КулЛиб электронная библиотека 

Как поставить точку [Кио Райт] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Кио Райт Как поставить точку


* * *

Глава 1


Для продления подписки «Deadlands: Forgotten heroes» Вам нужно внести на счёт 500р. Оплата возможна по карте или через онлайн…


Я вздохнул и рассеянно поводил курсором мыши по экрану. Передо мной маячили две кнопки: «оплата» и «удаление». Если не внести нужную сумму сейчас, то войти в игру не удастся. А в следующем месяце долг увеличится вдвое. А если удалить… Да, это самый оптимальный вариант. Тем более, что я с лёгкостью прошёл собеседование и конкурс, оказавшись самым многообещающим кандидатом. Рабочий день начинается с понедельника. Знакомая атмосфера, приятная рутина, цифры, формулы. И люди, такие же скучные и серые, как я.

Почему же моя рука упорно ведёт курсор на кнопку «оплата»?!

Я резко поднялся со стула, едва не опрокинув его, и начал гневно ходить по комнате. Ничего не могу понять. Что со мной не так?

Что удерживает меня в Мёртвых землях? Объективно — ничего. Дедуле я помог, Лерою — тоже. Воскресил Олесю, избавил кластер от опасной абилки «Перст Правосудия». Всё, хватит с меня. Наигрался.

Вот только…

Интересно, будет ли скучать по мне Счастливчик? Когда игрок оффлайн, пет не становится туманным безжизненным силуэтом. Он бродит неподалёку или бдит возле хозяина. А что насчёт Грома Железякина? Когда истечёт выданный ему аванс, покинет ли он домик на дереве? И что будет с Хомышом после его ухода?

Как много вопросов…

Ладно… Ладно! До понедельника время ещё есть. Оплачу игру.

В конце-концов, я же терпеть не могу оставлять незаконченные дела!


* * *

Перед дверью с нарисованным собачьим черепом я остановился. Посмотрел на неё с каким-то необъяснимым чувством, провёл пальцами по щербатой древесине. И, решительно дёрнув за ручку, вошёл.

С момента моего последнего посещения погода в Мёртвых землях значительно ухудшилась. Шёл холодный дождь, тучи застилали небо непроглядной пеленой. Изредка где-то вдалеке вспыхивали молнии, и прокатывался ленивый глухой гром.

Под Иву натекла здоровенная лужа. Мне повезло в ней не оказаться — я сидел на возвышенности между двух выпирающих корней. Счастливчику пришлось хуже — с его облезлой шерсти ручьями стекала вода. Увидев меня, пёс яростно замотал хвостом и подскочил, чтобы обслюнявить мне лицо.

— Счастливчик, сидеть! — скомандовал я, удерживая его довольную морду на расстоянии от своей. Успею ещё промокнуть.

Холод пробирал до костей. Обнажённая кожа покрылась мурашками, а у меня не было даже спичек, чтобы попытаться развести огонь. Мой рюкзак, как и одежду, уничтожил Коул. Дефолт… Я едва не сдался и не вышел обратно в реал. Вернуть ощущалку на двойку или вовсе выключить… Ну уж нет! Пусть будет на пяти. Нужно раз и навсегда уяснить, как здесь, в Дэдлэнде, плохо, мрачно и опасно. Чтобы мой организм, наплевав на здравый смысл, перестал рваться сюда!

Впрочем… Я очень рад, что не выкрутил ощущалку на максимум…

Так. Сейчас нужно узнать, он-лайн Лерой или нет. Его помощь будет очень кстати. Одному, с меткой убийцы над головой, мне лучше не высовываться. Почему не хочу просить Дедулю? Ох… Мне будет очень тяжело ему объяснить, что я собираюсь сделать. Что я собираюсь… завязать. Тяжело — в моральном плане, естественно. Лексей, надеюсь, легче воспримет эту новость.

Метка убийцы… Почему-то мне казалось, что вокруг Ивы должны толпиться Шерифы, ожидающие, когда я выйду. Всё-таки это место не так далеко от «бункера пыток» — всего три тысячи шестьсот двадцать девять шагов к югу. Но нет. Пронесло. Пока что.

Лерой он-лайн! Ещё одна удача. Дрожащей рукой я набрал сообщение.

Друг ответил через шесть секунд. Всего два слова: «Пятнадцать минут». Что ж, подожду. Делать-то больше нечего. Покидать защитную сень Ивы опасно: вдруг Шерифы всё-таки затаились где-то неподалёку.

Холод донимал всё сильнее. Я даже встал и принялся активно махать руками в надежде согреться. Бесполезно. Следом посетила мысль прижаться к собаке — Счастливчик был единственным тёплым объектом в доступном радиусе. Но… Это тоже была плохая идея. Во-первых, пет был мокрый. Во-вторых, от его шерсти дурно пахло. Так что я, стуча зубами, продолжил заниматься физическими упражнениями.

Одиннадцать минут и тридцать восемь секунд спустя на горизонте замаячил свет. За шумом дождя и грома ничего не разобрать, но мне показалось, что я услышал звук мотора. Кто-то на машине целенаправленно двигался в мою сторону. Надеюсь, это Лерой. А то я так замёрз, что уже снова готов убивать…

Параметры «сытость» и «энергия» от воздействия холода и двигательной активности стремились к нулю. Одиннадцать и семь соответственно. Плохо, очень плохо… Мне уже приходилось падать в голодный обморок. Не хочется повторять это снова. Поэтому, переборов себя, я замер, прислонившись к стволу Ивы.

Машина плавно затормозила в четырёх метрах от дерева, умудрившись не забрызгать меня водой из лужи. Двухдверная, спортивного типа. Цвет то ли бурый, то ли бордовый — под дождём не определить. И окна тонированы.

Дверь с пассажирской стороны откинулась вверх, и внутри салона я увидел своего друга.

— Запрыгивай! — улыбнулся Лерой, приглашающе хлопая по свободному сиденью. Меня не требовалось просить дважды. С грацией оттаявшего из ледника мамонта я ввалился в салон и плюхнулся на мягкое кресло. Точнее… ожидалось, что это будет мягкое и тёплое кресло. Но на деле подо мной оказался Счастливчик, умудрившийся запрыгнуть в машину первым.

— Гхау! — надрывно выдохнул пёс и решил-таки сместиться на пол.

— Дефолт, — буркнул я. Сидеть предстояло на мокром. Но на моё счастье Дженкинс, справившись с приступом смеха, протянул мне полотенце.

— Пристегнись, — попросил он и добавил: — Я сейчас печку включу, согреешься. Если что-то нужно, глянь в бардачке. Там мои стратегические запасы расходки.

Машина плавно тронулась с места и за три секунды разогналась до ста одного километра в час. Мы ехали на юго-восток, ещё сильнее удаляясь от места преступления. Вряд ли направление выбрано случайно. Уверен на семьдесят шесть и тридцать одну сотую процента, что у друга есть какой-то план.

— Ты сегодня сама добродетель, — заметил я, доставая из бардачка внушительный батончик «мюсли». — Даже тачку не поленился вернуть.

— Она не так уж и далеко оказалась, — потупив взгляд, ответил Лерой. — Но это мелочи. Пока тебя не было, я мог успеть весь свой автопарк в Причальный пригнать. И зверинец тоже.

«А что бы ты делал, если бы я не вернулся?» — хотел спросить я, но вопрос застрял в горле. Пожалуй, ещё рано. Вместо этого нейтрально поинтересовался:

— Едем-то куда?

— В Рассветный, — с готовностью отозвался Дженкинс. — За шмотом.

— В город?! — ошарашенно переспросил я. — Но на мне же метка!

— А кто сказал, что ты по магазинам пойдёшь? — спокойно парировал Лерой. — Сам возьму всё что нужно.

Раздражение подкатило внезапно. Я гневно скрипнул зубами и уткнулся лицом в махровое полотенце. Счастливчик, лежащий у меня в ногах, удивлённо заскулил.

Сколько можно быть таким заботливым и опекающим?! Он определённо добивается того, чтобы я передумал и остался в игре! Или… это мне так кажется?

Питательный батончик оказался на удивление вкусным. Даже захотелось поискать добавки. Однако, проверив шкалу «сытости», я отказался от этой идеи. Шестьдесят восемь единиц. Этого вполне достаточно.

— А потом поедем, куда захочешь. Могу поработать твоим личным водителем. Всё равно делать нечего… — тем временем ненавязчиво предложил друг.

— Так уж и нечего, ага, — шёпотом съязвил я. Впрочем, спорить не хотелось. Чувство сытости и тёплая атмосфера сделали своё дело, притупив моё раздражение.


Навык выживания +1


Глава 2


Локация «Охотничьи угодья» не имела проложенных по ней трасс, как, впрочем, и ровных открытых участков. Всё те же труднопроходимые заросли, овраги и кучи техногенного мусора, как и в прошлый мой визит. Поэтому машину пришлось оставить в смежной локации у ближайшей Ивы и дальше идти пешком.

Лерой выглядел довольным, предвкушая возможность выпросить у волков квестик и для себя. А я мрачнел с каждым шагом. Надолго ли затянется выполнение двух обучающих заданий? Если раньше мне было необходимо как-то занять себя из-за переизбытка свободного времени, то теперь последнего было катастрофически мало. Пора вернуться к чтению тематических форумов, изучению финансового положения в стране, курсов валют, стоимости акций крупных компаний… Мёртвые земли настолько увлекли меня, что я даже не помню, когда последний раз открывал нужные страницы в браузере. Немыслимо!

— Здесь лучше остановиться, — внезапно Лерой взмахнул рукой и присел, внимательно озираясь по сторонам. — Вижу следы гулей.

Я последовал его примеру.

— Попробуем в стелсе пробраться до волчьего лагеря? Убивать здесь всё равно нельзя.

— Можно. Если разрешение получить, — Дженкинс повёл плечом. — Но там такая цепочка муторная… Насчёт стелса не уверен. Ты действительно хочешь положиться на удачу?

— Ладно, проехали. И что нам тогда делать?

— Волков звать, — Лерой глубоко вздохнул, а потом запрокинул голову к небу и протяжно завыл. Да так реалистично, что у меня по спине побежали мурашки. Счастливчик округлил глаза, поставил уши торчком и принялся подвывать, периодически срываясь на визг.

— Да вы издеваетесь, — ошарашенно проворчал я. — Сейчас точно гули набегут!

— Если они будут думать, что здесь волки, то не осмелятся. Кто в здравом уме в пасть хищнику бежит? — резонно возразил друг. — Давай, присоединяйся!

И Дженкинс снова завыл, ещё громче, чем в прошлый раз. Я прижал ладонь к лицу.

— Это безумие какое-то… Ну, допустим — у… У-у…

— Ты даже не стараешься, маленький брат, — хрипло прозвучал голос у меня над ухом. — Ну ничего, у тебя ещё всё впереди. Ты же учиться пришёл?

Каким-то чудом я ухитрился не вздрогнуть, хотя по телу прокатилась волна ужаса. Любят же они подкрадываться… Обернувшись, увидел позади себя знакомого палевого волка.

— Крепких зубов, Рам-Ар, — с трудом вымолвил я. Лерой, похоже, тоже был застигнут врасплох внезапным появлением волка, потому что повторил за мной приветствие заплетающимся языком.

— Острых когтей, маленькие братья, — Рам-Ар по очереди кивнул нам головой. — Следуйте за нами.

Палевый здоровяк первым потрусил вглубь локации. За ним, вынырнув из древесных теней, последовало трое волков. Надо же, ещё одна знакомая морда! Гры-Ур! Волчонок значительно подрос с момента нашей последней встречи. Проходя мимо меня, он растянул пасть в жуткой улыбке.

— Очешуеть, Джейс, — поравнявшись со мной, Лерой неуютно поёжился. — Я их даже вплотную с собой не засёк! Вот это понимаю — настоящий стелс!

Счастливчик, вообразив себя волком, пытался бежать в ногу с громадными инопланетными собратьями. Интересно, а алгорианец может стать петом игроку? Маловероятно. Скорее, компаньоном. Но уж точно не маунтом.

В этот раз пробираться через дебри было легче. Сет Тёмной Саламандры позволял не отвлекаться на бьющие по телу прутья и ветки, а в подозрительных или хлипких участках дороги я применял «рывок». И до лагеря волков сумел добраться на своих двоих.

— Крепких зубов, маленькие братья! — алгорианцы обступили нас с Лероем, радостно мотая хвостами в знак приветствия.

— Острых когтей! — хором воскликнули мы.

Знакомых имён не было видно. И Рам-Ар с отрядом куда-то пропал. Думаю, пошёл докладывать начальству.

— Меня они так никогда не встречали, — шепнул я на ухо другу. — Сколько у тебя с ними очков отношений?

— Семьсот одно, — так же шёпотом ответил Дженкинс, ласково поглаживая тянущиеся к нему трёхглазые морды. — Почитание.

— А у меня девяносто два… — пожаловался я.

— Доверие. Неплохо. Ещё восьмёрку подними — и будет дружба, — улыбнулся Лерой. — Какие, говоришь, у тебя здесь квесты?

— Обучение основам поведения и тренировка навыков, — еле слышно пробурчал я. Друг понимающе кивнул:

— Знаю, попадался. Сложного ничего нет, но пару дней попотеть придётся. А в итоге, если повезёт, сможешь какую-нибудь характеристику на единицу повысить.

— Если повезёт? — мои губы сами собой растянулись в кривой усмешке. Лерой трагически вздохнул и изобразил пантомимическую сцену в двух действиях: «вину свою я признаю» и «прощения смиренно прошу».

Я не успел подыграть другу в нашем импровизированном спектакле: моё внимание привлёк тот факт, что все алгорианцы, окружавшие нас, внезапно испарились. А по лагерю в нашу сторону шёл сам Ульв-Ур — Вожак стаи. Его сопровождали восемь волков Совета.

Дженкинс, моментально сориентировавшись, подтолкнул меня навстречу процессии. И я, запнувшись, предстал перед Вожаком.

— Ты явился, маленький брат, — волк одобрительно клацнул зубами. — Много дней и ночей прошло. Иные начали думать, что ты решил отлынить от наказания. Но вот ты здесь.

— Да, Ульв-Ур, он здесь и готов приступить к заданиям в любое время! — вклинился Лерой, делая шаг вперёд. — И, может быть, моя помощь тоже пригодится?

Вожак склонил голову набок.

— Маленький брат, что чтит наши традиции и всегда был верным другом стаи… Я принимаю твоё предложение. Совет, каково ваше слово?

— Принимаем, — чёрный с проседью волк по имени Аг-Ра чинно переступил с ноги на ногу. — Совет предлагает Лерою Дженкинсу проконтролировать обучение Джейса Константина. Направить по верному пути в минуту раздумий. Подставить плечо в момент опасности. И помочь расе Алгорианских Волков обрести ещё одного верного и преданного соратника.

Оставшиеся Советники поддержали слова товарища дружным воем. Им вторили голоса зверей, скрывающихся в тенях. Наконец, и сам Ульв-Ур завыл, вскинув голову к небу.

Заметив, что и Лерой набирает побольше воздуха в лёгкие, я моментально притянул его к себе и плотно закрыл ему рот ладонью.

— Даже не думай, — шикнул на него. — Это же глупо!

Дженкинс с лёгкостью высвободился из моего захвата и широко улыбнулся:

— Вовсе не глупо! Особенно если ты — почитаемый член стаи!

Продолжать препираться я не рискнул — волки замолчали. Вожак удовлетворённо облизнулся и, прежде чем удалиться, коснулся носом лба Лероя. Ещё один дружеский жест? Фу. Противно.

— Итак, что у нас на повестке дня? — Дженкинс воодушевлённо хлопнул в ладоши и потёр руки. Стараясь не обращатьвниманиена горящие восторгом зелёные глаза друга, я со вздохом открыл вкладку «задания» на панели в.р.у.к.а..


«Нарушенные заветы»


Задание:

«Тише ты, Железная Лапа!»

Описание: пройдите тренировку навыков у наставника Нам-Эр

Награда за задание: +2850exp, вариативно


«Нарушенные заветы»


Задание:

«Сколько раз говорить надо?»

Описание: пройдите обучение основам поведения у наставника юных Ур-Эса

Награда за задание: +1550exp, вариативно


— Видишь текст? — я развернул голографический экран. Лерой кивнул и быстро пробежался взглядом по строчкам.

