КулЛиб электронная библиотека 

Дрёмы Н.Е.Т. [Михаил Северный] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Дрёмы Н.Е.Т.

Дрема умирает.

Виталик вышел из дома, когда надоело ждать включения МеждуНета. Что случилось - непонятно. Уроки кончились, домашнее задание сделал, сейчас бы на досках переписываться и приколы читать, а сеть висит. Черный экран планшета и никакой реакции на прикосновения- Всё! Доски не загружаются и почта не работает. На браслет не поступало никаких сообщений - тишина. Обычно если что-то важное нужно сообщить жителям уровня, то массово рассылаются аллармы, но не сегодня. Сегодня МеждуНет просто тихо умер.. Папа говорил, что МеждуНет пропадет только если Свод рухнет или война начнется.

А вдруг действительно случилось что-то страшное? Не мешало бы проверить. Выстрелов не слышно, Свод на месте (Виталик даже выглянул в окно на всякий случай) - значит все путем. Парень включил встроенный в стену планшет, но ни один канал не работал. Ну как так-то? Только помехи и звук сквозь них иногда прорывается. И чем теперь дома заняться? Ведь как назло папа на работе, мама на работе - смотри что хочешь, хоть доски для взрослых, а МеждуНет не работает. Отца не будет как минимум сутки, мамы до утра - обидно.

Расстроенный мальчик выглянул в окно. Свод понижал яркость имитируя приближение вечера. Редкими точками проскакивали машины над крышами. Браслет на руке монотонно тикал и отсвечивал синим, считывая данные. Пусто на улицах, но в этом нет ничего странного. Все взрослые на работе, а дети в планшетах или за уроками. Гулять уже вечером выйдут - на спортивные площадки. Правительство поощряло занятия спортом среди молодежи и щедро отсыпало репутацию спортсменам вместе с пойнтами. Виталик пощелкал пультом и вернулся с надеждой к планшету, встроенному в стену. Опять перезагрузил устройство пару раз, но безуспешно. Придется себя выгуливать самому, как говорил папа. Ну не "киснуть" же тут.

Виталик оделся, осмотрелся в последний раз и сунул в карман пару шоколадных батончиков. Так и не придумал, что дома делать. Четыре молчаливые стены давили, угрожали и портили настроение. Стулья подставляли ножки и стол больно пнул в бок. Даже вещи намекали на то, что нужно куда-то идти. Браслет пискнул, высветив сообщение о том, что для повышения репутации с Рабочим уровнем неплохо бы не пропускать ежедневные прогулки. Гулять он не очень любил, дома спокойнее и в МеждуНете друзья сидят. Но в потолок таращиться не хочется. А прокачанная репутация поможет в будущем устроиться на хорошую работу. Или даже попасть на Острова.

Виталик закрыл дверь, поздоровался с мрачным дедушкой-соседом, который целыми днями стучал молотком по трубам (так папа говорил) и вызвал лифт. Дедушка осмотрел школьника с ног до головы и ушел к себе, хлопнув дверью. Браслет мигнул, но никак не отреагировал. Обычно в такие моменты репутация с гражданином повышается, но не сейчас. Мальчика аж передернуло, как сквозняком. Вот ведь неприятный тип. Жаль ему плюсика.

***

На улице пустота и тишина. Людей не видно. Даже такси не шныряет на двух уровнях высоты. Виталик задрал голову, надеясь увидеть движение, но увидел только Свод. Пустое воздушное пространство над небоскребами немного пугало. Куда все полосатые машины подевались? Только парит обрывок стрейтчевой ленты, извиваясь в потоках воздуха и напоминая ленивую змею на воде. Ну и ладно. Вернутся машины, никуда не денутся. Вон и люди ходят. Бегут куда-то на своих двоих, спешат,ручками машут.

Виталик посмотрел вверх еще раз и пожал плечами. Да что здесь могло случиться, Рабочие Уровни "неприкасаемы и нерушимы", как говорил папа. Иначе, что будут элитники кушать.

Поломалось что-то в системе, фиг этих взрослых разберешь. Браслет работает, а в МеждуНете может профилактика внезапная. Хотя могли бы и предупредить заранее.

Вдалеке завыло гулко и тревожно, как будто-то великан подул в трубу, но мальчик не понял важности происходящего. Он забыл, что на уроках начальной школы рассказывали о Сирене .

***

На спорт-площадке тоже никого. Это и понятно, все собираются к вечеру: и спортсмены, и болельщики, и сочувствующие банды. Спорт на Уровне любили, а правительство поощряло любителей здорового образа жизни как могло. Но сейчас здесь было пусто, только ветер гонял бумажные обрывки и мусорные пакеты. И вой этот непрекращающийся раздражает. Чего все без МеждуНета дома делают? Неужели тупо сидят и в потолок смотрят? Скукота же.

Виталик сел на скамейку для болельщиков и осмотрелся. Окурки валяются, урна лежит на боку. Тут обычно старшеклассники и двоечники курят химию, но Службы быстро убирают. Сегодня не только не убрали, еще и урну кто-то перевернул. Виталик сел на дальнюю сторону скамейки, потому что вонь от пепла и вчерашних окурков вызывала рвоту у нормального человека. Можно "провонять" одежду и маме это не понравится. А отцу тем более, не дай бог курево учует и репутация рухнет как выброшенная коробка из машины сверху, а еще и наорать может. И МеждуНета лишить… Который, кстати, не работает.

В школе не светятся окна. Уже учителя разошлись и с отстающими не занимаются? Да почему так все непривычно сегодня? Наконец-то пролетела полицейская машина на первом уровне высоты. Она светилась как новогодняя игрушка и завывала очень уж противно, образовав дуэт с уличным шумом. Пролетела над школьным двором, площадкой и над самим мальчиком. Он наблюдал раскрыв рот за такой интересной активностью, и хорошо разглядел одного из копов, того что сидел справа от водителя. Полицейский свесился через борт и что-то кричал. Он оживленно жестикулировал и чуть не вываливался за борт, стараясь донести мысль, но из-за сирены плохо было слышно. Напарник сидел ровно и вниз не смотрел.

Виталик максимально широко раскинул руки, как будто хотел обнять пролетающую над ним машину и крикнул: “Я не понимаю!” Мысленно парень машинально оценил расстояние до полицейского. Первый уровень это больше трех метров, сюда сигнал не достанет. Понизить репутацию с полицией коп не сможет, если не снизится.

Полицейский безнадежно махнул рукой и отвернулся. Машина промчалась не останавливаясь и забрала с собой шум сирены. Но большая продолжала завывать и даже усилилась. Парень глянул на браслет - никаких уведомлений и приказов.

“Странно” - подумал Виталик и посмотрел в сторону школы. Сквозь шум прорвался вопль. Через поле со стороны дверей бежал спотыкаясь школьный сторож. Виталик его узнал, потому что иногда с ним общался, гуляя по вечерам. Тот даже пару раз пускал его в школу, посидеть в компьютерном классе и повышения репутации не просил взамен. Если честно они и не знакомились. Хороший дедушка, не то что сосед по этажу.

Но сейчас он выглядел плохо. Растрепанная пачка седых волос на голове, спотыкающийся бег и старческая одышка. Мало того - дедушка двери не закрыл за собой и они приманивали открытой пастью воров, двоечников и просто уличные банды. За такое можно лишиться всего, но деда это не волновало. Вид у него был безумный и бежал он очень быстро, как для своего возраста. А еще что-то кричал.

Мальчик на всякий случай встал и отошел за скамейку, пусть будет между ними, на всякий случай. Пролетели сразу две полицейские машины и скорая. Закричали люди и дрогнула на мгновение земля. Случилось что-то нехорошее.

- Прочь! - крикнул дедушка и остановился - согнулся пополам, стараясь отдышаться. Виталик сделал шаг назад. Скамейка все еще была между ними, как немой защитник. Оглянулся, не возвращается ли полицейская машина. Но в воздухе не было никого. Даже такси проскочило не останавливаясь . Только люди выглядывали из окон дома напротив и что-то кричали. Свод как будто изменил цвет и кажется вздрогнул. Показалось?

- Прочь! - закричал дед и продолжил бег. Тут мальчик не выдержал и "дернул" в противоположную сторону. Дед остановился, закашлялся и вытер выступившую слюну на подбородке. Браслет накинул репутации за физическую активность и подарил пару пойнтов и скидку на абонемент в фитнесс клубе. Глупая хрень! Слишком много сил потратил, годы уже не те, чтобы за пацанами бегать, а оно все в игры играет. Острова, твою мать! Паренек бежал только пятки сверкали и уже превратился в маленькую цветную палочку на горизонте.

Сторож прищурился, провожая его взглядом, и выдохнул: “Домой беги! На улице опасно оставаться.” Хотел предупредить малого, а он деру дал. Хороший же паренек - вежливый, воспитанный. Беги мальчик домой!

Старик поднялся и вспомнил про дверь, которую забыл хотя бы подпереть. Вышибет стекло ветром о косяк, ему же и платить репутацией и пойнтами. “Вот старый дурак. Все тебе неймется”, - думал старик, медленно возвращаясь назад. В небе молчаливо кружили дроны.

***

Виталик нырнул в первый же переулок и оглянулся. Преследователя не видно. Сторож отстал. Может не нужно было убегать? Неловко вышло. Как они завтра разговаривать будут после такого? Теперь дорога в компьютерный класс закрыта. Нет, вид у дедули был страшный, тут любой испугается. Бежит, кричит, еще сирены эти со всех сторон. Надо домой идти, что-то здесь не так. Что-то нехорошее происходит на Уровне.

Виталик развернулся и чуть не уперся носом в черную полицейскую куртку. Тень накрыла парня с головой, захватывая и часть стен вокруг. Рука мужчины легла на плечо мальчика и сильно сжала, он чуть не закричал. Браслет пискнул, показывая, что соединился с полицейским собратом.

- Ты куда это собрался?

Усач смотрел на него из под козырька головного убора с надписью “Порядок” и ждал ответа. Пятнадцатилетнему мальчику казалось, что он в руках у гиганта из сказки, хотя на самом деле блюститель порядка был среднего роста. Глаза прищурились и сверлили подростка. Браслет ожидал команды.

- Домой, - неожиданно тонко пискнул Виталик и закашлялся. Полицейский смотрел строго и плечо не отпускал.

- А где был?

- Гулял. На площадке.

Мальчик назвал адрес и коп вдруг смягчился, как будто раз, и щелкнули выключателем. Сверху пролетела машина, кажется “скорая помощь”. Она летела бесшумно, без включенной сирены, как обычно. Полицейский отпустил собеседника, но продолжал сверлить его взглядом.

- А ты знаешь, что сегодня детям нельзя по улице ходить? Строго-настрого запрещено нос даже и дома высовывать, а ты тут сам шныряешь. Где твои родители, а?

Виталик подумал про маму с папой, просипел что-то неразборчиво про работу и дернулся в сторону. Это случилось не нарочно, само собой. Полицейский оторопел на секунду и шагнул за ним, потом ускорился. От неожиданности он забыл про то, что легко может понизить репутацию пацану.

- Стой! Ты куда! На улице небезопасно!

Но уже поздно было отступать. Почти сразу мальчик пожалел о своем импульсивном поступке, но кто не боялся в детстве полицейских? Особенно тех,что бегут за тобой, топая сапожищами. “Если сейчас поймает”, - подумал Виталик, - то маме это не понравится. А если поймает, то снимет не меньше пятидесяти очков репутации с полицией. Меня тогда только через детектор будут в школу пропускать.”

- Стой! - кричал отставший коп. - Стой! Кому говорю, пацан. Держи его! Останови мальчика!

Навстречу шел мужчина, длинный, худой и в очках. В руке болталась одноразовая сумка из магазина. Он расставил руки в стороны и присел смешно, как таракан. Виталик нырнул под руку и легко ушёл от его неловкой попытки схватить,сумка ударила по лбу и помчался дальше.

- Опа, - сказал мужчина и остался сидеть. Мальчик бежал все быстрее, страх придавал силы. В руке была сумка, он машинально вырвал ее у мужчины и теперь тащил за собой. Выкинуть? Времени размышлять не было - потом выкину. Сейчас бежать. Не дать полицейскому догнать его.

Молодость выигрывала старость без проблем. Мальчик резко свернул вправо и нырнул под “куриные лапки” многоэтажного дома. Так назывались опоры, на которых стояли здания на Уровне. Детям запрещали там лазить по многим причинам. Потому что тесно, потому что страшно и опасно, потому что ребенок может испугаться, застрять в узком проеме или что еще хуже встретить местных жителей - тараканов. Так на уровне называют опустившихся членов сообщества, принимающих наркотические вещества.

Но какие дети не лазили по подвалам на Уровнях? Только зануды-отличники. Виталик хорошо понимал, что взрослому сюда не пролезть и замер, спрятавшись за бетонным бордюрчиком.

Вот и шаги. Учащенное дыхание. Запыхался старый полицейский, тяжело дышит. Остановился где-то неподалеку, слишком отчетливо слышно его дыхание. Тень разрослась по земле, как черное нефтяное пятно на воде.

- Не видно, - сказал кто-то, - Я бы чуть ниже руку опустил, поймал бы. Извините.

Это, наверное, тот дядька с сумкой.

- Ну и ладно, - ответил полицейский, - надеюсь он недалеко живет. Хотел его домой спровадить, а он поскакал как таракан на стероидах. Шустрый. Я в его возрасте тоже таким был.

- Все мы такими были, - поддакнул второй голос, - детство, детство, ты куда ушло. Только сумки у людей не воровали. Не достает его сканер ваш, хотя бы репу срезать за воровство?

- Нет. Он уже далеко. А ты вряд ли таким был в детстве. Иди домой и не высовывайся, на улицах неспокойно. Разыскивается сбежавший преступник, очень опасный. Он может быть не один, так что если хочешь стать заложником или случайным трупом, то можешь до вечера полазить, сумку свою, дешевую поискать.

Они перекинулись еще парой фраз и обиженный дядька ушел первым. Полицейский стоял и прислушивался, Виталик сидел тихо и дышал в кулак. Потом услышал щелчки зажигалки и коп ушел.

Виталик решил вылезти с другой стороны дома, а там можно осторожно и с оглядкой возвращаться - пару кварталов, через дворы напрямую и дома. Может уже и МеждуНет включили. Виталик прислушался еще раз и пополз по направлению к источнику света, вдалеке светился выход во двор многоэтажек. Здесь в полутьме главное голову не поднимать и не вставать во весь рост, а то можно нарваться на арматуру.

Говорят, что одного мальчика здесь нашли. Бедняга напоролся на торчащий из земли прут, да так и остался. Друзья испугались и разбежались по домам. Когда дошло дело до поисков и детей раскололи, то мальчика сняли. Точнее то, что от него осталось.

Виталик отбросил пугающие мысли и вприсядку пошел к выходу, голову держал низко, чтобы не "прилетело" сверху. Так и увидел странное существо на земле.


***

Существо напоминало кожаный мешочек, только с зубами. Виталик сразу забыл про полицейского, про чужую сумку висящую на руке.

Это была одна из тех тварей, которые в последнее время появились на уровне и летали целыми стаями. Отец, кажется, говорил что на них даже охоту открыли и пойнты начисляют.

Летали они высоко над головой и в принципе никого не трогали - мальчик часто следил за проносящимися точками из окна: бывало, что они между собой дрались, но в основном мелькали на огромной скорости. Правда если люди сверху решили, что они мешают, то тут не поспоришь - они знают лучше. Может быть угольные мыши нарушали экологию Уровня, они ведь пришли с Нижних Уровней. Поэтому даже на МеждуНете выкладывали передачи о том, какие они вредные и как помогать охотникам отслеживать их местоположение. Фотографируешь, браслетом щелкаешь и координаты отправляешь на специальную доску.

***

Существо дышало громко и хрипло, почти как маленький человечек, наверное мышь умирала. Виталик сидел на корточках не дыша - находиться рядом с этим зверем было одновременно страшно и любопытно. Угольная мышь - это же легенда! Ее даже разглядеть не получается, не то что поймать. А тут вот она - рядом. Опасна ли она и насколько? А в таком состоянии? Может ли укусить, ядовита она или нет? А может у нее вторая челюсть выскакивает из первой, как в старых фильмах?

Силясь вспомнить все легенды, байки и научные передачи про данную особь Виталик машинально погладил браслет: тот засветился синим, обволакивая запястье и все вокруг облачком света. Мышь вздрогнула, но осталась лежать и теперь ее можно было разглядеть получше.

Размером примерно в два кулачка, сложенных вместе, но крылья давали объем примерно раза в два больше с распахнутыми. Оскаленная маленькая пасть открывала сотни мелких резцов и синюшный язык, такая если вцепится в руку, то отрывать вместе с мясом придется. Четыре лапы - три прижались к животу, а четвертая безвольно отставлена в сторону. Глазки безотрывно следят за мальчиком отдавая синими отблесками.

Крылья еле-еле трепыхались , она как будто пыталась взлететь или хотя бы сложить их, но сил не было. Пасть открывалась - закрывалась, глотая пыль. Вокруг монстра разлилась темная жидкость, покрывая бетон под ним большим кольцом.

“Больно тебе?” - прошептал Виталик и вытянул руку с браслетом, чтобы разглядеть лучше. Мышь зашипела, трепеща крыльями и перепонками на шее, но очень слабо и почти не слышно.

- Тихо! Кто же тебя так?

Животное было изуродовано, избито и поломано. Как будто по твари проехались машиной, а затем еще и пинали десять минут. Кровавый след тянулся вдаль, в сторону выхода. Он засох и почти незаметен, но если присмотреться, открывалась страшная картина. Животное приползло сюда, спасаясь от кого-то, вытирая животом кишки об землю. Виталик вспомнил про драки тварей, которые показывали по телевизору и вздрогнул. Как бы тут еще десяток не спрятался. Поднимаешь взгляд а там их сотня прицепилась к потолку и смотрит.

Мышь опять зашипела - от этого звука мурашки по спине забегали и бессильно замолчала.

Виталик видел как пульсировали мышцы в разорванном животе - в горле пересохло и глаза увлажнились, ему было жалко эту тварь и он не задумываясь потянулся к карману - достал стараясь не шуршать батончик и развернул обертку с Рыцарем Островов. Тварь перестала дышать и замерла, сначала мальчик подумал, что это уже все, но она следила за его движениями и зрачки ходили как у куклы. Тварь наблюдала.

- Хочешь? - прошептал Виталик, почему-то ему казалось, что шепотом надежнее: и “это” не напугается, и остальные не прилетят, да еще полицейский может поблизости бродить. Мышь, конечно, молчала.

- Думаю хочешь. Все любят сладости.

Он протянул батончик осторожно, не делая резких движений и мышь открыла пасть. Она жадно следила за его движениями, а из пасти тоненькой струйкой текла слюна.

Михалыч купается

Сирена отметила конец первого этапа и пятиминутную готовность к началу второго. Михаил Сергеевич или "Сергеич", как называли его коллеги, задумался и понял, что нужно переходить в “кислоту” только когда поток аккумуляторов закончился. Только что он клеил наклейку и ставил десятикилограммовый аппарат на паллету, а из-за шторки печи новый прямоугольник не появлялся.

"Что такое?" - подумал мужчина, когда его хлопнул по спине пробегающий Михалыч.

- Сергеич, ты чего тормозишь? Щас тебя Борман вые...

Михаил уже понял что заснул стоя, и с тоской посмотрел на приближающегося бригадира Бормана. Браслет на руке пискнул, забирая десять пойнтов из зарплаты - понижать репутацию Борман уже не мог я, ниже только ненависть и увольнение. А вот зарплату вполне.

Сергеич очнулся и побежал не оглядываясь к вешалке с резиновыми халатами, перчатками и масками, их нужно было надеть, перед тем как входить в кислоту. Борман бежал и так орал, что казалось его сейчас хватит удар, жаль - мечтам не суждено сбываться - такие живут долго. Сергеич сделал вид что не слышит из-за грохота завода. Накинул впопыхах резиновый халат и затянул пояс, натянул длинные выше локтя рукава и шапочку, как презерватив на голову; потом перчатки одну за одной - криво, размер больше чем нужен, но чтобы были, иначе кислота разъест кожу и забыв маску побежал в отделение кислоты, там где белыми лианами свисали резиновые шланги, к столам на которые заезжали пустые блоки аккумуляторов - туда Борман уже не зайдет, а пока работа будет сделана, то уже успокоится и свалит на другой участок. Сергеич надышится парами кислоты без маски, но избежит очередного унижения от бригадира - можно сказать отделался легким испугом, вот только десятку пойнтов жалко.


***

Работа в кислоте монотонная. Приезжает по ленте на стол семьсот “банок” под аккумуляторы. Еще новенькие, незаправленные и незаряженные. Над столом висят сотни переплетенных резиновых шлангов - их нужно быстро отстегнуть, распутать и вставить в определенной последовательности в отверстия на батареях. Потом по шлангам пойдет кислота в аккумуляторы и включится заряд. Работа не сложная, только вредная и двигаться нужно очень быстро - конвейер ждать не будет. Свод нуждается в новых аккумуляторах постоянно, не говоря о простых машинах. Такси, полиция, частники - все летают на аккумуляторах. Поэтому бригадиры и злятся, если рабочие не справляются, работают медленно или не достаточно быстро переходят с одного участка на другой. Если лента останавливается, то снимают пойнты именно с бригадира, который отвечает за непрерывный процесс своей зарплатой. А он в свою очередь снимает с рабочих. Такой вот метод кнута без пряника. Хотя если делать больше дневной нормы, то пойнты честно накидывают бригадиру, а он распределяет бонусы между бригадой.

Обычно Сергеич не тупил, но сегодня двенадцать часов смены давались как-то особенно трудно. Мысли постоянно уходили в сторону от рабочего процесса: вспоминались недочитанные книги, недосмотренные шоу, а никак не количество столов которые нужно загрузить-разгрузить. Вот и пропустил сирену и как назло похожий на орка Борман оказался рядом.

Вот только Михалычу в тот день повезло еще меньше.

Он делал все четко и правильно, и совсем не вина деда была в том, что главный компьютер Зарядки завис. Михалыч надевал очередной неподдающийся шланг и единственный услышал странный булькающий звук сверху, как будто пошла кислота, хоть это и было невозможно на данном этапе. Он поднял взгляд и кислота хлынула из шлангов, подвешенных на крючках вверху. Не повезло, как обычно в жизни бывает, самому хорошему и доброму. Михалыч, тот кто за пять лет работы на одном участке не зазнался, не вылез в бригадиры и ни разу не обозвал криворукого новичка, получил целый ливень кислоты в лицо и за шиворот. Сергеич в это время как раз нагнулся и на секунду закрыл глаза, чтобы "кемарнуть" незаметно от всех. Струи кислоты и крики женщин-коллег его разбудили. Остальные тоже отделались легким испугом, а Михалыч уже молча бежал расталкивая работниц к выходу, там где на складе паллет в стену был вмонтирован кран, первая помощь при попадании кислоты на кожу - это вода. Помоги себе сам, или потом будет поздно.

Только сейчас Сергеич услышал завывающую сирену и увидел, что все бегут к выходу из зоны Кислоты, а шланги вверху машут как щупальцами, разбрызгивая серую жидкость во все стороны. "Блин!" - выругался Сергеич и подскальзываясь побежал тоже, кислота уходила в канализацию но все равно её было уже достаточно на полу.

Через секунду Сергеич подскользнулся в луже и полетел на пол: выставил руки вперед и задрал голову, чтобы избежать брызгов в лицо. "В сторону! - прокричала толстуха Машка и прочавкала мимо, не останавливаясь. - Неуклюжий очканавт!"

Сергеич не ответил, а только молча вскочил и побежал к выходу, радуясь, что носит очки, они хорошо прикрыли глаза от брызг, а дома ведь ждала семья. Да что творится вообще?

***

Михалыч не просто так проработал на фабрике аккумуляторов столько времени. Он многое видел и многое помнил. Он видел умирающих от рака старых работников и поэтому никогда не снимал маску и вовремя ее менял. Он видел беззубых работников и пил много молока и по три раза в день чистил зубы. Он видел, как рвутся шланги и видел ожоги на телах застенчивых парней. Поэтому Михалыч не был застенчивым. На ходу он скинул резиновый халат, шапочку, сапоги, рукава и перчатки (именно в такой последовательности) а потом одной рукой откручивая холодную воду, второй скидывал цивильную одежду.

Через минуту смущенные коллеги скромно отводили взгляды от голого тела моющегося посреди цеха напарника.


Борман уже бежал к ним с выпученными глазами и красным как томат лицом. Сергеич подвинулся в сторону, чтобы его не сбило ударной волной несущегося бригадира.

- Это чего за ...! - заорал Борман остановившись в паре метров от моющего причиндалы Мишани.

- Кислотой обдало, - сказала Машка, еще не успевшая переодеться, как и все остальные - они стеснялись подойти к моющемуся деду у вешалки.

- А вы чего! - орал бессмысленно Борман, вращая глазами. - Не видели, что пишет на браслетах? Быстро на выход, курицы!

Браслет действительно пульсировал, показывая что нужно прочитать аллармы, но он был под плащом и сейчас трогать его было не с руки. Запястья в лучшем случае будут неделю чесаться.

- Быстро на выход или все репутацию с заводом потеряете! А я вам сверху припаяю!

Бригада начала быстро раздеваться и кидать шмотки на пол, на голого Мишаню уже никто не обращал внимания, сирена выла как-то совсем уже непривычно долго и оставаться внутри здания стало страшно.

Через минуту гуськом "бабская" бригада потекла за красным как флаг Борманом на выход. Замыкали шествие чистый как слеза дедуля и очкарик Сергеич.

Они шли через весь завод и видели, как поспешно выходили другие бригады, как техники выключали оборудование, как ехала на выход уборщица на своем моющем “аппарате”, как выключался свет в бухгалтерии и закрывал двери кабинета директор.

Бегущая строка на стенах оповещала всех о том, что "Экстренная остановка фабрики" и "Срочно всему персоналу эвакуироваться".

Сергеич проверил браслет, там тоже пишут про эвакуацию. Срочно всем на выход за бригадиром и ждать дальнейших распоряжений. Завод в качестве компенсации за "простой" накинул еще и десять пойнтов, как раз компенсировал то, что Борман снял. Хотя из-за остановки предприятия потеря в зарплате будет намного больше. А впереди плата за квартиру и долг за школу.

- Уфф, -поделился Михалыч, - пронесло. Вовремя я под душ встал. Главное быстро реагировать и чтобы вода в кране была, а? Сергеич?

Сергеич задумался и не ответил, только промычал бессвязно что-то.

- Что за жизнь пошла, - пробубнил старик, - всем на всех плевать. Сдох бы там, забыли бы через полчаса. Пойнты, пойнты, пойнты. Грязные синие циферки. Вот в наше время не так было. У нас были грязные зеленые бумажки.

- Это точно, - промямлил из вежливости Сергеич, они уже выходили на улицу, перед входом собрался весь немаленький коллектив завода. Человек сто только рабочих низшего уровня. Все они сейчас окружили заместителя директора, который вместе с полицейским о чем-то негромко “вещал”.

" Далеко не отходить! - рявкнул Борман, оглядываясь на своих подчиненных, - за пределы завода не выходить! Скоро вернемся к работе!"

- Пойду послушаю, что рассказывают, - сказал Михалыч и посмотрел выжидающе на Сергеича. Тот не ответил, листал менюшки на браслете. Дед вздохнул и махнув рукой пошел в круг. Этот странный Сергеич... Как не от мира сегодняшнего, но и на предков не очень похож. Как его еще Борман не выгнал до сих пор?

Сергеич тем временем пытался дозвониться до жены, при выходе из цеха связь включалась (на заводе блокировали) но сейчас почему-то тоже не работала.

Ещё, и еще раз он нажимал кнопку связи с женой и гудок вроде бы шел, а она не отвечала. На всякий случай Сергеич проверил репутацию с женой - положительная, при отрицательной он бы не дозвонился. Соединение идет, браслет пульсирует, но никакого ответа.

- Тетя Маша? Тетя Маша?

Толстуха резко обернулась, она тоже старалась услышать о чем говорит замдиректора.

- Чего надо Сергеич?

- У тебя связь нормально работает?

- Отстань! - она махнула рукой и отвернулась. Замдиректора замолчал и полицейский сменил его. Он явно смущался и краснел, но отважно что-то рассказывал сотням пар глаз. Машка привстала на носочки и прислушивалась, стараясь уловить хоть что-то.

- Дело в том, что не могу до жены дозвониться.

- Развлекается она с соседом, пока ты вкалываешь, вот и не отвечает - засмеялся кто-то, и Сергеич вспомнил про Виталика - сына. Он с уроков уже вернулся, дома сидит. Надо с его браслетом связаться. Малой точно ответит.

Сергеич отключился от шуточек, которые продолжали сыпаться за спиной и набрал сына. Браслет пульсировал, подавая алармы куда-то в эфир, но Виталик не отвечал. "Странно" - подумал Сергеич и прислушался к разговорам вокруг.

Соседи обсуждали полицейского и зама, а заодно и объявление, которое они в клюве принесли.

На Рабочем Уровне катастрофа - чуть ли не военное положение. Какой-то преступник на глазах у журналистов, блогеров и миллионов людей поубивал в прямом эфире кучу народа и разбил десятки машин. Террористы помогли ему сбежать и сейчас власти пытаются разрулить. Он сделал что-то очень плохое, что заставило остановиться фабрики, заводы, магазины, уличное движение и школы, а на улицы вышли полицейские, наемники и даже армия. Что было правдой, а что нет в этом потоке информации пока сложно понять.

Бригадиры начали собирать своих работников и разводить в стороны - на завод уже никто не заходил. Из-за сбоев в компьютерной системе работать там сейчас опасно. Переждать решили на улице. Борман багровел, бурчал и пытался командовать. В конце-концов передоверил управление Машке и закурил.

Сергеич подумал, что завод сейчас непривычно безмолвный: не валит дым из труб, нет этого бесконечного гудения агрегатов и шума машин. Ярко светит Свод, как будто из последних сил отдает энергию. “Интересно, - подумал Сергеич и сам испугался своей мысли, - сколько может продержаться Свод без новых аккумуляторов? Фабрика ведь первый раз встала за все время работы”. Дед Михалыч вдруг подтвердил его опасения, подошел и заглянул в глаза:

- Сергеич? Не спишь?

- Нет.

- Так пошли, а то Борман ругать будет. Вон все наше бабье идет впереди.

Они побрели следом, два мужика в бабской бригаде, не считая бригадира.

- Я вот чего подумал, Сергеич. Слушаешь?

- Угу. - буркнул тот.

- Сколько фабрик выпускает аккумуляторы для Свода?

- Не знаю.

- Не больше трех. И вот наша встала и неизвестно работают ли остальные.

- Ну и?

- Сможет ли Свод нормально функционировать? И что будет если он вдруг вырубится? Ты себе представляешь такое, Сергеич?

Сергеич подумал о том, что не представляет и представлять не хочет. А вслух сказал, что сейчас его больше интересует почему с родственниками нельзя связаться. Михалыч забеспокоился и отошел чтобы своей “ведьме” позвонить, а Сергеич набирал семью снова и снова. Бригада уже стояла под стеной завода, с левой стороны. Тетки расселись на бордюрчике у газона с искуственными насаждениями, а Борман отошел и мрачно курил в одиночестве. Мужики стояли еще дальше и занимались браслетами.

- Не ловит, - в итоге выдал Михалыч и достал пачку папирос. - Сбой системы. Чувствую работы нам прибавится после этого провала - пойнтов заработаем, хоть обожрись. Будем по две смены кислоту нюхать. Ты куда?

Сергеич решительно шагал вперед. Он никогда не отличался храбростью и трусливо заискивал перед начальством, но сегодня что-то щелкнуло в голове и он шагал к Борману, шагал быстро, упрямо и решительно выкинув все мысли - вперед, чтобы не растерять остатки внезапно прилетевшей храбрости.

Бригадир курил уже третью и томился от безделья и вынужденного сосуществования с рабочими, он уже практически успокоился когда он заметил направляющегося к нему чмошника-очкарика.

Борман отвернулся и сделал вид, что не видит его. Очкарик встал рядом и кашлянул. Борман молчал и “палевно” наливался красным. Очкарик (как же его звать?) еще раз кашлянул и развернулся, чтобы уходить.

"Твое счастье" - подумал Борман, когда побелевший Сергеич все-таки обратился к начальству.

- Извините!

- Да? - повернулся Борман еле сдерживаясь.

"Сейчас впаяю ему сто пойнтов штрафа" - со злорадством предвкушал он, когда Свод потух.

Барби отступает

Родители назвали ее дурацким именем Фрозен, в честь олдскульного мультфильма снятого задолго до Раскола. Тогда была эта дикая мода менять имена и называть детей невпопад и как только в голову придет. Рухнувшая государственная паспортная система породила этот беспредел и до сих пор имя уже не считается таким значимым как сотню лет назад. Поэтому ходят по всем четырем Уровням: Терминаторы, Холмсы, Истребители, Стэны, Арнольды, Пикачи и Брюсы. Разнообразие и дикость фантазии граждан поражала… Но сейчас это уже не имело значения, браслет на руке определял личность и его статус, а имя... имя стало просто никнеймом, который трудно сменить.

Мама Виталика свое имя не любила и сына назвала просто - Виталий. Мужа ее тоже назвали обычно - Михаил, только ей не повезло. Товарки на рынке называли мягко "Фрося" и родня со временем прозвище переняла. Только начальница, строгая владелица трех киосков на Нижнем Рынке, Лаванда, называла ее полным именем.

В тот день когда на несколько часов погас Свод она тоже была на работе и проводила вместе с Фрозен переучет товара.

- Как мне все это надоело, - жаловалась Лаванда, легонько клацая пальцами с длинными алыми ногтями по переносному планшету. Тот красиво бликовал по стенкам вагончика синим и попискивал, почти как домашнее животное. Производители гаджета постарались сделать его максимально “женским” и комфортным.

- Работаешь, работаешь, - продолжала жаловаться Лаванда не отрываясь от цифр, - а потом приходят сборщики налогов к каждому из трех киосков и пойнты на браслеты свои скидывают. А ты остаешься с голой жопой и тремя "продавалками", которым тоже еще нужно заплатить.

"А вот сейчас было обидно", - подумала Фрося, но ничего не сказала. Кто же будет хозяйке перечить? Тем более сейчас они в более-менее хороших отношениях. Но себя она “продавалкой” не считала уже давно, скорее правой рукой, а тут вот такие выводы сгоряча летят.

Ногой Лаванда отпихнула в сторону коробку с женскими трусиками (они были уже посчитаны) и вздохнула:

- Устала я, Фроська. Ты думаешь так просто это все. Завезла дешевых шмоток для рабочего люда и считай пойнты? Это все внешний блеск, никто не знает чего мне это стоит. Даже ты не в курсе сколько нюансов в этой работе. Кому надо доплачивать, кому улыбаться через силу, во сколько вставать и во сколько ложиться. Вы пришли - отработали и ушли, пойнты на браслеты капнули, а я еще полночи здесь зависаю: то с бухгалтерией, то с приемом, то с уборкой надо разобраться. А еще эти блядские модификаторы начали по рынку шастать. Мало нам простых банд, так теперь и мутанты - любители себя резать, гуляют. Скоро придется за охрану платить, Большим Дядям им плевать на нас. Уровень обслуживает гипермаркеты и Моллы, а не мелочевку - торгаша. Что это?

Она так неожиданно перескочила на другую тему, что чуть не сбила Фрозен с подсчетов прихода-расхода. На улице, за пределами хоть и просторного, но все-равно закрытого вагончика что-то происходило. Какой-то шум - то ли драка, то ли еще что.

- Я пойду посмотрю, - сказала Лаванда и встала, подвинув планшет продавщице, - ты считай, чтобы время не терять. Вернусь - все расскажу.

Женщина кивнула и со вздохом продолжила работать. Какая ей разница кто там и что кричит? Правильно сказала хозяйка - ей бы смену продержаться, пойнты получить, репутацию с начальницей повысить и домой идти своих оглоедов кормить. Муж с завода вернется голодный, а сын уже давно из школы пришел и в игры играет. Не заставишь поесть, так двое и будут голодать.

Семью кормить пора, а на улице пошумят и перестанут - не первый раз. Может кто с Островов вернулся, а может мелкие беспорядки из-за маленькой зарплаты - полиция их быстро успокоит.

Раздумья прервала Барби, на куклу она совсем не похожа, ей бы больше подошло имя Матрона, но родителей не выбирают. На большой груди Барби бешено раскачивались очки на цепочке и она явно была возбуждена новостью, которую в клюве принесла.

- Чего? - спросила Фрозен.

Барби села и сначала отдышалась а потом сверила время по браслету и заговорила:

- Фрося, чего там было! По ящику показывали. Полиция и элитные красавчики везли преступника. Транслировали на ТВ и по всему Между Нету. Там целая колонна его охраняла, журналистов под сотню. И знаешь чем все кончилось?

Барби сделала большие глаза и постаралась выдержать эффектную паузу, но не смогла:

- Он сбежал!

- Слушай. Мне работать еще ... - поморщилась Фрозен, - а тебе за магазином следить не нужно? Вынесут весь товар пока ты мне сплетни пересказываешь.

Барби даже обиделась, что новость не понравилась и скорчила пухлые губки:

- Так чего за ним следить? Лавашка закрыла его, а меня сюда направила. Рядом с нами таракан "выключился", упал просто под дверью и кровью истек. Ужас, лужа под ним растеклась здоровенная, страшная. Народ в панике, все разбегаются - какая тут торговля. Хозяйка за охраной пошла, а меня к тебе.

Фрозен подняла взгляд, планшет ужасно зависал.

- А зачем идти? Браслет...

- Не работает нихрена!

Толстуха даже на носочки привстала, довольная тем, что подруга шокирована её ненормативом.

- Нихрена! МеждуНет не работает, доска ни одна не пашет, телевизор не включается. Все после побега того бандита, прикинь!

Фроська не успела прикинуть, потому что вырубился Свод.

***

Когда Свод работал, то он днем светил ярко, а под вечер затухал и ночью практически выключался - Уровень окутывался тьмой. Переставали ходить прохожие, летать таксисты и копы, и наступала немного жуткая, но очень благословенная после шумного дня тишина. Только все это происходило постепенно: сначала яркое обжигающее утро, которое все ближе к полдню серело и к вечеру тускнело, а потом наступала тьма. Процесс раскидывался на целых двадцать четыре часа и так по кругу. А в тот день свет просто пропал.

- Ух ты, - сказала Барби из темноты. Фрози вскочила и прислушивалась к наступившей тишине, а вокруг все как будто вымерли, - Свод сломали бандиты... А так разве можно было? И что нам делать подруга? Сейчас всех насиловать будут, я не хочу, я боюсь.

- Тихо, - прошептала Фрози и осторожно позвала Живчика.

Живчиком они в семейном кругу называли автономного дрона, которого мужики подарили ей на День рождения пару лет назад. Не понятно зачем он ей был нужен, но заставили с собой брать, подзаряжать научили и простые команды отдавать. Эта ходячая штука еще и самообучалась.

В отличии от других домашних дронов этот обладал четырьмя тонкими ножками и довольно быстро перебирался, ковыляя на них. Летать он тоже умел, но редко это делал - батарея быстро садилась.

Когда потух свод он как раз подзаряжался от розетки, спрятавшись между витрин от властной Лаванды.

Когда появились отблески фонариков закрепленных у дрона спереди, Фрося облегченно выдохнула. Шагает. Не запутался в своих проводах. Сумел сам отсоединиться от питания и найти хозяйку.

- Идет твой красавчик. А у него нет помощней фонариков?

Живчик подошел и стоял у ног покачиваясь и лучами в стороны раскидывая.

- Нет, - Фрося наклонилась и взяла квадратного дрона на руки, как домашнюю собачку, - Я не знаю по крайней мере. Так уже не страшно, с мужиком.

На улице что-то разбилось вдалеке и задребезжало разлетевшееся стекло. Где-то разбили витрину магазина и кричали, далеко от них. Соседние магазины закрывались, продавцы перекрикивались между собой, прощались и исчезали вдалеке.

- Чего делать будем, Фрося? Браслеты не работают. Отсидимся здесь пока Свод починят?

Она сама поняла, что ерунду сморозила и смущенно замолчала. Толстуха знала, что Свод не ломается. Этого быть не может, как и объединения Уровней. Но факт темноты на лицо и оспорить его трудно. А еще звуки улетающих машин и убегающих сотрудников Рынка.

- Идея не плохая. Только нужно проверить как там Анютка. Она сама в павильоне сейчас, в отличие от нас. Нужно или к ней идти или её сюда тащить.

- Верно.

Анютка или Анка была третьей продавщицей у Лаванды и соответственно занимала третий магазинчик совсем недалеко отсюда, который она пафосно называла "Павильон". Туда две женщины и решили отправиться, пока не стало слишком поздно.

К сожалению никакая техника не работала без подпитки Свода (кроме автономной) и раздвижные двери пришлось закрывать вручную щурясь под фонариками Живчика. Потом Фрозен неожиданно вспомнила, что забыла ключ и механический замок в магазине.

Побежала внутрь, оставив дрона оберегать огромную толстуху. Живчик пищал и водил лучами в поисках хозяйки, Барби он недолюбливал. Ключ как назло не находился, как будто специально залез в самый тёмный уголок магазина, бросив замок на произвол судьбы.

- Ну где ты! - кричала Лаванда. - Они уже рядом и их много!

Они и правда были рядом. Звуки моторов, жужжание дронов, пьяные выкрики - они были уже в паре поворотов отсюда

Фрози успела найти ключ, прижавшийся под папкой с документами на магазин и выскочить на улицу, когда они явились.

***

Все знают про банды и никто их не боится, потому что это фрики, полиция быстро их разгоняет если нужно. Но сегодня сила была не на стороне полиции - женщины быстро это поняли и приняли ситуацию. Фрози схватила Живчика и спрятала в рукавах, а спиной прикрыла витрину. Барби с белым как стена лицом встала рядом. Ну конечно, - думала она - по мне не промахнешься.

Сначала из-за угла появились дроны. Их было шесть-восемь штук и в отличие от Живчика летать они не стеснялись, да и прожекторы были мощнее. Осветив стены, бетонные дорожки между киосками, фонтанчики без питьевой воды и скамейки без посетителей они моментально сфокусировались на перепуганных продавщицах. Один из дронов взлетел вверх и навел трехцветный прожектор на женщин.

Из-за угла появились люди: на квадроциклах, на мотах, на ещё работающих скейтах. Лица бандиты предусмотрительно замотали футболками, тряпками и закрыли масками. Кое-кто разрисовал морды фосфорными красками, до неузнаваемости. В толпе были в основном пацаны, но и пьяные девахи светили полуобнаженными грудьми.

- Нам псц,- простонала Барби, - точно изнасилуют.

Но как бы ей этого не хотелось - не судьба. Не этим вечером.

***

Крики, смех, улюлюканье прекратились когда прожекторы "уставились" на двух бедных женщин.

- Кто такие?- спросил высокий парень с белым как у мима лицом и чёрными нарисованными на щеках шрамами. Он вышел из толпы немного вперёд и одной ногой стоял на земле, а вторую поставил на ярко-синем скейте.

Фрозен опустила глаза и вперед не смотрела, Барби не тормозила и делала также.

- Здесь работаем.

- Где здесь?

Фрози указала на витрину за спиной. Рука ее предательски дрожала. Толпа вандалов стояла молча и только рассматривала женщин, без отмашки командира они ничего не делали.

- Шнур, посмотри-ка чем они барыжат.

Из толпы выделился мужчина с татуированным лицом. Намного старше компании вокруг. Несмотря на жару вожак носил рубашку с длинными рукавами, они свисали так, что даже пальцев не было видно. Правая рука бросалась в глаза своей неестественной толщиной и она как-будто пульсировала. Левая рука наоборот становилась тоньше к ладоням и рукав болтался, как пустой.

Шнур заметил взгляд женщины и криво улыбнулся.

- Отойди!

Он хотел пройти в магазин, но женщины стояли на пути. Барби сразу молча скользнула вправо и шикнула подруге. Фрозен стояла, опустив взгляд и мысленно себя кляла, почему она сразу не отошла и почему сейчас не отходит?

- Шнур, покажи ей свой Шнур! - крикнул кто-то из толпы, и гавкающий, противный смех разнесся по пустому рынку.

Фрозен не поднимала глаза, но видела, как стоявший перед ней мужик оглянулся на своих друзей и улыбнувшись начал расстегивать левый рукав. Тот шевелился и извивался как змея. Женщина стояла уже не в силах ни сопротивляться, ни сдаться на милость победителя. Пусть бы себе грабили - это же не ее магазин, она всего лишь продавщица. Но что-то изменить сил и смелости уже не было.

Под рукавом скрывалось серое вязкое щупальце, которое постоянно меняло форму и выгибалось. "Трансморферы" - известные любители поиздеваться над своим или чужим телом. Говорят, что они проникают сюда с Нижних Уровней, чтобы похищать детей для опытов. Культ довольно известный но женщины впервые видели мутанта прямо перед собой.

Транс поднял то, что когда-то считалось рукой и с любовью посмотрел на извивающийся отросток плоти.

- Дай пройти.

Чего ему стоило просто оттолкнуть перепуганную женщину или обойти, но её хотели сломать - Фрозен должна была уйти по доброй воле, как весь разбежавшийся персонал рынка. Даже дроны замерли в предвкушении развития ситуации когда на горизонте появились полицейские машины.Они шли тесным рядом включив сирены и просеивая фарами темноту на улицах, будто что-то или кого-то искали.

- Ладно. Оставьте ее. Пусть охраняет свои богатства.

Толпа зарычала, запищала, залаяла и начала отходить. Полицейский патруль приближался. "Хорошие мой муж аккумуляторы делает" - подумала Фрозен и тихонько с облегчением выдохнула.

Мутант заправил щупальце обратно в рукав и посмотрел на нее еще раз перед тем, как уйти.

- Респект за храбрость. Обычно при виде моего любимца сразу без сознания падают. А ты тетка ничего, устойчивая.

Фрозен молчала.

- Дам совет напоследок. Чисто из уважения. Завтра, когда к твоей хозяйке придут с просьбой - пусть не “спорит”. С нами можно договориться и скоро от трансов пользы будет больше, чем от копов. Так что если дорожит бизнесом, то пусть нормально общается.

Он подмигнул ей и резко развернувшись зашагал за остальными. Когда мутанты окончательно исчезли из виду рынок опять погрузился во тьму и даже полицейский рейд свернул в другую сторону и прошел левее. Фрозен только сейчас поняла как была напугана, даже Живчик сидел тихо и не выдал себя.

- Ну ты Фроська даешь, - Барби вернулась и уже стояла рядом с ней - Как скала стояла. И оно тебе надо, чужие проблемы? Лаванда сама разберется.

- Точно, - сказала подруга и пошатнулась, на мгновение ей стало нехорошо, но только на мгновение, - Идем Анютку проверим, как она там сама.

Но переживать было не о чем. Свод включился через десять минут и больше никогда не потухал.

Виталик должен уйти

Когда Свод выключился Виталик перебежками добирался домой. Он даже не испугался, только удивился немного, а вообще темнота была только на руку. Улицы опустели, и можно было спокойно добраться домой.

Мышонок не стал есть с рук у мальчика, но очень внимательно следил за сладостью. Когда Виталик отодвинулся оставив шоколадный батончик тот долго решался но все-таки часто оглядываясь начал поглощать еду. Чавканье голодного мутанта казалось громом в густой тишине.

Виталик бежал домой и улыбался. Первый шаг сделан. Мышонок берет еду, может они подружатся. Было бы круто завести такого питомца - сначала тайно, а потом и друзьям в школе показать. Виталик не до конца понимал зачем ему это нужно, но все-таки выделиться из серой толпы с одинаковыми браслетами и планшетами было бы круто. Если задуматься именно поэтому молодежь идет в банды - чтобы выделиться из толпы. А тут приходишь и у тебя над головой кружит огромный угольный мышь. Черный как ночь и страшный как Смерть.

***

Свод потух внезапно, загудел как умирающий монстр и выключился. Наступила гробовая тишина и мальчик замер, потеряв ориентацию. Если бы он был модификатором то давно сделал себе светочуствительную иньекцию в оба глаза и шел бы сейчас как днем - эти ребята, говорят умеют и не такое. Но пришлось подождать. Город начал оживать со временем, ведь и в темноте жизнь не затихает. Сначала столкнулось пара машин, потом люди начали выглядывать из окон и переговариваться. Кто-то находил фонарики дома, но таких были единицы - они начали светить из окон, подавать знаки друг другу и осторожно выходить из подъездов. Кто-то даже на улицу выходил, а Виталик бежал домой, только сейчас он начал осознавать, что ему может влететь. Если мама вернулась а сына нет дома, когда на улицах такое … Сам себе не позавидуешь.

Мальчик посмотрел на браслет - он не работал, светился в темноте, но на этом все. Экран был неживым, связь нарушена и сообщения не приходили. Наверное даже полицейский если бы захотел не смог бы понизить сейчас ему репутацию. Зато отец мог бы... у него свои, старорежимные, методы.

***

Вот и родной подъезд. Виталик остановился и осмотрелся. Все эти одинаковые коробки и серые подъезды - ошибиться можно запросто. По ощущениям и даже по запахам - на месте. Вот бы соседа встретить для страховки, но все по квартирам расселись и не выходят. Почти как угольные мыши, только днем.

Решившись мальчик вскочил в подъезд и полетел, прыгая через две ступеньки на девятый этаж.

Перед дверью дома прислушался и приложил браслет к замку. Как ни странно сработало. Дверь открылась впустив ребенка.

Дома никого, странно. Отец еще должен быть на работе, а мама ...

Виталик разулся и зашел в свою комнату. Больно стукнулся коленом о кровать и разделся, скинув где попало верхнюю одежду. Посмотрел в окно, но там как черной бумаге - одна темнота. Вверху только беспорядочно пролетали дроны, но реже чем обычно.

Вспомнил зачем шел и переместился на кухню. Там открыл холодильник в поисках нужного.

Есть маленькие сардельки, с химическими добавками,но все-таки. На вкус ничего такие, папа их любит, а мама не ест принципиально. Можно взять из пакета штучек пять, никто и не заметит. Есть мясные рулетики - уже лучше, но и пропажу заметят. Есть суп, но вряд ли он будет его кушать. Что еще? Молоко взять? Можно попробовать. Сырое мясо Виталик брать не хотел по вполне понятным причинам. Кто же сырым мясом хищников кормит? Плохая идея.

В кухню ввалился отец и мальчик вздрогнул, задумался и не слышал как он вошел.

- Кушать хочешь? Сейчас организуем.

Папа посветил ему в лицо фонариком, чтобы убедиться что это точно он и отодвинул от дверцы.

- Как успехи в школе? Суп будешь? Мама вернулась?

Так засыпая его вопросами он подошел к потухшей плите и завис с кастрюлькой в руках.

- Беда. Без энергии и супа не подогреешь. Давно она не работает?

Сын пожал плечами, но вряд ли в темноте это было заметно, впрочем отцу ответ был не нужен потому что Свод включился и на улице загорелись вечерние фонари и в доме загудели сотни молчавших приборов.

- Вот и ладушки, - сказал папа и браслет на руке завибрировал как паралитик, выпрашивая внимания, - Да что такое с тобой?

Браслет щелкал и щелкал показывая понижение репутации с Михалычем, с Борманом, со всей женской частью коллектива и даже с директором. Мальчик молча ушел к себе, пока папа бледнел посреди кухни забыв обо всем.

Браслет все еще клацал, когда Виталик достал из под кровати ящик со своими старыми игрушками и достал пару динозавров. В детстве у него был человечек с эмблемой похожей на угольную мышь на поясе, но она пропала. Виталик положил ящик назад и прислушался.

Папа говорил с кем-то. Оправдывался и рассказывал, что ему нужно было уйти чтобы проверить семью. На него кто-то дико кричал, да так что вопли пробивались через двери. Выглядело это со стороны отвратительно, унизительно и вообще некрасиво. В итоге отец резко прекратил разговор и белый как мел ворвался в комнату сыну.

- Я пойду за мамой.

- Хорошо.

- А то мне не по себе.

- Хорошо.

- А ты дома сиди, на улице опасно и кажется комендантский час ввели. Знаешь, что это такое?

- Угу.

Больше папа ничего не сказал и вылетел за дверь, так и не покормив сына. А тот даром времени не терял. В одноразовый мусорный пакет накидал сарделек, мяса и пару мягких игрушек, - оделся и выскочил вслед за отцом. Когда Свод включен не так уж и страшно на улицах. А мышонок голодный.

Сергеич встает на Биржу

Комендантский час действительно ввели. Свод починили, и он больше не выключался, а по улицам начали ходить патрули. Жена нашлась на рынке жива и здорова, но пришлось подождать пока она успокоит своих напарниц, начальницу и поможет закрыть все точки. Домой они вернулись поздно, когда сын уже спал, съев все сосиски из холодильника.

Еще предстоял неприятный разговор, но Сергеич тянул и не ложился. Сидел на кухне и бесконечно протирал очки вздыхая. На браслете высветились десятки алармов. С работы уволили - на сотню пойнтов оштрафовали.

Фрося зашла на кухню позевывая, напиться воды перед сном.

- Чего на весь дом стонешь? Заболел?

- Нет, - ответил муж и вздохнул еще громче.

- Ну тогда я спать.

Она предпочла не реагировать на знаки и ушла, а Сергеич открыл менюшку.

Репутация с Михалычем - нейтральная. Репутация с Марией - резко отрицательная. Репутация с Воландом - отрицательная. Репутация с Борманом - ненависть. Репутация с заводом аккумуляторных изделий - отрицательная. Ну и как вишенка на торте официальное сообщение про увольнение. И множество штрафов.

Уйти с завода было неправильным решением.

***

Всю ночь Сергеич ворочался и не близость жены его возбуждала, а отсутствие работы и страх перед будущим. Как мужчина он должен был кормить семью и именно инстинкт защитника погнал его домой по темному Уровню, чтобы проверить своих. Но лучше бы он не шел на поводу инстинктов.

Работа на заводе хоть и грязная, но нормально оплачиваемая, плюс за стаж обещали повышение. В принципе можно было и Бормана годами терпеть, если держаться подальше от него. А теперь работы больше нет и назад не отыграешь. Вот стукнуло же в голову сбежать с завода под прикрытием темноты. О семье он вдруг вспомнил. Недосып подействовал и постоянная усталость. Сергеич поворочался ещё пару минут и заснул. Ему снились преследующие его шланги с кислотой. Они отрывались от кранов и ползли за ним, разбрызгивая вонючую жидкость и стараясь схватить его за ноги, удержать или хотя бы сбить с ног.


Утром первым делом позвонил Михалыч. Отец семейства говорить предпочел из туалета, жене он правду сказать вчера так и не решился.

- Ну ты выдал Сергеич. Куда сбежал вчера? Все тебя ищут, кричат, с ног сбились. Бормана к директору вызвали и чуть не уволили за смерть рабочего на производстве. Он выскочил с бумагами, красный как помидор, орет на всех - смехота. Я думал на этот раз точно “кончится”. А потом охранники камеры додумались глянуть, там тебя и увидели, как через ту, нашу, дырку в заборе вылазил. Это ведь я её тебе показал, помнишь?

- Да, - удалось вставить слово - а ты мне зачем репутацию понизил?

Михалыч замолк на секунду, но быстро нашелся, что ответить.

- Ну психанул немного, извини. Так ты меня кинул с этим Борманом и бабской бригадой одного. Я может тоже уйти хотел с этой работы дебильной, а теперь и поговорить в обед не с кем.

- Вперед, увольняйся! Будем вместе новую искать.

- Прости, но я посижу еще. Мне старуха не простит, если нам Игры по ящику отключат из-за неуплаты.

- Все понятно. Еще чего хотел? А то мне пора на биржу труда идти.

- Нет. Удачи тебе на новом месте.

Михаил выключил связь и остался сидеть. Там где-то уже проснулась жена и сын, там где-то ждало признание и раскаяние. Немой укор в глазах жены. Неужели ты и на этом месте не смог удержаться? Неужели опять малодушно бросил работу, чтобы дома сидеть? И аргумент, что он переживал за семью и спешил их спасти, тут не сработает. На самом деле, в глубине души он понимал, что сбежал с этой конченной работы, от этого красномордого Бормана - просто нашел повод. А сбои со Сводом и браслетами - это ерунда. Ничего бы с семьей не случилось. Уже все починили.

***

Биржа Труда - это пережиток прошлого. На Рабочих Уровнях все обеспечены работой - такая политика. "У нас безработных нет, все для Игр, все для Чемпионов". Кто совсем уже потерянный отправляется в тюрьму или на Нижние Уровни. Ну а если нужна временная работа и ты не боишься трудностей, то временная биржа все-таки есть.

В районе старых складов когда-то была известная всем площадка для отдыха рабочих. Они притащили туда стулья, раскладные столики и отдыхали после тяжелых двенадцати часовых смен. А потом начали приходить друзья в поисках работы на складе, позже их стало так много и место стало настолько известным, что появились работодатели не только со склада. Все знали, что здесь можно найти недорогую рабочую силу на пару часов или больше. А еще здесь безопасно. Безработные защищали свой комфорт и понимали ценность этого места, поэтому не давали здесь осесть бандам, малолеткам и тараканам.

***

Сергеич отправился на Биржу сразу после признания жене. Если честно, он думал что пройдет намного хуже и неизбежен скандал, но все обошлось. Фрося так спешила на работу, что ей было не до плохих новостей. Она просто укоризненно посмотрела на него и ушла собираться.

До Биржи Труда новый безработный добрался за час, неспешным шагом. Зашел в минимаркет, купил батончик витаминизированный и бутылочку тонизирующего напитка - так, чтобы смелость подпитывать витаминами.

А еще он, если честно, хотел сделать вид "я здесь мимо проходил", я не ищу работу, у меня не заканчиваются пойнты. Просто вышел прогуляться до складов заброшенных и водички сел попить, устал.

Конечно, все было напрасно. Весь боевой настрой рухнул на пару уровней, когда Сергеич увидел ожидающих своей работы людей. Их было очень много.

Стулья стояли не только кругом, полукругом но и вообще понатыканы были где попало. Худые, толстые, злые и добрые, рыжие и черные, замученные и упитанные - десятки человек сидело молча или общалось. Самые продвинутые принесли планшеты и что-то в них нажимали, читали или искали. Предложение рабочей силы явно превышало спрос на рабочие руки. Отец голодного семейства понял, что здесь можно не скрываться и не строить из себя черт знает что. Здесь всем было абсолютно плевать кто ты и откуда, да как ты выглядишь. Общая беда объединяла. Разве что они были конкурентами на рабочее место, поэтому напряжение гудело в воздухе, когда приезжал очередной нуждающийся в дешевых рабах.

Сергеич приготовился ждать.

***

Работы не нашлось ни через час, ни через шесть. Поначалу не было даже стула, потому что за освобождающиеся двуногие островки отдыха разгоралась целая битва. Занимались очереди за стул на словах, на бумажках, которые ходили по рукам и в специальных текстовых приложениях на планшетах. Тем не менее очереди срывались время от времени - люди вообще существа подлые и нечестные, а когда они бились за свой интерес и комфорт, то обмануть ближнего это как высморкаться.

Через пять часов стульев становилось все больше, а претендентов все меньше. Сергеич сел, но удовольствия ему это уже не принесло. Свод темнел, приближался вечер и во всех домах включили телевизоры или встроенные в стены планшеты - начиналась трансляция Игр, а он все сидел тут и чего-то ждал. Стулья опустели, потому что люди теряли надежду и шли домой. Если и приезжал работодатель, то это был такой же нищеброд из среднего класса - ему просто нужна была помощь в наклейке обоев или переносе мебели, или внутреннюю стенку сломать. Или с матерью больной посидеть или ребенка забрать некому из детского сада. Одноразовая дешевая подработка и нужен только один человек. Да любой. Да - методом тыка - вон ты!

В итоге шансов было намного меньше, чем рассказывают знакомые. Сергеич вздыхал, рассматривая самых упрямых и думал, возвращаться или нет, когда опять позвонил Михалыч.

- Здорово! Я на завод собрался, как раз служебку жду, дай думаю свяжусь.

Сергеич поздоровался и послал ему плюсик в репутацию за то, что вспоминает старого коллегу.

- Как там с работой? Нашел чего?

Он выслушал сбивчивые объяснения Сергеича и посочувствовал.

- Жалко, все-таки что ты от нас ушел! Так бы не парился сейчас ради тебя! Слушай! Лети на Центральную в Центр Самообороны. Причем сейчас лети, пока еще время есть и записывайся добровольцем в Новые отряды Самообороны.

Он кричал что-то еще, но собеседник уже встал со стульчика и пошел прочь от сборища неудачников, ждущих чуда. Да и водичка с батончиком давно кончились.

***

После того происшествия с бандитом, который сбежал под объективами десятков телекамер и в прямой трансляции. После того как на нашем родном Уровне стали появляться опасные твари из Нижних Уровней. После того как активизировались на улицах одиночные бандиты и целые банд-формирования Элитники задумались что с этим всем делать. Полиции на всех не хватало, тем более их распределяли уже по всем Уровням (командировки так называемые), говорят, что на Нижних Уровнях их вообще чуть не всех вырезали и пришлось зачистить Уровень от всех жителей.

Поэтому срочно объявили организацию отрядов Самообороны за счет бюджета Уровня. Объявления быстренько раскидали по Доскам и стали ждать народ, который не очень-то и спешил. Пойны пойнтами а воевать с бандами не очень и хочется. Народ у нас нерешительный и не воинственный, лучше на конвейере четырнадцать часов простоять и свою зарплату спокойно получать, чем погружаться в эти непонятные авантюры. Михаил Сергеевич тоже героем не был и без своих очков дальше носа не видел, но жизнь прижмет и не только на войну пойдешь, а и в палачи. А потом он думал про себя: "Все равно не возьмут. Я ведь слепой как крот. А потом совесть будет есть, почему не пошел, не попробовал.

Почему бы и нет?

Он набрал номер, который скинул ему Михалыч и представился. Приятный женский голос провел его через все круги бюрократического ада быстро и безболезненно. С помощью одной кнопки на браслете он скинул свою рабочую историю. Ну а что? Ему бояться нечего. Рабочий гражданин, не привлекался, ни задерживался. Правда вчера с Завода выгнали за Самоволку и это явно военным не понравится. Сергеич приготовил длинную оправдательную речь, но девушка-оператор ничего не спросила. Наверное это не ее компетенция, спросят на комиссии. На комиссию и правда пригласили. Через три для со сменой чистого белья.

- Девушка, есть ли у меня шансы? - боясь ответа спросил мужчина, когда шагал в сторону дома, не замечая пролетающих улиц.

- Гражданин. Шансы есть всегда. А сейчас Рабочие Уровни нуждаются в крепких мужчинах.

Тяжелый день Фрозен

Живчик что-то пищал по-своему, переливался всеми цветами радуги и бродил мешая работать. Фрозен отпихивала его время от времени, когда дрон сильно наглел и опять склонялась над планшетом. Пришло время очередного переучета и опять считай, подбивай, и одновременно “впаривай” трусы проходящим мимо бабам. А тут этот еще скачет. Жалко, что он не на батарейках, быстро бы его выключила. Заднюю крышку со спинки (раз!) и всё.

Анютка влетела в магазин и тяжело дыша склонилась над работающей подругой. Та продолжала считать и вписывать данные в электронные таблицы не обращая на нее внимания. Анка фыркнула и с грохотом захлопнула входную дверь, потом поправила очки на носу и грозно выдохнула.

- Ой, а че там творится. Че творится!

Фрозен молчала и улыбалась про себя. Не выдержит, сама всё расскажет. Живчик обошел стол и уставился на гостью снизу вверх. Он выглядел как маленький судья, который ждет ответа и уже теряет терпение, даже ножками стучит.

- Лаванду нашу прессуют! - не выдержала подружка и оторвавшись от двери наклонилась ближе. Начала жарко рассказывать тараща глаза и переходя от крика к шепоту, туда - сюда.

К хозяйке бизнеса пришли нехорошие люди. Вместе с Анкой Лаванда перебирала мелочевку когда они вошли: сначала влетело три дрона и зависло под потолком, щелкая фотокамерами без перерыва. Потом пять-шесть мужчин бандитского вида перекрыли все окна, двери и оттеснили женщин к стене.

- Что вам нужно? - спросила хозяйка, стараясь не показывать страх. Говорил с ней парень с татуированным лицом и покалеченной рукой, но сначала он узнал кто такая Анка и приказал ей убираться. “Через десять минут вернешься, - добавил он, - разговор для взрослых ушей. Шагай. И чтобы никому ни слова.”

Анку мягко, но безоговорочно выставили, а побледневшая Лаванда молча следила за ней беспомощным взглядом, будто хотела что-то сказать, но не могла. За подругой закрыли дверь и снаружи встал охранник с противной красной мордой.

- Что мне делать? - прошипела Анка, оглушая подругу запахом духов. - Бежать к полицейским? Позвать соседей? А меня за это не грохнут? Предупредили ведь, я не знаю что делать, я боюсь. Говорят Самооборона появилась на Уровне, они нас защитят, но я все равно боюсь. А если бандиты сделают с ней что-то, а? Получится я не донесла об опасности, меня отправят в тюрьму на Нижние.

- Спокойно. Дай подумать.

Фрозен встала так резко, что в голове закружилось. Живчик теперь на нее смотрел, ждал решения. Анка вытаращила глаза и слушала.

- Ладно. Идем посмотрим что это за банда.

****

Свой магазинчик пришлось закрыть, а дрона на ножках посадить на плечо - иначе он не успевал за ней бежать. Она шагала быстро и решительно, выбросив из головы все дурные мысли - иначе можно передумать. В конце-концов это проблемы хозяйки - Фрозен всего лишь наемный работник… Хватит!

Анка семенила следом и порывалась что-то спросить, но не успевала. Только рот откроет, а Фрозен за угол поворачивает или просто ускоряет шаг. Вот и третья торговая точка. Витрина завешена, дверь закрыта и рядом с ней охранник стоит. Мужик, не молодой парень какие обычно состоят в уличных бандах. Морда красная, как будто сейчас инсульт его на месте убьет. Невысокого роста, глаза узкие - свиные. Папа говорил про такие “кирпича просит”.

Фрозен приостановилась на секунду и шагнула к двери.

- Куда! - рявкнул красномордый гоблин. - Туда нельзя!

Пискнул браслет, Фрозен сделала шаг и машинально посмотрела на новые алармы.

Репутация с Трансморферами снижена на единицу.

Личная Репутация снижена на единицу.

Красномордый снял руку с браслета и хмуро посмотрел на нее.

- Еще хочешь?

Живчик пискнул на плече возмущенно и у красномордого пискнул браслет.

- Эй! Скажи своему дрону, что за такие алармы могу и ноги ему вырвать. Давай, вали отсюда.

Анка осторожно взяла ее за локоть и потянула.

- Идем, Фрося! Идем, зачем он тебе?

Женщина смотрела на еще больше краснеющего охранника и старалась вспомнить, где его видела. Он в свою очередь тяжело дыша еле сдерживался, чтобы не швырнуть её со ступенек. Чертова баба не слушает приказов и смотрит волком. Да он скрутит ей шею одним движением руки, да на заводе такое бабье ходит по струнке стоит ему только сказать. А тут две очкастые курицы не слушают представителя трансморферов.

- Пошла вон, - прошипел он из последних сил и Фрозен отступила. Шагнула назад не отрывая взгляда и также как он тяжело дыша; мелкий робот у нее на плече что-то строчил на своем дебильном экранчике и махал тоненьким стеблем, который так легко вырвать из разъема. Вторая очкастая дура в глаза ему не смотрела и что-то нашептывала подруге.

****

- Куда ты? - шипела Анка, семеня за ней. - Куда ты идешь?

- Там сзади. Дверь на мусорку, сейчас она аварийным выходом называется - зайдем с той стороны, они про него не знают.

- Да ты что, - шептала Анка, - да ты что. Это банда, они людей ловят и режут в своих подвалах. Пусть Лавашка сама разбирается - это ее бизнес. Да куда ты идешь!

Фрозен было уже не остановить, если она начинала что-то делать, то перла как грузовая машина. А перепалку с красномордым шестеркой она вообще восприняла как личную обиду. Тупорылый мужлан не будет рассказывать где ей ходить и с кем разговаривать.

Аварийный вход никто не охранял, с организацией у трансов было плохо. Разве что мутант стоит с той стороны двери, но не похоже что эту дверь вообще открывали после Разлома. Анка быстро сообразила чего хочет подруга и замерла, оглядываясь:

- Нет, я не пойду! Я - боюсь! Фроська, не лезь туда!

У Фрозен времени бояться не было и она это ощущение осознанно использовала, если бы остановилась хоть на секунду и подумала о том, что творит, то испугалась бы мгновенно. Но она не останавливалась. С силой надавила ржавую ручку вниз и потянула дверь на себя. Та заскрипела так страшно, как будто у нее вырывали нервы без наркоза. Анка сдалась и зашагала молча прочь, нелепо размахивая руками и не оглядываясь. Живчик провожал ее взглядом.

- Ладно, - Фрозен не задумываясь шагнула внутрь и прикрыла за собой железную дверь.

****

Впереди гул голосов. Кто-то там спорил или обсуждал очень наболевший вопрос. Отмахиваясь от скачущих в лицо вонючих пыльных занавесок женщина прошла через темную каптерку и врезалась коленом в неработающий умывальник. На дне умывальника плавала ржавая лужа и старый чулок. Фрозен тихо выругалась и еще раз стукнувшись бедром теперь уже о витрину прошла в торговый зал.

Лаванда сидела за столом съежившись и опустив голову. Над ней возвышался мужчина с татуированным лицом. Это был тот самый мутант с которым они пересеклись во время Потухшего Свода. Тот, что не тронул ее и передал хозяйке сообщение. А она ведь и забыла Лаванде рассказать и теперь почувствовала вину. Сейчас он скинул рубашку и тонкое щупальце, как полотнище на ветру развевалось над головой. Вторая рука напоминала большой мясистый обрубок, толстый на конце. Этой штукой он постукивал по столу перед лицом плачущей женщины.

Еще один мутант стоял на страже у входной двери, а третий стоял спиной к черному ходу. Когда все замолчали и уставились ему за спину тот наконец обернулся и замахнулся…

- Спокойно! - крикнул человек-щупальце. - Кажется я знаю эту тетку. А ну иди-ка сюда!

Фрозен медленно обогнула охранника, тот сделал выпад в ее сторону, но остановился не закончив. Лицо его перекосила наглая и немного перепуганная ухмылка. Знал, что проворонил чужака, а Шнур ошибок не прощает. Лаванда даже не обернулась, она так и сидела опустив голову и слезы капали на стол. Она боялась, страшно боялась этого урода, который стоял напротив и распоряжался ее жизнью, ее бизнесом и был здесь, в этом магазине чужим. Он не боялся полиции, не боялся элитных служб и не боялся того, что соседи могут в любое время набрать нужный номер. Значит никто не приедет или все соседи уже мертвы.

Фрозен попыталась определить кто из остальных присутствующих уродов как себя модифицировал, но выделялся только главарь. Остальные просто моральные уроды на первый взгляд. Разве что тот, на улице, закачал себе под кожу кровь старой обезьяны.

- Второй раз сталкиваемся, - сказал главарь, натягивая рубашку. - Это любовь. Раз так давай знакомиться, меня зовут Шнур. Ты как зашла сюда?

- Черный ход есть сзади. Старый. Когда-тут было кафе, через него помои выливали и мусор выносили.

- Кто за охрану отвечает? - задумчиво сам у себя спросил Шнур и вдруг заорал: Борман!

Лаванда вздрогнула и опустила голову еще ниже. Краснолицый охранник заскочил внутрь, увидел Фрозен и зарычал. Татуированный поднял руку, щупальце крутило узким концом, выделывало кренделя и петли.

- Борман? Это как понимать? Ты ведь у нас на начальника охраны претендуешь?

Тот кивнул и утвердительно пробормотал невразумительное что-то.

- И как эта курица сюда вошла во время переговоров? Объяснишь мне?

Борман заалел как лампочка выкрашенная красным и шагнул к женщине.

- Стоять! Поздно всрался! Теперь это не твоя проблема Борман. Выйди и подумай об этом!

Красномордый посмотрел на женщину и схватился за браслет. Репутация потекла вниз, как вода из крана и перешла в стадию Ненависти. Фрозен обрела первого врага.

***

- Иди, иди! Не клацай тут! - засмеялся Шнур, - играй в свои игры во дворе.

Когда охранник вышел он опять сосредоточился на женщине, но настроение у татуированного явно улучшилось. Вытянув щупальце, мутант подтянул стул и сел напротив Лаванды, не предлагая сесть больше никому. Та, плакала уже не смущаясь - нервы не выдержали. Плечи мелко-мелко тряслись, она достала платок и громко сморкалась в него, глотая слюну.

- Чего ты боишься? Никто не тронет тебя, хозяюшка. Наоборот мы будем защищать твой бизнес. Никто не обидит тебя, если модификаторы впишутся, поверь мне. Тебе нужно только отстегивать пару сотен пойнтов раз в неделю и отдать нам это помещение в служебное пользование.

Лаванда всхлипывала и мотала головой, что было очень похоже на отрицание.

- Нет? - понял Шнур, - Это значит “нет”?

- Подожди. Ты что не видишь, что она в шоке?

Фрозен шагнула вперед и обняла хозяйку за плечи. Все кроме Шнура напряглись, но не остановили ее.

- Лаванда, успокойтесь, - прошептала она, - Все хорошо. Они сейчас уйдут. Наверное вам стоит согласиться и все вернется на свои места. Всё будет как раньше.

Дальше произошло то, чего никто не ждал. Лаванда оттолкнула Фрозен и вскочила. Волосы растрепались как у ведьмы из сказки и висели грязными клочьями, сквозь которые она полубезумно озиралась вокруг.

- Согласиться? Вести с ними дела? Чтобы в мой бизнес лезли уроды с улицы? Ты чего охренела подруга давать такие советы?

Шнур продолжал сидеть и зло улыбаться, когда один из его подручных шагнул с явным намерением схватить женщину.

- Не трогай меня! - закричала она и здоровяк отступил. - Не трогай или я позову на помощь и Самооборона развесит вас на Своде, как новогодние фонарики! Что, Фроська? Отдать им помещение, чтобы они резали здесь трупы для своих экспериментов и заляпали кровью, то что нажито годами? Запах крови и мяса никогда не выветрится отсюда, а нам будут являться призраки замученных людей. Ты этого хочешь, тупая сучка?

- Другого выхода нет, - спокойно ответила Фрозен, - в МеждуНете говорят, что скоро все изменится. Грядут перемены и у полиции здесь почти не осталось власти. Я думаю нам нужно договариваться!

- Весело. Нам? Ах ты тупая Фроська, вот что ты задумала? Бизнес у меня отжать? Это ты их подослала?

Шнур резко вскочил отбрасывая стул, шупальце разложилось вперед как плевок таракана и схватил хозяйку за горло. Мягкое на вид щупальце обволокло лицо Лаванды как кинутый торт и сжало слегка. Шея Лаванды побагровела и надулась, но не было слышно ни звука из под импровизированной био-маски. Так и стояли вытянувший руку мутант и как продолжение его руки, дергающаяся в тишине покрасневшая женщина. Остальные мутанты стояли спокойно, как и Фрозен, которая вросла в землю от ужаса ситуации.

- А теперь слушай меня, - сказал Шнур.

***

Голова шла кругом. Фрозен шла домой не замечая прохожих и машины Да и кто будет реагировать на такие мелочи? Лаванда полностью отдала ей управление тремя торговыми точками. Не отреклась конечно и не подарила бизнес, но переписала и оформила частичную рассрочку на три года. Это не Шнур ее заставил, он хотел совсем другого - просто немного припугнуть и поставить на место, а она вдруг успокоилась и сказала, что если Фроська хочет иметь дело с трансморфами (теперь она не говорила "мутантами"), то пожалуйста - бизнес продается. Без первых взносов, без авансов, потому что у нищебродки Фроськи и ее неудачника мужа пойнтов, конечно нет. Расплатиться можно со временем - и пусть дела свои как хочет, так и ведет. Берешь или нет?

Примерно перед таким выбором Фрозен и поставили.

- Женщина у вас все в порядке? - участливо спросил патрульный. Он стоял прислонившись спиной к стене дома и щурился как от солнца рассматривая женщину

"Симпатичный" - подумала Фрозен и улыбнулась.

- Все хорошо, спасибо. Просто был тяжелый день.

Чарнуха голоден

"Самый лучший день, заходил вчера", - глупые слова древней песни крутились в голове целое утро. Не удивительно, утро было шикарным, именно в такие дни нравится подобная чушь. Мама приготовила завтрак и убежала на работу даже не спрашивая ни о чем. Она так занята своими делами, что даже не интересуется оценками сына и успехами мужа.

Папа тоже ушел, едва проглотив разогретые полуфабрикаты из печки. Короче, если бы Виталик хотел школу прогулять, то можно было бы из дому даже не выходить. Все равно никто не увидит. Можно было бы так и сделать, в школе его отсутствия тоже не заметят. Но алармы на браслет за секунду прилетят, да и есть еще неотложные дела.

***

Франшиза "Почти как до Разлома" была невероятно популярна на Уровне, говорят, что эти магазинчики и на Элитном присутствовали а на Рабочем так вообще - на каждом углу стояли. Барыги играли на ностальгии и на том, что старики еще помнили вкус настоящего мяса, горячего парного молока и зеленого чая. Сейчас это все производилось искусственно на фабриках Уровня и здесь же продавалось. Но маркетинг штука не убиваемая. "Молоко от Зорьки", "Польские колбаски" и "Настоящая Аленка" продавались на ура.

Виталик заскочил в ближайший "ПочтиКак", хорошо что они открываются в шесть утра. На браслете еще оставалось немного пойнтов. Хорошо бы у мамы или папы попросить на расходы, но судя по разговорам лучше пока эту тему не затрагивать.

Мальчик пробежался вдоль витрин, обгоняя позевывающих ранних посетителей и не проснувшихся работников магазина. Он чувствовал себя бодрячком, как и положено молодому пацану, но еще и радовала предстоящая встреча с новым другом.

Итак что тут у нас? Самые дешевые мясные сардельки "Мамины". Они хоть и отдают желтизной и упаковка вечно мокрая, но выздоравливающему организму нужно много еды, а эти - почти мясные палочки, самые дешевые и даже вкусные, особенно если голодный. А питомец Виталика очень голодный, выздоравливающий организм требует хорошего питания.

Продавщица на кассе молча провела над товаром своим браслетом и предложила пакет. Мальчик отказался и в свою очередь свой браслет приложил к терминалу. Оплата прошла мгновенно и схватив упаковку “мамкиных” он выскочил на улицу. "Заходите еще. У нас все как до Разлома", - мрачно пробормотала продавщица и улыбнулась следующему покупателю - "Пакет нужен?" Как же она была права, сама того не понимая.

Виталик уже "летел" по улице дальше. На всё про всё около пятнадцати минут, раз уже вышел то в школу лучше сходить. Но перед этим проведать старого друга. Маленький (не такой уже и маленький) кожаный мешочек ждет его.

Здесь? Кажется здесь. Эти одинаковые бетонные жилые коробки (небоскребы) и взрослого человека могли сбить с толку. Виталик огляделся по сторонам. У мусорных баков никого, мусор вывезли еще в пять утра. Из окон никто не смотрит, сейчас все или на работе или спешат туда. Сейчас проедет машина и можно нырять под дом. Виталик зевнул и осмотрелся еще раз. Пора! Нагнулся и рванул под дом - в одной руке упаковка сарделек, а второй балансирует, чтобы не упасть.

- Чарнуха? Чарнуха, где ты?

Звал Виталик негромко, не хватало еще чтобы услышали копы с улицы, или кто похуже. На секунду показалось, что он перепутал дом. Угольный мышонок не отвечал, на привычном месте он не сидел и друга не встречал голодным пищанием.

- Чарнушка?

Нет. Все таки не перепутал. Вон лежат кучкой обертки от шоколадных батончиков, вон промасленный пакет от сосисок, вон бумажки которыми он игрался приклеились к бетонным опорам, удерживающим дом. Вон - черное пятно на потолке.

- Ух ты! Чарнуха ты и так умеешь?

Черное пятно зашевелилось, запульсировало и потекло в сторону мальчика. Он не испугался, хотя раньше бы убежал, забыв про школу, но он уже привык к выходкам своего питомца. Теперь тот открыл себе в талант ползания горизонтально по потолку.

- Ну слезай, Чарнуха! Я покушать принес! Давай, я спешу!

Питомец отделил голову от потолка и зашипел, не отрывая взгляда мелких глаз-точек от мальчика. Зубы мелкими рядами выступали вперед и смотрелись жутко, такой рот может кусок плоти оттяпать, не задумываясь. А еще ему не нравилось его кличка судя по всему, но пока побудет Чарнухой.

- Слезай, Чарнуха!

Угольный мышь вдруг вскрикнул и перевернувшись через голову мягко спланировал на землю. Размах крыльев поражал - метр, два не понятно, но выглядело это эпично. Еще бы чуть и места ему под домом не хватило, у мальчика даже мурашки по спине стройными рядами пробежали, но это было только мгновение. Мышь сложил крылья и смотрел на руки Виталика, точнее на одну руку.

- Вижу, вижу. Не надо выпрашивать.

Виталик разорвал упаковку и швырнул клочья бумаги в сторону, потом Чарнуха оближет.

Показал ему желтеющие, но приятно пахнущие мясные палочки и улыбнулся.

- Видишь? Я принес! Лови!

Сарделька мелькнула в воздухе. Чарнуха сделал неуловимое глазом движение шеей и схватив лакомство проглотил моментально, даже не пережевывая.

- Круто! - обрадовался Виталик. - А так?

Вторую он кинул над головой питомца, как она оказалась у него в пасти разглядеть не успел, кажется подпрыгнул зверек, но очень быстро. Вторую сардельку он смаковал и жевал медленно, держа как сигару в пасти.

- Ладно. Мне в школу пора. До вечера. Как твое здоровье?

Чарнуха прихрамывая подошел к нему. Лапка еще нормально не работала, а может она неровно срослась и теперь он всегда будет хромать? Тут бы доктору показать, но кто осмотрит угольную мышь? Также он слегка волочил правое крыло, плотно к телу оно не прилегало и слегка тряслось при ходьбе, но прогресс выздоровления был уже на лицо. С тем что было раньше и сравнивать невозможно.

Мышонок подошел почти вплотную и Виталик замер, опасаясь его вспугнуть. Так они еще не сближались. Теперь он даже почувствовал запах мокрый, кислый, немного неприятный исходящий от него. Мышонок ткнулся мордочкой в руку и Виталик почувствовал какой он холодный.

- Что? А, понял.

Он кушал у него с руки, это было потрясающе. План работал.

- Ладно, - мягко и стараясь не спугнуть прошептал мальчик, - Мне нужно в школу. Я вечером приду. А ты пока выздоравливай и не куда ни уходи, ладно? Тебе еще рано на волю, хоть и ползаешь по стенам. Приду - поговорим. Пока.

Мальчик осторожно забрал руку и прошел вперед, положил остаток сарделек на бумажки, там Чарнуха спал и игрался с обрывками. Он внимательно следил за ним.

- Пока. Не скучай.

Задком, задком и Виталик вылез из укрытия, предварительно осмотревшись. Улицы уже оживились, но никто не заметил мальчика, выбирающегося из-под дома.

Чирик зовет

К школе подходили, подъезжали, подлетали со всех сторон. Виталик вздохнул и вышел из-за угла. Не хотелось встретиться со сторожем, некрасиво тогда получилось, но вряд ли он сейчас здесь. Сторожа днем не появляются - спят дома обычно.

"Пропустил уроки? Минус 100 репутации со школой и автоматический аларм вашим родителям!" вещал плакат на входе. Все построено на этой чертовой репутации. Закончишь учебный год с минусовой и останешься еще на год. Закончишь школу в минусах - не поступишь дальше. Среднего ученика ждет низкооплачиваемая работа на конвейере, как у отца. Он не любил рассказывать, как “прогулял свое будущее”, но мама, когда на него злилась, могла много тайн выдать.

- Чего затормозил, пацан?

Виталика толкнули в плечо и он отбросил в сторону воспоминания, сейчас лучше меньше думать и больше по сторонам смотреть.

"Домомучительница" на входе в школу сегодня была из тех, что позлее. Волосы завязаны в пучок, такие крашенные в ярко рыжий, но получился багровый с седыми корнями и натянуты пучком вверх. Ей бы автомат выдать, она бы его через плечо повесила и смотрелась бы как надзиратель с Нижнего Уровня.

В обязанности “домомучительниц” входит пропускать детей в школу через "телевизор". Это сканер, через который нужно проходить приложив браслет для идентификации. А сама женщина сидит и таращится в монитор, что-то там разглядывает. Если вдруг кто-то надумает принести оружие или что-то вызывающее подозрение, сирена визжит и включаются фонари, а из подсобки бегут сонные охранники.

Виталик встал в очередь за длинным парнем с красной повязкой на рукаве. Тот нарочито громко зевал и дрожал как таракан без дозы. За Виталиком встала девушка черноволосая, а за ней еще подтянулись, и еще, и так медленно двигались вперед. Обычное школьное утро.

Телевизор ничего подозрительного не показал и Виталик подошел к электронному табло. Заляпанное многочисленными отпечатками пальцев табло крутило объявления, сообщения, чаты, рекламу Островов и расписание уроков на сегодня. Обычная школьная рутина. Сейчас пробиться к экрану было нереально, слишком много отличников хотели узнать новости на сегодня и слишком много двоечников отталкивало отличников, чтобы посмотреть первыми. Виталик обреченно отошел к противоположной стене и оперся о нее спиной, а потом и присел на корточки. Ждать придется долго - из-за спин не видно экрана, а попасть под тычок члена банды не хочется.

- Здарова! - ткнули его все-таки в бок.

Чирик сел рядом улыбаясь во весь рот. Одноклассник. Один из тех с кем еще можно нормально общаться. С собой всегда таскает складной планшет и зависает в нем на переменах, чем нравится в общем то. Такой себе молчаливый друг, который не надоедает.

Он уже вытаскивал мини-плашетик из кармана и открывал крышку, предвкушая небольшой сеанс игры.

- Не знаешь чего МеждуНет сбоит?

- Опять?

- Ага. Как во время сбоя Свода, но временами включается. Только зайдешь игруху скачать или патчик свежий, а он наглухо виснет. Кумарит меня это.

Виталик пожал плечами.

- Не знаю. Времени нет за этим следить.

- Да? - Чирик сложил планшет и спрятал, - И чем мы так заняты? Расскажи старому другу.

Толпа перед ними и не думала уменьшаться. Она только меняла окраску, длину и толщину - напоминала невиданного зверя с Нижних Уровней. Рядом с ними у стены тоже образовалась живая линия бездельников и ожидающих очередь посмотреть на расписание.

- Могли бы пару экранов повесить, чтобы очереди разгрузить.

- Ты мне зубы, Виталька не заговаривай. А если по теме, то это дорого, на школы никто такие деньги не даст. Кому мы нужны, будущая рабсила для Элиток.

Последние слова он почти прошептал, за такие слова могли и в морду дать и репутацию понизить.

Виталик промолчал, еще чего не хватало в политику лезть. Мимо прошли трое старших парней в кожаных куртках украшенных цепочками, нашивками, замками и черепами. Один встретился взглядом с мальчиком и вдруг улыбнулся ему. Виталик хмыкнул и ответил.

- Старообрядцы, - прокомментировал Чирик и похлопал по карману рукой. Вредная привычка, постоянно проверяет не потерял ли свой гаджет. - Хотят тебя в ряды свои затянуть. Ты уже определился к кому пойдешь?

- Отстань! - мальчик поднялся, увидев проход к экрану, но сразу сел. Поспешил, не так быстро, на том месте уже стояло трое.

- Я бы обиделся, если бы не знал тебя, старого задрота. Мы все такие нервные. Поэтому лучше иди к нам, последний раз предлагаю.

Конечно он шутил. Это был далеко не последний раз и в банду будут звать пока школьник не определится, но такой был Чирик. Предложит еще не раз и не два, почему-то он уверен, что всегда добивается своего.

- Ты же знаешь. Я в банды не вступаю. Меня отец убьет.

Чирик вздохнул и похлопал рукой по карману, проверяя гаджет. Бросил взгляд на толпу перед ними - бесполезно пока рыпаться. Ох уж эти вечно спешащие отличники.

- Жалко. Трудно тебе будет без поддержки за спиной. Я могу прикрыть как друг, иногда, но банда это серьезнее. Ты подумай. Твой отец сам ведь был в Химиках....

- Поэтому и клепает аккумуляторы на конвейере, - зло отрезал друг и отвернулся. Чирик на секунду замолк, но не такой это был парень. Особенно когда МеждуНет не работал.

- Ну а занят ты чем? Может девчонку нашел? Или спортом занялся? Что тут делать можно, кроме как в досках чатиться?

- Отстань! - Виталик вскочил, чтобы подойти к расписанию и чуть не врезался в здоровенного старшеклассника с красной повязкой на руке.

- Куда прешь! - рявкнул тот и толкнул парня, так что тот отлетел в сторону и свалился на девчонку с ярко-красными волосами. Та зашипела и оттолкнула его, Виталик упал на колени и поднял голову. Старшак стоял и ждал его реакции. Вокруг воцарилась тишина, все кто разглядывал экран занятий теперь смотрел молча на них.

Нужно было броситься на него и сломать пальцы об его челюсть, а если проиграть бой, то хотя бы проиграть в бою. Но парень был в два раза выше его, шире в плечах и он был готов к драке. В глазах у противника не было страха и даже вызова (Иди сюда, давай поборемся). В глазах была только насмешка и издевка. А еще за ним стояла банда Красных повязок, а за Виталиком только задрот Чирик.

- Ну что? - выкрикнула рыжуха, на которую упал Виталик. - Драка будет или нет?

Народ ждал драки и мальчик это знал. Противник тоже это знал и молча ухмылялся, ожидая.

- Не надо, - пробубнил еле слышно Чирик. Виталик напрягся. Толпа ждала драки и сейчас решалась его репутация, по крайней мере на сегодня. И плевать на банды - девчонки смотрели. Красная повязка улыбнулся, еле заметно. ОН разглядел метания мальчика в его глазах и ждал нападения, предвкушая удовольствие. Кулаки сжались и хрустнули костяшки, как гром. Виталик услышал этот звук и остыл. Там, недалеко от школы, его ждал еле живой Чарнуха, а если сейчас ему выбьют пару зубов или сломают руку он попасть к нему не сможет в ближайшее время. Не стоит оно того. Ему разобьют лицо, а Чарнуха умрет от голода.

Он оттолкнулся от пола руками и сел у стены рядом с другом. Толпа разочарованно выдохнула. Противник улыбнулся, отдал ему двумя пальцами честь и пошел дальше.

- Не будет, - разочарованно сказала девочка и Виталика передернуло. - Струсил!

Толпа отвернулась и через секунду забыла про мальчика, зрелища не получилось - драка отменялась. Двое старшаков начали толкаться в борьбе за место перед экраном - внимание зевак переключилось на них. Старшаки пыхтели и молча толкали друг друга плечами. Один был из хакеров, другой из старообрядцев.

- Молодец, - похлопал его по плечу Чирик, - минута позора, но кости целы. А так бы он тебя в больничку отправил.

Виталик промолчал и ничего не ответил. Чирик посмотрел на него искоса и вздохнул.

- Выбирай банду быстрее, иначе заклюют тебя.


***

В класс первыми входили члены банды и девчонки. Остальным оставалось ждать своей очереди.

Если быть точнее, то ждал своей очереди только Виталик. Все остальные одноклассники давно уже примкнули кто к Спортсменам, кто к Задротам, а кто и к Старообрядцам. Только красных повязок в классе не носил никто, к этим так просто не попасть.

Виталик хотел было пройти перед Чириком, но подумал что дружбой все-таки не нужно пренебрегать и пропустил его. Чирик машинально похлопал рукой по груди и подмигнув ему, прошел в класс - Виталик за ним.

До сирены оставалось пару минут, но учителя еще не было.Класс как обычно гудел. Девчонки занимались сплетнями, члены банд обсуждали свои дела, а те, кто еще помнил о том, что нужно учиться и мечтал о карьере, листали с недовольным видом планшеты. Сбои МеждуНета раздражали не только Задротов.

Виталик сел на первую парту. Задние ряды занимали банды и чем дальше, тем сложнее найти хорошее место. "Зато сам" - подумал Виталик. Загудела сирена. Негромко, но так что не пропустишь. Школьный народ начал понемногу успокаиваться.

Начинались нудные школьные будни. Восемь часов нудятины и бесполезной информации с пропагандой. Но сегодня пропаганды было чуть больше.

Первый урок отменили, потому что наставник приволок с собой толстого перепуганного полицейского. Самые наглые поначалу подшучивали над ним, но потом и они позатыкались. Новости были серьезные и много на что влияющие.

Ученикам объявили официально, что с завтрашнего дня на Рабочем Уровне вводится Комендантский час с шести часов вечера. Улицы будут патрулировать полицейские и новосозданные отряды самообороны. Всех, кого застукают на улице в час Х, ждет заключение на пятнадцать суток, понижение репутации с школой, с полицией, с самообороной и еще целый список. Родителей тоже ждут репутационные плюс денежные штрафы, если поймают ребенка на улице. Патрульные имеют право открывать огонь в случае угрозы или даже подозрения на угрозу. Сопротивление задержанию жестко карается, будет выдано специальное оружие всем патрульным. Также улицы будут патрулировать дроны, специально закупленные администрацией для такого случая в огромных количествах. Они будут служить в основном наводчиками и "стукачами" (фоторепортерами), но могут и жахнуть чем-то при случае.

А вся эта кавасия началась не просто так. Побледневший коп тихо сообщил заинтригованной толпе подростков, что на уровнях вводится военное положение и комендантский час это только начало. Были еще нюансы.

1) Родителей могли вызывать в любое время дня и ночи на т.н. трудовую повинность. Строить баррикады, разбирать завалы, убирать территорию, патрулировать свой район и прочее.

2) Могли конфисковать имущество, транспорт для нужд самообороны

3) После 21.00 запретили включать свет. Уровень погружался во тьму и только фонарики дронов будут освещать пустынные улицы.

4) Проверка браслетов на улице само собой по первому требованию. Также разрешается личный досмотр гражданина, обыск подозрительной квартиры или служебного помещения. Все подвальные помещения и пространства под домами будут обысканы и поставят жучки.

5) Запретили массовые нерегулируемые собрания, кроме как школьных и рабочих.

6) запрещена агитация любых политических сил или подростковых группировок. Всех, кто так или иначе относится к банде будут вычислять и наказывать (На этих словах класс выдохнул - удар ниже пояса).

7) МеждуНет глушится полностью во избежание контактов террористов на неопределенный срок (Теперь выдохнули Задроты, удар пришелся больнее всего по ним).

8) Запрещена торговля оружием сильнодействующими химическими и отравляющими веществами, а также алкогольными напитками и напитками на спиртовой основе

9) Запрещено менять место жительства и место работы на время военного положения

10) Жители Уровня обязаны по первому требованию расквартировывать у себя военных, представителей власти или нуждающихся.

11) Обвиняемых в терроризме или помощи террористам будут отправлять на Нижние Уровни без права возврата.

Лекция заняла почти три часа и остальные занятия пошли насмарку, потому что ученикам было уже не до уроков.

***

Виталик выскочил из школы одним из первых. Его запрет на существование группировок не волновал и даже порадовал, но вот обыски это было совсем плохо. Пока дома никого нет нужно что-то решать. Чирик выскочил за ним и только разглядел спину вдалеке. Вздохнул и побрел в противоположную сторону. У друга явно были секреты. Это ничего. Это поправимо.

***

Мышонок ждал его и внимательно следил, когда мальчик собирал мусор.

- Надо уходить, друг. Скоро здесь будет небезопасно.

Мышонок слушал.

Мальчик запаковал все обертки в пакет и утрамбовал чтобы надежно держалось. Потом достал второй с логотипом "Игр на Островах", который притащил из дома и посмотрел на мышонка. Тот ждал и внимательно следил за его движениями, умное животное.

- Нужно сюда залезть, Чарнуха! - осторожно сказал мальчик и положив пакет открыл его пасть, как рот бумажного чудовища ,- иди сюда, малыш.

Чарнуха насторожился и с пакета глаз не сводил,но с места не двинулся. Парень понимал, что выглядит все это по идиотски, особенно в глазах хищника, но тут главное терпение. Мышонка нужно забрать, пока сюда не пришли чистильщики.

- Идём, не бойся,- он вместе с пакетом продвинулся чуть ближе, - идём, Чарнушка, я прошу тебя.

Мышонок зашипел, но агрессии не проявлял - это успокаивало.

- Пойдём, - Виталик вытянул руку с шелестящим пакетом вперёд. Вспомнилась фраза из древнего фильма.

- Идём со мной если хочешь жить.

Чарнуха зашипел и ударил его по ладони лапой, располосовав кожу до крови и плюнул в рану. Когда кровь зашипела как масло на сковороде мальчик потерял сознание.

Очконавт тренируется

-Давай, давай! - кричал инструктор, - Чего медлите, олухи? Из вас защитники, как из меня баба!


Когда Сергеич записывался в отряд Самообороны он не думал, что его возьмут. Он был уверен, что не пройдет отбор. Старый очкарик, без военного прошлого, с животиком и одышкой. Кому он такой нужен? Оказалось, что нужен.

Записали, выдали форму, закинули пару сотен пойнтов для начала, загрузили навигатор и электронный пропуск на браслет. Вот так, без проблем и лишних проверок. Слепой, косой. Да, пофиг и так сойдет.

Это,конечно, вызывало подозрение, но что сделаешь работа не таракан, на Нижний Уровень не убежит. Сергеич согласился, хотя его в принципе никто и не спрашивал.

А потом началась муштра. Как будто в фильм о войне попал, а не в добровольческую организацию. Откуда-то взялся злобный капрал, как из фильма, собрал новичков, прочитал речь и побежали на плац. И Сергеич сразу вспомнил что такое усталость. Черт, да он стал скучать по перекидыванию тяжеленных аккумуляторов с конвейера на конвейер. Блин, а ведь там было легче. Нудно, но не так тяжело физически. Черт, ведь и Борман стал вспоминаться как няшка-промокашка. Милый… милый красномордый Борман… Где ты сейчас и твой бабский батальон?

Злобный капрал был не просто злобный - это был чертов садист. Что он хотел доказать гоняя неудачников по стадиону и покрывая их в спину трехэтажным матом непонятно, но приходилось терпеть. Пойнты за учебу перечисляли хорошие и причем каждый день. За каждый час щедро расчитывались. Отказаться было трудно: побегал, поотжимался, повисел на брусьях и выслушал крики усатого дебила а вечером приятный звоночек в браслете. Динь-дилинь. Денежка пришла. Счет пойнтиков увеличился еще немножко. И так каждый день. А когда начнется патрулирование, то оплата увеличится вдвое. А за боевые еще раз вдвое. За травмы и ранения тоже платят и лечат бесплатно в клинике для копов. Наверное стоит потерпеть. Но как же раздражает этот усатый таракан.

***

- Очканавт, о чем опять задумался, придурок?

Не упускал солдафон поддеть его и его очки, которые слетали в самый неподходящий момент, как до сих пор не разбились не ясно.

- О чем ты там мечтаешь постоянно в своей небритой башке, мудила? О бабе своей? Надеюсь у тебя сил не остается после тренировки ее даже лапать! Я очень стараюсь чтобы так и было, но ты плохо слушаешься! А ну еще кружок наверни для уверенности.

Сергеич, или Очканавт, поправил очки на носу и задыхаясь побежал по широкому кругу вокруг стадиона. Хорошо их на крючок зацепили. Отмучился восемь часов и пойнты получил. Жадность - она такая штука, сильнее наркотика.

***

- Завтра обреют, - прошептал Жорик в столовой, - слышишь, Очканавт? Не будешь уже так мучаться с волосами мокрыми на лбу. Я на тебя со стороны смотрю и жалею, они же реально мешают. Течет с тебя как в душе.

Сергеич молчал и работал ложкой, уплетая безвкусный супчик из миски, время еды ограничивали - кто не успел, тот не успел. Жорик успевал и поговорить и поесть.

- Если бы мы в казармах ночевали, то давно бы тебя постриг во сне, чтобы не мучался. Но завтра уже без меня справятся.

- В смысле?

- Завтра переходим в казарменный режим на две недели. Здесь будем ночевать, плюс усиленные тренировки и оружием будут учить пользоваться. Ну и за ночные платить будут, прикинь. Хочешь отказаться?

Сергеич подумал секунду и отрицательно замахал головой, доедая суп, еще осталось пару минут до конца обеда.

- А что ты про волосы говорил?

- Налысо завтра обкарнают, - обрадовался Жорик и наклонился к нему поближе, - Чтобы воши не завелись в казарме. Тут же всякой твари по паре в нашей Самообороне. Вон даже в твоих черных патлах что хочешь можно принести, без обид.

Сергеич хмыкнул. Фиг с тобой, гунди что хочешь. А постричься реально было бы неплохо.

Очконавт вооружается

Перевели в тренировочный лагерь. Заселили в казармы по десять человек в комнате и постригли, как и обещали. Когда Очканавт вышел от брадобрея улыбающийся и лысый его встретили радостными воплями и аплодисментами. Особенно радовался Жорик, да и сам Сергеич чувствовал себя очищенным. Ветерок из кондиционеров приятно обдувал лысый череп, мышцы постоянно гудели от напряжения и усталости, но в первый раз за всю жизнь Сергеич чувствовал себя мужиком - сильным и брутальным мужиком. Черт, да год таких тренировок он вернется домой совсем другим. Здоровенным, пышущем здоровьем очкариком. Жалко, что зрение здесь не исправляют.

Но год это слишком дорого для Правительства. Вскоре им уже выдали первое оружие.

Инструктор на этот раз был не такой злобный, хотя тоже носил усы. Усатый таракан. Да, так и назвали. Оригинальничать тут не любили.

- Вы не армия и не полиция! Вы самооборона! Боевое оружие вам носить запрещено! - сразу же провозгласил инструктор и обвел сидящих перед ним лысых новичков тяжелым взглядом. - Это всем понятно?

Всем было ясно.

- Тогда начнем.

Инструктор взял маленький баллончик со стола за спиной и высоко поднял в воздух:

- Самое первое, самое дешевое и не самое эффективное ваше карманное оружие. Газовый балончик "Орк". При прямом попадании в лицо вызывает ожоги, сильное раздражение глаз, обильное слезотечение и неприятный зуд. Отключает нападающего на 10 минут. Распыливается элементарным движением вправо-влево струей точно в лицо. Запрещено использовать в закрытых тесных помещениях, иначе еще непонятно кому будет хуже бойцу или бандиту. Что еще сказать, четырех секундная задержка перед срабатыванием, концентрация газа выше среднего. То есть работает мощнее чем обычные баллончики из магазинов, моментальный останавливающий эффект. Но действовать нужно быстро и точно, иначе остановишь себя а не хулигана. Достал - нажимай. Враг не должен иметь шанса уклониться, профессионалы жмут кнопку уже в кармане, чтобы обмануть задержку, но это приходит с опытом. Раздайте всем Орка.

Кирка, выбранный сегодня дежурным, раздал баллоны всем присутствующим. Сергеич покрутил баллончик с зеленокожим уродом с островов и отложил в сторону. Потом опять взял в руку, еще найдется шутник - нажмет. Лучше держать при себе.

- Этого добра на складе навалом! - объявил инструктор. - Можете хоть каждый день распылять по потребности, заменим. Для тупых - это одноразовое оружие! Второй раз не сработает! Сейчас тренироваться не обязательно! На планшетах есть обучающие ролики о правильном использовании баллончиков - обязательно посмотрите. Но конечно лучше практики ничего нет. Вот на улицах и опробуете. А теперь переходим к следующему, более продвинутому вооружению.

Инструктор взял со стола и поднял над головой подобие бластера из фантастического фильма.


- Не знаю кто додумался покрасить этот травмат в розовый цвет, но это был точно не я. Итак "Авакин" - странное название, но пушка надежная. Носится в кобуре, достается не так быстро как хотелось бы, поэтому хватать лучше заранее. Для быстрого реагирования есть баллончик и другие штуки. “Авакин” обладает лазерным указателем, который включается переключателем вот здесь.

Инструктор щелкнул маленьким рычажком и навел красную току на лоб Жорика.

- По тебе не промахнешься, мало вас гоняли - но к делу. Вот это и есть лазерный прицел. Стреляет “Авакин” шариками, заправленными газом повышенной концентрации. Таким попадешь с близкого расстояния и “кукуху” можно повредить противнику. Так что осторожнее с этим. Будем учиться стрелять. Прицельная дальность десять метров. Вы думаете, что это просто многозарядный газовый балончик? Да вот нифига! Крутим барабан здесь, снимаем и заряжаем резиновыми пулями, можно с металлическими наконечниками (синяки будут огромные, а если удачно попасть и кости можно переломать), светошумовыми патронами (аналог газа, чтобы оглушить, дезориентировать и вывести из строя, тут кому что нравится) или патронами для ракетницы, так называемые сигналки (чтобы коллег подозвать, копов или дронов - на ваш выбор). Вот такая вот штука. Сегодня теория, а завтра будете практиковаться. Но и это еще не все.

Инструктор достал новую игрушку и ухмыльнулся, он выглядел очень довольным.

- Электрошокеры устарели и вышли из моды, но не эта ласточка. Представляю вам Электродугу "Мать". Почему она так называется? Потому что обычно так кричат преступники когда получают дугой по жопе.

Напоминала эта штука полицейскую дубинку, со шнурком, чтобы повесить на руку - при нажатии кнопки из палки вылетал длинный синий луч с характерным электрическим треском. Шнур извивался произвольно и слушался уверенных движений хозяина. Им можно было огреть нападавшего и по словам инструктора на теле оставался характерный красный ожог. Не помогала ни одежда, ни защита сумкой или другой палкой - шнур обвивался вокруг препятствия, обходил его, вытягивался и доставал жертву всё равно. Одним ударом можно было вогнать человека в кому и даже убить, мощность оружия легко и на лету регулировалась.

А можно было просто сбить с ног - электрический заряд превращался в кулак, сбивающий с ног. Можно было догнать убегающего преступника - шнур обвивался вокруг ноги или пояса и туго сжимался не нанося урона электричеством - резкий рывок на себя и неудачник летел вверх тормашками и подтягивался к владельцу, обзывая его по матери. "Мать" работала хорошо.

Показывали еще что-то, но Сергеич разглядывал влюбленными глазами именно ее. Это была любовь с первого взгляда. Маленькая моя, мамочка. Нужно быстрее научиться с ней управляться

***

Вечером Кирка показал всем неспящим как сливать пойнты с чужих браслетов. На первый взгляд все очень просто - приставляешь браслет вплотную к другому и через минуту пойнты начинают капать с одного на другой ускоряясь. Очень крутая фишка.

- А откуда ты это знаешь? - спросил у него Жорик. - Это же криминал. Так только трупы грабить.

Кирка вздохнул и приобнял его, Сергеич напрягся как бы он не придушил слишком любопытного паренька. Но тот только крепко прижал его к себе и отпустил улыбаясь:

- Так я по молодости в киберах был. Там еще и не такому учат. А насчет трупов. Нас ведь не просто так обучают, скоро на улицы выпустят, а там много чего может случиться. Не благодари, хотя от репы не откажусь.

Фрозен пьет кофе

Машину раскачивали взад-вперед, стараясь перевернуть её и выплеснуть пассажиров, как ребенка из утробы беременной женщины.

Фрозен остановилась на секунду. Сюрреализм какой-то. Над головой зависла машина, и ее как мухи облепили люди со всех сторон. Они висят, сидят со всех сторон, бьют ногами и руками по защитному куполу и раскачивают аппарат, стараясь его перевернуть.

Внутри за рулем мужчина с белым, обезображенным от страха лицом, рядом с ним женщина в черной шляпе и она тоже напугана. Женщина постоянно оглядывается на заднее сиденье, там сидят трое детишек, которые смеются и показывают пальцем на взрослых, которые "смешно ползают". Дети не понимают серьезности ситуации, а родители стараются не подавать вида, чтобы не напугать детей.

Машину окружило десяток "миников", из которых и выскочили остановившие семью. Автомобили ждут когда хозяева справятся с проблемой, выкинут взрослых и детей и вернутся в свои кресла. Тогда машинки на огромной скорости разлетятся в стороны, оставляя позади размозженные трупы на мостовой.

"Где же полиция? - подумалось Фрозен. - Почему, когда они нужны их нет?"

Конечно, она не собиралась вмешиваться и звать на помощь и даже кричать "Что вы делаете, уроды! Отстаньте от них!"

Судя по сплетням на Рынке, криминал на Уровне совсем обнаглел и творит страшные вещи. Неприятности начались после ненадолго потухшего Свода. Говорят, что банды устраивают стычки с полицией, говорят, что кроме банд появились еще какие-то силы: спонсируемые политиками радикалы и вооруженные группировки, поддерживаемые спецами. Творится невообразимое и постоянные бои на улицах уже никого не удивляют, а влезать в такие события - голову потерять.

Именно поэтому все проходили опустив голову, точно так, как Фрозен делала сейчас.

У нее проблем хватало и без уличных преступников.

Частный бизнес - это не шутки. А когда он еще и не твой, не созданный и не вскормленный как младенец с пеленок, то все сложнее в сотни раз. Пришлось обойти десяток инстанций чтобы переоформить множество разрешений и патентов. На удивление даже успокоившаяся Лаванда не передумала и зла на Фрозен не затаила. Она просто хотела избавиться от этого груза и больше никогда не иметь никаких дел с этими вагончиками, а тем более с уличными бандами. Может она что-то знала, а может и правда пошла на принцип. Но Фрозен это нравилось. Ей нравилось чувствовать себя хозяйкой бизнеса, а не девочкой на побегушках. Но проблем прибавилось... оох.

Где-то застучали выстрелы и она прислушалась. Еще этого не хватало - перестрелок на улицах. Где полиция? И где эта чертова самооборона, которую так везде рекламируют? Вроде бы муженек туда записался, нужно у него расспросить - он должен что-то знать. Вот только видятся они последнее время только по ночам, он пропадает на своей работе, а она на своей. А сейчас вообще в командировку умотал и оставил Виталика на нее.

Опять застучали автоматные очереди. Когда же это все наконец закончится?

***

Мало-помалу, перебежками и с остановками Фрозен добралась до рынка. Там уже было спокойнее - обычная рабочая рутина. Продавцы открывали позевывая свои магазины, расставляли товары на витринах, звонили хозяевам, сплетничали и потихоньку просыпались. Прилетел кофейный дрон и замер в ожидании. Потянулись кофеманы за утренней порцией, долго ждать ему не пришлось. Заиграла негромко музыка и вниз опустилась подставка со стаканчиками и экраном для заказов.


Фрозен тоже подошла за своей утренней порцией. Конечно она заметила как резко замолчали вокруг, и как освободилось пространство перед дроном - она понимала, что сменив статус на более высший автоматически потеряла доверие в низших кругах. Теперь она начальница, хозяйка бизнеса и сплетничать при ней будут с каждым днем все меньше и меньше. Будут здороваться, будут улыбаться и разговаривать, но улыбки будут напряженные а разговоры неестественные. Как было раньше уже не вернуть. Ну и черт с ними.

Фрозен махнула дрону и он опустил подставку чуть ниже. Протянула руку с браслетом и дрон просканировав его удовлетворительно пискнул. Репутация у Фрозен с "Кофе в руки" была "Почтение", неудивительно сколько напитка она выпила, сколько пойнтов компания на ней заработала.

Дрон загудел, зашипел, выпустил дым и мягко опустил горячий стаканчик женщине в руки.

- Спасибо, - сказала она и чуть не врезалась в Шнура. Он попятился расставив руки в испуганном жесте.

- Полегче, напарница! Я еще ничего не предлагал, к чему эти обнимашки. Или ты хотела меня кипятком ошпарить?

Обезображенные руки хитро скрыты за длинными рукавами отметила Фрозен, и перчатки натянул. Если не знаешь про его недостатки, то и не догадаешься, что перед тобой мутант. Просто “модник” недоделанный.

- Отойдем, - сказал Шнур, - а то люди стесняются подходить, а им кофеиновая энергия нужна, чтобы деньги зарабатывать.

Дрон действительно висел в одиночестве и удивленно вертелся на 360 градусов разыскивая потерявшихся клиентов. Фрозен и Шнур медленно пошли прочь: она аккуратно держала стаканчик, а он просто шел рядом с легкой ухмылкой. Шнур понимал почему образуется невидимый коридор, за их спинами уже жужжал довольный дрон, принимая заказы и повышая репутацию с фирмой покупателям. Люди возвращались назад.

- Что я хотел вам сказать, хозяюшка. Да вы пейте кофе, не стесняйтесь.

- В магазине сяду и выпью спокойно, вкуснее чем на ходу.

- Ладно, ладно.

Шнур остановился вынуждая и ее остановиться.

- Хотел сказать спасибо за помещение. Черный ход мы уже заделали, так что никто больше там не пройдет. Сделаем ремонт, а через полгодика вернем вам помещение для работы. Будет магазинчик как новенький и даже лучше. Типа благодарность от фирмы. А еще хотел бы вас предупредить. Сегодня представители самообороны придут - предлагать свои услуги. Это конечно ваше дело, но я бы два раза не платил за одно и то же. Мы защитим бизнес, как и обещали.

- Хорошо - пожала плечами Фрозен. - Все понятно. Можно мне идти?

- Я вас и не держу. Поверьте, мы вам не враги и даже ближе чем копы. Мы понимаем ваши проблемы, и мы такие же как вы, а копам им все равно. Вы с ними на разных уровнях, а с нами на одном.

- Я пойду, - сказала Фрозен. - Девочки ждут.

Мутант замолчал и кивнул. Кофейный дрон загудел и взлетел, поднимаясь на третий уровень, над машинами - кофе закончился. Продавцы расходились кидая быстрые и как будто случайные взгляды на собеседников.

"Скажут мужу, что я с незнакомым мужиком разговариваю - подумала Фрозен. - Эти могут. Доброжелатели".

- Ладно. Работайте. Если кто обидит - скажите. Если проблемы - сообщайте. Если нужна охрана, чтобы домой дойти - выделим. Времена неспокойные.

Фрозен кивнула и не прощаясь пошла в сторону работы. Шнур постоял пять минут, покрутился, написал пару слов в браслете и когда дрон вернулся медленно пошел за ней. Десятки пар глаз его ненавязчиво провожали.

Фрозен шутит

Барби заняла магазинчик Фрозен, а Анка переместилась из своего на вторую торговую точку. Фрозен кочевала между ними, стараясь успеть везде.

С утра нужно помочь открыть магазин и расставить товар так, как нужно ей а не взбалмошной Барби. Та всегда уверена, что лучше знает как развесить лифчики, но вот показатели у Фрозен были лучше в свое время. Самый нужный, самый ходовой товар повесить подальше от входа, чтобы покупатели пробираясь к носкам рассмотрели и платья, и шляпки, и зонтики. Впереди выложить никому не нужную мелочевку для спонтанных покупок. На витрины новинки, смешать с не продающимися товарами, но осторожно, чтобы не вызвать неправильных эмоций.

Барби сторожевым псом стояла на защите своих интересов и приходилось ее морально проламывать, она все еще не привыкла к тому, что Фрозен превратилась из хозяйку в начальницу. Все-таки с Анкой работать легче, та привыкла слушать начальство и не проявлять лишней активности. А кто там сейчас главный - ей все равно, лишь бы пойнты начисляли.

Нужно вымыть полы, витрины, стекла изрядно покрывшиеся пылью за ночь (и откуда она берется). Фрозен еще не умеет командовать как Лаванда, поэтому приходится работать наравне с продавщицами. Но ничего - рассчитается с долгами - купит мелких роботов-уборщиков, пусть жужжат круглосуточно.

Пока шло все неплохо, но только покупателей стало в разы меньше. После объявления военного положения люди стали меньше выходить на улицы, боялись. Никто не был готов к такому повороту. А долг Лаванде висел над головой безмолвным молотом.

Товар из третьего магазинчика распределили между первым и вторым - это заняло пару дней. Потом еще несколько дней на полный переучет и запись всего и вся в электронных таблицах на планшете. Лаванда научить не захотела и после первого звонка перестала отвечать - пришлось придумывать систему полностью с нуля. Криво, косо, но что-то вышло - придется обкатывать. Помощи у коллег Фрозен не просила - коммерческая тайна, как никак. Вдруг она что-то такое эдакое придумала? Осталось только начать продавать, чтобы было что в таблицу вносить.

***

Полицейский на пороге магазина появился неожиданно и когда она совсем не была готова к встрече. Он просто стоял и наблюдал, как женщина роется в картонной коробке пересчитывая упаковки нижнего белья и ждал когда она его заметит.

Заметив мужчину Фрозен вздрогнула и чуть не отскочила назад, но вовремя заметила надпись "Порядок" на кармане рубашки. Коп - нормально.

-Здравствуйте! Ищете подарок для жены? Заходите!

Коп поздоровался и действительно зашел. Представился. Имя было какое-то мудреное, родители были то ли язычниками, то ли староверами. Фрозен даже не запомнила как его зовут и представилась сама.

Коп лениво кивнул, шаря взглядом по витринам. Похоже ему имя женщины было так же интересно, как ей старые боги. Но пришел он точно не за покупками, о чем и сообщил.

- И что же привело ко мне стража порядка?

В голове она прокручивала варианты, все было по закону: продажа бизнеса, суб-аренда вагончиков, оформление работников, кредиты, взносы в различные фонды. Все кроме дружбы с бандой трансморферов, если это можно назвать дружбой.

- Вы ведь знаете про то, что введен режим военного положения на Рабочих Уровнях? - лениво произнес коп, поглаживая полку с чулками и осматривая свои пальцы время от времени. Такой тон ничего хорошего не предвещал, да и взгляд не радовал. "Я перепуганная дурочка, - успокоила себя Фрозен. - Это служитель закона. Это представитель порядка.”

Она подтвердила, что знает и ждала продолжения разговора и новых вопросов, они просто напрашивались.

- А вы знаете, что на улицах сейчас небезопасно, молодежные банды, криминальные группировки и прочая шваль пользуется слабостью полиции и терроризируют людей? В том числе и мелкий бизнес, не говоря о мелких ограблениях на улице, согласны?

Фрозен согласилась, быстро перебирая в голове варианты, чего он хочет предложить и предложение не замедлило поступить.

- Через неделю на улицы выйдут специально подготовленные бойцы Самообороны. Ну вы наверное слышали - добровольцы, хорошо тренированные, до зубов вооруженные - будут патрулировать улицы, чтобы вернуть порядок на Уровни. Это новая инициатива Правительства и нужно сказать, задумка неплохая. Граждане сами будут обеспечивать порядок в городе, хоть и не бесплатно. Вот только одно меня смущает. Уровень большой, а бойцов Самообороны не так уж и много. Не каждый пойдет рисковать головой на улицы ради денег, есть намного более легкие способы заработать пойнты. Торговать трусами, например.

Он сделал паузу и наконец нашел пыль на витрине, посмотрел брезгливо на кончики пальцев и стряхнул на пол.

- Вы ведь понимаете о чем я?

Женщина пожала плечами. Она действительно не понимала, чего от нее требуется. Пусть уже сам говорит напрямую, сейчас не до намеков. Полицейский вздохнул.

- Торговле нужна защита, потому что на вас обрушатся первыми. Крупные производства, склады, заводы и супермаркеты имеют свои частные охранные агентства, к ним бандиты, радикалы и революционеры не сунутся. А такие как вы очень уязвимы сейчас. Между нами - элитники совсем скоро потеряют контроль над Уровнями - начнется беспредел. Такого не было уже много лет и вот опять, кто-то влиятельный мутит воду, а пострадаем мы, простые люди.

Полицейский наконец-то сел и заложил ногу на ногу. Он был уверен в своей силе и правоте, он был на гребне волны сейчас и не собирался опускаться вниз.

- Вам нужна защита и я могу помочь. Подсказать нужных людей, направить их в вашу сторону, расставить приоритеты Самообороне. Именно этим я занимаюсь сейчас. Вот, рынок обхожу, с хозяевами общаюсь. Слово за слово и можно договориться.

Он поджал губы и сделал вид, что очень жалеет женщину напротив:

- Я знаю, что вы новичок здесь. Как говорится, первые неуверенные шажки в мире акул. Могут и укусить, могут и съесть. А тут еще эта ситуация нездоровая. Вы нуждаетесь в защите и я вам помогу.

Он достал из кармана небольшой блокнот (пережиток прошлого) на котором тоже был логотип "Порядка" и что-то написал. Вырвал листок и посмотрел на женщину.

- Все ваши соседи согласились, что им нужна защита. А бойцов Самообороны не так уж и много.

Он вздохнул с сожалением.

- На всех не хватит

И положил листочек на стол между собой и Фрозен.

- Я могу подержать очередь еще два часа, только из уважения к новичку. Люблю помогать молодым и рискованным, сам таким был.

Он подвинул листочек ближе к Фрозен и лениво встал.

- Два часа. Больше не могу дать. Только из уважения.

Фрозен подняла бумажку и посмотрела на цифру, которую выписал старательно охранник порядка. Интересно это одноразовое снятие пойнтов или раз в месяц? Для первого слишком мало - для второго много.

- Знаете, - наконец заговорила хозяйка бизнеса, - а я наверное откажусь.

***

Шнур был прав. Нечего платить два раза за одну и ту же услугу. Если уже связалась с трансморферами, то нужно идти до конца. Полицейский ушел очень разочарованный и записку с собой уволок.

Прятавшаяся за шкафами Барби наконец смогла выйти. Фрозен сидела обхватив руками внезапно разболевшуюся голову, когда та обняла ее.

- Не нервничай подруга. Как-нибудь будет. Все решают и ты решишь. Он, конечно, сильно разозлился этот коп, но сделать он ничего не сможет.

- Хорошо, хорошо. Я к Анке схожу, а ты постарайся что-то продать, а то у нас не будет чем ни одним, ни другим заплатить за защиту. Как они мне все дороги.

На самом деле она пошла не к Анке, а к третьему магазину, тот который временно забрали модификаторы. Ей срочно нужно было поговорить с главным.

Рынок пустовал. Людей действительно стало намного меньше, даже если учесть, что время сейчас рабочее. Скучающие продавцы висели в окошках магазинов и киосках, курили втихаря и заказывали кофейного дрона. Покупателя ни одного не видно, даже на горизонте. Обычно хотя бы несколько скучающих человек да шлялось, разглядывая витрины в рабочее время, но не сейчас.

Фрозен кивала знакомым, но поговорить не останавливалась, сегодня было не до сплетен. В окне магазинчика торгующего планшетами для школьников мелькнула полицейская форма - похоже предложение о защите делалось еще кому-то. Два часа на обдумывание, нет времени, подержу очередь, бла-бла-бла. Фрозен ускорила шаг, не хотелось встретиться с представителем "Порядка" еще раз.

На входе в магазин дежурил здоровяк. Не тот с красным лицом, что был раньше, но тоже не красавчик.

- Куда? - он остановил ее взмахом руки и перекрыл дверь.

- К Шнуру. Поговорить нужно.

- Покажи репутацию.

Он убедился, что у женщины все нормально с трансморферами и связался по браслету с кем-то внутри.

- Заходи!

***

Внутри было темно. Не горела люстра на потолке, не светились браслеты и закрытые окна света не добавляли. Тем не менее свет находил щели где пробиться и Свод освещал магазинчик даже при таких условиях.

А внутри все изменилось. Витрины собрали и вынесли, поэтому места казалось как минимум в два раза больше. Вдоль стен поставили стулья и ящики с остатками товара. Посредине стол со встроенным планшетом, пепельницей полной окурков и Шнуром, как частью интерьера. Он курил удерживая сигарету своей огромной лапой и не мигая смотрел на вошедшую. Напротив него устроился еще один человек, которому пришлось обернуться ко входу. чтобы разглядеть женщину. Выглядел этот второй жутковато: абсолютно черные белки глаз и синие зрачки делали его похожим на персонажа из фильмов ужасов. Тех, у кого внутри поселилось что-то страшное типа демона или пришельца. Но этот хотя бы улыбался.

- Заходите, Фрозен, - Шнур приветливо улыбнулся. - Подай женщине стул, Фред.

Черноглазик, как мысленно его назвала перепуганная женщина, ногой подвинул стул в ее сторону.

Шнур недовольно хмыкнул, но ничего другу не сказал, а женщине ободряюще улыбнулся:

- Не обращайте внимания на хама, он после операции еще не отошел. Ему вживили ночное зрение в зрачки, вот - тестируем.

Шнур провел рукой показывая разнообразные вещицы на столе: маленькие кубики с цифрами, огрызки бумажек, открытый блокнот, старые денежные банкноты.

- Мы вот с вами Фрося в полутьме сидим, а ему светло как днем. Правда, Фред?

Тот кивнул и посмотрел на женщину. Глаза привыкали к темноте, но все равно она видела только силуэты, а этот... Жутко представить.

- Так что вас к нам привело? Мы ведь кажется уже все обсудили? Внимательно слушаю.

Когда Фрозен закончила рассказ про визит представителя Порядка в магазин он только хмыкнул и встал. Прошелся к окнам и начал раздвигать шторы, впуская свет. Мутант с черными зрачками прикрыл глаза ладонью и скривился, смысл тогда в этих глазных имплантантах, если ночью видит, а днем нет?

- Ничего не бойтесь, - сказал Шнур и помахал пролетавшему полицейскому дрону. - Ишь ты, а я думал вас уже всех перебили.Так о чем это я? Занимайтесь своими делами и не забивайте голову лишним. Вас никто не побеспокоит. Ну и не забывайте о благодарности. И хватит оглядываться, здесь мы опытов не проводим. Назовем это место временным штабом. Проводи ее Фред.

Прикрывая глаза ладонями черноглазый встал, но она уже выходила сама и в спешке даже забыла попрощаться. Все-таки понятна реакция Лаванды. Эти монстры вызывали отвращение, как ни крути. Несмотря на всю вежливость главаря эти его хлюпающие конечности и татуировка на лице сводили усилия на нет, а его друг с черными зрачками? Это каким же дебилом нужно быть чтобы сотворить с собой такое? А сколько их еще таких? И они режут друг друга в своих подвальных лабораториях, пытаясь вживить имплантанты незаконно в обход Церкви.

- До свидания! -крикнул вслед Шнур и дверь захлопнулась. Охранник на посту уже сменился. Это был опять красномордый, когда он увидел кто выходит из штаба то моментально начал багроветь и молча потянулся к браслету.

- Не напрягайтесь, - сказал Фрозен проходя мимо, - у нас уже взаимная ненависть. Дальше менять репутацию нельзя. Разве что будем дружить.

Охранник побагровел и хотел шагнуть к ней, но предусмотрительно обернулся. В окне торчал улыбающийся Шнур.

- На работе друзей нет, - проворчал красномордый и встал ближе ко входу.

Фрозен хотела спросить какие у него имплантанты от трансморферов. Краски под кожу? Но промолчала - не нужно лишний раз испытывать нервы психованного.


Виталик на прогулке

На улице кричали завывали, свистели, улюлюкали - Виталик слушал одним ухом, поедая то, что мама оставила на обед. Её как всегда дома не было - это уже не удивляло. Папа - тот вообще не ночует целую неделю.

Аппетита совсем не было, но нужно питаться, потому что слабость накрывала время от времени: кружилась голова, слабели руки и ноги, бурчал живот. Это нехорошо , с организмом нельзя играть в поддавки, выиграть невозможно. С характерным жужжанием мимо окна пролетел полицейский бот. Точнее просвистел, сейчас они не летали медленно и важно как раньше, а впопыхах проскакивали как будто убегали от погони или несли кофе шефу.

Грохнул выстрел на улице и мальчик вздрогнул. Совсем уже обнаглели, стреляют под окнами не стесняясь ботов, а вот собственно и он - вниз рухнул.

Пережевывая холодный обед мальчик на цыпочках прошел к окну в кухне и осторожно посмотрел вниз, стараясь не отсвечивать.

Толпа била одного - по другому и не скажешь. Когда мальчик выглянул, мужчина как раз попытался вырваться из человеческого круга и сначала на четвереньках, а потом на полусогнутых побежал... Дубинка его догнала - ближайший к нему ублюдок размахнулся и врезал по плечу, мужчина закричал и вцепился здоровой рукой за больное место, одновременно оседая на землю - дубинка прошлась по ноге и он все-таки упал, а десяток людей в масках окружила сидящего и каждый норовил пнуть больнее. Кровавый след тянулся метров десять, мужчина пытался выжить изо всех сил, но бандиты не могли насытиться злобой и удары было слышно даже в комнате. Виталик отшатнулся, почувствовав чей-то взгляд - еще не хватало в свидетели записаться. Он дома один и по окну легко определить номер квартиры. Если они захотят, то через десять минут затопают шаги по лестнице и затарабанят в дверь.

- Привет, Чарнуха. Я же говорил тебе не показываться.

Осторожное стрекотание мальчик слышал уже давно и специально дал питомцу подобраться ближе, но не ожидал такого поворота. Обычно Чарнуха передвигался ползком, расставляя крылья в сторону и был похож на передвигающийся мусорный мешок, но на этот раз удивил. Он лез по потолку вниз головой, аккуратно переступая лапами и осматриваясь. За пределы комнаты мышонок вылез первый раз и первый раз вниз головой.

- Иди назад! - Виталик махнул рукой. - Иди в комнату! Быстро! Тебя никто не должен видеть!

Мышонок смешно выгнул голову, чтобы разглядеть мальчика или лучше его слышать.

- Давай, давай! - мальчик махал руками, но не резко чтобы твареныш не надумал испугаться и не начал метаться по кухне. - Уходи! Уходи!

Тот наконец понял, что от него хотят и развернувшись пополз в коридор. Тень падала на пол, превращая маленького звереныша в огромного монстра, черное пятно размером с кухню. Интересно, как вырастают угольные мыши? До какого размера они могут вытянуться?

Правая рука вдруг опять разболелась и мальчик остановился. Там где укусил Чарнуха иногда побаливало. Рана быстро зажила, но вот этот синюшный цвет пугал. Сначала он был только на месте укуса - небольшим кружком, а сейчас разросся почти на всю ладонь. Не болезненный цвет, не гнилой и не синюшно-мертвецкий, но стальной и едва заметный, особенно если не всматриваться. Проблема в том, что он растет как кофейная лужа на скатерти. Мышонок уже скрылся за поворотом, а мальчик все разглядывал руку, сжимая и разжимая пальцы. Нормально работает рука, значит мышцы или что там в ладони не порваны - но этот цвет, вот он выглядит не хорошо.

Когда Чарнуха плюнул в рану на ладони, он сразу отпрянул, как будто испугался, типа "ой, что я натворил". Отполз в темноту и уставился на друга. Виталик отбросил пакет, хотел закричать от боли и уже открыл рот, но боли не было. Слюна вскипела в ране, пустив пару пузырей и затихла, а кожа начала стягиваться просто на глазах. Обрывки тянулись друг к другу, соединялись и моментально заживали. Через минуту было все кончено, и только кружок стального оттенка посреди ладони напоминал о произошедшем конфликте.

Виталик обернулся. Виновато озираясь на него мышонок залезал в пакет, от которого так защищался раньше.

- Ладно, ты прощен.

Потом перебежками они добирались домой. Мышонок послушно болтался между небом и землей и не отсвечивал, но очень уж форма у пакеты была странная, поэтому на глаза копам лучше не попадаться.

Удачно добрались до подъезда, удачно открыли кодовый замок браслетом и без свидетелей пробрались на свой этаж. Перед дверью мальчик прислушался - дома никого не было и пробраться незамеченным оказалось еще легче чем задумывалось. Потом целый вечер приручения мышонка к его месту под кроватью, оборудование там же мисочки с молоком и второй для еды. Боль в руке появилась первый раз: кружок на ладони потемнел и немного увеличился. Потом пришла мама, уставшая и злая - был ужин. Мама ничего не заметила: ни пятна на ладони, ни монстра под кроватью. Виталик лег спать и видел странные сны. Вместо головы у него был тонкий и широкий планшет, по которому нестройными рядками бегали цифры и буквы. Здоровенный Чарнуха летал по комнате задевая крыльями стены и плевался, выжигая в шкафах круглые дыры.

Виталик проснулся крича, но мама не пришла. Маленький мышонок спал под кроватью мордой в миске.

***

Сначала покормить питомца и дать наставления, а потом можно и по делам. Виталик выглянул в окно - на улице никого не было, даже жертвы избиения - только большая лужа крови и тянущийся к ней след напоминал о произошедшем. Скоро кто-то наберет уборщиков, они приедут и быстро замоют кровавый участок асфальта.

Чарнуха уже ждал молока, мальчик боялся кормить его мясом, черт его знает как это может повлиять на хищника, а инфу искать лень. Поэтому Чарнуха питался шоколадными батончиками, булочками и печеньками и судя по чистоте под кроватью животиком не страдал. Руку кольнуло на этот раз резко, как иглой ткнули, но быстро прошло.

- Я пойду, Чарнуха. А ты сиди на месте и не вздумай выходить. Если мама тебя увидит, то это плохо кончится. Вызовет копов или другие службы по зачистке таких как ты. А папа мой вообще в самообороне, он тебя сам поломает. Так что сиди тихо, скоро буду.

Виталька внимательно посмотрел на мышонка, тот лежал под кроватью, немного расправив крылья и одной лапой защищал миску с молоком. Батончики он прикрывал телом.

- Не знаю, понимаешь ты меня или нет, - вздохнул мальчик и ойкнул, опять кольнуло в ладони, - но придется довериться. Ты мне никакой заразы не занес в кровь? Стоит маме показать?

Мышонок молчал и внимательно следил за поворачивающейся ладонью.

- Вроде нормально все. Колет только изнутри. Пока не буду говорить, иначе придется тебя сдать. Но я очень надеюсь, что ты меня не отравил.

Мышонок продолжал молчать. Где-то вдалеке завыла полицейская сирена и напомнила, что пора спешить.

- Я пойду? - спросил мальчик, сам не зная почему, как будто ему нужно разрешение. - Я быстро. А то скоро комендантский час.

Он еще раз посмотрел на питомца и медленно опустил край простыни и одеяло с гномом из Островов так, чтобы она скрывала то, что таится под кроватью. Чарнуха сидел смирно и не порывался за ним, вроде понял. Судя по лакающим звукам взялся за молоко.

- Выздоравливай, - прошептал мальчик и вышел из комнаты.

***

Томас ждал его у мусорных баков за рынком. Сюда вывозили мусор барыги: в основном с лотков, киосков и магазинов, поэтому преобладали картонные коробки и упаковки сотен видов, поломанные стулья, зонты для защиты от солнца, обувь без пары и без каблуков, или просто бракованная рвань, разорванные целлофановые упаковки и одноразовые стаканчики. Поэтому здесь было более менее чисто, по сравнению с мусорками во дворах, но и барыги выкидывали недоеденные обеды, недопитые бутылки и здесь тоже не обошлось без вонючих луж, кружащих мух зелено-черных расцветок, а кто стрекотал в мусорном баке лучше было не проверять - может даже угольная мышь: дикая, голодная и злая.

Об этом думал мальчик, когда увидел стоявшего на условленном месте Томаса. Он переминался с ноги на ногу и позевывал на фоне сине-желтых баков, а мальчик вдруг представил как взлетают вверх крышки разбрасывая мусор и вылетают десятки мышей, выползают пауки, выскакивают щупальца, хватают парня и забирают его - хоронят в куче объедков и использованных коробок.

- О чем задумался? - спросил Томас и протянул руку. - Видок у тебя, как будто мозги вынули, а назад бумагу запихали. Говори давай, времени нет. Приручил его?

- Почти. Он меня еще не слушает, но ест из рук. Еще немного времени и я точно его приручу.

- Как это у тебя? Ты же говорил на свалке его нашел.

- Забрал домой. Сейчас на улице ему жить не безопасно.

- Угольной мыши? На улице небезопасно? Домой забрал? Слушай, друг, где-то ты меня разводишь и я не знаю где.

Вдалеке появился старик с тачкой, нагруженной картонными ящиками и Томас увлек в сторону мальчика, не переставая говорить.

- И он на тебя не нападает? Не кусает? Не плюет кислотой? Не рвет когтями?

Виталик машинально спрятал за спину поврежденную ладонь и отрицательно покачал головой, лучше про это не рассказывать трансморферам.

- А как бы посмотреть на него? Можешь сюда привести? Тогда бы вход в банду тебе был обеспечен, я лично со Шнуром поговорю.

- Нет, он еще не приручен - улететь может.

- Ладно, - разочарованно произнес Томас и огляделся по сторонам. Мужчина у мусорки методично разгружал тележку: ящик за ящиком, - Смотри!

Он сжал правую руку в кулак и вытянул вперед. Из костяшек пальцев медленно с натугой растягивая кожу полезли пять шипов.

- Видал? Вживил себе от саблезубого ящера из Нижних Уровней. Никто не решался, а я рискнул. Теперь встроенная защита всегда с собой - эти когти сталь разрезают и стены пробивают, а мне хоть бы что. Это подгон был от одного парня, сейчас он в банде. Намек понял?

Виталик со вздохом кивнул.

- Принесешь нам угольную мышь и можешь считать, что ты в банде. А там может и тебя модифицируем. Ну давай буду ждать новостей.

***

Почти у дома он опять наткнулся на избиение. Только теперь избивали члена банды а не наоборот. Двое в синих светящихся куртках и шлемах закрывающих лица избивали одного из Красных повязок. Он все время вскакивал и порывался нажать на свой браслет, но тут же получал удар дубинкой по руке и крича от боли на секунду успокаивался, но тут же бросался бежать, или опять нападал. В отличие от синих человечков куртка на нем была разодрана и свисала клочьями, как отслаивающаяся кожа.

- Успокойся уже! - крикнул один из синих, в голосе сквозила усталость, но тот не успокоился, а вцепился обоими руками в его шлем и потянул на себя вместе с головой. Второй отошел на несколько шагов и достал светящийся синим жезл, нажал на него и из верхнего конца жезла вылетела синяя струя, похожая на электрическую. Крутанув жезл над головой синий человечек направил луч на красноповязочника и луч обвился, как змей вокруг полуголого тела - дернул на себя и бандит взлетел над землей, как фантик от конфеты, подхваченный ветром. Через мгновение он рухнул на спину, а луч прошелся несколько раз по груди, по рукам, по животу - разрывая ткань и оставляя на коже красные ожоги.

- Вяжи его! - крикнул обладатель луча, и второй синий человечек подошел доставая на ходу наручники, прямо как из кино - надел на руки и они стянулись надежно фиксируя за спиной. Пленник лежал вниз лицом и рыча. Синий подошел и сорвал с плеча красную повязку, кинул на землю и отпихнул ногой.

- Проверь богатый ли он, - сказал первый и повел плечами разминаясь. Его напарник открыл рукав куртки освобождая свой браслет и потянулся к рукам пленника, но сначала осмотрелся по сторонам.

Виталик уже бежал прочь, радуясь что его не заметили. Ну их этих синих, которые даже банду красных повязок не боятся. Что они там собирались делать с его браслетом? Снимать? Так ведь запрещено? Руку отрубить? Короче, ну их. Домой. Домой, к Чарнухе.

Сергеичу плохо

Они тренировались каждый день. Бегали, прыгали, ползали карабкались, голяком и в полной амуниции. Дрались с оружием и без него. Сергеич (в прошлом Очканавт) начал показывать результаты. Не в первой тройке учеников, но в десятке лучших он присутствовал постоянно. Усатые тараканы даже не сильно кричали на него, особенно после стычки вечером. Теперь его называли Сергеичем чаще, чем обидным прозвищем. Очканавтом решалось только пару наставников, и то со смешком в голосе, чтобы не обидеть “нежного старика”. Сорокалетний Сергеич оказался самым старшим среди выпускников и поэтому внимание к нему было пристальное, особенно от наглой молодежи, пытающейся доказать силу, хотя бы друг перед другом.

Поэтому и встретили Сергеича трое за корпусом вечерком. Хотели за пивом послать или еще что похуже, Сергеич толком не понял. Даже не выслушав коллег он уже вытащил “Мать”, которую всегда носил с собой. Нечестно с оружием на безоружных? Так и втроем на одного быковать тоже нечестно.

Вскоре трое избитых товарищей уже ползли на карачках в сторону стадиона, а Сергеич шел за ними и электрической дугой щелкал как кнутом. Окровавленные парни вздрагивали, но оборачиваться боялись - запретил он им оглядываться и строго ударами за непослушание наказывал. Так и прошли на глазах у тренирующейся группы, и наставника усатого, который от удивления даже остановить его вовремя забыл.

Потом Сергеичу пришлось выслушать очень много нехорошего и штраф заплатить, который неделю тренировок обесценил, но это того стоило. Неделю его называли “Пастухом” с легкой руки Жорика, пока он сам не остановил: "Я - Сергеич! Для друзей Серега! А клички вы своим собакам давайте. Если кто не согласен готов поспорить."

На том и порешили. Остался для всех Сергеичем, а трое осрамившихся из лазарета местного вылезли и своего врага так зауважали, что лучшим другом его считать начали. Хочешь завести лучшего друга - набей ему морду. Кажется так говорили до Раскола.

А потом были экзамены, выпускная пьянка и поздравительная речь. Первая партия самооборонцев был готова.

***

- Эх ты! - обнимал его пьяный Жорик, - Не хочешь со мной дружить! А мы с тобой столько времени вместе провели. Можно сказать, спали вместе.

Сергеич промолчал. Жорик когда выпивал становился сильно приставучим и противным, приходилось терпеть гада толстого.

- Пастух ты а не Сергеич! - рявкнул Жорик и сел в кресло рядом. - Плевать я хотел на твою “Мать”, я тебя не боюсь. У меня самого есть мамаша не хуже.

Гостевая комната была тем вечером переполнена как никогда. Выпускная вечеринка грозилась перерасти в выпускную неделю. Сергеич мутным взглядом обвел комнату. Народу битком, ступить некуда. Все парни прошедшие тренировки собрались здесь. Наставники - усатые тараканы тоже пришли и самое удивительное, тоже пили наравне с учениками. Наверное им тоже иногда нужно расслабляться, но на глазах новичков? Под новичками Сергеич уже имел в виду не себя и товарищей, а вот этих мужиков, которые приехали сегодня. Старые и молодые, лысые и волосатые, с перепуганными и наглыми взглядами они жались по углам комнаты, не решаясь подойти к центру веселья. Зачем им смотреть как выпускники веселятся с наставниками? Разве это не собьет их с рабочего настроя? А вид пьяного Жорика, заснувшего на стуле? Как это представляет Самооборону?

Сергеич ткнул друга в бок и решил больше сегодня не пить.

- Объявление! - Наставник вышел в центр комнаты и повысил голос. - Внимание,мужики! Небольшое объявление!

Все привычно замолчали. Жорик закрыл глаза и кажется заснул сидя, ничего, ему можно завтра рассказать.

- Хорошо, - продолжил наставник. - Я вас уже три раза поздравил и еще сегодня не раз лично каждого похвалю, но праздники заканчиваются, как бы вам того не хотелось. Нужно уступать дорогу молодым и необученным, а также койко-места им же, если вы понимаете о чем я.

Он надпил из своего красного бокала, прочищая горло и продолжил. Жорик сопел рядом, но этого никто не слышал.

- Завтра собираем вещи и расходимся по домам. Встречаемся и обнимаемся с родней. Опять бухаем, если силы есть. Спим с женами или мужьями (фуу) и отдыхаем. На следующий день на работу. Теперь все будет серьезно и по-взрослому. Правительство вложило деньги в ваше обучение и нужна хорошая отдача. От этого зависит судьба не только нашей организации, но и всех Уровней.

Вы все следите за новостями и все заметили, что на Уровнях объявлено военное положение. Силы элитников и полиции не могут сдерживать беспредел разбушевавшихся банд, радикалов, криминала и даже монстров, которые выползают непонятно откуда - поэтому мы выходим на сцену.

Завтра получаете форму, оружие и расписание и чтобы я вас здесь больше не видел.

Самообороновцы поддержали его вялыми апплодисментами и он улыбаясь скользнул в тень.

- Угнетает мысля, - промычал полулежащий в кресле Жорик.

- Что?

- Привыкли мы говорю к учебе. К безопасности местной и друг к другу. А завтра на улицы. Посмотри на морды коллег и на свою в зеркало. Разочарованные вы, что твой ппц. Интересно, чего вы ждали?

Сам он тоже не светился от счастья и был изрядно перепуган. Сергеич похлопал его по плечу и поднялся:

- Ну когда-то нужно было начинать. Думаешь нас вместе поставят, в одну команду?

- А фиг его знает. Давай выпьем Пастух за твою мать, не пойми меня неправильно.

- Давай.

И Сергеич сел обратно.

****

Утром он поднялся раньше всех и отправился в душ. Ну как отправился - от стены до стены, так и дополз. Пришлось сначала посетить туалет и повисеть над унитазом. Головокружение не уходило и рвать тоже не получалось. Сергеич отправился в душ и лбом влетел в кран, разбил правую бровь и оросил кровью плитку на полу. Еле сообразил как включить холодный душ и стоял под ним вечность. Он еще был очень пьян.

День начинался хреново и закончился также.

Потом набежал голый народ, все хотели освежиться с утра и Сергеича выгнали из душа. Он вернулся на унитаз, да так там и “ловил вертолеты”, пока не услышал сладкий запах одеколона из соседней кабинки. Вот тогда и вышла наружу вся вчерашняя еда и алкоголь. Сергеич уже думал, что внутренности выхаркает в белый мрамор солдатского унитаза, когда все наконец прекратилось и в голове посвежело.

- Ну ты даешь, - сказал Жорик из-за двери, - я думал, тебя там едят заживо. Пойдем. Все уже собрались.

***

Все собравшиеся выглядели не лучше, но знобило только Сергеича. "Не буду больше пить," - мрачно думал он, занимая свободную табуретку.

Униформа, которую представили им в тот день была ужасна. Ну как ужасна. С точки зрения модельера-гея который этот дизайн придумал все было шикарно и невероятно грозно по-мужски, но передернуло даже Сергеича, который больше думал о том, как бы не стошнило на глазах у всех.

Синенькие штанишки с переливающимися неоновыми лампасами по бокам, синие буты на шнурках и большой платформе, футболка с надписью самооборона и темно-синяя куртка с переливающимися надписями на рукавах, на спине ярко светилась надпись "Самооборона. Твоя защита!", надписи на рукавах подпитывались из Между Нета и должны были постоянно меняться, но сейчас шли только стандартные "Связь потеряна". Эту куртку и подзаряжать еще нужно раз в месяц. Так же продемонстрировали перчатки, естественно с фирменным логотипом и шлем.

"Вот шлем это уже интересно", - подумал Сергеич и ребята тоже заинтересовались. Он плотно соединялся с курткой и служил не только защитой от резких ударов и выстрелов в упор. Передняя часть тоже была закрыта и вместо глаз предлагалось смотреть через экран, который кроме хорошей картинки выдавал множество полезной информации - можно было связываться с напарником, подключаться к камере напарника и смотреть его глазами, общаться со штабом, кураторами, звонить на любые номера, читать МеждуНет, следить за состоянием костюма и много-много еще скрытых фишек. Всех заставили подписать документы о неразглашении, которые грозили всеми возможными карами если секреты костюма улетят за пределы Самообороны. Домой забирать спецодежду нельзя - стирать на месте.

Обучение заняло почти целый день и домой Сергеич вернулся поздно ночью. Заглянул в комнату к сыну, Виталик уже спал. Жена тоже храпела на весь дом - устала на своем базаре, коробки с товаром и дома стояли вдоль стен. Она что, все трусы с собой носит? Боится что украдут? Сергеич вздохнул и сел на кухне, поужинал супом из пакетика, попил чая безвкусного и отправился спать. Завтра будет тяжелый день.

Сергеич выгуливает друга

- Реально крутая штука, - сказал Жорик на следующий день. - Этот шлем, этот искуственный интеллект, который натягиваешь себе на башку! Черт, да он умнее меня, я даже боюсь его надевать, он может захватить мой мозг! Ты читал инструкцию, которую вчера раздавали?

Сергеич крякнул неопределенно и ничего не ответил, на самом деле он просто забыл про нее.

- Особенно круто, что ты без очков будешь видеть лучше чем я. Как будто глазные имплантанты вставили. Святые Острова, а ты видел какой штраф за потерю шлема? Будем всю жизнь отрабатывать, если что.

- Просто не теряй, - посоветовал Сергеич и зажмурился, сняв очки. Без них он не видел практически ничего, но шлем все исправил. Надел шлем резко, одним движением сверху вниз и покрутил вправо-влево как по инструкции полагалось. Тот еле слышно загудел и соединился с воротником куртки. Сергеич большим пальцем правой руки нажал незаметную выемку у горла и экран засветился все ярче и ярче, вспыхнул и солдат потерял ощущения чужеродности - теперь он смотрел не замечая черных боков экрана и искусственности изображения. Прав Жорик, как будто имплантанты в глаза вживили и теперь очки ему не нужны.

На секунду выскочило приветственное сообщение и исчезло, не закрывая обзор. Замелькали таблички рассматривая, описывая, взвешивая и запоминая окружающую обстановку. Сергеич натянул перчатки, которые автоматически соединились с рукавом в единое целое. Вообще это напоминало цельный скафандр который обычно надевают чистильщики и ходить в этом по Уровню будет... Сергеич сосредоточился на Жорике, который только что тоже закончил одеваться и представил их на улицах. Черт, выглядели они как минимум странно.

Сегодня они шли в свой первый Дозор, хотя вроде как обещали выходной, но говорят что на улицах стало настолько плохо и поэтому решили поспешить с началом патруля.

Нужно проверить оружие. “Мать” в специальный карман на правой ноге, баллончик во внутренний карман куртки, ствол в кобуру под левой рукой. Больше ничего не нужно… а еще наручники на пояс, для задержания.

Отсчет рабочего времени начинался в момент пересечения границы базы, поэтому рассиживаться тут не было смысла. Говорили, что позже выдадут машины - миники-летучки, но они еще не готовы. Наверное не успели раскрасить в очередной идиотский цвет, подумал Сергеич и соединился с Жориком.

- Пошли, напарник! Время - деньги!

- Идем, - слышно было четко, с небольшим шипением в эфире, - сейчас только гранаты раскидаю по карманам.

- Ты что на войну собрался? Пошли. За сидение на базе пойнтов не платят.

Жорик вздохнул, так что эхо наполнило шлем напарника и пошел первым.

- Ты хорошо читал инструкцию? - спросил Сергеич пока они спускались по ступеням.

- Да.

- А вот эти наши разговоры через динамики слушают?

- В смысле?

Жорик распахнул дверь и они вышли во двор. Новички бежали по стадиону, а усатый таракан надрывался следуя за ними.

- Ну могут нас слушать или это защищенная связь?

- Я не знаю таких подробностей. О, гляди. На нас все таращатся. Мы типа звезды.

И действительно из всех окон здания выглядывали любопытствующие, вышли курильщики из-за угла здания и даже усатый инструктор остановил своих подопечных - пусть посмотрят на взрослых дядек.

- Че-то мне стремно. Как на витрине, - сообщил Сергеич - чувствую себя дураком.

- Не парься. Получай удовольствие, пока с нас еще требовать ничего не начали. Собирай последние крохи удовольствия, чувствую я мы на грани между светом и тьмой.

- Ого, как ты расфилософствовался.

Они остановились перед высокими воротами, последним объектом на границе между миром тренировок и реала. Из окошка будки охранников высунулся здоровяк в кепке, махнул им рукой и скрылся. Надпись на экране шлема сообщила, что нужна идентификация и перед лицом появился красный луч сканера, смахивающий на лазерный. Он прошелся между глаз у ошеломленного Сергеича и впился в правый, ослепив его на секунду.

“Идентификация пройдена”, - сообщила надпись и ворота разъехались в стороны, открывая проход. Отсчет рабочего времени начался.

Основная задача Самообороны - поддержание порядка на улицах Уровня. Бойцы должны реагировать на просьбы о помощи и проверять подозрения, но главное это Оператор, который будет выдавать кейсы для проверки. Эти задания от начальства нужно выполнять в первую очередь. Во-первых - это уже проверенный вызов, а во-вторых за успешно выполненный Кейс начисляется хорошая премия.

Когда они отошли от Корпуса задания еще не появились.

- Ну что? - спросил Жорик, - Что делать будем?

- По инструкции пока нет прямых заданий патрулируем по указанному маршруту. Маршрут должны менять раз в день и закладывать его в GPS шлема.

Мужчины открыли меню почти одновременно и синхронно пошли в одну сторону. Уровень молчал и нависал над головой многоэтажками. Судя по карте, сегодня они нарезали круги по жилым кварталам, между многоэтажных коробок, населенными рабочим людом и почти не заходили на индустриальную часть - там где пыхтели трубами заводы и фабрики. Прогулка обещала быть легкой, просто новички еще не знали, как изменились Уровни за время их отсутствия.

Мимо прохромала одинокая собака с поджатой лапой, остановилась, посмотрела на странные синие фигуры и залаяла громко, заливисто и с огромной злобой.

- Пошла! - крикнул Жорик и махнул ногой, отгоняя ее. Собака отбежала, встала на безопасном расстоянии и роняя слюну разгавкалась еще сильнее.

- Оставь ее, что-то прилетело.

Действительно, шлем уже показывал три конвертика и теперь было не до шавки и седого старика в рваном пиджаке и перчатках без пальцев, который подошел к ней и разинув рот от удивления смотрел на синих человечков.

Нажатие на конверт и выезжает строчка текста, не мешающая обзору.

Ограбление на улице Н. Молодой парень, лет восемнадцати, в маске огненного дракона избил семейную пару, забрал сумку с покупками и сейчас на скейте несется в сторону улицы Н. Полицейский дрон ведет незаметную слежку. Расстояние до объекта - 250 метров и сокращается. Принять задание? Включить камеру дрона?

- Машины нам будет не хватать, - сказал Жорик. - Смотрел трансляцию?

Сергеич уже переключился на камеру дрона. Тот парил высоко над убегающим грабителем и непрерывно его снимал и передавал координаты. Тот перемещался в сторону центра и был уже рядом.

- Принимай задание!

Воздушные скейты не машины и они не могли держаться на высоте больше трех метров, но скорость развивали достаточно опасную. Сколько жертв моды привозили в больницу когда гаджеты только появились - сотни каждый месяц.. Сергеич когда-то и сам пробовал поездить на летающей доске, но вовремя решил, что собственная шея дороже понтов, тем не менее он немного знал аппарат.

- Расходимся в стороны и не отсвечиваем. Он летит прямо на нас. Если вспугнем, нам его не догнать.

- Не отсвечиваем? - сварливо переспросил Жорик, сойдя с дороги влево. - Да мы как рекламные постеры, видно издалека.

- Это точно, - сказал Сергеич. Он шагнул вправо, прошелся по тротуару и встал у стены дома. Собака еще эта тявкает бесконечно, на нервы действует. Переключился на камеру - грабитель приближался, еще пару минут и будет здесь.

- Че делать то? - переспросил Жорик и зеркально встал с левой стороны.

Сергеич достал Авакин из кобуры, стараясь не спешить переключил на резиновые пули, поднял пистолет и почти не целясь выстрелил. Собака завизжала, упала на бок и секунду трясла лапами как в припадке, потом поднялась и злобно оглянувшись потрусила в сторону.

- Ты че! - крикнул старик, злобно потряс рукой и потрусил в сторону. Сергеич вжался спиной в стену и напарник сделал тоже самое. Глупо. Сунул оружие в кобуру, шагнул вперед, отставил правую ногу назад, рукой взялся за нее и вытянулся вперед, как летящая птица.

- Ты чего? - заволновался напарник, - С ума сошел?

- Сделай также. Представь что ты манекен или памятник герою. Замри.

Из-за поворота уже показался одинокий скейтбордист. Жорик шагнул вперед, упер руки в боки, поднял голову и выпятил грудь.

- Чувствую себя, дураком.

- Вот так и стой.

Скейтбордист и любитель чужих вещей приближался. Сумка из "Дешевле не бывает" висела через плечо и он чем-то уже лакомился, подняв маску вверх.

- Совсем оборзел, - прошептал Жорик, хотя их никто не могу услышать. - Что делать будем?

- Стой.

Парень уже притормаживал и как и старик выпучил глаза, разглядывая странные фигуры, светящиеся в темноте. Сергеич поставил ногу на место и слегка присел в поклоне расставив руки в стороны.

- Ты совсем уже поехал, - давился смехом в скафандре Жорик.

Сергеич выпрямился и поклонился остановившемуся хулигану, глубоко в ноги, тот даже кивнул машинально и перестал жевать.

- Это че, реклама? - выдавил он лениво, когда сверкнула синяя молния. "Мама" хорошо лежала в ладони, совсем незаметно, да и не видел чувак, как доставал палку оперативник. Треск рвущейся бумаги и синяя петля обхватила преступника за ноги. Не успев ничего понять он взлетел со своего средства передвижения, крутанулся на 90 градусов и больно приложился ухом о землю. Попытался вскочить, но за ноги дернули и опять потерял равновесие, на этот раз попробовав носом землю.

Сумка валялась в стороне, из-нее высыпались консервы, баночки с соусом и майонезом, пачка макарон порвалась и желтым усеяла землю.

- На! - подскочил Жорик и нажал кнопку баллончика, распыливая газ в основном в затылок задержанного. Сверху медленно и не останавливая съемку спускался синий дрон.

- Ты чего! - Сергеич отошел на безопасное расстояние, - Теперь ждать пока оно выветрится! Народ и так уже собирается.

На них и правда обратили внимание: из окон высовывались любопытствующие, старик вернулся и привел с собой трех друзей, остановилась машина и водила тоже любопытствовал, а дрон продолжал вести съемку.

- Это чтобы не убежал, - гордо сказал Жорик и посмотрел на корчащегося и отчаянно трущего красные глаза бандита, - Перестарался?

***

Впоследствии Сергеич не раз пожалел, что получил такого напарника, но выбирать не приходилось. Иногда власть портит людей - золотая истина… А первый день был невероятно насыщенным.

Упаковали грабителя в наручники и вызвали полицию, чтобы забрали “посылку”. Те приехали и с надменным видом приказали собрать рассыпавшиеся по улице вещи. Пока самобороновцы занимались уборкой сама-собой образовалась целая толпа зевак и громко их обсуждали, делая упор на дурацких костюмах и бессмысленных идеях Администрации. Полицейские крякали свесив ноги из парящей машины, но разгонять никого не собирались.

Закончили быстро. Семейная пара была не из богатых. Сергеич передал служителям закона пакет и видео с дрона, хулиган мычал связанный в машине.

- Ловко, - только и сказал старый коп, усаживаясь за руль, - только это было легко. Один малолетка без оружия. Не нарывайтесь парни, если понимаете о чем я.

****

Намек напарники поняли. Когда полицейская машина улетела они пошли дальше, не обращая внимания на погрустневших зевак. Пришлось людям расходиться - шоу закончилось не начавшись.

- Сдавай, - сказал Жорик.

- Что сдавать?

- Квест сдавай. То есть задание, кейс или как там оно правильно называется. Ты ведь главный, ты и сдавай.

"Точно", - подумал Сергеич и нажал кнопку.

Пойнтов прилетело столько, что он даже не поверил сначала, но все верно. А еще их поздравили с первым выполненным заданием сегодня и накинули бонус. Пойнтов на самооборону не жалели.

- Офигеть, - радовался в шлеме голос напарника. - Ради таких денег я готов рисковать.

А тем временем прилетело еще три задания, плюс висело невыполненными два старых. И началась работа.

В Музее Истории уровней "МногоУровень" пьяный работник ткацкой фабрики прибил свои половые органы к картине "Бессмертие Макклауда". Когда напарники прибыли через полчаса, то кровью залило пол, а сам протестующий побелел и потерял сознание. Силу применять уже не понадобилось. Работник музея принес гвоздодер и сунул его в руки самообороне.

- Ты его освобождай, - сказал Жорик, скривившись.

- Нет ты, - Сергеич вовремя вспомнил кто здесь главный. - Иначе пойдешь в патруль с Шустриком.

Татуированного Шустрика Жорик всегда опасался, поэтому предпочел заняться гвоздями и яйцами радикала. Его спасти удалось, картину и пятую конечность - нет. Вознаграждение соответствующее.

- Мало, - сказал Жорик, когда они вышли наконец на улицу и смотрели на постепенно гаснущий Свод, - там есть чего посерьезнее?

- Три задания уже пропало, добавилось еще два вызова. Наверное если не успеваешь, то они исчезают из интерфейса за ненадобностью.

- Короче нам мобильность нужна. Иначе много не заработаешь.

Жорик был прав и на следующий вызов они вызвали такси. Сотрудники музея и мимо проходящие пенсионеры с неодобрением смотрели за садящимися в машину охранниками порядка. "Это все на мои налоги оплачивается," - злобно выдавил уборщик и погрозил удаляющемуся такси.

****

"Пьяный хулиган" - сообщало следующее задание. На фотографиях молодой парень показывал неприличные жесты полицейскому дрону, кидал булыжником в пролетавшую машину, переворачивал мусорные баки и пинал мужчину, который прогуливался с девушкой. Девушка убегала прочь, а мужчина сидел на корточках и прикрывал голову руками от ударов. На последней фотографии хулиган спал сидя на скамейке, некрасиво широко раскинув ноги. На правой руке алела красная повязка.

- Легко, - прокоментировал Жорик, и Сергеич с ним согласился. Спящего брать двум тренированным и вооруженным мужикам как-то даже не очень удобно, но что не сделаешь ради пойнтов.

- Вас подождать? - лениво спросил таксист.

- До свидания, - сказал Жорик и приложил свой браслет к панели управления. Пока он рассчитывался Сергеич уже подходил к храпевшему на всю улицу бандиту. Красные повязки. Нашумевшая банда, которая по слухам держит в страхе даже администрацию и тут такой конфуз. Нашумел, к людям приставал, фонарь у скамейки разбил, да тут же и вырубился с бутылкой чего-то ядовитого. Такси за спиной загудело и взлетело вертикально вверх, разгоняя теплый воздух.

Между ног уснувшего зеленела лужа, Сергеич скривился и толкнул его в плечо:

- Эй! Эй! Вставай, друг!

Тот только всхрапнул и продолжал отдыхать.

- Может не трогать его? - Жорик остановился рядом и рассматривал уснувшего бандита, - Пусть проспится и домой идет.

- Вообще-то у нас задание и легкие пойнты. Мы за такси своими рассчитывались.

- Моими, - уточнил Жорик, - Только давай осторожнее с ним. Он из красных повязок, видишь на руке? Эти друг за друга - горой. Сцепишься с одним и десяток на помощь прибежит.

- Вставай,- Сергеич потряс уснувшего за плечо, но тот и не думал реагировать, - Ладно, вяжем его.

Подхватили один за одну руку, другой за другую и оттащили от скамейки. Не хотелось надевать ему наручники в луже блевотины. Парень ровно дышал, но на внешние раздражения в виде двух синих человечков не реагировал.

- Нанюхался чего-то, - уверенно сказал Жорик, внимательно осматривая лицо, щеки, расширенные зрачки. - Я не специалист, но наверное передоз.

- Вызывай медиков.

Сергеич перевернул красноповязочника на живот и свел руки на спине вместе, отработанным жестом достал наручники и накинул на запястья пойманному. Наручники с еле слышным шипением стянулись.

- Надеюсь у него есть мед.пойнты.

"Эй! Вы чего творите!"

Парни одновременно обернулись и увидели гостя. Кожаная куртка и красная повязка на рукаве сразу дала понять, кто пожаловал.

- Вы чего охуе...!

Глухо грохнул выстрел и не договорив бандит пролетев пару метров врезался в стену, где и обмяк. Кирпичная крошка посыпалась ему за шиворот, а Жорик все еще целился из "авакина".

- Ты чего? - начал Сергеич.

- Бле, - пошевелился бандит у стены, приходя в себя, - вы чего творите.

- Вот и я говорю...

Жорик дрожащими пальцами нажал переключатель и прицелился. Бандит приподнялся, сел удобнее и потянул рукав ниже, освобождая браслет. Выстрел и шарик с газом лопнул у него над головой.

- Ай! - заорал он и забыв обо всем, покатился в сторону, потирая глаза.

Жорик уже подходил, уменьшая дистанцию. Шел он быстро и не оглядываясь по сторонам. Попавший под газ ругался, грозил всем чем мог и тянулся к рукаву.

- Ты чего?

- Не дай ему связаться с бандой, Серега. Только не дай связаться или нам конец в первый же день.

Одним резким движением Жорик выхватил мамку и освободил синий луч. Тот взвился вверх и красиво закончил путь на куртке отползающего человека, разрывая ее на середине. Жертва взвыла и перекатилась на живот, рванула рукав на себя, открывая браслет.

Жорик грязно выругался и со свистом прошелся по руке.

- В наручники его, быстро!

Сергеич подбежал к бандиту, схватил за руки чтобы перевернуть, когда тот пнул его обоими ногами в живот. Улица пошла кругом, и Свод внезапно стал ярче и навис сверху. Затрещал электрический хлыст “от мамочки” и закричал от боли будущий задержанный. Мирно похрапывал красноповязочник.

Сергеич перевернулся на живот и ловил воздух, загоняя его в раскаленные легкие. “Ах, ты тварь - пинаться”.

- Не трогай браслет! - кричал Жорик, не переставая бить, - Не трогай браслет, урод или забью на смерть.

Сергеич встал на четвереньки и приходя в себя осмотрелся. Бандит крутился как жук прибитый иглой к стене, стараясь уклоняться от мамки и одновременно нажать на браслет. И,кажется, он постепенно выигрывал.

Сергеич потянулся за матерью и встал, вытягивая ее. В школе учили, что иногда не нужно оставлять лишних следов на теле преступника во избежание проблем, поэтому нужно использовать мать как резиновую дубинку.

- Стой! - он уже подходил к телу и не хотел попасть под оружие напарника. Красноповязочник потянулся к браслету, одновременно вставая, когда получил дубинкой с размаху. Упал и попытался встать. Куртка на нем была разодрана и свисала клочьями. Жорик перестарался, но не успокаивался. Он подбежал и влепил по лежачему с ноги, стараясь попасть по браслету.

- Успокойся уже! - крикнул Сергеич, когда не сдающийся бандит вцепился в шлем напарника, стараясь его сорвать.

- УУ, - завыл Жорик, упираясь ногами в землю, чтобы не упасть.

Сергеич отошел на пять шагов и активировал "Мать". Луч обвился, как змей вокруг полуголого тела - дернул на себя и бандит взлетел над землей, как фантик от конфеты, подхваченный ветром. Через мгновение он рухнул на спину, а луч прошелся несколько раз по груди, по рукам, по животу - разрывая ткань и оставляя на коже красные ожоги.

- Вяжи его! - крикнул Сергеич, и Жорик подошел доставая на ходу наручники, надел и они стянулись, надежно фиксируя руки за спиной. Пленник лежал вниз лицом и рычал. Сергеич подошел и сорвал с плеча красную повязку, кинул на землю и отпихнул ногой. Не такое и легкое оказалось задание, как они думали. Оно явно не стоит пойнтов, которые перечислят. Но есть выход.

- Проверь богатый ли он, - сказал Сергеич и добавил многозначительно в микрофон, - Ты помнишь как нас Кирка учил.

Сергеич повел плечами разминаясь. Жорик открыл рукав куртки освобождая свой браслет и потянулся к рукам пленника, но сначала осмотрелся по сторонам.

- Ты не видел никого?

- Нет. Только мы троем и этот спит.

- Значит показалось.

Жорик подставил свой браслет, под браслет задержанного и улыбнулся. Способ Кирки работал.


Когда медики приехали они забрали спящего героя с недовольными лицами, у него на счету не было не только мед.пойнтов, но и обычных тоже. Они бы удивились, если бы узнали.

Второго им не отдали и вызвали полицию.

- Не перестарались? - спросил приехавший коп. - Парень еле живой. Его бы в больничку.

- Он еще тебя переживет, - сказал Жорик, помогая упаковывать в машину хулигана, который только стонал. - Еле скрутили его.

Полицейский хмыкнул и сел в машину. Он не увидел красной повязки, которую парни на всякий случай спрятали.

Задание принято и несколько десятков пойнтов легло на счет, а прошло только полдня.

***

- Зачем он так тянулся к браслету? - спросил Сергеевич. Он более-менее успокоился уже и мог разговаривать с напарником нормальным тоном.

- Я слышал, что у красноповязочников есть система оповещения. Звонишь на определенный номер и твое местонахождение рассылается всем членам банды вместе с сигналом опасности. Понимаешь? Если это правда, они бы сейчас слетелись со всех сторон как угольные мыши и порвали нас, как мы его куртку.

- Если это правда?

- Если повторяет не один человек то сто процентов это уже не слух. Они сами слили инфу, чтобы боялись банду.

- Ты мне кстати пойнты должен.

- Сейчас, сейчас.

Жорик, как и все нормальные люди, расставаться с деньгами не любил, но с напарником нужно делиться заработанным честно, тем более со старшим. Поэтому он перевел все до пойнта и потребовал новое задание. Он мог и сам посмотреть и выбрать их через свой интерфейс, но любил сюрпризы и неожиданности. Впереди его ждал самый большой сюрприз в жизни.

- Даже не знаю, - сказал Сергеич, - Шесть штук и какой выбрать?

- А нельзя посмотреть какое задание ближе? Чтобы на такси не тратиться?

- Только если каждое открывать и просмотреть все. Слушай, а штрафных санкций нет, если все не успеем за день сделать?

Жорик чертыхнулся и сказал, что не задумывался об этом. Они не спеша шли по улицам, оставив далеко позади место драки, а может нужно было передвигаться бегом, чтобы все успеть?

- Завтра брифинг, - сказал Жорик, хорошо обдумав за и против. Начальство будет разбирать дела, эффективность и так далее. По итогам нам все и разъяснят. Так что готовь нервные клетки, которые не восстанавливаются. Но я думаю нужно поспешить и оставить минимум невыполненых задач на утро. А завтра выпустят уже не только нас двоих я думаю, мы - пробная партия.

- Тогда погнали.

Чтобы составить дорожную карту заданий пришлось сесть на ближайшую скамейку. Немногочисленные люди, проходящие мимо осторожно осматривали синих человечков с надписями самооборона на спинах и общающихся только жестами - бойцы на всякий случай говорили с помощью внутренней связи. Мальчик пяти лет сосущий конфету на палочке завороженно встал у них за спинами и завороженно наблюдал, пока мама шипя как змея не забрала его прочь. Женщины разворачивали коляски от греха подальше и ехали домой другими путями, а два синих человечка увлеченно работали.

- Готово, - сказал Жорик, - Для первого раза нормально. Все не успеем и много не заработаем, но зато на такси не потратимся.

***

Следующее задание оплачивалось по минимальному тарифу и идти на него не хотелось, но всего через пару домов во внутреннем дворике - отказываться глупо.

- Сейчас мы их успокоим по быстрому и идем драку разгонять у магазина, - комментировал ситуацию Жорик.- Что тут у нас, еще раз?

- В следующем дворе на детской площадке молодежь пьет, курит и разогнала всех местных мамочек вместе с детьми. Мужчины еще с работы не вернулись, поэтому женщины позвонили в полицию, а те слили вызов Самообороне, то есть нам.

- Жадные твари, пойнтов накапают как слез. Здесь?

Они вошли во двор и зашагали к детской площадке.

- Давай быстро разберемся и погнали дальше.

Детская площадка действительно была занята молодежью. Надпись на арке перед входом гласила что это миниатюрная копия Островов и построена она при поддержке Рабочей Партии. Надпись переливалась нежно-голубым неоном и видна была даже подслеповатым учителям издалека. Время от времени появлялась плотная фигура спонсора и торжественно махала вдаль пухлой ручкой.

- Улыбается и машет, - зло сказал Жорик. - На рабочего не похож. Еле в голограмму влез. Жопа как три моих. А ну, молодежь быстро разбежались по домам!

Он зашагал быстрее и ступил на территорию беззаботного детства первым. Первым в глаза бросался парень с зелеными волосами, он пристроился в песочнице на перевернутом ведерке и как раз разливал по стаканам огненную жидкость из бутылки. Он удивленно посмотрел на входящего синего человека в шлеме и оглянулся на парней. Двое оседлали паровоз, символизирующий переход между мирами Островов и активно курили, сбрасывая пепел на крышу или в песок. Еще двое сидели на гоблинских качелях, а один сидел в избушке Хоббитов, согнувшись в три погибели.

На крыше замка сидела девушка блондинка, довольно симпатичная и с красивыми ногами, как отметил Сергеич. Шестеро невооруженных малолеток, если не считать девушку. На банду не похожи, никакой общей атрибутики и других признаков сообщества - только одно насторожило Они не испугались.

- Быстро! Быстро! - командовал Жорик. - Разбежались и мусор с собой забрали! А ты бутылку спрячь и я сделаю вид, что ничего не видел!

Зеленоволосый закрыл бутылку и спрятал за спиной, разглядывая входившего Сергеича.

- А вы собственно кто, вообще?

- Самооборона! Слышал о таких?

- Да гундели в новостях. Бла-бла-бла. Правая рука Элитников. Круче полицейских, типа.

Зеленоглазый поднялся и потянулся, растягиваясь. Кости хрустнули громко как выстрел, и Жорик непроизвольно вздрогнул. Девчонка на крыше рассмеялась: громко, нагло и заливисто, так что Жорик наверняка покраснел у себя под шлемом, поэтому он и шагнул, сбивая бумажные стаканчики с подготовленным напитком. Жидкость окрасила песок в черное и мгновенно впиталась.

- Эй! Полегче! - закричал зеленоглазый, отступая на шаг. Двое дружков оставили качели и уже подходили к ним. Парни с паровоза тоже напряглись, когда Жорик достал "Мать" . Сергеич подумал о том сколько сейчас за ними следят любопытных глаз из окон и положил руку на плечо друга.

- Спокойнее, напарник. Не забывай, что мы во дворе. Везде окна и полно народу, могут записать. Ты это… не перестарайся.

Все это он наговорил естественно в микрофон, мимо лишних ушей.

Молодежь окружала их и Сергеич встал ближе к напарнику, спина к спине - на всякий случай, опасными парни не выглядели, а девчонка так вообще смехом заливалась, как сумасшедшая.

- А ну прочь! - закричал Жорик и достал Мать. - Быстро разошлись по домам, чтобы я вас здесь больше не видел!

Парни мялись с ноги на ногу, не зная что делать и посматривали на зеленоволосого, а тот не отрываясь смотрел на Жорика, как будто хотел заглянуть ему в глаза сквозь толщину шлема. Девчонка смеялась не переставая, и Жорик повернувшись к ней, бросил:

- Тебя это тоже касается, девушка!

Она ойкнула и соскочив с крыши притворно извинилась, низко поклонилась и пошла прочь не оглядываясь.

- Догоняйте ее, - сказал Сергеич и положил руку на свою "Мать".

Зеленоволосый хмыкнул и повернувшись спиной, медленно поднял стаканчик и посмотрел на Жорика:

- Так?

- Все три забери. Про бутылку ты не забудешь - верю.

- Хорошо, - сказал парень и вылил содержимое стаканчика Жорику на шлем. Дальше все прошло быстрее, чем дети делаются. Напарник выхватил “авакина” и выстрелил газом прямо в толпу, те закашлялись и побежали прочь от эпицентра, а Жорик активировал электрику в матери и звезданул изо всей силы по плечу зеленоволосого. Тот закричал и схватился за раненое место, а Жорик продолжал раздавать удары направо и налево с каким-то остервенением.

- Успокойся! - крикнул Сергеич и схватил его за руку. - С ума сошел? Это же малолетки!

Малолетки уже бежали злобно оглядываясь, догоняя смеющуюся девчонку. Последним ковылял зеленоволосый и часто оглядывался, держась за рукав.

***

- Точно завтра огребем, - сказал Сергеевич, собирая мусор на площадке, - Ты что на людей бросаешься? Власть почувствовал?

- Не понравились они мне, - Жорик забрал мусорный пакет и понес к мусорному баку. - Особенно тот, крашенный. Он смотрел на меня, как будто убить хотел, а девка его еще и поджучивала. Никакого уважения к старшим и представителям Самообороны. Мы между прочим ради них тут ходим и жизнью рискуем.

- Нас никто не снимал? - спросил Жорик чуть позже, когда они шли на следующее задание и детская площадка уже скрылась между домами.

- Опомнился. Может и снимали. А может у нас в шлемах система видеозаписи встроена и завтра будет на столе у начальства твои приключения... А меня за компанию выпрут из самообороны.

- Вечно я все порчу, - прошептал Жорик, но Сергеич услышал. Правда внимания не обратил, потому что навстречу приближалась проблема посерьезнее.

Черная машина без номеров и прочих опознавательных знаков нарушая все законы передвижения воздушного транспорта опускалась вниз, на уровень пешеходов. Сергеич оглянулся и заметил вторую, которая делала тоже самое. Справа и слева стены домов, спереди и сзади блокируют машины. На улице ни души. Похоже на ловушку.

- Чего это? - Жорик уже понял, что дело плохо и остановился - Кто это?

- Доставай Авакина, напарник.

Спереди трое и сзади четверо. Все в странных масках, закрывающих пол лица. Они уже ждали. Переулок опустел.

Жорик осторожно положил руку на кобуру и вытащил пистолет.

- А вон тот, с бедрами, это не баба?

Девушка услышала вопрос неосторожно заданный без микрофона и засмеялась. Знакомый смех. Машины взвыли сиренами и люди в масках бросились к ним, сужая круг.

***

Сергеич открыл глаза и глотнул свежего воздуха. Ничего не видно, только красный туман и плавающие пузыри. Полежал немного приходя в себя и попытался встать. Красная пелена в глазах задвигалась активнее из стороны в стороны, открывая частично внешний пейзаж. В основном это был потемневший свод.

Сергеич поднял руку, но так стрельнуло в предплечье болью, что сразу уронил ее. Попробовал поднять правую, но она совсем не реагировала. В ушах закололо, как будто вставили длинный прут и проворачивали его сквозь мозги. Сергеич закричал ругаясь и все-таки повел левой рукой по глазам, сдергивая красную пелену. Помогло, и красная туча ушла, уступая место лицу старушки.

- Ой, - сказала старушка и моргнула. - Шевелится. Живой значит.

- Медика, - смог выдавить Сергеич, - вызови.

- Хорошо, - сказала старушка и исчезла с экрана.

Сергеич вспоминал, хоть и очень медленно. Кажется ту битву они с Жориком проиграли. И проиграли тяжело. С большими потерями. Теперь нужно вызвать медиков, шлем ведь для этого и существует. Сергеич закрыл глаза и как его и учили активировал звонок в мед. часть. Никакой реакции. Измученный мозг не справлялся с поставленной задачей - шлем не связывался со скорой.

- Ладно, - пробормотал Сергеич и попробовал высветить меню. Нет ответа. Что-то случилось со шлемом, скорее всего пострадал в бою. Ничего, бабулька должна вызвать. И куда она ушла, браслет ведь при ней.

- Жорик, - голос стал до смешного хриплым и Сергеич чуть не подавился в слюне и крови наполнившей рот, резко перевернулся на бок и выплюнул. Жорик не отвечал, зрение понемногу фокусировалось и Сергеич заметил лежащую синюю фигуру лицом вниз.

- Это нехорошо. Он попытался встать опираясь на руку, но не смог, рука не слушалась и только острая боль вгрызлась в плечо. Сигнал скорой уже приближался, пять минут и будут на месте. Сергеич приподнял голову и увидел бегущие фигуры в знакомых синих костюмах. Сирена выла все сильнее и сильнее. Свод моргал, как лампочка при перебоях напряжения.

- Жорик!

Разбитый и раздавленный шлем лежал слева. Потом, поднять и осмотреть - потом. Сейчас, Жорик.

- Жорик! Напарник! Ты как?

Напарник молчал и не шевелился, теперь было понятно, что и он без шлема, и даже без бутов и в порванной куртке. А что это возвышается?

Сергеич перевернулся на правый бок и превозмогая боль сосредоточился, сфокусировал уставшие и залитые кровью глаза на предмете торчавшем из земли. Сирена была совсем близко и Сергеич осознавал, что времени понять что случилось у него совсем мало. Правая рука посылала такую боль в плечо, что терпеть уже было почти невозможно, но Сергеич щурясь как слепой профессор последний раз сосредоточился на картине перед собой. Это был меч. Такой как на картинках в исторических книгах, такой которыми сражаются орки против людей на Островах. Длинный меч с обоюдно заточенным клинком, гардой и эфесом или по-простому ручкой. Он торчал не в земле, а в теле мертвого напарника. Потому что только мертвый Жорик мог терпеть такое унижение и боль. Меч острием воткнулся ему ниже спины, в мягкое место, которое скрывают за штанами и так любят женщины. Скорая уже садилась в пяти метрах и санитары выскакивали на ходу со своими желтыми чемоданчиками. Бежал инструктор, тот который кричал на учеников сильнее всех и лицо у него было перекошено эмоцией, но кажется это была не злоба, а нес он в руках не "Мать". Бежали мужики, с которыми они спали в одной казарме. Бежали зеваки, спешащие помочь. "Плохи наши дела" - подумал Сергеич, погружаясь во тьму. Он потерял работу, потерял шлем и потерял друга, но самое главное то, что он понял в последние секунды перед уходом в небытие - он потерял правую руку.

Фрозен платит по счетам

Сидеть дома и бессмысленно таращиться на белую стену нехорошо для душевного здоровья, но и сил больше ни на что не осталось. Вот она физическая и моральная полная опустошенность, когда не можешь пошевелить ни рукой ни ногой, и даже в голове краники не поворачиваются. Не хочется ничего и ни от кого, забываешь о сыне и муже, о своих обязанностях на работе и о своих сотрудниках. О том, что простой стоит денег и завтра нужно со свежей головой идти на работу, где тебя ждут конкуренты, наемные работники и даже дружелюбные мутанты. Нужно спать, обязательно нужно выспаться, но постель пуста и сегодня никто не будет ворочаться рядом, толкаться и храпеть. Еще долго не будет.

***

Новость о трагедии пришла неожиданно, как и приходят дурные новости. Вот ты стоишь за прилавком и с улыбкой пытаешься отцепиться от наглой и злой покупательницы, а вот уже идут странные люди в странной синей форме и останавливаются на пороге. Стоят молча, с грустными лицами, стараясь не мешать тебе делать свою работу, но видно, что они спешат и их напрягает соседство лифчиков и женских трусов, а потому ты выгоняешь (отшиваешь) последнюю жадную покупательницу и с замирающим сердцем вешаешь товар на место, запираешь кассу, хватаешься за щетку - все чтобы не смотреть на них, на этих военных, которые терпеливо ждут, когда ты уже освободишься.

“Фрозен? Можно с вами поговорить? Вы присядьте, у нас плохие новости”.

И она садится выдыхая спертый воздух Уровней и чувствует как напряжены мышцы бедер, рук, шеи и как стремительно начинают болеть глаза. Она снимает очки и протирает их рукавом, стараясь оттянуть тяжелый разговор. Лишь бы не Виталик. Лишь бы не Виталик. Пусть лучше Миша. Он взрослый, он справится.

Это оказался Миша. На первом же вызове он попал в переделку, бедный, бедный Миша, которому всегда не везло по жизни и на этот раз ему не повезло особенно. “Он жив?” - спросила Фрозен и получила утвердительный ответ. Он жив, но нужно срочно ехать в больницу.

Позвать Барби и перепоручить ей свои обязанности, попрощаться до завтра еле сдерживая слезы и выйти под свет Свода на рыночную открытую площадь. Мимо проходящие, так и проходят мимо, но осторожно оглядываются на женщину, которая с прямой спиной и мертвым взглядом идет в окружении самообороны и копов. Она не похожа на арестованную тараканшу, но и на начальницу и пострадавшую не похожа. Ее вид ближе к статуям, к тем гордым статуям, которые еще сохранились со старых времен, когда еще только строили уровни, когда еще шла война и пылали города. Статуи на которых граждане стоят гордо с прямой спиной и смотрят вперед иногда выбрасывая вперед правую руку со сжатым кулаком.

Барби стояла на пороге магазина и со слезами провожала новую хозяйку, они ведь даже не успели привыкнуть к этим новым ролям. Бедняжке столько свалилось на голову. Правильно говорят что, если судьба что-то дает в подарок, то другой рукой отбирает еще больше. Получив власть и может быть богатство в бу дующем Фрозен, бедная девочка, лишилась мужа. Барби промокнула слезы платочком, развернулась и успокоившись вернулась на рабочее место. В конце-концов он был тюфяком и неудачником, если умрет, то Фрозен потоскует немного и найдет себе кого рангом получше.

***

Её посадили в полицейскую машину и толпа сопровождавшая коллегу отошла в стороны, чтобы не получить ожоги. Водитель проверил по зеркалам и сам дал себе добро взлетать. Кто не спрятался, я не виноват. Завел сирену, которая давала машине безусловный авторитет и начал вертикальный взлет. Сверху прилетела бутылка с красной краской и ударившись о невидимый барьер разлила пятно на на нем. Фрозен даже не заметила этого, а копы осматривались по сторонам, пытаясь найти того, кто посмел.

- Чертовы банды, - сказал полицейский, он сел рядом с Фрозен и до этого момента только поглядывал на нее искоса, - Совсем распоясались. Когда-нибудь мы узнаем кто их спонсирует и уничтожим всю цепочку, начиная с головы.

- Скорее нас уничтожат, - ответил коп сидевший слева от Фрозен, - Все только и говорят о своей безопасности, а ты еще думаешь о справедливости, Спиди. Тебе уже пятьдесят, а ты до сих пор такой наивный?

- Пятьдесят шесть, - буркнул коп, - Если не будет полиции, то бандосы с Нижних Уровней придут сюда и уничтожат Рабочие Уровни. А потом они придут на Элитные уровни и уничтожат их. Понимаешь о чем я? Пока мы нужны - нас не тронут.

- Как не трогают сейчас? Как убивают каждую ночь? Как уничтожили целый полицейский участок на Нижних? Кто это сделал, ты знаешь? Я - нет. Расследование затихло и никто не ищет убийц, которые вырезали десятки наших парней. А ведь там были камеры и свидетели. Где они все?

- Кто-то скрывает факты…

- Кто-то? Это все закулисное, темное правительство, которое управляет нашим, как марионетками. А мы вообще пешки. Они поставляют наркоту для тараканов и делают новых и новых преступников. Они мешают нам бороться с бандами, прикрываясь законами о неприкосновенности элиты. Это все они, а мы крутимся перемалывая преступников и бандосов, а они перемалывают нас. Только организовали самооборону и сразу уничтожать начали. Ой, извините, девушка. Но это правда! Столько денег вложили в обучение и форму и в первый же день провал! На парней просто навели. Их ждали! Это все эти чертовы Элитники! Играют нами как куклами! Пусть валят к себе на Острова и там хоть перережут друг друга!

Он еще долго кричал и что-то доказывал, а Фрозен безразлично смотрела в окно. Приближалась башня Лазарета, там куда свозили всех рабочих, потерявших руки под молотилками на заводе, зажеванных в автоматических прачечных, свалившихся со скейтов подростков и любопытных автомобилистов, которые наблюдая за симпатичными девушками на земле сваливаются вниз. Лазарет принимал всех вместе с пойнтами. Бесплатные пациенты этажами пониже, застрахованные выше, а щедрые на пойнты еще выше. Говорят что на подземных этажах, которые опускаются просто на Нижний Уровень находится морг, крематорий и прочие ужасы медицины. Там головы плавают в чанах наполненных формалином, медсестры таскают отрубленные руки, а тела подвешены на крюках или лежат грудами на столах. Фрозен почувствовала приход тошноты и постаралась отвлечься, но отвлечься не получалось. Лазарет приближался и неумолимо увеличивался в размерах. Расширяясь к земле, вверх он наоборот заострялся и чуть ли не бетонной иглой упирался в свод. Со всех сторон к светящемуся как новогодняя елка Лазарету подлетали машины, такси, скорые. Машины везли больных, раненых а увозили здоровых или мертвых, тех, кого не спасли. Они уже были рядом и парковаться собирались посередине. “Страховка?” - подумала Фрозен.

***

Наконец-то дозвонилась до сына. Наконец он ответил. “Алло?” - недовольный голос.

- Сыночек где ты?

- Где-где. В школе. Где мне еще быть?

- А почему так долго на вызов не отвечал?

- Я вообще то на уроке, нельзя использовать браслеты, на время урока их отключают.

- Ой, точно. Сыночек я и забыла.

- Мама ты что так рассюсюкалась, - голос недоверчивый, на фоне гул множества голосов. Эх, школа. Детство.

- Случилось что?

- Ничего сыночек, все нормально. Потом расскажу.

Она в спешке отключается и выходит из машины. Не сейчас. Сейчас нужно справиться с этими бегущими навстречу и щелкающими вспышками журналистами и блогерами.

****

Такого внимания к своей персоне и своему мужу Фрозен не ожидала, а также она не понимала насколько наглые и беспринципные эти работники слова и стрима. Несмотря на то, что сейчас МеждуНЕт отключили и вообще запретили снимать на улицах блогеры лезли с упорством трактора и тыкали ей в лицо своими планшетами и беспроводными микрофонами. Копам и представителям самообороны, которые подлетели позже с трудом удалось взять ее в кольцо и вести сквозь эту бешеную толпу проводов, микрофонов и вспышек. Они все кричали задавали свои дурацкие вопросы ни о чем, когда Фрозен завели в здание, оставив кричащую парковку позади и закрыли двери. Самый наглый блогер попытался пролезть, но понюхал кулак самообороновца пригрозившего ему какой-то матерью и обиженно скрылся.

Ее повели дальше, к палате там где у двери переминался невысокого роста толстячок в белом костюме. "Какое знакомое лицо", - подумала Фрозен, но гадать времени не было, ее уже затолкнули в палату. Сопровождение осталось снаружи, торчать у прозрачных дверей.


"Мишутка" для нее, а Сергеич для других, был здесь. Он лежал на кровати, укрытый по горло белой простыне. И это все, что она запомнила. Он был под воздействием препаратов, как сказал бы Виталик “обдолбаный”, но в сознании. Он узнал ее и улыбнулся. А она плакала сидя рядом с ним пока вокруг хлопотала медсестра и плакала, а Мишутка успокаивал ее. Она держала его за левую руку, а правой руки у него не было. Пищали датчики и капала мерно глюкоза, а Фрозен еще не могла осознать этого. Ведь все так хорошо начиналось. Минута страха пережитого и вот она владелица небольшого бизнеса. Несколько минут неприятного разговора и она подружилась с бандитами, которые ее охраняют. Сегодня, как и вчера уже наконец-то началась торговля и пойнты потекли не рекой, но ручейком. Медленно но верно семья шла к благополучию, когда неблагодарная судьба переворачивает все с ног на голову и теперь она рядом с мужем, который лишился не только руки, но наверное и работы. Лучше бы он и дальше возился в своей кислоте на заводе.

***

Потом она вспомнила кто это был в коридоре. Беленький, толстенький и с охраной.

Сначала пришел помощник губернатора и морально ее подготавливал к пришествию самого. Фрозен сидела молча и только кивала, думала она совсем о другом. Сергеич улыбался и громко поддакивал, посмеиваясь - он был “обдолбан”.

- Хорошо, - сказал помощник губернатора и с сомнением осмотрел парочку. Бледную и “потухшую” женщину и веселого, ухмыляющегося инвалида, - Ладно. Запускаем.

Вошел белый и сияющий губернатор вместе с десятком придворных журналистов из прирученных СМИ. Они заполонили палату и вытеснили перепуганную медсестру за дверь, но вели себя тихо. Губернатор прочитал торжественную и проникновенную речь о роли Самообороны и полиции в жизни Рабочего Уровня. О том, как преступность будет искоренена за четыре месяца, а банды разгонят за полгода. Он обещал и обещал. Обещал отомстить за раны всех и в частности Сергеича. Обещал повысить зарплаты силовикам и почему-то снизить какие-то налоги на жилье. Он пел соловьем и вздымался драконом мощной грудью прикрывая Уровень от нежити с низа. Он извергал словесные громы и молнии, он был страшен в гневе и потрясал маленьким толстым кулачком. Потом он скромно попросил голосовать за него на будущих выборах и подарил Сергеичу значок с надписью “Я - за стабильность!” Сергеич смеялся и благодарил - Мишаня был обдолбан.

Потом губернатор со слезами на глазах объявил, что Сергеича вылечат за счет администрации и Уровень своих не бросает (подразумевалось, что он лично не бросит). И самое главное осталось на финал. Внесли коробку и толстяк торжественно ее распечатал. Он представил протез, который тут же и подарил плачущему обдолбанному Сергеичу. Рассказал, что это практически стопроцентная замена руки и современные био-технологи и бла-бла и пожал руку больному. Пришлось с ним фотографироваться. “Улыбаемся и машем! - кричали журналисты, клацающие затворами как оружием, - Улыбаемся и машем!” Фрозен улыбалась, Мишаня моргал глазами и удивленно осматривал гостей, а мер обнимал их и попеременно целовал в щеки. От него несло дорогим коньяком.

Потом он попрощался и удалился вместе со свитой. Остался один журналист, который додумался попросить комментарий у мужа - Фрозен его послала. Сергеич заливался смехом и вертел в руках коробку от протеза. Вернулась сестра, молча осмотрела коробку, вздохнула, сказала “Херня” и удалилась. Фрозен опять заплакала. Сестра вернулась и принесла швабру, журналисты натоптали.

***

Ближе к полудню, когда Свод светил в окно ярко и нагло явился директор Самообороны, тот самый, который приходил к ней на рынке. Сергеич уже спал и видел сны, в которых он был могущественным андроидом - переростком. Директор взял стул, поставил напротив женщины и сел.

- Спит наш герой?

- Спит.

- Очень жаль, что вашей семье такое пришлось пережить, но вы сами понимаете. Работа у нас такая. Опасная.

Фрозен молчала.

- Я вам очень сочувствую, поверьте и мужу вашему уже это говорил. Весь рядовой состав Самообороны уже был под дверями палаты, но никого не пускают. Только в белых халатах и только своих. Тут с этим строго.

Фрозен вспомнила толпу журнашлюх и промолчала. Начальник тоже вежливо помолчал, но прокашлявшись продолжил:

- На лечение ваш муж успел заработать, он очень хорошо себя показал на тренировках, да и в первый день они с напарником много выполнили заданий. Поэтому на лечение хватит впритык, но хватит. Все у мужа на браслете.

- Губернатор сказал, что оплатят.

- Женщина, вы где живете? Они оплатят услуги врача и аренду палаты. За лекарства, бинты и глюкозу придется платить самим. Но вы не переживайте, хватает на весь курс лечения, правда вам уже ничего не останется. Но вы же женщина богатая… На рынке торгуете… Вам охрана не нужна.

Фрозен так посмотрела на него, что он замолк и отвел взгляд.

- Сейчас тем более не нужна.

- Понимаю, понимаю. Но вы подумайте, криминогенная обстановка все хуже и хуже, военное положение снимать не собираются, а вам еще работать и семью кормить. Мы, конечно, дадим пенсию по инвалидности, но там сами знаете.

- Пошел вон, - проскрипела Фрозен и он встал.

- Ну знаешь…

- Пошел вон из палаты. Здесь нельзя находиться чужим.

Он ринулся к двери и остановился на пороге, обернувшись.

- Крутая, да? Деньги лопатой гребешь? Смотри, как бы к тебе банды не явились, они не такие добрые.

Он ушел, а Фрозен закрыла глаза тяжело дыша. Она слышала, как вошла медсестра, но так и сидела не шевелясь. Приборы на аппарате продолжали мерно тикать.

***

Вечером ее попросили. После комендантского часа нельзя было здесь находиться даже родне. Фрозен погладила спящего мужа по голове (он все еще спал) и поставила коробку с протезом на тумбочку. Попрощалась с медсестрой и от души накинула ей репутации, как и отдельно больнице. Рассчиталась пойнтами она еще раньше - приходил врач и приставлял браслет мужа к считывающей панели у кровати. Он еще пошутил о том, что хорошо что панель вмонтирована в подлокотник, иначе пришлось бы отрубить ему руку. Потом запнулся, чертов юморист.

До запрета передвижения по улицам осталось совсем недолго и Фрозен вызвала такси. Ну а что? Гулять так гулять. Она женщина богатая по крайней мере все так думают. А дома ребенок голодный.

- Че творится! - кричал таксист, выкручивая руль, - На улицах бардак! Копам все пофиг! Они прячутся в своих участках, отсиживаются уроды, а люди страдают! Цвет Уровня вынужден терпеть унижения от быдла с Нижних Уровней! Вот только сейчас на вызов ехать и включил планшет! Гребаные экстремисты облили дерьмом губернатора, представляешь? Он, блин, героя проведал и ему лечение оплатил! Выходит на улицу, а мелкий ублюдок поливает его из пластиковой бутылки жидким калом! И самое главное, знаешь, что?

Водила обернулся к Фрозен, требуя внимания, но не требуя ответа.

- Его, бля, не поймали! Он ушел! Растворился в толпе! Его наверняка прикрыли! Нужно было брать и всю толпу душить, вязать, пытать и выбивать куда делся мелкий подонок! А вы за кого голосуете?

Дрема тренируется

"Дрема! - позвал Виталик, только вернувшись из школы и зашвырнув рюкзак в угол. - Дрема, ты где!"

Никто не отозвался и мальчик прошелся по всем комнатам, чтобы убедиться, что он дома один. Он и Дрема. Отец уже ушел на дежурство и мама не вернулась, поэтому можно спокойно действовать.

Виталик вернулся в комнату и распахнул окно. Закрыл глаза и для уверенности взялся за подоконник. Интерфейс появился мгновенно.

"Меню - Команды - Призвать Дрему"

****

Все началось с того несчастного плевка. Чарнуха харкнул зеленой гадостью в открытую рану и все изменилось в их жизни, но не сразу.

Сначала кожа сменила цвет на стальной и долго “гудело” укушенное место, потом болеть перестало и цвет стал нормальный - человеческий. Затем появились надписи.

Виталик спал, и ему снилось что он робот, его прислали повстанцы из будущего, чтобы уничтожить самого себя в прошлом. Он шел по школе и компьютерный интерфейс зашитый в его сетчатке анализировал, все что попадалось в поле зрения. Взвешивал, запоминал, заносил в каталоги и давал советы. Очень было круто. Потом мальчик понял, что это не сон и проснулся. Уф. Это был сон.

Нет.

***

Чарнуха уже не хромал и крыло практически зажило, но улететь он не стремился, хоть мальчик этого и боялся. Наоборот, он стал даже более дружелюбным чем раньше и часто ползал за мальчиком и заглядывал через плечо, когда тот делал уроки на планшете. Он научился быстро перемещаться по потолку и по стенам, не бессмысленно, а только по делу (например догнать уходившего на кухню хозяина). Летать он боялся и даже не пытался расправить черные шуршащие крылья. Зато быстро преследовал мальчика, стуча когтями по белым стенам и потолку.

Картина со стороны выглядела как реклама шоу ужасов. Идет маленький мальчик в туалет, а за ним по потолку быстро передвигается маленькое черное чудовище. Нависает над головой и скалит острые зубы - жуть.

Так они и жили-дружили, пока Виталик не заметил, что Чарнуха на его руку подозрительно посматривает. То с одной стороны зайдет, то с другой и все смотрит и смотрит на руку, которая только-только зажила. "Опять плюнуть хочет?" - подумал мальчик и руку стал прятать, а Чарнуха стал ее искать. Сунет Виталик руку под стол, Чарнуха смешно туда лезет-пыхтит, шипит. Спрячет руку под одеяло - Чарнуха сядет на краю кровати и смотрит... ждет. Постепенно все ближе и ближе подползать начал и под одеяло заглядывать. А в один прекрасный вечер, когда Виталик задумался о том, где отец пропадает по вечерам и бдительность потерял, Чарнуха подполз совсем близко и руку лизать начал. Мальчик вздрогнул и замер, чтобы монстра не вспугнуть, а тот лизал и лизал холодным шершавым язычком ладонь, которую раньше сам и поранил.

А затем что-то случилось. Рука дернулась сама собой как в припадке и выгнулось тело. Виталик хотел закричать но отказал голос, а по стенам, шкафчикам полочкам побежали яркие разноцветные лучи. Ему было не больно, когда затылком он чуть не достал пятки, но мама - она была дома и если бы она зашла в эту минуту… Чарнуха умел быстро прятаться и чувствовал родителей заранее, но вот выгнутый колесом Виталик сильно бы их удивил.

Потом все стало черно-белым и Виталик даже подумал, что ослеп, но ослеп он позже. Моргнуло окружение, как свет в комнате для допросов и пришла ночь. Чарнуха сидел на кровати и внимательно наблюдал за внезапно успокоившимся хозяином. Тот выпрямился и сидел уставившись вперед. Си начинал работу.

***

"Доброе утро, пользователь. СИ приветствует вас и желает доброго утра и хорошего настроения."

Эти буквы увидел мальчик первыми, когда зрение вернулось. Сначала он подумал, что написано это на стене, но с поворотом головы надпись тоже двигалась, центрировалась перед глазами. Что это? Интерфейс как у игроков Острова?

Виталик вытянул руку и пошевелил пальцами. Буквы слабо мерцали на фоне и не собирались пропадать.

Желаете пройти обучающий курс "Основы владения СИ"?

Виталик пожелал.

***

Нейрокомпьютерный интерфейс представился как СИ и помог настроить сам себя буквально за пять шагов. Они сделали его полупрозрачным и настроили частоту уведомлений и цвета панелей. Пробежались по всем немногочисленным вкладкам и отключили войс (Виталик подумал, что голоса в голове это чересчур даже для него) поэтому СИ общался с помощью сообщений, которые аккуратно присылал и хранил на уровне периферийного зрения. Чтобы прочитать его нужно было всего лишь подумать об этом.

Сначала у Виталика не выходило - он упорно думал, призывал мысленно сообщение и даже шептал для уверенности, но конвертик в углу дергался, крутился и возвращался на место. Через десять минут бесплодных попыток СИ пожалел мальчика и вернул войс.

Голос у него был неприятный, металлический, но хотя бы слова четко выговаривал, хоть и медленно. Оказалось, что у Виталика плохо с концентрацией и это мешает пользоваться странным интерфейсом. "Не быть мне Игроком" - подумал Виталик, но попробовал упражнения для развития концентрации, которые предложил Голос.

Сначала его попросили сидеть в удобной позе не напрягаясь и ни о чем не думая. Просто расслабиться и высидеть не шевельнув ни мускулом в течение пятнадцати минут. Голос как-то вычислял ошибки и останавливал таймер - жестко и без сожалений. Дрогнул? Поехали сначала. Напрягся? Сначала. Мысли потекли речкой в сторону? Сначала.

Потом таймер снизили до пяти минут и Виталик справился. Это было неожиданно, но очень приятно. Голос хвалить не стал, а сразу перешел к следующему упражнению. Похоже пять минут было достаточно, и зачем мучил?

Следующий текст назывался “Лурия. На внимательность". Робот предложил запомнить десять простых слов и повторить их. Сначала он медленно их зачитал, там было что-то типа

"Робот, дом, полиция, Свод, брат" и так до десяти. Потом нужно было повторить. Виталик вспомнил не все и сорвался примерно на шестом. Робот медленно и четко повторил их еще раз и предложил вторую попытку. Со второй попытки дошли до девятого слова. Робот опять прочитал все слова и предложил третью попытку. На этот раз Виталик заслужил похвалу и вспомнил все.

"Попробуем?" - робко спросил он мысленно, но перед глазами развернулась непонятная таблица: десять строчек на первый взгляд бессмысленного набора букв.


СИ предложил как можно быстрее считать из таблицы слова, которые там затерялись - просто их грамотно засунули между бессмысленными комбинациями. Загорелся таймер "2.00" и голос подчеркнул, что слова искать желательно по порядку.

Мальчик полностью отключился от внешнего мира, закрыл глаза (табличка никуда не исчезла), сосредоточился и начал читать. После того как две минуты закончились табличка исчезла и Виталик открыл глаза. Где-то там ходила на кухне мама, а в другой стороне шумели пролетающие машины, но как бы на заднем плане. Виталик сидел и ждал.

"Двадцать три из двадцати пяти - произнес вернувшийся голос. - Отличный результат. Пробуем."

Теперь все было хорошо. Меню слушалось, вкладки открывались и закрывались. Меняли прозрачность, уменьшались и увеличивались. Виталик был готов.

***

Введите имя питомца.

"Чернуха", - сказал Виталик. Тишина. Курсор над строкой продолжал висеть. "Вызвать клавиатуру" Ноль внимания. Опять не работает. "Написать". Не работает. "Режим клавиатуры". Нет. "Чарнуха". Опять нет. По буквам "Ч.А.Р.Н.У.Х.А." Компьютерный голос молчал. Виталик пробормотал нехорошее и отложил имя на потом, как бы опять робот не заставил таблички глупые читать.

В меню управления питомцем команд было мало. "Посмотреть", "Приручить" и "Позвать". Первая и третья - неактивны.

"Приручить," - прошептал мальчик и менюшка развернулась, открывая один пустой слот. Началось сканирование, СИ искал что-то и искать мог только на расстоянии до пяти метров в радиусе. Нашел. "Угольная мышь второго уровня. Приручить?" Высветился контур угольной мыши, набросок, сделанный одной линией, одним карандашом. Крылья чуть расправлены, голова поднята вверх и пасть открыта в безмолвном крике.

Виталик повернулся к Чарнухе. Мышонок сидел на краю постели и внимательно следил за хозяином.

- Это ты?

Мышонок молчал.

Мальчик закрыл глаза и отдал мысленный приказ. "Приручить". Кнопка "вдавилась в воздух".

***

На следующий день Виталик уже чесал мышонка за ушком, как маленькую собачку. Тот не урчал, но и не огрызался. Он совсем перестал огрызаться, вздрагивать и пугаться хозяина. Теперь он был приручен - кнопка сработала. Мышонок садился на руку, лазил по спине, царапая коготками кожу и устраивался на голове, беспокойно оглядываясь и немного приподнимая крылья для баланса. Кнопка "Позвать" тоже заработала - ради эксперимента, когда никого не было дома, Виталик вышел на кухню и активировал ее. Через секунду Чарнуха был рядом с ним и садился рядом, на холодильник или цеплялся за шторы. Виталик хотел закрыть двери на защелку и спрятаться на кухне под стол, но пока не решался. А вдруг мышь не может ослушаться приказа и разобьет голову пытаясь пролететь через дверь?

Виталик закрыл глаза и вздохнул. "Посмотреть", "Приручить" и "Позвать" - маловато команд будет. "Посмотреть" - вызывала экран на котором показывались характеристики мышонка, как в компьютерной игре или на "Островах". Вот только переименовать никак не получалось. Поле для имени открывалось быстро, курсор становился на первую позицию а буква Ч не печаталась. "Может другую попробовать?" - лениво подумал Виталик и начал лениво перебирать алфавит.

А - нет реакции.

Б - глухо.

В - нет реакции

Г - не печатает.

Д - ... есть контакт.

Виталик затаил дыхание и даже открыл глаза. В окно светил послеобеденный Свод, на правой руке полулежал холодный как рыба Чарнуха, а интерфейс все еще показывал Букву "Д".

"Как же тебя зовут?"

Курсор на вторую позицию и вперед на поиски нужной буквы.

Вторая далась очень тяжело и поиск занял больше получаса, но Виталик нашел её. "Р" "ДР".

Еще полчаса прошло незаметно, азарт - это такая штука, что забирает с головой и не отпускает.

"Дрема, - сказал Виталик, растягивая гласные. - Тебя зовут Дрема"

***

Как только мама перекинула пойнтов на браслет Виталик попрощался с ней и тетей Барби и быстрым шагом пошел пошел по рынку. Как будто школьный день и не заканчивался - надавали заданий и делай как хочешь, иначе понижение репутации с учителем. Еды нужно купить и притащить целый пакет (задание от мамы), таблеток купить (задание от папы), три шоколадных батончика (задание от Дремы) и еще одно... Здесь на рынке. Около мусорных баков.

Томас уже ждал, стоял там где и договаривались. В руке дымит сигарета, по сторонам не оглядывается, но выглядит настороженным. От мусорных баков уже тянет специфичным запахом, продавцы успели накидать.

- Ну что там, приручил свою мышь?

- Нет. То есть почти, скоро будет готово. Дрема мне на руку садится и дает себя гладить.

- Кто?

Мальчик замялся на мгновение.

- Дрема. Я ему имя придумал, нужно для дрессировки.

- Смотри не привыкай к нему.Не надо.

Томас затянулся и посмотрел на мальчика, сквозь дым, который пускал через ноздри:

- Точно угольная мышь у тебя есть?

- Есть.

- Дома?

- Дома.

- И под кроватью?

- Да.

Он хмыкнул и опять затянулся. Виталик завороженно смотрел на его руку, как там в костяшках помещаются длинные стальные когти? Больно их вживлять? Вот когда Дрема ему свое СИ передал, то щипало в основном.

- Надеюсь ты не врешь пацан, потому что если врешь, то это плохо кончится. Долго еще приручать будешь? Может его грохнуть и мертвым принести. Не пугайся, мысли вслух. Доноры нам живые нужны. Это я не о тебе.

Томас повернулся и швырнул окурок в мусорный бак. "Может загореться" - подумал Виталик, но ничего не сказал.

- Ладно. Пойду. Еще одно. Шнур хочет с тобой встретиться, пообщаться. Знаешь кто это?

- Да, - голос предательски сорвался и мальчик почти прошипел эти две буквы. Сам Шнур.

- Не сегодня, не боись. Но очень скоро. И он надеется увидеть тебя вместе с мышью, если понимаешь о чем я.

- Хорошо.

- Мы с тобой свяжемся.

***

А жизнь ведь стала налаживаться. Виталик пролетел по магазинам, как ветер - все купил, все упаковал и отнес домой. Сам Шнур - главный трансморфер, хочет с ним увидеться. Дрема почти готов, нужно только еще немного времени. СИ (как это расшифровывается интересно?) довольно гибкая штука, как понял мальчик и не все секреты ему открыл голос из головы. Конечно трансморферы разберутся, они наверняка знают, как приручить мышонка быстрее и качественнее, но Виталик должен сделать это сам. Банда должна понять, что он ценный персонаж, а не просто мальчик с улицы.

Время приближалось к вечернему. Люди спешили попасть домой до комендантского часа и закрыться в своих норах. Сегодня обещали вернуть МеждуНет - Уровень прошел испытание бандами и где-то там наверху уже все за них решили, поэтому свободную информацию передумали запрещать. А там в глубинах МеждуНета хранилось столько интересного и заманчивого. Люди возвращались домой.

***

Дрема всю ночь провел в поисках. Молодой хозяин оставлял окно открытым и разрешал гулять. Днем Дрема предпочитал отсиживаться под кроватью ожидая мальчика и питаясь шоколадными батончиками, вечером они играли, общались и тренировались, а ночью когда хозяин ложился и переставал ворочаться в постели Дрема выходил из своего угла и садился на подоконник. Осматривался в поисках ненужных взглядов и когда сканер показывал тишину - Дрема бесшумно срывался в ночь. Без устали и без скуки он часами летел наперегонки с другой ночной живностью: ловил насекомых и мгновенно проглатывал их, коршуном падал на угольных мышей и разрывал их на две части, догонял мелких летающих хищников и вступал с ними в схватку - рвал, царапал, плевал в глаза и в пасть, побежденный летел изуродованный камнем вниз, а Дрема летел дальше.

Прокачка шла медленно, очень медленно - это не Подземный Уровень, здесь все почти стерильно но у Дремы было время.Он никуда не спешил и СИ не торопит никогда.

Скоро он найдет их, СИ поможет и хозяин не должен быть против. Но еще рано. Дрема еще слаб. Когда он востановится и станет сильнее, когда он из беспомощного птенца превратится в хищника - тогда и придет время Заданий. А сейчас неторопливый поиск. Пока только поиск.

Если бы Дрема умел читать, он прочитал бы задания, но он просто знал, что нужно сделать и СИ помогал ему расставлять приоритеты.

Задание №1 “Месть”

Цель задания: “Отомстить человеческим существам, покалечившим Дрему”

Награда: Новая способность.

Задание №2 “Старый друг”

Цель задания: “Найти Игрока. Напомнить о себе и снова войти в его команду”

Награда: Новая уникальная способность .

Задание № 3 “Новый друг”

Цель задания: “Прокачать отношения с новым хозяином”

Награда: Новая уникальная способность .

***

Хозяин активировал команду призыва и Дрема почувствовал вибрацию в мышцах, напрягающих крылья. Нужно было возвращаться. Мальчик звал и поиски опять откладывались. Следующий раз - много ночей впереди. Игрок жив и чувствует себя отлично… даже Без Дремы. Но это совсем другое задание.

Угольная мышь резко затормозила, как умеют только угольные мыши и развернулась в противоположную сторону. СИ перечить нельзя, иначе будет больно и пропадут навыки, СИ заставил передать часть себя мальчику и позволил ему управлять Дремой. Значит так было нужно.

Свод разгорался и тень Дремы появилась маленькой точкой на крыше машины, стоявшей внизу. Загудел сигнал, собирающий людишек. Начинался новый день.


Сергеевич на прогулке

На похоронах Сергеича не было, парни из Самообороны потом скинули на браслет видео с церемонии, но он его даже не посмотрел. Намного чаще он смотрел на свою новую руку, подаренную начальниками, на этот мерзкий протез, притворяющийся рукой. Сейчас могли вырастить что угодно, говорят ученые с Элитного Уровня могли и сердце восстанавливать, поэтому ублюдки жили сотни лет, но качество нового органа очень сильно зависело от того, сколько стоило его производство. А ему явно выделили не самый дорогой вариант.

Сергеич свернул за угол, осмотрелся и побрел дальше.

Его рука поначалу была белой, как стена в школьном коридоре и даже волоски из нее не росли. Явный контраст с волосатой левой и с той, какую он потерял. А еще очень болело то место... место сруба... там где заканчивался протез и начиналось настоящее тело. Там где ее приварили, прирастили или как это называется - она адски болела несколько дней. Пришлось закидываться таблетками и несколько раз посылать Витальку за обезболивающими. “Колеса” заканчивались неожиданно, а сам идти он не мог, потому что слезы текли по лицу ручьями и хотелось биться головой о стену. Какие уже тут прогулки?

Потом боль постепенно пропала и рука начала “сливаться” с обрубком, хотя Сергеич все равно видел где срез, точнее он его чувствовал. Как и рекомендовали врачи он делал упражнения, носил с собой резиновое кольцо, которое постоянно сжимал и пальцы слушались его, но все это было не то.

Уроды в масках. Как же быстро они действовали и эта сука... Эта девка с двумя клинками. Он даже не успел развернуться, только раз-раз и все. Вот падает Жорик и смеются ублюдки в масках, вот летит девка и бьет его ногой в живот с невероятной силой. В руках у нее два меча и она смеется. Сергеич видит блеск Свода на лезвиях и слышит свист.

Он зарычал и сел на ближайшую скамейку, полез правой рукой в карман, передумал и убрал ее, принципиально левой достал пачку сигарет, с ненавистью поглядел на правую и закурил.

Уроды испортили всю жизнь. Так хорошо все начиналось и вот он тут. Ни пойнтов, ни нормальной работы, не перспектив. Теперь его даже назад на завод не возьмут, даже уборщиком. Недавно видел Бормана, он шел куда-то с парой малолеток, увидел Сергеича резко отвернулся и свернул в сторону. Да пошел он.

Крики невдалеке... Сергеич отшвырнул мысли как ненужную тряпку и прислушался. Кажется это по его части.

Он выбросил окурок и мягко ступая пошел на звук. Мимо вагончика с синтетической китайской лапшой к остановке такси, звуки доносились оттуда. Сергеич прислушался. Кого-то опять били - Уровни сошли с ума. Вокруг стоянки выстроили энергетический забор, не залезть не перелезть, но это и не нужно. Сергеичу хватало того, что преграда полупрозрачная. На стоянке дрались - точнее толпа била одного и судя по форме таксиста. Стоят одинокие машины, но коллеги не спешат на помощь человеку. Сергеич вспомнил инструкцию.

***

- Теперь ты не член Самообороны, - мягко говорил ему Инструктор, - поэтому не можешь применять силу и пользоваться спецсредствами. Не положено. Но ты еще можешь работать с нами. Фиксируешь. Сигналишь. Дожидаешься бойцов. Получаешь пойнты. Фиксируешь. И так по кругу.

Его не взяли назад, потому что он уже не подходил для полевой работы. Ему разрешили патрулировать, но не выдали Мать. Теперь он был Смотрящим. Работа для инвалидов и простых горожан. Блуждать по обозначенному маршруту, смотреть по сторонам и фиксировать преступления. После приезжает патруль и если все проходит нормально начисляет пойнты. Работа не пыльная, главное самому бандитам на глаза не попадаться. И еще... Теперь у патрульных были машины.

***

Поднять руку, зафиксировать браслет горизонтально, так чтобы камера хорошо показала картинку происходящего. Умный ИИ снимет видео, прочитает инфу, сделает фотографии каждого участника и отошлет на базу. Сергеич нажал на экран и информация улетела на обработку. Бесшумно и без вспышек, чтобы избежать неприятностей, но всякое может случиться. Можно вызвать патруль и не снимая, но тогда они будут собираться дольше.

Сергеевич посмотрел на браслет, проверяя информацию. Заявку одобрили - патруль вылетел, gps не обнаружил еще где они находятся. Таксиста уже устали бить и расходились, он лежал скрючившись и окровавленными руками все еще прикрывал разбитую голову. Сергеевич беспомощно наблюдал, как уходит его зарплата, если преступников не поймают пойнтов он получит только за вызов. Ладно.

Он пнул силовой поле и оно загудело возмущенно,меняя цвет с синего на желтый и зеленый. Крайнее существо в маске остановилось и повернулось. Сергеевич уже шагал к ним, точнее к проходу, к воротам, там где они должны были выйти - безлошадники. Они были не в масках, как обычно - эти были в противогазах. Еще одни чертовы уроды, гребаные фрики, избивающие людей на улицах.

- Привет! - крикнул Сергеич и помахал рукой, - А чего это мы такие неприветливые?

Теперь они обратили на него внимание. Сергеич заметил новые детали и остановился: кожаные плащи, капюшоны, прикрывающие голову, круглые стекла противогазов и черные дубинки в руках. На ногах черные сапоги - последняя деталь. Как они в таком виде среди людей ходят? Неисповедимы улицы Уровня. В следующий раз нужно голосовать за того, кто пообещает всех посчитать и Уровень наконец картографировать и осветить, иначе разгул банд не закончится. Если будет следующий раз.

Браслет на руке пульсировал, gps уже показывал местонахождение патруля, но времени смотреть на него не было.

- А кто это у нас такой юморист?

Тот что был ближе всех подошел к силовому барьеру, игнорируя выход и уставился на Сергеича. Теперь они стояли лицом к лицу и смотрели друг на друга. Один судорожно поглаживая браслет на искуственной руке, а второй похлопывая по ладони резиновой дубинкой и вдыхая-выдыхая воздух через резиновый шланг.

- Морда у тебя знакомая, - лениво сказал кожаный и прислушался, - Это ты?

Сергеич молчал.

- Ты вызвал. Точно ты. И я вспомнил. Самооборона. Все вам неймется. Наивные дураки, защитники Уровней.

Он ближе наклонился к барьеру и тот загудел угрожающе:

- Скоро придет наша власть. И ничего вы с этим не сделаете. Уровни будут разрушены и народ обретет свободу волеперемещения.

Где-то вдалеке завывала сирена, самооборона неслась на всех парах.

- Чего? - вырвалось у Сергеича. - Что ты бредишь?

- Ты, - человек в маске поднял руку и аккуратно положил ее на силовую преграду, - ты, за пару пойнтов продаешь свою свободу, свой народ. Не играй с огнем. Ты всего лишь пешка и взрыв гнева перемелет тебя даже не заметив. Отойди в сторону.

Браслет вибрировал, чуть не выпрыгивая с руки, они уже были рядом, буквально за углом. Сергеевич улыбнулся и положил протез на барьер. Теперь они как будто соприкасались через решетку, как будто держались за руки, как будто были друзьями.

- Я вас уродов, буду гонять по всему уровню, пока вы не очистите Город от своего присутствия. Пока тюрьмы на Нижнем не переполнятся и вас не начнут спускать еще ниже, как в отстойник с дерьмом.

Шум уже уже над головой - пронеслась и зависла над стоянкой машина со знакомым логотипом, выскакивали фигуры, свистели молнии и шипел газ. А Сергеич с бандитом не отрывали взглядов друг от друга, как двое влюбленных. Потом подскочил брат-самообороновец и огрел его сзади по голове, тот упал на барьер и отпружинил назад, получил удар в спину и упал лицом вниз.

- Привет, Очканавт!

С задержанного сорвали противогаз и потащили к спускающейся на землю машине. Сергеич не ответил, помнят еще - приятно. Противогаз одиноко лежал на земле - соединительная трубка порвана, но лицевая часть в порядке, стекло в глазницах вроде целое, как и ФПК (фильтрующие поглощающие коробки).

- Очканавт! - крикнули с той стороны, - Иди сюда, получи свои пойнты.

А ведь точно, нужно браслетами соприкоснуться, Сергеич пошел вдоль забора ко входу. Короткая, но успешная битва закончилась и только пленных бандитов рассаживали в машине, скорую уже вызвали и таксисту оказывали первую помощь, всё по инструкции.

Пилот подошел к Сергеичу, подмигнул и молча вытянул руку. Тот сделал ответный жест и два браслета ярко моргнули. Пилот кивнул и пошел по своим делам. Он всегда был немногословен. "Счёт один - один" - подумалось Сергеичу - Банды против Самообороны - ничья".

Машина уже улетала и пришлось отойти к барьеру на всякий случай. Нога споткнулась о забытый противогаз, забыли или не взяли? Сергеич поднял его и осмотрел. Стильная вещь, эти два клапана по бокам очень круто смотрятся, а если обрезать шланг и зашить то место и натянуть ткань, то можно сделать что-то вроде маски. Пригодится. Еще не понятно для чего, но пригодится. Сергеич посмотрел на браслет и вздохнул, пойнтов дали как подачку швырнули. На хлеб и воду из крана хватит. Время не ждало. Сколько заработаешь - столько получишь. Сергеич пошел по улицам, а маску взял с собой. Пригодится.

***

Неприятно почти дорвавшись до вершины сорваться и упасть вниз. Именно так себя ощущал Михаил Сергеевич - бывший школьник-середнячок, бывший студент-неудачник, бывший работник мусороперерабатывающего производства , бывший работник аккумуляторного завода (отдел Зарядки и упаковки). Везде бывший и нигде не добившийся успеха. Середнячок и не нашим и не вашим, никому не нужная часть социума, если он уходил, то его не звали обратно. Ушел с завода и Бригада не звала обратно (промолчим о Бормане) хотя он и работал там как проклятый, но на его место пришел другой и Сергеича сразу забыли. Не очень то и хотели, значит.

И вот теперь Самооборона. Новый шанс все исправить, изменить жизнь и вырваться из финансовой ямы и ведь у него все получалось. Несмотря на возраст и слепоту он стал одним из лучших и Жорика за собой потянул - теперь и друга рядом нет и работы.

Сергеевич остановился и зарычал бессильно сжимая кулаки. Никто даже не услышал его боль и не смог шарахнуться в сторону - вечером все разлетались по домам на машинах и такси, пешком ходили только такие нищеброды, как он. Заберите Острова, даже его Фрозен пользовалась такси и не просила у него пойнты, а он ходит пешком.

Сына нужно учить, а семью кормить. Отец всегда учил, что мужик должен зарабатывать и обеспечивать семью. Эти его заклинания засели на подкорке мозга, но неудачники не должны заводить семьи - это нужно прописать в законах Уровня. Сергеич опять зарычал и размахнувшись швырнул противогаз о стену. Обернулся, никто не смотрит и не возмущается - поднял маску и потащил дальше.

Сколько он сегодня заработал? Пару десятков пойнтов? Целый день бродил по Уровню, постоянно рискуя попасть под шальной выстрел и нарваться на агрессивную толпу. Навыки у него еще остались, но этот искусственный отросток только мешает, да и против автомата нет приема, если нет другого автомата. Завтра еще один и день и потом еще один и еще. В поисках хулиганов, преступников, грабителей пока они не запомнят его в лицу, пока кто-то посаженный в тюрьму по его наводке не выйдет из нее и не решит отомстить. Год, максимум два и его карьера Смотрящего закончится, как и все остальные - только уже навсегда.

Сергеевич посмотрел на маску и напряг память. Вроде бы ничего не говорили про шлемы и маски - если ему не выдали это не означает, что носить их нельзя. Что не запрещено, то разрешено. Что они там еще говорили?

Патрульный не должен стоять на месте и постоянно передвигаться по маршруту, который предлагает браслет. Отклоняться в сторону не запрещено, но в пределах нормы. За каждый час патрулирования начисляется оплата, чем больше отработаешь, тем больше заработаешь. В принципе как и было в Самообороне, но расценки меньше. И есть еще нюанс Смотрящий должен проходить не меньше тридцати тысяч шагов за смену иначе деньги за часы не начислят в конце дня, только за задержания. А тридцать тысяч это не мало - Сергеевич приходил домой измотанным и сразу ложился. Если норма по шагам не выполнена три раза подряд, то еще и штрафуют, даже выгнать могут. Обнаруженное хулиганство Смотрящий обязан зафиксировать на видео и отправить на Базу, а после дождаться Патрульных. После задержания или предотвращения преступления патрульный начислял Смотрящему пойнты.

Изначально задумка была другая, Смотрящий должен был сам обезвреживать мелких хулиганов, но с оглядкой на травму Сергеевича правила подкорректировали и Патрульные служили наводчиками.

Ничего сложного вот только оплата минимальная. В принципе эту систему рассчитывали расширить и переложить работу Смотрящих на горожан. Кто не захочет заработать пару пойнтов? К примеру вышла бабушка на балкон, увидела как дети ворованные товары делят между собой, щелкнула беззвучно браслетом, вызвала Самооборону и заработала на булку хлеба.

Поэтому и малая оплата - работа не пыльная, а когда тысячи пенсионеров начнут слать фотки, то на всех пойнтов не хватит.

***

Браслет показал, что осталось пройти еще пару тысяч шагов и Сергеевич прикинул, что этого как раз хватит, чтобы окружными путями домой дойти. За эти маленькие лайфхаки никто штрафовать не будет. Тем более, что сами намекнули - с курса проложенного GPS можно сворачивать. Вдруг где-то рядом закон сволочи нарушают.

Сергеевич развернулся и побрел домой. Маску от противогаза он так и тащил в правой руке: и выбросить глупо и таскать неудобно. За день много заработать не вышло - бандиты как будто все разом успокоились и попрятались по норам. То перестрелки на каждом шагу, малолетки бесчинствуют, банды друг с другом воюют, полицейские с элитниками мутантов ловят, бабы пьяные дерутся - по ящику только и крутят безумные новости, а стоило выйти на работу - закончилось Военное положение и бандиты закончились.

Сегодня только паренек пытался из окна выброситься - Сергеевич быстро вызвал Патруль и пока соседи уговаривали пацана не делать ничего плохого, его мягко подхватили на лучи "Матерей" и затащили в кабину, а там успокоили. Весело, но пойнтов мало.

Громко разлетелось стекло под ногами и Сергеич отскочил в сторону, замахал руками, как пьяный, еле удержался на ногах и посмотрел вверх. На третьем уровне зависла машина, желтая с синими полосами с земли она казалась пятнышком - особенно для Сергеевича, но судя по смеху пассажиры очень даже неплохо его видели. Полетела еще одна бутылка и с грохотом разбилась. Третья ударила в плечо, чиркнула и разлетелась на асфальте.

- Все? - крикнул Сергеевич вверх и направил браслет, - Падлы конченые, вас душить и душить нужно, уроды.

Камера только успела сфокусироваться на машине, когда та рванула и на огромной скорости скрылась вдалеке с трудом разминувшись с такси. Снимать было поздно, против такого камера бессильна. Сергеевич стоял и смотрел на Свод, все еще надеясь, что они вернутся и справедливость восторжествует. Но они не вернулись.

Он поднял маску, которая упала на землю во время его диких скачек и медленно потащился домой. Бессилие, вот что главное. Бессилие бесило больше всего. Когда уроды безнаказанно убивают служителей Свода, когда кидают бутылками в Смотрящего и смеются над его попытками выжить. Когда зубы крошатся от ненависти и беспомощности это и есть бессилие. Но ничего. Засияет Свод и в нашу сторону.

Сергеевич усмехнулся и крепче сжал в руке маску. У него созрел план и он ничего хорошего бандитам не сулил. А вот ему сразу стало легче. "Солнышко в руках" - засвистел Сергеевич старую песенку: И венок из звезд в небесах. Из других планет я вижу вас".

Все будет хорошо.

Фрозен решает вопросы

Фрозен не любила ездить в такси. Раньше у нее не было поинтов на такое удовольствие, но приходилось иногда по поручению хозяйки летать, а сейчас есть за что - торговля пошла в гору, но вот ночью ходить по улицам опасно. Не Шнура же опять об охране просить? После всего что было, как-то они сблизились.

Фрозен посмотрела в окно и как всегда при виде пустоты сердце подпрыгнуло и рухнуло вниз.

***

Почему когда тебе особенно нужна поддержка и тепло никого не оказывается рядом? Статистика это или просто случайность, но удары Фрозен всегда принимала сама хотя и муж есть и подруги и сын.

Так и на этот раз. Зачем ей понадобилось отправлять Барби за товаром именно в тот момент? Кто дернул за язык и толкнул под руку? Обычно она сама ходила, но не в этот день.

Барби ушла унося список заданий на планшете и угрюмый взгляд в глазах, а Фрозен осталась за прилавком когда прилетела первая вонючка.

Свод в тот день подкрутили хорошо, и крыша вагончика трещала от высокой температуры, а покупательницы обмахивались чем только могли.

Продажи росли и женщин у прилавка появлялось всё больше и больше, очереди еще не образовывались, но и на кофейного дрона времени не было - все время кто-то крутился в помещении перебирая бюстгальтеры.

Первая бомбочка прилетела совершенно неожиданно, вкатилась через дверь железным шариком и остановилась крутясь между ног полной женщины в шляпе. Та уронила огромные трусы и охнула, а когда шарик чихнул и выпустил дым, то заорала как сирена в начале Игры и бросилась к двери.

Дверь с грохотом захлопнулась отбросив вопящую великаншу назад в магазин и через проем влетело еще три шарика.

- Что? - сказала Фрозен и шарики закрутились вокруг своей оси в унисон. Шарики-вонючки, когда-то она такие делала в школе, детские глупости и примерно знала, что сейчас будет, но это конечно был модифицированный вариант. Сначала приходит дым, а потом вонь. Шарики ухнули, чпокнули и одновременно выпустили струйки дыма.

Фрозен быстро, резко вышла из-за прилавка и ухватившись за железную ручку двери, потянула на себя, закрывая.

- Что это? - скулила покупательница, - что происходит? Я только хотела купить белье. Чем так воняет? О, у меня так слезятся глаза, где Самооборона?

Фрозен улыбнулась ей и сорвала с вешалки новое платье, стоимостью почти тысячу пойнтов, накинула его на три крутящих шарика и закашлялась, дым первой вонючки уже вырос вверх как в мультиках про джина и теперь расширялся. Там на улице перед магазинчиком стояли люди и наблюдали через широкое окно вагончика, как мечется женщина внутри. Вот и накаркала. Окно дрогнуло и растеклось пятно красной краски. Еще и еще раз. По крыше забарабанил мелкий град. Покупательница снова завыла.

- Вызывайте полицию!- крикнула Фрозен, закрывая окно железными засовами.

-- Ой, как воняет!- крикнула толстуха и начала крениться влево, Фрозен успела схватить ее за правую руку и потащить за собой.

- Там чёрный ход, держитесь!

Под град ударов и смех людей снаружи они пробрались к запасному выходу и Фрозен нащупала панель с цифрами.

- Какой код? Какой же код?

Она никогда не запоминала цифры, а на экзаменах забывала, что знала из- за страха и волнения. Вот и сейчас чертовы цифры вылетели из головы.

- Пожалуйста, - прошипела толстуха ,- пожалуйста быстрее. Нас сейчас тут сожгут. Это бандиты.

Код. Чертов код.

- Пожалуйста!

- Тихо! Дай сосредоточиться!

Что важнее всего ? Семья. Кто ее семья? Миша и Виталик. Какой же код она придумала? Голова упорно на хотела соображать, проблемы набросились со всех сторон и не давали сосредоточиться.

- Спокойно, - сказала женщина и сжала до боли кулаки. Закрыла глаза и постаралась собраться. Код это ее возраст плюс мужа и плюс сына. 39 и сорок один и тринадцать. Она подбила цифры в уме и набрала код. Ввод. Ошибка. Неправильный код. Еще раз. Не верно.

- Код забыла? - спросила старуха, обмахиваясь шляпой, - вроде успокоились.

На улице и правда стало тише, но это пугало.

- тринадцать, сорок один, тридцать девять - бормотала Фрозен - тридцать девять, сорок один, тринадцать. Да что не так-то?

Она опять ввела код и опять получила ошибку, а сверху сирену, резкую как удар Игрока.

- Может через главную выскочим?

Фразе махнула рукой и уставилась на стальной мини-циферблат с кнопочками. "Мне тридцать девять, сыну тринадцать, мужу сорок один он на два года старше. Что не так? Мне, сыну, мужу. Сыну подарила скейт на день рождения, на котором он не катается, себе сумку а мужу еще не покупала у него день рождения не было. Стоп! Сорок а не сорок один!"

Она выругалась, так грязно как могла и ввела код. Приятный ушам сигнал и замок щёлкнул. Фрозен поднатужилась и потянула дверь на себя.

- Идем!

***

Ожидаемо вагончик никто не окружил. Женщины спокойно вышли и исчезли за поворотом.

- Бегите домой,- сказала Фрозен неудачливой покупательнице - и извините, если что не так. Приходите завтра, я вам скидку сделаю.

- Если они ваш магазин не сожгут, - буркнула та и зашагала прочь,- Просите помощи у самообороны, полиция вам не поможет.

***

Красномордый охранник как будто никуда и не уходил. Такой же злой и недовольный жизнью он смотрел как приближается разъяренная фурия в виде немолодой женщины. Даже хотел остановить ее, но передумал. День и так был плохим, зачем еще больше портить.

Фрозен кивнула ему и не останавливаясь вошла в когда-то свой вагончик.

- Ну и где твоя защита, Шнур? Чего зря занимаешь помещение?

Ее не ждали и несколько человек быстро скрылось за дверью. Не успела рассмотреть. И шуршание странное сразу прекратилось и Шнур впервые выглядел напуганным. В следующий раз не стоит входить без стука.

- Чего орешь? Проблемы какие?

- Проблемы? Кое кто обещал защиту, а когда мой бизнес уничтожают бомбами вонючками делает испуганные глаза.

- Какие бомбы? - он быстро распорядился и улыбнулся - Кофе будешь?

***

После минутного разговора десяток парней скользнули мимо вагончика в котором Шнур и Фрозен пили чай. Он слегка подшучивал над ней и громко смеялся, хлопая уродливой рукой по столу, а она больше молчала и криво улыбалась, когда нужно было улыбаться. В окне маячил краснеющий затылок охранника.

Когда отряд вернулся один из них зашел в магазин и пошептался о чём-то с хозяином, посмотрел на Фрозен и удалился.

- Все, - сказал Шнур,- проблема решена. С нападавшими поговорили, больше они вас не потревожат. Магазин отмыли и проветривают, товар сами посчитайте и если что пропало, то пойнты вам компенсируют. Да не бледнейте вы так. Все нормально. Я же говорил, что мы вас защитим. Все хорошо?

Фрозен встала и посмотрела на него. Шнур сидел развалившись и провожал ее взглядом усмехаясь.

- Да не бойтесь, вы, женщина с интересным именем. Никто вам зла не желает. Все будет хорошо, увидимся.

Он отвернулся и сказал в браслет:

- Борман, теперь ты отвечаешь за Фрозен. Справишься, считай, что мы помирились. И репутацию с женщиной обнули хотя бы.

Он помахал рукой и Фрозен вышла из своего вагончика. Красномордый смотрел на нее из под лба, а потом неожиданно кивнул. Резко, как удар молотком и изобразил улыбку. Она даже не ответила, хотя считала, что здороваться нужно даже с врагами, если они здороваются первыми. Просто не ожидала. Медленно, а потом все быстрее пошла к первой точке. Краснолицый шел за ней, она это чувствовала.

***

Барби ждала ее у входа. Увидела и побежала навстречу, всплескивая руками. Очки на цепочке болтались и ударялись о большую грудь. Заметив красномордого она не стала много говорить и обняв хозяйку за плечи провела ее в магазин. Там уже практически не воняло, дым выветрился и товар выглядел нетронутым.

- Что тут было, - шептала Барби, - ты бы видела. Я подхожу и слышу вопли, люди все в стороны разбегаются а наш магазин в центре этих криков. У меня чуть сердце не встало от ужаса, неужели что-то с Фрозен случилось, думаю. Бегу, а там десяток мелких ублюдков наш магазин окружили и смеются. Дым валит из всех окон и даже сквозь обшивку просачивается. Воняет ужасно и не видать никого. Я в панике, думаю хозяйка же внутри и бегу тебя вытаскивать! А эти уроды смеются, меня хватают, лапают, отталкивают, но Барби не так легко каким-то малолеткам удержать. Я только начала пробиваться тараном, как еще одни налетели. Не знаю кто такие, тоже банда, наверное, но эти за нас были. Откуда они взялись и зачем, я так и не поняла, но бандитам явно не понравилось когда их начали раскидывать, бить, в воздух кидать и ловить. Быстро так все произошло, как в кино. Одни уродов в штабеля укладывали, а вторые из магазина начали что-то выкидывать. Кругляки стальные. Я к ним бегом, а они смеются и говорят, чтобы успокоилась - это не из магазина, это бомбы вонючки. Говорят, что они с вашего ведома и вас внутри нет. Это правда?

- Немного, - Фрозен села на свой любимый стул за прилавком и осмотрелась, - они тут что, поубирали?

- Да, - Барби села рядом,- одни малолеткам лекцию прочитали, а потом увели а остальные здесь все проветрили, вычистили и вымыли. Что это было вообще?

- Тук-тук. Есть хозяйка?

***

Первой вошла маленькая голова на длинной шее, человечек сначала осмотрелся а потом скользнул внутрь. Прищурив мелкие глазки осмотрел Барби и она вместе со стулом уехала прочь. Фрозен узнала его сразу - начальник самообороны, так он представлялся. Тот что намекал на защиту от банд и не обрадовался, когда ему отказали. Теперь он осматривал помещение цокая языком как маленьким молоточком.

- Печально, печально.

- Что печально? - резко оборвала его Фрозен, да так что Барби глаза удивленно выпучила, - Вы белье для жены подбираете или для дочки? А может для любовницы? Хотя это, конечно, не наше дело.

- Банды так и наглеют, так и наглеют. Я подходил к вам уже, помните? Может поговорим тет а тет?

Барби встала, но Фрозен остановила ее взмахом руки и таким взглядом, что ты покраснела.

- Спасибо. У нас все хорошо. Пользуемся услугами частной охранной компании. В услугах других специалистов не нуждаемся.

- Вот как. А можно поинтересоваться?

- Нет!

Он не вздрогнул, но долго осматривал ее, пытаясь осмыслить наглое выражение лица а потом развернулся и не прощаясь вышел.

- Ого, - сказала Барби и поехала вместе со стулом к ней, - это было сильно, подруга.

Фрозен молчала и смотрела в окно. Чиновник шагал не оглядываясь, а за ним шел ее красномордый охранник.

***

Очнувшись от воспоминаний только когда такси опустилось на крышу родного дома Фрозен приложила браслет к экрану на панельке и перелила пойнты за поездку. Репутация со службой такси сразу подросла, так и до индивидуальных скидок по репутации недалеко. Таксист подождал когда она отойдёт на безопасное расстояние и стартанул вверх.

Фрозен проверила, все ли забрала из салона и нырнула в лифт. Да. Богатство это хорошо. Она и не богата, просто уже хотя бы не нищая, какой была всю жизнь и это вдохновляет, очень сильно мотивирует.

Лифт загудел и пошел вниз. Фрозен рассматривала свое измученное лицо в зеркале, встроенном в стену. Да, она почти не видит сына и мужа, но на это еще будет время а вот кушать они хотят каждый день.

Лифт остановился и она вышла. Никого не встретила в коридоре, нормальные люди уже спят и зашла в квартиру. Слышно как похрапывает уставший сын и тишина из спальни. Мужа дома опять нет. Бедный Миша опять патрулирует, стараясь ухватить десяток поинтОв.

Она вспомнила как он швырял коробки, выкидывая их из спальни. Кричал, что здесь ей не склад бабских трусов и ему нужно отдыхать после тяжелой работы. Фрозен выслушала его не останавливая и не стараясь успокоить. Ему нужно выговориться. Ему сейчас очень плохо.

А потом он выбежал из квартиры и увидел стоящего у двери охранника.

- Ты, - сказал тот и побагровев протянул руку и Миша отпрянул испугавшись.

- Стой! - крикнула Фрозен и красномордый остановился - Это мой муж.

Тот хмыкнул и сделал шаг назад не переставая ухмыляться, а ее муж покраснел и бросился к лифту. Фрозен не стала его догонять, соседи и так получили свое шоу.

***

Дверь в комнату Виталика. Фрозен прислушивается и осторожно открывает дверь, стараясь не скрипеть. Спит, из под одеяла только пучок волос торчит. Планшет в стене не выключен и крутятся кадры документалки о древних животных. Вон полетела тварь похожая на угольную мышь с такой же страшной зубастой мордой, треугольным телом и кожаными крыльями. Какая мерзость. Фрозен выключила планшет и заметила, что ребенок спит с открытым окном. Прошла споткнувшись о мисочку на полу к окну и захлопнула его. Показалось или что-то шурша крыльями пролетело мимо окна? Показалось, наверное.

***

Вчера она нашла время сходить в школу. Раздала указания, Барби за старшую а сама к директору. Репутация со школой значительно упала за последнее время, а мужа не допросишься сходить.

Сейчас школы не те, что были раньше - больше тюрьмы напоминают для малолетних преступников. Сканеры на входе, сдать оружие и режущее- колющее, красота.

Больше всего на свете она сейчас боялась встретить членов той банды, которая обстреливала магазин, но следующий за ней охранник, предоставленный мутантами успокаивал. Теперь не сунутся. Наверное.

Сначала было общее школьной собрание: родители сидели в зале а на сцене выступали учителя, представляя своих любимчиков. Пели песни, танцевали, показывали силовые упражнения. Одни родители гордились и расцветали, а остальные просто хлопали, чтобы не подумали, что они завидуют. Фрозен относилась ко вторым. После концерта всем скинули на браслеты поточные репутации детей с каждым учителем и общий со школой. Сынуля не радовал, но могло быть и хуже. Вот репутация со школой почти в минус ушла, тут он постарался - директор вызывал на личную встречу. Ну что же, придется и это перенести.

**"

Директор выглядел стандартно, как из фильмов о школе. Высокий, сухощавый и лысоватый.

Он быстро поздоровался, предложил женщине сесть и сцепил руки перед собой.

- Всегда неприятно говорить такие вещи, но такая у нас работа. Ваш мальчик на грани отчисления, ну вы сами видели репутацию.

***

Через десять минут она выскочила из кабинета, взъерошенная и злая. Директор не поддавался ни на какие уговоры и разговор не вышел. Виталика собирались выгнать за прогулы.

Красномордый стоял у двери и поймал ее за локоть, когда Фрозен бежала мимо.

- Что такое? Да стой!

Она остановилась и вырвала руку тяжело дыша.

- Чего надо тебе? Отцепись!

Но он не отставал.

- Мне Шнур не простит, если не помогу. Мне на тебя плевать, но Шнур меня убьет, что случилось?

- Сына моего из школы выгоняют, вот что! Еще вопросы есть?

- Он там сам? Подожди меня на улице, только далеко не уходи я отвечаю головой за твою безопасность.

Красномордый осмотрелся по сторонам и решительно открыв дверь, скрылся за ней.

- Секретарша, забыла сказать. В приемной секретарша сидит.

Дверь приоткрылась и женщина на цыпочках вышла и прикрыла её за собой. Плечи у нее дрожали и она еще стояла вцепившись в ручку двери.

Потом резко развернулась и посмотрела на Фрозен сквозь темные стекла очков.

- Ваш муж?

И кивнула в сторону двери.

- Нет.

- Значит повезло. Или наоборот. Это как посмотреть. С какой стороны глянуть. Ладно, я пойду пока мужчины говорят.

Секретарша зацокала каблуками и исчезла за поворотом.

Фрозен стояла и смотрела ей вслед. Из кабинета доносились крики и грохот падающей мебели.

***

Фрозен включила свет и планшет над столом. Нужно было немного еще поработать. Постель пустовала, мужа дома не было, ребенок спал у себя.

Фрозен подумала немного и набрала Шнура. Он не спал.

- Да?

- Не разбудила?

- Нет, конечно, дамочка. У нас ночью самый пик работы...

- Вы не могли бы отозвать своего охранника. Не нравится мне, что он у меня под дверью стоит.

- Не справляется? Давай поподробнее.

- Ну что вы, все хорошо. Он даже через чур старается, но эти ваши методы мне не очень нравятся.

- Какие методы?

- Неважно. Пусть он просто идет домой спать. Мне ничто не угрожает, спасибо ему за заботу.

- Хорошо, - Шнур разъединился.

Фрозен с замиранием сердца слушала как в коридоре запиликал браслет и забубнил знакомый голос. Фрозен на цыпочках подошла к окну и смотрела вниз на двери подъезда. Мимо окна пролетела угольная мышь.

Виталик играет с друзьями

Дрема носился по стенам, как ошпаренный кипятком гоблин. Радостно пищал, трещал, стрекотал и шелестел крыльями. Виталик не мог удержать смеха и подбадривал питомца, хлопая в ладоши. При каждом хлопке Дрема тормозил и менял траекторию. Он не летал, а буквально бегал параллельно стенам, едва касаясь их коготками. Одним глазом косился на друга, ожидая одобрения и Виталик радостно его поощрял хлопками и криками.

- Стой! Стой!

Мышонок недоумевая завис посреди стены и посмотрел на Виталика. Как будто хотел обиженно сказать " Ну что еще? "

- Минуточку!

Мальчику хотелось опробовать СИ фишку, которую он выучил недавно.

- Сейчас с другом побегаете!

***

Этому он научился случайно. Играл с Дремой как обычно в комнате, когда родителей не было дома. Дрема пробовал кувыркаться через голову, ловить еду на лету и быстро прятаться по команде когда у открытого окна зашуршали крылья и он замер. На подоконнике сидела угольная мышь. Серая окраска тушки, черная голова и белые уши, а также смешные рыжие усы - это не Дрема. Дрема был красавчиком, пришельца Виталик быстро обозвал "летающим бомжом". Ну не красавец, не всем же родиться Дремами. Бомж поминутно оглядывался дрожа, но не улетал. Любопытство было сильнее. Он шевелил усами и успевал следить за двумя друзьями и выходом одновременно, а Дрема молчал и никак не реагировал на гостя, просто смотрел.

- Вы не знакомы, что-ли?

Дрема фыркнул, бомж тоже фыркнул и вздрогнул.

- Как-то вы напряженны. А еще один биологический вид, называется.

Виталик взял кусок хлеба и поманил усатого.

- А ну давай, ко мне.

Тренировка началась.

****

Так постепенно шаг за шагом СИ открыла для парня новую опцию - призвать. Теперь он мог призывать не только Дрему (а он всегда мог призвать его индивидуально) но и ближайшего угольного мыша. А ближайшим всегда был " летающий бомж"

***

Дрема терпеливо ждал пока Виталик по привычке закрыв глаза медленно листал меню но до конца дело на этот раз довести не удалось. Запиликал браслет на руке, информируя о новом текстовом сообщении и мальчик вышел из транса.

Дрема зашипел и сорвавшись с места вылетел в открытое окно. Вернется. Сообщение было от Томаса.

"Шнур хочет тебя видеть! Встреча на старом месте"

Вот оно. Время пришло.

Виталик быстро собрался, проверил выключены ли краны и свет, заперты ли окна и выскочил в коридор. На улице монотонно повторял ругательство одинокий мальчик.

****

Встреча там где и в прошлый раз. Около мусорки на территории рынка. Хорошо, что место не самое посещаемое, плохо то, что мама там работает и можно с ней случайно столкнуться.

Виталик подмигнул плачущему пацану, который одиноко сидел на качелях во дворе и заметил тень, мелькнувшую по земле. Это Дрема кружит где-то там над головой. Скучно ему, да и окно закрыто. Ничего пусть разминается - физкультура не повредит. Вот только, настроение сразу испортилось, есть договор с модификаторами. И это уже не так радует.

Томас пришел раньше него, стоит, в зубах папироса - улыбается радушно. Виталик осмотрелся и поздоровался.

- Ну здорова! Чего ты такой перепуганный? Шнур хочет поговорить, радуйся. Ты уже почти в банде. Как там хищник? Слушается?

- Да.

- Чего серьезный такой? А сейчас позвать можешь?

- Идем к Шнуру, что ли. Фокусы потом.

- Ишь ты. Фокусы, говоришь. Ну пойдем. Только не подведи меня, Шнур не любит когда его подводят.

Опять мелькнула тень и запищал Дрема, пролетая над головами. Томас посмотрел вверх и долго отыскивал летающую тень и дождался когда она пролетит снова.

- Ишь ты. Правду говоришь. Мелькает тварь, стережет? Ну пойдем.

****

Шнур уже ждал. Он стоял, около одного из вагончиков на рынке и улыбался, скрестив руки на груди. Виталик так его и представлял. Взрослый, сильный, уверенный в себе мужчина. От него силой духа так и прет, как от рейд лидеров с Островов. Он мог бы стать главным рейдером если бы не мутация, которая изуродовала его руку. Он не прятал ее, только обернул в плащ и черную перчатку. Ходили легенды, как он объединил вокруг себя сначала всех изуродованных природой людей, а потом они открыли для себя трансморфинг, биохакинг и подобные науки. А потом их начали бояться. Теперь он ждал его.

- Ну, привет, малыш.

Он улыбнулся и поздоровался за руку, как со взрослым. Посмотрел вверх и зажмурился от ярко светившего в глаза Свода. Проследил за двумя черными точками парящими над ними и одобрительно кивнул.

- А ведь можешь. Ты чем их так привлекаешь? Кусок человеческого мяса в кармане носишь? Эти ребята на контакт не идут и поймать их почти невозможно.

Мальчик смущенно пробормотал что-то, он не знал почему, но он точно знал, что все секреты раскрывать нельзя сразу. Всегда должен быть козырь в рукаве, так говорил папа.

Шнур не заметил его замешательства или сделал вид, что не заметил. А скорее просто отвлекся, к нему подошел мужчина с круглым розовым лицом и что-то зашептал, сипло дыша.

- Я сказал присматривай за ней, все равно присматривай. Мало ли что она не хочет, на глаза не попадайся, но под контролем держи. Давай, Борман, не раздражай меня, а то пойдешь назад на завод в свою бабскую команду.

Тот, кого он назвал Борманом ярко покраснел, буркнул что-то злое и ушел не посмотрев на мальчика и не прощаясь с командиром. Шнур улыбнулся.

- Ну, покажи нам, что ты умеешь.

Виталик не стал закрывать глаза, как обычно, чтобы управлять интерфейсом, а только моргнул пару раз, когда менюшка открывалась перед глазами.

Дрема вскрикнул и начал снижаться, нарезая круги все меньше и меньше радиусом, пока не сел мальчику на плечо. Зашипел на мужчину, складывая крылья и вытягивая шею. Потоптался обустраиваясь и протыкая когтями ветровку, замер, но Виталик чувствовал как он напряжен, как дрожало от возбуждения маленькое тельце.

Шнур наблюдал молча и только хмыкнул.

- Первый раз вижу угольную мышь, так близко. Они обычно летают высоко, не догонишь. Маленькая совершенная машина для убийства. И что оно умеет?

- Не знаю. То что и все, наверное.

- Вот тебе первый урок, малыш. Трансформер должен быть любознателен и открыт для новых знаний, тогда тебя ждет огромное будущее в нашей бригаде.

Шнур протянул руку и Дрема зашипел, обнажая ряды острых зубов, дрожь пошла как по рельсам от проходящего состава, крылья затрепетали, готовые раскрыться. Рука медленно сдала назад.

- Принимает только тебя, любопытный экземпляр. Нравится. Можешь его занести внутрь? Там в подвале оборудована лаборатория! Хотелось бы нашим ребятам, посмотреть из чего состоит этот монстр.

Мальчик посмотрел на Дрему. Тот как будто понял и ответил взглядом.

- Вы будете его резать?

- Я бы сказал разбирать. Это на пару уровней выше будет. Сомневаешься нужно ли тебе это?

На минуту возникла неловкая пауза и Шнур продолжил. Он не давил и не заставлял, просто говорил, спокойно, как и нужно командиру.

- Ты ведь сам к нам рвешься. Мы тебя не звали, мы не принимаем в свой круг так просто. Но если ты еще хочешь быть трансморфером, то должен понимать главное. Мы ищем новые знания, всегда ищем новые возможности совершенствования тела человеческого, а мышь мы поймаем рано или поздно. Не эту так другую. Но у тебя другого шанса может и не быть.

- А можно другую? Не Дрему? Это мой первый питомец, но я могу призвать еще одного.

- Призвать? Не знаю. Этот экземпляр не похож на остальных мышей, я вижу зачатки интеллекта в его глазах.

Шнур задумался. Виталик молчал и мысленно скрестил пальцы, сейчас решалась судьба Дремы.

- Ну ладно, давай попробуем.

***

Сначала отпустить Дрему. Пусть летит домой. Шнур внимательно наблюдал за Виталиком, как будто нехотя и сигарету достал, но этот внимательный взгляд. .. Виталик поднял правую руку горизонтально и чуть вверх. Дрема зашевелился и переставлял лапки, цепляясь за плечо. Перед глазами мелькали менюшки, мальчик старался не подать виду, не раскрыть свой секрет. Вот оно.

- Приведи друга, Дрема, - озвучена команда и мышонок резко взлетел. Крикнул и "стартанул", исчезнув вдалеке.

- Вот это скорость. Ну и быстрый же, демон. А он вернется?

- Да. Обязательно.

А вот и черная точка, которая возвращается. Виталик вытянул руку и зажмурил глаза. Усатый бомж сел с разгону, шипя на Шнура и все еще размахивая крыльями. Руку придавило новой тяжестью и в предплечье сверкнуло болью, когда мальчик постарался не опустить ее, не сбросить тяжелое тельце. Это угольный мышь был тяжелее и больше Дремы, только сейчас Виталик это осознал, скрипя зубами. Усатый шагнул ближе к плечу, задев холодным крылом ухо и расчесал волосы взмахом. Виталик почувствовал холодный рыбный запах кожаного тела и вздохнул. Дрема кружил над ними, но близко не подлетал. Все нормально.

- Все нормально? - спросил Шнур, - Идем?

- Да.

***

Они вошли в магазин и Дрема остался там, на улице. Усатый бомж сидел смирно, только вздрагивал и шипел изредка открывая пасть. Дверь закрылась и они осмотрелись. Полумрак и завешенные окна, только еле тускнеют пару лампочек.

Шнур отодвинул стоявший у стены шкаф, открывая проход в следующее помещение.

- Это наша лаборатория, идем.

И шагнул внутрь первый, зажег свет и мальчишка с питомцем шагнули следом. Летающий бомж почувствовал нехорошее, но слишком поздно.

Треснула ткань, разрываясь и полетела в сторону перчатка, огромная тень от внезапно выросшей руки накрыла комнату. " Вот она! Знаменитая клешня Шнура" - успел подумать мальчик, когда щупальце упало ему на плечо, накрывая истошно визжащего усача. Тяжесть невыносима и мальчик не выдержав упал на зад под страшным давлением. Усач и клешня полетели вниз вместе с ним, руку пронзила боль, пытаясь спастись, повинуясь животным инстинктам мышонок впился когтями ему в плечо, вгрызаясь сквозь тонкую плоть в мясо. Щупальце начало сокращаться и потянуло живой комок за собой, Виталик услышал, как ломаются тонкие косточки, не его, чужие. Когти потащили за собой плоть и мальчик и потянулся за ними, больно, как больно! Щупальце еще раз сжалось и мышонок затих, а потом дернулось вверх забирая кусок плоти за собой. Вверх взлетели кусочки окровавленной куртки и сразу стало легче, как будто подул свежий, прохладный ветерок. Мальчик осел на пол и заплакал. В комнате сразу стало тихо.

- Ну всё, - сказал Шнур, - уже все закончилось, давай посмотрим твою рану.

***

Потом он открыл какой-то шкафчик и положил труп летающего бомжа в стальную емкость. Закрыл дверцу и ввел код. Щупальце медленно втягивалось в предплечье, а действовал он левой рукой. Подошел к другим полко-шкафчикам и открыл, достал упаковку бинтов и бутылочку обеззараживающего раствора.

-Испугался? Да, вышло, не так как задумывалось. Хорошо, что парней нет, а то бы шуму было. Гоняли бы эту тварь по всему рынку. А так мы с тобой вдвоем спокойно все порешали. Снимай ветровку.

Его голос успокаивал. Настоящий лидер умеет управлять эмоциями своих людей, - подумал Виталик и осторожно снял куртку. Рана не кровоточила, но плечо на куртке, как и футболка разрезаны тонкими полосками в нескольких местах.

- Снимай футболку тоже. Не стесняйся, все свои.

Виталик осторожно скинул ее и поморщился. Шнур уже спрятал щупальце в рукаве и подошел ближе, наклонился.

- Хорошо. Сильного кровотечения нет, ничего тебе не повредил, гляди-ка. Умная тварь.

Он протянул здоровой рукой таблетку, а щупальцем подхватил одежду.

- Разжуй. Это обезболивающее. Только не глотай быстро, на вкус ерунда, конечно, но трансморферы не плачут из-за ерунды.

Щупальце вытянулось и Шнур положил одежду на дальнюю полку.

Левой рукой открутил крышку у бутылочки и бросил ее на пол.

- Сейчас рану обработаю спиртом, будет немного жечь.

Виталику не было больно. Трансморферы не плачут из-за ерунды.

Сергеич на белом

"Есть на свете цветок алый-алый"- звучала в голове старинная детская песня, пока Сергеич пытался раздавить кирпич в правой руке.

Протез стал определенно мощнее, о чем-то таком говорили врачи, но тогда Сергеич слушал одним ухом - не до этого было. А протез мало того, что все больше обретал единый с рукой цвет, так еще и становился сильнее.

Сергеич специально на заброшенную стройку заглянул, чтобы арматуру погнуть, а тут кирпич в руку попался. Красная пыль так и сыпется сквозь пальцы, крошится понемножку, а боли нет. Это ведь искусственная рука, ничего живого.

Сергеевич отшвырнул кирпич резко вправо и тот ударился о близлежащую опору и грохнулся вниз, подняв столбец пыли. От кирпича остался огрызок, как будто обкусал его любитель кирпичей со всех сторон.

- Хорошо - сказал Сергеевич, - мне нравится.

И чихнул, пыль мешала дышать, особенно та, что в носу обустроилась. Чихая и ругаясь Сергеевич вышел на улицу и посмотрел на сканер. Нужно продолжать патрулирование, деньги зарабатывать. А нехорошие мысли не шли из головы... Да пусть кружатся как воронье, он не будет обращать внимание.

***

Сегодня день был не из лучших. Заработка на щепотку, а исходить пришлось полгорода. Все хулиганы как будто повымирали или что больше вероятно - попрятались. Сергеевич уже отходил свою норму и можно было закругляться, но еще надеялся на что-то. Ему обязательно должно повезти. Не может так быть каждый день, даже через раз не может быть. И ему таки повезло.

На браслет передали новую информацию, в двух кварталах отсюда подозрительные звуки, прохожие позвонили в полицию, а те скинули свою работу Самообороне. Сергеичу нужно было только проверить вызов, хорошо, что он час назад домой не ушел.

***

Чертовы прогулки. Проклятые закоулки. Мерзкие тупики. Отвратительные заброшенные стройки. Именно в таких местах всегда случается что-то плохое. Именно в таких местах кучкуются будущие тараканы, насильники, бандиты, которые уже практически созрели отъехать на Нижние Уровни, чтобы там мешать дерьмо ложками. Но пока их не переловили, пока они не обнаружили себя и свои сущности - они тусуются там, где каждый день проходит его патруль.

Местный житель услышал звуки драки и незамедлительно доложил куда следует. Хоть бы не было поздно. Но поздно не было.

Сергеевич услышал звуки драки издалека и облегченно выдохнул. Успеть. Зафиксировать. Сообщить. Получить вознаграждение. Идти домой к жене и сыну, он так давно их не видел.

Осторожно, шаг за шагом подошел к повороту из-за которого уже затихали звуки драки и вышел.

Картина шокировала. Машина мороженщика лежала вверх дном (не такое вкусное, как раньше, говорила бабушка - "синтетика"), а самого мороженщика не видно. Зато весь его товар лежит белым слоем на дороге, на тротуаре, на стенах ближайших домов. Друг напротив друга стоят люди и Сергеевич сразу понял - это уличные банды. Две разные и явно противоборствующие банды, что-то не поделили, сволочи, и устроили разборки. Одни с красными повязками на предплечьях, оголённые мускулистые руки - это так называемые "красные". Их противники в черных плащах, черных кожных куртках, некоторые в масках. Непонятно кто это. Да и фиг с ними. Сергеевич поднял руку с браслетом, чтобы зафиксировать...

- Эй! Ты что делаешь?

Он замер. Десятки глаз смотрели на браслет, который подмигивал им синей подсветкой, как будто дразнил. Эй, я тут! Держи меня!

- Это не тот стукач, что наших самообороне сдает? - спросил красноповязочник.

- Точно, Очканавт. Смотри, он четырехглазый!

Сергеевич моргнул, но руку не опустил, нажал и щелкнула вспышка. Кто успел прикрыть лицо или отвернуться, кто нет, а большинство встало в дурацкие позы и показывало неприличные конструкции из трех пальцев Сергеевич медленно опустил руку. Нехорошо.

- А где мороженщик? - он старался чтобы голос не дрогнул, но дал петуха под конец фразы.

Один из подростков показал ему средний палец, а потом посмотрел вверх. На стене дома, где-то на уровне третьего этажа прилепилось две фигурки. Одна вцепилась левой рукой в стену и ногой на окне стоит, а правую руку вытягивает в сторону, на ней, как паршивый кот висит обмякший мороженщик. Сергеич понимает это по белому халату, белому колпаку и черным брюкам. Плохо видно, но скорее всего он без сознания. Нужно сказать, чтобы ублюдок отпустил его, но Сергеевич вовремя понимает, что может случиться и не говорит. А тварь все равно отпускает мороженщика и тот мешком летит вниз, глухо ударяется о свою машину и складывается вдвое. Сергеевич отворачивается, вдалеке уже слышно сирены. Коллеги спешат, они рядом. Сергеевич поворачивается к бандитам, стараясь не смотреть на поломанное тело. Сергеевич улыбается и поправляет очки. Улыбается. Звуки все громче и ближе.

Хулиганье никогда не вступит в бой с вооруженным противником. Они могут до полусмерти избить одинокого прохожего, могут скинуть мороженщика с третьего этажа но против вооруженных специалистов им выступить слабо. Шакалить тут не получится, судя по звуку приближается целая армия. Красноповязочники забывают про ссоры и бегут сначала вместе, а потом, на первом повороте врассыпную. Завывая сиреной над ними летит машина самообороны и уже засверкали лучи Матерей. Кожанки в масках тоже пытаются уйти, но действуют оригинальнее. Один растворяется в воздухе. Еще один пытается бежать и взлетает, но его сбивают почти на старте. Он рвется вверх, тянет за собой сеть, но бесполезно, его прижимают к земле.

Сергеич стоит недалеко от бойни и улыбается, он наблюдает как месят остальных. Они сопротивляются, но без организации, без командира, без продуманного отступления их душат быстро и четко. Несмотря на того, что они имеют в запасе трюки. Сергеич уже понял, что это трансморферы. Это не те, кого он ищет. Не те, кто лишил его руки и работы. Но они наверняка знают друг друга.

Тем временем битва с мутантами закончилась быстро и как говорят на Островах "без вайпов". Не так уж они и страшны, как рассказывают - понта больше. Те, с кем столкнулся Сергеич были в разы опаснее.

- Один ушел, - Глыба подошел, чтобы перелить пойнты наводчику,- тот что в воздухе растворился. Но ты и так сегодня неплохо заработал. Смотри сколько мы тел грузим.

Да, пойманных было немало, даже специальный фургон подогнали, чтобы всех за один раз забрать. Маски с них сорвали и это оказались подростки в основном - мелкая неразумная молодёжь.

- Двое, - сказал Сергеевич.

- Что двое?

- Двое сбежало. Невидимка и человек-паук. По стенам успел уйти.

- Жаль, - огорчился Глыба, - ничего. Еще попадется.

Сергеич кивнул, хотя и не расстроился. Он узнал того, кто убил мороженщика. Несмотря на плохое зрение и плохое освещение он бы эту красную морду ни с кем не перепутал.

Сергеич переходит черту

Проснулся Сергеевич с головной болью. Вчера опять поругались с Фросей. Не из-за чего, просто так, и конфликт не она начала. Когда Сергеич стал короче на руку, то злее он стал на порядок. Раздражительность хлестала через край, как пиво из переполненного бокала. Фрося ни в чем не виновата, но каждый раз как они пытались поговорить Сергеевич испытывал ненависть к своей жене. Ок, она ни в чем не виновата, но у нее есть рука. У нее есть работа. Коробками с базара уже дом завалила зачем-то, а домой приезжает на такси, иногда поздно ночью.

Сергеевич вспомнил об этом и опять до боли стиснул челюсти. Где она шляется по ночам? Почему стала так одеваться? Откуда дорогие продукты в холодильнике? Кто платит ей столько пойнтов?

Сергеевич благополучно забыл, как она рассказывала про свое дело на рынке, про два киоска. Ревность отупляет и лишает памяти иногда.

Он подумал, что нужно с ней хорошенько поговорить, а еще лучше явиться на работу и посмотреть, с кем она там работает. И если не дай бог с мужиком застанет.... Протез на руке сжался в кулак, реагируя на команды подсознания. "Спокойно" - приказал руке мужчина и сел в кровати "Разберемся с этим позже". Сейчас настоящее зло.

***

Вчера он узнал кое-кого. Кое-кто решил стать мутантом, захотел легких денег или чего похуже? Красномордый паук вчера с легкостью убил невиновного и ушел от правосудия? И за то, что он над людьми издевался на заводе ему ничего не было. Таким людям никогда не бывает плохо, они всегда находят безопасную нишу. Не обливаются кислотой на заводе, не роняют на ногу тяжеленный аккумулятор, их не затягивает в цементо-дробилки и они не падают со строительных лесов.

Сергеич завыл тихо, не открывая рта и лег, накрывшись подушкой. Из прокушенного языка в рот набиралась кровь, Сергеич глотнул ее и завыл сильнее. А еще таким ублюдкам не отрубают руки по локоть. Ненависть. Какая сильная ненависть. Такой ненависти он не испытывал ни к кому, даже к пацанам которые в младшей школе стянули с него штаны с трусами посреди коридора. Ненависть и желание убивать.

Сергеич вскочил и отшвырнул подушку в угол комнаты. Потянулся и улыбнулся. Как хорошо когда есть куда идти.

***

Малой уже умотал в школу. Фрозен тоже свалила непонятно куда. Как хорошо, что день у него ненормированный, хотя расписание не помешало бы.

Сначала позавтракать. О, курица купила новый чайник и дорогую заварку. Пусть сама пьет эту дрянь для Элитников. Сергеевич выудил старый добрый чай в пирамидках, набрал воды и включил кнопку. Чайник загудел как такси, готовящееся на взлет. Протез работал с каждым днем все лучше, моторика пальцев улучшалась на глазах. Он даже не заметил, как механическими пальцами выудил пакетик за ниточку и опустил в кружку. Сделал все автоматически, не замечая, на инстинктах. Культя работала от души.

"Молодцом" - погладил он пятерню и пока чайник грелся отправился к Виталику. На всякий случай постучал и прислушался. В комнате шуршало что-то. Еще раз постучал и открыл дверь. Никого. Только окно настежь распахнуто. Художественный беспорядок, чисто подростковый. На столе обертки от печенья и шоколадных батончиков, они же у кровати на полу. Нужно ему сказать чтобы не налегал так на сладкое, да и вообще поубирался. Развел тут, что на Нижнем. Джинсы на кровати лежат, постель не заправлена, одеяло комком скручено. Шторы порваны сверху, на стенах разводы грязи. Не то чтобы совсем ужасно, но уборка не помешает. "Надеюсь с планшетом все нормально" - подумал Сергеевич и пододвинул стул к стене.

Планшет запустился почти сразу, фирменная заставка Досок, музыка специфическая вначале и вот основное меню.

Сергеевич открыл строку поиска и задумался. Как же начать?

Ввел поисковый запрос "Борман" и получил много разной инфы, но нужной не было. Какой-то немец из доисторической эпохи, какие-то книги, фильмы, игры. Имя Борман даже было у одного из боссов на Островах, судя по всему известная в узких кругах задротов личность. Бесполезно. Сергеевич перешел на доску с фотографиями под тегом "Борман" и долго листал. Ничего. В основном старые черно-белые фотографии какого-то немецкого политика. Красная морда Бормана не всплывала нигде, в чатах его тоже не обсуждали - Сергеевич почитал одним глазом. Одни историки-любители рассуждают о Третьем Рейхе. Что еще за Рейх?

Жалко, что нет Виталика он бы справился лучше.

Громко клацнул выключатель чайника и Сергеич оторвался от виртуальной немецко-фашисткой реальности. Прошел на кухню и не задумываясь правой рукой подхватил чайник и налил кипятка в кружку с пакетиком. Или нужно было наоборот? Сначала кипяток, а потом пакетик? Да какая разница.

Сергеевич вдыхал ароматы химии из кружки и думал. Как же его вычислить этого гада? Черт, он ведь даже не знает его имени и фамилии. Борман и Борман. Какая разница как зовут эту вопящую тварь? А ведь придумал кто-то такую кличку. Тот немец на фото выглядит вполне интеллигентно, не то что этот урод с короткой красной шеей.

Сергеевич зарычал и вернулся в комнату сына. Решительно сел у планшета и громко назвал полное название завода, на котором имел честь понюхать химии. Планшет на мгновение задумался и открыл список досок. Первая из них и была нужной. Официально представительство компании производящей лучшие аккумуляторы для Свода Рабочего уровня. Бла- бла-бла. Минутка галимой рекламы. Это не интересно. Дальше нужно открыть внутренний список досок, под-список или как он там называется. Главная, наши цели, наши достижения, о нас, наши аккумуляторы, контакты. Куча бреда, но нужной информации нет, хотя он сам толком не понимал, чего хочет найти. Открыл доску "о нас". Большая фотография на весь экран. Перед главным входом собрались все шишки. Стоят, старательно улыбаются. Вон директор, вон два зама - шестерки, вон те сучки из кадров и главная бухгалтерша. Рабочих тут естественно нет, даже для вида не позвали. Зато есть мастера, стоят за спинами. Сергеич наклонился поближе, чуть не уперся носом в экран планшетом и нашел Бормана. Стоит, морда недовольная. Напялил тесный пиджачок и только мечтает как бы свалить к себе в кабинет и с Вованом нажраться, пока люди на конвейере ебашат целую ночь. Как же тебя вычислить? Как найти тебя, красная морда? Подписи к фотографии нет. Сергеич быстро пробежал весь текст глазами - ничего. Стандартный бред бюрократов с Уровня. Сергеивич плюнул и пошел пить чай. Время не ждало, надо бы уже на патруль выходить, а то деньги сами не придут.

Дорогие печенюшки жена выбирает на прилавках. Раньше они такие продукты не покупали: яркая упаковка, минимум химии (ага, конечно) и цена, соответственно. "Ничего, не подавлюсь, - подумал Сергеевич, - и так зайдет".

Допивая чай и еще жуя последнее печенье с белым кремом он прошелся в комнату сына. Задумчиво стоял и смотрел на экран включенного планшета. В комнате нехорошо пахнет, кошачьим кормом что ли. Вот чего Виталик окно держал нараспашку, нужно ему дать подзатыльника, если что.

Сергеевич сел и нехотя открыл еще одну доску " О нас". Электронные адреса предприятия, фотографии президентов с номерами телефонов, которые наверное никогда не отвечают, фотографии "кадров" с телефонами, юридический отдел и ниже маленьким шрифтом, еле заметно еще один переход на внутреннюю доску " Наши мастера". Сергеевич весь внутренне сжался от напряжения и нажал ссылку. Фотографии. Имена и фамилии. Рабочие номера планшетов для связи.

Роберт Буйко - есть . Улыбается, как и в жизни. Хороший мастер, повезло с ним работать. Лысый всегда придёт на помощь, отрегулирует конвейер, остановит или уменьшит скорость, когда аккумуляторы забиваются на выходе и летят на пол. И все это с шутками прибаутками, похлопает по плечу, шутку расскажет, сигарету даст. Все хотят работать в его бригаде, но не всем так везет - Сергеевичу повезло ровно на неделю, когда Борман ушел в запой и Роберт работал в две смены. Что не испортило его настроения и отношения к людям . Золото, а не мастер.

Пшемык. Странное имя. Говорят, что у него польские корни, еще до Раскола его дедушка и бабушка жили на той земле и говорили на том языке. Вот и называли всех своих такими странными именами, которые звучат как клички. А фамилию его даже прочитать трудно, не то, что выговорить. Много пш, пш слогов в фамилии.

Тоже хороший мастер. Серебро. Это не означает, что он хуже Роберта, просто чуточку меньше его любят - строгий. Строгий, но справедливый. Все, как и Роберт - поможет бригаде в любую минуту, лишь бы процесс не останавливался. Но в друзья не записывается и на чай не зовет в свою берлогу. В рабочее время только работа и больше ничего. А после работы он не прощаясь уходит, надев свою шляпу с широкими полями и уезжает на своем авто. Роберт возвращается домой на автобусе, вместе со всеми. Но так отличный мастер.

А вот и третий, но не последний. Категория "говно". Это даже не бронза. Тупая пародия на своего немецкого предшественника. Набычился и зло смотрит в камеру, как будто хочет прибить журналиста. И тут ему что-то не понравилось, вот чмо. Сергеевич смотрел на его настоящие имя и фамилию и усмехался. Вот ты и попался, Ванька Возный.

***

Дальше было проще. Сергеевич прошелся по другим, не совсем законным доскам, находящимся в тени черного МеждуНета и по имени и фамилии вычислил адрес Бормана. А еще узнал, что он неженат, живет с матерью, которая нигде не работает. Был вход во власть, его дядя Арнольд Возный устроил его депутатом в партию " Мы хороши!", потом Бормана оттуда выперли из-за алкоголизма и дядя устроил его на завод аккумуляторов мастером. Откуда он, по слухам в МеждуНете, уволился уже сам и пропал из поля зрения блогеров.

Дальше Сергеевич читать не стал, переписал адрес и номер. Времени нет - нужно работать. Хотел отправить ему оскорбительное сообщение, но передумал. Если он решится сделать, то, что задумал, то следов в МеждуНете лучше не оставлять.

***

Время поджимало, а столько еще нужно было сделать. Сергеевич подхватил рюкзак, в котором жена уже заботливо сложила пакетики с бутербродами (сильно старается, чувство вины?), туда же сунул противогаз с которым он уже раньше поработал, обулся и вышел в коридор. Никого нет, все работают. В лифт и на первый этаж. Очередная сегрегация по наличию понтов на счету и репутации с нужными людьми и организациями. Успешные едут наверх (как и в жизни), садятся в машины или такси и разлетаются по своим точкам. Элита, блин. А нищеброды едут вниз, куда честным и дорога - "пешкарусом" разбредаются по своим заводам, фабрикам, складам и кухням. Горбатиться на тех, кто летает над головами и портит воздух. Как приятно, что они иногда падают оттуда, молча и крутясь как куклы, а потом глухой звук удара и треск. Хорошо, что есть на свете аварии.

Быстрым шагом прочь от подъезда. На ходу включить программу поиска на браслете. Работа начинается.

***

- Здравствуйте, меня зовут Михаил Сергеевич. Я - неудачник.

- Здравствуй, Михаил.

- Здравствуй, Михаил.

- Здравствуй, Михаил.

( собрание анонимных неудачников, САНЕ)

" Надо было записаться, - думает Сергеевич на бегу, - когда еще было время. Туда мне и дорога, если буду жив".

Он был совсем рядом с домом, но нельзя. Нельзя их наводить на семью. Дома тепло, хорошо, жена и сын. Полный холодильник. А он тут в темноте бежит от надвигающейся смерти. Плачет за ним клуб неудачников.

Сергеевич оглянулся и остановился на секунду. Тишина. Отстали? Никого на стенах, никого над головой, никого на земле. Мужчина прислушался, задерживая дыхание и решил не рисковать. Вон вход под дом, там где обычно живут только монстры, случайно вылезшие из нижних уровней или опустившиеся тараканы, которых еще не посадили. Туда ему сейчас самая дорога.

Сергеевич обернулся еще раз и нырнул в укрытие. Скрючившись прошел несколько шагов а темноте, больно ударился носом о холодный бетон и встал на четвереньки. Так будет быстрее и безопаснее, хотя еще можно напороться глазом на штырь, горизонтально торчащий.

Через десяток шажков влез рукой в какие-то бумажки, отпихнул их и залез пальцами в что-то вонючее. Мышиное дерьмо, наверное. Хоть бы не человеческое. Ну и попал в передрягу.

***

Начиналось все, конечно, хорошо. Даже очень замечательно. Даже заказы один за одним пошли, как рабочие на фабрику, не было времени даже подумать. Поножовщина на площади Революции, пьяная драка на рынке Уровней, девчонки вцепились в волосы друг другу из-за старшего пацана да так жестоко дрались, что дураки с ножами могли бы позавидовать ненависти.

Все шло идеально, Сергеевич чувствовал себя лазерной указкой - навелся на преступников и тут же прилетели самообороновцы и всех отмудохали. Но ближе он был скорее к папарацци, так раньше называли блогеров, которые суют свой нос с планшетом, куда ни следует. А у людей потом проблемы.

" Вы проблема, я - решение", - вдруг подумалось Сергеичу, - а ничего так сегодня заработок. Пора бы и о личном подумать. "

Рабочий день подошел к концу, желаемая норма шагов пройдена и на браслет больше не поступает заданий. А дом Бормана совсем рядом, буквально в трех кварталах. Сергеевич прощупал рюкзак, убедившись, что не забыл захватить маску и зашагал к цели.

***

Вытерев руку о штаны Сергеевич прислушался не ходит ли рядом тот, кто выложил эту жидкую кучу. Не слышно, может затаился. В браслете есть встроенный фонарь, Сергеевич попробовал нажать и отдернул пальцы, порезавшись об острый угол. Браслет еле засветился, как из последних сил. Неудивительно, он разбит, раздавлен - хорошо, что не вместе с рукой. Хотя лучше бы руку опять, чем браслет, тем более она искусственная. Протез можно починить, а вот с браслетом будут проблемы. Сергеевич медленно ощупывает его и пальцами чувствует острые, рваные края разбитого экрана, чувствует распустившуюся как роза пластмассовую дыру с лепестками в разные стороны. Чувствует последнее биение браслета и видит, как свет медленно тает. А сверху на него капает... Кровь.- подумал Сергеевич и задрал голову вверх, рискуя удариться о цемент затылком. Он забыл про кровь, а теперь вспомнил, когда почувствовал соленый вкус в горле. Вместе с ней вернулись и боли в спине, там где появились синяки и боли в ногах. И кровь текла из носа непрерывным потоком. Мужчина, сидевший на корточках под домом номер 14, девяносто второго блока вдруг заплакал.

***

Он ждал его у квартиры. Поднялся на пролет выше и расположился там. Занял свой пост, но сначала позвонил в дверь.

- Кто там! - прошамкал старушечий голос. "Мама его" - понял Сергеевич и хотел даже передумать. Но не смог. Слишком долго охлаждалось это блюдо, чтобы сейчас не подать к столу.

- А Ивана можно?

- А кто спрашивает?

- А друг.

- А с работы?

- Так точно, - ответил Сергеевич, - так он дома или нет?

- А что его на работе нет? Он во вторую, сейчас приедет.

"Как же, работает он", - подумал Сергеевич.

- Ну я тогда здесь подожду.

- А вы кто?

В двери повернулся замок, бабка не могла разглядеть гостя в замочную скважину, потому что он ее заклеил жевательной резинкой и любопытство оказалось сильнее элементарной осторожности. Пока она медленно по стариковски проделывала все нужные операции Сергеевич быстро натянул маску противогаза, немного доработанную дома и сунув руку в проем двери с силой толкнул старуху. Прокачанный протез сделал все быстро и мощно, старуха даже не успела опомниться, когда холодная пятерня накрыла ей морду, закрывая свет и толкнула. Бабка упала на спину почти бесшумно, не успев охнуть, а Сергевич вошёл и быстро захлопнул дверь. Он не знал, что со старухой делать, поэтому тупо зацепился протезом за ворот и потащил тело по коридору. Бабка хрипела и пучила глаза, цветастый халат зажрался, открывая дурацкие подштанники. " Теперь мне точно нечего терять, - думал Сергеевич, осматривая квартиру, - нечего терять".

Сергеич на дне

Дома никого не было, он проверил сначала привязав бабку к спинке стула. Даже в туалет заглянул и в ванную, а то ведь как в кино может быть, ты бабку допрашиваешь а из туалета осторожно коп выходит, случайно в гости к бабушке зашел, на печеньки с чаем. А печеньки порченые оказались. Вот из-за таких случайностей и проваливаются гениальные планы.

Бабка не мычала, как в фильмах показывают, а молча таращилась на него, когда он вернулся на кухню.

Присел на корточки, проверил узлы на руках, проверил не слетает ли с морды шарф и временно успокоился. Бабка боится аж дрожит и глупостей творить не будет. Осмотрелся. Кухня обставлена на все пойнты. Вентиляторы - шментиляторы, посуда, шкафчики, ремонт шикарный. Все на электронике, даже планшет встроен в холодильник и над плиткой. Не по зарплате живет Борман. Простой, блядь, рабочий спину гнет. Руки теряет, глаза выжигает кислотой, с бандосами тусуется... Сергеевич посмотрел на старуху, которая мелко дрожала и косилась на него одним глазом.

- Ну вы хапуги, жируете, - голос из под маски звучал глухо, но он даже не для нее это говорил, для себя. Хотелось выговориться.

- Вы ведь даже не знаете, как простой народ выживает. Сидите тут со своими позолоченными кружечками, чаек попиваете. А люди жрут химию дешевую, на которую тяжелым трудом зарабатывают. Сраные погонщики мулов.

Бабка смотрела на него уже не скрываясь и тщетно пыталась понять, о чем он там бормочет. "Бу-ббу-бу" из под страшной маски ни о чем. Что он хочет? Денег? Изнасиловать её или убить? И откуда он знает имя сына? Ничего сейчас Ваня придет, он сильный. Он выкинет уличную сволочь туда где ему самое место.

- Чего скривилась, мать? Запах улицы не нравится? Или боишься меня? Не бойся, я стариков не обижаю. Даже таких жадных богатеньких тварей, как ты. Кстати а где твой дедуля? Довели до инфаркта вместе с сыночком, чтобы пойнты на себя перекачать? Или таки сдох от разочарования что такой отпрыск туповатый получился?

Сергеич вдруг неожиданно даже для себя смёл посуду на пол. Чисто вымытые тарелки, миски, кофейные кружечки и блюдечка с грохотом разбивались у ног ошеломленной старухи. Сергеич выдохнул, медленно втянул в себя воздух успокаиваясь и опять выпустил. Сердце билось как подземная тварь в клетке перед казнью, чуть не выпрыгивая наружу.

- Моя бы воля, взорвал бы целый квартал, а вас бы предупредил, чтобы успели выйти и жить дальше. Как бы вы тогда смотрели на нас. Давай сюда руку.

Сергеевич присел на корточки и схватил старуху за правую своей правой. Ощутив могильный неестественный холод искуственного протеза она выпучила глаза еще больше и чуть не проглотила кляп.

- Спокойнее. Ничего страшного не произойдет. Тысячи людей так живут, а ниже уровнем еще столько же.

Он задрал рукав халата и прислушался. Показалось, что открылась дверь. Приложил указательный палец к старческим губам и подождал долго, минуты три. Нужно было убедиться. Никого.

- Продолжаем разговор. А что это у нас тут за браслет? Я думал всем выдают стандартные стальные - серебристые, а вы и тут выделяетесь, шмары. Иероглифы , фон розовенький с цветочками. Вообще страх потеряли. А, это типа чехол? Век живи - век учись, да?

Сергеевич нашел где подцепить пальцем и рванул, срывая чехол.

- Вот это другой разговор. Теперь вы, как мы, разве что последнего штриха не хватает. Отверни, морду.

Не хватало ещё, что бы Борманиха поняла, как он это делает. Ума не хватит скорее всего, но эти твари хитрые и опасные, иначе не были бы там где они есть.

Сергеевич набрал на своем дисплее код и приставил браслеты экранами друг другу, как для поцелуя. Рука к руке.

- Ммм, - замычала старуха. Седые волосы упали на лицо и она не могла их отвести в сторону, старая ведьма.

- Подожди минутку, нищебродка.

Сергеевич засмеялся своей шутке, он уже слышал это характерное жужжание и писк, пойнты переливались с одного счета на другой. Хороший ручеёк, даже не ручеёк, а поток. Много пойнтов потеряет бабуля.

- Ммм.

- Да, заткнись ты. И не дергайся. Я ведь чего таким злым стал? Потому что у меня пойнтов меньше, чем у жены. А вот сейчас богатым стану и сразу добреть начну.

- Чужие пойнты счастья не принесут.

Сергеевич вздрогнул. Бабке удалось выплюнуть ослабевшую от слюны повязку и теперь она шипела на него, обнажая ровные, белые, совсем не старческие зубы.

- Чтобы наслаждаться богатством его нужно заработать, а то, что легко пришло - тяжело уйдет.

- Не нудите, бабушка. Вы портите мне настроение. И не вздумайте кричать, несмотря на то, что руки заняты я смогу вас успокоить.

Бабулька посмотрела на скрипящие браслеты и оскалилась.

- Думаешь ты самый умный? Думаешь до тебя никто не догадывался так делать? Тебя все равно элитники вычислят. Только получат сигнал, пустят своих хакеров по твоему следу и вычислят у кого лишние пойнты. Не долго на наши с Ванькой гулять будешь, очканавт.

Резкий взмах руки и стук, Сергеевич даже не успел остановиться, не успел отдать мысленный приказ 'стой", как искусственная рука зажалась в кулак и ударила старуху в челюсть, снизу вверх.

Разъединенные браслеты запищали, требуя добавки. Старуха рухнула на спину и уже не вставала.

- Блин, - выругался Сергеич, - ты чего творишь?

Он уже не знал с кем разговаривал сам с собой или со своим протезом. Но и то, и то выглядит нездорово. А бабулька вообще выглядит не совсем живой.

"Нечего терять - вдруг опять подумал Сергеевич - хули уже теперь."

Он подтянул ее теперь безжизненную руку и соединил браслеты, неприятные звуки прекратились. Выкачивались последние пойнты.

***

Позже он прошелся по квартире, закрывая окна. Не хватало еще, чтобы пролетающий дрон случайно что-то сфотографировал ненужное. По выключал везде свет, везде кроме ванной, и оттащил туда старуху. Проверил еще раз, жива ли и закрыл дверь, оставляя богатую сучку в одиночестве и в темноте. А потом спрятался.

***

Когда Борман пришел, то Сергеевич забыл одеть маску от противогаза. А может и специально не одел, очень уж она душная была. В ожидании Бормана он проверял пойнты на браслете и наслаждался четырехзначной цифрой. Он заслужил это, он всю жизнь вкалывал на этих богатых ублюдков, а получил шиш с маслом вместе с инвалидностью.

Интересно, то что плела эта сука правда? Смогут ли они вычислить и насколько быстро? Наверняка смогут, тут он не подумал. Они ведь все под колпаком, все браслеты идентифицированы, все потоки пойнтов и репутация наверняка где-то отражаются. То что элитники вешают лапшу про анонимность, в это верят только дети. Попал Сергеич, жестко попал. Должна быть какая-то лазейка. Дверь открылась и в прихожей загорелся свет, вот тогда и забыл Сергеич про маску.

Борман разувался и тяжело дышал. Одышка, не мешает по стенам скакать.

- Мамо! Мама, ты спишь?

Мама ответить не могла, она принимала ванну, а Сергеич замер в комнате, наблюдая за силуэтом, тяжело дышавшим в прихожей. Сейчас? Когда он наклонился? Нет, не успеет, нельзя рисковать и пусть от двери дальше отойдет, соседи могут услышать.

- Жрать хоть приготовила? - он наконец разулся и пошел на кухню. Сергеевич выскользнул в коридор и пошел за ним. Сейчас нажрешься.

- Окна все закрыла. Душно и так, совсем в маразм впала? Мама?

Загремели кастрюли, боров хотел кушать.

- Нет ничего. Ты что за целый день на кухню выйти не можешь? Заказала в ресторане?

Открылась еще дверь и он вдруг замолчал, даже двигаться перестал и тяжело дышать. Сергеевич прислушался, что это? Ловушка? Он догадался?

- Мама?

Черт, да он в ванной! Сергеевич бросился к двери, чтобы успеть перехватить его, чтобы сломать ему череп своим протезом - этот сможет. Но когда он появляется в проеме ванной, мокрый от пота и с широко открытыми глазами Борман смотрит на него. Он как раз собирался выходить, за его спиной виднеется мертвая мать в ванной, а сам он стал похож на большой воздушный шарик, наполненный кровью. Он тяжело дышит, как орк в клетке на цепи, слезы из глаз перемешиваются с соплями в области рта. Он втянул голову в плечи и изумленно смотрит на неожиданного гостя.

- Ты? - он хрипит, как будто всю ночь пил и завывал в караоке, потом плюет себе под ноги и уже чистым голосом повторяет, - Ты?

Тут Сергеевич вспоминает, что забыл одеть маску и говорит шедевральное:

- Я тучка, тучка, тучка. Я больше не медведь.

Борман завывает, хватает его за горло и прыгает, они вылетают в коридор с грохотом и оставляют маму одну.

- И как приятно тучке по небу лететь. -

Они катятся по коридору, Сергеевич бьет его правой, сильной рукой и отталкивает, щипает левой. Борман душит его молча, почти хладнокровно, как немец, но не может сомкнуть пальцы, потому что сильные удары у очкарика - неудачника. От ударов по голове внутри гудит колокол и сверкают вспышки прожекторов Свода.

- Умри, - рычит Сергеич и молотит его изо всех сил.

- Ах, как приятно тучке. По небу лететь.

Сергеевич вопит и с силой отталкивает противника, пихает его в грудь обоими руками и тот вдруг взлетает и прилипает к потолку, как раздавленная муха. Тяжело дыша смотрит сверху вниз на очканавта и извернувшись, переворачивается, ползет жопой вниз, как паук расставляя лапы.

Сергеевич секунду соображает, вытирает кровь с лица и встает, паук уже заворачивает за угол. Там же выход, там дверь.

- А в синем синем небе порядок и уют -

Борман стоит спиной к нему, дергает ручку двери. Кажется не в ту сторону, поэтому он еще здесь.

- Поэтому все тучки, так весело поют -

Сергеевич налетает сзади, как порыв ветра и бьет с разбега в затылок, вложив всю силу искусственной руки. Лбом противник со всего размаху ударяется в дверь, издавая страшный грохот и оставляя на дереве красное пятно. Сергеевич дергает его за воротник, заставляя упасть на спину и долго с остервенением бьет одной рукой в лицо, той самой рукой, которая не чувствует боли. Бьет, пока не чувствует, что бьет в кашицу, которая только чавкает под костяшками.

"Мишка очень любит мед, - думает Сергеевич, - Мишке нечего терять".

***

На грохот и шум никто не прибежал и в двери не позвонил. Полицейские дроны под окна не слетелись. В этой ублюдочной квартире, наверное, такой шум в порядке вещей. Наверное, Борман не раз свою матушку по пьяни молотил, вот и привыкли.

Так думал Сергеевич, пока тащил тяжёлого Бормана к маме, на последние обнимашки. Потом он вспомнил про свой новый план и даже остыл на мгновение. Почти пришел в себя, почти развеялся кровавый туман перед глазами... А потом он подумал, что с ним будет если его поймают и туман вернулся.

Полицейские могут отследить потоки поинтов входящие и выходящие из браслета только если будут иметь на руках браслет. Это первое чему учат копов и в самообороне тоже рассказывали. Гражданин обязан предъявить браслет представителю власти, но никто не сможет осматривать данные на расстоянии. Может и врут, но это шанс.

Сергеевич сходил на кухню и нашел молоточек для отбивки мяса. Вернулся и положил руку Бормана на край ванной. Уничтожение браслета наказывается вечной ссылкой на Нижние Уровни, там ни у кого не браслетов. Нечего терять, - подумал Сергеевич, - лишь бы сигнализация не включилась встроенная.

И замахнулся молотком.

***

Только расколотив браслет в порошок вместе с рукой Сергеевич понял, что не слил пойнты с Бормана. Нервы ни к черту. Обидно как. Подмел на совок пластик, кости и прочую труху смыл все в унитаз и нашел браслет старухи. Ногти длинные, чистенькие, с маникюром. На пальцах кольца с камешками. Сергеевич хмыкнул и подумал, что все было не зря. Поднял окровавленный молоток и больше никогда не сомневался в своих решениях.

***

Выйти из дома удалось незамеченным. Свод уже потемнел, близилось к ночи, в квартирах зажигали свет. Сергеевич подумал, что его могут случайно запомнить курильщики и опустил голову. Зашагал быстрее, удаляясь от дома, в котором оставил два трупа. Если все слишком долго идет хорошо, то обязательно должно испортиться в самый неожиданный момент. Как это было в Самообороне, например. Новый шанс изменить жизнь, новая работа, тренировки, на которых все получается, новое с нуля обмундирование, стипендия и хорошая зарплата. Сдача экзаменов успешно и выпуск. Присяга и первый день на работе. Ну что блин могло пойти не так? Руку нахер отрезала сучка с мечами и конец карьеры! Вот тебе и знак, Сергеич! Не расслабляйся, никогда!

- Эй, далеко шагаем?

Он остановился. Задумался и не смотрел по сторонам. Слева стены домов, справа стены домов. Ну вот, опять. Он обернулся. Он узнал. Как и его узнали. Но не сразу.

Сзади никого не было. Сергеич посмотрел вверх, ожидая увидеть машину, но и там только стены домов угрюмо тянулись к Своду.

Он хмыкнул и тут же получил удар в лицо. Отшатнулся и зарычал, из ниоткуда появился человечек в маске. Теперь он стоял перед ним и кажется улыбался.

- Очканавт! А помнишь как ты нас сдал?

- Ага, - голос из-за спины. Сергеевич обернулся, еще один. Почти близнец. Форма одежда та же. В руках обрезок трубы. Поворот головы. Впереди прямо из воздуха появляется еще десяток человек. Нет, они не близнецы, просто форма одежды одинаковая. А так есть и высокие и маленькие, и худые и толстые. Разные.

- Много наших копы забрали, стукач, по твоей наводке.

Сергеич вздохнул и сжал пальцы в кулаки.

***

Под домом было хорошо. Темно и прохладно. А главное очень тихо. Сергеевич еще раз прислушался и ничего не услышал. Они невидимые, но не бесшумные. Попытался просунуть пальцы под ремешок браслета, но ничего не вышло. Сидит, как часть кожи. Надо бы что-то острое и тонкое сунуть между рукой и браслетом. Шарит руками по земле в темноте, но опять загребает только дерьмо. Интересно, кто здесь живет и куда он делся? Прислушивается и вздрагивает, послышался шорох, как будто кто-то прошёлся рядом. Тело пронзает боль от резкого движения, мутанты хорошо его успели помять, от души прошлись палками, трубами и битами, пока он пробивался к свободе. Хорошо, что они не знали, что он сделал с Борманом. Сергеевич злорадно заулыбался и порезы на лице тоже напомнили о себе огнем боли. Ничего, скоро обнаружат пропажу, когда урод с мамочкой начнет вонять сквозь две двери. Неприятный сюрприз для копов, но это их работа. Им платят за это хорошие пойнты. А потом и мутанты узнают, сильно не растроятся, конечно. Тупой Борман не большая потеря.

Никого нет, если бы мутант здесь был, то он бы уже выдал себя. Напал или побежал за помощью... Или вызвал бы своих в конце концов. Но здесь было тихо и темно. Сергеевич пополз на выход и никто его не остановил. Осмотрелся и покачиваясь встал, разбитый браслет прикрыл рукавом. Жалко, что избитое лицо и разорванную одежду не скроешь. Ничего, он в паре кварталов от дома. Сейчас быстро добежит на адреналине, пока фонари не зажгли. Главное чтобы копы не встретили, ему нужно подумать. Сергеевич еще раз осмотрелся и пошатываясь побрел домой. Трудный был денек.

Фрозен и ее тайны

"Всегда говорил, что система Уровней изначально была провальной," - прошамкал кто-то из-за спины и Фрозен вздрогнула от неожиданности. Последнее время она часто погружалась в себя и ходила как в тумане, с трудом замечая окружающих. Слишком много навалилось дел, нерешенных проблем и забот. И раньше было не просто жить, но свой бизнес - это просто тройная добавочная порция нервов.

Вообще то она не ожидала увидеть никого в пять утра около утренних мусорных баков, но оказалось, что не только ей не спится в эту рань глухую. Неразговорчивый обычно старик сосед, вечно злой, лохматый и воняющий непонятно чем, тоже решил выкинуть свои картонки. Сейчас дед стоял за спиной у Фрозен и тяжело дыша не моргая рассматривал женщину, как новую вещь или машину, перегородившую дорогу. Фрозен усмехнулась краешком губ. Мелькнула мысль, что она не причесана и не накрашена, это и рассмешило. Старику лет наверное двести, живет он один и жить ему еще не долго осталось. Поэтому стесняться тут уже некого. Он даже обсудить ее внешний вид не сможет, он ведь ни с кем не общается, злой как раскаленная сковорода.

- Что простите?

Старик скривился и почесал затылок кряхчя, и не отрывая от нее презрительного взгляда.

- Говорю, развалится тут скоро все, как умные люди и предсказывали. Нельзя загнать народ в стойла, распределить по номерам и ждать, что они будут как овцы покорно ждать заклания. Ты хоть знаешь, кто такие овцы, овца?

Фрозен хотела ответить, что вообще-то знает, но старику ответ был не нужен. Волоча в обоих руках сложенные картонные коробки он обошел ее, не переставая бормотать: бросил коробки на пол, открыл крышку мусорного бака с надписью "Стекло" и начал закидывать свой мусор туда. "Вот оказывается на кого вечно ругаются, коммунальщики", - подумала женщина, не решаясь развернуться и уйти. Все-таки старик к ней обращался, кажется.

- Полиция не может справится с бандитами. На улицу выйти, чтобы не нарваться на малолетнего преступника в маске уже не получится. Элитники сунули свой нос и получили по носу от бандитов. Поджали хвост и вернулись к себе на вершину. Похоже, что нас тут оставляют наедине с этими ублюдками. Скоро они будут пинком открывать наши двери, брать что нужно, убивать и насиловать не стесняясь. Так и рухнут Уровни, которые сразу не нужно было строить. Умные люди предсказывали. Жил народ горизонтально и все было хорошо. Перемен? Требуют наши сердца? Жрите последствия.

Он говорил, как лаял. Старый злобный пес отрыгивал слова , практически выкрикивал их в пустоту, обращаясь к женщине. Она даже немного испугалась, как бы поехавший старик с ножом на нее не бросился, очень уж яростно он жестикулировал и на нее поглядывал.

- А мутанты? Когда я был молодой и ходил в нормальную школу без браслетов и планшетов мы про таких существ читали в книжках про взорвавшуюся атомную станцию. Никто и подумать не мог, что они будут жить прямо под нами, этажом ниже. Сотни мерзких изменившихся животных, только и хотят вырваться чтобы сожрать тебя заживо. Когда они прорвутся, то проказы местных бандюков покажутся приятными воспоминаниями.

- Я думаю нас хорошо защитили от вторжения с Низших Уровней, - попыталась робко возразить Фрозен, но дед только засмеялся. Точнее закаркал, закашлялся как старый беззубый ворон и затыкал желтым обрубком пальца вверх.

- А это что, а? Посмотри вверх, красавица! Как мы оправдаем это?

Вверху, высоко под Куполом кружилась стая монстров. Маленькие черные твари, похожие на крыс, но с крыльями размером более метра и сверкающими глазами нарезали круги над их домом. Они не боялись никого, как обычно и их было много. Действительно много, как для Рабочего уровня. Может десять особей, может больше.

- Я уже плохо вижу, - сказал старик, - но мне кажется, что они летают на уровне нашего с вами этажа. Может стоит проверить, хорошо ли окна закрыты?

***

Проверить окна на кухне - сделано.

Проверить окна в спальне - сделано.

Проверить окна в детской - сначала постучать.

Сын не ответил с первого раза и мама уже хотела войти без спроса, но вот и шаги, поворот ручки и он в пижаме, растрепанный, еще не проснувшийся и такой милый стоял на пороге.

Боже, как давно она его не видела. Как вырос и возмужал за эти пару сумасшедших недель, а она все пропустила.

- Что мама? Я сплю еще.

Он развернулся и побрел к кровати, а она вошла следом, осматриваясь. Конечно, окно было открыто, причем нараспашку. Кровать не застелена, вещи беспорядочно валяются по комнате, экран планшета, заляпанный жирными пальцами скособочился на стене. Все, как всегда, только еще хуже.

Виталик сгреб постель в одну сторону и уселся на кровати позевывая.

- Что случилось?

- Ничего, - сказала Фрозен и захлопнула окно. Повернула ручки и проверила хорошо ли закрылось. - Закрывай окна, не держи долго открытыми.

- Почему?

- Ты не видел, что там у нас летает над головами? Пока у полицейских тяжелые времена и сбои в защите лучше окна не открывать. Ты ведь не хочешь, чтобы к тебе угольная мышь ночью залетела и в волосы вцепилась? А их там летает очень много, я сама только сегодня заметила. Потом ее шваброй не выгонишь, такая и глаза может съесть и пальцы отгрызть.

- Я читал, что они умные и хорошо ориентируются, так что вряд ли окажутся в тесном пространстве мама. Это пугалки для детей.

- Ну хорошо, взрослый ты мой. Хотя бы в комнате по убирайся, а то воняет, как будто сдохло что-то. Ты ведь такой умный, за тобой ходить не не нужно, как за ребенком.

- Обязательно, мама, обязательно. А вы тоже с папой чаще появляйтесь, а то забуду скоро как вы выглядите.

Фрозен засмеялась и еще раз окинула взглядом комнату. Обычная пацанская комната, мокрой тряпки здесь не хватает и освежителя воздуха.

- Я твоего папу сама не видела сто лет. Жизнь настала тяжелая, Виталик. Но это все временно. Скоро пройдет. Спи.

Она подмигнула сыну и вышла из комнаты. Пора ехать.

***

Такси приехало (прилетело) с опозданием. Водитель припарковался на дальнем конце крыши и ежесекундно оглядывался на кружащие вдалеке точки.

- Ну что так долго? - рявкнул, открывая бортики, - еще доплачивать за стоянку будешь.

- Так вы бы еще дальше от входа остановились.

Таксист промолчал, только сел на свое место не дожидаясь пассажирку и взялся за руль, не отрывая взгляд от горизонта. Только она хлопнула дверцей, резко, не убедившись в безопасности пассажира, рванул вертикально вверх.

- Во что город превратили. Таксисту работать небезопасно. Мы всегда рисковали, но это уже чересчур. Куда едем?

- Рынок.

- Рынок. Опасный район и это в мою последнюю смену. Везет, как честному политику. За что мне это? Туда двойной тариф, возражений нет?

- Почему дороже? - попыталась возразить женщина, но робко, нерешительно.

- Родная моя. Не обижайся, но если не согласна, высажу на первой крыше. Шуточки кончились. Сейчас могут и такси перевернуть вместе с шофером и спалить и угнать. И это хорошо, если в живых оставят, а не как Арама, моего друга, выкинули с десятиметровой высоты на асфальт. Нам не только доплачивать, нам оружие выдавать нужно с неограниченным боезапасом. Полиция вообще положила на всех, а хваленая Самооборона неизвестно, чем занимается. Таксисты предоставлены сами себе. Едем или нет?

- Едем, ладно, - согласилась Фрозен и машина резко дернувшись полетела в направлении Рынка.

- Завтра будет еще дороже. Но завтра меня не будет. Я лучше лопатой буду работать, а за руль не вернусь. Пересижу подальше от улиц. Чувствую жопой, что скоро здесь будет небезопасно. И Рынки ваши, дамочка, скоро будут никому не нужны. Если хотите и дальше торговать - переходите на хлеб, воду, консервы и патроны. На такие вещи всегда будет спрос. А я бы на вашем месте сваливал на Элитный уровень, если есть такая возможность. Только там будет спокойно и на Островах.

- Если бы, - вздохнула Фрозен и посмотрела в окно, - если бы я могла.

Свод почернел как будто. Естественно это было не так и ничего с ним не случилось, просто игры воображения и плохого настроения, но. Фрозен понимала и старика, и таксиста. Что-то плохое приближалось, предчувствие большой беды . Этот рынок, этот базар был всего лишь прикрытием, укрытием от страшной реальности для нее. Как и для тех, кто еще спешил за покупками. Мелочи жизни.

- С вас 200 пойнтов, - сказал таксист и не оборачиваясь протянул руку с браслетом. Хам и трус, что с него взять. Даже подъехать ближе к воротам не захотел.

Фрозен вздохнула и расплатилась.

- Скоро служба вообще перестанет работать. Дураков нет. Выходите быстрее, не задерживайте.

Фрозен вздохнула и не попрощавшись вышла из машины. Не за что его благодарить, благоразумно отошла подальше и верно. Машина рванула с места через секунду и он даже не оглядывался на бывшую пассажирку.

- Что за люди пошли, - вздохнула Фрозен и проводила машину взглядом. Та еще не уменьшилась до размера игрушечной когда за ней пристроились два грузовичка. Они явились с противоположных сторон и действовали практически синхронно - сели на хвост такси и потянулись за ним. В кузовах преследователей виднелись силуэты людей. Фрозен пожала плечами и пошла своей дорогой. Это уже ее не касается.

***

Анка стояла у стола, как провинившаяся школьница, скрестив руки перед собой. Она чуть не плакала, еле сдерживалась и умоляющим взглядом следила за движениями начальницы. Фрозен устало водила пальцем по планшету и только вздыхала.

- Ну я не знаю, что и сказать на этот раз.

Анка вздрогнула как от удара и защебетала, быстро, нервно и стараясь говорить убедительно и не срываясь в истерику:

"Нет людей, Фрося. Совсем нет. Мы стараемся. Мы их за руки хапаем и тащим к витринам, чтобы не ушли, чтобы купили. Мы делаем все, что можем. Но если нет вообще никого? Целыми днями не заходят в магазин люди".

Фрозен вздохнула, Анка затараторила еще быстрее:

"Ты ведь сама шла сюда. Ты видишь, что пустой рынок. Когда такое было? Ни одного человека у прилавка, никто не гуляет, не глазеет. Мы ведь стараемся как можем. Это ведь не только у меня так. Барби тоже ничего не продает - можешь проверить. Я за неделю хоть одну шапку продала, а она вообще ничего. Я сижу от звонка до звонка и даже задерживаюсь на часик и раньше прихожу, но нет никого. Может тебе немного в рекламу вложиться? "

Фрозен махнула рукой почти безразлично:

- Какая еще реклама... Не поможет. Люди на улицы боятся выходить. Массовые беспорядки всех пугают. Я сама от дома к работе и обратно. За ребенка переживаю, хоть бы уже временно закрыли эти школы, пока не поутихнет.

Анка мелко мелко закивала, соглашаясь. Очки на цепочке подскакивали на груди, тоже выражая согласие.

- Я думаю скоро полиция наведет порядок на улицах и МеждуНет вернут и вообще все будет хорошо. Люди успокоятся и вернутся за покупками. Женщина ведь не может без нового нижнего белья прожить. Я думаю, все будет хорошо.

- Ладно, ладно, - Фрозен опять взмахнула рукой, - иди, хоть чем то займись. Пыль вытирай на витринах, вид сделай занятый.

Она опять углубилась в таблицы доходов и расходов, приходов и недостач. Картина вырисовывалась ужасная. Она уходила в глубокие минуса вместе со своими двумя (тремя) вагончиками. Анка крутилась в дальнем углу магазина с тряпкой и посматривала на нее. Боится, чувствует что близка к увольнению. И это не ее вина. Пойнтов просто нет на зарплату.

Фрозен вздохнула и до боли сжала кулаки, впиваясь ногтями в ладони. В этом месяце не будет чем платит аренду, не будет как отдать зарплату и обновить товар. Три вагончика, два продавца и больше недели нет продаж. Это банкротство, детка. Порадовалась и хватит. Почувствовала себя серьезным человеком... Не стоило прыгать выше головы, не то время она выбрала, чтобы становиться хозяйкой бизнеса. Лаванда знала, что делала, когда отказывалась от дел. Чуйка старой прожженой торговки. А ведь Фрозен еще и с ней не рассчиталась за проданный бизнес.

Она тихо застонала, так чтобы никто не слышал и вытерла внезапную слезу, из под ресницы. Если продержаться еще месяц - два и когда все закончится, то торговля вернется. Обязательно вернется. Еще можно выкрутится, но нужны пойнты. Думай, голова, думай. Ты не глупее, чем мелированый кочан у Лаванды. Просто не хватает опыта. Еще можно что-то придумать, наверняка есть выход. Думай, думай!

****

Одолжить пойнты у знакомых?

Анка и Барби отпадают. Они бы одолжили, но у них нет таких пойнтов. Они вон трусятся за зарплату и ждут увольнения. Не вариант.

У мужа? Он там что-то зарабатывает, нужно будет спросить, но вряд ли там большие сумы. Скорее нет, чем да.

Кто еще? Соседи по рынку? Другие хозяева торговых точек? Фрозен пожалела, что не успела познакомиться, "задружиться" с ними - а теперь времени уже не было. Попробовать , конечно, можно и она даже попробует - но скорее всего ей не дадут. Падение торговли у всех, неопределенное будущее малого бизнеса, бывшая продавщица недавно купившая бизнес уже просит денег одолжить. Большую сумму. Какой вывод? У нее не получается, финансовые проблемы, торговля не идет. Кто рискнет своими пойнтами? Никто. Очень мало шансов на положительное решение. Попробовать можно, поунижаться. Но вообще не вариант.

Устроить распродажу. Скинуть товар по бросовым ценам и с них заплатить аренду? Можно было бы если бы люди ходили. Не вариант.

Продать бизнес и забыть как о кошмарном сне? Расплатиться с продавщицами и искать работу? Хороший вариант, только она еще за его покупку не расплатилась.

Взять кредит в МеждуНете? Говорят, что там есть типа черные доски, на которых можно купить хоть оружие, хоть наркотики и пойнты можно взять в долг вот только страшно связываться.

Взять кредит у государства? Очень сложно, куча бумаг, подписей, разрешений и могут отказать.

Взять в долг у бандитов? Говорят, что бизнесмены тоже так делают. Фрозен замерла, пришла идея. Анка продолжала елозить мокрой тряпкой по идеально чистым витринам, когда Фрозен проскочила мимо нее на ходу буркнув распоряжение.

- Что? Я не слышала.

Но хозяйки уже след простыл. Анка пожала плечами и села за стол, расслабилась и тряпку на стол аккуратно положила. Можно отдохнуть.

Давно забытый Живчик стоял в углу, покрываясь пылью. Он разрядился, а подключать его к розетке никто и не собирался.

***

Мордатого на входе не было. Был охранник, да не тот. Тоже рожа кирпичом, но не красная. Здоровый, широкоплечий смотрит с прищуром, но спокойный и невозмутимый на первый взгляд.

- Можно?

- Нельзя.

Коротко и ясно. Фрозен остановилась в нерешительности. Охранник спокойно смотрел на нее, улыбаясь. Из помещения никто не выходил и не входил.

- Мне к Шнуру надо, срочно.

- Он занят. Нельзя.

- А когда будет можно?

Пожал плечами.

- Не знаю. Не скоро.

- А можете сообщить, что я пришла?

- Нет.

- Проверьте репутацию, у меня с вашей организацией все в норме.

- Не нужно.

Охранник потянулся, не отрывая взгляда от женщины и зевнул. Он скучал. Фрозен нужно было внутрь. Ей нужно было знать сейчас. Дадут ей кредит мутанты или нет. Если нет, то это скорее всего конец, но может быть есть шанс придумать что-то еще.

- Ладно. Извините за беспокойство. Вечером зайду, может спокойнее будет.

Охранник кивнул и опять зевнул. На него было трудно смотреть - большие и острые глаза в мелких радужках, морщинистая рожа, маленькое, но крепкое тело.

- Еще раз извините.

Фрозен развернулась и пошла прочь. Шла, пока ее бывший вагончик не скрылся из виду и резко свернула влево. Пошла по воображаемому кругу сближаясь с местом назначения, да она все еще надеялась, что аварийные двери до сих пор открыты.

***

Закрыто. Даже ручку сняли. Если бы не знала, что когда-то здесь был вход, то никогда бы не заметила. Пройти нахрапом тоже не вышло, два раза подряд такие фокусы не проходят. Фрозен подумала о пустых улочках рынка и опять вздохнула - пока она тут нарезала круги не встретила ни одного случайного прохожего. Кризис во всей красе.

- Ну и что мы тут кружим?

Она вздрогнула и посмотрела вверх, по направлению звука. Так и есть. Он сидел наверху, на крыше вагончика. Свесил ноги и смотрел на нее сверху вниз. Шнур. Хорошо, что не охранник, с этим еще можно договориться.

Фрозен улыбнулась и помахала, разглядывая гостя. Он изменился. Обтягивающая черная футболка с длинными рукавами подчеркивала мускулы на руках, перчатки скрывали уродство от ненужных взглядов, зрачки поменяли цвет на черный и расширились. Ответом на безмолвный вопрос, как оказался шеф на крыше были крылья, маленькие черные, которые торчали из-за спины.

- Ну и чего молчим, напарница? Так пыталась меня найти яростно, а как встретились, то воду перекрыла. Чего хотела то?

***

Фрозен ждала такси. Прав был утренний шофер, чем дальше тем хуже - уже полчаса ждет и на звонки перестали отвечать. Говорят, что перегружены, но не одно мимо не пролетело.

- Что? Сидим?

Шнур стоял на пороге вагончика. Переоделся в кожаную куртку, натянул темные очки, как всегда самодовольно улыбается.

- Нет транспорта? Пешком далеко добираться?

Она молча кивнула.

- И опасно, -продолжил мысль Шнур, - но теперь ты с нами, можешь не о чем не беспокоиться. Я тебя подвезу.

Бесшумно откуда-то взялась машина. Черный с открытым верхом миник. За рулем водила, мягко спланировал на крышу и завис там, не касаясь земли.

Шнур протянул руку, и Фрозен не опасаясь ответила. Ладонь у него была горячая и жесткая, но хватка нежная. Она не боялась, она уже была с ними и назад пути не было. Пусть видят. Вон Барби остановилась с подругой, смотрят издалека, даже домой не спешат. Шнур расправил крылья и они на мгновение закрыли Свод. Вон соседи-барыги стоят у магазина и делают вид, что не смотрят в ее сторону. Ноги оторвались от земли, как будто она встала на два вертикальных гейзера горячего воздуха. Анка видела их еще раньше, когда ошарашенная, перепуганная, возбужденная и и воодушевленная Фрозен вернулась в магазинчик вместе со Шнуром и его охранником. Теперь все будет по иному, назад пути просто нет.

***

Шнур высадил ее не доезжая к дому, чтобы не вызывать лишних слухов, да чтобы муж не нервничал, как он сам сказал. Кивнул и укатил вдаль не прощаясь. Все серьезно, все по деловому. Кто бы знал, что уличная банда не просто сброд помешанных на имплантациях подростков и безумных ученых. Сколько еще тайн хранят Уровни? Лучше не знать.

Фрозен поправила сумочку и проверила не потеряла ли планшет, выданный новым шефом. Работы предстояло немало.

Фрозен открывает глаза

- Помощь нужна, - ответила она тогда, - поэтому и ищу тебя. Охранник внутрь не пускает, хотела тут пройти.

- Не пускает значит не нужно, - Шнур широко расправил крылья и засмеялся, посмотрев ей в глаза, - Не нравится? Новая разработка. Люблю новинки на себе тестировать. Поймали новую тварь и вот результат. Жалко, не получается складывать под кожу, чтобы совсем незаметно было со стороны. Слишком палевно так ходить, даже если под одеждой прятать. Но мы что-то придумаем скоро. Так чего ты хотела? Давай быстрее, у нас тут проблемы, а я с тобой вожусь.

Он свернул крылья и спрятал за спиной, действительно этот мясной комок размером с огромный рюкзак не спрячешь под плащом. Потом положил ногу на ногу и оперся кулаком о подбородок - сделал умный вид.

- Пойнты нужны, - вздохнула Фрозен, - не сильно много, но и не мало.

Мутант, похожий на падшего ангела (босса из рекламы Островов) почесал отросток на спине и сложил руки на коленях:

- Аренду хочешь нам поднять что-ли? Это насколько?

- Нет. Я слышала, что у таких как у вас можно взять большие суммы в кредит, даже без залога. А мне очень нужны пойнты сейчас. Я думала, что мы с вами уже немного знакомы и поэтому можно попробовать попросить. Вот и прошу.

Шнур вдруг пригнулся и мягко соскочил с крыши, оказавшись в опасной близости к женщине. Выпрямился и посмотрел ей в глаза, практически коснувшись носом.

- Это у каких таких?

Фрозен шагнула назад и он не скользнул следом, просто смотрел и ждал ответа.

- Что? - переспросила она, хотя и поняла вопрос, но надо же время потянуть.

- Ты сказала "у таких как вы можно взять большие суммы в кредит, даже без залога", вот я и спрашиваю у каких - таких. Бандитов? Преступников? Уродов?

- Нет, - она не боялась его, - скажем так. Полулегальных организаций с большими связями и своей манерой вести дела. По крайней мере так вас люди представляют.

Он усмехнулся:

- Идем ко входу, чего стоим за гаражами, как подростки курящие.

И пошел первый, не оглядываясь. Фрозен семенила за ним, еще не отказал, значит может согласиться. Вопрос только в том, сколько просить, об этом она и не подумала.

Перед входной дверью вагончика, нынешнего офиса мутантов Шнур остановился и обернулся. Взялся за ручку и задумчиво посмотрел на нее.

- Тебе так сильно нужны пойнты, что пришла за ними к нам? Нас ведь не только полиция не любит, но и обычные люди, и все остальные группировки. Все объединяются, контактируют, торгуют и меняются связями - только мы всегда сами по себе. Ты точно хочешь вести дела с трансморферами?

- Да, - она даже не сомневалась и подчеркнула это решительным кивком.

- Тогда подожди меня здесь. Не входи.

Шнур открыл дверь, зашел внутрь и закрыл ее изнутри. На секунду ей показалось, что там сплошная темнота и мрак а еще как будто повеяло холодом. Показалось, просто показалось.

***

Он вернулся не сразу, женщина уже успела заскучать, прошлась десяток метров по рынку вперед-назад когда Шнур вышел, но уже не один. С ним было еще двое мутантов. Одного она уже видела раньше, при первой встрече, когда они прессовали Лаванду, а третий со странными, прямоугольными зрачками тоже мелькал на ее горизонте, но не так заметно.

Шнур улыбался, а двое сопровождающих смотрели серьезно.

- Вот эта женщина, наш последний шанс, - представил ее Шнур.

- Ну прямо последний, - возразил глазастый, - можем ли мы ей доверять?

- Мы никогда не принимали посторонних, особенно так близко, - поддержал его второй, - чем она выделяется?

Фрозен молчала, может стоило открыть рот и показать характер, что-то им доказать... Но она с трудом понимала что происходит и не хотела нарушить то, что выстраивал Шнур. Он сам разберется и спросит, если надо будет подать голос.

- Времена сейчас другие, - начал он - уверенная улыбка, прищур глаз. Черт, да если бы не уродские имплантанты ничего такой мужик был бы. - Время набирать силу и расширяться. ВЫ сами знаете, куда все катится и пирог будет поделен на много кусков, не хотелось бы взять самый маленький кусочек. Нас вместе с ним и съедят.

- Это ясно, - его собеседники кивали в унисон и соглашались, но вопросы оставались все равно - Почему она?

- Нам нужен хороший бухгалтер, чтобы разобрать все завалы. Ты ведь хороший бухгалтер?

"Причем здесь бухгалтер?" - подумала она, но уверенно кивнула, такого ответа от нее ждал Шнур и ответ ему понравился.

- Она наведет порядки в цифрах, плюс у нее есть еще два вагона под склады. Она нам поможет, а мы поможем ей и все в шоколаде. Соглашайтесь.

Непонятно к кому он обращался, к ней или к своим дружкам. Непонятно потому что... Потому что..

- Ладно, сказал глазастик, - допустим. А готова она все увидеть?

- Не обязательно все, - сказал Шнур, - пусть будут комнаты, в которые нельзя заглядывать. По крайней мере пока.

- Ладно, - хмыкнул глазастый, - под твою ответственность Шнур.

***

Внутри бывшего магазина действительно было темно, как в могиле. Фрозен остановилась на пороге и шагнула вперед только когда Шнур включил свет.

- Мы и так все видим, - пожал он плечами, - имплантанты... Будем подстраиваться. Входи, садись.

Помещение практически не изменилось. Стол стоит там где и раньше, у противоположной стены кожаный диванчик, под ногами пепельница, набитая окурками, естественно запах неприятный уже пропитал воздух и выветрится не скоро.

Больше никого в помещении не было, только одинокие витрины сгрудились в углу, воняют прожженными бычками полки.

Шнур уселся за стол и развел руками.

- Вижу по глазам, неприятно. Нет женской руки, согласен. Ты все изменишь.

Фрозен уселась на диванчик за неимением лучшего и пожала плечами:

- А где все? Я думала у вас тут штаб или командный пункт.

- Спирит и Девятый за кофе пошли, ты сама видела. А остальные...

Он замолчал, как будто сомневаясь и решился. Провел пальцем по экрану планшета и посмотрел на Фрозен:

- Надеюсь я не ошибся.

Нажал виртуальную кнопку и часть пола поехала в сторону, открывая ступеньки, ведущие под землю, свет и специфические запахи больницы.

- Ух ты, - сказала Фрозен, - когда это вы успели выкопать?

Шнур засмеялся:

- Давайте будем думать, что дыра здесь была, складское помещение. Мы просто его реконструировали, помещение расширили и спрятали от лишних глаз. К делу?

***

Разговор затянулся. Им никто не мешал, вход закрылся сам собой, а в помещение только один раз зашли двое, те кого Шнур назвал Девятым и Спиритом. Он открыл им потайной вход, они молча спустились вниз и плита вернулась на свое место. А Шнур говорил и говорил.

"Тебе нужны пойнты, у нас есть то, что тебе нужно.

Мы можем тебе заплатить, это не проблема. Проблема в другом. Скажу просто. Времена меняются. Жизнь меняется, власть на Уровнях меняется. Мы живем во времена очень больших перемен и сейчас самый пик. Подпольные неформальные организации, бандитские группировки крепчают, выходят на поверхность и начинают конкурировать не только между собой. Короче все серьезно и размах у победителя будет не тот что раньше. Это касается всего - пойнтов, бойцов, организации процессов, поставок оружия, наемных работников, складов и военных баз. На Рабочем уровне будет скоро очень тесно.

Мы не хотим проиграть в этой гонке и поэтому нам нужна твоя помощь".

"Да что же я могу такого сделать", - удивилась Фрозен про себя, но молчала.

"По глазам вижу, что не понимаешь. Объясняю еще проще - нам нужна женская рука, нам нужна бухгалтерия, нам нужен человек, который выстроит в порядок систему. Ты ведь догадываешься, чем мы занимаемся? Мы называем это Экспериментами. Мы экспериментируем с человеческим телом, постоянно пытаясь его улучшить. Можно сказать, что конструируем СверхЧеловека. А для этого нужны ресурсы.

Лекарства, шприцы, инструменты, бинты, утки, тазики, скальпели, простыни, пододеяльники, маски, лекарства, спирт, планшеты, мед.боты - я все даже и не вспомню и это только по медицинской части. Все эти вещи завозят разные люди с разных концов Уровня, естественно нелегально и естественно не за "спасибо". Огромный поток пойнтов идет как в одну сторону так и обратно, понимаешь? По дороге пойнты могут прилипать совсем не к тем браслетам и уходить в сторону, товар лежит на складе и пропадает. Проблем огромное количество и все это из-за плохого учета. Почему бы не взять, то что плохо лежит? Человеческая психология и она одинакова на всех уровнях, что у нас, что на Элите, понимаешь?

Все эти недостачи очень больно бьют по организации. Рискуем мы, рискуют поставщики, которые собирают посылочки, а товар пропадает. Кто его знает, где он всплывет потом и на кого выведет? Нам это не нравится - это риск. А сейчас риск может обойтись очень дорого. Поэтому нам нужен хороший бухгалтер, который будет знать все. Который все выстроит и наладит и сможет вычислить все слабые точки. Мы ищем такого человека и я посоветовал тебя. Не знаю почему, но я тебе доверяю - а моя "чуйка" пока не подводила. Мы дадим тебе время, дадим тебе все нужные инструменты, дадим всю, абсолютно всю информацию а с тебя только результат. И тогда ты забудешь про свои долги, поверь мне. То есть забудешь ты о долгах сразу, но нужно будет не подвести в дальнейшем.

- Ух ты, - Фрозен встала и прошлась к по комнате. Шнур молча следил за ней одними глазами и ничего не говорил, - звучит интересно. Но если я так углублюсь в ваши дела, у меня не останется времени на свой бизнес, а у меня два вагончика и два продавца.

- Это понятно, - подтвердил Шнур, - но есть мысль. Сколько ты будешь зарабатывать у нас, полностью покроет твои потребности в средствах. Мы нуждаемся в новых складах для организации и два твоих вагончика вполне подойдут для прикрытия. Понимаешь? Ширма. Фейк. Открытый магазинчик с продавцами и витриной, но под ним, кое-что выкопано. Кое-что спрятано или кое-что происходит. Только продавцов твоих нужно будет уволить, поставим своих людей.

- Кое что происходит? - переспросила Фрозен и посмотрела на то место, где скрывался подземный ход. Что таит этот подвал? Что там происходит? И сможет ли она жить с этим, даже ради благополучия и богатства?

- Спрашивай, - сказал Шнур и улыбнулся, - вижу сомнения в твоих глазах.

- Хорошо, - она решилась и села, отвела глаза и продолжила, - разные слухи ходят о вас. Вас называют мутантами, уродами и простите извращенцами. Но с этим я могу смириться. У всех свои недостатки, это нормально, особенно если подкрепляется хорошими пойнтами. Рассказывают намного более страшные вещи.

Она замолчала, не решаясь продолжить. Иногда ведь лучше и не знать правды, нет? Или лучше все-таки знать. Но что тогда, что она решит тогда? И чем закончится эта попытка? Все было зря? Последний шанс рухнет в бездну из-за того, что недотрога имеет какие-то принципы, воспитанные мамой и книжками с окружающим миром?

- Ну, - поторопил ее Шнур и женщина поняла, что молчит уже несколько минут, пауза неприлично затянулась и у кого-то нет времени ждать, - смелее. Мне скрывать нечего, ты уже и так больше половины знаешь.

- Ваши эксперименты. Эти ваши имплантации, генетика и прочая фигня.

Фрозен вздохнула, набрала воздух и решила продолжить, не глядя собеседнику в глаза:

- Это правда, что вы используете людей для опытов? Без их согласия. Вырезаете органы и используете в своих экспериментах? А то, что осталось выкидываете на Нижние Уровни? Это правда, что вы трупы крадете и их режете, а то, что осталось туда же? Похищаете детей на Нижних Уровнях и расчленяете их ради своих опытов по созданию Супер Человека?

Она замолчала и со страхом ждала ответа, ждать пришлось недолго.

Шнур вскочил и еле сдержался, чтобы не отшвырнуть стул ногой.

- Бля! А вот это было обидно. Ты что думаешь мы некроманты какие-то или некрофилы? Реально так люди говорят? Конечно мы не очень приятные личности, но не до такой же степени. Возиться с трупами и эксперименты над детьми... Я что похож на доктора Менгеле?

- На кого? - прошептала Фрозен. Она немного испугалась реакции Шнура, который метался по комнате, как плененный орк, но вообще ожидала совсем другой реакции. Шнур обиделся. Он не обиделся на то, что о нем сказали правду, он обиделся на клевету и негодовал вполне искренне.

- Бля. Мы ученые, а не моральные уроды или извращенцы. Какие нахрен трупы? Идем! Идем, я тебе покажу! Небольшая экскурсия.

Щелчок по планшету и вот крышка, открывающая дорогу вниз поехала в сторону.

- Идем! Идем со мной не бойся!

И она пошла, чего уж там.

***

Помещение под землей удивило размерами и оборудованием. По ощущениям раза в три больше, чем магазинчик над головой. Фрозен ожидала увидеть сырой подвал, лампы свисающие с потолка, провода, как змеи струящиеся по стенам, между деревянными подпорками, холод и журчание подземных вод. Но тут скорее был уголок рая специально для Менгеле (кто бы это ни был): плитка на полу, полочки вдоль стен заставлены различными инструментами и бумагами, на стене висит допотопный телефон с трубкой, шкафчики скорее всего с картотекой, пара оборудованных операционных столов (куда без них), умывальник, шкафчики для одежды, зеркала, кресла с мониторами, нависающими над ними и многое

"Впечатлена," - подумала Фрозен - неплохо. Мне нравится".

У большого экрана трудились двое мужчин, которых она раньше не видела. В белых халатах, белых шапочках и светлых кроссовках они с любопытством посмотрели на вошедших, кивнули и вернулись к работе. О чем-то дискутировали, тыкали пальцами в монитор и похоже им это нравилось больше, чем общаться с начальством.

- Наши задроты, - с гордостью сказал Шнур, - Элита. Это вот и есть ваши трупорезы, похожи?

Фрозен смущенно пожала плечами и подумала, что здесь действительно больше похоже на операционную элитников, чем на нелегальную трупорезку. Не нужно было слухи эти озвучивать, теперь знакомиться с людьми неудобно будет.

- Познакомить? - угадал ее мысли Шнур, - это наши Самоделкин и Карандаш. Гении трансплантологи, не признанные обществом, но принятые трансморферами. Спросим у них от трупах?

- Хватит издеваться, - негромко сказала Фрозен, - я все поняла.

А потом зазвонил телефон...

***

Шнур вздрогнул, как от удара, врачи перестали разговаривать и тоже смотрели на телефон, а он все продолжал звонить. Такой старый дринкающий звук, который можно было услышать только в исторических реконструкциях давал понять, что нужно ответить. Нужно подойти, взяться за трубку, снять ее и кажется, плотно приложить к уху, чтобы было слышно и в нее же говорить.

- Однако, - сказал Шнур и очнувшись, зашагал к телефону, отшвырнул ногой, попавшуюся под ноги мусорную корзину, замер на секунду перед аппаратом с протянутой рукой, закрыл глаза - открыл и снял трубку.

- Да?

***

Через десять минут все изменилось. Женщину оттеснили к стене, попросили не мешать и вообще не путаться под ногами. Сверху четверо уже волокли носилки, с кем-то накрытым простыней на них. Стаскивать вниз было неудобно из-за крутого спуска, двое поддерживали носилки внизу и тело, чтобы оно не поехало вниз, а двое суетились со стороны ног. В итоге еле удержали и рука высунулась из под простыни, когда носилки кренило влево. Шнур подбежал и помог спустить носилки, ругаясь на неловких парней. Фрозен отошла подальше, чтобы максимально не отсвечивать и не мешать людям делать свою работу. Все-таки трупы здесь были.

- Где его голова? - спрашивал Шнур, когда носилки тащили навстречу уже подготовившим место врачам, - где его голова? Что случилось вообще?

- Есть. Все есть, - ответил один из носильщиков и задержал взгляд на незнакомой женщине у стены, - просто немного поработали над ней. Жестоко размозжили молотком или чем-то тяжелым. Я не эксперт, шеф - могу только предполагать. Но выглядит жестоко, весь завтрак выблевал, когда увидел.

"С меня хватит, - решила Фрозен и пошла к выходу, - на это я смотреть не буду."

- Кто-то убил Бормана и его мать, у них же дома. Пока не знаем кто, но они еще и браслеты уничтожили вместе с запястьями. Я такого еще не видел, говорю тебе. Удалось забрать тело перед носом у полиции, так будет надежнее. Да еще и наши посмотрят, что произошло. Но я бы не стал держать его здесь долго, могут отследить по остаткам браслета. Наверное.

Люк в потолке не был закрыт и Фрозен не пришлось искать переключатель или подобное. Она поднялась наверх и никто ее не остановил, перевела дыхание, закрыла входную дверь, которую забыли закрыть (на улице стояла грузовая, без шофера) и села на диванчик. Со Шнуром нужно договорить. В конце концов это не конец света. Ну привезли кого-то из банды. Это ведь нормально? Бандитские разборки - всегда так было. А ее дело маленькое - бухгалтерия. Вот она дождется Шнура и они все обговорят. Нужно работать, нужно зарабатывать, а остальное ее не касается - пусть хоть поубивают друг друга.

Борман - какая знакомая кличка. Где то она ее раньше слышала.

Виталик и его новые знакомые

Тренироваться из дома уже слишком опасно. Соседи могут заподозрить нехорошее и вычислить, почему угольные мыши крутятся именно в этом дворе, а если посидят подольше, то поймут куда стремятся летающие монстры, к кому они прилетают время от времени. Какое окно манит запрещенных всеми законами чудовищ, таких же неистребимых и таких же противных, как подземные жуки.

Поэтому Виталик решил сменить обстановку. Собрался, заправил кровать и выглянул в коридор, отца и матери дома не было. Как всегда явятся или поздно ночью или утром. И это хорошо.

"Не забыть заскочить по дороге в маркет и купить пару шоколадных батончиков - пригодится".

Виталик долго думал, где бы обосноваться, но ничего лучше чем там, где они с Дремой когда-то встретились придумать не смог. На стройках много места и безлюдно, но всегда можно нарваться на охранника, рабочих, директоров или полицейского бота, которые любят там курсировать. На свалку или Промышленный квартал далеко добираться, да и опасно там - поэтому и безлюдно. За школой? Неплохо, но слишком близко к дому и всегда можно встретить знакомого, который "не поймет".

Оставалось темное убежище под чужим домом. Там никто не ходит, не играют дети, темно и посторонних можно заметить заранее. А мыши заскакивают туда на огромной скорости, как пули - никто не увидит. Хорошее убежище, только воняет противно.

***

Виталик благополучно спустился на первый этаж не встретив ни родителей ни соседей и махнул напрямую через дворы - сначала к магазину, потом на место тренировок. Сначала закупиться шоколадными вкусняшками - это важно, потом все остальное.

***

Виталик ловко нырнул в проход под домом и пригнувшись прошел вглубь. Осмотрелся, прислушался. Никого нет. Никаких новых запахов, никаких заметных изменений. Не появилось бутылок, банок или шприцов. Нет даже окурков - сюда никто не приходил.

" Хорошо" - подумал Виталик и на секунду закрыв глаза позвал Дрему. Ему уже не нужно было представлять интерфейс, мысленно оживлять менюшки и клики - просто позвал и все. Вот он свистит, разрезая воздух. Только что никого не было и уже давит на плечо своим немаленьким весом и когтями легонько протыкает футболку. Смотрит вопросительно в глаза, чуть повернув голову вниз.

"Что? Чего хочешь?"

Дрема продолжает молча следить за взглядом друга и молчать.

- Почему молчишь? Стыдно просить? Хочешь батончик?

Дрема молчит и только иногда перебирает лапами.

- Ладно, попрошайка.

Виталик опускает руку в пакет из магазина и достает один из батончиков. Купил он их много, но питомцу лучше не показывать - не отстанет, пока все не съест. Виталик достает угощение и плотно закрывает пакет. Дрема издает странный еле слышный писк.

- Потерпи. Бумажку есть нельзя, попрошайка.

Мальчик снимает обертку и кидает в сторону. Там уже скопилась небольшая горка из сладкого мусора, надо бы выкинуть, но руки не доходят. Виталик размахивает и кидает вкусняшку так далеко, как может - ближе к выходу. Дремы на плече уже нет, сдуло ветром желания - он подхватывает батончик на лету, не дав ему упасть и исчезает где-то за пределами их убежища, так быстро, что не успеваешь уследить. Не любит кушать, когда на него смотрят, полетел где-то спрятаться и позавтракать в одиночестве.

Виталик смеется (не громко, чтобы не привлечь внимание извне) и закрывает глаза.

Призвать питомца

Активирует менюшку затаив дыхание и ждет. Делал это уже не раз, но все равно волнительно. Как оно работает? Почему они прилетают? Как они слышат? И когда эта сила перестанет работать?

Опять этот свист но с другим оттенком, более яростным и агрессивным. У каждого питомца свой оттенок, каждый звучит по особому. Объяснить это трудно, это нужно чувствовать

От толчка в плечо Виталик буквально качнулся вправо, чуть не потеряв равновесие. Только рыжий прилетает с такой скоростью и тормозит уже в плечо, как будто специально, летучий паразит. Виталик выпрямился и посмотрел на сидящего на правом плече рыжего гада, ну а кто еще?

- Ты? Я так и знал.

Привычка угольных монстров смотреть в глаза передавалась от одного к другому, только смотрели они по разному - это тоже чувствовалось. Дрема смотрел спокойно, не нервничая, как будто с иронией (никуда ты не денешься), рыжий смотрел нагло - он сверлил своими глазами-шариками добиваясь своего быстрее и сейчас (давай сюда вкусняшку, человеческий питомец).

- Спокойнее, милаха. Все будет.

Зверь был спокоен, по крайней мере делал вид. Ждал своей доли и даже готов был выполнить пару трюков за еду, но должен оставался человек, рассчитаемся потом. Такие вот ассоциации с его взглядом.

- Злой ты, - сказал Виталик и понизил голос, - тебя я убью первым.

Фраза из старого фильма была очень в тему сегодня. Лишь бы Дрема не услышал - он был нереально сообразительным, просто молчал пока.

Виталик выудил очередной батончик и развернул упаковку. Этот монстр бы и так сожрал, вместе с бумагой, но лучше не экспериментировать. Правила есть правила, даже если ты их сам написал.

Скормил вкусняшку с руки, рыжий принялся за еду, громко чавкая, почти как человек, невоспитанный человек.

- Ешь, - сказал мальчик и закрыл глаза.

Призвать питомца

Кнопка все еще активна. Работает. Нажать, ждать выполнения. Раньше он мог призывать питомцев только через Дрему, тот улетал и приводил друзей. Теперь они являлись прямо на зов мальчика. Не одни и те же каждый раз, но были постоянные, как этот рыжий на правом плече. Может быть являлись те, кто был ближе всех, а рыжий тут где-то спал под крышей.

В отличии от рыжего приход второго питомца был почти незаметен. Виталик даже засомневался и хотел проверить интерфейс, когда услышал дыхание слева. Маленький крысеныш сидел на положенном месте и ловил взгляд нового друга. Размерами он уступал как рыжему, так и Дреме, зато уши торчали на пол головы вверх и зрачки смешно вращались по своим орбитам.

- Я уже думал, что ты не придешь. Ты ведь уже прилетал раньше? Как тебя обозвать? Тихоня?

Тихоня молчал и смотрел в сторону пакета.

- Какие вы тут все умные. И как знаете что там?

Виталик осторожно протянул руку и подтянул пакет к себе. Конечно, они бы не попадали с плеч, как посуда со шкафа, но вцепились бы когтями плотнее чем обычно, если бы он начал резко дергаться.

Рыжий зашипел и Виталик осторожно повернул голову, он знал, что они слушают его беспрекословно, но был осторожен. Где-то глубоко засел страх и ожидание того, что существо может взбеситься и вцепиться ему в лицо. В конце концов это же монстр, хоть и управляемый.

- Чего шипишь? Сейчас очередь Тихони, ты свое уже съел.

Когда Тихоня приступил к трапезе Виталик услышал негромкий звук. Показалось или у монстров может тоже бурчать в животе? Рыжий смотрел на соседа приоткрыв пасть, виднелись ряды очень маленьких и очень мелких зубов.

"Еще подеритесь", - подумал мальчик и закрыл глаза. Нашел менюшку "Отпустить", определил ту, что относится к рыжему и нажал ее. Потом подумал и перешел на уровень выше и нашел иконку Дремы. Отпустил и его. Пусть будет подальше сейчас и он тоже. Не из-за шоколадки.

Когда открыл глаза, то рыжего уже не было. Он ощутимо оттолкнулся и унесся прочь, забыв про зависть. Летать они любили больше чем кушать. А теперь его с хозяином ничего и не связывало, незримая команда умела привязывать питомца к хозяину, но стоило отпустить и он становился чужим. Но только не Дрема.

***

Виталик нашел кусок кирпича и придавил мусор, чтобы не кружили обертки вокруг, привлекая внимание. Нужно поубирать, но не сегодня. Сегодня важное дело. Пакет тоже спрятал у колонны под куском кирпича, там еще оставались припасы на завтра. Его уже ждали. Сам Шнур не связывался, сегодня наверное был занят, но его люди писали и спрашивали. будет ли сегодня поставка.

Тихоня кружил вокруг, чудом не врезаясь в опоры и не сильно шумя. Далеко он не улетит, команда "Следуй" прочно удерживала твареныша на привязи. "Твареныша". Так нежно... И вообще пора перестать придумывать им прозвища, из-за этого привязываешься к летучкам и трудно отдавать на разборку.

- Пойдем, - сказал Виталик и направился к выходу, как всегда в полусогнутом состоянии. Мышонок полз за ним по потолку.

***

Отец сегодня вел себя странно. Виталик как раз пришел после школы - зашвырнул рюкзак в угол и разогревал обед из пакета. В родительской комнате кто-то стонал. Сначала мальчик подумал, что ему послышалось и даже музыку громче подкрутил - мало ли чем там родители занимаются, но после очередного стона опять засомневался. Специально издавая громкие звуки и натыкаясь на все вещи подряд прошел к двери и постучал.

- Папа? Это ты?

Отец ответил через секунду, голос звучал напряженно и еле слышно.

- Что, Виталик?

- У тебя все нормально?

- А как еще? Конечно, нормально.

И он опять застонал, туго сквозь зубы. Судя по звуку что-то тяжелое упало в комнате.

- Точно? Папа кушать будешь? Я разогрел суп.

Пауза. Никто не отвечал и Виталик забеспокоился, дернул за ручку двери - заперто. Прокрутил пару раз - заперто. Нехорошо. Постучал еще раз и еще. Забарабанил все сильнее и громче, двумя кулаками.

- Эй! Эй! - проснулся голос, - Полегче! Чего шумишь? Я только заснул! Не хочу кушать, спасибо. Иди, не мешай.

"Вот и поговорили, - подумал Виталик - приятно встретиться с родителями. Особенно, когда они ложат на тебя большой и толстый. Как ты живешь - пофиг, как твое здоровье - пофиг, даже как учишься им по барабану - дожили. Это у меня подростковый период или у них. Ладно, хрен с тобой, отец семейства. Сам потом прибежишь сюсюкать, вот тогда я отвечать не буду."

На том тогда все и закончилось. Разозленный мальчишка вернулся на кухню к искусственной пище и мысленно вернулся к своим трансморферам. Отец так и не вышел пока мальчик не ушел по своим делам. Заснул наверное. А еще мальчик нашел пару красных отпечатков в ванной - на полу, на занавеске и даже на кнопках, регулирующих воду.

***

- Эй! Мальчик, подожди!

Виталик вынырнул из облака воспоминаний и остановился. До места встречи еще минут десять пешком, кому он понадобился здесь, в этом бетонном безлюдном кольце. Только стены домов, пустынный дворик и безразличные окна квартир, в которых нет движения.

Из подъезда выглядывал дядька. Вполне приятный на вид, хотя и только голова торчит из-за двери. Машет чего-то. Помощь нужна? Виталик остановился и вопросительно посмотрел на него.

- Мальчик, не поможешь? Не могу кресло затащить на второй этаж!

Виталик не привык отказывать старшим, так уж был воспитан, но его ждали с товаром и опаздывать не хотелось. Поэтому пришлось отказать, но дядька не отставал и открыл дверь, показывая кресло, которое действительно стояло у него за спиной. Сам он был одет в длинный черный плащ из под которого выглядывали спортивные штаны, красные с белыми полосками.

- Да это не тяжело. Пять минут работы и беги по своим делам, иначе я буду тут до вечера ждать, пока соседи не вернутся. На второй этаж затащить, а дальше я сам. Ты молодой, сильный - чего тебе стоит?

Виталик посмотрел вверх, машинально, неосознанно. Тихони не видать, где-то там кружит. Вот пристал дядька и отказать неудобно. Дядька сделал жалобное лицо и шире распахнул ногой дверь, показывая обоими руками на кресло. Мебель, как мебель. Не такая и большая - при желании можно самому затащить, не хочет напрягаться.

- Ладно. Только быстро, хорошо?

- Да что ты, сынок. Никаких проблем. Быстро управимся, ты и не заметишь. Спасибо тебе огромное, я бы и не просил, просто соседей нет никого. Все на работах или двери не открывают, а я как дурак здесь застрял. Жена кресло привезла и уехала, навсегда. Всё что осталось от семейной жизни и то не могу забрать. Беда.

Он бормотал и бормотал, жалостливо посматривая на мальчика.

- Ладно, - еще раз сказал мальчик и на секунду включил интерфейс. Глаза он не закрывал, чтобы не пугать дядьку, только нашел нужную команду и подключился к зрению Тихони. Пошатнулся от внезапно возникшей скорости, но удержался на ногах. Уже привык. Раньше когда он включался в стремительный вихрь впечатлений угольной мыши, то падал, кувыркался, пугался, хватался руками за все подряд - как не покалечился, не ясно. Просто повезло.

Неудивительно, угольные мыши летают стремительно, резко меняют направление, планируют и потом падают камнем, соревнуются друг с другом в скорости, цепляются под машинами и ездят зайцами в такси. Очень оживленно проводят время, и когда ты только что сидевший дома на кровати уже летишь вниз со скоростью шестьдесят километров в час - потом снятся кошмары. Виталик быстро приспособился - тренировка и только тренировка, понял как правильно нужно воспринимать это состояние и начал прогрессировать. Всего то нужно понять, что это не ты летишь и это чужие глаза, ты просто случайный зритель, наблюдатель со стороны. Это трансляция Игры, это - кино, но никак не твое зрение. А когда осознаешь что происходит, то начинаешь привыкать к скорости и понимать, где находится твой подопечный, чем он сейчас занимается и чем собирается заняться.

Позже пришло умение смотреть одновременно в две стороны - зрение Дремы стало всего лишь вторым экранчиком на фоне основного первого. Очень удобно. Жаль, что одновременно за двумя мышами нельзя следить, хотя это и бесполезно, но хочется.

Виталик шагнул вперед, одновременно подключаясь к Тихоне. Тот летел, летел высоко, вот он посмотрел вниз и увидел бетонный дворик - мальчик стоит во дворе, двери подъезда открыты и кто-то мальчику машет рукой. Ускорился, как только они умеют, изображение "замылилось" от скорости и Виталик отключился.

Кружит рядом, все в порядке.

- Только быстро, хорошо? Я очень спешу.

- Молодежь. Всегда вы спешите. Не сидится на месте. Я сам таким был пока жену не завел и детишек - быстро стареть начинаешь из-за них. Не переживай, надолго не задержу.

Он услужливо придержал дверь, чтобы мальчик быстрее и без проблем вошел, а потом убрал ногу. Дверь захлопнулась.

В подъезде неприятно пахло. Виталик сразу не сообразил чем, смесь нестираных носков, пыли и немытого тела, но горло перехватывало и комок создавало.

"Фу, - сказал мальчик и осмотрел кресло, перегородившее проход к ступенькам, - ну и запах."

"Давай... покончим с этим ... быстрее."

Предчувствие нехорошего обрушилось внезапно, раз и ты мокрый от пота и дрожишь, не решаясь обернуться а за спиной приближается нечто неизвестное и опасное.

Виталик резко обернулся и увидел Его. Дядька стоял спиной к двери, закрыв выход и распахнув плащ, на подобии птицы, расправившей крылья. Под плащом ничего не было. Даже Там ничего, хоть мальчик и старался не смотреть ниже живота, но все равно успел заметить эту розовую палку.

- Дяденька вы что, - замямлил Виталик и отступил назад, еще не успев сообразить, что делать дальше и как реагировать на происходящее.

- Стой! Покончим с этим быстрее.

Голый шагнул вперед и цепко схватил его за руку, дернул на себя. Мальчик пошатнулся, потерял равновесие, упал на колени и боком пополз в сторону, подальше от этой штуки, которая оказалась рядом, подальше от мерзкого запаха пота, немытых подмышек и крема для кожи. Голый не отпускал его и только скривил губы одновременно показывая отвращение и предвкушение чего-то приятного.

Виталик дернулся сильнее и свободной рукой ухватился за кресло, пытаясь подтянуться ближе к нему и подальше от этого урода.

- Не дергайся! - злобно выдавил голый и дернул опять. По щекам у Виталика катились слезы, страх, паника мешали соображать, но одно он понимал - держаться подальше от этого мужика, подальше от его волосатых ног и этой штуки, вырваться, убежать, через кресло и вверх по ступенькам, стучаться во все двери и звать на помощь, кричать... Кричать?

- Помо...!

Более опытный голый предугадал его желание и удар кулака быстрый, мощный прилетел в лицо разбивая губу, забивая крик обратно в горло и заставляя глотать кровь.

Второй рукой он не позволил мальчику упасть или вырваться, подтянул к себе, усиливая и забивая все воздушные потоки вонью немытого тела. "Ходишь тут... счастливый... красивый... молодой..." - бормотал он подтягивая истекающего кровью мальчика и как только тот упирался пытаясь остановиться или вырваться добавлял удар по плечам, по спине, по груди и один раз в лоб. Виталик уже мало чего соображал, он только машинально на первобытных инстинктах старался отодвинуться подальше от приближающегося зла, несмотря на обжигающую боль в теле, возникающую после свиста воздуха, несмотря на забитый кровью и соплями нос, несмотря на рот, полный выбитых зубов, несмотря на искры перед глазами вместо привычной обыденной картинки, он еще старался отползти. Даже когда вдалеке разбилось что-то и когда маньяк закричал неразборчиво и отпустил руку, Виталик продолжал ползти пока не уперся в кресло. А тень впереди размахивала руками, пронзительно кричала противным, бабским фальцетом; водила хороводы и приседала, рвалась к жертве и отскакивала назад. Виталик трясся и не ощущал, как пускает кроваво пенистые слюни по подбородку и вниз по груди. Тень перед ним металась, но самая черная ее часть выделялась мрачным пятном там, под животом. Там темное пятно трепыхалось как будто само по себе - то увеличиваясь, то уменьшаясь, и чем больше оно менялось, тем сильнее вскрикивал любитель затаскивать мальчиков в укромные уголки.

Когда-то когда Виталик был совсем еще маленьким мама с папой поссорились. Это, наверное одно из самых ярких воспоминаний детства к сожалению. Почему? Из-за чего поссорились? Кто прав или кто виноват он не помнил. Только эта яркая сцена в глазах стоит. Он, еще совсем малыш, заглядывает в комнату, через приоткрытую дверь. Темно, ночь на дворе, Свод уже выключен и в комнате свет не горит - только ярким пятном светится экран десятидюймового планшета, еще из тех, старых планшетов третьего поколения. Там идут новости, элегантный ведущий что-то рассказывает с постоянно опуская глаза вниз, чтобы прочитать шпаргалку. Отец сидит на стуле без движения и молча смотрит программу. А мать бегает вокруг него и страшно кричит. Размахивает руками, толкает его, но он не реагирует и только смотрит новости. А она все бегает и бегает, кричит и кричит, в одной ночнушке, растрепанная, красная и злая. Она не замечает сына который смотрит на происходящее с открытым ртом и только зевает периодически. Мама. Мама.

"Мама" - думал Виталик, выбираясь из подъезда. "Мама", - думал он перепрыгивая через неподвижно лежащего черного плаща. "Мне нужно к маме." Споткнулся на пороге и схватился за перила, оставляя окровавленный отпечаток ладони, за спиной раздался шелест и Виталик похолодел от страха, обмочив штаны первый раз за десять лет. На секунду он представил, что нехороший мужик встал и разъяренный идет за ним, чтобы снова схватить, но теперь уже не отпустить. Не выдавив ни звука мальчик обернулся и не увидел никого. Закрытая дверь подъезда и немного крови, там где он цеплялся, удерживая равновесие. Мелькнула черная полоска в крае зрачка уходя вверх и уже осознавая кто спас его Виталик поднял взгляд. Уменьшалась в небе маленькая черная точка, пока не пропала совсем. Кто это был? Дрема или Тихоня? Или рыжий? В правом верхнем углу мигало извещение. Виталик сплюнул кровавый сгусток слюны на землю и побежал в сторону рынка.

Виталик встречает друзей

Мамы на работе не было. Зато была Барби.

Виталик не помнил, как добрел до рынка, как он шел изредка перехватывая удивленные взгляды прохожих. Никто не остановил его и не спросил "Что случилось?", да и ладно, главное что копов не вызвали. На рынке лица стали еще более выразительными, потому что его тут знали - год назад мальчик часто сюда забегал сам или с мамой, как воспитанный ребенок со всеми здоровался и улыбался. Теперь он брел между магазинчиками, прилавками и вагончиками постанывая и роняя иногда капли крови на пол. Растут дети, ага, думали наверное соседи. Вот уже и проблемы несет мамаше.

Мамы на работе не было. Зато была Барби. Она уже бежала навстречу когда слезы потекли у него по лицу. Внезапно молодой трансморфер, повелитель диких животных, превратился в маленького мальчика.

- Ой, ой. Да что же это случилось. Виталик, что с тобой? Ты не плачь, ты только не плачь. Ой, я не могу на это смотреть.

- Где мама? - буркнул сквозь слезы Виталик, когда она за руку вела его в магазин. Открыла двери, придержала, чтобы пострадавший вошел первый и скользнула следом. - И я не плачу.

- Садись, садись. "Не плачу". Вон на то кресло для посетительниц.

Барби достаточно ловко для своей комплекции скользнула вглубь вагончика. Потекла вода из крана и она прибежала с тряпкой, кажется из женских трусов. Виталик сидел успокаиваясь и крутил головой из стороны в стороны. Знатно магазин изменился, но не в лучшую сторону. Стало аккуратнее и кажется, красивее, но товару меньше на порядок. Видно невооруженным взглядом, даже постороннему человеку. Барби уже причитая негромко вытирала ему лицо от крови, охнула, увидев как налилась красным тряпка и чуть не рухнула в обморок:

- Я сейчас, сиди тут.

Виталик сидел спокойно наслаждаясь безопасностью (здесь никто в черном плаще не схватит тебя за руку) и холодной водой стекающей по лицу. Даже вкус в крови во рту уже не был таким противным. Барби с кем-то говорила, там в глубине (скорее всего с мамой), а мальчик просто сидел закрыв глаза и прокручивая произошедшее в голове. Что это был за дядька? Чего он хотел? Зачем заманивает в подъезд детей? Что он с ними делает? И где делись соседи? Как нужно было правильно поступить? Как сделал бы отец в данной ситуации? Нужно было наверное сразу по яйцам бить, не дожидаясь пока ударят тебя, а потом бежать наверх по ступенькам. А если бы монстр побежал следом за ним, когда очухался? А если бы все двери были закрыты и никто бы не отворил на стук? Что бы случилось если бы маньяк догнал его на последнем этаже? Выкинул бы в окно или скинул вниз, на первый этаж? Или что-то еще хуже?

Виталик содрогнулся от мысли, от своей разыгравшейся фантазии. Слишком много "а если..."

"Болит? - спросила Барби, - сильно нажала?"

Он кивком головы показал что нет, все нормально.

"Сейчас мама прибежит, я уже ей отправила сообщение. Она на другой точке. Скоро будет".

Она и прибежала, а Барби пока два раза вынесла красную воду в ведерке. Виталика как будто в краске искупали.

Кто спас его? Дрема или кто-то из временных питомцев, готовых стать жертвами экспериментов трансморферов? На минутку прикрыть глаза и вызвать интерфейс, ставший почти родным, но моментально забытый всего лишь из-за небольшого избиения.

Появилось пару новых команд, вот что хотело рассказать то письмо. "Охрана" и "Атака". Вроде бы смысл один, но на самом деле нет.

Можно было дать питомцу приказ охранять и он будет защищать хозяина от любой физической расправы. А можно просто приказать атаковать и указать цель - Дрема будет убивать жертву до её конца или до отмены приказа (но это еще не ясно, можно ли его отменить).

"Улыбнись", - сказала Барби и мягко двумя руками повернула его лицом себе, так что они посмотрели друг на друга в упор. Виталик улыбнулся. "Блядь" . - сказала она.

***

- Прибежал, плачет, лицо разбито, зубы выбиты! - причитала Барби, когда мама осматривала его. Виталик прикрыл глаза и наслаждался нежностью и теплотой маминых рук. Сейчас он забыл обо всем и о плохом и о хорошем, мама была рядом и все было под контролем. - Я смотрю в окошко - идёт. Я так испугалась, как будто почувствовала, что-то не так и выглянула. Идет Виталька весь красный, чуть ли не следы за собой оставляет кровавые. Ты только не пугайся, мне почудилось. Не так все было, у страха глаза велики и все такое. Я выбежала и к нему, забрала сразу, чтобы бабы не таращились и видео не снимали, чертовы сплетницы. Завела его в магазин, первую помощь оказала и тебе сразу отписала. В полицию не сообщала, правильно сделала, нет? Это тебе решать, так я подумала. Может в самооборону позвоним?

- Не нужно, у меня муж в Самообороне, разберёмся.

Мама нежно погладила сына по волосам и пристально посмотрела ему в глаза.

- Как же мы с тобой давно не виделись, запустила мама Виталюсика своего. Сильно испугался?

- Нет, - сказал Виталик и почувствовал по вибрации, что пришло сообщение.

- Мой маленький мужичок. Кто это был? Что случилось, расскажи наконец.

Он и рассказал. Женщины слушали внимательно, только охали и бледнели. За это время пришло еще два сообщения и судя по времени мальчик догадывался от кого, поэтому и не читал. Как прочитаешь, когда тебя окружили те, кому знать о таких вещах строго нельзя.

- Охренеть, - сказала Барби, - извините. Что творится, уже Эти появились. Последний раз я о них в детстве слышала, сама не видела, но подружки рассказывали. В наше время они по девочкам были, а мужичков обходили за квартал.

- Мало что ли ублюдков развелось.

- Все нормально с ребенком?

- Открой рот.

Виталик послушно открыл рот и ойкнул от резкой боли в челюсти. Мама и Барби одновременно, как на картинке охнули и прикрыли свои рты руками, только глаза таращили.

- Он тебя бил?

- Один раз, - закрыл рот Витали, - но больно.

- Надеюсь ты заработала на стоматолога, они сейчас дорогие, - вставила Барби, вглядываясь в рот мальчика, как в пещеру с сокровищами.

- Я звоню отцу, - резко выкрикнула мама и отошла в сторону, - он должен с этим разобраться, он мужик.

- Где это было? - тихо спросила Барби, присев рядом с мальчиком, - где ты встретил этого урода?

Он не помнил номер дома, но постарался описать двор, улицу и близлежащие дома. Барби слушала молча и кивала, не перебивая. Мама оторвалась от браслета, подошла и села на корточки рядом с ней.

- Не отвечает на сообщения. Надо звонить копам напрямую, от этого неудачника никогда толку не было.

- Тихо, тихо, - прошептала Барби, успокаивая, - не нужно так. Может он занят и не видит.

- Не видит сообщение на браслете? Чем так можно заниматься и не чувствовать эту идиотскую вибрацию? Не так часто ему и пишут. Посиди с Виталиком, я вызову копов.

Мама поднялась и отошла к двери, вглядываясь в браслет на руке, но слова подружки ее остановили и заставили задуматься. Браслет оставили на время в покое.

- Ты уверена, что хочешь с ними связываться? Там ведь все плохо закончилось, как я поняла. Что-то набросилось на извращенца и сожрало ему пупок или что там... Свидетелей нападения не было, никто ничего не видел. Этот урод мертв скорее всего, а наш мальчик жив.

- Что ты хочешь сказать?

Браслет окончательно ушел вниз вместе с рукой и мама вдруг заперла дверь.

- Полицейские и так сейчас напуганные и злые. Банды беспределят на улицах, в основном молодежь, а тут такой подарок. Убийство какое-то странное, похожее на ритуальное и молодой парень. Ну не знаю.

Этим своим "ну не знаю" она сказала все, что нужно было сказать. Фрозен ее поняла, как и Виталик, который языком пытался пересчитать дырки между зубами, кривясь от боли.

Мама задумалась и смотрела то на Барби, то в окно. "Мало ему одного трупа сегодня", - пробормотала вдруг и снова взялась за браслет.

- Что? - переспросила Барби.

Мама посмотрела на нее и мальчик даже не понял, что творится у нее на лице. Наверное эта наука которая изучает выражение лица человека очень сложная, то что творилось у мамы на лице разобрать мог только мощнейший специалист.

- Знаешь. Давно хотела тебе сказать. Ты уволена.

***

Потом она конечно объясняла, что это вынужденное решение, что бизнес не приносит дохода совсем, что они уже тут час сидят и ни один покупатель не зашел, что она не хочет так делать и что она вынуждена увольнять всех, кроме себя, но Барби не проняло. Она не поверила и кажется обиделась.

Мальчик с интересом и отстранено, как будто сидел в кино, наблюдал за игрой красок на ее лице. Сначала побелела (наверное шок), потом позеленела (близко к обмороку), покраснела (ярость) и опять побелела (близко к обмороку). Черты лица вдруг огрубели, напоминая вырезанное из камня толстое лицо, она встала и не прощаясь с мальчиком ушла. Мама еще о чем-то говорила с ней, сложив руки на груди, но Виталик уже не услышал. Трех зубов он лишился, это точно. Но еще бы в зеркало глянуть, убедиться. Он замотал головой, когда хлопнула дверь и Барби, старая добрая толстуха Барби навсегда ушла из их жизни. Мама тихо плакала, закрыв лицо ладонями.

***

Когда пришла боль, Виталик ее не ждал. Вот только что ничего лишнего кроме вкуса крови во рту и неприятный осадок в горле, а тут голова начала раскалываться в десятке мест, как будто спящие раны и порезы открылись одновременно по всему телу. Он тихонько застонал, чтобы опять не испугать маму и прикрыл глаза, так как веки тоже болели.

Мама нервно ходила из сторону в сторону, как будто ждала кого-то, и когда Виталик в следующий раз открыл глаза, тот вошел.

Он был один, вошел беззвучно, о чем-то тихо переговорил с мамой и подошел к мальчику.

"Однако".

Это могло означать что угодно, но они оба понимали что имелось в виду. Виталик и Шнур.

- Сильно его отделали.

Шнур положил руку на голову мальчику (не ту, что была уродлива и скрывалась в рукаве), заглянул в ему глаза.

- Ты как, мужик? В порядке? Пришлось тебе пережить. Но ты ведь не испугался этого идиота?

Мальчик отрицательно замотал головой. Конечно он не испугался, он не трус - он трансморфер. А почему он не пришел на встречу - это ведь уже ясно.

- Ну рад знакомству, мужичок. Меня Шнур зовут, а тебя как?

- Виталик.

Они оба понимали друг друга, понимали, что стоит говорить, а что нет, что стоит знать маме, а что - нет. А нюансы обсудят наверное потом.

- Ладно, - сказал Шнур, - я с твоей мамой сейчас переговорю. Они - женщины,такие пугливые, понимаешь? Постоянно нас мужиков стремятся под юбками держать и беречь от всего. Но мы сами можем справиться с проблемами своими. Но сначала еще одно.

Он крикнул что-то вроде "Самоделкин!" и в магазин вошел еще один человек, в отличии от Шнура весь в белом, даже шапочка на голове. Да и вид у него был более приятный, более человеческий что-ли.

В руках он нес смешной красный чемоданчик, который поставил на стул рядом с мальчиком и начал вытягивать оттуда пробирки, бинты, баночки, вкусно пахнущие. Витали с удовольствием отвечал на вопросы врача и следил одним глазом, как Шнур о чем-то серьезно разговаривает с мамой. Как они познакомились? Бывают же такие совпадения! Потом дверь открылась и они вышли, а на улице стояли еще двое - такие большие мужики с широкими плечами, Шнур говорил с ними, не закрывая дверь и придерживая ее рукой. Мама стояла рядом. Здоровяки внимательно слушали и кивали. Потом развернулись и быстрым шагом ушли прочь. К магазину подошла старая седая женщина в больших некрасивых очках и с сумкой наперевес, что-то спросила у мамы и та отрицательно замотала головой. Женщина расстроилась, опустила голову и пошла прочь, а мама вдруг пошла за ней, догнала.. а дальше мальчик не видел. Шнур вошел в магазин и закрыл дверь за собой.

- Ну привет, повелитель угольных мышей. И как это все понимать?

***

Он помог решить проблему. Никто и никогда не узнает, что произошло в том страшном подъезде. Сначала его люди отыскали подъезд и странного мужика, лежащего там в луже засохшей крови. От крови все отмыли, не осталось и капли. Что сделали с мертвым извращенцем - неясно, мальчику не захотели рассказывать. Шнур обмолвился о двух жмурах сегодня, но может и послышалось. Потом зачистили все следы на улице, Виталик успел там наследить пока шел. Осторожно опросили соседей. Установили личность нападавшего, адрес и даже его семью. Он жил со своей тетей и пару раз чуть не улетел на Низшие уровни из-за публичного обнажения и попытки изнасилования, но тетя его "откупила". Теперь спасать было некого, он улетел намного глубже Нижних уровней, а с тетей поговорили - она не будет его искать. Виталик не сомневался в слове Шнура, но все равно странно. Что можно такого сказать тете, чтобы она забыла о своем любимом племяннике? Люди Шнура умели убеждать.

Голова перестала болеть, доктор хорошо поработал и обещал придумать что-то насчет челюсти, а Шнур со смехом сказал, что мальчик выглядит как настоящий мужик теперь, потрепанный жизнью. Мама тоже смеялась, а потом пошла со Шнуром по их делам, поцеловав сына и перелив пойнтов на ужин. Папа так и не явился, не отозвался.

Доктор, как его там, сложил вещи в чемоданчик и уже собирался уходить, но остановился.

- Ты ведь знаешь что должен сделать?

Мальчик кивнул. Он не дурак и не малолетка, хоть и маленький еще.

- Ты немного должен Шнуру, понимаешь? Ничего личного, но ты обещал нам. Мы ждем уже целый день.

- Да.

- Твоя мать что-то знает?

- Нет.

- Точно ничего не знает о нашей дружбе?

- Нет, - замотал головой мальчик, - может о питомцах догадывается, но о вас она ничего не может знать.

- Хорошо. Пусть так и остается. Пусть мама меньше знает. Ты обещал доставку сегодня, можешь?

Мальчик кивнул, вспоминая отпустил он Тихоню или тот до сих пор еще кружит над головой? Не отпускал.

- Хорошо. Только место меняется. Идем со мной.

Они вместе вышли из вагончика, мужчина в белом и с красным чемоданчиком и мальчик с перебинтованной головой. На рыночных улицах никого не было, только одиноко висел над площадью кофейный дрон, мигая фонариками - клиентов не было. Доктор осмотрелся и закрыл магазин своими ключами. Махнул мальчику и они пошли. Мимо дрона, мимо пустых прилавков, мимо закрытых или открытых вагончиков, мимо праздношатающихся покупателей и курящих продавщиц. Мимо мусорных контейнеров и малолеток, разбежавшихся как крысы при их появлении и в итоге пришли к вагончику где когда-то торговала бывшая подружка мамы - Барби.

Врач свернул за вагон и мальчик за ним. Мини-трактор с тихим гудением рыл яму опасно близко к задней стене. На крыше вагончика сидели двое молодых парней и лениво следили за работой. Оператор трактора поздоровался не выходя из кабины.

- Здесь, - сказал доктор, - давай, зови его.

... А сам сунул руку в сумку и придержал, не вынимая. Один из парней на крыше развернул синий мусорный пакет и держал на коленях. Виталик закрыл глаза.

Оценил ситуацию. Он не отпустил его. И это был не Дрема. Главное здесь не ошибиться.

Призвать

- Ух, - сказал доктор и оператор трактора выключил двигатель. Парни на крыше не двигались, боясь спугнуть, а на плече у Виталика сидел Тихоня, вращая во все стороны пучеглазыми глазками. Он осматривал окружающих людей и шипел, приоткрывая пасть, из которой вываливался красный язычок, обнажая ряды клыков.

- Спокойно, - прошептал мальчик, - успокойся, малыш. Они ничего плохого мне не сделают.

Доктор как стоял к ним боком, так и не поворачивался, чего-то опасаясь. По подбородку стекала небольшая капелька пота, а рука напряглась не вылезая из чемоданчика.

Виталик вытянул руку вперед и улыбнулся:

- Жаль, что у меня нет шоколадки. Последней вкусной шоколадки.

Мышонок сделал шаг. Неловкий, неуверенный шажок вперед по руке от предплечья к запястью. Он крутил головой из стороны в сторону, нервно осматривался по сторонам, но шел как жертва пиратов по трясущейся доске над морем.

- Не бойся, - сказал Виталик и доктор выбросил вперед руку. Резко и точно. В кулаке зажат шприц, который иголкой вонзился в тело мышонка, вошел глубоко и сразу вышел назад. Доктор отпрянул. Зрители вокруг напряглись. Тихоня замер и сильно-сильно когтями вцепился в руку мальчика, повернул голову и посмотрел на него потухающими осоловевшими от наркотиков глазками.

- Прости, - подумал, но не сказал вслух Виталик и мышонок закрыл глаза. Самоделкин резко схватил его за шею и сунул в сумку с красным крестом.

- Все, спасибо за внимание.

- Это было круто, - сказал парень на крыше, - Виталька ты молодец. Как ты это делаешь?

- Не твое дело, - отрезал доктор, - Виталька иди домой. Дальше мы сами. Шнур с тобой сам свяжется по поводу вступления в ряды трансморферов. Мы все уже ждем, не дождемся.

- Так точно, - сказал оператор трактора, - сваливайте все, мне работать нужно.

Сергеич ищет

Когда браслеты первый раз ввели в обиход еще не было Островов, но еще не было и планшетов, МеждуНет еще только планировали, а книги и прессу временно запретили - времена такие. Зато на браслетах внедрили Игры. Именно с большой буквы Игры, они покорили детей всех возрастов от самых маленьких первоклашек, до мам стыдливо пробующих новое развлечение.

Ну а что, удобно ведь? Всегда с собой, всегда рядом - не потеряешь. В очереди у врача нажала кнопку и развлекаешься гоняя принца по экзотическим уровням восточного города или зачистителя по Уровням - мутантов отстреливать. Хотя это больше для мужчин жестокость и кровь в играх - девочки играли в кубики.

Продолжалось это недолго. Функции браслетов расширились, а игры с них постепенно убрали за ненадобностью. Но в тот день пацаны еще играли во дворе скрючившись над запястьями, когда появились машины.

Сначала были сирены. Они включились одновременно с разных точек, вырывая детей из виртуальности в реал.

- Что такое? -спросил Леха, толкая Виталика в плечо, - Что за шум?

Тогда еще подающий надежды мальчик осмотрелся по сторонам и смекнул быстро.

- Перекрыли все выходы из двора, видишь? Проверка, наверное, будет.

- Что за проверка? Нам можно тут сидеть?

Справа, слева, спереди и сзади под каждой аркой зависли фургоны из которых выскакивали то ли военные, то ли какой-то спецназ и расходились по двору. Мальчишки как сидели рядком, так и оставались сидеть, только все уже оторвались от своих приборов.

- Думаю лучше сидеть, - произнес Виталик, - я бы вообще не делал резких движений.

Тем временем один из прибывших военных посмотрел в их сторону, подозвал кого-то в шлеме и они уже шли в их сторону.

- Бежим? - сказал Леха, - Бежим, а?

Он уже разворачивался вправо и приподнимался, когда Виталик положил ему руку на колено.

- Не надо. Сиди.

Виталик перестал трусить ногой в зеленых шортах, когда сосед силой прижал ее к земле. Хотел огрызнуться, но замолчал, потому что полицейские были уже близко.

Тот что подошел первый улыбался и даже подмигнул непроизвольно дрожащему Виталику, а второй был в шлеме, закрывающим лицо и снять его не захотел, ходячая мебель.

- Привет, парни. Как дела?

- Здрасте, - ответил за всех Виталик и несколько голосов его поддержало. Лешка молчал и только трусился мелкой дрожью.

- Что с ним? - спросил полицейский и тот затрясся еще больше.

- Нервничает.

- Зачем нервничать, - удивился полицейский с открытым лицом, а забрало повернулось к Леше и уставилось на него, - Финниган, мы ведь не страшные?

Забрало отрицательно покачало головой.

- А что значит "порядок"? - прорезался голос у главного задрота сегодняшних посиделок Стивена, - у него на шлеме написано.

Полицейский как будто первый раз увидел надпись на шлеме у напарника и у себя на груди, а потом улыбнулся.

- Это то, ради чего мы здесь. Чтобы на уровнях был порядок.

- Вы полицейские?- продолжал добиваться Стивен, - Не похожи.

- Ну можно сказать и так. Мы особое подразделение. Элитное. Из-за Свода.

И он многозначительно посмотрел наверх, там где безмятежно рассекали рабочие и личные машины, такси и грузовики.

"ооо!" - протянули мальчишки и даже Лешка перестал дрожать.

- А то, - сказал полицейский и махнул напарнику, - доставай анализатор.

Анализатором оказалась небольшая прямоугольная коробка с кнопочками, которую "Забрало" вытянул из кармана. Под низом коробочки светился неоновый экранчик.

- Все вы получили неделю или месяц назад наручные браслеты . Не буду читать лекцию для чего они нужны, вы ведь в школе хорошо учитесь. А наша сегодняшняя задача ваши браслетики проверить, понимаете? Сейчас они часто ломаются, глючат и сами по себе перезагружаются. Новые технологии, не опробованные еще. Мы приехали специально, чтобы проверить ваши браслетики и устранить поломки, если нужно. Закатывайте рукавчики у кого футболки и рубашки - это быстро.

***

Сергеича преследовало это воспоминание, когда он перебежками добирался до квартиры, когда осматривал свой двор и подъезд, перед тем как быстро пробежаться и ворваться внутрь, а потом в лифт и к родной двери. Образы элитников, проверяющих браслеты в детстве и бандитов, избивающих его сегодня перемешались и выскакивали яркими картинками перед глазами. Дома кажется никого, но и стоять здесь чтобы проверить наверняка нельзя. Если кто-то выйдет из соседей и увидит его окровавленного, с перевязанной рукой и избитого - будут проблемы. И все закончится быстрее, чем ему хочется.

Он вошел домой и никого не встретил.

Он зашел в ванную и помылся оставив всего пару отпечатков. Он полчаса cтоял под холодным душем, стараясь не потерять сознание, а струи воды конькобежцами разлетались по телу. Скоро семья вернется и Фрозен вырубится в постели, уставшая и неразговорчивая, но Сергеевич не нуждался сейчас в обнимашках.

***

Когда пришел сын, отец рассматривал разбитый браслет на руке. Затаил дыхание и подождал пока у ребенка выключится свет, сам он сидел в темноте изначально, чтобы не привлекать внимание. Браслет восстановлению явно не подлежал, конечно можно было пойти в полицию и написать заявление о бесплатном ремонте, но тогда его бы спросили... Спросили о том, как был поврежден такой важный прибор, спросили об искусственной руке и почему она так пульсирует, спросили бы о ранах, спросили бы о синяках и побоях по всему телу. Спросили бы о маршрутах, о дне, о часах и минутах, где и с кем. А потом бы еще и проверили транзакции на браслет и знакомство с Борманом.

Браслет висел на руке, царапая осколками кожу, но сниматься не хотел. "Завтра. Сниму его завтра, - подумал Сергеич. А сейчас под одеялко и спать, пока не пришла Фрося. Интересно, где же она по ночам шляется?"

***

Утро принесло боль, да такую что пришлось зубы сцепить. Сергеич застонал и скатился на пол, расшвыривая простыни и одеяла по полу, скрючило так, что зубы зашатались в пломбах, как карандаши. Солнце било в глаза, ярко и резко, настойчиво как не выключенный ночью телевизор.

Звуки шагов в квартире. Сергеевич постарался сдержаться и не кричать, только мычал как недоразвитый.

Стук в дверь:

- Папа? Это ты?

Собраться. Нужно ответить сыну. Пофиг на боль, нужно ответить, нужно успокоить его.

- Что, Виталик?

Пауза затянулась? Сын что-то заподозрил или это так тянется время, растягиваясь как лужа после прорыва канализации?

- У тебя все нормально?

- А как еще? Конечно, нормально.

Он встал, цепляясь левой рукой за кровать. Выпрямился на дрожащих ногах и нашел силы постоять секунду, не больше. Огромные острые иглы вонзились прям под оба колена и он упал на бок, хорошо, что не мордой вниз.

- Точно? Кушать будешь? Папа я разогрел суп.

Да пошел ты со своим супом, какая же боль. Как можно терпеть это? Где взять обезболивающее? Может у жены в аптечке что-то есть?

Кто-то дернул за ручку двери. Чего надо тебе, сын? Не лезь сюда. Закрыто. Не войдет. Крутит ручку. Стучит. Стучит и опять крутит. Колотит все громче и злее.

- Эй, эй! Полегче! Чего шумишь? Я только заснул! Не хочу кушать, спасибо! Иди, не мешай!

Наконец он уходит и можно попробовать расслабиться, вытянуться на полу в полный рост, погреться под лучиками Свода. Сколько он проспал перед тем, как проснулся в окружении боли?

Сергеич посмотрел на браслет, но смотреть было уже не на что. На руке ничего не было, только смешная белая полоса там где он когда-то держался. На этом месте даже волосы не росли и вот свет получил доступ и новую работу - красота.

Сергеич приподнялся на локте и сразу заметил браслет, который закатился под кровать, одинокий и разбитый, осколки тянутся вверх, как просящие руки. Сам отвалился? Нужно не забыть его, не оставить там лежать. И нужно вставать, что-то решать.

***

Это все та сучка. Началось все с них. Вся эта гребаная цепь неудач началась из-за той сучки с мечами, которая отрубила ему руку. После нее все пошло наперекосяк. Она цель номер два. Нашел Бормана, найду и ее.

Нужно поесть. Поесть и все хорошенько обдумать, потому что времени у него мало.

Найдут ли его? Найдут. Вопрос только когда. Проверят транзакции пойнтов и увидят кто слил. Проверят отпечатки в квартире и пробьют его по базе. Опросят соседей и кто нибудь мог его видеть. Быть может дрон случайно пролетал и сфотографировал как он выходил или как пробирался весь в крови по улицам. Еще какой-то способ? У полицейских их намного больше.

Найдут.

А банды? Эти чертовы банды... Мутанты, красноповязочники и прочие. Видели его лицо? Запомнили если видели? Свяжут с Борманом и его мамашей?

В окно что-то стукнуло и Сергеевич вздрогнул. Кто это был? Угольная мышь? Совсем озверели уже? Страх потеряли и в Рабочих Кварталах как у себя Внизу тусуются. У Полиции сейчас хватает работы, как и у элитников. Можно бы понадеяться на то, что они заняты но двойное убийство с ограблением вряд ли останется лежать в архивах. И на хрена он прибил ту бабку?

Рано или поздно найдут. Но есть еще время.

Сергеич посмотрел на правую руку, которая непроизвольно сама сжимала и разжимала кулак. Такое ощущение, что протез дышит. Живет сам,своей жизнью. И кажется он даже становится больше. Найти бы ту сучку и этой самой рукой раздавить ей голову, но сначала неплохо бы ее найти.

***

До вечера он отлеживался, как зверь зализывая раны. Убрал за собой, привел в порядок комнату и застелил кровать. Потом долго смотрел в окно, уже не вздрагивая от вида пролетающих ботов и мышей. Он думал. Он ждал, когда за ним придут. Он был готов. Он держал в руке нож, а на голове маску, но они не пришли. За ним пока никто не пришел. Значит есть еще время для завершения своих дел. Сергеич был спокоен.

***

Вечером Рабочие уровни затихают, рабочий и управляющий люд сидит по домам, готовятся ко сну, ужинают, делают уроки с детьми и смотрят самое популярное шоу на Уровнях "Острова". Вечером самые интересные трансляции. Тут и арены, и все на всех, и гильдии просыпаются - начинают войны за ресурсы.

На улицах было бы пусто если бы не банды, которые считают вечер и ночь своим временем. Вечером мало полиции, меньше дронов и таксистов, да и те плохо видят в тусклом освещении Свода. Уровень делится на две части : те кто дома и те, кто на улице и они не пересекаются. Никто не ворвется к тебе в дом с битой и не ударит тебя кастетом в лицо, а ребенка не отпихнет ногой. Дом равно безопасность. Что это? Договоренность? Кодекс Чести? Неизвестно, но правило не нарушается. Не хочешь проблем - сиди дома. Вышел ночью на улицу потому что надо? Твои проблемы, друг.

Сергеич вышел и он был готов. Он желал проблем. Он не улыбался внешне, но внутри он смеялся, разрывался от смеха. Давай, братья-бандосы, налетай!

Одинокий мужчина желает познакомиться.

Голову он вверх не поднимал и старался внимание одиноких ботов и прохожих не привлекать. Свернул на стройку, там где уже полгода возводили новое здание, но забросили. Постоял у входа, понаблюдал и нырнул внутрь.


Первый попался через два часа. Зашел на стройку, чтобы сделать свои делишки, которые нормальные люди делают в туалетах. Тут его и настигла рука Сергеича. Резкий удар сзади в основание шеи и он летит мордой вниз, подхватить, испугаться, что сдох, нет не сдох и оттащить в темноту в складское помещение среди палет наполненных мешками цемента.

Там Сергеич уже подготовил козлы, к которым прикрепил листы фанеры, а к ним уже прикрепил и пленника. Странный волосатый парень (волосы до жопы) кожаные штаны с металлическими висюльками, кожаная короткая куртка вся в цепях и черная футболка с изображением черепа то ли орка, то ли человека.

"Что ты такое?" с презрением спросил Сергеич и не дав очнувшемуся мудаку ответить заехал ему по морде. Удар он не рассчитал и мудак подозрительно криво вывернул шею.

"Да блин" - выругался Сергеич и обругал руку. Он объяснил ей, что не нужно так нервничать и тем более так сильно бить, особенно когда тебя не просят. Желательно вообще ничего без приказа из мозга не делать. Самостоятельность нужно было вчера в драке с мутантами проявлять, а не сейчас. Теперь приходится расхлебывать последствия. Проверил жив ли волосатый и убедился, что "нет" - отвязал и оттащил к яме. Там собирались ложить трубы теплосети, нарыли траншей, но даже не начинали еще. Места для того чтобы спрятать тело дофига. Только потом не забыть засыпать. Сергеич вернулся на наблюдательный пост.

Сволочи перестали ходить по одиночке и на стройку не поворачивали, шли мимо. Это нереально бесило и руке хотелось навалять сразу толпе. Не сейчас. Не сейчас.

И он не ошибся - появились двое. Они вошли на территорию стройки и искали того, патлатого. Девчонка и пацан. Они кричали и звали "Оззи". Такое погоняло было у того, кто отдыхал в выкопе, когда Сергеич крался за его друзьями, выжидая момента.

Когда они увидели Оззи, то ждать было уже нельзя. Рука вогнала кусок арматурины в девушку, пробив насквозь ее вместе с кожанкой, а друга пришлось мягко придушить, когда она медленно сползала вниз. "Придушить, но не убить", - скомандовал Сергеич, и правая его послушалась на этот раз. Вместе оттащили патлатого к месту встречи и привязали. а потом начали допрашивать.

Он пучил глаза, обсыкался и страшно боялся стоявших перед ним, но на вопросы не отвечал.

Кричал, что не знает и все такое - руке приходилось его успокаивать. Говорил, что всего лишь музыкант и любит электронику. Шептал, что он не связан ни с какими бандами и ничего о них не знает. Потом он замолчал.

"Да уж, - сказал Сергеич руке, сбрасывая патлатого в яму. - Грустно как-то. Трое уже лежат, а информации ноль".

"Будем искать" - поддержала правая и они затаились.

***

Жаботык носил красную повязку с гордостью уже две недели, но до сих пор считался новичком в банде. И кличку ему дали соответствующую, непонятно, что она значит, но звучит глупо. Чтобы стать красноповязочником на ступеньку выше, нужно долго ждать и сильно стараться, а рангов этих дофигища.

Он был пока в самом низу и судя по тому, где оказался после удара по голове - вверх ему уже не подняться.

- Ну что? - спросил мужик, который привязал его к столу и закрыл рот скотчем. - Будешь говорить? Не хочешь? Видишь? Он тоже не хочет рассказать нам, где найти сучку.

Самое страшное было то, что мужик разговаривал со своей рукой. Смотрел на нее и что-то там сам пальцами шевелил в ответ. Жаботык понял что означает слово "похолодел", потому что от нахлынувшего в вены мороза чуть не примерз к доскам, к которым был привязан.

- Ну что? Почему ты молчишь? Это ваши бандитские тайны, да? Кровная порука? Мы братьев не сдаем? И сестер? Ну ты сам напросился.

Жаботык попытался закричать, но противная лента залепившая рот не позволяла даже пузыри выдавать, не то что вменяемые слова или крик. Холод сменился на жару и пот полился в глаза ручейками для начала.

- Ну что? Чего он хочет?

Маньяк достал откуда-то жуткого вида молоток с деревянной ручкой и

стальный бойком, раздвоенным на конце. Примерился держась за рукоять и со всей силы ударил по колену тыльной частью.

Парень завыл, насколько это было возможно и выгнулся на столе, вытаращив невидящие глаза.

- Это только разминка, - улыбнулся Сергеич, - Не будешь говорить? Что?

Если бы сейчас Жаботык следил за ним, то понял бы, что рука что-то говорит своему владельцу, а он внимательно слушает.

"А, точно, - опомнился Сергеич и рывком сдёр с лица жертвы липкую ленту, приложив палец ко рту и грозя безмолвно молотком - Я и не подумал. Усталость, понимаешь, накопилась. Вас тут много уродов, а я один".

Так ты будешь говорить или как?


Фрозен повышает ставки

"Здравствуйте, Фрозен". "Здравствуйте" "Как ваши дела?" "Как жизнь?" "Как торговля?" "У нас тоже хуже, вот раньше были времена, не то, что сейчас".

"Как с цепи сорвались", - думала Фрозен, заказывая кофе у дрона. С молоком и без сахара. Спасибо. Приложить карточку. Повышение репутации. Ожидание, пока течет горячая струйка, а соседки по рынку (и даже не соседки) улыбаются и машут, сыплют шутками, иногда дают советы.

"С каких это пор я стала местной звездой? - думала Фрозен прощаясь с женщинами и балансируя горячим стаканчиком. - И без вас голова болит. Отстаньте!"

Вслух она это, естественно не сказала и продолжала вымученно улыбаться и односложно отвечать новым подружкам которые увязались за ней, но быстро свалили, когда навстречу из вагончика вышло пара здоровенных парней в темных очках. Футболки обтягивают красивые тела, плащи черными крыльями развеваются за спинами. Ничего такие красавчики, но местные бабы боялись их очень, поэтому она подходила к ним уже одна, без сопровождения.

- Фрозен, родная, сегодня вы найдете на меня время? - со старта атаковал первый (кажется Илья его зовут)

- Хорошо, - она улыбнулась ему, балансируя стаканчиком.

- Давайте я помогу донести кофе, - предложил второй.

- Спасибо я сама. Сейчас выпью и подходите, все решим.

- Мы тогда отчаливаем, - сказал первый, и они исчезли. Растворились просто в воздухе. Фрозен уже привыкла к этим фокусам (и не такое в штабе видела) и отхлебнула кофе. Горячо. Из магазина вышел Шнур, как всегда расслабленный и спокойный, улыбнулся ей и помахал приветственно рукой. Фрозен уже доставала из сумочки планшет (только бы кофе не разлить), нужно делать рабочий вид - шеф все-таки, хоть и называет себя напарником. Он уже шел навстречу, без слов подхватил здоровой рукой стаканчик с кипятком и подмигнул. Фрозен мысленно выдохнула, пусть несет а то уже надоело семенить.

- В Штаб? - спросил Шнур. Она кивнула. Штабом они называли первую торговую точку, там где все начиналось. А куда еще - рабочий день не закончился.

- Братья чего хотели?

- Зарплаты, чего же еще.

- Понятно, - он открыл и придержал дверь. Фрозен вошла в магазин, кивнув покупательнице. Та выбирала что-то на вешалках и узнала ее. Обслуживала покупательницу Айрис, девочка которую привел Шнур. Высокая, красивая, фигуристая, только глаза прячет за темными очками. Фрозен знала, почему все мутанты поголовно начали следовать этой моде. Имплантанты. Всем захотелось ночного зрения, а с ним мало того, что на ярком свете глаза сильно болят, так и зрачки выглядят мягко говоря пугающе.

Они прошли за примерочную. Там у Фрозен был кабинет. Стол с планшетом, стул, кресло и диванчик для гостей, кулер с водой, печеньки всякие, чай, кофе в стикерах, чайник. Но как ни крути у дрона вкуснее получалось.

- Не успеваешь? - спросил Шнур, усаживаясь на диван. Стаканчик с кофе он поставил с намеком на ее рабочий стол.

- Да, - сказала она, - Не вовремя вы все это придумали с зарплатами членам организации, я еще в остальном порядок не навела, а тут еще больше навалилось.

- Помочь чем?

Фрозен взялась за кофе. Уже не кипяток - пить можно. Ну что, попытаться еще раз. Прошлый раз был отказ, но кто не пробует, тот не выигрывает.

- Помощница не помешала бы. Хороший бухгалтер и хороший человек. Можно и помощника, но обязательно бухгалтера.

- Нет. Я уже объяснял, прости. Никто больше не будет посвящен в нашу внутреннюю кухню, второй раз рисковать я не буду.

"И вот так наотрез каждый раз, - подумала Фрозен, - но попытаться стоило".

***

На сегодня с выплатами было покончено. Шнур ушел час назад, а она пила четвертую кофе порцию. Пора с этим завязывать - вредно для сердца, но как иначе прочищать мозги она не знала.

Платили пойнты мутанты щедро, но и работать заставляли тоже. Ну как заставляли. Хочешь не хочешь а разгребать цифры приходилось чуть ли не сутками. Она уже неделю не видела сына с мужем, только оставляла огромные пакеты с едой под холодильником. Ничего, вот наладит здесь нормальную систему учета и пойдет в отпуск, а потом будет работать не больше четырех часов в день - Шнур обещал. А тем временем она столько отложит пойнтов, что и не снилось нескольким поколениям ее семьи вместе взятым.

Не так и страшны эти мутанты, как о них говорят. Уродуют свои тела - так это их проблемы. Такое себе идиотское хобби. Тараканы вон саморазрушаются и еще деньги платят за это барыгам, а мутанты самоулучшаются, по крайней мере думают так. Фрозен не за какие пойнты не разрешила бы изменить в себе что-то. Шнур намекал на улучшенную выносливость, возможность не спать по ночам и не уставать, остроту зрения но она даже слушать не стала и убегала за кофе, каждый раз когда он начинал такие разговоры. Он смеялся ей вслед, но не настаивал. Так и жили.

Единственное, что омрачало жизнь шефа это то, что кто-то убивает членов банд на улицах Уровня и начались смерти с мутанта. С того толсторожего, который когда-то стоял на входе в Штаб. Жалко человека, хоть он и был не очень. Но зато теперь ее домой возили на такси, прямо к подъезду, а сзади еще и охрана следовала на серой машине. Неудивительно, ведь она возвращалась в 3 - 4 часа ночи, а потерять своего единственного бухгалтера мутанты не хотели.

Её тоже допросили насчет Бормана (такая кличка была у охранника), он ведь почти у нее дома побывал. Она поговорила со Шнуром, честно ответила, что этот красномордый ей не нравился, но убивать его вместе с мамой она не собиралась. На том и разошлись.

Цифры, цифры и только цифры. А отдохнем на пенсии.

Дрема

Дрема кружил по ночному городу то увеличивая скорость, то замирая, постоянно рискуя попасть под машину. Сворачивал то влево, то вправо. Резко бросался вниз и почти у самой земли выходил из пике, пугая людей. Обычно инстинкты не позволяли ему так делать, особенно светиться перед незнакомыми, но кто сейчас слушает Звериные Инстинкты.

Все изменилось и обстановка вокруг менялась со скоростью четырехногого паука, стремительно и агрессивно, так что Дрема не успевал обдумывать поступавшую информацию.

Много Звериных Призывов не выполнено.

Дрема непрерывно сканировал пространство под собой. Увидел существо мужского пола, внешне похожего на Первого Хозяина и радостно пискнув нырнул вниз. Уже сфокусировавшись понял, что ошибся и приземлился на светящийся шар такие стояли на палках вдоль дорог. Некоторые шары были разбиты и не светились, но те, что работали приятно обдавали теплом, если долго не засиживаться. Если сидишь не двигаясь, то лапы начинает жечь усиливаясь до такой степени, что даже нет потом сил взлететь. Пересиливаешь себя и зевая уходишь вверх подальше от мягкого и одновременно злого тепла.

Дрема умел справляться с обманом шаров и поэтому спокойно приземлился, на секунду показав себя тенью на асфальте, но человек не заметил его. Он прятался в тени искуственного дерева и наверх не смотрел. Дрема сфокусировал взгляд на его руке. Она отличалась от напарницы каким-то стальным, злым цветом и размером была побольше. Мужчина постоянно сжимал разжимал пальцы. Он не выглядел напуганным и ещё голова у него была не такая как у всех людей. Странные огромные круглые глаза в которых отражался свет от шаров и не было ни рта ни ушей. Очень необычный человек. В другой руке он держал длинную и острую палку, которой постукивал себе по нижней конечности.

Вдалеке появились люди и человек со странной головой напрягся, присел и еще больше ушел в тень дерева. Даже Дрема сейчас его с трудом видел.

Новые люди галдели и совсем не скрывались, как их сородич. Может быть потому что их было много, а он один и они из разных стай? Дрема на всякий случай просканировал новые лица (вполне человеческие) и не нашел ничего интересного. Никаких совпадений. Сложил все данные в закоулках своей памяти, откуда их можно всегда достать и почувствовал прилив вдохновения.

Скрытность +1

Звериные Инстинкты давали понять, что он научился лучше прятаться, пока сидел на шаре и наблюдал за человеком без лица. Люди приближались и Дреме стало неинтересно, да и в одном месте стало припекать. Он резко расправил крылья привлекая внимание людей, которые сразу загалдели внизу, даже безлицый посмотрел вверх и Дрема рванул. Не на что тут глазеть.

Стремительно удаляясь от земли мышонок послал Зов Хозяину. Небольшая картинка, иллюзия - так они научились когда-то общаться. Теперь этот Инстинкт перестал работать. Сколько он ни отправлял картинок - Хозяин не отзывался. Он даже не видел их, не получал. Но он не был мертв. Иначе не было бы Призыва.

- Найти Хозяина - не выполнено.

Хозяин пропал и не отвечает, когда Дрема импульсирует в его сторону. Думать в сторону хозяина Звериные Инстинкты научили его не сразу, и не сразу Хозяин понял, что к нему обращаются. Дрема запищал и ускорился на прямой до максимально возможного уровня. Воздух даже перестал свистеть вокруг и скорость перестала ощущаться, он как будто медленно плыл или карабкался по белой вате, но если посмотреть вниз, то крыши, машины, люди, башни кранов сливались в серые полоски.

Боль ударила в голову резко и Дрема дернулся, чуть не влетев в пролетающий мимо грузовик. Опять она.

- Отомстить плохим людям - не выполнено.

Звериные Инстинкты будут недовольны и накажут Дрему болью в голове, избавиться от которой можно только рассекая уровни на огромной и опасной для жизни скорости, опасной даже для угольных мышей.

Но потом боль все равно возвращается и преследует, пока не последуешь инстинктам. Найти и уничтожить обидчиков, вот только где их найти?

Дрема патрулировал Уровень все свободное время, но так ни разу и не видел обидчиков. Если бы хотя бы одного засечь из под Свода и стремительно ринуться вниз. Упасть на голову, разрывая когтями волосяной покров и вгрызаясь в череп острыми зубами. Наслаждаться криками жертвы и вкусом теплой крови. А можно погонять ее немножко. Отпустить, взмыть вверх давая надежду и наблюдать, как она бежит спотыкаясь и истекая кровью, размахивая конечностями и крича что-то на своем языке. Дать ей расслабиться и ударить опять, чувствуя как ужас парами расходится вокруг перепуганного тела.

Дрема резко нырнул влево, чуть не столкнувшись с полицейской машиной, шмыгнул под днище и зацепился там лапами за железо головой вниз. Приятный гул и множество странных запахов успокаивали. Угольные мыши любили запах исходящий от механизмов, что-то родное шло от них, какие-то свои воспоминания, родом из гнезда, запах матери. Сейчас здесь никого не было, но и мышей в последнее время стало меньше на уровне. Дрема это чувствовал, но не понимал почему. Только ощущение угрозы и страха.

А это кто? Дрема резко свернул, увидев сородича. Тот просвистел мимо не останавливаясь, рассекая воздух и радостно пища. Дрема поймал его в прицел глаз и "сел на хвост".

Крылатый брат летел осторожно, не превышая безопасную скорость, не играя с антеннами, трубами и пролетающими авто. Он просто наслаждался полетом не сильно заботясь о невидимости. Большая ошибка и неуважение к стае. Дрема без труда догнал его и полетел параллельно, но над ним. Кто выше тот и главней.

Брат заметил его и запищал, посылая злобные импульсы. Свернул резко влево, вправо и вниз, вверх. Оторваться не удалось - еще не дорос чтобы от Дремы уйти.

Дрема не обиделся, он и сам не любит чужаков, но Звериные Призывы нужно выполнять. Послал импульс Дружбы. Никакой реакции, только стремительный полет. Потребовал присоединиться к нему. Ничего. Брат злобно огрызался и лавировал между домами на грани риска.

Хорошо шли на контакт только те кого звал Новый хозяин - маленький человек. Они были общительные, дружелюбные: любили тренироваться вместе с Дремой и играть в свободное время... Но потом они пропадали. Переставали выходить на связь, не прилетали на свои любимые места и не отвечали на Зов. А этот уличный сбор в стаю собираться не хотел. Поэтому невыполненный Призыв пульсировал в голове и часто отдавал болью в ушах и по всему телу.

Дрема мысленно фыркнул и оставил в покое крылатого брата, тот даже не оглянулся и скрылся за горизонтом.

- Подружиться с угольными мышами, научиться действовать в команде - призывали Звериные Инстинкты.

Не выполнено.

Только Дрема налаживал контакт с очередным братом, как тот пропадал. Только хозяин призывал очередного мыша и через день он уже не откликается на Зов. Поэтому висел в Дреминой головке очередной Призыв не выполненный и головку часто пронзало нестерпимой болью.

Сейчас бы найти настоящего хозяина, того самого - первого и он бы помог. Он всегда помогает. Если бы мог Дрема бы вздохнул, но только сморщился и потряс крыльями.

Под ним проплывали крыши зданий, парковки, фабрики, склады и освещенные фонарями улицы. Он продолжал всматриваться вниз, постоянно сканируя пространство на всякий случай, а вдруг попадется обидчик и часть задания можно будет выполнить? А если совсем повезет и Первый Хозяин найдется.

Сергеич

Сергеич расслабился только тогда, когда угольная мышь улетела. Она сидела на уличном фонаре за его спиной и немного нервировала. Никогда не знаешь чего ждать от этих монстров. Чешется там за спиной и в любую секунду нападет, нарушив все планы. На что смотрит полиция или ученые, кто там занимается этими тварями? Раньше такой фигни не было, а теперь ребенка на улицу самого не выпустишь. Как ни летающая тварь набросится, так хулиганье обидит.

"Хватит отвлекаться, они уже рядом", - сказала рука и Сергеич замолчал, она права. Молодые недоноски были уже рядом. Раз, два, три - три недоноска: две бабы и пацан. Одеты странно - девахи в юбочках, которые едва достигают коленок и в черных кожаных блузочках, которые обвешаны круглыми эмблемами с изображением черепов и волосатых людей. Парень в интересном спортивном костюме старого стиля: красного цвета кофта с черно-белыми полосками на рукавах и черные свободные штаны с красно-белыми полосками. На ногах белые полоски, но носков не видно. Старая мода, еще до Раскола так ходили. Значит это старообрядцы, или как там правильно называется банда. Тащатся по всему допотопному, старому. У Сергеича не было никаких претензий к этой банде, но они могли вывести на тех, кто ему нужен.

Он пропустил их вперед и убедился, что следом никто не идет. В небе не висят полицейские боты и летающий монстр не вернулся. Пора. Слишком мало времени и слишком много жертв.

Девчонки ему не нужны, он это сразу обдумал - что они там могут знать, тусовщицы. Ему нужен парень, но без свидетелей.

Сергеич сжал пару раз пальцы в кулак разминаясь и стараясь не шуметь побежал на цыпочках за троицей. Слишком поздно заметил свою же тень, которая бежала впереди, увеличиваясь от фонаря и бросалась под ноги бандитам. Парень только начал поворачивать башку синхронно с подружкой, когда Сергеич ударил ее ребром ладони по затылку (это называется кроличий удар) деваха упала беззвучно на попу, сложив ручки. Очнется через часик.

- Что.. - начал еще не осознающий свое положение, когда Сергеич схватил парня одной рукой сзади за шею и чуть придавил.

- Со мной пойдешь

Парень отошел на шаг и побелел, глаза метались между девкой на земле, она безобразно скрючилась и раздвинула ляжки и между той, что краснела, шипела и надувалась сейчас перед ним.

- Ты... Ты... Вы чего... Отпустите ее...

- Быстро, - сказал Сергеич и парень задергал руками, как поломанная кукла, пытаясь танцевать.

- Вы... вы чего сделали? Танюха мертва... Я вызываю полицию.

Та что на земле реально не двигалась. Не хотелось лишних жертв, но как-то он тему со свидетелями и не продумал. Сергеич сжал руку и отшвырнул девчонку в сторону. Улицы все так же были пусты, хороший райончик для охоты.

"А ты куда собрался?"

Виталик и его крысы

Сколько их? Сколько летающих крыс ушло трансморферам? Четыре, кажется. Виталик мысленно загибал пальцы. Да, четыре, а он еще не член банды. Ребята улыбаются, пожимают руку, хлопают по плечу, но только когда он приводит очередную угольную мышь для опытов. Договора не было никакого, но четыре уже немало, а ему только обещают. Шнур последний раз даже не появлялся, говорят что сильно занят. Много новых лиц крутятся у штаба, которых Виталик раньше не видел: пара старшаков из школы, даже не поздоровались с ним, но судя по плащам и черным очкам они уже в банде. И сколько монстров они привели, чтобы их приняли? Ни одного. Никто не умеет управлять монстрами, только он. Никто не умеет призывать их и заставлять себя слушаться. С каждым днем программа в его голове сообщает о новых улучшениях и развитии навыков. Каждый раз как он занимается с Дремой, что-то меняется в лучшую сторону. Алло? Кажется вы не видите кто тут на самом деле важен для банды. Человек, который может призывать монстров или тупорезы, которые даже в школе плохо учатся. Но у них уже есть имплантанты.

Виталик зарычал от обиды и раскачался на качели сильнее. На детской площадке он был сам, все в школе, а он уже неделю туда не ходил. Репутация со школой упала почти до нуля, все из-за этой банды. Стараясь им угодить он теряет в другом, хотя и тут не прирастает. Нужно поговорить серьезно со Шнуром, но разве он его выслушает. Он - главарь банды... и школьник с другой стороны.

"Я - управляю Монстрами!" - прорычал вслух Виталик, раскачиваясь все сильнее. Качель взлетала уже так высоко, что захватывало дух, жаль что нельзя сделать полное сальто, защита от детей и дураков. Виталик на секунду прикрыл глаза, дольше оставаться в темноте было страшно на такой скорости. Да и не надо ему это. Он может крутить интерфейсом, как хочет и не закрывая глаз.

Что там делает Дрема? Быстрое переключение на вид из его хитрых глаз. Летает, как всегда фиг знает где. Если бы можно было раздавать достижения как в Островах, то он бы точно уже получил ачивку "Исследователь". Пусть летает. Потом всегда можно будет залезть в его голову и узнать что-то новое.

Виталик переключился на еще одного крысеныша, которому предусмотрительно кличку уже не давал. Жалко потом отдавать на исследования. Пусть будет крысеныш №1. Вид из глаз Дремы оставил на фоне в правом верхнем углу а этого уменьшил и перевел в левый правый угол. Этот ленивый, как и все остальные. Висит под крышей и смотрит вниз. Внизу пролетают авто - вперед, назад. Еще ниже ходят пешеходы. Что это за район? Кажется Центральная площадь, значит мышонок устроился под куполом Церкви Трех Островов. Ну да, вон и священослужители пошли цепочкой, ведут кого-то.

Виталик отвлекся на питомцев и качель сильно замедлилась, пришлось поднапрячься и помогая всем телом раскачать ее снова до нужного уровня. Крысеныш номер один продолжал медитировать и мальчику стало скучно. Он переключился на крысеныша номер два. Вот это поворот. Этот тоже висел вниз головой без движения. У них что, тихий час? И висит там же. Вон и священники Церкви пошли. Жалко, что картинка не передает звука, хотя с развитием навыка скорее всего он начнет и ушами тварей слышать, если у них есть слух. Облюбовали Церковь Трех Островов гаденыши и спят посреди дня. Хищников покрупнее на них нет.

Закинуть картинку не закрывая в левый нижний угол.

Крысеныш номер три и последний. Изображение в правый нижний угол и можно смотреть. Да что ты будешь делать! Там же висит, только чуть левее и священников уже не видит. Зато видит старика, который бежит спотыкаясь. За кем? Не видно. Поверни же ты голову. Ну поверни, сонная тварь.

Не поворачивает и Виталик смотрит глазами второго. Мелькает хвост процессии и вот бежит старик. А, ясно - он за ними бежит, спотыкается. Не догонит, наверное, слишком быстро шагают священники. Мыши хорошо видят, но слишком высоко и Виталик не может разобрать лицо старика. Почему-то кажется знакомой фигура бегущего, смутно что-то мелькает в сознании, но ответ не приходит. Виталик переключается на первого мышонка. Не лучше. Священники уже почти подошли к ограждению, там где встроена калитка, ведущая к тылу Церкви. Идут куда-то минуя центральный ход а старику это явно не нравится. Мальчик даже раскачиваться перестал увлекшись картиной. На Уровнях много сейчас херни происходит, но все равно интересно.

Осмотрелся по сторонам, оторвавшись от экранчиков. Никого. Затормозил ногой и качель остановилась полностью. Так будет безопаснее. А теперь к питомцам.

Позакрывал все окошки, включая бешено летающего кругами Дрему и оставил только Крысеныша номер один. Развернул его пошире, чтобы лучше видеть и "толкнул".

Крысеныш вздрогнул и повел головой соображая. Хозяин звал. Хозяина нужно слушать. Развел крылья в стороны, аккуратно, не задевая соседей и нырнул вниз.

Первым делом Виталик направил его к старику. Это сторож из школы, теперь все стало ясно. Это его красная куртка и походка вот почему казался таким знакомым. А ведут наверное его сына.

Крысеныш сделал круг и Виталик направил его за толпой, обогнав старика. Держался он высоко, чтобы не привлекать внимание, но тень выдавала, конечно.

Священник, тот что замыкал шествие, оглянулся и посмотрел вверх, когда Виталик с первым крысенышем промелькнули мимо и пожал плечами - не увидел. Картинка уже сложилась - двое шли впереди, двое замыкали, а молодой парень лет двадцати шел посредине. Голова опущена, вид не очень довольный и будешь тут довольным, когда на запястьях наручники. У старика слезы текут по щекам, вот он споткнулся в очередной раз и остановился. Беззвучно кричит и тянет руки к сыну. Они уже у калитки и первый священник открывает замок. Парень не оглядывается на призывы отца и смотрит себе под ноги. Интересно куда его ведут? В Церковь через черный ход? На Игры? А почему черным ходом?

Браслет завибрировал и Виталик отвлекся от камер. Пришло сообщение от Шнура.

- Ты готов. Приходи как сможешь. Будем принимать в команду. -

"Ну наконец-то".

Виталик встал и улыбнулся. Хотелось закричать, заорать, побежать, поделиться с кем-то радостью но делиться было не с кем. Родителям такое рассказывать нельзя - не поймут, а друзей у него в принципе и нет. Понимают его только там - куда он сейчас пойдет. Мальчик засмеялся и толкнул ногой сиденье на цепях. Оно взлетело криво дергаясь вправо - влево и остановилось, слабо покачиваясь внизу. Детский сад. Пора становиться трансморфером.

Шнур написал еще раз и Виталик проверил сообщение немедленно. Как всегда не все так просто?

- Приведи своего самого умного. Он - последний -

Ну вот. Настроение испорчено. Виталик остановился и прочитал еще раз. "Самого умного". Может он про второго крысеныша? Или про третьего?

Следующее сообщение расставило все на свои места.

- Того, кого ты называешь Дремой. Не перепутай -

"Не перепутай". Перепутаешь его, любимца. Виталик стоял не в силах сделать шаг дальше и напряженно думал. Мимо прошли двое старообрядцев, но ничего не сказали только осмотрели замершего мальца с выпученными глазами с ног до головы и рассмеялись. "Таракан, наверное!" - сказал один другому. - "Плющит, пацана".

Виталик не обратил на них внимание и продолжал размышлять, старался найти выход из ситуации и как можно быстрее. Реально ли сделать все так как хочется тебе и ничего не потерять? Есть вариант. Вряд ли Шнур отличает одного угольного мыша от другого и можно просто привести крысеныша под номером один - он более менее похож на Дрему, только глазки тупые, но кто это увидит кроме Виталика. Отлично! И тут пришло новое сообщение.

- И не нужно пытаться другого вместо него приводить. Мы заметим подмену -

"Бл...!" - выругался мальчик, не удержавшись, и женщина проходящая мимо вздрогнула и обошла его подальше. Подключился к зрению Дремы и медленно пошел вперед, чтобы не привлекать еще больше внимания. Дрема рассекал под самым куполом, цеплялся всеми лапами за балки и яростно грыз их, отцеплялся и камнем падал вниз, почти у земли на грани столкновения резко взлетал и с писком летел вверх, пугая таксистов. Развлекается.

Нет, нельзя его отдавать! Виталик отошел к стене дома и облокотившись об нее взялся за браслет.

- Дело в том, что этот крысеныш перестал меня слушаться и где-то пропал.

Шнур ответил почти моментально.

- Как пропал? Почему перестал слушаться?

- Не знаю, у меня это первый раз когда я потерял контроль над угольной мышью. Думаю, что он просто перерос свой уровень и вышел на самостоятельную охоту. Нужно его было раньше к вам привести. Простите, я не знал.

Палец заболел тыкать по по экрану, а быстро набирать он так и не научился. Стоял тут уже десяток минут, но внимания не привлекал - ребенок набирает сообщения, этим никого сейчас не удивишь. Шнур подозрительно долго не отвечал, наверное тоже медленно печатает.

- Это не хорошо. Мы разочарованы. -

Долго печатал, блин. Четыре слова. Виталик ждал, чувствуя как тело реагирует на нервозность - то горячая волна прошла, то холодная, руки дрожат, а ноги ослабли так, что еле держат.

- И что нам с тобой делать? -

Виталик начал печать заранее, поэтому когда пришло сообщение ответ выслал почти сразу.

- Я могу привести других. У меня есть три мышонка. Я приведу всех. -

И опять тягостное ожидание ответа. Шнур долго молчал, но все-таки надумал.

- Ладно, приводи всех. -

Виталик поочередно дал команду каждому мышонку следовать за ним, но на расстоянии и зашагал к рынку. Он был счастлив и улыбка не сходила с лица. А еще шире она стала после еще одного сообщения от будущего шефа.

- Наш ты. Трансморфер. И никуда мы уже не денемся. Никого не забудь. -

Виталик не забыл никого, по крайней мере он так думал.

***

Зашел на рынок с черного хода, чтобы не встретиться с мамой. В будущем это может стать проблемой, но он подумает об этом потом. Сейчас главное. Три тени попеременно мелькали под ногами. Мальчик остановился и выдохнул. Идти вперед стало страшно. А если они передумают? А сколько их будет? Один Шнур или еще человек пять комиссии? А может десять? Или вся банда соберется? Какая у них процедура принятия? Что нужно будет сделать? Может написать Шнуру и спросить, пока не пришел? Или это глупо?

Виталик всю свою маленькую жизнь комплексовал только подумав о публичном выступлении: не любил школы и разговоры в которых участвовало больше трех человек. Экзамены были страшной пыткой, как и просто ответы у доски. А теперь предстояло шагнуть в неизвестность где его ожидало множество новых встреч и знакомств. А если они решили забрать мышей и просто выгнать его со смехом? Виталик так и стоял бы не решаясь ни на что, и так бы и простоял пока бы Шнур не отказался его ждать или сам его не вышел не встречать, но тут он увидел маму. Она шла в сторону выхода увлеченная разговором с другой женщиной, обе улыбаются и держат в руках кофейные стаканчики. Виталик едва успел нырнуть под укрытие торгового вагончика и силой воли заставил себя не останавливаться больше - если он остановится, то уже не дойдет. Чертов трус. Дошел.

***

Правильно говорят, что нужно просто решиться, а потом уже не страшно. Просто шагнуть с крыши вниз, не задумываясь. Шнур уже вышел на встречу и он был один. Несмотря на провал с Дремой он широко улыбался и был искренне рад встрече. Пожал парню руку и с чувством потряс ее.

- Ну что, друг? Готов стать трансморфером? Мы давно тебя ждали.

Виталик не смог выдавить и слова, просто кивнул.

- Не волнуйся, ты чего, все хорошо. Ты уже с нами. Заходи на огонек.

Они вошли внутрь штаба, который оказался обычным магазином женской одежды. Аккуратно разложенные тряпки на витринах, стоят жуткие улыбающиеся манекены , люстры ярко освещают витрины, как и встроенные лампы в них. Чуть дальше кабинка для того чтобы женщины примеряли свои будущие покупки. Виталик, наверное, не смог скрыть разочарования и удивления, а шеф заметил это и рассмеялся.

- Не бойся! Это называется "прикрытие". Идем, нам сюда!

Он улыбнулся и скользнул за примерочную, а мальчик за ним. Там оказалось небольшое помещение, незаметное из торгового зала. Стол со стулом, встроенный планшет на нем и письменные принадлежности. Диван напротив, наверное для отдыха.

- Здесь наш бухгалтер сидит, сейчас ее нет, вышла по делам. Потом тебя познакомлю с ней, поставим на довольствие. У нас члены организации зарплату получают. Кстати, а где угольные мыши? Ты говорил, что троих приведешь.

- Они летают. Могу призвать в любой момент, хоть сразу троих. Призвать?

- Нет, - резко остановил его Шнур. - Ты чего? Сразу троих, скажешь тоже. Мы не готовы еще. И вообще расскажешь о том, как ты это делаешь, но не сейчас. Сейчас идем в лабораторию, к нашим хирургам.

Виталик не успел заметить, что сделал Шнур, но кусок пола поехал большой плитой в сторону. Шнур опять засмеялся, увидев его ошарашенный вид.

- Ага. Не видел такого? Секреты трансморферов знают только трансморферы. Пойдем.

Плита уже полностью отъехала в сторону открывая проход в секретную лабораторию. Парень уже не боясь шагнул вниз за своим новым другом.

****

- И что, сможешь прямо сюда пригнать угольных мышей? - спросил тот, кого называли Самоделкиным. Хирурги с неподдельным интересом расспрашивали мальчика, переглядываясь друг с другом, но Шнур остановил их движением руки.

- Пообщаетесь с ним позже. Давайте уже забирайте образцы, мне парня нужно с порядками нашими знакомить.

- Ну зови тогда , - сказал второй хирург которого представили смешным именем Карандаш и уставился на мальчика своими круглыми зрачками. - Только одного.

Самоделкин тем временем достал из контейнера шприц и улыбнулся мальчику. Шнур отошел вглубь, встал в тени, за входом и оттуда наблюдал, как влетел первый питомец.

- Ишь ты, - сказал Самоделкин очень тихо, а крысеныш номер один завис посреди помещения растерянно оглядываясь, увидел Хозяина, радостно пискнул и спланировал ему на плечо.

- И как ты его... того? - спросил Карандаш еле слышно. Самоделкин пожал плечами и прилетело щупальце из темноты, обвилось вокруг не успевшего раскрыть крылья тельца и придушило его. Сразу же игла вошла в шейку и поршень вдавил снотворное в цель. Первый крысеныш затих мгновенно, Карандаш взял его в руки и положил в один из трех приготовленных контейнеров. Щупальце ушло, а Самоделкин сказал: "Закрой".

Виталик с надеждой смотрел на него, может уже хватит на сегодня, но когда второй врач забрал контейнер и вернулся с новым прозвучал приказ:

"Следующего давай!"

Крысеныш номер два влетел резко, не останавливаясь свернул влево и чуть не напоролся на Шнура, вовремя спрятавшего руку - щупальце. Номер два облетел его с криками и писком, заметил Хозяина и через секунду сидел у него на плече.

- Шприц не взял, - пробормотал Самоделкин. - Незадача.

"Второй" нервно вертел головой во все стороны, стараясь видеть сразу всех одновременно. Этот был поумнее и чувствовал опасность, но не понимал откуда ее ждать.

Шнур молчал и тоже не пускал в ход свою чудо-руку, боялся промахнуться или не успеть. Только сказал "Бараны", тихо, но отчетливо. Самоделкин покраснел и потянулся за шприцом. "Второй" дрогнул и зашипел.

- Тихо, тихо, - ласково сказал мальчик, - не бойся, это свои.

Он вытянул правую руку вперед и "второй" задумался.

- Иди, ты же это любишь.

Они все любили карабкаться по вытянутой в сторону руке, а Дрема больше всех. Второй крысеныш пыхтел в обе ноздри, но сойти с плеча не решался. Самоделкин взял шприц у коллеги и медленно спрятал за спиной. Второй не обратил на это внимания, разглядывая предложенную площадку для игр.

- Иди, - шептал мальчик, - ты же любишь, там висеть. Иди, маленький засранец.

Виталик вытянул руку в странном жесте, указывая на Самоделкина, чуть не упираясь пальцами тому в очки, а хирург не отходил назад, он ждал, скрывая страшное оружие за спиной. Крысеныш под номером два сделал первый нерешительный шаг, осмотрелся по сторонам и ступил вперед второй лапкой.

- Иди, уродец, - прошипел Карандаш. Виталик подумал, что он похож на карикатурного злодея из мультика: сгорбленный, в огромных очках и белом когда-то но сейчас грязном халате (красные пятна наводят на мысли), длинный нос, который указывает то на своего напарника, прячущего иглу, то на дрожащую крысу с крыльями.

"И правда уродец, - подумал Виталик, - дрожит, боится всего, чуть не ссытся, тоже мне хищник. Дрема не такой, Дрема - красавчик - настоящий убийца. Он бы так просто не дался".

Крысеныш номер два был уже на уровне локтя, когда "врач номер два" уронил стальной контейнер на пол. В абсолютной тишине тот загремел вышибая перепонки, как разрыв гранаты в помещении. Мышь заверещал и взмыл вверх, ударив мальчика когтями по рукаву, разрывая ткань.

- Блин! Простите!

- Стой!

Свистнула, удлиняясь в размерах, клешня из темноты. Схватила крылатого мутанта за лапу, но он дернулся и получил свободу.

Самоделкин махнул рукой со шприцом и чуть не воткнул его в плечо напарнику. Тот отскочил и замахал руками, усиливая панику а крысеныша уже не было рядом. Он метнулся к выходу, но увидев Шнура резко свернул в противоположную сторону, пролетел до самого конца коридора и сейчас висел где-то в темном углу, стараясь спрятаться.

Виталик в происходящем бедламе не участвовал и только шагнул в сторону.

- Ну? И как мы его теперь поймаем? Пацан? Ты же их знаешь, чем приманить его? Закрыть выход?

- Никуда он не денется, - врачи замерли, услышав спокойный голос пацана. Он не нервничал, не суетился и просто смотрел вдаль коридора, туда где в тупике под потолком дрожало маленькое тельце. Вытянул руку вперед ладонью вверх и позвал мутанта.

- Как он его назвал? - прошептал Карандаш, они сгрудились слева, стараясь не двигаться, чтобы не спугнуть.

Виталик поманил крысеныша номер два пальцем больше для эффектности, как и зловещую кличку он на ходу придумал. На самом деле все это время он быстро перебирал менюшки у себя в голове, разыскивая нужную команду.

"Место!"

Вот как она называлась. Крысеныш встрепенулся в своем углу и колебался всего секунду. Через мгновение он уже сидел на ладони.

- На! - выкрикнул доктор и вонзил в него иглу.

***

- Третий раз и давайте уже без шума, - скомандовал Шнур, - посади его на руку, отвлеки, а ты шприц заранее подготовь, не тупи.

Самоделкин только кивнул, инструмент уже давно был у него в руке.

- Отойдите от него, не пугайте монстра. Потом медленно приблизишься и уколешь. А ты вообще отойди вглубь, двое вы там не нужны. Я направо, ты налево.

Виталику уже не так было жалко третьего как его друзей. Надоело. Хотелось быстрее избавиться от этой рутины и заняться наконец знакомством с бандой изнутри. А мышей он потом еще найдет, много их еще летает под Сводом. Он позвал третьего и с удивлением заметил, что интерфейс опять немного изменился. Теперь вокруг изображения питомца крутились уменьшаясь цифры. 1,2 - 1000 - 800 - 600 -500 -300 -100

Да это ведь расстояние до питомца! Через секунду он уже влетел внутрь и с шумом приземлился на плечо, несмотря на протянутую руку. Глаза у этого были круглые и широкие. "Глазастик - вдруг подумал Виталик и быстро постарался отогнать мысль от себя, - Крыса. Мутировавшая летучая крыса."

Крыса сидела у него на плече и что-то щебетала, как птица, постоянно вертя головой.

- Да что ты говоришь. Сколько новых впечатлений. Чего видел?

- Посади его на руку, - прошипел Самоделкин, приближаясь, - я так не попаду.

Виталик вытянул руку и пошевелил пальцами, дразня крылатого. Тот не реагировал и продолжал что-то рассказывать на своем шипящем.

- Иди сюда, - пропел Виталик, - поборемся.

Третий продолжал лепетать и даже прошелся по плечу, задев ухо мальчика крылом.

- Посади его на руку, блин.

Тень от доктора упала на Виталика, краем глаза он заметил, что Шнур вышел из укрытия и наблюдает за ними.

- Кис-кис. Давай поиграем с пальцами, ты же любишь бороться с ними.

"Глазастик" вдруг взлетел и сел мальчику на голову, зашипев. Уже занесший шприц для удара Самоделкин убрал руку за спину. Мышонок ходил по голове взъерошив и так не аккуратную прическу.

- Посади его на руку, дурак.

Виталик вздрогнул от неожиданной грубости тона и услышал знакомый свист щупальца. Мышонок вскрикнул и царапнув голову когтями пропал.

- Достал, - сказал Шнур, рассматривая крысеныша еще бьющегося в клешне, которая протянулась как уродливая труба через весь коридор. - Этот говорун точно заслужил пойти на опыты.

- Только не раздави, - попросил Самоделкин, - опять будет кусок мяса с переломанными конечностями. Он мне целый нужен.

- Так забирай.

Писк мышонка заставил их остановиться. Замер Виталик, медленно поворачивая голову на звук. Замер Шнур с вытянутым щупальцем. Замер Самоделкин с занесенным шприцом и приближающийся Карандаш тоже остановился. Это не "Глазастик" пищал. И тут Виталик вспомнил, о чем забыл, а потом похолодел.

Дрема должен умереть

«Маленький Хозяин смотрит,» — обрадовался Дрема и ускорился, показывая свои умения. Дрема всегда знал, когда хозяин приходит к нему в голову и смотрит его глазами. Это не больно и не неприятно. Это просто бывает. Старый хозяин первый научился так делать и очень любил смотреть, даже больше чем новый. А Дреме нереально нравилось показывать то, что не может увидеть хозяин. Несмотря на всю его силу, мощь, ум, обоняние хозяин не мог развивать такую скорость, да он и летать не умел. Хотя старый хозяин что-то такое начинал показывать. Они не могли видеть то, что мог увидеть Дрема. Не могли пролезть туда, куда пролез бы любой угольный мышонок. Да ничего они не могли, для этого был верный Дрема.

Раз и выйти из крутого пике, проскользнуть мимо машин, не врезаться в антенну на крыше, долететь до Свода, постепенно ускоряясь и почти врезавшись в ослепительно яркое развернуться и нырнуть вниз. Тут уже осторожнее потому что Свод ослепляет и глаза не работают — нужно снизить скорость и зависнуть в воздухе не двигаясь, пока не пройдет.

Хозяина уже не было. Не, это не старый хозяин — тот мог часами наблюдать за подвигами друга и поощрять его веселыми эмоциями-картинками. Виталик быстро теряет интерес к полетам. Вот и сейчас.

За Дремой он не смотрит, но связь еще оставил. Связь - это что-то вроде нити, которая связывала хозяина и питомца. Эта нить помогала ему быстро передать команду, позвать на помощь, позвать к себе, указать жертву и много чего еще. Дрема обязан был слушать хозяина, да он и против никогда не был. Это же хозяин! Второй лучший друг.

Пока нить не снята питомец всегда на взводе и ждет указаний, даже если хозяин отвлекается. Или дергает вторую нить. Дрема почувствовал, как мальчик общается с еще одним питомцем, удерживая его на второй нити. Первый хозяин так не умел, он только Дрему контролировал. Если бы они дружили дольше, то и Первый такому бы научился.

Дрема прислушался. Он мог чувствовать эмоции связанных с ним нитью других мышей, знал где они находятся и что делают. Они так не могли. Этот спал. Днем. Дрема не любил спать, движение - вот его стихия, движение и познание нового. Спит коллега в районе центра, там где любят тусоваться дикие, как Дрема называл мысленно своих друзей. Они не знали что такое хозяин, что такое друг и понимали только принцип стаи... До тех пор пока Хозяин не притягивал их, не начинал играть с ними, давать разные смешные поручения. Тогда еще можно было с ними мириться, не смотреть свысока и даже играть в догонялки. Но только Хозяин обрубал нити они сразу теряли интерес к жизни, забывали Дрему, а некоторые вообще пропадали без вести.

Этого сейчас держит нить, значит он вменяемый почему бы не поиграть? Дрема любил одиночество, но гонять вместе со стаей пугая людей — это тоже интересно.

Хозяин не разбудил мыша и пропал, но нить не оборвал как у Дремы. Накинул на второго и уже смотрел его глазами наверное. Дрема тоже прислушался. И этот спит. Рядом с первым под той же крышей. Хозяину это не понравится. Дрема проверил направление и рванул в ту сторону. Если хозяин не играет, то Дрема может.

Тем временем хозяин уже накинул четвертую нить и появился еще один ленивец. Дрема еще издалека заметил спящую вверх ногами троицу. Правда один из них вдруг дернулся, расправил крылья и камнем нырнул вниз — пошла по нити команда от Хозяина, понял Дрема.

Остальные продолжали дрыхнуть, когда Дрема подлетел и закричал, призывая к игре. Ноль реакции. Один открыл большой красивый глаз, посмотрел на Дрему и закрыл его снова. Второй и того не сделал. Дрема мелькнул мимо них и слегка задел обоих крылом. Глазастый открыл оба глаза и запищал. Потом сорвался с места и начал кружить вокруг Дремы возмущаясь и пытаясь его напугать. Его сосед продолжал невозмутимо спать, иногда приоткрывая глаз и осматриваясь по сторонам.

Вернулся первый и повисел наблюдая за Дремой и большеглазым, нить тянулась за ним как длинный бесконечный хвост. Посмотрел и вступил в игру. Дрема был счастлив.

***

Радовался он недолго. Только разыгрались и пришел приказ от хозяина, он дергал за ниточки вызывая одного из них. Значит есть задание и первый улетел с радостными воплями — Хозяин зовет! Дрема и пучеглазый устроились на карнизе, присели отдохнуть. Третий все так же висел безвольным мешком, как будто и в еде не нуждался, но позже позвали и его. Умчался, как будто и не спал вовсе а нить связи с первым оборвалась.

Дрема с большеглазым погнали развлекаться когда пропала и вторая нить, и призвали последнего друга. Дреме стало скучно. Одному быть неплохо, но к компании слишком быстро привыкаешь.

«Подожди!» — отправил он сигнал и полетел за другом.

***

Слишком низко спустился глазастый друг, слишком быстро к незнакомым людям. Хозяина не видать и он так никогда не делал. Они встречались или на крышах или на заброшенных безлюдных пустырях, но не в этих коробках к которой подлетел глазастенький. Он не решился сразу влететь внутрь, через открытую дверь потом что первый вошел человек женского рода. В руках человек нес что-то дымящееся и наверное горячее. Дрема вздрогнул от неприятного воспоминания, когда-то он врезался во что-то такое дымящееся, горячее и огромного размера — было очень больно и долго грудь заживала. Человек вошел внутрь оставив дверь приоткрытой.

Глазастенький долго решался, но когда нить затряслась опять (хозяин звал) он решился и нырнул в проход. Две нити уже были разорваны, оставался последний друг на сегодня. Если его потерять, то найти будет трудно. Хозяин там, в коробке. Если тоже нырнуть к нему он не разозлится? Он ведь тоже держит нить общения с Дремой, значит хочет его видеть. Дрема последовал за другом.

***

После яркого света глаза с трудом переключились на полумрак, но нить глазастенького оставила след за которым Дрема и пролетел, минуя странные препятствия в виде неподвижных и хладнокровных людей без волос. Существо женского пола махнуло на Дрему с криком и он метнулся в сторону, не отрываясь от нити, которая вдруг оборвалась и провисла. Но вела она вниз, в проход в земле, похожий на один из проходов в Нижние.

Пучеглазый посылал сигналы помощи понятные только угольным мышам, но такие слабые, что Дрема услышал их только внизу.

А потом он увидел. Пучеглазенький был в плену. Что-то держало его в клешне и не отпускало. Что-то похожее как на человека, так и на Живца из подземных уровней. Дрема еще помнил живцов, хотя последний раз видел их еще из под брюха матери. Мать стремительно летела с полными лапами младенцев а два жильца лезли по стенам за ней, иногда выпрямляя свои длинные лапы и выхватывая детенышей то справа, то слева от Дремы. Так же вытягивались у них щупальца, как сейчас у этого человека. Пучеглазенький был еще жив и Хозяин стоял рядом, пытался спасти его а сзади подкрадывался еще один человек с острым оружием в руке и еще один...

Дрема атаковал. Вцепился всеми когтями и пастью в щупальце добавляя немного концентрированной слюны. Странный человек закричал вдалеке и отпустив друга, начал мотать щупальцем завывая. Дрема вцепился для надежности еще сильнее и прикрыл от удовольствия глаза. Щупальце металось вверх и вниз, билось об стены и пыталось его сбросить, но если мышь вцепится, то простым швырянием на стену ее не отцепишь. Когда оно начало втягиваться, сокращаться Дрема сразу отцепился и взлетел. Перепуганный пучеглазенький занял единственно верную позицию как он думал и спрятался на плече у Хозяина. Двое белых подступали справа и слева, Дрема должен защитить хозяина.

— Стой! -

Пришла команда по нити. Хозяин хотел чтобы он прекратил атаковать и уходил. Дрема завис в воздухе, раздумывая. Он не мог ослушаться команды.

— Ищи питомца —

Хозяин хотел, чтобы он привел ему еще одного мыша для дружбы. А как же глазастенький? Что будет с хозяином среди врагов?

Дрема сопротивлялся. Глазастенький потерся о щеку хозяина. Он слушался. Дрема думал. Хозяин протянул руку и взял что-то блестящее у своего врага. Взял без страха и вытянул другую руку вперед, хозяин хотел поиграть с глазастым и тот полез по руке. А потом хозяин замахнулся и ударил. Ударил друга, одновременно обрывая нить. Ударил его этой острой блестяшкой так, что она застряла в теле питомца и он вместе с ней упал бы вниз если белый человек не подхватил бы его и не отдал другому белому человеку.

Дрема закричал. Нырнул в сторону уходя от быстрой тени приблизившейся сзади — человек-Живец все еще хотел его поймать гадким щупальцем. Дрема закричал и бросился в атаку. Уворачиваясь от щупальца через мгновение он был рядом с Живцом и прыгнул ему на лицо. Он рвал и кусал ему лицо, наслаждаясь насилием. Счастье мести и неудержимой ярости продолжалось не долго, но вой человека звучал прекрасно.

— Стой! -

— Стой! -

— Стой! -

Прилетали команды и Дрема не смог противостоять. Отцепился и завис наслаждаясь поверженным ужасом. Живец крутился и верещал как обычный человек, щупальце носилось по полу как порванный шланг воздуховода.

— Убей! Убей этого гада! Он мне лицо изуродовал!

«Надо было еще кислотой плюнуть», — вспомнил Дрема, — «Тогда раны плохо заживают и чернеют по краям»

Только собрался завершить начатое, когда получил новую команду.

— Ко мне-

— Ко мне-

Хозяин звал его. Дрема развернулся и вовремя ушел от прыгнувшего человека в белом и за ним бежал второй белый человек, а дальше стоял Хозяин и манил его пальцами.

— Ко мне —

Дрема разорвал нить и умчался вверх, через проход в потолке , через дверь (женщина отпрянула взмахнув руками) и на волю.

«Дрема должен умереть!» — неслось ему вслед.

Сергеевич и его новый друг

Рука все больше брала управление на себя, и Сергеевича это успокаивало. Стальной цвет длинными нитями протянулся сначала от плеча к груди, даже окрасив в стальной цвет сосок, а потом пошел и вниз. Теперь когда мужчина снимал рубашку он представлял себя наполовину роботом, наполовину человеком, а раскраска этому способствовала. Стальной цвет делил его туловище пополам, как линейкой. Слева старый светло-коричневый человеческий, а справа стальной, мужественный и строгий металлический. Боль на стальной стороне он не чувствовал - даже потыкал ножом, который забрал у одного из допрашиваемого ублюдка. Никакой боли. Даже кровь не выступила, разрезать он не осмелился, но проколол в нескольких местах. Ничего.

Ниже пояса сталь не пошла, оставив гениталии живыми, как и ноги. Теперь приходилось тщательнее одеваться и носить перчатки, хорошо, что лицо не перекрасилось, иначе стало бы сложно ходить по улицам, хотя и осталось ему ходить совсем недолго, Сергеич это хорошо понимал. Копы уже наверняка напали на его след и оставили дома засаду. Туда возвращаться не стоит. Нужно было только выйти на след ублюдков в маске, но никто из допрашиваемых так ничего и не рассказал. Страшно не везло с ними, вряд ли они были принципиальными настолько, чтобы не выдать чужую тайну, когда из тебя конечности вырывают. Рука это могла. Кто-то обязательно расколется, нужно только решить проблему складирования.

Сергеевич отставил в сторону картонную коробку и вылез на корточках через образовавшийся проход. Дома ночевать опасно, а в Складских районах у Загрузки мало кто ходит, только мини-погрузчики ездят с вилами наперевес.

Отдохнул и хватит. Пора на поиски.

Сергеич потянулся, осмотрел правую ногу, стальной цвет еще не бросился ее покорять, хотя в районе бедра капелька появилась и зашагал в сторону центра.

***

Когда Складские районы сменились улицами уровня идти в открытую стало опаснее и Сергеевич натянул на голову капюшон и попробовал расслабиться. Быстрее заметят сгорбленного, оглядывающегося человека чем свободно шагающего веселого мужчину. Хорошо бы и капюшон не надевать, слиться с толпой, но это он не мог себе позволить - наверняка полицейские боты уже получили его фотографию.

Вверху летали таксисты и в основном служебные машины - день, люди все работают, фабрики стоять не будут. Фабрики. Конвейеры. Борман уже "доработался". Сергеевич заулыбался непроизвольно. Нет, жалеть он не будет. Не о ком там жалеть - все сделал правильно, только аккуратней нужно было и бабку на тот свет не тащить, но что сделано, то уже сделано. Поймать бы ту девку и можно уходить. Хотя... Рука намекает, что не обязательно на небеса. Можно и пожить еще.

- Куда прешь! - задумавшись он столкнулся со здоровяком в зеленой униформе, который спешил в противоположную сторону.

- Извините, - сказал Сергеевич, боли он не почувствовал от столкновения, совсем ничего не почувствовал, хотя столкнулись резко, только пошатнулся прохожий.

- Ты чего, пхаешься, больно же, - скривившись и держась за плечо здоровяк пошел мимо, решил не связываться.

"Никакой боли" - подумал Сергеевич, - Огромная сила. Что за имплантант они мне пришили? Но мне нравится."

Свод бесстрастно освещал улицы рабочего уровня, как всемогущее божество он взирал на мелькающих внизу муравьев и летающих стрекоз, но ни во что не вмешивался, даже если время от времени муравьи рвали друг друга на куски.

***

- Что?

Правая рука вдруг напряглась и сжала пальцы в кулак.

- Что? - Сергеевич остановился.

Он был уже рядом с заброшенной стройкой, там где допрашивал бандитов и прятал тела. Шел вдоль правого периметра, огражденного строительными лесами, еще поворот налево и его проход будет рядом. Где-то недалеко слышны разговоры.

- Что?

Рука сжала пальцы так сильно, что он побоялся как бы пальцы там всмятку не переломало. Хорошо, что боли он не чувствует совсем, но и плохо что рука живет своей жизнью иногда. Он повернул налево и зашагал к проему, там где всегда проникал на стройку.

- Ах ты!

Рука стукнула его по колену, вынуждая остановиться.

- Да отцепись!

Стоять на улице и лупить самого себя было не самой лучшей идеей. Сергеевич поковылял быстрее, подтягивая ушибленную ногу, рука попробовала ударить его в живот, но усилием воли остановить бешеную конечность удалось.

- Заглючило тебя что ли, железяка? Отдам на переработку!

Он нырнул в пролет и остановился, поняв как ошибался. Чертову железяку нужно было слушать. Стройка уже не казалась заброшенной. Но это и не строители вернулись. Даже не прищурившись он уже узнал кто это по специфической форме. А еще по розовому оружию в руках и солнечных зайчиков прицелов, которые облепили его с ног до головы. "Авкакинами" целятся - это Самооборона, бывшие коллеги сейчас направляли на него стволы, а один держал наготове "Мать".

- Так это Очканавт! Здорово Очканавт!

Сергеевич выдохнул и улыбнулся. Лишь бы своевольный протез не подвел именно сейчас, но рука слушалась безпрекословно. Кирка. Туповатый бык из учебки, но как он в тему сейчас здесь появился.

Кирка стоял в новенькой форме и улыбался. В правой руке фонарь с длинной ручкой, левой он машет широко как дебил улыбаясь. Но и без дебилов жить нельзя.

Сергеевич подходил и улыбался.

- Что за новая форма, чувак? При мне она не такая голубенькая была. А у тебя прямо с отливом. Это как понимать?

- Очканавты, ты на что намекаешь? Что с тобой?

Еще пару шагов и вот она яма. "Трое" - подумал Сергеевич, - Кирка посредине с мамой, двое по бокам с "Авакинами". Рядом зависла машина с фирменной эмблемой. Трое против одного. Делаем умное лицо и сваливаем, когда получится.

- Ничего,- Сергеевич протянул руку, - Здорово, что тут у вас!

- Привет, привет, - Кирка ответил на рукопожатие, помнится у него была мощная хватка, а рука горячая всегда, как в лихорадке - Да вот нашли поляну. Трупов целый склад. Вызываем полицию, пусть разбирается а нам бонусов натечет. Пусти ты чего...

Сергеевич и не заметил, что продолжает сжимать руку бывшего напарника своим протезом. И он опять перестал его слушаться.

- Пусти! Ты чего... Мне больно!

Кирка тряс рукой пытаясь освободиться, но не выходило. Лицо у него покраснело и сморщилось как у младенца.

- Эй! - крикнул один из самообороновцев и поднял "Авакин". Лучик прицела заскакал на левом виске Сергеевича и запрыгивал в глаз на мгновение слепя.

- Ай! - закричал Кирка и согнув колени, выкрутился вправо всем телом,

- Отпусти его!

И тут Сергеевичу в голову пришла мысль, да такая что даже рука, уже сломавшая пятерню бывшего коллеги на минуту остановилась, как будто задумалась.

- А у вас ведь есть база данных по всем местным группировкам?

Сергеевич с надеждой смотрел на ошарашенных самообороновцев, пока Хозяин не позвал его.

Фрозен вызывает такси

Фрозен смотрела на экран планшета пытаясь сосредоточиться на работе, когда в дверной проем залетела птица. Мелькнула мимо так быстро, что женщина не успела ее разглядеть, только ощущение воздушного потока на щеке и серая тень мелькнула на фоне витрин.

"Ой!" - охнула женщина и повернулась, стараясь ухватить полет взглядом, но не успела. Что бы это ни было - оно нырнуло в подвал, там где Шнур общается с людьми в белых халатах, там где проводятся совещания, там где разговаривают с посланцами от других группировок и где... может быть, ставят ужасные опыты. Фрозен это не касалось - она простой бухгалтер у местной мафии и больше ей знать ничего не нужно. И так много на себя берет. Много риска для одного человека.

Шум из подвала сбил ее с мысли и заставил обернуться. Что-то там происходило. Женщина решительно встала, но испугавшись своей наглости замедлилась и на цыпочках подошла к открытому проему.

Пищало животное, это был не человеческий голос - хирурги наверное опять резали там бедных тварей. Потом закричало еще одно животное, ближе, рядом, около проема и вдруг к нему присоединился мужской голос. Мужчина орал остервенев от боли, даже не пытаясь выдавить из себя ругательства - он просто орал и визжало животное, хлопали крылья, все это длилось не долго, но очень громко. А потом крики "Стой!", "Останови её!" и непрекращающийся человеческий вой. "Убей! Убей этого гада! Он мне лицо изуродовал!" "Ко мне!" - это другой голос более звонкий, молодой и тут из проема вылетела угольная мышь. Фрозен замерла, она была буквально в шаге от зверя и могла потрогать летучую тварь при желании. Угольная мышь зависла, как будто в нерешительности. Маленькая, черная, с длинными кожаными крыльями, которые она расправила на всю длину. Глаза маленькие, с ярко-красными как у робота зрачками и пасть, полная сотен мелких зубов.

"Ко мне!" - кричал голос, не переставая, а потом замолчал на секунду: "Дрема должен умереть!"

Мышь дернулась как от удара и Фрозен испугалась, что тварь сейчас закричит и яростно нападет, выдирая плоть уже из её груди, но тварь метнулась на выход. Быстро и резко, раз и нет уже её, а по ступенькам бежит окровавленное нечто.

Фрозен не сразу узнала пришельца, но вовремя отшатнулась в тень, избегая встречи с ним даже взглядом. Человек в одежде Шнура, ее нынешнего шефа, волочил за собой руку-щупальце. Лицо его было похоже на красный пирог, который хорошенько излупили ножом и скалкой для теста. Кровь текла вниз по подбородку, заливая одежду и орошая пол. Фрозен хотела что-то сказать, напомнить об аптечке в углу за витриной, но промолчала. Щупальце сжалось и разжалось, выбивая дверь вагончика, так что она улетела почти бесшумно. Щупальце ухватилось за косяк и втянуло тело на порог.

- ААА!! - заорал Шнур и выскочил наружу, оставив после себя только красную полосу на земле. Не успел он скрыться, как из подвала спотыкаясь выскочило двое в белых халатах. Карандаш и Самоделкин, так их шутливо называют. Спотыкаясь и толкаясь они выскочили наружу, чуть не столкнувшись в дверях.

"Нажимай тревожную кнопку!" - закричал Карандаш и пропал.

Фрозен вернулась к столу, чтобы активировать "тревожный режим". Эту комбинацию клавиш знали все, но использовать ее разрешали только в самом крайнем случае. Она не должна была даже знать этой комбинации - это секрет бойцов и важных членов банды, но Шнур лично показал и сто раз повторил "Не нажимай никогда! Только если я скажу или кто из наших! Потому что на этот сигнал сбегутся все трансморферы Уровня. Где бы они ни были. Чем бы ни занимались в эту минуту - они прибегут бросив все, чтобы вступить в бой. И надеюсь, что это не будет наш последний бой".

Фрозен подняла руки как пианист перед выступлением и замерла на мгновение. Активировать или нет? Из подвала поднимался еще кто-то. Всего три нажатия и тревожная кнопка сработает, сюда слетятся десятки если не сотни черт знает кого. Боковым зрением она видела, что мутант проходит мимо и роста он небольшого. Наверное тот, с юношеским голосом. Нажимать или может доктор ошибся? Тень остановилась, посмотрела на нее и пошла к выходу. "Ростом совсем как мальчик", - подумала женщина и обернулась.

- Виталик?

Ее сын смотрел мимо нее, отсутствующим взглядом. Зрачки закатились и только красные отблески из глаз показывали, что они открыты. Отблески, как у той мыши.

- Виталик?

Второй раз она сказала громче, потому что сын не отреагировал на первый шепот:

- Виталик! Ты что здесь делаешь? И что у тебя с лицом? А ну быстро подойди ко мне!

Сын даже не вздрогнул и прикрыл глаза. Через пролом, там где когда-то была дверь, влетела еще одна мышь и села ему на левое плечо. А за ней вторая и заняла правое.

Виталик так и не ответив матери вышел во двор и как будто забрал вакуум, укравший тишину с собой. Раз и закричали во дворе люди. Раз и завыли женщины. Раз и Фрозен вспомнила про тревожную кнопку. А потом ввела комбинацию уже не задумываясь и побежала за сыном.

***

Далеко убежать не получилось. С размаху Фрозен уперлась носом в живую стену. Закрывая проход стояли белые халаты, а плечом к плечу с ними в обе стороны тянулись ряды людей и подходили еще. Это была в основном молодежь, преимущественно одетые в черное и все как один серьезные и вверх смотрят. Фрозен тоже задрала голову и присмотрелась. Тварь с Подземных уровней зависла между небом и землей, расправив крылья. Только угольные мыши могли так неподвижно находиться в воздухе без всякой опоры. Она шипела и смотрела вниз, слюна капала на землю редкими каплями. Свет Свода отражался на окровавленных клыках.

В центре человеческого круга стоял ее сын и смотрел на злобное существо. Две твари на его плечах тоже подняли головы вверх. Шнур стоял чуть дальше. Его щупальце полукругом лежало у ног людского кольца. Он пошатывался, но на помощь шефу никто не спешил.

Ее малыш вдруг поднял руку вверх и щелкнул пальцами. Угольные мыши закричали, бросились на третью. Завязалась драка. Быстрая, жестокая, не видимая человеческому глазу драка. Может мутанты что-то и разглядели, но Фрозен видела только серое пятно и слышала отчаянные крики зверей, которые отчаянно рвали друг друга на куски. Толпа вдруг выдохнула и два тела упали вниз.

Непобежденный монстр остался на месте. Расправил широко крылья и Фрозен с отвращением увидела, как течет кровь с его когтей, как летят брызги от крыльев и какими красными стали бесконечные клыки в его пасти. Угольная мышь закричала на своем языке и в крике было слышно торжество, а потом дернулась как в припадке. Как будто она передумала красоваться перед людьми и хотела улететь, но что-то ее держало на привязи.

- Нет! - сказал сын и Фрозен вздрогнула, а потом попыталась пройти сквозь строй белых халатов.

- Куда? - не таким как обычно дружелюбным тоном сказал Карандаш и оттолкнул женщину к стене, - Стой там, здесь опасно.

- мой сын...

- Какой - нах, сын. Стой и не высовывайся, не до тебя сейчас.

- Не отпускай ее! - хрипло крикнул Шнур. - Не отпускай эту тварь! Иначе сдохнешь вместе с ней!

- Виталик! - крикнула Фрозен и на этот раз ее толкнули грубо, уже в четыре руки.

- Стой там, сказал же!

Фрозен больно ударилась спиной об стену и замолчала. Где Сергеич? Где этот неудачник, когда он нужен ей?

- Пустите, - сказала она и слезы потекли по щекам, - там мой сын.

Но ее никто не слушал.

- Что мне делать? - сказал Виталик. - Я не могу его так долго держать, он сопротивляется.

- Вызови еще этих тварей. Пусть сожрут его живьем. Вызови пятерых. Он обессилен.

Шнур продолжая давать советы ее сыну подошел чуть ближе и руку - щупальце за собой тащил. Фрозен встала на цыпочки выглядывая из-за мужских плеч, но уже ничего не говорила, только смотрела и переживала.

- Я не знаю, - сказал Виталик и отступил, - я могу только двух одновременно призвать. И они не бесконечны. Сейчас никого нет рядом.

- Тогда его позови, - прошипел Шнур и показал пальцем на мышь, над ними, - ко мне, ближе, на расстояние удара.

- Не могу. Дрема сопротивляется. Он сильный. Сильнее всех.

- Помани его, - прошипел Шнур и в голосе его была слышна злоба, - иначе не быть тебе трансморфером.

"Не трогай его!" - хотела закричать Фрозен, но не смогла выдавить ни слова. Ее сын кивнул, закрыл глаза и опустился на колени.

- Шнур! - крикнул кто-то из толпы, - сирены! Торговки вызвали полицию. Сейчас элитники будут здесь! Нужно уходить!

Фрозен прислушалась, впрочем как и все остальные, услышавшие это. Сирены действительно появились, но пока еще машины были далеко. Но скоро они будут здесь, завывая и выгружая вооруженных копов.

- Черт, - прорычал Шнур, - подгоняйте машину! Врассыпную всем и ждать указаний ! Рано нам высовываться! Машину подгоните!

Через минуту перед магазином остались только Шнур, Фрозен, Виталик и двое врачей. А вверху все еще "зависала" крылатая тварь.

Шнур пытался свернуть щупальце, но оно не поддавалось контролю и только переворачивалось с боку на бок. Длинное уродливое щупальце с отростком на конце. Мутант громко выругался и с ненавистью посмотрел наверх.

- Все! - сказал Виталик. - Я могу призвать других, но мне нужно отпустить Дрему. Иначе не получится. А как только я оборву нить он убежит. Что делать, шеф?

"Он так преданно смотрит в глаза ему, - подумала Фрозен, - он даже на отца так не смотрел. Даже на меня с таким обожанием... даже в детстве..."

С правой стороны подлетело авто: четырехместное, с прозрачным силовым куполом и начало медленную посадку. За рулем один из тех, кто часто бывал в магазине Фрозен, но с ней почти не общался. Любитель черных курток, темных очков и оружия...

Крылатый мутант почувствовал что-то когда машина зависла напротив него и силовой купол начал открываться. Любитель носить темные очки - очки снял, открывая правый глаз, который явно был модифицирован. Черный и только красный свет на том месте где у нормальных людей зрачок. Зрачок моргнул и красная линия мелькнула в воздухе красной дымкой. Фрозен поняла и посмотрела на летающую крысу, на груди у той светился красный кружочек-прицел. Крыса дернулась, но не смогла уйти с будущей линии огня, а снайпер с имплантом в глазу уже доставал винтовку. Крыса зашипела и Фрозен даже стало ее жалко, никто не хочет быть неподвижной мишенью, даже тупая бешеная тварь.

- Держи крепче, - сказал сыну Шнур, - это парализатор, не боевое. Мы еще порежем этого урода на кусочки. Ты - молодец. Можешь уже не вызывать своих тварей, они позже еще пригодятся... для опытов. Давай, Дюша!

Дюша положил приклад на правое плечо и посмотрел в прицел.

Мышонок взмахнул крыльями пытаясь улететь, но не вышло, невидимые цепи держали крепко. Дюша положил мизинец на спусковой крючок. В наступившей тишине были слышны только очень далекие звуки улиц и приближающиеся сирены. Дюша нажал на крючок и желтый искрящийся снаряд крутясь вылетел из ствола. Одновременно с этим машина вздрогнула задирая нос вверх, а зад пошел вниз.

- Что? - сказал Дюша и обернулся. На багажнике сидело существо и смотрело на него. Четыре конечности, поза вприсядку, круглая голова и лицо скрытое жуткой маской. То ли человек, то ли мутант непонятно. Одна конечность неестественно раздута и именно ей он схватился за край барьера, подтянул свою тушу и прыгнул в кабину. Фрозен даже не успела испугаться, когда на силовой барьер "вылилась" красная краска и снайпер пропал из виду, вместе со своим ружьем, а существо оказалось на земле.

Оно приземлилось на все четыре и вытянуло туловище вперед, прижав зад к земле. На правой конечности перчатка, из которой выглядывала стального цвета кожа. На туловище вполне человеческая одежда и капюшон даже на спине болтается. На ногах обувь, которую носят военные и любители порисоваться перед девочками. Кажется такие называется "берцы" Каучуковые подошвы и шнуровка. Это был очень странный человек-монстр.

Шнур побежал вправо, длинный хобот щупальца потащился за ним. Он уже уменьшился почти в два раза и похудел, и продолжал съеживаться. Фрозен прыгнула к сыну. Схватила мальчика за руку. Он посмотрел на нее бесцветными глазами и отдернул руку.

- Виталик, это я! Привет!

Глупее придумать фразу было нельзя, но только такое она смогла выдавить глядя в безжизненные глаза сына. Он изменился и главное, что изменился его взгляд, который стал безжизненным и безразличным. Такое лицо она видела у мужа, когда у него был нервный срыв много лет назад и она навещала его в клинике, вместе с Виталиком в животике.

- ....

Сын ничего ей не ответил и руку отдернул. Она опять схватила его за запястье и почувствовала, комок в горле. Он не давал говорить, но она попробовала, хоть и звучал голос отвратительно:

- Что с тобой? Ты не узнаешь меня? Виталик...

Сын не ответил и вдруг посмотрел на нее осознанно, да так, что она отшатнулась. Глаза покраснели, ноздри раздулись и губы скривились. А потом он толкнул незнакомую женщину, мешавшую сосредоточиться. Фрозен ойкнула и сделала два шага назад, чтобы не упасть на спину, рядом с маской на четырех конечностях.

Виталик посмотрел на существо и моргнул.

Двое в белых халатах замерли в нерешительности. Существо на земле завиляло копчиком, оно готовилось к атаке.

- Ко мне! Подойди!

Шнур остановился и смотрел, как медленно существо подкрадывается к мальчику. Как подходит заглядывая снизу вверх. Шупальце Шнура уже одним концом лежало у ног, продолжая медленно втягиваться в тело. Фрозен тоже смотрела на человеческую многоножку и что-то не давало ей покоя. Эта маска из противогаза, где-то она видела ее раньше, но не могла вспомнить где. В голове крутилась ассоциация, образ, но они не хотели формироваться в четкое определение. Где-то рядом. А эта окровавленная и порванная в разных местах клетчатая рубашка и эти грязные джинсы. Странно знакомое сочетание. Такой стиль одежды любил ее муж - неудачник, сто лет бы его не видеть. Виталик протянул руку и погладил существо по затылку, не трогая маску, а потом почесал за ухом, как собаку. Существо никак не отреагировало, хорошо - иначе это было бы чересчур мерзко.

- Что я только что увидел, - пробормотал Самоделкин, но Фрозен услышала его.

- Лови его! - закричал Шнур. - Лови крысу!

Угольной мыши уже не было и никто не заметил, как она скрылась. Как освободилась от невидимой цепи и только кровавое пятно на земле показывало место где падали красные капли сверху.

- Виталик, - сказала Фрозен и поняла, как жалобно звучит ее голос, как не убедительно и как не по матерински. Он и не слушал ее, а сел на колено рядом с безумным человеком. Посмотрел на монстра и показал на пятно крови.

- Сможешь?

Собака кивнула.

- Найди его! Только не убивай!

"Где бойцы!" - орал Шнур, он был уже у зависшей над головой машины. - Активировали тревожную кнопку! Где они, я вас спрашиваю? Посади эту хрень!"

Помощники в белых халатах уже бежали к нему.

- Скоро будут шеф! Трудно вырваться, пишут! Кто на работах, кого копы задержали!

- Веди их за нами! Фрозен уходи домой, сейчас не до тебя!

Виталик вздрогнул и посмотрел на неё мельком, всего секунду и отвернулся. Человеческая собака тоже посмотрела и Фрозен передернуло от безумного взгляда.

- Иди! - сказал сын и монстр побежал, так и не поднявшись на ноги.

- Фрозен!

Женщина обернулась. Ее шеф сидел в машине, вместе с двумя помощниками. Щупальце уже почти сократилось до размеров руки и только немного свисало над бортом.

- Ты в порядке?

Фрозен не ответила, потому что не придумала, что сказать, а мальчик уже уходил.

- Ладно, потом поговорим! - с раздражением выплюнул пару слов Шнур и приказал Карандашу на водительском сиденье двигаться.

Машина развернулась и пронеслась над площадкой. Догнала мальчика и Шнур перегнулся через борт. Пустил щупальце вниз, обернул вокруг поясницы мальчика и втащил его наверх.

***

Фрозен вбежала в магазин через выбитые двери и села у планшета. Смела с экрана все таблицы и окна одним движением, нашла папку "Быстрое" и открыла ее. "Быстрое такси" - иконка вызова местного такси, организация получает здесь хорошие скидки и нажала кнопку.

- Найти ближайшего водителя-

Найди!

- Определить ваше место положения!

Определяй!

Такси нашлось быстро, и Фрозен нажала кнопку "Заказать" с пометкой "с доплатой за срочность". Приехали быстро.

За рулем такси была женщина. "Кризис", - подумала Фрозен, когда садилась на заднее сиденье. "Когда-то это должно было произойти", - подумала Барби и повернулась, снимая черные очки.

- Не узнала?

- И правда не узнала, привет, - осторожно ответила Фрозен, - таксуешь?

- Ну да. Ты же меня уволила. Да не вздыхай, я все понимаю. Какие тут продавцы, ты уже без входных дверей торгуешь.

- Поехали, - вздохнула Фрозен, - я страшно спешу.

- Куда?

- Видишь полицейских дронов?

Железная стайка около восьми штук количеством пролетала над рынком, а их обгоняли неистово ревущие полицейские машины и репортеры на воздушных мотоциклах. Шум пронесся над женщинами и ушел вперед, Барби начала поднимать машину.

- Вот за ними и следуй. Нам туда же.

***

- Что это? - кричала Барби, - Что происходит? Куда они все едут?

Мимо них проносились полицейские машины, фургоны, скорые помощи, телевизионщики, спасатели, ремонтники, армейские джипы набитые солдатами, элитники с надписями "Порядок " на бортах, полицейские боты, медицинские боты, летающие камеры на ножках и просто подозрительного вида гражданские.

Внизу тоже суетились, смотрели на машины, куда-то бежали и кричали.

- Что? - крикнула Фрозен. - Я вас не слышу!

Внизу кричали и махали руками, но может быть не им. Машину сильно тряхнуло.

"Закрой!" - расслышала Фрозен и пожала плечами. Сверху отчаянно засигналили. Справа загудела полицейская машина. Шофер смотрел на них и яростно что-то показывал левой рукой, вытаращив глаза. "Все-таки нам", - подумала Фрозен. Полицейский делал круговые движения рукой снизу вверх и опять вниз.

- Да нет у меня купола! - вдруг закричала Барби, - поломался! Не починила!

Машину опять тряхнуло и Фрозен обернулась на звук удара. На кузове автомобиля сидела угольная мышь. Когтями она вцепилась в обшивку уже оставив десяток бороздок.

- Убирайся! - закричала Барби, она тоже увидела, - Фу! Фу!

Мышь оскалилась открывая сотни острейших клыков. Фрозен похолодела.

Еще один удар. Еще одна мышь сидела впереди на капоте и скалилась, разглядывая большую женщину таксиста. Барби заверещала и дернула рулем, стараясь сбросить пришельца, но чуть не врезалась в черную легковушку, которая ушла вниз.

- Осторожнее! - закричала Фрозен, вцепившись в поручни и судорожно проверяя ремень безопасности. - Я чуть не вылетела!

Сверху грохнуло и заскрежетало, закричали люди и вниз полетело зеркальце заднего вида, бешено кружась.

- Что происходит! - закричала Фрозен. Угольная мышь на кузове зашипела вторя ей.

- Заткнись! - ответила Барби и вжалась в кресло, вверх почти под прямым углом полетела полицейская машина, включая все сирены и опознавательные знаки, что только могла. Еще удар и еще удар. Барби выкручивала руль, а справа не разбирая траффика летели все участники движения.

Люди внизу бежали врассыпную, забыв о любопытстве и не оглядываясь. Машину понесло юзом и ремнем Фрозен сдавило живот, забирая воздух из легких. Удар и их развернуло уже влево. Удар и опять вправо. Фрозен подскочила вверх и села на место резко щелкнув челюстью, так что слезы пошли по щекам.

- Мамочка! - кричала она, - Мама!

Но в общем шуме ее никто не услышал. Машина перевернулась в воздухе несколько раз и врезалась в землю, как раз посреди площади перед Церковью Трех Островов. Угольные мыши давно улетели.

Виталик и шеф

Все кончено. Не быть ему трансморфером. Все из-за этой чертовой мыши. Зачем ему нужен Дрема? Да он может призвать любую тварь и она будет беспрекословно слушаться и жизнь за него отдаст, если нужно. А этот только убегает и убегает и убегает. Не дождешься помощи от гада летучего. Влетел в самый неподходящий момент, чтобы нарушить ритуал вступления в банду, а потом убежал. Разорвал на куски своих сородичей и опять сбежал.

"Где он? Куда ехать?"

Голос Шнура звучал особенно резко под закрытым куполом, который отрезал большинство звуков извне. Виталик боялся смотреть на босса, боялся увидеть разочарование в его глазах и только указал пальцем вперед. Машина рванула вперед ускоряясь, Карандаш крутил рулем минуя особо тормознутых участников воздушного движения, но курс держал прямо.

"Куда конкретно?" - спросил Шнур. В голосе злые интонации и мальчик все еще не оборачивался. Сказал куда им нужно, а сам погрузился в изучение интерфейса. СИ хорошо знает, куда тянется Дрема, нити между ним и хозяином еще полностью не оборвались.

***

Если бы СИ не предложил свою помощь, то Виталик сдался бы еще тогда, когда увидел истошно кричащего крылатого хищника. Он даже на секунду подумал, что разочарование сквозит в его воплях, но какие чувства у наполовину монстра, наполовину андроида? Он давно понял, что не простая это тварь и непростые твари лезут с Подземных Уровней. Это не обычные животные, которых можно дрессировать - это искусственные создания, уродливые имплантанты на теле Уровней а Система Имплантантов создана для того, чтобы ими управлять. А он умеет управлять СИ. Грохнул взрыв и полыхнуло так, что даже купол машины осветился ярко-оранжевым. Шнур оглянулся назад, а водитель смотрел в зеркальце и что-то говорил об взорвавшемся такси, Виталику было все равно, он вспоминал как СИ обратился к нему.

Вспыхнули буквы, которые даже не нужно было читать, как обычно. Они врезались в подсознание сами - моментально.

В случае критической опасности СИ может помочь и продемонстрировать возможности организма-носителя, для этого достаточно включить автоматический режим. Автоматический режим можно выключить в любой момент.

Включить автоматический режим?

Виталик сразу понял тогда, что это ему нужно и не сомневался ни полсекунды.

Да.

Когда СИ берет управление на себя, тебя как будто оттеснили плечом в толпу. Сначала ты главный и стоя в центре, принимаешь все награды, а потом выглядываешь из-за плеч здоровых мужиков, стараясь хоть что-то разглядеть. СИ делал все сам и даже его телом управлял, только говорить не мог. Сам призывал следующих питомцев и сам взял след Дремы, оказывается есть такая функция. Спокойно можно отслеживать местоположение питомца в реальном времени, программа даже карту услужливо показывает с надписями и предполагаемое место назначения. Дрема спешил к Площади у Церкви Трех Островов. Там он хотел прорваться внутрь и вниз, на Рабочие Уровни и дальше на Нижние. Си не ошибался. И хоть Виталик отказался от автоматического режима на время - карта никуда не делась. Дрема летел к Церкви.

- Куда направлять людей, шеф?

Шнур перестал разминать шупальце и сосредоточился на деле. С тем, что рука стала плохо работать, он разберется потом. Сейчас он разберется с мутантом.

- Всех к площади у Церкви. Только пусть сильно не привлекают внимания.

Карандаш вдруг хмыкнул и шею почесал, оторвавшись на секунду от руля:

- Не привлекать внимание? Да мы уже звезды эфира шеф, обернись.

Шнур обернулся скользнув взглядом по мальцу рядом, сидит и вперед таращится, как зомби.

Черт! Разноцветное сияние на горизонте неоднозначно указывало, что за ними следуют машины, много машин и судя по прожекторам, цвету фар и едва слышным сиренам их было много и это были полицейские.

- Еще не поздно уйти, шеф! Бросаем тачку и разбегаемся, они нас не найдут, пересидим пока все не успокоится.

Шнур все обдумал и выбросив вперед плохо слушающееся щупальце придушил врача немножко. Так чтобы не убить и не врезаться ни в кого. Так чтобы он понял, кто тут главный. Самоделкин сидел спокойно и делал вид, что не видит, что шеф делает с его напарником. Малец был все еще в своем мирке.

- Прибавь газку, - процедил сквозь зубы Шнур и щупальце убрал, - а то уйдет кожаная тварь.

Ощутить присутствие

Интересная функция, ее открыл СИ в автоматическом режиме. Что-то вроде сканера, который ищет питомцев вокруг. Питомцев которыми может управлять Виталик. Сначала их конечно нужно приручить, но всегда полезно знать, где можно найти новую особь. Чем чаще ей пользуешься, тем больший радиус захватывает радар. Сейчас не больше пяти метров, но когда СИ пользовался им, то Виталик увидел почти весь уровень. Множество зеленых, красных, синих, белых точек в разных концах города. На свалках, на крышах, под крышами, под машинами, высоко в небе почти под сводом и на земле в норах между контейнерами - где их только не было.

Сейчас Виталика интересовало определенное существо.

Ощутить присутствие

Вот оно специально выделяется СИ, мелькает внизу.

- Постой, - сказал Виталик и Шнур кивнул водиле.- Мы обогнали питомца, ему на четверых трудно конкурировать с машиной.

- Тот урод в противогазе?

Виталик кивнул.

- И зачем он нам?

- Это мой питомец. Нравится.

- Мы догоним мутанта, который порвал мне лицо?

- Да. Он уже ждет.

Виталик знал, что Дрема никуда не уйдет. Прямо сейчас он хотел прорваться на Рабочий Уровень и был на месте перехода, но не мог. Нити. Слишком крепкие нити держали его у хозяина и Дрема сам не мог их разорвать. Только призвавший животное мог его отпустить.

Машина нырнула на уровень вниз, наверняка нарушая много правил и дальше непривычно поехала узкими улочками.

- Черт, знаки подзабыл. Сто лет не ездил внизу. Куда? Все так же?

- К церкви, - сказал Виталик, - только сильно не гони.

Новый питомец бежал параллельно им по соседней улице, но он предпочитал прыгать с крыши на крышу, а они по дороге, чтобы дать ему фору. Он должен был прийти первым на площадь, так хотелось мальчику и так советовал СИ. Дрема уже ждал там.

Машина летела по улицам Уровня, распугивая случайных прохожих и переворачивая попадавшиеся мусорные баки.

- Осторожнее! - Шнур оторвался от разглядывания своего щупальца. Кровь на его лице уже засохла и лежала неровными бурыми пятнами, получился шаман из игры на "Островах". "Как далеко это все сейчас", -подумал Виталик - все эти игры, шоу, Орки, Эльфы, Гномы, рейды и походы за сокровищами онлайн. Сейчас когда он летит в неизвестность с тремя бандитами в одной машине понимаешь насколько мелочно выглядит то, что любят люди Уровня. Чем всю жизнь занимался отец? С самого утра уходил на работу, приходил обычно поздно вечером - кушал, смотрел Острова, под которые и засыпал. На выходных целый день лежал и смотрел Острова, между приемами еды и пива. Все? Жизнь стандартного мужика на Уровнях.

- Че задумался? - вырвал его из воспоминаний Шнур, он обернулся и хлопал мальчика по плечу здоровой рукой, - Подъезжаем! Готовься ловить крылатого ублюдка. Он еще там?

Виталик собирался ответить, когда машина перевернулась. Считанные секунды и вот уже наткнувшаяся на невидимую стену машина подлетает вверх и делает полный оборот - задом вверх и по кругу. Срабатывает аварийная защита и со всех сторон вылетают подушки, прижимая и обволакивая пассажиров, а силовой купол намертво закупоривается. Теперь его нельзя открыть изнутри - машина уже посылает сигналы в ближайшее отделение полиции, скоро должен приехать эвакуатор со специальным ключом. До этого времени выйти из машины не получится.

Шнур страшно ругался и дергался как муха в паутине, пытаясь освободиться от душащих подушек, но инженеры работали не зря. Виталик не дергался, он смотрел прямо перед собой. На куполе перед ним сидела огромная зеленая муха - мутант. Раза в два больше кошки в длину, с присосками на ногах, она смотрела на них. По мостовой в трех шагах от перевернутой машины прогуливалась еще одна тварь и еще одна и еще.

- Самоделкин! - кричал Шнур, - Ты жив? Открой машину! Выпусти нас!

- Боже мой, - повторял Самоделкин, - боже мой! Что это! Откуда они здесь! Боже мой!

- Только не открывай, - кричал Карандаш, - Только не открывай! Не открывай купол! Где этот мелкий, пусть разгонит их!

Виталик молчал и только наблюдал за новыми мутантами, слоняющимися вокруг места аварии, он уже пытался их приручить, но не вышло. СИ отказался наотрез, кто-то уже приручил их до него.


В случае критической опасности СИ может помочь и продемонстрировать возможности организма-носителя для этого достаточно включить автоматический режим. Автоматический режим можно выключить в любой момент.

Включить автоматический режим?

Сергеич возвращается

Хорошо когда есть хозяин, который тебя направит и поможет. Намного легче быть ведомым, чем самому командовать. Он понял это не сразу, но время все расставило на свои места. Хозяин говорил, что делать и небывалая энергия наполняла стальное тело, взрываясь эйфорией, когда задание было выполнено. Он любил своего хозяина за четкие инструкции, за силу дарованную после выполнения и за свободу действовать по своему усмотрению, если это не мешает задаче.

Сейчас он шел по координатам, выданным через интерфейс прямо в мозг, нужно прийти на точку и дожидаться хозяина, контролируя угольную мышь. А по дороге - делай Сергеич, что хочешь. Он и делал. Он отлавливал ненавистных мутантов. Система давно выписала ему задание

Уничтожить мутантов (8 из 15)

и он уже успел почти десяток сделать. Мутанты тянулись к нему как мухи на липкое, а он шанса выполнить второстепенное задание не упускал, тем более было по пути.

Мутант номер раз.

Карабкался по стеночке здания, завис на носу нарисованного Орка из Игры и осматривался по сторонам, когда Сергеич его заметил и нырнул вниз. Просто вниз с крыши, вытянув две руки вперед, беззвучно и смертоносно. Мутант даже не заметил его, пока не умер.

Мутанты номер два, три, четыре

Эти уроды перемещались не скрываясь на машине с открытым куполом. Он сразу опознал уродов, потому что один выдувал из пасти огонь, пугая людей и дико смеялся, а второй развлекался тем. что прыгал на соседние машины, кричал и перелетал назад, третий управлял машиной и только по странным суженным треугольным зрачкам было понятно, что этот тоже не из обычных людей.

Он успел зацепиться за крыло машины, когда уроды проезжали рядом. Пришлось попросить систему помочь ему - врубить дополнительные мощности и она помогла. Прыжок и он уже повис на крыле, а через мгновение Сергеич оказывается в кабине и вбивает кулак в морду одного из уродов, чтобы не дать ему дышать огнем. Хватает второго за ногу и притягивает к себе, пока он не успел выпрыгнуть. Пока первый дергается в конвульсиях и выплевывает крошки зубов он убивает его и сбрасывает вниз. Большая высота - не выживет.

Последний из мутантов смотрит испуганно через плечо и не отпускает рулевое колесо, пытается крутить им, играть с газом и тормозом, пока он переступая через кресла идет к нему. Потом Сергеич разбивает голову урода о приборную доску и уходит на соседнюю крышу, Система позволяла и не такие трюки совершать в аварийном режиме.

Остальных он почти не запомнил. Система делала все сама. Он мог просто наблюдать, даже не подавая импульсов своему телу, а мог просто закрыть глаза и отдыхать, пока разум и тело работают отдельно - так и сделал. Когда открыл глаза то к счетчику добавилось четыре единички.

Уничтожить мутантов (8 из 15)

Но глаза он открыл не поэтому. Настойчиво долбил в мозг новый сигнал заставляя собраться и бежать. Мог бы и сам это сделать, как с мутантами, но Система хотела Его присутствия. Хозяин призывал к себе.

Получено новое задание

Помочь Хозяину освободиться.

Получено новое задание

Проводить хозяина до места назначения живым

Получено новое задание



Ладно Система! Дальше я сам! За помощь спасибо.

Он отмечает для себя на радаре место нахождения хозяина и готовится к прыжку, когда сверху падает сеть, накрывая его с головой. Он занятый своими делами не заметил, как бесшумно окружили его черные машины и как бежали по стенам домов мутанты - липкие как тараканы, как на воздушных скейтах бесшумно подлетели люди в черных масках и как они раскрыли сеть над ним, как парашют. А когда он понял было уже слишком поздно. Сеть впивалась в кожу разрывая одежду по пути, сжимаясь и не давая дернуться, как мухе в паутине.

"Помоги! - кричал он - Активировать Режим Защиты! Помоги! Бери управление на себя!"

А потом он увидел ее и зарычал.

- Хорошая собачка, - сказала девушка в маске и улыбнулась. Она смотрела на него сверху вниз а он смотрел на клинки в ее руках. До острой боли знакомые клинки. - Пригодится для охоты. Будет искать Мишень.

Сетка сжималась все туже, а он не отрывал взгляда от нее. Он понимал, что сейчас ничего не может сделать, он не может выполнить ни одного задания, но если останется жив, то лично добавит еще одно задание в интерфейс.

Убить девушку с двумя мечами.

Виталик в плену

Мутанты раскачивали перевернутую машину. Они облепили силовой купол так, что стало темно. Виталик безучастно рассматривал противные черные, синие, белые тела ползающие перед лицом. Они выпускали дополнительные щупальца, слизь, кровь, кал и даже кислоту, но силовой купол нельзя было пробить. Поэтому он просто наслаждался видами местной фауны, таких уродов не доводилось видеть даже в Черном МеждуНете и самых страшных рейдах Островов. Шнур молчал, но два его помощника не замолкали то пытались громкими воплями отогнать тварей, то звали на помощь - но все зря. Люди редко появляются на месте аварии, потому что сюда приходят копы. А там где копы там несправедливость, аресты, допросы, избиения и ссылки на Уровни ниже.

Виталик попробовал еще раз приручить новых питомцев, но они уже принадлежали кому-то и переходить на сторону мальчишки отказывались.

- Заткнитесь, уроды! - Самоделкин и Карандаш замолчали. - Малой, ну что там? Он придет?

Виталик молчал. Единственный питомец, до которого он "достал" не двигался, хотя задание принял.

- Скоро будет, - сказал мальчик, но голос его выдал.

***

Мутанты приспособились и машина раскачивалась скрипя из стороны в сторону. "Если встанет на колеса, сможем уйти" - подумал Шнур.

- Эй, малой! Где твой помощник? Он придет раньше полиции?

- Полиция сейчас немного занята, - вставил Карандаш, - нас ищут и некому на вызов ехать. Поэтому...

- Да закройся ты... Малой!

Виталик молчал. Питомец не приближался, а так и завис в одной точке. Кажется пора искать следующего, этот сломался.

- Малой... Зря мы с тобой связались. Самоделкин подтверди. Все спокойно было. Организацию расширяли, влияние на улицах, переговоры с другими бандами, новые мутации, новые имплантанты, подземные лаборатории и даже офис наземный. У нас даже бухгалтер появился для будущей легализации. Кстати, где Фрозен делась?

Виталик вздрогнул и прислушался.

- Не зацепило ее? Она была на базе... Так вот.... Все было хорошо, но потом явился ты со своими летучими крысами.

***

У питомца жизни вдруг резко потекли вниз. Виталик мог видеть условные "жизни" того, с кем был связан нитями. Вот, Дрема, например обладал целой неповрежденной красной полоской - здоров, что и другим можно пожелать, а у странного четвероногого которому он имя еще не придумал - жизни пошли вниз. Кто-то его убивал, это нехорошо.

- Слава Островам, у меня заживает все как на собаке, - вдруг засмеялся Шнур, - а то давно бы кровью истек. И долго нам тут сидеть? Самоделкин! Ты Самоделкин или где? Нельзя изнутри открыть?

- После аварии нет, должны копы приехать - они и выпустят. А вот кстати и они.

- Нет, черт нет, - сказал Шнур.

- Нет, - попросил Карандаш.

Виталик молчал и смотрел на спускающиеся сверху машины с надписями "Порядок" на бортах. Они спускались выстроившись в символичный круг и когда они сравняются с землей, тогда замкнут кольцо вокруг перевернутой машины. Много чести для одной аварии.

Где же ты? Где ты задержался?

Пёс меняет хозяина

Сначала его долго били. Длинными палками с яркими наконечниками, испускающими жгучие разряды. Встали вокруг него и лупили пока не выдохлись. Он бросался в сторону каждого удара, пытаясь схватить врага, но сеть держала крепко. Система пробовала найти выход из ситуации, но пока не получалось. Злая девчонка в маске возвышалась над этой "кучей малой" и наблюдала.

Когда она дала знак остановиться и путы вдруг ослабли он лёг на землю, раскинув конечности в стороны. Ветерок приятно освежал кожу сквозь дыры в одежде. Минута покоя. Минута, а потом он отгрызет голову цели, выполнив задание.

Потом явился двуногий с зелеными волосами. Он нес еще одну палку с петлей на конце. Посмотрел на девушку и она кивнула, соглашаясь с чем-то.

Пленник прыгнул в сторону стараясь убежать, но петля легко обхватила шею и и придушила его.

- Спокойно! - кричал зеленоволосый, - Спокойно, пес! Сидеть! Сидеть!

Он рвался изо всех сил. Бросался то влево, то вправо, пугая подонков, но только не девушку наверху и не этого зеленоволосого. Она только заливалась смехом и подбадривала двуногого, а тот управляя палкой то отходил, то наоборот шел вперед толкая пса в бок. Когда Он пытался атаковать зеленого, то просыпались остальные и лупили его со своих сторон. А внутри его головы творилось что-то еще более страшное. Его хотели поработить. Его хотели забрать у хозяина.

Серебряная нить невидимая глазу соединяла Пса с Хозяином и сейчас ее пытались разорвать. Он рванулся последний раз и поднял взгляд вверх. Он смотрел на девушку вверху, стараясь запомнить каждую черточку, каждый изгиб тела и каждый отблеск меча в свете Свода. Она улыбнулась.

- Песик почти созрел! Скоро будет наш. Свен, постарайся!

И Свен старался. Нить натянулась до предела и звенела оглушая его. В глазах кровавая пелена, в ушах звон и невыносимый писк. Он закричал, на секунду вспомнив Имя.

- Сергеич! Меня зовут Сергеич! Виталииик!!!

И сорвал с лица остатки мешавшей дышать маски.

- Это же человек! Звездочка, видишь?

- Держи его крепче! Он под контролем СИ сейчас. Внимательно смотрите, пацаны. Вот что случается с теми, кто сильно доверяет Системе. Не играйте с ней, не надо.

- Хватит пафос гнать, Звезда! Что делать с этим? Будем приручать?

- Да! Нам нужна гончая. Держи его.

Она медленно спускается вниз и легко соскакивает на землю - смотрит на Пса, а он на нее. Не дергается. Сидит смирно. Он понял, что нужно выждать удобного момента и как только они расслабятся. Как только этот с палкой чуть отпустит напряжение Он прыгнет и дотянется... главное дотянуться .... главное, чтобы двуногая на расстояние удара подошла, а дальше рука справится. Дернет ее на себя и выдавит ей глаза. Может это все, что Он успеет сделать, но задание будет выполнено. Что это она достает из рюкзака? Почему она показывает ему эти обрывки ткани? И почему они так воняют даже на расстоянии?

- Этого человека нам нужно найти, - говорит девушка в маске и легко подбрасывает ткань вверх. Одним ударом разрезает на две части и одну из них ловит на кончик меча. Вторая половина падает на землю. Девушка улыбается и вытягивает меч в его сторону, ткань на кончике развевается, распространяя отвратительный запах.

- Понюхай пес. Хорошо понюхай.

Дрема

Дрема наблюдал за бегающими человечками внизу. Сам он пристроился под экраном, который украшал верхушку Церкви и раньше светился, показывая двигающиеся картинки, но сегодня не работал. Тем лучше, на фоне темного экрана Дрема был почти невидимкой. Здесь любили висеть вниз головами представители его стаи, но сейчас никого не было, только запах остался и следы на стене.

Дрема был сам. Дрема занимался важным делом - пытался перегрызть нить, связывающую его с маленьким хозяином. Он щелкал пастью пытаясь поймать блестящую полоску, но она каждый раз ускользала и блестела как будто издеваясь. Старый хозяин не отпускал, но Дрема уже не хотел прислуживать ему. Он чувствовал Зов, ещё не понятный и неизвестно кому принадлежащий, но когда приходили эти видения становилось тепло. Тепло, как под маской в гнезде, когда ещё сотня братьев и сестер урчат со всех сторон обволакивая тебя теплом. Когда все хорошо и ты под защитой. Никто не обидит и стая защитит. А если нужно и ты бросишься на защиту брата.

Такого прилива странных эмоций Дрёма уже давно не испытывал. Ещё до знакомства с хозяином, ещё до ранений было что-то… Было тепло и скука. Было желание защищать члена стаи, но маленькое, еще в зародыше. А что это?

Дрёма заинтересовался происходящим ниже и сделал кружок над площадью.

Люди из Церкви занимались чем то интересным и наверное важным. Из здания на котором любил отдыхать Дрема массово выходили люди. В основном они блестели лысинами, пуская иногда зайчики от Свода и чернели черными одеждами. Раньше такого массового скопления не наблюдалось, а сегодня они собрались стаей, почти как угольные мыши и наверное ждали свою Матку или Королеву, а между делом суетились, как гигантские вошки.

Часть людей толпилась у здания и громко стучала по дверям. Часть ездила на машинках с вилами и сваливала в кучи другие машинки, светящиеся столбы вырывали из земли и тоже нагромождали один на одного вместе с мусорными баками, уличными скамейками, досками, кроватями и всем, что остальные людишки вытаскивали из здания.

Они галдели так, что сами себя едва слышали. Дрёма рванул вверх и чуть не врезался в днище спускающейся фурии. Таких здоровенных машин он раньше не видел: большие с овальными туловища и длинными хвостами, закрученными сзади кольцами.

Дрёма метнулся вправо и вверх, чуть не столкнувшись с железной мордой машины из которой на него махал руками и кричал человек с длинными меховыми ушами, свисающими вниз.

Дрёма понял, что на старом месте будет безопаснее и чуть не врезался в другую машину, идущую рядом. Теперь на него кричали и махали с двух сторон. Мышонок зашипел огрызаясь, но не плюнул кислотой в ответ. Не нужно атаковать первым, особенно когда соперников настолько больше и они сильнее.

Машины тянулись в два ряда и их было достаточно, чтобы победить Дрему, поэтому он скользнул на уровень выше и наблюдал оттуда как они подъезжали и спускались к земле. Они выскакивали и хватали машинки за хвосты, раскручивали их, удлиняя, и тащили за концы в стороны. Как длинные белые змеи тянулись хвосты машинок по площади а потом машинки начинали гудеть а хвосты дёргаться и толстеть, как подземные черви пьющие отходы.

Дрёма хотел спуститься и посмотреть ближе, но боялся, что хозяин не вовремя начнет дергать за нити и собьет его с толку. Он и сейчас не прекращал что-то приказывать, но пока тихо и неуверенно.

Тем временем хвосты прекратили дёргаться и из них потекла белая грязь. Тут Дрёма уже не выдержал и снизившись сел на крышу ближайшего железного монстра. Люди суетились и на него внимания не обращали, а он мог подробно рассмотреть как серая, плохо пахнущая гадость толчками выходила из хвостов, как из подземельных труб. На поверхности она быстро застывала и кажется превращалась в камень или что-то твердое. Логики в действии двуногих Дрёма не видел. Серой гадостью заливали землю, а особенно в тех местах, где виднелись канализационные люки. Другие люди заливали свои же двери, откуда они раньше так быстро и организованно выбегали. А теперь не смогут назад вернуться, разве что твердая скорлупа сама отвалится, как панцирь у некоторых жителей подземного царства. Странные людишки. Сами себе создают проблемы как хозяин когда-то. Хозяин. Опять тепло в животике и мимо Дремы, как будто мама мимо пролетела.

Это что там на крыше?


На секунду мышонка оглушило. Страх. Опять вернулся страх и боль. Громкий неприятный звук, рядом с Дремой, что-то взвизгнуло. Люди бежали в его сторону - заметили все-таки.

Справа на крыше, рядом с ним уже образовалась тлеющая дырка. Засвистел пролетающий мимо воздух, каждый раз оглушая и Дрема расправил крылья зашипел, открывая пасть.

Все боятся рыка. Все боятся даже вида оскаленной пасти угольной мыши и люди не исключение. Они на мгновение застыли дав ему нужное время для взлета.

Тот, что ближе всех держал в руках железную скрещенную палку, направив на него. Сейчас он выпучил глаза и заросший мохнатый рот открыл с погаными тупыми и гнилыми зубами. Замер на месте, опустив свои палки и слюни пускает. Забыв свои палки стоят за его спиной друзья мохнатого и тоже не двигаются, смотрят на расправившего крылья Дрему. Дрему, который уже не боится людишек.


Открыта новая способность “Шок”


Если бы у него было больше времени и хозяин не долбил в уши своими бесполезными приказами можно было бы попробовать протянуть ниточки к людишкам и попробовать подергать за них, как они только наоборот. Но времени у Дремы не было. Он слышал приближающийся шум издалека. Он слышал приближающийся шум со всех сторон. Времени на приручение людишек не было. Шум приближался даже из под земли, там где люди залили все сплошной серой массой.


Воздух засвистел вокруг яростнее и быстрее. Опять людишки что-то злобно выкрикивали ругая Дрему, но он уже не был тем глупым перепуганным комочком, только вылупившимся из маминой стаи. Он умел выживать.


Слишком много вокруг людей на своих железных питомцах. Слишком страшно и быстро свистит вокруг воздух. Слишком давит на голову молодой Хозяин не давая нормально сражаться. Не время сейчас умирать.

Дрема нырнул к стене и вертикально пошел вверх вдоль нее пока свист воздуха не остался внизу. Потом влево, вправо, опять вниз сбивая с толку невидимых преследователей и вдруг повинуясь инстинктам замер вцепившись в поверхность четырьмя конечностями и обернув крылья вокруг туловища.

Вцепился и замер прислушиваясь к звукам извне.

Урчали машины, кричали далеко внизу люди, плевались серой гадостью странные хвосто-змеи, но Дрему уже не замечали.


Открыта новая способность “Маскировка”...

Карандаш всё

Полицейские машины неумолимо спускались замыкая кольцо. Это Карандаш видел, потому что его скрутило как эмбрион и вдавило лицом в силовой барьер.


Круг сомкнулся. Мигалки выключили, зато вовсю работали прожекторы и разноцветные маячки. Это конец. Карандаш зарычал от злобы и бессилия. Это конец всего. Зачем он ввязался во все это. Эти дебилы, эти мутанты недоразвитые, все это. Зачем он вообще сел в машину вместе со Шнуром. Пусть бы Самоделкин с ним ехал, этому жополизу всегда больше всех нужно.


Машины наконец приземлились и вверх рванули тучи пыли из под колес. “Полегче!” - простонал Карандаш. Самоделкин навалился на него еще больше вдавливая в купол. Голова и так под неправильным углом находится а теперь и боль в шее усилилась. “Сломаешь позвоночник, сука!”. Самоделкин пыхтя изменил позу и стало немного легче. Скоро должны копы открыть купол и машину поставить на место. А потом придется говорить с ними. И разговор будет неприятный.


Были еще и не приземлившиеся машины. Карандаш хорошо видел одну из них. Розовая, разукрашена звездочками, башенками, бородатыми волшебниками. Рядом черно-белая с большими дизайнерскими очками на бампере и сжатым кулаком на дверце. Блогеры. Стримеры. Золотая молодежь, блин. Гребаные мажоры с элитного уровня уже здесь, на горячее прилетели. Ненависть.


Если полицейские подпустят их ближе, то его жена обязательно увидит своего Карандашика и детей позовет поглядеть. Вот посмотрите, что ваш папочка вытворяет! Перевернулся в машине с какими-то мутантами и ребенком, устроили аварию, пьяные наверное были. Вот его работа посмотрите! Вот ради чего он на вас кричал и дома не ночевал. Чтобы летать с придурками по ночному городу и пить. Нужно его матери ссылку на Доску кинуть, пусть посмотрит.


Карандаш зарычал от бессилия, полицейские уже открывали двери своих машин и приближались со всех сторон, поправляя или надевая фирменные шлемы. Это серьезно, готовятся к подавлению сопротивления.

- Нет!

- Да закройся! - сказал Шнур и Карандаш замолчал. Он все еще не мог перечить ему. - Малой, сделай уже что-то. Где твои твари?

Шкет сидел с тупым видом и морщил брови, создавал видимость работы. Хотя глаза реально стеклянные.

Копы уже тащили инструмент для снятия купола - длинную трехножную штуку. Ее подсоединяли к нужному месту и прокалывали купол как шарик. А потом вроде высасывали или откачивали. Карандаш видел такое один раз и то издалека.

Блогеры зависли в ожидании шоу.

***

Первым вышел Шнур, подняв одну руку вверх, вторую он скрывал под одеждой. За ним шел Виталик, ему приказа выходить с поднятыми руками не давали. Карандаш шел последним. Медленно, прихрамывая и он единственный скрывал лицо. Натянул футболку на голову и светил голым торсом.

Люди вокруг мелькали тенями, но открываться он не собирался, настолько долго насколько сможет и ориентировался по белому халату Самоделкина.

Потому он и не заметил, что сделал Виталик. Но сначала услышал голос. Грубый мужской незнакомый голос.

"Остановиться! Ближе не подходим! Кто переступит красную линию будет расстрелян! Сверху не опускаться, кто опустится ниже первого этажа пойдет домой пешком! Ручки все поднимаем кроме ребенка! Я понятно объясняю? Поднимаем две руки а не одну! Лицо тоже открываем и руки нормально подымаем".

Жизнь как будто замерла растягивая мгновение, но долго это тянуться не могло. Карандаш уже ощущал жжение прицела на груди, когда мелькнула тень и закричал человек, а потом оборвался его крик.

Миллисекунда тишины и начали кричать, начали стрелять и бегать. Наученный опытом Карандаш рухнул на колени одновременно срывая футболку с головы.

Он уже понял что происходит, но сейчас главное не попасть под шальную пулю. Пока Шнур не расправится с полицией.

***

Шнур не мог долго скрывать свою поврежденную конечность и поэтому долго не тянул. Умирать так с размахом! Рывком расправил щупальце, которое удлиняясь и увеличиваясь схватило за пояс копа стоявшего ближе. Потом он размазал его об ближайшую стену и схватил машину вместе с копами. И началось.

Машиной он действовал как палкой или совком, сметая весь мусор а-ля вооруженные люди в кучу не жалея и все попавшееся на пути.

Шальные выстрелы быстро прекратились, полицейские бросали стволы и разбегались в стороны. Но Карандаш видел кое-что еще и поэтому на карачках полз в стороны, стараясь выжить, просто выжить, просто уползти подальше. Блогеры там наверху тоже видели того, что не видел Шнур и продолжали снимать, а парочка ботов уже улетела туда, чтобы снять кульминацию с хорошего ракурса.

Три бронированных автомобиля зависли сбоку направив автоматические пушки в сторону конфликта. Военный забыв закрыть зевающий рот в ужасе наблюдал за происходящим внизу, но скоро он опомнится и отдаст приказ стрелять. Карандаш пополз еще быстрее лавируя между препятствиями. “Вали их!” - кричал Самоделкин, - Прорвемся, шеф! Хватай журнашлюх!”

“Твою же мать”, - прошипел Самоделкин теряя контроль, когда увидел пробежавшую между ног трещину. Что за? Трещина бежала все дальше и дальше постепенно расширяясь. А потом асфальт лопнул, разрывая дорогу на куски. Из образовавшейся дыры вылезло что-то огромное, коричневое, слизистое и напоминающее червя или мутировавшее щупальце Шнура.

“Ни хрена себе!” - заорал кто-то и червь вцепился в ближайшую розовую машину. Подкинул ее вверх вместе с людьми и всосал внутрь, прямо в чрево вместе с людьми. “Мама”, - подумал Карандаш - “Я же прямо к нему ползу”. И попятился как рак. Ногой попал в расщелину дороги и закричал от ужаса. Выдернул ее и и оглядевшись пополз влево. Наверху гудели клаксонами, включали сирены и слышался скрежет железа. Червяк вдруг завыл громко, утробно так что стекла вылетали из окон и вдруг отрыгнул.

“Я никогда не видел как рыгают асфальтные заводы, но это наверное оно”, - подумал Карандаш когда на него упала сверху потерявшая управление машина с кричащей семейкой бьюти блогеров. Зато лайков они заработали в тот день рекордное количество.

Шнур смеялся. Они победили. Теперь им было нечего терять, но они победили. Чертов малыш вытащил здоровенную херню из Адских Уровней Преисподней и им удалось. Правда трансляция онлайн не позволяла вернуться назад. Вперед и только вперед, а думать будем потом.

- Шнур! Шнур!

- Чего тебе Самоделкин?

- Карандашу кранты! Машиной придавило, можешь поднять ее?

Шнур посмотрел туда куда указывал Самоделкин и решил отказаться. Минус один друг плюс огромный управляемый мутант. Червь на мгновение нырнул обратно туда откуда вылез и наступила тишина. Мальчик стоял к ним спиной и смеялся.

- Он вернется? - спросил Шнур.

- Вернется ли Чудила? - мальчик обернулся и Шнур вздрогнул. Красные отблески зрачков превращали в его жуткого робота - карлика, - Конечно вернется. И друзей приведет.

И как огромная коричневая волна из недр земли вырвался червь. А вокруг него, со всех сторон из всех щелей выскакивали монстры ростом поменьше и все они бежали к ним.

Малой поднял правую руку, как заправский регулировщик и толпа замерла, как и дыхание Шнура.

Куда идем? - спросил Виталик.К Церкви Трех Островов, - прохрипел Шнур и управляющий монстрами дал отмашку.

Сторож не всё

Он бежал изо всех сил. Он боялся не успеть. Слишком крепкий был сон и слишком много выпито было вчера. А теперь когда браслет вибрировал на руке раздуваясь от важности и срочности, времени почти не оставалось. Никогда Сторож не любил эти электронные причиндалы, которые отслеживают каждый твой пердеж и реагируют почти на все твои действия. Чертовы шпионы, которых люди начали носить добровольно и тех, кто был против, тоже заставили их носить.


Сначала это. Потом бля, новые имена всем придумывать начали, сначала добровольно, потом принудительно — добровольно. А потом куда не плюнь браслеты, Игры эти дебильные, Церкви со своими виртуальными сектантами буйнопомешаными и Адамы, Арнольды, Фениксы и Стены. Срамота.


Сторож предпочел остаться Сторожем, а не прости господи Франсуа каким нибудь. А теперь гребаный Браслет верещал у него на запястье!


«Всем в укрытие! Общеуровневая тревога! Гражданским жителям строжайше запрещено выходить из домов на улицы! Тем, кто на данный момент находится рядом с убежищем предпочтительнее спуститься в убежище! Кто живет или работает рядом или в зоне боевых действий покинуть опасное место и спуститься в убежище обязательно!»


Такая информация лилась непрекращающимся потоком. Но было кое-что еще, то что касалось именно его.


«Служащим, школьным работникам, работникам учебных заведений любого типа озаботиться эвакуацией учащихся, оказавшихся далеко от дома на момент Сирены.»


«Спортсмены», как и ожидалось сидели на спорт площадке.

Сторож остановился отдышаться и подумал, что у него дежа вю. Когда-то такое уже было, но он не мог вспомнить когда. Сирены завывали как будто снова началась Война. На этот раз не одна а множество Сирен завывало в разной тональности и с разных сторон оглушая и пугая. Свод то светлел от безлюдности, то покрывался точками пролетающих авто. Спортсмены с любопытством таращились вверх и уходить с турников не спешили.

Сторож набрал полную грудь воздуха и закричал, стараясь заглушить вой сирен. Он махал руками, звал их, проклинал их, обзывал и всячески привлекал внимание, но они то ли не слышали, то ли не захотели услышать злого деда — охранника.

"Придурки! Общая Тревога! Бегом в школьное убежище! Я вас проведу!"

Сторож судорожно вспоминал не видел ли кого на детской площадке с той стороны школы и не стоит ли бросить этих слабоумных и побежать спасать нормальных детей когда асфальт взорвался. Взлетел волнами как во время шторма, да и замер открывая пасть ведущую прямо на нижние уровни а оттуда полезли гигантские насекомые метров трех в длину. Спины у них были раскрашены желтыми полосами. Когда-то были похожие насекомые, их применяли фермеры в домашнем хозяйстве кажется. Но они были очень маленькие и не злые. А вот это вот.

Спортсмены уже бежали к нему с криками о помощи. Сторож улыбнулся. Дети. Без взрослых никуда.

Учитель помнит

Он хорошо помнил инструкцию «О школьных Убежищах». Он вообще хорошо помнил инструкции, распоряжения, служебные записки и приказы.

"Сигнал "Три Сирены" означает немедленную эвакуацию школьного персонала и детей, находящихся на школьной территории в Убежище № 0905.

Примечание 1. В случае нахождения в непосредственной близости родителей ребенка их также нужно эвакуировать.

Примечание 2. Дальние родственники эвакуации не подлежат из-за ограничений в пространстве и еде."


Места в бункере было достаточно, как и еды. Хорошо, что неприятности начались в конце рабочего дня и большинство детей разбежалось по домам и своим тусовкам. Меньше народу — больше кислороду.

Он воровато оглянулся, чувствовал себя немного виноватым. Совсем чуть-чуть. По инструкции нужно было проверить детские площадки, спортивные площадки, территорию школы, но он сделал это поверхностно. Прошелся по первому этажу, крикнул пару раз и скрылся под защитой бункера вместе с остальными учителями. Какие там обходы по периметру. Черт, эта сирена пугала его до безумия. Кровь стыла в жилах, ноги дрожали и подкашивались, шаги замедлялись.

А дети... Остались ли где-то там на его территории дети? Он предпочитал об этом не думать. В конце концов для этого есть родители, чтобы своим чадом озаботиться.

Учителя сгрудились в гостиной вокруг настенного планшета и смотрели онлайн-трансляцию одного из блогеров. Уже повесил рамку на изображение «Все будет хорошо» и зарабатывает очки репутации с бешеной скоростью. Кажется из этих новых... Rezz его никнейм. Бешеный черт, всегда в гуще событий, как будто сам их создает.

- Себастьян! — позвали его и он обернулся. — Все в порядке?

-Да?

Он подошел и встал за спинами учительской братии:

- Что там у вас?

- Не помнишь этого парня? Разве он не из нашей школы.

Себастьян вгляделся и точно. Вел трансляцию старшеклассник, никто не помнил как его звать, но все помнят его красный шарф, который он залихватски носил всегда и если честно, то со вкусом. Себастьян даже немного завидовал его молодости и стилю, а учитель физкультуры однажды пришел на занятия в полосатом шарфике. Очень глупо выглядел и быстро это понял — больше такого не повторялось.

Теперь этот шарфик мелькал на экране планшета когда ведущий трансляции кричал что-то в камеру. А внизу творилось что-то невообразимое. Асфальт вздувался, волнами взлетал вверх, переворачивая фонари и скамейки а из открытой щели высовывалось чудище, монстр, творение безумного художника.

- Е..ть колотить, — прошептал трудовик, наблюдая за происходящим, — там же люди. Оно людей жрет! Прямо в машинах.

- Беги! — закричала математичка, обращаясь к не слышащему ее блогеру, — Уходи оттуда!

" Сейчас постараюсь снять ближе! — кричал блогер в камеру — Там подросток стоит. Может быть мне удастся его спасти у вас на глазах! В прямом эфире! Ставьте лайки и кидайте репутацию, чтобы мотивировать меня снимать дальше! Сейчас я закреплю камеру на голове и думаю, что на моем скутере, мы сможем проскочить мимо чудовища из Подземных Уровней! Оно довольно неповоротливое, это нам на руку! "

Камера задергалась смазывая изображение и все немногочисленные обитатели Убежища молчали, боясь нарушить тишину. На другую доску тоже никто переключиться не предлагал. «Потому что он один еще жив», — подумал Себастьян.

«Итак я готов! Сейчас нырну под этим щупальцем, вон в то кольцо и если мальчик еще жив, то подхвачу его и закину на сиденье за спину. Все должно пройти быстро и четко. Лишь бы мальчик еще был жив и помог мне.»

"Я бы не стал, -прокомментировал трудовик тихим голосом, — Не нужно. Остановись".

Он не остановился. Загудел разгоняющийся скутер и изображение замелькало с удвоенной скоростью. Коричневая кожа огромного червя была везде. Казалось, что он утонул в ней, когда открылась разрушенная улица, дыры в асфальте, мертвые люди, огонь из перевернутых машин и мальчик посреди этого хаоса.

«Ставьте лайки!» — прокричал красный шарфик, — мы успели. Мы даже видим мутанта со спины, того кто начал эту бойню. Человек — осьминог и хорошо, что он смотрит в другую сторону! Эй, малой! Готовься я сейчас заберу тебя! Давай руку! Всем спасибо за репу!"

Парень услышал его сквозь всю эту какофонию и обернулся. Все ахнули и Себастьян не был исключением.

Лицо у парня. Этот ужас вместо лица. Стальной цвет кожи напоминал мертвеца. На голову натянут капюшон, но глаза капюшоном не скроешь. Жесткие, красные, злые глаза. Это не человек. Люди так не выглядят, даже одевшись как подростки.

По земле бежала четвероногая тварь. Она минула Человека - осьминога не тронув его и смотрела на красноглазого парня.

«Беги! — закричал блогер, — Беги ко мне парень! Сзади!»

И он пошел вниз по касательной. Тварь, похожая на обгоревшую собаку пробежала мимо мутанта и прыгнула вверх.

Камера охнула и выключилась, оставив помехи. Собравшиеся у планшета смотрели на скачущие по экрану бессмысленные полосы. В дверь убежища стучали перепуганная горстка детей, но они не их не слышали.

Военный и его Уровни Ада

" Ну нахер" бормотал Чиж, - все нахер, нахер, нахер. Я на такое не подписывался."


Невдалеке грохнуло и он трусливо оглянулся. Здание напротив светило черной дырой в стене, как подбитым глазом. А из дыры, как белая кость, торчал зад грузовика. Сирены разрывались, заглушая звуки выстрелов. На слух Чиж их различал, но думать сейчас об этом не хотелось. Пусть бараны воюют, а ему нужно домой.


Что будет потом? Да хрен с ним. Это будет потом. Сейчас главное выжить.

***

У военных есть своя система связи по наручным браслетам и одна из самых важных команд это "глаза бухого таракана", как его называют между собой вояки. Три красные точки перекрывают все сообщения на браслете и смотрят на тебя не мигая. Да уж, точно глаза "вечно бухого таракана". Срочный сбор. Военная тревога. Всем явиться на базу!


Когда Чиж получил свой приказ, то сразу понял, что хорошего ничего ждать не приходится. Но даже он не ожидал, что разверзнутся Уровни и вся гниль находящаяся там, глубоко внизу, полезет наружу. Нет, зарплата, паек, доплаты за военные сборы это хорошо, но умирать за Церковников никто не собирался. Какая война? Максимум учебные стрельбы и бандитов погонять. А три точки на браслете вообще никогда не появлялись.

Жена быстро собрала рюкзак, пока он судорожно одевался, пытаясь вспомнить, что означает этот код. Попрощался с дочкой и побежал на крышу, где уже ждал его зелёный фургон с такими же ошалевшими контрактниками, которых срочно собирали со всех концов Уровня.

****

Автомат он выбросил ещё минут десять назад, поддавшись панике. Совершенно не думая, что за такое придется рано или поздно отвечать. Потом. Все это будет потом. Он обязательно выкрутится, а сейчас домой, к семье.

Помогите!

Кто-то звал на помощь из развалин бывших когда-то магазином. Чиж резко свернул вправо, чтобы не попасться на глаза кричащим. Из-за них придется делать крюк, но военная форма так и притягивает к себе страдальцев. Нет, ребята, каждый за себя.

Тут ему пришло в голову, что форма очень хорошо видна с высоты пролетающих авто и он нырнул к подъезду. Дверь закрыта. Кодовый замок. Стальная обшивка с ноги не выбить. Подёргал за ручку и чертыхаясь скинул куртку, вывернул ее наизнанку и одел, превратившись в дурачка, мехом наружу. Скинул кепи и забросил подальше. Бутсы жалко, ещё недолго осталось - один двор перебежать и следующий его.

***

На базе раздали оружие и практически без объяснений распихали по машинам.

"Боевой вылет!!" - кричали бегающие командиры, - Боевой вылет! Соберитесь, дебилы!"

На экранах крутились трансляции новостников, Чиж остановился посмотреть, покачиваясь от задевающих плечи пробегающих людей. На экранах творилось страшное. Мультипликация сошедшего с ума рекламщика или ожившие картины безумного художника. Огромные черви, взрывающиеся такси, монстры, облепившие крыши домов и скачущие тени на крышах.

"Видел? - сказал Горох, - Сейчас постреляем, лишь бы патронов хватило! Говорят, что от элитников целый мото полк приедет! Они из этих тварей кашу сделают"!

Он дрожал мелкой дрожью, но Чиж знал, что это не от страха. Он возбужден, он рвется туда - стрелять, воевать, убивать монстров, прикрывать товарищей и ждать могущественные элитные войска. Маньяк. Чиж беспомощно огляделся, командир уже бежал к ним замахиваясь.

"Пошли! Бегом, пока нас не ускорили!"

Они с Горохом побежали, забыв про шоу, но образ человека выпускавшего огромное щупальце и парнишки рядом с ним ещё долго оставался с Чижом.

****

Он быстро перебежал двор, оставив следы в детской песочнице и нырнул под защиту арки. Отдышался и прошелся по карманам. Достал пачку сигарет, но зажигалка осталась где-то там, там где убивали монстров за крохи репутации с комбатом. Да пошли вы! Первый раз Чиж осознал, что наделал и какие последствия могут быть. Разве что монстры их всех сожрут и некому будет разбираться с ним. Может так и будет, если не явятся элитники, а они не спешат. Чиж вспомнил о браслете и немного подкрутил громкость. Бой ещё не закончился. Отрывистые команды начальства, крики раненых и умирающих, кажется даже Горох мелькнул в эфире, но ничего про элитников. Подмога не пришла, подкрепление не прислали, вот такие брат дела.

Чиж убавил громкость до нуля и приготовился к рывку через двор.

***

"Готовимся к высадке с воздуха! - кричал командир, - Проверьте джамперы на бутах!"

Чиж уже ничего не соображая вставил правый ботинок в разъем. Зелёная лампочка. Все норм. Левый ботинок. Зелёная.

"Пошли! Пошли! Пошли!"

Отрабатываемый сотни раз прыжок. Двумя руками взялся за поручни. Полуприсяд. Активировать джамперы в бутах и полет вниз. Но сейчас все не так. Внизу дым, крики, выстрелы, скрежет металла и множество совершенно непонятных чужеродных звуков. Страх. Противный бабский страх. Там внизу разверзлись Уровни Ада.

"Чего стоишь, б…." - пинок под зад должен был придать ускорения, но мокрые в перчатках руки удержали тело над бездной. Бессознательно, трусливо. "Ах ты…" - в него вцепились и оторвали сначала одну, потом вторую руку и вот он уже летит вниз, сжимая у груди чертов автомат.

***

Родные до боли окна светились. Жена с дочкой наверное смотрели трансляцию, гадая где там папа Уровень защищает. Чиж осмотрел двор. Никого. Все сидят в своих квартирах или ушли в убежище. Полицейских патрулей не видно. Военных мундиров тоже не видно. Ни детей на площадке, ни подростков во дворе. Воющая сирена и новости по всем доскам разогнали улицы. На улице только испуганный военный и его страх. А ещё сирены, воющие сирены и прожекторы блуждающие по Своду.

Чиж побежал. Легко, по военному на ходу снимая куртку. Он намеревался выкинуть ее в мусорный бак, когда вдруг "пошел вниз".

Сначала накренился влево и боком начал проваливаться под землю, а за ним следующий и ещё один - весь ряд. Мусорные баки уходили вниз, как корабли под воду. Дергались и ныряли исчезая навсегда.

"Ух ты", - сказал Чиж, когда из под асфальта вынырнул червь глотая мусорный бак. Проглотил и нырнул обратно выныривая в другом месте и цепляя уродливой беззубой пастью машину рядом с его Чижа домом. "Брысь!" - закричал бывший военный хватаясь там где должен был висеть автомат. Но оружия у него уже не было а из-под земли лезли безобразные трехногие твари с красными глазами. Они издавали мерзкие ухающие звуки и разбегались на четыре стороны. Черным дымом вырвалась из под земли стая угольных мышей и скрылись мелкими точками высоко у Свода. Червь дернулся и замер как будто хотел поймать одну, но не сделал этого. " Своих не жрут" - подумал Чиж и остановился. Треножник посвистывал бежал к подъезду, там где жила его семья. Жена и дочь были там. Подъезд номер 195а. Квартира 10.

Чиж остановился. Ноги не слушались, ослабели и дрожали. Треножник с размаху влетел в дверь подъезда и отскочил назад. Возмущенно затрясся и опять попробовал взять тараном. Отбежал и остановился переминаясь на своих троих. К нему подбежал ещё один и они начали кружить друг за другом по площадке. Чиж шагнул назад, ближе к тени. Как бы не заметили сволочи. К двери с размаху приклеилась черная тварь и так и висела размахивая крыльями. Даже сюда было слышно, как яростно она верещит. Остальная стая кружила у крыши, изредка одиночки ныряли вниз и улетали вверх. Окна в доме закрыты, некоторые даже забаррикадировались шкафами, столами и стульями. Никто не выглядывает, все забились по углам своих комнат и ждут, когда все закончится. А может людей давно эвакуировали?

Эта мысль одновременно обрадовала и расстроила его. Обрадовала, потому что теперь можно было не беспокоится о спасении семьи. Теперь они в безопасности. А расстроила потому что теперь он потерял цель и не знал, что делать дальше.

"Папа!"

Он вздрогнул и пригляделся. Одно окно в сплошной стене окон было открыто. Маленькая девочка выглядывала из него и махала рукой. Ему. За ее спиной, в глубине квартиры виднелся женский силуэт.

"Папочка!"

Треножники забегали быстрее и начали даже прыгать, как будто пытаясь взлететь. Стайка летающих крыс начала сужать круги.

Чиж побежал. Крик дочери отзывался болью в сердце. Асфальт пошел трещинами и он опять остановился. Большая трещина расширяясь со скоростью бегущего человека пошла к дому и нырнула под него. Сваи заскрипели и Чиж замер выругавшись.

- Закрой окно!

- Что?

По стене ползли сужая круг мерзкие мыши, а окно было в центре. Из новой щели полезли твари похожие на пауков, но с десятком светящихся глаз у каждого.

- Что?

- Закрой окно, дура!

Треножники перестали бегать и уставились на него.

Дочка закрыла окно. Успела, перед тем как первая мышь посмотрела внутрь. Треножники уже шли к нему и он развернулся чертыхаясь. Дом как будто стонал от напряжения и его клонило вправо.

" Это плохо" - подумал он и побежал прочь, - Это очень плохо. Но они справятся. Я не могу все делать сам".

Гвоздя посылают

У Гвоздя началась ломка, а хуже этого только когда пойнты заканчиваются. Потому что ломка обязательно приходит когда заканчиваются пойнты.


Сначала слабость, безразличие а потом начинает “крутить”. Вот и сейчас он чувствовал, что проходящие мимо люди оглядываются на него с подозрением. Смотрят косо и боятся встретиться взглядом. Стоит ему повернуться и рожи становятся безразличными и отсутствующими. Еще бы. Когда-то Гвоздь был неплохим боксером и хотя уже не выступает очень давно - хватку не прокуришь, люди это чувствуют и перестают “любопытничать”.


Че? - сказал он мужику с красным шарфом, - Что-то интересует? Перетереть хочешь?


Мужик сравнялся по цвету со своим шарфом и озабоченно уткнулся в браслет, сделал вид, что не услышал. Гвоздь не стал усложнять и поковылял дальше. Связываться с обывателями нет времени и не интересно - слишком тупы они для него. Работа и с работы - вот их жизненная философия.


Встать в пять утра, чтобы наготовить своим “ребенкам” жратвы на целый день и валить на свой вонючий завод. Там вкалывать двенадцать часов под крики начальства, позорно гнуть спины перед высшими чинами и после работы уже без сил плестись в магазин, чтобы купить жратвы своим детенышам на вечер.

Дома (если это женщина) готовить на своих толстопузых, (если мужик) тупо пялиться в планшет на очередное тупое шоу. Потом в постель без задних ног и на утро все по кругу.


Это тупые люди, живущие как на конвейере. Разве они могут философствовать или разбираться в высоких материях? Поэтика Уровней для них неясна. Они любят копов и преклоняются перед элитниками. Слушают тупую музыку и не читают книг.


Гвоздь правда тоже книг не читал, но он был слишком умен для электронных чернил, с помощью которых корпорации вкладывали свою пропаганду в мозги обывателей. Гвоздь был сам как открытая книга, когда принимал химию и мог рассказать кому угодно что угодно. Перетереть на любую тему и опустить каждого тупицу Уровня, если было настроение.


Мужик, тебе плохо?


Гвоздь остановился. На него таращился типичный работяга с красным облупленным носом, штанами на подтяжках и папиросой в уголке рта.


Что хочешь? - слова выходили туго, как при запоре и Гвоздь скорее промычал свои два слова, чем произнес.Не понял.

Гвоздь зашагал к мужику подтягивая поочередно то правую, то левую ногу и удерживаясь за воздух для равновесия. Он походил на странного человекоподобного космического паука и мужик попятился выставив руки вперед, как будто хотел оттолкнуть или обнять своего собеседника:


Эй. Не подходи ко мне! Я вызову копов!


Гвоздь остановился:


Чего звал тогда?


Ничего, ничего, - забормотал мужик и пошел прочь бормоча под нос.


Очередной глупый и недалекий собеседник, только с ритма сбил. Когда приходила ломка, то не то что общаться - ходить было трудно. Ноги выгибало в стороны, руки вели себя как хотели и не слушаясь мозговых приказов могли выкинуть такие колеса, что иногда Гвоздь сам своих конечностей побаивался. Но если принять химию, то все становилось на свои места и руки были просто руками, а не червями, которые пытаются задушить тебя.


Через семнадцать минут сорок восемь секунд Гвоздь уже стучал в дверь к уборщику Церкви Трех Островов. Предварительно удостоверился, что за ним нет хвоста, как Весельчак и учил.


Неизвестно кто назвал его так, но на веселого человека дворник не смахивал. Днем он ездил вокруг церкви на своей машине для уборки: поливал детей водой из шланга и разгонял бомжей гудками, а вечером после смены принимал “особых гостей”. Как продажа химии сочеталась с заповедями Церкви Гвоздь не знал, да и никто Весельчака не спрашивал. “Много будешь знать, состаришься в гробу”, - загадочно говорил тот, выдавая очередную дозу.


Дверь открылась не сразу и Весельчак не улыбался. Сначала он выглянул в окошко, рассматривал Гвоздя около минуты и наконец объявился на пороге. Одетый по-военному - камуфляж, высокая обувь на шнурках, берет с эмблемой церкви и автомат в руках.


Чего надо?


Гвоздь не был готов к такой встрече. Он ждал грубости, был готов просить и унижаться, но военная форма? Кажется он долго не нюхал, уже мозги высохли от бездействия. Весельчак смотрел на него достаточно долго потом оглядел площадь и вернулся к молчащему таракану:


Ты давно не принимал что ли? Всегда так колбасит?


Красные пузыри пульсировали перед глазами, а руки пытались выкрутить голову из плеч и Гвоздь фыркал на них, чтобы спугнуть, но вопрос услышал. Попытался кивнуть вместо “да” и глупо захихикал, не вышло.


Понятно, - вздохнул Весельчак и огляделся, - Как ты вообще сюда дошел? Тут же стройка во всю идет, баррикады делают, там какие-то стычки с полицией в центре, а тебе море по колено. Кто тебя пустил вообще?


Гвоздь попытался пожать плечами, но только скривился. Он помнил, как прошел мимо странных машин, поливающих своим дерьмом улицы, помнил пустые лица рабочего быдла и даже помнил черную птицу с зубами, которая там между машинами металась. Но как он прошел сквозь охрану, ограждения хоть убей не помнил. Счастливые люди не видят суеты, а сейчас он должен стать счастливым.


Ладно давай браслет, - Весельчак вышел из своего убежища и взял Гвоздя за высоко задранную правую руку. Опустил ее посмеиваясь пока Гвоздь изображал соляной столб и попробовал соединиться.


- Эй, друг. Так у тебя пойнтов нет. Ну так я не работаю.


Гвоздь забормотал быстро, стараясь убедить собеседника в том, что он отдаст, что он отработает, он все сделает для хозяина но это потом, сейчас бы хотелось немного химии. Он бубнил не слыша себя со стороны, а Весельчак только посмеивался отойдя подальше:


Вот это тебя плющит, таракан. Я ни черта ни понимаю, что ты булькаешь. Но догадываюсь. Хрен тебе, а не доза.


Он зашел в дом и хлопнул дверью. Гвоздь завыл и заковылял к ней. Весельчак жил в одноэтажной пристройке к Церкви и пускал на порог только для того, чтобы обменять пакетик на пойнты. Но на этот раз пойнтов не было и приходилось выть. Гвоздь продумал все заранее, он был очень умным и умел давить на жалость, но закрытая дверь сбила с толку, план больше не работал.

Пришлось ковылять к зарешеченному окошку. С той стороны оно было приоткрыто и можно было повыть там, хоть какой-то шанс достучаться до барыги. Судя по громким звукам Весельчак смотрел новости на планшете и подкрутил громкость повыше, чтобы не слышать Гвоздя. Слов не разобрать, но с экрана визжали тетки, кричали что-то быстро блогеры и матерились полицейские. Тупые людишки, вместо того чтобы заниматься медитацией или читать умные книги бегали и кричали, бегали и кричали. Гвоздь обнял скрюченными руками стену под окном и завыл орошая настоящими слезами розовую штукатурку.


Ладно, Острова с тобой, дебил, - хлопнула дверь и Гвоздь услышал, что хозяин вышел на улицу, но разогнуться уже не мог. - Отнесешь этот пакет водиле по имени Черный и получишь дозу в долг.


Гвоздь испуганно замолчал, он боялся, что хозяин передумает потому что он не может отлепиться от стены и не даст ему пакет. Чертовы руки забрали с собой и тело, Гвоздь сидел маленьким гвоздиком в дальних закоулках мозга и уже ничего не решал в собственном теле.


Ясно, - весельчак пропал на минуту и когда таракан уже потерял надежду сунул ему под нос щепотку Пыли. - Втяни!


Тот и втянул. Сначала одной ноздрей, потом второй и сразу стало легко.


****


Мир преобразился для Гвоздя. Вместо маленького кривого гвоздика с разломанной надвое шляпкой, он стал большим закаленным гребенчатым гвоздем с крепкой стальной шляпой. Уровень окрасился в яркие живые цвета. Свод заиграл ярким приятным глазу светом. Сейчас Гвоздь видел каждую мошку, ползающую по стене Церкви. Видел Угольную мышь, которая пряталась под крышей. Видел выглядывающих из окон, как из амбразур, Служителей и даже видел что раствор, которым старательно заливали все щели в земле, был неправильного цвета.

“Что? - Весельчак сейчас тоже казался добрее - Полегчало? Давай отрабатывай.”

Гвоздь не стал обижаться на него, в конце концов он не так уж и глуп, этот смешной барыга. Жалко, что сейчас нет времени, можно было бы с ним перетереть о вечном.


“Отнесешь папку водиле Бетономешалки...Зовут Черный и выглядит также. Большого роста, копна черных немытых волос на башке, улыбается всегда, шутит. Он сейчас там на белой машине с красной полосой посередине. Папку отдать лично в руки и сразу меня наберешь, я скинул номер”.


Доверяет? Такие люди как Весельчак редко дают номер своего браслета и с покупателями общаются быстро. Ты мне пойнты, я тебе удовольствие. Номер? Как другу? Так можно и вверх пойти по карьерной лестнице. Например развозить химию и получить неограниченный доступ к ней или хотя бы с хорошей скидкой.


“Не ухмыляйся пока не сделал дело. Если что-то пойдет не так я тебя порву. Ты понимаешь меня, таракан?”


Гвоздь не любил когда его так называют, но спорить не стал. Нечего портить себе карму негативом. Да что там случится с той папочкой?


Все будет сделано, - неожиданно подобострастно и с легким поклоном сказал он. Папка напоминала большой плотно набитый почтовый конверт, которые казалось вымерли столетия назад, как Внешний Мир, но вот он в руках. Приятный на ощупь, с небольшим выступающим “пузиком” и защелкой посередине.


Папку не открывать. Иди уже или останешься без добавки.


Подобрел Весельчак, ага. Понимает, что мудрого помощника нашел. Гвоздь хотел сказать что нибудь умное, но завис. Так и не придумав подходящую телегу развернулся и пошел, не забыв попрощаться с будущим шефом. Тот не стал провожать его долгим взглядом с порога, а вернулся в комнату - новости в планшете криком кричали призывая не пропустить трансляцию.


Гвоздь шагал четко, как военный. Прямая спина, ровный шаг, подбородок вверх плюс бонусом широкая улыбка. В конце концов когда ты счастлив и окружен светом, то нужно дарить свет всем вокруг. Он готов был делиться и раздавать свет сумками, пусть люди улыбаются и светятся изнутри, как он. Улыбки это то в чем нуждаются Уровни. А любопытство убило мутанта.


“В этой папке химия”, - подумал Гвоздь и остановился. Он стоял посредине Площади - сзади возвышалась огромная вычурная архитектура в готическом стиле, а впереди рабочие, как муравьи собирали из хлама, как из кубиков странные баррикады, как будто хотели закрыть Церковь от внешнего мира навсегда. “А я ведь не с той стороны”, - еще подумал Гвоздь и его напугала эта мысль.Сейчас закроют все входы и выходы, замуруют его тут живьем и придется всю оставшуюся жизнь сидеть в Церкви Трех Островов. Звучит не очень. Мысль давит на голову как гиря, и виски сжимает болью как тисками.


Гвоздь посмотрел на убежище Весельчака. Не стоит на пороге и в окошке вроде силуэта не видно. Можно ведь немного отщипнуть, тупой шоферюга даже и не заметит, взвешивать конверт ведь никто не говорил. Главное аккуратно достать щепотку пыли и немного раскумариться, чтобы прогнать страх. А баррикады? Да фиг с ними, с баррикадами. Не замуруют его тут заживо, тем более работяги тоже тут бродят. Гвоздь посмотрел на конверт и прощупал его в поисках маленького конвертика. Есть.


****


Жить - хорошо. Вдыхать воздух полной грудью вообще шикарно. Авантюра удалась - пакетик с химией аккуратно лег назад в конверт. Конверт “самозапечатался”. Гвоздь улыбался пока асфальт не треснул под ногами.


“Ого!” - крикнул Гвоздь и замахал руками пытаясь удержать равновесие. Трещина в асфальте поползла как змея вперед постепенно расширяясь. Гвоздь отскочил назад, споткнулся и упал разбив нос о колено. “Опа!” - только и смог он выдавить когда увидел проскочившую мимо него вторую трещину.

Свежезалитый бетон пульсировал как переносная колонка и рабочие разбегались в стороны не собираясь чинить этот беспредел. “Поувольнять к чертовой матери!” - крикнул Гвоздь и понял, что папки в руке нет:“Черт! Весельчак меня убьет!”


Он пошарил руками вокруг себя и увидел папку. Она лежала на краю расщелины и немного даже нависла над открывшейся дырой. Время шло на секунды.


Слева дыра уже расширилась достаточно, чтобы здоровый грузовик накренился под своим весом и с грохотом провалился вниз. Шофер выскочил из кабины буквально в последнюю секунду и с белым как стена лицом побежал прочь. Обогнул одну машину “Ты куда?” пытался остановить его кто-то из начальства, обогнул вторую и ухнул туда же, куда минуту назад его транспортное средство - дыра коварно разверзлась под ногами как будто специально ждала добычу.


Заскрежетало железо и Гвоздь обернулся, совсем близко по правую руку от него открывалась еще расщелина и тянула в себя грузовое такси и вагончик, где выдавали обеды для рабочих. В отличии от повара, выскочившего в окно при первом движении вагончика, таксист свою машину пытался спасти он пытался завести ее даже после того как такси закрутило и понесло, после того как он въехал в зад вагончика и остановился только когда въехали уже в его легковушку. Двухэтажный грузовик проехался по такси, как по фантику от батончика и раздавил кабину вместе с человеком.


“ Плохая химия”, - подумал Гвоздь и пополз как самый неуклюжий и самый большой червяк в мире, - совсем плохую химию дал Весельчак. Штырит не по детски. Плохая химия.”


На его счастье папка еще не провалилась в ад и между ними пока не было расщелин. Нужно было только доползти.


Прямо над ухом загрохотали выстрелы и посыльный-неудачник упал, прикрывая голову руками. Он научился этому трюку пережив не одну полицейскую облаву: если лежишь спокойно, руки скрещены на затылке или ладонями к земле то тебя точно не убьют и даже пинать не будут.

Выстрелы не переставали грохотать, но уже не рядом и Гвоздь огляделся. Ни одного военного не видно, рабочие одни разбегаются, другие пытаются спасти свои инструменты и все скачут между этими ямами, как клопы и дергаются от каждого выстрела. Но кто стреляет и по кому?


Гвоздь осторожно приподнялся и огляделся. Стреляли из церкви. Кое-где открылись окошки и оттуда были видны вспышки, но большинство засело на крыше и палили оттуда. Если бы не содержимое передачки Гвоздь давно бы бросил ее и бежал совсем в другую сторону, подальше от стрельбы и странно ведущей себя земли, но кто в своем уме бросит дармовую химию. Пришлось ползти туда.

Когда таракан наконец-то схватил пакет и прижал к груди завибрировал браслет.

“Звонит Весельчак. Наверное сейчас в окно смотрит, за товар переживает.” - подумал Гвоздь и сбросил вызов - будь что будет, но мне нужно расслабиться”.


Он уже не таясь и не оглядываясь разорвал папку вытащил маленький пакетик. Открыл осторожно и высыпав весь на ладонь тут же разделил на две широких полоски. “Красота!” - и втянул поочередно не жалея, все что было.


***


“Жека! Уходим! Есть машина!”


Они уже бежали к севшему за баррикадами вертобусу и ему тоже нужно было бежать пока еще не поздно, пока еще было место, но потраченных пойнтов было невыносимо жалко. Жека выругался и проверил браслет, посекундно оглядываясь. Пойнты не вернулись и химии тоже не было.


Жека!


Да сейчас! Сейчас! Можете минуту подождать или нет!


Он до боли стиснул кулаки и опять полез в грязный, замызганный браслет на руке. Набрал барыгу и тот сразу же ответил.

Да?Где мой товар, братан?Сейчас все будет. Курьер уже должен подойти!Мы договаривались, что ты передашь товар! Сначала пойнты, потом товар! Ну и где он?

На той стороне разговора замялись на секунду:

Я тестирую доставку курьером. Подожди пару минут.

Жека грязно выругался и посоветовал барыге посмотреть новости, а потом рассказывать ему всю эту хрень. И ещё сказал, что если немедленно не получит то,что ему принадлежит, то сейчас же сам наведается к барыге в гости. От возврата пойнтов отказался не задумываясь, настроение и так ужасное, без химии будет ещё хуже.


" Жека мы улетаем без тебя!",- кричали из машины. Десяток все понимающих взглядов следили за грубовыточенной фигурой друга: Жека превращается в таракана, уже не может без дозы.


Асфальт дрожал мелкой дрожью как будто собирался взорваться, время шло на секунды.


Секунду ещё! - кричал Жека и орал в браслет, - Где твой человек, святоша?Он уже рядом должен быть, - отвечал голос.- Оглянись!

И Жека оглянулся. Посреди площади танцевал бомжеватого вида человек. Он делал странные па, вытягивал руки в разные стороны, задирал ноги выше головы и размахивал папкой для документов. Он не обращал никакого внимания на обваливающийся асфальт, но дыры умудрялся перепрыгивать. И все бы хорошо, если бы не зелёное существо с маленькими лапками и глазками, но зато с большой пастью и длинным языком. Оно выпрыгнуло прямо из провала в земле рядом с танцующим придурком. Глазки сошлись на фигуре как прицелы и быстрый выстрел языком как плетью ударил его по спине. Ещё.один выстрел и танцор исчез. Куда он делся Жека так и не понял, друзья уже тащили его к машине.

Все умирают - 1

Шнур еще живой


“Я еще живой”, - подумал Шнур и злобно рассмеялся, как злодей из дешевого кино. Карандаша нет уже рядом, как и Самоделкина, но он все еще в деле. Братья из банды разбежались по своим норам как крысы, но он все еще здесь. Лицо разодранное мерзким мутантом ужасно болит, по ранам сочится боль вместе с кровью, но если смахнуть кровь на землю - одним махом, то на секунду становится легче.


Да, общему делу пришел конец и отрицать это сложно. Наверняка копы уже оккупировали вагончики и нашли все, что так долго пряталось. Бедолажку Фроську уже допрашивают и она скоро сломается, несмотря на сильный характер. Взломать базу данных на планшете тоже труда не составит и полетят полицейские машины в разные стороны Уровня собирая спрятавшихся по своим квартирам предателей. Есть они все в скрытых файлах, которые с легкостью найдут элитники, хороших хакеров у трансморферов не было, к сожалению.


Но пока предатели пусть сидят под юбками своих женщин, спрятав глаза под очками, крылья под одеждой, когти-клинки под кожей и со страхом смотрят на прямую трансляцию того, как гордо в последний раз шагает Шнур и его друзья.


Как все в одну минуту встало с ног на голову? Как эта маленькая летучая крыса могла все испортить? Конечно, он тоже ошибся - неконтролируемая ярость всегда мешала ему добиваться успеха, но только благодаря характеру он стал тем, кем есть сейчас.


Виталик еще живой


Когда Система отпускает, то она не уходит навсегда. Она остается с тем, кто призывал на помощь. Эта мощь сила которая покоряла и оставляла свой след. Виталик понял это и он изменился. Владеть такой силой и не воспользоваться ей было бы глупо, а Виталик никогда не был идиотом. Теперь он главный в интерфейсе, а Система трусливо спряталась в уголках его сознания и даже боялась высовываться. Только озиралась испуганно и быстро моргала. А Виталий Творил Хаос.


Истошно вопя сиренами спускался бронированный грузовичок. Из бойниц высовывались стволы оружия, на крыше установлена и уже натянута сеть. Стоит только нажать кнопку и она отпружинит в сторону Виталика и накроет его с головой, а после уже не выпутаешься, он знал это по полицейским шоу. Сеть обволакивает преступника так крепко, с такой “полицейской любовью”, что только коп сможет выпустить попавшего в сети.


Виталик навелся на цель. И когда красный квадратик прицела лег на приближающийся грузовичок активировал команду:


“Атаковать!”


Его крылатые друзья долго не думали и вот уже машину облепили четырехлапые гуманоиды с жесткими кожаными крыльями за спиной. Они были маленькие, лысые и страшно прыщавые, но и очень сильные. А еще они умели летать.


Машина скрылась облепленная десятками голых тел и закрутилась вокруг своей оси, все быстрее и быстрее, пока не врезалась в балкон на котором только что курил какой-то мужик. “Он должен быстро докуривать и еще быстрее бегать, чтобы остаться в живых”, - подумал Виталий.


Машина бахнула и разломилась на две части. Зад полетел вниз, разбрызгивая в стороны лысых человечков, а перёд остался торчать в стене дома, как гнилой зуб. А еще и загорелся, зацепив крылья лысого мужичка.


Виталик дал команду “Лечить” и лысые подскочили к своему, замахали крыльями, потушили и подхватив его под руки унесли на крышу. Он больше летать не сможет, черный обгорелый кусок крыла тоскливо смотрел клювом вниз, но он будет служить.


Церковь Трех Островов через пятьсот метров, - сказал Виталик. Ему так показывал встроенный индикатор заданий.Хорошо.- ответил Шнур: Просканируй. Может найдешь того гада.


Конечно шеф был расстроен. Дрема хорошо его изуродовал. Покромсал как колбасу на бутерброды. Лицо шефа было похоже на пирог который начали есть голодные дети, но по какой-то причине забыли и разбежались, а уродливый растерзанный пирог остался.


Теперь Шнур мечтал найти Дрему, хотел наверное отомстить и Виталий понимал его. Он бы сам раздавил любого мутанта, который прикоснулся к нему хотя бы когтем, но его они не трогали, а беспрекословно слушались. И с прокачкой навыков которые подарила ему СИ становились все послушнее и сильнее.


Ощутить присутствие


Теперь он мог сканировать не просто в поисках мутантов, (еще не самый большой радиус, всего полкилометра), теперь слежение шло точечно. Он искал Дрему. Маленького мутанта, который передумал слушаться и ВСЕ ИСПОРТИЛ!

- Я знаю где он.


Шнур догнал его и первый раз за вечер улыбнулся. Улыбка вышла жуткой, человек - испорченный пирог не самый приятный на Уровне персонаж, его бы на Острова в качестве босса подземелья отправить.

- Где? Ну, не тяни!


- Он как раз у Церкви. Мы ведь туда идем?


- Да, - удовлетворенно выдохнул Шнур, - Именно.


Слева от них мутанты перевернули забытую кем-то машину и задумчиво отрывали от нее куски, разглядывали их и швыряли в прячущихся блогеров и полицейских. “Спереди Тьма, позади Тьма и по бокам Тьма”, - подумал Шнур: Легион Тьмы с нами. Никто не остановит такую мощь”.


Дрема еще жив


Дрема чувствовал приближение злого Хозяина. Он давно дергал за Нити, пытаясь вернуть Дрему, но сейчас они все разом натянулись как струны, на грани поломки. Хозяин настойчиво тянул на себя, желая вернуть контроль над другом.


Вот только Дрема уже не хотел назад. Такое было с ним в первый раз. Он не желал свободы, нет, но он больше не хотел слушать молодого хозяина, не хотел подчиняться ему. Если бы Дрема был человеком он бы использовал слово “предатель” и мог бы обозвать Виталика смачными словечками, но он был всего лишь животным и мог только чувствовать. В конце концов он не собака и не предан хозяину слепо до конца.


Хозяин снова потянул, теперь еще сильнее и Дрема запищал от натуги сопротивляясь, ноги сами отцепились от упора и мышонок рухнул вниз, теряя невидимость на ходу, как выпавший кошелек. Почти у земли сделал вираж и взмыл вверх. Спрятался на крыше за ограждение и опять включил невидимость.


- Видел? - ошеломленный Митрофан, один из десятка священников, обслуживающих Церковь Трех островов, скинул с головы капюшон и прищурился. Снайперская винтовка ОГР 1612 лежала перед ним на специальной подставке.


Брат Лазарь оторвался от прицела своей винтовки, украшенной символом Островов на цевье (Лазарь - чертов выпендрежник) и посмотрел на него:


- Что?- Угольная мышь прилетела.- Где? - Лазарь схватился за длинный армейский кинжал с потащил его из ножен, закрепленных на боку. На ножнах вышита символическая капля крови (выпендрежник).- Вон там: выскочила, села и пропала. За антенной вроде бы.


Брат Лазарь осмотрелся и не увидел никаких следов угольной мыши.


- Винтовку в зубы, братья! Они уже рядом! Защитим Церковь!


Десяток монахов откинули капюшоны и прильнули к прицелам. Воющая, прыгающая, скачущая, ползущая и очень нестройная толпа мерзких мутантов приближалась к баррикадам. Теперь они казались такими ненадежными. “Но у нас есть винтовки”, - подумал Лазарь и посмотрел на брата по правую руку, тот все еще оглядывался в поисках мелкой твари, хотя в лоб шли сотни намного более страшных уродов. Суетится, потому что боится. Ничего, скоро прибудут элитники, нужно продержаться немного.


Не дадим осквернить Храм, братья! Не пустим нечисть радиоактивную на порог Дома Света! Верим в победу и помощь Элитников! Держим оборону!


Самоделкин все


Первыми огнестрел начали применять не копы и даже не элитные полицейские с Верхних Уровней. Первый выстрел пришел со стороны Церкви. Шнур не сразу это понял, просто увидел как взорвалась голова у Самоделкина и сразу понял, что происходит. Снайперы. Копы завезли снайперов.


Самоделкин шел с перепуганным видом, дрожа и оглядываясь по сторонам, а еще он старался держаться ближе к пацану, а не к своему начальнику. “Вот же хитрый чел”, - подумал Шнур когда ученый окрасил халат в красный цвет и взмахнув руками попятился назад . Головы у него почти не сохранилось и имплантами тут уже не поможешь.


Пуля выбила кусок плитки под ногами и еще одну справа. Упала на мостовую угольная мышь и забилась в припадке скаля мелкие зубы, невыносимо шипя и разбрасывая кровь и внутренности вокруг себя. Шнур хотел добить ее ногой и заткнуть это мерзкое шипение, но подумал, что Пацану и его мутантам это может не понравиться. Ногу пришлось убрать.


На стене дома завизжала обгоревшая собака и попыталась зацепиться языком за подоконник, но так и поползла вниз, оставляя кровавый след.


Самоделкин остался лежать позади, раскинувший в стороні руки и ноги безголовый манекен - малыш продолжал идти вперед, а Шнур семенил за ним. Напарника уже не спасти, а тут хотя бы можно укрыться за широкими спинами мутантов. Наверняка пацан тоже об этом подумал и что-то приказал мутантам махнув рукой. К нему подбежала очередная тварь на четырех лапах и встав на две, начала пятится не отрывая взгляда от Виталика. Потом вдруг махнула лапами и раскрыла огромные, плотные крылья заслонив хозяина. Урод продолжал пятиться и преданно смотреть мальчику в глаза, а Виталик и Шнур шли за ним уже в относительной безопасности.


Выстрелы затрещали чаще и один за одним впивались в спину “зонта”, как его мысленно назвал Шнур, но тот продолжал прикрывать их и пятился, продолжая преданно смотреть на мальчика.


“Чудеса”, - подумал Шнур, - Какой богатейший материал для экспериментов. Почему нам эти монстры не попадались? Жалко, что Карандаш не видит. Этот бы оторвался в лаборатории”


Карандаш не видел, он и Самоделкин отправились на Уровень с которого уже не возвращаются. Больше они ничего не увидят на этом свете


Вдруг резко завыли сирены и в лоб ударили прожекторы. Шнур осторожно выглянул из-за своего движущегося укрытия и понял, что бьют лучами в них из-за баррикад. Над баррикадами как мошкара кружили дроны и держали фонари.


- Они направляют огонь! - крикнул Шнур: Дроны!


Пацан повернулся к нему и улыбнулся так, что старый, видавший виды бандит поежился. Его глаза отдающие красным изнутри были чужими даже для видавшего виды мутанта. Это уже не был тот парень, которого они хотели взять в банду - это уже был не человек.


Дрема наблюдает


Дрема наблюдал за происходящим вокруг с легким интересом, давление от хозяина ослабилось и можно было оглядеться.

Особенно его заинтересовали железные птицы, которых выпустили люди. Птицы поднимались над грудами мусора и тащили в лапах квадратные штуки из которых били лучи света. Птицы зависли и лучи направляли в сторону приближающихся. Дрема узнал жителей Гнезда и если бы мог, то бы улыбнулся. Он уже и не помнил про своих сородичей и жителей Низов, но теперь они были здесь и их было много. А еще он узнал хозяина. Он тоже шел вместе с ними. И плохой человек - щупальце шел вместе с ними. И плохой человек в белом тоже шел. Но потом он упал и не вставал.


Люди на крыше не видели Дрему и направляли страшные палки в сторону хозяина. Дрема инстинктивно понимал, что это плохие палки, которые могут сделать больно, но его люди не трогали и он оставался невидимым.


А тем временем парящая над головой хозяина стая вдруг метнулась вперед и набросилась на железных птиц. Если бы Дрема был рядом, он не позволил бы бессмысленное насилие, но сейчас стая не его. Это Хозяин управлял стаей. От него тянулись сотни ниточек и не только к уголькам. Они тянулись к каждому пришельцу из Нижнего Мира. Начиная от человеческой головы на ножках и заканчивая Брюхом. Хозяин держал всех на коротком поводке.


Дрема продолжил наблюдение, дрожа от возбуждения. Ему тоже хотелось метнуться молнией вперед и вцепиться в железную птицу. Вырвать груз из ее лап и отшвырнуть в сторону, а самому рвать когтями безразличную морду. Очень хотелось и тем более команды от Хозяина приходили нон-стоп и сопротивляться им было трудно.


Атака! Атака! Атака!


Дрема дрожал, но держался. Если бы не тот страшный человек с длинными конечностями и если бы Хозяин не стал таким злым.


Весельчак рискует


Весельчак понял, что пора уходить, когда увидел приближающуюся к баррикадам толпу нежити с Нижних Уровней. Но он еще сделал пару выстрелов пока угольные мыши не набросились на дронов. Бедные железяки сдались без боя и люди внизу даже не пытались их защитить, а прятались, стараясь не отсвечивать.


Весельчак насчитал двадцать пять мышей и видел, что раз в пять больше кружит тучей над приближающейся армией мутантов. Прикинул силы с другой стороны: десяток полицейских за баррикадами плюс пару человек из Самообороны, семнадцать священников со снайперками и он. Мда.


Весельчак представил как угольные мыши хватают его, тащат с крыши и … И встал. Отложил своего “огра” с оптическим прицелом и пошел прочь, пригнувшись, чтобы не привлекать внимание. Святоши оглядывались и только Лазарь спросил куда это он собрался. “Я на минуточку”, - промямлил бывший дворник, охранник и торговец химией по совместительству.

Винтовка осталась лежать на подставке, она ему была больше не нужна. Хорошо, что священники не додумались закрыть люк на замок, типа “Стоим до конца” и все такое. Весельчак оглянулся последний раз: священники уже не следили за ним и продолжили стрельбу. Защитнички тайн Элиты. Да ну вас к черту.

На ходу срывая экипировку, выдающую в нем военного, Весельчак уже бежал по коридору. Отшвырнул куртку просто на пол и остановился снимая штаны с логотипом, ничего не должно напоминать о его принадлежности к этой секте. Трусы с логотипом церкви и его вышитой фамилией. “Черт”, - выругался Весельчак. Церковь не отапливалась и бегать тут голым не хотелось.


Он скинул все кроме трусов и побежал к лифту. Нажал кнопку и с облегчением выдохнул - работает. Загудели моторы и кабина потащилась к нему с первого этажа. Весельчак прислушался. Тишина. По крайней мере на этом этаже никого. Все кто умеет стрелять на крыше, по личному приказу преподобного. Преподобный скорее всего у себя или давно свалил. Хозяйственный персонал эвакуировали, или отправили помогать на баррикады. Вот как к нему ворвались и вручили винтовку. “Мы знаем, что ты служил! Бла-бла! Церковь в опасности! Острова тебя не забудут!”


Пришлось закрыть каморку и идти с ними. Он думал, что это обычный разгон демонстрации, как было одиннадцать лет назад (хорошая была охота), но тут явно похуже. Даже элитники побоялись сунуться, защитить Церковь Трех Островов. Похоже тут ловить уже нечего, никто на помощь не придет


Лифт приехал и впустил одинокого пассажира. Внутри звучал гимн паладинов из Игры и смотрясь в зеркало на стене Весельчак улыбнулся. “Голый, худой, одетый только в браслет стою в лифте пустого здания. Ни семьи ни детей - только пойнты, пойнты, пойнты и чертовы тараканы”.


Пиликнул браслет и пришло текстовое сообщение.


“ Я тебя найду барыга!”


Это последний покупатель. Весельчак никогда не кидал клиентов, но тут надумал довериться таракану. Всегда ведь сам торговал, а тут понимаешь бизнесмена из себя представил. Франшиза, расширение бизнеса, ходунки с пакетиками шныряют - наркобарон, блин.


Лифт наконец приехал и распахнул двери. Весельчак огляделся и убедившись в безопасности прохода прошлепал по коридору. Со стен мрачно улыбались победители турниров и чемпионы арен. Гребаная пропаганда для зомбированных дураков. И только уткнувшись в закрытую дверь складского помещения Весельчак вспомнил, что оставил ключи в штанах наверху. Смачно выругался и огляделся переминаясь с ноги на ногу (пол холодный). Створки здоровенные, железные. Плечом их не выбьешь. Двери лифта с шумом закрылись и коробка потащилась наверх. “Кто-то вызвал, - подумал Весельчак: Это не хорошо”.

Если бы замок был навесным, можно было попробовать его сбить чем-то тяжелым, но это был внутренний механизм и вряд ли грубая сила что-то даст.


На улице грохнуло и Весельчак присел на все четыре. Что же там творится и сколько у него времени осталось?


Еще один ключ был у него дома, запасной, вспомнилось некстати. Но ведь комната закрыта, а ключи от нее на поясе штанов. Здание церкви задрожало и мимо окна пролетел знакомый силуэт. “Священникопад начался”, - подумал Весельчак и решился. Подбежал к маленькой, не центральной двери, выходящей на площадь и осторожно приоткрыв ее высунулся наружу. Половины баррикады не было, как отрезали, а на том, что осталось уже лазали монстры и хватали разбегающихся солдат. “Метров пятьсот до них, - подумал Весельчак: метров двести до моей “кельи”. Сейчас они заняты военными и время у меня есть. Быстро метнуться за ключами. Может даже одеться успею и назад. Быстрее, чем на лифте. Он пока вернется, пока назад доедет. А дома еще товар можно забрать, вот что важно”.


Весельчак подумал об огромной упаковке, спрятанной в стене и решился. Тот кто владеет химией, владеет этим миром. Рискуем.

Все умирают - 2

Виталик опять учится


Мысленно собрать всех дронов воедино не было трудно, с каждым разом управлять группами становилось легче и легче. Поначалу Виталик выбирал по одному, взял монстра - дал ему команду - выделил врага. Атака! Но это ужасно неудобно. Когда он освоил выделение, стало намного проще и интерфейс начал сам подстраиваться под хотелки мальчика.


Атака - Цель дроны - Обвести всех дронов и опять Атака.


Угольные мыши (его любимчики) сорвались с места и бросились вперед.


- Красота! - крикнул Шнур: Хорошо горят железяки!


Железяки не только горели, но и падали вниз, а также были разломаны на куски и размазаны о баррикады. Хлопнул глухо выстрел и Шнур заорал размахивая клешней:

- Как они достали! Ненавижу снайперов! Еще чуть левее и я без руки остался бы. Малыш сделай что-нибудь!


Виталик сосредоточился на мышах. Они добивали последнего дрона. От начала атаки прошло не больше двух минут и вот уже все кончено. Страшная сила эти маленькие зубастые животные.


Он давно ощутил опасность от засевших на Церкви снайперов и уже потерял четырех бойцов - мышат они умирали с первого выстрела. Не хотелось терять еще. Виталик сосредоточился и принял решение.


Приготовиться к транспортировке


Крылатое создание, отличающееся от мышей размером (раз в десять), цветом (белый) и широкой спиной спланировало на землю рядом с Хозяином.


Охрана


Подскочило несколько существ с крыльями - плащами и прикрыли посадку. На существо напоминающее ковер-самолет из картины безумного художника уже садились другие существа, с большими головами и огромными кулаками. Ногами они как обезьяны цеплялись за отростки на спине перевозчика.


Закончить погрузку - Цель крыша Церкви



Выделить тройку угольных мышей - Атаковать - Выделить троих снайперов


Виталик жонглировал командами как когда-то его дед играл в Starcraft - десятью пальцами одновременно. Самолет с ужасным десантом полетел к Церкви, обогнул баррикады и пошел на посадку справа, а угольные мыши тем временем атаковали слева, отвлекая внимание, жертвуя собой и давая остальным возможность безопасно высадиться.


Выделить зонтики - Снять защиту


Незачем теперь прятаться за ними. Грохот высадившихся кулаков был слышен даже здесь. Мутанты не дождавшись посадки “ковра” одновременно прыгнули и врезали кулачищами по крыше. Мыши под шумок подхватили одного из стреляющих и швырнули вниз. За подлые выстрелы теперь можно не переживать. Разве что за баррикадами кто-то прячется.

Виталик пролистал список подконтрольных питомцев и самых быстрых послал разбирать баррикаду и уничтожать обороняющих ее. Выстрела в спину ему не хотелось.


Убить всех - Атака


Шнур ищет выход

“Парень работает с изюминкой, - подумал Шнур, следуя за мальчиком: Профессионал массового уничтожения. С ним не стоит ссориться”.

Баррикада посыпалась как кубики, которые старательно ребенок на полу выстраивал и случайно задел локтем, а мутанты методично уничтожали обороняющихся. “Крылатый ублюдок где-то здесь, малой так говорил. Рядом с церковью”.

Хлопнул выстрел и Шнур чуть не остался без головы. Не задумываясь выбросил вперед клешню, которая сработала безукоризненно. Она вытянулась во всю длину, обвила полицейского, который попытался перебежать на другую позицию и добить “страшного человека-щупальце”, сдавила, заставив выкинуть оружие и с размаху ударила об землю, и об перевернутый трактор, и сверху об него же, и протянуть кусок мяса в разорванной в хлам одежде по земле.

Полегчало и Шнур откинул то, что когда то было полицейским, отцом двоих детей, отличником службы и знатоком виртуальных игр на землю, где на него набросились монстры с длинными и мощными клювами - падальщики, любители мяса.

Мутант втянул щупальце не обращая на творящийся вокруг беспредел, осмотрел получившуюся руку. Она выглядела нездорово, с красными рваными прожилками, но эта была рука и пальцы работали - сжимались в кулак.

Шнур еще раз выпустил щупальце, выстрелил мощью в стену дома, оставив дыру из осыпающихся кирпичей и удовлетворенно кивнув свернул.

Теперь и умирать не хотелось, как раньше. Из любой, даже самой глубокой и черной дыры всегда был выход, он знал это. Еще можно найти маленького крылатого урода, который порвал ему лицо - уничтожить тварь и скрыться от полиции. Наделали они тут с малым делов, но выход всегда есть, это Шнур знал. Даже из самой глубокой ж.


Весельчак спешит

Шлепая босыми ногами бывший торговец дрянью подлетел к своему дому и затормозил руками о стену, не успев остановиться. Спиной он уже ощущал как впиваются зубами в его тело мелкие твари, как виснут у него на спине, кусая и тянут-тянут назад, туда откуда приближаются еще более страшные монстры,клацая челюстями и пуская слюну в предвкушении человечины.

Он обернулся и выдохнул. Бой шел у баррикад и время еще было. Выстрелы, крики людей и вопли монстров. - Весельчак дернул за ручку двери, на всякий случай, но она была закрыта. Он никогда не оставил бы комнату открытой, слишком много ценного хранится там.

Окно прямо над ним, решетки на окне. Руками не дотянуться и никаких скамеек, стульев, коробок, ведер рядом. Не на что встать и попробовать выбить стекла. Он не стал бы тем, кем является если бы всегда не было запасного плана. Совсем не обязательно стоять здесь голым и ждать пока тебя сожрут.

Весельчак взялся за браслет. Что бы он делал без этих технологий. Для работы ему нужны не только машины поливалки и подметалки, хотя они и важны. Так как он практически жил в Церкви и был не только дворником, а еще и сторожем, то приходилось по ночам патрулировать. Намного приятнее ночью пересчитывать заработанные пойнты, лежать в теплой постели и смотреть шоу по телевизору а не ходить по кругу проверяя никто ли не хочет ограбить Церковь и вынести пару икон или портретов Чемпионов. Поэтому он обратился к Епископу с официальным обращением выделить ему пойнты на дрона. Он расписал все красиво, с аргументами - он всегда умел убедить людей отдать ему свои деньги: в школе “унылый”, так его звали, прокрутил огромную аферу со сбором пойнтов на приложение, которое искусственно выравнивает репутацию на браслете с кем угодно. Приложение доделать так и не удалось, но пойнтов он собрал очень много … и отрицательную репутацию почти со всеми учениками.

Епископ пойнтов ему не перевел, зато дрона все-таки привезли, а Весельчак его впоследствии отдал умельцам и получил практически боевую единицу из вертолетика с камерой. Теперь он по ночам патрулировал территорию а в остальное время охранял берлогу Весельчака.

Активировать спящего дрона было делом пары секунд и вот он уже взлетел, показывая на экране такую желаемую и недоступную комнату. Весельчак управлял им с помощью приложения на браслете, еще бы вспомнить, как включить нужную функцию. А время все поджимало и поджимало. Баррикада разрушена до основания и скоро его заметят. Монстры замедлились, то ли построение у них, то ли перегруппировка, но долго так продолжаться не будет.

Весельчак просил хакера, чтобы тот поставил ему на дрона, что-то разрушительное и шокирующее, такое что он сам не захочет пользоваться этим оружием, чисто на крайний случай. А вдруг….

И задрот согласился. Взял с торговца пойнтов столько сколько он не зарабатывал за месяц хорошей торговли и забрал дрона. Когда дрон вернулся хакер вырезал себя из всех контактов торговца - малейшие связи, были исключены, никаких “теорий шести рукопожатий”, а потом показал красную кнопочку появившуюся в интерфейсе.

“Не знаю чувак, это ты заказывал или нет. А еще не знаю нахера тебе такие чудеса, но когда твой дрон решит пострелять я бы рядом не стоял”.

Весельчак не разбирался в оружии, но он знал, что такое грамотные инвестиции. А вооруженный дрон, который охраняет твое здоровье и твой товар, рано или поздно себя окупит. Вот и пришло время. И что там за импульсная пушка стоит - вообще все равно. Лишь бы выбила нафиг чертово окно вместе с решеткой. А то что она одноразовая, так еще и пушки в этого мальца вмонтированы, хотя они-то против монстров будут как уколы иголкой: неприятно, но не смертельно.

После активации прицела он навел его примерно на середину решетки и предусмотрительно отошел в сторону. Хотел было нажать на красную кнопку и отошел еще дальше.

"Ладно. Не подведи. Не зря я столько денег отвалил."

Кусок стены вместе с окном "отпочковался" и улетел вдаль. Весельчак уже бежал внутрь своего бывшего жилища не оглядываясь, на него уже наверняка обратили внимание. Дрон безразлично висел над головой.

Не успел Весельчак открыть шкаф с одеждой когда затрещали выстрелы, дрон открыл огонь из двух вмонтированных орудий.

“Не забыть об оружии”, - подумал голый человек и открыл шкаф в стене. Под грохот выстрелов натянул штаны, армейского типа ботинки, куртку на голое тело и кепку. На крайний случай у него был запрятан аварийный рюкзачок, нужно только ввести код.

Сзади затрещало и взорвалось что-то железное, а потом покатилось по земле. “Дрон всё”, - подумал Весельчак, ввел код и выхватил ружье из тайника, оборачиваясь на ходу.

Разорванный дрон лежал на улице, он отчаянно дымился и пробовал крутиться вокруг своей оси, а в комнату через пролом уже вползало существо. Оно было маленького размера, две лапы вместо четырех, которыми существо подтягивало тельце, а еще большие круглые глаза, смешные и милые, насколько можно быть милым в такой ситуации. Монстрик моргнул и замурлыкал, почти как кот.

“Знаю я вас, - сказал Весельчак: Смотрел я эти шоу. Сначала глазки строишь, а потом пасть откроешь и мне конец”.

Он выстрелил в упор и ружье не подвело, мелюзгу буквально разорвало на куски. А барыга уже доставал аварийный рюкзак. Он собирал его на случай, если нужно будет срочно уходить.

Здесь были консервы, энергетики, вода, бритва, нож, запасное белье, носки, сменный браслет, бумажные купюры Элитников, набор для смены браслетов, жетоны и много чего еще, что поможет скрыться незамеченным. Плюс оружие, но на монстров он не рассчитывал несмотря на всю свою предусмотрительность. Обычные пистолеты.

“Не будем прощаться”, - пробормотал Весельчак и открыв дверь перешел в складское помещение. Дверь плотно закрыл и включил свет.

Здесь было все что нужно для работы: моющая машина, машина - дворник и старый скутер на воздушной подушке.

В дверь уже скреблись и медлить было опасно. Торговец оседлал скутер и с браслета открыл двери на склад. Створки медленно поползли вверх и только открылся минимально нужный проем для проезда Весельчак рванул наружу.

Скутер не подвел, хотя Весельчак уже и не помнил, когда ездил последний раз. Он летел вдоль стены Церкви выдавливая все что можно из агрегата. В его комнату уже ворвались монстры, когда он выскочил из своего убежища. Только один не растерялся. Монстр с четырьмя конечностями и кровавым блином вместо лица вдруг выпустил щупальце как паук паутину и только чудом не схватил его за рюкзак. Весельчак даже услышал гнилой запах плоти пролетевшей над ним конечности. Она врезалась в стену выбивая из нее кирпичную пыль, а торговец летел дальше, благодаря всех, кого можно благодарить. Ушел. Еще немного и спасён.

Он оглянулся через плечо и увидел, что его преследует собака. Что-то похожее на собаку неслось за ним большими скачками, а еще мальчик. Кажется его показывали в новостях - мальчик со стальным лицом и кроваво-красными глазами показывал на него рукой и что-то кричал. А собака была все ближе.

Весельчак соскочил со скутера на ходу и побежал ко входной двери.

Сергеич и его задания

Серый искал неохотно. Очень не хотелось выполнять указания злой хозяйки, но она крепко держала его на поводке. Он не мог ей отказать и напасть на нее тоже не мог. Так хотелось схватить рукой за хрупкую девичью шейку и сжать так, чтобы хрустнуло, чтобы язык ее высунувшись затрепетал и посинел, а потом завял, как и сама хозяйка. Но не сейчас. Даже его рука, которая не слушалась никого - подчинилась хозяйке. Он должны найти обладателя запаха. Кем бы он ни был.

Слишком много невыполненных заданий ударило по самолюбию Серого и его руки.


Помочь Хозяину освободиться



(Не Выполнено)



Проводить Хозяина до места назначения живым




(Не Выполнено)


Каждое проваленное задание отдавало болью в в позвоночнике и громом в ушах. А еще тяжелое, плотное разочарование, слабость в конечностях и рука, которая хочет злобно вцепиться в твоё же горло. Но есть и другие задания. Пока сосредоточиться на них.

Серый крался, держась в тени здания и противников замечал раньше, чем они его. А вот и еще один, последний в списке невыполненных.

Двуглавый кот мяукал под дверью у какой-то незадачливой парочки, а они пугливо выглядывали из окна. Котенок терся головой о дверь и жалобно мяукал, а вторая голова оглядывалась по сторонам. Серый выждал когда кошак сосредоточится на двери обоими головами и прыгнул. Одной рукой схватился за одну шею, а второй за другую и придушил. Кот забил всеми пятью отростками и захрипел.


Уничтожить мутантов (15 из 15)



Задание выполнено.


А вот теперь ему стало хорошо. Намного легче, чем обычно. Над головой висело еще одно задание от Хозяйки, но Серый не хотел его выполнять. Он не мог не подчиниться ей, но знал, кто это может изменить. Он шел впереди и судя по шуму был уже рядом. Серый ускорился.

Виталий и Серый Волк

Витольд 989 - так звучало круче, чем просто Виталик. От этого имени тянуло холодом и властью.

Не забыть. Звучит круто. Витольд 989.

“Ни хрена себе!” - он задумался и не заметил, как собака ткнула холодный нос ему в ладонь и фыркнула. Только изумленный голос Шнура заставил обернуться, и Виталик посмотрел вниз.

Это была не собака. Странное существо которое сейчас облизывало его руку больше напоминало человека, чем мутанта. Только человека вставшего на колени и натянувшего рваный противогаз на голову.

- Где ты был? - задумчиво спросил Виталик и погладил собаку за ушком: Я ведь давал тебе определенное задание, ты черт двуногий. Нехорошо.

Пес жалобно завыл и лизнул мальчику кроссовок.

- Где ты их только находишь? - сказал Шнур, - Один другого гаже. Малой?

Мальчик повернулся к нему и уставился своими красными безжизненными зрачками и Шнур непроизвольно вздрогнул.

- Меня зовут Витольд 989.

- Хорошо, хорошо шеф. То есть Витольд 989.

Трусливые нотки звучали в голосе Шнура. И это унизительное “шеф”, хорошо, что ребята не слышат. Но сейчас так было нужно, очень уж опасен малой. Пока разговор будет такой, а потом все может измениться.

Пацан кивнул и повернулся к своему уродливому питомцу. Что-то связывало их и Шнур не мог понять что. Что-то незримое. А мальчик тем временем разглядывал нить в интерфейсе. Она тянулась от питомца и уходила вдаль, туда где они уже прошли строем, разрушая все на своем пути. А вот его нить была оторвана и висела, волочась по земле: грязная и затоптанная. Нехорошо. Мальчик присел и протянул руку. Питомец и Шнур отскочили в сторону испугавшись, а он поднял свою нить и рассматривал ее.

Мутанты уже заканчивали разрушение баррикады и вопли человечьи затихли.

- Нехорошо, - сказал мальчик уже вслух и рванул, обрывая чужую нить.

Питомец застонал и рухнув на спину засучил ногами. Правая конечность у него была огромной и серебристой. Шнур тихо выругался, а Виталик уже привязывал свою нить к лапе питомца. Со стороны это походило на идиотские пассы руками, нити видел только хозяин и иногда питомец, но Витольд знал, что он делал. Он завязывал нить на узел, и это был такой узел, что уже никто не отнимет у него нового друга.

- А теперь вставай, Серый Волк!

Серый встал на все четыре и преданно уставился на Хозяина.

Искать!

Все умирают - 3

Шнур не перестает удивляться


Несмотря на творившийся вокруг хаос Шнур не переставал "идти с открытыми глазами" - в жизни он не видел такого разнообразия фауны Подземных Уровней. Он занимался мутациями почти на профессиональном уровне, посвятил всю свою жизнь исследованиям, нашел и привлек на свою сторону таких же фанатиков как и сам, но с энциклопедическими знаниями, и они все равно не видели даже малой части того, что сейчас появилось на Уровне.


Откуда все это берется? И что там, в конце концов, творится внизу, если здесь такое?


Мимо пробежало десяток сороконожек и глаз у них было не меньше десятка, они все крутились на своих стебельках-отростках, осматривались и вообще выглядели мерзко. Рядом с полностью "поехавшим" пацаном шагали плащи, готовые прикрыть его в любой момент. Над ним крутились угольные мыши - сотни мышей создающие еще один большой и оживленный черный плащ над головой. По стенам домов ползли какие-то склизкие платки без конечностей, асфальт то и дело лопался и из под него высовывались трехглазые морды, цепляясь длинными белыми пальцами за края разломов.

Шнур даже был ряд, что они уже дошли до места назначения, позади них была сплошная дыра в земле, и шеренги шагающих, ползающих и летающих Ужасов.

Гражданских не видать, они то ли попрятались по своим квартиркам, то ли уже давно съедены и переварены.

"Уррр!!" - завыли существа. Бахнуло так, что Шнур сразу понял, пришли военные. Монстры вокруг него возбужденно запрыгали, зарычали и десятки мышей рвануло вперед, очистив Свод. Улица как будто озарилась светом и Шнур увидел, что в здании Церкви сияла дыра. Не в центре, не ближе ко входу, а там где живут монахи и складские помещения находятся скорее всего. Военных не видно, но дыра образовалась там где обычно находятся двери. Подчиняясь невидимым приказам "войско" пацана шагало в ту сторону.


Виталик ускорил шаг и затрещали выстрелы. Из дома вылетел дрон и закружился разбрасываясь выстрелами как ругательствами. Монстры ложились, взрывались, лопались, разваливались на части не добегая до цели, а он все дробил и дробил не переставая. "Если таких будет сотня-две, они всех положат", - успел подумать Шнур, когда один из монстров метнулся вверх и вцепился в дрона, закрывая пулемет пузом. Выстрелы глухо как из бочки разорвали его на две половины, но часть с лапами все еще висела, закрывая обзор, а сверху уже летели мыши; на вторую пушку набросился еще один монстр и скоро они облепили дрона, как бактерии вируса здоровую клетку. Облепили, закружились вместе с ними, ускоряясь под неперестающие бух-бух-бух и брызнули в разные стороны. Дрон тоже полетел в разные стороны, разбрасываясь искрами и случайными выстрелами - одна половина в одну сторону, другая в другую.


- Четко, - сказа Шнур и услышал еще один выстрел. Из дома. Там кто-то был и пытался сопротивляться, бедолага. Ручные монстры Виталика уже облепили дыру и осторожно заглядывали внутрь, а самый храбрый треножник осторожно входил, дрожа и оглядываясь.


Тем временем внутри тоже на месте не сидели, почти незаметная дверь гаража поехала вверх, открывая проход. Человек не стал ждать и вылетел на скутере, пригнув голову. Вильнул вправо, минуя мутантов, и погнал вдоль стены.


- Куда! - крикнул Шнур и выбросил щупальце. Хотелось эффектно схватить и стащить беглеца с мотоцикла, но скорость у поврежденной конечности уже была не та. Промахнувшись он только выбил красную пыль из стены и щупальце даже нормально не сократилось, а упало мертвой змеей на асфальт, распугивая союзников.


- Фас, Серый! - закричал мальчик истерично и ударил шагающего рядом на четырех человеко-мутанта рукой по спине, - Взять его!


Тот завыл и рванул вперед, перескакивая через дыры в земле и через других мутантов. Он скакал на четырех, иногда срываясь и переходя на две нижние. "Природу не пропьешь, - подумал Шнур, наблюдая как один человек охотится на другого, - Но изменить можно".


Он захохотал над своей, как ему казалось, гениальной мыслью и все сворачивал и сворачивал щупальце, не переставая хохотать. Так сильно, что не сразу услышал новую сирену и не сразу заметил, как начал открываться Свод.


Звездочка не в настроении


Она ударила кулаком о приборную панель так, что чуть не слетела маскировочная сеть, которую так долго держал Паук. Только благодаря его уникальному навыку они разъезжали на своем минике где хотели.


Один раз заехали на парковку полицейских автозаков и вырезали на машинах нецензурную ругань. Пару раз удалось уйти от погони (владельцы кинотеатра так и не поняли, куда делись люди, уничтожившие их бизнес). А сейчас они ездили просто внутри Апокалипсиса и могли наблюдать разрушение Рабочего Уровня изнутри не опасаясь ничего.


- Может по домам? - спросил Македонский, разглядывая зад монстра, сидящего на лобовом стекле. Тупого урода не смущало, что он сидит используя машину как стул, и другие его товарищи тоже не волновались. А товарищей тут было много. Крылатых, зубатых, вонючих и некрасивых, ползающих, бегающих и летающих. Самый большой на Уровнях Зоопарк Уродов, освободившийся из клетки. Что их всех объединяло так это ненависть к людям и уничтожали они людей не сомневаясь. Поэтому и нервничал Македонский. Поэтому дрожали руки Паука, когда он поправлял сеть-невидимку, не дай бог ошибиться и вся эта воющая толпа набросится уже на них. И Защитный Купол машины тут не поможет.

Звездочка постукивала пальцами по еще целой приборной панели и не реагировала на внешние раздражители. Ее отсутствующий взгляд явно говорил о том, что девушка в глубинах интерфейса роется и наверное, лучше командиршу не отвлекать.


Связь потеряна.



Питомец - Призвать - Связь потеряна


Питомец - Изучить - Связь потеряна

Питомец - Призвать - Связь потеряна

Питомец - Искать - Ошибка



Список питомцев - Критическая ошибка


Звездочка выругалась и треснула по приборной панели еще раз, возвращаясь в реальный мир. Посмотрела на ошеломленных напарников и оскалилась.


- Ушел! Как это вообще может быть?


- Кто ушел? - осторожно переспросил Македонский. Он нарушил тишину, ему и разговаривать с девчонкой.


- Питомец. Я дала ему квест, найти человечка, а он падла исчез прямо из моего меню.


- Размагнитился? - спросил Паук, осматривая сетку и проверяя ее прочность в меню.


- Чего? - переспросили одновременно Македонский и Звездочка. Паук пожал плечами и продолжать не стал.


- Попробуй сканировать, - предложил Македонский, - Еще раз приручить. Может сорвался случайно. Или ты активировала неправильно. Мы ведь эту Систему толком не знаем. Попробуй еще раз.


Толстозадый монстр вдруг сорвался со стекла и прыгнул. Пролетающий мимо ковер подхватил его и усадил рядом с десятком таких же и понесся вперед. "Как бигуди на подставке", - подумалось Звездочке и она опять подключилась. Этот новый интерфейс был совсем не интуитивный.


Сканировать - Питомцы


Замельтешили цифры, изображения, элементы карты, фотографии и диаграммы. Система работала и искала пока не нашла.


Найден питомец "человек-собака". Расстояние 1052 метра. В движении. Жизнь - 100%. Принадлежит "неизвестно". Ранее принадлежал игроку "Звездочка". Отметить на карте?


- Да, - Звездочка хлопнула по панели еще раз и наконец-то улыбнулась, - Погнали парни, заберем мою собачку.

Все умирают - 4

Весельчак считает про себя

Раз, Два, Три! От монстра уходи!

Весельчак тянет на себя тяжелую дверь и оглядывается через плечо. Монстр огромными скачками приближается к нему. Выглядит он ужасно. Страшная пародия на человека. Человек - животное. Человек - собака. На лице чудом держится странная маска, напоминающая противогаз. Огромная стальная рука, длинные прыжки и тяжелое дыхание. "Обделываясь" буквально на ходу Весельчак закрывает дверь и накидывает тяжелый засов. Нет, у него все нормально со штанами, но психологически он обосрался и воняет.

Четыре, Пять, Шесть! Монстр хочет тебя съесть!

Тяжелый удар со внешней стороны двери и Весельчак отскакивает крича. Он кричит и падает, вскакивает и выхватывает ружье из чехла на бедре - целится в дверь, которая трясется, но не сдается. Пока не сдается. Окна. В здании много окон. А монстры умеют летать, он это видел. Скоро они ворвутся внутрь, может быть даже раньше этого психа в маске. Еще один удар и заметив результаты Весельчак понимает, что Псих тоже ворвется.

Семь, Восемь, Девять! Нужно нам пути домой разведать!

Так. Он почти добрался. Без паники. Осталось пару шагов и он в безопасности. Главное не наделать ошибок под конец пути. Думай! Думай быстрее!!!

Лифт! Лифт вниз! Мы наверх!

Еще быстрее! Что забыл?

Ключ! Ключа нет! Чтобы попасть на Элитный Уровень нужен специальный Золотой Ключик!

Думай! Ты хочешь жить? Думай!

Ключ у любого служителя Церкви висит на шее. Они носят их с собой как амулеты. Они шастают вверх-вниз постоянно, только не рассказывают об этом прихожанам.

Дверь так заскрипела от серии ударов, что Весельчак подумал конец, опоздал. Но нет. Время еще было. Хорошо строили когда-то - надежно.

Чего ты стоишь, баран?

Но он уже бежал, пряча оружие на ходу. Подскочил к двери лифта и нажал кнопку. Табло показало, что стальной ящик едет, а звуки подтвердили его теорию. Входную дверь продолжали выбивать и к бешеной собаке присоединились еще монстры судя по звукам. Наверху зазвенело разбитое стекло, кто-то додумался залезть в окно. Они должны побродить по этажу, прежде чем бежать вниз - время есть. Должно быть.

Лифт гостеприимно распахнул двери, вопя одним из церковных гимнов. В тот момент когда перепуганный продавец химии заскакивает внутрь входная дверь наконец ломается и он видит серую толпу и каждый мутант в ней мечтает зайти внутрь первым. Но Весельчак смотрит на них с улыбкой, сквозь сужающиеся створки лифта. Он едет на крышу за ключиком.

Десять! Нас так скоро не замесят!

Оказавшись на крыше он осматривается. Оружие уже в руках. Воин из него не очень, но это и не нужно, ствол практически самонаводящийся. Сначала страх и холодный пот по спине - нет никого. Всех вниз скинули твари. Туда, где кишмя кишит шоколадная масса монстров - нужно возвращаться назад, где его уже ждет злой человек в маске и сотни монстров. А потом он слышит стон и замечает Илью. "Святой Илья" они его называли в шутку. Лежит, слившись с крышей как хамелеон, и стонет, уже не боится привлечь внимание. Весельчак осторожно шагает к нему. Медленно, легко ступая по крыше.

“Быстрее! - кричит опять внутренний голос, - Быстрее! Они сейчас придут!”

"Не паникуй, сука", - сквозь зубы бурчит Весельчак и рассматривает Илью. Тот замечает уборщика и стонет, протягивает руку.

- Помоги!- Извини, - отвечает Весельчак и наклоняется, - С такими ранами не выживают. Где твои ноги?


Глаза Ильи полны слез и он пускает кровавые пузыри изо рта. Что-то бормочет, когда Весельчак шарит по его телу, находит цепочку на шее и дергает, вытаскивая ключ.

- Прости, еще раз.


Он прячет ключ во внутренний карман и замирает, услышав шипение. Прямо перед ним в воздухе замерла расправив крылья уродливая угольная мышь. Страшная черная морда, рот, наполненный сотнями острых клыков и шипение, от которого люди раньше наверняка превращались в камень. Поэтому Весельчак не задумывается и расстреливает мышь несколько раз нажимая на курок. Отходит назад, переступает через умирающего и продолжает стрелять в упавшего зверя. Мышь лежит скрючившись и распахнув пасть, а шипение затихает и черная кровь монстра растекается по крыше.

Весельчак осматривается, прячет ствол и шагает к выходу с крыши. У выхода он опять останавливается и оглядывается. Кажется что-то там мелькнуло. Что-то маленькое мелькнуло и пропало. Показалось?

Дрёма наблюдает и действует

Дрёма видел как плохой человек убил Крикуна. Крикун - безобидный мышонок, он больше любит пугать, чем убивать. Прилетит бывало со спины, закричит, запищит и крыльями зашуршит, а потом с писком улетает в одну сторону, а перепуганный человек бежит в другую. И все, дальше Крикун интерес к жертве терял. В этот раз человек испугался, но среагировал неправильно и Крикуна больше не было. Дреме это не понравилось, но выйти из режима невидимости он не решился, грозное оружие испугало его. Дрёма помнил боль и боялся боли. Поэтому он решил переждать и напасть неожиданно. Когда человек так и не заметив его показал спину Дрёма долго не рассуждал и атаковал мгновенно.

Человек даже среагировать не успел, а Дрема уже рвал его затылок. Обычная атака с плевком, вот только этот был не из пуганных. Этот похож на “человека - щупальце” - и по злобе, и по желанию жить. Не успев среагировать сразу он не тормозил дальше. Прыгнул в сторону отбрасывая Дрему, вырывая его из тела вместе с мясом и оружие у него в руках возникло почти мгновенно. Нехороший человек выстрелил и побежал. Дрема почувствовал огонь в груди, и еще раз, и еще. Потеряв убегающего человека из виду мышонок врезался в стену и свалился на пол. Человек успел ужалить его несколько раз, но в отличие от друга Дрема был еще жив. Убийца уже срывал с себя верхнюю шкуру, она хорошо расплавилась от слюны Дремы и причиняла человеку боль. Но в отличии от других существ люди могут избавляться от слоев шкурки и теперь это спасало убийцу. Сейчас он топтался обеими ногами по своей шкурке и злобно посматривал на Дрему. Мышонок перестал дергаться и открыл пасть, притворяясь мертвым. Нужно время для восстановления и сейчас лучше с человеком не связываться.

- Мерзкая тварь! - выкрикнул человек, но близко подходить не стал. Навел оружие на Дрему и выругался опять. - Повезло тебе тварь.

Он бросил железки и не забирая свои запасные шкурки пошел прочь. Дрема пополз за ним.

Виталик не спешит

Звуки сирены заглушали уже все остальные шумы. Яростный вой деморализовывал и ставил на колени самого прожженного воина. Но здесь людей вообще никаких не было.

Свод открывался и выглядело это нереально жутко и эпично. Когда разверзаются небеса противостоять такому человек не может. Это конец - это апокалипсис. Правда питомцы понимать этого не желали и летели вверх, цеплялись пачками за свод, за лампы, за края огромных плит. Они срывались, падали вниз и возвращались вновь.

- Идем! - нервничал Шнур. - Идем в Церковь! Быстрее, сейчас начнется!


И зачистка началась. Элитники не пошли в бой сами. Из открывшихся в Своде щелей ринули дроны в огромном количестве. Их было невероятно много, не так много, как мутантов, но опаснее и умнее эти железяки точно были.

Первая партия начала поливать свисающих со свода крыланов пулеметными очередями. Виталик завыл. Выстрелы еле слышны, "ток-ток-ток" но счетчик в его голове начал бешено крутится уменьшая количество армии, а с неба сыпались куски мяса, лапы, крылья, оторванные головы и рваные тела.


- Идем, - нервничал Шнур, - ну идем же!


Но Виталик стоял. Как грамотный полководец он должен был приказать отступить, перегруппироваться, подумать как справится с новой атакой но мальчик оставался мальчиком и просто смотрел.

Изначально белые дроны стали красно-черными, безголовые монстры бросались на них пытаясь перекинуть убийц, сбить прицелы, разорвать дронов и нарываясь на свистящие лопасти они сдыхали, покрывая дронов кровью и кишками.


Дроны-дроны-дроны! Много одинаковых слов в одном предложении? Да их было много, как и этих слов, но это было только начало. Первые годились только для первоначальной зачистки Свода. Потом появились огнеметчики. Эти были крупнее в два раза и боевая раскраска у них была ярко-алая и волны огня были такого же обжигающего цвета.

Прикрываясь спинами пулеметчиков "красные начали поливать" летучую армию Виталика огнем.

- Нет! - закричал Виталик и затрясся от злобы, грозя кулаками новым противникам: Нет! Включить автоматический режим!

Автоматический режим СИ включен.


Он поможет. СИ всегда знает, что делать.


Появились новые дроны. Виталик видел их глазами еще живых питомцев. Дроны тянули шланги и раскручивая их спускали вниз. Из кончиков шлангов что-то капало едва заметно, как слюни у змей. СИ уже анализировал. ЯД. Это был яд и их собирались травить.

СИ объявил отступление. Каждому бойцу лично приходила команда уходить туда, откуда они пришли - на Подземные Уровни. Сотня угольных мышей вперемешку с другими летунами атаковали, прикрывая отступление. Виталик отвернулся и зашагал к Церкви Трех Островов.

- Отлично! - Шнур шел за ним, постоянно оглядываясь, зонтики семенили рядом пытаясь прикрыть обоих, над головой кружила стайка еще живых мышей.- Уходим на Нижние Уровни! Там скроемся.

- Нет, - сказал Виталик и Шнур споткнулся, чуть не свалившись в дыру под ногами. - Есть еще одно незавершенное дело. Маленький предатель рядом.

Все умирают - 5

Виталик ищет Дерьмому


- Я сам хочу это сделать! - закричал Витольд и зашагал быстрее. Мутанты брызнули в стороны, испугавшись его порыва. Шнур приостановился и оглянулся. Дроны заполонили Свод продолжая отстреливать отступающих монстров. Теперь перевес был у них. Монстры уходили не сопротивляясь. Ныряли в свои расщелины, те кто успевал. Те, кому не везло сгорали в огне или попадали под огонь выстрелов, лопались как воздушные шарики и оставались лежать кровавыми тряпками на земле.

Вторжение мутантов закончилось проигрышем.

Витольд закричал и выставил руку резким движением вперед, показывая на огромную дверь Церкви в которую безрезультатно все бил и бил плечом Серый Волк. Десяток мясистых черных монстров вернулись не успев сбежать на Уровень ниже и понеслись туда, куда указывал хозяин.

Шнур заметил, что один из дронов отделился от Свода и планировал в его сторону, постепенно снижаясь. Под зонтиком спокойнее и мутант поспешил к мальчишке, под защиту его армии. Тот стоял с отсутствующим взглядом и наверное копался сейчас в своей башке вместо того, чтобы спасаться.


А Витольд смотрел на полоску жизни бывшего питомца и сильно расстраивался. Витольд разочарован в предательстве Дерьмомы и желает ему умереть в муках, но умереть он должен по его воле, а не так, как сейчас. Линия жизни предателя быстро уменьшалась, заставляя Витольда нервничать.


- На! - закричал Шнур и еще раз закричал, и еще, заставляя Витольда отвлечься. Тем более полоска кажется успокоилась и замерла, даже прибавив пару пунктов - мелкий Дрема хотел жить. Витольд вернулся в реальность и посмотрел на машущего клешнями Шнура.

Тот яростно раз за разом вытягивал щупальце, хватал "вертолетики" и ломал их об стены домов, крича как психопат и продолжал ломать чужое имущество. Роботов кружило под Сводом очень много и недовольные поведением шефа они уже летели к ним. Зонтики засуетились плотнее прикрывая Витольда и затряслись от получаемых ударов. Один из защитников упал, а на его место урча встал следующий и тогда Витольд понял, что дроны стреляют... и ему это не понравилось.


Призвать


Он выбрал парочку питомцев с особо твердой кожей и направил их расчистить воздух над собой, играться не было времени. Сопротивление Церкви пало и Серый Волк со своей стаей уже ворвался внутрь, а Дрема восстанавливался и мог уйти. Витольд перепрыгнул особенно широкую расщелину, даже не посмотрев вниз и зашагал к зданию, сопровождаемый своей свитой: Шнур, зонтики и угольные мыши над головой.

СИ в автоматическом режиме это очень серьезный помощник, как он раньше недооценивал его, ведь все могло быть иначе.

А где-то вверху бронированные летуны с длинными шипами на крыльях разрывали на части дронов, посмевших слишком близко подойти к Хозяину. Еще сотня дронов отделилась от Свода и уже летела на выручку, почувствовав угрозу.

Еще оставшиеся в живых люди прятались в своих квартирах, обнимали детей и лезли под кровати в надежде выжить и проклиная свою жизнь, Уровни всех видов и бесполезную полицию. Снаружи стреляли, пищали, рычали, кричали и даже иногда врезались в окна, заставляя хозяев квартир кусать кулаки, сдерживая крик.


Весельчак встречает Сергеича


Внизу, там на этажах, шум и гам. Монстры заполонили нижние этажи и громили все подряд судя по звукам. Если они придут сюда ему конец. Весельчак остановился у настенного зеркала и осмотрел спину в отражении. Ожога нет, только покраснение, кислота твари не успела добраться до кожи - для этого пришлось поиграть в голого беглеца.


Пришлось сорвать верхнюю одежду и оставить ее дымиться на полу, пока радиоактивный плевок не прожег его насквозь. Наверху у него могут проблемы с таким внешним видом. Но лучше побывать в руках у элитников там наверху, чем в лапах у монстров здесь внизу.


Ствол он тоже выбросил так как патроны кончились, но осталось два пистолета и рюкзак. Весельчак проверил ключ на шее и улыбнулся. Осталось только подойти и приложить его к табло у лифта, машина дрогнет и поедет наверх, туда где люди живут, а не существуют. Туда где монстры не прорвутся никогда. Туда, где он чужой но может затеряться используя знания о жизни там, умения, помогающие выжить здесь и накопленные пойнты.


Сзади что-то зашуршало и Весельчак резко повернулся, а пистолеты сами прыгнули ему в руки. Никого не было - показалось. Он подумал, что это недобитая "мутантская" крыса приползла следом, чтобы все-таки достать его своим плевком, но никого не было или крыса умела хорошо прятаться.


Не пряча пистолеты он подошел к лифту и снял ключ с шеи. Глубоко вдохнул и приложил его к небольшой панельке. Двер