглядело по-другому. Обычно Шинейд была уверена в себе и в том, что делает.

Поморщившись, девушка подошла к креслам около камина и опустилась в одно из них, словно ожидая, что он станет делать дальше. Сначала Блейк ничего не предпринимал. Затем его взгляд опустился на бадью, все еще стоявшую посреди комнаты. Он подошел и проверил температуру на ощупь. Шинейд знала, что вода все еще была теплой. По крайней мере когда она сама принимала ванну, а было это совсем недавно, вода казалась обжигающей.

Вероятно, ее температура удовлетворила Блейка, и он начал раздеваться. Шинейд подобрала под себя ноги и удобно устроилась в кресле, приготовившись наблюдать. Она совершенно не смущалась. Возможно, ей стоило заволноваться, но Блейк совершенно не обращал на нее внимания и продолжал заниматься своим делом. Первым в сторону полетел плед. Девушка скрыла улыбку, когда Блейк наморщил нос, отодвигая в сторону одеяние.

Дункан с увлечением рассказывал Шинейд, что Блейк слышал и определенно поверил сплетне о том, что все шотландцы одеваются в цвета клана. Он предложил их отцу замечательный золотой дуплет и штаны в обмен на плед. Они все хорошо посмеялись над этим, так как это не могло быть правдой. Все кланы дружили между собой и в то же время враждовали. Только глупец мог расхаживать по округе, одетый в цвета, кричавшие о твоей лояльности. Или тот, кто хотел быстро умереть. Если их клану случалось одеваться в одни и те же цвета, то только потому, что Кэйлину Куминсу попались именно эти краски. Обычно он окрашивал материю в один и тот же рисунок до тех пор, пока у него не заканчивалась эта палитра. Затем он создавал другую расцветку для следующей груды материи. Но это не делало раскраску цветами их клана.

Когда-нибудь она расскажет ему об этом. Не хотелось иметь мужа, который не обращал внимания на подобные вещи и позволял выставлять себя дураком.

Она забыла обо всем этом, когда Блейк снял сорочку. Он был великолепен, его мускулистая фигура притягивала взгляд. Хотелось смотреть еще и еще. Это доставляло непередаваемое удовольствие. Кроме… одной детали. Девушка старалась не замечать того, что было у Блейка между ног, чтобы не думать о том, что произойдет позже, — о боли и крови, о которых предупреждала ее леди Уайлдвуд. Но Шинейд не хотела вспоминать об этом сейчас. Так что она стала смотреть на его грудь, плечи и руки… У Блейка была прекрасная грудь, которую страстно хотелось потрогать.

Стук в дверь заставил Шинейд отвлечься от своих мыслей, она встала из кресла и направилась к двери. Это, должно быть, прислуга с виски, которое она заказывала. Но это было не виски. Это было вино.

— Желаете что-нибудь еще? — спросила Жанна.

— Нет, спасибо. — Шинейд улыбнулась и закрыла дверь. Она повернулась в тот самый момент, когда Блейк приготовился опустить одну ногу в бадью, и зачарованно уставилась на его спину.

— Можно и мне стаканчик?

Голос Блейка вывел ее из задумчивости. Она поставила поднос с кружками и вином на ящик и, налив немного себе и ему, подошла к бадье.

Это позволило рассмотреть его грудь вблизи, и девушке пришлось прикусить язык, чтобы не присвистнуть от подобного зрелища. Если бы не все остальное, то у нее был замечательный муж, на которого приятно смотреть долгие годы.

— Спасибо, — поблагодарил Блейк, когда она передала ему вино. — Не потрешь мне спину?

Шинейд заколебалась. Ее первым порывом было послать его к черту — она ему не прислужница. Но затем подумала, что у нее будет возможность прикоснуться к этим великолепным мышцам, и опустилась на колени позади лохани. Поставив свое вино рядом, она взяла кусок ткани, используемый для мытья, и, намылив его, замерла в нерешительности. Это было цветочное мыло, которое леди Уайлдвуд принесла для Шинейд. Он будет пахнуть, как летний сад. Девушка развеселилась и продолжила намыливать ткань. Другого мыла все равно не было. Кроме того, этот запах все же лучше, чем та вонь, которая исходила от пледа ее отца.

Отложив мыло в сторону, она рассматривала спину Блейка. Затем схватила вино и выпила все до дна, прежде чем приступить к выполнению своей задачи. Его спина была твердой и в то же время мягкой. Шинейд провела тканью по коже Блейка, затем еще раз, затем отбросила ткань и стала намыливать и массировать его руками.

— Мм, как приятно.

Звук его голоса испугал ее. Она почти забыла, что он здесь. Ну, не совсем, но…

— А как насчет груди?

Шинейд замерла. Ее взгляд остановился на затылке Блейка. Его грудь? Она представила, как ее пальцы бегают по мускулам мужа, и, потянувшись через плечо Блейка, выхватила вино из его рук.

— Эй! — Блейк оглянулся и рассмеялся. — Жажда замучила? — поддразнил он, и девушка нахмурилась под его понимающим взглядом.

— Однажды мне вырвали зуб, — проворчала она, отставляя пустой стакан и отодвигаясь от бадьи с водой. Теперь она уже не могла дотянуться до его груди.

— Да? — спросил он, его недоумение было очевидным. — Я не могу проследить связи.

Шинейд взяла ткань и начала ее намыливать.

— Это было неприятно и больно, но не так неприятно и больно, как могло бы быть, если бы я не выпила перед этим бутыль виски.

— И ты сравниваешь то, что должно произойти сегодня, с вырыванием зуба? — оскорбился Блейк.

— Леди Уайлдвуд рассказала мне о том, что должно произойти.

Блейк продолжал молчать все то время, пока она убирала мыло и намыливала его грудь. Шинейд чувствовала его взгляд на себе, ощущала, что хочет что-то сказать, и не удивилась, когда он наконец произнес:

— Шинейд, это не совсем то… Это я цветами пахну? Шинейд посмотрела ему в лицо и рассмеялась, когда он схватил ее руку и кусок ткани и поднес к своему носу, втягивая аромат.

— Великий Боже, ты хочешь заставить меня пахнуть, как женщина.

Девушка продолжала смеяться. Он выглядел таким расстроенным!

— Слишком поздно, ты уже пахнешь. — Она выдернула руку, чтобы продолжить мытье, но Блейк тут же схватил ее вновь, пытаясь остановить.

— Ну-ка заканчивай с этим мылом.

— Нет. Мне кажется, что ты пахнешь так мило, — дразнила она его, выхватывая ткань свободной рукой и начиная снова его намыливать.

— Ведьма, — прошептал Блейк, хватая вторую руку, но упустил первую.

— Ах, я ведьма? — Шинейд продолжала смеяться над его кислой физиономией. Свободной правой рукой она вырвала ткань и продолжила его намыливать. Блейк тут же попытался схватить ее руку, но Шинейд, смеясь, спрятала ее за спину.

— Отдай мне тряпку. — Он отпустил ее левую кисть и потянулся обеими руками ей за спину, пытаясь схватить кусок ткани. Это была большая ошибка. Схватив с пола, где она его оставила, кусок мыла, Шинейд стала намыливать им его грудь, пока он пытался забрать у нее намыленную ткань.

Блейк издал возмущенный крик и вцепился в мыло. Девушка тут же принялась тереть пахнущей цветами тканью его плечи, грудь и все, до чего могла добраться. Она забавлялась до тех пор, пока Блейк не схватил и эту руку. Началась довольно необычная борьба. Он держал Шинейд за оба запястья, не давая себя намыливать. Ей пришлось опуститься на колени и прижаться животом к бадье, тогда как грудь ее прижалась к коже Блейка. Он пытался завести ее руки за голову, но Шинейд понимала, что он хочет удержать оба ее запястья, чтобы свободной рукой забрать ее скользкое оружие. К сожалению, он был сильнее. Когда она поняла, что битва почти проиграна, Шинейд дернулась от него и выпустила намыленную ткань, предпочитая, чтобы она просто упала, лишь бы не досталась Блейку.

Она надеялась, что таким образом сможет спасти мыло. По крайней мере у нее получится, если Блейк освободит ее от своей сильной хватки. Но когда оба посмотрели вниз, чтобы выяснить, куда упала ткань, то замерли, увидев, что она стоит на поверхности воды, словно палатка.

Брови Шинейд взлетели вверх. Казалось, что не только она наслаждалась забавной игрой. Хотя девушка никак не могла понять, что так возбудило Блейка. Или могла? Проследив направление его взгляда, она увидела свою намокшую сорочку, облепившую грудь — она просвечивала сквозь ткань, и напряженные соски выдавали состояние Шинейд.

Это было интересно. Такого она точно не ожидала. Борьба, настоящая или игривая, никогда не вызывала у нее подобного эффекта.

Она почти против воли посмотрела в лицо Блейка, и он, словно ожидая этого момента, прижался своими губами к ее рту. Шинейд попыталась было вырваться, но он воспользовался своим преимуществом и только крепче сжал ее талию, передвигая свои руки: одной скользнул ей на спину, а другой обнял за ноги.

Шинейд не привыкла к столь вольной манере обращения. Обычно она все держала под контролем. И сейчас пыталась. Никто, кроме Блейка, никогда не целовал Шинейд. Один мальчик попытался в далеком детстве, но она оттолкнула его и сделала из паренька отбивную. И это лишь за невинный клевок в щечку. Ей встречались и другие целующиеся, но обычно она просто отводила глаза, видя такие парочки. Шинейд даже не представляла, что в этой игре язык принимает столь активное участие.

Она не боролась, это было так интересно, все эти поцелуи. Его язык двигался вокруг ее языка и проносился по ее рту, словно в поисках гнилых зубов, что, по ее непроверенному мнению, должно быть отвратительно. Но все, что касалось его вкуса и ощущений и того, что он делал, было довольно приятно. Его рот двигался по ее рту, его язык скользил вокруг ее языка, его грудь прижалась к ее груди, и Шинейд испытывала странное напряжение и желание выгнуться дугой.

Когда рука Блейка пробралась между ними и накрыла ее грудь, вырвавшийся стон так удивил ее, что девушка отпрянула от этого прикосновения. Блейк тут же схватил Шинейд за волосы и притянул ее голову обратно. Его губы заскользили вниз по ее шее. И снова у нее вырвался стон. Она стиснула его руку, лежавшую на ее груди. Ей хотелось, чтобы он сжал ее. Ей нравилось все, что он делал, но хотелось большего.

Блейк издал грубый смешок, получив ее одобрение, и, вместо того чтобы выполнить ее желание, втащил Шинейд в бадью, посадил боком к себе на колени, прямо в воду. Она не закричала, как маленькая девчонка, и даже не заметалась. Напротив, она запустила руку в золотые волосы Блейка и притянула его лицо почти вплотную к своему. Он тут же удовлетворил ее желание, возобновив поцелуй. Шинейд, возможно, схватила бы его руку и притянула к своей груди, но он опередил ее. Коснувшись этих восхитительно тугих полушарий, он нежно сжал одно из них, а затем сосредоточился на маленькой круглой и возбужденной вершинке, пощипывая ее через мокрую ткань платья и катая между пальцами.

Шинейд выдохнула от удовольствия, и он поймал ее дыхание своим ртом. Она даже не заметила, когда прервался поцелуй и его губы прошлись по ее щеке, до самого уха. Только понимала, что страстно изгибается и поворачивается, и крутится между его ног, пока он исследовал ее ухо, ее шею, а затем его язык достиг ее ключицы.

Когда он втянул в себя маленькую кругленькую маковку ее груди, которую до этого гладил, она вскочила, но тут же опустилась снова и, простонав, за волосы притянула его голову обратно, желая испытать все виды необычайных ощущений, пронизывавших ее тело.

Великий Боже, это потрясающе! Почему никто не сказал ей об этом? Это должно быть еще лучше без мокрой одежды между ними. Но так как она была новичком в этой области, то пусть пока ее рот останется на замке. Кроме того, Блейк ее отвлекал. Своим ртом отвлекал и руками, творившими такие восхитительные вещи. Одна рука обнимала ее за спину, удерживая на месте, а другая, которая раньше ласкала ее грудь, опустилась на живот и ниже, на бедро, а по бедру — на внешнюю часть ноги и перешла на внутреннюю.

Шинейд никогда не думала, что эта часть ее тела может быть столь чувствительной. Кожа, которая обычно просто обтягивала ее мышцы, внезапно ожила, заставляя ее тело едва ли не подпрыгивать, когда он прикасался к этому месту. Разведя ноги в сторону, чтобы ему было удобнее, Шинейд повернула голову и прижалась губами к его плечу, пока его пальцы творили волшебство с крохотным средоточием всех ее ощущений. Девушка все больше возбуждалась от его прикосновений. Она оказалась в очень затруднительном положении: с одной стороны, желая, чтобы он остановился, потому что чувство неудовлетворенности возрастало со страшной силой, а с другой — желая, чтобы он не останавливался никогда, потому что эти ощущения были неподражаемы. В конце концов, она просто не могла понять, чего же, черт подери, хочет.

Хотя Блейк, казалось, понимал. Первый раз в жизни девушка утратила контроль над собой и позволила ему делать все, что вздумается. Пока в один прекрасный момент он не остановился и не убрал свой рот с ее груди.

— Что? — выдохнула она.

Блейк только усмехнулся, глядя на ее нахмуренные брови. Он уже поднял ее на руки и выносил из лохани с водой. Шинейд закинула свои руки ему на шею и затаила дыхание. Она была крупной женщиной, высокой, с крепкими мускулами, и не каждый мужчина смог бы поднять ее столь легко. У Блейка не возникло с этим никаких проблем, но она все равно держалась за его шею, пока он нес ее через комнату.

Усадив на постель, он принялся снимать с нее мокрое платье, а затем легонько толкнул, уронив на кровать.

Шинейд приподнялась, чтобы передвинуться и освободить ему место, но далеко отползти ей не удалось. Он схватил ее за лодыжку и вернул на место, забираясь на кровать.

— Лежи, — приказал он. Шинейд тут же нахмурилась. Это напоминало команду, которую дают собаке.

— Не думай, что можешь командовать мной только потому, что ты мой муж, — жестко сказала она. — Я своего отца не сильно-то слушалась и сомневаюсь, что буду более послушна заносчивому англичанину… айи-и-и! — Шинейд пораженно замерла, когда он дернул ее за лодыжки, разведя ноги в разные стороны, и коснулся ртом того местечка, с которым до этого играли его пальцы. Она даже не смогла сесть, потому что Блейк одновременно принялся ласкать ее грудь, снова опрокинув девушку на постель.

Шинейд была абсолютно шокирована. Она снова попыталась сесть, но ее тело ей не повиновалось. Ее бедра начали приподниматься без всякого ее на то желания. Как можно сесть, если твои бедра в таком положении? К тому же Шинейд было уже не до этого. Ей хотелось ухватиться за что-нибудь и сдавить, сжать… Его спина вполне могла подойти, но она была за пределами ее досягаемости, как и все его потрясающее тело. Пальцы Шинейд вцепились в простыню с обеих сторон, пока муж колдовал над ее телом.

Шинейд потеряла не только способность думать, но и контролировать свои действия. Она понимала, что стонет, часто дышит и издает грубые звуки, но была не в состоянии остановить их, как ни пыталась. Все ее силы сосредоточились на возбуждении и напряжении, рождавшихся где-то внутри. Ее тело корчилось и выгибалось, пока его губы и язык творили свою магию. Все ее мышцы напрягались все сильнее и сильнее. Когда ей показалось, что она больше не выдержит, девушка попыталась сдвинуть свои ноги вместе, заставив его остановиться. Но Блейк просто не дал ей этого сделать. Он удержал ее бедра в столь удобной для себя позиции и продолжил свое занятие, так что Шинейд оставалось лишь всхлипывать от отчаяния.

Она не понимала, что именно он делает, не знала почему, не знала, что он собирается делать дальше. Шинейд никогда не чувствовала себя столь беспомощной и никогда не испытывала подобного наслаждения, переходящего в боль. Ее голова металась из стороны в сторону, и она могла слышать собственные стоны. И в какой-то момент Шинейд почувствовала что-то, входящее в нее. Но она не знала, что это, потому что Блейк не был в той позиции, о которой ей рассказывала леди Уайлдвуд. Но все это было не важно. Единственное, о чем она беспокоилась, — это внезапно увеличившиеся напряжение и наслаждение, которые он ей доставлял. Когда Шинейд казалось, что еще немного, и она потеряет сознание, напряжение взорвалось внутри ее, посылая волны дрожи во все стороны, и она закричала от невыносимого удовольствия. Ее ногти с такой силой вцепились в постельное белье, что оно чудом не порвалось.

Она заметила, что Блейк выпрямился, но это отложилось где-то на грани ее сознания. И то, что он лег на нее сверху, и то, что ее руки поднялись, чтобы удержать его в этом положении, и даже то, что ее рот приоткрылся, требуя поцелуя, который он ей и подарил. Затем он вошел в нее, и стройное красивое тело выгнулось под ним, словно лук, и испуганный крик слетел с ее губ.

Глава 12

Блейк заставил себя остановиться. Он думал, что девственную преграду лучше всего прорывать быстро, пока Шинейд так расслаблена после полученного наслаждения. Но этот крик, сорвавшийся с ее губ, заставил его задуматься, не совершил ли он ошибку. Сейчас он наслаждался ее теплой, влажной глубиной, и его тело стремилось к движению. Вместо этого он прислушивался. Какая это была невыполнимая задача! Она была такая тугая и горячая вокруг него, сжимала его так, что ему хотелось…

— Ты как? — спросил он затаив дыхание.

Шинейд сделала вид, что удивлена его вопросом.

— А почему ты спрашиваешь?

— Ты кричала, — ответил он.

Девушка под ним пожала плечами.

— Я после слов леди Уайлдвуд ожидала почувствовать сильную боль.

Блейк напрягся.

— Хочешь сказать, что боли не было?

— Не более чем от щипка.

Блейк, прищурившись, посмотрел на жену, не зная, верить ей или нет.

— А сейчас тебе больно?

Она поерзала под ним и выгнулась, прежде чем покачать головой:

— Нет.

— Спасибо, Господи. — Блейк дышал с трудом.

Немного отодвинувшись, он снова погрузился в ее лоно, заставив и ее задышать тяжелее.

— А сейчас?

— Что сейчас? — прошептала Шинейд, закидывая руки ему на спину и привлекая его к себе.

— Ты испытываешь какие-либо болезненные ощущения или я могу продолжать? — Блейк не хотел, чтобы его голос звучал зло, но это был предел его самоконтроля. Она действовала на него так, что ему ужасно хотелось…

— Нет никакой боли, просто немного необычно.

— Необычно? — переспросил Блейк. — Что значит «необычно»?

— Необычно и есть необычно. Это все для меня необычно, — объяснила она, а затем поняла, о чем он спрашивает. — Так есть что-то еще?

Блейк закрыл глаза и попросил у Бога терпения.

— Да, жена, есть и продолжение.

— Леди Уайлдвуд не предупреждала меня об этом, — проворчала Шинейд, затем пожала плечами и покрутила бедрами, раздвигая ноги еще шире. — Знаешь, а мне кажется, что эта штука немного выходит.

— Шинейд… — прошипел Блейк сквозь стиснутые зубы.

— А?

— Я не могу больше сдерживаться. Молю, скажи, что я могу продолжать.

— Сдерживаться от чего? — спросила она. Но что-то в выражении его лица заставило ее забеспокоиться, что он не настроен на беседу, и Шинейд выпалила: — Давай продолжай!

Со вздохом облегчения Блейк вновь погрузился в ее лоно.


Сначала Шинейд лежала неподвижно. Мышцы ее ног и всего тела все еще дрожали от того, что он заставил ее испытать ранее. В течение первых нескольких толчков она не могла уловить смысла его движений. Затем Блейк изменил положение и ритм. Заметив нараставшее в ней возбуждение и отклик своего тела, она запустила пальцы в эти красивые волосы и притянула его голову ниже, желая получить поцелуй. И он дал ей его, прижавшись к ее губам и пронзая ее рот своим языком, пока сам пронзал ее тело.

Шинейд агрессивно ответила на поцелуй, сплетаясь с его языком. Оставив одну руку в его волосах, она вцепилась пальцами другой руки в его лопатку, принуждая двигаться быстрее. Она никогда не испытывала ничего подобного. Теперь Шинейд понимала, что означали все эти стоны. И никакого отношения к боли они не имели. Великий Боже, это было лучше, чем скакать на лошади между деревьями так быстро, как только возможно. И это было лучше, чем плавать обнаженной в холодной воде озера жарким летним днем. Это было… было даже лучше, чем сражение.

Это была ее последняя связная мысль. Затем она оказалась во власти всепобеждающих волн наслаждения, проходящих через ее тело одна за одной, до тех пор пока не закричала. Ее мускулы стиснули его, заставляя оставаться на месте. Она едва расслышала его вопль, вторивший ее крику, а затем он рухнул на нее, и они лежали вместе, дрожа и переводя дыхание. Спустя какое-то время Блейк низко застонал и, скатившись с Шинейд, лег на спину, просунул под нее руку и, перевернув на бок, уложил черноволосую голову себе на плечо.

Шинейд не протестовала, сочтя его своевольную манеру поведения приятной. Они лежали так недолго, когда Шинейд приподнялась, посмотрела на его закрытые глаза и спросила:

— А можно все это повторить еще раз?

Блейк открыл глаза, поморгал и потрясенно уставился на свою жену. Затем усмехнулся и положил ее голову обратно себе на плечо.

— Подожди, дай мне возможность прийти в себя.


Шинейд проснулась с восходом солнца. Она всегда просыпалась в это время. Но сейчас в глаза ей словно песка насыпали. Уставившись в окно, девушка нахмурилась солнечным лучам. Она была совершенно измучена и никак не могла понять почему, пока ее внимание не привлек звук, раздавшийся сбоку от нее.

В ее постели спал мужчина. И не просто мужчина, а Блейк Шеруэлл, ее муж. Он лежал на животе, повернув к ней голову. Она посмотрела на его золотистые волосы и красивое расслабленное лицо и почувствовала боль в груди. Ей хотелось зарыться пальцами в эти золотистые пряди, разгладить его лоб, сморщившийся от снившихся неприятностей. Затем спуститься ниже, на его прямой нос, легко пройтись по губам, которые дарили ей столько наслаждения.

А еще она очень, очень хотела поискать его ягодицы.

Шинейд усмехнулась своим мыслям. Его ягодицы восхитили ее с первого же взгляда. Они были такими округлыми и притягательными. Она умирала от желания узнать, твердые они или мягкие. Все другие части его тела были жесткими, как камень. Кроме его губ, которые, как она уже знала, становятся удивительно нежными, когда он ее целует. Но ей очень хотелось знать, каково его седалище на ощупь.

Шинейд бы очень смутило, узнай кто-нибудь об этой ее внезапной страсти к мужским ягодицам. Но так как никто не знал, а он теперь был ее мужем, и раз уж он лежал на груди, выставив наружу такую восхитительную часть своего тела, которая просто умоляла к ней прикоснуться…

Шинейд села и осторожно потянула простыню, прикрывавшую его обнаженное тело, пока ее взгляду не предстали два округлых шара. Быстро посмотрев на лицо мужа, чтобы убедиться, что ее действия его не разбудили, девушка наклонилась ближе и потянулась к привлекавшей ее поверхности одним пальчиком. Кожа слегка прогнулась от прикосновения. Эта часть тела была не такая твердая, как остальные. Усмехнувшись, она решилась положить всю руку и мягко сжать.

Блей к тут же что-то невнятно пробормотал, перевернулся на спину и предстал перед Шинейд во всей своей нагой красоте. К ее великому изумлению, пока сам Блейк спал, его мужественность бодрствовала. Стоя также прямо, как королевский флаг, этот монстр все еще казался ей большим, но уже не пугал своими размерами. К большому ее удовольствию, Блейк доказал, и не один раз за эту ночь, что она вполне может к этому приноровиться. Ему не понадобилось много времени после первой схватки, чтобы подготовиться ко второй, которая доставила Шинейд еще большее наслаждение. Затем она уснула с улыбкой на лице и через час была разбужена ленивыми ласками и пылкими поцелуями.

Шинейд посмотрела на его лицо, думая, что он мог бы снова удовлетворить все ее желания, если бы проснулся. То, как прямо стоял его меч, предоставляло ей завидные шансы на успех.

Блейк засопел во сне, и Шинейд едва не рассмеялась. Затем ее взгляд снова упал на его стоящий клинок. Они купались в прохладной воде, после того как он разбудил ее в первый раз. Но во второй раз она проснулась в агонии. Ей снилось, что он склонился меж ее ног, доставляя ей удовольствие так, как он делал это в самый первый раз. И только открыв глаза, она поняла, что он и в самом деле стоит на коленях меж ее ног и дарит ей незабываемое наслаждение.

Шинейд не была совсем невежественна в этой области, но никогда не думала, что мужчина может так обращаться с женщиной. Однажды она видела, как служанка стояла на коленях и проделывала подобное с мужчиной. Невозможно не видеть подобных вещей, если ты живешь в замке, где все слуги спят по ночам в общем зале. Шинейд ясно помнила смущение, испытанное ею в тот момент. Она не была до конца уверена в том, что именно делала служанка. Сейчас она понимала, почему мужчины ревут в этот момент, словно коровы во время родов. Наверное, будет интересно разбудить Блейка таким способом. Она однозначно наслаждалась, когда он проделывал с ней подобное. Наверное, он не рассердится, что она прервала его отдых, склоняя его доставить ей немного радости.

Существовала лишь одна проблема. Шинейд не знала, как именно к нему подступиться.

Раньше Шинейд никогда не позволяла недостатку знаний помешать ей совершить что-либо. Придвинувшись ближе, она обдумывала, как же начать. Затем протянула пальчик и осторожно провела от основания могучего стержня до головки. Взгляд метался между объектом действий и его лицом, наблюдая, не изменится ли его выражение. Никаких сдвигов не произошло. Блейк пробормотал что-то во сне и повернул голову. Шинейд поджала губы и, мягко взяв ствол всей рукой, осторожно погладила по всей длине. В этот момент Блейк застонал и повернул голову в другую сторону.

Шинейд заколебалась, но затем наклонилась вперед и стала покрывать его мощный меч легкими поцелуями. Она услышала стон Блейка и заметила, как он пошевелился, но не думала, что он уже проснулся. Мэри, служанка, которую она заметила на коленях, делающую подобное одному из приезжих мужчин, полностью брала его в рот, и голова ее раскачивалась вперед и назад, словно она его облизывала.

Так она и сделала. Взяв его в рот, Шинейд осторожно заскользила губами к его основанию так далеко, как только смогла, а затем вернулась обратно. Это вызвало очередной ответ Блейка. Он громко застонал, его рука схватила ее за волосы, тело напряглось, но она все еще не была уверена, что он проснулся. Шинейд несколько раз опускалась и поднималась своими губами по его длине, но он был так велик, что ей не удавалось опуститься до самого конца. Расстроившись, она обняла рукой его основание, надеясь, что это поможет.

— Шинейд! — зарычал Блейк через несколько мгновений. Его рука, затерявшаяся в ее волосах, стала медленно и осторожно поднимать ее голову, вынуждая девушку остановиться.

Замерев, она взглянула ему в глаза и невинно спросила:

— Я что-то делаю неправильно?

— Нет, ты все делаешь слишком хорошо, — выдохнул он сквозь сжатые зубы.

— Замечательно. — Она снова опустила голову, и Блейк застонал, когда она вернулась к прерванному занятию. Спустя короткое время он снова вцепился в ее волосы. Шинейд вздохнула и подняла на него серьезный взгляд. — Что? Я при этом должна делать еще что-то?

— Нет, но…

— Ну тогда перестань останавливать меня и дай возможность закончить, — приказала девушка, снова опуская голову.

Шинейд сосредоточилась на том, что делала. Меняя скорость и давление, она пыталась выяснить, что действует быстрее, но, проснувшись, мужчина оставался нем, словно камень, а спросить, что ему нравится больше, она не решалась. Заметна была лишь одна реакция: он стал еще тверже и длиннее, если это, конечно, было возможно. И пальцы у него на ногах сжались. Она решила, что это, должно быть, хороший знак. И тут Блейк стал ласкать ее сам.

Шинейд напряглась и сбилась с ритма, когда его руки скользнули по ее бедрам, обвили ногу и оказались как раз у ее женственного средоточия, только сзади. Она попыталась вернуться к своему занятию, но этот невозможный мужчина постоянно ее отвлекал. Не выдержав, она остановилась и посмотрела на него.

— Прекрати, я пытаюсь сделать тебе приятное, — заворчала она.

От ее сердитого взгляда на его губах расплывалась медленная улыбка. Затем он сел и, передвинув руки ей на спину, притянул к себе, опускаясь на постель.

— Эй! — запротестовала Шинейд, отталкиваясь от него и пытаясь подняться. — Я…

Блейк закрыл ей рот поцелуем, впившись в губы и вторгнувшись языком в ее рот. Это было достаточно эффективное средство от разговоров. Она перестала вырываться, явно предпочтя ответить на поцелуй и опустить руки ему на грудь, а затем ухватить его за волосы.

Блейк потрясающе целовался. По крайней мере ей так казалось, потому что сравнивать было не с кем. Но со сравнением или нет, он наверняка мастер всех этих чувственных утех. Судя по тому, что она слышала, практики у него было более чем достаточно. И за это можно быть благодарной. Разве не она пожинает теперь плоды?

Девушка издала протестующий стон, когда Блейк прервал поцелуй, но удовлетворенно вздохнула, когда его губы пробежали по ее лицу. Она ощущала себя кошкой, которую ласкает хозяин, крутя и поворачивая лицо, пока он не схватил ее за волосы и не повернул так, чтобы удобнее было исследовать ее ухо.

Шинейд дрожала и учащенно дышала, сидя на нем. Заметив, что его руки не удерживают ее более, она попыталась начать ласкать его сама, но он тут же пресек все ее попытки, снова прижав к своей груди. Она оказалась укрыта его руками, как коконом, пока он подталкивал свое жесткое орудие к ее тугой впадине. Шинейд повернула его голову и поймала эти сладкие губы своими. Ее ноги раздвинулись, открывая самое потаенное место, о которое он терся. Ощутив внутри себя долгожданную наполненность, она переместилась наверх и оседлала его, справившись с этим только благодаря его искреннему удивлению.

Покачавшись на нем вперед и назад, Шинейд почувствовала разочарование. Она не ощущала его внутри. А ей так этого хотелось. Передвинувшись, она своей рукой направила его туда, куда хотелаг и опустилась сверху. Легкий вздох сорвался с ее губ от этого счастья. Чувствовать его твердую мужественность внутри своего тела, качаться на волнах этого наслаждения.

Блейк наблюдал за ней, и легкая улыбка блуждала на его губах. Внезапно он сел и, обняв ее за ягодицы, стал сам поднимать и опускать.

— О! — выдохнула Шинейд. Ее ноги обвились вокруг его спины с обоюдного согласия, и тела стали тереться друг о друга, доставляя еще большее удовольствие. Затем Блейк перевернулся вместе с ней и опрокинул девушку на кровать. Опустившись сверху, он снова ворвался в ее лоно, вызвав удивленный вскрик. Шинейд обвила его руками, вцепившись пальцами в его плечи, а затем добралась до его спины и в конце концов вонзила свои ноготочки в его кожу, вынуждая двигаться еще быстрее, ведя их обоих к финалу, пока не раздался ее удовлетворенный крик.

Вероятно, если бы она хоть в малой степени представляла, что именно упускает из-за его несвоевременного приезда, Шинейд могла бы объявить на него охоту и притащить к священнику, угрожая мечом.

По поводу растраченного зря времени они поговорят позже. С другой стороны, она уже решила, что получает только выгоду от его навыков, приобретенных в то время, когда он пренебрегал ею. Наверное, для всего есть свое время, а их время настало именно сейчас. Она решила просто наслаждаться новыми ощущениями и тем фактом, что у нее теперь есть муж, который дарит ей незабываемые ощущения. Наверное, мало умеющий мужчина так не сможет. И именно отец сосватал ее за несравненного Шеруэлла. Но нечего ее отцу знать о том, как она довольна.

Блейк запечатлел на ее губах поцелуй. Неужели он заметил, что ее мысли заблудились где-то далеко? Он перевернул ее на себя, опрокинувшись на спину. И Шинейд решила не думать ни о чем, пока они вдвоем отправляются заново покорять небеса.


Стук в дверь заставил молодую женщину открыть глаза. Скользнув взглядом по пустой постели, она приподнялась на локте и осмотрела такую же пустую комнату. Очевидно, она задремала, а Блейк — нет. Или он тоже задремал, но уже проснулся и успел уйти.

Повторный стук привлек ее внимание.

— Да?

Тут же открылась дверь, и вошла улыбающаяся Жанна.

— Доброе утро, миледи.

— Доброе, — автоматически пробормотала Шинейд.

Она уже собиралась спросить, чего женщина хочет, когда заметила нескольких слуг позади нее. Одни несли пустые ведра, предназначенные для опустошения лохани, в руках у других были ведра, наполненные свежей водой.

— Я не заказывала ванну, — сказала Шинейд.

— Лорд Блейк распорядился, миледи, — ответила Жанна. — И постель распорядился поменять, — добавила женщина, показывая принесенное белье.

Шинейд огляделась. Она была обнажена, как в момент своего рождения. Прикрывала ее только простыня. Остальное белье и мех с постели были разбросаны по полу.

Закрутив простыню вокруг себя, Шинейд слезла с кровати и принялась собирать с пола мех и подушки в поисках нижней простыни. Она знала, что после первой ночи Дункана и Иллианы ее отец, Рольф и епископ пришли к ним в комнату, чтобы убедиться в наличии крови на нижней простыне, удостоверяющей, что невеста оказалась девственницей. Но сейчас она никак не могла ее найти.

— Нижняя простыня пропала, — забеспокоилась она.

— Да, миледи. Лорд Блейк принес ее рано утром вниз, чтобы лорд Ангус и остальные вас не беспокоили.

Шинейд поморщилась. Простыня, должно быть, уже вывешена в общем зале на всеобщее обозрение. Именно так поступили после свадьбы Дункана и Иллианы. Ей хотелось визжать лишь от одной этой идеи, но она только заворчала себе под нос и пошла к бадье, которая уже была наполнена.

Ее не слишком-то интересовала ванна, которую они готовили. Нет, в отличие от ее брата, которого к ванне приучила Иллиана, девушка никогда не избегала возможности помыться, вместо того чтобы пахнуть, словно животное из коровника. Но четыре купания менее чем за два дня — это уже перебор. Тем не менее, когда она встала и начала двигаться, то ощутила липкую влагу между ног, и горячая вода показалась ей ужасно притягательной. Она предвкушала множество ванн в будущем, если Блейк останется таким же полным энергии, как и прошлой ночью.

Об этой способности ее мужа нужно было подумать подробнее. Она нежно улыбнулась своим мыслям. Он повел себя очень рассудительно этой ночью. Леди Уайлдвуд говорила, что некоторым женщинам нравится эта часть брака, а некоторым нет. Некоторые женщины просто ненавидят делить постель с мужчиной, а спустя несколько лет выясняется, что в этом виноват эгоизм их мужей, которые не заботятся об удовольствии жен. Она добавила это к тому, что уже знала или слышала о Блейке Шеруэлле. У Шинейд постельный вопрос не вызвал ни единого затруднения. И леди была права. Ее муж был очень чутким и заботливым мужчиной. Она даже была уверена, что получила удовольствия за эту ночь еще больше, чем он.

— Миледи, мне остаться, чтобы помочь вам принять ванну? — Вопрос Жанны привлек ее внимание к тому, что слуги уже наполнили бадью и удалились из комнаты.

— Нет. Я… — начала было Шинейд.

— Мы сами ей поможем. — В открытую дверь вошла Элдра. Хелен едва не наступала ей на пятки.

— Они сами мне помогут. — Шинейд скинула простыню и шагнула в горячую воду. — Спасибо, Жанна.

— Да, миледи. — Жанна вышла, закрыв за собой дверь. Девушки молча приблизились к бадье, разглядывая Шинейд.

— Ну и? — не выдержала Элдра.

Шинейд вытянула руку и вопросительно на нее уставилась.

— Ну и что?

— Ну и как это было? — раздраженно переспросила ее кузина. — На что это похоже?

Шинейд лишь усмехнулась. Как это было? Боже Иисусе! Элдра рассматривала выражение ее лица, а затем усмехнулась в ответ.

— Было здорово, да?

Шинейд рассмеялась.

— Ты не поверишь.

— Судя по тому, как спутаны твои волосы, такое вполне возможно, — весело заметила Элдра. Шинейд поднесла руку к голове и нахмурилась, ощупав это воронье гнездо. Сначала она смутилась, а затем вспомнила, как ее голова металась по кровати в порыве страсти, и все поняла.

— Позволь я помогу тебе, — предложила Хелен, опускаясь на колени рядом с бадьей. — Давай я помою волосы. Опускай голову в воду.

Шинейд следовала ее инструкциям, а Хелен подняла ковш и принялась за дело. Когда работа над ее волосами замерла, новобрачная открыла глаза и, повернувшись в сторону Хелен, увидела, что девушка снимает головной убор, открывая свои рыжие волосы.

— Он ужасно мешает, — проворчала Хелен, откладывая его в сторону. — Такой жаркий и надоедливый, когда закончу, тогда и надену.

Шинейд ничего не ответила. Только улыбнулась, закрывая глаза и опуская голову, чтобы Хелен могла продолжать.

— Значит, ты не собираешься рассказывать ни о чем особенном?

Повисла пауза, и Шинейд решила, что Элдра предоставляет ей возможность заговорить, если она захочет. Но она предпочла держать язык за зубами. Не было таких слов, которыми можно было бы описать события прошедшей ночи. Она могла рассказать им, что он делал, но пока девушки не испытают это на собственном опыте, они ничего не поймут.

Разочарованно вздохнув, Элдра продолжила:

— В таком случае, я полагаю, нам надо решить, что мы делаем дальше.

Шинейд нежно улыбнулась, и ее мысли тут же вернулись к Блейку. Она думала о том, где он и что они будут делать следующей…

— С Хелен и ее отцом, — сухо добавила Элдра, очевидно, разгадав выражение на лице своей кузины.

Шинейд почувствовала себя пристыженной. Она совершенно забыла про Хелен. Господи Всемогущий! Как могла она забыть об угрозе, нависшей над жизнью молодой женщины и, возможно, ее отца.

— Шинейд, — через какое-то время позвала ее Элдра.

— Да, — тихо промолвила девушка, открывая глаза, чтобы убедить их, что она не уснула. — Я думаю.

— Что ты планируешь дальше? — страстно спросила Хелен.

Шинейд начала было качать головой, но тут же прекратила, когда Хелен стала лить на ее волосы смесь уксуса с настоями трав.

— Я точно не знаю, но вчера решила, что будет лучше рассказать обо всем отцу.

— Твоему отцу? — неуверенно переспросила Хелен.

— Да. — Шинейд открыла глаза и посмотрела на девушку. — Он может дать достойное сопровождение или послать сообщения и твоему отцу, и королю. Мы с Элдрой вполне могли ускользнуть и доставить тебя в Англию, используя потайной ход, но без этого… — Она беспомощно пожала плечами. — Твои шансы возрастут при его поддержке.

— Конечно, — неохотно согласилась англичанка. — А что, если они нападут на людей твоего отца?

Шинейд поджала губы.

— Скорее всего он решит, что безопаснее будет отправить посланников, а тебя оставить в Данбаре.

— О, Шинейд, — выдохнула Хелен, — именно так он поступил с леди Уайлдвуд, и Гринвелд напал на ваш замок. Я не хочу стать причиной еще одной атаки.

—  — Возможно, у него появятся более интересные мысли, — быстро нашлась Шинейд. — Отец прожил много лет и многое повидал. Мне кажется, мы должны рассказать ему всю правду и выслушать его мнение. Если нам не понравится его решение, мы всегда сможем ускользнуть и попытаться справиться своими силами.

— И все равно мне не кажется, что это хорошая мысль.

Все три девушки повернулись к двери, услышав слова леди Уайлдвуд. Мать Иллианы стояла на пороге комнаты и смотрела на Хелен, явно узнав девушку.

— Простите меня за вторжение без стука, — извинилась она, закрывая дверь. — Я случайно услышала ваш разговор.

Она пересекла комнату, все еще не отрывая взгляда от рыжей головки, склонившейся к бадье.

— Леди Хелен Бетанкур. Мне с первого взгляда показалось, что я вас знаю, но ваше одеяние сбило меня с толку.

Шинейд взглянула на Хелен, которая решилась на ответ:

— Леди Уайлдвуд, я тоже сразу вас узнала. Вы были дружны с моей матерью.

— Да. — Леди Маргарет мягко улыбнулась, а затем объяснила Шинейд и Элдре: — Мать Хелен и я были подругами королевы Анны и часто вместе проводили время при дворе.

— О! — проворковала Шинейд, улыбаясь Хелен. — Ты не говорила, что у тебя такие высокопоставленные друзья.

— А у меня их и нет. — Хелен покраснела. — Подругой королевы была моя мать, а теперь обе они на небесах.

— У тебя все еще есть влиятельные друзья, моя милая, — нежно произнесла леди Уайлдвуд. — Король любит тебя так же, как любила королева. — Она вздохнула и посмотрела на Шинейд. — Ты выглядишь просто замечательно, моя дорогая. Я рада видеть, что ты пережила эту ночь.