— Ткни вот сюда, на иконку, — посоветовал он. — Получишь координаты и другую дополнительную инфу.


Задание: «Тише ты, Железная Лапа!»

45°17'51''с.ш., 38°67'42''в.д. Отметить точку на карте? Да/Нет


История: Алгорианская волчица Нам-Эр тренирует уже не одно поколение волчат. Её навыки отточены годами и не имеют равных среди собратьев. Ранее она была уважаемым воином, не знающим поражений, и охотницей, от которой не уходила ни одна быстроногая добыча. Потом случилось несчастье: во время налёта людей — ловцов внеземных технологий — Нам-Эр лишилась передней лапы. В память о прошлых заслугах волчицы Шаман стаи создал для неё высокотехнологический протез. Однако Нам-Эр, не уверенная в надёжности и стойкости Железной Лапы, решила отойти от дел и заняться тренировкой молодых.


Пояснение к заданию: Вам необходимо прибыть к Нам-Эр и отметиться о начале выполнения квеста не позднее полуночи 16-го июля 2066 года. После этого следует чётко выполнять указания наставницы до момента завершения полного цикла обучения. Цикл включает в себя: плавание, бег с препятствиями, тренировочный бой, охоту. За каждый этап Вы будете получать оценку у наставницы Нам-Эр. По пятибалльной шкале — отвратительно, недостаточно, сносно, хорошо, прекрасно — Вы должны получить оценку не менее «сносно» для успешного завершения этапа.


— Так, и зачем мне это всё? — закончив читать, вздохнул я. — Сплошная вода. Единственное, что важно — координаты.

— Издеваешься?! — Дженкинс даже отошёл от меня на два шага, чтобы показать степень своего возмущения. — Ты вот только что взял и обесценил труд сотен пытливых умов, игроков-первопроходцев, которые собирали знания у неписей по крупицам и вносили в общий реестр!

— А, так это твой текст? Всё равно извиняться не буду.

— Ну и пожалуйста, — пробурчал Лерой. — Ставь уже точку на карте. Я хочу полосу препятствий!

* * *
Волчица Нам-Эр обитала в скалистой пещере на берегу большого озера. Пришлось потратить целых двадцать шесть минут и тридцать три секунды, чтобы добраться до её логова. Наставницу мы не застали. Зато на отмели резвилась четвёрка волчат. Видимо, тоже ждали начала урока. Среди них был и мой знакомый Гры-Ур.

От нечего делать я принялся осматривать окрестности. Первым делом взгляд зацепился за скалу и тёмный провал в ней. Груды камней, аккуратно разложенные по обе стороны от входа, высокие своды, ровные стены и потолок — пещера явно имела искусственное происхождение. Сама скала плавно переходила в возвышенность, поросшую мелким кустарником, и огибала озеро по правому краю. Слева от водоёма кучковались корявые сосны, увитые каким-то растением наподобие плюща. Был и пляж — площадка неровной формы около восьми метров в поперечнике. Именно там играли молодые волки, то забегая на мелководье, то прыгая в песке, загребая его огромными лапами.

— Итак, мы на месте. Что дальше? — оторвавшись от созерцания, нетерпеливо фыркнул я. Лерой не ответил. Кажется, он даже не понял моего вопроса, завороженно следя за игрой зверей. Впрочем, ответ я всё-таки получил.

— Нам-Эр скоро появится! — крикнул Гры-Ур, на секунду остановившись. — Слушай, маленький брат, слушай, как ступает Железная Лапа!

— Правда, они прекрасны? — благоговейно прошептал Дженкинс. Я закатил глаза.

— Выходи уже из прострации. Это тебе не фестиваль. И локация не мирная.

— Джейс, ну ты как всегда! Любишь момент испортить, — Лерой покачал головой и глубоко вздохнул. — Короче… Из пещеры доносится стук металла о камень. Я бы, конечно, добавил в эту фразу красочных эпитетов… Но специально для тебя сделаю исключение и просто констатирую факт.

— Очень благородно с твоей стороны, — процедил я сквозь зубы и прислушался. Ну, где там ступает Железная Лапа? Восприятия недостаточно, что ли?

— Нам-Эр, Нам-Эр! — внезапно заголосили волчата, моментально бросая игры и выстраиваясь в шеренгу перед входом в пещеру. Лерой пихнул меня в плечо и тоже пошёл занимать место в строю. Наконец-то!

Сначала ничего не происходило. Но я упрямо вглядывался во тьму пещеры, пока, наконец, оттуда не сверкнули три красных глаза. Они будто плыли в воздухе, ритмично покачиваясь. А потом появился и звук — отрывистые звонкие щелчки. По моей спине пробежал неконтролируемый холодок. Как бы я не хотел побыстрее закончить со всеми делами и вырваться в реал, должен признать, что происходящее заворожило меня. И неспешное появление чёрной как смоль волчицы из недр скалы точно станет одним из самых ярких впечатлений в моей жизни.

Нам-Эр молчала, пристально оглядывая собравшихся своими алыми глазами. Передняя левая конечность волчицы отсутствовала. Её место занимал бионический протез, крепящийся к живому телу на уровне локтя. Выше по плечу и лопатке взбегали переплетающиеся трубки и провода. Железная Лапа светилась огоньками и почти незаметно искрила в сочленениях.

Закончив прожигать нас взглядом, волчица покивала каким-то своим мыслям. Глубоко вдохнула и… негодующе рявкнула:

— Вы чего сюда заявились?

Волчата бухнулись на задние лапы, прижимая уши к голове, а мы с Лероем синхронно отшатнулись назад. Мда. Смешно. Помню, седой учитель истории так же приветствовал наш девятый «А».

— Хотим тренироваться… — робко начал Гры-Ур.

— Развить свои навыки… — тявкнул серый тощий Уф-Ус.

— Научи нас, как стать сильнейшими воинами, о Нам-Эр! — завыла юная волчица песочного цвета Мар-Ри.

Я посмотрел на Дженкинса — он выжидающе молчал. Пожалуй, мне стоит последовать его примеру.

— Если вы пришли сюда только за этим, то уходите, — грубо фыркнула чёрная воительница. — Алчущим силу не понять всю тонкость моего боевого искусства.

Повернувшись к нам хвостом, волчица собралась было вернуться в свою пещеру. Но её остановил спокойный и уверенный голос Лероя:

— Так покажи нам. Преподай урок. Мы готовы пройти твой путь от начала и до конца. И сделаем всё, чтобы ты могла нами гордиться!

Нам-Эр склонила голову набок. Дёрнула хвостом. И, наконец, снова обратила на нас свой взор.

— Что ж. Ладно. Попробуем. Раз вы всё-таки пришли, — смилостивилась волчица. — Идите за мной.

Чёрная алгорианка неспешно зашагала в сторону пляжа. Волчата радостно засеменили следом. Я же немного отстал, чтобы оказаться рядом с другом.

— Колись, у кого реплику спёр? — поинтересовался заговорщицким шёпотом.

— Ни у кого, — пожал плечами Дженкинс и слегка покраснел. — Она и сама бы вернулась. Это я так… впечатление произвести.

— Ох… и зачем спросил?.. — пробормотал я и ускорил шаг.

Нам-Эр замерла у самой кромки воды и окинула взглядом дальний берег.

— Доберитесь вплавь до того места, где сосна с раздвоенным стволом опускает корни в озеро, — дала волчица первое поручение. — Как можно быстрее. Покажите, на что способны! Первые трое, что взберутся на сушу, получат мою благосклонность. Последние — останутся ни с чем. И будьте осторожны — в глубине вод таятся опасности.

Юные волки послушно встали у озера, готовые броситься вперёд по первому слову наставницы. Глядя на их мощные лапищи я почему-то подумал о том, что ни у меня, ни даже у Лероя нет шансов добраться до нужного места вовремя. Как-то… нечестно.

— Испытание началось! — зычно крикнула Нам-Эр, ударяя Железной Лапой по гальке. Все ученики, включая меня и Лероя, дружно с разбегу плюхнулись в воду.

Счастливчик предпочёл не мокнуть. Вместо этого он потрусил в обход вместе с чёрной алгорианкой.

Мой новый шмот и теперь показал себя наилучшим образом: влагу не пропускал и обладал хорошей гидродинамикой за счёт плотного прилегания к телу. Увы, это меня не спасло. Как я и ожидал, четвёрка волчат сразу вырвалась вперёд. За ними, с небольшим отрывом, плыл Лерой.

Где справедливость?!

Впрочем, я всё равно продолжал медленно но верно двигаться к берегу. Подумаешь, последний. Подумаешь, квест не смогу закрыть…

Внезапно плывущая третьей Мар-Ри взвизгнула и начала барахтаться, поднимая тучу брызг. Следом испуганно завыл Уф-Ус. Лидирующий в заплыве Гры-Ур замешкался и обернулся. Четвёртый, тёмно-серый волчонок Рар-Рар, так и вовсе ушёл под воду.

— Мобы майонезные! — услышал я голос Лероя. Друг достал плазмоган и поплыл к месту происшествия, загребая одной рукой.

Подо мной стремительно что-то пронеслось, задев колено. Дефолт. Нужно ускориться. До берега всего сорок шесть метров. А заминка, возникшая у соперников, может сыграть мне на руку.

Спокойно проплыть получилось всего три метра. После чего одна из глубинных тварей сильно заинтересовалась мной. И начала с того, что больно врезала мордой по моим рёбрам. Хитов отнялось немного — сорок восемь. А вот дыхание тут же сбилось. Неуклюже всплеснув руками, я камнем ушёл под воду. К счастью, неглубоко. Спустя шесть секунд у меня получилось вернуть контроль над конечностями и начать двигаться вверх. Способность дышать вернулась ещё через три секунды, да так внезапно, что я едва не захлебнулся у самой поверхности. Придти в себя мне, впрочем, не дали. Острые зубы вцепились в правую голень, и непреодолимая сила потащила меня на дно.

Я понимал, что вырываться бесполезно — тварь сильна, находясь в своей стихии. И любое моё движение будет тратить драгоценную энергию и кислород. Поэтому, расслабившись, я повернулся к противнику лицом.


Монстр: Рыба Жрала

Уровень: 48

Здоровье: 1450/1450

Защита:

от радиации 30 %

от яда 21 %

от лазера 46 %

Атака: 194–312

Особые умения: «Торпеда» [рыба ударяет жертву в грудную клетку; с вероятностью 6 % накладывается дебафф «удушье» на 10 сек (энергия истощается быстрее на 20 %)]


Преодолевая сопротивление воды, я достал кинжал и потянулся к рыбине. Она, зависнув на одном уровне, яростно мотала головой, пытаясь разгрызть поножи Тёмной Саламандры. Из-за этого попасть по ней с первого раза не получилось. А медлить нельзя. В груди уже горит, лёгкие требуют свежего воздуха…


Монстр: -39hp


Есть! Рыба Жрала, последний раз прикусив мою голень, разжала челюсти и резво уплыла, оставив после себя взвесь пузырьков и красную муть. Не теряя времени, я принялся отчаянно грести руками и ногами, торопясь скорее всплыть.

В глазах уже темнело, когда, наконец, моё лицо оказалось над поверхностью. Два судорожных вздоха — и здравствуй, глубина! Вашу инфляцию… Почему?! Мобов рядом нет!

Энергия… Энергия должна хоть немного восстановиться, чтобы я мог продолжить движение. Главное — не дать себе погрузиться слишком сильно. Иначе просто утону.

Краем глаза уловил движение сбоку. И, прежде чем успел что-то сообразить, скомандовал: «Рывок!».

Звука не последовало. Однако я понял, что меня всё-таки метнуло вперёд из-за жуткого болезненного ощущения в пазухах носа и ушах. Дефолт… Будто при неудачном нырке с десятиметровой высоты… Мне срочно нужен воздух!

И то ли мироздание решило смилостивиться надо мной, то ли система подкинула второй шанс — я ощутил рядом с собой дружественное живое существо. Сквозь толщу воды пробился блеск трёх красных глаз, и волчья морда мягко подтолкнула меня к поверхности. Цепляясь за чёрно-бурую шерсть как за спасательный круг, я заходился в кашле, дышал и никак не мог надышаться…

— Цел, маленький брат? — спросил меня Гры-Ур.

— Да. Спасибо…

— Им тоже нужно помочь.

Я проследил за направлением решительного взгляда волчонка и увидел, как бурлит вода в восьми метрах от нас. Над поверхностью то и дело показывались трёхглазые головы, клацали острые зубы и взмахивали когтистые лапы. Вспышки из глубины давали понять, что Лерой жив и палит по врагу из плазмогана.

— Мы почти у сосны с раздвоенным стволом, — оглядевшись, я понял, что до финишной черты было всего шестнадцать метров, а соперники остались позади. — Думаю, они и сами справятся!

— Нет, — коротко фыркнул Гры-Ур. И стремительно поплыл к сражающимся товарищам. Чудесно. Я снова сам по себе. Впрочем, какая разница? Теперь победить не составит труда. Нацелившись на приметную сосну, я активно заработал конечностями. Нужно успеть, пока меня не облюбовала ещё какая-нибудь рыбина.

Одиннадцать метров.

Девять.

Шесть…

Нет.

Нет, я так не могу. Пусть условия соревнования не совсем честные, пусть моя рациональная часть приказывает завершить испытание… но всё остальное внутри меня твёрдо уверено, что такая победа ещё хуже.

Развернувшись, я поплыл к месту сражения, раздираемый внутренними противоречиями.

Через двадцать один метр поравнялся с тремя волчатами. Мар-Ри с трудом буксировала оглушённого Уф-Уса к нужному берегу. По мере сил ей помогал тяжело дышащий Рар-Рар. Тёмно-серый волк замешкался, провожая меня взглядом.

— Помоги Гры-Уру найти Лероя! — донёсся до меня его голос.

Вода в центре озера покраснела от крови. Дженкинса нигде не было видно. Только изредка на поверхности показывалась морда волчонка, он делал глубокий вдох и тут же погружался обратно. Набрав в лёгкие побольше воздуха, я нырнул следом за алгорианцем. Как же нам найти друга в мутной воде?

Внезапно Гры-Ур решил действовать по-другому. Высунув язык, он помотал головой в разные стороны. И, будто напав на след, развернулся на сто восемьдесят градусов и целенаправленно поплыл вперёд. Мне не оставалось ничего иного, кроме как последовать за ним.

Через тринадцать секунд я заметил Дженкинса. Он был у самого дна, его крепко держали зубами две крупные рыбины. Третья, легко уворачиваясь от ударов слабеющего парня, пыталась вырвать плазмоган из его руки.

Мы с Гры-Уром подоспели вовремя. Волк, молниеносно рванувшись, схватил пастью одну из рыбин. Вторую, что так и не отпустила пушку, оглушил мощным ударом лапы. Я занялся третьей. После четвёртого полученного ранения она, теряя кровь, унеслась прочь по спиральной траектории.

До берега добрались быстро — за считанные девятнадцать секунд. Алгорианец плыл, как моторная лодка, не жалея сил. Он же помог вытащить из воды бессознательного Лероя.

Дефолт… Разве он уже не должен был прийти в себя?

Ладно, Джейс, спокойно. Просто вспомни всё, что ты знаешь об утоплении. Да, кстати, какие там у парня дебаффы?

«Утопление». Мда. Логично… «Отсутствие сознания, дыхания и сердцебиения в течение 4-х минут. Если Вам не будет проведена сердечно-лёгочная реанимация Вы отправитесь на перерождение под Иву». Вот это поворот! И сколько же времени осталось? Три минуты и двадцать восемь секунд.

Сердечно-лёгочная реанимация? Да даже если бы я знал, как её выполнять…

— Маленький брат, дыши, — скулил Гры-Ур, облизывая лицо Лероя. Рядом топтались остальные волчата. Счастливчик наматывал вокруг нас круги, а за всем этим издалека наблюдала бесстрастная Нам-Эр.

— Вспомнил! — вдруг воскликнул я. Быстро приподняв тело друга, уложил его животом на своё колено. И постучал… ну… не совсем по спине, а по заплечному коробу, что являлся частью брони.

На моё счастье этот трюк сработал. Изо рта Дженкинса потоком хлынула вода, он дёрнулся, скатился с моего колена и судорожно закашлялся. Волчата радостно завизжали, присоединяясь к бестолковым скачкам Счастливчика по кругу.

— Ты… ты спас меня… — хрипло выдавил из себя Лерой, с трудом принимая сидячее положение. Его глаза искрились удивлением и благодарностью.

— Лучше Гры-Уру спасибо скажи, — фыркнул я, отводя взгляд. — Только какой в этом смысл? Мы втроём пришли последними… Испытание провалено.

— Испытание выполнено! — громогласно провыла наставница Нам-Эр, появляясь рядом с нами так быстро и бесшумно, будто ей было ведомо таинство телепортации. — Вы все прекрасно показали себя!

— Что?! Почему? — только и смог вымолвить я, не обращая внимание на царящее вокруг веселье. Даже ещё не отдышавшийся Лерой находил в себе силы улыбаться.

— Одиночкам — тем, кто думает только о себе — нет места среди нас! — оскалилась железнолапая воительница. — Сила волка — в стае! Только помогая друг другу вы обретёте целостность и единство, добьётесь всего, чего только пожелаете! Вот — моя мудрость! Вот — ваш урок! А теперь отдохните, восстановите силы перед следующим испытанием.

— Но… Было же сказано… — прошептал я, глядя вслед удаляющейся Нам-Эр. — И в описании задания…

— Квесты волков не стоит воспринимать слишком буквально, — Дженкинс подсел ко мне поближе. — Их культура весьма своеобразна.

— И ты говоришь мне об этом только сейчас?! Не мог сразу предупредить, как нужно себя вести? Что я должен был с самого начала драться с мобами вместе со всеми! — не сдерживая своего негодования, прорычал я. — Разве тебя не просили меня направлять? Контролировать?

— Именно этим и занимаюсь, — спокойно ответил Лерой.

— Да ну? А как по мне, ты просто решил проверить, вернусь я за тобой или нет!

— В смысле? Зачем проверять то, что мне и так известно? — искренне удивился друг. Я тихо застонал, возведя глаза к небу. Убить его, может? По-тихому… А что? Пал смертью храбрых. Сам видел!


Глава 3


Волчата играли на траве, шутливо покусывая друг друга и звонко тявкая. Счастливчик с тоской бродил рядом, не решаясь присоединиться: зашибут или раздавят. Я стоял в стороне и наслаждался местным пейзажем по той же причине. А вот Дженкинс — этот неугомонный любитель острых ощущений — уверенно запрыгнул в самый эпицентр волчьей потасовки. И, к моему разочарованию, спустя три секунды к визгам и вою добавился задорный смех моего друга.

— Счастливчик! — раздражённо окликнул я пета, который, убедившись в безопасности, хотел последовать за Лероем. — Ты же большой и умный пёс! Зачем тебе это баловство?

«Умный пёс» мои аргументы проигнорировал. И уже через мгновение весело катался по траве и скакал вместе с алгорианцами. Надо отдать им должное: волчата умело контролировали силу укуса. Счастливчик не потерял ни одного хита, когда Мар-Ри схватила его пастью поперёк туловища, чтобы повалить на землю. Зато у меня внутри в тот момент всё перевернулось. Уверен, челюсти алгорианцев настолько сильны, что могут проломить даже Дедулину силовую броню! А эти двое — пёс и человек — бесстрашно позволяют себя кусать. Пусть даже и в шутку…

— Настало время для следующего испытания! — по сосновому бору прокатился призывный крик Нам-Эр. — Покажите мне ваше охотничье мастерство!

Волчата тут же прекратили возню и потрусили на голос наставницы. Счастливчик и Лерой бросились за ними следом. Оба были сильно обслюнявлены, но выглядели донельзя счастливыми. Мне тоже пришлось поторопиться. Не хотелось бы опоздать на брифинг.

Чёрная алгорианка остановилась на вершине высокого холма. С него открывался вид на равнину, заросшую то там, то здесь лиственными деревьями. По диагонали местность пересекал широкий ручей. А вдалеке виднелись развалины забытого города.

— Здесь можно выслеживать добычу без опаски, — приободрила подопечных Нам-Эр. — Наши воители давно прогнали гулей с этих земель. Ваша задача проста: один волк — одна жертва. Чем сильнее окажется ваш противник, тем выше будет моя оценка. А тот, кто не принесёт добычу или убьёт больше одного — станет позором для стаи! Завершить охоту нужно до заката. Иначе итог будет тем же. Всё ясно? Приступайте!

Волчата с энтузиазмом рванули вниз со склона и рассредоточились по местности. Счастливчик поскакал было за ними, но замешкался, вопросительно оглянувшись на меня. Я спускаться не спешил — мне нужны были пояснения. А тот, кто мог их дать, лениво обозревал равнину с того самого места, с которого слушал наставления Нам-Эр. И куда-либо идти не торопился.

— Лёх, — неохотно окликнул я друга. — Какие нюансы мне нужно знать, чтобы пройти этот этап?

— Другим не мешать, лишнего не трогать, — Лерой пожал плечами и, сняв со спины снайперскую винтовку, принялся устанавливать её на земле. — Не знаю. Здесь всё предельно ясно. Разве что ещё нужно не помереть в процессе.

— Понял. А… Подожди, ты отсюда будешь охотиться?! — воскликнул я с некоторой долей негодования в голосе.

— Ну да, — Дженкинс озадаченно приподнял бровь. — Я же снайпер.

— Чудесно, — пробурчал я под нос, поворачиваясь к другу спиной. Выходит, тонкостями охотничьей науки придётся овладевать самому. Без пушек, арбалетов, луков или хотя бы метательных ножей! Что-то мне подсказывало, что местная дичь не станет дожидаться нападения, как те же Жролики. А всеми силами будет стараться убежать.

У подножия холма меня ждал приплясывающий от нетерпения Счастливчик. Я решительно двинулся к нему, осторожно ступая по склону. И уже было порадовался, что обойдусь без приключений, как ровно на середине пути моя нога ухнула в неприметную ямку. Потеряв равновесие, я кубарем покатился вниз.


— 53hp

Критическая неудача: вы потянули сухожилие на левой лодыжке


Дефолт! Почему нельзя было обойтись без этого, а, система? Шипя от боли и обиды, я использовал стимулятор. И это только начало охоты!

Ну, ничего. Справимся. И не такие финансовые дыры штопали.

Завершить испытание нужно до заката. Странная формулировка. Очень уж неопределённые данные. Может, нужно вычислить время самому, по положению Солнца над горизонтом? Для меня не проблема. Но как тогда выкручиваются другие игроки?

Я хотел поискать ответы во в.р.у.к. е, но внезапно зацепился взглядом за свой хелс-бар, висящий в дополненной реальности на периферии зрения. Под ним еле заметно светились цифры: минуты и секунды. Вот и таймер. Разрабы, инфляция их побери! Неужели нельзя было сделать такую важную информацию более заметной?!

Итак, что у меня в наличии? Немного времени: восемнадцать минут и двадцать три секунды. Пёс, которого я так и не научил ничему полезному. Кинжал «М6». И ни одного моба в поле зрения. Ах да, теперь ещё и костюм, делающий меня незаметным.

Найдя на в.р.у.к. е вкладку экипировки, я активировал режим «Хамелеон». По поверхности брони моментально пошли возмущения, делая её тусклой и матовой. Следом начал меняться цвет, подстраиваясь под палитру окружения.


Длительность: 31 минута 47 секунд

Накладываемые эффекты: Маскировка +70ед

Громкость шагов -50%

Скорость передвижения -45%

Условия прерывания: ручное отключение режима, получение урона, атака


Глава 4


Третье испытание проходило в самой тёмной и дремучей местности Охотничьих угодий. Утреннее солнце с большим трудом пробивалось сквозь древесные кроны. Кое-где в низинах лежал туман. Пахло сыростью.

— Мы пришли, — Нам-Эр остановилась возле вековой ели, на стволе которой были заметны следы когтей Железной Лапы. — С этого места начнётся ваш путь. Следуйте за моими метками, они укажут верное направление. Опасайтесь заблудиться! В этой чаще обитают монстры в десятки раз страшнее гулей. Оценивайте каждое препятствие! Внимательно смотрите, куда ставите лапу. Но и тащиться со скоростью рылобрюха не стоит. Испытание выполнят лишь те четверо, что первыми окажутся рядом с последней меткой!

Я вопросительно посмотрел на Лероя. Он же говорил, что этот этап, как и плавание, основан на взаимопомощи. Нам-Эр снова хочет нас запутать? Но парень упорно игнорировал меня, демонстративно отводя взгляд. Что ж, пускай. Не он, так волчата помогут.

— Да начнётся бег! — взвыла чёрная алгорианка, ударяя Железной Лапой по зарубкам на еловом стволе.

— Да начнётся… — со вздохом повторил я, глядя, как один за одним исчезают в зарослях мохнатые хвосты. Как припустили! Сразу понятно, прилежные ученики. А Лерой, что удивительно, остался стоять на месте. Ждёт чего-то? Или решил выбыть ещё на старте? Ох, да какая мне разница!

Но как только я сам бросился вдогонку за юными волками, то услышал позади себя топот. А через секунду Лерой поравнялся со мной, всё так же хмурясь и пряча глаза. Ясно. Обида обидой, а квесты по расписанию.

Счастливчик бежал впереди. Его облезлый хвост стоял торчком и мелькал в просветах травы и кустов путеводным ориентиром. До первой метки — четырёхпалой зарубки на древесном стволе — мы добрались без препятствий. А вот дальше начиналось болото.

Я заметил двоих волчат — Уф-Уса и Рар-Рара. Они стояли вдвоём на одной большой кочке и осторожно передними лапами прощупывали путь.

— Ступай за мной, след в след, — впервые за сегодняшнюю сессию подал голос Лерой. И начал медленно пробираться вглубь болота.

— Маленький брат! — окликнул Дженкинса обернувшийся Уф-Ус. — Остерегайся кочек, где растут красные ягоды! А то провалишься!

— Спасибо за ценный совет, — кивнул парень и отвёл занесённую ногу от опасного пятачка земли. Я же наоборот с интересом склонился над ягодным кустиком. Просканировал в.р.у.к. ом.


Растение: клюква обыкновенная


Качество: редкое

Области применения: еда, кулинария, фармацевтика

Период жизни: плодоношение [1 сутки 22 часа 49 минут]


Травничество +0,5


— Джейс, ты чего отстал?! — раздражённо крикнул Лерой. Он успел уйти вперёд на целых три метра и теперь выбирал: двигаться дальше или возвращаться за мной.

— Стой там. Я сейчас, — махнул ему рукой, поднимаясь. И, невзирая на протесты друга, сделал шаг ему навстречу.

Почва влажно хлюпнула под моей ногой и радушно расступилась. Я провалился в трясину по верхнюю треть бедра. Попробовал рывком выбраться из западни, но только сильнее увяз в переплетении тонких и прочных подводных стеблей. А те расползались всё бодрее, давая возможность силе тяжести увлечь на глубину свою жертву…

— С-с-студень! — с чувством прошипел Лерой, одним движением вытаскивая меня на твёрдую землю. — Хочешь испытание завалить?

— А разве оно не завалено априори? — рыкнул в ответ я, сбрасывая чужую руку со своего плеча.

— Представь себе — нет! — сквозь зубы процедил парень, поворачиваясь ко мне спиной. — О, Ива, какой же ты кремниевый…

— Сам не лучше! Вместо того, чтобы играть в молчанку, лучше бы рассказал, что из себя представляет этот этап!

— Всё, что тебе было нужно знать, я рассказал! И, вообще, я имею право злиться! — Лерой распалился не на шутку, и теперь орал в полный голос. — Ты меня укусил! Ни за что!!!

— Вот значит как? Ни за что?! — теперь уже я перешёл на повышенный тон. — А кто…

— Урх… Маленькие братья? — незаметно подошедший Рар-Рар осторожно вклинился в разговор. — Не хотелось бы прерывать ваш словесный поединок, но… дело в том, что вы тонете.

Мы с Дженкинсом синхронно глянули вниз. У обоих ноги были под водой на половину голени.

— Вот же кочерыжка! — ахнул Лерой, выскакивая из трясины на ближайшую безопасную кочку. После чего протянул руку мне. Секунду поколебавшись, я ухватился за неё и выпрыгнул следом. Рар-Рар удовлетворённо облизнулся и поспешил к ожидающему его товарищу.

— Очень больно было? — тихо спросил у друга. Тот повёл плечом, поморщившись:

— Неприятно. И обидно. Я же всё-таки извинился!

— Ты всё время извиняешься, — фыркнул я. — А толку? Чудить-то не перестаёшь… Ладно, оставим пока. Идём дальше.

Дженкинс, судя по его выражению лица, хотел что-то добавить. Неласковое. Но, прикусив язык, обречённо вернулся к разведыванию пути.

Мне довелось ещё раз искупаться в студёной болотной водичке, прежде чем мы добрались до ели с исполосованным стволом. А я всего-навсего хотел узнать, куда пропал Счастливчик. Он испарился сразу после того, как была пройдена треть болота. Не утонул же? Полоса его жизней целёхонька и даже без дебаффов. Но на мне секундный порыв оглянуться сказался не лучшим образом. Ноги заскользили по влажной земле, я оступился и плюхнулся в пучину, уйдя под воду с головой. И, конечно же, был извлечён на поверхность бормочущим проклятия Лероем.

Счастливчик нашёлся недалеко от помеченной ели. Он просто лениво вышел из-за кустов и лёг, непонимающе глядя на то, как я брезгливо стряхиваю с себя налипшие болотные стебли.

Спустя сорок три метра путь нам преградила огромная отвесная скала, на которой виднелись как глубокие трещины, так и пологие уступы. Рядом с вершиной, в тридцати шести метрах над землёй (если считать по задней лапе), распласталась вдоль каменной стены Мар-Ри. Она цеплялась когтями и зубами за выступающие неровности, пытаясь добраться до следующего большого уступа. Снизу её страховал Гры-Ур, занимающий более устойчивое положение. В девятнадцати метрах под ними Рар-Рар и Уф-Ус проделывали те же манёвры.

— Фина-ансовая пирами-ида, — задрав голову вверх пробормотал я, растягивая слоги. — Кажется, пора возвращаться в реал.

— Э-э, ты чего? — фыркнул Лерой, пихая меня кулаком в плечо. — Из-за какой-то плёвой горки отступить решил? Учти, если выйдешь из игры, потом испытание заново проходить придётся!

— Да мне бы только ощущалку выключить…

— Ага, так я и поверил, — скрипнул зубами Дженкинс, подталкивая меня к первому уступу. — Фиг ты потом вернёшься…

— Хорошо. Я это запомню, — зловеще пообещал я. — И только попробуй не поймать меня, когда я буду падать! А вероятность того, что…

— Будь моя воля, я бы тебя на плечо взвалил и через все препятствия пронёс! — перебил Лерой, продолжая теснить меня к скале. — Но, боюсь, это может быть нарушением правил. Так что давай, шевелись, плотва! Поймаю, куда ж я денусь?

Несмотря на заверения друга, спокойнее мне не стало. И скала высотой в десятиэтажное здание казалась бесконечной и неприступной. Как и всё оставшееся испытание Нам-Эр… Дефолт! Как же велико желание пойти на попятную… но разве это не я хотел закрыть висящие квесты? Может, вовсе не надо мной тяготело ощущение незавершённости? Или кто-то посторонний заставил меня вернуться в Мёртвые земли после решения распрощаться с ними навсегда? Нет. Точно нет. Тогда почему так нестерпимо хочется орать на Лероя, выставляя его виновником всех моих несчастий? Разве это логично?

Я вскарабкался на пологий камень, мысленно отрезая себе путь назад. Осмотрел поверхность скалы в радиусе полутора метров. И заметил следы когтей на некоторых неровностях. Выступы и впадины, испещрённые царапинами, выглядели вполне надёжно. Только располагались они слишком далеко друг от друга — обычному человеку не достать. Ещё виднелись потёртости в местах сильного искривления рельефа скалы. Зацепиться за них было невозможно. Но они идеально подходили для того, чтобы упереться плечом или коленом.

Следующий уступ находился в четырёх с половиной метрах над моей головой. Я мысленно проложил к нему маршрут, обязательно включающий в себя покоробленные объекты. И начал крайне аккуратно приводить свой план в исполнение. Так… Для начала стоит дотянуться до маленького зацепа правой рукой. Носок левой ноги втиснуть в узкую горизонтальную расщелину. Подтянуться. Упереться правой ногой в вертикальный бугор — левая при этом потеряет опору. Оттолкнуться. И свободной рукой схватить за очень удобный выпирающий камень. Поскрести подошвами берец по глади скалы в поисках того, на что можно встать. Снова подтянуться…

— Отлично выходит, Джейс! — подбодрил меня Лерой. — Ты будто на скалодроме родился!

Друг от меня не отставал, моментально занимая освобождаемые мной опоры. И иногда давал подсказки, если я долго не мог определиться с выбором зацепа.

Наконец, четыре с половиной метра остались позади. Но радоваться рано. Над головой ещё девять таких же отрезков. Что ж. Три секунды на передышку — и взбираемся дальше!

На пятом уступе — в двадцати двух метрах от земли — я понял, что дальше не смогу сделать ни шага. Энергия упала до значения «два». А на шкале сытости всего восемь единиц. Мда. Хорошо, что я заметил это сейчас, а не в процессе карабканья по отвесной стене. Быстрый перекус — и снова движение вверх.

С каждым пройденным метром становилось всё сложнее. Зацепы стали попадаться реже, располагались всё дальше друг от друга и были такими маленькими, что я едва мог уместить на них половину фаланги. Держаться получалось лишь прижимаясь вплотную к стене, используя как опору любую найденную неровность. И долго, порой по две-три минуты высчитывать самый оптимальный и безопасный маршрут.

Мар-Ри и Гры-Ур взобрались на вершину девять минут и пятьдесят одну секунду назад. Как раз тогда, когда мы с Лероем теснились на пятом уступе и доедали питательные батончики. А вот Рар-Рар и Уф-Ус до сих пор переминались на широкой площадке в тридцати метрах над землёй. И в четырёх от меня. Надо же! Есть шанс догнать самих алгорианских волков! Я прибавил ходу, наплевав на риски. Девятка ловкости — это же не просто пустой звук, верно?

Уф-Ус, похоже, тоже решил рискнуть. Он подошёл к краю площадки, присел, напружинил мышцы. И прыгнул. Я видел расщелину, за которую волк намеревался зацепиться. И, затаив дыхание, ожидал успеха: прыжок был рассчитан верно. Но когти зверя скрипнули по скале в считанных сантиметрах от расщелины — с моего ракурса было не оценить точное расстояние — и Уф-Ус с воем полетел вниз.

Прямо на меня…

Я зажмурился, ожидая удара. Но с траектории падения волка меня выдернул Лерой, сцапав за лямку рюкзака. Серый алгорианец тоже избежал участи шлёпнуться к подножию скалы, успев схватиться лапами за выступ прямо подо мной.

— Зря я это сделал, — хрипло прорычал Уф-Ус, тяжело дыша. Шерсть на его загривке стояла дыбом, по тощему телу пробегала заметная дрожь. Я его прекрасно понимал. Самому было несладко — находиться в подвешенном состоянии, да ещё и не в силах отвести взгляд от земли.

— Успел! — самодовольно хмыкнул Лерой, легонько пиная меня в спину. — Круто, да? Но ты тоже не расслабляйся. Лезь обратно.

С трудом оторвавшись от созерцания такой далёкой, и в то же время очень близкой земной тверди, я потянулся к знакомым зацепам на скале. Подтянулся, распластался, зафиксировался. Коротко выдохнул, справляясь с испугом. И только после этого Дженкинс отпустил лямку моего рюкзака. Кажется, стоит сказать ему спасибо. Как-нибудь потом…

Так, посмотрим. Где тот выступ, до которого я планировал добраться, прежде чем с неба посыпались волки? Ага, нашёл. Теперь нужно просто отцепиться правой рукой, сместиться левее на полкорпуса… И в этот самый миг тело перестало слушаться мозговых команд. Левое запястье прошила судорога, ноги потеряли опору. Я ахнуть не успел, как начал стремительное движение вниз, шаркая элементами брони по скале.

— Джейс! — рявкнул Лерой, в последний момент хватая меня за пальцы. Но это не помогло. Только самую малость изменило моё положение в пространстве. Дефолт! Теперь уже я падал на Уф-Уса, а тот глядел на меня круглыми от удивления глазами.

Попытка схватиться в полёте хоть за что-нибудь ни к чему не привела. А после того, как я сверзился на волка, меня и вовсе отбросило дальше от каменной стены. Не прибавлял радости и тот факт, что серого алгорианца мой удар тоже сорвал со скалы. И теперь он летел вместе со мной, завывая и отчаянно размахивая лапами.

Бам!


— 711hp

Критическая неудача!

Вы сломали позвоночникприпадении

Вы сломали рёбра [L2, L3,L5, R3, R4, R6,R7] при падении

Вы сломали левое плечо при падении

Вы получили перелом таза при падении

Вы сломали правые большеберцовую и малоберцовую кости при падении

Выполучили сотрясение мозга второй степени тяжести при падении.

Получен дебафф «Паралич тела ниже уровня шеи» [время действия10 суток 1 час 59 минут]

Получен дебафф «Контузия»[Снижена чёткость зрения на 40 % в течение 18 минут; снижена эффективность слухового анализатора на 80 %; головокружение и тошнота в течение 45 минут; возможна потеря сознания с вероятностью 60 % на срок 10 минут, общая длительность дебаффа 45 минут]


«Потеря сознания» [9:59… 9:58… 9:57…]


Боль была мгновенной и ослепительной, но тут же прошла, сменившись чернотой и системными сообщениями. Полная неподвижность. Жизней — сто сорок девять. Радует только то, что боли я уже не почувствую. И что все переломы оказались закрытыми…


+ 600hp


В глазах прояснилось, но видел я всё ещё смутно. Какое-то мельтешение в поле зрения, всё размытое. С трудом угадывались цвета — серый и синий. Лерой. Это его броня такой расцветки.

В ушах гудит…

Всё-таки я ошибся — боль была. И локализовалась в единственном доступном для восприятия месте — в голове.

Тошнит…

— Сейчас станет лучше. Челюстью шевелить можешь? — еле различимый на фоне гула голос Лероя вызвал усиление боли.

— Да! — клацнул я зубами, безуспешно попытавшись сдержать стон.

— Тогда грызи!

Мне в рот опустилась округлая капсула с липкой оболочкой. «Антикон», вероятно, если судить по форме и размеру. Видел такие блистеры среди накупленного товарищем добра. Если верить описанию, фармсредство снимает «контузию» за тридцать секунд. Вот и проверим. Я разгрыз оболочку и с трудом сглотнул пролившийся на язык горько-кислый сироп. Отсчёт пошёл.

«Паралич» тоже скоро спадёт. После того, как мне вкололи стимулятор, длительность дебаффа уменьшилась до пятнадцати минут.

— Несладко вам пришлось, — будто из-под воды прозвучал голос Рар-Рара. Волчонок, похоже, спустился со скалы следом за Лероем. — Вывих задней лапы Уф-Уса, перелом всего Джейса… Сможете ли продолжать испытание?

— Смогу! — бодро рявкнул серый. От его крика мою голову с новой силой прошила боль. Дефолт, они могут помолчать хотя бы шестнадцать секунд?

— А нам бы привальчик устроить, — ответил за меня Дженкинс. — Минут на четырнадцать. С небольшим.

Мне снова стало больно. На этот раз в моральном плане.

— Нам-Эр не одобрит долгого бездействия, — шумно вздохнул Уф-Ус.

— Или же не одобрит издевательства над собой, — заметил Рар-Рар. — Искалеченному волку тяжелее даются препятствия.

— Но ведь можно взобраться наверх другим путём! — возразил серый.

— Длинной, но безопасной тропой? В чём же тогда испытание? Нет, думаю, лучше всего положиться на Брата. Принять его помощь и разделить с ним свои трудности.

«Контузия» наконец прошла, и мир прояснился. Я увидел стоящих надо мной волчат. Они продолжали спорить, но каким-то невероятным образом умудрялись не распаляться. Одним спорщиком спокойно подавались аргументы, вторым — вежливо объяснялась их несостоятельность. Эх, научиться бы так… Не чувствовал бы себя виноватым после каждой перепалки с Лероем.

Кстати, где он? Скосив глаза вверх, заметил друга, сидящего рядом с моим затылком. Нашёлся, коварный поручитель! Кто должен был меня поймать?!

Заметив мой негодующий взгляд, Дженкинс ссутулил плечи и тяжело вздохнул.

— Да, да. Признаю. Скосячил. Как полушубок майонезный. Нет мне оправданий. Если хочешь, убей меня!

— А ты точно юристом работаешь? — недоверчиво поинтересовался я. — Может, всё-таки маркетологом? Дай угадаю — акция «убей меня» завершится через тринадцать минут и пятьдесят восемь секунд?

— Маленький брат шутит — значит выживет, — прозвучал внезапно голос Нам-Эр. Спорящие волчата вмиг притихли. Лерой еле слышно застонал. Наставница продолжала:

— Смотрите на меня. Отвечайте: какой, по-вашему, смысл в этом испытании?

— Научиться преодолевать трудности, — тут же рявкнул Рар-Рар.

— Научиться избегать трудностей? — неуверенно спросил Уф-Ус.

— Взаимопомощь? — наугад брякнул Лерой.

— Мозгами начать шевелить! — горестно взвыла Нам-Эр. — Оценивать свои возможности, грядущие сложности и риски, что с ними связаны! Отсюда какой вывод? Все провалились! Уф-Ус и Рар-Рар — потому что не смогли прийти к соглашению. Джейс — потому что вообще полез на эту скалу! Из-за тебя рисковали все! В стае это недопустимо! Лерой… Ты не справился с возложенной на тебя задачей. Завтра жду всех вас у первой метки, будете проходить полосу препятствий с начала. А я посмотрю, как хорошо усвоен мой урок!

— А что насчёт тренировочного боя? Сегодня будет? Или тоже завтра? — рискнул поинтересоваться Рар-Рар.

— Сегодня устроим. Подходите к месту встречи, — сменив гнев на милость, отозвалась чёрная волчица. — Но вам придётся подождать, пока мы с вашими братьями завершим текущее испытание.

— Хорошо! Подождём! — довольно клацнул зубами Уф-Ус.

* * *
— Мозгами шевелить, ха! Да эта игра просто издевается надо мной! — злобно бурчал я, уныло созерцая землю под своими ногами. — Невероятно! Нечестно! Сначала она всеми силами добивалась, чтобы я мыслил по-волчьи, а потом на тебе! Джейс, нужно было поступать так, как ты умеешь лучше всего! Оценить риски, вашу инфляцию! Посчитать вероятности! Дефолт… Как же бесит!

Лерой виновато молчал, предпочитая никак не напоминать о своём присутствии. Даже избегал дышать в мою сторону. Но в этом не было никакого смысла, потому что он нёс меня, перекинув через плечо мою правую руку. Левую держал зубами Рар-Рар.

Две минуты и сорок девять секунд до окончания «паралича». Один час, двадцать семь минут и одна секунда с начала погружения. И — полная неопределённость впереди. Чудесно.

— Расскажи о тренировочном бое, — попросил я, решив на время позабыть о своём негодовании. Лерой встрепенулся.

— Ты это мне? — зачем-то уточнил он.

— Тебе. Хочу знать все подробности. Как проходило испытание? С кем заставляли драться? Какой исход считался за победу? Выкладывай каждую мелочь.

— Ну… Была большая поляна с оборудованными контейнерами, — покорно принялся рассказывать Дженкинс. — Внутри контейнеров отгороженные пространства для мобов. Отсеки такие. По сигналу они открывались, выбегали монстры, и начинался бой. Нужно было продержаться три раунда. В первом сражались с крысопендрами пятнадцатого уровня. Во втором — с прожорками тридцатого. В последнем — с гулями пятидесятого. Количество мобов зависело от уровня испытуемого. Против меня выставили троих гулей, волкам досталось по пять штук. Так что, думаю, тебе дадут всего одного. Победа засчитывалась после убийства монстра. Так… Вроде всё сказал. Ещё вопросы есть?

— Есть, — нервно выдохнул я. — Кто такие прожорки?

Лерой хохотнул, но тут же постарался замаскировать смех за кашлем.

— Неужели ни разу не встречал? — в голосе друга звучало искреннее недоумение. — Такие вытянутые морды, невинные глазки и челюсти на полтуловища. Ещё как будто пушистые, но когда нападают, понимаешь, что это не шерсть, а щупальца. Очень длинные щупальца… Нет?

— Опасные?

— Для милика, боюсь, да… — сник Лерой. — Единственный вариант — уйти в стелс и пытаться критануть. Видят они плохо.

— Вот и полезная инфа всплыла, — ехидно осклабился я. — Что с тобой случилось? Раньше вроде поразговорчивее был.

— Мне казалось, тебя это раздражает, — парировал Дженкинс. — Но раз я ошибся, то слушай. Прожорки обитают в основном на равнинах, пасутся стадами, маскируясь под мелкий скот. Едят вообще всё, что окажется в досягаемости их щупалец. Разбирают даже крупных хищников, когда те решаются напасть. Длина щупалец — от двух до четырёх метров. Штук стабильно десять. Самые крупные особи прожорок достигают пятидесяти сантиметров в холке. Максимальный уровень — сороковой. Обычная тактика ведения боя против них: отстрелить щупальца, гранату в рот и…

— Лёха!

— Понял. Крысопендры. Обитают в руинах, подвалах, подземельях. Короче, любят тёмные и влажные места. Жрут абсолютно всё. Падаль, мусор — неважно. Чаще можно встретить одну-две крысопендры, но иногда они сбиваются в огромные стаи. Туловище сегментировано, длиной до полутора метров. Максимальный уровень — двадцать пятый. Атакующие элементы — острые лапы в количестве четырнадцати, две большие клешни и челюсти-жвала. Могут перемещаться по любым вертикальным и горизонтальным поверхностям. Высокий резист к режущему урону, но уязвимы перед колющим и дробящим. Огнестрел не рассматриваем, он крысопендр только так шинкует. Слабые места: основания лап, глаза и затылок.

— Лексей! — мне пришлось повысить голос, но друг никак не унимался:

— Ага, теперь дикие гули…

— Хватит!

— …там, где велика доза радиации. Питаются в основном падалью, но очень любят полакомиться человечиной…

— Заткнись, бюрократ! Что мне сделать, чтобы ты замолчал?! — в бессилии взвыл я.

— Скажи стоп-слово, — хмыкнул Лерой. И — хвала Иве! — в этот самый момент к моему телу вернулась способность двигаться.

Дженкинс ошарашенно замер, почувствовав приставленное к горлу лезвие кинжала.

— Слишком уж радикально. Хватило бы и простого «пожалуйста», — прохрипел парень.

— Зато подействовало, — буркнул я, убирая клинок в ножны. — Долго ещё идти?

* * *
Плацдарм для тренировочного боя выглядел неопрятно. Сваленные в ряд продолговатые контейнеры служили когда-то прицепами для фур. Снятые с колёсной базы, они были обварены дополнительными слоями металла для прочности. Только это не спасало их от коррозии. Обшивка гнила, пестрея всевозможными оттенками ржавчины. Призывно распахнутые двери демонстрировали тёмное пустое пространство внутри контейнеров. Снаружи их обвивали толстые мутировавшие стебли обыкновенного плюща. Буйная растительность льнула к стенкам, иногда даже пробивая их насквозь. Могучие сосны теснились рядом с прицепами, густыми кронами скрывая поляну от солнечного света. Некоторые деревья лежали на земле, вырванные с корнем. Всего я насчитал девять контейнеров, но, подозреваю, были и другие. Там, дальше, в чаще.

В сумраке то тут, то там вспыхивали красные глаза алгорианцев. Волки заметили наше прибытие. И стали выходить из густых зарослей нам навстречу. Это был не молодняк, который собирался проходить испытание. Все — громадные матёрые звери. Некоторых даже украшали жуткие шрамы. Загонщики? Смотрители?

— Нам-Эр здесь нет, — сказал длинноногий пепельный волк по имени Ан-Рау. — Вы пришли слишком рано.

— Мы подождём, — хором ответили мои спутники. Счастливчик утвердительно тявкнул.

— Пусть так, — рыкнул алгорианец, отступая в сторону. — Можете разведать обстановку, чтобы скрасить ожидание.

Воспользовавшись приглашением, я быстрым шагом направился к ближайшему контейнеру. Лерой тенью скользнул следом.

— Хочу понять, есть ли здесь освещение, — оглядывая внутреннюю часть прицепа сообщил я. — Если наружные двери закроют, внутри будет кромешная тьма.

— Есть, не переживай, — обнадёжил Дженкинс. — Приглядись — вдоль потолка идут широкие диодные ленты. Света дают предостаточно.

— Пространства для манёвров маловато.

— Да, тут не поспоришь. Но с другой стороны мобы тоже не смогут демонстрировать чудеса эквилибристики.

— Ага. Скажи это крысопендрам!

Я отошёл от контейнера и уселся на землю. Пока есть время, проверю состояние аватара и шмота.


Ник: Джейс Константин

Уровень: 39

Специализация: Ассасин

Здоровье: 840/840

Энергия: 91/100

Голод: 79/100

Свободные очки умений: 3


С этим полный порядок. Броню тоже можно пока не чинить. Самый меньший показатель у поножей — пятьдесят шесть процентов.


Хм. Выходит, и делать-то нечего. Ладно. Вернусь к своему обычному занятию — Счастливчика потискаю. Верный пёс уже тридцать семь секунд вьётся вокруг меня, требуя внимания.

Нам-Эр и двое волчат из нашей учебной группы появились только спустя пятнадцать минут и сорок одну секунду. Я резко поднялся, отчего привалившийся к моей спине разомлевший Лерой рухнул навзничь. Не глядя на попытки товарища свести неловкость в «так и было задумано», зашагал к наставнице.

— Все здесь! Отлично! — громогласно провыла чёрная алгорианка. — Нынешнее испытание — тренировочный бой. И для некоторых из вас оно может стать последним этапом на пути к становлению умелым воителем! Итак, взгляните на стальные гроты. Каждому предстоит в одиночку войти внутрь и оказаться наедине с опасными тварями, чьи сородичи обитают на наших территориях. Они хитры и коварны, а их атаки почти всегда попадают в цель. Вы должны выстоять. Оказаться хитрее и изворотливее этих тварей! Победить любой ценой! Помните, что братья, следящие за борьбой, могут не успеть к вам на выручку.

Нам-Эр грозно обвела собравшихся пылающим взглядом. После чего неспешно прошлась мимо трёх открытых дверей прицепов.

— Выбирайте себе любой. Входите. Готовьтесь. Ждите сигнала, — зловеще пробасила волчица. Я, недолго думая, скользнул в ближайший. Лерой прошмыгнул в соседний. А вот волчата замерли, будто не решаясь окунуться в темноту чужеродной конструкции. Длилось замешательство три секунды. Потом вперёд шагнул Гры-Ур, первым справившись с животными инстинктами. За ним потянулись все остальные.

Когда последний волчий хвост исчез во внутреннем пространстве контейнера, алгорианцы-смотрители закрыли за нами двери. Мир погрузился в черноту, но пробыл в ней недолго. Уже спустя секунду на потолке вспыхнули три яркие полосы. Я поморгал, пытаясь привыкнуть к изменению освещения. Обернулся к дальней части прицепа. Там, за неаккуратно приваренными створками, кто-то настойчиво скрёб когтями по металлу. Крысопендры. Первая волна. Я медленно вытащил кинжал из ножен, крепко обхватил рукоять ладонью. Слегка присел. К встрече с врагом готов!

За пределами контейнера по лесу прокатился громкий многоголосый вой. Металл слабо завибрировал, будто откликаясь. Сигнал? Так давайте же, открывайте проход! Я уже заждался!

Несмазанные петли скрипнули. Двери распахнулись, но почему-то те, которые вели обратно на поляну! Я недоуменно оглянулся, ожидая разъяснений.

Волк, открывший мой контейнер, выглядел крайне встревоженным. Его пасть растянулась в оскале, шерсть на загривке стояла дыбом.

— Выбирайся. Испытания не будет. На нас напали!


Глава 5


— Напали? — переспросил я, выпрыгивая из контейнера и настороженно озираясь по сторонам. — Кто? Где?

Но волк, позабыв обо мне, уже мчался к собратьям. Все алгорианцы стекались к краю поляны и замирали возле тропинки, ведущей в сторону поселения. Туда же подскочили волчата из нашей учебной группы. Они явно чувствовали себя неуютно, волновались и мешались под ногами у старших. Нам-Эр в отличие от остальных держалась уверенно и спокойно. Она что-то негромко прорычала, и волки гуськом стали покидать поляну.

— Осада! — взволнованно крикнул Лерой, врезаясь в меня сбоку и тут же вцепляясь в мои плечи. — Событие началось! Сейчас кто-нибудь предложит нам сражаться за алгорианцев…

А, вот оно что. Разрозненные обрывки информации наконец начали складываться в единую картину.

— На поселение волков напали игроки, да? — уточнил я у друга. — А мы можем выступить на защищающейся стороне?

— Да! Потому что карма положительная, и… Блин. Джейс, времени мало! Решай, будем мы принимать квест или нет! — парень бросил растерянный взгляд на спешащую в нашу сторону Нам-Эр.

— Мы умрём, если нас убьют? — задал я самый важный вопрос.

— Нет. Это как с клановыми войнами, смерть не окончательна, — Лерой умоляюще посмотрел на меня. Разумеется, друг хотел помочь алгорианцам отбить атаку. Будь он соло, то принял бы квест без раздумий. А я… Хм. Даже не знаю. Что мне терять? Один-два уровня?

— Маленькие братья! — сдержанно обратилась к нам подошедшая чёрная воительница. — Это не ваша борьба, потому стая оставляет за вами право покинуть опасную область. Но если решите…

— Я согласен! — уверенно произнёс я. — Буду драться!

Лерой с облегчением выдохнул, растягивая губы в улыбке.

— Конечно, мы сразимся за вас! — подтвердил он.


Начато событие: «Осада в Охотничьих угодьях»

Принята сторона: Алгорианские волки

Награда по итогу: +1100500 exp, +100 к отношениям с расой Алгорианские волки, вариативно



Нам-Эр в нетерпении взрыла землю Железной Лапой.


— Это будет славная охота, — голос волчицы был хриплый и низкий. — Садитесь на мою спину, маленькие братья. На счету каждый удар сердца!

Странное чувство охватило меня. Предвкушение, смешанное с волнением. Ожидание чего-то грандиозного. Моё первое ПвП! Разумом я понимал, что для меня событие закончится на первых минутах с вероятностью шестьдесят три процента. Антиудача хороша один на один, но кто осаждает поселения в одиночку? Уверен, нас ждёт группа прокачанных и хорошо подготовленных игроков.

Тогда почему мне так легко? Почему так спокойно?

Стремительный бег Нам-Эр напоминал полёт. Казалось, волчица вовсе не касалась ногами земли. Она одинаково уверенно чувствовала себя и на топкой трясине, и на рыхлом песчанике. Я держался за Лероя изо всех сил. Только бы не упасть…

Через одиннадцать минут и шесть секунд до меня донеслись звуки сражения. Они терялись в шуме ветра, бьющего по ушам, но всё-таки были различимы. Выстрелы, взрывы, крики, вой, рёв… Такое ни с чем не спутаешь.

— Всё, слезайте, — Нам-Эр остановилась так резко, что я ударился нижней челюстью о край заплечного короба Лероя. — Дальше я пойду одна. Знаю, у вас своя техника ведения боя. Поэтому поступайте так, как считаете нужным.

— Тьфу… — я сплюнул на ладонь окровавленный зуб. — Критическая неудача… А я ещё ни с кем не дрался!

— Идём, — проигнорировав моё недовольство, Лерой первым спрыгнул со спины волчицы. — Руку давай!

Избавившись от седоков, алгорианка помчалась дальше — туда, откуда доносился шум. Через секунду её чёрный силуэт растворился за деревьями.

— Какие будут укавания, командиф? — наигранно шепеляво спросил я. — У меня нет техники ведения боя.

— Зайдём с фланга или с тыла, — Лерой взмахом руки приказал следовать за ним и, пригнувшись, двинулся в обход лагеря алгорианцев. — Посмотрим по обстановке. Кстати, советую забафаться по-максимуму. На всякий.

— Ага… А ты что, не собираешься залечь куда подальше со снайперкой?

— Чтобы было, как в том анекдоте? — Дженкинс негромко фыркнул. — Нет, конечно. Пойду с тобой. Буду вспоминать, как играть за разведчика.

Я снял со спины рюкзак и засунул руку в его недра в поисках препаратов. Угораздило же меня свалить всё в кучу! Мог хотя бы лекарства по внешним кармашкам раскидать… О, нашёл! «Пилюлин», плюс пятнадцать процентов к атаке в ближнем бою на полтора часа. Беру. «Проживин», увеличивает максимальное значение здоровья на сто пятьдесят. Срок действия — час. Годится. «Антикон», лекарство от контузии. Позже может понадобиться. Положу в боковой кармашек…

— Замри! — внезапно прозвучал шёпот Лероя, а его ладонь упёрлась мне в грудь. — Враг! Нас пока не засёк.

Как же не вовремя… Выпустив из рук лямку рюкзака и блистер с красными капсулами, я активировал маскировку костюма. Хоть её на быстрый доступ заранее поставил, не поленился. После чего распластался на земле позади друга. Главное не шевелиться. Сработает асассинский «хамелеон» — получу десять секунд полного инвиза.

Лерой тоже включил устройство, похожее на стелс-генератор. Но из-за дерева выходить не спешил. Только выглядывал урывками, определяя местонахождение игрока.

— Омлет… А теперь, кажется, засёк, — одними губами произнёс Дженкинс, резко возвращаясь в укрытие. — Драник!

— Я отвлеку, — буркнул я, поднимаясь.

— Куда?! Нет! Стой! — взволнованно зашипел Лерой. Даже попробовал дотянуться до меня ногой и прижать обратно к земле, но промахнулся.

— Эй! Вояка! Не стреляй! Я мирный! Мирный! — испуганным голосом закричал я в пространство. — Как осадный квест отменить, подскажи?

— Нубяра что ли? — насмешливо фыркнули из-за деревьев. — Выходи с поднятыми руками.

Я сбросил маскировку и выпрыгнул на открытый участок, как можно дальше от затаившегося друга. Взмахнул руками над головой, показывая отсутствие оружия и частично скрывая свои данные.

В девяти метрах к юго-востоку проявился полуразмытый образ игрока.

— Точно, нуб, — выдохнул он, вскидывая штурмовую винтовку. Я рефлекторно метнулся в сторону. В этот же момент раздался звук выстрела.

— Ого-го себе! Оливьеть! Вот это критануло! — восторженно заорал Лерой. Сориентировавшись в ситуации и порадовавшись, что стреляли не в меня, я бросился к недобитому противнику. Выстрел плазмогана Дженкинса сильно повредил тому правую половину шлема. Бар над головой игрока мерцал фиолетовым, а сам он стонал, бесцельно шевеля конечностями. «Контузия». Вот как она, оказывается, выглядит со стороны.

— Ты бы не вопил на весь лес, а добил по-быстрому, — упрекнул я друга. — Тысячу пятьдесят шесть хелс-поинтов мне знаешь сколько ковырять?

— Джейс, ты не понимаешь! — Лерой подскочил ближе, продолжая радостно приплясывать. — У меня критануло!!!

— И что дальше? У меня тоже случаются криты, — сдержанно пробурчал я, пробивая кинжалом броню на горле контуженного члена гильдии «Боевые черепашки». Хм. Странное название.

— Это твоя антиудача действует! Блин, мне первый раз после получения абилки так подфартило! Джейс, я тебя обожаю! — парень едва не плакал от счастья. Протанцевав ещё четыре секунды он наконец-то стал успокаиваться. Смахнув навернувшиеся на глаза слёзы, попросил: — Ну-ка, подвинься.

Я сместился правее, вытирая клинок о поножи. Зазвучали выстрелы. Дженкинсу хватило трёх, чтобы прикончить страдальца. Аватар последнего тут же начал медленно растворяться в воздухе.

— Эх, а сейчас не повезло, — удручённо пожаловался Лерой.

— Пофиг. Меня больше беспокоит, что эффект неожиданности потерян. Нападающие знают о нас.

— Может и нет. Я переговорное устройство первым выстрелом сбил, — друг неуверенно повёл плечом.

— А что ему мешает написать из-под Ивы? — поинтересовался я. — Раз аватар исчез, значит, уже реснулся.

— Не-е, — Дженкинс отрицательно замотал головой. — Когда начинается осада, волки активируют на сутки защитный купол. И все погибшие на эвенте воскресают снаружи. Обратно попасть не могут, а связь барьер не пробивает. Разве что из реала напишут… Но кто в здравом уме разрешает игре показывать оповещения извне? Отвлекает же!

— Итого шестьдесят девять процентов… хм… — задумчиво пробормотал я. — Можно идти дальше. Только за рюкзаком вернусь.

Минуту и пять секунд меня терзали смутные подозрения. Казалось, что на нас вот-вот нападёт отряд, посланный отомстить за гибель разведчика. Но Лерой невозмутимо пробирался по намеченному маршруту через заросли, а вокруг не было ни души. Вероятно, уже можно расслабиться и довериться чуйке друга… Но в тот самый миг, когда я решил последовать своим мыслям, кто-то тяжёлый и четверолапый бесшумно запрыгнул мне на спину. А потом вдохновенно завыл прямо над ухом.

— Б-бюрократ л-лохматый… — заикаясь проворчал я, отстраняя от себя перепуганного пса. — В-веди себя т-тихо!

— Куда? — обернулся Лерой. Видимо, мой взгляд оказался слишком красноречив, потому что друг кивнул и продолжил путь.

На ватных ногах я последовал за ним, безуспешно пытаясь прийти в себя. Умом-то понимал, что это Счастливчик, родной, любимый, догнал нас. Но бешеный ритм сердца утихомирить не мог. Да и пёс продолжал беспокоиться, реагируя на звуки сражения. Благо, его скулёж и рычание терялись на фоне грозного воя алгорианцев, эхом разносившегося по лесу.

Через две минуты и сорок четыре секунды Лерой снова остановился.

— Смотри, — он указал рукой поверх куста. — Вон там позиции противника.

Я уже и сам заметил. Тринадцать игроков в поле зрения, к нам боком. Используют как укрытия деревья, металлические конструкции, мусорные завалы и, что самое неприятное, тела поверженных алгорианцев. По ним шёл огонь из плазменных стационарных орудий, а над головами носились боевые и лечебные дроны, принадлежащие обеим сторонам. Волки когтями и клыками отстаивали каждый сантиметр территории. Но бравые ребята умудрялись заходить всё дальше и дальше.

— А вон их склад боеприпасов, — Лерой почему-то ткнул пальцем в медика группы. Я пристально обшарил взглядом пространство около человека, но не обнаружил ничего похожего на грузовой контейнер. И вопросительно посмотрел на друга.

— Он и есть склад, — терпеливо пояснил Дженкинс. — Глянь. Щас у того чела закончатся патроны, и этот ему кинет обойму.

Охотно верю, даже без доказательств. Силовая броня, вместительный заплечный короб — да, этот медик точно мог брать на себя роль хранилища боеприпасов. Его однозначно стоит попытаться вынести первым.

Лерой думал точно так же. Поэтому его дальнейший план меня не удивил.

— Рискнём провернуть с этим чуваком то же, что и с разведчиком, а? — заговорщицким тоном предложил друг. — Давай, подберись к ним с тыла как можно ближе. А я со снайперки пальну. Вдруг снова кританёт!

— У меня есть идея получше, — хмыкнул я и обернулся к пету. Тот уже не вопил, и на том спасибо. Просто лежал с открытым ртом, подобрав под себя лапки и хвост. — Собакен. Сколько там у тебя заряд… Четыре? Замечательно. Счастливчик! Настало твоё время!

По телу пса прокатилась заметная дрожь. Он мигом подскочил, вытянул морду к небу и завыл.

Нет, тогда в бункере мне не показалось. Всё случилось на самом деле: краски природы поблёкли, по спине побежали зловещие мурашки, а ветер, играющий в кронах деревьев, разом затих.

Как далеко распространяется неудача? Кажется, сражающиеся в восьмидесяти двух метрах от нас ничего не заметили.

— Вот теперь мы им покажем, — я предвкушающе облизнулся и быстрым, но осторожным шагом поспешил к противнику по дуге. Оставшийся на месте Лерой стал готовиться к стрельбе.

Когда расстояние между мной и ближайшим игроком сократилось до тридцати метров, тот, наконец, ощутил ауру неудачи. Прекратив огонь, человек беспокойно заёрзал на месте, потом полез во в.р.у.к..

— Ребят, чё за фигня происходит? Чувствуете? — донёсся до меня его напряжённый голос.

— Забей! — отозвались из-за соседнего укрытия. А спустя секунду оттуда раздался приглушённый хлопок и повалил густой дым.

— Что происходит?! — завопил игрок, скрытый от моего взора.

— Отставить панику! Давим волков! — гаркнул кто-то с передовой. Командир, похоже. — Осирис, пробегись, глянь, чё там. Далеко не отходи!

Названный персонаж мигом подорвался исполнять указание. Пробежав в полуприседе от своего укрытия дальше в тыл, он выпрямился и… столкнулся нос к носу со мной.

— Здрасьте! — широко улыбнулся я. — Воюете?

Счастливчик, стоящий рядом с моей правой ногой, угрожающе зарычал.

Осирис Нильский из «Котов-Воителей» потерял дар речи. Не знаю, сколько бы он простоял в ступоре, но у меня не было времени дожидаться его реакции. Я ударил игрока ногой по колену, а когда тот начал падать, быстрым движением скользнул ему за спину, приставляя к горлу клинок. Осирис охнуть не успел, как лишился голосовых связок. Впрочем, стоит отдать ему должное. Он всё-таки попытался позвать на помощь, но когда понял, что из разрезанной глотки выходят только хрипы и кровавые пузыри, переключил внимание на своё оружие. Автомат с подствольным гранатомётом. Отличный выбор. Взрыв должен быть впечатляющий! И мне в это время стоит оказаться подальше от бедолаги.

Развернувшись, я успел заметить взмывающий в воздух медицинский дрон, обвешанный связками обойм и гранат. Так вот как ходячий склад раздаёт бойцам прип…

Бабах!

Яркая вспышка болезненно ударила по глазам. Я отшатнулся в сторону и рухнул на колени, закрыв лицо руками.


— 18hp

Получен дебафф «ослепление» [полная потеря зрения, срок действия 12 секунд]


Лерой, твою ж инфляцию… Как не вовремя!

Бабах!


— 299hp


Ударная волна толкнула меня в спину, жар опалил кожу прямо сквозь костюм. Я упал на землю, шипя от боли. Стимулятор бы… Только отползти для начала. Подальше…

Вокруг царил хаос. Я слышал злобный лай Счастливчика, крики потрясённых игроков. Торжествующе рычали получившие возможность перейти в контрнаступление волки. Взрывы — как сотрясающие воздух, так и невнятные хлопки — доносились с разных сторон. Щёлкало заклинившее оружие. И посреди всего этого отчётливо звучал адвокатский хохот Лероя, беспрепятственно палящего из плазмогана.

Что-то просвистело в воздухе рядом со мной и с хрустом вонзилось, судя по звуку, в дерево. Снаряд? Получается, даже с неудачей шанс выстрела всё-таки е…

Ох, инфляция!

Зрение вернулось вовремя. Я успел откатиться в сторону, чтобы не быть раздавленным падающей сосной. Впрочем, её ветви сумели дотянуться и высечь ещё сорок четыре хитпоинта из моего многострадального аватара. Дефолт! Пора колоть стимулятор.

Удивительно, как меня до сих пор не прибили? Да, врагов осталось всего шестеро. Но они мало того, что держались под натиском алгорианцев и Лероя, так ещё умудрялись огрызаться. Возможно, тот снаряд, срубивший сосну, предназначался мне.

Оружие продолжало плеваться осечками и извергать локальные взрывы. Плазменные турели волков понуро дымились где-то за баррикадами. Бой шёл на ближней дистанции. Шестёрка уцелевших теснилась за силовым щитом танка и яростно отбивалась прикладами. Дронов не было видно. Игрок, взявший на себя функцию почившего медика, обкалывал товарищей вручную. Счастливчик грыз голень одного Кота-Воителя, облачённого в лёгкий сет. Но парень не обращал на собаку внимания. Судя по всему, пёс был меньшим из его зол.

Игроки заняли выгодную позицию, засев в полукольце молодых деревьев. Такое расположение мешало волкам ударить по ним с флангов и тыла. Из-за своих размеров звери не могли протиснуться между стволами, а повалить или вырвать их с корнем мешали сами люди. Но надолго ребят не хватит. Лишь на время, пока есть заряд у щита и брони. Или пока расходка не иссякнет…

— Зр-раза, — прорычал Лерой, спешно отступая в мою сторону. — Батареи закончились.

— Из снайперки стреляй, — я пожал плечами, предлагая очевидный выход.

— Батареи у всех плазменных пушек одинаковые, — с сожалением простонал Дженкинс, вешая плазмоган на крепления заплечного короба. — Надо было больше брать… Эх! Но кто знал, что мы на пэ-вэ-пэ нарвёмся?

— Ты со мной будто первый день знаком, — хмыкнул я. — Нужно быть готовым ко всему!

— Ага. Нужно. Причём в самое ближайшее время, — друг кивнул на зажатых в угол противников. — Они твою метку видели. После осады весь сервер будет знать, что ты здесь…

— Раньше нужно было думать. И на событие не подписываться, — вздохнул я. Но, увидев огорчённое выражение на лице друга, поспешил его успокоить: — Только данный вариант мне не выгоден. Вдруг это сборище трейдеров смогло бы зачистить лагерь без нашего вмешательства? И все мучения с волчьими квестами насмарку.

— Как всегда практично мыслишь, — усмехнулся Лерой. — В таком случае нужно постараться не умереть. А то сами на сутки вне силового поля застрянем…

Умереть? С чего бы? Я перевёл взгляд на кучкующихся в зарослях игроков. Может ли у них быть какой-то козырь, способный изменить расклад?

Внезапно силовой щит заискрился, ярко полыхнул синим пламенем и потух. Вот и конец. Хотя…

Ребята оказались готовы. И бросились врассыпную, стараясь держаться в гуще деревьев. Волки, яростно завывая, разделились и помчались за убегающими. Мимо нас с Лероем пронёсся Гры-Ур. Волчонок преследовал игрока из гильдии «Инквизиторы», который даже несмотря на тяжёлые силовые доспехи двигался легко и стремительно. Не знаю, случайно ли получилось так, что он отделился от прочих товарищей и спровоцировал на погоню одного Гры-Ура, или нет… Но мне стало как-то не по себе. Если игрок уведёт юного волка за пределы ауры неудачи…

Я сорвался с места, устремляясь в сторону, где за деревьями исчезли человек и алгорианец. Нельзя допустить, чтобы волчонка убили. Для него смерть в игре окончательна!

Долго петлять не пришлось. Инквизитор и Гры-Ур обнаружились на второй по счёту поляне от места основного сражения. Они катались по земле, сцепившись. Волк яростно извивался, бил лапами по воздуху, клацал зубами в попытках укусить противника. Игрок с ником Аллан Достойный крепко прижимал к себе зверя за шею одной рукой, другой нанося удары по туловищу. По пять-шесть процентов, но это отнимало здоровье у Гры-Ура. Если он не освободится, бой окончится победой игрока.

Когда я подскочил к дерущимся, юный волк уже не сопротивлялся. Полоса жизни над его головой посерела. Здоровье продолжало проседать.

— А ну, пусти его! — взревел я, с ходу опуская на изломанную броню Аллана кинжал «М6». Лезвие жалобно скрипнуло и ушло в сторону, даже не оцарапав. Впрочем, мои действия привели к необходимому результату. Достойный, с криком «и ты, краб?!» выпустил волка из захвата и переключился на меня.

Попытавшись ещё раз пробиться клинком через дефекты в броне и потерпев неудачу, я принял решение отступать. Но уже через три шага мою ногу схватила рука в силовой перчатке. Лодыжка ощутимо захрустела.


— 23hp


Удержаться в вертикальном положении не получилось. Рухнув на землю, я наудачу лягнул три раза свободной ногой. Два удара попали по цели, однако вряд ли нанесли ущерб. Брыкаться дальше мне не дали. Схватившись за вторую ногу, Аллан рывком развернул меня на спину и, подтянув к себе, обрушился сверху.


— 264hp

Критическая неудача! Вы получили перелом скуловой кости во время боя


Левую половину лица будто утюгом обожгло. В глазах на мгновение вспыхнули разноцветные искры.


Вот это ударчик! Дефолт, ненавижу силовую броню…

Через секунду к схватке подключился Счастливчик. Налетел на врага, злобно рыча. Вцепился в наплечную бронепластину зубами, потянул на себя, намереваясь оторвать её. Аллан даже голову не повернул в сторону пса. Разумеется, игрок — куда более важная цель, чем пет.


— 322hp

Критическая неудача! Вы получили сотрясение мозга второй степени тяжести во время боя

Вы получили перелом костей предплечья левой руки во время боя

Получен дебафф «Контузия»[Снижена чёткость зрения на 25 % в течение 13 минут; снижена эффективность слухового анализатора на 77 %; головокружение и тошнота в течение 25 минут; возможна потеря сознания с вероятностью 30 % на срок 7 минут, общая длительность дебаффа 25 минут]


Инфляция, как же больно! Заслонить лицо рукой было плохой идеей. Лучше уж просто закрыть глаза, чтобы не видеть, как чужой кулак летит тебе в лицо…

Бздынь!

Я дёрнулся, судорожно сжимая зубы. В первое мгновение мне показалось, что это моя черепушка раскололась с таким отвратительным металлическим хрустом. Но потом вдруг осознал, что свободен от нависшей надо мной угрозы. И поспешил открыть глаза, чтобы убедиться.

Рядом со мной обнаружился Лерой, держащий алгорианскую снайперку за дуло на манер биты. Его ненавидящий взгляд был устремлён на Аллана Достойного — тот стоял, опустившись на одно колено в двух с половиной метрах от меня. И с жутким выражением на лице вытаскивал из оного обломки разбитого силового шлема.

Вдребезги. Прикладом.

Какой же у моего друга параметр силы? Спрошу по возможности… Стоп, Джейс! Не о том думаешь. Лучше достань из кармашка рюкзака «Антикон». Не хватало ещё сознание потерять на самом интересном месте.

— Ты труп, понял? — с презрением выплюнул Достойный. — Ты и Апокалипсис. Мы вас найдём! И…

Договорить Инквизитор не успел. За его спиной выросла огромная чёрная тень с сияющей бионической лапой. Три красных глаза полыхнули огнём, когда волчица молниеносно клацнула челюстями. И голова бедолаги омерзительно затрещала под натиском зубов.

Мы с Лероем синхронно отвернулись, чтобы не видеть расправы. Меня почему-то затошнило с новой силой, хотя «Антикон» уже подействовал.


Событие «Осада в Охотничьих угодьях» завершено!

+1100500 exp

+100 к отношениям с расой Алгорианские волки


Глава 6


— Морильск, значит, — Лерой побарабанил пальцами по рулю. — Мимо «Пяты Дьявола» проезжать будем… Заскочим?

— Нет. Что мы там забыли? — сдержанно произнёс я.

— Ничего. Просто поностальгировать, — пожал плечами друг.

— Предпочёл бы изъять данный эпизод из памяти.

— А по мне так эпичное вышло приключение! — не успокаивался Дженкинс. — Помнишь, как мы от Грызущего удирали? Ваще-е, адреналин зашкаливал будь здоров!

Я никак не отреагировал на слова товарища, вместо этого вперившись скучающим взглядом в окно. Мимо нас пролетали тоскливые и блёклые пейзажи Мёртвых земель. Удивительный контраст с покинутой зоной густых, вскормленных радиацией лесов.

Счастливчик спал у меня в ногах, свернувшись калачиком.

— Да брось, ничего же плохого там не произошло! — Лерой продолжал наседать. — Зато браслеты оливьенные добыли!

Друг поднял правую руку и продемонстрировал свою половину Кандалов приговорённого к казни. Я стиснул зубы. Когда его уже отпустит?

— Пришлось обшарить место крушения поезда, чтобы найти его, — вдруг помрачнел Дженкинс. — Помнишь же, мне руки откочерыжило в тот раз? И браслет потерялся. Но зато сейчас он снова со мной!

— Да-да, поздравляю. А теперь давай посидим в тишине.

— Ну-у… Может, сменим тему? — Лерой и не думал сдаваться. — Хочешь, расскажу что со мной произошло, пока ты ходил воскрешать Олесю?

— А ты хочешь узнать, почему я вообще полез за тобой в Пяту Дьявола? — вспылил я. — Потому что меня заинтересовал проклятый артефакт! Я хотел забрать его себе! А если бы не вышло — убил бы тебя. Так что благодари Иву, разрабов или кого-то там ещё, что браслетов оказалось два!

Мне очень хотелось увидеть на лице друга горечь, разочарование, злость или, на худой конец, грусть. Почти надеялся, что он остановит машину и выпнет меня на обочину. Но Дженкинс снова удивил.

— О нет, страшная правда открылась! — задорно захохотал он, ненатурально изображая потрясение. — И как мне теперь с этим жить?!

— Ты знал, — буркнул я, констатируя факт.

— Ага, — весело подтвердил Лерой. — Расчёт на то и был, что ты не пройдёшь мимо проклятой шмотки!

— Вот же… коварный бюрократ! А что, если бы я правда убил тебя тогда?

— Не. Не стал бы, — отмахнулся друг.

— Почему ты так в этом уверен? — серьёзно спросил я. — Из-за одной встречи на алгорианском фестивале? Даже я сам не могу ручаться, что оставил бы тебя в живых, окажись артефакт единичным!

Кажется, мне удалось вывести Дженкинса из душевного равновесия. Парень затих на целых три минуты и девятнадцать секунд, всё это время задумчиво грызя нижнюю губу.

— Это хороший вопрос, — наконец, изрёк он. — У меня нет на него хорошего ответа. Так что лучше промолчу.

— О, Ива, я ждал этих слов! — хохотнул я, устраиваясь поудобнее в кресле. Полагаю, меня ждёт блаженная тишина в течение оставшихся пяти часов, сорока двух минут и пятидесяти семи секунд.

— Гау? — спросил проснувшийся Счастливчик. Зачем-то подскочил, поставил передние лапы мне на колени, выглянул в окно. Вздохнул, улёгся обратно. И принялся тихонько подвывать…


* * *
Первую треть пути мы ехали по знакомым локациям. Сперва двигались в направлении Причального. Затем, не доезжая до города двадцать три километра, свернули на грунтовую дорогу. Окольный путь безопаснее. Тем более, что по словам Лероя он будет вливаться в прямую трассу до Восстановленного Уренгоя. А там «и до Морильска рукой подать».

Едва мы миновали локацию Синий Гуль, как терпение Дженкинса лопнуло.

— Нет, Джейс, это невыносимо! — раздражённо воскликнул он. — Заметь, я ради тебя заткнулся! Так почему ты не можешь успокоить свою собаку?

Я скосил глаза на Счастливчика, который снова вдохновенно выл. Неудивительно, что Лерой разбушевался — этот концерт прерывался лишь изредка, а продолжительность «сольного выступления» и уровень его децибел только росли.

— Не получается, — буркнул я. — Он сожрал все брикеты вяленого мяса, которые ты покупал, а на команды не реагирует. Скучно ему, наверное…

— Скучно ему, — ехидно передразнил меня друг. — А вот я сейчас с ума сойду! Честное слово, уж лучше радио включить!

— Включай, — милостиво разрешил я. — Можно же другие радиоволны слушать, не только Олеськину. Или у неё какая-то негласная монополия?

— Нет, — скрипнул зубами Дженкинс. — Просто я олд-нью-рейв не люблю.

