КулЛиб электронная библиотека 

Оружием лжи и диверсий [Вадим Кассис] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Кассис В. Б. Оружием лжи и диверсий



Введение

Мы живем в век острейшего идеологического противоборства двух мировых систем — социализма и капитализма. Как отмечалось на июньском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС, сейчас на международной арене происходит небывалое за весь послевоенный период обострение борьбы двух общественных систем, двух полярно противоположных мировоззрений. Против Советского Союза, стран социализма ведется беспрецедентная по своим масштабам и оголтелости психологическая война. Не гнушаясь ложью и клеветой, буржуазная пропаганда стремится очернить социалистический строй, подорвать социально-политическое и идейное единство нашего общества.

Не будет преувеличением сказать, что западные средства массовой информации во многом способствовали созданию той обстановки военной истерии, которая сложилась, например, в США на рубеже 70—80-х годов. Да и по сей день буржуазная пропаганда неустанно твердит о приемлемости «ограниченной ядерной войны», «гуманности» нейтронной бомбы и химического оружия, возможности нанесения «первого ракетно-ядерного удара» по странам социализма и т. п.

Империализм — главный организатор и дирижер всех выступлений оголтелой реакции против мира, демократии и социализма. Нередко лидеры правящих монополистических сил и различные институты империалистических стран сами непосредственно участвуют в подобных акциях, но иногда предпочитают действовать как бы исподволь, через послушные им секретные службы, реакционное духовенство. Более того, заправилы империализма используют специальные ведомства и ряд западных религиозных центров для вербовки в ряды идеологических диверсантов всякого рода отщепенцев, предателей и уголовников. Такими отбросами общества сейчас буквально наводнены клеветнические радиостанции «Голос Америки», Би-би-си, «Немецкая волна», «Свобода» и «Свободная Европа» (PC — РСЕ).

Эти гнезда психологической войны империализма против стран социалистического содружества в средствах не нуждаются. Так, стало известно, что в пачале 1982 года в секретном меморандуме на имя президента США Р. Рейгана тогдашний американский государственный секретарь А. Хейг затребовал ассигновать на модернизацию одних только студий в Мюнхене дополнительно 15–20 миллионов долларов и еще 280 миллионов — на сооружение более мощных передатчиков для «Голоса Америки» и PC — РСЕ.

В психологической войне против СССР спецслужбы США и других стран НАТО используют самые разнообразные средства — от элементарной лжи профессиональных клеветников до засылки в нашу страну шпионов и диверсантов. Ухудшение в последние годы международной обстановки по вине американского империализма, особенно после прихода в Белый дом администрации Рейгана, стало питательной средой для кампании по проведению врагами социализма идеологических диверсий. К этой кампании примыкают все, кто охвачен ностальгией по временам «холодной войны», кто выступает против мира и разрядки.

Среди этой публики не последнюю роль играют п реакционные церковники. Поэтому-то в данной книге речь пойдет не только о деятельности ряда западных спецслужб, по и о действующих с ними заодно религиозных центрах, об их пропагандистских и идеологических диверсиях против СССР, других стран социалистического содружества.

Составившие книгу статьи и репортажи написаны автором на основе собранных за ряд лет документов, сообщений зарубежной печати, а также личных встреч и наблюдений в период зарубежных командировок.

Смена караула

Летом 1979 года западногерманская газета «Дойче националь-цайтунг» опубликовала некролог на бывшего гитлеровского генерала Гелена под витиеватым заголовком: «У него был ум профессора, сердце солдата, чутье волка». Редакторы позаимствовали это выражение из мемуаров бывшего шефа ЦРУ Даллеса, который в послевоенные годы довольно быстро нашел общий язык с названным нацистским преступником. И это понятно: Гелен на протяжении почти всей второй мировой войны возглавлял так называемый отдел иностранных армий Востока, в задачу которого входил и сбор сведений о Советском Союзе.

По сообщению американского журнала «Севен дейз», еще во время нахождения гитлеровских оккупантов на территории Польши, Украины и Прибалтики Гелен и его аппарат проводили усиленную вербовку агентов среди местных националистов. Так, он привлек в свои «союзники» Бандеру, наладил отношения и с предателем Власовым. Но к началу 1945 года Гелен пришел к выводу, что война фашистской Германией проиграна. Следовательно, нужно было принимать какие-то меры, чтобы спасти собственную шкуру.

Будучи ярым антикоммунистом, Гелен буквально жаждал послевоенного столкновения между СССР и его союзниками по антигитлеровской коалиции. Он был уверен, что со временем, после войны, пригодится заокеанским боссам. Поэтому Гелен припрятал наиболее ценные архивы своего отдела и заранее скрылся в горах Баварии, решив подождать там прихода американцев.

В конце мая 1945 года Гелен покинул свое убежище и сдался американским оккупационным властям. Его план был прост: он представит им всю свою агентурную сеть и этим купит себе жизнь.

Его надежды оправдались. Даллес мгновенно клюнул на это предложение. Немецкий генерал-фашист и американский шпион № 1 нашли общий язык.

Вначале Гелен вместе со своими сотрудниками, с благословения все того же Даллеса, был отправлен в Вашингтон, где немедленно приступил к знакомой ему работе. А через год вернулся в американскую оккупационную зону Германии. И если он уезжал в Вашингтон как военнопленный, то вернулся в качестве сотрудника американской разведки.

Шли годы. Менялись шефы ЦРУ, уходили и приходили и шефы западногерманских спецслужб. Но сотрудничество этих ведомств никогда не прерывалось, продолжается оной по сей день. Потому-то в Бонне всегда с таким ревностным интересом и следят за новыми назначениями в штаб-квартире ЦРУ.

Многочисленными комментариями в западногерманской (да и в американской тоже) прессе была встречена и последняя смена караула в заокеанском ведомстве «рыцарей плаща и кинжала». Новым шефом ЦРУ с приходом в Белый дом Рейгана стал Уильям Кейси. Что же это за фигура?

В официальных кругах Вашингтона директор ЦРУ рассматривается как должностное лицо, входящее вместе с государственным секретарем, министром обороны и помощником президента по национальной безопасности в «мозговой трест» по выработке и реализации внешнеполитической линии США. Пост шефа ЦРУ является внепартийным. Поэтому Рейган мог оставить на этом посту и прежнего — Тэрнера. Однако он все же предпочел посадить в кресло главы разведывательной службы своего человека. Правда, «своим» Кейси стал для Рейгана лишь в феврале 1980 года, когда в день первичных выборов в штате Нью-Гэмпшир будущий президент пригласил его руководить своей предвыборной кампанией. Кейси, надо сказать, неплохо справился с этой ролью.

И все же не это послужило, по мнению обозревателей, решающим в его назначении на пост руководителя ЦРУ. Печать подчеркивает, что у нового президента США и мистера Кейси полное совпадение взглядов на характер деятельности специальных служб США в современной обстановке. Они сообща выступают за укрепление этих служб, расширение их полномочий, ослабление контроля над ними со стороны различных сенатских комиссий, особенно при проведении тайных подрывных операций за рубежом.

Газета «Нью-Йорк таймс» писала, что в своих высказываниях глава американской администрации не раз выражал пожелание, чтобы спецслужбы «осуществляли свои операции более жестко и решительно». Уильям Кейси вполне подходит для выполнения подобных задач.

Не остался незамеченным и тот факт, что Рейгану посоветовал назначить Кейси шефом ЦРУ его «духовный брат» — глава одной из влиятельнейших в США баптистских церквей Джерри Фелуэл. Тот самый «брат Джерри», который частенько выступает по телевидению с проповедями, клеймя отход паствы от религии, призывая соотечественников к «самоочищению». Попутно этот «апостол морали» перемежает цитаты из библии с громогласными требованиями увеличить военные расходы США, производить побольше ядерного оружия. «Духовный брат» президента отличается и крайним антисоветизмом — умильные фразы о любви к ближнему он ловко тасует со злобными выпадами против Советского Союза.

Добавим, что Джерри Фелуэл вкупе с Кейси принимал самое деятельное участие в предвыборной кампании Рейгана и, как подчеркивает журнал «Штерн», хозяина Белого дома и «брата Джерри» роднит полнейшая «духовная близость и общность». Вот почему Рейган уже не раз демонстрировал свое единодушие с баптистским пастырем, воплощающим в его глазах «моральную совесть» страны.

А теперь несколько строк из биографии шефа ЦРУ Уильяма Кейси. Родился он в Нью-Йорке. В 1934 году закончил юридический факультет. После нападения Японии на Пёрл-Харбор поступил в военно-морские силы США, но из-за плохого зрения был направлен в службу тылового обеспечения. Затем Кейси перебирается в Управление стратегических служб (УСС), которое как разведорган функционировало еще до создания ЦРУ. Там быстро продвигается: к концу второй мировой войны становится начальником Европейского отдела УСС.

После войны Кейси занимается юридической практикой в области налогового обложения. Здесь наживает немалый капиталец — на сегодняшний день Кейси входит в число мультимиллионеров.

До знакомства с Рейганом Кейси выступал в разных ролях, включая и чиновничью службу в государственном департаменте. По свидетельству американской прессы, нынешний глава ЦРУ в свое время был даже в неладах с законом: обвинялся в плагиате и нарушении правил обращения с ценными бумагами. Почти все его послевоенные должностные назначения проходили «со скрипом», отмечает пресса. И лишь при назначении на должность шефа ЦРУ он выступал уже не в качестве просителя, а милостиво приглашенного, был даже введен в довольно узкий круг ближайших советников главы вашингтонской администрации.

Американские наблюдатели постоянно обсуждают качества Кейси — одиннадцатого по счету шефа ЦРУ. Его называют «мужчиной-неряхой», «косноязычным», считают «недипломатичным», «грубым». Но и этого мало: шеф ЦРУ оказался замешанным в финансовых махинациях.

Не успел заглохнуть скандал с Кейси, как очередной удар президенту Рейгану нанес его «духовный брат» Джерри Фелуэл. Оказывается, этот «моралист» тратил миллионные суммы из пожертвований прихожан на личные нужды. Словом, приятели стоят друг друга.

Ну а кто же в таком случае выполняет в ЦРУ роль, так сказать, человека, сидящего в кресле № 2? Журнал называет в связи с этим имя заместителя Кейси Бобби Ипмена. Именно на него возложены обязанности по руководству повседневной работой ЦРУ. «Ньюсуик» замечает по этому поводу: «…Кейси уделяет особое внимание «агентурной» работе, опираясь на собственный опыт в качестве шпиона УСС в годы второй мировой войны. Б. Инмен сосредоточил свои усилия на «рационализации» административного аппарата ЦРУ и на поддержании теплых отношений с конгрессом».

Кто же такой Бобби Инмен и почему именно он занял в ЦРУ кресло № 2?

Есть в США, по меткому выражению журнала «Каверт экшн», «всевидящее око и всеслышащее ухо» — одно из самых секретных спецведомств страны, именуемое Агентством национальной безопасности (АИБ). Рассказывая о его неприглядной деятельности, журнал подчеркивает, что, хотя АНБ было учреждено еще президентом Трумэном в 1952 году, приказ о его создании остается секретным и до наших дней. Дело в том, что это ведомство ведет широкомасштабную слежку как за американскими гражданами, так и за интересующими Вашингтон представителями иностранных государств с помощью перехвата частных телеграмм и подслушивания телефонных разговоров по международными внутренним каналам связи. С этой целью АНБ создало во многих странах секретные центры по ведению электронного шпионажа. Они оборудованы самой современной специальной аппаратурой, позволяющей мгновенно передавать на главный компьютер всю добываемую информацию.

Тот же журнал «Каверт экшн» пишет, что засекреченные объекты для ведения тайной слежки, находящиеся в ведении АНБ, расположены не только за рубежом, но и на территории самих США. Так, один из них дислоцирован в Суитленде, близ Вашингтона, всего в сотне метров от микроволновой релейной станции концерна «Америкэн телефон энд телеграф компани».

Именно АНБ и возглавлял до своего назначения в ЦРУ вице-адмирал Инмен (правда, в печати уже появились сообщения о том, что сенатская комиссия по делам вооруженных сил провела недавно неофициальное голосование, присвоив 49-летнему Инмену чин полного адмирала). Работал с размахом. Так, об объеме выполняемых этим агентством операций можно судить хотя бы по тому, что за сутки в его штаб-квартире сжигается примерно 20 тонн бумаги с отработанной секретной информацией. Бюджет же АНБ, по мнению специалистов, составляет около 15 миллиардов долларов.

Инмен — уроженец города Ронсборо (штат Техас). После окончания университета поступил на службу в ВМС США. С 1961 года стал специализироваться на разведке: был начальником разведки 7-го флота, военно-морским ат-ianie в Швеции. С 1974 по 1976 год возглавлял разведуи-равление ВМС, затем занимал пост заместителя начальника разведу правления министерства обороны. А в июле 1977 года его назначили директором АНБ.

Журнал «Ньюсуик» в статье «Новый супершпион ЦРУ» приводит весьма любопытные сведения о взаимоотношениях ЦРУ и АНБ. В частности, он пишет, что от штаб-квартиры ЦРУ, расположенной на берегу реки Потомак в Лэнгли (штат Вирджиния), до штаб-квартиры АНБ в Форт-Миде (штат Мэриленд) всего лишь 20 миль. Но порой кажется, что эти два ведомства разделяет расстояние в несколько световых лет, поскольку оба они являются соперниками в борьбе за престиж и влияние в сверхсекретном мире шпионажа. О ЦРУ, продолжает журнал, известно немного больше. По АНБ — это мир элиты, имеющей больший вес в правительстве. Соперничество этих шпионских ведомств таково, что в Форт-Миде ЦРУ называют не иначе, как ЭПЗР (сочетание первых букв слов, означающее «эти подонки за рекой». — Прим. авт.). А вот теперь старый шпион Кейси завербовал молодого адмирала, и тот перебрался под его крылышко на другой берег Йотомака…

Здесь нет оговорки. Многие органы печати США не упускают случая прибавлять к имени Кейси слово «шпион» или «старый шпион», отмечая при этом, что список лиц, с которыми он встречается, выглядит как реестр членов ассоциации ветеранов Управления стратегических служб. В частности, называют «опытного шпиона» Джона Бросса, которого Кейси тоже уже «привлек к делу».

Как будут дальше складываться взаимоотношения между ЦРУ и АНБ, вряд ли стоит гадать. Важнее отметить дру-гее: шпионские ведомства США держат курс на обострение международной обстановки. Обращает на себя внимание проект, подготовленный специальной группой под руководством бывшего министра ВМС США Джона У. Миддендор-фа. Смысл этого документа сводится к тому, чтобы еще больше активизировать тайные операции. А это и есть курена усиление идеологической борьбы, основной целью которой является подрыв устоев социалистического мира, его «разрыхление». Ложь о «советской военной угрозе», попытки выдать освободительную борьбу народов за проявление «терроризма», о чем трубят содержанки ЦРУ «Свобода», «Свободная Европа» и прочие радиоголоса, имеют одно назначение — свалить все с больной головы на здоровую. Ведь и в былые времена, когда нацисты совершили разбойничье нападение на СССР, они горланили на весь мир о «советской угрозе». «Черная пропаганда» в паши дни, как и прежде, крепко повязана с ведомствами «рыцарей плаща и кинжала». А что из этого получается? Вот один из многих показательных примеров. Бывший в свое время директором ЦРУ У. Колби в интервью итальянской газете «Стампа» утверждал: «Первоисточник международного терроризма — СССР». Ни больше ни меньше! Ну а что по сему поводу думает «Нью-Йорк таймс»? Эта газета прямо пишет, что официальные лица в ЦРУ, разведывательном управлении Пентагона и государственном департаменте не имеют никаких данных, подтверждающих, что Советский Союз якобы вооружает, обучает и оказывает финансовую помощь международным террористам. Думается, мистеру Колби и К° следовало бы перед очередным интервью почитать эти строки, чтобы снова не сесть, что называется, в лужу.

Подводя итог смене караула в Лэнгли, хочется процитировать выходящую в Ливии газету «Аль-Джамахирия». В одном из ее номеров указывается: «На совести ЦРУ — кровь тысяч замученных патриотов, борцов за национальную независимость и свободу. Следы преступной деятельности этого ведомства можно обнаружить во многих уголках мира — в Ливии, на юге Ливана, в Чили и Сальвадоре, в Юго-Восточной Азии, — везде, где США пытаются удержать свое господствующее положение. Однако ни деятельность ЦРУ, ни армады военных флотов, ни военные базы США на чужих территориях не смогут сломить дух народов, сражающихся за свободу и прогресс».

Верные слова!

В логове радиодиверсантов

Вскоре после разгрома гитлеровской Германии в Западной Европе как грибы после дождя стали множиться диверсионно-террористические организации со штаб-квартирой в Мюнхене. Подбором кадров для них в открытую занималось ведомство Аллена Даллеса. Под его черные знамена стекались бывшие подопечные Гиммлера, другие ушедшие от законной кары военные преступники, националисты всех мастей. За короткий срок только в Мюнхене обосновалось около двухсот эмигрантских организаций и спецслужб. Укрытием им послужили стены радиостанций PC — РСЕ и прочих мрачных гнезд. Отсюда они и поныне наводняют эфир злобными вымыслами в адрес СССР, других стран социалистического содружества, старательно отрабатывая иудины сребренники.

Однако не все идет гладко в стане этого крикливого воронья с обтрепанными крыльями. В Бонне, Мюнхене, Франкфурте-на-Майне, Париже и Лионе мне не раз приходилось встречаться с представителями подобного злобствующего сброда. Вспоминается одна из бесед с бывшим «его превосходительством» неким Мирошкиным. Он горько сетовал на то, что им, «бывшим», не стало житья от некоторых (это его слова) «свеженьких прохвостов», которые уезжают из СССР под предлогом якобы воссоединения семей в Израиль, а оседают в Мюнхене, Вене или Париже. Обозвав их «бесстыдными хапугами», Мирошкин подчеркнул, что эти «новенькие» устраиваются, как правило, на самые тепленькие местечки и оттирают их, «стариков».

А однажды мне довелось ознакомиться со стенографическим отчетом очередного сборища самозваных «правозащитников» в Париже. Выступления его участников свидетельствовали, что вся эта разношерстная гоп-компания разрознена на отдельные группы и группки, отчаянно враждующие между собой. В отчете о сборище газетенка «Русская мысль», в частности, писала: «После конца первой части встречи для собравшихся был предоставлен обильный буфет, вокруг которого за стаканом водки продолжались дебаты…» Но этот листок «забыл» одну весьма пикантную де-таль — драку, в которой приняли участие подогретые горячительными напитками «гусары» и «поручики», а также лишенные своего лица, потерявшие честь и совесть отщепенцы из «новеньких».

Антисоветизм «Русской мысли» известен. В этом издании не отыщешь и страницы, где бы не было злостных выпадов против нашего государства. Но обращает на себя внимание другое — уж слишком смехотворны все эти «уколы», которые зиждутся на высосанных из пальца «проблемах», нелепейших небылицах.

Газетенка пестрит и рекламными объявлениями. Среди них — «Катя Бородина дает советы по уходу за кожей», «Национальная организация витязей (?!) проводит открытый съезд на тему: «Россия и будущее мира». Один из лекторов — сотрудник радиостанции «Свобода» Г. Рар» и тому подобное.

А есть еще и объявления от имени так называемого «Русского общевоинского союза». Что это за организация? «Русский общевоинский союз», — писал еще в 1932 году советский журналист Михаил Кольцов в корреспонденции «В норе у зверя», — это больше чем военное министерство белой эмиграции. Это сама белая армия, включая и кадры, и их хребет…» Далее Кольцов подмечает: «Они не смеют мечтать даже о каких-нибудь попытках нанести удар по Стране Советов своими силами. Главный расчет — на богатых и гостеприимных покровителей. На штабы капиталистических государств. На владельцев военных заводов. На нефтяную аристократию. На международную полицию и контрразведку. На всю подгнившую изнутри, но еще богатую золотом и пулеметным свинцом систему охраны ростовщиков и угнетателей. На эту систему вся надежда русской белогвардейщины».

Но это — более пятидесяти. лет тому назад. А сейчас, похоже, дела отдельных членов этого «союза» совсем плохи. Потому-то они и спешат за полцены распродать со страниц все той же «Русской мысли» свои услуги: один готов перепечатывать на машинке «разные русские тексты» (фамилия, как правило, стыдливо замалчивается, ставится лишь условный индекс, но которому можно данного «прапора» или «кадета» разыскать). Другой «присяжный поверенный» утверждает, что его недюжинные знания нескольких языков, в том числе и русского, «обогатят любую фирму»…

А еще мне однажды пришлось увидеть возле кладбищенской церквушки согбенного мужа лет семидесяти пяти, торгующего газетами и разложенными на земле церковными аксессуарами. Кто бы это мог быть? Пожилая эмигрантка, спешившая к службе, снизив до шепота голос, доверительно сообщила: князь…

Я не знаю, работал ли этот самый «князь» на радиостанции «Свобода». Но то, что в этом логове радиодиверсантов было и есть немало изменников родины, предателей, уголовников и прочих прохвостов, — непреложная истина. Один из них — господин Красовский. В самом начале войны, находясь на Ленинградском фронте, он добровольно сдался в плен гитлеровцам. Его направили «пополнить образование» в разведывательную школу власовцев. Окончил ее, старательно работал на своих хозяев. А уже после окончания войны, когда уцелевшие гитлеровские прихвостни, почувствовав, что в них снова появилась нужда у империалистических спецслужб, начали, как тараканы, вылезать изо всех щелей, объявился и Красовский. Он сразу же примкнул к «Народно-трудовому союзу» (НТС), найдя в этой махровой антисоветской организации множество родственных душ: недобитых врангелевцев и колчаковцев, а также тех, кто верой и правдой служили, как и он, Красовский, фашистскому рейху.

Дальше — больше. В 1958 году его заслали в Венгрию для подрывной работы. Затем Красовский побывал в ряде стран Юго-Восточной Азии. В частности, во Вьетнаме. Мне памятны его лживые и мерзкие репортажи из этой многострадальной страны, выходившие в эфир по каналам PC — РСЕ. В них изменник на все лады восхвалял американских агрессоров.

Ныне этот военный преступник — активный член НТС и постоянный корреспондент PC — РСЕ в Бонне. Кроме того, известно, что Красовский создал в ФРГ некое «российское национальное объединение»…

Найти Красовского в Бонне нам с коллегой Л. Колосовым было нелегко. Но вот наконец состоялся телефонный разговор.

— Желаете встретиться? Я в принципе не возражаю. Впрочем, о чем будем говорить? И учтите, я буду перед вами «застегнут на все пуговицы»…

— Побеседовать есть о чем, — ответили мы. — Даже при ваших «застегнутых пуговицах».

Тем действительно оказалось предостаточно. Ну хотя бы о деяниях Красовского во Вьетнаме. С этого и началась беседа.

— Я выступал лишь в защиту южных вьетнамцев, а не американцев, — ловчит Красовский. — Что же касается аме-рикаяцев, то они совершали и продолжают совершать ошибки в своей политике…

Он не уточняет, какие именно ошибки.

— Скажите, почему передачи PC — РСЕ, да и ваши личные комментарии носят столь отъявленно антисоветский характер? Вы вообще против разрядки напряженности? Вам разве мало уроков минувшей мировой войны?

— Но ведь мы… Как бы вам поточнее сказать…

— Так, очевидно, и надо сказать: «Кто заказывает музыку, тот за нее и платит»…

— Ну на меня там, в России, вы еще можете повесить каких-то собак…

— Не только на вас.

— Что вы хотите этим сказать?

— А то, что на PC — РСЕ подобных вам немало: Кромиади, Кабановы…

— Кромиади уже не работает, на пенсии.

— Зато работают другие преступники, которые вам хорошо известны.

— Не знаю, не знаю… Я лишь спускаюсь в подвал, где находится касса, и получаю там зарплату…

Зарплата сотрудникам PC — РСЕ идет из секретных фондов спецслужб США. Но, как можно было понять из рас-суждений Красовского, ему все равно, откуда берутся деньги. Лишь бы они были у него в кармане.

— Расскажите о вашем «российском национальном объединении», — просим мы. — Что это за организация?

— Я создал ее с друзьями-единомышленниками для защиты культурных и национальных ценностей России. У нас нет программы. Есть устав. Мы — представители «стариков», объединенных в НТС. С вновь приезжающими уживаемся плохо. Они ненавидят все русское и ведут себя не как борцы за Россию, а как продажные уличные женщины…

— Сколько же членов в вашей организации?

— Человек двадцать. Мы хотим спасти Россию…

Предатель намеревается спасать Россию, ту самую, которую он предал! Не парадокс ли?! Именно об этом, но несколько позже, у нас и зашёл разговор с мистером Редли-хом, одним из шефов PC — РСЕ.

Однако не буду забегать вперед, а попытаюсь восстановить хронологию событий.

В Мюнхен мы приехали из Бонна под вечер. Устроившись в гостинице, решили побродить по близлежащим улицам.

Мюнхен заложен в 1158 году. Тогда это было небольшое поселение с соляными лабазами, стоявшее на дороге, ведущей к известному в те времена ордену монахов. Так и окрестили это поселение — Мюнхен, то есть монахи. В нашу эпоху с этим городом стало ассоциироваться самое страшное зло человечества — фашиэм.

Буквально на следующий день по прибытии в Мюнхен нам показали «пивной дом», где Гитлер со своей камарильей горланил песни и произносил в безумном неистовстве речи, зовущие к походам и насилию. Это питейное заведение, хорошо сохранившееся и по сей день, расположено в старой части города. Моясет быть, именно на том самом месте, где некогда стояли лабазы с солью. Рядом — другой символ города — церковь. Она обращена фасадом внутрь стесненной громадами домов площади. От нее мрачные узкие проулки ведут на залитую солнцем широкую «пешеходную тропу» — всегда оживленный торговый центр Мюнхена.

А если нанять такси и отправиться по городским улицам в северо-западном направлении, то можно вскоре оказаться в красивейшем уголке Мюнхена — Английском парке. Именно там, на его окраине, и размещаются белокаменные корпуса PC — РСЕ. На следующее утро мы и направились по означенному адресу.

После некоторого замешательства, вызванного появлением здесь советских журналистов, привратник все-таки впустил нас. И вот — встреча с директором департамента информации PC — РСЕ господином Редлихом.

Ну а если все же определить пост Редлиха иначе? Он имеет чин полковника. Полковника ЦРУ. Родился в Вене, учился в Австрии и Швейцарии. Затем переехал в США и поступил в Колумбийский университет. В 1943 году ушел в американскую армию. После разгрома фашистской Германии Редлих оказался в поле зрения шефа американской разведывательной службы Аллена Даллеса. Короче говоря, в 1952 году его направляют на радиостанцию «Свобода». С той самой поры он и подвизается на ниве самого оголтелого антисоветизма…

Щуря глаза, Редлих улыбается:

— Что ж, задавайте вопросы…

Первый вопрос напрашивался сам собой — о финансовом обеспечении PC — РСЕ. И ответ Редлиха был, прямо скажем, неожиданным:

— Ваша пресса уже приводила цифры бюджета «Свободы» и «Свободной Европы», — заявил он. — Они правильные;

По вот дальше этого откровения Редлих не пошел. Началась, мягко выражаясь, ложь.

— Средства нашим радиостанциям выделяет конгресс США, — стал в позу директор департамента.

— Как же так? — возразили мы. — Вы, очевидно, не забыли высказывания сенатора Фулбрайта, который подчеркивал, что в течение длительного времени правительство обманывало народ, утверждая, что PC — РСЕ функционируют за счет «добровольных» пожертвований, в то время как ими руководит и финансирует их ЦРУ? Дальше. Когда эта скандальная история стала достоянием гласности, «Нью-Йорк таймс» опубликовала сообщение о том, что правительство Никсона намерено создать государственно-частную корпорацию, которая финансировала бы PC — РСЕ. Это позволило бы, подчеркивала газета, освободиться от полусекретного руководства со стороны ЦРУ. Разве не так?

В ответ лишь безмолвное пожатие плечами. Дескать, это мне не известно…

Но мы были уверены, что Редлих прекрасно знает и то, что этой акции предшествовала идея сенатора Клиффорда Кейса и члена палаты представителей Огдена Рида, которые, стараясь оградить мюнхенских радиовещателей от критики общественности, предложили финансировать их не из секретных фондов, а за счет конгресса, с предоставлением средств так называемому «совету директоров». И в разработке ныне уже принятого проекта самым непосредственным образом участвовали и специалисты из ЦРУ. Знает, а вот молчит…

И тогда мы заводим речь об антисоветской направленности передач PC — РСЕ. Спрашиваем:

— Чем объяснить тот факт, что в период, когда все трезвомыслящие люди, многие правительства стремятся к разрядке, PC — РСЕ отравляют эфир антисоветскими, антикоммунистическими передачами?

Господин Редлих делает большие глаза:

— Что вы, что вы, какая антисоветская направленность? Ничего подобного! У нас, конечно, разные идеологии, но мы тоже боремся за мир. Правда, своими средствами…

Да уж известно, какими средствами борется за мир мистер Редлих. Это злобная антисоветская клевета, стремление посеять вражду и недоверие между народами. Это желание затормозить процесс разрядки, устрашить мир мнимой «советской угрозой».

Кстати, мерзкие дела, как правило, делаются и руками мерзких людей. И мы задаем следующий вопрос:

— Не поделитесь ли, мистер Редлих, по какому принципу подбираются у вас кадры? И не считаете ли вы, что месторасположение PC — РСЕ выбрано кое-кем с точным расчетом на то, что Мюнхен — гнездо всякого рода антисоветских центров? Ведь здесь окопались власовцы, убийцы и предатели, укрывшиеся от возмездия после войны, националисты, вообще разцого рода уголовники и отщепенцы?! И вся эта публика собрана под мюнхенской крышей PC — РСЕ.

Наш собеседник долго и путано рассуждает о том, что термин «военный преступник» можно, дескать, трактовать по-разному. Смотря, мол, с какой стороны к нему подойти. А когда же нами были названы конкретные имена предателей, карателей и уголовников, подвизающихся на PC — РСЕ, Редлих сделал уж совсем нелепый финт: одних он якобы просто не знает или не считает преступными элементами, а о других вроде бы слышал, что когда-то раньше они работали на PC — РСЕ. И это говорил человек, который непосредственно занимается подбором кадров для названных радиостанций!

Наивно прозвучал и его ответ на вопрос о том, как готовятся русские передачи.

— О, я этим вообще не занимаюсь, — поспешно заверил Редлих. — Всем этим ведает мистер Роберт Так. Я устрою вам с ним встречу, и вы сами выясните у него все интересующее вас. Что же касается содержания передач, то…

И мистер Редлих снова начал плутать по своей давно взятой на вооружение лживой западной «теории» о «свободе слова» и «правах человека». А окончательно запутавшись, вообще заявил, что не знает русского языка, а потому и не слушает этих передач, не ведает, что выпускает в эфир русская редакция. Больше того, вновь пустился в огульные утверждения о том, что вся деятельность PC — РСЕ, дескать, направлена лишь на укрепление мира.

Что ж, изворотливости и наглости Редлиху не занимать. Его даже не смутил вопрос о том, что он знает о мистере Альберте Бойтере. В ответ — снова пожатие плечами. А ведь Бойтер, юрист по образованию, числится в штатных расписаниях PC — РСЕ. Больше того, как и Редлих, имеет прямую принадлежность к ЦРУ. Он — заместитель шефа PC — РСЕ по планированию и специальным проектам. Есть данные, что совместно с другим офицером ЦРУ — Юджином Сосиным он даже защитил диссертацию на тему: «Теория и практика использования в идеологических диверсиях в условиях разрядки «диссидентов». А он, Редлих, вроде бы об этом ничего и не ведает…

Справедливости ради отмечу, что в конце нашей беседы Редлих дал согласие показать отдельные службы PC — РСЕ. Мы посетили обширную библиотеку, где хранятся подшивки советских газет и журналов, одно из помещений отдела новостей, где как раз готовилась к передаче «критическая» статья на материалы одной из наших центральных газет» Зашли в аппаратную чешской редакции, где записывался очередной клеветнический пасквиль. И наконец, посетили эфирную студию — электронный спрут PC — РСЕ с щупальцами-антеннами, вытянутыми только на восток.

В студии находилось несколько человек. Настороженные лица, косые взгляды. Не иначе из тех, наличие которых на PC — РСЕ «запамятовал» мистер Редлих.

Здесь нелишне подчеркнуть, что некоторые из гитлеровских последышей, чинивших в годы войны кровавые преступления против мирного населения оккупированных фашистами стран, укрылись и в самих Соединенных Штатах. Спецслужбы США активно привлекали этих военных преступников к работе в разного рода реакционных листках, бюллетенях, на радиостанции «Голос Америки». Так, например, Густав Хильгер, бывший помощник нацистского министра иностранных дел Риббентропа, числился штатным консультантом государственного департамента США. А другой военный преступник — Хурбертус Штругхолд, обвиняемый в проведении бесчеловечных медицинских экспериментов над заключенными в концлагере Дахау, работал в Национальном управлении по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА) в качестве исследователя.

Да и только ли эти двое укрылись под крылышком американской Фемиды и ЦРУ! Например, когда Центральное финансово-контрольное управление США по просьбе конгресса отобрало 111 фамилий из составленного службой иммиграции и натурализации (СИН) списка нацистских военных преступников и направило их в ЦРУ для соответствующей проверки, то там вынуждены были признать, что более 20 человек из этого числа служили у них в качестве «источников информации».

Но и это — капля в море. Нацистские военные преступники, предатели всех мастей настолько обнаглели в США, что уже не скрывают ни своих кровавых деяний в годы войны, ни связей с ЦРУ. Так, некий Эдгар Лапениенкс, виновный в уничтожении гражданского населения на его родине Латвии, созвал даже как-то у себя на квартире в Сан-Диего пресс-конференцию и зачитал корреспондентам письмо из ЦРУ следующего содержания:

«Просим извинить за чрезвычайно долгую задержку с ответом на ваше последнее письмо. Все это время мы поддерживали контакты с СИН по вопросу о вашем статусе. Сейчас нам сообщили, что вы «не подлежите высылке и» США на основании существующих законов». Насколько нам известно, СИН дала указания своему отделению в Сан-Диего прекратить против вас какие-либо действия.

Если у вас будут возникать какие-либо дальнейшие проблемы, просим незамедлительно сообщить нам. Пользуемся случаем, чтобы вновь выразить вам нашу признательность за ваше терпепие в данном случае и за вашу помощь Управлению в прошлом».

Этот документ подписан Чарльзом Сэвиджем от имени координатора ЦРУ по делам информации и охраны тайны частной жизни Джина Уилсона.

Но вернемся снова в Мюнхен.

После осмотра PC — РСЕ мы решили побывать у так называемых «смежников» радиостанции — в организации, нареченной ее создателями и постоянными опекунами из ЦРУ «международным исследовательским центром самиздата — архивом самиздата». В задачу этого центра входит подготовка и распространение контрреволюционных изданий, разработка способов провоза их в страны социалистического содружества, и прежде всего в Советский Союз.

Кто же работает в этом очередном центре психологической войны? Вполне естественно, все та же публика, что и на PC — РСЕ. Но над ней поставили шефов — представителей сразу из семи натовских стран — США, Англии, ФРГ, Франции, Италии, Норвегии, Нидерландов. В одной обойме с ними оказались и подрывных дел мастера из Японии, Израиля и некоторых воинствующих антикоммунистических группировок нейтральной Швейцарии. Заранее было обговорено, что управляемые и находящиеся на содержании ЦРУ радиостанции представляют «исследовательскому» центру свой фонд шпионских материалов, рукописей и радиоперехватов, стекающихся в так называемый «мониторинг».

Возглавил центр англичанин Мартин Дьюхерст, который известен как якобы «специалист по русской и советской литературе». Однако «было бы бессмысленно искать, — писала газета «Унзере цайт», — это имя среди авторов изысканий и публикаций по литературе. Известен Дьюхерст как фанатик-антисоветчик. В свое время он был выдворен из Советского Союза за неблаговидную деятельность. Во время, своих наездов в СССР он не раз пытался установить контакты с советскими людьми для сбора шпионских данных экономического и политического характера».

Откровенно враждебная направленность мюнхенского «исследовательского» центра против Советского Союза, других стран социализма не вызывала сомнений. А ведь его государства-учредители тоже поставили свои подписи под Заключительным актом Общеевропейского совещания в Хельсинки и торжественно заявили, что будут «воздерживаться от оказания прямой или косвенной помощи… подрывной или другой деятельности, направленной на насильственное свержение режима другого государства-участника». Так почему же обязательства так расходятся у них с конкретными делами? Об этом мы и решили побеседовать с господами из центра, расположенного на Эррингенштрассе, неподалеку от PC — РСЕ…

Тихая, словно бы вымершая улица. Вереница добротных домов. Многие окна плотно закрыты жалюзи. Глухие, неприветливые подъезды. Но что это? На том самом месте, где еще недавно висела дощечка с официальным названием центра, сохранилось лишь потемневшее прямоугольное пятно да четыре отверстия от вывинченных шурупов. Заходим в соседнюю телефонную будку, звоним. Мужской голос отвечает, что теперь здесь обитают другие люди.

— А где же те, прежние хозяева квартиры? — спрашиваем мы.

— Не знаем. Нам об этом не докладывали…

Дальнейший поиск тоже не дал положительных результатов. И тогда появилось предположение, кстати позже подтвердившееся: после разоблачения в печати (о нем писала даже шпрингеровская «Ди Вельт») хозяева «самиздата», дабы избежать скандала, по рекомендации ЦРУ решили полностью законспирироваться и перебрались непосредственно под крышу PC — РСЕ. Там безопаснее, да и необходимые материалы под рукой.

Итак, «смежники» объединились. Объединились на привычной антисоветской основе.

Туристы с «начинкой»

Общий кризис капитализма неизбежно порождает и кризис буржуазной идеологии. Вот почему на Западе наряду с традиционными религиями в изобилии зарождаются всевозможные секты, культы, религиозные ассоциации, миссии. В США, Англии, ФРГ, Швеции да и в других странах капитала тысячи людей втягиваются в эти секты и миссии, где неоцерковники настойчиво и умело обрушивают на их головы свои «учения».

Но здесь следует заметить, что наступление новых культов на умы граждан западных стран отнюдь не является стихийным. Оно направляется определенными заинтересованными кругами. Да это и понятно. Ведь подталкивая людей к вновь создаваемым культам, правящие классы этих стран тем самым отвлекают их от социальных проблем, от борьбы за демократические свободы и права, от правильного видения всех пороков буржуазного общества. Ну а если говорить о существе религиозного дурмана, то оно — плоть от плоти ярый антикоммунизм, который в свою очередь находится в контакте со специальными службами Запада.

Насаждают же сектантство и прочие аналогичные «движения» лица, уже поднаторевшие в оболванивании людей. И особый упор они делают на молодежь.

В Индии мне пришлось познакомиться с так называемой «международной ассоциацией совести Кришны». Правда, ее основатель Б. Прабхупада развил свою деятельность главным образом не в Индии, которая и без того богата своими традиционными религиями, а в США. И подумать только — этот 70-летний пройдоха, некогда нищий, оставив свою родину, ринулся на улицы Нью-Йорка с одним лишь запасом стихотворных заклинаний. И в течение каких-нибудь двух-трех лет превратился здесь в миллионера!

За счет чего? Да за счет примитивного одурманивания молодых американцев, которые вслед за ним пошли по улицам своих городов с кружками в руках собирать подаяние. Под аккомпанемент напеваемых заклинаний они призывают прохожих жертвовать «великому богу Кришне» или же на «голодающих детей».

Но, естественно, ни «богу», ни «голодающим детям» из этих кружек не перепадает ни цента. Все идет в личные сейфы «живого бога», а из них — на вербовку новых членов ассоциации, на создание дополнительных религиозных центров. Так, например, в Бомбее мне довелось присутствовать на церемонии освящения храма, который обошелся ассоциации в два миллиона долларов. Сведущие журналисты рассказали, что осилить такое строительство «блаженным» участникам движения помогли… спецслужбы США. Заметим, кстати, что в том же Бомбее был открыт филиал книжного треста этой ассоциации. Аналогичные магазины по распространению книг «учителя» имеются в Нью-Йорке, Лондоне, Лос-Анджелесе и Париже.

Один из обманутых, студент Стэнфилд, своевременно раскусивший «великую мудрость» заклинаний, рассказывает: «Все рядовые послушники ассоциации обязаны беспрекословно подчиняться наставникам. Чем больше человек сумеет выкрикнуть в одну минуту «тайных» заклинаний, тем он становится ближе к «учителю», а стало быть, и к богу. Любое проявление непослушания строжайше карается. Почтовая переписка рядовых контролируется наставниками. Послушники обязаны довольствоваться грубой и низкопробной пищей. Никакой неги, никаких «вольных» мыслей… Всем правит система лжи и страха, зависимости и муштры. Промывание мозгов доводит человека до исступления. Это чем-то напоминает пресловутый «детектор лжи».

Такое же положение и в другой секте — «трансцендентальных медитаций». Она тоже возникла в Индии, но распустилась пышным цветом в США. Смысл этого культа мало чем отличается от других.

В последние годы в ряде стран Западной Европы прошло несколько судебных процессов над сектантами. Изуверская практика религиозников нередко доводит молодых людей до психического расстройства, самоубийства. Так, например, в западной прессе сообщалось о молодой женщине из ФРГ Рауперт, которая стала послушницей в секте «Ананда марта», известной своими ритуальными самоубийствами. Начитавшись бредовых записок главы секты Саркара, она облила себя керосином и совершила самосожжение.

Будучи как-то в командировке во Франции, мы с Л. Колосовым решили встретиться с одним довольно-таки известным богословом-антисоветчиком, сыном белоэмигранта Кириллом Ельчаниновым. Он проживает в предместье Парижа, изучает русскую и советскую литературу, а главным образом занимается ловлей «заблудших душ».

Ельчанинов занимает, так сказать, официальный гражданский пост в Сорбоннском университете. Поэтому-то и отыскать его проще: в подъезде, на почтовом ящике, белеет табличка с указанием фамилии. На двери с номером 3113— тоже. Остается нажать лишь кнопку звонка. Что мы и сделали. Дальнейшую же нашу встречу с этим богословом представляется интересным описать в деталях…

— Папа, папа, это к тебе! — перебивая друг друга, на разные голоса зовут отца несколько ребятишек.

Стоим в узком захламленном коридорчике. Налево — пропахшая луком кухня. Направо — вход в покои. Вот и хозяин. Белая рубашка без галстука, несвежий воротничок. Но выбрит. На вид ему лет пятьдесят семь.

— Вы ко мне? — улыбается хозяин. — Рад, весьма рад вашему приходу. Простите, конечно, не ожидал, не прибрано у нас… Но ничего, бог простит, да и вы тоже не окажетесь во гневе… Ну что же вы стоите?

— Да вы, очевидно, господин Ельчанинов, не за тех нас приняли. Мы…

— Но как же это вы вот так, — сразу же изменяется в лице хозяин. — II вообще, что привело вас, журналистов из Москвы, ко мне?

Теперь уже в его голосе — раздражение, да и плохо скрытая ненависть.

— Слышали, что вы преподаете русский язык и литературу, вот и решили познакомиться, выяснить, каким же образом можно преподавать эти предметы, одновременно ненавидя все, чем живет сегодня советский народ…

— То есть как это? Как это? — Руки, голова, глаза — в нервном движении.

Мы все еще толчемся в прихожей. От лукового угара вот-вот потекут слезы. Детей уже словно ветром сдуло. Видимо, они привыкли ко всяким визитерам и не придают значения появлению очередных незнакомцев.

— Я бы не хотел вообще вступать с вами, коммунистами, в дискуссию, — говорит Ельчанинов. — Знаете ли, после пасхи».. Отмечали праздник Христов. Да и голова, знаете, как бы это сказать…

— Иногда говорят: «понедельник — день тяжелый». А сегодня, кажется, среда… Быть может, господин Ельчанинов, все же продолжим…

И вот нас посадили наконец за стол, где наряду с остатками черствого кулича, грязными блюдцами, фужерами и какими-то тряпками лежали рабочие бумаги хозяина. Скорее всего — тезисы к очередной лекции, а может быть, и очередные инструкции для своих «клиентов».

— Напрасно вы, господин Ельчанинов, полагаете, что студенты глупее вас, — начинаем мы. — Недавно они записали на магнитофон некоторые пассажи из ваших лекций и дали нам прослушать. Мы не будем пока обнародовать эти пасквили, но поимейте в виду — это серьезные обличительные документы. И вообще, чтобы выступать о нашей Советской стране с любой трибуны, нужно знать, уважать эту страну, ее народ, а не питаться сплетнями да слухами. А вы этим только и живете. Зарабатываете свой гнилой капиталец ложью. Где же ваша принципиальность, о которой вы частенько любите разглагольствовать с амвонов?

— Но у вас, в России, препятствуют свободному распространению литературы, — роняет хозяин.

— Какой, простите, литературы?

— Ну той самой, которая вам не по душе. Например, «Майн кампф» Гитлера.

Ельчанинов остервенело ерошит волосы — то ли от головной боли после святого праздника, то ли от восхищения собственной изобретательностью. А мы знаем, что не только гитлеровским бредом хотел бы наводнить нашу страну этот «ученый» муж. «Посев», «Грани» и прочие гнусные антисоветские писания хранит в своих закромах Ельчанинов. Он восторгается брошюрками, в которых ему подобные изображают Гитлера другом детей, пытаются оправдать предателей, осквернить память тех, кто ценой своей жизни спас Европу от «нового порядка»…

Скажем больше: у нашего собеседника весьма своеобразное представление о свободе, в том числе и о свободе распространения погромной литературы. В связи с этим у нас напрашивается вопрос:

— Вы знакомы, господин Ельчанинов, с уголовным правом?

— Нет, я преподаю другие предметы…

— А зря. Вы же провозглашаете себя эрудитом широкого плана. А ведь каждое государство, начиная с Древнего Рима, обусловливало в законодательном порядке право на защиту национальной безопасности и территориальной целостности, на охрану здоровья, нравственности и так далее. А вам, господин Ельчанинов, видимо, угодно, чтобы все было дозволено: и пропаганда в так называемой «литературе» разврата, насилия, морального разложения, человеконенавистничества.

— Да, я хочу, чтобы молодежь читала все…

— Но вы же сами возмущались ростом преступности во Франции, говорили о падении морали и нравственности. Разве эти процессы не есть и следствие наводнения экранов и книжного рынка той самой порнографической, сектантской и гангстерской стряпней?!

У нашего собеседника, видимо, иссякли все аргументы.

— У вас в стране книгу Чехова нельзя купить! — неожиданно выкрикивает он.

— Кто это вам сказал?

— Я не отвечу вам, не отвечу! Никогда вы не узнаете о моих связях!

А мы и не спрашиваем о них. Мы просто знаем, что этот «педагог» стремится обработать не очень щепетильных туристов, направляющихся в СССР, с которыми пытается переправить враждебные нам брошюрки. А по возвращении с пристрастием допрашивает их о положении дел в Советском Союзе.

Да, у нас есть еще трудности, господин Ельчапинов. И мы не скрываем их. Не забывайте, сколько мы потеряли в годы войны! С землей были сровнены города. Фашисты уничтожили 20 миллионов сынов и дочерей советского парода. Это знают и помнят все честные люди. А вы и прочие проповедники — слуги клеветы и «черной» пропаганды. Сегодня каждая советская семья хочет иметь в своей домашней библиотеке и Чехова, и Горького, и Толстого, и Симонова, и Леонова… Все это — свидетельство невиданно возросшего культурного уровня наших людей. До войны — мы помним — не было такого! Но даже при наших массовых тиражах издательства не успевают справляться с постоянно растущим спросом на книги. Нашу страну не случайно называют на Западе поголовно читающей. И мы гордимся этим, господин Ельчанинов! А вы злорадствуете: «Чехова нельзя купить!» Эх вы, горе-учитель! Вы не учите, а калечите своих студентов! Повторяем: магнитофонные ленты, оказавшиеся в наших руках, — веское тому доказательство!

Но мы не стали говорить всего этого Ельчанинову. Он бы все равно не понял. Спорить с врагом можно. Убедить подлеца нельзя. А Ельчанинов — мелкая душонка. Злобствующий пакостник. И доказательство тому — документ, который мы имеем на руках… Вспомните-ка, господин Ельчанинов, инструкцию вашего собственноручного изготовления, где вы признаетесь в том, что «занимаетесь полуконспира-тивным делом», к которому, мол, «нельзя подходить с теми же нормами и критериями, как к любому бизнесу». Далее вы указываете, что инструкция сия родилась не потому, что «фонд», который вас снабжает книгами, «не доверяет вам», не раскрывая, по понятным причинам, что это за фонд. Но нам-то он достоверно известен — это и так называемая Международная литературная ассоциация, и парижское издательство «ИМКА — Пресс», и «Студенческое христианское движение», к которому вы, господин Ельчанинов, имеете самое непосредственное отношение. Что же касается финансовой стороны вопроса, то вы уже сами расписались в источнике. Процитируем его:

«…Без этих отчетов все наше дело рискует провалиться. От многих из вас я уже получаю интересные отчеты. Напоминаю о том, что желательно в них указывать:

— Социальное положение или профессия того, кому были переданы книги.

— Город или область, в которых он обычно живет в России.

— Молодой, средних лет или пожилой.

— Какие книги и брошюры ему или ей были переданы или общее число, если книг было дано много.

— Все, что можете написать, т. е. отзывы, замечания и т. д.

— В том случае, если Вы передали книги не сами, а через третье лицо, попросите это третье лицо написать краткий отчет.

— Если в связи с передачей книг у Вас были некоторые расходы и Вам трудно самому их нести, то я имею возможность их Вам возместить. Указывайте, пожалуйста, сумму в долларах».

Вам-то уж доподлинно известно, Ельчанинов, что ЦРУ, конечно, удобнее рассчитываться со своими клиентами в долларах. В том числе и через вас.

Не секрет, однако, что вы напрасно тратите казенные деньги. Многие туристы попросту выбрасывают вашу продукцию. Это для вашего сведения и для сведения ваших хозяев из ЦРУ…

А теперь перенесемся мысленно из Франции в Брест, на наш контрольно-пропускной пункт, и познакомимся с неприглядной деятельностью двух шведов из другой религиозной общины — так называемой «славянской миссии», окопавшейся в этой скандинавской стране.

Но вначале немного истории. Не было ничего удивительного в том, что в нейтральной Швеции в 1903 году возникла довольно невинная общественная организация, ставившая своей целью распространение протестантизма среди русской эмиграции в Европе. Цели соответствовало и название: «Общество для распространения Евангелия в России».

А вот о «славянской миссии» не скажешь, что она невинна. Ее наименование — лишь прикрытие. Религия, и в частности засылка в СССР и другие европейские социалистические государства Евангелия, — только способ проникновения туда эмиссаров, имеющих обширные, весьма далекие от религии функции. А все дело в том, что после второй мировой войны «Общество для распространения Евангелия в России» стало собирать вокруг себя бежавших в Западную Европу изменников, активно прислуживавших в военные годы фашистам. Спецслужбы капиталистических государств, включая американское ЦРУ, активно содействовали изменению характера организации, превращению ее в один из пунктов идеологических диверсий против мира социализма. При этом, естественно, новые патроны не возражали против того, чтобы агенты общества, переименованного в «славянскую миссию», занимались также сбором клеветнической и тенденциозной информации о положении религии и верующих в социалистических странах.

Итак, Брест, КПП. Ночь. Границу пересекают двое — Сарельд и Энгстрем, шведы-туристы. Они возвращаются домой после вояжа по Советскому Союзу на машине «Форд-консул-2000», номерной знак HNР-368. Во время таможенного досмотра в автомашине был обнаружен тайник с антисоветскими сочинениями клеветнического характера. Шведы, по их признанию, получили эту «литературу» от лиц, с которыми они тайно встречались во время поездки по городам СССР. Все явки, адреса, телефоны были ими получены от руководителей «славянской миссии».

Оба «туриста» откровенно признались, что они и их другие коллеги по «путешествиям» старались получить как можно больше клеветнических, дезинформационных данных, а также сведений, представляющих собой государственные секреты.

Когда Сарельд и Энгстрем после обнаружения в их автомашине тайника с антисоветскими материалами были задержаны и находились под следствием в Бресте, а позднее в Минске, руководители «славянской миссии» попытались было выдать их за «гуманных просветителей», изобразить эдакой «жертвой КГБ». Но главари «миссии» были заинтересованы не только и не столько в том, чтобы обелить преступные действия своих эмиссаров. Главное — они хотели снасти лицо своего грязного гнезда, доказать боссам спецслужб, что «славянская миссия» может пригодиться им и в дальнейшем. Вот почему глава «миссии» некий Мартинссон, выступая по шведскому телевидению, всячески юлил, пытаясь скрыть от шведской и мировой общественности истинный характер возглавляемого им «заведения». Он клятвенно заверял, что руководит всего лишь евангелистской богоугодной организацией, занимающейся «не криминальной деятельностью, а простым обменом информацией» в духе… хельсинкских договоренностей.

Советские власти в интересах добрососедских отношений со Швецией, а также пойдя навстречу просьбе правительства этой страны, ограничились лишь выдворением господ «туристов» за пределы СССР. И что же? Шефы Сарельда и Энгстрема до сих пор продолжают гнуть свое. Так, заместитель Мартинссона Нэсмонд упорно выдает поездку названных эмиссаров «славянской миссии» в СССР «невинным путешествием, предпринятым ими по собственной инициативе, а не по чьему-то заданию». Этой лживой риторикой была заполнена и в спешном порядке изданная за подписями провалившихся «туристов» брошюра. Но… По словам даже такой правой шведской газеты, как «Экспрессен», авторы брошюры «сознательно пошли на нарушение советских законов, запрещающих проведение подрывной деятельности против СССР на его территории».

И еще. Ведь есть же добровольные признания самих Сарельда и Энгстрема, в которых они подробно рассказали о своих связях со «славянской миссией», о планах, графиках и подлинных целях «путешествия». Они привели данные о конспиративном характере деятельности организации, системе тайных форм и методов ее работы. И эти показания шведские «туристы» собственноручно подписали, подтвердив тем самым полную обоснованность предъявленных им советским следствием обвинений. Больше того, свою вину они признавали и во время встреч в Бресте и Минске с представителями шведского посольства в СССР.

И вдруг — поворот на сто восемьдесят градусов. Неуклюжий маневр! Факты — вещь упрямая, их не опровергнешь голословностью написанной под давлением (а под чьим давлением — понятно) брошюры.

Кстати, нельзя не упомянуть и о том, что «славянская миссия» — не единственная организация, прикрывающаяся религией для всякого рода нечистоплотной деятельности. У нее есть такие «родственники», а точнее, близнецы, как «Центр изучения религии и коммунизма» (Великобритания, Лондон), «Свет на Востоке» (Карнталь, ФРГ), «Миссия за. железным занавесом» (Норвегия, Осло). Только в Западной Европе таких псевдорелигиозных подрывных центров насчитывается более двадцати.

Что же касается Соединенных Штатов Америки, то здесь наиболее скандально зарекомендовали себя «Центр по изучению религии и прав человека в закрытых обществах» (Нью-Йорк), «Подпольная евангелизация» и «Иисус коммунистическому миру», обосновавшиеся в Калифорнии. Для их характеристики определение «скандальные» наиболее подходяще, притом не только в переносном, но и в буквальном смысле слова. Между этими «религиозными» организациями то и дело вспыхивает свара, грызня. Дело подчас доходит даже до суда. Так, некие Джо Басс и Стивеп Банков из организации «Подпольная евангелизация» однажды начали сутяжничество как лично с генеральным директором «Иисус коммунистическому миру» Майклом Вурмбрандтом, так и с возглавляемой им организацией в целом. Со своей стороны Вурмбрандт и «Иисус коммунистическому миру» выдвинули встречный иск против «Подпольной евангелизации» и персонально против Басса и Банкова. Обе сторопы обвиняют друг друга в жульничестве, аморальном поведении руководителей.

Вот так выглядят заокеанские родичи «славянской миссии».

Но вернемся вновь к ее стокгольмскому центру. Есть данные, что руководители «славянской миссии» скрывают подлинный характер своей деятельности и от шведских властей, которые постоянно подчеркивают, что Швеция является нейтральной страной, поддерживающей добрососедские отношения с СССР. И не может быть двух мнений по поводу того, что использование ее территории для ведения враждебной деятельности против социалистических стран — участниц Общеевропейского совещания в Хельсинки противоречит Заключительному акту этого совещания, подписанному и Швецией.

Однако что до этого руководителям «славянской миссии» и тем, кто стоит за кулисами ее диверсий?! Они продолжают свое черное дело. Уже после провала Сарельда и Энгстрема при въезде в СССР были задержаны шведские автотуристы Сив Маргарета Янссон и Карин Маргарета Ландгрен. Их автомобиль марки «фольксваген», номерной знак ЕС-056, был оборудован тайниками. При таможенном досмотре других автотуристов, неких супругов О. А. и П. Э. Хокканен, в их автомашине также были обнаружены тайники с контрабандой в духе психологической войны. Хокканен признал, что этой контрабандой их снабдила «славянская миссия», а автомашину они получили по доверенности у своего знакомого.

Естественно, возникает вопрос: кто же финансирует все эти махинации и грязные делишки — содержание штата сотрудников, издание литературы, покупку автомобилей и автобусов, оборудование их тайниками, подбор и обучение «туристов», оплату их поездок? Согласно официальным данным, доходы «славянской миссии» составляют миллионы шведских крон. Из них лишь небольшая часть выручается от продажи книг и брошюр. Все остальное проходит по статье «пожертвования». Но кто же тот «филантроп», который жертвует десятки и сотни тысяч крон? Кто стоит за спиной «славянской миссии» и ее близнецов? Кому это нужно и выгодно? Финская печать, отвечая на эти вопросы, не раз сообщала, что подобные операции финансирует ЦРУ США.

Итак, если судить о «славянской миссии» не по лицемерным заявлениям ее руководителей, а по делам Мартинссона и его подопечных, то становится совершенно очевидным, что эта «миссия» не что иное, как одно из звеньев империалистических спецслужб. В равной степени это относится и к тем сектам, ассоциациям и культам, с которых мы и начали свой рассказ.

Прежним курсом под новыми парусами

Международная пресса била тревогу. В Москве и Праге, Берлине и Варшаве, Вашингтоне и Лондоне, Мадриде и Париже все газеты и еженедельники выходили с броскими заголовками на первых страницах и обложках: «Осиные гнезда интервенции», «Инкубатор ЦРУ», «Черные замыслы и кровавые дела американских спецслужб в Африке», «Ямайка: тайная война ЦРУ», «ЦРУ и САВАК в Иране», «Новые когти ЦРУ», «На средства ЦРУ»…

Да уж, с момента своего создания Центральное разведывательное управление США сразу же стало главным органом шпионажа и подрывной деятельности Вашингтона на мировой арене. На позорном счету ЦРУ — шантаж и угрозы, государственные перевороты, убийства и насилия.

И однако же не все шло и идет в ЦРУ как по накатанной дороге. Многочисленные провалы этого ведомства «рыцарей плаща и кинжала» создают все более серьезные проблемы для проводимой США на мировой арене политики гегемонизма. И вот, чтобы сбить волну возмущения у американской и международной общественности неблаговидными действиями ЦРУ, в 1978 году было громогласно объявлено о планах по реорганизации этого ведомства.

Но еще несколько раньше это осиное гнездо, расположенное неподалеку от Вашингтона, в Лэнгли, потревожила специальная комиссия конгресса. Тогда-то и пролился свет на многие отвратительные акции этого ведомства. Журнал «Нью-Йорк таймс мэгэзин», например, писал в данной связи: «Вытащенное на улицу грязное белье ЦРУ загородило чуть ли не весь небосклон».

Вот это-то «белье» и решили слегка прополоскать. Подновить, не меняя характера и стиля деятельности ЦРУ. Да и вообще, реорганизация с самого начала была задумана как отвлекающий маневр, ширма, за которой, напротив, предпринимались усилия по укреплению, эдакой модернизации шниовско-подрывного ведомства.

За примерами ходить далеко не приходится. Так, к концу своего президентства Картер отменил целый ряд запретов, введенных в отношении ЦРУ им же самим. Был значительно ослаблен и контроль за этим ведомством со стороны конгресса США. С приходом же к власти администрации Рейгана ЦРУ вообще была предоставлена полная свобода рук. Больше того, принят ряд законов, ужесточающих наказание за разоблачение в печати действий американских шпионов. Ав конце 1981 года появился даже президентский указ, фактически снимающий все ограничения на проведение ЦРУ так называемых «скрытых операций» внутри США, а также разрешающий слежку за американскими гражданами за рубежом.

ЦРУ дозволено вербовать для своих целей журналисюв, ученых, священнослужителей. Но вот любопытная деталь: указ Рейгана сохранил запрет на политические убийства. Однако, по мнению наблюдателей, этот параграф лишний раз показывает, что документ ничего не стоит. Достаточно вспомнить, что в 1981 году была вновь предпринята попытка покушения на Ф. Кастро, готовилось убийство и президента Мозамбика С. Машела. Вслед за этим специальная комиссия по разведке палаты представителей одобрила план нового шефа ЦРУ У. Кейси «по отстранению от власти» руководителя Ливии М. Каддафи. В 1981–1982 годах ЦРУ значительно активизировало свою подрывную деятельность в Польше, координируя акции местных контрреволюционных группировок.

Таким образом, громогласно объявив войну «международному терроризму», вашингтонская администрация, по существу, дает полную свободу действий своему ЦРУ — организации, которая сама-io и является автором большинства террористических акций в мире.

Но давайте вернемся к заголовкам и аншлагам прессы, с которых и начата эта глава. Да, газеты по-прежнему бьют тревогу, пишут о грубой и беззастенчивой работе спецслужб США во многих странах мира. Короче говоря, ЦРУ продолжает плыть старым курсом, хотя и под несколько новыми парусами.

А теперь заглянем во времена более дальние. В те, когда еще продолжалась вьетнамская авантюра Вашингтона. Она вызывала протесты не только со стороны мировой общественности, по и среди самих американцев. Тогда-то и случилось следующее: группа антивоенно настроенных студентов Кембриджа (штат Массачусетс) ворвалась в научно-исследовательский центр по международным проблемам Гарвардского университета. Забаррикадировав двери, парни начали со всей тщательностью перебирать многочисленные досье, секретные документы и прочие бумаги, не подлежащие оглашению. Их поиски вскоре увенчались успехом: среди папок, принадлежащих сотруднику центра Уильяму Харрису, они обнаружили секретные протоколы заседания совета по вопросам внешних сношений от 8 января 1968 года…

Именно в тот день группа экс-шпионов из Центрального разведывательного управления США и несколько покровителей «рыцарей плаща и кинжала» собрались в штаб-квартире совета в здании Хэолд-Прэттхаус на Парк-авеню, чтобы обсудить роль ЦРУ в проведении так называемых «скрытых операций». Руководил обсуждением банкир Дуглас Диллон, ранее находившийся на посту помощника государственного секретаря и министра финансов. Основным докладчиком был бывший начальник оперативного управления ЦРУ Ричард Биссел. А стенографировал речи собравшихся упомянутый уже Уильям Р. Харрис.

Этот совершенно секретный документ, получивший в высших коридорах власти США название «Философия Биссела», содержал развернутые установки по проведению шпионажа против Советского Союза и государств — стран социалистического содружества, а также против развивающихся стран и государств Западной Европы.

В своем докладе Биссел выделил восемь видов скрытых операций, с помощью которых ЦРУ вмешивается во внутренние дела других стран. Перечислим их: 1) политические консультации и рекомендации; 2) субсидии отдельным лицам; 3) финансовая поддержка и «техническая помощь» политическим партиям; 4) поддержка частных организаций, включая профсоюзы, фирмы, кооперативы и т. д.; 5) скрытая пропаганда; 6) «частное» обучение отдельных лиц и обмен отдельными лицами; 7) экономические операции; 8) полувоенные политические операции в целях свержения или поддержки режима (такие, как операция в заливе Кочинос или действия в Лаосе).

Методы, как видим, разные, но суть их идентична. По мнению одного из биографов ЦРУ последних лет — Гарри Рэнсома, все эти методы можно охарактеризовать как «тайная политическая интервенция». Не случайно бывший шеф ЦРУ У. Колби в свое время вынужден был признать, что «во многих местах слова «американская разведка» ассоциируются с чем-то грязным».

А что думает по этому поводу сам Биссел? Вот что он говорил: «Скрытые действия — это попытка повлиять на внузренние дела других стран; иногда их называют «вмешательством» с помощью скрытых средств…»

Да уж, Биссел знает, что говорит. На его личном счету немало темных дел. Люди, близко знающие Биссела, отмечают, что этот выпускник Гротонского колледжа и Йельского университета стал кадровым сотрудником ЦРУ еще во времена Аллена Даллеса. В области проведения «скрытых операций» преуспел довольно быстро. Его успехам завидовали многие. О Бисселе даже поговаривали как о наиболее вероятном преемнике шпиона № 1 — Даллеса.

Однако при администрации Кенпеди популярность Биссела оказалась недолговечной. Объясняется это прежде всего провалом акции в заливе Кочинос. Ведь после ее провала подшефные Биссела не смогли даже изобрести надежной легенды или же «правдоподобного отрицания», что позволило бы вашингтонской администрации найти хоть какую-то степень самооправдания. В результате мир узнал всю правду о попытке американского вторжения на революционную Кубу. Биссел был уволен со своего поста…

Оскандалился он и с самолетом-шпионом У-2, который был спроектирован и построен по его личной инициативе. Немало нареканий было высказано в его адрес и в связи с разоблачениями в печати связей ЦРУ с частными организациями и фондами.

Однако все это ни в коей мере не повлияло на общую направленность политики США. Как отмечает в своих записках бывший специальный помощник в канцелярии заместителя шефа ЦРУ В. Маркетти, благодаря ЦРУ президент США мог санкционировать связанные с большим риском такие операции, как полет У-2 над территорией Советского Союза, инцидент в заливе Кочинос, полувоенные авантюры в Юго-Восточной Азии или вмешательство во внутренние дела Чили, при этом не принимая на себя ответственности за последствия подобных акций. Ведь если скрытые операции увенчаются успехом — хорошо. А если нет, то тогда президент может легко свалить всю ответственность на ЦРУ. И не было случая, чтобы Белый дом предпринял сколь-нибудь серьезную попытку пересмотреть практику скрытых действий ЦРУ. И в этом нет ничего удивительного, продолжает Маркетти. Вашингтонской администрации ЦРУ просто правится! Когда это ведомство проваливается или совершает промах, все, что нужно делать администрации, — это отрицать, объявлять выговор или грозить. Конечно, гнев Белого дома представляет для ЦРУ определенное неудобство, однако оно не заслуживает, как говорят американцы, «похоронной речи над пролитым молоком». Здесь лишь один из удобных аспектов прикрытия, под которым и орудует ЦРУ. Как и другие ширмы, это часть общего обмана, после чего ЦРУ, оправившись от своих промахов, немедленно приступает к разработке новых авантюр. И Белый дом их санкционирует, ибо не в силах отказаться от вмешательства во внутренние дела других стран.

К сожалению, приходится констатировать, что эта гегемонистская, империалистическая философия еще и поныне определяет внешнеполитический курс США, которые вели агрессивную войну во Вьетнаме, вторгались в Кампучию, бомбили мирный Лаос, выбрасывали десант в Доминиканской Республике, стояли за спиной Пиночета, поддерживали диктатора Сомосу в Никарагуа и шаха Ирана, вооружают Израиль, позволяя ему с предельной наглостью вмешиваться во внутренние дела соседних арабских государств, с помощью силы диктуя им свою волю.

Ну а что касается непосредственно Биссела… За годы своею пребывания в ЦРУ он немало внимания уделял частным авиакомпаниям. И не случайно в операциях этого ведомства против Кубы принимала самое активное участие авиакомпания ЦРУ «Дабл-чек корпорейшн». Она была основана в Майами и занималась, если судить по правительственным архивным документам, главным образом «посредническими операциями». На деле же фирма использовалась ЦРУ для военных целей. За это говорит хотя бы тот факт, что четверо ее пилотов были убиты во время вторжения в заливе Кочинос. Правда, тогда ЦРУ пришлось через подставное лицо корпорации «Дабл-чек…» выплачивать пенсии вдовам погибших летчиков, строго предупредив их о необходимости хранить полное молчание относительно прошлой деятельности погибших мужей.

По свидетельству политических наблюдателей, ЦРУ в настоящее время владеет крупнейшим в мире (если не самым крупным) «коммерческим» воздушным флотом. Ему принадлежат такие авиакомпании, как «Эйр Америка», «Эйр Эйша», «Сивил эйр транспорт» и несколько дочерних авиакомпаний в различных частях света.

Надо сказать, что «Сивил эйр транспорт» (СЭТ) была основана еще до создания самого ЦРУ — в 1946 году. Эта компания в первые годы своего существования обслуживала группу так называемых «летающих тигров» генерала Клэра Ченнолта, поддерживавшую безуспешные действия Чан Кайши в Китае. С 1949 года, после того как Чан Кайши был изгнан из Китая, СЭТ перебазировалась вместе с остатками разбитого воинства гоминьдана на Тайвань и в 1950 году влилась в фирму «Пасифик корпорейшн» — дочернее предприятие ЦРУ. В совершенно секретном меморандуме о «возможном ведении необычной войны в Юго-Восточной Азии» так описывались функции «Сивил эйр транспорт»: «СЭТ — коммерческая компания, занимающаяся выполнением как обычных полетов, так и полетов вне расписания на Дальнем Востоке. Ее штаб-квартира и крупные ремонтные базы размещаются на Тайване. СЭТ, принадлежащая ЦРУ, действуя под коммерческим прикрытием, обеспечивает воздушные перевозки для ЦРУ и некоторых других американских правительственных ведомств. Она поддерживает скрытые и тайные воздушные операции, предоставляя подготовленный и обученный персонал, снабжая снаряжением и авиационной техникой через открытые коммерческие каналы, а также ремонтируя довольно большое количество транспортных и других самолетов, числящихся в регистрационных списках Тайваня или США».

Самолеты СЭТ доказали свою способность действовать в различной обстановке, немедленно реагировать на различные ситуации, выполнять задачи, поставленные администрацией США. За последние 10 лет СЭТ провела ряд успешных операций. В частности, можно указать на осуществление более двухсот полетов над территорией КНР (особенно Тибетский горный массив), интенсивные полеты в небе Лаоса и т. д.

Однако, если судить по тому же документу, не все шло так уж гладко у воздушных пиратов из СЭТ. Например, однажды ЦРУ загрузило в самолеты, идущие из Южного Вьетнама в ДРВ, своих тайных агентов и военное спаряжепие. И то и другое предназначалось для развертывания на территории ДРВ секретной шпионской сети. Но, подобно другим диверсионным операциям, эта авантюра провалилась: «ценный груз» к месту назначения не прибыл.

В конце 50-х годов авиакомпания СЭТ была разделена на три самостоятельные компании, которые были переданы в подчинение принадлежащей ЦРУ корпорации «Пасифик корпорейшн». Одна из вновь образовавшихся авиакомпаний — «Эйр Америка» — взяла на себя большую часть функций, выполнявшихся компанией СЭТ в Юго-Восточной Азии. Другая — «Эйр Эйша» — стала обслуживать крупные объекты на Тайване. А часть компании СЭТ, сохранившая прежнее название, продолжала обеспечивать открытые и тайные полеты самолетов с Тайваня.

Печальную известность СЭТ получила еще и благодаря самолетам «Мандарин джэт», которые летали на линиях, соединявших Тайбэй с соседними азиатскими столицами.

Проходит время, и для авиапиратов от ЦРУ начинайся новая полоса неудач. Крупный скандал вспыхнул из-за катастрофы самолета С-46, в результате которой погибло 57 человек. В том числе и один из самых богатых деятелей Юго-Восточной Азии кинопромышленник из Малайзии Дато Лок Ван Тхо, а также несколько кинозвезд из его студии «Катей». Причины катастрофы до конца так и остались не выясненными. Точнее, их скрыли от общественности по какому-то таинственному приказу.

Затем разбился еще один самолет СЭТ. На этот раз «Боинг-727». Снова погибли люди. Причины катастрофы тоже остались невыясненными. Правда, полностью замять это дело не удалось. Кое-где прошли демонстрации протеста против участия «коммерческих» компаний США в воздушных перевозках пассажиров в странах Юго-Восточной Азии. И тогда ЦРУ пришлось «подсластить пилюлю», выплатив крупную сумму некоторым местным авиабоссам, лишь бы сохранить свое присутствие в этом районе…

В 1971 году у шпионского ведомства США возникли очередные неприятности. К тому времени компания «Эйр Америка», выделившаяся из СЭТ, настолько окрепла, что в конце концов другие компании, не связанные с ЦРУ, стали с возмущением обращать внимание на ее баснословно растущие прибыли. Одна из них — «Континентал эйрлайнз» — даже объявила действия «Эйр Америка» «незаконными».

Здесь следует подчеркнуть, что борьбу авиакомпании «Континентал эйрлайнз» возглавил один из ее шефов — Пьер Сэлинджэр. Тот самый Сэлинджэр, который в течение ряда лет находился на посту пресс-секретаря при президенте Кеннеди. Потому-то представители ЦРУ, которым предстояло вести переговоры с фирмой «Континентал эйрлайнз», чувствовали себя не совсем уверенно, отдавая себе отчет в том, что кто-кто, а Сэлинджэр, выходец из Белого дома, лучше других знает о деятельности ЦРУ в Юго-Восточной Азии, в частности, о ее прямых связях с авиакомпанией «Эйр Америка». Следовательно, нужно идти на уступки. И ЦРУ пошло на них, разрешив боссам из «Континентал эйрлайнз» подрабатывать на некоторых ее тайных операциях.

Можно было бы назвать еще целый ряд авиакомпаний, работающих на ЦРУ, привести примеры их преступной и незаконной деятельности. Однако небезынтересно и другое — кто же в системе американского шпионского ведомства руководил основными авиаподразделепиями? Им был некий Джордж Дул-младший. Именно он вплоть до своего увольнения из ЦРУ занимал должности президента «Пасифик корпорейшн» и главного управляющего авиакомпаний «Эйр Америка» и «Эйр Эйша». Дул неплохо подзаработал на войне в Индокитае, практически участвуя во всех авантюрах ЦРУ. Как отмечают в вышедшей в Америке книге «ЦРУ и культ разведки» ее авторы В. Маркетти и Дж. Маркс, «Джордж Дул оказывал ЦРУ многочисленные услуги, за которые не приходилось платить. Среди прочих услуг была его исключительно виртуозная, невозмутимая ложь: когда однажды корреспондент газеты «Нью-Йорк таймс» спросил Дула, связаны ли его авиакомпании каким-либо образом с ЦРУ, Дул ответил: «Если кто-нибудь оттуда и стоит за всем этим, то нам об этом ничего не известно». К тому времени Дул уже работал на ЦРУ 17 лет…».

По свидетельству очевидцев, Дулу мог позавидовать самый изощренный авантюрист и проныра. Так, когда в 1973 году из-за разоблачений ЦРУ пришлось распрощаться с авиакомпанией «Сазерн эйр транспорт» и оно попыталось тайно сбыть ее одному из своих бывших служащих, три частные авиакомпании заявили протест, указав, что эта сделка является по ряду причин незаконной. И что же сделал Дул? Не успело еще появиться в печати сообщение о купле-продаже «Сазерп эйр транспорт», как в перечне ее наличного имущества оказалось всего-навсего… три винтомоторных самолета. А ведь тремя годами раньше эта фирма по ходатайству того же Дула получила от ЦРУ миллионы долларов на приобретение современных реактивных самолетов. И куда же они делись? Можно с уверенностью сказать, что Джордж Дул, почувствовав определенную угрозу, ухитрился накануне торга передать новенькие машины одной из ныне действующих, но более надежно скрытых авиакомпаний ЦРУ.

А вот что пишут о нем все те же В. Маркетти и Дж. Маркс: «Авиалинии Дула всегда готовы перевозить оружие и отряды наемников для выполнения «специальных операций» ЦРУ. Оружие поступает с собственных оружейных складов компании «Иптерармо» и от других международных поставщиков. Наемники поставляются отделом специальных операций. Преемники Дула будут стремиться следовать ему во всем. Во-первых, потому, что они захотят иметь свою собственную секретную «империю», и, во-вторых, потому, что они верят в правоту тайного вмешательства ЦРУ во внутренние дела других стран».

А что это за компания «Интерармо»? Она была основана в 1953 году агентом ЦРУ С. Каммингсом, который начал свою деятельность еще во времена корейской войны. Ее штаб-квартира находится в штате Вирджиния, а филиалы разбросаны во многих странах. Каммингс поставляет все необходимое для тех же «специальных операций», проводимых ЦРУ.

А исполнители специальных операций — это гангстеры, действующие методами принуждения, запугивания, насилия и террора. Профессиональные убийцы, матерые преступники из рядов американской мафии «Коза ностра», изгнанные из гражданской авиации за всевозможные преступления пилоты — таков облик людей, выступающих в роли сотрудников ЦРУ в его заморских операциях. Вот как, например, объясняет свою миссию один из инструкторов ЦРУ по подготовке профессионалов-убийц лейтенант Т. Нарут: «Моя работа состоит в том, чтобы стимулировать склонности к убийству у тех военнослужащих, которые могли их проявить, чтобы они действительно убивали при определенных условиях». Далее Нарут говорит, что своих людей он готовит для последующей отправки в американские посольства за рубежом, где им дают соответствующее прикрытие. И что «они готовы убивать кого угодно в этих странах, если возникнет такая необходимость».

Один из методов подготовки этих убийц состоит в том, что им регулярно показывают фильмы, содержащие в высшей степени кровавые сцены насилия. «Привыкая к этим сценам, — утверждает лейтенант Нарут, — люди могут приобрести способность ничего не ощущать в подобных ситуациях… Психологи, как правило, отбирают для диверсионных отрядов лиц, отбывающих наказание за убийства в военных тюрьмах».

ЦРУ создало немало подобных «центров подготовки» как на территории самих США, так и за границей. В учебном центре в Кемп-Пери, в юго-восточной части штата Вирджиния, действует, например, лагерь «Ферма». А для проведения многочисленных авантюр в Юго-Восточной Азии отдел специальных операций ЦРУ создал особую базу на тихоокеанском острове Сайпан. По поскольку Сайпан не американское владение, а подопечная территория ООН, находящаяся под опекой США, то в ЦРУ весьма опасались отрицательной реакции ООН. Выход из положения был найден за счет маскировки и обмана. Так, когда на остров прибывала инспекторская группа представителей ООН, сотрудники ЦРУ срочно принимались за «санитарную обработку» базы. По словам одного из жителей острова, в подобных случаях учащиеся и инструкторы базы мгновенно исчезали. Убиралась и колючая проволока, снимались вывески «Посторонним вход запрещен». Но стоило инспекторской группе отбыть восвояси, как бава возобновляла работу.

Похождения миссионера Винченцо

В то летнее погожее утро по одной из центральных улиц Львова медленно шел человек в темных очках. Время от времени он кидал осторожные взгляды на таблички с номерами домов и что-то быстро записывал в блокнот. Было воскресенье, прохожие попадались редко. Пройдя с километр, человек в очках перешел на противоположную сторону улицы, постоял возле булочной и свернул в переулок.

Бернардо Винченцо, католический священник, уже не первый раз прогуливался таким образом по Львову. Он наезжал в этот город туристом неоднократно. До Львова ехал на автомашине. А вот по городу предпочитал ходить пешком. «Для настоящего туриста это более естественный способ знакомиться с памятниками культуры и старины», — любил поговаривать этот итальянский гражданин.

Естественно, каждый турист волен выбирать тот способ знакомства с достопримечательностями, какой ему нравится. Но то — турист. Бернардо Винченцо им не был. И, как стало известно из его же собственных показаний, многочасовые прогулки по Львову, да и некоторым иным местам, носили отнюдь не безобидный характер.

А показания священнику Винченцо пришлось давать после того, как… Впрочем, расскажем все по порядку.

Итак, автотурист Бернардо Винченцо, получив в очередной раз визу в Советский Союз, покинул западногерманский город Ингольштадт и, выбравшись на автостраду, прибавил скорость. Он явно торопился. Вернее, его торопили те, кто управлял всеми действиями миссионера Бернардо Винченцо. Представим этих «святых отцов»: кардинал Слипый и священник-националист Ортынский.

А теперь оставим на некоторое время «туриста» Бернардо Винченцо за рулем его «мерседеса» и познакомимся поближе с лицами только что упомянутыми.

Но вначале — немного истории. Как известно, начиная с XVI века на западных землях Украины утвердила свои позиции так называемая униатская (греко-католическая) церковь. Прошли столетия. К концу 30-х годов уже XX века произошло для униатов совсем неприемлемое: западные украинские земли воссоединились с Советской Украиной!

Вот тогда-то и началось. Иерархи униатской церкви без каких-либо колебаний выступили заодно с теми, кто жаждал и пророчески предрекал «неизбежный конец советской власти». Еще накануне войны глава униатской церкви Андрей Шептицкий обнародовал послание, в котором призывал всех верующих бороться с коммунистами. А когда Западная Украина оказалась под пятой фашистских оккупантов, граи Шептицкий сразу же переметнулся на сторону гитлеровце!.. В своих проповедях он неоднократно призывал свою паст! у служить верой и правдой оккупантам, безропотно выполнять все их приказы и распоряжения. Более того, Шептицкий. а также кардинал Слипый и прочие фашистские прихвостни самым непосредственным образом участвовали в формировании карательных подразделений украинских националистов. В частности, в сколачивании дивизии CG «Галичина». Они же направляли униатских священников-капелланов и в части немецкого вермахта.

Униатское духовенство занимает и сейчас крайне враждебную позицию по отношению к Советской Украине, Советскому Союзу в целом. Укрывшись после поражения гитлеровской Германии за рубежом, церковники сразу же объединились и с ОУН — организацией украинских националистов, и с АБН — так называемым антибольшевистским блоком пародов, во главе которого стал некий Ярослав Стецько. Что это за человек, каковы его идеалы? Ответим словами самого же Стецько. Как-то, путешествуя по Австралии, он прямо заявил: «Атомная война не особенно страшна для Украины, ибо «достаточно всего нескольких бомб, чтобы покончить с коммунистами».

Но и этого выкормышу фашистского абвера и оголтелому униату показалось мало. В следующем своем выступлении Стецько ляпнул буквально следующее: уничтожение нескольких миллионов человек, мол, не столь уж большая цена за «самостийницкие идеалы».

В этой связи нелишне вспомнить и призывы униатской газетенки «Америка», которая постоянно раздувает милитаристское кадило. «Следует, — восклицает, например, она, — накапливать оружие массового уничтожения для нанесения удара по противнику, и в частности по такому, каким является Советский Союз». Другой оуновский орган — «Украинский самостийник», прямо считает ядерную войну одним из самых эффективных способов борьбы со странами соцпагеря и предлагает правительствам западных стран «сбросить водородную бомбу на Москву, чтобы стереть ее с лица земли».

А на сборище так называемого «европейского совета свободы» (одним из главарей которого является все тот же Стецько) жалкая кучка предателей и антисоветчиков открыто обратилась к натовским государствам с резолюцией, требуя прекратить все переговоры с социалистическими странами и «укреплять собственные вооруженные силы, в том числе и термоядерные», скорее приступить к «наступательной политике освобождения».

В одном хоре с ними и униатские лидеры не устают кричать о «советской военной угрозе», требуют от паствы забыть даже само слово «разрядка». На страницах реакционного мюнхенского «Християньского голоса» их представитель, некий Кордуба, рекомендует вашингтонской администрации и впредь наращивать ядерный потенциал. Короче говоря, крест и бомба у этих «служителей бога» явно однозначны.

Униатские главари ныне тесно блокировались с изменниками Родины всех мастей. Например, с таким, как Тариф Султанов, тайным агентом ЦРУ. Это тот самый предатель, по доносу которого был схвачен, а затем казнен поэт-патриот Муса Джалиль.

Следует сказать, что Султанов накопил уже немалый опыт в использовании туристов из западных стран, выезжающих по путевкам в СССР, а также в деле внедрения на PC — РСЕ оуновских кадров. Заодно с упомянутым Ярославом Стецько, он — главный опекун националистического антисоветского журнальчика «Украинский самостийник».

Таковы подлинные хозяева «туриста»-священника Бернардо Винченцо, который в тот майский вечер подъезжал к советской границе. Его багаж состоял из двух чемоданов и неказистой картонной коробки. Но она-то и привлекла внимание сотрудников таможни. Туриста вежливо попросили вскрыть коробку. Тот вскинул брови, попытался разыграть роль эдакого понапрасну заподозренного честного человека, священнослужителя, исключительно преданного «братьям во Христе».

И все же коробку открыть пришлось. И что же? В специально оборудованном тайнике — двойное дно — таможенники обнаружили советские денежные купюры. В присутствии самого Винченцо и свидетелей деньги сосчитали. Сумма оказалась внушительной — 12 945 рублей. Естественно, не заявленная «туристом» в таможенной декларации. А ведь нарушение таможенных правил карается по соответствующему законодательству в любой стране.

Одним словом, деньги пришлось конфисковать, а самого Бернардо Винченцо задержать, ибо он сразу признал, что привез их для «инспирации нелегальной антигосударственной деятельности отдельных лиц в СССР из числа реакционно настроенных бывших униатов». Причем часть денег поступила к нему, дескать, от оуновцев.

Уже находясь под следствием, «турист» в сутане священнослужителя рассказал, что половину привезенной им суммы он должен был передать некоему Федорику — жителю Трускавца, а взамен получить от него сведения о якобы имевших место нарушениях прав человека в нашей стране.

Проверкой было установлено, что названный Федорик в 1944–1945 годах являлся настоятелем униатского монастыря в городе Золочев Львовской области и поддерживал постоянные контакты с оуновцами. За оказание материальной помощи бандитам, а также за то, что неоднократно укрывал их в стенах своего монастыря, он привлекался к уголовной ответственности. Однако, судя по дальнейшей подрывной деятельности, Федорик остался верен своим враждебным воззрениям и не порвал связей с преступным миром антисоветчиков.

Чистосердечные признания Бернардо Винченцо помогли ему избежать сурового наказания. Он был просто выслан из нашей страны. Но перед своим отъездом Винченцо изъявил желание во всеуслышание рассказать о неблаговидных, преступных действиях верхушки зарубежных униатов и украинских националистов, выступив перед журналистами на пресс-конференции. Сокращенную стенограмму этого выступления, а также некоторых вопросов и ответов мы и предлагаем ниже читателю:

— Я, Бернардо Винченцо, гражданин Италии, католический священник, служу в католической миссии для итальянских рабочих в городе Ингольштадте, ФРГ. До этого трижды был в Советском Союзе в качестве туриста.

Очередной раз я совершал поездку в Советский Союз в этом году, но 30 мая на границе советскими таможенными органами при досмотре у меня были обнаружены и изъяты спрятанные мною в специальном тайнике советские деньги в сумме 12 945 рублей, которые я контрабандным путем намеревался провезти через советскую границу.

За совершение указанного преступления я был арестован.

Находясь под следствием, я много передумал за это время. Поверьте мне, что священнику, попавшему в положение арестованного, да еще за преступление, которое не прощается ни в одном государстве, нелегко. Я понимаю, что оказался в очень неприглядном свете перед верующими.

В ходе следствия я имел время и возможность осознать всю тяжесть своей вины перед Советским государством и народом, а также ошибочность своего поступка в нарушении христианской морали. На следствии я дал откровенные показания по существу совершенного мною преступления и высказал просьбу предоставить мне возможность публично выступить перед журналистами с заявлением. Моя просьба удовлетворена.

Я заявляю, что, к моему глубокому сожалению, я только первый раз приезжал в Советский Союз как турист. В дальнейшем туризм был прикрытием.

Так и в этот раз я намеревался приехать на личной автомашине в город Львов под предлогом ознакомления с достопримечательностями города и посещения своих знакомых. Повторяю, это был только предлог. Фактически же я по заданию священника из города Розенхайм, ФРГ, Ивана Ортынского обязан был доставить во Львов контрабандным путем деньги униатским священникам, а также собрать сведения, которые интересовали кардинала Слипого — главу униатской церкви за границей.

Как вам уже известно, мое путешествие было прервано в самом начале.

Органами следствия мне была предоставлена возможность познакомиться с документальными данными, в том числе и с кинодокументами периода второй мировой войны, о тесном сотрудничестве Иосифа Слипого и других униатских священников с нацистами и лидерами украинских националистов. Я увидел, как при их поддержке и благословении гитлеровцы и националисты терроризировали население Украины, убивали мирных жителей, в том числе детей, женщин и стариков.

Я прошу понять меня как человека, родившегося и выросшего на Западе. О многом, что я здесь узнал, я был почти не осведомлен. Если говорить откровенно, я проявлял симпатии к националистически настроенным представителям украинской эмиграции и духовенства. Это, собственно, и предопределило мое решение содействовать Слипому и Ортынскому в оказании помощи лицам на Украине, которые, по их словам, якобы пострадали за веру. Теперь я иначе смотрю на деятельность организаций украинских националистов на Западе. Я знаю, что они призывают к развязыванию третьей мировой войны, которая, по их расчетам, уничтожит Советский Союз как государство, и тогда исполнятся их надежды на создание «самостийной Украины» и возрождение униатской церкви.

Меня особенно тревожит, что эти антигуманные стремления не только не осуждаются, а, более того, находят в ряде случаев поддержку руководства греко-католической церкви. Подобная деятельность воистину кощунственна, ибо в памяти народов еще свежи страшные последствия второй мировой войны, в которой погибли миллионы людей, в том числе и в вашей, и в моей стране.

Осознав совершенное мною преступление перед Советским Союзом и народом, я понял, что оказался втянутым в политическую акцию, дух и цель которой полностью противоречат моим убеждениям как человека и как священника. Я не только не одобряю антисоветских действий Ортынского и Слипого, но и возмущен тем, что они использовали меня как орудие для совершения такого грязного дела, каким является контрабанда, в том числе политическая. Я не контрабандист. Я священник. На преступный путь меня толкнули. Деньги, которые мной передавались, я должен был распределить следующим образом: 4850 рублей — знакомому Ортынского униату Федорику, жителю Трускавца, для бывших монахов греко-католических орденов редемптористов и василиан, а остальные — родственникам Ортынского, поддерживающим контакты с бывшими униатскими священниками.

Перед выездом в СССР Ортынский, ссылаясь на указания кардинала Слипого, поручил мне также собрать сведения о положении якобы действующих на Украине остатков униатского духовенства и монашества, о якобы имеющих место фактах преследования их со стороны органов Советской власти. Ортынского также интересовала информация о так называемом нарушении прав человека в СССР в области религии.

Все эти сведения я должен был получить при встречах с указанным Федориком и родственниками Ортынского.

Эта информация, как утверждал Ортынский, крайне необходима кардиналу Слппому, как я сейчас понял, для использования во вред Советскому государству. По словам Ортынского, раньше он сам собирал для кардинала Слипого сведения подобного рода. Но теперь боится приехать во Львов с этой целью, так как активно выступает в националистической прессе с антисоветскими статьями. Мне известно также, что Ортыпский тесно связан с украинскими националистами в Мюнхене, лично знаком с их руководителями, часто отправляет для них богослужения, выступает с проповедями. Именно от организации украинских националистов в Мюнхене Ортынский получил и вручил мне деньги в сумме 6700 рублей для контрабандного провоза через границу.

Я испытываю чувство угрызения совести и раскаяния за то, что действовал против интересов Советского государства. Глубоко осознаю свою вину и понимаю, что заслуживаю строгой меры наказания.

Я обратился к Советскому правительству с просьбой о снисхождении: не привлекать меня за совершенное преступление к судебной ответственности, помиловать и разрешить возвратиться на родину.

Как и в своем заявлении правительству, заверяю вас, что никогда впредь не позволю себе каких-либо недружественных, а тем более враждебных действий против СССР. Одновременно хочу обратиться к моим собратьям и всем верующим, чтобы они никогда не дали втянуть себя в грязные политические авантюры. Я, как священник, буду молиться за мир и добрые отношения между людьми.

Вопрос: Известно ли вам, кому принадлежали деньги, которые вы должны были по поручению кардинала Слипого и Ортынского передать во Львове?

Ответ: Да, известно. Более 6000 рублей, как рассказал мне Ортынский, принадлежали зарубежной униатской иерархии, остальные деньги он получил от организации украинских националистов в Мюнхене, Бавария.

Вопрос: Выходит, что украинские буржуазные националисты из Мюнхена вместе со Слипым пытаются возродить враждебную деятельность униатов на Украине?

Ответ? Да, это так. Деньги, которые я вез, предназначались униатским священникам на Украине для инспирации их нелегальной деятельности.

Вопрос: Вы сказали, что выполняли подобные поручения Слипого и Ортынского во время предыдущих посещений Украины. Не смогли бы вы рассказать об этом более подробно?

Ответ: Находясь во Львове в 1976 и 1978 годах, я, по просьбе Ортынского, контрабандным путем провез через государственную границу СССР и передал его сестрам Марии и Любе в 1976 году три чемодана с вещами и 2000 рублей, в 1978 году — два чемодана и 3000 рублей. Все это предназначалось для поощрения сбора необходимой информации и поддержки лиц, оставшихся верными Слипому. Относительно информации я хочу сказать следующее: ни в прошлом, ни сейчас мне не удавалось это сделать по не зависящим от меня причинам.

Вопрос: Какие цели преследовали вы лично, выполняя секретные поручения Слипого и Ортынского при поездках в СССР?

Ответ: Выполнив это задание, я рассчитывал при поддержке Слипого получить от Ватикана почетный католический титул «монсиньор». Кроме того, Ортынский каждый раз возмещал мне расходы, связанные с туристической поездкой в СССР.

Вопрос: Знали ли вы, что те, кто посылал вас в вашу страну, и в частности глава зарубежной униатской церкви кардинал Слипый, проводят враждебную деятельность против Советского Союза?

Ответ: Вначале, как я уже сказал, я недостаточно глубоко разбирался в этих вопросах и даже верил униатам, что они заботятся лишь об интересах церкви. Однако со временем на своем горьком опыте я убедился в том, что Слипый и действовавший по его указке Ортынский под прикрытием религии занимаются активной политической деятельностью против Советского государства, несовместимой с призванием священнослужителя. Более того, как я сказал уже в своем заявлении, они сделали меня, священника, не питавшего к Советскому государству враждебных чувств, орудием исполнения своих антисоветских замыслов.

Вопрос: Какое все-таки впечатление сложилось у вас о положении религии и церкви в СССР?

Ответ; Будучи трижды в СССР и имея возможность свободно разъезжать по вашей стране, я беседовал со многими советскими людьми, в том числе со священниками, посещал исторические достопримечательности, культовые учреждения. Во Львове, в частности, я побывал в кафедральном католическом костеле, православном соборе святого Юра. Везде, где бы я ни был, я видел, что верующим в СССР созданы условия для свободного удовлетворения религиозных потребностей. Это относится в равной степени и к моим братьям-католикам, с которыми я молился в костелах Львова. На Западе, к сожалению, есть немало людей, в том числе и кардинал Слипый, униатский епископ Корнеляк Платон, священник Ортынский, их друзья из числа украинских националистов, которые пытаются представить все это в ложном свете, оклеветать советскую действительность.

Как я теперь понял, это им нужно для того, чтобы угодить определенным кругам на Западе, которые, как и они, недружелюбно относятся к вашей стране.

Вопрос: Сочетаются ли нормы христианской морали с совершенным вами преступлением, с действиями кардинала Слипого и его подручного Ортынского, которые именуют себя священнослужителями, а в действительности занимаются подрывной деятельностью, толкают людей на преступный путь?

Ответ: Каждый человек может совершить в жизни ошибку. Так случилось и со мной только потому, что я доверился этим лицам. Сейчас я глубоко осознал, что своими преступными действиями я нарушил не только законы Советского государства, но и требования христианской морали. И за это должен понести суровое наказание не только от советского народа, у которого сегодня прошу публично прощения, но и перед своей совестью и богом. Видимо, еще большего осуждения заслуживают те, кто толкает людей на совершение преступных действий. В данном случае я говорю о кардинале Слипом и священнике Ортынском.

Вопрос: Знали ли вы о том, что иерархи униатской церкви, в частности Шептицкий и Слипый, в период фашистской оккупации благословляли украинских буржуазных националистов на массовые убийства так называемых иноверцев — русских, поляков, евреев?

Ответ: Нет, я этого не знал. Теперь, ознакомившись с документальными материалами о страшных зверствах националистов из фашистских карательных формирований, я узнал о геноциде, которому подвергали невинных людей, об уничтожении целых сел и поселков в Галиции и других районах. Меня особенно поразило, что это совершалось с благословения иерархов униатской церкви.

Мне сейчас ясно, что украинские буржуазные националисты, осевшие в ФРГ и других странах Запада, бежали туда от справедливого народного гнева. Ненависть к вашему строю толкает их на любые, даже самые грязные, действия против своего народа. Я убедился, что националисты и униатские иерархи действуют совместно.

Вопрос: Как относились к вам работники следственных органов СССР?

Ответ: Во время следствия представители государственных органов относились с уважением к моему человеческому достоинству. Мои религиозные чувства не оскорблялись. Все мои просьбы удовлетворялись. Я поддерживаю переписку с родственниками и сослуживцами, имею возможность читать итальянскую прессу и художественную литературу, со мной встречались сотрудники итальянского посольства в Москве.

Вопрос: Не побуждали ли вас к каким-нибудь заявлениям или действиям, которые противоречили бы вашему мировоззрению священника?

Ответ: С публичным заявлением я выступил по собственной инициативе и доброй воле. Это случилось исключительно в результате моральных переживаний и мучивших меня угрызений совести…

Вот так сорвалась еще одна антисоветская акция реакционных церковников, готовых на все во имя своекорыстных интересов и оголтелого служения империализму.

Провокаторы

В советской прессе не раз уже приводились неопровержимые доказательства шпионской деятельности американских спецслужб в СССР, в частности, писалось о пойманной с поличным сотруднице посольства США в Москве агенте ЦРУ М. Петерсон.

Но вот что характерно: чем чаще терпят в Советском Союзе провал неблаговидные деяния ЦРУ, тем больше нагнетается обстановка антисоветизма и шпиономании в самих Соединенных Штатах. Вполне понятно, что подобным образом американские секретные службы пытаются поддержать свою замаранную репутацию, а вашингтонская администрация, равно как и конгресс, после такой шумихи благословляет эти службы на продолжение их преступных методов.

Да, иначе, нежели преступными, эти методы назвать невозможно. А до каких пределов морального падения доходят американские «рыцари плаща и кинжала», показывает хотя бы факт использования агентами спецслужб США ядов, ампулы с которыми были найдены, например, советскими контрразведчиками в шпионском тайнике-булыжнике, изъятом у «вице-консула» посольства США в Москве М. Петерсон.

Ныне американские спецорганы используют в своих грязных целях самые новейшие достижения науки и техники. И получается: все то, что должно было бы служить на благо человечеству, оборачивается ему во вред.

Думается, что организаторам разного рода антисоветских клеветнических пропагандистских кампаний давно бы уже нужно было отдать себе отчет в том, что их акции падают все ниже и ниже. Так, в частности, обстоит дело и с претензиями Вашингтона рядиться в тогу эдакого «защитника прав человека». Американская администрация учредила по этой проблеме даже специальные ведомства. Но вот парадокс: этим ведомствам почему-то не поручено заниматься возложенным на них делом в самих США, где бесцеремонно попираются самые насущные и элементарные гражданские права и свободы. Оно и понятно, все помыслы Вашингтона направлены лишь к одному — вмешательству во внутренние дела других государств, что полностью противоречит Хельсинкским соглашениям. И ведь вот до чего дошло: палата представителей США приняла резолюцию по вопросу, который отнюдь не относится к компетенции ни вашингтонских властей, ни американского законодательства! Речь идет о резолюции «протеста» против приговора Московского городского суда некоему 10. Орлову за осуществление им подрывной антисоветской деятельности.

За что конкретно судили этого Орлова? Он систематически распространял на территории СССР антисоветские материалы, вошел в контакты с представителями иностранных государств и через них передавал за рубеж антисоветским центрам всякого рода фальшивки, цель которых — порочить советский государственный и общественный строй. А подобная деятельность карается не только в Советском Союзе, но и в других странах. В том числе и в США. Так при чем же здесь какие-то резолюции «протеста»?

Хочется особо подчеркнуть: лицемерная кампания в защиту «прав человека» все чаще подвергается критике и в самих США. Так, комментируя доклад госдепартамента, рекламирующий эту антисоветскую затею, газета «Крисчен сайенс монитор» писала: «Сейчас появилась опасность, что политика в области прав человека становится настолько подверженной влиянию политических мотивов и соображений практической целесообразности, что утратит всякую эффективность».

А иначе и быть не может, поскольку США подменяют серьезное обсуждение проблемы прав человека, к которому Советский Союз всегда готов, демагогией и спекуляциями, подчиненными тактическим целям тех в Соединенных Штатах, кто выступает против принципов Хельсинки, против политики разрядки.

Да, мы готовы вести предметную, конкретную дискуссию о соблюдении прав и свобод человека, включая проблемы юридические, политические и социальные. И нам есть что сказать по этому поводу. Но вот США сознательно уходят от такого разговора, отлично зная, что именно социализм смог обеспечить своим гражданам такие реальные права и свободы, которых люди, живущие в капиталистическом обществе, лишены в силу самой природы этого общества. Вот почему в Вашингтоне и уклоняются от прямых дискуссий по проблеме прав человека, принятия на себя обязательств на деле соблюдать эти права, ратификации соответствующих международных документов, а занимаются проволочками и передергиванием фактов.

А конкретные-то факты показывают: главная роль как в клеветнической пропаганде, направленной против СССР и других социалистических стран, так и, особенно, в переводе этой пропаганды на практические рельсы отведена в США подрывным центрам. Не случайно же почти одновременно с развертыванием кампании в защиту «прав человека» была проведена и реорганизация американских пропагандистских служб, о которых мы уже говорили.

Психологическая война, идеологические диверсии, направленные против реального социализма, — такова фактическая программа американской внешнеполитической пропаганды. Что же касается тайных спецслужб, то они занимаются прямыми диверсиями, вербовкой из отдельных разложившихся, идейно не устойчивых людей в социалистических странах шпионской агентуры, засылкой в эти страны своих агентов  используют все другие атрибуты политики «плаща и кинжала». При этом полномочия разведслужб настолько велики, что они нередко подменяют собой военные, дипломатические и другие органы, весьма активно воздействуют и на внешнюю политику США.

Разведывательные ведомства имеют самое непосредственное отношение и к клеветнической кампании о «советской военной угрозе», и к лицемерным акциям по поводу мнимых «нарушений прав человека» в социалистических странах и якобы «поддержки Советским Союзом международного терроризма». Они, повторяем, вездесущи.

А теперь поговорим вот о чем. Американская пресса с благословения власть имущих то и дело пичкает своих читателей фальшивками о «советском шпионаже». В то же время тщательно замалчиваются попытки ЦРУ завербовать агентуру среди советских граждан в США. Расскажем о некоторых таких попытках.

К советскому гражданину К., сотруднику секретариата ООН, стал проявлять усиленное внимание некий Джерри. При помощи находившихся в его распоряжении агентов — сотрудницы секретариата ООН Джуди Коулмен и ее мужа Топи Коулмена Джерри начал осторожно «обрабатывать» К. А затем напрямую предложил тому вступить в контакт с американской спецслужбой, пытался вручить крупную сумму денег в обмен на согласие передавать секретную информацию.

Какую именно? Об этом Джерри сообщил К. письменно. В письме предлагалось назвать имена советских граждан, находящихся в США, которых можно было бы склонить к сотрудничеству с американскими секретными службами. Но это — позже, а на первый случай от К. требовалось привести лишь имена его знакомых и родственников в СССР, имеющих отношение к технической и военной информации. При этом указать их служебное положение и организации, где они работают.

Далее в письме говорилось, что если К. не сможет встретиться с Джерри до отъезда из США (К. собирался уезжать на Родину), то он должен связаться с ним при первой же новой командировке за границу. Был назван и телефон для связи — 876-7011, а также адрес некоего Крейга Б. Леминга — 4368, Саус Акрон-стрит, Энглевуд, Колорадо 80110, США. И наконец, если после сообщения по этому адресу сам Джерри не сможет выйти на связь, то в условленное место явится его «коллега». Он будет держать в руке очки и спросит: «Вы Тони?», после чего представится как «друг Джерри».

В конце письма были такие слова: «Уничтожьте послание, положив его в воду, оно растворится».

Эта попытка вербовки позорно провалилась. И тогда сотрудники ЦРУ попытались завербовать другого сотрудника представительства СССР при ООН — советского гражданина В. Его пригласили под чисто деловым предлогом в нью-йоркскую гостиницу, что находится на углу Лексингтон-авеню и 22-й стрит. Два сотрудника ЦРУ, «неожиданно» оказавшиеся в гостинице, бесцеремонно предложили В. предоставлять американской разведке характеристики и данные о работниках представительства СССР при ООН. Когда же В. дал соответствующую отповедь провокаторам, те стали шантажировать, угрожая испортить ему «дипломатическую карьеру». Но В. оказался стойким человеком, настоящим патриотом своей Родины.

А вот случай иного рода.

Некто А. Нилов, рождения 1949 года, закончив в 1972 году в Москве Университет имени Патриса Лумумбы, был направлен в Алжир, где стал работать инженером-лаборантом Национального института нефти, газа и химии, расположенного в Бумердесе.

Пренебрегая оказанным ему доверием и вместо того чтобы помогать независимому Алжиру в развитии его национальной экономики, как это делают другие советски о специалисты, Нилов сразу же стал искать «легкую жизнь». Он завел знакомства с иностранцами — Дональдом Халедам, Томасом Саендреем и супругами Харампио, которые служили в алжирской компании «Сонатрак», ведущей разведку нефтяных месторождений, и в американской газовой фирме ДРС. Тут-то Нилов и был «замечен» американским профессиональным разведчиком Дональдом Халедом. Тот быстро понял, что имеет дело с морально не устойчивым, а проще говоря — грязным типом, то есть с таким «товаром», который и нужен ЦРУ.

Нилов начал искать каналы для выезда в Соединенные Штаты. И оказался в руках еще одного американского разведчика, конечно же тесно связанного с Халедом, — вице-консула США в Алжире Гэлбрайта. Тот уже без всяких церемоний предложил Нилову стать агентом ЦРУ.

Гэлбрайт одновременно и пригрозил Нилову: «Если ты попытаешься сделать что-либо не так, мы все равно тебя найдем и расправимся. Помни, у нас длинные руки». И тот стал сообщать «вице-консулу» все те данные, которыми располагал о советском посольстве в Алжире, а также сведения о советских специалистах в Бумердесе.

Затем на вилле Гэлбрайта Нилов прошел курс обучения по радиоделу и тайнописи. И с кличкой Тигр, снабженный деньгами и радиоприемником, договорившись о дальнейших связях с американской резидентурой, отбыл в Москву, ибо срок его работы в Алжире завершился. Здесь он вскоре получил шифрованную радиограмму и, согласво инструкции, нашел тайник в районе Новослободской улицы. Все было готово к новой «работе».

Однако вскоре связь Нилова с американскими шефами была прервана, так как его призвали в армию на переподготовку. Представители посольства США в СССР попытались было восстановить ее, но опоздали: Нилов уже был арестован за связь с иностранной разведкой…

Но не одной лишь вербовкой, как говорится, живут спецслужбы США. Нередко объектами их возмутительной деятельности становятся даже находящиеся на американской территории учреждения иностранных государств. В том числе и наши, советские.

В этой связи напомним: в интересах расширения контактов, а также лучшего взаимопонимания в свое время в Ленинграде было открыто американское консульство, а в Сан-Франциско — советское. И что же? Как и всякое здание, помещение советского генерального консульства в Сан-Франциско, а также квартиры его сотрудников время от времени нуждаются в ремонте. Так вот, в ходе очередного ремонта в помещениях шестого этажа служебной части были обнаружены радиозакладные подслушивающие устройства с питанием от электросети. А на третьем и четвертом этажах аналогичные закладки находились под электророзетками, были замаскированы под плинтусами и штукатуркой. Это были холлы северо-западной части здания, стены которого выходили на улицу Бейкера. Под одну же из закладок (уже радиозакладка) провокаторы использовали стену, обращенную к частному дому по улице Грин. Здесь узел соединительных проводов был закрыт алебастровым раствором. И подслушивание проводилось вне здания советского консульства. Как говорится, по последнему слову техники…

Да, американские спецслужбы непрерывно совершенствуют системы подслушивания, применяя для этого и электронные устройства. Опыт подобной работы у них солидный. Он приобретался и во Вьетнаме, и в Чили, и в Африке. Взята, должно быть, на вооружение и операция «ремонтников», орудовавших в отеле «Уотергейт». Тогда подслушивающие устройства были установлены в избирательном штабе демократической партии. Правда, вспыхнувший после этого скандал стоил власти республиканцам. Но и при администрации демократов от подобных приемов не только не отказались, но, напротив, они получили свое дальнейшее развитие.

Вполне понятно, что «на прицеле» ЦРУ в первую очередь находятся представители СССР и других социалистических стран, а также советские учреждения на американской территории. Так, подслушивалась с местной автоматической телефонной станции загородная резиденция советского посла. Микрофоны, передатчики и другие подслушивающие устройства были оборудованы в старом здании советского торгпредства в Вашингтоне. Они оказались и в доме на улице Кеннектикут, куда вскоре переехало это торгпредство. Сотрудники наших учреждений в США иногда обнаруживают подобные устройства даже в своих автомашинах.

Советская сторона не раз обращала внимание американских властей на недопустимость подобных действий. И все же спецслужбы США, грубо нарушая дух Хельсинки, продолжают действовать против разрядки, против нормального развития советско-американских отношений.

Агрузовы, Поремские и иже с ними

Среди сил международной реакции, ведущих активную пропаганду антикоммунизма и подрывную деятельность против стран социализма, вот уже более 60 лет отрабатывает иудины сребренники и религиозно-политическая группировка, в свое время появившаяся на ниве белогвардейской эмиграции. В нее входят представители самой реакционной части православного духовенства, которые называют свою группировку «русской православной церковью за границей» или же короче — «русской зарубежной церковью».

Лидеры «русской зарубежной церкви» идут в одной шеренге с теми, кто выступает против разрядки, против мирного сосуществования государств противоположных социальных систем и делают все возможное, чтобы мир снова вернулся к временам «холодной войны». Заодно с оголтелыми милитаристами они, в частности, приложили максимум усилий к тому, чтобы США сорвали ратификацию и вступление в силу Договора ОСВ-2.

Самые крепкие и широкие связи «русская зарубежная церковь» имеет с деятелями «Народно-трудового союза». Формы и методы сотрудничества у этих двух антикоммунистических организаций весьма разнообразны, причем многие активисты НТС по совместительству орудуют и в «русской зарубежной церкви». В их числе — некий Г. Рар, И. Агрузов и другие. С Агрузовым, к примеру, лидеры «церкви» спелись на почве лицемерной «борьбы за права человека». А как это произошло и кто такой Агрузов, стоит рассказать более подробно. Особенно если учесть, что этот мракобес в последние годы с небывалым рвением включился в хор антипольской реакции, стремящейся сбить ПНР с избранного ею социалистического пути развития.

Но сначала возвратимся в год 1975-й, в Женеву. Именно там и тогда состоялась встреча эмигрантского отребья Тех самых отщепенцев, которые, предав интересы своих народов, оказались на Западе. Одни просто сбежали, другие выехали по «израильскому каналу». И вот это-то разношерстное, разъедаемое внутренними склоками сборище на все лады кричало о необходимости создания в социалистических странах подпольных подрывных центров, взывало к россам мюнхенских радиостанций «Свобода» и «Свободная Европа» об увеличении часов вещания на эти страны.

В конце концов на встрече порешили: поскольку своей казны на идеологические диверсии, как ни крути, все равно нет, а «музыку»-то заказывает ЦРУ, то вот и пусть, мол, оно и платит.

А «отцам» из Лэнгли только этого и надо было. К тому времени ЦРУ уже активизировало различные  организации, а также реакционные печатные издания «Анекс», «Курьер», «Новы» и «Культура», выходящие в США, Франции, Англии. Не обошло оно своим вниманием и обосновавшееся во Франкфурте-на-Майне так называемое «общество в защиту прав человека». Да и как его обойдешь, если «общество»-то создано собственными руками ЦРУ еще в 1972 году! Вот одним из самых активных деятелей этой крайне реакционной организации и остается по сей день И. Агрузов.

Мне довелось беседовать с этим махровым антисоветчиком в его же логове на одной из центральных франкфуртских улиц. Но еще до встречи меня вкратце познакомил с Агрузовым и его компанией выходящий в Кёльне ежемесячник «Блеттер фюр дойче унд интернационале политик». Цитирую из него: «Иван Агрузов — функционер Народнотрудового союза, человек, входящий в так называемый «закрытый сектор» этой организации. Члены сектора живут по классической конспиративной системе, скрываясь под фальшивыми именами и обмениваясь друг с другом шифрованными донесениями. Известно также, что этот сектор специализируется на террористических и шпионских операциях, направленных против социалистических стран, и для этого поддерживает интенсивные контакты с секретными службами ФРГ и других стран Запада».

А теперь — о нашей встрече с этим «деятелем».

…Оказавшись в прихожей офиса, я попросил грузного и высокого молодого охранника доложить обо мне Агрузову. Тот исчез и долго не появлялся. Потом пришел, по не один, а с каким-то еще парнем. По взволнованным лицам обоих можно было понять, что их хозяин не очень-то рад предстоящей встрече с советским журналистом. Из невнятных слов я разобрал лишь одно: Агрузов сейчас занят, но скоро освободится… Понятно: тот просто тянет время, связываясь с кем-то из своих шефов по телефону. И спрашивает разрешение на принятие столь неуместного гостя.

Наконец разрешение, видимо, было получено, ибо хозяин офиса все-таки вышел ко мне.

Передавать в деталях весь наш длинный разговор, думается, нет нужды. Он касался самых разных тем. Но главной его особенностью было то, что Агрузов все время старался выставить себя в роли эдакого «борца за права человека», всячески открещивался от своего позорного прошлого и не менее грязного настоящего. Но журнал «Блеттер фюр дойче унд интернационале политик» (компетентность которого не отрицал и сам Агрузов) это его настоящее рисует четко. Процитирую очередной абзац из его статьи: «Да, «общество» в своей подрывной деятельности пользуется прямым руководством и поддержкой не только НТС, но и западных секретных служб. Действия столь широкого масштаба «общества» вряд ли могут быть обеспечены относительно скромными собственными финансовыми средствами (членский взнос составляет около 4 западногерманских марок)».

Все, как говорится, расставлено по своим местам. А Агрузов тем не менее темнит…

И еще одна цитата. На сей раз из «Диариу» (Лиссабон): «Иван Агрузов в прошлом сотрудничал с гитлеровской национал-социалистской партией». А что об этом скажет сам Агрузов?.. Ах, он не помнит, оказывается, подобной «детали» из своей биографии. Что ж, напомним. Полагаем, что вы, господин Агрузов, не забыли хотя бы где родились? Если запамятовали — тоже напомним: в городе Печоры Псковской области. Когда этот город во время войны захватили фашисты, вы добровольно пошли служить в гитлеровскую жандармерию. А потом вместе с отступающими хозяевами бежали на Запад.

Но кончилась война, и вы с «наградным» фашистским клеймом предателя Родины явились в НТС. Там таких только и ждали. Ведь в годы войны НТС стал едва ли не официальным филиалом гестапо.

Потом через НТС на ваш след напало ЦРУ. И пошло-покатилось…

Может быть, станете также отрицать, что имеете и своего рода «педагогический» опыт? Тогда напомним еще одну деталь: в местечке Бад-Висзее (ФРГ), в американской диверсионной школе, вы под кличкой Виктор Иванович подвизались в роли инструктора и обучали шпионов знакомому для вас ремеслу — терроризму. А в 1953 году сами готовились совершить «рейд» в СССР для подрывной работы. Но сорвалось. Теперь призываете поляков к подпольной деятельности.

Хотелось бы рассказать еще одну историю, связанную с НТС и церковными реакционерами за рубежом

В редакцию газеты «Известия» пришло письмо. Из ФРГ, из Франкфурта-на-Майне, как раз из того города, где осел Агрузов. В конверте имелась и небольшая сопроводительная записка: «Направляю письмо небезызвестного господина Поремского, оставленное им в известном ему месте в связи с прогрессирующим склерозом. Настоятельно рекомендую с письмом не церемониться. Доброжелатель».

Чей доброжелатель? Не трудно было догадаться, что уж во всяком случае не господина Поремского, ибо в противном случае забытое где-то послание, вероятно, вернулось бы к его автору — одному из «фюреров» НТС, его идеологов.

Итак, Поремский пишет своему лондонскому другу, некоему Юре, и излагает ему сокровенные мысли по поводу разных политических махинаций.

В послании обсуждаются два вопроса. Если, конечно, не считать выражаемой тревоги Поремского по поводу здоровья папаши лондонского Юры, который, как видно из письма, должен вместе с реакционными церковниками принять участие в конференции, организованной антисоветским журналом «Посев», и «работать» на книжной выставке, тоже, разумеется, антисоветской, в городе Гармиш-Партенкирх.

Но что же главное в письме? А то, что господин Поремский спит и видит… С этой целью он настоятельно просит лондонского Юру связаться с ирландской христианско-демократической партией и вообще оказать содействие в плане укрепления контактов НТС с так называемым Европейским демократическим союзом (ЕДС). «На днях мы встречались, — пишет энтээсовский фюрер, — с представителями ЦСУ (так он называет реакционную западногерманскую партию ХСС. — Прим. авт.) и наряду с прочими вопросами подняли и этот. Они готовы поддержать нашу кандидатуру. На состоявшемся их конгрессе в Мюнхене мы уже имели приглашение в качестве «гостей». Следующей ступени — «почетных гостей» — мы пока еще не достигли, но продвигаемся в этом направлении. На конгресс в Мюнхене мы послали Юру Б. и Колбасьева, который был со мной в Берлине на конгрессе ЦДУ (читай: ХДС. — Прим. авт.). Завтра услышу о результате его встреч… Был я и в Брюсселе, где подготавливал почву для контакта с бельгийскими христианскими демократами… Если от христианско-демократических партий мы можем добиваться нашего официального признания в качестве российской христианско-демократической партии, то в Страсбурге мы можем претендовать лишь на консультативный статус. В ЦСУ обещали нам помочь и в этом плане и будут готовы разговаривать на эту тему с твоими консерваторами…»

Таковы идеи и планы Поремского по вопросу укрепления связей с европейскими христианскими демократами. Вернее, с их союзом. Уж очень хочется ему видеть себя и своих подручных в рамках этого объединения даже не в качестве «почетных гостей», а в роли официально признанной «российской христианско-демократической партии».

Кстати, автор письма с нескрываемым удовлетворением сообщает все тому же Юре, что «французы уже написали письмо в ЕДС с просьбой о выдвижении кандидатуры энтээсовцев в качестве равноправного участника союза».

Что же привлекает Поремского и К° в деятельности этих партий, объединившихся в союз? Прежде всего зоологическая ненависть ко всем прогрессивным процессам, ко всему, что связано с разрядкой напряженности. Антисоветчикам не дают покоя успехи нашего государства.

ЕДС был создан в апреле 1978 года в австрийском городе Зальцбурге. Там состоялась учредительная конференция 18 консервативных и христианско-демократических партий 14 западноевропейских стран. В программе этого института выдвинуто требование отказа от классовой борьбы, выступлений трудящихся в защиту своих прав. Сущность ЕДС состоит еще и в том, что его члены призывают «похоронить разрядку напряженности», ратуют против социального прогресса на Европейском континенте. Даже органы буржуазной печати Запада назвали ЕДС «черным интернационалом».

Не так давно под Зальцбургом состоялась очередная конференция ЕДС. Как отмечали наблюдатели, тон в ее работе задавал председатель ХСС Штраус, этот трубадур «холодной войны» и заядлый реваншист. Ему вторили и остальные участники сборища, в том числе штурмовики от духовенства, повторявшие набивший оскомину миф о «советской военной угрозе». Они призывали западные страны продолжать наращивание военной мощи агрессивного блока НАТО, кричали о необходимости скорейшего размещения на территории западноевропейских стран новых американских ядерных ракет средней дальности и об усилении солидарности с США.

Стоит привести высказывания, скажем, некоторых депутатов западногерманского бундестага от ХДС, возглавляющих различные реакционные землячества, реваншистские союзы, чтобы еще лучше понять, с кем же блокируется Поремский. Ну, например, процитировать представителя «землячества Восточная Пруссия», депутата бундестага от ХДС Оттфрида Хеннига, подчеркивавшего, что он и его единомышленники являются антикоммунистами, требовавшего «не ослаблять усилий в борьбе за возвращение восточнопрусской родины… и быть готовыми к длительной борьбе».

С угрозами выступает и президент «союза изгнанных», депутат бундестага от ХДС Герберт Чая… Вся эта провокационная возня в высшей степени импонирует Поремскому: ставка на применение силы — его конек.

Поремский хватается за любую возможность, лишь бы выступить с очередным антисоветским бредом. Тем более если есть трибуна, на которую могут подняться купленные за доллары или другую западную валюту «борцы» за права человека. Эту тему Поремский, равно как Агрузов и им подобные, уважает особенно. Да оно и понятно: пока еще на кампании «о правах человека», раздуваемой на Западе, можно заработать неплохой политический, а следовательно, и финансовый капиталец.

Теперь же поведаем более подробно о самом Поремском. Сошлемся вначале на свидетельство бывшего функционера НТС В. Астемирова, порвавшим со своим позорным прошлым.

— Родители Поремского, — рассказал мне при встрече Астемиров, — по его же словам, оказались во Франции «при сомнительных обстоятельствах». Сам он одно время служил в парижской уголовной полиции. Однако это не мешало Поремскому находиться в тесной связи с руководителем французских фашистов де ля Рокком. Вот тогда-то он и привлек внимание гестапо.

Гитлеровцы вскоре оккупировали Францию. Поремский, не колеблясь, предлагает свои услуги новым хозяевам. Его направляют в Берлин, в распоряжение управления имперской безопасности. А последнее переадресовывает Поремского в ведомство Геббельса. Длительное время он — консультант в школах немецких пропагандистов по так называемому «европейскому вопросу». Поремский разъясняет будущим «пропагандистам» фашистскую расовую теорию и призывает к полному уничтожению евреев.

Незадолго до капитуляции фашистской Германии Поремский, боясь возмездия, бежит к англичанам. Те вводят его в ядро НТС.

В семейной жизни, как и в вопросах морали, этот «вождь» и по сей день не отличается щепетильностью: кутит, блудит, одно время сожительствовал даже с женой другого идеолога НТС.

Завзятый антисоветчик, Поремский участвовал в переговорах руководства HTС с западногерманскими спецслужбами о проведении совместных провокаций против моряков советского торгового флота в портах ФРГ. В результате этих переговоров было заключено соглашение, по которому главари НТС обязались передавать западногерманской контрразведке сведения о советских моряках, а та, в свою очередь, брала на себя расходы, связанные с проведением провокационных акций против советских людей.

Находясь как-то в Лондоне, Поремский предрекал «неизбежный конец Советского государства». Он разглагольствовал об «исторической миссии», выпавшей якобы на его долю, и требовал от Англии гарантий, что его-де назначат… в Москву руководителем «нового государства». Молил о материальной помощи. И тут же клялся: «Когда я стану главой русского правительства, я отдам Англии все деньги с процентами».

Но в Лондоне попросту отмахнулись от явно зарвавшегося авантюриста и не дали ему ни фунта. Поремский вернулся из Англии раздосадованным, обозленным. Во время отчета перед руководством НТС о своей поездке он обругал членов британского правительства «кретинами», а Англию нарек «общипанным Альбионом».

Когда же главари НТС решили активизировать свои отношения с ЦРУ, Поремский и его сообщники тут же состряпали несколько докладов и направили их в Лэнгли. В них они выдвигали новые предложения, которые можно резюмировать следующим образом: необходимо немедленно расширить шпионские операции против СССР, перейти к тотальному шпионажу. Исходя из этого, НТС готов, мол, распространить свою деятельность по всей Западной Европе, а также в Латинской Америке, Австралии и Африке. В ЦРУ к этой идее отнеслись заинтересованно, и долларовый дождь с новой силой посыпался на энтээсовцев.

А те ответили примерным усердием. Как отмечал в своей книге «Тайная война» Санш де Грамон, «с 1949 года ЦРУ работало над усовершенствованием своей техники засылки русских эмигрантов в Советский Союз. Большинство их принадлежит к НТС… С помощью НТС ЦРУ контролирует этих агентов, наблюдает за подготовкой и организует их переброску в СССР». Комментарии, как говорится, излишни…

Кстати, того же поля ягоды и «толкачи» господина Поремского, о которых он упоминает в своем письме: Колбасьев и Юра Б. Похоже, речь идет о Юрии Брюно.

Биографии этих двух господ почти одинаковые. Оба родились в семьях белоэмигрантов. Колбасьев появился на свет в 1926 году в Болгарии. После окончания второй мировой войны он предпочел трудовой деятельности валютные махинации. При этом пьянствовал и дебоширил. За изнасилование студентки ему грозил арест. Но уголовнику удалось бежать в ФРГ.

В 1950 году Колбасьев вступает в члены НТС. Такого сорта типы здесь котируются особенно высоко. Место ему определяют в энтээсовской разведшколе, готовящей тех самых агентов-диверсантов, о которых писал в книге «Тайная война» Санш де Грамон. Там Колбасьев вел курс радиодела. Затем его переводят на радиостанцию и поручают технический отдел. Ныне Колбасьев вообще «выбился в люди»: его сделали членом «руководящего круга» НТС.

А кто же такой Юрий Брюно? В свои пятьдесят лет он тоже стал членом «руководящего круга». Затем этот рвач и фискал занял видное положение в системе «закрытого сектора», то есть внутренней энтээсовской контрразведки. Здесь он отвечает за вербовку и засылку в нашу страну агентуры для проведения различных антисоветских акций.

До 1972 года Колбасьев, когда он был еще помоложе, состоял у Поремского «телохранителем».

Короче говоря, у главарей НТС и лидеров «русской зарубежной церкви» есть немало сходных черт. Эта общность в первую очередь проявляется в безудержном подхалимстве перед хозяевами из натовских разведок, стремлении на костях своих ближних создать личное благополучие. Всем им свойственны ложь, карьеризм, пьянство, разврат, отсутствие элементарных норм человеческого поведения. И главное, что их роднит, — это отсутствие каких-либо идеалов, которыми они могли бы прикрыть свое грязное существование и беспринципную деятельность.

Тем не менее идеологические диверсанты из НТС и «русской зарубежной церкви» из кожи лезут вон, присваивая себе громкие титулы «российских делегаций». На большее у «отцов» типа Поремского и Агрузова просто не хватает фантазии. А у некоторых «детей» амбиции выживающих из ума «руководителей» давно уже вызывают чувство отвращения. Именно этим и можно объяснить тот факт, что письмо Поремского было переправлено — естественно, без ведома автора — в редакцию «Известий». У «вождя» нашелся один, а может быть, и несколько «доброжелателей», которым люто опостылели выверты склеротического «предводителя».

Тайные слуги ее величества

На протяжении ряда веков разведка в Великобритании считалась не только необходимым для ее правителей орудием борьбы, но и вполне респектабельным, даже почетным занятием. С середины XIX века выведывание секретов других государств и сбор сведений военного характера приобрели в Англии профессиональный характер. Бурный рост Британской империи за счет грабительских колониальных войн наложил большой отпечаток на всю ее государственную структуру и особенно на те ведомства, которые непосредственно занимались вопросами внешней политики и «освоением» заморских территорий. Именно к этому периоду относится появление на политической арене Англии целой плеяды «мастеров тайной дипломатии», полупрофессиональных и профессиональных шпионов, а затем и разведслужб.

Расскажем о самой засекреченной из них — разведслужбе «Сикрет интеллидженс сервис» (СИС). С самого момента своего создания основные усилия СИС были направлены на борьбу с национально-освободительными движениями во всех без исключения странах, где имелись интересы британского империализма. А таких стран тогда было немало. Особенно рьяно СИС действовала в Индии, на Ближнем Востоке, а затем и при зверских подавлениях национально-освободительного движения в Ирландии.

Создание СИС в период революционного подъема во всем мире и использование английской разведкой всего комплекса методов, начиная от подлога и кончая террором, явилось прямым следствием того, что многоопытная английская буржуазия почувствовала: почва под ее ногами заколебалась. Еще в 1908 году В. И. Ленин в статье «Горючий материал в мировой политике» писал: «Либеральные английские буржуа, раздраженные ростом рабочего движения у себя дома, испуганные подъемом революционной борьбы в Индии, все чаще, все откровеннее, все резче показывают, какими зверями становятся самые «цивилизованные», прошедшие самую высшую школу конституционализма, европейские политические «деятели», когда дело доходит до пробуждения борьбы масс против капитала, против капиталистической колониальной системы, т. е. системы порабощения, грабежа и насилия».

А чего еще можно было ожидать от подобных деятелей?

Но прошло время. Отпылал пожар первой, а затем и второй мировой войны. Откровенное провозглашение «холодной войны», сделанное Уинстоном Черчиллем в его мрачно знаменитой речи в Фултоне, послужило сигналом к активизации деятельности английской разведки. Естественно, что ее основные усилия были в первую очередь направлены против Советского Союза и других социалистических стран. Не забывала она и о борьбе с международным коммунистическим и рабочим движением, делала все для подрыва национально-освободительного движения.

Характерным для деятельности английской разведки в послевоенный период стало ее самое тесное сотрудничество с Центральным разведывательным управлением США. Кстати говоря, в свое время СИС принимала активное участие в создании ЦРУ, а затем стала хотя и младшим, но наиболее доверенным его партнером.

В 1958 году по личному указанию Черчилля была проведена серьезная реорганизация «Сикрет интеллидженс сервис». Обновленная структура СИС должна была отвечать требованиям все более возрастающих масштабов «холодной войны». Именно в тот период в рамках английской политической разведки было создано специальное политическое подразделение — «Отдел специальных политических акций», обозначаемый в документах тремя буквами — СПА.

Как явствует из совершенно секретных документов СИС, опубликованных в последние годы в зарубежной печати, СПА занимается планированием и осуществлением «специальных политических мероприятий». Иначе говоря, операций психологической войны империализма. В одном из документов СИС приводится достаточно развернутое определение этого термина. «Политические мероприятия являются не очень удачным словосочетанием, — пишут руководи гели СИС, — так как весьма трудно найти подходящее словесное клише для таких разнообразных и широких задач, как организация переворотов, обеспечение работы «тайных» радиостанций, проведение подрывных мероприятий, издание газет, книг, срыв международных конференций или же воздействие на их ход, оказание влияния на проведение выборов в других странах и многое другое».

Отдел специальных политических акций включает ряд секций, действующих, в частноети, и в области подрывной пропаганды. Эта секция носит название СПА/ПРОП (пропаганда). В рассекреченном документе английской разведки по этому вопросу сказано следующее: «СПА/ПРОП отвечает не только за политическое руководство перспективным планированием пропагандистских операций, но и за детальное руководство и контроль, проведение скрытой пропаганды… т. е. такой пропаганды, в осуществлении которой нельзя обвинить правительство Ее Величества…»

Руководство и контроль… Это дает о себе знать. Нетрудно подметить, что всякий раз, когда происходит какое-либо важное событие в жизни социалистических стран или же они предпринимают новые конструктивные шаги по оздоровлению международной обстановки, поднимается неистовый вой западной пропаганды. Словно невидимый дирижер взмахивает своей палочкой, и начинает играть весь оркестр явных и тайных идеологических и разведывательных служб стран НАТО.

Да, в этом оркестре лжи, клеветы и ставших традиционными фальсификаций есть свой дирижер. В Великобритании это, как уже упоминалось, — секретный «Отдел специальных политических акций», занявший одно из важнейших мест в структуре «Сикрет интеллидженс сервис». Если вы услышите о новой фальшивке, увидевшей свет в Англии, о клеветнической статье, появившейся на страницах английских газет, о попытке совершить государственный переворот в одной из стран Африки или Азии, о подстрекательской передаче Би-би-си или о тенденциозном сообщении «Рейтер», можете быть уверены, что здесь приложила руку английская разведка, и в первую очередь ее служба СПА.

В последние годы английская разведка особое внимание уделяет использованию в своих целях средств массовой информации. Для проведения операций психологической войны с использованием средств массовой пропаганды в СПА существует несколько специальных организаций. Одно из ведущих мест в этом зловещем оркестре занимает британская радиовещательная корпорация Би-би-си. Хотя Би-би-си полностью финансируется английским правительством и входит в систему государственного пропагандистского аппарата Англии, этого вдохновителям психологической войны, видимо, показалось недостаточно. И корпорация была включена в сферу деятельности СПА.

Интерес британской разведки к использованию Би-би-си вполне оправдан. Ведь радиопередачи здесь ведутся, помимо английского, еще на многих других языках мира. Би-би-си имеет большое число собственных корреспондентских пунктов в различных странах.

За годы своего существования (корпорация действует с 1922 года) Би-би-си накопила немалый опыт идеологической диверсионной работы, которая главным своим острием всегда была направлена против Советского Союза, других социалистических стран. Во всей этой деятельности незримо присутствует английская разведка, и этот зловещий альянс скреплен документально.

Преданные некоторое время назад гласности секретные документы английской разведки не нуждаются в комментариях. Вот выдержки из одного такого документа, названного «Связь СИС с Би-би-си». В его преамбуле руководители «Сикрет интеллидженс сервис» лаконично, четким языком приказа разъясняют, каким образом эта связь должна осуществляться. «Связь СИС с Би-би-си по всем аспектам, за исключением вопросов военного планирования, должна осуществляться через специальную секцию ПРОП-2» (ПРОП-2 — одна из секций отдела специальных политических акций СИС. — Прим. авт.). Далее в документе подчеркивается, что СИС может включать в программы Би-би-си, ведущиеся на иностранном языке, или в материалы последних известий то или иное «направленное» (читай: дезинформационное) сообщение. СИС пользуется также правом просить Би-би-си «выделить значение того или иного сообщения или даже включить в передачу последних известий специальные тенденциозные сообщения».

Достоянием гласности стали и факты, свидетельствующие о том, что английская радиотелевизионная корпорация Би-би-си помимо дезинформации прямо занимается шпионской деятельностью, поддерживая самые тесные контакты не только с разведслужбами Великобритании, но и с ЦРУ США.

Повторимся: главной мишенью Би-би-си по-прежнему являются Советский Союз и другие социалистические страны. Как пишет журнал «Нью стейтсмен», для прослушивания радиопередач из этих стран корпорация использует специальные центры, расположенные в Англии, а также посольство Великобритании в Вене. Такие же посты радиоперехвата имеются и в других городах. Например, в Аккре и Абиджане. «Главными клиентами Би-би-си, — подчеркивает журнал, — являются МИД Англии и «Сикрет интеллидженс сервис».

Информация, получаемая радиошпионами из Би-би-си, поступает затем в отдел зарубежной информации, который, по словам журнала, занимается организацией секретных пропагандистских кампаний. Можно напомнить, что этот отдел пришел в 1976 году на смену информационно-исследовательскому департаменту МИД Великобритании, который, по признанию его же основателей, был антисоветским пропагандистским органом.

Не обошла своим вниманием английская разведка и другие информационные агентства, играющие немаловажную роль в пропагандистском аппарате Англии. В первую очередь это относится к старейшему из них — агентству Рейтер, существующему еще с 1861 года и получившему свое название по имени его основателя — Юлиуса Рейтера. Штаб-квартира агентства расположилась в самом сердце газетного мира Англии — на Флит-стрит. И если Би-би-си используется английской разведкой в первую очередь для политических и идеологических диверсий, как Средство распространения дезинформации и оказания психологического воздействия (а на втором плане стоят задачи по сбору и обработке информации), то в отношении Рейтера главный упор делается на получение информации, то есть на осуществление шпионажа под «крышей» агентства. Этой «крышей» для английской разведки служат разбросанные по всему миру многочисленные региональные центры, бюро и корпункты агентства.

В подготовке многочисленных материалов политических и идеологических диверсий, распространяемых в конечном итоге через средства массовой информации, английская разведка привлекает целую армию «советологов», подвизающихся в различных исследовательских центрах. И нередко — во внешне респектабельных университетах Великобритании. Это, как правило, агенты английской разведки, закрепленные за отделом специальных политических акций СИС.

Но и этого мало. В ряде случаев разведка Великобритании специально создает такие псевдонаучные центры, основной и единственной задачей которых является подготовка материалов и осуществление идеологических диверсий. Во главе таких «институтов» действуют кадровые офицеры «Интеллидженс сервис», а также лица, работающие на ЦРУ.

Среди британских институтов лжи и провокаций одно из центральных мест занимает так называемый «институт по изучению конфликтов». Он нацелен на возрождение «холодной войны» между странами Востока и Запада и является исполнителем воли специальных служб. Это стало особенно ясно после того, как в печать проникли сведения из английского парламента: лейборист Ф. Оллаун в палате общин официально поставил вопрос о расследовании деятельности ЦРУ в Англии.

Во внесенной Ф. Оллауном резолюции говорилось, что член совета «национальной ассоциации защиты свободы» Б. Крозьер в течение многих лет возглавлял пресс-агентство «Форум», которое с ведома и при поддержке английской разведки выполняло прямые поручения ЦРУ и даже оплачивалось им. А лидер ассоциации Р. Мосс, пишущий речи для госпожи Тэтчер, постоянно публикует в рамках пропагандистских операций «Форума» свои труды.

Труды эти довольно примечательны. Так, когда американские спецслужбы готовили заговор против правительства Альенде в Чили, Мосс немедленно выехал в Сантьяго. И что же? Именно Мосс выступил тогда с материалами-рецептами, в основе которых лежала одна идея — для Чили необходим военный режим. А после переворота, который произошел спустя полгода, Мосс по заказу все того же «Форума» выпустил книгу «Марксистский эксперимент в Чили». В ней этот мракобес полностью оправдывал Пиночета и его покровителей из ЦРУ. Вполне понятно, что чилийская хунта тут же заказала двойной тираж этого «произведения» и распространяла его в качестве «ценного сувенира».

Но тут разгорелся скандал: общественность поставила знак равенства между «Форумом» и ЦРУ. Вот тогда-то хозяевам «Форума» и пришлось прикрыть этот пропагандистский центр. Прикрыть, но… Йа его основе спецслужбы вскоре помогли тому же Крозьеру создать «институт по изучению конфликтов». Это ведомство — иначе его и не назовешь — продолжает поддерживать самые тесные связи с английскими вооруженными силами и спецслужбами. А сам Крозьер не только возглавляет названный институт, но является еще и членом совета «национальной ассоциации защиты свободы». И что особенно примечательно, его правой рукой по-прежнему остается «журналист» Мосс.

Несколько слов о «национальной ассоциации защиты свободы». В ней, как пишет журнал «Тайм аут», бок о бок с именитыми английскими промышленниками восседают бывший начальник имперского генштаба фельдмаршал Дж. Темплер, некогда руководивший карательными операциями в Малайе, вице-адмирал Лупе Ле Бейли, а также специалист по подавлению партизанского движения Р. Томпсон. Вполне понятно, какие задачи решают в ассоциации названные «поборники свободы».

А теперь попробуем уточнить, чем же конкретно занимается «институт по изучению конфликтов». По данным английской прессы, из его кабинетов то и дело выстреливаются такие доклады и справки, как «Стратегия СССР в мирное время», «Морская мощь Советов», «Южная Европа: угроза флангам НАТО» и т. п. В многостраничном докладе о «ядерной власти», например, клеветники ведут речь о «подрывной кампании Москвы», а в сочинении на тему «Источники конфликта в британской промышленности» авторы без обиняков обвиняют Советский Союз в причастности совместно с международным коммунистическим движением… к конфликтам между трудом и капиталом в Англии (?!).

К открытым публикациям института относится и ежегодный альманах «Власть и конфликты», так называемые исследования-бюллетени. Но полагают, что подписчиков на перечисленные труды наберется не более двух тысяч.

Однако это не значит, что институт «плывет» сам по себе. Руководящее деятели этого ведомства имеют самые близкие отношения с политиками, дипломатами и высокими военными чинами. Перечислим лишь некоторые из «опорных пунктов» института. Это национальный колледж обороны, разведшкола министерства обороны, конфедерация английской промышленности, колледж штаба королевских военно-воздушных сил, департамент экономической разведки банка «Ллойд», полицейские подразделения и так далее.

Директор института Крозьер не единожды хвастал в кругу своих близких друзей, что его сотрудники выполняют «огромную работу», создавая труды, которые являются «настольными пособиями» в военных заведениях не только Англии, но и США. Они, дескать, постоянно выступают с лекциями в учебных заведениях, готовящих армейские и полицейские кадры. А к таковым относятся полицейский колледж в Брамсхилле, королевский колледж военных наук под Суиндоном, специальное подразделение авиадесантной службы, национальный колледж обороны в Латимере…

Что же касается деятельности Мосса, то он продолжает преуспевать на ниве антисоветизма, работая, как слуга двух господ, на СИС и ЦРУ. Причем его же коллеги-журналисты отмечают, что колонки Мосса в «Дейли телеграф» предполагают наличие «исключительно осведомленных источников», куда автор «открывает дверь левой ногой».

Последние «исследования» Мосса почти целиком посвящены Ирану. И здесь он усматривает «руку Москвы», кричит, что тактика дестабилизации, «примененная московскими элементами» в Иране, создает угрозу другим государствам региона.

Разумеется, ни одного аргумента в доказательство сказанному у Мосса не было и нет. Но в любом случае он призывает активизировать поддержку антисоветских сил в этом районе. С чего же начать? Мосс тут же дает совет: немедленно перейти к более активным подрывным действиям против законных правительств Афганистана и Южного Йемена, созвать совещание шефов НАТО и спецслужб для разработки совместных планов военной поддержки прозападных правительств в зоне Персидского залива.

Любители всюду видеть «руку Москвы», покричать о «советской угрозе» (типа Крозьера и Мосса), разумеется, постоянно поддерживают контакты с разного рода отщепенцами, осевшими в стране туманного Альбиона. Однажды в силу служебной необходимости мне пришлось изучить годовой комплект антисоветского энтээсовского журнала «Посев», который издается во Франкфурте-на-Майне. Под статейками мелькали подписи подлых и трусливых изменников Родины, уголовников типа Трушновича, Югова, Агрузова, Русина. С тремя из них мне приходилось встречаться лично: Трушнович — редактор журнальчика «Посев», Югов — ответственный секретарь, а Агрузов (о нем мы уже рассказывали) — активист так называемого «общества в защиту прав человека». Ну а вот Русин, кто он? Для выяснения личности этого выродка (судя по его публикациям, иного определения он и не заслуживает) пришлось обратиться в компетентные органы. И вот что стало известно. Ныне Русин проживает в городе Вулвергемптоне — крупнейшем машиностроительном центре графства Страффордшир. Переехал туда из ФРГ в начале 50-х годов. Сначала пристроился на текстильную фабрику «Котлас», затем — крановщиком на завод металлоизделий.

По свидетельству очевидцев, этот «рабочий» живет явно не по средствам, хотя постоянно жалуется на свою горькую долю: «Я — жертва большевиков. Мой отец — тоже жертва Советской власти». А выпив, предлагает собеседнику «для лучшей жизни вступить в ряды НТС»…

А вот теперь воспользуемся известным приемом кинематографа — прокрутим жизненную киноленту Русина назад, а затем — снова вперед…

Ноябрь 1941-го. Керченский полуостров, Ленинский район, село Семь Колодезей (ныне Ильичево). Яков Русин, отец Михаила, — бывший кулак. Он, не задумываясь, переходит на сторону фашистов. За отцом следует и сын; он бежит к гитлеровцам из рядов Красной Армии. Немцы в знак благодарности разрешают ему вернуться в родное село: там, мол, он нам пригодится.

Но вскоре фашистов выбивают с Керченского полуострова. Вместе с ними бегут и Русины.

Затем гитлеровцы снова оккупируют Керчь. В июне 1942 года Русины возвращаются в Семь Колодезей. Яков, отец, получает должность заместителя начальника полиции района, а его сын облачается в форму рядового полицая. На совести этих предателей сотни замученных советских людей.

После войны Русин-старший не смог избежать заслуженной кары. Он был приговорен к высшей мере наказания. А вот его сын всплыл в ФРГ, где был обласкан теми, кто начал готовить психологическую войну против СССР. Затем Русин-младший закончил разведшколу, стал функционером НТС, платным агентом западных спецслужб.

«Русин, — рассказывал о нем В. Левшин, репатриант из Англии, — во время приезда в Великобританию советских футболистов освобождался администрацией завода от работы для распространения листовок среди игроков советской команды». Другой репатриант, Т. Ханин, поведал нам о том, как Русин выезжал в портовые города Англии для обработки советских моряков. А третий, С. Эдвизов, говорил: «По моему убеждению, Русин — самый ярый враг СССР из всех тех, кого мне доводилось встречать, когда я еще жил в Вулвергемптоне. Читал я и его статейки в «Посеве». Они так и пышут лютой злобой на нашу страну».

Русин и ему подобные — опасные оборотни. Опасны они главным образом потому, что спецслужбы и разного рода антисоветские организации в Англии используют их для провокаций, шантажа и запугивания советских людей, выезжающих в служебные командировки или же по туристическим путевкам за границу. Эти провокаторы знают русский язык, умеют при необходимости пустить слезу, вспоминая «родину-мать», и вызвать у простодушного человека жалость, сочувствие, даже доверие. А агентам спецслужб только этого и надо!

К сказанному добавлю, что английские разведывательные органы систематически организуют антисоветские провокации. Вот несколько примеров.

1977 год.

В конце июля сотрудник торгпредства СССР в Англии В. С. Васючков был задержан за мнимую кражу в магазине «Симпсон» на Пикадилли. После четырехчасового грубого допроса в полицейском участке он был оштрафован на 50 фунтов стерлингов. Преднамеренный характер «дела» Васючкова был неопровержимо установлен.

16 октября того же года советский аспирант А. Б. Юркша, проходивший практику в Бирмингеме, возвращался туда из Дерби. И был задержан полицией. Юркшу под стражей привезли в полицейский участок, отобрали все личные вещи и документы, надели наручники, бросили на цементный пол и начали избивать ногами. Ему было предъявлено фантастическое обвинение… в порче железнодорожного имущества. А провокацию против советского аспиранта организовала специально посаженная в тот же поезд сотрудница местной полиции. Факт ее службы в полиции был подтвержден и английскими официальными лицами.

1978 год.

В начале сентября в Лондон на десятимесячную стажировку в Лондонском колледже тропической медицины приехала кандидат медицинских наук Т. В. Решетняк. В одном из магазинов ей показалось, что за ней следят трое мужчин. И ее подозрения оправдались. Больше того, один из этих мужчин, улучив момент, когда она находилась у прилавка, положил ей что-то в сумку. Решетняк обнаружила и тут же выложила на прилавок «подарок». А выйдя из магазина, увидела машину, в которой сидели те же самые агенты, что вели за ней наблюдение в магазине. Они явно ждали команды на ее обыск и оформление организованной кражи. Но не вышло!

1979 год.

8 февраля по провокационному обвинению в краже в магазине на Оксфорд-стрит был задержан советский гражданин, работавший в Лондоне. Английские агенты попытались завязать с ним угодную им «беседу». Однако их домогательства успеха не имели.

Аналогичные попытки предпринимались и в отношении других советских граждан, в том числе находившихся в кратковременных командировках в Англии. Формы провокаций стандартны: вначале — грубый нажим, а затем столь же наглая попытка вербовки.

И все это происходит в то самое время, когда официальные власти Великобритании заверяют, что они заинтересованы в поддержании нормальных отношений с СССР, в продолжении и развитии англо-советского сотрудничества. А соответствуют ли этому дела тайных слуг Ее Величества?

«Апостол» из бункера

Некоторое время назад западные пропагандистские органы стали проявлять повышенный интерес к некоему В. Щелкову. Различные радиоголоса, узнав о состоявшемся в Ташкенте суде над Шелковым и К0, пытались произвести Шелкова и его сообщников в «великомученики», в «жертвы преследования в СССР религии и верующих».

Мне довелось присутствовать на этом суде в Ташкенте. Процесс был открытым. На скамье подсудимых находились В. Шелков, А. Спалинь, И. Лелшин и С. Фурлет. Как выяснилось в ходе следствия и судебного разбирательства, под руководством Шелкова эта группа в течение довольно длительного времени вела активную враждебную деятельность, и, вопреки утверждениям западной пропаганды, религия использовалась ими лишь как прикрытие.

Начнем с того, что в компетентные органы обратился житель Ташкента М., русский, верующий. Смысл его заявления сводился к тому, что он, приверженец церкви адвентистов седьмого дня, а точнее, отколовшейся в свое время от нее группы адвентистов-реформистов, больше не может «видеть и терпеть деяний иных фанатично настроенных вожаков адвентистов-реформистов, которые распространяют материалы, наполненные черной ненавистью и клеветой на социалистическое Отечество, подстрекают юношей призывного возраста уклоняться от военной службы».

Далее М. писал: «Ни о какой вере здесь и речи нет. Кругом одна грязная политика, нечистая возня. А я — верующий человек. Вот почему не желаю больше мириться с теми, кто насаждает денно и нощно среди нас, истинных приверженцев церкви, недоброе, сеет зло, подбивает к противоборству с законом, занимаясь в то же время постоянной и алчной борьбой за власть, за руководство церковью. Вот почему я принял твердое решение сообщить вам о враждебных деяниях проповедника Шелкова и его подручных братьях: о А. Спалине, который числится «председателем литературного комитета», и о И. Лепшине — человеке без определенных занятий, но ходящем в зятьях Шелкова и считающемся его преемником… Все они находятся на нелегальном положении, скрываясь от глаз посторонних…»

Это письмо стало как бы ключом к другому эпизоду, имевшему место вдали от Ташкента — в Пятигорске. Однажды водитель автомашины ЗИЛ-130 И. Орехов и механик городского автохозяйства Ф. Солодовниченко подобрали на Первомайской улице сверток, в котором оказались изготовленные типографским способом брошюры клеветнического содержания, подписанные В. Шелковым. Так стала разматываться длинная нить преступной деятельности Шелкова и его подручных.

Теперь же войдем в зал Ташкентского областного суда. Оглашается обвинительное заключение по уголовному делу № 17012. Заслушиваются показания подсудимых, опрашиваются свидетели, зачитываются данные экспертизы, произносят речи прокурор, защитники.

Как ни изворачивались Шелков, Спалинь, Лепшин, Фур-лет, их действия, порочащие советский государственный и общественный строй, предстали во всей своей омерзительности. И каждый новый факт, обличающий преступников, вызывал гнев присутствовавших в зале суда.

Познакомимся с этими фактами.

На одной из улиц Ташкента в свое время был приобретен на имя дочери Шелкова, Д. В. Лепшиной, дом. Вокруг него возвели высокий забор. В доме — шесть комнат, весьма комфортабельно обставленных, а также всевозможные подсобные помещения и тайники. Вскоре после того, как этот дом был куплен, туда тайно вселился сам Шелков и тут же превратил его в свою крепость и конспиративную квартиру. Доверенным лицом и связным у него стал некий С. Маслов.

Не страдая излишней скромностью, Шелков вскоре объявил себя старшим апостолом, эдаким «наместником бога на земле». В средствах он перестал нуждаться, так как паства начала платить ему оброк — так называемую «десятину» или даже «двадцатину» (10 или 20 процентов от заработка). Как было доказано всем ходом судебного разбирательства, эти средства, якобы предназначавшиеся для «помощи верующим» и религиозных дел, шли прямиком на личные нужды нигде не работающих Шелкова, Спалиня и их компании. На эти же деньги печаталась и распространялась всякого рода погромная продукция.

Адвентисты-реформисты вскоре приобрели целый ряд конспиративных квартир как в Ташкенте, так и в других городах. Например, в Пятигорске.

О довольно «богатой» биографии В. Шелкова. Он сын кулака, поэтому едва ли не с молоком матери впитал ненависть ко всему советскому. Под прикрытием отколовшегося реакционного течения адвентизма Шелков еще в 30-х годах вступил на путь борьбы с Советской властью. Он призывал верующих не признавать эту власть, сопротивляться всем ее мероприятиям. В подкрепление своих антигосударственных «проповедей» Шелков ссылался на «исповедуемое» им религиозное учение, отыскивая в духовных книгах устраивающие его толкования.

Разоблаченный, Шелков тогда был арестован. Но, вернувшись из мест заключения, создал новый подпольный центр секты адвентистов-реформистов. В этот центр вошли кроме него самого П. Манжура и Г. Оствальд.

А тут началась война с фашистами. Шелков и его присные не ограничились лишь пропагандой отказа от службы в Красной Армии. Находясь на временно оккупированной гитлеровцами советской территории, они проявили себя активными пособниками фашистов. Тот же Манжура, например, под кличкой Старик верой и правдой служил в немецко-фашистской разведке. Злодейским целям оккупантов эти люди подчинили и всю деятельность секты адвентистов-реформистов.

Вполне понятно, что после войны эти «божьи слуги» не смогли скрыть своих кровавых связей с фашистами и были осуждены.

В октябре 1954 года Шелков возвращается из второго своего заключения. Но остается верен себе и на этот раз. Он вновь возглавляет секту адвентистов-реформистов. Как было установлено следствием, эта секта Шелкова, «являясь внешне религиозной, преследует в то же время цели, враждебные советскому социалистическому строю: неподчинение законам Советского государства, пропаганда отказа от всеобщей воинской обязанности, отрыв советских граждан от участия в общественно-политической и культурной жизни страны, воспитание детей и молодежи в антисоветском духе, расширение организации путем вовлечения в нее новых лиц. Указанные действия осуществляются как путем чтения проповедей на нелегальных сборищах, так и путем изготовления и распространения рукописных и машинописных брошюр…».

Из протоколов допросов, которые составили многие тома, явствует, что Шелков предрекал неминуемую «гибель СССР в результате третьей мировой войны». Кстати, теперь он уже жил по поддельным документам — на имя Петра Андреевича Павлова. А перед этим, как нам рассказали, Шелков, чтобы навсегда исчезнуть из поля зрения, организовал за счет все тех же верующих… собственные похороны. При этом постарался, чтобы о них узнало как можно больше народу. Ну а погребен-то был пустой гроб…

В последние годы Шелков работал под кличкой Дедушка. Соэдав подпольную типографию «Верный свидетель», он выпустил ряд книг и брошюр, порочивших наш общественный строй, возводивших клевету на Советское государство в области религии, образования, гражданских свобод и выполнения международных соглашений. Щелкову, как уже говорилось, религия служила лишь прикрытием его уголовных преступлений. Он бессовестно эксплуатировал чувства верующих, сам не веря ни во что. У Шелкова был один идол — деньги. И он не останавливался ни перед какими грязными преступными деяниями, лишь бы побольше накопить их.

Любопытная деталь. В своих «проповедях» Шелков вещал: «Мы ничего не должны ни читать, ни слушать, ни говорить того, что запрещено божественным установлением. Радиоприемники и телевизоры превращают жилье верующих в театры и другие неприличные для святых людей места… Никаких мирских бесед. Никаких покупок газет». Но при этом сам не отказывался от прослушивания западных радиоголосов. Больше того, в его ташкентском логове были найдены и приобщены к делу сотни магнитофонных кассет с записями радиостанций «Голос Америки», «Немецкая волна», «Свобода», а также самые современные иностранные звукозаписывающие аппараты и радиоприемники.

При обыске в доме Шелкова обнаружен пакет облигаций трехпроцентного займа на сумму 268 тысяч рублей, а также несколько тысяч наличными. Со знанием дела был оборудован и бункер, в котором в случае нужды отсиживался хозяин. Правда, попасть в него мог далеко не каждый. Для этого следовало знать, что в дверном пороге есть секретная кнопка, открывающая спрятанный под половицей замок. Затем нужно было по лестнице спуститься в подвал, пройти несколько метров по лабиринту, вновь открыть люк в полу и тогда уже подняться в небольшую каморку без окон. Именно здесь Шелков совещался с наиболее доверенными людьми.

Рядовым же верующим попасть на личный прием к Дедушке было не так-то просто. Перед этим каждый из них должен был пройти четыре проверки, четыре инстанции, то есть одолеть эдакое сито. Но если уж кто попадал на этот прием, то, войдя, скажем, инженером по трудовой книжке, мог выйти простым слесарем. И наоборот. Если же у кого не было даже среднего образования, тоже не беда. Шелков за известную мзду мог не только «организовать» аттестат зрелости, но и выдать липовый паспорт, незаконно прописать.

Одним из активных помощников Шелкова был некто А. Спалинь, возглавлявший так называемый «литературный комитет» и редактировавший «труды» самого Шелкова. Двадцать лет Спалинь нигде не работал, находился на нелегальном положении. Источником же его существования был «оклад», назначенный Шелковым из сумм поборов.

Немало преступных деяний и на счету у И. Лепшина, мужа одной из дочерей Шелкова. Что же касается второго зятя — О. Цветкова, то над ним и над его женой (старшей дочерью Дедушки) шелковцы учинили зверскую расправу. Дело в том, что Цветков однажды выступил публично против действий своего тестя, разоблачил его, доказал, что никакой он не «наместник бога», а уголовник и грабитель.

И наконец Софья Фурлет. При обыске в ее доме, в специально оборудованных тайниках, были обнаружены чемоданы, набитые клеветнической литературой, а также переплетный станок и подготовленные к брошюровке другие «произведения» шелковцев.

А теперь о самом главном. На суде было доказано, что Шелков и К0 являлись подручными западных центров психологической войны, орудующих под прикрытием лживой заботы о вере и религии. Стало также известно, что агенты Шелкова постоянно находились в контакте с некоторыми иностранными журналистами в Москве. Для этой цели был использован некий Р. Галецкий. Он же поддерживал и связь с ранее осужденными антисоветчиками вроде Орлова, с адвентистами-реформистами, именуя себя не иначе как «проповедником адвентистской церкви». Он тоже нигде не работал, в свое время бросил семью. Но жил безбедно, ибо ему щедро платили за то, что он регулярно передавал «издания» с кухни Шелкова некоторым западным журналистам. В частности, бывшему корреспонденту «Нью-Йорк таймс» Кристофору Рену, который очень любил ранним утром совершать по московским улицам пробежки, называя это физической разминкой. На самом же деле использовал их для контактов с разного рода сбродом.

Сам Рен, как тоже доказано, тесно связан с ЦРУ США. Галецкий снабжал Шелковской «литературой» и московского корреспондента Би-би-си Кевина Руэйна. Именно через него ушли в США подготовленные Шелковым письма, в которых этот «апостол» рекламировал всякого рода отщепенцев, призывал вашингтонские власти не идти ни на какие соглашения с Советским Союзом…

Итак, Щелкову и его сообщникам пришлось покинуть свои законспирированные бункеры и занять места, более для них подходящие. Изувера, матерого преступника Шелкова, а также Спалиня, Лепшина и Фурлет настигло справедливое возмездие.

Ханжество на экспорт

В начале 60-х годов английская печать сообщила о создании некой международной организации «Амнистия» («Эмнисти интернэшнл») со штаб-квартирой в Лондоне. Подчеркивалось, что эта организация «не связана ни с одним правительством, партией, вероисповеданием или представителями иных интересов». Организация, сказано в ее уставе, «принципиально выступает в защиту лишь тех заключенных (так называемых «узников совести»), которые без применения какого-либо насилия желают пользоваться своими нравами на свободу речи, собраний, религии и подвергаются за это тюремному заключению, пыткам и ссылкам».

Для чего и кем все это было записано в устав «Амнистии»? А теми, кто хотел заранее обозначить рамки новорожденной организации. Мол, не беспокойтесь, она ни в коей мере не посягнет на капиталистический строй! А создана для того, чтобы критикой отдельных «перегибов», например в расистской ЮАР или в других западных странах, где заправляют реакционные правительства, подчеркнуть достоинства «благополучных» буржуазных демократий. И еще кое для чего…

Но по мере развертывания своей деятельности «Амнистия» стала все реже и реже обращаться к критике реакционных западных режимов и полностью ушла от такой критики, когда дело коснулось преследований прогрессивных организаций и борцов за интересы трудящихся в странах капитала, против систематических нарушений в этих странах прав человека, против расовой дискриминации миллионов негров и индейцев в США. И это не говоря уже о тех, кто выступает против капитализма как социальной системы. Пусть их гноят в тюрьмах! По стандартам «Эмнисти Интернэшнл» они в «узники совести» не годятся.

Короче говоря, «Амнистия» полностью посвятила себя иным занятиям. Об их характере можно было судить хотя бы по тому, что документы организации стали больше походить на шифровки, а имена ее участников, точнее, агентов в той или иной стране, как правило, не назывались. И еще.

Руководители «Амнистии» утверждали, что ее бюджет строится якобы на добровольных пожертвованиях. Но кто они, эти благодетели, тоже держалось в строгой тайне. А ведь средства получались немалые, если учесть, что на одном из заседаний исполнительного комитета «Амнистии» обсуждался вопрос о покупке для штаб-квартиры организации новых помещений стоимостью в два миллиона фунтов стерлингов!

Но постепенно тайное стало явным. Все оказалось очень просто. Руководство «Эмнисти интернэшнл» уже не один год полностью находится на содержании империалистических секретных служб. В первую очередь американских. И верно служит их интересам. На одной из своих пресс-конференций в октябре 1979 года бывший тогда президентом США Картер откровенно признал, что «Амнистия» используется вашингтонской администрацией в кампании о «нарушениях прав человека» в СССР и других социалистических государствах — кампании, как известно, насквозь лживой, провокационной.

Здесь сделаем небольшое отступление. «Эмнисти интернэшнл» еще за несколько месяцев до тогдашнего хозяина Белого дома начала атаки против Московской Олимпиады. В июле 1979 года при особой активности заместителя главаря «Амнистии» Остинга был разработан, например, подробный план провокационных действий, который охватывал период с осени 1979 года и до начала проведения Олимпиады. Что это за действия? Во-первых, исполком «Амнистии» решил, что Олимпиада должна находиться под постоянным огнем враждебных нападок. Их должны осуществлять специальные «координационные группы» и так называемые группы «опеки» в национальных секциях «Эмнисти интернэшнл» в США, Канаде, Австралии, Бельгии, ФРГ, Франции, Италии и др. Особо подчеркивалась важность участия в антисоветской кампании в связи с проведением Олимпиады в Москве национальных секций «Амнистии» в тех западных странах, где сильно влияние компартий. Во-вторых, тот же исполком «Эмнисти интернэшнл» обязал свой аппарат, начиная с февраля 1980 года, усилить публикацию антисоветских клеветнических материалов, которые должны были подпольно ввозиться в СССР и распространяться там как до, так и во время Олимпиады.

Как видим, руководители «Амнистии» в качестве одного из основных направлений в своей «работе» выбрали тогда организацию бойкота Олимпиады-80. Вот, оказывается, у кого черпали «вдохновение» президент США Картер и те, кто подчинился американскому диктату, принимая решение лишить спортсменов своих стран возможности участвовать в олимпийских соревнованиях. Отсюда вытекает, что, как и другие авантюристические действия американской администрации и послушных ей партнеров, провалившаяся кампания бойкота Олимпиады никакого отношения к событиям в Афганистане не имела, так как была задумана значительно ранее того, как появился этот насквозь лживый и искусственный предлог. Что ж, завяжем, как говорится, первый узелок на память.

Далее. Если раньше «Эмнисти интвряэшнл» старалась создать хотя бы видимость объективности и ханжески сетовала по поводу фактов нарушений прав человека в мире капитала, то теперь отброшена прочь и эта примитивная маскировка. Ни одного осуждающего слова не было сказано в адрес США, совершавших разбойничьи акции против Ирана и других стран Персидского залива. Преступления израильских агрессоров против палестинцев и других арабских народов, разгул террора в Сальвадоре, кровавый режим, сохраняемый английскими властями в Ольстере, потрясшие мир побоища в Майами и в негритянских гетто некоторых других американских городов — все это тоже замалчивалось «Амнистией».

А вот антисоветские диверсии — это постоянная сфера активной деятельности «Эмнисти интернэшнл». Члены филиалов «Амнистии» в США, Англии, ФРГ, Швеции и других странах засылают в нашу страну подметные письма с именами так называемых «узников совести», репрессированных якобы в СССР. А адреса и фамилии этих «узников совести» авторы писем, как установлено, получают от империалистических разведок.

Но прежде чем подробно раскрыть конкретную суть этой гнусной кампании, следует сказать о совершенно очевидной предвзятости «теоретиков» «Амнистии» в области проблемы прав человека. Их подход к ней в отношении социалистического общества прямо противоположен тому, как рассматривается та же проблема, когда дело касается капитализма.

Буржуазное общество не обеспечивает людям такие насущные права, как право на труд, образование, медицинскую помощь, отдых. В США да и во многих других капиталистических странах грубо попираются права национальных меньшинств, иностранных рабочих, а женщины лишены права на равную оплату труда с мужчинами. Все это — факты, которые буржуазная пропаганда не может оспаривать. Однако несмотря ни на что, она не только считает «нормальными» капиталистические порядки, но и объявляет врагами общества всех тех, кто хочет эти порядки изменить. Прогрессивные силы находятся здесь под постоянным полицейским прессом, их лучших представителей бросают в тюрьмы. Но, повторяем, для «Амнистии» это не «узники совести», а «преступники», ибо они покушаются на саму капиталистическую систему. Незыблемость же ее с пеной у рта отстаивают как явные апологеты капитализма, так и их скрытые пособники из «Эмнисти интернэшнл».

Основной же «грех» социалистических государств «Амнистия» и ее хозяева усматривают, видите ли, в том, что там не дают кому бы то ни было расшатывать свой самый передовой общественный строй. Больше того, их бесит то обстоятельство, что трудящиеся стран социалистического содружества не только завоевали широкие политические права и свободы, но и приняли законы, ограждающие интересы народа от попыток нанести ущерб социализму.

Да, именно здесь и зарыта, как говорится, собака. Радетели «прав человека» сознательно закрывают глаза на то, чем живут и что думают народы стран социалистического содружества. Наоборот, «Эмнисти интернэшнл» лишь тем и занимается, что выискивает в социалистических государствах всякого рода отщепенцев, поднимает их на щит, рекламируя как «правозащитников». Вон ведь какая возня была поднята, например, вокруг уголовника Буковского. «Амнистия» безоговорочно зачислила его в ряды «узников совести». £ ведь Буковский пытался организовать вооруженную борьбу против Советской власти, создал для этого даже «штурмовую пятерку». Одним из методов ее действий должны были стать террористические акты против наших людей.

Однако расчеты на развертывание активной деятельности подобных отщепенцев провалились, а кадры так называемых «диссидентов» со временем не только не выросли, а значительно поредели. Поэтому-то в последние годы «Эмнисти интернэшнл» и стала делать главную ставку уже не на обанкротившихся «правозащитников», а на откровенных уголовников. Например, она объявила, что берет «под защиту» Бориса Моргулиса. А этот «узник совести» отбывает наказание не за какие-то там «идейные убеждения», а за хищение общественного имущества, подлоги и взятки. Под стать ему и другой подопечный «Амнистии» — Альберт Колтунов, осужденный за жульнические операции, которые он обделывал, будучи начальником Черновицкого отдела Винницкого зонального управления «Спортлото».

Есть и еще один «узник совести», пострадавший, по утверждению «Амнистии», за свои «политические убеждения».

Это Сергей Бабич. В действительности Бабич — опасный рецидивист, разбойничавший с использованием похищенного им огнестрельного оружия.

Как известно, в Советском Союзе и других социалистических странах, хотя и в исключительных случаях, но применяется высшая мера наказания по отношению к особо опасным преступникам. Так, в сентябре 1979 года судебная коллегия по уголовным делам Крымского областного суда приговорила к расстрелу С. Лысюру эа разбойное нападение и умышленное убийство в Симферополе гражданки О. Ста-вицкой. Кто же он такой, этот Лысюра? Сказать коротко — просто пьяница и скандалист. До мая 1979 года он проживал в Авдеевке. Затем ушел с работы и начал методично готовиться к будущим преступлениям. Из жилого вагона мосто поезда похитил охотничье ружье и патроны. После этого Лысюра пробрался в Симферополь, где стал искать свою первую жертву. Вечером 16 мая он спрятался в кустах около остановки троллейбуса, что на Киевской улице. Увидя проходившую мимо Ставицкую, грабитель подбежал к ней и потребовал деньги и ценности. Не получив их, в упор выстрелил в женщину.

Вскоре убийца был задержан работниками милиции. Следствие по его делу продолжалось несколько месяцев. Лысюра полностью признал свою вину. В приговоре так и сказано: «В судебном заседании Лысюра признал себя виновным в полном объеме предъявленного ему обвинения».

Кажется, все ясно. Убийца понес заслуженное наказание. И никто из советских граждан не счел приговор Крымского областного суда слишком суровым. А вот за рубежом такие люди нашлись. Они разослали в различные советские инстанции письма с «протестами» против приговора убийце Лысюре. И вот что обращает на себя внимание: эти письма, пришедшие из разных стран, написаны, как правило, на бланках «Амнистии». И даже текст их во многом схож. Судя по всему, авторы писем проинструктированы из одного центра. И писали свои «протесты» под копирку. А иначе как же им было бы справиться с поручением, если они сами ничего о деле Лысюры не знали да и о нем самом вряд ли слышали.

Цель этого антисоветского шабаша ясна: вопреки логике и фактам поставить под сомнение компетентность советского суда, а заодно и выдать индульгенцию опаснейшему преступнику. Иного объяснения действиям «принципиальных противников смертной казни» найти невозможно.

Кстати, подобные петиции, по существу означающие глумление над памятью погиоших и над чувствами их родственников, идут и в другие социалистические страны. Так, к венгерским властям «Амнистия» обратилась с просьбой отменить смертный приговор изуверу-рецидивисту Имре Миш-кеи, зверски убившему восьмилетнюю девочку. Он тоже, оказывается, подпал под разряд «узников совести».

Защита убийц накладывает несмываемое пятно позора на «Эмнисти интернэшнл». Но особое возмущение у всех честных людей вызывает то обстоятельство, что эта организация все чаще выступает в неприглядной роли ходатаев за фашистских прислужников. Вот лишь несколько таких фактов.

П. Илып, Ф. Пелих, А. Деревянко, И. Манчич и Н. Петренко во время фашистской оккупации были карателями и участвовали в массовых расстрелах советских граждан. После войны убийцам долго удавалось скрываться. Но в 1979 году они были арестованы и судимы. Приговор предателям был один — к расстрелу. И что же? На том основании, что организация «Эмнисти интернэшнл», мол, «при любых условиях является противником смертной казни», от нас стали требовать смягчения этих приговоров. Не вышло!

Но «Амнистия» не унялась. Несколько позже она встала на защиту некой А. Гинзбург-Макаровой, известной в годы фашистской оккупации Брянщины под кличкой Тоньки-пулеметчицы. Эта изуверка добровольно пошла служить гитлеровцам. Сначала была сотрудницей полиции в поселке Локоть, а затем сама напросилась в отряд карателей. Участвовала в расстрелах партизан и мирных жителей. Тонька-пулеметчица не пропускала ни одного рейда карателей, участвовала в допросах и пытках арестованных советских людей в полиции и окружной тюрьме. Во время массовых казней именно она поливала обреченных свинцом из станкового пулемета, а затем хладнокровно добивала из нагана раненых. Изобличенная показаниями многочисленных свидетелей, Гинзбург-Макарова признала, что лично расстреляла и замучила более ста советских патриотов. И вот этой-то людоедке «гуманисты» из «Амнистии» хотели бы сохранить жизнь!

А вот факты несколько иного плана.

…Этого уже немолодого человека с мешками под глубоко запрятанными глазами и обширными залысинами ленинградцам приходилось встречать на своих улицах много раз. На вкладке-визе к его паспорту значится: «Гражданин ФРГ, Александр Шеффлер. Тургруппа. Посетит Ленинград, Новгород».

Свои довольно частые ноездки в нашу страну Шеффлер объясняет тем, что когда-то и сам жил в Ленинграде, а теперь, мол, здесь осталась одинокая кузина, которую он обязан навещать.

Знание русского языка помогало Шеффлеру не только улавливать смысл разговоров на улицах, в вагонах метрополитена, но и способствовало установлению ряда знакомств. Особое расположение он питал к В. Турпиной — словоохотливой женщине, хорошо знавшей Ленинград, разбиравшейся в произведениях искусства. Сразу оговорюсь: имя и фамилия этой женщины изменены — ведь Шеффлер на поверку оказался вовсе не туристом, а… Впрочем, обратимся к документам.

Вот, например, «Постановление по делу о контрабанде» Пулковской таможни. В нем говорится: «Шеффлер выезжал за границу после пребывания в СССР в качестве туриста, не указав в таможенной декларации предметы старины на сумму 3110 рублей». К постановлению подколот акт об изъятии этих предметов, которые представляют историческую ценность и вывозу за границу не подлежат.

Но Шеффлер не только контрабандист. Перед нами другой документ. Это «Выписка из архива по следственному делу № 977 на осужденного военного преступника Шеффлера Александра Пауля». Знакомимся. «Шеффлер, 1913 г. р., уроженец с. Высоково, Новгородской губернии. Немец, образование среднее. Последнее место жительства — г. Берлин — Штеглиц, Брайтштрассе, 22. Осужден 29.11.49 г. военным трибуналом войск МВД Моск. обл. на 25 лет». Красноречивое дополнение!

До 1928 года Шеффлер вместе с родителями действительно проживал в Ленинграде. Затем семья перебралась в Германию. В 1939 году Шеффлер идет в гитлеровскую армию. Знание русского языка позволяет ему устроиться переводчиком. После нападения гитлеровской Германии на нашу страну он с пристрастием допрашивает советских людей в оккупированных фашистами городах Гомеле, Орше, Бобруйске и Могилеве, затем служит в 203-м приемно-пересыльном лагере для советских военнопленных. Прямо или косвенно Шеффлер повинен в гибели многих советских патриотов. За это в 1949 году он и получает по заслугам.

Но, оказавшись на свободе, Шеффлер вновь встает на скользкий путь: связывает свою «деятельность» с гамбургским отделением «Эмнисти интернэшнл». И вскоре становится одним из ведущих ее «активистов».

Короче говоря, его ленинградская родственница, трогательная забота о ней — всего лишь удобный предлог для получения въездных виз в нашу страну. Злобный антисоветчик, Шеффлер во время каждого приезда пытался плести сложную сеть интриг, втягивая под маской добродетели в свои сети легковерных людей. Хотя бы ту же В. Турпину.

— Однажды, — вспоминает она, — Шеффлер решил познакомить меня с туристами из группы, с которой он приехал из ФРГ. Ими оказались супруги Анжела и Юрген Пляске. Перед самым отъездом из Советского Союза эти люди неожиданно попросили меня передать какой-то сверток по указанному на нем адресу, считая, как мне теперь ясно, что я уже попала в расставленные ими сети…

Приехав в следующий раз в Ленинград, Анжела немедленно отправилась к Турпиной. Осведомилась о выполнении предыдущего поручения, а затем поведала ей о деятельности «Амнистии», к которой она, Анжела, дескать, принадлежит. Тут же вручила В. Турпиной так называемый «устав» этой организации и незаконно провезенные 500 западногерманских марок для передачи конкретным лицам.

Прошло еще какое-то время, и вот уже к В. Турпиной обращается некая Э. Хассе. «Вас мне рекомендовала Анжела, — представилась она. — Вот деньги, которые вы должны отправить по указанному адресу гражданке Машковой».

Примерно через год в Ленинград вновь прибыли супруги Плиске. Уже не таясь, они признались Турпиной, что никакая туристская программа их не интересует, а свое пребывание в СССР намерены использовать для пересылки Машковой «вещевых посылок». Затем Анжела Плиске вскрыла банку из-под крема «Камилл» и на глазах у изумленной хозяйки квартиры извлекла оттуда пачки денег, предназначаемых все той же Машковой.

Кто же такая эта Машкова и почему для этой персоны доставляются из-за рубежа деньги, да еще столь необычным способом?

Машкова, она же Валентина Ефимовна Цехмистер, дважды привлекалась к судебной ответственности по обвинению в ряде уголовных преступлений, в том числе и за антисоветскую деятельность. Но, отбыв очередное наказание в соответствующих исправительных учреждениях, матерая антисоветчица вновь принималась за прежнее. Она разошлась со своим мужем, не одобрявшим ее поведения, и вступила в связь с неким Осиповым. Вместе с ним Машкова и предложила свои услуги «Амнистии».

— Мы должны всячески поощрять работу Машковой и Осипова, — говорил на квартире у В. Турпиной очередной «турист» из ФРГ Гюнтер Лотт, который также был аттестован Анжелой как «опытный член «Амнистии» и один из ее руководителей». — Я привез для них деньги, чулки и еще кое-что из вещичек. Пока им хватит. А тем временем я похлопочу о том, чтобы они перебрались в ФРГ. Ну а пока…

Пока же Гюнтер Лотт, как он высказался, желает продолжить контакты с В. Турпиной и ее знакомыми здесь, в Ленинграде. Но поскольку он и его шефы прекрасно понимают, что все их незаконные деяния в городе на Неве подпадают под соответствующие статьи Уголовного кодекса РСФСР, то необходимо, мол, прибегать при этом к средствам конспирации. Лотт тут же пояснил, что вообще деятельность «Амнистии» — сплошная конспирация. Он, например, сам содержит для видимости аптеку в городе Гейдельберг, а на самом-то деле возглавляет городское отделение «Амнистии»…

Этот «турист» тут же растолковал Турпиной, что конспирация сводится к тайным формам переписки, применению зашифрованных фраз и слов, по которым адресат может, например, узнать точную дату прибытия к нему от Лотта эмиссара. Если же возникнет необходимость получения срочной «информации», то предлагается система «пароль — отзыв» по междугородному телефону.

Наконец, предусмотрена и система «личных контактов». По так называемому «внутрисоюзному почтовому каналу» или телефону назначается с помощью условной фразы дата встречи. Дальнейшие действия — по предложенной им же, Лоттом, схеме. А она такова: время встречи — 8.00 утра или 8.00 вечера. Место — вход в ленинградскую мечеть. Опознавательные признаки эмиссара — значок «Выставка мебели» на левом лацкане пиджака и газета в руке.

Аналогичные приметы должен иметь и тот, кто будет выходить на связь с эмиссаром. Для этого «владелец аптеки» передал В. Турпиной второй значок «Выставка мебели». «В самое ближайшее время, — пообещал в конце разговора Лотт, — я отправлю вам множительный аппарат или же необходимую сумму для его приобретения на месте».

Анжела Плиске тоже прибегала к методам конспирации — для тех, кто связан с «Амнистией», это обязательное правило. Она, например, предписывала фиксировать номера телефонов лиц, с которыми В. Турпиной нужно будет связываться, но не в обычном, а в обратном порядке. А при отправке денег все той же Машковой помечать на переводе: «Это — Оленьке на подарок».

Иногда Анжела пускалась в длинные рассуждения о роли «Амнистии» на международной арене. Так, она сообщила В. Турпиной, что эта организация имеет в ФРГ связи с различными политическими кругами, в том числе и с партией Штрауса. Неофашистское общество «в защиту прав человека» также помогает «Амнистии». Как-то, особенно разоткровенничавшись, она даже сообщила, что в США «Амнистию» финансирует не кто иной, как руководство реакционного профсоюзного центра — АФТ-КПП.

Да, Плиске уже считала Турпину «своей». Но вот Турпина как-то узнала, что по поручению Анжелы ей предстоит передать очередные вещевые посылки и деньги родственникам осужденных на разные сроки уголовников М. Сига-рева, Г. Ушакова и С. Тимохина. Спросила, что все это значит, почему «Амнистия» опекает этих отпетых подонков. Плиске ответила нечто невразумительное. Тогда В. Турпина решила выяснить у нее, боролись ли, например, члены «Амнистии» за американскую коммунистку А. Дэвис, которая оказалась в тюрьме по сфабрикованному обвинению. На это Плиске ответила, что, дескать, «устав» «Амнистии» не предусматривает защиту людей, призывающих к насилию. Но Турпина возразила: «А Дэвис-то на самом деле преследовали за политические убеждения!» И тогда Плиске поспешила прекратить дискуссию.

А вскоре она попалась на нечистых операциях. При таможенном досмотре у нее были обнаружены незаконно ввезенные в нашу страну советские деньги, которые, как было установлено, предназначались еще для одного уголовника — В. Ильякова. В архиве Шереметьевской таможни мы позже познакомились с протоколом, в котором было сказано: «Во время досмотра ручной клади и багажа гражданки ФРГ Плиске Анжелы, 1937 г. рождения, ФРГ, домохозяйки из г. Вальдорф, Курнфальштрассе, 40, прибывшей с группой туристов рейсом 256 из Франкфурта, не указано в таможенной декларации и не заявлены при устном опросе валюта СССР 3 014 рублей, укрытые в поясе из белого материала с 11 отделениями, использовавшемся как средство, предназначенное для провоза предметов контрабанды».

Все это было, естественно, конфисковано, а самой фальшивой «правозащитнице» показали, что называется, от ворот поворот…

На Западе любят поговорить о том, что, мол, цели «Амнистии» исключительно благотворительные. Но так ли это? Вот, например, что поведал бывший активист «Эмнисти Интернэшнл» студент из ФРГ Петер Хелшер. «Амнистия», — Кассис заявил он, — лишь формально стоит далеко от политики. На самом же деле, это политическая организация, выступающая против существующего строя в странах социализма». Что же касается информации о положении дел в СССР, которой располагает «Амнистия», то она поступает, по словам того же Хелшера, от туристов, наезжающих в различные советские города, а также от таких «идейных борцов», как A. Шифрин, В. Файнберг и им подобные.

Кстати, уголовник Файнберг ныне уже за кордоном, обосновался в Лондоне и занимает в штаб-квартире «Эмнисти интернэшнл» далеко не последнее место. Однако начал он свою карьеру на Западе в качестве эмиссара израильского МИД, вел некоторое время антисоветскую пропаганду. И лишь затем был подобран «Амнистией». Рекомендовал его этой организации некий Питер Рэддауэй.

Рэддауэй бывал в нашей стране. Одно время даже являлся стажером МГУ. Но в 1965 году был выдворен из СССР за враждебную по отношению к нашему государству деятельность. Ныне он один из руководителей английской национальной секции «Амнистии», поддерживает постоянные контакты и с кадровыми сотрудниками ЦРУ США. В частности, с М. Ралисом. Тем самым Ралисом, который является руководителем одного из шпионских подразделений радиостанции «Свобода», так называемым «Бюро по изучению аудитории и эффективности радиовещания», созданного в Париже несколько лет назад американской разведкой. По существу же это «бюро» является вербовочным пунктом для всякого рода антисоветских отбросов.

В Ленинграде автору этих строк довелось встречаться с людьми, знающими Рэддауэя. Они дали ему исчерпывающую характеристику. Рассказывали, что под предлогом сбора информации о «нарушении прав и свобод человека» в социалистических странах Рэддауэй занимается сбором и составлением досье на лиц, которых можно использовать в антисоветских целях. В случае острой необходимости этот шарлатан не брезгует подтасованными, а зачастую и просто высосанными из пальца «интервью». В своей гнусной деятельности особый интерес проявляет к студенческой среде. Это он, Рэддауэй, вместе с уже упомянутым Файнбергом подготовил и направил со специальным заданием в Советский Союз своего заместителя П. Лаффа и британского драматурга Т. Стоппарда. Им было поручено встретиться с отщепенцами B. Турчиным и Т. Великановой, получить от них клеветническую информацию для последующего использования ее «Амнистией». Но эмиссары позорно провалились.

Как уже отмечалось, нити от «Амнистии» тянутся к реакционным профсоюзам США, антисоветским центрам в ФРГ и, естественно, к спецслужбам — не только американским, но и английским. Например, бывший секретарь «Амнистии» Роберт Свэнн являлся одновременно и кадровым сотрудником британской разведки. Этот факт был подтвержден, в частности, одним из основателей «Амнистии» П. Бенненсопом, недавно смещенным со своего поста.

Обращает на себя внимание и то, что «Амнистия» во многих своих акциях фактически блокируется с европарламентом. Ведь именно это он принял десятки резолюций о якобы нарушении прав человека в странах социалистического содружества.

Что можно сказать этим «правозащитникам»? Единственное: они ведут заранее обреченную на провал игру.

С крестом и ядерной бомбой

В Парижском метро вторую неделю бастовал обслуживающей персонал. Повышения заработной платы требовали, в частности, уборщики. И призывы к пассажирам «Настоятельная просьба не сорить!» не спасали уже положения. Подземка превратилась в мусорную яму. Проносящиеся мимо станций поезда вздымали за собой многоцветные шлейфы из обрывков газет, погашенных контролем билетов, туристских проспектов, объявлений. В бумажном месиве на перронах утопали ноги пассажиров…

Мне нужно было выходить из метро на станции «Шатле». Хотелось не торопясь пройти через остров Сите, минуту-другую постоять перед чудом архитектуры — собором Парижской богоматери, вновь прошагать по мосту через Сену и выйти к бульвару Сен-Мишель. Там мне назначил встречу Пьер — давний знакомый, с которым мы впервые увиделись много лет назад в Москве. Пьер изучал тогда в университете религии разных стран и народов, а затем стал преподавателем. И вот, приехав в Париж, я позвонил ему. Пьер обрадовался, назначил встречу, пообещав рассказать «нечто новое и довольно интересное».

Поднявшись по замусоренной лестнице на поверхность, где высоко над улицей, на поржавевших изогнутых штангах раскачивалась вывеска с надписью «Метрополитен», я обратил внимание на случайно задетую ногой листовку. Броский заголовок гласил: «Эглиз де синтолоджи де Франс», что в переводе на русский значило: «Французская церковь нау-кологии». Не поленился, поднял рекламку с мыслью: «Покажу Пьеру, может быть, он растолкует, что собой представляет эта «церковь».

И не ошибся, Пьер конечно же был в курсе дела.

— О, месье, — покачал головой мой знакомый, когда мы обменялись приветствиями и перебросились последними новостями. — Париж прекрасный город. Да и жить здесь неплохо. Когда, конечно, есть работа. Но за последнее время появляется все больше людей, которые не желают работать.

Парадокс? Нет, эта публика предпочитает чистое шарлатанство. За счет этого шарлатанства и здравствует. Кошмар!

Затем последовало разъяснение.

«Французская церковь наукологии» — одна из расплодившихся религиозных сект, где есть свой «духовный пастырь», где говорят на каком-то тарабарском языке, понятном лишь «посвященным», где имеется и своя казна. Но откуда новоявленные «отцы» черпают средства? Из каких доходов создается церковный фонд?

Ларчик открывался довольно просто: эти «отцы» организовали в разных городах Франции «курсы» для своих будущих последователей. Приобщение к церкви обходилось не так уж и дешево — 200 франков за «практические занятия».

Дальше — больше. Каждому желающему присоединиться к секте предлагается (почти в приказном порядке) приобрести за 900 франков аппарат для выявления «зон психического расстройства». (Как выявит позднее полиция, «отцы» торговали самым обычным электроизмерительным приборчиком.) Ну и, конечно, шефы новой «церкви» советуют приобрести за соответствующую мзду книгу о «дианетике», толкуя ее как некое «пособие о современной науке дианетике», приобщение к которой, мол, обеспечивает «личное равновесие», «профессиональный успех», «счастье в любви и жизни». Состряпал сей труд некто Рон Хаббард из Небраски (США), автор ряда научно-фантастических рассказов, который вдруг стал утверждать, что буддизм, психоанализ и кое-что еще привели его к мысли об учреждении новой религии — «наукологии». Вот так и возникла «новая церковь».

— Замечу, — подытожил свой рассказ Пьер, — что затея американца Хаббарда во Франции провалилась. Шеф церкви Жорж Андрэ угодил на скамью подсудимых за финансовые махинации и прочие неблаговидные делишки. Куда подевался «идеолог» Хаббард — никто толком не знает. Ему категорически запрещен въезд во многие страны. Кто-то, правда, видел его недавно на собственной роскошной яхте в Средиземном море в окружении кучки «учеников». Поговаривают еще, что Хаббард и его особо приближенные проповедники связаны со спецслужбами. Они-то сейчас и изыскивают меры по спасению этих утопающих «пророков». Так что, хотя шарлатаны и были привлечены к ответу за «коммерческие махинации» и мошенничество, дело здесь совсем не простое. Пахнет шпионажем, шантажом и прочим. Но я хотел рассказать вам о другом. О «мунистах», тоже сектантах, — опускаясь на скамейку, заметил Пьер. — Время есть?

…Идея нападения и план операции возникли и были разработаны в деталях на семейном совете. В головную группу вошли полтора десятка родственников лионской семьи Лма-део. Место действия — уединенный замок Флери под Лионом. Задача — освободить двадцатидвухлетнюю Мари-Кристин. И вот настал поздний вечер, когда клан Амадео пошел на штурм…

Семья Амадео — обычная рабочая, трудовая, каких много в этом промышленном городе Франции. Она ничего общего не имеет с гангстерским миром. Ей просто не повезло: пришлось столкнуться с деятельностью религиозной секты «му-ниетов»…

Активисты этой секты сумели завлечь в свои липкие сети дочь Амадео — Мари-Кристин. Девушка бросила работу, убежала из дома, отреклась от своих родителей, переселившись в старинный замок, который сектанты превратили в «святую обитель». Но семья Амадео не из тех, кто быстро складывает оружие. Отец, мать, сестры, тети, племянники — все хорошо знали открытый, приветливый, добрый характер Мари-Кристин. Значит, ее могли только обмануть, задурманить голову. Эти здравые рассуждения и натолкнули клан Амадео на мысль попытаться вызволить дочь из липких сетей сектантов.

И надо сказать, операция прошла успешно. Дело не обошлось, конечно, без потасовки: «мунисты» пустили в ход палки и кулаки. Однако Амадео не был таким уж простачком: он заблаговременно пригласил в район особняка телеоператоров местной студии. Журналисты засняли всю операцию и потом продемонстрировали пленку по французскому ТВ…

«Когда мы ее только что освободили, — вспоминает мадам Амадео, — дочь вела себя настолько странно, что было похоже, что она нанюхалась наркотиков».

История с Мари-Кристин всколыхнула Францию. Из разных городов власти стали получать сообщения об участившихся насильственных похищениях молодых людей. Газеты и журналы запестрели интервью, в которых юноши и девушки, нашедшие в себе силы порвать с «мунистами», рассказывали о той психологической обработке, которой они подвергались в «святых обителях» сектантов. О «промывке мозгов», истязаниях и надругательствах. На сон — пять часов в будни, четыре — в воскресенье. Остальное время — молитвы, лекции, допросы (на языке «мунистов» это называется «беседы по душам») и тяжелый физический труд. За малейшее неповиновение — строжайшие формы наказания, голодный паек. Впрочем, попавшие на крючок новообращенные и в обычной ситуации сидят на голодном пайке, состоящем главным образом из фасоли (ничего общего с банкетами на полторы тысячи человек, которые глава секты Мун закатывает в «Уолдорф-Астории» в Нью-Йорке).

Офицер французской жандармерии Ж. П. Морэн, посвятивший изучению деятельности секты немало времени, уже выпустил брошюру «Психологическое насилие». Он отмечает, что «цель «мунистов» — изъять у своих жертв как можно больше денег, добиться передачи секте прав наследования и права подписи банковских счетов».

Но это далеко не все, да и не самое главное. Формально секта «мунистов» призывает любить ближнего своего и готовиться к наступлению «новой эры человечества». Однако за этой ширмой из крикливого набора напыщенных цитат «священных текстов», софизмов и псевдонаучных терминов скрывается совершенно иное. По свидетельству «Нувель обсервер», например, лжепророк Мун самым тесным образом связан с ЦРУ США…

Мне лично довелось познакомиться с «мунистами» поближе во время трехлетней командировки в Японию. Расскажу о ней.

…Невысокий плечистый парень в темно-зеленом свитере суетится возле сколоченного из деревянных брусьев штатива. На нем, словно на мольберте, возвышается обыкновенная школьная доска. На ней «живописец» расчерчивает мелком какую-то замысловатую схему, соединяет иероглифы жирными стрелками. Исписав доску, как заправский художник отходит в сторону, окидывает дело рук своих удовлетворенным взглядом и принимается разъяснять суть схемы прохожим…

Рано ли утром или поздно ночью, в дождь или вёдро, в будни и праздники — никогда не утихает людской водоворот на площади, где возвышается один из основных железнодорожных вокзалов японской столицы. Возле этого высокого, еще не старого, но уже довольно старомодного здания разбросаны торговые ряды и конторы туристических агентств, магазинчики и крупные универмаги, кинотеатры и страховые компании. Через собственно здание проходит железнодорожный путь, здесь же — вокзал. Станция метро — на втором этаже. Еще выше — этажи универмага «Тоёко». Здесь за сутки бывает сотни тысяч людей. Каждый из них — или пассажир, или потенциальный покупатель. И каждый — аудитория. Возле бесчисленных дверей, лифтов, коридоров и переходов этого муравейника на бесконечный поток японцев с утра до ночи обрушивают лавину лозунгов и прочих текстов зазывалы, представители ультраправых, функционеры политических партий и организаций. Свои услуги предлагают хироманты и ворожеи. О чем-то своем скрипят репродукторы в руках ораторов-одиночек, прохожим всовывают в сумки, заталкивают в карманы листовки. Собирают подписи под какими-то воззваниями, просят и даже требуют жертвовать то на прокаженных, то на бездомных, то просто «на всякий случай».

Но людские ручьи и потоки не задерживаются у проповедников, обволакивают их плотными завихрениями и исчезают так же, как и появляются. Все куда-то торопятся.

Тот, что стоял возле «мольберта», заинтересовал меня не совсем обычной манерой поведения. Обрадованный неожиданным вниманием, парень, суетливо притоптывая от холода, с зажатой в руке грязной тряпкой, стал втолковывать мне смысл иероглифов и соединяющих их стрел.

— Борьба бога и сатаны не закончена! Сатана Люцифер будет низвергнут лишь после того, как в третьей мировой войне будет покончено с коммунизмом! — причитал парень.

— Откуда вы все это почерпнули? — спросил я у проповедника.

— Так учит отец Мун! — От гордости он даже прогнулся в пояснице, выпучив глаза. — А вы откуда будете? Из США?

— Нет, из Советского Союза.

Парень цепенеет. Глаза его мгновенно теряют блеск и словно упираются в какую-то одному ему видимую, невесть откуда воздвигнутую между нами преграду. Руки с силой сжимают одна — тряпку, другая — штырек лилового мелка. Из сведенных судорогой губ раздается нечленораздельное бормотание, в котором с трудом удается разобрать лишь одно японское слово «алума» — дьявол…

Таких миссионеров в Японии немало. Преподобный Мун уже давно насаждает на Японских островах свое учение — дичайший гибрид антикоммунизма и христианства. И распространяет не без успеха: «единая церковь» Муна, разбросавшая свои сети по всей стране, опирается на последователей, фактическое число которых насчитывает 50 тысяч. После Южной Кореи, откуда Мун и является выходцем, где число сторонников антикоммунистического клана достигает, по официальным данным, около 300 тысяч, японская община адептов «Сёке рэнго» — самая массовая из всех филиалов, созданных Муном едва ли не в каждой крупной капиталистической стране.

Чем объяснить хотя и относительную, но все же популярность бредового учения Муна? И вообще, что может. быть общего у него с людьми в стране, где доминируют иные религиозные течения? Для того чтобы все было более понятно, — несколько слов о самом Муне и его «единой церкви».

Мун с 1954 года «трудится», как он говорит, во имя «преобразования мира, выполняя наказ всевышнего». Этот шарлатан, объявивший себя новым «мессией», которому всевышний поручил-де сколотить «армию солдат бога» и выполнить то, что не успели предыдущие «посланцы бога» на земле, на всех перекрестках призывает к «унификации всемирного христианизма», «преобразованию мира».

За развратником и преступником Муном не успевали гоняться даже видавшие виды агенты Интерпола. Любвеобильный «бог» без конца меняет место жительства, спасаясь от ревнивых женщин, и прячется в тени домов, страшась возмездия мужчин. Но с крестом не расстается: на всякий случай всегда носит его под рубашкой.

В 1972 году Мун вынырнул в Нью-Йорке. Там он приобрел роскошный особняк, завел спортивный самолет, яхту, стал путешествовать в бронированном «линкольне». Из Нью-Йорка он частенько наведывается в Токио, где у него немало сообщников по секте и прочим темным делам.

Впрочем, знакомых и приятелей у него не так уж мало и в США, причем таких, которые прежде всего связаны как с Центральным разведывательным управлением Южной Кореи, так и с ЦРУ США. Назовем лишь некоторых из них. Это Пак Тон Сун и Пак Во Хи. Более того, Мун числит в своих личных друзьях уже ушедшего со сцены южнокорейского диктатора Пак Чжон Хи, а сын Чан Кайши является одним из вернейших его последователей.

Но вернемся к самому «мессии». Как ни парадоксально, он размахивает не только крестом, а подчас и… ядерной бомбой. Так, по его разумению, Соединенные Штаты, оказывается, мало сбросили атомных бомб на Хиросиму и Нагасаки. Надо «было бы побольше». Тогда, рассуждает он, «царство божье давно бы уже ниспустилось на землю и с коммунизмом было бы покончено».

И удивительное дело, иные политические деятели Японии даже после столь откровенных милитаристских высказываний солидаризируются с этим шарлатаном! В частности, бывший премьер-министр Т. Фукуда. Он, например, заявил буквально следующее: «Я не знаю досконально, чем занимаются «мунисты». Но я сочувствую их протесту против коммунизма. Я не считаю секту плохой организацией. Мун говорит такие же хорошие вещи, что и я!»

Постоянным представителем Муна и его «церкви» в Японии является некий Кубоки. Он не только ведет пропаганду муновских бредовых идей, но и вынуждает своих активистов денно и нощно трудиться на «отца», состояние которого уже составляет более 12 миллионов долларов. Сектанты ходят по квартирам, сбывая сомнительные препараты под видом ценнейших медицинских средств, способных якобы излечивать от любых болезней и недугов, включая раковые опухоли.

А сам Мун имеет не только, так сказать, мирные, торговые предприятия. Он — владелец завода по производству оружия. При этом означенный иезуит любит, потупив очи, повторять на людях заклинание: «Не убий».

Мун и Кубоки поделили всю Японию на 12 блоков, которые, в свою очередь, разбиты на 57 региональных штаб-квартир. Последние осуществляют руководство над двумя сотнями «церквей» и общежитий. Под контролем сектантов такие организации, как «гражданские университеты», «христианский корпус медицинских услуг», «общество возрождения света», «семинар международных лидеров», «академия международного мира», «союз спасения отечества» и т. д. Сектанты издают ряд религиозных журналов и газет, выпускают брошюры, которые бесплатно распространяют по всей Японии.

Будучи тесно связанными с ЦРУ, Мун и его ближайшие сподвижники занимаются помимо всего прочего и сбором секретной информации. Как отмечает «Асахи дзянару», своих сектантов Мун пристраивает секретарями и горничными к видным деятелям политического мира и деловых кругов, а верных ему девиц подталкивает к интимной связи с лицами власть имущими. Бывший шеф южнокорейской разведки Ким Чон Пиль как-то признался, что не только лично помогал создавать эту секту, но и «использовал ее в качестве политического оружия».

Мун и сейчас занимается тем же. Он и его подручные распекают на все лады Организацию Объединенных Наций, прогрессивных лидеров, борцов за мир и демократию, за подлинные права человека. «Политическое оружие» действует.

Тетрадь, найденная в Бейруте

Ливан, 1977 год

Сменяются кадры кинохроники. Вот израильские танки ползут по улицам Бейрута… Груды развалин на месте некогда фешенебельных отелей ливанской столицы… Флаг с шестиконечной звездой, установленный над фермой моста через Литани… И все это — Ливан лета 1982 года…

А я вспоминаю Бейрут 1977-го. И ту тетрадь, содержание которой раскрыло мне тогда одну из человеческих судеб. Непростых судеб…

…Срок моей командировки в Ливан подходил к концу. Время было осеннее, ненастье вынуждало последние часы до отъезда в аэропорт сидеть в бейрутской гостинице. Да и вообще на улицах было совсем не безопасно: взрывы бомб, автоматные очереди нарушали тишину города и днем, и ночью. Это израильская военщина устраивала провокации руками своей послушной агентуры…

Зазвонил телефон. Я поднял трубку. Услышал в ней:

— С вами говорит владелец книжного магазина, что на Хамре. Вы интересовались книгой о зверствах израильских оккупантов… Да, она только что поступила… Спешите, или же потеряете шанс приобрести это редкое издание. Тираж совсем маленький.

Взглянув на часы, я тут же прошел к лифту. Решил: успею обернуться, если, конечно, удастся схватить такси.

Гостиница окнами одной из своих стен смотрела на пенящееся Средиземное море, фасадом же была обращена к захламленному пустырю, через который тянулись разноцветные телефонные кабели подразделений ООН по поддержанию порядка. Стараясь не зацепиться за них, я, пригнувшись, побежал к дороге, идущей вдоль приморской набережной. Где-то стреляли. Редкие машины на огромной скорости проносились мимо не останавливаясь.

До шоссе оставалось еще метров сто. Шаг, еще шаг… И вдруг я наступаю в едва подсохшую лужицу, нескладно падаю на колени. Вот уж чертовщина так чертовщина! Поднимаюсь, стараюсь счистить с брюк налипшую глину и тут-то замечаю, что стою одной ногой на толстой тетради в темно-лиловом пластиковом переплете с металлической, на старинный манер, застежкой. Сейчас даже и не могу себе объяснить, для чего я решил поднять ее. Наскоро обтерев находку носовым платком, продолжал короткими перебежками приближаться к цели. Машины все так же лихо пролетали по направлению к центру города, не обращая никакого внимания на мои отчаянные жесты.

Я снова взглянул на часы и понял, что время мое истекло. Возвратился в отель, расплатился у конторки за номер, забрал пожитки и двинулся в аэропорт.

В самолете тетрадь оказалась у меня под рукой, и я стал перелистывать ее странички.

Владелец тетради не оставил о себе никаких данных. Лишь бисерным почерком на английском языке на полях была сделана одна-единственная приписка: «Джо, посылаю тебе с надежной оказией этот текст — расшифрованную мной 24 июня 1977 года магнитофонную запись одного рассказа. Судя по всему, я в выборе не ошиблась, собеседник — дока. Возраст не стал помехой. Память ясная… Когда получишь текст, сообщи. Адрес прежний. Люблю».

И больше ничего.

Оказия оказалась, увы, ненадежной… А может быть, вокруг этой тетради разгорелись более сильные и жестокие страсти: с погоней, засадами, стрельбой… Кто знает? Возможно, во всем этом замешан даже тот, чей рассказ-интервью записан на пленку. Если так, то его — это мне доподлинно известно из первых строк исповеди — звали Мартин Мюррей. Он так и начал наговаривать на магнитофонную ленту: «Меня зовут Мартин Мюррей. Мой отец — инженер-путеец, звали его Кан Мюррей. Он жил в России, где сочетался в браке с помещичьей дочкой Елизаветой Ухторской, а после революции решил обосноваться в Китае. Моя родина — город Харбин. Я был единственным ребенком в семье, если не считать приемного китайчонка — сироту Мына, который работал в переводческом бюро отца боем — мальчиком на побегушках. Его родители погибли от рук японцев.

Переломным в моей жизни стал 1942 год — тяжелейшее время во всей истории войны русских с фашистами. Помнится, газеты пестрели сводками с фронтов, мы их внимательно читали, а по вечерам горячо обсуждали с соседями. К этому моменту я уже успел окончить местную мореходку и собирался перебраться к своему деду в Лондон для продолжения учебы. Родственников по линии матери в Советском Союзе никого не осталось. Они жили недалеко от границы и погибли в первые дни войны.

Однажды отец — это было в ноябре — пришел домой возбужденный, радостный и, потрясая газетой, крикнул: «Немцы разгромлены под Сталинградом!»

Ровно через полтора месяца после этого дня я уже прогуливался по улицам Лондона. Специалисты моего профиля со знанием русского, английского, французского и китайского языков были буквально нарасхват. О продолжении учебы мог мечтать только утопист или паж, обласканный дамами при королевском дворце. Поэтому я поступил на флот. Мне придали благопристойный вид, нарядив в униформу, и вручили предписание. По тем временам посудина, на которой мне предстояло служить, походила на пиратский корабль, прошедший через тысячу и одно испытание. Мне даже подумалось, что когда я ступлю на его палубу, то непременно повстречаюсь с хрестоматийной героиней пиратских походов английских морских разбойников — Мэри Рид. По, к сожалению, повстречался я с лицом более прозаическим — злющим старпомом…

Офицер британской разведки
Нелады со старпомом начались из-за сущего пустяка. Матрос, приводивший в порядок облупившийся борт этого горе-«линкора», оставил на палубе банку с краской. Вечером, возвращаясь с вахты в непроглядной темноте, я случайно поддал ее ногой. Она покатилась по палубе, оставляя за собой липкий и пахучий след. Именно в эту минуту из-за лебедки выкатился старпом. Он сделал шаг, другой — и поскользнулся…

Я был готов оплатить стоимость чистки его новенькой форменки, но он проявил крайнюю степень раздражения и с каждым последующим днем отыскивал поводы, дающие ему право придираться ко мне.

Атмосфера сгущалась и наконец стала невыносимой. Я подал рапорт с просьбой перевести меня на другой корабль. Однако начальство с выводами не спешило. Чтобы дальше не разжигать страсти и как-то локализовать конфликтную ситуацию, мне разрешили сойти на берег и поселиться в отеле.

Однажды, вернувшись довольно поздно в свой номер, обнаружил на столике записку. Всего несколько слов: «Все улажено, можете возвращаться на свое судно…» Подпись: «Покровитель».

Портье за конторкой вестибюля гостиницы заверил, что никому, кроме меня, ключей от номера не давал. Стало быть, человек либо воспользовался ключами горничной, либо имел что-то похожее на воровскую отмычку.

Но ломать голову долго не пришлось. На другой день, когда я направился к ближайшему киоску за утренней газетой, а потом, решив присмотреть для себя галстук, заглянул в универсальный магазин, меня неожиданно и достаточно грубо кто-то окликнул:

— Сэр! Простите, сэр, но вы не заплатили за перчатки?!

— Какие перчатки?

Нет, сэр, проверьте свой правый карман…

Дальнейший разговор был продолжен уже в полицейском участке, где был составлен протокол с моими подробнейшими анкетными данными и сняты отпечатки пальцев.

Ёопросы сыпались один за другим. Я злился, но отвечал, стихнув зубы.

— С какой целью вы вчера фотографировали порт? Для чего вам понадобились снимки стриптизных заведений?

— Это заведомая ложь. Могу подарить фотопленку. Мне удалось за день всего лишь дважды щелкнуть затвором. Если удачно выбрал экспозицию, то на ней увидите пейзаж с заходом солнца на море и безрукого газетчика с номером «Гардиан» в зубах. Все!

— А для чего вы приобрели в киоске журнал «Советский Союз»?

— Я уже вам сказал, что моя мать — русская женщина. Разве этого недостаточно?

Потом они решили учинить мне личный досмотр. Заставили раздеться.

— Вы знакомы с кем-либо из русских моряков? Состоите ли в переписке?

— Я ходил много раз в советские порты. Знаю столько русских офицеров, что ни ваших, ни моих пальцев на руках не хватит…

— А вы еще и остряк! — Они рассмеялись нагло, вызывающе глядя мне в глаза. — Вы хотите вернуться на свой корабль?

— Кто же из вас тот самый загадочный «покровитель», оставивший свою «визитную карточку» в моем номере отеля?

— Если угодно — коллективный псевдоним.

— Что же все-таки вам от меня нужно?

— Мы считали вас коммунистом… То есть сочувствующим коммунистам… А?

— И не изменили своего мнения по сей миг?

— Исключительно в ваших силах развеять ваши грустные сомнения, сэр.

— Что же такое я должен отмочить?

— Ничего из ряда вон выходящего. Вы впредь будете при малейшей возможности встречаться с русскими моряками… А нас интересуют их базы, количество боевых кораблей, фарватеры, штабы и прочее… Ведь у вас неплохой русский язык…

— Но мы же с ними союзники! — взорвался я.

— ??? — На меня смотрели пустые, как разбитые автомобильные фары, глаза.

Неожиданное предложение, сделанное мне провокационным способом, — стать агентом СИС удручило и расстроило меня. Я ничего не имел против существования Советского Союза. Наоборот, где-то в глубине души питал невысказанную любовь к героизму русских, их стойкости в борьбе с фашистами. Да, мы еще были союзниками…

Значительно позже, когда прошли уже многие годы после второй мировой войны, мне приходилось не раз читать в газетах о том, как английские ищейки в штатском с помощью тех же перчаток или галстуков, воровски подсунутых у прилавка в карман, пытались шантажировать русских туристов, журналистов или ученых. Отработанный за долгий срок существования СИС прием…

Но тогда я больше всего боялся потерять репутацию. Да и обстановка на корабле складывалась не в мою пользу. Надо было решать. И я сделал шаг назад, подняв руки…

В специальной школе, куда меня направили после нудных казенных формальностей, начались занятия. Лекции нам читали люди, одни из которых проходили курс шпионских наук в песках Аравийской пустыни, другие — в Индии. Мы не знали ни их настоящих имен, ни званий: «Да, сэр», «Нет, сэр», «Будет выполнено, сэр» — и все. Для взаимного общения в примитивной форме этого джентльменского набора звуков нам вполне хватало.

Лекции не содержали глубоких эмоций и «перепадов». Поэтому каждый живой пример, приводившийся в них, запоминался особенно отчетливо. Врезался в память, например, такой. В самом начале 30-х годов, в период бешеных антисоветских кампаний, британская воскресная газета «Санди кроникл» разразилась комментарием с резкими выпадами по адресу СССР. Как, дескать, Москва посмела контрабандным путем провезти через территорию Британской империи «русские спички в гробах иностранного происхождения»? Газета призывала правительство принять самые решительные меры против недопустимого «святотатства».

Информацию «Санди кроникл» перепечатали другие газеты. Снежный ком, посланный умелой рукой спецслужб, нарастал, создавая помехи на пути деятельности АРКОСа, как тогда сокращенно называлось Всероссийское кооперативное общество — центральный орган советской торговли в Великобритании.

Русские категорически отрицали свое причастие к злополучным спичкам, доказывая, что ни в дореволюционной России, ни теперь не выпускались спичечные этикетки с изображением сердца, пронзенного стрелой. Скандал докатился до парламента. И вдрут — осечка. Директору АРКОСа удалось доказать, что партия спичек поступила в Англию, во-первых, из Индии, а во-вторых, не в гробах, а в самой примитивной фанерной упаковке.

Лектор закончил свое повествование торжественным вопросом: «Ну а если бы у них не оказалось алиби?! Лондон немедленно разорвал бы торговлю с Россией. К чему мы тогда и стремились».

Далее последовал перечень враждебных актов Англии по отношению к Советской России: руководящее участие Англии вместе с Францией в интервенции 1918–1920 годов, ультиматум Керзона в 1923 году, налет на АРКОС и разрыв советско-английских дипломатических отношений в 1927 году и, наконец, шпионские акции, раскрытые русскими в марте 1933 года.

В то время Советское правительство, как известно, заключило с рядом иностранных фирм договоры о технической помощи. Среди них был и английский концерн «Метрополитен-Виккерс». Инженеры концерна работали на разных стройках СССР. 12 марта шестеро из них были пойманы с поличным и арестованы за шпионаж и вредительство.

Лондонских шефов секретных служб объяла паника: агенты пойманы с поличным! Как выпутываться из столь щекотливого положения?

Памятуя, что наступление — лучший вид обороны, по указанию центра в атаку перешел посол Великобритании в СССР Эсмонт Овий. Он вообще отличался крайней недоброжелательностью к Советскому Союзу и ждал любого повода для демарша, чтобы приблизить «окончательный крах всей советской системы».

Овий неистовствовал, предупреждал, грозил. 20 марта были демонстративно прерваны англо-советские торговые переговоры. Лондон даже предупреждал, что пойдет еще дальше. Однако суд над шпионами в Москве состоялся: трое «инженеров» были высланы за пределы Советского Союза, двоих приговорили к тюремному заключению и лишь одного признали невиновным…

Английская шпионская служба получила очередной щелчок по носу.

…Ну а для того, чтобы уж не все выглядело столь мрачно, нас на лекциях веселили и разными байками вроде похождений королевского министра иностранных дел сэра Френсиса Уолсингэма при дворе Елизаветы I. По утверждению наших лекторов, Уолсингэм поднял авторитет английской службы шпионажа на недосягаемую высоту.

Чем же прославился этот сэр, чье имя занесено даже в Британскую энциклопедию? Прежде всего, он, оказывается, привлек к службе «особого назначения» лучших выпускников Оксфорда и Кэмбриджа. Они принадлежали к элите британского общества, имели, как правило, прочные связи с влиятельными лицами.

Уолсингэм, говорят, на своем фамильном гербе умудрился начертать такую фразу: «Наука стоит денег». И чтобы оправдать ее, занялся разработкой шифров и кодов, столь необходимых для секретной связи. Исследователь Г. Маттингли в книге «Возрождение дипломатии» писал: «Ни одно правительство в Западной Европе, даже самые скрытные венецианские правители, не располагали столь превосходной системой шпионажа и контршпионажа, как Англия. Мышь не могла выскользнуть из спальни какого-нибудь посла, не будучи замечена кем-либо из соглядатаев сэра Уолсингэма».

Перебирая сейчас тетради с записями лекций тех лет — они уже не несут на себе никакой печати секретности, — я нахожу характеристики, данные министру-шпиону другими авторами. Бернард Ньюмэн, который сам являлся тайным агентом, писал: «Пользуясь методами Уолсингэма, я внедрил в публичные дома своих женщин. Это давало весьма полезные результаты. Когда, например, мне стало известно, что одна из проституток собирала информацию среди приятельниц и передавала ее противнику, я, не задумываясь, сам перевербовал эту женщину. После этого она стала с такой же легкостью снабжать своих прежних благодетелей дезинформацией, причем за ту же оплату».

Как-то мне попалась книга бригадного генерала М. МакКлоски «Разведывательное сообщество США». В ней автор тоже отводит достаточно много места «подвигам» Уолсингэма. Этот министр-шпион, оказывается, сумел так ловко подготовить мнимый заговор против королевы Елизаветы, что отправил на эшафот королеву Шотландии Марию Стюарт. Или, например, добился внедрения шпионов-двойников в окружение адмирала испанского флота и благодаря этому успешно отразил нападение армады Филиппа II Испанского. По мнению историков, гибель «непобедимого флота» в 1588 году окончательно утвердила господство Британии на морских дорогах…

Люди, помешанные на разведке, глашатаи шпиономании на Британских островах привыкли при каждом случае повторять поговорку: «Шпионаж настолько грязное дело, что им может заниматься исключительно джентльмен». Британская многотомная энциклопедия, правда, довольно четко определяет понятие «шпионаж». Это есть «практика межгосударственных отношений, которая может быть определена как попытка заполучить тайно или под ложными предлогами данные о каком-то правительстве для передачи другому правительству… В политическом шпионаже шпион часто выступает в роли, агента-провокатора».

Сии премудрости мы постигали быстро. Однако первая операция, к которой я имел непосредственное отношение уже как офицер разведки, не имела ничего общего с задачами, которые поставили передо мной в то памятное утро шантажисты-вербовщики из СИС…

Но давайте все по порядку. После окончания школы меня почему-то направили в подразделение дешифровки ВВС. Фашисты все еще вели в России наступление, разрушая советские города, расстреливая мирных жителей. Мы читали сводки, слушали радио и задавались вопросом: выдержит ли все же российский щит меч третьего рейха? Ведь Сталинград — это еще не конец войне…

Одним из моих непосредственных начальников был некий Смит, работавший во время первой мировой войны в так называемой «Комнате № 40» — подразделении разведки, занимавшемся расшифровкой радиограмм противника под общим контролем министерства иностранных дел. Возглавлял тогда эту самую таинственную «Комнату № 40» Альфред Юинга, известный как непревзойденный специалист по созданию и раскрытию кодов противника. Эта служба действовала настолько успешно, что адмиралтейство знало почти о всех перемещениях немецкого флота. Сотрудники Юинга расшифровали также ряд важных политических посланий, в том числе знаменитую телеграмму министра иностранных дел кайзеровского правительства Циммермана немецкому послу в Вашингтоне графу Бернсторфу. По мнению специалистов, этот документ сыграл определенную роль в ходе обсуждения в конгрессе США вопроса о вступлении США в войну против кайзеровской Германии. Хотя вполне понятно, что решение об объявлении боевых действий прежде всего было принято Соединенными Штатами в силу их собственных захватнических интересов.

Смит рассказывал мне много любопытного о деятельности «Комнаты № 40». О той далекой поре, когда еще не существовало воздушной разведки и нельзя было проверить даже сведения о концентрации вражеских войск или судов.

Иной обстановка была теперь. 15 мая 1942 года пилот истребителя королевских ВВС получил задание провести аэрофоторазведку немецкой военно-морской базы Пенемюнде, дислоцированной на острове Уездом. Приказ был выполнен, пленка проявлена. Дело было за дешифровщиками. Они покрутили-повертели отпечатки и пришли к выводу: на острове ведутся какие-то строительные работы. Не более того…

Это заблуждение, а может быть и непростительная халатность, английских специалистов дорого обошлось Англии. Расплачиваться пришлось тысячами жизней. Ибо остров Уездом гитлеровцы превратили в секретный ракетный полигон, где создавались самолеты-снаряды Фау-1 и разрабатывалась новая схема Фау-2.

Прошло по меньшей мере 15 месяцев, прежде чем разведка британских ВВС смогла получить снимки острова-базы, подтвердившие агентурные данные американской разведки. В ночь на 18 августа 1943 года английские ВВС обманным маневром отвлекли от района острова Уездом основные силы немцев, и тяжелые бомбардировщики обрушили свой груз на Пенемюнде…

Однако, как стало позже известно, фашисты не прекращали свои работы по созданию нового оружия. Гитлер приказал построить новый ракетный центр в Польше, неподалеку от Близны. Этот полигон был захвачен в августе 1944 года советскими войсками.

Система «Ди-предупреждений»
Прямого отношения к дешифровке аэрофотосъемки базы в Пенемюнде я не имел, однако присутствовал при разборе и оценке разведданных. На меня вся эта процедура произвела удручающее впечатление. Теперь, мысленно возвращаясь к тем дням, начинаю переоценивать виденное и слышанное, запавшее в душу и терзающее меня до сих пор.

И вот к какому выводу прихожу: двуличие и лицедейство британских политиков стало их плотью и кровью. Шпионаж и дипломатическая деятельность, проповеди благочестия и отвратительный цинизм рыцарей тайной войны — все это было в прошлом, все осталось и теперь. Но каков прогресс! Преданы забвению средневековые приемы, стиль заговоров приобрел новые оттенки, интриги стали изощреннее, а политические убийства преподносятся органами буржуазной информации как неотвратимая кара всевышнего. И это словоблудие «мастеров» пера, которые, не ведая стыда, продают совесть за те же фунты и доллары, выглядит особенно мерзко. Так, например, рассказывая о Черчилле, который в годы второй мировой войны, дескать, был рьяным сторонником идеи борьбы с фашистами при помощи подпольных сил и ратовал за внедрение своей агентуры в движение Сопротивления, они замалчивают главное: Черчилль призывал к этому ради своих тайных целей. Он и в этом искал возможность уйти от остро стоящей проблемы открытия второго фронта.

В Англии много традиций. Человек, выросший на Британских островах, впитывает их с молоком матери. Меня воспитывала русская женщина. Но если я хотел жить и работать в этой чопорной среде, я должен был хотя бы внешне блюсти ее традиции.

Было непостижимо, каким образом в Англии могут «традиционно» уживаться шпионаж и дипломатия? И когда эти мысли я высказывал вслух, друзья подтрунивали: еще Френсис Уолсингэм, о котором я упоминал раньше, утверждал, что среди прочих основных обязанностей дипломата — первейшая забота о шпионаже. И это не просто утверждение частного лица, оно выражает суть государственной политики туманного Альбиона. Само государственное устройство Великобритании способствует развитию системы «плаща и кинжала».

В Англии премьер-министр и кабинет министров наделены полной властью осуществлять внешнюю политику, не считаясь с парламентом, хотя правительству приходится думать о том, чтобы не потерять доверие парламента и получать от него необходимые финансовые подкрепления. Именно парламент утверждает ассигнования для осуществления акций на внешнеполитической арене. Зато исполнительная власть обладает правом назначать чиновников дипломатической службы, заключать договоры, а также может отказывать парламенту в предоставлении информации по мотивам «защиты государственных интересов».

Это право неизменно использовалось применительно к «Сикрет иытеллиджеис сервис». Когда в парламенте возникали вопросы о секретных операциях, министры безапелляционно утверждали, что «ответ на данный вопрос повредит интересам страны». Именно такая система и привела к драматическому обороту дел в 1956 году, когда английский «человек-лягушка» капитан 3 ранга в отставке Лайонел Крэбб погиб, тайно исследуя корпус советского крейсера, прибывшего в Англию с визитом доброй воли. Крэбб имел самое прямое отношение к министерству иностранных дел Англии. Сопровождавшие шпиона сотрудники СИС в гостинице Портсмута, где он снимал номер, оставили на своего приятеля, по свидетельству газеты «Дейли экспресс», такие данные: «Прикомандирован к МИД Великобритании».

История с Крэббом приобрела драматическую окраску еще и потому, что вызвала в парламенте беспрецедентные дебаты. В те дни мне пришлось мотаться между Портсмутом и Лондоном, улаживая разные мелкие дела, связанные с гибелью водолаза, что позволяло особенно остро ощущать грозовую атмосферу тех дней.

Лидер оппозиции Хью Гэйтскелл заявил тогда в палате общин, что правительство имеет законное право скрывать от парламента информацию лишь в четырех случаях: 1) когда секретные операции «в конечном счете находятся под эффективным контролем министров»; 2) когда такие операции «остаются тайными»; 3) когда они «не создают для нас трудностей в сфере международных отношений»; 4) когда существует уверенность, что «секретные службы действуют квалифицированно и на законных основаниях».

Ну а теперь несколько слов о системе «Ди-предупреждений».

В нынешнем виде она действует с послевоенного 1945 года, но существует с 1912-го. Суть ее в том, что она обеспечивает спецслужбам необходимое давление на прессу, в нужный момент затыкает ей рот. Конфиденциальное письмо, посылаемое редакторам средств массовой информации, предупреждает, что определенная информация, которой угрожает опасность разглашения, должна сохраняться в тайне. Несмотря на то что письма, содержащие «Ди-предупреждения», сами считаются секретными, ряд таких документов, касающихся разведки, проскочил в «Спектейторе». Одно из них, например, содержало требование не упоминать в прессе «о тайных разведывательных и контрразведывательных методах и действиях в пределах Англии или за границей». Другое послание, которое стало, как и предыдущее, постояп-но действующим указанием, предписывало прессе не упоминать о «шифровальной работе, проводимой правительственными органами связи, разных методах перехвата связи иностранных государств в разведывательных целях, а также о том, что в определенных случаях в интересах нации спецслужбы должны осуществлять подобный перехват связи».

Публикация в прессе этих документов была делом беспрецедентным и расследовалась комиссией Тайного совета. Скандал был грандиозный. Ведь, по существу, эти письма раскрывали еще одну грязную сторону действий спецслужб Англии, которые постоянно охотятся за чужими секретами. А в состав Комитета «Ди-предупреждений» входят… государственные чиновники, представляющие основные правительственные органы!

Мне уже много лет, но я считаю, что прожил жизнь в целом интересно. Чистый случай привел меня в СИС, но, даже работая в этой организации, я не сделал ничего, что могло бы дать повод назвать меня «гнусным, подлым человеком». Естественно, я был вынужден принимать участие в некоторых операциях СИС. Но зато теперь, будучи в отставке и навсегда покинув Англию, я могу с достоверностью очевидца рассказать о них людям, чтобы предупредить народы о мрачных силах британских спецслужб. Я горжусь, что по-прежнему люблю Россию. Пока я рассказал вам лишь малую частицу. Вы мне очень пришлись по душе. И даже те короткие часы и минуты, которые я провел возле вас, дали мне эаряд огромной бодрости. Не исключаю, что он поможет мне надиктовать на магнитную ленту целую книгу о кровожадных приемах английских спецслужб. Не обессудьте за откровенное признание. С наилучшими пожеланиями, всегда ваш Мартин Мюррей».

Вот что содержала тетрадь, найденная мною в Бейруте…

Эстафета шпионажа и диверсий

Над притихшим Джелалабадом пурпурный закат лениво разливал по укрывшимся за глинобитными дувалами дворикам аромат апельсиновых рощиц. Через час-другой вдоль улиц поползли лиловые тени, таинственно зачернели дверные проемы, дороги серебристыми ручейками побежали навстречу взошедшей луне.

Почти целый день мы провели на шумном, обдающем всеми своими запахами базаре, а теперь, вернувшись в гостиницу, решили продолжить прерванную минувшим вечером беседу. Али Ахмад Хан — один из видных общественных деятелей Афганистана, участник борьбы против английских колонизаторов, естественно, уже не молод. Но памяти его может позавидовать каждый.

Не спеша, улыбаясь своим мыслям, Али Ахмад Хан раскурил трубку «чилим» и, расположившись возле керосиновой лампы, стоящей посредине комнаты на сильно потертом, выцветшем ковре, заговорил низким грудным голосом:

— Было далекое время, когда наши земли называли Ариана, а затем — Хорасан, что по-вашему означает «Страна палящего солнца». Ну а вообще-то мою родину величали по-разному — «Страна гор и легенд», «Ключ к Индии», «Швейцария Востока». Ведь именно здесь сходились малые и большие тропы «Великого шелкового пути», который до самых первых морепроходцев, дошедших до Индии, столетиями служил главной торговой дорогой из Азии в Европу.

История моей страны пестра, как и пестр ее национальный мир. У нас раза в три больше гор, чем пашни. Людей грамотных можно пересчитать по пальцам. Мы все ревностные мусульмане. Большинство афганцев исповедуют ислам суннитского направления. Я говорю «афганцев», подразумевая при этом пуштунов, таджиков, узбеков, туркменов, киргизов, белуджей, чараймаков и некоторых выходцев из хазарейских племен. А к шиитам — последователям возникшего в исламе направления во второй половине VII века — относятся горные таджики, персы, кызылбаши и остальные хазарейцы.

Между суннитами и шиитами нет религиозной нетерпимости. Шииты часто совершают паломничества к своим святыням в Ираке, Иране. Мы, сунниты, тоже почитаем святые места — «зияраты» и гробницы — «мазары». Их в нашей стране насчитывается побольше полутора тысяч. Одни выглядят убого, а другие — истинные памятники древнего зодчества. Вот вы, например, сегодня осматривали фамильный мавзолей эмира Хабибуллы и его сыновей. Он не мог не произвести на вас впечатления, не так ли? Наш город в былые времена считался зимней резиденцией эмиров. В Кабуле зима, морозы, а здесь цветут розы, магнолии…

Кстати, я не смог сопровождать вас к мавзолею Хабибуллы, которого в феврале девятнадцатого года убили в его собственной палатке, когда он должен был принять участие в охоте. Хабибулла поплатился за то, что находился под очень сильным влиянием англичан. А те годы были неспокойные. Вспомните: к лету восемнадцатого английские войска вторглись в Советский Туркестан. И если бы ваш народ не вышвырнул британских захватчиков из своей страны, они взяли бы Афганистан голыми руками. Нужно было действовать и нам. Но не таков был эмир. Вот с ним и покончили…

Новый эмир Аманулла провозгласил Афганистан независимым государством. Англия отказалась признать эту независимость и ввела на территорию страны свои войска. Началась третья англо-афганская война…

Это я излагаю общую историю. Она всем знакома. Но есть в ней и малоизвестные, а то и просто забытые детали. Они приобретают особый вес в наши дни. Хотя бы уже потому, что афганский народ ведет теперь борьбу за свою свободу и независимость с силами современного империализма, отстаивает завоевания Апрельской революции. Как и прежде, Советский Союз оказывает нам братскую помощь. А вот Соединенные Штаты, спецслужбы этой страны, продолжают оказывать содействие в формировании на территории Пакистана контрреволюционных банд для их засылки в мою страну.

Да, со спецслужбами Англии и США у нас особые счеты. Вспомнить хотя бы похождения британского полковника Фредерика Бейли из «Интеллидженс сервис». Он был одним из тех, кто вел и антисоветскую, и антиафганскую деятельность. Или взять того же Лоуренса Аравийского. За свои восемьдесят с лишним лет я знал многих афганцев, которые так или иначе общались с этими агентами британских империалистов. Кое-что из их рассказов запомнилось. Вы просили об этом рассказать, вот и послушайте…

Али Ахмад Хан снова раскурил свой «чилим» и разрешил мне включить магнитофон. Изложению этой записи, дополненной отдельными историческими экскурсами, и будут посвящены последующие страницы.

…В конце второго десятилетия XX века видный деятель индийского антиколониального движения Р. Пратап сформировал в Афганистане из числа индийских эмигрантов Временное правительство Свободной Индии. Президент этого правительства Р. Пратап видел свою цель в свержении британского ига над его родиной. Терпению патриотов Индии пришел конец.

7 мая 1919 года Р. Пратап в составе делегации индийцев был принят в Кремле В. И. Лениным. После беседы президент некоторое время пробыл в Москве, а затем отправился в Кабул. Его путь лежал через Советский Туркестан, через город Каган. Время было неспокойное. Здесь орудовали басмачи уголовника Иргаша, которых снабжали деньгами и оружием британские империалисты, действовало крупное антисоветское подполье, объединенное в так называемую «Туркестанскую военную организацию» (ТВО). За кулисами ТВО стояла английская миссия, обосновавшаяся с весны 1918 года в Ташкенте.

В состав этой миссии входили бывший британский консул в Кашгаре Джордж Маккартней; полковник «Интеллидженс сервис» Фредерик Бейли и майор Блеккер. Миссия постоянно и громогласно заверяла советские власти в центре и в Туркестане, что она «лояльна новому режиму». На деле же была теснейшим образом связана с басмачами и бело-гвардейщиной. По существу, этот «дипломатический аванпост» являлся постоянно действующим шпионским подрывным центром Лондона в Туркестане. Что же касается Ф. Бейли, то он был напрямую связан с братом монархического генерала Корнилова — полковником П. Г. Корниловым, бывшим комиссаром Временного правительства в Ташкенте, реакционным адвокатом А. Д. Арсеньевым и другими антисоветчиками.

Полковник британской секретной службы Ф. Бейли прибыл в туркестанский край летом 1918 года из Индии. У него было две задачи: подготовить в Ташкенте контрреволюционный мятеж и любыми средствами препятствовать проникновению освободительных идей Октября в Индию, Иран, Афганистан. Вот почему, когда он пронюхал, что в Каган прибыла из Москвы миссия президента Р. Пратапа, он немедленно отправился в этот город, лежавший на караванной дороге из Индии в Афганистан.

— Большевики, конечно, догадывались, — расскажет значительно позже Бейли, — что находящийся к юго-западу от Ташкента Каган, близкий сосед знаменитой Бухары, не мог оставаться без нашего присмотра. Мои агенты из. числа местных басмачей орудовали там неплохо. Однажды они схватили заночевавших красноармейцев и расправились с ними как надо, без всяких церемоний… Стоило мне тогда шевельнуть пальцем, и та же участь постигла бы Раджу Пратапа. Но он мне был нужен живым. Я жаждал информации о его беседах в Кремле. А от меня ее ждал центр.

18 октября 1919 года, когда на Каган опустился душный вечер, в «Русской гостинице» встретились два человека — Р. Пратап и бывший военнопленный албанец И. Кастамуни. Между ними произошел примерно такой разговор:

— Мне тяжело вспоминать свое недавнее прошлое, — вздохнул Кастамуни. — Самому лютому недругу не пожелал бы. Если бы не революция, гнить бы мне в тюрьме. А то и под расстрел подвели бы, мракобесы…

— О, благостный ветер революции! Он рано или поздно разгонит мрачные тучи над всей нашей планетой. Будет свободной и моя благословенная Индия, — сложив руки перед грудью, изрек Пратап.

— Революция не только освободила меня, но и сделала чекистом. Я горжусь своей красногвардейской униформой, горжусь тем, что несу добро людям, спасая их от басмачей и белогвардейцев.

— Что может быть священней вашей благородной миссии?! Дарить людям правду и защищать бедных — как это прекрасно! — склонил голову Пратап. Они сидели за столом в номере у Кастамуни и пили из самовара чай.

— Что говорят в Москве? Какими мыслями живут в Кремле? — откусывая крепкими зубами кусочек сахара, вкрадчиво поинтересовался чекист.

Пратап покосился на висевшие на стене портреты Маркса и Ленина и, еще больше проникшись доверием к новому знакомому, изрек:

— После беседы с Лениным я не оставляю надежды на то, что русская революция весьма благотворно повлияет и на Индию. Я верю, что настанет время, когда пробуждение придет к людям и на нашем субконтиненте…

— Трудно отыскать крупицу сомнения в ваших мудрых взглядах на современный мир, да будет он благословлен всевышним! — закатил к потолку глаза Кастамуни и, отхлебнув еще глоток чая из пиалы, попросил разрешения откланяться: — Дорога слишком утомительна, а дела не ждут, торопят!

Утром Пратап решил поинтересоваться, не составит ли новый знакомый по гостинице ему компанию в прогулке по городу. Но коридорный, разведя руками, ответил, что гость сгинул самым ранним утром в неизвестном направлении.

Однако коридорный, тот самый, к которому обратился с вопросом Пратап, был лучше других осведомлен о дальнейшем маршруте передвижения Кастамуни. Иное дело, что по долгу службы он не имел права раскрывать свои карты кому бы то ни было. Маскарад, к которому уже не первый раз прибегал полковник Фредерик Бейли (а это именно он работал под личиной Кастамуни), не спас его от глаз настоящих чекистов. Опасаясь ареста, ловкий сын Альбиона опять сумел уйти от возмездия и словно провалился сквозь землю.

Спустя много лет стало известно, что из номера в «Русской гостинице» Кастамуни-Бейли отправился тогда в Ташкент, откуда ему удалось передать в Лондон всю собранную за последние недели информацию. А вечером того же дня он встретился на явочной квартире со своими дружками из контрреволюционного подполья. Их беседа длилась несколько часов. Были детально рассмотрены многие вопросы, касающиеся дальнейших действий ТВО, включая и подготовку контрреволюционного мятежа в Ташкенте. В этом мятеже должна была принять самое деятельное участие наиболее преданная полковнику Бейли агентура.

— А эа меня прошу не переживать, — увещевал своих подопечных полковник. — Я буду исчезать и появляться. Для пользы дела, разумеется…

Ташкентские рабочие отряды подавили тогда антисоветский мятеж. Очередная авантюра контрреволюционных заговорщиков и их английских покровителей завершилась провалом. Полковнику Бейли — в который уже раз! — срочно пришлось «исчезнуть». Он бежал в Северный Иран, который в то время находился под оккупацией британских войск.

В Лондоне остались весьма раздосадованы и недовольны срывом так тщательно разработанной операции в Ташкенте. Полковнику сделали соответствующее внушение, приказали любым способом вернуться в Советскую Россию и взять под неусыпный контроль дорогу из Ташкента в Афганистан. Это было время, когда между Страной Советов и ее южным соседом стали налаживаться первые контакты.

— Мы ведем с Афганистаном войну, — наставляли полковника Бейли его хозяева из «Интеллидженс сервис». — На вашу долю выпала огромная честь не допустить союза России с Кабулом…

Полковник взял под козырек. Он уже привык с помощью винчестеров и фунтов стерлингов прокладывать путь британскому колониализму, привык с холодным безразличием ставить на карту не только собственную жизнь, но и жизни сотен других людей. Пойти еще на одно преступление — это для него не составляло проблемы. Ему платили, и платили щедро.

Бейли играл в разных спектаклях. Но всегда на одной сцепе — колониальных подмостках. Легко перевоплощался: утром мог изображать подвыпившего русского рубаху-парня, а вечером во фраке дипломата галантно беседовать за легким коктейлем с дамой полусвета. А еще через неделю его уже видели в униформе красногвардейца или же в облике бойца-интернационалиста, бывшего военнопленного. Знание нескольких языков значительно облегчало этому оборотню быстрое вживание в ту или иную роль, установление контактов, дружбы. Как рассказано выше, он нагло и небезуспешно сыграл сцену у самовара в «Русской гостинице», изобразив чекиста. Да уж, Бейли наловчился лихо пить водку, носить русскую бороду, менять, когда надо, офицерскую портупею на простонародный кушак или, наконец, облачаться со знанием дела в самаркандский цветастый халат…

Он с непринужденностью опытного афериста не раз менял имя и фамилию, представлялся поваром и этнографом, натуралистом и кучером.

— А однажды я умудрился, — похвастался спустя много лет Бейли, — сыграть даже покойника. От страха быть схваченным на что только не пойдешь!

Но верный пес британских спецслужб страшился не только советских чекистов, но и собственных хозяев, страшился своих благодетелей, у которых стоял на довольствии.

14 февраля 1919 года Бейли вновь появляется в Ташкенте. А в апреле, когда афганский эмир Аманулла отправил в Кремль главе Советского правительства В. И. Ленину письмо с предложением об установлении дипломатических отношений и обмене посольствами, в Лондоне не на шутку заволновались. Еще больший шок вызвал на берегах Темзы ответ В. И. Ленина и Председателя ВЦИК М. И. Калинина, в котором приветствовалось намерение афганского правительства установить дружественные отношения с Советским государством и предлагалось произвести обмен дипломатическими представительствами.

В этой связи полковник Бейли получает новое задание. Когда летом 1919 года Афганистан направил в Москву свою дипломатическую миссию, ему поручили перехватить афганцев на пути в Москву в Ташкенте и выведать у них все, что только возможно.

Бейли устраивает очередной трюк с переодеванием. Афганские дипломаты еще не успели разместиться в отведенной для них резиденции, как к ним в гости пожаловал некто Мунтц, «чех по национальности, бывший военнопленный из австро-венгерской армии, а ныне пламенный революционер и верный друг афганского народа». Именно в такой роли решил выступить в тот ответственный для Лондона момент полковник Бейли.

В гостиной, за обеденным столом, он вел проникновенные беседы с ничего не подозревавшими афганскими дипломатами о роли и значении революции в России, о пагубном влиянии английской колониальной политики на международную обстановку. Выражал искреннее сочувствие борьбе афганского народа за свободу и независимость и даже предлагал свои посильные услуги в оказании помощи Кабулу. Афганцы прилично понимали немецкий язык полковника Бейли и вполне удовлетворительно отвечали ему тоже по-немецки. Но они не знали одной тонкости: полковник прекраспо владел их родным языком”. А дипломаты в присутствии гостя слишком часто обменивались между собой на пушту разного рода замечаниями, мыслями, планами…

Афганская миссия, закончив свои дела в Ташкенте, двинулась дальше.

Настало время и Советскому правительству решить вопрос о первом после в Афганистане. Выбор пал на Н. Бра-вина, который представлял Советскую Россию в Тегеране, но был вынужден покинуть эту страну в связи с бурной антисоветской деятельностью англичан в Иране и теперь находился в Ташкенте.

Как только весть о назначении Н. Бравина на пост дипломатического представителя в Кабуле дошла до «Интеллид-женс сервис», в Лондоне снова вспомнили о полковнике Бейли. Ему поручили не теряя времени установить тщательное наблюдение за Бравиным и постараться внедрить в «его окружение своего агента».

…Неподалеку от города Керки, на Амударье, откуда до советско-афганской границы рукой подать, Н. Бравип и его отряд был встречен басмачами. Правда, наймитам английских спецслужб не удалось задержать миссию, направлявшуюся в Кабул. Однако без потерь не обошлось — 2 человека из ее состава были убиты и 18 ранены.

Прошло некоторое время. Советско-афганские отношения развивались более чем благоприятно. Однажды Н. Бравин получил указание Москвы информировать эмира Амануллу о том, что Советское правительство готово оказать дружественному Афганистану разностороннюю помощь, в том числе и оружием, для отпора британским колонизаторам, для защиты независимости. Лондон отреагировал на это по-своему: вскоре из Кабула в Москву пришла печальная весть, что поздно вечером на одной из улиц афганской столицы ударом ножа в спину убит Н. Бравин. Наймит скрылся. Ведется расследование. Не исключено, что к заговору против Н. Бравина приложил руку лично Ф. Бейли.

Правда, Бейли уже чувствовал всей своей шкурой, что кольцо вокруг него сжимается. Он нервничал, ощущал животный страх. Надо было спасаться. В ночь с 18 на 19 декабря 1919 года он тайно бежит из Бухары в Мешхед, оттуда — в Индию, а затем — в Англию.

В 1920 году, как и планировалось, между Советской Россией и Афганистаном была достигнута окончательная договоренность о безвозмездной передаче южному соседу Страны Советов 1 миллиона рублей золотом, нескольких самолетов, 5 тысяч винтовок с необходимым запасом патронов, а также о сооружении в Афганистане порохового завода, авиашколы, направлении в Афганистан технических и других специалистов.

Но британские империалисты, привлекая на свою сторону реакционных представителей феодальной верхушки афганского общества, не оставляли попыток подорвать советско-афганские связи. И, главное, старались не допустить подписания договора о дружбе и сотрудничестве между двумя странами.

Полковник Бейли продолжал играть свою зловещую роль, хотя и выступал теперь уже в роли советника, а не непосредственного исполнителя коварных замыслов «Интеллидженс сервис». И все же, вопреки его ухищрениям и стараниям, советско-афганский договор о дружбе был в 1921 году ратифицирован обоими государствами. Он стал одним из первых документов в истории человечества, в котором были зафиксированы отношения между великой державой и малым государством на основе равноправия, невмешательства во внутренние дела друг друга, дружбы и взаимного уважения. Это стало возможным еще и благодаря тому, что в 1920 году белогвардейско-националистические банды и иностранные интервенты были разгромлены и изгнаны из Советской России.

И тем не менее английские империалисты не оставили надежд на возвращение утраченных позиций в Афганистане, на использование его территории во враждебных Советскому государству целях. Им удалось активизировать в Афганистане антисоветскую белую эмиграцию и прежде всего басмачество, это контрреволюционное феодально-помещичье отребье, бежавшее из советской Средней Азии. Басмачество в Афганистане возглавил бывший бухарский эмир, друг-приятель полковника Бейли Сеид Алим-хан. В различных населенных пунктах он приступил к сколачиванию банд, которые забрасывались затем на советскую территорию. Оружие и деньги Сеид Алим-хан получал от англичан. Лондон не раз обещал эмиру свергнуть Советскую власть в Бухаре и даровать ему утраченный трон.

И тот клевал на эту удочку. В начале 1922 года Алим-хан в послании к одному из главарей басмачей — Адам-беку сообщал: «Надеемся, что Великий император Британии окажет нам помощь, и с этой стороны есть обещания». А дядя бывшего эмира в письме к действовавшим на советской территории басмачам похвалялся о «полной договоренности с британским правительством о том, что в начале весны 1922 года они прибудут с войсками, пушками, аэропланами через Шугнан, Читрал и Дарваз. Сам эмир с войсками и батареей движется от Кабула по направлению к Ширабаду».

Вот тогда-то афганское правительство и приняло решительные меры по срыву этих замыслов. В ответ на обращение Советского правительства афганцы разоружили более тысячи басмачей, бежавших в Афганистан вместе с Сеид Алим-ханом. А от афганских подданных власти Кабула потребовали немедленно покинуть басмаческие банды.

Убедившись в провале очередного плана по превращению Афганистана в базу антисоветской контрреволюции, английские спецслужбы вновь решили прибегнуть по совету полковника «Интеллидженс сервис» Ф. Бейли к террору. От рук подкупленных бандитов погибло несколько советских дипкурьеров. В 1922 году басмачи по прямому указанию английской агентуры напали под Кабулом на пятерых радистов советского посольства и учинили над ними зверскую расправу. В Герате не раз подвергалось обстрелу генеральное консульство, которое тогда возглавлял советский дипломат Н. Равич. Английские спецслужбы одновременно распускали по базарам афганских городов самые невероятные слухи. Один из них сводился к тому, что, дескать, Россия решила установить в Афганистане Советскую власть.

Одновременно английские колонизаторы торопились на восточных рубежах Афганистана и с военными приготовлениями. Там возводились фортификационные укрепления, сосредоточивались крупные военные силы, строились дороги, аэродромы. А в мае 1923 года Англия предъявила Советскому Союзу пресловутый «ультиматум Керзона». Одним из его главных требований был отзыв советского дипломатического персонала из Афганистана. И когда Москва категорически отвергла наглый, беспардопный ультиматум, в Лондоне все чаще начали вспоминать довольно смелое умозаключение полковника Томаса Эдварда Лоуренса Аравийского, которое было сделано им в беседе с тогдашним министром Англии по делам колоний Уинстоном Черчиллем: «Я полагаю, сэр, что серьезных неприятностей у нас не произойдет по крайней мере в течение ближайших семи лет…»

А неприятности уже были, да еще и немалые! В 1923 году, например, в Кабуле провозгласили первую конституцию, в которой декларировались неприкосновенность собственности, жилища, равенство подданных перед законом и другие гражданские права. В то время при содействии Советского Союза в Афганистане началось сооружение дорог, промышленных предприятий. Росло и число светских учебных заведений. Натуральные налоги были заменены денежными.

Конечно, проводившиеся реформы не могли кардинально улучшить материальное положение народных масс. Их осуществлению, вполне понятно, препятствовали феодальная знать и реакционно настроенное духовенство. А озлобленные независимой внешней политикой Афганистана силы империализма уже плели новые заговоры против законного правительства эмира Амануллы.

В ход пускались старые испытанные средства — подкуп племенных вождей, мулл, снабжение их оружием. Весной 1924 года английским агентам удалось подготовить восстание племен в Хосте. Мятеж распространился на Газни, Джелалабад, Герат. Именно тогда бывший бухарский эмир Сеид Алим-хан, который регулярно получал от Лондона крупные суммы на подрывную деятельность против Советского Союза, по приказу своих британских хозяев призвал басмачей к вторжению в Бухару. Мятеж ширился. Появилась реальная угроза независимости Афганистана и безопасности пограничных районов Советского Союза. И только в результате успешных действий афганской армии и своевременной помощи СССР восстание было блокировано и подавлено.

— Если так пойдет дело и дальше, то мы скоро утратим в этом районе все свои позиции! — воскликнул после этого поражения полковник «Интеллидженс сервис» Бейли. — Не перебросить ли нам поближе к афганским границам со стороны Индии нашего прославленного Лоуренса? Разумеется, ему придется изменить внешний облик и на время забыть собственное имя, изобрести для себя какую-нибудь профессию. Ситуация деликатная, да и русские не упустят случая… Пусть позаимствует мой прежний опыт…

— Осмелюсь доложить, сэр, что еще в 1922 году, кажется в августе, мы устроили Лоуренса в воздушный флот под вымышленным именем Росса, — напомнили полковнику. — Он успешно прошел курс обучения в Эксбридже, тщательно скрывая свою биографию. Однако сохранить инкогнито ему все же не удалось. Примерно через полгода службы в авиации один офицер, хорошо знавший его прежде, но враждовавший с ним, сообщил о Лоуренсе журналистам. За эту информацию офицер получил что-то около 30 фунтов стерлингов…

— И все же я настаиваю! — оборвал говорившего Бейли. — Лоуренс должен быть там! Я не очень верю высказыванию нашего командующего на Ближнем Востоке сэра Алленби, который окрестил полковника шарлатапом. Лоуренс герой! Именно тот самый герой, который нужен нам, людям, стоящим у короны… Он защищает наши с вами интересы, способен проучить этих невежественных афганцев! — Полковник Бейли умолк и обвел присутствующих взглядом, словно ища у них поддержки. Но это была всего-навсего игра. Вопрос о Лоуренсе был решен заранее.

…Военный транспорт «Девоншир» отвалил от причала, развернулся и взял курс на Карачи — крупнейший порт тогдашней британской Индии. Лоуренс стоял на верхней палубе и провожал глазами уходящие в нависшую над гаванью дымку нефтяные резервуары, доки, здания. Отныне в документах он значился бортмехаником Шоу (это для тех, с кем придется иметь дело в Индии) и священнослужителем Пир-Карам-Шахом — для афганцев.

Карачи встретил «бортмеханика» криками уличных торговцев, грузчиков, перезвоном сигнальных колокольчиков рикш. В пыли возле закусочных сидели заклинатели змей, отдыхали погонщики верблюдов. Пестрая толпа в наполненных испарениями улочках течет сплошным потоком. В воздухе — настой острых восточных приправ. Лоуренс внезапно подумал о Каире — что-то напомнило ему то, прежнее место его жительства, всколыхнуло в памяти его «арабское прошлое». В нем заговорил Лоуренс Аравийский, которому, как говорили в те дни, пустыня проникла в кровь так же, как и малярия…

За время многодневного морского перехода Лоуренс отпустил бороду, немного пополнел. Он считал, что это даже к лучшему — изменившаяся внешность тоже ширма!

Первоначально Лоуренс ненадолго задержался в Карачи, затем перебрался сначала в Пешавар, а через несколько дней — в форт Мирам-шах, расположенный в непосредственной близости от афганской границы. И тут получил из Лондона приказ действовать.

…Пир-Карам-Шах сидел, поджав ноги, на паласе и лениво поглаживал длинную бороду. Он был облачен в халат из верблюжьей шерсти. Смуглое лицо излучало блаженное состояние превосходства над собеседником. Подчеркивая каждое слово, он медленно изрекал:

— Пока эмир Дманулла сидит в своем дворце Диль-Туша и возле него вертится этот близорукий живчик Сэми-паша, нам нечего особенно бояться. Я закупил этого начальника кабульского гарнизона со всеми его потрохами. Он блудлив и продажен. Но сегодня служит мне.

— Говорят, что Сэми-паша еще и сама осторожность, — перебирая четки, заметил афганец по имени Мустафа, приближенный Пир-Карам-Шаха, и скосил глаза в сторону своего повелителя. — Он постоянно носит под мундиром пояс с деньгами и кусок свежего хлеба в кармане, чтобы в любой момент быть готовым к бегству. Опасается случайного разоблачения…

— В этом я не нахожу греха, — усмехнулся Пир-Карам-Шах.

— Не желаете ли отведать? — Мустафа протянул Пир-Карам-Шаху лист перечного дерева с нанесенными на глянцевую зеленую поверхность ниточками серебра. — Бетель. Его с великим блаженством жует весь Восток. Полезен для организма…

— Нет, нет, увольте. Предпочитаю джелгузу. Она напоминает кедровые орешки…

— Серебро убивает микробов…

— А мы должны убивать своих врагов. Русских, афганцев, арабов. Всех неверных! Надо воскресить в людях чувство веры к нам, британским солдатам. Светильник этой веры не должен угасать ни в одном кишлаке…

— Вера покупается, — вкрадчиво отметил Мустафа. — Чем больше золотых амани перекочует из рук повелителя в карманы мулл, тем лучше для истины и веры.

— Я обогащу людей преданных. Но тех, кто пойдет против нас, заставлю сперва петь гимны в честь британской королевы, а потом залью им в горло расплавленное золото. Смысл понял, а, Мустафа?

— Наш народ беден и забит…

— Сухая шелковица и вода, немного фруктов и лепешка — вам, афганцам, этого вполне достаточно для жизни. Лаваш может быть даже горячим, прямо из печи. Ну еще чай. Без сахара, разумеется…

Мустафа промолчал. Даже его покоробили полные цинизма слова хозяина. Но разве он был в состоянии возразить? Лучше уж прикусить язык и погасить искорки негодования в глазах. До сих пор ему платили пайсы и рупии. Но Пир обещал золотой амани. В недалеком будущем. Измена стоит того.

Мустафа тяжело вздохнул и пошел открывать наружную дверь: кто-то дернул за металлическое кольцо и отпустил его. И этот «звонок» мгновенно дошел до его чуткого уха.

Минуты через две он вернулся, объявил:

— Гонец из Кабула. Осмелится войти?

— Нет, погоди. Сколько дней он был в пути? Может быть, его вести черствы, как позавчерашняя лепешка?

— Четыре дня, повелитель. Быстрее не будешь…

Пир-Карам-Шах принял из рук Мустафы зеленую тряпку, бережно развернул ее и достал свернутое трубочкой послание.

— Прикажи накормить лошадь. И гонцу тоже что-нибудь дай. Воды, что ли… — Последнее распоряжение он отдавал, уже углубившись в чтение бумаги.

Донесение явно заинтересовало Лоуренса. Он приказал Мустафе оставить его и принялся делать какие-то пометки на листах большой разграфленной тетради.

Агент сообщал, что бывший бухарский эмир Сеид Алим-хан приобрел себе имение близ Кабула. Там он обосновался под присмотром личной охраны, имея человек триста разного рода прихлебателей, несколько законных жен и сорок семь наложниц. Сеид Алим-хан продает через своих посредников лучший каракуль лондонским меховым фирмам и имеет миллионные текущие счета в банке. При этом не теряет контактов с Бухарой. Он в любой день и час имеет оттуда самые достоверные сведения от басмачей и контрабандистов. И главное, значительную часть средств, полученных от разного рода контрабанды, передает главарям басмачества.

Но особенно Пира заинтересовало сообщение о том, что бывший бухарский эмир установил надежную связь с Ба-чайи Сакао. Об этом человеке он был наслышан. Бачайи Са-као — сын известного головореза, унаследовавший от предка самые низменные наклонности. Что уж говорить, если он однажды ночью в своем родном кишлаке убил из мести собственного отца, жену, муллу и убежал в горы. Там сколотил банду и назвался Бачайи Сакао — Сын Водоноса, по имени отчима, который принадлежал к весьма почитаемой в Афганистане профессии водоноса. Заиметь такого союзника, как Бачайи Сакао, по мнению Пира, было совершенно необходимо. И чем скорее, тем лучше. С его помощью можно будет сперва подорвать авторитет эмира Амануллы, а потом и растоптать, уничтожить весь Кабул, физически расправиться с теми, кто будет сопротивляться.

— Эй, Мустафа! — рявкнул во все горло Пир, у которого уже созрело решение. — Зови гонца. Да побыстрее!

Дверь, скрипнув, распахнулась, пропуская рослого афганца в белоснежной, словно только что выстиранной чалме.

— Здоров? Благополучен? Радуешься жизни? — скороговоркой выпалил набор традиционных приветствий Пир.

— Бессиархуб! — еле слышно промолвил гонец. — Очень хорошо!

— Тогда слушай меня внимательно. Немедленно возвращайся в Кабул. Разыщи где-нибудь на Чарикарской дороге Бачайи Сакао и доставь его сюда, ко мне. Любым способом. Понял?! Можешь идти. Мустафа, неси чай!

Выпив чаю, Пир улегся спать. Ночью его мучали кошмары, воспаленный мозг рождал все новые и новые планы, один немыслимее другого. Проснулся весь в поту, затемно, и сразу же сел за составление секретных писем представителю Англии в Кабуле Хэмфрису и Сэми-паше. Затем вызвал Мустафу:

— Пока есть еще время, и ты отправляйся в Кабул. Спрячь в складках чалмы эти письма. Передашь, не читая, понял, болван?! За молчание получишь сполна мною обещанное. Когда вернешься, разумеется. — Поразмыслив, полез под свою плетеную кровать на низких ножках и извлек оттуда несколько фотографий девиц восточного облика в полупорнографических позах. На одной из них Мустафа, обратив в щелочки глаза, успел прочитать надпись: «Вот для чего поехали за границу посланные эмиром Амануллой дочери и сестры правоверных афганцев! Это наносит несмываемый позор всей нашей нации и прославленному благочестием мусульманству».

— Уловил смысл? — Скривив в гримасе рот, Пир уставился на онемевшего от ужаса Мустафу. — А вот другие снимки, полюбуйся! Здесь эти же девицы услаждают свою плоть крепкими напитками, сидя на коленях у молодых, да ранних жеребцов… Послушай, что написано на этой карточке: «Так эмир Аманулла исполняет святые веления пророка и священного шариата о том, что никто не имеет права показывать другим мужчинам свою жену».

Мустафа трясущимися руками принял от своего хозяина письма и фотографии и заторопился к выходу. В душе он понимал, что все это сфабриковано какими-то нечистоплотными людишками, что все это наглая ложь, обман, но…

— Запомни, Мустафа, если попробуешь сблейфовать, головы тебе не сносить, — уловив какую-то странность, даже отреченность во взгляде слуги, предупредил Пир. — Если ты даже выбросишь эти картинки в речку Кабул, мои люди уже доставили из Индии к афганской границе десять тысяч точно таких же фотографий и распространяют их даром среди племен. Так-то, Мустафа, караван ушел…

Подтянув невесомые, как воздух, льняные шаровары, оправив на голове чалму, Мустафа привычным движением вскочил на коня и через несколько минут скрылся за серыми дувалами. Пир подумал: «Начало положено. Теперь все зависит от расторопности тех, на кого мы делаем ставку…»

Но минул месяц-другой, прежде чем людям Пир-Карам-Шаха удалось разыскать Бачайи Сакао. Бандит то грабил караваны, то отсиживался в Пешаваре, Паринагаре, других приграничных городах и селениях. Но людская молва — лучший проводник. Она-то и вывела гонца Пира на верную тропу. И вот Бачайи Сакао уже приглашают к Пир-Карам-Шаху, ему обещают кабульский трон…

Каким-то шестым чувством бандит сознавал, что Пир — англичанин, что с ним нельзя не считаться. А главное, на нем можно неплохо заработать. Значит, нужно ехать.

И вот настал день, когда Бачайи Сакао, обвешанный с ног до головы оружием, предстал перед Пиром. Отпетый авантюрист и законченный уголовник вели за чаем неторопливую беседу.

— Итак, перейдем к делу, — после обычных приветственных слов перешел в наступление Пир. — Нужную сумму я вам передам сейчас, на этом самом месте. По возвращении в Афганистан вы развернете свою деятельность. Все силы направьте на агитацию против правительства. При любом удобном случае необходимо компрометировать местных чиновников, натравливать их на население, а людей — на чинуш. И главное, не жалеть денег. Другая задача — войти в доверие к духовенству, завязать с ним доверительные отношения. В помощь вам я порекомендую постоянного и верного советника — муллу. Он поможет решать самые заковыристые вопросы.

Естественно, — продолжал Пир, — вы должны пообещать муллам, что с вашим приходом в Кабул им возвратят все привилегии, которые были отменены эмиром Амануллой. И здесь не жалейте денег. И последнее. Срочно приступайте к созданию запасов продовольствия и теплой одежды. Сперва вам придется нелегко с оружием и патронами. Поясню: мы пока не хотим рисковать с переброской винтовок в больших количествах. Но караваны придут, не сомневайтесь.

Теперь о связи. Она должна действовать бесперебойно. Ваши гонцы должны быть у меня каждую неделю, а то и каждые три дня. Восстание на востоке мы начнем в середине ноября. А через месяц вы внезапно объявитесь под Кабулом. К этому времени обстановка там для вас сложится вполне благоприятная. О дальнейшем советую ничего у меня не выпытывать. Бесполезно. Хотя я имею план на целый год вперед, с учетом всех неожиданностей. Учтите, на вас мы делаем… ну если не самую главную, то одну из основных ставок.

Про себя Пир подумал: «Пусть считает, что у нас в запасе имеется еще один наемник. Резвее будет трудиться. Нам леностных слуг держать ни к чему…»

— Выполните наши указания, оправдаете надежды — трон эмира ваш, — продолжал он после паузы. — Гарантирую. Кабул гарантирую точно так же, как я мог бы гарантировать его себе. Поняли? Но для этого, во-первых, держите постоянную связь со мной и, во-вторых, исполняйте пунктуально все наши инструкции. По существу, вам терять нечего, а выигрыш у вас может быть весьма завидный. Все ли понятно?

Бачайи Сакао сидел молча, слушал и хмелел от заманчивых посул. А когда полковник велел принести бутылку шотландского виски, он и вовсе размяк. От одного вида этого заветного напитка. Беседа незаметно перешла в другое русло, потекла по аулам, горным крепостям, где еще недавно грабил и убивал Бачайи Сакао. Однако Пир вновь заговорил о том, что его волновало прежде всего:

— Я хочу, чтобы мы заняли линию Кабул — Газни — Кандагар. Между Гиндукушем и нынешней границей создадим независимое государство восточных племен, Остальная территория для нас имеет ничтожное значение. Это будет великолепный буфер между эмиром Амануллой, если он останется жив, и нами. Остальное — чепуха.

Пир хвастал:

— Я бы, если захотел, сам занял престол Кабула. Да только стоит ли он моего мизинца? Твои сородичи невежественны, у них нет никаких интересов, они не думают о завтрашнем дне. Надо пустить в ход деньги. С их помощью все можно здесь делать. Правда, я до сих пор не пойму, зачем мы давали столько золота этому Хабибулло?! Чтобы его прирезали потом в собственной палатке? Полковник Бейли явно просчитался…

А в Кабуле надо распустить слух, что эмир Аманулла решил выставить базар за город. Вот будет удар! Ведь базар — главный и единственный центр города! Это не площадь Пуштунистана, нет, это базар! Здесь встречаются люди и слухи. Здесь и единственный дантист на весь город, и единственная аптека, здесь брадобреи и менялы… И еще: надо всюду твердить, что Аманулла создал народное собрание, «джиргу», куда не пригласил мулл, чиновников, купцов, военных. Разве такое отвечает древнейшему органу самоуправления в вашей стране?! Пусть за это будет в ответе эмир Аманулла… А теперь — будь благополучен и жди от меня сигнала.

Вскоре в кишлаке под Чарикаром в густой тени урюка Бачайи Сакао встретился с муллой, который приехал с индийской границы от Пира и привез для него важный документ. В нем говорилось:

«Мы раньше признавали свое подданство эмиру Аманул-ле — властелину правления по священным законам при условии, чтоб он не совершал дел, противных велениям великого шариата. Ввиду того, что вышеупомянутый не выполнил условий, мы ниже приводим описание дел его, противных велениям Корана и правилам веры главы пророков, описание его ереси и поступков, противоречащих шариату Магомета:

1. Он отверг приветствие (салям), узаконенное словами пророка, и убедил нас, население, на приветствие, принятое у неверных.

2. Он отверг чалму, узаконенную пророком, лишь при наличии которой выполнение намаза считается наиболее совершенным, и приказал нам заменить ее шляпой фасона, принятого у неверных, причем лиц, отказывающихся от ношения шляпы, он считает преступниками.

3. Он отверг исламские одежды, которые носили наши предки, и отдал распоряжение носить все одежды неверных, что делается и в настоящее время.

4. Он преступил веление божье, выраженное в стихе Корана, о том, что посторонний мужчина не должен смотреть на постороннюю женщину и, наоборот, женщина не должна смотреть на постороннего мужчину, и отдал объявление о снятии чадры, противоречащее указанному велению.

5. Несмотря на то что выход из дома взрослым женщинам и девушкам без разрешения мужей и выход вообще всех женщин иначе, как при соблюдении известного порядка и в необходимых случаях (что дозволено законом), воспрещается, Аманулла определил наших женщин и девушек в школу, чем разодрал завесу чести мусульман. До сих пор эта женская школа функционирует.

6. В настоящее время, вопреки словесной и действующей заповеди пророка о ношении усов и бороды, в Афганистане делается, противное.

7. Ни в каком мусульманском народе не было принято, как не принято и сейчас, отправлять взрослых мусульманских девушек из страны ислама в страны неверных иначе, как при соблюдении известных условий, для того, чтобы эти девушки изучали английское письмо или искусство. Вследствие такого некрасивого его поступка нас, мусульман, порицают во всех странах, как исламских, так и неверных…

8. Поступки Амануллы и вообще все, что им делается в настоящее время, указывают на порчу его религиозных убеждений и на то, что он является противником шариата. Он не стремится к прогрессу веры, являющейся основой всякой жизни.

9. Он видит добро в пренебрежении к религии.

10. Согласно Корану человек, вызывающий разврат и беззаконие среди мусульман, попирающий религию, есть убийца мусульман. Аманулла преступил путь, узаконенный исламом, и уподобился кафирам, желая своими словами и делами вырвать из нас корни ислама и сделать нас в наших делах подобными кафирам.

11. Он уничтожил лунное летосчисление, указанное в Коране, и установил летосчисление солнечное.

12. Установленные со времени пророка божьего названия дней, правила о торговых сделках и веление о пятнице он, Аманулла, уничтожил и переменил дни — из пятницы сделал субботу и из четверга пятницу.

13. Он ликвидировал мулл, муэдзинов и служащих при мечетях, которые назначались со времен древних султанов и получали жалованье из государственных средств. Он отверг призыв к молитве, укрепляющий веру ислама.

14. Он ввел среди своих чиновников и других мусульман употребление спиртных напитков, что запрещается и считается великим грехом».

Остальные статьи «обвинения» носили более частный характер. А всего их было 21.

Завершалось это послание словами: «Мы, все мусульмане, устраняем Амануллу от царствования над нами и признаем себя, согласно божьему велению и указаниям великого пророка, истинными подданными эмира Бачайи Сакао. Мы добровольно признаем его правителем Кабула. Да не останется в живых тот, кто не хочет вечности для падишаха!»

Бачайи Сакао ликовал. Сам стиль документа напоминал ему то, что говорил во время встречи Пир. Это то, что было нужно! Но как довести столь складно скроенный англичанином трактат до глаз и ушей мулл? Да и примут ли они его просто так, на одну веру?!

Свои сомнения Бачайи Сакао тут же произнес вслух.

— О, — замахал руками мулла, — осмелюсь заметить, что ясновидящий забыл о том мешке, который я привез с собой по воле великого Пира, забыл он и о последних наставлениях благословенного Пир-Карам-Шаха. Все проще простого: каждого муллу, показывая этот мудрейший документ, необходимо одаривать по заслугам перед верой! Всякий раз надлежит немного облегчать мешок…

Британская марионетка Бачайи Сакао и сам понимал, что без тесного союза с духовенством ему не видать ни трона, ни даже полтрона. Только совместные с муллами действия могли дать надежную базу для программы, которую разработал Пир-Карам-Шах.

А в Лондоне полковник Фредерик Бейли и его подшефные из «Интеллидженс сервис» потирали от нескрываемого удовольствия руки. Искусственно вызванная ненависть к эмиру Аманулле, его реформам, словно пламя при сильном ветре, перекидывалась от кишлака к кишлаку, охватывала города, целые районы, племена. «Мангалы никогда не болеют, нам не нужны больницы Амануллы!» — катилась весть с востока и бомбой разрывалась в Кабуле. А в это время жители северных районов отказывались посылать детей в школы. На юге бунтовали крестьяне, ремесленники. Используя невежество людей из самых отсталых племен, подстрекатели и организаторы восстания агитировали горцев выступить с оружием в руках против законного правительства.

Сэми-паша с помощью своих приближенных тайно распространял на базаре присланные Пиром фотографии полуобнаженных девиц. Одновременно был пущен слух о том, что во всем случившемся виноваты Аманулла и советские представители в Афганистане.

Перед самым наступлением отряда Бачайи Сакао на Кабул его приближенные тайно встретились с британским послом в Афганистане Хамфрисом. Они вели секретные переговоры и обсуждали детали захвата столицы. Английская газета «Дейли мейл» несколько позже писала, что представитель Британии в Кабуле Хэмфрис «помог сильнейшему в данный момент человеку (Бачайи Сакао) стать у власти». Газета, естественно, не упомянула имени главного действующего лица — Пир-Карам-Шаха, или, иначе, полковника Лоуренса Аравийского, который руководил из-за кордона всей этой операцией.

Тем временем Англия решила организовать демонстрацию своей военной мощи, подняв с баз в Индии, близ афганской границы, военные самолеты. Они вторгались в воздушное пространство Афганистана, долетая порой до самого Кабула. Не случайно афганский посол в Турции Джейлани-хан заявил тогда корреспонденту газеты «Миллиет»: «Британские самолеты ежедневно совершают полеты над моей свободной страной. До каких же пор Лондон, объявивший о невмешательстве в наши дела, будет беспрепятственно нарушать международное право?!»

В январе 1929 года Бачайи Сакао захватил Кабул и объявил себя эмиром Афганистана. Получил повышение и Сэми-паша: Пир выдвинул его на пост помощника военного министра.

По указанию британского посольства самозванец развернул бурную антисоветскую деятельность. Ни полковник Фредерик Бейли, ни полковник Лоуренс не могли простить молодой Стране Советов тех поражений, которые они потерпели за эти годы. До 20 тысяч басмачей, базируясь в северных районах Афганистана, начали налеты на территорию советских Среднеазиатских республик. Нарушая советскую границу, шайки головорезов грабили население, терроризировали местные власти, громили учреждения, банки, школы.

А где же в это время находился Лоуренс, он же Пир-Карам-Шах? Его имя незадолго до захвата Кабула Бачайи Сакао впервые появилось в газете «Амани-Афгани». Причем в информации прямо указывалось, что «под именем Пир-Карам-Шаха скрывается офицер «Интеллидженс сервис» Лоуренс, активный организатор восстания».

Вслед за этим сообщением в лондонской газете «Имперские новости» было опубликовано еще одно: «Где-то среди диких холмов Афганистана, на скалистых высотах вблизи жилищ пещерных людей, по берегам горных речек бродит одинокий, исхудавший святой со знаками паломника… Это полковник Лоуренс, самый таинственный человек империи. В действительности он верховный проконсул Англии на Востоке…»

Посол Хэмфрис, да и сам Лоуренс, понимал, что тучи быстро сгущаются. Аферист, рядящийся в тогу святого паломника, решил, что бесполезную игру пора кончать. Кто-кто, а он-то лучше других предвидел, насколько непрочно сидит на своем троне ставленник Лондона Бачайи Сакао. Он знал, что в случае опасности на эту дутую фигуру положиться будет нельзя.

Вскоре полковник Лоуренс был доставлен на самолете к побережью, где под покровом темноты погрузился на пароход «Раджпутана». Пир вернулся в Англию вместе с февральскими туманами, стараясь не наделать лишнего шума, избежать скандальных ситуаций: ведь роль его в афганских делах была достаточно ясна даже для человека, далекого от политики.

Однако без неприятностей не обошлось. Члены лейбористской партии сделали ряд запросов в парламенте в отношении его похождений на границах с Афганистаном. А во время демонстрации, организованной английскими коммунистами, ее участники даже сожгли чучело Пир-Карам-Шаха.

Потом о Лоуренсе как-то забыли и вновь вспомнили лишь в октябре 1929 года, когда Бачайи Сакао был свергнут патриотически настроенными силами Афганистана и казнен. Новый афганский эмир Мухаммед Надир стремился сохранить преемственность внешней политики Амануллы, выступал за сотрудничество с северным соседом. А окончательный разгром находящихся в Афганистане банд басмачей подорвал надежды империалистов на использование этой страны в качестве плацдарма для подрывной деятельности против Страны Советов.

…На этом заканчивается магнитофонная запись рассказа Али Ахмад Хана. Но не закончилась в тот памятный вечер наша беседа с этим на редкость интересным человеком, прожившим долгую и насыщенную событиями жизнь. Он сам был не только очевидцем, но и участником многих событий, хотя старался об этом не упоминать.

Я попросил Али Ахмад Хана сказать несколько слов о роли религии в Афганистане тех лет. Он подумал и ответил:

— Вы понимаете, кажущаяся ученость мулл была, конечно, вне конкуренции. А кто они? В основном — самозванные представители Аллаха и пророка его Магомета на земле. Смертные мусульмане обожествляли муллу и всецело подчинялись ему. Афганское духовенство на фоне невероятной нищеты народа являлось владельцем сказочных богатств. Афганский эмир лишь номинально считался главой страны. Властителями духовной жизни населения и большей части его материальных ресурсов оставались муллы. Они настойчиво воспитывали новые толпы фанатиков и фаталистов, которые верили в силу рока, провидения и бессмысленность борьбы против него. Покорность, ожидание смерти — это все, чем жил, что чувствовал афганец. Приход к власти эмира Амануллы с его смелыми реформами прозвучал как взрыв. Он отнял все у духовенства. Движимое и недвижимое имущество перешло к государству. Власть мулл была подорвана. Но влияние не исчезло. Все так сразу не бывает. Любую победу нужно выковывать. Неграмотное население все равно тянулось к муллам. А они были рядом…

Вот почему, когда 6 января 1929 года афганская реакция и их покровители — англичане торжествовали победу Бачайи Сакао и был опубликован декрет об отмене всех прогрессивных начинаний, страна полностью, как это было и раньше, оказалась в распоряжении мулл, реакции. А фактически — в распоряжении английской агентуры, тщательно замаскированной и проникавшей решительно повсюду.

Пылью лживых фраз можно обмануть разум, но нельзя остановить ход истории, — продолжал Али Ахмад Хан. — Я помню, как в том же двадцать девятом году англичане развернули клеветническую кампанию против вашего государства. Они уже тогда во все глотки кричали о «красной опасности», о том, что СССР хочет «поглотить Афганистан». А Советский Союз как раз в то время, следуя политике защиты независимости и суверенитета афганского государства, выступил против намечавшегося вторжения шахских войск из соседнего Ирана на территорию Афганистана.

Силы империализма развернули в Иране бурную антиаф-ганскую деятельность. Они хотели столкнуть между собой две мусульманские страны. 15 апреля 1929 года в советском заявлении шахскому правительству подчеркивалось, что антиафганские агрессивные настроения шахских кругов «можно объяснить лишь тем, что последние имеют основания рассчитывать на поддержку со стороны третьих государств из числа великих держав, поскольку именно деятельность этих держав (имелась в виду в первую очередь Англия. — Прим. авт,) была направлена… на подрыв государственного порядка и политической независимости Афганистана».

Шаги, которые предпринял в то время Советский Союз, полностью разбили империалистические замыслы подтолкнуть Иран к агрессивным акциям против Афганистана. Разве это не благородный, достойный самого высокого уважения поступок?!

Я не случайно вспомнил сейчас об этом, — продолжал развивать свою мысль мой собеседник. — Нынешняя ситуация на Среднем Востоке оставляет, мягко говоря, желать лучшего. Местная реакция противится всем прогрессивным социальным переменам. Пентагон вынашивает здесь свои опасные планы. Определенные круги Запада разжигают нефтяные страсти. Здесь проявляются застарелые и искусно подогреваются подготовленные заинтересованными лицами новые противоречия, разжигаются конфликты. А если один из этих конфликтов, выйдя из-под контроля, вызовет цепную реакцию?

Наша страна, все миролюбивое человечество не хочет кровопролития. Мы — за мирное урегулирование всех международных проблем. И не случайно афганское правительство выступило с предложением о проведении переговоров с Пакистаном и Ираном. Они нужны для выработки соглашения о нормализации отношений между нашими странами. Их участники, например, могли бы взять на себя конкретные обязательства не допускать какой-либо враждебной деятельности — прежде всего военных вторжений — со своей территории друг против друга. Когда были бы прекращены вторжения в Афганистан извне врагов Апрельской революции и надежно гарантировано, что эти вторжения не возобновятся, тогда мог бы быть решен и вопрос о выводе из нашей страны ограниченного контингента советских войск.

Однако блокировать афганскую мирную инициативу пытаются те силы, которые вообще выступают против разрядки. Им, как и в те далекие годы полковникам Бейли и Лоуренсу, хочется сохранить на Среднем Востоке очаг напряженности, чтобы раздувать его тлеющие угли до международных масштабов. Взять хотя бы Иран: ведь антиафганскую истерию Вашингтон сегодня использует для воздействия на обстановку в Иране, всеми силами стараясь повернуть в угодное ему русло ход событий в этой стране. Если говорить о Пакистане, то там под диктовку того же Пентагона все крепче завинчивается пресс военного режима. Это и понятно: Соединенные Штаты хотят видеть у афганских границ не демократическое государство, а находящийся под их неусыпным контролем стратегический плацдарм.

Но времена лоуренсов и прочих авантюристов прошли. Никто не в силах лишить Афганистан законной защиты от вторжений вражеских полчищ извне.

— Уважаемый Али Ахмад Хан, — задал я последний вопрос. — Вы только что упомянули Лоуренса. Как известно, его уже давно нет в живых. Он погиб в дорожной катастрофе, кажется, в возрасте 47 лет в мае 1935 года под Лондоном. А что известно о Фредерике Бейли? Об этом «наставнике» Лоуренса, лгуне и отпетом авантюристе. Какова его судьба?

— Видите ли, специальными исследованиями по этому вопросу я не занимался. Но думаю, что так или иначе история давно уже списала его в архив. Правда, лет десять — двенадцать назад мне приходилось слышать, что Бейли проживает в своей вотчине в графстве Норфолк. Больше того, кое-кто в Лондоне хотел, чтобы из супер-шпиона вышел супер-писатель. Но произошла осечка. Фальсификатор и наглый плут, любивший всегда возвеличивать лишь себя, так и остался у разбитого корыта. Не помогла и выпущенная им вскоре после второй мировой войны книжка «Миссия в Ташкент». Такие вот дела. Ну а если он и сегодня еще жив, то ему, подсчитать, все 98 лет будет…

Да, минули годы, многое изменилось на нашей планете, в том числе и на Среднем Востоке. Но и сегодня повествование об авантюристах от политики Фредерика Бейли или Лоуренса Аравийского — не обычная дань истории. Силы империализма и по сей день проводят в этом регионе ту же тактику диверсий и провокаций, подкупа, фальсификации и шантажа. Изображая из себя «друзей мусульман», «борцов за права человека», они из кожи лезут вон, чтобы внести раскол в процесс национально-освободительного движения. Но ход истории не остановить!



Оглавление

  • Введение
  • Смена караула
  • В логове радиодиверсантов
  • Туристы с «начинкой»
  • Прежним курсом под новыми парусами
  • Похождения миссионера Винченцо
  • Провокаторы
  • Агрузовы, Поремские и иже с ними
  • Тайные слуги ее величества
  • «Апостол» из бункера
  • Ханжество на экспорт
  • С крестом и ядерной бомбой
  • Тетрадь, найденная в Бейруте
  • Эстафета шпионажа и диверсий