КулЛиб электронная библиотека 

Хирург по призванию [Ольга Весенняя] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Хирург по призванию

Пролог

Катя, 5 лет назад

Осень в этом году дождливая. Мы с родителями едем домой, после прогулки в парке.

Я с братом сижу на заднем сиденье и смотрю на вид за окном. Прекрасный осенний лес и дождь.

— Папа, а давай радио включим, ну пожалуйста.

На мой вопрос папа смотрит в зеркало заднего вида:

— Зачем радио, давай я тебе сам спою.

После этого он улыбается так, как умеет только он, но в этот момент нам на встречу вылетает грузовик, папа успевает вывернуть руль. Дорога скользкая, он не справляется с управлением и нас заносит.

Дальше темнота и страх.

Я очнулась в больнице. На мне минимум повреждений, но я не знаю, что с моим братом и родителями и сколько дней я пролежала без сознания.

Ко мне в палату заходит друг моего отца, он хирург в одном из лучших центров нашего города.

— Здравствуйте Александр Петрович, что со мной, как долго я тут?

— Здравствуй Катя, ты здесь три дня. С твоим братом все хорошо…

— А родители?

— Катя, вы ехали по скользкой дороге, вас занесло, произошел несчастный случай, к сожалению, твоя мама умерла на месте.

— А папа?

— Папа после аварии был жив, но его не смогли спасти, его тоже нет.

Я не верю, что такое могло произойти, я же помню, что на нас летел грузовик. Но об этом я не говорю.

— Спасибо.

Глава 1

Наши дни.

Катя

Сегодня годовщина смерти родителей и первый день медицинской практики. Смерть родителей очень подкосила ее. Брату легче, он был еще маленьким, и того времени, когда они жили в городе он не помнит. После той аварии она узнала, что у маленького братишки опухоль, которую можно удалить только в крайнем случае.

После смерти родителей, друг отца Александр Петрович взял Катю и Женю Немовых к себе и относится как к родным детям, наравне со своим сыном Игорем.

Катя раньше других приехала в больницу.

— Здравствуйте, Галина Сергеевна.

— Ой, здравствуй, Катя. Ты к Александру Петровичу?

— Нет, у нас сегодня первый день практики.

— Ну, удачи, если будут вопросы, подходи. И зайди все же к Ломову, он тебя искал.

Катя, попрощавшись со старшей медсестрой, отправилась в кабинет к приемному отцу. По дороге она встретила своего одногруппника, а по совместительству и лучшего друга Алексея.

— Лёш, привет. Пойдем, покажу, где раздевалка.

— Привет Катя. Спасибо, буду очень тебе благодарен. — Ты на занятие потом?

— Да, но я опоздаю. Нужно к отцу зайти. Ты же помнишь, какой сегодня день?

— Помню.

_______

— Здравствуйте, Александр Петрович. Вы меня искали?

— Да, Катя, здравствуй. Сегодня годовщина, прости, я не смогу с тобой поехать на могилу Владимира и Лизы. Срочно вызывают в облздрав.

— Хорошо, я сама съезжу.

— Будь осторожна.

— Если это все, то я пойду на занятие.

— Конечно, увидимся вечером. Алена сегодня ужин устраивает, не опаздывай.

Выйдя из кабинета отчима, я иду в сторону кабинета, где у нас будут проходить лекции.

_____

За день до занятий. Кабинет заведующей хирургическим отделением.

Олег

Сегодняшнее утро началось спокойно, все пациенты чувствуют себя хорошо, многие идут на поправку.

— Олег Николаевич, зайдите к Жуковой — заходя в ординаторскую хирургического отделения, говорит медсестра Лидочка.

— Спасибо, иду.

— Здравствуйте Ирина Васильевна, вызывали?

— Здравствуйте, Олег Николаевич. Да, проходите. Я хотела с вами поговорить по поводу группы студентов, которых к нам направили на практику.

— Ирина Васильевна, пожалуйста, только не студенты. И почему я должен вести практику? У меня операции назначены, больных много.

— Олег Николаевич, насколько я знаю, сейчас у вас есть свободное время. В свое время мой брат вам помог. Очень прошу, окажите мне услугу и проведите практику у студентов.

— Хорошо, Ирина Васильевна. Я и преподавание, конечно странное сочетание, но я попробую.

— Скажу вам, что это очень хорошая группа.

— Хорошая группа, это Битлз, а это обрубки со скальпелем. Из всего количества студентов, только два процента станут врачами. Сколько человек в группе?

— Восемь. — Вот, и ради одного недохирурга я должен бросать больных? — Помниться раньше практика была по 2 часа в день.

— Раньше да, а у этой группы 6 часов.

— Сколько? Вы там сума все сошли? У меня операции. Ну, Ирина Васильевна. Хорошо, обещал, проведу. Сколько они будут тут мне «мешать»?

— Два месяца. — Я уверена, что вы поменяете о них свое мнение.

Авдеев выслушал Жукову и вышел из кабинета, при этом громко хлопнув дверью. Олег ненавидел студентов. Именно из-за студента-практиканта, сильный и уверенный в себе хирург, потерял пациента, затем карьеру и семью. Он долго не мог справиться со своей ошибкой. Выбери он студента надежнее, то успел бы заметить разрыв артерии у больного и спасти его. Два года его не трогали, теперь вот, придется вести группу очередных дарований. В том, что они именно дарования, он убедится уже совсем скоро.

Глава 2

Позже в кабинете для лекций

Катя

— Ну чтож, давайте знакомится. — сказал Олег Николаевич, войдя в кабинет.

— Вы кто? — задает он вопрос подходя к моему другу и одногруппнику Алексею Олег Николаевич.

От такого вопроса Алексей молча поднялся, посмотрел на хирурга и сел так же молча на свое место.

— А вы, как ваша фамилия? — этот вопрос он адресовал милой, маленькой моей одногруппнице.

— Капустина Ксения- скромно ответила «Капуста», как ее называли в группе.

— Доктор Капустина, почему вы в хирургическом отделении в шерстяной юбке? На ней куча микробов. — Юбку сними- сказал мой сводный братик Игорь — Впредь, будьте добры носить подобающую одежду- продолжил свою речь доктор Авдеев.

— Почему без сменной обуви? — не повезло Ломову младшему.

— Я в бахилах, ответил мой братик.

— Доктор… — уточняет Авдеев- Ломов- говорит мой брат- К Александру Петровичу како-то имеете отношение? — Да, я его сын- Так вот, доктор Ломов, вам два, ответ неверный.

Пройдя дальше по ряду, Авдеев натыкается на мою подругу Валерию. Посмотрев, как она одета, он просто хмыкнул и молча пошел дальше.

— Так, а это тут кто? Проснитесь, спящий красавец!

— А это Федотов, он работает фельдшером на скорой, сегодня после ночной. — сказала наша староста Виктория Шелестова — ах, это конечно прекрасно, но, когда он проснется, передайте, что ему тоже два — закончил Авдеев.

Видно было, что он уж очень зол с утра. Но по следующей фразе мы поняли, что с ним нам будет трудно. Уж очень строгий он.

— Те, кто завтра придет не в хирургическом костюме, не придет сюда больше никогда. Начнем занятие.

***
После вводного занятия мы ждали доктора Авдеева на посту медсестры.

К тому моменту Федотов проснулся, а другие просто обсуждали замечания Олега Николаевича.

— Да вы сами виноваты, в таком отношении. Оделись как на базар — это говорил наш одногруппник Рудольф.

— Рудик- заговорил мой брат- повтори громче, вдруг Авдеев тебя не услышал.

— Так, ну хватит. Развели детский сад- это уже не выдержала я.

В этот момент подошёл Олег Николаевич.

— Так, разбираем больных. Ваша задача провести опрос, поставить предварительный диагноз и рекомендовать лечение. Разбираем опросные листы. Говорю сразу, историю болезни вам никто не даст. Спрашиваю по результатам опроса. Если нужны результаты анализов- спрашиваем у старшей медсестры- Галины Сергеевны Терентьевой. Все понятно?

— Понятно — ответили мы.

— Так, запоминаем больных. Повторять не буду.

Авдеев называл поочередно всех нас. Больные были всех возрастов.

Когда он назвал фамилию Ломов, мой брат нагло спросил — Кого я буду лечить?

— Вы будете лечить Ломова Александра Петровича.

— Не понял- сказал Игорь.

— Отправляйтесь к отцу и объясните ему, почему явились в больницу в нетрезвом состоянии, а пока свободны. Сегодня до практики я Вас не допускаю.

Боже, как же мне было стыдно. Игорь вечно выводит всех из себя. Первые два года все было хорошо. Потом он проявил ко мне симпатию, ну а после моего отказа, начал делать все, чтобы напакостить, да как можно хуже.

— Итак, продолжим — сказал Авдеев, и распределил оставшихся больных.

***
После распределения началась наша практика.

Мы разошлись по больным и начали опрос.

Было трудно, ведь до этого мы только слушали теорию. А тут человек, с жалобами, которому ты можешь помочь. Для меня это было началом в осуществлении моей мечты.

Мне дали больного, который раньше преподавал русский язык и литературу. Милый дядечка.

После того, как я представилась, он с радостью согласился что бы я его опросила.

Во время его обследования я заметила, что у него упало давление. Меня это немного смутило.

В этот момент зашла медсестра с капельницей. Я ей сказала, что у больного Игнатова падает давление. Медсестра поставила капельницу и заверила что все будет хорошо.

Позже я вновь проверила своего пациента и заметила, что после капельницы ему стало хуже. Как только я это обнаружила, то сразу же направилась к Авдееву.

— Олег Николаевич — что? — ответил мне Авдеев — хотите отчислиться? — нет, продолжила я. У меня больной Игнатов, ему вчера провели холицестектамию[1], у него падает давление, острые боли второй день. Ему третий раз ставят капельницу, но ему становится хуже.

— Подробнее, пожалуйста, — в нетерпении попросил Авдеев.

— Я думаю, что после продолжительной болезни, на фоне поражения печени передозировка лекарством может привести к желудочному кровотечению. Плюс у него тахикардия. Мне так кажется, Олег Николаевич.

Мы сразу направились к больному. После осмотра, Авдеев назначил дополнительные обследования.

— Молодцы, доктор Немова — похвалил меня Авдеев и вышел из палаты.

______

Олег

Боже, как же мне не хотелось идти и что-то рассказывать этим практикантам.

— Ну что ж, давайте знакомится. — сказал я, войдя в кабинет, где они меня ждали.

Эти горе студенты пришли в больницу, как на прогулку. Ну кто в чем. Ужас.

Я знал, что в этой группе дети нашего главврача и это злило меня еще сильнее. С Александром Петровичем у нас отношения были не очень дружелюбные.

— Вы кто? — задаю он вопрос подходя студенту, который зачем-то надел поварской колпак на голову.

Студент молча встал, посмотрел на меня, сеял колпак и так же молча сел на место. Кто он, я так и не узнал.

— А вы, как ваша фамилия? — Капустина Ксения- скромно ответила девушка в шерстяной юбке и таком же свитере.

— Доктор Капустина, почему вы в хирургическом отделении в шерстяной юбке? На ней куча микробов. Впредь, будьте добры носить подобающую одежду.

— Почему без сменной обуви? — Я в бахилах, ответил мне наглого вида студент, чем-то похожий на нашего главврача.

Отвечал он на мои вопросы нагло. Видимо думал, что как и в институте, ему будет все дозволено. Со мной это не пройдет.

Пройдя дальше по ряду, увидел студентку, которая пришла в короткой юбке. Боже, ну за что это все мне. Хмыкнув решил молча знакомится с этой группой дальше.

— Так, а это тут кто? Проснитесь, спящий красавец!

— А это Федотов, он работает фельдшером на скорой, сегодня после ночной. — сказала блондинка, сидящая перед спящим — ах, это конечно прекрасно, но, когда он проснется, передайте, что ему тоже два.

Злость была уже яростью. А ведь им еще нужно назначить пациентов для курирования.

— Те, кто завтра придет не в хирургическом костюме, не придет сюда больше никогда. Начнем занятие.

***
— Так, разбираем больных. Ваша задача провести опрос, поставить предварительный диагноз и рекомендовать лечение. Разбираем опросные листы. Говорю сразу, историю болезни вам никто не даст. Спрашиваю по результатам опроса. Если нужны результаты анализов- спрашиваем у старшей медсестры- Галины Сергеевны Терентьевой. Все понятно?

— Понятно, ответили эти обрубки.

— Так, запоминаем больных. Повторять не буду.

Когда я назвал фамилию Ломов, услышал опять наглое — Кого я буду лечить?

— Вы будете лечить Ломова Александра Петровича- ответил уже еле сдерживая гнев.

— Не понял- сказал Ломов — младший.

— Отправляйтесь к отцу и объясните ему, почему явились в больницу в нетрезвом состоянии, а пока свободны. Сегодня до практики я Вас не допускаю.

— Итак, продолжим.

***
В то время, как студенты пошли по больным, я прошел в ординаторскую разобрать историю болезни пациента, которого готовил к сложной операции.

Туда же пришла моя любовница Елена. Она работала в той же больнице, только в терапевтическом отделении.

С ней мы виделись не часто, для меня она была лишь женщиной для здоровья. Видно, что она хотела большего, но после предательства жены (пока еще), я никого не любил и в новые отношения ввязываться не хотелось.

— Привет- пропела Елена, останавливаясь за моей спиной — знакомые картинки. Что тебя там интересует, больше чем я? Подожди, панкреонекроз? Только не говори, что будешь оперировать поджелудочную. Это тяжелая операция, опасная. У нас таких не делают.

— Лен, раньше у вас не было такого хирурга, как я. Я справлюсь.

— Какой же ты наглый.

— Вот именно это во мне тебя и привлекло.

— Да — ответила Лена- но зачем оно тебе надо?

— Надо Лена, надо.

В этот момент в кабинет ворвался один из студентов. Он часто был в компании Кати Немовой. Друг или парень?.

— Доктор Рудянский, Вас стучать не учили?

— Простите Олег Николаевич- смущенно произнес Алексей Рудянский- просто мне назначили пациентку, но ее вчера выписали.

— Подойдите с данным вопросом к Галине Сергеевне. Она даст вам другого больного.

— Спасибо- ответил Рудянский и поспешно вышел из кабинета.

Боже, какой кошмар. Но расслабляться было рано. Только я выдохнул, как в кабинет постучали.

— Ну! — ответил я.

— Олег Николаевич, у пациента из 9 палаты, который лежит напротив входа, заканчивается капельница.

— Господи, напротив какого входа? — спрашиваю я.

— Ну там, лежит такой вредный- пытается ответить один из этой троицы.

— Так, ребят, похоже вы плохо учились первые три года. Вы меня собрались дергать по каждому пустяку?

Ответ я не успел получить, потому что в этот момент зашла Ирина Васильевна.

— Здравствуйте, Ирина Васильевна- поздоровались студенты.

— Здравствуйте, а что здесь происходит?

— У нас все прекрасно, Ирина Васильевна, ответил я — запомните- обратился я к студентам- по всем вопросам касаемо пациентов обращаться к старшей медсестре Галине Сергеевне Терентьевой. Это понятно? Свободны.

— Дурдом- обратился я уже к Ирине Васильевне.

— Олег Николаевич, у меня к вам просьба, ну постарайтесь быть спокойнее.

— Хорошо, Ирина Васильевна.

— Между прочим, как вы помните в этой группе дети нашего главврача.

— Так, ну одного я сегодня выгнал, кто второй?

— Немова Екатерина- ответила мне Ирина Васильевна.

***
Проверяя позже работу студентов, я думал, что придушу каждого из них. Один щупал пациентку за грудь, другой не внимательно прочитал опросный лист, а Капустина, так вообще заставила меня прикрыть глаза от увиденного.

Я решил ничего не говорить до конца дня, и разобрать все моменты.

Как раз перед разбором сегодняшнего дня ко мне в кабинет вновь зашла студентка.

Это как раз была дочка Ломова. Красивая, с чистыми карими глазами.

— Олег Николаевич — что? — ответил я — хотите отчислиться? — нет, продолжила она. У меня больной Игнатов, ему вчера провели холицестектамию, у него падает давление, острые боли второй день. Ему третий раз ставят капельницу, но ему становится хуже.

— Подробнее, что случилось? — в нетерпении переспросил я.

— Я думаю, что после продолжительной болезни, на фоне поражения печени передозировка лекарством может привести к желудочному кровотечению. Плюс у него тахикардия. Мне так кажется, Олег Николаевич.

Мы сразу направились к больному. После осмотра, я назначил дополнительные обследования.

— Молодцы, не опоздали, доктор Немова — похвалил я ее и вышел из палаты.

Мне очень понравилось ее рвение помочь пациенту. Другой бы на ее месте растерялся и было бы потеряно время.

***
Конец занятий выдался забавным.

Первым повеселил доктор Рудянский.

— Для лечения рекомендую назначить антибиотики тетрациклинового ряда.

— А..ну тогда вам три, доктор Рудянский, при условии что вы найдете данные антибиотики в антикварной аптеке. Садитесь.

Под хохот студентов мы продолжили занятие.

— Ребят, спасибо, порадовали. Один пациентов за грудь хватает. Ну, а вы, доктор Капустина.

— Что я? — тихо спросила Капустина.

— Скажите, а зачем вы пациентке кукиш показывали и в глаз плевали?

— Так у нее ячмень. Она сама просила, народным методом.

— Доктор Капустина, ячмень это что-то из области сельского хозяйства, а у больной Ловенко острое гнойное воспаление края век[2]. И что мы делаем с доктором Капустиной?

— Сжечь, ведьму — ответил на мой вопрос Смирнов.

— Радикальный метод. Ну я думаю, просто предупреждения будет достаточно. Ваша задача лечить. Напрлдные методы это хорошо, но не каждый из них будет эффективен при заболеваниях. Облегчить- да, но чаще всего клиническая картина только ухудшается.

Студенты записали все, что было сказано. Прошла только половина занятия, когда в кабинет зашел Ломов. С ним рядом стоял мужчина в спортивном костюме. На вид не очень приятный.

— Так вот же эта студентка, что ребра мне сломала. Думала не найдет тебя? — обратился он к Немовой.

— Простите, я и сама хотела вас найти. — ответила Катя.

Ломов попросил Екатерину объяснить, что случилось, да и мне было интересно.

— Я неправильно поставила диагноз, из-за чего неверно выбрала метод оказания первой медицинской помощи.

— Спасибо, доктор Немова, садитесь, сказал я.

— Но она же мне ребра сломала- возмутился мужчина.

— Простите, как ваша фамилия?

— Туков- ответил в костюме.

— Так вот, господин Туков, — начал я- вы живете в государстве, где к человеку, которому стало плохо, не подойдет никто. В вашем же случае, на вас обратили внимание и оказали первую медицинскую помощь. Сломанные ребра- это высшая степень квалифицированно оказанной помощи.

— Но мне от этого не легче- запротестовал пострадавший.

— Я понимаю, но могу вас заверить, что в следующий раз, когда вам станет плохо, к вам не подойдет никто, пока не приедет бригада скорой помощи. Все понятно?

Ответа я не услышал. Но я обратил внимание, что у Кати появился румянец. Или мне показалось? Видимо пора отдохнуть. Да даже если и появился румянец, неужели до этого ее никто не защищал и не заступался за нее? И почему Ломов, если это его дочь, не пригласил ее в кабинет или не мог поговорить с ней дома после того как пострадавший узнал ее? Странно.

Из моих мыслей меня вывел голос Ломова:

— Ладно- обратился он к пострадавшему, пойдемте ко мне в кабинет, там есть отличный коньяк. — Продолжайте, Олег Николаевич. — обратился он уже ко мне.

****
Неужели этот день закончился.

Я завершил обсуждение больных со студентами и отпустил их по домам.

Стоя на крыльце больницы, я просто наслаждался свежим воздухом.

В этот момент я услышал, как ко мне кто-то подошёл. Я узнал ее по шагам, это была Катя.

— Олег Николаевич, спасибо что заступились за меня.

— А, доктор Ломова, если не ошибаюсь. Пожалуйста, а вот за то, что не смогли точно поставить диагноз — вам два. Идите, вас ждет папа. И не переживайте, с Игнатовым все будет в порядке.

Как раз в тот момент к нам подошел Ломов:

— Катя, планы поменялись, можем ехать.

— Хорошо — ответила Катя- Олег Николаевич, спасибо еще раз. Я очень переживала, за Игнатова. И моя фамилия Немова. И вы правы, меня действительно ждет папа.

После ее ухода, я подошел к Галине Сергеевне.

— Галина Сергеевна, вы же давно работаете в больнице, и все знаете?

Да, — ответила, Галина Сергеевна- а почему вы спрашиваете? И это мой чай.

— Простите. Мне интересно, а почему у детей Ломова разная фамилия? — спросил я.

— Так Катя и ее брат Женя не родные дети Александра Петровича. Это только Игорь родной сын. А Катю и ее брата Ломов взял под опеку после гибели их родителей.

После ответа Галины Сергеевны, мне стало легче. Будь Катя дочерью Ломова, я бы постарался держаться с ней на расстоянии. Но теперь, я собираюсь завоевать ее. Есть в ней что-то, что заставляет меня тянуться к ней.

Глава 3

Катя

Я с братом сижу на заднем сиденье и смотрю на вид за окном. Прекрасный осенний лес и дождь.

— Папа, а давай радио включим, ну пожалуйста.

На мой вопрос папа смотрит в зеркало заднего вида:

— Зачем радио, давай я тебе сам спою.

После этого он улыбается так, как умеет только он, но в этот момент нам на встречу вылетает грузовик, и папа успевает вывернуть руль.

Резко встаю с кровати. Этот сон я вижу уже третий день. Я и раньше его видела, 5 лет назад. Потом все прошло.

Я не знаю почему этот кошмар вернулся, но с его появлением я стала плохо спать, не могу сосредоточится на практике. Это уже начинают замечают в группе….

_____

— Привет, Кать- здоровается со мной Леша- ты какая-то бледная, у тебя все хорошо?

— Привет- отвечаю ему- да, сны веселые смотрела- без радости отвечаю ему.

— Опять? Может тебе сходить к кому-нибудь?

— Не знаю, врач, который лечил меня 5 лет назад, уже не работает. Ладно, пойдем, нас ждут.

По дороге в кабинет, встречаем остальных одногруппников.

Мой братец на удивление сегодня молчит. Александр Петрович тогда очень долго с ним разговаривал на повышенных тонах.

— Доброе утро- здоровается с нами Авдеев.

— Доброе утро- отвечаем ему мы.

— Сегодня вы помимо своих больных, будете учится ставить инъекции (уколы).

Все загудели. Ведь приходя в хирургическое отделение, многие надеялись ассистировать на операциях.

— Доктор Шварц, поясните гул — обратился к Рудольфу Авдеев.

— Олег Николаевич, этот гул означает- а когда нас допустят к операциям?

— А вы все хотите стать хирургами?

— Присматриваемся, а вот Немова, хочет стать хирургом.

_____

Олег

— Олег Николаевич, этот гул означает- а когда нас допустят к операциям?

— А вы все хотите стать хирургами?

— Присматриваемся, а вот Немова, хочет стать хирургом.

Я перевел взгляд на Катю. Она хочет стать хирургом? Хрупкая, не высокая, но сильная внутренне, она чем-то напоминала меня в молодости.

— Доктор Немова, похвально-ответил я. С вашим-то телосложением.

Пора бы отдохнуть. Из-за дежурств и неприязни к студентам уже на людей бросаюсь.

— А что с моим телосложением?

— Ну как же, есть операции, которые длятся по 7–8 часов. Сомневаюсь, что вы выдержите.

— Я выдержу.

— Хорошо, тогда, вот вам стул. Попробуйте удержать его хотя бы 15 минут для начала. А мы продолжим занятие.

Я продолжил рассказывать про лекарственные препараты, которые ставят внутривенно и внутримышечно, как правильно брать анализы. Минут через 5 я услышал, как упал стул. На лице была улыбка, ведь Катя не справилась.

— Садитесь, доктор Немова. С вашим тремором, вы вряд ли будете хирургом.

— Я обязательно буду хирургом- сказала Немова, садясь на свое место.

Ну чтож, посмотрим. Я же постараюсь помочь, потому как, она видимо единственная в этой группе не отступиться от своего желанияи будет именно теми 2 % из группы, кто действительно добъется успеха в медицине. Да и за эти дни она показала, что хоть что-то знает и понимает. И возможно, она и правда хирург по призванию. Только, почему у нее тремор и уставший взгляд- может не спит или как все студенты гуляет ночами в клубах?

______

Катя

Авдеев сегодня какой-то странный. То рычит на меня, то хвалит.

— Доктор Немова, с вами все в порядке? — спрашивает меня Авдеев, когда встречает у палаты больного Игнатова.

— Да, все хорошо

— Вы не спали ночью?

— Да, я была в ночном клубе. А почему вы спрашиваете?

— Просто. Ладно, мне пора. Как больной Игнатов?

— Анализы в норме, идет на поправку.

— Хорошо.

— Олег Николаевич, а у Игнатова, есть родственники?

— Доктор Немова, наша задача лечить больного, а не вести с ним душевные разговоры. Поэтому на счет родственников ничего не знаю. Всего доброго.

Ну вот, ушел. Был милым, заботливым Олегом Николаевичем и резко доктор Авдеев. Грубый, вечно чем-то не довольный.

— Катенька, здравствуй, что ты тут делаешь? — услышала я знакомый голос моего врача психотерапевта Филонова.

— Здравствуйте, Артем Андреевич, я тут практику прохожу. А вы тут работаете?

— Да, уходил на пенсию, но вернулся на полставки.

— А мне ваша помощь нужна.

— Ну пойдем в мой кабинет

Мы прошли в отделение психосоматики. Кабинет Артема Андреевича был уютным.

— Ну, рассказывай- обратился ко мне Филонов.

— Артем Андреевич, я не сплю уже три или две ночи, но это не важно. У меня вернулся тот мой сон, где на нас ехал грузовик. Пять лет назад, вы мне помогли.

— Так, а теперь сны вернулись. Почему?

— Не знаю. Может потому что я видела три дня назад на могиле родителей не знакомого человека, а потом Александр Петрович сказал Алене Вячеславовне, что смерть родителей не была случайной.

— Правда, такое в психологии встречается. Ты узнала, что в смерти твоих родителей есть тайна. Сон мог вернутся.

— Как мне избавится от этого сна? Я боюсь, что не смогу стать хирургом.

Артем Андреевич посмотрел на мои руки — тремор? — он пройдет. Я выпишу тебе успокоительное, но пить его можно только месяц.

— Это антидепрессант? — нет — ответил Филонов. Тремор пройдет, сон наладится.

— А если опять кошмар вернется?

— Катя — сказал Филонов- сон вернулся, когда ты узнала, что есть вопросы в смерти твоих родителей. Пока ты не найдешь ответы на эти вопросы, тебе легче не станет. В остальном, поможет только время.

Он выдал мне рецепт на препарат. — спасибо Артем Андреевич.

— Пожалуйста, и ты знаешь, что можешь прийти ко мне. Где меня найти, ты знаешь.

Попрощавшись с Филоновым, я вернулась в хирургическое отделение. В остальном практика проходила без проблем.

_______

Олег

— Вы не спали ночью?

— Да, я была в ночном клубе. А почему вы спрашиваете?

Я весь день вспоминаю ее слова. Ну ведь ясно, что не была она в клубе. Что-то произошло в жизни Кати. Возможно, она мне когда-нибудь расскажет.

От мыслей о Кате меня отвлекает Лена. Странно, но с появлением Кати, мне уже не хочется проводится время с Леной.

— Привет Олег. Пойдем сегодня ко мне?

— Привет Лена. Дай угадаю, если я поеду к тебе, то меня ждет вкусный ужин и мягкая кровать, а если нет, то полный автобус, еда из доставки и жесткий диван. — озвучил я- знаешь, а я выбираю жесткий диван, прости.

— Олег, странно, раньше ты не отказывался. Это все из-за нее?

— Лен, а тебе не кажется, что это не твое дело?

— Прости, прости- извиняется Лена- только, зачем тебе эта девочка, ты же быстро устанешь от нее.

— Лена, я же сказал, это не твое дело.

— Хорошо- сказала Лена и вышла из моего кабинета.

А ведь я Лене ничего не обещал, она знала, что я с ней только для удобства. А как только заметила мой интерес к дочке Ломова, сразу начала ревновать.

Что бы отвлечься от мыслей о своей жизни, я пошел к больному, которого готовил к сложной операции.

— Матвеев, как ваше самочувствие, готовы к операции?

— Николаич, а ты меня не прирежешь? — спросил Матвеев- страшно.

— Типун вам на язык- ответил я. — отдыхайте, операция через три дня, после чего я направился к студентам.

_____

Я даже не успел дойти до кабинета, как меня остановила Галина Сергеевна.

— Олег Николаевич, больной Латыпов, из 9 палаты после последней капельницы не просыпается, и пульс слабый.

— Срочно в реанимацию- что ему сегодня давали?

— Ему сегодня ставили укол, после него давали прописанные лекарства- потом стало плохо.

— Пойдемте посмотрим, что ему кололи- кто кстати ставил укол? — Стрижова, но она не могла перепутать.

Вместе с Галиной Сергеевной мы прошли в процедурный кабинет и проверив мусорное ведро нашли ампулу от лекарства, которое не было назначено Латыпову.

— Галина Сергеевна, вызывайте Стрижову.

Глава 4

Следующий день

Катя

Сегодня я наконец-то выспалась. Прописанные таблетки помогли, но нужно начинать искать ответы на вопросы. Для начала спрошу у Галины Сергеевны, есть ли в нашей больнице история болезни моего отца.

Приехав на практику, в раздевалке я услышала, что одному из пациентов ночью стало плохо и уволили медсестру, которая ставила ему укол.

И тут я вспомнила, что это тот самый пациент, которого назначали моему сводному брату Игорю.

— Игорь, можно с тобой поговорить.

— Что, сестричка? — с наглым видом спросил братик- опять лекции мне читать будешь?

— Буду. Это ведь ты ставил вчера укол Латыпову? Ты говорил, что старик тебя бесит, и решил так избавится от него?

— И что ты сделаешь? Наша милая Катя, пойдет и расскажет папочке? Давай, и тогда все убедятся, что ты стукачка.

— Нет, ты должен сам признаться, из-за тебя уволили невинного человека.

— Как уволили? — удивился Игорь. — хорошо, я попробую решить этот вопрос.

Игорь хоть и был наглым, но мог проявить и хорошие черты. Если бы в одно время между нами все сложилось иначе, может я и относилась бы к нему по-другому. Но увы, на данный момент мы просто не перевариваем друг друга.

После нашего разговора мы разошлись до занятия по больным, чтобы провести опрос.

— Здравствуйте Матвей Антонович, анализы у вас пришли хорошие. Скоро будет писать эпикриз [3].

— Это хорошо- ответил с улыбкой Игнатов- как эпилог к книге.

— Матвей Антонович, а у вас есть кто-то из родных, чтобы помогать вам первое время? Простите, если вопрос не совсем приятен.

— Нет, нет Катенька. Все хорошо. У меня есть сын, но мы с ним несколько лет назад сильно повздорили и сейчас не общаемся. А вас есть родные, вы что-то грустная в последнее время, хоть сегодня и выглядите лучше.

— У меня есть младший брат. Он болеет, и я очень за него переживаю.

— Брат — это хорошо. Пусть выздоравливает. Да и вообще это хорошо, когда есть к кому можно прийти и поговорить.

— Хорошо, вы отдыхайте. Я к вам еще зайду сегодня.

После Игнатова, я нашла Галину Сергеевну.

— Галина Сергеевна, здравствуйте.

— Здравствуй Катя.

— Галина Сергеевна, а вы же давно работаете в больнице. Вы же помните тот день, когда привезли моего отца в больницу?

— Да, я как раз была в тот день на дежурстве. У твоего отца были серьезные травмы. Александр Петрович сделал все что мог.

— Что? Александр Петрович оперировал моего отца?

— Да. А он разве не говорил тебе?

— Нет. Галина Сергеевна, а можно посмотреть историю болезни отца?

— Катенька, история болезни в архиве, но тебе ее никто не даст, нужен запрос от врача.

— Ладно. Тогда, можно вас попросить найти контакты сына Игнатьева?

— Хорошо, найду. А почему ты спрашиваешь про отца?

— Просто интересно изучить его диагноз и больше узнать о том, что делается в таких случаях- соврала я. — Ладно, мне пора на занятия.

— Удачи, после занятий подойти, я тебе дам данные сына Игнатьева.

— Спасибо- ответила я и ушла на занятие.

Глава 5

Вечер того же дня, дом Ломовых

— Добрый вечер, Алена Вячеславовна — здороваюсь я, заходя домой.

— Да не вечер, а ночь уже. Ты на время смотрела — строго говорит мне мачеха. Ты хоть предупреждай, мы же волнуемся.

— Простите, долго ждала автобус. В следующий раз предупрежу.

С мачехой у нас по началу были не очень хорошие отношения. Но сейчас мы и не подружки, но и не враждуем.

— Алена Вячеславовна, а вы хорошо знали моих родителей?

— Катя, твоего отца я знала не очень хорошо. А вот с мамой хорошо общались одно время. Она помогала мне с документами по бизнесу. А почему ты спрашиваешь?

— Может у мамы были враги? Все же она была помощником прокурора.

— Катя, если ты про аварию, то это был несчастный случай. Твоя мама была хорошим человеком. Я уверена, что она никому не мешала. Иди спать, уже поздно.

— Хорошо. Спокойной ночи, Алена Вячеславовна.

— Спокойной ночи, Катя.

Перед сном я решила зайти к младшему брату. В последнее время из-за учебы, мы не часто виделись.

— Привет, Женек.

— Привет, Катя. Смотри, твой брат чемпион, — показывает он мне на турнирную таблицу в Майн Крафт.

— Женя, ты опять играешь. Тебе же врач запретил.

— Спасибо за поддержку сестренка.

— Ты конечно молодец, но пожалуйста проводи меньше времени за компьютером. И давай ты ляжешь на обследование, уже пора.

— Хорошо, тем более что вся семья у меня врачи- с улыбкой сказал он.

Для Жени Алла и Александр стали родителями. Ему было всего 5 лет, когда случилась авария. Родителей он помнил мало и то по моим рассказам. Нам от них осталась квартира, но Александр Петрович не хотел, чтобы мы переезжали, пока не вылечим Женю. Так он под присмотром врача и в любой момент ему могут оказать помощь. Поэтому квартиру родителей мы сдавали.

— Спокойной ночи братик. Долго не сиди.

— Хорошо. Спокойной ночи.

***
Через два дня Александр Петрович определил Женю в отдельную палату.

— Ну вот, все необходимое тут есть. Если что-то нужно звони мне или Кате.

— Ага, сказал братишка.

Спокойно выйдя из палаты, я направилась на лекцию к Авдееву.

Сегодня он был злой, и все старались просто слушать его и не злить. Но как назло у меня начал звонить телефон.

— А это телефон доктора Немовой- прокомментировал Рудольф, который старался влезть во все объяснения доктора Авдеева.

— Простите, сказала я.

Авдеев строго посмотрел на меня, но без лишних слов продолжил рассказ про переливание крови.

После лекции идя по коридорам хирургического отделения, я услышала, как кричит Авдеев:

— Галина Сергеевна, почему по больнице ходят посторонние? — Олег Николаевич, это сантехник, в женском туалета трубы прорвало.

— А мне без разницы, что там случилось. И кстати, все готово к операции?

— Да, все уже готово- спокойно ответила Галина Алексеевна.

— Галина Сергеевна, а что случилось? — спросила я, подходя к старшей медсестре, после того как разъяренный Авдеев ушел в сторону операционной.

— Не обращай внимания, ему просто надо на кого-нибудь наорать до операции. Уже все привыкли. Ты нашла сына Авдеева?

— Да, сегодня с ним встречаюсь.

Тут снова зазвонил мой телефон.

— Да- ответила я- Хорошо Александр Петрович, иду.

***
Приемная главврача

— Александр Петрович, ну что?

— Катя, пока все хорошо. На завтра назначена МРТ.

— А может все-таки проконсультируемся с нейрохирургами. Опухоль в стволе головного мозга.

— Нет, именно из-за того, что она в стволе головного мозга, вмешательство крайне нежелательно. По крайне мере, пока.

— Хорошо.

— Катя, я еще хотел сказать, что уезжаю сегодня на два дня в командировку. Мама тоже уедет. Ты за главную.

— Конечно. Дома будет все хорошо.

— Спасибо, можешь идти- ответил мне Ломов.

После разговора с отчимом, я ушла в раздевалку.

— О, Катя, привет. Пошли поедим- сказал мне Алексей.

— Пойдем. Подожди меня на улице, я через минуту выйду.

— Я буду на крыльце тебя ждать. — ответил Алексей и закрыв кабинку ушел из раздевалки.

— Игорь, ты разговаривал с Александром Петровичем?

— Нет, когда он приедет из командировки, я с ним поговорю.

— Очень на это надеюсь.

В кафе мы с Алексеем присоединились к Рудольфу, Ксении, Толе Фролову, моей подруге Валерии и старосте Вике. Позже к нам подошел и Иван Смирнов.

Мы с шутками обсудили нашу практику и пациентов. Было приятно делится наблюдениями и советами.

После обеда я созвонилась с сыном своего пациента и поехала в строительную фирму где он работал.

— Здравствуйте Сергей Матвеевич. Меня зовут Катя.

— Здравствуйте. Вас подослал мой отец? Вы очередная его студентка? — не очень добро поинтересовался Сергей.

— Я студентка, но не вашего отца. Я учусь в медицинском и сейчас прохожу практику в больнице где он лежит.

— Извините, я не знаю, что вам рассказывал мой отец, но мне не интересно знать, как он.

— Если передумаете, вот мой номер- я передала ему бумажку с моим номером. — вашему отцу очень нужна ваша поддержка. На сколько я знаю прошло уже много времени. Попробуйте найти силы простить его.

— Всего доброго, сказал мне Сергей и взяв мой номер, вернулся на работу.

Глава 6

На следующий день

Катя

Ночью я была в больнице. Алена Вячеславовна все поняла и просила звонить, как только станут известны результаты обследования.

Сегодня Жене сделали МРТ. Мне страшно от того, что я могу услышать от хирурга, которой ведет его.

— Здравствуйте, ну какие результаты? — спрашиваю я у врача, зайдя к нему в кабинет.

— Здравствуйте, Катя. С момента последнего обследования, опухоль выросла на 2 см.

— Значит растет- грустно проговариваю я.

— Но ведь и Женя растет. Данный вид опухоли не опасен.

— Я знаю все о диагнозе Жени. Но может все-таки можно ее удалить. Он жалуется на головные боли.

— Головные боли я думаю от того, что он часто и долго сидит за компьютером. Старайтесь ограничивать это время. Да у вас вся семья врачи, что я вам буду рассказывать.

— Хорошо, спасибо.

— А на счет операции, я думаю пока в ней нет необходимости. Ну и обследования желательно проводить раз в полгода, а не когда придется. На данный момент динамика положительная.

— Спасибо еще раз. — отвечаю я и иду к Жене.

После посещения врача, я позвонила мачехе и рассказала, что все хорошо и скоро Женя будет дома. Она очень обрадовалась и собралась организовать семейный ужин, как раз все вернулись домой.

***
Спустя 3 дня

— Да, алло- поднимаю я трубку.

— Здравствуйте, Катя, это Сергей Игнатов. Могли бы мы встретиться сегодня?

— Здравствуйте, Сергей. Да конечно. Где вам будет удобно?

— Давайте в кафе, которое недалеко от больницы.

— Хорошо. Во сколько?

— Через 3 часа.

— Хорошо, до встречи — ответила я и завершила разговор.

Сегодня в нашей больнице с утра ЗАГС. Нет, вы не подумайте, у нас не проводят бракосочетания. Просто утром к нам привезли девушку прямо со дворца бракосочетаний с подозрением на аппендицит. С ней и женихом приехали все гости. Поэтому было шумно и весело.

Позже я ушла на встречу с Сергеем.

— Здравствуйте, Сергей.

— Здравствуйте, Катя. Я хотел извинится перед Вами за свое поведение в прошлый раз.

— Я на вас зла не держу. Главное, что вы все-же позвонили. Почему вы не общались с отцом?

— Теперь я могу вам об этом рассказать. — спустя минуту ответил Сергей. — лет семь назад у меня была невеста, она не очень нравилась моему отцу, и он сделал все, чтобы мы начали ругаться и расстались в конечном итоге. Я не смог простить отцу то, что он вмешался в мою жизнь и разорвал с ним все отношения.

— А теперь? — осторожно спрашиваю я.

— Теперь я хотел бы все исправить. Позже я узнал, что эта девушка хотела от меня только денег. Видимо отец знал это. Но это уже в прошлом.

— Вы давно узнали эту правду?

— Год назад случайно встретил ее в городе. Она все и рассказала. Я сразу хотел рассказать отцу и попросить прощения, но струсил и не пошел к нему.

— Если хотите мы прямо сейчас пойдем к нему.

— Хорошо, только я ему позвоню сначала. — Сергей набрал номер отца, но тот не взял трубку.

Когда отец не ответил ему и в третий раз, мы расплатились за кофе и отправились в больницу.

Пока я переодевалась Сергей ждал меня на посту медсестры.

— Сергей, я готова, пройдемте, я провожу вас в палату. Но в палате было пусто.

— Я опоздал?

— Не знаю. Побудьте тут, я найду старшую медсестру. — ответила я.

Галину Сергеевну я встретила недалеко от палаты Игнатова. — Галина Сергеевна, а где Матвей Антонович?

— Катя, а ты не знаешь? Он шел в палату, упал и у него отрылось кровотечение. Олег Николаевич его сейчас оперирует.

— А.…Просто к нему там сын пришел.

— Пришел-таки.

— Да, можно он в палате там побудет, пока идет операция.

— Конечно, я не против, отец его три недели ждал, пусть теперь он подождет.

Она, хмуро посмотрев на палату, развернулась и ушла.

— Сергей, у вашего отца открылось кровотечение, его сейчас оперируют. — сказала я, вернувшись в палату Матвея Антоновича. Оперирует лучший хирург больницы. Вы можете пока остаться тут, вам потом скажут результат. Все будет хорошо. — Сергей никак не отреагировал, и я молча вышла из палаты и закрыла за собой дверь.

***
Тот же день

Олег

— Олег Николаевич- обратилась ко мне Галина Сергеевна, вы уже дежурите вторые сутки, неужели вас никто не ждет дома?

— Галина Сергеевна, что вы хотите сказать?

— Женится вам надо. Может тогда отдыхать начнете.

Я ничего не ответил.

Ну не объяснишь же каждому, что я женат, вот только жена архитектор в Москве, и мы с ней уже два года как не живем вместе. А разладилось все после смерти пациента, которого я оперировал. Я не смог смирится со своей ошибкой, она меня не поддержала и ушла. Сначала я винил студента-практиканта, потом себя.

Я не стал ее останавливать, просто уволился из столичной клиники, собрал вещи и приехал в город к своему другу.

Он и помог мне поговорить с братом Ирины Васильевны и начать карьеру хирурга заново.

Пока я все это вспоминал, дошел до своего кабинета.

— Лена? Что ты тут делаешь? — удивился я, увидев ее в кабинете.

— Привет, Лежа. А я тут зашла с тобой увидеться, соскучилась очень. Ты в последнее время совсем про меня забыл, да и мне тут одна пациентка связала варежки. Сказала — Леночка тут вам и вашему мужу.

— Мужу? — спросил удивленно я.

— Представляешь. — с улыбкой ответила Лена.

— Олег, у тебя все хорошо? Ты отдыхать пробовал? — перевела она разговор. — Возьми выходные, поедем ко мне, отдохнешь.

— Лен, прости, не до тебя сейчас. Давай позже все обсудим.

— Олег Николаевич, извините- скромно позвала меня Лидочка Стрижова, которую все-таки восстановили- вас просила найти Жукова.

— Хорошо, иду. — Лена, я тебе потом наберу.

Попрощавшись с Леной, я направился в кабинет к Жуковой.

— Ирина Васильевна, я знаю у вас есть кофе, можно?

— Можно- но вызвала я вас по другому поводу. — вы, когда последний раз отдыхали?

— Вы сговорились все? Терентьева, Лена и вы, вам всем почему так важно, что со мной. Вам всем надоел этот хмурый Авдеев и вы все решили меня женить. Не выйдет.

Я подошел, к окну, и разозлился еще сильнее. Прямо во двор въехал свадебный лимузин.

— Вот. Безобразие. Дурдом. — крикнул я, после чего вышел из кабинета. Следом вышла Ирина Васильевна

В холле приемного отделения мы заметили жениха, который на руках нес невесту, та пыталась заверить его, что у нее уже ничего не болит и они могут ехать в ЗАГС.

— Светочка, давай тебя врач посмотрит и если все хорошо, мы уедем. — сказал жених.

— Нет, Коля- у меня уже все хорошо, поехали, мы опоздаем.

— Что здесь происходит? — строго спросил я.

— Доктор, помогите. Моя Светочка пожаловалась на боли в правом боку, может у нее аппендицит.

— Ну если так, то срочно в приемное отделение, если вы все же хотите женится.

Жених с невестой ушли.

Позже я узнал, что диагноз аппендицит подтвердился, и девушку прооперировал дежурный хирург.

— Олег Николаевич, обратилась ко мне Ирина Васильевна- так что на счет выходных?

— Хорошо, дайте мне три дня- сказал я.

— Два, потому как три дня вы не выдержите.

— Ну если не выдержу, то я лично уберусь в вашем кабинете.

— Хорошо, я запомнила.

До конца дня меня вызвали на срочную операцию, так как у больного Игнатова открылось кровотечение.

Я провел операцию, позвонил Лене, и мы уехали. По пути я зашел в кафе где были мои студенты.

__________

Катя

Пока шла операция у Игнатова, я зашла к Артему Андреевичу.

— Здравствуй, Катенька. Смотрою ты себя лучше чувствуешь?.- радостно спросил меня Филонов.

— Да, спасибо. Я хотела вас попросить об услуге.

— Да — ответил Филонов.

— Артем Андреевич, а вы не могли бы взять из Архива историю болезни моего отца. Я хочу начать искать ответы оттуда.

— Хорошо. Я тебе наберу как только ее заберу. Но уверена ли ты в том, что хочешь все узнать?

— Да. — ответила я.

***
Через три часа история болезни моего отца была у меня на руках. Я так и несмогла ее открыть. Слишком больно было читать о папе. Я так и не смирилась с тем, что его и мамы больше нет. Мне их очень не хватает.

После окончания практики мы пошли в кафе, обсудить прошедший день.

— Здравствуйте- подошел к нам Олег Николаевич — меня три дня не будет, хотелось бы верить что вас это огорчило. Пока меня не будет, с вами будет работь Ирина Васильевна и мой хороший друг Курбатов Антон Валерьевич. — на этом все, отдыхайте.

От слов Авдеева мне стало как-то грустно. Не хватало еще влюбится в этого человека. Да он прекрасный хирург, но какой он человек вне стен хирургического отделдения? Пока я вижу лишь грозного, вечно чем-то недовольного мужчину, который либо зло шутит, либо хамит.

Хоть на днях я и видела с какой заботой он разговарил со своим пациентом Матвеевым.

Немного помедлив, я встала из-за стола и пошла за ним. Мне хотелось еще немного побыть с ним. Может он смог бы посмотреть историю болезни моего отца и объяснить мне, почему Ломов п\ять лет назад не смог его спасти. Мне казалось, что Авдеев не откажет. Тогда бы возможно я поменяла бы о нем свое мнение, как о человеке.

— Олег Николаевич- позвала я Авдеева на улице.

— Да, доктор Немова- у вас что-то срочное?

— Вы не могли бы посмотреть одну историю болезни. Этого человека не стало пять лет назад.

— Доктор Немова, если она ждала пять лет, то может подождать еще три дня. Всего доброго- сказал Авдеев и ушел.

Да, я была права. Не всем дано видеть доброго Авдеева. Большинству грозит видеть именно строгого, замкнутого человека, который идеально оперирует, и трепетно относится только к своей работе.

***
На следующий день Авдеева не было на работе. В больнице стало как-то тихо без его саркастических шуток и его ворчания.

Ирина Васильевна в этот день водила нас на операцию, которую делал дежурный хирург отделения. Всем очень понравилось, правда Вике стало плохо от вида крови, и она единственная, кто не наблюдал операцию полностью.

Уже после практики мы с Лерой пошли в кафе, а вечером договорились сходить в клуб.

***
Дом Ломовых

— Алена Вячеславовна, я буду поздно. — сказала я своей мачехе. — Мы с ребятами решили сходить в клуб.

— Хорошо, Катя. — ответила мачеха и ушла в свой кабинет.

После того как я предупредила Алену Вячеславовну, решила зайти проверить Женю.

— Привет — Привет, ответил мне братик. — Жень, ты чего не спишь?

— Да сейчас дочитаю и спать. Компьютер был сегодня только для написания реферата.

— Молодец. Ладно, я пошла, не сиди долго.

— Хорошо тебе отдохнуть — сказал братик.

Я поцеловала брата в щеку и закрыв дверь в его комнату ушла к Лере и другим ребятам.

В это же время в комнате Кати Игорь обнаружил историю болезни ее отца, и просмотрев ее вырвал из нее какую-то страницу.

Глава 7

Катя

Сегодня я набралась смелости открыть историю болезни своего отца.

То, что я узнала, добавило лишь больше вопросов. Самый главный из них — Почему Александр Петрович не рассказал мне, что это он оперировал моего отца. И почему он его не спас.

Что бы ответить на эти вопросы, я решила узнать, работают ли в больнице те люди, что ассистировали Ломову пять лет назад во время той операции.

Ответить на эти вопросы могла лишь Галина Сергеевна.

— Галина Сергеевна, здравствуйте. А вы помните всех, кто ассистировал Ломову во время операции моего отца?

— Здравствуй, Катя. — Да. Но никто из них уже больше не работает в этой больнице. Да и в живых их нет, кроме анестезиолога. Апанасенко Артур Викторович.

— Спасибо. А где он сейчас?

— Уехал, то ли в Америку, то ли в Германию.

— Понятно, — ответила и я, и, поблагодарив еще раз за информацию пошла к Игнатову.

Матвей Антонович был еще в реанимации. Авдеев принял решение оставить его там, чтобы проследить за ритмом сердца и состоянием швов.

— Здравствуйте, Матвей Антонович. Как ваше самочувствие?

— Здравствуйте, Катя. — Да, все хорошо. Спасибо, что рассказали моему сыну, о том, что я в больнице.

— Он к вам приходил?

— Да, его впускали. Он хочет перевезти меня в другую клинику.

— Почему?

— Он мне не говорил.

— Ну, в любом случае, данный вопрос будет решать ваш лечащий врач. — Отдыхайте.

На выходе из реанимации я встретила Сергея.

Мы с ним обсудили состояние здоровья его отца. Он спрашивал о лечащем враче Матвея Антоновича, чтобы поговорить с ним о транспортировке Игнатова старшего в другую клинику.

Я честно и спокойно ответила на все его вопросы и пообещала, что как только Авдеев выйдет после выходных, я ему позвоню.

Неожиданно зазвонил мой телефон. Странно, номер был незнакомым.

— Алло — ответила я.

— Здравствуйте, Катерина. Я хотел бы встретиться с вами. У меня есть информации о смерти ваших родителей.

— Кто вы?

— Это не важно. Если хотите знать интересующую вас информацию, то приходите сегодня одна в кафе "Севилья".

Я хотела узнать больше об этом человеке, но звонок уже был завершен.

— Катя, у тебя все хорошо? — это подошел Леша.

— Ой, привет. Мне сейчас звонил мужчина. Возможно это тот человек, что был на могиле родителей. Он хочет со мной встретиться.

— Как думаешь, кто он?

— Не знаю. Но, Галина Сергеевна говорила, что анестезиолог, который присутствовал на операции, жив. Может он вернулся в город?

— А если нет? Может не стоит тебе идти туда одной.

— Я пойду. Мне важно знать ответы на вопросы. А ты мой друг, попробуй найти информацию на Апанасенко Артура Викторовича. Это будет очень хорошая помощь от тебя.

— Хорошо.

****
Позже, тот же день.

— Доктор Немова, — шепотом произнес голос, который за это время я не спутаю ни с кем другим.

— Олег Николаевич, здравствуйте, у вас еще день отгулов, — немного смущаясь и радуясь одновременно ответила я.

— Да, только вы не выдавайте меня, пожалуйста. Я заключил пари, что в больнице до конца отгулов не появлюсь.

— Страшно представить, что будет в случае проигрыша.

— Не то слово, — с улыбкой ответил Авдеев.

Было не привычно видеть его улыбающимся. Обычно он грозный, а тут прям светится.

— Вы мне хотели показать какую-то историю болезни? — отвлек от моих мыслей Авдеев.

— Да, только она не с собой. Могу принести завтра.

— Хорошо, а завтра я как раз выхожу полноценно на работу.

Во время разговора Кати и Олега за ними наблюдала Лена Старшова.

— Красиво смотрятся вместе, не так ли? — спросил Игорь Ломов, подойдя к Старшовой и наблюдая ту же картину, что и она.

— Не понимаю, о чем вы, — ответила доктор Старшова.

— А мне кажется, понимаете. А еще я думаю, что и вам и мне важно, чтобы моя сестричка и Олег Николаевич, не смогли быть вместе.

— Я не понимаю при чем тут вы? В остальном я разберусь без вас. Всего доброго.

— То есть, разговора не будет.

— Правильно понимаешь. Свои личные дела я привыкла решать сама.

***
Олег

Права была Ирина Васильевна, долго дома я сидеть не смог. Тем более что, больному Матвееву, которому сделали операцию, предстояло провести еще одну процедуру. Для нее я планировал взять ассистентом одного из студентов.

Осторожно пройдя по коридорам, и оставаясь незамеченным, я шел в свой кабинет, чтобы переодеться и уйти домой.

Но, пришлось немного задержаться. Я видел, как недалеко от меня шла Катя Немова. Сегодня она была улыбчива. Я не смог сдержаться и шепотом позвал ее.

— Доктор Немова.

— Олег Николаевич, здравствуйте, у вас еще день отгулов, — немного смущаясь, и радуясь одновременно, ответила она.

Так приятно было видеть ее улыбку и искорки в глазах. Такой она нравилась мне еще больше. Мне хотелось ее обнять, но я не мог сделать это в стенах больницы. Пока не мог.

— Да, только вы не выдавайте меня, пожалуйста. Я заключил пари, что в больнице до конца отгулов не появлюсь. — Все-таки смог ответить я, прерывая поток своих мыслей.

— Страшно представить, что будет в случае проигрыша.

— Не то слово. — Вы мне хотели показать какую-то историю болезни?

Я помнил, что ей было важно узнать мой совет по этому поводу.

— Да, только она не с собой. Могу принести завтра.

— Хорошо, а завтра я как раз выхожу полноценно на работу.

Мы еще поговорили о том, как самочувствие больного Игнатова. Я узнал от Кати, что пришел его сын и хотел со мной поговорить о транспортировке отца в другую клинику.

Я понимал, что это его право, и что после трех операций, которых могло, и не должно было быть, доверие к врачам у него подорвано. Поэтому, когда Катя передала мне все пожелания Игнатова младшего, я дал добро.

Аккуратно пройдя в ординаторскую, я проверил карточки с историями болезни своих пациентов. Но оказалось, что придти незамеченным не получилось. Ко мне пришла Лена.

— Олег — обратилась она ко мне- у меня есть пациент, который работает оператором в турфирме. Так вот он предлагал туры в Крым. Поехали?

— Нет, спасибо, не хочу.

— В Крым не хочешь? — удивилась Лена.

Ответить ей я не успел. В дверь постучали.

— Войдите.

— Олег Николаевич, к вам Сергей Матвеевич. — Зайдя в кабинет, предупредила меня Катя.

— Здравствуйте, вы хотели со мной что-то обсудить?

— Так вы тот самый врач. Объясните мне, почему отцу пришлось перенести три операции? Я заберу его из этой клиники, тем более, что сейчас ему уже лучше. Прошу вас подписать справку о транспортировке в другую клинику. Надеюсь, там его долечат качественнее, чем тут.

— Хорошо. — Ответил я. Больше я объяснять не стал, видя, что Сергей не настроен на спокойный диалог.

Пока я подписывал необходимые документы, я видел, что Катя ожидала совсем другого разговора между мной и Сергеем. От её хорошего настроения не осталось и следа.

— Олег Николаевич, простите, я не думала, что так будет.

— Доктор Немова, иногда благодарность пациентов бывает именно в такой форме. Привыкайте, часть профессии. Кстати о профессии. Завтра я провожу санацию Матвееву. Готовы ассистировать?

Я не знаю, зачем я ей задал этот вопрос. Возможно, чтобы позлить Лену. А может просто отвлечь Катю от мыслей о том, что родные пациентов не всегда готовы целовать руки хирургам или другим врачам, за спасение их близких.

— Спасибо, да. Я буду ассистировать вам.

Немного смущаясь и краснея, Катя попрощалась и вышла из кабинета.

Но вот то, что я узнал о ней позже, поставило под сомнение ее возможность ассистировать мне на любой операции во время этой практики, да и возможности работы Немовой с пациентами в принципе.

***
Катя

Сегодня я ассистирую Авдееву. Было очень неожиданно услышать от него такое предложение, потому что мне казалось, что он ненавидит студентов.

Как обычно утром мы всей группой собрались возле автомата с кофе. Там же нас ждал Авдеев.

— Доброе утро. — Поприветствовал он нас. — Сейчас вы все идёте по своим больным. Доктор Немова, больного Игнатова сегодня перевозят в другую клинику, поэтому у вас больная Пермитина. И еще вы мне сегодня ассистируете. Не забыли?

Это было сказано очень мягко и с улыбкой. Странно, когда он разговаривает с другими, тон совершенно другой. Или мне просто кажется? Нельзя в него влюбляться, нельзя. Привидится же такое.

— Нет, отвечаю я, после того как отбросила ненужные мысли.

Но к нему меня тянуло. И это пугает.

— Ну, тогда, все. — И ушел.

Мы все разошлись по больным.

***
— Катя, подожди — подозвал меня Игорь. — Ты разговаривала с отцом?

— Прости, я не понимаю, о чем?

— О том, что он оперировал твоего отца.

— Игорь, откуда ты знаешь?

— Видел историю болезни. Прошу тебя, не лезь в эту историю, отцу итак тяжело. Все это время он винит себя в том, что не смог спасти друга. Но он не виноват, прочитай внимательно заключение патологоанатома.

— Игорь, тебе не понять. Там что-то не так. Прошу тебя, не вмешивайся. Я в любом случае поговорю с Александром Петровичем.

Зло посмотрев на меня, он ушел.

Я же, взяв историю болезни своего отца зашла в кабинет где у нас проходили занятия в Авдеевым.

Но прочитать заключение патологоанатома не получилось. Его кто-то порвал.

— Катя, вот ты где. — Возмущенно обратилась ко мне Лидочка Стрижова. — Быстро собирайся, ты же ассистируешь Авдееву.

Когда я уже была полностью подготовлена, вошел хмурый Авдеев.

— Олег Николаевич — обратила на себя его внимание.

— Доктор Немова, а почему вы мне не сказали, что принимаете антидепрессанты?

— Олег Николаевич, но я не принимаю антидепрессанты. Только успокоительные, прописанные врачом. Они безобидны.

— Мне не важно. Вы должны были меня предупредить. — Я вас отстраняю от практики и от участия в операции. Вы свободны. Свое решение о том, что вы будете делать дальше, я сообщу позже.

Что это было? Какие антидепрессанты? Кто ему сказал и главное, почему он поверил?

Расстроенная я вышла из операционной и пошла ждать всех в отведенном для нас кабинете.

Глава 8

Следующий день

Олег

Операция прошла успешно. Но с Катей она прошла бы еще лучше. Я вижу в ней хорошего врача, такого кто сделает все качественно.

Но вот то, что она принимает Глирикум, это странно.

Пришлось отстранить ее. Не потому что я поверил одному из студентов ее группы, нет, мне нужно узнать, почему она пьет успокоительные.

А пока пусть поработает в ординаторской рядом со мной. Будет перебирать карты пациентов, и переносить данные в электронный вид.

— Олег Николаевич — позвала меня Галина Сергеевна — подойдите, пожалуйста.

— Что случилось?

— Пришли анализы Пермитиной. Назначенный вами Цефтриаксон не помогает.

— Странно. Будем разбираться. Я к Жуковой, если что звоните.

— Олег Николаевич, ну как там Пермитина? — Спросила Жукова, как только я зашел в кабинет.

— Состояние ухудшилось. Я еще думаю над тем, что сделать.

— Познавательно, ну ладно. Значит поступившего отдадим Аркадию Семеновичу. — Ответила Жукова.

_______

Катя

— Ребят, будите Федотова, скоро Авдеев придет — зайдя в кабинет, попросила Вика.

— Это бесполезно — ответил мой братик.

— Не, сейчас разбудим- с лёгкой улыбкой ответил Ваня Смирнов. — Эй, фельдшер, на вызов пора.

— Как на вызов — быстро поднялся Федотов. — Стоп, какой вызов, Ваня, ты совсем, дай поспать.

— Вставай, Авдеев идет.

— Да все, проснулся я уже — хмуро ответил Толя. Поработай с мое, тоже спать так будешь.

Как раз в этот момент зашел Авдеев.

— Итак, сегодня разбираем аппендэктомию. Обнаружение, симптомы и осложнения после операции.

Лекция была очень интересной. Олег Николаевич подробно рассказал про воспалительный процесс, про методы оперативного вмешательства и восстановительный период после операции.

Так же про разновидности воспаления и про последствия не вовремя оказанной медицинской помощи.

— На этом наш теоретический материал завершен, но не надейтесь, что после даже подробного моего описания, вы сможете провести аппендэктомию.

— А если я, например, буду единственным врачом, который сможет помочь больному с перитонитом, например — спросил Смирнов?

— Тогда лучше смерть — ответил Авдеев.

— Кстати, от чего может наступить смерть после аппендэктомии?

— Послеоперационная инфекция — ответил Рудик — спасибо доктор Шварц, но я спрашивал у Смирнова.

— Но есть же антибиотики — продолжил Рудольф, — например Цефтриаксон.

— Вы правы, вот только гарантии нет. Каждый организм индивидуален и даже самый сильный антибиотик может не помочь. В то время как антибиотик раннего поколения, поможет в выздоровлении.

— Итак, вернемся к практике. — Доктор Рудянский и доктор Шелестова в перевязочную, доктор Капустина и доктор Смирнов в процедурный, доктор Шварц и доктор Горина на внутривенные уколы. Доктор Федотов вы возьмете больного из 3 палаты — Заречный. А доктор Немова поможет сегодня разобрать карточки пациентов и перенести необходимые данные в электронный вид.

— Да почему, она что машинистка? — возмутился мой друг Алексей.

— Я все сказал. По местам.

До конца дня я распечатывала выписки. Чаще всего я слышала фразу о том, что почерк у врачей докторский, но я разберусь.

__________

Олег

Когда я озвучил свое решение при всех, касаемо Кати, я заметил, что, она приняла это без радости.

Но пока я не могу допустить, что бы она уснула прямо во время операции или допустила ошибку, которая будет стоить жизни пациента.

У нее еще вся жизнь впереди, и, если она сейчас допустит ошибку, даже ее упертость не поможет ей перенести такой удар.

— Олег Николаевич- встретила меня Ирина Васильевна — что у вас с Пермитиной? Ошибки в анализах не было?

— Нет, Ирина Васильевна. Антибиотик я заменил.

— Ну хорошо.

Я прошел спокойно всех больных.

Мне еще было не понятно, почему такой хороший антибиотик не сработал. Зная, что все лекарства Ломов покупает через фирму жены, я надеялся, что препараты поступают качественные.

Но почему же в этот раз лечение не дает результатов?

Думая об этом, я решил позвонить своему другу. У него как раз в одной из лабораторий работал брат.

— Привет Антох, как будет свободное время, забеги пожалуйста.

Антон не стал отказывать, и я уже было пошел в ординаторскую, где Катя перепечатывала выписки, как меня вновь остановили.

— Доктор Авдеев — позвал меня Филонов — можно вас на пару слов.

— Да, я вас слушаю Артем Андреевич.

— А можно узнать, почему вы отстранили Катю от практики?

— Катю? А, доктора Немову, потому что она не предупредила меня о том, что принимает антидепрессанты.

Хоть я и понимал, что это не так. Да и если бы это было так, то Филонов не стал бы спрашивать меня об отстранении. Поэтому я решил спокойно послушать, подтвердит он версию Катиного одногруппника или опровергнет.

— Доктор Авдеев, — продолжил в это время Филонов — я еще в здравом уме. Это я назначил Кате успокоительное. Оно не страшнее валерьянки.

— Но почему она меня не предупредила?

— Олег Николаевич, вы замечательный хирург, но как человек очень черствы. Смею предположить, что вы даже не спрашивали ее о том, принимает ли она какие-нибудь препараты.

А он ведь оказался прав. За те два года, что я работаю в хирургическом центре, я жил только работой. С Леной у нас только интим и не более. Но Катя все во мне перевернула.

— На счет доктора Немовой я уже принял решение.

— Позвольте узнать какое же?

— Думаю это очевидно. Всего доброго.

Филонов по-отечески похлопал меня по плечу, и мы разошлись.

Мне быстрее хотелось пойти к Кате и сказать ей, что завтра она сможет вновь приступить к работе с пациентами.

Глава 9

Катя и Олег

День подходил к концу. От набора текста уже плясали мушки в глазах и болела спина. Спасительный звонок позволил мне отвлечься.

— Да, алло. — Привет, Леш, кофе? Да, спасибо. — Да, с сахаром. Все прости, мне пора работать.

— Катенька, прости. — извинился Филонов входя в ординаторскую.

— Здравствуйте Артем Андреевич.

— Я отвлеку тебя ненадолго. — Как твое самочувствие? Ты что-то узнала из истории болезни?

— Да, но вот только заключения патологоанатома с истинной причиной смерти не было.

— Странно. Ты думаешь, что это сделал Ломов? Но зачем?

— Но ведь заключение бросало тень на хирурга, делавшего операцию.

— Катя, не делай поспешных выводов. Заключение могли забрать для свидетельства о смерти, а потом не вернуть. — Кстати, я поговорил с Авдеевым. Он все понял.

— Спасибо Вам Артем Андреевич, он бы и сам додумался. Просто у него такой характер.

— Раз так, то я пойду.

Я проводила Филонова и продолжила работу с картами пациентов. Алексей, как и обещал, занес мне кофе, после чего работать стало намного легче.

— Доктор Немова — вернулся Авдеев.

— Давайте, почерк же у вас конечно докторский, но я разберусь. — Решила съязвить я.

— Что? — удивился Авдеев. — А, нет. Мне нужно с вами поговорить.

***
— Салют — весело зашел мужчина в кабинет.

— Привет — отвечает ему Авдеев.

— О, у нас новый врач, представишь?

— Знакомься, это… — Не надо, ты это делать не умеешь. — прерывает Авдеева вошедший мужчина.

— Курбатов Антон, можно просто Тоха. А вы, доктор… — Я не доктор, я машинистка. — Отвечаю я.

— Это моя студентка Тох. — Вот почему мне не дают таких студенток. — Сокрушенно выдыхает Курбатов. — Отпусти девочку на перерыв, поговорить нужно.

— Доктор Немова, идите прогуляйтесь.

— Я вырвал Вас из лап этого дикого зверя, не забудьте про это — весело проводил меня Антон. — Она хорошенькая, присмотрись.

— Антон, ты вроде поговорить хотел. Да и у меня к тебе просьба есть.

— Валяй.

— Ты вроде говорил, что у тебя брат в горздраве. Нужно сделать экспертизу Цефтриаксона. Организуешь?

— Ого. А нам такое не дают. — Олег, а продукт то подделка. Брат на таком собаку съел. Когда результат нужен?

— Ну чем раньше, тем лучше.

— Ну для тебя не проблема.

— Отлично. А у тебя какой вопрос?

— У меня есть пациент Волошин. Мы его уже и так и эдак обследовали, ну не по нашей части он. Возьми к себе.

— Ну, давай, посмотрим твоего Волошина. Вот только после ситуации с Цефтриаксоном, что-то я сомневаюсь в том, что я лучший.

— Не сомневайся, лучший. Я тебе позвоню, как будут результаты.

Через какое-то время я опять попробовал поговорить с Катей. Аккуратно подойдя к ней, я начал:

— Доктор Немова, мне нужно Вам сказать важную новость…

Катя в этот момент очень внимательно наблюдала за Олегом. Не привычно было видеть его таким. Он волновался. Человек, который может решительно сделать сложную операцию, вдруг ведет себя как подросток. Странно.

Но нас опять прервали.

— Да, Авдеев, слушаю. — Значит все-таки фуфло? — Ну, спасибо. Отправь, пожалуйста, результат на факс Ломова, я заберу и сразу к нему. — Я тоже не подарок, присылай сегодня.

— Доктор Немова… — Продолжил Авдеев.

— Добрый день. — Зашла Лена Старшова. — Не помешала?

— Нет, ответила Катя.

— Олег, пойдем, кофе попьем.

— Ну, в принципе я не против. Только мне надо к Ломову, да и так работы много. Давай потом.

— Ну, пойдем, провожу тебя. — Промурлыкала Лена.

В приемной Ломова я забрал заключение по антибиотику, но самого Ломова не застал.

Принести извинения Кате тоже не получилось.

Глава 10

Олег

Утром, перед началом практики, я встретил Катю и сказал ей, что она может вернутся к работе с пациентами. Еще до разговора с Филоновым я понял, что, Катя не из тех девушек, которые пьют антидепрессанты. Было приятно наблюдать за тем, как, на ее лице появляется улыбка и краснеют щеки под моим серьёзным взглядом.

В течение дня мне предстояло сделать три операции. Все они были сложные.

Выйдя из операционной, я встретил Смирнова и Рудянского.

— Олег Николаевич, можете нами гордиться. Мы сами, без вашей помощи отвели больную в процедурный кабинет, где она сдала кровь на Ренин.

— Молодцы. А теперь вернитесь сначала в процедурный и извинитесь за испорченный материал. А потом перед пациенткой, за то, что зря расковыряли вену. И запомните, в условиях стационара Ренин берут, сразу же после пробуждения, не поднимая пациента с кровати. Все ясно?

Оба расстроенные кивнули мне, и пошли извиняться.

Настроение они мне, конечно, подняли, а себе получили опыт в заборе анализов. Пригодится.

Отдав на пункт медсестры заполненные, и проверенные карты пациентов, я собрался идти в ординаторскую. По дороге я встретил Катю.

— Доктор Немова, — как ваши дела?

— Олег Николаевич, у Пермитиной все хорошо, температура не поднималась.

— Доктор Немова, а у вас как дела?

Катя мило улыбнулась и покраснела. В глазах плясали лучики счастья. Неужели ей было так же приятно разговаривать со мной, как и мне с ней. Если бы мы были не в больнице, уже бы обнял ее. И не только. Хотелось ощутить теплоту ее губ, прикоснуться к ее коже, почувствовать какая она.

— У меня все хорошо — услышал я ее ответ, после того как пришел в себя после своей фантазии.

— Да, Авдеев, слушаю. — Ответил я на не вовремя поступивший звонок. — Иду.

— Простите доктор Немова. Как вы смотрите на то, чтобы в обед нам попить кофе вместе?

Катя смутилась еще больше и ответила так, что услышать ее мог только я:

— Я не против.

— Тогда встретимся у входа в больницу. — Так же шепотом ответил ей я.

Она не против. Уже хорошо. Начнем с кофе, а дальше время покажет.

***
Олег

— Александр Петрович, вызывали. — зашел я к Ломову.

— Да, присаживайтесь. Мне передали, что вчера вы меня хотели видеть, по какому вопросу?

— Александр Петрович, посмотрите на этот документ- я передаю ему заключение экспертизы о том, что Цефтриаксон в нашей больнице — подделка.

— Так, и какое отношение это имеет к нам?

— Этим антибиотиком я лечил больную, и чудом мне удалось избежать сепсиса. Экспертиза сделана в горздраве.

— Что вы от меня хотите, Олег Николаевич? — уже багровея, спросил Ломов.

— Предлагаю собрать весь Цефтриаксон по больнице и проверить, пока у нас люди не начали умирать от лечения. Иначе я буду вынужден сообщить в облздрав.

— А без угроз вы не можете? Хорошо. Спасибо за сигнал. — И прошу Вас, Олег Николаевич, никому не сообщайте о данной ситуации. Может лишь одна упаковка была такой.

— Конечно, Александр Петрович.

Из кабинета Ломова я ушел в ординаторскую, где почему-то был Рудянский.

— Доктор Рудянский, а что вы делаете? Неужели решили узнать больше о болезни пациента, которого я вам дал?

— Ой, Олег Николаевич, простите. Да, я уже нашел, спасибо.

После его ухода я отключил все приборы и переодевшись собрался уходить.

— Привет. Ты далеко? — В кабинет зашла Лена.

— Да знаешь, надоело пить кофе из стаканчиков, пойду попью нормальный. Составишь компанию?

Ох, зря я это спросил.

— Нет, прости, сейчас не могу.

— Ну, значит в другой раз.

Можно выдохнуть.

Попрощавшись с Леной, я вышел к главному входу больницы.

***
— Катя, пойдем, кофе попьем? — пригласили меня одногруппники.

— Пойдемте. Я позже подойду, идите без меня.

— Леш, тебе удалось найти что-то?

— Нет, Авдеев зашел, и я не смог ничего найти.

— Ладно. Иди с ребятами.

На главном входе меня уже ждал Олег Николаевич. Я подошла к нему, и мы вместе пошли пить кофе.

— Олег Николаевич- спросила я позже — А можно поработать в ординаторской?

— Можно — заодно мне будет что соврать Ирине Васильевне о том, почему я никак не допишу свою статью.

— Спасибо.

— Да не за что.

Время пролетело незаметно. Мы разговаривали о пациентах, о моем самочувствии и о погоде. Было очень хорошо, но увы, пора было возвращаться к практике.

Глава 11

Катя

Информацию о анестезиологе я так и не нашла. Его и правда будто не существовало. Да и о других из команды Александра Петровича информации не было.

После практики я поехала в «Сивилью» и встретилась с человеком, который обещал рассказать о гибели родителей.

— Катя, обратился он ко мне.

— Вы что-то знаете про моих родителей?

— Что-то знаю. Много чего знаю.

Он говорил загадками. А потом резко встал, оставил деньги за свой заказ и ушел.

— Подождите, но вы же не ответили на мой вопрос.

Когда я обернулась в сторону, куда он ушел, я заметила, что в кафе зашла Алена Вячеславовна.

— Катя, что ты тут делаешь?

— Алена Вячеславовна, здравствуйте Мне звонил какой-то человек и говорил, что знает причину, по которой произошла авария. Сегодня он назначил мне встречу тут. Вы с ним разминулись.

— Катя, когда он позвонит в следующий раз, скажи мне сразу, пожалуйста. Он что-то сказал?

— Нет, он ушел сразу, как увидел вас. Вы знакомы?

— Нет. Будь осторожна.

Что-то в ее глазах подсказывало, что она мне недоговаривает, скрывает.

— Хорошо. Пойду, завтра рано на практику.

— Пойдем- ответила мачеха, поедим уже дома.

***
— Кать, а это и был тот незнакомец, который тебе звонил?

— Подожди, Леш. Ты следил за мной?

— Переживал. Так это он?

— Да. Но он мне ничего не ответил.

— Странный он какой-то. Может он и не связан с той историей. А просто маньяк какой-то.

— Думаешь? А еще он знаком с Аленой Вячеславовной.

— А почему ты так решила?

— Ну смотри. Мы с ним разговаривали, и как только она вошла в кафе, он сразу ушел.

— Будь осторожна.

— Хорошо. Пошли уже на практику. Авдеев не любит, когда опаздывают. Кстати, если этот незнакомец действительно не знает ничего про родителей, то остается только история болезни. А я ее так и не показала Авдееву.

— Покажешь. Пошли уже.

_______

Олег

— Ирина Васильевна, как хорошо, что я успел.

— Что случилось, Олег Николаевич?

— Доктор Курбатов передал мне одну очень интересную историю болезни.

— И что интересного? Гепатит. Это не наш больной.

— А вы посмотрите на анализы.

— Так. Ого. Прям как по книге. Ну, хорошо. Берите этого больного. Да, и еще. К Пермитиной жених пришел, я разрешила. Обещал быть как мышка.

— Хорошо. Спасибо, Ирина Васильевна.

— Идите, куда шли.

После обхода пациентов я решил зайти в Пермитиной. С ее удачей, лишний контроль не повредит. И оказалось, что я не зря зашел.

— Так, здравствуйте. А что тут происходит?

— Олег Николаевич, а мы тут это, хот доги едим.

— Пермитина, у вас диета, какие хот доги? — Николай, вы хотите, чтобы вашу невесту кормили через трубочку?

— Мне разрешили.

— Вам разрешили присутствовать, а не ходить по отделению.

— Но Светочке нужны положительные эмоции.

— И вы решили, что хот дог — это положительные эмоции. Смею вас огорчить, нет. Светлане уже можно вставать, поэтому берем невесту и начинаем потихоньку ходить. Только потихоньку. Все ясно?

— Хорошо. Спасибо.

— Надеюсь на ваше понимание. И если уж хотите что-то принести, то витамины очень подойдут. Например, их очень много в яблоках и апельсинах. Вот это пожалуйста.

— Я понял. — Ответил Николай.

Выйдя из палаты, я направился в лекционный кабинет. Сегодня наметилась очень интересная тема для обсуждения со студентами.

Но на пол пути, меня вызвали к Ломову.

— Александр Петрович, пришли результаты экспертизы?

— Да, Олег Николаевич. Как видите, оставшиеся упаковки не подделка.

— Странно. Очень странно.

— Олег Николаевич, документ не подделка. Экспертиза проведена. Препарат соответствует описанию. Впредь, перед тем как что-то сделать, приходите ко мне.

— Конечно. Но если бы я давал пациентке это, то она давно уже выписалась.

— В лаборатории не дураки сидят.

— Ну естественно. Главный дурак тут я. Скандалы выискиваю, операции делаю, компромат на честных людей выискиваю.

— Это вы так пытаетесь извиниться? В таком случае, не стоит.

— Ну что вы, примите мои глубочайшие извинения. Только вопрос, — чем же я лечил Пермитину?

Ответа я не дождался. Просто вышел из кабинета.

***
Катя

Я все думала о человеке, с которым разговаривала в кафе. А может это тот самый анестезиолог?

— Галина Сергеевна, а у вас нет фотографии команды, которая оперировала 5–7 лет назад.

— Нет, Катенька. Мы никогда не фотографировались и данными не обменивались. Зачем тебе?

— Просто я видела человека. Думала, что, посмотрев фотографию, пойму он это или нет.

— Прости, тут я тебе не помогу.

Уже на занятии:

— Ставлю задачу- говорит Авдеев- больной с желтушным цветом кожи, боли справа и тошнота. Как думаете- что это?

— Так гепатит- отвечает Игорь.

— Только какой, их семь разновидностей — вставил пять копеек Рудольф.

— Так, какие предложения по выявлению типа гепатита?

— Анализы на вирусы и билирубин.

— Вирусов нет- отвечает Авдеев, билирубин в норме.

— Какого гепатита? — спрашивает Смирнов.

— Никакого. И в этом весь интерес. — задумчиво говорит Авдеев. — Больного перевели из гастроэнтерологии.

Всю лекцию я сижу и улыбаюсь. Так приятно за ним наблюдать.

— Так что, какие еще идеи?

— А может механический гепатит? — предполагает Федотов.

— Так, подробнее- просит Авдеев. — Поясняйте.

— Ну все что не делают вирусы делает водка. Или опухоль- поддерживает его Рудольф. — Только если опухоль не операбельна, то лучше не лезть.

— Как это не лезть? — возмущается Федотов- если есть шанс, то можно и нужно помочь.

— Замечательно. Если мне нужен будет ассистент, то я обращу на вас внимание, доктор Федотов- отметил Авдеев.

— Олег Николаевич, а кем больной работает? — обратила я на себя внимание Авдеева.

— Хороший вопрос, доктор Немова. Правильный вопрос. Мы и правда лечим человека. И вот эту всю информацию будет узнавать доктор Капустина.

— Олег Николаевич, анализы Волошина. — обратила на себя внимание вошедшая медсестра.

— Ну что там? — спросила я.

— Ну что, это не механический гепатит. Это намного хуже. На этом заканчиваем занятие. Все по больным.

Глава 12

Олег

После лекции я вновь провел обход больных. Экстренных случаев не было.

— Господа студенты, вам заняться нечем?

— Олег Николаевич — ответил Рудянский- мы пациентов опросили. К операциям вы нас не допускаете.

— Значит хотите ассистировать.

— Да, ведь теория без практики мертва — ответил Ломов.

— Запомните этот день. В этот день вы окончательно меня достали. И еще. Я уже выбрал тех, кого рассматриваю в качестве ассистентов.

— Кто же? — спросил Шварц.

— А их как раз здесь нет. И не кучкуйтесь вы тут. Займитесь наконец делом.

__________

Катя

Лера передала мне слова Авдеева.

Ассистировать ему на операции было бы очень интересно. Да и я уже не волнуюсь, так как после лечения у Филонова, я стала лучше спать.

Перед тем как идти домой, еще раз проверила свою пациентку.

Возле дома стояла машина незнакомца, с которым мы виделись ранее. Он просто сидел и наблюдал за домом, а увидев меня сразу уехал.

Дома я проверила Женю и узнала о его успехах в школе.

Ночью мне снился Авдеев. Мы поздоровались в коридоре больницы, а потом он прижал меня к стене, взял в свои руки мое лицо и поцеловал. Я ответила на его поцелуй. Он был нежный, от него у меня подкашивались ноги и по телу бежали мурашки.

— Какая же ты сладкая…Как же ты мне нравишься. — говорил нежно Олег.

Ответить я не успела. Звонил будильник.

Позавтракав, я уехала на учебу. С мачехой мы больше не разговаривали о том незнакомце, и я ей не говорила о том, что он приезжает к нашему дому.

— Леш, привет. Вчера вечером тот человек был возле дома Ломовых. Я смогла его сфотографировать, когда он курил у машины. Можешь попросить своего друга поработать над фотографией?

— Привет, Катя. Да, могу. Что будешь делать с ней потом?

— Покажу Галине Сергеевне.

— Понятно. Пойдем на занятие.

На лекции Авдеев показывал результаты МРТ Волошина.

— Итак, возможно у Волошина рак.

— Обидно- ответила Капустина- такой хороший дядька. Точно рак?

— Проведем биопсию и узнаем. И чего сидим?

— Может потому что у нас занятие? — ответил Игорь.

— А, ну, тогда приступим.

Лекция была интересной, но грустной. Никто не шутил, не спорил. Все думали о поставленной задаче.

Уже на следующий день Авдеев рассказал, что биопсия полностью исключила опухоль.

Позже он дал возможность Смирнову и Шварцу сделать новые предположения о болезни Волошина.

И если предположение Рудика его не впечатлило, то Смирнов предположил верный диагноз.

— У Волошина банальные глисты- эхинококк печени. Я это понял, когда он Капустиной рассказывал про собак, которых он дрессирует.

— А Ваня может быть прав. Нужно проверить кожно-аллергическую реакцию по Кацони и кровь на эозинофилы.

Я заметила, что Авдеев в этот момент сидел и улыбался мне, а еще очень внимательно слушал.

— Ну реакция будет положительная. Как и реакция на ваш ответ, доктор Немова.

Ух, после ночного сна, такой ответ Олега Николаевича, заставил меня улыбнуться и покраснеть.

Он подтвердил диагноз, предстояло лишь назначить операцию, на которую он собирался взять либо меня, либо Толю Федотова.

После лекции меня попросили зайти к Александру Петровичу.

— Александр Петрович, вы меня искали?

— Катя, ты меня прости, но я хотел бы узнать, зачем ты брала историю болезни своего отца? — Я хочу знать правду, ну или хотя бы попытаться ее узнать.

— Почему ты сразу ко мне не пришла. Я бы все тебе рассказал. — Тебе уже, как я понимаю, известно, что операцию делал я.

— Известно.

— Заключение патологоанатома ты читала.

— Нет, Александр Петрович, не читала. Его кто-то вырвал из истории.

— И ты думаешь, что это сделал я?

— А что мне еще думать. Я пыталась найти людей, которые участвовали в этой операции. Но они все вами уволены, а кого-то уже и в живых нет.

— Да что ты себе позволяешь, Катя. — Багровея, кричит Александр Петрович. — Не придумывай то, чего нет.

— Я не придумываю. Как только я стала искать информацию о гибели родителей, мне стали звонить и следить за мной, пытаясь что-то рассказать. — Ответьте мне только на один вопрос, вы сделали все возможное, чтобы спасти моего отца?

— Он мой лучший друг, именно поэтому я взялся за операцию. — Александр Петрович стукнул кулаком о стол, что я подскочила на месте. — Ты понимаешь?

— Ну может там имела место врачебная ошибка?

— То есть ты предполагаешь, что я допустил ошибку и таким образом скрыл ее? Ты, которую я считаю родной дочерью, говоришь мне такое. Уйди и подумай о том, что ты сказала. Хорошенько подумай, Катя.

После разговора с Александром Петровичем домой мне не хотелось, поэтому я позвонила Алене Вячеславовне и предупредила, что останусь сегодня помогать медсестрам.

— Катенька, конечно. Ты точно просто хочешь помочь или есть другая причина?

— Алена Вячеславовна, правда хочу помочь.

Я узнала у нее как там Женя и отправилась работать.

Глава 13

Катя

Пациентка, которую я вела, снова стала чувствовать себя хуже. На последнем осмотре вновь повышена температура.

— Ой, что-то вы зачастили к Светочке — сказал ее жених Николай. — И вы и Авдеев до вас заходил.

— Николай, покиньте палату на время осмотра- ответила ему.

— Светлана, у вас что-то болит.

Пермитина пожаловалась на боль в нижней части живота.

— Вот к вам только попади- подал голос Николай.

Я все-таки выпроводила его из палаты. После чего пошла звать Авдеева.

***
Олег

Дежурство, студенты, пациенты. Сейчас бы прийти домой и отдохнуть.

— Олег — зашла Лена — вечером жду у себя.

— Ну и зачем тебе уставший после дежурства мужчина?

— Приедешь и все узнаешь.

— Ой, простите- услышал я Катю.

— Доктор Немова, вы что тут делаете?

— Там Пермитиной хуже стало.

Ну вот, придется опять извиняться. Катя стояла, опустив голову и совсем без настроения.

— Сейчас подойду. — Ответил я. — Прости Лен, домашний вечер отменяется.

Когда я пришел к Пермитиной, Катя уже ждала меня там.

— Придется оперировать, — выходя из палаты сказал я.

— Оперировать? — удивилась Катя. — А что с ней?

— Абсцесс в подвздошной ямке*

— Абсцесс?

— Да. Если к утру лучше не станет. Так, а вам не пора домой?

— Нет, не пора.

Не в такой ситуации я с ней хотел провести время. Но раз выдался такой шанс, я пригласил Катю в ординаторскую.

— Доктор Немова, а вы знали, что врач — это убийца со знаком плюс? Резать, так наверняка.

— А вдруг ошибка?

— Ошибка у вас в слове вдруг.

Общаться с ней было легко. Да и в ординаторской она смотрелась куда гармоничнее чем Лена.

— Олег Николаевич, а помните я просила посмотреть одну историю болезни.

— Да, но так и не принесли ее. Так что за история болезни?

— Моего отца. Его оперировал Ломов Александр Петрович.

— Ломов. Доктор Немова, у меня не очень хорошие отношения с Ломовым. А хотя, давайте.

— Олег Николаевич, Пермитина сознание потеряла.

— Вот невезучая, что с операционными?

— Вторая свободна. — Готовьте.

— Ну что доктор Немова, готовьтесь, будете ассистировать.

***
Катя

Радость, восторг, не знаю. Я ему ассистирую.

Перед операцией он мне подмигнул, а я моргнула ему в ответ.

Как он оперирует. Четко, аккуратно. Сразу видно, что у него большой опыт.

— Устали? — спросил меня Авдеев после операции.

— Нет. Спасибо, что доверили шов наложить.

— Вы отлично справились. Теперь можете ехать домой, принять контрастный душ и рассказать своим, что сегодня участвовали в своей первой операции. И что-то мне подсказывает, что не в последней.

— Я не поеду домой, Олег Николаевич.

— Ну смотрите сами. Всего доброго.

Ему не понравился мой ответ. Но он все-равно ушел. Правда через минуту вернулся.

— Катя, вам нужно отдохнуть, поэтому, пойдемте.

— Куда?

— Смелее, все узнаете по дороге.

Авдеев привез меня к себе домой. Я приняла ванну, потом мы вместе приготовили ужин, поели, выпили за мою первую операцию.

— Вы обратили внимание, что всех я называю доктором- доктор Немова, доктор Капустина, доктор Шварц. Сегодня вы стали действительно доктором.

— Ну и если я правильно помню, то вы мне хотели показать историю болезни вашего отца?

— Да, вот держите Олег Николаевич.

— Ну а теперь спать. Я там вам все приготовил.

Я попыталась поспорить, но Авдеев рекомендательно отправил меня спать.

День был тяжелым, поэтому уснула я быстро. Но сегодня мне снова снилось как мы попали с родителями в аварию.

Проснувшись, я посмотрела на время. Было только четыре утра. Одевшись я вышла на кухню, где Олег Николаевич сидел и о чем — то думая курил.

— Ну что там? — спросила я.

— Катя, у вашего отца был ДВС-синдром это диссеминированное внутрисосудистое свёртывание крови.

— Это как?

— Редкое посттравматическое нарушение. Кровь перестает свертываться. Нужно проводить гиперкоагуляционные действия и вводить разжижитель крови.

— Александр Петрович все это сделал?

— Да, конечно. Но по всей видимости, вашего отца было уже не спасти.

Значит, я, зря его подозревала.

— Что вы сказали?

— Нет. Ничего. А если бы вы делали операцию?

— Исход был бы тем же. Александр Петрович сделал все возможное, что было в его силах. А пять лет назад он мог больше, чем сейчас.

Глава 14

Олег

Мы проговори с Катей еще час. Потом ей все-таки удалось поспать. Утром я приготовил нам завтрак, и мы собрались в больницу.

— Катя, что будете делать?

— Для начала прогуляюсь. А потом надо зайти к Ломову и извиниться. И спасибо вам.

— Ну если за ночлег, то это как раз тот случай, когда не за что.

— Тогда в двойне спасибо.

Уходя она поцеловала меня в щеку и ушла.

Я же, постояв еще минуту и смотря ей в след думал, что она пытается узнать и зачем?

***
Катя

Мне было стыдно, за те слова, что я наговорила Александру Петровичу.

Что бы набраться храбрости, я зашла к Свете.

Убедившись, что у нее все хорошо, я пошла к отчиму.

По дороге я встретила Лешу.

— Леш, привет.

— Привет, Кать. Держи фотографию. Вадик сделал.

— Ну вот, уже что-то можно узнать. А ты что, на занятия не идешь?

— Потом как-нибудь. С Авдеевым.

— Леш, ты чего?

Но ответа я не получила. Странно.

— Здравствуйте, Зина, а Александр Петрович у себя?

— Здравствуй, Катя. У него там жена. А что у тебя за история с Авдеевым?

— Простите, я позже зайду.

Не больница, а рассадник сплетней. Уже что-то придумали.

Да и в группе как-то странно все себя вели. Стоило зайти в кабинет, как все опустили глаза и замолчали.

На лекции вновь обсудили больного Волошина.

— Доктор Капустина, обратился Авдеев к Ксении, а это вы сказали Волошину, что 13 числа нельзя оперироваться?

— Почему нельзя?

— Не знаю. Он категорически против. И такие ситуации не редкость, о чем можете предупредить доктора Рудянского, который сегодня отсутствует.

— На этом все. Доктор Немова останьтесь.

***
Катя

— Да, Олег Николаевич.

— Вам удалось поговорить с Ломовым?

— Он был занят. Сейчас пойду.

— Сочувствую. Желаю удачи.

— Спасибо.

В приемной у отчима я уточнила не занят ли он. Как только узнала, что он свободен, я постучалась и зашла к нему в кабинет.

— Александр Петрович. Я перечитала историю болезни. Вы правда сделали все, что смогли. Простите, что я сомневалась в вас.

— Катя, я тоже хорош. Все в порядке и все будет хорошо. — Ты говорила, что какой-то человек тебя преследовал. Сегодня ты его не видела?

— Нет. Сегодня ничего не замечала.

— Ну хорошо. Иди. Домой сегодня придешь?

— Да.

Благодаря Олегу я нашла слова, которые позволили спокойно поговорить с Александром Петровичем. А после разговора остался вопрос, почему же мы тогда не смогли затормозить. У папы был большой стаж вождения и его просто не могло занести на дороге, даже если она была мокрой.

После всего я зашла в раздевалку. Там были Вика и моя подруга Лера.

— Девченки, вы домой?

Но ни Лера, ни Вика не обратили на меня внимание.

— Я вопрос задала?

— Кать, тебе правду сказать?

— Ну хотелось бы.

— Я думала, что ты нормальная. А ты ради карьеры пошла через одногруппника. Не ожидала от тебя такого.

— Браво, Вика- зашел Игорь- одно дело лезть, когда не просят, другое дело помочь, когда тебя попросили. — Тебя не просили. Все.

— Ладно Лера, пошли.

Что с ними? Почему простое ассистирование так всех против меня повернуло. Или это из-за того, что я потом поехала к Авдееву?

Ну ладно Вика, но Лера, с которой мы дружим и Леша, неужели они поверили в этот слух?

— Ты домой? — спросил меня Игорь. — Не расстраивайся. Тот, кто пустил про тебя слух, просто позавидовал. Но знай, я на твоей стороне.

— Да что ты, правда? — Конечно, мы же не чужие люди. — ответил мне Игорь.

Вот только зная братца, я понимала, что пустить слух мог он.

— Давай я тебя подвезу? — предложил братик.

— Поехали.

Глава 15

Олег

После работы я приехал домой. Сразу вспомнилось, как мы с Катей готовили ужин и разговаривали за бокалом вина.

На душе стало приятно и от этого как-то тоскливо.

Неужели влюбился?

Она студентка, я преподаватель, хоть и временно. У меня за плечами первый брак. Что если я не смогу дать ей то, что нужно.

Как только получится, поговорю с ней о том, что нам нужно реже общаться.

Из мыслей о Кате и дальнейшей жизни, меня отвлек настойчивый звонок в дверь. Неужели она?

Но нет, это был доктор Рудянский.

— Так. Рудянский, уберите палец со звонка. Решили отработать прогул?

— Поговорить надо, по-мужски.

— Понятно. Проходите, на кухню.

— На что жалуетесь?

— На вас. Катя здесь была?

— Ах, вот в чем дело. Ну для начала, снимите куртку и шапку.

— Зачем?

— Ну мыться в куртке неудобно. Потом примите таблетку. А вот когда вы проспитесь, мы с вами поговорим.

Утром я объяснил Рудянскому, что, Катя просто переночевала у меня, так как после операции, не захотела поехать домой.

Меня очень удивило, что одноклассник, лучший друг, похоже еще и влюбленный в Катю, с такой легкостью поверил в грязные слухи.

— Олег Николаевич, простите. И спасибо, что все рассказали.

— Не за что. Извинитесь перед Катей. Да и как вы могли с такой легкостью поверить, что она таким образом пробивается по учебе?

— Не знаю — ответил Алексей.

После разговора с Алексеем я принял решение поговорить еще и со всей группой. Пора поднять вопрос корпоративной этики.

***
Катя

Утром Игорь попробовал подкатить ко мне.

— Руки убери, братик.

— Кать, ну что ты как не родная. Мне показалось, что вчера между нами проскочила искра.

— Тебе показалось. Ты думаешь, я не понимаю, что это ты слух пустил. Только зачем? Тоже, теплые отношения?

— Да. Неужели ты не понимаешь, что Авдеев…

— Это не твое дело.

Каков нахал. Будто так и надо.

Перед занятиями я встретила Лешу.

— Кать, прости меня пожалуйста.

— За что?

— За то, что я поверил.

— Ну как я могу долго на тебя злится. Пошли. Авдеев ждет.

Перед лекцией Олег Николаевич попросил меня сходить в ординаторскую за плакатами.

***
Олег

Незадолго до Лекции ко мне зашла Лена.

— Олег, ты в последнее время не приходишь и не звонишь мне.

— Лена, я тебе ничего не обещал. У нас просто секс. Раньше тебя все устраивало.

— Это все из-за нее? Я же видела, как она выходила от тебя утром.

— Никогда бы не подумал, что ты опустишься до того, что будешь шпионить за мной.

— Зачем она тебе? Ведь кроме меня никто не выдержит твой несносный характер и твои мимолетные связи. А я всегда тебя приму.

— Лена, давно пора было это все прекратить. Все. Прошу тебя, не смей вредить мне или Кате. А сейчас мне пора на занятие.

Войдя в лекционный кабинет, я попросил Катю забрать плакаты для лекции.

— Ну а пока тема нашей лекции, некоторые аспекты медицинской этики, а в частности спал ли доктор Авдеев с будущим врачом Екатериной Немовой.

— Сам по себе вопрос отношения к этике не имеет. — Ну раз вы так говорите- ответила Валерия Горина- я так говорю, потому что не этичен интерес к нему. Низость- секс в качестве взятки, сволочизм- секс ради карьеры, а вот если вы предполагаете это в другом человеке, в том числе в вашем товарище — это свидетельствует о вашей низости или подлости. Ну или глупости. Лично я очень надеюсь на последнее. Вопросы? Нет, — тогда сегодняшняя тема: Холецистит или желчнокаменная болезнь. Засранцы.

***
Катя

После лекции Олег Николаевич отвел нас к больной с холециститом. Там он показал, как проводится пальпация и объяснил какие симптомы характерны для данного заболевания.

В конце дня, когда я собиралась домой, ко мне подошла вся группа и принесла мне извинения за то, что поверили в слух.

Уже дома мне позвонила Лера.

— Кать, привет еще раз. Я конечно верю, что ты не спала с Авдеевым, но что-то же между вами есть?

— Ох, не знаю подруга. Он мне правда нравится.

— Да, да, да. Я так и знала. А ты ему?

— Не знаю. Все еще хрупко и непонятно.

— Ну ты же мне расскажешь потом?

— Конечно, ты обо всем узнаешь первой. А как у тебя со Смирновым?

— Все хорошо. Бывает ругаемся, но с ним мне спокойно.

— Я очень рада за тебя, подруга. До завтра.

— До завтра. — Попрощалась со мной Лера.

Глава 16

Олег

Устал. День очень трудный. Хочется спрятаться ото всех. В стенах нашей больницы это можно сделать только в одном месте.

Тихо и незаметно для всех я иду к кабинету Жуковой и открываю дверь в кабинет.

— Ой, Ирина Васильевна, я думал вы уже ушли.

— Интересно. Ваши студенты, уже так вас достали?

— Ну скорее они ваши, чем мои. Одна крови боится, один пьет перед занятиями, а Шварц- тот вообще сегодня испугался обычного холецистита.

— Это вы про пациентку, что поступила ночью?

— Да. Все были на осмотре, и только Шварц не зашел.

— Странно. А что собираетесь делать с Волошиным?

— С ним все достаточно просто…

Дальше я просто уснул. Пора менять график, либо взять отпуск.

Ирина Васильевна любезно не трогала меня часа два. А когда я проснулся предложила поменять дату операции для больного Волошина, дабы избежать стрессовых ситуаций.

Я согласился и с ее разрешения уехал домой.

***
Катя

Следующую неделю практика проходила без особых происшествий. Пациенту, которого курировала Капустина сделали операцию- оказалось, что он работает в цирке дрессировщиком животных и часто прямо изо рта давал собакам лакомства.

В середине недели больница все же стала Загсом- моя пациентка Света и ее жених Николай расписались прямо в ее палате. Мужчины из соседней палаты даже устроили выкуп.

Больная холециститом оказалась мамой Рудольфа- она не медик, да и его отец тоже. Мама Рудольфа вдова- начала сильно пить после смерти мужа.

Группа по началу хотела устроить бойкот Рудику, но решив, что это неправильно, скинулись на мульти варку и подарили ему, чтобы он мог обеспечить матери полноценный уход.

И все было бы и дальше хорошо, но в больницу поступил человек, который звонил мне и преследовал. Его нашли избитым, с переломами и доставили в нашу больницу.

— Галина Сергеевна, это тот человек, про которого я вам говорила. Это же он работал с Александром Петровичем?

— Нет, Катя. Я этого человека не знаю.

— А при нем были документы?

— Он поступил без документов, поэтому записан как пострадавший 20516.

— 20516, повторила я.

Номер присвоенный незнакомцу — это дата той самой аварии.

***
Олег

Всю неделю я стараюсь реже видеться с Катей, даже не беру ассистировать в операциях. По больнице продолжают ползти слухи о нашем романе, и если я смогу это пережить, то Кате это будет сделать труднее.

Секретарь Ломова даже спрашивала Курбатова об этом, но он тактично промолчал. Я бы не смог.

— Ирина Васильевна, здравствуйте. А что у вас тут происходит?

— Здравствуйте, Олег Николаевич. Решила обновить планировку в кабинете.

— У вас какая-то дата?

— Да что вы. Нет. Просто захотелось перемен.

— Ириночка Васильевна- поздравляю Вас с днем рождения!

Доктор Степанов зашел с большим букетов цветов и такой же большой коробкой конфет.

Досадно. Я, главный хирург отделения и забыл про день рождения заведующей.

— Ирина Васильевна, присоединяюсь. С меня новый скальпель- золотой и с брильянтами.

— Авдеев, видишь какие мы разные. Тебе никогда не стать дамским угодником. Хотя…

— Аркадий Семенович, хочешь поговорить об этом?

— Почему бы и нет.

— Так, ну стоп. — Ирина Васильевна вовремя остановила нашу перепалку.

После чаепития Ирина Васильевна решила обговорить сложившуюся ситуацию.

— Олег Николаевич, будьте осторожны. Сейчас слухи только в нашем отделении и Ломов еще ничего не знает. Степанов уже стойку делает.

— Я понял вас, Ирина Васильевна. Не просто же так я на операции беру Федотова, который сопит мне над ухом.

— Молодцы. Знаете, сколько мне лет?

— Боюсь даже представить.

— Так вот я все вижу.

— Даже то, чего нет.

— Ой ли, Олег Николаевич. Прямо-таки и нет.

— Ладно. Я к студентам.

— Только помните о нашем разговоре.

На лекции мы обсудили нынешних пациентов. Настроения не было совсем.

Во время лекции я внимательно следил за Катей. Сегодня она не улыбается, снова грустная.

— Олег Николаевич. А можно просьбу?

— Давайте.

— Сегодня ночью поступил новый больной. Можно я буду его курировать?

— Доктор Немова. На сколько я помню у вас есть пациент.

— Да. Но ее скоро выписывают.

— Прекрасно. Рвение к знаниям — это хорошо. А почему остальные прилипли к своим больным.

— Так что? — переспросила Катя.

— Доктор Немова. Больной в коме, и с ним много неясного. Придется подождать.

Странно. Зачем ей вести именно этого больного.

— Олег Николаевич, зайдите к Жуковой.

— Занятие окончено. Всем до свиданья.

— Ирина Васильевна, искали?

— Проходите. Приходили из полиции по поводу пострадавшего. Хотели допросить.

— Так он же в коме. А сами они что-то рассказали?

— Говорят, что есть свидетели, которые видели, как он шел, качаясь из стороны в сторону. Потом к нему подошли трое и началась драка.

— Пьяный шел?

— Нет. Алкоголя в крови 0,1 промилле.

— Отравление?

— Ну и версия. Отравили, а потом избили.

— Да. Ладно, разберемся.

***
Катя

После занятий я решила рассказать Алексею про незнакомца.

— Леш, представляешь, его нашли без сознания. Он в реанимации. А тетя Галя говорит, что его не знает.

— Странно. Этот человек очень аккуратен, скрытен, а тут его самого избили и напоили чем-то. Думаешь его заказали?

— Но кто?

— Может твоя мачеха. Ты же ей говорила о нём, да и вроде он звонил ей.

— Не знаю Леш, все может быть.

— Доктор Немова, можно Вас….

***
Олег

Нужно поговорить с Катей и объясниться с ней. Из-за меня, ей теперь приходится выслушивать предположения о нашем романе, а чаще всего ловить заинтересованные взгляды медсестер.

Как раз в то время как я собираюсь идти ее искать, она проходит мимо меня с Рудянским.

— Доктор Немова, можно Вас….

Мой голос дрожит и меня трясет, будто у меня первая операция.

— Да, Олег Николаевич.

Катя подходит ко мне и прощается с Алексеем.

— Екатерина, понимаете…Вы…Я что-то не так говорю? Почему вы улыбаетесь?

— Меня никто давно не называл полным именем. Да и вы сегодня первый раз так сказали.

— Да…Не важно…

— Что же тогда важно?

— Все не важно…простите, что я не беру вас на операции…нам нельзя…особенно из-за этих слухов…я часто с таким сталкивался…

— Олег Николаевич…

— Катя…вы будете отличным хирургом…я уверен…

Катя улыбается, на ее щеках играет румянец.

— Сейчас лучше ограничить контакты…вы меня понимаете? мы пока не можем…

— Я вас поняла.

— Везет. Я вот себя не понял.

Мы с Катей поговорили еще какое-то время, и она ушла домой. Улыбка оставалась на ее лице. Такой она мне нравилась еще больше.

Я же ушел в кабинет Жуковой. Туда же через некоторое время пришла Лена.

— О, а Ирина Васильевна уже ушла?

— Да.

— Жаль. Хотела ее поздравить.

— Будешь четвертой.

— Олег. Я же вижу, как ты на нее смотришь, на дочку Ломова. Ты не староват ли для нее?

— Мы уже обсуждали это. И я все тебе рассказал. Не надо продолжать этот разговор.

***
Катя

Сегодня я убедилась, что Авдеев ко мне неравнодушен. Приятно осознавать, что мои чувства взаимны. И пусть он старше, но рядом с ним надежно. Так же я себя чувствовала с папой.

На выходе из больницы меня ждал Алексей.

— Что он хотел?

— Рекомендовал ограничить контакты.

— Понятно. Проводить тебя?

— Пошли.

Позже меня ждали новые загадки и неприятные открытия…

Глава 17

Катя

Время пролетает быстро. Уже месяц я прохожу практику и две недели, как незнакомец в коме.

Как-то утром, проходя мимо реанимации, я видела, как оттуда выходила Алена Вячеславовна. Это было странным, ведь до этого она уверяла меня в том, что не знает этого человека.

Правда потом, она же сказала, что у ее подруги примерно в то же время пропал муж, и она хотела проверить, не он ли это. Оказалось, что нет. Да и муж у подруги оказался жив — только пил три дня, гуляя по кабакам и казино. Сама же мачеха стала после этого какой-то раздражительной и нервной.

Вечером я попробовала с ней поговорить по этому поводу.

— Алена Вячеславовна, вы же знаете того человека?

— Катя. Да, я знаю этого человека. Не хотелось тебя пугать, но этот человек из моего прошлого.

— Он как-то связан с моими родителями?

— Разве что с нами, точнее со мной.

— Это как?

— Десять лет назад я искала новых поставщиков. Этот человек один из конкурентов. Он очень жесток, и уже тогда пытался выкупить мою фирму, подсунув мне некачественные препараты…

— Он надеялся, что вы обанкротитесь, и он выкупит фирму дешевле?

— Именно… Но у него не получилось. Потом он исчез.

— Но почему он говорит, что знает о смерти моих настоящих родителей? И почему появился спустя столько лет?

— Моя фирма заключает крупный контракт. Этот человек тоже хочет его получить. — Он просто запугивает меня. Прошу тебя, будь осторожна.

— Хорошо.

***
Олег

День был спокойным. После лекции проверил больных, назначил лечение.

— Олег Николаевич, звонили из приемной Ломова. Вас искали, — догнала меня возле ординаторской Жукова.

— Что-то срочное?

— Не знаю. Но просили передать, что Александр Петрович просил найти вас срочно.

— Тогда пойду. Спасибо, что сказали.

— Удачи.

К Ломову меня могли вызвать только по одной причине. До него дошли слухи о моем отношении к его приемной дочери.

— Александр Петрович, вызывали?

— Проходите Олег Николаевич. — Ты что же гад делаешь. Зачем девчонку позоришь?

— Простите….вы сейчас со мной как главный врач разговариваете или как отец?

— Мне было бы проще, если бы я разговаривал с вами, как отец.

— Так вот. Екатерина и я, взрослые люди и мы сами разберемся в наших отношениях. Да и зная ее, как вы могли поверить слухам.

— Что ты тут строишь из себя? Девчонке учится надо.

— Александр Петрович, повторяю, мы взрослые люди и разберемся без, так сказать, руководящих органов. Всего доброго.

____

Олег

Пятница, самый трудный день в жизни каждого врача. Именно в пятницу чаще всего поступает большое количество пациентов.

Вот и сегодня ночью поступила пациентка, которой понадобилась срочная операция. Спасти успели, но вместе с ней приехала и ее дочь. Девочке всего три года. Пришлось остаться в больнице и пристроить малышку у дежурной медсестры.

— Олег Николаевич, доброе утро- Александр Петрович бодро вошел в ординаторскую. — Собственно я по вашу душу.

— Я вас слушаю — еще не до конца проснувшись, говорю я.

— Прошу простить меня за излишнюю резкость, по поводу вашего ухаживания за Катей.

— Александр Петрович, я не ухаживаю за Катей.

А очень бы хотелось. Но еще не время. Хотя?

— Почти ухаживаете. — Она мне как дочь, и вы должны понимать, что вы старшее Кати.

— Александр Петрович, а вы на много старше вашей жены?

— При чем тут это. Да, я старше своей жены, но она не была моей студенткой. Это совсем другое.

— Заметьте, меня это не касается.

— Я вас понял. В любом случае, Кате и так сейчас тяжело, да еще и не определилась отмечать ей день рождения или нет.

— У Кати день рождения?

— Что вас так удивляет. Да, у нее день рождения. И пусть ваше благоразумие, будет подарком ей. — И еще раз прошу простить меня за излишнюю резкость.

— Хорошо.

Надо же почти ухаживаю, за почти дочерью.

Позже я проверил поступившую ночью больную. Она вышла из наркоза. Узнав, что с дочкой все хорошо, немного успокоилась и я рекомендовал ей попробовать поспать.

Возле реанимации меня встретила Лена.

— Доктор Авдеев, спасите меня.

— Прости, что?

— Спаси меня Олег, так не хватает внимания.

— Лен, мы все уже обсудили… Вокруг много других спасателей, а сейчас мне пора. — Доктор Немова, подождите.

***
Катя

Сегодня прекрасный день. В воскресенье у меня день рождения. К сожалению, Алены Вячеславовны не будет, она уехала по важным вопросам своей фирмы, но обещала вернуться к середине праздника.

Мы с ней обсудили ту аварию. Она посоветовала съездить в библиотеку и посмотреть старые газеты, в которых могло быть упоминание о моей матери, так как она была не последним человеком в городе, да и отец был первоклассным журналистом. Так же она намекнула, что за месяц до аварии, была одна фирма, делом которой как раз занималась моя мама и именно эта фирма буквально через два дня после аварии смогла получить разрешение, которое как раз и не давала Мария Немова — "АваМед".

— Катя, постой.

— Привет Леш.

— Ты о чем задумалась?

— Алена Вячеславовна перед отъездом говорила про фирму "АваМед". Что-то пять лет назад они решали с прокуратурой.

— И что ты собираешься делать?

— Хочу узнать про эту фирму и ее владельца. Может это как-то связано.

— А что там?

— Алена Вячеславовна говорит, что пока мама занималась делом этой фирмы, они не могли сделать что-то важное, но после ее гибели, фирма сразу начала активную деятельность и все необходимые разрешения.

— Странно. Катя, я попробую у своего друга попросить пробить эту фирму и информацию о ее владельце.

— Спасибо. А теперь пошли на занятие.

Проходя по коридору больницы и разговаривая с Алексеем, я даже не заметила, что рядом проходил Олег Николаевич.

— Доктор Немова, подождите..

— Да, Олег Николаевич.

— Поступил новый больной, пойдемте.

— Олег Николаевич, а можно подробнее о больном?

— Да, конечно. Итак, больной — Шестаков Виктор Григорьевич, 50 лет, язвенная болезнь желудка.

Мы шли по коридору и обсуждали больного. Я узнала, что он бизнесмен, и ему предстоит операция.

Чуть позже мы все собрались на лекции. Олег Николаевич рассказывал о язвенной болезни желудка, причинах и последствиях. Так же он поблагодарил Федотова, за своевременную доставку больной с аппендицитом. Оказалось, что аппендикс разорвался счет шел на минуты.

Эту пациентку закрепили за Лерой.

До конца лекции Рудольф объяснил всем про болезнь моего пациента. Игорь как-всегда о чем-то шутил, Авдеев тоже не оставался в стороне.

После лекции я зашла к своему пациенту.

— Виктор Григорьевич здравствуйте. Я с сегодняшнего дня буду вас курировать. Меня зовут Екатерина Немова.

— Здравствуйте, милое создание. А кем вы приходитесь Марии Немовой?

— Это моя мама. Вы ее знали?

— Через друзей и знакомых. И раза два лично виделись.

— Вот видите, вы обо мне хоть что-то знаете, я же о вас ничего. А должно быть наоборот.

Улыбнувшись, я начала стандартный опрос. Узнала, что с желудком Шестаков мучается со студенческих времен, но до этого времени явных проблем не было.

Когда я уже практически закончила опрос, в палату зашла Лера.

— Привет. Катя, просили передать, сегодня после лекции идем в парке гулять.

— Хорошо.

— Доктор Немова… я хотел вам сказать… А доктор Горина, вот вы где. Хотел сказать вам, что вашу подопечную перевели в палату. Все.

— Лер, по-моему он мне что-то хотел сказать.

— Он все тебе уже сказал, просто увидев тебя. Все, я побежала.

Немного постояв, я вернулась к больному.

Вопросов оставалось немного, поэтому я, закончив опрос, ушла пить кофе.

Как и договаривались, в конце дня мы ушли гулять в парк. Завтра еще один день практики, а в воскресенье день рождения.

— Ребят, в воскресенье я жду всех на праздничный обед.

— Обязательно будем. — Ответил мне хор голосов.

Осталось завтра пригласить Авдеева.

Глава 18

Катя

Обычный день на практике. Идет лекция. Авдеев опрашивает нас о состоянии пациентов и слушает наши предположения по ведению лечения.

Моему больному необходима операция, а до нее питание только через зонд.

У остальных операции уже прошли и теперь только восстановительная терапия.

После лекции я захожу к Филонову. Я пропила назначенный им препарат ровно месяц, кошмары меня больше не мучают.

— Катенька, здравствуй. Вот такой ты мне нравишься больше. Старайся больше отдыхать и получать положительные эмоции. — А что с историей болезни твоего отца?

— Ответы нашла, но появились новые вопросы. Но я и их решу.

— Молодец. Главное не зацикливайся на этом.

— Спасибо.

Из кабинета Филонова я вышла в хорошем настроении и встретила Леру.

— Привет. Лера, что случилось?

— Пойдем туда, где нас никто слышать не будет. История не для лишних ушей.

Мы прошли в наш лекционный кабинет.

— Ну, рассказывай подруга.

— Ты же знаешь, что с моей пациенткой дочка приехала. — Да, помню.

— Катя, у нее температура и слабость.

— Простыла?

— Не уверенна. Похоже на ветрянку.

— В хирургии. Это же опасно. Ты что-то придумала, ведь так?

— Да. Ты же хорошо ладишь с Авдеевым?

— Лера…

— Так вот, я могу забрать девочку к себе, пока у девочки только температура. Нужно об этом сказать Олегу Николаевичу. Поможешь?

— Уверена?

— Да.

Лера с пятнадцати лет росла сама, и ей знакомо чувство одиночества. Но она никому не пожелает такого же. В этой девочке она видела себя, и очень хотела помочь.

— Ты сама должна сказать об этом Олегу Николаевичу. Я с тобой пойду.

— Спасибо, подруга.

_____

Олег

— Олег Николаевич, у нас ЧП.

В ординаторскую зашла Ирина Васильевна и Галина Сергеевна.

— Что опять?

Интересно что на этот раз- в прошлый раз Загс, что же теперь…

— У дочки Мельниковой ветрянка.

— И что вы предлагаете? Закрыть отделение на карантин? С девочкой кто-нибудь контактировал?

— Только мы и студентка Горина. Она же и поставила предварительный диагноз, который я подтвердила.

Ирина Васильевна выглядела встревоженной.

— Инфекциониста мы вызвать не можем, придется рассказать всем, почему девочка в отделении.

— Олег Николаевич, можно? — в кабинет аккуратно вошли Катя и Лера.

— Доктор Немова, у вас что-то срочное?

— Лера, точнее Валерия Горина может забрать девочку к себе. У нее отдельная квартира, она сможет присмотреть за ней.

— Доктор Горина, вы болели ветрянкой?

— Да.

— Олег Николаевич, вы уверенны?

— Ирина Васильевна, мы не можем оставить девочку в больнице. Это опасно для других пациентов. Болезнь выявлена на ранней стадии. Доктор Горина предупредите Мельникову и объясните, что произошло.

— Спасибо.

Катя и Лера ушли, мы же обговорив данную ситуацию тесным коллективом, решили никому не говорить об этом случае и разошлись по рабочим местам.

Мне нужно было зайти к больному Шестакову. Там же была и Катя.

— Сегодня и завтра ваше питание через назогастральный зонд. Завтра вас последний раз через него покормят и в понедельник операция.

— А оперировать будете вы?

— Лично мы. Доктор Авдеев и доктор Немова.

Катя, которая в этот момент как раз набирала еду для пациента, вздрогнула, затем посмотрела с удивлением на меня.

Не удивительно. Ведь не так давно я сам просил ограничить контакты.

Но я не могу и дальше ее игнорировать. Да и с ней во время операции мне спокойнее.

— Олег Николаевич… — Катя хотела было возразить.

— Один хирург хорошо — два лучше, не правда ли доктор Немова?

— Д-да, Олег Николаевич.

Я наблюдал, как она заканчивает с питанием, после чего мы вместе вышли из палаты.

— Олег Николаевич, спасибо. Но мне неудобно перед другими.

— Катя, а мне удобно, когда рядом со мной человек, хоть что-то понимающий в хирургии.

В этот момент мимо нас начали бегать медсестры.

— Так, стоп, что опять за бега, где пожар?

— Там… этот… который в коме… он в себя пришел….

— Понятно… простите доктор Немова, договорим позже.

____

Катя

Незнакомец пришел в себя. Мне очень хотелось узнать, что же с ним произошло.

— Олег Николаевич, а можно я с вами?

— Пойдемте, но сначала за Ириной Васильевной.

В реанимации они задавали вопросы, но на каждый получали один неизменный ответ — не помню.

— Катя, зайди к Александру Петровичу, — шепотом попросила Галина Сергеевна.

Аккуратно я вышла из реанимации и пошла в приемную к Ломову.

— Александр Петрович, что-то случилось?

— А, Катя. Нет. Ничего не случилось. Ты решила, где будешь отмечать день рождения?

— Да. Дома. Никуда идти не хочется, да и дома мы все редко собираемся.

— Ну, хорошо. — А так, как у тебя практика проходит? Слышал ты уже и ассистировала?

— Это громко сказано. Крючки держала и шов накладывала.

— Молодец, не каждый студент третьекурсник может таким похвастаться. — В целом всем довольна, не считаешь, что время потрачено впустую?

— Нет, что вы. Мне очень нравиться. В понедельник буду снова ассистировать.

— Ну, удачи. Собственно об этом и хотел поговорить.

— Я тогда пойду.

— Конечно. Увидимся дома.

Мы все собрались в лекционном кабинете. Доктор Авдеев рассказывал нам об опасности инфекционных болезней в хирургическом отделении и возможными осложнениями для больных.

— На этом наша лекция завершена. Доктор Немова останьтесь.

_____

Олег

Хирург, рассказывающий об инфекционных заболеваниях это тоже самое, что математик, рассказывающий про устройство компьютера.

— Думаю, вам не стоит объяснять, что проведение полостных операций, кроме экстренных случаев, категорически запрещено в случае карантина.

— Мы все поняли. Полагаю, что мы свободны — уточнил Ломов младший.

— Совершенно верно, все свободны, кроме доктора Немовой. Нам еще предстоит обсудить предстоящую операцию.

— Леха, пошли — позвал Ломов Рудянского, детям до 16 это запрещено слушать.

— А сам-то чего стоишь, подключился Смирнов. — Мне может тоже интересно. — Пошли, расскажу.

После того как стало тихо в кабинете, мы смогли начать обсуждение.

Катя рассказала все моменты и технологию проведения операции. Не забыла и о том, что после анастомоза, перед наложением швов, главное проверить, не забыто ли на память что-нибудь у пациента внутри.

— А самое главное?

— Не путаться у вас под ногами.

— Правильно.

— Олег Николаевич, а что с пациентом, который в себя пришел?

— Подлечим у нас, потом к доктору Филонову.

— А может что-то у нас можно сделать с амнезией?

— Доктор Немова, проблемы нужно решать по мере их поступления.

— Понятно.

— Ну, тогда, до понедельника.

— А завтра?

— А что завтра?

Ломов старший что-то говорил про Катино день рождения, и что она не может определить, отмечать его или нет. Видимо определилась. Сам бы без приглашения я не пришел, но если она приглашает сама, то я должен воспользоваться случаем.

— Олег Николаевич… А приходите ко мне на день рождения, в 10 утра?

— Катя, спасибо за приглашение, но я не уверен, что ваши домашние будут рады меня там видеть.

— Я буду рада.

Решено. Осталось купить подарок.

Глава 19

Катя

День Рождения. Раньше это был самый долгожданный праздник. После гибели родителей, Александр Петрович и Алена Вячеславовна не приглашали гостей. Я не хотела праздника, поэтому меня просто поздравляли.

В этом году, я все же решила пригласить гостей. Но самый важный гость для меня сегодня- Олег Николаевич.

На кухне оставались последние приготовления к празднику, оставалось только поставить индейку в духовку, фирменное блюдо Александра Петровича.

— Привет, именинница. — На кухню зашел Леша. — Поздравляю тебя, будь счастлива и пусть твоя главная мечта осуществится.

Алексей обнял меня и вручил подарок.

— Привет. Спасибо. — Я приняла подарок и поцеловала Алексея в шёку. — Ты узнал что-то о той фирме, про которую я у тебя спрашивала?

— Я тебе позже расскажу.

— Хорошо.

— Так, молодежь, пора ставить индейку. — Зашел Александр Петрович.

Мы с Алексеем ушли с кухни, так как от нашей помощи Ломов отказался. В большой гостиной уже собрались все наши. Лера не смогла приехать, но она поздравила меня рано утром, а подарок передал Ваня Смирнов- подарок был от них обоих.

Мы веселились, общались, Александр Петрович рассказывал нам истории из своей практики и жизни, кто-то из наших задавал вопросы.

Но самого главного моего гостя еще не было.

___

Олег

Дежурство закончено, есть время заехать домой, переодеться и купить подарок. Думаю, Кате понравится то, что я для нее придумал.

— Уже уходишь? — в ординаторскую вошла Лена.

— Да. Хочу выспаться. Завтра сложная операция. Пока.

— Пока.

Я не знал какие цветы любит Катя, поэтому купил сборный букет- розы с ирисами в декоративной корзинке, как дополнение к основному подарку.

К дому Ломовых я подъехал с опоздание, но как оказалось, успел к основному блюду.

— Здравствуйте. Катерина с днем рождения.

— Олег Николаевич, спасибо.

— Катя, вы будете отличным хирургом, а хорошему хирургу нужны крепкие и сильные руки- поэтому держите главного помощника всех хирургов — Эспандер. — Теперь вам не придется тренироваться на стульях.

— Спасибо.

Кате очень понравился подарок. Она улыбалась, и вся даже как-то светилась. Мы даже и не заметили, что все удивленно на нас смотрят, особенно хозяин дома.

Я не хотел оставаться на долго. Завтра сложная операция, да и в доме Ломова, я чувствовал себя лишним.

— Олег Николаевич, проходите, как раз готова индейка — пригласил меня хозяин дома.

— Я на минутку, хотя, я не могу оставить такого важного пациента.

Все сразу принялись рассаживаться по местам, мы же с Александром Петровичем разрезали порционно индейку.

Праздник продолжился.

— Ой, а что тут за кольцо? — все посмотрели на Катину вилку, которой она поддела кольцо.

— Папа, ты что купил окольцованную птицу? — спросил Женя, брат Кати.

— Нет. Ничего не понимаю- удивленно ответил Ломов.

Я видел, как хотел встать Алексей Рудянский. Видимо это он купил кольцо, но обронил его в индейку.

Значит решил действовать, но смелости так и не хватило.

___

Катя

Олег Николаевич все-же пришел. Я очень рада.

Кольцо оказалось Вани Смирнова. Он давал его Алексею, чтобы тот его подержал у себя. Странно.

После основного блюда, Александр Петрович включил музыку, и все танцевали.

Я танцевала с Олегом Николаевичем.

Но все хорошее имеет свойство заканчиваться. В тот самый момент, когда мы танцевали, вернулась Алена Вячеславовна.

— Катенька, можно тебя на минутку.

— Да.

Мне не хотелось уходить. Но у мачехи были документы, которые могли дать ответы на некоторые вопросы.

— Катя, посмотри внимательно эти документы. Позже. Возможно они помогут тебе во всем разобраться.

— Спасибо.

Алена Вячеславовна и я после разговора вернулись к остальным.

— А где Олег Николаевич?

— Он ушёл. — Ответил мне Алексей. — А что тебе рассказала Алена Вячеславовна?

— Только дала документы по той фирме. — Остальные тоже ушли?

— Да. Ваня поехал к Лере, а остальные потянулись за ним. — Кстати, бессменный владелец той фирмы — Шестаков Виктор Григорьевич.

Из документов, что дала мачеха, я позже узнала, что Шестаков, долгое время не мог получить разрешение, для проведения одной крупной сделки.

Получается, что, возможным виновником гибели моих родителей, является тот, кого мне завтра придется оперировать, ведь именно после гибели родителей, сделка была проведена.

Ну чтож…значит я не буду его оперировать…а после того, как он придет в себя, все у него узнаю.

Глава 20

Катя

Я начала готовится к операции. Мне было противно и неприятно, от того, что я сегодня спасу жизнь человеку, который виновен в смерти моих родителей. Но, я будущий врач, и отказаться я не могу. Или все же попробовать…

— Доктор Немова, вы готовы?

— Олег Николаевич, я не могу сегодня вам ассистировать.

— Почему?

— Есть личные мотивы.

— Доктор Немова — с раздражением ответил мне Авдеев — все личные мотивы, мы оставляем за пределами операционной. Ясно? — Ясно. — Готовьтесь.

Во время операции я старалась все же помочь Авдееву, но видимо наш с ним разговор разозлил его и он во время операции часто меня поправлял. Позже он все-таки дал мне отдохнуть, заменив меня другим ассистентом. Я же просто держала крючки, и подсушивала место надреза.

За время операции я и правда отвлеклась от мысли о родителях и тех, кто причастен к их гибели. Важнее было помочь человеку.

Когда основная часть операции была выполнена Олегом Николаевичем, он решил что заканчивать буду я, а он понаблюдает.

— Катя, очень хорошо получается. — сказал мне второй ассистент.

— Учителя были хорошие.

— Кто?

— Олег Николаевич Авдеев. Знаете такого?

— Знаю.

Хотелось показать свою обиду, потому что делать шов на манекене не так страшно, как на живом человеке.

Авдеев стоял за моей спиной, я услышала, как он негромко посмеялся.

Его смех и то, что он стоял рядом, придали мне уверенность в моих действиях.

Мы все закончили, операция прошла успешно. Шестакова увезли в палату.

— Доктор Немова, простите, я на вас накричал. Вы очень хорошо справились со своими обязанностями.

— Нет, что вы. Это вы меня простите. В следующий раз я попробую разделить личное и профессионально.

— Не совсем то, что я хотел услышать…

— В следующий раз этого не повториться.

— Вот. Теперь то. — Олег Николаевич снова стал улыбаться. Он протянул ко мне свою руку… — Ну что, мир?

— Мир — ответила я, вложив свою ладонь в его. Стало сразу спокойно, будто сейчас рядом со мной не доктор, а просто друг, который ждет момента, когда я ему все расскажу.

Олег Николаевич не выпытал, что у меня случилось. Я видела, что он хотел бы знать, но я пока не понимаю, что между нами. Поэтому пока ничего ему не расскажу, но, думаю, скоро этот момент настанет.

Мы стояли возле операционной, держась за руки, когда мимо нас прошел Игорь, пожелав нам доброго утра.

___

Олег

Катя с утра была расстроенной, будто что-то узнала. И это что-то ее не обрадовало.

Когда она сказала, что не будет на операции, я разозлился. Врач не должен переносить личное на работу, но сам я нарушил это правило.

Она- мое личное, и от нее зависит то, как сегодня пройдет операция, поэтому, взяв себя в руки, я напомнил ей, что врач должен оставить все личное за пределами операционной.

Во время операции она очень хорошо держала хирургическое зеркало. Ее нахождение рядом, возвращало меня прежнего. Хирурга с отличной репутацией, возвращала ощущение того, что я смогу справится с любой задачей.

Мне нужно было сделать так, чтобы и она почувствовала свою значимость, но кроме как поправлять ее и делать замечания я не смог ничего придумать.

Позже я понял, что ей может помочь и отвлечь ее от мыслей, которые она так и не смогла прервать, позволив ей закончить операцию наложением швов.

Катя удивилась, но сделала все, не как студент, который только учится, а как хирург, оперирующий минимум 10 лет — так все было быстро и профессионально.

— Доктор Немова, простите, я на вас накричал. Вы очень хорошо справились со своими обязанностями.

— Нет, что вы. Это вы меня простите. В следующий раз я попробую разделить личное и профессиональное.

— Не совсем то, что я хотел услышать…

— В следующий раз этого не повториться.

— Вот. Теперь то. — Ну что, мир?

— Мир — ответила Катя. Я заметил, как на ее лице появилась улыбка и румянец. Она о чем-то думала.

Пока мы стояли, держась за руки, мимо нас прошёл Ломов младший, пожелав нам доброго утра.

С Катей мы разошлись, я пошел на обход пациентов, Катя пошла выпить кофе, и подготовиться к лекции.

Когда я поднялся в ординаторскую, на встречу мне вышел Игорь Ломов, изрядно принявший.

— О, Олег Николаевич, нам с вами нужно поговорить.

— О чем?

— О вас и о моей сестре. Хотя, я же могу теперь обращаться к вам на ты, раз уж вы спите с моей сестрой.

— Ломов, тебе не кажется, что ты нарываешься?

— Да что вы мне сделаете? Это же не этично бить студента.

— Бить я тебя не буду. Нет. Разве что, ногами, но для этого меня нужно очень сильно разозлить.

— Ты думаешь у меня не получиться?

— У тебя — не получится. Думаю, что и с Катей в свое время, тоже не получилось, поэтому теперь ты бесишься.

— Послушай, ты….

— Это ты меня послушай…Ты занимаешь чужое место и отнимаешь мое время. Врачом тебе не быть, и ты это прекрасно знаешь. Здесь ты просто отбываешь срок.

Игорь смотрел на меня испуганным взглядом. Он знал и понимал, что я говорю правду. То, что он сказал дальше, доказало, что он меня услышал.

— То есть, я могу больше не приходить на занятия?

— Все правильно. Поправься, студент.

Раздраженный я влетел в ординаторскую. Но там меня ждала Ирина Васильевна.

— Олег Николаевич, нам с вами нужно поговорить.

— Прям день разговоров. И о чем же?

— О вас и Кате Немовой.

— Интересно. Мы же с вами уже разговаривали об этом. Или амнезия это все-таки заразно?

— Олег Николаевич, а вы можете быть серьезнее и не паясничать? — Мы с вами об этом говорили, но вы решили все делать по-своему. Теперь слухи не только среди хирургического отделения, об этом говорит уже вся больница.

— Ирина Васильевна, и вы яркий этому пример, а вам всем, что, заняться нечем?

— Роман преподавателя и студентки….-Я не дал договорить Ирине Васильевне. — Начнем с того, что Катя — не моя студентка, и наши отношения не относятся к этому пошлому слову — «роман».

— Но вы же преподаватель.

— Кстати, о преподавании. Пойду попреподаю на последок, а вы подумайте.

На лекции мы обсудили проведенную операцию.

— Больному Шестакову проведена операция, через два дня ему извлекут зонд и начнут атеральное питание. Есть вопросы?

— Нет — ответил Шварц. — Вы делаете, мы наблюдаем.

— Наблюдаю я вместе с вами, а делать будет Доктор Немова.

— А справлюсь ли? — Катя хоть и могла взять в себя в руки, но сейчас снова была неуверенная в себе. Я решил ее поддержать. — Я уверен, вы справитесь.

Ну вот, теперь она улыбается.

— Олег Николаевич, а что с незнакомцем? — спросил Смирнов.

— У него амнезия и желудочно-кишечное кровотечение, подлечим и в психосоматическое отделение. И в последнее время мне все чаще кажется, что проблема с головой интересует многих, а в частности — как бы туда залезть, поковыряться и по возможности — нагадить. — Кстати, а где доктор Ломов?

Ответа на вопрос я не получил, после чего отпустил всех по домам.

____

Катя

До лекции я решила навестить незнакомца, так как была уверенна, что его амнезия, это игра. Он все помнил, просто что-то или от кого-то скрывал.

На все мои вопросы он отвечал, что ничего не помнит.

Я не теряла надежду поймать его на несоответствии фактов.

В психологии есть возможность, которая позволяет подтвердить или опровергнуть амнезию.

В тот момент, когда я уже задала все возможные вопросы, помощь пришла со стороны моей мачехи.

— Здравствуйте. Как вы себя чувствуете? — спросила она незнакомца, войдя в палату.

— Спасибо, хорошо, правда, ничего не помню. Мы с вами знакомы?

— Нет. Выздоравливайте. — Катя, я к тебе шла, сказали, что ты у пациента. Ты Игоря сегодня не видела? Я не могу ему дозвониться.

— Он с утра был в больнице, потом я его не видела.

— Странно. Ну, тогда, до вечера.

— До вечера.

Алена Вячеславовна вышла из палаты, и я решила проверить свою догадку, но сделаю я это после лекции.

На лекции было интересно, только вот Олег Николаевич был чем-то озадачен. Хотя, до этого у него было хорошее настроение.

Новых больных не поступало, а значит и разбора новых тем ближайшее время не будет. Поэтому каждый из нас вел к выписке своего пациента.

Как и планировала, перед уходом, зашла к незнакомцу.

— О, добрый ангел.

— Добрый вечер. Простите, если надоедаю с вопросами.

— Да что вы, если бы не вы, я бы умер со скуки. Вставать мне нельзя, поэтому задавайте.

— Алена Вячеславовна просила передать вам, что если вы что-то вспомните, свяжитесь с ней.

— А почему она мне ничего не сказала, когда заходила?

— А кто вам сказал, что женщину, которая заходила днем, зовут Алена Вячеславовна.

Незнакомец засмеялся. Он не удивился, и даже не испугался.

— Катя, вы меня раскусили. Но вы зря это сделали. Теперь мне грозит опасность.

— Может я вам смогу помочь. И давайте, при разговоре со мной, вы не будете врать. И для начала скажите, как вас зовут.

— Вам не зачем знать эту информацию. Я связан с серьезными людьми, которые сейчас меня ищут.

— Так давайте сообщим в полицию.

— И они найдут меня еще быстрее. Катя, вы должны мне помочь сбежать.

— Хорошо, но вы обещали рассказать мне о смерти моих родителей.

— Я ничего об этом не знаю.

— Но…вы же говорили…

— Мне нужно было, чтобы Алена Вячеславовна начала нервничать, так как был нанят теми людьми. Задание я не выполнил. Вы мне поможете?

— Я подумаю.

Я, правда, обдумала то, что он мне сказал. Если он сказал правду, то кто-то узнал о том, что я ищу информацию о родителях и подослал этого человека к моей мачехе, чтобы она меня отговорила от расследования. Но она же помогла мне выйти на Шестакова. Или он тоже не причем? Тогда кто? И почему меня ведут по совершенно другому пути.

Через два дня, когда я принесла одежду для незнакомца, его не оказалось в палате. Позже я узнала, что он украл одежду у соседа по палате и сбежал.

Теперь осталось только поговорить с Шестаковым и узнать все у него.

Глава 21

Олег

Очередное дежурство. К счастью экстренных операций не было, только плановые.

Утром у меня оставалось время выпить кофе и можно спокойно идти к студентам. Надеюсь увидеть Катю. Пора уже набраться смелости и поговорить с ней. Заодно и попробовать узнать, что в ее жизни случилось, что она так боится доверять людям.

От мыслей о Кате меня отвлекает Курбатов.

— Привет, светилам хирургии.

— Ты чего такой веселый?

— Да вот услышал, что от тебя тут пациенты сбегают после полостной операции.

— Уже и до вас дошло?

— Да вся больница гудит. — Не нашли?

— Нет.

— У него же амнезия, куда он пошел?

— Да он и не забывал ничего, Катя Немова убедилась в том, что это была симуляция. После этого он, кстати, и сбежал.

— Это та твоя студентка? Молодец. Заметила то, на что другие сильно не обратили внимания. — Ну, впрочем, я к тебе не за этим пришел. У тебя-то все в порядке, амнезии нет?

— Да пока не жалуюсь. А что такое?

— Что было в этот день, ровно год назад…

— Ох, елки.…С днем рождения!

— Спасибо. Ну, все поздравления я буду принимать позже, отправление от больницы в 8 вечера. Ты же придешь?

— Конечно. А обратно когда?

— Завтра утром привезут всех к больнице. Для тебя в машине 2 свободных места.

— Прости…Ты сказал два места?

— Ну, ты же не один будешь?

— Возможно.

— Тогда до встречи.

Обняв меня на прощание, Антон ушел к своим пациентам.

Хорошо жить, ни о чем не надо думать.

Пора идти на занятие. Сегодня поступил очень интересный больной.

— Итак, открываем тетради, пишем — «Болезнь Крона. Симптомы, диагностика и способы лечения».

Студенты словно губки, впитывают полученную информацию.

— Кстати коллеги, кто мне расскажет, какая диета показа при болезни Крона? Доктор Шварц?

— В первую очередь восстановить белково-витаминный баланс, дробное питание, часто, исключить кофеин и газированные напитки. Рекомендуется рыбий жир или рыбные котлеты на пару. Жареное и соленое тоже исключается.

— Фууу… — донеслось на весь кабинет, после рекомендации рыбьего жира. — Спасибо, Рудольф, садитесь. — К больному мы отправимся после того, как получим все оставшиеся результаты анализов. А сейчас все по своим больным. Доктор Немова, останьтесь, пожалуйста.

— Доктор Немова, как у вас дела? Как складываются отношения с больным Шестаковым?

— Нормально, развиваются. То есть все хорошо.

— Вот и славно. Я в принципе не об этом хотел поговорить.

— Да? А о чем?

— Сегодня мы говорили про диету….Так вот…Как вы относитесь к такому диетическому продукту, как шашлык?

— Лучше чем к рыбьему жиру. А почему вы спрашиваете?

— У моего друга Антона Курбатова, день рождения. Он пригласил меня. Будет уютная дачка, шашлыки и приятная компания. Составите компанию?

Катя от услышанного меняется в лице. Ну, вот, напугал.

— А когда?

— Сегодня вечером нас отвезут, завтра утром обратно.

— Утром? Как-то это неожиданно. Я могу подумать?

— Конечно.

____

Катя

После лекции и опроса Шестакова, я позвонила Лере. Мне необходимо было с ней поговорить. Мы договорились встретиться в закутке, где обычно собирались все группой пить кофе.

— Лера, меня Авдеев пригласил на день рождения его друга.

— Ну, наконец-то хоть что-то. И что ты?

— А что я…Какая-то дача. Я волнуюсь.

— А чего ты волнуешься. Он взрослый человек и не позволит себе ничего, если ты не ему не позволишь. Я бы на твоем месте поехала. Он же тебе нравится.

— Очень. Но, это как-то неправильно.

— Катя. Езжай и отдохни.

— Я еще подумаю. Возможно, и поеду.

Чуть позже, мне позвонила Алена Вячеславовна. После побега незнакомца из больницы она стала какой-то дерганной, и мы начали ругаться. Все чаще она отсутствует дома.

— «Катя, мне сегодня надо уехать. Александр Петрович тоже уехал на конференцию. Ты на хозяйстве».

— «Хорошо, Алена Вячеславовна».

Ну, вот и все. Никуда я не еду.

Но приехав домой, я понимаю, что лучше бы я согласилась.

— Игорь, а что тут происходит?

— Расслабься, сестренка. Присоединяйся к нам, у нас тут весело. Много умных и красивых.

Пока он мне это говорит, ко мне подходит один из этих умных и красивых и начинает откровенно домогаться меня.

— Руки убери.

Я быстро ухожу из гостиной, где собрались друзья Игоря, и иду к Жене.

— Привет. Как ты себя чувствуешь? Подожди, откуда у тебя пиво? — Это один из умных и красивых тебе предложил?

В ответ получаю утвердительный кивок. Ну, это уже наглость, дать 10 —летнему ребенку пиво.

Решено. Я поеду с Олегом Николаевичем. Быстро беру телефон и набираю номер Авдеева. Через два гудка, он отвечает.

— «Да, Катя. У вас что-то случилось?»

— «Олег Николаевич, если еще не поздно, ваше предложение в силе?»

— «Так вы согласны составить мне компанию?»

— «Да, вот только, можно я возьму с собой брата?»

— «Конечно»

Мы с Женей быстро собираемся и уезжаем по адресу, который мне скинул Авдеев.

Дача Курбатова небольшая, но на ней, правда уютно и комфортно. Может это еще и от того, что я тут с Женей, вместе с человеком, который мне нравится.

— Спасибо, что пригласили меня. — Говорю я Авдееву.

— У вас что-то случилось. Вы вроде сомневались.

— Дома небольшие проблемы. Не смогла там находиться.

— Тогда давайте отдыхать. Вот уже и шашлык готов.

Олег ведет меня к гостьям и знакомит с сестрой и женой Курбатова.

___

Олег

Шашлык готов, Катя рядом.

— Итак, всем спасибо за поздравления, начну говорить ответные слова. — Говорит Тоха. — Начну по списку. — Авдеев, с тобой мы учились еще в Москве, после чего ты остался там и стал замечательным хирургом, и я очень рад, что ты приехал сюда, хоть и из-за не очень хорошей ситуации.

— Ой, давай не будем о плохом. — Отвечаю ему и смеюсь. — Хорошо, в общем спасибо, за твою дружбу и что ты сегодня смог выбраться.

— Так, а чего молодой человек грустит, подлейте ему гранатового сока. — Тоха подливает Жене сок, после чего мы произносим тост.

Курбатов говорит о муже своей сестры и благодарит свою жену за годы, проведенные вместе.

Когда уже все наелись, наступает очередь друга Антона, который берет гитару и играет.

Вечер подходит к концу.

Катя в течение праздника выглядит веселой и отдохнувшей, будто и нет у нее проблем дома.

После того как все расходятся по комнатам, я иду в гостиную, и налив себе бокал вина сижу возле камина.

____

Катя

Курбатов и его семья, очень хорошие люди. Они хоть и младше моих родных родителей, но знают те же мелодии, что любили и они. Когда играли одну из любимых песен мамы, я вспомнила, какой у нее был красивый голос.

— Ну что, братик, как тебе? — спрашиваю я, укрываю Женю.

— Мне очень понравилось. Авдеев кстати, классный мужик.

— Я тоже так думаю. Голова у тебя не болит, чет ты бледный.

— Все хорошо.

— Ну, тогда отдыхай. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Выключив свет в нашей комнате, я иду в гостиную. Олег сидит возле камина и не слышит моих шагов.

Сейчас он расслаблен, ему никуда не нужно. Неожиданно он поворачивает голову и видит меня.

— Катя? Вы, почему не спите?

— Не хочется. Спасибо вам еще раз.

— Это вам спасибо, что согласились приехать. Вина хотите?

— Нет, спасибо.

Олег встает с кресла и подходит ко мне с пледом. Он аккуратно накрывает мои плечи.

— Катя…

Я стою в его объятиях, чувствую, как быстро бьется его сердце и решаю сделать то, о чем думаю уже не первый день. Разворачиваясь, я приподнимаюсь и целую его. Сначала я чувствую, как Олег напрягается, а затем усиливает свой поцелуй.

Когда нам уже не хватает воздуха, мы отрываемся друг от друга.

Моя голова кружится от выпитого и близости Олега. Не прерви мы поцелуй, все зашло бы гораздо дальше.

Я уверенна в этом, так как Олег очень внимательно на меня смотрит, глазами, которые стали черными от желания.

Он улыбается.

— И как мы это объясним?

— Кому? — я начинаю приходить в себя.

— Ну, для начала сами себе.

— Олег Николаевич, я… — Олег, просто Олег. Давай на «ты». — Олег, я просто…

— Давай отложим все разговоры на завтра. Давай отложим. На завтра.

— Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Глава 22

Катя

Как и обещал Курбатов, утром нас доставили на работу. Я быстро заехала домой, переоделась, помогла Жене собраться в школу и вернулась на практику.

Настроение было прекрасным, потому что теперь я была точно уверенна, мы вместе. Осталось только поговорить, так как утром, мы это сделать не успели.

В лекционном кабинете все ждали Авдеева.

— Катя, ты себя со стороны видела? — спросила у меня Лера.

— Видела.

Но видели и другие. Алексей о чем-то напряженно думал, и сидел мрачнее тучи, а Игорь сидел за столом Авдеева и внимательно меня рассматривал. Ну и ладно.

— Доброе утро всем! Как прекрасно, что вы все в сборе. — Олег зашел на занятие, сияя еще больше, чем я. Сегодня он шутил.

— Доктор Рудянский — обратил Олег к моему другу — я смотрю, вы определились со специализацией — патологоанатом?

Все посмеялись. Вот только Алексей не спешил улыбаться и шутку не оценил.

— Я еще подумаю. — Только не так сосредоточенно, Рудянский, от вашего вида зависит состояние вашего больного.

— Доктор Авдеев, но вы противоречите сами себе.

— Аргументируйте доктор Шварц.

Рудик напоминает Олегу Николаевичу, о его предостережении нам, что личные отношения между врачом и больным могут только навредить.

— Я повторюсь, что врач, должен сделать все от себя зависящее, чтобы обеспечить больному должное эмоциональное состояние. — Поправил его Авдеев.

После этого он снова обратился к Рудянскому.

— Доктор Рудянский, улыбнитесь.

Алексей улыбается, но улыбка больше напоминает оскал.

Что-то случилось. Возможно, он слышал вчера наш разговор. Но почему такая реакция? Потом с ним поговорю, может он меня услышит. Ведь я никогда не воспринимала его как парня, другом да, но не больше.

Позже в раздевалке ко мне подходит Лера. С Алексеем мне поговорить не удалось.

— Ну что, я смотрю, ты вся светишься? Рассказывай, давай.

— Лер, нечего рассказывать.

— Ну, у вас было?

— Лер…Нет. Только целовались.

— Ура. Наконец-то. Я уж думала, ты от него бегать будешь. Видно же, что он влюблен в тебя по уши. Только предупреждаю тебя, гарантийный срок мужской любви очень маленький.

— Почему?

— А ты посмотри. Вон пациент идет, целуется обнимается, заметь не с женой.

— Лер, ну это не наше дело.

— Хорошо. Как там Шестаков?

— Нормально, как раз к нему иду. Предстоит тяжелый разговор.

— Давай, удачки.

Я долго тянула с разговором, но скоро Владимира Григорьевича выписка.

— О, Катенька. Вы давно ко мне не заходили.

— Мне нужно с вами поговорить.

— О родителях?

— Да. О маме. Алена Вячеславовна рассказала, что мама долго не давала ход одному из ваших проектов.

— Верно.

— Вы могли бы рассказать об этом?

— Катя. Ваша мама была замечательным человеком. За два дня до аварии, она подписала нужные документы, и проект был запущен. В прессу эта информация попала позже.

— Но кто запустил информацию позже и зачем?

— Я не знаю. Документы по проекту вам позже привезет мой человек. Посмотрите.

— Я вам верю. Спасибо что рассказали.

— Катя, будьте осторожны с этим расследованием.

— Хорошо.

После этого разговора я провела стандартный опрос и пошла к Олегу. Практика на сегодня закончилась.

— Олег Николаевич, держите.

— Кать, история болезни Шестакова. Я все там наизусть знаю. Что случилось?

— Просто я хотела еще раз хотела сказать спасибо…и еще. Я тебя люблю.

— Это взаимно. Я тоже тебя люблю.

— Олег, а что ты делаешь сегодня вечером?

— Катя, только не говори, что ты хочешь меня куда-нибудь пригласить.

— Да. Я видела, как твое поколение проводит досуг. Хотела бы показать как отдыхает мое поколение. Пойдем в клуб.

— Хорошо.

— Замечательно. Увидимся позже?

— Да, я тебе напишу, как освобожусь.

___

Олег

После ухода Кати я решил проверить истории болезни других пациентов.

От работы меня отвлек стук в дверь.

— Здравствуйте. Расскажите, пожалуйста, про больного Захарова.

— А вы ему кто?

— Жена. У него, правда, все так серьезно?

— Да нет. Подлечим и отправим домой.

— Вы что-то путаете.

За спиной посетительницы я вижу Федотова, который что-то показывает мне руками.

— Посидите, пожалуйста, у меня тут студент сума сошел.

Я выхожу из ординаторской и шепотом разговариваю с Федотовым.

— Что происходит, доктор Федотов?

— Олег Николаевич. Задержите жену Захарова, к нему приехала любовница. Нужно не дать им встретиться.

— Вы моей смерти хотите, точно. Распутывайте это безобразие, только прошу вас, не натворите дел.

— Спасибо за помощь.

Через какое-то время я жалею о том, что позволил студенту создать благоприятные условия для больного, так как жена моего пациента падает в оброк. Горе студенты разыграли ее, якобы ее муж умер во время операции.

Чтобы никого не убить я нахожу Катю, и мы вместе идем в ординаторскую.

— Как вы? Все хорошо? — спрашиваю я у женщины.

— Да.

— Уж простите, произошло досадное недоразумение. Эти «коллеги» все перепутали. С вашим мужем, все хорошо.

Только я успеваю закончить фразу, как заходит Захаров.

— Танечка, милая моя, как ты?

— Андрюшенька все хорошо.

А следом заходит «вторая жена».

— Андрей, кто это?

И тут больной Захаров пытается одновременно уделить внимание обеим «женам».

Но понимая, что у него не получается их успокоить, притворяется, что у него приступ.

— у него обострение. Болезнь Крона- в один голос заявляют жены.

— Коллеги, прошу вас выйти. Больному нужен покой.

Женщины выходят за дверь.

— Ну, что вам уже лучше?

— Да, доктор.

— Доктор Федотов, пригласите жен. — Анет, мне плохо. — Не отпустило.

Я выхожу к женщинам.

— Ну что, как он? Перфорация?

— Нет. Все хорошо. Просто обморок. Сейчас его переведут в палату и он придет в себя.

— Ну как только он придет в себя, скажите ему, чтобы он возвращался к жене, которой у него якобы нет. — Сказала одна из женщин.

— И заодно скажите, что жены у него тоже нет.

Женщины ушли, а я для себя понял, что любимая женщина должна быть у мужчины в единственном экземпляре.

— Доктор Федотов вы свободны. Катя, спасибо, что была рядом.

— Ты на сегодня освободился? — Говорит она, ближе подходя ко мне. — Да, сейчас только разберем на лекции сегодняшний день, потом мне надо заехать переодеться и можем идти в клуб.

— Хорошо. Мне обязательно быть на лекции?

— Нет. Я за тобой заеду.

Глава 23

Катя

Я доезжаю домой. Сегодня мы официально, как пара идем на свидание. Не будет никого рядом. Только я и он. И не важно, что мы будем в шумном клубе.

Дома застаю непривычную для меня картину. Алена Вячеславовна сидит на кухне и пьет.

— Алена Вячеславовна, что-то случилось?

— Ты случилась и твоя семейка.

— Алена Вячеславовна, я не понимаю.

— Да если бы не твои мать с отцом, упертые… — Договорить она не успевает.

— Катя, иди, дочка, она это не всерьез.

— Александр Петрович, что происходит?

— Не знаю. Но в любом случае, помни, что пять лет назад, она приняла тебя как родную.

— Хорошо. Александр Петрович, я сегодня поздно вернусь.

— С Олегом куда-то идете?

— Да.

— Хорошо. Только, ты уверена?

— Деппа, я уверена. в нем. — Почему вы улыбаетесь?

— Впервые за пять лет ты назвала меня папа.

— Вы это заслужили. Ладно, пап. За мной Олег приехал. — С Аленой Вячеславовной все будет хорошо?

— Удачно отдохнуть и да, с ней все будет хорошо. К утру уже все забудет, что тебе наговорила.

Я надела куртку и вышла на улицу. Олег ждал меня у такси.

— Привет. Я готова.

— Привет. — Он подошел и, притянув меня к себе, поцеловал. — Пойдем.

Вечер пролетел незаметно. Мы танцевали, разговаривали, целовались. В общем, проводили время, не боясь, что кто-то нас заметит, и пойдут слухи.

Олег показал мне фотографии со дня рождения Антона Курбатова. А потом настало время ехать домой, ведь завтра у моего парня операции, а мне предстоит, встреться с человеком Шестакова.

Олегу я об этом не говорила, да и про всю ситуацию с моим прошлым. Я знаю, что он заметил мои перепады настроения еще до того, как мы стали парой. Я знаю, что мне необходимо с ним поделиться. Он сможет помочь, но для начала, мне нужно понять. Кому перешли дорогу мои родители.

***
Утром я просыпаюсь и иду на кухню. — Доброе утро папа, как Алена Вячеславовна?

— Доброе утро. С утра уехала по каким-то делам. Ты в больницу?

— Да.

Меня прерывает звонок моего мобильного.

— «Да, слушаю»

— Катя, здравствуйте. Это жильцы с вашей квартиры.

— Здравствуйте, что-то случилось?

— Мы пришли домой, но дверь вскрыта. Мы перед уходом закрывали.

— Полицию вызвали?

— Да.

— Я сейчас приеду.

Я быстро завтракаю и собираюсь на квартиру родителей.

— Катя, что случилось? — Ломов быстро подходит ко мне.

— Папа, кто-то проник на квартиру родителей.

— Тебя подвезти?

— Нет, я сама доберусь, спасибо.

В это же время я прошу Алексея подойти к дому, где я раньше жида.

— Позвони потом.

— Хорошо.

По дороге к дому, где я росла, я пишу Олегу, что сегодня меня и Алексея на занятии не будет. Он спрашивает почему, но сказать правду я ему не могу. Поэтому вру, что сегодня нужно позаниматься с Женей и подтянуть его по химии и биологии. Алексей просто вызвался помочь. Олег понял и отпустил.

В квартире родителей все осталось так же, как и пять лет назад. Я прохожу по знакомым комнатам и понимаю, что все на месте.

Полиция уезжает. Мне же удается найти папины документы, которые видимо и искал тот, кто проник в квартиру. Документы он не нашел, только потому что не знал, где они могут быть. Мне же просто повезло, и я помнила про тайник.

В документах я нахожу материалы расследования моего отца о препарате, действие которого исследовали на детях и подростках. Папе удалось выяснить, что этот препарат не прошел клинические испытания, так как после него многие либо умирали, либо оставались инвалидами. У тех же, кто выжил, вскоре обнаруживали рак.

— Алексей, получается, мой отец проводил расследование. Возможно, ему удалось узнать про людей, которые проводили эти испытания на детях и собирался все это опубликовать.

— И ты думаешь что человек, который этим занимался пять лет назад, приказал убрать твоих родителей?

— Думаю да. Но при чем тут мама?

— А с Шестаковым ты говорила?

— Да. Это не он.

Алексей помог мне собрать все документы и когда мы собрались выходить, показал мне на один конверт.

— Катя, посмотри.

На конверте почерком моего отца было написано мое имя.

— Спасибо, Леш. Поехали.

— Ты домой?

— Да. И ты тоже. Олег Николаевич знает, что ты мне сегодня помогаешь. Правда он думает, что мы сейчас Жене помогаем с химией и биологией.

— Хорошо. Тогда до завтра.

— До завтра.

Позже дома, я открываю папино письмо.


«Катенька, дочка. Если ты читаешь это письмо, то нас с мамой уже нет.

Как ты помнишь, Женя сильно болел, пневмония буквально забирала жизнь нашего мальчика. В то время на рынке медикаментов собирались запускать препарат Гентофлоксацин. Говорили и писали о том, что он эффективно борется с пневмонией и другой вирусной инфекцией. Испытания проводили на базе детской поликлиники.

Препарат помогал, но не всем. Многие дети умерли через неделю, после лечения. У тех же, кто выжил, обнаружили новообразование. У кого-то в коре головного мозга, были случаи обнаружения и в других органах.

Сама понимаешь, что запустить в массовое производство такой препарат не могли.

Женю тоже лечили этим препаратом. Отсюда и его головные боли. Думаю, что к тому моменту, как ты найдешь это письмо, про диагноз своего брата ты уже будешь все знать.

Теперь к главному.

Мне и твоей маме удалось узнать, кто занимался поставкой Гентофлоксацина и чья фирма его продавала в больницы города.

Вся эта информация есть у тебя. В самом дорогом, что от нас с мамой осталось тебе.

Надеюсь, что ты найдешь ответы.

С любовью, твой папа»


К тому моменту, как я закончила читать письмо, оно стало мокрым. Слезы просто лились градом.

Я начинала догадываться, что папа проводил какое-то расследование. Просто не думала, что оно было связано с братом.

Так, папа написал о чем — то самом главном, что осталось от них с мамой.

Точно, мой плюшевый заяц, подаренный мамой, за неделю до их гибели.

Заяц и сейчас со мной. Посмотрев на него внимательно, я замечаю молнию у него на спинке. Дрожащими руками я пытаюсь расстегнуть ее. Ура, получилось. Аккуратно проверяю, что внутри и нахожу флэш-диск.

Быстрее хочется узнать информации, но файлы на диске запаролены.

— Леш, привет.

— Привет Катя. Ты что-то нашла?

— Да. Папа оставил мне диск, но он запаролен.

— Думаешь там нужная тебе информация?

— Да, уверена. Ты можешь своего друга попросить взломать пароль?

— Хорошо. Спокойной ночи.

— Спасибо. И тебе спокойной ночи.

Глава 24

Катя

После дня рождения, где мы были так счастливы и похода в клуб, между мной и Олегом все изменилось. Он стал замкнутый, стал отдаляться от меня.

Причина показала себя сама- женщина. Кто она я не знала.

В один из дней, когда к нам в больницу приехал врач из Америки по обмену опытом, я зашла в ординаторскую, где, вместо проходившего переподготовку хирурга, был Олег и та самая женщина.

— Олег Николаевич, больному Гильманову хуже.

— Спасибо, Катя. Знакомься- это Евгения Авдеева, моя бывшая жена. Женя, это Екатерина Немова, студентка, которая проходит у меня практику. — Катя, пойдемте к больному, Жень, позже созвонимся и договорим.

Когда мы немного отошли от ординаторской туда, где нас никто не слышал и не видел, Олег обратился ко мне.

— Катя, прости, что сразу не сказал. Мы еще не разведены, но …

— Олег, не важно. Мне это не важно. Главное не закрывайся от меня. И, вы не живете вместе и уже давно. Правда?

— Правда.

Мы прошли в палату больного Гильманова. Он уже сутки в стационаре. Поступил с болями в правой стороне. Так как результаты рентгенограммы пришли хуже, чем в предыдущие сутки, Авдеев решил оперировать. Больной был против, но нам удалось переубедить его.

Пока мы шли к реанимации, где лежала вторая пациентка Олега, нам удалось поговорить.

— Как у тебя настроение?

— Все хорошо.

— Вот и у меня. Но хочется так кому-нибудь сказать пару ласковых, а под руку никто не попадается.

— Ну все знают, что перед операцией тебя лучше не трогать. Хочешь, на меня наори.

— Свое ты получишь.

— Опять крючки держать?

— Доктор Немова, ты сейчас договоришься, и я точно наору на тебя.

Нас прервали. Доктор Старшова как раз вышла из реанимации.

— Олег Николаевич. — Да, Елена Алексеевна. — Простите, что прерываю. Я осмотрела больную Березину. Мне не нравится ее сердце и есть еще моменты по вашей части.

Я решила уйти. Тем более, что мне нужно было готовится к операции.

____________

Олег

В город приехала моя бывшая жена. Приехала она по работе. И это хорошо. Когда я увидел ее в ординаторской, сразу решил поговорить о том, что мы уже собираемся сделать два года. Развестись. Тем более сейчас, когда в отношениях с Катей я готов к новому шагу.

Мне приходилось ее игнорировать, чтобы разобраться в себе и все обдумать.

Вчера поступил новый больной. Думал подлечить его, не прибегая к хирургическим вмешательствам. Но, больному стало хуже, и операция — последний шанс.

Есть еще больная Березина. Она поступила с более серьезной проблемой- проглоченный ею ключ, застрял в кишечнике. Больную я доверил Игорю Ломову, который должен был каждый час возить ее на рентген и следить за положением ключа. По какой-то причине, мне не сообщили вовремя о том, что ключ привел к перфорации. Больную прооперировал другой врач. Ситуация неприятная.

Мы с Катей как раз подошли к реанимации, где была Березина.

— Олег Николаевич. — Да, Елена Алексеевна. — Простите, что прерываю. Я осмотрела больную Березину. Мне не нравится ее сердце и есть еще моменты по вашей части.

Катя извинилась и ушла готовится к операции Гильманова. Я же стал внимательно слушать Лену.

— Так что там по нашей части? Только давай быстрее, я тороплюсь. Времени мало.

— Олег, я тебя не узнаю. Ты, такой уверенный в себе, и бегаешь от слабой женщины. Чем я тебя так напугала?

— Лена.

— Да? — Кстати, у тебя очень красивая бывшая жена.

— Лена, если это все, что ты мне хотела сказать, то я, пожалуй, пойду на операцию. А вот кстати и второй хирург. — Джон, знакомься, это наша коллега из терапии- Елена Алексеевна.

— Очень приятно познакомится.

Мы с Джоном направились в мой кабинет. Там мы обсудили все этапы операции.

Было страшно лезть внутрь, не зная всей картины. Будь бы в нашей больнице нормальное оборудование, сомнений и страха не возникло бы. Тут же приходилось делать все по старинке и узнавать обо всем во время операции. По крайне мере в большинстве мною проведенных операций так и было.

Во время операции обнаружилось то, чего мы очень боялись. Множественные спаечные процессы. Что-то нам удалось разделить. Там же, где это не представлялось возможных, пришлось делать резекцию. В итоге больной сможет еще прожить долгую жизнь без болей.

________

Катя

Операция закончилась. Я очень устала. Хочется быстрее оказаться дома, принять ванну и спать.

— Катя, ты с операции? А почему так долго?

Ко мне подошли Лера и Ваня.

— Авдеев и Джон просто кудесники. Были трудные моменты, но они справились.

— Везет, люди в операциях участвуют. — пожаловался Ваня. — А мы только и делаем, что вопросы задаем.

— Ой беднений. Не прибедняйтесь. Вы куда?

— В ЗАГС. — ответила Лера. — Вань, ты иди, а я тебя догоню.

— Кать, ты посмотри, еще не женаты, а она уже мной командует.

Ваня ушел. Лера же подошла еще ближе ко мне.

— Авдеев снова от тебя не отходит. Я очень рада за тебя.

— И я за тебя рада. У нас с тобой все будет хорошо.

Попрощавшись с Лерой, я ушла переодеваться.

На крыльце больницы я встретила Олега.

— Катя, удачного вечера.

— Олег, а может сходим вместе куда0нибудь.

— Не сегодня. Да и пока это плохая идея.

— Зачем ты так?

— Я не намерен менять свою жизнь. Ты прекрасно это знаешь.

— Но…

Договорить нам опять не дали. Подошла Евгения.

— Олег, нам нужно поговорить.

Разговора опять не получилось. Я не понимала, что происходит.

В последующие дни Авдеев отдалился еще дальше. Он избегал встреч со мной в коридорах больницы.

В одни из таких дней меня пригласила к себе доктор Старшова.

— Катя, нам с тобой пора поговорить.

— И о чем же?

— Ты не глупая девушка. Но ты еще очень молода. А Авдеев старше.

— Зачем вы мне это говорите?

— Чтобы уберечь тебя от разочарований.

— Вы немного опоздали. В моей жизни достаточно разочарований. И не только из-за Олега Николаевича. — В наших отношениях мы разберемся сами. Спасибо за переживания.

— Ты знаешь, что он женат?

— Знаю, он сам рассказал.

— А то, что он ее еще любит?

— Вы ошибаетесь. Мне пора. Всего доброго.

Я вышла из кабинета Старшовой и направилась было в раздевалку, чтобы переодеться и ехать домой. Но лова Елены, о том, что Олег возможно любит свою жену, не давали мне покоя.

— Олег Николаевич, к вам можно?

— Катя, что-то случилось? Если ты опять хочешь куда-то пойти, ответ прежний- нет.

— Нет. У меня только один вопрос- Ты еще любишь свою жену?

Олег мне ничего не ответил.

— Спасибо, за честный ответ.

Дома меня не отпускала вся эта ситуация. Влюбилась. Сильно влюбилась. Но быть любовницей мне не хотелось.

Нужно выпить чай. Взяв любимую кружку, я пошла к столу, но из-за мыслей об Олеге, кружка выпала из рук. Звук разбившейся чашки слышал Игорь.

— Ты чего буянишь? Давай помогу.

— Я хотела чай попить, но разбила свою любимую кружку.

— Кружки есть. Сейчас я тебе чай налью. Сахар добавлять?

— Нет.

Он придвинул ко мне кружку с чаем.

— А ты чего такая расстроенная? Не из-за Авдеева ли?

Настроение упало еще ниже. Чай пить перехотелось.

— Спасибо за чай.

— Да не за что.

В комнате я долго не могла уснуть, но после трех часов мучений, все-таки сон поборол меня. Во сне я была с Олегом. Но только лишь во сне.

Выходные прошли быстро и скучно. Новую неделю я встречала вновь одинокой. Но похоже не только я.

— Лера, а ты почему тут одна, без Вани?

— Потому что Ваня для меня больше не существует.

— Значит мы с тобой одиночки.

— А ты-то почему?

— У Авдеева жена есть. Говорит, что бывшая, но они не в разводе. А у тебя что случилось?

— У Вани бывшая девушка оказалась беременна. Он не знал. Сейчас она в гинекологии, на сохранении.

— Давай сегодня после пар напьемся?

— Давай.

Глава 25

Всю следующую неделю Катя и другие студенты занимаются новыми и старыми пациентами. В больницу поступает преподаватель, который читает физику в их институте. Студенты решают проучить его за все те печали, которые им пришлось пережить на первом курсе.

Их месть позволяет выявить у преподавателя опухоль, которую Авдеев успешно удаляет.

В тоже время в больницу привозят новое оборудование. Инвестором оказывается хороший знакомый приемных родителей Кати, который занимается медицинским оборудованием.

Кате же приходит письмо, в котором фотографии с места аварии. Она идет к мачехе.

— Алена Вячеславовна, а помните незнакомца, который лежал в больнице?

— Да, помню.

— Удалось узнать кто-он?

— Это Федор Степанович Ардеев. Очень страшный человек.

— Посмотрите. Мне пришёл конверт с фотографиями. И это точно не от Шестакова. Может от Ардеева?

— Может и от него. Мог отправить до отъезда из России.

— Он уехал?

— Да. И будем надеяться, что не вернется. А на счет фотографий. Убери их подальше, не мучай себя и перестань расследовать это дело.

— Хорошо.

— Вот и умница. У тебя как с практикой?

— Все прекрасно.

— Приятно слышать. На следующих выходных к нам приедет знакомый.

— Я нужна буду?

— Нет. Мы будем обсуждать деловые вопросы.

— Хорошо. Тогда я на выходные поеду к Лере. Женя тоже хотел к другу, у них как раз каникулы.

— Отлично. Отдыхай.

После выходных, оказывается, что практику временно будет вести Ирина Васильевна.

Олега утром вызвал Александр Петрович.

— Олег Николаевич, расскажите мне, как так получилось, что больная Березина, не получила вовремя медицинскую помощь?

— Александр Петрович, я в тот день вышел ненадолго из больницы. Когда вернулся, уже все было сделано.

— Это халатность. Вы со своими амурными штучками, совсем отвлеклись от работы.

— Да, вы правы.

— Что? Вы согласны?

— А почему нет. Действительно, давно не было отдыха. Да и дела есть, которые необходимо завершить, ни или для начала обдумать их.

— Сколько времени вам нужно?

— Недели отпуска мне хватит.

— Договорились. С сегодняшнего дня вы в отпуске. Приказ позже будет. Заявление оставите у секретаря. И, Олег Николаевич, надеюсь за это время вы определитесь по поводу отношений с моей дочерью.

Авдеев оставил последнюю фразу Ломова без ответа и вышел из кабинета. Ему нужно было увидеться с Катей.

— Олег Николаевич, это правда, что вы в отпуск ушли?

— Да, доктор Немова.

— Это из-за Березиной?

— Да. И не только. А поплакаться некому.

— Что-то я не представляю вас и плачущим в жилетку.

— Ну вот и так бывает. Возможно увидимся через неделю.

Катя хотела узнать, почему возможно, но в этот момент мимо них прошел Игорь.

Катя не стала задерживаться и попрощавшись с Авдеевым, ушла следом за ним.

Глава 26

Олег

Итак, Ломову донесли о состоянии Березиной, и что меня в нужный момент не было в больнице.

Действительно, пора разбираться со своими женщинами. С двумя из них точно- Лена и Женя.

С одной расстаться окончательно не получиться, все равно будет пересекаться на работе. С Женей достаточно развестись., для этого нужно ехать в Новосибирск.

— Женя, ты еще в городе? — спрашиваю я, после того, как она берет трубку.

— Да. Ты подумал над моим предложением?

— Подумал. Когда выезд?

— Через два дня.

— Хорошо. Увидимся на вокзале.

_______

Катя

В больнице стало пусто. Олег ушел в отпуск и неизвестно вернется ли.

— Катя, я хотела бы с вами поговорить- окликает меня в коридоре, Елена Старшова.

— Я вас слушаю, Елена Алексеевна.

— Катя, вы знали, что Олег Николаевич собирается уехать?

— Ну он говорил, что поедет в отпуск.

— Это не просто отпуск. Он уезжает с женой. Меня он слушать не будет, попробуйте вы с ним поговорить. У него здесь карьера. Там его история закончилась.

— Я попробую.

Елена Алексеевна попрощалась со мной и ушла к своим пациентам. Тоже самое сделала я.

После практике возле больницы меня ждал Игорь.

— Сестренка, подвезти домой?

— Я не домой.

— Куда, можно узнать?

— Хочу съездить к Авдееву. Попрощаться. Возможно он не вернется после отпуска.

— Так давай отвезу.

— Поехали.

Мы быстро доехали до дома Авдеева. Адрес я помнила с того раза, как приехала к нему после первой совместной операции.

Я поднялась на этаж и позвонила в звонок.

— Катя, что ты тут делаешь?

— Олег, нам надо поговорить.

— Проходи.

Я быстро разулась и прошла в комнату.

— О чем ты хотела поговорить?

— Олег, ты действительно решил уехать?

— Да. И решение я не изменю.

— Хорошо.

— И раз ты пришла, я хотел тебя попросить взять больную Березину.

— Но…ее же курирует Игорь.

— Игорь может взять твоего больного, за которого я не переживаю. А вот больная Березина вызывает у меня опасения. Распоряжение я передам через Галину Сергеевну.

— Ну я не знаю.

— Спасибо. Ты чай будешь?

— Нет, спасибо, я пойду тогда.

— Больше ничего не хочешь сказать?

— Нет. Удачно съездить.

Олег проводил меня до двери, и я ушла. Так и не сказав ему, что без него это будет самая тяжелая неделя, да и не хочу я чтобы он уезжал.

Игорь молча встретил меня у подъезда, и мы поехали домой.

_______

Олег

После ухода Кати, я еще раз подумал над своим решением ехать в Новосибирск, и понял что ехать туда категорически не хочу.

В голове созрел план Б.

— Антох, привет.

— Привет, отпускник.

— Не завидуй. Это вынужденно.

— Ясно. Чего хотел?

— У тебя дача свободна?

— Да. В ближайшее время не до нее.

— Можно я там поживу, пока отпуск. Заодно прослежу, чтобы там все было в порядке.

— Валяй.

— Только, Тох, об этом никто не должен знать. Военная тайна.

— Понял. Кате сказал?

— Она в первую очередь не должна знать.

— Хорошо. Ключи завезу завтра утром. Ты же по плану завтра уезжаешь?

— Нет, через день.

— Ну, не суть.

— Спасибо дружище.

Когда я уже хотел было идти в магазин, раздался звонок в дверь. Я никого не ждал, но пришедший, был для меня неожиданным гостем.

— Александр Петрович, вот уж не ожидал.

— Поговорим?

— Как начальник с подчиненным или как отец с ухажером?

— Как мужик с мужиком.

— Хм. Ну, тогда проходи.

Я указал на кухню, после чего закрыл дверь и прошел следом за Ломовым.

На кухне мы открыли коллекционный коньяк и начали разговор.

— Я очень тебя прошу, отстань от моей дочери.

— Александр Петрович, я ведь к ней не приставал, понимаешь.

— Да понимаю. Давай выпьем.

— Да и потом. Катя уже не ребенок. — Ответил я после неизвестно какой по счету рюмки.

— Да перестань ты. Не ребенок. Она молодая девчонка, потерявшая рано мать и отца. Брат болеет. А тут ты, взрослый мужик. Пожалел, по головке погладил, всё. Она твоя.

— Ну зачем ты так, Александр Петрович, я же не сволочь последняя.

— Да я и не говорю, что ты сволочь. Ты мужик, настоящий, и гораздо старше Кати. То, что она принимает за любовь, возможно обычное проявление благодарности. Почувствовала заботу, искренне хочет, чтобы кто-то заменил ей отца. Чего молчишь?

— Сейчас скажу. — Правда, что говорить, не представляю. Получалось, что я оправдываюсь. Но потом, слова нашлись. — У меня это серьезно, понимаешь. Я жену так не любил, как твою дочь. Даже в самом начале отношений.

— А ты уверен, что у Кати это серьезно? Что ты тот, кто ей нужен?

— На счет Кати я говорить не могу, это только она сама скажет. Мы взрослые люди, время покажет, как будет. Но, я обещаю тебе, что Катю я в обиду не дам и сам не обижу.

— Я очень на это надеюсь.

Мы еще немного посидели и обсудили сложившуюся ситуацию со мной и Катей, после чего я проводил Ломова до такси и отправил домой.

Теперь я окончательно решил не ехать в Новосибирск. О возвращении отношений с женой и речи не может быть. Я не соврал Ломову, сказав, что с его дочерью у меня все серьезно.

Осталось дело за Катей. Нужен ли я ей так же сильно, как она мне?

____

Катя

Игорь привез меня домой.

— Спасибо.

— Да не за что.

— Я пошла?

— Давай. Хотя…У меня есть пара билетиков, как ты относишься к року?

— Спасибо, но мне нужно еще почитать. Очень интересный случай.

— Сегодня ничего интересного не было, мы с тобой в одной группе.

— Это не по учебе. Папины статьи. Не Ломова, моего отца.

— Понятно.

— Спасибо.

В папиных статьях было много информации о гентофлоксоцине. Часть я уже прочитала. В одной из них я нашла упоминание больницы, в которой лечили Евгения. Именно после того лечения у него обнаружили коверному. Осталось узнать, кто поставлял медикаменты в ту больницу. Папа, надеюсь, ты писал об этой фирме.

Закрыв папины файлы, я убрала диск с ними обратно в сумку. Так надежнее. Но уже скоро я буду сожалеть о том, что не сделала копию файлов.

Глава 27

Катя

Прошел день. Я понимала, что нужно продолжать расследование. Но после того разговора с Олегом, делать ничего не хотелось. Я должна была ему рассказать все. Что он мне нужен, что мне важно его присутствие в моей жизни.

Игорь второй день возит меня на практику. Вот и сегодня мы должны были поехать вместе, но возле его машины нас ждала его девушка.

— Ты что тут забыла? — спросил Игорь. — Тебя жду. Ты же не отвечаешь на мои звонки и сообщения.

— Игорь, я на автобусе доеду.

— Кать, постой. — Не надо, увидимся на учебе. Все хорошо.

Что было дальше, мне не интересно.

На учебу Игорь приехал злой, но поговорить не удалось. В последнее время мы стали реже ругать и все больше напоминали обычных брата и сестру.

Занятие сегодня проводила Ирина Васильевна. Рассказала, что появился новый больной. Курировать его поставили Ксюше Капустиной. Нов течении дня, выяснилось, что этот больной не любит женщин врачей. Ксюшу мы долго успокаивали, после того, как больной Емельянов выгнал ее из палаты.

Емельянов был отцом знакомого, который недавно приезжал к моему приемному отцу. «Папа» говорил, что он инвестор и помог больнице с оборудованием. А отец его был каким-то большим начальником в свое время.

После того, как Ксюша рассказала, что и в какой форме ей говорил Емельянов-старший, Рудик не выдержал и пошел разбираться.

Ксюша потом рассказала, что после разговора с Рудольфом Анатолий Григорьевич Емельянов лично перед ней извинился и объяснил, что за всю свою жизнь его ни одна женщина врач не осматривала. При нем же Ксюша и Рудольф договорились, что теперь Рудольф будет его курировать, о чем позже и сообщили Жуковой.

После занятий Игорь все же подошел ко мне.

— Как доехала?

— Спасибо, хорошо. Подошел прекрасный автобус.

— Утром как-то не красиво получилось. У дамочки совсем крышу сорвало, раз она меня уже и калитки караулит.

— Ну что ты так о ней.

— Да достала она меня. Слишком уж я себя ценю, чтобы отдать кому-то в безвозмездное пользование.

— Ты прости меня конечно, но она банально ревнует тебя.

Больше за весь день мы к этому разговору не возвращались.

Рудик изучил историю болезни Емельянова. Операция, которую ему предстояло перенести, мог сделать только очень хороший хирург.

— Тут нужен Авдеев.

— Кать, он уезжает сегодня вечером. Ирина Васильевна ему звонила, и даже ради такой сложной операции он не вернется.

— Ты сказал он уезжает вечером?

— Да.

Я сразу побежала в раздевалку, где оставила свой телефон. Я много раз звонила Олегу, но трубку он не брал.

— Авдееву звонила? — Алексей подошёл примерно через минут двадцать. — Да. — Не отвечает? — Нет.

— Тогда иди одевайся. Ты еще успеваешь до отъезда поезда. Вам нужно поговорить.

— О чем, Леш?

— Я не маленький и все прекрасно вижу. Да и ты знаешь, о чем вам нужно поговорить. Не совершай ошибку, о которой будешь потом жалеть.

— А тебе то это зачем?

— Потому что я хочу, чтобы ты была счастлива. А с ним ты счастлива. И потому что я друг.

Я послушала Алексея и выехала на вокзал. Но там я встретила только его жену.

— Добрый вечер.

— А…Вы Немова? Решили проводить?

— Да. А Олег Николаевич?

— Скоро подойдет. Но на вашем месте, я бы не стала ждать. В вашем возрасте навязчивость не к лицу.

— Я не собираюсь никому навязываться.

— Эти сказки расскажи кому-нибудь другому. Думали, что, увидев вас он все бросит и останется?

— Нет. Вы не так все поняли. И в ваших советах я тоже не нуждаюсь.

Разговор не получился. Поэтому я просто отошла в сторону и решила дождаться Олега. Но он так и не пришел, а его жена уехала без него. Перед тем как зайти в автобус, она сказала мне только одну фразу «Когда-нибудь он и вам пообещает прийти и не придет». Я решила ему еще раз позвонить. Трубку так и не брали. Тогда я поехала к нему, надеясь, что он дома. Нои дверь мне никто не открыл. Проходившая мимо соседка сказала, что он уехал пол часа назад. Но куда она не знала. Где же ты? Куда ты мог уехать?

С этими вопросами я поехала домой.

Следующий день принес неожиданные открытия и факты, которые позволили расставить всё по своим местам.

Глава 28

Утром с теми же мыслями я поехала на практику.

— Кать, привет. Ты как?

— Привет, Леш. Нормально.

— Ты ведь ездил вчера на вокзал?

— Да.

— И как?

— Никак. Я Авдеева там не видела.

— Не успела?

— Успела. Он просто не приехал. И дома его нет. Даже не знаю где он.

— Может что-то случилось.

— Не знаю. Трубку он тоже не берет.

— Поговори с кем-то из его знакомых. Они должны знать.

— Нет. Не вижу смысла.

Мы с Алексеем зашли в больницу. Дальше мы этот разговор не продолжали.

Теоретическая часть практики прошла спокойно. Ирина Васильевна рассказала о проведенных операциях и назначила нового больного Капустиной.

После, когда я шла к своему больному, меня догнал Игорь.

— Кать, подожди. Какие у тебя сегодня планы?

— К Березиной зайду. Нужно проверить, как она.

— Я не об этом. Какие планы на вечер?

— Не знаю. Там тоже дела. Сначала библиотека, потом дома заниматься с Женей. У него проблемы с химией, будто сам не знаешь.

— А может хватить над книгами сидеть? Пошли в клуб. Там сегодня знаменитый ди-джей. Я приглашаю.

— Спасибо, но желания пока нет.

— Вот походишь по больным, сразу появится. Договорились?

Ответ он уже не слышал. Игорь как-то резко начал проявлять интерес. Да, для всех мы брат и сестра. Но не родные. И все же, такой интерес с его стороны был для меня подозрительным.

— Ну что. Швы у вас зарастают хорошо. Только, рубцы останутся.

— Да и ладно. Мне не важно.

— Вам очень повезло. Доктор Авдеев операцию провел просто мастерски.

— Прямо как в жизни, один портит, второй исправляет. Да и сама виновата. Он же спрашивал, болит ли у меня что-нибудь. Есть ли жалобы. Нужно было сразу сказать.

— Вот видите. Нельзя от врачей правду скрывать. Если бы еще и снимки вовремя были. Авдеев бы и без ваших слов всё увидел.

— Так были снимки.

— Как. И Авдеев при вас его смотрел?

— Нет. Твой брат меня возил последний раз. И снимок забрал. Все же обошлось.

— Вот значит, как. Спасибо. Вы поправляйтесь. Я к вам еще зайду.

Значит, мой дражайший братец задержал снимок и лучший врач города, собрался и уехал неизвестно куда. Нужно найти Курбатова. Только он может знать, где сейчас Олег.

Для начала найду Игоря. Скажет ли он мне правду. А вот и он.

— Игорь, подожди. Да подожди ты, говорю.

— Катя. Чего тебе?

— Скажи пожалуйста, это правда, что ты последний раз возил Березину на рентген?

— Она твоя больная.

— Я про тот день, когда её успели в последний момент спасти.

— Может и возил. У меня каждый день, кого-то да надо отвезти. Скоро чемпионом буду.

— А можешь быть серьезнее. Я не шучу. Снимок ты забирал?

— Это когда было? Нашла что вспомнить.

— Забрал ты. Авдеев ничего не увидел. Зачем, Игорь?

— Так. Я ничего не сделал.

— Вот именно. А должен был сразу передать снимок лечащему врачу. Из-за тебя человек мог погибнуть. Плюс ты подставил врача.

— Отстань от меня со своим Авдеевым. Березина жива. А твой любезный Авдеев, рано или поздно ушел бы, потому что не прижился бы со своим характером.

— Ты совершил подлость.

— У меня были причины на это.

— Да иди ты…

Слушать о его причинах не было никакого желания. Он поступил подло и низко.

Я пролетела мимо нашей старосты. Не сомневаюсь, что она слышала наш разговор. Тем лучше, вся группа будет знать, какой Игорь на самом деле. До этого дня, никто не знал об этой его стороне, ну, пожалуй, кроме Алексея.

Я долго искала Курбатова. Он как раз выходил из ординаторской нашего отделения.

— Ой, доктор Курбатов, как хорошо, что я вас нашла. Мне нужно с вами поговорить.

— О, Катя. О чем?

— Вы не знаете, где сейчас Олег Николаевич.

— Олег. Нет, давно его не видел. А что натворил мой друг?

— Он ничего. Но у меня для него есть информация. Очень важная. Трубки он берет, дома его. Мне очень нужно.

— Ты же понимаешь, что, если человек не берет трубку, он просто не хочет ни с кем говорить.

— Я все понимаю. Но мне очень нужно сообщить ему эту информацию.

— Меня не хотите посвятить в эти тайны?

Мы пошли в то место, где обычно группой пьем кофе. Я рассказала Антону, что Игорь, задержал снимок и подставил Олега.

— Вот так. На пол часа задержал снимок и всё. Баста.

— Вы же знаете где он.

— Я дал слово, что никому не скажу.

— Хотя бы намекните.

— А это идея. Я дал слово, не говорить. А вот не петь…

И он спел ту самую песню, которая была у него на дне рождения. Я сразу поняла, где мне искать Олега.

Поцеловав Антона в щеку, я побежала отпрашиваться у Жуковой, после чего поехала на автовокзал за билетом.

Глава 29

Олег

Весь день я собирался с мыслями. Хоть и было принято решение ехать в Москву с женой, я все равно сомневался.

Весь ден6ь звонил телефон. Я знал, что звонила Катя. Но ответить на ее звонок, значит признать, что уезжать мне не хочется.

В последний момент, я все же поменял свое решение.

— Антох, привет.

— Привет. Говорят, ты уезжаешь?

— Да. У тебя же дача свободна?

— Ты же в Москву собрался?

— Нет. Мне нужно уехать туда, где меня никто не найдет. Так что?

— Езжай. Заодно проследишь, чтоб там все было в порядке.

— Только, Тох. Никто не должен знать, где я.

— А Катя?

— Она особенно.

— Потом расскажешь. Заезжай.

Закончив разговор, я проверил сумку и переложив еще раз вещи, уехал к Курбатову. Забрав у него ключи, отправился туда, где впервые поцеловал Катю.

На даче было тихо и спокойно. Свежий воздух позволил обдумать всю ситуацию.

Ломов прав в одном- играть чувствами Кати, это не совсем правильно. Но я не врал ему, когда говорил, что для меня это серьезно. Катя была мне очень дорога. Даже не смотря на нашу разницу в возрасте, я чувствовал в ней своего человека. Того, кто поймет и поддержит в любой ситуации, ту которая не будет менять мой характер, а примет его. Ну или на крайний момент, сможет его смягчить.

Я был на даче уже второй день, когда неожиданно раздались шаги по тропинке, ведущей к дому.

Я как раз колол дрова и обернулся на шаги. Катя

— Катя. Проходи. Будем чай пить.

Она улыбнулась мне в ответ. До кухни мы так и не дошли. Только зайдя в дом, я сразу обнял ее. Одна рука легла на ее затылок, второй я ее держал за талию. Мы целовались так, будто не виделись годы, а не всего два дня. Как мы оказались в комнате, я не помню. Одежду снимали рывками. Катя была очень красивая. Нежная персиковая кожа, тонкая талия.

— Ты очень красивая.

— Олег…

Она поддалась мне на встречу. Я нежно целовал ее и вдыхал ее аромат.

Я аккуратно навис над ней. Ее глаза источали тоже желание, которое горело внутри меня.

____

Катя

До назначенного места я доехала быстро. Аккуратно зашла на территорию той самой дачи, где первый раз поцеловала Авдеева.

Он колол дрова, но неожиданно повернулся ко мне.

Он пригласил меня в дом. Но сейчас мне было не до чая.

Я готова была к новому шагу в наших отношения. Готова была стать его, не только в платоническом, но и в физическом плане.

Он целовал шею, грудь, живот. Его теплые руки чувствовались везде. По телу от тех мест растекалось тепло и скапливалось внизу живота.

— Олег…

Он был первым. Но как сказать, я не знала.

— Катя…Ты?

— Да. Ты первый.

— Прости, если больно.

Я отрицательно покачала головой. Больно было только в первую секунду.

— Продолжай.

И он продолжил. Его движения по началу были осторожными, а когда я окончательно расслабилась, отпустил себя. После того, как мы оба были удовлетворены и приняли душ, нам все-таки удалось попить чай.

— Ты в порядке?

— Да.

— Хорошо.

Олег садит меня к себе на колени. Теперь это кажется таким нормальным.

— Олег, я тебе хотела рассказать. Я знаю, кто тебя подставил.

— Игорь.

— Ты знал?

— Конечно.

— Но почему ты никому не сказал.

— Катя. Потому что, я тоже виноват. Я должен был находится в больнице и сам все проконтролировать. Игорь студент, и это не его обязанность.

— Но он должен был тебе сообщить, что снимок готов.

— Да. Но что произошло, то произошло. Больная прооперирована, все хорошо.

— Я так испугалась, когда мне сказали, что ты уезжаешь. Даже приходила, чтобы отговорить тебя. Но так и не решилась сказать тебе.

— Почему?

— Подумала, что ты сам должен принять решение.

— Я принял, как видишь. А так как у меня отпуск, то дача друга оказалась отличным местом, чтобы отдохнуть.

Мы перешли в гостиную, где Олег разжег камин. Взяв по бокалу вина, мы сидели и наслаждались теплом огня и друг друга.

Ночью мы снова изучали друг друга, на столько, что уснуть удалось только ближе к утру.

Глава 30

Катя

Утро в деревне. Пение птиц, свежий воздух. Но самое главное- любимый человек рядом.

Я еще лежала в кровати, когда неожиданно над моей головой раздался голос:

— Доктор Немова, подъем.

Я резко вскочила, на что Олег рассмеялся.

— Не пугайся. Ты что по утрам предпочитаешь, кофе или чай?

— Кофе. Но я бы приготовила.

— Так я уже все приготовил. Доброе утро.

— Доброе.

На принесенном подносе и правда был кофе, а рядом стояла тарелка с бутербродами. Стоило мне откусить один, как на глаза навернулись слезы.

— Ну ты чего. Перестань.

— Я просто не умею быть сильной.

— Ну ка посмотри на меня. Не можешь научим, не хочешь заставим. Поняла?

— Ага.

— Какие планы на сегодня?

— В больницу.

— А может ну ее?

— Нельзя.

— Так чего мы время теряем?

Время мы и правда зря не теряли. Олег в очередной раз доказал, что кроме меня, теперь никто ему не нужен.

Через какое-то время мне все-таки удалось позавтракать и переодеться. Олег закрыл ворота и пошел вместе со мной на станцию.

Мы шли и разговаривали обо всем, кроме моего прошлого и практики. Обсуждали в основном музыкальные предпочтения друг друга, нейрохирургию и новое в киноиндустрии. Вспомнили и наш поход в клуб, после чего решили, что уж в клуб мы точно больше не пойдем.

Я успела вернуться в город как раз к началу практики.

Идя по коридору наткнулась на Игоря. Он был напряжен и от него несло алкоголем.

— Катя. Катя, подожди. Я тебе звонил вчера, ты почему трубку не брала?

— Я предупредила маму и Женю, что меня не будет дома. Перед тобой я не должна отчитываться.

— Подожди. Ты раньше уехала. Ты у него была?

То, что произошло дальше, было неожиданно. Игорь ударил меня по лицу. Пощечина получилась сильной. Надеюсь синяк не останется.

— Катя, прости. Я не хотел.

Да что он возомнил о себе? Я быстро ушла от него.

Он меня догнал в раздевалке.

— Катя, выслушай меня пожалуйста.

— Я не хочу тебя ни слышать, ни видеть, Игорь. Ты мне противен.

В течении дня я старалась не сталкиваться с братиком. После лекции ко мне подошла Вика.

— Катя, мы решили Игорю бойкот устроить. Ну, за ту историю с Авдеевым.

— Не надо. Я ему уже все высказала. Да и ведет он себя как-то странно в последнее время.

— Так что, ты с нами?

— Нет, Вик. И вам не советую. Коллективные меры воздействия здесь не помогут.

Вечером я решила навестить Филонова.

Мы мило побеседовали и попили чай. Я поделилась опасениями за Женю, что он ночами играет в компьютерные игры, а не соблюдает режим.

Мой психиатр меня успокоил, сказав, что я зря переживаю.

— Катенька, а как твое расследование?

— Пока остановила. Много неясных моментов. Буду посвободнее, вернусь к расследованию.

— Молодец. Ну, что-то мы засиделись.

— Я сейчас кружки помою и поеду. Спасибо за беседу.

Филонов предлагал вызвать такси, но я уверила его, что еще успеваю на метро и автобус.

Я действительно успела.

Но по дороге от остановки, на меня напали двое в масках. Они тащили меня в лес, и я не знаю, что было бы дальше, если бы вдруг один из них резко меня не отпустил, а потом и другой.

— Ну-ка отошли от нее.

Я слышала разговоры, не слишком культурные словечки, а потом все затихло. Я встала и увидела двоих нападавших. Один из них стоял с ножом, который был в крови. Кровь была человека, который лежал на земле и не двигался.

— Валим.

Я дождалась пока они уйдут и осторожно подползла к раненому. Игорь. Как он тут оказался, и почему защитил, я не знала.

— Игорь, я сейчас скорую вызову, только держись.

Одной рукой я держала ему рану, второй набирала скорую.

— Держись братик.

— Катя…я давно хотел тебе сказать…Прости, за то как вел себя с тобой…Я тебя…люблю…

После этого он потерял сознание. Скорая как раз приехала. Была смена Федотова и он попросил, чтоб везли в нашу больницу. По пути я позвонила папе и рассказала об этой ситуации.


В больнице Игоря сразу увезли в операционную. Ломов и Алена были уже в больнице. С ними был отец нашего пациента. Я помнила, что это их знакомый.

— Простите, вы на машине?

— Да.

— Мне нужно срочно поехать в одно место за человеком, подвезете?

— Конечно.

Мы быстро собрались и поехали за Олегом. Жукова, чья смена была сегодня, хороший врач, но мне нужна была гарантия, что Игорь выживет. Поэтому нужен был только Олег.

— Олег, быстро, собирайся, Игорь ранен.

— Успокойся. И по порядку- на меня напали, Игорь заступился, его ножом пырнули.

— Его кровь на тебе?

— Да. Поехали быстрее. Спаси его.

— Простите. Вы на машине.

— Да. — Сейчас мы умоемся и поедем.

— Олег, быстрее.

В доме я объяснила всю ситуацию, описав характер нанесенной травмы.

Емельяненко, а это был он, быстро доставил нас в больницу.

Возле операционной мы остановились, и Олег пошел на помощь Ирине Васильевне.

— Анатолий Григорьевич, спасибо вам, что Гордеева привезли.

— Да мне то за что, это все Катя. Молодец, другая бы на ее месте белугой ревела.

— Да. Такая же как ее мать. Вечно в неприятности влезет.

— Алена- Ломов попытался успокоить жену.

Я не стала слушать и дальше. Я понимала, что сейчас я виновата в этой ситуации, и что мама просто в шоке. Еще бы, ведь в операционной ее сын.

____

Олег

Только утром мы расстались с Катей и все было хорошо. Но вечером она приехала на какой-то машине, руки в крови. Она быстро говорила и тряслась. Я попытался ее успокоить и расспросить о том, что случилось.

Из ее слов я понял, что на нее напали, а Игорь Ломов вовремя подоспел на помощь и получил ножом в живот.

Время терять было нельзя. Мы быстро вернулись в город, благо дороги были свободны.

Я сразу пошёл переодеваться и готовиться заменить Жукову.

Кровило сильно, она долго не могла понять откуда именно.

Я не стал искать где кровит, со слов Кати я помнил, что удар пришелся в район печени. Печень я прошил, но потеря крови продолжалась, тогда оставался один вариант- задето легкое. Быстро просушив рану, я прошил и лёгкое. Игорь перестал терять кровь, давление восстанавливалось. Операция завершилась. Игоря перевезли в реанимацию.

На выходе меня ждали Ломовы.

— Ну что, как он?

— Задета печень и легкое. Потеря крови. Сейчас все в порядке, лёгкое и печень я прошил. Но расслабляться рано. Посмотрим, как он выйдет из наркоза и как пройдет эта ночь.

— Спасибо вам.

— Рано, Александр Петрович, рано.

Глава 31

Катя

Три дня спустя

Сегодня, как и предыдущие два дня я иду в реанимацию. Игорь уже пришел в себя, но сейчас он спал.

— Не просыпался?

— Нет еще. А он тебе кто? Парень? — спросила меня медсестра, ставя капельницу. — Нет. Брат. — Совсем не похожи. Сводный? — Родной.

Я не соврала ответив, что Игорь- родной брат. В тот день будто произошла перезагрузка наших отношений. Будто не было всех тех ссор и криков. Главное, что он будет жить.

Я не стала дожидаться пробуждения Игоря и пошла к своему пациенту, но на выходе из реанимации встретила Алену Вячеславовну.

— А ты что тут делаешь? — тон ее не предвещал для меня ничего хорошего.

— Он уже проснулся? — Нет еще. — Вот и хорошо, что он тебя не видел. Не надо тебе к нему ходить.

— Почему вы так со мной разговариваете?

— А ты не понимаешь? Это же все из-за тебя. Вечно ты проблемы найдешь.

— Алена Вячеславовна….

— Замолчи…Если бы не ты, с ним бы ничего не произошло.

Я не понимала почему она вдруг так стала ко мне относиться. Алена Вячеславовна Ломова относилась ко мне и Жене всегда с теплотой. Больше всего она конечно любила родного сына и сейчас её можно понять. Но все равно было не приятно вдруг получить порцию ненависти от той, кто не часто, но старался поддержать.

В этот же день меня вызвал следователь.

____

Олег

Отпуск прерван.

Игоря я конечно спас, но в день операции парень нас всех напугал. Остановилось сердце.

Катя и Женя как раз отдыхали в ординаторской, когда мне позвонили. Как Катя услышала, я не знаю, но она влетела в реанимацию следом за мной. Пришлой прикрикнуть на нее.

Я старался ее поддерживать. Однако нужно было рассказать другим студентам как проводятся операции при повреждении брюшной полости. Катя храбрилась, но я все же заметил в ее глазах слезы.

После занятий я провел обход пациентов. Первым был Емельяненко.

— Это вы тот самый пациент, что из палаты в палату бегает? — начал я сразу.

— Где хочу, там и нахожусь. Ваша же задача делать операции, раз вы такой знаменитый.

— Ну вот что, командир. Там, за забором вы — генерал, и можете приказывать кому хотите. Тут же, только я принимаю решение, когда отправить вас в бой. И для вас он может оказаться последним. Поэтому, когда будет известна дата операции я вам сообщу. Сейчас отдыхайте.

Александр Петрович рассказывал мне, что в больнице есть еще один больной. На сколько я понял, курировала его Капустина. Парень в 19 лет страдал от повышенного давления, но исключительно в тот момент, когда Ксения была в медицинской одежде. При этом с ее слов- сам парень десантник.

Меня смутило это, и я решил проверить.

— Я бы хотел с вами переговорить, если вы не против. Лысаков, верно?

— Верно. Давайте поговорим.

— Ну, так вот. В хирургии вам делать больше нечего. Переведем вас в гастроэнтерологию, там вас подлечат и в бой. Так?

— Конечно. Устал уже тут лежать. Парни там уже наверно по три значка заработали.

— Интересно. Какие же это значки? Неужели «Лучший десантник»?

— Конечно, за 10 прыжков-один значок.

— Надо же…Еще вопрос, а десантники, когда прыгают- они сапоги чистят?

— Обязательно.

Парень очень уверенно говорил о том, чего не было. Видно, что панты. Зачем, не понятно.

— Ну конечно. Десантник прыгает, противник сразу его видит, и в ужасе разбегается. Я так и думал. А теперь скажи-ка мне честно- в альтернативной служишь?

— Ты чего, дядя?

— Так вот что, племянничек, значок «Лучший десантник» еще не отлили, да и ты с синдромом белого халата и нежной нервной системой ни одну медкомиссию бы не прошел. И еще- в сапогах с парашютом не прыгают. Зачем врал?

— Ну….

— Панты колотил?

— Да. Чтоб пацаны не смеялись. Пацанам только не говорите.

— Ну у тебя свои пацаны, у меня свои. И сегодня тебя переведут в гастроэнтерологию.

У остальных больных все было в порядке.

По пути в ординаторскую я встретил Лену.

— Это правда. Ты вернулся. Я очень рада. Предлагаю отметить, как раз есть коллекционный коньяк.

— Кучеряво живешь.

— Ну, вот так. Презент от заслуженного артиста. Пришлось отказать от совместно распития.

Я услышал за спиной шаги. По коридору шла Катя и плакала.

— Лен, прости. Потом договорим.

— Катя…Катя, постой. Куда бежишь и почему в слезах?

— Меня к следователю вызывают, еще и мачеха заявила, что я во всем виновата.

— Так, успокойся. Ты ни в чем не виновата.

— Но, если бы не я, Игорь бы не попал в больницу.

— Что за бред…Зайди потом ко мне обязательно.

Бред. Катя и виновата. Интересно…

_____

Катя

Следователь ждал меня в кабинете папы.

— Здравствуйте. Я Екатерина Немова.

— Здравствуйте. Я Следователь — Олег Николаевич Зверев, веду дело о нападении на вас и Игоря Ломова. Расскажите все как было.

— Я поздно возвращалась с практики домой. Той же дорогой, что и обычно. На меня напали двое. Они были в масках.

— А когда появился Игорь?

— Практически сразу.

— Он знал где вас искать, откуда?

— Не знаю.

— Вы договорились встретиться?

— Нет. Он не знал во сколько я пойду домой.

— Получается просто совпадение.

— Наверное.

— Вы не созванивались с ним?

— Нет.

— Часто так поздно домой возвращаетесь?

— Приходится. Их найдут?

— Нападавших? Постараемся. Единственное, странное совпадение- на вас нападают и в тот же момент появляется Игорь Ломов. Может он знал, что вам грозит опасность?

— Откуда?

Следователь продолжал задавать вопросы. Уверена ли я, что не знаю нападавших, ведь нападавшие называли меня по имени.

В тот момент, когда опрос был уже закончен, в кабинет вошла Алена Вячеславовна.

— Я знаю, теперь мне все понятно. Это она устроила нападение на Игоря.

— Алена Вячеславовна, что вы такое говорите.

— Да, а разве не так. Ты же завидуешь ему, что его родители живы, а твои нет.

— Зачем вы так?

— Как так, дорогая моя? Мы вас с Женей взяли в семью, а ты вот так нас отблагодарила.

— Но ведь это не правда.

— Правда. Ты ведь его ненавидела.

Я не стала слушать обвинения. Несправедливые обвинения. Да Игорь доставлял неприятности, да мне было с ним неприятно общаться, но я бы никогда не сделала того, в чем меня обвиняет мачеха.

Быстро выбежав из кабинета, я пошла к тому, кто меня поддержит- Олегу.

***
Катя

Олега я нашла очень быстро. Он шел мне на встречу.

— Катя, вот ты где. Что случилось? Почему глаза на мокром месте?

— Олег, можно я уйду?

— Ну ка пошли ко мне.

Он мягко обнял меня за плечи и повел в ординаторскую. Мне стало сразу спокойно и уютно.

В ординаторской никого не было. Олег налил мне кофе и сел рядом.

— Успокоилась немножко?

— Спасибо, да.

— Кофе горячий, осторожно. Ты бледная. Езжай домой, отдохни.

— Я не могу домой.

— Почему?

— Алена Вячеславовна там, она меня во всем винит.

— Тогда держи ключи и езжай ко мне.

— Я не могу. Это неправильно по отношению к Игорю.

— Почему? Я что-то должен знать?

— Олег, в тот день, он думал то умирает.

— И?

— Он сказал, что любит меня. А люди в такой ситуации не могут врать.

— Не могут. А мачеха знает об этих словах?

— Нет.

— Хорошо. Я понял тебя. Тогда куда ты поедешь?

— Отпусти со мной Леру. Я к ней поеду.

— Хорошо. Звони ей. И как приедете, напиши мне.

Я допила кофе и позвонила Лере. Она не стала ни о чем меня расспрашивать и согласилась принять меня к себе, пока Игорь в больнице.

По дороге к ней домой мы зашли в магазин и купили бутылку вина, сыр и виноград.

Весь вечер мы сидели и разговаривали.

Лера просто слушала все что я ей рассказала. Конечно она была в шоке от поведения моей мачехи, но, как и все сказала только одно- Кать, дай ей время. Она могла сына потерять, у нее просто шок.

Мы поздно легли спать и на следующий день чуть не проспали на учебу. Быстро позавтракав мы уехали на практику.

Я снова зашла к Игорю. На этот раз он не спал.

— Привет сестричка.

— Привет. — Игорь попытался встать мне на встречу. — Лежи, тебе еще нельзя вставать. Как ты себя чувствуешь?

— Спасибо уже лучше. Авдеев с утра заходил. Кать, а меня все так и ненавидят?

— Он мне говорил. Ты молодец. Завтра тебя переведут в палату. А ребята были готовы кровь для тебя сдавать, чтобы спасти.

— Странно, я думала они еще долго будут игнорировать меня.

Мы еще немного поговорили, после чего я сразу пошла на лекцию. Олег назначил новых пациентов.

— Олег Николаевич, а что по операции Емельяненко? — Рудольф очень переживал за своего подопечного.

— Доктор Шварц, операция завтра. Про ассистента скажу вечером, когда будем подводить итоги.

Мы все вышли из кабинета по больным. Сейчас для меня это было единственным отвлекающим фактором, чтобы не думать о нападении.

______

Олег

Игорь хорошо восстанавливался после операции, поэтому после осмотра швов и проверки жизненных показателей я пошел к Александру Петровичу.

— Добрый день, можно.

— Да, проходите Олег Николаевич.

— Александр Петрович, Жуковой нет на месте, поэтому докладываю вам. У Игоря уже пройден опасный период, поэтому завтра его переведут в обычную палату.

— Это замечательная новость. И для вас у меня есть новости- Ирина Васильевна ушла на повышение в Гор здрав, поэтому завтра к нам приедет новый заведующий отделением. Прошу Вас, как ведущего хирурга, оказать, так сказать теплый прием.

— Непременно. На этом у меня все.

— Олег Николаевич, задержитесь еще на минутку. Вы знали, что, Катя ушла из дома?

— Знаю, она сказала мне.

— Могу я вас попросить, отвлеките её от этой всей ситуации. Дайте ей больше заданий. Я понимаю, что выделять кого-то одного не очень хорошо, но…

— Я Вас понял. Ну у меня есть идея. Завтра операция у Емельяненко, поставлю её ассистентом.

— Спасибо. И присмотрите за ней пожалуйста, вам я могу её доверить.

Я пожал руку Ломову старшему и ушел к пациентам. Странная штука жизнь, одно событие может поменять всё. Кардинально. Казалось бы, еще вчера мы не могли и слова сказать без крика, а теперь. Чудеса.

Конец рабочего настал быстро. Все хорошо справились со своими пациентами.

— Доктор Шварц, на счет Емельяненко- ассистировать мне будет доктор Немова.

— Но…да, хорошо.

— Тогда на этом всё.

Я отпустил студентов и пока было тихо, ушел в ординаторскую. Но мое одиночество было не долгим.

— Ёжики пушистые. Я думаю, что он там мою дачу сторожит, а он тут. — Ко мне зашел Курбатов, на даче которого я должен отбывать свой отпуск.

— Привет, Тох. Прости, тут…

— Наслышан. Как он?

— Все хорошо. Завтра переведу в палату.

— Ну это хорошо. А Катя как?

— Да держится, храбриться, но в глазах слёзы.

— Не узнаю я тебя, Олег. Взял в охапку и в перед- кино, кафе, парк. Отвлеки. Ну что мне тебя учить.

— Да не до этого ей сейчас. Ты ж не только по поводу Ломова пришел, говори, что случилось.

— Ладно, молодежь, разберетесь. Сегодня у Мельниковых годовщина свадьбы, ты приглашен.

— Ну я буду не один.

— С Катей? Или…

— Никаких или.

— Прекрасно. Сбор в 20.00.

— Ничего не могу обещать.

— Жду тогда звонка.

Я сразу позвонил Кате, но настроения у нее куда-то ехать не было, о чем я и сказал Курбатову.

Глава 32

Олег

Утром ко мне пришел следователь.

— Доброе утро, тезка. Вы что-то хотели?

— Да, хотел поговорить с Игорем. Александр Петрович сказал, спрашивать у вас.

— Пойдемте, его как раз перевели в палату. Только, у меня мало времени.

— Я на долго не задержу.

В палате следователь задавал стандартные вопросы. Но Игорь отвечал либо да, либо нет. Описание нападавшим он дал такое же, что и Катя.

— Как же вы так вовремя оказались на месте преступления? Вам кто-то сказал, что на Катю нападут?

Я смотрел на Игоря. После вопроса он ненадолго задумался и тяжело сглотнул.

— Я просто ехал домой, увидел Катину сумку на дороге, остановился. Потом пошел на её голос. Всё.

— Внимательный водитель значит. Ну хорошо. Последний вопрос- вы в тот вечер выпивали?

Игорь ему ничего не ответил. Он просто лежал с закрытыми глазами. На вопросы он уже не хотел отвечать, да и организм восстановился не полностью.

— Всё, всё. Опрос закончен. Ему нужно отдохнуть. — Я проводил следователя, после чего вернулся к Игорю.

— Ну, как ты?

— Бывало получше. — Ломов лежал и улыбался. Только теперь это была улыбка, а не его вечная ухмылка. Что-то изменилось в этом парнишке в тот день, когда напали на Катю. В душе я был ему очень благодарен за её спасение. Может, когда-нибудь я и скажу ему слова благодарности.

— Отдыхай, и постарайся больше спать. На сегодня хватит посетителей. И кстати, хорошая новость. Катя сегодня ассистирует мне на сложной операции.

— Растет, сестренка. Сложные операции ей доверяете. Отлично. Как она? Потому что, когда она приходит ко мне, то ничего не говорит.

— Ну как ты думаешь. Трудно ей, но она справится. Сильная. Всё, отдыхай.

Игорь кивнул мне на прощание, и я ушел готовится к операции.

_____

Катя

До операции я успела увидеться с Лерой.

— Ну что, родная, готова?

— Лер, я не понимаю, почему он меня назначил.

— А зачем понимать? Назначил, работай.

— Но, это же пациент Рудика, и он так готовился.

— Катя, Рудольф умный парень и всё понимает. Потом расскажешь.

— Хорошо. А у тебя как? Ваня не обиделся, что ему пришлось пожить у отца?

— Нет. У них дел было много. Бывшую девушку Вани сегодня выписывают, они её забирать будут.

— Лер, а ты почему не пойдешь?

Лера очень долго обижалась на Ваню, когда узнала, что у того будет ребенок от другой, которую он бросил. И Леру можно понять, она росла без отца. Но тут и сам Ваня не знал, что девушка в положении, поэтому они с Лерой поговорили и решили той помочь.

— Ну, Катя. Представляешь, как это будет выглядеть- Ваня, я и Света. Парень со своей новой любовницей, провожает старую.

— Лера, пусть говорят, что хотят. У тебя же хорошие отношения со Светой?

— Очень.

— Ну и какая разница, что люди скажут?

— Ты права, никакой.

— Вот и отлично.

— Катя, можно тебя на минуту? — Ко мне подходил папа. — Лер, увидимся позже.

— Доброе утро.

— Доброе. Катя, ты человек взрослый, я все понимаю, но может вернешься домой. Мы никогда не считали тебя чужой. Ни тебя, ни Женю.

— Я все понимаю и знаю, что вы так не думаете. Но Алена Вячеславовна…

— Просто погорячилась. Она тоже ждет тебя домой.

— А что на счет следователя. То, что она говорила, он воспринял очень серьезно.

— Ну следователю я всё объяснил, и он не учёл слова Алены.

— Это все хорошо, но я не могу так просто все забыть и вернуться. Простите, мне пора.

— Конечно.

***
— Кать, Ломов отчитал?

— Нет, домой просил вернуться.

— Да что ты? А Аленочка людоедочка, как же?

— Раскаивается, по его словам.

— И ты вернешься?

— Не знаю еще. Но там Женя один.

— Ладно, пошли, лекция сегодня не долгая.

— Да, и операция следом. Пойдем.

______

Олег

Через час операция. Катя как раз повторит еще раз материал и подготовится к операции. Еще она хотела зайти к Игорю.

— Олег Николаевич, можно к вам? — сын Емельяненко стоял в проеме двери.

— Да, Анатолий Григорьевич, проходите.

— Как настроение у Григория Анатольевича? Волнуется?

— Очень. Собрался снова завещание переписывать.

— Нда. Я собственно вот по какому вопросу…Это вам, за вашу работу.

— Ну-ка…ух ты…этож моя зарплата года так за два. Спасибо, но вынужден отказаться. А сейчас если позволите, я продолжу готовится к операции.

— Вы только не обижайтесь.

— Все в порядке. До свидания.

— Всего доброго.

***
— Про анастомоз читала?

— Да, Гербатовского и Жерлова.

— Забудь, как страшный сон. Будем делать методом Авдеева.

— Олег, а почему все-таки я, а не Рудик?

— Вопрос хороший. Потому что ты мне больше нравишься. Пошли, доктор Немова.

Глава 33

Моя третья операция, а все равно переживаю, будто делаю ее впервые. Можно сказать, что так и есть — ведь все они разные, а от исхода этой операции зависит жизнь человека, пусть он и готов умереть.

Олег поддерживал меня на протяжении всех четырех часов, где-то подсказывая, а где-то просто подбадривая.

— Ну что, доктор Немова, готовы анастомоз накладывать?

— Олег Николаевич, вы уверены, я на кишечнике еще не вязала?

— Уверен, вы справитесь. Шейте, доктор, смелее.

Вот так, готово. Шов получился ровный, аккуратный. Операция прошла успешно.

— Олег, я когда шила, у меня мурашки по коже бежали.

— Честно говоря, у меня тоже. Но ты молодец, справилась.

— Честно? Спасибо.

— Устала? — Нет. — А ведь мы с тобой молодцы, а, доктор Немова.

Мы стояли на входе в операционную и улыбались. Мои щеки наверно были цвета созревшего томата, на столько приятно было слышать от Олега слова поддержки.

Через какое-то время я шла по коридору с Лерой и обсуждала операцию.

— Ну что, он тебя хоть в шёчку поцеловал, после операции?

— Лера… Просто похвалил.

— Ну слава богу, я думала ты от него бегать будешь.

— Давай не будем на эту тему. Я пока не могу.

— И как долго будет длиться это твое «пока»?

— Думаю не много.

— Вот и прекрасно.

— А ты что решила на счет Светланы?

— Я подумала, что раз мы с Ваней все решили, то и правда, какая разница, что люди скажут.

— Вот и прекрасно.

— Ты домой решила вернуться?

— Да.

— Ясно всё с тобой, пошли работать.

До конца дня ко мне раз пять подходили одногруппники и просили показать, как я накладывала швы, но когда ко мне подошел Алексей и собирался что-то спросить, я не выдержала.

— Если ты сейчас спросишь, как накладывать швы, я тебя прибью.

— Нене, я по другому поводу. Как ты вообще? Держишься?

— Уже лучше. Но чувствую, что к кошмару с аварией, добавится еще и случай с нападением.

— Ты не знаешь, кто мог направить на тебя этих двух?

— Если ты про Шестакова, то точно не он. Я думаю, что тот незнакомец, но не понимаю зачем.

— А может это не связано с твоими родителями?

— Тогда я не знаю, кому понадобилось пугать меня таким образом.

Поговорив с Алексеем, я решила проведать Игоря. Мачеха сегодня уже была и вроде больше не собиралась.

— Привет, братик. Как ты? Смотрю тебя перевели в палату.

— Привет, сестричка. Лежу, уже домой хочется. А ты чего светишься?

— Я сегодня швы накладывала на кишечник. Руки дрожали, но вышло симпатичненько.

— Поздравляю.

— Спасибо. Я на лекцию.

— Ребятам привет.

____

Олег

Я был горд за Катю сегодня, и при других обстоятельствах мы бы обязательно отпраздновали ее успех. Но пока я не давлю на нее, слишком уж много ей пришлось перенести в ту ночь.

Сын моего пациента решил все-таки отблагодарить меня и занес коллекционный коньяк, который позже мы открыли и выпили с Аркадием.

Много я пить не стал, ведь нужно было подвести итоги дня со студентами.

Сегодня они меня вновь удивили. У Виктории новый пациент, которого почему-то передали Рудянскому. Такое бывает, но вот когда у этого пациента не установлен диагноз и ему проводят операции, которая не нужна, возникают конфликты. Так произошло и тут.

— Олег Николаевич, пациенту удалили полностью здоровый аппендикс.

— Могу вас заверить, что в большинстве случаев при аппендэктомии удаляют здоровый аппендикс.

— Но почему?

— Смотрите, симптомы, анализы, клинические проявления указывают на воспаление аппендикса — вырезают аппендикс. В другой раз при этих же симптомах, врачи, видя, что такая операция была, будут искать другую причину. В данном же случае, больной направлен в отделение неврологии, после дополнительных исследований. Понятно?

— Да.

— На этом лекцию закончим. Всего доброго.

Вечером я сидел на крыльце своего подъезда, когда ко мне подошла Лена.

— О. Привет, а я к тебе с обещанным коллекционным коньяком. — После чего достает из сумки бутылку точно такого же коньяка, что мне приносил сын Емельяненко.

— А я такой уже сегодня пил, и ты не угадаешь с кем…

— С кем же?

— Со Степановым.

— Тогда предлагаю продолжить.

— Нет, Лена. Продолжения не будет.

— Не вписываюсь в планы на вечер?

— Скорее в планы на утро.

— Хам же ты Авдеев. Я правильно понимаю причину отказа?

— Правильно. Ты всегда была понимающей, надеюсь, и сейчас поймешь. Прости.

— Олег, не надо. Я все поняла.

Попрощавшись с Леной, я поднялся в свою квартиру. Но спокойно отдохнуть не получилось.

— Олег Николаевич, здравствуйте. А Катя у вас? — сразу задала вопрос мачеха Немовой.

— Катя живет у своей подруги.

— Вот и славно. Мне нужно с вами поговорить.

— Хорошо. Проходите.

— Олег, я совсем недавно узнала, что Игорь влюблен в Катю.

— И?

— Вы взрослый, женатый человек, должны понимать, что девочка могла увлечься.

— От меня вы чего хотите?

— Лера мне как дочь. Я бы не хотела видеть её несчастной. К тому же, Игорь вам теперь тоже не чужой, вы спасли ему жизнь. Так будьте благородны до конца. Откажитесь от Кати.

— Так, понятно. Мавр сделал свое дело, мавр может уходить.

— Что, простите.

— Да так, ничего. Я вас услышал. И поверьте, я не собираюсь делать несчастными ни Игоря, ни Катю. Надеюсь на этом всё.

После разговора с Ломовой, я понял, что дальше тянуть нельзя, пора ставить точку в отношениях с бывшей женой, а именно разводится, о чем я ей и сказал, позвонив в Москву.

Утром я взял билет на автобус и уехал, предупредив заведующую отделением, что отпуск я продолжаю.

Глава 34

Катя

Ночью снова снилась авария, пора возвращаться к расследованию. А для этого необходимо выделить свободный день и найти карту Жени в архиве детской поликлиники.

На практике выяснилось, что Олега не будет, так как он уехал. Странно, что он мне об этом даже не написал.

Я пробовала ему позвонить, но телефон был не доступен. Единственная мысль, где он может быть — это Москва, а значит, он все-таки уехал к жене.

— Катя, можно тебя на минутку. — На встречу мне шла Алена Вячеславовна, видимо приходила к Игорю.

— Здравствуйте. Я вас слушаю.

— Я вижу, что ты так и ходишь к Игорю. Надеюсь, ты не рассказала ему о нашей ситуации.

— Нет, конечно. Тут я с вами согласна, ему сейчас нельзя нервничать.

— Вот и славно. Я понимаю, что вина целиком и полностью моя, наговорила тебе лишнего. Но и ты пойми меня, есть такая вещь, как ревность матери, в какой-то момент мне показалось, что он тебя любит больше, чем меня.

— Я не понимаю.

— Не надо Катя, ты все понимаешь, и не хуже меня знаешь, что Игорь в тебя влюблен. Прошу тебя, не причиняй ему в такой сложный для него момент. От тебя сейчас многое зависит.

— Хорошо, я вас поняла.

— И еще. Возвращайся домой.

Мне вдруг стало как-то не по себе. Алена Вячеславовна принесла извинения, объяснила всю ситуацию со своим поведением. Но мне не легче.

Позже Лера приглашала меня прогуляться по магазинам, но я отказалась, сказав, что сегодня я возвращаюсь к Ломовым. Лера удивилась поведению моей мачехи, и тому, что я простила её.

— Быстро ты ее простила.

— Да дело не в этом, там Женька один, и Игорю врать не хочется.

— Добрая ты душа, о тебе бы кто так заботился.

Мы дошли до раздевалки, а на выходе из больницы разошлись по разным сторонам.

Вечером дома я зашла к Жене и проконтролировала прием лекарств.

— Катя, ну ты и вредная. Но, хорошо, что ты вернулась.

— Отдыхай, и не сиди долго за компьютером.

В комнате я долго не могла уснуть.

— Катя, не спишь? — Алена Вячеславовна аккуратно открыла дверь.

— Нет.

— Я должна тебе в кое-чем признаться…Откровенно говоря, я очень боялась сегодняшнего вечера.

— Почему?

— В твоем возрасте обиды не так просто прощаются. Но ты молодец. И знаешь, я понимаю на сколько была не права.

— Вы уже извинились.

— И все же. Когда станешь матерью, ты меня поймешь. Поймешь, на что готова мать, чтобы её ребенку было хорошо. Давай забудем всё плохое. Согласна?

— Согласна.

— Кстати, мы с Игорем постоянно о тебе говорим.

— О чем именно?

— Игореша влюблен в тебя по уши. Я не собираюсь лезть в вашу жизнь, и знаю, что за тобой ухаживал Авдеев.

— Мама…

— Мне стоило больших сил, пойти и поговорить с ним откровенно…

— Что? Что вы ему сказали?

— Ничего особенного, просто узнала у него, на сколько серьезны его планы по отношению к тебе. К сожалению, мои опасения подтвердились, отношения с тобой, всего лишь случайный эпизод.

— Он вам прям так и сказал?

— Запомни, дорогая, любому мужчине льстит внимание молоденькой девушки. Авдеев точно такой же.

— Поясните…

— Ну, смотри, после нашего с ним разговора, он сделал выбор и уехал в Москву. Все же очевидно. Его выбор не ты. Ладно, спокойной ночи.

Вот и все Катя. Надеялась, что такой мужчина как Авдеев действительно влюблен в тебя? А нет, ты просто игрушка.

Последующие дни проходили как в тумане. Дом, практика, снова дом. Чтобы как-то отвлечь себя от ненужных мыслей о том, кого любила, я вернулась к расследованию.

В один из таких дней я навестила Игоря.

— Привет, как ты?

— Привет. Уже лучше. Сегодня заходила заведующая, будут переводить на дневной стационар.

— Это хорошая новость.

— Я тоже так думаю. Кстати, я спрашивал у нее про Авдеева, она мне ничего не сказала. Может ты мне объяснишь.

— Я тебе тоже ничего нового не скажу. Да и неважно уже это.

— Не понял, с каких пор это не важно?

— Игорь, прости, я не хочу об этом разговаривать. Мне пора на практику, я к тебе позже зайду.

____

Олег

Сегодня рано утром я приехал из Москвы и сразу же отправился в больницу. Нужно было встретиться с Катей.

— Здорово, пропажа. Наконец явился. — первым встретился мне Курбатов. — Как създил?

— Успешно.

— Отлично, а на Красной площади ничего нового не нашел?

— Например?

— Ключи от моей дачи.

— Тох, прости. Нужно было все быстро делать, совсем забыл.

— Аккуратно.

Похлопав меня по плечу, Антон ушел по своим делам.

Но дойти до ординаторской мне вновь не дали.

— Олег Николаевич, задержитесь.

— Здравствуйте, Лидия Петровна.

— Здравствуйте, прошу вас, в следующий раз предупреждать об отъезде заранее.

— Учту. А сейчас простите, мне нужно завершить одно очень важное дело.

Я дошел до ординаторской и переоделся, после чего пошел искать Катю.

— Валерия, вы не знаете где Катя?

В ответ я просто получил улыбку. Но ответа так и не дождался.

Ну чтож, тогда буду ждать ее там, где она точно появится, у Ломова.

— Здравствуйте, Олег Николаевич. — Игорь посмотрел на меня не очень по доброму.

— Олег Николаевич, а вы долго будете тянуть кота за хвост.

— Вы о чем?

— Я собственно о своей сестре.

— А, ну тогда вы правы, незачем мучать бедное животное. А по поводу вашей сестры, то решение я уже принял, именно поэтому и ездил в Москву.

— Так почему вы не с Катей.

— Для начала мне нужно её найти.

Игорь резко повернул голову, я услышав шаги повернул голову туда же. В проеме стояла Катя.

— А вот и ты- сказал Игорь- заходи.

Глава 35

Олег

Катя собралась уходить, но в последний момент остановилась.

— Раз вы оба тут, пора расставить все точки над и- решительно сказал Ломов младший. Сегодня я в нем впервые увидел его отца. Тот же тон, то же поведение.

— Я не понимаю — ответила Катя. Какие точки?

Игорь смотрел на меня очень внимательно и ждал действий с моей стороны.

— Катя, мне действительно есть, что тебе сказать и нам нужно поговорить.

— Олег Николаевич, вас Ломов к себе вызывает. — Лидочка быстро зашла в палату и так же быстро ушла.

— Ну, чтож, это к лучшему. Начнем разговор с папы. А вы Игорь, расскажите Кате про кошек.

Ненавижу поступать по правилам, но сейчас тот момент, когда эти самые правила придется исполнить.

— Александр Петрович, вызывали?

— Да…Я хотел с вами поговорить.

— На счет Кати я полагаю?

— Правильно полагаете.

— Так вот, я тоже…

— Олег Николаевич, вы можете вести себя серьезно? Что смешного я сказал?

— Да так… Ничего… Могу сказать, что разговор будет коротким. Как вы знаете, я ездил в Москву….где оформил развод со своей женой.

На лице Ломова застыл вопрос. Он не понимал, зачем я ему говорю эту информацию и для чего. — Так вот, теперь я с чистой совестью могу просить руки вашей дочери.

Ломов во время нашего разговора стоял, но в тот момент, когда я попросил руки Екатерины, он сел.

— А…А Катя согласна?

— Понятия не имею.

Положительный ответ от Ломова я получил, оставалось только поговорить с Катей, что я и попробую сделать после лекции.

Но вот после лекции Катя быстро ушла домой, чтож, значит, попробую завтра.

На утренней лекции я распределил двух новых больных между Шестаковой и Рудянским, так как предыдущие их пациенты были выписаны. В руках Рудянского был букет цветов.

— Доктор Рудянский, если не хотите остаться без зачета, то прошу вас уже вручить этот букет тому, для кого он предназначается. — Хорошо, Олег Николаевич.

— Вот и замечательно. Все отправляются по больным, а вы доктор Немова идете со мной.

— Я? А куда?

— Мне предстоит сложная операция и рискованная, без вас точно не обойтись.

____

Катя

— Операционная закрыта, Олег, что происходит?

— Закрыта. Какая жалость, видимо я ошибся. Мы снова на ты, уже хорошо. Катя, вчера у Игоря нам не удалось поговорить.

— А при чем тут Игорь?

— Действительно, не при чем, хотя он оказался довольно приятным в общении, так долго и умело это скрывая.

— Что ты хотел?

— Катя, я понимаю, почему ты обиделась. Я уехал, ничего не сказал.

— Меня это не интересует.

— Правда? А я думал, тебе будет интересно узнать, что я оформил развод со своей женой.

Мне не послышалось? Он развелся с женой? Интересно, что это будет значить для меня. Дабы не накручивать себя и убедиться в услышанном, я решила переспросить.

— Что? Это правда?

— Правда. А сейчас нам нужно поторопиться, потому что мы действительно можем опоздать.

— Куда?

— Я знал, что любопытство победит.

Олег ушел в сторону ординаторской, я же быстро ушла в раздевалку. Возле центрального входа в больницу нас ждало такси, и как бы я не выспрашивала, куда мы едем, Олег не говорил. Только когда мы прибыли на место, я все поняла.

— Олег, ты серьезно? И ты уверен, что я дам положительный ответ?

— Именно. Потому что ты меня любишь, как и я тебя, а теперь пошли. И еще — я хочу, чтобы ты сегодня же переехала ко мне.

— Какой же ты самоуверенный, наглый…

— Да-да, а теперь пошли.

После того как мы подали заявление, я отправилась домой, собирать вещи.

— Уже уезжаешь. — В комнату зашла Алена Вячеславовна. — Да. — Ну, может это и лучше, Игорь как раз возвращается домой. — Его перевели на дневной стационар? — Да. Прости, помочь не смогу, мне нужно подготовить все к возвращению сына.

Мачеха подошла ко мне и обняла. Отношения у нас не наладились после нападения, но и не ухудшились. Был некий нейтралитет.

Женя тоже заходил ко мне.

— Сестричка, я сорвался к тебе, как только узнал, что ты съезжаешь.

— Эх ты… успел бы. Я как видишь тоже срываюсь.

— Да ладно тебе, это правильно.

— Не знаю Женя, а как ты тут будешь?

— Ну, я буду не один. Со мной же Игорь будет.

— Ты же будешь звонить мне?

— Да, а теперь хватит розовых соплей, давай помогу тебе собраться.

Вечером с больницы приехал Игорь. Мы с ним спокойно поговорили, но что интересно, он как брат, должен быть счастлив за меня, вот только в глазах печаль и боль.

— Я бы осталась на ужин, но мне нужно идти, скоро Олег приедет.

— Сестричка, ты же не в другой город едешь.

— Женя тоже самое сказал.

— Вот и правильно. Ты просто идешь в другую жизнь. Всё.

— Всё.

____

Олег

Скоро ехать за Катей. Дома все прибрано, вот только холодильник пустой, но ничего на обратном пути заедем и купим всё что нужно. В квартире раздался неожиданный звонок.

— Привет, гостей принимаешь?

— Тох, пока принимаю.

— Ну, тогда держи.

— Ты жук, ты же за рулем. — А я пить и не буду. — Спаиваешь?

— И правда, не дело. Олег, неужели ты свою принцессу в эту берлогу привезешь?

— Слушай, не дави на больную мозоль.

— М-да… она же у Ломовых в других условиях жить привыкла. В общем…

Антон берет рюмку и выпивает залпом.

— Ты что делаешь, ты же за рулем?

— Нет, брат, это ты за рулем, держи. Я все равно собирался машину менять. Ты же водишь? Так вот, на машинке, на комфортабельную дачку.

— Щедро, но…

— Никаких но. Временно, свою дачу я тебе насовсем отдавать, не намерен. Наливай.

— Морда не треснет? — Нет. — Пей, давай уже, с вами не захочешь- женишься.

Долго мы сидеть с Курбатовым не стали. Я подвез его домой, а сам отправился за Катей.

На даче нас ждал сюрприз- стол был накрыт на двоих, горели свечи, а в центре стола ведёрко с шампанским.

Но как бывает у врачей — времени на расслабление нет.

— Авдеев — слушаю. Лена, что случилось? Я тебя понял, скоро буду.

— Олег, звонила Лена. — Да, Катя, у нее сегодня дежурство.

— Но ты же сказал, что она уволилась и уезжает.

— Сказал.

— Значит, не уезжает.

— Катя, у нее сегодня последнее дежурство. Понятно, накрутила уже себя. Мне нужно уехать, пожар на заводе, всех везут к нам.

— Я с тобой.

— Не положено. Жди дома. Я постараюсь быстро вернуться.

Глава 36

Катя

Олега я прождала до трех часов ночи. Время я зря не тратила, успев разложить все свои вещи и переодеться.

В один из моментов я уснула и не сразу поняла что звонит телефон.

— Да, слушаю.

— Катенька, я тебя не разбудил?

— Нет, пап. Что случилось в больнице?

— Ничего серьезного. Пожар на заводе, у людей в основном одоги. Твоего Олега я уже отпустил. Поздравляю тебя еще раз с помолвкой, но мы с Аленой считаем, что все это как-то быстро.

— Для меня тоже все было неожиданно. Прости, что так получилось.

— Ты главное скажи мне — ты счастлива?

— Да.

— Это самое главное. Ладно, не буду тебя долго задерживать, празднуйте.

Через какое-то время приехал Олег.

Мы вновь сели за стол, но поесть нам так и не удалось. Выпив шампанского мы забыли обо всем, были только я и он. Как мы оказались в комнате, я не помню, но вот его теплые руки, то, как он обнимал и целовал меня, зарождало во мне самые приятные ощущения.

Утром мы не услышали будильник и проспали.

Быстро собравшись, поехали в больницу, где нас встретила вся группа, с криками поздравляем.

У Олега было хорошее настроение, как и в тот день, когда мы впервые были на той даче. Мне и ему было хорошо, будто и не было той ситуации с его бывшей женой и Леной Старшовой, не было нападения. Мы вернулись к спокойным дням.

Вот только позже моё настроение всё же испортилось.

После лекции мне удалось попасть в архив детской больницы и взять карту Жени. Его действительно лечили препаратом, который позднее был запрещен. Отец был прав, написав в своих статьях про то, что детей использовали как материал для исследования.

Уже дома открыв статьи, и наконец-то прочитав их полностью, я поняла, что власти, скрыли от людей смерти детей — в их историях болезни и причинах смерти писали, что дети умерли от пневмонии, менингита, и ни одного упоминания о том, что проводилось лечение непроверенным препаратом. Вот только видимо у детей, которые пошли на поправку после него, чистить карточки пациентов не стали.

Ночью мне снилась снова авария. Я проснулась с криком, чем привлекла внимание Олега.

— Катя, что случилось?

— Ничего. — Говорить не хотелось. — Катя, если б ничего, ты бы спала спокойно.

— Олег, это просто кошмар.

— Просто только у амёб, они простейшие. Рассказывай, давай.

— Это долго.

— Ничего. У меня время есть. Начинай.

И я рассказала. Про работу отца, про болезнь Жени. Про то, как я начала искать всю информацию и про папину статью касаемо Гентофлоксацина.

— Олег, кто же заведовал производством того препарата? Мой отец не написал в статье, кто это был, либо это осталось в поврежденном файле.

— Катя, в то время Курбатов занимался фармакологией. У него есть связи. Говорить тебе, что это все опасно, бесполезно. Ты же все равно продолжишь искать.

— Правильно. Продолжу. Потому-что они или он виноват в смерти моих родителей. Ту аварию явно подстроили. Женя после этого эксперимента из-за любой травмы может умереть. Мне страшно. Еще и Алёна Вячеславовна как-то связана с тем незнакомцем.

— Тихо, тихо. — Олег приобнял меня за плечи. — Завтра я поговорю с Антоном, приготовишь что-нибудь на ужин?

— Конечно.

____

Олег

Как же порой трудно, если женщина что-то решила сделать. Катя как раз такая. Она идет к цели стать хирургом, и у нее это неплохо получается. Но вот расследовать смерть родителей…Тут она тоже делает успехи, но если пять лет назад после расследования, была подстроена авария, то я боюсь представить, как сейчас отреагируют те люди.

— Тох, есть дело. Катя решила узнать все про смерть родителей. В документах отца есть некая фирма «Геликон». Занимались пять лет назад разработкой и внедрением новых препаратов от пневмонии и сопутствующих заболеваний. Посмотришь?

— Посмотрю. Но мой тебе совет, держи Катю подальше от всего этого.

— Постараюсь.

Катю я видел только на лекции, в остальное время Аркадий Семенович попросил понаблюдать за его пациенткой, которая обратилась к нему с «деликатной» проблемой.

— Олег Николаевич, мне кажется, что с моей пациенткой у тебя сложились не очень хорошие отношения. Заходи к ней пореже.

— У меня с ней? Ты что-то путаешь Аркаш. Видимо отношения у тебя с ней. И ты предлагаешь к ней во время дежурства без маски клоунской не заходить?

— Да.

— Аркаш, что да, совсем сума сошел? Впрочем, я посмотрел её, есть подозрение на дермоидную кисту.

— Хирургически удалять?

— А ты как хотел?

— Косметическую операцию.

— Нет, не тот случай. Ну, смотри, я договорился с человеком, он сделает рентген. Если это действительно киста, то только хирургическое вмешательство и запрет на открытый купальник — месяц точно.

— Спасибо, Олег.

— Да не за что.

Степанов всегда был не лучшим специалистом в диагностике заболеваний, а вот как хирург — он даже не плохой специалист.

— Катя, ты закончила?

— Да, Олег Николаевич.

— Ну что такое?

— Если вы не забыли, то мы в больнице.

— Верно. Кстати, как на счет того, чтобы уехать по раньше. Я тоже освободился.

— И куда?

— В тот ресторанчик. А Курбатов?

— Точно. Он как раз должен приехать вечером.

— Ну вот, а ты в ресторанчик собрался. Поехали, мне еще в магазин надо. Ты же просил что-то на ужин. Пока будет готовиться, как раз узнаем всё.

Мы быстро собрались и уехали домой.

Но вот на даче нас ждал сюрприз, Тоха уже приехал.

— Катя, ты иди наверно начинай готовить, мы позже присоединимся.

— Привет, Антон- Здравствуйте- поздоровалась Катя и зашла в дом.

— Ну что там у тебя?

— Ну я нашел ту информацию. Настоятельно рекомендую держать красавицу подальше от всего этого.

— Неужели серые кардиналы?

— Они не серые, они черные.

— Подробнее.

— Да, пожалуйста. Владелец той фирмы, сейчас влиятельный бизнесмен. А вот пять лет назад он начинал с медицины. И вот что интересно — все кто входил тогда в его группу, исчезли.

— В каком смысле?

— Например, химик — молодая женщина, умерла, догадаешься как?

— Ну, явно не от простуды.

— Правильно. Задохнулась, упав на арматуру. Второй химик — вообще исчез бесследно. А лаборант вообще исчез из страны.

— Кто же этот человек, который смог так замести следы.

— А вот это я скажу тебе позже.

Позже за столом мы обсуждали моё прошлое и Курбатова. Кате нерпелось задать свой вопрос.

— Антон, Олег говорил что вы одно время тоже занимались распространением лекарств.

— Катя..-Олег, мне это важно.

Антон тянул время.

— Катенька, это было что лет назад.

— Ну, может вам знаком препарат «Гентофлоксоцин».

Антон не ответил на её вопрос.

— Кстати, к нашему недавнему разговору о том человеке.

— Да, ты мне хотел о нем рассказать.

— Ясно все с вами — Катя взяла свой телефон и искала какой-то номер.

— Кому звонишь?

— Человеку, который тоже может быть в курсе.

— Это кому.

— Емельяненко Анатолий Григорьевич.

Трубку он конечно не взял. Катя ушла расстроенная на кухню, а Антон взял её телефон.

— Олег, ты хотел знать имя того человека?

— Да.

— А теперь смотри. — И показывает мне исходящий вызов в телефоне Кати.

Глава 37

Олег

— Ты уверен?

— Олег, точнее не бывает. Держи Катю подальше от этого расследования. Емельяненко страшный человек. Откуда она его знает?

— Он знакомый Ломовых, точнее жены Ломова. Катя рассказывала, что в одно время Емельяненко помогал ей с бизнесом.

— Ох не так все там чисто.

— Ты думаешь, что Ломова как-то связана со смертью родителей Кати?

— Не знаю, Олег. — Антон сидел такой же задумчивый, как и я. Катя хоть и не в хороших отношениях с мачехой, но и сильных конфликтов не было. Кроме того случая, с нападением. Не спроста Алена Вячеславовна уколола её гибелью родителей.

— Тох, Катя не остановится. Это касается её брата. С нами или без нас, она начнет задавать вопросы.

— Плохо.

— Да у нее энергии как у локомотива.

— Локомотив на дискотеку, на выставку в конце концов.

— Да не пойдет она.

— Ну тогда теплая постелька.

— Иди ты…спать уже.

— Я-то пойду, чего и вам желаю.

Курбатов ушел спать, я же вышел покурить. Временно буду молчать обо всем, что сможем узнать.

____

Катя

У кого там не бывает утро добрым- значит вы либо одиноки, либо вас не целуют по утрам. Мое утро началось с готового кофе и легкого поцелуя.

— Доброе утро, ты не ложился что ли?

— Ложился, просто я уже встал.

— А Антон?

— Он уехал раньше.

— А что интересного он тебе рассказал.

— Много еще чего интересного, в том числе, что тебе нужно держаться по дальше от этой истории. Кстати, напомню, я тоже так думаю.

— Но папа влез.

— И ты помнишь прекрасно, что из этого вышло. Катя, кто-то знал о его расследовании, только вот не нашли материалы. Своим расследованием, ты разворотишь осиное гнездо.

— Я не боюсь. И добьюсь справедливости.

— Слушай, мы опаздываем.

— Ну вот, опять опаздываем. Поехали.

В больнице я видела, как к Олегу подходил Курбатов, но о чем они говорили я узнать не смогла.

— Олег, а что хотел от тебя Курбатов?

— А…да так мелочи. Кать, ты живопись любишь?

— Нет.

— Хм, а как к рэпу относишься?

— Честно говоря и это не очень.

— Ну я тоже.

— Авдеев, ты чем серьезнее, тем смешнее.

— Да…обхохочешься.

Говорить мне что-то новое Олег не собирался. Да видимо и мне будет не до следственных моментов. На носу экватор- середина обучения.

____

Я уже привык, что каждая лекция в этой группе, это заряд позитива. Им осталось две недели до конца практики в моём отделении, а куда их направят потом, еще не сообщили.

После лекции, Шестакова подошла с очень неожиданным вопросом.

— Доктор Авдеев, а вы пойдете с нами отмечать середину обучения?

— Если вы приглашаете…Хотя…

— Ну а если я приглашу?

— А если вы, доктор Немова, то тем более не знаю.

— Что так? Баре с крестьянами не пьют?

— Хм…

— В общем, отметила вас, что вы идете.

Шестакова продолжила задавать вопросы ребятам, следом за ней ушёл Рудянский. А вот Катя осталась. После информации о Емельяненко, а скорее о его методах, не хотелось причастности Кати во всей той истории.

— Кать, я правда не знаю, смогу ли пойти.

— Нет так нет. Я все же хотела у тебя спросить. Помнишь про гентофлоксацин, его же применяли, он не прошел испытания, почему его не стали улучшать.

— Гентофлоксацин…а знаешь, я согласен.

— Не поняла.

— Я пойду на этот ваш экватор. Так что, в ответ на твой вопрос- баре с крестьянами пьют.

— Понятно.

_____

Катя

После лекции ко мне подошла Вика и нажаловалась на Алексея, мол он не выполнил её просьбу и теперь после концерта нам негде отмечать праздник.

— Вик, я попробую поговорить с Курбатовым. Может он разрешит отметить на даче.

— Катя, ты наша спасительница.

— Пока рано.

Пока Алесей с Викой выясняли отношения, я убежала в ординаторскую, где Олег просматривал карточки пациентов.

— Олег, у меня к тебе очень важный разговор.

— Катя, давай дома.

— Нет, ты не понял. Это очень важно.

— А вот этого я тебе обещать не могу. Более того, я тебе даже запрещаю думать на эту тему.

— Ты, о чем?

— О твоем важном разговоре.

Я обнаглела, нас могли увидеть, но так как официально я его невеста, то я села на колени к Авдееву.

— Ты зануда, доктор Авдеев. Даже не дослушал.

В ответ он мне улыбнулся.

— Хорошо, я внимательно тебя слушаю.

— У нас тут такая ситуация, после экватора нам некуда идти отмечать. Не успели заказать кафе.

— И что ты придумала? А?

— Ну, что если отметить на даче?

— Что? Катя, это дача не наша, это дача Курбатова.

— А ты не против?

— Да что ты из меня монстра делаешь. Я не против, собирайтесь пожалуйста, только после того, как я поговорю с Антоном.

— Вот какой же ты…Спасибо.

— Да пожалуйста. Напомни, когда у вас там всё это?

— В субботу вечером.

— Хорошо. Иди обрадуй всех.

Поцеловав своего любимого жениха в щеку, я убежала к Вике и обрадовала её.

Вечером, уже Олег обрадовал меня, сказав, что Антон согласен на празднование экватора у него на даче, и что он сам тоже приедет. Я была не против, ведь он хозяин.

____

Олег

Суббота, завтра выходной, а сегодня у Кати экватор, но это вечером, а сейчас работа. И, как и у всех бывают не очень приятные моменты. Особенно они касаются пациентов.

Я знал, что пациенты бывают разные, но, чтобы так.

Пациентка Семенова, та, что с дермоидной кистой, по началу и видеть меня не хотела в палате, а сегодня до конца рабочего дня неожиданно пришла.

— Скажите, это правда, что вы поставили мне верный диагноз.

Ах, вот оно что. Видимо Аркаша снова отличился, выдав чужую работу за свою.

— Аркадий Семёнович, а вы что скажете? Это ведь Авдеев, а не вы? — пациентка была настроена решительно.

Аркаша только закрыл глаза, и молча кивнул.

— И вы хотели вырезать мне яичники? — ответа на свой вопрос, который бы ее удовлетворил, Элеонора Александровна, а именно так звали пациентку, не получила.

— Ну я, пожалуй, пойду, а вы поговорите.

Я уже было встал и собрался уходить.

— Подождите.

— Да-да.

— Вот держите. Это круиз на двоих, вам останется только вписать свое имя в сертификат.

— Спасибо конечно, но ваш доктор-Семенов.

— Возьмите, это мое вам спасибо и извинение за то, как я к вам относилась.

— Ну раз Аркадию Семеновичу не нужно, тогда я беру. Куда круиз?

А круиз оказался вокруг Европы. И я точно знал, кому его подарить.

— Катя, вот ты где. Артем Андреевич, поздравляю вас с юбилеем! Примите от нас с Катей, скромный подарок.

— Что там?

— Ознакомьтесь. А мы, пожалуй, пойдем.

Зная о его помощи Кате и в принципе о том, какой он человек, такая благодарность была самой лучшей.

Вечером мы все собрались на даче. ребята расстроились, ведь шутки, которые они готовили на сценку, были не только у них, но и у других групп.

— Так, а кто готовит горячее?

— Олег, только не ругайся, это пациент.

— Халилов что-ли? Катя, ну вы даете.

— Прости, на выходных никого нет в больнице, а он очень хорошо готовит плов.

— Ладно, Олег, пусть будет. Мы ему и диету обеспечим, не хуже, чем в больнице. — Курбатов перевел быстро тему.

— Антох, какая диета, он прямиком со стройки к нам с подозрением на язву попал.

— Так он строитель?

— Тох, какая разница, он пациент.

— Так, Катя, угомони своего боевого френда, а я к Халилову.

Пока Курбатов разговаривал с Халиловым, мы сидели и разговаривали.

— Леш, что случилось? — к нам бежал Рудянский и вид у него был далеко не радостный.

— Катя, прости. Я не досмотрел.

— Рудянский, говорите, что случилось?

— Там Женя, он ударился головой о дерево и потерял сознание.

Я быстро подхватил Катю, боясь, что она упадет. Кто-то из ребят вызвал скорую. Зная всю историю с болезнью Жени, я смог объяснить врачам бригады, что нужно приехать как можно скорее. Через пол часа скорая уже была у нас.

Женю решено было везти в нашу больницу, откуда сразу по прибытию я позвонил Ломову, и мы приняли решение ввести Женю в искусственную кому, пока мы не поймем, как действовать дальше.

Глава 38

Олег

Катя всю ночь продежурила возле Жени, Ломов тоже не находил себе места. Я же изучал последние его снимки. После удара кавернома в стволе головного мозга выросла еще на три сантиметра. Нужна срочная операция, промедление грозит внутричерепным кровотечением.

— Олег Николаевич, что скажете? — ко мне зашел Ломов. Второй раз я видел его серым как стены.

— Александр Петрович, состояние по-прежнему тяжелое. Что говорят нейрохирурги?

— Нужна операция. А вы что скажете?

— Я согласен с ними.

— У вас есть знакомые, которые проводят такую операцию?

— Да, в Москве есть друзья, которые практикуют. И на сколько я знаю, сейчас проездом в нашем голоде главный нейрохирург Москвы.

— Я тогда ему позвоню, пусть проконсультирует.

— Хорошо.

Александр Петрович ушёл.

А я понял, что скоро всем будет известно, что я не простой хирург, а нейрохирург, и мне придется рассказать Кате всю историю полностью.

Олег Викторович смог зайти к нам только через два дня. Он ходил по больнице, смотрел оборудование. После экскурсии он зашел к Жене. Его вердикт был одним- операция, но перевозить мальчика в Москву нельзя, так как при транспортировке откроется кровотечение.

Как раз в тот момент, когда я успокаивал Катю, и убеждал её, что всё будет хорошо, Олег Викторович и Александр Петрович поравнялись с нами.

— Александр Петрович, два года назад у меня был замечательный ученик, который делал такие операции, но он исчез.

— И вы не знаете где он?

— Увы нет… — В этот момент он повернулся к нам. — Авдеев, здравствуйте. Неожиданная встреча. Александр Петрович, чтож вы мне голову морочите. Вот же он кудесник, мой лучший ученик, о котором я вам говорил.

— Здравствуйте, Олег Викторович. — Олег, ну скажите им.

— Так, пройдемте в кабинет. — Ломов удивленно посмотрел на меня. Ведь он принимал на работу хирурга.

Мы все выяснили, обговорили ситуацию с Женей, и Ломов проводил моего учителя. Катя же осталась со мной.

— Так ты нейрохирург.

— Да, Катя. Но, я уже два года не практиковал. Я могу сделать операцию, но мне понадобится помощь моей команды из Москвы.

— Почему ты не говорил, что у тебя другая специализация.

— Потому что я хирург. Это потом я уже напросился в ученики к Олегу Викторовичу. Как ты помнишь я тебе рассказывал про операцию, после которой уехал из Москвы. Так вот она была не хирургической, как я говорил. Это касалось нейрохирургии, и я не справился. В какой-то момент я почувствовал себя главнее бога.

— Олег, я прошу тебя, спаси Женю. Аппаратура и оборудование есть.

— Тогда я завтра же утром еду за своей командой, тебе придется вернуться домой.

— Хорошо. Спасибо тебе.

— Рано, Катя.

____

Катя

Как долго тянется время. Оказалось, что одного прибора не хватало. И помочь нам мог только Емельяненко. Но когда папа позвонил ему и попросил о помощи, то получил отказ.

— Катя, Емельяненко нам помочь не сможет, у него там какие-то проблемы. Но вызвал я тебя по другому вопросу.

— Что случилось?

— Может не стоит Олегу оперировать Женю?

— Пап, я ему доверяю. Он привезет свою команду и будет ассистентом, а не главным хирургом. Он понимает, что два года без практики, очень рискованно в данной ситуации.

— Ну хорошо. Попробую тогда найти недостающий прибор.

Я вышла от Ломова и ушла в раздевалку. Пациентов у меня не было, Олег перед отъездом успел снять меня с практики. Это давало мне возможность заняться поиском средств на последующую реабилитацию для Жени. Емельяненко не отвечал на мои звонки, а вот Шестаков согласился встретиться со мной.

— Катя, ты уверена, что Шестаков не причастен. — Леша вышел следом за мной. — Да Леш, я уверена, потому что теперь я знаю, кто убил моих родителей и по чьему приказу.

— Знаешь?

— Да.

Неожиданно к нам подъехала машина. За рулем был Емельяненко.

— Здравствуй, Екатерина. Ты меня искала. Прости, не мог взять трубку. Поехали куда-нибудь, поговорим спокойно.

— Я с вами никуда не поеду.

— Ну да.

Анатолий Григорьевич попросил Алексей уйти. Я кивнула ему, чтобы он уходил. Алексей послушал меня. Я же приготовилась слушать.

— Катя, я не знаю, что ты там по поводу меня нафантазировала… — Я не дала ему договорить.

— Нафантазировала. Нет, только факты. Около пяти лет назад под вашим руководством проводили исследования препарата- Гентофлоксацин. Клинические испытания проводили на детях, в том числе на Жене. Когда Женя заболел, мой родной отец начал капать. Материалы вы получить не смогли, и чтобы он молчал, приказали своему человеку его убрать. Я видела вас с тем человеком.

— Ты просто перенервничала. Сначала несчастье с Игорем, теперь Женя. И кстати, по поводу Жени.

— Что?

— Тебе ведь нужны деньги, я могу помочь. После операции поедешь вместе с Женей в хороший реабилитационный центр. Это лучше, чем копаться в этих домыслах. Что скажешь?

— Только одно. Я найду способ доказать вашу причастность. А своими деньгами, подавитесь ими. От вас они мне не нужны.

Емельяненко уехал. Я вернулась в больницу. Но сейчас я не могла там находится. Я не понимала, для чего все это. Я очень хотела быть врачом, спасать жизни людей. А на деле, я не могу спасти собственного братишку.

В отчаянии я снова выбежала на улицу. Там я заметила Олега, который как раз выходил из такси.

— Олег…

Я просто влетела в его объятия к нему. К тому, кто поймет, поддержит.

Рядом с ним стояли мужчина и женщина.

— Катя, все хорошо. Я вернулся. Познакомься- это моя команда. Игорь и Лера. Мы вместе будем оперировать Женю.

— Здравствуйте.

— Пойдем к Александру Петровичу.

У папы в кабинете состоялся очень напряженный разговор.

— Доктор Авдеев, я рад что вам удалось привезти свою команду.

— Да, Александр Петрович. Сам я операцию сделать не могу, а вот вместе с доктором Пивоваровым, у нас все получится.

— Вы понимаете, что от этого зависит жизнь человека, моего сына.

— Авдеев очень хороший нейрохирург. — Пивоваров заступился за Олега.

Ломов сомневался, на что Олег сказал единственный аргумент- Александр Петрович, сейчас доктор Пивоваров в два раза лучше, чем я два года назад. Сейчас нам нужно готовится к операции, а не сомневаться в уже принятом решении. Жене нужна операция, и чем быстрее мы начнем, тем раньше ваш сын придет в себя.

Папа дал согласие на операцию.

Меня Олег отправил домой, выспаться перед завтрашней операцией и готовится к зачету.

Но вот дома нас с папой встретила печальная картина.

Алена Вячеславовна сидела на кухне и пила уже вторую бутылку вина.

К нам вышел Игорь, он, как и мы переживал за Женю.

— Ну что там по поводу операции?

— Завтра утром.

Мама услышала нас, и повернувшись к нам, обратилась к нам заплетающимся языком- О, Катя, Саша- ну как там дела?

— Дела как сажа бела- попытался пошутить папа.

Игорь увел меня в комнату, чтобы я рассказала ему о состоянии Жени. Папа же остался с мамой.

Рано утром мы приехали в больницу. Перед операцией я зашла в палату к брату.

Я не заметила, как пришел Олег.

— Что пора?

— Пора.

Я ушла в кабинет к Ломову, где меня ждал Игорь.

Папа предложил нам чай, но мы оба отказались.

— Катя, мы семья и все выдержим.

Два часа тянулись долго. Я смотрела на часы и ждала хоть каких-то новостей.

— Катя, чем больше ты смотришь на часы, тем медленнее идет время.

— Игорь, я так больше не могу, я пойду узнаю.

Игорь попытался меня остановить, но я уже бежала в сторону операционной.

Возле операционной стояла вся моя группа.

— А вы что тут делаете.

— Также, как и ты ждем результат.

— Ну-ка тише здесь- из операционной вышел нейрохирург нашей больницы Виталий Николаевич.

— Ну, как там?

— Как как. Кудесники. Я такой работы никогда не видел. И Катя, Авдеев просил передать, чтобы ты не волновалась, работы еще часа на три.

Я выдохнула. Олег знал, что я волнуюсь и поддержал даже из операционной. Я попрощалась с ребятами и вернулась к Игорю с папой.

— Жене года два было. И он всегда в машине спрашивал, а что это, кто это. Папа всегда очень серьёзно отвечал.

— Что верно, то верно. Твой отец всегда был серьезным.

— А один раз мы ехали по площади, и Женька спросил — А это кто? — Папа ответил ему- это памятник Ленину. Женя тогда подумал и переспросил- Олень?

— Олень…Игорь, что там у нас?

— Часа два осталось.

Но тут открылась дверь в кабинет. Зашел Олег.

— Тихо. Женя хорошо перенес операцию. Он уже в реанимации.

— Ты же говорил, что три часа осталось.

— Я избавил тебя от последних минут ожидания.

Мы с разрешения Олега отправились в реанимацию. Каверному Жене удалил, никаких последний для него не будет.

— Будем наблюдать. Но я уверен, что Женя будет здоров.

— Катя, Игорь, езжайте домой.

— Игорь и правда может ехать домой, а вот у Кати занятие. — Олег был решителен. Завтра у нас зачет, да и куда нас отправят после хирургии не понятно.

В лекционном кабинете мы обсуждали состояние Жени и ждали Олега.

— Вот сейчас придет Авдеев, и скажет- нет у меня на вас никаких сил. — Смирнов пытался шутить, но из-за напряжения, никто не оценил шутки, даже вошедший в этот момент Авдеев.

— Доктор Смирнов, не надейтесь. Именно на вас у меня силы остались.

Про операцию он не стал говорить. Всем он раздал истории болезней бывших пациентов. В историях было все, кроме диагноза.

И если мы своим виртуальным лечением не убьем виртуального пациента, то получим зачет.

На другие вопросы отвечать он не стал, сказав, что у него не осталось никаких сил. И вот только после этого все посмеялись. Олег нас отпустил, и мы ушли готовиться к зачету.

На следующий день, рано утром я зашла к Жене. Он еще был без сознания, но слышал меня. Олег попросил меня вложить свою ладонь в ладонь Жени и попросить сжать её. Женя меня услышал и так и сделал. В этот же момент зашла Алена Вячеславовна.

— Ну как он?

— Большой молодец. Он сжал мою руку. — Катя, я не буду вам мешать, у меня дел полно. — Олег ушёл на обход к пациентам, я же осталась с мамой.

— Это хорошо, значит восстанавливается. Катя, мне нужно с тобой поговорить.

На выходе из реанимации ей кто-то позвонил. Она нервничала после этого разговора.

— Я понимаю, у тебя зачет, но сейчас мне нужно чтобы ты поехала со мной. Так ты сможешь узнать всю правду.

Глава 39

Катя

— Алена Вячеславовна, куда мы едем? Остановите машину.

— Что случилось?

— Мы едем сейчас с вами по той самой дороге, где пять лет назад мои родители попали в аварию. Остановите машину.

У меня началась истерика. Мама ехала по той самой дороге.

— Успокойся Катя.

Мама остановила машину, и начала говорить. Но то, что она мне сказала, стало для меня шоком.

— Катя, я имею отношение к гибели твоих родителей.

— Вы…Но как?

— У меня в тот момент были проблемы с бизнесом. Я заняла деньги…

— У Емельяненко.

— Да…Вижу ты и это узнала. А когда я не смогла выплатить долги, появился тот человек.

— Человек…незнакомец, которого вы якобы не знали.

— Да. Анкушев. Он обещал мне помочь, если я окажу ему услугу.

— Какую?

— Я должна была передать твоему отцу, что он должен встретиться за городом с одним человеком, который передаст ему информацию для журналистского расследования.

— И?

— Он оказался в машине вместе с вами. Я не думала, что так все получится.

— Вы заманили нас на это шоссе…

— У меня и в мыслях не было, что так все обернется.

— Вы пожертвовали моей семьей, ради своей. Из-вас и Емельяненко, я потеряла родителей. Вы так долго и умело играли роль той, которая приняла нас, а сами пытались искупить вину. Но у вас это плохо получилось.

— Катя, прости. У меня не было другого выхода. А теперь выходи.

— Алена Вячеславовна, эта поездка закончиться так же. Не надо.

— Я сказала выходи.

Спорить с ней было бесполезно. Я вышла из машины, и отошла на небольшое расстояние.

Сегодня все произошло, как и пять лет назад, с одним отличием, машина мачехи не ехала, а стояла, но остальное случилось так же, как и в ту ночь. В ее машину въехал грузовик, а за рулем был все тот же человек- исполнитель от Емельяненко.

____

Олег

Пациенты проверены, пора принимать зачет. До него меня вызвала заведующая, и сообщила, что дальше группа студентов отправляется в гастроэнтерологию к Курбатову.

После нее я сразу отправился к Антону. Он уже знал про это назначение, и я пригласил его на наше занятие, чтобы уже официально познакомить со студентами, так как на даже это сделать не удалось.


В лекционной стоял гул.

— Добрый день. Проходите Антон Григорьевич. Господа студенты, садитесь. Доктора Курбатова вам представлять не надо.

— Не надо.

— а что это у вас в руках?

— Так ваше задание.

— Ах да, ну можете все это собрать и отдать доктору Шестаковой.

— Олег Николаевич, но вы же даже не посмотрели.

— Я уверен, что вы умеете работать с интернетом и литературой. Поэтому, все что вы там вычитали, слушать, поверьте мне, пустая трата времени.

— Так, а что это значит для нас, зачет или не зачет?

— А это значит, что теперь вас курировать будет доктор Курбатов.

К моему удивлению ответили они все синхронно только одним вопросом…

— Почему?

— Ну засыпали вопросами. Главное- подходящая фамилия, ну и самое главное- вас переводят в гастроэнтерологию, а доктор Курбатов лучший в этой области.

Еще добавлю, что учились мы с ним вместе, и как его друг, я хочу, чтобы и он помучался.

— А я и не против. — Тоха как всегда поддержал мои слова.

— Ну тогда, занимайте начальственное место.

— Займу.

— А теперь продолжим. Знакомить со студентами я буду тебя по парам, потому как за время практики в хирургическом отделении они так разделились.

— Уже интересно.

— Да, кстати, где доктор Немова?

— Она предупредила, что опоздает.

— Ну, начнем тогда. И начнем мы в порядке формирования, доктор Смирнов и доктор Олькович. Я не знаю мест в больнице, где бы они не целовались.

— В гастроэнтерогии замечены не были.

— Замечательно. Однако, в перерывах между этими занятиями, выяснилось, что у доктора Смирнова хорошая интуиция- был случай, когда он чисто интуитивно поставил правильный диагноз-эхинококк печени, а доктор Олькович пламенный борец с ветряной оспой, выходила девочку, при этом чуть не посадив все отделение на карантин. Главное, похоже она определилась с будущей специализацией- из нее получится отличный педиатр.

— Отлично. Дальше кто?

— А дальше, доктор Шварц и доктор Капустина. Антон Григорьевич- отнеситесь к доктору Шварцу очень серьезно.

— На вид он вполне безобиден.

— Это обманчиво, потому как он очень много знает. И я боюсь представить, что будет, когда он прочитает всю имеющуюся медицинскую литературу.

— Напишу собственную. — Шварц ответил со всей своей серьезностью.

— Не сомневаюсь. А вот справится с ним может только доктор Капустина, которая сама по себе уникальный человек. Ну у обычного человека две бабушки и два дедушки, но не у Капустиной- у нее сотни бабушек и дедушек, которые в свою очередь помогают ей справится даже с самым капризным пациентом.

— Наша мать Тереза. — Свои пять копеек вставил Рудянский.

— А вот и следующая пара- доктор Рудянкий и доктор Шестакова. Излюбленное занятие Рудянского бросаться на пациентов и спасать им жизнь любыми подручными средствами.

— И как, успешно?

— Представь себе, хоть пылкость и не лучшее качество для врача, но здесь появляется доктор Шестакова, которая сможет справится со своим другом, так как смогла справится со своими собственными страхами.

— Ну и остался доктор Федотов- если Федотов по своему обыкновению спит, то можешь быть уверен, ночью он занимался ответственным делом- спасал жизни людей. — Эта малоуправляемая белая биомасса переходит в твои руки, доктор Курбатов. Ну а от себя скажу- это очень хорошая группа.

— Хорошая группа- это Битлз.

— Хм, да. И тем не менее, спасибо ребят, мне было очень приятно с вами работать.

После этих слов все бросились меня обнимать, но неожиданно все прервал звонок. Звонила Катя.

— Доктор Немова, но вам зачет я поставить не могу. То, что она ответила мне, отбросило все шутки.

Я быстро отпустил студентов, а сам пошел готовить операционную, так как Катя ехала в скорой, с Ломовой.

____

Катя

Мы быстро доехали до больницы, нам на встречу вышел папа, которому я позвонила, будучи еще в дороге.

— Катя, как это произошло?

— Мы с ней были на месте, где произошла авария с моими родителями, она попросила выйти меня из машины. В нее врезался грузовик, повреждены ребра, внутреннее кровотечение, возможно сотрясение.

Дальше он слушать не стал, отправившись следом за каталкой.

Я же пошла к Олегу, но зайдя в больницу услышала еще одну скорую. Интересно, кто еще?

— О ты тут. Алена уже в операционной, там еще Емельяненко с огнестрелом привезли. Странное совпадение.

— Больше похоже на расплату.

— В смысле?

— Это Емельяненко заказал пять лет назад убийство моих родителей, Алена ему помогала. Сегодня, как и тогда, за рулем грузовика сидел тот же человек, исполнитель убийства.

— Ломова причастна к той истории?

— Да. Она сама сказала.

— А отцу ты сказала?

— Нет.

В ординаторскую зашел Ломов.

— Олег Николаевич, кто будет оперировать Алену Вячеславовну?

— Александр Петрович, я возьму того, кто тяжелее, к сожалению, это ваша жена.

— Спасибо.

Он ушел, даже не взглянув на меня.

— Катя, я пошел.

— Олег, я с тобой.

— Катя, ты только что сказала, что она причастна к смерти твоих родителей.

— Это сейчас не важно. Она больная, а я врач. Будущий врач.

— Ты врач, и хирург по призванию. Пошли.

Глава 40 Эпилог

Олег

После той аварии прошло три месяца. Алену Вячеславовну мы успешно прооперировали, Анатолий Григорьевич Емельяненко тоже остался жив.

На следующий день после операции в больницу приезжал Шестаков.

Извините, Олег Николаевич, но я просто очень волнуюсь, — он потер дрожащей рукой лоб, собираясь с мыслями.

— Что-то болит? — устало поинтересовался я, автоматически вспоминая осложнения, которые могли настигнуть бывшего пациента спустя столько времени.

— Нет, я хотел найти студентку Вашу, Екатерину Немову, — отмахнулся от врачебной заботы Шестаков. — В новостях сообщили о покушении на Емельянова и об аварии, в которой пострадала Ломова. Просто скажите мне, что с Екатериной все в порядке, что она не пострадала… и что это не она…

— Вы сейчас вообще, о чем говорите? — я буквально почувствовал, как злость напополам с ревностью поднимается мощной волной, угрожая прорваться и смести попавшихся под руку обитателей хирургии с лица земли. — Какое Вам дело до того, где сейчас доктор Немова? И на что это Вы намекаете вообще?

— Просто скажите, что она не пострадала, — неожиданно настойчиво продолжал напирать мужчина. — Я совершенно не думал, когда сообщал ей об Емельяненко, что такое может случиться. И только вчера, когда услышал…

— Что Вы сделали? — не выдержав, закричал я, чувствуя, как за спиной пробежала медсестра.

— Она просила меня узнать на счет этого… как его… гентофлаксацина, — начал объяснять Шестаков. — Сказала, что это связано с убийством её родителей, и я, старый дурак, решил сделать девочке одолжение… Но не думал я, что она полетит прямо к нему, предупредил ведь, что человек опасный… Я даже хотел связаться с ней позже, предложить хорошего знакомого в прокуратуре, если она что-то нашла на счет того дела, а видите, не успел…

— Да уж… — выдохнул я, пытаясь собрать все кусочки картины воедино. — Значит Емельяненко… Да не волнуйтесь Вы, с Катей, то есть доктором Немовой, все нормально. Она чудом не пострадала…

И только тут до меня дошло то, что не давало покоя. Ведь действительно, Катя не погибла только чудом, просто её не оказалось в машине Ломовой, когда в ту влетел грузовик. Чистая случайность, в результате которой в реанимации не два разбитых на кусочки тела, а одно. По спине проползли мурашки, а ладони похолодели, когда я понял и еще кое-что. Катя слишком много знала про то, чем занимались пять лет назад Ломова и Емельяненко, она видела убийцу, а значит…

— А что Вы там говорили на счет прокуратуры? — я судорожно придумывал способ защитить Катю.

— Да есть у меня знакомый, не побоится помочь, — проговорил Владлен Григорьевич, доставая из кармана визитку и записывая на ней номер своего личного сотового. — Или по крайней мере выслушает и посоветует, что делать. Я так понимаю, Немова раскопала очень нехорошую историю и связалась с очень опасными людьми.

— Вы даже представить себе не можете, — пробормотал я практически про себя. — А знаете, — вдруг усмехнулся Шестаков, — она ведь меня в убийстве родителей подозревала. Я еще тогда подумал, что она очень похожа на мать. А она оказалась еще больше похожа на отца, поэтому, Олег Николаевич, берегите её. Не дайте ей повторить судьбу родителей, ведь молодая еще девчонка, да и врач хороший. Жалко ведь…

— Да, врач, — пробормотал я в спину удаляющемуся мужчине и только тут понял причины отказа Немовой сначала оперировать, а потом и курировать Шестакова. Ведь тогда она думала, что будет оперировать убийцу родителей, пыталась струсить, отступить, но я ей не дал, заставил, учил, пусть жестко, но правильно. А потом она не справилась, и я отступил, позволив недоучиться, не сломать себя. Вот только с мачехой она смогла. Переборола, вошла в операционную, уже не подозревая, а точно зная, что будет оперировать человека, повинного в смерти своих родителей. Неожиданно пришло осознание насколько выросла Катя, раз единожды поддавшись эмоциям смогла справиться с ними в еще более тяжелой ситуации, и даже злости на её первый побег, первый проигрыш самой себе и профессии врача вместо злости и разочарования вызвал улыбку. А еще надежду на то, что когда-нибудь, когда все это закончится и жизнь перестанет быть сплошным кошмаром с редкими всполохами света, я смогу сдержать свое обещание и научу её быть счастливой.

_______

Катя

Про причастность Алены к той жуткой истории кроме меня и Олега никто не знал, но пришлось рассказать и Игорю. В один из тех страшных дней, когда мы дежурили у ее палаты, он попросил меня все рассказать.

— Твоя мать убила моих родителей.

Для него это было подобно пощечине. Резко, устрашающе спокойно и безразлично, но в тоже время отчаянно больно. И, что самое удивительное, Игорь понял. Понял, потому что и сам подозревал что-то страшное, но вот так просто принять правду не смог.

Мне было трудно. Первые недели меня мучали кошмары. В один из дней, Антон даже застал один из приступов, которые случались со мной, когда я видела очередной. В тот раз не помогли ни объятья Олега, ни его речь. Только вовремя принесенный Антоном шприц с лекарством, помог мне уснуть и спокойно поспать, без сновидений о родителях и Алене.

Я должна была рассказать все следователю. Следователь и тот самый прокурор, рекомендованный Шестаковым, записывали мои показания, вчитывались в материалы, добытые в процессе самостоятельного расследования, и объявляли в розыск Федора Ильича Анкушева. Арестовали непосредственного виновника аварии, в которой погибли мои родители, спустя три дня при попытке организовать на даче Курбатовых поджог. В огне должны были погибнуть я и Олег, и находящийся в тот момент с ними следователь Дмитрий Иванов, но вместо этого застрелен оказался сам Анкушев. Помочь при сквозном пулевом ранении, задевшем легкое, не смог даже Олег. Дважды пациент умер по дороге в больницу. Что касается Емельяненко, то он умер через неделю после операции, так и не придя в сознание. Документы, найденные в его сейфе в том самом загородном доме, по дороге в который пострадала Алена и умерли мои родители, полностью подтвердили его вину не только в обеспечении детских клиник несертифицированными лекарствами, рэкете и заказных убийствах, но и во множестве других преступлений.

Папа добровольно ушел с поста главного врача больницы, предпочтя переживать уголовный процесс в отношении жены в компании двух сыновей и дочери. Впрочем, Алена получила лишь небольшой срок и отбывала его условно. Мой брат Игорь- занял место в её фирме, так и не став хирургом, а закончив курсы по фармакологии. Но ему удалось приумножить все то, что до этого сделала мама.

Женя благополучно пришел в себя и успешно, удивляя Олега и меня, в кратчайшие сроки прошел курс реабилитации, полностью восстановившись.

Александра Олеговна Авдеева родится спустя три года в день, когда я буду защищать диплом, превращающий студентку Екатерину Немову в хирурга Екатерину Владимировну Авдееву. Больше всего гинекологическое отделение областной больницы будет удивляться тому, что светило хирургии, превративший простое нейрохирургическое отделение областной больницы в Федеральный Центр нейрохирургии и постоперационной реабилитации, может впадать в столь качественную истерику. Десять часов под дверями родильной палаты покажутся Олегу самыми долгими в его жизни. Но именно они полностью сотрутся из памяти первым криком его дочери.

Спустя всего три месяца после операции Жени, мой муж возглавил нейрохирургическое отделение, а в течение следующих пяти лет он прооперирует двадцать пять детей с диагнозом «кавернома головного мозга». Последствия дел Емельяненко будут преследовать нас слишком долго, гентофлоксацин еще не раз всплывет в истории болезни очередного пациента.

Наш дуэт стал символом надежды, и однажды перерастет в равноправное трио.

В моей жизни будет много битв, но ни одну из них я не приму одна, и вместе с мужем продолжу оправдывать свое призвание- Хирург.


Примечания

1

Холецистэктомия — операция по удалению желчного пузыря. Несмотря на развитие нехирургических методов, остаётся главным средством лечения холецистита.

(обратно)

2

Ячме́нь, или гордео́лум (лат. hordeolum) — острое гнойное воспаление волосяного мешочка ресницы или сальной железы Цейса, которая располагается около луковицы ресниц.

В Книге Олег Николаевич Авдеев указывает студентам на правильность произношения диагноза врачом.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40 Эпилог
  • *** Примечания ***