— Олд-нью-рейв? Не натыкался на подобное. И кто же здесь транслирует пережиток прошлого?

— Ди-Джей Макарун, — мрачно отозвался Лерой. — Недавно совсем в этот жанр вляпался. Раньше транслировал только электронку собственного сочинения.

— А, да. Электронку помню. Чуть слуха не лишился. Вместе с рассудком… — меня передёрнуло от воспоминаний. — А что насчёт радио Радика? Он Вивальди ставит. И Шопена.

— Да, эйшент-мьюз, это, конечно, здорово, — усмехнулся друг. — Но я от неё засыпаю. Когда мелким был, родичи всё время на ночь включали сонаты Моцарта, Бетховена, Баха… М-да. В общем, детство прошло, а рефлексы остались.

Я усмехнулся себе под нос. Ладно, не буду настаивать на радио. Спящему сложно управлять машиной. Да и в целом находиться в погружении — капсула моментально рвёт связь и блокирует все попытки входа на восемь часов. Чтобы выспался.

Счастливчик, четырнадцать секунд не издававший ни звука, вновь начал скулить и завывать.

— Лёх, останови где-нибудь, — попросил я. — Может, от прогулки ему полегчает?

— Удивительный у тебя пет, — хмыкнул Лерой. — Когда успел заиметь физиологические потребности? Ладно, ща, найду обочину поровнее.

— Или, может, в Орхидну заехать… — задумчиво произнёс я, открыв карту на в.р.у.к.е. — Впереди как раз поворот направо. Оттуда всего тридцать четыре километра по прямой до города. Оставлю там Счастливчика, а заодно…

— Нет, — внезапно отрезал Дженкинс.

— Что? — переспросил я, крайне озадаченный такой реакцией.

— Поздняк метаться. За нами хвост, — Лерой опустил стекло со своей стороны и нашарил позади себя плазмоган. — Сможешь руль подержать?

— Да, но… — я мельком глянул назад, оценивая обстановку. Через тонированное заднее стекло были отчётливо видны три здоровенных монстр-трака и два шипастых багги. А с обоих сторон нас обходили наездники на маунтах-ящерах. Звери были крупнее Годзи и сильно напоминали аллозавров. Тот всадник, что находился справа, целился в машину Лероя из… рогатки? Выпущенный снаряд описал неровную дугу и взорвался где-то позади. Следом за первым мимо спорткара пролетело ещё шесть разнокалиберных снарядов. Один прорыл длинную канаву у левой обочины, второй врезался в ствол одинокого придорожного дерева, повалив его. Остальные унеслись в неопределимом направлении.

— У тебя ещё есть сомнения, что они по нашу душу? — спокойно произнёс Дженкинс. — Хватай уже руль.

— У нас есть двенадцать минут и шесть секунд собачьего невезения, — напомнил я, перехватывая управление. — Может, потратим их, чтобы добраться до безопасного места?

— Или сократим количество преследователей, — буркнул Лерой, высовываясь в окно вместе с плазмоганом.

Управлять машиной с пассажирского сидения было сложно. Скорость, неровности на грунтовой дороге, орущий и крутящийся под ногами Счастливчик — приходилось учитывать все факторы, чтобы не сорваться в кювет. Хорошо, что неудача работает в обе стороны: пули, даже выпущенные с безопасной дистанции, рикошетили от спорткара или пролетали мимо.

Дженкинс быстро отделался от обоих багги, просто отстрелив им колёса. Однако подвеска монстр-траков оказалась невероятно прочной. Как и шины. Вероятно, они и вовсе были невосприимчивы к плазме. А стрелять по кабинам, людям или маунтам Лерой пока не осмеливался.

— Полушубки майонезные, — друг вернулся обратно в кабину, швырнул разряженный плазмоган себе под ноги и сорвал с пояса инъектор. — Новые на подходе… Драники! Как они нас выследили?

Я заметил, что левое плечо Дженкинса покрыто кровью, а пластины брони частично отсутствовали. Тяжело дыша, парень прижался лбом к клаксону. Спорткар пронзительно загудел.

— Коты и Черепашки сдали, логично, — вздохнул я, примечая летящих нам наперерез новых преследователей. Лерой, как ни странно, услышал мой комментарий сквозь рёв гудка. Подняв голову от руля, он попытался возразить:

— Но как они могли узнать, откуда, когда и куда мы поедем?

Я промолчал. Ответ был слишком очевиден. И из-за этого внутри меня кипела злоба на самого себя. Почему мне не пришло в голову проверить машину, как только мы покинули Охотничьи угодья?!

— О, Ива! — вдруг воскликнул Лерой, откидываясь на спинку кресла. — Маячок! Ну, конечно! Бли-ин… Вот я нуб! Просто майонезный!

— Да ладно, не убивайся так, — с состраданием в голосе произнёс я. — Моего просчёта здесь не меньше. В который раз попадаюсь на ошибочное убеждение, что ты знаешь тонкости игры лучше меня.

— Джейс, я действительно ценю твою поддержку, — фыркнул парень. — Но теперь я чувствую себя ещё более виноватым… Ай! Осторожно!

Друг отпихнул меня от руля и попытался вывернуться из устроенного мной заноса. Машина резко потеряла скорость. Джип, намеревавшийся протаранить нас в бок, промчался в трёх метрах впереди. А вот едущий сзади монстр-трак тормозить не стал. Огромное колесо с хрустом наступило на багажник, и спорткар задрало носом в небо.

В этот момент мне стало действительно страшно. Ребята не шутили. И они точно не упустят ни малейшего шанса ликвидировать неудачника с меткой. Инфляция, их-то за это в тюрьму не посадят!

— Нет-нет-нет-пожалуйста, — запричитал Лерой, изо всей силы давя на педаль газа. И, словно повинуясь его мольбам, ревущий позади двигатель машины-монстра внезапно заглох. Спорткар сумел вырваться из-под пожиравшего его колеса, оставив часть корпуса. Сильно запахло жжёной резиной.

Перевести дух и набрать скорость не вышло — на крышу запрыгнул всадник на ящере. Огромные когти с лёгкостью пробили металл, и мы с другом синхронно втянули головы в плечи.

— Сбрось его! — завопил я.

— Пытаюсь! — прокричал в ответ Дженкинс. — Мне очень не хватает дворников от динозавров!

Машину кидало из стороны в сторону, однако маунт держался крепко. Дать ему время — и он превратит спорткар в кабриолет!

— Теперь я знаю, как чувствуют себя консервы… — прошипел Лерой, подбирая плазмоган и пытаясь перезарядить его одной рукой. — Фигу тебе, а не селёдки в томате!

Парень приставил к потолку дуло пушки, но выстрелить не успел. Оставшийся на ходу монстр-трак врезался в нас справа, буквально вдавив пассажирскую дверь в салон.


— 248hp

Критическая неудача! Вы сломали кости правого предплечья при ударе


Ремень безопасности порвался. Меня швырнуло на Лероя, а Счастливчик отчаянно взвизгнул, прижатый дверью.

Зато на крыше больше никого не было. Дженкинс, прошипев майонезное ругательство, вновь предпринял попытку ускорить покалеченный автомобиль.

Я понимал, что наши виляния — всего лишь отсрочка. Поэтому внимательно глядел по сторонам, надеясь увидеть хоть что-нибудь, способное повысить наши шансы на выживание. Или… Стоп. Я подумал «наши»? Хм. Не думаю, что игроки хотят прикончить моего спутника на пару со мной. Наоборот, теперь мне стало ясно, что они осторожничали всё это время. Иначе просто бахнули бы по машине с ракетницы. Ну… Хотя бы попытались.

Три минуты и сорок одна секунда до окончания дебаффа.

Счастливчик сумел вывернуться из зажатого положения и взгромоздился ко мне на колени. Рычаг коробки передач ещё ощутимее упёрся в левое бедро.

— Поселение! Смотри! — я резко вскинул здоровую руку, едва не врезав другу по лицу. — Нужно до него добраться.

— Как? Я на дороге-то еле держусь, — прошипел сквозь зубы Лерой. — Колесо повело.

Отвечать и расписывать только что родившийся план было бы слишком долго. А с моей стороны на нас снова заходил монстр-трак.

— Просто доверься мне, — сказал я, отстёгивая ремень безопасности друга.

— Что ты?..

— Открой дверь. И сгруппируйся.

— Джейс! — почти испуганно воскликнул Лерой. Но всё же моментально подчинился.

Схватив в охапку обоих — пса и товарища — я развернул корпус влево.

— Рывок!


— 44hp


Грунтовка больно ударила по плечу, сломанная рука хрустнула. Счастливчик отлетел от меня в сторону. Но разминулись с ближайшим преследователем мы идеально. Заднее колесо джипа прошуршало в семи сантиметрах от моей ноги. Теперь главное — не терять время.

— Здорово придумано, — саркастически пробурчал Лерой, поднимаясь на ноги и помогая встать мне. — На своих двоих мы точно от них убежим!

— Сейчас у нас хотя бы шанс есть! — огрызнулся я, и, не отпуская поданную мне руку, снова активировал умение берец.

Второй рывок перебросил нас через заросли на обочине. А вот дальнейшее использование абилки стало невозможным: открывшаяся местность пестрила торчащими из-под земли арматурами, ржавыми металлическими обломками и высокими бетонными насыпями. Кое-где я даже заметил маскирующиеся в жухлой траве тёмные провалы колодцев.

— Отлично! Здесь они не проедут! — восторженно крикнул Дженкинс, первым бросаясь в сторону спасительных домиков маленького поселения. Не уставая поражаться способности друга менять на ходу боевой настрой, я поспешил следом. За Счастливчика не волновался — пёс при необходимости не только догонит, но и перегонит медлительного хозяина.

Позади слышались визги тормозов, громкий шорох взрываемого колёсами грунта и сердитые крики игроков. Им понадобилось меньше времени сориентироваться в ситуации, чем я предполагал. Побросав машины, преследователи пустились в погоню.

Двое всадников на ящерах всё ещё представляли наибольшую опасность. Спешиваться им не было необходимости — ловкие звери огибали или перепрыгивали препятствия. Поэтому — вполне предсказуемо — один из них поравнялся со мной через шесть секунд от начала забега.

— Рывок, — прорычал я на свой страх и риск, отчаянно желая уйти с линии атаки двадцатисантиметровых когтей.


— 89hp

Критическая неудача! Вы порвали связки левого голеностопного сустава при приземлении


Вот значит как? Теперь мне даже необязательно во что-то врезаться?!

С трудом устояв на ногах и шипя от боли в лодыжке, я заковылял дальше на пределе своих возможностей. Мозг упрямо отказывался признавать поражение и встречать опасность лицом к лицу: «если продолжать двигаться, тебя не догонят». В качестве аргумента он выдавал знаменитую апорию Зенона об Ахиллесе и черепахе.

Впрочем, законы физики и на этот раз восторжествовали. Ящер преодолел расстояние до меня за один прыжок…


— 266hp


На этот раз обошлось без критических повреждений. Только вот менее болезненным удар по левой половине тела не стал. Рептилия сшибла меня своей тушей, и я отлетел на четыре с половиной метра. Потеряв при этом ещё пятьдесят один хелс-поинт от удара о бетонные обломки.

Следом прозвучал выстрел из плазмы. Седока будто ветром сдуло со спины маунта. Он шлёпнулся на землю и громко застонал. Надеюсь, сломал себе что-нибудь.

— Джейс, вставай, я прикрою! — крикнул Лерой, целясь из плазмогана во второго всадника. Тот резко осадил скакуна и в ответ прицелился в Дженкинса из рогатки.

Блюм! Натянутая нить лопнула, и округлый снаряд, выскользнув из руки игрока, полетел вниз.

— Да ты издеваешься, проклятый! — отчаянно воскликнул наездник, пришпорив ящера.

Раздался взрыв, комья земли и мелкие камешки долетели даже до меня. Маунтов — что убегающего, что стоящего в недоумении без седока — сбило с ног. Отлично!


+600hp


Использованный инъектор привычно распался на атомы в моей руке. Я поднялся и, щадя травмированную ногу, снова побежал. Поселение всего в двухстах восьмидесяти метрах! Мы сможем!

Таяли последние секунды неудачи. Сорок шесть, сорок пять… Мои ноги то и дело скользили на камнях, проваливались в неприметные ямки. Левая лодыжка, даже регенерируя, болела при каждом шаге.

Лерой уже не рвался вперёд. Напротив, теперь он сместился мне за спину, прикрывая от догоняющих. Вслед нам летели яростные ругательства. Иногда среди них различались призывы уйти с дороги и обещания убить за компанию. Адресованные Дженкинсу, разумеется.

Когда до ближайшего домика осталось сто шестьдесят метров, преследователи запаниковали. И принялись вновь расстреливать боезапас, наплевав на риски. Упустить добычу для них было определённо страшнее бабахнувшей в руках пушки!

Меня так и подмывало оглянуться. Судя по звукам, один взрыв вышел особенно красочным. Со спецэффектами. Но я продолжал смотреть себе под ноги, просчитывая каждое движение. Камень, палка, кусок пластика — любой предмет мог стать причиной моего падения. И, как итог — гибели.

В любое другое время мозг выполнял вычисления в фоновом режиме, выдавая только результат. Но теперь, когда в крови плескался адреналин, а по пятам за мной следовали разъярённые игроки, отлаженная система давала сбой. И мне приходилось самому просчитывать варианты, при этом стараясь учесть все возможные факторы.

А их, факторов, с каждой секундой становилось всё больше. Тяжёлый топот приближающихся ящеров, свистящие мимо пули и снаряды, взрывы в опасной близости… А самое главное — истёкший срок действия собачьей неудачи!

Громко вскрикнул Лерой, и мгновение спустя позади меня раздался звук падения. Я резко затормозил и бросился вправо, скрываясь за грудой металла. И уже из укрытия рискнул посмотреть, что случилось.

— Джейс, беги! Я задержу! — целясь из пушки во всех подряд, проорал друг. Кажется, ему прострелили бедро. Невозможно определить точнее — слишком много крови.

Преследователи, скрипя зубами и изрыгая проклятия, принялись обходить раненого по дуге. Даже всадники осадили маунтов, не желая попасть под огонь.

— Гуляш, какого кетчупа ты тут забыл?! — рявкнул на меня Дженкинс, когда я подскочил к нему. — Меня они не убьют, себя спасай!

— Я этим и занимаюсь, — ответил коротко. После чего подхватил товарища под руку и заюзал «рывок».

— Это же тупик, — Лерой с ужасом осмотрел выбранное мной место. — Ты что, сдохнуть хочешь?

— Просто прикрой меня, пока я напишу Деду, — поморщившись, попросил я. Это был последний мой козырь. И мне совершенно не хотелось его использовать. Но обстоятельства вынуждали.

— Здесь даже Кайро бессилен. У Древлян политика ненападения. Агров сразу под трибунал. Тем более, он Шериф, ему опасно карму терять, — проворчал Лерой, вкалывая себе стимулятор и направляя плазмоган в единственный выход из мусорного тупика.

— Вот именно, — хмыкнул я. — Вот именно…

— Так ты… — с пониманием протянул Дженкинс, и, не закончив мысль, бодро закричал столпившимся у прохода игрокам: — Мы сдаёмся! Сдаёмся! Есть Шерифы среди вас? Ведите нас в суд!

Ребята застыли, задумавшись. Переглянулись. И вдруг разразились дружным хохотом.

— Нет, — отрезал единственный в разношёрстной компании Аццкий пёс. И уверенно вскинул к плечу лазерную винтовку.

Я поспешил спрятаться за спиной друга. Неужели моё непонимание человеческой психологии снова дало о себе знать? Разве эти ребята не должны были с радостью предоставить разбираться со мной уполномоченному лицу? Неужели жажда безнаказанного умерщвления всё ещё сильна в людях? Да, метку убийцы они не получат, и в тюрьму не попадут. Но метка палача тоже не самая приятная вещь в игре, я читал!

— Чего, блин? — фыркнул Лерой, наклоняя голову набок. Прекрасно, теперь стало ещё более запутанно. Если даже мой друг в недоумении!

— Того, блин, что Шерифы не при делах, — ответил игрок из гильдии «Стальные вороны». — Чё-то у них какое-то табу на поимку Апокалипсиса.

— Не, просто отсрочка, — буркнул Кот-Воитель. — Вроде слышал, что на недельку. Кажись, улики ищут какие-то.

— Улики?! — член гильдии «Боевые черепашки» браво растолкал товарищей локтями, чтобы пробиться вперёд. — Вон она, улика! Вон она где!

Брызжа слюной, он яростно тыкал пальцем в пространство над моей головой. Все, как один, дружно уставились на метку. Даже я скосил глаза вверх. Висит, инфляция такая. Никуда не делась.

— Ну всё, хорош трепаться, — начал закипать Аццкий пёс. — Выходи, Апокалипсис. Мочить тебя будем.

— Эй-эй, не надо мочить! — возмутился Лерой. — Какая вам с этого выгода?

— А такая, — продолжал упорствовать игрок, — что весь кластер вздохнёт с облегчением.

— И вообще, вы нашим мешали у волков! — вклинился ещё один Кот, стоящий в задних рядах. Но на него зашикали свои же. Видимо, сорванный рейд — недостаточно веский повод для убийства.

— Нет, не в этом дело, — заявил Черепашка, взмахнув рукой. — Просто однажды Джейса уже оправдали. И сейчас у Шерифов какая-то заминка подозрительная. Глядишь, опять отмажут. И пойдёт Апокалипсис свои тёмные делишки творить, чистенький. А потом история повторится. И ещё раз. И ещё.

Я стыдливо прикусил губу. Парень прав. Дедуля будет стараться во что бы то ни стало спасти меня от тюрьмы. Это факт.

— Просто отойди, Дженкинс, — миролюбиво посоветовал Аццкий пёс. — Дай дело закончить. Тебя не тронем. Пока что.

— Да послушайте! Нельзя вам его убивать! — простонал Лерой тоном «что ж до вас, неучей, не дойдёт-то никак?»

— Почему? — прорычал Ворон, выцеливая меня из револьвера.

— Потому что он… — воскликнул друг, но я моментально закрыл ему рот ладонью.

— Нет! Заткнись!

Игроки, напрягшиеся было в преддверии атаки, немного расслабились.

Лерой оторвал мою руку от своего лица и грозно зашипел:

— Я должен им сказать! Это спасёт тебе жизнь!

— Я запрещаю! Лучше унесу тайну в могилу!

— Ты не можешь мне запретить! — уже в голос рычал друг.

— А как же адвокатская тайна? — рявкнул я.

— Я на тебя не работаю!

— Тогда я тебя нанимаю!

— А я увольняюсь!

Компания, окончательно сбитая с толку, растерянно взирала на нашу с Лероем перепалку. А мне она, как ни странно, оказалась полезна. Отличный способ потянуть время! Интересно, как быстро Дедуля отреагирует на сообщение с координатами? А то у меня уже аргументы заканчиваются…

Стоп.

Что это?

Шум вертолёта? Ого! Вот это скорость! Я с надеждой устремил взгляд к небу.

Игроки, занервничав, приготовились встречать новых гостей. Хорошая новость. Значит, это не их товарищи летят на подмогу. Я тоже рискнул приблизиться к недругам, чтобы из-за их спин поглазеть на снижающуюся вертушку.

Летательный аппарат завис в сорока двух метрах над землёй. Из него выбросили трос и… тело. Очень знакомое, кстати. Впрочем, нет, тело сбросилось само. Приземлившись на ноги и сделав два переката для погашения инерции, игрок побежал прямиком к нам.

— Олеська?! — неверяще прошептал Лерой. Мои будущие убийцы заметно приободрились.

— О, круто! Наш подвиг будет в прямом эфире! — воскликнул кто-то из них. — Давайте, парни, за дело!

— Дайте ей обзор! Не толпитесь!

— Сам не толпись!

Но не успели ребята в очередной раз нацелить на меня свой многострадальный арсенал, как светловолосая бестия с разбегу врезалась в их ряды. Не обращая внимание на удивлённые возгласы, она невежливо растолкала всех, кто не пожелал расступиться. После чего остановилась в шаге от меня, развернулась лицом к игрокам и раскинула руки в стороны.

— А ну! — завопила Ветрова, не успев отдышаться. — Отвалите от моего парня!


Глава 7


— Так тебя Кайро прислал? — спросил я в отчаянной попытке как-то расшевелить девушку.

— Не-а, — проворковала Олеся, ещё теснее прижимаясь к моему боку. Лерой, сидящий напротив нас, спрятал усмешку за стаканом брусничного морса.

— Апасный сказал, что тебя нашли и пытаются догнать, — пояснил Винтер Вайтвульф — именно он привёз мою спасительницу на вертолёте. — Знаешь же Апасного? Мы с ним как раз сыр на мёд обменивали.

— Да, конечно знаю. Он мой сосед в Орхидне, — кивнул я, пытаясь тем временем хоть как-то отодвинуться от Ветровой. Увы, на мою беду скамейка давно закончилась. А более активные действия по избавлению от девушки предпринимать было нежелательно. В таверне, куда мы ввалились залечивать душевные и физические раны, также сидели и мои несостоявшиеся палачи. Они держались особняком, пили что-то шипучее и периодически бросали на меня злобные взгляды. Приходилось нехотя соответствовать статусу «парень Олеси».

— Ну да, ну да, — Древлянин лениво повертел в руке вилку с наколотой на неё баракабаньей котлетой. — Аццким псам кто-то из информаторов координаты слил, а они в кланчат передали. Странно, что на месте только один оказался.

— Псы к войне готовятся, — внезапно подала голос Ветрова. — Некогда им.

— Они перманентно в состоянии кланвара, — усмехнулся Лерой. — На кого нападут в этот раз?

— Не уточнили, — девушка пожала плечами и с самым блаженным выражением лица обняла мою руку. Я мысленно взвыл.

— Так, ладно, — Вайтвульф одним махом осушил свою кружку морса и поднялся из-за стола. — Нужно к нашим возвращаться. Олесь, ты со мной?

— Не-а, — Ветрова помотала головой — кажется, лишь для того, чтобы потереться щекой о моё плечо. — Я с Джейсом.

Мысленный вой перерос в крик. В поисках поддержки я посмотрел на Дженкинса. Зря. Тот лишь коварно улыбнулся и подмигнул мне. Бюрократ…

— Винтер! — окликнул я уходящего Древлянина. — Можно тебя попросить об одолжении?

— Подбросить куда-то? — с подозрением спросил тот. — Не. Обойдёшься. Знаешь, сколько литр авиационного топляка стоит?

— Нет. Но мне очень нужно. Я оплачу расходы.

— Пятьдесят тыщ вперёд и мы договорились, — Вайтвульф вернулся к столу и встал рядом со мной.

— Держи, — я не торгуясь оформил виртуальный перевод через в.р.у.к..

— Хм. Неожиданно, — Винтер одобрил транзакцию. — Ну ладно. Поле… Так, подожди! Надеюсь, вы не собираетесь втроём втискиваться на одно сиденье?

Я собрался уточнить, что нет, вчетвером — как можно не посчитать Счастливчика? Но Лерой откликнулся первый:

— В этот раз я пас. Останусь здесь. Хочу собрать все следы преступления.

— Серьёзно? — ахнул я. Закрыв ладонями Олеськины уши, шёпотом добавил: — Ты собираешься бросить меня в такой момент?

— Просто поговори с ней, — одними губами произнёс Дженкинс и ободряюще улыбнулся.

Предатель.

— Джейс! — Ветрова возмущённо отпихнула от своих ушей мои ладони и наконец-то уселась поудобнее. То есть немного отодвинулась, подарив мне полтора сантиметра свободного пространства.

— Извини, — пробормотал я. — Как ты смотришь на то, чтобы отправиться в Морильск?

— С тобой — хоть на край сервера! — Олеся томно вздохнула и вновь прижалась к моей руке.

— Ладно, понял. Винтер… Где Винтер?

— Вышел давно, — отозвался Лерой, с безразличным видом что-то рассматривающий на в.р.у.к.е. — Догоняйте, а то ещё без вас улетит.

Ощущая подступающее раздражение, я выбрался из-за стола. Едва не споткнулся о разлёгшегося рядом с лавкой Счастливчика, но противовес в виде никак не желающей отпустить меня девушки позволил устоять на ногах. Внезапное положительное сальдо!

В дверях украдкой обернулся через плечо. Может, хотя бы сказать другу «пока»? Вероятность восемьдесят шесть и сорок одна сотая процента, что мы с ним больше не увидимся. Хм… нет. Всё равно я оборву все социальные контакты, погрузившись с головой в работу. Пара-тройка фраз ничего не изменит.

Лерой поднял голову и наши взгляды пересеклись. Дефолт. Не могу просто уйти. Нужно попроща… Олеся настойчиво потянула меня за руку, и мне не осталось другого выбора, кроме как подчиниться. Мы вышли на улицу, и за нашими спинами громко захлопнулась дверь.

Вертолёт стоял на самой широкой площади поселения, как раз напротив выхода из таверны. Винтер ждал нас внутри кабины, но при моём приближении он моментально выпрыгнул наружу.

— Так, вот, возьми, — Древлянин впихнул мне в свободную руку знакомые кольца и ожерелье. — Надеюсь, ты ещё сильнее себя в минуса не загнал?

Я помотал головой и быстро нацепил бижутерию.

— Ещё кое-что, — Вайтвульф строго посмотрел на Счастливчика. — Собаку свою, пожалуйста, в салон не бери. Она меня нервирует. А нервный пилот — неровный полёт.

Окончив монолог глубокомысленной фразой, Винтер погрозил мне пальцем и, наконец, забрался обратно в вертушку. Чувствуя себя предателем, я печально посмотрел на пета. Хотел было наклониться и погладить его перед дальней дорогой, но Олеся нетерпеливо подтолкнула меня к летательному аппарату. Мда. Ну, ладно.

Первые девять минут и пятьдесят шесть секунд полёта мне не давало покоя ощущение чего-то неправильного. И это даже если не брать в расчёт Ветрову, вольготно развалившуюся на моих коленях. Понимая, что никуда я от неё не денусь, она обнимала меня за шею и иногда украдкой касалась носом моей щеки. Не знаю, чего она этим добивалась. Подзатыльника, не иначе.

Неправильно, всё неправильно… И то, как легко Дженкинс отпустил меня, не зная о моём намерении бросить игру. И то, что я без пререканий согласился оставить Счастливчика на земле. Последнее, кстати, терзало меня совершенно невыносимо. Но перед собакой можно будет не извиняться. Петы запрограммированы бегать за хозяином, не испытывая при этом неудобств. А вот Лерой… Как бы он меня не раздражал, его помощь и поддержка оказывались как нельзя кстати. Он действительно стал мне хорошим другом. Так что, нет. Нельзя уходить просто так.

Дефолт, Олеська, как же ты неудобно сидишь! Мне пришлось задрать руки к потолку, чтобы получить доступ к в.р.у.к.у.

— Что делаешь? — девушка моментально заинтересовалась моими действиями.

— Хочу написать сообщение, — сдержанно ответил я.

— Кому? — продолжила выпытывать Ветрова.

— Лерою, — процедил сквозь зубы.

— И что ты ему пишешь? Прочитай, а?

Вот и наступил тотальный контроль… Я со вздохом закрыл вкладку писем и опустил руки.

— Олесь, может, хватит уже притворяться? На нас никто не смотрит.

— Ну и что? Мне нравится притворяться, — нагло ответила девушка и щёлкнула меня пальцем по носу. Я фыркнул.

— А мне нет. Так что перестань, пожалуйста.

— Будь моим парнем, — проурчала Ветрова. — Тогда и отношения изображать не придётся!

— О, спасибо, на этот раз мне хотя бы оставили иллюзию выбора, — съязвил я, закатив глаза. — Но нет. Извини.

— Значит, мне придётся тебя соблазнить, — Олеся медленно облизнула губы.

— Попробуй. Но вероятность успешного исхода отсутствует.

— Вот как? И почему это?

Инфляция, какая же она упрямая!

— Потому что тебе всего пятнадцать — это раз! — не выдержав давления вспылил я. — Ты мне в дочки годишься! Потому что мне в принципе противны амурные отношения — это два! И три — я никак не смогу сделать тебя счастливой! Я не стану подстраиваться под твои желания! Дефолт, просто найди себе кого-нибудь ещё! Вот, например, Лерой. Чем он тебя не устраивает?

— Мне в октябре шестнадцать исполнится, — сухо отозвалась девушка. — Возраст согласия. И про дочку ты загнул, тоже мне! Сейчас разрешение на детей с двадцати трёх выдают. По смутным временам, что ли, ориентируешься? Окей, давай ещё раньше заглянем. Когда девочек замуж в одиннадцать выдавали.

— Олеська… — прорычал я, не желая больше участвовать в этом нелепом диалоге.

— Нет, ты дослушай, — твёрдо произнесла Ветрова. — Спрашиваешь, почему мне нужен именно ты? Потому что я уверена — любой на нашем кластере согласится стать моим парнем. Из жалости. Потому что у меня, видите ли, срок годности ограничен. Любой, кроме тебя!

— Ты что, опрос проводила? — поинтересовался я. — Статистику собирала? Нет? Тогда не выдумывай. Таких «безжалостных», как я, тебе на целый гарем наберётся. А то и на два.

— Кошкины каксли, Джейс! Почему до тебя никак не доходит?! — взвыла Олеся. — Люблю я тебя! И это не лечится, прямо как моя котская опухоль! Ни с кем ничего не хочу, только с тобой, понимаешь?! Хоть немного времени!

Вот тут, признаюсь, я выпал. Даже рот открылся сам собой. И щёки запылали. Так честно и прямолинейно мне ещё никто никогда не признавался в чувствах! Надо отдать девушке должное.

— Восемнадцать, — хрипло произнёс я после девятисекундного раздумья.

— Что? — непонимающе захлопала глазами Ветрова.

— Если… Когда доживёшь до восемнадцати, поговорим об этом снова. Разве что к тому времени ты забудешь про меня и встретишь достойного человека.

— А, ясно. Значит, ты хочешь, чтобы я страдала до конца своих дней и умерла старой девой?

— Нет. Я хочу, чтобы ты сделала правильный выбор.

Олеся замолчала и отвернулась от меня, скрестив руки на груди. Стало слышно, как Винтер тихо напевает себе под нос что-то похожее на «я не слышу ничего, я не слышу никого». Ох… Неловко получилось. Я и думать забыл, что мы не одни в вертолёте.

— Ладно! — девушка резко повернулась обратно. — Хорошо! Я согласна!

— Вот и умница, — с облегчением вздохнул я.


* * *

В обитель Хру-Хру Харги я заходил один — Олеся и Винтер наотрез отказались посещать неприглядный магазинчик. Внутри всё было по-прежнему: полумрак, пыль, птичьи перья. И огромный хозяин, сидящий в самом тёмном углу в окружении разнообразного хлама.

— Ва-а! — вскричал Свин, вставая и раскидывая руки в приветственном жесте. Несмотря на то, что я был готов к этому, колени почему-то всё равно подкосились. — Это же мой любимый покупатель!

— Здравствуй, Харги! — кажется, мне удалось изобразить искреннюю радость от встречи. — Я принёс то, о чём мы договаривались.

Хру-Хру спешно подошёл ближе, пыхтя от предвкушения. Стараясь не обращать внимание на нависшую надо мной клыкастую махину, я снял рюкзак и извлёк из него три честно добытые выкройки. Глаза Свина засверкали.

— Это… всё мне! — не дожидаясь ответа, Харги выхватил из моих рук свёртки и осторожно прижал их к груди. — Ателье… Я открою ателье!

— Подожди, ты просил всего один чертёж! — предвидя неладное, напомнил я. — За остальные я бы хотел получить плату.

— Брось, Джейс, не будь таким жадным, не по-братски это! — оскалился Хру-Хру. Одним движением здоровенной лапы он смахнул кучу хлама в сторону, обнажая спрятанный под ней закроечный стол. — Можно подумать, ты с боем эти выкройки добывал! Волки и сами отдать их рады. Кто, по-твоему, для них броньку шьёт?

— Но всё было именно так… — пролепетал я, заранее смиряясь со своим поражением. — Инфляция…


Получена награда:

+21500 exp

+5 к отношениям с расой Хру-Хру






Конец


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке