КулЛиб электронная библиотека 

Цепи демона: Цветущее пламя (СИ) [Samurai D.] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



====== Предисловие ======

Ночь.

Старый полуразрушенный город едва виднеется на пустоши. Он почти опустошён, медленно вымирает. Люди, живущие… нет, скорее, выживающие здесь, давно спрятались в тёмные дома, выглядывая из щелей ставен и окон. Лишь едва заметно мерцающий огонёк свечи в редком оконце. Все прячутся, в предвкушении наступления тьмы, опасного времени нечисти. Каждый существующий здесь знает, что ночью на охоту выходят людоеды и кровопийцы. На улицах рисковали оставаться лишь те, кому негде было укрыться, да и те укромно прятались в мусорках, ямах, подворотнях и подвалах.

Однако, не все боятся ночи. По пустым, тускло освещённым лунным светом улицам шёл человек. Его лицо было закрыто плотным шарфом, на голове повязка, не позволяющая длинным прядям серебристых волос падать на лицо. Плащ за ним развивался от быстрой ходьбы. Странник невольно припозднился, но он, очевидно, не искал места для ночлега. Либо он не боится тварей ночи, либо просто идиот.

За ближайшим углом человек уловил краем глаза движение. Он перевёл туда взгляд и заметил ребёнка. Наверно, бродяга. Вместо ноги у него был стальной протез. Мальчик голодным взглядом смотрел на путника. Тот остановился поблизости и достал из дорожной сумки половинку хлеба. Это всё, что у него осталось, но мальчику было явно нужнее. Странник протянул хлеб ребёнку, тот схватил пищу, поклонился и убежал.

– Этот город тоже погибает, – прошептал он. – Он уже побывал здесь.

Кого он имел ввиду – не понятно.

Лица человека не было видно в темноте, только слегка ломающийся, хрипловатый голос давал понять, что это юноша, не старше семнадцати лет. Голос полный печали. Парень взмахнул в темноте рукой и подбросил вверх свой плащ. Тряпка тут же пропала, а на её месте возникли два больших крыла. При свете луны стало заметно, что у них голубоватая кайма на маховых перьях.

– Думаю, в такой темноте меня не заметят, – подумал человек, взмахнул крыльями и взлетел. Вскоре его силуэт скрылся в ночном небе.

====== Голубокрылый демон Хондо ======

Перевалило за полдень. Земли королевства Фоэдо находились по большей части в пустыне. Лесов здесь мало, но ближе к границам с другими странами и вблизи моря было много гор. Основным ремеслом этих земель являлось каменотёсное искусство, добыча минералов, охота на пустынных животных и разведение драконов. В пустынях, в близи рек и природных озёр располагались города и мелкие поселения. Один из таких городов стоял рядом с речными торговыми путями.

Солнце, медленно опускаясь к горизонту, ярко светило в небе, разогревая воздух пустыни, небольшого оазиса вдоль реки и расположенный здесь город Хондо. Это был приветливый городок. Он выглядел красивым, ухоженным, преобладали дома из камня с покатыми или плоскими крышами. Люди тут оживлённые, но отчего-то хмурые, большинство воровато и трусливо оглядывались по сторонам. Лишь дети резвились на улицах, играя в отважных рыцарей. Один мальчик махал деревянным, игрушечным мечом и прыгал с песочной горки, как бы изображая прыжок с высокой башни на спину скакуна. Другие же дети играли с маленьким дворовым щенком, кормили его молоком. Матери неугомонно кричали на своих детей, грозили и переговаривались меж собой. Старушки ворчливо делали замечания молодёжи. Самый обычный день из жизни небольшого тихого города.

Среди всей этой мирной атмосферы, произошла самая типичная для этого места ситуация – кража. Это происходило каждый день, как и во всех больших городах, с одной лишь разницей – вора здесь знал каждый. Да, абсолютно каждый. И никто не собирался его арестовывать по ряду причин.

Расталкивая людей, пробираясь через толпу, от погони бежал тощий темноволосый мальчик, на вид лет двенадцати или тринадцати. Несмотря на хилое телосложение, бегал этот паренёк шустро. В этом городе он прославился как воришка Рю. Про него говорили «Законный Вор», потому что работал он, как правило, на городскую стражу. Стража давала ему наводки на разбойников, парень крал у них и выманивал из логова, а в это время стража прочёсывала убежища бандитов. В этот раз за парнем гнались трое крепких мужчин, слегка отставая и задыхаясь от бега, но не прекращавших преследовать мальчишку. Воришка гнал их уже пятый километр, но сам так до сих пор и не запыхался. Ему было не в первой, бегает так каждый день. Однако в этот раз разбойники оказались куда упрямее.

Увёл он их от логова далеко, пора бы уже оторваться, но как это сделать? Рю в голову шла только одна мысль – скрыться за поворотом, а там будь что будет. Он бежал, но желанного поворота всё не было, только один, ведущий в небольшой закоулок, но парень знал – там тупик, один раз уже попался там и получил на орехи. Ещё пара шагов и он пробежит этот злосчастный поворот.

Но только он поравнялся с тёмной подворотней, как что-то ухватило мальчика за шиворот рванной рубахи, давно лишённой рукавов и воротника, утянуло в темноту, повалило на землю и заткнуло рот. Рю видел, как здоровяки с тяжёлыми дубинами и мечами пробежали мимо и, только тогда начал вырываться из железной хватки.

– Тихо, не шевелись! – прозвучал голос спасителя шёпотом, мальчишечий, с лёгкой хрипотой.

Когда воришка успокоился, руки ослабили хватку и паренёк смог свободно подняться на ноги. Спаситель стоял, нависая над Рю как гора, хоть ростом то он был не так уж и высок, всего на голову выше воришки. Это был парень в коричневом плаще с рисунком голубого цвета, имитирующего какой-то замысловатый орнамент. Его лицо было закрыто шарфом, на левом глазу повязка, на голове грязная, непонятного цвета, бандана, лишь огненно-рыжие, почти красные волосы падали на спину и грудь. Руки были спрятаны в перчатки, ни одного открытого места на теле, кроме правого глаза, притом, что на улице середина лета и температура тянется к сорока пяти градусам. Странный парень, ничего не скажешь. Да и единственный открытый глаз смотрел то ли презирающие, то ли насмешливо.

– Спасибо за спасение, – тихо поблагодарил Рю.

– Я тебя не спасал, – хмуро отрезал незнакомец. – Мне просто захотелось им насолить. А теперь проваливай, если жизнь дорога!

Рю вздрогнул. С начала этот парень показался ему хорошим, но сейчас мнение изменилось. Воришка встал с земли, ещё раз поблагодарил спасителя и скрылся в бурной толпе. Рыжий подождал немного. Он уже хотел выходить из своего укрытия, но только он подошёл к углу здания, его словно что-то потянуло назад. Интуиция сработала очень вовремя. В этот миг мимо пробежала стража города, что-то крича про разбойников. Лишь когда те скрылись, странник вышел из-за угла и попытался смешаться с толпой, но внезапно остановился. Брюки казались какими-то лёгкими. Он пощупал карман и похолодел. В его голове прозвучала одна мысль: «Парень украл мой кошелёк». Все деньги, которые он копил на обед и ночлег, пока не найдёт временную работу.

Он, сам не свой, бросился бежать в ту сторону, куда удрал воришка. Любой другой человек запаниковал бы и уже не надеялся бы его найти, но этот парень был не такой. У него ещё был козырь в рукаве.

Тем временем воришка Рю спрятался среди руин старой постройки, уже давно разрушенного каменного дома. Довольно странно, что в центре города есть место, где словно прошёлся ураган. Несколько домов были разрушены, здания рядом, судя по закопчённым стенам, явно пережили пожар. Воришка прятался среди этих руин и пересчитывал деньги, которые он украл. Его мучила совесть, но если бы он этого не сделал, то пришлось бы голодать ещё пару дней. Стражники, на которых он работал, не любили платить сразу же и всегда проверяли качество выполненной работы.

– Наверно, я зря украл кошелёк у того парня, – прошептал Рю. – Он меня спас, а я его так отблагодарил.

– Да уж! Помогай после этого людям! – неожиданно прозвучал голос.

За спиной воришки уже, задыхаясь после быстрой пробежки, стоял парень в плаще. Рю даже не услышал, как он прибежал! Незнакомец стащил одной рукой шарф с лица. Злющая гримаса, искажённая оскалом с неполюдски выпирающими клыками, не предвещала ничего хорошего. Темно-серый глаз, с пересекающей его голубой линией татуировки, прямо искрился злобой.

– Ты? Как ты меня нашёл?! – испугался Рю.

– Не важно! Верни кошелёк, паразит! – прорычал парень. – Тебя спасли, а ты так отблагодарил, негодник!?

– Не кричи так, а то меня найдут! – прошипел Рю, оглядываясь по сторонам. Рядом никого не было.

– Те разбойники? Знаешь ли, мне тоже не хочется встречаться с этой бандой! Верни кошелёк, а то я тебе руки отрублю!

Незнакомец вскинул плащ и начал медленно вытаскивать из ножен клинок. Лезвие холодно блеснуло на солнечных лучах. И тогда у Рю сработал инстинкт самосохранения, который, в свою очередь, пробудил “невероятный” актёрский талант. Воришка вздрогнул, конечно же, наигранно, попятился назад и встал на колени.

– Пожалуйста! – взмолился он, – не надо! Мне нечего есть, приходится воровать и обманывать. Пожалей сиротку!

– Прощу, но при одном условии, – подумав, ответил странник.

– Каком?! – вскинул голову воришка, с надеждой смотря на парня в плаще. – Украсть что-то? Добыть денег? Дать информацию? Проси что угодно, всё выполню!

– Покорми меня. Тогда я забуду, что ты украл мои деньги.

– По-покормить? Но я же говорю: мне самому нечего есть.

– Парень, ты знал, что ты тормоз? А деньги мои ты зачем украл? Купи еду и накорми меня. Между прочим, я из-за тебя без обеда и ночлега остался. Ты думаешь, мне денег жалко? Да подавись! Я боюсь, как бы ты себе на них чего нехорошего не купил, а так я хоть проследить за тобой смогу!

– Ну, ладно, – выдавил воришка, чуть ли не заикаясь. – Тогда пошли. По дороге зайдём в мясную лавку.

Незнакомец слегка улыбнулся. Мимолётная эмоция, которую тут же перекрыла другая – понимание места, где он сейчас находился. Рыжий огляделся, погладил камни рядом и мгновенно помрачнел. Рю наблюдал за этим странным парнем молча, не решаясь его одёрнуть. Странник застыл прямо посреди развалин, огладываясь и что-то вспоминая. Однако желудок парня был недоволен такой заминкой и громогласно объявил о том, что ему нужно чем-то заполниться. Парень мигом всё забыл и попросил Рю вести его.

Воришка вёл рыжего по грязной дороге, вокруг одни разваленные дома. Странник оглядывался так, словно пытался узнать место, где они сейчас были. Рю решил не расспрашивать этого странного парня. Через некоторое время, они вышли на большую рыночную площадь. Рю, как и обещал, подошёл к мясной лавке и купил немного копчёного мяса. Прям так разгуливать у всех на виду было опасной затеей, но, кажется, парнишка совсем не задумывался об этом. Странник же всё время оглядывался и, увидев несколько стражей, отвернулся и натянул на лицо шарф, пытаясь скрыть его.

Отправившись дальше, ребята вскоре пришли в жилой район. Это была чистая ухоженная улица с небольшой площадью: в центре стоял фонтан, неподалёку прямо из кладки брусчатки пророс дуб. Это было удивительно для пустыни, наверно поэтому за век его существования никто так и не решился его срубить. Вокруг площади стояли старые, потрёпанные временем дома из маленьких каменных блоков. Воришка привёл странника в один из них.

– Прости, что так грязно. Я здесь один живу, – поспешно извинился Рю.

На самом деле было не так уж и грязно. Довольно чистая прихожая, правда, совсем без мебели, только один маленький комод нарушал пустоту. Воришка привёл гостя на кухню. Там тоже было убрано, но очень темно. Темноту рассеивала только лампа со светящимся внутри кристаллом, но он был настолько тусклый, что мог осветить толком лишь стол. Парень достал из одного шкафа хлеб, а затем из сумки, что была у него на плече, вытащил кусок копченого мяса, который купил по дороге, и положил рядом.

– Угощайся. Это всё, что есть, – вздохнул воришка.

– Тогда я возьму лишь хлеб. Питайся больше мясом, а то тощий, как палка.

Рю и рыжий парень сели за стол друг напротив друга. Рыжий взял кусок хлеба и принялся грызть его.

– Кстати, я не представился,– прервал тишину воришка. – Меня зовут Рюджин Холо.

– Гин Каара, – пробубнил рыжий с набитым ртом. Видимо он был очень голоден. – Я жил раньше в этом городе.

– Гин? Знакомое имя, – задумался Рюджин. – Это же значит «серебро», да?

– Не знаешь, в соседнем доме сейчас кто-нибудь живёт? – перебил его Гин.

– Да. Сейчас там живёт женщина вдова. Насколько я знаю, она потеряла мужа и сына и теперь живёт одна. Я иногда помогаю ей по хозяйству.

Рю вдруг задумался. Он начал нервно чесать затылок, словно это помогало ему лучше думать, а затем до него дошло.

– Подожди-ка… Точно! Я вспомнил, где слышал твоё имя! Сына этой женщины тоже звали Гин.

– Вот как? – задумчиво, протянул парень, осматривая воришку. – Это популярное имя в последнее время.

Тощий, бледный и болезненный на вид, точно и не скажешь сколько ему лет, но, наверно, не старше тринадцати. Черные, цвета воронова крыла, волосы, большие тёмно-серые глаза, такие не свойственные жителям этих земель. Гин оглянулся. Дом тихий, пустой. Его явно недавно ремонтировали. Но смог бы этот парнишка сам это сделать?

И тут рыжий вспомнил, что его беспокоило с самого начала.

– У тебя совсем нет семьи? – спросил он.

– Совсем. Восемь лет назад произошла катастрофа, и мой отец погиб, старший брат впал в глубокий сон на несколько лет и умер около года назад, а мама умерла от тяжёлой болезни в прошлом месяце. Теперь я один. Семью заменила мне на этот месяц тётя Линда Дарк из соседнего дома.

– Вот оно как. Сочувствую.

Раздумья Гина прервал грохот в одной из комнат. Рю соскочил с места и быстро побежал к источнику шума. Послышалось торопливое шуршание, возгласы негодования. По возвращению, Рю принёс с собой мешочек и положил его перед Гином.

– Это в знак моих извинений, – тихо пояснил Рю и пододвинул мешок к рыжему.

– А что упало?

– Просто корзина с полки в кладовой свалилась. Странно, конечно. Наверно крыса или мелкий монстр завелись.

Гин открыл мешочек и увидел в нём красные, как кровь камни, не ограненные, гладкие, словно красный янтарь. Гин взял в руки один из них и начал пристально разглядывать. Мимика на его лице несколько раз менялась с настороженности на испуг, а затем на отвращение.

– Где ты нашёл эти камни? – спокойно спросил Гин, но его голос дрогнул. Рю точно услышал это. Этот парень что, боится?

– Давным-давно нашёл на чердаке, в старом сундуке. Цену они не очень хорошую имели, так что выгоды я от них не получил. Ну, и оставил немного.

– Лучше выброси их за пределы города.

– Что? Почему?

– Это камни Секи. Они приносят беды и болезни. Вероятно, от этого и умерла твоя мама. Для людей их энергия – яд.

– Что ты несёшь? Это просто янтарь.

– Нет, пацан, это проклятые камни! – начал злиться Гин. – Они вызывают у людей болезни, а у демонов приступы ярости и галлюцинации.

– Слушай, ты с голода сбрендил? – недоверчиво посмотрел Рю на незнакомца.

Гин мгновенно покраснел. Рю, на миг показалось, что серый глаз странника стал голубым, а на лбу под повязкой набухла шишка. Но стоило ему моргнуть, как наваждение исчезло, над ним уже нависал всё тот же рыжий сероглазый парень со странной татуировкой.

– Послушай, я давно собирал эти камни с Захаром, и мы спрятали их на чердаке этого дома десять лет назад, – запальчиво, чуть ли не спотыкаясь на каждом слове, тараторил Гин.

– Стоп, откуда ты знаешь моего брата? – перебил его Рю и недоверчиво всмотрелся в лицо странника.

– Сейчас нет времени объяснять. Просто послушай. Из-за этих камней и произошла та катастрофа, из-за них Захар не мог выйти из комы, и из-за них умер твой отец, – Гин остановился, немного помолчал и тихо, словно признаваясь в грехах, процедил. – Точнее… из-за этих камней я и устроил ту катастрофу.

– Погоди, то есть, ты и есть, тот Гин, сын тёти Линды?

Гин промолчал, не ответил на вопрос Рю. Взгляд мальчика отражал страх и ненависть.

– Значит… это из-за тебя, – выдавил он. – Значит ты…

– Это была несчастный случай. Я виноват, признаю. Виноват что не подумал тогда трижды головой. Но ничего уже не изменить.

– Оправдываешься? – процедил сквозь зубы Рю.

Паренёк с ненавистью смотрел на странника. Вот она, причина всех его проблем. Стоит перед ним. Гин как почувствовал враждебный настрой парня и решил отступить. Драки не были в его планах.

– Спасибо, что покормил, – отрезал Гин, резко встал из-за стола, схватил мешок с камнями, и быстрым шагом бросился к выходу. – Я ухожу. Убийце твоей семьи здесь нечего делать…

– Монстр, – тихо выдохнул Рю.

Гин скрылся за дверью. Ноги Рю онемели, стали ватными и затряслись. Парень упал на деревянный пол и упёрся руками. Он вспомнил то, что так хотел забыть: холодное тело отца, обугленные кости в соседнем гробу. Семь лет на лице старшего брата он видел лишь сон, словно он был мёртвым и лишь чудом не разлагался. А затем ещё и мать заболела… На лекарства не хватило денег… Восемь лет ужаса, бедности и безысходства. Конечно, соседка Линда пыталась помочь чем могла, но у неё тоже не было денег, она так же потеряла семью, мужа и сына. Единственное, что смогла сделать эта добрая женщина – это стать опекуном Рю. И мальчик был безмерно благодарен ей. Но знать, что её сын убийца его семьи… было невыносимо.

Рю почувствовал на себе нечто холодное, его тело сцепил озноб, уши заложило. Волна гнева прокатилась по телу и с силой ударила в голову, в глазах на мгновение помутнело. Тонкие пальцы мальчишки судорожно скребли пол. Но вновь прозвучавший в комнате грохот и тихий, но отчётливый шёпот, привели его в чувства. Рюджин поднялся, вышел из комнаты и зашёл в кладовую, откуда доносился звук. Это была глубокая комната, заставленная шкафами и полками, на которых стояли коробки, банки, кувшины и прочая утварь для хозяйства. А ещё в глубине кладовой был проход в подвал, обычно оттуда веяло холодом и это ощущалось даже на входе, но не в этот раз. Кладовая была пуста, на полу блестели осколки стеклянной банки. Рюджин прислушался, но было тихо. Тогда он вернулся в кухню, зажёг керосиновый фонарь и уже хотел вернуться в кладовую, чтобы осмотреться и на всякий случай проверить подвал, но послышался топот и в узком проходе между кладовой и кухней появились люди. Пятеро крупных, рослых мужчин, настроенных явно не на дружескую беседу. Среди них воришка узнал и тех, кто гнался за ним.

– Вот ты и попался, – прошипел один из мужчин. – Законный воришка.

– Что вы здесь делаете?! – вскрикнул Рюджин и попытался перехватить свободной рукой кухонный нож, но тут совсем рядом с его рукой, пролетел другой клинок, предназначенный явно не для готовки.

– Тебя искали, гад, – проворчал самый толстый. Он был с той троицей, что гналась за Рю днём. – Ну, ничего, теперь тебе городская стража ничем не поможет!

Один из здоровяков ввалился в комнату и попытался накинуться на Рюджина, но паренёк ловко проскользнул у него под рукой, схватился за стенку шкафа и потянул на себя. Шкаф с грохотом свалился в проход кухни, перекрывая его. Рюджин выхватил из обломков чугунную сковороду и с силой треснул ей здоровяка, что остался на кухне, пока тот не успел развернуться лицом к парню. Мужчина свалился на пол, а воришка выиграл время для побега. Он надавил на незаметную нишу в стене, открылась дверь, и парень скользнул в приоткрывшийся проход и тут же закрыл его. Стражники давно сделали ему тайный лаз для таких случаев. Оставалось только преодолеть маленькую веранду и выбежать на улицу. Там махнуть через низенький забор и просто бежать. Он найдёт стражников, они ему помогут…

Начинало темнеть. Солнце только скрылось за горизонтом, но луна уже поднималась над городом. Её холодный свет освещал улицы совсем тускло, но достаточно, чтобы Гин мог видеть, куда он идёт. Мешок с камнями парень выбросил в реку, там их навряд ли кто-то найдёт. Он осторожно брёл по улицам, пытаясь не встретиться ни с одной живой душой. Но, вдруг, он остановился, словно прислушиваясь к чему-то.

Юноша поднял голову к небу. Луна словно приманивала его, звала в свои владения. Он смотрел на её неполный диск, жадно поглощая взглядом её нескончаемую красоту. Под желтоватым светом тёмно-серый глаз Гина казался голубым, а рыжие волосы – белыми, почти серебряными. Это была его особенность – в лунные ночи его волосы словно отражали свет, приобретая неестественный серебристый цвет. За это его и назвали Гином, что означает «серебро». Это имя ему подарили здесь, в этом городе, в такую же лунную ночь.

Здесь он чувствовал себя счастливым, это был его город. Гин любил Хондо, здесь произошло так много событий: и хороших и плохих. Знакомство с Захаром, лучшим другом детства, с демонами клана Хеймао, приезжавших торговать украшениями, чьи истории он обожал слушать.

Неожиданно Гин начал оглядываться. Его что-то насторожило, и он прислушался. Странник немного постоял на середине улицы, метнулся к краю дороги, после чего спрятался за первый проём между домами. Послышались частые, и быстрые шаги. Кажется, кто-то бежит, и их много. Гин посмотрел на дорогу. Со всех ног по улице бежал Рюджин, а за ним трое огромных мужчин и приближались к месту засады Гина.

Парень не смог сидеть в стороне. Он выбежал из укрытия, со всех ног догоняя шустрого Рю, а настигнув его, подхватил на руки. Рю почувствовал, что земля уходит у него из-под ног. Он закричал и зажмурился.

– Спокойно, тут нас не достанут… надеюсь, – попытался успокоить паренька Гин. Рю открыл глаза и увидел огромные крылья и целый город под собой.

– Что происходит?! – испугался мальчик.

– Блин, не дёргайся! Мы же сейчас упадём! Я и так не самый хороший летун! – выкрикнул Гин. Услышав знакомый голос, Рю успокоился.

Но побегом дело не обошлось. Гина окружили стрелы, летящие со всех сторон, в свете луны они казались больше и опасней, чем были. парень уклонялся, сворачивал с дороги, но стрелы всё равно его настигали, словно внизу были десятки лучников. Он изворачивался, как мог, но не сдержал равновесия и рухнул.

Благодаря крыльям, падение было не жёстким, но была неприятность покруче – пятнадцать вооружённых разбойников. Похоже, что Рю явно им чем-то не угодил. Гин спрятал крылья и за спиной развернулся его старый оборванный плащ. Стоило воришке понять, в какую передрягу он попал, как все пятнадцать человек тут же накинулись на него и Гина, но не успела разгореться драка, как ребят окутали цепи, создавая над ними плотный купол

– Что это? – удивился Рю.

– Мои цепи, – ответил Гин, поднимаясь с земли. – Все вопросы потом, хорошо? Сейчас важнее сбежать от этих верзил. Эх, не с теми ребятами ты связался, парень.

В это же мгновение цепи разверзлись в стороны. Нескольких разбойников задело. Цепи пробили их насквозь, и безжизненные тела упали на землю. Других, у кого броня была крепче, просто откинуло в сторону. В руке Гина появился нож. Просто из воздуха, он словно вытащил лезвие из пространства. Парень кинул его в замахнувшегося мечом, здоровяка и тут же из воздуха появилась ещё сотня ножей, словно копируя первый. Убило ещё троих. Осталось только восемь врагов, но эти были уже не те, что погибшие; они были облачены в чёрные латы, а один из них, самый главный, судя по чутью Гина, и вовсе был одет в доспехи с ног до головы. Разбойники окружили парней, бежать некуда.

– Посмотрите-ка, – вдруг заговорил главарь, хилее других, но стоявший в самых плотных доспехах, – мы вроде бы только мальчугана воришку ловили, а к нам в сети ещё и сам «Король мечей» забрёл?

Разбойники тут же противно захихикали.

– Ну, не везёт вам, бывает, – развёл руками Гин. – Но, так уж и быть, отпущу вас целыми и невредимыми, если дадите уйти пацану.

– Не зазнавайся, нищеброд. То, что ты не последнее лицо среди охотников, не значит, что мы позволим тебе уйти, да ещё и ноги тебе поцелуем. В чёрных гильдиях на тебя ведётся охота.

– А вы, ребята, храбрые, – улыбнулся рыжий. – Но явно без мозгов.

Гин достал нож крупнее и замахнулся им. Лезвие, словно по маслу, разрубило одного из бандитов в доспехах. Гин нанёс ещё один удар, но в этот раз клинок цели не достиг. Главарь разбойников остановил небольшой меч рукой в плотной стальной перчатке, не позволяя Гину ни продолжить удар, ни увернуться. Рыжий уже ожидал контратаку, но её не последовало.

– Я знаю все твои приёмы «Король мечей», – злостно прошипел мужчина. – Ты пользуешься сотней ножей и двумя мечами для атаки, а также можешь создавать при помощи магии цепи. Тебя ещё прозвали «Голубокрылым демоном Хондо» из-за твоего волшебного плаща, что может превращаться в крылья. Редкий сувенир, ничего не скажешь. В наши дни за него дадут миллион мень.

– Говоришь то ты много, но вот не по делу, – ответил ему Гин.

Гин выпустил из рук меч и из его спины вылетели три цепи. Две из них полетели в стороны и сковали двух солдат, подкрадывающихся со спины к Рюджину. Третья нацелилась на главаря. Тот отразил её, взмахнув двуручным мечом. Сразу же последовала контратака, от которой Гин едва смог увернуться, но от удара плащ не спасся – его разорвало широким заточенным лезвием. Меч запутался в тряпках и это позволило рыжему выиграть время.

Гин вновь хотел атаковать, но его остановил испуганный крик Рю. Напуганный, но грозящий разорвать недругов на части, Гин так увлёкся боем, что совсем забыл про Рю.

– Отпусти, урод! Иначе прикончу!

– Стой, мечник, иначе пацану настанет конец, – прозвучал голос одного из разбойников за спиной.

Гин медленно, слегка повернул голову и увидел, как один разбойник держит Рю, прижав одной рукой его к себе за шею, чуть ли не душа мальчика, а другой приставил к нему нож, один из тех, что бросил Гин. Тем временем послышался топот и их окружили лучники, держа на прицеле рыжего.

– Вот и всё – ты окружён, – усмехнулся главарь. – Я порвал твой плащ, а значит, ты не улетишь. Но на всякий случай сними повязку с глаза. Мало ли что ты там прячешь.

Гин послушно снял с головы шарф, а за ней и повязку, при этом глаз оставил закрытым.

– Открой глаз, – скомандовал разбойник. Гин открыл глаз. Он был чисто голубым, что было видно даже в темноте.

– Я же сказал, что ты ошибаешься, – процедил Гин, ехидно смотря на главаря. – С первым прозвищем ты почти угадал, только цепи я создаю не магией, а контролируя собственную кровь. А ещё у меня только один меч. А вот со вторым прозвищем ты прогадал.

Левый глаз Гина стал голубым, а белок правого почернел, радужка из голубого стала жёлтой. За спиной вновь выросли крылья, а на лбу пробились два небольших рога, округлённых вверх, словно полумесяцы.

– Я на самом деле демон из города Хондо, – прошипел преобразовавшийся Гин.

Разбойники были в замешательстве. Гин воспользовался этим и тут же направил на последних «мелких сошек» с десяток цепей. Те откинули разбойников, ранив их. Одна из цепей метко вонзилась в руку с ножом, освободив из плена Рю. Сразу же в руке Гина появился огромный двуручный меч. Демон, ухмыляясь, взглянул на застывшего разбойника, замахнулся мечом и нанёс смертельный удар.

В глазах Рю отражался неподдельных страх. Обернувшись к нему лицом, Гин медленно спрятал все свои «приметы демона». Он ждал, что мальчик просто возьмёт и убежит, после всего, что он увидел, но вместо этого воришка улыбнулся.

– Вот так отжёг, честно, – присвистнул Рю, смотря Гину в глаза.

– Не испугался? – удивился рыжий.

– Ещё как испугался! Но увидел твоё лицо и вспомнил, что вы с братом лучшие друзья были и сразу от сердца отлегло.

Рю попытался встать, но громко ойкнул и рухнул обратно. Он коснулся ноги: та была опухшей и сильно болела.

– Кажется, ногу подвернул, – досадливо прошипел он.

Гин улыбнулся, искренне. В его глазах промелькнула радость. Он подал руку Рю, чтобы помочь ему встать, но, неожиданно, рухнул на землю рядом.

– Эй! Что с тобой?! – забеспокоился Рю.

– Нормально всё, просто силы закончились… – прошипел Гин, и с трудом поднялся на колени.

– Спасибо за спасение, – поблагодарил демона Рюджин. – Эти верзилы ввалились в мой дом и напали исподтишка. Я кое-как выбрался из дома и сбежал. Пытался стражу города найти, но никого не было. Вот и бегал половину вечера как ошпаренный, пока ты не встретился. Короче говоря, спасибо ещё раз.

– Ты всегда тратишь так много слов на благодарность? – хмыкнул Гин. – Не за что. В конце то концов, ты брат моего друга детства.

– Может, у меня переночуешь? Тебе, наверно, негде остаться, – предложил Рюджин. – Наверняка тётя Линда не готова к твоему возвращению

– Пожалуй, я приму твоё предложение, – ответил Гин, поднявшись на ноги и протянув руку Рю, чтобы помочь ему встать. Но только он согнул правую руку, как в локтевом суставе что-то заскрипело. Гин взглянул на удивлённого Рю и, улыбнувшись, ответил. – Я потом тебе покажу что это.

Глубокая ночь. Рюджин уже спал в своём доме в кровати. Гин расположился на старом давно знакомом ему с детства чердаке, но… его там нет. И куда опять пропал рыжий демон?

Гин пробрался в соседний дом под покровом ночи. Он тихо подошёл к старой кровати, стараясь не тревожить скрипящие доски пола. Он с детства помнил, какие места здесь лучше переступать, если не хочешь перебудить весь дом. Женщина, что лежала в постели, открыла глаза и подняла голову. Лунный свет, пробивавшийся через ставни окон, частично освящал Гина, но лица видно не было. Хотя, женщине и не понадобилось освещение, чтобы понять кто перед ней. Чисто-голубой сияющий в темноте глаз и серебристые на лунном свету волосы выдали демона. Мачеха узнала бы эти необычные волосы из тысячи. Линда села в кровати, осмотрела нежным взглядом пасынка и улыбнулась.

– Прости, что сбежал, мама, – тихо прошептал Гин, смотря на Линду.

Женщина не ответила. Она встала с кровати, медленно подошла к приёмному сыну и заключила его в крепкие объятия.

– Ты стал хорошим человеком, – прошептала Линда, поглаживая длинные волосы Гина. – Я уже слышала от Курго, что ты стал охотником в «цепях». Может останешься на день, поговорим?

– Я покину город утром. Я ещё не нашёл Хаорокуночи, – отстранённо ответил Гин.

Линда крепче вжалась в пасынка. Она была на голову ниже его самого.

– Не надо гнаться за тьмой, пожалуйста, – жалобно простонала женщина и вцепилась в одежду сына. – Только не говори, что ты тоже веришь этим сказкам, что он монстр и дарует бессмертие?! Он спас тебе жизнь!

– Я ищу Хаорокуночи не ради бессмертия, мама. Ты же знаешь правду.

Линда ослабила хватку и отпустила пасынка. В её глазах Гин видел много боли и жалости. По щекам покатились слёзы.

– Нет, не плачь. Прошу тебя, – тихо прошептал Гин и уже сам обнял мачеху. – Спасибо тебе за всё. За то, что вырастила меня, и за то, что не отказалась после того, что случилось…

– Прошу, останься, – умоляюще прошептала Линда.

Но Гин лишь охладил свой взгляд. Он отпустил женщину и быстро скрылся в тёмном коридоре. Не успела Линда ничего сообразить, как послышался тихий шорох закрывающейся двери.

Наутро, чуть солнце показалось за горизонтом, Гин собрал свою дорожную сумку и хотел тихо уйти, чтобы Рю его не заметил. Только он бесшумно спустился с чердака и вышел к двери, как увидел у неё сидящего на полу Рюджина. Мальчик кинул хитрый взгляд на демона, поднялся и низко поклонился.

– Гин, возьми меня в ученики, – отчеканил Рюджин, словно репетировал эту фразу всё утро. – Я хочу быть таким же сильным.

Гин критично осмотрел мальчика. Он сам ещё тренировался и не был готов брать учеников. К тому же, Рюджину только тринадцать или четырнадцать лет, подростку будет сложно путешествовать с ним. С другой стороны, оставаясь в городе, за ним могут вернуться разбойники.

– Ладно, собирай вещички, – вздохнул Гин. – Нам нужно свалить, пока город спит.

Рю радостно соскочил с места, схватил уже готовую сумку, висевшую на гвозде в прихожей, и выбежал из дома. Ребята направились по ещё спящей улице, но не успели они скрыться за поворотом, как прозвучал тёплый и нежный крик.

– Рю! Гин! Удачи! – Гин оглянулся назад и около ещё виднеющегося старого родного дома увидел Линду.

Гин поднял руку в прощальном жесте, помахал, но вряд ли Линда уже видела это, но демон продолжал надеяться. Он вернётся за ней, когда в мире станет спокойно. Обязательно.

Этим утром, он вновь покинул родной дом, но теперь уже не один.

====== Обезьяна ======

Обезьяна в цепях

Большой город на востоке Фоэдо, расположенный на берегах реки Ланг. Повсюду шум, людской гул, по мощённым дорогам с громким цоканьем лошади тянули кареты и повозки. Очень оживлённый город, знаменитый своими рынками. По правде говоря, это была столица Фоэдо – город Мавари. И именно отсюда начинал свой маршрут главное чудо техники в этих землях.

На большой, выложенной брусчаткой, платформе стояли Рюджин и Гин и чего-то ждали. Мальчик-воришка выглядел измотанным после долгого пути через знойную пустыню, для него такой путь был слишком тяжёлым. А вот Гину было хоть бы хны, словно не он шёл четыре дня по жаре с минимальным количеством припасов. Собрать достаточно провизии ребята не успели, на двоих у них был оставшийся кусок копчёного мяса и фляга воды. Благо, Гин умел охотиться.

Рю, с некоторым недоверием, посматривал на «демона», но ничего необычного в нём не находил. Длинные рыжие волосы, короткие лишь на макушке и сильно взъерошенные, перевязанный на лбу шарф, через который переваливаются три пряди, повязка на правом глазу, левый тёмно-серый. Ничего необычного, просто юноша. Гин заметил взгляд Рю, показал парню язык и улыбнулся. Так демон попытался разрядить угнетающую атмосферу молчания. Рю немного смутился, глупые шутки у этого парня…

Вскоре пришло чудо техники. Рюджин никогда не видел ничего подобного. Это была огромная машина трапециевидной формы, обшитая железными пластинами. За главной махиной шёл ряд таких же железных повозок, в которых для чего-то были сделаны окна, да не какие-то, а стеклянные. Рю даже не представлял, что редкий материал –стекло, – можно использовать так. Двигался железный монстр совсем странно – передвигался на каких-то стальных балках, скреплённые между собой деревянными брусьями.

– Ого! – выдохнул Рю. – Что это?!

– Поезд, – коротко ответил Гин, – машина, которая двигается на силе пара и магии.

Скрепя колёсами и пыхтя, поезд остановился и дверь «повозки» оказалась прямо перед парнями. С противным скрипом дверь открыл бородатый седой мужичёк и странники мигом ввалились внутрь, заняв удобное подобие комнатки в близи выхода.

– Куда мы направляемся? – спросил Рюджин.

– В Конзо. Оттуда в Марти пешком через пустыню, – холодно ответил Гин.

– А почему не можем всю дорогу ехать на поезде?

– Этот поезд один единственный во всей стране. Он перевозит людей и товары из столицы – Мавари, – в один из самых больших городов Фоэдо – Конзо. Эти поезда работают на волшебных кристаллах, но их очень мало, и по этому подобными поездами просто невозможно соединить все города. Где-то один поезд соединяет между собой несколько стран, а где целый континент.

– И это только один поезд? – удивился Рюджин. – А что нам нужно в Марти?

– Там были замечены следы Хаорокуночи, – Гин расправил какое-то полотно и пристально изучал его.

– Ты веришь в эту сказку про Хаорокуночи? – усмехнулся воришка.

– Это не сказка. Я своими глазами видел его.

– Как ты мог его видеть? Все говорят, что любой, кто его видел – умирал.

– Глупости всё это. Он такой же демон, как и все. Просто немного сильнее.

Рю был в небольшом недоумении, но оно перешло в удивление, когда поезд тронулся. Парнишка высунул голову в окно и наблюдал, как мелькают перед ним деревья. Восторг и удивление слились в непонятное чувство. Однако вскоре в дверь купе кто-то постучался. Дверь открылась и зашёл мужчина в ярко-красной форме. Он попросил показать билеты. Гин протянул ему какой-то значок. Тот посмотрел на него, удовлетворённо кивнул, и вышел.

Рю не понимал, для чего это и продолжил балдеть от бьющего в лицо ветра. Но вскоре ему надоело и он сел на узкую койку. Мягкая, как матрас в его доме, да ещё и подушка есть! Парень прилёг и посмотрел на Гина: он всё ещё не верил, что это был не человек.

– Гин, – обратился Рюджин

– Что такое? – не отрывая взгляда от свёртка, спросил Гин.

– А ты точно демон?

– С чего бы такие подозрения? – наконец, поднял голову Гин. Рюджин бросил быстрый взгляд и понял, что это карта.

– Просто ты не похож на демона, как их описывают в народе. Люди говорят, что демоны это чудовища, ни капли не похожие на людей.

– Просто так говорят люди, не стоит верить всему. К тому же я отличаюсь от других демонов… – Гин немного помолчал, а затем продолжил. – Наша раса малочисленна. Нас осталась всего десятая часть от населения. Демонов убивают, продают в рабство, выгоняют с плодородных и обжитых земель. Но мы не можем пойти против людей, ведь тогда начнётся новая война.

– Тяжело вам, – вздохнул Рюджин. Он уже пожалел, что завёл эту тему. Демонов он, по правде, побаивался.

– Тяжело, но ничего не поделать. Хотя, никогда не считал себя одним из демонов. Я вырос среди людей. Мои родители отказались от меня из-за моих странных глаз и татуировок. У всех демонов моего клана татуировки красные, а у меняя голубые. Так же у демонов красные глаза, а у меня гетерохромия чёрного и голубого. У меня ещё много странностей, и в итоге меня бросили.

– То есть, у вас есть определённые мерки здорового новорождённого?

– Именно. И я ни по каким параметрам не подходил. Но я знаю это только со слов одного знакомого. – Гин замолчал и больше ничего не говорил.

Прошло немного времени и ребята уснули. Дорога до Конзо оказалась долгой и поезд достиг цели только в полдень третьего дня. Рю с радостью выбежал из поезда и вдохнул свежего воздуха. Гин, вновь укутавшись с ног до головы, и скрыв лицо, поспешно вышел из вагона. Рю как-то спросил, для чего такая маскировка, на что Гин отвечал: «У меня слишком много врагов, лучше спрятаться, пока не встречусь с одним другом».

Демон нервно оглядывался по сторонам, словно кого-то искал. Наверно, того самого друга.Но ненадолго отвлёкся, подошёл к Рю и дал ему нож.

– Будь осторожен и держи этот нож всегда при себе, – тихо предупредил Гин.

Ребята не сходили с места около пяти минут. Гин нервно оглядывался вокруг, ища кого-то взглядом. И вдруг, кто-то схватил его за плечо.Парень оглянулся: перед ним стоял высокий человек, на вид лет восемнадцати. У него были такие же рыжие волосы, как и у самого Гина. Лицо незнакомца пересекала красная татуировка в виде тройной спирали на правой щеке. Одна линия спирали пролегала через переносицу к левой стороне лица, другая шла по шее, а третья поднималась к вискам и пряталась в волосах. Он был в странной, но открытой и лёгкой одежде: чёрная футболка с большим вырезом на спине до пояса и чёрные брюки. На правой руке висела цепь, словно выросшая из кожи.

Незнакомец смотрел на Гина с каким-то презрением. Он замахнулся правой рукой, и Рю показалось, он сейчас ударит Гина в лицо. Но вместо этого парень хлопнул его по плечу. И удар был совсем не угрожающий, просто дружественный жест. Гин даже покачнулся от такого шлепка.

– Гин! Сколько не виделись! – вдруг радостно усмехнулся парень.

– Я тоже рад видеть тебя, Сан, – Гин улыбнулся и ответил новоприбывшему тем же жестом. – Смотрю, ты ни капли не изменился с нашей последней встречи.

– А я бы про тебя такого не сказал. Ты же подрос!

– Ну, вообще-то, когда мы в последний раз виделись, мне было тринадцать, – подметил Гин.

– А это что за пацан с тобой? – наконец, обративвнимание на Рюджина, спросил Сан. – Человек?

– Теперь это мой спутник, – вздохнул Гин, словно жалел о том, что взял воришку с собой.

– То есть такой мелкий, а уже охотник?!

– Эй, кто это тут мелкий?! – разозлился Рю. – Мне скоро четырнадцать!

– По нашим стандартам ты совсем малыш! – подшутил Гин и ответил Сану. – Нет, он пока не охотник. Я недавно навещал Хондо и там мы встретились.

– Дай угадаю, – прервал его Сан, – он увидел, какой ты крутой боец, не испугался твоей демонической формы и решил пойти за тобой?

– Именно, – кивнул Гин.

Рю разозлился на парней, за то, что они смеялись над ним. Пусть и по-доброму, но он всё равно обидно. Он осмотрел их, думая к чему бы прицепиться и в этот момент он заметил цепь, растущую из руки Сана. Это было странно и немного мерзко, словно эту железку вшили в тело. Да и кожа так противно оплетала основание звена. Рюджин решил отвернуться, к таким зрелищам жизнь его не готовила.

Гин и Сан немного побеседовали, и в конце разговора Сан передал Гину какую-то коробку. Рю отчаянно пытался заглянуть в неё, но она оказалась плотно запечатана. Два демона, пожелав друг другу удачи, разошлись.

– Не обижайся, – улыбнулся Гин и двинулся в сторону выхода со станции. – Редко брата встречаю. Мы когда-то, вместе с Захаром, втроём дружили.

Рю и Гин вышли в огромный город, где было невероятно оживлённо. Демон решил позаботиться в первую очередь о ночлеге и направился в сторону гостиницы. Воришка внимательно оглядывал толпу. Как-то все странно поглядывали на Гина. Нет, не с презрением, а с каким-то задором, словно ждали чего-то весёлого.

Как только ребята пришли в гостиницу, их ждало тёплое приветствие: хозяйка гостиницы, добрая и красивая девушка, завидев Гина, помахала ему рукой и мило улыбнулась. Сразу стало ясно, что видит она его в этой гостинице не в первый раз. Гин достал деньги, чтобы отплатить комнату. Он точно помнил, сколько стоит его любимая комната, но девушка взяла всего половину платы и отдала ключи. Гин недоумённо посмотрел на неё. Номер тот, но почему так дёшево?

– Для постоянного клиента скидка, – улыбаясь, пояснила хозяйка.

– Опять вы за своё? – вздохнул Гин, пододвинул ей оставшиеся деньги и забрал ключ. – Если вы так продолжите, то разоритесь.

– Но мой отец… – начала хозяйка, но Гин перебил её.

– Эту песню я слышал, уже восемь раз, Гильза. Доброта не всегда воздаётся с лихвой. Однажды ты точно попадёшь в передрягу, в которую тебя втянет твоя мягкосердечность.

С этими словами, Гин направился вверх по лестнице. Рюджин пошёл за Гином, не отставая ни на шаг.

– Зачем же так грубо? – возмутился Рю.

– Я просто сделал доброе дело в ответ, – ответил Гин. – Она не понимает, что излишняя доброта – это вред. Добрые долго не живут, испытанно на собственной шкуре.

Ребята поднялись на третий этаж. Их номер оказался удобной комнатушкой с двумя кроватями, небольшой умывальней со странной каменной полостью, которой Рюджин никогда не видел, и с выходом на широкий балкон. Воришка ещё никогда не видел таких больших комнат.

– Это моя любимая комната, – пояснил Гин. – Обычно я путешествую с напарником.

– А что в умывальной комнате за полость? – спросил Рюджин.

Гин уставился на него с искренним удивлением.

– Рю, это ванна, – пояснил Гин как ребёнку. – Там моются. Ну, это как моечная у вас дома, только здесь воду можно набрать в полость и искупаться.

Рюджин покраснел. Он не догадался сразу о предназначении этого агрегата. Хотя было всё логично, где была умывальня, там должна была быть и моечная.

– А туалет где? – сменил тему парень.

– Туалет здесь общий, он этажом ниже, – ответил Гин и принялся разбирать свою дорожную сумку. Рю даже не замечал, что он носит его под плащом. Сумка закреплялась прямо на пояснице и под широкой, грязной тряпкой, она была незаметна. Отличный способ избежать воров. Разобравшись с вещами, ребята вышли в город.

Однако, в городе такого тёплого, как в гостинице, приветствия не было. Ребята, первым делом, направились в продуктовую лавку, чтобы запастись провизией. Когда они вошли в ближайший мясной магазинчик, продавец – толстый приземистый мужчина средних лет, и все посетители подозрительно посмотрели на вошедших. Гин примирительно вскинул руки и улыбнулся. Затем, так же мирно улыбаясь, подошёл к продавцу.

– Хозяин, два килограмма свинины и вон ту сочную грудинку, пожалуйста, – Попросил Гин, медленно, словно перед дикими зверьми, снял с пояса мешочек, который заменял демону кошелёк.

Мужчина кивнул, покопался на кухне, в витринах и через некоторое время отдал Гину его заказ. Парень расплатился, убрал мясо в сумку, поднял руки, отошёл к двери и приказал Рю быстро выйти. Воришка исполнил приказ. И тогда Гин опустил руки и громко осведомил всех присутствующих одни словом: «Можно!»

Все как с цепи сорвались. Рюджин даже не ожидал ничего подобного. Прозвучал весёлый рёв сразу нескольких глоток и громкий топот.

– Держи демона!!! – закричал какой-то мужчина.

– Демон вернулся! – вторил ему другой голос.

Гин, смеясь, выскочил из лавки, схватил Рю за руку и побежал со всех ног по улице. И женские, и мужские голоса громко кричали в след ему, а Гин просто смеялся и бежал.

– Что происходит?! – истерично взвизгнул Рюджин.

– Это у них такая забава, – пояснил Гин. – С тех пор, как я в первый раз здесь появился, дети начали за мной шуточную охоту, а затем к ней подключились и взрослые.

– А что если они тебя поймают? – удивился Рю.

– Один раз уже поймали. Отпраздновали мою поимку и отпустили восвояси, да и ещё накормили на халяву при этом. Так что это их традиция. Самое забавное, никого не смущает, что я настоящий демон.

– А ты что, так часто здесь бываешь?

– По два или три раза в год – на бегу ответил Гин. – Я в восьмой раз здесь.

Гин вручил Рюджину сумку, резко остановился и расставил руки в стороны. Толпа, а это уже была толпа как минимум из двадцати, а не трёх человек, которые выбежали из лавки, остановилась.

– Так, все помним правила? – осведомился Гин. – Если я смог скрыться и за пять минут вы меня не найдёте, то я могу пользоваться эффектом домика.

– Помним! – весело отозвалась толпа.

Рю с удивлением увидел среди взрослых и детей. Они весело перекрикивались.

– Рю, сходи пока за овощами в эту лавку, – Гин кивнул на ближайшую продуктовую лавку, – я скоро вернусь.

И с этими словами он развернулся и побежал от весёлой толпы. Рюджин ошарашено смотрел им в след. Когда толпа скрылась, паренёк всё же пошёл к лавке. За прилавком сидела миловидная, дородного вида женщина. Она, со скучающим видом, листала газету. Увидев посетителя, она отложила её в сторону, поднялась и улыбнулась.

– Слышала, демон вернулся, – заметила она, – а дети ещё ходят в магазин? Не бегут за ним?

– Я с ним путешествую, – ответил Рюджин и подошёл ближе. На прилавке лежал самый разнообразный выбор овощей, а Гин не сказал, что именно ему нужно.

– А, тогда понятно, – усмехнулась женщина. – Весело, наверно, с ним.

И, не дожидаясь ответа, женщина достала небольшую сумку и начала складывать овощи. В неё полетели помидоры, огурцы, кукуруза, тыква и несколько фруктов. Закончив, женщина вручила сумку Рю.

– Но я же ничего не заказывал, – ошарашено ответил он, но сумку принял.

– А тебе и не нужно. Демон всегда берёт здесь именно эти продукты.

В этот момент, тяжело дыша, к лавке примчался Гин. Он кивком поздоровался с хозяйкой лавки, согнулся и опёрся руками в колени.

– Они меня три квартала прогоняли, – выдавил он, немного отдышавшись.

– Ну, демон, не поймали тебя? – усмехнулась женщина.

– Какой же из меня охотник высшего ранга, если меня толпа горожан способна изловить? – с усмешкой, ответил Гин. – Ваше развлечение отличная тренировка для меня.

С этими словами Гин выпрямился, взял у Рюджина сумку и заглянул в неё. Удовлетворённо кивнув, он достал кошелёк.

– Ещё репы дайте, – попросил он.

– На постоянный список? – осведомилась женщина, доставая крупный клубень репы.

– Нет, только сегодня. Давно репы не ел.

Как только Гин расплатился, за спиной вновь послышались крики. Гин, подхватив под локоть Рюджина, побежал со всех ног. Весёлая толпа бежала за ними.

Под вечер, вымотавшись от пробежки, ребята вернулись в номер. Рюджин был измотан, но старался не подавать виду. В Хондо ему приходилось бегать и дольше и быстрее, и даже удивился, что его так быстро вывело из строя. Наверно, сказывалась усталость после дороги.

Гин отдышался, пересчитал деньги и удовлетворённо кивнул.

– Мы можем сходить в закусочную перекусить, – сообщил демон.

– А куда тогда столько еды? – удивился Рюджин.

– Это запас в дорогу, – искренне удивившись, ответил Гин. – Или чем ты собрался четыре дня в пустыне питаться? Ящерицами?

Об этом Рюджин не подумал. Он и в правду проголодался после всей этой суматохи в городе. Но сейчас он думал о другом.

– Гин, за те шесть дней, что я с тобой путешествую, ты ещё ни разу не тренировал меня, – вспомнил Рюджин. – Не стоит ли начать как можно скорее?

– Хочешь начать тренировку? – Гин насмешливо вскинул бровь.

– Да! Я только ради этого за тобой пошёл! Я хочу учиться у тебя.

Гин задумчиво потёр подбородок. Он молчал, некоторое время, что-то обдумывая.

– Знаешь, мои методы болезненны,– предупредил он. – Я не могу гарантировать, что ты не умрёшь в ходе последующих тренировок.

– Я готов ко всему! – самоуверенно выпалил Рюджин.

Гину, даже стало, его жаль. В его возрасте он был таким же самоуверенным, и это стоило ему многого. Он как вчера помнил: цепи, меч, светловолосого парня, измазанного чем-то красным… и трупы.

Демон встряхнул головой, прогоняя наваждение, и тяжело вздохнул.

– Ну, тогда… – протянул Гин и снял с себя плащ и рубаху, – начнём первый урок. Он болезненный, но действенный. Приготовься.

Гин поднял вверх обе руки. Рюджин заметил, что он не снял чёрные перчатки. В правой руке, в локте, блеснул стальной протез. Рю мельком осмотрел демона, но больше всего его внимание привлекла спиралевидная татуировка на груди. Где-то он уже видел такую же.

Гин выставил руки перед собой, в направлении Рю, и резко сжал обе руки в замок.

– Танец восьмой: «песнь», – тихо прошипел Гин и напрягся.

Прямо на глазах Рюджина, на левом плече Гина появился кровоподтёк. Только кровь не капала, она быстро кристаллизировалась, превращаясь в звенья длинной цепи. Она соткалась за считанные секунды. На подобии змеи, цепь приподнялась и метнулась в сторону воришки с невероятной скоростью. Машинально, Рю вскинул руки, защищаясь, и острое звено вонзилось прямо в его левую руку.

Парень вскрикнул от боли. Он посмотрел на свою руку: цепь медленно продолжала входить в плоть, из раны лилась кровь. Только вот с кровью что-то было не ладно. Она текла по звеньям, но не капала на пол, а впитывалась прямо в цепь. Рю даже плохо стало от этого зрелища.

– Во-первых, это особая цепь, которая позволяет человеку, или демону, использовать свою особую силу, – начал наставлять Гин. Второй конец цепи ещё торчал из его плеча. – Во-вторых, твоя задача активировать свою духовную точку, мы зовём её «точка Нака» – главный источник магической силы – в течение трёх дней. Самостоятельно. Иначе, мне придётся тебя помучить.

Слёзы застилали глаза Рю. Мальчик старался перетерпеть, перебороть боль, но ничего не выходило. А Гин не только не собирался помогать, нет, он просто, неприятно улыбаясь, дёргал за цепь. При каждом рывке, Рюджин испытывал ужасную боль и, в конце концов, не выдержал и заплакал. Только тогда Гин достал меч и перерубил цепь, ближе к руке Рюджина. Остаток цепи тут же втянулась в плечё демона, оставив на плече лишь небольшую ссадину.

– Ты реально демон, Гин! – прошипел Рю, утирая слёзы, и пытаясь сделать отважный вид. – И так больно, а ты ещё…

– А не ты ли говорил, что готов ко всему? – Гин усмехнулся. – По сравнению с тем, что ждёт тебя, если не выполнишь условия тренировки, это ерунда! Ты должен активировать силу в срок! Пока отдохни, остальное расскажу завтра.

Рюджин хотел спросить, как он должен это сделать и почему только завтра Гин ему всё объяснит, как он почувствовал слабость.

– А, забыл предупредить, – безмятежно сказал Гин, – вживление цепи Гетсу отнимает слишком много сил. Сейчас ты потеряешь сознание.

Рю уже хотел спросить: «Почему ты не сказал этого раньше?», но язык не поворачивался. В глазах потемнело, а ноги стали ватными. Парень почувствовал, что начинает падать, но в последний момент Гин его подхватил, не дав рухнуть на пол.

Рюджин потерял сознание.

Очнулся Рю утром под тихое сопение Гина. Парень не сразу понял, где он находится, а когда вспомнил вчерашний день, схватился за руку. Нащупав что-то твёрдое, он зашипел от боли. Его рука была перевязана, но цепь всё ещё причиняла боль. Рю взглянул на перевязку. Она была аккуратная, не прижимала цепь к плоти и при этом скрывала рану. Кровь больше не текла.

Следующее, что почувствовал парень, был ужасный голод. Он не ел ничего со вчерашнего утра. От голода к горлу подступала тошнота. Нужно было срочно что-то съесть.

– Гин, – позвал Рю, но ответа не услышал.

Рыжий спал, как убитый, сняв с себя всю верхнюю одежду, кроме перчаток, и по пояс завернулся в одеяло. Только тогда Рюджин заметил, что всё тело Гина было в голубых татуировках. На животе, спине и руках они располагались симметрично тонкими угловатыми линиями, а вот полоса, проходившая лишь через левый глаз, и спираль в области сердца, нарушали симметричность. И сейчас Рю предал значение протезу на правой руке. Ещё примечательной чертой была торчащая из правого бока цепь. Помимо этого, на теле Гина было множество шрамов. Большинство – небольшие, едва заметные, но между ними были и несколько страшных, рваных, явно от очень глубоких ран. Рю стало не по себе от этого зрелища. У него появилось впечатление, что этого демона очень долго и мучительно пытали

Гин проснулся через четверть часа, после Рюджина. Демон быстро оделся, умылся, проверил рану Рюджина и повёл паренька в закусочную. Хоть утро было и ранним, большинство лавочек и магазинов уже открылось, а по улицам бегали горожане. Некоторые даже здоровались с Гином и шутили про его поимку.

Услышав слово «закусочная», Рю думал, что это будет небольшая лавка с пирожками, но Гин привёл парня в большую, самую настоящую таверну. Находилась она совсем недалеко, ребята шли от силы две минуты. Внутри оказалось просторно, тепло и очень шумно. Деревянные столы со скамейками, меж которых мелькали девушки в длинных льняных платьях, чепчиках и фартуках, камин в дальнем углу зала, – всё передавало атмосферу уюта. За столами сидели компании мужчин, большая часть из которых пила что-то пенное. Повсюду звучал смех и весёлые окрики в след официанткам. Некоторые так же узнавали Гина, кого-то он называл по имени, наверно давно знал.

Откушав жареную свинину и яблочный пирог, Рю и Гин вернулись в номер. Воришка, наевшись, решил, что пора бы начать тренировку. Но только Гин не спешил ничего объяснять. Демон нашёл где-то книгу и жадно впился в неё глазами. Рю даже не ожидал, что он любит читать. Но времени и так не было.

– Гин, – обратился Рюджин, и демон лениво отвёл глаза от книги. – Ты вчера обещал рассказать мне о тренировках.

Гин тяжело вздохнул.

– С чего бы начать… – протянул он, но продолжить так и не успел.

Снизу, где-то в холле гостиницы, послышался громкий стук и грозные крики. Гин почуял неладное. Он быстро накинул на голову шарф-бандану, закрыл правый глаз повязкой и вышел из номера. Рю пошёл за ним. Демон быстро спустился по лестнице и застыл на середине. Четверо здоровых, озлобленных мужчин кричали на хозяйку гостиницы.

– Возвращай деньги! – Кричал один из мужчин, смуглый, с чёрными волосами.

– Пожалуйста, подождите. Я обязательно всё выплачу! – хозяйка Гильза выглядела напуганной и слегка заикалась.

– Мы уже месяц ждём! Милочка, налоги так не выплачиваются!

– Пожалуйста, подождите ещё немного.

– Хватит с нас твоих обещаний!

Мужчина замахнулся на девушку, намереваясь её ударить, но вмешался Гин.

– Что здесь происходит? – Довольно грозным голосом осведомился демон. Рю мельком глянул на него и вздрогнул: в глазу, в мимике, на всём лице читалось, что Гин был готов вступить в бой и не просто накостылять обидчикам, а разорвать их на клочки. Это была лютая, бешеная злоба.

– Тебя это не касается, щенок! – Крикнул уже другой мужчина, русый с короткой бородкой.

– Гин, пожалуйста, не… – «не встревай», хотела сказать хозяйка, но не успела закончить свою фразу.

– Касается, придурки! – Гин рявкнул так громко и грозно, что все присутствующие в холле вздрогнули. – Как вы посмели поднять руку на девушку?!

– Заткнись мелкий! – крикнул третий мужчина. Низкий, но тоже довольно широкий и мускулистый. – Нос не дорос, чтоб указывать нам!

Гин, одним коротким, плавным движением, бросил в мужчину, появившийся прямо из воздуха, нож. Тот полетел в цель, поцарапал его щеку и воткнулся в стену.

– Нос не дорос? Да вы что? А разве нос мне помешает убить вас?

– Что ты творишь?! – испуганно вскрикнул Рю.

– Приходите вечером, и мы разберёмся! – Гин достал ещё один нож и покрутил его в ладони.

– Ну, смотри, мелкий поганец, – прошипел первый и вышел со всей своей компанией, громко хлопнув дверью.

Мужчины ушли, но хозяйку это не успокоило. Она начала плакать, громко, не сдерживаясь, трясясь от испуга. В холл вышло ещё несколько заселённых гостей, и наблюдали за происходящим, тихо перешёптываясь друг с другом. Гин подошёл к хозяйке и опустился рядом с ней на колени.

– Что им было нужно? – спросил демон, взяв в свои руки ладошку хозяйки.

– Я не смогла выплатить долги, не хватает денег, – начала девушка и всхлипнула. – Ты был прав!Это всё из-за того, что я беру слишком мало денег или заселяю бездомных за гроши. Из-за этого мне не хватает денег на уплату налогов.

– Но зачем вы так делаете, если знали, что вам не хватает? – удивился Рюджин.

– Мой отец хотел, чтобы в нашей гостинице могли останавливаться даже самые бедные путники и люди, которым некуда податься, – ответила девушка.

– А я ведь говорил, – прошипел Гин. – Кончайте с этим. До добра вас это не доведёт.

К этому времени в холле собрались все гости и удивлённо замолчали. Вдруг, послышался металлический звон. Один из постояльцев достал деньги и положил несколько монет на столик рядом с хозяйкой. За ним всполошились и остальные. Кто не мог дать денег, шли на улицу просить мелочь. Хозяйка, польщённая такой добротой, мигом успокоилась.

– Ладно, я был не прав, – смутился Гин. – Добро вам вернулось. Этого хватит на то, чтобы закрыть долги?

– Да. – Утирая слёзы, ответила хозяйка. – Спасибо вам всем!

Дело оставалось за малым, Гин собирался отдать долг сам, а если эти, подозрительного вида, типы начнут рыпаться, придётся отбиваться. Демон уже догадывался, что никакие они не сборщики налогов. Не выглядели они, как королевские служащие.

Вечер, в отличие от жаркого дня, был прохладным. Солнце село за горизонт уже давно, но самое лучшее время для разборок – это явно сумерки. Как только начало темнеть, на дороге показалось четверо мужчин. Гин давно их поджидал, сидя у входа в гостиницу. Хозяйка и некоторые из гостей выглядывали из окон. Рюджин сидел на ступенях крыльца. Гин запретил ему вмешиваться, чтобы не произошло, поэтому мальчик собирался только наблюдать.

– Хозяйка собрала долг, – сходу ответил Гин, как только мужчины приблизились, – Так что забирайте деньги и проваливайте!

Молодой демон бросил им под ноги мешок с собранными деньгами. Один из здоровяков поднял его и раскрыл.

– Здесь слишком мало. Она должна заплатить в двойне, за то, что мы ждали – сказал мужчина и злобно оскалился.

Гин хотел уладить всё миром, но, видно, не судьба. Это были явно не сборщики налогов, а какие-то бандиты, а бедная девушка верила им. И долг оказался слишком большой, для трёх месяцев неуплаты.

Демон вздохнул и сделал угрожающее лицо. Он наглядно вытащил из ножен короткий клинок, показывая, что готов биться. Может, эти мошенники струхнут и уйдут? Но не тут-то было.

– Забирайте и проваливайте подобру-поздорову, – процедил он сквозь зубы.

– Что ты нам сделаешь, чертёнок? – усмехнулся один из мужчин. Гин не любил, когда его так обзывали и он начал взаправду злиться.

– Убью, – рыкнул Гин, скаля зубы с острыми, длинными клыками. – Мне это ничего не стоит.

С начала, демон подумал, что у этих ребят всё же есть инстинкт самосохранения, но затем понял: откуда ему взяться у дураков? Мужчины громко рассмеялись. Один из громил, лысый с татуировками на руках, набросился на демона с кулаками. Гин понял, что решить что-либо миром не выйдет и с размаху врезал нападающему в живот. Хоть мужчина был и крупным, сил у Каары оказалось достаточно, чтобы тот отлетел от удара на приличное расстояние. Увидев, что стало с их товарищем, бородатый и черноволосый напали вдвоём. Тот, что был ниже остальных, достал нож и начал подкрадываться в тыл. Гин ловко проскользнул под рукой одного мужчины, а затем другого, оказавшись между двумя здоровяками. Бородатый замахнулся, намереваясь ударить парня в голову. Но Гин мгновенно пригнулся, и кулак нападавшего впечатался в лицо черноволосого.

Рю смотрел на Гина, не отводя взгляда. Движения демона были быстрыми, резкими, а удары явно очень сильными. Здоровые мужики, которые явно весили на много больше самого Гина, от его удара отлетали на приличное расстояние. Гин даже легко увернулся от удара со спины того, низкого. Демон выбил клинок из его рук и пинком отправил того в полёт не менее чем на пять метров.

Прошло около четверти часа, а драка не затихала. Гин не использовал ножей и цепей, но его соперники сильно полагались на грязные приёмы и холодное оружие. Демон явно начинал выбиваться из сил, но сдерживался, чтобы не причинить никому вред. Хоть он и грозился убить, но если он действительно это сделает, проблем не оберётся. И вдруг на Гина накинули сеть. Обычную, сделанную из переплетений верёвок, но парень не мог и пошевельнуться под ней. Мужчины запрыгнули на него сверху и, торжествующе хохоча, начали избивать демона: кто руками, кто ногами.

– Ну?! И кто тут грозился нас убить? – засмеялся один из громил. – Получай, демонюга!

Рю не выдержал. Рыжего демона надо было срочно спасать, иначе его побьют до полусмерти. Гин конечно просил не вмешиваться, но эти уроды дрались нечестно. Рюджин вскочил с места, взял нож, который дал ему Гин, и побежал на одного из громил, намереваясь ударить его в спину. Но тот услышал топот парня и одним чётким, сильным ударом, отбросил Рюджина обратно. Парень врезался спиной в каменную стену гостиницы и в глазах всё поплыло.

Гина продолжали бить. Сеть не позволяла распустить крылья или вытащить нож, кровь заливала глаза. Казалось, всё на этом:сейчас Гина изобьют, свяжут и продадут в рабство, как это делают с демонами. Но вот промелькнула чья-то тень. Что-то длинное, как кнут, ударило по громилам, появилась короткая вспышка и мужчины упали. Рю попытался сфокусировать зрение.

Неподалёку от него стоял парень в жёлтом, каком-то странном халате. Первое, на что обратил Рю внимание, был длинный обезьяний хвост.

– Ух! Впервые вижу тебя таким потрёпанным, Гин! – удивился незнакомец.

– Эти уроды поставили на сеть печать против демонов, – пропыхтел из-под сети Гин. – Видимо, восприняли охоту в серьёз. А ты вовремя, Иккиро!

– А то! Я тебя искал, а ты, как всегда, в потасовку встрял! – парень подошёл и помог высвободиться демону.

Когда рыжий был освобождён, незнакомец, которого Гин назвал Иккиро, подошёл к Рюджину и начал быстро осматривать его. Парнишка, поняв, что всё позади, отключился. Незнакомец цыкнул от досады, поняв, что теперь придётся самому тащить на себе раненого.

– Ну и зачем ты меня искал? – осведомился Гин, подбоченившись.

Иккиро не ответил, лишь коротко посмотрел на Гина. Рю пришёл в себя быстро и, увидев перед собой незнакомца, немного дёрнулся от неожиданности.

– Хм, реакция нормальная, не замедленная. А цепь ещё не активирована. – Пробормотал Иккиро, разглядывая Рю, его состояние и раны.

– Он только вчера получил эту цепь, – пояснил Гин. – Он новичок и я его обучаю.

– Ты решил обучать человека? – удивился незнакомец. – Неожиданно.

– Он меня просто заинтересовал.

– «Заинтересовал» у тебя означает «не описался с испугу, когда увидел твою демоническую форму», верно?

– Что-то типа того, – усмехнулся Гин.

Рю даже немного разозлился, но вспомнил похожий диалог вчера, на станции и подумал про себя:

«– Очередного друга увидел, вот и настроение у него хорошее, – и тихо фыркнул».

Иккиро поднял Рюджина на руки и они, втроём вернулись в номер, убедившись, что мужчины больше не побеспокоят хозяйку гостиницы. Рюджина усадили в кресло, и Иккиро продолжил его осмотр, между делом спрашивая, болит ли у паренька что-нибудь, или нет.

– Скажи честно, что произошло? – Гин заново задал вопрос, на который не получил ответ. Иккиро подумал и с неуверенностью ответил, не отвлекая от осмотра Рюджина.

– Командир Седрик погиб, – выдавил Иккиро. Эта новость заставила пошатнуться Гина. – Сейчас ведутся выборы, на роль нового главы охотников «Звена». Все желающие должны вернуться в штаб. А охотники золотого ранга и выше должны прибыть обязательно.

– Ты же знаешь мой ответ, – тяжело выдохнул Гин, – Мне это не интересно. Пока я не найду Хаорокуночи, я и мечтать не буду о подобном, иначе я не охотник.

– Это не всё, что я хотел сказать, – прервал его Иккиро. – Отряд охотников наткнулся на человека, который искал тебя. Он убил четверых из команды Дрейка. Выжил лишь Орма.

– Человек искал меня? – удивился Гин.

– По словам Ормы, он был одержим чем-то и всё время повторял твоё имя. Лицо он не запомнил, потерял сознание. Когда его нашли, рядом никого не было, следы прерывались в метре от него.

Гин задумался. Кто мог бы его искать? Враг? Точно враг, иначе он убил бы согильдийцев Гина? Парень продолжал лихорадочно вспоминать лица тех, кто точно желает ему смерти,но ничего не приходило в голову. Все, кто точил на Гина зуб, были уже мертвы.

– Почему у тебя один глаз ослеплён? – Спросил Иккиро, обращаясь уже к Рюджину

– А это… – выдавил Рю, касаясь левого глаза. Он и в правду был слегка мутноватым. – Я повредил его на одной работе месяц назад.

Иккиро приложил повязку на глаз Рю, прижал поверх два пальца и что-то прошептал. Что-то очень похожее на молитву, только на не известном Рю языке.

– Не перенапрягай свой глаз, – посоветовал Иккиро. – Через пару недель он должен восстановиться.

– А вы что, монах? – спросил Рюджин.

Он оглядел Иккиро ещё раз. Это был молодой парень, чуть старше Гина, но ниже того на голову. У него были странные волосы: от корней золотистые, а к концам они становились красноватыми. Не рыжими, а именно красными. Приятное, красивое лицо, ровный нос, большие, алые глаза. Рю показалось, что в зрачках Иккиро горел голубой огонёк.

– Что-то типа того, – немного подумав, ответил Иккиро. – Я вырос в храме, но никогда там не служил.

– А вы сказали, что вы охотники «Звена», – заметил Рю. Ему стало неловко, что он сменил тему, но упускать то, что его заинтересовало, не хотел. – Значит, есть и другие охотники?

– Это и значит, – ответил Гин. – Помимо нашей гильдии есть ещё множество других. Почти все они занимаются выполнениями заказов, поиском сокровищ или поимкой. Но одни занимаются этим законно, а другие нет. И у всех разные отличительные Метки. Мы – охотники «Цепей Луны»: наш отличительный знак – цепи Гетсу. Нас иногда называют «Звеньями» или «Лунными Цепями». Наша задача – оберегать мирное население от разбойников и выполнять заказы. В основном все гильдии враждуют друг с другом, но с нами сотрудничает гильдия «Белые волки». Наши цели схожи, и там участвуют множество наших союзников. Присоединившись ко мне, ты автоматически стал частью гильдии «Цепей Луны». Конечно же, по желанию, ты можешь выйти из гильдии или перейти в другую, но твой отличительный знак навсегда останется при тебе.

– Я раньше работал на «Белых волков», – заговорил Иккиро. – У меня ещё знак остался, – Иккиро задрал рукав кимоно и показал свою татуировку в виде волка. – Правда, я больше не могу её активировать. Цепи Гетсу сильней, чем татуировка, ведь она на прямую связана с точкой Нака.

– А почему вы ушли?

– Давай общаться на «ты». Просто глава «Звена» обучал меня. В знак уважения к нему я и перешёл в его гильдию. К тому же только в «Звено» и «Волков» берут как людей, так и демонов.Многие презирают демонов, но есть и те, кто смирился с их существованием и помогают им. Остальные гильдии состоят исключительно из людей или демонов.

Рю задумался и посмотрел на Гина. Он не выглядел расстроенным, после случившегося, скорее он был задумчивым. Как только Иккиро перевязал все раны Рю, демон приказал начинать собирать вещи.

– Зачем? – не понял Рю. – Ночь на дворе.

– Сегодня в полночь мы продолжим путь, – сухо ответил демон. – Передвигаться лучше ночью, меньше шансов быть замеченным.

Рю не хотел так поспешно покидать гостиницу, но начал послушно собирать вещи. Лучше не спорить с новым учителем.

С наступлением полуночи, ребята покинули гостиницу и направились к выходу из города. Совсем скоро, они уже шли по самой окраине. Это был совсем заброшенный район. В конце улицы, по которой шли странники, виднелись распахнутые настежь ворота. Города, обычно, огораживают стенами, чтобы никакие чудовища из пустыни не проникали в город. И в стенах стояли такие ворота, правда, обычно, они всегда были закрыты.

Ребята уже подошли практически в плотную к воротам. Неожиданно Гин остановился и оглянулся назад. Он был уверен, что за ними кто-то идёт, но там никого не было. Рю тихо осведомился, что произошло. Гин просто приложил указательный палец к губам и продолжал смотреть в одну точку. Рю понял жест и притих.

– Ты видел? – тихо обратился Гин к Иккиро

– Не разглядел, кто это, – признался Иккиро. – Но, похоже, это «они»

Рю недоумённо посмотрел на парней. Кто это «Они»? Паренёк тоже присмотрелся в темноту. Когда глаза попривыкли, он заметил, странное движение, словно что-то чёрное колышется из-за угла дальнего дома. Гин, не поворачиваясь спиной, поспешил вывести ребят на открытую местность. Но, когда они почти дошли до ворот, оказались в ловушке. Из-за угла крайнего здания вышло двое мужчин, и трое с другой стороны. Они были массивные и держали в руках большие мечи. Клинки окутывало что-то тёмное, словно живая тень. Ещё двое вышли из того угла, где Гин сразу заметил движение.

– Черт. Сами вылезли? – прошипел Гин. – А я уже забеспокоился, что вас придётся оттуда выкуривать.

– Гин, «Король малых мечей», верно? – обратился один из воинов, облачённый в чёрные доспехи. – Мы пришли по твою душу

– Ну, и кто вас послал? – осведомился Гин.

– Никто, – жёстко ответил громила и усмехнулся, – мы сами хотим тебя убить. Ты и твоя гильдия помеха в наших планах. А раз уж с тобой и «Обезьяна», то мы убьём вас обоих!

Воины окружили ребят. Они медленно подступали, стесняя круг, а затем, все разом, напали. Гин дёрнул руками, и из его спины вырвалось огромное количество цепей. Они окружили ребят, подобно щиту, и они были на некоторое время в безопасности.

– Так, Рю, Иккиро, – начал раздавать указания Гин, – я отвлеку их, а вы бегите.

– Да что ты опять творишь, идиот?! – вдруг взъелся на него Иккиро. – Я одного тебя не оставлю! Они с проклятыми мечами. Тебе не справиться одному!

– Я не собираюсь с ними драться, – попытался успокоить друга Гин. – Я дам вам возможность сбежать, а затем присоединюсь к вам! В отличие от вас, я могу регенерировать моментально! Мне ничего не будет, от удара мечём.

– Ладно, – сквозь зубы выдохнул Иккиро, – но если тебя убьют – не жалуйся!

– Совсем рехнулся?! – ввязался Рю. – У тебя голова на месте? Не знаю я, какими техниками ты там обладаешь, но сейчас оставаться одному против них, всего лишь самоубийство!

– Заткнись! – прикрикнул на Рюджина Гин. – Пока ты не открыл свои силы, от тебя толку мало! Одному тебе не сбежать!

– Значит, я буду сражаться голыми руками! Всё это время от меня совсем не было пользы!

– Не вмешивайся, Рюджин! Или выполняй мои приказы, или отправлю тебя обратно в Хондо!

Гин был в неимоверной ярости, и потерял над собой контроль. Одна из цепей вырвалась из руки Гина и вонзилась Рюджину прямо в грудь. Рю удивлённо смотрел на демона, а затем упал на колени. Он оставался в сознании, но не мог ни двигаться, ни издать малейшего звука. Цепь, казалось, вошла прямо в сердце. Они причиняла страшную боль, но не убивала. Сердце продолжало биться. Иккиро взвалил Рю на плечо и приготовился следовать плану Гина.

Цепи, что создавали щит, взмыли в воздух, подобно множеству змей, и дождём посыпались на землю. Нескольких мужчин пронзило, остальные цепи вонзились в землю. Иккиро выбежал из ловушки, но ему преградили путь. Из-за ворот вышел крупный воин, самый большой из всех. Даже Гин никогда не видел таких громил. Воин замахнулся мечём и обрушил удар на Иккиро, но перед ним возник барьер. Обезьяна бросил на землю Рю, перехватил в руках чётки и сжал их в кулак. Вокруг Иккиро появилось четыре огонька разных цветов. У них были глаза и рты и на лбу каждого знаки стихии: огонь, земля, воздух и вода. Трое этих духов создали щит вокруг Иккиро и Рю, а четвертый, дух воды, подлетел к Рю.

Заметив, что ребята снова в ловушке, Гин настроился серьёзно. Он сбросил с себя плащ и снял перчатки. Руки демона были кроваво-красного цвета, каждый палец оканчивался острым когтем. Гин выхватил из повязанных на ноге ножен клинок и швырнул его в громилу.

– Тоокен! – выкрикнул Гин и сцепил руки в замок. – Песнь третья: буря!

И тут клинок начал стремительно раздваиваться. Количество клинков быстро росло, сначала сотня, а затем уже тысяча. Они летели в громилу и когда достигли его, то просто разлетелись в стороны от удара об броню. Поняв, что это бессмысленно, Гин сложил руки, как перед молитвой.

– Танец сорок пять: змеиный поток, – произнёс уже про себя Гин.

Гин резко выставил руки перед собой. Цепи мигом хлынули на врагов, и почти всем запросто пробило броню. Но не этого громилы, он увернулся от всех цепей, а одну отбил огромным мечём.

– Вод это сила… – выдохнул Гин. – Ты ведь охотник за головами из «Тёмного Леса»? Гюнтер, верно?

– Именно. А ты моя жертва! – засмеялся громила. Гин уже понял – он безумен.

Размеры великана просто пугали: в рост он был метра два с половиной и в плечах метр, а его ладони были почти размером с лопату.

– Может, разойдёмся по-тихому? – предложил Гин. – Мне некогда с тобой возиться.

– Размечтался! – вновь засмеялся громила. – Я убью тебя здесь и сейчас!

Гюнтер направил удар меча на Гина, но демон увернулся от удара. Пока великан отвлёкся на Каару, Иккиро вынес Рю из ловушки. Он спрятался за каким-то полуразрушенным деревянным строением недалеко от ворот. Дух воды мерно кружил на Рю. Он почти залечил его раны и паренёк начал потихоньку приходить в себя. Очнувшись, и увидев духов, Рю был немного в шоке.

– Ты очнулся? – осведомился Иккиро.

– А где Гин? – спросил Рю.

Иккиро жестом указал, на жуткую битву Гина и Гюнтера.

– Мы должны ему помочь! – ужаснулся Рю и хотел уже встать, но у него закружилась голова.

– Нельзя! – одёрнул его Иккиро. – Если вмешаемся, то нас всех убьют! Гин не проиграет. Он сильнейший во всей гильдии.

– Но он один, против этого громилы!

Иккиро лишь сжал кулаки и продолжил наблюдать за боем.

В это время битва становилась всё ожесточённей. Гин уже был весь изранен. По лицу, рукам и ногам лилась кровь, раны не успевали регенерировать. А вот его противнику было хоть бы хны. Конечно же, Гин сражается лишь в полсилы. Он не хотел применять всю свою мощь, но враг вынуждал его. Рыжий демон пытался нанести удар со спины, но Гюнтер был бдителен и быстро отбивал цепи и ножи.

– Черт, я не могу использовать высшую магию, – подумал Гин. – Мне надо выждать момент для атаки.

Гин скрестил руки перед собой и быстро выставил их перед собой, словно что-то бросая. Со всех сторон: из стен, из-под земли и из тела Гина, – хлынули цепи. На их концы были закреплены ножи. Они окутали Гюнтера с ног до головы. Казалось, всё кончено. Но цепи начали лопаться. Гюнтер изнутри давил на них мечём и ломал. Высвободив руку, одним взмахом меча, громила разорвал все цепи и высвободился. Гин остолбенел. Никто и никогда, кроме него самого, не мог разрезать эти цепи. Гюнтер вновь взмахнул мечём. Удар пришёлся на Гина. Демон не успел увернуться. Гин упал на землю с глубоким порезом в плече.

Увидев это, Рюджин бросился со всех ног к Гину на помощь. Он бежал так быстро, что Иккиро не успел его ухватить. Рю уже приближался к Гюнтеру и хотел ударить его, но тот просто откинул его взмахом руки. Рю пролетел почти пять метров и столько же проехался по песку пустыни.

Гюнтер приготовился нанести последний удар Гину и медленно, растягивая последний миг, поднял руку для удара. Гин не мог пошевелиться. Рана была слишком глубокой даже для него. Гюнтер же зло ухмылялся. Но как только он окончательно поднял руку с мечем для удара и открылся, прозвучал оглушающий выстрел.

Воцарилась тишина.

Гин не верил тому, что видел. В доспехах появилась большая сквозная дыра. Гюнтер оглянулся. Он хотел посмотреть, кто его почти убил, и увидел. Ели держась на ногах, Рю стоял и держал в руках пистолет. Оружие было окутано цепью, которая шла из груди парня. Глаза его были необычного цвета: красные, как кровь. Гин приподнялся, как только рана перестала кровоточить, и с удивлением смотрел на Рю.

– Лунная одержимость? – прошептал он – Плохо. Очень плохо.

Гин поднялся на ноги и нанёс последний удар Гюнтеру, чтобы наверняка. Затем бросился к Рю. Но парень не хотел подпускать к себе Гина. Как только демон приблизился, Рюджин начал стрелять по нему. Паренёк лишился рассудка, но Гин быстро нашёл способ успокоить его. Он вытянул в его строну руку. Пара звеньев на цепи Рю с треском лопнули и упали в песок, растаяв пятном крови. Парень с воем схватился за цепь, а затем упал, потеряв сознание. Гин, едва держась на ногах, умудрился взять Рю на руки и дойти с ним до Иккиро. «Обезьяна» быстро подбежал к демону.

– Придурки вы безмозглые! – раздражённо прошипел он. – Какого чёрта ввязываетесь в драку?

– Ну, прости, я ваши пятые точки спасал, – тихо ответил Гин и рухнул на песок.

Очнулся Гин утром в той же гостинице. Он повернул голову: Рю всё еще спал на второй кровати, а Иккиро дремал в кресле рядом с Гином.

– Ты быстро проснулся, – неожиданно, прозвучал мягкий, мелодичный женский голос. Гин посмотрел в потолок. Над ним порхал голубой дух с символом воды на лбу.

– Чирёши? – удивился Гин. – Иккиро тебя всю ночь тут держал?

– Нет. Он сказал мне возвращаться ещё до рассвета, но я не ушла. Жизни пацанёнка ничего не угрожало, а вот твои руки и плечо пришлось долго залечивать…

– Так, ты меня всё это время лечила?

– Именно! Ты бы умер, если бы я этого не сделала.

– В смысле? – не понял Гин. – У меня регенерация, что со мной случилось бы?

– Иккиро этого не заметил, но на мече того громилы был сильный яд, действующий на демонов, – пояснила Чирёши.

– Так вот оно что, – вздохнул Гин. – Спасибо, Чирёши. Я у тебя в долгу. Ты уже в какой раз меня спасаешь.

– Тогда, мне пора, а то братья и сестра будут волноваться. Удачи!

С этими словами дух исчез, словно огонёк потухла. Гин ещё раз оглядел комнату. Он несколько минут полежал, встал, надел свою многослойную одежду и вышел из номера, оставив мечи, ножи и вещи. Так он давал Иккиро понять, что скоро вернётся.

====== Ученица монстра ======

Гин отсутствовал больше часа. Иккиро только недавно проснулся и осматривал Рю, получившего тяжёлую травму. Парень сильно ударился головой во время битвы, потерял сознание и до сих пор спал непробудным сном. Обезьяна хлопотал вокруг паренька: обработал и перевязал ему раны, осмотрел другие повреждения.

А Рю, тем временем, снилось странное сновидение…

Рюджин ходил среди могил. Вокруг тьма, вороны, словно ненастоящие, сидели без малейшего движения и звука, лишь едва заметно поворачивали головы в след идущего мальчика. Безмолвные могилы, отмеченные статуями, памятниками и крестами, иссохшие деревья, кости и черепа вдоль дорог, а главное – кроваво-красное небо. Этот пейзаж внушал не просто страх, а дикий ужас и отвращение.

И тут парень заметил кого-то. Это был человек. Он стоял в окружении могил и что-то шептал. Рюджин подошёл ближе, стараясь не спугнуть этого человека.

– Извините, – тихо окликнул мальчик незнакомца, – где мы?

Незнакомец не ответил, но повернулся к Рю. У него на лице была маска, закрывающая верхнюю часть. Чёрная картонка с обрамлёнными узорами прорезями для глаз, а там где должен быть нос, картонный клюв ворона. Открытая нижняя часть лица казалась Рю странно знакомой.

Человек окинул Рю взглядом. Поднял руку и снял маску. Парень потерял дар речи, когда узнал в нём Захара, своего старшего брата. Но кое-что изменилось, теперь у него были красные глаза, не чёрные, как раньше.

– Просыпайся, – прошептал Захар.

– Что? – не понял Рю.

– Просыпайся! – вдруг раздался голос извне и последовал удар.

Рю с грохотом свалился с кровати и ударился об стену. Пинок Гина, а это он его так разбудил, вышвырнул мальчишку из нагретой постели.

– Сколько можно спать, балбес! – кричал Гин.

– У него сильная травма! Ему нельзя вставать! – перечил ему Иккиро.

– Нам пора собираться! – Гин совсем не слушал друга.

– Ты совсем сдурел пинать меня?! – закричал Рю.

– Ты проспал больше половины дня!

– И что с того? Я сильно пострадал, после той битвы!

– Кстати об этом, – неожиданно успокоился Гин. Он достал из кармана крохотную бутылочку, закупоренную пробкой, в которой была какая-то чёрная жидкость.

– Что это? – удивился Рюджин.

– Это тебе лекарство. Оно поможет излечить все твои травмы и раны.

Рю взял эту чёрную жидкость, открыл колбу и, не нюхая, выпил всё до последней капли. И тут же скорчился от отвращения.

– Что это за гадость?! – спросил Рю, отплёвываясь.

– Это моя кровь, – невозмутимо, пояснил Гин. – Так как у меня есть способности к мгновенной регенерации, я могу поделиться ими с другим человеком, дав выпить ему своей крови. При этом способность к регенерации у человека останется на всю жизнь, но будет гораздо слабее, чем моя.

– А почему она чёрная?! – не понял Рю. – Что ты туда подмешал?

– Ничего я туда не подмешивал. У меня от рождения чёрная кровь. Не только у меня, у многих демонов она такая.

Рю всё ещё откашливался от отвращения, но ранее мучавшая его головная боль, прошла. Рю попытался встать, он снова поскользнулся и ударился об стену бедром.

– Черт, – простонал Рю.

Он коснулся ушиба и… Что-то нащупал. В кармане его брюк что-то было. Парень с удивлением извлек это «что-то». Им оказалось изогнутое под прямым углом орудие с какими-то крючками, дыркой в одном конце и цилиндрической ёмкостью.

– Что это такое? – удивился Рюджин и начал рассматривать находку. Такое он видел впервые.

– Интересная штука, – протянул Иккиро, так же разглядывая странное устройство. – Похоже на пищаль, но маленькое.

– Это пистолет, – ответил Гин и начал пояснять, как маленьким. – На западе его часто используют. Да, принцип у него как у пищали. Им можно убивать на расстоянии.

– Но откуда это у меня? – удивился Рюджин, разглядывая пистолет.

– Это твоя способность. Ты не помнишь, как она у тебя пробудилась, так как ты в это время был в состоянии «Лунной одержимости»

– «Лунной одержимости?» – переспросил Рю, вопросительно вскинув бровь.

– Это состояние, когда цепь сама управляет человеком, – пояснил Гин. – Такое случается редко, и переживаешь всего один раз. Это случается, если под давлением эмоций точка «Нака» начинает сама активироваться, а цепь не успевает поглощать её энергию, и, ещё не адоптированное, тело не способно управлять всей этой мощью. Я тоже такое пережил.

– Ты, вроде, тогда снёс своей силой три здания и половину базы, – задумался Иккиро.

– Не пугай пацана, – одёрнул друга демон.

– Извини, наврал. Три здания, базу, и изменил рельеф города и округи. Часть города провалилось в катакомбы и лишь недавно их выгребли и восстановили свод

– Обезьяна, хватит, – теряя терпение, прикрикнул Гин.

– Эх, ностальгия…

– Я хотел начать тренировки с тобой, когда мы найдём Хаорокуночи, но, боюсь, пройдёт слишком много времени, – обратился Гин к Рю. – Поэтому я буду тренировать тебя, пока мы добираемся до Марти.

– Хорошо, – кивнул Рю. – Я готов, если только ты не попытаешься меня убить.

– А пока я схожу на разведку, – тихо протянул Гин. – Как будете готовы, выходите к восточным воротам.

И Гин ушёл, захватив с собой вещи и мечи. Иккиро и Рю тоже начали собирать вещи и Обезьяна случайно вспомнил про повязку у Рю на глазу.

– Совсем забыл про неё, – вздохнул Иккиро и снял повязку.

Парень был удивлён. Глаз, который он случайно травмировал на одной из множеств подработок, видел прекрасно. Да что там, все раны, полученные прошедшей ночью, мигом зажили, не оставив и следа.

– Удивительно… – вздохнул Рю.

– Это особенность организма Гина, – пояснил Иккиро. – Из-за неё его часто сравнивают с Хаорокуночи, который так же быстро исцеляется.

– Но в легенде говорится, что кровь Хаорокуночи дарует бессмертие.

– Это лишь слухи. Они появились из-за того, что он прожил на земле более четырёхсот лет, и до сих пор выглядит молодым. Даже демоны так не сохраняются.

– Может он не демон, а действительно чудовище?

– Возможно, но каким бы чудовищем он ни был, есть неоспоримый факт: он помогает людям.

Рю не совсем понял, о чём говорил Иккиро, но спорить не стал. Ребята собрали вещи и уже через четверть часа, вышли из гостиницы в след за Гином. Он, наверно, уже ждёт их у ворот.


Грязный, тёмный переулок. В Марти почти не было чистых улиц, на них выбрасывали помои, грязь, ветер приносил из полупустыни песок и сухую траву. Не благоприятный городок на самой окраине Игумии. От границ с Фоэдо всего лишь пара десятков километров. На улице всегда веял зловонный смрад помоев, гнили, тухлятины. Да и люди здесь жили серые, скучные, неприветливые.

И вот по одному из сотен грязных узких улочек шёл человек. Одет он был в серый дорожный плащ, на ногах открытые сандалии, а голова и лицо спрятаны под широким капюшоном. Странник оглядывался по сторонам, словно искал кого-то. Ему на встречу вышла девочка. Довольно высокая, но видно, что совсем маленькая, лет четырнадцати. Коротко остриженные чёрные волосы, длинное серое платье с вырезом на бедре. Но самым примечательным были два стальных протеза на левых руке и ноге. Девушка слегка прихрамывала.

Странник в плаще остановился, увидев девушку, и снял капюшон. Белоснежные волосы упали на грудь. На бледном лице играла добрая, ласковая улыбка, но чёрные, с жёлтой радужкой, глаза хищно блестели. Конечно, так лишь казалось из-за их дикого окраса. Странник мог в любой момент принять другой облик, но зачем? То отнимает так много сил… да и девочка привыкла уже к его истинному обличию.

– Добрый день, – поздоровалась девочка, поравнявшись с беловолосым человеком.

– Привет, юная барышня, – с усмешкой ответил человек. Его глаза, неожиданно, стали небесно голубыми, человеческими.

– Спасибо, что снова пришли, – поблагодарила девочка и протянула человеку мешочек, подозрительно звякнувший на весу.

Странник изумлённо уставился на девушку, а затем, совсем неожиданно, пришёл в ярость.

– Ты совсем тупая?! – крикнул он на неё. – Какие деньги?! Я хоть раз с тебя брал плату за все эти годы?!

– Но вы мне всегда помогаете, – испуганно объяснила девочка, – делаете протезы, кормите, учите…

– Я делаю это по своему желанию, дура!

И тут глаза странника стали вновь чёрно-желтыми, на лбу появилась отметина в виде пентаграммы,и пробились два изогнутых рога. Демон. И не простой, а один из сыновей Белого Демона.

– Простите, господин, – смущённо пискнула девочка

– Да хватит уже меня господином называть! – вспылил странник. – Хоро! Зови меня Хоро!

– Простите…

– Блин. Да что с тобой делать? Как не воспитывай, а ты всё за своё. Если честно, то на авантюристку ты не очень похожа.

Хоро обхватил девочку руками за плечи и прижал к себе. Та от неожиданности вздрогнула. Он отпустил её и взял её механизированную руку; она уже покрывалась ржавчиной и была вся в царапинах. Хоро присматривался к каждой царапине, гладил их пальцами, а под конец осмотра вздохнул.

– Я поставлю тебе новый вид протезов. Теперь я вряд ли смогу навещать тебя так часто. Поэтому, сделаю тебе особые протезы.

– Те самые, о которых вы мне говорили? – у девочки в глазах блеснул восторг.

– Именно их. Пойдём скорее, Сандра, я тебе их поставлю.

И Хоро потянул девочку за руку, выводя с тёмной вонючей улицы. Пройдя несколько кварталов, они пришли прямо к старой мастерской. Хоро прикоснулся к пряди своих волос и они в мгновение стали чёрными, цвета воронова крыла. Лицо стало смугловатым, глаза приобрели золотисто-карий цвет. Сандра не первый раз наблюдала за маскировкой своего учителя, но каждый раз это вызывало в ней бурю эмоций.

Хоро мягко улыбнулся ей и подтолкнул к двери. Старый мастер-токарь, сидевший за своим столом, стругал маленькие симпатичные фигурки из дерева. Увидев вошедших, он пристально оглядел их и остановил взгляд на Хоро.

– Господин Фроэл, если не ошибаюсь? – уточнил мужчина у странника. – Хотя чего я спрашиваю? Кто ещё может прийти в мою мастерскую вместе со Стальной Воровкой?

– Вы проницательны, – улыбнулся ему Хоро, которого назвали его очередным псевдонимом. – Подсобка свободна?

– Конечно, кроме вас там никто и не бывает.

– Очень хорошо. Сегодня последний день, когда я ей пользуюсь.

И Хоро положил перед носом мастера большой кошель денег. Мастер жадно воззрился на мешок, а затем улыбнулся парню.

– Вы как всегда щедры. Добро пожаловать!

Хоро слегка улыбнулся уголком рта, а затем скользнул в неприметную дверь, завешанную гобеленом. Сандра прошла за ним. Это была ярко освещённая комнатушка. Из всех принадлежностей здесь был только стол, большая пентаграмма, вырезанная на ней, несколько странных инструментов и два стула. Хотя, если присмотреться, на одной из стен висели кандалы. Девочка прекрасно помнила, как её заковали в них и привязали к столу, когда Хоро проводил первую операцию. Нет, её не мучили, просто это было на столько больно, что связать её было самым практичным способом .

Хоро снял с плеча свою дорожную сумку и вытащил из неё кучку деталей. Сандра села на стул и ловким движением отсоединила от тела протезы. Что-что, а для того ей особых навыков не нужно было.

– Как у тебя дела? – спросил Хоро, начиная работу.

– Всё как всегда, учитель. Ворую, перепродаю краденное, ну и немного подрабатываю на фокусах и магии.

– Для человека, у тебя сильная магия, – похвалил девочку Хоро. – Ты точно не полукровка?

– Не знаю. Ты же знаешь, спросить мне не у кого.

– Точно, извини, – смутился Хоро.

Повисло неловкое молчание. Демон орудовал инструментами, присоединял части нового протеза прямо на руке. Сандра заметила, что в этот раз был странный, чёрный металл. Она никогда раньше не видела такого.

– Знаешь, – вдруг подала голос Сандра, – Рик сильно заболел. Он мало ходит, мало ест, голоса больше совсем не падаёт.

– Правда? Это очень печально.

– Сколько я себя помню, он всегда был со мной. Даже когда я потеряла семью, Рик остался рядом. Не сбежал.

– Собаки куда лучше людей и преданнее. И очень умные. Он, видимо, почувствовал, что о тебе больше некому позаботиться. Рик… сколько ему уже?

– Десять лет. Он уже стар. Боюсь, скоро некому будет со мной играть.

– После того, как закончу с протезами, и его посмотрю.

– А ты до сих пор ищешь своего брата? – Девочка из интереса спросила Хоро, но этот вопрос его смутил.

– Я же говорил, я ищу не брата, а способ, как ему помочь. Найти его я всегда могу. Вот уже три года… бессмысленных поисков, – Вздохнул демон и погрустнел. – Я чувствую, что ему скоро понадобится моя помощь. Мне так жаль, что тогда бросил его одного, не остался с ним до самого конца.

– Ты говорил, что он в коме несколько лет провёл. Я не думаю, что ты дождался бы его. И хорошо, что он вообще поправился. Я рада за тебя.

– Он почти последний мой родственник, – вздохнул Хаорокуночи. – Сейчас ему должно быть лет пятнадцать. Таким как мы сложно жить среди людей. Нам, детям Белого Демона.

Хоро внезапно одумался от своих слов и начал объясняться перед девочкой.

– Ой, прости, Сандра, я совсем задумался.

– Нет, я всё понимаю. Ты беспокоишься о своём брате.

– Да, беспокоюсь. Но, наверно он ненавидит меня за то, что я с ним сделал. Заключил его силу, оставил калекой и бросил. Сбежал как последний трус.

– Но ты же спас его, разве нет? И знаешь, я бы хотела познакомиться с твоим младшим братом, учитель Хоро.

– Честно признаться, я даже имени его не знаю, а внешность вовсе не помню.

Хоро слегка засмеялся. Сандра мягко улыбнулась и продолжила следить, как потихоньку собирается её новая нога. Рука уже была полностью собрана. Под металлическим корпусом, прямо на глазах, росли переплетения алых нитей, имитирующих мышцы. По ним бежали потоки энергии. Чем больше становилось корпусных деталей, тем быстрее росли нити, оплетая основные стержни, имитирующие кости. Все прошлые протезы были просто из шарниров, стержней и корпуса, лишь отдаленно напоминающее по форме настоящие конечности. Но вот новые были совсем другие. Не такие грубые, гладкие, щелей почти не видно, а главное, похожие на настоящие руки и ноги, только железные.

Когда Хоро закончил, он собрал все инструменты в сумку и, вместе с Сандрой, вышел из мастерской.

Дом Сандры находился не далеко. Место её обитания походил больше на шалаш. Это была наспех сколоченная постройка среди обгоревших завалов. Внутри всего две комнатки, спальня и кухня. Убранные, ухоженные, но всё же было заметно, что сделано здесь всё из старой древесины, наворованной на какой-то стройке много лет назад.

Хоро прошёл в дом, где не был уже год. Он сам помогал девочке строить его, когда только нашёл маленькую грязную сиротку на улице. Как сейчас он помнил, малышку и храбро защищавшего её пса.

– Рик! – окликнула девочка пса, войдя в дом. Раздался тихий скулёж.

В одной из комнат, на полу, лежала собака. Хоро и применять магию не пришлось, чтобы понять – дело плохо. Истощённая собака лежала не шевелясь в ужасном состоянии. Увидев это, Сандра закрыла рот руками. Видимо, когда она уходила, всё было не так плохо.

Хоро, уже приняв свой нормальный облик, подошёл к псу и приложил к его груди свою руку. Под ней засиял тусклый голубоватый свет. Демон водил рукой по истощённому животному, и когда закончил, отнял руки.

Покачал головой и тяжело вздохнул.

– Ему осталось не больше суток, – с печалью вынес вердикт демон.

Сандра тихо расплакалась. Хоро обнял девочку за плечи и прижал к себе. Ему было грустно, что его ученица опять переживает потерю близких. Он знал, как это больно, не понаслышке.

– Проведи последние мгновения рядом с ним. Так он хотя бы уйдёт счастливым.

– Почему? Почему это снова происходит? – захлёбываясь слезами, простонала Сандра.

Хоро понял, что не успокоил её. Ладно, действуем по-другому…

– Да не реви ты, это просто собака! Заведёшь ещё одну, она поможет пережить потерю.

Сандру это ни капли не успокоило. Она заревела ещё громче. Демон начал злиться. Злиться на себя. И, не контролируя себя, проявились его демонические черты: на лбу вылезли два изогнутых полумесяцем рога, а ниже них татуировка в виде пентаграммы. Сандра отдёрнулась и замолчала. Демон понял, что сделал только хуже, – она подумала, что он зол на неё.

– Прости, мне пора, – отрезал Хоро и бегом бросился к выходу.

Он быстрыми шагами помчался по улице. Злость разливалась в груди приятным обжигающим теплом. Нет, нельзя его выпускать. Будет плохо…

Додумать демон не успел. Он почувствовал боль в области живота. Хоро остановился и опустил взгляд. Прямо из брюха торчало лезвие меча.

– Попался, демон, – прохрипел кто-то за его спиной. – Эй! Я убил Хаорокуночи!

Люди, проходившие мимо, начали останавливаться и оглядываться.

– Убил? – заинтересованно спросил демон и обернулся. Нападавший испуганно отшатнулся, споткнулся и упал на землю. – Убил, значит… Так вот, должен расстроить. Я – бессмертный Хаорокуночи. И меня нельзя убить простым мечём.

Демон изловчился, вытащил из спины клинок и отшвырнул его в сторону с такой силой, что старый полуразрушенный дом, в который летело оружие, рухнуло от удара. Хаорокуночи, приобретая чудовищный облик прямо на глазах нападавшего глупца, сгрёб того за грудки и с лёгкостью поднял в воздух. Мужчина закричал от ужаса. Демон с силой замахнулся и швырнул несчастного в след за мечём, и вдогонку шар пламени. Сооружение мгновенно вспыхнуло.

Хаорокуночи фыркнул и продолжил свой путь. И теперь ему в след неслись крики, проклятия, кто-то не побоялся кидать в него камни, но демон не обращал на них внимание. Он и так шёл прочь из города.


Команда охотников медленно брела через знойную пустыню. Уже вечерело, поэтому было не так жарко, как днём, но песок всё так же обжигал обнажённые сандалиями места ног Рюджина. На нём была слишком неподходящая обувь, для путешествия по пустыне. Как, собственно и у Иккиро, который ходил в странной обуви, похожей на сандалии, но с небольшими перегородочками на подошве, что делало их похожими на маленькие лавочки. Однако Обезьяна не жаловался.

Мало было горячо, жарко, так ещё и есть хотелось. Желудок Рю иногда давал о себе знать громким урчанием, а парень упорно продолжал его игнорировать.

Вдруг, Рюджин почувствовал странный запах мёда. Откуда ему взяться в пустыне? Мальчик оглянулся и заметил куст, усыпанный крупными белыми ягодами. Аромат был ужасно приятный, а ягоды выглядели сладкими и сочными. Но не стоит обольщаться лишь на вид и запах и Рюджин это прекрасно понимал.

Гин тоже заметил куст и направился к нему. Он собрал горсть ягод и сложил их в небольшой мешочек. Затем начал копаться в песке около куста.

– Зачем это тебе? – спросил Рю, с подозрением смотря на странные плоды.

– Это ягоды Люмва, – пояснил Гин. – У них одурманивающий запах и сладкий вкус, но действуют они как наркотики. Пара ягод и из пустыни ты больше никогда не выберешься.

И в подтверждение демон выудил из песка сначала, пустую флягу, мешочек монет, а затем человеческий череп. Рюджин даже вздрогнул.

– Тогда для чего они тебе? – Спросил парень, косясь на посеревший череп.

– Сок этих ягод можно использовать в качестве обезболивающего, при наружном применении. Думаю, это пригодится нам во время тренировок.

– А ещё из них можно сделать усыпляющий дым, – добавил Иккиро.

– Сейчас я вам объясню распорядок дня, – прервал размышления друга Гин. – И так, вечером и ночью мы путешествуем около четырёх часов, потом четыре часа спим и продолжаем путь семь часов, затем три часа тренировка и продолжаем путь весь остаток дня. Такими темпами мы доберёмся до Марти за два дня или меньше. Ночью часто гуляют хищники, так что ложимся спать, когда начнёт светать, а это примерно пять утра.

– Какой у тебя жёсткий распорядок дня, – немного расстроено прокомментировал Иккиро. – Ты – демон, и тебе проще не спать такое количество времени, а мы люди. Нам надо спать как минимум семь часов.

– Лучше подольше идти и быстрей дойти до Марти, чтобы вы могли выспаться. Кстати воды и еды у нас только на неделю, так что лучше поторопиться.

Гин уверенно побрёл по едва заметной тропке. Шагов за его спиной не последовало. Он остановился и обернулся: Иккиро и Рюджин не сошли с места. Обезьяна осуждающе поглядывал на друга.

Демон закатил глаза и вздохнул.

– Ладно, семь часов сна. Ночью. Вас устраивает?

– Вполне, – улыбнулся Иккиро. – Мне всё равно, но вот парнишка явно не привык к таким нагрузкам. Будь с ним мягче, он ведь просто человек.

Ребята шли до тех пор, пока солнце не скрылось за горизонтом. Лишь когда начали подкрадываться сумерки, Гин приказал устраивать привал. У Иккиро была небольшая палатка, и он установил её на песке. Ребята наспех разожгли костёр, приготовили на нём немного еды, поели и легли спать. Гин остался сторожить у костра, но в скорее и его одолел сон.

Только поднялось солнце, как начало стремительно теплеть. Уже через час после рассвета стало очень тепло, песок начинал разогреваться. Первым проснулся Гин и, поняв, что проспал свою вахту, обругал себя на чём свет стоит. Затем он разбудил Иккиро и Рюджина. Парень проснулся быстро, но вот Иккиро пришлось будить около получаса. Обезьяна совершенно не хотел просыпаться. Тогда Гин выволок друга за ноги на песок. Почуяв горячее касание, Иккиро проснулся и сладко зевнул.

– А? Уже утро? – удивился он, озираясь как сова.

– Да и тебя опять было не добудиться! – возмутился демон.

Ребята наскоро позавтракали, собрали вещи и отправились дальше.

Спустя два дня ребята, вымотанные путешествием, прибыли в Марти.

Грязный неухоженный город сразу давал понять, что к туристам и путешественникам здесь не привыкли. Прохожие озирались на компанию незнакомцев подозрительными взглядами. Некоторые даже открыто заводили разговоры, мол, кто опять явился в их город.

Гин остановил одного из прохожих. Это была старушка. Та боязливо посмотрела на демона.

– Скажите, пожалуйста, Госпожа,– мягким, приветливым голосом начал Гин. Старушка сразу подобрела. – Не подскажете ли вы нам, путникам, где мы можем остановиться на ночлег? Есть ли в этом городе постоялый двор или гостиница?

– Ох ты, молодой человек, напугал, старую, – заохала старушка. – На главной площади есть постоялый двор с таверной. Там можно переночевать.

– Премного благодарен вам, – поклонился Гин. – Но, почему все так напряжены? Явно боятся нас, как незнакомцев. Что-то произошло?

– Произошло, дорогой. Три дня назад сам Белый Демон здесь был. К молодой воровке приходил. Человека убил и дом сжёг… Ужас то какой был! Йонс, дурак, похрабриться решил. Услышал, что сам Хаорокуночи явился в город, выследил его и вогнал ему в живот меч. А того это не проняло, он меч вытащил, а Йонса то нашего… в дом старый разрушенный… и сжог.

Последние слова старушка проплакала. Гин мягко погладил её по плечу, поклонился и продолжил путь с друзьями. Вскоре они нашли постоялый двор, забронировали номер и ушли отдыхать.

– Так Хаорокуночи и правда существует, – задумчиво протянул Рюджин.

– А ты не верил? – хмыкнул Гин.

– Конечно, нет. Кто же поверит в демона, который не стареет и которого невозможно убить? Вы ещё мне скажите, что двенадцать богов существуют.

Гин и Иккиро посмотрели на Рюджина, как на идиота. Парень, неожиданно понял, что сморозил страшную глупость.

– Не говорите мне…

– Ещё как существуют, – ответил Гин.

– Я честно думал, что это лишь сказки.

Гин и Иккиро загадочно переглянулись. Обезьяна даже подмигнул и Рюджин это заметил. Это было как-то странно.

Гин, вымывшись и переодевшись, оставил друзей в номере, а сам отправился в город.

– Рюджин, делай силовые упражнения. Отжимания, приседания, пресс, намотай кругов двадцать вокруг таверны, а я пойду на разведку, – сказал он друзьям и ушёл. Рюджин удивлённо посмотрел ему в след, но начал послушно выполнять приказ.

Гина очень сильно заинтересовала эта история с домом. Он нашёл его по устоявшемуся запаху дыма в воздухе. У демонов вообще был хороший нюх, а Гину так же помогал ориентироваться его небольшой дар – ясновидение.

Эту способность юный демон открыл не так давно всего пару месяцев назад и активно развивал её. Она помогала ему видеть окружающее его пространство словно с высоты птичьего полёта или, по желанию, мог исследовать небольшие участки не сходя с места. Демону нужно было лишь закрыть глаза и сосредоточиться, правда подобная магия отнимала у него слишком много сил. Его собственная энергия, словно прощупывала окружение. Очень удобная способность для его работы.

Гин пришёл к сгоревшему дому и увидел у развалин небольшую девичью фигурку. Она держала в руках цветы и смотрела на старые обгоревшие развалины.

– Это здесь пожар произошёл? – спросил Гин у девочки. Та вздрогнула и с опаской воззрилась на незнакомца.

– Да, – ответила девочка и чуть отстранилась. Теперь Гин заметил у неё протезы. На левых ноге и руке, такие знакомые… Из того же металла, что и его.

– Вот дела, – протянул Гин, наигранно удивляясь. – Местные какой-то бред про Хаорокуночи несут! Чепуха какая-то!

Парень заметил, что девочка вздрогнула. Вот как, – он попал в самое яблочко.

– Почему же бред? – удивилась девочка. – Его многие видели в тот день.

– И ты?

– Нет, я его не видела ни разу в жизни, – ответила девочка ровным голосом, но Гин всё же различил фальшь. – Простите, но мне нужно идти.

С этими словами девочка быстрым шагом направилась вниз по улице. Гин ещё раз окинул взглядом её протез. Совсем новый. Что-то эта девушка темнит…

Парень решил не упускать её из виду и направился следом. Тихими шагами, держась ближе к домам и на большом расстоянии. Ясновидение Гина и здесь помогло не упустить девочку. Совсем скоро, пройдя где-то половину города, он вышел на кладбище. Девочка остановилась у четырёх могил, одна из которых была совсем свежей, и села перед ними на колени. Демон спрятался за углом крайнего дома и наблюдал издалека. Надо выждать момент…

Кладбище располагалось на окраине города вблизи пустоши. Это был большой погост, растянувшийся на несколько сотен метров по пустыне. Могилы были отмечены лишь камнями, скудно украшенные лишь надписями и вениками засохших цветов. Девочка сидела на коленях и тихо плакала, Гин понял это лишь по содрогающимся плечам.

– Мама, Папа… Саэль… – тихо пищала девочка сквозь слёзы. Демон с трудом разбирал её слова. – Рик отправился к вам. Что мне делать? Я осталась совсем одна. Что же мне теперь делать? Почему я выжила? Почему вы не забрали меня с собой?!

Последние слова девочка почти выкрикнула. Демон вздрогнул. Он знал, как больно терять родных. Знал, как больно терять друзей, когда они уходят навсегда и бесповоротно…

Его мысли прервал громкий приглушённый рык. Демон вскинул голову. Вдали от города поднималось густое облако пыли, но оно было каким-то неестественным. Присмотревшись, Гин понял – это не просто облако, а огромное чудовище. И оно направляется прямо сюда. На огромной скорости.

Девочка очень поздно заметила чудовище и некстати окаменела от ужаса. Она продолжала сидеть на коленях, тупо смотря на бегущую на неё огромную рогатую ящерицу.

Когда чудовище приблизилось на опасное расстояние, а девочка так и не сдвинулась с места, Гин понял – надо брать дело в свои руки. Демон выбежал из-за угла, вскинул руки и из них, как змеи под дудочкой заклинателя, взметнулись цепи. Одна схватила девочку и рванула её ближе к Гину, а вторая врезалась в глаз чудовищу. Он взвыл и остановился, однако было очевидно, что тот готов напасть вновь, выдался бы удобный момент. Гин медлить не стал, он окружил девочку и себя цепями. Чудовище ринулось в бой и врезалось в прочную защитную стену. Демон молча огородил девочку собой, создал в руке меч, раскрыл защитный кокон цепей и вогнал оружие прямо в шею монстру.

Чудовище, бездыханное, рухнуло на землю. Теперь Гин смог разглядеть его: двадцатиметровая ящерица с пятью глазами и шестью лапами. Явно из рода Кóму – опасных химер, любящих полакомиться плотью демонов. Обычно все из вида Кому были ящерами или животными с некоторыми чертами ящера: рога, хвост или ноги.

Не успел Гин перевести дух, как его ожидало новое потрясение.

– Зачем вы это сделали?! – закричала сквозь слёзы девочка. – Я вам никто! Вы мне никто! Зачем вы меня спасли?!

С начала Гин был в замешательстве, он правда не понял сути вопроса. Затем его охватил гнев. Вот же идиотка! Она серьёзно думала, что лучше помереть? Хотя… Гин её понимал.

– Ты бы погибла, дура! – крикнул на неё Гин таким тоном, что девочка вздрогнула и замолчала. – Ты совсем не ценишь жизнь?! Она у тебя всего одна, так цени, то, что имеешь!

– И что? – искренне не поняла девочка. – Зачем мне жить? У меня никого нет! Мои родители и брат погибли в пожаре, Рик, мой единственный член семьи, умер сегодня утром. Что мне остаётся делать? У меня никого нет!

– Жить! Разве твои родители хотели, чтобы ты умерла?! Наверняка они мечтали, чтобы хотя бы ты выжила.

Гин дёрнул её за руку и поднял на ноги. Протез в локте Гина натужно заскрипел. Девочка с недоумением смотрела на Гина, словно пыталась вспомнить его лицо.

– Спасибо вам, – тихо пробормотала девочка.

– Не стоит благодарности. Я светлый охотник и помогать людям – моя работа.

– Чем я могу отплатить вам? – спросила девочка, уже с большей уверенностью в голосе.

– Просто ответь на несколько вопросов и считай мы в расчёте. Если ты скажешь мне правду, я буду очень признателен и ты мне сильно поможешь.

– Вопросы? Какие?

– Во-первых, как тебя зовут? – Гин просветлел на глазах, словно не он сейчас выпалил гневную тираду. – Меня зовут Гин.

– Сандра, – неуверенно ответила девочка

– И так, Сандра, ответь честно, – Гин вытащил из-за пазухи листок бумаги. На ней был изображён Хаорокуночи, беловолосый демон с жутким злым лицом. – Ты же знаешь его? Не пытайся врать.

– Знаю, – твёрдо ответила девочка. – Этот человек приезжает ко мне каждый год, чтобы починить протезы, но несколько дней назад он сказал, что больше не сможет приезжать.

– Как давно он покинул этот город?

– Три дня назад. Он сказал, что ищет кое-кого.

– Кого же? Скажи правду, это очень важно.

Девочка немного помолчала, обдумывая свои слова и, наконец, ответила:

– Своего младшего брата.

Гин вздрогнул. Всё внутри него похолодело, но на лице постарался скрыть накатившее на него волнение.

– Хорошо, спасибо большое, – с улыбкой поблагодарил Гин Сандру и спрятал портрет.

– А зачем вам нужен Хоро? – вдруг спросила Сандра.

– Ничего плохого мы ему не желаем, просто хотим переманить его на сторону нашей гильдии. Его способности и силы нам бы очень пригодились. И его брат очень сильно по нему скучает.

– Вы знакомы с его братом?! – удивилась Сандра.

– Немного. Мы сослуживцы. Ладно, мне пора, товарищи ждут.

Гин попытался сделать шаг, но девочка вдруг остановила его.

– Вы возьмёте меня с собой? – вдруг выпалила она.

Гин оценивающе посмотрел на девочку, почесал подбородок и улыбнулся.

– Уходим завтра в полдень через восточную улицу. Возьми деньги, еду и одежду.

С этими словами Гин развернулся и поспешно удалился по тёмным улицам города.

Он вернулся на постоялый двор к Рю и Иккиро далеко за полночь. Демону пришлось пройтись по магазинам, чтобы пополнить провиант, немного обследовать местность и подхватить ещё несколько новых слухов. Как он и думал, Хаорокуночи в последний раз видели на востоке от города.

Когда Каара вернулся, Рюджин и Иккиро спали и видели десятый сон. Измотанный демон наспех снял с себя верхнюю одежду и рухнул в кровать, тут же погрузившись в сладкий сон.

Как говорится, «утро добрым не бывает». Гин сам убедился в этом. Раньше всех этим утром проснулся Рюджин. Малец оглядел комнату и увидел своего учителя, бессовестно гулявшего весь вечер, спящим в весьма забавной позе. И тут, на беду мальчику, ему в голову пришла идея. Рюджин нашёл в номере баночку чернил и перо. Мягкой стороной гусиного пера он нарисовал на лице Гина насколько закорючек.

– Нарисуй ему круги вокруг глаз, – вдруг раздался голос Иккиро. Рюджин повернулся и увидел, что Обезьяна прижимает к лицу подушку, сдерживая хохот.

Парень последовал предложению обезьяны. Сам Иккиро, поняв, что Гин проспит ещё долго, заплёл ему несколько косичек. Ребята, отшутившись и быстро одевшись, поспешили ретироваться, пока демон не проснулся.

Ещё только заканчивалось ранее утро и на улицах было не многолюдно, однако бойкие торговцы уже открывали свои магазинчики и лавочки и начинали торговлю. По улицам повеяло запахом свежеиспечённого хлеба, чуть поодаль открылось окошечко мясной лавки, на витрине которой уже лежали свежие кусочки мяса разных сортов.

Тишь да благодать. Приятно было прогуляться с утра по такому тихому городку, когда жизнь начинает только просыпаться. Иккиро и Рюджин спокойно брели по запутанным улочкам Марти, лишь изредка останавливаясь у какой-нибудь лавки. В качестве завтрака они купили себе по сдобной булочке и теперь с аппетитом уминали их. Иккиро, на счастье Рюджина, оказался добрым человеком и весёлым собеседником.

Неожиданно, до Рю дошла одна мысль: он ничего не знает ни о Гине, ни о Иккиро. Так долго путешествовал с ними, но они совсем ничего о себе не рассказывали.

– Иккиро, – вдруг обратился к старшему товарищу Рюджин, – Ты можешь рассказать что-нибудь о себе?

– Мне совсем нечего о себе говорить, – улыбнулся Иккиро. – Большую часть своей жизни я стараюсь не вспоминать вовсе, а это примерно четырнадцать лет моей жизни. Могу только сказать, что родился и вырос я в Камадзисии.

– Так далеко? – удивился Рю.

– Да, а здесь оказался случайно. Не хочу об этом говорить.

– А Гин? Что он за человек? То есть демон.

– У него довольно тяжёлая жизнь, о которой, он попросил меня умалчивать.

– Да что у вас за секреты такие? – в шутку обиделся Рюджин. – Хотя бы расскажи, что он вообще умеет. Просто меня очень пугает его сила. Когда он дерётся… я словно чувствую какое-то давление, исходящее от него.

– Что я могу сказать, – задумался Иккиро, – он не самый обычный демон, это точно. Более того, не из слабых, но он и сам ещё не умеет контролировать свою силу.

Повисло неловкое молчание. Рюджин обдумывал услышанное, а Иккиро думал, не сболтнул ли он чего лишнего? Конечно, не хорошо скрывать от товарищей важную информацию, но и вываливать всё разом… это может напугать парнишку.

– Ты уже говорил со своим оружием? – вдруг спросил Иккиро, чтобы не затягивать неловкое молчание.

Рюджин непонимающе посмотрел на Обезьяну.

– Говорить? Разве с оружием можно разговаривать?

– Способность – это часть тебя, часть твоей души. У неё не просто есть разум, но и имя, которое ты дашь ей сам.

– Правда? Нет, я не разговаривал с ней. И даже не понимаю, как ей пользоваться.

– Наверно, рано я тебя об этом спросил. Ты ведь только открыл её. Я сам услышал Джисокуну только через половину года, после овладения ей. Это имя моей способности. Она позволяет мне очень быстро передвигаться и даже останавливать вокруг себя время.

– Здорово, – восхищённо выдохнул Рюджин. – А у Гина?

– Его способность зовут Тсуругино – «Король мечей». Но он предпочитает называть свой меч проще – Тоокен. Кстати, на самом деле у него только большой двуручный меч, который он уменьшил до размера кинжала.

– А как он тренировался? – вдруг спросил Рю.

– А это уже интересно. Гин был самым одарённым и самым молодым охотником в «Звене». Он закончил осваиваться со своей силой всего за неделю, в то время, когда обычно это занимает месяцы и даже года. Кроме того, у него редкий дар управлять цепями Гетсу, как и у покойного главы нашей гильдии.

– Он был хорошим человеком?

– Очень, – грустно выдохнул Иккиро. – Если бы не он, нас с Гином, возможно, не было бы сейчас в живых. Мы ему жизнью обязаны. Жаль старика, но он обычный человек, рано или поздно это должно было произойти.

Ребята не заметили, как сделали круг и вернулись в центр города. Они решили вернуться в таверну, на свою беду, забыв, что натворили с Гином. Они тихо прошмыгнули в номер и стоило им зайти, как с громким хлопком захлопнулась дверь. Рюджин пискнул от испуга, а по телу Иккиро побежал холодок.

– Доброе утро, ребятки, – сквозь злобный оскал выдавил Гин пугающим, и наигранно беззаботным голосом. – Гуляли?

Ребята обернулись. По лицу демона оба сразу поняли – он в бешенстве. И им так просто не отделаться.

– Доброе утро, Гин, – испуганно пискнул Рюджин.

Гин смотрел на него своим голубым и чёрно-жёлтым глазом, из-под губы выпирали два удлинённых клыка. Рюджин не выдержал… и грохнулся в обморок. Гин зло фыркнул.

– И как ты мне это объяснишь? – всё тем же пугающим голосом обратился демон к Иккиро.

– Гин, это же просто шутка. Ты же не убьёшь меня из-за неё?

Гин продолжал смотреть на Обезьяну. Хоть Иккиро и был выше Гина, тот всё же как-то умудрялся смотреть на него сверху вниз. И вдруг Обезьяна заметил, что левый глаз демона из голубого, стал таким же чёрно-желтым, как и правый, а на лбу пробились два маленьких рога. Друг не выдержал. По его телу пробежалась вспышка молнии и он рухнул навзничь.

Гин досадливо посмотрел на друзей. Он, конечно, хотел их проучить, но не думал, что так напугает. Демон вздохнул, принял прежний облик и распинал бесчувственных ребят. Когда те пришли в сознание, демон только вздохнул, мол «проехали» и отправился смывать с лица остатки растёкшихся чернил.

– Больше никогда не буду шутить над Гином, – тихо выдавил Рюджин.

– Я тоже, – согласился Иккиро. – Столько лет с ним дружу, но впервые видел его таким. Теперь я понимаю, почему некоторые преступники бегут сломя голову, когда видят его.

Гин наскоро умылся, приказал собирать друзьям вещи. Сам демон быстро оделся, нацепил на правый глаз повязку, а на голове повязал бандану.

– Зачем тебе вообще наглазная повязка? – спросил Рю у демона.

– Чтобы спрятать мои приметы демона. Если я использую магию, то правый глаз из голубого становится чёрно-жёлтым, а это явный признак, что человек – демон. А демонов угоняют в рабство. Стоит попасться работорговцам или городской охране – белого света на воле больше не увидишь. Ну а меняющийся с чёрного на голубой глаз никого не удивляет, у некоторых «Святых» есть такая способность.

И ребята двинулись дальше в путь.

– Куда теперь? – поинтересовался Рю.

– Хаорокуночи в этом городе нет. Пойдём вглубь земель Игумии. Возможно, придется даже в столицу заглянуть.

Только приближался полдень. Воздух стремительно нагревался, солнце страшно пекло. Ребята старались идти там, где было больше теней, не хватало схватить солнечный удар даже не дойдя до окраин города. Не прошло и получаса, как ребята вышли на самую окраину. Вокруг только старые полуразрушенные дома и голые деревянные сваи. На удивление Рю, они не сразу покинули город; Гин приказал остановиться и ждать. Чего именно ждать, он не сказал.

Прошло около десяти минут. Ребята начали нервничать.

– Скажи, Гин. Что именно мы ждём? – Спросил Иккиро.

– Не что, а кого. Вчера познакомился с одним интересным человеком.

И тут раздались шаги. Гин присмотрелся и заметил небольшую фигурку, размываемую маревом. Она брела с начала неуверенно, но затем ускорила шаг.

И в этот момент раздался страшный звериный рык. Гин повернул голову. Со стороны пустоши прямо на город неслось огромное чудовище, куда больше того, что вчера напало на девочку на кладбище. Присмотревшись, Гин понял, что это был гигантский волк, ростом метра два. Чудовище с ужасным рыком неслось на город.

– Чёрт! –выругался Гин.

– Что такое? – не понял Рю, во все глаза уставившийся на огромного волка.

– Это чудовище Кóму, – пояснил Иккиро, – охотится на демонов по запаху, и, кажется, оно бежит сюда за Гином. Против такого я не смогу поставить барьер, а кинжалы Гина и вовсе бесполезны.

– Тогда что делать? – в панике выдавил Рю. Его начало трясти от страха.

– Что-что? Бежать! – рявкнул Гин и подтолкнул друзей обратно на улицы города, куда монстр не сможет пробраться из-за своих размеров.

Команда успела пробежать несколько десятков метров, как Гин, неожиданно, развернулся, набрал скорость, расправил крылья и полетел прямо на огромного волка. Не успел он высоко взлететь, как рядом с ним что-то промелькнуло, демон успел заметить лишь блеск металла. Сам он мгновенно вытащил несколько ножей и кинул их в песок.

Сейчас он смог рассмотреть животное: трёхметровый волк с небольшими роговыми наростами за ушами и на сгибах лап, длинный хвост ящера с шипами, а самое главное – три глаза. Один глаз располагался прямо на лбу монстра и двигался он как-то неестественно, лихорадочно мечась из стороны в сторону. Гин понял, что это проклятие, подчиняющее себе разум монстра.

– Меться в глаз! – крикнул Гин вмешавшеёся в бой Сандре.

Худенькая девочка прыгнула на морду волка. Её протез засиял голубым огнём, и из него вырвалось несколько ярких всполохов, попавшие прямо в третий глаз чудовища. Гигантский волк замотал головой, сбрасывая с себя девочку, и у него это вышло. Гин подлетел и в воздухе схватил Сандру. Он едва успел отлететь от беснующегося монстра, как прогремел выстрел, в воздухе скользнула вспышка и едва задела ухо огромного Кому. Гин обернулся и увидел Рюджина с пистолетом.

– Вот же придурок! – выругался Гин.

Гигантский волк тоже заметил мальчика и рванулся к нему, но уйти далеко не успел. Каара взмахнул одной рукой и из разбросанных вокруг ножей выросли цепи. Они сковали огромное животное и прижали его к земле. Монстр некоторое время бесновался, а затем выбилось из сил и успокоилось.

Гин приземлился рядом с тяжело дышавшим Рю и выпустил из крепкой хватки Сандру. И как раз вовремя: парень покачнулся и упал на песок, Гин едва успел его подхватить.

– Ты совсем идиот? – взбесился Гин. – Какого чёрта ты творишь?! Я же сказал, что тебе нельзя пользоваться способностью!

– Да ладно тебе, – улыбнулся Рю. – Зато я понял, как она устроена.

– Ты помереть хочешь? Я могу тебе устроить!

– Не кричи на меня! – разозлился в ответ Рюджин. – Гонял меня своими физическими упражнениями по пустыне, а нормально не тренировал! сколько вообще можно?! Я хочу тренироваться так же как и ты! Я не слабак!

Гин, услышав это, злобно зыркнул на Иккиро, но тот примирительно поднял руки и виновато улыбнулся.

– Для начала ты должен закалить тело и дух, а затем уже учиться владеть способностью.

В этот момент к Рю подошла Сандра и помогла Гину поддерживать его с другой стороны.

– Если я понесу этого дохляка, вы возьмёте меня с собой? – спросила Сандра.

Рю и Иккиро удивлённо вытаращили глаза.

– Собственно, знакомьтесь, – улыбнулся Гин. – Это наш новый товарищ.

– Сандра Селиф, – улыбнулась девочка. – Вы ищете Хоро? Я тоже. Нам по пути, так что позвольте мне пойти с вами. Буду полезна как вор, авантюрист и добытчица денег.

– Эй! – возмутился Рю, – не кради мою репутацию вора!

– А мы посмотрим, кто из нас лучший карманник, малой.

Гин добро засмеялся.

– Добро пожаловать в команду, Сандра, – улыбнулся Иккиро.

Ребята подождали, пока Рю придёт в норму, а затем продолжили путь по пустыне.

Через несколько часов, когда команда ушла далеко на восток, цепи Гина, окутывавшие огромное тело Кому, растворились. Животное открыло глаза, пошевелилось и встало, когда поняло, что его ничего не держит. Волк жалобно поскуливал. Он остался совсем один, опять. Рана на лбу сильно болела.

Не так давно волчонок осиротел, браконьеры пристрелили его мать, а сам волк совсем не помнил, как оказался так далеко от родных лесов Пакумо в этой жгучей и совсем незнакомой пустыне.

Кому оглянулся по сторонам. В его сторону шло несколько людей, а судя по топорам в их руках, ничего хорошего встреча с ними не предвещала. Пусть волк был и животным, но он прекрасно понимал, что встреча с вооружёнными людьми не к добру. Он развернулся и потрусил подальше от города, по запаху выискивая кого-то. Возможно, тех, кто ушёл далеко вперёд.

====== Убийца и Спаситель ======

В этом мире было много различных сказок, рассказывающих, о бесчинстве шести богов тьмы и о благородстве шести богов света. Особенно много было легенд о хитрости и коварстве Белого Демона. О его тирании, войнах, которые он начинал и истреблении людей. И не всё из этого было сказками, часть из них было чистой правдой. Но больше всех боялись не самого бога Всепоглощающего Пламени. Пятьсот лет назад старая ведунья предсказала, что мир уничтожит один из сыновей Белого Демона, получивший большую часть способностей отца. Люди тут же всполошились: Белый часто устраивал разгромы, но до уничтожения мира дело никогда не доходило.

«И явится миру сын Дьявольского Божества, и будет он нести за собой знамя многоглазого драконьего черепа. Кровь его будет даровать бессмертие, а руки нести лишь смерть. И уничтожит он старый мир и основы его существования. Но явится сын цветущего водоворота, дитя Белого Дракона и принесёт мир, как людям, так и нелюдям».

Люди думали, что разрушение принесёт именно Хаорокуночи, наиболее похожий на своего отца не только внешностью, но и силой. И из-за этого его всегда гоняли и пытались убить. Он и сам уже начинал верить в эту сказку, забывая, что не единственный живой сын Белого Демона. У него ещё оставался старший брат.

Город Нерган, расположенный в трехстах километрах на северо-восток от Марти. Теперь от города остались лишь руины, более не имеющие ничего общего с прекрасным, некогда знаменитым своей тишиной и рыночными площадями, городом.

Хаорокуночи уже второй час прохаживался по, нынче разрушенным, улицам города. Самым страшным было понимать, что этот город уничтожили люди всего за один день. Нет, в этом регионе не было ни войн, да и простых драк почти не бывало. Это всё уничтожили охотники «Тёмного Леса» просто ради денег. Хаорокуночи всегда была противна мысль о том, что из жадности люди способны пойти на такое, но долгая жизнь заставила его убедиться в алчности человечества.

Большая часть каменных домов были разрушены чем-то тяжёлым, где-то были опалены стены, видно сжигали изнутри. Даже идя по дороге, вокруг были сотни изуродованных и истерзанных трупов, изредка кто-то ещё стонал в предсмертной агонии. Редкие выжившие сидели, привалившись к стене.

Хаорокуночи зашёл в один из переулков, меньше всех пострадавший при разорении города. Он почти достиг середины тёмной улочки, как услышал тихий неразборчивый шёпот. Он повернул голову и увидел на земле маленькую девочку, лет пяти. Она сидела и смотрела лишь в одно место, не обращая внимания ни на демона, ни на то, что чудовище-падальщик, копошащийся у ног, пытается её укусить.

– С тобой всё в порядке? – спросил Хоро, подходя к девочке ближе. Она не ответила.

Демон лишь вблизи заметил, что девочка держит за руку труп младенца. Вид у него был ужасный, словно над ним долго издевались, а затем выбросили из окна. К горлу демона подкатила тошнота, но она тут же быстро сошла.

Неожиданно девочка встала.

– Пойдём братик, – пробормотала она, – мама с папой нас уже заждались.

И она ушла, волоча изуродованный труп за собой.

Это заставило ужаснуться даже его. Хаорокуночи часто видел сумасшедших, трупы, но вид этой девочки, наверно, заставил бы поседеть любого.

Демон, придя в себя, вышел из переулка на широкую дорогу, целиком усеянную трупами. Здесь, в прямом смысле, яблоку негде было упасть. Вся земля была покрыта телами. Рядом с мертвечиной ползали небольшие чудовища-падальщики, периодически стаскивая куски мёртвой плоти. Демон, убивший за свою жизнь более тысячи людей, от такого зрелища был в огромном потрясении. От нарастающего чувства злобы вновь вылезли рога, а на лбу проступила чёрная пентаграмма. Хоро скрежетал зубами и сжимал кулаки. Когти впивались в ладони, распарывая белоснежную кожу демона. На землю упала пара капель крови. В голове нарастал гул, и лишь когда он стих, демон услышал шум. Шаги. Бежало несколько людей.

– Он здесь! – Выкрикнул кто-то.

Хаорокуночи обернулся. С разных сторон и переулков, выходили люди в белых плащах, с надвинутыми на голову капюшонами. С несколькими людьми вышли волки, не обычные, лесные, а немного крупнее и покрытые белой искрящейся шерстью. Снежные волки. Один из зверей подошёл к Хаорокуночи и обнюхал его. Демон не удержался и погладил зверя по холке, не боясь, что тот может откусить ему руку. Животных он всегда любил и это было взаимно.

– «Белые Волки», да? – уточнил Хоро, когда люди окружили его. – Что вам нужно?

– Ничего особенного. Лишь хотели убедиться, что это вы, господин Хаорокуночи, и с Вами всё в порядке, – ответил один из охотников. У него был добрый старческий голос. – Мы рады, что Вы в порядке.

– Будто, со мной что-то может произойти, – усмехнулся Хоро.

– Может. С вашим образом жизни очень легко потерять рассудок и истинный путь, – выдохнул старик.

После этого небольшого и странного разговора, люди спокойно прошли мимо Хаорокуночи, а кто-то, даже улыбнулся ему, блеснув глазами из-под широкого капюшона.

– Вы совсем меня не боитесь? – удивился демон.

– С чего бы это? Ты обычный демон, как и многие из нашей гильдии и из «Цепей Луны». Тебя боятся, только потому, что твой образ совпадает образу Белого Демона из старой легенды. Мы-то знаем, что ты и твой брат – сыновья водоворота – всего лишь очень сильные демоны.

– А ты не боишся, что мир уничтожит не мой брат, а я? – спросил Хоро. – Мы ведь так похожи…

– Хватит верить в эту сказку, – сказал другой охотник. – Пусть ты и убивал людей, но ты и помогал им. Думаешь, мы не знаем? Разве может такая сердобольная личность уничтожить мир? Если ты так и будешь верить в эту глупую сказку, то когда-нибудь станешь тем страшным демоном… Как это произошло с Первым Белым Демоном.

Один из охотников развернулся и посмотрел в глаза Хаорокуночи. Под капюшоном не было видно лица охотника, но Хоро по голосу понял, что это девушка, молодая. Совсем девочка.

– Откуда вы знаете? – не понял демон. – А-а-а, точно, Каара ведь всеми светлыми гильдиями заправляет…

– Ты, не твой отец, – не слушая размышлений Хоро, сказала девушка. – Ты имеешь право стать тем, кем хочешь сам быть.

С этими словами люди ушли. Хоро немного посмотрел им в след и сам пошёл прочь из города в следующий…

Хаорокуночи быстро покинул территорию погибшего города и вышел на просторы полупустыни. Он поднял к небу голову и присмотрелся. Чисто. Даже птиц нет.

– Да где его носит? – недовольно процедил сквозь зубы Хоро и пошёл дальше, к следующему городу. Идти предстояло несколько часов.

Хаорокуночи было уже четыреста сорок семь лет от роду. Беловолосый демон был одним из немногих выживших уничтоженного клана Кучиро, который, когда-то, имел огромное влияние среди демонов. Он всегда с болью вспоминал об этом, ведь весь его клан уничтожили прямо у него на глазах. Тогда он был совсем юным мальчишкой, подростком. Тогда же он и овладел в полной мере своими способностями, но проявлялись они, только когда он гневался.

К своим годам, Хаорокуночи успел увидеть гибель ни одного своего родича. Так, например, около трёхсот лет назад, погиб его младший брат. Просто не справился с огромной мощью. А ведь он так старался оградить его от этого… Как раз и он дал демону прозвище Хоро и тот до сих пор с наслаждением носил его. Тогда же он понял, что демоны из кланов, кроме клана Кучиро, не способны переносить огромную силу его отца, Белого Демона.

Затем, он узнал, что у него появился ещё один младший брат. Хаорокуночи долго пытался найти его, а когда нашёл, понял: ничего не выйдет.

«– Он тоже умрёт» – подумал он тогда, ведь он тоже не относился даже к далёкой ветви его рода. Мальчика он нашёл в небольшом городе. Тот как раз бушевал. Явно настал «Кризис силы». Так в семьях богов называли момент, когда в их детях просыпались силы своих родителей, правда лишь малая их часть. Хаорокуночи успокоил бушевавшего мальчика, подлечил… и сбежал. Он не хотел видеть гибель очередного дитя.

И вот, спустя несколько лет, после этого, он узнал о том, что у него есть сестра. Произошло это совершенно случайно. Тогда он просто путешествовал по миру. И вот, в небольшой деревне, куда он забрёл, до него дошёл слух, что в ближайшем городе появилось новое «дитя Цветущего Водоворота». Конечно, он направился посмотреть. Демон до конца был уверен, что это самозванец. Не мог же родиться так быстро новый ребёнок.Обычно между ними разница в сто, а то и в двести лет. К тому же, отец сообщил бы ему, как делал всегда, у сына и отца были спокойные, нейтральные отношения: Белый Демон творил всякую чушь, а Хаорокуночи разгребал за ним. В этот раз всё было иначе. Более того, Отец даже не знал, о том, что у него есть ещё ребёнок. Это подкрепляло уверенность в том, что там был самозванец.

Однако дойдя до города, Хоро понял, что ошибался. Демон ожидал встретить монстра, но он лишь встретил маленькую девочку, заражённую скверной. И все черты семьи Белого Демона: Голубые глаза, русые волосы с небольшим хохолком, алые татуировки и, самое главное, метка на груди. Цветущий Водоворот. Как Хоро узнал после, девочка самостоятельно переборола «Кризис силы». Он был удивлён. Тогда он понял, что не обязательно быть членом клана Кучиро, чтобы иметь силу Белого Демона.

Хаорокуночи отдал девочку в руки Белым Волкам, с просьбой найти ей убежище, а сам отправился на поиски брата, в надежде, что он выжил. Так он начинал. Но затем начал просто путешествовать по миру.

Хаорокуночи приближался к городу Хартгем. Он медленно шагал к виднеющейся на горизонте столице Игумии, но неожиданно остановился, кинув взор в небо. Он увидел небольшой силуэт, кружащий над ним. С каждым кругом, он всё приближался, и Хаорокуночи, наконец, смог разглядеть в нём странного вида человека. Когда он приземлился, то разглядел существо получше. Это было существо, с телом человека. У него были большие уши, вместо рук – огромные перепончатые крылья, за спиной нервно бился длинный, покрытый короткой шерстью, хвост с пушистым кончиком. Отдалённо, он напоминал летучую мышь, только с хвостом. Тёмные длинные волосы непослушно падали на лицо, прикрывая лоб человека, но Хаорокуночи и так знал – там алая метка в виде оскаленной пасти. Это была родовая отметина семьи этого существа, семьи нелюдей Ирхе.

– Я тебя уже заждался. – Недовольно буркнул Хоро.

– Приношу свои извинения, господин. – Странное существо поклонилось. – Произошли небольшие неприятности.

– Ангелы опять бушуют?

– Как раз об этом, я и хотел вас предупредить. Во всех ближайших городах неспокойно, и этот город не исключение.

– Ты принёс, что я просил?

Существо, одним большим пальцем крыла, перевернул, висящую на нём, сумку. Хаорокуночи открыл её и извлёк на свет небольшую бутылочку, с прозрачной, слегка красноватой, жидкостью

– Мало… – прошипел Хоро. – Ну ладно. Спасибо. – Он хотел уже уйти, но существо опять заговорило.

– Госпожа Камелия передала вам сообщение.

Хаорокуночи остановился, и, заинтересованно, посмотрел на своего собеседника.

– Она передаёт: «Братец, береги себя. Не ввязывайся в драки и опасайся ангелов». Конец сообщения.

– Передай ей, чтобы о себе позаботилась. Я бессмертен, а она совсем юна и слаба.

– Вас понял.

С этими словами, существо взлетело и быстро исчезло в небе. Убедившись, что оно чистое, Хоро продолжил путь, достигнув города через четверть часа.

«Летучая мышь» была права. По городу, среди бедного района города, бродили знатные люди в военной форме и с гербом в виде крыла и меча. Хоро выглянул из-за поворота и притаился.

«– Ангелы? Да ещё и разведка. Что-то здесь не так, раз они гуляют по низам населения…» – Подумал он.

Спрятавшись от людского взора, Хоро достал из наплечной сумки шарф и обмотал им лоб, затем он взял в руки один из висящих до груди локонов и волосы начали приобретать русый оттенок. Он быстро заплёл свои длинные волосы в косу и накинул на себя рванную рубаху. Кожа в тот же миг порозовела. Он совсем преобразился, а глаза стали чисто голубыми, словно небо. Когда маскировка была завершена, демон взял бутылочку с жидкостью, немного отпил.Это была особая настойка, скрывающая «запах демона».

Запахом демона это называли не просто так. Это особая аура представителей нечисти, которая имела свой особый аромат. У демонов он напоминал розу и мёд. Правда, обычные люди ни за что бы не почувствовали её, на то способны лишь другие демоны, ангелы и монстры.

Хоро вышел из тайника и пошёл по шумным, наполненным людьми улицам. Брёл он медленно, аккуратно, оглядываясь по сторонам, в надежде не наткнуться на ангелов. Конечно, смешаться с толпой было простой задачей, но предосторожность не помешает.

Он около часа осматривал низины города. С начала, он долго смотрел по сторонам, отслеживая ангелов, чтобы не попасться им на глаза. Но потом он засмотрелся на бурную жизнь города. Люди здесь, хоть и были бедными, но выглядели счастливыми. Они смеялись, соседи общались друг с другом, редкие торговцы весело перекрикивались между собой.

Но Хоро потерял бдительность, наблюдая за жизнью обычных людей, и не заметил, как на его пути появился небольшой отряд ангелов. Поворотов, где Хоро смог бы быстро притаиться, не было.

«Ну, что ж, была не была» – подумал он, вздохнул полной грудью, отошёл ближе к стенам домов и сделал невозмутимый вид. Он немного ссутулился и прошёл мимо военных ангелов. Казалось, что он проскользнул незаметно и уже отошёл на пару метров, но тут он заметил кое-что. Улицу переходила маленькая девочка, а прямо на неё, неслась повозка лошаей. Люди окрикивали её, но она, ничего не замечала и не слышала ни людей, ни грохота колёс об мощённую булыжником дорогу.

Хоро, не долго думая, рванулся к девочке, схватил её, и проскользнув прямо мимо колеса, отлетел в сторону. Когда повозка удалилась, он заметил, что бешанных лошадей остановили ангелы.

– Ты что, глухая?! – крикнул демон, поднимая девочку на ноги. Та вопросительно уставилась на него.

– Ири! – вскрикнул кто-то, и к ним подбежала грузная женщина. – Доченька! С тобой всё хорошо? Говорила же, не выходи из дома!

Хоро лишь вопросительно смотрел то на женщину, обнимающую дочь, то на саму девочку. Девочка, непонимающе, озиралась, щурилась, водила в воздухе руками, словно пыталась кого-то нащупать. Женщина же, грузная, с морщинами на лице и лёгкой сединой, кричала на неё, и прижимала к себе. Вокруг начали собираться люди.

– Спасибо что спасли её! – начала благодарить женщина, успокоившись.

– Да не за что, – кивнул Хоро.

– Она у меня глуха… да и видит плохо. Обычно мы её держим дома, пока не поправится, но, как видите, иногда сбегает.

Хоро посмотрел на девочку. Она была совсем юной, меньше двенадцати лет. И… «поправится»? Даже знаний Хоро, о врачевании, хватало, чтобы утверждать: глухота и слепота не лечатся. Однако, он сам знал, как это исправить.

– Скажите, она родилась такой или стала? – спросил Хоро.

– Стала, господин. Только подслеповата от рождения. Однажды на неё шкаф упал. Она потеряла сознание и с тех пор не слышит ничего.

– В таком случае, я могу помочь, – Хоро слегка улыбнулся. – Я – лекарь. Брожу по миру, исцеляя больных. Может, и выгляжу молодо…

– Будем очень рады! – не дав договорить, вскрикнула женщина. Она обняла Хоро, а когда отстранилась, как-то странно посмотрела на него. – Но мы не богаты…

– Не нужно денег. Просто еды. Я деньги не беру за лечение.

Хоро выглядел счастливым. Пусть он сам этого не замечал, но он просто обожал помогать людям. Если бы кто-то решился спросить его об этом прямо, он и сам бы не смог дать честного ответа. Хоро хотел договориться о встрече с женщиной, но договорить ему не дали.

– Это демон! Держите его! – услышал он окрик одного из ангелов.

– Я вернусь, – прошипел Хаорокуночи и сразу кинулся бежать со всех ног в безлюдные места, понимая, что спрятаться от ангелов не выйдет, ибо его выдаст запах демона.

Он выбежал на пустошь посреди трущоб и низин. Тупик. Бежать было некуда. Вокруг были только пустые дома. Ангелы сразу настигли его и приготовили оружие. Хоро снял с головы повязку и выставил рога. Его волосы в один миг побелели, а глаза стали чёрно-жёлтыми.

Из толпы вышел один из ангелов (командир, судя по богато украшенному мундиру) и встал перед войнами, презрительно смотря на демона.

– Не уж то это Хаорокуночи? – ехидно усмехнулся ангел. – Спрятал своё лицо не плохо, но запах демона не спрячешь.

Хаорокуночи понял, что его выдала кровь из царапины. Настойка могла скрыть запах снаружи, но кровь всегда будет иметь свой специфический аромат.

– Не уж то опять ты, Лукас Фредерик III? Командующий отрядом по поимке демонов высшего ранга, – усмехнулся в ответ демон. – Какая это наша встреча? Пятая или седьмая? Как я рад, что ты всё ещё жив.

– Я польщён, что столь жалкое существо знает моё имя, но я уже не командующий, а генерал подразделения по поимке сверхсильных монстров и демонов божественного ранга, а так же капитан отряда «Феникс»

– Я, конечно, рад, что тебя так сильно повысили, с нашей последней встречи, но я спешу. Прошу меня извинить, Ваше Тупорылое Генеральшество! – презрительно хохотнул демон и насмешливо поклонился.

– Куда же ты? Даже не хочешь позабавиться? – прошипел Лукас.

С этими словами, Фредерик снял с пояса плеть и нанёс ей удар по Хоро, но демон успел уклониться, высвободив крылья, большие, покрытые белыми перьями и объятые чёрным пламенем. Одним взмахом, демон рванулся в сторону на несколько метров в долю секунды. Но пользоваться этой способностью постоянно Хоро не мог. Лукас нанёс ещё один удар по демону, от которого тот не смог увернуться и плеть зацепила его за руку. Ангел ловким движением швырнул Хаорокуночи в стену разрушенного здания, от чего постройка обвалилась прямо на демона.

Ангелы немного посмотрели на завал и, не увидев никаких признаков жизни, подумали, что Хоро мёртв. Но стоило им повернуться спиной, демон выскочил из завала и нанёс смертельный удар одному из воинов. Хоро был настолько озлоблен, что его лицо изменилось: рога стали чуть-чуть длинней и на затылке показались ещё два отростка; пентаграмма приобрела из чёрного, красный цвет и уже выглядела как кровоточащий шрам; волосы, что и так были растрёпанны, встали дыбом, а глаза стали абсолютно чёрными. Злоба и гнев сделали из демона страшное чудовище. Увидев, во что превратился демон, Лукас едва смог сделать невозмутимое лицо.

– Что ж, драться с тобой в данном облике я не готов на данный момент…– фыркнул ангел. – Придётся мне отступить.

Хаорокуночи не мог ничего сделать, ведь и он не был готов к битве, и просто скрылся, как только ангелы повернулись к нему спиной. Он спрятался на этой же пустоши в одном из старых домов, прижавшись к стене и придерживая рукой плечо. Его крылья исчезали, подобно угасающему огню, а тело пришло в нормальное состояние, но сильно мучила отдышка и боль от ран. Хоро убрал руку от раны на плече и посмотрел на свою окровавленную ладонь.

«– Проклятье… Раны не заживают… – подумал он про себя. – А ещё и атака плетью прибавила хлопот ».

Хаорокуночи упал на пол. Кровь, настолько насыщенно бардовая, что казалось чёрной, уже перестала течь, но рана никак не стягивалась. Он понял – оружие ангелов было серебряным. Лишь серебряное оружие способно оставлять на демонах незаживающие раны. Само по себе серебра демоны не боялись, оно не причиняло им неудобств. Метал как металл. Только вот была у него особенность: оно отлично впитывает магическую энергию. Если осколок серебряной пули попадёт в тело демона, даже самая сильная регенерация не поможет, ведь вся энергия, уходящая на это, просто впитается в саму пулю.

В рану явно попало несколько осколков серебряной нити из кнута Лукаса, вот она и не стягивалась. Первое, что пришло Хаорокуночи в голову – промыть повреждение. Он опустил руку куда-то в сторону и… она исчезла в воздухе. Затем он так же ловко выудил прямо из воздуха какую-то баночку, откупорил её и вылил на свою рану. Плоть мгновенно зашипела, начала покрываться язвами, но в следующее мгновенье разорванные мышцы и кожа мгновенно срослись. Ядовитая настойка, убивающая людей и растворяющая серебро, часто спасала жизни демонов.

Как только рана стянулась, Хаорокуночи поднялся на ноги. Живот ещё болел, но это не на долго. Он получал раны и тяжелее, не страшно. Вот только одежда была уже никуда не пригодна. Хорошо, что он всегда носил с собой запас. Хоро опять опустил руку в невидимое пространство и выудил из него льняную бесцветную рубаху, надел её, сверху набросил грязный серый плащ и принял прошлую маскировку. Убедившись, что вокруг никого нет, он покинул убежище. Теперь главной проблемой для него стало – выйти из города незамеченным королевской ангельской армией. Это была сложная задача, ведь ангелы могут его по запаху найти.

Только он направился к окраинам, как вспомнил о маленькой девочке.

Что же делать? Он обещал вернуться. Девочку ещё можно вылечить, и если он не сделает это сейчас, то она на всю жизнь останется калекой. Но с другой стороны, ангелы выследят его по запаху. Да и женщина, скорее всего, услышала, что он демон и вряд ли примет его радушно!

Дилемма разрывала Хоро на части: сбежать из города, пока этот чёртов Лукас не вернулся, или же выполнить обещание?Рассудок кричал, что нужно бежать, он сейчас не в состоянии сражаться. Но всё же он вздохнул, развернулся, и бросился туда, откуда сбежал от толпы ангелов.

Хоро по памяти смог найти то место, где карета едва не сбила девочку. Уже темнело, но та самая грузная женщина сидела у входа в небольшой деревянный дом перед маленьким прилавком с фруктами. Увидев демона, она удивлённо вскинула брови.

– Пришёл таки… – удивилась женщина.

– Вы что, ждали меня? – удивился в ответ Хоро.

– Да нет. Просто я обычно сижу здесь до кромешной тьмы. Люблю ночь.

– Вы не боитесь?

– Чего? – искренне удивилась женщина.

– Ну, я как бы, демон. Или вы тоже глухая?

– Нашёл чем удивить. Если этот демон сможет помочь моей дочери, то я его заобнимаю! Пущай меня эта проклятая империя хоть казнит.

И то верно. В Игумии положительное отношение к демонам каралось смертной казнью. Людям приходилось скрывать своё нейтральное отношение.

Хаорокуночи улыбнулся. Давно уже он не видел таких добрых и приветливых людей. Женщина пригласила его в дом. Девочку он увидел сразу, она сидела за большим деревянным столом и что-то рисовала. Женщина подошла к ней, погладила её по волосам и развернула Лицом к Хаорокуночи.

Демон подошёл к девочке, коснулся её ушей, затем прикрыл ей рукой глаза. Он осматривал её и прислушивался к своим внутренним ощущениям.

– Её можно вылечить. – Под конец осмотра сказал он. – Но мне нужно много сил. Я приму свой настоящий облик и прошу вас не наводить много шуму.

– Настоящий облик? Ты что, как зверь выглядишь? – удивилась женщина. – Я, честно говоря, никогда в живую демона не видела.

– Нет, не животное, но, думаю, даже не видев ни одного демона, вы меня узнаете.

И Хаорокуночи выпрямился. Волосы вновь побелели, а глаза приобрели прежний цвет. Из головы вылезли рога, натягивая туго завязанный шарф. Хоро поморщился и снял его, показав свою метку на лбу.

– Белый Демон… – выдохнула ошарашенная женщина. – Сам бог спустился к нам…

Хоро ничего не ответил. Он опять опустился к девочке и приложил руки к её ушам. Под ладонями появилось сияние. Девочка странно зашипела. Спустя несколько минут, Хоро убрал руки.

– Ты меня слышишь? – сразу же задал он вопрос девочке.

– Кто это? – удивилась девочка и прищурила глаза, пытаясь разглядеть демона, но он тут же закрыл её глаза ладонью.

– Сейчас будет немного неприятно, – предупредил демон, – но потерпи.

Процедура повторилась и уже через несколько минут, девочка удивлённо озиралась вокруг. Мать кинулась обнимать своё дитя. Демон решил не мешать и начал тихо продвигаться к выходу.

– А ну стоять, – прошипела женщина. Её голос был строгим, но сквозь него проскальзывали нотки счастья и благодарности. – Решил под шумок сбежать? А ну марш в ванную, мой руки и садись за стол! – скомандовала женщина, и Хаорокуночи не посмел ослушаться. И взгляд, и тон женщины показывали, что она не терпит неподчинения.

Вымыв руки, в указанном хозяйкой месте, Хаорокуночи сел за стол. Еда была простая, но для первой пищи за неделю, даже это казалось шедевром кулинарии. Демон ел с огромным удовольствием. Кормили его так крайне редко.

– Не каждый день боги к нам спускаются… – всё причитала женщина.

– Боги? – с набитым ртом переспросил Хаорокуночи.

– Ну, ты же Белый Демон, разве нет?

Хаорокуночи задумался. Он не был похож на своего отца ничем, кроме внешности. Да они были как две капли воды в этом схожи. Но вот душа… У них были разные ценности. Да. Хоро убивал и довольно часто, выходил из себя, разрушал. Но у него было то, что не было у отца.

– Я не обязан быть таким же, как мой отец. Я сам выбираю свою судьбу. – Тихо прошипел он, и женщина кинула на него удивлённый взгляд. – Нет, я не Белый Демон. Я – Хаорокуночи. Сын Белого Демона и странствующий врач.

– А, вот оно как! – женщина, казалось, расслабилась. – Наслышана. Всегда знала, что слухи про страшное чудовище – враньё!

– И, как видите, оказались правы. – Улыбнулся Хаорокуночи. – Моя благодарность повару! Давно так не ел!

– Я рада, что вам нравится. Но действительно ли это достаточная плата?

– Да. Этого достаточно. – Хаорокуночи посмотрел на девочку. – Она сильная. Обычно болезни подобного рода возвращаются, но, думаю, она справится. Я вижу в ней большой потенциал!

Девочка подняла голову, улыбнулась, и вновь уставилась в свою тарелку.

Отужинав, Хаорокуночи покинул дом. Хозяйка предлагала ему остаться на ночь, но, из здравых соображений, демон решил сбежать из города под покровом ночи.

Хоро с трудом выбрался из города, обойдя его по трущобам, где армия сосредоточена меньше всего. После того, как Хаорокуночи выбрался из столицы, он зачем-то вновь обратил взгляд в небо, теперь покрытое мириадами звёзд, и вновь продолжил свой путь – на Восток.

====== Битва с тьмой ======

Игумия располагалась на юге континента и на востоке от Фоэдо. Страна была нейтральной торговой точкой между архипелагом Рогу, островом Ури и всеми ближними странами континента Гуно. Казалось бы – спокойная страна, защищаемая небольшим отрядом ангелов. Однако у этой страны было слишком много спрятанных скелетов.

Игумия славилась как страна с самыми жестокими правилами порабощения демонов-рабов. Если в других странах те числились на уровне домашнего скота, то в этой стране были даже хуже вещей. Да что там говорить о рабах, если у них было ужаснейшее отношение даже к своим гражданам? Взять в рабы простого человека? Раз плюнуть и если будет возмущаться – застрелил и никто ничего уже не докажет.

Другой тёмной стороной Игумии была наркоторговля – это была самая большая страна по производству наркотиков на всём континенте. Сколько не закрывали другие страны свои границы, яд всё равно просачивался на весь Гуно.

Столица Игумии, – Хартгем, – был большим городом, основанным на высоком холме. По легенде, что являлось, конечно же, неправдой. Форму холма столица приобрела за многие века своего существования. В самых низах города жили бездомные и по степени высоты улиц люди были богаче и состоятельнее. На самом верху стоял королевский дворец и штаб прибывающего здесь отряда ангельской армии.

Команда Гина достигла Хартгема спустя пять дней после отбытия из Марти. Достигнув города, они поняли, что буквально попали впросак; по всему городу бродили отряды ангелов, особенно много их было в низинах города. Пройти по улицам, не наткнувшись на ангелов, было невозможно. Гин и его команда спрятались в старом заброшенном доме, в ожидании ночи. Днём было опасно ходить при таких обстоятельствах, а команде нужно было пробраться к верхам; там была назначена встреча с сослуживцем из Гильдии.

Ещё вчера к команде прилетел странный сокол с четырьмя лапами и стольким же количеством глаз. Он немного полетал около Гина, а затем приземлился ему на плечо, аккуратно сжимая лапы с длиннющими когтями. Гин погладил птицу и снял с её передней лапы привязанную записку.

– Что там? – спросил Иккиро.

– Послание от Алана, говорит, ждёт в Хартгеме в придворцовом районе, – огласил рыжий. Он погладил птицу и предусмотрительно отвел подальше от любопытного Рюджина.

– Направиться прямо в столицу Игумии? Это не безопасно, – предупредил Обезьяна.

– Нам всё равно туда надо, так что разницы никакой.

– Лучше надень форму. Если нас поймают, то хоть в рабство не продадут.

Разработав план действий, маленькая команда направилась на северо-восток.Они прибыли в столицу через четыре дня. Не зря Иккиро опасался появляться в городе, полностью заполненном ангелами. Команда спряталась в заброшенном доме на самых окраинах. Стены дома были испещрены трещинами, из щелей деревянных ставней на окнах было удобно наблюдать за происходящим снаружи. Гин сидел на полу и просматривал улицы города с помощью магии, в то время, как Рю наблюдал через щели ставней за тем, что происходило снаружи. Дом располагался на одной из главных улиц. Гин долго сидел на полу, привалившись к одной из стен. Сандра уже подумала, что демон просто уснул, но, вдруг, он резко поднялся на ноги. Неприкрытый повязкой глаз медленно изменил цвет с голубого на тёмно-серый.

– Сидеть до самой ночи нельзя, – начал Гин, – надо продвигаться дальше. На узкой улице, через два переулка, почти нет охраны. На крайний случай там много мест, где можно спрятаться.

– А почему встреча назначена так далеко? – спросил Иккиро.

– Он сейчас не может уйти далеко от места, своего задания, поэтому попросил прийти нас.

– Точно, он же уже почти год защищает какого-то высокопоставленного чиновника, – вспомнил Обезьяна.

Больше никто ни о чём спрашивать не стал, видимо, доверяли своему негласному предводителю. Команда вышла из заброшенного дома и двинулась, к указанному Гином переулку. Гин шёл впереди, ведя за собой троих товарищей, и продолжая просматривать дорогу ясновиденьем. В его способности был огромный минус – он не мог смотреть на то, что в дали и под ноги одновременно. Смотря куда-то за пределы нормального человеческого зрения, он просто не видел, куда идёт, поэтому Иккиро помогал ему идти. Дорога была жутко грязной, полной мусора, узкой и такой тёмной, что даже при свете дневного солнца было сложно что-либо разглядеть. Дома стояли плотно друг к другу, изредка образуя узкие переходы на более большие улицы или просто тупиковые переулки, а длинные навесы крыш почти наслаивались друг на друга. Более-менее было светло в местах, где крыши были прямые, без черепичного настила, но таких было очень мало. Зато здесь было легко спрятаться.Ещё одной особенностью этой улицы была её протяжённость. Казалось, она пересекла весь город, изредка выходя на более большие и светлые дороги, но по другую их сторону продолжалась вновь.

Через некоторое время, Гин перестал использовать свою магию ясновидения. Он примерно понял, как им нужно идти и самые удобные места для отступления, поэтому дальше вёл друзей по памяти. К тому же, если бы кто-то решил бы напасть на ребят со спины, парень бы этого просто не увидел, так что это было небезопасно.

Команда, воровато оглядываясь по сторонам, шла за Гином через эту странную улицу. В частых переулках было много людей, сомнительной наружности. Некоторые из них даже подзывали ребят, но Гин ограждал друзей рукой, что-то шептал, смотря на нежелательных собеседников, и у тех сразу пропадало желание продолжать с ними разговор.

В какой-то момент Гин остановился, и дал знак спрятаться. Ребята забежали в тупиковый переулок, но очень тёмный. Они немного подождали, и по дороге, с которой они только что сошли, пробежало несколько человек в лёгких доспехах. Рюджин выглянул из-за поворота. Вроде больше никого не было, но тут прозвучали чьи-то лёгкие шаги и более тяжёлые, быстрые, по звуку было понятно, что бежало человек пять. Через некоторое время, Рю увидел девочку. Она мчалась что были силы и спотыкалась почти на каждом шагу. Что-то мешало ей двигаться быстрее. Как только девочка приблизилась к повороту, Гин, неожиданно оказавшийся рядом, схватил её за руку, прижал к дальнему углу. Демон что-то шепнул девушке, привалился к стене и закрыл незнакомку своей спиной и плащом. Следом пробежали стражи, парочка остановилась, мельком оглядели переулок, и, не увидев девочки, побежали дальше. Видимо, команда, странного вида, бродяг, их интересовала куда меньше маленькой девочки.

Как только всё стихло, Гин поднял плащ, и выпустил девочку. Та медленно выглянула, а потом выползла из-под плаща. Девочка была довольно рослая, лет четырнадцати, но она умудрилась спрятаться за неширокой спиной Гина и его плащом. Когда незнакомка выползла из укрытия полностью, Гин и заметил на ней кандалы на руках и ногах. Странные, идеально ровные и без единой петли для цепей. Вместе с этим, на девочке было мешковатое серое платье, словно роба. С начала Гин подумал, что она сбежавшая рабыня, но стойкий запах демона, исходящий от неё, говорил, что всё не так просто.

– Спасибо Вам огромное! – поблагодарила девочка Гина и низко поклонилась.

– Ничего особенного, – улыбнулся парень.

– Нет, вы сделали серьёзный подвиг, господин, – начала раскланиваться девушка. У неё был странный говор, будто с другого континента пришла. – Как я могу отблагодарить вас?

– Правда, не стоит. Лучше скажи, что демон знатного ранга делает здесь?

Девочка вздрогнула и начала медленно отходить к выходу. Видимо, сильно испугалась того, что эти люди узнали в ней демона.

– У меня есть важные дела. Простите, но мне надо бежать!

Девочка рванулась к повороту, но Гин, неожиданно, ухватил её за руку. Он почувствовал как рука девушки задрожала и ослабил хватку. Парень мягко улыбнулся, как он надеялся, успокаивающе.

– Постой. Я так понимаю, ты в беде. Мы можем тебе чем-то помочь?

Девушка постояла с минуту, что-то обдумывая. Наверно, решая, стоит ли говорить группе незнакомцев о своих целях. На дороге снова послышались шаги и незнакомка мгновенно спряталась за спину демона. Как только мимо пробежала очередная группа стражей, она выбралась. Гин ждал ответа, а девушка, нервно оглядываясь, всё думала. И в конечном счёте, выдохнула:

– Мне нужно добраться до придворцового района. До поместья местного чиновника.

– Нам в ту же сторону. Мы тебя сопроводим, – улыбнулся Гин.

– Нет, не стоит! – начала отнекиваться девушка, но Гин не дал ей договорить.

– Стоит! Одна ты не доберёшься, – стал настаивать Гин. – Не волнуйся, мы тебя не съедим. Нам всё равно по пути. Если совсем боишься, то посмотри, с нами даже дети, да и я сам не человек. Не бойся.

Девушка немного подумала, осматривая странную компанию, но спустя некоторое время, согласилась.

– Меня зовут Гин, – представился он.

– А я – Ниана. Скажите сразу, сколько я буду вам должна?

– Об этом не думай, – вставил Иккиро, дружелюбно улыбаясь, – сопроводить прекрасную леди – уже достаточная награда.

Гин вывел команду из переулка и они продолжили путь по той же дороге. Рю и Сандра расспрашивали Ниану, пытались отвлечь её разговорами и вскоре сдружились. Гин с радостью осознал, что эти двое очень легко привыкают к общению с демонами. Это хорошо, гильдии, где помимо людей и демонов много представителей других рас, именно такие и нужны.

Темнело, а до верхних ярусов было всё ещё далеко. Ребята шли уже почти два часа, периодически прячась от охраны и ангелов, выжидая по несколько минут. Ещё через часпереулок полностью потемнел, хоть глаз выколи, но вскоре впереди задребезжал тусклый свет.

Конец дороги предвещал лишь фонарь в конце. Его лучи едва дотягивались до узкой улицы, но ярко освещал большую дорогу. Под этим самым фонарём стоял человек. Когда Гин и его друзья вышли из поворота, то этот человек обернулся к ним.

– Ну, наконец… – выдохнул он.

Это оказался смуглый парень, лет восемнадцати. Походил он на настоящего бойца-тяжеловеса со своим мощным телосложением, хоть сам был не очень высокий. Одет он был в странную одежду, что-то вроде майки, но закрывала она только одну часть тела, вторая же была полностью оголена. На поясе была завязана рубаха. Особенно выделялись меховые сапоги на ногах. О том, что это был вовсе не человек, говорили лишь большие рога, пробивающиеся через копну густых чёрных волос, и красные, светящиеся во тьме, глаза.

– Рад тебя видеть, Алан, – улыбнулся знакомому Гин, протягивая ему руку.

– Взаимно, Гин, – Ответил парень на рукопожатие.

– Это передай нынешнему заместителю главы. Ты же скоро возвращаешься, да? – Гин протянул Алану свёрток бумаги.

– Да, а это от Гроуза, – ответил Алан и передал коробку и свёрток бумаги. – Вчера столкнулись. Узнал, что вы идёте и попросил передать, чтобы он вас не ждал.

– Спасибо, – улыбнулся Гин.

– Ал, ты так и будешь там стоять? – послышался издалека весёлый голос, совсем молодой.

– Заказчик, – пояснил демон, попрощался и ушёл.

Алан зашёл за ближайшие ворота большого особняка. Ребята увидели, как молодой парень подошёл к нему, похлопал его по плечу и о чём-то заговорил. Команда продолжила путь. Девушка показывала дорогу. Она часто оглядывалась на Гина и его компанию.

– Не бойся ты, – заметил её беспокойство Гин, – мы тебе ничего не сделаем.

Девушка немного расслабилась, но Гин всё равно ощущал её напряжение.

Вскоре они достигли нужного дома. Это оказался большой трёхэтажный особняк с мансардой. Огромный участок был огорожен двухметровой каменной изгородью. Вокруг ограды, через каждые десять метров, стояли стражи. Тёмно-синяя форма с серебряным орнаментом, словно узор на замерзшем стекле, и золотыми пуговицами. Форма ангелов, служащих при короле.

Ниана тихо вздохнула, увидев охрану.

– Ну, и что дальше? – осведомился Рюджин.

– Ниана, тебе нужно пробраться в этот дом? – спросил Гин.

– Нет. Мне лишь нужно дождаться кое-кого, – ответила девушка. – Мы должны были встретиться, но, видимо, о нашей встрече прознали и поставили охрану.

– Иккиро, внутрь сможешь пробраться? – спросил Гин у друга.

– Да, сейчас у меня достаточно энергии, – ответил Обезьяна.

– Как выглядит тот человек? – спросил Гин у Нианы. Девушка протянула нарисованный портрет. На нём был изображён смазливый юноша, лет шестнадцати.

Иккиро взял его, присмотрелся, вернул обратно девушке, выждал, когда охранники уйдут, и встал, слегка наклонившись вперёд. Все увидели, как вокруг него вспыхнула маленькая молния и Обезьяна…

Исчез.

Просто растворился в воздухе.

Рюджин и Сандра ошарашено смотрели на пустое место, на котором, ещё мгновение назад, стоял Иккиро. Так они и стояли, молча, не решаясь и звуку издать, чтобы не привлечь внимания охраны, хотя поблизости никого и не было, но уже через десять минут со стены послышался шорох. Кто-то пытался перелезть ограждение. Первой показалась белобрысая голова Иккиро, а второй – юноша с тёмными волосами. Они перемахнули через стену и девушка сразу кинулась к парню.

– Ниана! – в полголоса воскликнул парень. – Как я рад тебя видеть.

– Хальс! – Ниана обняла юношу. В этот момент он слегка приостановил её, снял с неё кандалы и обнял в ответ.

Гин ещё никогда не видел такой любви между демоном чистокровкой и человеком. Нет, конечно, он слышал о любви между представителями разных рас, это была не новинка для него, но представить себе не мог что это возможно в ЭТОЙ стране.Но вот был живой пример: девушка демоница и человек, да ещё из знати. Они стояли, обхватив друг друга в объятиях, несколько минут, пока не послышались шаги со стороны.

– Надо укрыться, – прошипел Гин и повёл товарищей в заросли.

Когда охрана вновь скрылась, они вылезли и побрели в сторону города.

– Это откуда у вас столько денег, чтобы в охрану ангелов нанимать? – удивился Гин, обращаясь к Хальсу.

– Их приставили, когда узнали, что я хотел взять в невесты дочь вождя клана Вару, – ответил юноша, ведя Ниану под руку. – Отец не был против, а вот Король… Отца заставили выплатить огромный штраф, меня держали взаперти, а Ниану пытались поймать. Один раз у меня получилось спрятать её, надев на неё кандалы и выдать её за раба, но наш обман разоблачили.

– И теперь куда вы собираетесь? – поинтересовался Иккиро.

– Скорее всего, сбежим из города и страны. И лучше нам разминуться. Толпу легче выследить.

– Ты прав, – согласился Гин.

Дойдя до знакомой бесконечной улицы, команда Гина и Хальс с Нианой попрощались и направились в разные стороны.

Пройдя несколько часов, Гин приметил очередное заброшенное здание. Он отвёл свою команду и они устроили привал.

Гин уснул сразу же. Иккиро долго сидел, скрестив ноги в позе лотоса, а затем тоже засопел. Рю не мог уснуть. Он смотрел в распахнутое окно на луну. Неожиданно, он услышал скрип половиц. Он обернулся, и увидел, как Сандра вылезает через другое окно и взбирается на крышу. Рю, недолго думая, последовал её примеру. Аккуратно цепляясь за водосточные трубы, стараясь не шуметь черепицей, он поднялся наверх.

– Тоже не спится? – осведомился Рю, взобравшись на крышу.

– Да, что-то не очень хочется спать, – ответила Сандра, устраиваясь поудобнее.

Стальные протезы с лязгом скользнули по черепице. Девушка слегка поморщилась, а затем неловко улыбнулась, словно извинялась за шум. Рю не мог отвести взгляда. Сандра завораживала его своей жизнерадостной улыбкой с самого Марти.

– Сандра, мне вот всё интересно… – начал Рю, но, от чего-то, замялся.

– Что? – спросила она.

– Ты присоединилась к нам так неожиданно. Мы даже не знакомы, а ты пошла за нами. Не боишься? Какие были у тебя мотивы?

– Я, как и вы, хочу найти Хаорокуночи. И он, и Гин, спасли мне жизнь. Когда я была маленькой, я осталась сиротой из-за страшного пожара. Тогда я лишилась руки и ноги. Хаорокуночи подобрал меня и поставил мне протезы. Так же он воспитывал меня, оставался на пару месяцев и учил грамоте и магии. А Гин, перед тем днём, как я к вам присоединилась, спас меня от чудовища и показал мне то, ради чего я должна жить.

– Я тебя понимаю. Гин и мне помог. Он спас меня от разбойников.

– У тебя никого не было?

– Да. Мой отец погиб в несчастном случае, мать недавно умерла от болезни, а брат очень долго пролежал в коме и умер. Вернее, он исчез из своей палаты, но за день перед этим врачи зафиксировали у него остановку сердца. Он ни как не смог бы выжить и врачи посчитали его мёртвым. Но, почему-то меня гложут сомнения.

Неожиданно где-то вдалеке прозвучал тоскливый вой, громогласный. За ним последовал небольшой грохот и снова вой, уже чуть отдаленный. Волк был явно не малых размеров… Рю прислушался этому грустному вою Волка Кому.

– Мне рассказывали поверье, – вспомнил Рюджин, – «Волки Кому – чудовища одиночки. Они воют так же как и волки, но волки созывают свою стаю. А что же Кому без стаи? Когда все спят, Кому выходят на открытые места и воют в небо. Они плачутся ночному богу о своей тяжёлой жизни, в которой никто их не любит. Но Кому, что нашли свой дом, никогда больше не взвоют в небо, обращаясь к богам…»

– А мне говорили, что Кому – волки – это собаки, которых предал человек, – тихо произнесла Сандра. – А ещё говорили, что многоглазие у чудовищ не случайно. В нашем городе ходила легенда: «Жил на свете мальчик, у которого было семь глаз. Из-за этих глаз его ненавидели, и он тоже возненавидел мир и, когда он вырос, научился магии и подчинил себе всех чудищ на земле, что убивали каждую мелочь, всё что могло ползать, плавать, ходить, летать и дышать. У подчинённых ему монстров появлялся нечётный глаз. И если его уничтожить, то чудовище будет жить самостоятельно своей волей». Вспоминая эту легенду, я вспоминаю, как Хаорокуночи учил приручать меня чудовищ, даже сам приручил дракона

– Приручение чудовищ – это целое ремесло, но нам его не постичь. Особенно с Гином…

– А что с ним не так?

– Его аура демона. Некоторые чудовища охотятся на демонов из-за их запаха, – пояснил Рю. – Я слышал, что многие чудовища до одури любят их запах, как коты валерьянку.

– О! Так Гин тоже демон?

– Да, он даже это не скрывает…

Дружеский разговор длился очень долго и Рю с Сандрой разговаривали до самой полуночи, пока не устали и не вернулись в дом.

Наутро, ребята, будучи сонными, даже не задумываясь о безопасности, вышли из укрытия и пошли по улицам города. Они тихо шагали с голодными желудками по одной из дорог и завернули в переулок, который вёл на главную дорогу. Они медленно скрылись в темноте переулка, но через несколько секунд выбежали оттуда с небывалой скоростью.

За ними бежали ангелы.

Большая толпа ангелов.

Рю всю дорогу причитал Гину, почему тот не проверил безопасность дороги, но тот лишь мчался от преследователей.

– На них гильдейская форма! Не убивать! – закричал кто-то из ангелов.

– Схватить живыми! – вторил другой.

А вот ребята совсем не хотели попадать в плен, такого не было у них в планах на это утро. Гин подхватил под руку Сандру, бежавшую медленно из-за скрипящего протеза. Наверно, забился песок в механизм. Иккиро направил на преследователей одного из духов, и под их ногами провалилась земля. Некоторые упали в неглубокую яму, а те, кто успел перелететь, мчались дальше. Гин гнал команду дальше, до тех пор, пока они не попали в тупик. Три ангела-офицера были уже готовы к бою с демоном. Гину было не охота сражаться, но ему пришлось раскрыть плащ и вытащить ножи. И, почему-то, никто не хотел наступать. Обе стороны только готовились к обороне, но атаковать не хотел никто.

– Может, разойдёмся по-тихому? – предложил Гин. – Мы – охотники и ничего не делали, просто встретились с другом.

– С недавнего времени приказано арестовывать любых демонов и подозрительных личностей, не зависимо от гильдейского поста, звания и чина! – ответил ему один из Ангелов.

И обе стороны вновь смолкли, настороженно глядя друг на друга. Это затишье, смотря в глаза противнику, перерастало в напряжение, которое рассеял неожиданный грохот. Улицы наполнились странным шумом, стены начали ходить ходуном, а земля под ногами дрожала. И, совсем неожиданно, с дороги, по которой только что происходила погоня, выбежал четырёхметровый волк Кому.

У него было несколько ран на лапах и шее и выколот глаз на лбу. С начала Кому посмотрел в сторону Гина и, как не странно, не напал на него. Даже странно, парень был уверен что монстр пришёл по его запаху. Целью гигантской собаки стали ангелы. Четырёхметровое чудище начало сметать «белокрылых» своим огромным хвостом ящера, бить лапами и рычать, не трогая команду Гина и самого демона.Вскоре все ангелы разбежались и попрятались на безопасном расстоянии, лишь тогда волк обратил внимание на команду.

Кому медленно подошёл к притихшим ребятам, жавшимся у стены, подвёл свой нос к Гину, обнюхал. Демон не мог противостоять на таком расстоянии от его морды. Медленно дыша, чудовище вынюхивала запах каждого члена команды и, к большому удивлению, после «знакомства», он сел и начал радостно вилять своим лысым длинным, как у ящерицы, хвостом. Волк, на удивление, начал вести себя как послушная собака. Гин удивлённо смотрел на него: он не ожидал такого дружелюбия от чудовища.Одна Сандра глупо улыбалась ему, словно увидела шаловливого щенка. Кому сидел смирно, но, услышав голоса приближающейся стражи, рванулся к команде, схватил Рюджина за футболку, и зашагал, словно говоря, чтобы команда шла за ним. Гин подхватил под руги Сандру, расправил крылья и взлетел прямо на спину волка. Иккиро же просто ловко запрыгнул. Почувствовав это, чудище прибавило скорости, и побежало прочь из города. Спустя несколько стычек и побегов со стражей города, волк выбежал с начала на окраину города, а затем вбежал в лес. Гин думал, что в лесу их всех сметёт ветками, но,волк, как не странно, бежал в свободных местах, а затем вовсе выбежало на небольшую поляну.

Чудовище остановилось и аккуратно опустило Рю на землю, и легло само, чтобы ребята могли слезть. Гин был ошарашен и, с удивлением, смотрел на чудовище. Такое поведение совершенно не было нормальным! Увидев шрам на лбу волка и раны от его цепей, он понял, что это тот самый Кому, что настиг их в Марти. Только вот больно спокойный… Демон подошёл к его морде и начал почёсывать чудищу за ухом. Волк блаженно прикрыл глаза.

– Эх, спас ты нас, дружище, спасибо! – поблагодарил демон волка.

В ответ на ласковые слова Гина, Кому начал радостно вилять хвостом, словно собака. Только вот вилянье хвоста собаки не сбивает рядом стоящие деревья. Несколько стволов повалило от мощного удара шипастого хвоста.

– Ну, и что нам с ним делать? – спросил Иккиро.

– Не знаю,– пожал плечами Гин. – Мы не можем его взять, он слишком сильно выделяется. Да и кормить его надо будет, а нам едва хватает запасов на себя.

– Но ведь на нём моно будет возить вещи. А значит, запасов тоже можно взять больше.

– Может быть, но это не меняет того, что он слишком сильно выделяется, – вздохнул Гин. – Лучше подлечи его, Иккиро.

Обезьянадостал из своей сумки несколько склянок с какой-то жидкостью, связку бинтов и тряпки. Он взобрался на шею чудища и налил на рану жидкость из одной из склянок.Рана мгновенно покрылась красной пеной. Иккиро снял возникший осадок тряпкой и ещё раз облил рану уже из другой бутылочки. После этого, он умело зашил глаз чудищу, неизвестно откуда появившейся тонкой иглой. За всё это время Кому даже не шевельнулся. Как только лечение было окончено, Иккиро погладил волка меж ушей и слез. Гин потрепал животное по холке и сел рядом.

– Какой послушный, – улыбнулся он. – Ни звука не издал.

Волк коротко ткнулся носом Гину в макушку, положил рядом голову и, вскоре, засопел. Рю и Сандра с любопытством смотрели на животное.

– Впервые такого вижу, – признался Рюджин, – ну, в смысле, спокойного.

– Волки Кому очень умные животные, – улыбнулся Иккиро, – правда, хозяев предпочитают выбирать сами. Этот волк, видимо, решил одарить нас своим вниманием.

– Будет плохо, если он за нами увяжется, – вздохнул Гин.

И вдруг вспомнил про посылку от некоегоГроуза. Каара достал большую коробку и открыл её. В ней лежало несколько объявлений к заданиям, а под ними было два комплекта одежды, каждая из которых была подписана. Гин достал первый комплект, в котором была футболка и брюки с сапогами. Он протянул одежду Рю и попросил его примерить. На Рю эта, как оказалось, форма выглядела красиво и пошита точно по размеру. Чёрная футболка с красной подшивкой по краям и тёмно-коричневыми полосами на плечах, такие же чёрные брюки и высокие сапоги с белыми линиями на лодыжке и на крае горла. Гин посмотрел второй комплект, который был для него, взял новые сапоги, перчатки и брюки, на замену изорванным. Перчатки, как оказалось, были с открытым пальцем, от чего сам Гин был не в восторге, но это было лучше старых обмалевших перчаток. Затем Гин посмотрел в комплекте плащ, чёрный, с ярко-красным узором, напоминающим цветы, но немного подумав, он кинул его Рюджину. Рю сразу одел его. Больше всего Парню понравилось то, что плащ было легко одевать, оно было лёгкое, и имелись капюшон и ворот, под которыми можно было спрятать лицо.

– Это форма нашей гильдии, – пояснил Гин, – Мы – «Лунные звенья» имеем три цвета в форме: чёрный, символизирующий ночь, красный – наша кровь, которую мы отдаём в жертву народу, и белый – холодный свет луны. Белого в нашей форме не много, ибо это цвет чистоты. Он присутствует в основном в нашей обуви, символизируя чистую дорогу, не заваленную трупами и напрасными жертвами.

– А почему ты отдал мне плащ? – удивился Рю, – твой весь рванный.

– Мой плащ особенный. Он пропитан особой магией, которая скрывает излишки моей силы. Такая магия была давно утеряна, так что даже самые лучшие маги нашей гильдии не смогут сделать мне нечто подобное. К тому же в стальных наплечниках есть особый механизм, который позволяет собирать плащ, чтобы он не мешал крыльям. Такие не делают уже много столетий.

Гин слегка дёрнул плащ и его собрало внутрь стального наплечника, правда, только на одной руке.

– Тогда откуда у тебя этот плащ?

– Его мне отдал дорогой мне человек. Единственный, кто знает эту магию.

– Почему ты вообще почти не носишь форму гильдии? – не успокаивался Рю.

– Охотник решает сам, хочет ли он носить форму или нет. На задания советуется надевать форму, а всё остальное время носить по желанию.

Гин переодел новые вещи и показался ребятам. Рю обратил внимание лишь на руки Гина, неприкрытыми он видел их впервые. Парнишка с удивлением глазел на его алые пальцы с тонкими белыми когтями, словно кошачьи коготки. Только вот они явно были острижены, это было видно по неровному срезу у основания. Заметив любопытный взгляд, Гин спрятал руки в карманы брюк.

– Давайте сбежим, пока волчара спит? – предложил демон. – Нам же лучше, если он потеряет нас и отправится дальше по лесам.

Остальные, с неохотой, согласились. Больше всех дулась Сандра, но вскоре сдалась.

Команда ушла достаточно далеко в лес и устроила привал. Было почти четыре часа дня и ребята сильно устали идти по лесу шесть часов. Конечно, они хотели уйти не заметно для чудища Кому, но тот уже впервые минуты привала вылез из-за деревьев и лёг рядом с ребятами. Гин, недоумевая, что этому чудищу от них было надо, старался не привлекать к себе его внимания. В отличие от Сандры и Иккиро, которые так и норовили то погладить его, то покормить. Когда чудище немного отдохнуло, зачем-то схватило Рю за шиворот и приподнял. Рюджин испугано вскрикнул и начал ругать волка, который решил прокатить парня в своих челюстях.

– Пусти меня!!! Помогите кто-нибудь! – испуганно визжал Рюджин.

– Не бойся, он просто хочет с тобой поиграть! – прикрикнул в ответ Гин, продолжая свою трапезу и одновременно гаденько ухмыляясь. Пропускать такое зрелище он не хотел.

– Скажи ему, что поиграешь с ним, и Кому сам тебя отпустит! – начал давать советы Иккиро.

Рю последовал совету Обезьяны и чудище спустило его на землю. Кому лёг на спину, опрокинув голову и смотря на Рю, давая ему понять, что он просит почесать ему живот. Рю взобрался на живот чудища, поглаживая грубую шерсть. Кому был в восторге, об этом говорила его дёргающаяся лапа.

– Ну что, Окохама, тебе нравится? – приговаривал пацан, почёсывая пузо чудища.

– Окохама? – удивилась Сандра.

– Да. Раз уж он с нами, то нужно дать ему кличку. Окохама – «большой волк» на родном языке моей мамы. Она немного учила меня.

– А на моём родном языке это значит «Лесное чудовище», – добавил Иккиро, почёсывая волка за ухом. – Но на моёй родине звучит немного по другому – «Окохому».

Гин с улыбкой наблюдал за товарищами. После трапезы, он объявил Рю тренировку и подозвал к себе. Почему-то демон уже не выглядел довольным, и, на удивление, остановил Рю, когда тот, по обычаю, начал отжиматься. Он подозвал его к себе.

– В Марти ты сказал, что хочешь обучаться по той же системе, что и я, так? – уточнил Гин, чтобы знать, не передумал ли Рю.

– Да, хочу! –ответил тот. Демон тяжело вздохнул.

– А ты понимаешь, что это очень опасно? Даже смертельно.

– Я готов ко всему. Я не хочу более быть обузой вам с Иккиро. Вы сильные и постоянно прикрываете меня, а я хочу помогать вам!

Демон вновь тяжело вздохнул и опустил глаза. Рю заметил, как у парня, нервно, затряслись руки. Иккиро подошёл ближе и неуверенно смотрел то на Гина, то на Рю. Парнишка начал терять уверенность. Если эти слова так заставили Гина переживать, то, может, это действительно так ужасно.

– Гин, ты уверен? – Иккиро был тоже немного встревожен. – Может продолжить нормальные тренировки?

– Это его решение. Обычные тренировки займут слишком много времени, а нам нужна боевая сила. Рю правильно думает, что в бою он нам мешает.

Рюджину даже стало обидно за эти слова, пусть он сам это, изначально, и признал.

– Но ты же знаешь, что может произойти! – перечил Обезьяна.

– Знаю, как никто другой, – Гин немного посмотрел в землю и вновь обратился к Рю. – Рюджин. Данный способ очень опасен для твоей жизни. Тебе придётся сейчас сражаться не с демоном, не с чудовищем, а с самим собой. Пусть бой будет и не настоящий, но умрёшь там – смерть и здесь.

– Я готов! – уверенно произнёс Рю, но его голос дрогнул.

Гин медленно, неуверенно подвёл к груди своего ученика руку. Цепь на руке демона начала дымиться. Противный пар попал в нос Рю и паренёк закашлялся от мерзкого запаха крови.

– Тебе придётся слиться с твоим оружием воедино, чтобы пройти эту тренировку, – печально вздохнул Гин. – Ты попадёшь в своё подсознание, где сразишься сам с собой. Остальное тебе скажет сама способность.

С этими словами глаз Гина посинел и засветился. Перед глазами Рю всё поплыло. Цепи и оружие в его руке начали исчезать, и мальчик упал в обморок. Гин вновь упёрся взглядом в землю и стиснул зубы. Иккиро наблюдал, за поведением демона, молча, но понимая его боль.

– Если тебе так больно, так зачем ты это сделал? – спросил Обезьяна.

– Нет смысла больше продолжать учить его простым физическим нагрузкам. Пора уже научить его настоящему контролю над оружием. Или ты хочешь, чтобы он, как и другие лишь на треть владел своей силой и постоянно подвергал себя опасности?

– Ты понимаешь, что с кровью демона ему будет сложнее? Ты поспешил, дав ему свою кровь. Но ты хотел как лучше. Если в ходе тренировки Рю потеряет рассудок, то тебе будет проще его убить. Твоя кровь ведь не лечит разум, правда?

– Да. Если бы лечила, то мы бы не потеряли тогда столько товарищей. Из девяти учеников… выжили только мы с тобой.

– Вспомни ту неудачу два года назад, когда в ходе такой тренировки погиб Эдвард Ренси. В тот раз была не твоя вина, а его самого, потому что он направился на эту битву без подготовленной психики.

– Я готовил Рю к этому, но… Почему так тяжко? Чёрт…

Сандра наблюдала за всем издалека, пряча слёзы. Ей, почему-то, стало страшно за Рю. Да и Гин, постоянно спокойный и рассудительный, какой-то взволнованный. Это наводило чувство, что парнишка может и не выбраться живым.

Рю открыл глаза. Он находился в странном тёмном месте, где не было ничего. Полная пустота и тьма. Только чьи-то тихие голоса, зовущие его. Парень направился к этим голосам, оглядываясь вокруг, но не найдя ничего, он остановился. «– И с кем я должен сражаться, если тут никого нет?» – подумал Рю и в этот момент за его спиной прозвучал знакомый, почти забытый голос:

– Сам с собой.

Рю обернулся, и за его спиной стоял его брат Захар. Высокий темноволосый парень с серыми, слегка голубоватыми глазами. Внешность он унаследовал от матери. Он печально смотрел на своего брата. Страшнее всего было то, что вместо слёз у него по лицу текли капли крови. Таким он и запомнил своего брата в тот роковой день.

– Захар? Как ты тут оказался? – не поверил Рюджин.

– Это не я, – ответил псевдо–Захар. Отчего-то Рю почувствовал облегчение. – Это иллюзия тела твоего брата, для того, чтобы наладить с тобой контакт. Но, видимо, это была плохая идея. Имени у меня ещё нет. Я – твоя способность.

Прозвучал голос парня и, вдруг, он начал изменяться и он приобрёл другой облик. Это был парнишка возраста Рю. У него были длинные, до плеч,серебренные волосы, светлая кожа и на руках красные татуировки в виде огня. Одет он был в майку и широкие брюки: та самая одежда, которую очень любил Рю.

– Дашь мне имя, если выиграешь этот бой? – спросила способность уже в облике какого-то паренька.

– Ладно, – неуверенно согласился Рюджин, но его как-то насторожило это «если»

– Тогда начнём. Твой противник находится за этой дверью, – сказал парень и указал на появившуюся за его спиной дверь – отправляйся к нему.

Рю открыл дверь. Перейдя порог, он оказался в незнакомом светлом месте, напоминающем лабиринт. Всюду были огромные пустые дома с плоскими крышами, без балконов, окна выглядели как дыры, скучные и плоские норы в стенах. Между этими стенами была узкая дорога, на которой стоял Рю, а на другом её конце, находился человек.

Мальчик подошёл к нему ближе и вздрогнул, увидев себя. Но это был не совсем он. Это был его образ, но его изменяли глаза, которые были абсолютно красными. Одета копия Рю была в полностью чёрный плащ и чёрные одеяния. Двойник с презрением посмотрел на парня и достал из-за пояса пистолет.

– Что это за шутки? – удивился Рю.

– Это не шутки, – ответила копия. – Я – это часть твоей души. Твоя тёмна часть.

– Это Шимару. Точнее Доппельгангер, которого он контролирует, – пояснил появившаяся за спиной Рю Способность. – Шимару – дух тьмы. Если бы не он, тебя бы убили прежде, чем ты попал сюда. Он твой экзаменатор. Но не думай, что так легко отделаешься. Он уже не одного молодчика убил.

С этими словами способность Рю испарилась в воздухе, словно дым, а в руках парня появился пистолет.

Шимару навёл ствол пистолета на Рю и почти спустил курок, но парень успел отскочить и забежать в одно из зданий. Дух спокойно направился следом за ним, не спеша, словно зная, где тот, в конечном счёте, окажется. Он чуял страх Рю и шёл по следу, как собака. Рюджин, тем временем, вбежал в одну из пустых комнат первого этажа и пытался осмотреть местность. Вокруг были лишь пустые двухэтажные каменные здания. Парень хотел подняться выше, чтобы осмотреть всё получше, но услышал шаги из-за дверного проёма.

В дверь, медленно, не спеша, словно на прогулке, вошёл Шимару (или Доппельгангер? Рю так и не понял), вскинул ствол и открыл огонь. Рюджин додумался лишь сигануть из окна обратно на улицу. Как только он приземлился, обстрел прекратился. Он услышал неспешные шаги и поспешил спрятаться, но не успел. Шимару вновь начал обстрел. Рю спрятался за углом дома.

– Тринадцать… семнадцать… двадцать один… – Рюджин тихо считал. И как только досчитал до тридцати, вскинул пистолет, вынырнул из-за угла и тоже начал стрелять. Как не странно, Шимару не спешил продолжать. – Его предел – тридцать пуль. Мой – десять. – тихо прошептал парень и, досчитав до десяти, нырнул обратно.

Он с отчаянием заметил, что ни одна пуля не настигла Шимару. Более того, пули духа оставляли в стенах широкие отверстия, а снаряд воришки даже царапин не оставляли. Это значит что мощь у них в разы слабее.

Поняв, что Шимару не продолжает обстрел, Рюджин побежал на другую сторону дома. Ему было страшно. Как никогда. Настолько страшно, что он хотел упасть на колени и зарыдать как маленький ребёнок. Он был бессилен против Духа тьмы. Он управлял ружьём на много лучше, чем сам хозяин.

Парень запрыгнул в окно ближайшего дома, вышел в коридор и забрался на второй этаж. Оттуда, убедившись, что Шимару нет рядом, он заполз на крышу и осмотрелся. Пространство вокруг составляли миллионы каменных пустых домов: одноэтажные, двухэтажные… изредка попадались дома в три, а то и в четыре этажа. Все различались по форме, но их объединяло то, что все они были из камня и как-то хитро соединялись между собой, создавая лабиринт не только снаружи, но и внутри. Даже дом, на котором он сейчас стоял, соединялся узким переходом со следующим.

Не теряя времени, Рюджин перешёл по этому переходу к другому дому, аккуратно залез внутрь и осмотрелся. На удивление, у этой комнаты была дверь. Рюджин мигом запер дверь на засов и сел к окну, выглядывая Шимару. Его всего трясло от страха. Тогда, чтобы отвлечься, он начал разглядывать свой пистолет, пытаясь понять, как им управлять.

Парень уже осматривал своё оружие ранее. В цилиндрическую ёмкость сверху, который Гин обозвал «барабаном», можно было вставить шесть снарядов, но Рю и Доппельгангер стреляли куда больше. Это значит, что пули не нужны этому пистолету? Тогда чем он вообще стрелял? Воздухом? Но он ведь слышал выстрелы и видел, как мелькали пули. Выходит, пули нужно создать самим?

– И как мне это сделать? – прошипел он сам себе и, неожиданно, получил ответ.

– Тебе необходимо сконцентрировать всю свою энергию в рукояти пистолета, – прозвучал голос способности Рю. Не снаружи, а где-то в его голове.

– Сконцентрировать энергию? – переспросил парень.

– Да. Чем больше энергии ты передашь своему оружию, тем сильней и точней будет выстрел.

С этого и надо было начинать! Рюджин попробовал передать энергию в рукоять, но ничего не вышло. Тогда он вспомнил, как отец учил, его маленького, разводить небольшой огонёк. Он утверждал, что древнее племя, из которого вышла семья Рю, была не только разбойниками, но и сильными магами огня. Конечно, у четырёхлетнего мальчика тогда ничего не вышло, но ему в голову навсегда врезались его слова:

– Магия, это преобразование жизненной силы в мощь. – Говорил отец. – В магии нет ничего сложного. Представь, что сила течёт струйкой через твои руки.

– А если я обожгусь? – спросил маленький Рю.

– Ты же Дракоша, – отец всегда называл сына драконом. – Как можно обжечься своей же магией?

И сейчас, вспоминая эти слова, Рю сконцентрировался и представил, что его сила течёт через руки к пистолету. Он почувствовал лёгкое покалывание в кончиках пальцев. Когда он открыл глаза, он понял чётко одну вещь.

У него получилось.

Узор на стволе и рукояти начал светиться. Рюджин вновь слегка вылез в окно и огляделся. Шимару не было видно. Это затишье пугало парня. И не зря.

Совершенно неожиданно, как гром среди зимы, дверь комнаты слетела с петель. В комнату ворвался Шимару и сразу же начал обстрел. Рюджин едва успевал убегать от пуль, и его ранило несколько раз. Боль была ужасная. Как только ружьё духа потребовало перезарядку, Рюджин так же открыл огонь. Он смог выстрелить лишь пять раз и попал врагу в руку.

На последнем выстреле Рю вновь выпрыгнул из окна и, не совсем удачно приземлившись, спрятался под навесом, непонятно зачем пристроенного к дому. Парень затаился и мигом оглядел свои раны. Попало в руку и ногу. Было нестерпимо больно. Но вместо крови на его теле появились странные чёрные пятна.

Через пару мгновений из комнаты выпрыгнул Шимару и открыл огонь. Рюджину снова пришлось убегать и его вновь подстрелили. Как только Шимару потребовалась перезарядка, Рюджин, быстро вскинув руку, попытался ударить духа, но тот, словно предвидя атаку, перехватил кулак парнишки и выстрелил.

Пуля попала в живот. Она не пробила кожу насквозь, лишь поцарапала – не хватило заряда. Рюджин воспользовался замешательством Доппельгангера и со всех сил ударил его рукоятью в висок, а затем, выстрелил в грудь. На груди копии появилось чёрное пятно. Рю вложил в выстрел всю силу, что смог набрать, пока убегал.

Дух тьмы упал на землю и растворился.

– Молодец, – тихо похвалил Рюджина Способность, появляясь у него за спиной. – Победа над собственной тьмой – шаг к гармонии с оружием. Но не забывай, что Шимару показал тебе твой настоящий облик в будущем. Или оду из вероятностей.

– В смысле? – удивился Рюджин.

– Ты поймёшь, – глаза Способности передали какое-то чувство, не то грусть, не то смятение, но на его лице появилась улыбка. Его настроение резко изменилось. Он радостно посмотрел на Рю и засмеялся. – Теперь ты можешь мной пользоваться. Ты обещал дать мне имя, после победы, помнишь?

Рюджин почти забыл об этом, пока боролся с Шимару и слегка замялся.

– Как на счёт… Хаяши?

– Класс! – воплощение способности стал выглядеть ещё более счастливым. – Спасибо тебе! Но знай, что после того, как ты проснёшься, в таком виде ты меня больше не увидишь. Но, если ты того хочешь, сможешь слышать мой голос.

– Хорошо, Хаяши! – Рюджин улыбнулся своей Способности. – Надеюсь, мы сработаемся.

И в этот миг, всё начало таять, словно сон. Очнулся Рюджин около Сандры. Она сидела рядом с ним и следила за состоянием парня. Когда она заметила, что Рю пришёл в себя, улыбнулась. Парень оглянулся и увидел неподалёку, сидящего к нему спиной, Гина.

– Ты как? – беспокойно осведомилась девочка

– Всё тело болит, а раз я чувствую боль, значит живой, – ответил Рю.

Он улыбнулся Сандре, поблагодарил её за заботу и встал. Паренёк направился к Гину, сделал ехидную ухмылку и начал подшучивать над «учителем».

– Ну что, Гин, я вернулся. Не плачешь ли ты там?

В ответ на шутку Рю, демон мгновенно встал, и с разворота ударил его в лицо кулаком.

– Ублюдок! – выругался Гин. – Знаешь, сколько я на тебя нервов потратил, а ты ещё смеёшься?!

Рю, лежавший после удара на земле, привстал, и обратил внимание на злое лицо Гина, выдававшее переживание и страх.

– Извини, – тихо извинился Рю, встав перед Гином на колени и опустив голову.

– Ублюдок мелкий, ты меня так до инфаркта доведёшь! Почему так долго?! Неужели задача убить чёртового двойника может занимать целых три чёртовых часа?!

Три часа? Рю ощущал весь бой не дольше часа. Но пререкаться не стал.

– Прости. Я понял, почему ты не хотел меня отправлять сражаться.

– Ничего ты не понял. – Гин замолчал на пару минут. – Шимару… Он сильный?

– Ну, не особо. Конечно, пришлось попотеть, но он даже не предвидел мою атаку.

– Не думай, что это ваша последняя встреча. Шимару является не только на такие тренировки. Он – бывший бог Тьмы. Хоть он, с одной стороны, нам и союзник, с другой он опасный враг. Он питается тьмой, живущей в людских сердцах.

– Какой-то он слабый. Я его быстро уложил!

– Правда? А если я его спрошу?

– А? как спросишь? – удивился Рюджин.

– А вот так, – Гин произнёс какое-то заклинание, и перед ним и Рю предстал Шимару. – Вообще-то, Шимару иногда выполняет роль моего фамильяра.

– А? Как так? – удивился Рюджин.

– А вот так, – усмехнулся Гин. – Он помогает нашей гильдии с, подобного рода, тренировками. Я попросил его выжить из тебя максимум.

– Гин, не думал, что ты так будешь переживать за человека, – усмехнулся Шимару, находясь в том же виде Рю, но постепенно он начал изменять облик, и вскоре предстал в виде высокого, худощавого парня, бледного, с черными волосами, глазами и в чёрной мантии. – Всех прошлых я убивал с размаху, а с этим пришлось повозиться.

– Не пугай парня, – прервал его Гин. – ему повезло что прыткий, вот и все.

Рю не мог проронить ни слова, видя перед собой Шимару. Тот заметил его взгляд, состроил хитрую ухмылку и ехидно произнёс:

– Не дорос ты ещё, чтоб Хаяши в руках держать.

– А? Чего вякнул?! – разозлился Рю.

– Я говорю, что в материальном теле, управлять способностью намного сложней. Но у тебя очень интересное оружие.

– Правда что ли?

– Я помню, как Гин прошёл этот этап тренировок. Тогда мы с ним поспорили, что если он победит меня, то я стану его слугой. Конечно, он сильно меня удивил, когда натравил на меня одновременно и цепи Гетсу, и свой Тоокен. А ещё сильней я удивился, когда увидел, с какой лёгкостью он орудует способностями на самом деле.

– Не преувеличивай. Я просто быстро учусь, – буркнул Гин.

– Ну, надо же поработать примером для ученика, Гин.

– Да ладно. Можешь уже идти.

Шимару рассмеялся. Как-то противно и зло.

– Мы ещё встретимся. Тьма никуда не пропадёт из сердца человека.

С этими словами Шимару испарился, превратился в чёрную дымку и исчез, унося отголоски своих последних слов.

По спине Рю пробежали мурашки. Не понравилось ему это предостережение. Гин дал подзатыльник Рю и сел у костра. Начинало темнеть, солнце медленно садилось за горизонт. Воришка оглянулся и заметил, что стало как-то пусто. Через некоторое время, до него дошло, что у привала, не было Окохамы и Иккиро. Сандра сидела у костра и чистила свой протез, разобрав его на детали. Сейчас она разбирала ногу. Интересно, как она чистит руку? Наловчилась держать её ногами и чистить здоровой? Спрашивать такое было невежливо, поэтому Рю решил, что позже просто понаблюдает за ней.

Из леса послышался шорох и шаги и к костру вышли Окохама и Иккиро. В пасти Кому висел ангел, в бессознательном бреду, бормоча что-то себе под нос, а в руках Иккиро – хворост. Гин удивился находке чудовища. Он, конечно, приказал принести ему дичь, но не ангела же!

– Вы где его нашли? – спросил рыжий.

– Случайно наткнулись в лесу, – пояснил Иккиро. – Окохама неудачно развернулся и снёс, бедолагу, своим хвостом. Вот я и решил принести его и допросить, от чего в городе столько ангелов.

– Хорошая идея, – кивнул Гин и быстро связал пленника, пока тот был без сознания.

Иккиро развёл огонь из собранного хвороста и начал готовить ужин из провизии. Окохама всё же принёс дичь – поймал оленя и тащил его у себя на спине, наверняка Иккиро помог. Гин и Рю следили за пленником, параллельно обсуждая тренировку. Рюджин рассказал абсолютно всё Гину.

– А мне способности явились в образе близнецов, – поделился Гин воспоминаниями. – Только один был рыжий и смуглый, а второй белобрысый и румяный.

– А от чего зависят эти образы? – поинтересовался Рюджин.

– Никто не знает, но есть версия, что это образы твоих духов покровителей. Глупо, но романтично.

– Ну, эта теория имеет оправдание в моём случае, – добавил Иккиро, вмешиваясь в разговор. Он тоже слушал историю Рю. – Моя способность и мой дух покровитель это одно естество.

– О чём он? – не понял Рю.

– В теле Иккиро есть один особенный дух, – пояснил Гин, – он и является его покровителем и способностью, хоть он и дал им разные имена.

Прошло несколько часов, полностью стемнело. Команда отужинала и разрабатывала план на следующий день. Только они почти решили, будут ли брать работу, чтобы найти денег, как услышали невнятный вопль. Ангел очнулся. Оглядываясь по сторонам, страж пытался выбраться, рыпался и кричал, пока Гин не подошёл к нему. Лицо демона не было видно в темноте, но аура выдавала его перед врагом. Стойкий запах демонической крови.

– Хватит вопить! Рассказывай: почему в столице так много ангелов королевской стражи? – начал допрос демон.

– С чего это я должен говорить что-либо демону? – огрызнулся пленник.

– А с того, что если ты мне не скажешь по-хорошему, я начну спрашивать по-плохому, – Гин, для большей убедительности, достал меч. Конечно, убивать он его не собирался, но если запугать – то выложит всё как миленький.

– Что? Только не надо меня убивать! Прошу!

– Говори, уродец. Всё скажешь – освобожу. Нам не нужна твоя жизнь.

– Ладно, ладно! – истерично завизжал ангел. – Недавно в городе устроила шумиху преступная организация. Не помню название, но что-то с картами было связанно! После этого стражу выставили повсюду. А три дня назад вовсе Хаорокуночи объявился. Говорят, он девочку вылечил и исчез.

– Понятно. Теперь скажи, ангелы только в столице сейчас находятся?

– Н-нет, – с сомнением произнёс пленник, оглядываясь по сторонам и двигая позади себя руками.

– Не пытайся освободиться. Это мои цепи. Их невозможно ничем перерезать. Рассказывай, где ещё находятся отряды ангелов?

– Во всех крупных городах Игумии и… – начал Ангел, но не договорил.

В этот момент костёр неожиданно вспыхнул сильнее и осветил всё вокруг себя, в том числе и лицо Гина, и выглядывающую через распахнутый ворот татуировку на его груди. И только пленник собрался договорить, как он увидел татуировки Гина и метку.

– Ты же тот самый… От… – вновь не договорил Ангел.

И большего он не успел произнести. Это были роковые слова этого солдата. С огромным испугом в глазах, Гин вонзил ангелу в горло кинжал. Тот вздрогнул и обмяк. Рю испуганно выругался.

– Что ты наделал? Как мы узнаем всё, что нам нужно? – вопил он, подбегая к товарищу.

Каара же уже не слышал этих криков, его руки дрожали, а ноги подкосились; начала кружиться голова и появилась сильная отдышка. Гин не мог даже и слова проронить, он дрожал, боясь, что ангел успел сказать то, что ему не следовало, и что он так пытается скрыть. К демону подбежал Иккиро и начал трясти его, помогая ему очухаться.

– Гин! Очнись, Гин! – кричали Иккиро и Рю – Гин!

Их крики было почти не слышно на фоне шума крови в ушах. Демон трясся от какого-то необъяснимого ужаса и отвращения. Пришёл в себя он быстро, но выглядел подавленным и растерянным. Медленно поднимаясь на ноги, что всё так же тряслись, Гин оглянулся на Иккиро и в мыслях задал вопрос: «Они не узнали?». Обезьяна, словно прочитав мысли Гина, мотнул головой, мол: «нет». В глазах демона притих страх, но стоило ему расслабиться, как голова закружилась, глаза заволокла тьма, и парень потерял сознание. Иккиро в последний момент поймал обмякшее тело, вместе с Рю донёс его до костра и уложил рядом со спящим Окохамой.

====== Подвал торговца ======

Комментарий к Подвал торговца Присутствуют упоминания несуществующих (выдуманных) наркотиков.

Просьба не придираться, это не я больная, это фантазия дура.

Наутро ребята встали рано из-за озорующего Окохамы. Он пытался разбудить Гина, катал его по земле, хватал за одежду и носил за собой, но новый хозяин никак не просыпался. Сандре пришлось побегать за монстром, чтобы отобрать у него рыжего демона. Рюджин и Иккиро, тем временем, собрали вещи и закапали труп, убитого ночью Гином, ангела. Ребята начали ждать, когда их товарищ проснётся, но он не просыпался.

– Лучше отправляться. – Скомандовал Иккиро. – Гин проснётся в пути и скажет, куда нам свернуть. Оставаться здесь надолго нельзя.

– Понял. – Ответил Рюджин. Он хотел уже идти пешком, но вдруг Окохама лёг на землю.

Огромный волк сделал то, что совершенно нельзя было ожидать от обычной собаки: он повернул голову, словно показывая на свою спину, а затем, схватив Рю за шиворот, посадил его на себя. Остальные последовали его примеру. Иккиро взвалил спящего Гина на спину волка, и ребята отправились дальше через лес.

Мутный, слегка светящийся образ Гина находился в тёмном пустом пространстве. Он не в первый раз здесь и знал, что это за место, и что ничего хорошего оно не предвещало. Это было почти как подсознание, куда попал Рю во время тренировки. Почему как? Потому что подсознание находилось в голове, а это место вовсе в другом измерении. И подчинялось оно лишь одному существу.

Это существо перенесло сюда лишь астральное тело Гина и того это дико бесило. Он и так был подавлен из-за случившегося, так ещё и это…

– Опять, – прошипел он, – я опять это сделал. Я не хотел. Почему? Почему это опять произошло?!

Парень просто повторял это, пытаясь как-то найти ответ. И ему ответили.

– Это всего лишь твои рефлексы, – пояснил чей-то хрипловатый голос.

Гин вздрогнул и поднял голову. Прямо к нему, из пустоты, шагал человек. На секунду Гину показалось, что его волосы были белыми, как снег, но присмотревшись, понял, что они золотистые, а через мгновение вовсе стали русыми. Человек шёл уверенной, гордой походкой, как ходили короли, а за его спиной развивались широкие подолы белого с золотом халата. Ниже же были надеты странного вида широкие штаны, больше похожие на юбку. На руках существа были длинные изогнутые когти, словно у хищной птицы. Он мог в любой момент убрать их, но предпочитал выставлять на показ, такие когти невольно внушали страх. На обнажённой груди человека была татуировка в виде угловатой спирали с небольшой точкой в сердцевине. «Цветущий Водоворот» – вот имя этой проклятой отметины.

А человек передним… вовсе не человек, а Бог – Белый Демон.

Белым его назвали не случайно, ведь в своём истинном блике он был куда бледнее, а волосы вовсе белые, как снег. И нынче голубые, словно небо, глаза становились ужасного чёрно-жёлтого цвета, как и у самого Гина. Ну что поделать, это особенность родов Кучиро и Хеймао, к которым относился и Гин.

– Что ты здесь забыл? – недовольно осведомился Гин. – Пришёл посмеяться?

– Почему сразу «посмеяться»? – искренне удивился Белый Демон. – Я почувствовал, что у моего сородича проблемы и пришёл на помощь. Смотрю, ты едва не вышел из себя?

– Не зови меня своим сородичем, – процедил Гин. – Ты – Бог, а я – демон!

– Но вышли то мы из одного рода, – улыбнулось Божество.

– Никогда не сравнивай меня с собой, урод! – выругался Гин. Он был в бешенстве. – Если бы не ты… Если бы не эта чёртова сила, то не погибло бы столько людей!

Белый Демон примирительно вскинул руки.

– Не сердись, малыш. К тому же, в произошедшем была и твоя вина. А я пытаюсь загладить свою. И вообще не советую так разговаривать с покровителем гильдии, где ты служишь, тем более, что тебя уже приметили, как наследника главы.

– Плевать я на это хотел. Мне не нужно место Главы. Мне просто нужен дом, которого ты меня лишил!

– Я понять не могу, почему ты меня так ненавидишь? – искренне недоумевал Белый Демон. – Это же не я убил твоего отца, а ты. Ой, прости, я забыл, приёмного отца.

Гин не выдержал, сорвался с места и попытался ударить Божество кулаком, но тот ловким движением заблокировал удар.

– И вообще, – продолжил он, – если ты меня так ненавидишь, то зачем заменил свою фамилию на моё имя, Гин Каара?

– Тебя это не касается! – рявкнул Гин и чертыхнулся. Этот тип его бесил всё больше и больше.

– Касается. У тебя было куча вариантов! Дарк – фамилия твоей приёмной семьи, Хеймао – название твоего клана, Декиппиц – фамилия твоей родной матери и твоего дяди. Так почему назвался моим именем?

– Красивое имя, вот и всё. Да и ты сам знаешь, что настоящей фамилией мне лучше не называться, – она у всех на слуху.

– Ну, мне пора, – вздохнул Каара Хакумори. – Контролируй свою силу. Если ты сойдёшь с ума, мне придётся тебя убить. Луче так, чем, если ты станешь подобен Амону.

– Будто я хотел с такой проблемной силой рождаться, – процедил Гин.

– Для этого я тебя и обучаю, идиот. Чтобы у тебя не было с ней проблем.

С этими словами Белый Демон ушёл. Гин поднялся на ноги и тоже начал исчезать, превращаясь в полупрозрачную дымку (ему всегда казалось это символичным).

Когда демон открыл глаза, его нёс зубами за шиворот Окохама. Гин завопил от неожиданности. Команда поняла, что он проснулся и выглянули со спины волка. Кому, недовольно фыркнув, подсадил демона к себе на спину, где сидели остальные товарищи.

– Соня ты, Гин, – первым же делом подметил Рюджин. – Тебя за это утро покатали по земле, обваляли в кустах, поносили в зубах как тряпичную игрушку, а ты всё так же спишь.

– Неужели после столь напряжённого дня мне нельзя немного отдохнуть? – ни капли не обидевшись, ответил Гин. – Каким образом я оказался в зубах у Окохамы?

– Ты упал у него со спины, а он поймал тебя и не хотел отпускать. Так и нёс целые двадцать минут.

– Больше ему это не позволяйте, а то привыкнет.

– Ладно, ладно, – примирительно замахал руками Иккиро. – Мы ждали твоих указаний и не дождались и пошли на Восток. Что нам делать дальше?

– Поворачивайте на Северо-восток. С начала мы заработаем и соберём запасы. Раз теперь с нами такое чудо, как Окохама, то и провизии мы сможем набрать достаточно на четверых. Заодно посмотрим для него седло.

– И куда мы направляемся сейчас? – поинтересовался Рю.

– В приграничный городок Тельмитс, – ответил Гин. – Затем пересекаем границу и отправляемся в Лиринетт. После можем заехать в Хабакари.

– Что ты забыл в таком сгнившем городе, как Лиринетт? – удивился Иккиро.

– Насколько я знаю, Хаорокуночи ходит как раз по таким местам. Где происходят военные действия. Там есть преступные группировки, а Хаорокуночи как раз их уничтожает. Он ищет кого-то, мы это точно знаем.

– Он мне говорил, что ищет своего брата, – вставила вдруг Сандра и все посмотрели на неё.

– А зачем, он тебе не говорил? – поинтересовался Иккиро.

– Говорил, что в прошлом струсил и бросил своего брата на произвол судьбы, а теперь сильно об этом жалеет.

Гин и Иккиро странно переглянулись.

– А имени его брата случаем не говорил? – спросил Гин.

– Нет, он не знает его имени. По крайней мере, так он говорил. Знает только, как примерно он выглядит и утверждал, что почует, если он будет рядом.

– И как часто он приходил к тебе? – спросил Иккиро.

– Первые три года он приходил каждые три месяца и оставался на три-четыре месяца. Учил и делал мне протезы. А за три дня до вашего появления, он мне поставил новый протез и ушёл сразу же в этот же день, словно спешил куда-то.

– Хоть какие-то зацепки. Мы, хотя бы, теперь знаем, что отстаём от него на три дня. Буквально в спину ему дышим.

Подвёл итоги Гин.

– Может, стоит отправить на осмотр моих духов? – предложил Иккиро.

– Нам сейчас незачем спешить. Если мы столкнёмся с ним прямо среди города, наполненного ангелами, то вспышку энергии сразу двух сильных демонов быстро зафиксируют и нас обоих мигом повяжут, или того хуже – убьют.

– Тебя не должны. Демонов, состоящих в гильдии, числят как рабов и без дозволения «хозяина», то есть главы, убивать не позволяют.

– Что ж ты раньше молчал?! – вдруг вскрикнул Гин. Он не был зол, просто удивлён.

– Я думал, ты знаешь, а прячешься от охраны просто по привычке.

– Ну, хоть теперь могу не прятаться от всех подряд, – облегчённо выдохнул Гин.

Вдруг в ветвях, над головами команды, что-то зашелестело. Послышался возмущенный клёкот и хлопки крыльев. Гин, предусмотрительно, отодвинулся, освобождая пространство на спине Окохамы.

Шурша ветвями, на спину волка приземлился никто иной, как «человек-летучая-мышь», но этот был шире в плечах, чем тот, что разговаривал с Хаорокуночи и был одет в форму гильдии «Звеньев»

– Гроуз? – удивился Гин. – Какими судьбами?

– Случайно вас заметил, – ответил «Летучая мышь». – Почты в штаб нет? Передать ничего не нужно?

– Сандра, в гильдию к нам не хочешь? – поинтересовался Гин.

Девочка немного подумала, а затем согласно кивнула.

– Передай на неё заявление, – ответил Гин Гроузу. Летучая мышь достала из-за спины сумку и раскрыла.

– Берём бумагу и заполняем свои данные, – сказал он Сандре. – Имя. Фамилия. Параметры тела. Это на форму, если что. Где родилась. Имя родителей, где живут, если живы, если нет, припиши, что сирота. Как погибли и прочее.

Сандра взяла бумагу, откопала ручку в широкой сумке и начала писать.

– Какое у вас сейчас задание? – Поинтересовался Гроуз у Гина.

– Ищем Хаорокуночи. – От этих слов у Гроуза, от чего-то расширились глаза.

– Мой брат Хараз его видел! Он доставлял ему какие-то микстуры.

Вся команда, с этих слов, уставилась на летучую мышь.

– Когда? – поинтересовался сразу Гин. – И где?

– Около столицы Игумии дня четыре назад.

– Опять. Всё те же сроки и в тех же местах. Мы только из столицы.

– Надеюсь, вы скоро его нагоните.

– Мы тоже на это надеемся.

– А как зовут этого молодчика? – Поинтересовался Гроуз у Рюджина. – Ты не сочти меня любопытным, мне как почтальону нужно знать в лицо всех членов гильдии.

– Рюджин Холо, – ответил парень.

– Его отчёт я передал через сокола, – вставил Гин.

– А, тогда ясно, от чего лицо не знакомое. Тогда будем знакомы, – Гроуз протянул Рюджину свою руку-крыло и, прямо на глазах у парня, она превратилась в самую обычную руку. Рюджин пожал её. – Я Гроуз из клана Ирхи. Если увидишь кого-то похожего на меня, то знай, что это мои братья.

– И много их у тебя? – спросил Рю.

– Семь братьев и сестра, – без обиняков ответил Гроуз.

Сандра заполнила бумажку и отдала её Гроузу. Получеловек взял бумажку, попрощался и улетел. Спустя пару часов, Окохама вышел в открытое поле, посреди которого был небольшой городок.

Команде пришлось оставить Окохаму у леса. Они покинули зверя, приговаривая, чтобы тот их подождал, и что скоро они вернутся за ним. Окохама, словно поняв их слова… А почему «словно»? Он чётко понял указ и сел под деревом у самой кромки леса. Ребята попрощались с ним и отправились в ближайшую закусочную в городе.

Они зашли в небольшую забегаловку, а судя по пьяному смеху, выполняющей заодно роль бара. В широком зале было много больших деревянных столиков, но пройти между ними было довольно тяжело. Ребята устроились поближе к выходу, но когда поняли, что их сосед по столу собирается устроить пьяный дебош, решили пересесть подальше. К команде подошла красивая девушка в длинном белом платье и чёрном фартуке. Её светлые волосы свободно растекались по плечам, а вырез платья явно предназначался для привлечения более взрослых клиентов. Увидев это, Гин шуточно закрыл Рюджину и Сандре глаза. Девушка, улыбаясь, смотрела каждому в глаза.

– Что желаете, гости дорогие? – заговорила девушка, немного лукаво посмеиваясь. – Вы перекусить, или за заданием?

Девушка, будто случайно, провела рукой по талии и бедру. Видимо, ожидала, что ребята доплатят ей за «особые» услуги. Однако, Гина куртизанками было не удивить. Иккиро только немного покраснел и отвернулся.

– Гильдия «Цепи Луны». Будьте добры дать задания, – уверенно и хладнокровно, ответил Гин, не обращая внимания на флирт девушки.

– Как холодно, – расстроилась официантка, поняв, что чаевых она от него не получит.

Девушка отстранилась, деловито покачивая бёдрами и не упуская надежду привлечь этим посетителей. Но, её старания оказались напрасными. Вскоре она вернулась с небольшой стопкой бумаги. Гин рассматривал каждое объявление, высматривая сложность и награду. После нескольких минут раздумий, он взял одно и показал остальным.

«На богатого торговца из города Тельмитс было совершено несколько покушений неизвестной группировкой. Требуется охрана или телохранители, не меньше трёх от лица гильдий. Вознаграждение – 60000 мень».

А дальше шёл адрес дома.

– Шестьдесят тысяч мень?! Ничего себе награда! – удивился Рю.

– Это как раз недалеко. Прямо на этой улице, – вдруг вставила официантка. Видимо надеялась, что ребята что-нибудь закажут. Но не тут-то было.

Ребята, поблагодарив девушку, вышли из забегаловки и пошли вверх по улице. Ошибиться было невозможно. Уже совсем скоро перед ними предстал огромный особняк с садом.

Когда команда подошла к дому, охрана недоверчиво посмотрели на них.

– Кто такие? – строго осведомился толстый мужчина, облачённый к кожаный доспех.

– Мы по объявлению. Здесь же телохранители нужны? – ответил Гин.

Мужчина осмотрел одежду ребят.

– Вы из гильдии?

– Да, – ответил Гин. – Гильдия «Лунные Цепи». – И продемонстрировал цепь на руке, а затем какую-то золотистую пластиную

Охранники недоверчиво посмотрели на него, но, немного подумав, открыли ворота. Внутри их встретила прислуга, вежливо поклонилась и провела в особняк.

Внутри дома оказалось очень светло, уютно и красиво. Большие коридоры увешены картинами и драпировками, полы покрыты коврами, местами на стенах, под самым потолком, красовалась лепнина. На потолках висели не большие, но красивые люстры со светящимися кристаллами внутри.

Вдруг в нос Гина врезался странный запах. Он начал водить носом, принюхиваясь, и озираться по сторонам. Он учуял какой-то знакомый запах, но не понимал, откуда он. И тут он заметил, что одна из драпировок не висит ровно, как остальные, она была повешена ниже, до самого пола. Гину показалось это странным.

Девушка-прислуга привела команду в самый большой зал, где их встретил хозяин. Это был низенький обрюзгший мужчина. Парадный костюм чуть ли не трещал на его объёмном брюхе по швам. Как-то хозяин не вписывался в тонкий, уставленный со вкусом, интерьер дома.

– Это охотники? – осведомился хозяин и брезгливо поморщился. – Какой ужас. Отбросы, мусор, да и только.

– Прошу прощения, за наш вид, мы только прибыли из долгого путешествия, – ответил Гин и поклонился, пытаясь проявить уважение к торговцу. – Если позволите принять нам ванную в доме прислуги, то мы будем гораздо опрятнее и выглядеть достойно Вас.

– Смех, да и только, – фыркнул в ответ хозяин. – Мне сказали, что это лучшая гильдия охотников, но на деле оказалось, что это просто сборище малолетних бродяг. Хотя, мне плевать, если вы защитите меня.

Рюджина затрясло от гнева. Он оглянулся на остальных: Гин и Иккиро стояли смирно, не показывая на лице эмоции. Сандра же была лояльна с Рю, это было видно, хоть она и пыталась делать невозмутимый вид. Как эти двое терпят такое отношение?! Профессиональная привычка?

– Мне требуется от вас только одно, – продолжил торговец, – ходите рядом и никого ко мне не подпускайте и защищайте, на случай покушения.

– Как прикажете, – Гин поклонился и улыбнулся. Рю заметил, что это была обычная добрая улыбка Гина. Но вот в глазах демона блеснуло что-то нехорошее.

Почти целый день команда ходила около торговца, которого, как оказалось, звали Друнно Вельгеро. Они следовали за ним везде, даже в сад. Он требовал от них не только защиты, но и выполнения самых глупых приказов. Когда кто-то из ребят пытался вставить что-то вроде «В уговоре была только охрана», жирдяй стразу становился красным и начинал верещать:

– Я зачем вас нанял?! Чтобы вы мне тут указывали? Я заказчик и я вам плачу, а не хотите выполнять, так пошли вон!

После второй попытки пойти против Друнно, все оставили надежду и стали просто тихо выполнять приказы.

Один раз он даже приказал Сандре станцевать ей, но его довольно ловко переубедил Гин.

– Зачем вам любоваться малолетней девчонкой, когда у вас есть красивая прислуга? – чуть ли не запел Гин на ухо торговца и улыбнулся.

– А ты прав. Эта козявка мне не сдалась, – как-то легко согласился с ним Друнно и в тот же час позвал к себе одну из горничных.

Сандра была благодарна Гину за выдумку, но за «малолетнюю» она обиделась.

Ночевать команду оставили так же в доме. Им выделили большую комнату с ванной, так что ребята смогли по очереди привести себя в порядок. Правда, когда пришла очередь Сандры, она выгнала мальчишек из комнаты совсем, не смотря на то, что в ванной была дополнительная комната для переодеваний.

Ночью сторожили покои Друнно по очереди Гин и Иккиро, а Сандре и Рю приказали спать и набираться сил, мол:«они маленькие и для них не спать ночью сложнее». Этим ребята, конечно же, воспользовались, хоть для приличия и препирались немного.

Гин и Иккиро решили, что три часа сначала сторожит Гин, затем два часа присоединяется Иккиро и последние три часа Иккиро сторожит один.

Пока юный Каара сидел у дверей, он опять почувствовал странный запах. Это было что-то явно знакомое, но он не мог вспомнить, где он его чувствовал. Как только он, наконец, решил проверить, что это, как вдали послышались неторопливые шаги. Сверкнула голубая искра и послышался зевок.

– Идёшь и прямо сеешь молнии, – подшутил Гин над Обезьяной, когда тот подошёл ближе и по его волосам пробежали очередные молнии.

– У них одеяло шерстяное, – оправдался Иккиро, – вот я и наэлектризовался.

– Слушай, а ты, пока шёл, ничего не чувствовал?

– Запах странный. Вроде знакомый, но, какой-то, не правильный, – ответил Иккиро зевая.

– То есть не я один это чую? Я уже испугался, что мне мерещится.

– Может, сходишь, проверишь? – предложил напарник.

– Хотел сейчас сходить, да как-то передумал. Если меня сейчас стража увидит, рыскающего по дому, то пропала наша награда.

– И то верно.

Остаток ночи они провели в тишине, пока Гин не ушёл спать.

Утро было не самым лучшим. В голове команды чётко укрепилась одна истина: Друнно не просто пользуется командой, как хочет, так он ещё и явный извращенец.

За завтраком торговца тоже приходилось охранять, причём прямо в трапезной. И в это утро старый толстяк явно решил окончательно докопаться до Сандры. С начала он просил её принести воду, тарелки и чай, заставляя уподобляться прислуге, а под конец вовсе распустил руки и попытался ухватить девочку за талию. Сандра, конечно же, такого отношения не выдержала.

– Да вы что себе позволяете?! – взвилась она на удивлённого толстяка. – Мне только тринадцать лет, а вы руки распускаете! Я – телохранитель, а не девчушка на побегушках!

– Ох! А девка то с характером! – лишь усмехнулся Друнно, пропустив тираду Сандры мимо ушей. – Уважаю таких девушек!

Сандра хотела продолжить, но Гин вовремя прикрыл ей рот.

– Успокойся, – тихо, успокаивающим тоном остановил её Гин. – Мы здесь не на долго. Просто немного потерпи.

– Эй, девчушка! – подозвал Друнно вновь Сандру. Девочка вздохнула, сжала кулаки и подошла. – Я ненадолго выйду, а ты пока принеси из кухни жаркое.

– Сколько же жрёт эта свинья? – шепнул Гин Иккиро. Обезьяна тихо хихикнул

Друнно вышел из трапезной, Гин пошёл вместе с ним. Да, его приходилось сопровождать везде, даже в уборную. Демону это было не впервой, уже работал телохранителем.Сандра вздохнула и направилась на кухню.

– Постой! – Остановил на полпути Сандру Рюджин. – Ты устала, давай я схожу.

– Буду признательна. – Ответила Сандра и заняла место друга, около двери.

Рюджин скрылся за дверью кухни.

– Ты молодец, – похвалил девочку Иккиро. – Не даёшь себя в обиду.

– Жалко только набить этому жиробасу морду нельзя, – вздохнула Сандра и размяла руку-протез.

– Такая у нас работа – терпеть и беспрекословно выполнять любое поручение заказчика. Но если тебе тяжело, ты можешь отказаться от выполнения. Правда не факт, что после этого, Друнно оставит тебя здесь. Но, может, хоть за Окохамой приглядишь. Он, наверно, скучает.

– Я продолжу выполнять задание, – ответила Сандра и вздохнула. Вы же стараетесь.

В этот момент в трапезную вернулись Друнно и Гин. Торговец вновь сел за стол.

И в этот момент ребята поняли, что заказчик был слеповат, если не как крот, то точно как пожилой старик.

Как только Друнно сел за стол, Рю, наконец, выбрался с кухни и поставил перед толстяком жаркое. Как только он это сделал, мужчина слегка шлёпнул парня ниже спины.

– Спасибо, красотка, – поблагодарил он, как сам думал, Сандру.

– Ну, спасибо, – усмехнулся Рюджин и, услышав его голос, мужчина покраснел как рак, но не от злости, а от смущения. По хрипловатому голосу парня он понял, что попал не по той цели. – Меня называли хромым, бродягой, сволочью, но красоткой ещё ни разу!

Не упустил момента пошутить Рюджин и отошёл к двери. Команда едва сдерживала рвущийся наружу хохот. Зато, это послужило уроком Друнно, и Сандру он больше не трогал.

Остаток дня он так же провёл тихо, гоняя команду лишь по мелким поручениям, вроде «подай–принеси». Иногда переругивался с наёмниками, но Иккиро, как всегда, сводил любой нарастающий спор на нет.

Уже днём, ближе к вечеру, Друнно вышел гулять в город. Иккиро и Сандра остались в поместье помогать прислуге. Заказчик был не против. Гин и Рю ходили за ним следом, не отходя слишком далеко. Каара опять начал принюхиваться вокруг, словно заметил что-то подозрительное. Он то и дело оглядывался по сторонам и долго смотрел в одну точку.

– Ты чего? – спросил у него Рю.

– Ничего странного не находишь? – спросил демон в ответ.

– Пока нет.

– Тогда ладно. Я смотрю вокруг, а ты следи за самим Друнно.

Заказчик всё время, пока ходил по городу, разговаривал грубо со всеми торговцами, к которым он подходил. По их лицам, да и вообще по окружающим, было видно, что он пользуется дурной славой. Друнно не упускал ни единой возможности оскорбить случайно подвернувшуюся под ноги старушку или поспорить о качестве товара с продавцом, но сразу изменился в лице, при встрече с местным бароном. То, что это был кто-то из знати, Рюджин понял по тому, как от него шарахались люди и как приветливо к нему отнесся толстяк. Они так и остановились у одного прилавка, болтая.

И тут в голове Рю что-то зазвенело. Он давно не испытывал этого чувства, но помнил что это. Опасность. Рю хотел предупредить Гина, но не смог выдавить и слова.

Гин подозрительно себя вёл. Он быстро и бешено озирался, словно загнанный в угол зверь. Его левый, не прикрытый, глаз стал голубым. И вот, совершенно неожиданно, демон рванулся в сторону Друнно.

– Осторожно! – выкрикнул Гин, словно прорезая шум вокруг.

Рю не успел ничего сообразить: он услышал свист пули, а за ним увидел, как эта пуля попала в грудь Гина. Он прыгнул под выстрел, чтобы защитить заказчика. Рю, с трудом оторвав взгляд от друга, быстро оглянулся и увидел на часовне, над площадью, человека, укутанного с ног до головы в белые тряпки. Парень одним быстрым движением вытащил Хаяши и сделал несколько выстрелов по человеку на часовне, но промазал. Убийца скрылся.

Рю обернулся и кинулся к Гину, чтобы помочь, но тот лежал почти без сознания. Пуля прошла довольно глубоко, одежду пропитало тёмное пятно. Рю надеялся, что сейчас демона спасёт регенерация, но просчитался. Рана не затягивалась – от неё исходил дым, но рана так и не закрылась.

– Так этот парень демон? – с презрением фыркнул Друнно. – Вы всего лишь жалкий скот. Защищать сильных, ваша работа, убожество!

Рю не выдержал и приставил к голове мужчины Хаяши, при этом заряжая его своей энергией. Друнно вздрогнул и поднял руки вверх. Как же омерзительно было видеть, как на этом надменном лице проступил дикий ужас.

– Не надо, идиот! – простонал Гин. – Тебе это что-то даст? Такова у охотников работа. Смирись с этим. – Последние слова он прохрипел из последних сил.

Рю убрал Хаяши. Торговец, презрительно усмехнувшись, продолжил прогулку, как ни в чём не бывало, но шёл уже обратно. Парень взвалил демона себе на плечо и поволок следом за торговцем, обратно в особняк.

Когда Рюджин принёс Гина в выделенную им комнату, он позвал Иккиро. Парнишка поведал товарищу о произошедшем на рыночной площади. Обезьяна был в большом ужасе. Но сейчас были важны не подробности, а задача вылечить Гина. Он достал из своей сумки медицинские инструменты и пинцетом вытащил пулю. Когда патрон был извлечён, Обезьяна критично осмотрел его.

– Плохо, – обеспокоенно выдохнул Иккиро. – Это освещенная пуля. Серебряная

– Освещённая? – переспросила Сандра. Она только-только вбежала в комнату и чуть не впала в ступор, заметив едва живого Гина.

– Да. Лет триста или четыреста назад шла война против демонов. Вырезали всех подряд, будь то воины или мирные, женщины и дети. Так как обычным оружием демона сложнее убить, ангелы начали «освещать» оружие для людей. Демоны не очень любят серебро, так как его крупицы мешают плоти регенерировать, а тут пернатые ещё и напитали его своей энергией, превратив обычные серебряные патроны в смертельное оружие.

– Но, как такое могло произойти? – удивился Рюджин. – Неужели они знали, что Гин – демон?!

– Скорее всего, это была случайность. У кого-то просто завалялось оружие. Это Игумия и здесь демоны – рабы. Так что вероятнее всего, что у людей просто осталось оружие от предков.

– Ничего… – слабо выдохнул Гин. – Я с этим ещё разберусь.

Демон, всё это время, был в сознании. Как только пуля была извлечена, он почувствовал себя лучше, хоть рана так и не затянулась. Иккиро дополнительно обработал ранение и перевязал.

– Всё же, такое слабое заклинание ничто против нашего демона.

– Помолчи, Обезьяна! – как-то быстро разозлился Гин. – Твоя версия логичная, но есть несостыковки.

– Какие же?

– Использовать освещённое оружие на людей – строго запрещено и карается даже более жестоко, чем просто убийство. Я сомневаюсь, что кому-то просто хотелось рисковать жизнью и честью, ради того, чтобы просто убить одного жиробаса. К тому же с его запасами… кхем, с его фигурой, одной пулей вряд ли обошлось.

– К чему ты клонишь? – не понял Рю.

– К тому, что убийца явно не один, раз не боится безнаказанности. А ещё, нашего многоуважаемого заказчика, в этом городе, люди приравнивают, чуть ли не к демону, если не хуже. Значит, люди знают о каком-то его грехе и не могут этого простить.

– Логично. В этом стоит разобраться, – согласился Иккиро. – Только, пожалуйста, не бросайся опять головой в омут.

Гин лишь кивнул головой, поднялся на ноги и приказал команде возвращаться к работе. Сам демон направился в покои Друнно. Он хотел извиниться за поведение ученика, но, дойдя до покоев, так и не вошёл в комнату. Он остановился, как вкопанный у самой двери и прислушался.

– Завтра будет ещё Фабрум, – сказал кто-то. Это был явно не голос Друнно.

– Хорошо. Как там поставки до Хабакари?

– Господин Ганс хорошо справляется с поставленной задачей, но слишком сильно использует полученную власть.

– Всё, как и пять лет назад, он не изменился. До сих пор держит на наркотиках демона, чтобы тот убивал неприятелей?

– Именно. Я недавно встречался с Гансом и его личный киллер меня удивил. Я, конечно, знал, что Ганс прибрал к рукам выходца из Ада, но такого…

– Но всё же это демон, так что не будем сильно восхищаться рабом. Давайте, лучше, я покажу вам свою коллекцию, Барон?

– Не откажусь.

Затем послышались шаги, приближающиеся к двери.

Гин мигом спрятался в угол, и когда дверь распахнулась, его не заметили. Друнно вышел с каким-то представительным мужчиной. Каара не сразу вспомнил, что это был тот барон, что разговаривал с торговцем на рынке. Гин помнил, что этим городом правит какой-то барон. Наверно, это был он.

Фабрум? Наркотик? Так, теперь ясно. Какого рода торговцем на самом деле являлся Друнно. То-то Гину показалось странным, что он так богато живёт, зарабатывая обычными перекупками и торговлей. К тому же, торговцы путешествуют по странам, а по объёмной фигуре мужчины сразу было ясно, что он не покидал города много лет, да что там, дом покидал изредка!

Значит, Гина и команду занесло к самому настоящему наркобарону. А здесь он скупает и продаёт яды, а может даже испытывает их. По спине демона пробежался холодок. Навеяли неприятные воспоминания, которые парень сразу затолкал куда подальше.был у Гина неприятный опыт иметь дело с такими как он.

Демон сжал кулаки и бесшумно последовал за Друнно и его гостем. Те шли безмолвно, так что Гину пришлось потрудиться, чтобы идти абсолютно тихо. Вскоре шаги оборвались. Парень слегка притормозил у поворота в главный коридор и подождал. Послышался шорох ткани и скрип открываемой двери. В нос Гину вновь ударил тот жуткий запах, но теперь ещё сильнее. Он с ужасом понял, откуда знает этот запах. Это аура демона вперемешку с запахом крови и трупов.

Гин слегка выглянул из-за угла и, никого не увидев, направился к распахнутой в стене двери. За драпировкой скрывался тёмный проход с лестницей, уходящеё куда-то глубоко, наверняка в какой-нибудь подвал. Шаги доносились оттуда. Только демон решил спуститься и вошёл в проход, как со второго этажа послышался звон стекла и короткий вскрик кого-то из горничных. Наверно кто-то разбил хрустальный графин или вроде того.

Не обращая внимания на посторонние звуки, Гин двинулся вниз по лестнице. Преодолев длинную лестницу, он наткнулся на очередную дверь. Она была слегка приоткрыта; теперь Гин чувствовал только запах трупов. Демон слегка заглянул в щель дверного проёма. Его чуть не вывернуло от ужасного и отвратительного зрелища, что он увидел.

По всей комнате – по углам, на стенах, свисая на крюках с потолка, лежали и висели трупы демонов. Это было видно по рогам, крыльям и хвостам. Где-то ещё сидели и стонали умирающие, и самым страшным было то, что это были явно люди. Они хрипло стонали в предсмертной агонии, язвы на телах пузырились и лопались, источая гниль и кровь.

Гин не раз видел трупы, да и самому приходилось убивать, хоть ему и было каких-то пятнадцать лет, но зрелище полусгнивших трупов демонов, используемых как украшение, и умирающих людей привели его в оцепенение. Из этого состояния его вывел лишь, раздавшийся, словно гром средь ясного неба, голос Друнно.

– Среди охотников протиснулся демон. Убить его? – вдруг заговорил торговец.

– Нет, демона оставь, а остальных охотников убей, – ответил барон.

– Понял. Но зачем он нужен? Демоны не имеют право жить.

– Поступим как Ганс. Напичкаем его наркотиком и заставим служить нам. Демоны для этого и созданы, чтобы повиноваться людям.

Почуяв опасность, не для своей жизни, а для жизни друзей, Гин рванулся вверх по лестнице, но почти у самого выхода в проход вбежал стражник. Он что-то кричал хозяину про вторжение, а завидев Гина умолк и, столкнул вниз по лестнице. Демон пересчитал все ступени и с грохотом влетел в комнату, на глаза удивлённым Друнно и его гостю. За ним ворвался стражник, грубо схватил Гина за рыжие патлы и рванул к стене.

– Нападение! – выкрикнул стражник. – А этот гад подслушивал!

– Кто ещё здесь гад! – рявкнул Гин и с силой пихнул стражника локтем в живот и слегка переборщил с силой. Усатый слуга с ветерком влетел в противоположную стену и так и остался лежать.

– Подслушивал, значит, щенок! – зашипел гость хозяина особняка и рывком вытащил из-за пояса меч.

Судя по цвету металла, это была обычная сталь, опасаться нечего. Гин выхватил из ножен один из клинков и, не успев нанести удар, едва не согнулся пополам от боли: рана открылась. И она дико болела. Чёртова пуля…

Тем временем, барон не упустил возможность и нанёс Гину удар. Демон ловко отскочил в сторону; лезвие меча лишь немного задело руку. Следующим своим выпадом мужчина пытался снести голову демону, но когда он широко размахнулся, Гин выбил у него из рук меч, перехватил и вонзил его в ногу противника. Уподобляться этим тварям и убивать их он не собирался.

Гин слегка отдышался и повернулся к Друнно. Торговец смотрел на демона во все глаза и трусливо отходил к стене. Оружия в руках у него не было, значит наносить удар мечём, безоружному, будет низко. Поэтому Гин создал цепь и начал приближаться, раскручивая её в руке. Он совсем не был плохим парнем, но обожал, когда такие твари, как Друнно, смотрели на него со страхом и мольбой. Когда такие как он, просили пощады, не осознавая, что сами не щадили безвинных и слабых. Гин до мурашек обожал это чувство – чувство кары преступника.

Но, в этот раз, было что-то странное, и демон это заметил. Глаза Друнно недобро блеснули. Гин замахнулся цепью. Он хотел ударить мимо, просто чтобы запугать, но цепь неожиданно врезалась в незримый барьер. По месту удара покатились сияющие голубоватые волны.

– Барьер! – пронеслось в голове Гина и он вновь вытащил меч и нанёс удар, с целью уничтожить его, пока Друнно не сбежал. Тоокен тоже лишь наткнулся на преграду и отскочил.

В этот момент из прохода послышались шаги, и в подвал ворвалась вооружённая толпа людей. Все были облачены в белые тряпки и маски с прорезями для глаз.

– Отступи, Друнно! – вдруг выкрикнул один из них и вперёд вышел здоровый мужчина без маски, один из продавцов, с которыми торговец спорил днём на рынке. – Ты окружён! Сдавайся и мы пощадим тебя!

– Ну, уж нет! – Друнно.

Гин хотел помочь ворвавшимся и вновь кинул цепь в наркоторговца, но произошло что-то странное. Браслет на руке Друнно заблестел и создал большой видимый барьер. Он отразил цепь Гина, а в следующий миг барьер заключил в большой шар самого демона. Из толпы отделилась девичья фигурка с ножом в левой руке. Это была Сандра, но вместо протеза её рука превратилась в оружие. Не плохо её Хоро учил…

Друнно увернулся от выпада и наотмашь ударил девочку. Девочка упала без сознания. В ту же секунду Друнно вытащил что-то из кармана и швырнул в толпу. Кто-то умудрился выстрелить в летящий предмет и подвал заполнил удушливый дым. Торговец лихорадочно нащупал в стене какой-то рычаг, открылась дверь и он втащил туда барьер с Гином а затем залез сам. Проход закрылся так же незаметно, как и открылся, так что, когда дым рассеялся, никто не понял, как исчез Друнно.

Люди разделились. Кто-то остался осматривать подвал, других отправили искать в доме, а третьих осматривать участок и прилегающие к нему территории, но спустя час поисков, не нашли никаких следов ни торговца, ни демона. Иккиро и Рюджин стали сильно нервничать. Они вбежали в подвал в последний момент и смогли увидеть только то, что Гина заключили в какой-то барьер.

– Что же произошло? – вздохнул Иккиро.

– Пленённый – ваш друг? – вдруг спросил у Иккиро и Рюджина подошедший к ним человек в маске.

– Да, – ответил Иккиро. – Мы пришли сюда в качестве телохранителей и не знали, что заказчик занимался такими мерзостями. А Гин, видимо, узнал и попытался его остановить. Просил же его, не лезть на рожон! – Последнюю фразу он почти простонал.

– Мы найдём вашего друга. Мне ещё извиниться перед ним нужно.

– За что? – удивился Рюджин.

– Это я днём с часовни стрелял. Не знал, что он демон и что так глупо бросится под выстрел, но извиниться я должен. – Мужчина снял с лица маску. Это оказался совсем молодой человек, от силы лет двадцати. Но, тем не менее, он был изувечен: один глаз был слеп, на лице просматривались гнойные язвы.

– Что же с вами произошло? – Иккиро изумлённо смотрел на мужчину.

– Некоторые из нас – сбежавшие демоны-рабы. Я и ещё несколько человек были подопытными Друнно. Он проверял, как на людей действуют те или иные наркотики. То есть он прививал их нам против нашей воли.

– Это ужасно… – выдавил Рюджин.

– Да. Поэтому мы и собрали весь народ города, чтобы наказать Друнно. Все понимали, что однажды это может коснуться и их семьи. А потом наказать и Барона.

– Вы его убьёте?

– Нет, но ответить за свои грехи ему придётся, – ответил мужчина и тяжело вздохнул.

Иккиро и Рю переглянулись и тяжело вздохнули. Они переживали за Гина.

Тем временем, Друнно вышел из потайного лаза недалеко от дома. Он находился за небольшим перелеском в канаве. Тащить Гина долго не пришлось, Барьер сам поднимался в воздух по повелению браслета. Демон с интересом наблюдал за торговцем.

– Противодемонический браслет, значит? – протянул Гин. Он даже не пытался вырваться. – Теперь понятно, как ты демонов ловил.

– Вы, рогатые твари, созданы для того, чтобы вы служили нам, людям! – Выкрикнул Друнно, тыча пальцем в барьер. – Это их вина, что они не хотели мне служить! Поэтому я пичкал их наркотиками, для послушания!

– Нет. Они тебя терпели, потому что если бы они сбежали, то ты вычислил бы их семьи и мучил бы их. Наркотики на демонов не действуют. А ты замучал их до смерти, тварь. Жить не должны именно такие, как ты!

– Заткнись! – выкрикнул во весь голос Друнно. – Вы, твари, всё равно просто скот!

– Правда? А, на мой взгляд, скот это вы – люди. В мире магии, где правят ангелы, демоны, духи и нелюди, вы, те, кто не имеет ни крупицы мудрости и силы, возомнили себя богами!

Друнно с силой ударил кулаком по барьеру. Гин с усмешкой наблюдал за ним.

– Чего ты лыбишся? – зло прошипел торговец. – Раз не раб, то теперь ты мой заложник. Я выберусь от сюда и ты мне в этом поможешь.

– С чего я должен тебе помогать? Ты хотел убить моих дорогих друзей. Хоть они и люди, но за них я сам тебя убью.

– А что ты мне сделаешь? – усмехнулся Друнно. – Этот щит противостоит демонам даже высокого уровня! Ты не выберешься отсюда, даже если я перережу всех твоих друзей и гильдию! – и торговец засмеялся безумным смехом.

В этот самый момент Друнно почувствовал тёплое касание у своей шеи. Тёплые тонкие пальцы сцепились на ней, но пока не душили. Гин беспрепятственно протянул руку сквозь магическую тюрьму.

– Высокий уровень, говоришь? – протянул, улыбаясь, Гин. И эта улыбка не предвещала ничего хорошего. – А я-то думал, почему способность тебя не берёт. Мои Тоокен и Гетсу развиты только до среднего уровня, но тебе не повезло с демоном.

– Как? Как обычный демон смог… – выдавил Друнно.

– А кто сказал, что я обычный демон?

Барьер вокруг неожиданно раскололся и разлетелся на части. Гин встал на твёрдую поверхность и начал медленно превращаться. Со лба упала повязка и вытянулись рога. Глаза поменяли цвет, а за спиной выросли крылья с голубой каймой на маховых перьях.

– Ты пошёл против демона Хондо, – зло прошипел Гин. Он был в бешенстве. – Готовься к последствиям. Обычно, я не люблю убивать безоружных, но ты – другой случай.

И Гин вскинул когтистую руку. Друнно завизжал подобно свинье, закрыл глаза и прикрылся руками.

– Не надо! Прошу, не надо!

– А ты щадил тех, кого убивал? Щадил тех, кого пичкал наркотиками?! Убивать тебя я брезгую. Есть те, кто хочет твоей смерти больше чем я.

Гин сжал когтистую ладонь в кулак и с силой ударил Друнно в лицо, да так, что он потерял сознание. Демон связал его цепями, взлетел, и понёс торговца по воздуху обратно к особняку. Благо, далеко лететь не пришлось.

Там их уже ждали горожане, что ворвались в особняк Друнно. Люди собрались в саду около особняка. Завидев демона и его пленника, они восторженно закричали. Когда Гин приземлился, на него сразу кинулись Рю и Сандра.

– Ты как выбрался?! – удивился Рю. – Мы так волновались!

– Чтобы я из какого-то барьера не выбрался?! – возмутился в шутку Гин. – Ты меня недооцениваешь, ученик!

Бунтари окружили Гина и что-то восторженно ему кричали.

Приближалась полночь. Гин и ребята собрали свои вещи, оставшиеся в особняке, и решили вернуться обратно к Окохаме. Но только они вышли к воротам, их остановила небольшая группа из нападавших людей. Вперёд вышел недавний собеседник Иккиро и Рюджина.

– Как ваша рана? – поинтересовался он, явно выигрывая время.

– В порядке, – усмехнулся Гин. – жить буду. Ты хороший стрелок!

– А? Как вы… – не успел договорить человек.

– Да кроме тебя никто бы больше не поинтересовался бы про рану! – подловил его Гин и ловким движением снял с лица стрелка маску.

– Да, изуродован, знаю, – вздохнул мужчина. В ответ Гин лишь поднял руку, прося замолчать, а затем залез в заплечную сумку. Он извлёк из неё большой пузырёк с чёрной жидкостью.

– Запомните, – сразу начал Гин, – это моя кровь. Я отдаю вам её, чтобы вы могли исцелить раненных. Но учтите, что выпив её, вы не сможете держать в руках освещённое оружие. – Увидев, что все стоящие смотрели на него как завороженные, он удовлетворённо кивнул. – От эффекта наркотика она тоже поможет избавиться. Конечно, слепой глаз не вылечит, но поможет избавиться от тяги и от язв.

И он протянул бутылочку бунтарям. Те с благодарностью приняли дар.

– Здесь хватит на всех присутствующих людей. Достаточно двух-трёх капель. Исцелите этим тех, на ком ставили эксперименты и серьёзно раненых. Болезни она не лечит, даже не пытайтесь.

– Огромное вам спасибо! – улыбнулся стрелок. – Вечно будем помнить вашу доброту! И у нас есть для вас кое-что, в качестве благодарности.

И несколько людей принесли приличный мешок денег.

– Там за вашу работу и немного сверху от нас.

– Вам больше нужно, как бы.

– Нет! Денег на реабилитацию тех, кого нашли в подвале нам теперь не надо! И всё благодаря вам.

– Будем больше признательны, если вы не по личностям о нас будете говорить, а просто «Охотники гильдии «Лунные Цепи»». Нам слава ни к чему. – Гин улыбнулся и попрощался.

Окохама всё это время ждал ребят у леса и, заметив, как они приближаются, начал радостно прыгать и лаять, сметая своим мощным хвостом деревья. Гин, от чего-то, не сомневался, что Кому действительно будет их ждать. А судя по горе костей рядом с ним, о пропитании он сам позаботился. Даже не устраивая ночлег, ребята двинулись в путь, под покровом ночи. В новый город, за новым приключением.

Комментарий к Подвал торговца Пояснение: на демонов данного книжного мира не действуют большинство ядов и дурманящих средств. Нехорошие люди, желающие власти, пытаются создать такую “дурь”, которая могла бы держать под контролем всю нечисть и святых, дабы те беспрекословно им подчинялись (Но это уже другая история, которой не будет)

====== Приметы демона ======

Шумный город Хабакари на западных землях Игумии. Это самый красивый город в стране. Приятный городской шумок ласкает уши, тёплый субтропический ветерок несёт от лесов запах древесины и шелест листвы. Улицы чистые, широкие, казалось, были выстроены специально для торговых повозок. Днём здесь велась бойкая торговля и шумел весёлый людской гомон. Дети резвились, люди постоянно куда-то спешили. Благодать.

Но это только днём этот город так красив. В ночи Хабакари меняет свой характер из тихого городка, в страшный кровожадный город смерти. Под покровом ночи так и слышны крики боли и агонии, вопли ужаса и плачь. Буквально в каждом переулке лежали истерзанные трупы людей, жертвы, что умирали в мучениях. По их глазам, ещё живых и мёртвых, можно было прочитать ужас и ненависть. Кровь сливалась ручьём по дорогам, окрашивая к утру всё в коричнево-красные тона, заполняя улицы запахом крови и мёртвых тел; тела быстро находили небольшие чудовища и бродячие псы, растаскивая охладевшие кровавые внутренности по округе. Мало кто рискнёт выйти в такое время на улицу, а если и попадётся заплутавший несчастный, то он, скорее всего, присоединится к жертвам. Порой, от этого кошмара не спасали даже стены домов…

Именно в этот двуличный городок и отправлялся Гин. До Хабакари было ещё несколько часов тихой езды на спине Окохамы. Демон держал в руке новое объявление о работе, что он взял не так давно в придорожной таверне.

– На этот раз взял что легче, – предупредил команду Гин и начал зачитывать объявление. – «Хозяину магазина в городе Хабакари требуются помощники. Задачи: уборка, помощь на кассе и помощь в ночной уборке. Награда от тридцати тысяч мень. Магазин Филиппа, торговая улица, центральный квартал».

– Ого!!! Ничего себе награда за помощь в магазине! – удивился Рю.

– Но, что значит «ночная уборка»? – задумалась Сандра.

– Скорее всего, это просто уборка перед рабочим днём, чтобы не смущать посетителей, – предположил Иккиро.

– Так мы берёмся? – спросил Гин.

– Да! – ответили все единогласно.

Пока ребята шли к городу, в это время, там что-то происходило. На недавно оживлённых улицах бедных районов было довольно тихо. Люди изредка выходили и сразу же прятались. Но это было только в низинах и на окраинах города, а вот в богатом районе наоборот было шумно и оживлённо. В этом городе всем было известно: Если в высших кругах что-то происходит – нищим лучше прятаться и никому не попадаться на глаза.

Всего половину часа назад в самом центре города произошёл вопиющий случай. Жизнь шла как обычно: ярко наряженные люди бежали по своим делам, гремели копыта лошадей по каменной мостовой и звенели колёса повозок и карет. Тут и там раздавались оклики торговцев, смех, вскрики, шутки, да вообще всё, что только можно было услышать в живой человеческой толпе. Лишь звон колоколов храма Светлых Богов изредка заглушал эти голоса. Люди на миг останавливались, замолкали, кланялись шести статуям, размещённым на входе в храм, а затем бежали дальше. В этой стране ненавидели нечисть, а поклонение Светлым Богам было обязательным. Иногда даже рабов – демонов заставляли кланяться, зная, что это оскорбление в адрес их покровителям.

Сквозь бурную людскую толпу шёл довольно странный человек. В отличие от окружавших его людей, выряжен он был ярко, его одеяния блестели серебром. Шёл он в тёмно-красном пальто, какое могли позволить себе лишь богатеи, и высоком цилиндре. Опирался человек на резную трость из кости и шёл по направлению к самому богатому и большому дому в городе. Там жил глава города Ганс Раэлфост, но для всех своих ближних подчинённых – просто Ганс. Человек, к удивлению, прошёл не к главным воротам, открывающий проход поместью, а пробрался через маленькую неприметную калитку в кустах. Ключ от неё был лишь у некоторых приближённых к Гансу, тех, кому он доверял больше всего. Этот человек – Трейс, – был одним из них. Мужчина средних лет, аристократически бледен, с шикарной ухоженной бородой.

Трейс прошёл на заброшенную территорию огромного участка. Здесь всё поросло травой и кустами, а среди всего этого зелёного буйства стоял небольшой сарайчик. Трейс прошёл в него. Внутри было пусто. Абсолютно пусто, даже паутины и пыли не было. Только виднелась в тёмном углу неприметная дверь. Мужчина прошёл к двери и отпер её, открывая себе путь в слабоосвещённый коридор, ведущий куда-то вниз. Чем ниже он спускался, тем ярче светились на стенах небольшие керосиновые лампы.

В конце лестницы начинался новый коридор, который всё время разделялся на отдельные проходы и вели на небольшие склады, комнаты, лаборатории и клетки. Не многие знали об том месте, и что именно здесь заказные зельеварители и алхимики варили наркотики и ставили эксперименты на похищенных людях и нечисти.

Трейс зашёл в один слабо освещённый коридор, в конце которого находилась обитая железом дверь. Он постучал в неё и ему открыли. В комнате находилось трое: два молодых алхимика, больше похожих на преступников, и связанный демон. Комната была обставлена столами и шкафами с различными склянками, магическими артефактами и силовыми кругами. В Центре комнаты, привязанный к стальному креслу, сидел черноволосый демон. Он сидел, опустив голову и нервно стуча по полу длинным хвостом с пушистой кисточкой.

– Чего это вы дьяволёнка связали? – спросил Трейс у магов.

– Сбежать пытался, кажись, – ответил ему один из молодчиков, коренастый, обритый наголо. – Охрана притащила, заявили, что бродил по коридорам, но на выход вроде как не бежал.

– Может наркотик выветрился? – предположил второй, тощий и писклявый. – Хотя не должен был. Этот должен с каждым применением действовать всё сильнее.

– Дело есть, – не стал дожидаться конца их рассуждений Трейс. – Вкалывайте чертёнку что покрепче и отправляйте выслеживать цель.

– Вас поняли, – хором отчеканили два молодых алхимика.

По ним хоть и не скажешь, но ребята были мозговитые и расторопные и чётко выполняли любые приказы. А по их глупым мордам и не скажешь…

Здоровяк достал шприц и набрал в него мутную красноватую жидкость. Демон, сидевший в кресле, заметно напрягся, а почуяв приближение человека, глухо зарычал. Трейс подошёл и влепил ему пощёчину.

– Не пристало собаке рычать на хозяев, – процедил он.

Демон замолк и лишь вздрогнул, когда игла вошла в его шею. Ядовитая дурманящая жидкость побежала по венам вместе с кровью, разнося по телу невыносимый жар. Демон забился в путах, рыча и скалясь, но вскоре обмяк. Спустя некоторое время он поднял голову. Его черные глаза на миг блеснули, левый странно посветлел и по радужке пробежались чёрные пятнышки, образовав некое кольцо вокруг узкого зрачка.

– Ну, иди, Люк, – скомандовал Трейс и обрезал путы демона. – Твоя цель – Филипп Скотт.

– Понял, хозяин, – мерным безжизненным голосом ответил демон.

Это был совсем молодой худощавый парень. Невысокий, всё тело испещрено страшными шрамами. Одет он был лишь в брюки и ободранный плащ с капюшоном, в котором довольно легко спрятать лицо.

Он вышел из комнаты, мерно прошёл по коридорам и поднялся в сарай. Уже закрыв за собой тайный ход, парень хищно осклабился и улыбнулся.

– Идиоты, – процедил он. – До сих пор не поняли, что наркотики на демонах не действуют.

Парень поспешно вышел из сарая и, когда он отошёл на некоторое расстояние, прогремел оглушающий взрыв. Сарайчик швырнуло в воздух, столб пламени мгновенно начал пожирать буйную зелень, образуя вокруг себя огненный Ад. На грохот сбежались люди. Люк в последний раз взглянул на проклятый сарай и скрылся в толпе.

Команда в это время только прибыла в город, оставила Окохаму у кромки леса и искала гостиницу для ночлега вблизи места новой работы. Им повезло, гостиница располагалась прямо напротив небольшого двухэтажного магазинчика. К сожалению, номеров с двумя комнатами не оказалось, как и свободных одноместных, так что пришлось взять номер с четырьмя кроватями. Это не очень улыбалось Сандре.

Разобрав свои вещи, ребята направились в магазин. Они зашли в довольно большой магазинчик, где можно было найти абсолютно любые продукты от мяса и овощей, до редких угощений вроде шоколада, который готовили лишь в одной стране и совсем на другом конце света. Кажется, хозяин магазина был не просто богатым человеком, но и довольно щедрым. Настолько низких цен Гин никогда в жизни не видел. И как он ещё не обанкротился?

За прилавком стоял мужчина лет тридцати пяти. Лицо у него было доброе, улыбчивое, лишь слегка покрытое лёгкой бородкой. Заметив ребят, он приветливо им улыбнулся.

– Странники в нашем городе? – осведомился он, улыбаясь. – Какая редкость!

– Добрый день, – поздоровался Гин. – Это вы Филипп Скотт?

– Да, а что-то случилось? – спросил мужчина.

– Мы – гильдия «Лунные Цепи». Пришли по объявлению.

– О! – удивился мужчина. – Сами Звенья! Не ожидал, что на моё объявление откликнется сильнейшая гильдия.

– Так, наша помощь ещё требуется? – осведомился Иккиро. – Мы проездом и просто хотели немного заработать, перед тем, как двинуться дальше.

– Да, конечно! И вы очень вовремя, мне завтра нужно отлучиться на весь день, съездить за товаром на границу.

– Тогда можете на нас положиться! – улыбнулся Гин.

И он представил свою команду. Услышав имя Гина, Филипп удивлённо распахнул глаза.

– Гин Каара? Сам «Король Мечей»? – удивился он.

– Вы меня знаете? – удивился Гин.

– Племянник рассказывал о тебе. Алан.

– Алан ваш племянник? – настала очередь удивляться Гину.

– Моя покойная жена, его родная тётка. Ты же знаешь, что Алан полукровка?

– Да, я знал об этом, – подтвердил Гин, – но не думал, что у него ещё есть родственники. Нам он говорил, что его родители погибли.

– Так и есть. Алана вырастили в клане демонов, но вскоре его истребили. Он и моя жена были последними выжившими. Мы некоторое время воспитывали его, но когда у нас родилась дочь, он ушёл служить в гильдию. До сих пор иногда нас навещает, хоть это и рискованно для него. Он же не может прятать приметы демона.

– Приметы демона? – переспросил Рюджин.

– Всё, что отличает демонов от людей, – пояснил Гин. – К ним относятся: рога, клыки, хвосты, крылья, глаза, и прочее. Полукровки не могут скрывать часть из них, поэтому можно запросто наткнуться на человека с рогами или красными глазами.

– А ты? Ты же не можешь изменить цвет глаз и спрятать метки.

– Нет, я чистокровный демон, – с улыбкой ответил Гин, – а эти проблемы просто из-за неправильно поставленного защитного барьера. Из-за него я не могу прятать метки и менять цвет правого глаза, но зато ангелы не чувствуют мою ауру демона.

Рю не всё понял, но допрашивать не стал. К тому же, что они на работе, а здесь нужно думать о поставленных заказчиком задачах, а не о каких-то там полукровках и этой пресловутой ауре демонов.

Филипп дал каждому члену команды задание, показал, где расположен склад, а сам ушёл смотреть, что произошло в центре города, куда сейчас активно сбегался люд. Гин и Иккиро поочерёдно стояли за прилавком, Сандра бегала по мелким поручениям, вроде принести что-то со склада или разрезать кусок мяса, а Рюджин убирался. За пару часов было довольно много посетителей, но один полностью перевернул этот день.

Гин стоял у прилавка в ожидании нового клиента. Они недавно поменялись с Иккиро. Обезьяна же протирал мокрой тряпочкой прилавки. Рюджин задремал в углу, а Сандра просто мирно сидела и ждала указаний. И тут в магазин зашёл довольно странный парень. Он был почти обнажён, только рваные брюки чудом висели на копчике, а поверх обнажённого торса рванный дорожный плащ. Сам парень выглядел потрёпанным и измотанным. На осунувшимся лице, было выражение искренней ненависти ко всему живому.

Оборванец подошёл к Гину и протянул ему пустую флягу.

– Наполните, пожалуйста, её водой, – тихо попросил парень, словно боялся, что кто-то его услышит. – Я заплачу.

– Вода бесплатная, не волнуйтесь, – улыбнулся Гин и хотел взять флягу, но тут произошло нечто необычное.

Гин случайно коснулся пальца парня. Всё бы ничего, но демон, неожиданно, почувствовал резкую боль в груди, спине и голове. Неприкрытый глаз Гина стал голубым, из спины вырвались два крыла, едва не сбив товар с полок, а на лбу, разорвав бандану, выросли рога. Гин в Шоке уставился на посетителя. У того на голове тоже выросли рога, а за спиной нервно замаячил хвост.

Незнакомец бросил флягу и необычайно быстро выбежал из магазина. Гин, ловко перепрыгнув через прилавок, рванулся за ним следом.

– Стой! – крикнул он, – погоди, мы тебя не тронем!

Но незнакомец уже скрылся из виду. Гин, с рассеянным видом, вернулся обратно. Друзья удивлённо посмотрели на демона и переглянулись. Гин тут же скрыл все свои появившиеся приметы демона.

– Что это было? – выдохнул Рюджин, который был не просто удивлён, а сильно напуган.

– Сам хотел бы знать, – ошарашено, ответил Гин и почувствовал сильную слабость.

У него, неожиданно, закружилась голова, но только он пришёл в себя, как вернулся к работе. Все были ошарашены и напуганы, особенно Сандра. Хоть и немного, но она могла чувствовать ауру демона. Но в тот момент ей едва не прошибло нос, от такой концентрации демонической энергии.

С едва заметной лестницы послышались шорохи и из-за перил показалась маленькая девичья голова. Видимо, прибежала на шум. Филипп предупреждал, что на втором этаже он живёт с дочерью, но никто не думал, что вход прямо из магазина. Хотя, это было очень удобно.

– Что-то произошло? – спросила маленькая девочка.

– Нет, Хелли, всё хорошо, – улыбнулась Сандра. Все удивились, когда она уже успела познакомиться с дочерью хозяина.

Девочка кивнула и скрылась, лишь прошлёпали на втором этаже босые ножки.

– Однако, произошло что-то странное, – выдохнул Рюджин.

– Такое иногда случается, если сталкиваются два высокоуровневых демона и хотя бы один из них настроен враждебно, – пояснил Гин. – А судя по его ауре, он из самой знати.

– У демонов есть знать? – удивилась Сандра.

– Конечно, есть. Это прямые потомки Тёмных Богов: Люцифера, Сатаны, и Белого Демона.

Ребята вернулись к работе. Вскоре вернулся Филипп и позволил ребятам немного передохнуть.

После закрытия магазина, хозяин пригласил всех на второй этаж, где располагался его дом. Это было довольно большое помещение, с кухней, ванной и двумя спальнями. Поднимаясь по лестнице, гости попадали сразу в небольшую прихожую с диванчиками.

– Как здесь много места, – удивился Иккиро.

– Я выкупил часть соседнего дома, – похвастался Филипп. – Проходите, не стесняйтесь.

Из одной из комнат выбежала маленькая девочка, лет восьми, в скромном, но очень красивом лиловом платье. Она посмотрела на гостей и вновь скрылась за дверью своей комнаты.

– Это моя дочь – Хелли, – пояснил Филипп. – Она очень стеснительная. Ну что, ребят, чего хотите на ужин?

– Ужин? – удивился Гин.

– А я не сказал? Хочу, чтобы вы остались у нас на ужин.

– Это очень благородно с вашей стороны, – улыбнулся Гин, – но мы не будем мешать?

– Конечно, нет. Здесь много места.

И Хозяин приступил к готовке ужина. Хелли так же помогала ему. Гин почувствовал себя неловко, что заказчик сам готовит им ужин, поэтому присоединился к ним, а вскоре, решилась помогать и вся команда. Это значительно облегчило работу Филиппу. Маленькая Хелли постепенно привыкла к гостям, а вскоре и вовсе начала с ними разговаривать. Особо много внимания она уделяла Сандре.

Когда Ужин был готов, все дружно сели за стол. Великим поваром здесь никто не был, но вышло недурно. Тушёная картошка с мясом и рыбные пироги. Гин рыбу саму по себе не любил, но от пирогов даже пальцы облизывал.

– Рыжий мальчик, возьми хлеб, – девочка мило улыбалась и тянула Гину кусок мягкого хлеба

– Спасибо, – Гин охотно принял угощение, хотя мучного он уже явно переел.

Хелли перестала бояться гостей и вскоре она заметила хвост Иккиро. Девочка вскрикнула и восторженно начала дёргать Обезьяну за хвост.

– Хилли, прекрати, – нахмурился Флипп.

– Да пускай трогает, – улыбнулся Иккиро. – Мне не больно.

– Простите её за это. Её мать умерла рано, а у меня всегда мало времени на её воспитание.

– Она выглядит жизнерадостной, – задумчиво произнёс Гин.

– Это до тех пор, пока никто не узнал, что она полукровка. Я же говорил, что моя жена была на половину демоном?

– Да, но особо запаха демона от неё не чувствуется, – задумался Гин. – В любом случае вам лучше приобрести амулеты, скрывающие ауру.

– А где такие найти?

– У ведьмы купить или у Хаорокуночи. Я бы поделился своими, но у меня остался один. Сегодня случайно потерял один из своих амулетов.

– Надеюсь, завтра на приграничном рынке, мы сможем что-нибудь найти, – досадливо вздохнул Филипп. Сразу стало ясно, что ради безопасности дочери, он готов потратить кучу денег и времени.

– Смотрите, что я могу! – Хелли, вдруг вышла из-за стола, подпрыгнула и зависла в воздухе.

– Магия? – удивился Гин, смотря на девочку, после чего посмотрел на мужчину.

– Да. Превращаться она не может, только магией владеет.

Ребята закончили ужинать и помогли убрать со стола. Эта непринуждённая, домашняя обстановка очень нравилась всем. Филипп разрешил ребятам пользоваться кухней, пока его не будет дома, полностью доверив охрану, как магазинчика, так и дома, на них.

– Что на счёт ночной уборки? – спросил Гин, уже собираясь возвращаться в гостиницу.

– Ну, обычно её лучше делать после трёх часов ночи, – неуверенно произнёс Филипп и как-то странно покосился на приоткрытое окно.

– Хорошо, – кивнул Гин, – я займусь этим.

– Извините, что не могу предложить вам ночлег. У нас только две кровати, но кто-нибудь может остаться спать на диване.

– Тогда, пусть останется Сандра, – решил Гин, посмотрев на девочку. – Ты же всё-таки девочка и спать в одной комнате с нами тебе, скорее всего, будет просто неприятно.

– Хорошо, – согласилась Сандра, – благодарю за заботу.

И ребята ушли, оставив Сандру в доме Филиппа. Ей постелили на большой софе, так что девочке сон на диване не доставило неудобств.

Ночью Сандра проснулась в холодном поту. Ничего не предвещало беды: тихая ночь, ни собаки не лают, ни какого постороннего шума. До полуночи стояла мёртвая тишина. После двенадцати, послышались чьи-то голоса, но они не потревожили ничьего сна. Прошло ещё какое-то время, и за окном раздался истошный вопль. Сандра вскочила с кровати, сама едва не закричав, и попыталась выглянуть в окно, но тут кто-то схватил её за руку. Филипп, ошарашенный и сам перепуганный до полусмерти, держал Сандру за запястье. Тут из своей комнаты выбежала Хелли и прижалась к девочке.

– Не ходи! – умоляющим голосом простонала девочка, едва не плача. –Не надо смотреть! Мама тоже тогда посмотрела…

– Пережди некоторое время, – посоветовал Филипп. – Пока убийца не уйдёт.

В то же время компания парней также едва не попались в ловушку. Гин, услышав крик, попытался открыть деревянные створки окна, но у него ничего не вышло. Он напряг всю свою силу, – без результата. Демон накинул на себя одежду, но на выходе из номера натолкнулся на хозяйку гостиницы, старенькую женщину с добрым миловидным лицом.

– Так, ребятки, – скомандовала она голосом нетерпящим возражений, – Никому не паниковать! Минут пять сидеть в комнатах безвылазно!

– Что произошло? – трясясь от испуга, спросил Рюджин.

– Убийца шатается здесь. Если не высовываться, вас не тронут.

Пояснила женщина и встала в дверном проходе, следя, чтобы никто из её гостей не выбрался раньше времени. Она бы не простила себе, если бы в её гостинице пострадали дети.

Несколько минут спустя, Филипп освободил Сандру из Хватки и помог ей открыть створки окна. Оказалось, они были с хитрой защёлкой, которую просто так не открыть. Когда девочка со Скоттом выглянули в окно, они увидели, как Гин, Рю и Иккиро выходили вместе с хозяйкой гостиницы и направились в небольшой тёмный переулок за углом.

Гин никогда бы не подумал, что в таком мирном городке могут происходить такие ужасы. Подойдя ближе к переулку за углом магазина, он увидел два изуродованных труппа людей. Кажется, их убийца изрядно повеселился перед уходом. Увидев растерзанные тела и лежащее вокруг месиво, Гин отбежал подальше и его вырвало. Его примеру последовал и Рюджин, только отбежав ещё дальше. Иккиро стоял, как ни в чём не бывало.

– Ну, вот опять наш район, – недовольно буркнула хозяйка гостиницы.

– Что значит «опять»? – удивилась Сандра, вышедшая из магазина вместе с Филиппом

– Это происходит каждую ночь по всему городу, – пояснил Филипп и подошёл к трупам.

Морщась от отвращения, он запустил руку в одежды людей и вытащил чудом уцелевшие, но запачканные кровью, удостоверения личности. Прочитав их, у мужчины удивлённо поднялись брови.

– Не верю, – выдохнул он, – два приближённых нашего градоначальника. Обычно убивают только тех, кто неугоден Гансу, а сейчас… А днём около его дома произошёл пожар и погиб ещё один его приближённый. Что-то здесь не чисто.

– И как вы тут ещё живёте? – удивился Рю стойкости нервов хозяина.

– Приходится скрывать своё мнение о «властителе» города, – ответила женщина.

Филипп отправился к небольшой колокольне. Только теперь Гин и его друзья заметили, что на одной улице есть несколько маленьких колоколен, не выше одноэтажного дома высотой. И когда они ехали к магазину, то порой замечали такие же башенки. Филипп схватился руками за толстый канат и с силой дёрнул его на себя. Раздался громкий звон, оповещающий все окрестности об очередных жертвах.

Вскоре подъехала повозка городской стражи и команда Гина приступила к уборке трупов. После ночной работы команда не смогла более уснуть.

Филипп уехал вместе с дочерью рано утром. Команда, после бессонной ночи, была вялой, но открыли магазин вовремя. Друзья разделились на две смены: Гин и Иккиро, как более привыкшие проводить подолгу бессонные ночи, остались на утренней смене, а Рюджина и Сандру отправили отдыхать.

С самого утра было мало покупателей, лишь изредка приходили старушки за продуктами. Остальные мчались на рынок. После обеда вовсе наступила полная тишина, даже сквозь окна никого не было видно на улицах.

Вскоре пришла смена Рю и Сандры работать, и только они с Гином и Иккиро хотели поменяться, как в магазин зашёл очередной довольно странный посетитель. Это был мужчина, средних лет. Низкий, толстый, с неприятным лицом и колючим взглядом маленьких поросячьих глазок. Пришёл он с двумя охранниками в кожаных куртках с небольшими стальными щитками на руках и ногах. Незнакомец озирался по сторонам, словно искал кого-то, а затем подошёл к стоявшему за кассой Гину.

– Хозяин дома? – осведомился мужчина. В его голосе Гин явно услышал раздражение.

– Нет, он уехал на пограничный рынок, – ответил Гин вежливым, спокойным тоном, – Возможно, приедет только через день.

– Чёрт побери! – выругался незнакомец и смахнул с витрины небольшую, но очень красивую вазу с цветами. Та, конечно же, ударилась об пол и разбилась в дребезги.

– Что вы себе позволяете?! – возмутился Рюджин и бросился подбирать осколки вазы.

– Заткнись, крыса помойная! – рявкнул человек, брызгая во все стороны слюной, – Ты хоть знаешь кто я?

– Не знаю и знать не хочу! – ответил Рюджин, начиная выходить из себя. – И какое право вы имеете портить чужое имущество?!

Рю едва не лез в драку, но тут Гин схватил парнишку за шиворот и отволок подальше, чтобы и парень никому не навредил, и его не пришибли.

Охранники, стоявшие в дверях, подошли ближе.

– Мусор, да вы хоть знаете, кто этот человек? – насмешливо произнёс один из охранников с неприятным кривоватым лицом. – Это господин Ганс Раэлфост! Он главный в этом городе и владеет всем, что находится в его пределах, будь то вещи или жизни людей!

Гин держал вырывающегося Рюджина, сам едва перебарывая желание избить прямо здесь всех троих. Ему было плевать, кто этот человек: глава города, дворянин, да хоть сам король… Какое он вообще имеет право заявлять, что он владеет жизнями людей?!

А Ганс всё ядовито ухмылялся, смотря на охотников. И тут очень вовремя Иккиро решил сгладить возникшее напряжение.

– Просим вас простить, – улыбнулся Иккиро. – Мы наёмные охотники «Лунных Цепей». Здесь находимся только по заказу. Мы, правда, не знали, какой у этого города могущественный владыка.

И Гансу явно понравилась лесть Обезьяны. Тот расплылся в улыбке.

– Ну ладно, на первый раз прощаю, – уже спокойнее произнёс он.

– Вы очень милосердны, – произнёс Иккиро и низко поклонился.

Ганс развернулся и направился к выходу из магазинчика. Гин максимально напряг слух и услышал, что высказывал этот жирдяй своим охранникам, уже выйдя из магазинчика. А говорил он громко, поэтому наверняка его слышали и остальные.

– Эти проклятые охотники… этот проклятый чертёнок Люк… Как вы вообще упустили такой драгоценный скот?! Более того, он так и не выполнил заказ на убийство этого проклятого торгаша. Ищите его и вколите в него столько наркоты, чтобы он забыл всё, кроме своего хозяина!

И Гин сразу понял, в чём дело. Это и был тот самый Ганс, который переправлял через границу наркотики. И что там они ещё говорили? Что его личный киллер выходец Ада? Значит он знатный. Возможно, ли, что вчерашний странный демон, и есть тот сбежавший убийца?

Раздумья Гина прервал странный звук. Какой-то противный, протяжный скрип. Демон вышел к окну и увидел небольшую богатую повозку. В ней было человек десять, включая Ганса. Его охранники шли в след неспешного движения кареты. Гин вышел и проследовал за повозкой, прячась за углами домов и стараясь не привлекать внимания. На безлюдной улице это было сложно сделать. К счастью,идти далеко не пришлось. Повозка притормозила на соседней улице около богатого дома.

– Собираемся ночью здесь, – сказал Ганс своим дружкам.

– А не боишься, что твой сбежавший раб придёт прямо сюда, чтобы отомстить? – спросил кто-то из его собеседников.

– У нас будет хорошая охрана и этот обалдуй вряд ли рискнёт явиться туда, где столько народу. Он же демон, а демоны трусы!

Гин услышал достаточно и он так же, не привлекая внимания, вернулся в магазин.

Никто и не замечал следящую с крыши фигуру, закутанную в тёмный ободранный плащ.

====== Засада ======

Гин вернулся в магазин и рассказал друзьям услышанное на улице. Пока он шёл обратно, у демона созрел в голове план.

– Вполне вероятно, что убийца нападёт на них ночью, – сказал рыжий. – Это же буквально лакомый кусок. Все его враги в одном месте! Он вряд ли упустит такую возможность.

– Но зачем тебе его ловить? – удивился Рюджин.

– Можно сказать, хочу спасти его. Если он нападёт на то сборище, то его скорее всего или убьют, или свяжут и продолжат эксплуатировать как раба. А если мы его поймаем, то выдадим напрямую местной страже. Сомневаюсь, что они позволят Гансу выкупить своего раба после всего произошедшего.

– А если он, правда, имеет такие большие связи для его выкупа?

– Один фиг, ведь городская стража подчиняется напрямую королевской армии.

– А что дальше? – поинтересовался Иккиро.

– А дальше не знаю. Посмотрим по ситуации.

Гин смотрел на друзей таким взглядом, полным надежд, что те просто не посмели ему отказать.

Дождавшись ночи, команда устроила западню неподалёку от того дома, на который указал Ганс. К нему уже сходились люди в тёмных одеждах, но их высокое положение в обществе хорошо выдавали такие мелочи, как золотые пуговицы, запонки и наплечники. Глупые людишки, они словно сами кричали убийце или хотя бы вору «Эй! Я здесь! Я из знати!»

Гин не любил таких разряженных людей, которые не могли расстаться со своими ценностями хотя бы ради сохранения своей жизни. Он не однократно встречал таких и каждый раз испытывал отвращение.

Сандра расставила несколько печатей – ловушек по указанному периметру. Даже ухитрилась нарисовать их прямо перед входом в дом, пока непутёвые охранники уходили пропустить по стакану крепкого алкоголя. К полуночи они уже дремали, привалившись к дверным косякам. Странно, но Ганса они не видели до сих пор. Может он ещё днём остался в этом доме?

Гин следил за этой и несколькими ближайшими улицами с помощью ясновидения. Сам он затаился вместе с Рю внутри нежилого дома, от которого остались лишь голые стены да проёмы окон. Паренёк держал Хаяши на заряде, ему предстояло стрелять, если план провалится. Конечно, не по самому демону, а в сторону, просто для запугивания. Ему на подстраховку готовился Иккиро. У него было сразу два задания: ослепить демона вспышкой молнии, когда он попадёт в ловушку Сандры, и на случай провала, оглушить ею же убийцу, ели он попытается напасть на Рю.

Все затаили дыхание в ожидании.

Уже давно настала полночь. Луну постоянно, то заволакивало редкими облаками, то вновь открывало, и тогда холодный свет освещал улицы. Гин следил за обстановкой и не видел ничего подозрительного. Лишь ещё через половину часа он странно напрягся, а в следующий миг вылез в окно:

– Сандра, с Запада! – громким шёпотом скомандовал он ей.

Девочка кивнула и приготовилась. Рю притаился за пустым оконным проёмом и просматривал происходящее. В одно мгновение фигура, укутанная в какие-то тряпки, спрыгнула с крыши дома, где выжидали ребята, и рванулся к дому. В его руке блеснуло что-то похожее на лезвие косы, но… не из металла. Это было что-то гладкое, но не металл. Убийца рванулся к дому и тут же угадил в одну из ловушек Сандры. До того, как печать успела окружить демона, он отпрыгнул. Тогда рядом с демоном вспыхнула ослепительная вспышка молнии, и убийца, быстрыми скачками, рванулся в сторону, не попав ни в одну из ловушек.

Гин досадливо цокнул языком. Не попался.

– Рю, стреляй по ногам, – приказал он парню и тот выполнил приказ.

Ни одна пуля не попала, но убийца изрядно струхнул и замешкался. Следующая вспышка молнии появилась рядом с ним, а из неё, словно через чудной портал, выскользнул Иккиро. Он с силой треснул убийцу в висок. Тот на миг потерял равновесие. Тогда Гин создал несколько цепей и, выпрыгивая при этом из окна, направил их в преступника. Демон-убийца замешкался, но стоило ему напрячься, как из его тела вылезло несколько острых шипов и легко разрубили цепи. Убийца поспешил сбежать, справедливо поняв, что он в ловушке, но тут он попал в очередную печать Сандры. Вокруг него мгновенно вспыхнула энергетическая стена, не выпуская из клетки. Демон бешено забился об стенки печати и тогда Гин вновь сковал его цепями, но в этот раз плотнее.

Даже не смотря на всю эту шумиху, пьяные охранники так и не проснулись.

Сандра убрала печать, и Гин легко поднял убийцу. Им в правду оказался тот странный парень, который пришёл в магазин за водой, а затем сбежал. Демон зло скалился на Гина и пытался укусить его, но цепи крепко его держали, не давая пошевелиться.

– Ой, какие мы дикие! – усмехнулся Гин.

В ответ демон громко, но хрипло завопил, словно дикий зверь.

– Ой, да ладно тебе, ты меня таким не проймёшь. Я тоже демон и тоже из знати, как и ты. Так что успокойся и ответь на пару моих вопросов.

Убийца перестал рыпаться, но зло уставился на Гина

– С чего я должен перед тобой раскаиваться? – прошипел он.

– Мы можем тебе помочь. Как думаешь: лучше отсидеть в тюрьме или продолжить быть рабом Ганса? Я считаю, что третье – быть свободным. Но для этого ты должен ответить на мои вопросы. И так, зачем ты убивал?

– Они меня заставляли, – прорычал демон.

– Они тобой манипулировали? Как? Почему ты раньше их не убил? Ты же демон, на тебя наркотики не должны действовать.

– У них в заложниках… была моя сестра, – выдавил демон. – Они обещали, что с ней ничего не случится, пока я работаю на них, а потом вовсе отпустят нас. Но несколько месяцев назад я узнал, что она давно умерла от голода. Эти твари убили её! Ганс и его псиная свора!

– И тогда ты готовил план мести? – догадался Гин.

– Именно. Тогда у меня не вышло сбежать, хоть я и смог устроить пожар, но в этот раз я хотел всё им вернуть.

Гин задумался. Он перестал держать демона и поставил его на ноги. Тот был на голову ниже самого Каары

– Из какой ты семьи? – спросил вдруг Гин. – Ты ведь явно знатный. У тебя есть семья?

Преступник вздрогнул и задумался. Затем ответил, после длительной паузы. Он словно думал, можно ли отвечать Гину или нет.

– Нет. У меня нет семьи.

Тут послышался грохот колёс повозки. Кажется, кто-то из соседей вызвал стражей. Хотя странно, звона сигнального колокола Гин не слышал. Стражники связали убийцу противодемоническими путами и погрузили в повозку. Один из стражей подошёл к Гину.

– Благодарим вас за вашу работу, – сказал он и отдал честь, подняв правую руку на уровень головы. Это был особый жест Игумии.

– Не стоит, – ответил Гин. – но как вы так быстро сюда прибыли?

– В нашей крепости стоит обзорный амулет. Охрана увидела ваш бой и отправила нас на помощь. За поимку убийцы вам положена награда, приходите завтра в нашу крепость. Она на востоке города, мимо не пройдёте.

– Мне вот что интересно, – задумчиво произнёс Гин, – могу ли я выкупить этого демона, под зароком полного контроля над ним. Он бы мог пригодиться моей гильдии. Он ведь не виноват, что убивал, думаю, это и вы знаете.

– Да, весь город знает, что он наёмник господина Ганса. Но по поводу выкупа не могу ничего вам сказать. Обратитесь завтра к нашему главному надзирателю, я договорюсь для вас о встрече. Как ваше имя?

– Гин Каара из «Цепей Луны». Большое спасибо за вашу помощь.

Убийцу увезли на телеге стражники, а команда Гина вернулась в магазин. Все страшно устали за день.

====== Грандиозный побег ======

Тёмная комната, полностью лишенная света. Казалось, в ней не было ничего, даже времени и пространства, но это было не совсем так. Если глаза свыкнутся, то можно будет различить расплывчатые черты книжных шкафов, потолка и оконной рамы, за которой расплывается глубокая звёздная ночь.

В этой комнате сидела одинокая фигура в тусклом свете свечи. Светло-русый человек с длиннющими патлами до самого пола. Хотя, нет, не человек. Божество. Белый Демон сидел за небольшим столиком с чашкой чая и упирался лбом на руку. У него нестерпимо болела голова. В последнее время это было всё чаще и чаще. Ну да, он совсем уже не молод, порядочному богу давно уже пора в таком возрасте переселяться в сосуд. Но Белый этого не хотел. Пусть сосуд и устранял большинство проблем со здоровьем, но взамен и стирал чью-то жизнь.

Обычно сосудами служили родные дети богов и растились вблизи с ними. Влияние родителя опустошало тело ребёнка, лишало его воли, желаний, мнения, в общем – души. Самая страшная участь для полубога. Но Белый Демон был не такой. Ни он сам, ни его отец, ни дед с прадедом не пользовались сосудами, а передавали силу по наследству наиболее успешным детям. Таким образом, не было особых проблем, если несколько поколений рождается неугодный богу пол. Если бог был мужчиной, то и сосуд должен быть мужской, как и для богини женщины – женский. И на этой почве боги часто злились, когда несколько поколений рождаются, например, одни девочки, а единственный родившийся мальчик оказался слабаком, который помрёт от одного чиха. Тогда чаще всего страдали дети, которых нерадивые и зазнавшиеся родители могли просто убить или бросить. Нет, в семье Хакумори не было таких строгих рамок. Силу бога можно было передать как сыну, так и дочери. Но и были свои минусы – ты отдашь силу, но ты всё равно бессмертный и придётся ещё воспитывать молодого бога, а это та ещё головная боль.

Белый Демон уже две тысячи лет занимал свой пост. У него было много детей, но большинство из них умерло. Сейчас у него их осталось трое… одного из своих сыновей, он давно перестал считать своим ребёнком и на это были причины. Сейчас его больше беспокоил другой его сын – Хаорокуночи. Добрый, но не умеющий себя контролировать, пылкий демон. Он как никто другой был похож на самого Белого Демона. Ну конечно, ведь он почти был его сосудом…

Хакумори тяжело вздохнул. Он не желал такой участи для сына. Он любил его и жалел, что ему пришлось стать таким. Может, если он будет держаться от него подальше, эффект спадёт? Вряд ли. Снять эффект сосуда могут лишь другие боги.

Раздумья Белого Демона прервали хлопки крыльев, и через несколько секунд перед ним возник Шимару.

– Опять в раздумьях, господин? – поинтересовался дух.

– Да, – вздохнул Хакумори. – Опять сон не идёт. Думаю о детях.

– Вы заболеете, если не будете спать.

– Лучше скажи, чем ты меня порадуешь?

Услышав это, Шимару загадочно улыбнулся и поклонился своему хозяину.

– Я нашёл Хаорокуночи, – ответил он.

Хакумори мигом взбодрился. Он заинтересованно посмотрел на духа, ожидая продолжения отчёта. Но тот лишь загадочно улыбался.

– Мне рассказать об этом Гину? – спросил Шимару.

– Да, отправляйся немедленно, – приказал Белый. – И заодно пригласи его с друзьями ко мне. Мне нужно с ними поговорить.

Шимару вновь обернулся вороном и вылетел в приоткрытое окно. Каара Хакумори был рад новостям, но что-то его беспокоило. Он вновь опёрся на руку и допил уже давно остывший чай. Этот паршивец Гин… Парень хороший, добрый, мозговитый, но слишком пылкий. Каара был уверен, что скоро он попадёт в большие неприятности.

После тяжёлой и бессонной ночи, ребята совершенно выбились из сил. Но работу никто не отменял, поэтому днём, когда вернулись Филипп с Хелли, он застал в магазине не бодрых молодчиков, а квартет изрядно потрёпанных и уставших ребят.

– Ого, – выдохнул Филипп, – вы чего такие тухлые?

– Две ночи без сна, – пояснил Гин. – Зато мы поймали вашего маньяка.

– Главное ничего не пострадало в магазине, – ответил Филипп.

– Приходил Ганс и скинул вашу вазу с прилавка, – признался Рю. – Сандра смогла её печатями собрать обратно, но вот цветы были испорчены.

– Ганс? – переспросил Филипп. – Чёрт с этой вазой и цветами, вам-то он ничего не сделал?

– Нет, обошлись без происшествий.

– Вот и славно, – облегчённо вздохнул хозяин магазинчика. – А я вам тут подарочки привёз.

С этими словами, Филипп достал небольшую коробку и выудил из неё несколько прямоугольных тонких кирпичиков в коричневой обёртке и раздал их охотникам. Сандра, не стесняясь, распаковала подарок и заворожено вздохнула.

– Шоколад? – удивился Гин. – Но это ведь очень дорогой подарок!

– Да ладно, – махнул рукой Филипп. – По мне не скажешь, но я очень богатый человек. Вы можете отдыхать, я разберусь с финансами и выплачу вам вашу награду.

– Благодарим, – улыбнулся Гин. – Если позволите, я ненадолго отлучусь.

– Конечно! Отдыхайте.

Гин накинул на себя свой рванный плащ, повязал на правый глаз повязку и вышел из магазина. Он направлялся к восточной части города, где грозно возвышалась крепость.

Гин дошёл до крепости всего лишь за половину часа. Это была небольшая цитадель внутри города, на стенах которой, виднелось несколько смотровых башен. Гин слышал, что Хабакари когда-то был столицей другого государства, которое принадлежало демонам и нечисти. Но тысячи лет назад люди захватили его, выгнали демонов со своих земель, и на месте древнего государства образовалось сразу две страны: Игумия и Фоэдо. Наверняка цитадель осталась с тех древних времён. Почерневшие стены ясно давали понять, что их не перестраивали много веков.

У врат Гина встретили стражники и его провели прямо в темницу, в главную башню, где был кабинет главного надзирателя, а так же держали самых опасных преступников. Гина оставили рядом с клеткой того демона-убийцы, а стражник отправился к надзирателю.

Убийца метался по камере, бешено рыча и вопя. Сейчас у него не было ни рогов, ни хвоста и выглядел он как обычный парень, только явно с нездоровой головой. Выглядел он усталым, испуганным, а бесновался только из упрямства. И тут парень споткнулся о торчащую из пола плиту и рухнул. Он некоторое время не шевелился. Гин уже успел подумать, что он расшиб себе голову и потерял сознание, но тут демон поднял свой убийственный взгляд на него.

– Что, посмеяться пришёл? – осведомился демон.

Гин отрицательно покачал головой, вытащил из-под плаща небольшой кулёк и протянул его демону. Убийца схватил подношение и распаковал. Увидев кусок копчёного мяса, он недоверчиво посмотрел на Гина.

– Не отравленный, – с улыбкой ответил Гин на мысли демона. – Это я тебе купил, ешь.

Демон мигом вгрызся в мясо. По нему было видно, что он давно не ел. Худое тело, впалый живот с торчащими рёбрами, на лице залегли нездоровые тени. Может, следовало принести ему больше еды? Жалко же.

– Ну, так, зачем явился? – спросил демон, всё ещё недоверчиво смотря в глаза Гина.

– Хочу высвободить тебя отсюда, – заявил парень.

Демон замер, явно не поверив своим ушам. Он удивлённо воззрился на молодого охотника, ожидая, когда же он скажет, что это была шутка, улыбнётся или засмеётся, сделает хоть что-нибудь, чтобы убить в нём надежду, но Гин ничего из этого не сделал. Преступник перестал жевать.

– Освободить? – переспросил он. – Какая тебе из этого выгода?

– Будешь гильдейским рабом «Лунных Цепей». Поверь, это лучше, чем быть людским рабом. Я ведь тоже, по сути, раб.

– Тоже демон?

– Да. И, как и ты, из знати.

Гин протянул Люку руку сквозь решётку, для рукопожатия, но демон только отстранился. В это время послышались шаги, и Гину пришлось убрать ладонь. Пришёл тот стражник, что был ночью с повозкой, и пригласил парня следовать за ним.

Гина привели в большую, богато обставленную приёмную комнату. За большим столом, напротив огромного окна, сидел мужчина преклонного возраста. Один его глаз был сшит, и это сильно бросалось в глаза. Надзиратель попросил выйти стражника.

– Редко ко мне заходят столь молодые люди, – заметил он с улыбкой.

– Добрый день, господин, – поклонился Гин. – Гин Каара из гильдии «Лунные Цепи».

– Голубокрылый демон, значит, – задумчиво протянул старик, смотря на Гина. – Далеко, однако, вас от Нордэффеса закинуло.

– Я путешествую по материку, – честно ответил Гин, – у меня миссия.

– Ну, и зачем вы хотите освободить от наказания убийцу? Вы же понимаете, что он убивал невинных?

– Его наказанием будет вечное рабство во славу нашей гильдии, – заявил Гин. – И я считаю, что его наказание стоит смягчить в силу того, что его шантажировали. Единственное убийство, что он сделал по своей воле – убийство дружков вашего богатея и попытка нападения.

Надзиратель долго смотрел на Гина. Рыжий уже подумал, что ему не удалось убедить его. И, вдруг, старик улыбнулся.

– Я полностью согласен с вашей позицией, юноша, – вдруг ответил он. – Но мне пришёл неожиданный приказ из столицы, что я должен казнить юнца и ни в коем случае не выпускать его под выкуп. Казнь назначена на завтрашнее утро.

– Но, как же так? – расстроился Гин.

– Не спешите отчаиваться, молодой человек. Мы ведь всегда можем договориться.

Надзиратель заговорщицки подмигнул Гину.

Гин вышел из цитадели, погружённый в свои мысли. Он думал, как ворваться в тюрьму, не привлекая много внимания, но в голову лезли лишь всякие бредовые идеи, вроде ворваться и просто сметать всех на своём пути. Нет, так нельзя, это огромный риск. А как быть с друзьями? Он не хотел, чтобы они шли за ним, но бросить их одних в городе тоже нельзя. Что если охрана выйдет на них и их арестуют?

В магазинчик Филиппа демон вернулся, как в воду опущенный. Хозяин стоял за прилавком уже сам, а команда отдыхала за небольшим столиком, который поставили прямо посреди торговой комнаты. Он неплохо вписывался в интерьер и Гин подозревал, что Филипп всё же иногда делает из своего магазина закусочную. Перед каждым из ребят лежали мешочки монет. Стоило Гину зайти, как Филипп Скотт швырнул ему ещё один мешочек.

– Твоя зарплата, малец! – весело крикнул он демону.

Гин машинально поймал мешочек и раскрыл. Там лежала довольно большая горсть золотых монет. Деньги Фоэдо, Мантибиса и Игумии назывались «Мени» и делились по ценности на медные (одна монета равна одной мени), серебряные (одна монета – пятьдесят мень) и золотые (сто мень). Это было довольно удобно в торговле с другими странами. В свою очередь они имели следующую ценность: хлеб стоил двадцать пять мень, самое дешёвое, что только можно было купить, а вот на десять тысяч мень можно было неделю жить в роскошной гостинице, оплачивая еду, воду и ещё хватит денег на новую одежду.

Именно такую, одновременно скромную и не плохую сумму, нашёл у себя в мешочке Гин. Он думал, что если разделить тридцать тысяч на четверых, то будет куда меньше.

– А чего так много? – удивился Гин.

– В объявлении же ясно написано «от тридцати тысяч», – улыбнувшись, пояснил Филипп. – Я добавил вам десятку за хорошую работу и все получили равный заработок. По мне не скажешь, но я состоятельный человек.

Гин поблагодарил хозяина и подсел к друзьям. Все посмотрели на него, ожидая, что он что-нибудь скажет.

– Где был? – поинтересовался Иккиро, просто чтобы развеять неловкое молчание.

– Ходил в тюрьму, хотел выкупить того демонёныша, – ответил Гин и тяжело вздохнул. – Не вышло. Его казнят завтра утром.

– Зачем он тебе сдался? – спросил Рю. – Он же убийца.

– Я тоже убийца, Рюджин. И Иккиро. Все охотники хотя бы раз убивали. Все до единого, без исключений.

– Вы другое дело. Вы же убиваете злых!

– Рю, вспомни, что произошло в Хондо. Кто убил твоего отца? Кто сжёг город?

Рюджин неловко умолк, немного подумал, а затем ляпнул такое, что Гин едва сам не потерял дар речи.

– Я не верю, что ты сделал это по своей воле. Я плохо тебя помню, Гин, но навсегда запомнил маленького, улыбчивого добродушного мальчика, который любил Хондо. Поэтому верю, что ты не хотел, чтобы всё так вышло.

Гин на мгновение задумался. Рю попал прямо по живому. Демон до сих пор корил себя за то, что устроил восемь лет назад. Перед его глазами до сих пор стоит ужасная картина: Горящие дома, его отец, исчезнувший в бушующем огне пеплом, кричащие Захар и Жаклай Холо, мольбы успокоиться от какого-то неизвестного беловолосого человека… и россыпь красных полупрозрачных камней.

Гин мотнул головой, прогоняя наваждение.

– Тот парень тоже не виноват, в том, что сделал, – ответил Гин. – Его заставили, шантажировали.

– Он мог наврать, чтобы оправдать свои преступления, – вдруг сказала Сандра. – Я сама кучу плаксивых историй навыдумывала, чтобы городская стража в Марти потеряла бдительность, и я могла сбежать.

– Я умею отличать лож от правды, – ответил Гин. – По крайней мере, неплохо читаю это по глазам и мимике. Охотникам положено это уметь.

– Ты каждого собрался, что ли, спасать? – спросил Рюджин. – Он тебе никто. Откуда тогда такое желание его вытащить из тюрьмы?

– Ты и Сандра мне тоже никто, но я же вам помог. Тем более, я не собираюсь помогать всем. Просто он такой же раб, каким когда-то был я сам.

– Ты не рассказывал, что бы рабом! – вскипел вдруг Рюджин.

– Потому что знать тебе такое не надо и вдаваться в подробности я не собираюсь.

С этими словами Гин сорвался с места и вышел на крыльцо магазина. Иккиро вышел следом. Гин сидел на небольшой террасе, пристроенной к магазину, и нервно чесал шею. Волосы демона были откинуты в сторону, поэтому на шее можно было рассмотреть несколько голубых завитушек метки и сеть глубоких шрамов, словно там его затыкали иголками. А может, так оно и было.

– Что ты задумал, Гин? – прямо спросил Иккиро, подходя к другу.

– Ты сам знаешь и не вздумай меня останавливать.

– И не думаю. Только нас позови, когда пойдёшь. Не суйся туда один.

– Это явно нужно только мне, поэтому не лезьте, – огрызнулся Гин, сверкнув голубым, неприкрытым повязкой глазом.

– Мы твои товарищи и всегда поможем. Поэтому не лезь на рожон.

– Ты не обязан везде идти за мной. У тебя есть воля выбирать самостоятельно.

– Гин, ты мой последний друг. И за тобой я пойду даже в преисподнюю.

С этими словами Иккиро ушёл. Гин лишь недовольно посмотрел ему в след. Хоть он и не хотел этого признавать, но Иккиро тоже был единственным его настоящим другом. Демон ещё немного посидел, поразмышлял, а затем вернулся в магазинчик.

В третьем часу ночи было тихо, спокойно. Команда опять ночевала в гостинице, и лишь Сандра спала в доме Филиппа. Гин проснулся и осмотрелся. Тишина. В соседних кроватях, совсем не двигаясь, лежали две фигуры: Рюджин и Иккиро. Видно, крепко спят.

Гин бесшумно накинул на себя одежду, стараясь не скрипеть протезом в локте, и тихо выбрался из комнаты. Фигуры в кроватях не шелохнулись. Демон тихо прокрался к двери, и стоило ему её открыть, как на пороге увидел Иккиро, Рю и Сандру. Гин вопросительно покосился на кровати и понял, что это просто свёрнутые одеяла.

– Я думал, вы не будете мне помогать, – заметил Гин, недобро покосившись на Иккиро. Сто пудов же он их подговорил!

– Мы твои товарищи, – ответил Рю. – А ещё ты наш лидер. Куда ты – туда и мы!

Гин лишь мрачно улыбнулся и выдвинулся с командой в путь. Ребята быстро добрались до стен цитадели. В ночной тьме крепость казалась куда мрачнее и пугающе. Демон, оценивающе, оглядел крепость: с десяток сторожевых башенок и несколько ворот, одни из которых парадные. Гин хорошо помнил, как идти к главной башне.

– Есть план? – спросил у Гина Иккиро.

– Был, – коротко ответил Гин. – Но, так как ты пошёл с нами, появился другой. У тебя сейчас много сил?

– Да, предостаточно, – улыбнулся Обезьяна.

– Значит так, пройди через стену, выруби стражу и открой нам ворота изнутри. Сколько времени тебе на это понадобится?

– Ну, максимум минута, – оценивающе протянул Иккиро.

– Отлично, вперёд.

Гин оттеснил Сандру и Рю подальше от Иккиро. Всё дальнейшее произошло в одно мгновение: Иккиро встал на четвереньки, воздух вокруг него заискрился и вспыхнула молния. На месте, где только что стоял Обезьяна, было лишь небольшое тёмное дымящееся пятно.

– Какая удивительная способность, – выдохнула Сандра.

– Иккиро куда сильнее меня, – ответил Гин и улыбнулся.

– Тогда почему он почти никогда не сражается? – спросил Рю.

– Как раз из-за этой мощи. Он не может контролировать её в полной мере, от этого и старается держаться подальше от битв.

Не прошло и минуты, как ворота, с протяжным скрипом, отворились. Иккиро шутливо поклонился, приглашая команду пройти. Вокруг лежало с десяток бесчувственных тел. Гин повёл товарищей к главной башне. Вход в неё не охранялся и поэтому они спокойно вошли в большую башню.

По дороге они наткнулись на нескольких стражей, но Гин быстро их вырубал, не успевали они и звука издать. Через пару минут, ребята уже поднялись на второй этаж. Гин мгновенно вырубил всю стражу на этаже и нашёл нужную клетку.

Демон-убийца спал прямо на холодном полу, кутаясь в обрывки своей одежды, едва прикрывавшие ему плечи. Гин снял со стены связку ключей. От звона убийца вздрогнул и поднял глаза. Увидев незнакомцев, он вскочил и встал на четвереньки в боевую позу.

– Тише, – прошептал Гин и огляделся по сторонам. – Это я, пришёл спасти тебя.

Гин подошёл ближе и только теперь убийца разглядел лицо и тут же успокоился.

– И какая тебе выгода от этого? – с подозрением спросил Люк.

– Никакой. Но я не смогуспокойно спать, если буду знать, что по моей вине казнили такого юного демона.

– Гин! – шёпотом окликнул демона Иккиро. – Кто-то идёт!

– Сможешь вырубить? – спросил парень в ответ.

– Я ещё не набрал заряд, – виновато улыбнулся Иккиро. – Мне нужно ещё минут десять, не меньше.

Гин быстро отпер замок клетки Люка и бросился к узкому проходу, из которого доносились приближающиеся шаги. Едва фигура, вооруженная в тяжёлые доспехи, вышла из-за поворота, Гин с силой треснул человека по голове. Страж, конечно, потерял сознание, но грохот, который произвело падение тела в доспехах, явно оповестил всех стражей в замке. Со всех сторон тут же послышались шаги.

– Что произошло? – раздалось откуда-то сверху.

– Здесь кто-то есть? – послышалось снизу.

Отовсюду раздавались шаги. Медлить было нельзя.

– За мной! – крикнул Гин команде, подхватил Люка под локоть и бросился в проход.

На лестнице были большие окна. Хоть бы до них добраться. Тогда они просто выпрыгнут и Гин всех донесёт. Может, не улетит далеко, но мягко приземлиться точно поможет. Только бы успеть…

Не успели.

Команду окружила стража со всех сторон. Гин выставил перед собой небольшой меч, Рю вскинул дуло пистолета и прицелился на приближающуюся толпу с тыла. Все замерли в напряжённой нерешительности. Ни одна из сторон не хотела нападать.

– Может, пропустите нас? – в надежде спросил Гин. – Мы не хотим сражаться, нам нужен лишь этот демон

– Так мы вас и отпустили! – выкрикнул кто-то в толпе.

– Я их задержу, а вы бегите, – сказал Гин уже своим товарищам. – С внешней стены у окон удобные карнизы. Вылезайте на них. Я приду и помогу вам спуститься.

– И бросить тебя здесь?! – возмутился Рю. – Ну, уж нет!

– Это приказ! – выкрикнул Гин и отбил цепью первого нападающего со стороны стражи.

– Нет! – ответил Рю.

– Сделаем, как сказал Гин, – ответил Иккиро. – Мы будем ему мешать. Среди всех нас только он сейчас способен сражаться.

– Я не уйду! – крикнул Рю и рванулся на стражу, но вдруг упал на колени, схватившись за грудь.

Цепь. Цепь причиняла мальчику адские страдания. Гин же стоял к нему спиной и лишь держал по направлению к нему руку, сжимая когтистую ладонь, словно хищник, нацеленный на жертву.

– Ты будешь выполнять мои приказы, – холодно ответил Гин.

В воздух взметнулись два крыла, а на лбу выросли рога. Тут же, Сандра покачнулась и упала, за ней следом Иккиро, успев лишь прошептать что-то вроде «Просил же, не меня…». Демон – убийца что-то прошипел и обмяк. И ещё более половины стражи упало навзничь.

Гин стоял посреди тел. Его волосы побелели, голубой глаз стал чёрно-жёлтым, крылья вспыхнули алым пламенем. Те стражи, что удержались на ногах, испуганно попятились обратно.

– Дитя «Цветущего Водоворота», – прошептал кто-то в толпе.

– Ошибаетесь, – ответил Гин. – Просто демон из истреблённого клана, и не более. А теперь пропустите меня, пока не призвал Белого Дракона.

– Белого Дракона?! – воскликнул кто-то. – Тот самый, что одолел Белого Демона?

– Идиоты, – подумал про себя Гин, а сам добавил вслух, – да, того самого. А теперь пропустите!

Никто и не подумал его пропустить. Ну, раз так…

Гин выставил в направлении стражи руку и с неё сорвались язычки алого пламени. Разрастаясь и превращаясь в ревущий поток, пламя ударило в стражу. У Гина не было цели убивать их, лишь вырубить. Путь был расчищен, но со спины надвигалась ещё волна стражи. У Демона всё перед глазами начало заволакивать красным туманом, но он постарался отогнать от себя морок. Огонь на крыльях мгновенно потух, стоило демону немного расслабиться. Парень взвалил на себя товарищей и демона–убийцу, связал их цепью и бросился к лестнице на следующий этаж. Он с трудом добрался до лестницы, ринулся к большому окну и выглянул. Идиот… Второй этаж здесь был не ниже, чем в тридцати метрах над землёй.

Со стороны уже приближался грохот толпы. Ничего другого не остаётся. Гин выбрался в окно и прыгнул. В крылья забил ветер, но поток воздуха никак не хотел подчиняться, а земля неумолимо приближалась. Гин изо всех сил пытался выровнять полёт, но всё впустую, из-за тяжести он не мог поймать поток.

Вот-вот он рухнет на землю, от неё оставалось лишь пара метров, как вдруг что-то больно вцепилось в крылья Гина и подняло вверх.

– Кретин! – раздался натужный возглас сверху. – Ты хоть иногда мозгами думаешь, или Каара тебя ими совсем не одарил?!

– Шимару? – удивился Гин, поднимая голову. Над собой он увидел огромного чёрного дракона.

– Кто же ещё? Ты же знаешь, что тебе нельзя пользоваться скрытой силой!

– Выбора не было.

Чудовище подняло лапу и помогло Гину пересесть к нему на спину прямо в полёте. Демон вскарабкался и обессилено рухнул на холодную спину духа – оборотня. Цепи исчезли и его товарищи упали рядом. Первым очнулся Иккиро и сразу же застонал от боли, схватившись за голову.

– Гин, да чтоб тебе пусто было, – выругался Иккиро, – просил же, не использовать на мне подавление.

– У меня не было времени выбирать, кого не подавлять, – ответил Гин.

– У тебя волосы белые. Успокойся, а то ребята точно что-нибудь заподозрят.

Гин вытащил один из ножей, собрал в хвост волосы и отрезал их. Белые локоны тут же подхватил ветер и унёс. На голове же разгорелся рыжий костерок и волосы Гина начали стремительно расти. И очень вовремя. Вскоре проснулись Рюджин и Сандра.

– Что произошло? – выдохнул мальчишка, хватаясь за голову.

– Пришлось вырубить вас, чтобы не мешали, – ответил Гин.

– Проснулись, мелюзга? – вдруг спросил дракон.

Рю осмотрелся. Он только сейчас заметил, что летит на спине огромного чёрного дракона. От крыльев исходил чёрный туман и оставлял в светлеющем небе тёмный, быстро тающий след.

– Шимару? – удивился парень, узнав голос дракона. – Ты и в такое можешь превращаться?

– Конечно! Я же бывший Бог, покровитель оборотней!

– Павший бог, – поправил его Гин.

Последним очнулся демон-убийца и, быстро оценив обстановку, прижался к спине дракона, явно боясь упасть. К его счастью, дракон долетел до леса и начал снижение. У самой кромки леса ребята увидели огромного волка Окохаму. Гин надеялся, что ему наскучит ждать и он уйдёт, но волк верно ждал своих хозяев и радостно запрыгал, увидев их.

Шимару приземлился. Ребята спустились со спины дракона, и он тут же превратился в человека. Демон–убийца испуганно перекатился и забился ближе к кустам, подобно дикому зверю. Окохама подошёл к нему, обнюхал, а затем, успокаивающе, ткнул демона носом в щёку. Тот же, оценив свои шансы против огромного волка, решил не сопротивляться.

– Спасибо, Шимару, выручил, – поблагодарил духа тьмы Гин.

– Я просто был рядом, кружил по близости в виде ворона ещё с вечера.

– Что-то произошло? – спросил Иккиро.

– Да. Белый Демон хочет вас видеть. Всех.

От этих слов у Гина всё заклокотало внутри. Гнев, ненависть, злоба, – все они переросли в один монотонный крик.

– Да пошёл этот патлатый к чёрту! – выкрикнул демон так, что все вздрогнули.

– Гин, это действительно важно, – ответил Шимару, тихим, успокаивающим тоном.

– А я сказал нет! И, чтобы несмел, приближаться к моим друзьям!

– Тогда я не скажу, где Хаорокуночи.

Гин замер. Шимару смотрел на него с хитрым прищуром и демон это заметил. Его это разозлило ещё больше.

– И не надо, – ответил Гин.

Шимару разочарованно вздохнул, обернулся в ворона и улетел. Демон-убийца только переводил на него и Иккиро вопросительный взгляд. Гин, наконец, заметил его и подошёл ближе.

– На тебе блокирующая печать, – тихо пояснил он демону. – Давай сниму. Повернись спиной.

Убийца решил не спорить и сделал, как попросили. Гин опустился на колени и ощупал обнажённую спину демона, особое внимание, уделив двум шрамам на лопатках. Затем он приложил ладонь и провёл замысловатую фигуру. На спине убийцы вспыхнула печать и исчезла. Гин достал из дорожной сумки рубашку и протянул её демону.

– Как тебя зовут? – спросил он у убийцы.

Парень некоторое время сидел на земле, молча, лишь исподлобья смотря на Гина, но затем понял, что связывать его не собираются.

– Люк, – коротко ответил демон.

– А лет то сколько?

– Семнадцать, кажется. Точно не помню.

– Жестоко, однако, с тобой в плену обошлись… но ничего. Теперь ты сам будешь наводить порядок, и держать власть в ежовых рукавицах.

Гин улыбнулся и потрепал Люка по голове.

– А сейчас нам нужно уходить, – добавил Иккиро. – За нами могут начать погоню.

– Не начнут, – ответил Гин. – Мы договорились со старым надзирателем. Если я утаскиваю киллера из тюрьмы, он не будет посылать за нами погоню.

– Это когда вы успели договориться? – удивился Рюджин.

– Вчера днём. Но не суть, нам, правда, нельзя здесь задерживаться.

Команда поспешно собрала свои вещи, взвалила всё на спину Окохамы и двинулась в лес, оставляя злополучный город Хабакари далеко позади. Люк в последний раз взглянул на городские стены.

– Прощай, сестра, – тихо выдавил он, и никто его не услышал.


Тем же утром в столице Нордэффеса было не спокойно. Во дворце, всполошившись, бегала прислуга. Готовили большой зал для заседаний, где намечался военный совет Ангельских войск. По коридорам королевского замка шагал высокий мужчина. У него были светлые до плеч волосы, цвета льна, яркие голубые глаза, аккуратная бородка, а самое примечательное – два больших Бело-золотых крыла, украшенные золотыми «вставками», вроде налокотников, только на сгиб крыльев. Одет он был в голубую форму с золотым узором, пуговицами и наплечниками, за плечами развивался короткий белый плащ.

Мужчина вошёл в зал, учтиво поклонился присутствующим и прошёл к большому круглому столу.

– Фридрих де Ластергемм к вашим услугам, – поклонился мужчина ещё раз и сел за свободное место.

За ним в зал вошёл Лукас Фредерик III, так же поклонился и сел по другую сторону стола. Рядом с Фридрихом сидел темноволосый, чернокрылый воин и с неприязнью поглядывал на Лукаса.

– Все в сборе? – осведомился пожилой мужчина во главе стола. Судя по самому пышному мундиру, он был генералом.

– Нет лишь одного, а так все в сборе, – ответила высокая, красивая женщина.

– Да, Карлас сейчас на задании, помню, – кивнул старик. – И так, сегодня мы собрались здесь, чтобы решить некоторые, возникшие проблемы.

– Что мы и делаем каждый раз, – заметил кто-то из присутствующих.

– Первая проблема: потеря влияния среди людей. Они перестают нам подчиняться и слушаться. Свидетельство тому такое письмо от короля из Игумии: «Приказываю казнить убийцу Хабакари в следующее утро», в ответ на наш прямой приказ освободить мальчишку и передать его в руки «Парадиса».

– И зачем вам понадобился этот мальчуган? – задумчиво протянул Лукас.

– По нашим сведениям, он – сын Азазеля Крейхема. То есть племянник Люцифера. Используя мальчишку, мы могли бы наладить мир с тёмными богами. Люцифер мстит за смерть своего брата и постоянно отправляет нам наперекор свои войска. Пора бы это закончить.

– Хотите сказать, использовать мальчишку, как заложника? – спросил черноволосый парень. Он один в зале был темноволосым, имел чёрные крылья и более того, у него на голове торчал неровный обломок рога.

– Как подарок, – ответил старик. – Если мы будем использовать его как заложника, то не сможем расположить Люцифера к себе. Однако, мы ушли от сути дела. Что же нам делать с людьми?

– Лишний раз показать им свою власть и связь со светлыми богами никогда не помешает, – заметила девушка, низкая, худенькая, полная противоположность первой говорившей.

– Мы не можем давить на них каждый раз своей силой, – ответил Фридрих. – Нужно вернуть им доверие к нам. А это мы можем сделать лишь заслугами. Вы же знаете о происходящем на Севере материка?

– Вот мы и плавно перекатились на вторую проблему, – заметил старик генерал. – «Старший Аркан», группировка, терроризирующая весь мир, пустила свои корни в Казару и сейчас пытается захватить соседнее государство.

– Казару? – вдруг удивился кто-то, – это же так близко к нам…

– Поэтому и нужно скорее решать эту проблему. Триста лет Амон не давал особых поводов для беспокойства, сидел себе в Казару, но сейчас что-то начало назревать.

– Может, пора объединиться с демонами и пойти все вместе против него? – предложил темноволосый ангел.

– Гайз–Ди, тебе, как демону, лучше знать, как твои собратья относятся к нам, – заметил старик.

– Господин Вермеиль, как представитель рода демонов, я должен сказать, что мои собратья не оставляют попыток прийти к миру с людьми и ангелами.

– Очередные россказни чертёнка, – усмехнулся Лукас.

– Лукас, а ты бы держал свой длинный язык за зубами, – одёрнул его Фридрих. – У тебя все демоны враги. До сих пор с Хаорокуночи цапаешься?

– Лукас, Фридрих, довольно! – окликнула их женщина, та, что была высокая. – Гайз, продолжай. Твоё мнение очень ценно для нас.

Демон поклонился.

– Благодарю, Адель. Кстати говоря, о Хаорокуночи и детях Белого Демона. Их тоже можно призвать к войне, ведь, как нам всем известно, Амон их брат. С полубогом под силу справиться лишь таким же полубогам. Так же, для увеличения военной мощи, можем заключить альянс со светлыми гильдиями. Охотники издавна считаются лучшими бойцами, куда способнее простых военных.

– Хорошая идея, – улыбнулся старик Вермеиль. – Но и Аркан, сложа руки, не сидит. Он уже собрал под своим крылом все тёмные гильдии. И последний аспект на сегодня: наркотики продолжают поступать в разные концы материка. Мы никак не можем вычислить тех, кто производит их и как они поставляются.

В зале поднялся гул. Командиры армии спорили, старались перекричать друг друга. Через половину часа, Генерал Вермеиль распустил совет. Фридрих вышел из зала, устало потягивая затёкшие мышцы. Не любил он подолгу на месте сидеть, не его это было. Он воин, солдат, ему бы сражаться.

– Командир! – выкрикнул кто-то в коридоре.

Фридрих оглянулся на знакомый голос. Поодаль от входа в зал совета, выстроившись в ровный ряд, стояло трое: рослый молодой парень, на вид лет пятнадцати, а за ним два мальчугана близнеца, помладше. Это были его ребята: лейтенант и два офицера

– Вы чего не на тренировке, ребята? – спросил Фридрих неформальным тоном, обращаясь к своим подчинённым.

– Вас ждали, командир, – ответил самый старший на вид.

– Меня не обязательно каждый раз встречать с заседания, – вздохнул Фридрих и потрепал каждого из подчинённых по голове.

В этот момент из зала вышел Гайз-Ди. Он посмотрел на Фридриха, его отряд, и улыбнулся. Фридрих же махнул демону рукой. А вот паренёк увидел в улыбке Гайза что-то оскорбительное.

– И что здесь делает этот Падший, – процедил он.

– Ты это про Гайза? – уточнил Фридрих. – Он первый и единственный демон, что смог стать ангелом и вступить на службу.

– Но он же демон…

– Жан, демоны такие же, как и мы. Просто… немного более дикие. Но между нами нет никакой разницы. Они так же любят, так же хотят защитить то, что им дорого.

Молодой лейтенант Жан Терерро прослушал всё, что сказал его командир. Вместо этого он с ненавистью смотрел в спину удаляющегося демона. Единственного демона в ангельской форме.

====== День нечисти ======

Настало дождливое утро. Ещё ночью небо было чистым, но к рассвету его заволокло серыми тучами, обещающими продолжительную непогоду. Воздух был тёплым, но холодные капли всё равно доставляли дискомфорт. Команда Гина брела через лес в земли Мантибиса. Через несколько часов они пересекут границу, а пока приходилось терпеть непогоду. Жаркие пустыни давно остались позади, теперь впереди были лишь степи, леса и горы. Команда забрела в очередной лес. Ветки неприятно цеплялись и хлестали, поэтому ребятам пришлось идти пешком.

– Сколько можно? – жалобно застонал Рю. – Этот лес никогда не закончится.

– Спать хочу, – тихо выдохнула Сандра. В отличие от Рю, она мало жаловалась.

– Терпите, – отрезал Гин. – Как только дойдём до города, поспите.

– Куда мы вообще сейчас идём? – осведомился Люк. За всю дорогу, это были его первые слова. – После того, что вы выкинули, на вас охота должна начаться.

– Ничего. Не будет никакой на нас охоты. Я обо всём договорился.

Гин неожиданно остановился и схватился за голову.

– Что произошло? – удивился Рю.

– Ничего, просто голова болит, – ответил Гин и улыбнулся. – Идём, нам нужно торопиться.

Гин тут же двинулся вперёд, лишь едва заметно морщась от нестерпимой головной боли. К нему подошёл Иккиро и побрёл рядышком, с сомнением поглядывая на демона.

– С тобой всё в порядке? – осведомился Иккиро. – Выглядишь совсем неважно.

– Да, просто голова болит, – кивнул Гин.

– Может лучше подлечиться?

– Не надо, – начал отнекиваться Гин. – Само пройдёт.

– Но после того, что ты сделал, Гин, могли произойти сдвиги в сознании. Давай, хотя бы, это посмотрю.

– Я сказал: “не надо”.

Зря демон отнекивался. Из-за головной боли, в его глазах всё плыло, и он с трудом держался на ногах, чтобы не упасть. Нельзя. Перед товарищами нужно выглядеть сильным! Нельзя показывать слабость.

Лес уже почти заканчивался, и вдали показались чистые степи. Равнина была довольно широкой, лес ограждал её лишь с одной стороны, а вдали виднелся небольшой городок. Все тут же взбодрились. Наконец кров, еда и сухость! Рю и Сандра бегом поспешили к городку. Но Гину это почему-то не нравилось. Ни дыма из печных труб, ни звуков. Только странный сладковатый запах.

Ребят ждало большое разочарование. От некогда живого, весёлого поселения лежали одни лишь руины. Рю разочарованно вздохнул. Гину не просто так не понравилась эта тишина. Он направился вдоль разрушенных улиц. То тут, то там лежали гниющие человеческие трупы, мелькали мелкие чудовища – падальщики Решки, больше похожие на мелких крылатых ящериц и двухголовых крыс. Гин тихо побрёл по руинам мёртвого города, оставив позади команду. Улицы пахли кровью и мёртвыми телами, стойкий отвратный запах не позволял продохнуть, а редкие шаги вдалеке, заставляли сердце демона биться сильнее.

Вдруг, он почувствовал во рту привкус крови. Он коснулся рукой губ и нащупал два торчащих клыка. В горле нестерпимо жгло. Плохо. Он не ожидал «жажду» так скоро. Этот порыв инстинктов, чувств и головная боль смешались в нечто непонятное. Гин упал на колени и схватился за голову. В ушах звенели чужие голоса, шёпот, тихие издевательские смешки и старческий стон. Стоп. Стон?

Гин поднял от земли голову. Оказалось, в порыве голода по крови он едва не принял демонический облик. Он даже чувствовал на спине лёгкий пушок. Каара прислушался. Стон донёсся снова. И не у него в голове, а откуда-то из-за угла. Демон, покачиваясь, поднялся на ноги и повернул за угол. Прямо на дороге лежал старик. Внешних признаков ранений на нём не было, но выглядел он, словно труп ходячий.

Гин подбежал к мужчине и помог ему встать.

– Старик, ты меня слышишь? – затряс он мужчину. – Не умирай! Держись! Мы тебя отсюда вытащим!

Старик что-то неразборчиво простонал.

– Вы можете говорить? – опять затряс его Гин и попытался вынести на свет.

– Старший Аркан, – выдавил старик. Эти два слова дались ему с невероятным трудом.

Старик показал пальцем куда-то за спину Гина. Парень обернулся и заметил на стене символ, напоминающий морду дракона с семью глазами и короной на голове. Старик тяжело вздохнул и обмяк. Гин взглянул на него, и не пришлось долго гадать, чтобы понять: он мёртв. Демон опустил старика на землю. Наверняка скоро придут «Волки» и закопают трупы, это их работа. «Цепям» в неё лучше не вмешиваться.

Гин вновь почувствовал сладковатый запах и понял, почему старик погиб, не смотря на отсутствие внешних ран. Яд. Воздух был отравлен. А судя по тому, что за столько времени он не выветрился, источник находится где-то в городе и он был неиссякаем. Может печать или артефакт, не важно. Гин бегом кинулся к друзьям.

– Мы уходим отсюда, – поспешно проговорил он, только приблизившись к команде. – Здесь оставаться нельзя.

– Почему? – удивился Рю. Если его не возмущало такое количество трупов, то он явно дебил.

– По городу распространён опасный ядовитый газ. Здесь даже один час станет раковым. Быстро выходим и идём в обход против ветра. Остановимся в следующем городе.

Гин громко свистнул и на его зов примчался бродивший по окраинам городка Окохама. Демон помог друзьям взобраться на чудовище, а затем погнал волка бегом, подальше от ракового города. Впереди простирались степи, а на горизонте виднелись высокие сизые горы.

Утро в штабе ангельской армии «Парадис» было ничуть не лучше. Над столицей Нордэффеса поднималось яркое летнее солнце. В казармах стояла тишина. Все солдаты ещё спали, поэтому покой нарушал лишь тихий храп нескольких глоток. Казармы и штабы отрядов находились чуть поодаль от королевского замка. Обычно, в каждой большой стране дежурил один из двенадцати отрядов «Парадиса», но в столице Нордэффеса их было целых три: «Тигр», «Дракон» и «Обезьяна» Командир отряда «Тигры», специализирующихся на охране мирного населения, Фридрих де Ластергемм тихо открыл входную дверь и остановился на входе.

– Сопят ещё, – подумал он, – но ничего, немного им радоваться осталось.

Фридрих глянул на часы, висящие прямо на входе. Это была довольно редкая безделушка, и стоили, до неприличного, дорого, но на эти часы Фридрих и весь его отряд копили вместе. Они и не подозревали, что последует за этой покупкой. Командир отряда внимательно следил за минутной стрелкой, и только она указала на двенадцать, а часовая встала на шесть, он набрал в грудь побольше воздуха.

– Рота, подъём! – закричал он на всю казарму, что были мочи.

Кто-то зашевелился, послышались гневные выкрики. Фридрих быстрым шагом пошёл по коридорам, открывая все двери комнат, что ему встречались, предусмотрительно остановившись в женском корпусе. Один раз ему уже прилетело вазой по голове, когда он открыл комнату в женской части казарм. Тога все женщины на него ополчились. Ангел собрался с духом и направился по коридорам, лишь тихо стуча в двери. Находиться здесь для него было равноценно самоубийству, но должен же кто-то будить этих намалёванных кукол.

Как бы Фридрих не признавал военные способности женщин-ангелов, к своей досаде, он замечал, что о понятии «естественная красота» они в жизни не слыхивали. Нахватались от горожанок, явно. А ещё не умели они себя вести, постоянно сплетничали, травили друг друга и пытались увести самого красивого парня у подруги. Змеиное логово, честное слово. Только единицы из них знали, что такое поведение не позволительно в армии и всячески старались избегать своих полоумных сослуживиц.

Закончив с пробуждением отряда, Фридрих выбрался на тренировочную площадку. Была у него одна крайне глупая и нелепая манера, избавиться от которой он не мог. Точнее, мог. Он делал это только из-за отряда, который тренировался куда усерднее, лишь бы скорее избавиться от командира.

Фридрих быстро переоделся и вышел на тренировочную площадку для мужчин в крайне нелепом наряде: волосы убраны в два хвостика и перевязаны бантиком, на грубом накаченном теле, в обтяжку, красовалась маячка, а вместо штанов –шортики. Все солдаты застонали в одну глотку.

– Командир, хватит!

– Командир, вы выглядите глупо!

Фридрих усмехнулся. Он сам не был рад таким нарядам, но парней нужно побесить, чтобы тренировались лучше.

– Быстро все начали тренировку! – рявкнул во всю глотку Фридрих, расправил крылья и устроился на покатой крыше казарм, откуда любил наблюдать за обеими группами.

Тренировались мужчины и женщины отдельно. Это была инициатива вторых и отказать им Ластергемм не смог. Он глянул на площадку женщин. Те, ловко орудуя боевыми веерами, копьями, мечами и кнутами, рубили одну тренировочную куклу за другой. Опасные всё же они.

За спиной Фридриха раздались шаги. По крыше поднимались двое: капитан отряда и правая рука Фридриха – Жан Терерро, и командир военного отряда «Драконы» – Гайз-Ди.

– Как и думал, он здесь, – выдохнул Жан.

– Благодарю, – поблагодарил паренька Гайз-Ди и направился прямо к Фридриху. – Опять цирк с переодеваниями устраиваешь?

– Ну, ты же знаешь, Гайз, мой отряд без этого не может. Становятся менее раздражительными, ленивыми и мало выкладываются.

– Мало ты их наказываешь, Фрид.

– Не люблю я наказания и унижения. А ты на своих, небось, отыгрываешься по полной?

– Нет. Я тоже своих не наказываю. Только за самые опрометчивые поступки. А вот ругать я их люблю. Видел бы ты, как они корчатся. Прямо по лицам можно прочитать «С какой стати меня отчитывает демон?»

– Пора бы привыкнуть, что ты тоже Парадис. Чего пришёл то?

– Да так, попрощаться. Меня на задание отправили. Присмотришь за моими хулиганами?

– Конечно, можешь на меня положиться.

Фридрих и Гайз стукнулись кулаками. Демон поспешно поднялся и спрыгнул с крыши прямо на тренировочную площадку. Он прошёлся по рядам непутёвых солдат, показал некоторым на их ошибки и ушёл. Стоило демону скрыться из виду, как ангелы, брезгливо морщась, начали перемывать командиру “Падшему” кости.

– Командир, скажи, зачем этот демон вообще здесь? – прозвучал голос Жана за спиной Фридриха. А он уже и забыл о его присутствии.

– Зачем? – переспросил он. – Чтобы сражаться, и защищать дорогое для себя, как и мы. Тебя это не устраивает?

– Конечно, нет! Демоны наши враги, и этот падший ангел не исключение!

– Жан Терерро, объясните мне, по какой причине вы считаете демонов врагами? – вкрадчиво спросил Фридрих у капитана. Не любил он мелким всё разжёвывать.

– Демоны и ангелы всегда были врагами. Это наши естественные враги. Они убивают людей, а мы защищаем! Этот демон наверняка строит козни за нашими спинами, это у него в природе!

– Жан! – прикрикнул Фридрих на своего капитана. Его раздражала такая твердолобость. – Не смеёте предъявлять подобные обвинения, ничего не зная ни о демонах, ни о Гайзе-Ди, ни о прошлой войне.

– Так посветите меня. Что вас так привлекает в демонах? С начала этот чернопёрый, потом тот нелюдь. Что не так с вами?

– Не так не со мной, а со всеми вами, Жан, – грустно вздохнул Фридрих. – Сядь и послушай. Ты знаешь, из-за чего началась война с демонами?

– Они пили человеческую кровь и богам это не нравилось. Тогда они поссорились с дьяволами и началась война.

Фридрих громко засмеялся. Он смеялся долго, как от хорошей шутки, даже слёзы на глазах выступили.

– Ничего бредовее я в жизни не слышал, – признался Фридрих. – Нет, Жан, всё было далеко не так. На этой почве Светлые и Тёмные боги ссорились много тысяч лет, но войну ни разу так и не начали. Эту войну начали люди. Четыреста лет назад, король Нордэффеса Пауль Фредерик Лучезарный объявил всю нечисть врагами людей. Мне тогда было всего триста три года. И в войсках был обычным рядовым в отряде «Дракона». Как вчера помню осаду деревни клана Хаку, после того, как другой отряд полностью истребил Кучиро. Помню демона, что сидел среди трупов своих сородичей и вопил во всю глотку: «Почему эта война не может закончиться?! Что мы вам сделали?!». Прямо на моих глазах он обломал себе рога, проклиная войну. Не ангелов. Не людей. Именно войну. Мне было жаль его, и мы с Капитаном Вермеилем уговорили, нынче покойного главнокомандующего Паблос, взять демона в плен. Когда Вермеиль получил высокую должность, он принял того демона на службу с уговором, что он «покажет нам путь к миру с демонами». Тот демон, лишившийся жены, дочери, сына и брата, матери и отца, друзей, соседей, вступил в наши ряды, чтобы закончить эту войну. И дослужился до командира самостоятельно.

Повисла неловкая пауза. Жан явно был ошарашен историей о Гайзе-Ди и не знал, как ему реагировать. Пауза затягивалась

– А знаешь в чём ирония? – спросил вдруг Фридрих.

– В чём? – поинтересовался Жан.

– Семью Гайза убили ангелы. Мою семью убили демоны. Мы должны были ненавидеть друг друга всем сердцем, а в итоге стали лучшими друзьями. И оба виним в нашем несчастье не друг друга. Мы виним войну. Она лишила нас всего дорогого, включая нас самих.

– А как же тот нелюдь их королевского дворца?

– Карут? Он другая история. Его семью убили демоны и он искренне тех ненавидит. Мы с Гайзом не смогли перевоспитать мальчика. Он сам пришёл во дворец и предложил стать рабом. Ещё молодой Король Гранц Хальс пожалел мальца и принял его.

– Все вы что-то потеряли, да?

– Да, Жан. Но мы не потеряли самого главного – своего сердца. И только оно нас ведёт в этой непроглядной тьме войн, страданий и убийств.

– Простите, командир. Я был не прав.

– Мало кто знает правду. Гайз не любит распространяться о своём прошлом. А пока иди, тренируйся. Грей и Грин тебя заждались.

Фридрих кивнул на двух светловолосых парнишек-близнецов, активно машущих Фридриху и Жану. Они были лейтенантами, не смотря на свою молодую внешность, и имели просто поразительную силу. Жан, тяжело вздохнув, спустился с крыши, а Фридрих вновь погрузился в воспоминания о прошлом.

Идти становилось всё тяжелее. Бессонная ночь, беспрерывный путь через лес, дождливое утро и знойный солнечный день свалились на команду тяжёлым грузом. Окохама едва плёл лапами, Сандра и Рю шли лишь от упорства, они немного привыкли к тяжёлым путешествиям. А вот Люку было сложнее всего. Он не был готов к длительным прогулкам, да ещё на палящем солнце степей, но он упорно продолжал идти, не смотря на головокружение. Гин и Иккиро шли впереди. Им было легче, они привыкли, но специально шли медленно, чтобы слабейшим в группе не пришлось их догонять.

– Гин, может, сделаем привал? – взмолился Рю.

– Потерпите, – ответил Гин. – Судя по карте, до города осталось не далеко. Всего часик идти. Можете пока достать фляги с водой.

– Надеюсь, там не будет очередного города-призрака, – вздохнула Сандра.

– Я уже чувствую запах дыма, – успокаивающе ответил Гин. – Значит поселение уже не далеко, за час дойдём.

Как в воду глядел. Через четверть часа начали слышаться голоса большого города, а в воздухе отчётливо повеяло дымом. Приободрившись, ребята пошли быстрее. В этот раз их ждала удача. Сначала показались маленькие отдельные домики, фермы и поля, а затем они переросли в большое поселение. И здесь явно что-то праздновали. Гин снял с Окохамы сумки, оставив у него на спине лишь недавно купленное седло, и отправил гулять. Волк, полностью игнорируя деликатесы в виде пасущихся на лугах коров, бросился в лес. Гин знал, без них он не пропадёт. Более того, Окохама сам постоянно таскал дичь ребятам. Прямо сокровище, а не животное. Но что-то в нём Гину не давало покоя. Возможно, ему только казалось, но Волк как-то быстро рос. А ещё зубы у него были мелковаты для взрослой особи. Может ему лишь кажется?

Команда настигла город Литгер, единственный город в Мантибисе, где ещё праздновали «День Нечисти». И судя по балагану, ребята настигли его точно в день празднования. По улицам бродили люди и нелюди, не скрывая своих нечеловеческих черт. Но вот демонов было совершенно не видно. Оно и не удивительно, ведь остальная нечисть имела куда больше прав, нежели демоны, которых считали только рабами. Доходило до того, что, если кого-то заподозрят, что он демон, могли просто поймать, посадить на цепь и заставить прислуживать. В Мантибисе такие меры так же существовали, но со временем они смягчились. Теперь рабами позволяли делать только преступников.

Шумный город Литгер был маленькой надеждой для нечисти и демонов. Здесь были свои законы, не позволяющие принижать их. Но, с другой стороны, он являлся постоянной жертвой бандитов, которые угоняли нечисть и увозили в Игумию. Везло тем похищенным, кого успели поймать на территории Мантибиса, тех возвращали домой, но если его уводили за границу, то о возвращении можно было даже не мечтать.

Город встретил путников радостными голосами празднества. То тут, то там раздавались весёлые оклики торговцев, нечисть приветствовали громкими поздравлениями. Гин оглянулся. Здесь взаправду было много полукровок, но в основном нелюди: люди со звериными ушами, рогами, хвостами, ногами. Реже попадались чистокровные нелюди, те, кто был полностью похож на зверя, но ходил на задних лапах и держал ровную осанку. Удивительно, чистокровных нелюдей было очень мало. Друзья Гина чувствовали себя немного неуютно в такой разношёрстой толпе. Где-то позади выругался Люк, – кто-то наступил ему на хвост, – и тут же рванулся к Гину ближе. Странный он. В такой толпе он мог запросто сбежать. До Гина это только что дошло и проклял себя за то, что не додумался повесить на Люка контролирующую цепь. Но демон-убийца и сам, явно, не торопился сбегать. Ему всё здесь было новым и незнакомым. Было бы опрометчиво сбегать, толком не зная порядков этого мира.

Гин вёл команду по улицам, в поисках гостиницы. Уже вечерело, и на улицах начали зажигать яркие цветные фонари. Гин пытался спросить дорогу до гостиницы, но торгаши, вместо ответа, только предлагали свой товар, а прохожие неопределённо мотали головой, мол, не знают. Но должен же быть здесь хоть один постоялый двор…

И вдруг в толпе раздался громкий девичий крик, от которого демон едва не рванул куда подальше.

– Гин! – крикнул ему кто-то.

Инстинкт самосохранения сработал слишком поздно. В демона вцепилась маленькая светловолосая девочка. Команда удивлённо воззрилась на своего предводителя, а Иккиро начал давиться от смеха.

– Химера? – удивлённо спросил Гин, пытаясь оторвать от себя девочку. – Что ты здесь делаешь?

– Я на задании, – ответила девочка лилейным голоском. – А ты, гляжу, нашёл новых друзей.

– Да, так что не могла бы ты отпустить меня и познакомиться с ними? – прохрипел натужно Гин. Он начал краснеть на глазах.

– Гин, кто это? – спросила Сандра, удивлённо разглядывая незнакомку. Она была на голову ниже самой девочки, но та интуитивно почуяла, что внешность обманчива.

– Это Химера, – пояснил Иккиро. – Она наш согильдиец.

– Я жена Гина! – выпалила вдруг девочка. Все удивлённо посмотрели на неё.

– Опять этот бред поришь? – вздохнул Иккиро. – Не слушайте её. Она просто повёрнута на Гине.

– Это ты бред городишь, макака недоразвитая! – вскипела девочка. – Он мой муж! Я у него даже кровь пила!

–Химера, отпусти меня, – натужно прохрипел Гин. Ему не хватало воздуха.

И тут раздался смачный хруст. Гин обмяк, а девочка так и продолжила держать его ослобевшее тело, словно он ничего не весил. Демон хрипло застонал.

– Ты мне ребро сломала, чертовка.

– Вот это сила, – выдохнули одновременно Сандра, Рю и Люк.

– Ты Химера, но пьёшь кровь? – не понял Рю. – Или я что-то не понимаю. Химеры это же скрещенные твари, разве нет?

Химера обиженно хмыкнула и, наконец, отпустила свою жертву. Гина тут же подловил Иккиро и помог ему опереться себе на плечо.

– Химера – это моё имя, а не вид, – пояснила девочка, – я – вампир. А ещё я старше вас всех вместе взятых.

– Химе, – обратился к девушке Иккиро, – не знаешь, где здесь постоялый двор или гостиница?

– Вверх по улице, поворот направо возле мясной лавки и до конца улицы, – ответила девушка. – Там хорошая гостиница, чистая, ухоженная. Берут не дорого, есть большие комнаты.

– Большое спасибо, – кивнул Иккиро и помог Гину идти.

Регенерация демонов штука забавная. У обычных демонов тяжёлая рана могла заживать неделю, а переломы до половины месяца. Но регенерация Гина была круче этого. Тяжёлые раны исцелялись за пару часов, а перелом затянулся почти мгновенно. Через пять минут, демон уже смог идти сам. Рю в серьёз подозревал, что демон просто симулировал, чтобы та ненормальная девчушка от него отстала. Вскоре, ребята,действительно, вышли к большой гостинице. Гин в первый раз видел дом в четыре этажа и это его впечатлило. На стойке регистрации для заселения, сидел мужчина средних лет. Пухленький, слегка облысевший, с воровато бегающими глазками.

– Добрый вечер, – поздоровался Гин, подойдя к стойке. Номера на четверых и на одного, но поближе.

Хозяин развёл руками.

– На одного все номера разобрали. Есть номер на пятерых с отдельной комнатой. В одной комнате две кровати, можете просто перетащить её. Вам же для девушки, отдельную спальню?

Хозяин оглядел команду. И его взгляд остановился на Иккиро. Кажется, мужчина заметил его обезьяний хвост.

– О, так с вами полукровка, – всплеснул он руками. – Если кто-нибудь ещё докажет своё родство с нечистью, то заселю всех бесплатно, в честь праздника.

Гин был ошарашен от такой щедрости. И она ему как-то не нравилась. Но всё же, сэкономить деньги никогда не помешает. Гин скинул с себя плащ, расправил крылья и выставил рога.

– Демон клана Хэймао, – сказал он.

Хозяин довольно кивнул и протянул ключи. Ребята быстро перешли в номер, бросили вещи и, даже не раздеваясь, рухнули на кровати. Все были страшно измотаны.

Уже давно стемнело, но в городе продолжался праздник. Шумели люди, гремели салюты. Звуки праздника проникали в прикрытые ставни окон. Стекло было редким материалом, поэтому застеклённые окна являлись огромной роскошью. Кровать, которую занял Рюджин, была у самого окна. Парень, подремав немного, проснулся и слегка приоткрыл окно. Было интересно наблюдать за снующими людьми. Часы на главной площади показывали девять вечера. Значит, проспал он не более четырёх часов.

– Хочешь сходить? – раздался голос Гина с соседней кровати.

– Я никогда не был на таких праздниках, – признался Рю. – В Хондо особо ничего не отмечали, только смену года и всё.

– Можем и прогуляться, – предложил Гин. – Иногда стоит развеяться, отдохнуть.

– А можно? – неуверенно спросил парень.

– Конечно. Я же не изверг, чтобы не давать тебе отдохнуть. Сандру тоже позови. Она же тебе нравится, да?

Рю тут же покрылся румянцем. В это время из соседней комнаты вышли Иккиро и Сандра. Ребята так устали, что не стали перетаскивать кровать и Обезьяна уснул прямо там. Хотя, Сандру это, вроде бы, не особо смущало. Девушка выглядела взбудораженной.

– Ребят, кто на праздник пойдёт? – спросила она.

– Ну, раз уж так много желающих, то пойдёмте уж все, – улыбнулся Гин. – Люк, тебе придётся идти с нами.

На соседней кровати, из-под одеяла, злобно блеснули два глаза. Не охотно, но Люк всё же вылез. Гин создал на его руке браслет из своих цепей. Он предложил демону остаться, раз ему так неохотно, но Люк, ворча, отправился с командой. Он не хотел этого показывать, но ему тоже хотелось на праздник, и Гин это сразу понял.

Хоть было и поздно, но на улицах по-прежнему было многолюдно. Стояли лавки, торгующие разными побрякушками и вкусностями, сновали люди, на небольших площадках выступали артисты. Гин дал каждому немного денег и отправил гулять. Люку тоже выделили средства, но демон-убийца не отходил от Гина и Иккиро. Лишь изредка с интересом разглядывал на прилавках товар.

– Купи себе что-нибудь, – предложил Гин. – Тебя никто не побьёт, если ты просто купишь себе жареного кролика или браслет.

– Нихочу я ничего, – прошипел Люк. Его живот предательски забурчал. Гин и Иккиро попадали со смеху.

– Правда, купи хотя бы поесть, – улыбнулся Иккиро. – Ты больше не раб и можешь выбирать всё, что тебе по душе. Выделенные деньги можешь не возвращать, считай это подарком

Люк всё же рискнул сходить и купить себе кроличью тушку и запечённую картошку с лепёшкой. Видя, с какой радостью он уплетает угощение, Гин улыбнулся. Он припоминал, что с Иккиро они познакомились, так же уплетая кроличьи тушки. Сам Обезьяна ушёл осматривать ближайшие прилавки, не отходя далеко. Он любил амулеты, небольшие магические украшения, и постоянно искал, где их можно приобрести. И в этот раз, судя по всему, ему улыбнулась удача.

Приближалась полночь. Рю и Сандры давно не было видно. Гин сам позволил им гулять, где им вздумается, позже он их найдёт. Иккиро, весь обвешанный различными амулетами, уплетал жареные каштаны. Люк, наконец, раскрепостился и решил перепробовать всю еду из уличных лавок, а вернулся обратно с бутылкой вина. Гин не ожидал такого поворота событий. Конечно, Люк давно совершеннолетний, но увидев, с каким удовольствием он лакает алкогольный напиток, решил впредь следить за тем, что именно покупает новоявленный товарищ. Но демону было хоть бы хны, всё равно, что сок пил. Ну да, демонов пьянили только некоторые сорта вин.

Пора было возвращаться в гостиницу. Завтра рано выходить, так что пора бы было ложиться спать.

– Иккиро, возвращайтесь с Люком в гостиницу. Я слетаю за Рю и Сандрой.

Обезьяна кивнул и отправился с демоном-убийцей в гостиницу. Гин расправил крылья и взлетел. Он поднялся над толпой зевак. Ветер приглушал их голоса и Гин высматривал с неба товарищей. Вскоре нашлась Сандра, с интересом созерцающая выступление акробатов. Та тоже заметила Гина и помахала ему рукой. Гин показал ей направление, куда идти, и девочка, кивнув, отправилась в сторону гостиницы.

Следующим Гин нашёл Рюджина, но парень смотрел куда-то в сторону и не заметил Гина. Демон приземлился рядом, распугав народ, приблизился и взял Рю за плечо. Паренёк даже не дёрнулся. Он продолжал с испугом смотреть куда-то в сторону.

– Что ты там такое увидел? – осведомился Гин, уже беспокоясь за друга.

Рю, молча, показал на фигуру у одного из прилавков. И Гин сам едва не похолодел. У одного из лавочек, без особого интереса разглядывая толпу, стоял молодой парень, ровесник Гина. Демон мигом узнал чёлку на правой стороне лица, чёрные раскосые глаза, острые черты лица, в точности, как у Рю. И шрам на плече, который Гин сам же и оставил.

– Это же Захар, – выдавил Рю, смотря на юношу. – Но как? Он же умер…

– Это Фиоп, дух, который предстаёт перед человеком в облике умершего, – пояснил Гин, но он откровенно лгал.

Гин схватил Рю за руку и потянул за собой в сторону гостиницы. На его лице выступил холодный пот, но он пытался это скрыть. Он тоже видел Зака. Это точно был не какой-нибудь дух. И Гин вспомнил слова Рю. Он говорил, что Захар исчез из палаты. Значит, он жив? В любом случае, не стоит сейчас к нему подходить. Что-то в нём настораживало Гина.

Демон нагнал Сандру и вернулся с ней в гостиницу. Он был так погружён в свои мысли, что не обратил внимания на странную группу людей, бурно спорящих о чем-то с хозяином. Лишь в пол уха Гин услышал, что хозяину не хватает мест для их заселения.

Вернувшись в комнату, он немного успокоился. В углу сидел Люк, всё так же скверно поглядывая на Гина, а Иккиро уже спал, вытащив из соседней комнаты кровать и устроив её у стены, не далеко от двери.

Часы на главной площади показывали час ночи. Праздник закончился, и улицы опустели, свет в домах потух. Наступила тишина. Команда давно заснула, но Гин лежал, смотря в потолок. Его всё не отпускала мысль, о встрече Захара. Он, конечно, был рад знать, что друг детства жив, но что-то его в нём настораживало. Надо будёт поискать его днём. Может он вовсе ошибся? Прозвучал тихий скрип половиц за дверью, но Гин не обратил на него внимания. Мало ли, кому-то в уборную понадобилось. Но от звука сразу проснулся Люк. Он почти вскочил на кровати и насторожённо посмотрел на дверь. Стало тихо. Гин удивлённо посмотрел на парня. Что это на него нашло? На лице Люка отражались очертания дикого зверя: Оскаленные зубы с клыками, в глазах страх, хвост бешено метался по сторонам. На голове демона выступили рога, а на руках появились небольшие наросты, приобретающие очертания длинных изогнутых лезвий.

Всё стихло. Гин уже подумал, что у парня поехала крыша, но его инстинкты тоже кричали об опасности. На всякий случай, демон создал в руке нож. Наступила угнетающая тишина. У Люка на загривке, от напряжения, приподнялись волосы.

Затишье перед бурей. Пронеслись последние мгновения тишины и…

Взрыв.

Ужасный грохот взрыва, от которого содрогнулись стены во всей гостинице. Послышались испуганные крики посетителей. Дверь номера команды Гина вынесло с петель. Гин вскочил с кровати, достал два малых меча, но не успел он ничего понять, как что-то сильно его ослабило. Он упал на колени, голова страшно болела и кружилась, в ушах раздавался сильный звон. Ослабляющая магия, не иначе. В комнату ворвались вооружённые до зубов люди. Они сразу рванулись к Гину и Люку, но тут раздался выстрел. Рюджин заряжал в руках свой пистолет и отстреливал непрошеных гостей. К сожалению, сильного вреда энергетические пули не причиняли. Кто-то рванулся к Рю и с силой треснул его головой об стену. Кто-то попытался схватить Иккиро, но люди отскакивали от него, получая сильные удары током. Один из бандитов, наконец, рванулся к Гину и Люку. Каара едва нашёл в себе силы атаковать цепями, обороняясь почти наугад. Люк тоже не дал к себе прикоснуться. Он издал оглушительный вопль, стены завибрировали, бандиты начали падать на пол. Значит, этот тоже владеет ослабляющей магией.

Гин с трудом пришёл в себя, и едва зрение вернулось в норму, он увидел, как бандиты уводят Сандру и Иккиро. Девочка вырывалась, что были силы, а Иккиро истекал кровью. Кто-то хорошенько огрел его по голове, как и Рю. Мальчика уже не было в комнате. Гин пришёл в жуткую ярость. Он бросился в коридор за похитителями, но там ему мешали другие террористы. Демон пришёл в такой гнев, что он не замечал, как рубил одного врага за другим, прорываясь по коридору вслед за похитителями. Но когда он, наконец, выбрался, их и след простыл. Вокруг были разрушенные комнаты, стонущие люди, а позади кучка трупов. Гин бросился к выходу, может он ещё успеет нагнать их.

В одной из комнат Гин увидел знакомого человека – напарник Химеры. Его придавило шкафом, и парень лежал под тяжёлой мебелью, хрипло зовя на помощь.

– Фрой! – Гин кинулся к согильдийцу

– Гин? – удивился он. – Тебя не увели с остальной нечистью?

– Отбивался, как мог. Фрой, где Химера?

– Её увели. Всю нечисть схватили.

Гина затрясло от ярости. Бандиты не смогли схватить его и Люка и вместо них схватили товарищей. Вот же твари. Или они знали, что Гин кинется на подмогу, или решили, что смогут продать в рабство и простых людей.

– Ну и что будешь делать? – послышался голос Люка за спиной.

– А ты как думаешь? – огрызнулся Гин.

– Я ничего не думаю, – прямо ответил Люк, словно не замечая грубости в словах парня – Я едва тебя знаю.

– Пойду спасать своих товарищей.

– И как ты это сделаешь? Ты знаешь, куда они сбежали?

– У Рю есть мой нож. Использую печать перемещения.

– Ты собрался идти прямо в змеиное логово? – усмехнулся Люк. –Мозгов нет? Или ослабляющая магия последний разум тебе вытрясла?

– А ты что предлагаешь? – Гин начинал злиться всё больше.

– Я вовсе не собираюсь рисковать жизнью, – признался Люк. – Тем более ради незнакомцев.

– Сбежишь? – в голове Гина что-то переклинило. – Ну и беги! Я не заставляю. Ты просто незнакомец! Ребята тебе жизнь спасли и теперь тебе ничего не должны! Можешь спокойно спасать свой зад!

Гин взмахнул рукой, и браслет из цепей на руке Люка исчез. Правый глаз Гина стал чёрно-жёлтым, а левый голубым, на лбу пробились рога, за спиной появился пушок перьев, но крылья не вырвались. В глазах демона горел гнев. Люк видел это, но ничего не сказал, молча развернулся, подошёл к ближайшему окну и выпрыгнул на улицу.

Гин вышел в коридор. Он выставил перед собой руки, сделал несколько жестов и перед ним появился золотой магический круг. В его центре проглядывалась какая-то улица и удаляющаяся толпа. Гин шагнул в печать и магический пентакль растворился, словно его и не было.

Гин вновь появился из такой же печати на пустующей тёмной улице. Где-то вдали доносились шаги группы людей, крики и ругань. Среди этих звуков он чётко определил голос Рю. Парень точно нарывается на неприятности… Гин побежал на шум, быстро, тихо, но резко остановился за углом. Шаги и голоса звучали громче. Гин выглянул из-за угла какой-то постройки и увидел, как заложников тащат в заброшенный район. Понял он это по разрушенным домам вокруг. Кто-то из пленников кричал, кого-то волочили по земле. Гин увидел и Химеру, её нёс огромный мужчина в доспехах. Парень уже хотел напасть с тыла, но стоило ему дёрнуться, как кто-то перекинул через его плечо руку и прижал к себе. Гин испугался не на шутку. Он начал вырываться, пытаясь не издавать лишнего шума, но тот, кто его схватил, вдруг, заговорил.

– Тихо! – прошипел голос за спиной. – Я не враг.

Гин успокоился. Хватка ослабла. Он развернулся и увидел человека в форме ангелов. Парень хотел уже вступить в драку, мало ли что этим пернатым надо, но вовремя заметил, что, стоящим перед ним мужчина, вовсе не был похож на ангела. Гин всегда думал, что «Дети Крови Солнца», а это все святые, светловолосые, смазливые, аккуратненько выглядящие и с белыми крыльями. Существо перед ним же было темноволосым, с острыми, мужественными чертами, двумя чёрными крыльями за спиной. А самое главное, у него явно когда-то были рога. Об этом говорил обломок над левым ухом. И от него явно пахло демоном.

Кто ты такой? – недоверчиво прошипел Гин. На всякий случай, он сжал в руке нож. Но незнакомец не отреагировал на агрессивное поведение рыжего.

Странный демон протянул Гину руку.

– Считай меня своим союзником, – успокаивающе ответил мужчина. – Я – Гайз-Ди, Командир отряда «Драконов» ангельской армии при дворе короля Гранца.

– Королевский пёс? – усмехнулся Гин.

– Не груби, – улыбнулся Гайз, ничуть не обидевшись. – Моя задача уничтожить тех бандитов из гильдии «Адский пёс». Ты же тоже их преследуешь?

– Они схватили моих товарищей.

– Значит нам по пути. Так что давай сотрудничать.

Гайз протянул руку для рукопожатия. Гин недоверчиво оглядел демона, но руку пожал.

– Я Гин, – представился он, – охотник «Лунных цепей».

– Сам Король Мечей? – улыбнулся Гайз. – Наслышан. Приятно познакомиться. А я – единственный демон в армии ангелов.

Люк медленно шёл по улице, освещаемой тусклыми фонарями, пытаясь найти выход из города. Жёлтый свет приятно освещал каменную кладку дорог. Окна, все до единого, были лишены света. Только в одном загорелся свет. Оттуда доносился детский плачь. Люк остановился и посмотрел в это окно. В нём мелькнула женская фигура, она обняла своего плачущего ребёнка и что-то успокаивающе ему зашептала.

Люк вспомнил о семье. Счастливые, и одновременно печальные воспоминания. Он вспомнил добрую красивую мать, маленькую сестру и строгого, но доброго отца. Люк очень любил свою семью, но больше всего он любил именно отца – сильного, знатного падшего ангела с четырьмя крыльями.

– Если тебе помогли, то ты обязан отплатить за помощь, но если тебя спасли, то этот долг ты отдашь лишь жизнью, – сказал когда-то ему отец.

Отец воспитывал Люка по этому принципу и погиб, отдавая такой долг. Погиб в страшной битве. Прямо на глазах маленького, тогда ещё Люция, а не этого незнакомца и бродяги Люка. Интересно, дядя отомстил за него? Они же с отцом были так дружны… И правда ли погибла мама?

Люк резко развернулся обратно.

Шаг за шагом он ускорялся. Шаг сменился бегом.

– Отец, – тихо прошептал Люк. По его лицу покатились слёзы. – Прости меня. Я забыл твоё наставление. Я клянусь своей честью, что отдам этот долг.

====== Беснующийся демон ======

Город Литгер, ещё пару сотен лет назад, был городом-призраком. По легенде, его нашли нелюди и начали отстраивать новое поселение прямо на руинах. Затем пришли люди. Нет, они не выгнали нелюдей с земли, напротив, помогли им отстроить новый общий дом. Наверно, именно поэтому здесь праздновали День Нечисти, люди и нелюди жили бок о бок, защищая друг друга и сосуществуя. Но не в этом история. Город был построен на руинах и, на самых окраинах, они сохранялись по сей день.

На краю Литгера, у самой кромки леса, стоял особняк. Все дома вокруг были разрушенными, старыми, да и сам особняк выглядел обшарпанным, нежилым. В окнах горит, едва заметный, тусклый свет. Именно туда бандиты и увели всех пленных. Вокруг не наблюдалось никакой охраны, поэтому Гин и Гайз-Ди без проблем проникли внутрь.

Ещё по дороге они обговорили план действий и договорились встретиться на выходе. Демон из ангельской армии пообещал расчистить путь, чтобы Гин смог вывести пленников. Демоны пробрались в особняк и разделились.

Строение дома оказалось очень странным. Сразу на входе начинался не гостиный зал, как это всегда было в богатых домах, а длинный коридор, едва освещаемый факелами, с очень высокими потолками. Под такими сводами мог легко пройти Окохама. Коридоры странно петляли. Гин ясновидением искал, где могли скрыть заложников. Как не странно, охраны почти не было. Эти головорезы совсем кретины что ли? Но вот, в сторону Гина направлялось сразу пятеро охотников. Демон подумал, что это за ним. Он взмыл к потолку коридора, вцепился в каменную лепнину на стенах и затих. Бандиты пробежали мимо.

Гин облегчённо вздохнул. Больше поблизости врагов не наблюдалось. Он спустился, беззвучно приземлившись на ноги, и побрёл дальше. Насколько демон понял, все заложники находились в каком-то большом зале. Наверняка когда-то он использовался для проведения балов. Но вот даже ясновиденьем было тяжело найти к нему путь; коридоры постоянно петляли, сменяли друг друга, словно путы лабиринта. Гин не удивился бы, если среди этих тёмных охотников оказался пространственный маг.

Вскоре он нашёл то, что искал. Массивные двери с тяжёлыми ручками, скорее всего, вели в тот самый зал. Но тут же поджидала и другая неприятность: двери охраняло как минимум двадцать бандитов. И все были одеты в чёрные доспехи, закалённые тёмной магией. Вообще у всех тёмных гильдийцев были тёмные доспехи… кто-то их явно ими обеспечивает.

Гин вздохнул, он не о том думал. Надо было решить, как вывести друзей и других пленных из этого дома. Может, найти этот зал снаружи и вывести всех через окна? Ну наверняка же там были окна! Но было ли на это время?

– Когда приедет повозка? – спросил кто-то из охотников. Вообще, в коридоре стоял гвалт, но именно эти слова врезались в уши Гина.

– Через час, – последовал ответ. – Не расслабляйтесь, мы должны сторожить товар до самого конца, пока за ними не приедут.

Как Гин и думал, их продадут в рабство. Всех. И разбираться не будут, кто нечисть, а кто человек. Да и времени почти не оставалось, час – очень мало для того, чтобы выбраться из этого лабиринта, найти зал снаружи, да ещё и вывести, как минимум, пятьдесят существ.

Другого пути нет.

Гин, приготовился, сжал в руке меч, выпрыгнул из укрытия и направил на разбойников цепи. Поднялся страшный переполох. Охотники не сразу поняли, что на них напали. Сначала началась паника, охотники бились, толкались, не понимая, от чего кричат другие и каким образом пало уже пятеро их товарищей. Затем, они всё поняли и напали уже на Гина. Демону было сложно орудовать цепями и мечём в тесном пространстве, как и уклоняться от ударов. Но парень продолжал наносить врагам удар за ударом. Об стену ударялись бесчувственные тела; у демона не было цели убивать. Больше половины бандитов уже пало.

Гин почти пробрался к двери, оставалось совсем немного. Всего лишь отбросить в сторону последних пятерых и ворваться в зал… как вдруг его окружили какие-то щиты. Инкрустированные в щиты камни засияли голубым огоньком. Вспыхнула молния, и глаза Гина застелил свет…

Рю очнулся в большом зале. Он не мог понять, что происходит, вокруг темно, шумно. Парень хотел встать, но не вышло; что-то держало его руки и ноги. Он подёргал руками: как и думал – верёвки. Выходит, он связан и находится в каком-то тёмном помещении.

– Очнулся? – осведомился Иккиро.

Рю повернул голову. Обезьяна сидел рядом. Он выглядел изрядно потрёпанным, часть волос была неестественно тёмной в тусклом свете одного факела. До Рюджина не сразу дошло, что они были испачканы кровью.

– Где мы? – испуганно выдохнул Рю. Он уже догадывался, каков будет ответ, но ещё продолжал на что-то надеяться…

– Похоже, мы в плену у бандитов, – пожал плечами Иккиро. – Скорее всего, нечисть продадут в рабство, а вас с Сандрой – убьют.

– А ты? – удивился парень.

– Меня часто путают с нелюдем. Но нет, я – человек. Но эти разбираться не станут. Уж я-то знаю…

В голосе Иккиро прозвучала печальная нотка. Рю не стал допрашивать его и вместо этого заёрзал за спиной руками. Он должен выбраться, чего бы это ни стоило. Но вдруг он почувствовал ужасную боль. Он не сразу понял, что болел левый глаз. Точно… его сильно огрели прямо по нему. Наверняка фингал остался.

– Не пытайся искать оружие, – окликнула парня Сандра. – Это бесполезно, я пыталась. Их и просто не развязать.

– А что так грохочет снаружи? – спросил Рю, оправившись от боли.

– Не знаю, но я очень надеюсь, что это не Гин, – ответил Иккиро.

И сглазил. Через несколько минут в зал вошёл охранник. Он оглядел зал и махнул рукой кому-то позади себя. В помещение внесли двоих. Первым был связанный незнакомый демон в подозрительно знакомой форме, а вторым, заключённым в большой магический шар, втащили Гина. Попался в такую нелепую ловушку, идиот. За телом Гина растекалась странная чёрная лужа. Их бросили рядом и охотники ушли.

Гайз пошевелился. Он осмотрел зал, присутствующих и громко чертыхнулся. Затем поудобнее перевернулся на спину, приподнял связанные ноги и с силой пнул сферу печатей вокруг Гина. Внутри заискрились молнии. Демон вскрикнул и дёрнулся.

– Цербер тебя сожри! – выругался Гин. – Что ты творишь?!

– Зато точно очнулся, – усмехнулся Гайз-Ди.

Гин хотел встать, но верёвки не дали этого сделать. Опять выругался, перевернулся на живот и привстал на колени. Демон оглядел зал сквозь яркие печати и, хоть и не сразу, увидел своих товарищей. Как камень с души. Гин боялся, что некоторых уже убили.

– Ребята, как вы? – спросил Гин.

– Лучше чем у тебя! – отозвался Иккиро.

– Подождите, сейчас я что-нибудь придумаю!

Демон поелозил позади себя и понял, что верёвки не порвать они защищены магией. Тогда он немного напрягся и вокруг него начала собираться плотная энергия, настолько густая, что она туманом заполняла сферу печатей, пока не покрыла её целиком. Электрические разряды стреляли в Гина и вокруг, но не доставали до других пленных. Печать начинала светиться всё ярче, молнии трещали и освещали зал яркими вспышками. И вдруг сфера просто треснула и исчезла, распавшись на тающие осколки. Гину осталось только развязать верёвки.

– Ничего себе сила, – выдохнула Сандра.

– Это ещё не всё, на что он способен, – улыбнулся Иккиро.

Гин ловко дотянулся до одного из клинков, спрятанных в голенище сапога и начал распиливать верёвку. Та совсем не поддавалась лезвию.

– Бесполезно, эти верёвки зачарованные, – пояснил Иккиро. – Они поглощают любое магическое воздействие. А твои клинки, по своей сути, магия.

– Спасибо за пояснение! – послышался голос, взорвавший тишину зала.

Гин оглянулся и увидел в высоком оконном проёме Люка.

– Что, поиздеваться пришёл? – процедил сквозь зубы Гин.

– И это тоже, – кивнул Люк.

Демон спрыгнул с окна и приземлился прямо около Гина. Все находящиеся в зале присвистнули, увидев прыжок, длиной в пять метров. Он достал из кармана штанов обычный складной нож и надрезал верёвки.

– От магии их защитили, а от обычного лезвия самого обычного ножа – нет, – усмехнулся Люк.

Освободившись, Гин помог развязывать и остальных. Здесь было почти пятьдесят, разного рода, созданий. Демоны, нелюди, оборотни, вроде ничем не выдававшие своего вида. И все, кроме Сандры и Рю, были нечистью, демон это ясно чуял по стойкой ауре, но попалось и несколько святых – существ с «кровью солнца», как и у ангелов. Нечисть всегда могли узнать своих сородичей, это был врождённый инстинкт. Гин почти развязал всех, но в последний момент двери зала с грохотом распахнулись.

В проёме дверей показалась большая толпа бандитов, вооружённых мечами, топорами, косами и другим различным оружием. И они здесь явно, не для того, чтобы проверить состояние пленников.

– Вот чёрт! – выругался Гин.

– Не все могут сражаться, – сказал Иккиро, оценив обстановку. – Нас двоих слишком мало.

– Черт, –зло выдохнул Гин. – Другого выхода нет.

– Стой, Гин, не нужно! – запротестовал Иккиро.

– А что прикажешь делать? В помещении от твоей способности будет больше вреда, чем пользы.

Зал начало заволакивать тёмной энергией. Рю только хотел спросить, что происходит, как обмяк и упал на пол. Как и другие пленники. Люк хотел уже пойти в бой, ему такая толпа была по плечу, но он, вдруг, почувствовал слабость и упал.

– Ну, спасибо хоть меня не усыпил, – выдохнул Иккиро.

– Ты знаешь, что делать, если я выйду из-под контроля? – спросил Гин.

– Конечно, – кивнул Иккиро и вытащил из неприметных ножен под халатом серебряный нож.

Гин вышел к остолбеневшим бандитам. Те стояли в проходе, но вступить в бой не решались. Туман в зале начал кружить у ног Гина. Демон напрягся. Его рыжие волосы мгновенно побелели, татуировки стали красными. Из-за спины вырвались два крыла и вспыхнули алым пламенем. На лбу прорезались рога и были они куда длиннее,чем обычно. Клыки значительно удлинились. Правый глаз Гина стал совершенно чёрным, а левый чёрно-жёлтым. На лице заиграла безумная улыбка.

Иккиро вздрогнул. Он знал, что этот облик Гина не оставит никого в живых. Обезьяна сам слегка попятился. Пусть он и видел друга таким лишь в третий раз, но он знал точно: заметит – убьёт и глазом не моргнёт. Нужно сидеть тише воды, ниже травы.

Охотники этого не знали и выставили оружие перед собой. Кто-то из смельчаков, наконец, ринулся в бой. Гин утробно зарычал, пригнулся и исчез с места. Не успели бандиты понять, что произошло, как за их спиной послышался предсмертный хрип. Демон стоял позади испуганных охотников и держал в зубах за шею разбойника. Кровь лилась ручьём, покрывая красным всю одежду парня и пол у его ног. Кто-то из бандитов не выдержал и с воплем помчался прочь. Гин разжал зубы. Безумный вопль хриплыми отголосками раздался по всему особняку. В этот раз струхнули все. У каждого, даже у самых тупых, был инстинкт самосохранения, и понимали, что против беснующегося демона им не устоять. Но своим бегством они лишь раззадорили демона, как собаку косточкой. Гин рванулся за ними, бил, рвал на части плоть своими острыми когтями, не спасали даже доспехи. По коридорам и залу раздавались вопли ужаса, дикий хохот обезумевшего демона и удары тел об пол и стены.

У Иккиро от ужаса подкосились ноги. Он рухнул на колени и смотрел в коридор, в котором Гин безжалостно расправлялся со своими жертвами. Его пытались рубить мечами, стреляли из луков, но все раны заживали в мгновение ока. Обезьяна в третий раз видел его таким. И вновь понял, насколько этот демон ужасен, когда теряет над собой контроль. Вылитый Хаорокуночи, ничего не скажешь. Вот оно, проклятье «Цветущего Водоворота».

Ошмётки от охотников разлетелись по всему коридору. Казалось, их предсмертные вопли раздавались среди стен залы неумолкаемым эхом. Последний бандит стал для Гина пищей. Демон впился тому в руку, наверняка пил кровь, как это делали некоторые другие демоны, страдающие жаждой крови. Иккиро с неким ужасом смотрел на обезумевшего товарища. Только он подумал, что Гин уже целиком потерял разум, как демон повернулся к нему лицом. Совершенно спокойным, как и обычно. Дикие черты сохранялись, но эта спокойная улыбка, не уместная на измазанном кровью лице, мгновенно дала понять: он пришёл в себя.

– Жаль, что и на этот раз я не умер, – прошептал он.

– Ты каждый раз это говоришь, – ответил Иккиро и облегчёно вздохнул. – Ты даже меня напугал.

Татуировки и глаза Гина стали медленно приобретать нормальные цвета, но волосы оставались седыми. Команда и остальные заложники начали просыпаться. Рю, увидев цвет волос Гина, потрясённо уставился на него. А затем увидел лужу крови у ног и на его одежде, и едва вновь не рухнул в обморок.

Высвободив всех заложников, Гин и Гайз-Ди выводили их через коридор к выходу. На удивление, коридоры были очень длинными и слишком часто извивались. Гин не помнил, чтобы здесь было так много ходов и поворотов. Было абсолютно темно и, идущие впереди, маги и демоны освещали путь небольшими световыми шарами. На удивление, никто не попытался остановить беглых заложников, более того, охрана куда-то исчезла. Видимо, те, кого покромсал Гин, были последними.

Гин припоминал коридор, увешанный старыми драпировками. Он был совсем рядом с выходом. Они с Гайзом вышли из-за угла и увидели, что там, где должен быть выход, был тупик.

– Какого чёрта! – воскликнул Гин.

– Не понимаю, – ответил Гайз-Ди, – здесь же должна быть дверь!

– И я так думал. Так какого чёрта здесь происходит?

В ту же секунду раздался взрыв. Стены затряслись, потолок начал обваливаться. Гин, Гайз и ещё трое демонов подняли вверх руки и создали барьеры, защищая остальных от обвала. Никого не завалило, но некоторых задело осколками.

– Ну вот! Что теперь делать? – Кто-то из спасённых уже начал паниковать.

– Тихо! Без паники! – скомандовал Иккиро и посмотрел на Гина.

Из его правого глаза лилась кровь, волосы никак не могли приобрести нужный цвет, и более того, у демона уже совсем не было сил.

– Гин, ты можешь продержаться? – спросил Обезьяна.

– Могу, – кивнул он и обратился к остальным. – Слушайте меня все! Мы выберемся отсюда! Химе, ты можешь своей магией уничтожить эту стену?

Маленькая девочка-вампир удивлённо посмотрела на демона. До неё не сразу дошёл смысл сказанных слов, наверно из-за испуга. Но, наконец, она кивнула.

– Да, но мне сейчас нужна кровь. Без неё мне сил не хватит.

Девушка отыскала кого-то в толпе взглядом. Она слегка улыбнулась и подошла к Рюджину.

– Ты ведь друг Гина?

– Да, – Ответил Рю.

– Можешь одолжить немного своей крови? Я чую, в ней много магии.

Рюджин коротко кивнул. Аккуратно, клыки Химеры впились в плечо Рю. Мальчик вздрогнул, тихо застонал и прикрыл рот рукой. Было больно, но он терпел. Другим тоже было больно, но все терпели и он потерпит.

Только Химера разжала свои зубы, как она, в ту же секунду, подбежала к завалу камней и приложила к нему руку. Все освобождённые, что были вокруг, отошли подальше. Девочка начала с медленной интонацией, чтобы не запнуться, читать заклинание. Камень, к которому она приложила руку, покраснел. Секунда и прошумел мощный взрыв, разнесший завал камней на мелкие кусочки. Их выбросило прямо наружу, никому не навредив

Выход был расчищен.

Нечисть выбежали из здания, а после них, по очереди, вышли и те, кто держал защитные барьеры. Наконец, всё закончилось. Начинало светать. Звёзды уже исчезли с неба, на востоке разгоралось красное зарево, запели первые птицы. Толпа демонов, нелюдей и прочих «детей тьмы» осталась на огромном участке особняка. Недалеко догорали руины бывшего огромного дома. Иккиро оказывал пострадавшим первую помощь.

Гин сел на землю, смотря на улицу, ведущую прямо в пробуждающийся город. Утром он наполнится слухами сразу о двух взрывах: в гостинице и на окраине города.

– Наконец, всё закончилось, – тихо вздохнул он.

– Да, – ответил Люк, стаявший за его спиной.

– А всё благодаря тебе. Спасибо, Люк.

– Ничего особенного, – Люк сделал паузу и продолжил. – Мой отец говорил: «Если тебе помогли, то отплати за помощь, а если тебя спасли, то этот долг ты отдашь лишь своей жизнью».

– Когда-то я уже слышал это, – задумался Гин, – не могу вспомнить, правда, где.

– А что у тебя с волосами? – спросил демон-убийца.

– Мне, иногда, крышу сносит, – пытался отшутиться Гин, – тогда у меня начинают белеть волосы. Не знаю, почему так. Мои предки прямые потомки клана Кучиро, наверно от них передалось. Началось после того, как впервые попробовал человеческую кровь.

– Тоже зависимый? – поинтересовался Люк. – Странно, меня жажда не мучает.

И Люк рухнул на землю поблизости. Он расслабленно сел и тяжело вздохнул. Не успел Гин собраться с мыслями, как он услышал голос Сандры.

– Рю, что с тобой?!

Ну вот, только решил немного отдохнуть.

Гин встал и подбежал к товарищу. Парень держался руками за левый глаз и громко всхлипывал. Все его руки были в крови. Гин схватил руку Рю, убрал её и увидел: глаз товарища был полностью красным, его пересекал небольшой шрам. Видимо, охотники немного поиздевались над мальчиком.

– Проклятие, – прошипел Гин, смотря на рану. – У меня сейчас не получится залечить её своей кровью.

Только Гин подумал об этом, как рана начала медленно затягиваться, но Рю только больше скорчился от боли, пока вовсе не упал, потеряв сознание. Болевой шок, не иначе. Конечно, попробуй тут перетерпи, когда так сильно ранен глаз! Гин хотел помочь Рюджину, но стоило ему приподняться, как тут же рухнул рядом.

– Гин?! – испугано взвизгнула Сандра. Обезьяна, успокаивающе, положил ей на плечо руку.

– Ну вот, теперь у нас двое калек, – буркнул Иккиро. – Гин много сил потерял.

Обезьяна громко свистнул куда-то в сторону леса. Оттуда раздался грохот и через пару минут примчался Окохама. Кому прилёг рядом с Иккиро и начал вилять своим мощным хвостом.

– Хороший Окохама, – похвалил питомца Иккиро, а затем обратился к Люку и Сандре. – Ребят, посмотрите за Гином и Рю, а я вернусь в гостиницу и заберу наши вещи.

С этими словами Иккиро запрыгнул на Окохаму и верхом на нём скрылся за лабиринтом улиц. Сандра, увидев седые волосы Гина, опустилась на колени. Только она хотела прикоснуться к этому серебру, как внезапно седые волосы просто разлетелись в разные стороны, а на их месте выросли короткие рыжие космы.

– Что за чертовщина? – удивилась Сандра.

– Просто возобновилась регенерация Гина, – послышался голос, уже достаточно знакомый, ведь она совсем недавно его слышала.

Сандра подняла голову и увидела лицо Шимару. Дух смотрел на неё сверху вниз.

– Я тебя не напугал? – осведомился он, увидев удивлённый взгляд девочки.

– Нет, всё в порядке, – ответила она. – Но когда вы успели?

– Я всё это время был рядом. Только в другом обличии. Ещё со вчерашней ночи я летал рядом с вами в образе ворона.

Шимару разжал в руке пузырёк с какой-то тёмно-красной жидкостью, открыл её и наклонился к Гину. Он медленно развернул парня на спину и приложил пузырёк к его приоткрытым губам. Красная жидкость стала медленно выливаться в рот демону. Видимо Гин немного пришёл в себя. Он начал корчиться и сглатывать зелье. На теле рыжего начали краснеть татуировки.

– Этот настой на время запечатает силы Гина, чтобы он мог немного передохнуть, – пояснил Шимару. – Через сутки силы вернутся к нему.

– А почему его знаки покраснели? – удивилась Сандра.

– Татуировки Гина были голубыми из-за его особой силы. Но теперь она запечатана и они приобрели свой природный цвет.

Шимару сел рядом с девочкой и, успокаивающе, потрепал её по волосам. Дух казался добрым. Но Сандру это не успокоило; она переживала за Рюджина и Гина…

Не далеко от догорающих развалин особняка, притаившись в стенах старой часовни, скрывались двое. Всё это время они наблюдали за происходящим в особняке. Первым был мужчина средних лет, одетый в чёрные кожаные доспехи. Неприятное, тощее лицо, обрамляла сеть шрамов и лёгкая щетина. Он держал перед собой руку, а под ней простиралась небольшая карта особняка и прилегающего к нему участка. Вторым тайным наблюдателем был юноша. Его тело и голову покрывал белый плащ, обшитый красными узорами в виде черепов. На лице его была маска с вороньим клювом.

– Всех моих ребят убили, – досадливо цыкнул мужчина.

– Ничего страшного, – отмахнулся юноша.

– В смысле ничего страшного?! – негодовал мужчина. – Это мои воины! Мои Адские Псы! Если у меня больше нет воинов, значит, нет больше гильдии! Я очень надеюсь, господин Амон компенсирует мне потери!

Юноша посмотрел на мужчину. Убийственный взгляд алых глаз. По телу главаря охотников побежал холодный пот.

– Не переживай, Ларс, господин предусмотрел подобное, – спокойно ответил юноша. – Твоей гильдии больше нет.

– В смысле?! – переспросил мужчина. – Мы столько отдали господину! Я буду жаловаться!

– Ты тоже останешься здесь, вместе со своими Псами, – вздохнул мальчик-ворон.

Мужчина потерял дар речи. Он обомлел, побледнел на глазах и затрясся. Затем, выдавил нервный смешок.

– Господин Смерть, вы же шутите, да? Что же я такого сделал, чтобы меня убивали?

– Не обессудь, Ларс. Император изначально это и задумывал. И знаешь что? Будь благодарен судьбе, что ты дожил до этого момента. Если бы вон тот мальчишка пострадал ещё больше, я бы лично убил и тебя, и твою гильдию.

Ларс сорвался с места и помчался к лестнице, ведущей с часовни. Но не успел он сделать и двух шагов, как ноги подкосились. Просто перестали идти. По телу пробежалась волна холода. Сердце пропустило удар и… и больше не забилось. Тело мужчины, по инерции, пролетело пару метров, стукнулось об оконную перегородку и рухнуло вниз с часовни. Смерть, за всё это время, даже пальцем не пошевелил. Он просто продолжал пристально смотреть издалека за тем, что творится возле догоревших руин особняка.

Через некоторое время вернулись Иккиро и Окохама. Тогда он, Сандра и Люк перетащили, ещё спящих, Гина и Рю на спину Кому. Сандра заметила, что теперь, некогда совсем короткие, волосы Гина уже свисали ему не до плеч, как раньше, а до лопаток. Девочка чуть коснулась огненно-рыжих волос и тут же одёрнула руку, словно обожглась. Но нет. Сандра сама не знала, что её напугало. Просто не поняла, почему она так неожиданно передумала прикасаться к волосам демона. Так же неожиданно для неё, в тот же миг, Иккиро положил на её плечо руку. Девочка вздрогнула и обернулась.

– Напугал? – немного удивлённо спросил её Иккиро. – Прости, я не нарочно.

– Ничего, – тихо ответила девочка. В её голосе слышалась тревога.

– Что-то не так?

– Нет, всё нормально…

– За Гина беспокоишься? – Иккиро правильно понял тревогу Сандры, и девочка качнула головой. – Не беспокойся за него. Такое уже было. Он, как обычно, выкладывается по полной, а потом валяется днями без сознания. С ним всё будет хорошо. Он часто падает в обмороки, это переходный возраст такой.

– Правда? – переспросила девочка с надеждой.

– Да, – кивнул Иккиро и слегка потрепал девочку по голове.

Сандра немного успокоилась и взглянула опять на Гина. Она удивилась: волосы рыжего уже были ниже лопаток. Но девочка промолчала и только чуть коснулась спины демона. Под ладонью ощущались лёгкое размеренное дыхание и сердцебиение.

====== Бедствие ======

Снова непроглядная тьма. Нет, чтобы сон какой-нибудь приснился, а не просто пустота. Сознание витает в каком-то непонятном пространстве. Вроде и спит тело, но в то же время Гин сохранял сознание, понимая, что происходит и чувствовал то мучительно длинное течение времени.

Сквозь сон Гин слышал, как шепчутся его друзья, он хотел открыть глаза, подвигать руками, но тело не подчинялось. Даже дышать становилось всё труднее и труднее. Неприятное чувство. Похоже, он всё же перестарался и ещё слабое тело не выдерживает. То-то Белый Демон всё время предостерегал непутёвого юнца.

И, что?

Он сейчас умрёт?

Тело уже, медленно, но верно, пронизывал озноб. Так вот приходит конец? Неужели дождался? Осталось только мирно опуститься в приятное тёплое забвение и всё, конец мукам.

Но вот Гин почувствовал чью-то тёплую руку на своей спине. Она аккуратно скользнула от лопаток и до шеи, затем коснулась левой лопатки провела замысловатое движение к правой. Юноша с ужасом вспоминал этот жест. Он не помнил, откуда знает его, но краем своёго естества знал, что это что-то очень знакомое. И крайне неприятное.

Так и оказалось. Озноб отступил, но тело мгновенно пронзила страшная боль. Все мышцы и кости заболели одновременно, но сил закричать не было. Гин тяжело задышал, крик совсем не хотел вырываться из глотки, словно он стал немым. Кто же, прямо сейчас, мог сделать эту печать?

В мыслях появился образ Белого Демона, затем он подумал о девочке с тёмным пятном на левом глазу, а за ним почему-то Гин с ужасом вспомнил Хаорокуночи.

Парень нашёл в себе силы, открыл глаза и с большими усилиями приподнялся на локтях. Он понадеялся, что сейчас увидит того, кто творил на нём заклинание, но кроме Люка, Иккиро и Сандры никого рядом не было. Ну, ещё Рюджин, но он лежал абсолютно без сознания.

– Очнулся? – настороженно спросил Иккиро. Его глаза были какими-то обеспокоенными. В зрачках парня играл озорной голубой огонёк.

Гин чуть потупился, пытаясь согнать сонное наваждение, осмотрел присутствующих. Сандра следила за тем, куда брёл Окохама, Люк смотрел в проходящий мимо лес и лишь Иккиро продолжал с беспокойством смотреть на демона, одной рукой нашаривая что-то за пазухой кимоно.

– Да, сон странный был, – ответил Гин и натянуто улыбнулся.

Иккиро с облегчением выдохнул. Похоже, он подозревал, что друг будет не в себе.

– Что за сон? – поинтересовался Обезьяна.

– Не понял даже. Я слышал, о чём вы говорили, и вдруг почувствовал, как кто-то трогает мою спину. Вот я и проснулся.

– Мы тебя не трогали, – признался Иккиро.

Гин уселся удобнее на большой спине Окохамы. Тело ныло, давно его так не выматывало. Всё же он перестарался. Парень осмотрел себя, друзья сняли с него рубаху и, увидев свои штаны, он понял почему. Все ботинки, штаны и даже живот были покрыты засохшей плотной коркой крови. Алой крови, явно не его. Под пятном проглядывали угловатые симметричные метки, чем-то напоминающие молнии, как их изображали в детстве. Обычно они были голубыми, как и все метки на теле демона, но в этот раз они оказались красными. Это означало только одно: способности временно запечатаны.

А это значит, что в случае опасности, он не сможет ни сражаться, ни защитить друзей. Демон насторожился, такие перспективы ему не нравились. А вдруг из леса выйдут разбойники? Да ещё и эти касания на его спине… Что-то всё это да значило. Парень оглянулся, но вокруг вообще никого, кроме друзей, да и те занимались своими делами, даже Иккиро больше не обращал на него внимания, переключившись на исцеление Рюджина.

Гин только сейчас заметил, что Рю особо раненным не выглядел, разве что побледнел, а по щеке катились слегка красноватые слёзы.

Парень чуть успокоился, поняв, что рядом только друзья, но стоило ему об этом подумать, как его плеча коснулась чья-то рука. Он одернулся, развернулся, но никого не увидел.

– Что такое? – поинтересовался Иккиро, заметив обеспокоенного друга.

– Ничего, – отмахнулся Гин, – просто показалось.

Он тихо вздохнул. Всё же не стоит больше прибегать к проклятым способностям.

Окохама медленно брёл по небольшой дороге, так и норовя завернуть в лес, но Сандра следила за ним и направляла вперёд. Иногда, она что-то шептала волку. Ребята немного расслабились.Люк всё так же не издавал ни звука и продолжал смотреть в лес, иногда, недовольно помахивая хвостом. Гин поглядывал на Рюджина. Он краем глаза видел движения в лесу, его это настораживало, но он старался не думать об этом. Сейчас важнее вылечить друга, чем разбираться со зверьём в лесу. Тем более, что за этим сейчас наблюдает демон-убийца.

И только Гин об этом подумал, как на дорогу выпрыгнуло чудовище, в половину роста Окохамы. Им оказалось некое подобие тигра с шестью мощными лапами и массивным хвостом. Наверно, тоже разновидность Кому.Люк холодно перевёл на животное взгляд, но даже не сдвинулся с места. Чудовище припало на задние лапы, готовясь к прыжку. Окохама же остановился, недовольно фыркнув. Тигр смотрел на волка, кажется, немного удивившись его габаритам, но не отступил, и только он совершил прыжок, Окохама ударил нападавшего зверя метким взмахом лапы. Чудовище отлетело в сторону, поднялось на все шесть лап и затрусило обратно в лес.

Гин удивлённо посмотрел на своего питомца.

– Ребята, а вам не кажется, что наш Кому немного вырос? – обратился он ко всем.

– А ведь правда, – ответила Сандра. – Раньше мы втроём ели-ели помещались, а теперь спокойно сидим впятером.

Иккиро посмотрел на чудовище. Окохама на самом деле вырос почти на два метра. Как он не заметил раньше?

– Это странно для чудовища его вида, – задумался Иккиро.

– Почему это? – поинтересовался Гин.

– Чудовища Кому не растут больше двух или трёх метров. Вспомни, Гин, когда мы впервые его увидели, он был ростом не более двух метров, а когда он нас нашёл, был уже четыре. Сейчас он не меньше шести метров.

– Когда ты это сказал, то я тоже заметил. Но не может же он быть из чудовищ Хан, они ведь почти вымерли.

– Не скажи. Драконы и некоторые Кому ещё остались.

– Думаешь Окохама один из таких?

– Кто знает… Может он просто в щенячьем возрасте слишком много ел?

Окохама, словно в подтверждение, фыркнул и махнул своим огромным хвостом. А может и от недовольства, что эти двое придумали такую глупость, в оправдание его росту.

Уже далеко после полудня ребята настигли небольшую деревушку, которая, как ни странно, располагалась прямо в лесу. Небольшие деревянные дома стояли среди деревьев, некоторые располагались прямо на них, окружённые помостами и многочисленными висячими мостами. Деревня шла по обе стороны небольшой тропинки. Казалось, что это поселение не жилое, но иногда в окошках мелькали человеческие силуэты и лица. Гин слегка похлопал Окохаму по боку и тот остановился. Демон быстро спрыгнул с животного, но забыл, что крылья он не может расправить и просто мешком рухнул на землю, не успев даже сгруппироваться. Увидевшие это товарищи чуть не упали со смеха.

Гин поднялся на ноги и осмотрелся. Из пары домов вышли люди – взрослые мужчины с ножами. Гин поднял руки и чуть улыбнулся. Суровые лица жителей чуть разгладились, но оружие те не убрали, видимо ещё не решили, можно ли доверять людям, проезжающим мимо на гигантском волке.

– Кто вы такие?! – громко осведомился один из мужчин. У него было широкое телосложение, но не высокий рост, а густая русая борода придавала ему схожести с гномом.

– Мы просто путешественники, забрели сюда случайно, – честно признался Гин. – Мы хотели лишь спросить: можно ли в вашей деревне купить мяса, зерна и воды?

– Проваливайте отсюда! Ничего у нас нет! Все поля затоптали и животных распугали. Самим есть нечего!

– Кто же? – не понял Гин.

– Чудовища лесные! Огромные такие. Из-за них уже неделю голодаем. Еды почти не осталось! Город далеко, ездить трудно!

К этому времени с Окохамы спустился Иккиро. Обезьяна вышел чуть вперёд, состроив свою самую добродушную улыбку. Гин уже понял – хвостатый монах сейчас начнёт толкать речи, убеждать жителей в том, что они не представляют угрозу и даже готовы помочь. И не прогадал.

– Мы можем вам помочь, – вещал Иккиро. – Мы – охотники «Лунных Цепей» и готовы взяться за это дело, если вы нам заплатите или хотя бы дадите ночлег. Мы не представляем для вас угрозы.

– Знаю я вас! – прокричал другой мужчина. – Приходили к нам уже охотники! Еду сожрали и сбежали! Вы нас не обманите!

– Мы не собираемся вас обманывать. Раз так, то мы можем, с начала, убить чудовище, а по возвращению вы дадите нам ночлег.

Мужчины переглянулись, собрались кучкой и начали что-то бурно обсуждать. Гин посмотрел по сторонам. Из домов начали выбираться и остальные жители, в частности, дети. А деревушка то была не плохо населена. Здесь были и дети, и молодёжь. Конечно, стариков всё равно было больше. Но больше всех выделялся один житель: маленькая девочка в ярком многоцветном пышном платье. Она слишком сильно выделялась среди грязно одетых односельчан. Более того её холодный взгляд, направленный прямо на Гина, наводил на демона лёгкое, необъяснимое беспокойство.

– Решено!

Неожиданное восклицание одного из мужчин заставило Гина отвлечься, а когда демон посмотрел вновь в ту же сторону, девушка уже пропала. Тогда демон переключился на то, о чём говорил тот самый мужчина, похожий на гнома.

– Мы позволим вам разобраться с чудовищами, а в оплату за работу мы дадим вам жильё, еду и запасы.

– Вот и отлично, – Иккиро улыбнулся и поклонился. – Скажете нам, где эти Чудовища?

– Они живут в старой пещере. Просто идите по той тропе, – старик указал на поросшую травой дорогу, – и выйдете прямо на них. Пещера в лесу только одна, в старой скале. Мимо не пройдёте.

– Хорошо, мы не подведём вас, – теперь уже поклонился Гин. – Но можно вас ещё попросить об одной услуге?

– И какой же? – видно этот бородатый был у них главным.

– У нас раненый. Можно его оставить у вас в деревне?

– Ладно, оставьте и ребёнка тогда тоже, – мужчина указал на Сандру. – По ней видно, что она устала с дороги. Детям вредно так напрягаться.

– Мне вообще-то четырнадцать! – воскликнула Сандра, обиженная тем, что её назвали ребёнком. Но она была не прочь отдохнуть. К тому же её протез требовал ремонта, об этом свидетельствовал натужный скрип.

– Тогда и Окохама останется, – сказал Гин. – Наверняка он уже устал нас тащить на своей спине. Не бойтесь, он добрый и дружелюбный. Вреда не причинит, если с ним в «палочку» не играть.

Парень улыбнулся и погладил Кому по мохнатой морде. Волк послушно лёг на землю. Ребята спустили с Окохамы Рюджина и оставили их с Сандрой в деревне.

Тропинка вела отчаянную троицу через густой лес. Оказалось, что деревня расположилась на целый километр вглубь леса. Выйдя за пределы деревни, Гину, Иккиро и Люку понадобилось много сил, чтобы не потерять из виду заросшую травой тропу. Видимо, после того, как в лесу появились чудовища, сельчане перестали туда ходить. Однако не было видно даже животных троп, словно зверей здесь совсем не водилось. Пройдя пару километров, Гин начал замечать на дороге странные белые камушки, а пройдя ещё дальше, он заметил, что это были вовсе не камни.

На дороге лежали кости.

Демон остановился. Иккиро и Люк тоже притормозили вслед за предводителем, а затем посмотрели туда же, куда и он.

– Что такое? – поинтересовался молчавший до этого Люк.

– А вы не заметили? – удивился рыжий демон.

– Что мы должны были заметить?

– Кости повсюду.

Иккиро и Люк переглянулись.

– Гин, какие ещё кости? – удивился Иккиро.

– Ну, сами посмотрите! Вокруг дороги одни…

Но Гин не успел договорить. Он оглянулся, а «костей» и след простыл. Это были обычные камни и даже не белые. Они были красными и прозрачными, словно алый янтарь.

Стоп.

Янтарь? Красный янтарь?

– Камни Секи, – выдохнул Гин, поняв, что лежит у его ног.

– Сначала кости, а теперь какие-то камни? – начал раздражаться Люк.

– Если бы ты не сказал, я бы и не заметил, – ответил Иккиро, оглядываясь.

– Что ещё за камни? – опять встрял Люк. То, что все говорили, о чём он не понимал, начинало его раздражать.

– Камни Секи, – ответил Гин. – Опасные проклятые камни, вызывающие у демонов галлюцинации, а у людей серьёзные болезни.

– И ты говоришь это об этом несчастном янтаре?!

Люк резко отошёл в сторону, поднял с земли один из камней и подставил его Гину почти под нос. Рыжий демон отпрянул от камня. На лице Люка появилась злобная улыбка, но через несколько секунд он понял, почему голубокрылый демон так испугался камня.

С начала он почувствовал тошноту и головокружение. Лица друзей поплыли перед его глазами, а затем… Он видел уже не своих друзей, а давно знакомые, и столь ненавистные ему лица, дворянина Ганса и его шайки.

Люк вздрогнул, выронив камень из рук, отпрыгнул в сторону, на ходу преображая руки в косы, приземлился на четвереньки и пронзительно завопил. Гин хотел сказать, что всё хорошо и показать это жестом, но услышав пронзительный вопль, схватился за голову и упал на землю. Иккиро успел вовремя закрыть уши и, как только Люк остановился кричать, чтобы перевести дыхание, Обезьяна закричал во всё горло:

– Прекрати Люк! Это просто галлюцинация!!!

И Люк остановился. Он перевёл дыхание и Иллюзия развеялась. Только теперь он понял, что всё, о чём сказал Гин – правда.

Рыжий с трудом поднялся на ноги. У него страшно болела голова. Головная боль – была главным врагом Гина. Если всё его тело почти моментально восстанавливалось, то голова могла болеть у него долго и мучительно.

– Ну, ты даёшь… – выдохнул рыжий демон, держась за голову.

– Прости, защитный рефлекс, – ошарашено выдохнул Люк.

Сейчас он не был похож на себя. Он был бледен и дрожал. Видно сильно испугался того, что увидел.

– Ничего. Правда, теперь голова будет болеть. Я надеюсь, ты понял, что то, была не шутка. Камни Секи – отверделый яд неизвестного происхождения, действующий даже на демонов сверхвысокого уровня. При виде его лучше сразу покинуть проклятую территорию.

Гин пошатнулся и побрёл дальше. Люк смиренно направился за ним. Иккиро посмотрел на демонов и его взгляд привлекли татуировки Гина, на всё ещё оголённом торсе; парень не рискнул надевать на людях одежду, полностью испачканную в крови. Сейчас татуировки на теле демона были красные, но иногда проступали лёгкие синеватые пятна. Они словно пульсировали с кровотоком.

Ребята не стали задерживаться и продолжили путь. Камни Секи начали попадаться чаще и чаще, словно прорастали из земли. Юному Кааре это не нравилось, он знал, что эти камни появляются только на проклятой земле. Зайдя чуть дальше, уже не было видно деревьев, только гнилые коряги, лежащие прямо на земле. Гин прислушивался к малейшему шороху, но в лесу было так тихо, что это начинало пугать. Ни пения птиц, ни хруста ветвей под ногами животных, ни рёва чудовищ. Ничего. Гробовая тишина.

Когда тропинка начала подниматься немного вверх, Гин заметил на земле довольно крупный след. Он остановился и присел на одно колено.

– Что-то нашёл? – поинтересовался Люк. Теперь он был более смирным.

– Следы, – коротко ответил Гин.

Иккиро и Люк опустились рядом. След довольно крупного существа с пятью длинными пальцами, прямо как у человека. Судя по глубоким ямкам перед каждым отпечатком пальца, у того были очень длинные и острые когти. Рядом был другой след, он немного различался, был глубже, больше похожий на отпечаток звериных лап; толстые короткие пальцы, так же увенчанные очень длинными когтями.

– Таких следов я раньше не видел, – неуверенно ответил Иккиро.

– А я видел, один раз, – ответил Гин. – И навсегда запомнил его. Это след божественного дракона. Белого Дракона.

– Хочешь сказать… – начал Иккиро, но Гин его уже понял.

– Да. След свежий. Или Белый Демон, или Хаорокуночи здесь.

Люк ничего не понимал, но перечить не стал. Белый демон… Где-то он уже слышал это имя.

И тут Люк вспомнил небольшой отрывок из своего детства. Отец, высокий светловолосый демон, помогал своей супруге, красивой демонице, снимать после прогулки накидку. Он всегда очень бережно обращался с матерью Люка, словно с фарфоровой куклой, даже снимать уличную одежду самой не позволял. И он вспомнил, что именно тогда говорил отец. Маленький мальчик тогда не придал значения этим словам, но от чего-то, запомнил их.

«– Белый Демон созывал нас на совет, – говорил когда-то отец. – Каара говорил, что вновь грядёт война. Люди начинают поклоняться Белому Дракону. Глупые люди…»

– Белый Демон, – задумчиво прошептал Люк, – Каара…

Он почувствовал на себе взгляды. Демон посмотрел на Иккиро и Гина. Те смотрели на него с таким видом, словно парень сейчас вдруг отрастил себе вторую голову.

– Каара… – повторил он смотря прямо в глаза Гину. И тут его осенило. Его ехидная ухмылка растянулась на лице.

– Нет! Это не то, что ты думаешь! – начал оправдываться Гин.

– Ты из демонов – последователей Белого Демона? – с усмешкой поинтересовался Люк.

У Гина как камень с плеч упал. Лучше так, чем объясняться, каким боком он связан с патлатым уродом и почему он носит его имя в качестве своей фамилии. Гин искренне обрадовался тому, что Люк оказался немного «тормоз».

Ребята пошли дальше. Следы тянулись цепью всего каких-то пару десятков метров, а затем исчезли. Более странным было, не исчезновение следов, а полное отсутствие следов от крыльев. Вокруг деревья сжимались очень плотно, и если бы дракон взлетел именно отсюда, то обязательно оставил бы следы на стволах сухих деревьев или на земле. Гин осмотрелся, но ничего не увидел. Зато через пару – тройку метров он нашёл человеческие следы. Следы маленьких туфелек. Очень странно видеть их в таком жутком месте. И вели они куда-то в сторону от тропинки. Гин пошёл по ним и его товарищи, удивлённо переглянувшись, пошли за ним следом. Следы вывели их на небольшую пещеру. В неё мог бы протиснуться взрослый человек, но никак не чудовище и тем более не дракон.

– Мы спрячемся и будем выжидать этих монстров, – приказал Гин.

– А не проще залезть и разом всех порубить? – встрял Люк.

– Нет, возможно, в пещере могут быть ловушки. К тому же в замкнутом помещении сражаться тяжелее, чем на открытой площади. И мы не знаем, какие именно там чудовища.

– А я и не подумал.

– Значит, садимся в те кусты, – Гин махнул в сторону кустов у входа, – и выжидаем. Жители сказали, что они вылезают ближе к вечеру.

– Хорошо, – кивнул Иккиро.

Люк только взглянул на товарищей, вздохнул и зашагал в сторону кустов. Как ни странно, они были единственными, покрытыми зеленью. Весь остальной лес будто бы иссох.

Долго ждать не пришлось. Спустя где-то час, в пещере послышалось шуршание и недовольный рык, как минимум, пяти существ. Ребята, уже успевшие немного задремать,встрепенулись и приготовились. Люк уже преобразил руки в косы и сгруппировался для прыжка. Гин вытащил несколько кинжалов и бросил их рядом с пещерой. Иккиро напрягся и по его волосам скользнули змейки молний.

Но дальнейшего поворота событий не ожидал никто. Из пещеры вышла та самая девочка в ярком платье. Гин сразу её вспомнил. Она рассеянно оглянулась и вздёрнула голову вверх. От её шеи начали появляться маленькие золотистые чешуйки. Чёрные волосы начали приобретать красноватый оттенок. Неожиданно вокруг неё появилось пламя и начало окутывать её с головой. Медлить больше было нельзя.

– Сейчас! – скомандовал рыжий демон и ребята вместе прыгнули на превращавшуюся девочку.

Огонь тут же погас и девочка охнула под грузом трёх взрослых парней. Гин немного привстал, так же держа девочку за руки. Она была покрыта золотой чешуйкой, От носогубных складок тянулись короткие ленточки драконьего уса. Девочка открыла глаза. Они были янтарного цвета. Гин не на шутку удивился.

– Может, уже слезешь? – недовольно буркнула девочка. – Надо же иметь хоть какое-то уважение к старшим.

– Кто ты такая? – спросил Гин, справившись с удивлением.

– Глупые вопросы у тебя. Ты же сам понимать должен, – с лёгким презрением вымолвила девица. – Или я ошибаюсь? Неужели запах твоей чёрной крови меня обманул?

Иккиро и Люк поражённо уставились на девочку.

– Неужели ты из клана божественных драконов? – выдохнул Гин.

– Долго же до тебя доходило.

Парень даже потерял дар речи. Он наконец отпустил девушку, но на крайний случай был готов снова её схватить и прижать к земле. Не известно, что она задумала.

– А как ты связана с деревней и теми чудовищами? – продолжил допрос юный Каара.

– Я просто мимо проходила. Про чудовищ узнала в тот же миг что и вы. Почему-то жители приняли маленькую, на вид, девочку быстрее, чем пятерых путников на здоровом чудовище.

– А где сами чудовища? Мы слышали рычание.

– А вы зайдите и сами посмотрите.

Гин вскинул бровь. Он оглянулся в сторону пещеры и направился к небольшому проходу в скале. Иккиро и Люк продолжали наблюдать за ним. Гин зашёл внутрь и остолбенел. По потолку и стенам пещеры устроились сотни мелких чудовищ. Они выглядели, как летучие лисицы, только их маленькие тельца изредка покрывали небольшие роговые отростки, светящиеся в темноте красноватым.

– Эти «Чудовища» абсолютно безопасны. Их самих что-то напугало, и теперь они скрываются в этой пещере. – Констатировала девочка. – Летучие лисицы живут на деревьях, а не в пещерах.

– Значит, что-то живёт в самом лесу… – понял Гин.

– Да. И боюсь, это что-то, очень большое и злое. Видишь эти поваленные деревья? Раньше здесь всё цвело, а недавно один мощный удар уничтожил здесь лес и высосало энергию из земли.

– И теперь мы должны его уничтожить, – Гин вздохнул и посмотрел куда-то вглубь леса.

Умирающий лес уходил вдаль тёмной стеной. Где-то ещё висели рано пожелтевшие листья. Из глубин леса доносился шорох, наверно оставшиеся здесь свери всё же пытаются сбежать подальше. Демон хотел рассмотреть их внимательнее, но никого не увидел. И тут Гин почувствовал ужасающую вонь…


Сандру пригласили в небольшой домик на окраине деревни. Тута же принесли всё еще спящего Рюджина. Пока девочка перебирала свой протез, девушка, по имени Чирин, металась по комнате и носила всяческие лекарства для знахарки, женщины, что лечила Рю. Где-то за окном было слышно громкое сопение Окохамы.

– Он скоро придёт в себя, – вдруг сказала знахарка. – Он быстро восстанавливается, но, ему нужно немного отдохнуть.

– Хорошо, большое спасибо! – Сандра встала, держа в одной руке протез, и поклонилась старушке. Та лишь улыбнулась и покинула жилище.

Чирин – девушка, на пару лет старше Сандры, с рыжими волосами и зелёными глазами, – присела рядом с девочкой и начала с интересом рассматривать её руку. Она внимательно наблюдала за всеми махинациями гостьи.

– А тебе не больно? – спросила Чирин.

– Нет. Вот прикреплять механизмы к нервам – было больно! А просто чистить детали совсем ничего. Разве что сложно.

И Сандра, для примера, зажала механическую руку ногами, а настоящей начала разбирать её на небольшие детали.

– Может тебе помочь? – Чирин смотрела на неё как на восьмое чудо света.

– Разве что какую-нибудь щётку принести и руку подержать.

– Хорошо!

Девушка принесла небольшую щётку и тряпочку и взяла руку Сандры. Та давала ей указания, как повернуть деталь, чтобы ей было удобней. Чистила механизм она сама, аккуратно вычищая из суставов мусор и пыль. Затем собрала свою конечность и протёрла тряпочкой. Чирин за всё то время ни звука не издала, смотря на Сандру и её протез.

Сандра ухмыльнулась и сняла с плеч накидку, которую дала ей хозяйка, и Чирин увидела на месте, где должен был быть плечевой сустав, небольшую пластину покрытую множеством рисунков и выпуклостей.

– На этом и держится рука, – заявила Сандра, после чего просто приложила механизм руки, к рисунку и рука просто встала на место. Девочка демонстративно подвигала рукой. Чирин восторженно выдохнула.

– И не тяжело тебе? – удивилась она.

– Без руки и ноги было тяжелее.

– Извини за нескромный вопрос, но, что с ними произошло?

Сандра замолчала, обдумывая свой ответ.

– Я потеряла их в пожаре, – честно призналась она. – На меня упала стена и придавила ногу и руку. Пока я их вытаскивала, они обгорели вплоть до костей и пришлось их ампутировать. Вместе с этим я потеряла родителей.

– Прости… – смущённо прошептала Чирин.

– Ничего. Уже много лет прошло, так что я почти забыла. После этого у меня появился один очень хороший друг. Он вырастил меня и сделал эти протезы. Я благодарна ему за всё. Но он недавно пропал и теперь я ищу его. Гину он тоже зачем-то понадобился.

– Гину? – переспросила Чирин.

– Это рыжий парень с татуировками. Он у нас вроде предводителя. Он сильный и крутой!

И Сандра, вдруг, покраснела, поняв, что она только что ляпнула.

– О, дорогая, да ты влюбилась! – весело заметила проходившая мимо хозяйка дома.

– Нет! Всё не так! – сразу начала отрицать Сандра, а Чирин только засмеялась.

– Надеюсь, твои друзья справятся, – сказала хозяйка. – Все в деревне считают, что во всём виноваты летучие лисицы и небольшие чудовища, обитающие в этих лесах, но раньше они никогда нас не донимали. Только с недавних пор, когда в центре леса прогремел ужасный взрыв.

– Взрыв? – переспросила Сандра

– Да. Где-то месяц назад, посреди ночи, прогремел мощный взрыв. В том месте до сих пор нет ничего живого. После этого и начались нападения. Очень странно, ведь в лесу всегда было много пищи и дикие звери нас не трогали. А теперь что-то произошло и они решили сбежать из леса поближе к людям. Это всё очень странно.

Сандра задумалась. На самом деле, происходящее было слишком необычным. А взрыв… Если рассказать об этом Гину, то это наверняка помогло бы ему с этим заданием.

За окном раздался рык Окохамы. Сандра рванулась к двери, выбежала на улицу и подошла к волку. Зверь стоял и напряжённо смотрел куда-то вдаль.

– Что произошло, дружок? – Сандра попыталась похлопать его по боку, но неожиданно она услышала странный гул из леса. Окохама смотрел в ту же сторону и рычал.

Гул был странный. Напоминающий жужжание нескольких огромных жуков. Но в лесу никого не было. А ещё Сандра почувствовала вонь. Ужасный запах разлагающейся плоти. Девушка напряжённо смотрела в глубь леса и вдруг всё стихло. Окохама тоже перестал рычать и повернулся к девушке. Он словно пытался ей сказать «Что это было?».

– Не знаю, Окохама, но это странно, – ответила Сандра и ободряюще похлопала чудовище по мохнатому боку, правда, для этого ей пришлось встать на носки.

И в этот миг в доме кто-то закричал. Сандра перевалилась прямо через окно в комнату и замерла. Чирин с удивлением смотрела куда-то в сторону, как и хозяйка. Она перевела взгляд и увидела на соломенном матрасе, который специально постелили для больного, Рюджина. Он сидел на своём лежаке и тяжело дышал. Видно, кричал он. С лица Рю градом катили крупные капли пота. Сандра поспешила к нему.

– Что с тобой? – обеспокоенно спросила она. – Тебе плохо?

Рю не мог отдышаться. Он смотрел в одну точку. Чирин быстро принесла воды и подала стакан Рюджину. Тот принял его и начал судорожно пить. Отдышавшись, он, наконец, обратил внимание на присутствующих.

– Где я? – удивился он.

– Мы остались в небольшой деревне на привал, – ответила Сандра. – Гин, Иккиро и Люк пошли в лес.

– Понятно, – едва прошептал Рю и снова упал на постель.

– Тебе что-то снилось? Ты сильно кричал.

Рю нахмурился и посмотрел на Сандру. Его глаза были ясными и напуганными.

– Просто ужасный сон, – отмахнулся он. – Он мне часто снится, но в этот раз всё было хуже.

– Расскажешь? – Сандра понимала, что мальчику может не приятно об этом говорить, но Хоро учил её лечить кошмары, а для этого нужно знать суть их и источник.

– Мне снится, как я гуляю по кладбищу, – начал Рю. – Там мертвая тишина. Иногда вороны снятся, но они вообще никаких звуков не издают. Но потом меня кто-то зовёт. Я бегу на голос и вижу посреди погоста своего брата Захара. Он умер несколько лет назад. И после этого начинается какая-то жуть. Большую часть я не помню, только отдельные картинки: горящий особняк, трупы в подворотне, большая каменная башня… Но сейчас я чётко видел одно чудовище. Это был полуразлагающийся пёс, размером, даже больше нашего Окохамы. У него очень много глаз и две головы.

Сандра содрогнулась. Она знала одно такое чудовище из старых мифов. Но почему он приснился Рю?

Парень грустно посмотрел на Сандру. Та попыталась ободряюще ему улыбнуться, но вышло не очень. Рассказанное другом её потрясло.

И тут её осенила одна догадка.

– Рю, а можешь ещё что-нибудь рассказать из твоих снов?

Парень удивлённо взглянул на неё.

– Помню ещё комнату с трупами демонов и не так давно снилось озеро. Чистое, голубое, но я тонул в нём. Но не я один, рядом были Иккиро и ты.

Мысли Сандры подтвердились, но она решила пока не пугать парня, а понаблюдать.

Комментарий к Бедствие Извиняюсь за задержки (Если это хоть кто-то вообще ждёт), я сейчас учусь, редактировать главы не успеваю. За ошибки не бейте, у меня глаз намыленный.

====== Явление монстра ======

Гин почуял ужасный запах, идущий откуда-то из леса. Затем его почувствовали и остальные. Демон огляделся по сторонам, пытаясь найти источник запаха и неожиданно, он услышал нарастающий гул. Словно рой жуков кружил где-то поблизости, но звук был неестественно приглушенным, как будто доносился из-за какой-то невидимой стены. Испуганные летучие лисицы взметнулись из пещеры и полетели прочь. Это ещё больше насторожило демона. Но не только зверьки почуяли опасность. Люк припал к земле и создал в руках косы. Гин вновь поразился невероятным инстинктам парня. Неожиданно шум прекратился, его заменил какой-то грохот. Размеренные глухие удары всё приближались. Гин с ужасом понял, что это шаги. Шаги гигантских лап!

Последовал треск деревьев и, в сумраке леса, Гин начал различать движение. Но тут и его инстинкты забили тревогу. Не выдержав, он развернулся к ребятам и выкрикнул:

– Бежим!

Никого упрашивать не пришлось. Все, даже девушка-дракон, побежали через лес, что были мочи. Люк бежал, немного согнувшись и иногда, когда спотыкался на корнях мёртвых деревьев и ухабах, припускал на четвереньках. А вот в Иккиро, очевидно, давно проснулся животный инстинкт – он со всех сил мчался на всех четырёх конечностях, только хвост метался из стороны в сторону. Ну да, не зря же все его Обезьяной кличут…

Но насмехаться над кличкой товарища, попросту, не было времени. Гин слышал приближающийся топот. Чудовище быстро нагоняло их и дистанция стремительно сокращалась. Но тут ещё беда; лес начал оканчиваться и впереди показался обрыв.

– Не сбавляйте скорости! – крикнула бегущая впереди всех девушка и начала трансформироваться в дракона прямо на бегу. Гин понял замысел девушки. Вот обрыв приближался и они прыгнули. Девушка, превратившись в дракона целиком, подхватила ребят прямо на лету, но, неожиданно, Люка отшвырнуло от дракона. Никто не успел ничего разглядеть, но Гин и Иккиро уже догадывались. Демон-убийца попытался схватиться за лапу дракона, но не смог, и камнем полетел вниз.

Гин не сразу понял, что он делает. Он прыгнул прямо за товарищем и только в этот момент вспомнил, что его способности сейчас заблокированы. Придурок! Нужно было раньше думать!!! Гин проклинал себя за это. Уши закладывало, сердце колотилось как бешенное. Желание помочь другу сыграло с ним плохую шутку. Но тут в груди что-то с силой стукнуло и, словно бы, потекло по телу.

Не успел он ничего понять, как почувствовал за спиной привычное тепло, лёгкую боль в лопатках, а затем ощущение двух недостающих конечностей. Он расправил крылья, сложил их и пикировал. Он уже начал нагонять Люка и у самой земли поймал его. Он низко пропарил над землёй и снова взлетел, держа товарища под руки. Он подлетел к застывшему в небе дракону и посмотрел на утёс. Прямо на его кромке, переступая с ноги на ногу, стояло омерзительное чудовище. Это был огромный двуглавый пёс. Всё его тело было только из мышц, лишь изредка виднелись пятна шерсти. Так же местами было видно кости; они не просто проглядывали через мышцы, нет! Местами эти самые мышцы изгнили на столько, что через них вылезал скелет. Но самым ужасающим было количество глаз, по десятку на каждой голове.

Гин смотрел на это чудовище с нескрываемым ужасом, не только из-за его внешности. Он знал о нём из старых легенд и знал, насколько этот монстр силён.

В мире было около двадцати монстров. Не все из них давали о себе знать, одни таились в пещерах и лесах, другие же рушили и убивали. Проблема в их существовании заключалось в том, что их было невозможно убить. А если и находился везунчик, то рано или поздно убитая тварь воскресала и продолжала буйствовать. И этот монстр был не из слабых. Двуглавый Кифер

– Предлагаю вернуться в деревню и разработать план, – прозвучал приглушённый голос дракона. – Сейчас мы с ним не справимся.

– Согласен, – кивнул Гин и начал спускаться.

На земле он осмотрелся и, поняв, что чудовище их не преследует, они все вместе отправились в деревню. Сил у них уже было мало, и они оказались не готовы к битве с этим монстром. Люк шёл, и немного дёргался при каждом шорохе, Гин разглядывал свои, постепенно синеющие, татуировки, Девушка-дракон была невозмутимой.

Иккиро же потряхивало. Люк смотрел на него и не мог понять, в чём дело. Неужели он так сильно испугался?

– Его тело вырабатывает электричество, – словно прочитав мысли Люка, пояснил Гин. – Скорее всего, из-за этого тебя скинуло с дракона.

Иккиро виновато улыбнулся.

– Извини, я это не контролирую, – прошептал он.

– Да ничего… Главное, что обошлось, – пролепетал Люк. Он на самом деле не злился. Он не раз падал с такой высоты и знал, что всегда может зацепиться за ветки деревьев.

– Ты совсем не умеешь летать? – спросил Гин. – Это редкость, для демонов, особенно твоего-то уровня.

– Мне оборвали крылья сразу, как я попал в рабство, – пояснил Люк.

– Жаль мне тебя. И регенерация не помогла? Она, вроде, у тебя очень быстрая.

– Не помогла. Мне чем-то смазали рану и крылья больше не выросли.

– На твоём месте, я бы тоже убил тех тварей, – вдруг отозвался Иккиро. – Я хоть и монах, но терпеть не могу таких людей. Демоны – тоже живые.

– К сожалению, люди этого не понимают, – подала голос девушка-дракон. – Люди появились на земле позже нас, ангелов, демонов, духов, богов и драконов. Но они ведут себя, как хозяева этого мира, хотя они здесь лишь гости. Никто не знает, как они вообще появились. Может просто кто-то из наших видов потерял магию, может их выкинуло из другого измерения… Кто знает? Факт в том, что они не имеют право распоряжаться жизнями таких, как мы. Только они этого не понимают. И теперь разгорается бунт, против людей.

– Правда? – удивился Гин. – Не слышал о таком.

– Это, честно говоря, только в одной стране. Но может дойти и до этих земель…

Повисла неловкая пауза. Гин ещё раз осмотрелся, но использовать ясновиденье у него не вышло. Видимо, силы не до конца вернулись. Тогда он осмотрел девушку. В облике дракона у неё было длинное тело, но с ярко выраженными грудной клеткой и тазом, лапы были мощные и оканчивались длинными изогнутыми когтями. Точно как Божественный Дракон. Только у неё была золотистая чешуя, а на теле не имелось татуировок.

– Кстати! – вдруг вспомнил Гин, – мы так и не познакомились.

– Это верно, – протянула девушка, – меня зовут Даниэлла

И ребята по очереди представились ей в ответ. Люк долго молчал, но Иккиро уговорил его представиться самостоятельно, ведь молчать было крайне не вежливо.

Вскоре они уже подошли к деревне. Жители начали медленно выходить из своих домов. Бородатый мужчина вышел вперёд и хмуро посмотрел на вернувшихся охотников.

– Ну и как? – осведомился он. Его голос был очень грозным.

– Ничего не вышло, – сознался Гин. – Мы ожидали увидеть несколько мелких чудовищ, а наткнулись на монстра.

– И что это за монстр? – подозрительно прищурившись, спросил мужчина.

– Двуглавый Кифер, Дэги, – ответила Даниэлла. Все собравшиеся жители одновременно охнули.

– Дэги? – удивился старейшина, – но его уничтожили пятьсот лет назад! Как такое возможно?!

– Но это так! – Возразил Гин. – Десятиметровый двуглавый пёс вышел из леса и погнался за нами. Мы небыли готовы к бою с ним.

– Ладно, что уж говорить. Идите отдохните, – смилостивился старейшина. – Завтра днём поговорим об этом. А пока мне нужно посоветоваться с жителями. Маган, Чирин, у вас ещё есть места для гостей?

– Найдётся, – с улыбкой ответила рыжая женщина. Хозяйка того дома, где оставили Сандру и Рю. – Идите за мной, ребят.

Компания всем составом пошли за ней. Даниэлла же попрощалась и направилась к другому дому. Рыжая грузная женщина в льняном платье и такая же рыжая девочка, ровесница Иккиро, довели ребят до крайнего к лесу домика. Дом оказался довольно большой, двухэтажный, Примечательным было то, что из середины этого дома прорастало дерево, а над самой крышей возвышалась небольшая площадка, а на ней ещё один дом, связанный небольшим мостом с соседним деревом. Гин впервые видел такую деревню но, похоже, сельчанам так было привычно строить дома.

В доме женщины, по имени Маган, их уже ждала Сандра. Увидев друзей, она очень обрадовалась. А Гин и Иккиро искренне удивились. Девочка сидела за небольшим столиком, опоясывающим вокруг шершавый ствол дуба, растущий прямо дома. А рядом с Сандрой сидел Рюджин.

– Ты уже проснулся? – Гин подошёл к парню и хлопнул его по спине. – Ты меня не на шутку напугал.

– Правда? – удивился Рю. – А что вообще произошло?

– Ты упал в обморок, сразу после того, как мы выбрались из-под завалов особняка. – Пояснил демон и сел рядом.

– Правда? – глаза парня были испуганно округленны.

– А что ты вообще помнишь? – поинтересовался Иккиро.

– Только как Химе меня укусила, а остальное как в тумане… – Рю посмотрел на друзей и вдруг резко схватился за глаз, словно проверяя, на месте ли он.

– Что такое? – забеспокоилась Сандра.

– Я же помню, что те ублюдки ранили мне глаз, – ошарашено, прошептал мальчик.

Ребята переглянулись и на миг, все взгляды остановились на Гине. Демон пожал плечами и почесал подбородок.

– Моя кровь не может так исцелять, – ответил он и тогда все снова посмотрели на Рю.

Парень сам недоумевал, что произошло. Он действительно помнил только это, а друзья смотрели на него как на диковинную зверушку.

Хозяйка подала им ужин. Никто его не просил, и даже отказывались, но Меган была непреклонна. Со словами, что «на голодный желудок не спится», она поставила ребятам по тарелке с кашей и сама села с дочерью рядом с ними. Ребята ели в тишине. Когда с лакомством было покончено, они, в благодарность, все вместе убрали со стола и вымыли посуду в бочонке у дома. Самая холодная работа перепала Люку, – ополоснуть всю посуду в остывшей за вечер воде, из-за чего он потом долго бурчал, насколько сильно отмёрзли его руки. Затем ребята все легли спать в большой гостевой комнате, для этого хозяйка расстелила для них солому и накрыла её большой тряпкой.

Гин никак не мог уснуть. Он смотрел в потолок и думал о том жутком монстре. Монстры часто нападали на поселения и убивали людей. Странно, что он до сих пор не добрался до деревни, а так и бродит в лесу. И он так и не понял, что это был за шум перед тем, как появился монстр. Очень странный шум. Словно… если бы Иккиро долго удерживал молнию.

– Гин, – вдруг донеслось шёпотом, – ты не спишь?

Гин приподнялся и увидел, как Сандра смотрела на него каким-то встревоженным взглядом.

– Что такое? – удивился Гин.

– Хотела кое о чём поговорить, но совсем забыла.

– Да? Что-то произошло?

– Произошло. И это напрямую касается Рюджина. Сегодня, когда он проснулся, он мне рассказал кое-что.

Гин осмотрелся. Все спали, кроме него и Сандры. Парень поднялся и махнул девочке рукой.

– Пойдём, выйдем на улицу, – предложил он ей и Сандра тоже встала.

Они тихо вышли, чтобы никого не разбудить. Воздух ещё был тёплый, приятный, ночной холодный ветер едва касался кожи. Над лесом сияла «стареющая» луна, её тусклый свет немного освещал небольшой дворик.

Гин прислонился к стене дома и взглянул на луну. Его волосы снова казались серебряными в её свете. Какой странный эффект. Сандра невольно засмотрелась на него.

– Ну, так что там с Рю? – напомнил он.

– Когда он проснулся, он рассказал, что видит сны. Очень странные сны. Большинство из них напоминают по описанию неприятности, в которых мы уже успели побывать. Я бы спихнула это на то, что он очень впечатлительный и от того ему это снится. Но сегодня произошло нечто странное. Он рассказал, что ему снился двухголовый монстр пёс.

Гин похолодел.

– Но он не выходил к деревне! – прошептал он и потёр подбородок.

– Вот именно. Может в нём проснулись способности к предсказанию?

– Маловероятно, но всё же возможно. По-другому это никак не объяснить. Ладно, надо проследить за ним. Может, твоя догадка верна.

И в этот момент из дома донёсся приглушённый крик. Гин, не медля, вбежал в дом. Люк и Иккиро ошарашено смотрели на Рюджина. Мальчик прикрывал рот подушкой и кричал. Гин подскочил к нему и начал трясти за плечи.

– Проснись! – крикнул он ему в ухо, но Рю так и продолжил кричать. Тогда Гин со всей силы ударил его ладонью по лицу. Рю тут же упал на пол и ударился головой. Только тогда он замолчал и открыл глаза.

– Что… Что это было? – удивлённо прошептал Рю.

– Это я тебя хочу спросить! – вспылил Гин.

– Мне приснился страшный сон, и я закричал. Пытался проснуться, но никак не выходило, хоть и помню, что прикрывался подушкой осознано.

В этот момент в комнату вбежали Чирин с хозяйкой.

– Что у вас произошло?! – хозяйка испуганно переводила взгляд на своих гостей.

– Ничего страшного. Простите за беспокойство, – извинился Гин. – Просто Рю снова приснился кошмар.

– И часто он у вас так кричит? – удивилась Чирин.

– Лишь во второй раз, – озадаченно ответила Сандра. – Мы сами недоумеваем.

– Что тебе снилось? – спросил Гин у Рю. Мальчик посмотрел ему в глаза.

– Поле. Большое поле. Вокруг бьют молнии. Двухголовый пёс выбирается из земли. Вокруг труппы…

Было видно, как Рюджин с трудом сдерживается, чтобы не расплакаться. Ну, что сказать, он же ещё маленький мальчик, ему это совсем не привычно. Гин сжалился над ним, приобнял и начал тихо хлопать по спине.

– Это сон. Просто сон. Успокойся. – Прошептал демон.

Сандра тоже присоединилась. Иккиро смотрел на них с какой-то хитринкой, а Люк с отвращением.

Когда Рю успокоился, все вновь легли спать. На этот раз Гин тоже уснул. Наутро они проснулись рано. Все были немного растеряны, после случившегося ночью. Гин постоянно крутил в голове то слова Сандры, то ночное видение Рю. Его это сильно беспокоило. А что если, у него действительно проснулся дар видения будущего? Гин пытался об этом не думать, но эта мысль не оставляла его.

Позавтракав в домике, ребята помогли хозяйке с домашними делами: Гин наколол дров для печи, Иккиро набрал воды, Люк и Сандра прибрались внутри дома. Рюджину вовсе запретили вставать, мол, повреждения ещё не затянулись. После обеда команда пошла к центру деревни, где договаривались встретиться со старейшиной. Рюджин и Сандра остались дома

Хоть деревня и была в лесу, но даже в ней была небольшая площадь, хоть её и не было видно с дороги. И, как оказалось, сама деревня довольно большая. Площадь была вымощена камнем. В её центре стояла статуя, в виде женщины с крыльями. Вокруг стояли единственные в деревне дома из камня, но и то между ними прорастали деревья с пышной кроной, словно закрывающей эти домики от солнца и дождя.

Старейшина ждал у статуи. Когда ребята подошли ближе, он улыбнулся. Эта улыбка выглядела несовместимо с морщинистым бородатым лицом мужчины.

– Доброе утро, господа, – поздоровался старейшина. – Простите, что вчера был так груб. Мне так полагается, перед своими людьми.

– Ничего страшного, – ответил Гин и улыбнулся в ответ.

– Извините за опоздание, – прозвучало откуда-то с боку, и ребята оглянулись. К ним шла Даниэлла, как обычно, в своём цветастом наряде.

– Ничего страшного, мы только начали, – ответил старейшина. Вид опять у него стал грозный, но глаза блестели добротой.

Гин скупо улыбнулся и продолжил.

– Мы хотели бы больше узнать о том чудовище Дэги. Известно ли, как его запечатали в прошлый раз?

– Я не просто так позвал вас сюда, ребята, – ответил старейшина. – Взгляните на эту статую. Эту женщину звали Акария. Пятьсот тридцать семь лет тому назад, она уничтожила этого монстра.

– Акария? – переспросил Гин. – Знакомое имя.

Гин невольно засмотрелся на статую и уловил в каменном лице знакомые черты.

– Это моя бабушка, – ответила Даниэлла. – Акария Кучиро. Третья дочь Белого Демона. Её убили, когда она защищала клан от истребления четыреста лет назад.

Старейшина удивлённо выпучил глаза, даже рот приоткрыл.

– Ваша бабушка? Не верится, ведь вы так юны…

– Господин Лурьен, не удивляйтесь, но я лет на двадцать вас старше. Я не демон, а Дракон. Мы живём дольше, чем демоны и люди. Мой дедушка был драконом, как и мои отец с матерью. Жалко, Бабушки я не застала, так, как она погибла очень рано.

Старейшина с трудом взял себя в руки. Он не знал, как реагировать на присутствие дракона в деревне, но, видимо, решил, раз это потомок спасительницы их деревни, то можно и закрыть глаза.

– Так вот, – продолжил он. – Акария тогда уничтожила этого пса. Мы не знаем, как именно, но тогда она сказала вот такие слова.

Мужчина, имя которому оказалось Лурьен, достал из сумки несколько пожелтевших от времени бумаг и зачитал содержимое.

– «Чудовище теперь навек погребено в центре леса, а из его пепла я создала печать, которую можно разрушить лишь пролив мою кровь».

– Кровь? – переспросил Люк. – Тогда как печать была сломана? Не уж то сама сломалась? Или… – демон мгновенно окутал свою руку странной твёрдой массой, создал небольшое лезвие, выходящее только из мизинца и безымянного пальца, и приставил его к горлу Даниэллы, – или кто-то её сломал.

Даниэлла застыла от страха, но всё равно предприняла попытку оправдаться.

– Это была не я. Во-первых, во мне нет крови моей бабушки. Та была демоном, а я чистокровный дракон. Во-вторых, я появилась здесь уже спустя почти месяц, после появления этого монстра, то есть всего за три дня до вас.

– Это правда, – подтвердил Старейшина.

– Люк, нельзя подозревать всех подряд, – успокоил его Иккиро и слегка отодвинул его руку. Демон-убийца поморщился, но убрал лезвие от горла девочки.

– Кровь… – задумался Гин в слух. – Она была дочерью Белого Демона. Значит, это провернул другой полубог рода Хакумори. Насколько я знаю, сейчас их четверо. Один из них точно мог воскресить чудовище.

– Возможно, – ответил старейшина. – Мне жаль, что мы впутали вас в это. Мы искренне верили, что это просто чудовища буйствуют в лесу. Ну, там, стая дьявольских волков пробегала или ещё кто. Вам незачем ввязываться в это опасное дело. Мы заплатим, и вы можете идти дальше. С Дэги вам точно не совладать.

– Простите, старейшина, но я не из тех, кто бросает задание на полпути, – ухмыльнулся Гин. – Может у меня тоже получится.

– Юноша, хвалю за вашу честность, но мне будет жаль, если вас убьют из-за наших проблем. Полагаю, всех прошлых охотников постигла именно эта учесть.

– Господин старейшина, – Иккиро ободряюще улыбнулся, – нам стоит представиться сейчас. Охотники «Лунных Цепей», Король Мечей и Обезьяна, воины золотого первого ранга. И мы окончим данное нам задание. Требования всё те же – ночлег и еда. Большего мы от вас не возьмём, у нас есть чувство долга.

Старейшина спорить не стал. Он только улыбнулся и поклонился ребятам.

Спустя час, Иккиро, Гин, Люк и Даниэлла уже шли через лес. Девушка-дракон и убийца всё время зло косились друг на друга. Медленно шагая по той же тропинке, Гин начал замечать некоторые странности. Например, те деревья, что вчера были ещё живы, сегодня были мертвы, словно из них выпили энергию. Так же поляна с красными камнями Секи стала шире. Гин хорошо запомнил местность, поэтому заметить это всё ему не составило особого труда. А ещё он приметил на дороге несколько настоящих скелетов. Не иллюзии, созданные камнями, а самые настоящие. Они дошли до пещеры, где вчера встретились с Даниэллой, а затем свернули туда, откуда вчера пришёл монстр. Гин всё время принюхивался, но так и не почуял тот отвратный запах разлагающегося тела.

Ребята уже думали, что они ошиблись, но пройдя дальше, поняли – они идут туда. Там где они оказались – было ужасно. Если ближе к краю деревни лес выглядел просто как высохший, то здесь больше похоже на пережитки лесного пожара. Деревья чёрные и обугленные, земля пустынная и полностью иссохшая, а небо именно здесь было затянуто тучами, при том, что над деревней сияет солнце.

Гин всё так же принюхивался и в один момент, просто чуть не упал. Ему в нос ударил тот самый ужасный запах, да с такой силой, что демон чуть не потерял сознание. Он поспешно приподнял плащ и прикрыл им себе нос; всё же запах старой потной тряпки лучше, чем разлагающегося тела.

Иккиро зачем-то прикоснулся к одному из деревьев. Все, увидев это, ожидали, что он дотронется до обгорелой коры, но чуть он коснулся дерева, как оно осыпалось пеплом. Вот от такого всем действительно стало дурно, но отступать некуда. Присмотревшись вдаль, Обезьяна заметил поле. Когда команда тихо подкралась к нему, то не увидели никакого чудовища – лишь расколотый алтарь. Большая, покрытая мхом, алтарная плита была испещрена глубокими бороздами, явно от когтей. Вокруг неё стояло пять высоких , ровно и аккуратно высеченных, монолитов, чудом, до сих пор даже не покрывшиеся трещинами.

– Видимо, это и есть захоронение монстра, – предположил Гин и подошёл ближе. Что-то его тянуло туда.

Как не странно, запаха мёртвой плоти больше не было. Зато был довольно знакомый сладковатый запах. Так пахла кровь. Точнее, именно так чувствовали её все демоны, которые испытывали к ней жажду.

И тут произошло нечто странное. Тело Иккиро неожиданно заискрилось, его волосы встали дыбом, а одежда облепила его, как мумию. Обезьяна пытался отойти подальше, но стоило ему двинуться, как он упал на землю. Его целиком трясло. Гин знал, что сейчас нельзя подходить к нему, но об этом не знали Люк с Даниэллой. О Люке можно было не беспокоиться – он из принципа не помог бы Иккиро, но вот Даниэлла побежала к нему на помощь.

– Не подходи! – пронзительно выкрикнул Иккиро, борясь с болью, но было уже поздно. Электрический разряд метнулся в сторону Даниэллы. Лишь неимоверная драконья живучесть не дала ей поджариться заживо, так ещё и остаться в сознании.

– Земля!!! – выкрикнул Гин, но его явно не поняли. – Закидайте его землёй! Она плохо проводит электричество!

Люк понял сразу, что делать, создал косы и начал ими рыхлить высохшую землю и откидывать по направлению к Иккиро. Гин же всматривался то в алтарь, то в небо. Он знал, что сейчас произойдёт – Иккиро всегда наэлектризовывался перед грозой, но до такой степени – впервые, а это значит, что центр грозы прямо над ними, и догадывался, что произойдёт в следующее мгновение.

Это и произошло. Небо вспорола вспышка молнии, та ударила в один из монолитов. Молния побрела по кругу, меж пятью столбами, но не по порядку, а через один, не прерывая искрящейся линии. И тогда Гин понял, что это было за жужжание. Переплетающиеся молнии издавали точно такой же звук. Когда молния прошлась по всем столбам, рисуя в небе пентаграмму, и коснулась того, где началась, все эти линии сжались в центре странного круга и ударили в алтарь.

Дальнейшее Гин никак не мог выбросить из головы. Это было настолько отвратительно, что это навсегда отпечаталось в его память.

Из земли начали подниматься чёрные комья, не то грязи, не то перегноя. Они слепливались все в один ком, постепенно образуя скелет, приобретавший белизну кости, затем прямо по нему начали расти мышцы, словно лозы оплетали дерево. Ужасная вонь вновь ударила в нос. Уже через минуту посреди алтаря стоял монстр пёс. От вчерашнего вида его отличало только более большие плеши шерсти. У рыжего демона по спине побежал мороз. Он обернулся и увидел, что Люк побледнел до такой степени, что стал похожим на мертвеца.

Страшнее всего было то, что Дэги слишком быстро воссоздавал себя из грязи. Демон, может, и успел бы сбежать, но он ведь не мог бросить опешивших от страха Даниэллу и Люка, а Иккиро он не мог просто коснуться. К тому моменту, как двухголовая псина поняла, что рядом с ней есть люди, Гин перешёл ту точку отчая, которая не давала ему бежать, и коснулся той, что помогала соображать во много раз быстрее. Он молниеносным движением выпустил цепи и обездвижил ими монстра. Надолго это его не задержит, но время он выиграл. К этому моменту Иккиро перестал биться от разрядов на земле и более менее пришёл в себя, если не считать стоящих дыбом волос, что значило, что всё его тело до сих пор под напряжением, что Демону было и нужно.

– Иккиро! Сможешь ударить его молнией? – Гин знал, что напарник не всегда может контролировать электричество, но попробовать стоило.

– Попробую, – ответил Обезьяна и вскинул руки. С начала между пальцев зазмеились маленькие молнии, а затем с ладоней сорвалась большая электрическая вспышка и ударила прямо в пса. Он взорвался и осыпался пеплом.

Казалось, на этом и закончили, но Гин чувствовал, что что-то не так.

– Он восстановится, – сказала Даниэлла и показала на медленно шевелящиеся клочки пепла вперемешку с землёй.

– Зато теперь у нас есть время на составление плана, – ответил Гин. – Мы знаем, что этого монстрюгу можно сжечь и запечатать, но не знаем, как именно.

– Я знаю приблизительную печать, но сделать её не смогу. Для этого нужна магия демонической крови, а у меня, увы, её нет.

– Расскажи что за печать. Я попробую, – Гин воровато осмотрелся. К счастью Люк был занят тем, что бегал и не давал пеплу собираться в кучки. – Ты, наверно, и так уже всё поняла.

– Ага, поняла, родственничек, – усмехнулась Даниэлла. – Метка тебя выдала, когда ты прыгнул за тем полоумным демоном.

– Если слова про кровь правда, то я могу запечатать этого монстра своей силой. Но вам придётся бежать, – Гин опять покосился на Люка.

– Он не знает, – утвердительно кивнула девушка-дракон. – Ты хочешь скрыть это от своих друзей.

– Иккиро знает, но я не могу рисковать и оставлять его здесь. Так что говори печать и бегите.

Даниэлла кивнула и начала что-то объяснять Гину, при этом вырисовывая какие-то линии на сухой земле. К несчастью, Люк уже начал выдыхаться, а комья стали расти быстрее. Иккиро мог лишь тихо сидеть на земле, чтобы никого не ударить электрическим разрядом, ведь если он опять зашевелится до того, как напряжение спадёт, он может наэлектризоваться снова.

Когда Даниэлла всё объяснила Гину, рыжий подошёл к Обезьяне и опустился перед ним на колени, чтобы не заставлять его делать лишние движения.

– Ты долго ещё будешь разряжаться? – он посмотрел на руки, по которым в землю сползали маленькие электрические змейки.

– Минут пять, – ответил Иккиро и невесело улыбнулся. – Извини что от меня опять одни проблемы.

– Ты не виноват. Отдыхай пока, а я задержу монстра. По моему сигналу – бегите.

– Чтобы я тебя бросил? Ты шутишь?!

– Нет, я не шучу. Люк не должен видеть. Или ты хочешь, чтобы я опять вас всех усыпил?

– Ладно, убедил, – Иккиро кинул на него одновременно злобный, но доверчивый взгляд. Он всегда умел совмещать не совместимые эмоции, что каждый раз удивляло Гина.

Гин поднялся на ноги и достал шесть своих ножей. Он прошёлся вокруг алтаря, втыкая ножи на равном расстоянии друг от друга. К тому моменту, как он закончил, монстр начал стремительно восстанавливаться, не смотря на усилия Люка.

– «Четыре минуты» – подумал про себя Гин и выпустил цепи. Они сначала окутали монолиты, а затем устремились в разрастающуюся плоть монстра и впились в неё.

– Неужели ты думаешь, что это поможет? – вдруг, услышал парень голос, не знакомый. Голос доносился прямо из тела монстра.

По спине Гина побежал холодок. Судя по лицам товарищей за его спиной, они ничего не слышали.

–Ты веришь, что своей жалкой силой ты запечатаешь Дэги? – вторил голос, противный, хриплый и низкий. – Ну, попробуй. Повесели меня.

И в этот миг Чудовище, в полной своей красе, издало оглушительный рык и, не смотря на разрывающие плоть цепи, надвинулось на ребят.

Гин сделал первое, что только пришло ему в голову – он создал большой двуручный меч, прыгнул под монстра и вогнал клинок тому в грудь. Гин надеялся хоть замедлить его, но одна из голов просто наклонилась к нему и попыталась схватить своей челюстью. Гин едва успел отпрыгнуть, но тут огромные собачьи зубы схватили его за ногу. Чудовище помотало демоном в разные стороны, словно тряпку, пока тот не призвал меч в свои руки и не воткнул его собачьей голове в один из ближайших глаз. Тогда к нему подтянулась вторая голова, но демон успел рубануть мечом по ней. От неожиданности, державшая его челюсть, разжалась, и Гин плашмя упал на землю. Теперь он свободен, но кость левой ноги безнадёжно раздроблена. Он попытался встать, но всё безуспешно. Он лишь краем глаза заметил, как Люк отчаянно кинулся на Дэги. Было рано, но Гин выкрикнул во всё горло:

– Всем бежать!!! – его голос перекрыл даже рычание чудовища. Демон-убийца остановился, вопросительно смотря на Гина, как на безмозглого, но увидев его взбешённый взгляд, передумал с ним спорить, подхватил Иккиро и побежал.

Чудовище хотело побежать за ними, но Гин вновь призвал меч. Он удобно скользнул рукоятью в руку и демон со всей силы рубанул чудище по лапе и то рухнуло. Раненая конечность быстро срослась, но зато чудовище обратило внимание на рыжего.

Медлить было нельзя.

Гин закрыл глаза.

– Всего один раз, – подумал он про себя и напрягся.

Его тело окутала чёрная дымка ауры. Крылья вырвались из спины и воспламенились. Когда Гин открыл глаза, они были целиком чёрные. Рыжие волосы приобрели настолько белый оттенок, что казались чище снега зимой.

Демон поднялся на ноги. Раздробленная кость уже срослась и больше не мешала ему ходить. Чудовище, словно почувствовав равного противника, взвыло и кинулось на него, но не успело оно подбежать, Как Гин лишь одним движением руки призвал вокруг себя чёрное, словно ночь, пламя. Оно окутало Дэги с ужасной скоростью, но пёс не собирался сдаваться. Он в бешенстве попытался схватить Гина зубами, но тот так же быстро выхватил меч и разрубил одну из голов пополам, а второй вогнал его в челюсть.

Если бы сейчас Гин мог рассуждать, он бы удивился, откуда в этом мёртвом создании столько крови. Но к несчастью для него, слово «рассуждать» отодвинулось настолько далеко, что его было уже не достать, а голову этого взбешённого демона заполняло лишь желание убивать, настолько чёткое и жгучее, что он взвыл подобно этой собаке. Лицо, казалось бы, доброго и весёлого демона, исказилось страшным хищным оскалом.

Иккиро и остальные успели убежать довольно далеко, когда Обезьяна вдруг услышал вой. Не звериный, а вполне человеческий. Он уже довольно давно бежал на своих двоих и тут остановился. Остальные остановились вместе с ним.

– Ты чего? – удивилась Даниэлла.

– Его нельзя оставлять так, – ответил Иккиро и развернулся обратно.

– Ты с ума сошёл? – усмехнулся Люк, – Они тебя там прикончат. Ты думаешь, я не видел, как сражается этот монстр? И это я сейчас не про пса. В тюрьме я видел всё.

– А ты, думаешь, я ни разу не видел? Скажу больше – пару раз он меня чуть не убил. И только я знаю, как его сейчас остановить.

– Тогда я пойду с тобой, – Люк уже было вышел вперёд, но Иккиро его остановил, взяв за плечо.

– Гин прогнал нас не потому, что он боялся, что мы попадём под удар. Он боялся, что ты увидишь его таким. Поэтому сидите с Даниэллой здесь а я пойду к Гину. Сейчас образумить его могу лишь я.

– У тебя ещё остался заряд? – поинтересовалась девушка.

– Конечно, – Иккиро выставил дрожащую руку и продемонстрировал несколько вспышек молнии, а затем со всех ног побежал обратно.

Он чувствовал, что дело плохо. Если Гин прогнал их, значит он собирался или использовать запретную для него силу, или вовсе…

От мысли о втором варианте у Иккиро сильнее забилось сердце. Его друг уже не раз пытался наложить на себя руки или же вовсе ввязывался в битвы, в которых изначально планировал погибнуть. И каждый раз он выживал.

«Опять я выжил», говорил он каждый раз, а Иккиро мог лишь наблюдать. Он понимал, почему Гин отказывался принимать жизнь. Понимал, что на его плечах слишком большая ноша из тягостного прошлого и далеко не солнечного будущего. На месте демона, Обезьяна поступил бы так же, но он был здесь и каждый раз терпеливо помогал другу разгребать эти неприятности.

Сейчас Иккиро понимал, что вой над лесом, означал скорее то, что Гин использовал силу, что ему подарили, но запретили использовать до определённого момента. Это тоже было чревато серьёзными последствиями и сейчас Обезьяне было лучше находиться рядом с ним.

«– Только бы успеть, только бы успеть… – сбивчиво повторял он про себя. – успеть, успеть».

Он уже услышал топот. Обезьяна надеялся, что Гин сам сможет справиться, прийти в себя и запечатать монстра. Он сбивчиво повторял «Успеть. Успеть!»

Не успел.

Что-то полетело в его сторону и Иккиро, на инстинктах, пригнулся. Это «что-то» пролетело над ним. Не успев обернуться, он понял, что увидит, и, к несчастью, был прав. На земле за ним лежала часть головы монстра. Глаза разноимённо шевелились, смотря в разные стороны. Это настолько напугало Иккиро, что он почувствовал, как напряжение в теле выросло снова. Электричество вырабатывалось не только от движения мышц, но и от эмоций, особенно хорошо для этого подходили шок и страх. Иккиро чуть вздохнул и в этот же миг все глаза уставились прямо на него. Обезьяна побелел.

«Ну, чего застыл?! – взревел в ушах чужой голос, низкий и грубый. – Встал как истукан и пырится на эту тварь! Она тебя не укусит, беги уже!»

– Тебе легко говорить, Кацуи, – ответил Иккиро голосу и прямо перед ним появился дух в виде небольшого горящего шара. Он пылал алым пламенем и на его лбу красовался символ огня.

– Ну ты и соплежуй! – взревел дух и полетел в сторону головы. Тот вспыхнул и рассыпался пеплом, а дух, собравшись из огня обратно в шар, злобно глянул на Иккиро.

– Спасибо за помощь, – поклонился Обезьяна и побежал дальше. Но и Кацуи не исчез. Он полетел за ним, наверняка, в предвкушении ещё большего угощения.

Иккиро почти добежал до алтаря и уже издалека понял – зря надеялся, что всё обойдётся. Гин вовсе не пытался сжечь чудовище. Демон просто тупо рвал его на куски и расшвыривал в разные стороны, словно что-то искал. Обезьяна ожидал, что услышит хотя бы рычание, но Гин молчал. Он рвал плоть и отшвыривал её в сторону, иногда направляя всполохи алого, огня на прирастающие части. Иккиро хотел подойти со спины. Он вытащил из ножен на поясе небольшой кинжал, провёл по его плоскости пальцем и он засверкал.

Нужно нанести всего один удар, желательно в живот. Проспит он долго, но хоть в своём уме будет. Иккиро тихо приближался, но тут Гин обернулся. Обезьяна вздрогнул. Глаза демона были не чёрные, не золотистые. Оба глаза оказались чисто голубые. Гин отвернулся и продолжил заниматься своим делом, но уже через половину минуты, он кинул что-то Иккиро. Тот поймал и посмотрел. Это был металлический кругляш с выпуклым рисунком пентаграммы, а внутрь был инкрустирован ярко-фиолетовый камень – аметист.

– Это оставил Амон, – проговорил Гин, совершенно несвоим голосом. Иккиро сглотнул. Он никогда не видел Гина, на столько потерявшего рассудок. Однако, вспомнил голос. Голос настоящего хозяина «Лунных Цепей»

То, что теперь управляло телом Гина, выпрыгнуло из кровавого месива, отошло подальше и сожгло чудовище. Затем оно подняло руки и, по раскинутым ранее ножам, побежал свет, формируя непонятные, замысловатые символы. Рисунок вспыхнул и алтарь сросся, погребая под собой останки чудовища. Иккиро вздохнул. Крутящийся рядом Кацуи наконец исчез, поняв, что теперь ему не подкрепиться плотью чудовища. А Гин рухнул на землю. Белые волосы уже спали и на их месте быстро вырастали старые рыжие космы.

====== Миритель ======

В столице Нордэффеса было тихое и спокойное утро. Такое здесь настоящая редкость, ведь это был большой шумный город, распростершийся на два десятка километров, когда-то поглотив более маленькие поселения. Город Хенкуин, так он назывался. Столица большого королевства Нордэффес имела большое влияние на всём материке. Политика, рынок, военная мощь и множество гильдий охотников – всё это ставило эту страну на одно из верхних положений на всём материке и ближних архипелагах и островах. И именно здесь находился главный штаб Ангельской Армии, так же известной, как “Парадис”.

Парадисы – так звали ангелов-воинов в народе, испокон веков защищавших людей от низшей, неразумной нечисти, ведь те вредили простым гражданам. Долгое время Парадисы жили и сражались бок о бок с демонами, оборотнями, нелюдями. Со временем «Дети Тьмы» отстранились от светлых собратьев, организовав своё войско, которое защищало нечисть и нелюдей, но продолжали жить в мире с ангелами. Так продолжалось много тысяч лет.

Всё изменилось, когда король Нордэффеса – Пауль Фредерик Лучезарный V – объявил демонов и разного рода нечисть врагами людей и призвал другие страны узаконить порабощение “Детей Тьмы” в рабство.

Отказались от этой идеи лишь тридцать человеческих стран из ста восьмидесяти семи, а остальные приняли предложение Пауля.

Мир вступил в первую фазу «Великой Противодемонической Войны». Всего за пять лет число населения демонов и нечисти сократилось в сотни раз, их выгоняли с земель, убивали прямо на улицах, избивали до полусмерти и порабощали в рабство.

Но долго это продолжаться не могло. Демоны восстали, призвав с собой помощь Тёмных богов и их предводителя Садана. И тогда в дело ввязались светлые боги и их Парадисы, которые вышли на фронт в поддержку людей.

Началась вторая фаза войны.

Самая жестокая и грязная война основывалась на хитростях и коварстве. Люди, не имея магии от рождения, позаимствовали её у ангелов. Они брали в плен детей, стариков и ослабленных демониц, чтобы увести сильнейших в засаду, где их жестоко расстреливали освящёнными пулями или закалывали серебром.

Демонов уничтожали кланами, а нелюдей и оборотней, которые были спокойнее и слабее, в отличие от своих братьев по крови, начали выживать с земель и вытравливать. Демоны стали главной целью ангелов и Парадисы обрели безграничную власть, после того, как был уничтожен сильнейший клан демонов – Кучиро. Бой у реки Ранта, вошёл в историю как один из самых жестоких боёв. Те, кто тогда участвовал в нападении на пять кланов, не хотят вспоминать о нём, а вспоминая, говорят, что это самый неизгладимый позор в их жизни. Люди намеренно отравили воду в реке ядом, что действовал даже на демонов. Затем, под покровом ночи, принесли в пять деревень проклятые камни, коих сейчас называют Секи и спрятали. Демоны начинали ослабевать с каждым днём. Дети умирали, старики заболевали, а крепкие взрослые чахли на глазах. И тогда Парадисы напали на них. С начала разобрались с сильнейшими – Кучиро. Затем и с соседними четырьмя племенами. Детей Цветущего Водоворота брали в плен, а затем убивали с особой жестокостью на глазах у других племён, как бы в предупреждение. И был лишь один демон, который выжил в тот ужасный день.

Три сотни лет длилась эта война, сменялись поколения и лишь король королевства Пакумо – Альзет Ясный, – призвал всех окончить бессмысленную войну. Война действительно была окончена, но не истязание и унижение демонического рода, которые продолжались ещё сотню лет. Люди разносили слухи, о том какие демоны ужасные, выглядят как монстры, и со временем все стали в это верить.

Теперь, спустя более четырёх сотен лет от начала войны, в Нордэффесе правит король Гранц I, призывающий и людей и ангелов забыть о вражде с нечистью, начав восстанавливать мир, за что и получил прозвище – «Миритель».

Гайз-Ди лишь недавно вернулся из Игумии в Хенкуин и был приятно удивлён. Его не было всего пару недель, но город начал меняться: строятся новые дома, деревянные и каменные, восстанавливается ведьминская церковь, разрушенная более четырёхсот лет назад. Но пока он шёл от главных врат во дворец, ему не попалось ни одного прохожего. Странно, ведь сейчас середина утра. Куда все пропали?

Нашёл Гайз пропавших горожан на центральной площади. Там, на небольшой сцене, стоял человек и вещал какие-то новости. «Падший» удивился еще раз, когда узнал в этом человеке Гранца, короля Нордэффеса. Народ, затаив дыхание, слушал, своего правителя, а добрый и веселый мужчина рассказывал о каких-то нововведениях.

Гайз-Ди улыбнулся. Он уважал этого короля за простоту и доброту. Стройный, широкоплечий, с длинными русыми волосами и серыми глазами. Доброе, гладкое лицо, с которого, казалось бы, никогда не сползает улыбка. На подбородке лёгкая, аккуратная бородка, а голову опоясывает золотистая цепочка, кою правитель носил на людях вместо короны. Одет, по-обычному, в простую рубаху и крестьянские брюки; Гранц никогда не выходил к людям в наряде, словно бы показывая, что он с ними наравне. Король мог в любой момент выйти на улицу без охраны и прогуляться по рынку, не опасаясь, что на него могут напасть. Народ любил его и в случае чего, весь город заступился бы. Такое уже было и не раз, и Гайз-Ди каждый раз был тому свидетелем. Да и охрана у Гранца всегда была рядом, хоть и невидимая.

Однорогий Демон в уме прикинул, сколько раз на Гранца пытались нападать, и с улыбкой понял, что сбился со счёта примерно после тридцатой попытки. Слишком многим он не угодил, введя закон о прекращении рабства в стране и признав Берхенваль территорией Нордэффеса. Раньше город охотников считали отдельным государством просто от того, что прошлые короли не хотели спонсировать город, в котором обитали ненавистные им демоны. Однако, Гранц признал, что охотники хорошие воины и попытался расположить их к себе, объявив, что «Берхенваль более не город-изгой, а важная точка страны» и выделил для них отдельный бюджет из казны. Конечно, в первую очередь на правителя ополчились дворяне. Подумать только, деньги тратить на народ! Да какой правитель вообще так делает?! Король Игумии, вон, храм в свою есть возвёл! А этот-то! А Гранц-то! Всё народу и ничего дворянам!

На втором месте по ненависти к Гранцу стояли подпольные «графы», работорговцы и просто «демононенавистники», провозгласившие короля еретиком. Конечно, ещё никто с этих двух сторон так и не смог дотянуться до Его Высочества, ведь с ним всегда его верные слуги.

Гайз подошёл ближе к сцене и вслушался в слова Гранца, правда, ничего важного он не услышал.

– Нововведения начнут действовать с завтрашнего дня, дорогие граждане! – весело вещал король. – Расскажите об этом всем, кого сегодня здесь нет, и разнесите весть по всей стране!

Гранц поклонился, что было непозволительно королю, и спустился со сцены. Увидев Гайза, единственного демона в форме Парадисов, он бросился к нему и обнял, как старого друга. Хотя… почему как? Гайз-Ди был когда-то нянькой Гранцу, потом его учителем и в последствии товарищем. Он играл с ним, когда ему было еще четыре года, научил его драться, стрелять из лука, метать ножи, фехтовать и даже паре магических трюков. Сейчас королю было больше тридцати лет, но о старом друге он не забыл.

– Гайз! – радостно вскрикнул король, выпуская демона из объятий. – Как я рад тебя видеть!

– Гранц, меня же не было в стране пару недель, – засмеялся Гайз-Ди.

– А чувство, словно год! – король, наконец, отпустил демона из крепкой хватки.

– Что за новые законы? – спросил демон.

– Точно, ты наверно еще не слышал. Я решил, что мы будем собирать армию из демонов, которая будет восстанавливать территории “Детей Тьмы”. Вермеиль поддержал мою идею.

– Правда что ли?! – удивился однорогий. – Это же здорово! Мы сможем восстановить отношения с демонами и нечистью!

– И это еще не всё! Я решил, что будет правильным сделать район демонов в старой части города. Демоны и тёмные смогут поселиться там кланами! Я уже выделил деньги на перестройку района!

Гайз крепко пожал руку Гранца. Он добивался этого четыреста лет и был счастлив на столько, что с трудом сдержался, чтобы не закричать как ребёнок. Вместо этого демон победоносно помахал кулаком. Гранц улыбнулся, и они направились в сторону замка.

– Как твое задание, Гайз? – спросил король.

– Задание было выполнено, – отрапортовал демон. – Все пленённые были освобождены и им оказана медицинская помощь. Так же, я нашёл восьмого сына Белого Демона.

– О, так это правда, что у Белого есть младший сын? И как его зовут? Как выглядит?

– Об этом лучше поговорим в замке, где не будет посторонних ушей. Но могу сказать, что он из побочной ветви Кучиро.

– А ты же из клана Хакку, да? – вдруг вспомнил Гранц. – Ты жил рядом с Кучиро.

– Да. Мой клан уничтожили. В живых остался только я.

– Мне жаль за то, что сделали мои предки. Поэтому я и хочу все исправить.

Гранц улыбнулся и положил руку на плечо Гайза. Демон слегка ухмыльнулся. Всё же правильно он его воспитал…

Когда они подошли к замку, из главных ворот вышел Фридрих де Ластергемм, капитан одного из отрядов Парадиса. Добрый, улыбчивый ангел, с лёгкой бородкой и длинноватыми, до плеч, волосами, перевязанными в хвост на затылке. Это был единственный ангел, которого Гайз-Ди мог назвать своим другом, даже не смотря на то, что именно его отряд уничтожил четыреста лет назад клан Хакку.

Фридрих поклонился королю, кивнул Гайзу и подошёл к ним.

– Вернулся, наконец? – усмехнулся Фридрих, хлопнув демона по плечу. – Твои сорванцы тебя заждались!

– Серьёзно? Мой отряд меня ждал? – удивился тот.

– Конечно! Со мной они тренировались вдвое больше!

– А ты опять в маячке и шортиках перед ними плясал? Избавься уже от этой привычки, она пугает.

– Да знаю я. Но мои поганцы не могут иначе. Они способны выкладываться на полную, только когда злятся. Как только наберут новый отряд, перестану так делать, мне самому это не нравится.

Гранц рассмеялся. Он прекрасно знал о чудной привычке Фридриха. Ангел вовсе сам не желал каждый раз устраивать цирк с переодеваниями, но в прошлом кое-что произошло…

– Как хорошо, что армия беспечна, – отсмеявшись, выдавил Гранц. – Если солдаты ведут себя не серьёзно, значит, в мире сейчас ничего не происходит.

– А с этим я поспорю, – посерьезнел Гайз-Ди. – Старший Аркан захватил Мирисию и убил их короля. Теперь Император стал главой этой страны и собирает армию.

– Император, – задумчиво протянул Гранц, – наслышан о нем, как о жестоком тиране.

– Так оно и есть. Пусть страны под его руководством и цветут, но у него слишком жестокие меры наказания и отношение к соседним государствам. Если его не остановить, то он соберёт достаточно войск, для того, чтобы напасть на нас.

– Хорошо. Я соберу совет, и мы обговорим дальнейшие действия, – подумав, ответил Гранц. – А пока отдаю приказ выкупить у Игумии двадцать рабов и привести их ко мне во дворец. Кому поручить это – выбирайте сами. Я на вас полагаюсь.

Гранц улыбнулся своим двум бывшим воспитателям и те отдали ему честь. Король, Гайз-Ди и Фридрих направились к главным замковым вратам. Но никто так и не заметил следящую за ними фигуру.

За углом одного из ближних зданий кто-то прятался. Заметив, что король и его подданные повернулись к нему спиной, он начал прикидывать расстояние. Замок от крайнего магазинчика отделяла площадь, шириной, примерно сто метров. Человек выставил перед собой длинный изогнутый клинок и бесшумно кинулся на короля. Очень поздно Гайз и Фридрих заметили убийцу и ничего не успели бы сделать, как с неба свалилась другая фигура и звякнула доспехами.

Человек в доспехах прижал убийцу к земле, придушив его большими когтистыми руками. Его лицо скрывал шлем в виде драконьей головы. Гранц удивлённо смотрел на того, кто хотел на него покуситься, словно правда не понимал, чего это на него все вдруг взъелись.

– Смерть королю-еретику! – прохрипел человек с клинком.

– Смерть тварям вроде тебя, – ответил ему человек в шлеме и с силой треснул его головой об землю. Нападавший тут же потерял сознание.

– О, Карут! – улыбнулся Гранц. – Ты как всегда вовремя!

Карут поднялся и развернулся лицом к королю, взмахнув своим длинным хвостом. Только сейчас стали видны его нечеловеческие руки и ноги.

С другой стороны площади подошёл Лукас Фредерик III и, увидев короля и его подчинённых, нахмурился. Никто не обращал на него внимания, поэтому чтобы привлечь интерес к своей персоне, заговорил:

– Первый солдат-нелюдь, – задумчиво произнёс ангел. Все повернулись к нему.

– О, Лукас, привет! – просиял Гранц. – Или всё же «дедуля»?

– Отставь свой цирк, Гранц, – ответил Лукас. – На тебя опять попытались напасть?

– Да всё нормально! Меня же Карут защищает.

– Он всего лишь грязный нелюдь, – процедил сквозь зубы ангел.

Карут фыркнул и хотел уже обнажить свой меч, но тут Гайз-Ди показал ему жестом, чтобы тот успокоился. Неохотно, но нелюдь спрятал меч в ножны и просто подошёл ближе к королю.

– Что тебе здесь нужно, Лукас? – осведомился Гайз-Ди. – Разве ты сейчас не защищаешь короля Игумии?

– Мне не нужны поводы, чтобы иногда посещать штаб, – ответил молодой ангел. – Вопрос, что ты до сих пор здесь делаешь, демон?

– А тебе, смотрю, завидно, что он хоть и демон, а выше тебя по званию, – заметил Фридрих.

– Великая честь, – ответил Лукас.

– Довольно! – громогласно скомандовал Гранц и все тут же замолчали. – Вы все Парадисы и служите народу! Будь то ангел, демон или нелюдь! Поэтому, Лукас Фредерик, оставь своё мнение о моих подчинённых при себе и возвращайся на свой пост, если тебе более нечего сказать. Да, мой охранник нелюдь, но он самый благородный из всех нелюдей.

Лукас не нашёл что ответить. Он вздёрнул нос и прошествовал в противоположную от Короля и его свиты сторону. Фридрих показал ему в след язык.

– Мне иногда стыдно, что мы родственники, – печально вздохнул Гранц.

– Не думал, что вы так рьяно будете защищать меня и этого демона, – вдруг, тихо сказал Карут. Он недолюбливал демонов и всем своим видом показывал, что он думает о Командире Гайзе-Ди.

– Вы мои дорогие подчинённые. А тебе Карут, я бы посоветовал усмирить свою неприязнь к демонам. Они и твои сородичи тоже.

– Демоны они и есть демоны. Все до единого убийцы и лжецы.

С этими словами, Карут напрягся, и тень у его ног зашевелилась, затем, нелюдь начал медленно погружаться в тень и через несколько секунд исчез. Ушёл на патруль. Гранц грустно вздохнул. Он знал, что семью Карута убили демоны из тёмной гильдии, лично отловил каждого и наказал на глазах у нелюдя. Но только сам он так и не успокоился и ненавидел каждого демона и часто вступал в конфликты с Гайзом.

Фридрих связал бесчувственного нападавшего и повёл его в тюремную башню, а Гайз-Ди продолжил сопровождать короля к замку. Нужно было ещё очень много обсудить.

Комментарий к Миритель Ну, что же… половина работы выложена. В группе в ВК и Инстагремме можно посмотреть иллюстрации, если кому интересно. Ссылки в профиле или ищите Samurai Heart Art

====== Отец ======

Комментарий к Отец Осторожно! Не маты, но слова в тексте не красивые!

Тьма, холод, полное отсутствие пространства. Гин вновь оказался в ненавистном ему месте – в комнате потусторонья. Он не стоял, а просто висел в воздухе, поджав ноги и хмуро уставившись в пустоту. Мало, его сюда силой затащили, так ещё и не выпускают! Тьма, окружавшая демона, была живой, и без приказа хозяина она не отпустит парня.

– Если ты хочешь закончить, как твой предшественник, – нудил знакомый голос, – то хоть делай вид, что ты не специально выходишь из себя! Сколько раз тебе ещё говорить, что божественное обличие тебе вредит?!

– Отстань! – взревел Гин в пустоту и попытался отвернуться. – Без тебя знаю что делаю!

– Очень на это надеюсь. Но я столько раз говорил тебе, что нельзя использовать силу, до достижения пика.

– Завались! Нашёл время строить из себя хорошего папочку! Ты семь лет не давал о себе знать, а теперь такой весь из себя заботливый! Знаешь, я не забыл, что ты сказал тогда в Хондо! «Я больше тебя не брошу, я всегда буду рядом!» – передразнил Гин некогда сказанные слова отца писклявым голосом. – И где ты, тварь, был пять лет? Где ты был, когда меня схватили работорговцы и ставили на мне опыты с наркотиками и издевались? Почему тогда меня вытащил старик Седрик, а не ты? И после этого ты пытаешься строить из себя заботливого отца?!

– Да, я знаю, что отец из меня не очень. Гин, ну не мог я взять тебя в Альтэ. Ты же знаешь про эффект сосуда. Я не хочу, чтобы ты стал безмозглой болванкой. Знаешь, ты, Камелия и Хакари, мои последние дети, и я не хочу, чтобы кто-то из вас страдал.

– Ха! – злобно усмехнулся Гин. – То есть тот отщепенец тебе больше не сын?!

– Амон мне тоже сын, но мои дети должны защищать мир, а эта ошибка божественной крови наоборот хочет его уничтожить. Я много раз говорил с ним, но он не понимает. Остаётся только обезвредить его навсегда.

Гин зло улыбнулся и захлопал в ладоши.

– Аплодисменты худшему отцу на свете.

– Поверь, не хуже Цу Ана, который сжигал своих же детей, оправдывая это воспитанием. Надо бы тебя познакомить с его старшим сыном, может он научит тебя ценить заботу родителя.

– Ну да, кидать своих детей и не давать о себе знать до тех пор, пока они ему не понадобятся, на много лучше. Шикарный план, аж трогает.

– Ты ещё долго будешь пререкаться?

– Сколько потребуется.

– Несносный ребёнок… – выдохнул через зубы Белый Демон.

– И вообще, что тебе от меня понадобилось? – Гин разжался и легко ступил на твёрдую поверхность.

– А мне нельзя поговорить с родным сыном? – Наконец-то Белый Демон показался и сам. Он выглядел всё так же, только теперь на нём было золотое кимоно, а волосы не русые, а золотистые. Не понятно, то ли этот патлатый всё время красится, то ли это его природная способность. В любом случае, Гин уже привык к постоянной смене имиджа Каары.

– Опять что-то от меня понадобилось, да? – догадался Гин. – Учти, я не буду тебе пятки облизывать только из-за того, что ты за меня добил того монстра.

– Больно мне надо, идиот. Вообще-то, я хотел поговорить с тобой по поводу Хаорокуночи.

Гин, что называется, навострил уши, но опомнился и постарался нагнать на себя безразличие. Каара быстро это заметил и ухмыльнулся.

– Я, наконец, узнал, куда он движется.

– И куда же? – Вздохнул Гин, плохо скрывая интерес и нетерпение.

– Ну, а зачем мне тебе говорить?

– Просто говори! – Гин уже не выдержал и начал злиться на отца.

– Зачем? Чтобы ты, глупый, безмозглый, малолетний сынок, отправился опять не пойми куда, рискуя жизнью? Знаешь что? Возвращался бы ты в Берхенваль.

– Что-то ты раньше не особо волновался тем, насколько опасные задания мне поручаешь! Хочешь сказать, усмирять истинного дракона не так опасно?! Я не вернусь в город, пока не найду Хаорокуночи, понятно? Я только ему могу доверить помощь с преодолением «Пика развития».

– Прекращай уже это, – начал злиться Каара. – Он сам тебя найдёт. Бегаете друг за другом хвостиком. Его уже ищет мой человек, и как только найдут, он так же отправится в Берхенваль.

– Долго ты ещё будешь время тянуть?

– Сколько потребуется, – передразнил сына отец. Он ненадолго замолчал, о чём-то раздумывая, а затем продолжил. – Он направился в Холи. Кажется, ему что-то нужно в Эльгаре. Однако, движется он через север Мантибиса.

Гин посмотрел на отца с подозрительным прищуром. Повисла тишина. Юный Демон чего-то ждал.

– Что? – не выдержал Каара – Я сказал, как ты и просил. Чем ты теперь не доволен?

– Ты же не просто так сказал, правда? Давай, признавайся, что тебе от меня надо?

Каара лишь хмыкнул.

– Вот вечно ты ищешь в моих одолжениях подвох!!! Ладно, ты же не успокоишся пока я что-нибудь не попрошу взамен. На самом деле, я хотел попросить маленькую услугу. Совсем мизерную.

– Давай говори, не тяни.

– Можешь ли ты, кое-кого для меня убить?

Иккиро с трудом смог донести бесчувственного друга обратно. Хорошо, ещё не пришлось запечатывать его силу, и Обезьяна был очень этому рад. Мало это грозило тяжёлыми ранами Гину, так и Иккиро пришлось бы здорово рискнуть жизнью, чтобы усмирить этого монстра, не убив его. Недалеко от алтаря, парней до сих пор ждали Даниэлла и Люк и, почему-то, они смотрели так, словно хотели убить друг друга.

– У вас опять что-то произошло? – поинтересовался Иккиро, разглядывая, вражески настроенных друг на друга, ребят.

Оба выглядели слегка помятыми. На лице Люка краснел след, подозрительно напоминающую пощёчину, а на руках Даниэллы красовались ссадины.

– Всё с вами понятно, – выдохнул Иккиро и понёс товарища дальше. Демон и оборотень-дракон шли за ним, косо поглядывая друг на друга.

Спустя некоторое время, они наконец добрались до деревни. Жители взбудоражено расспрашивали их, что произошло с монстром. Иккиро коротко отвечал, что он повержен. Он ели донёс Гина через любопытную толпу сельчан, а добравшись до места ночёвки, в доме у радушной рыжей хозяйки, на него тут же налетели с расспросами Рю, Сандра и Чирин.

С трудом отбившись от назойливых детей, Иккиро уложил Гина на соломенную подстилку и накрыл одеялом. Лицо демона было бледным. Если бы Обезьяна периодически не проверял пульс, то счёл бы его уже мёртвым.

– Так что произошло? – тихо спросила Сандра.

– Гин победил чудовище, но потратил на это все свои силы. Пусть пока спит, ему необходим отдых.

– Но зачем он каждый раз так сильно старается? Он же однажды не выдержит.

– Дело в том… – замялся Иккиро, – что Гин немного халатно относится к своей жизни.

– Это как? – не понял Рюджин, сидевший рядом.

Иккиро опять замолчал, тщательно подбирая слова.

– Он сам скажет, если захочет. Я не в праве вам это говорить. Это не по-дружески.

С улицы донеслись гневные вопли. Ребята выглянули в окно и увидели дерущихся Люка и Даниэллу.

– Ну, вот опять, – процедил Иккиро и послал через открытое окно молнию и ударил ей двух беснующихся «нелюдей». Те вскрикнули и упали на землю. – Пусть поспят.

Сейчас Иккиро больше волновало состояние Гина. Если он вскоре не проснётся, то придётся остаться в деревне ещё на пару дней.

Родовое имение Каары Хакумори находилось на острове Альтэ – летающем острове. Здесь всегда царила ночь из-за специальной магии Белого Демона. Он не любил день, поэтому всегда обитал в ночи.

Домом для него служил огромный замок Альтэ Вельга или же «Дом тьмы». Название это было не случайным, так как в этом дворце каждая комната была заполнена чистейшим мраком, а некоторые, и вовсе выходили в безвременье. В одной из таких комнат и сидел Гин. Он хмуро наблюдал за отцом и его гостями. Сейчас в комнате, кроме самого Гина, Каары и вечного жителя Дома Тьмы – Шимару, – было ещё два гостя.

Это были такие же боги, как и сам Каара. Первым Гин увидел молодого темноволосого бога, одетого в золотую броню. Его чёрные, с красными локонами, длинные волосы были заплетены в замысловатую косу с вплетёнными в них золотыми нитями и перьями. Несмотря на смазливый облик, выглядел он довольно мужественно.

Второй явилась большая пантера, вальяжно улегшаяся на любимом кресле Каары. Она важно осматривала присутствующих, на голове кошки красовалась корона из рогов и костей.

Каара стоял около чайного столика. Он недавно впустил Люцифера и пока ходил за чаем, в комнату успела пробраться и богиня ведьм. Хакумори с начала опешил, а затем расхохотался, словно увидел шалость маленького ребёнка. Бог в мгновение ока принял свой нормальный облик: волосы и кожа его побелели, глаза стали чёрно-жёлтыми, на лбу и макушке выросло три пары рогов, а на пальцах – длинные изогнутые когти.

– Сколько сегодня гостей, – улыбнулся Хакумори. Сами Люцифер и Зуфу пожаловали.

– Давно не виделись, старый друг, – кивнул Люцифер, хозяин подземного царства.

– Что же привело вас в мой дом, господа? – Каара улыбнулся.

– Я смотрю, у тебя гости, – промурлыкала Зуфу, смотря на Гина. – Твой сын?

– Да, – ответил Каара и посмотрел на Гина. Тот раздражённо отвернулся. – Гин, просто скажи, что больше так не будешь, и я тебя отпущу!

– То есть, то, что я согласился убить человека тебе недостаточно? – насупился Гин.

– Попросил сына с этим разобраться? – удивился Люцифер. А он сможет?

– Сможет, уж будь уверен, – ответил Каара. – Ладно, иди Гин. Тебя уже заждались твои друзья.

С этими словами образ парня растаял. Люцифер слегка улыбнулся.

– Хороший паренёк, по глазам вижу.

– Да, но его это и погубит, – вздохнул Каара. – Он слишком много думает о людях.

– Кстати об этом. Светлые отвернулись от людей. Может пора совершить задуманное?

– Да. Но как нам воздействовать на светлых?

– Могу предложить подкупить их детей, – промурлыкала Зуфу. – Если дети скажут им, что мы хорошие, то у светлых может появиться к нам доверие.

– Это глупо, – встрял Шимару. – Светлые не слушают своих детей.

– Почему же глупо? – Каара почесал подбородок, словно у него там была борода. – По-моему хорошая идея. Даже если мы не сможем так воздействовать на самих богов, то хотя бы можем переманить юных полубожков на свою сторону. И если у нас не выйдет решить всё миром, то будет кого посадить на места светлых богов.

– Верно, – согласился Люцифер.

– А сколько сейчас на земле полубогов? – спросил Шимару.

– Пятнадцать несовершеннолетних, десять до ста лет и пять тех, кому более ста лет, – отрапортовала Зуфу и зевнула. – Лучше начать с несовершеннолетних.

– Так и поступим, – ответил Каара и улыбнулся.

Гин очнулся ближе к вечеру. В комнате стояла суматоха и от этого у юного демона ещё сильнее заболела голова. Он открыл глаза и увидел, что Иккиро что-то кричит на языке Камадзисии. Зная его, это были бранные не лестные слова про родственников его оппонента. Чуть поодаль Сандра и Чирин обеспокоенно смотрели куда-то вниз.

В нос ударил запах крови. Гин повернул голову и увидел Рюджина с окровавленной рукой, но рана, хоть и медленно, уже стягивалась. Юный демон посмотрел на испуганное лицо ученика, а затем посмотрел туда, куда смотрел он. На полу, у ног Иккиро, волчком крутились, рычали и царапали друг друга Люк и Даниэлла. Девушка уже на половину превратилась в дракона, её лицо и руки покрывала чешуя, конечности стали звериными, а на голове пробились ветвистые рога. Люк же выглядел более странно. На руках выросли костяные шипы, на подобии кос, которые росли прямо с его рук, так же шипы росли на спине, прямо из позвонка. На голове образовалось что-то на подобии шлема в виде черепа странного существа.

Гин, не дожидаясь окончания потасовки, приподнялся на локтях, вытянул руку, и из неё выросли две цепи. Одна ухватила Люка за горло, а вторая Даниэллу за когтистую руку, направленную на соперника. Черноволосый демон захрипел и начал вырываться из пут. Тогда Гин натянул цепь сильнее и Люк, начав задыхаться, упал без сознания. Только тогда Гин отозвал обе цепи обратно.

Все в комнате ошалело смотрели на рыжего, а спустя секунду, все, кроме Даниэллы, бросились к предводителю, радостно крича.

– Хватит орать, голова болит! – возмутился Гин.

– Наконец проснулся! – выдохнул Иккиро.

– Сколько я спал?

– Неделю. В первый раз ты так надолго заснул.

– Странно…

Гин приподнялся и сел. Даниэлла смотрела на него испуганным взглядом, а Люк уже приходил в себя. У демона-убийцы была потрясающая выносливость.

– Что произошло? В чём смысл драки? – спросил Гин, но голос его сел.

– Помнишь в тот день, на площади возле статуи, Люк пригрозил Даниэлле? – спросил Иккиро. – Вот они до сих пор не могут простить друг другу этого. С каждым днём распалялись всё сильнее, и вот сегодня уже окончательно вышли из себя. Даниэлла начала грубить Люку, а он не выдержал и вцепился зубами ей в горло, чуть не задушил. Даниэлла ели-ели заставила его от неё отцепиться, так с ним чертовщина какая-то произошла. Весь покрылся шипами, напал на Рюджина, который пытался помочь встать Даниэлле, и вот опять драка. Дальнейшее ты сам знаешь.

Люк, сидевший на полу, казалось сам был в шоке от услышанного. Он непонимающе переводил взгляд на присутствующих и буквально бледнел на глазах.

– Стоп! – встрял он. – Но я не помню, как укусил её!

– Врёшь, чёртов демон! – взвизгнула Даниэлла. – У меня от твоих зубов след остался! – И она продемонстрировала глубокий кровоточащий укус.

– Но я не помню этого!

– Раз не помнишь, – спокойно начал Иккиро, – значит, сделал это инстинктивно. У тебя часто случаются припадки неконтролируемой агрессии?

– Часто. По большей части это происходило под воздействием наркотиков, которыми меня пичкали. Иногда само происходило.

Все заметили, что глаз Люка снова изменился. Стал светло серым, зрачок сузился, а его окружили ровным кругом тёмные пятнышки.

– Кстати, – вспомнил Гин, смотря на глаза Люка, – Что у тебя с глазом? Когда я тебя впервые встретил, он прямо у меня на глазах изменился.

– Не знаю. Он начал так меняться не так давно. Два года назад, когда я узнал, что мою сестру убили, я сильно разозлился. Откуда-то появился огонь и начался сильный пожар. Я потерял сознание, а когда проснулся, он уже был таким.

– Ну, раз не знаешь, то не будем тебя напрасно дёргать. Ляг поспи. Наверно метаморфоза отобрала много сил.

– Мета… что? – переспросил Люк.

– Понятно всё с тобой, – Гин усмехнулся.

Ребята избавились от последствий драки Рюджина и Даниэллы и сели ужинать. Гин проголодался так, что, без зазрения совести, смёл со стола почти всё, что было. Конечно, проспать семь дней и ничего не есть это не шутки! Но, почему-то, Гин не мог поверить, что он так долго проспал. Ему казалось, что в отцовском замке он провёл не больше пяти часов, но никак не семь дней! Может с организмом проблемы? Ударился головой и не мог очнуться? Судя по дикой мигрени, что его мучила, скорее всего, так оно и было.

После ужина ребята наскоро умылись и легли спать. Гину спать совершенно не хотелось. Он оделся и тихо вышел из дома. Он хотел кое-что проверить.

Только рыжий демон вышел на улицу, как к нему бросился Окохама.

– Тихо ты, – отпихнул его слюнявую морду Гин, – разбудишь же всех.

Он ловко запрыгнул на шею чудищу и гигантский волк, словно читая мысли хозяина, побрёл к лесу.

– Умный волк, – похлопал его по шее Гин.

Чудовище передвигалось тихо, словно понимая, что хозяин хочет уйти из деревни незамеченным. Очень скоро деревня осталась позади; Гин направил волка к алтарю, к счастью дорогу он запомнил.

Если раньше, вблизи алтаря были только высушенные деревья, что превращались в пыль при малейшем касании, то теперь их оплетала свежая трава, молодые побеги и зеленый мох. Страшная энергия, иссушавшая эту землю, исчезла вместе с Двуглавым Кифером. Увидев это, Гин даже почувствовал облегчение. Видно он и правда проспал несколько дней, если даже эта мёртвая земля начала оживать. А то он уже заподозрил своих друзей во лжи.

Подойдя ближе к Алтарю, он увидел пятна пепла, уже впитавшиеся в землю – всё, что осталось от чудовища. Сам алтарный камень был расколот, но куски плиты плотно сложены вместе. Гин подошёл ближе, чтобы рассмотреть символы, начертанные на камне – в прошлый раз он не успел их рассмотреть. На огромной плите была высечена печать с замысловатыми сложными узорами. Такие символы он видел лишь раз, когда Каара запечатал его силу. Дальше под узорами шёл текст на незнакомом Гину языке. Как не странно, но текст не был повреждён. Его пересекала пара трещин, но символы всё равно были разборчивыми.

И тут он похолодел.

Он вспомнил эти буквы. Более того он знал как на них читать! Но откуда? Он же точно никогда в жизни не видел их!

– Это родной язык твоего народа, идиот, – вдруг прозвучало за спиной Гина

Демон подпрыгнул на месте, вытащил нож и повернулся на звук. Но никого не увидел. Он повернулся вокруг себя, но никого не было. Голос говорившего показался знакомым. Точно такой же Гин слышал из нутра Дэги.

– Кого ищешь? – повторил голос и Гин обернулся к алтарю.

Он мог поклясться, что секунду назад там никого не было! Но теперь прямо на плите стоял человек. Нет, не человек. Демон. И Гин только взглянув на него, понял, кто это.

У появившегося демона были белоснежные волосы, голубые, словно небо, глаза и чёрные татуировки. Все семейные черты. Волосы на затылке – семейный хохолок – был аккуратно убран, с правой стороны у лица висела тонкая косичка. Гин уже подумал, что это Хаорокуночи, но у незнакомца было более крепкое телосложение. А ещё у него была самая примечательная черта – раскрытые жёлтые глаза на лбу и плечах.

– Амон? – выдавил Гин, в оцепенении уставившись на незваного гостя.

– О, а братец меня знает. Приятно. Я-то думал, что Хакумори совсем забыл обо мне.

– Что тебе здесь нужно? – Гин выставил кинжал и принял боевую стойку.

Амон полностью проигнорировал его слова, и с лёгкой улыбкой кивнул на текст.

– Ты же можешь это прочитать?

Гин посмотрел на текст снова. Он несомненно понимал, что здесь написано. Молодой демон кивнул.

– Твой клан является ответвлением клана Кучиро. Знание этого языка у тебя в крови на равнее с божественной силой отца. Поэтому ты знаешь, что там написано. Хотя ничего интересного там нет, лишь послание от сестрицы Акарии.

– А ты откуда знаешь?!

– Глупый вопрос. Прочитал, конечно же. Всё же это я высвободил Дэги. Во мне тоже течёт кровь Белого Демона.

– Зачем?! – Гин начинал злиться.

– Зачем? Хотел забрать его, как только наберётся сил в этих землях. Мне нужны монстры, они – ценная сила. Да и если их контролировать, то и бед будет чуточку меньше. Но ты, глупый братец, нарушил мои планы. Ну и ладно. На свете ещё полно монстров и камни-ключи у меня есть от каждого из них.

Это окончательно вывело Гина из себя. Он бросился на Амона, но демон просто увернулся, схватил Гина за руку и вывернул её.

– Не горячись, братец. Тебе ещё рано со мной тягаться. Если хочешь меня победить – решай, кем хочешь быть: демоном или богом. Сделаешь неправильный выбор – умрёшь.

– Ублюдок… – Гин выругался и попытался вырвать руки из захвата, но он даже не смог ими пошевелить.

– Ищи Императора. Тогда мы и встретимся.

С этими словами хватка неожиданно ослабла. Гин обернулся, но Амон уже почти исчез, растворившись дымкой.

– Иллюзия? Урод…

Гин проводил злым взглядом исчезающий образ трёхглазого демона, а затем вернулся к тексту. Окохама, сидевший неподалёку, всё это время изучающее смотрел на него, словно пытаясь понять, что такое его хозяин.

Рыжий демон отряхнул надпись от грязи и принялся читать:

« Пятнадцатое августа, четырнадцать тысяч двести сорок пятый год Календаря Гуно. Деревня Онмаджи была атакована высокоуровневым чудовищем. Селяне назвали это чудовище Дэги, в честь его первой жертвы, пожилого мужчины по имени Дэгиар. Это чудовище иссушало землю. Любой, кто касался его, превращался в мумию. По какой-то причине, только я смогла коснуться его без последствий. Возможно это из-за огромной энергии, что дал мне отец. Но сейчас не об этом.

Потомок! Брат или сестра! Благодаря дару ясновидения будущего я узнала, что деревня всё ещё не в безопасности. Спустя сотни лет Дэги вернётся, и поэтому я оставляю здесь послание. Сжечь эту тварь мало. Нужно изъять кристалл, который находится в его сердце. Я поняла это слишком поздно, когда камень сгорел. Но он восстановится! Прошу, заберите камень. Он может стать могучим артефактом. Ни за что не сжигайте и не уничтожайте его вновь, иначе он породит новую тварь, возможно, даже страшнее этой.

Прошу, исправьте мою ошибку».

На этом письмо оборвалось. Гин с досадой стукнул кулаком по камню.

«– Чёрт! Ну почему я раньше не заметил этого?! – подумал он. – Я не помню никакого камня и даже как я убил это существо! А что, если камень сгорел? Тогда всё будет напрасно?»

К нему, мягкой поступью, подошёл Окохама и успокаивающе уткнулся носом в щёку Гина.

– Спасибо, дружище, – Гин похлопал волка по щеке. – Ты хорошее чудовище.

Окохама с наслаждением прикрыл глаза. Гин немного постоял, переваривая произошедшее, взобрался на Кому и поехал обратно. Произошло столько всего пугающего и молодой Каара начал бояться себя и своей силы. А слова Амона и вовсе ввели его в ступор. Но, об этом будем думать потом, а сейчас Гин хотел только есть и спать. Стоило отложить неприятные новости на потом и найти себе пропитание.

Парень спустился на Окохаме к маленькой речушке и пошёл вдоль неё. Вверх по течению он наткнулся на утёс, откуда стекал небольшой водопад. Идеальное место, чтобы вымыться! Гин обрадовался находке, слез с волка и бросился к берегу, окружённому камнями. Под водопадом был небольшой брод, Гин даже во вспененной воде видел каменистое дно. Он начал поспешно снимать с себя грязную, пропахшую потом и кровью одежду, оставшись только в набедренной повязке, зашёл в воду по пояс и принялся ополаскивать своё трепьё. Как только одежда приняла более или менее чистый вид, он разложил их на ближайшем камне, а затем вновь вернулся в воду. Окохама, видимо, решил составить хозяину компанию и тоже залез в воду, а затем блаженно распластался по дну. Гин же залез под самый водопад. Поток был не сильный и вода приятно лилась на макушку, а затем спускалась к спине по длинным волосам. Как же давно он не мылся так умиротворённо!

Конечно, в постоянных странствиях следить за гигиеной было почти невозможно. Гин радовался даже небольшим речушкам, чтобы, наконец, смыть с себя грязь. Иногда спасали постоялые дворы или гостиницы, иначе давно бы уже заболел или обзавёлся вшами. Но в пустынях, где почти не было воды, юному демону приходилось долго терпеть или ждать дождя, а чтобы в волосах не заводились паразиты, их приходилось тщательно вычёсывать.

Отмывшись сам, Гин расправил крылья и опустил их в воду. Хоть они и не пачкались, но помыть пёрышки тоже стоило. К этому времени Гин заметил, что Окохама резво за кем-то бегает в воде. Присмотревшись, он понял, что это была крупная рыба. Через некоторое время Окохама всё же поймал её и вытащил на берег, но, как не странно, есть не стал. Он вновь залез в воду и побежал за следующей рыбиной, ещё большего размера.

Гин тоже не стал долго рассиживаться, вышел из воды, отошёл чуть дальше от Окохамы и уставился в водную гладь. Спустя несколько минут он заметил плывущую рыбу. Лёгким движением, он вонзил в неё кинжал и вытащил.

Так они с Окохамой рыбачили около часа, наловив немало добычи. Потом Гин сходил к лесу, набрал дров, и развёл огонь. Он начал жарить рыбу, приправив её травами, что нашёл в лесу. С начала Гин хотел пожарить только свой улов и удивился, когда Окохама поднёс ему свою добычу и вопросительно уставился на хозяина. Гин пожарил и долю Кому. Как оказалось, чудовище ела жареную рыбу с большим удовольствием, нежели сырую. А то! Может Гин и не был великим поваром, но в лесу приготовить добычу он умел даже без соли.

Он спокойно добивал пятую рыбину, как вдруг из леса донёсся хруст веток. Демон мигом поднялся на ноги и всмотрелся в темноту. Окохама настороженно уставился туда же, а спустя секунду, с диким рёвом вскочил на ноги и рванулся прямо в лес. Раздался вскрик и ругань, а спустя минуту, волк, радостно виляя хвостом, нёс за шкирку Люка. Парень был до смерти бледен и испуган. Гин с удивлением посмотрел на него.

– Что ты здесь делаешь? – спросил он.

– Не спалось и вышел прогуляться, – ответил Люк. – Увидел, что волчары нет на месте, и понял, что ты в лес ушёл, а я по реке вверх по течению пошёл, да заплутал немного.

– Повезло, что ты меня нашёл.

– Вообще-то я на запах рыбы шёл, – Люк посмотрел на жарящуюся на отточенных палках рыбу и сглотнул подступающую слюну.

– Ну ладно, присоединяйся к трапезе, раз так. Мы с Окохамой всё равно как-то перестарались. Даже нам двоим столько не съесть.

– Оно и видно, – Люк покосился на возвышающуюся гору рыбы, что была выше него самого.

– А чего это ты такой бессонный? Думаешь о чём-то? – заботливо поинтересовался Гин

– Да. Думаю об отце, – без обиняков ответил Люк.

– Какой он был?

– Строгий, но добрый и справедливый. Он многому меня научил. Учил, что ради товарищей нужно стоять насмерть… И из-за этого погиб.

– Везёт, когда о родителях остаются хорошие воспоминания.

– А у тебя, что с этим?

– Я вырос в приёмной семье. Долго даже не знал, что я демон. Я помню только своих приёмных родителей. Настоящую мать никогда не видел. С отцом я познакомился довольно поздно и, честно говоря, больше не горю желанием с ним разговаривать…

– Он такой плохой?

– Нет, он совсем не плохой. Просто меня злит, что семь лет я жил, ничего не зная о себе, о матери, о нём, а тут он врывается в мою жизнь и пытается строить из себя хорошего папочку, попутно поручая мне опасные задания.

– Разве задания ты получаешь не от руководства гильдии?

– Он напрямую связан с верхушкой светлых гильдий и через них поручает мне задания.

Ребята замолчали. Гин глядел в огонь, а Люк, некоторое время, смотрел на Гина.

– Ладно, я тебя понял, – вдруг ответил Люк. – А теперь скажи начистоту. Что ты такое, Гин?

Рыжий похолодел.

– Ты о чём?

– Тогда, в тюрьме. Ты пытался усыпить нас, но я переборол морок. И я видел, как ты расправился с солдатами. И я чувствую от тебя огромную энергию. Скажи честно, что ты скрываешь?

– Прости. Я не могу сказать, – тихо ответил Гин и положил вспотевшую от напряжения руку на шею.

– Ладно. Тем не менее, моя вера в тебя не пошатнулась. Не хочешь не говори.

Люк вцепился зубами в поджаренную ароматную рыбину.

– А сам то? Необычный у тебя дар. Магия метаморфоз крови или кожи мало кому подвластна.

– Люций Крейхем, – спокойно ответил Люк

– Что? – переспросил Гин.

– Это моё настоящее имя, подаренное мне отцом и матерью.

– Крейхем? Стоп, не говори что ты…

– Старший сын Азазеля, – закончил за него Люк. – Но лучше зови меня дальше Люком. А эта сила… Возможно она досталась мне от одного из родственников. Моя мать умела создавать предметы из своей же крови, а у отца так же менялся цвет глаз.

– Вот не ожидал! – усмехнулся Гин. – Ладно, спасибо хоть рассказал, а то я голову устал ломать, гадая, от чего мне так знакомо твоё лицо.

– Ты видел моего отца?

– Нет, но ты очень похож на Люцифера. Выходит, он тебе дядя, так? Вы с ним очень похожи.

– Ты уверен, что не обознался?

– Уверен. Я уже не раз его видел.

– Как тесен мир, – вздохнул Люк. – Но я дядю плохо помню. Да, они вроде бы были с отцом близнецами, но почему-то его лицо в воспоминаниях очень расплывчатое.

Люк умолк. Гину было нечего ответить и в итоге повисла неловкая тишина. Доев шестую рыбину, Люк последовал примеру Гина и тоже искупался в реке, а затем вновь сел у костра.

Так они и просидели до самого рассвета, лишь коротко обмениваясь воспоминаниями. Как оказалось, Люк был довольно дружелюбным, хотя долго не мог привыкнуть к новой компании. Как только солнце показалось на горизонте, они запрыгнули на спину Окохамы и вернулись в деревню.

Когда они прибыли, в деревне уже было оживлёно. Люди шли с инструментами на поля. Кто-то гнал скотину на пастбище, некоторые прикармливали на огороженных участках кур. Только рассвело, а жизнь уже била ключом.

Товарищи ещё спали в домике. Когда Гин и Люк вернулись, не спали только Хозяйка и Чирин.

– Где вы были? – вежливо поинтересовалась Чирин.

– Да так, – ответил Гин, – ходили прогуляться. У вас здесь неплохая река.

Хозяйка Маган и Чирин недоумённо переглянулись.

– Какая ещё река? – искренне удивилась Маган.

Теперь пришла очередь удивляться Люку и Гину.

– Так у вас, на Северо-западе, протекает горная река. Небольшая совсем. – сказал Люк.

– Ей Богу! У нас здесь вблизи и в помине никаких рек не было!

– Но мы не шутим, – вставил Гин. Мы даже искупались там и выловили немного рыбы!

Рыжий протянул небольшую сумку с рыбой, которую он успел немного прокоптить на костре, чтобы не испортилась.

– Если не верите, я покажу, где это!

– Хорошо-хорошо! Но лучше не нам, а старейшине. Он точно знает, что с этим делать.

– Я схожу, сообщу ему, – заявила Чирин и вышла из дома. Она выглядела какой-то встревоженной.

К этому времени проснулись и остальные. Наскоро покушав, они начали собирать вещи. Гин подошёл к Рю.

– Ты как? – обеспокоенно спросил он у ученика.

– Вроде бы сегодня кошмары не мучили, – ответил Рюджин.

– Если будут сниться, говори сразу. Если это начнёт выходить за пределы, я поставлю печать, чтобы не мучился.

– Хорошо, – ответил Рюджин и вдруг что-то вытащил из кармана. Это была какая-то записка. Парень протянул её Гину.

– Любовное письмо? Я польщён, – пошутил Гин и стоящий рядом Иккиро подавился чаем.

– Размечтался, придурок! – ответил Рю. – Это тебе попросил передать какой-то странный тип. Он был здесь дня три назад. Сказал, что ищет Демона Хондо в мирных целях. Мы сказали, что ты в отключке и он передал это.

Гин взял бумажку и развернул. На ней было написано всего несколько слов, корявым, едва разборчивым подчерком: «Ты готов узреть истинное Умиротворение?» гласила она. Гин озадачено почесал затылок, перевернул листок и больше ничего не увидел. Странная какая-то записка…

– А лицо ты его запомнил? – спросил он у Рюджина.

– Нет. Он был в маске.

– Понятно. Ну и чёрт с ним. Нам пора выдвигаться! Но с начала нам нужно кое-что проверить, а для этого мы должны подождать старейшину и идти в лес.

Все начали поспешно собираться. Ребята закинули на спину Окохамы сумки с провизией, полученную в оплату от сельчан. К моменту, как они закончили сборы, старейшина Лурьен уже ждал их на улице верхом на лошади.

– Давно я простых лошадей не видел, – Гин рассматривал животное, словно видел его в первый раз. – Сейчас всё более популярны ящеры и чудовища.

– Не богатая мы деревня, чтобы чудовищ разводить, – ответил Лурьен.

Ребята попрощались с Маган и Чирин, поблагодарив их за гостеприимство, а затем запрыгнули на Окохаму и ушли. Старейшина следовал за ними.

Комментарий к Отец Постараюсь выкладывать главы раз в 1-2 недели. Спасибо тем, кто читает, это приятно :3

====== Испытание Умеренности ======

Через полчаса команда уже брела через лес. Гин вспоминал дорогу, но, от чего-то, не слышал звука воды. И вот слегка повеяло сгоревшей древесиной. Команда и Старейшина слезли и пошли дальше пешком, а Кому и лошадь шли за ними. Выйдя на небольшую поляну, все увидели неглубокую, но широкую каменистую колею, а на её берегу вчерашний костёр. Гин и Люк ошарашено смотрели на то, что осталось от вчерашнего водопада. Всё что о нём напоминало, это лужи и ещё плескающаяся в них рыба.

– Что произошло? – удивлённо выдавил Люк.

– Не знаю… – честно ответил Гин. – Но мне это не нравится.

– Откуда здесь эта колея? – удивился Лурьен.

– Мы говорим правду, вчера здесь была река с водопадом!

– Я верю вам, юноши, но куда же она пропала? Это меня больше сейчас волнует! Если бы здесь была река, то нам не приходилось бы ходить за водой для полей к озеру. А оно очень далеко.

Неожиданно, сверху раздался странный журчащий звук.

Вся команда подняла взгляд на утёс. С начала это был просто нарастающий шум, затем с утёса побежали тонкие ручейки.

– Что, чёрт возьми, здесь происходит?! – не выдержал Иккиро.

– Самим хотелось бы знать, – ответил Гин и уставился на утёс.

Спустя половину минуты, с него, огромной волной, хлынул водопад, обрызгав водой стоявшую на берегу команду, и потёк по пробитой колее. Старейшина смотрел на это чудо природы во все глаза.

– А там есть какие-нибудь источники? – спросила Сандра у Лурьена.

– Да, там есть озеро, но оно довольно далеко. К тому же…

– Тогда вода могла за столько лет пробить себе путь, – перебил его Рюджин.

– Нет, не могла, молодой человек.

– Почему же?

– Потому, что озеро по уровню находится ниже утёса. Вода не могла просто начать течь вверх!

– Сама нет, – ответила Сандра. – Но ей могли и помочь.

И тут, совсем неожиданно, вода в новоявленной реке забурлила. Ребята шагнули назад, полные самых плохих предчувствий. И не зря. Только они это сделали, как вода поднялась столбом и разделилась на огромные щупальца. Ребята хотели бежать, но стоило им сдвинуться с места, как водяное щупальце схватило Старейшину и Окохаму. Лурьен и волк с громкими криками и рыками полетели в бурный поток. Хоть вода и была не широкой, но вот ток воды всё усиливался и усиливался.

Гин без раздумий бросился в воду. За ним прыгнул и Иккиро, на ходу призывая Чирёши. Демон быстро нагнал Лурьена и рывком выкинул его на берег. А вот гигантского волка нагнать было сложнее. Поток сбивал даже его и Кому, с жалобным визгом, налетал на камни и корни. Вскоре он просто пропал из вида и затих. Холодея от самых плохих предчувствий, Гин начал прибавлять себе скорость, взмахами крыльями под водой. И вот он нашёл большое мохнатое тело, обмякшее прямо между двумя огромными валунами почти на противоположном берегу. Видимо, его ударило об камни и животное потеряло сознание.

Гин схватился сразу пятью цепями за валуны на берегу реки и почувствовал, что поток слегка ослаб. Он мельком оглянулся и увидел Иккиро. Он стоял прямо посреди реки и держал в поднятых руках голубое пламя, а прямо перед ними волной нависла вода.

– Скорее! – крикнул Иккиро. – Чирёши долго не удержит! Это магия и она намного сильнее её самой!

Гин кивнул и кинулся к Окохаме. Животное не двигалось, но демон видел, как судорожно вздымается его грудь. Он обмотал Окохаму другой цепью и начал тащить. Ничего не получалось. И тут он услышал крики с берега. К ним уже бежали Люк, Сандра и Рю. Они с силой потянули цепи Гина и тот начал медленно стаскивать Кому с камней. Вот он уже почти приблизился к середине реки, как поток вновь усилился, почти сорвав его с места. Спасло лишь то, что цепи сами сокращались, по мере его приближения к берегу.

И тут произошло то, чего он совсем не ожидал.

Короткий вскрик и удар тяжёлого тела прямо в бок. Затем вновь, хлынувший с новой силой поток воды. Крики друзей. Натужный лязг цепей и звук нескольких, упавших в воду тел. Затем сильный удар в спину и… темнота.

Никто так и не заметил тёмную фигуру на вершине утёса, наблюдающую за тем, как всю команду Гина снесло потоком.

Человек, обтянутый в белую мантию, держал на вытянутой руке медальон с голубым камнем в сердцевине – сапфир. Его лицо было закрыто широким капюшоном, но по глазам было видно, что он улыбается.

Человек коротким движением подбросил в воздух медальон и тот, как зачарованный, завис ровно над рекой. Теперь вода будет бить до тех пор, пока озеро неподалёку, полностью не иссякнет.

– Хм… – протянул странный человек. – Император же просил не убивать этого рыжего. Наверно, я перегнул палку.

– Рыжий то не умрет, – ответил ему кто-то за спиной. – А вот остальные возможно. Зачем и их надо было в это втягивать?

– Ну, а тебе то что, Императрица? Сама-то направо и налево людей убиваешь.

– Я знаю, кого убивать, Умеренность! А здесь будут лишние жертвы.

К странному человеку подошла женщина с пышной гривой золотистых волос с русыми локонами. Она была одета в такой же золотистый наряд с меховыми воротниками, рукавами и подолами везде, где только можно, а на спине красовалась алая, с такой же меховой оправой, мантия. Ну, ни дать не взять львица…

– Они не умрут. Поток скоро иссякнет.

И словно в подтверждении его словам вода неожиданно перестала поступать.

– А на кой чёрт ты того светленького подстрелил? – ответила Императрица и посмотрела вдаль.

Вода уже отступала.

– Ну и чёрт с ними. Пора возвращаться.

И они, словно по команде, растворились в воздухе вместе с медальоном.

Команду выбросило на поляне, окружённой лесом. Вокруг расплывалась огромная лужа. Первым пришёл в себя Люк, который, честно говоря, не терял сознание, а просто зажмурился, потому что боялся воды.

Он огляделся и оценил обстановку. Рядом, кроме бесчувственных товарищей, никого не было. Ясно, значит это не ловушка. Затем он начал осматривать своих товарищей. Все были живы, но Иккиро не поздоровилось больше всего. Из его плеча торчала стрела, а одежда окрасилась красным.

Тут послышался тяжёлый хрип. Люк обернулся и увидел очухавшегося Гина. За ним тут же проснулась Сандра.

– Что, чёрт возьми, это всё значит? – пропыхтел рыжий и бросил взгляд на Люка. Его взгляд метнулся на Иккиро и застыл.

Увидев рану в плече, Гин тут же метнулся к другу.

– Он живой, но потерял много крови, – ответил Люк.

– Чёрт! – Выругался Гин, поднял друга и перекинул его животом на своё колено, а затем надавил. Изо рта Иккиро хлынула вода и он очнулся.

– Ч… что происходит? – заикаясь, выдавил Обезьяна.

– Всё хорошо, друг, – ответил Гин и положил Иккиро на землю, где было посуше.

Затем он аккуратно изъял стрелу. Хорошо было бы сделать это, пока он был без сознания, но Гин как-то задней мыслью подумал, что друг мог нахлебаться воды и решил сначала привести его в чувства. Пока он аккуратно вынимал, прошившую насквозь плечё Иккиро, стрелу, уже успел очнуться и Рюджин. Окохама, которого выбросило дальше всех, тяжело дышал и откашливался. Но, от чего-то, не мог встать. Сандра сразу поспешила к волку.

– Окохама, что с тобой? – спросила она у чудища, не надеясь на ответ.

Чудовище странно вздохнуло, не то кашлянуло, не то чихнуло. Хотя это вполне было похоже на всхлип. Сандра обошла чудовище вокруг, но ничего странного не увидела. И тогда она заметила, что одну лапу Кому прижимает как-то странно. Девочка попыталась отодвинуть тушу, чтобы посмотреть, но тут Окохама встал сам, при этом поджимал, как оказалось, сломанную лапу. Конечность висела под совсем ненормальным углом.

– Только этого не хватало, – с досадой прошипел Гин.

– И что теперь делать? – спросил Рюджин.

– Придётся лечить Окохаму, – ответил Гин и быстро перевязал рану Иккиро.

– А не проще бросить его? – вдруг спросил Люк. Все посмотрели на него, как на умалишенного.

– Бросить? Окохаму? – вкрадчиво переспросил Гин.

– Это был лишь вопрос, не смотри на меня так. Я не предлагаю и в правду его бросать.

– Мы бы не бросили его, даже если он был полумёртв, – ответил Рюджин. – Он такой же член команды, как и ты, и я, и Сандра.

– К тому же без Окохамы путешествовать будет труднее, – добавил Иккиро. – У некоторых из нас есть привычка в нужный момент падать в обморок.

– Будто я это специально делаю, – буркнул Гин, поняв, что речь идёт о нём.

Подлатав Иккиро, Гин направился к Окохаме. Он с трудом заставил волка лечь, содрал со спины последние остатки своего плаща и ими перемотал лапу Кому, надёжно зафиксировав её меж двух толстых палок, которые очень вовремя нашёл Рю, решивший обследовать территорию.

Отправиться без Окохамы они никуда не могли, и поэтому пришлось разбить лагерь. Только приближался полдень, следовало позаботиться о пище и воде.

Гин сел прямо на мокрую землю, закрыл глаза и сконцентрировался. Применив ясновидение, он чётко увидел всю местность вокруг: горы, большое поле, как-то очень далеко деревня, которую они покинули. И вот он наконец нашёл желаемое – озеро, а на его берегу довольно большое поселение. Значит можно не только воды набрать, так ещё и раздобыть какие-нибудь овощи. Ладно, мясо поймают сами, насколько понял Гин, дичи здесь навалом.

Парень наконец открыл глаза. Иккиро всё это время сидел рядом и ждал, когда друг закончит.

– Ну что, нашёл что-нибудь?

– Да. В десяти километрах к Югу есть озеро и город, – ответил демон.

– За водой ходить далековато.

– Рядом больше ничего нет. Даже ручья. А деревня, из которой мы ушли, ещё дальше. Как-то далековато нас унесло.

– Ладно, видимо, придётся сходить.

Гин не позволил Иккиро идти с раной, поэтому отправиться в город вызвались он, Люк и Рюджин. Собрав и опустошив промокшие сумки, найдя мешок со сбережениями, ребята направилась в сторону города. Точной дороги они не знали, но Гин запомнил в какую сторону идти.

====== Город мертвецов ======

Гин, Рюджин и Люк шли через лес по направлению к озеру. Заблудиться было сложно, так как рощу пересекало множество тропинок. Видим через этот лес часто ходят охотники и жители деревни. В доказательство этому, уже совсем скоро ребята повстречали старика, присевшего на пеньке около дороги.

– Молодёжь по лесу гуляет? – поинтересовался он, но говорил с каким-то странным акцентом. Он явно был не местный. Или, может так просто казалось?

– Добрый день, – ответил Гин. – Мы идём к городу. Скажите, мы на правильном пути?

– Да, правильно идёте, – кивнул старик. – Да только осторожнее в городе-то. До темна не оставайтесь или снимите комнату в гостинице.

– А что такое? – удивился Рюджин.

– После захода солнца чертовщина всякая происходит. Люди исчезают, мертвецы из мёртвых восстают.

– Ещё одни мертвецы, – тихо прошипел Люк, но старик его не услышал.

– Спасибо большое за информацию, – ответил Гин, – а заказные доски там есть?

– Вот чего не знаю, того не знаю, – ответил старик и затем поднялся. – Ох, пора мне обратно в деревню.

– Вы из деревни Онмаджи? – спросил парень. Старик удивлённо выпучил глаза.

– Вы уж откуда это название узнали? Я хоть и не коренной житель, но знаю, что деревню нашу так уже никто давно не зовёт! Нынче это Маджан.

– Вычитал на алтаре, где был захоронен ваш монстр, – коротко ответил Гин. – Удачи вам.

И ребята так и оставили ошарашенного старика на дороге, а сами побрели дальше.

Лишь ещё через час они настигли город. Совсем рядом разлилось небольшое озеро. Пройдя на первую же улицу, в лицо ребятам ударил запах свежей выпечки. У всех троих сразу заурчало в животе.

– Ладно, давайте сначала перекусим, а потом займёмся сбором продовольствия, – улыбнулся Гин и ребята зашли в небольшую закусочную со странным названием «Амфисбена».

Закусочная оказалась приятной забегаловкой, обшитой светлым деревом. В дальнем углу стоял камин, деревянные столики были расставлены так, что между ними находилось довольно большое пространство и это добавляло комфорта. Рядом с камином висела широкая доска со знакомыми Гину красными метками для охотников. Ребята сели за столик, а сам Гин побрёл к доске.

По объявлениям можно было многое рассказать о городе. Здесь Гин увидел и просьбу о помощи с поисками пропавших, и об охране с круглой суммой в вознаграждении, и даже о помощи в огороде. Иногородних объявлений было немного, только о розыске преступников. Означало это следующее: здесь и правда пропадали люди, но о мертвецах или не хотят разглашать, или не верят. Так же здесь был помещик или землевладелец. Особых связей с окружными поселениями не было, жили отдельно от остальных. Уже говорит, что местный глава (Гин допускал, что тот, кто заказал телохранителя) не самый честный человек.

Отлично, можно и заработать. Окохама не сможет ходить около недели. За это время можно будет достаточно поднакопить, а заодно и разведать о пропажах.

Когда Гин вернулся к столу, Рюджин и Люк уплетали большой мясной пирог, запивая его вкусно пахнущим чаем. Гин присоединился к трапезе.

– Надо будет узнать, есть ли в гостинице стойла для чудовищ, – подумал вслух Гин. – Окохама не скоро поправится, да и здесь можем остаться и подзаработать.

– Хорошая идея, – ответил Рю. – Только телохранителем какого-нибудь свиноподобного жиртреста я больше не хочу быть.

– А я тебя больше не подпущу, пока ты не научишься себя в руках держать. – Усмехнулся Гин.

– А что произошло? – поинтересовался Люк.

– Охраняли мы тут недавно одного богача. Так Рю его чуть не пристрелил.

– Ага, – ответил мальчик, – в итоге его отделал ты.

– Я здесь главный. Мне можно, – усмехнулся Гин.

Пока ребята спорили и подшучивали друг над другом, к ним подошёл мощный, широкоплечий мужчина в фартуке и поставил перед ребятами запеченную курицу. У всех троих глаза на лоб полезли.

– Мы не заказывали, дядь! – запротестовал Гин.

Мужчина улыбнулся во весь рот.

– Это вас вон тот господин угощает, – ответил он и махнул рукой в сторону. Все трое повернулись. В другом конце зала сидела точная копия Гина, только в другой одежде, без дурацки выбивающихся прядей и алыми линиями на лице, соединяющиеся в спираль на щеке. Рю и Гин его сразу узнали.

– А чего в тихую?! – прикрикнул Гин и подманил двоюродного брата рукой.

– А это сюрприз! – подшутил Сан, подходя к столу ребят.

Люк потрясённо переводил взгляд с незнакомца на Гина и обратно. Юный Каара заметил замешательство друга.

– Точно, я же не рассказывал. Люк, знакомься, это Сан. Мой двоюродный брат. Сан, это Люк.

– Приятно познакомиться, – улыбнулась «копия Гина» и протянул руку Люку. Тот от растерянности даже пожал её, чего не делал чисто из принципа.

– Как же вы похожи… – протянул юный демон.

– Наши отец и мать были двойняшками, что не часто случается среди демонов, – протянул Сан. – Но их схожесть вылилась и на нас.

– А я тебя вспомнил, – вдруг вставил Рюджин. – Ты как-то играл с Гином и моим братом во дворе. Я маленький был и наблюдал за вами из окна.

– Братом? – переспросил Сан.

– С Захаром. Помнишь его? – спросил Гин.

– Да, помню. Ничего себе. Вы совсем не похожи. А и да, соболезную.

Люк вопросительно выгнул бровь.

– Спасибо, – улыбнулся Рю, а затем повернулся к Люку сидящему с откровенно недоумевающим лицом. – Мой старший брат погиб около года назад. Точнее исчез.

– У нас в команде все лишились своих родственников? – в шутку поинтересовался Люк.

– Иккиро своих родителей никогда не видел. Он вырос в храме, – серьёзно ответил Гин. – А я потерял только приёмного отца. Так что сироты только ты, Рю и Сандра.

За разговором ребята и не заметили, как съели и пирог и курицу. Расплатившись с хозяином, тем самым мужчиной, все четверо пошли на рынок.

– А ты здесь какими судьбами? – вдруг спросил Сан.

И Гин поведал всю историю и про монстра и про деревню, и про чёртов водопад и что их прирученное волкоподобное чудовище сильно потрепало и теперь они никуда не могут уехать.

– А сам-то зачем здесь? – поинтересовался он, закончив рассказ.

– Меня отправили от гильдии разобраться с пропажами людей, – ответил Сан. – Заселился в гостинице.

– А стойла там есть для крупных чудишь? – не упустил момента поинтересоваться Гин.

– Есть стойла для лошадей и верховых ящеров, но для больших совсем чудовищ – нет. Лучше поинтересоваться у хозяина.

– Покажешь нам дорогу?

– Конечно! Пойдём!

И Ребята пошли вдоль широкой дороги. Людей было много, но, как не странно, Гину от этого даже стало уютно. Давно он не был в таких городах. Обычно он чувствовал беспокойство и опасность, но здесь было всё наоборот. И ему это нравилось. Люди беспокойно бегали по дорогам, дети играли у домов. Всё напоминало ему его родной город Хондо

« – Когда всё закончится, надо будет навестить маму, – подумал Гин и на душе ему стало тепло от этого доброго слова – «Мама». Он никогда не называл её мачехой или по имени. Просто не мог. Это был тот человек, что так долго растил и воспитывал его, пусть и не родного, но всё же сына. – Мама…»

Интересно, а как выглядит его родная мать? Сан, наверно, уже не помнит её, хотя он старше самого Гина на два года. Странно, что Гин задумался об этом именно тогда, когда ему через несколько месяцев уже стукнет шестнадцать и он станет совершеннолетним.

Вскоре ребята достигли большого двухэтажного дома. Да, не такая большая, к каким Гин привык, но лучше, чем ночевать на улице. Они вошли в помещение. Дверной колокольчик звякнул и на звук сразу же вышел старик, на вид лет шестидесяти. Тощий, ссутулившийся, с клочковатой бородой и морщинистым хмурым лицом, но с необычным блеском в глазах.

– Новые постояльцы? – поинтересовался он.

– Возможные постояльцы, – уточнил Гин. – Скажите, у вас найдутся места на пятерых человек и куда можно будет спрятать огромное пятиметровое чудовище?

Старик поперхнулся.

– Чудовище? – переспросил он.

– Да. Мы – путешественники и передвигались в основном на чудище Кому. Волке. Но сегодня утром мы попали в неприятную ситуацию и он сломал лапу. Мы не можем его бросить.

Старик задумчиво погладил свою клочковатую бороду и нахмурил лоб.

– Могу поселить его в амбаре. Раньше там хранилось сено, но сейчас он пустует. Но как кормить ваше чудище я не знаю.

– Об этом не волнуйтесь. Мы сами будем его кормить, – заверил его Люк. – У вас в лесу можно же охотиться?

– Да, можно. Но тяжело из-за местности.

– Не беда. Большое вам спасибо, – поблагодарил старика Гин. – Мы вернёмся до темна. Нам нужна одна комната на четверых и одна на одного. С нами девушка. Я внесу предоплату, чтобы комнаты не заняли.

– Ой, да кто их займёт? – усмехнулся старик. – Здесь никого не бывает почти. Только этот юный человек и ещё один путешественник. – Он показал на Сана. – Кстати, вы так похожи.

– Мы родственники. Случайно встретились, – улыбнулся Гин и, попрощавшись, ушли. Ребята решили купить немного еды, воды, и вернуться к друзьям.

Оставалось только решить, как донести Окохаму. Идти он не может. Донести по воздуху? Гин сам не утянет. Он конечно очень сильный и может запросто поднять загруженную телегу, а если поднатужится, так и вместе с лошадью, но на крыльях он один не донесёт, и в воздухе держится недолго. Люк не может летать. Может духи Иккиро помогут? Или Шимару попросить?

– О чём задумался, брат? – спросил вдруг Сан.

Точно! Сан не менее сильный, чем сам Гин! У рыжего даже камень с плеч упал. Он не любил просить помощи у лучшего друга отца. Но согласится ли сам Сан? Он ведь до ужаса боится собак…

– Сан, ты можешь мне помочь? – сразу спросил он.

– Конечно, а что нужно сделать?

– Я понимаю, ты боишься собак, – замялся Гин, – но мне нужна помощь донести наше чудище по небу.

– Ну, Кому-Волк это не собака. Это почти ящер. Так что я помогу.

– Век буду благодарен, братан! – Гин ткнул Сана в плечё и оба засмеялись.

Спустя час, ребята, вместе с Саном, возвращались через лес обратно к друзьям.

Иккиро и Сандра, с тех пор как ушёл Гин с ребятами, разобрали припасы, оставшиеся в найденной с огромным трудом сумке. Оказалось, половина припасов уже не была пригодна для употребления. Из съестного остались только фрукты, немного овощей и мясо. Пострадали хлеб, мука, зелень и специи, но и без них можно выжить. Хотя соли не хватало сильно.

Вскоре Сандра и Иккиро начали готовить на костре обед. Палатку они пока не спешили ставить. Окохама просто смирно следил за хозяевами, иногда кидая грустный (Сандра могла поклясться, что именно грустный), взгляд в лес. Может, скучал по дому? Или хотел пробежаться?

– Ничего, друг, – потрепала его по холке Сандра, – скоро ты поправишься и снова побегаешь по лесу.

– Это только если у него сможет правильно срастись лапа, – вставил Иккиро. – Присаживаясь у костра.

– А есть вероятность, что не срастётся?

– Да. Мы не можем нанести правильную плотную повязку такому громадному волку, а то, что есть сейчас это так, чтобы хотя бы кость связки не порвала. Нам нужно больше тканей, чтобы плотно зафиксировать его лапу.

Окохама вздохнул. Сандра ещё раз погладила его и села рядом с Иккиро. На костре, с приятным ароматом, жарилось мясо. Девочка почувствовала, что у неё заурчал живот, но начинать есть без мальчиков было нехорошо.

– Покушай, – сказал Иккиро. – Зная Гина, ребята уже набивают животы в городе, так что не стесняйся.

Обезьяна протянул ей самодельный шампур из стальных спиц. Откуда они, Сандра не знала. Она жадно впилась зубами в мясо. Пресно, но есть можно.

– Интересно, скоро ли мальчики вернутся? – протянула она.

– Беспокоишься?

– Немного.

– С ними Гин, можешь не переживать.

– Кстати. Я давно хотела спросить, – Сандра замялась. – Что Гина связывает с Хоро? Они так похожи и у обоих одинаковые метки на груди. Я всё боялась у него напрямую спросить.

– А он бы и не ответил. Особо их ничего не связывает. Похожи они только потому, что родились в родственных кланах. Насколько я знаю, Хеймао, родной клан Гина, ответвление от клана Кучиро, рода Хаорокуночи. – Иккиро врал, но Сандра этого не особо заметила. Или делала вид.

– Тогда зачем Гин ищет его?

– Просто хотим приманить его к себе в гильдию и главы решили, что с этим должен справиться племенной родич самого Хаорокуночи.

– Понятно, – протянула она и замолчала, словно ожидая продолжения.

Образовалась неловкая пауза. Иккиро попытался отвлечься и обратил внимание на протезы Сандры. Механическая рука странно подрагивала.

– Что с твоей рукой? – поинтересовался он.

– Ничего особенного. Наверно опять заклинило сустав, – девочка сжала-разжала кулак, подняла руку и немного подвигала. Все суставы странно хрустели. – Грязью из реки наверно забились.

Девочка ловким движением сняла механизм руки. Иккиро открылась пластина, испещренная различными символами и странными бугорками. Сандра умело, одной рукой, разобрала искусственную конечность. Под пластинками, напоминающих изгибы руки, скрывалось хитрое сплетение толстых нитей, имитирующих мышечные связки. По этим нитям бежала энергия, светящаяся и пульсирующая, подобно крови в венах.

– Какое хитроумное устройство, – протянул он и взял кисть. Она была подобна человеческой. Костяшки и суставы заменяли круглые, выполированные до блеска шайбы.

– Хаорокуночи сделал их для меня из какого-то особого металла. Правда я никогда не видела чёрного металла.

– Это не металл. Это его кровь. Сплав из крови и серебра.

– А тебе откуда известно? – подозрительно скосилась на него Сандра. Проболтался…

– У меня нож из такого сплава. Демоны обычно не любят серебро, но зато из него и их крови выходит отличное оружие.

Он решил умолчать, что сплав выходит только из чёрной крови.

– Ты много знаешь, – восхитилась девочка.

– У меня были хорошие учителя. В моём родном храме незнания и невежество поощрялись только тумаками.

– А как ты оказался здесь? В Гильдии? Разве монахи разрешают становиться охотниками?

Иккиро как-то весь напрягся и нахмурился.

– Когда мне было девять, в Камадзисии, на моей родине, разгорелась война. Меня поймали и продали в плен. Я почти три года был рабом у какого-то психопата – графа из Нордэффеса. После его смерти меня выкупил глава «Лунных Цепей». Тогда я и познакомился с Гином. Мы учились вместе, нас тренировали и растили из нас идеальных боевых партнёров. И у них вышло.

– Тяжёлая у тебя судьба.

– Не тяжелее чем у других. Ты же родителей лишилась?

– И брата.

– Люк и Рюджин тоже сироты. Про Гина спорный вопрос. Пусть он это отрицает, но у него ещё есть родной отец, а жива ли мать – никому не известно.

– А твои родители?

– Я никогда их не видел. В храме мне говорили, что я сын духа Энмы Ромайи.

Он продемонстрировал свой обезьяний хвост.

– Он настоящий? – удивилась Сандра. – Я всегда думала, что это просто пояс такой.

– Настоящий. Поэтому меня и зовут Обезьяной.

Вот если бы не хвост, то никто бы и не назвал его таким странным прозвищем. Иккиро был очень симпатичным парнем, правда с слегка заострёнными кончиками ушей и глазами, необычного алого цвета с голубым огоньком в зрачках. Конечно, волосы у него были тоже странные: от корней светлые, словно спелая пшеница, а к концам становились красноватыми. Не рыжими, а именно красными, словно кровь.

– Никогда не думала, что полулюди и такими бывают.

– Полудух.

– Что?

– Я полудух, – поправил её Иккиро. – По сути своей я не человек, хоть тело и людское. Но всё же предпочитаю классифицировать себя как человека, во мне слишком мало от духа.

Сандра почувствовала, как что-то внутри у неё отключилось. Ей стало сразу дурно.

Не человек? Это вообще как? Сандра не понимала. Мысли запутались в какой-то непонятный клубок, а нить смысла оборвалась в конец.

– Ты чего? – удивился Иккиро, заметив, как побледнела Сандра.

– Прости. Просто, раз человеческое только тело… то оно…

Иккиро понял, что её напугало. Он взял её за руку и приложил к своей шее.

– Спокойно. Чувствуешь пульс? – Иккиро пытался её успокоить. – Тело живое. Поэтому я дух только наполовину. У меня лишь душа… иная. В этом всё отличие.

– Прости… просто я уже… – девочка не смогла закончить. Она быстро вскочила с земли и кинулась в кусты.

Иккиро достал из сумки какие-то травы, положил их в глиняную чашку, залил кипятком и подошёл к Сандре. Он аккуратно похлопал её по спине, а когда ей полегчало, протянул напиток. Девочка сделала один глоток и выплюнула содержимое обратно в кусты.

– Понимаю, противно, но нужно немного потерпеть. Это успокоительное.

Прошептал успокаивающим тоном Обезьяна. Девочка допила и Иккиро помог ей дойти до костра, снял с себя кимоно. Оставшись только в каком-то подобии майки, и уложил на него девочку прямо на землю.

– Отдохни немного, – прошептал он.

– Просто… – продолжила Сандра, – я уже встречалась с духами. Не очень хорошими. Они вселялись в мёртвых людей. Они пытались убить меня…

– Есть и такие духи. На самом деле, я родился мёртвым.

Сандра похолодела.

– Но меня спасли духи. Один из пяти духов, Акарай, помог мне выжить, возобновив все мои жизненные процессы и слившись с моей душой. Правда, после этого я начал вырабатывать молнии своим телом. Как видишь, духи, если вселяются в людей, не причиняют один только вред.

– Прости. Просто… страшный опыт.

– Ничего. Полежи, отдохни.

В этот момент Окохама неожиданно заскулил. Иккиро повернул голову и увидел, что волк смотрел на тропу. Он посмотрел туда же и увидел четыре приближающихся силуэта. Подойдя ближе, он различил Гина, Рю, Люка и… старого друга Сана!

– Рыжая Бестия! Какими судьбами?! – обрадовался Иккиро.

– Да так, случайно с Гином встретился в городе, – ответил Сан.

И тут два друга сделали что-то странное. Сан начал разбегаться, и замахнулся кулаком. Иккиро тоже размял плечё и сжал кулак. И только когда «старший рыжий» демон приблизился, пацаны ударили друг друга в живот.

– Ложись! – скомандовал Гин в последний момент и в двух расшалившихся друзей ударила молния.

Она осветила лес на километры вокруг. Как только погодная аномалия стихла, Сандра увидела двух смеющихся ребят: Иккиро и точную копию Гина.

– Больше так не делайте! – выкрикнул Гин. – По крайнеё мере пока мы рядом!

– Хорошо-хорошо! – улыбнулся Сан. По его рыжим волосам искрились молнии.

– Что произошло? – оцепенела Сандра.

– Когда Иккиро и Сан видят друг друга, им как головы сносит, – пояснил Гин, подойдя ближе. – Они оба владеют стихией молнии и поэтому частенько устраивают светошоу.

– Сан? – переспросила она и посмотрела на парня.

– Да, это мой двоюродный брат. Сходству не удивляйся, мы уже устали объяснять что наши родители близнецы.

А ведь верно. И Сан и Гин были похожи на столько, что нельзя было назвать их даже двоюродными братьями. Овал лица, нос, разрез глаз, выпирающие скулы и ямочки на щеках, абсолютно всё было идентичным. Разве что метки Сана были красные и ростом повыше. А ещё, если у Гина один глаз был серый, а второй голубой, то у Сана глаза были алые и такие красивые, что невозможно оторвать взгляд. А немного другой оттенок волос это так, мелочи, всё равно оба огненно-рыжие.

– Так, Сандра, Иккиро, мы сняли номер в гостинице в ближайшем городе, – оповестил друзей Гин. – Вы, с Люком и Рюджином идёте через лес. Мы с Саном перенесём Окохаму по воздуху. Так что немного отдохнём и начинаем собираться.

Иккиро порадовался, что так и не поставил палатки. Ребята наскоро перекусили и попили чаю из травы, что набрал Иккиро в лесу, а затем начали собираться. Вернуться в город надо было до темна. Все вещи пришлось нести самим.

Уже через час команда была готова отправляться в путь. Гин аккуратно обмотал Окохаму цепью, чтобы ему не было больно и не душило в полёте. Когда Сан расправил крылья, оказалось, что и кайма оперенья у него была красной, да и крылья вообще сами были на много больше, чем у Гина. Парни без проблем подняли огромного волка в небо и понесли его в сторону города. Окохама оказался не таким тяжёлым, как они думали, от силы килограмм двести, что удивительно для такой огромной туши. Демон задумался о том, как хорошо его питомец питается и хватает ли ему еды. Обычно взрослые монстры весят не меньше полутоны.

Гин не мог лететь долго, поэтому демоны иногда спускались для отдыха. Когда они ненадолго приземлялись, из леса на миг вылетал один из духов Иккиро, Казери, оглядывал ребят, а затем улетал обратно. Гин понял, что этот дух наверняка наколдовал что-то с ветрами и воздухом, чтобы Окохама казался легче. Он вспомнил, как один раз он так переносил разрушенную часовую башню штаба. Тогда парень тоже думал, что просто достаточно сильный для этого, но оказалось, что всё это время молчаливый дух помогал ему.

Гин и Сан вновь взлетели. Старший иногда бухтел, что-то вроде, «не маши так часто крыльями, пари, устанешь же», но Гин не слушал, и вскоре брат смолк. Они летели, с короткими передышками, около получаса и вскоре показался город.

– Слышишь, брат? – вдруг обратился к парню Сан. – Вот было бы здорово, если ты как Хаорокуночи сможешь в дракона превращаться.

– Тише, Сан, – ответил Гин. Они были на высоте, конечно, но он опасался, что ребята внизу их услышат. – Я не хочу, чтобы об этом знали мои новые товарищи. И да, то, что я тоже смогу превращаться в дракона, маловероятно. Скорее всего, мне достанется какая-нибудь мелочёвка вроде бессмертия или лечения.

– Ты так легко говоришь о бессмертии. Оно тебя совсем не интересует?

– Ни капли. Я не вижу ничего весёлого в вечной жизни, – хмуро процедил Гин. – Только и молюсь, чтобы мне досталась какая-нибудь магия. А ещё лучше, если не доживу до достижения пика.

– Не говори так, – отрезал Сан. – Ты мой брат и я не смогу жить спокойно, если ты умрёшь. Что я скажу своим отцу с матерью, когда домой вернусь? Они же тебя чуть ли не родным считают! А тётя Линда?

– Я им принёс слишком много проблем. Так что ничего страшного не произойдёт, если главная причина всех бед исчезнет.

– Придурок, – отрезал Сан. – Как только вернёмся в Берхенваль, я запишу тебя к психиатру. Самолично. А ещё лучше сдам сестре!

– Ты так говоришь о ней, словно она тебе родная сестра, а не мне.

– Плевать я хотел на узы Детей Водоворота. Она для меня такая же сестра, как и ты – мне брат.

– Как она там? – неожиданно смягчился Гин. – Скверна сходит?

– Пятно стало меньше. Раньше покрывало радужку глаза полностью, а сейчас меньше половины. И на висках уже не осталось проклятия.

– Это хорошо. Так глядишь, и через год напоминать о проклятии будут только шрамы.

Пока они говорили, не заметили, как долетели до города. Шедшие через лес ребята остались далеко позади. Ничего, не заблудятся.

Вскоре показался и обширный двор при гостинице, на территории которого стоял большой амбар. Окохама там легко вместится. Гин и Сан подлетели к самому участку, когда увидели стоящего у ворот хозяина гостиницы. Демоны плавно опустили на землю Окохаму и спустились сами.

– Явились раньше? – осведомился хозяин. – Очень хорошо. У вашего чудища перелом, помогите мне его перевязать, а после этого отправим его в амбар.

Гин стоял и не мог и слова сказать. Чего это хозяин так раскомандавался?

– Ну, чего встали? – разозлился старик. – Давайте помогайте! Вот стерильные тряпки висят, берите, поднимайте другу лапу!

– Чего вы это нам помогаете? – удивился Гин. – Мы же вас не просили, только ночлег и загон для него.

– Я сорок лет проработал ветеринаром, малец. Как я могу оставить такое чудо без помощи? – хмуро ответил хозяин и погладил Окохаму по носу. Волк с наслаждением зажмурился. – Хороший мальчик, тебе повезло с друзьями.

Гин и Сан выполняли все указания старого хозяина, и вскоре лапа Окохамы была надёжно зафиксирована.

– А что за швы у него на лбу? – спросил хозяин.

– Когда мы впервые встретили этого волка в Фоэдо, он был под влиянием «третьего глаза». Тогда мы, кое-как, уничтожили глаз на лбу и завалили его, а спустя где-то три недели вновь наткнулись на это чудовище уже в Игумии. Тогда он нас спас от стражи и вот уже почти два месяца с ним не расстаёмся. Рану на лбу пришлось зашить. Конечно, не умело, криво, но я же не врач, а охотник.

– Нет, ты хорошо наложил шов, – ответил хозяин. – Почти два месяца, говоришь? Значит, в самый раз пора снять швы. Они только мешают животному. Честно признаюсь, я ещё никогда не видел проклятие «третьего глаза» воочию, поэтому не могу сказать, что вашему другу точно больше ничего не угрожает.

И с этими словами старик залез Окохаме на шею, забрался на голову, достал ножницы и аккуратно разрезал нити. Гин видел, что Окохама вздрагивал от боли, но не пытался скинуть с себя старика и просто терпел.

– Какой ты умница, – похвалил хозяин волка, закончив операцию.

– Слушайте, дядь… – вдруг начал Гин, но ему не дали договорить.

– Агир. Зовите меня по имени, молодняк.

– Агир, вы не можете точно определить вид этого Кому? Когда мы его брали, думали что он Лао и был значительно меньше, чем сейчас.

– Ты шутишь? Какой же это Лао? Это чистокровный Хан. Посмотри! Ну-ка, друг, открой рот! – волк послушно открыл пасть. – Смотри. Видишь что у него по две пары клыков на верхней челюсти?

– Да. А что, по ним определяют?

– Не только. Присмотрись. Те, что больше изгибаются в сторону полумесяцем. Знаешь кому свойственно такое строение клыков?

Гин ошарашено посмотрел на Агира. Конечно, он знал, но совсем забыл об этом.

– Драконам, – выдохнул он. – Такое строение челюсти у драконов.

– Вот именно. И это не всё. Кому вида Лао тупые как пни, от того и попадают чаще других под влияние проклятия «третьего глаза», а он, как видишь, умнее даже некоторых людей! А ещё он только щенок. И пяти месяцев от роду нет. Видишь, задних зубов недостаёт? Не выросли ещё.

– То есть он будет ещё расти? – Гин чуть не упал.

– Да, но подрастёт ещё не больше метра и пойдёт вширь. Скоро первые рога отвалятся. Не выбрасывайте их, за них хорошие деньги дают.

– Спасибо большое вам, дядя Агир, – поблагодарил демон старика.

– Да не за что. Приятно иногда с животиной повозиться. А ты веди его пока в амбар.

– Ну что, Окохама, пошли? – обратился Гин к чудовищу и тот встал и поскакал на трёх лапах к своему новому месту ночлега.

Гин завёл волка в амбар, погладил его на прощание и вернулся к Агиру и Сану. Те о чём-то спорили.

– Гин! – позвал брата Сан. – Ну, скажи ты ему, что мы не близнецы!

– Мы даже не родные, – ответил Гин. – И родились в разные года.

– Ну не верю я, – усмехнулся Агир. – Как две капли воды, только один низкий, мохнатый и с голубыми метками, а второй высокий, ухоженный и с красными.

– Так вышло, – пожал плечами Гин и развёл руки. Я сам удивился, когда его впервые увидел. Даже детьми мы были похожи.

– Ребят, а вы, случаем, не из клана Хеймао? – спросил Агир.

– Именно оттуда, – ответил Сан. – А что такое?

– Просто, где-то с месяц назад, была у меня здесь постоялица. Демонесса и тоже из клана Хеймао. Пряталась от бандитов и быстро исчезла. Думал, может, вы её знаете?

– А как её звали? – спросил Сан. – Я, в отличие от него, – он показал на Гина, – в клане воспитывался, может и знаю её.

– Ох, дадут боги на старость память. Кажется, Лаурой её звали.

Сан вздрогнул, когда услышал это имя. Это не скрылось от Гина. Он телом почувствовал, как напрягся брат.

– Ты её знаешь? – спросил Гин у брата.

– Нет. В первый раз слышу, – ответил старший, но как-то странно отвёл взгляд.

– Ну ладно. Скоро ребята подойдут. Пойду встречу их. С этими словами Гин ушёл через гостиницу.

Агир и Сан остались наедине.

– Зачем ты ему солгал? – спросил старик у Сана. – Разве он не твой брат? У братьев есть секреты?

– Дядь, – холодно ответил Сан. – Не говорите только ему об этом. Я сам больше не могу молчать. Эта самая Лаура… – парень словно пытался подобрать слова. – Лучше, если они никогда не встретятся.

– Ладно, я понял, – протянул старик и улыбнулся. – А они похожи. Особенно характером.

Гин встретил друзей около «Амфисбены». Ребята зашли в закусочную и сели у камина. Посетителей было не много, за окном начинало вечереть и это придавало забегаловке домашний уют. Заказ принял всё тот же здоровяк – хозяин трапезной. Ребята быстро перекусили очередным пирогом. Пока они ели, они увидели очень странное создание. Меж столов ползла змея, но вместо хвоста у неё была другая голова. Сандра испуганно пискнула:

– Что это?

– Теперь ясно, почему закусочная так зовётся, – сказал Иккиро. – Собственно, это Амфисбена.

– Вы её не бойтесь! – крикнул хозяин. – Она чеки разносит и, иногда, собирает плату.

– Ну, с таким помощником вряд ли кто-то рискнёт уйти не заплатив или не оставить чаевых! – усмехнулся Гин.

Откушав, ребята заплатили необычному помощнику и зашли в мясной магазин. Они-то поели, а Окохама вряд ли сегодня толком питался. Вернувшись в гостиницу, ребята заняли свои комнаты. Старик Агир не пожалел для них лучших помещений. Мальчикам досталась комната, разделённая на две части. Кровати в них были большие, старик не скупился. Сандре же досталась огромная комната с двуспальной кроватью и ванной.

Разобрав вещи, Гин отправился в Амбар к Окохаме. Завидев хозяина с гостинцем, волк радостно замахал хвостом.

– Я пришёл, дружище! – поздоровался Гин. – Ну-ка, открывай пасть! – И демон извлек жирную телячью ногу. Волк мигом вцепился в неё зубами. Для него этот кусок был меньше куриной лапки для обычной собаки. Гин постепенно извлекал куски и давал их волку, чтобы тот не торопился. Когда мясо закончилось, он похлопал питомца по носу. – Ты хороший друг. Поправляйся скорее.

– Любишь ты его, – усмехнулся за спиной Агир. Он стоял у самых ворот и любовался Хозяином с питомцем. – Я ему кашу сварил. Утром накормишь.

– Мы вроде договорились, что кормим его сами, – уточнил Гин.

– Ну и что? Денег я с вас за это не возьму. Просто ваш волк напомнил мне о прошлом. Как, говоришь, его зовут?

– Окохама. Большой Волк. Он сам нас нашёл и не захотел уходить.

– Это имя ему подходит. Волки Хан очень умные, они понимают где их будут любить, понимают человеческую речь и легко адаптируются к любым условиям.

Агир замолчал, наверно, что-то вспоминал. Гин решил не упускать момента и получить от старика нужные сведения.

– Дядя Агир, что вы можете о местных пропажах сказать?

– Ничего особенного, а чего ты интересуешься?

– Я и мои друзья из гильдии «Лунные Цепи». Помогать людям – наша работа.

– Эх, малец, не одни уже охотники пропали здесь без вести. Ну ладно, слушай.

И старик начал рассказ…

====== Тайна города мертвецов ======

– Лет десять назад, жил в наших землях один человек. Прославился он тем, что был сильным магом. Люди ходили к нему за помощью, его уважали. И вот однажды, пришёл сюда чужак. Странный он был, облачён весь в белые одеяния, а на шее висел кулон. Случайно узнал, что его называют в народе Маг и что связан с какой-то группой сильных людей.

И вот, когда появился в этих землях Маг, начали появляться у нас ходячие мертвецы. Сейчас объясню. У одной женщины погиб муж на шахтах. Несчастный случай. Горе у неё было великое, ведь с малыми детьми она осталась. Мужика похоронили, а через две ночи пришёл он, как ни в чём не бывало, живой. Говорил с нами, общались, ходил, как и раньше, на шахты. Но длилось это не долго.

Как всем известно, со временем трупы разлагаются. Вот и женщина та однажды ввалилась в мою больницу, (я тогда ещё ветеринаром и местным доктором был), и кричит, что муж у неё гниёт, сквозь кожу червяки ползут, трупом воняет. Я побежал к нему, смотрю, а он сидит на полу и сумасшедшими глазами на меня смотрит. Внешне то ничего был, не как трупы, не бледный, слегка румяный, но по оголённым местам язвы гнилые расползлись. А глаза и не человечьи даже были, красные, да не как у демона, целиком и зрачок, и белок, и радужка. Понял я, что магией он некромантской заколдован, взял нож, а он меня ударил, и я сознание потерял. Когда очнулся, его уже не было. Искали его всю ночь всем городом да нашли к утру уже мёртвым. Чтобы заново не восстал, мы его сожгли.

Думали, всё, больше нет проблем, да только спустя неделю завоняла трупом и его жена, трупными пятнами покрылась. Поймали её, проверили пульс – сердце не бьётся, а она-то ходит, говорит, мыслит. Пришлось и её сжечь. После этого проверили всех жителей на наличие сердцебиения, у двух не нашли. Конечно, убивать сразу мы их не стали. Сначала расспросили, что помнят – как оказалось, ничего, – а затем изолировали. Спустя неделю оба завоняли и их сожгли.

А тем временем пошёл слух что Оникс, наш местный колдун, начал учиться у Мага. Взяли мы в привычку проверять людей на пульс каждую неделю и со временем число ходячих мертвецов увеличивалось, словно болезнь какая!

И в один момент всё прекратилось. Мертвецы перестали появляться в городе, люди перестали умирать от лихорадки, что тогда бушевала, и всё встало на свои места. Но ненадолго. Спустя год, после появления Мага, он и Оникс устроили магическую дуэль. Летали молнии, тряслась земля, и, в итоге, Оникс убил Мага. Мы уже подумали, что всё, закончилось, но не тут-то было. В тот же вечер восстали из могил мёртвые и напали на город. Погибли многие, ещё больше заразилось, но мертвецами так и не стали. Оникс исчез и с тех пор, вот уже девять лет, пропадают у нас люди среди ночи, а иногда вновь появляются ходячие мертвецы. Проклятие осталось в этом городе, как болезнь.

Агир замолчал, давая Гину переварить услышанное. Демон стоял среди амбара, глупо приоткрыв рот, и не мог сказать и слова. Эта история его поразила и напугала.

– Вот только мы избавились от одного ходячего трупа, как к нам пожаловал целый город… – безнадёжно выдохнул Гин.

– Ты о чём?

– Мы ещё утром покинули деревню, расположенную отсюда на Севере. Там бушевал воскресший монстр, пёс с двумя головами.

Пришла очередь Агира удивляться.

– Вы победили Дэги?! – почти выкрикнул он. – Как?!

– Пришлось попотеть, но вместе с друзьями мы справились.

– Счастье-то какое! А ведь та деревня – моя родина. У меня там дочка с внучкой живут. Спасибо, что спасли ту деревню.

– Не стоит благодарить. Счастливая случайность, да и только.

Гин попрощался с Окохамой и вышел из амбара. Вместе со стариком они вернулись в гостиницу.

– Позови своих друзей, – приказал Гину хозяин. – Ужин вот-вот будет готов. Стоимость трапезы входит в плату за комнаты.

– Хорошо, спасибо, дядь.

И демон удалился за своими друзьями.

В комнате царило веселье. Когда Гин зашёл в номер, Рюджин валялся на полу и давился от хохота, Иккиро и Сан чуть ли не светились от электрического заряда, а вот Люк… Гин понял, в чём дело, увидев юного убийцу: Люк стоял посреди комнаты и был пушистый, словно одуванчик. Его волосы встали дыбом, а шерсть на длинном хвосте взъёрошилась, как у обозлённой кошки.

– Что произошло? – удивился Гин.

– Сан и Иккиро случайно столкнулись, – начал Рю, давясь от хохота, – Стрельнула молния и попала в Люка и вот он теперь такой.

– Я сейчас с тобой статическим электричеством поделюсь, если не заткнешься, – как-то беззлобно пригрозил Люк воришке.

– Сан, Иккиро, вы же знаете, что вам вообще приближаться друг к другу нельзя, – Гин недовольно покачал головой. – Один молнии производит телом, а второй их притягивает и контролирует; вас не просто так в Гильдии держали друг от друга на порядочном расстоянии.

– Прости, братан. Ты понимаешь, что нас друг к другу, как магнитом, притягивает? – виновато улыбнулся Сан.

– Понимаю, от этого вас и держали, чуть ли не на привязи. Кстати, твой амулет не сломался от такого?

Сан снял с шеи очень странное устройство: металлический кругляш с шестерёнками и самоцветными камнями. Он критично осмотрел амулет.

– Не должен был. Он был без заряда, так что сгорание от перенапряжения ему не грозит.

– Амулет? – удивился Рюджин. Люк тоже с интересом посмотрел на диковинку.

– В отличие от Иккиро, я не произвожу электричество, – ответил Сан. – Зато храню его в таком амулете. Благодаря этому, я могу пользоваться своей способностью не зависимо от погодных условий. А раньше я мог сражаться только в грозу или при наличии источника статического электричества.

– Прекращай хвастаться, – улыбнулся Гин. – Иккиро, проверь у него заряд, и пошлите есть – хозяин всех зовёт.

И демон вышел в коридор. Он подошёл к соседней двери и аккуратно постучал.

– Да? – раздался голос Сандры. – Входите!

И Гин вошёл в тёплую уютную комнату. Сандра сидела за небольшим письменным столом и листала книгу.

– Читаешь? – спросил Гин.

– Да. Здесь большой книжный шкаф, полностью забитый книгами и я решила ознакомиться с ними. Ты что-то хотел?

– Хозяин зовёт ужинать.

– Хорошо, иду, – улыбнулась девочка. Гин уже хотел выйти, но его остановил окрик Сандры. – Постой.

– Что такое? – удивился демон.

– Скажи честно. Я знаю, когда мне врут, так что даже не пытайся. Вы с Хаорокуночи родственники? Вы слишком похожи.

На лице Гин мастерски изобразил недоумение, но внутри него всё охладело.

– Можно сказать и так. Клан Хеймао происходит напрямую от клана Кучиро, в котором родился Хаорокуночи. Ну а по поводу внешности я не знаю. Видимо досталась она нам с Саном от какого-то дальнего предка, а может и от самого Хаорокуночи, кто знает.

Сандра внимательно, выжидающе смотрела на Гина. Не поверила? Или блефует? Гин решил немного уточнить свои семейные связи, чтобы наверняка.

– У меня есть только брат Сан и сестра, внебрачная дочь моего похотливого папаши, которого, чёрт знает где, носит. А ещё мать, но она, скорее всего, мертва, раз от неё почти шестнадцать лет нет ни слуху, ни духу.

Сандра с подозрительным прищуром смотрела на Гина. Догадалась? Не похоже.

– Ладно, ещё есть мачеха, она живёт в нашем с Рю родном городе. А ещё дядя с тётей, родители Сана. Это все мои родичи.

Гин сделал максимально хладнокровное лицо и у него это вышло. Только вот Сандра, похоже, не поверила.

– Ладно, – вздохнула она, – извини, что лезу не в своё дело. Просто у друзей не должно быть секретов, разве нет?

– Верно. Ладно, собирайся и пошли ужинать.

Гин поспешно ушёл из комнаты. Как только он закрыл за собой дверь, он почувствовал, что его сердце бьётся в три раза чаще, а по лицу побежали ручейки пота.

«– Черт, долго скрывать не выйдет, – выругался он про себя и медленно двинулся к лестнице вниз. – Придётся им рассказать. Лучше поздно, чем если они узнают об этом из уст врага. К тому же, я должен предупредить их об опасности, которой они подвергаются, находясь со мной. Они вправе знать».

Гин спустился на первый этаж. Столовая находилась в комнате около лестницы. Демон открыл дверь и в нос ударил приятный запах мяса, картошки и чая. В комнате было всего лишь три стола, два небольших на четверых человек, а третий огромный для целого пира. За этим столом и сидели друзья Гина, а в его главе восседал хозяин Агир.

– Ну вот, явился, наконец, – хмуро констатировал старик. – Этот стол для особых гостей, так что присаживайтесь.

– А мы особые гости? – удивился Гин.

– Вы мне понравились, ребят, а значит особенные.

Следом за Гином зашла Сандра. Пройдя мимо демона, она кинула на него какой-то грустный взгляд. Эх, видимо, нужно будет поговорить с друзьями в ближайшее время, а иначе они потеряют доверие к нему.

Ужин оказался хоть и простым, но вкусным на столько, что Гин уплетал миску за миской. Друзья смотрели на него во все глаза.

– Эй, поумерь аппетит, – усмехнулся Рю.

– Да ладно, – махнул рукой Агир, – моя жена всё равно готовит слишком много. Так что и он наестся и еще на сотню человек хватит.

– Вы явно преувеличиваете, – усмехнулся Иккиро. – А его если не остановить, то он всё съест. Уж я-то знаю.

– Эй! Кому ещё добавки? – в трапезную вошла пожилая низенькая и слегка полноватая женщина.

– Мне! – выкрикнул с набитым ртом Гин.

– Ух, какой аппетит! – усмехнулась женщина. – Погоди, раз ты так кушаешь, то я тебе кастрюлю всю принесу, отложу только для постояльца-тихони.

И женщина, спустя минуту, вволокла в зал огромный чан, до половины заполненный тушённой картошкой и мясом. У Гина даже глаза засверкали, а у друзей едва не отвисла челюсть.

– А я что говорил? – усмехнулся Агир. – Моя жена когда-то была поваром одной военной роты и у неё так и осталась привычка готовить на двести человек. Вы не представляете, как спасаете нас со своим непомерным аппетитом.

Это относилось не только к Гину, но и, не отстающими в пожирании, Сану и Люку. Все трое уже успели прикончить примерно по десять тарелок каждый и теперь наперегонки черпали ложками из чана.

– Ох уж эти демоны, – вздохнул Иккиро.

– Я слышал, что демоны славятся тем, что могут много есть и мало спать. – Усмехнулся Агир. – Но впервые вижу своими глазами. А по виду, кроме хвостатого, и не скажешь, что они демоны.

– Я тоже не поверил, когда впервые увидел Гина, – сказал Рюджин. – Показался мне самым обычным парнем.

– А разве вы не из одного города? – спросила Сандра. – Говоришь так, словно впервые его увидел.

– Когда он жил в городе, мне было всего пять лет. Да и из-за всего, что пришлось пережить, я совсем забыл про него. К тому же никто не знал, что он демон. Даже он сам, до того ужасного случая восемь лет назад.

– Случая?

– Лучше спроси у него. Я тогда был слишком маленьким и мало что помню. Я лично запомнил страшный пожар, охвативший весь город. Я только знаю, что Гин был как-то замешан в этом.

В этот момент в трапезную зашёл ещё один человек. Лицо его было закрыто широким капюшоном, а сам одет в дорожную мантию.

– А вот и тихоня пожаловал, – сообщил Агир. – Господин Зак, присоединяйтесь к нам!

Человек обвёл взглядом присутствующих, как-то долго смотрел на Рюджина, и в итоге сел за один из малых столов.

– Какой он не сговорчивый, – вздохнул Агир, поднялся и ушёл на кухню, видимо, за долей для этого постояльца.

Троица демонов, к этому времени, уже полностью опустошила кастрюлю и запивали чаем всё поглощённое. Агир принёс постояльцу Заку еду и вернулся к столу. Гин делился с ребятами историей, что услышал у старого хозяина, а тот, в свою очередь, умудрялся добавлять новые подробности произошедшего девять лет назад.

– Чаще всего, люди пропадают ночью. Просто выходят на улицу и бесследно исчезают, – пояснил Агир. – А вот мертвецы у нас шастают и днём и ночью, ничего не боятся.

– И вы не боитесь жить в таком городе? – удивилась Сандра.

– Боюсь, да вот только не могу я этот город покинуть. Больно много меня с ним связывает.

– Эти мертвецы чем-то опасны? – осведомился Иккиро.

– Не все. Одни умирают тихо и мирно, словно их окончательно покидает жизнь. Других нам приходится сжигать и те не сопротивляются, понимая, что другого выхода нет. А иногда появляются буйные. Они начинают убивать всех, кто подвернётся им под руку. К сожалению, в последнее время буйных прибавилось. Уже двадцать жертв и это только за последние две недели. Люди начинают паниковать и уезжать из города.

– Ужасно… – вздохнула Сандра.

– Да, вот мы уже и забили тревогу. А наш мэр вообще ничего не хочет с этим делать.

– Очередной зажравшийся свин? – ехидно поинтересовался Рю.

– Рюджин! – прикрикнул на него Гин, но как то не зло, а с усмешкой. – Как ты называешь уважаемых граждан, слегка засидевшихся и принаглевших на своём посту?

– Ты не лучше, Гин! – усмехнулся Иккиро и толкнул друга в плечо.

– Как в воду глядели, – хохотнул Агир. – Именно такой наш мэр Визио.

– Ясно, значит, на охрану к нему не пойдём. А то устроим очередной бунт. – Ехидно приметил Гин.

– Ага, и тебя опять будем откачивать от выстрела серебряной пулей, – улыбнулся Иккиро. – Вот ирония, серебряный мальчик боится серебра.

– Я не боюсь серебра, – и Гин поднял руку с серебряной вилкой. Даже удивительно, что у старика водилась такая посуда. – Вот давай в тебя выстрелят? У тебя-то такой регенерации как у меня нет, а значит, рана срастаться не будет. Частицы серебра препятствуют регенерации демона – они поглощают всю выделяемую на это жизненную силу и магию, и от этого раны не заживают. Теперь понятно, почему демоны не любят серебро?

– Зануда ты, Гин. Не подходящее у тебя имя, ни как для демона, ни по внешности.

– Ну, извините, мои приёмные родители не знали что я демон, – Гин невозмутимо прикрыл глаза и отхлебнул чай. Но открыв глаза вновь, он увидел сидящего неподалёку «постояльца-тихоню».

Он заметил, как безумно блестят его глаза под капюшоном, и что он смотрел на Гина, а затем быстро, перевёл взгляд на Рюджина. Гин решил сделать вид, что не заметил, но сам, тайком, поглядывал на этого самого Зака. Тот не ел и просто смотрел на ребят.

Спустя час, ребята помогли Агиру убрать со стола. Иккиро вызвался помочь вымыть посуду. Гин бы сделал то же самое, но сейчас у него было одно важное дело. Он взял Рюджина за руку и вышел с ним из столовой.

– Иди рядом, тихо, и делай вид, что мы просто общаемся, – шепнул ему на ухо Гин и они вышли в холл.

Как Гин и думал, Зак вышел следом. Ребята вышли в центр холла и остановились. Странный постоялец вышел, и тихо встал в стороне, делая вид, что рассматривает картины, но место выбрал неподходящее, Гин прекрасно видел его отражение в зеркале, висящей на стене за стойкой хозяина.

– Как цепь, не болит? – чисто ради того, чтобы завести разговор, ляпнул Гин.

– Нет, на руке и мешать перестала. Правда, та, что в груди, немного иногда побаливает.

– Ты пытался искать закономерности, когда она болит?

– Нет, но теперь попробую.

– А что со способностью? Не слышишь ещё её голоса?

– Нет. С той тренировки я больше не слышал Хаяши, хоть и пытался поговорить с ним.

Гин всё это время наблюдал за Заком. Как он и думал, тот следил за ними. Гин опустился совсем низко к уху ученика.

– Тот постоялец следит за нами, – совсем тихо прошептал Гин. – Делай вид, что мы его не замечаем. – И добавил громче. – Сегодня нужно нам всем собраться в нашей комнате. Я хотел вам, в частности тебе, Люку и Сандре, кое-что рассказать. Думаю, для этого самое время.

– Хорошо, Гин. Можем прямо сейчас сходить.

– Не, я хотел на ночь к Окохаме зайти. Наверно, он скучает. Возвращайся в комнату, а я схожу в амбар.

С этими словами, Рю кивнул и побежал вверх по лестнице, а Гин вышел через чёрный ход на участок. Пока он шёл, то прислушивался к каждому шороху и шагу. Подойдя к воротам Амбара, Гин резко развернулся и лишь мельком увидел, как кто-то спрятался за сараем.

– Выходи. Я тебя видел, – уверенно произнёс он. Зак вышел из-за сарая и встал на безопасном расстоянии от Гина. – Ну и чего ты тайком смотришь и ходишь? Хочешь поговорить, так подойди и поговори, я не кусаюсь.

– Я лишь осторожничаю, – ответил человек. – Я прекрасно знаю, на что ты способен, Демон Хондо.

– И что с того? Пока на меня не нападают, не нападу и я. У меня есть гордость воина, всё-таки, – из-за закрытой двери амбара прозвучал утробный рык Окохамы. – Успокойся, друг! Я тут сам разберусь, а ты спи! – рык тотчас же стих. – Мой волк говорит, что ты не с самыми добрыми намерениями. А он меня ещё ни разу не обманывал.

– Возможно, он прав. Но это мне решать, с добрыми я намерениями, или нет, а не твоему чудовищу. Хотя, ты сам не далеко ушёл.

– Что ты хочешь этим сказать? То, что я – чудовище – это да, я не спорю. Но, тебе-то, откуда это знать?

– А ты забыл, что произошло восемь лет назад в Хондо? А я напомню тебе. – И незнакомец снял капюшон.

Это оказался парень, на вид ровесник Гина. У него были чёрные волосы, часть чёлки падала на лицо и слегка прикрывала правый глаз. Глаза были алые, словно у демона, а черты лица оказались до боли знакомые. Гину не понадобилось много времени, чтобы сопоставить факты и понять, кто перед ним.

– Захар? – выдавил он.

– Давно не виделись, Гин. Но, прости, у меня нет времени с тобой болтать и вспоминать о былом. У меня задание от Амона.

– Ты сейчас работаешь на Амона?

– Давай по душам поговорим в другой раз? А сейчас, пожалуйста, не обессудь.

Гин не сразу понял, что он имеет ввиду, а Захар уже рванулся к нему, выставил ладонь с длинными острыми когтями, словно хищная птица, нацеленная на жертву, вогнал когти демону в живот и вырвал маленький кусок плоти. Тот не успел среагировать и лишь согнулся от боли. Волосы Гина побелели, он принял демонический облик. От боли и растерянности он почти потерял над собой контроль и запоздало понял, что направил на бывшего друга цепи. Те не достигли цели, Захар вовремя увернулся от них, а затем бросил в демона нож. Гин расправил крылья и прикрылся ими. Клинок врезался в крыло, ударился обо что-то плотное и упал.

– Так правду говорят, что перья демонов крепкие, как тонкое железо, – усмехнулся Захар. – А правда, что режут они тоже хорошо?

И тогда Гин разозлился окончательно. Он прыгнул на брата Рю, материализуя в руке длинный меч, замахнулся и лишь слегка задел противника. Захар же рванулся в сторону, вырвал из крыла Гина маховое перо и ударил им наотмашь.

– Ну, вот. Видимо у тебя просто они плотные, но совсем не острые, – вздохнул парень, видимо в серьёз решив проверить услышанную где-то байку.

Сам Гин не признался бы, что просто давным-давно поставил на крылья защитные метки. Ему же в пользу, что парень так увлёкся. Гин развернулся назад и ударил мечом. Удар получился скользящий, а плащ парня, на удивление, прочным, поэтому он лишь слегка задел ему ноги. Захар такого не ожидал и упал на землю. Демон рванулся к нему и занёс руку для удара, как вдруг за спиной бывшего друга тоже развернулись чёрные, как у ворона, крылья. Гин опешил, упустил момент, а в следующую секунду Захар ударил его ногами по ране. Демон согнулся от боли, схватил парня за ног