— Спасибо, — заулыбалась Шинейд.

— Ну а теперь… — Маргарет опустилась в свободное кресло и выжидательно уставилась на девушек. — Почему бы вам не рассказать мне, как Хелен оказалась в вашей компании в отвратительном монашеском одеянии? А затем мы обсудим, как это лучше преподнести мужчинам.

Шинейд криво улыбнулась. Несмотря на ее фразу, это было не предложение, а приказ. Леди Уайлдвуд была женщиной, которая знала, чего хочет, и всегда сама выбирала свою дорогу. Этот раз не стал исключением. Мать Иллианы сидела и молча слушала, пока три молодые женщины по очереди рассказывали историю своего знакомства и совместного путешествия. К тому времени, как они окончили свое повествование, Шинейд успела принять ванну и полностью одеться. Осталось лишь услышать комментарии леди Уайлдвуд.

Маргарет долго молчала. Лицо ее выражало глубокую задумчивость.

— Пойдемте вниз, — сказала она, поднимаясь с кресла.

— Что вы собираетесь делать? — спросила Шинейд, следуя за ней в коридор.

— Не волнуйся, я обо всем позабочусь, — ответила леди. Затем она улыбнулась Шинейд, которая остановилась, чтобы расчесать волосы и красиво уложить их вокруг лица. — Вы знаете, как тяжело жить без матери, не так ли? Обе знаете.

Она быстро взглянула на Элдру, которая решила было запротестовать, но затем передумала. Шинейд полагала, что Джорсал вряд ли могла проявить материнскую заботу, упиваясь своей горечью и злостью. Правда, она не понимала, почему не запротестовала сама, что жизнь оказалась трудной. Она была счастлива, имея то, что у нее было все эти годы, разве нет? У нее было больше свободы, чем у любой другой. И если она видела девушку, наслаждавшуюся крепким материнским объятием или как ее баловали и заботились о ней, то, конечно, начинала завидовать.

— Я позабочусь об этом ради вас, — произнесла леди Уайлдвуд. — Просто доверьтесь мне.

Она развернулась и вышла за дверь. Шинейд неуверенно переглянулась с Элдрой и Хелен, а затем все они последовали за матерью Иллианы.

Глава 13

— Значит, решено, — подвел итог Ангус Данбар. — Выезжаем следующим утром. Вы с Шинейд едете в Англию с нами, а затем мы разделяемся, и вы направляетесь в Шеруэлл.

Блейк досадливо поерзал, сидя за столом, но не запротестовал против решения своего тестя. У него не было никакого желания путешествовать с лордом Рольфом, епископом, леди Уайлдвуд, Ангусом, сестрой Хелен и королевскими воинами, как и с той маленькой армией, которую Ангус брал с собой в Англию. Но у него не было причин отказываться. Кроме одной: ему не хотелось выставлять на всеобщее обозрение свою интимную жизнь.

Он ухмыльнулся своим мыслям. К его большому удивлению, ему понравилось быть женатым. Если не принимать во внимание некрасивое начало, они с Шинейд идеально подходили друг другу. Он все еще не мог прийти в себя от того, что она не устроила целого сражения, когда было объявлено, что свадьба назначена через час. Он сомневался, что она согласится, когда леди Уайлдвуд подошла к нему и сказала, что все будет хорошо. Он не мог себе представить, что эта женщина сказала его невесте, но что бы это ни было, оно сработало. Шинейд была молчалива и услужлива всю церемонию.

Блейк обнаружил, что его жена может быть не только твердой и холодной, как сталь, но и удивительно мягкой и ранимой. Говоря по правде, она очаровывала невероятным количеством противоречий. Так же неудержима она была и в постели, как он успел заметить. Это давало ему надежду, что брак может быть совсем не так плох, как он боялся. Он уже наслаждался им.

К сожалению, даже ее несдержанности будет недостаточно, если в нескольких футах будет храпеть ее папаша.

— После того как вы с Шинейд отправитесь в Шеруэлл, мы продолжим свой путь ко двору, — удовлетворенно закончил Ангус.

— Пока вам не придется свернуть, чтобы доставить домой сестру Хелен, — напомнил епископ. Блейк не был удивлен, заметив недовольную гримасу на лице своего тестя. Он был совершенно уверен, что у мужчины не было ни малейшего желания принимать на себя обязательство Шинейд, данное сестре Хелен. Но это можно простить, учитывая его желание оставаться с леди Уайлдвуд так долго, как только возможно. Его чувства к этой женщине были очевидны.

— Да, — — раздраженно признал Ангус, — где бы это ни было. Надеюсь, Маргарет… э, леди Маргарет, — поправился он. — Надеюсь, она когда-нибудь приведет сюда сестру, чтобы мы могли доподлинно узнать, где именно находится ее дом. Думаю… — Внезапно он прервался и улыбнулся кому-то за спиной Блейка. — А, вот и они! Спасибо, что привели ее, леди Маргарет. Сестра Хелен, дело в том, что мы планируем свою поездку в Англию, и нам просто необходимо знать, где именно находится ваш дом.

Блейк обернулся и увидел леди Уайлдвуд, которая и в самом деле привела девушек вниз. Не только сестру Хелен, но и Шинейд с Элдрой тоже. Взгляд Блейка остановился на жене, и легкая улыбка появилась на его губах, когда он заметил ее штаны. Сегодня это была другая пара, вылинявшая и потертая. Им определенно было уже несколько лет в отличие от тех, в которых он увидел ее впервые. Они обрисовывали каждый изгиб ее бедер и ног, и у Блейка возникло непреодолимое желание затащить девушку обратно на верхний этаж.

Поездка явно предстояла долгая. К тому моменту, как они достигнут Англии и смогут отделиться от основной группы…

— Вообще-то, милорд, — прервал его размышления голос леди Уайлдвуд, — леди Хелен родом из Бетанкура. И я боюсь, что доставить ее домой в целости и сохранности окажется сложнее, чем вы думали.

До Блейка медленно доходили ее слова. Смущенный взгляд скользнул по монахине, и лишь спустя некоторое время он понял, что девушка выглядит иначе. Ее голову ничто не прикрывало. Длинные рыжие волосы были собраны в пучок на затылке, как обычно делала Шинейд.

— Леди Хелен? — медленно уточнил Рольф.

— Леди Хелен Камерон, урожденная Бетанкур, — произнесла леди Уайлдвуд и опустилась на скамью рядом с Ангусом. Затем дама объяснила, как девушка переоделась в монашеское одеяние перед самым их приходом в аббатство.

Блейк почувствовал удовлетворение, когда Шинейд села рядом с ним за стол. Он с интересом слушал рассказ леди Маргарет и увлеченно следил за сменой эмоций на лице Рольфа по мере продвижения повествования. Гнев, но не потому, что она оказалась не монахиней, а потому, что он попался на эту уловку, как простой мальчишка. Блейк подозревал, что Рольф захочет жениться на маленькой рыжеволосой красавице. Еще во время поездки он заметил покровительственную манеру поведения Рольфа по отношению к ней и то, как тот смотрел на монахиню. Блейк подозревал, что королевский посланник пленен ею, и сочувствовал ему. Но сейчас все изменилось, и у него не вызвали удивления слова Рольфа:

— Значит, ее безопасность ложится на меня. Так как король дружен с Бетанкуром, его явным желанием была бы безопасность леди Хелен…

— А теперь подожди-ка минуту, парень, — перебил его Ангус. — Это моя дочь пообещала доставить ее домой. Так что этот груз возьму на себя я. Как уже упоминалось ранее, это моя ответственность.

— Джентльмены, — быстро вмешалась леди Уайлдвуд. — Мне кажется, вы думаете о том, кто Хелен такая, и совсем забыли о самом важном.

— Это о чем? — Ангус нахмурился.

— Как указала мне Шинейд, сейчас нужно беспокоиться о лорде Ролло. Вряд ли он захочет, чтобы Хелен вернулась к своему отцу и все ему рассказала. Его голова окажется на плахе, если вся эта история выплывет наружу. Он пойдет на все, лишь бы остановить ее. Воины, атаковавшие вас в лесу, проследили ваш путь в Данбар, и в скором времени здесь может оказаться его маленькая армия, если ее еще нет. — Она сделала паузу, чтобы ее слова дошли до их сознания. — Также надо подумать о ее отце. Если Хелен сможет попасть в Южную Англию и добраться до своего отца, то и над ним нависнет опасность.

— Вы правы, — согласился Рольф с беспокойством. — Я пошлю ему сообщение. В любом случае я предупрежу его, чтобы он оставался в Бетанкуре и гнал оттуда любого Камерона, пока мы к нему не присоединимся.

— Мы? — мрачно уточнил Ангус.

— Хелен и я. Большая группа людей может привлечь внимание лорда Ролло. Будет намного лучше, если мы с Хелен незаметно прокрадемся мимо них. Возможно, ее лучше замаскировать под мальчика. Так мы сможем беспрепятственно достичь Бетанкура.

В планы Ангуса использовать Хелен как возможность подольше оставаться рядом с леди Уайлдвуд это не входило. С другой стороны, везти Хелен с большой группой людей, включающей леди Уайлдвуд и епископа, было опасно. Можно, конечно, взять большую часть воинов и смело напасть на клан Камеронов, как сделал Дункан, когда поехал за Шинейд, но после осады Данбара ему не хотелось оставлять свой дом уязвимым.


Внезапный стук в дверь прервал обсуждение, и все обернулись к вошедшему. Узнав гонца, спешившего через зал, Рольф пошел ему навстречу, взял доставленный свиток и, сломав печать, развернул послание.

— Собираясь в аббатство, я отправил королю сообщение, что леди Уайлдвуд находится в Данбаре. Он приказывает мне сопроводить леди ко двору, чтобы обсудить дела величайшей важности.

— Что значит «дела величайшей важности»? — подозрительно поинтересовался Ангус.

— И к чему такая спешка? — спросила мать Иллианы.

— Нет сомнений, что ему уже известно о смерти Гринвелда, — проворчал Рольф. — Новости распространяются с поразительной быстротой.

— И что? — осторожно уточнила леди Уайлдвуд.

— С его смертью вы становитесь госпожой обоих замков — Уайлдвуда и соседствующего Гринвелда, миледи, — пояснил епископ.

— Да. — Рольф раздраженно почесал себе затылок. — А раз Иллиана, ваша единственная наследница, замужем за Дунканом и официально введена в права наследования Данбара, то естественно, что его величество желает срочно увидеть вас замужем. Предпочтительно за человеком, имеющим более одного наследника, который смог бы позаботиться обо всех владениях.

Маргарет в ужасе повернулась к Ангусу. В ответ он одарил ее преданным взглядом. Когда ошеломление прошло, Данбар поднялся и произнес:

— Черта с два он ее выдаст! Я женюсь на Маргарет. И сделаю это прямо сейчас. Епископ, тащи свою Библию.

— Погодите-ка минутку, — запротестовал лорд Рольф. — Вы не можете жениться на леди Уайлдвуд против ее желания.

— А кто сказал, что я против? — тихо произнесла Маргарет. — Я хочу выйти за Ангуса.

— Но я не могу вам этого позволить. Король…

— …не прислал вам указаний их останавливать! — весело перебил его Блейк. Он был уверен, что из этих двоих получится замечательная пара. Его тесть довольно сильно изменился с их первой встречи. И произошло это с помощью леди Маргарет. Они определенно любили друг друга, а эта женщина смягчала его нрав. Данбар даже рассказал Блейку, что хочет наладить отношения со старым графом Шеруэллом.

— Да, но… — начал было Рольф, и Блейк снова перебил его:

— Он вообще не прислал никаких указаний, кроме как доставить леди Уайлдвуд ко двору. Если бы у него были определенные планы по поводу ее свадьбы, он должен был написать об этом. Я не вижу никаких причин, мешающих этому браку. Затем лорд Данбар может взять несколько своих людей и вместе с воинами короля проследить, чтобы его супруга и епископ благополучно попали к королю. В таком случае у вас появится возможность сопроводить леди Хелен в Бетанкур, — лукаво заметил Блейк. — Затем вы возьмете ее отца и сами отправитесь ко двору, где и встретитесь все вместе. — Он помолчал, а затем добавил: — Вообще-то их отъезд может стать для вас неплохим прикрытием. Они медленно покинут Данбар, чтобы Камерон, если он следит за замком, убедился, что леди Хелен среди них нет. А вы в это время выскользнете через потайной ход в комнате Шинейд.

— Это может сработать, — согласился Дункан, высказавший свое мнение первый раз за всю беседу. — Леди Хелен может переодеться мальчиком, как вы и предложили, а я могу взять лошадей и ждать у выхода. Тогда вас никто не заметит.


Шинейд наблюдала, как дорожные сундуки леди Уайлдвуд устанавливали на повозку, и не верила своим глазам. Она не имела ни малейшего представления, что в них можно было положить. Но леди Уайлдвуд настаивала, что при дворе просто невозможно обойтись без всего этого. Леди Данбар, поправила себя молодая женщина. Ее отец женился на Маргарет прошлой ночью. Значит, теперь она приходилась Шинейд мачехой.

— Я рада, что мне не придется ехать вместе с ними, — внезапно раздался голос Элдры. Шинейд была с ней совершенно согласна. Как правило, они не совершали длительных поездок, хотя всегда путешествовали с небольшим войском и никогда с повозками, полными сундуков, которые тормозят продвижение. Хотя отец вряд ли торопился оказаться при английском дворе. Он не сомневался, что их брак не вызовет у короля ничего, кроме возмущения, а значит, и спешить туда нечего. Дункан был его единственным наследником, но он уже получил Данбар, если не по званию, то по ответственности, которая ложилась на его плечи в отсутствие Ангуса.

— Шинейд.

Она оглянулась, увидела приближающегося отца и улыбнулась.

— Мы с леди Маргарет остановимся в Шеруэлле на обратном пути, чтобы посмотреть, как ты устроилась, и рассказать, как все прошло при дворе, — произнес он. Его взгляд переместился на людей, готовящих повозку и лошадей для их отправления. Затем он снова посмотрел на дочь. — Я все еще думаю, что вам было бы лучше поехать с нами, по крайней мере пока мы не достигнем Англии, но этот твой упрямый муженек отказался, так что… — Он пожал плечами, а затем крикнул одному из мужчин, чтобы тот проверил, хорошо ли все привязали.

Шинейд улыбнулась. Они с Блейком будут путешествовать не одни, с ними поедут Элдра и Малыш Джордж. Со свадьбой отца и леди Маргарет все изменилось. Иллиана и Дункан стояли рядом с Шинейд и Блейком во время церемонии венчания, и маленькая красавица заметила, что ее свекор, а вскорости и отчим, выглядел очень красиво в своем новом золотом дуплете. О дыре, полученной во время ранения, Иллиана позаботилась сама.

Бленк поморщился, услышав этот комментарий, и проворчал, что он не может выглядеть плохо в его дуплете. В конце концов, это одеяние обошлось ему в небольшое состояние. Тогда он повернулся, чтобы сказать ей то, что она уже знала. Что он поменялся одеждой с Ангусом, чтобы носить цвета ее клана, пытаясь избежать всевозможных неприятностей, которые ожидали его, пока он таскался за ней по всей Шотландии.

Иллиана оказалась смущена этой новостью, а Дункан расхохотался. Шинейд поджала губы, но затем сжалилась над своим мужем и объяснила ему, что его ввели в заблуждение: у шотландских кланов нет особых цветов. Когда он начал с ней спорить, уверяя, что об этом знает вся Англия, она вздохнула и ответила, что вся Англия ошибается.

Понадобилась не одна фраза, чтобы убедить его, а когда это все же произошло, он стал возмущаться, что остался в дураках, променяв свой новый золотой дуплет на какую-то вонючую фальшивку. Шинейд не могла его осуждать. Иллиана успокоила его, предложив сшить новый дуплет для возвращения домой.

А когда жена Дункана сказала, что ей понадобится минимум два дня, Блейк буквально расцвел на глазах, получив предлог не ехать со всей честной компанией. И Шинейд прекрасно понимала, почему он не хочет путешествовать с остальными. Только не так скоро после свадьбы. Сама мысль о том, что ей придется ночь за ночью лежать рядом с Блейком и не сметь до него дотронуться, боясь кого-нибудь разбудить, приводила ее в ужас.

— Где этот твой муже… О, вот он, — услышала она слова отца.

Оглянувшись, Шинейд увидела приближающегося Блейка. Он подошел так близко, что его грудь касалась ее спины, и девушка испытала сильнейшее искушение прислониться к нему, но сдержала себя. Она еще не привыкла к их изменившимся отношениям. Перестав сражаться и убегать от этого мужчины, она отказалась тешить свою израненную гордость, поддавшись убеждениям леди Маргарет, и выбрала близость с Блейком. Но как вести себя с ним после ночей любви, во все остальное время, она еще не решила.

— Будьте осторожны во время поездки.

Напутственные слова отца привлекли ее внимание.

— Помните, что люди Гринвелда рыщут неподалеку, — продолжал он.

— Думаете, они все еще за мной охотятся? — удивился Блейк. — Ведь Гринвелд мертв.

— Да, — кивнул Ангус. — И кто же, по-твоему, им об этом сообщил?

Блейк ошеломленно на него уставился.

— Вот именно, — закивал Ангус, — никто. Они не рискнут заговорить с шотландцами. И вообще постараются к ним не подходить, чтобы не подвергнуться нападению. Также они не решатся возвратиться к Гринвелду и сказать, что задание не выполнено. Я слышал кое-что об этом ублюдке, он бы с них шкуру заживо содрал. Нет, они не осмелятся вернуться, пока не выполнят свою работу.

— Да, но если они проследили нас обратно до самого Данбара, то, увидев, что Гринвелда у замка нет, поняли…

— Я сомневаюсь, что им это удалось. Они выехали через несколько дней после вас и отправились в аббатство. Если бы Шинейд не сбежала, заставив вас погоняться за ней, то на обратном пути вы угодили бы прямо им в руки. А так они, должно быть, следуют по вашим следам и скоро прибудут сюда.

Блейк молчал, переваривая информацию. Шинейд подозревала, что он пересмотрел свое решение по поводу путешествия с ее отцом, понимая, что может подвергнуться риску нападения, но было уже поздно.

— Так что будьте осторожны, когда покинете Данбар, и смотрите в оба, — закончил Ангус.

Блейк серьезно кивнул.

Удовлетворившись таким ответом, Ангус повернулся к Шинейд и поцеловал ее в щеку.

— Присматривай за ним. Его отец не простит мне, если парень даст себя убить.

Шинейд с трудом удалось спрятать усмешку. И все же, зная, что слова ее отца вызвали раздражение Блейка, она ответила:

— Хорошо, отец.

— Молодец. А теперь найдите леди Хелен и отведите ее в комнату. Мы практически готовы ехать. Дайте нам знать, когда они выйдут. Мы дадим им несколько минут на дорогу по тайному ходу, а затем отправимся в путь.

Кивнув, Шинейд пошла в замок. Блейк и Элдра следовали за ней. Хелен оказалась в общем зале и благодарила Иллиану за приют. Шинейд улыбнулась. Из рыжеволосой женщины вышел очаровательный темноволосый английский мальчик. Они замотали ей грудь, одели в платье лорда Рольфа, перешитое по ее размеру, завязали волосы на затылке и покрыли их сажей из камина. Изменения получились потрясающие!

Хелен обернулась.

— Пора?

— Да.

Кивнув, англичанка последовала за Шинейд на верхний этаж.

Лорд Рольф, Дункан и Малыш Джордж были уже там. Трое мужчин усердно трудились, разбирая стену, блокирующую потайной ход.

— Почему бы вам просто не выломать эту стену, а потом заделать? — спросила Шинейд, когда Блейк стал им помогать.

— Нет. Я еще не решил, оставлять его или закрывать, — объяснил Дункан. — Хочу найти способ блокировать его с той стороны. А пока пусть об этом знает как можно меньше людей. — Он осмотрел всех находящихся в комнате. — Я верю, что вы сможете сохранить это в тайне.

— Да, — ответили они.

— Гринвелд мертв, — сказал Рольф, вытаскивая очередной камень. — Уверены, что тайна ушла вместе с ним и Аллистером? Значит, никто, кроме нас, об этом не знает?

— Джорсал знает, — тихо произнесла Элдра. В комнате повисла тишина, никто не хотел расстраивать девушку еще больше.

— Готово. — Дункан потер бровь, когда последний камень был извлечен.

Шинейд заколебалась, а затем шагнула вперед и нажала на один из камней, ничем не выделявшийся на фоне сплошной стены, которая отошла в сторону, открыв темный проход.

— Вам понадобится фонарь, — произнесла Элдра и выскользнула за дверь, вернувшись через несколько мгновений со светильником из коридора. Передав его в руки лорду Рольфу, она встала рядом со своей кузиной. Хелен подошла к ним, и Шинейд крепко обняла девушку. Она не думала, что сможет вынести это расставание, если англичанка загрустит.

— Спасибо вам, — прошептала девушка, затем обняла Элдру и направилась за лордом Рольфом в темноту.

— Помните, просто идите по проходу. Он выведет вас к выходу. Джеймс будет вас там ждать с лошадьми. Удачи! — крикнул им Дункан, а затем закрыл секретную дверь и тут же приступил к возвращению камней на место.

— А что, если они по какой-нибудь причине вернутся? — нахмурилась Шинейд, думая, что можно было бы заблокировать проход позже.

— Не вернутся, — просто ответил Дункан, когда Блей к и Малыш Джордж стали ему помогать.

После недолгого колебания Шинейд прислонилась к стене, прислушиваясь к каждому звуку за ней. Положив последний камень, Дункан выпрямился, уперся руками в спину и прогнулся.

— Пойду скажу отцу, что они ушли.

Шинейд все еще стояла рядом, прислушиваясь к тому, не вернутся ли Хелен с Рольфом обратно.

— С ними все будет хорошо, — мягко потянул ее к себе Блейк, а затем предложил: — Почему бы нам не пойти во двор и не попрактиковаться?

Шинейд заколебалась, а затем позволила увлечь себя к выходу.

— Пойдем.

Если больше ничего не оставалось, то физическое занятие могло отвлечь от грустных мыслей. Элдра и Малыш Джордж последовали за ними на площадку и начали бой, как и Шинейд с Блейком. Шинейд попыталась быть агрессивной и не дать мужу ее разоружить, но вскоре оказалось, что Блейк и не думал наступать. Он лишь хотел отвлечь ее от беспокойства за Хелен. Поняв это, она стала еще больше думать о девушке и была благодарна Блейку, когда он прекратил ее мучения, предложив пойти чего-нибудь выпить.

Сидя на лавке и болтая с Малышом о том о сем, Блейк понимал, что Шинейд совсем не слышит их. Он поставил кружку на стол и взял ее за руку.

— Пойдем. — Это было все, что он сказал, и потянул за собой в их комнату.

Когда дверь за ними закрылась, Шинейд решила, что он хочет заняться любовью. Но когда муж подвел ее к кровати, то просто лег и притянул девушку к себе.

— Отдыхай.

Шинейд недоуменно уставилась на него. Она начинала привыкать к его самоуверенности и властности. Блейк предпочитал все контролировать. Хотя и не привыкшая подчиняться приказам, в какой-то мере она наслаждалась манерой его поведения. Но данный случай был из тех, которые приводили в замешательство. По правде говоря, она очень устала. Две последние ночи почти не удавалось поспать, и это начинало влиять на нее, как и сегодняшние страхи. Тем не менее девушка чувствовала, что пора взбунтоваться, хотя бы ради собственной гордости.

Шинейд посмотрела на Блейка и нахмурилась, — Блейк лежал на постели не сняв обувь.

— Ты не собираешься раздеться?

— Я слишком устал, — ответил Блейк и неожиданно приоткрыл один глаз. Улыбка приподняла уголок его губ, когда он произнес: — Сделай это сама, жена.

— Разуть тебя? — недоверчиво воскликнула она.

— Да, разуй меня, — приказал он.

Нахмурившись, Шинейд посидела немного, а затем встала и обошла постель. Присев на корточки, она стала снимать с него обувь.

— Что ты делаешь? — удивленно подскочил Блейк.

— Раз уж ты так изнурен, — сухо произнесла девушка, — то я помогаю тебе разуться. У Иллианы случится припадок, если ты испачкаешь обувью ее великолепное белье.

Блейк заколебался, а затем плюхнулся обратно на постель. Сняв первый башмак, Шинейд случайно задела рукой его пятку, что заставило мужа взвиться вверх и вырвать у нее свою ногу. Когда девушка удивленно посмотрела на него, он расслабился и снова лег. Но все же согнул ногу в колене и поставил ее на постель, подальше от ее шаловливых ручек.

Обдумывая его действия, она принялась за второй башмак. В этот раз, стянув его, она обдуманно пробежалась пальцами по его ступне, и снова Блейк выдернул ногу.

— Ты боишься щекотки, — недоверчиво произнесла Шинейд.

— Нет, — начал отрицать Блейк, но в его глазах была такая паника, что и без слов стало бы ясно — он лжет.

— Нет? — переспросила она с усмешкой, которая не предвещала мужу ничего хорошего.

— Шинейд, — предупредил он, но девушка была уже на постели и тянулась к его поджатым ногам. Он пытался ей помешать, но Шинейд оказалась быстрее и успела схватить одну ногу. Она тут же принялась щекотать его пойманную пятку, поражаясь происходящему, когда Блейк начал смеяться и неистово бороться одновременно. Это было все равно что удержать дикого коня. Он брыкался и толкался и просто молотил ногами. Когда это не сработало, Блейк проявил разум и, сев, схватил ее за руки. В итоге началась увлекательная борьба, пока она не оказалась под ним с закинутыми за голову руками.

Задыхаясь, они смотрели друг на друга, пока супруг не впился в ее губы со всей страстью и не началась борьба уже другого характера.


— Шеруэлл!

Шинейд заморгала и села в постели, когда дверь с грохотом распахнулась. Она изумленно уставилась на своего брата. На улице было светло, вероятно, ранний вечер. Они с Блейком уснули после долгого занятия любовью. Должно было случиться что-то из ряда вон выходящее, чтобы брат появился здесь как гром среди ясного неба, таща и подталкивая Малыша Джорджа, словно маленького непослушного щенка.

— Дункан! — Элдра ворвалась в комнату следом за ними. Маленькая блондинка была вся красная и какая-то взъерошенная. А еще она была злее, чем Шинейд доводилось ее видеть. — Отпусти Джорджа! Ты не имеешь никакого права!

— Элдра, закрой рот! — резко оборвал девушку Дункан, стряхнув с себя ее руку. — У меня есть все права. Ты моя кузина, и я за тебя отвечаю. Особенно теперь, когда Аллистера не стало. — Повернувшись к кровати, он закричал: — Черт побери, Шеруэлл! Просыпайся!

— Я и так уже проснулся, — проворчал Блейк, садясь и хмуро рассматривая Дункана. — Что происходит?

— Я скажу тебе, что происходит. Я поймал твоего человека на моей кузине, — жестко произнес Дункан, отпуская Георга, но лишь для того, чтобы толкнуть его к кровати.

Это заявление привело Блейка в замешательство. Он переводил взгляд с Элдры на Малыша, а затем на Шинейд. Элдра была вся пунцовая от смущения и прятала глаза, гигант тоже не отводил взгляда от пола и выглядел довольно расстроенным. Шинейд была единственной, кто встретил его взгляд, но выражение ее лица говорило о том, что она в таком же тупике, как и он сам.

— Дункан… — начала она только для того, чтобы получить отпор.

— Ни слова, Шинейд. Это мужские дела. — Его взгляд вернулся к Блейку. — Одевайся и спускайся вниз. Будем разбираться.

Развернувшись на пятках, Дункан вышел из комнаты, хлопнув дверью.

Оставшиеся в спальне молчали. Затем Блейк отбросил в сторону мех и, схватив сорочку, произнес:

— Лучше бы вам рассказать мне, что произошло.

— Дункан застал нас, — дерзко заявила Элдра. — И распустил руки.

— Гм… — Блейк наклонился, чтобы сделать складки на пледе, но замер, посмотрев после слов блондинки на Шинейд. Его жена не отрывала изумленного взгляда от своей кузины. — Шинейд?

Девушка закрыла рот и посмотрела на мужа. Затем прокашлялась и сказала:

— Они делали… э-э… занимались тем, чем занимались мы, — беспомощно закончила она.

— Спали? — сухо спросил Блейк.

— Нет, тем, чем мы занимались до того, как уснули.

— А-а… — Блейк переключил свое внимание на плед.

— Я женюсь на ней, — жестко произнес Малыш Джордж, когда Блейк закончил одеваться.

— Ты именно этого хочешь? — уточнил Шеруэлл. Малыш Джордж резко кивнул.

— Тогда будет лучше пойти и сказать об этом Дункану, чтобы объяснить ваше поведение, — сказал Блейк и вышел из комнаты.

Шинейд недоверчиво уставилась им вслед. Ни один мужчина даже не подумал спросить Элдру, согласна ли она выйти замуж за этого человека. Им, видимо, не приходит в голову включить женщину в обсуждение ее судьбы.

Отбросив простыню в сторону, девушка выскользнула из постели и начала одеваться.

— Ну и?..

Элдра вздрогнула и уставилась на нее.

— Ну и что?

— Ну и как это было! — весело спросила Шинейд. Это был верный вопрос. Элдра расслабилась и улыбнулась.

— Просто потрясающе! — восторженно ответила Элдра, а затем добавила менее радостно: — Пока нас Дункан не поймал.

Шинейд кивнула.

— И ты согласна выйти за Малыша Джорджа?

Элдра улыбнулась:

— Он уже спросил меня об этом, когда мы… — Она замолчала, а затем продолжила: — И я уже согласилась.

— Хорошо. — Шинейд вздохнула. По крайней мере ей не придется сражаться, чтобы удержать кузину от брака, которого она не хочет. Надев свои сорочку и штаны, она стянула волосы на затылке и вышла в коридор. — Давай спустимся вниз и убедимся, что Дункан не разрушил замок.

С легкой улыбкой на устах Элдра последовала за ней.

Глава 14

— Смотрите не подпустите людей Гринвелда, — сердито напутствовал Дункан.

Шинейд встретилась взглядом с Элдрой, и обе девушки улыбнулись, садясь на лошадей. Дункан все утро сыпал предупреждениями, словно старая курица.

— Не волнуйся, — убеждал его Блейк, беря поводья своего коня у Малыша Джорджа. — Твой отец уже напомнил нам о них.

— Гм. — Дункан нахмурился. Хотя он и согласился на брак Элдры и Малыша Джорджа и послал человека за священником, он все еще сердился на эту парочку. Шинейд полагала, что большая часть злости была для видимости. С каждым днем он все сильнее напоминал отца.

— Может быть, мне послать с вами людей? Просто на всякий случай, — предложил Дункан, но Блейк покачал головой.

— Я вполне смогу справиться с несколькими воинами Гринвелда. С нами все будет в порядке. Я смогу защитить Шинейд.

Молодая женщина удивленно посмотрела на него, услышав эти слова. Она очень сомневалась, что ее брат беспокоился о ней. Она и сама могла о себе позаботиться. Ее взгляд скользнул по лицу Дункана.

— Так же как и я смогу защитить его.

Дункан ухмыльнулся ее словам, а также тому, как Блейк закатил глаза при этом утверждении.

— Ладно, просто смотрите в оба. И сначала езжайте как можно быстрее. И пошлите сообщение, что добирались без происшествий. А также пошлите, если будут неприятности. И Камеронам не попадитесь. Элдра — того же роста и сложения, что и Хелен, и они вполне могут перепутать и напасть по ошибке. И…

— Пока, Дункан, — весело сказала Шинейд, поворачивая жеребца к воротам.

Оставив брата на крыльце, Шинейд последовала за Блейком, пересекавшим двор.

Они медленно проехали по мосту и еще медленнее по полю. Шинейд понимала, что супруг хочет показать Камерону, если тот поблизости, что Хелен с ними нет.

Как только они добрались до деревьев, он пустил коня в галоп. Шинейд тут же последовала его примеру, оглядываясь на Элдру и ее мужа, которые ехали сразу за ними.

Она усмехнулась своим мыслям. Казалось странным, что Элдра вышла замуж за этого гиганта, который был правой рукой Блейка. Он такой огромный, и она такая крошечная. Они представляли собой необычную пару, даже когда просто шли рядом. А думать о постельной стороне брака Шинейд вообще не решалась.

Блейк решил проехать в этот день как можно больше, чтобы подальше отъехать от Данбара. Поэтому на ночь они остановились лишь поздно вечером. Воды поблизости не было, но это заботило меньше всего. Все слишком устали. Поев и посетив лесные заросли, Шинейд даже не подумала о плотской близости. Девушке хватило сил лишь на то, чтобы свернуться клубочком около своего мужа, прижавшись спиной к его груди, почувствовать тепло его рук, обнимавших ее, и тут же заснуть.

Следующий день прошел легче. Они были достаточно далеко от Данбара и позволили себе ехать медленнее. Лагерь разбили ранним вечером рядом с живописным водопадом, который обещал замечательное времяпрепровождение. Шинейд с Блейком занимались лагерем, пока Элдра с Малышом Джорджем ходили купаться. Когда столь необычная пара вернулась, Блейк схватил свою жену за руку и, сказав, что они ненадолго, увлек ее в лес.

Страстно желая смыть с себя двухдневную грязь, они бегом помчались к реке и начали раздеваться сразу, как только деревья скрыли их от посторонних взглядов. Шинейд закончила стаскивать штаны, даже не дойдя до берега. Скинув ботинки на прибрежных камнях, она оставила Блейка разбираться с его одеждой и скользнула в воду. Та оказалась просто ледяной, но Шинейд нырнула и, проплыв некоторое расстояние под водой, привыкла к холоду.

Вынырнув около водопада, она встала под струи, не обращая внимания, что вода доходит лишь до талии. Не было ничего важнее этого чуда, падающего на нее сверху. Улыбнувшись, девушка закрыла глаза и просто стояла, наслаждаясь потоком, расслабляющим мышцы плеч и спины.

Что-то задело затылок, и, испугавшись, Шинейд встрепенулась. Это оказалась рука Блейка, которая уже скользила по ее спине. Он не сказал ни слова. Просто встал рядом, привлек ее одной рукой к себе, а другую положил ей на голову и впился в ее губы голодным поцелуем. Последние два дня, которые он к ней не прикасался, казались вечностью, и она с готовностью отдалась этим объятиям, этим поцелуям, которыми он клеймил ее, утверждая свои права.

Сначала он наслаждался лишь ее губами, исследуя их, будто впервые. Затем его руки начали заново узнавать ее тело, следуя по тому пути, который оставляла вода на ее плечах, руках, спине. Шинейд ухватилась за его шею, когда он внезапно прервал поцелуй и склонился к великолепной груди, зажав губами округлую вершинку. У девушки вырвался стон наслаждения, и она выгнулась в стальном кольце его рук.

Блейк приподнял ее и, выйдя из-под потока, прижал спиной к скале. Они оказались словно в грозовом коконе. Водяные струи били вокруг них, создавая легкую дымку, и все казалось мягким и нереальным.

Шинейд скользнула руками по груди своего супруга, наслаждаясь его силой и мужественностью. Затем одна ее рука опустилась к животу Блейка, а затем еще ниже, проверяя степень его возбуждения. Его руки также не оставались на месте. Они двигались по ее телу, гладили, ласкали, поддразнивали, прежде чем добраться до средоточия ее женской сущности. Ее ноги раздвинулись в стороны, потворствуя столь интимным прикосновениям, и Блейк поймал ее стон своим ртом, целующим ее губы.

Когда он поднял одну ее ногу и положил себе на талию, Шинейд закинула вторую, словно обняв его ими. Она дрожала, когда он ворвался в нее. Глаза были закрыты, а собственные стоны заглушал шум воды. Шинейд больше всего на свете любила чувствовать его внутри, ощущать полноту единства с этим красивым, сильным мужчиной, ее мужем. Его поцелуи и ласки становились все требовательнее, а когда он нашел своими губами ее грудь, девушке казалось, что она улетает на луну. Но чувствовать его внутри было еще лучше. Их тела словно сливались в одно целое, и не было ничего прекраснее на всем белом свете.

Шинейд вцепилась в его плечи и легко укусила за ухо. Блейк тут же повернул голову и жадно впился в ее рот своим, не отпуская ее губы, до тех пор пока оба они не дошли до самого пика. Лишь тогда он смог оторваться, чтобы слиться с ней в едином крике.


— Георг сказал, что мы уже в Англии.

— Блейк говорил, что мы пересекли границу вскоре после полудня, — подтвердила Шинейд.

Шел третий день их поездки. И снова они ехали расслабившись. Кажется, Блейк не спешил в Шеруэлл, а Шинейд вообще старалась ни о чем не думать. Она просто наслаждалась путешествием.

Сейчас они остановились на ночлег около реки, и мужчины разбивали лагерь, пока женщины отправились в лес прогуляться. Шинейд была немного разочарована. Она хотела остаться с Блейком наедине, как и прошлой ночью. Ей не скоро удастся забыть их купание под водопадом.

Быстро вернувшись в лагерь, кузины заметили, что лошади укрыты и дрова для огня готовы. Все было сделано быстро. А сами мужчины виднелись у речушки.

— Я тут подумал, как было бы замечательно поджарить на огне кролика, — произнес Малыш Джордж, возвращаясь в лагерь.

— Звучит превосходно, — согласился Блейк, ставя сапоги на бревно и начиная ломать ветки для горящего костра.

Малыш Джордж взглянул на Элдру.

— Поможешь мне с охотой?

Ухмыльнувшись, девушка схватила его за руку и упорхнула в лес со своим мужем. Шинейд наблюдала за ними, в очередной раз удивляясь странности этой пары. А затем села на бревно рядом с обувью Блейка. Ее взгляд скользил по его сапогам, а на лице расплывалась улыбка. Он так и не надел их после воды. Понаблюдав за его беззащитными ступнями, она не смогла сдержать дерзкой усмешки. Ей так нравилось щекотать своего супруга! Ее всегда изумляло, когда человек, который не раз доказал свои силу и лидерство, становился практически парализованным и абсолютно беспомощным, когда она начинала щекотать его пятки. Если бы его враги знали об этой слабости, ее муж мог погибнуть много лет назад.

— Вот и все. — Закончив с дровами, Блейк сел рядом с Шинейд.

Некоторое время они наслаждались тишиной. Затем Блейк заметил, что неподалеку находится Эберхарт, дом его друга Амори. Шинейд слышала это имя раньше. В течение недели, прошедшей с момента венчания, Блейк рассказывал об этом человеке, с которым проводил много времени. Очевидно, они были очень близкими друзьями, может, даже ближе, чем братья.

Больше всего ей понравилась история о том, как король приказал Амори жениться на Эммелин Эберхарт. Считая ее безобразной старой ведьмой, чей муж убил себя, лишь бы не ложиться с ней в постель, Амори совсем не хотел этого брака. Всю дорогу до замка он ехал так медленног что еще немного, и они бы двинулись в обратную сторону. А затем выяснилось, что его невеста — красивая невысокая блондинка, которая стреляет из лука лучше, чем большинство воинов, путешествующих вместе с ним.

Блейк с восторгом рассказывал об обоих своих друзьях, Амори и его жене. Шинейд всегда наслаждалась этими историями. Она заметила, что если слушать внимательно, то можно узнать о ее муже не меньше, чем о тех людях, о которых он говорил. Так что она всегда поощряла его рассказы, как сделала это и сейчас.

Но, очарованная историей, девушка никак не могла забыть о его голых ступнях, все время возвращаясь к ним взглядом. В итоге она начала обдумывать, как лучше приступить к щекотке, чтобы не показать заранее, чего она хочет. Будучи не в состоянии дотянуться до его ног с того места, где сейчас сидела, она не могла просто к ним потянуться. Ее муж сообразит, чего она хочет, и спрячет их под себя или еще что-нибудь придумает. Она охотилась за его ногами каждую ночь в Данбаре. Это стало чем-то вроде игры. После этого они начинали бороться, а заканчивалось все восхитительными занятиями любовью. Она наслаждалась этой игрой и была уверена, что Блейку тоже нравится такая забава. Иначе он не выставлял бы свои голые пятки на ее обозрение столь часто.

Блейк уже закончил рассказывать, когда она сделала свой выпад. У нее так и не нашлось плана, как его обхитрить. Все, что оставалось, так это внезапность. Как она и ожидала, Блейк понял ее намерения и попытался передвинуть ноги в другую сторону. Но Шинейд оказалась проворнее и успела придавить их к земле всем своим весом.

Она заставила его смеяться и метаться насколько секунд. Но, как и всегда, это было все, что ей удалось до того момента, как он схватил ее за талию и откатился вместе с ней от огня. Шинейд отважно продолжала бороться, заливаясь смехом, но не было сомнений, что Блейк сильнее, и вскоре девушка оказалась прижатой к земле его телом.

— Моя дорогая женушка, ты просто злобная ведьма, — сообщил он, смеясь и удерживая ее запястья за головой.

Шинейд притворилась возмущенной подобным оскорблением, но это оказалось еще забавнее.

— Мне кажется, что за тобой надо получше присматривать, — добавил он, а Шинейд так любила его «присматривания».

Какое-то движение привлекло ее внимание, и девушка взглянула в сторону, заметив нескольких мужчин, приближающихся к ним из леса. Почувствовав, как напряглось ее тело, Блейк проследил за взглядом жены и замер. В следующий момент оба вскочили и схватили свои мечи, автоматически встав спиной к спине в кольце окружавших их воинов.

