КулЛиб электронная библиотека 

За Стеной [Илья Городчиков] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Илья Городчиков За Стеной

Глава 1

– И чего ты вечно такой недовольный? – спросил Денис, нагребая лопатой очередную кучку угля и закидывая ту в пышущую жаром печь, – У тебя есть одежда, комната в общежитии, печка. Ты ешь три раза в день. У тебя даже вода горячая есть! Чего тебе не хватает?!

Андрей хмуро посмотрел на друга, ладонью в перчатке утирая лоб от пота, но ещё сильнее размазывая угольную пыль по лицу, – Слушай, дружище, ты меня уже в сотый раз об этом спрашиваешь и в сотый раз получишь один и тот же ответ. Не устал? – он распрямился и его голый, крепкий торс блестел в отблесках печного огня. Андрей перевёл взгляд на старые, механические часы, висевшие на кирпичной стене котельной, прямиком над пустым прямоугольником дверного проёма. Дверь там отсутствовала давно, да если бы и была, то её существование имело сомнительный характер.

– Да. Я и в сто первый раз у тебя спрошу. Просто не понимаю, чего тебе нужно ещё от жизни? Ты живёшь прекрасно или тебе охота, чтоб тебя в Пустошь выгнали? – Денис тоже выпрямился, кидая совковую лопату в кучу угля.

Андрей открыл было рот, но прежде чем выдал из себя звук, зазвонили часы на стене и он, добро улыбнувшись, махнул рукой в сторону проёма, – Пошли давай. На сегодня работа окончена. – и тут же развернулся и пошёл на выход. У выхода он остановился, сняв часы со стены и подкрутив там пружинку, дабы следующая смена не пропустила окончание своей работы. Это должен был делать охранник смены, но тот с прибором клал на сию обязанность и просто свалил её на простых работников, в своё удовольствие попивая разбавленный самогон из грязной, жестяной кружки.

В раздевалке Андрей уже скинул в личный ящик свою грязную, покрытую угольной пылью, робу и вытащил оттуда, посеревшее от времени, большое вафельное полотенце. Денис последовал за другом, отправляясь в сторону душевой. Старое, побитое жизнью и струями воды, помещение душевой было обложено плиткой, многие ячейки которой были сколоты и явно переживали не лучшие времена. Денис встал под одну из леек, берясь за пожелтевшую ручку крана. Немного поскрежетав, чугунные трубы всё-таки соизволили низвергнуть из своих недр довольно плотную струю воды. Сегодня, к великому сожалению друзей, вода была скорее холодной, но грех было жаловаться, а потому, взяв мочалку, Денис намылил её и поёживаясь, залез под струю.

Холодная вода не давала долго стоять, наслаждаясь очищением тела от рабочего пота и пыли, а потому, усиленно отскребя грязь и смыв с себя мыльную пену, Денис выскочил из-под струи, выключая напор. Обмотавшись полотенцами, друзья вновь вернулись в раздевалку, где со смены собирались другие работяги с предприятия, для которого беспрерывно работала их котельная.

Быстро одевшись, друзья выходят из тёплого, прогретого котлами помещения, в продуваемый ветрами, серый от пыли, двор завода, по которому во все стороны сновали уставшие рабочие.

– В бар пойдём? – осведомился Денис, хлопая по карманам в поисках пачки папирос, – Спёрли черти!

– Да ну, опять эту недо-сивуху пить? – отмахнулся своей здоровой, больше похожей на лопату, ладонью Андрей и приобнял Дениса, ведя того за стены завода, – Мне тут не так давно удалось с одним торговцем очень удачно обменяться. Так что у меня есть далеко не самая плохая настойка. Думаю, за ним мы можем намного культурнее провести время, нежели как свиньи наклюкиваться в баре этим, скорее похожем на мочу осла, пивом. Согласен?

–Да, дружище, ты как никто другой можешь предложить хороший план на вечер.

Друзья вышли на улицу и сразу почувствовали на себе целый рой мелких и противных капель, падающих с скучного, серого неба. Немногочисленные горожане с каменными, непроницаемыми лицами шли по плохо освещаемым улицам, изучающе смотря на двух кочегаров. На одном из поворотов, прямиком на перекрёстке стоял блокпост с бойцами Верховного Капитана. Эти молодые люди, вооружённые автоматами и одетые в серую униформу, в народе были прозваны Серой Гвардией. Именно они дежурили на Великой Стене, видневшейся из любой точки города, да держали внешние фактории, где производили провиант и многое нужное для жителей. Если дежурство на Великой Стене Денису было понятно, то множественные кордоны по перекрёсткам улиц города были для него загадкой. После Конца в городе осталось не так много жизнеспособного транспорта, да и топлива от Чёрной Фактории поступало не так, чтобы уж много. По большей части в городе были велосипедные брички и автомобили, ходящие по дорогам на силе пара, но и их было мало.

Несколько раз свернув, друзья зашли через арку во двор. Идя по растрескавшемуся асфальту, Денис щурил глаза, стараясь высмотреть хоть что-то в кромешной тьме, ведь сюда уже не проникал свет с улицы. Андрей же шёл уверенно, ведь за несколько лет жизни в расположенной в здесь общаге, он уже выучил этот двор наизусть и мог найти свою квартиру с закрытыми глазами, прыгая на одной ноге.

На ощупь дойдя до нужной двери, Андрей вставил и провернул ключ, открывая дверь в свою обитель. Жил он в достаточно большой, прямоугольной комнате площадью метров в пятнадцать. Каждый раз, приходя другу в гости, Денис удивлялся чистоте в его комнате. Мало где можно было отыскать пыль и только пепельница выделялась из этого вида кучкой серого пепла под своим стеклянным телом.

Сняв ботинки, Денис прошёл внутрь комнаты друга и сел на табурет у деревянного стола, смотря на стоящий справа стеллаж с книгами. Андрей был одним из немногих знакомых ему людей, что не просто держали у себя дома старые книги, но и активно старался их добывать, выменивая их у других жителей Города. Денис бегло посчитал корки книг и насчитал около полусотни томов. Там были как знакомые фамилии отечественных классиков, так и какие-то зарубежные авторы. Вот только, существует ли теперь это зарубежье? А отечество – это где? Да вот оно, Город за Стеной, да Фактории.

– Устал? – осведомился Андрей, ставя на стол два жестяных, походных стаканчика и полулитровую бутыль без этикетки, наполненную красноватой жидкостью.

– Да не. – отмахнулся Денис, смотря в окно, где даже в ночной темноте виднелась громада железобетонной Стены.

Андрей разлил жидкость по стаканам и отсалютовал им, торжественно произнеся, – Вздрогнем!

И тут началось. Денис всегда считал Андрея хорошим собутыльником. Каждый раз, когда они собирались выпивать, то это быстро не заканчивалось. Однако, они не напивались до свинячих слюней, а старательно доходили до кондиции, что Андрей называл не иначе, как «профессорский диалог». Именно доходя до такого состояния, Андрей окончательно переставал держать язык за зубами и полностью растворялся в своих рассуждениях.

– Вот, Денис, дружище, вот ты мне скажи, на кой нам эта Стена?! – совершенно трезвым голосом начинал кочегар. В общем, его легко можно было перепутать с абсолютно трезвых человек. От него не пахло спиртом, речь была трезвой, да и держался он прямо, как отличница за партой. Выдавала Денисиного друга, лишь небольшое покраснение белков глаз.

– Чтобы защищать нас от врагов. Ты же сам знаешь сколько богатств у нас в городе. Заводы, склады, люди в конце концов. – уже менее трезво отвечал Денис, запрокидывая в себя очередной стакан и заедая тот ржаной галетой.

– «Заводы, склады, люди» – недовольно пробубнил Андрей, – кое-что на блюде эти люди. Ну ладно, пускай Стена стоит, чтобы нас защищать. Но от кого, если Верховный говорит, что за Стеной никого и ничего, кроме факторий нет?! Зачем тогда эта Стена тридцатиметровая?! – достаточно громко спросил Андрей, но Денис не ответил, лишь попросив быть чуть тише, и Андрей продолжил, – Где эти фактории вообще? Ты знаешь где они?! Единственное что мы видим, дак это, что грузовики «серых» туда-сюда катаются. Да и закрыты они вечно – не увидишь, что внутри.

– Ну а чего мне до этих ферм? – спросил Денис, не смотря в горящие глаза друга, – У меня есть еда. Не самая плохая еда. Есть тепло, работа. Мало что ли?

– Да! Мне мало! Разве тебе не интересно что за Стеной?! – Андрей рывком встал и стал нервно ходить по комнате из угла в угол, – Помнишь, что с Серегой случилось?

– Конечно. Он какую-то приблуду соорудил с камерой старой. Баллон, шар какой-то с таймером. Всё пытался мир за Стеной увидеть.

– Вот! – поднял руку с вздёрнутым вверх пальцем, – А парень был рукастый. Толковый из него инженер бы вышел. Но что с ним случилось? – Андрей выдержал драматическую паузу, – Его забрали серые. Разве это справедливо? – Денис смотрел на друга – на его гладко выбритое лицо и зелёные, горящие глаза и почувствовал в себе колебание. С одной стороны, он понимал, что ему всего хватало, но Андрей, с каждым их разговором, всё сильнее склонял друга на свою сторону, заставляя Дениса думать ночами напролёт, – Ну почему в городе даже дома выше шести этажей не строятся?! Даже в Башне окна идут до шести этажей, а потом только у самой верхушки – в жилище Верховного. – Андрей на время замолчал и подходя к своему книжному стеллажу, пару секунд постояв, тот не глядя кидает Денису книгу. Не смотря на небольшое опьянение, тот довольно сноровисто ловит её. Это была красная книга с изображением какой-то средневековой мозаикой на обложке и выцветшими от старости, золотыми буквами названия. Это были «Хроники городов-государств среднековья» за именем какого-то иностранного автора. Андрей на время замолчал, вуыживая из кармана серую пачку сигарет и щелчком пальца выбивая ту в ладонь. Закурив, тот продолжил уже более спокойно, – Ну вот! Допустим, где-то далеко за Стеной есть враг, который ночами не спит и слюнями истекает, желая заполучить наше богатство. Почему же тогда население даже не пытаются готовить к битве. Если исходить из этой книги, – палец Андрея ткнулся в обложку, – то людей должны готовить как ополчение. А что если Стену пробьют? Что мы тогда делать будем?!

– А Серая Гвардия нам на что?

– Серая Гвардия?! – Андрей всплеснул руками, – Если враг настолько силён, что для его сдерживания надо было строить Великую Стену, то в случае падения её нам конец. Серая Гвардия никак не сможет удержать многочисленные улицы города.

– Почему?! – искренне удивился Денис. Он всегда искренне верил в непобедимость тех уверенных, хорошо вооружённых мужчин. Денис, никогда бы и не мог думать, что Стена может пасть.

– Эх, Белов, – Андрей возвращается к вешалке и из кармана куртки достаёт небольшой блокнотик с пожелтевшими страницами. Полистав их, Андрей кладёт его открытым перед другом, – Я всегда внимательно следил за гвардейцами. У них есть нашивки с номерами. И знаешь какая самая большая из них? 1408! Наверняка часть из них в факториях, а часть в Башне, но их явно меньше двух тысяч! Две тысячи бойцов! Понимаешь эту цифру?! В случае прорыва стены они вообще никак не смогут удержать город! Они просто нас бросят.

– Ты хочешь за Стену. Я правильно понимаю? – вздохнув, Денис поставил полупустой стакан, смотря на друга и потирая ладонями лицо.

– Да. Я хочу узнать, что за ней. – твёрдо ответил тот, ударив кулаками по столешнице.

Денис медленно выдохнул. Ему хотелось поддержать друга. В его крови тоже кипело желание приключений, но он был не готов сорваться с насиженного, тёплого и сытого места, и пуститься в авантюру, пусть даже с лучшим другом, – Ладно, пойду я. – Денис встал и быстро оделся, чуть ли не пулей выметаясь из комнаты друга.

До дома, где жил сам Денис Белов, было около километра, а потому он просто решил пройтись, освежая голову перед сном, далеко не самым чистым воздухом Города. Его чувства перемешивались, но алкоголь и усталость не давали мозгам нормально работать. Но, Денис на это не рассчитывал, ведь жил по принципу «Утра вечера мудренее», а потому, зайдя в свою комнату, упал на кровать, даже не раздеваясь.

На следующий день у Белова был выходной, а потому, проснувшись из-за ругани соседей. Они, как будто по обычаю уже утром орали, кроя последними словами друг друга. В стену с металлическим лязгом, что-то прилетело сгоняя с Дениса последние остатки сна. Это был единственный его выходной, а потому он решил наведаться к родственникам.

Быстро создав хоть какое-то подобие порядка и чистоты в этом обиталище холостяка, Денис открыл прикроватную тумбочку, вытаскивая оттуда тканевый кошель. Вытащив из ящика коричневый мешочек, Белов вновь уселся на кровать, высыпая на руку кругляшки монет размером с ноготь. Быстро пересчитав их, Денис начитал сорок восемь штук. На одной стороне кругляков была отпечатана Центральная Башня, а на другой было лицо Капитана в профиль. Отпив из кувшина и осмотрев своё слегка заросшее лицо в мутноватое зеркало, вышел на улицу.

Сегодня, к великому счастью Дениса, небо было чистым от туч и солнце прогрело воздух. Идя по улице, Денис водил взглядом по домам. Те дома, что были построены ближе к центру, в первую очередь восстанавливались силами Совета Возрождения. Однако, многие здания до сих пор стояли по всему городу, ветшая и медленно разваливаясь. Некоторые дома приспосабливались под производственные и хозяйственные нужды, преображаясь до неузнаваемости.

Проходя по одному из перекрёстков улиц, где по обычаю расположилась пара вооружённых гвардейцев, Денис заметил, что приглядывается к номерным знакам бойцов. Один из них это заметил и подозрительно посмотрел на Белова. Денис быстро отвёл взгляд и ускорил шаг, пристраивая маршрут до дома родственников. Жилая часть города была относительно небольшой, а потому, из одной точки в другую можно было попасть буквально за два часа быстрого шага.

На одном из поворотов, Денис чуть было не столкнулся нос к носу с компанией паломников, уверенно державших путь к Центральной Башне. Это были скорее фанатики, без памяти и сознания, верившие в безграничную силу Капитана. Тут их точно можно было понять. Как никак, Капитан смог, в хаосе мирового Кризиса, обнести немаленький город высокой стеной, смог организовать Фактории, доставляя в город все необходимые припасы. Капитан смог восстановить значительную часть Города и смог поставить на поток производство. Тем более, что весь другой мир – погиб. Или нет? Постоянные рассуждения и разговоры с Андреем явно разрушили неоспоримый авторитет слов Капитана в нём. И это было страшно. Что же будет, если Андрей прав и не вся цивилизация за пределами стен погибла. Да даже, если и жив кто, то что дальше? Где их искать? Они могут быть в тысячах километров от нас или вообще за океаном. Как поступать тогда? А тут тепло, хорошо. Тут даже зарплату платят. Не сильно большую, но на свой кусок хлеба хватает.

Разминувшись с процессией в серых балахонах, Денис всё же дошёл до дома родичей. Те жили в относительно сохранившемся, кирпичном доме в три этажа высотой. Их жилище было прямиком под крышей – на последнем этаже. Быстро вбежав по лестнице, Денис начал стучать кулаком по двери. Звонки, развешанные на стену у дверей, были ныне не рабочими, да и не сильно бы помогли, тратя больше энергии, чем принося пользу.

Не смотря в дверной глазок, дверь распахнул дядя Коля. Это был огромный мужик с тёмно-русой бородой лопатой. Застиранная майка-алкашка не скрывала крепкие, трудовые мышцы рабочего инженера. В зубах он держал громоздкую «козью ногу», невероятно чадящую крепким, сизым дымом.

– О, Дениска! – медведем взревел Дядя Коля, выпуская большое облако дыма в воздух лестничной площадки, – Какими судьбами?

– Да так. – улыбнулся Денис, обнимая Дядю, – Давно просто не видел вас. Вот и решил прийти.

– А, ну проходи-проходи! – Дядя Коля впустил племянника внутрь, – Анка, накрывай на стол – Дениска пришёл!

Из кухни выбежала черноволосая, низенькая, немолодая уже женщина в старом, посеревшем фартуке и домашнем светло-розовом, заштопанном платье. Она радостно всплеснула руками, подбежав к Денису и крепко того обнимая.

– Дениска, ты бы хоть предупредил меня! – закачала она головой, – Я бы хоть пирожки сготовили. Сейчас Капитан увеличил поставки муки, так что мне удалось украсть несколько килограмм. – она обернулась в сторону кухни, откуда только что вышла, – А знаешь, что у меня есть? – Тётя Аня засеменила своими маленькими ножками на кухню, подзывая за собой Дениса. Тот было замешкался, но Дядя Коля подтолкнул его своим пудовым кулаком и тот быстро прошёл в кухню. Как только он сел за стол, то перед ним оказалась банка розовой жидкости, на подобии той, что он не так давно пил с Андреем.

– Что это? – удивился Денис, со всех сторон осматривая банку, в которой, в отличии от настойки, были семечки какой-то ягоды, – Настойка?

– Нет конечно. Это варенье. Нам его на склады завезли, вот я и не удержалась. Ты ешь давай.

Тетя Аня отвернулась, воркуя над плитой, брызжущей конопляным маслом и напевая какую-то старую мелодию. Дядя Коля же, уселся на табурет подле подоконника, открывая створку форточки, продолжая пыхтеть своей самокруткой.

Сразу исчезла и усталость, и страх за будущее. Тёплым одеялом спокойствия легла эта домашняя атмосфера. У тёти Ани и дяди Коли детей не было по состоянию здоровья, потому всю свою заботу и родительские чувства, мне – осиротевшему в возрасте восьми лет, парню. Как-то раз, я просто возвращался из школы домой. Однако, дверь была открыта, и я с страхом в душе вбежал в квартиру. Там было тихо. Слишком тихо. Пройдя по комнатам и давя страх в душе, я не обнаружил никого, а потому, с слезами на глазах побежал к дяде с тётей. Дядя Коля тогда меня успокоил и взяв за руку, повёл домой. В тот день родители не пришли, как на другой, как и через месяц. Тогда я и переехал к родственникам, оставшись жить у них до совершеннолетия. Обращение к Серой Гвардии вообще ничего не дало, а вскоре именем Верховного Капитана квартиру забрали в пользу Города, ведь она была нужна молодым семьям.

– С Андреем общаешься до сих пор? Как он там? – докуривая самокрутку, спросил Дядя Коля.

– Конечно… – немного растеряно ответил Денис, рывком возвращаясь из собственных воспоминаний, – мы же работаем вместе как никак. Работает, пьёт, собирает и читает книги. В общем, обычный Андрей. Вы же его знаете.

– Так и не нашёл себе девушку? – повернувшись, спросила тётя Аня.

– Кто?

– Да оба! – звонко, молодо рассмеялась тётя.

– Нет. – немного смущаясь, тихо прошептал Денис.

– Ну, в этом вы с ним похожи. Всю жизнь вместе. – дядя Коля посмотрел парню в глаза и серьёзно спросил, – Вы точно не из этих? – выдержав пару секунд, сверля племянника взглядом, тот басовито рассмеялся.

– Коля! – тётя Аня беззлобно ударила мужа полотенцем пока тот смеялся с своей старой шутки.

Денис просто сидел у них дома и наслаждался. Он любил свою семью. Тётя и дядя для него были прекрасной парой, бывшей для него чем-то на вроде идеального варианта жизни. Именно потому он не хотел заводить отношения, пока не удостовериться, что ему попалась именно такая девушка.

Денис пробыл у тёти с дядей до самого вечера. Там не происходило ничего сверхвыдающегося – они пили чай, слушали городскую радиостанцию и просто болтали о происходящем в Городе. Он отдыхал душой и телом. Однако, к великому сожалению Дениса, хорошее время имеет свойство заканчиваться, а потому пришлось собираться и отправляться домой. Тётя пыталась было настоять на том, чтобы Денис остался ночевать у них, но тот отбрехался тем, что общага ближе к работе. Правда, сей аргумент не выдерживал ни малейшей атаки.

Глава 2

На следующие утро, беспокойство Дениса резко возросло. Смена кочегаров при предприятии состояла из двух человек: Дениса и Андрея. И сегодня был лишь один из них и это не Андрей. С грехом пополам, к Денису присоединился ещё и сторож с условием получения зарплаты за этот день. Конечно, староватый сторож, явно не мог сравниться с крепко сложенным Андреем, а потому Денису пришлось работать чуть ли не в два раза быстрее. Усталости он не чувствовал, ведь всё его сознание было поглощено мыслями о друге. Андрей, хоть и имел горячий нрав, но работу не пропускал, зная, что Верховный Капитан это не оценит.

Отмохавши свою смену, Денис быстро собрался и откопав в кармане запасной ключ от комнаты Андрея, чуть ли не бегом поспешил туда. Улица сменяла улицу и Денис вбежал в подъезд, шаря по стене руками. Он было хотел воткнуть ключ в скважину, но неожиданно для себя понял, что дверь не заперта и осторожно её толкнул. Внутри комнаты был беспорядок: стеллаж с книгами лежал на полу, стол был перевёрнут, а постельное бельё было разворочено. Пол был усыпан сигаретным пеплом.

– Ну и что за хрень?! – осторожно, старясь не наступить на разбросанные по полу книги. В воздухе пахло керосином из разбитой лампы, а ещё чем-то режущим ноздри. Обернувшись, он заметил, что в стене было нескольких отверстий. Следы от пуль? Но откуда? Оружие же есть только у гвардейцев…

В комнате было темно, ведь единственным источником освещения, были редкие фонари на улице, свет которых не доходил до общежития, а потому Денис, чиркнув зажигалкой старался понять, что произошло. Неожиданно, в слабом свете огня зажигалки, темной кожей блеснул тот самый блокнот, что Андрей бросил перед Денисом в последнюю их встречу. Он поднял его и отряхнув от упавшего пепла, раскрыл на случайной странице, пытаясь прочитать слова написаны там в слабом свете пламени зажигалки.

«Чёрт его знает, зачем я веду этот дневник, но с ним как-то легче, менее одиноко что ли. А одинок ли я? Вроде и Денис рядом. Смышлёный всё-таки парень, но взгляды у него крепкие. Вроде и пытаюсь раз за разом его к себе расположить, но не получается. Однако, попытка не пытка.»

Денис отвёл глаза от блокнота и хотел было перевернуть грязноватый листок, но тут услышал рокот двигателя и в комнату ворвался яркий белый свет. Прислонившись к стене, он осторожно выглянул в окно. Во двор въезжал легковой автомобиль, светя белыми фарами. Сердце Белова чуть не выскочило из груди и он, осторожно, пригнувшись, чтобы не отсвечивать в окне, побежал вон из комнаты. Машины на бензине есть не у многих. Помимо высоких чиновников и богатых торговцев, такие машины имели лишь гвардейцы, а если они приезжают к тебе домой вечером, то далеко не на чай. К тому же, пропажа Андрея, хаос и отметены от пуль в стене, очень быстро складывались в цепочку.

Снизу раздался скрип железной двери и Денис сильнее вжался в перила лестницы, убирая найденный дневник в внутренний карман куртки. За скрипом послышался топот множества ног, обутых в тяжёлые ботинки. Денис закрыл глаза, пытаясь всё своё бытие превратить в слух и одновременно с тем, молясь всем, кому только можно: старым богам, Христу и Верховному Капитану. Если хоть кто-то из гвардейцев подумает заглянуть наверх, то Дениса ожидает быстрое путешествие в бетонные подземелья Башни.

Послышались медленные шаги по лестнице и Денис, не дожидаясь встречи с неизвестным, рванул к окну с ходу запрыгивая на подоконник и плечом распахивая окно. Оглянувшись назад, он заметил тёмный силуэт, взбежавший на площадку второго этажа. Не глядя, Денис выпрыгнул в окно. Полёт с второго этажа смягчили кусты, растущие у дома, ранив руку. Не смотря на разорванную крепкими ветками, ладонь, он вскочил на ноги, стараясь убежать подальше. Человек в окне несколько раз выстрелил, но в ночной тьме смазал, лишь выбив фонтанчик земли из-под его ног. В следующий раз он выстрелить не успел, ведь Денис уже скрылся за поворотом другого дома. Денис бежал, как никогда. В груди бешено билось сердце, а адреналин заглушал боль в кровоточащей руке.

Страх обуздал сердце Дениса и тот, упав где-то посреди руин Города, чуть не выплюнул лёгкие, пытаясь отдышаться. Что же ты сделал, Андрей? И на что я подписался? Приказов и голосов не было слышно уже несколько, но Денис всё лежал в пыли, пережидая мнимое преследование.

Выждав и отряхнувшись, он встал, осторожно пробираясь к собственному дому. Каждый раз, заходя за угол, он прислушивался и принюхивался словно собака, а потому часовой путь он преодолел за два и оказался дома уже за полночь. Закрыв двери и завесив окно, он поджёг керосиновую лампу и сел за стол, с трепетом открывая блокнот.

«Я хочу на свободу. Мне тесно в этом городе. Я хочу знать, что за Стеной!» – эта мысль постоянно транслировалась чуть ли не на каждой странице, иногда перемежаясь какими-то схемами и столбцами. Однако, чем дальше длился дневник, тем меньше самокопаний и грусти было на странице и тем больше какой-то структурированной информации, не значащей для Дениса абсолютно ничего. Последняя страница вообще была неаккуратно вырвана и потому Белов просто откинул блокнот на стол, рассуждая, что утро вечера мудренее.

К счастью, Денис всегда отличался богатырским сном, не страдая от лишних мыслей. Уже утром, проспав часа три, Денис осторожно обработал руку спиртом, забинтовал её чистой тряпицей и вышел на работу, чисто автоматически выполняя свои задачи и внутренне трясясь от страха того, что в любой момент к нему могут нагрянуть гвардейцы и его нормальная жизнь на этом оборвётся.

Однако, ближе к концу дня, страх ушёл, уступив место здравому рассуждению. Дверь была открыта? Да. Похоже это на Андрея? Нет. Он всё-таки дисциплинированный человек. У него могло быть оружие? Нет… А точно ли? Денис задумался что же он знает о Андрее. У них всегда была крепкая дружба. Детский сад, школа, а затем и работа вместе. Многие вечера они проводили вместе за разговорами. Но что же он делал по выходным, когда они были не вместе? Как-то раз, прогуливаясь по улицам Города, Денис заметил заходящего в руины Андрея. Но что он там делал? Тоже гулял? А чёрт его знает.

К концу дня Денис, держа руку у сердца, там, где хранился блокнот в внутреннем кармане куртки, быстро, чуть ли, не срываясь на бег, пошёл в сторону дома и уже там, вновь упёрся взглядом в страницы блокнота.

Попивая травяной взвар с Зелёной Фактории, он листал страницы, нервно пожирая взглядом их содержимое. Везде были записи, подсчёты, схемы и карты, которые мало что значили для Дениса. Пролистав весь блокнот, он обратил внимание, что последняя страница с записями аккуратно вырвана. Зачем? Что там было? Денис лёг на кровать, оставив блокнот на столе. Медленно поведя взглядом по своей, как он её называл, мужской берлоге, понемногу стал засыпать, сказывалась усталость последних дней, да и стресс сил не прибавлял. Дверь, присверленная к стене вешалка, обувная тумба, деревянный шкаф с стеклянными вставками в дверках, а в нём жестяная и старая керамическая посуда, стратегический запас водки, красная потрёпанная жизнью книга с выцветшей обложкой, одолженная у Андрея и повествующая о каком-то мире, где эти самые книги сжигались пожарниками. Стоп. Книга!

Денис вскочил с кровати и прыжком достиг стола. Там, рывком выдвинув ящик с всякой мелочёвкой, нашарил огрызок карандаша и стал быстро покрывать следующую за оторванной страницу плотной штриховкой. В его памяти неожиданно всплыл образ из одной книги, где сыщик так же закрашивал страницу, в надежде найти отметины от карандаша на прошлой странице. Там это сработало, сработало и здесь. На странице белыми линиями стала проявляться схема. Какие-то квадраты, прямоугольники, буквы и цифры. Да это же карта! Перекрёсток Замочной и Красноармейской. Какой-то крест был на одном из нескольких домов и надпись: «в углу, за зелёным ящиком». Туда. Туда нужно было Денису!

Следующий день для Белова был как в тумане и тот еле дождался наступления темноты. Он крепко держал блокнот в ладони, вспоминая в мыслях маршрут. В воздухе витала пыль от работающий фабрик и Денис натянул на лицо платок, что постоянно носил в кармане как раз для таких случаев. Нужная улица и дом находились в разрушенной части города, а потому он старался пробираться дворами, не показываясь на свет, дабы ненароком не попасться на глаза Серой Гвардии.

Нужный дом нашёлся практически сразу и Денис, осторожно переставляя ноги, вошёл внутрь, на ходу вытаскивая из кармана куртки довольно странный фонарь. В большинстве своём люди пользовались керосиновыми фонарями, но внутренности Города богаты разными странностями, одной из которых была у Дениса в руках. Это был динамо-фонарь, работающий от мышечной силы держащего его по средствам рычага, который и должен был нажимать человек, для получения из него света. Луч был не сильным и большим, но его хватало для того, чтобы ходить в темноте.

Войдя в дом, Денис начал работать рукой, освещая подъезд конусом света. В углу и вправду стоял ящик с облупленной зелёной краской. Подойдя к нему, Денис погасил свет и взялся за угол ящика, напрягая мышцы и отодвигая его. На удивление он был лёгким и Денис от неожиданности с грохотом повалился на пол. Быстро встав на ноги, он увидел зияющий проход под небольшим углом, ведущим вниз. Войти можно было лишь пригнувшись, потому Денис опустился на корточки, словно змей проползая туда. Задвинув ящик на место, он отправился внутрь.

Проползя несколько метров, Денис понял, что коридор расширился и он встал на ноги для того, чтобы упасть на спину, придавленным кем-то. Холодная полоса стали упёрлась в горло и надрывая кожу. Сердце замерло от страха, а в лицо ударил луч света от керосиновой лампы.

– Кто такой?! Откуда узнал про нас?! – крикнул тот, кто был сверху, сильнее прижимая нож к горлу, чуть не пуская кровь.

Щурясь от яркого света, Денис раздвинул руки в стороны, раскрывая ладони и не стараясь сопротивляться от слова «совсем», – Я Денис Белов! Прочитал о этом месте в дневнике Андрея!

– Андрея? – недоверчиво спросил, ослабляя натиск напавший, но тут же вернул усилие, – Какого Андрея?!

– Андрей Усов! – крикнул Денис в ответ, – Это мой друг. Он пропал несколько дней назад, и я пошёл его искать.

– Как ты нашёл это место?! Живо отвечай!

– Коричневый блокнот. В нагрудном кармане! Я нашёл его в комнате Андрея. Ключи от комнаты его в том же кармане. – Денис старался говорить спокойно, но страх за свою жизнь заставлял его сердце быстро биться.

Какая-то вторая пара рук рывком расстегнула молнию на куртке Дениса и зашарила по карманам, выискивая необходимое. Уже через несколько секунд на свет были вытащены заветный блокнот и небольшая связка ключей, громыхнувших металлом. Тут же Дениса подняли на ноги и быстро завязали глаза, продолжая слепить фонарём сквозь налаженную ткань.

Толчок в спину заставил его двигаться по узкому коридору, шаря впереди себя руками и постоянно получая толчки в спину чем-то острым. Наконец, пропетляв по коридорам несколько минут или часов, Дениса наконец вывели в какое-то помещение, усадив на потрёпанный стул. Повязку с глаз стянули и в слабом свете керосиновой лампы, пред взором кочегара предстало две фигуры. Один из них поигрывал в руках ножом, лезвие которого отбрасывало яркие блики.

– Имя, фамилия. Год рождения и место работы. – потребовал вооружённый человек, продолжая играться ножом.

– Денис Белов. 78 год от Построения Стены. Кочегар. – подняв руки вверх, ответил Денис, стараясь рассмотреть стоящий перед ним людей.

В комнате, располагающийся в каком-то подвале, под светом, весящей на крюке под потолком, керосиновой лампы стояли двое. Один из них, поигрывая раскладным ножом, стоял прямиком перед Денисом. Его яркие, рыжие волосы отблёскивали в свете лампы. Рабочая куртка на плечах намекала, что рыжий был один из заводских рабочих, к чему относили и крепкие, чёрные ботинки. Второй же стоял в углу, куда слабо доставал свет. Но даже в полутьме было видно, что на его лице расплодились морщины, а на носу прижились очки. Одежда его была более чистой и состояла из классических брюк и серого от пыли пиджак. Было ощущение, что второй мужчина как будто сошёл с страниц старых книг.

– Молодой человек, а что вам говорил Андрей перед тем, как пропасть? – спросил стоящий в углу мужчина тихим, шелестящим голосом.

Денис поднапряг голову и вспомнил их пьяный разговор в общаге под красным напитком, – Что-то про схожесть Города с средневековыми городами-государствами, про армию, ополчение. Нечто похожее.

– А бинт зачем? – всё тем же спокойным голосом спросил второй мужчина, открывая блокнот и беглым взглядом осматривая страницы.

Понемногу успокаиваясь, Денис продолжил, – Андрей пропал на несколько дней, и я в квартиру пошёл его. Только и успел блокнот забрать, как к дому гвардейцы подъехали, но свалить спокойно не удалось – ранили. Если быть точнее, то ранил меня куст, но с подачи гвардейцев.

– Во всяком случае, почерк и вправду Андрея. – заключил мужчина, закрывая блокнот и убирая тот в карман, – Позволите? – он подошёл к Денису и взял того за руку, разматывая тряпицу на ладони.

– Сергей Анатольевич.! – вооружённый рыжий рывком подошёл к мужчине, перегораживая тому путь.

– Вадим, будьте добры отойти. Я живу в этом Городе в два раза больше, чем вы, и будьте уж уверены, что знаю людей намного лучше. Ваш резкий, взрывной характер, может погубить наше дело. – размотав бинт, Сергей Анатольевич осмотрел ладонь, после чего выудил из кармана плоскую, блестящую флягу и вылил немного на руку, отчего Денис зашипел, но не дёрнулся, – Этот молодой человек и вправду потерял своего друга. Глаза выдают человека.

Денис лишь сидел и удивлённо мотал головой, переводя взгляд с Вадима на Сергея Анатольевича, пытаясь понять происходящее. Пропажа друга, тайные записки, подземное убежище и какие-то люди, живущие там.

– Кто вы вообще такие?! – сглотнув большой сгусток слюны спросил Денис, потирая запястья, – Где я?

– Не будьте так резки, друг мой. – остановил его Сергей Анатольевич, – Всё же мы не знаем друг друга достаточно хорошо, а вы уже требуете раскрыть все наши секреты? Вы крайне недальновидны. Как говорили раньше: Дружбу надо скреплять делом, а не словами. Вы согласны?

Денис несколько секунд выжидающе смотрел на мужчину, а затем слабо кивнул, негромко ответив, – Да. Логично.

– Вот и славно. – мужчина сложил ладони, как будто в молитвенном жесте, – Значит вы нам поможете?

– Да, но… как же Андрей?

– Вы поможете нам, а мы, в свою очередь, постараемся найти Андрея. Хорошо? – кивок Дениса послужил решением для вопроса, и мужчина продолжил, – Мы хотим, чтобы вы, Денис, разузнали для нас одну вещь. Раз вы работаете кочегаром на предприятии, то, думаю, для вас не проблемой немного нарушить работу сей котельной. Вы меня понимаете?

– Но зачем?! – Денис встрепенулся, чуть не подпрыгнув на своём хлипком стуле, – Котельная же обеспечивает теплом фабрику и несколько десятков домов в округе! Зачем нужно это?!

– Мы просто хотим узнать, как Он отреагирует на такое происшествие.

– Это же терроризм!

– Нет. Мы же не просим разрушить котельную, а лишь ненадолго приостановить работу. Вадим, отдайте ему пакет. – рыжий, убрав складной нож в карман, вытянул из-за пазухи полиэтиленовый пакет, обёрнутый какой-то лентой, – Просто незаметно киньте его в котёл и сразу же зовите на помощь.

Денис принял пакет в руки и прижал его к груди, – Хорошо, но…

– И тогда мы поможем найти Андрея. – уверил его мужчина, утвердительно кивая.

Повязка опять оказалась на глазах и Дениса вновь повели под руки по тёмным, многочисленным коридорам. Выводя в старый, полуразрушенный подъезд, а затем чуть ли, не выталкивая на улицу. Дверь за спиной захлопнулась и Денис наконец снял тряпку с глаз, убирая небольшой пакет в внутренний карман своей куртки. В следующую смену он пришёл раньше всех, отчего седой старик-сторож немало удивился, чуть не подавившись слабоалкогольным напитком, что он постоянно бухал, не просыхая. Быстро переодевшись, Денис закопал этот небольшой, но плотный и увесистый пакетик в куче угля, пока ночная смена переодевалась и тут же принялся усердно махать лопатой, забрасывая кучки угля в пышущее жаром нутро котла. Кучка сменялась кучкой и через час работы, Денис заметил тот пакетик, белым боком проблёскивающий под кучей чёрного угля. Сменщик, молодой парень, только что пришедший из школы прямиком на эту работу. Тот постоянно уходил на перекур и именно в этот момент Денис закинул пакет в котёл.

Давление тут же возросло в два раза, медленно подползая к критической отметке. Из нутра котла ударил огонь, поваливший Дениса на спину и перекидывающийся на угольную кучу за его спиной. Униформа его загорелась, а потому он с криком выбежал из помещения котельной, на ходу охлопывая тело, стараясь сбить пламя. Как только он вылетел в курилку, сбив с ног сменщика, то за спиной раздался страшной силы взрыв. Тучи угольной взметнулись в воздух и Денис, взяв парня за шкирку, выпрыгнул из здания котельной, чувствуя спиной пламя разгорающегося пожара.

Упав на асфальт, Денис начал кататься по полу, сбивая огонь. Оглушённый взрывом сменщик тоже валялся на земле, открывая рот в беззвучном крике и прикрывая уши, откуда струями потекла кровь. Сбив огонь, Денис увидел, что стало с фабрикой.

Обе, высокие её трубы, ранее источавшие чёрный дым, ныне обвалились, накрывая один из домов тучей обломков. Само здание ужасно горело, закрывая небо чёрным дымом, из него, как будто из филиала ада, вырвались горящие, покрытые пламенем с ног до головы, люди, кричащие нечеловеческим языком. Кто-то уже догорал, лёжа на земле, а кто-то умолял о помощи, чувствуя, как их заживо пожирает огонь или понимая то, что под обломками завода были погребены их коллеги, друзья, родные.

Мимо проходящие люди уже бежали на помощь и сквозь писк в ушах, пробивался звук сирены пожарного спасения. Завод чадил, горел и чинил смерть, пока Денис лежал на спине, с широко открытыми глазами и смотрел на то, что он совершил. Смертью веяло вокруг. В воздухе витало смертью, погубленными душами и сломанными жизнями.

– Что случилось?! – встав на колени сменщик держался за голову раскачиваясь из стороны в сторону и пытался встать на ноги.

– Да хрен его знает. – отмахнулся Белов, поднимаясь и смотря на приближающийся отряд пожарных.

Чёрный отряд в семь человек, облачённых в специальные костюмы, уже бежала к зданию, на ходу разматывая шланг. Струя воды ударила в остатки заводов, отбрасывая беснующийся огонь, до сих пор губящий жизни людей, огонь, что не спасал, а убивал. Вереща сереной, подъехало ещё два экипажа и бравые огнеборцы в чёрной форме, присоединились к товарищам, спасая людей.

Денис, окончательно придя в себя, увидел выползающего из здания человека и приняв из рук пожарного один из красных цилиндров огнетушителей, побежал к нему. Вырвав скобу, он выжал рычаг, и белая пена полилась на кричащего человека, сбивая с его тела огонь. Потушив пламя, он посмотрел на человека и понял, что тот не дышит. И тут прозвучал ещё один взрыв. Это были кислородные баллоны, стоявшие в здании фабрики для сварки. И здание сложилось, как карточный дом, подняв в воздух тучи пыли. Сознание вновь покинуло его, и он уронил голову на бетонную площадку, последней мыслью понимая, что шанс кому-то выжить слишком низок.

Неизвестно, когда он очнулся, но с первого взгляда было понятно, что он сидит на втором этаже полуразрушенного здания и перед ним, в нескольких десятках метров расплывалось в воздухе огромное, серое пылевое облако. Лёгкие сразил жестокий кашель, разрывающий Дениса изнутри. Откашлявшись и утерев выступивший на лбу пот, Денис повертел головой и понял, что сидит на втором этаже полуразрушенной школы. Справа послышался шелест и из дверного проёма показался тот самый рыжий парень, который приставил ему нож к горлу в туннелях под городом.

– Очнулся? – спросил рыжий Вадим, садясь перед Денисом на корточки и что-то вытаскивая из-за пазухи. Оказалось, что это алюминиевая фляга. Денис принял её и отвинтив пластиковую крышку, принюхался. Запаха не было и потому он, взболтнув флягу, приложился к горлышку. Из фляги потекла свежая вода и Денис начал жадно пить, впуская в сухое горло живительную влагу.

– Что это было? – оторвавшись от фляги, сухо спросил Денис, не переставая смотреть на облако пыли. Голова ещё болела, но мысли стали медленно, но верно структурироваться.

– Хочешь верь – хочешь нет, но взрывпакет не должен был так шарахнуть. – помотал он головой, возвращая флягу к себе на пояс, – Он не должен был так взорваться. Мы своё дело знаем.

– Погибли люди! Десятки, а может и сотня людей! – закричал было Денис и дёрнулся к сидящему Вадиму, но голову прострелило жуткой болью, и он вновь откинулся к стене, – Вы террористы! Как вы…

– Мы узнали информацию о Андрее. – оборвал Вадим истерику Дениса.

– Что… Где он? – в взгляде Дениса вновь появилась осмысленность и тот даже сел прямо, ожидая информацию.

– Сейчас я тебе ничего сказать не смогу. – Вадим помотал головой, отчего его рыжая шевелюра разметалась, – Приходи завтра на центральную площадь. Там всё и узнаешь. – сказав это, Вадим поднялся на ноги и пошёл к лестнице.

– Почему не сейчас? – встрепенулся Денис.

– Нельзя сейчас отсвечивать. Гвардейцы явно что-то скоро заподозрят и будут нас искать. Сомневаюсь, что тебе это надо, да и нам тоже.

Вадим ушёл вниз, а Денис откинул голову, втягивая ноздрями пыльный воздух. Рядом всё ещё горела одна большая могила, которую и создал Денис.


Город кипел. Новость о взрыве разошлась по народу за считанные минуты, что было немудрено, ведь пыльное облако было видно во всех частях города, да и волна от взрыва разбила в ближайших домах стёкла, а где-то погнуло и стальные столбы дорожных указателей.

Народ высыпал на улицу с самодельными плакатами и лозунгами, требуя от Верховного Капитана прямо сейчас выставить пред народом тех, кто покусился на покой Последнего Города на Земле. Народ негодовал, желая разорвать террористов. Денис же, трясясь от страха вышел на улицу, увлекаемый демонстрантами, несущих его к центральной площади, где рыжий Вадим должен был встретить его и сообщить информацию о друге.

– Долой террористов! Нет преступникам! Смерть нарушителям! – громом кричал вокруг толпа, полная ярости и справедливого гнева. Народ шёл по улицам, вбирая в себя всё новых и новых людей, направляясь к центральной площади.

Денис шёл стушевавшись, выше натянув воротник куртки и проворачивая в голове раз за разом произошедшее вчера. В голове до сих пор раздавались крики сгорающих заживо людей, взрывы баллонов и грохот разрушающегося завода. К тому же, счастья не прибавлял и чёрный силуэт башни Верховного с каждой секундой становившегося всё больше и больше. Не успел народный вал докатиться до центральной площади, как его остановила стена гвардейцев, ставших в узком горлышке улицы за стальными ежами и прикрываясь железными щитами.

– Стоять! – прозвучало из стены силовиков, – Что за несанкционированный митинг?!

– Нам нужны террористы! – кричал чей-то высокий женский голос, – Да, выдайте нам убийц! – вторил ей мужской бас, – Справедливый суд! – рычала толпа.

Часть стальных ежей отодвинулась и сквозь эту прореху гвардейцы стали медленно пропускать людей на площадь. Масса медленно вытекала с улиц и выйдя на площадь, сердце Дениса ёкнуло. Посреди площади стояла, сваренная из стали плаха. Там уже стояли трое вооружённых гвардейцев, внимательно наблюдавших за наполнявшейся людьми площадью. Неожиданно кто-то сзади аккуратно зажал рот Денису и тот обернулся, видя вставшего сзади Вадима, скрытого широким капюшоном плаща, прижавшего указательный палец к губам и увлекая его за собой. Денис последовал за Рыжим, семеня сзади и поддерживая отбитое при взрыве плечо.

– Смотри туда! – затянутая в тканую перчатку ладонь указала в сторону центра площади, где показалась ещё одна тройка людей. С накинутыми на голову мешками и скованными руками, их начали медленно поднимать на плаху, ступени которой глухо отзывались от шагов.

Денис прищурил глаза, стараясь высмотреть людей, на шеи которых уже накидывались петли из крепкой верёвки и потуже затягивая их на шеях. Народ в ярком, жестоком и праведном гневе всё сильнее кричал, желая увидеть смерть убийц. Неожиданно мешки были сдёрнуты с голов пленников и Денис упал бы, если бы его не поддержали крепкие руки Вадима. В середине плахи стоял Андрей. Его лицо было истерзано пытками, полно царапин, синяков и глубоких ран. Левый глаз его заплыл, наливаясь синевой, а челюсти лишились как минимум трети зубов. Прямиком у правого глаза его, тянулась длинная борозда ранения, чуть не задевшая его сверкающий уверенностью глаз. Он, казалось, хоть сейчас был готов наброситься на своих пленителей и загрызть хотя бы парочку остатками своих зубов. Он смотрел на собравшуюся толпу, как будто хотел прямо сейчас рассказать им то, что изменило бы их жизнь навсегда. Казалось, что он было даже вобрал в лёгкие воздух, но тут на эшафот взбежал офицер гвардейцев, поднимая к рту мегафон.

– Вы хотели преступников убивших ваших друзей, товарищей, родных?! – крикнул он и толпа покорно ответила ему, своим гневным рёвом, – Они, – он ткнул пальцем в сторону приговорённых, – посягнули на наш покой! Они решили, что могут разрушить вековую стабильность Последнего Города на Земле! Они возомнили себя богами, думая, что им под силу решать судьбу всего человечества! Они поставили под вопрос авторитет нашего спасителя, того, кто нас спас – Верховного Капитана! Достойны ли они жизни?!

– Нет! Они должны сдохнуть! – взревела толпа, честно желая смерти всех тех, кто сейчас стоял на эшафоте. Всех. Всех, включая Андрея.

В памяти Дениса тут же, гранатой взорвалось воспоминание: «Ещё будучи первоклассниками, они очень любили шастать по разрушенным домам в заброшенных кварталах Города. К их великому счастью, они довольно часто находили множество разных забавных и иногда полезных безделушек. Они собирали всё и с лёгкого ума Андрея меняли их на нужное им с такими же щеглами, как и они. В один из таких походов друзья зашли в один из особенно ветхих домов. Сразу же, прямиком со входа, в лучах дневного солнца на одной из полок в комнате металлом сверкал продолговатый предмет. Присмотревшись, Денис сразу заметил, что этот брусок – целое сокровище, ценящееся не только у школьников, а абсолютно у всех. Это был швейцарский нож. По крайней мере их так называли взрослые. Что такое Швейцария и почему в честь неё был назван нож, Денис не знал, да и узнать не стремился, но вот заполучить его в свои детские, но загребущие руки, определённо хотел.

Махнув другу, Денис медленно, внимательно подбирая место для шага в этом старом доме, стал подходить к полке. Половицы скрипели под его, в сущности, небольшим весом, но стальной брусок сложенного ножа притягивал взгляд.

– Осторожнее! – крикнул сзади Андрей, заметив, как под ногой Дениса сильно прогнулась трухлявая доска.

– Всё фигня, Андрей! – отмахнулся было Белов, но поставив в очередной раз ногу, понял насколько был неправ.

Доска под его ногой с громким треском лопнула, обвалившись вниз вместе с немалым куском пола. Денис было с криком полетел за досками вниз, но его спасло надёжное римское изобретение – брезент. Конечно не сам брезент, а ворот куртки из которого тот был сшит. Он зацепился за обломок доски, повиснув над бездной. Страх тисками сжал сердце, и он взглянул вниз. Под маленьким Денисом развернулась пасть огромного дракона с ржавыми зубьями арматур и шипастым языком гнилых досок. Со страха Денис начал трястись, медленно, но верно соскальзывая со спасительной балки.

– Держись! – послышался испугавшийся голос позади Дениса и сбоку от его лица упал длинный змей кожаного ремня. Денис было дёрнулся ещё раз, осматриваясь и пытаясь понять происходящее. Тут же он почувствовал, что бездна поглощает его под звуки рвущегося воротника и он рефлекторно, лишь бы спастись, обеими руками схватился за свисающий конец ремня. Тот было сначала растянулся, чуть ли не лопаясь, но всё же выдержал и Денис, молясь Верховному Капитану, медленно пополз вверх. Схватившись руками за более-менее удобный край, Денис по-детски неловко подтягивается, взбираясь и схватив Андрея, стремглав бежит к выходу из рушащегося на глазах дома.

– Живой? – пытаясь отдышаться спросил Андрей, переводя взгляд с уставших своих рук на друга, чьи пятирублёвые глаза отчаянно не хотели принимать свои нормальные размеры.

– Д-да. – утерев воротом порванной куртки пыльный лоб, ответил Денис и нервно рассмеялся в благодарность обнимая друга и хлопая того по плечу, – Спасибо!»

И вот этот самый Андрей, спасший Дениса в детстве, тот Андрей, с которым он шёл всю жизнь рука об руку, стоял сейчас на эшафоте с огнём в глазах и смотря на людей. Андрей глубоко вдохнул и прокричал, шевеля разбитыми губами, – Стена падёт!

Народ в ужасе выдохнул, а Андрей было хотел ещё что-то сказать, но приклад автомата одного из гвардейцев быстро заткнул его, обрушив на колени и заставив урывками хватать воздух.

– Вы хотели их смерти?! – крикнул офицер, размахивая пистолетом в руке, – Вы её получите! – с этими словами всех смертников подняли на ноги, закидывая петли на их шеи и сразу утягивая их. Прозвучал выстрел из пистолета, народ дёрнулся и трое мятежников повисли, болтаясь на верёвках.

– Почему… – Денис шагнул назад, падая на спину, но крепкие руки Вадима, подхватили его, ставя обратно, а затем и хлопая по плечу, стараясь как-то ободрить парня, – Денис хотел было обернуться в поисках поддержки, но лишь замечая удаляющуюся фигуру Рыжего и видя приближающегося гвардейца, жестами приказывающего оставаться на месте.

– Денис Белов? – спросил гвардеец, смотря на фотографию в своих руках. Из-за его спины показалось ещё двое бойцов, держащих в руках короткие автоматы и вставших за спиной Дениса, явно с не самыми добрыми мотивами. Получив одобрительный кивок, гвардеец продолжил, – Пройдёмте на допрос. У нас к вам есть несколько вопросов.

Денис хотел было опротестовать данное решение гвардейца, то сильный тычок автоматом промеж лопаток убавил решительность парня, заставив его следовать за спиной конвоира, ведущего его сквозь толпу. Люди из толпы на обращали на него внимания, полностью завороженные речью офицера всё ещё стоящего на эшафоте и что-то яростно кричащего в мегафон и тычущего в уже смирно висящие на верёвках тела…

Денис под дулами двух автоматов запихали в один из железных, пахнущих бензином и потом броневиков, на которых ездили гвардейцы по городу. Все четверо загрузились, в так называемое, десантное отделение. Бойцы сели по краям от Дениса, сердито поглядывая на него, пока третий что-то черкал в своём блокноте, изредка поглядывая на растерянного и поглощённого внутренними раздумьями.

Меньше, чем через пол часа, машина куда-то заехала и один из бойцов вытащил из-за пазухи мешок, который и накинул на голову Дениса, тычками заставляя его вылезти из машины. На запястьях с щелчком застегнулись наручники и Денис выпрыгнул из машины, слыша гулкое отражение от стен. Четверо шли по коридору, а страх в сердце Дениса всё сильнее усиливался. Но, долго им идти не пришлось. Скрипнула дверь и Дениса втолкнули в помещение, от чего тот чуть не упал, споткнувшись о высокий порог. Под руки его усадили на какой-то скрипучий стул и сняли с головы мешок.

Денис сидел в каком-то бетонном помещении из элементов мебели в котором был лишь прибитый к полу железный стол, да парочка стульев по его сторонам. Напротив, Дениса стоял один из офицеров гвардии, который что-то шептал бойцу, что через несколько секунд кивнул, отдал честь и выскочил из комнаты.

– Ну что-же, Денис Белов? У нас есть к вам всего пара вопросов. Не затруднитесь на них ответить? – офицер сел за стол и раскрыл кожаную папку, в коей было несколько листов, которые он и начал листать, видимо просматривая информацию о сидящем перед ним парне.

– К-конечно. – робко кивнул Денис, рассматривая офицера. Он, в отличии от большинства бойцов, был уже не молод и в нём не было той бойкости, что наблюдалась в рядовых бойцах гвардии. На серой рубашке висела перевязь с кобурой на боку из которой, деревянной рукоятью торчал какой-то пистолет, который он и выложил на стол так, чтобы в момент его схватить. Лицо его не внушало доверие, ведь было больше похоже на шкуру, обработанную мясником. Множество разных шрамов покрывали его лицо от подбородка до лба.

– Начнём. – офицер скрестил жилистые руки, смотря прямо Денису в глаза, – Что вы знаете о взрыве в котельной на фабрике?

– Я не знаю, что случилось. Я просто закидывал уголь как обычно, а тут как долбануло. Думал сам погибну. – быстро ответил Белов, желая было приложить ладонь к сердцу, но это желание было остановлено наручниками.

– Хорошо. – кивнул офицер, посмотрев в журнал, – Почему вы оказались на площади?

– Я хотел узнать кто виноват в взрыве, что убил столько людей. Но… не знал, что это он… – Денис закрыл глаза, свесив голову на грудь и стараясь сдержать начинающие пробиваться слёзы.

– Вы не ожидали что это был Андрей Усов?

– Нет. Никак не мог этого представить. – Денис слабо мотнул головой.

– А вы знали, что Андрей читал много книг? В его комнате было обнаружено много трудов различных авторов, начиная Твеном, заканчивая книгами Ленина и Кропоткина. Вам что-то говорят эти фамилии?

– Я знал, что он читает, даже брал несколько книг, но эти авторы мне точно ни о чём не говорят. – грустно сказал Белов.

– Понятно. В общем к вам у нас вопросов было немного, потому лишь хотим сказать, что через пару дней вы можете подходить к центру распределения профессий и там вам выдадут направление на новое место работы. – офицер поднялся со стула и подойдя к входу, обернулся, – А откуда у вас ранение?

Сердце Дениса моментально ушло в пятки, а мозг стал моментально выдумывать отговорки. Прошло буквально несколько мгновений, что были равны векам и Денис выпалил самое простое, что пришло ему в голову, – Порезался пока готовил себе завтрак.

Офицер, видимо удостоверившись таким ответом, вызвал дежурного с поста, который тут же пришёл в комнату, сразу же накинув мешок на голову парня и выводя его из помещения. Денис, выходя за порог почувствовал, как его кто-то похлопал по плечу. Он хотел было обернуться, но тычок автоматом заставил его плестись по длинным коридорам.

Наручники и мешок с головы сняли с Дениса уже где-то на улицах города, пинком выгоняя из машины. Приземлившись на живот, Денис всё-таки встал, отряхивая грязную одежду и медленно побрёл в сторону дома. Войдя в комнату и не заперев дверь, Денис было потянулся к шкафу, где на веский случай у него стояла бутылка водки, которую он и взял, но открыть её не успел, ведь сзади на затылок обрушился серьёзный удар, что оставил его в бессознательное состояние.

Глава 3

Просыпался он долго, но под навязчивыми ударами по лицу, что болью отзывались в раненном затылке. Глаза Дениса медленно открылись и тот понял, что перед ним стоит рыжий Вадим, усиленно бьющий того по щекам.

– Очнулся? – спросил Рыжий, переставая бить парня.

– Где я…? – спрашивает парень пересохшим горлом и думая, что тот опять где-то в казематах Чёрной Башни.

– В подземельях под городом. – легко отвечает Рыжий, отцепляя ту самую флягу от пояса.

Денис взял её, не отрываясь от горла и наполовину осушая её. Свободной рукой Денис провёл по затылку, ощущая острую боль и надеясь, что удар не нанёс серьёзных повреждений, – Ты меня долбанул?

– Не-а. – мотнул головой Рыжий, почёсывая бороду, – Мы тебя у гвардейцев отбили.

– Вы? У гвардейцев? Как, да и зачем им вновь меня пленить? Они же только меня отпустили. – всплеснув воду из фляги, Денис умылся и осторожно встал, возвращая себе способность двигаться.

– Ты забыл, что все люди исчезают ночью? Да и похоже, они что-то выяснили о взрыве. Вот гвардейцы и припёрлись к тебе, дабы обратно в свои казематы вернуть, а там уж… – Вадим постучал кулаком по раскрытой ладони.

– А выто как вообще узнали, что гвардейцы забрать меня хотят? – задал Денис резонный вопрос, почёсывая раненный затылок, – Могли как-то аккуратнее?

– Не-а. – махнул ладонью Вадим, – История сама по себе удивительна. У одному из наших в карман подкинули записку, где и было послание, мол тебя спасать надо. – рыжий махнул рукой, зазывая окончательно очнувшегося Дениса за собой.

– И как вы меня отбили? – Денис идёт за Рыжим, попутно закрывая дверь в помещении. Вновь потянулись узкие коридоры. Вадим шёл впереди, спокойно находя повороты и как будто его вообще не смущала практически полная темень.

– Также, как и они тебя поймали. Тюк по макушке и тело на плечо. – Рыжий изобразил жест, как будто ударяет кого-то по голове.

– А я думал, что эти парни подготовлены будь здоров. – ответил Вадим, потихоньку привыкая к царившей в катакомбах полутьме.

– Практически. Но есть то, что уравнивает нас, – Вадим вытащил из-под бездонных полей своего плаща что-то напоминающее в своих очертаниях пистолет, – а эти подземелья делают нас практически неуязвимыми.

– Пистолет?! – боль в разбитой голове мигом пропала и Денис потянулся к оружию.

Вадим затылком почувствовал поползновения Дениса к оружию и помотал головой, убирая оружие обратно за пояс и выводя бывшего кочегара к довольно большому помещению, освещённому множеством свечей.

– О, Денис, здравствуйте! – в зале, стоя в свете свечей стоял Сергей Анатольевич, – Сожалею о вашей потере. – он сложил ладони и склонил голову, – Но я хочу показать вам то, за что боролся Андрей, – Сергей Анатольевич поднял со стола электрический фонарь и включил его. Широким лучом фонаря он повёл по стенам, вылепляя из полутьмы множество картин, коими, словно обоями были покрыты стены от пола до самого потолка. Множество различных картин, что пестрели множеством цветов, – Это, – луч выловил картину на коей были изображены влюблённая пара в старых костюмах на берегу моря, – «Сад в Сен-Андрес», – луч перешёл на картину с золотым, осенним берегом какой-то речушки, – Это осенний пейзаж. Представляете насколько она красива за стеной?! – вновь луч прогулялся по стене, облизывая электрическим светом полотна картин, выцепляя из темноты старую башню, окружённую снегами из темноты, – Это «Сухарева Башня». Она, я очень сильно надеюсь, стоит на землях нашей бывшей родины. – быстрое движение кистью и луч фонаря освещает громадную, устрашающего вида стальную башню, что возвышалась над домами какого-то старого дома, – Это Эйфелева башня в Париже во Франции. Андрей бился за это! Он хотел всё это увидеть. Ему просто нужен был мир за Стеной. Он не хотел жить в этом проклятом городе. Он человек не этого города! Он человек мира! – Сергей Анатольевич опустил фонарь на стол и наконец перестал кричать, опустив голос и продолжив спокойно, – И теперь мы все должны воевать за это. Сейчас идите за Вадимом. Он покажет, как мы будем биться за свою мечту.

Денис с открытым ртом всё ещё смотрел на картины, что ещё сильнее горели своими цветами в полутьме, поражая воображение. Он смотрел на это пейзажи, эту природу, монументальные строения, даже на полотне внушающие величие в душу и трепет перед теми, кто в своё время смог воздвигнуть эти строения. Денис не мог оторвать взгляд от этих величественных мостов, что могли растягиваться на множество километров, пересекая огромные морские проливы. Его взгляд блуждал картинами, видя те самые искусственные каналы, что своими телами разрезали целые континенты. Всё это поражало воображение Дениса, что не видел этого ни разу в своей жизни. Все газеты, журналы и остальные бумажные издания было многократно проверены и абсолютно никогда не содержали в себе каких-либо изображений что могли показать жизнь за стеной, отчего все эти картины удивляли.

– Насмотрелся? – тяжёлая рука рыжего бойца с хлопком опустилась на плечо Дениса, приводя того в чувство, – Тебя вооружить надо и рассказать, как мы будем действовать. Кто знает, что может случится в любой момент.

Денис растеряно посмотрел на Вадима и кивнул, пытаясь вернуться в нормальное состояние и сгоняя морок, навеянный картинами. Он пошёл за уходящим Рыжим и вновь потянулись узкие коридоры. Они шли по ним практически вслепую, постоянно поворачивая и меняя высоту. И всё-таки они вошли в какое-то помещение, к удивлению Дениса, даже освещённое электрическими лампами. В комнате уже сидели два человека, что-то делающие на станках.

– Часовщик, Винт, знакомьтесь, наш новый боец. – громко представил Дениса рыжий Вадим. Мужчины оторвались от станков и подошли к нему, протягивая мозолистые ладони в знак приветствия, – Вооружите товарища что-ли.

– Будет сделано. – невысокий и лысый мужчина вернулся к верстаку и вытащил из-под него свёрток, который и вручил Денису, улыбаясь во все тридцать два зуба.

Белов принял свёрток и положив его на ближайший свободный стол, развернул его, вытащив довольно маленький самострел оттуда. Вытащив его, Денис быстро догадался как им пользоваться и смог развернуть его плечи, после чего натянул тетиву на эти самые плечи.

– Смотри-ка, догадался! – поразился Вадим, всплеснув руками, – В общем, вот такими устройствами мы и воюем. Но, запомни, что воюем мы только в крайнем случае. Сам всё-таки понимаешь, что биться с людьми, вооружёнными по самые зубы, не самая лучшая идея.

– Да, понимаю, а патроны? – Денис поводил взглядом по сторонам и не нашёл искомого.

– Не патроны, а болты. – Вадим кидает Белову небольшой брезентовый чехол, звякнувший от удара по ладони Дениса, – Смотри, – Вадим снаряжает болт в ещё один свободный арбалет и практически не целясь стреляет в прикреплённую на стене доску, кою болт без труда пробивает насквозь, – стрелять лучше метров с пяти, тогда может шлем и пробьёт, но повторюсь, что лучше вообще не биться.

– Понял, но как же твой пистолет?

– Ре-воль-вер. – по слогам выговорил Рыжий, – «Наган» если быть точнее. Его я в самый крайний случай буду использовать, если прям вообще припрёт, ибо патронов слишком мало. – пояснил Вадим и махнул рукой, зазывая за собой, – Пошли, покажу где ты будешь спать.

В который раз потянулись узкие коридоры подземелий и на этот раз Денис обратил внимание на хлопки, которыми сопровождались их переходы по коридорам, – А что за хлопки?

– А ты протяни руку вверх. – Вадим, не останавливаясь дождался, пока Денис поднимает руку и прозвучит лишний хлопок, после чего спокойно объяснил, – Это балки. Мы их специально так врыли, чтобы в слепую ориентироваться. Иначе уж никак.

– Понятно.

– Вот тут ты и будешь спать. – Вадим вывел Дениса в ещё одно помещение, что было заполнено множеством панцирных кроватей, на одну из которых он и указал, – Отдыхай. Сегодня гвардейцы будут на ушах стоять, так что высовываться нам нет толку совсем.

Глава 4

На поверхность Денис не выходил ещё неделю. Всё это время он жил под землёй среди, как их называл Вадим, «свободных». К великому удивлению Белова, этих самых «свободных» было немало, а именно около двух сотен. Среди них были как женщины, так и мужчины, что жили в спартанских условиях, выстроенных в многочисленных коммуникациях под Городом. А в подземельях силами повстанцев был сооружён свой небольшой городок со всей инфраструктурой. Среди туннелей смогли выстроить и кухню, и множество спален, даже свой медицинский пункт у них был, а ещё смогли организовать мастерскую, где силами инженерных умельцев клепалось оружие и всё нужное для операций «свободных». Именно на одну из этих самых операций и должен был сейчас отправиться Денис в составе небольшой группы свободных. На брифинге, что предшествовал операции, Вадим рассказал, что им предстоит встретиться с представителями бандитских структур, что в последнее время как грибы после дождя начали вырастать в Городе. «Обязательный аспект любого общества» – так называл их Сергей Анатольевич.

– Особо не отсвечивай и держи арбалет на готове. – предупредил Вадим, сидя на сколоченном из досок ящике, пиля взглядом приоткрытые двери и крепко держа в ладони свой древний револьвер.

Денис встал у стены так, чтобы в одно движение уйти за защиту старого бетона. Однако, того не было нужно, ведь пятёрка силуэтов в лунном свете вошла в ворота, встав напротив отряда «свободных».

– Здравы будьте, анархисты! – из пятёрки бандитов вышел один человек, одетый в плащ до пола. Откинув капюшон, он обнажил бритую голову и поднял затянутую в перчатку ладонь вверх в знак приветствия, после чего обратился к Вадиму, – Ты пушку то опусти. – главарь бандитов был небольшим человеком, сверкающим золотым зубом. Такие зубы в Городе ходили между людьми. Те, кто имели золотые зубы, когда умирали, лишались их перед кремацией, ведь золота было не так уж и много.

– Да и ты не болей, мой маргинальный друг. Условия всё те же? – револьвер не был заткнут за пояс, но всё же главарь бандитов уже не был на прицеле.

– Конечно. – бандит кивнул, ощерившись и сверкнув золотым зубом, – Вы то своё принесли?

– Естественно. – кивнул Вадим и обратился к одному из подопечных, – Тащи! – уже немолодая женщина, скинула с плеч рюкзак и вытащила из его недр белый пластиковый контейнер, передав его Вадиму. Тот в свою очередь слегка им потряс над головой, показывая, что контейнер не пуст.

Бандит в свою очередь поднял два, под завязку наполненных, чёрных рюкзака. С резкого размаха обоих рук, он кинул их и Денис с ещё одним парнем поймали рюкзаки. Белов быстро закинул его на плечи, приспосабливая его удобнее. Вадим спрыгнул с ящика, в руке неся тот небольшой кейс. Бандит протянул руку, желая получить его.

Но обмену не суждено было произойти. С громким стуком, многократно отражающимися от пустых стен, на бетонный пол перед ним упала граната. Прозвучал оглушающий взрыв, разорвавшейся тысячей звёзд, что чёрным солнцем перекрыло взор.

– Гвардейцы, мать вашу! – рыкнул Вадим, закрываясь полами плаща от адского света и перепрыгивая за ящик.

Глаза Дениса довольно быстро отошли, и он потянулся за пояс за арбалетом, раздвигая плечи и накладывая болт. Быстро высунувшись из-за угла, он мигом увидел входящий в склад силуэт и как будто на рефлексах навёл оружие на силуэт. Мягко выжав спуск, болт полетел и силуэт упал на пол, держась за горло. Громыхнула очередь, за которой последовал душераздирающий крик, окончившийся ещё один выстрел.

– Пригнись! – крикнул Вадим, выглядывая из-за ящика и быстро выстреливая куда-то над плечом Дениса.

Рядом с Беловым упало тело гвардейца, а оружие его вылетело дальше и Денис схватил его, убегая к видневшемуся пролому в стене. Туда уже нырнул Рыжий, на ходу отстреливаясь. Денис прыгнул туда, чуть не вылетая головой вниз. Благо за петлю рюкзака его вытянул Вадим, затаскивая в раскрытый канализационный люк. Белов запрыгнул туда, для смягчения падая на бок.

– Чего разлёгся?! – рявкнул Вадим, поднимая парня на ноги и толкая в плечи, заставляя бежать. Ничего не было видно, но заученная наизусть карта канализационных туннелей позволяла двигаться практически в слепую. Оглядываясь назад, Денис увидел, как сзади мелькают лучи фонарей, облизывающие стены, – Ты ствол подобрал?! – забежав за стену, спросил он, запыхавшегося Дениса. Тот, держа оружие за деревянное цевьё, передал его в руки Вадиму и тот, приглядываясь до рези в глазах, проверил патрон в патроннике и вытащив из-за пояса револьвер, сунул его в раскрытую ладонь Дениса, – Ты знаешь, как пользоваться.

Выглянув из-за угла и дождавшись пока фонари гвардейцев выбегут в их коридор, и Рыжий плавно выжал спуск. Автомат застрекотал, выплёвывая множество свинцовых жал. Преследующие гвардейцы, явно не ожидая нападения. Денис тоже два раза выстрелил, помня, что патронов не так уж и много и их стоит экономить.

– Всё, отбегались серые! – ухмыльнулся Рыжий, выходя из-под укрытия стены и опустив оружие, стал медленно подбираться к четырём лежащим телам. Фонари их светили, давая возможность перестать щуриться в темноту. Вадим уже был в двух метрах, как один гвардейцев дёрнулся, поднимая своё оружие, но тут же рухнул с простреленной головой, получив пулю из револьвера Дениса, которому, кипящий в крови адреналин, просто не давал успокоиться, а потому он постоянно держал павших гвардейцев на прицеле. Вадим, обернувшись, кивнул в благодарность и призвал его подойти ближе, – Давай шмотки собирать. У нас времени не так уж и много. – и тут же снял с плеч одного из гвардейцев рюкзак, сбрасывая вынутые из карманов погибших гвардейцев магазины для их оружия, кои за ремни, на своё плечо повесил Денис. Добычей пары стало целых четыре автомата и двадцать полных магазинов к ним, – Ну всё, валим! – нагрузившись трофеями, пара побежала в один из рабочих туннелей, куда они и забежала, затворяя за собой дверь.

– Постой! – махнул рукой Денис, после чего нагнулся, опёршись руками на колени, и тут же исторгая из себя всё то, что было съедено за день. После его неожиданно адреналин покинул кровь и его затрясло в отходе от боя.

– Отходняк? – сочувственно спросил Вадим, хлопая напарника по плечу.

Утерев рот тыльной стороной ладони, Денис устало кивнул и побрёл к вертикальной лестницы, по которой стал медленно спускаться вниз, по пути спрашивая Вадима, – Слушай, а как же остальные наши?

Даже в практически полной темноте было видно, как лицо Вадима потемнело, от такого вопроса, – Будем надеяться, что все они живы. Не зря мы тот склад выбрали. Всё-таки все подходы там изучили. Через пол часа ходу пара бойцов подошла к туннелям, что были подконтрольным свободным.

– Кто такие? – спросил стоящий у железной, дополнительно усиленной стальными листами двери, охранник.

– Рыжий и Белый. – недовольно ответил Вадим, стуча кулаком по двери.

– Два весёлых гуся, блин! – усмехнувшись, открыл дверь охранник и обеспокоенно посмотрел на парочку, нагружённую трофеями, – А где остальные?

– Нас срисовали гвардейцы. Пришлось пострелять. – дёрнул плечом Вадим, обращая внимание на гружённый трофеями рюкзак, а затем на весящие на плече Дениса автоматы.

– Весело. А, товар забрали? – помрачнел охранник.

– Да. – ответил Денис, снимая груз с плеч, – А что там вообще?

– Пищевые концентраты. Надо же как-то еду доставать.

– Ясно.

Оружие, трофеи и еда были отданы местному совхозу, а после того Денис отправился в спальную комнату, просто падая на скрипучую панцирную кровать. Перевернувшись на спину, Денис закрыл глаза, но телом почувствовал, что кто-то рядом сел на койку.

– Устал? – это был Рыжий, с усилием потиравший щетинистое лицо и уставшие глаза.

– А ты как думаешь? – с трудом отрывая лицо от такой мягкой подуши и перевернулся на бок, смотря в глаза боевому товарищу, – Я, чёрт возьми, человека убил! Не особо то и приятно это…

– Это война. Мы находимся в состоянии постоянной войны. Всё довольно просто. Либо они убьют нас, либо мы достигнем своей цели! – Вадим развёл руками, устало улыбаясь.

– Слушай, – Денис, опёршись на кулаки сел, свесив ноги с кровати, – а почему ты так спокоен? Мы, в узкий, каменных туннелях, где каждый выстрел может случайно попасть в тебя, столкнулись с превосходящим числом врагов. А ты, как будто хотел этого боя. Вот и задаюсь я вопросом – как ты попал в общество «свободных»? Как ты вообще оказался в этих туннелях? – Вадим обвёл руками просторное помещение спальни.

– Ну, у меня история немного иная, чем у тебя. Мне в руки, в своё время, попала книжка про Александра Македонского. Знаешь такого? – получив отрицательный ответ, Вадим пояснил, – Где-то на планете была Древняя Греция и где-то восточнее была Персия. В своё время Персия напала на Грецию и чуть не поработила её. Но затем появился Александр, царь Македонии и собрав войска со всей Эллады, двинул в Персию. Он громил всех подряд, завоёвывая всё больше и больше земель. Он покорил земли Анатолии, Финикии, Египта, дошёл до Персидсикх гор, а затем попал и в Индию, о которой тогда вообще мало кто знал. Он покорил весь известный мир и даже немного больше. – глаза Рыжего сияли от этих мыслей, он с воодушевлением рассказывал о собственном кумире.

– Ясно, ты хочешь военной славы. – медленно кивнул Денис, моргая и потирая глаза.

– Не совсем. Я хочу не только воевать, но и исследовать. А как ты понимаешь, внутри Стены я уж исследовал всё, да и воевать не особо получается. – хмыкнул он, устало зевая, – Ладно, я спать, – похлопал Вадим товарища по плечу и отправился к своей кровати.

– Ага. – Денис вновь лёг, накрываясь одеялом и мгновенно отправляясь в царство Морфея.

Глава 5

– О, читаешь? – Вадим вошёл в своего рода библиотеку, наполненную множеством книг и даже освещённую электрическими лампами. Это стало возможно после того, как инженеры «свободных» смогли отыскать в книгах чертёж водяного колеса, которое они смогли создать и приспособить к подземной реке, вырабатывая таким образом достаточно электричества для частичного обеспечения туннелей. Однако, по мнению Дениса, использовалась не самым правильным образом, – Чего читаешь?

– Заинтересовался историей. – Денис кладёт на стол книгу с названием, выведенным золотыми буквами «Записки о германских племенах», – А ты чего пришёл?

– Сергей Анатольевич отдал нам новое задание. Так что пора действовать. – ухмыльнулся Вадим, хлопая по поясу, где была закреплена кобура с неизменным револьвером.

– А я тебе зачем? Если опять бой будет, то я далеко не лучшее подспорье.

– Нам не воевать. Нужно встретиться лишь с Арминием.

– Ты шутишь над мной? – не понял Денис, поднимаясь с старого кресла и возвращая книгу на место, – Арминий же это предводитель германцев в битве в Тевтебурском лесу. Я же только об этом сейчас и читал.

– Нет, это его позывной. Он, если захочет, сам тебе расскажет. – с этими словами Вадим вышел из помещения, махнув рукой.

Денис с силой разогнулся, чувствуя хруст в спине и набросив куртку на плечи, пошёл за командиром. Они вдвоём отправились по узким коридорам туннелей, светя себе добытыми в боях фонарями. Выбираться им пришлось через глубокую шахту то ли лифта, то-ли чего-то другого по ржавым, вбитым в бетонные стены туннеля скобам.

Денис, впервые за месяц оказался на поверхности в лучах дневного солнца. По началу казалось, что он мигом ослепнет, но, по прошествии нескольких минут он всё-таки смог нормально открыть глаза. Всё же, жизнь в полутьме даёт о себе знать, а потому пришлось опустить козырёк кепки на глаза, дабы не травмировать их солнцем.

Денис смотрел по сторонам, разглядывая улицы, по которым скучал, пребывая в тухлых подземельях среди свободных. И, это были совсем другие улицы, нежели те, которые он видел, в последний раз возвращаясь домой. Теперь Денис не видел в них такой монументальной красоты Последнего Города. Теперь он видел, как по углам дорог покрываясь ржавчиной, умирали остовы множества древних автомобилей. Денис видел, как ветер таскает по дорожкам множество мусора, закручивая их в странные вихревые танцы. Даже взглянув на Стену он понял, что та не выглядит как нерушимая преграда, защищавшая людей. В её бетоне были видны трещины, сколы, где-то змеями проглядывали сплетения ржавой арматуры. Денис даже остановился на месте, продолжая смотреть на ветшающую стену и понимая, что всё то убеждение, вся та пропаганда из радио, преподавателей, глав профсоюзов о том, что Верховный Капитан и Стена хранит нас, на глазах рушились.

– Понял? – сзади подошёл Вадим, кладя руку на плечо Дениса, – Теперь ты понял, почему мы стали действовать так активно? Стена – символ безграничной власти Капитана, а стена уверенно рушится, значит рушится и его власть. Ладно, пойдём, нам надо найти Арминия.

– Я надеюсь, что он всё-таки объяснит мне свой позывной… – пробурчал Денис, всовывая в карманы куртки руки и стараясь выглядеть максимально обывательски.

Они шли, смешиваясь с толпой людей, что в выходной день прогуливались по улочкам. Вокруг стояли множество однотипных, окрашенных в однотонную серую краску, домов, образовывая хаотичный рисунок на карте города. Где-то были крепкие, но не многочисленные кирпичные дома, а где-то стояли пятиэтажные панельные постройки, которые годились лишь на разбор материалов, чем и занимались множественные группы рабочих. Они вынырнули из потока живой массы, забираясь в один из дворов и стараясь не смотреть на патрулирующую улицы пару гвардейцев. Денис вспомнил скоротечный бой на складе и в туннелях подземки и его ладони моментально вспотели, будто он окунул их в холодную лужу. Гвардейцы сейчас проверяли паспорта абсолютно всех, кто мог им не понравится. И не важно нарушал ли ты порядок, или же косо посмотрел, но ты мог уехать в казематы Башни, где один только Капитан знает, что может с тобой случится. Мысли заметались, но плоская, обмотанная изолентой рукоять самодельного, вырезанного из листа стали ножа придавали уверенности, а потому он, стараясь не менять ходу, вошёл в закрытый металлической дверью, подъезд.

– А ты молодцом, не трусишь! – похвалил Дениса Вадим, бегом поднимаясь на второй этаж. Встав у двери, он трижды быстро простучал костяшками по гулко отозвавшемуся железу двери.

За дверью послышались тихие шаги, а затем и твердый, грудной мужской голос, – Кто там?

– Спокойно, Маша, я Дубровский! – отозвался с усмешкой Вадим.

– Какая Маша, там же мужик?! – не понял Денис, но прежде чем он успел получить ответ, замок двери щелкнул и внутрь квартиры, за шиворот, его утянула крепкая рука Рыжего.

Перед Денисом предстал крепко сбитый мужчина лет сорока. Густые волосы на голове были зачёсаны назад, а аккуратно подстриженная эспаньолка делала его похожей на аристократа из старых книг. В крепких руках он уверенно держал какой-то пистолет. Он оценивающе посмотрел на Дениса, оглядев того с носок ботинок до верхушки кепки и спросил, не убирая оружия из рук, – Это кто?

– Денис Белов. Очень способный новичок. – снимая ботинки и проходя на кухню ответил Вадим. Обменявшись рукопожатием, Денис последовал за товарищем на кухню, присаживаясь за стол.

Арминий поставил на плиту чайник и прислонился к дверному косяку, смотря на пару гостей, а потом и обратился к Денису, – Слушай, парень, а ты как вообще к нам присоединился? Что тебя сподвигло?

– Месть за друга. – Денис помрачнел и взглянул в окно, смотря на возвышаюшуюся среди города Башню.

– Кочегар. – добавил Денис с намёком смотря на стоящего Арминия.

– Это он?! – хозяин квартиры удивлённо поднял брови, смотря на Дениса.

– Да. – утвердительно кивнул Вадим, – Но давайте не будем об этом. Выкладывай давай, что у тебя по информации есть. Не зря же ты послание оставил.

Перед парнями оказалось две кружки крепкого травяного взвара и Арминий, отпив из своей кружки, начал, – До меня дошла информация, что в Башне задумали провести операцию где-то в туннелях. – увидев оживление и напряжение в лицах гостей, он, усмехнувшись, продолжил, – Малыми силами.

– Неужто нас отыскали?! – припугнулся Денис, отставляя бокал и смотря на Вадима, что тоже помрачнел, напряжённо думая.

– Это всё? Больше ничего не знаешь?

– Знаю, но хотел видеть ваши испуганные лица. Они ищут так называемое "Кольцо жизни". И оно где-то под городом, в подземных туннелях. То есть в ваших владениях.

– А что это такое? Неужели это правда какое-то кольцо? Как они тогда решили его искать в туннелях? – спросил Денис, улыбнувшись от шутки Арминия.

– Из того что я знаю, могу лишь сказать, что это какая-то комната, может несколько. Но это лишь мои догадки и гарантировать ничего не могу.

– Бред. – выдохнул Вадим, опустив голову вниз и мотнув ею, от чего волосы встрепенулись, – Если бы это было в туннелях, то мы бы явно это нашли, за без малого, пятьдесят лет. Если это комната, то в неё должен быть вход, а мы смогли попасть во все возможные проходы в туннелях.

– Ну, почём получил, по той цене и продаю. – развёл руками хозяин квартиры.

– Слушай, я отойду по большому? Заодно подумаю. – Вадим ткнул за спину, большим пальцем указывая себе за спину.

– Иди.

Вадим ушёл, закрывшись на защёлку, а Денис наконец задал мучавшие его два вопроса, – Арминий, откуда такой позывной? И откуда такие хоромы? Я не вижу у вас кольца на пальце.

– Смотри, ты знаешь кто такой Арминий в истории мира нашего? Ну или хотя бы чем прославился? – оживился хозяин, садясь на место, где только что сидел Вадим.

– Арминий был вождём херусков. Вроде поступил на службу к Риму, а затем организовал засаду командующему римлян Вару в лесу и уничтожил три легиона. – вспомнил не так давно прочитанную информацию Денис.

– Молодец. – уважительно заметил Арминий и пожал Денису руку, – Дак вот, Арминий был главным в лесу. А наши предки звали города каменными джунглями. Джунгли же – это такой вид леса. Вот и получается, что я главный над теми свободными, что живут в Городе, а не под ним. Вот потому и Арминий. – улыбнулся он, подытоживая свою мысль, – А что насчёт квартиры, так я работаю на втором уровне Башни. Потому и удалось выбить себе эту трёшку, вроде как через коррупционную схему, но это тайна.

– Стоп. У нас есть свои люди прямиком в Башне?! – откровенно удивился Денис подскочив на стуле.

– Тихо ты! – осадил парня Арминий, тихо отвечая, – Да, есть, но не высших постах. Я лишь мелкий чиновник, что лишь изредка может передавать информацию.

– А у нас сеть больше чем я думал. Это радует. – тяжело выдохнул Денис, смотря через окно на дневной Город.

Глава 6

На следующий день Денис сидел на каменном берегу подземной реки, что своим журчанием, отражающимся от каменных сводов, заколдовывала, погружая в транс. Многие из свободных говорили об этом, а потому Денис пришёл сюда, пытаясь собрать мысли в кучу и потому сидел тут, смотря в неглубокие недра речушки. Он думал о том деле, что вершит он, что вершил Андрей и все свободные. Он рассуждал о том, нужен ли вообще этот открытый мир и что будет если всё и вправду так, как говорит Верховный Капитан? Вдруг на всей обширной земле осталось лишь несколько жалких клочков чистой земли и последний Город? Что же тогда будет с свободными? Куда они пойдут, зная о том, что нигде нет жизни? Да и нужен ли вообще весь этот остальной мир? Он вспомнил о своих тёте и дяде. Они спокойно живут в своей квартире, хоть и без детей, но счастливо. Народ не голодает и даже умудряется торговать излишками. Город восстанавливается. Медленно, но здания вновь вырастают. У всех есть работа, дак что же ещё тогда нужно? Конечно, есть Серая Гвардия, что может прийти за тобой ночью, но что в этом такого, если все остальные живут спокойно? Да и почему они вообще возомнили себя "свободными"? Практически всё движение скрывается в подземельях под городом, словно крысы, но при этом они свободны. Да и вообще, часть страдает манией величия. Один себя Арминием зовёт, другой вообще мечтает обогнать Македонского.

Денис схватился за голову, впиваясь пальцами в кожу и раскачиваясь из стороны в сторону, силясь найти ответ на его вопросы. Но ответа не было, а потому голова стала медленно, но верно остывать.

– Так, Денис соберись. Эти люди убили Андрея просто за мысли о том, что можно хоть как-то посмотреть людям за Стену. Что же, если за Стеной вся земля мертва, то почему бы это не показать людям? – но, закончить свою мысль, ему не было позволено, ведь в сводах пещерных туннелей раздались глухие шаги. Денис схватил из-за пояса нож, поудобнее обхватывая его в ладони.

– Воу-воу, боец! – поднял раскрытые ладони Вадим, входя в пещеру, – Побереги свой нож для гвардейцев. А сейчас пошли за мной – у Анатольевича задание для всех.

Вадим не обманул. Сергей Анатольевич собрал всех «свободных» в, как он его называл, картинной галерее, встав на каком-то деревянном ящике у одной из стен. По всюду были расставлены источники света, из-за чего Денису пришлось проморгаться, прежде чем войти в комнату. Сергей Анатольевич, отпив из жестяной кружки и прокашлявшись, глубоким голосом начал, – Дорогие друзья! Благодаря нашим товарищам у нас появилась информация, что ненавистные нам серые решившие, что можно закрепостить людей Стеной, задумали провести операцию в туннелях в поисках какого-то «Кольца жизни». Наш информатор заявляет, что это комплекс. И нам важно его отыскать первыми! Тогда мы сможем сами диктовать им условия! И тогда мы будем первыми! Сейчас вы, во славу нашего дела, должны вновь обследовать туннели в поиске скрытых комнат, пока это не сделали «серые»! Да здравствует свобода!

Его короткая, но горячо подействовшая на людей речь закончилась громкими, оглушающими аплодисментами. Люди восклицали в радости и горели делом. Люди, зарядившись эмоциями своего лидера, желали действовать и достигнуть своей мечты. Вадим, взяв керосиновую лампу в руки, подтолкнув Дениса в спину, вывел его в туннели,– Погнали искать!

Чёрные своды туннелей, оплетённые паутиной старых проводов, встретили напарников, что в сотый раз обследовали их в поисках новых веток. Но ничего нового, кроме пыли и мусора они не обнаруживали, как и множество других пар они не находили, а потому присели у стены, вытягивая ноги и расслабляясь, – Слушай, а может на самый нижний уровень спустимся? – предложил Денис, откусывая кусок галеты и отпивая свежей воды из фляги.

– Тихо! – Вадим привстал, снимая с плеча автомат и затыкая ладонью рот напарника, – Слышишь? Шум.

Денис прислушался. Рыжий был прав – где-то слышался множественный шум шагов в тяжёлых гвардейских ботинок. Из-за эха, искажающего звуки, Денис не мог понять насколько далеко идут «серые», но мог быть уверен, что встреча с ними не сулила ничего хорошего, а потому он вытянул из-за пазухи сложенный арбалет и наложил на ложе тяжёлый болт, прячась за груду наваленного мусора, стараясь свернуться в маленькую точку. Вадим же лёг за рельсы в небольшое углубление, снимая автомат с предохранителя и как можно тихо взводя затвор.

Шаги всё приближались и даже неумелое ухо Дениса уже могло определить, что вторгнувшихся в туннели гвардейцев было пятеро и те явно спешили, даже не пытаясь осматриваться. Белов всем своим телом чувствовал дрожь земли, от топчущих землю гвардейцев. Денис ещё сильнее, до боли в конечностях вжался в кучу обломков и даже не старался поднять головы. Отряд бежал рядом, но звуков стрельбы не было. Пятёрка уже прошла рядом с парой «свободных» и тут Денис почувствовал, как в его спину упёрся луч фонаря. Казалось, что он выжжет ему спину и Денис готов был дать руку на отсечение, что гвардеец прекрасно видел его, но почему-то даже и не думал выстрелить, чтобы покончить с ещё одним террористом.

– Ты чего там мешкаешься?! – по туннелю разнёсся едва знакомый голос и боец, светивший на Дениса медленно повернулся, и лёгкой трусцой вся команда побежала от спрятавшейся пары «свободных». Денис ещё долго не решался поднять головы и даже пошевелиться ему было страшно. Решился встать он лишь тогда, когда шаги гвардейцев совсем стихли, а тяжёлая рука Вадима опустилась на спину Дениса, хлопая по ней и призывая встать на ноги.

– Ты чего ни будь понял?! – находясь в непонимании спросил Вадим, но его напарник, оттерев лицо от налипшей пыли, лишь мотнул головой, давая понять, что находится в точно таком же состоянии, как и он, – Ладно… Может пройдёмся за ними?

Денис лишь кивнул, медленно направляясь по тому же пути, куда и бежали гвардейцы. Вытянув из кармана фонарик, освещая им путь. Конечно был шанс, что гвардейцы сели в засаду, думая, что эта пара пойдёт за ними. Именно потому Белов вытянул руку в бок, держа её на уровне головы, ведь только по этому знаку в темноте могли выстрелить. Однако, и эта предосторожность оказалась лишней. В свете фонаря, прямиком на полу лежал свёрнутый, запаянная в пластик и пожелтевший от времени листок. Денис выключил фонарик и Вадим, насколько это возможно, тихо подкрадывается к бумаге и забрав её, пара бегом убегает в сторону туннелей, занятых «свободными». Ни выстрелов, ни криков, ни взрывов не последовало, а потому они смогли спокойно уйти. Вадим зашёл в туннели и направился прямиком в главную комнату, где заседал глава, перебирающий какие-то документы. Ворвавшись в кабинет, Вадим кидает запаянный пакет на стол главы, коротко сказав, – Мы нашли «Кольцо жизни»!


Четверть сотни "свободных" Стояли перед огромной гермодверью, что будто скала из железа и бетона перегородила проход в искомое место. Техник Жук, что, когда-то имел возможность работать с остатками компьютеров в Башне прямо сейчас копался в покрытой паутиной и вековой пылью панели, отчаянно пытаясь её запитать, пока Вадим исступлённо глядел на трофейный листок бумаги, что был картой того самого "Кольца Жизни". Всё это время входом была одна из стен станции Метро. Денис не знал что это такое, но Вадим объяснил, что раньше люди могли очень быстро ездить под землёй. Гермодверь была просто стеной, а электронная панель управления была просто вмонтирована рядом в стену, но никто не обращал внимание на квадрат, что лишь немного выбивался цветом от всей остальной стены.

– Ну, будем надеяться, что электричество в их аккумуляторах не село. – Жук быстро разогнулся, выпрямляясь в полный рост и только теперь, в свете ручных фонарей смог разглядеть Жука. Это был парень небольшого роста с задумчивыми карими глазами и лёгкой щетиной на полном лице. Он, не изменяя себе постоянно носил старую, застиранную и множество раз заштопанную красную толстовку и никогда, даже в жару не снимал с головы лёгкой, черной шапки.

– Начинайте, Валерий! – приказал Сергей Анатольевич, что в нетерпении на своих старых ногах перекатывался с пяток на носки.

Жук лишь кивнул и повернул тумблер на небольшом пульте у себя в руках. Все затаили дыхание и панель, с тихим жужжанием загорелась синим светом, настойчиво требую десятизначный пароль. Жук быстро забрал карту у Вадима и легко бегая по экрану пальцами, быстро ввёл пароль, что был от руки написан на углу листа. Машина пару секунд подумала и затем с жужжанием сервомоторов дверь медленно поползла вбок, открывая недра "Кольца Жизни". Света внутри не было, но благодаря ручным фонарям, лампам и факелам было достаточно света, а потому люди вошли внутрь, оставив пару вооружённых мужчин на входе. Жук сразу же найдя проблему, принялся восстанавливать питание в бункере. Вадим же, что заучил карту наизусть бегом побежал к своей цели, а за ним рванул и Денис. Оказалось, что бежит он в одну из секций склада. На двери висел большой, но старый и порядком проржавевший замок. Вадим снял с плеча автомат и взяв удобнее, ударил по замку прикладом. Замок тряхнуло, а потому Вадим ударил ещё и ещё, и в конце концов сдался под размашистыми ударами довольного бойца. Он отпер дверь и в этот момент включилось электричество, озаряя серые стены немаленького склада.

Послышался глубокий, восхищённый голос Вадима и тот с придыхом сказал, – Испанцы и португальцы искали его в Мексике и горах Чили, а он оказался здесь. Смотри, Денис, это Эльдорадо! – с этими словами он сорвался с места, пробегая между плотно набитых стеллажей, полных деревянными и стальными ящиками.

Денис, непонимающие смотря на товарища, и подошёл к одному из стеллажей. Смахнув пыль с его крышки рукавом куртки, Денис прочитал маркировку "6П1” но ничего не понял и откинув деревянную крышку вытянул автомат на подобии тех, что имели на вооружении гвардейцы. Подняв его над головой, он позвал товарища, что с удовольствием ходил между ящиков, тихо читая маркировки на них, – Слушай, а это случаем не склад "серых"? Очень уж похоже на их оружие.

– Нет, у них вещи старее. Они все поголовно таскают на себе АК-74М, а то что ты держишь в руках зовётся АКМ-ом. Но оружие здесь явно немало. Как будто полк собрались вооружить. Смотри-ка! ПКМ, СВД, ВСК, старенькие ППШ, РПД! Я в раю!

– А полк – это сколько? – спросил Денис, вертя оружие в руках.

– От тысячи и более. Смотря какой и когда. Но тебе это неважно. – Вадим, словно ребёнок чуть не подпрыгнул, когда увидел ещё один ящик и быстро подбежал к нему, не дыша вытащив оттуда длинную винтовку без прицела с большим утолщением на конце ствола и массивным магазином, который был позади рукояти, – Не знаю с кем тут собрались воевать бывшие владельцы бункера, но приготовились они знатно. Она может бить бронемашины гвардейцев! ВССК "Выхлоп" называется. – вывалить всплеск эмоций Вадиму не удалось, ведь в комнату вошёл Сергей Анатольевич, улыбаясь при виде запасов и тихо, но внятно произнёс, – Товарищи мои, не хотелось бы мне останавливать вашу искреннюю радость, но хотел бы вас Вадим, попросить провести ревизию нашего боевого имущества, а вас Денис, настоятельно требую пройти за мной. – с этими словами командир вышел из склада.

Денис осторожно положил автомат на крышку ящика и вышел за главой движения. Денис и Сергей Анатольевич пошли по довольно опрятным, хорошо сохранившимся коридорам убежища. Они миновали жилой корпус, столовую и вошли в большое помещение с трибунами, что были от начала до конца заполнены компьютерами, картами и планами. Над одним из компьютеров уже корпел Жук, что-то набирая на клавиатуре и тихо матерясь. Сергей Анатольевич подошёл к одной из досок, на которой была карта и где уже стояли двое бойцов, что-то яростно обсуждающих. Когда Денис со спутником подошли к доске, то оба спорящих замолкли.

– О чем спорим, друзья мои?

– О расположении Города на карте. Я предлагаю, что мы где-то на среднем Урале, а Борис утверждает, что мы находимся где-то близь Новосибирска. И ведь нет ни одной чертовой отметки.

– Да, отметок нет, но будем надеяться, что Валерий всё-таки сможет отыскать информацию.

– Валерий? Это кто? – не понял Денис, переводя взгляд с главы движения на бойцов.

– Жук. – коротко ответил один из бойцов.

Денис кивнул, принимая информацию и сильнее вгляделся в растянутую карту. Судя по названию это была карта России – некогда огромного и великого государства, что ныне пало и лишь Город до сих пор живёт.

– Вот где тут и мы. – Сергей Анатольевич провел пальцем по красной границе России, – И ведь наш город меньше точки на этой карте, а Россия была лишь шестой частью всей суши. Представляешь?! Мир настолько огромен, а нас загнали в какую-то клетку. Потому мы и должны отсюда выбраться. – он похлопал Дениса по плечу, – А сейчас вы вновь переходите под командование Вадима. – с этими словами Сергей Анатольевич вышел из комнаты.

Денис же, вновь вернулся к Рыжему, который тут же ему всучил две тяжеленых ящика, один из которых был полон чёрных магазинов к автомату, а второй ящик, словно монетами был доверху набит пачками с патронами, которые сверкали латунным боками. – На, набивай магазины. Помнишь, как это делать? Как закончатся – найди ящики с такими же маркировками

Получив утвердительный кивок, он, вместе с ещё несколькими бойцами вышел из бункера, видимо готовясь к защите этого "Эльдорадо". Всё-таки, такую стратегическую единицу, как этот склад, полный различными запасами, оставлять в руках "свободных" было точно нельзя, а потому нужно было подготовиться. С этими мыслями Денис вогнал патрон в магазин, принимаясь за их зарядку.

Денис не ошибся. К ночи практически все "свободные" пришли на новую базу, где во всю кипела работа по укреплению станции. По обоим туннеля удалось сделать подобие баррикад и танковых ежей, наскоро сваренных из арматуры. Все "свободные" были вооружены найденным здесь же оружием. Денис стоял за укрытием, поправляя ремень надетой на голову каски и до рези в глазах всматриваясь в мертвую туннельную темноту. Усталость висела на плечах, а пальцы как будто до сих пор заряжали магазин, но страх не давал сознанию уснуть, а потому пальцы сжимали пластиковую рукоять автомата. Холодок от промозглого ветра туннелей заставил поёжиться и втянуть голову в теплые недра куртки. В этот же момент в каску ударило, пробуждая в голове сильный писк. Тело среагировало само и через секунду Денис уже лежал под защитой мешков с песком.

– Нападение! – закричал Денис, вставая на колено и вслепую покрывая невидимого противника поверх баррикады. Магазин быстро закончился и Денис, дрожащими руками вытаскивая из разгрузки новый магазин, заметил, что стоящий рядом с ним Жук, встаёт в полный рост, прижимая приклад пулемёта к плечу и с криком "За Наташу!" нажал на спусковой крючок. Длинная, во весь короб, очередь озарила туннель, перечеркивая его слева направо десятками смертоносных, свинцовых жал. Пулемёт гремел, кричал Жук, убийственно визжали рикошеты, создавая ту самую песню смерти, что пробуждал в крови адреналин. Взяв себя в руки, Денис встал, посылая несколько коротких очередей в сторону невидимого противника, но тут замолк пулемёта Жука, а сам он упал на бетонный пол, закрывая ладонью простреленную шею, из которой обильно текла кровь. Денис было дёрнулся к нему, но его уже оттягивал другой боец и рядом на живот плюхнулся Рыжий с винтовкой в руках и каким-то странным прицелом, установленным на ней.

– Щас мы им! – сказал он, целясь сквозь своеобразную бойницу под аккомпанемент нарастающей перестрелки.

Через трескот автоматных очередей хлесткими щелчками пробивалась винтовка Рыжего, что отстреливал нападавших. Со всех сторон доносились крики, дополняя канонаду боя. Денис не знал, понесли ли потери гвардейцы, но он прекрасно видел, что уже двое его товарищей лежали на бетонном полу станции безжизненные. Белов переполз и вновь высунулся из-за укрытия, в темноту расстреливая магазин. Его уши уже ничего не слышали кроме писка и как будто в отдалении, на краю слуха ощущая стрельбу, но всё же он по губам Вадима прочитал "Они отступают!". Поняв это, Денис подхватил тяжёлый пулемёт, что лежал рядом, подле тела мертвого бойца и выпрямившись во весь рост, расстрелял весь короб пулемёта, пока тот не щёлкнул в холостую. Попасть так было практически невозможно, но острастка

– Победа! – взревели "свободные", поднимая своё оружие вверх и обнимая друг в порыве радости.

– Живой? – отложив винтовку и садясь у стены, спросил Вадим, глядя на товарища.

– Да. – Денис ответил, разминая отбитое от оружейной отдачи плечо, – А ты чего такой не весёлый? Мы вроде победили.

– Эту атаку мы отбили, но полноценным боем эту стычку назвать сложно. Гвардейцы провели лишь разведку. Не знаю скольких мы убили, но потеряли четверых мёртвыми и ещё двоих ранеными, считая "тяжёлого" Жука. Однако, радует, что они увидели наши силы и сомневаюсь, что быстро вернуться. У нас есть возможность подготовиться, и мы ею воспользуемся!

"Свободные", естественно, воспользовались преимуществом во времени, окончательно укрепив оборону. Но этого не понадобилось, ведь ни на следующий день, ни через неделю гвардейцы не рискнули пойти на приступ бункера. Напряжённость среди бойцов движения нарастала, и Сергей Анатольевич прекрасно видел это, а потому принял решение провести внешнюю разведку в Городе. Благо, в бункере была обнаружена вертикальная шахта с привинченной к её стенкам лестницей. Решено было отправить Вадима и Дениса, но к ним с сильнейшим рвением хотел присоединиться ещё один парень с прозвищем Комми, которое он получил за красный платок, что никогда не снимал с своей шеи. Вадим было не хотел принимать парня в сработавшуюся пару, но Сергей Анатольевич всё-таки поддержал молодого бойца под предлогом набора опыта и того, что Комми не был объявлен мятежником и потому ещё мог свободно передвигаться по улицам Города.

– Идём до Арминия? – спросил Денис, затыкая за пояс старый, но всё ещё убойный пистолет ТТ.

– Будем надеяться, что его не обнаружили из-за наших боёв. – ответил товарищу Рыжий, засовывая в кобуру неизменный револьвер.

Вооружившись, вся троица медленно полезла вверх, громко стуча ногами по перекладинам лестницы, сваренных из уже проржавевший арматуры. Поднимающимся первым Вадим упёрся плечом в люк и поднатужившись, медленно сдвинул тот в бок, открывая солнечным лучам путь в узкую шахту. Денис сощурился и часто заморгал, пытаясь приучить глаза к светлой поверхности, хоть сейчас и не было такой проблемы в освещении тьмы бункера электрическим светом. Люк был в полуразрушенном доме, а бойцы абсолютно не понимали в каком районе Города они находятся.

– Давай я наверх поднимусь. – предложил Денис, смотря на ещё не павшие под тяготами времени лестничные пролёты.

– Давай. Только будь осторожнее. – согласился Вадим, почёсывая бороду, отращённую для конспирации.

Денис кивнул, вытаскивая из-за пояса пистолет, и передёргивая затвор, загоняя тяжёлую пулю в ствол. Осторожно поднимаясь по осыпающийся бетонной лестнице и посматривая на этажи, водя пистолетом в поисках цели, которой не обнаружилось ни на одном из четырёх этажах и он, выбив ногой хлипкую, трухлявую, деревянную дверь, входит в помещение, отмахиваясь от поднятой в воздух пыли. Это была старая квартира. Обои отклеилась, да и изначального их цвета уже было нельзя понять. Старые половицы скрипели, сопровождая грустной мелодией шагающего Дениса. Запах прямо создавал образ, когда жившей здесь, счастливой семьи, но шум за окном отвлёк его от фантазии. Подойдя к разбитому окну, он смотрит на город, что необыкновенно шумен. Среди улиц снуют люди, где-то происходят какие-то выступления, и всеобщая радость ясно чувствовалась Денисом, но что-то не давало ему успокоиться и спуститься вниз. Он взглянул на абсолютно чистое голубое небо, поражающее своим светом. На нём не было не пятнышка. Нигде: над крышами домов, площадью, Башней и даже над множественными трубами фабрик не было ни одного ядовитого облачка. Сзади послышался шорох и Денис резко развернулся, приседая и одновременно с тем вскидывая пистолет. Но в проходе был лишь Рыжий с улыбкой поднявший руки вверх, – А ты изменился. Шуганый больно стал. – сказал он, опуская руки и проходя в комнату, к окну где стоял Денис, – Что-то не так?

Белов медленно покивал, смотря на небо и в голове как будто щелкнули тумблером, посылая в мозг искомый ответ, – Небо слишком светлое. Даже заводы не работают. Ты помнишь хоть один день, когда все трубы затихали? – Белов повернул голову к Рыжему.

Вадим нахмурился, приложив ладонь к лицу и отрицательно помотал головой, – Не-а. Как-то не помнится мне такого. Есть предположения, что случилось?

– Вадим, я последнее время сижу в туннелях, воюю и тренируюсь. Ты думаешь я знаю?

– Нет. – улыбнулся в усы Рыжий, – Давай двинем к Арминию, может он нам расскажет, что происходит. Если он живой.

Парни спустились вниз довольно быстро, обнаружив Комми облокотившегося на бетонную стену дома и пускающего в небо облака табачного дыма от короткой сигареты, тлеющей в его тонких губах.

– Ты где курево взял?! – изумился Вадим, отбирая у молодого парнишки сигарету и самолично сладостно затягиваясь, – Оно же стоит как не знаю что!

– На складе в бункере несколько ящиков сигарет есть. Искать лучше надо. – хмыкнул Комми, доставая из пачки ещё одну сигарету и предлагая ту Денису, но получив отказ, самолично закурил её от бензиновой зажигалки. Они с удовольствием покурили, вдыхая горький дым, а затем, хотели было бросить окурки под ноги, но Денис прикрикнул на них, – Вы чего?! Выбросите в другом дворе. Хотите, чтобы нас спалили?! Сомневаюсь, что много у кого тут есть сигареты с фильтром и такие люди явно не ходят курить в руины!

– Разумно. – согласился Вадим, отправляясь прямиком к Арминию.

Троица быстро пришла к дому информатора, удивляясь неожиданным гуляниям народа. Было ощущение, что всех резко повытаскивали с работ и дали спонтанный выходной, да и чистое небо способствовало хорошему настроению. Именно потому Денис и присел на скамейку у подъезда, пока Комми и Рыжий пошли к информатору. Белов подставил солнцу своё, изрядно заросшее, лицо наслаждаясь теплой погодой, чего так не хватало в промозглых туннелях. На площадке перед домом играли дети, звонко и радостно перекрикиваясь, стуча игрушками и шурша песком, которым была осыпана площадка.

Неожиданно в эти звуки детской игры вклинился старый, но крепкий мужской голос, – Ребята, надо кушать, давайте домой! – Денис взглянул на владельца сего голоса. Это был старый, лет семидесяти мужчина с длинной седой бородой. Мешковатая одежда и белая борода навивала фантазии о сказителях старых времён.

– Деда, ты же обещал рассказать о том, как Город возник! – к старику подбежал маленький, веснушчатый мальчишка, держащий в руках игрушечный деревянный меч.

Мужчина, тяжело выдыхая, присел на сколоченную из древесного бруса скамью и откинувшись на спинку, вдохнул и начал свой рассказ, – Давно, сто лет назад нашу планету поразил Великий Кризис, уничтоживший государства и умертвив множество некогда живых земель. Никто из живших тогда великих людей не смог предотвратить этот смертный час.

– Великие люди? – встрял в рассказ тот самый мальчишка, – Такие как Верховный Капитан?

– Нет, Верховный Капитан намного лучше и сильнее них! Даже, он ничего не смог сделать с Кризисом, но именно он построил Город. Именно Верховный Капитан смог окружить Великую Стену и запустить Фактории. Он смог сделать так, что мы не умерли и до сих пор живы и процветаем!

– Дед, дед, а как выглядит Верховный Капитан?? Ты же старый – должен знать, как он выглядит!

Мужчина снова вдохнул, со свистом вбирая в лёгкие тёплый воздух и сказал было первый звук, но тут в легкую атмосферу вклинился напряжённый голос Вадима, положивший свою тяжёлую руку на плечо Дениса, – Валим!

Белов рывком поднялся на ноги, оправляя куртку и настороженно смотря на товарища, нащупывая за поясом тяжёлый пистолет, – Что случилось?

– Арминий мёртв. Застрелен через окно. – подтолкнул в спину своего товарища Вадим, наблюдая за идущим спереди Комми.

– В смысле?! Как?!

– Пулей через окно. Я же сказал. Лежит на полу в гостиной в луже собственной крови. Видимо они прознали о его связи с нами. – напряжённо ответил Вадим и ткнул пальцем вперёд, где из-за поворота выходила патрульная пара гвардейцев.

– М-м-мать! – выругался Денис, на ходу вытаскивая из-за пазухи пистолет и направляя его в сторону "серых". Выжав спуск, он послал три пули в ничего не подозревающих военных. Один из них рухнул сразу с пробитой головой, а второй упал на спину, получив две пули прямиком в живот и хватая языком воздух. Дети на площадке вскрикнули, в страхе разбегаясь кто куда, а Денис на ходу выстрелил лежащему гвардейцу в наполненное страхом лицо и даже не моргнув, понёсся дальше.

– Идиота кусок! – рявкнул Рыжий на парня, подбирая автомат одного из павших гвардейцев, – На кой черт ты палить стал?!

– Они бы нас сцапали! – крикнул в ответ Денис, вытаскивая из кармана куртки новый магазин.

Троица, обнажив оружие, бежала по улицам города, пробегая через расступающиеся толпы людей. Они вбежали во двор, остановившись у стены и огляделись. За ними уже бежал отряд гвардейцев, на ходу открывший огонь из автоматов, что выбивали шрапнель из угла здания, расцарапав осколками щею Комми. Тот в слепую выстрелил из-за угла и чуть не получил ответную пулю в руку.

– Нельзя их к выходу вести. Звиздец тогда будет всему бункеру будет! – крикнул Вадим.

Денис посмотрел на ближайшие дома и на глаза ему попала знакомая крыша, куда он и побежал, а остальные парни за ним. Сзади них послышался собачий лай, быстро приближающийся к ним. Белов на ходу вырвал из кармана Комми пачку сигарет, с усилием сжимая её в ладони и стараясь как можно сильнее её перетереть. Они забежали в подъезд дома и Денис широкии махом рассыпал табак из сигарет на пороге, сбивая след для ищеек.

– На верхний этаж! – крикнул он, сайгаком взбираясь по лестнице. Взбежав наверх, он яростно заколотил кулаком в правую от лестницы дверь. Дверь открыла невысокая женщина в удивлении и страхе раскрывая глаза. Денис рывком затолкнул женщин обратно в квартиру, заткнув её рот ладонью, а второй зазывая остальных сподвижников за собой. Из комнаты, на шум в коридоре, выбежал мужчина, держащий нож в руке и пятясь назад в удивлении.

– Тётя, дядя, будьте тише, и я вам всё объясню! – Белов поднял ладони вверх, успокаивая родных.

– Дениска, как ты здесь… По радио же сказал, что ты убийца… Как ты так… – обомлев от ужаса женщина не сходила с места, не переставая глядеть на своего племянника.

– Тихо! – шикнул Денис на родных, слыша, как за дверью раздаются шаги тяжёлых ботинок, – Дядя, пожалуйста!

Дядя кивнул, твердым шагом направляясь к двери. Троица бойцов спряталась за поворотом на кухню, прижимаясь к стене и держа оружие наготове.

– Гражданин, проходит спецоперация, вы не видели здесь троих опасных преступников? – послышалось за поворотом.

– Нет. Я готовил со своей женой и ничего не видел. Могу ещё чем-то помочь? – жёстко ответил дядя. По нему было видно, что тот не желает видеть «серого» в своём скромном жилище.

Молодой гвардеец потоптался на месте, колеблясь в решении, но всё же отступил из-за напора дяди, позволяя тому закрыть дверь. Дядя дождался, пока шаги за дверью совсем стихнут и облокотившись на дверной косяк, напряжённо обращаясь к вышедшему из-за поворота Денису, – Ты обязан нам всё объяснить.

Белов кивнул и отдал автомат Комми, что осторожно поглядывал на убегающих от дома серых через кухонное окно. Дождавшись пока родичи сядут на диван, присел перед ними на табурет и успокаивающе смотря на прижавшую ладони к груди тётю, начал свой короткий рассказ – Начну с того, что я не террорист и не убийца. Не знаю, что о мне наплели, но я не взрывал котельную. Я… Я хочу как-то разобраться с тем, что происходит и всё на этом. – он опустил голову вниз, обхватив её ладонями.

– Но почему за вами гоняться гвардейцы? – приобнимая за плечи жену, спросил дядя.

– Долго рассказывать.

– Нет уж, Денис, ты расскажешь всё с самого начала и до конца! – ударив крепким кулаком по дивану, приказал хозяин квартиры.

– Хорошо. – согласился Белов, смотря на пьющего воду Вадима, – Думаю вы помните Андрея. Так вот, он был с этими товарищами, – он мотнул головой на Рыжего, крутящего в руке револьвер, – Опусти. – и вновь посмотрел на родных, – За это его и повесили… а потом, видимо и меня с ним за пару тоже хотели, но они меня спасли и с того времени я с ними.

– Они же мятежники, хотят просто разрушить Стену! – вскрикнула тётя.

– Да, мы мятежники, но Стену разрушить у нас нет ни малейшего желания, конечно, если нам просто её откроют, но, а если нет, то можно её и подорвать. – Ответил за товарища Рыжий.

– Это из-за вас была стрельба неделю назад?

– Да. Мы смогли занять какой-то секретный бункер под названием "Кольцо жизни" в скрытой ветке метро. Там полно оружия, пищи, снаряжения, лекарств, электричества. Гвардейцы было хотели выбить нас, но что-то их остановило.

– Ясно… А ты убивал? – дядя посмотрел на племянника, силясь найти ответ в его лице. Видно было, что в его сердце билась вера в Верховного Капитана и слова племянника, что сейчас сидел перед ним на табурете.

– Да. – сокрушенно ответил Белом, с усилием потирая пальцами виски.

– Больше ничего не важно. Останьтесь до ночи, а потом уходите. – подытожил дядя.

Тётя смотрела на Дениса с великим страхом. Её губы дрожали и руки вторили им. Она пыталась понять в кого же превратился тот самый Дениска, что не так давно приходил к ним за помощью и советом, а сейчас сидел перед ней, не выпуская пистолет из рук.

– Спасибо! – он протянул ладонь для благодарности, но дядя не ответил, а потому Денис, встав, с тяжёлым сердцем, скрепя половицами пошёл на кухню, где расслабленно сидел Комми, попивая травяной отвар и смотря на в окно, на вечеряющие и стихнувшие улицы. Денис с размаха рухнул на принесённую с собой табуретку и грустно посмотрев на молодого парня, спросил у него, – Слушай, Комми, а ты на какой ляд к "свободным" подался? Я и Жук, понятно – за местью, Рыжий – за амбициями гонится, а тебе оно зачем?! Ты же смертный приговор себе подписал! Мы-то ладно, уже мятежниками и террористами объявлены, но ты то нет. Остановился бы, пока не поздно.

– Я? – сел ровно Комми, как будто выходя из какого-то транса, – Хочешь знать почему я сюда пришёл? – он поставил кружку на стол и кинул, потушив, бычок в урну, стоящую под мойкой.

– Ага.

– А всё просто. За идею! Столетний старик уже слишком долго правит Городом. Пора бы уже сменить его. – ответил Денису Комми, вновь отворачиваясь к деревянной раме окна.

Глава 7

Денис сидел на патронном ящике, механическими движениями вставляя металлический цилиндр за цилиндр в жерло автоматного магазина. Перед ним лежал потёртый блокнот Андрея, который он всё время таскал в нагрудном кармане своей куртки. Его терзали мысли о родных, которые остались наверху и что были сейчас под мечом Серой Гвардии. Денис, своим решением явно подставил единственных, кто остался из родных после смерти Андрея и то, что он не оценил опасность, которой подверг их своим вторжением менее суток назад. Именно потому рядом с ним и стоял автомат, к которому и присоединил набитый магазин. Мозги кипели, осознавая изменения, что табуном коней пронеслись в нём. Ещё полтора месяца назад он не мог представить, что сейчас будет вкладывать чёрные магазины в широкие карманы разгрузки. Раньше он не мог представить не то, что пойдёт против всей Гвардии, а то, что вообще будет держать оружие в руках, готовясь применить его при надобности. Натянув повыше горловину свитера и подхватив оружие за ремень, медленно пошёл к выходу из бункера. Он шёл по узким коридорам ночного убежища, незаметно проходя отсеки и всё ближе подбираясь к заветным дверям. Тяжесть автомата приятно оттягивало плечо, вместе с тем унося сомнения перед его безумным предприятием. Но, рядом с стальными, герметичными дверями, в подземной темноте, стоял высокий тёмный силуэт. Руки человека были сложены на груди, а в чёрном рту, одиноким светлячком горел красный огонёк. Сквозь темноту было понятно, что человек усмехался, смотря впадинами глаз прямиком в сознание Дениса.

– Куда собрался? – спросил силуэт, подтягивая что-то на плече.

– Сам ведь прекрасно знаешь. Зачем тогда спрашиваешь? – Белов остановился, кладя руку на бедро, где в пластиковой кобуре покоился пистолет.

– Затем, что не пущу я тебя. – силуэт отлип плечом от стены, широко расставив ноги и перегораживая узкий проход к шахте.

Пальцы удобно обхватили рукоять пистолета, одним слитным движением вынимая его из гнезда кобуры и снимая с предохранителя. Патрон уже был в патроннике, но стрелять он не хотел, лишь пугая силуэт впереди него.

– Успокойся ты. – силуэт вышел из темноты в свет ночных ламп коридоров бункера. Рыжий держал в зубах тлеющую сигарету, привычно ухмыляясь. Одет он был практически как Денис – по-военному, за исключением того, что подсумков на его разгрузке было меньше, – Я сказал, что не пущу тебя, но не уточнил, что не пущу тебя одного.

– А тебе это начерта? – Денис, улыбаясь, опустил руку, возвращая оружие на своё место и внутренне расслабляясь.

– Ты меня однажды спас и пришло время вернуть должок. Пошли давай! – с этими словами Рыжий пропустил товарища вперёд, слабым толчком предавая тому ускорения.

Как только они вошли в шахту, то Денис обернулся, видя, как за дверью стоит Комми, что отсалютовал пальцами, вставая на пост. Белов улыбнулся и быстро задвигал руками и ногами, поднимаясь по лестнице наверх.

Оказавшись наверху, он тут же пригнулся, жестом приказывая Рыжему застыть на лестнице. Сверху, над головой Дениса прошёл яркий белый луч, озаряющий древние развалины города. В шуме проезжающей техники, Белов мягко оттянул затвор автомата, досылая патрон в патронник и осторожно выглядывая из-за бетонной стены.

По улице, испуская облака дыма и тучи пыли, медленно двигались несколько страшных, стальных монстров, рыча двигателями и сотрясая сидящих на них гвардейцев, что были в явном напряжении.

– К Южным воротам двигаются. Что-то из ряда вон исходящее! – подкравшись сзади, заметил Вадим, рассматривая двигающуюся колону бронетехники через прицел автомата, – Вот бы сейчас их скосить, много бы получилось снять в два ствола, но нельзя – много шума будет.

– Не знаю, что там за писец происходит, но нам это на руку. – Денис хлопнул друга по плечу и пригнувшись, побежал в сторону дома своих родных. Темнота, освещаемая лишь светом луны и развалины города, позволяли им двигаться довольно скрыто, не попадая на глаза неспящих этой ночью людей, что могли наблюдать за необычными телодвижениями Гвардии и для которых, две скрывающиеся, тёмные, вооружённые фигуры могли бы привлечь нежелательное внимание с их стороны, а там и до оперативной группы "серых" будет недалеко.

Подходя к дому, Денис посмотрел в тёмные окна и прислушался. Дом был спокоен и тих, а потому Белов зашёл внутрь, словно кошка, стелясь у пола и осматривая подъезд. Шаг за шагом, не выпуская оружия из рук, они проверяли этажи и наконец, в темноте подъезда, подошли к двери квартиры. Денис присел у стены и аккуратно постучал по двери, но за ней всё осталось молчаливыми. Тогда он встал и дёрнул за ручку и дверь распахнулась, отворяя недра квартиры и Денис сразу же вскинул автомат внутренне напрягаясь. Дядя никогда не оставлял на ночь дверь открытой. Белов вошёл внутрь, аккуратно оглядывая комнаты и глядя под ноги, ведь он самолично поставил в туннеле метро несколько растяжек и наткнутся на подобный «сюрприз» ему сильно не хотелось. Во всей квартире не было и единой души за исключением двух мятежников. Денис вошёл на кухню, покрытую, словно снегом, просыпанной мукой. Снизу, черными пятнами на белом, мучном покрывале, пробивались следы протектора ботинок.

– Их забрали! – Денис, затянутой в перчатку рукой, со злостью ударил по столу и глубоко вдохнул, желая развернуться множеством ругательств, но сбоку дёрнулся Андрей, вскинувший автомат и тихо отошедший за прикрытие стены, явно прислушиваясь и жестом призывая друга сделать так же. Денис, отбросив чувства, тоже встал за стену, вытаскивая из кобуры пистолет, что был намного сподручнее в тесных коридорах, чем длинный автомат.

Напрягая свой слух, Денис услышал шелестение, схожее с тем, что издают обрывки газет, носимые ветром по улицам города. Он было хотел было уже расслабиться, как тут послышалось два, хоть и мягких, но отчётливых шага. Дверь, с звонким щелчком замка захлопнулась, и неизвестный гость прошёл внутрь, не прекращая шелестеть. Он, своим размеренным шагом двигался по коридору в сторону кухни. Денис, крепче взяв пистолет за рукоять и когда до двери на кухню оставалось менее двух шагов, резко выпрыгнул из-за угла, сбивая гостя и нанося удар в голову рукоятью пистолета. Ошарашенный таким нападением человек, рухнул на спину, дико выпучив глаза в тени глубоко капюшона. Из его раны на виске текла кровь, а тело вторженца сковал страх от холодной стали пистолета, что Денис прижал к его лбу, – Ты кто такой, зараза?! – рыкнул Белов, вдавливая ствол глубже в голову незнакомца.

– Белый, это же верун! – послышался удивленный голос Вадима, который быстро проверил комнаты и вернулся обратно, смотря на пару, лежащую на столе.

Денис осмотрел того, кого держал на прицеле. Серая, до пола мантия, глубокий капюшон, ноги, одетые в простые башмаки, рисунок крепостной стены на груди и гладкий, выбритый череп – всё это указывало на принадлежность его к церкви "Детей Стены".

– Какого чёрта ты тут делаешь?! – грозно рыкнул Белов, медленно нажимая на спусковой крючок, но верующий лишь молчал, дрожа от страха и бешено вращая глазами, смотря то на Дениса, то на Рыжего, то на пистолет, что мог в любое мгновение убить его, пробив дыру в узком лбу.

– Это же только послушник. Он в штаны дристает от вида тебя, как струя из шланга. – хмыкнул он, – Ты же у нас теперь как берсерк – бросаешься на всех.

– Слушай, загляни в кладовку. Дядя там верёвку на всякий, как он говорил "пожарный" случай держит. С собой его возьмём. – Денис ткнул кулаком в лицо пришельца, от чего послушник съёжился, пытаясь закрыть голову руками.

– Уверен? – вылезший из шкафа мятежник бросил коричневый моток товарищу.

– Да. Вдруг он что интересного знает. – поймав брошенную верёвку, Денис затолкал найденную тут же, кухонную тряпку послушнику в рот на манер кляпа и перевернув того на живот, крепко связал руки за спиной. Подняв его на ноги, Денис грозно шепнул тому на ухо, – Не рыпайся и будешь жить. – с этими словами, троица вышла из квартиры, закрыв ту на найденный в ней ключ.

В разуме Белова теплилась мысль о том, что не сведущий человек, в ночной тьме не сможет различить их с бойцами Серой Гвардии. Они быстро сбежали по лестнице вниз, а адепт даже не смел дернуться и лишь спокойно принимал тычки стволом пистолета между лопаток. По пыльным, усыплённым ночью улицам они шли медленно, стараясь привлекать как можно меньше внимания. Всё же, с пленником быстро отступить не получится, а потому идти и не отсвечивать – лучшая из тактик, которую они могли избрать. Денис шёл, сканируя взглядом однородную, серую, убитую временем городскую местность, а мыслями ища единственных из тех родных людей, что остались в Городе. Он корил себя за то, что необдуманно вторгся в квартиру, пытаясь спасти свою жизнь из-за своего же, необдуманного выстрела.

– Стой, кто идёт?! – впереди них, на перекрёстке стоял пропускной пункт, пара гвардейцев на котором, заметила идущую троицу.

– Мародёра ведём! Приказано доставить в целости и сохранности для показательной казни! – крикнул в ответ Денис, впрессовывая дуло пистолета в спину конвоируемого ими веруна. Позади него тихо щелкнул предохранителем автомат Вадима, от чего Белов сразу напрягся.

– Странно, нам о облавах ничего не говорили. – гвардеец сказал это тихо, но Денис смог это услышать, – Назовите свой номер!

– Второе отделение пятой роты! Бойцы номер "418„ и "419"! – зычно крикнул сзади Вадим, пока, ещё не поднимая оружия.

– Какие-то голоса у вас странные… – стоящий на посту боец ближе подтянул к себе автомат.

– Новый набор. Отделение понесло потери в боях с мятежниками!

– "Мятежниками" говоришь… – боец вскинул винтовку и успел сделать выстрел, прежде чем пост накрыла длинная очередь автомата Вадима, что раскатами грома прозвучала у уха Дениса, временно лишая того слуха. Пуля же, выпущенная гвардейцем, рванула правую руку Белова чуть ниже плеча, поражая её адским пламенем.

Адепт было дёрнулся, но Денис инстинктивно ударил того рукоятью пистолета по голове, отбивая желание сопротивляться. Вадим перехватил адепта за шиворот и побежал в сторону укрытия. Белов, оглохший на одно ухо рванул за ним, прижимая ладонь к кровоточащей ране. Они, воспользовавшись темнотой смогли быстро добраться до нужного спуска. Денис, на одной руке стал медленно спускаться вниз, а за ним пополз и пленный, вяло шевеля затёкшими конечностями. Внизу их уже ждали несколько человек во главе с Сергеем Анатольевичем. Денис ввалился внутрь, прилипая к стене, стягивая с головы маску и затыкая её всё ещё кровоточащую рану. К нему бросилась девушка, что заведовала медицинским пунктом, на ходу вытаскивая из сумки бинт. Вадим втолкнул пленного внутрь и как только за Рыжим закрылась дверь, то Сергей Анатольевич разразился громовым криком, – Какого чёрта вы покинули бункер?! Что это за самоуправство?!

– Дядю и тётю похитили. – стискивая зубы, прошипел Денис, – Но в квартире мы нашли его. – пистолетом он ткнул в сторону адепта.

– Сергей, осади. – позади главы движения горой возвышался Медведь. Этот огромный, заросший волосами и бородой, мужик хмуро смотрел на прибывшую троицу, поправляя висящий на плече пулемёт "Печенег", – Они хотя бы что-то делают, а не как мы, сидим кротами в бункере и вообще поползновений не делаем. Молодцы парни! Кого-то смогли даже притащить. Медведь подошёл к пленному и одной рукой поднял его к лицу за шиворот мантии, – А адепт Стены что вам сделал?

Денис кивнул девушке в знак благодарности и под жгучий взгляд Сергея Анатольевича, поднялся, наконец убирая пистолет в кобуру, – Я хотел родных в бункер привести, но их забрали и пришёл туда вот этот. – Денис пнул в ребра кинутого на пол пленного.

Сергей Анатольевич, до того бывший спокойным, вновь хотел вскипеть, но взгляд Медведя охладил его пыл.

– В карцер их. – Дениса и Вадима быстро разоружили и под конвоем провели в карцер, созданный из маленькой комнатки для обслуживающего персонала. Денис осторожно присел на койку, придерживая раненную руку. Вадим же, прямо рухнул, уставившись на потолок. Скинув ботинки, Белов тоже лёг и посмотрел на товарища, что казалось, вообще не переживал о том, что его закрыли в четырёх стенах, одной из которых была решетка.

– Вадим, ты это… Извини меня.

– Да ну. Не страшно. – Рыжий вытащил из-за пояса короткий нож и беззаботно стал выковыривать гряз, скопившуюся под ногтями.

– Больно спокойный ты.

– Думаешь мне впервой?! – усмехнулся Рыжий, почёсывая бороду и вытащил из кармана небольшой точильный камень, с которым довольно ловко обращался, – Я не в первый раз сижу в карцере. Правда, в туннелях он был менее комфортабельным и освещался свечами, а не лампами.

– И долго ты так сидишь?

– Не очень. Обычно Анатольевич быстро успокаивается и остывает, а бывает и Медведь на него влияет. Сомневаюсь, что в этот раз мы долго сидеть будем в заточении.

– Почему?

– Анатольевич прекрасно видит, что наши бурлят. Раньше, пока у нас не было оружия, то движение драли просто и в хвост, и в гриву, а вот сейчас… Сейчас всё иначе. С каждой нашей вылазкой гвардейцы несут потери, мы заняли бункер. Если говорить честно, то нас бы могли просто на просто смять за один бой. К тому же, у них какой-то раздрай и бронетранспортёры, которые едут за Стену, чего я никогда не видел. То ли они не ожидали, что мы будем вооружены по самые зубы, то ли мы чего-то не знаем. Но вот, о чём мы точно не осведомлены, так это о причастности «Церкви Стены» к пропаже твоих родных. Ну, будем посмотреть.

На следующую ночь их навестил Медведь, спокойно прошедший двух охранников, стоящих перед карцером и вместе с светом фонаря, заглянул за решётку, на мирно дрыхнувших на топчанах бойцов.

– Рыжий! – тихо, насколько мог, позвал Медведь.

Вадим раскрыл глаза, поднимаясь на ноги, сжимая в руке свой маленький нож и подошёл к прутьям, внимательно слушая своего командира. Денис тоже очнулся, непонимающе смотря на двух воинов и щурясь от яркого света фонаря.

– Свет-то хоть выруби. – закрывшись рукой от фонаря произнёс прошипел Белов.

Медведь отключил фонарь, положив его в карман штанов и обратился к Вадиму, – Что вы выдели во время вылазки?

– Гвардейцы на трёх бронетранспортёрах куда-то пылили. Если быть точнее, то в сторону Южных ворот. Хрен его знает зачем, но явно не для шутки.

– С десантом?

– Да.

– Ясно. Есть у меня парочка мыслишек. – Медведь обернулся в сторону коридора, откуда только что пришёл, – Постараюсь вас вытащить.

Вадим оказался не совсем прав. Вместо дня, они провалялись в карцере трое суток. Два раза в день к ним заходила девушка, перевязывающая и обрабатывающая ранение Дениса, которого не покидали мысли о родных. Три раза в день их кормили, а на четвёртый день, на место завтрака явился бородатый Медведь, который ни на миг не оставлял свой пулемёт. Он раскрыл дверь карцера и облокотился на бетонную стену, улыбаясь во все свои тридцать два, вполне здоровых, зуба.

– Вставайте, хлопцы!

– Неужели?! Выпускают? – Вадим рывком встал на ноги, разминая конечности после сна.

– Не совсем. Вы всё ещё под арестом, но есть хорошие новости. – успокаивающе пробасил Медведь.

Пара заключенных, отойдя от сна и одевшись, вышла из карцера и пошли куда-то по коридорам в сопровождении огромного Медведя и двух конвоиров, одним из которых был вечно весёлый Комми, задорно подмигнувший товарищам. Плутали они недолго, всё-таки пришедши в одну из жилых комнат, где собрались не менее тридцати "свободных", рассевшихся по кроватям и о что-то горячо обсуждающих. Среди знакомых лиц он увидел мрачного Жука и технаря Винта, у которого он, по прибытию в туннели, получил свой арбалет. С приходом Медведя, разговоры прекратились, будто нити мыслей перерубили гильотиной и все взгляды уставились на громадную фигуру. Денис с Вадимом сели на одну из свободных кроватей и непонимающе стали ждать продолжения.

Медведь, прокашлявшись и глубоко вдохнув, начал, – Товарищи, мы все, кроме наших карцерных друзей, знаем зачем мы тут собрались. Анатольевич слишком пассивен и не желает действовать кардинально, хоть почва для этого есть. Вадим, можешь ещё раз рассказать, что вы видели во время вашей самовольной вылазки?

Рыжий непонимающе оглянулся, рассматривая собравшихся людей и сказал, – Гвардейцы на трёх бронемашинах с десантом куда-то отправились. Двигались к Южным воротам.

– Вот, друзья мои! По всем признакам у Верховного Капитана и его прихлебателей начались проблемы, а это значит, что мы должны выступить сейчас!

– Может объясните, что происходит?! – бесцеремонно вклинился в речь Медведя Денис, который абсолютно не понимал происходящее.

– Вчера гвардейцы заявили, о введении запрета на торговлю, а сегодня о продуктовых карточках. К этому прибавляется и их странные поползновения, нежелание атаковать наш бункер. Не то чтобы атаковать, но ни в туннелях, ни на поверхности от них нет никакой разведки. Здесь что-то явно не так. Возможно, на факториях случился бунт или что-то подобное, а потому я предлагаю атаковать. Нужно взять штурмом Церковь Стены!

Глаза Дениса поначалу чуть не вылезли из орбит, но потом на смену удивления пришла жгучая ненависть и желание действовать здесь и сейчас.

– Осади, Денис. – Медведь опустил раскрытую ладонь вниз, – Но, стоит признать, что если мы выступим на Церковь сейчас, то народной поддержки мы не сыщем, а потому стоит поступить немного иначе. По сути, наше дело будет чистой авантюрой, а потому мы лишь надеемся, что через два дня на складах закончится провиант и люди будут недовольны. Вот тогда мы обвиним Церковь в сокрытии еды и с народной поддержкой возьмём её.

– А что если там не будет еды? Люди же об этом узнают. Не станет ли тогда это нашей погибелью? – задал резонный вопрос кто-то из присутствующих.

– Тогда мы просто отдадим им часть своего провианта под предлогом того, что нашли секретный склад Церкви. Мы не обеднеем, но получим поддержку и с ней Город скоро станет нашим, а затем и весь мир!

Медведь окончил и присутствующие одобрительно закивали, кто-то даже захлопал, после чего стали расходиться по своим делам, которых до сих пор было много, а сам Медведь, глыбой двинулся к Денису и потрепал по здоровому плечу, – Знаешь, когда ты пришёл сюда, я не думал, что ты будешь бойцом, а ты им стал, хоть и идёшь по своим причинам. Так что восстанавливался. Скоро ты нам понадобишься.

Глава 8

Бунт. Мятеж. Путч. Во все времена это называли по-разному. Для кого-то это катастрофа, а для других это сильнейший социальный лифт, который поднимет его на верхушку общества. Но всё это объединяет одно – народ недоволен. Ни одного мятежа не возникло просто так, ни один бунт не вспыхивал по щелчку пальцев. И сейчас население Города было очень недовольно. Их, сытая и в общем-то беззаботная жизнь резко, буквально за неделю изменилась до неузнаваемости. Всего несколько дней назад они могли зайти в магазин и купить всё то, что им было нужно, но затем магазины резко закрылись. Потом объявили, что скоро накладка с продовольствием устраниться и еда вернётся на полки магазинов, но и этого не произошло.

Ввели карточки на еду, а затем вообще появились пайки по критерию "необходимости" человека Городу. А когда людям нечего есть, то ни какая армия не сможет их остановить. Именно потому народ высыпал на улицу с требованием дать им еды.

Денис, через разрушенных оконный проём, смотрел на собравшихся рабочих у своей фабрики и вспоминал, как этот же самый народ желал смерти его единственного друга, чуть ли не желая разорвать его руками за то, что он не совершал. Сейчас же, Белов охранял этот народ с оружием в руках, ведь Андрея убили не они, а гвардейцы, которых рабочие могут помочь разбить вдребезги.

– Народ, друзья мои! – раздался с улицы громогласный призыв Медведя и Белов, выйдя из пучины мыслей, посмотрел на площадь через линзу прицела, – Верховный Капитан обещал вам прекрасную жизнь, но что же происходит сейчас?! Сейчас он назначил вам рабские пайки! Это же издевательство над простым народом! Вы видели хоть одного голодного гвардейца?! Почему же наш Верховный Капитан не сэкономит на своих любимых гвардейцах и не отдаст людям еду! Мы работаем, производим, платим налог, а нам не дают еду! Справедливо ли это?! Я считаю, что простой народ должен быть главным! – собравшаяся толпа недовольных одобрительно зашумела, поддерживая стоящего на небольшом подиуме Медведя, что и так бы возвышался из толпы, – Я знаю, что Гвардия объявила нас мятежникам и единственными врагами Города, но ещё я знаю, где можно достать еду! – с этими словами несколько "свободных" закинули в толпу небольшие запаянные пакеты с печатью в виде крепостной стены, – Это пайки и вы знаете чьи они! – толпа примолкла, осознавая происходящее. Все понимали к чему клонит Медведь, но вместе с тем многие были прихожанами этой церкви, – Я знаю, что многие из вас ходят в эту церковь, но почему же ваши пасторы не накормят вас?! А всё лишь потому, что они в одной упряжке с гвардией и Капитаном! – народ недовольно загудел, тряся самодельными плакатами и такими же флагами, явно выражая своё недовольство, – И вы знаете что я хочу сделать! Я призываю вас стать здесь властью! И я дам вам власть! – в этот момент пара, помогающих медведю, "свободных" раскрыли стоящие рядом ящики, обнажая лежащие там автоматы и магазины к ним. Народ радостно взревел и оружие стали раздавать подходящим мужчинам.

– Пора сниматься. – прозвучало в рации, висящей на груди Дениса.

Народ, набрав вооружения, плотной толпой двинулся в сторону Церкви, и Белов тоже вышел из комнаты. Кричащий, скандирующий лозунги народ шёл по улице, а где-то в городе, длинными очередями зазвучали автоматы. Это отвлекали Гвардию другие "свободные", сковывающие боем "серых", выигрывая для Медведя время. План и все пути отступления были давно продуманы, а потому от всех требовалось лишь действовать согласно ему, стараясь не умереть.

Народ, разгневанный и голодный, быстро подвалил к Церкви Стены, но всё было далеко не так просто. Церковь была настоящей крепостью внутри города. Высокие бетонные стены скрывали от глаз любопытствующих, а пулемётные башни по их периметру, отгоняли любую мысль полюбопытствовать о происходящем там, но так было не всегда. Сейчас люди хотели лишь одного – еды, и никакая преграда не сможет их остановить.

Пулемётчики на башнях уже напряглись, передернув затворы своих орудий смерти, готовясь защищать свою территорию, но прежде чем прозвучал хоть единый выстрел, в башню, расчертив воздух чёрным, дымным следом влетел снаряд гранатомёта, огненным цветком раскрываясь под крышей. Ещё два снаряда прилетели в стальные ворота, разъярёным быком снося их с петель.

– Вперёд! – среди грохота выстрелов и криков пробился зычный голос Медведя. Денис первым ворвался во двор, ударом приклада ломая челюсть одному из защитников монастыря. Тот упал, отключаясь, а Белов вскинул автомат к плечу, длинной очередью перечёркивая тело одного из адептов, что старался закрыть двери самого монастыря. Брызнула кровь, окропляя стены "священного" дома. Денис ворвался внутрь, отпинывая ещё живого верующего, роняя его на землю.

Внутри, в верхнем помещении ничего не было, кроме молельни с несколькими верующими, один из которых открыл в сторону Белова огонь. Сноп дроби ударил над головой Дениса, осыпав того тучей щепки. Полоснув ещё одной очередью, он увидел, как грудь стрелявшего взорвалась фонтанчиками крови. Ещё несколько "свободных" вбежали внутрь церкви, направляя оружие на сжавшихся от страха верунов и немногочисленных прихожан, что пытались спрятаться от неожиданных и далеко недружелюбных гостей. Через несколько минут бои внутри стен монастыря окончательно стихли и в зал вошёл Медведь, лицо которого было заляпано в плохо оттертой крови, а от пулемёта в руках веяло дымком.

– Ну что? Нашли чего? – спросил он у Дениса, ходящего от стены к стене и как собака принюхивающегося, выискивая то, что не могли найти глазами.

– Нет тут ни черта! – огрызнулся Денис, волком смотря на пораженных страхом прихожан, – Вы того адепта с собой притащили?

– Да. – из-за спины Медведя вытолкнули найденного в квартире верующего. Одежда на нём была изорвана в клочья, а лицо больше напоминало большой синяк с бороздами едва затянувшихся ран. Волосы были сплетены в колтуны из грязи и крови. Рот же, явно недосчитывал нескольких зубов.

Увидев приведённого адепта, один из церковников сильно поменялся в лице. Это был не страх, не ужас и даже не отвращение – церковник явно узнал полуубитого адепта. Денис, хищным зверем подпрыгнул к нему, в полёте вытаскивая из кобуры пистолет. С размаху шмякнув верующего головой об пол, Белов прислонил холодный ствол пистолета к его лбу и тихо, но зловеще обратился, – Видишь его? Прекрасно видишь. Замечаешь, что с ним стало? Думаю, что да. И вот, этот милый парень нам рассказал кое о чём. Поэтому, для своей счастливой жизни лучше покажи мне эту чёртову дверь!

Верующий, смотрел на Дениса, вымазанного в крови и пыли, полными ужаса глазами. Он с трудом оторвал взгляд от лица Белова и посмотрел на труп у дверей, а позже на адепта, стоящего над этим трупом. Сглотнув слюну, он, трясясь, всё же кивнул и медленно стал подниматься. Хромой походкой он подошёл к высокой трибуне и нажал на какую-то дощечку. В церкви послышалось довольно громкое шуршание и под трибуной открылся небольшой проход, в который можно было протиснуться лишь пригнувшись.

– Т-там… Вам туда. – ткнул он пальцем в тёмный проём.

Денис посмотрел на Медведя и получив одобрительный кивок, включил фонарик и за шкирку втолкнул верующего в этот туннель.

Практически сразу за небольшим входом, шёл узкий туннель, наподобие тех, которые Денис видел в период своей жизни на старой базе "свободных". В туннеле веяло каким-то смертельным холодом, что заставило Дениса поёжится даже в тёплой куртке. После глухого бетона, под ногами застучал металл, и Белов посмотрел вниз. Снизу разверзлась бетонная бездна с широкой винтовой лестницей, ведущей внутрь этой самой бездны. Обернувшись, Денис увидел, что за ним идут ещё несколько бойцов и стал спускаться вниз, не опуская ствол автомата, что был направлен между лопаток веруна.

Спускались они несколько минут и наконец вновь оказались на твёрдом, монолитном бетоне. Внизу, в проёме двери был виден свет и мятежник толкнул прикладом веруна, заставляя его войти туда. Ловушек не было, но Денис ничего не смог сказать, поражённый увиденным.

Грязь, кровь и ржавчина. Эти три слова могут очень коротко описать ужас, устроенный в подземелье церкви. Обшарпанные и обитые бетонные стены, из которых то тут, то там торчала ржавая арматура, а где-то проглядывался древний кирпич. Пол был залит темно-красными пятнами, что в свете фонаря казались дырами прямиком в Преисподнюю, но специфический запах не давал усомниться в том, что это была кровь. Где-то она была уже старой, но виднелись и свежие пятна. Денис, медленно идя по широкому коридору, неожиданно ударил идущего впереди веруна, впечатав того в бетонную стену и выводя из сознания. После, он связал его руки за спиной и оставил на полу с серьёзной раной головы. Белову было наплевать на его жизнь. Он пошёл по туннелю быстрее и наконец увидел проход в стене. Заглянув туда, он отшатнулся к стене, широкими глазами смотря в комнату.

Вся комната была уставлена ржавыми, плохо сваренными клетками, а в них к стенкам прижимались замолкшие от страха люди, смотрящие на Дениса глазами, полными первобытного ужаса. Одежда была залита кровью и пятнами, больше смахивая на лохмотья. Многие из них были истощены и сильно голодны, больше похожие на скелеты. Денис убрал автомат за спину и выглянул в коридор, крикнув, – Пришлите ещё кого-то сверху. Тут люди. Много людей! – сразу застучали тяжёлые ботинки, а сам он вошёл внутрь, успокаивающе говоря, – Спокойно, я не из церкви. Что тут с вами случилось?!

– Кто ты такой?! – прозвучало из темноты. Денис направил туда луч фонаря, что выцепил сидящего в клетке мужчину. На вид ему было около тридцати и по сравнению с другими был довольно здоровым, видимо не так давно сюда попав. На нём, как и на многих был балахон, а череп гладко выбрит из-за чего свет отблескивал от него.

Белов подошёл ближе, присел у клетки на корточки и стянул с головы маску, скрывающую его лицо, – Денис Белов. Я один из "свободных", но в Городе нас знают больше, как "мятежников".

– Видимо, ситуация наверху сильно поменялась. Мятежники стали властью, раз вы так приоделись. Я прав? – саркастически спросил мужчина, поднимая чёрные глаза на Белова.

– Пока ещё нет, но к тому всё быстро идёт. Расскажешь, кто ты такой и что тут происходит? – Денис не торопился освобождать пленных, хоть и понимал, что среди них могут быть и его родные. Ситуация его напрягала, но выяснить происходящее надо было, а потому он продолжал сидеть около клетки с мужчиной.

– А тебе не видно? – грустно улыбнулся мужчина, – Кого-то, кто посвежее разберут на органы и свежую кровь, а тех, кто крепче отвезут на Фактории.

– Чего-то здесь маловато "свежих".

– А не ваши ли кипишь сверху навели, что людей отправить уже две недели не могут?

– Нет, по крайней мере от части. – помотал головой Денис и втянув спёртый, подземный воздух ноздрями развернулся на звук быстрых шагов. В тёмную комнату вбежал как всегда бодрый Комми, лицо которого было покрыто каплями пота, – Чего случилось?! – Белов поднялся на ноги, поправляя ремень болтающегося автомата.

– Мы твоих нашли.

– В смысле?! – Белов рывком оказался рядом с Комми, смотря в его глаза.

– В прямом. В соседней комнате. – он ткнул большим пальцем себе за спину, где разверзался ещё один тёмный проход.

Белов стремглав выбежал из комнаты и вбежал в указанное помещение. Внутри уже копошились несколько бойцов движения, ударами стальных прикладов срывая хрупкие замки на решетчатых дверях. В лучах фонарей Денис увидел пару знакомых фигур.

Дядя Коля приобнимал свою жену, ласково и успокаивающе поглаживая ту по плечу. Он казался всё тем же крепким мужиком и единственное, что выдавало заключение, так это грязная, свалявшаяся борода. Тётя же, заплаканным лицом утыкалась в широкое плечо дяди Коли, но увидев входящего Дениса, бросилась ему в объятия, больно стукнувшись грудью о автоматные магазины в разгрузке Белова.

– Денисака, ты живой! – всхлипнула тётя, которая вновь разорвалась рыданием.

– Ты как тут? Мы думали, что не выберемся. – дядя Коля обнял племянника, а затем похлопал по плечу.

– Хочешь верь – хочешь нет, но мы штурмом взяли Церковь. – поглаживая плачущую тётю по голове, ответил он.

– Как-то всё быстро меняется в Городе. Вчера вы подземные крысы, а сейчас наравне бьётесь с Гвардией. Как так?

– Сам не знаю. Простое везение и поддержка народа. В городе скоро наступит голод и мы, так сказать, коллективизируем имущество Церкви. Думали, что найдём склады с едой, а нашли вас. – расчувствовавшись, Белов всплакнул, но быстро вытер слезу тыльной стороной ладони, затянутой в тканевую перчатку.

– Денис, там гвардейцы на подходе! – в коридоре вновь оказался Комми.

– Тут парочка наших останется. Вы им помогите остальных освободить. – сказав это, Денис побежал к лестнице на ходу натягивая маску на лицо.

В зале церкви уже был Вадим, который распаковывал какой-то деревянный ящик, один за одним вытаскивая оттуда три зеленных тубуса. Его щека была рассечена, и из раны, но Рыжий не обращал внимания, пихая тубусы в руки пришедшим парням, – Надо гвардейцам в тыл зайти, а то они из нас фарш сделают своими пулемётами! – перекрикивая звуки боя, объяснил Вадим, вешая за спину тубус. Парни последовали его примеру, закидывая трубы за спину.

– Машины же не должны были пропустить! Что с пятой группой?

– Уничтожена полностью. – ответил Вадим, проникая в небольшую дыру в заборе и сразу же устремляясь в ближайшие руины, что должны были скрыть их от взглядов гвардейцев. Они вбежали в какой-то полуразрушенный дом и быстро стали подниматься по лестнице, желая достигнуть крыши. Благо, очень плотная застройка позволяла чуть ли не перепрыгивать с крыши на крышу. Перепрыгивая через ступени, они молнией оказались на пятом этаже дома. Выход на чердак был заперт навесным замком, но Белов, вскинув автомат, короткой очередью сбил его, отворяя проход. Взобравшись на чердак, они вышли на крышу и бегом побежали на удобную позицию, стуча металлом под ногами. На бегу Денис повернул голову, видя, как пулемёт бронемашины, палил в сторону Церкви, превращая в пыль железобетонные стены. На ходу он перепрыгнул двухметровый проём между домами и больно приземлившись на ноги, укрылся за бетонным бортом крыши. Стянув со спины тубус, он разложил прицел. С его позиции был прекрасно виден борт машины, потому, закинув трубу гранатомёта на плечо он встал, направляя его в сторону врага. Медленно нажав на спуск, Денис пустил выпустил снаряд. Дымный росчерк устремился к зелёной бронированной коробке и расцвёл огненным цветком прямиком у башни. Белов возрадовался, не прячась за укрытие, тут же пожалев об этом. Несколько ударов сотрясли его грудь, бросив его на спину. Воздух выбило из лёгких и Денис лежал на спине, силясь хватить хоть молекулу кислорода, попутно пытаясь унять звездопад в голове.

– Белый, живой?! – к нему подпрыгнул ликующий Комми.

– Да… – еле как вдохнув, прохрипел Денис, откашливаясь и вновь проталкивая воздух в лёгкие.

– Ты его подбил! – Комми, взяв Белова за плечи, подтянул того за стену, усаживая в удобную позу и стаскивая с него бронежилет, который он надел поверх куртки, – Чертов везунчик! Пластину не пробило!

– А Вадим где? – спросил Белов и вновь закашлялся, ощущая дикую боль в груди.

– А черт бы его знает. Ускакал куда-то дальше по крышам, как только понял, что гвардейцы отступают. Ты о себе лучше подумай. У тебя, видно, ребра поломаны. – Комми присел у товарища, стягивая куртку и футболку, подставляя торс Белова прохладному ветру осени. Вытащив из кармана бинт, Комми стал аккуратно накладывать давящую повязку на грудь, всё ещё внутренне ликуя от этой маленькой победы.

– Слушай, Комми, а это нормально, что мы так поступаем?

– Ты о чем?

– Нас осталось около шестидесяти тысяч, если верить Верховному Капитану, а мы тут войну устраиваем в последнем на земле Городе. Я сам за это время с десяток убил, а сколько ещё будет?

– Н-да, дружище, ты видимо ещё и сильно головой ударился. – покачал головой Комми.

– Я серьёзно. На нашем одном нашем складе столько патронов, что мы можем устроить геноцид всего Города несколько раз? Вот скольких мы сегодня потеряли? Пятый отряд полностью изничтожен и сколько ещё покосили из пулемётов? Если мы пойдём и дальше такими темпами, то нас изнечтожат за пару крупных битв. – говорить было больно, но Белов чувствовал, что ему просто обязательно нужно было выговориться, а потому он продолжал говорить, – Сколько погибнут в этой войне? Я сам, лично, прикончил как минимум троих и подорвал чертов БТР! Троих за один день! Понимаешь?!

– И? Что ты предлагаешь? – радость в глазах Комми угасла, и они неожиданно приобрели осмысленность, – Мы уже давно перешли ту черту, когда можно было пойти на попятную. Счёт уже пошёл на десятки и даже сотни жизней. Тем более, мы теперь не в меньшинстве. Народ за нами!

Глава 9

В городе началась очень странная война. Мятежники, за счёт решительных действий, активно вербовали в свои ряды жителей города, в геометрической прогрессии наращивания силы. Тут и там, на улицах города возникали баррикады с вооружёнными рабочими, ныне ставшими "свободным ополчением", где-то на крышах домов возникали позиции стрелков с пулемётами, но в активную стадию война не переходила уже третий день, взвинчивая градус напряжения до максимума.

Белов все три дня лежал в медицинском отсеке бункера, вечно порываясь сбежать оттуда наверх. Однако, Рыжий, ставший командиром полусотни ополченцев, строго наказал его не выпускать, аргументирую это тем, что ещё одного попадания в бронежилет треснутые рёбра Дениса не выдержат и проткнут его горячее сердце. Но, в нынешней ситуации сидеть сложа руки было невозможно, а потому Денис готовил снаряжение для ополченцев. Склады бункера были богаты, а потому с вооружением проблем абсолютно не было. Через пальцы Белова за три дня прошла далеко не одна тысяча патронов, которыми он сноровисто набивал магазины и пулемётные ленты. Ребра болели слабо, а потому в голове кружились десятки отговорок, которые должны были его выпустить в Город, но после недолгого раздумья, множество из них отметались.

– Денис! – по коридору к складу быстрым шагом шёл лысый и крупный мужчина.

– А, это ты! – Белов поднял руку в приветственном жесте, после чего положил ещё один наполненный магазин в деревянный ящик, – Решил к нам присоединиться.

Мужчина кивнул, блеснув лысиной и неловко поправил ремень автомата на плече, – А что ещё делать, если тебя чуть не сожрали?!

– В смысле?

– В прямом. История долгая, а у тебя особо времени нет. – отмахнулся мужик.

– Времени у меня хоть отбавляй, – Денис развёл руками, указывая на несколько цинков на столе, содержащих множество блестящих патронов, – так что садись. Будешь помогать и рассказывать. – после этого он подставил ещё один стул и толкнул в сторону мужчины несколько пачек с патронами, – Начинай.

Мужчина сел за стол и быстро распаковал одну из пачек, начиная набивать магазин, – Может мне хоть представиться? А то я-то твоё имя знаю, а вот ты моё – нет.

– А точно! Давай. – Денис хлопнул себя по лбу за такую оплошность и протянул ладонь – Денис. Хоть ты меня и знаешь.

– Фёдор. – мужчина крепко сжал ладонь, – Что-же? Отстранили тебя от боёв?

– Ага, а то гвардейцы оставили подарок в виде треснутых рёбер. Благо, броник крепкий был и удалось отделаться еще не так плохо.

– Я слышал, что ты броневик их подорвал. Не врут? – Фёдор положил наполненный магазин на стол.

– Не врут. – кивнул Белов, забивая последний патрон и тоже откладывая пластиковый магазин, – Кстати, ты так и не рассказал, что произошло с людьми.

– Кого-то, кто крепче, отправляли на фактории, кого-то на кровь, а кого-то в желудок. Вот так всё просто. – второй удар о стол.

– В желудок?! В смысле?! – Белов удивлённо поднял брови, продолжая механическим набивать магазин.

– Да. Всё до смешного просто. Я более, чем уверен, что верхушка Церкви практикуют каннибализм.

– Серьезно? С чего такое взял? – Денис нахмурил брови, смотря на внезапного гостя, – Доказательства то у тебя есть?

– Есть. – кивнул Фёдор, – Вот только есть ещё и проблема. – почесал он затылок, рассеяно улыбаясь.

– Сами доказательства наверху? Я прав? Чего же тогда не сходишь?

– Они на землях гвардейцев.

– Ага, ну значит мы туда сходим. – Денис встал, накидывая на плечи куртку, а поверх неё разгрузку с наполненными магазинами. Ребра побаливали, но всё же он потянулся и за автоматом, где у него на ствол была навинчена чёрная трубка глушителя.

– А как? Тебе же Рыжий строго настрого приказал лежать в лазарете и никуда за пределы бункера не выпускать.

– Сегодня на охране Комми стоит. Если он меня выпустит в туннели, то выбраться мы сможем, а уж в туннелях я буду свободен. Там столько выходов, что хоть половину полка можно единовременно спустить вниз. – с этими словами Денис встал, смотря на стол, где лежало восемь полных магазинов: три Дениса и пять Фёдора, – Я отойду. – обратился Белов к ещё одному ополченцу, стоявшему у патронных ящиков и что-то усиленно считающего. Тот кивнул и Денис мерным шагом пошёл в сторону выхода.

У гермодверей, скучая и покачивая стволом автомата сидел на стуле Комми. Сидеть в качестве дежурного ему явно не нравилось, и он бы с большим счастьем нёс свою службу где-то на укреплениях Города, а не тут, в осточертевших туннелях.

– Комми, дорогой! – появился в коридоре Белов, в приветственном жесте раздвигая руки в стороны, – Как твои дела?

Парень поднял голову и быстро приосанился, поднимая стоящий между коленями автомат, – Денис, ты почему не на складе?! Ты же прекрасно знаешь, что ты должен быть либо там, либо в палате.

– Да, я это знаю, но и ты знаешь, что сидеть на месте мне не особо то охота. Так что, предлагаю тебе выгодную сделку. Ты выпустишь меня из бункера, а я, в свою очередь, сделаю всё возможное для победы нашего движения. Как тебе?

– Денис, мне Рыжий голову отвинтит, а Медведь потом вместо мяча будет использовать. Свою жизнь не бережёшь, так хоть мою оставь в покое! – возмутился сторож, хоть и без особого энтузиазма.

– Да мы быстро! Часа за четыре управимся. Не хвататься меня еще за это время. – хлопнул Денис Комми по плечу, добродушно улыбаясь ему в глаза.

– Ладно, только туда и обратно! – махнул рукой Комми, выпуская пару из бункера.

– Двинули! – махнул рукой Белов, зазывая своего неожиданного напарника за собой в глубину серых, промозглых туннелях.

Через пол часа ползания по мокрому и грязному бетону подземелий, «свободные» наконец выбрались наверх, под громовые раскаты и барабанами бьющие капли дождя. Сильный ливень скрадывал звуки, и Белов даже не слышал, как из-под канализационного люка выбрался Фёдор, гремящий снаряжением. Падающие капли сильно снижали обзор и Белову пришлось натянуть на голову Капюшон, чтобы не промокнуть окончательно.

– Федя, в каком районе дом? – подойдя близко к напарнику, шепнул он ему на ухо.

– Седьмой район. Он сейчас прямо на линии соприкосновения.

Белов кивнул, скрываясь под козырьком одного из подъездов. Казалось бы, Город небольшой и добраться до нужного дома не составляло труда, но именно из-за малой площади концентрация огневых точек была значительной, а после восьми вечера, наступало время правила «Сначала стреляй, а потом разбирайся в кого» и получить пулю в спину, было гораздо легче, чем аналогичный свинцовый предмет от стрелков гвардейцев.

– Ладно, пошли! – махнул рукой Денис, наступая в лужу своим тяжёлым берцем.

Пара двигались вдоль стены одного из домов, осматривая окна и не опуская оружия. Видно было плохо и Белов всё сильнее жалел о том, что не нацепил на автомат прицел ночного видения, что дал бы приличное преимущество. До границы конфликта получилось добраться довольно быстро, лишь единожды столкнувшись с патрулём «свободных». Но, уже потом, начались проблемы.

– Патруль! – хлопнул Дениса по плечу Фёдор, стволом автомата указывая вперёд. Белов медленно встал на колено, через прицел автомата смотря на тёмные силуэты, скрытые стеной дождя. Палец медленно нажимал на спуск, но тут позади них разорвался раскат грома, ярким светом осветивший лазутчиков.

Открылся огонь и в удивлении Дениса он услышал трескот очереди позади себя. Фёдор выстрелил, но весь рой пуль ушёл выше голов гвардейцев. Ответная стрельба была открыта тут же и пули взвизгнули у ног Белова, заставляя его с болью перекатиться за укрытие стены.

– Чёртова погода! – выругался Денис рывком вставая на ноги и устремляясь за бегущим Фёдором, – Где там твоя хата?!

– Близко! – ответил тот, не замедляя своего резвого бега.

Денис на ходу развернулся, на ходу отправляя длинную очередь в проём, в который он только что забежал и в котором уже виднелись фигуры вооружённых гвардейцев. Попасть в кого-либо он и не надеялся, желая лишь отпугнуть «серых». Пули простучали по стенам домов и асфальту, заставили ретироваться прислужников Верховного Капитана. Со стороны Фёдора тоже появился отряд, открывший ураганный отряд по паре диверсантов. Денис прыгнул в один из подъездов, вытаскивая из подсумка зелёный, ребристый овал «лимонки» и рывком выбрасывая её из подъезда. Фёдор забежал внутрь и успел захлопнуть за собой дверь, как на улице ухнула граната. Фёдор сразу рванул наверх, а Денис дал длинную очередь через окно на площадке, отпугивая наступающих гвардейцев.

– Ты куда?! – перезаряжая автомат, крикнул Фёдор, бряцающий ключами.

Белов недовольно рыкнул, отправляя вторую гранату во двор. Рвануло во второй раз и дверь сверху открылась, выпустив весь магазин во двор, Денис побежал наверх, скрываясь в темноте подъезда. Он вбежал в широкую прихожую, перепрыгнув через порог и тут же его сознание погасло.

Глава 10

Денис не знал сколько прошло времени и где он находился, но боль в затёкших конечностях он чувствовал отлично. Благо, глаза и высохший, жаждущий воды рот были свободны и ему удалось оглядеться, как только он смог прийти в себя. Мятежник сидел на каком-то стуле, жгутами привязанный к нему. Комната казалась жилой и сбоку от Белова, на табурете сидел какой-то мужчина в пятнистой, серо-чёрной униформе. Лицо его, вплоть до глаз было закрыто чёрной повязкой на котором белыми нитями был вышел силуэт башни, который был неофициальным символом всех бойцов «Серой Гвардии». В его крепких, шершавых и мозолистых руках отточенной сталью блестел клинок какого-то ножа, который он вертел, то и дело подбрасывая его вверх. На бедре его висела пластиковая кобура с необычным пистолетом.

– О, очнулся! – заметил мужчина шипящим, будто змеиным голосом, быстрым броском отправляя нож в полёт. Блестящим лезвием он воткнулся прямиком между ног Дениса в деревянный стул. После того, ухмыльнувшись за маской, поднялся и вышел куда-то из комнаты.

Вернулся он не один, а в паре с немолодым человеком в серой рубашке, – Ну, здравствуй, Денис! – мужчина поправил ремни подмышечной кобуры и подставив табурет, сел напротив Белова. Боец же, с лицом, скрытым маской, встал у стены, опиравшись на неё плечом и положив ладонь на рукоять пистолета, торчащую из кобуры.

– Пить… – прошептал Денис еле ворочая языком в пересушенном рту. Мужчина отцепил с пояса флягу и отвинтив пластиковую крышку, поднёс горлышко к губам Белова. Он жадно начал пить прохладную, чистую воду, но напиться вдоволь ему не дали, ведь смутно знакомый мужчина оторвал флягу от его губ, – Я тебя помню… Ты, тот офицер, что допрашивал меня после взрыва на фабрике!

– Да. Ты прав. – мужчина кивнул, и улыбка с его шрамированного лица исчезла, заменившись на серьёзность, – Ты меня удивляешь, Денис. Я абсолютно серьёзен. За всё то время, пока мы не общались, ты очень изменился. Из зашуганного паренька ты стал воином. Ты бился за бункер, делал вылазки, штурмовал Церковь и даже смог подорвать наш БТР. Тут, я могу отдать тебе должное, но делать этого не буду, ведь остался таким же глупым пареньком. Попался на какую-то замануху. – мужчина покачал головой и встал с табурета, – И всё же, стоит заметить, что ваши предводители сработали быстро. Стоило лишь Капитану немного потерять обладание ситуацией, как они настроили народ за себя. Молодцы. А знаешь зачем ты нам нужен?

– Ни малейшего понятия. – ответил Денис, чувствуя боль в виске и думая о том, как бы выйти из ситуации.

– Скоро узнаешь. – с этими словами офицер накинул на его голову чёрный мешок, полностью лишивший его зрения. Ноги освободили от оков жгута. Белов двинул ими, возвращая нормальное кровоснабжение. Его толкнули в спину и Денис встал, ощущая лёгкое головокружение. Его куда-то повели, и он сразу вспомнил свой первый раз, когда он попал в туннели и в роли проводника тогда выступал Вадим, что ещё не был боевым товарищем. Шли они долго, постоянно меняя высоту и в один момент Белов почувствовал знакомый холод, а чрез плотную ткань мешка проступали яркие лучи фонарей. Всё это время Денис думал о том, как сбежать, но боль и не прекращающееся головокружение не давало ему это сделать, а потому пришлось лишь следовать за группой гвардейцев. В один момент он услышал множественные щелчки затворов и внутренне напрягся, готовясь действовать.

– Какого чёрта вы тут делаете?! – раздался громкий крик, который многократно отразился от круглых стен подземных туннелей.

– У меня для вас есть подарочек. – в этот момент с Дениса сдёрнули мешок, обнажая голову.

Белов открыл глаза и прищурился от яркого света прожекторов, установленных на туннельных баррикадах. В их сторону было направленно множество стволов, но группа гвардейцев была спокойно, как будто они контролировали ситуацию от начала и до конца.

– Денис, мать твою! – с баррикад рыкнул Вадим, направляя ствол автомата в сторону офицера, который и не дёрнулся, – Отпусти его!

– Я же сказал, что у меня есть подарочек, а вместе с ним и предложение. Думаю, что вас это заинтересует. – офицер оправил чёрные волосы на голове и продолжил, – Позови Медведя или ещё кого из тех, кто вами командует.

Вадим что-то шепнул рядом стоящему бойцу, который быстро убежал с двухэтажной баррикады, а сзади отряда гвардейцев оказались силы «свободных», что быстро окружили «серых», которые и не почесались, зная о том, что на них смотрит с пол сотни стволов различного калибра.

– Говори, гвардеец! – на баррикаде появилась громадина Медведя.

В этот момент Денису распутали жгуты на запястьях, и он оглянулся, растирая затёкшие руки. Отряд «серых» состоял из шести бойцов, одетых в пятнистую униформу. Помимо офицера и бойца с лицом, наполовину закрытым маской, было ещё трое бойцов и Фёдор, при виде которого у Дениса внутри разжигалась ярость, но действовать не решался, ведь любой из гвардейцев мог застрелить его в считаные секунды.

– Я, командир первого отряда янычар, Михаил Степанов, заявляю о том, что отряд в полном составе желает вступить в состав движения «свободных»! – по-военному чётко отчеканил офицер, наблюдающий за действиями стоящих на баррикадах бойцов.

От такого заявления Денис потерял дар речи и тоже посмотрел на баррикады, где многие тоже были в крайней степени удивлены. Многие из ополченцев даже опустили оружие, не понимая, что же им делать. Медведь с минуту раздумывал, а затем приказал, – Разоружите их и в бункер!

Белов схожу принялся исполнять приказ. Пистолет из кобуры офицера тут-же перекочевал в руки Дениса, который направил его в голову. Затем он снял автомат с его плеча и полностью, проверяя на наличие ещё какого-либо оружия. Отличный нож вместе с ножнами он запихнул к себе за пояс и толчком направил гвардейца к баррикадам.

Тот послушно пошёл и вскоре оказался за толстыми стенами бункера в небольшой комнате, которую мятежники превратили в допросную.

– Что за хрень ты вытворяешь, гвардеец? – спокойным голосом спросил Медведь, глядя на жетон и вооружение офицера, разложенное на столе перед ним.

– Медведь, я тебе объясняю, что не принадлежу к Серой Гвардии. Эти парни на Факториях растут, а мы нет, но сказать где мы выросли я не могу. – ответил офицер, двигая привязанными к стальному стулу руками. Денис смотрел на него и что-то не складывалось в его голове. Голос этого гвардейца он слышал далеко не в третий раз, а потому приходилось напрягать память, вытаскивая из её глубин фрагменты. Казалось, что это всего лишь смутные воспоминания, никаким образом не связанные друг с другом, но неожиданно, с щелчком пазл сложился и Денис неожиданно подметил, – А ведь это ты с своим отрядом практически отдал нам карту бункера?

Офицер улыбнулся, уважительно покивав головой, – А ты молодец, Денис. Всё же не настолько глуп. Да, вы были настолько "незаметны", что оставить вам этот кусок жёлтой бумаги было не так уж и сложно.

– А почему вы не выбили нас, как только мы заняли бункер?

– В Гвардии не так уж и много реально боевых частей. Моя отряд и ещё несколько таких же. Думаешь, почему гвардия не перешла в наступление против вас после того, как вы взяли Церковь? Вы взяли взорвали чёртов БТР! Честно говоря, мы не ожидали, что у вас будет тяжёлое оружие, но вы нас удивили. За последнюю сотню лет ваше выступление – самое крупное.

– В смысле?! – Денис перевёл взгляд на Медведя, который посмурнел и тяжело вдохнул.

– Двадцать два года назад уже было восстание. Тогда тоже разразился голод, намного более жестокий, чем сейчас. На улицах процветал бандитизм и каннибализм. Я сам тогда был в рядах протестующих и думал, что получится заставить Верховного Капитана вскрыть склады резервного обеспечения, но он переиграл нас. Гвардия тогда решила действовать жёстко и подавила протест оружием, а главных участников и заговорщиков выгнали за Стену. – рассказал Медведь, не сводя взгляда с пленного офицера.

– Это правда. – кивнул Михаил, – Я сам тогда был лишь рядовым и прекрасно помню, как пять тысяч жителей Города просто выгнали за Стену, чтобы голодных ртов было меньше. Вот тогда я и решил, что не хочу служить Верховному Капитану.

– И всё равно служил! – хмыкнул Вадим, почёсывая правую щёку, на которой рана заросла в длинный и грубый шрам.

– А думаешь почему ты жив? Почему у Дениса лишь повреждены рёбра, а не пробита голова. Почему вы были живы после встречи с нашим отрядом в туннелях метро? Всё это время мы саботировали активные действия всей Гвардии. И у вас осталось не так много времени до того, как они начнут наступление опять.

– В смысле? – не понял Белов.

– В прямом. Вскоре в Город вернётся колонна бронетехники в составе шести бронетранспортёров и одного танка. В таком случае, парк бронетехники Города увеличится практически до двух десятков и тогда ваше преимущество в тяжёлом вооружении нивелируется. На противодействие этому у вас остался день. Следующей ночью вернётся «броня». Мой отряд может помочь вам, но решение за вами.

Медведь, Денис и Вадим вышли из комнаты, встретив там Сергея Анатольевича, здоровье которого в последнее время сильно подкосилось из-за давних болезней и травм. Тем не менее, он всё ещё старался хоть как-то руководить движением, хоть в последнее время Медведь и перехватил практически всю власть над «Свободными».

– Что там говорит гвардеец? – тихим голосом спросил Сергей Анатольевич, откашливаясь.

– Вещает нам о том, что помогал нам и хочет присоединиться к движению. Ещё он выдал нам информацию о том, что вскоре в город вернуться бронированные коробки гвардейцев. Чёрт его знает, правда это или нет. – ответил Вадим, чиркая зажигалкой и подпаливая кончик сигареты.

– Согласен. Звучит странно. – Медведь, всё ещё хмурый кивнул, пятернёй расчёсывая густую бороду.

– Я думаю, что он прав. – неожиданно выдал Денис, вращающий рукой, которая после ранения слушалась немного хуже, – Очень уж складно тот говорит. Если он говорит правду, то нас ждёт очень кровопролитный бой. Да и факты его вроде нормально сходятся. Я слышал его голос, когда исследовал комнату Андрея. Потом я был у него на допросе, затем мы слышали его в туннелях, что должен помнить и Вадим, – Денис посмотрел на Рыжего, который кивнул в подтверждение его слов, – И в бою за Церковь мы выжили, отделавшись парой рёбер и целой щекой, да и в плену я вроде не помер. Если так посчитать, то от его рук я мог погибнуть пять раз, но вроде всё ещё живой и даже на ногах могу стоять.

Руководители движения задумались, прикидывая возможные варианты развития событий. Всё-таки, если верить офицеру, то «свободные» могут окончательно перевесить чашу весов в свою сторону, если им удастся вывести хотя бы часть техники гвардейцев. Через несколько минут молчания, Медведь всё-таки постановил, – Ладно, поверим ему. В любом случае, мы сможем их пристрелить в любой момент. – он обернулся к Денису, – Как я понимаю, ты собираешься участвовать?

– Ну а куда я денусь? – хмыкнул Белов.

Глава 11

Операция была назначена на ночь. Отряд из десяти опытных бойцов «свободных», тихо шёл по ночным улицам города, готовясь к очень дерзкой диверсии. Помимо автоматов и гранат, на своих плечах они несли тяжёлые трубы гранатомётов. Восточные ворота, в которые и должна была въехать бронетехника, была на территории гвардейцев и все удобные позиции заняты «серыми», а потому диверсантам придётся ещё и с боем прорваться на их позиции.

Дул холодный ветер, вороша мусор, лежащий ну улицах Города, создавая небольшие ураганчики. Где-то вдали виднелся свет прожекторов и огни костров, а Денис всё стискивал цевьё автомата, не спуская ствола с спины идущего впереди офицера. Он был полностью разоружён, но даже будучи безоружным держался уверено, будто животное стелясь у стены. Даже в мёртвой, ночной стене его шаги были еле слышны, однако, не смотря на подозрения, офицер подвёл «свободных» прямиком к нужным позициям, минуя особо опасные участки города.

– Ты хоть что-то мне дай. Хоть нож что ли! – обернулся к Денису офицер, протягивая к нему ладонь. Белов обернулся к ещё одному «свободному», что был с ними в группе и тот кивнул. Денис вытащил из-за пояса самодельный нож и рукоятью вперёд кинул его офицеру янычар. Тот подкинул его в ладони и примерился к весу, после чего кивнул, – Сойдёт. И это, зови меня просто Офицером.

Троица медленно вошла в тёмный подъезд. Шум ветра сразу затих и в конце коридора показалась фигура, что в своей тёмной униформе была практически невидна у серой, бетонной стены, выделяясь лишь огоньком сигареты у рта Белов поднял автомат к плечу и направил прицел прямиком в голову гвардейца, но Офицер тронул его за плечо и поднёс указательный палец к рту и поднялся во весь рот. Денис практически нажал на спуск, но остановился, направив ствол в спину Офицера. Сам же, бывший янычар пошёл в сторону бойца, спрятав нож в рукаве своей куртки.

– Здравия желаю, товарищ майор! – гвардеец, выплюнув сигарету, вытянулся по струнке.

– Здравствуй, солдат. Почему курим на посту?! Вы разве не знаете, что везде эти чёртовы мятежники?! – разразился Офицер, опасно приближаясь к гвардейцу, – Где ваш пост?!

– Т-т-там… товарищ майор! – гвардеец ткнул пальцем в сторону входа, в который только что пробралась тройка диверсантов.

– Какой сектор вы должны просматривать?!

Гвардеец подошёл к двери и посмотрел на длинную улицу перед собой, где практически не было хоть немного целых зданий. Офицер тенью оказался позади гвардейца, одним движением вонзая нож в горло стоящему гвардейцу и сразу же отгибая его голову назад, чтобы не залило кровью. Гвардеец задёргался, пытаясь убрать руки Офицера от своей шеи, но вскоре ослаб и тело его мягко опустилось на землю.

– Теперь доверяешь? – Офицер обернулся к «свободным».

– Чёрт с тобой. – махнул рукой Денис, вытаскивая из кобуры пистолет с невенчанным на него глушителем и держа за ствол, передал его янычару, – Но только дай повод.

Офицер деловито взял оружие, отщёлкнул пистолет, проверяя патроны в узком магазине и удовлетворительно кивнул, засовывая чудо древней оружейной мысли за пояс, – Сойдёт. Не волнуйся, Денис.

Троица шла наверх медленно, стараясь продвигаться словно мыши и не вступать в хоть малейшее столкновение, но как бы Офицер не знал маршрутов и позиций гвардейцев, обойти всех не удалось. Идя по лестничному пролёту, они услышали, как сверху зашуршали шаги, и Белов вскинул автомат. Тёмная фигура пятном закрыла дыру в стене и Денис нажал на спусковой крючок и автомат коротко плюнул, мгновенно лишая гвардейца жизни. Его тело с грохотом перелетело через край дыры.

– М-м-мать! – рыкнул Денис, устремляясь вверх и надеясь, что никто не услышал падения гвардейца. Они взбежали на площадку, ураганным огнём сметая стоящих там гвардейцев. Троица оказалась на нужной позиции и сняли с плеч трубы гранатомётов, – Во сколько они прибудут?

– В четыре часа. – ответил офицер, смотря на площадь перед воротами через линзы трофейного бинокля.

– Скоро… – Белов поднёс запястье правой руки к глазам и посмотрел на дёргающиеся стрелки наручных часов. Остальные отряды также уже должны были быть на своих позициях.

И Денис не ошибся. Стальные ворота города стали медленно, со скрипом открываться, впуская в свои недра стальные коробки броневиков. Они стали по одному въезжать в город, создавая тучи пыли своими гусеницами. Стрелки медленно двигались по циферблату, а сидящий рядом «свободный» снаряжал в трубу гранатомёта конусообразную гранату. Стрелка щёлкнула на пяти минутах пятого, и Белов взвалил на плечо трубу гранатомёта. В свете ярких прожекторов столпившееся на площади бронемашины были отлично видны, а потому множество дымных следов расчертили небо над площадью перед воротами. Десяток ярких взрывов сотряс землю, уничтожая стоящую там технику.

– Есть! – воскликнул Денис. Техника внизу дымилась и густо чадила, пока мятежники снаряжали следующие выстрелы. Ещё одна ракета ринулась в сторону гвардейской техники, – Валим! – трубы вновь оказались на плечах бойцов, и они было хотели спускаться вниз, как в сторону противоположного дома устремился рой трассеров. Это был именно тот дом, в котором и должен был расположиться отряд Рыжего, – Чёрт! Вадим!

– Пошли! – Дениса дёрнул за рукав второй диверсант, утягивая его на площадку, где уже стоял Офицер, вооружённый автоматом, – Они выберутся, а если мы не свалим, то будем похоронены под бетоном!

Белов, рыкнув, побежал. Ноги быстро перебирали бетонные ступени, унося тело вниз, пока Белов надеялся, что Рыжий и другие диверсанты останутся в живых, но ничего, кроме как бежать ещё быстрее, сделать ничего он не мог. Бежала троица так, что сверкание их пяток должно было быть видно прямиком на самом верху Башни. Они быстро, сломя голову и выплёвывая лёгкие смогли пробежать по улицам к своим укреплённым районам и только там им удалось отдышаться под прикрытием тяжёлых пулемётов.

– Смогли? – спросил один из ополченцев, стоящий за пулемётом, когда к нему поднялся уставший Денис, не выпускающий из рук бинокль.

– Да. Пять единиц точно пожгли, но может и больше. – треснутые рёбра давали о себе знать, и Белов прислонился к стене, стараясь дышать как можно ровнее. Здесь, под защитой союзников, Белов чувствовал себя намного спокойнее, но прекрасно понимал, что отдохнуть долго не получится, ведь развязка всей этой, городской войны близка.

– Кто-то идёт! – ополченец приложился к пулемёту, а Денис рывком отлип от стены, прикладывая к глазам бинокль.

В линзах показалось двое человек. Это был тот самый лысый янычар с маской на лице, тащащий на своих плечах безжизненное тело с рыжей, запылённой шевелюрой.

– Прикрывай! – крикнул Денис ополченцу и одним движением скинул с себя разгрузку, тут же бросив автомат и рванул в сторону пары. Белов видел, как теряет силы янычар, а потому припустил ещё сильнее, не жалея ног. Спустя несколько секунд он уже был около троицы и быстро перекинул тело Вадима на свои плечи, видя в боку лысого янычара быстро расплывающееся кровавое пятно. Они вместе рванули к посту, где уже расцветал огненный цветок палящего пулемёта. Рёбра нещадно болели, но Белов крепче сжал зубы и смог добежать до поста, который не переставал стрелять, прикрывая диверсантов. Янычар внезапно осел у одной из стен, прижимая ладонь к ране и вытаскивая из подсумка бинт.

– Ты в норме?!

Вместо ответа янычар лишь кивнул и рукой махнув в сторону бункера, принявшись перебинтовывать торс. Денис, тяжело выдохнув, вновь побежал, слыша разгорающийся позади. В сторону границы столкновения, бежали «свободные», а Белов взмыленный бежал к бункеру.

– Что случилось? – в бункере Дениса встретил Комми, явно не спавший пару последний суток.

– Помоги! – Белов вместе с Комми переложили бессознательного Вадима на стальные носилки и лишь тогда Денис заметил, что вместо левой ладони у Рыжего лишь безобразная, окровавленная культя. Не останавливаясь, они ввезли его в операционную и Денис устало сполз по стене, вытирая лоб тыльной стороной перчатки.

– Тебе бы отдохнуть. – заметил Комми, отпивая из фляги и передавая её Белову. Сам же он, не смотря на усталость, выглядел довольно свежим и казалось, предложи ему сходить в рейд, так он с радость бы согласился и тут же отправился в бой, не моргнув и глазом.

– На том свете отдохнём.

Глава 12

На следующий день Вадим не вышел из комы, но медикам удалось сохранить его жизнь и даже хоть как-то оставить его руку, проведя удачную операцию. Пришлось и перелить ему кровь, благо несколько «свободных» вызвались донорами. Следующим утром, на своих ногах вернулся и янычар, чему был несказанно рад Офицер, назвавший его Тихим. Однако, двумя ранениями не обошлось. Из пятнадцати диверсантов вернулись лишь семеро, да и половина отряда янычар тоже не вернулась, но задача была выполнена и семь бронетранспортёров было сожжено. Город к концу недели был больше похож на пустырь, разрушенный годами войны, хоть и прошло не так много времени.

Отряды «свободных», словно вода, расплывались по всем улицам, один за одним забирая под свою защиту каждый из районов. Стены домов были испещрены осколками и пулями, до конца добивая полуразрушенный город. Лишь единственная Башня возвышалась по центру Города.

Денис сидел на крыше одного из домов, держа в руках винтовку за пластиковое цевьё. В линзе прицела он видел укреплённые позиции «серых», что превратили дома в бетонные ДОТы, которые они и должны были штурмовать «свободные».

– Сколько времени осталось? – Белов повернул голову в бок, где стоял Комми, смотрящий чрез бинокль на улицы Города.

– Сейчас, – Комми отодвинул рукав своей серой камуфляжной куртки и посмотрел на механические часы на своём запястье, – Два часа ещё.

– Долго, однако. – выдохнул Белов, убирая винтовку со стола и уходя с позиции. Крыша, на которой они сидели, была довольно добротной, без дыр, а потому Комми смог разжечь там керосиновую горелку, на которой стояло большая консерва из бункерных запасов.

– Мы сто лет не выходили за Стену, так что подождать несколько часов – пустяк. – хмыкнул Комми, убирая с огня консерву. С стуком парень воткнул нож в горячую жесть и умело вскрыл её, вываливая половину в крышку пустого котелка и отдавая ополовиненную банку товарищу и жадно принимаясь поедать горячую кашу.

– Выйдем, если выживем. – грустно улыбнулся Вадим, который развернул тряпицу, в которой и была ложка. Тёплая сталь ложки удобно легла в ладонь, и Белов проглотил первую порцию каши. Не смотря на сто лет забвения в темноте бункерного склада, еда была удобоварима и на голодный желудок поедалась в радость.

– Мы то точно увидим мир за Стеной. Мы должны. Мы просто обязаны… – Комми ткнул кулаком Дениса в плечо и поставил котелок с чистой на всё ещё горящий огонь.

– Ты прав. – Денис проглотил ещё одну ложку и еды и вытащил из кармана в много раз сложенный лист. На жёлтом листе была распечатана баллистическая таблица для его винтовки и он, поглощая кашу решил освежить память.

Комми, держа в одной руке банку, а в другой прислонённый к глазам бинокль, выглянул в расщелину крыши и тут-же сказал, – Они что-то там шарахаются.

– В смысле?

– Бегают между позициями. Что-то носят там.

– Приём! Приём! – тихо раздался в рациях шипящий из-за помех голос Медведя, – Как там обстановка?

– «Серые» туда-сюда ходят. Видимо ещё сильнее укрепляются. Приём! – Денис нажал на гашетку рации, отвечая командиру.

– Принял! Готовьтесь, операция начнётся раньше на пятнадцать минут! Приём!

– Принял! Конец связи.

Денис вернул рация обратно в подсумок и вновь сел за стол, водружая на него винтовку. Сев на раскладной стул, Денис уткнул приклад к плечу и принялся ждать, осматривая позиции Гвардии.

Внезапно, землю сотрясло множеством взрывов и Денис понял, что наступление началось. Пулемёты гвардейцев застучали и прицел совместился с головой одного из «серых». Белов плавно нажал на спуск, и голова гвардейца взорвалась кровавыми ошмётками. Дёрнув затвор, Денис выкинул старый патрон и вставил новый патрон. Выстрел, ещё один выстрел. Несколько «серых» бойцов уже лежали мёртвыми, а Белов вставил новый магазин, но совершать выстрел он не успел. Со свистом в их чердак влетела граната, подорвавшись чуть выше окна. В ушах Дениса звенело и а глазах поплыло, но с усилием ему всё же удалось встать. У окна лежал Комми и Денис, шатаясь, подошёл к нему. Прижав палец к его тонкой шее, он почувствовал слабый пульс. Кряхтя, Белов смог взвалить его на плечи и медленно понёс его к лестнице с чердака. На руках он вывесил Комми и отпустил, надеясь, что тот не переломает себе все конечности. Сам Денис прыгнул вниз за ним, сопровождаемый щелчками гранатных осколков по каске.

– Белов, Комми, вы там живые?! Приём! – раздался обеспокоенный голос по рации.

– Жив. Вроде жив. Нам в чердак два ВОГа закинули. Комми в безсознанке. Приём! – сняв помятую каску, Белов поднимает лежащий рядом автомат, одновременно с ним отвечая по рации.

– Не ранены? Приём!

– Нет. Вроде нет. Приём!

– Присоединяйся к наступлению. Конец связи!

Денис ещё раз ощупал шею Комми и обнаружив пульс, хлопнул того по плечу и сбросив лишние подсумки, побежал вниз. Сознание медленно восстановилось и зрение пришло в норму. Выбежав на улицу, Денис чуть ли не получил пулю в живот от пробегающего мимо ополченца.

– Свои, мать твою! – крикнул Белов и подбежал к ополченцу, заметив на его рукаве повязку с красным крестом, – Там, на последнем этаже, – он указал на дом, из которого сам только что выбежал, – раненный. Без сознания.

– Понял. – кивнул Денису медик и побежал к раненному «свободному».

Белов побежал к линии соприкосновения, где разрывались гранаты и свистели пули, но добежать до позиции ему не удалось. Огонь одного из ДОТов прижал его к бетонному блоку, что перегораживал дорогу. Денис упал под блок, от чего грудь взорвалась болью. Автомат упал рядом, и Белов подтянул его за ремень и с сожалением обнаружил, что прицел на нём разбит.

– Твою-то мать! – Денис ударил кулаком по блоку и судорожно, трясущимися пальцами вытащил овальную гранату для прикреплённого к автомату гранатомёта. До пулемёта было метров сто, а блок становился всё тоньше, от множество пулевых попаданий. Отщёлкнув прицел, Белов на мгновение высунулся из-за блока и резким нажатием отправляет гранату прямиком в сторону пулемётной точки. Граната рванула, рассыпавшись осколками и Денис рванул в сторону, нажимая на спусковой крючок, от чего автомат единым порывом выплюнул все пули в стороны затихшего ДОТа.

– Денис, сюда! – он услышал знакомый голос и рванул в подворотню, откуда и звучал голос. В подворотне был отряд мятежников во главе с Офицером, – Ты погасил точку?

– А хрен его знает. – махнул рукой Белов, опираясь ладонями о колени и пытаясь отдышаться, – Мне осколком в каску прилетело, так что прицел сбит.

– Придётся восстановить. – улыбнулся офицер, убирая автомат за спину.

– В смысле?! – Денис наконец распрямился и достав из-за пояса нож, быстро отвинтил прицел, со злостью выбросил его в сторону.

– Я выбегу, а ты должен добить пулемётчика, вот и всего. – Офицер встал у угла здания, а Денис зарядил ещё одну гранату в подствольник, – Начали!

Офицер побежал с низкого старта. Пулемёт быстро застучал, выбивая пылевые фонтанчики из-под ног бегущего мужчины. Денис высунулся из-за угла и за секунду прицелившись, послал ещё одну гранату в ДОТ. Граната влетела прямиком в щель бетонного укрепления. Она взорвалась там и пулемёт заглох.

– Побежали! – Денис махнул рукой, зазывая за собой и на ходу заряжая новую гранату. Отряд кинулся за Беловым, перебегая простреливаемую улицу. Белов ворвался в дом с пулемётом, ударом ноги выбивая дверь. Вскинув автомат, он взбежал на второй этаж и лёгким броском отправляя ребристую «лимонку» прямиком в дверной проём, пользуясь правилом «сначала граната, а потом сам». Внутри он обнаружил лишь два трупа, до нельзя нашпигованные осколками. Руку пулемётчика оторвало по локоть, а сам он навалился на станину своего орудия, не подавая признаков жизни.

Под непрекращающиеся выстрелы отряд под руководством Офицера подошёл к площади. К удивлению Дениса, на площади перед ней, кучками стояли на коленях бывшие гвардейцы. Тут и там, ходили «свободные», держащие пленённых гвардейцев под прицелами автоматов.

– Чего тут происходит?! – Белов вошёл на площадь и поражённо посмотрел серые массы, стоящие на коленях.

– Гвардия сдалась! – победно воздел кулак вверх Медведь, широко при том улыбаясь.

– В смысле? – Белов подошёл к командиру с непониманием смотря на пленённых к его вопросу присоединился и Офицер, который быстро прошёлся у рядов пленных и молча смотрел на Медведя.

– В прямом. Где-то «серые» ещё сопротивляются, но по большей части они тут. Мы успели их пересчитать. Тут 216 гвардейцев. Так что, осталась последняя проблема…

– Янычары. Я прав? – усмехнулся Офицер и получил в ответ кивок, – Узнаю своих ребят. Известно где засели?

– В Башне. Практически весь остальной Город уже под нами, так что сидеть им больше негде.

– А вот это уже хреново. – покачал головой Офицер и недовольно выдохнул, – Выкурить их будет сложно. Эти парни за Верховной горой встанут. – бывший янычар почесал подбородок, – Они вход в Башню закрыли?

– А ты тогда чего от Верховного отвернулся?

– У меня на то были свои причины. Баннер есть какой-то?

– Найдём. – басовито ответил Медведь, почёсывая бородатую щёку.

Длинный кусок ткани нашли довольно быстро, да и ведро зелёной краски долго искать не пришлось. Офицер старательно вывел три цифры на тканом полотне, одна из которых была за зелёной точкой. После этого двое ополченцев растянули плакат в сторону, цифрами устремлённые к Башне. Вскоре рация Офицера зашипела.

– С кем говорю? Что надо? Приём! – раздалось в рации Офицера.

– Говорит командир первого отряда янычар Михаил Степанов . Парни, сдавайтесь. Верховный уже никак вас не защитит, а так вы сохраните свои жизни. Приём!

– Это ты, отросток свиньи! Я думаю, у кого могло хватить мозгов на диверсию, а это ты догадался! – в рации раздался злорадный смех, от которого Офицер посмурнел, – Хрен вы пройдёте наверх! Хоть вас там сотня, хоть тысяча – всех покрошу, уродов! – на этом связь оборвалась, и Офицер положил рацию в карман.

– Чертов Псих! Он всё-таки умудрился выжить.

– Ты о чём? – спросил Денис, смотря на Башню.

– Тот, с кем мы сейчас говорили – это командир второго отряда янычар Антон Краснов по прозвищу Псих. И, надо сказать, прозвище у него подходящее. Именно его отправили во главе карательной экспедиции на Жёлтую Факторию. Не удивлюсь, если трупов там сейчас больше, чем тюков с пшеницей.

– Он опасен? – спросил Медведь, скрестивший свои мощные руки на груди.

– Очень. Если он там, а он там, то янычары будут стоять до конца. – Офицер тяжело выдохнул и подозвал к себе Фёдора, который выжил во время диверсии на бронетехнику, – Тащи гранатомёты – будем выкуривать. – Федор убежал с парой ополченцев, и Офицер перевёл взгляд на Медведя, – Собери своих лучших бойцов – пойдём на штурм.

Денис стоял перед Башней, крепко сжимая прорезиненную рукоять гранатомёта. Пленников давно увезли и на площади стояло лишь небольшая группа бойцов, готовящихся к штурму, которых было не менее сотни. Пара янычар из отряда Офицера копошилось у стальных дверей, возясь с проводами взрывчатки. Сам же командир этого отряда сидел на бетонном куске выломанного взрывом из стены, крутя в руках пистолет. Наконец "сапёры" дали отмашку и трусцой побежали в сторону основного отряда. Офицер встал на ноги и натянул на голову противогаз, а затем нацепил и каску. Он подошёл к бойцам и дал отмашку. Денис вскинул гранатомёт к плечу и как только у подножия Башни рванули заряда, что сорвали стальные ворота с петель и штифтов, мягко нажал на спуск. Граната, как и множество других, с тихим свистом улетела в сторону Башни, мигом заполняя первый этаж жёлтым туманом хлора. Выждав несколько секунд, Белов ещё раз нажал на спуск, отправляя новое послание смерти в сторону Башни и отбросил гранатомёта.

– Вперёд! – скомандовал Медведь и бойцы цепью пошли в сторону Башни, особенно не торопясь, ведь газ ещё должен был подействовать. Денис вошёл внутрь лишь через пять минут и тут же ногой наткнулся на лежащий на полу труп. Это был молодой парень, намного младше самого Дениса. Белов не был даже уверен в том, что он успел закончить школу. Кожа была обезображена ужасными ранами и струпьями, которые нанёс ему газ. Его чёрные волосы растрепались по голове, а глаза закатились и уже были холодными, но Денис не мог их закрыть из-за не менее холодной перчатки на руке. Автомат, который лежал под рукой парня был заряжен, но тот даже не успел сделать из него хоть один выстрел.

– Это война Денис. Это гражданская война – она жестока и беспощадна. – пробурчал сквозь противогаз Офицер, – Единственное что мы можем сделать, так это закончить её как можно быстрее.

Денис кивнул и встал, устремляясь к лестнице, ведущей вверх. Белов ожидал кровопролитного боя, но в патронташе было ещё много жёлтых гранат. Бой за Башню шёл медленно, тянулся словно резина и был больше похож на геноцид, нежели на жестокое сражение за "обитель зла". Белов шёл этаж за этажом, перешагивая погибшие в жёлтом тумане трупы, как тут ударил автомат, моментально скосивший двоих бойцов, шедших рядом с Денисом. Он мгновенно рухнул на колено, укрываясь за какой-то бетонной колонной, поддерживающей потолок. Пули секли бетон, разили свободных и на момент выглянул из-за укрытия, заметив, что из нескольких точек стреляют янычары, облачённые в противогазы. Били они чётко, экономя патронов и их вообще не смущал жёлтый дым, коим медленно, но верно наполнялся большой зал. Денис стал судорожно соображать, что ему делать.

Верные Верховному Капитану янычары засели на другом конце зала и удачно открыли огонь, когда многие из отряда мятежников уже были на половине зала, из-за за чего отступление было невозможным, но на помощь пришёл Офицер.

– Денис, это ты за колонной? – прозвучало в рации под звуки громкой стрельбы.

– Да. – вжимая голову в плечи, ответил Белов.

– Отлично. Видишь справа от себя синюю дверь?

– Да.

– Она ведёт в служебный коридор. Если дверь открыта, то ты сможешь пробраться прямо в тыл янычар. Понял?

– А если она закрыта?! – спросил Белов, садясь удобнее и готовясь к рывку.

– Тогда я лично похороню твою вазу с прахом. – ответил Офицер, – На счёт раз, два, три!

Перестрелка усилилась, где-то позади в неё стуком вклинился пулемёт Медведя, а Денис побежал к двери, скрытый желтым дымом. Он ударил в дверь раненным плечом со всей скорости и влетел в технический коридор. Сразу же он побежал в нужную сторону. Впереди резко открылась дверь и Белов с ужасом понял, что автомат заклинил. Времени на исправление не было, а потому он нырнул вперёд, на лету вырывая пистолет из кобуры на поясе. Грудь взорвалась фонтаном боли и сознание покинуло Белова. Когда он очнулся, бой всё ещё кипел. Поднявшись на ноги, он понял, что всё же успел выстрелить. Пуля не убила янычара, но пробила резину противогаза, впустив туда смертельный газ. Янычар просто задохнулся древним оружием, а Денис поднял автомат и передёрнул затвор, выбрасывая надколотый патрон. Выбежал он и вправду прямо за спины янычар и сразу открыл огонь. Стальные жала пуль рвали их плоть, унося жизни куда-то за Стену. Янычары падали один за другим, а Денис не отпускал спусковой крючок, чувствуя, как бьётся автомат в его руках. Автомат в холостую щёлкнул на последней фигуре, которая успела развернуться в сторону Дениса, но тут, как черт из ада, из дыма вылетел Офицер, набросившийся на фигуру.

– Ну здравствуй, урод! – Офицер ударом ноги в живот отправил янычара в полёт, обрушая его на пол. На прыгнув на него сверху, офицер яростно бьёт того годовой о выложенный плиткой пол, – А ты говорил, что я тебя не трону! – Офицер вновь обрушил серию ударов. Бил он аккуратно, не целясь в пластик противогаза, – Помнишь, как ты девчонку изнасиловал?! Ей всего десять было! – удар кулаком по почкам, от чего фигура скрючилась, – Она тебя умоляла её не трогать, а ты наслаждался ею, как последним лакомством! А после ты её убил! Перерезал горло как свинье! И сам ты подохнешь как свинья! – офицер перевернул фигуру на живот и вытащив нож, полоснул им по сухожильям ног. Брызнула кровь, а жёлтый, едкий туман стал медленно заползать под прорезиненную ткань костюма, разъедая его кожу. Мужчина завизжал от нестерпимой боли, словно свинья, – Нравится?! А ей нравилось?! Ей нравилось?! – затем он всадил свой нож ему в локоть, дробя суставы и с полными яростью глазами повернулся к Денису, выставляя раскрытую ладонь. Белов отцепил ножны от пояса и бросил их бывшему янычару. Он поймал их на лету и вытащив нож, пригвоздил им и второй локоть, после чего встал и подняв свой автомат, просто отправился дальше ко входу на лестницу.

Денис медленно подошёл к распнутому на полу бойцу. Жёлтый газ ещё не добрался до его лица. Это был небольшой человек с овальным лицом, небольшим подбородком. Нос его был с горбинкой, а небольшие, утопленные в череп глазки до сих смотрели насмехающееся. Белов поднялся и переступил мёртвое тело. Часть бойцов понесла тела погибших «свободных» вниз и на площадке остались лишь трое: Белов, Медведь и Офицер, до сих пор пыхтящий и ладонью стирая с панорамного щитка противогаза кровь уже мёртвого Психа.

– Заряды ещё есть? – Медведь перевёл взгляд с гермодвери на Офицера, видимо думая о расположении взрывчатки. Офицер открыл было рот, но тут вентиль двери стал медленно раскручиваться и дверь со скрипом открылась, впуская троицу внутрь, – Что за хрень?

– Думаю, стоит зайти. – ответил Денис и первым шагнул за высокий стальной порог. За ним, пожав плечами пошёл Медведь, а затем вошёл и Офицер. Дверь позади них закрылась, и они оказались посреди камеры, у потолков которых было множество кранов, которые брызнули мощными струями какую-то белую жижу. Били они не более десяти секунд и проникший в камеру газ куда-то быстро втянулся и дверь в противоположной стороне открылась. За ней стоял высокий парень. Его тёмные волосы были зачёсаны назад, а зелёные глаза настороженно и с испугом смотрели на вооружённую троицу, обтекающую и наведшую на него оружие.

– Не стреляйте! Я проведу вас к Верховному. – неожиданно высоким и дрожащим голосом заявил парень, одёргивая полы серого свитера.

Денис подошёл к парню, не опуская оружия. Все четверо оказались на площадке и та немного провисла. Парень нажал на какую-то кнопку в стене и сопровождаемая жужжанием приводов, площадка потянулась наверх. Денис от неожиданности покачнулся, чуть не потеряв равновесие, но парень не проявлял агрессии, и Белов понемногу успокоился, ожидая пока площадка доползёт наверх. Наверху они оказались примерно за минуту и двери лифта раскрылись. Белов ожидал наверху чего угодно: гвардейцев, янычар, автоматические турели, растяжки, но не стерильно белого коридора выложенного керамической плиткой и пластиковыми панелями.

Белов осторожно вышел из лифта, смотря на коридор через прицел. Там никого не было, за исключением одетой в голубую рубашку и белые брюки медсестры, что прижалась в испуге к пластиковой стене.

– Мария, успокойтесь. Они к Верховному. – подойдя к медсестре, парень успокаивающе взял её за руку.

– Но… – напуганная медсестра хотела было возразить.

– Ничего. Всё в порядке. – он обернулся к мятежникам, – Пойдёмте. – он вытащил из кармана джинс тонкую, пластиковую карту и приложил её к чёрному устройству на стене. Тихо зашелестело и кусок стены просто отодвинулся. Парень вошёл внутрь открывшегося помещения, движением руки зазывая остальных за собой.

Мятежники вошли за ним. Внутри комнаты на широкой кровати лежал мужчина, оплетённый множеством проводов и трубок, которые тянулись к различной техники, установленной подле кровати. Приборы жужжали и пищали, поддерживая жизнь мужчины. Он был стар, очень стар. Его тёмная кожа, была изрыта множеством морщин и покрыта синими пятнами от уколов. Волос на его теле практически не было, лишь немного, подобных свежему снегу, волос было на его голове. Дышал он тяжело, но живые серые глаза его, были полны ясности, а потому был понятно, что он не только в сознании, но и отлично всё понимает.

– Сергей, будь добор, подними спинку. – тихим, хрипящим голосом попросил старик.

Светловолосый парень кивнул и поднял небольшую коробочку, нажав на ней небольшую, серую кнопку. Задняя часть кровати медленно поднялась, переводя старика в положение сидя. Старик медленно поднял свою руку и снял маску с своего лица. Вошедшая в комнату медсестра было кинулась к старику, но тот остановил её жестом.

– Здравствуйте, господа. Думаю, что это именно меня вы искали. Я Евгений Баранов, более известный для всех, как Верховный Капитан. – старик приложил маску ко рту, глубоко втянул ноздрями кислородную смесь и продолжил, – Полагаю, что у вас есть ко мне множество вопросов. Спрашивайте, у меня осталось не так уж и много времени.

– Сколько же вам лет?! ошарашенно спросил Денис, стаскивая с лица надоевшую маску противогаза. Он не мог поверить, что этот древний старик и вправду был тем самым великим Верховным Капитаном. Этот старик просто не мог быть Верховным, живым покровителем Города, строителем Стены и тем самым святым, которому поклонялись ныне вырезанные под ноль сектанты Церкви Стены. Это был лишь древний, умирающий старик.

– Мне практически сто сорок лет. – слабо улыбнулся Верховный уголками губ.

– Невозможно. – помотал головой Офицер, – Даже в Древние времена ни один человек не доживал и до ста двадцати пяти лет, не то что бы в наше время.

– Как оказалось возможно. – Верховный закашлялся и посмотрел на проводившего их парня, – Будь добор. – парень отлип от стены и подошёл к прикроватной тумбе, выдвигая стальной ящик и осторожно доставая оттуда белый, пластиковый кейс. Он аккуратно положил его на тумбу и вытащил оттуда пластиковый шприц, который как будто был вытащен прямиком из прошлого. Он встряс его и внутри бултыхнулась мутная серая жидкость, – Именно это изобретение старого мира смогло дать мне шанс дожить до сего почтенного возраста. Не спрашивайте, что там такое – я не знаю, но эти три ампулы последние в Городе.

– За этим тебе и нужен был бункер? – Медведь, с бестактностью зверя, имя которого он носил, подошёл к тумбе и налил себе полный стакан чистой воды в прозрачный, стеклянный стакан, который и опрокинул в свою глотку.

– Нет. Совсем нет. Бункер это один из элементов "Возрождения". – Верховный сухо закашлялся, содрогаясь от боли в древних лёгких, – Да, великие прошлого мира прекрасно знали о том, что старый мир рано или поздно падёт, а потому и создали множество подобных бункеров под общим названием "Кольцо Жизни", которые были призваны возродить человечество. Потому я и хотел узнать, что там могло быть такого, что позволит нам выжить.

– Нет. Там оружие, еда и медикаменты. Мы обшарили всё. – ответил Медведь, вновь сложив свои мощные руки на здоровой груди.

– Значит нам конец.

– Отец, я думаю, что не стоит им говорить! – светловолосый парень воскликнул, бросаясь к старику.

– Отец?! – Денис устремил свой взгляд на молодого парня.

– Да, я был уверен, что бункер даст нам ещё один шанс выжить, а потому готовил себе замену. Это уже пятая замена. Остальные погибли, но сейчас это бессмысленно, ведь мы обречены. – голос старика ослабел, и он отпил из стакана, поданного сыном, – Вы можете забрать запасы Башни, но всё это бессмысленно.

Денис прошёлся по комнате. Неужели сотни смертей жителей последнего Города в ходе войны были бессмысленны? Вся та кровь на его руках была напрасна? Гвардейцы, простые рабочие, янычары, сектанты – множество жизней ушли на тот свет не за что?! Или же он дал им лёгкую смерть? Что лучше: пуля, газ или же голодная смерть?

– Что там? – взгляд Дениса зацепился за довольно большой стык панелей в стене.

– Окно. – просто ответил Верховный.

– Откройте! – крикнул Белов и вскинул автомат, для острастки в лишний раз дёргая затвор. Он прекрасно осознавал, что готов выстрелить, ведь перед лицом своей цели, пара жизней были для него незначительными.

Старик тронул сына за руку и тот, опасливо глянув на вооружённого Дениса, нажал на ещё одну кнопку.

Панели раздвинулись, открывая мир за Стеной, но Денису не суждено было его увидеть. Кислорода стало резко не хватать, картинка перед глазами померкла, и Белов медленно осел на пол, видя лишь тьму.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12