КулЛиб электронная библиотека 

Седьмой Перехватчик [Елена Белынцева] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Елена Белынцева Седьмой Перехватчик

Глава 1. Прибытие

День не задался.

С вечера мы с Эком и третьекурсником Варой по кличке «Лысый» заступили в наряд по Штабу. Какой-то придурок оставил на ночь окно в канцелярии открытым. К нам на яркий свет налетела туча кровососов. Комары безнаказанно жрали меня все дежурство, а я молча терпел и тоже хотел кого-нибудь покусать.

Но худшее произошло под утро. Утомившись борьбой с комарами, я внезапно заснул прямо на посту. Такое случалось со всеми и обычно товарищи успевали разбудить. Но в этот раз Полковник — Комендант Академии приехал в контору на час раньше. В это время я сладко спал в обнимку со Знаменем. Полковник сильно ударил меня в грудь и заорал: "Рота подъем!". Я с просонья дернулся и по привычке тоже заорал "Рота подъем!". Все вокруг захохотали. Пока я продирал глаза из комнаты отдыха выбежали заспанные Лысый с Эком. Поняв, что произошло, Лысый зло плюнул, Эк скривился и хлопнул себя по лбу. Однако изменить они уже ничего не могли. Мне досталось три наряда в не очереди, Лысому четыре за плохое командование, а Эку два — за компанию, ибо ответственность у дневальных коллективная. Я вышел из канцелярии не выспавшийся, искусанный и злой.

Утро выдалось невозможно душным. Уже на рассвете в воздухе висело серое марево. Из него лениво выползло солнце и принялось дожаривать на медленном огне всех, кто не успел одуреть от духоты.

В Навигационной Академии Мирны время словно остановилось. Занятия тянулись запредельно медленно. После трудной ночи мозг ушел в спячку и способствовать учебе отказывался. Общая штурманская подготовка проходила мимо, не оставляя и следа в моей голове. Спустя целую вечность, настал обеденный перерыв. В свободное время, курсанты разбрелись кто куда, в поисках тени и малейшего движения воздуха.

* * *

Наша разомлевшая от жары и обеда троица расположилась на траве в тени раскидистого, одиноко стоящего дерева, неподалеку от края летного поля. Здесь время от времени случался легкий ветерок.

Юом Ронг разбирал какой-то прибор, но дело не ладилось.

— Размодулить твой микроконвертер через полосовой фильтр! — разозлился друг и бросил штуковину в траву.

Он осваивал стезю бортинженера, но достижениями на поприще военных наук не блистал. Думаю, виной всему была лень, потому что парень он был совершенно неглупый, а местами даже талантливый. Юом прекрасно разбирался в оружии и боеприпасах, и мог собрать из подручных средств, практически, что угодно. На вопросы, где он этому научился, Ронг отшучивался и рассказывал невероятные истории про борьбу жителей его планеты с чудовищными межгалактическими захватчиками. В общем, сочинять потенциальный бортинженер был горазд.

— Так что у вас там в Конторе случилось? — поинтересовался Юом.

Я понял, что про мое позорище уже знает вся Академия, поморщился и продолжил тупо пялиться на проекцию космической карты, пытаясь вспомнить: какой это сектор галактики и зачем он мне понадобился.

Эк Тон, с другого бока, читал трактат древнего генерала У Маня «Искусство Войны».

Эк родился и вырос на Армире, а в Академию приехал по собственному желанию, потому что решил доказать родителям, что уже взрослый и самостоятельный. Таких правильных друзей у меня в жизни не водилось. Поразительно, но он всегда знал, чего хотел и умел этого добиваться.

Учился Эк очень хорошо, не гениально, но вполне прилично, чтобы рассчитывать на отличную характеристику и удачное распределение. Немудрено, что после окончания первого курса его перевели на капитанское отделение. Там он был на своем месте.

— Эй, что сегодня в Конторе случилось? — настойчиво поинтересовался Юом и, не увидев реакции, толкнул меня в плечо. Я покачнулся и задел поглощенного чтением Эка.

Он отвлекся, задумчиво посмотрел нас и торжественно изрек:

— Вы только вдумайтесь: «Будь, как невинная девушка, и тебе откроют дверь!»

И в тот же миг в небе над нами что-то жутко завыло. Мы мгновенно упали в траву, закрыв голову руками.

Спустя несколько секунд, пронзительно свистя тормозными соплами, рядом с деревом пронесся небольшой корабль. Промахнувшись мимо поля, он развернулся, обдав нас комьями земли и свежескошенной травой, и жестко сел неподалеку.

Я приоткрыл один глаз.

— Мозги пьяной ямбы! — внезапно прервал молчание Юом.

— Классные тачки достаются дебилам, — подняв голову, мрачно констатировал Тон, отплевываясь от травы и стряхивая с себя поверхность планеты.

Событие смахнуло сон как рукой.

Вскоре, в летающем объекте приоткрылся люк. И оттуда… вылетела какая-то бледная моль и принялась виться вокруг. Я терялся в догадках, что это могло значить, ведь вряд ли это насекомое так интересно пилотировало…

— Проклятая! — взвизгнули из корабля. Вслед моли полетело что-то прямоугольное. Врезавшись в дерево над нами, предмет шлепнулся прямо на голову Эку, сбив с него кепку.

На предмете большими буквами значилось: «Искусство Войны».

— Книга? — ошеломленно спросил Эк, морщась и потирая ушибленное место.

С книгами я был мало знаком. Видел некоторые в музее, куда нас водили классом. А в руках не держал никогда и толком не помнил для чего они.

Тем временем, моль не оставляла надежды вернуться на родину, села на люк и заползла внутрь.

— Последнее предупреждение! — донеслось изнутри. Об люк что-то стукнулось, и от удара он отъехал в сторону. Из корабля вывалилась особь женского пола.

— Вот тебе и открытая дверь! — присвистнув, сказал я Тону.

— Вот тебе и девушка! — фыркнул Юом.

— Невинная! — пихнул я его локтем в бок. И мы оба расхохотались.

Веселье прервал, подло подкравшийся с тыла Полковник.

— Смиррна! — громко скомандовал он.

Мы вскочили как ужаленные и вытянулись в струнку, отдав честь.

— Орлы! — рыкнул Полковник, с удовлетворением созерцая нашу выправку, — Доложить обстановку!

— Есть! Сегодня,… в пятый… день…третьего… цикла… 3095.. года… в 13..30… по местному…времени… мы…атакованы… летающим… объектом… неизвестного… происхождения! Заняли…боевые…позиции. Ждем… ваших… указаний! — без интонации, четко разделяя слова, как того требовал Устав, ответил Эк.

— Молодец! — хлопнул его по плечу Полковник и внезапно расплылся в улыбке, глядя в сторону прилетевшего корабля.

С земли медленно, кряхтя и постанывая, поднималась девушка, наша ровесница. Хорошую фигуру облегал щегольской летный комбинезон серебристого цвета. Русые волосы на затылке собирались в хвост. Пришелица озабочено отряхивалась, не обращая внимания на окружающее.

— Сударыня! — раскатисто обратился к ней Полковник.

Девушка вздрогнула и испуганно уставилась на нас.

— Сударыня! — уже помягче повторил Комендант и устремился в ее сторону, — Вы не ушиблись?

Полковник любил женщин. Всех подряд, потому что в его окружении они встречались редко. И он, при любой возможности, старался произвести впечатление на дам галантным поведением.

Эк ухмыльнулся, Юом понимающе закивал.

— Ну…эээ…не очень, — растерялась девушка.

— Какой словарный запас! — тихо произнес Тон.

А ничего так, — составил свое мнение о внешности девушки Юом.

— Забудь, герой-любовник! — мрачно глянул на него Эк. — Твоя жизнь и без того полна сюрпризов.

За это время Полковник успел обнять девушку за плечи и довести до нас.

— Вот! — сказал он и указал ладонью. — Лана! С Земли! Будущий врач!

При этом, на лице Коменданта была написана такая гордость, словно это была его родная дочь.

— А эти бравые молодцы — наши курсанты, — довольно объявил он.

Эк снова ухмыльнулся, Юом посиял, а я выдавил из себя улыбку.

— Вы не будете против, если я заберу документы и вещи, — поинтересовалась девушка у Полковника, найдя повод вырваться из его объятий, где чувствовала себя крайне неловко.

Лана ушла и, пока она копалась в своем корабле, у Коменданта появилось время прочитать нам лекцию о взаимоотношении полов:

— Женщин…нужно… уважать! — доверительно сообщил он, — Настоящий офицер относится к женщине серьезно и с почтением! Общаясь с женщиной, вы должны вести себя сдержанно и культурно! Выражаться цензурно! Руки не распускать!

Полковник оглянулся на корабль Ланы и продолжил в другом направлении:

— Врачей нужно слушаться! Неукоснительно выполнять все их рекомендации! Тогда будете живы и здоровы!

— Этот врач — точно убийца, — еле слышно прокомментировал я.

— Что вы сказали? — с вызовом поинтересовался Комендант.

— Так точно! — проорал я, — Врачей надо слушаться!

Полковник удовлетворенно кивнул и вновь рявкнул:

— Курсанты! Помогите девушке донести ее вещи!

Нам не улыбалось в свободное время, по жаре, тащить в неведомую даль тяжелые сумки какой-то странной особы, только потому, что она — редкий экземпляр в нашей Академии. Но приказы не обсуждают.

Подневольный труд не располагал к энтузиазму. Забрав, под строгим присмотром Полковника, у Ланы сумки, спешить мы не собирались и сопровождали Коменданта с девушкой нарочито медленно.

— Какие-то они у вас вялые, — весело заметила девушка, обернувшись на нас.

Я, отчетливо, услышал в ее словах насмешку и понял, кому нужно отомстить за неудачную ночь:

— А, у некоторых… люки съезжают… — и сделал характерный жест рукой у головы. Друзья засмеялись.

— Отставить! — осадил нас Комендант, — Правду девушка говорит: дохлые вы женихи, болтаетесь как…….

И лучше бы он этих слов не говорил. Быть может, меня уже не задевало, что старшие по званию беспрестанно склоняют мои способности и прочие личные качества. Но терпеть унизительные заявления от вновь прибывшей девушки, де еще одобренные Полковником… Это уже чересчур! На сегодня унижений мне было уже достаточно. Друзья, думаю, разделяли мои чувства.

Глава 2. Пятно на прицеле

С того дня все пошло наперекосяк. Ситуация с вновьприбывшей девушкой странным образом засела во мне и не выходила из головы. С Полковником мы сделать ничего не могли, вот его любимицу Лану непреодолимо хотелось поставить на место. И каждое столкновение с ней это желание только усугубляло.

Землянка, тем временем, чувствовала себя превосходно. Я бы даже сказал: как у себя дома. У нее тут же появились друзья, в основном из медиков. Вокруг частенько собирались веселые компании, и слышался смех.

Правда, увлекшись болтовней, она наступила, проходившему мимо, Эку на ногу. На меня, внезапно развернувшись, в столовой пролила компот. А на занятиях по физподготовке упала с турника на Юома. На мой взгляд, она была запредельно неловкая.

Но это все цветочки. Спустя два месяца от нашей первой встречи, из-за этой ненормальной, в Академии поднялся нешуточный переполох, потому что она, видите ли, потеряла книгу. Да, тот самый музейный экспонат, который чуть не убил Эка.

На очередном утреннем построении Комендант, самолично, приказал всем искать антиквариат и незамедлительно вернуть владелице.

Спохватилась! Насколько я помнил, она сама ее выкинула! На наших глазах. Но об этом нужно было молчать, потому что Тон отдавать «Искусство войны» не собирался, считая его компенсацией ущерба от первой встречи с Ланой. Кроме того, на обложке книги обнаружился автограф Героя обороны Растерианских рубежей Егора Белого. Всеобщего кумира и образца для подражания. Кто бы такое в здравом уме отдал?

К несчастью, Эк выдал себя сам, забыв книгу под подушкой, где одним недобрым утром, ее нашел дежурный сержант.

Как комиссия Тона ни допрашивала, в воровстве он не сознался, и твердил, что нашел «Искусство войны» и собирался отнести хозяйке. Но ему не поверили и лишили трех очередных увольнений.

Вдобавок, для профилактики подобных инцидентов, Комендант решил прочитать Эку мораль перед всеми курсантами.

* * *

Это было ужасное утро. Шел дождь. Тон стоял посреди плаца мокрый и обруганный. Он старался выглядеть непобежденным, но я видел, как медленно зеленеют его щеки. Как у всех представителей армирейской расы его кожа слегка отливала оливковым, что в жизни удачно маскировалось бронзовым загаром. Однако стоило Эку дать волю эмоциям и он, буквально, начинал зеленеть от злости.

Меня тоже душила ярость. Но от бессилия. Потому что помочь другу было невозможно. Даже, если рассказать Полковнику всю правду, стало бы только хуже. Оставалось лишь, тихо ругаясь, сжимать кулаки.

— Я хочу, что бы это пятно на моем прицеле оказалось в таком же идиотском положении! — с неприязнью провожая Лану взглядом, заявил Эк, после того, как построение закончилось. — Пора объявлять войну! Предлагаю план «А»…

План состоял в том, что бы пробраться ночью в женскую казарму и напакостить девушке в меру своей фантазии. Его реализация потребовала определенных усилий, потому что он изначально был брутальный. Обнаружение нас в женской спальне запросто могло закончиться гауптвахтой. Но мы не искали легких путей.

На разведку был послан Юом, разузнавший у своих подружек расположение ключевых узлов электропитания женской казармы и имена потенциальных дежурных. Но это было только начало. К дежурным требовалось втереться в доверие. В результате, Юом оказался в весьма непростой ситуации, встречаясь сразу с несколькими девушками одновременно. Но я считал, что ему не привыкать.

— Смотрите, на что мне приходится из-за вас идти! — упрекал он меня и Эка, бессильно падая на кровать вечером.

— Ты стараешься для общего дела, — парировал Тон.

С нашими часовыми пришлось договаривался мне, в результате чего я остался должен пару дежурств. А Тон посвятил себя проблеме маскировки и защиты от камер. В чем, безусловно, преуспел, достав светорассеивающие комбинезоны на троих.

Уже перед самым выходом на дело мне пришла в голову замечательная идея: взять с собой тюбик с мартерианской смолой — ужасно клейкой и липкой субстанцией, намертво прилеплявшей одно к другому. А Юом выпросил у какой-то своей пассии моментальную краску для волос волнующе розового цвета.

— Как ты собрался ее красить? Она же проснется, — недоумевал я.

— Не проснется, — уверенно ответил Юом, — Ната сказала, что они сегодня в столовой три раза полы перемывали. «Стратосфера» была не в духе и не хотела наряд принимать. Теперь все спят без задних ног.

* * *

— Будь добр, потише пыхти! — раздраженно высказал Эк Юому перед дверью в девичью спальню.

— Как мы ее тут найдем? — поинтересовался я. — Кто-нибудь знает расположение ее кровати?

— Выяснить не успел, — оправдывался Ронг.

— Ерунда! — ответил Тон, спуская на глаза визор. — Главное — одолжить правильную вещь у хорошего человека!

И обратился ко мне:

— Напомни мне ее личный номер.

Я повозился с полифоном на запястье и в воздухе заплясали символы: 15375 — 3075 — ЗЕС.

— Скоро я вам кое-что покажу…, — многозначительно сообщил Эк.

И мы поползли в кромешную тьму.

Вломившись в спальню, неловкий Юом сходу на что-то наткнулся. Тон сдавленно зашипел, призывая его быть более внимательными. Юом повозмущался, но локти, на всякий случай, к телу прижал. Приключение продолжалось.

Когда «зрячий» Тон бодро дополз уже до половины спальни, в помещение внезапно вошла единственная неподкупленная дежурная. Когда до меня дошло, что вот прямо сейчас все может и закончится, по телу прошла волна холода. Время, как будто, остановилось. Мне очень захотелось стать человеком-невидимкой. Прямо сейчас. Ну, или чтобы дежурная внезапно ослепла. Или потеряла сознание.

Мы замерли. Стук сердца отдавался в голове, грозя выдавить барабанные перепонки.

Спустя секунду пришло неожданное озарение, что свет из полуоткрытой двери падает в другую сторону. Не сговариваясь, мы, еле дыша, заползли под ближайшие кровати.

Лежа под одной из них, я впервые понял гениальность п.112 Устава «Под кроватью курсанта не должно находиться посторонних предметов…». И уже не важно, что посторонним считалось практически все. Теперь я готов был пожать руку тому, кто это придумал.

Дежурная, поковырявшись в тумбочке, нашла, что хотела и, наконец-то, вышла. Я выдохнул и расслабился. Скоро мы поползли дальше. И тут фортуна повернула в нашу сторону.

Вылезший в проход Эк, тихо сказал:

— Нашел!

Мы с Юомом устремились к нему и обомлели. На одной из кроватей слабо светились знаки: 15375 — 3075 — ЗЕС.

— Это как? — спросил Юом.

— Мое техническое решение! — сообщил Эк, ткнув пальцем в прибор на глазах и скомандовал: — Поехали!

Я взялся за смолу и Ланины туфли, Юом достал краску и возился в изголовье. Эк сооружал из принесенных с собой запчастей водяную бомбу. Работа кипела.

— Поищи резак, — тихо попросил меня Тон, — Там, на полу.

Я обшарил все вокруг, но резака не нашел, после чего похлопал себя по карманам — безрезультатно. Расстегнул застежки комбинезона и поискал в кармане рубашки — с тем же успехом.

Затем полез под кровать и по дороге зацепился одеждой за какой-то выступ. Времени церемониться со складками не было, пришлось резко дернуть, на пол что-то тихо звякнуло. К моей досаде, под кроватью резака не оказалось, и я вылез обратно ни с чем.

Тем временем, у дверей в спальню послышались голоса.

— Уходим! — шепнул Эк. — Через туалет.

— Заберем с собою ее одежду, — предложил Юом и сгреб в охапку, все что смог найти около кровати девушки.

Пригнувшись, на цыпочках, мы прокрались в туалет и полезли в окно. И без того не худенький Юом, обремененный одеждой Ланы, застрял в проеме. Пока мы вытягивали его на свет божий, он растерял практически все вещи, но нам было уже без разницы. Мы предвкушали санкции за нарушение, по крайней мере, трех пунктов Устава. Четвертый — значения уже не имел.

Глава 3. Операция «Фонтан»

Впервые за два года, поход на утреннее построение был праздником. С подъема в голове крутились игривые, позитивные мелодии. Какой, должно быть, жалкой сейчас выглядит Лана: мокрая, мятая, с розовыми волосами. И над ней хохочет вся казарма.

Однако, дойдя до плаца, я остолбенел. Мозг отчаянно отказывался верить глазам: в первом ряду шеренги напротив… стояла ОНА! С нормальным цветом волос! Более того, Землянка была полностью одета. И вид у нее был аккуратней обычного: безукоризненно чистые и отглаженные рубашка и юбка. Начищенные туфли! Те самые форменные туфли, которые я собственными руками приклеил!

— Кто-то говорил, что Лана свои туфли будет до вечера отковыривать! — подколол меня Юом.

— А кто-то унес с собой ее одежду, — не остался в долгу я.

— Интересно…, — только и промолвил Эк.

Свет на ситуацию пролился на следующий день из разговора двух курсанток за завтраком. Они застали Лану за крайне странным занятием.

К девушкам немедленно был подослан обаятельный Юом, который, в дружеской беседе, за пять минут разузнал все недостающие подробности.

Оказалось, нам попался на удивление везучий и изобретательный противник. Утром Лану что-то разбудило за час до подъема. Можно представить себе, сколько сюрпризов принес для нее этот рассвет: туфли не двигаются с места, одежды нет, постель мокрая… Впрочем, постель не была мокрой — бомба Эка почему-то не сработала.

Полагаю, что во время утренних процедур ее сильно удивило зеркало. Но не обескуражило. Краска, которой снабдили Юома, была, увы, одноразовой. К разочарованию, она практически бесследно смылась, унеся с собой в канализацию часть наших надежд.

Там же, в туалете, девушка нашла практически всю свою форменную одежду. Местами запачканную и сильно помятую. Положение можно было бы считать безвыходным, поскольку применение стандартных для Академии методов стирки и глажки осуществлялось только вечером.

Но это дикое создание с Земли умело стирать руками и гладить с помощью какого-то утюга! Я с трудом представлял себе, что это такое. Однако он высушил и выровнял всю одежду достойно. У меня даже мелькнула мысль, а не слетать ли на Землю и не обзавестись ли прибором. Мало ли какие походные условия мне предстоят…

Интересней всего было то, как Лана поступила с последствиями моей заботы о ее обуви. Тут, безусловно, ей сильно помог Эк, потерявший рядом с кроватью девушки лазерный резак. Вышел, прямо, подарок судьбы, с помощью которого девушке удалось благополучно испарить весь клеящий слой и отодрать от пола обувь. И, скажите пожалуйста, кто научил ее пользоваться резаком?!

Навыки Ланы меня сильно озадачили. С такими нестандартными девушками я еще никогда не сталкивался. Что у них за планета такая? Их учат выживать в нечеловеческих условиях с пеленок? Или это ее личный энтузиазм?

Я поделился своими размышлениями с Эком, но тот, почему-то, был настроен оптимистично и сказал, что таких девушек, которых он не заткнул бы за пояс, не существует. Я ему поверил и успокоился.

Однако, после обеда «ветер» вновь переменился. Мной внезапно была обнаружена пропажа нагрудного значка с личным номером. Я безуспешно ломал голову над тем, где мог его посеять. На месте значка зияла дырочка с бахромой из ниток, что наводило на мысль, что номер что-то выдрало. Но я решительно не мог вспомнить: где и когда я цеплялся карманом.

Вечером после занятий, мне, неожиданно, через третьи руки, передали резак Тона. Я был так поражен, что в голову полезла всякая бредятина о телепатических способностях Ланы, вызвавшая нарастающую тревогу. Усилием воли я поборол в себе первобытное желание немедленно выкинуть инструмент в кусты и убежать куда подальше и принялся размышлять, каким же хитрым способом девушке удалось меня вычислить.

— Мой резак? — удивился Эк, увидев прибор в моих руках, — Но ведь я его потерял в…

И тут меня осенило. Я даже завыл от досады, какую оплошность допустил позавчера ночью.

— Эк, — заявил я, — Кажется, я могу все объяснить.

Затем глубоко вздохнул и признался:

— Я потерял нагрудный значок, с номером ТАМ! — и кивнул в сторону женской казармы.

Тон сморщился и напряженно провел рукой по лицу:

— Ну, ты даешь!

— Лазил за твоим дурацким резаком, — нашел оправдание я и хлопнул себя по лбу. — Вот я тупняк!

Тон пропустил мои стенания мимо ушей и, задумчиво произнес:

— А вот у кого сейчас твой номер?

Откровенно говоря, я тогда не понял вопроса. И не придал ему значения. Судя по отданному мне резаку было ясно, как белый день, у кого мой номер. Меня больше заботило: как его вернуть?

Чтобы не привлекать внимание ротного, я прикрепил на место значка пластинку, позаимствованную из какого-то макета.

На следующий день, на обеденном перерыве, Эк отвел нас с Юoмом в сторонку и тихо сказал: — Поскольку противник, очевидно, над нами издевается и с первого раза не признал свое поражение, у меня созрел новый план. С помощью него мы, наконец-то отомстим за все и попробуем забрать номер Раэла…

Операцию окрестили «Фонтан». Суть ее была проста: укрепить неограниченное количество водяных бомб по периметру кровати Ланы, замаскировать, и через полчаса после подъема подорвать, с расчетом, что бы вся масса воды пришлась на бельё. Ну…и обыскать параллельно ее тумбочку.

Фонтан «забил» через два дня. На этот раз бомбы собирал Юом — в этом деле он был непревзойденным мастером. Более того, ему был известен секрет бесследного уничтожения следов взрыва. Испытания прошли успешно.

В этот раз, Тон подстраховался и на очередном патрулировании территории умудрился утащить ключ от запасного выхода женской спальни. Поэтому проникновение внутрь женской территории во второй раз было менее экстремальным.

Мы соблюдали крайнюю осторожность. Приборы ночного видения, бесшумная обувь и маскировочная одежда были у всех. Бомбы мы установили без проблем, детонатор поставили на 7:30, осторожно обыскали тумбочку и карманы, но моего номера, к сожалению, не нашли. Однако я поразился женской наивности: Лана, после первой атаки, совершенно не ждала нового нападения и никаких мер не предприняла!

Уйти удалось беспрепятственно.

На этот раз было решено проверить успешное претворение плана в жизнь. Нам с Эком удалось незамеченными улизнуть с утреннего построения и снова зайти с черного хода в женский корпус. Когда мы заявились в спальню, постель Ланы была уже сухой.

— Чертовщина! — возмутился я. — Белье не могло так быстро высохнуть!

— Понюхай, — предложил Тон, — его опять гладили. Придется испортить эту красоту.

Мы протянули шланг и щедро облили кровать Землянки водой.

— Даю голову на отсечение, через полчаса санитарная комиссия будет счастлива, — подвел итог Эк.

* * *

Как мы и предполагали, Лане досталось 5 нарядов вне очереди за нарушение санитарного режима. А медикам, по их словам, такие вещи были особенно обидны. Отчего нам стало еще веселей. Девушку прилюдно отругали и отправили дежурить по столовой.

Но у меня тоже начались неприятности: вечером меня вызвал к себе Комендант. Ожидая очереди в его приемной, я уже предполагал, что это как-то связанно с психологической травмой, нанесенной Лане, поэтому незаметно сковырнул поддельный номер и спрятал в карман.

— Курсант Ирдэо! — рявкнул полковник, как только я вошел и лихо козырнул, — Почему у вас отсутствует личный номер?!

Я посмотрел на карман собственной рубашки, сделал глупое лицо, большие глаза и пожал плечами:

— Не могу знать!

— Не можешь? — с издевкой переспросил Комендант.

— Так точно! — отчеканил я.

Как показывал жизненный опыт, в таких ситуациях имело смысл нарочито тупить.

— Вижу вместе с личным номером, вы потеряли еще и память? — начал кипятиться Полковник.

— Так точно, товарищ полковник! — продолжал я изображать идиота.

Комендант швырнул на стол мой номер:

— 1149-3074-РК. Узнаете?

— Так точно! — изобразил я неподдельную радость.

— Отвечай! — зарычал Комендант, — Что ты делал прошлой ночью?

— Крепко спал, товарищ полковник! — отрапортовал я.

— Где? — с азартом уточнил Полковник.

— В своей казарме, — самым равнодушным голосом, как нечто само собой разумеющееся, произнес я.

— А почему курсант Лана Тайра нашла ваш номер сегодня у своей кровати? — принялся нажимать на меня Комендант.

— Не знаю, товарищ полковник! — я упрямо стоял на своем и повторял про себя:

«Главное — все отрицать!».

— Хорошо! — с недоброй интонацией в голосе согласился Полковник и включил проектор. — Вот запись, сделанная вчера ночью в спальне женского корпуса.

На голограмме замелькали три тени. Да, мы явно недооценили девушку в плане принятых ею мер. Одна радость — запись была нечеткой.

Кровь прилила у меня к лицу, но я решил продолжать до конца выбранную линию поведения и нагло заявил:

— Я там не был!

— А кто это? — зло поинтересовался Комендант.

— Не знаю, товарищ полковник! — заладил я.

— Почему после них остался ваш личный номер?

— Не знаю, товарищ полковник!

— Упрямый, значит, — подытожил Полковник, — Ты это был или не ты, раз нашли твой номер — значит ты. В следующий раз будешь внимательней за ним следить! Ответственность и дисциплина — вот что отличает настоящего воина! Вырабатывай! Три наряда вне очереди! Свободен!

Дверь за мной закрылась. Только тут я понял: каково было напряжение в беседе. Ноги сделались слабыми, я присел на лавку, откинулся на стену и с облегчением вздохнул.

Глава 4. Контрудар

После активного противостояния с Полковником я страшно проголодался. К счастью забил колокол на ужин. По дороге в столовую меня нагнали Эк и Юом.

— Нашелся личный номер? — заметил наблюдательный Тон.

— Догадайся, кто нашел, — мрачно ответил я.

— Почему она не сдала тебя раньше? — задался философским вопросом Эк.

— Петрович тебя только из-за номера вызвал? — поинтересовался более прозаической вещью Юом.

— Не только, — сил пересказывать всю беседу с Комендантом не было, поэтому я ограничился кратким содержанием:

— Лана умнее, чем мы думали — она нас засняла.

Юом побледнел и замер на месте. Тон тоже встал как вкопанный, осмысливая произошедшее.

— Да не парьтесь, — успокоил их я, — Запись плохая — там ничего толком не видно.

Друзья облегченно вздохнули.

— Что в итоге? — уже более озабоченно спросил Эк.

— Три наряда вне очереди за героическое сопротивление… — подвел итог я, — Главное, чтобы Полковник не додумался: кто остальные двое на записи.

— Черт! — выругался Тон. — С завтрашнего дня придется ходить по одному.

* * *

Уже сидя за столом в зале столовой мы не без удовольствия наблюдали, как усердно трудится Лана. Поймав на себе мой взгляд, она надела на лицо любезную улыбку и принялась усердно делать вид, что ничего в жизни не доставляет ей большего удовольствия, чем прислуживать голодным курсантам.

— Во всем есть своя польза, — съязвил Тон, — она готовить научится.

— Да, ее муж потом будет гоняться за нами… — начал я.

— Что бы спасибо сказать, — продолжил мысль Эк.

И мы принялись громко хохотать. Наше безудержное веселье было в самом разгаре, когда рядом материализовалась Лана. Увидевший ее первым, Тон, поперхнулся собственным смехом, и на его лице отразилось глубокое недоумение. Девушка самолично привезла и поставила на стол наши порции и, сладко улыбнувшись, удалилась.

Мы недоуменно переглянулись. С Ланой, явно, произошло что-то неладное: с чего вдруг она стала такой заботливой?

— Укрощение строптивой приносит свои плоды? — весело поинтересовался Юом.

— Тут что-то не так.. — задумчиво произнес Тон.

— Да ешь лучше, мыслитель, — ответил Ронг, — Пустое брюхо к размышлениям глухо!

И он был прав.

* * *

Меня разбудили звон колокола и зверские толчки в бок.

— Раэл, просыпайся! Да просыпайся же! — орал кто-то мне в ухо. А я в полусне пробирался сквозь толщу астероидов и корабль качало. Сильно качало…

— Проснись, Небо тебя раздави!

— Есть! — проскрипел я и услышал свой голос откуда-то извне. — Крен на правый борт!

Я попытался поднять руку, но она никак не слушалась. Послышался какой-то грохот.

В голове низко гудело, на глазах как будто лежало по блину от штанги.

— Вставай! Полковник объявил учебную «Тревогу»!

На этом месте меня вдруг что-то пнуло изнутри. Я в ужасе открыл глаза и увидел себя в казарме. Все кругом уже оделись и построились, а я еще лежал на койке.

Мой взводный Саун отчаянно тряс меня:

— Просыпайся! Полковник идет!

Я кивнул и рывком попытался встать, но что-то отбросило меня назад. Немного придя в себя и проморгавшись, я заметил, что обе мои руки привязаны к кровати. То же, должно быть, произошло и с ногами.

— Что это за подлые шутки! — гаркнул я на всю казарму, — Да я вас…

Потом я что-то еще говорил, периодически проваливаясь в сон, но не запомнил.

— Хватит орать! — с трудом владея языком, издали прохрипел Тон, — Отвязывайся!

— Я сам знаю! — огрызнулся я.

Эк не стал отвечать на мой выпад.

— Юом? — почти простонал я, вспомнив еще одного друга.

— Ему пригнали эвакуатор! — ответил Эк.

Все, находившиеся в казарме, взорвались единодушно хохотом и согнулись пополам. Минуту спустя я немного осознал случившееся и не на шутку разозлился. Дальнейшее содержание моей речи свелось к тому, что, привязавшего меня негодяя ждет дуэль и страшная кара, а позор может быть смыт только его кровью.

— Потише! — громко сказал кто-то.

— Значит, ты это и сделал, — заявил я.

За спинами стоявших послышалась возня.

— Тихо, — очевидно, собрав все силы, рявкнул Тон, — Теряем время!

И дражайшие однокурсники, не переставая перебрасываться шуточками, дружно кинулись помогать нам. Но, до обхода Полковником курсантских обиталищ мы все равно не успели. И он застал нас в самом неприглядном виде.

— Та-а-ак, курсант Ирдэо! — тяжело оглядев меня, констатировал Петрович, — Снова нарушаете Устав. Только вчера я сделал вам предупреждение. Вижу — не поняли…

Пока Полковник взывал к моей совести, я, из последних сил, старался удержать глаза открытыми. Впрочем, это мало что меняло: разум все еще был затуманен и смысл происходящего доходил с трудом. В таком состоянии, вздумай Петрович меня казнить, возражений он бы не встретил.

Комендант оставил мое бренное тело и пошел дальше.

— А, вот еще один! — саркастически обрадовался Полковник увидев Эка, — Курсант Тон — не ожидал!

— Так точно, Двадцатый — подбит, возвращаюсь на Базу, — согласился с Комендантом сонный Эк, делая беседу невразумительной.

По курсантским рядам пронесся сдавленный смех.

Комендант не стал тратить время на выяснение тайного смысла высказываний Тона. Для него существовала одна простая и прямая связь: нарушил Устав — наказан. Чем больше пунктов нарушил — тем дольше отрабатывай. Через полминуты мозг Полковника, наконец, все просчитал:

— На два месяца…На кухню… Вычищать мусор……Шагом марш!

Возможно, это был самый позорный день в моей жизни.

* * *

На кухне, умывшись холодной водой и выпив чая, мы окончательно пришли в себя. Вскоре к нам присоединился сонный Юом.

— Непостижимо… — проскрипел он.

— Как же это могло случиться? — поддержал его я, крутясь на вращающейся табуретке.

— Меня интересует, почему я не проснулся, когда привязывали? — пытался понять Эк. — Я должен был!

— Стареешь, — объяснил Юом.

— Я слишком крепко спал, — гордо возразил Тон, — до сих пор глаза разодрать не могу!

— Я тоже… — произнес я и принялся раздраженно стучать себя кулаком правой руки в ладонь левой.

Тут нас отвлек шум около раздаточного окошка, в котором с другой стороны появилась Лана.

— Собирается тащить людям еду, — сопроводил ее рабочий процесс Юом.

Появление девушки навело Эка на новую мысль:

— В чем мы, все втроем, принимали участие? Только в одном — в ее унижении…

— Она нам вчера еду привезла…, — продолжая глядеть на Лану, вспомнил я.

— Она нам что-то подсыпала! — внезапно дошло до Тона.

— Снотворное, — отозвался Юом, — Она будет врачом.

— И привязала! — понял я, — Вот подлая! Да я ей…

Я вскочил с табурета, но в глазах резко потемнело. Пришлось сесть обратно, чтобы не упасть. К тому времени девушки и след постыл.

— И ведь кто-то ей, наверняка, помог, — выразительно процедил сквозь зубы Эк, — эту сволочь обязательно надо найти!

И приободряюще похлопав меня по плечу, добавил:

— Потерпи немного, мы еще возьмем свое!

* * *

К сожалению, сообщника Ланы мы так и не нашли. О том, что произошло той ночью, никто ничего не знал. А кто знал — ничем себя не выдал.

«Брать свое» в последующие месяцы нам было совершенно некогда: за день от учебы и работы мы уставали до изнеможения. На обдумывание коварных планов просто не оставалось времени и сил.

По окончании срока экзекуции, месть стала не столь актуальна, ибо близились экзамены за второй курс, а так как мы с Юомом разгильдяйствовали весь год, то было самое время призадуматься о том, каким способом облегчить экзаменационную жизнь.

Глава 5. Экзамены

И вот, настал конец второго учебного года. На носу у меня были три экзамена: по метеорологии, аэродинамике и картографии. О, Небо, раздави ты это все вместе с лабораторными!

Учитывая горький опыт предыдущих курсов, сдать экзамены стоило с первого раза. И с хорошими оценками. Чтобы получить допуск к Учениям — раз, более высокие звания — два и корабль по новее — три.

Поэтому, идти на экзамены с пустыми руками было бессмысленно. И не только мне. Сдававший оптику Юом утверждал, что ровным счетом ничего не понимал в теории сверхсветовых вибраций волн и кварковом разложении ХХ000-25 лучей. Эк Тон, хотя все и учил, путался в датах Галактических войн.

— Я должен быть уверен, — говорил он, — Нельзя идти на экзамен без страховки!

— Да, — подтвердил Юом, — Клепаем шпаргалки.

— Надежные, — заметил я, — Только, не ОМТ-платы, с которыми ты в прошлом году попался и пересдавал.

— По данным разведки, администрация установила датчики на КАМЕоды, — поделился ценной информацией Эк и задумчиво потер подбородок.

— Проклятье! — возмутился Юом

Как обычно, план спасения предложил Эк:

— У нас есть выход.

— Засесть за учебники! — съязвил Юом.

— Отставить, — ответил Эк, — Эта чудачка с Земли навела меня на гениальную мысль.

— Да, ну, — не поверил Ронг.

— Бумага! — торжественно возвестил Тон, — Книги!

— Не понял, — сказал я, так и не узрев связи между древностями и успешной сдачей экзаменов.

— В бумаге нет электроники, — объяснил Эк, — Ни чипов, ни металлика, ни полей!

— Ну и на кой тогда эта твоя…мабуга? Багуга? — боролся с новым словом Юом.

— Бумала, — поправил я.

— Вы оба безнадежно дремучие! — подвел итог Тон и решительно заявил, — Но я это исправлю!

После чего повел нас с Юомом в…библиотеку.

— Не пойму, что здесь изменилось, с тех пор как я ушел, — Ронгу затея совсем не нравилась. Ему казалось, что мы попусту теряем время.

— Нам не сюда! — Тон пошел по компьютерному залу к дальней двери, — Я получил допуск в Хранилище!!!

Мы с Юомом его восторга не разделяли. За это Эк завел нас в такие дебри, о существовании которых я даже не подозревал. Вокруг были плотные ряды стеллажей, на которых пылились параллелепипеды разных размеров. Стояла непривычная тишина. Я ходил как в лесу, с опаской озираясь и боясь заблудиться.

— Что дальше? — поинтересовался я.

— Здесь мы добудем бумаги и сделаем себе шпаргалки, — взгляд Тона на окружающее выражал восхищение.

Он прошел еще немного вперед, к одиноко стоявшему посреди стеллажей столу, быстро огляделся и достал из ящика прямоугольный лист.

— Вот, — потряс трофеем он, — я обнаружил тут целую пачку. Мы немного позаимствуем, никто и не заметит.

— Я что-то не пойму, — допытывался Юом, — Ее как в компьютер-то пихать?

— Никак, — ответил Эк, — Сам руками все в тест вобьешь.

Юом закатил глаза, показывая трудоемкость того, что предлагал сделать Тон.

— И еще, — поойдя к нам ближе, и понизив голос сообщил Эк, — тут есть один древний прибор, который переносит все с одной бумаги на другую! Берем нужную книгу, кладем вон туда, — он ткнул пальцем в сторону пластикового ящика на тумбе у стены, — Минута. И нужная схема готова. Но об этом всем молчать!

— Ты думаешь, он — рабочий? — недоверчиво поинтересовался я.

— Если мы хотим сдать экзамены, он — заработает, — поставил задачу Тон.

При деятельном участии Юома прибор удалось запустить в рекордно короткие сроки.

* * *

После этого, мы, когда вместе, а когда поодиночке посещали Хранилище, принося из вылазок что-нибудь полезное.

В один из таких дней, я и Эк тихо копались в пособиях по аэродинамике. Неожиданно, впереди послышался какой-то шорох. Обогнув стеллаж, мы стали приближаться к источнику звука и увидели нечто совершенно необыкновенное.

На стуле между стеллажами сидела….Лана. Она приподняв юбку водила у себя по бедрам палочкой, оставлявшей синие закорючки. Эк восхищенно следил за ней, но это оказалось не тем, что я подумал:

— Ух, ты! — прошептал он, — Она пишет! Шпаргалки! Но где!!! Вот это мысль!

Тон схватил меня за руку и выволок из Хранилища. Я не сразу оценил гениальность его идеи.

— Ты видел, — уже в полный голос возбужденно сказал Эк, — что она придумала! Ей даже бумага не нужна!

* * *

Вечером Тон собрал нас и сурово поинтересовался: — Писать умеем?

— Немного, — сказал я, — В школе на планшете учили.

Эк вопросительно посмотрел на Юома. Тот пожал плечами и нехотя признался:

— Не умею!

— Горе ты мое, — пожалел его Тон, — Ладно, ты выручил меня на прошлой сессии с КАМЕодами, так и быть, помогу тебе.

И язвительно добавил:

— Читать-то ты, надеюсь, можешь?

Юом молча, свирепо посмотрел на него.

Слушая их краем уха, я думал о чем-то своем и, вдруг, осознал, что в исполнении плана по шпаргалкам отсутствует один важный элемент:

— Надо бы еще найти пишущих палочек…

— У меня есть идея! — тут же сообщил Эк.

* * *

Где мы достали пишущие палочки — отдельная детективная история. Главное, что за неделю до начала экзаменов, удалось, с горем пополам, изрисовать всю найденную бумагу и собственные ноги. Спасибо, что летняя форма Академии предусматривала шорты до колен.

— Что, теперь, неделю не мыться? — интересовался Юом у Эка, когда тот расписывал ему ноги формулами.

— Потерпишь, — кряхтя сказал Тон, — И не вздумай чесаться — всю оптику сотрешь!

— Объемные схемы не вышли, — ныл Юом.

— Да, ладно, пухлый. — отозвался я. — На тебе они все ОБЪЕМНЫЕ.

* * *

Предэкзаменационные дни прошли незаметно. И, наконец, наступило неповторимое утро, когда пришло время испытать новые шпаргалки.

Я волновался. Страшно быть пойманным со шпорами и не оказаться на Учениях.

— Все это ерунда, по сравнению с Галактической Революцией, — поддерживал боевой дух Тон, — Прорвемся!

Разрисованные бумажки я заботливо распихал по карманам. Пусть считают, что у меня стратегический запас носовых платков.

Аэродинамику мы с Тоном сдавали вместе, в одном зале. На входе в него находилась "коробочка". Антикурсантское сооружение, для искоренения изобретателей, стремившихся пронести драгоценные знания, в любых источниках, кроме головы.

Когда я вступил на порог аудитории, предательские глазки датчиков "коробочки", принялись незримо ощупывать меня, в поисках запрятанных кладовых информации. Я почувствовал, как учащенно забилось сердце и повлажнели руки.

Но, "коробочка" пропустила меня, даже не пикнув! Ха, я сделал ее! Тон был прав— бумагу датчики вычислить не смогли. Она совершенно не привлекала к себе внимания. Что смог я списал, а что не смог — додумал.

Таким же манером мне удалось сдать и метеорологию. Две твердые четверки за труды были обеспеченны. Правда, у капитана, преподававшего метеорологию, моя оценка вызвала много вопросов, ибо на занятиях я путал все, что можно. Но, с компьютером не поспоришь…

С картографией у меня проблем не было. Ее я любил и уважал. За свою любовь я получил очередную, уже вполне заслуженную, четверку и свободно вздохнул.

Юом умудрился и со шпаргалками что-то напутать в оптике. Видимо, все-таки, почесался. И огреб за свои ХХ000-25 лучи трояк.

А Эк Тон, наконец-то, исполнил свою давнюю мечту и выбился в круглые отличники.

Глава 6. Да здравствуют Учения!

Наконец-то, после экзаменационной нервотрепки пришла пора Учений. Два года я жил в предвосхищении этих дней: вылет на полигон Академии, несколько необитаемых планетарных систем в нашем распоряжении, боевые условия! Не то, что практика на тренажерах на первом курсе. Для салаг!

Да, там я научился пилотировать корабли разных типов. Так ведь все без романтики, без интриги. Но теперь пришла пора повоевать по-настоящему.

Когда я представлял себе Учения, душа словно срывалась в крутое пике. К горлу подкатывала радость, вперемежку с тревогой. Хотелось скорее забраться в корабль и улететь навстречу приключениям.

* * *

Оставшиеся до Учений дни пролетали с пятой космической скоростью. Беспокойно и весело. В среду весь наш курс, впервые участвовавший в учениях, собрал майор Канис, заведующий Полигоном. В его задачу входило разъяснение нам правил Учений.

То, что говорил майор было невероятно важно. От хорошего знания Устава Учений зависела успешность выполнения боевых задач и победа армии. Но описание будущих событий уносило мою фантазию на далекий Полигон. Пока все изучали правила, мне рисовались захватывающие картины предстоящих боев. Потом я приходил в себя, пытался понять, что пропустил и задавал дурацкие вопросы. Эк отмахивался и обещал объяснить все потом.

Я делал волевое усилие, чтобы сосредоточиться, но мысли убегали. Мне почему-то вспомнился первый день в Академии, когда мы, толпа абитуры впервые вошли в ворота. Нас встретили прямые, идеально чистые широкие дорожки с белыми бордюрами. Ровно стриженные газоны и зеленые изгороди из кустов. Невдалеке виднелись светло-серые четырехэтажные корпуса. На спортплощадках на странных тренажерах занимались курсанты. Я с интересом рассматривал все это. Далеко слева из-за деревьев торчали носы космолетов. Взгляд на них тревожил душу. И вдруг над головой стремительно пронеслись два черных истребителя. Пока мы провожали их взглядами, нас нагнал жуткий рев их двигателей, пробравший до мурашек. Эта дикая мощь захватила меня и заставила завидовать пилотам. Я понял, что хочу так же.

После майора пришла очередь прапорщика, распоряжавшегося оружейным складом. В этом месте моя голова неожиданно включилась, чтобы узнать, как работает учебное оружие. Выяснилось, что каждый курсант будет обеспечен излучателем и комбинезоном-скафандром, фиксирующим попадание волн.

У невезучего вояки, при достаточном количестве попаданий, заблокируeтся все оружие, какое он бы ни взял в руки. У сильно «поврежденных» кораблей выйдут из строя пушки, а если не повезет фатально — по всем поверхностям нарисуются белые кресты. «Убитые» добровольно, своим ходом уберутся в «отстойник», либо будут отбуксированы туда же «погребальной» командой из числа преподавателей Академии.

Для себя я твердо решил, что «отстойник» меня не дождется. Уж я-то приложу все усилия, чтобы выжить и победить.

На следующий день, в четверг, огласили списки армий. Мы оказались в числе «красных». Эк в звании капитана, я — лейтенанта, а Юом — сержанта, поскольку не особо старался на экзаменах.

Адмиралом нашей армии назначили Морана Лакроу — умного, спокойного и рассудительного парня с последнего курса капитанского отделения. В Академии его прозвали Гроссмейстером. Он умел играть в шахматы и хорошо разбирался в стратегии. Выбор мне показался достойным. Я совершенно не сомневался, что он хорошо все спланирует.

Беспокоило лишь одно: Адмиралом «синих» оказался Ким Онка. Он славился тем, что каждый год на Учениях невероятным образом приводил свою армию к победе. Чем бы ни управлял и в каком бы звании не находился. Легенды о Киме ходили разные, но все как одна, свидетельствовали о его незаурядности. «Синие» в один голос утверждали, что шансов у нас нет.

— Онка пытается победить нас еще не воюя, — утверждал начитанный Тон, — Старый прием…

— Половину легенд о себе Ким выдумал сам, — просвещал сплетнями Юом.

Думать о том, что мы обречены не хотелось.

— Никого не слушай, — советовал Тон, — Я совершенно уверен, мы Онка еще нос утрем!

Эк Кима не боялся. Он считал, что это уникальный шанс выяснить кто сильнее, пока Онка еще курсант. Пусть даже Ким был выше Тона на полголовы и старше на три года.

* * *

В пятницу состоялся общий сбор нашей армии, для назначения командного состава и распределения по Базам. Когда мы пришли в аудиторию, там было шумно. Четыреста с лишним человек толкались, говорили и смеялись одновременно.

От Кима Моран ожидал всякого, поэтому вокруг корпуса выставил посты, а в аудитории активировал глушители передатчиков. Я мысленно поставил нашему Адмиралу плюсик.

Со слов Морана, в нашей зоне учений располагалось пять систем. В четырех системах действующие базы на Сиге, Дельте, Дуоре и Строне, пятая — Рашшу — выделялась под «отстойник». Основной Базой Адмирал выбрал Дуор, на нем должен был находится единственный крейсер и самый большой гарнизон в 250 человек.

Нашей Базой стал Сиг. Среди прочих имен, я вдруг услышал имя Ланы. Ну, надо же, целый месяц снова будет мозолить нам глаза и напрашиваться на грубости.

В конце собрания, Адмирал оставил только командующих и капитанов, чтобы они помогли ему сформировать экипажи, а остальных попросили на выход.

Вечером Эк вернулся весьма довольный и сообщил:

— Я все устроил. «Седьмой» Перехватчик наш. В экипаже только трое: я — командир корабля — первый пилот. Ты, Раэл — второй пилот и штурман. Ты, Юом — связист и бортинженер. Никого лишнего. На Базе в моем подчинении звено перехватчиков. Я считаю — мы хорошо устроились.

Я был в восхищении от таланта Эка все качественно организовать. Списки гарнизонов и экипажей, конечно, должен был еще утвердить Полковник. Но Тон уверил меня, что придраться не к чему. Казалось, уже ничего не могло помешать мне наслаждаться Учениями.

* * *

Проблемы нашли нас неожиданно.

В субботу мы отправились в Штаб, за окончательным назначением. Вокруг него толпились курсанты. Они перемещались от группы к группе, что-то спрашивали, уточняли, горячо обсуждали.

Я, с инструкцией в руке, ерзал на скамейке неподалеку от входа. В ожидании Эка и ключей от корабля. Ко мне подсел Саун. Он свой одиночный перехватчик уже получил и принялся расписывать достоинства легкой техники. Я же считал, что наш тяжелый перехватчик имеет больше преимуществ. В разгар дискуссии о возможности разогнать истребитель 53 серии за 10 секунд до сверхсветовой скорости, появился Тон.


Лицо у него было, мягко говоря, задумчивое. Зная, как Эк умел скрывать свои чувства я решил, что произошло что-то страшное.

«Тыл!» — решил я, — «Полковник припомнил нам нарушение Устава».

— У меня две новости, — наконец разрядил напряжение Эк.

— Начни с хорошей, — попросил я, — может, это поможет мне смириться с Тылом.

— Отставить Тыл, — передразнил Тон Полковника, — «Семерка», по прежнему, наша. База — тоже. Все, как и было, кроме…Ланы Тайры.

— Не понял, — признался я.

Эк присел на лавку рядом и мрачно пояснил:

— Полковник назначил ее четвертым членом нашего экипажа.

— Что? — я не хотел верить своим ушам, — Он хочет, чтобы ОНА летала с нами?

— Так точно, — подтвердил Эк.

В моей памяти тут же всплыло позорное утро, когда Полковник отослал нас на подсобные работы. И из душевных недр поднялась волна ярости:

— Никуда я с ней не полечу! — взорвался я, — Лучше избавиться от нее сейчас, иначе я выброшу ее в космосе!

Тон открыл рот, собираясь что-то возразить, но я бесцеремонно схватил его и потащил к Петровичу.

По дороге в Штаб я несколько остыл, но идею не потерял. В кабинет Полковника мы почти ворвались, растолкав дежурных лейтенантов.

— Что случилось? — поинтересовался, оторвавшись от документов, Петрович.

— Товарищ Полковник, — начал я, — в наш экипаж назначили человека, который не соответствует экипажу перехватчика!

Полковник подслеповато сощурился на мой личный номер.

— Курсант Ирдэо! — вспомнил он, — Вы имеете в виду курсантку Лану Тайру?

— Так точно, — подтвердил я.

— Отставить! — Полковник хватил ладонью по столу, что все находящиеся на нем предметы подпрыгнули, — Мне плевать на то, что вам не соответствует! Составы экипажей утверждены окончательно! Если не хотите лететь на Учения — отправляйтесь в Тыл!

В этот момент Эк сообразил, что события развиваются не в нашу пользу и вытолкал меня из кабинета.

— Пошли, — сказал он, — Сами что-нибудь придумаем!

В досаде я врезал кулаком по стене.

Глава 7. Отлёт

Вечером нам пришлось устроить экстренное совещание. На повестке дня был вопрос: как избавиться от Ланы?

У меня идея! — предложил я. — Давайте вылетим пораньше с "синими". Повисим в облаках, подождем, а потом присоединимся к своим.


План хороший, — согласился Эк, — только нам никто не разрешит ранний взлет — это раз. А она успеет нажаловаться Полковнику — это два. Нас обнаружат, обвинят в неисполнении приказа и снимут с Учений.

Да, — согласился я, — не пойдет. А что если мы просто запрем корабль и она не сможет попасть на борт. Успеем улететь до того, как она нажалуется.

Снимут с учений позже, прямо с Полигона.

А кто будет виноват, если она сама опоздает? — не сдавался я.

И как же она это сделает? — поинтересовался Эк.

Ну, надо ей помочь…

Юом, выручай! — привлек его к обсуждению Тон.

Ну, что сразу я-то? — неохотно подключился он. — Мне пойти уговорить ее остаться?

Ты же можешь заговорить зубы любой бабе!

Но не против приказа полковника, — отмазался Юом.

Ну, елки-палки! — досадовал я. — Должен же быть какой-то способ! Давайте ее где-нибудь запрем!

Например, — заинтересовался идеей Эк.

Да хоть в будке электроподстанции!

С чего ради она туда попрется?

Пусть Юом ей любовное письмо напишет! — нашелся я. — Ему никто не отказывает.

Мы с Тоном одновременно посмотрели на нашего бортинженера.

Ради вас я, конечно, могу, — ответил он, — Но она, скорее всего, не придет.

Ну попробовать-то можно?! — признавать поражение не хотелось.

В итоге Юом, инкогнито, записал на ОМТ-плату самые соблазнительные слова, которые только смог придумать и передал девайс окольными путями Лане. Но, к электроподстанции она так и не пришла. Мы, как три шпиона в камуфляже, напрасно прождали ее в темноте два часа.

В этом бою придется признать свое поражение. — задумчиво сказал Эк. — Пошли, потом еще что-нибудь придумаем.

* * *

Ночью спалось плохо. Как показывала жизнь — не такой уж я оказывался и пофигист. Может касательно учебы и — да, а вот с Учениями и девушками все обстояло с точностью до наоборот. Откуда у меня взялось столько азарта, я не был в состоянии понять и сам.

Пережив за ночь не один десяток сражений и составив двести планов задержать Лану, я проснулся спозаранку и принялся расталкивать всех остальных. Мое стремление дорваться до Учений подхлестывалось желанием сбежать от Землянки, так что я едва не подпрыгивал.

Глядя на то, как я путаю рукава комбинезона со штанинами, Эк озадаченно покачал головой, заставил меня обежать два раза вокруг корпуса и окатил холодной водой. После чего я немного унялся.

К тому времени, как ко мне вернулась способность трезво мыслить, из столовой галопом прискакал Юом, таща на себе трехдневный запас провизии на каждого.

— Я договорился! — сообщил он, страдая от одышки. — Ната запрет ее в подсобке!

— Ты смог! — несказанно обрадовался я, крепко обнимая его вместе с баулами.

Мы разложили еду по походным ранцам. Прочие вещи были собраны и уложены еще вчера. Их оставалось только подхватить и стартовать по направлению к летному полю.

— Отстаем от графика, — сообщил Тон, глядя на часы, — У нас всего десять минут, что бы добраться до Перехватчика.

Из окна было видно, как все уже направлялись к своим кораблям и транспортам.

* * *

— Успели! — сказал запыхавшийся Ронг, уже находясь в рубке Перехватчика и плюхаясь на свое место. Свою мягкую посадку я сопроводил радостным гиканьем и принялся готовиться к отлету.

В рубке наши с Эком места располагались прямо перед пультом, напротив центрального иллюминатора. Сиденье Юома — около правой стены, за моим креслом. За креслом Тона находилось еще одно — четвертое, но его предназначение мы открыто проигнорировали и небрежно забросали снаряжением.

— Что ж, в эту историческую минуту, — торжественно сказал Эк, — разрешите мне присвоить себе право завести наш Перехватчик!

Мы с Юомом совершенно не возражали. Под бурные аплодисменты, ожидаемо перешедшие в дикие вопли, наш капитан достал ключ от корабля и вставил его в паз. Корабль вздрогнул и загудел, запикали, включаясь, мониторы и датчики, загорелся свет. Из пульта выдвинулись рычаги управления — одна пара мне, другая — Эку.

Из динамиков приятным женским голосом донеслось: «Все системы корабля готовы к обработке данных». Та же надпись появилась на экране перед моими глазами.

— Итак, — потянулся в кресле и зевнул Эк, — как ваш капитан, приказываю подготовить корабль к старту через…, — он кинул быстрый взгляд на свой полифон, — пятнадцать минут!

Я занялся выгрузкой уже подготовленного расчета курса в систему перехватчика. Юом включил продувку сопел, после чего раздался свист и корабль мелко завибрировал. Затем я проверил по очереди стабилизаторы: перехватчик послушно накренялся в стороны

Лана отсутствовала. Ее все-таки заперли! А, главное, что это были не мы. Теперь никто не обвинит нас в невыполнении приказа.

Тон наблюдал за снятием силового щита:

— Пять минут, — объявил он, — Ребята, пристегиваемся.

Мы послушно активировали страховочные ремни.

Лана так и не пришла. Она не явилась сама и сама не выполнила приказ! Как все хорошо сложилось!

Вскоре был дан сигнал к отлету и снят щит. Наши соратники по очереди поднялись в воздух. Первыми стартовали истребители Базы Дуора, за ними Адмиральский крейсер. Корабли нашей Базы замыкали процессию.

Давай, Раэл! — крикнул Эк.

Я плавно отодвинул от себя рычаги. Перехватчик оторвался от земли и, постепенно набирая скорость, устремился в небо. Нас несильно вдавило в кресла.

Глава 8. Не ждали

Вот уже десять часов, как мы летели в сторону Полигона. Прибытие на базу Сига ожидалось через сутки. Курс был давно проложен. Наше соединение Дельта-Снг двигалось размеренно, в строгом порядке, как птичий клин. Перехватчик вел автопилот.

Заняться было нечем. Юом дремал, откинувшись в кресле. Тон, как обычно, что-то читал. Я хотел присоединиться к нему, но через два абзаца мне стало скучно. Постепенно навалилась дремота, и, может быть я и уснул, если бы внимание не привлек странный шорох на корабле. Я прислушался — шорох повторился опять, потом что-то негромко стукнуло.

— С собой животных никто не брал? — неожиданно нарушив тишину, спросил я.

Тон оторвался от чтения и удивленно посмотрел на меня. Я разбудил Юома и настойчиво поинтересовался:

— Колись, кого притащил на Перехватчик?

Юом, конечно, сразу ничего и не понял, но по его лицу было ясно, что он тут ни при чем.

— У нас завелось привидение? — снова задал вопрос я.

— Мы только первый день в космосе, а у тебя уже глюки начались, — пробурчал злой спросонья Юом.

— Я отчетливо слышу шорохи! — заявил я, несмотря на осуждающие взгляды друзей.

Мы замерли и прислушались. На корабле было тихо.

— Все равно, пойду, проверю, — настоял я.

Мне требовалась срочная реабилитация. И я был абсолютно уверен, что шорохи мне не показались.

Я вышел в коридор между каютами. Покрутился, осматриваясь, и заметил, что дверь правой каюты приоткрыта. Она немного качалась из стороны в сторону. Сквозняку на корабле взяться неоткуда — значит, здесь кто-то недавно бродил. И кто бы это мог быть? Пассия Юома или пробравшаяся зверушка?

В конце коридора, в районе туалета, что-то зашуршало. Я подкрался к туалету и осторожно толкнул пальцем дверь, но она не открылась. Заперта! Так… Точно, не зверушка! В туалете снова раздался шорох.

«Ну, сейчас я тебя поймаю!» — обрадовался я, — «Небось, первокурсник пролез».

Я спрятался за угол и принялся ждать. Примерно через минуту, показавшуюся мне часом, дверь туалета осторожно отворилась. Послышалось тихое дыхание и крадущиеся шаги. Я выждал еще мгновение, дабы появиться более эффектно, быстро развернулся и прыгнул вперед. Нос внезапно воткнулся во что-то твердое. Оказавшееся… лбом Ланы.

От неожиданности мы оба вскрикнули и отскочили. Девушка, сообразив, что дело плохо, попыталась проскочить мимо, толкнув меня локтем, но я ловко вывернулся и прижал ее к стене.

— Пусти! — взвизгнула Лана и дернулась.

Но я был сильнее. Развернув ее спиной к себе, я сделал захват за шею и потащил ее в рубку. Она пиналась и вырывалась. Захватив ее еще и рукой за талию, я наконец-то затолкал ее к Эку и Юому. После схватки она выглядела раскрасневшейся и взъерошенной, но все еще решительно настроенной.

— Ух, ты! — сильно удивился Юом, — Как же ты здесь оказалась?!

— Что, не ждали? — с вызовом огрызнулась Лана.

— Отпусти, больно! — ткнула она меня локтем.

Я выпустил ее из объятий и встал позади в проеме, чтобы не сбежала.

— Я потрясен! — с сарказмом в голосе проговорил Тон, — Ну, надо же, пробралась!

— Я знала, что вы сделаете какую-то пакость! — сквозь зубы процедила девушка. — Можно подумать, я рада вашей компании, придурки!

— Сколько страсти, — залюбовался ей Юом, — такая грубиянка…

— Вот именно! — подхватил я. — Всех нормальных людей с детства учат беседовать вежливо!

— Не с такими идиотами! — зло ответила Лана.

— Слушай, — сказал Эк, — нам твое общество глубоко противно…

— Взаимно, — перебила его девушка, — Хоть я и не понимаю, что я вам сделала! Что вы меня преследуете?

— Преследуем? — со смехом произнес Юом, — Ты же сама залезла в наш корабль, красавица!

— Это мой корабль! — заявила Лана, — Читайте внимательнее приказ Полковника!

— Это наш корабль! — рявкнул я у нее над ухом.

— Надеюсь, — спокойно и настойчиво, выделяя важные слова начал говорить Эк, — когда МЫ прилетим на Сиг, ноги ТВОЕЙ на нашем корабле НЕ будет!

— Иначе, мы тебя пристрелим, — не подумав, ляпнул я, сведя на нет эффект морального превосходства речи Тона.

— Я сама вас пристрелю! — снова завелась девушка.

— Значит, ты — шпионка «синих»! — не остался в долгу я.

Лана развернулась, целясь мне кулаком в глаз, но я перехватил ее руку. Она меня укусила. Я сжал ее запястье еще сильней и поймал вторую руку. Лана пнула меня ногой.

Тон крикнул:

— Хватит! Отставить! Я тут старший по званию, поэтому все выполняют МОИ приказы!

Я отпустил руки девушки. Лана молча поджала губы — противопоставить было нечего.

И тут в голову мне пришла замечательная мысль.

— Ну, хорошо, — развел я руками, — раз уж ты оказалась здесь и хочешь стать членом нашей команды, я должен тебе кое-что показать.

Эк изменился в лице, а глаза Юома как округлились.

— И что это? — недоверчиво посмотрела на меня Лана.

— Пойдем! — предложил я, вышел в проход и остановился у двери ее каюты.

Продемонстрировав хорошие манеры, я открыл в нее дверь и галантно пропустил девушку вперед.

— Вот смотри! — указал я через плечо Ланы, когда она проходила в дверь.

Девушка повернула голову. Я, воспользовавшись моментом, сильно толкнул ее в спину, выскочил наружу и захлопнул дверь.

— Подлец! — пришла в себя Лана, — Открой немедленно!

— И не подумаю! — ответил я, довольный своей выходкой.

— Мне, между прочим, нужно иногда выходить, — требовательно сообщила Землянка.

— Кричи!

Ответила Лана такой длинной тирадой, что я удивился, насколько богат Общегалактический язык:

— Ты — презренный владелец летающей вилки! Безмозглый андроид с проржавевшими внутренностями! Тупой горгоноид, помешанный на интегральных схемах! Глист в дырявом скафандре на подтяжках! Шелудивый мутант с педалями! Космический мусорщик в сандалиях с двумя ручками!

— Посиди, остынь! — крикнул я и вернулся в рубку.

— Ты ее убил? — поинтересовался Юом, — Куда будем прятать «труп»?

— Своих — нельзя. Баллы снимут. — напомнил я. — Просто запер.

— Молоток! — одобрил Тон. — Пусть это недоразумение, хотя бы, не мешает.

Глава 9. Вторжение

Большое красное солнце Сига медленно выплывало из-за горизонта. Я сидел в одиночестве на крыше Базы, любовался рассветом и размышлял.

Сегодняшним днем заканчивалась первая неделя Учений, а у нас так ничего и не произошло. Это меня разочаровывало. Хотелось бы каких-нибудь происшествий, острых ощущений. За этим я сюда, собственно говоря, и летел.

Самым интересным событием за последние три дня был внезапно вышедший из строя терморегулятор на Перехватчике. Да и тот быстро нашли, чем заменить. Запасной одолжил бортинженер «Пятого» Штурмовика, прибывшего недавно с Дельты с каким-то поручением.

Мне было скучно.

В отличие от меня, друзья знали, чем себя развлечь: Юом устраивал романтические свидания с имевшимися на Базе девушками. А Тон избрал целью своего существования выселение Ланы с нашего корабля.

Он подавал рапорты Командующему Эскадрой, Командующему Базой, Контрадмиралу соединения Дельта-Сиг, но, к его нескончаемому разочарованию, ни один из них не усматривал в действиях Ланы ни нарушения Устава, ни служебного несоответствия, ни совершения дисциплинарного проступка.

Как Тон ни изощрялся в сочинительстве, ему все упорно отказывали. Как будто Полковник издал особый приказ, навсегда связывающий «Седьмой» Перехватчик с этой несносной девицей и всех, кроме нас, с ним ознакомил.

Потом Эк попытался выставить девушку из Перехватчика с вещами и закрыть люк. Атака вышла отчаянной и решительной, я с удовольствием принимал участие. Но Лана тоже была упрямой, не растерялась и сразу же доложила о случившемся Командующему базой Стефу Норму. То, что она выглядела дурой и ябедой, ее ничуть не смутило.

Стеф вызвал к себе Тона. Разговор, видно, вышел у них серьезный. Эк вернулся от него мрачный, зеленый и злой, бесцеремонно схватил попавшуюся на пути Лану за плечо, запихнул в Перехватчик и посоветовал больше не попадаться ему на глаза.

С тех пор Землянка тихо жила на нашем корабле. Мы с Эком старались не замечать ее. Юом пытался с ней заигрывать, но Лана его игнорировала. Чем занималась девушка в своей каюте — никто не знал, но, так как вреда от нее никакого не было, лично меня не касалось, что она там делает.

* * *

Я не заметил как солнце совсем взошло и приобрело оранжевый оттенок. Вскоре меня нашел Тон.

— Эй, Раэл, — закричал он снизу, — заканчивай заправку кислородом! Пошли на склад, нам еще торпеды магнитные выделили и паек на неделю. Грузить надо.

— Есть! — ответил я и принялся спускаться по лестнице.

Спустя полчаса, мы втроем, отягощенные коробками, в сопровождении погрузчика с торпедами, выходили со склада Базы. По пути я напомнил Юому, что сегодня он дежурит на Перехватчике, а я второй день подряд напрягаться не собираюсь. Юом поныл, поохал, возмутился, что он не пилот, а его заставляют дежурить на корабле.

Я воззвал к авторитету Эка. И тот принялся практически дословно напоминать Ронгу устав Учений:

— Дежурство на корабле должно осуществляться ежедневно, силами экипажа, согласно составленному капитаном графику…

Юом, нарушая субординацию, решил поспорить. Понятно, что он не хотел проводить вечер в одиночестве, а приводить девиц на Перехватчик Эк запретил. Тон сказал, что одной истерички на борту нам вполне хватит.

Мы вышли на летное поле. Когда я первым обогнул ряд стоящих кораблей, моим глазам предстала неожиданная картина: вокруг нашего перехватчика клубилось облако пыли. Ее вихри расходились по земле под соплами стабилизаторов на крыльях, из которых били сильные струи воздуха.

У нашей Семерки продувались двигатели. Но я не помнил, чтобы сегодня включал их вообще. Мне стало не по себе. Я уже видел, что через секунду в двигатели подастся топливо. Сопла засветятся желтым. Перехватчик вздрогнет и взлетит. А я останусь на поле с ощущением досады и бессилия.

«Лана хочет угнать наш корабль!» — я выронил коробки и помчался к Перехватчику. Друзья что-то кричали вслед, но слушать их было некогда.

Секунд через пятнадцать я уже доскакал до трапа и успел схватиться рукой за поручень. В это же время корабль мощно загудел и внезапно стал отрываться от земли, а трап под моими ногами складываться. Таких неприятных ощущений я еще не испытывал. Каким-то чудом мне удалось подпрыгнуть, зацепиться за край и заползти внутрь до того, как шлюз закрылся.

Предположения оправдались — виновницей происшествия была Лана. Она сидела на моем месте и довольно ловко управляла кораблем. В мгновение ока я подскочил к ней и принялся выдирать из кресла:

— Вылезай! — орал я.

— Остановись! Послушай! — пыталась увернуться от меня девушка.

— Вот, что ты задумала, предательница! Я знал, что ты себя когда-нибудь выдашь! — меня распирало от злости, и от этого руки плохо слушались. Вынуть Землянку со штурманского места оказалось не так-то просто — она успела пристегнуться ремнями.

— Думай, что ты говоришь, ненормальный! Ты же не знаешь, в чем дело, — кричала девушка, — Отпусти меня!

— Предательница! Я убью тебя, вот только… — я продолжал выскребать Лану из своего кресла и одновременно старался удержаться на ногах, так как оттого, что я дергал девушку, держащую рычаги, дергался весь корабль.

— Посмотри на радар! — отмахивалась от меня Землянка, — ПОСМОТРИ!!!

— Я на такие уловки не ведусь!

Делать то, что просила Лана, из принципа, не хотелось, но любопытство перевесило, и я все-таки бросил мимолетный взгляд на радар.

— Два корабля, — констатировал я, — входят в атмосферу…

— Вот именно! — возмущенно отозвалась девушка

— Один корабль наш, «Пятнадцатый» Разведчик, — наблюдал вслух я.

— Судя по знакам отличия, приписан к эскадре Дельты, — обратила мое внимание на факты Землянка, — Что-то они к нам зачастили…

— А ты откуда знаешь? — с подозрением поинтересовался я.

— Вчера, пока вас не было, заходили двое тамошних, — на удивление спокойно ответила Лана, — Хотели термостат посмотреть, но я им не дала.

Я удивился. Надо же, оказывается, пока нас нет, она, как сторожевая собака, отгоняет всех от Перехватчика. Достойное занятие.

— А другой кто? Как он здесь оказался? — недоумевал я.

На радаре второй из кораблей обозначался как «не определен». Наш компьютер никак не мог распознать модель судна. Военное оно или гражданское. Это значило, что к космопарку Академии судно не имеет никакого отношения. Одним словом, неопознанный летающий объект в зоне Учений.

— Ему нельзя здесь находиться… — произнес я.

— И такое впечатление, что никто, кроме нас, их не видит! — снова возмутилась девушка. — Они все ослепли?

Ситуация получалась крайне странной. Лана была права, с Базы должны были по тревоге подняться перехватчики…

— Надо предупредить Базу, — мне не оставалось ничего другого, как занять кресло Тона и взяться за транслот. Однако вместо изображения и звука шли сплошные помехи. Я перепробовал все частоты, но ни один корабль Базы не отзывался.

— Что происходит? — не на шутку встревожился я, ничего не понимая. — Что это все значит?

Землянка пожала плечами:

— Нам придется встречать «гостей» самим.

— Нас никто не поднимал по тревоге. — напомнил девушке я. — Приказа никто не давал!

— И не даст, — ответила Лана, — ты сам убедился, что связь не работает. А может быть и радары тоже.

— У всех сразу? — начал злиться я. — Ты во что пытаешься меня втянуть? Хочешь под трибунал?

— Скажи сразу, что ты — трус! — фыркнула девушка. — Иди забейся в уголочек, а я скажу, что тебя не заметила.

— Не дождешься, — прорычал я. — Да на каком основании ты…

— Пункт 72, подпункт 25 Устава учений, — напомнила девушка.

В этом месте я трижды себя проклял за то, что плохо учил Устав. Последние подпункты всегда запоминаются хуже. Подпункт 25…подпункт 25… Насколько я помнил, весь 72 пункт касался «Задач, обязанностей и ответственности экипажа Перехватчика». Но что же там написали в подпункте 25?

Я стал сомневаться: с одной стороны никто не приказывал остановить незнакомцев, с другой стороны задачей перехватчиков, согласно подпункту 4, являлось «предотвращение, какого бы то ни было, вторжения на Базу». Страх некоторое время боролся с долгом.

А потом я вдруг я вспомнил, что в данной ситуации мы правы, даже если никто и не приказывал. Да, подпункт 25 гласил: «При возникновении чрезвычайной ситуации, отсутствии связи или «гибели» командного состава, экипаж перехватчика имеет право самостоятельно задержать нарушителя территории Базы…».

— Встретим «гостей» осторожно. За культурную беседу под трибунал точно не отдадут.

— Ладно, — снизошел я, — судя по радару — до неизвестного пятьдесят километров. Летим ему навстречу, спросим о цели визита.

Лана согласно кивнула и заметила:

— А «Пятнадцатый» Разведчик как будто отстал…

— С ним потом разберемся. Он — свой, — распорядился я и приготовился встречать НЛО.

Глава 10. Маленькая победоносная война

Лана постепенно набирала высоту и периодически докладывала об обстановке. Я сидел, уставившись в транслот, по которому густо шли помехи, и твердил как заведенный:

— «Скала», я — седьмой «Сокол». Тревога! Обнаружен противник. Иду на перехват. Прошу прикрытия.

База молчала. Молчали и другие «Соколы». На душе было тревожно.

«Что-то неладно!», — думал я, но сделать ничего не мог, проблема была не в нашем транслоте. По крайней мере, так считал компьютер.

Действовать в одиночку, без прикрытия, не чувствуя плеча товарищей, непривычно и страшно. А если сейчас к пришельцу нагрянет поддержка?

— Где наши патрули? — внезапным вопросом отвлекла меня Лана.

— Не поверишь, на ночной стороне в районе магнитной аномалии. Связи с ними нет, — ответил я.

— А если попросить помощи у «Пятнадцатого»? Он — наш последний шанс на помощь, — предложила девушка.

— Пока он не подтвердил пароли и цель прибытия — он тоже НЛО, — отозвался я.

Во всяком случае, так нас учили на общевойсковой подготовке. Поэтому, просить подмоги у «Пятнадцатого» было опасно. Но в безвыходном положении попытка не пытка. Я помялся, вздохнул и настроил транслот на волну летевшего следом за незнакомцем Разведчика.

— «Пятнадцатый», я — «Седьмой» Перехватчик, прошу предъявить пароли и цель визита.

Из транслота сквозь сильные помехи донесся тихий, сильно искаженный, голос:

— Я — «Пятнадцатый», следую с Дельты, сильно поврежден, прошу разрешения на посадку…

После чего связь с ним тоже пропала.

— Да что же это?! — возмутилась Лана.

— И, тем не менее, бортовая система считает, что наш транслот в исправности. — сообщил я. — Попробуем поговорить с пришельцем.

В очередной раз я стал настраивать связь. Без Юома все это было очень неудобно и непривычно.

— Тридцать километров до цели, — отчиталась девушка.

— Поднимись над ним и зайди в хвост, — посоветовал я.

Вскоре, впереди показалась корма незнакомца. Землянка, заложив вираж, поднялась над ней метров на двадцать повыше.

— У него надпись на крыше! — заметила Лана, бросив взгляд на экран, — Но не пойму, что за символы. Наша система их не распознает.

Я вновь активировал транслот:

— Неопознанный корабль, вы находитесь на территории Учений «Навигационной Академии Мирны». Просим назвать цель вашего визита, предъявить разрешение командования или покинуть наше воздушное пространство и территорию полигона. — объявил я.

Вдруг произошло удивительное: мир расширился во все стороны, как будто я смотрел на все через большую линзу. Линза прошла спереди назад и все вернулось к прежним размерам. Экран транслота загорелся и развернул удивительной четкости картинку. На нас недружелюбно смотрел крепкий, коротко стриженный мужчина средних лет. Он был одет в форму какого-то частного охранного агентства.

— Муавы, — зло заявил мужчина, — Вукас йогш! Ануц пенн!

Что? — удивленно переспросил я.

Проклятые твари! Выследили все-таки! — пошипел охранник.

— Вы находитесь на территории Учений «Навигационной Академии Мирны». — сказала грубияну Лана. — Назовите ваше звание и предъявите допуск на учения.

— Учения?! — поинтересовался мужчина. — Вы, гложи, на мне учитесь? И с каких пор эта территория ваша?

Лана удивленно подняла брови и посмотрела на меня. Я пожал плечами. Землянка немного подумала, взяла себя в руки и ответила по Уставу:

Вы находитесь на Полигоне войск Содружества. Просим вас покинуть наше воздушное пространство. В противном случае мы будем вынуждены открыть огонь.

— Ты, козявка, мне угрожаешь?! — ухмыльнулся мужчина.

Я вырубил транслот и дал предупредительный залп из пушек поверх рубки пришельца. Нетрудно догадаться, что он продолжал нас игнорировать и спокойно летел прежним курсом. На нашу Базу!

Вот он — мой первый воздушный бой. Правда, не совсем такой, как я себе его представлял. Вместо курсантов предстояло сразиться со странным маньяком, невесть как пробравшимся на полигон. При полном отсутствии настоящего оружия.

— Что будем делать? — поинтересовалась Лана.

Меня одолевали сомнения. Потом я спросил себя, как на моем месте поступил бы Егор Белый и принял решение:

— Попробуем его напугать!

И приказал Лане:

— Приближайся. Пикировать ты умеешь.

Землянка согласно кивнула, набрала скорость и повела Перехватчик к земле. Я перезарядил пушки и при сближении с «гостем», с короткой дистанции, обстрелял незнакомца сверху. Компьютер отметил несколько удачных попаданий в критические узлы, прежде чем «гость» метнулся в сторону.

Однако оружие у нас было учебное, и нарушитель вскоре это понял. Уйдя влево, он сделал боевой разворот и погнался за нами. Мне стало не по себе:

— Лана, газу! — крикнул я

И вовремя: выбрав подходящую дистанцию, незнакомец вдруг открыл огонь.

Вокруг стало взрываться. Перехватчик закачало. Лана сделала большие глаза и заметалась мешая противнику прицелиться. Мимо, вперемежку с трассами летели заряды и каждый раз корабль подбрасывало.

Но почему? Ведь у световых пушек нет разрывной силы? Чем это он там по нам стреляет? Боевые! От этой мысли похолодело внутри и по телу волной прошли мурашки. Только бы Лана не догадалась! Она растеряется и нам конец!

Сердце бешено колотилось.

— Это же боевые! — прошептала Землянка и заорала не своим голосом. — Придурок! У нас же Учения!

В этом месте Лана внезапно послала Перехватчик в такую крутую мертвую петлю, что, несмотря на тренировки и систему смягчения перегрузок, я отключился. Очнувшись, я в ужасе обернулся к Землянке, ожидая увидеть ее в глубоком обмороке, но она держала рычаги как ни в чем не бывало.

«Вот это да!» — подумалось мне, прежде чем девушка, оказавшись в очередной раз в хвосте неприятеля, еще раз прошлась по нему зарядами. Сильно прошлась. И довольно точно!

«Она еще и стрелять умеет?!» — пронеслось в голове, — «И высшему пилотажу где-то научилась…».

После стремительной Ланиной атаки незнакомец нагло продолжал лететь к нашей Базе. Успокойся, возьми себя в руки! — закричал я Землянке, — Это боевой корабль, наше оружие его не возьмет!

— Он нас убьет? — вдруг спросила Лана.

— Не убьет, — появилась у меня новая идея, — Давай сюда управление и готовь торпеды.

Я привычно активировал рычаги и пошел выписывать в небе весь набор фигур, который два года вдалбливал в меня инструктор. Как он там говорил? «Не спеши, но поторапливайся» и требовал предельной концентрации внимания.

Удивительно, но в ходе боя выяснилось, что я оказался более опытным в пилотаже, чем пришелец. От моих стремительных атак он уходил весьма неуклюже. И если бы бой был равным, я давно бы превратил его корабль в решето. Я возгордился, что на мгновение притупило внимание. За это Небо меня тут же и наказало.

Я чуть замешкался выходя из виража, и подставил край правого крыла под заряд «гостя». Перехватчик встряхнуло и перевернуло на правый бок. Сработала аварийная сигнализация. На схеме перехватчика часть правого крыла и область около рубки мигали красным.

— Стабилизатор! Сопло! — закричала Лана.

В этот момент я почувствовал, что у меня заблокировались педали.

— Лана, — я старался говорить как можно спокойнее, — у тебя педали работают?

— Да, — недоуменно ответила девушка.

— Бери управление, — распорядился я, — Пока я буду восстанавливать баланс, делай так.

И изобразил рукой зигзаг.

— Змейку-то, — хмыкнула Лана, — За меня не беспокойся!

— Будешь так говорить — второй стабилизатор отвалится! — предупредил ее я.

К чести Ланы, она со своей задачей справилась. Скоро бортовая система смогла перераспределить нагрузку, и девушке стало чуть легче.

— Попробуем оглушить его магнитной торпедой. — убедившись в стабильности корабля, сообщил я. — Отпускать «гостя» опасно. Будем обезвреживать.

Лана в ответ хмыкнула. Кажется, она сомневалась в успешности моей затеи, но маневр по заходу неприятелю в хвост выполнила.

Выбрав удачный момент, я прицелился и выпустил торпеду с расчетом попасть под двигатели пришельца. Прошлое лето на тренажерах явно прошло не зря. Торпеда аккуратно легла туда куда нужно.

— Притормози, — скомандовал я.

Лана послушно уменьшила газ. Перехватчик стал терять скорость, а пришелец продолжал стремительно удаляться. Через пять секунд торпеда сработала и выдала положенный электро-магнитный импульс. У нас замигали экраны, а у незнакомца чихнули двигатели. Он словно наткнулся на стену и несколько секунд планировал вниз, но затем работа его двигателей восстановилась.

Выждав некоторое время, незванный гость развернулся и, набирая скорость, помчался к нам.

— По-моему ты его разозлил, — заметила Лана, — Чувствую, у дядьки плохие намерения. Пошли на Базу.

— С ума сошла, он ведь туда и летел. Он там всех перестреляет, — возмутился я такому дикому предложению.

— Не перестреляет! — парировала девушка, — Нам нужна помощь. База должна это заметить. У них там зенитные комплексы, с зарядами мощней твоей торпеды. Как-нибудь с ним справятся. Да и Командующий Базой сообщит куда следует, пока мы этого психа задержим. Нам нельзя больше в одиночку…

Как ни противно, но она была права. Очень хотелось сбить первый корабль, да еще боевой и стать героем. Я уже видел, как меня награждают медалью за доблесть, а тут Лана со своей Базой. От того, что честь и слава могут достаться не мне, становилось досадно. Если бы не эти дурацкие педали! Я бы ему показал! Но делать было нечего, управление и здравый смысл были на стороне девушки, и мне оставалось только смириться.

Тем временем Перехватчик уже приближался к Базе. На подлете, меня осенила, замечательная идея: выпустить по преследователю еще одну торпеду. Пока Лана была занята, я потихоньку опустил прицел, активировал кормовую торпеду и отправил ее под рубку «гостю».

— Газуй! — крикнул я девушке.

Но, к сожалению, торпеда взорвалась чуть раньше, не долетев до неприятеля, а мы еще не успели набрать скорость. Нас накрыло «взрывной волной». До того, как погасли все экраны и свет, я успел увидеть, как неприятель шарахнулся в право. Из-за сбоя в управлении Перехватчик качнуло носом вверх и в таком положении мы пару секунд планировали.

Когда бортовая система и цепи пришли в себя, оказалось, что мы летим прямиком на антенну на диспетчерской вышке, и возможности уклониться уже нет. Я успел удивиться, что антенна только одна, хотя еще с утра был десяток. Куда они все подевались?

— Что ты наделал, безмозглый! — завопила девушка, — Мы же разобьемся!

Сердце подпрыгнуло и перевернулось в груди. К горлу подкатил здоровенный ком. Лана смертельно побледнела, зажмурилась и судорожно вцепилась в рычаги. Я пригнулся.

Секунды тянулись запредельно медленно. Но удара не наступало… Из оцепенения меня вывела куча осколков, с силой врезавшаяся в иллюминатор. Это заботливый «гость», промахнувшись, снес антенну прямо перед носом Перехватчика.

— Спасибо, дядька! — крикнула Лана.

* * *

Внизу промелькнуло летное поле. Но там, почему-то, никого не было. Где все? Наконец-то увидели атакующего нас дядьку и взлетели? Но в воздухе, кроме нас никого. Что за чудеса?

Похоже мы тут одни, — сообщил я Лане, — Прикрывать нас некому.

Куда же все делись? — недоверчиво поинтересовалась она.

Если бы я знал что происходит…

Что будем делать?

Выход один — отправить ему самую мощную нашу торпеду, — решительно ответил я, — Заходи снова ему в хвост.

Такого отпора не званный гость, явно, не ожидал. Прямое попадание торпеды снова его «подвесило». Он недолго пытался отстреливаться. Но сильно потеряв в мощности, и, видимо, расстреляв весь боекомплект, незнакомец с трудом развернулся и медленно пошел набирать высоту.

— Ура! — дружно закричали мы с Ланой, — Победа!

Теперь догоним его и заставим сесть! — заявил я.

Мы стремительно набирали высоту в погоне за чужаком, как вдруг через нас снова прошла большая линза. Когда мир вернулся к первоначальному размеру неопознанного корабля уже не было.

Где он? — недоумевал я.

Я его не вижу, — отозвалась Лана, — Ничего не понимаю!


Я тоже. Куда же он подевался?

На радаре его нет… Вообще нет… Нигде…

Как так может быть? — я еще раз внимательно изучил показания радара.

Он не мог так быстро улететь, — Землянка растерянно посмотрела на меня.

Может это какие-то новые военные технологии? — предположил я. — Пошли на посадку. Доложим начальству, пусть Полковник что-то сделает.

Погоди, — остановила меня Землянка, — А где «Пятнадцатый» Разведчик?

Глава 11. Загадка «Пятнадцатого» Разведчика

Вопрос, где находится «Пятнадцатый» разведчик, для меня не стоял.

— На летном поле, — без тени сомнения ответил я, — Где ж ему, калечному, быть-то?

— Надо бы проверить, — настаивала неугомонная Лана, — Он ведь пароли так и не предъявил…

— Думаю, его уже давно на все проверили, — продолжал устало отмахиваться я.

— Поднимусь повыше и посмотрю, — решила девушка.

Я понял, что пока она не посмотрит — не успокоится, и позволил себе расслабиться и плыть по течению. Все равно, через пятнадцать минут уже возвращаться, когда Разведчик найдется на летном поле.

— Тебе это, конечно, не понравится… — вкрадчиво начала Лана после педантичного копания в компьютере, — но, как я и думала, «Пятнадцатого» на Базе нет…

— Да как это нет! — возмутился я ее невнимательности и сам полез к радару и камерам. Присматривался, вертел все и так и эдак, однако… Разведчика тоже не нашел.

— Да он уже в ангаре, на стапелях, — попытался найти я объяснение странному обстоятельству.

— Давай, на всякий случай, поищем вокруг? — предложила девушка, — Вдруг он до поля не долетел и ему помощь требуется.

— Нам тоже требуется, — мне вспомнился снесенный стабилизатор.

— Но мы-то еще летаем!

Лана была упрямой особой.

— Ну, поищи еще, — милостиво снизошел я.

Пока мы поднимались еще выше, чтобы обозреть местность, у меня появилась возможность спросить у Землянки, кто научил ее так водить корабли.

— Дядя, — простодушно призналась Лана.

— Дядя-инструктор из аэрошколы? — с некоторой издевкой поинтересовался я.

— Нет, родной дядя! — слова девушки прозвучали так, что логичным окончанием фразы вполне могло бы быть «идиот». — Он сказал, что не доверяет аэрошколам и космоклубам и сам сделает из меня нормального пилота.

— Ты хочешь сказать, что любой уважающий себя «нормальный» пилот должен уметь делать «мертвую петлю»? — искренне удивился я.

— Это была произвольная программа, — пояснила Лана.

— Дай угадаю, твой дядя посвятил свою жизнь подготовке экстремалов-камикадзе.

— Не угадал! — обрадовалась девушка, — Он — военный пилот!

Но, с какой-то неловкостью, тихо добавила: — Истребитель.

— Ух, ты! — вот это уже было для меня открытием, — Уроки пилотирования тебе давал настоящий истребитель?! Замолви за меня словечко, может, я тоже научусь летать «по-нормальному».

— Ну, если ты меня хорошо попросишь… — кокетливо посмотрела на меня девушка, и глаза при этом у нее были хитрые-прехитрые.

Этого оказалось достаточно, чтобы я понял: с дядей-пилотом связан какой-то подвох. К тому же, мне вспомнилось, что мы с Ланой не такие уж и друзья и, вообще, никаких планов я с ней не связывал. Просто, по воле Полковника, пришлось воевать рядом…Но это ничего не значит! И гордо бросил:

— Сам научусь…

Вероятно, почувствовав мое отношение к ней, Лана пробурчала "забудь" и увлеклась разглядыванием радара.

Спустя пять минут, она неожиданно радостно воскликнула:

— Вот же он!

— Кто? — уточнил я, возвращаясь из раздумий о загадочном дяде.

— «Пятнадцатый». Видишь — там, на востоке! — Лана ткнула пальцем в проекцию данных радара на карте.

Я посмотрел и поразился:

— Завис в ста километрах отсюда в горном ущелье?

— Насколько я помню, этот контуженный просил у нас разрешения на посадку, — язвительно произнесла девушка, припомнив разведчику аргумент для отказа нам в помощи.

— Но так как мы его не дали, он скромно отлетел в уголочек и висит, — усмехнулся я.

— Что-то к нам сегодня одни ненормальные прилетают, — констатировала Лана, — Где санитары!?

— Не забывай, — я сделал строгое лицо, — В отделении для психов сегодня дежурим мы.

— Тогда, давай ему смирительную рубашку наденем! — предложила девушка.

— А давай! — с азартом одобрил я.

Путь к ущелью в горах на востоке на поврежденном корабле занял десять минут.

— Смотри ж ты, висит и висит, — ворчала по дороге Лана, — Как будто, ждет кого…

Я, в отличие от нее, пока, ничего подозрительного и недоброго в «Пятнадцатом» не замечал. Почему-то висит и висит. Судя по радару, блокировки на нем не было, стало быть, не «мертвяк». Может, случилось что? По крайней мере, я пытался убедить себя так.

«Давай с тобой поговорим…», мурлыкал я себе под нос строчку из модной песни, в очередной раз настраивая транслот на Разведчика.

— «Пятнадцатый» «Сокол», я — «Седьмой». Прием! — воззвал я к застрявшему в горах кораблю.

Пока он некоторое время отмалчивался, Лана с неожиданной для нее аккуратностью, залетела в ущелье с южной стороны и зависла рядом с Разведчиком. Таким образом, «Пятнадцатый» оказался запертым между нами и узкой северной частью ущелья.

В этот момент захрипел транслот и выдал нам до боли знакомое:

— Я — «Пятнадцатый», следую с Дельты, сильно поврежден, прошу разрешения на посадку…

— Мне показалось… — начала девушка.

— Не показалось, — перебил ее я, — У него ограниченный словарный запас.

Теперь уже и меня терзали вполне определенные сомнения.

Девушка предложила отбуксировать «Пятнадцатый» на Базу и предоставить его на милость командующего. Я возразил, что Разведчика могли заминировать, или с пилотом какая-то чума приключилась.

Поведение «Пятнадцатого» выглядело так странно, что допускать его на Базу было опасно. В этом случае, вызывать подмогу требовалось в ущелье, однако оставалась все та же проблема: отсутствие связи с Базой.

— Засада! — негодовал я, — Туда — не отвезешь, сюда — не дозовешься!

— Ну, может, лет через триста, наши нас сами найдут, — утешила меня девушка.

— «Скала», я — Седьмой «Сокол». Требуется помощь, — в отчаянии заорал я в эфир.

Изображение и звук на транслоте появились так неожиданно, что я вздрогнул:

— «Седьмой», я — «Восемнадцатый». Вас понял. — сказал Саун, — Передаю эфир.

На экране возник обеспокоенный Эк:

— Раэл! — едва не кричал он, — Что происходит?

— Не волнуйся, я не один, — попытался успокоить его я, — здесь лейтенант Тайра

— Это она все придумала? — с угрозой в голосе поинтересовался Тон и свирепо посмотрел на Лану.

— Ким Онка, — огрызнулась она, подарив в ответ Эку не менее злобный взгляд.

— Доложить обстановку! — потребовал Тон.

— Есть, — ответил я, — Сегодня в 10:00 по планетарному времени было обнаружено вторжение в наше воздушное пространство. Два корабля: неопознанный боевой корабль…

— Ты серьезно? — озадачился Эк. — Надо доложить командованию Академии.

— И «Пятнадцатый» Разведчик, — продолжил я, — не подтвердивший пароли. Связи с пилотом нет.

— Кто-нибудь знает, к нам «Пятнадцатый» Разведчик должен был прилететь? — обернувшись назад, спросил у кого-то Тон. Ему ответили что-то невнятное.

— Ладно, — сказал Эк, — Какая помощь вам нужна?

— «Пятнадцатого» буксировать на Базу опасно. Нужны еще истребители. И, возможно, саперы — выложил я плоды своих раздумий. — А нам нужно в док, мы повреждены: боевыми стабилизатор отстрелили.

После этих слов лицо Тона исказила такая боль, словно ему лично оторвали часть печенки.

— Отпусти тебя самостоятельно полетать — уже полкорабля отвалилось, — закатил он глаза.

— Впрочем, от ЭТОЙ, — Тон кивнул в сторону Ланы, — я чего-то подобного ожидал.

Землянка тихо плюнула и отвернулась.

— Ищем вам подмогу, минут через двадцать ждите, — пообещал Тон и отключился.

— Ну, вот, — я расслабленно откинулся на сиденье, — Проблема решена.

— Теперь он меня выставит во всем виноватой, — со слезами на глазах произнесла Лана, — А я, между прочим, нашу Базу спасла!

Она говорила это с таким отчаянием, что мне даже стало ее жалко. Эк все-таки несправедливо с ней обошелся, он ведь не знает всех подробностей произошедшего.

Тут я вспомнил, что Землянка хотела улететь одна, и меня передернуло от ужаса: вооруженный бандит наверняка бы ее сбил, а мой Перехватчик превратился бы в груду обломков. Хорошо, что я успел вовремя.

А Тон явно перебирает со своей ненавистью: не такая уж Лана и ужасная. С ней вполне можно общаться и делать что-то вместе. Тоже мне, нашел себе достойного врага — женщину.

* * *

Не прошло и пяти минут после разговора с Эком, как из-за гребня горы показался летящий в нашу сторону корабль.

«А говорил, минут через двадцать» — промелькнуло в мыслях. Я, правда, надеялся, что Эк прилетит сам. Ну, да ладно, «Пятый» Штурмовик, так «Пятый» Штурмовик.

Так же как и мы, «Пятый» залетел в ущелье с юга и прижал уже нас к загадочному Разведчику. Я не мог понять, почему он занял такое странное положение, ведь на этом расстоянии мы попадали в «зону поражения», в случае «взрыва» «Пятнадцатого». Да и в целом, позиция напоминала окружение.

«Какой странный день, — подумалось мне, — все, что можно, идет криво. В чем смысл?»

Зато у Ланы, с ее женской логикой, гармония с миром сложилась: девушка быстро среагировала на действия Штурмовика, развернув Перехватчик к нему и встав боком, чтобы видеть одновременно оба корабля.

— Я капитан Оулат Сорул. — донеслось из транслота. — Доложите обстановку.

— Какие же сегодня все странные, — словно прочитав мои мысли, тихо сказала Лана, — мы ведь только что докладывали.

Мне пришлось повторить капитану все, что я говорил ранее Эку и поблагодарить его за быстрое реагирование на просьбу о помощи. Все это время девушка морщилась, а потом задумчиво произнесла:

— Это те самые, которые нам термостат меняли. И они тоже с Дельты…Наверно, мы попали на слет Дельтийского Общества Любителей Альпинизма.

— Нет, это секта почитателей числа «Пять», — не остался в долгу я, стараясь спрятать за бравадой непонятную тревогу.

— Все ясно. — снова вклинился в разговор капитан Штурмовика, — Мы разведчиком займемся. Можете улетать.

— Разрешите остаться, — попросила Лана. Ей, очевидно, хотелось поучаствовать в раскрытии секрета «Пятнадцатого», — с Базой связь не стабильная. Вам может пригодиться наша помощь.

— Мы справимся, — уверенно пообещал Сорул, — здесь дела минут на десять.

Если дельтийцы думали, что они вот так просто отделаются от Ланы, то глубоко заблуждались.

— Я в сомнении, — прошептала мне она, — По-моему, капитан из другого воинского подразделения не может нам приказывать.

— Командный пост он у нас не занимает, об этом бы все знали — ответил я.

— Дело в том, что мы не можем выполнить ваш приказ, — радостно сообщила девушка Оулату, — Мы должны дождаться командующего эскадрильей, и если он сочтет нужным…

— Лейтенант Тайра, я старше вас по званию, — напомнил Лане капитан, — Вы должны выполнять мои приказы. Улетайте на Базу.

Ситуация складывалась спорная и противоречивая. Ясно только, что произошло что-то из ряда вон выходящее, а инструкции на эту ситуацию у нас не нашлось. Может, у капитана Штурмовика есть какие-то особые полномочия? Но почему он их тогда не предъявляет?

Конечно, не обязательно было оставаться до полного разминирования «Пятнадцатого», но лишние руки и головы никому не мешали. Почему Оулат так настойчиво выпроваживал нас из ущелья, даже не дождавшись истребителей и транспорта с саперами? Не хотел делить с нами успех операции по обезвреживанию Разведчика? Переживал, как бы мы не пострадали в случае чрезвычайного происшествия? Или его прислали к нам с какой-то очень секретной целью. Но с какой?

Я терялся в догадках и ничего не предпринимал. Лана так же не спешила улетать.

— Слушайте, — потерял терпение капитан Штурмовика, — Вы повреждены. Вам что, мало пробоин?

— Полетели, — сказал я девушке, — ты врач, а не военная милиция. После учений спросишь, что это было.

— Я, между прочим, — врач, — сходу нашла другой аргумент Лана.

— И что из этого следует? — начал раздражаться Сорул.

— Вдруг пилот заболел, я ему помогу…, — упиралась Землянка.

— Да что вы можете после второго курса? Лейтенант Тайра, нет никаких оснований считать, что пилот болен, — жестко ответил Оулат и поставил вопрос ребром, — или вы улетаете, или я вас под трибунал отдам.

Лана, ища поддержки, вопросительно посмотрела на меня. Я пожал плечами. Причин остаться у меня не нашлось. Я — пилот истребителя, мое дело сделано — нарушитель остановлен. Теперь Разведчиком должны заниматься другие. Так Лане и сказал.

Не найдя во мне союзника, Землянка помялась, вздохнула, взялась было за рычаги, но внезапно замерла, глядя на радар.

— Неужели… — практически не разжимая губ, еле слышно выдохнула она.

Отделившись от «Штурмовика», в нашу сторону летела торпеда…

Глава 12. Яркий финал безумного дня

Невероятно, сколько всего можно передумать за секунду в экстремальной ситуации. Я успел пожалеть, что учения так быстро закончились и так рано придется оправляться в отстойник на нудные стрельбы. Подосадовал, что времени и возможности уклониться от торпеды, уже нет. Возмутился, что в нас стреляет наш же, «красный», корабль, без предъявления обвинения и без объяснения причин. Поразился беспечности экипажа Штурмовика, ведь нашим же «взрывом» их тоже вывело бы из игры, да и Разведчика в придачу.

Итогом размышлений явилось знакомое ощущение бессмысленности происходящего…

Лана сидела, почти не дыша. Мне тоже хотелось спрятаться, в надежде, что торпеда, никого не застав на Перехватчике, пролетит мимо.

Однако… торпеда и не стремилась в нас попадать! Она осторожно летела под дном Перехватчика, уклоняясь от встречи с нами. Такого деликатного оружия я в жизни не видел и как завороженный наблюдал за происходящим.

Лана, стараясь не шевелиться, словно это спугнуло бы торпеду, покосилась на меня, вопросительно подняв брови:

Смотри… торпеда… — еле слышно прошептала она.

Ответить девушке было нечего.

Тут транслот Штурмовика неожиданно отключился от нас.

— Что это было?! — воспользовавшись моментом, испуганно спросила Лана.

— Не знаю, — честно признался я.

— И что делать? — заволновалась девушка. — Быстрей улетать?

Этого я тоже не знал, хотя улететь хотелось нестерпимо. В воздухе висела непонятная угроза, и я был совершенно уверен, что по какой-то причине озверевший «Пятый», непременно нас «убьет».

Сквозь помехи в транслоте донеслись голоса. Поспешно обрывая связь, экипаж Штурмовика не отключил звук.

— Ты зачем ее выпустил? — спросил кого-то Оулат. — Надо было дождаться, пока они улетят!

— Ты сам видел, какие они упрямые, а времени мало! — оправдывался чей-то голос. — Ты слышал, скоро сюда вся База прилетит. Я подумал, пока ты их отвлечешь…

— Тебе думать незачем, ответственность за операцию на мне, — продолжал негодовать капитан.

— Да, ладно, они ничего не заметили…, — вставил свое слово кто-то третий.

— В любом случае, их надо убрать — девушка что-то подозревает, — заявил Сорул, — из-за нее, заразы, придется с их Базы улетать…

— Как он меня назвал?! — возмутилась Землянка.

Я тихо хмыкнул — умела же Лана портить жизнь людям. Эти, например, благодаря ей, будут изгоями. Но кто они? Какая-такая операция?

— Думаешь, Адмирал будет недоволен? По-моему, мы и так достаточно сделали, — увещевал капитана второй. — Сам знаешь, теперь их База угрозы не представляет…

В этом месте Лана сделала круглые глаза. Такого разворота событий даже она не ожидала.

— Это — предатели? — тихо спросила она.

— Или переодетые «синие», — я и сам с трудом верил в то, что говорил.

Впрочем, после всех сегодняшних событий запросто можно было бы уверовать в то, что Ким Онка прячется на нашем Перехватчике.

— Хватит разглагольствовать, — решил поставить точку в деле Сорул. — Готовь пушки. Как только они взлетят — сбивай.

После этих слов мне стало трудно дышать.

— Взлетать нельзя, — констатировала очевидное моя партнерша.

В знак согласия я кивнул. Нужна была оригинальная идея, как выжить. Но, увы, ни одна в голову не приходила. Где же Эк? Он бы обязательно что-нибудь придумал. Нет, пусть Тон не спешит. Вдруг Штурмовик собьет его на подлете. Как же предупредить Эка, чтобы он был осторожнее?

— Или мы их — или они нас! — обозначила варианты развития событий Лана.

— Ты понимаешь, что это — корабль наших войск? — попытался я донести до девушки основное препятствие к решительным действиям, — Адмирал нас за это расстреляет.

— Да, может статься, он отправит нас в «отстойник», — с уверенностью сказала Лана, — но моя душа будет спокойна, что в наших войсках нет диверсантов.

— Вижу, ты прям — грудью на амбразуру, — с грустью усмехнулся я, — у тебя, случайно, в роду героев Дальних Рубежей не было?

Лана непонятно почему хихикнула и ответила загадочно:

— Дядя бы оценил! — затем махнула рукой. — Возьму всю вину на себя. Все равно у вас на Перехватчике из-за меня обстановка нервная. Меня отправят в отстойник — вы будете счастливы.

Ну, нет. Позволить себя так унизить я не мог. Чтобы там другие не думали, а я-то буду помнить о ее подвиге и собственной трусости. Поэтому ответственность решил разделить на двоих. Пусть Эк не поймет, ну и ладно. Это не последние Учения в моей жизни.

— Что для меня счастье — я сам решаю, — гордо заявил я. — Какие есть идеи?

Девушка удивленно посмотрела на меня, но быстро собралась и сделала серьезное лицо.

— Полагаю, если мы отсюда выстрелим в Штурмовик, нам грозит рикошет, — начала она, — От него надо как-то увернуться…

— Точно, — подтвердил я.

— Можно сделать «Веретено» — предложила Землянка.

— «Веретено»? С места? — выбор фигуры высшего пилотажа и способ ее исполнения поразили меня до глубины души.

— Ну… можно попробовать… — робко произнесла Лана.

— Я так никогда не делал, — пришлось признаться мне. — Ты делала?

— Ну…, — смутилась и покраснела девушка, — Однажды… делала…

По ее реакции я понял, что дело закончилось плохо:

— Кто-то пострадал?

Лана кивнула:

— Только я… Меня перевели в вашу Академию.

Я облегченно вздохнул:

— Ну, раз все остались живы, давай попробуем. Думаю, у нас есть секунд десять согласовать действия. Так как мне известны слабые места их корабля — стрельбу беру на себя. Уверен, подобью их сразу.

— Тогда задавай сейчас компьютеру цели и пали на каждый счет три. Ориентировка быстро потеряется, — предупредила Лана, — и стошнить может…

— Вот тут ты за меня не волнуйся, — осек ее я, — думай о себе. И постарайся никуда не врезаться.

— Теперь не врежусь. — пообещала девушка. — Главное, не делать больше четырех раз. А здесь мы двумя-тремя обойдемся.

— Поехали? — от собственных слов мое сердце приняло набирать обороты.

— Поехали! — Землянка зажмурилась, резко выдохнула, — Начинаю отсчет.

На счет «раз» Перехватчик, кренясь на левый борт, стремительно пошел по диагонали вниз в сторону «Пятого». На «два» я активировал пушки. На «три» одновременно с моим выстрелом в распределительный узел рубки Штурмовика, наш корабль резко дернулся под дно «Пятого» и закрутился каскадом «бочек» через левое крыло. Получалось так, что на счет «три» перехватчик делал полный оборот, и прежде чем мы вылетели с другой стороны подбитого корабля, я успел поразить его генератор и топливные баки.

Лана была права на выходе из последней «бочки», и правда, кружилась голова и слегка мутило.

— До встречи через три недели! — злорадно воскликнул я, после восстановления ориентировки. Радар свидетельствовал — «Пятый» безвозвратно почил.

Секунду спустя, мимо Перехватчика пронеслись красные лучи.

— Разведчик! С ними заодно! — завопила Ланаа, выжала газ и понеслась по ущелью быстро набирая скорость.

«Пятнадцатый» вынырнул из-под «убитого» и рванул за нами, стараясь зайти сверху. Его выстрелы в Перехватчик были рассчитанными и уверенными.

«Ас», — понял я, — «Наверняка, пятикурсник».

Он атаковал нагло и быстро и, если бы девушку не учил летать настоящий пилот, а ущелье было шире и ровнее, отправляться бы нам в «отстойник» вместе со Штурмовиком.

Складки местности и изгибы скал мешали Разведчику свободно маневрировать и прицеливаться. И все же несколько раз он съездил нам по броне. Я старательно отстреливался и вернул Разведчику долг, заставив замолчать одну из его пушек.

— Ущелье кончается, — тоскливо сообщила Лана.

— На открытом пространстве нам с ним не тягаться, — с досадой констатировал я.

— Хорошо бы наши успели прилететь… — с надеждой произнесла девушка.

— И станут стрелять по своему же кораблю? — хмыкнул я. — Пока они разберутся, Разведчик собьет нас и будет таков. Надеемся только на себя.

Ущелье кончилось. Впереди раскинулась долина со смутными очертаниями Базы вдали.

Как я и думал, Разведчик, пользуясь преимуществом, дал газ и в стремительном пике пошел на нас. Подпустив его чуть ближе, Лана выполнила свою любимую «мертвую петлю» назад на малом радиусе. «Пятнадцатый» впустую пронесся под нами.

От неожиданного маневра разведчик слегка растерялся, что дало нам возможность набрать высоту и скорость.

«Пятнадцатый» упорно кружил вокруг, внезапно заходя с разных сторон, нанося удары короткими очередями и тут же сворачивая, не дав мне прицелиться. Разведчик явно рассчитывал измотать нас и покончить с Перехватчиком в ближайшие пять минут.

Понимая это, Лана выкладывалась по полной, не давая Разведчику попасть в нас.

Понятное дело, по сравнению с боевым пилотом, подготовка у нее была слабее. Здесь требовалась нешуточная выносливость и расчет.

Постепенно, Землянка начала сдавать, ее движения стали чуть медленнее. Теперь каждое мгновение я ждал, что она ошибется и в очередной раз мысленно попрощался с Учениями.

Разведчик продолжал настойчиво и жестко добивать нас. Но Небо сегодня нам благоволило и не собиралось сдавать «Пятнадцатому»: со стороны гор быстро приближались два перехватчика.

— «Седьмой»! Я — «Двадцать первый». Уходи, мы прикроем, — донесся из транслота голос Тона.

Я заметил, как по щекам Ланы потекли слезы. Честно говоря, я тоже настолько устал, что обрадовался бы любому врагу, надумавшему меня прикрыть. Землянка торопливо смахнула влажные капли со щек.

Для того, чтобы как-то поддержать девушку я слегка похлопал ее по плечу. Как она выдержала напор, который сегодня на нее обрушился?

Перехватчики двойкой ввязались в бой. Но, странное дело, Разведчик почему-то перестал стрелять и всячески избегал боя. Смелыми маневрами он красиво и быстро уходил от атак.

— Опытный, засранец! — объявил Эк в эфир, очередной раз бросаясь на Разведчика.

Нас бой уже не касался. Мы летели по прямой к Базе и позволили себе немного расслабиться.

— Садиться будешь осторожно, на край поля. Одного стабилизатора нет, имей в виду! — мои мысли занимали теперь вполне мирные проблемы.

В этот момент вырвавшийся из крепких «объятий» Перехватчиков Разведчик совершил стремительный бросок в нашу сторону и, прежде чем Эк заставил его свернуть, очередью задел наш генератор и «снес» последний стабилизатор.

Компьютер мгновенно выключился, захватив с собою часть мощности двигателей, освещение и связь. В рубке стало непривычно тихо, словно заложило уши. Ничем не задерживаемый, свет из иллюминатора ослепил глаза. Из-за отключения гравитации, возникшая невесомость оторвала меня от кресла и отозвалась знакомым ощущением пустоты в животе.

— Мы падаем? — не поверила себе вначале Лана, но осознав, что так и есть, закричала, — Мы падаем!

— Планируем! — оптимистично поправил ее я, всеми усилиями подавляя предательскую дрожь в груди. — Успокойся! Сегодня мы выжили в таких переделках, что теперь посадить корабль — раз плюнуть.

— Все будет хорошо! Все будет хорошо! — в отчаянии забубнила себе под нос девушка.

Словно услышав ее мольбы, через секунду включилось аварийное электропитание. Ожила приборная панель. Тело вдавило обратно в сиденье.

Я быстро освободил от фиксаторов элероны и раскрыл хвостовое оперение. Корабль обрел управляемость.

— Вот видишь, — как можно увереннее сказал я. — Небо тебя услышало!

— Как же мы теперь посадим корабль? — на лице Ланы отразилось преддверие паники.

— Вручную, — как само собой разумевшееся, ответил я, — на шасси. Как планер.

— Тогда у нас проблема, — неживым голосом произнесла девушка. — Я не умею сажать корабль вручную. Тем более как планер. Я могу только так, — и ее указательный палец изобразил крутое пике.

Мне стало смешно: Лана совершенно достоверно продемонстрировала свою лихую посадку в день нашего знакомства.

— Вот тебе, раз! — возмутился я. — Дядя-пилот не научил тебя экстренной посадке с использованием шасси?

— Не успел, — устало вздохнула девушка.

— Соберись! — пришлось на нее прикрикнуть. — Раз дядя не успел, научу я. Я тоже в какой-то мере пилот-истребитель.

— Спасибо! — без особого энтузиазма откликнулась Лана.

— Вот смотри, — начал я лекцию, показывая пальцем в иллюминатор, — прямо по курсу — База. Справа — летное поле, нам туда не надо — убьемся. Еще правее, видишь?

— Дорога? — уточнила Землянка.

— Нам нужна прямая, ровная полоса, чтобы сесть и затормозить. Держи курс на эту полосу. Элероны управляются так же, как и стабилизаторы, рычагами. Чуть крен вправо. Теперь выравнивай.

Командуя, неопытной в деле посадки, Ланой я чувствовал себя важно как инструктор и, подражая ему, говорил свысока:

— Смотрим на приборы: высота 30 метров, скорость 100 узлов — в зеленой зоне. Все хорошо. Выпускаем шасси. Ручка выпуска слева, выше колена. Так. Теперь закрылки. Переключатели активации рядом с тягой.

Лана слушала меня внимательно и послушно выполняла указания. Перехватчик постепенно снижался, и до бетонированной полосы было уже рукой подать.

Признаюсь честно, я сильно волновался. Конечно, на тренажере приходилось еще и не такие посадки совершать, но пилотом нынче была не моя просвещенная персона, а уставшая растерянная девушка. «Если что, отстегнусь и схвачу ее за руки», — решил я. — «Набью синяков, может, сломаю чего из костей, но корабль посажу».

— Левый рычаг чуть на себя. — командовал я. — Приподними нос, чтобы основные стойки коснулись земли первыми.

Спустя минуту, Перехватчик тяжело плюхнулся на поверхность полосы. Затем, корабль еще раз встряхнуло, когда его носовая часть всем весом шлепнулась на переднее шасси.

Такую посадку мой инструктор в Академии называл «раскорякой» и наказывал за небрежность отстранением от полетов. А вот Лане за первый кривой опыт впору было давать медаль «За отвагу».

Я смог немного перевести дух. Подпрыгивая на неровностях, моя «Семерка» наконец-то понеслась по дороге.

— Тормоза, — напомнил я Лане, — нажимай осторожно, не передавливай, а то занесет в чей-нибудь ангар.

Рекомендацию «осторожно» напуганная девушка поняла по-своему и тормозила практически неощутимо. На большой скорости к нам стремительно и неотвратимо приближалась стена…

Глава 13. Между честью и долгом

Эта серая стена, толщиной не менее двух метров, огораживала все хозяйство Базы, одновременно являясь оборонительным рубежом. Сверху, по ней, мятой спиралью в два ряда, вилась колючая проволока. Толщины составлявших преграду карбониевых плит вполне хватало на сплющивание Перехватчика, при том, что на их шершавой поверхности осталась бы просто вмятина.

С грустью я понял, что катапульта, конечно, сработает и мы не получим ни царапины. Но свой корабль я потеряю безвозвратно. А может быть и друзей тоже. Хотя… легкомысленный Юом воспримет переход к наземному образу жизни спокойно. Возможно, даже обрадуется, что обязанностей меньше. Но Эк… Он мне этот акт вандализма не простит никогда. Тем более если узнает, что я передал управление Перехватчиком Лане. Ее сообщник автоматически станет его врагом.

Подняться в воздух на этих учениях, скорее всего, мне больше не удастся. Тон, как командир звена, допустим, сможет временами у кого-то из наших отбирать корабль и воевать. А мне никто перехватчик на блюдечке не принесет, тут можно быть стопроцентно уверенным. Дай бог, чья-то добрая душа подберет штурманом на свой большой корабль…

Такое развитие событий меня не устраивало, поэтому, не дожидаясь пока Лана врежется, я рванулся к реверсу тяги и переключил всю оставшуюся мощность на носовые сопла. «Семерка» резко сбавила скорость и завиляла хвостом, но, по моим расчетам, тормозной путь все еще пролегал сквозь стену.

— Раэл, мы не успеем! — вдруг громко заявила Лана и, не дав мне опомниться, дернула оба рычага. Перехватчик резко повело влево. Балансируя на одном шасси, словно пытаясь сделать «ласточку», он лихо завернул, завалился на левое крыло и ткнулся носом в землю.

«Приехали!» — успел подумать я, перед тем как приложиться головой о край иллюминатора. В глазах вспыхнул фейерверк.

Вскоре огни рассеялись. Я постепенно приходил в себя, словно размораживался. Но вместо долгожданного облегчения пришло сильное беспокойство. Катастрофа все-таки случилась и теперь было непонятно, насколько сильно поврежден наш корабль. Я поднял голову и потянулся к пульту, но бортовая система просыпаться не желала. Ушибленный висок противно заныл. Тусклый красный свет аварийного освещения начал бесить.

— Кто же так делает!? — не удержался я и выплеснул на девушку накопившееся за время полета напряжение. — Наш корабль..!

Но осекся. Кричать было не на кого. С выражением смертельной усталости на лице, Лана бессмысленно глядела перед собой.

— Мы не разбились? — удивленно спросила она.

— Нет, — вздохнул я.

Если не считать финальный поворот, трудно было не согласится, что Лана держалась молодцом. Смог бы я в аналогичной ситуации посадить Перехватчик лучше? Еще вопрос. Так что спасибо мне и ее дяде, кем бы он там ни был.

Досада по поводу разбитого корабля постепенно отодвинулась на задний план, и в душе заворочалось что-то похожее на сплав нежности, жалости и восхищения.

— Надо выбираться, — моя рука привычно отстегнула ремни.

Встать из кресла оказалось непросто: ноги затекли от напряжения, руки мелко дрожали. Такую мерзкую слабость я последний раз испытывал после первого самостоятельного полета на истребителе. А теперь, похоже, я самый бодрый из нас двоих. Надо было срочно брать себя в руки и вынимать из кресла растерянную девушку.

— Держись за меня, — сложив Ланины ремни, я осторожно взял ее за подмышки, уперся ногами и дернул вверх. И тут же чуть не упал вместе с ней: Землянка еле держалась на ногах и вся дрожала.

— Все нормально, — я легко похлопал ее по спине, — скоро пройдет.

— Какое набекрень…, — с бездумным видом прокомментировала девушка сильный крен Перехватчика на левый бок.

— Не бери в голову! — подхватил я Лану и, бережно поддерживая, повел в направлении верхнего шлюза.

Поскольку корабль практически лежал на брюхе, было ясно, что трап не разложится. Корячится, выползая в узкую щель между ним и люком, я смысла не видел. А верхний люк позволял выбраться беспрепятственно.

Усадив безвольную Лану в коридоре, я спустил с козырька кепки проекцию экрана и принялся искать инструкцию. По стечению обстоятельств, корабельные мозги отдыхали в глубокой коме. И мне, как древнему человеку, предстояло делать все самому. Возмутительно и непривычно. Спасибо, у моего полифона аккумуляторы не разрядились.

В общем, пришлось повозиться. В инструкции требовалось совместить проекцию узлов с реально существующими, а они у нас теперь все были под углом в тридцать градусов. Глядя на мои вычурные позы, Лана задумчиво сказала, что йоги мною бы гордились. Я понятия не имел кто это такие, но если они мною гордятся — это приятно.

После десяти минут нечеловеческих усилий, я открыл нижний люк шлюза и убедился, что путь наверх свободен: на датчиках верхнего люка горели зеленые огни.

— Как ты? — пробравшись к Землянке спросил я. — Встать сможешь?

— Кажется, да — ответила девушка и попыталась подняться. Но покачнулась и села обратно.

Я протянул ей руку. Лана подала мне свою. И, когда наши руки встретились, я вздрогнул. Что-то в мире изменилось. Слабая ладонь Землянки стала какой-то особенной: беззащитной и нежной. О Лане захотелось позаботиться. Удивительно, как я раньше не разглядел ее хрупкость и ранимость. И то, что она на самом деле красавица.

Я встряхнул головой, чтобы отогнать странные мысли и, уже вполне трезво, ощутил, что рука Ланы меньше дрожит и в ней появилась сила. На ногах Землянка тоже держалась уверенно.

С грехом пополам мы добрались до верхнего шлюза. По наклонной траектории я полез первым, дотянулся до люка и дернул вниз фиксатор. Люк с шипением уполз в сторону. В глаза ударил яркий свет и дохнуло зноем от раскаленной обшивки.

Смотреть стало больно и горячо. На поверхность Перехватчика я выполз почти на ощупь. Стряхнул с себя пыль и, перегнувшись через край люка, стал вытягивать наверх Землянку.

— Держись за меня, — скомандовал ей я.

Она обняла меня за шею, я осторожно взял ее за талию и извлек Лану наружу. Какое-то время мы так и стояли, обнявшись. Меня словно одурманили, перед глазами плыл розовый туман. Голова гудела как реакторное ядро. Кровь загорелась и пульсируя расходилась волнами по телу. Я вдохнул запах волос Ланы. И это был самый чудесный запах на свете.

На мгновение я с ужасом осознал, что безумно влюбился, но тут же на все плюнул, потому что мне было хорошо, как никогда. Выпускать Лану из своих объятий совершенно не хотелось.

— Вижу, все целы? — донесся до меня чей-то голос. И только тут я понял, что вокруг полно народа. Около Перехватчика уже стояли медики и инженерная служба с пожарным катером. Все с интересом глядели на нас, обсуждали текущее положение дел и перспективы корабля.

— Да, живы, — нехотя откликнулся я, отпуская девушку.

Лана, как мне показалось, смущенно отстранилась.

— Ух, ты! Какая у тебя шишка! — увидела она, — Надо обработать.

Девушка полезла в аптечку за тюбиком, я принялся отмахиваться. Тем временем, техники, словно получив разрешение, занялись кораблем. Откуда-то взялась лестница, которую приставили к крылу. Нас стали провожать вниз.

Через минуту рядом материализовался Юом, похлопал меня по плечу, спросил что-то про генератор и исчез в люке. Пока я отвлекся на него, коллеги спустили Лану вниз и усадили в катер. Я с тоской проводил ее взглядом. Очень хотелось догнать катер и поехать вместе с ней, но что-то меня удержало.

Техники, которым я мешал, прогнали меня на землю, где я тут же попал в лапы к медикам. Они сняли показания с персональных датчиков, залепили чем-то синяк и, видимо ничего серьезного не найдя, отстали. Я растерянно стоял и не знал, что делать и куда податься.

— Пошли! — требовательно сказал голос Эка над ухом.

«Он уже успел прилететь?», — удивился я.

— Раэл, ты где? — Эк несколько раз провел ладонью перед моим лицом.

Я заморгал, убрал его руку и сказал:

— Устал и хочу есть.

— Меняю еду на подробный рассказ о случившемся, — заявил Тон и повел меня на Базу.

* * *

Следующий час прошел совершенно невразумительно. Эк снабдил меня едой, заволок в какую-то подсобку и стал требовать объяснений. Мои мысли в это время скакали по прошлому в самом хаотичном порядке. Периодически я то ли засыпал, то ли задумывался. Перед глазами вставали то летное поле без кораблей, то «Пятый» Штурмовик, то стена, то лицо Ланы и при этом в голове снова вспыхивало, а в теле разливалось тепло.

Мой рассказ вышел крайне нескладным и непоследовательным. Несколько раз пришлось возвращаться к началу.

— Торпеда, — вдруг вспомнил я. — Куда девалась торпеда?

— Какая торпеда? — поинтересовался Тон

— Ну та, которая… эта…, — в этом месте мне снова вспомнилась удивленная и испуганная Лана, — Красивая…, — закончил я.

— Ничего не понимаю, — взялся за голову Эк и вздохнул. — Зря я это затеял. Иди отдыхай, оставим этот разговор.

Меня приютил у себя Саун. Не раздеваясь, я забрался на верхнюю кровать и не помню, как донес голову до подушки.

Казалось, что прошло мгновение, а Тон уже тряс меня за плечо.

— Вставай, — он выглядел очень обеспокоенным. — В шесть вечера конференция командного состава Базы. Стеф будет разбираться в случившимся и допрашивать вас. Но сначала ты должен рассказать все мне. Нужно подумать, как обернуть это в нашу пользу.

— Ладно, — согласился я. Сейчас голова была свежая и ясная.

Я выложил Эку все, что помнил с момента, как увидел нашу взлетающую «Семерку» и до того, как мы с грехом пополам приземлились.

— Отлично! — образовался Тон, внимательно выслушав меня, — Значит, она пыталась угнать наш корабль, разозлила того непонятного типа, который начал стрелять боевыми, подбила «Пятый» Штурмовик и неудачно посадила Перехватчик. Замечательно!

— Ты затеял этот разговор, чтобы найти повод ее подставить? — догадался я.

— И с этой целью тоже, — радостно согласился Эк. — Как она нам в этом помогла. Правда?

Я покачал головой:

— Ты все не так понял.

Тон изменился в лице.

— Что именно я понял не так? — с вызовом поинтересовался он.

— Она… не виновата, — сбивчиво начал я, — Может, в чем-то и виновата, но не во всем. Я тоже там был. Когда нам боевыми снесли правый стабилизатор, управлял я. И «Пятый» Штурмовик подбил тоже я… Я не мог вести, у меня педали заблокировались!

— Ты в своем уме? — мои откровения были для Эка полной неожиданностью.

— Она знала, что ты все свалишь на нее, — продолжал я, — и согласилась принять всю вину на себя…

— Вот и славно! — удовлетворенно перебил меня Тон. — Сама все за нас сделает. Все довольны.

— Не все! — разозлился я, — Она умная, смелая и благородная! Она собралась пожертвовать собой ради нас!

— Ух, ты! — в свою очередь возмутился Тон, — У нас на борту, оказывается, был Герой глубокого космоса! А кто нас снотворным травил? Забыл?

— Вспомни, мы сами эту вражду затеяли! — пытался я достучаться до совести Тона.

Но тот упорно стоял на своем:

— Она — ненормальная! И ее «самопожертвование» это только подтверждает! Чем она тебя в это раз накормила?

— Мы с ней не ели, — недоуменно ответил я, — нам было некогда!

— С тобой что-то сделали, — постучал Эк пальцем по виску, — я тебя не узнаю! Почему ты ее защищаешь?

Открыть Тону душу я не мог. В данный момент он вряд ли бы меня понял. Влюбиться на учениях, когда нет ничего важнее победы, когда о девушках, в принципе, думать не положено. Да еще в кого!? В недруга, который сильно нас унизил, а Эка, так несколько раз.

Куда ни плюнь — я получался предателем. Если рассказывать все как было, и делить вину с Ланой, Тон перестал бы меня уважать за глупость и то, что я попрал мужскую дружбу и солидарность. Воевать в одном экипаже дальше становилось невозможным. Иметь такого врага как Эк я бы не хотел. Еще тяжелее потерять в его лице друга.

А если свалить все на Лану, то с друг у меня оставался, но воевать рядом с ним я снова бы не смог, потому что помнил бы, какие мы сволочи, и корил себя за слабоволие и трусость. Тем более, мучительно выглядеть таким жалким созданием перед Землянкой. Ее я в этом случае потеряю безвозвратно.

Ужасней всего, когда выбирать просто не из чего.

— Эй! — тряхнул меня за плечо Тон, — Какой ты стал задумчивый?!

Я вздохнул. В непонятной ситуации страшнее всего оступиться и наломать дров. Хорошо бы все как-нибудь рассосалось само.

— Я ее защищаю, потому что так честно, — признался я.

— Она владеет каким-то гипнозом, — сделал вывод Тон, — Будем иметь в виду. Так, поговорю с мед. службой — они тебя вылечат!

— Его не вылечишь! — заявил подслушивавший под дверью Юом.

— Тебе-то откуда знать?! — возмущенно поинтересовался Эк.

— Да, он — влюбился, — пояснил бортинженер, — От этого не лечат. Они только вылезли из люка и давай обниматься.

Мне очень хотелось закричать, чтобы он немедленно заткнулся. Мог бы хоть иногда помолчать и никому не рассказывать про свои догадки.

— Заткнись! — сдавленно прохрипел я.

— Вот тебе еще одно доказательство! — с улыбкой сказал Ронг Эку.

Я вскочил, оттолкнул Юома от двери и пошел на свежий воздух. Лицо горело, сердце безумно колотилось.

— Ты чего?! — нагнал меня в коридоре опешивший Юом и обнял за плечи. — Выбор, конечно, странный, но, — он изобразил рукой внешность и фигуру Ланы, — очень даже!

Молча дернув плечом, я сбросил его руку и пошел на летное поле. Мне хотелось побыть одному.

Глава 14. Разбор полетов

В конференц-зал Базы я вошел, опустив глаза, ни на кого не глядя. Молча отдал честь и сел на указанное место в конце длинного стола. Рядом усадили Лану.

Посмотрев на меня своими прекрасными глазами, она приветливо мне улыбнулась. Я подумал, что если она так мне улыбается, то, значит, я хоть немного ей нравлюсь. На душе полегчало.

Народ постепенно собирался. На противоположном, дальнем от нас, конце стола находилось кресло Командующего Базой. Справа от него уже сидела Старший связист Маара. Красивая темноглазая кармианка с длинными иссиня-черными волосами. К сожалению всех курсантов мужского пола, очень серьезная и несговорчивая особа. Выполнение своих обязанностей она предпочитала всему на свете. К ней не мог найти подход даже Юом.

Рядом с ней стоял заместитель Командующего, Командир нашей эскадры Варул — четверокурсник с вечно озабоченным лицом. Он периодически потирал подбородок, что-то считал и диктовал результаты Мааре.

На своих местах уже сидели Начальник Медицинской службы Аварин и Главный инженер Луэт, с которым в настоящий момент вел оживленные переговоры Эк, хлопотавший за Перехватчик. Тон настаивал на скорейшей его починке и торговался за каждый час и любую деталь.

Я был уверен, что Эк обязательно своего добьется, и собирался внести посильный вклад в восстановление корабля, как только Командующий Базы меня отпустит.

Наконец, подошли командиры эскадрилей и расположились на ближайших к нам стульях. Справа он меня занял место Тон. Последним вошел Командующий Базой — Стеф Норм, высокий шатен с пятого курса. Он был серьезен и мрачен. Глядя на него, отчетливо чувствовалось, что мы с Ланой что-то натворили. Однако в тоже время, никакой вины я за собой не ощущал.

Землянка рядом вздохнула. Наверно, волновалась. Я показал ей жестом, мол, «Держись!». В ответ она невесело улыбнулась. В это момент я принял неожиданное решение, что в отстойник Лану отправят только через мой труп. Сочиню историю, где все краеугольные решения принимались мной, и буду ее выгораживать.

— Ну что ж, — сказал Командующий Базой, усевшись в свое кресло, — я собрал всех вас, потому что на нашей Базе произошло чрезвычайное происшествие. Крайне серьезное, поскольку корабли нашей армии стреляли друг в друга. В результате — один сбит, другой — серьезно поврежден, третий — исчез. Я должен разобраться в случившемся и наказать виновных.

После этих слов, Стеф недобро посмотрел на нас и продолжил:

— Вчера Маара расшифровала данные самописца с «Седьмого» Перехватчика, Варул допросил всех свидетелей. Сейчас мы выслушаем главных участников ЧП, — в устах Норма «участников» прозвучало практически как «виновников», — и во всем разберемся.

— Начинайте! — обратился он к нам.

Не дожидаясь, пока Землянка откроет рот, я перехватил инициативу и сообщил, что прибежал к Перехватчику, потому что мне показалось, что он взлетает. Обнаружил на радаре два корабля, летящих к нам, и принял решение их остановить.

Лана и Эк с разных сторон с изумлением уставились на меня.

— Товарищ Командующий, но все было не так! — возмущенно воскликнула девушка. — Это я их заметила!

— Интересно! — промолвил Стеф, — Продолжайте, лейтенант Тайра.

Я пытался показать Лане глазами, что надо помолчать, но она ничего не поняла и выдала свою версию:

— Я находилась на «Седьмом» Перехватчике в то время, когда остальные члены экипажа ушли на склад. Случайно зайдя в рубку, я заметила на радаре летящие в сторону Базы корабли. Мне показалось странным, что никто не вылетел им навстречу. И в рубке стояла такая тишина, обычно в эфире кто-то переговаривается, а тут так тихо…Мне стало страшно, и я пошла…

— Где в этот момент были патрули? — перебил девушку Норм, обращаясь к Варулу.

— На ночной стороне. Там. в 9:45 по нашему времени, была зарегистрирована серия взрывов, — доложил тот.

— Причина? — спросил Стеф.

— Не установлена.

— Разрушения?

— Обрушение скал.

Командующий Базой задумчиво угукнул и потребовал у Ланы:

— Продолжайте!

— Я пошла к пилоту соседнего корабля. Ну, к такому низкому темноволосому из «Двадцать Первого», справа стоял…

— Форр, — подсказал я.

— А потом подошел Саун, — взволновано говорила девушка, — мы вместе смотрели на их радары. А потом на наш. Они сказали, что у нас радар барахлит и Юом придет и разберется. Но наш компьютер считал, что радар исправен, и я подумала, что пока Юом придет и разберется, те, кто летел, подлетят совсем близко… и так странно, что другие радары их не видят…

— Что это были за корабли? — уточнил Командующий.

— Один, вроде бы наш, но он потом в нас стрелял, а другой — вообще непонятно кто, и у него было боевое оружие…

— Давайте по порядку! — потребовал Норм.

— Есть, — отозвалась девушка. — Я решила взлететь и привлечь к ним внимание. Если показания радара ошибочны и никого бы не оказалось, всегда можно вернуться обратно, а если нет…

— Ваш взлет был разрешен? — пристально глядя на Землянку, спросил Командующий.

— Нет, — покраснела и отвела взгляд Лана, — Связи не было, а бежать и спрашивать разрешения — далеко и долго.

— Как вы оказались с лейтенантом Тайра в одном корабле? — неожиданно обратился Стеф ко мне.

— Догнал… — ляпнул я.

Командиры эскадрилей дружно хмыкнули, Тон подпер голову рукой и закатил глаза. Тут я сообразил, что сказал что-то не то и пояснил:

— В смысле, когда она собралась взлетать, добежал до корабля и забрался внутрь.

— Что вы делали дальше? — в голосе Командующего мне слышалось крайнее неодобрение. Я набрал по больше воздуха, как будто собрался нырнуть, и продолжил:

— Сначала я попытался ее остановить, а потом решил помочь.

— Основания? — как отрезал Стеф.

— Пункт 72, подпункт 25 Устава учений, — выдал я.

Этот раздел Устава я запомнил на всю жизнь, можно хоть ночью будить.

Норм поднял брови, на секунду задумался и, неожиданно для меня, кивнул.

— Мы пытались связаться не один раз, просили прикрытия, — объяснила Лана. — Нас никто не слышал, даже База, — она бросила быстрый взгляд на Маару.

Та, глядя на Стефа, сообщила:

— Утром по очереди вышли из строя фидеры антенн на диспетчерской вышке. Мы отключали питание, проверяли цепи. На данный момент все работает.

— Другие корабли тоже вас не слышали? — спросил у нас Норм.

— Наши — нет, — ответила Землянка, — а тот, с настоящим оружием, хорошо слышал, и мы его тоже.

— Значит, только на вашем Перехватчике транслот исправно работал? — подозрительно осведомился Командующий, — Так же как и радар?

Мы с Ланой, переглянувшись, пожали плечами:

— Так точно!

Маара в очередной раз кивнула Стефу. Это означало, что мы говорили правду.

— Что случилось с радарами и связью? — поинтересовался Командующий у своего заместителя.

— Разбираемся, товарищ Командующий. — отрапортовал Варул. — Сегодня, около одиннадцати утра, связь восстановилась. Радары тоже все исправны.

— Меня интересует, почему они не работали у всех сегодня утром!? — вспылил Норм, — Почему именно на «Седьмом» Перехватчике оказались единственные работающие приборы?

Все вдруг зашумели, вспоминая прошедший день, и стали делиться друг с другом кто как обнаружил не работающую связь

— Товарищ Командующий! — начала Лана.

Все разом притихли и выжидающе посмотрели на нее.

— Может, это имеет значение. Вчера ночью я не могла уснуть и вышла на воздух. Я сидела на самом верху трапа, когда мимо Перехватчика прошел один из этих, из «Пятого» Штурмовика и чем-то тихо стукнул по нашему крылу. Хотелось ему крикнуть, но все спали… А утром я пошла посмотреть, не повредил ли он нам чего, и увидела на конце крыла какую-то…э, — не найдя слов, она нарисовала пальцами в воздухе прямоугольник, — штуку. Я уверена, раньше ее там не было… Она не снималась, поэтому…, — не договорив, Лана закашляла и покосилась в сторону Эка, — я ее срезала…

Варул поперхнулся, комэски дружно ахнули и с ужасом воззрились на девушку.

Я глянул на Тона. Как он отнесся к тому, что Лана отрезала от нашего корабля часть, которая ей не понравилась? Эк, как и предполагалось, медленно зеленея, смотрел на Землянку, словно собирался съесть ее живьем.

— И что вы сделали с этой… лишней деталью? — спросил Тайру потрясенный ее выходками Командующий.

— Выкинула, — тихо ответила Лана. — Я не знала, что с ней делать и… выкинула в траву, подальше от Перехватчика.

Воцарилась мертвая тишина. Стеф переваривал невероятное сообщение. Капитаны держались за головы. Начальник Медицинской Службы скривился, словно у него болел зуб.

— Вы должны были доложить о найденном своему капитану! — сверля девушку взглядом,

раздраженно сказал Командующий.

— Я не могла, — с легкой издевкой ответила Лана, — Капитан Тон запретил мне попадаться ему на глаза.

— Со всем вашим экипажем я еще серьезно поговорю, — Норм многозначительно посмотрел на Эка.

Он позеленел еще больше, закусил губу и опустил глаза.

— Всем остальным! — повысил голос Командующий. — Довести до сведения личного состава, что любые обнаруженные новые, странные и подозрительные вещи после доклада старшему по званию, относить саперам!

— А сейчас, — обратился Стеф к Начальнику Инженерной Службы, — отправить специалистов обыскать поле возле стоянки «Седьмого» Перехватчика. Все найденное обезвредить и принести мне.

Исполнительный Луэт, не теряя времени, связался со своим заместителем и передал приказ Командующего. Саперы отправились прочесывать поле сканерами. А меня потребовали доложить, что я делал после обнаружения потенциального противника.

Сочинение новой истории далось тяжело. Я продолжал балансировать на грани между Эком и Ланой. Каждый из них был мне по-своему дорог и нуждался в помощи. На расстоянии ощущалось, как до предела напряжен и расстроен мой друг, радеющий за судьбу корабля. Но за Лану, кроме меня, не мог вступиться вообще никто. Я ощущал себя ее единственной опорой.

Словно человек, занесенный в зыбучие пески, я шел медленно, на ощупь, и высказывался как можно неопределенней. В конце концов, вышло невероятное: Перехватчик управлял сам собой.

Эк наблюдал за мной с выражением крайней озабоченности на лице. Стало понятно, что по выходе из конференц-зала меня ждет тотальная пересадка мозга. Я запнулся, окончательно растеряв все мысли.

От немедленной лоботомии меня спас сапер, доставивший Командующему пыльный плоский предмет размером с ладонь.

— Опасности не представляет, — доложил, отсалютовав, он, — это — к связистам.

Стеф внимательно оглядел находку, что-то негромко сказал сидящим рядом и передоверил артефакт Мааре.

Как всегда, с невозможно деловым и серьезным видом, Старший Связист гордо прошествовала мимо и скрылась за дверью.

— Вернемся к основному, — напомнил Норм, — Лейтенант Ирдэо, вы совершенно все запутали! Как ваш корабль мог сам принимать решения?

— Ну… — стал я искать подходящее объяснение.

— Разрешите сказать! — встрял не вытерпевший Тон, — Мой штурман пережил сильный стресс и получил травму головы. С тех пор его трудно понять.

— Отстранить лейтенанта Ирдео от полетов, — принял решение Стеф, — Пока Аварин не признает его годным.

— Товарищ Командующий! Дело не в голове! — с отчаянием воскликнул я. И проговорился:

— Я не хочу, чтобы во всем обвинили лейтенанта Тайру!

Тон тяжело вздохнул. Собрание за столом принялось перешептываться.

— Ее пока никто ни в чем не обвиняет, — удивился Норм и его тут же озарило. — Вы рассказывали так намеренно?!

Я похолодел от проницательности нашего Командующего. Признаться в преднамеренном искажении фактов было страшно. Не признаться в очевидном — навлекать на себя гнев Стефа. В который раз за последние два дня я оказывался перед невыносимым выбором. Поэтому, лучшим вариантом оставалось растерянное молчание.

— Будете мне врать — под трибунал отдам! — внезапно рявкнул Стеф и хватил ладонью по столу точь-в-точь как Полковник.

С трудом проглотив застрявший в горле комок, я на секунду зажмурился, собрал волю в кулак и четко и внятно доложил о событиях прошедшего дня. Выложил всю правду, какой бы ужасной она не выглядела, но старался сместить фокус ответственности по максимуму на себя.

— Так вы считаете, что экипаж «Пятого» Штурмовика — «синие»? — нахмурившись поинтересовался Варул.

Я не успел ответить на вопрос — в конференц-зал вернулась Маара. Она была заметно обеспокоена и пролетела мимо всех к Стефу, подняв легкий ветер.

— Докладывайте! — потребовал Командующий.

— Товарищ Командующий, то, что найдено экипажем «Седьмого» Перехватчика, — индукционный генератор помех, — с легкой дрожью в голосе сообщила Маара, — Настроен на наш диапазон, в том числе и на канал спецсвязи. На радар посылает мощный импульс «пустого окна». Вероятно, имитирует подстройку под местность… Активируется дистанционно…

Норм изменился в лице:

— Проверить все корабли, технику. Весь периметр Базы. Сегодня же! — приказал он, — Каждый миллиметр! Со сканерами! Найти все глушители. В разгар боев сюрпризов у нас быть не должно!

— Есть! — раздался хор голосов.

— Так, что мы теперь имеем? — решил подвести итог Командующий, задумчиво создавая композицию из находившихся на столе предметов, — «Пятый» Штурмовик, проведший неделю на нашей Базе. Напомните цель прибытия?

— Планирующееся наступление на рубеже Арктака. — отозвался Варул.

Стеф кивнул:

— Если верить рассказу лейтенанта Тайра их экипаж, занимался у нас расстановкой генераторов помех. «Синие» решили нас ослепить и дезорганизовать.

— Но зачем они активировали глушители раньше, до своего наступления? — задал очевидный вопрос Тон.

— И этот момент совпал с прилетом «Пятнадцатого» Разведчика, — добавила любопытная Лана.

— Думаете, все было затеяно ради его прилета? — поинтересовался Норм.

— И этот странный тип, с которым они вместе прилетели, — напомнила девушка, — Он как будто был сам по себе, но по факту сильно нас отвлек…

Вот, о нем! — поднял палец вверх Командующий, — Посторонних кораблей никто не видел.

Как это не видел? — удивился я, — Он же нарезал круги над Базой и даже снес антенну!

Антенны все на месте, — деловито сообщила Маара.

И над Базой никакого боя не было! — добавил Варул.

Ничего не понимаю! Но он же боевыми снес нам стабилизатор… — растерялся я

Мы вместе его видели! — поддержала меня Лана, — Не могло же нам вдвоем привидеться одно и тоже?

Все это очень странно, — потер подбородок Норм, — Маара, дай мне вчерашнюю запись камер "Седьмого".

На экран вывели записи наших камер. После моих слов: "Поднимись над ним и зайди в хвост", изображение и звук на всех экранах обрывались, затем долго шли помехи. Камеры снова включались только на шепоте Ланы: "Смотри, торпеда". Куда же делось все самое важное, чем мы могли бы подтвердить свои слова?

Да что же это?! — досадовал я

Я думаю, что стабилизатор вы потеряли в ущелье, когда уходили от преследования "Пятнадцатого". — подвел итог Командующий. — Найдите в себе мужество признаться!

Но… — начал снова я.

Норм махнул рукой, как бы отсекая эту тему.

Куда делась торпеда, которую в вас выпустили? — поинтересовался он.

Я пожал плечами, потому что, отвлекшись тогда на диверсантов, не заметил куда прибыла торпеда.

— Ее поймал «Пятнадцатый» Разведчик, — ответила Лана.

Глава 15. И кто виноват?

Обилие странных и противоречивых фактов в нашем с Ланой приключении, породило ожесточенные споры. Командир эскадрильи Разведчиков Имсан клялся, что Разведчики вообще не оснащают торпедами и подвесок для их крепления на кораблях такого типа не предусмотрено. Он недоумевал, как «Пятнадцатый» вообще смог ее поймать. Варул возразил, что небольшую торпеду Разведчик вполне мог принять в грузовой отсек, хотя это дело крайне сложное и опасное — взрыватель приходит в боевое положение сразу после вылета. Они стали спорить собирался ли «Пятый» таким образом вооружить «Пятнадцатого» или добивался чего-то еще.

— Но ведь «Пятнадцатый» не взорвался, — ввязалась в разговор Землянка, — Он еще за мной гонялся, несмотря на активные боеголовки внутри?

— За вами? — переспросил Варул, — Вы что, тоже корабль вели?

— Ну… да! — изумилась девушка, не ожидавшая, что Командир Эскадры пропустит мимо ушей такую важную деталь. Значит, я, все-таки, старался не зря.

— Вы хотите сказать, что вели корабль, когда за вами гонялся «Пятнадцатый»? — все еще не верил услышанному Варул.

Лана подтвердила, что он не ослышался.

К моему удовлетворению, комэски тоже решили, что Перехватчик все время вел я, а теперь, словно очнувшись, испытали потрясение.

— Вы ведь имели дело с опытным летчиком! И не дали себя подбить! — восхитился Онрей, Командир эскадрильи Штурмовиков. — Где вы научились так летать?

— Дядя научил, — повторила старую песню Лана.

— Ничего себе дядя! — вырвалось у Варула.

— Он у нее — пилот истребителя, — пояснил я.

— О! — комэски с завистью и уважением посмотрели на девушку.

— Вот вам урок! — воспользовался случаем покритиковать подчиненных Стеф. — Наши врачи подготовлены лучше пилотов: и врага обнаружат, и в бою его обставят!

В этом месте Начальник медслужбы просиял. Присутствующие снова зашумели.

— Тихо, отставить! — принялся наводить порядок Командующий, — На нашей Базе произошла диверсия. Я хочу понять, что затеяли «синие».

— Смотря кто из них «синий»! — кивнув на нас, засомневался Варул. — Что-то я раньше не встречал этого медика-пилота на Базе. Может, все было наоборот? И это она нам всем «глушилок» налепила? А экипаж «Пятого» Штурмовика обо всем догадался?

— Это интересная версия, — спокойно сказал Стеф, — я ее рассмотрю. А эта девушка на Базе с начала Учений. Капитан Тон тебе на нее рапорт подавал.

— Так это ее он хотел перевести на Базу!? — вдруг прозрел Варул. — А что произошло?

— Это из-за книги… «Искусство войны»… — неохотно изложил я укороченную версию нашей вражды.

— А-а-а, вы те самые, которые книгу не поделили! — разочарованно ухмыльнулся Варул. — Детский сад! Как же вы в одном экипаже-то оказались?!

Тон позеленел окончательно и сжал кулаки.

— Приказ полковника, — отозвался Норм.

Командующий Базой встал и обратился к собранию за столом:

— Командиры! Фактов для окончательных выводов пока не хватает, поэтому конференцию на этом пока завершим, — он оглядел присутствующих. — Варул — мне на стол все рапорты свидетелей происшествия. От командиров эскадрилей через час жду рапорты с анализом произошедшего и выводами. Все свободны, кроме экипажа «Седьмого» Перехватчика.

Народ стал подниматься, обсуждая каждый свое: комэски готовились писать рапорты, Луэт отдавал распоряжения саперам, Варул собирался встретиться с Маарой у связистов, дабы отправить Адмиралу какие-то документы.

Только наша троица, предчувствуя недоброе, сидела как на похоронах. Скорбно молча. На лице Эка, было написано, что он сегодня всех ненавидит. Лана, оказавшись одна во враждебном окружении, сжалась, как пружина.

У меня на душе заворочалась тревога, поделиться которой я не мог ни с кем. Если бы Тон мне поверил, что девушка не всемирное зло, и если бы Лана знала, как я к ней отношусь, напряжения в воздухе висело бы меньше. Все выпустили бы пар и не тратили попусту нервы.

Через поток выходящих в зал пробился оживленный, разительно контрастирующий с нами Юом и плюхнулся рядом с Ланой.

— Ну, что? — торопливо поинтересовался он, ерзая на стуле.

Мрачный Эк неопределенно махнул рукой.

К тому времени в помещении не осталось никого, кроме нашего экипажа и Командующего Базой.

— Ну, что ж, — заложив руки за спину, Стеф принялся мерить шагами зал, — Надеюсь, как вы все уже поняли, вопрос комплектации личным составом вашего Перехватчика решен раз и навсегда. Соответственно, нравитесь вы друг другу или нет, а Устав соблюдать обязаны.

— Лейтенант Тайра, — обратился он к насупившейся девушке, — обо всем происходящем на вашем корабле вы должны докладывать своему капитану, даже если он вам запретил попадаться ему на глаза. Думайте головой! — постучал Норм себя по лбу, — Докладывайте так, чтобы он вас не видел!

Эк гордо выпрямился и, свысока, посмотрел на Лану.

— Впрочем, лейтенант Тайра — продолжал Командующий, вертя в руках какой-то документ, — что с вами делать: наказывать или награждать, я еще не решил. Что касается вашего Перехватчика: утерян один стабилизатор — (-10 баллов), задет другой — (-10 баллов), поврежден генератор — (-20 баллов), сломано шасси — (-10 баллов), вы сбили корабль собственных войск — (— 40 баллов) и задели другой (-5 баллов). Итого: запас жизнеспособности вашего корабля — 5 баллов.

Эти слова прозвучали как гром среди ясного неба. Юом, не сдержавшись, громко охнул. Страшные цифры означали, что любое незначительное попадание в следующем бою выводит нас из игры.

— Мы можем продолжать его восстанавливать? — сухо спросил Тон, делая вид, что он ничуть не переживает.

— Да, пока восстанавливайте, — разрешил Стеф, — утром я решу, как поступить с вами. А вы лейтенант Ирдэо, — строго сказал он, — напоминаю, отстранены от полетов, пока не пройдете медкомиссию. Все свободны! — махнул рукой Командующий.

В нерешительности, кому выходить первым, мы замерли. Лана быстро оглядела нас, словно оценивая свои шансы уйти из конференц-зала живой и невредимой, осторожно поднялась и почти выбежала за дверь. Вслед за ней поднялся Эк и мы с Юомом.

Мне было жаль, что девушка так быстро убежала. Без нее мир вокруг померк и опустел. Очень хотелось побыть рядом с ней, как-то поддержать, рассказать анекдот и вместе посмеяться.

— Ну, чего нос повесил? — ткнул меня в плечо кулаком неугомонный Юом, когда мы уже шли по коридору, — Все отремонтируем. Шасси уже на месте, блок с левого стабилизатора я снял, генератор фурычит. Осталось только правый стабилизатор навесить…

Я, конечно, был рад, что все «фурычит» и уже частично на своем месте, но решить две насущные проблемы: отсутствия баллов и вражды между Эком и Ланой, это никак не помогало.

— Уверен, и комиссию без вопросов пройдешь, — продолжал Юом, не замечая, что я его не слушаю, — Они тебя уже проверяли. Пропустят, куда денутся!

— Эй! — заметил он мою отрешенность, — И с девушкой твоей тоже что-нибудь придумаем. Я знаю способ…

Не дослушав, каким способом Юом решил охмурить Лану, Эк, нервно дернул меня за рукав и свернул в медблок.

Глава 16. Что же делать?

Медики терзали мое тело без малого час. Они выбирали самые унизительные процедуры, словно Стеф прислал меня для экзекуций. Все без исключения датчики крепились на голое тело и отличались противной липкостью. Меня кололи и чем-то мазали.

— Да, задрали уже! — возмущался я произволу эскулапов, — Вам бы врагов пытать!

Аварин, посмеиваясь, слушал мои нытье и стоны и цинично шутил:

— Ну, ничего, головой стукнутый, если летать не сможешь, будешь у нас в психические атаки ходить!

— Пройденный этап! — гордо сообщил я, — Заканчивайте уже!

— Расслабься и получай удовольствие! — посоветовал помогавший Аварину лейтенант медицинской службы Нирези и прислонил к моей груди белую пластину:

— Задержал дыхание. Не дышать. Включаю лучи смерти…

— Проклятые садисты! — огрызнулся я.

В ответ Аварин злодейски хмыкнул и в его руке блеснул инъекционный пистолет. Я почувствовал очередной укол в плечо:

— Что теперь-то? — взвыл я, с подозрением покосившись на Начальника медслужбы.

— Прививка против глупости и сквернословия, — пояснил он, но увидев мое недоумение, добавил: — Ноотроп, что бы голова лучше соображала.

Он покрутил пальцами у виска.

Не дав времени придумать достойный ответ, Нирези сунул мне в руку коробочку с желтыми шариками.

— Витамины, всему вашему экипажу. Пить по грануле в день, — сообщил он.

Позволив, наконец, одеться, мне всучили плату с допуском для командующего.

— Ну, ты глянь, — хихикнул Нирези и подмигнул Аварину, — Головой об корабль долбанулся и хоть бы что. Крепкие у наших ребят головы!

И он постучал костяшками пальцев о ближайший стол.

— Мы похохочем, когда вашу контору прилетят бомбить, — злорадно пообещал я и удалился искать друзей.

* * *

Кроме меня, все занимались делом: Эк, запершись в каюте, сочинял рапорт. Я, было, постучался к нему, но Юом, рывшийся в недрах бортового компьютера, посоветовал этого не делать.

— Он шегодня не ф духе! — пояснил он, держа в зубах какой-то проводок, — Не флежай — упьет!

— Ладно, — вздохнул я, отягощенный чувством вины за дурное настроение нашего капитана.

— Не стой столбом! Иди помогай! — прикрикнул на меня Юом. — Я один и за неделю не управлюсь! Тааак, вот эти надо заменить, — бормотал он, подавая мне стопку матриц, — и эти карты тоже… Контакты поплавились… Разъемы их за штыри!..

Слушая его в пол-уха, я думал о Лане. Как она там? Что у нее на душе? Вот, если бы она тоже сейчас подумала обо мне … и мы, хотя бы мысленно, оказались рядом…

Тут же проскочила страшная мысль, что экипаж могут снять с полумертвой «Семерки» и распределить по другим кораблям. А вдруг, если придется видеться очень редко, девушка про меня забудет?

Короче, толкового помощника из меня не вышло.

* * *

Утром нас снова вызвал к себе Командующий. Пока мы поднимались к нему на третий этаж, в моей душе разрасталось нехорошее предчувствие.

«Ерунда», — уговаривал я себя, — «Все самое страшное уже позади: корабль разбит, но небезнадежно, боевое крещение свершилось, баллы сняли, но в ближайшем бою можно набрать».

Но червяк внутри не успокаивался и точил, точил. Я перебрал в уме все возможные варианты развития событий, включая гипотетическую влюбленность Ланы в Адмирала «синих», но предчувствие и не думало меня покидать. Пришлось плюнуть и ждать новостей.

Когда мы с Эком и Юомом вошли в кабинет Командующего, Землянка уже сидела там, напряженная и молчаливая.

— Экипаж «Седьмого» Перехватчика прибыл, — отрапортовал Эк.

Стеф разрешил сесть, а сам, продолжая стоять, сложил руки на груди и повернулся к окну. Он заметно нервничал. И, если раньше Командующий выглядел озабоченным и мрачным, то теперь на нем просто не было лица.

«Неужели он так переживает за наш корабль?» — удивился я.

Тон положил на стол мой допуск. Норм, молча, кивнул, подумал еще немного и произнес:

— То, что случилось на нашей Базе, гораздо серьезнее, чем представлялось. Бесспорно, «синие» заслали к нам диверсантов. На Базе найдено множество генераторов помех и меток наведения ракет. Расставили их, конечно, не вы. Здесь работали талантливые ребята, с другим уровнем подготовки. Хотя от вас, — обратился Стеф к Лане, — подобных навыков не ожидал. Будете у нас пилотом запаса…

Он улыбнулся девушке, но с какой-то тоской.

— За проявленную доблесть, — вздохнул Командующий, — я все-таки решил вас наградить. Вам лейтенант Ирдэо — плюс 20 к личному счету. Вам, лейтенант Тайра, за отвагу и навыки плюс 30, но десять я решил отнять, за несоблюдение субординации. Таким образом, тоже плюс 20. То, что благодаря вам, удалось предотвратить, привело бы к быстрому поражению нашей армии. Но и сейчас, последствия для Базы катастрофические, — он сделал паузу, — У нас пропало Знамя…

Я похолодел. Юом над ухом тихо застонал.

— Как же это? — словно, не веря услышанному, спросила Лана.

Подобная весть не укладывалась в голове. Пропажа Знамени — одномоментный конец учений для всей Базы, которая считается побежденной. Если оно затерялось где-то на Базе — это еще полбеды. Но, если оно попало к «синим»?!

— Может быть, оно где-то у нас? — с робкой надеждой произнесла девушка.

Командующий покачал головой:

— Хранилище вскрыли. Дежурный — «убит»..

— Торпеда! — не дав договорить Стефу, обронила Лана.

— Вероятно, вы наблюдали момент передачи нашего Знамени Разведчику «синих». — Командующий с досадой сжал кулаки, — Они научились захватывать наши корабли и пытаются победить нас хитростью.

— Так, они еще и одежду отбирают! — возмутился Юом. — Форма-то у них наша была!

— И пароли наши…, — задумчиво добавил Тон.

Передо мной словно разверзся гравитационный провал. А я застрял на его горизонте событий. Меня охватило чувство безнадежности и бессилия. «Синие» узнали все наши тайны. Утащат теперь втихаря Знамена со всех Баз и привет.

— Мы побеждены? — уточнил, любивший во всем ясность, Эк.

— Пока Знамя не получил Адмирал «синих» — нет, — ответил Командующий и, наконец, сел, — Капитан Тон, в своем рапорте вы написали, что повредили «Пятнадцатому» двигатели, но он сумел уйти. Предположительно, двинулся на границу в сторону Арктака.

— Так точно! — подтвердил Тон.

— Если бы я оказался на легком корабле с поврежденными двигателями, — размышлял Стеф, — я бы не рискнул пересечь границу, где все патрули предупреждены. Потребовалось бы спокойное место, где можно починить корабль и спрятаться, откуда легче уйти незамеченным. Я бы полетел на Арктак. Там, конечно, кругом наши минные поля. Но карты, полагаю, у разведчика есть.

— Разрешите спросить, — в глазах Тона читалось сомнение, — Зачем вы рассказываете это нам?

— Хороший вопрос, — оживился Командующий, — думаю, у вас есть шанс его перехватить. И забрать наше Знамя. Постарайтесь взять «синего» живым. Хочу его допросить.

— Почему мы? — уточнил Эк.

— Вы его видели. Уже с ним воевали. Кое-что о нем знаете, — серьезно оглядел нас Стеф, — Сегодня посмотрите еще раз записи камер, проанализируете его тактику. Если справились один раз — второй будет проще.

— Но у нашего корабля только 5 баллов жизнеспособности! — вспомнил я о сложном препятствии.

— Это не самая большая проблема, — махнул рукой Норм, — если кто-то из вас передаст часть наградных баллов кораблю…

— Я согласна, — тут же сказала Лана, — Я отдам все.

Тон с неприязнью посмотрел на девушку. Представляю, как ему было противно ее одолжение. Да и то, с какой легкостью она рассталась с наградой, не вызывало у него понимания и уважения. Отдавать наградные баллы — ужасная пытка. Потом все будут хвастаться значками, заслуженными в бою, а ты один будешь без наград, как дурак.

Мне принятие решения подарить все далось тяжело. Успокаивало то, что я был уже не один. И как Землянка так просто жертвует собой ради всех? Не уж-то во мне меньше мужества, чтобы поступить так же? Что она обо мне подумает, если я этого не сделаю?

— Я тоже…отдам…все, — скрепя сердце, произнес я, стараясь не выдать своего волнения.

— Ну, вот, — удовлетворенно сказал Командующий, — теперь у вас — плюс 45, почти половина. Можно смело лететь. Перед вами соглашение о неразглашении. Подписывайте. О том, что пропало Знамя и вы за ним летите, не должен знать никто, даже наш Адмирал. Официально, вы отправляетесь на Рубеж Арктака, в приграничный патруль. Вылетаете как можно быстрей.

Стеф протянул нам плату с заданием и назначением.

— Я распорядился, — продолжил Норм, — чтобы на Перехватчик сегодня навесили недостающий стабилизатор. Механики к вечеру приведут корабль в полную боеготовность. Оружием снабдим вас по максимуму…Легких крыльев! — произнес он обычное напутствие пилотов.

— Служу отечеству! — дружно сказали мы.

На этом оптимистичном месте Командующий и отпустил нас готовиться к старту.

— Наш человек! — воскликнул в коридоре обрадованный Юом, привычным жестом обнимая девушку за плечи.

Я выразительно посмотрел на него. Юом убрал руки от Ланы и заложил их за спину.

— Да она — молодец! — оправдывался он. — Ей надо дать медаль, за отдавание медали. Эк, у нас такая есть?

Тон шел в одиночестве впереди всех и притворялся глухим. Лана без видимых усилий сумела расположить к себе весь его экипаж, а ему стать дружелюбнее не позволяла гордость. Теперь меж двух огней оказывался он. Пусть теперь сам помучается.

А нас в недалеком будущем ждало новое приключение.

Глава 17. На границу

Вот уже сутки Эк собственноручно вел перехватчик к границе с территорией «синих». После случая с радарами автопилоту он доверять уже не мог. До Арктака, ярко сиявшего желтым по правому борту, оставалось часов шесть.

В рубке мы снова сидели втроем. Лана покинула нас сразу после старта и, как обычно, заперлась в своей каюте. Впрочем, если бы Эк вздумал так грубо распоряжаться мной, я бы тоже ушел. И, возможно, навсегда.

Нанося на карту счислимое место и занося показания в навигационный журнал, я периодически поглядывал на Тона. События последних дней начертили ему две параллельные складки между бровями. Он выглядел сосредоточенным и почти все время молчал.

Смотревший на все проще, Юом решил разрядить обстановку, пошутив про то, что капитан разрисовал свое лицо восклицательными знаками, посредством морзянки. Я, было, хмыкнул, поддержав веселье. Однако, не понимавший нынче юмора, Эк обвел нас тяжелым взглядом и предложил бортинженеру внимательнее следить за собственной пунктуацией. Тот, в свою очередь, надулся и замолчал.

Теперь в рубке висела гробовая тишина. Лететь на боевое задание, и без того малопонятное и тревожное, в такой обстановке стало крайне неуютно.

Я отвернулся к иллюминатору. Там чернела бархатная бездна. Вокруг сияли мириады звезд. И в другое время я бы нашел эту картину прекрасной и манящей за собой. Однако теперь, когда мой взгляд падал на нее, по душе поносился легкий холодок.

Еще пару дней назад я мечтал о чем-то впечатляющем и необычном. Теперь вселенная исполняла мои желания, а я оказался к этому совершенно не готов.

Лучшим способом погасить смутные сомнения было управление кораблем. Я предложил Эку отдохнуть от штурвала, сославшись на его усталый вид. Но он мою заботу безмолвно отверг.

Ну и ладно! Пришлось в очередной раз погрузиться в анализ курса.

Вчера вдруг оказалось, что навигационная обстановка около Арктака очень сложная, потому что саперы нафантазировали с минными полями. В причудливых проходах, оставленных там для наших войск, мои математические способности быстро забуксовали.

Поняв, что самостоятельно буду ковыряться неделю, я отправился к Киону — Главному Штурману Базы и попросил его помочь. Глянув на извилистые линии коридоров, Кион помянул саперов крепким словом, но делать было нечего: пришлось погрузиться в расчеты. До позднего вечера мы с ним прикидывали и так и эдак. Под конец я уже перестал что-либо соображать, но старательно вникал, ибо на месте помочь было бы некому.

К часу ночи минные поля капитулировали. Опорные ориентиры нашлись, путевые углы измерены и нанесены, а линии следования размечены. По мнению Киона, на все про все нам должно было хватить часа два. И я, наконец, смог перевести дух.

Сейчас взгляд в десятый раз скользил по зеленым линиям на карте. Вне всяких сомнений, бортовая система подаст звуковой сигнал перед точкой смены курса. Можно расслабиться и немного помечтать. Мысли потихоньку улизнули в каюту к Землянке.

Я почему-то представил, как она сидит одинокая и обиженная и грустно смотрит на звезды. Сердце горело и сжималось от желания оказаться рядом с ней. Когда я вспоминал ясный взгляд Ланы и адресованную мне улыбку, в голову ударяла звенящая волна. Мир начинал плыть перед глазами.

Некоторое время голову кружило, затем безудержно захотелось встать, и ноги сами понесли меня к каюте девушки. Я, было, уже занес руку над дверью, чтобы постучать, как в самый неподходящий момент волшебство развеялось, и навалилась куча сомнений. А что если она меня не ждет? Конечно, не ждет. И кто сказал, что я ей нравлюсь и она будет рада меня видеть?

Представилось разочарование на Ланином лице. Нет! Чувствовать себя дураком выше моих сил. Я этого не переживу! Моментально бросило в жар от стыда.

— Давай, стучи! — потребовал над ухом Юом.

Надо же, я даже не заметил, как он ко мне подкрался. Эта фраза одномоментно все и решила:

— Не буду! — взорвался я, как будто меня уже десять раз отвергли и повторять я не собирался.

— Зря! — ухмыльнулся мой друг, — Девушка скучает!

— Это тебе кажется! — отодвинув его, я вернулся в рубку.

Вот досада! Мне не удалось справиться с собственным страхом. Да еще на глазах у Юома. Как у него все так просто получается? Он начисто лишен самолюбия? Ему никогда не отказывали? Как же тошно! Пора закрывать для себя любовный вопрос. Первым делом космолеты!

Постаравшись вытряхнуть из головы вздор, я опять уперся в карту. В этот момент запищал сигнал о смене курса и взвинченные до предела нервы чуть не подбросили меня в кресле. Надо срочно брать себя в руки и заниматься делом!

Мой предательски дрожащий палец повел мигающую красным точку на карте на 30 градусов севернее.

— Скорость 30 космических узлов, крен 15 градусов, угол разворота — 30, линейное упреждение разворота — 2 а.е. — отчитался я нашему капитану.

Он кивнул и двинул рычаги управления. Перехватчик слегка наклонился на правый бок и пошел прямиком на желтую звезду Арктака.

— До коридора в минном поле — 17, 76 минуты — продолжал отстраненно докладывать я, убеждая себя в том, что в голове моей водятся только координаты, углы и скорости. И больше там ничему места нет!

Уже на самом входе в минное поле нас застукал пограничный патруль:

— «Седьмой», это — «Двенадцатый». Всем доброго здравия! — радостно приветствовал нас Айат, взводный Эка. — Наконец-то усиление. «Синие», будут атаковать? А то они нас своими провокациями уже измотали.

— Еще бы им не ерзать, — тихо сказал за моей спиной Юом, — когда к ним в лапы наше Знамя летит.

— На Базу совершено нападение, — ответил Эк, — приказ командующего я вам передаю. Нам важно знать, пересекал ли границу «Пятнадцатый» Разведчик. Это замаскированный «синий».

— Ничего себе?! — удивился Айат.

— У «Пятнадцатого» еще и наши карты, — вставил я, — и пароли.

— Нет, он через границу не пролетал. Мы бы его заметили, — ответил Айат. — Но будем иметь в виду. Задержим.

Будьте осторожны, это — ас. — предупредил «Двенадцатого» Тон. — Очень хитрый. Если попробует пролететь — сообщите немедленно нам. У нас приказ его задержать и доставить на Базу.

— Есть! — отозвался Айат, — Легких крыльев!

* * *

Преодолевая коридор в минном поле, я был вынужден отбросить все претензии к саперам и признать их мастерство. Так попрятать мины на открытом пространстве! Это выглядело магией! Их не видел глаз, хотя они торчали где-то рядом, метрах в двадцати от крыла. Их не замечали детекторы. Их незримое присутствие отчаянно щекотало нервы.

При мысли, что мы промахнемся и напоремся в кромешной тьме на смертоносный призрак, сердце учащенно билось. Я гнал дурацкие выдумки куда подальше, потому что все уже рассчитано. Все выверено. Кион — отличник. Он не мог ошибиться.

Два часа прошли в жутком напряжении, от которого сильно разболелась спина.

— Скорость 5, направление 60/12/6, крен 10, внутренние ворота пройдены! — сообщил я и обессилено откинулся на спинку кресла.

— Спать еще рано! — внезапно стал многоречивым Эк. — Надо искать Разведчика. В нашем распоряжении около часа, чтобы определиться с направлением.

— О чем думало наше командование! — возмутился Юом, — Здесь четыре планеты и туча астероидов! Как мы найдем маленький корабль?!

— Ну, если подумать, — язвительно отозвался Эк, — Первая планета слишком горяча, а последняя — газовый гигант с нестабильной атмосферой. Отпадают.

— А для стоянки на астероиде у "Пятнадцатого" слишком маленький запас воздуха, — догадался я.

— Я тоже так думаю, — согласился капитан. Начнем искать там, где есть атмосфера. Держим курс на Арктак-3.

И вновь мне пришлось погрузился в мир цифр, градусов и тангенсов. Благо, предусмотрительный Кион дополнительно снабдил меня простенькими программками для расчета величин. Из математического транса меня вывел Юом, громко сообщивший странную новость:

— Надо же, какая на Втором Арктаке высокая радиоактивность!

— Что? — одновременно переспросили мы с Эком.

— Радио активность! — повторил бортинженер.

— Не может быть! — засомневался Эк, — На полигоне нет источников радиации.

— Связь! — пытался втолковать нам Юом, — Активность связи!

— В смысле? — все еще не понимал Тон.

— Фонит, — вынув один наушник, показал на него наш связист — Там кто-то что-то сейчас передает. Но канал закодирован. Не разберу.

— Зафиксируй где, хотя бы приблизительно, — быстро распорядился Тон и обратился ко мне, — Веди на Арктак-2.

Глава 18. Второй Арктак

Cобственного имени у этой планеты не было. Только номер. На полигоне очень редкие планеты имели свои названия. Прозвища у небесных тел появлялись в связи с особенными событиями предыдущих Учений или, как вариант, с их полным отсутствием.

Так, Сиг-1, на котором находилась наша База, за глаза называли Авук, что в переводе с армирейского значило «лежачий камень». Битвы обходили эту планету стороной и происшествия случались крайне редко. Возможно, именно из-за этого Адмирал «синих» в этот раз начал с нас. Решил тихой сапой лишить армию «красных» одной пятой личного состава. Разогнался.

Так что, в некотором смысле, нам повезло. Или не повезло. Сейчас я уже ни в чем не был уверен.

— Я так и знал, что мы обнаружим его там! — вещал оживившийся Эк.

Он предвкушал охоту на пятикурсника. В его глазах снова горел огонь:

— Там База, там ангары. Где же ему еще себя в порядок приводить?!

Ну, вот. Он, оказывается «все знал», а я понапрасну целые сутки тратил свои нервы.

— Надо успеть до прилета «синих», — торопил Тон, — Груз у Разведчика важный. Сами слышали — они его уже ищут.

— А если знамя осталось на «Пятом» Штурмовике? — сомневался я.

— Тогда нам кронтец! — вставил Юом.

— Не сходится! — иронично заметил наш капитан, — Во-первых, странная торпеда. В ней, однозначно, было что-то важное. Иначе зачем такой ас решил прятаться, а не попытался прорваться через границу. Что-то бережет. Во-вторых, «Пятый» уже в отстойнике. При проверке матчасти Знамя бы уже нашли, а нас отозвали. Поэтому считаем, что Знамя у Разведчика. Готовим план захвата!

Я не разделял его оптимизма, ибо чувствовал себя совершенно измотанным. Все, на что меня в тот день хватило, — это рассчитать выход на орбиту Арктака-2. Как Эк ни возмущался, сажать корабль я уже был неспособен. Юом тоже ныл, что смертельно устал. И капитану пришлось сдаться и позволить нам поспать. А он остался дежурить и увлеченно строить планы.

На боковую я отправился со странным ощущением, как подозрительно легко и просто все получилось. Такая хитрая многоэтажная комбинация на Сиге и такой банальный предсказуемый финал на Арктаке. Как Разведчик мог так проколоться? В голове это укладывалось плохо, а на анализ у мозгов не хватало мощности.

Пусть на этот счет Эк ворочается, решил я. Он бодр и весел как никогда. И, вообще, он капитан. С чем спокойно и заснул.

* * *

Разбудил меня Юом, три часа назад сменивший Эка.

— Почему он не заставляет дежурить ее? — недовольно бурчал бортинженер, кивая в сторону другой каюты.

— Сам знаешь, он ей не доверяет, — ответил я и снова, при воспоминании о Лане, ощутил горячий толчок в груди.

Правда, за последние сутки, ее образ как-то поблек и стал почти нереальным. Как будто она была просто плодом воображения. Далеким и желанным.

— Если хочешь еще поспать, иди и разбуди ее, — снова взялся за свое Юом.

— Лучше я сам подежурю, — отмазался я и начал сочинять причины, не позволявшие мне будить Лану:

— Если Эк обнаружит ее в рубке — будет буря и достанется всем. Нам завтра Разведчика ловить, нервная система должна быть в целости и сохранности. Да и метеообстановку оценить надо, карту глянуть. Посадочных маяков нет. Как сажать будем?

— Понял уже, — разочарованно махнул на меня рукой друг, упал на мою койку и тут же уснул.

Я зевнул, потянулся и пошел размышлять над посадкой.

К восьми утра по корабельному времени Тон проснулся сам и притолкал в рубку еще сонного Юома.

— Что мы имеем? — активно поинтересовался он.

— «Синих» пока не видать. В местности, откуда передавали сообщение, светает. Будет ясно, — доложил я.

— Отлично, — лицо Тона светилось оптимизмом, — я все продумал!

— Что, даже небесную канцелярию уговорил? — съязвил недовольный побудкой Юом.

— А то, — парировал Эк, — ты сомневаешься в моих способностях?!

Юом скривился и поднял руки вверх, всем видом показывая, что ничуть не сомневается.

— Курс просчитан? — снова обратился ко мне наш капитан.

Я кивнул:

— Можем начинать посадку.

— Тогда, — тяжело вздохнул Эк, — тебе придется отправиться к своей подружке и позвать ее сюда, а то еще при посадке шишек набьет и пойдет жаловаться Командующему.

На выпад Эка, захотелось возразить, что никакая она мне не подружка, но слова застряли в горле. Я даже не смог спросить: почему посылают именно меня?

Что-то останавливало и запихивало вопросы обратно. Внутри привычно сталкивались два течения. Я пытался вырулить между ними, не потеряв лица. В конце концов, мне стало очевидно, что позвать девушку больше некому, так как никому другому она просто не откроет дверь. Лана предпочтет «набить шишек».

— Это приказ! — вернул меня к реальности Эк.

Чтобы не подавать повода для насмешек, я нехотя встал и, давя дрожь в груди, двинулся к каютам.

Теперь не постучать было нельзя. Взяв себя в руки, я набрался храбрости и поколебал пластик двери. Звук отозвался в голове колокольным звоном. Но никто не ответил. Тогда я осмелел и постучал сильнее.

— Что нужно? — недружелюбно донеслось из-за двери.

— Л-лана, эт-то я, Раэл, — с чего-то вдруг я начал заикаться и мямлить. — Открой… мне… надо…сказать.

От злости на не поддающийся контролю язык мне захотелось его откусить и больше никогда не разговаривать.

— Это так важно? — голос за дверью стал немного мягче, и на душе слегка отлегло.

— Ага, — только и смог ответить я.

Дверь внезапно открылась, и после долгой разлуки мне явилось милое лицо, хотя и очень хмурое. Я почувствовал себя виноватым, что вчера не смог защитить ее от нападок Тона. Какой же я все-таки трус.

Лана внимательно и серьезно смотрела на меня.

— Ну? — нетерпеливо поинтересовалась она, сложив руки на груди.

Мне и без того было нелегко, а теперь, когда она на меня сердилась я совсем растерялся:

— Я вот, хотел… В общем нужно…, — под взглядом Землянки мысли снова начали путаться. Я собрал волю в кулак и на одном дыхании выпалил:

— Мы входим в атмосферу Арктака-2. Нужно, что бы ты пришла в рубку. Так безопаснее.

— Мне и тут неплохо, — отозвалась Лана и поджала губы.

— Эк приказал, — привел я очередной аргумент.

— Будем считать — я оглохла, — сказала Землянка, — или крепко заснула, а ты до меня не достучался.

— Ну, пожалуйста! — мне стало невыразимо грустно от того, что эти двое такие твердолобые и все опять разруливать мне. — Хоть ты будь умнее! Давай, я тебя лично попрошу, и ты придешь. Мне так будет за тебя спокойнее.

Теперь Лана воззрилась на меня с недоумением и интересом. Градус неловкости у меня просто зашкалил:

— Приходи, — бросил я и пулей вылетел из коридора.

* * *

За несколько минут до начала атмосферных маневров, Лана, к моему облегчению, все-таки явилась в рубку:

— Лейтенант Тайра прибыла! — выдавила она из себя и села в кресло.

Мои чувства настолько обострились, что, казалось, я спиной ощущал, каждое ее движение. Вот она села. Взяла в руки поясные ремни. Свистящий звук со щелчком — это еще из трех точек притянулись остальные ремни. Теперь она тихо вздохнула и откинулась в кресле.

— Вот и славненько, — процедил Эк, — Фарфоровая ваза на месте. Учтите, — обратился он к нам, — за каждый волос, упавший с ее головы, Полковник вырвет вам десять!

— Зачем дожидаться Полковника? — на удивление спокойно поинтересовалась девушка.

Эк демонстративно проигнорировал ее.

— Поехали, — сказал он, — приземляемся на поляну в лесу в трех километрах от Базы.

Я выдохнул и взялся за рычаги. Подо мной светилась голубым атмосфера планеты. А через несколько секунд она уже была вокруг. Постепенно звезды блекли, а кругом светлело. В центральный иллюминатор ярко било солнце. Защитный фильтр на пластикате сразу потемнел, а экран передо мной засветился интенсивнее.

Внизу быстро промелькнула плотная облачность. Далеко слева виднелся грозовой фронт, сверкали молнии. Но это нас не касалось. Мы летели навстречу солнцу и хорошей погоде. Настроение было бодрое. Теперь, главное, подкрасться к Разведчику так, чтобы он нас не заметил.

Глава 19. Опасный мир

— Одна она на Перехватчике не останется! — твердо стоял на своем Эк.

Перед самым выходом на поимку Разведчика, уже четко спланировавший операцию Тон случайно обернулся назад и… вдруг понял, что забыл про Лану. И весь его замечательный план тут же полетел ко всем чертям, потому что ни взять ее с собой, ни оставить на корабле он не мог. Теперь напополам разрывало его.

Поначалу я злорадствовал, что не мне одному так страдать. Потом попытался внести предложение. На мой взгляд, спокойней было бы оставить девушку на корабле, а то еще убьют нечаянно…

Но с этим не согласилась Лана. Она стала настаивать на допуске к поискам Разведчика, ссылаясь на какое-то медицинское средство, без которого нам его спокойно не поймать.

Все окончательно запуталось. Однако для нашего капитана чужое мнение играло последнюю роль. Он продолжал самостоятельно взвешивать и анализировать все возможные комбинации. Результат каждый раз оказывался неудовлетворительным.

Оставив его спорить вслух с самим собой, я принялся разглядывать туман за иллюминатором. Этим утром вся местность вокруг Базы Арктака скрывалась за плотной завесой водяного пара. Где-то рядом протекала небольшая река, а ночь оказалась весьма свежей. В результате мы получили замечательную маскировочную сеть в несколько гектаров.

Правда, пока я сажал сюда Перехватчик, я чуть не поседел. По крайней мере, похудел на пару-тройку килограммов, потеряв несколько литров воды с потом.

Идти пришлось наощупь, исключительно по радару, над самыми макушками деревьев. Временами какая-нибудь, невидимая сканером, ветка скребла по дну.

— Обшивка! — стонал позади Юом.

— Можно подумать, ты замазывать будешь! — огрызался я и снова сосредотачивался на радаре.

— Потише, — в свою очередь гудел над ухом Эк, озабоченный выполнением боевого задания, — разведчик где-то рядом. Важно не вспугнуть!

— Вы издеваетесь! — возмущался я. — Мне бы хоть как добраться! Не видно же ничего!

Признаюсь, так я сажал корабль в первый раз. На этих учениях вообще все было как впервые.

— Очень надеюсь — это не болото, — бормотал я, снова выравнивая Перехватчик над выбранной нами поляной. Мне все время казалось, что мы что-то задеваем крылом. Пульсирующие струи из маневровых двигателей прорезали туман и разметывали его в стороны.

— Садись уже! — не выдержал Тон. — Нас заметят!

Я плюнул и сел, как получилось. Вышло жестковато, но никто не пострадал.

«Переживут», — решил я, — «раз такие нетерпеливые».

* * *

И вот теперь, с излучателями наготове, в шаге от своего Знамени мы крепко забуксовали.

— И с тобой я ее тоже не могу оставить! — вернул меня к реальности Эк, — Вместе вас только за смертью посылать. Ваши феноменальные идеи приводят к катастрофам!

— Можно подумать, это я стреляла боевыми! — повысила голос Лана.

— Боевые заряды — это недоказанно! А стабилизатор — только часть того, что вы нагородили! — строго отчитал ее капитан.

— А у тебя бы получилось лучше? — продолжала спорить с ним девушка.

«Что-то на нее, прямо, нашло сегодня», — подумал я.

— Я бы думал, — обернулся к ней Тон, — головой. Что корабль у меня единственный. И я на нем не один!

— Я думала про всю Базу! — злилась Землянка.

— Пока вы тут спорите, — неожиданно встрял Юом, — разведчик двести раз заделает все «пробоины» и улетит.

Прямота бортинженера внезапно образумила Эка, но попала рикошетом по нему самому.

— Да, — неожиданно радостно усмехнувшись сказал Тон, — вот ты с ней и останешься!

— Но… — возразил было Юом.

— Это приказ! — отрезал капитан. — Обоим сидеть в рубке. Следить за радарами в четыре глаза. Ищите его, как хотите и прикрывайте нас! Исполнять!

— Есть! — вразнобой отозвались Лана и Юом.

— И ни при каких обстоятельствах, — обратился Эк к девушке и нацелил на нее указательный палец, как будто собирался застрелить, — без моего приказа НЕ взлетать!

Его тяжелый взгляд вжал Лану в кресло:

— Поняла?

— Так точно! — тихо ответила она.

— Пошли, Раэл! — толкнул капитан меня в плечо, — У нас мало времени.

Я облегченно вздохнул. Споры закончились. Появилась какая-то определенность. Сейчас мы наденем защиту, возьмем оружие и прочие, полезные в поисках вещи, и, наконец, сделаем хоть что-то, продвигающее нас к возвращению Знамени на историческую родину.

Единственное, что не давало покоя — это присутствие рядом с Ланой неуемного в отношении женского пола Юома. Зная его, я мог давать голову на отсечение, что сидеть просто так он не сможет. Он будет к ней клеиться.

«Впрочем, — пришла в голову свежая мысль, — раз его оставили следить за радаром, буду по чаще чем-нибудь озадачивать:

— Координаты Базы, пожалуйста!

* * *

Экипировались мы рекордно быстро, хотя мне казалось, что я одевался не спеша. Снаряжение потяжелело килограммов на двадцать, в основном, за счет «брони» на теле и визоров. Но радовало то, что на Арктаке сила тяжести была на четверть меньше стандартной. По выходу станет легче.

Атмосфера вполне пригодная для жизни: — вещал тем временем Юом, — азот, кислород 29 %, всякие газы.

Опасных микроорганизмов и паразитов нет, — добавила Лана, — ультрафиолет жестковат, но вы будете в перчатках и шлемах — вам все равно.

Надев защитный шлем, я опустил забрало и вышел из Перехватчика. На легированном пластике перед глазами голубыми и красными линиями отобразился экран корабельного радара с координатами, а навигатор обозначил направление. Согласно ему, идти нам следовало левее левого крыла нашего Перехватчика.

При снятии предохранителя с излучателя — на экране тут же нарисовался кружок прицела. Ну вот, теперь я полностью готов к приключениям!

— Скала, Первый Сокол вылетел, — донесся в шлемофоне голос Эка.

— Скала, Второй Сокол к полету готов, — сообщил я.

— Скала все поняла, — отозвался в рифму Юом и добавил со смехом, — Смотрим на мир с высоты птичьего полета, вьем гнездо.

— Не дай бог тебе начать брачные танцы, — процедил я, — Веди!

Бортинженер фыркнул.

— Прямо на юго-запад, через бурелом, порядка пятисот метров до оврага, — доложил он.

И мы окунулись в совершенно новый мир, полный незнакомых форм и звуков. В зарослях кто-то визжал и ухал. Приветствуя рассвет, громко пели птицы.

Бояться, в принципе, было нечего, потому как опасных и сильно ядовитых животных на территории полигона не водилось. Но мало ли… Непривычные раздражители щекотали и без того напряженные нервы.

Сквозь листву крон, пронизывая туман, веерами расходились золотистые лучи солнца. По мере того, как день набирал силу, водяная завеса постепенно таяла. В лесу светлело.

Мы продвигались неторопливо, прячась за деревьями и оглядываясь. В моем ведении была вся левая половина обзора.

— Пока все чисто, — сказал я Эку, — Скала, что у вас?

— У нас все спокойно, — заверил Юом, — Разведчика пока не нашел…Вот если бы он поговорил с кем-нибудь еще…

Вскоре наш Перехватчик пропал из виду, утонув в окружающей его зелени и остатках тумана. Судя по приборам, мы отошли от него уже на четыре сотни метров, и пока все шло гладко. Тон поинтересовался у Юома, насколько глубок, расположенный впереди, овраг и можем ли мы форсировать его самостоятельно, как на другом берегу оврага я увидел какое-то необычное движение: ветки кустов как будто пошли рябью.

Там что-то есть.. — только успел произнести я, как прозвучал звук выстрела и в ближайшем дереве взорвало кору.

Выработанные за два года рефлексы немедленно уложили меня на землю. Через пару секунд, подняв голову и убедившись, что мимо не летят заряды, я заметил лежащего в траве около соседнего ствола Эка. Он поднял большой палец вверх. Мы осторожно присели, каждый за своим деревом, и прислушались. Тишина.

Я медленно выглянул из-за ствола. Легкий ветерок колыхал только листья. Никаких признаков движения. Капитан кивнул и бросил из своего убежища ветку. Лес ничем не отозвался. Эк кивнул еще раз, и мы собрались уже ползти вперед, но снова замерли: с той стороны, откуда мы пришли, донесся отдаленный треск ломаемых сучьев.

Мы пригнулись и поползли в соседний куст. Похоже, нас окружали.

— Где же «синие» прятались? — пробормотал Тон, беря на мушку открытое пространство перед кустом.

Ветки колыхались все ближе. Что-то приближалось. Сердце отчаянно стучало в ушах. Скоро нам придется принять неравный бой…

Поросль в пяти метрах от нас внезапно раздвинулась. Я задержал дыхание, переложил палец на курок. И…чуть было не «убил» своего друга. В последнюю секунду, мне удалось дернуть излучатель вверх. Заряд просвистел в паре сантиметров от его головы.

Юом тут же камнем упал в траву и прицелился в нас.

— Отставить! — зашипел на него Эк.

Бортинженер, услышав его голос, быстро пополз в сторону нашего куста.

— Что ты здесь делаешь?! — возмущенно поинтересовался у него капитан.

Растрепанный и красный от напряжения Юом пытался отдышаться. Он был с непокрытой головой, с торчащим из уха одиноким адаптером. На шее виднелся ремешок визора. Не вооруженным глазом было заметно, что собирался он наспех.

— Я должен вас предупредить… — только и смог сказать он, — Я думаю…

Что он там себе думал, никто не узнал, потому что, заглушая прочие звуки, со стороны корабля послышался душераздирающий женский визг.

— Лана! — одновременно произнесли мы с Эком.

— Ты оставил ее одну на корабле! — продолжил Тон, — Как ты мог!

Не дождавшись оправданий Юома, одолеваемый дурными предчувствиями, я сорвался с места и помчался к нашему кораблю, не разбирая дороги. Мне было плевать, что ветки больно хлещут по рукам, а лианы цепляются за ноги и замедляют движение.

До поляны с Перехватчиком оставалось не больше трех метров. Я пригляделся сквозь листву. Было подозрительно тихо и спокойно. Почему тогда кричала Лана? Да еще вне корабля? Или это была не она? Тогда кто?

Теряясь в догадках, я короткими перебежками добрался до корабля. Никто не пытался напасть и не стрелял, но в груди оставалось смутное ощущение чего-то недоброго. Осторожно, из-за трапа, мне удалось заглянуть в люк. Никого. Вдруг пространство внезапно поехало в стороны, словно я попал в большую линзу. На следующем шаге линза схлопнулась, как будто ничего и не было. Я тряхнул головой: "Что за наваждение?"

Гораздо смелее я поднялся по трапу. Тишина. Я снял шлем и уже собирался отругать себя за то, что напрасно так нервничал, как в одно мгновение по телу расползлась жгучая волна, а на голову словно рухнуло все небо, придавив ее к полу.

Больше я ничего не помнил.

Глава 20. С глазу на глаз

Сознание вернулось внезапно. Раз, и я снова начал понимать, что существую.

В затуманенном разуме иглой холодного ужаса мелькнула мысль, что секунду назад меня как бы и не существовало. Но она тут же исчезла под натиском других, более насущных вопросов: «Что со мной?», «Что это, вообще, было?» и «Где я нахожусь?».

Первые два, на данный момент, казались дико сложными. Почти философскими. Ответ на третий мог хоть как-то пролить свет на положение, но, увы, сориентироваться было пока невозможно: перед глазами маячила непроницаемая клубящаяся серая пелена с какой-то грязно-желтой медузоподобной гадостью в центре, занимавшей все поле зрения от края и до края.

Я зачем-то подумал, что надо бы пошевелить рукой. Вслед за мыслью откуда-то донесся отдаленный стук. Потом, меня, как будто, кто-то позвал. Но невнятно. Звуки доходили до разума словно через стену.

Возможно, я еще какое-то время периодически проваливался в забытье, потому что последовательности в мыслях не было. Потом яркая серость перед глазами стала постепенно таять, заменяясь серостью вполне обычной.

К телу медленно возвращалась чувствительность. Похоже, что я лежал на боку. Но очень неудачно. Сильно затекли руки, особенно левая, которую теперь крайне болезненно колол миллион противных иголок. Я застонал и, наконец-то, привычно себя услышал.

Да где же я все-таки? На Перехватчике, где упал? Почему до сих пор лежу? И не могу пошевелить руками? За ними последовала паническая мысль: а они у меня вообще есть? И тут же разум напомнил про ненавистный миллион иголок. Фу! Если болят, значит есть.

На всякий случай я решил пошевелить ногами. Понял что они на месте. Слава Небу!

Но почему руки и ноги плохо двигаются? Меня фиксировали? Если фиксировали, значит — дело дрянь. Я в плену.

Но что за странные выходки? «Синие» сошли с ума? Ладно, переодеваться и захватывать корабли противника Устав Учений не запрещает. Но лишать сознания и фиксировать — это уже перебор! Куда смотрит Полковник?!

«Синие» должны были привести к старшему по званию и допросить. Или просто «убить», если моя персона им не сильно упиралась. А тут я где-то валяюсь и руки отлеживаю! Как же все чудно?! И чем дальше — тем хуже.

А может быть, я теперь припадочный и поэтому друзья меня связали?

— Эк! — в робкой надежде позвал я, но никто не отозвался.

— Эй, кто-нибудь! — прохрипел я уже громче и требовательней. — Попить дайте!

Во рту раскинулась пустыня. Хоть бы глоток воды!

Ответом мне была какая-то тихая возня и мычание. Так, эти гады еще и насмехаются! Ох, оклемаюсь — дам кому-то в глаз и на звание не посмотрю! Даже если «убьют», руки-то заблокировать не смогут.

Злость помогла окончательно прийти в себя. Но видел я ещё не очень хорошо: в глазах двоилось. Да и в помещении, куда меня занесло, царил полумрак.

Это была небольшая комната с толстым слоем пыли и мусора на полу. Пыль и сор, по ощущениям, украшали всю левую сторону моего лица. Я поднял голову, попытался перевернуться и встать. Тело не слушалось. Меня качнуло и бросило лицом в пыль. Я закашлялся.

В углу зашевелились какая-то тень. Сердце екнуло. Совсем некстати, вдруг вспомнилась байка, рассказанная в один из вечеров на Сиге старшекурсниками. Легенда гласила, что когда-то Базу на Арктаке использовали. Около системы всегда шли самые ожесточенные бои. Завладеть Арктаком — значило победить в Учениях.

Но потом, какие-то обалдуи, забравшиеся в самые недра Базы, разбудили Невыразимый Ужас, спавший там с древних времен. Вырвавшись на свободу, Ужас покалечил психику полусотне курсантов, их потом долго лечили в госпитале.

С тех пор Базу законсервировали. На учениях ее обкладывали минными полями и обходили стороной. Помнится, когда я это услышал, несколько дней хохотал и глумился вместе с Эком над дурацкой историей. А сейчас, то, что казалось тогда детской сказочкой, вдруг стало страшной реальностью.

— Уйди от меня, я в тебя не верю! — заплетающимся языком, как можно смелее сказал я Тени.

— Ваэл! Эфо иа Ама! — пришло в ответ. И это показалось мне осмысленным.

— Ты кто? — на всякий случай, решил спросить я.

— Ама! — визгливо возмутилась Тень и рассерженно застонала, — Умррр!

Вроде бы складывался диалог, но язык был непонятен, а собеседник на что-то злился. С фиксированными руками я оказывался против него совершенно беззащитен. Понятно, что говорить и действовать надо было осторожно, чтобы ничем не обидеть незнакомца и он не надумал меня съесть.

— Все хорошо, — самым безэмоциональным тоном произнес я. — Я безоружен! Но я вас не понимаю. Вы знаете гатактон?

— Ага! — согласилось существо, — О у эня жякгеем гот!

— Что? — переспросил я. Если собеседник и говорил на галактоне, то, явно, страдал проблемами с дикцией.

— Уууу! — грустно завыла Тень.

Сейчас, когда глаза привыкли к полумраку, я понял, что существо имеет вполне человеческие контуры и сидит неподалеку от моих ног. Ему чего-то явно не хватало. И, спустя минуту, до меня дошло, что рук. Как ни напрягались мои мозги, ни с одним видом гуманоидов этот облик так и не сопоставился.

— Вы — человек? — решился я спросить напрямую.

— Та, та! — радостно подтвердило существо, — Фмотхи фюда!

Кажется, я начал понимать моего товарища по несчастью, который призывал смотреть в его сторону.

Неуклюже загребая ногами и шурша мусором, Тень поползла на середину комнаты, к слабой полоске света, пробивавшейся в крохотное отверстие в стене. Это выглядело по-змеиному завораживающе и интригующе, ибо существо сильно шаталось из стороны в сторону, рискуя упасть, и я даже стал за него волноваться: доползет — недоползет.

Вот Тень наконец-то добралась до света и стала крутить в луче головой. Затуманенный взор выловил из мрака золотистые растрепанные волосы, потом небольших размеров человеческое ухо, затем мелькнул серо-зеленый глаз. Поднапрягшись и сфокусировав окончательно зрение, я смог собрать в единое целое освещенные части незнакомца, и понял, что все восторги заточения со мной разделяла…Лана.

Ну, хоть что-то приятное за весь день…

Однако, почему у нее нет рта?

— И-Иш? — произнесла Землянка.

Если она со мной разговаривала, значит, рот у нее должен где-то быть.

— Вижу. — подтвердил я. — Но что с твоим ртом? Я тебя не понимаю!

— О у беня жакхгеен! — сообщила Лана. — Фаскхей ео!

— Ничего не понимаю, — признался я.

— Фаскхей бне гот! — повторила девушка.

— Я не понимаю, о чем ты! — продолжал недоумевать я. — Я плохо вижу.

— Игео, ы греих! — заявила Лана.

Снова завертелась на свету и принялась гримасничать.

— Не смешно! — прокомментировал я.

И тут же разглядел, что рот девушки заклеен изоленом.

— Ааа, — догадался я, — «синие» тебе рот заклеили!

— Фуу! — с явным облегчением выдохнула Лана и обмякла.

— Все как-то странно, правда?

— Ммм… — пожала плечами Землянка, — Фаскхей бне гот и ея ээ фсе хасхафу!

— Это будет непросто. Я — связан, — для убедительности я подергал руками за спиной.

— Йя фошэ! — грустно вздохнула девушка, — Фривумай фто-фибусь!

* * *

Ради нее я был готов заново изобрести протонник. Не говоря уже о том, чтобы сделать карьеру эквилибриста. Вы оцените красоту рожденного мной трюка, если попробуете когда-нибудь подняться на колени из положения лежа, со связанными за спиной руками и кружащейся головой. Безусловно, номер удался далеко не с первого раза. Ежеминутно существовала опасность расквасить себе нос, сделав неудачное движение.

Мне грело душу, что Лана, рискуя упасть не меньше, в критические моменты заботливо подставляла свое плечо. Мы с ней качались, как тростник на ветру, но совместными усилиями продвигались все дальше вверх.

Способность Землянки помогать, когда ее об этом не просят, была для меня удивительна и непонятна. Сейчас хотелось верить, что Ланина поддержка связана, исключительно, с симпатией ко мне. Но, возможно, девушке просто хотелось поскорее избавиться от изолена. Эту мысль я отчаянно отгонял.

Наконец, выход в открытый космос в замкнутом пространстве состоялся. Плечо Землянки, упиралось в верхнюю часть моей груди и худо-бедно удерживало не совсем послушное еще тело в вертикальном положении.

— Придется немного потерпеть, — деловито сообщил я, — Если случайно укушу — ничего личного!

Девушка подняла брови и обреченно вздохнула:

— Гавай увэ!

Я наклонил голову и оказался невероятно близко от ее лица. Снова ощутился забытый уже запах ее волос. Нос уперся в нежную кожу Ланиной щеки. Я жутко разволновался и еле сдерживался, чтобы не поцеловать ее прямо сейчас. Меня останавливало то, что момент был неподходящий и своим дерзким поступком я мог все испортить. Хорошо, что девушка, закрыла глаза и, замерев в ожидании, ничего не заметила.

Возможно, при взгляде со стороны, моя борьба с изоленом, и правда, походила на продолжительный поцелуй. На самом деле, я отчаянно пытался подцепить зубами угол клейкой ленты на щеке Ланы. До сих пор этот материал ценился мной за прочность и липкость, но теперь я проклял все эти его уникальный свойства.

С десятой попытки удалось отделить небольшой кусочек. Хотелось бы надеяться, что все феноменальные достижения не дались ценой жутких ссадин, чреватых шрамами.

— Не больно? — для успокоения души поинтересовался я.

— У-у! — в отрицательном смысле отозвалась Землянка.

Теперь уже более воодушевленный, я продолжил схватку с изоленом. Миллиметр за миллиметром он сдавал свои позиции. Успех окрылял. В какой-то момент удалось удержать в зубах отлепившийся сантиметр угла. Я отчаянно дернулся назад, Лана негромко вскрикнула и половина ее губ освободилась от изолена.

— Фуу! — выдохнула девушка.

— Теперь вторая половина, — напомнил я.

Землянка послушно повернулась и дала мне избавить ее от изоленты совсем.

— Повезло, что у меня нет насморка, — первое, что сказала она, вновь обретя способность внятно общаться.

— Повезло, что нас не сразу «убили» — отметил я другой аспект нашего положения и поинтересовался:

— Так что, все-таки, произошло на корабле?

— Ты не поверишь! — прошептала Лана.

Глава 21. Видимо-невидимо

Рассказ девушки существенно дополнял список странностей и загадок нынешних Учений, ставших совсем уже нешуточными.

Я, конечно, надеялся на интересные события. Но чтоб настолько!

— Слушай! — волнуясь, начала девушка, — Когда вы с капитаном ушли, Юом всецело сосредоточился на ваших делах. Но держал под контролем всего лишь сектор градусов в 30. Ну, его трудно в этом винить, — оправдывала она бортинженера, — он, ведь не пилот и не десантник…

— Общевойсковую подготовку он проходил. — заметил я. — Удивительно, что врачей этому тоже учат.

— Врачей этому не учат, — с неловкостью произнесла Лана, — это тоже дядя рассказывал.

— Он готовил из тебя военного аса! — вырвалось у меня.

— Мама тоже так подумала. — подтвердила Землянка. — Впрочем, это к делу не относится. Короче, хорошо, что вы оставили нас вдвоем. Делать мне было нечего, поэтому я сидела и смотрела за другими секторами. И вот, — продолжала она, — в какой-то момент радар вдруг стал показывать, что вокруг… облака. Сначала мне не верилось: довольно странно, конечно, — штук десять маленьких облачков вокруг. Обычный туман и облака по-другому выглядят, а эти — маленькие и плотность меняют. Подумалось, что с радаром что-то не то, но после инцидента с «Пятнадцатым», я уверена — радар у нас надежный. В общем, толкаю я Юома в бок и говорю:

— Смотри, на радаре помехи какие-то странные.

Он отмахнулся и сказал, что ерунда, потом посмотрит.

— Сложные у тебя взаимоотношения с радарами, — констатировал я, — и тебя, как всегда, никто не слушает.

— Как Кассандру. — грустно вздохнулось девушке. — Была такая предсказательница, которую тоже никто не слушал. За что троянцы и поплатились.

— А что с ними сталось? — поинтересовался я.

— Им подарили Троянского коня, в котором спрятались воины, которые потом всех перебили и разрушили город. Это случилось на Земле, как миниум, 30 веков назад, — пояснила она.

Общаться с Ланой становилось все интереснее. Надо же в таких исторических дебрях она разбиралась! Я из истории своей планеты от силы последний век помню…

— Но, — в голосе девушки прозвучал триумф, — ты знаешь — от меня так просто не отделаться! На радар он, все-таки, посмотрел!

Я представил себе, как Лана нудит над ухом занятого Юома, для которого сосредоточится вообще большая проблема. И если он это состояние поймал, то бережет как зеницу ока. Потом я вообразил ту возмущенную физиономию, с какой друг развернулся к девушке и, не сдержавшись, хихикнул.

А тут облака взяли и пропали, — тем временем продолжала Лана и сказала в унисон моим мыслям. — Видел бы ты его лицо, когда он с чистого радара перевел взгляд на меня. А потом сделал наглейшее заявление:

— Милая, я понимаю, что тебе скучно. Потерпи немного, сейчас я тебя развлеку!

— Нахал! — согласился я. И тут же ощутил укол зависти и ревности одновременно. Зависти к тому, как легко и просто Юом общается, не стесняясь делать смелые заявления. Но в тоже время…он же знает! Он знает, что Лана моя…. моя девушка! Ну почему я должен даже от себя это скрывать?! Да, она пока об этом и не догадывается. Но это — уже моя неприкосновенная территория. Эх, Юом — нарушитель государственной границы!

— Потом он посмотрел на радар, ахнул и с криком: "Я должен их предупредить!" схватил оружие и умелся.

— Знаю, — перебил я, — мы его чуть не убили, когда он добежал до нас.

— А дальше, — девушка быстро оглянулась, как будто нас кто-то мог подслушать, и зашептала мне прямо в ухо.

Я сразу почувствовал, что прикасаюсь к какой-то потрясающей тайне.

— Облака появились снова и совсем рядом с кораблем. И стали к нему приближаться со всех сторон. Я видела, как идут рябью ветки у кустов. Сами по себе! Похоже на мелкие круги на воде, только в воздухе. Как будто что-то проходит, но не видно кто бы мог это делать. Ох, как же это было страшно! Я одна, на корабле никого больше нет, а тут что-то непонятное происходит… Я решила с вами связаться, предупредить и попросить помощи. Но тут прошла какая-то волна и все выключилось…

— Какая волна? — заинтересовано переспросил я.

Девушка отрицательно покачала головой:

Как будто большая линза спереди назад проехала. Все искривилось, увеличилось, а потом снова стало нормальным. Немного голова кружилась. Похоже на то, что было когда к нам на Базу тот странный дядька прилетал.

Невыразимый Ужас! — понял я. — Я тоже в него попал.

— Нет, это не он, — снова не согласилась Лана, — говорят, он похож на большое серое облако. И на приборы не действует, а только на людей

— Это кто это тебе рассказал? — с подозрением осведомился я.

— Старшекурсники, — прямодушно призналась Лана.

И пояснила:

— Медики. Им рассказывали на циклах.

Вот это был номер! Невыразимый Ужас и правда существует! То, что я могу с ним здесь столкнуться, отозвалось в душе нарастающей тревогой:

— Надеюсь, твои профессора поделились секретом как с ним бороться?

— Не успели, — Лана выглядела виноватой, — но, может быть, мы его и не встретим?

— Тогда у кого мы теперь? — снова поднял вопрос я.

— У невидимок! — зловещим шепотом ответила девушка.

Затем выяснилось, что, когда перестал работать генератор, напуганная Лана, не дожидаясь перехода корабля на резервное питание, пошла задраивать нижний люк. Но как только она открыла панель ручного управления шлюзом, сзади ее схватили.

Сначала она подумала, что это мы решили идиотски пошутить, и принялась громко ругаться, пока не поняла, что руки, которые ее держат — невидимые. Невидимка, удерживая ее, активно толкал вниз по трапу.

— Я так растерялась, — стыдливо призналась девушка, — непонятно, куда его пихнуть. Я только чувствовала, что меня держат, но не видно чем. И я не помню, как спускалась на очередную ступеньку, как будто проваливалась каждый раз. Так удивительно! А потом он спустил меня на землю, и тут мне навстречу переместилась полупрозрачная фигура…

— Может, это камуфляж? — предположил я, изо всех сил стараясь удержаться в реальности. — Со страху могло показаться, что невидимка…

— С камуфляжем я знакома, — обиделась Лана, — и, между прочим, в разных видах. Но ни один из них не делает людей совершенно прозрачными и не позволяет мгновенно перемещаться на три метра. Более того, эти невидимки ходят сквозь стены!

— Ты что-то уже совсем невероятное рассказываешь, — в то, что говорила девушка, разум уже совсем отказывался верить.

— Но это правда! — с отчаянием в голосе произнесла Лана. — Я знаю, что это невероятно! Но я своими глазами видела, как они ходят сквозь деревья и корабль. А один из них как-то попал мне за спину. Сам знаешь, у нас на корабле места не так много, я бы на него обязательно наткнулась или услышала бы. В общем, когда передо мною внезапно выросло это прозрачное существо, на меня накатил уже такой ужас, что я закричала.

— Ты кричала! — я был рад, что мне не почудилось.

— Еще как! — отозвалась девушка. — А потом снова провалилась.

— Значит, ты не знаешь, как мы тут оказались? — разочарованно вздохнул я.

— Увы! — в свою очередь вздохнула Лана. — Я помню смутно и по частям: лежу в какой-то открытой машине и ветки надо мной; потом что-то тяжелое упало рядом, наверно ты; потом какой-то коридор с серыми блестящими стенами и потолок светящийся; а потом уже эта дыра. А в промежутке такие странные сны снились! Видимо, меня не так сильно «провалили» как тебя. Я уже давно в себя пришла. И так за тебя волновалась!

— Я…я боялась, что ты…. умер. — стесняясь, призналась она.

О, она за меня волновалась! Приятно-то как! И неожиданно. Значит, шансы у меня все-таки есть.

— Жив! — гордо оповестил я окружающее. — Только голова немного кружится и болит. Сильный у них наркоз, я вообще ничего не помню. — и, подумав, добавил:

— У меня предложение: пока они снова не пришли, надо попробовать освободиться.

— Я уже думала об этом, — деловито сказала Лана, — но не нашла обо что веревки перетереть.

— Что такое веревки? — не понял я.

— Это то, чем наши руки связаны, — пояснила девушка и задумчиво хмыкнула:

— Они такие чудные, эти невидимки, обладают такими технологиями, а пленных веревками вяжут.

— А может, они от природы такие способные, — предположил я, — И это не технологии. И мы не пленные, а их ужин.

Лана судорожно проглотила:

— Не будем думать о плохом! Давай выберемся отсюда раньше, чем нами поедят.

— Что делают с веревками? — поинтересовался я, поскольку материал мне был совсем не знаком.

— Они мягкие, их можно чем-нибудь перетереть или перерезать. Или перегрызть! — вдруг нашла решение девушка. — Ну-ка, повернись! И приподними правую руку! Так, придерживай меня локтем!

Сидя лицом к моему боку, Лана наклонилась и изогнулась мне за спину. Я почувствовал на руках ее теплое дыхание.

— Что ты собралась делать?! — с удивлением спросил я.

— Попробую развязать узел зубами, — глухо донеслось из-за спины. — Он должен где-то быть…Угу!

Примерно поняв суть происходящего, я осторожно отодвинулся к стене и уперся в нее левым плечом, что бы другим легче было удерживать Лану. Однако то, чем она решила воспользоваться, показалось мне сомнительным, к тому же я явственно представил себе ее беззубую и попытался остановить. На что в ответ получил:

— У меня мама — стоматолог. Она с детства так пеклась о моих зубах, что теперь, без всякого ущерба, я могу жевать ими проволоку!

Вот те раз! От фантазии, что Лана на Перехватчике перегрызает кабель, меня передернуло. Упрямые они, все-таки, эти Земляне, за что бы ни брались.

Спустя пятнадцать минут девушка заметно устала и, тяжело дыша, уткнулась носом в мое плечо.

— Может, хватит? — предложил я. — Ты сама веришь в то, что делаешь?

Эти слова произвели на Лану эффект совершенно противоположный. Со сдавленным рычанием, она с удвоенным рвением принялась за дело.

Ух ты, — вдруг сказала она, — а их и перегрызать не надо, эта веревка слюной растворяется!

Скоро я понял, что мои руки начали медленно расходиться в стороны.

— Погоди, — сказал я и дернул руками.

Пространство между ними увеличилось. Теперь мне хватило места перелезть через связанные руки. И когда они оказались спереди, помогая себе уже собственными зубами, я смог наконец- то избавиться от ненавистных плетей. Во рту собралась куча пыли и соринок.

Какие странные…, — отплевываясь от мусора, я разглядывал собственные путы, — как будто из толстой паутины. И такие же липкие.

Я бросил обрывки веревок на пол и принялся растирать затекшие руки, снова терпя жуткие иголки. Когда кисти обрели чувствительность, командовать принялся уже я:

— Повернись и дай мне посмотреть на твои штуки!

Лана послушно повернулась. На ее руках словно свернулась семья змей.

— Наручники всех видов снимать умею, — вздохнул я, — а с этими что делать?

— Где-то там они несколько раз перекрещены, — терпеливо объясняла девушка, — Это выглядит как утолщение и называется узел. На него надо поплевать и подождать.

Ох, нелегко, видя что-то впервые, искать какие-то перекрестья. Тем более, впотьмах. Мне показалось, что одно я нашел, некоторое время дергал его в разные стороны, но без особого успеха. Я попросил Землянку повернуться к свету и продолжил поиск перекрестий. Минут через пятнадцать до моей оглушенной головы, наконец, дошел принцип связывания веревок. Я щедро поплевал на узел и в скором времени узы капитулировали.

— Спасибо! — обрадовалась девушка. Развернулась и смачно чмокнула меня в щеку, аж в ухе зазвенело. Меня бросило в жар, и стоило больших усилий не показать ей, как я обрадовался этому поцелую.

— Давай руки! — я принял нарочито серьезный вид и взялся энергично их растирать. Лана морщилась, кривилась и постанывала, когда в нее впивались свои «иголки». Через некоторое время она выдернула ладони из моих, пояснив:

— Уже хорошо.

И я слегка расстроился: если ей не все равно, могла бы не делать этого так быстро.

— Надо найти дверь, — торопилась девушка.

Дверь нашлась на противоположной стене от светящейся дырки.

— Мегит, — констатировал я, — для аборигенов слишком технологично. — и добавил. — Литой. Замок с той стороны.

— Открыть сможем? — с надеждой спросила Лана.

— Посмотрим, — без особого энтузиазма отозвался я и принялся осматривать дверь.

— Тише! — вдруг прошептала девушка, приложив ухо к поверхности, — Сюда кто-то идет!

Глава 22. Новые вопросы

Мы замерли и прислушались. В отдалении, за дверью, действительно, слышались глухие шаги.

— Они идут! — чуть слышно выдохнула Лана.

И оттого, что сейчас за нами явятся неведомые твари, у меня по спине побежали мурашки. Некоторое время я находился в замешательстве, не зная, как поступить. Решение пришло внезапно:

— Быстро, — скомандовал я, — Наматывай обратно веревки. И надо найти что-нибудь для драки…

Я осмотрелся по сторонам, но ничего подходящего не обнаружил.

— Будем усыплять их бдительность своей видимой слабостью? — внезапно родила философский перл Землянка.

— Это ты в своем «Искусстве войны» вычитала? — не без ехидства отозвался я. — Короче: прикинемся полусонными и связанными, а дальше действуем по обстоятельствам. Знать бы с кем мы имеем дело?

Кое-как набросив оставшиеся веревки на руки, мы быстро сели обратно на грязный пол и прислонились к стене.

Ох, кто же там снаружи? Чего нам вообще от них ждать?

Как всегда, в таких случаях, время тянулось невозможно медленно. Я старался сосредоточить внимание на происходящем за дверью, но все звуки заглушал стук сердца. Униматься оно никак не желало. И чем ближе представлялись невидимки, тем чаще и сильней становилось сердцебиение.

Шаги остановились перед дверью. И ожидание стало непереносимым. Стук сердца превратился в непрерывную барабанную дробь. Казалось, достаточного слабого писка, и мой мозг просто разнесет в клочья.

Вот сейчас… через дверь просочится что-то беплотное и невидимое…и неожиданно обретая форму… схватит меня за ногу. Мне уже мерещилось что-то полупрозрачно-серое торчащее из двери.

— Я боюсь, — в ужасе шепнула девушка и уткнулась носом мне в плечо.

Ужас Ланы оказался заразителен, и руки начало мелко трясти.

— Без паники, — повторял я, пытаясь сохранить остатки рассудка.

Непредсказуемо и внезапно дверь отъехала в сторону. Из коридора брызнул ослепительный свет. Пришлось зажмуриться.

— Касяфки, есче не ачюхались, — сказал кто-то с бреторианским акцентом, акая и смягчая согласные, — Эфехт малсапулисма.

— Не умничай, профессор, — грубо ответили ему, — Давай сюда свой «Промыватель», а то сам наверх их попрешь.

Глаза привыкли к свету. В проеме двери стояли двое вполне видимых мужчин. Один стройный и гибкий бреторианец в светлом комбинезоне. Другой короткостриженный коренастый мужчина среднего возраста в форме охранника. Где-то я его уже видел.

Бреторианец достал какой-то обтекаемый предмет и неуловимым движением руки разложил его. Образовалась рукоять с навершием из трубки, согнутой полукружием. Коренастый отобрал прибор и нагнулся ко мне.

Так, сейчас будут что-то промывать. Я невольно отодвинулся в сторону.

— Больна не пудет, глюпый, — неприятно захихикал бреторианец.

— Сиди смирно, — рявкнул на меня охранник и недружелюбно пообещал, — а то по полу поедешь, всю бошку об ступеньки расшибешь.

У меня был выбор: сидеть и ждать или, освободив руки, попытаться отнять промывалку и воткнуть ее в охранника. С бреторианцем справиться будет легче — он не выглядит атлетичным. Наверно, какой-нибудь медик. А вдруг там, в коридоре, еще десяток с излучателями? Как обойти их?

Не дав опомниться, охранник крепко схватил мой подбородок и приставил трубку концами к вискам. Я снова зажмурился, ожидая боли. Но, вместо этого, в голове, неожиданно, наступила такая дивная ясность, которой там вовек не наблюдалось. Я мог вспомнить каждое слово всех прочитанных учебников и, в деталях, знал каждый день своей жизни. Вот это да! Надо узнать, как называется эта штука. Буду перед экзаменами «промывать себе мозги». Но тут же светлые перспективы разрушил ворвавшийся здравый смысл: а вдруг это наркотик? Меня ж из Академии выпрут!

— Я против психоактивных веществ! — раздалось над ухом. Это охранник взялся за Лану.

— Хлупышка! — снова рассмеялся бреторианец. — Это медисина!

Землянка затихла. Видимо, приходила в себя от сияния разума.

— Ух ты! — потрясенно произнесла она. — Где преподают эту медицину?

— У нас! — продолжал медик. — Ти хочьешь быть врач?

— Хватит болтать, — прервал его охранник, — Иди к себе. Ты тут больше не нужен. Третий! — властно позвал он.

Из-за двери вышел боец в бронезащите и маске. Значит, я был прав — за дверью оставались еще люди.

— Успьехоф! Надеюсь ти хороще ихь свьязал — с ехидцей бросил уходящий бреторианец.

Паутиной Лорка. — прорычал ему вслед охранник. — Надежней всего!

* * *

Нам приказали подняться и следовать за ними.

— Где же твои невидимки? — тихо спросил я Лану, когда конвой повел нас по коридору.

Лана смущенно пожала плечами.

— Значит, привиделось, — с облегчением отметил я.

— Но я клянусь…, — начала девушка.

— Молчать! — обернулся к нам коренастый охранник, шедший впереди всех. Его суровые подчиненные, для убедительности, ткнули дулами излучателей в наши спины.

Сначала мы шли коридором с обшитыми металлом стенами, затем стали подниматься по лестнице.

Вероятно, это и было здание старой, якобы «заброшенной» Базы Арктака. Во что же ее теперь превратили? Ею теперь пользуются войска? Но почему Академию не предупредили? Или Академия не предупредила нас? Да ладно, нас. Наш командующий, Стеф, не видел в Арктаке ничего подозрительного и опасного. Иначе бы он нас в это место не послал. И «Пятнадцатый» бы сюда не прилетел. А если «синим» известно, что здесь есть люди и «Пятнадцатый» летел просить помощи у них?!

Количество переменных в этом уравнении увеличивалось с каждой минутой.

«Интересно, какой сейчас день? — подумалось мне, — И где Эк с Юомом? Они тоже тут?».

Я надеялся, что вся эта дикая ситуация — какое-то недоразумение, возможно, связанное с государственной тайной. Сейчас поговорим с представителями спецслужб, подпишем очередное соглашение о неразглашении, и нас отпустят восвояси.

Тайны-тайны…Волной, из глубин памяти, принесло озарение, откуда мне знакомо лицо коренастого охранника. Это же он прилетал к нам на Базу. И пытался нас убить! Ох, как, оказывается, все плохо! Оптимизм вновь сменился страхом. Я невольно притормозил, но ствол бойца уперся в спину. Тот молча пихнул меня.

Интересно, узнал ли нас бывший преследователь? Вдруг просто вида не подает? Надо бежать!

— Надо бежать! — произнес я одними губами, обращаясь к Лане, — Это ОН!

Девушка нахмурилась, потом удивленно приподняла брови:

— Как? — так же беззвучно спросила она.

Я пожал плечами, давая понять, что пока еще не придумал.

Сейчас кругом было слишком много вооруженных людей, которые не давали ступить и шага в сторону. Но даже если б нам удалось каким-то чудом избавиться от охраны, куда идти дальше я совершенно не представлял, потому что не додумался заранее посмотреть План Базы. Кто ж знал, что прилетев на охоту, мы сами станем жертвами?

Все карты остались в недрах Перехватчика, а полифон, который мог бы связаться с ним, с запястья куда-то подевался.

«А что они сделали с «Пятнадцтым»? — возник новый вопрос, — «Вот будет идиотская ситуация, когда придется спасать «синего».

Ступени кончились, достигнув третьего этажа. За лестничной площадкой возник темный широкий вестибюль с несколькими выходами в коридоры. Начальник стражи пошел быстрее и вскоре исчез за двустворчатой дверью впереди. А мы, подойдя к ней, остались ждать в компании трех вооруженных до зубов солдат. Они о чем-то негромко переговаривались на непонятном языке. Знать бы, о чем беседуют…

— Здесь их начальство, — осторожно шепнула мне Лана.

— С чего ты взяла? — процедил я сквозь зубы.

— Похоже на приемную, — ответила она.

В этот момент бойцы снова ткнули в нас оружием. И я снова остался наедине со своими мыслями. Подумалось, что с таким почетным караулом меня еще ни к одному директору не водили, несмотря на все безобразия и хулиганство.

Дверь распахнулась.

— Второй! Третий! — донеслось из-за нее, — Этих двоих — сюда!

Стража, подбадривая излучателями, довольно грубо втолкнула нас внутрь.

За дверью оказалась просторная светлая комната с большими окнами во всю стену справа. Похоже, тут когда-то находился конференц-зал. Даже стол сохранился, практически такой же, как на Сиге. Я заметил за окнами крыши ангаров. Значит мы, и правда, на Базе.

Сесть нам не предложили. Мы остались стоять между столом и дверями. А с другого конца комнаты нас внимательно рассматривал подтянутый мужчина лет пятидесяти, с выправкой и манерами военного, одетый в такую же форму, как и коренастый охранник. Его темные волосы, тронула легкая проседь.

И все в нем было вполне по-человечески, если бы не глаза — совершенно черные, без белков. Это производило неприятное и страшное впечатление.

«Какой же он расы?» — гадал я. Или это последствия какой-то катастрофы или болезни?

Пока Главный рассматривал нас, царило молчание, разбавленное сопением коренастого охранника.

— Ты думаешь — это они? — спросил наконец страшноглазый.

Глава 23. Каждый о своем

Начальник охраны вперил в меня тяжелый взгляд и свирепо вздохнул:

— Не сомневаюсь.

— Как давно вы покинули Коагр? — басом поинтересовался у нас Главный.

Мы с Ланой недоуменно переглянулись.

— Я не знаю, где это — честно признался я, — Мы с Сига, у нас Учения.

— А ты знаешь где это? — неестественно безэмоционально повторяя мои слова, обратился страшноглазый к Землянке.

Она, не в силах вымолвить ни слова, помотала головой.

— Не знаете, — неприятным голосом подытожил главный.

— А координаты Мирвы у вас на корабле сами появились? — с вызовом встрял в разговор Начальник Охраны.

В этом месте мне стало не по себе. Какая Мирва? Что за координаты? Почему на нашем корабле? Что это все значит? Возможно, предположил я, они просто называют известные нам места другими именами.

— Имеющиеся на нашем корабле координаты, относятся к нашей Академии и к полигону Учений, — пояснил я, стараясь внести ясность в происходящее.

— Кто вы и так понятно, — отмахнулся Главный, — И зачем вы здесь тоже.

«Слава Небу!» — с облегчением подумал я, — «Все утряслось само собой!» и вслух произнес:

— Мы можем быть свободны?

Оба начальника замерли и уставились на нас с изумлением как на невиданных зверушек.

Главный монотонно качал головой из стороны в сторону, пока не подобрал подходящие слова.

— Какая дерзость! — заявил он, — Предложите отдать вам Литир?

— Нет, — уже с тревогой ответил я, — Мы просто заберем свое Знамя, «Пятнадцатого» разведчика и улетим. Это к вам никакого отношения не имеет.

— Здесь все имеет ко мне отношение! — голос страшноглазого сделался странным гулко-шипящим. — Лаогед думал его забрать?!

Наше положение вновь превратилось в угрожающее. Но что конкретно мы делали не так? Нас, явно, за кого-то принимали. Скорее всего, за врагов. С кем, похоже, церемониться не будут.

— Это недоразумение. — стараясь отогнать от себя неприятные мысли сказал я, и повторил:

— Мы курсанты Военной Навигационной Академии Мирны. У нас Учения. Мы прибыли на Арктак -2 по приказу нашего командующего, с Сига. Противник забрал наше Знамя. Мы должны его вернуть.

Начальник Охраны внезапно нервно расхохотался:

— И ничего не скрывают!

— Зачем нам что-то скрывать, — удивился я, — если бы вы были нашими противниками — имело бы смысл…

— А мы — ваши друзья?! — удивленно хмыкнул Главный и принялся чихать, но, возможно, он так смеялся.

Вдруг он резко замолчал и застыл, не дыша, словно к чему-то прислушиваясь, вытянув в направлении нас правую руку. Оружия я не заметил, но жест выглядел агрессивным, как будто страшноглазый решил что-то забрать.

Он то сжимал, то разжимал пальцы, что выглядело малоприятно. Ждать от него стоило чего угодно. Вспомнился детский ужасник, где адские персонажи взглядом и протянутыми руками вытягивали из своих жертв энергию. Я отругал себя за нелепые фантазии.

Но Главному, как видно, нравилось строить из себя демона, рассчитывая нас запугать. При этом, ровным счетом ничего не происходило. На всякий случай, я медленно, придвинулся к Лане, надеясь, если что, закрыть ее собой.

— Я не понимаю! — спустя полминуты тихо возмутился Главный, — Как он это сделал? У них в малсе ни одного пика! Куда он фтрянул им войт?!

— Где ваш войт?! — зло бросил он нам.

Я даже не нашел, что ответить. Если Коагр, Мирва и Лаогед еще воспринимались как имена собственные, то малс и войт могли быть чем угодно. Внутренний голос подзуживал что-нибудь насочинять. Однако разум настаивал, что лучше промолчать.

В это время на другом конце стола заерзали:

— Чтобы Лаогед не делал, он не получит того, за чем вас прислал!

В этот момент, осмелевшая Землянка неожиданно спросила:

— А почему вы не хотите отдать нам наше Знамя?

— Ваше?! — снова загудел Главный, и его глазах засветились белые жилки, отчего они стали еще ужасней.

— Товарищ начальник, — решительно продолжила девушка, — Это знамя нашей Базы, а «Пятнадцатый» разведчик украл его и привез сюда.

— Они выследили Лурга, — наябедничал страшноглазому Начальник Охраны, — и охотились на него, пока мы их не поймали.

Некоторая часть сумасшедшей истории прояснилась и усугубилась одновременно. Так, «Пятнадцатого» зовут Лург и эти дядьки заинтересованы в том, чтобы он оставался в целости и сохранности. Потрясающе! «Пятнадцатый» притащил на полигон спятивших папу с дядей, чтобы они его прикрывали! И Полковник им это разрешил? Или я что-то не дочитал в правилах Учений и теперь сюда можно брать родственников? Тогда Ланин дядя очень бы пригодился. И далось им наше Знамя!

— Знамя — это всего лишь кусок материи! — постарался я разрядить атмосферу, — Оно не представляет ценности. Если Лург — ваш родственник, пусть останется тут. Мы только знамя заберем и улетим.

— Лург мне больше, чем родственник! — заявил Главный.

— Хорошо, мы поняли, — увещевал его я, видя, что дело приобретает совсем скверный оборот.

— Они и на меня охотились! — добавил коренастый начальник.

— Но все было не так! — вновь вступила Землянка. — Вы сами прилетели на нашу Базу. Мы предупреждали вас о нарушении воздушного пространства, а вы стали стрелять…

— Не спорь с ними! — шепнул я. — Они — ненормальные!

— Без войта все бессмысленно, — подытожил Главный.

— Он мог послать их и без войта, — предположил Начальник Охраны.

— Никак! — повысил на него голос страшноглазый, — Они бы не нашли Литир!

— Значит, он хотел нас отвлечь и послал с войтом других! — не терялся Охранник.

— То же самое ты говорил вчера! — напомнил ему страшноглазый.

В глазах потемнело: неужели они схватили Эка и Юома?! Как все усложняется: теперь спасать и их тоже!

В этот момент у меня возникло странное ощущение, как будто я совершенно прозрачный. Всем организмом и каждой клеточкой в отдельности. И в целом мире не осталось никого, кроме меня. Это длилось несколько секунд.

— Постой! — вдруг произнес Главный, — Есть еще двое.

Возвращение в реальность огорошило прозрением, что теперь страшноглазый точно имел в виду моих друзей! Непонятно, каким образом, но это чувствовалось очень ясно. Как он узнал об их существовании? Прочитал мысли? Невозможно!

— Иди со своими рнутами и найди еще двоих муавов, — отдал распоряжение Начальнику охраны страшноглазый, — а сюда позови Дулга с Шушем. Они справятся одни.

Нас вытолкали за дверь к охраникам-рнутам. Те нетерпеливо сопели и что-то тихо гнусавили на своем языке. Через щель в неплотно закрытой двери слышались голоса:

— Что с ними сделать? — спросил начальник Охраны.

— Отдадим Лоргу, — ответил Главный, — нужно найти войт. Он вывернет их наизнанку, но найдет!

В этом месте Лана сделала большие глаза.

— Потом, что осталось, засуну обратно корабль и разобью? — поинтересовался Охранник. — Головы послать Лаогеду?

— Есть способ лучше! — хладнокровно произнес Главный. — Лаогед никогда не узнает, что с ними сталось. Лорг отправит их в Треглонатор. Оттуда не возвращаются. Корабль заберет Лург, а то ему теперь не на чем летать.

Я похолодел. Со спины на голову толпой поползли мурашки. Вот это перспектива! Просто поверить невозможно! Неужели эти люди, действительно собираются нас убить? Ни за что. Это какой-то дурной сон! Или я сошел с ума! Неужели, так с него и сходят? На этом Арктаке, и правда, ужас невыразимый!

— Лана, — жалобно получилось у меня, — скажи правду: я сошел с ума? Или ты тоже все это слышала?

— А я думала — это у меня не все дома, — призналась девушка, — не могу поверить…

— Тогда, надо бежать отсюда! — постановил я, — А потом разберемся!

Глава 24. Неутомимые пленники

Вскоре, с привычно мрачным видом, Начальник Охраны вышел от Главного и кивнул рнутам. Те, тряхнув броней, оживились и потолкали нас к лестнице. Каменные ступени низко гудели под тяжелыми шагами конвоя. Из окон в потолке лился яркий солнечный свет, оживляя темно-голубые стены. Где-то я уже видел такие же стены. И тут же вспомнил, что в школе. Да, очень похожие, только окна были сбоку.

Воспоминания навеяли легкую ностальгию и перетекли в грустную реальность. Нас же ведут пытать, с перспективой убить! Странно, но страха перед лицом смерти я не чувствовал. Как заморозило. Зато в мозг словно провели освещение, и вся моя канцелярия скопом просчитывала момент для побега.

Через два этажа к нашей процессии присоединилась парочка небритых молодцов. Возможно, те самые, которые «справятся с нами одни». Выглядели они, словно не мылись и не переодевались годами. Мятую солдатскую одежду в цветах серо-зеленого камуфляжа покрывали разнокалиберные жирные пятна. От наемников несло перегаром.

Тот, которому поручили меня, пристроил кисти рук на излучатель, ремень которого свисал с шеи. Оружие, вместе с безвольными руками, болталось из стороны в сторону, временами толкая меня в плечо. Чувствовалось, что бандиту тяжело и муторно.

— Почему мы? — хрипло спросил он Начальника и сплюнул на ступеньки.

— Будешь плевать — твои поганые слюни тобой и вытру! — не слушая его, ответил тот, — Где, гады, только шалву свою достаете и напиваетесь как гложи? За пленников отвечаете головой!

— Куда их? — просипел с Ланиной стороны второй.

— К Лоргу, — отрезал Начальник.

— Ууу! — с предвкушением безнадежности взвыли оба бандита, а первый, издевательски подмигнув, добавил, — Он у нас любитель разбирать на запчасти!

— Эту-то хоть оставьте, а то нам скучно, — второй загреб Землянку в объятия и попытался поцеловать. Та отстранилась и дернула плечом. Остро хотелось дать ему в челюсть. Но придется потерпеть — слишком много охраны, еще не время.

— Заткнись, Шуш! — рявкнул на него Начальник. — Если заскучал, найду еще работу.

— Оставь девку! — прикрикнул в свою очередь на второго первый. — Сказали — не твоя.

Шуш отпустил Лану:

— Это мы еще посмотрим, — пробормотал он.

«Через мой труп» — мысленно ответил ему я.

На первом этаже рнуты свернули в проход направо. А их Начальник остановился:

— Напоминаю вам двоим, — тоном не терпящем возражений обратился он к Дулгу и Шушу, — муавов надо доставить лично Лорку и как можно быстрее.

— А чо именно мы? — снова спросил Дулг, было заметно, что к Лорку он идти не хотел, — Пошли своих рнутов!

— Сами знаете, муавы слушаются только людей, — начал терять терпение Начальник, — у нас с рнутами дело есть. Заткнулись и пошли!

— Да, — еле дослушав, нестройным дуэтом откликнулись Дулг с Шушем и потолкали нас в коридор налево.

Зато когда Начальник скрылся, мы узнали о нем много нового. Шуш с другом не упустили ничего: ни умственного развития начальства, ни его метода руководства, ни учиняемых им ограничений. На поверхность всплыли интересные подробности. Но, узнать кто такой Лорг это не помогло. Его почему-то старались не упоминать.

— Дулг, давай оставим ее себе! — не унимался Шуш, — Лорг все равно не поймет! Ему, главное, чтоб двое. Отдадим Пайта. Он после вчерашнего еще сутки проспит! Одним дибилом будет меньше. А ее спрячем в Ваум — он ее там не найдет.

— Ты знаешь, что он с тобой сделает, если найдет?! — не разделял его оптимизма Дулг.

— Не найдет! — противно захихикал Шуш, — свой Литир до сих пор найти не может!

— Идиот! — со страхом и недоверием заорал Дулг, но опомнился и понизил голос, — Отдай ему немедленно!

— Не могу, — развел руками Шуш, — Его со мной прятала шалва! Помнит только она.

Удивительно, но наемников совершенно не смущало наше присутствие. Они так спокойно обсуждали свои дела, как будто мы были мебелью или животными. Вот и хорошо. Неприятные сюрпризы еще впереди.

А в смелости Шушу не отказать — спрятать по-пьяни какой-то Литир, который всем страшно нужен! И не помнить куда! Судя по всему, эти двое удальцов для Начальника Охраны чудовищная головная боль. Рнуты куда дрессированней.

На середине коридора Дулг внезапно остановился.

— Щщас! — сообщил он, — Надо отлить.

И, сняв с шеи излучатель, передал его Шушу:

— Покарауль пока, — и скрылся за ближайшей дверью, смрад из которой не оставлял сомнения в предназначении этого места.

Наконец-то перевес в силе склонился в нашу сторону: Шуш один против двоих.

«Вот», — понял я, — «Тот самый момент!».

— Отвлеки его! — подмигнув, еле слышно шепнул я Лане, и стряхнул с запястья веревки.

Она сначала нахмурилась, а потом вдруг мило улыбнулась Шушу и закусила губу. Некоторое время девушка отчаянно строила ему глазки. Шуш с подозрением косился на нее. Вскоре, поняв, что намеков бандит не понимает, Лана заявила прямым текстом:

— Возьмите меня с собой! Я вам пригожусь, — и глупо похлопала глазами, — Я все равно связана!

В этом месте Шуш противно хмыкнул и двинулся в ее сторону. Я прямо-таки читал его мысли. На душе неприятно заскребло от того, что Землянка улыбается этому уроду.

«Лана так делает, не потому, что он ей нравится», — напомнил я себе и вложил всю силу в удар.

Нападения от связанных пленников Шуш не ожидал. Обе руки его были заняты тяжелыми излучателями, и быстро поставить блок он не успел. Мой удар в лицо опрокинул его на спину.

— Бежим! — бросил я Землянке и дернулся в сторону. Но Лана зачем-то расстегнула комбинезон и сунула правую руку за пазуху. Потом что-то блестнуло и шелкнуло. Шуш, поднявший было голову, схватился за шею и ойкнул. Через секунду он обмяк, грохнув об пол излучателями.

— Чего стучишь?! — донеслось из-за двери.

— Что ты делаешь? — с тревогой и недоумением обратился я к Лане.

— Он встал бы и погнался за нами, — оправдывалась Землянка, — я его нейтрализовала.

— Чем? — моему изумлению не было предела. — У тебя есть оружие?

Лана разжала руку — в ней оказался инъекционный пистолет:

— Заряжен транквилизатором.

Ну, ничего себе, вооруженные медики! Это же против правил!

— Откуда это у тебя? — потребовал я объяснений.

— Потом расскажу, — отмахнулась Землянка, — отодвинь Шуша, надо усыпить второго.

Стараясь не греметь оружием, Шуша пристроили к стене в позе «он устал и решил присесть». После чего, я отобрал у девушки пистолет, оставил ее посередине коридора, как приманку, а сам прижался к стене у двери. Хорошо бы шалва и Дулгу тоже замедлила реакцию, иначе каким бы стремительным ни было движение моей руки, он имеет шанс увернуться.

В туалете послышался шум, дверь распахнулась. Я задержал дыхание. Дулг сделал шаг вперед.

— А где…? — только и спросил он, перед тем как игла со снотворным вонзилась ему в шею.

Прижав к ней руку, он удивленно оглядел нас, закатил глаза и упал.

— В туалет их! — нашелся я.

Мы быстро затащили наемников в комнату.

— Тяжелые какие! — пожаловалась Лана, опуская Шуша на пол в отхожем месте.

Обыскав наемников, я нашел мятые засаленные кепки, боекомплект, фонарь и пару грязных ножей.

— Придется надеть, — показал я на головные уборы, — Иначе прицелиться из излучателя не сможешь.

Лана поморщилась:

— Надеюсь, насекомые по ним не бегали… — но надела.

— Возьми излучатель, — я подал ей оружие полегче, — Поставь руку перед козырьком и проведи вниз.

Землянка послушалась. Перед ее лицом замерцал экран.

— Прижми палец к курку, — продолжал руководить я.

Узкий светящийся дисплей и экран замигали одновременно.

— Синхронизировано, — прокомментировала Лана, — О, вот прицел! Теперь я сама!

— Предохранитель, — напомнил я, — нажми тут, перед тем как стрелять.

Ну, вот. Теперь мы нормально вооружены. Правда, по-настоящему, в людей я еще ни разу не стрелял и надеялся, что обойдется без членовредительства.

Как все просто на учениях! Да, ты стреляешь в себе подобных, но при этом твердо уверен, что с ними ничего не случится. А тут, может случится с кем угодно: с ними или… с нами. Не буду думать об этом сегодня! Это все сон, дурной сон. Скоро я проснусь на Учениях на подлете к Арктаку или на Базе. И все пойдет по-прежнему. Наваждение надо просто пережить!

— Куда пойдем? — спросила у меня Лана, когда мы осторожно выползли из туалета.

— Думаю, куда и шли, — все взвесив, ответил я, — Выход, наверняка, там, куда ушли рнуты. Но на дверях, скорее всего, охрана. Будем искать окно или запасной выход.

Миновав коридор, мы оказались в следующем, шедшем перпендикулярно. Тот тоже был пустынен, но гораздо уже и темнее. Отвалившиеся большие куски штукатурки позволяли видеть камни, из которых сложены стены.

— Кирпичи! — удивленно сказала девушка, — Я думала — они только на Земле остались… И такие старые! Смотри, на них мох растет.

«Сколько же лет этой Базе?» — удивлялся я. — «И как в ней помещается столько коридоров?».

* * *

От нашего коридора через каждые три метра шли еще поперечные, терявшиеся во тьме.

— Кажется, мы — под землей, — предположила Лана, — так темно и не одного окна!

— Точно, — вспомнилось мне, — Базы же трехэтажные! А мы на четвертом сверху!

«И где-то здесь живет Невыразимый Ужас!» — напомнил внутренний голос.

«Ужасней, некуда!»— парировал разум. — «Если такое происходит, мы с Невыразимым давно встретились».

— Как ты думаешь, а где здесь Лорг? — поежилась Землянка.

— Знать бы, кто это? — вздохнул я.

— Он специалист по нахождению войтов.

— Разбирает на запчасти. — задумчиво согласился я. — Вырывает сердца или ест мозги…

— Молчи! — передернуло Лану.

— А говорят, медики кишок не боятся, — поддел ее я.

— Так эти же — свои! — возмутилась Землянка, но тут же поникла, — и умирать… не хочется…

— Никто не умрет! — постарался успокоить ее я, — У меня просто — дурацкий сон!

— А, вдруг, — это мой сон, — задумчиво произнесла Лана и принялась щипать себя за руки, — нет, что-то не просыпается…

— Надо искать выход. Ориентир бы какой! — меня разбирала досада, что я не припрятал у себя в комбинезоне резервный полифон с картами. — Скорее бы найти выход и улететь из этого кошмара.

Коридоры все не кончались.

— Давай, свернем в поперечный, — предложила Землянка, — вдруг, так короче.

Я бросил взгляд на уходящий в неведомую даль основной проход. Тот тянулся, как минимум, еще на километр и терялся в темноте.

— Давай. Чем только пометить поворот?

Лана порылась в нагрудном кармане и извлекла оттуда серебристый цилиндр.

— Помада. — изнутри появился ярко-розовый стержень и вздохнула с сожалением. — Новая. Но больше рисовать нечем.

Поразмыслив, девушка изобразила у пола, на левой стороне ближайшего поперечного коридора маленький крест.

— Здесь был «Красный крест», — усмехнулся я.

Едва мы сделали десяток шагов в выбранном направлении, как вдалеке мне послышались голоса и тяжелый топот ног. Похоже, нас начали искать. Очень хорошо, что мы вовремя свернули.

Я удвоил скорость к спасительному полумраку за последним светильником. Лана быстро шла за мной. Влетев в тень, я быстро обернулся, подняв излучатель и ожидая застать в устье коридора преследователей, но никого не было.

Не опуская оружие, я сделал несколько шагов назад.

— Осторожно! — предупредила Лана.

Но поздно: моя спина встретила стену. Это был тупик.

Глава 25. Недра Невыразимого

— Приехали! — с досадой подумал я. — Столько стараний рануку под хвост!

Новый плен в мои планы не входил. Наверняка, кто-нибудь уже обнаружил «нейтрализацию» Шуша с Дулгом. И понял, что мы опасные. Если нас снова поймают, каждый шаг будут контролировать рнуты или опять усыпят. И беспомощных разберут на «запчасти»! В тот момент я очень позавидовал Ланиным невидимкам с их способностями ходить сквозь стены:

— Где мой телепортатор? — я не нашел ничего умней, чем стукнуть кулаком в стену. Дурацкая преграда!

Стук вышел необычный. Я ожидал глухой звук, а вышел гулкий с резонансом. От шершавой поверхности отделился кусок штукатурки и полетел вниз. Мне едва удалось его поймать.

— О! — обрадовалась Землянка, протянула руку в образовавшуюся дыру и дернула на себя.

Со скрипом и шелестом пыли стена поехала ко мне, открывая проход вперед. Возникшая из стены дверь — это было какое-то чудо.

— Быстрей! — Лана втолкнула меня в проем, запрыгнула сама и захлопнула дверь.

Теперь со всех сторон нас окружала непроглядная тьма.

— Догадываюсь, как тут все ходят сквозь стены, — съязвил я.

— Ничего сверхъестественного! — насмешливо произнесла девушка. — Посвети!

Я вспомнил про трофейный фонарь и снял его с пояса. Вскоре яркий луч осветил крутой проход вниз. Моя правая нога находилась в сантиметре от края неширокой площадки на самом верху темной лестницы. Толкни Землянка чуть сильнее, и я бы сейчас считал носом ступеньки.

За нашими спинами всю стену занимал большой прямоугольный лист металла с торчащим на правом боку крючком и еще какой-то конструкцией из полосок: продольной и трех поперечных.

— Вот! — гордо показала Лана на крючок, — Ручка! Повернул вниз, дернул и готово!

Язык чесался в очередной раз съехидничать, как у нее все просто, но Лана пошла дальше:

— Засов! — с неподдельным восторгом заявила она, протянув руки к металлическим полоскам. — Сейчас запремся, и они не войдут!

Скажем прямо, у меня были большие сомнения, что бронированные рнуты не смогут войти. Но нельзя и отрицать: запор на некоторое время их, действительно, задержит.

Я немного полюбовался тем, как Лана натужно борется с задвижкой. Пусть не думает, что она самая умная и находчивая! Засовом давно не пользовались, и он все никак ей не поддавался.

Скоро девушка сдалась, и пришлось поднатужиться мне. Когда непокорная пластина наконец-то вошла в паз, я отдышался и снова осветил путь в неведомое.

Лестница вниз выглядела довольно длинной и крутой. Конца разглядеть не удалось. Только сейчас я ощутил, как, неприятно касаясь лица, снизу поднимается сырой и холодный воздух. Услышал, что где-то в отдалении мерно капает вода. Богатая фантазия нарисовала впереди клубы серого тумана, под покровом которого неслышно бродит Лорг. А если он тоже невидимый?

Перспектива спускаться в адские недра щекотала в животе ледяной лапой. Впрочем, Невыразимый и Лорг пока существуют только в виде легенд, а рнуты за спиной вполне реальные.

— Пойдем? — все еще с сомнением кивнул я на лестницу.

— Пойдем, — обреченно согласилась девушка.

Ладно, с антигравом когда-то первый раз со стратолета прыгал. Не в темный колодец, конечно, но справился же. Я сделал шаг вниз.

Сейчас я думаю, что спуск составлял не больше двух этажей, но тогда в темноте казалось, что мы идем к центру земли. Ноги скользили на мокрых ступенях. Схватиться, покачнувшись, за стену, означало вляпаться в сопливый налет на ней.

В какой-то момент, неловко наступив на щербину, Лана чуть не спикировала прямо в недра Невыразимого. Ее полет остановился в моих объятиях. Возникла неловкая пауза, во время которой я искал повод предложить ей себя качестве опоры. Потом, так ничего и не придумав, просто молча взял ее за руку, поддерживая под локоть, а другой рукой страхуя спину. Девушка еще несколько раз спотыкалась на ровном месте, что давало мне возможность быть к ней немного ближе.

Какая же она все-таки странная: может точно и быстро кого-нибудь «обезвредить», а в другое время, на обычной лестнице, элементарно не смотреть себе под ноги. Эта несобранность и непоследовательность делала Лану особенно слабой и уязвимой. И только я один мог ее защитить.

К сожалению, когда впереди замаячила нижняя площадка, Землянка поблагодарила меня и, сказав очередное обидное «я сама», вывернулась из рук. Ладно, еще не вечер. Все равно она будет моей. Я в этом не сомневался.

По окончании спуска перед нами встала очередная загадка. Лестница привела в помещение с очень высоким потолком. Большую часть стены в этой комнате занимал приличных размеров круг из лоприта. По его периметру шли здоровые заклепки, а в центре торчало колесоподобное образование из труб. Конструкция будила в памяти смутные образы, но уловить, что конкретно, не получалось.

— Где же я это видела? — забормотала Лана. — Этот руль…

— Ты хочешь сказать, на этом можно уехать? — удивился я.

Девушка покачала головой:

— Это тоже дверь, но… как же…она же…Мммм, — присев на ступеньку, она подперла подбородок рукой. Вдруг лицо ее радостно озарилось:

— Вспомнила! Его надо повернуть!

Удивительно, столько Землянке было известно о дверях. И почему все особенные двери собраны здесь?

Так ей и сказал.

— Я не знаю, — удивленно оправдывалась Лана, — Мне самой странно, почему тут такие двери. Везде обычные, а здесь старинные. У нас подобные в хранилищах делали или на подводных лодках.

В этот момент мне тоже вспомнилось, что первые космические поселенцы в шлюзах пользовались похожими. И снова задался вопросом, сколько же лет этой Базе, если тут шлюзы первых колонистов? Возможно, внутри найдутся ответы на все вопросы?

— Да, надо повернуть колесо! — согласился я и занялся рулем.

В отличие от засова, он на удивление легко поддался и закрутился в правую сторону. Непонятное место. Первая дверь не используется и даже замурована в стену, а другая, не менее древняя, как будто новая…

Я подергал колесо из стороны в сторону. Левым краем люк отошел от стены и без единого скрипа плавно пошел в моем направлении. Из черной щели дохнуло затхлостью, пылью и еще чем-то до боли знакомым.

— А как ты думаешь, — остановила рукой движение люка Лана, — почему нам сменили охрану?

— Зачем это тебе?

— Они ведь сменили надежных рнутов, которые нам чихнуть не давали, на двух недоумков с перегаром. — пояснила девушка. — Ну, ясно же, что они никого и никогда в нужное место не доведут. И почему Начальник решил, что мы будем их слушаться, а рнутов не будем?

— Ты думаешь, нам создали условия для побега? — уточнил я, борясь с неприятным холодком внизу живота.

— А вдруг Лорг — прожорливое чудовище, живущее в лабиринте и не различает своих и чужих? — продолжала свою линию Лана. — Тогда им выгодно запустить к Лоргу нас и каких-нибудь надоевших дегенератов.

— Это, и правда, интересно, — расслабился я, поняв, что в ее теории есть недостатки, — И не лишено логики. Но рнуты за нами все же пошли. Не думаю, что их Начальник разбрасывается бойцами.

— А если они своим промывателем изучили нашу нервную систему и теперь нами управляют, — девушку понесло уже в совсем неправдоподобную степь. Если сначала мне было тревожно, то теперь смешно:

— Если кого уж и бояться, так это Невыразимого Ужаса. Его в этих местах видели. Правда, он никого не ел, только пугал до умопомрачения.

Не найдя во мне союзника, против своих страхов, девушка надулась и сложила руки на груди. Я снова потянул люк на себя, и пока он открывал нам очередную темноту, провыл туда:

— Эгегей! Лорг, выходи, подлый трус!

Лана шумно ахнула, а пустота, как и ожидалось, промолчала. Луч фонаря погрузился в Недра темной дыры.

Глава 26. Спрятано внутри

— Посмотри, — обратился я к девушке, которая отвернулась и зажмурилась, чтобы пережить явление Лорка, — здесь никого нет. И дальше не пройти.

Надежда на разгадку тайны Базы Арктака постепенно таяла и сменялась досадой. Выхода мы так и не нашли. Чудовищ не встретили. И вообще перестало происходить что-либо интересное, пусть даже и страшное.

Теперь идти обратно и сдаваться на милость рнутов? Сидят, небось, в коридоре, играют в нуцы с Шушем и Дулгом, и ждут, когда мы выйдем. Представляю, как радостно они нас встретят.

В реальность меня вернула опомнившаяся Лана:

— Как же так?! — возмущенно вопросила она и пошла навстречу темной стене, вставшей за люком. Протянув к преграде руку, девушка осторожно пощупала ее. Стена неожиданно заколыхалась.

— Мягкая! — обернувшись, потрясенно произнесла Лана.

— Теплый бочок Лорга? — не удержался я.

— Не смешно! — нахмурилась девушка, но добавила, — Похоже на ткань. Тянущуюся.

Заинтригованный, я подошел вплотную к стене и надавил на нее. Бархатная на ощупь поверхность прогнулась и раз… рука внезапно прошла насквозь. Не зная, чего ждать дальше, я тут же отдернул ее, хотя никаких неприятных ощущений не было.

Матовая мембрана, совершенно целая и невредимая вернулась к первоначальному положению.

Лана, удивленно глядевшая на мой эксперимент, надавила на стену сильнее и провалилась в нее уже по локоть. Выдернув руку обратно, она некоторое время с интересом рассматривала ее. Потом растерянно помотала головой и пожала плечами:

— Ничего! — потрясено сообщила она. — Все целое.

Мягкая стена, сквозь которую можно ходить, не оставляя следов. Это просто не укладывалось в голове. Откуда все эти чудеса на Полигоне? Это уже тут было? Или таинственные личности завезли? Или Невыразимый так вывихивает мне мозг? Может, он и правда нами управляет?

Как бы то ни было пойдем до конца!

— Что ж, — подытожил я, — есть еще один способ хождения сквозь стены. Этот мы еще не пробовали.

— Рассказать — никто не поверит. — тем временем беседовала сама с собой девушка. — Я и сама не верю.

— Пойду на разведку! — обратился к ней я. — Если не вернусь — иди обратно.

— Нет! — в глазах Ланы мелькнул ужас, и она схватила меня за руку. — Я с тобой!

Честно говоря, рисковать ее жизнью я не собирался, но и оставлять ее одну тоже небезопасно. В конце концов, я нехотя снизошел:

— Ну, хорошо. Тогда на счет три, делаем шаг вперед.

Взяв ладонь Ланы в свою, я набрал в легкие побольше воздуха и задержал дыхание. Мы досчитали до трех и шагнули.

Первым в знакомый упругий бархат уперлось лицо. Раздалось легкое потрескивание, щеки слегка защекотало. Постепенно прогинаясь под напором, поверхность мембраны дошла до предела и мягко расступилась, облекая тело. По голове проехалось нечто едва уловимое и невесомое, как паутина. Голову немного повело. Секунду спустя, едва слышно загудев, все резко отпустило.

Не могу сказать, что этот шаг дался мне легко. Ноги предательски дрожали в коленях. Я ожидал оказаться в желудке Лорка, на другой планете, в Треглонаторе или в открытом космосе без воздуха.

— В ухе звенит, — раздался голос Ланы.

В этот момент я понял, что могу нормально дышать, стою на твердой поверхности, мне не тесно, не жарко и не холодно. Стало быть, нас занесло в какое-то приемлемое для жизни место. Поднятый, на уровень груди, фонарь осветил привычные ряды стеллажей. Так вот, что это за знакомый запах! Арсенал…Это мы удачно зашли!

Любопытство погнало меня вперед. Разглядывать чужую коллекцию:

— Что мы имеем? КМ-260… СИМПры… бронезащиты. Неплохо. О, ВПГ — 8! Десяток возьмем, — я протянул две из них Лане.

— Это что? — спросила она, получив в каждую руку по цилиндру.

— Гранаты. — отозвался я. — Если встретишь кого-то похожего на Лорга, выдерни колечки. Их оставь себе на память, а остальное подари ему. И смущенно убегай.

Лана захихикала, представив себе разрывающегося от удивления Лорга.

Спотыкаясь впотьмах и поднимая облачка пыли, я побрел дальше. Помимо хорошо знакомой амуниции, на полках попадались и очень странные вещи. Фонарь выхватывал из темноты то какие-то гладкие серебристые палки, то соединенные между собой усатые шары. Иногда предметы и вовсе были неописуемые.

— Смотри! — догнала меня Лана, размахивая подозрительной штуковиной, состоящей из трапеции, со сглаженными углами, нескольких широких ремней и шайбы.

— Ну, как же? — она остановилась и принялась вертеть конструкцию в руках. На определенном этапе все сложилось в виденную нами надстройку на броне у рнутов.

— Вот! — гордо произнесла девушка

— Это что? — поинтересовался я.

— Не знаю, у рнутов было, — пожала плечами девушка, — Может защита какая? Давай, наденешь, может, пригодится.

Не дожидаясь согласия, заботливая Лана положила конструкцию мне на плечи. Когда трапеция расположилась центром на груди, а шайба встала между лопаток, ремни сами собой моментально затянулись на плечах и по бокам. Немного тяжеловато, однако движений не стесняло. Действительно, стоило попробовать запустить прибор, вдруг и впрямь полезная штука. Я потыкал в трапецию пальцем, поводил перед ней рукой, в надежде найти активирующий сенсор, но безрезультатно.

— Оно сломано, — было немного жаль, что не довелось испытать новые технологии, — придется оставить фигню!

С трудом пропихнув пальцы под ремни, я потянул их с силой вверх, но оторвать от себя не смог.

— Помоги, за что-то зацепилось, — попросил я Землянку.

— Нет, — ответила она, осмотрев меня со всех сторон, — Все в порядке.

— Попробуй снять.

Лана отчаянно дергала за ремни, но обратно они не вытягивались. Рнутов прибамбас сидел столь прочно по фигуре, словно со мной и родился.

— Бесполезно! — вздохнула девушка.

— Ладно, потом разберусь, — махнул я рукой и пошел искать Лане традиционную бронезащиту. Найти жилет по росту для девушки оказалось сложно. Все на складе рассчитывалось на здоровенных рнутов, причем одного размера.

Переколупав все десять раз я, наконец, выудил из середины штабеля броню поменьше. Из нее с тихим шелестом под ноги выпало что-то мягкое.

Подняв предмет к свету и стряхнув с него пыль, я обнаружил новую кепку. Она была темно-синего цвета. Головной убор выглядел бы вполне стандартно. Только над козырьком раскинула извитые лучи звезда из золотистого металла с опалесцирующим камнем в центре.

Обрадовавшись в первый момент, вскоре я с сожалением понял, что для мужчины кепка выглядит слишком вызывающе.

— Лана, — позвал я, поняв, на ком кепка будет выглядеть более естественно. И когда девушка подошла, вручил ей бронезащиту, а на голову, сняв засаленную кепку Шуша, водрузил новую:

— Ты мечтала.

— Спасибо, — просияла Лана, — Ой, словно для меня и шили. Размер идеальный. Здесь зеркала нет?

— Нет. — буркнул я. — И без того красивая.

— Всегда бы так с формой! — восхищалась Землянка, разглядывая себя, в найденном где-то зеркальце. — Он еще и светится! Жаль нельзя увидеть целиком!

— Давай надену — посмотришь, — съязвил я.

Но снять кепку с Ланы оказалось невозможно. Мы тянули ее по очереди и вместе. Но безрезультатно.

— Ну, может, если ты сильно обрастешь — кепка сама свалится. — постарался я вселить в девушку оптимизм. — Будем надеяться, что эта красота не облучает мозг лучами смерти. А то…

Не знаю, кто тянул меня за язык. Ланино лицо сменило, как минимум, три выражения: удивленное, обиженное и возмущенное. Юмора она не поняла, бросила уничтожающий взгляд, сложила руки на груди и отвернулась. Ой, ну только не это!

От размышлений о том, как теперь загладить обиду, меня отвлек слабый скрип со стороны мембраны. Насторожившись, я пытался понять, что порождало такие звуки и на всякий случай, опустил прицел. Скрип усилился и завершился глухим стуком. Мембрана колыхнулась.

— Люк! — с отчаянием вскрикнула, враз забывшая разногласия, Землянка.

Я метнулся к люку. И что ж раньше не догадаться поставить в проем какую-либо штуковину?! Благо, в арсенале добра полно. Ан, нет, увлекся, забыл про осторожность. Теперь нас тут захлопнет. Не Лорг сожрет, так собственный организм с голодухи. Может, конечно, гранатами, дверь снесем. Правда, тогда у нас гостей будет как грязи.

Не теряя надежды, что люк просто прикрылся, я толкнул его сквозь мембрану. Руки, проскочив через мягкую стену, встретили неумолимо твердую поверхность. Я повернулся боком, уперся плечом в люк и поднажал. Люк не двигался. Мембрана слабо затрещала и по ней пошли маленькие голубые молнии. Лицо защекотало, а тело, даже сквозь комбинезон стало пощипывать. Через секунду мягкая стена угрожающе зазвенела, спружинила и вытолкнула меня.

Мне решила помочь встревоженная Лана. С размаху стукнув по мембране рукой, она вскрикнула:

— Ой, больно!

— Что с тобой? — испугавшись, схватил я ее за руку.

— Твердая! — простонала Землянка, вырывая руки и тряся ею. — Почему такая твердая?

— Не знаю, — обреченно вздохнул я.

Глава 27. Вход и выход

Если вас никогда не запирало в замкнутом пространстве, то вы меня не поймете. Сначала я не мог поверить, что это конец: мембрана странным образом превратилась в прочную твердую стену, из-за этого люк теперь недосягаем и выхода больше нет. Раньше хотя бы оставался путь назад, а теперь мы оказались закрыты наглухо и, возможно навсегда. В месте где полно оружия, но нет еды. Умирать так нелепо не хотелось.

Через минуту я понял, что вовсе не так уж слаб и беспомощен, как показалось. Разум уже мысленно просматривал все пособия по выживанию, которые майор Гвари заставлял учить наизусть. Теперь он выглядел пророком и мудрецом. Захотелось, вернувшись в Академию, поставить ему памятник, ну или хотя бы бюст. Да, просто руку пожать, за все, что он сделал!

Руки сами собой полезли в карманы, в поисках того, что могло в них остаться после обыска. В нагрудном нашелся недоеденный кусок пищевого концентрата. Уже хорошо, хотя и отвратительно мало, если разделить на двоих… Плохо, что воды нет совсем. В арсенале ее источники не предусмотрены. Так, пару-тройку дней протянем. А потом?

Подвинув кучу бронезащит на столе, я сел и крепко задумался: удастся ли взорвать люк всем имеющимся в хранилище традиционным боезапасом или придется сложить в кучу те подозрительные палки с шарами? И как не пострадать при этом самим в тесном помещении?

Лана в это время тихо и растерянно стояла рядом, стараясь не мешать моим размышлениям.

— Послушай, — вдруг произнесла она, — как ты думаешь, здесь должна быть нормальная дверь?

Нормальная? Ох, как же я не принял в расчет такую элементарщину? Просто же! Верхнюю дверь, через которую мы вошли, давно замуровали в стену и не использовали. Должны же рнуты как-то в арсенал попадать? Заброшенным он не выглядит, вооружение тут достаточно современное. Если только, по местной традиции, все через стены не ходят.

— Ты — права! — ответил я, слезая со стола и направляясь в дальний конец хранилища, который мы еще не исследовали. — Пошли, поищем настоящий вход.

Стоит ли говорить, что через некоторое время основная дверь, там и нашлась. Как и положено: основательная, лопритовая и с мощным замком на КАМЕодах. Взорвать такую даже саперу сложно, а замок голыми руками не вскрыть.

— Эх, без фитча не выйти! — печально констатировал я, в очередной раз пожалев об утраченном полифоне, где хранилось много полезного. Чертовы пришельцы, забрали его себе. И наборчик мой походный, с разъемами, тоже утащили! Ну, просто рук лишили, уроды!

Я стоял и злился про себя, заменяя нецензурные слова жестами.

— Какой сквозняк! — сообщила за моей спиной Лана и чихнула.

— Сквозняк? — удивило меня заявление.

Дверь разом отошла на второй план. У моей спутницы от пережитого начались галлюцинации? Поспешно развернувшись, я вгляделся в лицо девушки, но в ее глазах не было ни капли безумия. Они смотрели на меня с усталостью и надеждой.

В свете фонаря мерно плыли пылинки. Пылинки как пылинки, но только сейчас стало понятно, что двигаются они только в одном направлении — к нам.

— Оттуда дует, — указала пальцем в другой конец хранилища Лана, — Терпеть не могу сквозняки!

И снова чихнулаю

Пришлось вернуться обратно, на уровень люка и пройти немного дальше до стены. Остановившись там, я и вправду почувствовал легкое движение воздуха, которое до этого не замечал. Пылинки здесь летели веселее, особенно у самого пола. Во мне затеплилась надежда: неужели?

Разглядеть источник сквозняка мешали большие ящики с аккумуляторами для излучателей. Не уверен, что в другое время я решился бы снимать их в одиночку. Первые ряды удалось просто сдвинуть в сторону, но ящики с последнего штабеля все же пришлось снимать и переносить.

За последним ящиком открылось невероятное: в стене арсенала, у самого пола, чернела дыра диаметром чуть более полуметра.

Я едва не прослезился от радости. Вот это подарок! Как славно, что в местные оружейные склады кто-то пробирается окольными путями. Очевидно, что не рнуты. Но кто? Лаогед? Хорошо бы по дороге отсюда ни с кем не столкнуться.

— Полезу первый, — сообщил я девушке, — давай за мной.

Лана покорно кивнула. Я встал на четвереньки и заглянул в дыру. Фонарь осветил невероятно прямой и ровный проход с пыльными каменными стенами. Сойдет!

* * *

На пути к заветной свободе мы натерпелись: узкий проход страшно стеснял движения, многолетняя грязь на полу стремилась забиться в рукава и за воротник, поднятая мелкая пыль лезла в глаза и нос. Чихание было равносильно смерти.

Я сдерживался как мог, уговаривая себя тем, что до вожделенной свободы осталось не так много: в пяти метрах маячили пятна тусклого света. Лане сзади приходилось еще хуже. Периодически слышался сдавленный кашель.

«Уже скоро!» — мысленно говорил ей я. — «Потерпи немного!»

В конце прохода меня ждала металлическая решетка с мелкой ячеей. За ней виднелся знакомый, плохо освещенный коридор. Я подполз к решетке и прислушался. Из коридора не доносилось ни звука.

Осмелев, я толкнул решетку, и она качнулась вперед. Снаружи не реагировали. Я осторожно вылез. Потом немного посидел в коридоре с опущенным прицелом и, никого не дождавшись, помог выбраться Лане.

С головы до пят нас обоих покрывал серо-коричневый налет. С тоской посмотрев на меня, девушка зашлепала себя по комбинезону, но того, что искала не нашла.

— Платки кончились, — вздохнула она.

* * *

Кое-как, стряхнув руками пыль, мы снова двинулись по уходящему вдаль коридору.

— Смотри! — дернула меня за рукав Лана, указав куда-то в боковой проход. — Вон там внизу!

У самого пола краснел помадный крестик.

— Ты знаешь, когда мы стояли у двери арсенала, мне этот крестик вдруг вспомнился, — разоткровенничалась девушка, — и вот мы снова здесь.

А я пытался понять, как же так получилось? Некоторое время назад, пройдя по этому коридору, мы спустились порядочно вниз и уперлись прямо в люк. Покидая хранилище, люк оставили слева. Стало быть, по моим подсчетам, чтобы попасть из арсенала сюда, надо завернуть за люком налево и лезть вертикально вверх! А мы прошли совершенно прямо по горизонтали. Да и сам проход не был длиннее пятнадцати метров! Значит, арсенал должен находиться прямо за дверью, замурованной в стену! Но там лестница! Очень странно и просто невероятно!

За размышлениями я не заметил, как ушел вперед один.

— Теперь двинем прямо? — мое обращение к Лане осталось без ответа. Быстро оглянувшись, я заметил, что девушка, зачем-то, остановилась перед предыдущим темным поперечным коридором.

— Пойдем! — негромко позвал я.

Но она продолжала стоять, как будто не решаясь что-то сделать.

— Ты что-то увидела? — забеспокоился я, поворачивая обратно.

— Нам… туда…, — с сомнением в голосе произнесла Лана.

— С чего ты взяла? — удивился я. — Что там?

— Выход, — заговорщицким шепотом произнесла Лана.

Я посмотрел вперед, в коридор: темно и пусто. Ни дверей, ни света. Никаких признаков выхода.

— Он говорит, что выход там, — со смущением пояснила девушка.

— Кто говорит? — пытался я прояснить ситуацию.

— Не знаю… — растерялась Лана. — Но он мне показал, как выйти.

— Там ничего нет!

Ко мне стали закрадываться нехорошие сомнения, что Невыразимый принялся за нас всерьез и выбрал для атаки наиболее внушаемое существо.

— Тебя снова посещают невидимки? — не без иронии произнес я.

— Невидимки были на самом деле! — вспылила девушка. — Но это не они!

— Хорошо! — в свою очередь начал злиться я. — Кто бы то ни был, пойдем отсюда, пока нас снова не сцапали!

— Но, он хочет нам помочь! — упорно стояла на своей сумасшедшей идее Лана.

— Лорг хочет нам помочь. Прекрасно! — не съязвить было невозможно. — Кто же еще, как не он!?

— Это не Лорг! — заступилась за воображаемого друга девушка.

— Лана, очнись! — повысил голос я. — Здесь некому нам помогать! Помнишь, нас все хотят убить!

— Но он нас выведет, если мы ему поможем! — с жаром ответила Лана.

— В очередной раз испытать свой Треглонатор! — тут терпение у меня окончательно лопнуло. — Пойдем!

— Нет, — решительно сказала девушка, — Происходит что-то страшное. Я должна ему помочь! — и шагнула во мрак коридора.

— Стой! — не удержавшись, рявкнул я, и эхо разнеслось вокруг.

Но Лана совершенно не слушала.

— Остановись немедленно!

В тишине были слышны удаляющиеся шаги. Когда же кончится этот кошмар?! У нас приказ доставить знамя. Эк с Юомом неизвестно где. Мы тут ходим кругами, за нами гоняются какие-то странные личности, а она вздумала помогать какому-то очередному невидимке, потому что «происходит что-то страшное». Страшное происходит уже давно! И я, собственно говоря, пытаюсь сделать что-то для нашего спасения!

Необъяснимое самовольство Ланы возмутило меня до глубины души.

— Хорошо, иди! — прорычал я и, от избытка нереализованных чувств, пнул стену ногой, совершенно забыв о том, что в незнакомых местах перемещаться следует осторожно. Вверху что-то громыхнуло, сорвалось и, просвистев в сантиметре от моего плеча, стукнуло в пол. Резко отскочив и развернувшись, я выставил вперед фонарь.

Глава 28. Желтые дали

Проход, во всю его ширину, был перегорожен решеткой из толстых металлических прутьев. А Лана из-за своего дурацкого альтруизма, оказалась по ту сторону преграды.

Я, конечно, очень злился на Землянку. И мой гордый внутренний голос требовал плюнуть на все и идти искать выход одному. А она пусть спасает, кого хочет! Но в то же время я понимал, что Невыразимый Ужас заморочил ей голову. Мне казалось, что Лана идет в ловушку и действовать надо незамедлительно.

Присев, я просунул руки между прутьями решетки и толкнул вверх. Безрезультатно. Затем сильнее. С тем же успехом. Потом поднялся и в отчаянии дернул решетку к себе. Но то ли ее заклинило, то ли она оказалась слишком тяжелой. Несмотря на все усилия, сдвинуть ее не получалось.

Если еще минуту назад я полагал, что все плохо, то нынче стало совсем отвратительно.

"Придется искать параллельный коридор и хорошо бы — сквозной", — пробормотал я сам себе и, стараясь не прикасаться к стенам, тихо двинулся по проходу.

Ближайший коридор мне не понравился. В его глубине царил такой же непроглядный мрак, как и в том, куда ушла Лана. Правда показалось, что где-то вдалеке как будто серело пятно. Но, была — не была! Попробуем здесь.

Теперь я даже не шел, а крался, осторожно переставляя ноги и стараясь не наступать на выпирающие из пола неровности. Пока все было тихо. Так относительно спокойно прошло минут пять: коридор оставался пуст, ничего ни откуда не падало, не взрывалось, и никто не пытался напасть. «Двадцать метров успешно пройдены!» — облегчением констатировал я, и тут фонарь неожиданно погас.

— Да, чтоб тебя! — сказал я фонарю, вынул аккумулятор, почистил контакты и засунул его обратно. Однако, это проблему не решило. Взять новый было неоткуда.

Я снова выругался. Окаянный прибор напрасно тратил мое время, за которое Лорк мог, совершенно не спеша, поймать Лану. Я продолжил путь наощупь.

Надежду вселяло увеличившееся серое пятно впереди. Но, знаете, когда вы поняли, что заведомая цель совсем близка, стоит удвоить интуицию и утроить подозрительность.

Серое пятно в конце тоннеля постепенно приняло вид дверного проема. До выхода оставалось метров пять. Уже виделась противоположная стена поперечного коридора, казавшаяся серой и гладкой. Вдруг на уровне лодыжки слева мелькнул рубиновый огонек. Я замер на месте. В полутьме и серости этих мест яркие краски выглядели неуместными.

«Померещилось?» — решил я и сделал шаг назад. Огонек на долю секунды снова мигнул. Я не мог понять, что предпринять.

Внезапно стены с лязгом пришли в движение. Оттуда стремительно раскладывались угловатые конструкции, обрастая разнокалиберными стволами. Когда я с ужасом осознал, что меня ждет, и собрался бежать, в мою сторону уже летели заряды.

Но за секунду до этого, мир непонятным образом окрасился в желтые тона разных оттенков. Я видел, как меня медленно в грудь и живот прошивают заряды и летят дальше в плотную желтизну, а оттуда, в обратном направлении устремляются желтые комочки и тоже летят через меня. И все совершенно беззвучно.

Стрельба прекратилась так же внезапно, как и началась. Потрясенный случившимся, я остановился и принялся растерянно себя осматривать. Мое тело выглядело бледно-желтым пятном с четким контуром и мерцающей белой окантовкой. Ощупать его не удалось, но ни боли, ни дискомфорта я не испытывал.

Но ведь меня только что должны были убить или, по крайней мере, тяжело ранить! А я все еще в сознании и на ногах?! Волной паники накрыла мысль, что вот так и выглядит мир после смерти. Но разум напомнил что желтизна появилась раньше, чем меня "убили".

Тогда что со мной? Пока я недоумевал, охранные боты буравили коридор лучами, которые я разглядел только сейчас. Они все быстро просканировали, но складываться обратно и не думали. Как же пройти мимо них? В памяти всплыла часть нотации моего инструктора, после крайне неудачного летного часа:

— Пилот не должен думать, он должен быстро соображать! — рычал на меня майор, в исступлении стуча кулаком по обшивке.

Поняв, что в таких обстоятельствах спокойно не пройти, я медленно отошел вглубь коридора, на ощупь завел рычажок мощности излучателя до крайнего положения назад — на максимум.

Прицелившись в часть правого бота, выпирающую из плотной желтизны стены, я нажал курок. Излучатель со всей дури жахнул. Меня дернуло отдачей. От бота вверх полетел здоровенный желтый кусок. Сквозь меня, стремительно вращаясь, пролетела палка или труба. Тело инстинктивно напряглось в ожидании, что она распилит меня пополам, но палка оказалась призрачной.

Левый бот, тут же, активизировался и отправил в мою сторону поток зарядов. Как и первые, они безболезненно пролетели насквозь. Правый тоже успел ответить парой выстрелов, прежде чем стал несколькими желтыми пятнами на полу.

Излучатель Дулга, признав, наконец-то, меня своим хозяином, стал подсказывать наиболее уязвимые места местной техники. Благодаря такому партнерству, уже через два прицельных выстрела, парализованный левый бот валялся рядом с соседом.

Случившееся не укладывалось в голове и требовало осмысления. Прежде, чем идти дальше стоило немного отдышаться и прийти в себя.

Я опустился на то, что выглядело как пол, и попытался прислониться к плотной массе, расцениваемой как стена. Через секунду, неуловимо, мир приобрел свой привычный цвет, теперь уже казавшийся темным и мрачным, а стена резко толкнула меня в спину.

От коварного выпада стены, я упал на бок. В голове нарастала пульсирующая боль, стало жутко мутить. Чтобы не стошнило, пришлось усиленно дышать. Но в воздухе висело столько вонючей гари, что в горле сразу запершило и я сильно закашлялся. В руку, поставленную на пол для опоры, вонзились несколько острых обломков.

Застонав, я сел. Тошнота и пульсация постепенно проходили. В нескольких метрах от меня, испуская отвратительный дым, дотлевали обломки ботов. Экран прицела перед лицом, обводя красными контурами развороченные механизмы, сообщил «Уничтожено».

Уже хорошо, что убивать меня некому. Однако что, все-таки, произошло? Как мне удалось уцелеть? В панике я схватился за грудь, провел рукой до живота, потрогал голову. Комбинезон был совершенно целый. Ни одной дырки! И голова тоже обычной формы, без дефектов. Невозможно! Я прислушался к себе: должно же где-то после попадания в тебя болеть? Но не болело. Ничего и нигде, кроме ладони, которая поранилась об осколки.

«Желтые комочки — это они?!» — пришло в голову.

Как же я так смог? И почему все выглядело желтым? А через меня все пролетало? Тут же накрыл ужас: «Меня же чуть не убили!».

На всякий случай я снова посмотрел на ботов сквозь прицел. Там по-прежнему моргало «Уничтожено».

Ладно, убить, не знаю почему, они не смогли. Может, у меня теперь новые способности? Знать бы как они появляются? С такими мыслями я поднялся и побрел к выходу. Проем перегораживали две большие кучи металлолома.

«Ну вот, через них еще и перелезать!» — с пренебрежением подумал я. И прямо в этот момент мир снова стал желтым. Стены казались сделанными из прозрачного желтого пластиката разной толщины. Их контуры и углы светились белыми линиями.

Сейчас все виделось четче, даже бесформенные останки ботов. Я спокойно прошел сквозь них, потом сквозь соседнюю стену. В этом удивительном мире преград не существовало вообще! Если так, то можно идти абсолютно куда глаза глядят. Перспектива окрылила до такой степени, что я, забыв обо всем на свете, пошел прямо. Желтизна то густела, когда я попадал в стены, то светлела, когда я выбирался в коридор или помещение. Других живых существ, кроме меня в желтых далях, не обнаружилось. Выбравшись из самой толстой полосы цвета яичного желтка, я оказался окруженным странной белесоватостью, а впереди торчала стена из неровных столбов с облаками наверху.

«Что-то новое», — понял я.

И оказался… в лесу. Мир снова раскрасился. Был день. Неровные столбы превратились в деревья, вместо облаков их верхушки покрывали кроны из листьев. Позади меня серела стена.

Снова накатила пульсация с тошнотой, но уже слабее.

Вот, как мне и хотелось — нашелся выход. Дурацкие приключения кончились. Теперь я свободен и пойду искать друзей. Но Лана осталась внутри. Некоторое время я разрывался между желанием остаться и необходимостью вернуться. Потом ноги сами завернули меня к стене, и мир окрасился желтым.

Глава 29. Возвращение невидимки

Снова пройдя через стену, я вдруг вспомнил слова Ланы о том, что ее невидимки могли не только ходить сквозь предметы, но и внезапно перемещаться на несколько метров. Вот с таким умением, искать ее было бы быстрее. Не успел я подумать, как встречная желтизна резко поехала в мою сторону. Тело стояло неподвижно, а стены впереди натянулись на меня, как носок на ногу.

Очнулся я на расстоянии метров двадцати от исходной точки. Голову повело, накатила такая тошнота, что свело в солнечном сплетении. Стало понятно, что дальнейшие эксперименты с перемещениями в пространстве кончатся выворотом желудка. Я рассудил, что пока надо просто ходить через стены, а «натяжение пространства» с быстрым перемещением использовать при крайней необходимости. К нему, как и к возвращению в обычный мир, явно требовалась привычка.

Постояв и обдумав план действий, я двинулся по диагонали влево, где по моим представлениям находился выход из коридора, охранявшегося ботами. Поблуждав вокруг да около минут пятнадцать и не найдя, устроенной мной свалки, я забеспокоился, куда эти две кучи подевались? Закрались подозрения: а не обнаружил ли их уже кто-нибудь?

Наконец, прицел моргнул и нарисовал около одного из выступающих желтых углов привычный красный многогранник с надписью «Уничтожено» и я тут сообразил, что ботов от меня скрывала стена.

Вскоре, по левую руку, возник проход, перегороженный решеткой. В желтом мире она и на расстоянии виделась довольно ясно. Если б я раньше знал, что могу ходить сквозь стены, просто взял бы и прошел. И никакой возни с ботами. Но, что сделано, то сделано.

С этого места идти стоило не спеша, потому что я не знал, как должны выглядеть люди в этом мире. Тщательно осматриваясь, я медленно продвигался вперед. Неподалеку справа и внизу, за наслоением прозрачных стен, перемещались какие-то бледно-желтые облачка.

Куда же отсюда пошла Лана? Единственный коридор, в котором я еще не бывал, уходил прямо. Туда я и направился.

Вскоре, на дороге попались ступеньки, поставившие меня в тупик: провалюсь ли я с верхней через остальные или пройду по ним как обычно? Чтобы не терять времени, я спрыгнул, угодив ногами в какую-то серую муть, доходившую до колен. Вещество, в которое я попал, могло оказаться чем угодно: водой, туманом, адской слизью, паралитическим газом или что тут у них принято разливать по коридорам от врагов.

Из-за этой дрянной мути я чуть было не прошлепал Лану.

На уровне пола в тумане что-то блеснуло. Присев на корточки, я погрузил в него лицо. В глубине, примерно на уровне лодыжки, сучил ногами необыкновенный огненный паук. От его опалесцирующего тела змеились похожие на маленькие молнии конечности, вспыхивая золотым и белым.

Какое-то время я наблюдал за ним, потом из интереса ткнул дулом излучателя. Оружие вырвало из рук и отбросило в сторону. И тут я понял, где видел похожего паука: на кепке, которую отдал Лане!

От радости и беспокойства захватило дух. Я вгляделся в туман и различил смутные белые контуры головы и тела. Она нашлась! Но почему на полу? На секунду в глазах потемнело от мысли, что раньше меня ее встретили местные боты. Вне себя от тревоги я попытался схватить девушку и поднять ее с пола. Но руки прошли насквозь. Я поднатужился и попытался еще, наконец, с десятого раза овал с огненным пауком показался из тумана.

— Лана! Лана! — почти кричал я, пока жуткий спазм не перехватил горло. Я встал на колени и, как мне показалось, прислонил к себе спину Землянки.

Она зашевелила руками. Откуда-то издалека, на пределе слышимости, донесся стон. И, вдруг, ее бледная тень резко дернулась и отпрянула от меня.

Я снова выпал в реальный мир, сопровождаемый воплем:

— Ни за что!

Хорошо, что я успел вовремя поймать ствол ее излучателя и направить дулом вниз:

— Лана, успокойся, это я, Раэл!

— Здесь невидимка! — взвизгнула девушка и заметалась.

— Где невидимка? — оглядываясь, поинтересовался я.

— Он меня схватил и хотел унести! — прижалась ко мне Лана.

— Все хорошо! — моя рука обняла ее за плечи. Не сдержавшись, я хмыкнул, поняв кого она приняла за невидимку.

— Ты не понимаешь, — возбужденно говорила девушка. — Они отдадут нас Ему!

— Все хорошо, — на ухо прошептал я, — Он ушел.

— Откуда ты знаешь? — подозрительно осведомилась Лана и отпихнула меня, — Кто ты?

— Раэл Ирдэо, штурман «Седьмого Перехватчика». Мы летели за Знаменем. Дельтийское общество альпинистов. Помнишь?

— Да, — подтвердила Лана. — Что со мной было?

— Понятия не имею! — вырвалось у меня с раздражением. — Ты ушла за внутренним голосом, а меня из-за этого чуть не убили!

— О! — растерянно озадачилась девушка, пропустив мимо ушей последнее. — Этот дурацкий туман. Я в нем потерялась. Но он мне пел колыбельные.

Решив, что Лана заговаривается и виной этому может быть злополучная туманность у пола, я поднялся и потянул ее за собой: — Вставай! Пойдем отсюда! Только теперь слушаем, исключительно, голос разума.

— Голова кружится, — с трудом поднимаясь, пожаловалась Землянка.

— Привычное дело! — отозвался я и двинулся назад, к ступенькам, с опущенным прицелом, закрывая собой девушку.

— Погоди, — остановила меня она, — нам не туда. Там не выйти. Надо по коридору, потом налево, на лестницу и подняться на этаж вверх.

— Ты себя уже завела! — напомнил я.

— Поверь, пожалуйста! — как-то жалобно попросила Лана, и мне послышались слезы в ее голосе.

— Тут везде боты! — мне вспомнились недавние страшные события.

— Там нет, — уверила Лана.

— А раньше сказать об этом нельзя было? — вспылил я, — Пока я тебя искал, они меня чуть не угробили.

— Там были Четвертый и Пятый! — ахнула девушка, — Как же ты…?

— Открою тебе страшную тайну, — не выдержал я, — Я теперь хожу сквозь стены. И меня невозможно убить!

Дабы, впечатленная невидимками, Лана опять не наставила на меня оружие, я крепко прижал ее к себе:

— Но я не знаю, как защитить тебя!

— Мне кажется, я надежно защищена, — на мой взгляд, самоуверенно заявила Землянка. Ее бронезащита прикрывала только грудь и, немного, живот. Заряд из моего излучателя выдержит. А Х–25, чем расстреливали меня, вряд ли.

— Твоя — слабая, — досадовал я, мучительно соображая, чем бы ее усилить.

Внезапно девушка замерла и прислушалась:

— Он говорит — сюда идут.

Через секунду, где-то на краю поля зрения, скорее ощутилась, чем увиделась, группа бледных теней, направлявшихся в нашу сторону.

— Быстрей! — дернула меня за руку Лана и повлекла в глубину коридора, разметывая по сторонам серую муть.

Довольно скоро, справа, и правда, обнаружилась лестница наверх. В отличие от стен коридора, она была обшита серебристым меланитом и имела вполне современный вид. Видимые шестым чувством бледные тени быстро приближались. Взлетев по лестнице, я огляделся в верхнем коридоре. Слава Небу, никого!

Обернувшись, я махнул Лане. Быстро поднявшись ко мне, она указала направо.

Не успели мы сделать и трех шагов в выбранном направлении, как одна из дверей в коридоре распахнулась. В проеме стоял знакомый бреторианец.

— Скорьее, сьюда! — закричал он.

Глава 30. Юисич

Не дожидаясь пока мы сбежим, бреторианец выскочил из своей комнаты, схватил нас с Ланой за руки и поволок к себе.

— Отпустите! — взвизгнула девушка, и попыталась вырваться.

— Оньи уже рьядом! — с отчаянием в голосе воззвал бреторианец. — Сьюда!

И втащил опешивших нас внутрь какой-то лаборатории.

— В шкяф! — воскликнул он, отодвигая часть стены и подталкивая меня туда.

Я схватил в объятья Лану и втиснулся внутрь, после чего стена за нами закрылась и наступила темнота. Снаружи послышался свист закрываемой двери и, буквально через минуту, громкий стук.

Затем, судя по шуму, в кабинет ввалилась толпа.

Муавов видел? — спросил Начальник рнутов.

Неть — соврал бреторианец, — а чьто сльючилось?

Те двое сбежали и прячутся где-то на Базе, а еще двое шляются вокруг. Имей в виду! — сообщил начальник и приказным тоном добавил: — Увидишь, немедленно сообщи мне!

Хорошьо, — спокойно ответил наш спаситель.

Затем они еще какое-то время говорили про тяжелые дни и нелегкую службу.

Я замер, борясь с одышкой и сердцебиением. Лана прижалась ко мне, тоже стараясь отдышаться и при этом не шуметь. Мои руки все еще обнимали ее, а вырываться наконец-то было некуда. И тут, после всех этих переживаний, на меня что-то нашло. Не ожидая сам от себя такой смелости, я вдруг наклонился, нашел в темноте губы девушки и принялся ее целовать. Все проблемы и заботы разом куда-то исчезли, стало все равно: кто за кем гоняется и что, вообще, происходит. Лана совершенно не сопротивлялась и, как мне показалось, еще сильнее прижалась ко мне. Увлеченные процессом мы не заметили, как Начальник с рнутами убрались восвояси и бреторианец открыл шкаф.

— Виходи! — похлопал он меня по спине.

В лабораторию я вышел первым, стараясь прикрыть собою Лану.

Слява Ньебу, оньи ушли! — с облегчением произнес бреторианец.

— Спасибо, что спасли нас. — осторожно сказал я.

Такь надо бьило, — загадочно ответил он и потребовал, — Идьи сьюда!

— Зачем? — с подозрением осведомился я.

Бреторианец озадаченно потер пальцами подбородок и, обращаясь больше сам к себе, сказал:

— Удивьительно! Какьие необичние! Надьо найти войт.

И задал ставший уже привычным вопрос:

— Ви зняете хде ваш войт?

— А что это? — спросила, выглянувшая из-за моего плеча, Лана. — Нас уже спрашивали, но мы не знаем.

— О! — опешил бреторианец. — Фаич, всье-такьи повредиль вам памьять? Я же ему говорьиль!

— Я уверен, мы и не знали, — ответил я за нас обоих.

— А хто и зачьем вас сьюда послаль, вы помньити? — вкрадчиво поинтересовался инопланетянин.

— Начальник Базы за Знаменем! — уже уверенно выступила из-за моей спины Землянка.

При виде ее, бреторианец совершенно изменился в лице, как будто увидел живое божество и с замиранием выдохнул:

— Литир Даот!

Он подошел к Лане, протянул было руку к ее голове, но потом нерешительно отдернул:

— Ви его, все-таки, нашльи! Дайтье!

— Он не хочет. — отозвалась на наглое требование девушка. — Я не могу его снять. А что это?

— Вашь хозяин вамь не сказял? — удивился бреторианец.

— У нас нет хо…, — начала девушка, но осеклась, потому что я дернул ее за руку.

— Мы не помним. — я решил подыграть местному чудаку, поскольку посчитал его дружелюбно настроенным и способным что-то объяснить. — Может быть, вы знаете кто мы?

— Муавы, — без тени сомнения заявил бреторианец.

— А кто такие муавы?

— Плехо, чьто ви ничехо не помньити. — расстроился инопланетянин. — Но я на времья стать вашь хозяйн и восстановьить вам войт.

— Хорошо, — согласился я и, на всякий случай, еще раз слегка дернул Лану за руку, что бы она тоже поддакивала.

— Как вас называть? — спросила она.

— Юисич. — ответил тот и радостно потер руки. — Ви теперь служить мнье, я вас научью какь сдесь выжьить.

— Мы другой расы? — решил подтвердить я свою догадку.

— Как харашо, ти зняешь мнохо слов! — продолжал восторгаться Юисич. — Вы созьдани слюжить льюдям. Ни настоящие льюди. Копьии людьей.

— А что это? — мой палец уткнулся в трапецию на груди, — Для чего он?

— Не помньишь?! — изумился инопланетянин и, как само собой разумеющееся, бросил. — Фрал. Помогает вийти в малс. Транспарьентное пространстьво.

— Оно желтое? — поинтересовался я.

— Желтьий и празрачьний, — закивал Юисич.

— Эта штука, — я ткнул себя пальцем в фрал, — делает тебя невидимым и неуязвимым?

— Невьидимим — да, — согласился бреторианец, — а неубиваемим — как сказать. Кто-то дрюгой, вийдя в малс, можеть тебья убьить.

— А другие, которые тоже в малсе, тебя видят?

— Какь много вопрософ! — засмеялся Юисич. — Какии умньицы!

Слушая бреторианца, я загордился собой: какой чудесный многословный андроид из меня вышел. Знали бы родители и преподаватели в академии, какой я уникальный! А то вечно придираются!

— А рнуты, тоже муавы? — в свою очередь, спросила Лана.

— Ньет, — брезгливо поморщился бреторианец, — тюпые аньдройд, для войни. А ви, умний, длья разведкьи.

— А рнутов мы должны слушаться? — зачем-то, вдруг, поинтересовалась девушка.

— Неть! — возмутился Юисич. — Оньи не мочь вам приказивать. Ньикому ни могуть! Приказивай и руководьять толька льюди — хозьяева.

— Здесь еще есть хозяева? — решил уточнить я, чтобы в будущем не попасть впросак.

— Да, — согласился бреторианец, — Фаич — он упрявляит рнуты. И твагги.

— А кто такой Лорг? — не в силах сдержаться, задала Лана наш самый насущный вопрос.

— Там, — бреторианец кивнул в сторону большого окна в левой стене лаборатории.

Подгоняемые любопытством, мы осторожно зашли по обе его стороны и медленно выглянули из-за рамы. Окно выходило в большой цех с крышей, поддерживаемой металлической фермой с треугольными отверстиями. Вдоль стен шли ряды прозрачных толстых труб, внутри которых светилась зеленая жидкость и торчали какие-то водоросли. На уровне метров пяти от пола, весь периметр опоясывала решетчатая балюстрада с перилами.

В дальнем конце цеха, от стены к стене, был переброшен неширокий мост с подобием промышленного крана. Внизу слева, между какими-то приборами и ящиками, перемещались роботы.

А прямо посередине, по причудливым цветным кляксам на решетке пола медленно полз исполинских размеров зеленовато-желтый слизняк. Его плоские бока, полупрозрачные с краю, шли мелкими волнами. Лорг что-то сосредоточенно рассматривал под собой, то распрямляя, то загибая вниз длинную пару отростков с глазами.

— Вот это чудище! — потрясенно произнес я.

— Твагг, — учтиво склонив голову в сторону окна, уточнил бреторианец. — Ти их не вьидель?

— Никогда, слава Небу! — признался я.

Лана тоже отрицательно покачала головой и ее передернуло.

— Осторожно, — спохватился бреторианец, — он обладает Цумса Влор.

— Чем? — переспросила Лана.

— Какь же по-вашьему? — искал слова инопланетянин. — Тельепатья!

Посмотрев друг на друга, мы с Ланой поспешно спрятались за стены, как будто, через них телепатия не действовала.

— Он нас слышит? — на лице девушки отразился нешуточный испуг.

— Врят ли, — отмахнулся бреторианец, — он очьень занят.

— Строит Треглонатор? — догадался я.

— Вы знаетье? — удивился бреторианец.

— Так страшноглазый человек сказал, — пояснила Лана.

— Глор, — уточнил инопланетянин и хихикнул, — Он тожье — твагг.

— Но, твагги же… не люди! — возразила девушка.

— Бил твагг, — сообщил бреторианец, — Литир его пьеределать.

— Литир может?! — не верил я своим ушам.

— Он можьет всье, — Юисич еще раз восхищенно взглянул на кепку Ланы, — он — Создатьель!

— А что вы сделаете, если мы отдадим вам Литир? — Землянка потихоньку отошла от окна и присела на стул.

— Передам настоящему Творцу, — уверенно ответил бреторианец.

— Но почему? — удивилась Лана. — Создали бы чего-нибудь сами?

Не всье досьтоины, — заметно погрустнел Юисич, — Литирь подчиньяйся настоящьему Творцу!


Лоргу? — заинтересовано продолжала девушка, — А почему он лучше других?

— Он считаеть свойей задачей сделаить мир чищье и совершеньеи, — объяснил Юисич и покосился на Лану, — Литир би ему помогаль.

— Это — замечательно, — согласилась Землянка, — я бы тоже не отказалась сделать мир лучше. А Лаогед его разрушает?

Лорг думайт, что льюди его разьрушают. — пояснил бреторианец. — Но ихь теперь мало остальось.

— Мало? — вырвалось у меня. — Почему мало? Полно!

Юисич отрицательно покачал головой:

Всьего неськолько сотьен. И будеть еще меньшье. Твагги считають льюдей паразьитамьи и изьбавляють от нихь мир. Лоркь заявьляит, что ихь зловредьнии мозхи помогуть ему сдьелать всьеленнюю прекрясни.

От таких слов мне стало не по себе. Шутка о пищевых предпочтениях Лорга оказалась отвратительно пророческой. Отчего-то в этот момент Лана побледнела и начала заваливаться на бок.

— Ох! — стоявший близко Юисич, успел поймать ее первым

— Совсьем без зарьяда! — подосадовал он, доставая знакомую белую коробочку и разложив ее в «Промыватель». Привычным движением, приставив его концами к вискам, он нажал на ручку с левой стороны и вернул девушке сознание.

— Нельзя так дольго не зарьяжаться! — упрекнул бреторианец Землянку и вложил «Промыватель» ей в руку.

— Да, — вдохновился он, — надо вас почьистить и зарьядить! И найти войт.

Всплеснув руками, Юисич удалился в другую комнату, готовиться к техосмотру андроидов.

— Он тоже хочет разобрать нас на запчасти, — вздохнула Лана.

— Варианта два и они оба плачевные: — невесело ответил я, — этот гений или убьет нас при попытке найти войт или поймет, что мы люди и отдаст на съедение тваггам.

— Куда же нам деваться? — с отчаянием спросила Землянка и неожиданно снова подошла к окну, — Литир говорит — нам нужно туда, — и показала пальцем в цех.

— Там у них запасной выход? — усмехнулся я.

— Треглонатор, — еле слышно ответила она.

Глава 31. Нас встретят радостно

Как пакостно, когда на принятие важного решения есть всего несколько минут. И от этого зависит не только твоя судьба, но и жизнь дорогого тебе человека. Как страшно в такой момент ошибиться! Еще никогда я так не сомневался.

В Треглонатор идти не хотелось. А какие еще у нас есть варианты? Выйти снова в коридор? Но там нас ждут рнуты, чтобы под конвоем отвести тот же цех к Лоргу. Тогда свободы действий уже не будет.

