КулЛиб электронная библиотека 

Шемякин суд [Автор неизвестен - Народные сказки] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Шемякин суд (Русские народные сказки)



РУССКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ

Рисунки
Н. СЕЛИВАНОВА

Шемякин суд



В одном селе жили два брата. Один брат был богатый, а другой — бедный.

Приходит однажды бедный брат к богатому и просит у него лошадь, чтобы в лес за дровами съездить. Богатый дал ему лошадь, а бедный уж и хомут просит.

Рассердился богатый и закричал:

— Если будешь еще выпрашивать, то и лошадь назад отберу!

Привел бедный лошадь домой. Как быть без хомута? Надумал он привязать лошадь к дровням за хвост.

Поехал в лес, нарубил дров полный воз и привез их к своему двору. Отворил ворота, а подворотню забыл вынуть. Лошадь бросилась через подворотню, а сани зацепились. Вот лошадь и оторвала себе хвост.

Привел бедный брат лошадь к богатому, а богатый говорит ему:

— Я тебе давал лошадь с хвостом, а ты мне привел бесхвостую. Отдай мне за нее деньги, а то я пойду в город к судье на тебя жаловаться.

Негде бедному денег взять.

Пошел богатый в город к судье Шемяке. Бедный вслед за братом туда же.

Идет бедный по мосту и думает:

«Засудит меня судья: брат богат, а я бедный, — что я судье на поклон понесу?»

Думал, думал, да и бросился с моста, чтобы о лед досмерти расшибиться.


Бедняк узелок с камнем судье показывает.

А в это время из-под моста выехали сын с отцом. Упал бедный прямо в сани и убил отца досмерти.

Схватил сын бедняка, посадил в сани и повез к судье. Приехали к судье, вылезли из саней. Увидал бедняк, что у крыльца камень лежит, взял его, завязал в платок и спрятал за пазуху.

Привели бедняка к судье, а уж брат его там стоит и судье рассказывает, как бедный у его коня хвост выдернул.

Стал бедный позади богатого брата, а как судья спросил у него, правду ли богатый показывает, бедняк вынул из-за пазухи платок с камнем и показал судье.

Судья думал, что в платке деньги, и говорит богатому:

— Если ты не хочешь брать лошадь без хвоста, то пусть она живет у твоего брата до тех пор, пока у нее хвост отрастет.

Отошел богатый в сторону, а на его место стал сын, у которого бедный отца пришиб.

Стал он рассказывать, как дело было, а бедняк за его спиною узелок с камнем судье показывает.

Подумал судья, что бедняк ему еще денег обещает, и говорит сыну убитого мужика:

— Дело твое правое: как он ушиб твоего отца, так и ты ушиби его. Пусть твой обидчик станет под мост, а ты с моста на него кинься.

Вышли из суда. Бедный и говорит богатому:

— Ну, брат, давай мне свою лошадь, пока у нее хвост отрастет, — так судья решил.

Стало жаль богатому отдавать лошадь, и начал он просить бедного, чтобы тот лошадь назад ему отдал.

Бедный согласился, только с тем уговором, что богатый денег даст ему пять рублей да козу впридачу.

Взял богатый свою лошадь и поехал домой, а бедный подошел к сыну старика и говорит ему:

— Как судья решил, так и быть должно. Пойдем вместе: я стану под мостом, а ты с моста бросайся на меня и задави меня досмерти.

«Либо задавишь его, либо нет, а сам-то наверное ушибешься», подумал сын и начал с бедняком мириться.

Толковали они, толковали и помирились на том, что сын старика дал бедняку пятьдесят рублей да лошадь с хомутом и со всей сбруей. Стал бедняк домой собираться, а к нему посол от судьи.

— Давай, — говорит ему, — то, что судье Шемяке обещал.

Развязал бедняк платок, вынул камень и дает его посланному.

— На что мне этот камень? — спросил тот.

— Отдай судье. Я этот камень для того и показывал судье, чтобы он решил в мою пользу, а не то убил бы его этим камнем.

Узнал об этом судья и сказал:

— Ну, хорошо, что я решил в его пользу, а то не быть бы мне живым!

Пришел бедняк домой и с деньгами и с лошадью.

Две трети дураков да треть безумников



Жили-были мужик да баба, а у них было два сына. Один все ходил по чужой стороне.

Вот раз он пошел на чужую сторону и надел два армяка — черный да желтый — и два башлыка такие же.

Идет он путем-дорожкой, попадается ему навстречу барин — едет на паре. И приказал барин кучеру остановить коней. Остановил кучер коней, позвал барин мужика к себе.

— А, — говорит, — добрый человек, вижу — ты на чужой стороне бывал?

— Да, точно так, — говорит, — бывал.

— И много народу видал?

— Видал на своем веку порядочно.

— Скажи, пожалуйста, кто лучше: из попов, или из судей, или из нашего брата, из бар?

Мужик думал-думал и говорит:

— Из попов — так половина дураков.

— А из судей?

— Из судей две трети дураков есть.

— Почему же?

— А потому, что судьи, кто их подпоит, так они по тому и судят.

— Ну, и это хорошо. А из нашего брата, из бар?

— Из вашего брата — две трети дураков да треть безумников.

Барин и говорит кучеру:

— Кучер, погоняй! — и поехал.

Отъехали недалеко, и говорит барин кучеру:

— Что же, кучер, ведь это он нас ни во что поставил?

— Да я давно думаю, что он вас ни во что поставил, да не смею сказать.

— Ой ты, чудак! Ты бы давно сказал! Поворачивай коней, да спросим, почему он нас ни во что поставил.

Заворотили коней и поехали.

Увидал этот мужик барина, снял черный армяк и черный башлык, а надел желтый армяк да желтый башлык, пошел к сосне и подпер сосну плечом, а сосна-то наклонилась на озимь.

Подъехал барин и спрашивает:

— Не видал ли мужичка в черном армяке да черном башлыке?

— Да, — говорит, — сейчас прошел мимо такой точно.

— Можем мы его догнать?

— Догнать-то можно, да дорог-то много.

— А не знаешь, какой он дорогой пошел?

— Как не знать! Я бы сразу нашел его.

— Так сделай милость, приведи его сюда.

— Мне нельзя уйти-то: сосна-то на озимь упадет.

— Ну, мы с кучером поддержим сосну-то.

— Давай, могу сходить. Пешком-то только не догнать, надо лошадь.

— Кучер, отстегни ему лошадь!

Барин держит сосну, а кучер отстегнул лошадь. Вот мужик съездил в лесок и едет опять назад.

— Вот что, — говорит: — я там его догнал, посадил на лошадь; он и поехал было, да не сюда, а как я сел на лошадь, так он за мной не пошел. Давайте другую лошадь, мы на лошадях-то вдвоем и приедем.

Велел барин выпрячь и другую лошадь. Мужик сел на одну, а другую — в повод, да и поехал в то село, из которого был барин.

Приехал к барыне и просит пять тысяч денег.

— Барыня, — говорит, — давай скорее пять тысяч: барин купил сто десятин лесу.

А та говорит:

— Давай записку!

— А какая записка? Видишь его коней?

Принесла барыня пять тысяч денег и отдала мужику. А он у нее еще попросил какую-нибудь повозку.

Барыня говорит:

— У нас худых повозок нет, так возьми вон стеклянную.

Заложил мужик коней, да и говорит:

— Эти две лошади, пожалуй, не выслужат. Давайте еще лошадь.

— Запрягай в корень сивка, — говорит барыня.

Сел мужик, да и поехал домой.

А барин с кучером стояли-стояли, не могут дождаться. Вот и говорит барин кучеру:

— Не обманул ли нас мужик-то?

— А я давно думаю, что обманул, да вам не смею сказать.

Барин закричал:

— Ой ты, растяпа! Я бы давно оставил сосну-то, пускай на озимь-то падает. Давай оставим сосну, отбегай, чтобы не задавило!

— Что же сосна-то не падает? Давай, — говорит, — столкнем.

Попихали, попихали — не могут спихнуть.

— Давай, — говорит барин, — разбежимся да толкнем: она и упадет.

Как разбегутся, — кучер всё прибежит раньше барина.

И говорит барин кучеру:

— Ты отойди подальше, а я — поближе, так вместе к сосне и прибежим.

Подбежал кучер к сосне и упал, а барин — через него, да лбом о сосну. Лоб-от весь и расшиб — кровь пошла.


Барин так и нагибается — тарантас тащит.

Завязался он и пошел к своей повозке.

И спрашивает барин у кучера:

— Что тяжелее: тарантас везти или хомуты нести? Кучер и говорит:

— Конечно, сами знаете: лошадь идет в тарантасе, так никогда не вспотеет, а под хомутом все мокро. Так хомут тяжелее.

— Ну, кучер, неси ты хомуты, а я тарантас повезу: я тяжелого не могу нести.

Надел кучер на обе руки по хомуту и пошел себе, а барин так и нагибается — тарантас тащит, так что даже вспотел весь.

Отстал барин от кучера и закричал:

— Подожди, подожди!

Остановился кучер и ждет барина. Подвез барин тарантас и говорит:

— Клади-ка хомуты в тарантас да повезем их вместе.

Кучер положил хомуты в тарантас, а сам сунул в колеса по палке. Барин понатужился — не может с места сдернуть.

— Нет, — говорит, — возьми ты хомуты, а я опять тарантас повезу.

Кучер выдернул палки, взял хомуты и пошел впереди.

Доехал барин до своего села, выскочила ему навстречу барыня и говорит:

— Поздравляю вас с покупкой!

Барин вытаращил глаза и спрашивает:

— С какой покупкой?

— Да ведь ты послал мужика! Он увез пять тысяч денег на наших конях да стеклянную повозку.

Барин подумал, да и говорит:

— Ну, хоть не одного меня обманул — и барыню надул этот самый мужик!

Поп Пахом



В одной церкви не было священника. Крестьяне и выбрали мужичка — искать попа. Ну, пошел мужичок, и попался ему навстречу старичок.

— Как тебя зовут, старичок?

— Меня зовут Пахом.

— Так будь у нас попом!

Старичок и согласился. Дом ему выстроили. Выписал он жену и детей к себе. Дети у него работой занимались, хозяйством. У церкви земли покосной было много. Нажил Пахом капитал большой.

Вот надо ему обедню служить. Народу собралось много — слушать нового попа. А обедню он так служил: взял большую книгу, кверху поднял.

— Знаете ли, миряне, эту книгу?

— Не знаем, — отвечают ему.

— Не знаете, так и нечего сказывать!

Так и кончил поп службу.

В другой раз так обедню служил: взял опять большую книгу, кверху поднял.

— Знаете ли, миряне, эту книгу?

А ему говорят:

— Знаем!

— Ну, а знаете, так нечего и сказывать!


Поднял решето кверху и начал распевать: «Тут дыра и тут дыра…»

Недовольны миряне попом, что худо служит. Стали роптать.

Третью обедню стал служить. Много пришло народу — обедню слушать.

Третью обедню начал Пахом служить с решетом. Поднял решето кверху и начал распевать:

— Тут дыра и тут дыра, тут дыра и тут дыра, тут дыра и тут дыра.

Потом и говорит:

— Ну, дьячок, запирай двери на крючок, будем всю неделю служить.

Миряне испугались, что долго, все из церкви разбежались.

Вот уговорились они, что надо прошение подать архиерею, что поп худо служит. Архиерей отписал, что в такое-то время приедет, и приехал с певчими и с протодьяконом.

Собралось народу много. Архиерей пошел вместе с певчими, с протодьяконом слушать, как Пахом обедню служит. И мужики пошли слушать, как поп при архиерее будет служить.

Начал Пахом обедню:

— Преосвященный владыко! Возглас первый: служу при сей церкви двенадцать лет и составил капитал двенадцать тысяч. Вам жертвую шесть тысяч и протодьякону пятьсот рублей, певчим — триста рублей. Поехал мужик на мельницу; навалиша большой воз, а смутишася кони его, и бысть глас с небес: тпррру!

Певчие и подхватили:

— Слава тебе, господи, слава тебе!

Архиерей, как услышал о деньгах, и говорит:

— Миряне, поп-то ничего служит!

— Это при вас хорошо, а без вас плохо.

— Нет, пусть служит. Нечего ругать, хороший поп.

Жадный поп



Жил-был поп. Имел большой приход, а был такой жадный, что великим постом за исповедь меньше гривенника ни с кого не брал. Если кто не принесет гривенника, того и на исповедь не пустит, а начнет срамить:

— Экая ты рогатая скотина! За целый год не мог собрать гривенника, чтобы духовному отцу за исповедь дать! Ведь он за вас, окаянных, богу молится!

Вот один раз пришел к этому попу на исповедь солдат и кладет ему на столик медный пятак. Поп просто взбесился.

— Послушай, проклятый, — говорит ему, — откуда ты это выдумал принести духовному отцу медный пятак? Смеешься, что ли?

— Помилуй, батюшка, где ж я больше возьму? Что есть, то и даю.

— По кабакам носить, небось, есть деньги! А духовному отцу одни грехи тащишь. Ты про эдакой случай хоть укради что да продай, а священнику принеси, что подобает, заодно уж перед ним покаешься и в том, что своровал, так он все тебе грехи отпустит.

И прогнал от себя поп этого солдата без исповеди.

— И не приходи ко мне без гривенника!

Солдат пошел прочь и думает:

«Что мне с попом делать?»

Глядит, а около окна стоит поповская палка, а на палке висит бобровая шапка.

— Дай-ка, — говорит сам себе, — попробую эту шапку утащить.

Взял шапку и потихоньку вышел из церкви, да и прямо в кабак. Тут солдат продал ее за двадцать пять рублей, припрятал деньги в карман, а гривенник отложил для попа. Воротился в церковь и опять к попу.

— Ну что, принес гривенник? — спросил поп.

— Принес, батюшка.

— А где взял, свет?

— Грешен, батюшка! Украл шапку, да и продал за гривенник.

Поп взял этот гривенник и говорит солдату:

— Ну, бог тебя простит, и я тебя прощаю и разрешаю.


Взял солдат шапку и потихоньку вышел из церкви.

Солдат ушел, а поп кончил исповедовать своих прихожан и стал домой собираться. Бросился к окну взять свою шапку, а шапки-то нету. Так простоволосый и домой пришел. Пришел и сейчас же послал за солдатом. Солдат пришел и спрашивает:

— Что угодно, батюшка?

— Ну, скажи, свет, по правде: ты мою шапку украл?

— Не знаю, батюшка, вашу ли украл я шапку, а только такие шапки одни попы носят, больше никто не носит.

— А из которого места ты ее утащил?

— Да в нашей церкви висела она на поповской палке, у самого окна.

— Ах ты, такой-сякой! Как смел ты уворовать шапку своего духовного отца?

— Да вы, батюшка, сами меня от того греха разрешили и простили.


Оглавление

  • Шемякин суд
  • Две трети дураков да треть безумников
  • Поп Пахом
  • Жадный поп