Шинейд обратила внимание, что это были англичане, около дюжины человек. Должно быть, люди Гринвелда. Если так, то весть, что их хозяин мертв, могла бы остановить нападение. К сожалению, у Шинейд не было возможности проверить свою теорию. Она не успела подумать об этом, как двое уже направились к ней, размахивая мечами. Стук металла за спиной оповестил ее, что Блейк тоже атакован. Затем она была слишком занята, чтобы думать о чем-то еще.

Шинейд попыталась последовать совету Блейка и не просто отражать удары, но было очень трудно перейти в нападение, когда вокруг столько врагов. Она никогда не сражалась с таким количеством противников сразу. Ее сил и умения просто не хватит, чтобы не дать себя убить, будь это их целью. Но, очевидно, подобное не входило в их планы. Трое человек нападали на нее, стараясь, скорее, отвлечь от происходящего за спиной, что убедило ее в том, что это люди Гринведда. У них был приказ убить Шеруэлла и не причинить вреда ей. Ведь Аллистер хотел на ней жениться.

Шинейд понимала, что те, кто напал на Блейка, вели себя чрезвычайно агрессивно. Беспокойство за мужа отвлекало, и девушка обрашдла больше внимания на то, что происходит сзади, чем на собственный бой. Она прислушивалась к звукам и пыталась заглянуть через плечо, когда обо что-то запнулась. Потеряв равновесие, Шинейд отступила назад и врезалась в спину Блейка. Это удивило его и тоже заставило потерять равновесие.

В этот момент случилось то, чего она так боялась. Удивленно охнув, Блейк выпрямился за ее спиной. Обернувшись, девушка в ужасе уставилась на свое бедро, испачканное кровью. Его кровью. Либо это было сквозное ранение, либо Шинейд ударила его по другой ране на спине, когда потеряла равновесие, — не важно. Это была его кровь.

Забыв про троих атаковавших ее, Шинейд издала воинственный клич и подобно фурии бросилась на воина, посмевшего всадить свой клинок в ее мужа.

Ответный клич раздался в тишине, когда в лагерь ворвались Малыш Джордж и Элдра. Они врезались на лошадях прямо в центр схватки. Вернувшись посмотреть, что случилось, они тут же бросились за животными. Шинейд хотела расцеловать их обоих, но вместо этого схватила Блейка за руку, помогла ему выпрямиться и подвела к его жеребцу.

Элдра передала ей поводья коней и присоединилась к Малышу Джорджу, кромсая людей Гринвелда обоими мечами и топча их лошадиными копытами. Внезапное появление этой пары спасло их. Шинейд практически втащила Блейка в седло, а затем села сзади. Обхватив его руками, она взяла поводья обоих коней и, всадив пятки в бока лошади, пустила животных в галоп, покидая место стоянки.

Проскакав так некоторое время, она заметила, что Блейк все больше и больше заваливается на нее. Одной рукой Шинейд обнимала мужа и держала поводья его жеребца, а в другой сжимала поводья собственного коня, который бежал в поводу. Скоро ей понадобятся обе руки, чтобы удержать Блейка в седле.

Обернувшись и увидев Элдру и Малыша Джорджа совсем рядом, она окликнула Джорджа, который в ту же минуту подъехал ближе.

— Блейк ранен! — сказала она.

— Да, я знаю, — ответил Малыш Джордж, и в глазах его было беспокойство за своего лорда.

— Очень плохо? — спросила Шинейд, не имея возможности посмотреть самой.

Мрачное выражение на его лице было достаточным ответом, и девушка почти остановила лошадь. Словно прочтя ее мысли, Малыш Джордж покачал головой.

— Они нас догоняют!

— Черт побери. — Новость была хуже некуда. — Нужно отвезти его в безопасное место, чтобы можно было обработать рану.

— Рядом Эберхарт. — Это были слова Блейка. Он слегка повернулся, чтобы она его услышала. Гримаса боли на его лице показала, что лучше бы ему молчать и не вертеться.

— Что он сказал? — переспросил Малыш Джордж, не услышав его за стуком лошадиных копыт.

Шинейд не удивилась. Она сама с трудом расслышала слова мужа.

— Он сказал, что мы недалеко от Эберхарта! — крикнула она. — Мы едем в верном направлении?

— По-моему, менее часа езды, — ответил ее новый родственник.

Шинейд заколебалась, а затем спросила Блейка:

— Как ты думаешь, сможешь выдержать более быстрый темп?

Он лишь кивнул в ответ, даже не пытаясь говорить или поворачиваться. Шинейд нахмурилась. Хотела бы она сама осмотреть его рану, не зная, верить ему или приписать его ответ мужской гордости и упрямству. Мужчины могли быть так глупы в подобных вопросах.

— Держи!

Элдра, подъехав с другой стороны, протягивала ей узкую полосу ткани, оторванную от своего пледа.

— Рана сильно кровоточит, — добавила ее кузина, когда Шинейд выхватила у нее импровизированный бинт. — Если ты его не перевяжешь, мы далеко не уедем.

Шинейд кивнула, а затем задумалась. Она могла только держать поводья и удерживать Блейка. Малыш Джордж разрешил проблему, забрав у нее поводья. Шинейд быстро перетянула талию мужа так туго, как только могла. Услышав его болезненный вскрик, она поморщилась, но не прекратила затягивать рану. Девушка понимала, что причиняет ему боль, ноне могла позволить ему потерять много крови. Шинейд быстро осмотрела дуплет и, заметив, какое количество крови он потерял, ощутила в груди липкий, холодный страх. Понимая, что это лишь малая часть, а спереди ее и того больше, она почувствовала еще и боль.

— Можно ехать быстрее! — выкрикнула Шинейд, забирая поводья коня у Малыша Джорджа и посылая животное вперед с максимальной скоростью. Скачки в ночи были опасны, причем не только для седока. В темноте можно было не заметить какой-либо помехи или животное могло споткнуться или оступиться. Но на этот риск они шли сознательно. Шинейд ждала этого мужчину так долго, что будь она проклята, если позволит Блейку оставить себя вдовой, истекая кровью на ее руках.

Шинейд мчалась с убийственной скоростью, оставляя преследователей далеко позади, но жеребец Блейка был не в состоянии долго поддерживать такой темп. Со временем, возможно, из-за их двойного веса, конь начал замедлять шаг. Элдра со своим мужем тоже придержали своих лошадей. Блейк заваливался на нее все больше и больше, пока ей не пришлось держать его полностью, потеряв возможность оглянуться на преследователей. Их медленно, но верно нагоняли. Когда Шинейд услышала стук копыт позади, она уже решила, что они не успеют добраться до замка. А затем в совершенно черном небе, скрытом деревьями, блеснула луна, освещая ровное, открытое пространство, лежащее перед ними, посреди которого возвышался замок. И они к нему приближались.

Шинейд едва не разрыдалась от облегчения.

Они были на полпути между лесом и замком, когда Шинейд заметила, что стук копыт позади смолкает. Вероятно, их преследователи решили остановиться и прекратить погоню. Все еще беспокоясь за Блейка, она не решалась замедлить бег коня и гнала его вскачь, пока не остановилась перед закрытыми на ночь воротами Эберхарта.

В то время как Малыш Джордж кричал охранникам на стенах, кто именно приехал, и сообщат, что Шеруэлл ранен, Шинейд обернулась и заметила, что последние преследователи исчезли в лесу. К счастью, тот, кто был в охране этой ночью, узнал произнесенное имя и приказал опустить мост. Казалось, что это будет длиться вечно.

Как только путь оказался свободен, Шинейд послала коня вперед, проскакала мост, въехала во двор и остановилась у лестницы, ведущей в замок. В этот самый момент Блейк начал выскальзывать из ее рук, и Шинейд старалась удержать его от падения на землю, когда открылась входная дверь, и мужчина, такой же большой, как и Малыш Джордж, удержал его своим телом. Его длинные черные волосы разметались вокруг головы; из одежды — только штаны. Мужчина определенно выскочил из постели.

Несмотря на это, он выглядел проснувшимся, когда бросился к коню и поддержал Блейка. Моментально оценив ситуацию, мужчина протянул руки и подхватил ее мужа, а затем приказал:

— Отпустите.

Шинейд послушалась без колебаний. Мужчина принял у нее Блейка и аккуратно уложил на землю.

Шинейд спешилась и опустилась рядом с ним на колени. Блейк приоткрыл глаза. Его взгляд скользнул с нее на мужчину, и губы тронула слабая улыбка.

— Амори, — прошептал он тихо. — Думал, что заеду на обратном пути. Познакомься с моей женой.

Шинейд и мужчина взглянули друг на друга, и она не удивилась, заметив на лице Амори беспокойство. Ее лицо выражало то же самое.

— Блейк!

За широкими плечами Амори Шинейд увидела невысокую пышную блондинку, сбегавшую к ним по ступенькам.

— Что случилось? — воскликнула она, подбегая ближе, а затем заметила кровь на дуплете Блейка. Прежде чем кто-либо успел ответить, она развернулась и, подбежав к распахнутой двери, закричала: — Мод!

— Да, миледи? — Служанка выскочила налестницу в тот же момент.

— Мне нужны мои лекарства!

— Да, миледи. — Служанка развернулась и влетела обратно.

Шинейд посмотрела на мужчину, стоящего на коленях напротив нее. Тот лишь усмехнулся.

— Моя жена Эммелин, — объяснил он.

— Она… э-э… у нее прекрасные легкие для такой маленькой женщины, — произнесла Шинейд и поморщилась, когда леди Эммелин доказала ее слова очередным воплем.

— Себет!

— Я здесь, миледи. — Слуга появился на крыльце и начал спускаться по ступеням лишь для того, чтобы тут же помчаться обратно, как только леди Эммелин произнесла:

— Бинты!

— Прикажи им принести все в комнату, которую Блейк занимал в прошлый раз, — распорядился Амори, поднимая Блейка.

Шинейд вскочила на ноги и стремительно бросилась за мужчиной, пока он вносил внутрь ее мужа.

Глава 15

Шинейд наблюдала, как Амори укладывает Блейка на кровать. Она хотела подойти и снять с него дуплет и сорочку, но друг опередил ее. Сказав себе, что он сильнее и лучше справится, Шинейд нетерпеливо ждала, когда одежда отлетит в сторону.

Ее губы плотно сжались, когда она увидела воспаленную дыру с неровными краями, которая доходила до спины. Выглядело ужасно.

— Вот, миледи. — Служанка леди Эммелин, посланная за лекарствами, вбежала в комнату. За ней следовал парень с бинтами.

Эммелин взяла принесенные инструменты и повернулась к кровати.

— Нам понадобится… — сказала Шинейд, а затем поняла, что надо использовать английское слово, — виски. Надо прочистить рану.

Эммелин послала за виски, затем немного подумала и пустила Шинейд к постели. О Блейке должна была заботиться жена, но она была просто не в состоянии. Шинейд ужасно боялась допустить ошибку. Но, рассматривая это как слабость, она расправила плечи и шагнула к кровати.

Девушка обработала сотни ран за годы своей боевой жизни. От маленьких порезов, которые нужно было лишь залить виски и замотать бинтом, до серьезных ранений, как то, которое она наблюдала сейчас. Она справится.

Сортировка мазей, принесенных Мод, заняла не много времени. Найдя нитку, Шинейд принялась вставлять ее в иголку, но, к ее великому стыду, руки так дрожали, что ничего не получалось.

— Эммелин, возможно, тебе следует зашить рану Блейка, — предложил Амори. — Мышцы Шинейд слишком устали, пока она поддерживала его в седле, и ее руки не перестанут дрожать, пока она не отдохнет.

— Можно? — спросила Эммелин.

Шинейд с облегчением передала ей нитку и иголку. Хотя ее руки и устали, поддерживая собственного мужа, но дрожали они не поэтому. Она была в панике. Она боялась за него, такие раны бывали смертельными. А дорога в Эберхарт заняла так много времени. Ему позволили потерять слишком много крови. Он мог не выжить.

Когда принесли виски, Шинейд обильно полила рану со всех сторон. Блейк даже не пошевелился. Хотя, приди он в себя, стонал бы в агонии. Напиток достаточно хорошо очистил рану, недаром его называли пламенем жизни.

Шинейд передала виски Мод, а затем перевела взгляд на дверь, привлеченная мягким всхлипыванием. Там стояла пухленькая белокурая служанка и плакала.

— Кто это? — спросила Шинейд у хозяйки.

Эммелин оглянулась на девушку, нахмурилась и приказала:

— Мод, останься. Остальные пусть подождут в коридоре, на случай если нам понадобится помощь.

В тот же миг все слуги, включая рыдающую блондинку, покинули комнату. Эммелин развернулась обратно и принялась зашивать рану Блейка. На вопрос Шинейд она отвечать не стала.

Когда с этим покончили, Шинейд помогла втереть мазь с обеих сторон раны и забинтовать.

— Все, — произнесла Эммелин.

— Он выживет? — спросил Амори, когда он, Малыш Джордж и Элдра подошли к кровати.

Страшась услышать ответ, Шинейд напряглась в ожидании. Она и сама понимала, сколь малы его шансы, но возможность надеяться была всегда. Блейк потерял слишком много крови, и девушка боялась, что он умрет, прежде чем они смогут остановить кровотечение и зашить рану. Но то, что он все еще был жив, казалось ей хорошим предзнаменованием, увеличивавшим его шансы, как и ее, впрочем, тоже. Каждое проходившее мгновение его жизни улучшало его возможности. Но вдруг она обманывает себя? Что скажет леди Эммелин?

— Он потерял слишком много крови, — произнесла Эммелин. — Но если у него не будет жара или лихорадки, он сможет выжить.

Шинейд громко выдохнула. Возможность заражения даже не приходила ей в голову. Она будет присматривать за ним всю ночь. Если к утру не появится признаков жара, лихорадки может и не быть.

— Точнее можно будет сказать только утром, — добавила Эммелин. Ее мысли бежали по тому же пути, что и у Шинейд.

Амори резко кивнул и посмотрел на прибывших.

— Вы ели?

Малыш Джордж покачал головой.

— Мы с Элдрой только возвращались с кроликом, чтобы приготовить его на ужин. Но, оказавшись в лагере, увидели, что Шинейд и Блейк окружены.

— Сколько было человек? — спросил Амори.

— Кажется, двенадцать.

— Ага, — согласилась Элдра. — Всего двенадцать, но сейчас осталось девять. Блейк расправился с двумя, когда мы прибежали, а Шинейд убила того, который всадил свой меч в Шеруэлла как раз тогда, когда мы привели лошадей.

— Да, — согласился ее муж. — Сейчас осталось девять.

— Кто они такие?

Малыш Джордж открыл было рот, чтобы ответить, но бросил взгляд на Шинейд, словно спрашивая, можно ли ему продолжать. Девушка кивнула, подошла к камину, взяла стул и поставила его рядом с кроватью.

— Возможно, стоит спуститься вниз, чтобы они могли поесть, пока будут все объяснять? — предложила Эммелин, перебивая Георга.

— Конечно, — согласился Амори. — Пойдем, Малыш Джордж. Я хочу услышать обо всем, что произошло с того момента, как вы с Блейком покинули Эберхарт вместе с лордом Рольфом.

Двое мужчин вышли из комнаты, но Элдра и Эммелин заколебались.

— Разве ты не пойдешь вниз и не перекусишь… Шинейд? — спросила Эммелин.

— Нет, я не голодна. — Взгляд Шинейд остановился на лице ее супруга. В ее глазах можно было прочесть все ее страхи, когда она заметила его бледность. Он был почти серый от потери крови. Если он умрет на ее…

— Я пошлю сюда немного еды, на случай если вы передумаете, — прошептала леди Эммелин, а затем обернулась к Элдре. — А вы спуститесь вниз перекусить вместе с вашим мужем?

Взглянув на кузину и заметив ее неуверенность, Шинейд сказала:

— Иди с ней, Элдра, поешь с Малышом Джорджем. Нет нужды сидеть здесь вдвоем. Кроме того, я уверена, что леди Эммелин будет рада услышать новости о своем кузене лорде Рольфе.

— О да, конечно, — согласилась Эммелин, явно довольная предложением.

— Хорошо, — неохотно кивнула Элдра, — но если я тебе понадоблюсь, только крикни.

Шинейд кивнула, а затем снова переключила свое внимание на мужа, пока обе женщины выходили из комнаты. Она смотрела на лицо Блейка так долго, что черты этого лица врезались в ее память. Они не потускнеют даже через пятьдесят лет, если понадобится. Но она очень надеялась, что не понадобится. Она была слишком молода и слишком недолго замужем, чтобы оказаться вдовой.


Шинейд проснулась в своем кресле, сидя с головой, свесившейся на грудь. Когда она попыталась выпрямиться, шею пронзила боль. Очевидно, она спала дольше, чем несколько минут.

Поморщившись, девушка потерла шею рукой и медленно встала, стараясь сдержать стон. За окном занимался рассвет. Она отдернула занавеси еще ночью, обнаружив под ними оконное стекло, которому очень удивилась. Затем открыла окно, надеясь, что свежий воздух поможет ей не заснуть. Это могло показаться глупым, но она ужасно боялась, что стоит ей перестать смотреть на мужа, и у него сразу начнется горячка. Она просидела рядом с ним почти всю ночь, пока изнеможение не взяло верх.

По ее предположению, она спала час или два. Сейчас было раннее утро. Повернувшись к постели, она наклонилась и приложила руку ко лбу Блейка.

— Слава Богу! — обрадовалась она одновременно и тому, что он не был слишком горячим, а значит, не было жара, и тому, что он не был слишком холодным, а значит, Блейк еще жив. Его лицо покрывала такая белизна, что Шинейд вряд ли бы удивилась, умри он за то время, что она спала.

Усевшись в кресло, она неудобно поерзала. Все еще чувствовалась усталость. Теперь, когда пришло утро, а состояние Блейка не ухудшилось, вполне можно немного поспать. То, что он пережил эту ночь, — уже большой шаг.

Встав, девушка напрягла мышцы и прогнулась назад, избавляя тело от боли, скопившейся от долгого сидения в одной позе. Затем вернулась к кровати и осторожно прилегла рядом с Блейком. Устроившись на самом краешке, как можно дальше от него, чтобы не задеть во сне, Шинейд закрыла глаза и погрузилась в сон.


— Ты сидишь в этой комнате уже два дня. — Элдра была настроена решительно, стоя с другой стороны кровати с руками на бедрах и глядя на Шинейд. — А он даже не проснулся, пока ты бодрствовала. Надо же тебе хоть изредка выходить из этой комнаты. — Затем она сменила свою угрожающую позу и начала наступление другого плана. — Просто прерви свой пост.

— Я уже прерывала свой пост. — Шинейд смотрела на лицо Блейка уже в сотый раз с тех пор, как проснулась два часа назад. Он все еще был бледен и ни разу не просыпался. Это ее беспокоило.

— Тогда пойдем со мной во двор и немного позанимаемся, — упрашивала Элдра. — Совсем чуть-чуть. Потом ты сразу же сможешь подняться сюда. А пока за ним присмотрит кто-нибудь из слуг. Они смогут? — спросила она леди Эммелин. Маленькая блондинка, того же роста, что и Элдра, но намного пышнее, немедленно закивала.

— Да. Мод или другая женщина с радостью займут твое место, — ответила их хозяйка.

Шинейд обдумала предложение своей кузины и поняла, что ее все же соблазнили. Она сидела взаперти уже два дня. Слишком долго, если проводить дни у постели своего мужа с единственным желанием, чтобы он наконец проснулся. Чем дольше длился этот сон, тем больше она волновалась. Если Блейк не проснется в ближайшее время и не поест, то она очень боялась, что он так и умрет в этой постели.

— Когда он проснется, надо будет ехать в Шеруэлл. Что, если они снова нападут? Тебе потребуется все твое искусство, чтобы защитить его, — коварно добавила Элдра, за что получила жесткий взгляд своей кузины.

— Амори так и не нашел их? — спросила та, нахмурившись. На следующее утро после их прибытия леди Эммелин сказала, что ее муж вместе с воинами отправился разыскать напавшую на них группу. До сих пор этот вопрос не поднимался, а Шинейд об этом даже не думала. Все ее внимание принадлежало Блейку.

— Нет, — ответила леди Эммелин. — Как сквозь землю провалились. Но Амори уверен, что они еще где-то здесь.

Шинейд нахмурилась этим вестям, а затем неожиданно поднялась.

— Да, я пойду попрактикуюсь с тобой, — решила она. Нужно быть в полной боевой форме, когда они поедут. Нельзя позволить им ранить Блейка снова, когда он очнется. Если он очнется. Если нет… Она выследит этих ублюдков сама и пошлет их к Гринвелду.