Ох, за последние сутки мы пережили всякое, но эта точка невозврата получалась самой жирной. Ведь, Глор сказал, что Треглонатор — это путь в один конец. Только куда? В фемотронный коллайдер? Трудно сказать, что лучше: быть заживо сожранным огромным космическим слизнем или разложенным на п-мюзоны. Результат примерно один.

Я посмотрел в сторону окна и тяжело вздохнул.

Он говорит, — дотронулась до моей руки Лана, — Твагги самые опасные существа во всей вселенной. Они развивают свои творческие способности нервными клетками людей. Самых способных они едят, а злых используют как полезных животных. Мы сможем скрыться от тваггов только на Треглонаторе.

Опять голоса? — снова вздохнул я.

Я думаю — это он, — землянка показала на Литир, — он не хочет чтобы нас всех съели. Юисич ему нравится, но бреторианец не сможет скрыть нас от Лорга и вернуть в наше измерение. А треглонатор может.

Это сомнительно, но куда деваться.

— В шкафу есть какая-то одежда, — вспомнила Лана.

— Да, стоит переодеться, — согласился я.

Стараясь не шуметь, мы отодвинули дверь шкафа и попытались найти что-нибудь подходящее. Несколько вещей голубого цвета, похожих на широкие халаты нам подошли. Напялив на себя хламиды и преобразившись в два бесформенных мешка мы могли бы сойти за местных.

— Я готов, — как можно бесстрашнее заявил я, пряча излучатель под полой халата.

Землянка подошла к двери, ведущей на балкон, на секунду замешкалась: возможно, Треглонатор её тоже не вдохновлял. Потом ткнула куда-то пальцем, и дверь уехала влево.

Комната наполнилась ровным гулом, скрежетом и визгливыми сигналами каких-то механизмов в цеху. На меня дохнуло теплым влажным воздухом. Донесся запах прелой растительности с примесью чего-то химического.

— Октанидон, — принюхавшись сообщила девушка, — антисептик и консервант. Они там кого-то маринуют.

В груди проснулась гадкая дрожь. Почему-то представились плавающие в банках людские головы с провалившимися глазами, от их вида стало невозможно жутко и мерзко. Лаборатория впереди окончательно стала выглядеть как преисподняя. А в пяти метрах под нами, оставляя за собой блестящий след, медленно скользило самое опасное существо во вселенной.

— Старайся ни о чем не думать, — преодолевая спазм в горле, проинструктировал я Землянку.

— Почему? — удивилась она.

— Помнишь, он — цумса что-то там, — ткнул я пальцем в видневшийся внизу хвост Лорга, — мысли читает.

— Я тут подумала… — с сомнением начала девушка, — Ты только посмотри на эту тушу! Ну и телепат! Пока он развернется, пока доползет — нас давно и след простыл!

Хватит думать! — раздраженно бросил я. — Нам пора отсюда!

Сжав в руках излучатель, я сделал решительный шаг на баллюстраду. Лана вышла следом и закрыла за собой дверь.

Мы двинулись вдоль стены. У нас было несколько минут, пока бреторианец не обнаружил пропажу. Случится это могло в любой момент. Уходить надо было как можно быстрее.

Мы шли по баллюстраде. Решетка под ногами предательски лязгала и мне казалось, что наши шаги слышны всем. Не ровен час, сюда сбегутся охранники.

Я поминутно оглядывался, стараясь держать ситуацию под контролем. В тылу и на флангах балкон пустовал. Внизу все шло своим чередом. Хваленый брюхоногий Творец нарезал очередной круг по полу вокруг своих клякс. На наше передвижение, слава Небу он не реагировал. Возможно, гул машин перекрывал топот шагов.

— Я — тупой муав. Тупой муав, — повторял я про себя, временами осторожно косясь на Лорга. Удивительно, отчего Землянка вдруг перестала его бояться? Впрочем, с Создателем на голове, немудрено чувствовать себя увереннее.

А сможет ли мне помочь мой фрал? Вдруг твагги найдут меня и в малсе, лишив последней надежды на спасение?

— Нам в дальний конец, — не сбавляя шага, шепнула Лана, — Но спускаться придется здесь, — и указала на единственную лестницу, уходившую вниз, в машинный зал позади хвоста Лорга. Ну, что ж, отступать некуда. Если твагг решит нападать — отстрелю ему рога с глазами.

Указательный палец снял предохранитель.

Старательно делая вид, что ничего особенного не происходит, я стал спускаться по лестнице. Каждая ступенька приближала смертельную опасность и добавляла ударов сердцу. В теле нарастало напряжение. Если бы я родился электрическим угрем, с первым моим шагом на зарешеченный пол, Лорга поджарило бы на месте.

Ох, лучше б я три раза на год аэродинамику сдавал! Или пилотирование в условиях турбулентности газового гиганта!

Под лестницей удалось ненадолго перевести дух.

— Пробираемся между станками, — тихо сказал я, наблюдая за Лоргом, сквозь ажурные ступени. Вместо слов Землянка покорно кивнула и сжала кулаки.

Мы двинулись в проход. Голова гудела и слегка кружилась. Вокруг жужжало и булькало. В трубах поперек дороги перемещалась зеленоватая масса. Банок с частями тела я не увидел, но от сильного запаха консерванта начало мутить.

Прячась за очередным агрегатом, я осторожно заглянул вперед. В пятнадцати метрах от нас, справа, лежала металлическая ферма. По ней шел неглубокий желоб. Его дальний конец терялся во мраке большого отверстия в стене, обрамленного рамой из причудливо переплетенных темных ветвей или застывшей толстой паутины. В глубине отверстия слабо горели красные огни.

Это и есть тот самый Треглонатор? Вот странно. В моих фантазиях он выглядел совершенно иначе. Сложной адской конструкцией с трубами и проводами. А эта штуковина подозрительно проста. Как банальный мусоропровод.

Лана указала пальцем на обтекаемый предмет на желобе:

— Туда.

— Ты уверена? Может, есть еще выход? — с надеждой спросил я.

Лана покачала головой. И посмотрела на меня с тоской, как будто прощалась.

— У нас получится, — постарался успокоить ее я, взял за руку и, глядя в ее серые глаза, произнес:

— Идем спокойно, прямо, без резких движений. Пойдешь чуть впереди. Я прикрою. Лорг далеко.

Оставался последний рывок. Выбросив из головы все мысли, я пропустил вперед Лану и смело пошел к дальней стене цеха, оставив твагга за спиной. Половина пути к капсуле была позади, над головой возникла тень моста.

— Не тьюда! — раздался сверху отчаянный вопль. Я обернулся: на баллюстраде стоял Юисич и размахивал руками. Лорг замер и стал разворачивать рога. Вновь возникло почти забытое ощущение, что я совершенно прозрачный. И вдруг тело онемело и перестало мне принадлежать. Ни руки, ни ноги больше не двигались.

— Сьюда! — отвлек внимание от твагга бреторианец.

И вопли снова повторились, но уже на два голоса.

— Сверху! — закричала Лана.

Преодолевая чудовищную тяжесть, я медленно поднял голову. По обратной стороне моста, кверху брюхом, полз, каким-то чудом оказавшийся там, Лорг. Вот тебе и не доползет!

С непонятным спокойствием и равнодушием, я разглядывал его во всех деталях. Тело твагга, не менее десяти метров длинной и трех в поперечнике, покрывали вытянутые морщины бледно-желтого цвета, с глубокими бурыми бороздами между ними. Более тонкие края тела беспрестанно шевелились складками. Отростки на голове напряженно встали дыбом, а самые большие потянулись в мою сторону. Поверх их прозрачной молочной бледности пульсировала зеленая сетка. Бугристая голова с жеманно сведенным ртом, блестела от слизи.

Лорг, с завораживающей медлительностью вытягивался, выгибаясь дугой в мою сторону. Полутораметровые рога несли к моему лицу круглые темно-коричневые глаза с белыми жилками. Складчатые губы раздвигались, расходясь в стороны, раскрывая темный провал рта прямо у меня над головой. Это было необыкновенно и жутко одновременно. Как будто я заглядывал в другую Вселенную.

Освещенная сквозь полупрозрачное тело, воронка рта надвигалась на меня. Складки по ее стенкам образовывали удивительный, много раз повторяющийся фрактальный узор. Глубже, в углах треугольного отверстия глотки, находились три клювообразные раковины, усеянные многочисленными острыми зубьями. От них внутрь шли ряды складок к еще одному, меньшему треугольнику с маленькими раковинами. А посередине всего, в круге света, вращалось что-то туманное и усыпанное звездами. Смертельный тоннель поражал невероятной гармонией.

«Умру красиво!» — подумалось мне.

Зубастые раковины развернулись остриями вперед и поехали в мою сторону.

Бежим! — громко раздалось над ухом и меня дернуло в сторону. По руке пошло тепло и ударило в голову. Со следующим рывком Ланы, я отпрыгнул и, плохо соображая, побежал. Постепенно возвращались нормальные чувства и ощущения.

Внутрь серебристой торпеды мы с Землянкой запрыгнули почти одновременно. Я шлепнулся во что-то мягкое, начавшее обволакивать меня.

— Что это? — с ужасом заорал я

— Не знаю! — с отчаянием кричала Лана. — Надо эту штуку как-то завести!

— Изобрети! — подсказал я, выдирая руки из внутренностей капсулы. — У тебя на голове Литир. Пусть создаст пульт управления Треглонатором!

Внезапно сзади нависло что-то большое и темное. От страшной догадки по спине поползли мурашки. Растопыривая бледные складчатые бока, словно стремясь меня обнять, по желобу Треглонатора наползал Лорг.

Пытаясь защитится он чудовища, я сполз вниз, на дно капсулы, и выставил вверх дулом излучатель. Скользкое тело твагга, идущее на животе мелкими волнами все больше закрывало белый свет. Надо мной снова разверзалась его бездонная пасть.

Глава 32. Огонь, вода и медные трубы

— Лорг! — срываясь от напряжения на хрип, крикнул я, в попытке предупредить Лану. Непреодолимо хотелось пальнуть, но палец на курке не сгибался: то ли от ужаса, то ли под телепатическим влиянием твагга.

Когда слизняк уже накрыл своим телом мою половину капсулы и потянулся в сторону Литира, капсула вдруг завибрировала, и не успел я опомниться, как она сорвалась с места и, быстро набирая скорость, понеслась по ферме. Излучатель обо что-то лязгнул. Его чуть не вырвало из рук.

Через секунду цех уже сменился внутренностью темной трубы с красными огнями, постепенно слившимися в красные полосы. Меня медленно обволокло чем-то мягким со дна капсулы. Не без волнения я наблюдал, как оно подбирается к лицу, но добравшись до него, мягкая штуковина остановилась и перестала ощущаться вообще.

Скоро она слегка развернула меня в полулежачее положение. Тело удобно устроилось, и, к моему удивлению, при всё возраставшей скорости, я никаких перегрузок не ощущал. Это было странно как во сне.

Сопровождавший нас в трубе, гул вдруг резко прекратился. Вокруг раскинулся открытый космос. Он выглядел таким четким и близким, каким я его никогда не видел. Здесь, и правда, не существовало температуры: лицо не ощущало ни жары, ни холода. Слегка сохли глаза, но такая мелочь не выглядела существенной, когда вокруг сияли миллиарды настоящих звезд и ты, натурально, чувствовал себя частью Вселенной.

Вспомнив про пособие по выживанию в открытом космосе, я немного выдохнул, дабы не допустить баротравмы и стал ждать неминуемой потери сознания. Но время словно остановилось. Движение вперед я чувствовал только по легкой перегрузке. Звезды плавно плыли мимо. Зрелище было до того захватывающим, что, в конце концов, я вообще забыл, что надо дышать.

И вспомнил лишь, когда в лицо ударил поток воздуха. Гудящая полосатая труба вернулась, для того, чтобы вскоре исчезнуть, оставив нас лететь между землей и…землей: одной снизу, а другой — сверху, перевернутой вниз головой.

Нижняя, с блестящими равнинами, нагромождениями торосов и, сползающими с остроконечных гор в глубокие трещины ледниками, походила бы на мир вечного холода, если б не была дико оранжевого цвета.

Верхняя земля с выветренными скалами и уходящими за горизонт бесконечными барханами, выглядела бесплодной пустыней, только оригинального бирюзового оттенка. В песках неприятно копошились какие-то коряги.

Мы же летели навстречу ячеистому нежно-зеленому солнцу, с шестью растопыренными лучами, неподвижно висевшему на бледно-сиреневом небе в окружении размытых лиловых облаков.

Не успел я опомниться от странного видения, как очередной короткий отрезок трубы вывел нас в более привычный мир с голубым небом. Капсула неслась примерно в двух километрах над землей. Внизу широко раскинулась дельта большой реки со множеством островов и водопадов. На островах виднелись поселения, разделенные на кварталы прямыми дорогами. Солнце недавно встало, и все окружающее застилала легкая дымка.

Необычным место делали выдающиеся то здесь, то там, из-под земли корни исполинских размеров. Они выходили дугами на поверхность. Их многокилометровые арки вздымались высоко в небеса, а потом снова скрывались в земле, выбираясь оттуда уже более мелкими корешками.

А впереди, особо мощные контрфорсы подпирали в небе несколько разнокалиберных круглых лун. Одну из них гибкие корешки оплели столь плотно, что раздробили на несколько громадных глыб. Из трещин в небо поднимались струи пара. Между лун безмятежно плыли белые кучевые облака.

Мы пролетели мимо раздробленной луны и въехали в большое облако, внутри которого скрывалась очередная труба.

Потом мы побывали в космической паутине из сияющих лучей, закрученных в две спирали, с запутавшимися там звездами. Разноцветные струи перемещались, находясь в постоянном движении. В целом, походило на какое-то многомерное полярное сияние. Второй раз в открытом космосе я уже чувствовал себя как рыба в воде.

Следующая труба предательски вывезла нас в натуральный ад. К желтой звезде, протуберанцы которой доставали чуть ли не до головы. Капсула оказалась над поверхностью ближайшей к светилу планеты в разгар знойного летнего дня. Вокруг все плавилось и медленно, с неприятным скрежетом стекало вниз реками лавы. Скалы и камни таяли как свечки, причудливо загибаясь вниз извитыми каменными сосульками. Над раскаленной долиной колыхалось знойное марево.

Воздух был нестерпимо горячим и отвратительно пах. Лицо обжигало. Внезапно, прямо перед нами взметнулся к небесам огромный фонтан лавы. Я зажмурился, готовясь принять на себя дождь раскаленных ошметок, но…откуда-то спасательным кругом возникла новая труба. На этот раз, гладкая и серебристая.

После доменной печи нас встретила приятная прохлада и свежий ветер. С каждой секундой воздух делался все более влажным, пока не окутал капсулу туманом. Вскоре он поредел, открыв взору серый пасмурный день. Низко висящая клокастая облачность моросила мелким дождем.

Взгляду открылась пустынная голая местность с серо-черными скалами, мрачными и неприятными на вид. Пасмурная погода и туман делали пейзаж еще более угнетающим. У подножия ближайшей скалы виднелась цепочка красных фонарей, двумя рядами уходившая направо, и терявшаяся в общей серости. А на вершине скалы примостилось нечто.

Сооружение походило на громадную пушку с изогнутым стволом. Оно было одного цвета со скалами, вытянутое, с выпуклостями и длинными складками, как у слизняка. По стволу складки шли параллельно, а на вздутой двухуровневой основе загибались в узоры и спирали. Редкие окошки между ним горели красным. На мой взгляд, архитектора вдохновляли кватерианские кровососы. Уж очень его произведение напоминало гигантского паразита.

Дуло пушки обрамляла рамка из переплетенных ветвей или толстых волокон, такие же волокна образовывали и начало трубы, просветы которой заполняли все те же адские огни.

"Треглонатор", — без тени сомнения понял я, — "Вот ты какой, на самом деле!"

И тут мне стало страшно от масштабов деятельности слизняков и их способностей. От чужеродности всего произведенного ими. Достроив свой агрегат, они смогут мгновенно перемещаться куда угодно и доедят последних людей.

Треглонатор остался справа, а наша капсула направлялась навстречу такому же красно-черному дулу с тремя, протянувшимися вперед, лепестками. Ствол сооружения загибался к земле и я ожидал, что сейчас мы поедем вниз с крутой горы. Но, непостижимым образом, мы пролетели со свистом прямо. Через нас снова прошла "линза".

Треглонатор выплюнул нас над лесом. Внезапно капсула стала терять скорость и пошла на снижение. Лес промелькнул зеленым кучерявым покрывалом, а за ним открылся яркий цветастый луг и вид на озеро. Движение к земле продолжалось. Капсула миновала луг и явно намеревалась приводняться.

— Над самой водой надо прыгать! — во всю мочь крикнул я Лане, и попытался выдраться из вязкого материала капсулы, но тщетно.

Капсула коснулась воды.

Приводнение штука жесткая. Я ожидал привычных перегрузок и всенепременной жуткой вибрации. Но амортизатор, от которого я так стремился избавиться, все гасил. Зато лицо подверглось основательной бомбардировке водяными каплями, которые на такой скорости по твердости не уступали камням.

Нос капсулы погрузился в воду и нас накрыла волна. Проклятые твагги! Не могли придумать защиту для головы. Да хоть экран какой-нибудь! Впрочем, они Треглонатор делали не для людей.

Скорость быстро падала. Не доехав до противоположного берега озера метров двадцать, капсула камнем пошла на дно. Вот где амортизатор уже стал беспокоить меня не на шутку.

Лана скрылась под водой первая. Я неистово рванулся из объятий капсулы, намереваясь выбраться, не смотря ни на что, а потом спасти девушку. Меня было утянуло вниз, но на глубине двух метров амортизатор неожиданно легко сдался и исчез.

Несколько сильных гребков вынесли меня на поверхность. Я судорожно глотал воздух, и, отплевываясь, вертел головой по сторонам, ища Лану. Ее нигде не было видно. Вдохнув побольше, я уже собирался нырнуть навстречу пузырям, поднимавшимся из тонувшей капсулы, как сзади раздался всплеск.

Задыхающаяся и кашляющая Землянка показалась над водой. Быстро подплыв к ней, я, как учили, схватил ее сзади за подмышки, подтянул на себя и поплыл к берегу. Спустя минуту, девушка отдышалась, успокоилась и произнесла свое любимое: «Я сама». До прибрежной растительности оставалось не так много, и я отпустил ее.

Не смотря на то, что ноги нащупали илистое дно, я продолжал плыть, а Лана, зачем-то попыталась встать на мелководье. Ожидаемо не удержавшись на дрожащих ногах, она упала обратно, обдав меня фонтаном мутной воды.

— Спасибо! — отозвался я, развозя грязь по лицу.

Отдрейфовав от девушки, я медленно выполз на берег и бессильно развалился на траве, наконец-то испытав облегчение.

От прожорливых тваггов с их чокнутыми приспешниками удалось сбежать, прилететь в какое-то приемлемое для жизни место, не задохнуться, не сгореть, не утонуть. Уже хорошо. Правда, мы частично промокли и заблудились, но это уже мелочи.

Выбравшаяся из воды Лана в изнеможении плюхнулась рядом.

— Фууу! — откинулась она на землю, — Ну и путешествие! А с этим вулканом было реально страшно! Я думала — нам конец!

— Да, — согласился я, — кошмарное место! А Треглонатор? Ты видела?

— На серой планете? — уточнила Лана и восторженно добавила. — Как комар-мутант! И эти луны с корнями..!

— Где же нас носило?

— У нас на Земле это называется: «Огонь, вода и медные трубы».

— Ведь мы могли побывать в другой галактике…, — размечтался я.

— Только никто не поверит, — вздохнула девушка и задала неожиданный вопрос:

— А который сейчас час?

Я машинально воздел левую руку к лицу и…уперся взглядом в полифон! По затылку и спине прошла волна холода. Я вскочил и схватил себя за грудь, постучал по ней — фрала на мне было! Обернулся на Лану — кепка с Литиром пропала.

— О! — застонал я, упав я обратно на землю.

— Что случилось? — с беспокойством спросила девушка.

— Все пропало! — продолжал стенать я, — А полифон вернулся!

Лана осторожно потрогала свою голову и изменилась в лице:

— Неужели Лорг успел…

— А если его не было вовсе? Если нам все привиделось? — схватился за голову я. — Нас же лечить начнут! Медкомиссия от полетов отстранит!

В этот момент мне показалось, что все прекрасное, что я приобрел за два года в Академии пошло прахом. Как никогда сильно захотелось стать штурманом и продолжать летать. Потерять все: специальность, небо, друзей, девушку я был не согласен!

— Где оружие? — спохватился я, шаря по сторонам. Последнее мое воспоминание об излучателе относилось к цеху тваггов.

Оружие бесследно исчезло, вместе с голубыми халатами:

— О, Небо! — взвыл я,

— Хватит ныть! — осадила меня Лана, — Раз у тебя полифон, посмотри, куда мы попали. Я свой на Прехватчике оставила.

— Если Вселенная наша… — буркнул я в ответ на ее требование, но счел его разумным и запросил координаты у ближайшего маяка.

— Мы на Арктаке! — потрясенно сообщил я, переводя взгляд с экрана на Землянку.

Глава 33. Коньки на дубе

Некоторое время мы молчали. Вроде бы, жизнь вернулась на круги своя, в нормальный мир и надо радоваться. Но все случилось чересчур быстро, и я никак не мог прийти в себя. Меня действительно, собирался съесть здоровенный слизняк, и что-то пронесло через половину вселенной? Или это был сон? Но ведь Лана, по ее словам, видела тоже самое! У нас случилась коллективная галлюцинация? Мы надышались каких-то местных испарений? Или здесь, правда, поселились существа из другой галактики?

Над этим надо было подумать. А пока, чтобы не свихнуться, я решил считать настоящей ту реальность, в которой всегда жил, а с проблемами разбираться по мере их поступления.

— А нам крупно повезло, — неожиданно, оптимистично подытожила над ухом Лана, — Глор ошибся, а Литир сказал правду: из треглонатора можно вернуться!

— С чего ты взяла, что они вообще были? — скептически поинтересовался я.

— А что тогда там булькает? — и девушка указала на место, где пошла ко дну капсула. На поверхность до сих пор поднимались пузыри.

— Может, ихтиозавр какой… — не очень уверенно ответил я и сменил неудобную тему, — надо найти Перехватчик..

И уткнулся в полифон.

Наш корабль обнаружился в двадцати километрах на юго-западе, на летном поле Базы Арктака. Очень странно, ведь я собственноручно сажал его в лесу. Наверно, Эк с Юомом перегнали его, когда потеряли нас. Должно быть, ищут. Как-никак двое суток прошло.

Я попытался связаться с Перехватчиком, но он, почему-то, не реагировал на мои команды и не включал транслот. Передатчики Эка и Юома не работали. Наверняка, это происки «синих». Противники давно пробрались сквозь минные поля и рыщут в округе, подавляя наши сигналы.

— Что-то происходит, — объявил я Землянке, — наши на связь не выходят.

— Опять. — задумчиво отозвалась девушка. — Неужели «синие» нам еще одну глушилку налепили?

И ахнула:

— А если твоих друзей рнуты поймали?

— Вернемся к бывшей стоянке Перехватчика, — предложил я, — А дальше будем действовать по обстоятельствам. Жаль, оружия никакого нет. И Знамя еще искать…

— Выломаем по дубинке, — бодро заявила Лана, — Ими можно оглушить или кинуть…

— Да у вас там, на Земле, каменный век! — подколол ее я.

— Можно еще в носок песка набрать, — не сдавалась Землянка, — будет не хуже дубинки.

— У меня лишнего нет, — подыграл я, определяя маршрут — Эх, столько времени потеряли!

Фиксируя время и дату, полифон стоял на том, что с момента моего выхода из корабля прошло не более пяти часов.

— Тьфу ты! — разозлился я, поняв, что прибор мне не переупрямить, — Промок, все-таки!

* * *

Остаток дня мы провели, продираясь сквозь лесные заросли. Вокруг местной Базы собралась вся колючая, вьющаяся и непролазная растительность Второго Арктака. Более того, на пути часто попадались влажные полуболотистые места с грязью по колено. В общем, место для Базы командование выбрало мастерски.

Не подозревая, в начале о таких проблемах, я рассчитывал стремительным маршброском, до захода солнца, успеть к поляне, где приземлился Перехватчик. Однако действительность внесла свои коррективы: за остаток дня мы преодолели только две трети пути и сильно забрали к югу.

— Как странно, — рассуждала Лана, шлепая по краю очередной большой лужи, — Если твагги так любят есть людей, почему не съели Юисича и этого мужика с рнутами…

Фаича, — подсказал я, удивляясь, почему это имя мне запомнилось, — Наверно, потому что они злые. А может, они тоже переделанные твагги.

— Но Литир говорил, что Юисич ему нравится… — продолжала девушка.

— Зачем тебе это? — перебил ее я.

В данный момент, ломать голову над бредовыми противоречиями не хотелось, надо было укореняться в действительности.

— Есть более насущные вещи: например, как не потеряться ночью в лесу, — заявил я, -

У полифона аккумуляторы садятся.

* * *

Уже в густых сумерках, вырвавшись из объятий очередного куста на простор более-менее сухой полянки, Лана ни с того, ни с сего села на землю и заявила, что не сделает больше ни шагу, иначе «даст дуба».

Заключив, по невежеству, что девушка собирается мне дать дубиной по темени, я поинтересовался: за что она хочет так жестоко со мной расправиться?

— Драться?! — Землянка выглядела одновременно удивленной и озадаченной, — Да я от усталости готова прямо сейчас коньки откинуть!

Вот такой расклад совершенно меня обескуражил: притащить с собою на Учения коньки? Косметику с нарядами у женского контингента на Сиге я уже видел, но спортивную зимнюю обувь?! Где она ее до сих пор прятала?

— На твоем месте я бы давно от них избавился, — не моргнув глазом посоветовал я, — Балласт!

— Кто — балласт?! — взвилась Лана, — Да я тебя из пасти Лорка вы.. — но, внезапно осеклась и начала безудержно хохотать.

— Извини, — взвизгивая, сообщила она, — за последние два дня меня столько раз хотели убить…я подумала и ты туда же…

Тут до меня дошло, что под «дубом» и «коньками» она понимает свою жизнь. Странная, конечно у Землян логика и сравнения неожиданные. А я предложил ей их выкинуть…

— Пойду, наломаю веток, — еле сдерживая смех объявил я, — надо на чем-то спать…

— Я помогу, — дернулась в мою сторону девушка.

— Ни в коем случае! — запротестовал я, — Если ты забросишь свои коньки на дуб, я себе этого не прощу!

— Ты не выносим! — захохотала Землянка. И так у нее это легко и беззаботно получилось, что я тоже рассмеялся. С души, словно, сняли рнутову броню. Я обнаружил, что могу свободно вздохнуть. А вечер такой теплый и на небе уже звезды…

Подумалось: может и хорошо, что мы до Базы не дошли. Появилась возможность провести эту ночь с девушкой. Раньше, я об этом и мечтать не смел. А теперь… В груди снова разлилось тепло.

С большим трудом, мне удалось подавить в себе желание немедленно обнять Лану. Не смотря, на все приключения, ее отношение ко мне оставалось неясным. К сожалению, поцелуй, случившийся у Юисича в шкафу, как все прочее, был плодом моей разгулявшейся фантазии. Хотя, за реальность этого момента я бы проголосовал обеими руками. Эх, все с начала начинать…

Чтобы отвлечься я пошел собирать хворост. Но старался особо не шуметь. Лана, встав на колени, принялась дергать траву вокруг себя. Довольно скоро образовался мохнатый кривой настил на одну персону, большего и не требовалось. Второму члену экипажа, по Уставу, предстояло незамедлительно заступить в караул.

— А как ты думаешь, — вкрадчиво спросила Землянка, сев на сооруженную лежанку, — рнуты по ночам бродят?

— Я больше беспокоюсь о зверях, — откликнулся я, — не помнишь, кто тут водится? Вы, медики, должны знать.

— Ядовитых нет, насколько я помню, — сообщила Лана, — а про злых не знаю. Ну, кроме тваггов, — и поежилась.

— Эх, — в который уже раз сожалел я, — в рюкзаке на Перехватчике «Симптареги» лежат, подвесили бы их по периметру и спали себе спокойно…

— Какой ты избалованный цивилизацией, — захихикала девушка.

Она была права, но признаваться в этом не хотелось.

— Куда уж, мне до вас, земных дикарей! — развел руками я. — Знать бы, как таких заносит в Академию Космических Войск.

Ответ на этот вопрос я хотел узнать невообразимо давно, и вот, нашелся подходящий повод.

— Ну, это досадное происшествие… — неуверенно начала Лана.

— Не поверишь, у меня тоже самое, — подбодрил ее я, присев рядом — После тебя расскажу.

Девушка вздохнула:

— Меня дядя только «веретено» делать научил, а тут Пашка из аэроклуба «Метеор» заявил, что сделает «веретено» в четыре оборота и его никто не переплюнет. Наши, из «Спутника», ребята азартные, поспорили и решили Пашке нос утереть. Тренировались долго, но больше трех раз ни у кого не получилось. А мне дядя один секрет открыл, его только боевые пилоты знают, поэтому я решила тоже поучаствовать. Пашка, действительно, четыре оборота сделал. Наверняка, это Михалыч его научил. Значит мне, кровь из носу, нужно было сделать пять и доказать, что мой дядя круче их Михалыча. И я сделала!

— Кто бы сомневался, — вставил я свою беспардонную лесть. Землянку срочно требовалось расположить к себе, ибо поцеловать ее хотелось невыносимо.

— Да, — грустно усмехнулась Лана, — только я так много раз никогда не делала. Голова закружилась, с управлением не справилась, меня на трассу лунного автобуса и вынесло. А он как раз там и проходил… Но повезло, что никто серьезно не пострадал. Ну,… кроме автобуса и моей «Селены». Отделались ушибами и ссадинами. Но скандал большой вышел. Всплыла эта история со спором. Мама очень расстроилась. Своего брата — моего дядю, чуть не растерзала. Она на него кричала, что он должен быть всем примером, а вместо этого делает из людей преступников. Дядя чувствовал себя таким виноватым, и мне было так стыдно, что я его подвела. А потом еще Аэроинспекция в Университет сообщила. Ректорат постановил меня исключить за необдуманный риск и безответственность, не достойную будущего врача. Собрание курса за меня заступалось, да и дядя пообещал маме все исправить. Он уговорил Ректора не исключать, а перевести в другой ВУЗ. Поехал на Марс договариваться, а по дороге своего однополчанина бывшего встретил. Полковника. Он меня к себе и забрал… — осторожно закончила она.

— Так наш Полковник — друг твоего дяди, — догадался я, — это многое объясняет.

— Не говори никому, ладно? — жалобно попросила девушка, — Я учусь сама, меня никто не страхует. А то подумают…

— Клянусь молчать, — запальчиво пообещал я, — если проговорюсь, разрешаю отдать себя на съедение Лорку!

Сейчас, ради Ланы, я был готов на любые подвиги. Особенно, после упоминания о потенциальных конкурентах. Я осторожно завел руку ей за спину, намереваясь обнять.

— Ну, а ты как в Академию попал? — делая вид, что ничего не происходит, отвлекла меня вопросом Землянка.

— Спутник сбил, — гордо ответил я.

— О! — как мне показалось, с уважением произнесла Землянка и поинтересовалась,

— Я ожидал от нее упрека в хулиганстве, который всегда следовал от особ женского пола, узнававших про мои подвиги, поэтому от удивления выложил:

Запустил «Аркаду». Сам сделал. Мне было интересно: взлетит она или нет. А тут этот спутник…

— Ничего себе! — еще больше изумилась девушка и хмыкнула, — А я, оказывается, легко водяными бомбами отделалась. Спасибо, что «Аркадой» сбивать не стал…

В этот момент я одновременно гордился собой и досадовал, что Лана до сих пор припоминает старое. Мне казалось, я уже давно все искупил.

— Виноват, ошибся, — выжал из себя я, и осторожно обнял ее.

— Шоколадку будешь? — как мне показалось, заботливо и нежно, поинтересовалась она, — Больше у меня ничего нет.

— У меня концентрат есть, — полез было я в карман.

— Оставь на завтра, — посоветовала Землянка.

— Врачам видней, — согласился я.

По моему настоянию, мы разделили кусок шоколадки поровну.

Несмотря на безумное начало, это был прекраснейший день в моей жизни: я обнимал самую замечательную девушку в галактике, глядел на крупные, яркие звезды и впервые за сутки что-то ел. Удовольствие стоило растянуть, а заодно собраться с духом, дабы попытаться повторить дерзновение в шкафу.

Я все медлил, и, наконец, дождался момента, когда девушка расслабилась и положила голову мне на плечо. Это явилось для меня знаком. Однако, осторожно наклонившись к ней, я, с сожалением, обнаружил, что она спит.

Глава 34. И не снилось

Я охранял сон Ланы, борясь из последних сил с жуткой усталостью. На плаву меня держала надежда отоспаться через три часа, когда в караул заступит девушка. Но, все же, временами я, словно проваливался, клевал носом, потом вздрагивал, растирал лицо и снова нечеловеческими усилиями держал глаза открытыми.

Как и после двух нарядов вне очереди, сон подкрался неуловимо, с чувством, что я продолжаю бодрствовать. Ночь сменилась резким белым днем. Трава под ногами выросла до пояса. Я медленно брел по какому-то бескрайнему лугу, путаясь в тонких листьях и ежеминутно спотыкаясь. Было невыносимо жарко, пот лился ведрами. Дышалось тяжело и очень хотелось пить.

В какой-то момент до меня дошло, что на голове тяжеленный шлем, а я в скафандре для планет с повышенным атмосферным давлением. Со сломанным терморегулятором. Забрало шлема запотело, протереть его не получалось, ибо пальцы в толстых перчатках никак не проходили внутрь. Потом я споткнулся и, кажется, упал. Шлем отвалился. Я лежал и глядел в безмятежно-синее небо. Надо мной медленно плыло большое белое облако, принеся с собой долгожданную прохладу.

— Раэл! — тревожно позвали сверху знакомым голосом, — Вставай! Скорее!

Поняв, что это кричит Лана, я отчаянно задергался, в попытке подняться. Но мешал проклятый скафандр.

— Лана! — закричал я изо всех сил, — Лана! Подожди!

Очередной раз оттолкнувшись от земли, я вдруг взлетел и повис в воздухе. Девушка уплывала все дальше, а догнать ее было невозможно, как я ни греб.

Из облака раздался смех. Из самой верхушки выглядывал радостно ухмыляющийся Ким Онка. Одной рукой он обнимал Лану, а другой размахивал нашим красным Знаменем.

— Это теперь — мое! — заявил он.

— Отдай! — дурниной заорал я и взвыл, ощущая полную безнадежность и одиночество. Трава полезла мне в лицо, больно впиваясь стеблями. Я дернулся, открыл глаза и закашлялся.

В носу и во рту было полно травинок. Я лежал на земле, уткнувшись в нее лицом.

— Все нормально? — спросила Лана сверху и погладила меня по голове, — Ты стонал во сне.

— Кошмар приснился, — ответил я, поднимаясь, — что Адмирал «синих» забрал наше Знамя.

— Мне тоже ужасы снились, — призналась Землянка, — что на нашей Базе на Сиге оказались твагги. Они неожиданно появлялись у всех за спиной и откусывали головы. Я осталась одна. И тут «синие» прилетели во главе с Адмиралом, а у него глаза на руках. Он смотрит на меня, и я пошевелиться не могу…

— Ким Онка — вездесущ, — заключил я и зевнул.

— Здесь речка рядом, пойду, умоюсь, — потягиваясь, сообщила Лана и отправилась в сторону низких кустов слева.

Пообщавшись с полифоном, я выяснил, что сейчас восемь часов утра, и что держась берега реки мы быстрее дойдем до места назначения. Карта особых препятствий не обещала. Была надежда потратить на поход часа два. Что ж, день начинался оптимистично.

— Сейчас поедим и надо идти, — обратился я к видневшейся в прогалине между кустов, спине Ланы.

— Хорошо, — отозвалась она и вдруг громко ахнула, — смотри, что я нашла!

Держась одной рукой за ветки, девушка потянулась вниз.

— Помоги! — попросила она, но не успел я двинуться, как сзади хрустнула ветка, и кто-то на кого-то зашипел.

— Руки вверх! — не дожидаясь моей реакции, крикнули сзади неестественным басом, — и тебя, там, в кустах, это тоже касается!

— Я не смогу удержаться, — простонала Землянка.

За спиной на два голоса хрюкнули.

— Выполнять! — рявкнул бас.

Девушка, попятилась назад, осторожно оторвала от земли одну руку, потом попыталась отпустить куст. Ее колено, упиравшееся в самый непрочный участок почвы на краю, поехало. Она лихорадочно схватилась за ветку, но та оказалась слишком тонкой. С громким визгом Лана ухнула в речку, подняв фонтан воды.

Позади страшно обрадовались и принялись аплодировать. Поняв, что враги отвлеклись, я быстро пригнулся, совершил кувырок через голову и, подобрав с ходу палку, приготовился ее метнуть. Но разочарованно опустил руку: согнувшись пополам и хохоча, посреди поляны стояли мои потерянные друзья — Эк и Юом.

— Не, ну ты подумай… — причитал Юом, изображая пантомимой как упала Лана и, попутно, вытирая слезы.

Я был так рад их видеть и испытал такое облегчение, что тоже рассмеялся, хотя, возможно, и нервно.

Секунду спустя воздух на поляне вдруг странно уплотнился и из него выпочковалась прозрачная тень.

— Невидимка, — ужаснулся я и хотел крикнуть друзьям, что бы убегали.

Только я открыл рот, как в двух метрах перед Эком материализовалась мокрая Лана с Литиром на голове, фралом на груди и двумя излучателями в руках.

Поняв, кто перед ней, она крикнула:

— Да чтоб вас..! — и топнула ногой.

И тут же мои друзья провалились в яму по грудь.

— Убери пушки, дура! — заорал на нее Тон. Таким злым и испуганным я его не видел никогда. Потом он пришел в себя и снова закричал:

— Положи оружие, немедленно, я приказываю! Пока не убила никого!

Лана растерялась и стояла, как вкопанная, но глядела на них по-прежнему зло.

— Придурки! — объявила она дрожащим от обиды голосом. И мне показалось, что сейчас она треснет Эка по голове излучателем.

— Это боевое оружие! — прорычал Тон и снова потребовал, — Положи на землю!

Он полез из ямы.

— Лежать! — направила на него излучатели землянка, — Руки за голову. И ты тоже, — обратилась она к Юому, разворачивая к нему правый излучатель. Тот, делая круглые глаза, послушно поднял руки.

— Оружие-то на предохранителе… — с удивлением заметил я.

Эк, моментально выскочил, сбил Лану с ног и выхватил у нее излучатели.

— Предатель! — бросила девушка в мою сторону, поднимаясь с Земли, — Я тебе доверяла…

— Лана, погоди, — начал я, — как ты это сде…

— Лицемер! — она быстро подошла ко мне и размахнулась, чтобы влепить оплеуху, но я перехватил ее руку.

— Идиоты! — прошипела Лана и попыталась вырваться.

Эк стоял, тяжело дыша, опустив оружие. Юом силился вылезти из ямы. Тон подал ему руку.

— Женщина-гроза, — сообщил бортинженер, выбравшись.

— Дура! — вынес вердикт Тон. — Где ты взяла оружие?!

— На Базе у тваггов, — ответил я.

На Базе у кого? — удивленно переспросил Эк.

На здешней Базе! — выступила Лана и выдернула ладонь из моей руки. — Там полно вооруженных людей и ползают такие твари-телепаты, с которыми лучше не встречаться.

А ничего, что мы только что с Базы, — снова начал злиться Тон, — и там никого нет. Мы из-за вас там ночь провели! Весь день вас искали в лесу, а вечером на Базе. Где вы были?!

На Базе, в плену у гигантских слизняков, — неуверенно начал я, — еле сбежали.

Ты в своем уме? — поинтересовался Эк и перевел взгляд на Лану, — Я понял, это опять она все затеяла. Она опять тебя загипнотизировала.

Все это было на самом деле! — с отчаянием вскрикнула Землянка, — Мы в большой опасности! Тебе такой ужас и не привидится!

Ужас — это когда два раздолбая куда-то дели корабль! — в свою очередь заорал на нее Тон, — Иди его ищи и без него не возвращайся!

Слушаюсь! — со слезами в голосе прокричала Землянка и побежала в лес.

Она одна не справится. — заволновался я.

Вот, навязал Полковник головную боль, — процедил Эк, — одни неприятности от нее.

* * *

Я в очередной раз бежал за Ланой. Дебри встретили меня распростертыми шипастыми ветками и крепкими объятиями лиан. Было непросто, но я старался догнать Землянку, пока она снова не попала в неприятности. Слово «неприятности» оживило в памяти появление невидимки. Если Лана нашла наше утерянное добро, значит… значит все было правдой: треглонатор, рнуты, твагги… Ох!

Через десять метров подлесок стал редеть, и впереди показалась спина Ланы. Дождавшись когда она перестала оглядываться, я ринулся вперед. За деревьями мелькнуло что-то до боли знакомое. Толкая Лану в спину, я понял, что был прав решив ее остановить.

Мы вместе покатились по земле. Я изловчился и сразу закрыл ей рот. За что, тут же, от все души, получил по уху. В ухе зазвенело, но я видал удары и посильнее.

— Спасибо, что не коньками, — тихо сказал я ей, и пока она переваривала сообщение, поймал ее правую руку.

— Я обязательно дам себя побить, — продолжил я, — после того, как мы выясним, что творится впереди.

Девушка перестала дергаться и брыкаться, но попыталась, мотнув головой, освободить рот.

— Тише, — прошептал я, — нас могут обнаружить, — и убрал руку от ее лица.

— Ты думаешь, я куплюсь на твое вранье? — фыркнула Лана, презрительно оглядывая меня.

— Сама посмотри, — с притворным равнодушием ответил я, и, помогая себе локтями, пополз вперед.

У меня не было ни тени сомнения, что она последует за мной. Приключения и загадки, как показала жизнь, лучший способ сгладить противоречия.

Вскоре, мы добрались до края опушки, где и залегли в кустарнике. За зарослями простиралась большая просека, с молодым лесом по ту сторону. Сразу бросилось в глаза, что у крайних деревьев по нисходящей срезаны верхушки. Часть стволов словно раскидало в стороны смерчем, у других торчали опаленные и сломанные ветки, с пожелтевшей и сморщенной листвой. Стало понятно, что недавно кто-то неудачно садился или даже падал.

Виновник погрома уткнулся в траву метрах в тридцати от нас, накренившись на левый бок и задрав к небу хвост. На матовой черной крыше неоново краснел треугольник с большой

цифрой «15».

— Разведчик, — прошептала Лана.

— До Базы не дотянул, — отметил я.

— Ой, — испугалась Землянка, — вдруг он травму получил и который день там…, — и дернулась вперед.

— Погоди, — остановил ее я, — видишь, край фонаря кабины вверх торчит. Он его открыл… И трап виден…Эх, где мой визор?..

За спиной зашуршало. Нас догнали Эк с Юомом. Обернувшись, я махнул рукой вниз, чтобы друзья присели, но они и так ползли. Видимо, Тон издали заметил Разведчика.

— «Пятнадцатый»? — уточнил наш капитан, укладываясь рядом и доставая визор.

— Так точно, — ответил я, — но, по-моему, там никого нет.

— Ну и ладно, — отозвался Юом, — нам его торпеда нужна. Грузовой люк открыт?

— Не видно, — вздохнул я, — Что будем делать?

— Во-первых, — Тон поднял визор и строго посмотрел на Землянку, — лейтенант Тайра, истерики прекратить! Ясно?!

Ответственность Эка победила личную неприязнь, а Лане стало стыдно: она опустила глаза и буркнула:

— Есть!

— Во-вторых, — продолжил Тон, — датчики движения молчат. Должно быть, Разведчик ушел на Базу.

Девушка над ухом тихо охнула.

— Но, может, он заметил нас и сидит в засаде, — задумчиво сказал я.

— Или ушел, а корабль заминировал, — вставил Юом.

— Так, — потер подбородок капитан, — сканер остался только у меня. Держи, — отдал он прибор Юому. — Ползешь с ним к кораблю. Свое оружие отдаешь Раэлу — он будет тебя прикрывать.

Бортинженер с кряхтеньем подал мне через спину Тона свой излучатель. Эк, в свою очередь, передал излучатель Дулга:

— Боевое оружие — в положение «за спину».

— Есть!

— Ты, — ткнул капитан пальцем в Лану, — пойдешь со мной. И без фокусов! Расстреляю на месте!

— Есть! — недовольно ответила девушка и сморщилась.

Хотелось попросить ее отдать фрал, но потом подумалось, что с ним она целее будет, а я как-нибудь отмахаюсь.

По одному, мы осторожно покинули заросли и двинулись к «Пятнадцатому».

Глава 35. Знакомые всё лица

Юом полз вперед, иногда останавливаясь и поднимая голову из травы. Я держался за ним, перебегая от кочки к кочке и дергаясь от любого шороха. Мне повсюду мерещились невидимки.

Мы добрались до корабля без приключений. Сканер показал, что периметр свободен. Но, на всякий случай, мы обошли «Пятнадцатый» два раза и даже залезли под дно. Мин не было.

Отсутствие у противника защиты наводило на грустные мысли: оборонять нечего. К моей досаде так и оказалось.

Снизу корабль выглядел выпотрошенным. Раскрытые створки грузового люка, безвольно свисали до земли, раскачиваясь на ветру и демонстрируя всему белому свету внутренности «Пятнадцатого». Я очень надеялся увидеть на подвесах торпеду, но напрасно: вскрытая пустая болванка валялась на траве под люком.

— Эх, ё! — с глубоким сожалением вздохнул Юом. — Унес…

— А, то, — мрачно подытожил, забравшийся к нам, в пещеру под днищем, Эк, — Вы все еще надеетесь, что наши противники идиоты?!

Под корабль на четвереньках вползла Землянка и села рядом.

Капитан зло смерил ее взглядом:

— Даже чтобы поймать тугодума, надо быть на шаг впереди, а не на два дня позже! А вот за этим, — Тон указал пальцем в распахнутый люк, — стоило прилететь неделю назад, и подождать, пока вы нагуляетесь!

Потом, Эка, как это всегда случается со старшими по званию, понесло читать мораль. Я кивал и охотно поддакивал. Безусловно, вышло отвратительно. Но кто ж знал, что тут чудеса такие? Да, за сутки много воды утекло. Да, разведчик исчез вместе с нашим Знаменем и это плохо. Да, мы с Ланой без своего оружия. А, главное, без корабля. Я был совершенно со всем согласен.

В какой-то момент капитан заметил, что раскаяния во мне маловато:

— Угрызений совести никаких, — недобро вывел он и стал нервно покусывать костяшки пальцев, то слегка зеленея, то бледнея. Чувствовалось, что чаша его терпения на грани, но без веских оснований, трибунала так просто не учинить.

Наконец, вернув самообладание, он безаппеляционным тоном потребовал:

— Я хочу знать правду: где вас носило весь вчерашний день, и куда пропал корабль?

— Ты не поверишь… — осторожно начал я.

— Ну от чего же, — с горьким сарказмом, прямо как мой отец, перебил Эк, — тут и гадать нечего — вы его опять угробили.

— Нет, — как можно тверже и спокойнее ответил я, — Полифон утверждает, что он на летном поле Базы Арктака. Сам посмотри.

— Что значит, полифон утверждает? — начал раздражаться капитан, — Кто как не ты должен помнить, где бросил Перехватчик?! Наши полифоны его так и не нашли.

— Я помню, что сажал его в лесу, — оправдывался я, — Как он оказался на Базе — не знаю. Наверно, рнуты перегнали.

— Кто? — спросили в один голос друзья.

— Мне проще рассказать все по порядку.

Еще одна история в моей жизни выходила странной и неправдоподобной. Я опять не мог решить: изложить все как было или часть подробностей опустить, дабы не выглядеть совсем сумасшедшим. Лана, конечно, поддакивала и дополняла, но в ее вменяемость Тон никогда не верил, поэтому аргументы Землянки в расчет не принимались.

— М-да, — по завершении рассказа произнес Эк, — для таких проблем, как у вас, есть специальные врачи.

— Нам есть чем доказать, — уверенно ответил я и указал на Лану. — Вот — боевые излучатели, фрал, Литир…

— Я так понял, — скептически отозвался Тон, — вы решили побыть вдвоем, полетели на Базу, нашли там оружейный склад, потеряли кепки и броню, вместо этого нашли первые попавшиеся и обвешались еще невесть чем.

— Классный осьминог, — подмигнул Юом Землянке, кивая на Литир.

— Это не просто осьминог, — с жаром воскликнул я, — он нас из Треглонатора обратно вывез!

— Да, ну? — с неприкрытым сарказмом удивился капитан.

— А тебя не смутило, как Лана появилась на берегу, после того как вы ее в реку уронили? — привел я аргумент.

— Запрыгнула, — парировал капитан.

— А яма? — продолжил я.

— Кавитация разряда, — не сдавался Эк.

— Какого разряда? — вскипел я. — Оружие было на предохранителях!!!

— Не верите, и хорошо, — вдруг нашел на меня азарт, — Сейчас покажу! Лана, дай мне фрал.

— Ладно, — ответила она, — Только как его снять?

— Просто подумай, — посоветовал я.

Лана села удобней, закрыла глаза, и тут же ремни фрала ослабли, он съехал вперед и повис у нее на шее. Я осторожно снял прибор и перевесил на себя. Друзья наблюдали аттракцион с живейшим интересом. Тон все еще ухмылялся.

«Небо, только бы он работал!» — с тревогой думал я, ощущая легкое головокружение.

Когда ремни фрала вновь прочно затянулись на груди, я глубоко вдохнул, и сосредоточился. Должно быть, из-за моего волнения сначала ничего не выходило, и я уже начал отчаиваться, но вспомнил, что недавно у Ланы получилось, да и раньше выход в малс не требовал особых усилий. Как только голова расслабилась, мир вмиг пожелтел и попрозрачнел.

— Ха! — довольно сказал я про себя, перебрался за спину Эка, вышел из малса и похлопал друга по плечу. От неожиданности он подпрыгнул и ударился головой о днище «Пятнадцатого». Лана хихикнула.

— Что это было? Как ты там оказался? — моментально развернувшийся и отодвинувшийся от меня капитан выглядел не на шутку встревоженным.

— Фрал делает меня невидимым, и я могу ходить сквозь предметы, — мне показалось, что объяснение вышло не слишком убедительным, поэтому пришлось переползти к носу «Пятнадцатого» и сообщить, — Сейчас я появлюсь у хвоста!

Проделав этот несложный трюк, я, как и обещал, дошел до хвоста и вернулся в обычный мир.

— О! — восхищенно воскликнул Юом, — Дай мне!

— Не сейчас! — сказал я, — Здесь нас рнуты заметить могут.

— Я так и думал… — разочарованно протянул Юом.

— Да не смешно, — окоротил его я, — Знаешь какая у этого Лорка пасть! Оглянуться не успеешь, как он тебе голову откусит!

— Моими мозгами он отравится, — самонадеянно заявил Юом.

— Ага, — согласился я, — будет еще больше любить все, что движется!

Лана хихикнула. Юом с силой толкнул меня в плечо и мы, борясь, повалились в траву.

— Отставить! — прикрикнул на нас Эк. — Время идет! Знамя у разведчика! База Сига в опасности! Корабля нет!

— А чего, идем за разведчиком, — садясь и поправляя съехавшую кепку, как ни в чем ни бывало, ответил Юом.

— На Базу? — раздраженно спросил его Тон.

— Я не уверена, что это хорошая идея…, — начала Лана,

Ты реально хочешь меня убедить не идти за кораблем, только потому, что на Базе водятся гигантские слизняки? — с вызовом поинтересовался Эк.

Это самые опасные твари во вселенной, — напомнила Землянка.

Хватит врать! — рассердился Тон, — То, что вы нашли какую-то странную маскировку — еще не доказывает реальности всего остального. Если бы вы еще свое оружие не потеряли…

— Его отобрали, — напомнил я. — Зато у нас другое есть!

— Не вздумай им пользоваться! — рявкнул капитан.

— Если встретятся рнуты — фальшивое не поможет, — сказал я. — Хорошо, что боевое есть.

* * *

За сутки разведчик мог уже два раза сходить на Базу и вернуться обратно. Я не стал говорить Тону, что, может быть, товарища уже и съели вместе с нашим Знаменем.

Возвращаться на Базу не хотелось, но Перехватчик был там на летном поле. А по другому с этой странной планеты не улететь.

Мы, цепочкой, пошли краем леса, временами останавливаясь и прислушиваясь. Арктак 2 жил своей жизнью. В зарослях, как и прежде, кто-то свистел и ухал. Иногда я слушал малс. После потери прибора чувства несколько притупились. Но следов бледных теней поблизости я пока не чувствовал. Сканер Эка людей в округе тоже не видел. И хорошо.

В какой-то момент я задумался и вспомнил недавнюю встречу с друзьями. В моих мыслях, Лана снова и снова появлялась из воздуха на берегу, топала ногой, а Эк с Юомом проваливались в яму. Догнав, шедшую впереди Лану, я решился спросить:

— Слушай, когда ты на берег выскочила, как яма-то образовалась? Ты ногой топнула, и они провалились, — я кивнул на шедших впереди друзей.

— Точно не знаю, — тихо ответила Лана, — Я так разозлилась, когда их увидела, и подумала: «Да, чтоб они провалились!». И так этого захотелось! А они взяли и провалились…Я сама удивилась.

Вот как, оказывается, все просто: очень захотела — и на тебе яма.

— Литир… — осенила меня восхитительная догадка, — ты научилась им создавать…

— Возможно, — пожала плечами девушка, — я его немного слышу. Но пока он спокоен.

* * *

Через полтора часа непрерывного продвижения, Эк внезапно остановился.

— Что случилось? — спросил я одними губами.

— Активность. — еле слышно ответил капитан. — База рядом, — он махнул рукой вперед, — пятьсот метров. Двести метров до оборонительного вала. Вон, виден. А рядом с нами кто-то есть…

— Много? — протиснулся к сканеру Юом.

— Один в пятидесяти метрах справа, — Эк махнул рукой в сторону.

— Знать бы кто это…, — внутри всколыхнулось чувство опасности. Я потянулся за спину, за излучателем:

— Он на предохранителе, — на всякий случай, сообщил я Тону.

— Идите, — приказал он мне и Юому, — Только тихо!

* * *

Стараясь перемещаться при порывах ветра, создававших шум, я пошел вперед. В конце концов, мне не привыкать общаться с рнутами, а Юом может и растеряться. Полифон считал метры. Сердце колотилось все чаще. Вот еще чуть-чуть и мы кого-то встретим… Нам повезет, если не твагга. Хотя ему по такому густому подлеску ползать не очень удобно. Но он может телепортироваться…

Я достиг небольшой проплешины между деревьями. Именно тут кто-то был. Я спрятался за ствол, показал Юому, чтобы тот лег, и осторожно выглянул.

На поляне, обняв руками колени, и уткнув в них голову, сидел человек. Рядом стоял тактический рюкзак, а перед ним — маленькая походная плитка и остатки солдатского пайка.

Комбинезон человека, как и на всех нас, был черный. Лицо скрывали рукава одежды, над ними виднелись коротко стриженные темные волосы. Перекрещенные кисти рук безвольно висели. Судя по всему, человек спал.

Шеврон над локтем в виде золотой звезды с ракетой и большими буквами «ВНАМИ», означал, что перед нами такой же курсант. Но выше…

— Ты видел, что у него на рукаве? — на ухо спросил подобравшийся Юом.

— Не верю глазам своим, — ответил я.

— Его синий треугольник с нашивками весь заполнен! — пытался донести фантастическую новость до меня друг, — Значит, это — …

— Адмирал "синих"…, — ошеломленно произнес я.

Глава 36. Очевидное и невероятное.

— Скажи Эку! — отправил я Юома назад и стал мучительно размышлять: настоящий ли это Адмирал или нет?

Безусловно, картина нашего триумфа, когда на Базу вместе со Знаменем доставлен сам вражеский Адмирал, выглядела соблазнительно. Но, слишком фантастически. Ну, вот как здесь мог оказаться Ким Онка? Он, все-таки, командующий. Ему положено быть на их Главной Базе Нарарту или на своем крейсере. Не может Адмирал позволить себе шататься в одиночестве по вражеской территории.

С другой стороны, если сюда, по недоразумению, занесло Адмирала «синих», произошло, то, чего мы больше всего боялись — наше Знамя прямо у него. От этой мысли в животе похолодело. Успокаивал факт, что он пока один и корабль его разбит.

Скрытое в коленях лицо, не позволяло опознать спящего. Оставалось только гадать: облажались ли противники, потеряв здесь своего Адмирала, или перехитрили нас.

В мысли прокралось третье предположение: а если это вообще не человек, а превратившийся в человека твагг? Сожрал разведчика, пообщался со своим Литиром и вот тебе… Приманка для последних людей…В один прекрасный момент пооткусывает нам головы. От представления груды наших обезглавленных тел меня передернуло.

В отдалении послышались голоса.

«Вот обрадовались!», — негодовал я, слушая нарастающий шорох, производимый нашим экипажем, — «Вспугнут же!».

В тот же миг кто-то, не смотревший под ноги, наступил на сухую ветку. Ветка громко выстрелила. «Адмирал» моментально проснулся, схватил излучатель и, озираясь по сторонам, вскочил.

Чтобы помешать Адмиралу скрыться, я прыжком обогнул свое дерево и, приземлившись, наставил на него боевой излучатель.

— Брось оружие! — скомандовал я. — Руки вверх!

Человек медленно распрямился, роняя на землю излучатель и поднимая руки. Потом мы молча уставились друг на друга. Передо мной, и правда, стоял взлохмаченный и заспанный Ким Онка, с красной полосой на щеке от складки на рукаве комбинезона. Я не верил своим глазам и пытался припомнить о нем хоть что-нибудь, дабы подтвердить подлинность экземпляра. Адмирал, в свою очередь, недоуменно переводил взгляд с меня на боевой излучатель и обратно.

Тут же подоспели друзья. Ребята выходили на поляну и, увидев Адмирала терялись от неожиданности. Потом Эк торжествующе хмыкнул. Юом, не выдержав, засмеялся:

— Вот это, я понимаю, подарок!

Потом подошел к Адмиралу и подобрал его оружие.

Ким, оглядывая нас, досадливо причмокнул, но особого беспокойства не выказал. Мне даже стало обидно, что Адмирал противниками нас, явно, не считал.

— Доложить, от куда у вас боевое оружие! — неожиданным выпадом прервал он неловкое молчание.

Все, кроме Эка, принялись испуганно переглядываться.

— Нашли, — осторожно ответил Тон. — Обстоятельства тебя не касаются.

— Касаются! — принялся настаивать Ким, на глазах делаясь все более уверенным — Безопасность моей Армии в зоне Учений — моя первоочередная задача! При нахождении боевого оружия, по Уставу, вы, капитан, должны были доложить о нем Командованию Академии, и ни в коем случае не допускать его применения…А вы…

Я уже двести раз пожалел, что в моих руках оказался этот окаянный излучатель. Говорил же Эк, за спиной его носить. Глядишь, этот умник и не заметил бы. Теперь, получается, я одним махом подставил всех…

— Я вынужден доложить о происшедшем Командованию Академии! — продолжал Адмирал, в то время как Тон, мрачно глядя на него, медленно зеленел.

— Соответственно, — заключил Онка, — мне должна быть немедленно обеспечена связь.

Воспользовавшись замешательством, пока все вспоминали, какое наказание светит за нахождение боевого оружия, Адмирал решительно пошел в сторону Ланы.

Землянка отпрянула и выставила перед собой, найденную где-то палку:

— Стой!

И обратилась к нам:

— Что вы его слушаете?! Он — ябеда и шантажист! Это мы его в плен взяли, а не он нас!

Адмирал, глядя на нее, зло прищурился, и лицо его тоже пошло зелеными пятнами.

— О! — изумился непосредственный Юом, — И этот туда же! Вы, либо, родственники?

Эк мрачно глянул на него, и тот осекся.

— А у вас, лейтенант, — снова пошел Ким в атаку на Лану, — форма не в порядке! Что это еще за символика?! — и он резко протянул руку к Литиру.

Девушка вскрикнула и отпрыгнула.

Я, немедля, рванул наперерез Адмиралу, загораживая собой Землянку, и уткнул ему в грудь излучатель. Пусть жалуется на меня, за попытку убийства, кому хочет…

— Пусть покажет руки! — волнуясь, попросила из-за моей спины девушка.

— Зачем? — поинтересовался Онка у Тона, отступая назад.

— Показывай, — приказал наш капитан, — наверняка оружие какое-нибудь припрятал. Обыщи его, — кивнул Эк Юому.

Наш бортинженер с пристрастием и непристойными шутками обследовал комбинезон Адмирала. Тот, зеленея еще больше, терпел и смотрел столь выразительно, что любому становилось ясно: унижение он нам обязательно припомнит.

— Чисто, — доложил Юом, панибратски похлопывая Кима по спине, — Сделайте кто-нибудь снимок на память «Я с пленным Адмиралом».

Онка закатил глаза, демонстрируя, как его утомила глупость.

— Посмотри руки! — отчаянно напомнила Юому Землянка, — У них там вторая пара глаз!

— О чем это она? — вдруг проявил неподдельный интерес к проблеме Ким.

— О здоровенных слизняках, прикидывающихся людьми, — мрачно объяснил ему я.

— Надо же, — презрительно посмотрев на нас, бросил Адмирал, — какие у вас тут игры интересные!

— По Базе бродит такой Невыразимый Ужас, что тебе и не снилось, — не принимая в расчет его сарказм, серьезно заявил я.

— Да, нет, — усмехнулся Адмирал, — Невыразимый Ужас — это зараза какая-то. Подцепили — вот и мерещилось всё.

— Что всё? — не понял я.

— Что видели, — неопределенно отмахнулся Онка, — Нет на Базе ничего.

На мне был фрал, на Лане — Литир, в руках — Дулгов излучатель, а значит, Адмирал кривил душой. Из-за этого я разозлился:

— Ну, если ты ходил на Базу, значит, тоже заразился!

Специально для Адмирала, я повторил трюк с появлением за спиной, в надежде либо вывихнуть ему мозг, либо вывести на чистую воду. Однако, когда я внезапно сзади похлопал Кима по плечу, он вздрогнул, обернулся и просто смерил меня взглядом.

Растолковать такую реакцию я не смог. У Адмирала стальные нервы? Или он в курсе, что на свете есть невидимки?

— Когда ты там был? — испытующе глядя на Адмирала спросил Тон.

— Сегодня утром, — не колеблясь, спокойно ответил Ким.

— Сейчас посмотрим, чем разжился, — полез в его рюкзак Юом, уполномоченный обыскивать высший командный состав, и вытащил оттуда две аккумуляторные батареи:

— Да это же — наши! — возмущенно воскликнул он. — Вот мои метки!

— Хотел нас на съедение тваггам оставить? — снова поднял я оружие на Кима.

— Капитан, вашим подчиненным надо в госпиталь, — убежденно заявил командующий «синих», глядя на меня как на умалишенного. — Им нельзя доверять оружие!

Чувствовалось, как он постепенно втирается в доверие к Эку, ищет в нем союзника, а между нами забивает приличный клин.

— Не слушай его! — с отчаянием произнес я, обращаясь к Тону. — Нам еще корабль свой у рнутов отбивать!

Тон оказался в сложном положении: я, хоть и друг, но говорил и делал странные вещи, Онка — неоспоримый в Академии авторитет, высказывался трезвомысляще, но был коварным врагом.

— Думаю, Адмирал просто хотел нас здесь оставить, — нашел нейтральное решение Тон, отводя от лица Кима дуло моего излучателя, — Он нужен нам живым, если помнишь.

Онка хмыкнул. Конечно, Адмирал, в отличие от простых смертных, весьма ценное приобретение. Такое положение дел стоило, по максимуму, использовать.

В этот момент о себе напомнило предчувствие бледных теней.

— Ребята, нам нужно немедленно уходить! — прежний страх пробрался в грудь, и я еле сдерживал желание немедленно побежать. — Надо улетать!

— Да, — согласился Эк, — много времени потеряли. Идем к кораблю. Показывай дорогу, гений, — приказал он Адмиралу.

— Ему нельзя верить! — запротестовала Лана.

— Лейтенант Тайра, отставить! — жестко ответил ей Эк.

Ким еще раз, еле слышно, хмыкнул. Раздоры в нашем экипаже не могли его не радовать.


Снова растянувшись цепочкой: впереди — я, за мной Адмирал, потом — Эк, Лана и Юом, мы двинулись по лесу вдоль вала Базы. Оставалось преодолеть около полукилометра прямо, потом повернуть на север и метров через двести увидеть свой корабль на летном поле.

Не смотря на привычную обстановку вокруг, меня не оставляла тревога. Пусть Адмирал и говорит, что ничего не видел, но ведь что-то тут было и куда-то подевалось.

Полчаса прошли в жутком напряжении. Я дергался и прислушивался. Ким Онка за спиной, временами, тихо фыркал. Спасибо, что щупальцами не щекотал и на голову не покушался. Я старался не обращать на него внимания и думать, прежде всего, о безопасности друзей.

За оборонительным валом, показались покатые крыши больших строений. Ангары. Они стояли, как обычно, вдоль летного поля, в количестве четырех штук.

— Где Перехватчик? — требовательно поинтересовался Тон у Адмирала, пристально посмотрев и на меня тоже, в надежде, что я, все-таки, признаюсь.

Оставалось только пожать плечами так, чтобы Ким ничего не заметил.

— У последнего ангара, — машинально ответил Адмирал и с иронией добавил, — Забыли, где оставили?

Эк промолчал, делая вид, что сосредоточенно смотрит в полифон:

— Действительно, у последнего ангара, — пробормотал он.

Между стеной и ангарами виднелись мастерские и склады. В некотором смысле лабиринт. Много углов. Есть за что спрятаться при перестрелке. Выгодней было бы пробраться на Базу здесь. Однако штурмовать без подготовки трехметровый вал, с практически отвесной внешней стеной, лично я находил затруднительным. Особенно, когда времени мало. Проще дойти до ворот и прорваться там.

— Ворота свободны? — словно прочитав мои мысли, спросил Адмирала Эк.

— Абсолютно, — непринужденно ответил Ким.

Весь поход он вел себя подозрительно прилично и покладисто. Делал все, что приказывали и бежать не пытался. Впрочем, мы лишили его аккумуляторов. Другой альтернативы, кроме как лететь с нами, у него и не было. Плен, очевидно, представлялся ему более выгодным. А может, он надеялся что свои спасут? На его месте я бы предпочел застрелиться, но не сдаваться.

После Адмирала, мысли переключились на будущее: там мы уже ломились в ворота к рнутам. Вернувшись в реальность, я вдруг заметил нечто непривычное. Словно подарок судьбы, на уровне третьего ангара в валу зияла существенная брешь.

— Есть возможность забраться с черного хода, — остановившись, указал я на пролом в стене.

— Это хорошо, — согласился Эк, — можно за складами пробраться.

— Через ворота быстрее, — заметил Адмирал.

— Мы разберемся, — отрезал Тон.

Ким молча развел руками и больше вмешиваться не стал.

Подобравшись к месту, напротив прохода, мы с Эком тщательно рассмотрели в визор прилегавшую к валу лесную опушку, и пространство со складами, видневшееся в брешь. Все выглядело пустынным и мирным.

— Пойду вперед, — решился я, протягивая руку, — дайте сканер, — и, пригнувшись, нырнул в высокую траву.

Пособия по общевойсковой подготовке рекомендовали: через каждые преодоленные пять метров, махать рукой оставшимся позади, дабы они подтягивались. Я добрался до стены и зашел с правой стороны. Вскоре ко мне приползла Лана. Остальные засели слева от бреши.

Теперь оставалось только преодолеть барьер собственного страха перед чужаками, которые, наверняка, поджидали нас по ту сторону вала. Собравшись с духом, я махнул головой в сторону прохода. Эк, согласно кивнул.

Я медленно поднялся и занес ногу в проем.

— А… — вдруг начал Адмирал, но я уже сделал шаг.

Мир вокруг, увеличиваясь, поехал в стороны, я снова смотрел на все через гигантскую линзу. Сквозь меня прошла головокружительная волна. Тут же, без всяких усилий, возник малс.

На фоне ярко-желтого пространства отчетливо выделялся десяток, засевших в лесу, бледных облаков. С плеч по рукам поползла холодная волна. С этой стороны стены, мы были окружены взводом рнутов.

Тут в малсе в меня пальнули. Я мгновенно выпал в реальность и закричал:

— Уходим!

Глава 37. Напасть на напасть

Мое внезапное падение на землю с диким криком, без признаков какой-либо угрозы, всех озадачило. Не зная что делать друзья пригнулись и замерли. Даже видавший виды Адмирал выглядел встревоженным и напрягся, к чему-то прислушиваясь.

— Рнуты? — еле слышно спросил Эк.

Я кивнул.

— Сколько?

Моя ладонь дважды сжалась и разжалась с растопыренными пальцами.

— Десять, — вздохнул Тон и поджал губы, — Где они?

— В тридцати метрах, полукругом. Один — за тем большим деревом, остальные за кустами, двое в траве.

— За стеной?

— Пока чисто, — ответил я и с беспокойством послушал малс, — В меня стреляли, — добавил я.

— Если ты их видишь — прикрывай! — скомандовал Эк. — Всем, по-пластунски, за стену!

И первым, держа на готове боевой излучатель, быстро пополз в проход.

С бешено колотящимся сердцем, наставив мелко дрожащими руками излучатель в лес, я прислонился к стене прохода и стал ждать приближения рнутов. Их медлительность казалась подозрительной. Я никак не мог понять, что они задумали.

Последней в брешь ушла Лана. Теперь можно было убираться и мне. В этот момент, рнуты вышли из малса в реальность и открыли огонь. Я ушел в малс. Они тоже, и продолжали стрелять уже там. Я отвечал им короткими очередями и возвращался в реальность. И так несколько раз. Неизвестно чем бы закончились эти прятки, если бы меня не прикрыли свои.

— Ползи! — отчаянно прошипел Эк, — Я их вижу!

Я мгновенно развернулся и за несколько секунд преодолел вал.

— На право, — сообщил, догнавший меня Эк.

Мы бежали к складам.

— Где рнуты? — на бегу поинтересовался капитан, сворачивая в близлежащий проход.

— Уже по эту сторону, — ответил я, задыхаясь, — Стреляют.

Заряд за нашей спиной снес угол склада. Мы свернули еще раз направо. Я остановился:

— Эк, бегите, я их задержу!

— Не выдумывай! — строго посмотрел Тон.

— Бегите! Долго объяснять, — и я свернул в проход, между мастерскими.

После выхода в малс, мне стала понятна расстановка сил. Рнуты, конечно, владели фралами, умели выходить в малс и перемещаться в нем, но поскольку не являлись полноценными людьми, скорость их реакции оставляла желать лучшего. Я запросто мог обогнать в малсе любого, главное, не встретится там с человеком, например, с Фаичем. Он, в отличие, от меня много лет пользуется фралом.

Без всяких усилий, просто подумав об этом, мне удалось переместиться на несколько метров по диагонали, за спину одиноко стоящего в проходе рнута, и пока он соображал, прострелил ему оба плеча. Рнут уронил оружие и сел. Слева в меня выстрелили, я сместился за угол, вышел в реальность и выглянул из-за гаража. Запомнив, где находится следующий рнут, я телепортировался ему за спину, материализовался и расправился с ним тем же образом

— Второй, — самонадеянно обрадовался я и только собрался снова переместится, как за моей спиной выросла тень, и схватила за плечи. Не успел рнут скрутить меня, как из-за угла выпрыгнул Тон и выстрелил в мою сторону. Андроид грузно осел.

— Ты мог меня убить, — возмутился я. Только Эк открыл рот, что бы ответить, очередной рнут набросился на него, но в свою очередь завалился на землю, сраженный толстой трубой, опустившейся на его голову. В проходе с воинственным видом стояла Лана, поигрывая деталью системы подачи топлива.

Не сговариваясь, мы все побежали вперед.

— Один рнут впереди, за углом, — доложил я обстановку, — Заряды заканчиваются…

Остановившись за углом, я присел на корточки и осторожно выглянул. Рнут, прицеливаясь, двигался вперед по проходу. Как учили, я встал на одно колено. Эк кивнул и мы вместе высунулись из-за угла и дружно отбили рнуту все четыре конечности. Проход вперед освободился. Пробегая мимо поверженного врага, Лана подобрала его оружие.

— Тебе ведь, уже не нужно, — заявила она.

Рнут, в ответ, что-то прогундосил.

Вскоре мы нагнали Юома с Адмиралом. Они сидели у стены ангара, на краю летного поля. В ста метрах стоял наш Перехватчик. Люк — открыт, трап опущен. Просто забегай и взлетай. Но не было уверенности, что нас отпустят так просто.

Выход в малс подтвердил мою догадку: два рнута шли за нами, а остальные взяли левее, очевидно, чтоб проще стрелять по людям, бегущим по открытой местности.

— Пойду первым, — сказал я, — я их вижу. Буду отвлекать.

Не дождавшись разрешения Эка, я вдохнул, как пловец перед прыжком, сосредоточился… и пришел в себя уже у корабля, правее трапа. Рнуты обрадовались возможности пострелять. Я выбрал удобную позицию за опорой и старался уделить внимание каждому.

Пока я отбивался, Адмирал с Юомом добрались до Перехватчика. Тут меня отвлекли рнуты. Когда же снова появилась возможность кинуть взгляд в сторону ангаров, уже Лана, пригнувшись, бежала к кораблю, споткнулась, потеряла излучатель, подобрала его и побежала дальше. Эк в это время отмахивался от наседавших рнутов.

Вот уже Землянка сидела за опорой, и мы вместе давили рнутов, пока Тон преодолевал свою стометровку. Капитан сменил Лану у опоры, и она стала подниматься по трапу.

У меня отлегло от души и я с радостью подумал, что вот уже и все.

Но внезапно возникло холодящее ощущение абсолютной прозрачности. Меня обдало ужасом и выкинуло в малс. Снова обездвиженный, я наблюдал как перед Эком вырастает большое клубящееся облако. Невероятным напряжением воли мне удалось стряхнуть с себя чары Лорка и отчаянно заорать:

— Эк, беги!

Я выстрелил в рогатую тень. Видение твагга пропало вместе с малсом. Лана жутко закричала и бросилась к падающему на плиты Тону.

— Твари! — закричал я противникам, нещадно расходуя заряды. — Чтоб вы провалились!

Я стрелял и стрелял.

Сволочи! — поддержал, с трудом узнаваемый, голос Юома, срывающийся на хрип.

Сопло позади меня взревело и все заволокло облако пыли

— Взлетаем, — крикнул Юом за спиной, — беги!

* * *

Снова я забирался в свой драгоценный Перехватчик по складывающемуся трапу.

Запрыгнув наверх, я неожиданно попал в какую-то лужу, поскользнулся и упал.

— Чертов Адмирал, что он тут делал!? — возмутился я, собираясь подняться. Однако корабль дернуло вперед и вверх, и я снова полетел в липкую, неприятно пахнущую лужу и поехал к двери реакторного отсека. Врезался в него спиной и приложился затылком.

— Осторожнее, там! — крикнул я в распахнутую дверь рубки. — Не запчасти везете!

Корабль стремительно набирал высоту, из-за чего противоперегрузочная система забуксовала. Медленно на карачках, я полз в рубку, беспрестанно пачкаясь в чем-то темном и липком. При аварийном освещении было не разобрать. Жидкость подозрительно знакомо и тревожно пахла. Очень недобро пахла!

Добравшись, наконец, до ближней каюты, я застал там жуткое зрелище: все вокруг было в крови. Она растеклась на полу, испачкала стены, пропитала постель. На койке лежал человек с окровавленной головой, в которой зияло два больших пролома в виде полумесяца. Оттуда непрерывно текла кровь. Боком ко мне сидела Лана, вся с головы до пят в крови. Она держала руки на груди человека. Из-под них тоже рекой текла кровь. Девушка повернула ко мне лицо. В наполненных слезами глазах читался безумный ужас.

— Я не могу, — тоненько завыла Лана, — Я не могу ничего сделать. Я не хочу, чтобы он умирал, но я не могу… — и зарыдала в голос.

Нужно было срочно что-то делать. Нет, это все не правда! Никто не умирает! Мы довезем его до Базы! Все будет хорошо!

Забравшись, наконец, в рубку я понял, кто так беспощадно вел корабль. Адмирал "синих". Рядом с ним сидел Юом и караулил. Я махнул рукой, что бы он перебирался на свое место.

— Все так плохо? — спросил механик, мрачно оглядев меня, и отвел взгляд. — Не хочу знать!

Заняв свое привычное место, я получил возможность оценить обстановку. Судя по развиваемой Перехватчиком скорости, за нами гнались.

— Погоня? — поинтересовался я.

Адмирал, усмехнувшись, кивнул. В его глазах я видел радость и азарт, словно ради таких моментов он и жил.

— Пристегнись, — насмешливо напомнил он, — а то ушибешься!

Скоро в нас начали стрелять. Преследователи летели на уже знакомом нам с Ланой типе кораблей. Но их маневренность оставляла желать лучшего.

Ким заложил вираж. Преследователи ожидаемо притормозили. Он словно игрался с ними. Очень красиво водил их, петлял, притормаживал. В восхищении, я пытался запомнить каждое его движение. Потом вспомнил о главном:

— Нам срочно нужно на Базу, — как можно строже и решительней заявил я. — Лорг укусил Эка. Если с ним что-нибудь случится — я тебя расстреляю!

Адмирал недовольно скривился:

— Если успеем сделать гравитационный маневр у Третьего Арктака, будем у минных полей через час. Советую — не отвлекать.

Целый час я покорно сидел и рассчитывал траекторию захода в проход в минном поле, которым мы пользовались ранее, пока не выяснилось, что мы летим не туда.

— Ты что задумал? — с подозрением поинтересовался я у Кима.

— Оторваться от преследователей, — уверенно отозвался Адмирал, — если бы ты был внимательнее, ты бы заметил, что путь к вашему широкому проходу уже отрезали. Остался только вот этот и он ткнул в карту на тридцать градусов левее.

— С ума сошел, там же совсем узко!

— Достаточно! — отозвался Адмирал. — В самый раз!

Я стал готовиться в худшему. Похоже, он надумал покончить жизнь самоубийством вместе с нами. Если это так, то безобразию решительно стоило помешать. А траектория требовала теперь существенной корректировки.

* * *

Через час мы на прежней безумной скорости летели прямо в узкое горло прохода в минном поле. Ожидание катастрофы с последующей депортацией в отстойник удручало. Одновременно, я чувствовал себя, как на самых зубодробительных тренажерах: чем сильнее приближалась опасность, тем больше захватывало дух.

— Сиди смирно! — предупредил меня Адмирал. — Одно твое неверное движение — и погибнут все.

Я с трудом давил желание дать ему в челюсть, а потом до самого Сига запереть в каюте. Однако, сам пролететь, в намеченную Кимом щель, не мог.

«Вот оторвемся от твагов со рнутами, тогда и запру!» — успокаивал я себя.

* * *

Когда мы уже почти добрались до границы минного поля, непонятно откуда, с обеих сторон возникли два корабля и понеслись наперерез нам.

— Черт! Опередили-таки, — выругался Адмирал, помрачнел и врубил двигатели на максимальную мощность. Корабли с боков стремительно сжимали «клещи» и скоро я уже мог различить их и без радара. Казалось, что они собрались сплющить нас между собой. При такой скорости от всех точно останутся одни запчасти, на радость тваггам.

Враги приближались, но Ким уверенно вел Перехватчик вперед. Мы проскочили прямо перед носом кораблей. Адмирал вдруг резко повернул корабль перпендикулярно и чуть сбросил скорость. Я понял, что мы влетели в проход. Корабли свернули за нами, но тут же собрали невообразимое количество мин и довольно быстро стали терять управление. Пилоты, очевидно сообразив, их заманили в ловушку, решительно повернули обратно и медленно выбрались обратно в систему. За нами не полетел никто.

Очень хотелось крикнуть «Ура!», но глядя как близко от крыльев проносятся мины, было даже страшно дышать, ибо казалось, что Перехватчик от этого может занести и тогда… Тогда, нам повезет, если свои успеют забрать в отстойник, и не повезет, если выловят рнуты.

Я пришел к выводу, что лучше не думать вообще, откинулся в кресле и…неожиданно возник малс. Меня повлекло в длинный коридор, который растягивался в стороны и искажался как в линзе. Скорость нарастала. Голова сильно закружилась и я потерял сознание.

Глава 38. Черные тени.

Из небытия меня выдернули странные звуки: кто-то сдавленно визжал и чудовищно хлюпал носом. От этого веяло безнадежностью и ужасом. Словно рушился мир. Скоро к высокому хлюпанью присоединилось более низкое. И стало еще страшнее.

Я открыл глаза, еще не до конца очнувшись, и туманно посмотрел на сидевшего рядом Адмирала. По его окаменевшему лицу ползла вниз одинокая слеза. Картина была удивительной и непонятной. По моим представлениям Ким Онка, в принципе, не мог плакать. И тем не менее, это происходило. Необъяснимо почему. Наверно, просто привиделось. Глаза закрылись и я снова погрузился в серое забытье.

Вскоре сознание частично вернулось. Все приключения показались далекими выдумками. Возня на Арктаке, гигантские слизняки, невидимки, Треглонатор, Адмирал "синих", ведущий наш корабль, — всё почудилось. Тон жив и здоров. Мы на Базе. Но тогда снова придется завоевывать внимание Ланы. Почему она так убивалась? Как будто, кто-то умер…

Эта мысль разом притянула черные тени. Они навалились на меня невыносимой тоской и тяжестью в груди. Тон умер?! Поэтому все так плакали? «Нет, — орало внутренний голос, — Неправда! Это не может быть правдой! Мне все привиделось!!!».

Пол вечности спустя, измученного меня сознание окончательно вытолкало из забытья. Голова гудела, как реакторное ядро. Затылок основательно забетонировали, а виски противно ныли. Настроение было поганое.

Судя по приборам, впереди по курсу, в шести часах лету находился Сиг. Что мы здесь делаем? Какой, вообще, в этих учениях смысл? Как теперь жить дальше, если Эка, и правда, больше нет? А что значит — нет?

Я повернул голову в сторону капитанского кресла. Вместо Адмирала, там, со стеклянными глазами и отсутствующим видом сидел Юом. Если плачущий Ким Онка выглядел странно, то безразличный ко всему Юом — пугающе. Мне приятней было думать, что он смертельно устал.

— Ты устал? — прохрипел ему я, — Иди спать. Я поведу.

Бортинженер ссутулился, сложив руки на груди, помотал головой и тихо ответил:

— Там… Эк.

— Ну, разбуди его, — как ни в чём ни бывало, продолжил я, — Нельзя же столько не спать.

Юом замер, судорожно проглотил и вдруг быстро отвернулся, зажав пальцами переносицу.

Меня обдало чувством острого горя, грудь зажало в раскаленных клещах, в глазах резко болезненно защипало. Я старался проморгать мгновенно набравшиеся слезы, чтобы их никто не увидел. Но жидкости во мне оказалось больше, чем я смог переработать, и плотину прорвало. По щекам хлынул горячий поток:

— Это не правда! — в очередной раз произнесли губы.

— Правда, — шмыгнул носом Юом и зарыдал. Тут уж не смог сдержаться и я.

— Его можно спасти! — мне не хотелось соглашаться со случившимся.

— Нет…, — не в силах говорить, прошептал Ронг, — Мы пытались, — и он кивнул назад.

Я обернулся. Скорчившись, с ногами в кресле, вся в черно-коричневой коросте, спала Лана. Ее перепачканное лицо, даже во сне, сохраняло выражение отчаянной муки.

Тоска пробрала меня с новой силой. Неужели я, действительно, больше никогда не увижу его живым? Сначала нужно убедиться, что он умер:

— Ты уверен, что он…? — не в состоянии произнести страшное слово, насел я на Юома.

С силой втягивая носом воздух и пряча от меня глаза, он утвердительно покачал головой.

Часть меня обреченно понимала, что друг говорит правду, однако сил встать и пойти посмотреть на безжизненное тело, не находилось. Как страшно увидеть мертвеца. Как страшно увидеть мертвым дорого тебе человека. Буду пока считать, что он просто уехал. Не хочу мириться с тем, что его больше нет. Это ерунда. Это бред!

В памяти, одно за другим, всплывали события прошедших двух лет. Как мы с ним познакомились?

Первая неделя в Академии далась мне тяжело. Я ходил потерянный. Все проблемы надо было решать самому: заправлять кровать, приводить в порядок одежду, искать, где что расположено и закачивать в планшет учебные пособия. Почему-то в школе руководители класса заливали их все скопом, а тут следовало искать самим по списку для каждого предмета отдельно.

В тот день, после обеда, я истязал себя библиотечным терминалом.

— Долбанный каталог! — произнеслось в сердцах, после того, как очередная ссылка в третий раз вернула меня к началу поисков, — Кто это придумал?!

— Не сложно! — сказал рядом чей-то голос. — Главное понять принцип.

Надо мной стоял мой ровестник, с серьезным, но приветливым взглядом.

— Эк, — протянул он мне руку.

— Раэл, — ответил я, протягивая свою, которую он крепко пожал.

Мой новый товарищ обладал удивительным даром объяснять все просто и понятно. Держался он так уверенно, и так быстро все нашел, словно всю жизнь прожил в этой библиотеке. Поэтому для меня стало откровением узнать, что Эк тоже курсант первого года. Впрочем, его уверенность и спокойствие распространялись на все. Рядом с ним любой человек начинал чувствовать, что все проблемы решаемы. Как мне хотелось стать похожим на него!

Тогда, в благодарность, я поделился и ним КАМЕодами. С тех пор все трудности и радости мы делили вместе.

А то происшествие, когда он при мне внезапно позеленел… Помнится, случился светлый промежуток между нарядами, и мы впервые пошли вместе в увольнение, в город. Молодцы в парадной форме, с начищенными пряжками и ботинками. Целый день свободы опьянял перспективами: практически вседозволенность, развлечения, местные красавицы. Правда, спиртное категорически запрещалось, да и денег для основательного загула не хватило бы.

Часть дня мы изучали город, улыбаясь встречным девушкам, а под вечер нас занесло в небольшой клуб неподалеку от Академии. Кульминация субботы заполнила местный шантан практически под завязку. Пара стульев для нас нашлись только у барной стойки. Дико мигал свет. Музыка орала так, что мы с трудом слышали друг друга.

Мне категорически не везло, а к Тону приклеилась нетрезвая развязная блондинка, Она стремилась повиснуть на нем и что-то страстно говорила. Я разобрал только то, что он «необыкновенный лапочка». Эк аккуратно, но решительно снимал с себя ее руки, но в какой-то момент блондинка исхитрилась и заключила его в объятия.

Как водится, тут же сзади раздались нетрезвые голоса. Самый громкий возмущенно потребовал оставить в покое его девушку. Тон в очередной раз снял с себя девицу, и заявил, что совершенно не против, если товарищ заберет ее с собой. «Товарищ» — с трудом стоявший на ногах гражданин спортивного вида в майке с ухмыляющейся рожей — взревел, что его подругой попользовались и неприлично обозвал Эка, схватив его за отворот пиджака.

Мой друг помрачнел, поджал губы и с ним стало твориться что-то странное: лицо пошло постепенно сливавшимися темно-зелеными пятнами. За несколько секунд, он, из слегка смуглого, сделался темно-оливковым. А когда друг блондинки взялся его трясти, глаза Тона вспыхнули яркими изумрудами и засветились…

Потрясенный видом рассерженного армирейца, я резко вдохнул коктейль, поперхнулся и в приступе жуткого кашля, упал вместе с табуретом. Нетрезвый товарищ, тоже испугавшись нечеловеческого вида Эка, отшатнулся назад, наткнулся на мой табурет, не удержался и упал рядом. Толпа взревела.

Лежа на полу, я продолжал кашлять. Сверху кто-то кого-то толкнул, послышался глухой звук удара. Спотыкаясь об меня, народ устремился к месту зрелища. Тут между чужими ногами приполз Эк, хлопнул меня по спине и уволок под ближайший стол.

— Ты цел? — хрипло поинтересовался я, — Извини, что не смог тебе помочь.

— Да все нормально! Ты помог. — улыбнулся лучший друг. — Теперь будет, что вспомнить.

Действительно, теперь есть, что вспомнить. В груди сжало и из глаз выдавило новую порцию слез.

Лана судорожно вздохнула во сне, жалобно застонала и проснулась. Ей, как и мне, тоже потребовалось время, понять, где она находится. Поймав мой взгляд, девушка съежилась, опустила голову и часто заморгала.

— Я уже знаю, — мне очень захотелось ее утешить. — Ты не виновата…

— Не смогла… — снова еле слышно произнесла она, размазывая по лицу слезы и остатки крови. — Мне так этого хотелось…Но столько крови…такая…сердце видно…порвано…голова вся…мозги наружу…

Чувствовалось, что Землянке, после пережитого, требовалось выговориться. Она всхлипывала, и продолжала бессвязно что-то говорить. Когда я представил себе ситуацию ее глазами: море крови, вываливающиеся мозги и торчащие внутренности, меня чуть не вырвало. Подавив дурноту, я понял, что лучше не прислушиваться, и открыл карту. Вскоре, словесный поток Ланы постепенно иссяк.

— Что делать? — под занавес, спросила она саму себя

— На Базе расскажут…, — слезы закончились, и на смену им пришло эмоциональное отупение. Теперь голова сухо просчитывала дальнейшие действия.

— Они, наверно, уже знают, — прогнусавила Лана, доставая очередной носовой платок, — датчики погасли…все.

Я вздохнул. Память о нашем капитане всегда будет светлой.

Повисла тишина. Неожиданно, в конце коридора хлопнула дверь, прозвучавшая в минуте молчания пушечным залпом.

— Ты Адмирала не запер?! — с нарастающей тревогой спросил я Юома.

— Запер! — растерянно ответил тот.

— Сбежал! — одновременно произнесли мы и собрались его ловить, когда знакомый, леденящий душу, голос произнес:

— Вы во что корабль превратили?!

Глава 39. Живые и мертвые

— А-а-ай! — переходя с хрипа на фальцет, взвизгнула Лана.

Лицо Юома смертельно побледнело и вытянулось. Он застыл с открытым ртом, не в силах что-либо сказать. А по мне, снизу вверх, двинулась армия мурашек, поднимая на ходу, как знамена, все волосы.

В дверях рубки, вытирая голову полотенцем, стоял…Эк. Вполне себе живой, целый и невредимый, если не считать громадной рваной дыры в комбинезоне на груди:

— Стоит только уснуть, а вы уже какую-то дрянь разлили. — начал он привычно строить нас. — Еще и меня в ней изгваздали! Вам не стыдно?!

— А? — указывая пальцем на Тона, беспомощно и робко, спросила у меня Землянка.

— Ага… — утвердительно кивнул я.

— Что это с вами? — недоверчиво поинтересовался Эк и сделал шаг вперед, поравнявшись с креслом девушки.

Землянка вжалась в дальний угол и дрожащим голосом потребовала:

— Не подходи!

— Так это ты бардак устроила?! — неверно истолковал реакцию Ланы Тон. — А вы куда смотрели? Немедленно запереть ее в грязной каюте! Теперь не отвертится!

Но никто не двинулся с места. Только Лана осторожно протянула к Эку руку, пытаясь до него дотронуться. Тон недоуменно посмотрел на нее.

И вдруг произошло удивительное: торчащие во все стороны волокна, по краям укуса Лорга, стали шевелиться и вытягиваться, сплетаясь друг с другом, постепенно складываясь в сетчатую ткань. Ткань на глазах делалась все плотнее, покрывалась новыми слоями, а под конец со всех сторон затянулась гладкой тканью, на которой выступил большой треугольник с тремя красными капитанскими полосами. Теперь мой друг стал совсем как раньше.

— О! — изумленно произнес Юом.

— Создатель? — спросил я, но тут же осек сам себя. — Стоп! Надо проверить, что Эк — настоящий! Вдруг, это тварь, бывшая раньше Адмиралом, перевоплотилась в него?

— Точно, — поддержал Юом.

Мы вытолкали ничего не понимающего капитана в коридор, отобрали у него полотенце и связали руки за спиной.

— Да, что происходит? — возмущался он, пытаясь вырваться.

— Лана, посмотри в его каюте, — командовал я.

Землянка осторожно, с отвращением на лице, заглянула в бывший морг и повернулась в растерянности:

— Его тут нет…

— Посмотри в туалете и шлюзе.

Держа наготове оружие, девушка послушно обошла все подсобки, но безрезультатно.

— Идем к Адмиралу, — с нарастающей тревогой сообщил я.

Мы развернулись, и Лана распахнула дверь каюты на противоположной стороне. Ким спокойно лежал на койке и читал книгу, словно находился не в плену, а в профилактории.

— Ну? — спросил он, подняв на нас глаза.

Лана захлопнула дверь. Теперь все уставились на Тона.

— На ощупь — вполне себе человек, — сказал Юом.

— Отпустите немедленно! — потребовал Эк, в очередной раз выдирая руки из полотенца. — Вы спятили? Доложить, что происходит!

— Не уверен, что ты можешь нами командовать… — начал я.

— Это почему же? — в голосе капитана усиливалось раздражение.

— Ты…вроде как… умер.

— Что? — Эк с недоверием посмотрел на меня, потом обвел всех глазами и убедился, что в своем мнении я не одинок.

— В 2:30 Адмирал, как старший по званию, констатировал твою смерть, — объяснил Юом.

Тон изменился в лице и, с сомнением, потрогал себя:

— Но я… живой.

— Тебя хотел съесть Лорг. — не очень уверенно произнес я. — Мне удалось его отогнать. Он только укусил, но…

— Всего лишь оттяпал полголовы и разорвал сердце. — встряла в разговор Лана. — Вы посмотрите, тут в каюте вся его кровь!

— Вы точно видели, что он — умер? — я попал в глупое положение, потому что сам мертвым Эка не видел.

— Как человек без сердца может быть жив? — вопросом на вопрос ответила Лана

— Я точно видел! — отозвался Юом. — Адмирал видел. Все, кроме тебя, видели. Датчики погасли.

В этот момент Землянка откинула панель на плече Тона: датчики исправно горели. Закатив глаза, она вернула крышку на место.

— Кто ты? — все еще не веря своим глазам, припер я капитана к стене.

— Лейтенант Ирдэо! — с нажимом в голосе, переходя на официальный тон произнес Эк. Он всегда говорил так, когда обычным способом восстановить дисциплину не удавалось. — Отставить фантазии! Я понимаю, что после Арктака у всех сильный стресс. Предлагаю час поспать, а потом убираться будете.

— Где же это нам спать? — возмутился Юом, не любивший убираться вообще, а за другими тем более. — Ты всю каюту перепачкал! И коридор, тоже!

— Ничего подобного! — зло отозвался капитан. — Ничего я не пачкал! Просто заснул крепко и не смог вам помешать. Еще такая ерунда приснилась: золотой паук, который мне колыбельные пел…

Литир! Единственным разумным объяснением чудесного воскрешения мог быть только он. Но колыбельные… Землянка ведь тоже говорила… Ой, нет! Двое мертвецов сразу, не для моей бедной головы.

— Но как же это?! — Лана осторожно ощупала звезду на кепке.

— Ну, ты же хотела, чтобы он жил, — напомнил я.

— Хотела? — удивился Тон, посмотрев на Землянку.

— Да, — задумчиво подтвердила Лана, — но это невероятно!

— А внезапная яма у них под ногами — обычно? — кивнул я на друзей.

— Яма случайно вышла. А тут…ни один врач не может вернуть все назад! А на нем ни одной царапины! Ни одного шва! А я… еще даже не врач…

После того, в каком виде я его последний раз видел, Эк, действительно, выглядел как новенький. Даже если допустить, что мои глаза на эмоциях, преувеличили размер ран, то должны же остаться хоть следы! Где эти страшные полумесяцы от челюстей?

— Возможно, для пользования Литиром, образование не главное, — предположил я, — даже у слизняков получается…

— А вдруг нам все только привиделось? — в растерянности схватилась за голову Лана.

— Тогда откуда столько крови? — я показал на пол, а потом смахнул с плеча девушки застывшую, густую каплю и сунул ей под нос.

— Профессора, хватит трепаться, делайте вскрытие. Давайте узнаем, почему он живой, — предложил неунывающий Юом.

— Всем стоять! Спокойно! — тревожно косясь на нас, рявкнул Эк.

Он, еще раз, прошел руками по прическе, расстегнул комбинезон и посмотрел на грудь, — Вы меня с ума сведете! Со мной все в порядке!

— В том-то и дело, что в порядке! — простонал я. — Слишком потрясающе, чтобы быть правдой.

— Ты не рад, что я живой? — с вызовом поинтересовался Тон, смирившись с коллективным безумием.

— Очень рад, — глотая комок, разволновался я, — Ты не представляешь, что мы пережили! Но мы сомневаемся, что ты — это ты. Вдруг, твагг….

— Отставить фантазии! — повторил уставший от чудес капитан. — Раз спать не хотите — отмывайте каюту. Никто кроме настоящего меня в этом не заинтересован.

* * *

За час, дружно, нам худо-бедно удалось навести порядок. Что бы замести следы катастрофы мы истратили весь запас простыней и полотенец. Даже Лана пожертвовала своим запасом платков и салфеток.

— Убраться надо как следует. — подгонял всех Тон. — Думаю, на Базе заметили неладное и нас ждет комиссия. Если вы им расскажете «правду» о чудесном воскрешении вас ждет госпиталь! И мозги обратно вправят не только мне!

— Но чем нас тогда доказывать, что на Арктаке опасные пришельцы? — озадачился я.

— У тебя есть вот эта штука на груди…

— Фрал, — подсказал я.

— Вот им и докажешь! А про вашего странного осьминога лучше молчать. Лично мне с ним ничего не понятно.

Все окровавленное затолкали в мусорные мешки и, через шлюз, отправили в свободное плавание. Навигатор сообщил, что до Сига всего лишь час лёту. Лана и Юом ушли отдыхать, а мы с Эком, как самые выспавшиеся, остались дежурить.

— Слушай, ну вы меня сегодня чуть с ума не свели! — начал Тон, выравнивая курс. — Представь: просыпаешься ты весь в какой-то липкой дряни, а от тебя все шарахаются и говорят, что ты — умер.

— Мне тоже не сладко! — отозвался я. — Прихожу в сознание, а тут все тебя хоронят. Я видел, как Лорг подкрался. Знаешь, во что он тебя превратил?… Два здоровенных пролома в черепе и огромная дыра в груди. Кровища хлестала…

— То есть, ты тоже видел…

— Видел, — подтвердил я, — что ты при смерти. И я пытался быстрей доставить тебя на Сиг.

— Я и сам не могу поверить, — провел Эк рукой по лбу.

— Ты что-нибудь помнишь, после того как прибежал к кораблю?

Почти ничего не помню. — с болью на лице нахмурился мой друг. — Мы шли через лес. Потом я стою у Перехватчика. Вопли чьи-то. Нарастающий гул. А потом этот поющий паук…

— Литир…, — с трепетом, почти как Юисич, выдохнул я.

— Объясни, — потребовал Эк, любивший во всем ясность, — Я должен понять, что происходит.

— Литир — Создатель. Юисич не сказал, что это такое, но обмолвился, что он может ВСЁ. Помнишь, вы с Юомом в яме оказались, после того как Лана в реку упала. Она разозлилась и пожелала, чтоб вы провалились. Единственное, что могло ей в этом помочь — Литир. Оружие-то стояло на предохранителе…

— Ты хочешь сказать, меня оживила кокарда на кепке? — как и ожидалось, капитан отнесся к моему сообщению скептически.

— В нашем мире Литир выглядит так, а в малсе — как паук из огня с ногами-молниями.

— Точно, — задумчиво потер подбородок, Тон, — Ноги, как молнии…, — и в ужасной догадке посмотрел на меня, — А ты когда его видел?

— Когда в тумане на Базе тваггов Лану нашел, он ей тоже песни пел…

Эк выдохнул.

— Значит она тоже…

— Боюсь, что да.

— Потрясающе, — не сдержался капитан, — Зомби с помощью паука пожелала наплодить себе подобных…

— Не смешно, — перебил его я, — ты жив, благодаря тому, что Лана ОЧЕНЬ этого захотела. Литир, как видно, исполняет не все просьбы, а только то, чего желают всей душой.

— С чего бы это она? — подозрительно осведомился Эк.

— Дурак ты. — разозлился я, ощутив проснувшуюся ревность. — Лучше бы она надо мной так убивалась!

В ответ Тон только хмыкнул.

— Седьмой «Сокол», вызывает «Скала», — ожил транслот.

Глава 40. Испорченный триумф

Нас, наконец-то, нашла База.

— «Скала», Седьмой «Сокол» на связи, — привычно произнес Эк.

В эту минуту я понял, что из-за всей этой суеты и эмоциональных потрясений, никто так и не удосужился доложить Командующему. На Арктаке не было доступа к кораблю, Адмиралу «синих» — незачем, потом скорбели по Тону, выясняли, кто он такой и убирали корабль. А теперь…

В ожидании претензий и ругани, я поморщился. Однако, нашедший нас младший связист Базы Ктор стал облегченно смеяться и звать всех. Тут же прилетела Маара, обычно строгая и серьезная, она схватилась за сердце и, задыхаясь от волнения, поведала, как двое суток связь с нами отсутствовала, корабль пропал с радаров, а сегодня Аварин чуть не поседел, увидев кривые на мониторе Тона.

Договорить ей не дал Командующий, ворвавшийся к связистам в сопровождении Варула.

— Седьмой, где вы? — от возбуждения, Стеф практически кричал, его руки дрожали, — Что у вас произошло?

— Входим в Систему. Координаты 380/ 567/120 000 46, — постарался как можно спокойнее ответить наш капитан, — У нас все в порядке.

— Я вижу, что ты жив, — с облегчением провел рукой по лбу Командующий, — твой штурман тоже. Что с остальными?

— Все на борту, — продолжал невозмутимо отвечать Эк, — сейчас спят. Если нужно разбудим.

— Разбудите, — потребовал Стеф и, понизив голос, поинтересовался, — Что с грузом?

— С нами, — гордо заявил я.

— Почему не доложили? — нахмурился Стеф

— Амирала «синих» ловили. — выкрутился я, решив прикрыть неудобную тему сенсацией. — Теперь вам его везем.

На той стороне канала раздался многоголосый хохот. Должно быть, присутствовали еще и комэски. Командир эскадрильи штурмовиков Онрей со смехом сказал:

— Было бы не плохо.

— Только он сейчас на крейсере. Бой на рубеже Строна. Нашу оборону проминают, рвутся к Дуору. — одному Командующему было не до смеха. — А вы, неизвестно где! А твои датчики, Эк, вообще выключились. Дело до Полковника дошло…

— Была проблема, — согласился Тон, — мы все починили.

— Короче, — подвел итог Норм, — от трибунала вас может спасти только сам Адмирал «синих».

Мы с Тоном переглянулись. Он кивнул в сторону кают. Проверять Кима я шел с трепетом в душе: а вдруг, он и правда, на своем крейсере, а нам показалось? Уже столько раз все переворачивалось с ног на голову.

Но Адмирал все еще сидел в плену. Я подошел к его каюте и услышал, что он с кем-то разговаривает. Голос был низким и шипящим, как у Глора:

— Это хорошо, что ты прилетел один! Но будь осторожен, тебя выслеживают разведчики с Коагра. Если Лаогед узнает кто ты, они тебя схватят. Нам придется нелегко.

— Конечно отец, — ответил Адмирал. — Я так рад, что мы с тобой, наконец-то, встретились. Пусть и недолго.

— Ради нашей безопасности, никто не должен знать где ты был и что видел! Не смей никому говорить! И помни, что везде есть уши.

«Это он прав, — подумал я, — Значит, Глор его отец! Так вот почему Ким летал один. Он тайно встречался с отцом».

Мне только непонятно зачем в меня стреляли и за мной гнались? — поинтересовался Адмирал.

Мы думали, что тебя схватили муавы. Тебе удалось от них уйти?

Да они безвредные и спокойно себя ведут…

Они украли у Лорга Литир. Отбери его у них, они тебя послушаются.

А что за Литир?


Это Создатель, выглядит как паук с ногами молниями, Он сделает для тебя все, что захочешь. Но будь осторожен, — повторил Глор.


Хорошо, конечно! — сказал Адмирал.

Вот так. Теперь ясно, что Ким командованию Академии ничего докладывать не будет. А если доложим мы, будет все отрицать. И говорить, что у нас видения. Как все непросто!

Для того, чтобы Адмирал не понял, что его подслушивали, я громко затопал и вошел в его каюту. При моем появлении он быстро смахнул координаты на полифоне и спросил:

— Подлетаем?

Я согласился.

— Тогда иди и сажай, — распорядился он, — Сам справишься.

Его спокойствие и рассудительность мне не нравились. Я не понимал, почему он до сих пор еще не попытался сбежать или захватить корабль. Слухи о его всемогуществе сильно преувеличенны? Или он надеялся, что труп Тона на время отвлечет врагов и вот тогда он…

Когда я вернулся в рубку, Эк по транслоту уже беседовал с Полковником.

Мой экипаж видел на Базе вооруженных людей и каких-то непонятных тварей. — докладывал Тон, — Применялось боевое оружие, но все живы, никто не ранен.

— Где видели вооруженных людей? — спросил Полковник.

— Прямо на Базе и на летном поле…

Нами была отправлена спасательная бригада, но она никого на Базе и около нее не обнаружила и вас тоже. Где вы были?

— Сначала на Базе. Потом в системе… — нерешительно ответил Эк.

Где мы на самом деле были он не помнил.

— Ваш корабль обнаружился недавно в минном поле.

— Возможно у нашего корабля и моего скафандра проблемы с передачей данных… — постарался объяснить странности Тон.

На Базе Сига пройдете диагностику! Арктак 2 мы проверим еще раз. Пока он закрыт для посещения.

Полковник отключился.

— Как там наш старший товарищ? — поинтересовался Эк

— Приказал мне сажать корабль.

— Ну, раз приказал — сажай, — ухмыльнулся Тон. — Адмиралов надо слушаться! Как мы, все-таки легко его поймали, прямо не верится!

— Это-то меня и смущает. — отозвался я, отгоняя смутную тревогу. — Чует мое сердце…

— Деваться ему пока некуда, — отмахнулся от моих предчувствий Тон. — Пешком через космос не пойдет.

* * *

На Базе нас встречали. Нет, не восторженная толпа по случаю прибытия Адмирала «синих», как мне хотелось. Никто, увы, так и не поверил, что он пленен. Свидетелями нашего триумфа оказалась только бригада медиков и два механика.

Аварин первым влетел на Перехватчик, едва дождавшись пока разложился трап.

— Оставайтесь на местах. — распорядился он, бегло осматривая экипаж. — Сейчас томографы принесут.

Особое внимание начмед уделил Тону: светил в глаза, щупал пульс, сгибал-разгибал руки, даже по колену стукнул. Всех, кроме Эка, отпустили быстро и попросили вон из рубки. Выходя, я напомнил эскулапам:

— У нас там, в каюте, Адмирал сидит. Его в первую очередь пытать надо. Он знает много интересного.

Медики зашлись от смеха.

— Серьезно, — настаивал я, — сами посмотрите, если не верите.

Вытянув лейтенанта Нирези из рубки я распахнул перед ним дверь адмиральской каюты.

— Ух ты! — восторженно выдохнул медик. — Ребята, а они, действительно, Адмирала привезли!

Тут же прибежали любопытные механики, и новость облетела Базу.

* * *

Я мешал медикам и инженерам, но продолжал вертеться в проходе Перехватчика. Очень интересно было посмотреть на лицо Кима, когда тот наткнется на воскресшего Эка. Никогда не видел сходящих с ума Адмиралов и с нетерпением ждал этого исторического момента. Однако противный Онка снова меня разочаровал.

Выйдя из каюты и внезапно оказавшись лицом к лицу с Тоном, Адмирал резко затормозил, как будто налетел на стену. Он улыбнулся и в его глазах мелькнула радость. Ким резко вдохнул, как будто хотел что-то сказать, но тряхнул головой, поджал губы и сделал вид, что ничего и не произошло. Спокойно и с достоинством, он последовал вслед за ожившим Тоном. Выдержка Адмирала меня одновременно восхитила и озадачила. Оставалось гадать: действительно ли Эк умер или всем привиделось?

Из своего Перехватчика мы выходили героями. Меня переполняла гордость. Первые Учения, а, поди же, Адмирала поймали! Повезло, конечно. Нервов, правда, потратили кучу. Но выжили и вернулись.

Сопровождаемые толпой, мы шли по летному полю к зданию Базы. Кима Онка с двух сторон сопровождали Эк с Юомом. Мы с Ланой шли позади и радовались.

Навстречу нам вышел сам Командующий с комэсками. Они выглядели столь довольными, словно самолично добыли трудную победу. База кругом ликовала. На волне всеобщего счастья, я, собрался было, обнять Землянку, как неожиданно она ойкнула:

— Ой, я ж на корабле забыла…, — и хлопнула себя по лбу.

В тот же миг пленный Адмирал развернулся, схватил девушку за руку, и они… пропали. Испарились. Только что стояли, а теперь их уже не было. Несколько секунд все пытались понять, что произошло.

— Знамя! — опомнился первым Юом.

— Литир! — прошептал я.

— Адмирал! — охнул Варул.

— Лана! — заорали мы одновременно с Эком.

— Семерка взлетает! — донесся голос с другого конца поля.

Расталкивая толпу, я рванул к кораблю. По дороге меня настигло дежа вю. Недавно, я вот так же бежал к Перехватчику, одержимый желанием убить Лану. А теперь меня гнал страх безвозвратно ее потерять.

Тогда я успел благодаря тому, что двигатели надо было еще разогреть. А нынче все продуто, нужно только «дать газу». И ключ, ведь, механикам оставили…

Боязнь опоздать прибавила мне скорости. Рядом уже бежал Эк.

— Форр, задержи его! — крикнул он пилоту, выскочившему из стоявшего впереди «Двадцать первого» Перехватчика. Тот растерянно огляделся, не понимая, кого ему останавливать.

— Тормоз! — обозвал его Эк и нырнул под брюхо «Двадцать первому», в надежде сократить путь.

Но мы, все равно, не успели. На наших глазах, гудя двигателями, вся в огненных отсветах, «Семерка» оторвалась от земли и, резко набирая высоту, стартовала в небо. Тяжело переводя дыхание, я бессильно наблюдал, как Адмирал увозит с собой все мои надежды.

Глава 41. Достать Адмирала

Пока, тоскливо и растерянно, я провожал взглядом свой корабль, Эк, оглядевшись, принялся распоряжаться:

— Капитан Раод, готовь Шестой Перехватчик к взлету! Убрать заглушки! Продуть двигатели!

— Слушаюсь! — без особого энтузиазма отозвался Раод, — Но на взлет мне нужно разрешение Командующего!

Этот курсант из взвода Тона, возможно, был самым педантичным бюрократом во всей Галактике. Он бесил преподавателей Академии бесконечными уточняющими вопросами, от однокурсников требовал выполнения всех правил и обожал докапываться до самой сути. Критику в свой адрес Раод, как правило, пропускал мимо ушей, чем выводил из себя еще больше.

Эк неоднократно грозился его убить, оправдывая такую жестокость спасением человечества от редкой зануды. Впрочем, я не знал ни одного курсанта, кто не хотел бы с ним расправиться. Экипажу Раода все искренне сочувствовали.

— Беги к Командующему за допуском, — вывел меня из ступора Тон, — по дороге скажи Юому, чтобы взял у Луэта паек на три дня.

* * *

— Разрешите? — влетел я в кабинет командующего, где и без того теснилась куча народа, и перекрывая гвалт гаркнул, — Дайте добро на взлет «Шестого»!

Толпа немного расступилась. Стеф смотрел на меня тревожно и недоверчиво:

— Где вы были два дня? — спросил он.

— Как вы приказали… — начал я.

— Где вы поймали Адмирала? — мрачно допытывался Командующий.

— На Арктаке, — пришлось признаться мне. Не в силах сдерживаться, наружу прорвалось отчаяние — Разрешите взлет! Ким похитил нашего врача, а она несла наше Знамя!

Командующий сморщился и закрыл лицо руками:

— Вы притащили с собой Невыразимый Ужас! Когда это кончится?!

— Нет, — успокоил я Норма, — Ужас, слава Небу, остался там! Адмирал нас просто перехитрил, вы же его знаете. Сейчас догоним и все отберем!

Командующий моего оптимизма не разделял:

— Так прямо и догоните? Он уже обошел все наши патрули.

— Мы справимся! В третий раз должно повезти!

— Ладно, — вдруг согласился Стеф, — Последний шанс. Завтра или вы вернетесь вместе со Знаменем или умрете смертью храбрых в бою за него! Взлет разрешаю! Маара, передай приказ на борт «Шестого».

Ноги понесли меня по коридору.

— Как Адмирал это сделал? — донеслось вслед.

— Вы не поверите! — прокричал я, не оборачиваясь, уже на лестнице.

* * *

В рубке «Шестого» Эк и Раод выясняли тонкости субординации. Тон командовал звеном, в которое входил «Шестой», поэтому он собрался командовать и на этом Перехватчике. А Раод допытывался какие конкретно обязанности его, а какие Эка. Кто, например, будет отвечать за уборку? А в каком порядке экипажам дежурить?

— По ходу разберемся! Поднимай машину! — сердился Тон.

— Разрешения на взлет не давали! — упрямился Раод.

— Адмирал улетит, дубина! У него наше Знамя! — зарычал мой друг.

— Разрешение дали! — задыхаясь произнес я, плюхаясь в кресло, позади Эка.

Штурман «Шестого» — Кшай пожал мне руку и, ткнув пальцем в спинку Раода, покрутил около головы руками, иллюстрируя безумие своего капитана.

— Взлет разрешен! — сообщила по транслоту Маара, — приказ у вас в компьютере.

— Стартуй! — рявкнул Эк на Раода, — Бортинженеры, пристегнитесь! — сообщил он по внутренней связи Юому и Нуйцу, отправленным в каюту, за неимением места в рубке.

Такой плавный отрыв от земли сделал бы честь пилоту любого пассажирского лайнера. В отличие от нас, Раод никуда не спешил.

— Быстрей! — торопил его Эк.

— Тише едешь — дальше будешь! — невозмутимо ответил ему капитан «Шестого».

— Дальше будет вражеский Адмирал! — недружелюбно процедил Тон. — Кто тебя только в военную Академию взял?!

— Полковник! — спокойно объяснил ему Раод.

— Дай сюда управление! — озверел Эк.

— Это не ваш Перехватчик! — встал в позу капитан «Шестого». — Ломайте свой!

— Мы бы рады! — язвительно ответил Тон. — Но на нем Адмирал «синих» улетел! Если догонишь его, мы пересядем, а ты вернешься на Базу файлы в папочках перекладывать. Все в твоих руках!

Надежда избавиться от беспокойных пассажиров, придала Раоду необходимой скорости. Однако мы только выходили из атмосферы, а Адмирал уже вылетал из Системы.

Через час, хитрый Эк, воспользовавшись подкинутой ему мыслью про график дежурств, составил его так, что целый день дежурил наш экипаж.

— Ты перенапрягся. День сегодня у тебя сложный. Иди, отдыхай, — заявил он Раоду, выдворяя его из собственной рубки.

— Я бы предпочел смешанное дежурство! — не соглашался капитан «Шестого». — Кшай останется с вами!

— Хорошо! — согласился Тон, стараясь не давать Раоду повода для отступления. — Кшай дежурит.

Бурча под нос что-то про произвол и невнимательность экипажа «Седьмого», Раод-таки покинул свой пост.

— У вас снотворного нет? — спросил нас Эк, на всякий случай, оглядываясь.

— Нет, — понизил голос Кшай, — если б было — он бы у нас все Учения проспал!

Я вздохнул, вспомнив Лану и ее чудесный пистолет. Ампулы там, помнится, еще оставались. Эх, стоило на всякий случай, вырубить им Адмирала. Зачем я позволил себя успокоить, что Ким пешком через космос не уйдет? Не только уйдет, но и все самое ценное заграбастает! А ведь это уже когда-то со мной случалось. Точно, на Арктаке сон приснился, что Адмирал улетел с Ланой и Знаменем.

— Ребята, вы сами справитесь? — умоляюще посмотрел на Тона Кшай. — Вторые сутки дежурю.

— Отдыхай, конечно, — великодушно разрешил Эк, с еле сдерживаемой радостью в голосе.

Когда Кшай удалился, друг задал мне тот же вопрос, что и Командующий:

— Что думаешь, как Адмирал это сделал? Опять кокарда на кепке?

— Вероятно, — осторожно согласился я, сопоставляя факты, — Лана что-то забыла на корабле и, наверное, представила, как она туда возвращается, а Ким ее за руку схватил…

— Она хотела этого всей душой?

— Сомневаюсь…

— Всей душой этого желал Адмирал. Значит, что? — интриговал Тон.

— Что?

— Он откуда-то знает про возможности Литира, — констатировал мой друг. — Вот, телепортируется на свою Базу и придется нам лететь к нему в гости.

Да, он знает про Литир, — согласился я. — Ему Глор сказал.

А если Ким тоже полутвагг с глазами на руках?!Тогда Лана в большой опасности!

— Давай врубим двигатели на полную? — разволновавшись, предложил я. — Этот Перехватчик старее нашего. Мы Адмирала так сто лет догонять будем.

Тон согласился:

— Только по-тихому запри Раода в каюте.

* * *

Возросшая скорость помогла немного сократить разрыв между Перехватчиками, но коварный Ким, по-прежнему, оставался впереди и стремительно приближался к границе.

— Наши, думаю, уже извещены. — прикидывал расстановку сил Тон. — Но, ведь, морда Адмиральская, обойдет всех. Нам нужно чудо! Вот бы сюда ваш Создатель!

— «Шестой», это — «Двенадцатый», — включился транслот, — Что, Раод, тебя сюда принесло?

— Айат, это — Эк, — сообщил Тон.

— О, вы уже на «Шестом», — недоуменно разглядывал нас капитан, — А на вашем кто? Поменялись с Раодом?

— Нет, мы тут двумя экипажами, — недовольно ответил Эк, — На нашем — Адмирал «синих».

— Кто? — как и все до этого, со смехом переспросил Айат.

— Странно, что вам не сообщили, — нахмурился мой друг.

— Вот, уже сообщили. — обрадовался патрульный. — Ничего себе! Как он к вам попал?

— Поймали, — с сдержанной гордостью поведал Эк, — он до этого на «Пятнадцатом» летал. Задержите его! Мы уже скоро.

— Всегда готов! — улыбнулся Айат. — Поймать Адмирала — это честь, — и обратился к своему экипажу:

— Ребята, к нам летит Ким Онка!

— Осторожнее, — как мне показалось, с нежностью в голосе произнес Тон, — там наш врач. Верните нам ее целой и невредимой!

— Сделаем! — пообещал капитан «Двенадцатого».

— Ну, вот, часть проблем решена, — облегченно вздохнул Эк, — позови механиков, подумаем как извлечь побольше мощности из этого корыта.

Внезапно загорелся экран транслота, и на нем возникло озабоченное лицо Айата:

— Ребята, к нам летят истребители «синих», целое звено.

— Надо же, подмогу успел вызвать, — с досадой стукнул по подлокотнику Тон, — «Двенадцатый», сделайте, что можете, мы уже рядом.

— Легких крыльев! — попрощался Айат.

* * *

С нарастающим беспокойством мы наблюдали на радаре, как красный треугольник с названием П-7, приближается к четырем другим красным треугольникам П-12, П-8, Ш-3 и Ш-4. И тут же границу пересекают четыре синих треугольника, разбиваются на пары и берут в клещи наших. За иллюминатором, вдали, замелькали вспышки.

— Атакуют, синемордые, — удрученно заметил я.

Адмирал сейчас выкрутится там и почешет дальше, — задумчиво гладил подбородок Тон, — Наверняка он уже в курсе, что мы летим за ним. А у его «синих» есть приказ остановить нас любой ценой.

— Айат, — крикнул в эфир он, — они сейчас на нас переключатся. Перестройтесь.

Действительно, перехватчики скоро заметили нас и развернулись.

— «Двенадцатый», — командовал Эк, — возьми себе "Третий" штурмовик в ведомые, там ведь Стаор, он — толковый. Сейчас мы их обманем.

Навстречу нам летели два "синих" — «Четырнадцатый» и «Двадцать третий», остальные два на боевом развороте заходили сверху и сзади.

— Дурачье! — высказался о противниках Тон. — Сейчас разойдутся в ромб: передние вниз и влево, а задние вверх и вправо и пойдут палить.

— Айат, — позвал он, — сядьте на хвост "синим" «Четырнадцатому» и «Двадцать третьему», сбейте их в кучу, я сейчас пройду под ними. Потом, вы разойдетесь по сторонам, «Шестерка» пролетит между вами, и вы сомкнетесь.

— «Восьмой» и «Четвертый», я сразу уйду под вас. Ребята, нам надо догнать Адмирала, извините, помочь их добить не сможем.

— Нормально. Сами справимся, мы бронированные, — подмигнул с экрана капитан "красного" «Четвертого» штурмовика Конар, — Легких крыльев!

— Спасибо! — показал я ему рукопожатие.

— Поехали! — с тем же азартом в глазах, который я выдел у Адмирала в Системе Арктака, Эк сжал рычаги.

Глава 42. Поймать и обезвредить

В который раз я восхитился способностью Эка предвидеть развитие событий. Действительно, «синие» перехватчики нападали, как учили.

Как всегда, в ожидании волнующих событий, сердце принялось безумно колотиться. Навстречу нам мчались противники. С намерением безжалостно расстрелять. О, сколько раз на практике отрабатывалась эта ситуация! А все равно, в напряженную минуту казалось, что лучшая защита — это нападение и сложно было удержаться от соблазна пальнуть первым. Руки неуловимо повлажнели, а внутри, словно, кто-то подзуживал: «Ну давай, нажми на гашетку, теперь попадешь!».

На тренажерах этот сложный момент мне помогал преодолеть счет до десяти. Выдохнув, я начал обратный отсчет.

«Семь» — произнесли губы, когда нетерпеливый «синий» «Двадцать третий», все-таки, выпустил очередь издалека. Его старания благополучно прошли мимо. Психологически более устойчивый «Четырнадцатый» подпускал нашу Семерку ближе.

Однако, благодаря хитрой тактике Тона, «синие», постепенно сжимаемые с боков, Айатом и Стаором, были вынуждены перестроиться в цепочку, где начали очень мешать друг другу. В этом, стесненном, положении им пришлось отмахиваться сразу от троих.

Привычная схема атаки нарушилась, внимание пилотов рассеялось и драгоценную секунду точного попадания в нас они упустили. Наш Перехватчик нырнул под «синих». Я прошелся очередью по дну «Двадцать третьего» и сбил пять очков. Тот заметался на линии огня своих собратьев, заходивших сзади, мешая им прицеливаться.

Айат со Стаором, пропустив нас, построились классической двойкой и ринулись навстречу «синим». Айат сбил еще пять очков у неловкого «Двадцать третьего», но зазевался и лишился своих из-за летевшего ему навстречу «Пятнадцатого» «синего».

— Ух ты, подлюка какая! — взвился он в эфир.

— Я отомстил, — утешил его Стаор.

За это время, мы ловко проскочили своих: «Восьмого» и «Четвертого», и вынырнули позади Конара.

Тут «Четырнадцатый», самый опытный и сообразительный из «синих», смекнул, что их провели. Он увернулся от Айата, на развороте обошел наш «Восьмой» перехватчик, с ходу снял ему семь очков, и дернул за нами.

— Газу! — крикнул я Эку.

— Да, вижу, — досадливо прошипел друг, — Готовь торпеды.

Но, «синий» «Четырнадцатый» летел без своего ведомого «Двадцать третьего». Этого, мечущегося в панике, беднягу, гонял Стаор. «Двадцать третий» делал все возможное, стараясь вырваться на помощь командиру, но напрасно.

Стремясь любой ценой выполнить приказ и проигнорировав правила, «Четырнадцатый» пошел в атаку один. Все-таки инструкторы не обманывали, предостерегая от излишней самонадеянности. Теперь я реально увидел последствия.

«Синий» так увлекся погоней за нами, пытаясь подловить Эка на вираже, что, посылая очередную трассу, проморгал, севшего ему на хвост, Айата.

— Вот тебе, за «Восьмого»! — объявил «Двенадцатый» и пошел методично расстреливать противника. Истребителю стало не до нас, ибо перехватчик Айата был маневренней.

— Пять очков! — вскоре похвастался «Двенадцатый». Ему ответил восторженный хор.

В какой-то момент «синие» вообще забыли про нас. Наши пограничники, уставшие от недельного ожидания хорошей драки, сцепились с противниками радостно и самозабвенно, мерясь, кто кому больше наваляет. «Синие» в долгу не остались. О приказе, из них помнил только «Четырнадцатый». С волнением мы наблюдали, как он отчаянно рвется в нашу сторону, и каждый раз «красные» треугольники, жертвуя очками, преграждают ему дорогу.

— Спасибо всем! — прокричал я в эфир, — Победа за нами!

— Ура! — заорали в ответ.

— Быстрей, перераспределяй мощность на кормовые, пока истребителей отвлекли! — торопил Эк. — Адмирал уже на границе! … Юом!

Однако вместо нашего инженера в рубку заявился крайне недовольный Раод, что в его варианте означало гневную истерику:

— Что это значит? Почему меня заперли?

— Война. — философски ответил ему Тон. — На нас напали. Мы боялись, ты вывалишься.

— Сволочи! — вынес вердикт Раод и щеки его налились бордовым.

К еще большему огорчению, он заметил, что мы собираемся пересекать границу:

— Вы куда? Кто вас уполномочивал? Нас отдадут под трибунал.

— Если вернешься в каюту и мы ее снова запрем — тебя не отдадут, — успокоил его Эк.

— И не подумаю. Это мой корабль. — упрямо заявил капитан Шестого.

— Сам себе противоречишь! — отметил Тон.

Несколько секунд ушло у Раода, чтобы переварить сообщение начальника и понять, что никто, кроме него, сворачивать не собирается.

— Вы нерационально расходуете ресурс моего корабля. — зашел с другой стороны зануда, — Топлива, вон, сколько ушло. И боекомплект потрачен.

— При рациональном расходе, мы догоним Адмирала у его Базы Нарарту, — объяснил ему Тон, — Там тебя просто расстреляют. Без толку говорить! Иди, готовь шлемы и излучатели на троих. Сейчас догоним — высадишь нас на крышу «Седьмого».

— Рехнулись? — на лице Раода промелькнуло недоумение. — Я не собираюсь вас туда сажать.

— Я сам все сделаю! — с напряжением в голосе убеждал его Эк, — Просто пять минут подержишь курс. Хватит демагогии — иди, готовь шлемы!

— Вам еще и шлемы отдай. — тоскливо проскрипел капитан «Шестого». — А нам что останется?

— Я напишу объяснительную, тебе Луэт все вернет! — махнул рукой Тон

Мрачный от безысходности Раод удалился выполнять приказ.

* * *

Через четверть часа пересечение границы стало неизбежностью. Несмотря на все наши усилия, Адмирал смог вылететь на свою территорию. Но, в отличие от Раода, Эку такое положение вещей не казалось ужасным:

— «Синие» нарушили Рубеж Арктака первыми. — пояснил он. — Стало быть, они — злобные гости, а мы — обороняющиеся хозяева. При этаком раскладе, хозяйничать в тылу врага позволительно и одобряемо.

После такого вольного цитирования, полководец У Мань, наверно, перевернулся в своем летающем саркофаге.

Мы продолжали сокращать расстояние до своей «Семерки». Один бортинженер — хорошо, а два найдут выход из любой сложной ситуации. Поразмыслив, они выделили дополнительные мощности для форсажа. То, что мы после этого сидели в полумраке и перешли на ручное управление, значения не имело.

Теперь у нас появился шанс опередить подкрепление «синих» с Хара. Его Ким, без сомнения, уже вызвал. Мы должны были добраться до Адмирала раньше и взять его на абордаж. На все это оставалось не больше получаса.

Надо было на скорости подойти близко к другому кораблю, вручную удержать Перехватчик ровно и перебраться на соседнюю крышу. Это казалось мне почти невыполнимым. Но Тон видел все иначе, он снова вошел в азарт, прямо как перед высадкой на Арктак. Только теперь он уже ловил Адмирала.

— Хоть бы он там заснул, что ли! — в сердцах произнес я, глядя вслед Киму.

И в то же мгновение тяга кормовых двигателей «Семерки» резко упала, а затем исчезла совсем. Корабль перестал разгоняться и полетел на остаточной инерции.

— Ничего себе! — удивила меня скорость исполнения желания. — Что там у них происходит?

Хотелось верить в банальную поломку или севшие аккумуляторы. А может это Лане удалась какая-то диверсия? Но что, если проклятый Адмирал «убил» ее, когда она пыталась помешать ему? Тогда я не увижу Землянку до конца Учений. А если Адмирал — проклятый слизняк и прямо сейчас ее доедает? Тогда я не увижу ее больше никогда. Если не вернуть себе Литир. Как же все сложно!

И тут вдруг в голову пришла светлая мысль: «Именно я должен спасти Лану от Кима!».

С этого момента все сложности перестали иметь значение, и я хотел только одного: по скорее добраться до своего Перехватчика.

— Эй! — вернул меня в реальность Тон, — Перебрасывай мощность на маневровые. Штурм упрощается.

* * *

К облегчению Раода, мы наконец-то снизили мощность двигателей и перестали разбазаривать его ресурсы. Теперь хвост «Седьмого» Перехватчика виделся уже отчетливо. Без света сопел он казался подозрительно затаившимся.

— Сейчас он будет в нас стрелять. — подогревая из без того нервную атмосферу, снова занудел Раод. — Он подобьет мой корабль, и нужно будет пересчитывать очки. А если снимутся все?

— Помолчи! — процедил сквозь зубы Эк. — Отвлекаешь!

Мне было тревожно. Прошло уже пять минут, как мы оказались в зоне поражения «Семерки». Адмирал имел прекрасную возможность раз десять разделать нас под гутрийский орех, но почему-то не стрелял. Я сидел наготове, с опущенным прицелом, но выстрелов и торпед так и не дождался. Это радовало и настораживало одновременно.

— Интересно, что происходит? — размышлял Тон.

— Сейчас выясним, — пробормотал я, надевая принесенный Раодом шлем и проверяя регенераторы воздуха.

— Ты точно хочешь пойти первым? — спросил друг.

Я кивнул.

— А если не справишься?

— Найдешь себе другого штурмана, — буркнул я.

Эк, долго и внимательно, посмотрел на меня, взгляд его погрустнел:

— Ну, иди!

* * *

Я сидел в шлюзе и терпеливо ждал, когда Тон поравняется с "Семеркой" и сблизится с ней на достаточное расстояние.

— Готово, — прозвучал в шлеме его голос.

Дернув ручку наружного люка, я вышел в открытый космос. И вдруг мне вспомнилась недавняя поездка на Треглонаторе и настоящее ощущение безвоздушного пространства, на удивление, довольно комфортное.

Оттолкнувшись от "Шестого", я сообщил:

— Первый "Сокол" пошел.

— Будь внимательней! — напутствовал Эк. Из наушников, через помехи, донеслась часть его инструкции Юому:

— Основной трос на выходе крепишь на пояс…

Зацепившись за край атмосферного воздухозаборника, я подтянулся, подлетел к верхнему шлюзу и поставил якоря тросов:

— Я на месте!

— Идем. — откликнулся Эк и строго предупредил. — Не вздумай влезать один!


— Внутрь пойдем вместе. — объявил Тон уже стоя на поверхности «Седьмого». — Если чуть выдохнем, вдвоем в шлюзе поместимся.

И глядя на меня, проницательно добавил:

— Не корчи мне рожи. Нечего геройствовать.

Оставалась самая малость: забраться внутрь и обезвредить Адмирала.

Глава 43. Братские узы

Наклонившись над внешним замком шлюза, я набирал код разблокировки. После очередного шага, компьютер задумался, а я занервничал. Вдруг Адмирал заблокировал все шлюзы? Какой запасной план тогда?

Шлюз подумал и открылся. Я представил себе, как спускаюсь вниз, открываю нижний люк, а за ним стоит Адмирал. Он смотрит на меня глазами на руках, моргая пальцами и разевает бездонную пасть в животе… Как справится с ним учебным оружием?

— Нож есть? — спросил я у друзей.

— Шлюз открывать? — удивился Юом, перестав напевать и размахивать излучателем.

— Не пойду же я на твагга с голыми руками?! — пытаясь подавить дрожь в голосе, ответил я.

— Опять ты со своими слизняками! — рассердился Тон, — Вернись в реальность! С чего ты взял, что они на нашем Перехватчике?

Я не говорил тебе, — выдавать новую порцию странностей мне не хотелось, но не предупредить друга об опасности было еще хуже, — Глор — полуслизняк. Он говорил, что Ким ему "больше, чем родственник". А что если Адмирал тоже… такой же..?

Интересно, — весело хмыкнул Эк.

Почему-то, представление Кима слизнем не только не напугало его, но, как мне показалось, даже позабавило:

— Ерунда, он — человек.

— А если твагг?

— Когда откроет пасть — сунешь туда излучатель и дашь по рогам, — с точки зрения капитана, проблем не существовало. Существовали решения.

— Если только он не парализует… — пробормотал я.

— Давай… по обстоятельствам. — подтолкнул меня к люку Тон. — Чего застыл? Или передумал девушку спасать.

Насмешка Эка разозлила меня и я спустился в люк. Сейчас разберемся с этим проклятым слизняком!

Шлюз с шипением наполнился воздухом.

— У нас все получится, — уверенно произнес Эк. — Я открываю люк. Ты — прицеливаешься на уровень груди, выпускаешь два заряда под 45°. Если Ким не ждет нас прямо за люком, заряды отрикошетят к нему за угол. Пошел!

Люк еще до конца не отъехал, а я уже пальнул в щель, потом еще два раза в полностью открытый проход. От напряжения, в темноте мне виделись глаза с прожилками. Но, за люком никого не оказалось. Я отдышался и выскочил в коридор. Обернулся туда-сюда. Пусто. Где же он прячется? Сердце безумно колотилось и отдавало в голову.

— Никого… — с подозрением заметил из за плеча Эк, — Смотрим каюты.

Я толкнул дулом дверь каюты слева. Включился свет. Тут тоже пусто.

В рубке раздался шорох.

— Туда, — капитан показал пальцем вперед, — Ты слева, я — справа. На счет три.

Дверь в рубку отъехала, и мы дружно вломились внутрь. В моем кресле кто-то пошевелился.

— Ой, ребята! — радостно воскликнула Лана, обернувшись.

Мы остановились в полном недоумении, нацелив на нее оружие.

— А где Адмирал? — поинтересовался Эк, и тут же отступил в коридор, вспомнив про неисследованную каюту.

— Спит… — растерянно ответила девушка и поднялась мне навстречу.

— Как спит? — не верил, сказанному Тон, — С чего это он, вдруг, заснул в самый ответственный момент?

— Ну…, — собиралась с мыслями Землянка, — так вышло… Он сам виноват.

Эк открыл дверь правой каюты. На нижней койке ничком лежал Адмирал и храпел. Левая рука его, безвольно свесившись, касалась пола.

— Ким, — толкнул Тон его в плечо. Высший чин вражеской армии всхрапнул и недовольно дернул плечом.

— Бесполезно, — вздохнула Лана, — я уже пробовала.

— Что за собрание? — поинтересовался подошедший Юом, и заметил Адмирала, — Устал либо?

— Что произошло? — испытующе посмотрел на Землянку Тон, — Что ты с ним сделала?

— Пистолет! — догадался я.

— Какой еще пистолет? — мрачно глянул на меня капитан. — Почему не доложили?

Девушка помялась, вздохнула и полезла за пазуху:

— Вот, — протянула она на ладони инъекционный пистолет.

— А, — разочаровано махнул рукой Тон и расслабился.

— Ты не знаешь, чем он заряжен, — усмехнулся я.

— Чем? — снова напрягся друг.

— Чем? — переспросил я у Ланы.

— Транквилизатор. — ответила та. — Снотворное.

— И ты притащила это на наш корабль?! — возмутился Тон. — Зачем?

Землянка смутилась, и начала взглядом искать что-то на полу.

— Мне дали…. — крайне неохотно выдавила из себя она. — На всякий случай… если вы…

— Для нас? — неожиданно тихо спросил Эк, потрясенный открытием.

— Но досталось Адмиралу, — поспешил сменить я вектор, пока капитан не распалился и не спровоцировал новую склоку, и предложил:

— Пойдемте в рубку.

Заняв привычное место и приступив к сканированию систем, я с нетерпением поинтересовался у Ланы:

— Как ты тут?

— После того, как Ким схватил меня за руку, мы оказались на Перехватчике. Он снял с меня Литир и запер в каюте, — морща лоб, вспоминала она, — Ну, я покричала, постучала — он ноль внимания. Тогда я села думать. Замок открыть не получилось, побоялась, что сломаю. Потом я вспомнила про пистолет. Достала его и решила, что как только он войдет — выстрелю. Но он долго не шел, и все со своими разговаривал. Распорядился предоставить ему подмогу. Я так переживала, потому, что все знала, а вас предупредить никак не могла.

— Мы сами справились, — гордо заявил Тон, изучая карту окрестностей Хара.

— Вот и молодцы! — съязвила девушка, — Я тоже надеялась только на себя.

Тут мне стало обидно, что она не приняла в расчет мое к ней отношение и даже не допустила мысли о спасении.

— Так вот. Периодически я стучала, — продолжала Лана, — но Адмирал меня игнорировал. И только когда я ему пригрозила нажаловаться Полковнику, что он меня в туалет не выпускает, Ким пришел. Такой же злой как… — она посмотрела на Эка, — и застал меня врасплох. В общем… — она сделала драматическую паузу, — атака вышла немного корявая, Ким руку мою перехватил и стал выкручивать. Мне было больно, я его пнула, а он дернулся и пистолет выстрелил ему в…ниже…ниже живота.

Тон молча зажмурился и закрыл глаза рукой. Юом тихо застонал.

— Я не хотела, — еле сдерживая улыбку, оправдывалась девушка, глядя на наши перекошенные физиономии, — Он доплелся до рубки, упал и заснул. Пришлось его в каюту тащить. Тяжелый, между прочим.

Капитан беззвучно хохотал. Меня и самого душил смех. Впрочем, так ему, вражескому Адмиралу и надо! Нечего наших девушек обижать!

— Перехватчик, ты остановила? — с трудом успокаиваясь, перевел Эк разговор в более серьезное русло.

— Да, — подтвердила Землянка, — Хотела сориентироваться, куда лучше лететь. А тут вы…

— Ну, что ж, — подвел итог Тон, — все в сборе, корабль вернули. Пора отчаливать.

— В гостях — хорошо, а дома лучше. — согласился Юом.

— Передай «Шестому», чтобы летел за нами, — распорядился Эк.

— Поздно. Уже усвистел. Только пятки сверкают, — и бортинженер изобразил рукой, улетающий вдаль «Шестой» Перехватчик.

— Вот, убогий! — охарактеризовал Раода Тон. — Испугался и удрапал! Если в одиночку попадет в засаду — сам виноват! — потом измерил расстояние на карте и добавил:

— На данный момент меня больше беспокоит новый Адмиральский эскорт с Хара.

— А меня сильно беспокоит чудовище на борту, — высказал я свое мнение.

— Не переживай, она может за себя постоять, — утешил меня Эк.

— Чудовище — это Адмирал! — возмущенно пояснил я.

— А, наш подбитый ас! — с ехидцей сказал капитан. — Так, он спит…

— Ага, «пешком через космос не пойдет»! — припомнил я самонадеянную речь Тона перед посадкой на Сиг. — Ушел. И корабль прихватил со всем добром! Он — проклятый пришелец, говорю тебе!

— Он не пришелец. — покачал головой друг.

— Он — слизнячий родственник!

— Нет, — продолжал настаивать Тон

— Да, с чего ты так уверен?! — вспылил я, почти крича на всю рубку.

— Потому что, он — МОЙ родственник! — так же громко ответил Эк.

— В смысле? — оторопело уставился я на него.

— Он… мой брат. — исподволь признался Тон.

— Брат? Ким Онка — твой брат? — вырвалось у Юома.

— Ничего себе, — подхватил я, — лучший друг называется! Ким — его брат, а мы не сном, не духом!

— Даже виду не подавал! — поддержал бортинженер.

— Да, вы даже не разговариваете! — продолжал удивляться я, вспоминая свои два года в Академии и не обнаружив ни одного случая общения Кима с Эком.

— У нас… сложные отношения, — крайне неохотно продолжал разговор Тон.

— Что, правда, родной брат? — решил уточнить Юом, в голосе которого ясно улавливалось сомнение.

— Да, — вздохнул Эк, ни на кого не глядя, — Ну… не совсем. У нас разные отцы.

— А они похожи. — сделала свой вывод Лана в пользу родства. — И злятся одинаково.

— Точно, — кивнул ей Юом, — когда зеленеют, прямо, одно лицо! Я так и знал!

— Товарищ Адмирал! — донеслось из динамиков, — Мы на подходе!

— Туши свет! Немедленно! — отчаянно прошипел мне Эк.

Глава 44. Исполняющий обязанности

Я вырубил питание. Стало тихо и темно.

— Юом! Мне нужна плохая связь. — быстро отдавал команды Тон, пока корабль переходил на аварийные источники энергии. — Нечеткое изображение и отвратительный звук! Ты можешь.

Юом гордо хмыкнул:

— Сделаем!

— Остальным временно покинуть рубку!

Мы с Ланой вышли и остались подсматривать у двери.

— Товарищ Адмирал! — снова раздалось из транслота, — Вы слышите?

— Да, — подтвердил Эк.

По экрану густо шли помехи. Сквозь них прорывались сильно искаженное изображение и голос.

— Капитан Ранур Ваог, «Третий» Перехватчик — представился офицер, — у вас все в порядке?

— Опять перехватчики. — шепнул я Лане. — Беда. Просто так не вырвемся.

— В порядке, — как можно тверже и увереннее подтвердил Тон, — Замкнуло, а бортинженер спит.

— На борту экипаж? — удивленно осведомился «синий» капитан.

— Забрал с Сига наших диверсантов. — сообщил Эк.

— Товарищ Адмирал! — вклинился в разговор кто-то еще

— Командующий эскадрой Хара на связи. — шепнул Юом.

— Соединяй, — распорядился Тон.

— Еще и командующий на нашу голову! — сделала большие глаза Лана.

— Хорошо бы, он представился, как положено, — прошептал я, — а то ведь попадем!

Слава Небу, в войсках Кима с церемониями был полный порядок:

— Лоукэ Сямши, Командующий эскадрой, — произнес более низкий голос, — Мы можем наступать?

— Отзовите звено перехватчиков, — продолжал изображать из себя Адмирала Эк, — замените свежим.

— Уже отозвали. Как приказывали.

Я представил, что в этом месте Тон досадливо закусил губу.

— Хорошо. — похвалил «подчиненных» Эк. Он держался молодцом, что чувствовалось по спокойному и уверенному тону:

— Двигайтесь к границе, ждите моего приказа.

— Слушаюсь! — отозвался командующий, — Третий и Четвертый готовы сопровождать вас и ваш ценный груз.

— Знают про Знамя! — поделился я с Ланой.

Та грустно кивнула.

— Хватит одного, «Четвертого» — попытался уменьшить размер эскорта Тон.

— Товарищ главнокомандующий! Разрешите сказать! — ворвался в эфир капитан «Третьего», — Позвольте вас сопровождать! Вдруг, наши нечаянно атакуют. Корабль-то не ваш! С двумя надежнее!

— Вот привязался! — прокомментировал я настырность капитана. — С двумя справиться сложнее!

— Ладно, — осторожно согласился Эк, чтобы не вызывать подозрений, — Полетели. Курс на Нарарту.

— Есть! — сказали в унисон два капитана.

— Легких крыльев! — пожелал вслед Командующий эскадрой.

— Легких крыльев! — отозвался Эк, отключил связь и откинулся в кресле.

Мы с Ланой тихонько заползли в рубку. Я восстановил питание и вопросительно посмотрел на Тона. Он мучительно размышлял и тер подбородок.

— Что дальше? — поинтересовался я.

— Пока летим, — вздохнул Тон, — Будем думать…

— Ты собрался командовать армией вместо брата?! — озвучил животрепещущий вопрос Юом.

— Наверное, некоторое время придется, — нехотя отозвался Эк.

— Исполняющий обязанности Адмирала, — хохотнул Юом, — Так в бортовой журнал и запишем…

— Об этом не должен знать никто! — строго осадил его капитан.

— Да, ладно, мы — могила. Ты же знаешь! — миролюбиво ответил за всех бортинженер.

— Как же воевать со своими-то? — озадачился я складывающимся противоречием.

— Вот в том-то и дело, — задумчиво сказал Тон, принялся вертеть карту и мерить расстояния, — Воевать со своими нельзя!

— Можно, конечно, «синих» динамить. Но как долго?

Я пытался найти я решение, но приходившие на ум варианты не радовали.

— Если тормозить всю армию, «синие» скоро заподозрят неладное, — отозвался Эк, придвигая к себе виртуальную систему Нарарту,

— Как ты думаешь, если они догадаются, то «взорвут» нас вместе с Адмиралом и Знаменем?

При мысли об этом мне стало очень беспокойно.

— На их месте, я бы снял с корабля очки по максимуму, а нас взял измором или штурмом. — рассуждал Тон. — Мы будем «трупами», а они захватят Знамя. До этого доводить нельзя, — и бросил мне:

— Набирай скорость. Нужно проскочить Хар максимально быстро.

* * *

— Одного не пойму, — начал разговор Юом, после того, как Хар благополучно остался позади, — Как Адмирала так угораздило? Зачем его самого понесло наше Знамя забирать? Нормальный Адмирал должен быть со своей армией! Или я не прав?

— В том-то и дело, что он — ненормальный! — критиковал своего брата Эк. — Много о себе мнит!

— А, по-моему, он просто безответственный. — высказалась Лана. — Если Адмирал безголовый, то и армия останется без головы.

— Опять У Мань? — не выдержал я.

Да вы все усложняете, — перебил меня Юом, — Я думаю, он просто не может не летать.

— А ты прав. — неожиданно согласился Эк. — Целые учения просидеть не летая? Я бы не смог.

Ну, полетал бы у себя. Зачем все эти шпионские страсти? Подбить же могли…

— Героям нужны подвиги и слава, — ответил Эк, — просидеть в кабинете все учения и не породить ни одной легенды? Что останется в народной памяти, ты подумал?

— Остался бы в памяти талантливым военачальником, — предположил я, — Тоже неплохо!

— Ему мало. — отозвался Тон. — Ему нужно быть самым хитрозадым военачальником и самым крутым пилотом.

На самом деле он полетел один, чтобы встретится со своим отцом, — решил рассказать правду я.

Его отец умер… — начал Эк.

Как выяснилось, нет.

Откуда ты знаешь?

Я нечаянно подслушал как он с ним разговаривает.

Его отец Глор? — внезапно дошло до Ланы, — Он же сказал, что мы гнались за его больше чем родственником…

Похоже на то, — согласился я.

Но ты помнишь, что Глор — переделанный твагг?


Невероятно, — осмысливал мое заявление Тон, — отец Кима жив и в тайне с ним встречается на Учениях.

Но самое страшное, что его отец — переделанный слизняк и мечтает убить все человечество.

Он нас допрашивал и велел отправить в Треглонатор. — поддержала Лана.

А что если Ким тоже полутвагг и сожрет наши мозги? — ужаснулся я.

Тон усмехнулся:

— По части вынести мозг, Киму нет равных. А в ваш Треглонатор он бы первым попросился. Чужая Вселенная? Отправьте в две!

— Представьте, что он с Литиром мог бы наворотить?!

— Да, и так понятно. — выступила Лана. — Втихаря слопал бы у всех мозги и пошел на Треглонаторе кататься!

При упоминании Литира, вспомнились слова Ланы, как Адмирал снял с нее заветную кепку.

— Ким отобрал у тебя Литир? — поинтересовался я у Землянки.

— Да, — с досадой подтвердила девушка, — иначе он шел бы через космос пешком и корабль на себе тянул.

— Но мы же кепку с тобой вдвоем снять не могли!

— Сама не пойму, как сдернул. — озадачилась Лана. — Раз и все… И правда странно.

— А как ты его себе вернула?

— Он заснул, а я с него сняла. — объяснила девушка. — Без проблем.

— Дай-ка, еще раз попробую, — я отстегнулся, подошел к Землянке и снова потянул за кепку. Литир не снимался. Глядя на мои потуги, Юм сказал, что я тяну неправильно и попробовал сам. Кепка прочно сидела на Ланиной голове. Пару секунд спустя мы тянули уже вдвоем, но напрасно.

— Попробуй, — предложил я Эку, но тот отмахнулся и попросил не отвлекать его.

— Я знаю. — вдруг сказала девушка. — Отойдите все!

Она села прямо, сложила руки на коленях, задумалась о чем-то, потом подняла руки вверх и… Литир легко снялся. Лана с любовью посмотрела на своего осьминога:

— Вот, — сказала она, засмеялась и нежно погладила опалесцирующий камень, — Он вас просто испугался.

— Она умеет уговаривать камни? — заинтересовано спросил Юом, которого совершенно очаровали необычные способности Землянки, — Удивительная женщина! А если я попрошу ее поговорить со стержнем в четвертом энергоблоке?

— Он изначально дефектный, — отозвалась девушка, водружая Литир обратно себе на голову, — Ничего ты с ним не сделаешь.

— Я так и думал! — хлопнул ладонью по колену Юом. — Менять придется!

— Тихо все! Сядьте по местам! — прикрикнул на нас Эк. — Скоро по правому борту астероидное облако. Хорошее место для атаки на вражеские Перехватчики. Потом обогнем Арктак, проскочим по краю метеоритного поля Ноака и повернем на Базу.

— Готовь торпеды и пушки. — бросил он мне. — Нападения от своего Адмирала они не ожидают. Пока сообразят, что да как…

— Есть! — ответил я и занялся оружием. Скоро нам предстояла хорошая драка. Только бы все удалось!

— Я наметил точку. — предупредил меня Тон. — Приготовься. Три…Два…

— Товарищ Адмирал! — внезапно крикнули из транслота.

Будучи уже достаточно на взводе, я вздрогнул. Юом успел среагировать и снова создал помехи. Эк замахал мне рукой. Я пригнулся и пополз в проход. За мной, тем же манером, выбралась из рубки Лана.

— Капитан Ранур Ваог, «Третий» Перехватчик. — уже неузнаваемым голосом произнес капитан. — Товарищ Адмирал вы летите прямо в минное поле. Сверните левее. На вашем корабле нет наших карт?

— Почему никто не предоставил «красным» наши карты?! — сурово поинтересовался Эк.

Ранур опешил и замолчал. Спустя секунду, до него дошло, что Адмирал пошутил.

— В нашей армии нет предателей! — со смехом, гордо заявил он.

— Это — хорошо, — одобрил Тон, хотя подумал, наверняка, иначе.

Эх, если бы у нас были их карты! Давно бы уже избавились от охраны и летели к своим. А теперь…

— Откройте канал, мы вам карты сбросим, — попросил заботливый Ранур, после чего я стал подозревать, что он напрашивается к Адмиралу в адъютанты. — Разрешите лететь первым?

И, не дождавшись ответа, предложил:

— Следуйте за мной.

Глава 45. Когда все дома

Сидя на полу в коридоре, я слушал переговоры в рубке и недоумевал: как мы могли забыть про пассивную оборону противника? Ведь столько же раз преподаватель общевойсковой подготовки капитан Енкеш повторял, что на незнакомой территории самые удобные с виду места — самые опасные, и вообще, нечего соваться туда без разведки! А мы, болваны, увлеклись нападением и головы потеряли! Если б не Ранур, ехать нам в отстойник… Повезло-то как! Хороший человек, хоть и «синий».

А Тон куда смотрел?! Впрочем, что с него спрашивать после регенерации? Как-никак половины мозга лишился. Может, знания о минах остались в утраченной половине?

С воскресшего друга мысли переключились на его брата: понаставил, негодяй, кругом взрывчатки! Но тут меня внезапно осенило, что именно его интриги и дали нам такой восхитительный шанс заполучить карты «синих» без особых усилий. Стоило сказать «синемордому» спасибо и срочно предупредить своих о ловушках.

Но наша главная База — Дуор, находилась отсюда довольно далеко, между нами висела куча мин и одно метеоритное поле. С такими источниками помех, сообщение незаметно не передашь. Да и карты грузились отвратительно медленно, а минное поле все никак не кончалось.

Капитан «Третьего» Перехватчика сбросил скорость и предупредил, что сейчас и вовсе будет узко.

Теперь из рубки, еле слышно, доносились ругательства Эка. Стало быть, даже он не мог придумать, как нам выкрутиться. Оставалось только ждать.

— У вас час на сон, — обернулся он к нам с Ланой, — Тут пока все глухо. Если что, разбудим.

— Есть! — откликнулся я и поплелся в каюту.

* * *

Поскольку в одной каюте сладко спал пленный Адмирал, отдыхать пришлось в том самом месте, где еще недавно произошла кровавая драма. На входе Землянку передернуло, но она сжала кулаки и вошла. Чтобы Лане спокойно спалось, пришлось уступить ей верхнюю койку.

Мне по большому счету было все равно, где спать. Тона я здесь мертвым не видел. И вообще, его смерть осталась в памяти не больше, чем фантазией.

Да, на нижней койке сохранился неприятный запах, но теперь к нему примешивался антисептик. Немного напоминало госпиталь. Больницы меня не пугали. С этой мыслью я и заснул.

Вскоре меня уже трясли за плечо:

— Раэл, просыпайся! Раээл! — вещал сквозь сон Ланин голос.

Ее слова, возродили подзабытую сладкую надежду внутри. Я представил, что каждое утро меня будит этот чудесный нежный голос. В груди разлилось тепло. Я наслаждался тем, что Лана до меня дотрагивалась. Вскоре, разогретый фантазией, я уже чувствовал себя корабельным двигателем с десятком сопел: внутри все дрожало и горело.

Глаза открылись. В слабом освещении, я увидел над собой лицо Землянки, и мне показалось, что она прекрасна как Богиня, настолько совершенны были все ее черты.

Поняв, что я проснулся, Лана развернулась и собралась идти.

— Не уходи, — не то попросил, не то потребовал я, и взял ее за руку. Рука оказалась мягкой и теплой. Голову окончательно повело. Я сел, притянул Лану и усадил к себе на колени.

В такой момент, в трезвом уме, меня насмерть бы замучили сомнения: нравлюсь я ей или нет, стоит ли так рисковать или как? А вдруг она меня пошлет и позор мне? Но, захваченный страстью, я считал каждое свое действие абсолютно непогрешимым. Возможно, это и позволило мне вести себя совершенно уверенно.

Я шептал Землянке про ее невыразимую красоту и свою вечную любовь, глубокую как космос. Мои руки гладили ее щеки и перебирали волосы. Такая близость сводила с ума. В какой-то момент Лана обняла меня в ответ и вздохнула, ее ладонь погладила мой затылок. Я чуть было не потерял сознание…

Дверь внезапно распахнулась:

— Ой, прррошшу пррощщенииия! — донесся снаружи нетрезвый голос и дверь громко захлопнулась.

— Адмирал проснулся! — вскочила Лана.

— Вот, выбрал время!

— Он ищет…, — сказали мы одновременно с Землянкой и стремительно выбежали в коридор.

— Всссе в поррядке! — завидев нас, невозмутимо заявил Ким, борясь с дверью туалета. Дернув снова ручку, он неожиданно ввалился внутрь и чем-то там загремел. Я рванулся поднимать Адмирала, но тот каким-то чудом встал и, отстранив меня со словами:

— Сспассибо, я сам спрравлюссь! — закрылся внутри.

Его непосредственность переполнила чашу моего терпения и непреодолимо потянуло съязвить:

— Да я, прям, мечтал тобой любоваться!

— Зззавидуй молллча! — посоветовал из-за двери Ким.

Мы с Ланой не удержались и прыснули со смеху.

— Что у тебя в пистолете было? — хохоча, сдавленно произнес я. — Теперь у него есть чему завидовать!

Растирая слезы, девушка махнула рукой:

— Лерус его знает!

— Что у вас там случилось? — заинтересовался происходящим Тон.

— Кто выпустил Адмирала? — ответил я вопросом на вопрос.

— Мы не выпускали, — откликнулся Юом.

— Я бы спросил: кто его не запер? — нашел в ситуации уязвимое место Эк.

— Не помню, — озадачился я.

Действительно, мы всей толпой заходили к нему, а кто выходил последним — неизвестно, В тот день столько всего сразу происходило.

Ну, вот, еще и опасного врага бросили без охраны! Надо быть внимательнее!

— Так что с Адмиралом? — требовательно поинтересовался капитан.

— Он проснулся. — сообщил я новость. — И считает, что мы должны ему завидовать!

Тон обернулся в кресле и удивленно приподнял брови. В этот момент, Адмирал шумно выбрался из отхожего места и нетвердой походкой, по пути задев меня плечом, проследовал в рубку.

— Ничччего стррашшного! — милостиво простил он мою персону за стояние на дороге.

Дальше стало происходить такое, что в исполнении Адмирала и представить себе было невозможно: на полном ходу валившись в рубку, Ким наткнулся на Ланино кресло и чуть было не полетел вверх тормашками. На счастье, его тут же качнуло в другую сторону. Описав лихую синусоиду, Адмирал помчался в сторону пульта управления.

Землянка ахнула. Предупреждая последствия, Эк резко дернул рычаги. Не добравшись до экранов, Ким налетел на ручку моего кресла и винтом плюхнулся в него.

— Ой! — застонала Лана и закрыла лицо рукой.

После головокружительной посадки Адмирал некоторое время приходил в себя. Потом, поёрзав и оглядевшись, увидел Тона, с изумлением произнес:

— Ээк То Мир!? Тыы зздесь?

— Да, Ким Ме Рил. — холодно ответил ему Эк. — Где мне еще быть?

— Тона зовут Эктомир? — удивилась Лана.

— Да, это его полное имя. — подтвердил я. — Но не советую им пользоваться. Он терпеть не может, когда его так называют.

— Жаль, — отозвалась девушка, — оно красивое. На моем родном языке, прямо, всеобъемлющее.

— На моем языке, ничего красивого в нем нет, — огрызнулся Тон.

— Зземледеллец, глядящщий на ззвеззды, — подмигнув, разъяснил Адмирал, — Рожжденный полззать…

— Заткнись! — рявкнул на него Эк.

— Ничего страшного, — начала Землянка, — мой дядя тоже «земледелец», но…

— Да причем тут твой дядя! — отмахнулся от нее Тон.

— Каккой обидччивый?! — недоуменно посмотрел на него Ким, — Ззавиддуешь, что мменя наззвали «Ссолннце, всстающщее ииз-за глорры»? Нуу, ккак ссмогли, так и наззвали! — развел он руками и нашел простое объяснение, — Ддеень, ттакой был!

— А ттебя ккак ззовут? — вдруг переключился на меня Адмирал.

— Раэл, — ответил я.

Ким на секунду задумался, анализируя мое имя.

— Ии этто вссе? — разочарованно поинтересовался он.

— Да, — спокойно подтвердил я, в отличие от Тона, совершенно не обижаясь на Адмиральские выходки, — у нас на планете в моде короткие имена.

— Ии шшто оно ззначит? — решил докопаться до сути Ким.

— Солнечный ветер.

— О, — обрадовался командующий, — наш человек! — и протянул мне руку. Покосившись на Тона, я нехотя пожал ее.

Эк нахмурился.

— Ссреди насс ессть ддамы! — заговорщицки сообщил мне Ким, поскольку Тон с ним общаться явно не желал.

— Тебе не обязательно…, — начал я.

— Обяззателльно! — перебил меня Адмирал, — Йя доллжен уззнать, ккак ее ззовут!

— Светлана, — опережая возможные вопросы, торопливо сообщила Землянка.

— Ссветт-ллана, — смаковал новое слово Ким, — Ссвет тты ммой, Ллана, — и внезапно заключил: — Единсственная нормалльная девушшка нна Поллигоне!

В душе я был абсолютно с ним согласен, но его претензии на Лану, нашел сильно дерзкими.

— Она уже занята, — с угрозой посмотрел я на Адмирала.

— Поддвинитессь! — беспечно заявил главнокомандующий, — Ииттак, ххто ещще ессть на борту?

— Ты чего тут распоряжаешься? — взмутился Эк.

— Потттому, ччто йя — Аддмирал! — помахав под носом у Тона указательным пальцем, коротко разъяснил Ким.

— А тты ххто? — обернулся он к Юому.

— Юом Ронг, — хитро улыбнулся бортинженер, — В переводе с керенийского «когдатебядосмертизадраладмиралкрасныхидиспать». Связь в «порядке», — козырнул он и пошел в каюту.

— Нне иммя, а кошшмар! — прокомментировал уход Юома Ким, мучительно пытаясь расшифровать длинную фразу.

— Наслаждайся! — буркнул ему Тон.

Проигнорировав заявление брата, Адмирал хлопнул себя по коленям и, довольный переписью населения, произнес:

— Хоррошшо, коггда вссе дома!

— Плохо, когда не у тебя! — мрачно ответил Эк.

— Злые вы, — неожиданно решил Ким и, неуклюже встав и послав воздушный поцелуй, удалился к себе.

Глава 46. С черного хода

— Чудовище! — после ухода Адмирала, схватился за голову Тон.

— А мы тебя предупреждали! — торжествовал я, Но Эк имел в виду свое:

— Это действие снотворного? Ким же не в себе!

— Я не знаю, — недовольно оправдывалась Лана, — мне что дали…

— Не знаешь… Дали. — передразнил ее Тон. — Нечего на других сваливать! Проверять надо или почитать хотя бы.

Потом провел рукой по лбу, застонал:

— Подумать только, мы могли быть на его месте!

— Не понимаю, чем ты не доволен? — влез в разговор, зачем-то вернувшийся в рубку, Юом. — Раньше вы с Кимом не разговаривали, а теперь, гляди, какой он веселый и общительный. Тебе тоже иногда не мешает…

— Ты что здесь забыл?! — вспылил Эк, ненавидевший, когда его поучают. — Иди спать!

— Да, тут такое дело, — Юом начал пристально осматривать притолоку двери за своим креслом, — не мог уснуть, все думал…

— Что там? — забеспокоился капитан.

— Какая-то… — задумчиво ощупывал поверхность бортинженер. — Вот она!

Он быстро полез в карман, достал щуп и что-то поддел им на притолоке. От поверхности отделилась тонкая пластинка и упала ему на ладонь. Взяв ее двумя пальцами, он принялся вертеть ее и разглядывать, потом показал нам с Ланой.

Пластинка представляла собой квадрат с закругленными углами, со стороной примерно два с половиной сантиметра. Как качественный дорогущий камуфляж, диковина досконально имитировала любую поверхность под собой и даже ее фактуру.

— Интересная штука, — пытался понять я предназначение детали, которой раньше на Перехватчике не было.

— И что это? — испытующе посмотрел на Юома Тон.

— Ну, — почесал в затылке наш инженер и вытянул губы трубочкой, — Может, «жучок» какой-то. Здесь, вроде, камера, — и указал на еле заметный кружок, — Модуля памяти не видно… Компоновка непонятная…Разобрать надо…

— Значит, «синие» его нам все-таки налепили. — с досадой поморщился Эк.

— А если это рнуты привесили? — заволновался я, уловив легкое желтое свечение вокруг пластины. — По-моему, она наполовину в малсе. Я не очень понимаю как это…

— Короче — кто-то в курсе наших планов. — помрачнел Тон. — Кто бы то ни был…

— «Синие» пока нас не расстреляли, — рассуждал вслух я, — Значит, наши планы им не известны…

— Нас ведут на Нарарту, на Главную Базу. — напомнил Эк. — Вероятно, прямо там и расстреляют. Надо спрятать Знамя.

— Оно в надежном месте, — отозвалась, молчавшая до этого, Лана, — Там искать они не додумаются.

Капитан усмехнулся:

— Ты считаешь себя умнее Адмирала?

— Главное, что он — не женщина, — загадочно ответила Землянка.

Тон не стал с ней спорить, вероятно, рассчитывая попозже отобрать у Ланы Знамя и перепрятать.

— А если эта штука сугубо Адмиральская, — какая-то часть меня сомневалась в принадлежности странной пластинки армии «синих», — что бы он мог шпионить в пользу тваггов?

— Опять ты со своими теориями заговора против человечества, — устало вздохнул Тон, — главное, что «жучок» сняли.

— Отдохнешь, — обратился он к Юому, — разбери его, посмотрим. А пока — спрячь подальше.

— И вообще, — замахал на нас руками Эк, — разойдитесь все по местам. Мне нужно в тишине подумать, как незаметно осаду со Строна снять. Штурмовиков с Крува надо чем-то занять, пока наши с силами соберутся…

* * *

Через пару часов, «Исполняющий обязанности Адмирала», из последних сил отдав приказы «синим» и притормозив их наступление, с чувством исполненного долга крепко спал в своем кресле.

Эк до последнего пытался все контролировать, но усталость взяла свое и он заснул прямо во время доклада Ранура о том, когда кончатся мины.

— Адмирал устал и заснул, — объяснил я молчание начальника «синему» капитану, — Дай ему отдохнуть!

— Есть! — послушно откликнулся Ранур, — До связи!

Глядя на обессиленного друга, спящего в неловкой позе, я испытывал угрызения совести. Почему мы дружно не настояли на его отдыхе? Все-таки он наш капитан, его переутомлять нельзя, особенно во вражеском тылу. С дугой стороны, Тона заставишь…

Еще мне не давали покоя мысли о наблюдении за нами. С тех пор, как нашли «жучок», у меня стало появляться ощущение прозрачности, шедшее непонятно откуда.

Так же, в памяти всплывала фраза Адмирала о значение его имени «Солнце, встающее из-за глоры». Вполне возможно, заплетающийся язык сыграл с Кимом злую шутку, а если случайность не случайна?

— Лана, — окликнул я увлеченно читающую девушку. Она подняла на меня отсутствующий взгляд.

— Мне одному показалось, что солнце Адмирала встает из-за Глоры? — спросил я, дождавшись, возвращения Землянки в реальный мир.

— А я думала, это мне почудилось, — озадачилась Лана.

— Значит, он сказал, — сделал я для себя неприятный вывод.

— Значит, сказал, — со вздохом подтвердила девушка и замялась.

— Более того, — наконец решилась она и понизила голос, — я при других говорить не стала. Адмирал мне глазом подмигнул.

Слушать, что Ким с ней кокетничал, мне было не слишком приятно:

— И что в этом особенного, — с наигранным равнодушием произнес я.

— Глазом на руке! — взволнованно объяснила Землянка. — Когда поцелуй воздушный посылал, открыл карий глаз на руке и мигнул! Я от удивления даже онемела.

Чудеса, творившиеся с Ланой, превосходили даже мои. На мгновение я почувствовал себя на месте Тона:

— Это так не…

— Вероятно, — договорила за меня девушка, — как и все, произошедшее на Арктаке. Только теперь весь этот Невыразимый Ужас уже в нашем мире.

Она с тревогой посмотрела на меня:

— Может, я с ума сошла?

— Для сумасшедшей ты слишком самокритична, — успокоил ее я.

— Чем же мы там надышались? — спросила Землянка у пространства и ответила сама себе, — Нет, это бы уже выветрилось. Значит, и правда, заразились?

— Если бы на Арктаке водилась зараза — кто бы тут Учения проводил?

— Ничего не сходится… — подвела итог Лана.

— Ребята, идите сюда! — вдруг позвал из каюты Юом.

* * *

Наш бортнженер сидел на койке, положив на колени свой рюкзак. На его лице светился портативный визор, поставленный на увеличение. Поверхность рюкзака была завалена инструментами, а посередине темнело мокрое пятно, в котором лежала, разделенная напополам, прозрачная пластинка.

— Я спятил! — произнес он, поднимая на нас глаза, — Эта штука на меня смотрит!

Юом указал на угол правой половины пластины, откуда в нашу сторону развернулся холодный бледный глаз с неровным зрачком.

— И правда, смотрит, — согласился я, изучая глаз.

— А что это внутри плавает? — заинтересовалась Лана, — какие-то пузырьки и нитки. Дай на минутку визор, — протянула она руку Юому. Тот послушно снял прибор и отдал девушке.

— Вот это да! — ахнула Землянка, рассматривая пластину с увеличением. — Точно! Это же клетка! Огромная живая клетка!

Девушка схватила первый попавшийся инструмент и стала копаться в пластине: — Вот — митохондрия, рибосомы и аппарат Гольджи! А это не глаз, а ядро! Или все-таки…?

— Потрясающе! — восторженно посмотрела она на меня, — Даже хромосомы видно! Практически невооруженным глазом!

— Значит, это не просто «жучок», — подвел итог я, — а здоровенный шпионский микроб!

И с подозрением посмотрел на пластину. Глаз помутнел и слегка сморщился. Свечение вокруг пластины постепенно блекло:

— Но, похоже, техобслуживания он не пережил…

— Товарищ Адмирал! — раздался сквозь помехи голос в рубке.

— Ссслушаю! — невнятно откликнулись оттуда же.

— Это «Третий» Перехватчик…

— А, Ранурр! — как мне показалось, разочарованно произнес голос и раздраженно воскликнул. — Да, ччто у вас тут со ссвязью?!

В этот момент до меня дошло, что Тон еще спит, а в рубке хозяйничает настоящий Адмирал.

* * *

Я застал Кима в тот момент, когда он он собирал облака нейросети связи, разобщенные Юомом. Тут же изображение и звук прояснились. Мне пришлось резко присесть и спрятаться за креслом, что бы Ранур меня не узнал. Тон, слава Небу, спал, отвернувшись от экрана.

Но от этого было не легче. Выпинать Адмирала из рубки, на глазах у его подчиненных было невозможно. И он снова стал командовать.

— Товарищ Адмирал! — обратился к нему Ранур. — Минное поле кончилось. По левому борту на тридцать градусов — Нарарту. Я провел вас «черным ходом».

— Млодец! — похвалил его Ким, — Возвращщайссь на границцу. Ззавтра насступаем на Ддуор!

В коридоре тихо охнула Лана. Пользуясь занятостью «синих», я уполз к ней.

— Вот что удивительно, — шепнул я ей, — Адмирал совершенно нас не стесняется.

Словно мы муавы какие! — согласилась Лана.

— Эй! — закончив переговоры, крикнул в проход Ким. — Ессть ххто жживой? Мы — ддома!

От удивления Землянка открыла рот:

— Он думает, мы — «синие»? — потрясенно спросила она.

Девушка быстро осмотрела себя, потом меня:

Не будем его разочаровывать! — и достала синий тюбик. — Продолжаем портить мою косметику. Теперь возьмемся за тени и приведем форму в порядок!

Глава 47. Наглость, берущая Базы

Простак Ранур улетел, а на смену ему пришли асы с четвертого курса: Норан Претар и Маен Вакраи. Они уже ждали нас на выходе из минного поля. Мало того, что эти товарищи славились меткостью, Адмирал еще и наделил их перехватчиками десятого поколения: на порядок мощней и маневренней нашего. С таким эскортом стало невозможно даже и думать о побеге. Поняв это, я аж заныл от тоски.

— Заввидуиишь? — по своему истолковал мой крик души Ким, — Лучшим пилотам — лучшие корабли!

— Угу, — буркнул я, живо представив, как обрадуется техническому прогрессу Тон, когда проснется.

Нарарту приближалась. Кима выманить из рубки не удавалось: его все время отвлекал кто-то из «синих». Страсти накалялись. Медлить дальше было нельзя. Плюнув, что меня может кто-то узнать, я вылез к экранам и принялся будить Эка. Заметив мои поползновения, Адмирал решил помочь и низко гаркнул на весь корабль:

— Пдъёоом!

Эк вздрогнул и открыл глаза, автоматически разглаживая несуществующую форму и поправляя съехавшую на бок кепку. В дверь заглянула встревоженная Лана.

— Во таак! — заявил довольный своей выходкой командующий, пока Тон приходил в себя, — Аа то пушшкой не разбудиишь!

Я быстро приложил палец к губам и вытолкал своего капитана из рубки.

* * *

— Предатели! — шипел на нас в коридоре злой, не выспавшийся Эк, — Ничего вам доверить нельзя!

Поначалу он собирался убить нас за то, что Адмирала в очередной раз не заперли, но потом передумал и предоставил эту честь «синим»:

— Вот они вам наглядно последствия и покажут! — сверлил капитан нас тяжелым взглядом, пока Лана рисовала ему синие полоски поверх красных. — Расстреляют и Знамя отберут! И будет над вами вся Академия смеяться!

— Ну, нас пока «красными» никто не считает, — делая вид, что злость Тона ее не касается, спокойно произнесла Лана, — Адмирал расстреливать не собирается. Наоборот, думает, что домой привез.

— Ага, Свет ты мой, будет тобой Базу иллюминировать, — съязвил Эк, с неприязнью косясь на выходящие из-под тюбика ярко-синие полосы.

— А мы вообще не будем приземляться, — решительно заявила ему Землянка, — Просто облетим Нарарту и — к своим.

— Да, ну?! — притворно изумился Тон, — А Адмирал в курсе?

— Пока нет, но… — девушка положила последний штрих на грудь капитана и, с гордостью художника, создавшего шедевр, удовлетворенно вздохнула.

— Иии о чемм мы там шушукаиимся? — поинтересовался высунувшийся из рубки Ким.

— Думаем, что с тобой делать, — с вызовом ответил Эк, стараясь подчеркнуть, кто на самом деле на Перехватчике хозяин.

— Шшто деллать? — удивленно переспросил Адмирал и хохотнул, — Шшто сскажжу — то и буим деллать!

— Вот так! — указал Тон Лане на командующего.

— Что вы стоите! Придумайте же что-нибудь! — с отчаянием потребовала Землянка, — Он же нас завезет!

— Нет уж! — из принципа встал в позу Эк, — Допустила врага до штурвала — теперь сама и придумывай!

— Ладно! — отпихнув нас по сторонам, Лана смело пошла на Кима:

— Товарищ Адмирал, у нас есть предложение: немедленно вернуться на границу. Там прорвали осаду Строна.

— Пусстяк, ссолнсе ммое! — обнял ее за плечи командующий, — Цню твойю оттвагу. Но щщас… — он притянул Землянку к себе и громким шепотом сказал ей на ухо, — ммне наддо кой-шшто заббрать!

— Товарищ Адмирал, — крикнули по транслоту, — Контрадмирал Ибил на связи!

— Ппотомм! — многозначительно пообещал Ким Лане и удалился командовать армией.

К моей радости, девушка с неприязнью посмотрела ему в след.

— Ну, что, светило, — снисходительно обратился к ней Тон, — уговорила?

Девушка поджала губы и нахмурилась:

— Есть же какой-то способ выбраться!

Поскольку, в истории с Адмиралом я тоже изрядно накосячил, не прийти Лане на выручку, было бы подло.

— Сейчас позову Юома, снова испортим связь и повяжем Кима, — оптимистично пообещал я Эку, — Ты немного побудешь Адмиралом. Мы развернемся, отошлем эскорт и улетим.

— Только и всего! — не без иронии констатировал Тон, — Я вижу, тут все горазды планировать. А объяснять «синим» почему мы без видимых причин внезапно улетаем — мне?

— У Адмирала могут поменяться планы! — предложила свой аргумент Землянка.

— Тут все кругом в курсе Адмиральских планов! — раздраженно объяснил ей Эк, — На этом корабле нет спецсвязи!

— Мы входим в атмосферу, — взволнованно заметила Лана.

На секунду повисла тревожная тишина. В это мгновение меня осенила дерзкая мысль:

— Раз уж судьба нас сюда занесла, давайте сядем. Вы побудете в корабле, а я у «синих» Знамя утащу!

Эк с интересом посмотрел на меня и хмыкнул:

— Знамя главной Базы? Неплохо…, — и в его глазах появилось предвкушение авантюры.

— Включишь невидимку? — спросил он, злорадно улыбаясь.

— И телепорт, — гордо заявил я. — Минут десять-пятнадцать — и Знамя у нас!

— Прибор работает? — кивнул на фрал наш капитан.

Я вышел в малс, появился в конце коридора и остался всем доволен:

— Работает!

Убедившись, что со мной все хорошо, Тон переключился на Лану:

— Раз сама ничего не придумала, слушай меня. Пока Раэл идет за Знаменем, а Юом портит связь, пускаешь в ход все свое женское обаяние и отвлекаешь Кима, не давая ему выйти из корабля. Потом мы дружно вяжем Адмирала, НАДЕЖНО запираем, дожидаемся Раэла и стартуем. «Синим» я знаю, что сказать. Все поняли?

Перехватчик стало слегка потряхивать.

— Ээй, детишшки! — позвал Адмирал, — Нуу-ка вссем сессть и присстегнутьсся! Моррдашшки раззобьеттье!

Надвинув кепки пониже на глаза и стараясь не попадать в камеру транслота, мы расселись по местам. Корабль пошел на снижение. В это время я, к своему ужасу, вспомнил, что Ким все еще находится под воздействием успокаивающего и, вероятно, доверить ему управление Перехватчиком — чистое самоубийство.

Тут же накатил страх, что с минуту на минуту мы уйдем в крутое пике и неизвестно выйдем ли. Однако, то ли успокаивающее частично вывелось, то ли Адмирал достиг такого уровня мастерства, что мог сажать корабль уже и во сне. Перехватчик садился по всем правилам, а рядом с братом сидел Тон, готовый, если что, взять управление на себя. Не найдя конкретных инструкций на такой случай, я постарался расслабиться и успокоится, но при этом не терять бдительности.

Последние мгновения, перед касанием летного поля, оказались для меня весьма нервными. Красиво заходивший на посадку Ким, внезапно «забуксовал». Он крутился на одном месте и никак не мог сесть. Ему все время что-то не нравилось. Я мучительно выбирал: выйти в малс прямо сейчас и рвануть на Базу за Знаменем или подождать пока Перехватчик сядет и убедиться, что Адмирала обуздали. Опыт подсказывал, что лучше подождать.

Наконец Ким договорился с гравитацией и корабль тяжело плюхнулся на плиты.

— Таак! — заявил он, еще не заглушив двигатели, — Все иддем со ммной. Йа доллжн вас наградитть!

— Твоя награда мне льстит, но, давай, как-нибудь, потом, — осадил его Эк, которому Адмирал путал все планы.

Нне, — не согласился Ким и крикнул в транслот. — Оара, я привез наших диверсантов, они — герои. Мнне нужны три ммедали. Нне, четырре, — поправил он сам себя, вспомнив про Юома.


Товарищ Адмирал, с удачным прибытием! Мы вас ждем, — отозвалась связист. — Только у вас что-то с речью. Язык заплетается…


Влад Руевин, командующий эскадрой, — представился кто-то еще, — Старший связист Оара, у Адмирала были четыре тяжелых дня. Он устал.

Да, я усстал, — согласился Адмирал.

Товарищ Адмирал, мы должны вам показать… — продолжил Влад.

Что делать? — спросил я у Эка одними губами.

— Всстаёёом! — напомнил Ким, поднимаясь из кресла, и замахал руками вверх.

— Товарищ Адмирал, вы выходите? — настойчиво поинтересовалась Оара, — Командиры эскадрилей собрались…

— Слушай, — преградил дорогу командующему Тон, — Нам некогда, бери всех с собой и полетели!

— Оой, нну какой наззойлливый! — подвинул его Адмирал, — Пятть минут подожждать што ли не можжешь? Щасс ммэдаль воззьмем и поллетим! — и толкнул Эка вперед, — Ддавай, идди ужже!

— Мы не можем идти с ним, — прошептала позади Лана.

— И позволить ему сбежать тоже, — еле слышно ответил я, — Пошли!

— Тебе хорошо, — сказал Эк, — у тебя камуфляж!

— Давай, нарисую тебе розовые усы, — предложил я, — вообще никто не поверит, что это — ты.

— Точно! — обрадовалась Лана, достала какой-то карандаш, и провела у Тона над верхней губой, после чего тот обзавелся вполне правдоподобными усиками. Эк поморщился, но стерпел.

— А я уберу волосы под кепку, — нашла решение для себя Землянка.

— Твой Создатель нам в маскировке ничем не поможет? — с надеждой спросил Тон, указав на Литир.

— Пока не получается, — виновато ответила девушка.

— Выхходиим! — потерял терпение Адмирал и принялся выталкивать всех к шлюзу.

Из каюты вышел Юом и вопросительно посмотрел на нас.

— Останься на корабле, — попросил его Эк, — нарисуй нагаром усы не позволяй ничего разбирать. Медаль мы тебе принесем.

Юом молча козырнул и проводил процессию недоуменным взглядом.

— Это, видимо, тот случай, — прокомментировал Тон происходящее, осторожно спускаясь на летное поле и оглядываясь, — Когда наглость берет Базы.

— Расслабссь ужже! — хлопнул его по спине Ким, — Тут вссе ссвоии!

Глава 48. Лерус знает

Мы шли за Адмиралом вдоль рядов «синих» кораблей.

Лана без следов косметики и со спрятанными под кепку волосами походила на парня. особенно с начисто исчезнувшей талией. Я опустил козырек кепки на глаза и приготовился в любой момент выйти в малс, если кто-то вздумает нас опознать.

Похищение Знамени откладывалось на неопределенный срок.

— Трофеи? — спросил шедший навстречу механик, кивнув на излучатели.

— Ага, — согласился я, осторожно приподнимая козырек, — там такое творится… «Красным» — кранты!

Механик ухмыльнулся.

— Доззаправь «Седдьмой красный», — бросил ему Ким, — Он ммне ищо ннужн!

— Очень хорошо, — тихо сказал Эк, быстро оборачиваясь, — теперь, главное, чтоб Адмирал не передумал.

— Дойдем до Базы — сбегаю за Знаменем, — сообщил я.

— А чего самим стараться, — прищелкнул пальцами Тон, — подкинем идею Киму, пока он еще сговорчивый.

— Товарищ Адмирал, — окликнул он брата, — Предлагаю взять с собой Знамя и водрузить его на Сиге.

— Оо, эт мыссль! — остановился Ким и в восхищении хлопнул Эка по плечу, — Моллоток! Ищще оддну мэддаль!

— Давай сразу все, — с издевкой отозвался Тон, — чтобы десять раз не бегать. Я с остальными поделюсь.

— Воот зза шшто я ттьа ллюбллю! — Адмирал крепко обнял брата.

— Я рад. — отстранил его Эк. — Напоминаю, «красные» наступают.

— Дда, ззнаю ййя! — недовольно отмахнулся командующий, затем завел нас в дебри своей Базы и оставил перед дверью конференц-зала.

— В зал за ним, ни под каким предлогом не пойдем, — сообщил Тон, когда Ким скрылся за дверью, — там — Замар и Славин.

— Схожу на разведку и все узнаю, — пообещал я, вышел а малс и проник в конференц-зал.

По белым облачкам мне удалось насчитать двенадцать человек вместе с Адмиралом, но опознать кого-либо я не сумел. Пришлось залезть в кабинет командующего и материализоваться. В щель не до конца закрытой двери виднелась часть большого стола. За ним, действительно, сидели Замар и Славин, а так же малоприятный субъект из взвода Юома с дурацким именем Вокша. Можно было быть уверенным: этот, завидев нас, по простоте душевной начнет громко интересоваться, что здесь забыли «красные».

Вздохнув и снова выйдя в малс, я тщательно прочесал Адмиральские шкафы, однако Знамени не нашел. Мне пришлось вернуться в коридор.

— Может и хорошо, что не нашел, — поделился своими мыслями Эк, — Если ты утащишь, а он потом не найдет, поднимется тревога… Не вариант…

— А если Ким его забудет..

— Сходишь в хранилище, — отозвался Тон.

— Давайте отойдем подальше. — оглядевшись, предложил он. — Раз Адмирал вернулся, сейчас, наверняка, будет людно.

Мы перебазировались за угол конференц-зала. Я с фралом встал с краю, почти на углу, учредив наблюдательный пост.

— Надеюсь, трое за стеной — это все, кто тут нас хорошо знает, — размышлял о непростом положении Эк.

— Надеюсь.. — эхом повторила Лана.

В этот момент в зале открылась дверь, и оттуда вышел очень высокий, под два метра ростом, шатен. Судя по нашивкам и количеству полос на синих треугольниках, это был начмед Базы. Как на зло, он пошел в нашу сторону.

Стараясь ничем не выдать своей тревоги, я принял вид скучающего рядового и занялся разглядыванием щербинок на полу. Завернув за угол и бросив на нас мимолетный взгляд, начмед собрался пройти мимо, но внезапно остановился:

— Лана?! — с неподдельным изумлением спросил он.

— Эээ, нет, — покривила душой Землянка.

Молодой человек подошел ближе и резко поднял козырек Ланиной кепки.

— Ну, конечно, — с шутливым упреком произнес он.

Потом лицо его посерьезнело:

— А что ты тут делаешь? Да еще в компании ЭТИХ, — обозначил он наше с Эком присутствие.

— Рада тебя видеть, Лерус! — попыталась беззаботно ответить девушка, — Понимаешь, это такая запутанная история. Началось с того, что ваш Адмирал украл наше Знамя…

Тон, незаметно для Леруса, ткнул Лану в спину, чтобы не говорила лишнего.

— Вас взяли в плен? — решил прояснить ситуацию начмед.

— Ммм… — стремилась придумать что-нибудь на ходу Землянка и загадочно выдала, — Скорее наоборот…

— Вы — заложники. — «догадался» Лерус, но тут же стал сомневаться в своем умозаключении, — А где ваша охрана? И полосы у вас синие. Ничего не понимаю.

— Пойдем к тебе, — нашла выход из затруднительной ситуации Лана, — Ты — чайку сделаешь, а мы тебе все расскажем.

Лерус с подозрением покосился на нас:

— А ЭТИХ тоже с собой возьмем?

— Куда же им деваться? — с деланным простодушием заявила Землянка, — Ты, не переживай, Адмирал придет и мы улетим.

— Вы летаете с Адмиралом? — приведя нас в медблок, продолжал свой допрос с пристрастием Начмед. — Тебе удалось перевестись в нашу армию? Почему ты мне ничего не сказала? И эта сомнительная компания…

— Они меня от гигантских слизняков спасли, — спокойно объяснила девушка, как будто гигантские слизняки были делом обыденным, — вот я и решила с ними остаться.

— От кого спасли?! — удивленно поднял брови Лерус.

Лана вздохнула и выдала сокращенный вариант наших фантастических похождений:

— Ваш Адмирал полетел на Арктак, а мы — за ним. А там нас невидимки украли, а потом чуть здоровый слизень не съел. Мы выбрались из Треглонатора, подобрали Адмирала и едва ноги унесли. А тут он и говорит: полетели ко мне, я вам за смелость медали дам. Вот мы и здесь.

Со смесью недоумения и жалости, Лерус воззрился на нее.

— Милая, — обнял он девушку, нежно поцеловал в макушку и принялся гладить по голове, — довоевалась…

— Она правду говорит! — отчаянно возмутился я, в то же время отказываясь верить своим глазам, Между Ланой и начмедом явно были какие-то близкие отношения. Увиденное мне казалось неправдоподобным. Она не могла отдать свое сердце кому-то еще, кроме меня! В груди сдавило. Смотреть, как Лерус обнимает Землянку, а она к нему прижимается, было невыносимо.

— Вот говорил же я, — увещевал девушку начмед, — в компании полоумных и свихнуться недолго. Попросила бы, получше, Петровича, он бы тебя сразу к нам определил. Петрович для твоего дяди, Егора Белого, все сделает.

— Егора Белого? — ошеломленно переспросил я, пропустив мимо ушей оскорбления.

— Петровича, в смысле Полковника? — уточнил Эк.

— Я же просила! — возмутилась Лана, отталкивая Леруса. — Я просила никому не говорить!

— А я думал, твой почетный караул уже знает правду. — ничуть не смутясь, ответил начмед. — Они должны знать с кем имеют дело. И кого обижают.

— Никто меня не обижает! — повысила голос на Леруса девушка. — И незачем пугать друзей моим дядей! Я и без него могу! Сама!

— О, так они теперь, друзья! — с нарастающей обидой произнес начмед и зло посмотрел на нас. — И ты, оказывается, самостоятельная!

— Зря вы с ней связались, — покровительственно сказал нам Лерус. — Ей, благодаря героическому дяде, все с рук сойдет, а вот вам…

Он посмотрел на треугольник на Ланиной груди, где яркие синие полосы смазались, и из-под них явственно выглядывали красные, и понял, что мы его обманываем:

— Ну, «красные», — хмыкнул он, — вы совсем обнаглели!

— Точно, — согласился Тон.

— Я вот, что думаю… — начмед быстро дернул к себе Землянку, левой рукой сделал задний захват за шею, а правой приставил ей ниже уха инъекционный пистолет, — Сдавайтесь!

Вместе с девушкой он начал отступать к столу.

— Он сейчас тревогу поднимет! — прохрипела Лана, отчаянно дергаясь в его объятиях.

Эк кивнул мне и события стали развиваться стремительно. Я вышел в малс и зашел Лерусу за спину. Не успел я проявиться, как Землянке удалось въехать пяткой по голени своего ухажера. Тот на секунду ослабил хватку, Лана боднула его головой, щелкнул инъекционный пистолет, что-то звякнуло об стену. Ребром ладони я от всей души заехал Лерусу по незащищенной шее, он вскрикнул от боли, осел и выронил пистолет. Воспользовавшись тем, что самые «смертельные» зоны на теле начмеда уже ничто не загораживало, Тон выпустил ему в грудь достаточное количество зарядов. По комбинезону Леруса расползлись белые «мертвяцкие» полосы. Я же, воспользовавшись инъекционным пистолетом, с нескрываемым удовольствием разрядил его в ногу соперника.

— Он и «мертвый» создаст нам кучу проблем, — нашел я, чем оправдать свой поступок.

— Теперь мне многое понятно, — сообщил Эк, стоя над поверженным врагом, — И происхождение инъекционных пистолетов в нашем экипаже. И одно снотворное. И другое.

— Этот тот самый тип, который помог ей нас к кроватям привязывать. — пояснил он и спросил девушку. — Так?

Та, вздохнув, нехотя кивнула.

— Вот, подлюка какая! — я засадил в Леруса еще одну ампулу.

Начмед завалился на бок и захрапел.

— Отнесем его в шкаф, — предложил Эк, — Здесь он привлекает слишком много внимания.

С трудом, в шесть рук мы отволокли верзилу Леруса в ближайший шкаф, удобно устроили на куче одноразовых простыней и, пожелав ему крепкого сна, стали думать, как быть дальше.

— Чем дольше Адмирал будет копаться, тем больше шансов, что мы превратим его Базу отстойник, — философски заметил я.

— Особенно если заманивать всех сюда, усыплять и распихивать по шкафам, — согласилась Лана и отобрала у меня инъекционный пистолет, — но, увы, ампулы кончились…

— Пошли отсюда, — оценив обстановку, скомандовал Эк, но не успел сделать и шага к двери, как в медблок ворвался Адмирал.

— Ввот ввы гдде! — обрадовался он и, крутя пальцем для лучшего выражения мыслей, поинтересовался, — Аааа…. Ллерус?

— Вышел, — пожал я плечами.

Ким задумался, потом махнул рукой: — Ааа, ссам раззберретсся! Вссе пшли!

— Награждать нас не надо! — предупредил Тон, стараясь предвосхитить дальнейшее развитие событий.

— Ссума ссошел! — недоуменно посмотрел на него командующий, — Ннекоггда! Насступаемм!

Глава 49. Все не так

Мы готовились к отлету с главной вражеской Базы.

Глядя на то, как кругом суетятся «синие», я злился на судьбу и с расстройства кусал пальцы. Вот если б мы могли улететь одни, с Адмиралом и двумя знаменами… Но нет! Компанию нам решила составить треть вражеской армии. И как теперь от них отвязаться? А что если Ким внезапно придет в себя через пять минут? Я не мог найти себе места.

— Товарищ Адмирал, ты знамя взял? — настойчиво поинтересовался у брата Эк.

— Ппотом… — неопределенно ответил сосредоточенный на своих делах Ким, отмахнувшись от него.

Тон досадливо причмокнул и показал мне глазами на Базу «синих».

— Давай! — сказал он, — У тебя пять минут.

Я набрал воздуха, зажмурился, а когда открыл глаза, оказался уже в здании Базы. Перемещение вызвало ощущение легкой тошноты.

Вскоре дурнота прошла и стало хорошо различимо, как на разных уровнях здания перемещаются люди-облачка. База Нарарту тоже была похожа на нашу. Видимо, их все строили однотипно. Значит, мне спускаться в самый низ, в подвал, и искать самое укрепленное помещение. Хотя, хитрый Ким мог организовать свое хранилище где угодно.

Пока Адмирал «синих» воодушевлял свою непревзойденную армию, мне удалось дважды обыскать Хранилище, пройтись по всему подвалу, еще раз перетряхнуть Адмиральский кабинет, где меня чуть не застукал Главный связист. Но проклятого знамени нигде не нашлось! Я терялся в догадках: куда Ким мог его деть, если не взял с собой?! С отчаяния я влез на крышу, но и на флагштоке знамени не оказалось.

— Его нигде нет, — еле слышно, практически одними губами, произнес я, материализовавшись в рубке за спиной Кима, и развел руками, — вообще!

Лана вздохнула. Эк покачал головой и закусил губу.

Жаль, бесконечно, жаль. Но если посмотреть на положительные стороны … По крайней мере, удалось убить одного «синего», Адмирал пока еще на нашем корабле и Знамя Сига тоже. Примерно через сутки мы окажемся рядом со своими, и тогда…

— Таак, вижу все гготовы, — с удовлетворением констатировал Ким, хлопнув по ручкам кресла, — Ну, ппоехали!

И проорал в эфир:

— Ппобеда за нами!

Ему ответило могучее «Ура!».

* * *

Я проснулся раньше Юома, не доспав полчаса до положенных четырех. Словно кто-то изнутри дал хорошего пинка, а потом включил в пустой черепушке лампочку. Сколько я не закрывал глаза — лампочка не гасла. Значит, зачем-то надо вставать…

Впрочем, понятно зачем: у нас на борту опасный враг, а нам так и не удалось обыскать его рюкзак. Он все время держал его при себе. Друзья там одни против него… Сумели ли они найти Знамя главной Базы «синих»?

Лежать дальше стало невозможно. Оставив Юома сладко досыпать, я тихо вышел в коридор. Мерно гудели двигатели, привычно шумел генератор, а со стороны рубки доносились голоса и… смех.

Я подошел поближе. В креслах капитана и штурмана сидели Эк и Лана, и оживленно обсуждали одну из любимых тем Эка — Кварнийское ралли:

— Конечно, там же несколько парсеков в ледяным полям Зелека, — звенел голос Землянки, — а он выбрал слимы…

— Вот, ожидаемо и «притерся» к Астрее, — с видом знатока, заявил Тон, — как говорится, «зацепившись кратером за крыло «МЕЛаза» астероид стал невольным участником гонки».

Они оба засмеялись. Я просто остолбенел: Тон спокойно общается с девушкой, которую буквально вчера терпеть не мог, шутит и смеется?! Да, что это на него нашло? Он с нами-то редко смеется, а тут прямо разошелся. Сердце кольнуло недоброе предчувствие, прямо как в медблоке у Леруса. Лана оживила Эка, потому что очень этого захотела. Значит ли это, что она влюбилась в него? А если он ответит ей взаимностью? Мне остро захотелось выбросить в космос их обоих…

Я ужаснулся собственным мыслям. До чего же можно дойти! Какой же я, вообще, дурак! Только слабоумного могло угораздить влюбиться на Учениях! И только идиота посетила бы мысль убить лучшего друга из-за девушки.

Нет, с розовыми соплями пора кончать! Достаточно! А, ведь, черт возьми, мне Лана нравилась еще тогда, когда про ее дядю ничего не было известно! Но кого это волнует? Я мысленно дал себе пощечину и решительно шагнул в рубку:

— Где Адмирал?

Смех оборвался, Эк с Ланой притихли, словно их поймали за азартной игрой на посту, и в воздухе повисло неловкое молчание.

— Эээ…спит, — стараясь принять обычный серьезный вид, ответил Тон.

— А его рюкзак? — испытующе перевел я взгляд с Эка на Лану.

— Спит с ним в обнимку. — поднимаясь мне навстречу, невесело сообщила Землянка. — Пойду, отдохну.

Она прошла мимо. Я зажмурился и постарался не дышать, чтобы ее образ и запах больше не тревожили меня.

— Что нового? — поинтересовался я, усаживаясь в кресло.

— Летим прямиком на Дуор. — Тон нахмурился и принялся тереть подбородок. — Не понимаю, что он задумал! Он не будет штурмовать его с налету, я его знаю.

— Да, с одной стороны — Строн, с другой — Поле Ноака, — согласился я.

— Если только не сунутся в щель между Арктаком и Полем, — ткнул в карту Эк, — там с обеих сторон полно мин, но на нашем Перехватчике все карты есть.

При упоминании, что мы опять окажемся близко от Арктака, по спине прошел холодок.

— А нам-то что делать?

— Полагаю, шанс отделаться от армии «синих» будет в минных полях, — рассудил наш капитан. — Других идей пока нет…

* * *

Арктак по правому борту неумолимо приближался. Я глядел на него с опаской, словно в любую минуту навстречу нам мог выпрыгнуть Лорг. Воспоминание о его пасти вызывало омерзение. Море крови. Ужас. Пустота. Тон.

Нет, Слава Небу, Тон сейчас спит. Просто спит. В каюте, куда я самолично проводил его несколько часов назад, чтобы он успел выспаться перед Минными полями. Что нам предстояло там, не знал никто. Даже предположить было страшно.

Хотя, сколько раз уже за эти Учения представлялась возможность отправиться в Отстойник?! Но что такое Отстойник, по сравнению с чревом космического слизняка?!

— Что-то Адмирал разоспался… — заметил я.

За спиной послышались шаги, и на пороге рубки показался Ким. Принесла его нелёгкая… Он быстро осмотрел меня, Лану и Юома цепким, и как мне показалось, совершенно трезвым взглядом. Ким добрался до пульта, открыл мне карту и ткнул в проход в минном поле «синих»:

— Туда! — скомандовал он, — А я щщас…, — и покосился на Лану.

— Он проснулся! — вскрикнула она, но Адмирал уже выбежал вон.

— Надо разбудить Тона! — кинулся я следом, но уперся в закрытую дверь и взревел, — Юом!

— Уже открываю, — оттолкнул меня бортинженер, поковырял в запорном механизме и выругался, — Вот сволочь, заблокировал!

Пока Юом возился с непокорной дверью, я жутко нервничал и кричал чрез дверь что есть мочи: — Тон, проснись! Тревога!

— Эк! — присоединилась Лана, — Адмирал!!!

Дверь открылась, и одновременно в рубке загудел тревожный сигнал.

— Шлюз! — увидел причину Юом.

— Шлем! — заорал я и бросился к шкафу.

Непослушные дрожащие пальцы никак не могли открыть замок.

— Что? — выскочил из каюты полусонный Тон.

— Адмирал! — бросил ему я, выдирая из фиксатора шлем и, в мгновение ока, напяливая его себе на голову.

— В шлюз не войти, наружный люк открыт! — крикнул из рубки Юом.

— Да плевал я! — и активировал фрал.

— Приказываю остановиться! — рявкнул за спиной Эк.

Фрал моментально вынес меня на поверхность. Однако, остановить Кима не хватило буквально секунды. В отчаянии я подпрыгнул, пытаясь достать улетающего Адмирала, но зацепился за что-то ногой и промахнулся.

— И куда ты собрался? — спросил голос Тона в шлемофоне.

— Надо развернуть корабль! — засуетился я, стремясь быстрей вернуться обратно.

— Успокойся! — прикрикнул на меня друг. — Догонять не будем! У нас есть дело важнее!

* * *

— Где же ты собирался разворачиваться?! — с упреком смотрел на меня Тон, кивая на трофейную карту, — тут кругом одни вражьи мины!

— Он спер реактивный ранец и улетел вместе со своим знаменем! — со злостью напомнил я.

— С двумя знаменами, — мрачно доложил Юом, — Ким утащил рюкзак Ланы.

— Вот хотел бы я знать кого расстрелять за незапертую дверь… — начал Эк.

— Она была заперта! — с чувством возразил бортинженер, — Я несколько раз проверял!

— Значит, плохо закрыл!

— Я хорошо закрыл! — вспыхнул Юом, — Она до сих пор закрыта! С двух сторон!

— То есть, — наш капитан внезапно перешел на сдержанный тон, казавшийся в эту минуту совершенно жутким, — ты… хочешь… мне сказать… что он…вышел…сквозь… запертую… дверь?!

Взгляд Эка исподлобья не предвещал ничего хорошего.

— Она — заперта! — встал в позу Юом и вернул Тону упрямый взгляд. С минуту они сверлили друг друга глазами, потом Эк свирепо вздохнул:

— Совести у вас…

— Потом! — бесцеремонно перебил его я. — «Синие» нас сейчас расстреляют!

— Пока Адмирал не долетел — не расстреляют, чтоб его не задеть, — уверенно заявил Тон.

— Что делать? Полный вперед? — поинтересовался я.

— Да, — согласился капитан, — попробуем пробиться к своим! — и зло добавил:

— А потом устроим трибунал!

Я до упора отвел от себя рукоять и Перехватчик, набирая скорость, помчался по извилистому проходу в минном поле. За нами тронулись Маен и Норан.

Глава 50. Всем чужой

Следующие полчаса я с трудом мог сосредоточиться. Мысли все время уносило к вражеским перехватчикам. Глаза то и дело, сами собой, косились на радар и отмечали, как Маен и Норан, словно хищники за раненым зверем, продолжают осторожно красться позади. Небо побери эти бесконечные минные поля, и вражеские перехватчики вместе с ними!

Тревога овладевала мной все больше. Казалось, что взгляд Маена неприятно вперился в спину. Наверняка, он ждал, когда я дам слабину. Почему-то они с Норном летели гуськом друг за другом. Если нас приказали расстрелять, то какой в этом смысл? Норан из-за товарища, скорее всего, стрелять не будет. Что они задумали?

— Не отвлекайся! — одернул меня Тон, заметив, как я в очередной раз беспокойно шарю взглядом по экранам.

— Я не понимаю, что происходит… — заерзал я в кресле, словно это помогло бы Перехватчику уйти от прицела Маена, — Зачем они летят вдвоем?

— Ну, так проход впереди разветвляется, — вздохнул Эк. — Наверняка, Норан сейчас уйдет влево и полетит нам наперерез.

— И ты так спокойно об этом говоришь! — с отчаянием возмутился я. — Нас заманили в ловушку!

— Хочу заметить, это ты сюда полетел, — отозвался Тон.

— Мне Адмирал приказал! — попытался я свалить вину на Кима.

— Вражеский! — поднял указательный палец наш капитан.

— И что я, по-твоему, должен был делать? — вспыхнул я. — Заткнуть Адмирала на глазах всей армии «синих» и рвануть в обход? Я, вообще не уполномочен исторические решения принимать!

— Я спал! — в голосе Эка появилось раздражение. — А ты меня вовремя не разбудил!

— Ребята, хватит ссориться! — вмешалась Лана. — Думайте, что делать! Норан уже свернул!

— А ты что предлагаешь? — обернулся к ней Тон.

— Ну…, — нерешительно начала девушка и бросила быстрый взгляд на меня. — Нам, похоже, снова придется… в систему…Арктака…

— Куда?! — ужаснулся я. — Я туда больше не полечу!

— Я тоже думаю, через Арктак, — неожиданно согласился Эк.

— Вы с ума сошли! — не верил я своим ушам. — Нас там чуть не сожрали! А вы снова!

— Так, ведь, действительно, короче, — провел пальцем линию потенциального курса капитан.

— Короче куда? На тот свет? — саркастически изумился я. — Тебя Лорг убил! Одного раза мало?

— Я этого не помню, — скептически посмотрел на меня Эк, — И, скорее всего, это ваша коллективная галлюцинация.

— Ничего себе галлюцинация! — не выдержал Юом. — Мы после нее весь корабль отмывали!

— И чуть не поседели! — вставил я.

От воспоминаний меня непроизвольно передернуло.

Тон сморщился и некоторое время качал головой, словно отмахивался от чего-то неприятного:

— Спорить не буду, — наконец снисходительно заявил он, — но полетим через систему. Молчи! По-другому к своим не попасть. Их проходы с нашими не состыкуются.

— И вообще, — добавил он спустя секунду, — возьми себя в руки! Надо смотреть своим страхам в лицо!

Я хотел было сказать, что такого ужаса ему и во сне не привидится, но тут же передумал. Все равно не поймет. Предпочтет смотреть Лоргу в его полутораметровые глаза. И в бездонную пасть. Хорошо, что Литир с нами. С ним моего отважного друга можно восстанавливать до бесконечности.

— Так, передавай мне управление. — начал распоряжаться Эк, готовясь к нашему спасению. — А сам рассчитывай курс вон в той щели.

— Но это ж самая узкая из всех, которые нам встречались! — опешил я.

— Зато напрямик!

— А от Маена как избавимся? — не давал мне покоя противник за спиной. — Не будет же он ждать, пока мы свернем?

— Пошлем ему торпеду, — с улыбкой ответил Тон.

— И в чем наша выгода? — недоуменно удивился я. — Он пошлет нам свою. Пространства для маневра у нас нет.

— А мы не в него, а в мины, — пояснил капитан.

Тут до меня дошло, что задумал Эк. Я представил, как детонируют мины и накрывают опешившего «синего» пилота. В душе было поднялась волна ликования. Наконец-то я вздохну свободно! Но радовался я до тех пор, пока не понял, что никто из нас не попадет в маленькую мину, тем более замаскированную.

— Не выйдет.. — разочарованно вздохнул я. — Не попадем…

— Я все продумал! — невозмутимо заявил Тон, — Торпеду подорвем. Вон там, на левой стороне прохода, где мины погуще.

— Тогда нас тоже накроет взрывной волной! — ужаснулся я перспективе.

— Давай бодренько рассчитай поворот и курс в щели, — настойчиво предложил Эк, которому надоело спорить и хотелось осуществить свой план.

Не могу сказать, что мне не хотелось всех спасти, но идея выглядела уж больно сомнительной. Правда, она была единственной. Ничего лучше в голову не пришло.

Я еще раз вздохнул, собрал волю в кулак и занялся делом. Через десять минут курс появился на экране перед капитаном.

— Таак! — Тон хищно улыбнулся. — Готовь торпеду… Целься на 73° в точке 185/22/7,3 подрыв…Пуск!

Торпеда плавно отчалила от Перехватчика, отлетела подальше, включила двигатели и стремительно унеслась под углом влево.

— Азарианский дрифт! — наслаждался моментом Эк.

Корабль понесло боком к стене из мин.

Возможно, Маен сначала удивился тому, как интересно наша торпеда бороздит просторы вселенной. А может, он ничего другого от второкурсников и не ожидал. Однако очень скоро он осознал наше коварство, сбросил скорость и, в ответ, выпустил свою торпеду.

— Да, вот еще! — сказал Эк иконке Маеновского перехватчика, резко дернул хвост корабля вправо и дал газ.

Торпеда прошла в десяти метрах от наших сопел и углубилась в минное поле. Автоматика выправила Перехватчик, который шел с легким креном на правый бок, едва не касаясь крыльями вражеских мин. Сзади и слева детонировали сбитые торпедами мины.

— У Маена — минус 5, — злорадно констатировал Юом.

А впереди, наперерез нам, по другому проходу мчался Норан.

— Надо прибавить скорость, — пробормотал Тон и врубил форсаж.

Я хотел сказать «Куда же еще!», но неудачно сглотнул, поперхнулся и закашлялся.

Пока я приходил в себя, мы просвистели под носом у врага. Он успел пальнуть и задел наш двигатель и генератор.

— Минус двадцать, — прошипел Эк и вцепился в рычаги.

Норан принялся тормозить с таким же межзвездным заносом, как и мы пятнадцать минут назад, с явным намерением втянуться в ту же щель.

— Он летит за нами… — осторожно, словно Норан мог услышать, произнес я.

— Вижу. — невесело ответил Тон. — Одна надежда, что ему будет неудобно.

Щель была настолько узка, что еле-еле вмещала в себя «Семерку». Для более легкого перехватчика Норана оставалось еще метра по три с каждой стороны, но отклонение, которое он мог себе позволить, составляло от силы градус.

Но упрямый четверокурсник, явно имел приказ остановить "Седьмой" Перехватчик любой ценой. Пока, снять с нас очки, ему мешало только расстояние.

«Скорее, скорее бы вылететь!» — в беспокойстве торопил я время, изнывая от присутствия на «хвосте» серьезного противника. По сравнению с реальной угрозой, Лорг со своими невидимками, уже не так пугал.

— Наверняка, надеется сократить расстояние в системе, — недовольно заметил Эк.

— А что, если у него нет наших карт? — вдруг осенило Лану, — Мы точно знаем, что они были на «Пятнадцатом», то есть, у Адмирала. На «Пятом» Штурмовике тоже, но мы его подбили.

— Действительно. — поддержал я Землянку, — Если они не у всех есть? Тогда, главное, добраться до своего минного поля.

— Надейтесь! — усмехнулся Тон, — Я предпочитаю думать, что у них есть все, вплоть до характеристик нашего экипажа.

* * *

В систему мы вылетели "со свистом".

— Где ближайший проход? — кинул мне Тон, готовый тут же развернуться в любую сторону.

— Направление на Дельту, — ответил я, — Хочу заметить, первопроходец этого туннеля — твой брат. Я думал этот ход — самый узкий на свете…

— Отлично! — заметно приободрился Эк, — Ищи в памяти корабля его маршрут. Попробуем уйти от Норана, стараниями его же Адмирала!

Предстоящий полет в Адмиральском проходе навеял на меня дурные воспоминания. Безысходность. Дикая тоска. Лана в крови. Плачущий Адмирал. Теперь понятно, по поводу чего была та самая одинокая слеза. И потом все исчезло, как дурной сон…

Усилием воли я выдворил из головы неприятные образы. Потом мысленно поблагодарил Кима за проложенный путь в минном поле. Теперь смело разгонимся и оторвемся от вражеского перехватчика.

Вскоре, в систему Арктака выбрался и Норан. Некоторое время он ориентировался, затем круто повернул и подался вслед за нами, с каждой минутой сокращая расстояние.

— Боюсь, до минного поля нам не успеть, — досадовал я, — Может, своих на подмогу вызовем?

Сосредоточенно размышлявший Эк, молча кивнул.

— Внимание, всем "красным", я — «Седьмой Сокол», атакован противником в Системе Арктака, прошу помощи! — обратился я в эфир.

В транслоте густо шли помехи.

— Ну, должны же, ведь, услышать? — с отчаянной надеждой спросил я, ни к кому конкретно не обращаясь, и прокричал транслоту, — Ребята, за нами Норан гонится, а у нас всего двадцать пять очков!

Мне ответило шипение. Потом, издалека донесся голос:

— Я — «Десятый Сокол», принял сигнал о помощи из Системы Арктака от «Седьмого», прошу разрешения…

— Лоар, это — «синие», — огорошил меня другой голос, — Приказываю перехватить и конвоировать на Дуор!

— Ребята, мы — не «синие»! — попытался оправдаться я.

— Им откуда-то известно, про Кима на нашем корабле? — удивился Юом.

— Да как же они узнали? — растерянно поинтересовалась Лана.

— А вот как-то! — мрачно бросил ей Тон. — «Адмиральский проход» теперь для нас закрыт! Там уже «Десятый».

И вздохнул:

— Придется идти на Сиг там, где летели первый раз…

Положение стало серьезным. До первого прохода, которым мы когда-то летели на Арктак, было намного дальше. На ходу требовалось все переделывать и пересчитывать. А за нами теперь гнались уже двое: сзади — Норан, а через минное поле резво пробирался недружелюбно настроенный «Десятый Синий».

— У Третьего Арктака делаем гравитационный маневр, — делился своими размышлениями Эк, — Попробуем выиграть в скорости. Как там Норан?

Норан упорно продолжал гнаться за нами.

— Видимо, Адмирал приказал ему убрать нас любой ценой, — невесело заметил я.

— Разберемся. — отрезал Тон.

* * *

Маневр у третьего Арктака позволил нам стать немного ближе к проходу в минном поле. Но преследовавшему нас Норану это дало возможность сократить расстояние по гипотенузе. Все ближе и ближе он подходил справа.

— Догоняет, — переживал я. — Готовить торпеды?

— Готовь… все, — Эк кивнул на экран: слева на расстоянии выстрела появился «Десятый».

Глава 51. Галактический скачок

Чем больше сжимались «клещи», тем глубже становились складки между бровями мрачно насупившегося Тона:

— Юом, — позвал он, — перекидывай мощность на маршевые, как на «Шестом», когда Адмирала догоняли.

— Всё не получится, — с досадой проскрипел бортинженер, — вам еще стрелять.

— Ладно, — вздохнул Эк, — делай, что получится. На всякий случай…

Что он предусмотрел «на всякий случай», никто не узнал, потому, что Лана неожиданно вскрикнула и схватилась за голову:

— Наверху!

Мы с Тоном вздрогнули и посмотрели в верхний иллюминатор. Тревожно бросаясь от звезды к звезде, мой взгляд искал очередного преследователя, но в пределах видимости никого не было.

И без того напряженный Эк, свирепо вздохнул и повернулся к Лане, собираясь сделать какое-то заявление, но внезапно что-то на радаре отвлекло его внимание.

Я глянул туда же и похолодел: линии координат изгибались и плясали, словно ансамбль поалийских танцовщиц. Потом зеленые полосы разом, как по команде, мелко завибрировали и принялись сворачиваться в огромную воронку. Тут мне стало совсем уж не по себе. Это не могло быть правдой, потому что выглядело как…

Капитан ужасом и удивлением глянул на меня, и мы снова уставились наверх. Прямо над головой уже клубилась большая серая туманность, постепенно скручиваясь в спираль, наподобие галактики. Сначала медленно и не спеша. Но с каждой минутой бледный вихрь набирал и набирал обороты. Под ложечкой тревожно засосало.

Уже довольно скоро отдельные туманные рукава, слились вместе, в титанических размеров водоворот. В глубине его воронки, как в калейдоскопе, складывались все новые и новые поразительно прекрасные фрактальные узоры, от которых я не мог оторвать глаз. Было в этом явлении что-то страшно знакомое. Что-то, от чего хотелось убежать подальше. Лучше бы прямо сейчас…

— Это невозможно, — пробормотал Эк. — Она не могла…

— Вы не поверите… — отвлек нас Юом.

— Поверим, — еле владея языком, чуть слышно ответил я, с замиранием сердца наблюдая, как в центре туманности разрастается бездонный, беззвездный черный глаз.

Вскоре адский провал постепенно разогнал к краю узоры, распавшиеся на серые туманные космы. Теперь вокруг пустоты центра вращалось переливающееся, призрачно светящееся марево, искажающее звезды позади себя.

— Что это?! — внезапно всколыхнул эфир «Десятый».

— Черная дыра… — безжизненный голосом ответил Юом.

— На полигоне нет Черных дыр, — влез в разговор Норан.

— У него есть и ключи и карты…, — задумчиво произнес Тон.

— Он нас всех сожрет! — заметалась в кресле Лана. — Увезите нас отсюда! Литир просит…

— Отставить истерики! — прикрикнул на нее Эк.

— Я не могу! — простонала Землянка, пытаясь стащить с головы кепку. — Остановите это!

Черная дыра стремительно увеличивалась и отгораживала от нас систему Арктака.

— Ребята, к нам приближается горизонт событий! — не своим голосом заорал Юом, — Поворачивайте немедленно!

Я потянулся к рычагам, но не смог поднять руки. Тело вдавило в кресло десятком плит. Голова закружилась, а пространство, теряя пропорции, начало выпучиваться по сторонам.

— Яаа…хооо. ууу…дооомоо…! — с растягивая слова, неестественным басом заявила Лана.

В тот же миг в иллюминаторы ударила ослепительная вспышка. Свет был настолько ярок, что глаза моментально болезненно свело. Я зажмурился, и некоторое время, прерывисто дышал, перебарывая жуткую боль. Вскоре немного отпустило, и мне удалось осторожно приоткрыть правый глаз.

В иллюминатор бил солнечный свет. Фильтры с запозданием корректировали его интенсивность. В отдельных темных пятнах угадывались привычные очертания рубки. Вскоре глаза привыкли, и предо мной предстала неожиданная картина: за бортом Перехватчика ветер беззвучно колыхал травы и играл ветвями деревьев. Прямо перед нами, за оврагом, из-за кустов выглядывали крыши невысоких строений.

С изумлением разглядывая незнакомую местность, я пытался понять: что произошло и куда нас занесло на этот раз? Неужели так мирно выглядят внутренности Черной дыры?

— Дача… — неуверенно подала голос Лана.

— Что? — автоматически переспросил Эк.

— Д-д-дача, — осторожно повторила она, показав пальцем в гущу домов, — Вон та, с серой крышей.

— Интересно. — промолвил Тон, задумчиво разглядывая местность. — Я правильно понял, что это место тебе знакомо?

— Мы тут летом живем, — как ни в чем и бывало, ответила девушка, и с облегчением добавила. — Фууу, дома!

— Дома? — не выдержал я. — Где дома?

— На Земле… — удивилась моей бестолковости Лана.

— Ага, — скептически отозвался Тон, — конечно, где же еще!

Нелепость происходящего разозлила и окончательно отрезвила его:

— Ну-ка, все собрали мозги в кучу и смотрим своими глазами!

Раньше Эк не имел дело с чудесами Арктака, и допустить, что мы можем внезапно перепрыгнуть через полгалактики, он не мог. От его окрика я, наконец-то, пришел в себя и запросил координаты.

— Мы на Земле, — подтвердил я.

Тон посмотрел на меня как на сумасшедшего и перепроверил все сам.

— Доложить что происходит! — сурово потребовал он, поняв, что я сказал правду.

Повисла тишина.

— Может…это…Треглонатор? — робко предположил я.

— Наверное, это — он, — Лана указала пальцем на Литир. — Мы так испугались… И я подумала: хочу домой!

— О, я музычку поймал, — легкомысленно заявил Юом, и в эфире зазвучала веселая песенка.

— Мой родной язык, — заметила девушка.

— Нашел время, — рассердился Тон, — выключи немедленно! Мне надо подумать!

Музыка стихла и снова наступило безмолвие, во время которого ветер продолжал бесшумно качать травы.

— Ну, раз мы тут, — нашлась Лана, — Пойдемте, с родственниками познакомлю. Вместе подумаем.

— Нет, — резко вскрикнул Эк, — Никто не выходит! Тут что-то не так! — и опомнился:

— Почему двигатели не работают?

— Потому, что мы стоим. На земле, — спокойно объяснил Юом.

— Мы не можем стоять на земле! — возмутился капитан, — Мы в космосе!

— Ладно, — согласился я, видя, что Тона не убедить, — Что будем делать?

— Лететь!

— Куда?

— Куда летели, на Сиг!

— Так, посмотрим, где у нас теперь Сиг, — мои пальцы привычно пробежали по карте. — О, две недели лету. Пропустим самое интересное…

— Мы должны быть там сегодня! — вскипел Эк, — Делайте что хотите!

— Лана, сосредоточься, — попросил я, — подумай о Сиге!

— Я пытаюсь, — отчаянно морщилась девушка, — Не получается…

— А, впрочем, что спешить — то, — грустно вздохнул я. — Знамён все равно нет…

Тон мрачно посмотрел на меня.

— Это не важно…, — начал он.

— Ну, почему нет? — перебила его Землянка и принялась расстегивать комбинезон.

Заметив это, Юом обрадованно присвистнул. Эк ему многозначительно кашлянул. Юом фыркнул в ответ. А я никак не мог понять зачем Землянка при упоминании о Знамени принялась раздеваться. Впрочем, ровно до того момента, пока на груди Ланы, в щели между краями застежки, не показалось что-то ярко-красное. Она спустила застежку еще ниже, и, вытащив руки из рукавов, принялась сматывать с себя красное полотнище. Через минуту девушка уже стояла в проходе, растянув в руках наше Знамя:

— Я же говорила, что Адмирал его не найдет!

— Ты его спасла! — восторженно вскрикнул я и рванулся из кресла. Но никуда не ушел, ибо забыл отстегнуться.

— Золото ты мое! — опередил меня Тон, на радостях заключая Землянку вместе со Знаменем в объятия, но вдруг опомнился, смутился и быстро сел обратно.

Мне, наконец, удалось выбраться из кресла. Всучив Знамя, сконфуженному Тону, я тоже прижал девушку по крепче к себе и чмокнул в щеку. На душе было светло и радостно. Если мы вновь обрели Знамя, то не все потеряно. Правда, Полигон теперь довольно далеко…

— Взлетаем? — нетерпеливо поинтересовался я у Тона, запуская двигатели. Тот кивнул.

Перехватчик дернулся и устремился в небо.

— Надо запросить разрешение на взлет, — напомнила Лана.

— Скала… тьфу, ты… Башня, — начал Юом, — Как у вас тут? — вопросительно посмотрел он на девушку.

— Давай сюда, — протянула руку Лана, куда Юом положил ей адаптер.

Нацепив его на себя, девушка громко сказала:

— Пост 118, прошу разрешения на взлет и выход в околоземное пространство.

— Пост 118 слушает, — ответил немного резкий женский голос, — Назовите себя.

— Перехватчик Навигационной Академии Ми…

— Это ты зря… — остановил Лану Юом.

— Перехватчик? — озадаченно переспросила дама на Посту, — Как вы здесь оказались?

И в эфире послышалась речь на незнакомом языке:

— Что они говорят? — забеспокоился Тон.

Лана перевела:

— Она говорит, Роман Борисович, здесь какой-то Перехватчик просит разрешения на выход…А он ей: «Надя, какой еще Перехватчик…». А она ему: «Навигационной Академии Ми…». Он ей отвечает: «Не выдумывай! Что за день сегодня такой?! Опять дети балуются…». Она обиделась и сказала ему, что пусть сам с нами разговаривает.

— Капитан Андреев, — ожил перед нами транслот и на нем показался серьезный мужчина в форме планетарной патрульной службы, — Ваши документы, пожалуйста!

— Черт возьми, у нас же нет документов! — простонал я.

— Ой, — спряталась за креслом Лана, — Это же тот самый дядька, который у меня в прошлый раз права отбирал… Если он меня узнает…

— Для идентификации прошу вас причалить к патрульному катеру…

Патрульный корабль неумолимо шел на сближение…

— Только не это! — жалобно попросила Лана, — Меня снова на год прав лишат!

До катера оставалось совсем немного, как внезапно дальние звезды прыгнули нам навстречу. Планету снизу мгновенно погасили, но тут же включили другую, не менее голубую прямо перед нами.

— Тревога! — громко раздалось в эфире, — Обнаружен Седьмой Перехватчик!

Глава 52. Сами не свои

— Это не Сиг… — успел заметить Тон, пока мои мысли собирались вместе после головокружительного перемещения. Последствия ощущались примерно так же, как при пользовании фралом, но с каким-то другим, более резким ясным оттенком. И мутило больше в носу, а не в голове.

— Это — Дуор, — доложил я, придвигая другу карту.

— Поменяли шило на мыло, — чуть слышно пробормотала Лана, — прямо под нос Адмиралу…

— Ты зачем думала про Дуор?! — раздраженно поинтересовался Эк.

— Да, не думала я… — начала оправдываться девушка. — Не знаю, как так вышло…

— Плохо, что не думала, — рассердился Тон, — приборами учиться пользоваться надо! И своей головой тоже! Чтобы целиться правильно!!!

Лана нахмурилась и собралась ответить на его выпад, но ее опередил наш патруль:

— «Седьмой», следуйте на Базу! — с боков сзади нарисовались два легких перехватчика «Первый» и «Второй». — Ваша стоянка — 19.

— Загнали, — проворчал за спиной Юом.

— Странно, разве они не должны были сразу стрелять? — удивилась Землянка, озвучив мои мысли. — Нас же считают «синими»? А?

— Наверное, решили, что Ким летит, — поделился размышлениями Тон. — Хотят взять живьем…

И ухмыльнувшись, язвительно добавил:

— Умники…

Мне подумалось, что еще недавно, он и сам рассчитывал на то же, но решил промолчать. Мы плавно пошли на снижение.

* * *

Такой ненависти к себе я не ощущал, наверно, со школы. С тех пор, как сбил спутник собранной «Аркадой». Мне было интересно: взлетит она или нет. В некотором смысле повезло — взлетела с первого раза. Но не повезло, что попала в сателлит «Общества юных ученых». На его разработку и запуск школьники нашего региона целый год собирали деньги. «Общество» связывало с ним много надежд.

На меня же любая школьная «наука» всегда навевала жуткую тоску и скукотищу. Какому нормальному человеку в шестнадцать лет хватит терпения ждать смещения материковых плит на три миллиметра? Или изучать сезонные миграции квусов? От схода с орбиты такого дурацкого спутника мир бы не перевернулся. Но все вокруг почему-то очень расстроились.

После происшествия учителя смотрели на меня с мрачной скорбью, отличники провожали презрительными взглядами, а одноклассники шарахались, как от заразного. Противно, конечно. Но изменить я уже ничего не мог.

Теперь, когда нас через все летное поле вели под конвоем, я со всех сторон ловил, хорошо знакомые, неприязненные взгляды. Очень странно, если они считают нас «синими». Должны бы обрадоваться, но нет…

— Про нас тут плохо думают, — поделился я сомнениями с Эком, — смотрят, как будто мы — предатели.

Тон только поднял брови и пожал плечами, что могло означать одновременно и «Кто их знает?» и «Ну, и что с ними поделать?». Переспрашивать я не стал, и так было ясно, что если командование как-то обнаружило исполнение обязанностей, то предательство подразумевалось само собой. И кто-то добрый рассказал об этом всем.

В общем, нас ждал расстрел. А вся База теперь готова плюнуть в спину. Замечательно!

Ох, как некстати забросило нас сюда… Вернулись бы себе тихонечко на Сиг и никаких проблем.

Но, почему именно Дуор?!

* * *

— А, давайте, снова полоски перекрасим, — неожиданно предложила Лана, как только нас заперли в конферец-зале, в ожидании прилета командующего, — Побудем опять «синими»?

— И чем нам поможет маскировка? — в такой непростой ситуации Тон был готов рассматривать даже самые странные предложения, хотя и относился к ним весьма скептически.

— Может, не сразу расстреляют… — ответил за девушку Юом. — Сбежать сможем.

— Нет, — подумав, ответил ему Тон и подпер кулаком подбородок, — это только все усложнит. У командующего есть списки экипажей. Судя по выражениям лиц, нас с ними давно сверили и поняли, что не «синие».

— Вот и приехали… — с легкой грустью отметил я.

Переживать за очередной неудачный исход Учений уже не было сил.

— Хуже всего то, что теперь на нас можно повесить все просчеты командования и успехи вражеской разведки. У кого-то же Ким взял «наши» карты и ключи транслота? — Эк вздохнул и зарыл лицо руками.

— Ну, может не все так плохо, — старалась держаться оптимистично Лана, — Адмирала у нас на корабле они не найдут, Знамени нашего, тоже. Мы сами, добровольно, привезли карты и ключи «синих» и даже…одного убили, — с неловкой паузой закончила она.

— А, до этого, мы «убили» целый свой штурмовик и повредили своего «Пятнадцатого», — откликнулся Эк, и добавил. — А если еще и Раод нажаловался…Он любитель!

— Зато с Маена очки сняли! — напомнил Юом.

— Это не мы, а мины, — разочаровал его Тон и мрачно уставился в окно.

* * *

Через полчаса в зал вошел наш Адмирал, в сопровождении Начальника Базы, нескольких офицеров и местных связистов. Таким образом, в компании с нами оказались: Вачик Карапетян — принципиальный и вспыльчивый товарищ из взвода Эка, отношения с которым были весьма неоднозначные, и подружка Юома связистка Лоара, тут же принявшаяся строить ему глазки.

Моран оглядел наш экипаж с тоской и презрением, и устало спросил:

— Где Ким?

Тон встал, прокашлялся и, как можно уверенней доложил:

— Товарищ Командующий, Адмирал «синих» покинул наш корабль в двадцать втором квадрате, перед минным полем.

— Ушел через закрытую дверь! — не выдержав, напомнил Юом.

Наш Адмирал удивленно приподнял брови:

— Не понял.

— На Арктаке мы взяли его в плен, — спокойно объяснял Эк, — и привезли на Базу Сига.

— Вах, поймали Кима, — хохотнул темпераментный Вачик, резко взмахнув рукой вверх, — байки!

— Это видела вся База, — не обращал внимание на провокации Тон, — и может подтвердить Начальник базы Стеф Норм.

— И как после этого он оказался в минном поле у Арктака? — оживился Моран и принялся внимательно изучать нас, словно ловя каждую реакцию, каждое движение, которые могли выдать ложь.

— Сбежал, — свирепо вздохнул Эк.

— Будучи пленным? Окруженный охраной? — не поверил Адмирал.

— Да. Он взял в заложники нашего врача.

— И что никто не мог ему помешать?

— Он сделал это очень быстро.

— Вы что-то не договариваете, — проницательно заметил Моран, переводя взгляд с одного из нас на другого.

— Разрешите сказать, товарищ Адмирал, — решил я помочь попавшему в затруднительное положение Тону, — Ким воспользовался Литиром.

Все собрание с интересом уставилось на меня. Говорить про Литир не хотелось, но удачный побег «синего» Адмирала требовал правдивого объяснения.

— На Базе Арктака мы нашли…э…телепортатор, — начало вышло неуверенным и неубедительным. Над моими словами расхохотался не только громогласный Вачик, но и все остальные. Я смутился.

— Продолжайте, — мрачно подбодрил меня командующий.

— Я понимаю, что вы мне не верите, — с отчаянием произнес я, — но, это — правда! Там на Арктаке такие чудеса творятся… Так вот…Пока мы вели Кима к Начальнику Базы, он…отобрал телепортатор у лейтенанта Тайра и…улетел.

Моран вздохнул и покачал головой.

— Это тоже все видели…как он исчез, — я искал глазами хоть кого-нибудь на другой стороне стола, кто поверил бы мне, но не находил.

Народ зашушукался.

— Ай, что их слушать! — взорвался возмущением Вачик, — Ахинея!

— Да, — поддержал его командующий эскадрой Дуора, — предатели и трусы! Нет мужества признаться!

— Расстрелять их и все! — брякнул Начальник Базы Дуора, — Что б другим неповадно было!

— Расстрелять мы их успеем, — остудил горячие головы Адмирал, — Я хочу знать, как наши карты и ключи попали к «синим».

— Мы этого не знаем, — снова взял слово Эк, — Они уже были у диверсантов с «Пятого» Штурмовика.

— Наслышан, — отозвался Моран, — Из рапорта вашего Начальника Базы выходит, что вы сбили его по собственной инициативе, потому что решили, что они «синие».

— Мы сбили их, потому что они собирались сбить нас! — возразила Лана. — И потом они укра…

Она чуть не проговорилась о том, о чем мы подписались молчать.

— Укра? — переспросил Адмирал.

— Украсили все корабли глушилками, — выкрутилась Землянка, — и поломали антенны. Вырубили все транслоты и радары, чтобы Адмирал «синих» мог…эээ…

— Договаривайте! — приказал Моран.

— Мог прилететь незаметно на «Пятнадцатом», — не погрешила против истины Лана.

— Вот как? — удивился Адмирал и с иронией добавил, — Выходит, Ким, вместо командования армией, явился к вам?!

— Мы не знали, что это — он, — перехватил инициативу Тон. — Он обстрелял наш корабль и мы погнались за ним.

— Так, — сказал Моран, обращаясь Старшему связисту Базы, — Амиит, выведи мне всю телеметрию «Седьмого» Перехватчика и карту их перемещений.

— Нет у вас на Сиге порядка! — с сарказмом сказал он нам. — Сам вражеский Адмирал к вам прилетал, диверсанты все поломали, вещи крадут…

На последней фразе сердце в моей груди замерло и перевернулось. Я понял, что Моран знает об украденном Знамени. Предположение Тона, что Стеф решил свалить все косяки на нас становилось явью.

Глава 53. Чистосердечное признание

— Хорошо, — довольно произнес Адмирал, когда на обозрение вывели всю нашу подноготную, — Что делал у вас Ким?

Он забрал у «Пятого» Штурмовика торпеду. При очень странных обстоятельствах. И мы поняли, что в ней находится что-то важное. Вероятно, наши ключи и карты.

Моран с минуту послушал наши переговоры недельной давности, посмотрел записи, убедился, что мы говорим правду и велел продолжать.

— Нельзя было допустить попадания к врагу важных документов и мы доложили об этом Начальнику Базы. Он отправил нас догнать «Пятнадцатого» и взять его в плен, — сообщил Тон, стоявший гордо и прямо как колонна, — Корабль Кима был поврежден, поэтому он полетел не на границу, а на Арктак, в обход наших рубежей.

— Согласно приказу Начальника Базы, вас назначили в патруль на границе с Харом, — обличительно заявил Адмирал.

— Так точно! — без тени смущения, согласился Эк, — Но нам было приказано молчать о задании, что бы не поднимать панику.

— Вот как?! — в голосе Морана появилось раздражение.

Эк, пожал плечами и, опустив все фантастические подробности, последовательно выложил, как часть экипажа потерялась, нашла странный прибор, оказавшийся телепортатором, как потом подобрали Кима, обыскали, но ничего не обнаружили и вместе вернулись на Сиг.

— Ваш корабль эти два дня не вел никаких записей. Чем вы можете это объяснить? — подозрительно осведомился Адмирал.

Тон толкнул локтем Юома, который перемигиваясь с связисткой Лоарой, был совершенно далек от темы и не сразу понял, что от него хотят.

— Что? — недовольно спросил он.

— Объясни, почему наш корабль на Арктаке ничего не писал!

Юом призадумался и возвел глаза к потолку:

— Дайте вспомнить…э…А! Так там квазиронная аномалия рядом с Базой! Приборы плохо работали. Еле улетели…

— А, потом, когда взлетели, аномалии уже не было, — заметил внимательный Амиит.

— Потом стержень в четвертом энергоблоке сбоил, — не моргнув глазом, сочинил Юом, — Я подавал прошение на новый.

Амиит задумался, пытаясь вспомнить схему питания перехватчика нашего класса. В то время, как он соображал, нужно было срочно менять тему, пока сочинения бортинженера сходили за правду.

— Разрешите? — перехватил инициативу я, — Мы привезли его на Сиг. Но пока его вели по полю, он выхватил телепортатор и улетел вместе с нашим врачом. Мы снова погнались за ним, но уже на «Шестом» перехватчике.

— Вот рапорт капитана «Шестого» — подали Морану плату, — Он утверждает, что капитан Тон унижал его достоинство, повредил его корабль и принуждал к опасным действиям.

— Нечаянно заперли в каюте, позаимствовали три шлема и просили пристыковать корабль к нашему, — прокомментировал пасквиль Раода Эк, — Все для того, что бы взять в плен Адмирала «синих».

— Ким был не против? — с усмешкой поинтересовался наш Адмирал.

— К тому времени, наш врач его… — не найдя подходящего слова, Тон рубанул рукой в воздухе.

— Убила?! — по-своему понял его Вачик.

— Нет, он потерял сознание и… заснул, — объяснила Лана.

Собрание шумно втянуло в себя воздух и загудело, обсуждая невероятную информацию.

— Вах, какая дэвушка! — разрядил обстановку Карапетян и подмигнул Землянке, — Красота — страшный оружие!

— Отставить! — осадил его Адмирал, и приказал Лане, — Мне нужна правда!

— Товарищ Командующий флотом! — взмолилась Землянка, — Я могу рассказать это только вам одному.

— Говори! — повысил голос Моран.

— Товарищ Адмирал! — выступил на защиту Ланы Тон, — Это, действительно, лучше знать только вам!

— Ладно, лейтенант, идите сюда, — снизошел Адмирал.

Выслушав Лану, он скривился и его передернуло:

— Будем считать, что лейтенант Тайра мастер смешанных единоборств, — объявил он остальным.

— Она еще и воздушный ас, — сделал неожиданное заявление командующий эскадрой Дуора, — Мне рассказывали, что лейтенант какого-то налетчика полчаса над базой Сига гоняла.

— Слухи преувеличены, — стушевавшись, ответила Землянка, — Это он меня гонял, а я отбивалась.

— Вот тебе на! — удивился Адмирал.

Командующий эскадрой что-то шепнул Морану в ухо.

— Ммм! — уважительно протянул Адмирал, — Теперь понятно!

— Похоже, кое-кто успел растрепать половине Академии про твоего дядю, — мстительно намекнул я Землянке.

Она нахмурилась и недовольно пихнула меня локтем.

— Тихо, — снова повысил голос Моран, чтобы угомонить собрание, — А теперь объясните мне как спящий Адмирал «синих» с вашего корабля командовал своей армией.

Его торжествующий взгляд говорил о том, наконец-то, он нас подловил. Я растерянно посмотрел на Эка:

— Откуда они узнали?

— Теперь у них есть ключи «синих», — тихо ответил Тон.

Дабы мы потеряли волю к сопротивлению, Адмирал вывел на проектор карту переговоров Перехватчика:

— По — моему, тут все очевидно. Докладывайте!

— Есть! — спокойно ответил Тон.

Я дернул его за палец и покачал головой. Признаваться в исполнении обязанностей, на мой взгляд, не стоило. Эк отдернул руку и сжал ее в кулак.

— Командование вражеской армией — это моя инициатива, — вздохнув, признался он.

Не ожидавший такой подлости от Эка, Карапетян громко вскрикнул:

— Вай!

— Вы неправильно поняли! — пока Тона не расстреляли на месте, немедленно встрял я. — Когда Адмирал спал, мы решили воспользоваться случаем, слетать на Нарарту и украсть их Знамя…А по пути пришлось изображать командование, что бы «синие» ни о чем не догадались.

— Такое уже никуда не годится! — возмутился командующий эскадрой, — Кто вас уполномочивал?!

Собрание снова зашумело, потрясенное нашей смелой инициативой.

— Вы можете проверить — мы там были, — ткнул я пальцем в сторону проектора, намеренно обойдя последний вопрос.

— Только это подтверждает ваше предательство, — грустно усмехнулся Моран, — Никаких Знамен на вашем корабле нет: ни «синих», ни «красных».

Сердце снова ёкнуло и по спине поползли мурашки.

— А почему у нас должны быть еще и «красные»? — простодушно осведомился Юом.

— Потому, что вы украли знамя своей Базы и сбежали с ним на вражескую территорию, расстреляв тех, кто пытался вам помешать! — выплеснул на нас накопившееся зло Моран.

— Это неправда! — с отчаянием вскрикнула Лана.

— Рапорт Командующего вашей Базы, — осадил ее Адмирал.

— Наш Командуюший…, — я был потрясен вероломством Стефа.

Ну, допустим, нашла на него минута слабости, и он решил все свалить на нас. Но в голове не укладывалось: зачем он вздумал сам себя так подставлять? Ведь за пропажу Знамени в первую очередь расстреляли бы его.

— Быть того не может! — искренне изумился Эк, видимо подумав о том же, — Зачем Стефу писать рапорт на самого себя? Вы же его…

— Разжаловали, — сердито подтвердил Моран.

— Разрешите сказать! — нетерпеливо встрял в разговор Юом, — Ясно же, что это все Ким устроил. Написал липовый рапорт от лица Стефа.

— Я тоже думаю, что это он, — согласился Тон, — Он пытается нас разделить и деморализовать.

— А я думаю, Стеф Норм честно доложил все, как было, — мрачно подвел итог Моран. — А вы предатели и вруны.

— Мы виноваты только в том, что пытались использовать шанс победить врага! — с чувством произнес я, вскакивая с места.

— И? — с усмешкой произнес наш Адмирал.

— Ну, не получилось… — вздохнул я.

— И хорошо, что у вас ничего не получилось. Трибунал? — спросил Моран собрание.

— Трибунал! — в несколько голосов подтвердили командующие и комэски.

— Вы обвиняетесь… — начал Адмирал.

И тут вдруг взвыли сирены. В коридоре послышался топот ног и на весь корпус разнеслось:

— Тревога!

Дверь в зал распахнулась, в нее влетел запыхавшийся сержант и неистово заорал:

— "Синие" атакуют!

Все подскочили и засуетились.

— Поднять Перехватчики! — закричал Адмирал.

Большая часть народа вывалила в коридор.

— Выставить щиты! Зенитки к бою! — раздавалось оттуда.

За окном, оглушая ревом двигателей, пролетела, набирая высоту, группа истребителей.

Про нас на некоторое время забыли.

— Давайте руки! — быстро сказала Лана.

— Ты уверена? — испытующе посмотрел на нее Эк.

— Да. — ответила она. — Больше всего на свете я хочу убраться отсюда!

Мы с Тоном вложили свои ладони в ее.

— Юом! — позвал я, протягивая ему свою руку.

— Нет, я остаюсь, — внезапно заявил он.

Мы удивленно воззрились на него.

— У меня есть кое-что для Адмирала. — с несвойственной для него серьезностью ответил бортинженер. — После этого здесь про вас все забудут!

— Что ты задумал?! — с тревогой произнес Тон.

— Я вас прикрою! — уверенно ответил Юом.

У меня тоскливо сжало в груди. Я не хотел расставаться с другом. Тем более так внезапно.

— Быстрее! — бросил он нам, — Теряете время!

— Мы отвезем Знамя и вернемся! — пообещал Эк.

— За меня не беспокойтесь, — с обычной беспечностью ответил Юом и замахал рукой, как будто прогонял мух.

— Тогда, поехали! — глубоко вдохнула Лана и закрыла глаза.

Глава 54. Возвращение блудного перехватчика

Не успел я моргнуть, как нас втянуло в рубку Перехватчика и сдвинуло куда-то вперед. Кульбит вышел самым тошнотворным из всех, а остановка получилась очень жесткой. Мы словно врезались в стену. Какое-то время мир вокруг плыл и кружился. Тело знобило. Эк рядом сидел с бледно-зеленым лицом и держался за голову. Вероятно, я выглядел не лучше.

— Ну и перегрузки, — пришел в себя Тон и дрожащей рукой стер пот со лба. — Где мы на этот раз?

Я тряхнул головой и перевел взгляд на карту:

— Ровно между Дельтой и Сигом!

— А ты молодец! — обернулся к Лане Тон. — Все-таки разобралась с прибором!

Утомленная, без кровинки на лице, девушка вздохнула и слабо улыбнулась:

— Жаль немного недотянули…

— Все понятно, — произнес Эк, — ты переутомилась. Иди, отдыхай!

В его привычном командном голосе снова возникли теплые заботливые нотки.

Какая-то сила незамедлительно выдернула меня из кресла и подтолкнула к ослабевшей девушке.

— Давай помогу! — я быстро взял ее на руки, словно кто-то мог подбежать и опередить. Она хотела обнять меня за шею, но ослабевшие руки соскользнули вниз. Ее голова упала мне на плечо. По шее разошлось тепло дыхания.

Какое-то время назад я был полон решимости не думать о ней, но теперь от этой беззащитности настрой поколебался. Внутренние преграды начали стремительно таять как лед жарким днем. Сердце радостно забилось от предвкушения того, что я снова могу быть с ней наедине. А Учения… Учения подождут.

Осторожно я доставил ее до каюты и устроил на койке. Девушка закрыла глаза, повернулась на бок и положила руку под голову. Она была так прекрасна и нежна, что я не мог налюбоваться ею, но, в то же время, понимал, что не в праве ей мешать. Немного помявшись, я встал на колени и провел рукой по ее волосам, а потом поцеловал в нежную щеку у самых губ:

— Отдыхай!

Лана издала во сне тихий стон.

* * *

— И что дальше? — поинтересовался я, вернувшись в рубку с оптимистичным настроем.

— Пока летим на Базу, — отозвался Эк, — в обход. И лучше больше никого не встретить. А то наш Адмирал почти отдал приказ о расстреле.

— Если, конечно, Юом его не отвлек, как и обещал, — во мне теплилась робкая надежда.

Оставалось только догадываться, какой сюрприз Юом приготовил Морану. Наверняка, прослушивал «синих» и узнал что-то важное.

Тон поморщился:

— Я бы в нашей ситуации ни на кого не рассчитывал. Мы не знаем, смог ли Юом действительно что-нибудь сделать.

— А кто теперь Начальник Базы? — вдруг вспомнил я о низложении Стефа.

— По старшинству — Луэт, — задумчиво сообщил Эк, — но эскадрой, по прежнему, командует Варул…

— Он нас и раньше подозревал, — вспомнил я и вздохнул, — наверняка, слушать не станет и сразу собьет.

— Всё против нас и только один ветер навстречу! — ответил Тон старой поговоркой пилотов и загрузил меня расчетами, чтобы я ни о чем другом и думать не мог.

* * *

Мы подходили к Сигу со стороны Отстойника.

— Так, — рассуждал вслух Тон, оценивая обстановку. — Наших на границе отвлек Ранур с сообщниками. «Синие» бесчинствуют на Дельте. А на подлете к нашей Базе — вражеский корвет в компании Маена с Нораном. Чует мое сердце…

— Это Ким, — закончил я, совершенно уверенный в своей правоте, — и я даже знаю, для чего он туда летит.

— Великий завоеватель, — насмешливо бросил Эк, — думает, что остановить его больше некому!

— Интересный у тебя брат, хоть и наш враг! — вырвалось у меня.

Иметь старшего брата мне казалось намного круче, чем старшую сестру.

— И чего вы с ним не разговариваете?

— Начну сразу после тебя…

Да как можно сравнивать! — возмутился я и мечтательно заявил. — Выставить бы мою сестру против твоего брата…

— Родственников можно брать только мне, — подмигнул Тон.

— Надо успеть раньше него… — напомнил я.

* * *

— «Седьмой», я — «Восемнадцатый» — раздалось в эфире.

Нам навстречу летел Саун со своим ведомым Форром:

— Ребята, у меня приказ вас расстрелять!

— Понятно. — вздохнул Тон. — Но ты этого не сделаешь, иначе вся База отправится в Отстойник.

— В смысле? — не понял Саун.

— У нас на борту наше Знамя, — ответил я.

— Значит, вы его, все-таки украли… — встрял в разговор Форр и обратился к Сауну. — А ты мне не верил, что они — предатели…

— Мы не предатели! — возмутился я, — Его украл Ким Онка, а мы второй раз возвращаем!

— И лучше бы успеть вернуться до его прилета, — заметил Эк.

— К нам летит Адмирал? — удивился Саун.

— Подлетает со стороны Арктака, — ответил я.

— А вы откуда знаете? — все еще не верил нам Форр. — Саун, я буду выполнять приказ!

— Погоди, — осадил его ведущий, — надо доложить Варулу.

В эфире повисла гробовая тишина.

Без Юома в тонкостях связи разобраться было непросто. Но, насколько я понял, База блокировала частоту нашего Перехватчика на время своих переговоров. Нас считали предателями. Эх, умелец Юом обязательно бы что-то придумал, а теперь мы глухи.

— Как ты думаешь, что у них там творится? — поинтересовался я у Эка, кивнув в сторону Сига.

— Кто знает? — пожал плечами Эк и задумчиво потер пальцами подбородок. — В любом случае, нас в покое не оставят.

— А может, нам и не стоит возвращаться? — мне показалось, что я нашел новое решение.

— Чтобы потом Ким обвинил нашу Базу в нарушении правил? Знамя нельзя увозить с планеты, забыл? — с осуждением посмотрел на меня Тон.

— Так не мы его увезли. — пытался я донести свою точку зрения. — Мы отобрали его у врага укравшего его, но обратно не долетели. Ким же знает правду! Как он сможет нас обвинить, в том, что сделал сам?

— И кто об этом знает, кроме нас и него? — сложил руки на груди Эк, всем видом не одобряя мои идеи.

— «Пятый» Штурмовик…

— Он в Отстойнике, — напомнил Эк. — Теперь смотрим на факты: забрали Знамя из хранилища «красные», увез с планеты — «красный», теперь наше Знамя в космосе на корабле «красной» Базы. Стало быть, мы нарушили правила. Если Киму удастся убедить в этом Луэта, он добровольно сдаст Базу…

— Мы будем сами дураки. — понял я. — Какой же у он у тебя хитрый?!

— Да, он сделал все, чтобы мы проиграли, — согласился Эк. — Даже рапорт за Стефа сочинил, когда понял, что нашего Знамени лишился, чтоб нас свои же и сбили. А если бы нас расстреляли на Дуоре…

— В нарушении правил он обвинил бы Морана, — похолодел я, — Но как Ким смог предусмотреть и это?

— А он и не предусматривал, — отозвался Эк, — действовал по обстоятельствам и перестраивался на ходу. Просто умеет все в свою пользу обернуть.

Тут мне стало еще более завидно, что у Тона такой уникальный брат, но Эк словно прочитал мои мысли:

— Если бы он был твоим братом, такого вруна и подставлялу ты бы уже через месяц захотел убить…Скользкий, как слизняк.

Старые подозрения о том, что Ким может быть тваггом на мгновение всколыхнулись в памяти, но быстро пропали.

Я напряженно размышлял: купятся ли наши на блеф Адмирала «синих» или сделают все, чтобы мы приземлились? И кто сочинил приказ о нашем расстреле, если трибунал так и не был завершен? Варул? Он взял на себя такую ответственность? Хотя, если Форр считал нас предателями, должно быть и Варул с Луэтом так думают…

* * *

— Слава Небу, вы вернулись! — проснулся транслот и явил нам измученное и мрачное лицо Стефа Норма. Чувствовалось, что он в последнее время много нервничал и плохо спал.

— Знамя у вас? — строго спросил он.

— Так точно, — спокойно подтвердил Эк.

— Ну, хоть что-то хорошее…

После этого бывший командующий уже не мог сдерживаться, и в его взгляде появилась знакомая неприязнь и даже брезгливость, как у тех, кто провожал нас на трибунал на Дуоре. Он хотел было отключиться, но я опередил его.

— Это не мы, — торопливо сказал я, — Мы не нарушали клятв, ничего не рассказывали Морану и не предавали своих. Это все Ким Онка. Поймите! Он делает все, чтобы мы не вернули Знамя!

— Отставить! — раздалось из-за спины Стефа. — Кто разрешал с ними разговаривать?

В поле зрения возник разгневанный Варул.

— Давно надо было вас всех расстрелять! — заорал он на Норма. — Еще когда ты расправу над «Пятым» Штурмовиком одобрил! Предатели!

— Товарищ Командующий Эскадрой, разрешите сказать, — сохраняя спокойствие обратился к нему Эк. — Если бы вы расстреляли нас тогда, наше Знамя бы оказалось у Адмирала «синих» и вся База вышла бы из игры.

— Мы уже один раз Знамя привозили, вместе с Адмиралом, — напомнил я.

— Не знаю, что вы там с врагами задумали, — тяжело дыша и сверля нас злыми глазами, произнес Варул, — но то, что вы воевали на их стороне — это факт.

— Таких фактов нет, — невозмутимо парировал Тон.

— А «Пятый» Штурмовик? — взвился Варул.

— Отставить! Успокойся и сядь! — осадил его подошедший Луэт и спросил. — Знамя у вас?

И получив утвердительный ответ потребовал:

— Покажите!

Мне пришлось идти будить Лану, дабы она продемонстрировала им ярко-красное полотнище с золотой надписью «Военная Навигационная Академия Мирны «База «Сиг -1»

— Понятно, — потер рукой подбородок Луэт, — немедленно идите на Базу!

— Но, товарищ командующий… — возразил было Варул.

Луэт сложил руки на груди и тяжело смерил его взглядом:

— Сюда летит Адмирал «синих», а наше знамя на орбите. Догадайся, что из этого выйдет.

Варул екнул и выругался.

— А если это не он летит? — продолжал упорствовать он, но уже не так уверенно.

— Кто бы там ни был, твоя задача — вернуть Знамя сюда. — ткнул пальцем в стол Луэт. — Любой ценой. Разбираться будем потом!

— Есть! — козырнул Варул и ушел.

— Направляйтесь на Базу, — приказал нам Луэт. — Вас встретят и сопроводят.

Глава 55. Адмиральский казус

Ждать пришлось долго. Сначала я думал, что нас сопроводят Саун и Форр. Но истребители, вдруг, понеслись по направлению вражеского корвета. Я крикнул в эфир, что Адмирала «синих» прикрывают Маен с Нораном, но ребята меня не услышали. Нашу частоту еще блокировали.

Два часа прошло в томительном ожидании. В начале третьего уже не только меня стали одолевать дурные предчувствия.

— Откладывать посадку дальше нельзя, — напряженно потерев лоб сказал Эк, — Адмирал подлетает. Сейчас расстояние еще велико и нас от него закрывает Сиг. Но как только он обнаружит наш Перехватчик…

— Он пошлет своих телохранителей, а мы с двумя асами не справимся, — закончил я.

— Давайте я…, — хотела предложить Лана.

— Не стоит, — Тон догадался, что речь шла о Литире и его слегка передернуло, — Ситуация пока не такая критическая. Попробуем сами, но если что…

— Я буду наготове, — пообещала Землянка.

— А если База вздумает нас сбить? — одолевали меня сомнения, — Варул, может специально тянет, чтобы мы не дождались и начали действовать. А он…

— Значит, такова наша судьба, — философски вывел Эк, — Смирись, мы сделали все, что могли, кто может пусть сделает лучше!

— А и правда, — согласился я, — будет что будет. Пусть на Базе сами ерзают, как Знамя получить. Мы его привезли им под нос. Если собьют, пусть сами и жалеют.

— Все пристегнуты? — спросил Тон, обращаясь к Лане и Юому. — Иду на снижение.

Чуть позже в систему Сига, но с другой стороны, влетел корабль Кима. Его сопровождал один Норан. Маен, Саун и Форр отправились в отстойник.

* * *

Пока Эк размышлял как незаметно, пользуясь рельефом местности и магнитными аномалиями, подобраться к Базе, я следил за происходящим на полигоне.

— Похоже, — доложил я, — Ким стягивает к нам все свои войска…

— А наш Адмирал? — задумчиво поинтересовался Тон.

— Его крейсер уже на полпути к Сигу. С границы сюда возвращаются все уцелевшие корабли. Это место становится популярным.

— Мы на пороге исторических событий… — заметил Эк.

Я не знал радоваться или грустить. Нас хотели расстрелять и Адмирал «синих», и свой. Положение было не из простых.

Мы все еще летели никем не замеченные. Я зорко следил за Нораном, готовый при любом его подозрительном перемещении тут же предупредить Тона. Но Норан держался своего Адмирала. А навстречу им летели наши перехватчики.

— Все твое звено на Адмирала разбазарили! — отвлек я Эка.

— Займись делом, — отозвался он, — считай дальше курс! Нам надо прилететь раньше Адмирала!

Но углубиться в расчеты мне не дал Ким. Не дожидаясь атаки истребителей, он врубил нашу частоту и с наглым видом принялся вещать:

— База Сига, вы нарушили правила Учений. Ваше знамя не на планете. Сдавайтесь!

Зашедший в атаку на корвет Адмирала «Шестой» перехватчик резко свернул в сторону. Раод, ясное дело, запрашивал пояснений как теперь ему выполнять приказ.

* * *

Я гадал, что сейчас происходит на нашей Базе. Вот Луэт обнаружил, что Варул не выполнил приказ. Представилось, как Варул, стоя на коленях, бьет лбом в пол, а Луэт, поставив ногу ему на спину, приказывает его расстрелять. Варула берут под руки с двух сторон и утаскивают, а Старший связист Маара заламывает руки.

Из фантазий меня выдернули внезапно появившиеся из-за гор два наших штурмовика. Они летели низко и осторожно. Я удивился, как мог их проглядеть, ведь не было же на радаре никого!

— За холмом — магнитная аномалия. — пояснил Эк. — Наверно, они прятались там.

Мы притормозили. Штурмовики зависли напротив нас. После ситуации с «Пятым» в ущелье, я готов был ожидать от них чего угодно.

— Нас будут сбивать? — внезапно подала голос Лана.

— Хотели бы — уже давно бы сбили. — уверенно сказал Тон и кивнул на транслот. — Думаю, они просто забыли про наш блокированный входящий канал, — и обратился ко мне, — Представься и объясни, что идешь на Базу.

Я включил транслот и сказал идущим в нем помехам:

— Я — «Седьмой Сокол», возвращаюсь на "Скалу".

Транслот моргнул и ярко засветился. Кто-то за экраном выругался.

— Я — «Первый Сокол», капитан Онрей Зана. — представился командующий эскадрильей штурмовиков. — Наконец-то мы вас нашли!

— Товарищ капитан, — удивленно ответил Эк, — мы не скрывались. Два часа ждали вас на орбите.

Онрей переглянулся со своим штурманом. Тот пожал плечами.

— Вас нигде не было!

Тут уже Эк внимательно посмотрел сначала на меня, а потом медленно повернулся к Лане:

— Ты нас замаскировала?

Лана растеряно и виновато развела руками.

— Когда же ты поймешь, что с этой штукой на голове лишних мыслей у тебя быть не должно?! — в этот момент рассерженный Эк заговорил прямо тоном моего отца, — Знамя уже два часа, как могло быть на Базе!

Он застонал и схватился за голову, но слабость была минутной:

— С другой стороны, поэтому Ким нас и не заметил!

Экипаж Онрея с интересом наблюдал за нами.

— Проведем эксперимент, — неожиданно предложил Тон Лане, — Пожелай, чтобы мы исчезли!

Лана вздохнула и закрыла глаза.

— Вы нас видите? — спросил он у Онрея.

— Да. То есть…уже нет, — изумленно произнес капитан штурмовика.

— А на радаре?

— Нет, — подтвердил Онрей, — где достали маскировку?

— Обнаружили у корабля неожиданную функцию, — соврал Тон, — Зато теперь вы сможете проводить нас на Базу под носом у врагов.

Мы договорились, что оба штурмовика «Первый» и «Второй» полетят параллельными курсами на расстоянии ста метров друг от друга, примерно со скоростью 1000 узлов, а Перехватчик будет держаться между ними, соблюдая дистанцию и скорость. Примерно через полчаса мы планировали достичь Базы.

* * *

Тем временем, Адмирал Красных не унимался: он кружил над планетой, продолжал настаивать на нарушении Базой правил и требовал сдаться. В конце концов, Луэт позволил ему приземлиться.

— Ребята, — сказал Эк в эфир, — надо ускориться и сесть раньше Кима. Иначе он зачислит Базу в свой актив.

— Сделаем, — отозвался Онрей.

Мы удвоили усилия.

Опередить вражеского Адмирала удалось буквально на минуту. «Первый» и «Второй» штурмовики отправились на свои стоянки, а мы тихонько приземлились на краю летного поля, чтобы незаметно материализоваться. Тут же, чуть ли не на голову нам, упал с неба корвет Кима.

Пилот внезапно обнаружил Перехватчик, шарахнулся в сторону и жестко сел.

— Пока он не понял, что мы рядом, одевай свою штуковину и дуй на Базу, — быстро сориентировался Эк.

Я принялся суетливо откапывать в рюкзаке фрал, который убрал туда, потому что шайба всю дорогу врезалась мне между лопаток.

— Живей! — поторапливал Тон, — Это вопрос жизни Базы!

Наконец-то, я отыскал прибор. Надеть его, как и первый раз, заботливо помогла Лана.

— Удачи! — пожелала она и чмокнула меня в щеку. От неожиданности я выпал в малс. И вдруг понял, что там за мной наблюдают.

— Он нас видит, — послышался издали голос Ланы. Я постарался притянуть к себе Базу, но меня, словно, что-то держало. Я сжал кулаки и напрягся. Тут словно лопнула невидимая струна и здание Базы с размаху въехало в меня. Попал я, правда, не в Хранилище, а прямо в конференц зал к военному совету, с участием Луэта, Норма и Варула.

Впервые имевшие дело с невидимкой они дружно подпрыгнули.

— Что это? — крикнул, стоявший ближе всех, Варул и замахнулся на меня стулом.

— Товарищ Командующий, Знамя на Базе! — козырнул я, и сделав вид, что ничего особенного не происходит, протянул Луэту на вытянутых руках красный сверток. Ликуя от того, что Ким этот бой проиграл.

В этот момент включился транслот и на экране показался Адмирал «синих». Луэт сел, подпер кулаком щеку и утомленно посмотрел на него.

— Сдавайтесь! — требовательно повторил Ким и заявил:

— Мой знаменосец уже водружает над вашей Базой мое Знамя!

Я вздрогнул и притянул наше Знамя обратно к себе.

— Мне нужен излучатель! — взор заметался по комнате в поисках оружия. Я схватил лежавший на столе чей-то излучатель и устремился к лестнице.

На площадке сверху слышались удаляющиеся гулкие шаги: это Кимов знаменосец уже выбирался на крышу. Перепрыгивая через ступеньки, я ринулся вслед «синему». На несколько секунд меня задержала дверь выхода. Когда она, наконец, поддалась и распахнулась, знаменосец уже прицеплял на струну флагштока свое знамя.

— Стоять! — заорал я, и вскинул оружие. Но снять предохранитель помешал сверток в руках. Знаменосец вздрогнул и с удвоенной силой принялся перебирать руками, вздымая над базой яркое полотнище.

Я выругался и топнул ногой. Однако, спустя мгновение, поднявшийся ветер развернул в вышине знамя Кима, и меня разобрал жуткий смех. Сразу стало понятно, почему Юом остался на Дуоре и зачем наш Адмирал летит сюда.

Над Базой весело развевалась неоново-голубая футболка Юома, с надписью во всю грудь золотыми буквами «Моему Адмиралу». Подарок его близкой подруги.

По летному полю прокатился громкий хохот.

Глава 56. Нашествие

Растерянный знаменосец стоял, задрав голову, и завороженно глядел на развевающуюся по ветру майку, не зная, что теперь с ней делать.

— Снимай! — радостно крикнул я ему.

Но знаменосец свою победу отдавать не захотел. Он думал, что если База взята, то неважно какая тряпка будет над ней реять. «Синий» отпустил струну и приготовился к защите.

Я быстро забросил Знамя на плечо, опустил прицел и успел пальнуть первым. Рядом просвистел заряд знаменосца. Я спрятался за стену, выждал и выпустил в него целую очередь. Он ойкнул и метнулся к пожарной лестнице снаружи здания. Решение оказалось неверным, ибо внизу его уже ждали наши.

С легким сердцем я подошел к флагштоку, спустил вниз предмет Адмиральского позора и водрузил вместо него наше Знамя.

По базе пронеслось дружное:

— Урааа!

И тут же раздались выстрелы. Потому что Адмирал «синих» сдаваться не собирался. На летном поле завязался бой. Тут же налетели вражеские штурмовики и принялись утюжить Базу.

Меня толкнули в спину — это выбежали на крышу зенитчики, оперативно навели орудия и стали палить в ответ. Я хотел было развернуться и сбежать вниз по лестнице, но почувствовал, что в малсе что-то стало происходить. Его желтое свечение внезапно запульсировало, а по затылку вверх побежали мурашки, сменившиеся странным чувством, что кожу головы закручивают по спирали наверх. Одолеваемый тревогой, я остановился и стал разглядывать небо. Но там все было на своем месте. Так и не поняв, что случилось, я слетел вниз по лестнице и выбежал из здания.

* * *

И вот, в отместку за конфуз своего Адмирала «синие» остервенело штурмовали нашу Базу. Засев за складами и мастерскими, они беспрерывно палили по летному полю, преграждая наиболее отчаянным пилотам дорогу к кораблям. Наши огрызались в ответ. Стоял невероятный грохот.

Я оказался блокированным за три стоянки от своего Перехватчика. Продвинуться дальше никак не удавалось. Местность хорошо простреливалась. Любая попытка высунуть нос из-за корабельной опоры порождала сразу десяток свирепых очередей. Я отчаянно соображал: как добраться до корабля, прежде чем по мою душу прилетят «синие» штурмовики. А они уже боевым строем заходили на цель.

Спустя секунду пришло счастливое озарение: фрал все еще на мне! Как я мог забыть про него в такой момент! Но выйти в малс с налету не удалось: ни с того, ни с сего меня вдруг накрыл такой дикий ужас, что я, с трудом дыша, вывалился обратно и сел за опору переводить дух. На макушке зашевелились волосы.

Я снова поглядел наверх. Небо над головой уже вытягивалось шатром и закручивалось, как в водовороте. В центре вихря стремительно разрастался беззвездный черный провал, решительно отодвигая краями бледное небо и наматывая вокруг легкие облака. Я похолодел: все это сильно напоминало страшную черную дыру, появившуюся около Арктака и из которой мы едва спаслись. Мне словно снился один и тот же кошмарный сон…

Атакующие штурмовики, опешив от странного небесного явления, резко повернули и разлетелись в разные стороны.

Шквал, поднятый вращением черной дыры, внезапно бросил мне в лицо горсть песка и пыли. Они забились в рот и глаза. Я потерял связь с окружающим, а когда проморгался и откашлялся, то обнаружил, что стрельба затихла. Повисла жуткая, напряженная тишина. Я пытался понять, что стало причиной остановки боя. Взгляд беспокойно метался вокруг и замер на ближайшем капонире…

На его крыше, медленно и жутко растопыривая в стороны волнистые бока и разевая бездонную пасть, вставал Лорг. Его темные глаза, с наливающимися белыми жилками, смотрели прямо в лицо стоявшей перед ним Лане. Девушка одной рукой защищала голову, а другой махала кулаком в сторону твагга. Ветер донес часть ее отчаянного вопля:

— …райся отсюда!

Она сорвала с пояса аптечку и запустила в Лорга, попав ему в нос. Тот моментально съежился и втянул глаза. Лана растопырила ладонь, из которой в твагга ударил яркий белый свет. Но тут, откуда ни возьмись, наверху оказался Адмирал «синих».

— Уходите оттуда! — стараясь перекричать ветер, заорал я и побежал к ним, размахивая руками.

Мне удалось добраться до Перехватчика, когда Адмирал, не поворачивая головы, выставил в мою сторону правую руку. Мгновенно, оставшиеся слова замерли в горле, а тело перестало повиноваться. Я замер на месте с ощущением полной прозрачности, которое всегда возникало в присутствии тваггов, и не мог двинуться, как ни напрягал волю.

Ким подошел сзади к ничего не подозревающей Лане и резким движением сорвал с ее головы кепку. Она удивлено обернулась, схватившись за голову. Довольный Адмирал насмешливо отдал честь и попытался надеть трофей на себя. Девушка подпрыгнула, но Ким ловко увернулся. Лана не растерялась и пнула его в голень носком сапога. От боли командующий согнулся. Землянка схватила головой убор и дернула на себя.

Адмирал вдруг зашипел и весь вытянулся. Его руки моментально превратились в щупальца с глазами на концах, а бока пошли складчатыми оборками. Вот теперь это уже был тот самый Лург — «больше, чем родственник» Глору. Лана, прижав к груди Литир, с ужасом наблюдала за его эволюцией. Лург кинулся на нее. Девушка быстро отпрянула назад. В этот момент ее схватил Лорг и обволок боками. Несколько минут он весь пульсировал, затем разжался и расправился. В его объятьях уже никого не было.

Меня пронзило отчаяние. Сердце словно замерло, но спустя мгновение, долбануло так, что чуть не разорвало грудную клетку. От этого скованность мгновенно пропала.

— Сволочь! — в голос закричал я, обретя способность говорить и двигаться. И тут же справа раздались выстрелы. Очередь из боевого излучателя прошла над крышей капонира, заставив распластаться твагга и задев бывшего Адмирала.

Быстро превращаясь обратно в человека, Ким схватился за живот, потом растерянно посмотрел на руки, пошатнулся и рухнул вниз. По плитам разлетелись брызги крови.

Рядом кто-то громко ахнул. Я резко обернулся и увидел ошеломленного Эка. Он выронил из рук боевое оружие и с жутким криком понесся к телу брата.

Над крышей капонира снова вставал Лорг, победно растопыривая свои рога и разевая хорошо знакомую пасть.

Я схватил излучатель и прицелился в него, но вдруг заметил, что диаметр дыры в небе меняется одновременно со ртом Лорга. Увеличиваясь и разрастаясь. И меня осенило. Вот где я видел фрактальные узоры черной дыры. В пасти твагга! Все стало ясно. Черная дыра и Лорг — это одно и то же. Это его проекция.

Когда-то мне попадалась научная статья о существовании во вселенной многомерных существ. О том, что это было бы наглядным примером квантовой запутанности и доказательством существования других измерений. И вот одно из этих существ передо мной. Злой, беспощадный разум. Одержимый творением и ради этого уничтожающий других мыслящих существ.

А для чего ему еще и черная дыра? Сожрать целую планету разом? Со всеми людьми? Пополнить свой запас нервных клеток? А что если одним Сигом он не насытится? Юисич же говорил, что он уничтожил практически всех людей в своем мире. Я представил, как твагги жрут моих родных и друзей…

Мне срочно нужно было придумать, как остановить этот ужас.

Вот, если бы у меня был Литир! Но Создатель, вместе с Ланой бесследно исчез в пасти твагга. Я понял, что непременно должен его вернуть! И спасти всех он неминуемой гибели. Значит, мне нужно попасть в чрево Лорга. И вариант был только один.

Забравшись в Перехватчик, я сел на место первого пилота и запустил продув двигателей. Окрестность заволокло облаком пыли, и больше ничего не было видно.

Взревев двигателями корабля, я стремительно стартовал в направлении черной дыры.

Глава 57. Литир Даот

Надеюсь, мне никогда больше не придется испытывать судьбу в таком жутком месте. Остановившись у горизонта событий, я вдруг очень ясно понял, что обратно могу и не вернуться. Из черных дыр ничего не выходит, даже свет. При мысли об этом меня передернуло.

Я никогда больше не увижу друзей, Полковника, родственников. Они останутся живы, а меня не будет. Я попытался представить небытие, но не получилось. Зато легко представилось абсолютное одиночество в темноте. Стало довольно тоскливо.

Потом пришло озарение, что не так давно я побывал в Треглонаторе, из которого, якобы, нет выхода. И не только выжил, но и вернулся обратно, в свой мир. Тогда, правда, с нами был Литир. Но и внутри твагга сейчас тоже находился Литир.

Мне предстояло до него добраться. Только для этого нужно было смириться, что сегодня я умру в пасти твагга. И об этом никто не узнает.

Было ли мне страшно? Еще как! Но кто еще сможет остановить Лорка? Я вздохнул, представил, что золотой паук уже со мной и пожелал всей душой восстановить все обратно и оживить Лану. Мои руки сами собой повели Перехватчик вперед.

* * *

Через меня снова прошла большая линза, растянув небо в стороны и обнажив звезды. Все медленно расширилось и непропорционально вытянулось, а затем завернулось краями вверх и принялось сворачиваться в трубу, словно весь космос выворачивался наизнанку и сжимался в точку. Зрелище было завораживающее.

Внезапно стало темно.

Очень трудно описать, что происходило дальше, так как в человеческом языке нет слов для таких ощущений. Но, если с чем-то сравнивать, то я стал ниткой, внезапно протянувшейся на миллионы световых лет, и чувствовавшей каждый свой миллиметр. Тело продолжало двигаться и в тоже время стояло на месте. Еще одна часть меня, одновременно догорала на входе. Все остальное утончалось и истощалось, а потом распалось на атомы. Эти атомы какое-то время вращало в центрифуге и, наконец, сплющило в точку, выбросив во все стороны светящиеся красные волны. И все остановилось.

"Приехали!" — подумалось мне. Чувствовал при этом я себя очень странно: вроде бы продолжал существовать и не существовал одновременно. Вокруг было все и ничего. Рядом повисла мысль, что вот она какая — эта сингулярность. И ничего у меня теперь нет, но очень хочется, чтобы все было.

Вдруг, возле моей черной точки появилась золотая. Из нее медленно выползли огненные ноги-молнии и обвили меня и всю вселенную. Зазвучала музыка, которая одновременно была гудящим фоном и переливалась. Вокруг завихрился целый рой золотых точек. Светлый хор запел что-то невыразимо прекрасное, дающее надежду и успокаивающее. К рою присоединялись новые точки, они уплотнялись и утрамбовывались. В какой-то момент у меня появилось новое светящееся тело.

Я почувствовал, как миллиарды молекул свивались в спирали, их прикрывали другие молекулы, а вокруг них возводились стены, еще стены, много стен. Они заполнялись внутри. Что-то вырастало и складывалось штабелями, что-то, наоборот, вытягивалось в длину и сворачивалось в трубочки. Снизу вверх поползло светлое покрывало. Оно добралось до макушки и заежилось волосами.

С первым ударом сердца я открыл глаза. По мне, змеясь множеством волокон, лез вверх комбинезон. Он нарастал слоями: один за другим, и, вскоре, блеснул гладкой поверхностью.

Я висел в пустоте, прижимая к груди золотого паука с ногами-молниями, поющего гимн вселенной.

— Спасибо! — произнес я, — Давай теперь найдем Лану.

И вытянул руки с Литиром вперед.

Очень скоро вокруг Создателя завертелся еще один рой золотых точек, такой же как и мой. Он густел и уплотнялся. Литир продолжал петь и сучить ногами. Вскоре я различил смутные очертания человеческого тела. Внутри него все вихрилось и завивалось, складывалось и вытягивалось вдоль и поперек. Постепенно тело стало материальным, обросло розовым покровом и засветилось. Вокруг головы заструились длинные волосы. Из век выросли ресницы. Наверх пополз черный комбинезон.

Лана вздрогнула и открыла глаза:

— Где я? — спросила она.

— Внутри черной дыры Лорка.

— Я умерла?

— Тебя съел Лорк. А я прилетел сюда за вами. А он, — я кивнул на руки с Литиром, — всех нас спас.

Лана с любовью посмотрела на паука, а потом на меня:

— Это ты нас всех спас! Ты очень этого захотел, всей душой… Литир просто тебе помог.

— Спасибо! — прошептала она, обняла мои ладони своими, приблизилась и поцеловала меня.

Какое-то время мы молча висели в золотом сиянии, пока девушка не спросила:

— И как же мы выберемся отсюда?

— Полагаю, вывернем космического слизняка наизнанку.

Лана засмеялась:

— Тогда подумай об этом!

Пространство вокруг заколебалось и нас куда-то повлекло. Потом понесло обратно. И закачало то в одну, то в другую сторону.

— Я хочу, — внезапно пришло мне в голову, — чтобы он стал самой красивой галактикой во вселенной!

И все вокруг вспыхнуло и закрутилось. Сияние ослепило нас. Я зажмурился, а когда снова открыл глаза, увидел невероятное.

Мы стояли в центре светящегося шара, а вокруг завивались в туманных рукавах мириады маленьких звезд. Рукава тянулись необычно: по дуге вверх и их было много, отчего галактика казалась лохматой.

— Ух, ты! — восхитилась Лана. — Теперь ты — Непревзойденный Творец.

— Ага, — согласился я и поймал рукой одну звездочку, — как мы эту красоту назовем? Должно же быть у нее имя?

— Георгина, — ответила Лана и подула на звезды, отчего те закрутились еще быстрей. Она легко и радостно засмеялась, и я рассмеялся вслед за ней.

Мне совершенно не хотелось покидать такое прекрасное место. Я бы остался тут жить, если бы Лана составила компанию. Но она вдруг с грустью сказала:

— Пора… — и обняла меня.

Галактику как ветром сдуло. А темнота начала редеть и рассеиваться.

* * *

Мы незаметно очутились на летном поле. Косые лучи заходящего солнца отбрасывали от строений и кораблей длинные сиреневые тени. Перед нами, у входа в капонир, сидел Эк с телом брата на коленях и плакал навзрыд. Сверху, с крыши капонира, сложив руки на груди, глядел на них наш Адмирал и качал головой. Позади него толпился экипаж крейсера, стоявшего рядом.

Невдалеке приземлялись еще корабли. К нам со всех сторон подтягивались другие курсанты.

— Что сопли распустил? — внезапно спросил Адмирал «синих», медленно поднимаясь и освобождаясь из объятий брата, — Подумаешь, упал я неудачно, но ведь жив и не сломал ничего. Чего убиваться-то?

Он сел, смахнул с комбинезона пыль, посмотрел внимательно на брата, потом вздохнул и с неожиданной нежностью сказал:

— Эх, ты, мелкий!

Ким обнял Эка за шею одной рукой, а другой потер его кулаком по темени. Тон дернул плечом, отталкивая Адмирала и устало закрыл руками распухшее лицо.

— Да ладно тебе! — снова загреб Эка в охапку Ким, и легко похлопал его по спине, стараясь успокоить. Гордый Тон, было оттолкнул его, потом смирился и, наконец, крепко обнял брата в ответ.

Вскоре, Эк резко отстранился и, стараясь ни на кого не глядеть, пошел к нашему Перехватчику.

Чуть погодя, к нам с Ланой подбежал Юом.

— Ну что? — поинтересовался он. — Новое знамя Адмирала видели?

Я хмыкнул:

— Чего мы тут только не видели!

— Ловко я, правда? — Юом, явно, напрашивался на похвалу.

— Да, ты сделал самого Кима! — восхитился я. — Только ты больше нас одних не бросай!

— Я теперь с вами до конца, — пообещал Юом, — А где Эк?

— Пошел приводить себя в порядок. Он тут чуть брата случайно не убил.

— Ну, у вас и дела! — изумился наш бортинженер, — Он принял его за слизняка?

— А ты откуда знаешь? — я потрясенно уставился на него.

— Ну, — глаза у Юома забегали и он, зачем-то, покосился на Литир у меня на голове, — тут всякое рассказывают…

В этот момент наш Адмирал сверху громко сказал:

— Внимание!

Взмахом руки он подозвал адъютанта с синим свертком. Развернув его, Моран показал всем Знамя главной базы "синих" и заявил Киму:

— Предлагаю признать поражение!

— Это мы еще посмотрим! — с вызовом заявил тот, — Моя армия все еще на орбите…

Их спор закончил Полковник, приславший приказ о завершении Учений.

Глава 58. Секрет Лаогеда

Кто победил, пока оставалось неясным. "Синие" улетели со своим Адмиралом на Нарарту. А Моран собрал на Сиге военный совет, на который вызвали и наш экипаж.

— Прежде чем отсылать рапорт в штаб Полковнику я хотел бы понять, что у вас здесь все-таки произошло. — сказал наш Адмирал, когда все высшие чины армии собрались в конференц-зале.

— На Базе была совершена диверсия, после чего наше Знамя увезли с планеты. — начал Луэт.

— Это сделал экипаж «Седьмого» перехватчика?

— Нет. — встрял в разговор Стеф Норм, — Это сделал пилот «Пятнадцатого» разведчика. «Седьмой» перехватчик был послан его догнать.

— Тогда почему в своем рапорте вы написали, что «Седьмой» украл знамя и сбежал на территорию противника?

— Я не писал рапорта… — удивился Норм, — Я думал это они вам все рассказали. — и указал на нас.

— Не понял… — озадачился Адмирал.

— Разрешите сказать? — взял слово Старший связист Базы Дуора, — После допроса экипажа «Седьмого» перехватчика, мной была проверена подлинность рапорта Начальника Базы Сига. И вот что было обнаружено: в рапорте имеется неточность на которую мы сразу не обратили внимания — перепутаны цифры ключа подписи Стефа Норма. А кроме того, исходная точка отправки сообщения — координаты близкие к метеоритному полю Ноака, где не мог находится Начальник Базы…

— Значит, сообщение подделка? — догадался Моран.

— Так точно, — согласился Связист.

— Мы же говорили, что это все Ким! — обрадованно вскочил я со своего места.

— Сядьте, — скомандовал Адмирал, — Хотя… стоять! Доложите нам эту историю с самого начала.

— Есть! — ответил я и принялся в очередной раз описывать наши приключения.

— И вы не представляете, что на самом деле творится на Базе Арктака! — дошел я до самой впечатляющей части истории, — Там расположилась какая-то военная организация из другого измерения с боевыми андроидами и гигантскими слизнями, которые на самом деле Черные дыры… и у них есть телепортаторы и приборы мгновенного перемещения по галактике… И вообще они хотят сожрать всех людей…

— Вам все привиделось, — не поверил мне Адмирал, — Базу Арктака специально ограничили к посещению из-за галлюциногенных испарений.

— Но мне есть чем подтвердить! — возмутился я, — У нас есть боевые излучатели, фрал, Литир! Вот Луэт, Норм и Варул видели, как я пользуюсь фралом, когда Знамя привез…

— Он, действительно, внезапно появился в зале, — подтвердил Варул, — прямо из воздуха…

— Я знаю о разработках нового камуфляжа. Вероятно, его вы и нашли… Где вы его нашли?

— В Арсенале… — растерянно сообщил я

— Что и требовалось доказать…

— Но ведь кто-то его туда привез! — не сдавался я

— Лейтенант Ирдэо, полигон использует не только наша Академия, но и войска. Могли забыть прибор. Я думаю вам лучше сдать найденное Полковнику. — Моран явно не хотел слушать про нашествие гигантских слизней и их приспешников.

— А как же Черная дыра на небе? — не сдавался я, — Ее пол Академии видело…

— На Полигоне нет Черных дыр, — парировал Адмирал, — Единственное разумное объяснение увиденному — это необычная «зона пробития облаков».

— Но ведь мы, реально, отбивались на Арктаке от роты противников! — вступился за меня Эк.

— А его так вообще чуть гигантский слизняк Лорг не сожрал, — показал я на Тона, — полчерепа откусил.

— А я вижу, что голова у него совершенно целая, — констатировал Адмирал.

— Так это Литир… — я показал на кокарду на своей кепке. — Он исполняет желания…

Собрание в зале захохотало. Я вздохнул. Никто не хотел мне верить.

— Курсант Ирдэо, — с трудом сдерживал смех Моран, — вам бы книги писать. Полигон перед учениями проверяли, и если бы кого-то нашли нас бы не допустили до Учений. Кроме того, на Арктак во время Учений отправили комиссию. Если бы они увидели посторонних, Учения бы остановили.

— Но как же…

— Доложите, как вам удалось вернуть свое Знамя и украсть Знамя противника, — вернулся к более реальным для него событиям Адмирал.

Я снова вздохнул и принялся рассказывать все как было, опуская подробности взаимодействия с другим миром.

— Значит, Адмирал большую часть времени спал, — констатировал Моран, — а, насколько я помню, курсант Тон в это время командовал его армией. Объясните зачем вы это сделали.

— Разрешите доложить? — встал Эк, — Я это сделал во-первых, чтобы противник не догадался об отсутствии Адмирала, а во-вторых — мне удалось частично снять осаду Строна…

— Значит, Ким не просчитался, а это ваше намеренное действие… — задумчиво произнес наш Адмирал — А как вам удалось достать знамя противника?

— Это знает курсант Ронг, — указал Тон на Юома.

— Товарищ Адмирал! — в свою очередь поднялся Юом, — Адмирал красных спал, когда мне удалось обыскать его рюкзак и подменить его знамя своей майкой, чтобы он ничего не заметил. Вот и все.

— Что ж, теперь многое понятно, — произнес в заключение Моран, — Вашу Базу удалось спасти. Получен важный артефакт противника. Я подумаю как вас наградить.

* * *

Утром адъютант Полковника сообщил, что через три дня Академия должна покинуть Полигон. После чего курсанты разлетелись по своим дислокациям за оборудованием и пожитками.

Восстановленный Мораном в звании и полностью реабилитированный, Стеф, с Луэтом и Варулом начали проводить ревизию. Всем остальным было приказано самостоятельно считать очки, а командирам еще и писать рапорты о состоянии кораблей, оружия и личного состава.

Весь следующий день Эк сосредоточенно лазил по Перехватчику и везде таскал за собой Юома. А меня заставил строить карту перемещений.

Через час копания в архиве я понял, что документ выйдет нереально большим. Мне пришлось корпеть над картой целый день. А доделывать этого монстра пришлось на ночном дежурстве.

В три часа ночи я ломал голову над тем, как логичнее совместить во времени и пространстве все чудеса на Базе Арктака. Как вдруг ко мне в рубку, на цыпочках, прокралась Лана. Она приложила палец к губам, призывая молчать, села и зашептала:

— Я должна тебе сказать, — волновалась она, — Это очень важно!

— Полчаса подождет? Я доделаю карту, а потом мы..

— Нет, ты не понимаешь! — осадила меня Лана, — ко мне приходил Лаогед… Но возможно это был сон…

— И как он выглядит? — поинтересовался я.

— Не знаю, — провела рукой по лбу девушка, — я его не видела, только слышала голос…

— И что он тебе сказал?

— Он сказал, что нам грозит большая опасность. Всему нашему миру. Если мы оставим у себя хоть одну вещь из другого мира, твагги ее почувствуют и придут снова. Особенно это касается Литира. Они ни перед чем не остановятся, чтобы завладеть им. А еще он сказал, — и Лана придвинулась вплотную к моему уху, — что тут есть еще кто-то, кто может нам помешать!

— Ух, ты! — удивился я. — Но ведь Адмирал "синих" улетел…

— Это не Адмирал, — уверенно сказала Лана — какой-то опытный воин…

Я терялся в догадках. Кто это? Эк? Но он никогда не претендовал на Литир и вообще мало им интересовался. Стеф Норм? Варул? Кто еще мог тут быть опытным?

— Он рядом, — прошептала девушка.

— Но зачем ему нам мешать? — недоумевал я.

— Он хочет владеть им сам.

— И что нам делать?

— На этой планете есть Ваум — место где Литир можно спрятать и твагги его не найдут, — тихо ответила Лана, — я теперь знаю где он. Но я не могу никому об этом сказать, так для всех безопаснее.

— То есть, ты должна спрятать его одна?

— Да, — подтвердила девушка, — и надо туда забрать и фрал и боевое оружие. Иначе они найдут его следы…

— Но тогда мы окажемся совсем без доказательств. Полковник нам не поверит. Надо все рассказать ему, защитить наш мир. Пусть этим займутся войска…

— Твагги не смогу проникнуть в наш мир, если от них все спрятать! Тогда и армию не надо будет подключать! Все будут в безопасности.

— Тогда… забирай! — я неохотно снял с головы кепку с Создателем и подумал, что владеть таким могучим союзником, и правда, большой соблазн. Мысль о расставании с ним отзывалась в душе сожалением и невыразимой печалью.

Лана надела кепку на себя.

— О чем шепчетесь? — в рубку внезапно вошел Юом.

— Тебе неинтересно, — отмахнулся я от него.

— Да, ладно, я все понимаю, — подмигнул бортинженер, но оглядел нас непривычно внимательно и заинтересованно. И тут до меня дошло, что потенциальных хозяев Литира могло быть и больше. Только на Юома я бы никогда не подумал. Зачем он ему? Хотя… на заре туманной юности он боролся с захватчиками, умеет обнаруживать неизвестные науке "жучки" и откуда-то узнал, что Адмирала убили в состоянии твагга…

Но, нет. Это все байки и совпадения! Ну, кто поверит, что он опытный воин? На любовном фронте — да, но на Учениях он хоть кого-нибудь убил? Возможно, рнутов, но я этого не видел. Я отогнал от себя нелепые предположения.

— Мне пора, — сказала Лана, выбралась из кресла и, придерживая на голове Литир, вышла из рубки.

— Фрал у меня в рюкзаке! — вдогонку сказал я.

Юом собрался было идти за ней, но я его остановил:

— Погоди, надо найти все боевые излучатели и подготовить для хранения.

— О, это я сделаю! — пообещал бортинженер.

— Нет, — запротестовал я, — найдем вместе, а подготовлю я сам! Оружие нужно правильно упаковать, иначе пыль набьется.

— Ладно, — согласился Юом.

Через пятнадцать минут, оба излучателя были уже у меня. Но их надо было завернуть на хранение. Лучше бы во что-то герметичное. Вскоре в подсобке мне удалось отыскать большой пакет, хранившийся там с предыдущих учений.

Спускаясь со всем этим добром по трапу, я услышал внизу обрывок разговора:

— Ты меня дразнишь! — смеясь, говорил Юом.

Затем я застал удивительную сцену: бортинженер вертелся на месте и ловил руками воздух.

— Что ты тут делаешь? — поинтересовался я и принялся осматриваться.

— А, это мы в прятки играем, — отшутился друг.

— С невидимками? — мной овладели тревожные подозрения.

— Нет, — снова засмеялся Юом.

За моей спиной колыхнуло воздух, и тут же кто-то схватил за плечо. От неожиданности я вздрогнул.

— Тихо, это я, — сказала Лана на ухо, — помоги мне.

— Спасибо, что развлек мою девушку, — быстро сообразил я, развернулся к Лане и демонстративно громко чмокнул ее в щеку. — Мы пойдем, проветримся.

— Возьмите меня с собой, — взмолился бортинженер и улыбнулся самой очаровательной своей улыбкой.

— Извини, — сказал я и показал время на полифоне. — Твоя очередь дежурить! Сам знаешь, что сделает Эк с твоими баллами, если проснется и не найдет тебя в рубке.

Юом грустно вздохнул, помедлил, как будто не мог на что-то решиться, и пошел вверх по трапу.

А мне непреодолимо захотелось отвести Лану подальше от корабля.

* * *

— Как же ты полетишь туда? — спросил я у нее, когда мы дошли почти до стены. — Тебе же не на чем?

— Силой мысли, — спокойно ответила девушка. — Создатель доставит меня в Ваум, а потом вернет обратно.

— Может, все-таки, и я с тобой…. — нерешительно начал я.

— Не надо, я сама. Мои мысли не прочтут, — взволновано проговорила Лана, взяла в ладони мою руку и сжала ее.

— Тогда, удачи! — пожелал я.

Лана забрала излучатели и исчезла.

* * *

В беспокойстве я ходил около трапа. Лана все не возвращалась. От волнения мне лезли в голову всякие ужасы. Я опасался, что твагги могли ее перехватить. И корил себя, за то, что отпустил Землянку одну. В одиночестве она всегда попадает в передряги… Обессиленный я сел на ступени и подпер голову рукой.

Вдруг среди полного безветрия налетел шквал, и рядом появилась Лана. Уставшая и задумчивая. Рассказывать она ничего не захотела и попросила ее обнять. Вдвоем мы присели у опоры и некоторое время молча смотрели, как постепенно гаснут звезды и занимается рассвет.

Вскоре из Перехватчика вышел Юом и я понял, что незаметно прошло уже три часа.

— О, кепку потеряла, — удивленно заметил бортинженер, посмотрев на Лану, — но так даже лучше!

Девушка устало отмахнулась от него, встала и пошла спать.

Два дня спустя, в полном составе, мы улетели с Полигона, оставив позади все его чудеса и загадки.

Глава 59. Больные и сумасшедшие

Странности и таинства Полигона очень заинтересовали командование, которое, успело прочитать некоторые рапорты и задалось вопросами. Судя по тому, как оно засуетилось, становилось понятно, что на Учениях все-таки произошло что-то из ряда вон выходящее.

По прибытии на Мирну, нас уже ждали медкомиссия и санитарные транспорты. Всех наблюдателей чудес сняли с кораблей и стали допрашивать. Часть народа тут же отпустили, а тех, кто видел черные дыры, слизняков и побывавших на Арктаке, отправили в госпиталь.

* * *

— Надеюсь, вы понимаете, что о наших приключениях со слизнями никому рассказывать не стоит, — тихо сказал Эк, отозвав весь наш экипаж в сторонку уже в больнице — Все равно никто не поверит.

— Лоботомия — не наш вариант, — согласился Юом.

Все единодушно закивали.

— Более того, давайте поклянемся, что о Литире не узнает ни одна живая душа. — предложил я, — Ради спокойствия нашего мира.

— Да, — согласилась Лана, — иначе приключения со слизняками будут у всех.

— Клянусь! — она положила ладонь на мою протянутую руку.

— Очень хотелось бы верить, что вы его надежно спрятали, — испытующе посмотрел на нас с Ланой Тон.

— Надежно! — заверила его девушка.

— Клянусь! — положил сверху свою руку Тон.

— И я клянусь! — со вздохом накрыл ладонью сверху Юом.

Не успели мы сговориться, как пришли санитары и развели всех по палатам.

* * *

Несколько дней нами занимались врачи, расспрашивали, брали анализы и водили на какие-то исследования. Ко вторнику, большую часть народа признали здоровой и годной, и отпустили восвояси. Оставили только наш экипаж и Адмирала «синих», как отличившихся пребыванием в сомнительном месте.

Нас разделили и беседовали исключительно по отдельности. Приехал какой-то седой дядька, выглядевший как академик, и дружелюбно и ласково расспрашивал, что интересного мы видели на закрытой планете. А хорошо ли мы там себя чувствовали? А долго ли пробыли?

Конечно, чувствовали мы себя в параллельной вселенной по-разному и иногда не особо приятно. Не говоря уже про то, что однажды меня даже разобрало на атомы.

В реальности наших приключений я ни капли не сомневался. Но рассказать о своих геройствах по известным причинам не мог. У меня не осталось ничего, чем можно было бы подтвердить свои слова: ни записей камер Перехватчика, потому что рядом с черными дырами и пришельцами они просто не работали, ни приборов, так как мы их спрятали.

Я догадывался, как врачи во главе с академиком отнесутся к рассказам об агрессивных слизняках, чудесных воскрешениях и мгновенных прыжках на полгалактики. Да кто угодно счел бы мои россказни бредом с галлюцинациями. В лучшем случае разыгравшейся фантазией. У меня были подозрения, что за такое медики непременно вздумали бы комиссовать. И не только меня. И всех друзей тоже.

Поэтому я упорно отрицал все чудеса.

Прошла почти неделя. Но никто не так и не смог выпытать у нас тайну Создателя из параллельной вселенной. Однако то ли на наших лицах было написано, что мы знаем больше, чем говорим, то ли рапорты с Учений дали какие-то основания подозревать нас в неискренности, поэтому вскоре за дело взялся сам Полковник.

В пятницу меня снова вызвали к врачу. Зайдя в привычный кабинет, я обнаружил там целое собрание в виде академика, главврача и Петровича со своими заместителями. Полковник был мрачен и потребовал рассказать ему правду и ничего кроме нее.

Я понял, если не расскажу хоть что-то правдоподобное, он от нас не отвяжется. Пришлось взять весь «огонь» на себя и с простодушным видом признаться, что во время пребывания на Арктаке я надышался какими-то парами в подвале Базы, после чего мне приснился странный сон про слизистых пришельцев, готовящихся завоевать мир посредством Треглонатора.

Выслушав мои дивные фантазии, Полковник, как мне показалось, облегченно вздохнул, посмотрел на меня с жалостью и о чем-то пошептался с академиком. Я расслышал только вопрос Коменданта: «А это не заразно?». В ответ академик отрицательно покачал головой.

Меня тут же увели и засадили в отдельную палату со шлюзом, а к прочим витаминам добавили синенькие таблетки. Лечиться я не хотел, стараясь всеми силами удержать в памяти произошедшие события, которые, как мне казалось, представляли большую важность для всего человечества. Поэтому таблетки я тихо выплевывал. Но, к несчастью, это как-то обнаружили и заменили их уколами, против которых я был совершенно бессилен.

Лекарства планомерно делали свое дело и уже через три дня все приключения на Арктаке и в пасти Лорка стали стираться в памяти и казаться кошмарным сном. Уходили в небытие твагги, рнуты, треглонатор и Литир. Я понял, что смерть Тона всем привиделась, а по кораблю, и правда, разлили смазку. И что все прыжки по галактике — это просто фантазии.

Постепенно я сам уверовал в галлюцинации от отравления какими-то природными газами.

Видя мою приторможенность и спокойствие,