— Мод! — громко позвала леди Эммелин, и все три женщины с надеждой взглянули на лицо Блейка, но ее крик даже не заставил его пошевелиться во сне.

Шинейд стиснула зубы, увидев подтверждение того, что он не просто спит. Хотя она и так это знала. Даже пыталась разбудить его несколько раз, накормить похлебкой, но все безуспешно.

Горничная Мод уже ждала в коридоре. Как только дверь открылась, она сразу же вошла.

— Пожалуйста, посиди с лордом Блейком, пока леди Шинейд подышит свежим воздухом, — произнесла леди Эммелин.

Горничная кивнула и подошла к Шинейд, которая заколебалась, но все же поднялась на ноги. Она только и делала, что сидела последние несколько дней, и все ее тело задеревенело. Дав Мод занять ее место, она направилась из комнаты. Но затем остановилась и произнесла:

— Позовите меня, если он проснется.

— Да, миледи, — послушно ответила горничная, садясь в ее кресло.

— Позовите меня при любом изменении, — добавила Шинейд.

— Да, миледи.

— И меня позови… — Элдра схватила Шинейд за руку и потащила к двери. — Тебя не будет не так уж долго. С ним все будет в порядке.

— Конечно, — кивнула Эммелин, выходя следом за ними из комнаты и закрывая дверь, чтобы туда не проник переполох из коридора. — Небольшая прогулка во дворе, немного практики с Эддрой и, возможно, маленький Тюлдник, а затем ты сможешь вернуться.

Шинейд любопытно оглядывалась по сторонам, пока спускалась в общий зал. Она ничего не видела в ночь приезда. Все ее внимание и забота сосредоточились на Блейке. Сейчас она с интересом рассматривала хорошо организованное хозяйство замка с маленькой армией слуг.

— Почему все слуги одеты в черное?

— О, — Эммелин слегка покраснела, — мы в трауре. По крайней мере все еще, или… уже не должны быть, но… — Она замолчала, а затем покачала головой. — Мой муж умер совсем недавно.

Брови Шинейд поползли вверх.

— Я думала, что Амори — ваш муж.

— Да, но я вышла за него замуж сразу после гибели первого мужа. Его величество распорядились относительно нашего брака, чтобы защитить меня от… — Она поморщилась, а затем закончила: — Это долгая история.

— Да, — мягко улыбнулась Шинейд, вспоминая, что Блейк рассказывал ей об этом. — Блейк говорил мне. Я просто забыла ненадолго.

— О, — Эммелин улыбнулась в ответ, — это совсем неинтересная история.

Шинейд фыркнула.

— Ну, когда Блейк мне ее рассказывал, она показалась очень интересной, — возразила она. Там было все: убийства, попытки затащить леди в постель, похищения и побеги. Очень занимательное повествование.

Эммелин покраснела, но затем ее взгляд упал на стол, за которым сидела Ардет, и с ее губ слетел легкий вздох.

— О Боже. Леди Ардет проснулась.

Шинейд посмотрела на хозяйку с удивлением. Женщина явно не радовалась этой самой Ардет.

— Она порядочная сука, — проворчала Элдра под нос так тихо, чтобы услышала только Шинейд. Вопросительно приподняв брови, девушка получила в ответ лишь кивок.

Решив, что надо будет попозже напомнить кузине, чтобы объяснила свои слова и чем эта женщина умудрилась так ее разозлить, Шинейд последовала за Элдрой на тренировочную площадку.

Как, оказывается, хорошо упражняться на свежем воздухе после столь долгого сидения в комнате с человеком, находящимся без сознания. Шинейд оставалась там даже дольше, чем сначала планировала. А когда она шла обратно, леди Эммелин перехватила ее и настояла, что сначала нужно поесть, а затем уже идти на второй этаж. Шинейд сдалась, сказав себе, что это не займет много времени. Она полагала, что нечего слугам Эберхарта лишний раз бегать по лестницам из-за какой-то гостьи. Зачем таскать ей еду наверх, если она вполне может поесть со всеми внизу?

Время еще не дошло до полудня, так что в зале почти никого не было. Но Элдра решила составить ей компанию, а Эммелин присоединилась к девушкам.

Они как раз закончили с едой и тихо беседовали, когда появилась леди Ардет. Стоило Шинейд понять ее намерения, как сразу стало ясно, почему Элдра так ее не любит. Это даже не заняло много времени. Она лишь один раз взглянула на эту леди, на черты ее лица, пышные линии тела, дорогой наряд и головной убор и искусно причесанные светлые волосы. Это была прекрасная женщина. Пока она не открыла рот.

— Я видела, что вы на улице занимались со своими мечами, — произнесла леди Ардет, не тратя времени на вступление.

— Да? — только и сказала Шинейд.

— Это должно быть… интересно для такого утонченного мужчины, как Блейк, иметь в женах такую амазонку. — Ее голос был полон насмешки, а миловидное личико безобразно исказилось, когда презрение коснулось ее губ, а глаза пренебрежительно прошлись по штанам и сорочке Шинейд. — Скажите, ему приходится заменять супружеские обязанности фехтованием, чтобы удовлетворить ваши неженские вкусы?

Шинейд бесшумно встала, зная, что Эммелин бросила на нее короткий взгляд, когда Элдра инстинктивно потянулась за своим sgian dubh. Положив руку на плечо кузины, чтобы удержать ее от глупостей, другой рукой она похлопала леди Эммелин, чтобы отвлечь ее от попытки упрекнуть женщину за ее грубость.

— Блейк не отказывает себе в удовольствии пофехтовать со мной при случае, — невозмутимо ответила она. — Однако, хотя он идеально приспосабливающийся любовник, единственный меч, который он приносит в нашу постель, — это тот, который я не против вставлять в свои ножны… снова и снова… и снова…

Бешенство, смешанное с завистью, которое пробежало по лицу этой женщины, сказало Шинейд, что удар достиг цели. Но она не смогла удержаться, чтобы не повернуть вонзенный нож. Элдра показала ей мужа леди Ардет, пока они были на тренировочной площадке. Это оказался маленький жирный человечек с лицом, как у белки. Первой ее мыслью было, что он из тех людей, которые бьют своих жен и оскорбляют слуг. Она могла биться об заклад, что он точно не был внимательным любовником, в отличие от ее мужа.

— Надеюсь, что вы так же счастливы в своей супружеской постели, как и я, — мило добавила Шинейд. — Я понимаю, как оказалась удачлива и благодарна моему отцу, что он не выдал меня замуж за одного из тех кисло-мордых, бьющих своих жен мужчин, за которых вынуждены выходить некоторые несчастные девушки. Такие мужья обычно берут себе в жены настоящих красавиц, только очень молоденьких, чье время еще не настало и которые в итоге вырастают вздорными и завистливыми в своей горечи.

Голова леди Ардет откинулась назад, словно она сломалась. Затем она выкрикнула:

— Сука!

После этого женщина круто развернулась и выбежала вон.

Щинейд почувствовала себя виноватой. Она ударила по самому больному месту. Страдание и боль, исказившие лицо молодой женщины, были настоящими. Нельзя осуждать ее за горькую судьбу. Шинейд заметила синяк под рукавом красивого платья. Без сомнения, ее жизнь не была приятной.

— Шинейд, я сожалею. Леди Ардет очень неприятная женщина. Я виню в этом ее мужа. Думаю, он…

— Я тоже так думаю, — перебила ее Шинейд. — И не надо за нее извиняться. Это я должна была быть добрее.

— Нет. Ты и так поступила лучше, чем она того заслуживала, — ответила Эммелин. — Возможно, твои слова повлияют на манеру ее поведения в будущем. Она вместе с мужем была при дворе в то же время, что и мы. И мне приходилось наблюдать, как ее злость доводила некоторых леди до слез.

Шинейд лишь кивнула в ответ. Она почувствовала себя легче.

— Наверное, мне стоит подняться наверх.

К ее большому облегчению, Элдра отпустила ее без единого протеста.

Блейк все еще не просыпался. Она не ожидала, что он и правда придет в себя за время ее отсутствия, но все же надеялась. Поблагодарив Мод, девушка заняла свое место, позволив горничной вернуться к своим прямым обязанностям. Оставалось лишь сидеть и смотреть на лицо мужа.

Леди Ардет назвала его утонченным, и он вполне соответствовал этому описанию. Он был умным и красивым и… утонченным. Она вполне могла представить его важно вышагивающим при дворе. У него были хорошие манеры, грация… он, наверное, даже танцевать умеет. У них с ним не было ничего общего.

Шинейд вздохнула. Она бы при дворе выглядела ужасно, еще хуже, чем в аббатстве. Большая и неловкая, она могла что-нибудь уронить или разбить, чем поставила бы Блейка в неловкое положение. В отличие от леди Ардет, которая, без сомнения, знает, как вести себя при дворе. Или Эммелин.

Эта женщина была права по поводу замены супружеских обязанностей фехтованием. Хотя ему вроде нравилось, что она щекотала его и боролась с ним, и Блейк определенно не упускал других возможностей исполнить свои супружеские обязанности. Но другие женщины вряд ли могут быть такими неженственными, чтобы кататься со своим мужем по земле, смеясь и визжа, как малые дети. По крайней мере леди Ардет в подобной роли представить как-то не получалось. А еще Шинейд была уверена, что эта женщина была одной из тех, с которыми Блейк делил постель в прошлом. Она вела себя слишком свободно и самодовольно. Также он наверняка спал с той хорошенькой светленькой служанкой, которая рыдала, увидев его рану. А еще была Эммелин. Шинейд не думала, что они спали вместе, даже была уверена, что не спали. Но говорил он о ней с таким восхищением и… любовью…

Все три женщины были роскошными и определенно женственными. Шинейд же была полной их противоположностью.

Она смотрела на своего мужа, ощущая себя все более несчастной. Она так много копалась в своей душе за последние два дня. Сама мысль, что он может умереть, приводила ее в дикий ужас. Она не могла снова остаться одна… что было достаточно глупо. Никто не может быть одинок в замке, а у Шинейд всегда были Элдра, Дункан, ее отец и даже Аллистер, до тех пор пока он не предал их всех. Но Блейк — это совсем другое. Когда они занимаются любовью, или вместе лежат ночью и разговаривают, или когда они путешествуют — все происходит так, словно они единое целое. Вместе. Даже во время атаки они вскочили одновременно, прислонившись спиной к спине и лицом к врагам.

Где-то в глубине души Шинейд надеялась, что когда-нибудь это единение распространится и на остальные сферы их жизни. Она так далеко зашла в своих рассуждениях, что вынуждена была признать свою влюбленность в собственного мужа. В его честность, его юмор, его силу, его рассудительность. Ей так хотелось, чтобы и он ее любил. Но как можно любить ужасно неловкую, мужеподобную амазонку, которая ничего не знает о том, как быть леди и хорошей женой.

— Господи Боже, — пробормотала Шинейд. Неужели она хочет стать похожей на одну из тех слабых, вечно хныкающих женщин, которых так ненавидит?

Если она хочет добиться любви своего мужа, то должна сделать все, что только возможно. Ничего нельзя поделать со своим ростом или стать пышнотелой блондинкой, которых он предпочитал. Но можно одеваться более женственно, как леди, и научиться тому, что они умеют, чтобы больше походить на них. А если она поставила перед собой задачу, она все сделает для ее выполнения.

Шинейд принялась обдумывать, как лучше выполнить то, что ей нужно. Одежда казалась самой легкой проблемой. Она могла привлечь сюда леди Эммелин. Возможно, хозяйка сможет помочь ей в этой области. Блейк говорил, что после свадьбы с Амори Эммелин заказала много ткани. Хоть бы у нее осталось немного, чтобы можно было сшить платье. А еще, возможно, леди Эммелин сможет помочь ей с некоторыми навыками, которые необходимы любой леди. Да. Эммелин — ее спасение.

Блейк все еще спал, причем спал очень глубоко, что чрезмерно ее волновало. И Шинейд пошла к двери. Ей понадобится не больше минуты, чтобы переговорить с Эммелин.

Собираясь уже открыть дверь, девушка не успела протянуть руку, как та распахнулась сама.

— О, Шинейд. — Элдра была удивлена. — Что Блейк?..

— Пока без изменений, — быстро ответила Шинейд. — Я просто… — Она остановилась. Рассказывать ли Элдре о ее плане? Кузина может подумать, что она из ума выжила. Так что она просто спросила: — Ты что-то хотела?

— О… — Теперь уже Элдра не знала, как сказать. — Лорд Амори предположил, что, когда Блейк придет в себя… он, кажется, в этом полностью уверен. Так вот, он сказал, что Блейк слишком упрямый сукин сын, чтобы не сделать этого. Так что нет никаких сомнений, что он…

— Да? — перебила ее Шинейд.

— В общем, он подумал, что мы с Малышом Джорджем могли бы пока навестить его семью, чтобы мы могли познакомиться, — выпалила Элдра. — Ему кажется, что Блейк отправится домой, как только почувствует себя лучше. А мы можем не оказаться поблизости довольно долго. И…

— Съезди, — перебила ее Шинейд.

Элдра недоверчиво на неё уставилась.

— Съездить?

Шинейд уверенно кивнула. Это было бы просто великолепно. По некоторым причинам в отсутствие кузины ей будет легче претерпеть все эти изменения. Кроме того, Эммелин уже упоминала о трагедии, случившейся в жизни гиганта, а из ночных разговоров с Блейком Шинейд знала, что была убита его жена. И он не единственный, кто страдал в прошлом. Несколько дней назад Элдра одновременно потеряла и брата, и приемную мать. Это был ее шанс обрести новую семью. Шинейд могла за нее лишь порадоваться.

— Ты не возражаешь? — спросила Элдра. — Потому что, если ты против, мы можем остаться и…

— Нет. Поезжайте и хорошо проведите время. Вам нет никакой необходимости торчать здесь все это время. Я дам вам знать, когда Блейк очнется.

— О, спасибо тебе. — Элдра схватила ее в объятия, и Шинейд нахмурилась.

— Да что ты обо мне вообразила? Элдра, вам вовсе не требуется мое позволение.

— Ты не права, — возразила ее кузина. — Требуется. Когда Шинейд закачала головой от абсурдности этого заявления, Элдра мягко ее остановила.

— Малыш Джордж — первый помощник Блейка. Он ему служит. Если Блейк не способен решить этот вопрос, то нам требуется твое одобрение.

Шинейд пораженно уставилась на нее, понимая, что это правда. Ей это не нравилось, но так оно и было. Нахмурившись еще больше, Шинейд неуютно поежилась.

— Когда поедете?

— Прямо сейчас, наверное.

— Тогда счастливого пути. — Она подтолкнула кузину к двери. — Не забудь хорошо провести время.

— Спасибо. — Элдра уже закрывала дверь. — Не забудь прислать сообщение, если что-то понадобится.

— О! Элдра!

— Да?

— Не могла бы ты попросить леди Эммелин зайти ко мне, когда у нее будет время?

— Конечно. — Элдра усмехнулась и закрыла дверь. А Шинейд пошла обратно к постели, обдумывая, что ей нужно сделать и выучить.

Глава 16

Первое, что почувствовал Блейк, — это ужасная головная боль. Настолько сильная, что он готов был застонать, но, подозревая, что это лишь усилит боль, умудрился сдержаться. Затем он ощутил неприятный вязкий привкус во рту и удивился: что же, черт побери, с ним произошло? Он не чувствовал себя так плохо с тех самых пор, как получил свои шпоры. Блейк отмечал это событие с вином, женщинами и песнями в течение трех дней. Агония, наступившая позже, доказала ему, что алкоголь — это такое вещество, которым нужно наслаждаться в очень небольших количествах.

Неужели он забыл этот давний урок и решил снова пере насладиться этой гадостью? Он не знал. Последнее, что он помнил…

Он поехал в Данбар по приказу короля, чтобы жениться на Шинейд Данбар, устроил за ней погоню по всей Шотландии, вернул ее в замок, женился на ней и взял в свою постель… Тут он решил прерваться, чтобы насладиться воспоминаниями. Его жена заставила его думать, что брак — это вовсе не скучное бремя, чего он всегда боялся. Она была не похожа на других женщин, рассудительных и чопорных. Она… веселая.

Шинейд играла с ним, боролась и смеялась, не беспокоясь нарушить прическу, или испачкать платье, или сломать ноготь. И когда они поехали в Шеруэлл, она не возражала против неудобств и не спряталась, когда он отражал нападение…

Вообще-то он бы очень хотел, чтобы она спряталась. Блейк был ранен в сражении, потому что беспокоился за нее, за то, как идет ее битва за его спиной… Частично по этой причине он не смог удержаться на ногах, когда она натолкнулась на него, и налетел на…

Мысли Блейка оборвались, когда он вспомнил, как меч разрезал его тело. Последующая скачка помнилась смутно, но он помнил, что они направлялись в Эберхарт. Он полагал, что большую часть пути провел без сознания.

Ну вот. Теперь ясно, почему ему так плохо. Блейк открыл глаза, поморгал и посмотрел туда, откуда донеслось легкое проклятие. Он узнал комнату, в которой останавливался, когда приезжал в Эберхарт. А вот девушку, сидящую в кресле, он не узнал. Может, это служанка? Темные волосы выглядывали из-под замысловатого головного убора, который скрывал лицо. Головка наклонена к шитью, разложенному на коленях.

Хотя платье, в которое она была одета, не походило на форму служанки. Покрой был простой, но материал слишком богатый. Он гадал, кто же это может быть, а в следующий момент подумал: где же, черт возьми, его жена? Он ужасно ранен. Неужели она не может позаботиться о нем сама, вместо того чтобы оставлять его на попечение незнакомки, леди та или нет? Неужели он не вправе ожидать такой малости?

Должно быть, он пошевелился или произвел какой-либо шум, потому что женщина вдруг подняла свою голову и посмотрела на него. Ее глаза расширились, и, отбросив шитье в сторону, она подскочила к постели.

— Ты проснулся!

Блейк смотрел на нее в изумлении. Ему понадобилось некоторое время, чтобы понять, чье лицо скрывалось под диадемой и вуалью, но голос он узнал мгновенно. Боже всемогущий! Темноволосой незнакомкой у его постели оказалась его же супруга. В платье. И она шила! Блейк открыл было рот, затем закрыл, затем опять открыл, но ни одно слово не приходило ему на ум. Он просто не знал, что сказать.

— Ты не можешь говорить? — предположила Шинейд. — И не пытайся, вероятно, горло пересохло. Ты ничего не ел и не пил несколько дней. Я принесу тебе бульон. Они держат его на огне, на случай если ты проснешься. Только ты не засыпай. Я быстро.

Блейк смотрел, как она вскочила и выбежала из комнаты. Темно-синее платье покачивалось в такт движениям. Единственной мыслью в его голове билось удивление. Что же случилось с его женой? Именно этот вопрос он задавал себе снова и снова в течение последующих дней.


Шинейд захлопнула дверь и помчалась вниз по лестнице. Блейк проснулся! Она с трудом в это верила.

Ее муж наконец-то проснулся, и никаких фанфар. Она, как обычно, подняла на него взгляд, а у него открыты глаза.

— Леди Шинейд, что?.. — Леди Эммелин замерла на вершине лестницы, наблюдая, как Шинейд несется в общий зал. — Неужели он проснулся?

— Да.

— Слава Господу нашему! — Ее облегчение было вполне очевидно, но тут же появилась выжидательная улыбка: — Как он себя чувствует? Что он сказал? Ему понравилось твое новое платье?

Шинейд заморгала. Она совершенно забыла о переменах, над которыми так трудилась последние дни. Леди Эммелин загорелась таким энтузиазмом, когда узнала, о чем идет речь. Она сразу же посадила слуг работать над платьем, предложив простой и элегантный покрой. Женщины закончили его всего несколько часов назад, и Шинейд смогла надеть это темно-синее творение. А еще она терпеливо позволила Эммелин соорудить себе эту замысловатую прическу с темно-синей, в тон платью, диадемой и вуалью.

Чувствуя себя в этом наряде неуютно, она решила привыкнуть к нему заблаговременно. А еще Шинейд скучала по своему мечу, но Эммелин настояла, что ей не стоит его носить.

И это было не все. Эммелин стала ее кое-чему обучать: как управлять слугами, поместьем и многому другому. Шинейд как раз пыталась справиться с последним, когда проснулся Блейк.

— Шинейд, неужели ему не понравилось?

— Я не знаю, — призналась она. — Он не говорит. Что-то с горлом, наверное. Пересохло за это время.

— Ох, ну конечно. — Эммелин повернулась на лестнице и побежала вниз. — Оставайся с ним. Я принесу немного бульона.

— Спасибо тебе. — Шинейд помчалась обратно, замедлив шаг лишь перед самой дверью спальни. «Не торопись и не шагай размашисто. Иди, как леди», — напомнила она себе один из уроков Эммелин.

Открыв дверь, молодая женщина вплыла внутрь, заставляя себя передвигаться маленькими, размеренными шажочками. Это было жутко неудобно, но Блейк заслуживал хорошую жену, а хорошие жены не мчатся к намеченной цели, словно мужчины.

Нужно всегда стараться спокойно улыбаться. У мужчин бывает много переживаний и огорчений в течение дня, и они ценят жену, у которой успокаивающая улыбка.

Попытавшись успокаивающе улыбнуться, Шинейд подошла к кровати. Она обрадовалась, что он не погрузился обратно в свой сон, так напоминавший смерть.

— Леди Эммелин сейчас принесет тебе немного бульона, — произнесла она, пытаясь говорить нежно, как учила ее хозяйка. Точнее, как учила ее хозяйка в свободное от крика время.


Блейк смотрел на свою жену, замечая все: как она говорит, как мягко звучит ее голос, как она необычайно красива, как идет ей цвет платья. Но он скучал по ее штанам, обтягивавшим каждый изгиб бедер. Его взгляд скользнул по ее лицу. Ей очень подходила эта прическа с диадемой и вуалью, когда волосы зачесаны назад, но больше всего он любил, когда они просто рассыпаны по ее плечам, как бывало каждую ночь, которую они проводили вместе.

Она выглядела великолепно. Не часто встретишь такую прекрасную леди. Но она мало походила на его Шинейд. И где, собственно говоря, ее меч? Этот вопрос занимал его с того самого момента, как он очнулся. Он мучился целых два дня. Когда Блейк наконец заговорил, то обнаружил, что в горле у него пересохло и жутко саднит. Чтобы прийти в норму, ему понадобились все те же два дня. Но не говорил он сначала вовсе не из-за этого. Хотя видимая причина оказалась весьма кстати.

На самом же деле он молчал, так как не знал, что сказать. С другой стороны, большую часть времени говорил кто-нибудь другой. Шинейд описывала ему их поездку в Эберхарт и их прибытие, как Амори отнес его наверх, а Эммелин зашила его рану. Сам Амори рассказывал ему о своих поисках атаковавших их людей и своих ежедневных делах в поместье. А Эммелин сообщала ему обо всем, что произошло в замке с момента его отъезда и по сегодняшний день.

Но никто из них не объяснил, что же произошло с его женой. И эти перемены не ограничивались одним платьем. Изменилось само ее поведение. Она больше не занималась с мечом на тренировочной площадке, как делала это в Данбаре, а сидела с ним большую часть дня, настаивая на том, чтобы он отдыхал, и что-то шила. Обычно выражение лица ее в это время было ужасным. Сменяла это самое выражение неестественная улыбка, появлявшаяся на ее губах каждый раз, когда она смотрела на него. Двигалась теперь она маленькими, отрывистыми шажками и говорила тихим, шипящим голосом, который ему было странно слышать… если говорила вообще.

Блейк всегда нежно обнимал ее по ночам и рассказывал о своей юности, а затем слушал, что случалось в ее жизни. Всеми своими историями он лишь вызывал свою жену на откровенность. Ему хотелось знать о ней как можно больше. А теперь она молчала и страшно улыбалась самой неестественной улыбкой, которую он когда-либо видел. Поэтому Блейк лишь смотрел на нее и недоумевал: в чем же дело?

На третье утро он не выдержал и задал так занимавший его вопрос. Амори зашел, чтобы поговорить с ним, и Шинейд, извинившись, спустилась вниз. Друг начал рассказывать ему, что он так и не смог найти напавших на них воинов. Блейк кивнул и, будучи не в силах более оставаться в неведении, выдавил:

— Что случилось с моей женой?

Вопрос прозвучал довольно грубо, но главное, что он прозвучал. К огромному неудовольствию Блейка, последние два дня его кормили маленькими порциями бульона. И лишь сегодня утром позволили немного нормальной пищи.

— Что случилось… — Амори смотрел на него в полном недоумении. — Я не понимаю, что ты имеешь в виду.

Блейк нетерпеливо пошевелился. Амори не знал Шинейд до их приезда, поэтому мог и не подозревать, что она всегда вела себя иначе. К сожалению, у Элдры и Малыша Джорджа, которые ее знали, он спросить не мог. Ему уже доложили, что эта пара уехала навестить семью Георга.

— Моя жена не ударилась головой во время нападения? — спросил он.

— Нет.

— Может быть, она ударилась головой, пока была здесь? В то время когда я лежал без сознания.

— Нет, — повторил Амори, озадаченный темой его вопросов.

— Понятно. Тогда что вы сотворили с моей женой? Амори беспомощно посмотрел на своего друга.

— Я — ничего. А что?..

— Она носит платье, — начал Блейк. — И вышивает. Или по крайней мере пытается. Великий Боже! Что произошло, пока я был без сознания?

— Я… Разве она не носила платья до приезда сюда?

— Разве она была одета в платье, когда мы приехали?

— Нет, но я решил, что это ради удобства в поездке и…

— Разве мы тащили с собой перегруженные повозки с сундуками, набитыми платьями?

— Нет, — удивленно согласился Амори.

— Вот тебе и ответ. С того момента, как я встретил ее в часовне аббатства, она надела платье лишь на брачную церемонию. А где ее чертов меч?

— Я не знаю. — Амори оглядел комнату в поисках упомянутого предмета. — А как он выглядит?

— Как меч, Амори, — сухо вымолвил Блейк, — специально для нее изготовленный. Чуть меньше и легче, чем обычный, но во всех других отношениях он такой же, как твой или мой.

Амори оставалось лишь беспомощно пожимать плечами.

— Я не заметил его в ночь вашего приезда. Все были так взволнованы и напряжены. И я практически не видел ее с тех пор. Твоя жена почти все время оставалась здесь и ухаживала за тобой, как ей и положено.

— Ну, уверен, что уж Элдра-то не проводила здесь все свое время, прежде чем уехать вместе с Малышом…

— А, конечно! — воскликнул Амори. — Я видел меч Элдры. — Он замолчал, и в его глазах появился интерес. — Ты хочешь сказать, что у Шинейд есть подобный клинок?

— У нее не только есть подобный клинок, но и носит она обычно штаны, как Элдра, и… Эти двое — просто копии друг друга. Только Элдра — маленькая блондинка, а моя Шинейд — высокая, стройная брюнетка, с этими своими прекрасными иссиня-черными волосами.

— О! — Амори медленно кивнул, а затем потряс головой. — Я никогда не видел ее в таком виде. Как я уже сказал, я не обратил на нее большого внимания в первую ночь, так как слишком волновался за тебя. А затем она проводила здесь все свое время. Твое же описание просто пленяет.

— Но она действительно пленительна! Была, пока мы не прибыли сюда. Пока я не проснулся в этой постели, она была… — Блейк беспомощно вздохнул. — Она же превратилась в девушку, как Эммелин. Эммелин!

— Что? — спросил Амори с тревогой в голосе, когда его раненый друг сел в кровати.

— Эммелин, — жестко повторил Блейк. — Должно быть, твоя маленькая жена на нее так повлияла.

Амори приподнял бровь.

— Она не была девушкой, когда вы поженились?

— Была, но… О, ты знаешь, о чем я говорю. Она была женщиной, но сильной и веселой.

— Эммелин сильная и веселая, — выпалил Амори.

— Конечно, но Шинейд не суетится из-за пустяков… Где она взяла платье? — перебил себя Блейк.

Амори нахмурился.

— Наверное, Эммелин приказала слугам его сшить. Мне кажется, что она проводила очень много времени с Шинейд последние пару дней, пока ты спал.

— Ага! — Блейк сел на край кровати.

— Что это ты делаешь?

— Собираюсь одеться. Где мои вещи?

— Вот. — Амори поднял белую сорочку с кресла и передал своему другу. — Твой дуплет и штаны тоже должны быть где-то рядом, но я думаю, что тебе еще рано вставать.

— Я должен. — Блейк начал натягивать сорочку. — Я должен увезти мою жену от Эммелин, пока она совершенно ее не испортила.

— Испортила? — Глаза Амори потемнели, а в голосе появились стальные нотки. — Моя жена не может испортить твою Шинейд, ей необходима поддержка Эммелин.

— Шинейд не нужна ничья поддержка. Я любил ее такой, какая она была. — Блейк наконец натянул сорочку и замер, так как один рукав был короче другого. Он заканчивался между локтем и запястьем, тогда как другой доходил до кончиков пальцев. Затем он заметил иголку с ниткой, болтавшиеся на незаконченном шве.

— Ага! — указал ему Амори. — Это ее работа, разве не так? Погляди только. Ей явно нужна тренировка. Ты должен благодарить мою Эммелин, что она соблаговолила потратить свое время на Шинейд.

Блейк взглянул на своего старого друга, а затем посмотрел на свои ноги, которые были так слабы, что уже начинали дрожать. Пытаясь не обращать на это внимания, он уперся пальцем в грудь Амори и прорычал:

— У меня есть слуги, чтобы шить одежду. Моя жена прекрасна такая, какая она есть!

— Блейк…

Посмотрев в сторону двери, он увидел Шинейд и Эммелин, стоявших на пороге комнаты. Он почувствовал мгновенную панику, беспокоясь о том, как много она успела услышать. Но, судя по колеблющейся улыбке на ее губах, они с Эммелин только что пришли.

— Что это ты делаешь?

Она направилась к кровати, но замерла, когда увидела его сорочку. Даже, кажется, пробормотала что-то насчет большого количества работы. Но затем встала между ним и Амори и уложила мужа в постель. Он ей позволил. Лучше уж лечь обратно, чем свалиться к ее ногам.

— Ты должен набираться сил. Ты поправляешься после серьезного ранения.

— Да уж! — Голос Амори звучал холодно. — Чем быстрее ты поправишься, тем быстрее отправишься домой.

— И произойдет это очень скоро, — нахмурился Блейк. Мужчины посмотрели друг на друга, а затем Амори вышел из комнаты.

Шинейд и Эммелин обменялись смущенными взглядами и переключили свое внимание на Блейка.


— Ты не выяснила, почему они так рассердились друг на друга? — поинтересовалась Шинейд. Они с Эммелин стояли на верхней ступеньке лестницы и наблюдали, как внизу их мужья делали вид, что совершенно не знают друг друга.

Блейк сел на лошадь с мрачным выражением лица и совершенно прямой спиной, принципиально не глядя в сторону Амори. Муж Эммелин стоял на нижней ступени со скрещенными на груди руками, стойко отказываясь смотреть в сторону своего друга. Эти двое не разговаривали с тех самых пор, как Эммелин и Шинейд вошли в комнату и увидели палец Блейка, уставленный в грудь Амори со словами: «Моя жена прекрасна такая, какая она есть».

Шинейд была слишком обрадована комплиментом, чтобы заметить, какими взглядами смотрят друг на друга мужчины, пока не услышала холодный тон Амори. Ответ ее мужа был не более радостным, и Шинейд поняла, что друзья из-за чего-то поругались.

Последние четыре дня Блейк провел в комнате, настаивая, чтобы она оставалась с ним. А когда Шинейд пыталась выяснить, что именно они обсуждали, он отказывался отвечать.

В те короткие моменты, когда удавалось переговорить с Эммелин, она выяснила, что Амори так же зол, как и Блейк, и тоже не говорит, в чем дело. Женщины поклялись узнать, что же произошло, но пока у них ничего не получалось.

— Нет. Он совершенно неблагоразумно отказывается даже обсуждать Блейка.

Шинейд лишь тяжело вздохнула. Сегодня они отправляются в Шеруэлл. Блейк считал, что шести дней достаточно, чтобы поправиться, и настаивал на отъезде. Эммелин и Шинейд пытались убедить его остаться еще хотя бы на пару дней, аргументируя это его слабостью и отсутствием Элдры и Малыша Джорджа. Но он был непреклонен. Амори же вовсе не помогал им, говоря, что большинство воинов, которым Блейк давал время навестить их семьи, уже вернулись и вполне смогут сопровождать своего хозяина и обеспечить его безопасность. Он также предложил, чтобы одного человека отправили к Малышу Джорджу и сообщили тому об отъезде Блейка. Тогда они смогут встретиться в Шеруэлле, что будет быстрее, чем ждать их возвращения в Эберхарте.

— Шинейд! — Блейк хмуро разглядывал ее. — Хватит прощаться с леди Эммелин. Ты нас задерживаешь. Нам еще полдня добираться.

Шинейд повернулась к Эммелин. Она подумывала обнять ее, но так и не решилась, а просто улыбнулась.

— Спасибо тебе за все.

— Я всегда тебе рада, Шинейд. — Эммелин стала спускаться вместе с ней по лестнице. — Если ты узнаешь, что их так разозлило…

— Я сделаю все, что в моих силах, — пообещала девушка.

Улыбнувшись, Эммелин кивнула и быстро обняла ее. Затем отошла в сторону, чтобы Шинейд могла сесть на лошадь. Используя всю свою жизнь обычное седло, она пыталась приспособиться к боковому дамскому, но получалось плохо. Блейк хмуро посмотрел на происходящее, затем бросил на Амори обвиняющий взгляд и развернулся к воротам.

Это была самая долгая поездка в ее жизни. Не только из-за неудобной посадки. Блейк был мрачен и молчалив всю дорогу. Шинейд тоже притихла. Ее пугала предстоявшая встреча с отцом Блейка. А что, если она ему не понравится? А что, если она забудет приподнять юбку и упадет? Что, если он возненавидит ее так же, как и ее отца? Шинейд мучила себя подобными заботами всю дорогу.

Блейк отправил людей в конюшню и повел Шинейд к входной двери.

Она настороженно смотрела, как раскрывается огромная дверь и на пороге появляется пожилой худощавый человек. Судя по его бледности, это и был граф Шеруэлл. Она только успела собрать всю свою смелость, чтобы подойти к нему, как появился ее отец и подал ему руку, чтобы помочь спуститься с лестницы. За ними шли леди Уайлдвуд, точнее леди Данбар, Малыш Джордж, Элдра и епископ.

Шинейд почти успокоилась. Она больше не была одинока. Кроме того, ее отвлекли от переживаний Шеруэлл и отец. Между ними не было и намека на враждебность, а это означало, что они устранили все свои разногласия, в чем бы те ни заключались. А еще ей хотелось узнать, как прошла поездка ко двору. И как воспринял король свадьбу леди Уайлдвуд и ее отца.

Также Шинейд интересовало, как прошел визит Элдры к родным ее мужа. Она надеялась, что кузина им понравилась и они были добры к ней.

Блейк спешился и подошел к жене, чтобы помочь ей, но Шинейд уже соскользнула с коня и бросилась приветствовать кузину и свою новую мачеху, которые спешили ей навстречу, обгоняя более медлительных мужчин. Понаблюдав за объятиями женщин, он взял Шинейд за руку и повел ее представить своему отцу. Она вежливо поздоровалась со своим свекром, кивнула Ангусу, а затем позволила женщинам увести ее, чтобы выяснить, что же с ней произошло за то время, пока их не было рядом.

Блейк вздохнул, когда дверь за ними закрылась. Они выглядели как три совершенно нормальные женщины. Даже Элдра вырядилась в платье. Он так надеялся, что, удалив ее от Эммелин в последние четыре дня своего выздоровления, сможет вернуть ей прежний вид. К сожалению, этого не произошло. Наоборот, она даже удвоила свои попытки быть похожей на леди в его присутствии. Она даже перестала чертыхаться!

Еще раз вздохнув, Блейк посмотрел на четверых мужчин, стоявших у подножия лестницы и наблюдавших за женщинами. Его отец выглядел заинтересованным, Малыш Джордж был в полном замешательстве, епископ мягко улыбался и кивал головой, а Ангус Данбар явно был в ужасе.

— Отец. — Блейк осторожно взял отца за руки и нежно прижал к груди. Он нахмурился, когда понял, что тот довольно сильно потерял в весе. Значит, болезнь, о которой он упоминал, была не просто отговоркой от присутствия на свадьбе. Он определенно до сих пор не оправился окончательно.

— Она прелестна, — произнес граф Шеруэлл.

— Да. — Блейк пожал плечами, сопротивляясь желанию рассказать ему, что во время первой встречи она была в брюках. — Она…

— Что, дьявол тебя побери, ты сделал с моей дочерью?

Блейк обернулся к разгневанному Ангусу. Поморщившись от несправедливого проклятия в свой адрес, Блейк хмуро уставился на тестя.

— Я — ничего. Я нашел ее в таком виде, когда очнулся после ранения. — На его лице появилась неприязненная гримаса. — Думаю, это дело рук Эммелин.

— Эммелин? Леди Эберхарт? — удивился епископ.

— Да.

— Нет. — Ангус смотрел на Блейка с очевидным неудовольствием, а затем покачал головой. — Нет, она довольно часто бывала в обществе разных леди, и ни разу это не заканчивалось подобным перевоплощением. Должно быть что-то еще.

— Амори подтвердил, что Эммелин усадила слуг за шитье платья, точнее платьев, — поправился он, так как Шинейд покинула Эберхарт с еще тремя подобными одеяниями, ей обещали, что остальные пришлют, как только они будут готовы. — А еще он добавил, что Эммелин проводила с ней почти все свое время, пока я спал. Это может быть только Эммелин. — Лицо его стало непреклонным, когда он заметил: — Правда, Амори не понравилось мое мнение на этот счет. Он принял как личное оскорбление то, что я был расстроен превращением Шинейд в высокую темноволосую версию его жены.

— Правда? — заинтересовался Ангус.

— Да, мы поссорились и к моменту нашего с Шинейд отъезда вовсе не разговаривали.

— Гм-м, звучит так знакомо. Кажется, что-то подобное уже происходило лет так двадцать назад, — заметил Ангус, поворачивалась к графу.

— Да, — кивнул лорд Шеруэлл. — И мы ждали слишком долго, чтобы все исправить. Не повторяй наших ошибок, сынок. Выясните все с Амори побыстрее, не дай злости загноиться и отравить вашу жизнь. Он любит свою жену, так же как и ты, очевидно, любишь свою. И вы оба броситесь их защищать, когда кто-нибудь посмеет отозваться о них неуважительно.

— Но ведь я не… — начал было отрицать Блейк свои чувства, а затем замер, уставившись на отца. Она ему нравилась, он ее уважал, и так было с самого начала. А еще он наслаждался ее обществом все время, прошедшее с момента бракосочетания. Не только тем, что происходило в постели, но и разговорами, и играми, как она с ним боролась, как она его щекотала, как она над ним подшучивала и…

Господи Боже! На нем кривобокая сорочка. Шинейд исправила свою работу, как могла, но сорочка осталась кривой. И он, который носил вещи лишь высшего качества и следил, чтобы они сидели на нем идеально, надел этот шедевр портняжного искусства и главное — с радостью. Да он же влюблен в свою жену!

— Боюсь, что кто-нибудь должен мне объяснить, как выглядела Шинейд до поездки сюда, — произнес граф. — Она восхитительная девушка.

— Это, конечно, так, — проворчал Ангус, — но ведь ты не видел ее раньше, не так ли? Она была совсем как твоя Элизабет. Носила штаны, никаких платьев. А на лошади ездила в нормальном седле, а не в этом уродстве. Я думал, меня удар хватит, когда увидел, как едет моя девочка.

— Как Элизабет? — переспросил Блейк, услышав имя своей матери.

— Уверен, ты не сильно-то ее помнишь, — сказал Ангус. — Но твоя мама была совсем как наши Шинейд и Элдра. Она была воином, прекрасным и сильным.

Граф Шеруэлл закивал:

— Да, была прекрасной и сильной. И женщиной — в каждом своем проявлении.

— Очень похоже на мою Шинейд, — заметил Блейк и посмотрел на Ангуса. — И я хочу ее назад.

Епископ прокашлялся, а затем спросил:

— Ты спрашивал ее, почему она внезапно изменилась?

— Нет, я не хотел ранить ее чувства.

— Когда именно это произошло? — уточнил граф.

— Она была одета в платье, когда я проснулся после ранения.

— Значит, в то самое время, когда ты был без сознания, — произнес Ангус.

— Она все еще была сама собой, когда я повез Элдру знакомиться с моей семьей, — беспомощно заметил Малыш Джордж.

— Значит, это произошло в течение двух дней, — кивнул ему Блейк. — Как раз тогда, по словам Амори, Эммелин проводила с ней дочти все свое время.

Ангус Данбар снова кивнул головой.

— Я уже говорил тебе, сынок, что это мало похоже на правду. Многие леди посещали Данбар за эти годы, включая и Иллиану. И ни одной из них не удалось сделать из Шинейд леди, даже по моей просьбе. Должно быть что-то еще.

Наступившее молчание нарушил Малыш Джордж:

— Может быть, это как-то связано с леди Ардет?

— Леди Ардет? — Блейк удивленно вскинул голову.

— Да. Элдра рассказывала мне, что леди Ардет пыталась оскорбить Шинейд, но твоя жена поставила ее на место, — объяснил он. — Возможно, что-то в словах этой леди все же задело Шинейд.

— Что она сказала? — спросил Блейк.

— Что видела их, практикующимися с мечами на площадке, а затем спросила что-то о том, как ты относишься к женитьбе на такой неженственной амазонке и не заменяешь ли ты супружеские отношения фехтованием, чтобы удовлетворить ее?

— Сука! — вырвалось у Ангуса.

— Да уж, — согласился граф Шеруэлл, а затем задумчиво проговорил: — Ардет… Это не с ней ты кокетничал перед ее же свадьбой? Ты тогда приехал домой на Рождество, через год после того, как получил шпоры. А она как раз останавливалась здесь со своей семьей, направляясь на собственную свадьбу. Я был уверен, что между вами что-то происходит.

— Да, — ответил Блейк и тут же громко застонал. Леди Ардет обладала ужасным язычком. — Да она просто змея.

— Множество различных леди пытались запустить в Шинейд свои коготки в течение этих лет. Она всегда умела ставить их на место и уходила по своим делам, не обращая на них никакого внимания. Почему в этот раз все изменилось? — спросил Ангус.

— Возможно, потому, что она любит Блейка, — предположил Малыш Джордж. Блейк круто к нему развернулся, а тот продолжал: — То, как она отреагировала на твое ранение, говорит об этом яснее любых слов. Она не оставляла тебя ни на мгновение. Сидела рядом день и ночь и не сводила с тебя глаз, словно возвращала к жизни лишь силой своей воли.

— И ты думаешь, что ее любовь к Блейку могла заставить ее измениться?

Великан пожал плечами.

— Амори старался походить на Блейка, чтобы понравиться Эммелин, когда они только поженились. Наверное, Шинейд теперь старается походить на Эммелин, чтобы понравиться Блейку.

— Да, — согласился Ангус. — Это больше похоже на правду.

— Ну, значит, все в порядке. — Граф Шеруэлл взял сына за руки и подтолкнул его к лестнице. — Все, что тебе нужно, — это поговорить с ней. Скажи, что любишь ее такой, какая она была, что ей не нужно меняться. И все будет хорошо.

Блейк помог отцу подняться по лестнице, обдумывая, что именно ему сказать своей супруге. К тому моменту, как они вошли в зал, все было решено. Осталось только поговорить.

Однако сделать это оказалось нелегко. В Шеруэлле собрались все их родственники, услышавшие про болезнь графа. Куча тетушек и дядюшек, а также епископ и лорд Данбар со своей новой женой. И это был еще не полный список прибывших. Блейку с Шинейд даже пришлось спать в общем зале вместе с гостями и слугами.


* * *


— Еще немного, и ты станешь замечательной портнихой, моя дорогая. Но почему ты не хочешь пойти позаниматься во дворе вместе с Элдрой? — мягко спросила Маргарет.

Шинейд с трудом улыбнулась.

— Нет, мне нравится сидеть здесь со всеми леди и шить. — По правде говоря, Шинейд боялась, что скоро просто заболеет от этого вечного сидения. Больше всего ей хотелось завизжать. К сожалению, тренироваться с мечом в юбке было довольно трудно.

— Шинейд, — тихо произнесла леди Маргарет, — твой отец очень беспокоится о тебе. Ему кажется, что ты несчастна.

Девушка уставилась на тряпку, которую держала в руках. Ее отец был совершенно прав, она просто раздавлена. Но каждый раз, когда хотелось сдаться, она вспоминала слова Блейка: «Моя жена прекрасна такая, какая она есть», — и находились новые силы. Она вела себя подобным образом всего два дня, когда он сделал это замечание, говорившее о том, что он доволен всеми переменами. Это давало ей надежду, что когда-нибудь он сможет ее полюбить.

— Дорогая…

Шинейд подняла глаза, когда Блейк неожиданно взял ее под локоть, и заставила себя улыбнуться.

— Да, супруг мой?

— Идем. — Взяв ее за руку, он поднял девушку на ноги и потянул за собой.

— Что-то не так? — обеспокоенно поинтересовалась Шинейд.

— Нет, я просто хочу с тобой поговорить, — ответил Блейк. — Я хочу поговорить с того самого момента, как мы прибыли в Шеруэлл. Но так как у нас не было такой возможности и она не предвидится в ближайшем будущем, поскольку гости не собираются скоро уехать… — он пожал плечами, — я решил, что нам просто нужно найти подходящее место.

Шинейд заметила во дворе, куда он ее привел, оседланных лошадей и нахмурилась.

— Куда мы направляемся?

— В одно укромное место, где сможем побыть наедине.

— За пределами замка? — Шинейд спросила о том, что было и так очевидно. Вряд ли им могли понадобиться лошади, если бы это самое место находилась внутри стен. — Думаешь, это мудро? А что, если люди Гринвелда нападут снова?

— Вряд ли. К тому же они уже должны были услышать о смерти своего лорда и убраться куда-нибудь подальше.

Укромное место оказалось маленькой долиной, заросшей лютиками. Шинейд улыбнулась, увидев прекрасные дикие цветы, покрывавшие землю ровным желтым ковром. Соскользнув с лошади, она оказалась прямо в объятиях Блейка.

Девушка едва не закричала, что ему нельзя сильно напрягаться, когда он поймал ее и опустил на землю. Но за время пребывания в Шеруэлле он достаточно окреп. И Шинейд знала, что он тренируется с воинами во дворе, восстанавливая силу и ловкость.

— Разве здесь не прекрасно? — спросил Блейк, снимая со своего седла одеяло и мешок.

— Да, — согласилась Шинейд, когда он взял ее за руку и отвел в центр маленькой поляны. Расстелив одеяло, Блейк усадил на него свою жену, сел сам и принялся доставать из мешка сыр, хлеб, фрукты и мех с вином. Очевидно, он решил отложить разговор, пока они не поедят и не расслабятся, но Шинейд начинала нервничать все больше. Она услышала жесткие нотки в его голосе, когда он подошел к ней в общем зале.

— Я думала, что ты хотел поговорить, — напомнила она.

Взглянув на супругу, Блейк заметил напряжение и беспокойство на ее лице. Она выглядела почти так же, как в их брачную ночь, словно ожидала чего-то очень неприятного и желала, чтобы все поскорее закончилось. Он колебался недолго, а затем отложил еду и вино в сторону. Сначала он разберется с самым сложным.

— Шинейд, почему ты больше не носишь штаны? Она удивленно взглянула на него.

— Разве ты не предпочитаешь видеть свою жену в платье?

— Сказать правду?

Она кивнула.

— Нет, — жестко произнес он. — Я предпочитаю видеть тебя обнаженной.

Глаза Шинейд удивленно распахнулись, затем девушка усмехнулась, и он продолжил:

— А если нет такой возможности, я предпочитаю видеть тебя в тех старых, потрепанных штанах, которые облегают каждый выступ твоего тела, каждую линию твоих бедер.

Она тихо рассмеялась его откровенному признанию.

— А еще я предпочитаю видеть тебя счастливой, — продолжал он. — А эта твоя неестественная улыбка, которая больше напоминает оскал, ничего не меняет. Я же вижу, что ты несчастна. А мне так хочется сделать тебя счастливой!

— Но я счастлива, — начала было лгать она. Блейк взял ее за руку.

— Шинейд…

— И ты тоже счастлив. Я ведь слышала, что ты сказал Амори, что, по-твоему, я прекрасна такая, как сейчас. Значит, мы оба счастливы.

Блейк совершенно растерялся. Он просто не мог понять, о чем она говорит. Когда это он… «Моя жена прекрасна такая, какая она есть». Слова эхом прозвучали в его голове, и он закрыл глаза. Это был последний аргумент, который он привел Амори и который услышала Шинейд. Но она не слышала начала их дискуссии и решила, что он имеет в виду произошедшие в ней перемены. Ведь в тот момент она была в платье и старалась подражать другим леди.

— Шинейд, я имел в виду, что ты прекрасна такая, какая была всегда, до того как я проснулся. Какая ты была, когда я только увидел тебя. Какая ты и сейчас есть под всеми этими тряпками, которые на тебе надеты.

— Ты так думаешь?

— Да.

— Но, Блейк, я заставила тебя гоняться за мной по всей Шотландии. Я пнула тебя в пах. Я…

— Ну, это не совсем та часть, которую я имею в виду. Хотя это можно назвать самым необычным ухаживанием, — допустил он. — Шинейд, я хочу сказать, что мне нравилось, как все шло между нашей свадьбой и нападением по пути в Шеруэлл. Я восторгался и уважал твои силу и навыки и ум. И я считал, что ты прекрасна. Но когда свадьба состоялась и ты перестала убегать, оказалось, что ты еще лучше. Нам было так хорошо в постели, даже когда мы просто лежали, обнимая друг друга, и всю ночь разговаривали или играли, или боролись, или просто друг друга поддразнивали, или щекотали… — Он пожал плечами. — Я скучаю по этому. Я скучаю по твоему смеху и веселью. Ты могла расслабиться со мной, и я скучаю по этому тоже.

Он протянул руку к ее головному убору, сорвал его и отбросил в сторону. Затем приник к ее губам, словно путник, изголодавшийся по влаге.

— Я скучаю по тебе, Шинейд.

— Я… Будь все проклято! — закричала она.

Блейк увернулся, когда Шинейд толкнула его в сторону и выхватила свой sgian dubh из-за пояса. В следующее мгновение он понял, что происходит. Оказывается, люди Гринвелда не сдались, они снова появились в долине.

— Будь все проклято! — отозвался он, вскакивая на ноги.

Глава 17

Шинейд инстинктивно встала спиной к Блейку, пока воины их окружали. Единственным ее желанием было, чтобы при ней был меч. К сожалению, его под рукой не оказалось, так как на ней было платье. Оставался только кинжал. Это было немного, но ей должно хватить, чтобы защитить спину ее мужа, пока он сражается с теми, кто нападет спереди. К тому же эти люди не хотели ее ранить. Им было приказано убить Блейка. Пока она защищает его сзади, он сможет справиться с девятью…

Блестяще! Эта мысль пронеслась в ее голове, когда она услышала смех и заметила своего отца, выезжающего на поляну со своей новой женой. Их веселье прекратилось в тот момент, когда они заметили, что происходит. Но еще до того, как они успели соскочить с лошадей, с противоположной стороны появился Малыш Джордж, перед которым сидела Элдра. Девушка сидела на коне боком и целовала своего мужа в шею. Но стоило гиганту чертыхнуться и соскочить на землю, как она повернула голову и последовала за ним.

Когда трое из вновь прибывших обнажили клинки и направились к месту схватки, леди Маргарет закричала:

— Гринвелд мертв!

Отец Шинейд, Элдра и Малыш Джордж замедлили свое приближение, но не остановились. Люди Гринвелда, заметившие подкрепление Блейка, заколебались. Казалось, они не могли понять, кто важнее: Блейк с Шинейд, три приближавшихся человека или гордо восседавшая в своем седле леди.

— Гринвелд мертв! — твердо повторила леди Маргарет. — Он встретил свою смерть, когда пытался проникнуть в Данбар через потайной ход, и предпочел умереть, нежели сдаться. — Она дала нападавшим некоторое время, чтобы осмыслить сказанное. — С его смертью я стала хозяйкой Гринвелда. И теперь вы должны подчиняться мне!

Ангус, Элдра и Малыш Джордж подошли к нападавшим вплотную, но продолжали выжидать, приготовившись к любому повороту событий.

— Я понимаю, что вы лишь подчинялись приказу вашего лорда, когда напали на Шинейд и Блейка, — продолжала Маргарет. — И я не стану наказывать вас, если вы сложите оружие и уберетесь отсюда.

Видя колебание воинов, леди Маргарет сухо добавила:

— Вы уже потеряли троих людей. Неужели хотите все здесь погибнуть, вместо того чтобы служить мне?

Воины Гринвелда сложили свои мечи и стояли, не зная, что делать дальше.

— Теперь вы можете ехать в Гринвелд и присоединиться к оставшимся там людям. И пока вы будете служить мне верой и правдой, мы не вспомним об этом случае.

Помедлив еще пару мгновений, нападавшие скрылись в лесу. Блейк вместе с Малышом Джорджем и Ангусом отправились за ушедшими воинами. Вскоре они вернулись.

— Их лошади были поблизости, так что сейчас они уже скачут во весь опор.

Шинейд расслабилась.

— Итак, — произнес отец, глядя под ноги девушке.

Проследив за его взглядом, она заметила, что в спешке наступила на хлеб. Хорошо хоть, что больше она ничего не испортила.

— Как это вы здесь оказались? — спросила она, отходя в сторону и убирая свой кинжал.

— Я нашел это местечко несколько лет назад, когда приезжал сюда вместе с твоей матерью. А сегодня я о нем вспомнил и решил показать леди Маргарет.

Шинейд медленно кивнула и обернулась к Малышу Джорджу и Элдре.

— А вы? Какими судьбами вы здесь оказались?

— Один из охранников указал мне этот уголок, когда я упомянул, что хочу побыть наедине с моей женой, — ответил Малыш Джордж.

Шинейд повернулась к своему мужу, выгнув бровь.

— Укромное местечко? Мне кажется, здесь слишком людно, милорд.

Поморщившись, Блейк взглянул на обе пары.

— Хотя я и ценю вашу помощь при нападении, но еще больше я оценю, если вы оставите нас наслаждаться пикником.

— Ну, парень, не надо быть таким негостеприимным. — Данбар убрал меч в ножны и направился к расстеленному одеялу. — Что у нас здесь? Вино, клубника, сыр и…

— Мы с Шинейд обсуждали ее внезапное желание носить платья и забыть меч, — многозначительно заметил Блейк.

К великому удивлению Шинейд, отец мгновенно остановился. Кивнув, он развернулся и направился к лошади. При этом не забыл позвать с собой Элдру и ее мужа.

— Поехали отсюда. Нам придется поискать другое место. Моей дочери и зятю нужно поговорить.

Элдра не заставила себя упрашивать. Схватив Малыша за руку, она потащила его к коню. Шинейд заметила облегчение на лице своей кузины. Она знала, что девушка будет рада, если она вернется к своему прежнему облику. То, что Элдра приехала от своих новых родственников в платье, было временным изменением. Очевидно, она предпочла более традиционное одеяние для встречи с семьей своего мужа. Но сбросила его тут же по приезде в Шеруэлл. Шинейд знала, что Элдра и от нее ожидала того же. Она будет вне себя от счастья, когда ее приятельница вернется к обычной жизни. Обе пары исчезли с поляны так быстро, словно их здесь вообще не было.

Шинейд взглянула на своего мужа. Он стоял и прислушивался к стуку копыт. Лишь убедившись, что они и в самом деле остались одни, Блейк расслабился, а затем удивился, увидев, что все еще не убрал меч. Он бросил его рядом с одеялом, на котором стояла его жена, и молча подошел к ней.

— А теперь, — сказал он, глядя ей в глаза, — как я говорил ранее, когда нас так беспардонно прервали…

Он мягко взял ее лицо в свои ладони.

— Шинейд, ты нравишься мне такая, какая есть! Тебе не надо меняться. Я не хочу жеманную, обшивающую меня жену, так же как не хочу носить кривые сорочки оставшуюся часть жизни.

— Ты не хочешь, чтобы я для тебя шила и делала все то, что делают остальные жены? — Она была в ужасе. — Но ведь все делают это для своих мужей и…

— Пусть делают, — перебил ее Блейк. — И мужья обычно это приветствуют. Но у меня достаточно слуг, чтобы обеспечить меня всеми этими вещами. Я хочу, чтобы ты была моей женой, а не служанкой.

— Но если я не буду все это делать, то чем же мне заняться?

— Быть самой собой: сильной, храброй, изящной, как кошка, откровенной, умной, прекрасной… — Блейк прервался, когда увидел в ее глазах слезы. — Ты плачешь? — спросил он с тревогой.

— Нет, — стала отрицать девушка, вытирая слезы тыльной стороной ладони. Затем беспомощно добавила: — Ты делаешь мне комплименты, а раньше никогда не говорил ничего подобного. Я думала…

Блейк сухо улыбнулся и сам вытер ей глаза. Для мужчины, привыкшего иметь дело с женщинами, он сделал это слишком неумело.

Вздохнув, он покачал головой.

— Шинейд, все, что я сейчас сказал, были не комплименты. Это была правда. Я ведь давал обет говорить тебе только правду.

— А разве комплименты — это не правда?

— Нет. По крайней мере я никогда не говорил того, что думал на самом деле, — добавил Блейк. — Они сильно преувеличены, хорошо продуманы, льстивы и преследуют определенную цель. Я часто использовал их в своих целях, если ты понимаешь, о чем я. Но с тобой… Все, что я говорю, я не обдумываю, потому что говорю правду. Я слишком тебя уважаю и люблю, чтобы сидеть и думать, как бы забраться тебе под юбку или, как, надеюсь, будет в будущем, в штаны.

Шинейд стояла и молча смотрела на него так долго, что Блейк начал беспокоиться.

— Что случилось?

— Ты сказал, что любишь меня.

Блейк растерянно моргнул. Конечно, он любил ее. Любил, но не хотел об этом говорить. Но все-таки сказал. И она не посмеялась над ним, хотя он боялся, что именно так и будет.

— Да.

— И я тебя люблю, — призналась она. Блейк почувствовал, что непроизвольно начинает улыбаться, пока не услышал продолжения. — Только мне это не нравится.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Это больно. — Шинейд коснулась своей груди, а затем выпалила: — И это пугает, Блейк. А мне не нравится быть испуганной. Ничто и никогда не пугало меня так, как ты. А что, если я потеряю тебя или ты отвернешься от меня? Я…

— Это часть любви, Шинейд, — мягко сказал он. — Ты можешь бояться потерять что-нибудь, только понимая его ценность. И этот страх показывает, что ты осознаешь важность этой любви. Ведь мы любим друг друга. И должны упорно трудиться, чтобы никогда не забывать об этом и всегда поступать соответственно. — Он провел пальцем по ее лицу. — Я очень тебя люблю, со мной ты в безопасности. Тебе не придется защищаться или быть сильной все время. И тебе не нужно меняться. Ты мне намного больше нравишься такая, какая есть на самом деле.

Шинейд почувствовала, как ее глаза снова наполняются слезами, и в замешательстве отвернулась. Но Блейк обнял ее лицо и снова развернул к себе.

— Я не хочу, чтобы ты боялась быть собой рядом со мной. Если ты почувствуешь страх или тебе станет больно — не важно, что именно будет причиной, — я хочу, чтобы ты пришла ко мне. И вдвоем мы сможем понять, как именно сделать тебя счастливой.

Шинейд смотрела на него, пока эти слова эхом звучали в ее голове. Они вдвоем. Вместе они смогут быть счастливы. Как пара, как муж и жена. Они теперь две половинки единого целого. Все, что делает один, отразится на другом. Она нашла свое место. Словно всю свою жизнь она шла именно сюда, пытаясь заслужить любовь тех, кто ее окружает. Но Блейк сказал, чтобы она оставалась собой, со всей ее добротой и жесткостью.

— Шинейд. — В его голосе слышалось неподдельное участие.

Счастливо улыбаясь, Шинейд бросилась ему на грудь, обняв его так крепко, что он удивился. Затем она быстро и страстно поцеловала его в губы, оторвалась и произнесла:

— Да, мой муж, все прекрасно. — Она снова поцеловала его, но уже более нежно, и торжественно отступила. — Я хочу, чтобы ты знал, что и тебя это тоже касается. Если ты почувствуешь боль или страх, ты должен прийти ко мне, и вместе мы сможем понять, как именно сделать тебя счастливым.

Блейк улыбнулся и прижал ее к своей груди, укачивая в руках, словно в колыбели. Через некоторое время он произнес:

— Я кое-что хочу.

— Уже? — удивленно воскликнула Шинейд. — Так скажи мне.

— Я хочу заниматься с тобой любовью до тех пор, пока ни один из нас не сможет больше пошевелиться.

Шинейд заморгала.

— Ты?..

— Я хочу заниматься с тобой л юбовью до тех пор, пока ни один из нас не сможет больше пошевелиться.

— О! — усмехнулась Шинейд, затем обвилась своей ногой вокруг его лодыжки и уронила мужа на одеяло. В следующий момент она уселась на него сверху.

— Думаю, что вдвоем мы вполне сможем с этим справиться.

— Ты уверена? — переспросил Блейк, наматывая несколько длинных черных прядей себе на руку и подминая жену под себя.

— Да, — ответила Шинейд, затем улыбнулась и спросила: — Супруг?

— Да? — отозвался он, не отрывая взгляда от ее губ.

— По-моему, мне нравятся все эти брачные занятия. Блейк удивленно вгляделся в глаза своей жены. После этого он медленно улыбнулся и торжественно ответил:

— По-моему, мне тоже, любовь моя.

Наконец он поцеловал ее, собираясь воплотить свое желание в жизнь.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке