КулЛиб электронная библиотека 

Подменённая невеста для чёрного дракона (СИ) [Алёна Архи] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Алёна Архи Подменённая невеста для чёрного дракона

Глава 1

На мостовую, с гулким звоном бьющегося стекла, полетели и разбились на осколки мои пузырьки со снадобьями. Изготовленные с мельчайшей тщательностью и скрупулёзностью.

А в моей голове звенела лишь одна мысль «Они поняли кто я». Я сжала похолодевшие руки в кулаки пытаясь унять дрожь. И с ужасом наблюдала как на меня повернувшись, нетвёрдой походной надвигается неопрятный мужчина.

— Ты. — С зловонным придыханием, выдавил из себя он.

Мне оставалось только смотреть. Ноги не слушались, я просто оцепенела. Нужно встать и бежать, но я не могла.

А всё так хорошо начиналось. Ещё с утра этот день мне казался самым замечательным. Знойное лето заканчивалось, наступало моё любимое время года, осень. Прохладная, шелестящая разноцветными опадающими листьями, затихающая перед снежной зимой. Осень. Уже сейчас я чувствовала всю её прелесть, ощущала эту радостную тишину у себя внутри, некое предвкушение. Как перед праздниками, только для меня это не один знаменательный день, а целый месяц, первый месяц осени.

В соседней деревушке я нашла подходящее место, где проходили люди, потенциальные покупатели, выставила стол, расставила на нём свои многочисленные настойки. Как смогла его украсила и даже успела продать пару флакончиков лекарств.

На этом моя удача закончилась. Где-то там наверху, видимо, решили, что достаточно отсыпали мне на сегодня счастья и решили поубавить его.

Мимо пробрела старуха, смерив меня оценивающим взглядом хмыкнула. Прищурившись уставилась на стол передо мной. Слишком шустро, для своего вида, подбежала ко мне и с нескрываемой критичностью уставилась на мою продукцию. Я улыбнулась участвующей улыбкой и ожидала, когда же покупательница ко мне обратится. Поцокав беззубым ртом и взяв один флакон, старуха направила его на солнце, оценивающе крутя незамысловатый пузырёк всё цокая и цокая.

Ещё долго это цоканье звучало у меня в голове. Настроение чуть подпортилось, а в душе возникла нарастающая тревога. Я всё так же мило улыбалась, а про себя молила чтобы она поскорее ушла. С силой вцепилась в ремень сумки, висевшей на мне через плечо, пытаясь унять появившуюся дрожь. Купить они ничего не купить — это и так понятно, но от её ухода я избавлюсь от этого склизкого чувства пренебрежения внутри себя.

Помедлив, она поставила флакон обратно на стол и не вымолвив и слова пошла своей дорогой.

Ладно, это было чуть странно, но не критично. В нашей империи каких людей только не водилось.

После ухода старухи вся катавасия и началась.

Мужчину я увидела ещё издалека. Он шёл по мостовой держа в одной руке полу выпитый бутыль, а другой размахивал, либо привлекая внимание, либо поддерживая равновесие. Он бы прошёл мимо, но волей случая прямо перед ним, слегка его задев, пробежала девчушка и направилась прямиком ко мне. Мужчина проследил за ней и уставился на меня. Его помутневшие глаза сфокусировавшись расширились будто он нашёл именно то, что искал десятилетиями. Нашёл клад столетиями ускользавший от него.

Указательным пальцем он прорезал воздух и возвёл на меня свой дрожащий перст, одними губами вымолвил «Ты». А я уже всё поняла. Видя его ещё там, на другой стороне улицы, я уже знала, чем всё закончится. Или только начнётся.

Слишком многих, вот таких потерявшихся в жизни, мужчин я видела за последние годы и все как один в своих несчастьях винили мою семью в общем и меня, в частности.

Незамедлительно стол, со всеми стоявшими на нём пузырьками, полетел на мостовую. Я полетела в след за столом.

Только не это.

Возле орущего, точнее натужно хрипящего мужчины собирались люди. Зеваки. Это пока они были зеваками, а как только они узнают кто я, то все те, кто сейчас тихо стояли рядом, делая вид, что их намечающаяся заварушка совершенно не интересует, станут полноценными её участниками. И участвовать они будут с превеликим удовольствием. Ведь и в их невезенье и неудачах, отчасти, виновата опять же я.

Мужчину сильно трясло, но не от выпитого им ранее, а от переполнявшей его ярости. Я всё читала по его покрасневшим глазам. По дрожащим губам. Он пытался выдавить из себя слова, но не мог. Пока не мог.

Мне же, следовало, в наступившую заминку, убегать, но я этого почему-то не делала.

Мужчина весь побагровел всё пытаясь выдавить из себя хоть что-то членораздельное. Я, не замечая его потуг, смотрела на валявшиеся по мостовой пузырьки. Большая часть разбилась. От некоторых осколков валил густой сизый пар. Другие подпрыгивали на месте и издавали хлопки. Мой рот сам собой расплылся в улыбке. В отрешённой искаженной улыбке.

Люди вокруг собирались в маленькие группки. Обменивались впечатлениями и спрашивали о том, что здесь творилось. А я всё так же немигающе смотрела на свои творения. Вон в той, пурпурной склянке я продавала лекарства от кашля, в маленькой, зелёной находилась мазь от болей в суставах. А в ярко-красном пузырёчке плескался приворотный напиток, пользующийся у меня бешеной популярностью. Кто бы знал, как я его создавала, как мне приходилось на заре бродить по лесам в поисках алого лунного цветка. Этот цветок нёс в себе и лечащие свойства и губительные, нужно только правильно его сорвать, в нужное время, иначе вместо любовного напитка у тебя получится превосходный яд.

— Она — Язером! — Раскатистым эхом пронеслось по улице.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Все вокруг замерли. Будто я нажала на невидимую кнопку и всех выключила, а затем, как в большом муравейнике, все зашевелились, зашумели.

В груди бухало сердце. Ускоряя свой бег. Первый комок грязи больно обжог шею. И откуда они её только нашли?

Начиналась какая-то вакханалия. Ревущая толпа набирала обороты, и я раздельно слышала всё то, что сейчас со мной будут делать. Я же говорила. Участвовать в линчевании будут все.

— Она! Она убила мою дочь. Из-за неё я всё потерял. Люди, не оставим этого вот так. Её нужно наказать. — У мужчины, неожиданно для меня, прорезался голос, да какой. Каждое слово он выкрикивал, вкладывал в них всю силу и всё больше и больше распалялся, видя, как его слова действуют на окружающих.

Со всех сторон набегали люди. Смотрели на меня как на диковинного зверя. Оценивали.

Толпа загудела. Меня окружили со всех сторон, взяли в кольцо. Перед глазами мелькали лица, море лиц. И каждое я запомнила, они отпечатывались в голове. Именно это я буду помнить перед концом? Нет, не хочу! Я увидела, как в меня кинули очередной комок грязи, он летел прямо мне в лицо, я только и успела прикрыться руками.

Секунда, вторая. В нерешительности и отняла ладони от лица. Толпы я не видела. Я вообще ничего не видела.


Открыв глаза, я не сразу поняла, что творилось вокруг меня. Первая мысль казалась абсурдной. Я попала на небеса? Именно это я и подумала, но через мгновенье услышала крики, совсем рядом. Я всё ещё жива.

Я не страдала слабоумием или тупизмом, но сейчас происходящее вокруг, его смысл доходил до меня слишком долго.

Я находилась внутри смерча. Вскрикнув, зажала рот руками. Неверяще поднялась на ноги, пытаясь понять. Плотный, такой живой и всеобъемлющий воздух кружил вокруг меня. Я попыталась дотронуться, но потоки воздуха остерегающе откинули мою руку. С каждой секундой он набирал силы. Раскалялся. Он защищал меня. Оберегал от тех, кто находился снаружи, всех тех, кто сейчас с криками пытался прорваться ко мне, но не мог.

И я заплакала. Рыдания вырывались безудержным потоком. Я не могла остановиться. И мне хотелось только выть от переполнявших меня чувств. Эмоции били через край, я только и успевала стряхивать слёзы.

Есть на свете добрые люди, есть ещё те, кто может приостановить такую несправедливость, творившуюся вокруг меня. Я не виновата, я правда не виновата, но кого это волнует? Лишь меня. Эти люди, да, я считаю их людьми, пытаются выместить всё на мне. На беззащитной, одинокой девушке.

Я слышала крики, взрывы. Больше всех, естественно, кричал мужчина. Его голос давно охрип, но он этого не замечал. Он поймёт это завтра, или сегодня вечером, когда горло будет давить и сводить судорогами, но сейчас он не слышал сам себя. Я понимала его боль, я даже знала её причину.

Смерч исчез так же внезапно, как и появился. Меня схватили за запястье и потащили через беснующуюся толпу. Я спотыкалась, но не останавливалась и бежала. Левой рукой я сжимала ремень сумки. В ней находились пара невыставленных флаконов и самое ценное — те немногие гроши, которые я успела заработать за утро. Хоть что-то я принесу домой.

Я посмотрела на руку, сжимавшую моё запястье. Затем мой взгляд заскользил выше по руке к плечу, по широкой спине, шее и наконец затылку. Это определённо был парень. Тот, кто спас меня.

Толпа давно осталась позади и сейчас мы бежали по узким улочкам, стены домов напирали с обоих сторон. Парень уверенно вёл меня в лабиринте поворотов, а я просто ему доверяла. Позволяла уводить себя в неизвестном направлении.

Я продолжала смотреть на его затылок. На его развивающиеся, чуть длинные, белоснежные волосы. Они методично вздрагивали на ветру с каждым новым шагом.

Через несколько очередных поворотов мы выбежали к подножию холма, а на его вершине стоял раскидистый дуб. Таких я ещё в своей жизни не видела.

А потом мой спаситель обернулся.

Сердце, прежде сжимавшееся в страхе доверительно, затрепетало. Мгновенье растянулось на долгие секунды. Вдалеке завыл ветер. Мелодичный, непонимающий. Ветви дерева медленно начали раскачиваться. А я застыла на месте. Кончиками пальцев я ощущала чужую бьющуюся жилку. Голубые глаза незнакомца расширились в изумлении.

И я сама не понимала, что со мной происходит. Внутри меня всё перевернулось, будто я, прямо сейчас, в эту секунду, рождалась заново. Мой взгляд метался по его лицу старательно запоминая мельчайшие морщинки, шероховатости.

Черты лица резкие, выразительные. Брови вскинуты вверх. Со слегка раздувающимися ноздрями прямой нос. Губы нежно маренового цвета. Идеально вырезанные скулы, о которые можно порезаться.

А моё сердце билось в груди и звало его, стучало так сильно словно хотело, чтобы его услышали. Из груди вырвался стон. Голубые глаза, эти глаза неба не сводили с меня своего пристального внимания. Они сверкнули на солнце, а затем незнакомец улыбнулся. Добро и ласково.

Ветер, прежде игравший в кроне дерева, переключился на меня. Мои волосы взметнулись вверх, растрепались. Он принёс с собой убаюкивающую прохладу. Нежным бризом пронёсся по плечам, рукам. Я чувствовала, как он отступает и вновь ластиться ко мне, я чувствовала его весёлость, озорство. И затем, я ощутила мимолётный невесомый поцелуй на своей щеке. Такое вообще возможно?

— Да прекрати. — Парень сердито бросил в пустоту.

Его голос, голос незнакомца, зазвучал в голове. Прокатился по всему телу и поселился в душе. Такой весёлый, наигранно серьёзный. Я запомню его. Этот миг. Это время.

Я почувствовала, нет, услышала биение сердца, но не своего. Его. Трепетное, а сейчас нарастающе удивлённое. Парень неверяще вскинул голову, будто пытался услышать. И он слышал. Меня.

В душе всё ликовало. Он слышал. Читал мои мысли. Я знала, знала, что он мог. И он понял, что я чувствовала сейчас к нему. К этому незнакомцу.

Мысли проносились в голове. Я чувствовала благодарность. Но этого было недостаточно. Это слово не совсем подходило ко мне. Он оказался единственным кто помог мне, кто принял меня и не отвернулся от меня. Не пустил в меня комком грязи, не стал обзываться и угрожать расправой. Я всегда находилась в напряжении. Оглядывалась и ждала удара в спину. Всегда готовая к бегству.

А сейчас. Я доверяла ему, верила в него. И я знала что с ним мне ничего не грозит. Он сможет защитить меня ото всех. И теперь я сама готова отдать за него жизнь.

Вокруг определённо что-то творилось. Что-то творилось с ветром. Воздух неожиданно потяжелел, давил на плечи. Стало трудно дышать. Яростно захлестали ветви. Они скрипели и трещали. А само дерево раскачивалось во все стороны. Птицы, издавая возмущённые трели, улетали во все стороны. Парень посерьёзнел и свёл к переносице брови.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Ещё недавняя игривость ветра сменилась на обезумевшее возмущение. Вдалеке с дома сорвало крышу, она с грохотом упала на мостовую. С земли в воздух взметнулись, позабытые кем-то, вещи. Пыль стояла столбом. А он всё кружил и кружил. Я не понимала, что он от нас хочет.

Я видела, как бушующе металась трава, как облака, недавно мерно плывшие, сейчас стремились с небосвода гонимые ветром.

Он обезумел.

А мне стало страшно. В груди не хватало воздуха, и я не понимала, что происходит вокруг. Что стало с природой на этом маленьком холме. Что стало со мной. С нами.

Незнакомец, всё ещё не отпускавший мою руку, резко притянул меня к себе, а затем… затем впился неумолимым поцелуем. И я, я позволила ему.

Такой терпкий и такой сладкий. Поцелуй. Раньше я не с кем не целовалась, ну если только пару раз, но это была не я. Совсем не я. А сейчас. Теперь в смерче мы стояли оба. Окутываемые парящим воздухом. Сейчас он успокоился. И радостно кружил вокруг нас. Незнакомец с силой прижал меня к себе, не отпуская до последнего. А я наслаждалась этим мигом. Моим временем.

Я растворялась в нём без остатка, и мне это нравилось, я хотела этого. Быть с ним в далеке ото всех. Наслаждаться его присутствием. Чувствовать на себе его сильные руки. Чувствовать всем телом как его душа стремится ко мне, слышать, как его сердце бьётся в унисон с моим.

Я слышала его мысли. Он думал обо мне, о том, как ему за долгие годы спокойно, и о том, что сейчас он счастлив.

И когда я начала задыхаться от нехватки воздуха, когда голова кружилась в урагане вместе с ветром парень нехотя отстранился от меня и вокруг всё застыло. Будто и не было этого смерча, этого смертоносного ветра.

— Прости.

Извинения были излишни. Я нисколько не сожалела о случившимся. И я хотела продолжения. Остаться в этом времени, на этой поляне. Навечно.

Не хотелось идти домой. А самое главное от него.

— Что это было? — С трудом переводя дыхание осведомилась я.

— Я могу только предполагать.

Я вновь залюбовалась его глазами и не смогла сдержать порыва прижалась к его широкой груди. Закрыла глаза запоминая мгновение. Умиротворяющее спокойствие вкруг. Он не заставил себя ждать и тоже прижался ко мне. Я не хотела его отпускать, чувствовала, что и он не собирался этого делать.

Но нам пришлось.

Я осознавала, что дальше так продолжаться не может, что существуют правила и нам пора прощаться. Взяв всю волю в кулак, с мыслями, что так надо, я отстранилась.

Он протянул свою руку ко мне, мягко улыбаясь убрал выбившуюся прядь волос за ухо и отступил на шаг назад.

— Давай встретимся здесь завтра, в это же время. Мне нужно узнать, что с нами произошло и я расскажу об этом тебе.

— Давай. — Только и вымолвила я.

Он резко развернулся и пошёл обратно, в лабиринты поворотов, а я смотрела ему вслед пытаясь сглотнуть комок в горле. В глазах защипало, а в груди поселилась тоска. Он уходил. Я знала что это не недолго. Завтра мы снова встретимся. Но тревожное чувство совсем отказывалось покидать меня.

Глава 2

Ночное небо непрестанно разрезали вспышки молний. Витиеватые, такие яркие, что слепило глаза. Одна, вторая. Я сбилась со счёта пытаясь заснуть. Звонкие капли дождя барабанили по стеклу. Казалось этот ливень никогда не кончится. Страшный, бушующий. Я ёжилась под тонким одеялом, безрезультатно пытаясь заснуть. В голове проносились мысли о сегодняшнем дне. Эта ночь предвещала быть долгой.


Далла заворочалась, во сне, рядом со мной.


— Холодно. — Еле слышно простонала она.


— Спи, моя хорошая. — Вторила ей я. Пододвинулась к ней ближе, обняла свою девятилетнюю сестрёнку за её холодные плечи, пытаясь согреть. Она сжалась комочком, и вся дрожа прильнула ко мне всем телом, такая маленькая, хрупкая.


В очередной раз небо расколола сверкающая вспышка, а за ней последовал раскатистый гром гулким эхом затихающий вдали. Окна задребезжали от такой силы. Далла закашлялась. Я обняла её еще крепче, стала поглаживать её спину и слегка похлопывать. Так, в своё время, меня гладила мама. Далла пару раз всхлипнула и успокоилась.


После очередной вспышки послышался выраженный треск древесины. Не выдержав решила посмотреть, что творилось на улице.


Ноги прикоснулись к холодному обшарпанному полу. Сразу же захотелось залезть обратно под одеяло, там хотя бы теплее, уютнее. Обернулась к Далле, как смогла подоткнула под неё одеяло и прошла к окну.


Молния аккурат попала в родовое дерево Язером. Сердце сжалось от увиденного. Столько счастливых моментов было связанно с ним. Я невольно улыбнулась, воспоминаниям прошлого. Его ствол не могли обхватить пять человек разом, раскидистые верви тянулись ввысь, заслоняя небо. Летом под ним накрывался столик. И чай, каким бы он ни был, всегда оставлял приятное послевкусие.


Глаза защипало от слёз. Я пыталась подавить рыдания спешащие вырваться наружу. Столько всего навалилось на нас за последнее время и, казалось, я больше этого не выдержу.


Дерево простояло не одну сотню лет. Его посадил мой далёкий прапрадедушка. Оно пережило и войну, и пожары и другие не менее ужасные природные катаклизмы. Но сегодняшнюю ночь не смогло выдержать.


Молния точно расщемила дерево пополам, по краям которых распространялись обугленные участки. Вспышки молний озаряли свой ущерб.


Некогда облагороженное маленькое озеро, а сейчас просто-напросто болото, вышло из берегов. На земле повсюду валялись ветки, заметила отсутствующую часть ограды, она попросту упала.


Для меня потеря родового дерева стала последней каплей. Не эта удручающая обстановка вокруг, к ней я уже привыкла, а наше родовое дерево. Я видела в его гибели и скорейшую гибель нашего древнего рода. Столько испытаний было, а сколько ещё предстоит? Слёзы покатились по щекам, а грудь сдавили беззвучные рыдания. Наверно, в сотый раз я стряхивала слёзы за сегодняшний день. Я старалась плакать тихо, не тревожив Даллию.


Выплакав всё, что творилось в душе, ещё раз взглянула в окно. Меня привлёк маленький, постепенно приближающийся, огонёк.

Очередная вспышка озарила карету, запряжённую четвёркой скаковых лошадей. Кто в такую погоду совершает визиты? Немыслимо. Может едут к соседям? У них как раз проходило торжество по случаю совершеннолетия средней дочери.


Моё предположение не подтвердилось. Гнедых лошадей, мчавшихся во всю силу, безжалостно хлестал кнутом кучер. Четвёрка повернула на дорогу к нашему дому.


Вскоре карета остановилась у нашей запущенной, заросшей сорняками лестницы. Я внимательно следила как из неё выбрался пухляш невероятных размеров. Костяшками пальцев он поправил свои пышные усы и прикрывая голову ладонью поспешил к входной двери нашей родовой усадьбы.


На его стук дверь открылась мгновенно, будто только его и ждали. Раздираемая любопытством я прокралась к двери моей спальни, а затем юркнула мышкой в коридор.


Облезлый прокусанный молью ковёр приглушал мои шаги. Я столько лет жила здесь, столько раз, гонимая фантазиями, ходила по ночам, что давно выучила все повороты и могла с лёгкостью пройти всю усадьбу с закрытыми глазами ни на кого и ни на что, не наткнувшись.


Я присела у перилл второго этажа, чтобы меня не заметили. Ночной гость топтался у прихожей и откашлявшись учтиво поздоровался. Моя длинная, когда-то давно, бежевая, а сейчас непонятно серая, ночнушка предательски зашуршала, я замерла, боясь, не то чтобы пошевелиться, просто вдохнуть. Но всё обошлось, моё присутствие собравшимся оставалось неизвестным.


Внизу, около пустого камина, в кресле, таком же дряхлом и убогом, как и всё здесь вокруг, сидел мой дедушка. Возле него стоял мой отец. Гость с маленькой заминкой подошел к камину и уселся в кресло напротив деда. Свеча, стоявшая на столике между двумя креслами, тускло освещавшая пространство вокруг, вздрогнула.


Гость, упитанный мужчина, тихо пробурчал себе что-то под нос и в камине тут же заполыхал огонь.


Ого! Да нас посетил маг. И не какой-нибудь, а самый что ни на есть верховный. Раз он смог без вспышек и типичных длинных, сложных заклинаний вызвать, вот так запросто, огонь.


Теперь, от огня в камине, я смогла разглядеть пришедшего гостя со всех сторон. Он представлял собой упитанного, невысокого человека. Черты лица мягкие, добрые. Когда он хмурил брови его лоб прорезала глубокая морщина. Он часто поправлял свои пышные, пшеничного цвета усы костяшками пальцев. Искренне улыбался, а затем быстро мрачнел. Глаза тёмно-медового цвета прямо смотрели на отца. В них я заметила нечто умоляющее.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Мундир, насыщенно синего цвета, выдавал в нём военного, высшего чина. Я присвистнула, различив на его обшлаге серебряную вышивку герба нашей Империи. А мужичок то не из просты. Хотя я поняла это когда увидела его магию. Предполагаю, я буду свидетелем тайного сговора.


— Я догадываюсь зачем ты пришёл. Отбор начинается завтра, верно? — Отец скрестил руки на груди. — Мой ответ нет.

Я как могла навострила ушки, затаив дыхание, смотрела, что творилось внизу.

Отец, глава семьи Язером, всегда учил меня быть воспитанной, лаконичной и всегда уважать своего собеседника, какой бы статус он не представлял. Сейчас же отошёл от своих правил и не выказывая должного уважения к гостю, с порога, начал вражду.

Милдред Язером с нескрываемым презрением смотрел на гостя. Высокий, поджарый мужчина средних лет, которого я искренне любила и боготворила. Не смотря на бедность своего одеяния в нём читалось высокое происхождение. Но в нашем положении древность рода ничего не значила.

— Прошу тебя. — Ровным голосом начал гость. Я видела, как начали дрожать его руки, а по виску заструился пот. Полено в камине треснуло, и он от неожиданности подпрыгнул.

— Что?

— Моя Лаида в большой опасности, — умоляюще простонал мужчина. Он обеими руками вцепился в подлокотники кресла, пытаясь унять своё нарастающее волнение, — нам пришло приглашение, это чёртово, совсем не нужное, приглашение. — Его глаза сверкнули злобой. — Я всё это время искал возможность изменить ситуацию, спасти её. И только ты можешь мне помочь. Не откажи мне.

— То есть ты хочешь, чтобы я пожертвовал своим ребёнком, ради твоей дочери? — Отец вскрикнул, с усилием воли понизил голос. Обернулся посмотрев в сторону моей спальни. Я сидела на корточках не дыша. Ноги начали затекать, распространяя неприятные ощущения по всему телу.

— У тебя трое детей, а у меня одна единственная. — Не унимался гость. Его тон голоса с просяще-ровного перешёл на уничижительно умоляющий. В нерешительности он сложил свои руки в мольбе.

— Ты неправильно трактуешь мои приоритеты.

— Я верну тебя на службу, — с придыханием затараторил он, — я уже со всеми договорился, всё устроил. Ты вернёшься к своей прежней жизни, и никто и не вспомнит твоих былых высказываний. Некоторые будут рады тебя снова видеть, да что там некоторые, все, совершенно все. — С жаром продолжал он. — Они уже сейчас говорили мне о своих мыслях по этому поводу. Франклин, помнишь Франклина? Он сказал, что устроит тебя в совет на руководящую должность. Зачем же ты ушёл? Тебя никто не заставлял уходить.

— Даред, — устало выдавил из себя отец, — мне незачем с тобой больше разговаривать, я принял решение уже довольно давно и не отступлю от него.

Для меня становилось всё только запутаннее.

Примерно двадцать лет назад, когда началась ожесточённая война между Империей магов и Чёрными драконами, я знаю, мой отец был советником самого императора. А мой дедушка, который сейчас сидел в кресле и помалкивал, руководил воздушной флотилией.

Война продолжалась недолго. Мы проигрывали по всем фронтам, несли колоссальные потери, но у нас оставались силы и воины, чтобы продолжать сражения. Многие погибли, но никто не собирался сдаваться. Никто, кроме моего дедушки. В решающем воздушном бою он сдался, сдал своё оружие и приклонил колено перед врагом.

Так мы проиграли. У дедушки, сильнейшего воздушного мага, отобрали все награды, лишили всех званий. Хорошо хоть не казнили, помогли его былые заслуги. Забрали наши земель, принадлежавшие нашей семье поместья, усадьбы. Отобрали всё, что только могли отобрать. Лишили нас привычной нам жизни. Выкинули нас из высшего общества. Друзья и дальние родственники, все как один, отвернулись от нас. Мы превратились в всеобщих изгоев.

И вот теперь, сидя и прижимаясь к холодным периллам, в обветшалом доме, с единственным слугой мистером Родимом, который, думаю, служил нам лишь за идею, я узнаю, что отец ушёл сам со своей службы. Мне рассказывали, что его выгнали на глазах у всего дворца как сына предателя, а сейчас я слышу, что он ушёл сам. Получается мне всё это время лгали. Нагло и беспринципно.

И он позволил сделать с нашей семьёй всё это? Сердце возмущённо заколотилось. Полностью разорить её. И всё, из-за кого? Из-за старика, который сейчас вальяжно восседал в кресле. Между прочим, в, хоть и стареньком, но, имперском синем сюртуке. Со всеми медалями, которые ему когда-либо, присуждались. Не знаю, как он их сохранил, ведь его всех этих медалей лишили. Из-за него наша семья так пострадала. А мой уважаемый отец, сам любивший поговорить о чести и бесчестии, спокойно уничтожил наш род.

В груди начало клокотать и извиваться. Странно, что они ещё меня не заметили. От меня исходила такая аура ненависти и злости. Хотелось рвать и метать. Послать всё к чёрту.

С самого детства моя жизнь была в аду, я находилась в аду. Не проходило и дня чтобы кто-то в лицо мне не высказал какая я тварь и что мне незачем жить на этом свете. И теперь я пряталась ото всех. Чуралась каждого и в моей душе поселилась закономерная неприязнь ко всем. Всем родственникам, соседям, прохожим, всем тем, кто оскорблял и обижал мою семью.

Я имела единственно друга — старшего брата, которого, кстати, я почему-то не видела уже пару дней, а женскую дружбу я находила в своей младшей сестре. Забота о них — единственный смысл моей жизни.

В голове промелькнули лучистые голубые глаза и сердце отозвалось трепетным бегом. И да, теперь с моей душе поселился незнакомец. Я даже не знала его имени. Озарение пришло слишком поздно, когда я вечером подходила к дому.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Мне нужно лишь кольцо. — Умоляюще шептал Даред. — Только кольцо, твоя дочь мне нисколечко не нужна. Я бы не стал подвергать её такой опасности. — Его голос менялся с каждой фразой, он становился податливым, лоснящимся, слегка масляным, а мой отец стоял на своём.


Ах вот оно что. Как я сразу не догадалась о чём речь. Я взглянула на свой указательный палец правой руки. На нём в приглушенной темноте поблескивало маленькое, аккуратное, с молочной шляпкой колечко.


Артефакт-перевёртыш — моё тайное оружие. Оно хранилось в маминых украшениях как красивая безделушка, незнамо откуда взявшаяся. И только я поняла его свойство, всю его прелесть. Мне нужна была лишь капля крови того, кем я хотела стать и всё. Правда существовали ещё свои правила и тонкости, но о них позже.


Когда капля крови касалась мутно белой шляпки, она, как бы, впитывала её, становясь насыщенно алой. И я спокойно превращалась в владелицу или владельца первоначальной капли. И никто не мог меня раскусить. Сколько тайных экспериментов я совершала в детстве. Я становилась и старшим братом, и соседской девчонкой, и кем только не была. Кольцо помогало полностью копировать чужого человека. Его ауру, повадки, отношение, мне становились подвластны его недавние мысли, чувства.


Так, под чужой личиной, я впервые поцеловала постороннего мне человека. Хотя нет, это он поцеловал меня, точнее ту, кем я стала.


Для меня кольцо оказалось превосходной находкой. С помощью него я спокойно выходила из дома, гуляла по оживлённым улочкам, посещала мероприятия, вечеринки. Знакомилась с людьми, узнавала их. И завидовала. Завидовала владельцам капель крови, завидовала тому, что со мной настоящей так никто не будет разговаривать.


И от этого в моей душе поселялась ещё большая злость на всех вокруг.


И сейчас этому пришедшему человеку нужно от нашей семьи только кольцо. Хм … боюсь его разочаровать в этом. Кольцом могла пользоваться только я. Я поделилась его возможностями со своим братом. И у него перевоплощение не получилось. Кольцо отказалось действовать.


Даред встал и, неожиданно для меня, плюхнулся на колени. С заламыванием рук он начал стонать и поскуливать. Неприятное зрелище. Никогда не любила унижение других. В идеально вычищенной одежде он чуть ли не валялся на потёртом полу. Он скороговоркой начал перечислять все те богатства, которыми он может одарить нашу семью, лишь бы отдали кольцо. Я слышала всхлипывания и прошение о милости. Но мой отец стоял неприступной стеной. Дедушка, в свою очередь, безразлично вычищал свои ногти. Я же задумалась.


— Даред, я действительно не могу помочь тебе в твоей просьбе. Встань. Не унижай себя. Это всё равно никак не повлияет на моё решение. — Отец беспристрастно взирал на человека у своих ног. Он завёл руки за спину и ждал, когда гость встанет и уйдёт.


Валявшийся на полу неуклюже поднялся. Я видела его заплаканное лицо. Моя душа разрывалась от жалости. Я могла лишь представить, что испытывает этот человек. Единственную дочь отправить на отбор к королю Чёрных драконов, будто смертный приговор ей подписать.


— Я понял, — у Дареда заблестели глаза, я видела, как его осенила какая-то мысль. — Милдред, — обратился он к моему отцу, — неужели ты действительно поверил той старухе, которая напророчила тебе всяких небылиц? Этой нищенке? Да это бред чистой воды, — с жаром шептал Даред, — я предлагаю тебе вернуться к старым друзьям, к старой жизни. Если ты не думаешь о себе, подумай о своих детях! Ты видишь во что ты превратил свою жизнь, — он многозначительно обвел убогую комнату пухлой рукой, — сейчас ты живёшь хуже, чем та нищенка. Но ведь она сказала тебе всего лишь…


— Тихо! — Отец вскричав не дал договорить гостю. — Не слова больше. И прошу тебя, покинь мой дом.


— Ладно, ладно, — гость успокаивающе потряс ладонями, — мне нужно лишь кольцо.


— Я, думаю, сумел донести до тебя своё решение, а теперь, — папа прошёл к входной двери, открыл её, впустив, холодный воздух и капли дождя в комнату, — уходи.


Гость не слова больше не вымолвив понуро направился к двери. Дедушка пристально следил как он уходит. За этот вечер он ещё ни разу не говорил, предоставив всю работу своему сыну.


В далеке я явно расслышала натужный кашель Даллы. Не секунды, не колеблясь я стремглав кинулась со второго этажа.


— Подождите, — на ходу выкрикивала я, мои босые ноги зашлёпали по выцветшей краске древесины, — я согласна.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


Даред смотрел на меня с нескрываемой благодарностью, его припухшие глаза в очередной раз наполнились слезами, отец удивлённо вскинул брови. Я бы даже сказала в глубине его карих глаз я увидела испуг, страх, он явно не ожидал меня здесь увидеть. Не думал, что его старшая дочь — вот так вот будет подслушивать разговоры взрослых, и уж, тем более, вмешиваться. И не хотел, чтобы я слышала весь этот разговор. А всему виной непрекращающаяся гроза и сильный раскатистый гром.


— Это исключено. — Дедушка подал голос за спиной. Ну надо же. Заговорил.


— Я не спрашивала вашего позволения. — Уверенно начала я. — Я довольно взрослая и могу сама принимать решения.


— Это исключено, — яростно выдавил дед, — ты никуда не поедешь.


— Повторюсь, что ваших советов мне не нужно. — Я повернулась к Дареду. — Подождите меня, мне нужно собраться, и я скоро выйду. — Решение мною было принято окончательно. Ради Даллы я готова на всё. Я направилась к лестнице.


— Магдалия Язером, тебя поведут как свинью на убой, и мы этого не допустим. — Не унимаясь прогрохотал дед.


Его голос, то с каким тоном он всё мне сейчас высказывал не дали мне спокойно уйти. Я обернулась, посмотрела на своего любимого дедушку. Сейчас я его совсем не узнавала. Недавно улёгшиеся эмоции воспылали во мне с большей силой. В груди сердце сжалось от предстоящей ссоры.


— На убой? Серьёзно? Я-то понимаю свой поступок, а вы? Вы оба. — Я смотрела то на отца, то на деда. — Вы хоть понимаете до чего довели нашу семью. — Непрошенные слёзы потекли по разгорячённым щекам. Я старательно смахнула их. Всхлипнула.


— Дорогая, — отец шагнул ко мне. Но я жестом руки остановила его. Он огорченно остановился на месте, уважая моё решение, может не понимая его, не одобряя, это точно, но уважая.


— Вы слышите? — глотая слёзы спросила я их. — Ох, если не слышите, то я объясню. Это Далла, и она который день кашляет, она не поправляется, какие бы я ей настойки не давала, они ей совсем не помогают. А ты? — Я повернулась к деду. Уходить так с музыкой. Если уйду громко, хлопнув дверью, может, мне не будет так больно в душе, навсегда покидать родной дом. — Армонд Язером, — я фыркнула, — каждая шавка нашей Империи знает кто ты. И, к сожалению, никто не думает о тебе как о человеке, который первым обуздал северные ветра, никто не думает о тебе как о человеке, сумевшем создать нашу воздушную Армаду. Никому и дела нет, что ты единственный воздушный маг, который сумел сочетать в себе все ветра континента. Нет! Все знают, что именно ты проиграл Чёрным драконам. И не просто проиграл, а сдался добровольно, приклонив колено, именно от твоего решения война окончилась не в нашу пользу.


Слёзы душили, сдавливали горло. Мне не хватало воздуха, и подступившая истерика никак не унималась. Я хватала ртом воздух, живительный неосязаемый напиток, но ничего не помогало, я задыхалась.


Никто не знает, как весело я проводила с ним время. Эти детские воспоминания — лучики солнца в моей жизни. Хоть сейчас мне и двадцать три, я помню себя трёхлетней крохой. Как мой любимый дедушка уставший приходил со службы. Брал меня в свою мастерскую и мы строили с ним миниатюрную воздушную флотилию. Маленькие кораблики проносились над моей головой, и я высоко, высоко старалась подпрыгнуть, ухватить летающие над головой корабли.


А потом я летала. Дедушка своей магией окутывал меня воздухом, и я летала, вытворяя немыслимые пируэты.


Дедушка сажал меня на свои колени, у камина, и рассказывал об истории нашей Империи. О том какой была наша страна. О своих путешествиях. Передо мной проплывали, из густого белого воздуха, мифические животные, своими маленькими ручками я касалась их, а незнакомое мне доселе животное игриво скакало рядом.


Я прекрасно понимала, что отказываюсь не только от своей семьи, но и от жизни. В душе всё переворачивалось, от одной лишь мысли, на что я обрекаю себя. Ведь Чёрные драконы с нами не церемонились и поступали очень жестоко.


А всё из-за чего? Правильно. В моём дедушке нашли козла отпущения и всю вину спихнули на него. Ведь в прошедшей войне принимал решающие вопросы не только он. Были и другие виновные, но нет! всех собак спустили на него. Наш Император решил пожертвовать только нашей семьёй и теперь мы за всё расплачивались.


— А сейчас? Всё, нашей семьи нет. — Чуть успокоившись, пожав плечами, закончила я.


— Дорогая. — Отец подошёл сзади и приобнял за плечи.


— Не трогай меня. — Взвизгнула я. — Если бы не ты мама была бы жива! — Я с силой отпихнула отца.


Он отдёрнул от меня руки, будто прикоснулся к раскалённым углям. А его лицо выражало и боль и отчаянье одновременно. Я задела его чувства. Сердце, в очередной раз, сжалось. Те слова, которые я так тщательно хранила, запирала у себя внутри, теперь рвались наружу. Думаю, он сам себя корил последний год.


Мама, моя любимая мамочка несколько лет назад серьёзно заболела. Я видела её угасание, её болезнь. И сейчас, когда её не стало, я так сильно жаждала её объятий, так сильно хотела, чтобы она вернулась. Будто всё сон. Вся моя жизнь сон. Она учила меня всему. Даже, не нужному мне сейчас, этикету. Она отдала всю себя на моё воспитание. На воспитание сестрёнки и брата.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

На какие только шаги я не шла, чтобы добыть нужные дорогостоящие, редкие ингредиенты для лекарства. Я бы сделала их сама. И этому, врачеванию, меня учила тоже она. Но все мои поиски были напрасны.


Она умерла год назад. Человек, который не давал мне скатываться в нашем отчаянном положении. Когда её не стало будто часть моей души откололась от меня. Я стала ещё больше жестока, язвительна. Как ко мне обращались я старалась поступать в сотню раз хуже. Меня начали побаиваться все местные соседи. Я винила в произошедшем отца и в последнее время наши отношения находились на грани краха.


Отец же всё говорил о моём, о нашем, положении, о том, что я леди и что во мне, как и в моих родных, течёт кровь великих Язеромов. Но нет. Все великие Язеромы отвернулись от нас, все они относятся к нам с презрением, будто мы нелюди. Я знаю некоторые из них старательно вычеркнули нашу семью из своих родословных. Все они ждут не дождутся, когда же мы прекратим существовать, чтобы спокойно вздохнуть и тогда уж полностью обелить род.


— Далла недавно украла булку на рынке, — я проследила за реакцией собравшихся, — точнее попыталась. Но лавочник её поймал. И так швырнул на землю, когда понял кто перед ним, что у неё час не останавливалась кровь на локте. Он наговорил о ней столько гадостей, но она не заслуживает всего этого. Ведь её даже не существовало, когда закончилась война, когда мы проиграли. Ей всего девять, а за свою жизнь она уже столько наслышалась. Кстати, а где Ярим?


— У него появились свои дела. — Уклончиво ответил дедушка.


— Удивительно, все дети этого семейства пытаются выжить, решить проблемы, а вам двоим хоть бы хны. Далла больна, — я вновь смотрела на деда, — ты мог бы продать свои треклятые медали и купить ей нормальные лекарства. Ты мог бы их продать и купить лекарства маме, но нет, они тебе важнее нас. И ты носишься с ними как курица с яйцом. А мы умираем. И в заключении всего этого разговора. Да! Я знаю на что подписываюсь.


Не дождавшись их реплик, я побежала на верх, в свою комнату, собирать немногочисленные вещи.

Глава 3

Мы ехали молча. Дождь продолжал барабанить по крыше кареты, но не так сильно, как раньше. Погода постепенно успокаивалась.

Отдёрнув бархатную узорчатую штору, я посмотрела в окно. С тоской и болью в груди я прощалась с родными местами. С домом. Я уже никогда не вернусь сюда. На такой исход можно только надеяться, но я не верила в чудеса. С Чёрными драконами не всё так просто.

Капли дождя стекали по стеклу оставляя влажную дорожку. Душа кричала, говорила мне, что я поступаю неправильно, но я старательно заталкивала мысли глубоко внутрь, туда откуда они никогда не вернутся. Не напомнят мне, что я думала об этом.

Я мельком посмотрела на мужчину напротив себя. Он сидел с идеально выпрямленной спиной, его лицо оставалось белым, и я знала, что он думает о том, что я могу в любую минуту остановить карету и отказаться от сделки. Но я этого не сделаю, на кону жизнь моей семьи. Я видела по его напряженному выражению лица, что сейчас он молится — заметила чуть видимое шевеление губ. От подобного открытия еле сдержала улыбку.

Украдкой он вытирал испарину со лба, а затем продолжал в напряжении смотреть куда-то вдаль в окне.

Я не долго собиралась. Всё уместилось в потёртую сумку. Да и зачем мне вещи? На отборе я буду не собой. Я взяла лишь только то, что напоминало мне о доме.

Я сглотнула комок в горле вспоминая лицо спящей Даллы. Беззащитное. Болезненно румяное. Уходя я прильнула к её щеке. На мой поцелуй она лишь заворочалась и просто чуть слышно засопела. Я не стала её будить, это совершенно ни к чему. Она смогла бы меня отговорить, она бы точно меня отговорила. Но я не хотела этого.

На стол, с металлическим бряцаньем, выложила заработанные, с утра, деньги. Хотя бы что-то. Этого должно хватить на пару дней. А потом, всё же надеюсь, что Даред не обманет меня с нашим уговором.

В прихожей отец ещё раз попытался меня остановить. Он практически перешёл на крик пытаясь мне доказать ненужность сделки, но его я не слушала. Совсем не слушала.

Дедушка даже не повернулся в мою сторону. Недовольно растрясал угли в камине. Ну и ладно.

Устало опустила веки. «Встретимся завтра в это же время». Резко открыла глаза, удивлённо встрепенулась. Сердце пропустило удар, а душа наполнилась сожалением. Мой незнакомец. Завтра я точно не смогу с ним встретиться, да и вообще, наверно, никогда не смогу.

Даред кашлянул, привлекая моё внимание.

— Я клянусь, что выполню свою часть сделки. С завтрашнего дня, кхм… нет, через два дня он вернётся на службу, встанет, так сказать, снова в строй. — Ах каков хитрец. Завтра начинался отбор, время, когда теоретически я ещё могла сбежать, а вот после завтра дороги назад уже не будет. И он это прекрасно знал.

— Вы знаете моего отца? — Решила заговорить на отвлечённые темы, про отбор и сделку мне всё понятно и застревать на этих разговорах совершенно не хотелось. Но сильнее мне хотелось отстраниться от прекрасных голубых глаз, что как живые возникли в голове, с укоризной взирая на меня.

— Да, — Даред сам не возражал переключить тему, он заметно повеселел и, видимо по привычке, раскрепощённо облокотился о спинку сиденья, — я брат Мелия Великого. Точнее двоюродный брат. С твоим отцом познакомился, когда тот ещё служил у нашего императора.

Мелий Великий — не такой уж и великий, наш император, сейчас прятался в своём дворце на юго-западе страны. Он даже в столицу Рагхарит приезжал крайне редко. Всё боялся за свою жизнь. И отдавал страну на растерзание соседних государств. Люди бунтовали, но слишком ослабли за последние десятки лет чтобы объявлять войну и свергать власть. Наши люди устали от бесконечных угнетений и хотели лишь жить. В спокойствии и тишине.

По словам дедушки, наш мир, мир Ярит, открыл некий странник. Постепенно земли начали заселяться, обустраиваться. На северной части поселились чёрные драконы. Веками плетя интриги и козни против нашего народа. Пять сильнейших магов страны объединив свои силы, с невероятным трудом, воздвигли горы отгораживаясь от них, защищавших нас от их магии, так думалось раньше. Горы тянулись по всей земле от запада на восток. Так, со временем, мы забыли о чужестранцах. Они существовали обособленно и кроме заговоров против нас не предпринимали никаких действий. И мы не вторгались на их территории.

На юго-востоке расположилась наша столица — Рагхарит. Я ещё ни разу за всю жизнь не посещала её. Отбор проходил как раз-таки в соседнем городке, может быть у нас в столице будут испытания, вот тогда и посмотрю на эту картину. Дедушка часто рассказывал о ней, но одно дело представлять всё в своём воображении, а другое самолично увидеть описываемые красоты.

На западе нашей страны находилась самая плодородная земля во всей округе. Именно эту землю пытались по кусочку разорвать наши новоиспечённые соседи. После войны часть территорий решила жить самостоятельно, и наш император почему-то им позволил это сделать. С тех пор они зарились на землю поближе, возмущаясь, что при отделении от нас им достался не тот кусок земли. Справедливости ради можно сказать, что и им присылалось приглашение на отбор.

Прошедшая война началась внезапно. И так же внезапно закончилась. Мы забыли о крылатых соседях, думали, что горы, воздвигнутые с таким трудом, защищали наш мир от непонятных нам существ. Но они о нас не забыли и стремительно напали, а потом Чёрные драконы подчинили нас, навязали нам этот отбор невест и вот уже двадцать лет отравляли нам жизнь.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Чёрные драконы. Их все ненавидели, я, пожалуй, сильнее всех. Именно они лишили меня жизни, возможных друзей. Какой бы она стала, моя жизнь? Я не знаю, но точно лучше, намного лучше чем сейчас. Отчасти, я благодарна им. Я, в свои три года, ещё не успела пресытиться богатым, обеспеченным существованием. И моя бедность, она со мной всегда. Я не знала вкуса изысканных блюд, не знала радости шикарных балов, ещё ни разу за свои двадцать три года я ни с кем не танцевала, я ещё никого не любила, страстно и преданно. И ещё много, много всего, чего я не испытывала. Так что мне, мою настоящую жизнь, не с чем сравнивать. Поэтому у меня нет горечи от потерянной привычной жизни.

Мы ехали по совершенно не знакомой мне местности. Один особняк сменялся другим, и я чувствовала, что мы приближаемся к нужному дому.

Перед каретой открылись железные ворота. И лошади, измождённые, выбившиеся из сил, остановились у незаметной двери. Вход для слуг, догадалась я. А что хотела то? Думала, что меня с помпой и салютами проводят по главному входу и представят каждому обитателю этого дома?

Хорошо хоть дождь прекратился. На улице стояла прохладная тишина, которая бывает только после сильной грозы.

Дверь чуть слышно скрипнула. На улицу вышла служанка. Даред тихонько выбирался из кареты. Я давно стояла на земле ожидая его дальнейших распоряжений.

— Это Хлоя, — представил он вышедшую слугу, — она проводит тебя в твои покои. А что насчёт, ну, когда… — Даред запнулся и покосился на девушку.

— Мы встретимся с вами с утра и всё обсудим. — Помогла ему я в неловкой паузе.

— Вот и хорошо. — Он хлопнул в ладоши и раскачиваясь вошёл в дом.

Мы последовали за ним следом. Входная дверь вела на кухню. В желудке предательски заурчало. За день я толком ничего не смогла поесть. А здесь распространялись такие соблазнительные ароматы. Слюна начала выделяться сама собой.

Я вновь лежала в постели без сна. Голодная. На мягкой воздушной перине. Укутавшись тёплым одеялом. Голодная. За окном спокойствие и тишина, а в желудке беспокойная пустота. Несколько минут я таращилась в потолок в попытке заснуть. Я уже перечислила все ингредиенты сонной микстуры, раньше это сильно помогало мне заснуть. Раньше, но не сейчас.

Сама не поняла, как мои ноги коснулись мягкого ворсистого ковра. На кухне так соблазнительно пахло, и сейчас я такая проголодавшаяся. Думаю, хозяин дома будут не против если я воспользуюсь их кухней.


Я бесшумно кралась по пустым коридорам. Почему я трушу? Будто вор не желавший попасться владельцам особняка. Свечи на канделябре трепетали от любого дуновения ветра. Осталось пройти коридор, повернуть направо, пройти ещё немного, спуститься по лестнице и пересечь холл, оказавшись у двери в кухню. В голове скороговоркой проносился весь маршрут.

Я невольно остановилась, когда свеча выхватила портрет на стене. На нём изображался Даред возле красивой, одетой в пышное малахитовое платье женщины. Перед ними в кресле, облокотившись на резную спинку, сидела девушка.

Художник в точности описал портрет избалованного дитя. Она надменно улыбалась, уголку её красных губ издевательски кривились. Она глумилась над художником, старавшимся передать её облик.

Волосы, как у Дареда, пшеничного цвета спускались крупными завитками, практически до пояса.

Будто наяву увидела, как она непослушно играется, пытаясь разозлить мастера. В её лазурных глазах, окаймлённых чёрными ресницами, играли дьявольские огоньки. Взгляд надменный, весёлый. Это был не семейный портрет, а забава. Забава для неё, и она полностью отдавала себя этому веселью.

Лиф, её бежевого платья, плотно облегал фигуру подчёркивая всю прелесть молодого тела. Пышная юбка струилась волнами к низу. Девушка по-хозяйски облокотилась о спинку кресла, всем видом показывая, что по-другому и быть не может. Её тонкую шею украшало колье из насыщенно фиолетового камня. Такой же камень блестел в браслете на левой руке.

Ещё раз взглянула на неё. Неприятная особа. Ей я и стану.

Пройдя мимо картины повернула налево и зашагала дальше. Еда меня ждёт, и я шла к ней.

Кажется я не одна не спала в этот поздний час. В далеке послышались голоса. Главное тихо прокрасться мышкой, не потревожив их.

Чем ближе я подходила, тем отчётливее всё слышала. Разговаривали двое. Девушка с обеспокоенным голосом и парень с более твёрдым и решительным.

— Как ты думаешь, у нас всё получится? — Нотки тревоги сквозили в каждом слове.

— Всё уже устроено, не переживай ты так.

— Главное чтобы ничего не сорвалось. Что-то не доверяю я этой ободранке. — Недовольно проговорила девушка.

— Я умоляю тебя, не волнуйся. — Мягко ответил ей парень.

Я услышала шуршание платья, быстрые тяжёлые шаги и тревожный вздох перерастающий в жалобное всхлипывание. Через секунду всё стихло.

Видимо я всё таки не туда свернула и оказалась незнамо где. Нужно поскорее уходить чтобы не нарваться на неприятности. Мне не хотелось мешать парочке за дверью. Они так мило воркуют. Аккуратно попятилась и обернувшись врезалась прямо в латы на постаменте.

Они задрожали. Я с ужасом понимала, что эта хрупкая железная конструкция вот-вот упадут. Этого мне ещё не хватало. Вновь начавшийся разговор за дверью моментально стих. Притихла и я. А потом гонимая стыдом я быстро пошла в свою комнату. «Что ты делаешь?» — проносилось в голове. И правда, ничего постыдного я не совершила. А случайно подслушанный любовный разговор меня совершенно не касался, да и по правде говоря, не интересовал. Хотя они явно разговаривали обо мне, но конец их диалога я уже никак не услышу.

Свечи на канделябре от бега давно потухли и я, не разбирая дороги в темноте в кого-то врезалась. Не сумев удержать равновесие, я прямиком полетела в объятья … дворецкого? Мы свалились на пол с невероятным грохотом и на своей щеке я почувствовала его горячее дыхание.

Какой стыд. Неуклюже поднялась, попутно припечатав неизвестного пару раз. Отчего он тихо охнул. Наступила куда-то не туда. Щёки за пунцовели от предполагаемых вариантов.

Огонь на свечах моментально вспыхнул, я бы даже сказала уж больно ярко.

Парень изучающе меня осматривал. Я не заставила себя долго ждать и так же поступила с ним.

Решительное, чуть заострённое лицо. Взгляд, синих глаз, подозрительный, не предвещающий ничего хорошего. Прямые тёмные брови вопросительно вздрагивали. А рот раскрылся в наигранной улыбке.

— Вы заблудились? — Учтиво начал молодой человек, глаза хитрого лиса сверкнули в полумраке.

Подозреваю, что их разговор для меня не предназначался. Совершенно. И, наверное, никому в этом доме. А голос то я узнала. Этого парня я только что, минуту назад, случайно подслушала. И как ему удалось оказаться впереди меня?

— Прошу прощения, что потревожила вас, я искала кухню. — Вкрадчивым тоном ответила я. Врать не имело смысла. Возможно у них возникло бы куда больше вопросов скажи я им, что вышла просто погулять. Ночью, одна, по всему особняку разгуливает нищенка. Вопросы, сплошные вопросы.

Секунду он молчал, обдумывая мой ответ.

— Пошли.

Я не стала возражать. Мой желудок тоже, он больше меня поддерживал эту идею. Хотя я точно не уверенна, что меня вели именно туда, куда я собиралась изначально.

Мы вошли в невообразимо большую кухню. В своей жизни и тайных походах я такую ещё не видела. Парень по-хозяйски прошёл к дальнему столу. Достал хлеб, размашисто намазал масло, а сверху добавил слой клубничного варенья. Заварил чай и поставил всё это передо мной.

Слюнки потекли на незамысловатые хлеб с маслом. А парень стоял и наблюдал как я поглощаю всю эту еду богов. За одним угощеньем последовало второе, а затем и третье. Я всё никак не могла наестся. Всё ела и ела. Нужно остановиться. Он может подумать, что я совсем безнадёжна. Но я ведь не такая.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Странно, но он мягко улыбнулся и по-дружески осведомился:

— Ещё?

Да, да и да, но в ответ услышал моё твёрдое:

— Нет, спасибо, я больше не голодна.

Он убрал со стола, вытер за мной крошки, от чего я стыдливо зарделась и повёл меня обратно в мою спальню. Он давно понял кто я, но кто же он? Управляющий дома? Нет. Я вспомнила девушку на портрете. Её надменный вид, игривый взгляд. Со служащим она не стала бы тайно встречаться. Не пала так низко для себя. А уж себя она ценить умела. Этой тайне так и суждено остаться для меня неразгаданной.

Он хорошо ориентировался в доме и уже через пару минут стоял у моей двери. Он даже знал где меня поселили. Не будем обольщаться, всего лишь на одну ночь.

Я проснулась от яркого утреннего солнца. Выспавшаяся и бодрая. Очень давно я так не высыпалась и не чувствовала такую сладость пробуждения. Потянулась в постели разминая косточки. Ммм, как блаженно.


А уже через секунду вскочила с кровати. Стыдливо оглядела комнату. Далла, моя милая сестрёнка, интересно как она? Она то встала на заре, а меня рядом нет, какое оправдание придумал отец о моём отсутствии? Мне оставалось только гадать. Я видела как она просыпается от холода. Тонкое одеяло сбилось, оголяя ногу, и вся дрожа Далла, в дрёме, пытается его расправить, наощупь откинуть его назад. Оно хоть как-то, но грело. Рукой она скользит по кровати и … не находит меня рядом. Она оборачивается и видит, что меня нет.


От представленного ком встал в горле. Хватит бездельничать, пора бы приступать к своей работе.


Не успела я одеться, как в комнату постучав вошла служанка и осведомила меня, что хозяин дома уже ждёт в библиотеке.


В библиотеке Даред дожидался меня не один. У маленького столика, небрежно перелистывая страницы книги, на массивном диване сидела виновница торжества. Даред стоял у книжных полок внимательно их рассматривая, будто только что увидел. А мой вчерашний провожатый непринуждённо глядел в окно. Они разом остановились и посмотрели на меня, как только я вошла. Девушка быстро опустила взгляд в книгу, Даред же потирая руки бодро направился ко мне.


— Магдалия, как вам спалось? — Он, приобняв меня, учтиво повёл к столу и усадил на стул.


— Спасибо, всё прекрасно.


Я посмотрела на молодого человека. Он делал вид, что не знаком со мной. Так даже лучше. Не стоит вспоминать вчерашнего ночного похода по коридорам.


— Это Лиред Кериз, сын моего лучшего друга и помощник в нашей ситуации. — Мы встретились взглядом.


— Очень приятно с вами познакомиться. — Лиред удостоил меня мимолётным кивком. Не стала размусоливать и перешла к главному. — Давайте начнём. — Чуть повысив голос я посмотрела на каждого из присутствующих. — Мне нужна кровь Лаиды.


Она беспромедлительно откинула книгу на столик как ненужную вещь и скрестив руки на груди враждебно уставилась на меня.


— Это зачем? — Голос чуть дрогнул.


— Я не собираюсь рассказывать всё в деталях, но она нужна мне не просто так. И поэтому мои инструкции нужно выполнять беспрекословно.


— Да кто ты такая? — Взвизгнула она. Какое же призрение сквозило в её тоне. Я диву давалась, что она ещё не вознеслась от своего высокомерия на небеса. Даред видя разгорающийся конфликт поспешил успокоить дочь.


— Милая, так нужно. Зачем же спорить?


Спорить с Лаидой себе дороже, так что я решила не обращать на неё никакого внимания.


— Мне нужна чистая игла и маленький флакон, чтобы собрать кровь. И ещё приготовьте мне одежду Лаиды, чтобы я смогла её надеть. На этом пока всё. — Распорядилась я. Вокруг засуетились, только Ида недовольно воротила носом, попутно она, закатывая глаза демонстрировала своё «Фи», но я не удостаивала её и взгляда.


Она росла в заботе, ласке и любви. А выросла эгоистичной спесивой особой. И теперь воспринимала то, что все вокруг бегают за ней как должное. Думала и я стану у неё на побегушках. Нет уж. Единственное, что толкало меня ей помогать — это положение моей семьи и обещание Дареда это положение поправить, а смотреть на все недовольства Иды мне не составляло никакого удовольствия и приклоняться перед ней, выполняя её прихоти, я не собиралась.


За пять минут всё приготовили. Лаида сидела напротив меня за столом. Я держала иглу аккуратно правой рукой, а в левой спокойно расположилась ладонь Иды. Всем видом она показывала непринуждённость происходящего, но я видела, как она застыла в напряжении. Продолжала скороговоркой шептать непонятные мне угрозы. Да кому это вообще нужно. Мне? Ничуть.


Я резко уколола палец, чего греха таить, получая удовольствие от скривившегося лица принцесски. Она громко охнула. Горячие капли крови наполняли, поднесённый мной, флакон.


— Надеюсь ты знаешь, что делаешь. Если нет, я сгною тебя заживо. — Зашипела напротив, неотрывно глядя на капли крови, так, что её услышала только я.


— Да, да, буду ждать с нетерпеньем.


— Папа, она мне дерзит. — Ида возмущённо встрепенулась. Ну надо же, нашу принцессу оскорбили, видимо первый раз за всю жизнь.


— Доченька, пожалуйста, не преувеличивай. — Даред не отходил от дочери ни на секунду, внимательно смотря за представлением перед ним. Он следил за моими руками, готовый в любую минуту ринуться на выручку Иде. Любящий отец, что тут ещё скажешь?


Я аккуратно закрыла полный флакон пробкой. Ида же в это время безмятежно осматривала палец, кровь давно остановилась, но она продолжала придирчиво рассматривать его, всё смотрела на красную точку.


— Мне нужно подготовиться. Одежда уже готова?


— Смотри только не помни платья, они не твои. — Отчётливо раздалось рядом.


— Может тогда, раз ты так трясёшься о своих нарядах, ты и поедешь на отбор? — Терпеть дальше не хватило сил. И я решила приструнить её сейчас, пока позволяла возможность. Она не ответив притихла. Думаю, с этим я разобралась. Даред на мгновенье замер. Видя, что мои угрозы не совсем серьёзные расслабившись успокоился.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Передо мной лежало красивое платье. Нежно голубого цвета, длинное, с пышной юбкой. Служанка помогла мне его надеть. Оно теснило мне в груди и чуть длиннее моего роста. Даже встав на цыпочки я не смогла полностью его выпрямить. Я подошла к зеркалу. Руки полностью открыты, грудь тоже в меру оголена. Мне отчётливо стало видно ручную вышивку на подоле. Не стоит в деталях рассматривать себя, на это совершенно не хватало времени. Приподняв платье, я вышла на улицу. Нужно начинать ритуал.

О таком доме можно только мечтать. Трехэтажный особняк с большими окнами. Карнизы украшены лепниной. Я огляделась ища подходящее место. Нашла сразу же. Неподалёку находился дивный сад, и я слышала журчание работающего фонтана. К нему я и направилась, сжимая в руке флакон с кровью Лаиды Ромуд. Погода жаркая, я бы даже сказала удушающая. День только близился к обеду, а мне уже безумно хотелось прохладного вечера.


Аккуратно сняла артефакт-перевёртыш с указательного пальца, внимательно его осмотрела, придирчиво покрутила на свету. Одной рукой вытащила пробку из флакона и капнула на моё колечко ровно одну каплю. Одной мне вполне хватит надолго. Главное придерживаться правил.


Сначала ничего не происходило. Я замерла на месте, не дыша смотрела на кольцо. Неужели ничего не произойдёт, и оно подведёт меня в такой важный момент? Когда я начала серьёзно паниковать мутно-молочная шляпка кольца потихоньку впитала кровь, а затем засияло красными всполохами ярче любого солнца. Я сжала кольцо в кулак, чтобы этот свет не привлекал ничьё внимание. Постояла ещё пару мгновений.


На что я подписалась!?


Нельзя терять ни минуты, я всё делала правильно, и я готова ко всему. Теперь. Колечко, тёплое, моё родное, неподвижно лежало на ладони. Я быстро надела его обратно на палец. Закрыла глаза и мысленно попыталась сосредоточиться предстоящей перемене.


Вздох, второй.


Голова закружилась, унося меня в вихре недавних эмоций. А затем мысли взорвались, начали множиться, наполняя меня чужими воспоминаниями, чувствами. Я сознательно тонула в Идиных суждениях, старалась понять её поступки, или хотя бы принять.


Мгновеньями ветер приносил с собой брызги фонтана, отчего кожа покрывалась мурашками. Я морщилась от приятной мимолётной прохлады.


Я видела, как Лаида пакостит служанкам, да так, что тем приходилось увольняться. Я видела, как за спинами своих подруг, хотя она по правде за подруг их и не считала, она рассказывает небылицы о них и ей верят. Всей её лжи верят.


Ох, сколько здесь было эмоций. Злость от того, что отец не сумел купить ей понравившегося жеребца, она сокрушалась, что у неё увели из-под носа прекрасное платье, она испытывала гнев на мать, которая не разделяла её выбора.


Я почувствовала любовь. Сильную привязанность, потребность в Лиреде. Отдельно я видела их совместное детство, её зарождающиеся чувства к нему, как она его проверяла на прочность и он, он прошёл эту проверку. И не одну, а сотни. Я видела их вместе и недовольство её отца, и неприязнь её матери к этому юноше, только потому, что он принадлежал к менее знатному роду чем они. Такая малость перечёркивала всю её жизнь. Я слышала, как отец говорит ей о скором замужестве, но не на Лиреде, а совсем на другом, незнакомом ей, чужом парне. И я чувствовала все её эмоции, все те страдания, которые она перенесла.


И теперь она сама полностью подчинялась Лиреду. Она ревновала, когда он на приёмах танцевал с другими, только потому что с ней не мог и ему приходилась играть свою роль в высшем обществе. Для него она стала ручной, что меня сильно удивило.


Сильнее всего я чувствовала страх. Вся эта недавняя бравада, ею она старалась скрыть свой всепоглощающий страх. Она знала, она просто знала, что на отборе выберут именно её. Не дочь министра и никого другого. Выберут именно её. Я ощутила дикую панику, когда перед ней, на стол, легло письмо-приглашение, в красном конверте с сургучной печатью короля Чёрных драконов. По жилам тёк ужас. Она готова умереть в любую минуту, лишь бы не быть отобранной. Она знала столько слухов и правдивых историях о тех, других отобранных, которые ушли и … не вернулись.


Нужно поскорее выбраться из её мыслей, пока я окончательно не захлебнулась, не утонула в их количестве.


Я попыталась сконцентрироваться, поставить чёткую линию между мной и ней. Зажмурившись, с силой распахнула глаза. От утреннего света всё помутнело. Посмотрела на небо. Ида подобным не интересовалась. Смотреть на небо, любоваться облаками. Причудливыми фигурами. Нет, это не по ней.


Я посмотрела на руки, они трескались, кожа менялась, становилась ухоженнее, белее, превращение практически завершилось. Я поняла, что стала выше, платье мне стало в пору. Провела по волосам. На ощупь шелковистые, длинные завитки пшеничных локонов.


Пора возвращаться. Показывать предварительный результат.


С благодарностью посмотрела на колечко. Теперь не будет мне спокойных ночей. Пока что у меня достаточно капель, но использовать их следовало с умом. Я не знала, что ждёт меня впереди и сколько их потребуется ещё, поэтому их следовало беречь.


Каждую ночь мне придётся выходить на улицу. Надеюсь мне удастся это сделать и стража меня не схватит как дезертирщицу. Магия кольца предлагала мне пару хитростей — если я хотела сохранить свой облик, не применяя очередную каплю крови, я должна каждую ночь, в полночь, выходить на улицу, ногами касаться земли, окунать кольцо в свежий воздух и тем самым я оставалась в коже той, ну или того, в кого превращалась. Если я вовремя не выйду на улицу, то магия кольца постепенно будет выветриваться, а затем я стану собой, но, если делать всё правильно, я ещё долго буду Идой.


Я в нерешительности стояла у двери. В изменённом облике я показывалась только брату, он оценивал мой вид, и точность перевоплощения. Сейчас я слегка нервничала. Коснулась ручки двери. Вдохнула воздуха побольше и дёрнула дверь.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я наткнулась на Лиреда. Снова. Он нежно обхватил меня за талию и его зрачки расширились. Он неуверенно улыбнулся. Моё сердце пропустило пару ударов. Я стояла к нему слишком близко и не доверяя себе смотрела во все глаза. Странное тепло распространялось по всему телу. Я так и хотела остаться здесь, ощущать его руки у себя на талии, видеть его удивлённый взгляд, чуть приоткрытые губы. Ощущать лёгкий мятный аромат, который раньше я как-то не заметила.


В комнате недовольно кашлянули. Лиред повернулся к Иде, неуверенно посмотрел на меня, вновь посмотрел на Иду и уже потом, когда наконец до него дошло, быстро от меня отскочил.


Лерой в восхищении заохал. Его облегчённый, радостный смех пронёсся по библиотеке.


— Какая прелесть, Лия, это вы?


— Да, теперь можете нас путать. — Засмеялась я в ответ.


Ида придирчиво начала ходить вокруг меня, ища крупинки моего провала, но не находила. Я бы не стала браться за эту работу если бы не была уверенна, что полностью с ней справлюсь. Лидер задумчиво осматривал меня. И мне это нравилось. Я хотела чтобы он смотрел только на меня. И какая-то невидимая змейка поселилась в моём сердце.

Вскоре подали запряженную карету. Дорога предстояла быть долгой.


Ещё раз осмотрела себя. Провела по ожерелью на шее, которое дала мне Лаида, прикоснулась к забранным в высокий хвост волосам. Осмотрела платье не помяла ли или, ещё хуже, испачкала.


Пора отправляться в дорогу.


Даред давал последние распоряжения. Передо мной стоял Лиред. На отборе он будет следить за порядком с нашей стороны, то есть, со стороны Империи. Но главная его задача — это помогать мне. Даред обо всём позаботился и сказал мне обращаться к Лиреду за любой помощью.


Мне казалось молодому человеку никак не верилось в происходящее. Он всё так же удивлённо смотрел на меня, как с утра. Ида уже уехала в тайное место, туда где её точно не смогут найти.


— Можете отправляться. — Даред появился рядом учтиво открывая дверцу кареты.


— Ещё увидимся. — Мягко попрощался со мной Лиред, а затем схватил мою руку и прильнул к ней губами. Через мгновенье он отстранился слегка краснея. Я никак не успела отреагировать на его порыв. Сердце волнующе забилось. Я доброжелательно улыбнулась и села в карету.


Незнакомые, совершенно незнакомые места проносились мимо меня. Я наблюдала, что творилось вокруг. На руке ещё ощущала теплящийся поцелуй. Будто в прошлой жизни. Я ехала порядка двух часов.


Отбор для Чёрных драконов. Он начался в тот же год, когда наша Империя понесла сокрушительный проигрыш. Навязанный ими.


С драконами мы заключили мирный договор. Одним из условий, с их стороны, стал отбор из невест нашего высшего общества. Приглашения рассылались ежегодно и отказаться никак невозможно. За всю историю отбора случился только один случай неповиновения, но он моментально был подавлен, а девушка получившая приглашение обязывалась участвовать на следующий год, несмотря на то, что её семью полностью морально уничтожили и пригрозили, что если подобное повторится новой войны не избежать.


Красное письмо с сургучной печатью. По телу Иды, по моему телу пробежал озноб. Ужалил. Никак не хотел уходить. Внутри всё обрывалось при одной мысли, что именно это письмо предназначалось тебе. И никому больше. Внутри поселялся страх, сердце застывало и тело замирало при любом незначительном шорохе.


Лаиде приходили мысли сбежать. Сбежать с Лиредом. Она делилась с ним своими планами. Говорила сколько у неё хранилось денег, говорила, что будет счастлива с ним, даже в доме в лесу, но он почему-то отверг эту затею. Я чувствовала разгорающуюся благодарность отцу — он спас её. И от одной мысли, что у этой ободранки Магдалии ничего не получится у Иды перехватывало дыхание.


Число участниц всегда одинаковое — пятнадцать. Ида знала, что на предстоящем отборе будет одна из её ближайших подруг. Ну да, ну да, из тех, кто был только для количества, но выбирать не приходилось.


Отбор проходил в маленьком городке Рурит, специально возведённом для всех отборов, на востоке страны, недалеко от столицы. В момент отбора городок превращался в закрытую территорию и покинуть её можно было только по специальному разрешению.


Отбор — слово с неприятным значением. Будто из стада овец выбирали самую лучшую, породистую. И потом эту самую овечку, как бы она ни блеяла, уводили за горы, и она больше никогда не возвращалась. О ней вспоминали родители, друзья, если таковы имелись, но её существование находилось под вопросом.


Наши горячие молодцы или рассудительные юноши пытались узнать, что происходило после. Разумеется после отбора. И узнали таки. От подобного открытия Лаида билась в конвульсиях. Она ярко представляла, что с ней сделают тоже самое. И она плакала горючими слезами трепеща на кровати, сжимая в руке красный конверт.


У отобранной девушке, на обряде у Чёрных драконов, её новоявленный жених испивал всю её силу, и она моментально умирала. Только оказалась в ненавистной стране, как тут же погибала, и как? Совершенно обессиленная, пустая.


Мелий Великий не вмешивался. Его подданные, те кто служил ему, отдавали своих дочерей, добровольно, безропотно и они, Чёрные драконы, уводили их в неизвестность. У Императора был только сын — наследник, юноша, которого он старательно прятал. Вскоре и он станет править нами, но также будет позволять Чёрным драконам убивать наших прекрасных дев.


Ещё одной загадкой для нас были женихи. Всегда разные, но всегда из высшего света драконов. Из королевского рода.


Отбор проходил в несколько этапов. Невест отбирали по качествам идеально подходившим жениху, но отличительной чертой всего этого было то, что последнее слово всегда оставалось за женихом. Именно он, незадолго до конца отбора, приезжал в особняк, по словам больше походившем на дворец и в финале выбирал себе невесту, девушку для обряда. Ту, чью силу он изопьёт через пару дней, ту кого он погубит.


С каждым часом я приближалась в Рурит и каждый час мои руки всё сильнее холодели.


Чуть сильнее я боялась того, что меня раскроют. Поймут, что перед ними никакая не Лаида Ромуд, а какая-то самозванка. Вот этого я действительно боялась. Что станет с моей семьёй. Двоюродный брат императора, так щедро сыпля словами обещаний, сгубит всю мою семью. За себя я не переживала, совершенно, но остальные члены моей семьи меня волновали. Я знала, что на мне лежит большая ответственность о их благополучии. Может Даред окажется, в случае моего провала, худшей версией Лаиды, этот приятный на вид пухляш, человек, который нервничая всегда поправлял усы костяшками пальцев, сотрёт меня и мою семью не хуже этих, ненавистных мне, драконов.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

С моими беспорядочными мыслями мы заехали в город где состоится отбор. Карета остановилась. Подошедшему мужчине в военной форме я протянула приглашение. Он мельком на меня посмотрел, большее внимание уделив письму. Что? Неужели думает я его подделала? Какой в этом смысл самолично вызваться на иссушение силы.


Отдав письмо обратно, он стал объяснять кучеру куда ему следует заехать.


Вот я и приехала. На отбор. Где по ощущениям Иды, племянницы императора, меня обязательно выберут.


Так и началась моя история в роли Лаиды Ромуд.

Глава 4

Я взбиралась по веренице ступеней. Особняк действительно походил на дворец, всё как говорили. У входа меня уже встречали. Приветливо улыбаясь меня приветствовала женщина, на вид строгая, но справедливая. Губы сжаты в тонкую линию, на носу маленькие в круглой оправой очки, они моментами сползали на самый кончик носа, и женщина их постоянно поправляла. Одета в длинное тёмно-зелёное платье из бархатной ткани, полностью скрывавшее всю её утончённость. Волосы каштанового цвета забраны в высокий пучок.


На вид ей было примерно лет пятьдесят, а то и ещё больше.


— Здравствуй, — начала она чуть приятным строгим тоном, — меня зовут Моди Локвуд, можешь обращаться ко мне мадам Локвуд, я распорядительница отбора и на мне вся ответственность за девушек, пожалуйста не доставляй мне больших хлопот. — Она прищурила свои пронзительно синие глаза, всем видом давая понять, что не потерпит никакого неповиновения. С этой женщиной не стоило ругаться.


— Я поняла вас, мадам Локвуд. — Спокойно ответила я.


— Все участницы отбора практически приехали. — Продолжила она. — А пока остальные добираются я покажу тебе что где находится и провожу тебя в твою комнату.


Я лишь учтиво кивнула. Нужно помнить кто я. Я Лаида Ромуд — девушка, не терпящая указов и делающая всё по-своему.


Дворец был разноэтажный. Трёхэтажная конструкция переходила в одноэтажную, затем откуда ни возьмись возникал ещё один этаж. Просторные коридоры сменялись неширокими переходами. Лестницы, а их было не перечисленное множество, могли поразить своей изменчивостью кого угодно. Большие комнаты сменялись маленькими комнатушками. Меня проводили по бальному залу, где уже сегодня вечером состоится мой первый бал.


Я нашла здесь всё необходимое для достойного времяпрепровождения, если бы могла вычеркнуть такую неприятную малость как отбор. Большая библиотека соединялась с приёмной, где могли собираться люди для встреч, пить утренний чай и наслаждаться жизнью. В углу комнаты располагалось фортепьяно для музицирования.


В голове всплыл образ как Ида рвала ноты доводя учителя по белой горячки, я невольно улыбнулась. Модам Локвуд, чуть вздёрнув брови, совсем меня неправильно поняла. Мы прошли дальше. Попутно нам на пути попадались девушки. Они с интересом осматривали меня и быстро проходили мимо.


Ноги сильно болели, икры сводило мелкими судорогами, многочасовая дорога в карете, где не встанешь и толком не вытянешь ноги, давала о себе знать. Видимо мадам Локвуд заметила моё неудобство и предложила на этом закончить экскурсию. Она уточнила, что на улице располагался большой сад-лабиринт и конюшни, где я спокойно могла брать лошадь и совершать верховые прогулки.


Стоило ей кашлянуть и откуда ни возьмись появилась девушка.


— Это Луиза, она будет твоей служанкой на время отбора. Она отведёт тебя в твою комнату. Сегодня вечером состоится бал, до этого времени можешь отдохнуть и набраться сил. Отбор начнётся уже сегодня приблизительно в семь вечера, когда приедут представители Чёрных драконов.


Я вновь снисходительно кивнула распорядительнице и последовала за своей служанкой. И вновь мы проходили через вереницы коридоров, множества лестниц. Да, отдых мне не помешает, очень даже не помешает.


Когда я думала, что никогда не смогу дойти до своей комнаты и что отбор уже начался на выносливость Луиза остановилась у двустворчатой двери и распахнула её передо мной.


В глаза бросились множества оттенков розового — не мой любимый цвет, и не Идин тоже. Комната делилась на несколько зон. У окна стоял столик для макияжа и пара больших зеркал. В другой части комнаты спрятанная под балдахином расположилась большая кровать на округлой форме постамента.


Я могла приглашать в свою комнату подруг или кого угодно, заметив удобные диванчики и мягкие подушки на них. Запрокинув голову поразилась. Потолок арочный с красивым кованным узором. По всей комнате благоухали живые цветы. Они цвели и на арках потолка. Пряно ароматные. Этот запах почему-то сводил с ума.


Служанка спокойно стояла рядом, не мешая мне наслаждаться видом. Ещё раз оглядела комнату — моя золотая (розовая) клетка воплоти.


Мои вещи были доставлены и разложены. Оперативно, однако.


Я просто поняла, что мне необходим отдых. Повернулась к Луизе и распорядилась чтобы та приготовила мне ванну. Приму её и сразу спать. Мадам Локвуд права, мне нужно набраться сил.


Меня мучил тягучий, неприятный сон. В нём я не могла выбрать между вчерашним незнакомцем и Лиредом. Предстоящий шаг сводил с ума, и я всё никак не могла решиться кому же отдам свою жизнь.


При виде незнакомца душа трепетала, хотела к нему и полностью определилась со своим выбором, а сердце отрывисто стучало при одном лишь взгляде на Лиреда. И я разрывалась, стараясь понять кто же из них мой настоящий избранник.


Открыв глаза я поняла лишь одно — я опоздала.


За окном разглядела темноту вечера. Как я могла так сплоховать не начав свою работу. Со стыда можно сгореть. Укоряя себя за свою оплошность, я бегала по комнате стараясь отыскать нужное мне платье, но никак его не находила. И Луиза как нарочно не появлялась.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Быстро натянув на себя домашний наряд, я выбежала из комнаты и врезалась в взвизгнувшую особу. Похоже врезаться в людей стало моим хобби.


— Ты кто такая? — не принимая моих мимолётных извинений начала пострадавшая.


— Лучше уйди с дороги, у меня совершенно нет на тебя времени. — Парировала ей версия Иды.


Она задохнулась в возмущении, начала махать ладонью на разгорячённое лицо.


Бал ещё не начался — это самое главное. Время катилось к девяти, но видимо делегация, которую все так ждали, ещё не приехала. Я облегчённо вздохнула, пытаясь понять куда мне бежать за своей потерявшейся служанкой, нервозно топталась на месте. На лбу проявилась испарина и скоро мне понадобиться махать на себя руками пытаясь сбить жар.


Девушка рядом не унималась. Она решила закатить сцену прямо здесь.


Я посмотрела на неё более внимательно. Может в памяти Иды я отыщу этот образ, но нет, у меня ничего не выходило. Чёрные как смоль волосы забраны в длинную косу, длинные ресницы обрамляли каре-зелёные глаза, губы полные, уж больно ярко накрашенные. Внешность совершенно не походила на наш народ. Платье чересчур открытое золотисто-коричневое. Ида её не знала.


На её громогласные причитания прибежала девушка, ещё более решительно настроенная на ссору. Внешне отличавшаяся от первой лишь длиной волос, доходившие до плеч, и глаза у неё были зеленоватые, но не такие яркие как у первой. Эта вырядилась в чахло-зелёный, наверно под цвет глаз. Безвкусица. Что здесь вообще происходит. Мне было совершенно не до них, и уж тем более выяснять с ними отношения я не хотела, когда так катастрофически не хватало времени.


— Ты испортила её платье, как теперь она покажется на отборе! — Подошедшая на выручку подруга решила разобраться здесь и сейчас.


— Девушка, вы ослепли, платье такое же идеально помятое, как и минутой ранее, когда я ещё не врезалась в неё. И почему вы обе стоите под моей дверью? Неужели шпионите. — Кажется брошенная фраза наугад попала в точку. Обе девушки начали оглядывать пустующий коридор, делая вид что оказались здесь совершенно случайно, занервничали и начали лопотать что-то невразумительное.


— Мы знаем, что здесь остановилась племянница Мелия Великого…

— Да, это я, — перебила их я, — что вам от меня понадобилось?


Они многозначительно переглянулись. Одна кивнула другой подбадривая первую. Что? Неужели душу собрались изливать? Не успела первая рта раскрыть к нам подошла моя служанка, так долго отсутствующая.


— Я не позволю тебе выиграть отбор, — громогласно пронеслось по коридору, — невестой для Чёрного дракона должна стать я, и ты мне в этом не помешаешь! — она уж больно сильно раскраснелась, еле переводя дыхание.


Мой смех заливистой птицей разнёсся эхом.


— Тогда расходимся. Отбор можно считать исполненным. — Я не стала дожидаться продолжения разговора, и вошла в свою комнату.

Мои руки скользили по периллам, я спускалась по широкой дугообразной лестнице в бальный зал.


Музыканты извлекали из своих инструментов приятные ноты, их музыка ласкала слух. В зале было шумно. Некоторые веселились, другие танцевали. Я заметила нескольких девушек. Они сразу же бросались в глаза. Стояли по одиночку, кто-то смотрел в окно, кто-то расположился у стола с закусками. Даже в темноте я могла разглядеть их напряжённость во всём теле.


Зал украсили на славу. Одна его сторона полностью состояла из окон до самого потолка. Я могла видеть, что происходило на улице, окна выходили прямо на лабиринт сада, по которому не спеша прогуливались пары и компании. Множество высоких столиков по всему периметру, возле которых стояли гости и не только. Держали в руках бокалы с напитками и вели беседы. Между столиками на постаментах располагались невероятной красоты композиции из цветов. Огоньки разноцветно мигали, наполняя зал волшебным сиянием. Ровно посередине зала кружились в танце несколько пар.


Я старалась отыскать Лиреда, подать ему знак что я здесь, что я не сбежала, но пока не находила его. У одного из столиков я заметила своих шпионок. Они близко склонили головы и забвенно шептались.


Служанка отыскала и помогла мне надеть нужное платье. Ярко фиолетовое, с открытыми руками и неглубоким вырезом, идеально подчёркивающим формы фигуры, мои локоны безукоризненно сочетались с цветом платья. Ида умела подбирать наряды, в этом ей не откажешь. Я нервно оглядывалась по сторонам. Я успела. Я здесь.


Сзади коснулись плеча, я вздрогнула, обернувшись увидела… совершенно не того, кого хотела.


— Привет, — радостно пролепетала девушка и полезла обниматься, — я рада что наконец отыскала тебя. Всё ходила да ходила, а тебя всё нет. Я начала волноваться, решила, что ты сбежала, — она тихо хихикнула, — посуди сама, ты по мнению других в числе первых на роль невесты, но я рада что ты здесь, мне было бы жаль твоего отца, он бы не перенёс такого позора. — Девушка никак не могла закончить поток слов.


Ида обречённо вздохнула в моей голове. Лукреция, та самая подруга. Не умеющая остановиться, ни в разговорах, ни в мыслях, ни в магии, которой она до конца не владела. Мне придётся с ней общаться всё время. Голова от её трёпа заболела. И ведь от неё никак не отцепишься.


Я проследила как она бросила мимолётный взгляд на девушек у столика и продолжила выговаривать, пожалуй, всё то, что находилось в её голове.


— Ты их знаешь? — Я кивнула не девушек. — Вон тех.


— А ты разве нет? — Она удивлённо захлопала ресницами, наигранно округляя глаза, ну просто ребячество. — Это сёстры Астари и Сталия Ритт, они не из наших, они из народа Вульфиров.


Я тщательно копалась в памяти Иды пытаясь отыскать нужную мне информацию. Народ Вульфир, странное поселение, жившее на севере страны, близ гор, разделявших нас и Чёрных драконов. Странное потому, что совершенно на нас не похожее. Они единственные люди в нашей стране, кто просто жаждал породниться с драконами. Они специально жили рядом с ними, пытались пробраться за горы и соединиться с ними. Иде кто-то рассказывал, что те считали себя далёкими предками драконов, несправедливо изгнанных из своего жилища.


Поэтому эти девицы были так одеты. Северные одеяния совершенно здесь не подходили, а моды южан, то есть нашей моды, они попросту не знали.


Но существовала огромное жирное «НО» в их стремлениях. Горы их не пропускали. Всех тех, кто когда-то ушёл, покорять вершины, находили замёрзшими на половине пути. И их представителей за всю историю отбора ещё ни разу не выбирали. Они тщетно стремились попасть к драконам, но, опять же это «но», у них ничего не получалось.


Мимо пробежала взъерошенная мадам Локвуд. Совершенно не похожая на утреннюю собранную, строгую женщину. Я проследила за ней. Она подбежала к статному высокому мужчине, тому, кто ещё с утра рассматривал мой конверт, и активно жестикулируя что-то ему втолковывала. Он секундой позже встрепенулся, огляделся вокруг.


Здесь явно что-то происходило.


Музыканты смолкли, затихли собравшиеся. Я ждала что сейчас произойдёт.


— Поприветствуйте короля Чёрных драконов Юстава Третьего и его младшего сына, жениха сегодняшнего отбора Юстава Четвёртого. — Громыхнуло над головой.


Грянула музыка, заставившая заледенеть кровь в жилах, по телу прокатились мурашки.


С другого конца зала расступались собравшиеся, делая проход для прибывших.


Первым шёл король. Юстав Третий. Высокий, сильный мужчина в расцвете лет. В чёрном сюртуке с развивающимся плащом, сделанным под чешую дракона, начало которого было прикреплённено к эполетам. В высоких сапогах.


Он уверенно шагал по проходу. Король провёл по кудряшкам чёрных волос, стараясь их пригладить.


За ним чуть отставая следовал юноша. Слишком молодой на вид. Сколько ему? Восемнадцать, девятнадцать? Внешне полная копия отца. Юстав Четвёртый, даже имя как у отца. И лицом, и телом, и одеянием. Я знала, что этот чёрный плащ предназначался отслужившим людям, тем, кто стоял на страже границ, тем кто воевал за земли, его заслуживали и гордо носили драконы, которые рисковали жизнью за свою нацию, но почему он нацепил его? Он слишком молод чтобы носить такое отличие как плащ.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Но всё же различия в них я нашла. Хоть внешне он и был копией отца, но эмоции он пока не умел прятать или не хотел. Надменность, жажда противостояния, решение что всё здесь принадлежит ему заставили меня почувствовать нарастающее неприятие. Юнец, думающий, что он мужчина.


Король Чёрных драконов имел трёх сыновей, как мне было известно. Самый старший давно женился на одной из драконниц и растил детей во дворце, никогда не покидая своей страны, на случай вторжений. Второй сын был самым загадочным, он хоть и существовал, но его никто никогда не видел. А третий сейчас находился здесь в роли жениха. Сейчас он слегка учтиво кивал людям здоровавшимися с ним.


А что они вообще тут делают? Жених по обыкновению появлялся к концу отбора, тыкал в невесту и говорил, что вот она, кого я выбираю. И уводя её, больше никогда не возвращался, на его месте, на следующий год, оказывался другой жених.


— Каждая из претенденток отбора должна посвятить свой первый танец жениху и станцевать с ним. — Объявили в пространство.


Все зашумели. Музыканты поменяли репертуар и теперь играли мелодичную, приятную слуху, музыку.


Я видела, как сёстры Ритт, чуть ли не бегом, направились к принцу. А он уже в это время отплясывал с одной из девушек.


Помимо короля и принца из края Чёрных драконов приехала большая делегация и стражники, которым нужно следить за тем, чтобы отбор не был сорван со стороны Империи. Они рассыпались по всему залу, начали общаться с нашими людьми. Учтиво, приветливо. От всех многочисленных драконов их отличала форма: синий сюртук с бежевыми брюками и черными сапогами до голенища.


Шёл третий час балла. Почему-то, сама не знаю почему, я пару раз увиливала от танца с женихом. Я видела его ещё издалека. Ловила на себе его любознательный взгляд и мне совершенно не хотелось с ним танцевать, поэтому я ужом ускользала из его рук.


Я гуляла по залу, смотрела в окно мечтая оказаться на улице. Почувствовать на себе прохладу ночи, окунуться в блаженство покоя. Музыка давила. Голова раскалывалась уже довольно давно.


Я увидела, как ко мне, с чётким решением завершить начатое и наконец станцевать со мной, направлялся принц.


Недолго думая с замиранием сердца, я подбежала к первому попавшемуся мужчине, стоявшему ко мне спиной, и схватив его потащила на танец.


На меня смотрели удивлённые небесные глаза. Сердце пропустило удар. Зрачки сузились от гнева. За долю секунды меня наполнила ненависть и предательская влюблённость. Мой вчерашний незнакомец улыбнулся и закружил меня в вихре эмоций. И моё сердце раскалывалось прямо в груди от понимания, что он Чёрный дракон.


Я успел договориться о своём участии в отборе в самый последний момент. Главная моя цель не следить за магами, не проверять всё ли они делают правильно для нас и не готовят ли они диверсию, моя главная задача — это найти её, ту от вида которой кровь кипит в жилах, и я не могу с собой совладать, ту о которой я думаю постоянно. Мысли о ней мешают мне спать, разумно мыслить, жить по-старому.


Девушка, которая так грубо развернула меня и просто потащила на танец определённо мне кого-то напоминала, но я не мог понять кого же.


Я видел удивление на её прекрасном лице и промелькнувшую ненависть в глазах, затем она моментально отстранилась от своих эмоций, и я больше ничего не смог разглядеть на дне её лазурных глаз.


«Она Язером» возник яростный, пьяный крик в голове. Меня уносили вчерашние воспоминания. Я так и не смог встретиться сегодня с ней. Она не пришла. Ощущение острого сожаления укололо грудь.


Я оказался там совершенно случайно. И теперь думаю, что это была судьба. Мне хотелось узнать, как живут маги. Как они ведут себя друг с другом. Такие далёкие, непонятные нам. Бескрылые. Вдалеке собралась толпа и кто-то постоянно кричал. Я понял, что что-то происходит и ноги сами повели меня. Может быть я ощутил простое любопытство, но почему-то ветер многозначительно дул в спину подгоняя меня.


Она сидела на мостовой, не шевелясь, без единой попытки выбраться из окружившего потока людей. Беззащитная, пустая. Её взгляд скользил по разбившимся склянкам, она совсем не понимала, что происходило вокруг неё. Она ни на кого не смотрела, не молила о помощи или прощении.


Я не смог пройти мимо. Эти люди начали с нескрываемой злостью кидать в неё грязью. Грязь лилась и из их ртов. Мне стало противно находится здесь. Моё любопытство сполна удовлетворили эти нелюди и я захотел уйти, но девушка оказалась в опасности, и я должен был защитить её, помочь ей, раз никто не намеревался это сделать.


Ничего не говоря мой любимый южный озорной ветер сам всё понял. Все мои желания, мысли. Он окутал её непроницаемым коконом.


Люди вокруг зашумели. Заголосили от страха. Некоторые начали применять магию, пытаться добраться до девушки внутри кокона смерча. Мне не было никакого дела до них. Я думал только о ней. А затем мысленно убирая воздух я схватил её похолодевшею руку и повёл от этой беснующейся толпы по лабиринтам улочек.


Девушка, танцующая со мной, неуверенно кашлянула, я опустил свой взгляд на её раскрасневшееся лицо. И вновь она мне кого-то напомнила, будто я встречал её совершенно недавно, но я не смог вспомнить её лица. Я её совершенно не знал.


Её маленькая рука лежала в моей. Я чувствовал, как она дрожит. Неужели она меня боится? Да, уверен в этом. Ведь я один из чёрных драконов. Их вечный враг. Лёгкая злоба появилась в душе. Но больше я чувствовал к ней тепло и почему-то привязанность. Странно. К этой златовласке, которая так сильно старалась скрыть своё отвращение ко мне.


Но та девушка совершенно меня не боялась. То, что с нами произошло не укладывалось в голове. Минутой ранее я спас её от беснующейся толпы, а в следующее мгновенье целовал нежно и страстно позабыв о своей невесте.


Кому бы сказал — не поверили.


Я обещал, что разберусь с этим, пойму, что произошло с нами. Я должен был понять почему я мог читать её мысли, почему за столь короткое время я полностью был готов отдать за неё свою жизнь. Готов защитить её, эту хрупкую девушку. От её присутствия я терял голову. Вдыхал аромат мелисы, пряных трав, можжевелового сока. Все эти запахи окутывали её, будто она купалась в них. Эти ароматы пьянили меня.


Она не пришла. Не захотела или не смогла? Подозрение сменялось уверенностью, что она не захотела приходить и сожаление о том, что я причинил ей вред всё больше и больше терзали меня. Я придумывал объяснение этому. Может она попросту не захотела? У неё появились дела поважнее нас. Это ведь могло произойти, и я не мог с этим ничего поделать.


Впервые, на долю секунды, я захотел отречься от своей второй крылатой ипостаси и быть с этой девушкой из страны магов.


Странно, я даже не знал, по началу, её имени, но так сильно она покорила моё сердце и ветер неотлучно следовавший за мной.


Девушка испуганно встрепенулась. Я почувствовал её напряжение в теле, дрожь её рук усилилась. Она беспокойно оглядывалась, может ища кого-то.


Наступала полночь.


Бал вскоре закончится и можно идти в свою комнату и подумать о той девушке. Язером. Я знал её фамилию, узнал, после долгих поисков, где она живёт и даже разговаривал с её отцом, но на мою просьбу позвать дочь, он лишь покачал головой сказав, что она сбежала из дома. Может это правда, а может и нет, может она попросту не захотела меня видеть.


Я знал, что с нами случилось и меня это удивило до глубины души. Казалось такого просто быть не может. И это сказка из другого времени.


Единственно что я смог сделать, чтобы её вновь увидеть, это быстро нацарапать записку и отдать её отцу, чтобы он передал ей, если она вернётся. Мне оставалось только ждать.


Музыканты закончили свою композицию и девушка, которая сама и пригласила меня на танец, отпихнув меня, побежала к лестнице. Я лишь мельком успел увидеть странные трещины на её руке. Затем она затерялась в толпе, и я выкинул её из головы. Что с её руками меня совершенно не интересовало, в голове была лишь она. Язером.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я взбегала по лестнице. Мне совершенно нельзя было останавливаться. Кожа на руках трескалась и хорошо, что этого пока в полумраке никто не заметил.

Прохладный воздух коснулся тела. Я внимательно посмотрела на руки. Кожа, недавно бугрившаяся, разглаживалась, принимая прежнюю форму.

Я облегчённо вздохнула. В происходящее не хотелось верить. Тот человек, от которого трепетало сердце, оказался вовсе не человеком, а драконом. Как такое могло произойти? Я потеряла голову от какого-то, ненавистного мне, дракона.

Душа совершенно не соглашалась со мной. И в голове возникали образы, наша первая встреча, его глаза, черты лица.

Нет.

Об этом стоит забыть, как о страшном сне, как о чём-то неприятном. Я не хотела его больше видеть, да мне и не придётся. Я приехала сюда не устраивать свою личную жизнь, а работать. Искусно и профессионально.

На улице я была совершенно одна. Так хорошо и так свободно. Я смотрела на ночное небо. На тучи тёмные и светлые. Они успокаивали меня, придавали мне сил и уверенности.

Вздрогнула, когда вспомнила как на меня посмотрел принц, когда я уплыла из-под его носа. Слишком озлобленно. И я чувствовала весь танец его пристальное, пугающее внимание. Весь танец меня не покидал озноб, охвативший всё мое тело. И я боялась, что принц заметит мои изменения, но я боялась напрасно. Перед самым концом он оставил меня и больше не следил за мной.

Я танцевала с чёрным драконом и мне это нравилось. Нравилось чувствовать его учащённое сердцебиение, нравилось наблюдать за тем как он смотрит на меня. Мне это нравилось и в тоже время я этого не хотела.

Далла, нужно вспомнить ради кого я здесь и отбросить всё ненужное, даже если от ненужного у меня замирает сердце и теплеет в груди.

Сзади кашлянули привлекая внимание. Обернувшись я увидела его. Моего предполагаемого жениха, Юстава Четвёртого. Я присела в реверансе склонив голову.

— Мне пришлось за вами побегать. — Сквозь зубы, недовольно процедил он.

— Прошу меня простить. Весь вечер я не могла к вам подойти, всё боялась, что не понравлюсь вам. — Я нежно улыбнулась, распространяя всё обаяние, на которое была способна Лаида. Принц мгновенно изменился в лице. Моя лесть ему понравилась, и он поверил мне.

— Приглашаю вас на танец. — Он протянул руку. Вблизи заиграли скрипки. Видимо поэтому он отлучался, чтобы позвать их или приказать следовать за ним.

Принц вёл меня в танце уверенно, слишком серьёзно и властно. Он с силой держал мою ладонь, будто помышляя, что я вновь могу выскользнуть из его рук.

Вблизи я ещё больше хотела отстраниться от него. Этот дракон мне неприятен. Весь его облик отталкивал моё дружелюбие.

Вылитый отец. Копна кудряшек чёрных волос, с которой он не мог совладать. Черты лица строгие, будто высечены из камня. Выражение лица, не терпящее возражений, хоть каких-либо попыток неподчинения. Нужно отдать ему должное — тело в прекрасной форме.

Он был слишком молод для женитьбы.

Я почувствовала, как Ида сжалась в страхе. Будь это простой женитьбой она, попричитав, всё же согласилась. А умереть пустой, бездушной куклой ей совершенно не хотелось.

— Лаида, верно? — Он посмотрел на мои локоны, взглянул в глаза, улыбаясь с издёвкой, может не совсем, но что-то в них было такое приземлённое, скользнул по моим к губам. Я чувствовала, как он глубоко вдохнул, а затем приблизился слишком близко. Настолько близко что я невольно повернула голову.

— Как там шумно, не находите? — Что я делаю? Мне не следовало играть с его чувствами или желаниями. Я уставилась на танцующих внутри зала. Он вновь не захотел понять моего настроя и продолжил беседу.

Сёстры Ритт прожигали меня завистливым взглядом, а рядом с ними, стоявшего чуть в стороне, я заметила Лиреда. С бокалом шампанского он внимательно следил за мной.

Мне нужно сыграть свою роль безукоризненно.

— Возможно, вы станете моей женой. — Я вздрогнула. Это не ускользнуло от него. Он сам играл со мной. Знал на что все девушки подписались, добровольно или по принуждению и его это совершенно не волновало.

— Вы когда-нибудь присутствовали на ритуале иссушения? — Вопросы в лоб. Зачем лживо любезничать?

Я видела, что он удивлён моей осведомлённостью. Не ожидал подобных вопросов. И я поняла, что его не подпускали к этому ритуалу. Он не знал, что на нём происходит и как он проходит. Видимо отец считал его слишком молодым для подобных игр.

Я сумела выбить его из седла. Теперь передо мной стоял обычный мальчишка, не знавший жизни, неуверенный в себе и зажатый.

— Мне нужно вас покинуть, остались ещё несколько девушек с которыми я не танцевал. — Он засуетился. Скрипки смолкли. А я ликовала. Будет знать, как меня выводить из себя.

Я поняла, что на своей кандидатуре в отборе настоял он сам. Я чётко представила, как он разговаривает с отцом, приводит доводы, что для нынешнего отбора он подойдёт как нельзя лучше. Меня раздирал смех. Отбор превращался в балаган, игры в песочнице. Ха-ха и разумеется меня иссушат как самую первую смутьянку.

Можно расслабиться, первый день официально завершался, и я его прошла. Сумела сохранить свой секрет. Чуть не попалась, но это в прошлом.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я посмотрела в окно ещё раз. Лиреда там уже не было. Его работа на сегодня тоже завершена.

В зал совершенно не хотелось возвращаться. Я видела, что многие уходят и значит я сама могу уйти.

Для успокоения души ещё пятнадцать минут я погуляла по лабиринту и направилась в свою спальню.

Проходя мимо бального зала я неверяще уставилась на парня вдалеке. Он стоял около столика и разговаривал с молодой особой.

Интересно что здесь делает мой старший брат?

Глава 5

Я переворачивалась с бока на бок, но никак не могла заснуть. Думала о брате. Может что случилось с отцом? Или дедушкой. Может Далла как-то пострадала? Мысли роились в голове мешая отправиться в мир сновидений.

День стал для меня тяжёлым, хотя я к этому и готовилась, но не думала, что он настолько измотает меня. Я и предположить не могла, что встречусь с незнакомцем так скоро, думала наши жизни навсегда разошлись. Мне удалось заснуть глубоко за полночь.

Проснулась я на удивление бодрой. Птицы издавали неповторимые трели. Ароматы цветов, в моей комнате, мне уже нравился, за ночь я к ним привыкла и могла различить их красоту.

На этот раз с одеждой я справилась сама, служанка мне не понадобилась. Надела струящееся голубое платье, без пышных юбок и других излишеств в крое, с свободными полу прозрачными рукавами и совсем глубоким вырезом.

Я вышла на балкон посмотреть на вид. Ничего особенного я не заметила. Мои окна выходили на огороженную постриженными кустами лужайку, где уже сейчас, пили чай и беседовали.

Нужно и мне выходить из комнаты. Отбор сам себя не отберёт. От этой мысли я невольно засмеялась. Ведь главной задачей невест оставалось — не пройти отбор.

В комнату требовательно постучали. Кто бы это мог быть? Ну, благо вариантов у меня предостаточно.

Когда я открыла дверь Лукреция схватила моё запястье и начала свою скороговорку:

— Ну где ты пропадаешь? Я тебя совсем заждалась. О, какое чудное платье на тебе сегодня, оно тебе очень идёт, пойдём же скорее. Представляешь, я тебя минут пятнадцать жду, чтобы позавтракать, а ты всё не приходишь. — Она взяла меня под руку и быстро пошла по коридору. Мне только следовало не отставать от неё. И как я могла забыть о её разговорчивости.

И правда в обеденном зале практически не осталось свободных столиков.

— Наше место вон там. — Лукреция указала на стол у самого окна просторной комнаты.

Зал делился чётко на две стороны. В одной находились драконы, в другой мы. Наши вкусовые пристрастия отличались, поэтому блюда делились и не смешивались. Но этому правилу следовали только в начале отбора, а потом все как-то начинали общаться и всё перемешивалось. Они казались не такими и плохими, всегда вежливы, учтивы, но доброе расположение духа портилось ближе к финалу отбора, мы вспоминали ради чего мы здесь все собирались. Дружеские отношения так же быстро заканчивались, не успев начаться.

Драконы каждый год прибывали на отбор со всем необходимым, включая и поваров, лекарей, лакеев и так далее. Мы не мешали им в этом, так как сами не могли обеспечить им сто процентного уровня удовлетворения их повседневной жизни.

Мы прошли к подносам с едой, она удивляла своим многообразием. Я выбрала самый оптимальный вариант, тот, который предпочитала Лаида. Стейк с зеленью и апельсиновый сок.

Удобно расположившись я осматривала зал. Встретилась взглядами с вездесущими сестрёнками, не смогла удержаться и отсалютовала им стаканом с соком, придав своему лицу издевательски-ироничное выражение. Они вспыхнули алым румянцем, обе, и уткнулись в свои тарелки.

Лукреция щебетала рядом описывая как она не могла заснуть и всё боялась, что к ней кто-то вломится. Какая наивность. Драконы не стали бы так поступать. В финале отбора они получали всё что хотели, так зачем себя компрометировать подобными выходками.

Ярим, мой старший брат, стоял ровно по середине линии, следил за порядком. Мне следовало с ним поговорить, унять своё беспокойство, спросить, что он тут забыл. И как вообще попал.

Я сказала Лукре, что захотела добавки и пошла к еде. Рядом с братом я замедлилась и поравнявшись с ним практически прошептала:

— Я люблю сладкое, потому что сладкое любят пчёлы. — Его взгляд метнулся на кольцо, затем на меня и он коротко кивнул. Как всегда, лаконично и по делу, никаких лишних вопросов. Я прошла мимо, вспоминая как он придумывал эту кодовую фразу, чтобы я могла прямо, не говоря сообщить ему, что я его сестра в чужом теле.

Мы не долго находились в обеденном зале. Лукреция сообщила что собирается погулять по особняку, может даже посидеть в библиотеке, поближе познакомиться с другими девушками. На её предложение пойти с ней я отказалась. Хотелось побыть одной, и я не спеша пошла в свою комнату.

— Лаида, постойте. — Меня нагнал Лиред. Я мягко улыбнулась ему, чуть поклонилась в приветствии. — Вы сейчас заняты?

— Я свободна как ветер в поле. — Интересно что он от меня хотел. Я видела как он доволен моим ответом. Его улыбка стала ещё шире, заразительнее.

— Если вы не против, тогда я приглашаю вас на конную прогулку. Утро чудесное, грех упустить такую возможность.

— Раз вы настаиваете, то я, пожалуй, соглашусь. — Я залюбовалась ямочками на его щеках. Такими милыми.

— Я в нетерпении буду ждать вас у входа в конюшни. — Он коротко кивнул и ускорив шаг скрылся за поворотом.

Вот я и нашла себе занятие. Не стоило заставлять Лиреда ждать, мне самой хотелось сменить обстановку и погулять на улице. Из поворота, за которым только что скрылся молодой человек выплыли Астари и Сталия Ритт. Этого мне только не хватало. На их лицах читалась решимость с долей пугающего авантюризма. Я попыталась спокойно пройти мимо. Одна из сестёр с силой толкнула меня своим плечом.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Ты можешь ходить аккуратнее. — Пронёсся по коридору её возмущённый голос.

— Так это ты меня толкнула. — Недоумённо ответила ей.

— Считаешь себя лучше всех? Да? — Начала заступаться за неё её сестра. Я от их наглости стояла в растерянности. Я видела, как недобро горят их глаза, как они мельком смотрят друг на друга и одобряют действия.

— Все мы на отборе равны, и тебе не позволено вот так обходиться с принцем. Я вчера была поражена тем, что ты заставила его идти за тобой в сад и там танцевать. Это не честно. Ты не имела права. — Девушка агрессивно начала надвигаться на меня. Всё больше и больше повышая голос. Я издевательски засмеялась от её логики. Да что с ней не так?

Замахиваясь она метнулась в мою сторону и мне не оставалось ничего как отпихнуть её. Она со шлепком упала на пол.

— Что вы себе позволяете, Лаида? — Сзади раздался гневный голос мадам Локвуд. — Подобное обращение не допустимо.

— Она ударила меня. — Астари закрывала щёку будто я ей дала пощёчину.

— Да, мадам Локвуд, я видела это своими глазами. — Поддержала сестру Сталия.

Моё лицо начало краснеть пятнами от возмущения. Главное не набросится на них прямо здесь. Такая наглость не могла остаться безнаказанной.

— Я этого не делала. — Сквозь зубы процедила я.

— Не обманывайте меня, я видела это своими глазами. — отчитывающим тоном начала мадам Локвуд. — Первое предупреждение, как участнице отбора, а если ещё раз подобное повториться мне придётся написать вашему отцу и принять соответствующие меры.

Астари всё ещё фальшиво завывала на полу. Мадам Локвуд помогла ей встать и приобняв за плечи повела по коридору успокаивая. Сталия повернулась и издевательски отсалютовала рукой с невидимым бокалом.

Ещё никогда я не была так зла. Отчасти на себя, но главное на то, что мне не поверили, усомнились в моих словах. Меня всю колотило от негодования. Ха, она напишет моему отцу и примет меры. Это какие ещё меры? Что могло быть хуже оказаться в логове Чёрных драконов?

Дверь спальни с грохотом ударилась о стену. Так. Нужно успокоиться. Привести себя в порядок и отправиться на конную прогулку с Лиредом. Сейчас я просто нуждалась в человеке, который бы понял меня и принял мою сторону, поверил мне, а не какой — то там завывающей девице.


Нужный наряд я нашла быстро. И так же быстро решила переодеться. Мои руки дрожали от недавнего происшествия, а в голове картина крутилась всё снова и снова. Две наглые сестрицы. Теперь я могла быть уверенна — не будет мне с ними покоя. Эта их фанатичная жажда стать невестами дракона пугала, вводила в ступор. Я их недооценила это точно, нужно вести себя с ними поосторожнее, ещё неизвестно, что они могли выкинуть в следующий раз.

Амазонка тёмно-зелёного цвета. Приталенная, с двумя рядами пуговиц по центру груди. Никакой вычурности, сложности. Заплела волосы в косу, чтобы они мне не мешались. Пару минут покрутившись у зеркала вышла из комнаты.

Лиред, как и обещал, дожидался меня у входа в конюшню, с двумя лошадьми. В какой-то нерешительности, непонятно как овладевшей мной, я подходила к нему. Меня тревожила наша тайная прогулка и смущала перспектива быть уличённой в чёт-то недопустимом, хотя в нашем времяпрепровождении я не находила ничего из ряда вон выходящего. Дружеская конная прогулка между участницей отбора и одного из стихийных стражников.

Мне досталась коричневая лошадь с белыми пятнами. Она беспрекословно отзывалась на все мои команды и спокойно шла рядом. Ласка, кличка полностью ей подходила. Она с удовольствием жевала сахар, который я ей дала.

Лиред внимательно смотрел как я усаживаюсь в седло. Полностью копируя жесты Иды. На его лице блуждала улыбка, будто он вспоминал далёкое прошлое, о том, как так же катался с настоящей Идой и также наблюдал за ней. Сидеть по-дамски было неудобно, но выбирать не приходилось.

Лошади мерно шли по вытоптанной дорожке. Мы углублялись в лес. Прямая широкая дорога. Вокруг тишина, соседствующая со звуками природы. Моё настроение заметно поднялось. Не было и следа недавней перепалки.

— У вас Магдалия, очень хорошо получается. — Меня польстил его комплимент.

— Пожалуйста, зовите меня Лаидой или Идой, — я обернулась, проверяя едет ли кто-нибудь за нами, дорога оказалась пустой, — на другие варианты я не буду реагировать. Это не безопасно вот так в открытую называть меня настоящим именем. Представьте, что перед вами Ида, и ведите себя со мной соответствующе.

Лиред звучно рассмеялся.

— Если я буду делать с вами всё то, что позволяю себе с Идой, вам это может не понравится. — Сила кольца не позволяла мне так глубоко проникать в воспоминания Иды. Я невольно задумалась и на моём лице румянец отразил всё то, что я представила. Это не ускользнуло от Лиреда. — Лия, то есть Лаида, не думайте обо мне так плохо.

— Я и не думала о вас ничего такого. — Я засмеялась, мне вспомнилась тишина, которая настала, когда я кралась по коридорам, и там, за дверью они вдвоём, в тайне ото всех.

— Если бы я не знал, что такое возможно, а теперь я об этом знаю, то ни за что не догадался бы, что передо мной незнакомый мне человек. Ваша способность поразительна. — Комплименты сыпались рекой. Мне нравилось ощущать свою значимость, и я всё больше и больше проникалась симпатией к Лиреду. С прямой спиной, властно держа поводья в руке, он широко улыбался и его синие глаза сияли приятным отблеском.

— Спасибо, вы с ней встречаетесь, верно? — Возможно он не думал, что я способна вот так запросто знать чувства Иды. На его лице промелькнула досада, но лишь на мгновенье и на его хмуром лице вновь заиграла улыбка.

— Как вы узнали? — Голос чуть изменился, стал настороженным, даже его тело слегка напряглось. Я видела, как он с силой сжимает поводья, костяшки пальцев побелели, а сам он внимательно смотрит на меня ожидая моего ответа.

— Я могу знать поверхностные чувства Иды, и там были вы, поэтому я и решала, что вы встречаетесь. Тайно. Она любит вас.

— С Идой сложно. — Только и ответил Лиред. Он облегчённо вздохнул, поправил волосы, и заговорил о неожиданном появлении принца на вчерашнем начале отбора.

Я заметила, что на конной прогулке мы не одни. Ещё больше меня поразило то, что и драконы оказались не прочь прокатиться, не думала, что им подобное интересно. Они могли бы летать, но предпочли земные развлечения. Кстати да, я ещё не замечала летающих драконов. Странно. Здесь им не запрещалось расправлять свои крылья, почему же они не летают?

Я бы не упустила такой возможности. Я мечтательно посмотрела в небо. Вот бы и мне взлететь, улететь туда, куда я хочу, не думать ни о чём. Парить. Все проблемы далеко на земле, в воздухе они не могут добраться до тебя. Воздух окутывает всю тебя и нет больше никаких забот, ты их не чувствуешь. Я вспомнила как в детстве дедушка помогал мне парить. Невероятное чувство.

— Вспомнили что-то приятное. — Я и не заметила, как прошло время, а я всё глядела на небо и улыбалась.

— Да. Своё детство.

— Ида, мне нужно серьёзно с вами поговорить. — Я чуть застыла. Прокрутила в голове недавние поступки, ничего такого я не совершала, за что теоретически могла поплатиться.

— Ваш вчерашний танец, такое не допустимо. — Лиред предал голосу серьёзность, и я поняла, что он не шутит и спускать мне мой проступок не намерен. Я и сама понимала свою ошибку.

— Такого больше не повторится. — Но это от меня не зависело.

— Обещаете мне?

— Нет. — Я запнулась увидев, как он пристально на меня смотрит. Серьёзный, весь подобравшийся. Я не хотела его расстраивать, но врать не имело смысла — Не могу этого вам обещать, я не могу гарантировать вам то, что вы от меня хотите, поэтому решила, что с вами должна быть честной. — Поспешила добавить я.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Вы с ним знакомы или вы его знаете? Кто вообще этот парень? — Вопросы сыпались как из рога изобилия. На несколько крупиц я пожалела, что согласилась на эту прогулку, теперь она казалась мне не весёлым временем, а форменным допросом. Что, как, почему. Но нет, сердце отзывалось теплотой и доверием с Лиреду, и я подчинилась своему чувству. — Вчера мне показалось что вы близки.

— Мой первый танец — сиюминутный порыв, с этим драконом я не знакома и не хочу с ним знакомиться, не придумывайте проблемы на ровном месте. — Нужно его успокоить и самой прийти в порядок. Может даже самой поверить в свои слова. Это просто порыв, ничего больше, но где-то там, в глубине души, я знала, что наша встреча не случайна и что мы как-то связанны.

Определённо он мне не доверял, пока что. А мне почему-то так хотелось добиться его расположения. Непривычное для меня чувство. Неосознанно манящее.

Мы обошли очередную пару. Наш диалог переключился от моей персоны на всех остальных невест. Лиред рассказывал о них то, что знал на эту минуту. Откуда они приехали, и кто их родители. Рассказывал о их перспективах на отборе. О некоторых девушек я знала сама, с некоторыми когда-то общалась лично. Другие для меня оставались загадкой.

Когда я начала поворачивать голову чтобы задать Лиреду очередной вопрос меня резко откинуло назад, и поводья, которые я так легко держала, выскользнули из рук. Неожиданно, моя лошадь встала на дыбы, я успела лишь ухватить её за шею чудом не свалившись, когда она понесла меня во весь галоп. Всё произошло за секунду, я не поняла, как так получилось и что заставило Ласку сейчас мчаться во весь опор. Я обречённо обернулась на Лиреда, посмотрела на его удивлённое выражение лица, а затем прижалась всем телом к её шее, боясь свалиться, боясь, что меня растопчут копытами, зажмурила глаза.

Я что-то кричала, пыталась успокоить Ласку, но у меня ничего не получалось. Моя конная прогулка обернулась полной катастрофой. Я слышала лишь вой ветра и топот копыт, ускоряющийся с каждым мигом. Сердце тяжело бухало в груди. Я не понимала где нахожусь, сколько времени прошло. Минута? Час?

Ласка неслась галопом, не слыша моих просьб. Одной рукой я вцепилась в её гриву, другой обхватывала шею. Ещё недавно лошадь шла мерным шагом, а теперь неслась со звуком ветра, ещё ни разу моя жизнь не была так близка к смерти.

Где-то вдалеке я слышала голос Лиреда, но не могла понять, что он от меня хочет, совершенно не разбирала его слов. Мгновеньями его голос звучал совсем рядом, а потом вновь уносился прочь.

Я выбилась из сил, больше не могла держаться, совсем скоро моя напряжённая рука соскользнёт с шеи и тогда я кубарем полечу на землю. Может так и поступить? Я с такой силой жмурила глаза, чтобы не видеть, что творилось вокруг, что веки горели диким огнём.

Открой глаза, проносилось в голове, открой глаза. В нерешительности я посмотрела, что происходило вокруг, Лиред скакал с лева, пытаясь дотянуться до лошади, пытался остановить её, но только он прикасался к уздцам, как Ласка прибавляла темп и лошадь Лиреда отставала.

Я попыталась приподняться, но у меня ничего не получилось, я только ещё больше съезжала с седла. Вот и прогулялась на свежем воздухе.

С права закричали, привлекая внимание. Я повернула голову и увидела его… моего незнакомца. Так уверенно протягивающего мне руку. Я была так напугана, что мотнула головой. Нет, пусть всё закончится само собой, может сейчас Ласка остановится, и я попытаюсь забыть, как вся жизнь проносилась в голове. Он не переставая протягивать руку смотрел мне прямо в глаза. Решительный, терпимо мягкий. Казалось он готов вот так скакать рядом с протянутой рукой вечность. Я отпустила гриву лошади и попыталась ухватиться за его ладонь. У меня ничего не получилось, сердце замерло, когда мои кончики пальцев выскользнули у него из рук.

Лошадь начала сбавлять темп. Неудачно повернувшись я полетела спиной вниз. Меня подхватили сильные руки незнакомца, но я всё равно оказалась на земле. Бок обожгло невыносимой болью. Незнакомец спрыгнул со своей лошади и подбежал ко мне. Лиред в ту же секунду оказался рядом.

— Лаида, как ты? — Он постарался приподнять меня, но я закричала не своим голосом. Из лёгких вышел последний воздух. Мне бы вздохнуть, не думая о случившемся. Внутри всё болело. Я сломала ребро? Не могла точно определить, но что мне было плохо — это я знала наверняка.

— Больно. — Я пыталась выдавить слова. Описать всё то, что со мной происходило, у меня не осталось сил и я безумно хотела пить. Ласка остановилась и смотрела на меня неподалёку, её ноздри сильно раздувались, и она рыла землю копытом. Я увидела, что она сама не понимает, как так всё вышло. Попыталась прикоснуться к боку, на который так неудачно упала, но не смогла.

Вокруг разгорался конфликт. Лиред не отступая пытался помочь мне встать, но незнакомец его отпихивал, видя моё состояние и то как я мучаюсь. Кровь стучала в висках, я чувствовала надвигающуюся истерику, она подступала к самому горлу. Я попыталась встать сама, но ноги меня не слушались, и я снова и снова оказывалась на земле, бессильная что-либо сделать, слёзы беззвучно катились по щекам.

Только сейчас я поняла, что на самом деле чуть не умерла. Всё подстроили? В голове сменялись варианты. Кто это устроил? Неужели постарались сёстры? Мне совершенно не хотелось в это верить. Одно дело обвинить меня в том, что я не совершала, совсем другой попытаться меня убрать с отбора подобным способом.

— Я отвезу её к лекарям. — Голос, не терпящий возражений.

— Я сам в состоянии это сделать. — Лиред насупился, чеканя слова. Я переводила взгляд от одного на другого. — Ты хоть знаешь кто я?

— Мне совершенно нет дела до того, кем ты являешься. Единственное что я вижу это то, что девушка пострадала, когда ты был прядом. Твои попытки спасти её просто жалкое зрелище. — Призрение сквозило в каждом слове, он обвинял его в том, что тот не смог обеспечить мне безопасность.

Оба перешли на крик. Их горячность меня удивляла. Они стояли и будто меня делили. Забавно. Мимо проходили, смотрели на нас и тихо перешёптывались.

Незнакомцу надоело пререкаться, он махнул рукой на Лиреда, подошел ко мне и подняв на руки усадил на свою лошадь. В глазах потемнело, я охнула от боли, накатывающей волнами, меня замутило и сейчас я хотела лишь одного — чтобы этой прогулки попросту не случалось. Моё тело начало заваливаться, но меня удержали. Он сел позади меня, я нерешительно обхватила его шею руками, чтобы в очередной раз не свалиться. Как такое могло произойти?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Ты может привести её лошадь назад. — Раздалось над самым ухом.

Я услышала, как Лиред возмутился выходкой дракона. Его окончание фразы я не разобрала, мы скакали назад, в лазарет.

— Спасибо. — Тихо прошептала я.

— Береги силы. — Эти слова сладостью прокатились по венам, а потом я провалилась в пустоту.

Дверь в лазарет с грохотом открылась, хорошо, что удержалась на петлях. В комнату ворвался жених со своей свитой. Я видела, как его лицо меняется с каждым вздохом. Он с беспокойством посмотрел на меня, то как я не шевелясь лежала на койке, он требовательно взирал на лекаря, который рукой водил по моему боку. От его руки исходил приятный жар, я чувствовала будто он выжигает всю мою боль, она постепенно уходила и на моём бледном лице появлялся румянец.


Дольше всего младший принц не сводил взгляда с моего спасителя, что так удобно сидел на стуле возле кровати и следил за руками лекаря. У принца менялось не только выражение лица, но и облик. Я видела, как злость промелькнула вместе с досадой, я поняла, что он жалеет, что я была здесь не одна. Я видела, как напрягается всё его тело, как грудь начала подниматься слишком часто, как руки сжимаются в кулаки и ненависть сквозит во всей позе. С призрением он смотрел на дракона, будто он был не из одного с ним мира, а кем-то посторонним, нежеланным существом.


— Выйдете, — приказал принц своей свите. Голос резкий, переходящий на крик, — ты тоже! — последние слова он практически провизжал. Мне уже не было дела до моего бока, передо мной начиналось представление. Младший принц явно недолюбливал того, кто сидел перед ним. И это было понятно всем.


Свита поклонилась и вышла, прикрыв за собой дверь, а парень сидевший на стуле, даже не пошевелился. В комнате пахло лекарственными травами, они приятно ласкали моё обоняние, и я различала все ароматы. Помощница лекаря смешивала ингредиенты, готовя мне микстуру.


— Почему вы остановились? — Мягкий голос незнакомца обращался к лекарю. И правда, сейчас он больше следил за перепалкой, чем за своими руками. Лекарь встрепенулся, исправляя свою оплошность, и мой бок вновь подвергли приятному жжению.


— Мелим — это и тебя касается. — Я почувствовала, как мои щёки вспыхнули от произнесённого имени. Оно красками заиграло в моём сознании. Мелим. Так вот как его зовут. Наконец я узнала его имя, я неосознанно улыбнулась, Мелим рядом со мной хмыкнул, моя улыбка тут же погасла.


— Девушка была в опасности, и я всего лишь помог из этой опасности ей выйти. Думаю, хорошо, что я был рядом в это утро. И я не понимаю вашей злости принц, — он учтиво склонил голову, — вы хотели бы чтобы её затоптала лошадь? — Лаконичный вопрос повис в воздухе заставив принца скривиться.


— Разумеется нет.


— Меня удивляет то, что одна из участниц отбора подвергается опасности. Учитывая саму суть отбора — это довольно-таки странно. — Мелим задумался, он явно прикидывал что-то в голове. — Вы не знаете, как так произошло? — Он украдкой посмотрел на принца, отчего тот вспыхнул как цветущий мак.


— Что вы себе позволяете? — Задохнулся он в возмущении. — Лучше следите не за мной, а как полагается за окружением короля.


— Так я и слежу не за вами. — Он вновь задумался. — Нужно поговорить с тем парнем, спросить почему он так безрезультатно спасал девушку, прояснить ситуацию. — Он встал. — Ещё нужно доложить королю. — Он вновь учтиво поклонился принцу и не спеша вышел, удостоив меня лишь скользящим взглядом.


Принц жестом отослал лекаря, благо тот давно закончил свою работу.


— Лаида, мне так неловко, что вы стали свидетелем нашей беседы, — он поспешно приблизился ко мне и сел на край кровати, — как вы себя чувствуете? — Учтиво осведомился он. Злость и неприязнь сошла с его лица, оп протянув свою руку сжав мою, отчего я вздрогнула. Я всё ещё смотрела на закрывшуюся дверь после Мелима.


— Что простите? — Я не расслышала его слов.


— Я лишь говорю, что виновный в происшествии будет наказан. Я больше не позволю подвергать вашу жизнь опасности. — Какие высокопарные слова. Я скривилась от его слов. Он неправильно понял моей реакции и уставился на меня, думая, видимо, что мне всё ещё больно.


— А этот парень, кто он?


— Это приближённый служащий моего отца. Не обращайте на него внимания, он неприятный тип. — Будто отмахнулся, вымолвил Юстав Четвёртый. — Я испугался, узнав о том, что с вами случилось и поспешил скорее к вам. Вы в порядке? — Он заглянул мне в глаза, ища ответа на свой вопрос. Может он думал, что я кинусь ему на шею и буду слёзно рассказывать о своих невзгодах? Он сильнее сжал мою руку. Я и позабыла совсем о ней.


— Да, со мной всё в порядке, ваш лекарь поразил меня своим умением исцелять людей. — Принц расплылся в широкой улыбке, будто это он вылечил меня.


— У драконов бывают раны пострашнее ваших, поэтому ваше состояние для наших специалистов пустяковая работа. — Он излучал непрошибаемую гордость. Я учтиво улыбнулась. Нужно заканчивать наши посиделки. Принц уделяет мне слишком много внимания и меня это не радовало.


— Я думаю, что в состоянии дойти сама до своей комнаты и отдохнуть, вы не против? Я думаю у вас у самого много важных дел. — Принц с готовностью встал с кровати и помог мне подняться, правда я сумела бы проделать это и без него, но ладно уж, пусть побудет героем на сегодняшнее утро.


Дверь в очередной раз распахнулась и на пороге появился мой брат. Запыхавшийся, сильно обеспокоенный. Я видела, как он осматривает меня с ног до головы, видела, как он кивает самому себе, он в нерешительности мнётся у входа. Потом вдохнул побольше воздуха и громко с расстановкой произнёс:

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Мне поручено сопроводить Лаиду Ромуд в её спальню, приказ главы отбора. — Принц недовольно вздохнул рядом со мной. Думаю, эту миссию он планировал совершить сам.


— Не стоит так переживать, я могу проводить её самостоятельно.


— Это исключено, — брат не думал отступать, — прошу прощения, принц, но приказ есть приказ, и я не могу его не выполнить.


— Ну хорошо, — принц постепенно сдавался, — будьте осторожны. — Он посмотрел на меня и вышел из лазарета. Девушка смешивающая настойку протянула мне флакон и проговорив, когда её следовало принимать, вышла вслед за принцем.


— Как бы не так! Приказ. Ты это хорошо придумал. — Брат улыбнулся, напряженная атмосфера в комнате рассеивалась. Он поспешил ко мне и обнял — крепко и любяще.


— В какую же передрягу ты попала на этот раз. Ты превзошла саму себя. — Я шутя его отпихнула, а сама улыбалась, аж челюсть свело.


— Ты сам как здесь оказался? Как Далла? Отец с дедушкой в порядке?


— С ними всё нормально, не переживай. У меня пара поручений к тебе. И ты мне порядка попортила планы. — Он протянул свою руку и взъерошил мне волосы. — Так ты теперь блондинка?


— Как видишь. Что за планы?


— Дедушка пристроил меня в высшую военную академию «Рахар», но мне пришлось вызваться добровольцем, чтобы быть здесь. — Я потупила взгляд. Высшая военная академия — самая престижная академия в нашем мире, окончив её выпускник гарантированно получал работу. Её заканчивал мой дед и мой отец, и я и не думала, что и у Ярима будет такая возможность.


— Это превосходно, — я чуть запнулась, — жаль, что так вышло с твоей учебой.


— Возвращайся домой. — Предложение утонуло в тишине. — Отец просит тебя вернуться, — Ярим настаивал на своём, он по-братски ущипнул меня за щёку — и отец сказал, что откажется от предложения Дареда. — Я лишь покачала головой. Такой исход я могла бы предугадать.


— Я не собираюсь этого делать, и ты меня не остановишь, я жизнью рискую, находясь здесь и пошла я сюда ради семьи. Если отец не хочет принимать услугу Дареда — это его право, но я буду не я, если сбегу отсюда, так ему и передай. — Гнев, источник моих частых проблем, подступал к горлу. Отступать поздно. Слишком поздно. Я посмотрела на брата, покачала головой. — Не надо меня провожать — сама дойду. — Бросила ему на последок.


— Стой, — я обернулась, — вот держи. — Он вынул из нагрудного кармана клочок бумаги. — Это тебе.


Я выдернула лист из его руки и развернувшись пошла в свою комнату. Приключений за день мне хватило.

Глава 6

Я зашла в свою комнату — единственное место, пожалуй, где мне не угрожала никакая опасность. Надеюсь. Устало опустилась на диванчик прикрыв глаза руками. День только близился к обеду, а я так от него устала.

Удивлённо посмотрела на руку ощутив что-то постороннее. Записка. Она оказалась в моей руке десятью минутами ранее, а я о ней совсем забыла. Развернув её, я быстро прошлась взглядом по тексту. Красивым убористым подчерков было написано пара строк, но и этого хватило дракону изложить всё что требовалось.

«Я знаю, что произошло с нами. Я буду ждать тебя каждый четверг на площади Рурит.»

Я не пойду!

Однозначно, я не собиралась идти и встречаться с драконом. Мне следовало давно задавить своё любопытство, и я этим скоро займусь. Зачем мне знать, что с нами произошло? Это бессмысленное времяпрепровождение. Подобных приключений мне хватало и на сегодняшний момент, мне следовало полностью сосредоточиться на своей работе. Сердце кольнуло протестом. Я улыбнулась, вспоминая улыбку, глаза неба, то как отвержено он спас меня. Поцелуй.

Я мотнула головой отгоняя воспоминания. Нет, я всё решила. Видеться с драконом — значит вновь не принадлежать себе. Читать его мысли. Гореть всем телом в жажде прикоснуться к нему. Нет. Определённо нет.

Я зажгла свечу и поднесла записку к огню. Языки пламени быстро охватили клочок бумаги, и она осыпалась пеплом на столике. Дело сделано. А дракон, что так манил меня — позабыт.

Постучав, в комнату вошла служанка. Она учтиво поклонилась и заговорила:

— Мадам Локвуд сказала, что вам следует приготовиться к обеду, а после него начнётся первое испытание отбора.

Мои глаза округлились, но я быстро спрятала, глубоко в сознании, ужас, что возник из неоткуда. Испытание. Так скоро. Я быстро встала совсем позабыв, что делать.

— Вам следует переодеться. — Видя мою растерянность помогла мне советом служанка. Её спокойный рассудительный голос остановил меня, придал мне сил и уверенности. Я кивнула и попросила приготовить мне ванну.

После выполнения моей просьбы я отослала Луизу к мадам Локвуд сообщить ей, что в скором времени я буду готова.

Я скинула амазонку, пыльную, грязную от падения. Прикоснулась к, недавно горящему огнём, боку. Не было и следа моего недавнего приключения. Нужно сказать спасибо лекарю, но это всё потом, а сейчас следовало заняться делом.

Вода приятно окутала тело. Тёплая, наполненная ароматами ромашки и календулы. Она будто впитывала, вытягивала из меня мои негативные, гнетущие эмоции.

Я задумалась об испытании. Каким оно будет? Первое испытание всех отборов всегда одинаково. Определение совместимости. Драконы — стихийники. Они, как и мы, владеют всеми четырьмя стихиями. И сегодня они будут смотреть как стихия участниц соединяется со стихией принца. Жених, как и его отец, владел стихией огня. Поэтому то мне, то есть Лаиде, прочили стать его невестой. Отец Иды огневик. Сама Ида владела задатками огненной магии.

А я? Я ничем не владела. Моя семья наследовала стихию воздуха, но вот только, загвоздка, воздух передавался по мужской линии. Так что воздухом управлял мой брат, меня же, стихия нашего семейства, обошла стороной оставив ни с чем. Я умела лишь создавать эликсиры, но это умение помогало мне выжить в трудную минуту, а уж этих минут у меня было предостаточно.

Получится ли у меня делать то, на что способна Ида? Или это задание я провалю, опозорив семью, состоящую в родстве с императором?

Я вынула руку из воды. Сосредоточилась, пытаясь повторить то, что с лёгкостью проделывала Ида. Я напрягла пальцы и оттопырив их друг от друга сжала в полу кулак ладонь, а затем резко выпрямила их … ничего не произошло.

Я задохнулась в наступающем отчаянии. Попробовала ещё раз, а затем ещё. Ничего не происходило. Я провалю это испытание и выдам себя с потрохами. Нужно было спросить у Иды как она владеет своей силой. Я обречённо посмотрела на ладонь. Вода в ванной начала остывать, меня покрывали мурашки и заметно трясло.

Без напряжения и усилий я в очередной раз сжала пальцы в полу кулак и затем разжала. В мгновенье на ладони появилась вспышка, а затем бесследно исчезла.

Я облегчённо вздохнула. Ну, на что-то я способна, а сейчас не было времени тренировать свои силы. Будь что будет. Может я ещё сумею избежать позора и покажу Идину силу в полной мере. Уверенность наполняла меня с каждой минутой.

Я вылезла из ванны и пошла одеваться к обеду. Я надела тоже платье, что было на мне с утра. Голубое, с глубоким вырезом на груди и с полу прозрачными рукавами.

Набрав полную грудь воздуха, я посмотрела на комнату и толкнула дверь выходя в коридор.

В обеденном зале меня ждала Лукра. Она приветливо помахала мне рукой, а я взяв еду — лёгкий суп и стакан крепкого кофе — пошла к ней. Перед испытанием не стоило набивать желудок всякими вкусностями, мне предстояло сложное испытание.

В зале, как и на завтраке, было оживлённо. Мой брат болтал с каким-то парнем, сёстры Ритт беседовали с незнакомыми мне девушками. Принца с королём Чёрных драконов я не увидела, скорее всего готовятся к предстоящему этапу отбора.

На миг остановилась на знакомом лице. Лиред будто смотрел сквозь меня. Я удивилась увидев на его лице застывшую гримасу отвращения и призрения. Он неотрывно смотрел на меня и эта его отрешённость пугала меня. Его лицо стало хищнически-голодным. Будто кот смотрит на сметану, так во всяком случае Лиред смотрел на меня. Я перестала ощущать вкус еды и закашлялась от глотка кофе. Он вёл себя слишком странно и всё больше и больше пугал меня. От милого парня не осталось и следа. Куда же он делся? Я сама не могла оторвать от него глаз. А змейка, что ранее поселилась в груди ужалила прямо в сердце.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я взмахнула рукой в приветствии. Нужно прервать наш бессмысленный контакт. Глаза Лиреда ожили. Он приветливо улыбнулся, встрепенулся будто ото сна и помахал мне в ответ. Сейчас он был самим собой, тем кого я раньше знала, но перед моими глазами стояла его отрешённая физиономия. Я попыталась переключить своё внимание на кого-то ещё отгоняя неприятные мысли.

Дракон, что спас меня, мой незнакомец, Мелим, спокойно смотрел на Лиреда. Он проследил за его взглядом и посмотрел мне прямо в глаза. Совершенно не знакомая мне улыбка скользнула на его лице. Даже не улыбка, ухмылка. Невесомая, еле заметная. Я видела, как его голубые глаза чернеют и наполняются злостью, яростью. А с ним что не так?

Меня охватила обида. Меня обвинили в том, чего я совершенно не делала. Дракон удивлённо вскинул брови, а я просто мотнула головой, затем уставилась в свою тарелку. С этими переглядками пока кончать.

Выйдя из обеденного зала меня слегка колотило от гнева. У меня не осталось и следа от доброго отношения к Лиреду. Добиться его внимания, укрепить нашу дружбу, и просто быть в его обществе. Подобные желания превратились в прах. То как он смотрела на меня невидящими глазами, за которыми скрывалось что-то злое, заставили меня серьёзно задуматься. А уж так сильно я привязалась к нему? И почему собственно я захотела с ним дружить? Разгадка оказалась на удивление простой и логичной.

Всё дело в Лаиде. С её кровью я скопировала не только её внешность, не только силу, характер, ауру, но и отношение к другим, привычки, жесты, чувства. А Лиред — это просто её привычка. Лиред это человек от которого она без ума.

Она, но не я!

От моей злости не осталось и следа, её заменило облегчение. Я не повёрнута на нём и теперь мне не следовало общаться с ним. Больше я не буду краснеть при вспоминании о том, как он поцеловал мне руку, не буду выискивать его в толпе на балу, лишь бы увидеть его, и о конных прогулках стоит позабыть.

С драконом тоже покончено. Я всё прекрасно поняла — Мелим подумал, что у меня с Лиредом связь, ведь он с таким вожделением смотрел на меня, а я на него. Уж не знаю, что увидел дракон на моём лице и какие сумел сделать выводы, ведь я смотрела на Лиреда не одну минуту. Дракон для меня оказался простым глупцом, умом, не отличающимся от простого недалёкого человека.

Его поступок ещё раз доказал мне, что встречаться с ним просто глупая затея.

Бальный зал приготовили к первому испытанию. От убранства ночи танцев не осталось и следа. У одной из стен стоял широкий металлический стол. На нём кувшин с водой, кусок земли и чаша с огнём. Элементы стихий могли понадобится разнервничавшимся девушкам.

— Ты готова? — Лукреция вся дрожа обхватила мою руку.

— Я готова со дня своего рождения. — В высокомерной манере ответила я. Я вспомнила мои неудачные попытки управлять Идиной силой, и сама задрожала как осенний лист на ветру.

Зал постепенно наполнялся магами, драконами. Вскоре к нам присоединились ещё три девушки и сёстры Ритт. Мадам Локвуд вошла не спеша. Она поправила очки и устремилась к нам вместе с оставшимися участницами отбора.

— Внимание девушки, — мы умолкли только она открыла рот, — через несколько минут начнётся отбор. Каждая из вас должна показать свою силу соединив её с силой Юстава Четвёртого. Если вы попытаетесь ослабить её или хоть как-то сорвать мероприятие, мы об этом узнаем, и вы понесёте строгое наказание.

Я невольно усмехнулась. «Ну да, отправит негодующие письма отцам» — промелькнуло в голове.

Мадам Локвуд продолжила объяснять правила, в завершении своей речи она сказала нам очерёдность выхода. Я должна была идти пятой.

В зал вошёл король с сыном. Рядом с ними я заметила Мелима слегка озабоченного какими-то думами. На его лбу мгновеньями образовывалась морщинка. Он быстро оглядел зал, но я отвернулась от него, мне не было дела до того, кого он высматривает. Они прошли к своим собратьям и остановились, ожидая начала испытания.

Принц улыбался, всем своим видом показывая свою значимость в этом отборе. Он гордо выпячивал грудь, позади него чёрный плащ плавно качался на ветру.

Мадам Локвуд поспешила к драконам. Она показала на стол объясняя зачем он нужен, король одобрительно кивал, соглашаясь с её словами.

По середине зала образовывалось свободное пространство, собравшиеся расступались, создавая место для этапа отбора.

Принц, потирая руки, вышел на середину круга ожидая первую участницу отбора. Ей оказалась Лукреция. Я видела, как она нервничает.

— Удачи. — Успела вдогонку прошептать ей я. Побледневшая девушка кивнула мне в благодарности.

Юстав Четвёртый, без усилий, окутывал свои руки пламенем. Я завороженно наблюдала за его действиями. Он стал сосредоточенным, серьёзным. Его лицо каменело, не пропуская ни единой эмоции. Лукра в нерешительности подходила к жениху. Я видела, как она всё ещё дрожит, сейчас заметно сильнее. Лукра сама была огневиком, но огня дракона она боялась и даже не сумела скрыть этого. Король лишь неодобрительно покачал головой.

Лукра прикоснулась к горящим рукам принца, её собственные ладони окутывались огнём. В зале повисла напряженная тишина. Моё сердце мгновеньями замирало, и я сжала ладони в замок. «Давай же, давай» — в голове мигала лишь одна мысль.

Теперь огонь тёк по всему телу принца, Лукра усиливала его, пытаясь контролировать. У неё практически получилось и моё сердце облегчённо успокаивалось от увиденного, пока не настал конец.

Огонь вышел из-под контроля Лукры молниеносно и теперь его пламя выбивалось из общего потока. Принц испуганно вскрикнул, когда огонь добрался до его головы. Сама Лукреция всплеснула руками заглушая крик. Огонь опалил принцу лицо от чего тот оттолкнул девушку.

Принц прикрывал обожжённое лицо, сожжённые брови. Лукра плача и всхлипывая поднялась с пола и пошла в нашу сторону. Она обнимала саму себя стараясь успокоиться. А принц ещё долго голосил угрозы, что её род скоро прервётся.

Лекари драконов быстро помогли ему восстановиться. Пустяковый ожог они излечили за секунды.

Отбор продолжался.

К принцу подходила следующая девушка. Я видела её заплаканное лицо, потерянный взгляд. Она совсем не понимала, что происходило вокруг. Она постояла напротив принца и метнулась к столу. Её дрожащие руки сначала схватили кусок земли, но затем отбросили его, потом она взяла кувшин с водой и плеснула содержимое на пол. Она владела стихией воды. Совершенно не сочетавшейся с огнём. Испытание есть испытание. И как ты его пройдёшь зависело только от тебя.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Она вновь стояла напротив принца, тот, как и в первый раз успел окутать свои руки огнём и выжидающе смотрел на девушку.

Она скороговоркой произносила заклинания. Принц оскорблённо посмотрел на отца. Знатные семьи владели высшей магией, заклинания им не требовались, они могли управлять стихией по наитию, по ощущениям. Людям, которые не могли вот просто так совладать со своей силой приходилось заучивать длинные монотонные слова и сейчас девушка проговаривала эти самые заклинания. Вода начала плескаться у её ног. Она волнами текла к ней. Принц с усмешкой наблюдал за девушкой. Можно было подумать, что мысленно он поставил на ней крест вычеркнув её из своего списка.

В туже секунду вода, под контролем девушки, окатила принца с ног до головы. Его усмешка превращалась в озлобленную гримасу. И он в очередной раз заверещал как маленький ребёнок.

От его одежды исходил пар, он иссушал её прямо на себе. Глаза почернели, руки сжались в кулаки.

Девушка провалила испытание, но на её лице, когда она шла к нам, я различила торжествующую улыбку.

Следующая по очереди шла Сталия Ритт. Девушка практически бежала к центру зала. Её лицо озаряла улыбка, она подошла к принцу и учтиво склонилась в реверансе. Принц кивнул в ответ. Его руки вновь окутывались огнём.

Все в зале наблюдали как девушка с трепетом берёт руку принца в свою. Она смотрела на неё так, будто держит в своей руке драгоценный редчайший камень. Сталия преданно взглянула в глаза принца. Теперь огонь распространялся и по её рукам тоже. Она повторяла движения Лукреции. Но в отличии от неудачи Лукры у Сталии всё получалось. Пара находилась в огненном коконе. «А девушка то не из простых» — пронеслось в голове. Её сестра, рядом со мной, одобрительно кивала. Огненный кокон постепенно рос, растягивался. Жар шедший от них нагревал воздух. Я закашлялась.

Я посмотрела на непроницаемое лицо короля, на зевающего Мелима. Похоже их совсем не впечатлила сила девушки. Зато драконья делегация строчила в блокнотиках, не отрываясь от центра зала. Они то взяли Сталию на карандаш.

Мадам Локвуд призывно кашлянула. Девушка обернулась к ней и пламя моментально исчезло. Я облегчённо вздохнула. Сейчас мне так не хватало свежего воздуха.

Астари заняла место сестры. Я видела как она волнуется. Как нервно она посмотрела на принца и сжала свои руки в кулаки. Принц встал на изготовку и вновь окутывал свои руки диким пламенем. По сравнению с сестрой, Астарию постигла неудача. Она никак не могла вызвать огонь и стараясь кусала губы до крови. Я заметила как текут слёзы отчаянья по её щекам. Она всхлипнула.

Наконец её руки запылали, и лицо, озарившее улыбкой, тут же померкло — огонь вновь пропал.

— И долго мне ждать? — С издёвкой спросил принц. По залу прокатился смешок.

От этого тона Астари совсем расклеилась. Она резко развернулась и выбежала из зала не сумев вынести позора. Сестра не смела выйти вслед за ней. Она смотрела как за Астари захлопнулась дверь и вздрогнула от этого звука.

Так стараться стать женой принца Чёрных драконов и провалиться на первом же испытании. Я ей слегка сочувствовала, бедняжка.

Настала моя очередь.

Я позабыла всё то, что должна была делать. Голова опустела, а сознание окутывалось туманом. Меня одновременно охватил жар и озноб.

Я сделала первый шаг.

Принц внимательно, с любопытством наблюдал как я иду к нему. Краем глаза я заметила, как Лиред зло посмотрел на Мелима. «Они успели поговорить до начала отбора?» В голове возникали не нужные мне вопросы. Нужно сосредоточится, направить всю свою концентрацию на испытание. Прямо за принцем стоял мой брат. Он одобряюще улыбнулся, кивнул и вскинул кулак в воздух. Ему совершенно было не важно, что его выходку могли заметить. Он поддерживал меня. По одному этому жесту я поняла, что он защитит меня, если понадобится, прямо сейчас, здесь.

На душе стало спокойно. Я ускорила шаг. За секунду я поняла, что мне нужно сделать.

Принц стоял на изготовке, улыбающийся, раскрепощенный, весёлый. Его пламя мерно подрагивало на руках.

— Можешь распространить огонь по всему телу? — Он удивлённо вскинул брови, но выполнил мою просьбу. Теперь горел он весь. Я слышала шелест огня, перешёптывание зала, которое мгновенно стихло, не успев начаться.

Я подошла к принцу в плотную. Даже не услышала, почувствовала его учащённое сердцебиение. Увидела его расширенные зрачки. Он многозначительно улыбнулся одобряя все мои действия. Он ждал моего следующего шага.

Я прикоснулась к огню. Сначала он окутал мою ладонь, затем молниеносно отступил. Я гладила огонь стараясь приручить его. Принц, не шевелясь, не сводил с меня своего напряжённого взгляда.

Теперь мои ладони скользили по огню. Я вновь посмотрела на брата. Он как завороженный наблюдал за мной. Кожей я ощущала пристальное внимание Мелима, здесь, где-то рядом. Он изучающе оценивал меня, и я чувствовала его готовность ринутся ко мне в каждую секунду. Что? Он хотел защитить меня? Так же, как и мой брат?

Не удержавшись я посмотрела на Мелима, на его удивлённое выражение лица. Мне показалось или я прямо сейчас услышала обрывки его мыслей? Обеспокоенные, такие живые, яркие. Он даже задержал дыхание. Я действительно увидела готовность помочь. Подобное открытие придало мне ещё больше сил, уверенность в своих действиях.

Мои ладони начали нагреваться. Я неотрывно водила ими по огню дракона. И то что я попыталась проделать в ванне, я сделала здесь, в зале.

Я направила все силы в свои руки, они отозвались пульсирующей болью, а затем … вспышка, слепящая глаза, пронеслась по всему залу. Она волнами исходила от нас. Меня и принца.

Одна, вторая.

Король одобрительно закивал, расплываясь в улыбке.

Кто-то вскрикнул, прикрывая глаза, некоторые упали, не сумев сдержать волнового удара. Я видела, как протирая глаза из комнаты выбежал Лиред. «Так ему и надо» — зло подумала я.

Огонь дракона слепил, он и не думал затухать, я не позволю ему потухнуть, он с каждой секундой набирал силы. Раздались крики боли, кому-то на минуту ослепило глаза и теперь они не могли видеть. Но наш союз никак не распадался. Я заметила, что и Юстав Четвёртый не может управлять своим огнём и его же собственное пламя не оберегает его, сейчас я могла полностью его контролировать, а принц, он был марионеткой в моих руках.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Улыбка сошла с лица Юстава младшего. Он попытался убрать огонь, но у него ничего не вышло. Паника отразилась на его лице. Его губы задрожали, он хотел сделать шаг от меня, но … не мог.

Я всё продолжала водить ладонями, извлекая из них вспышки, я не собиралась прекращать представления. Сами напросились. Мой издевательский хохот пронёсся по всему залу. Отбор. Глупое занятие. В душе поселилась жажда отмщения. Драконы. С каждой минутой я всё сильнее и сильнее хотела их погибели. Пусть они «насладятся» нашей совместной магией. Пусть они ослепнут и больше никогда не приходят в наши края. Пусть их существование приостановится.

Меня резко отдёрнули от принца, мои ладони покрылись волдырями. Я смотрела на Мелима, что так сильно сжимал моё плечо. Слёзы отчаянья покатились по щекам я не смогла ничего больше придумать как уткнуться в его грудь. Неутешные, нарастающие рыдания страха вырывались из моей груди. Что я только сейчас хотела сделать? Убить всех собравшихся?

Наша первая встреча вновь повторилась.

Мы стояли в середине смерча, что так заботливо окутывал нас. Я не прекращая плакала, а он, он просто обнимая гладил меня по голове успокаивая. Он что-то говорил, но я не разбирала его слов. От его мягкого шепота я постепенно приходила в себя.

Смерч рассеялся только тогда, когда я полностью успокоилась.

Первым я увидела Юстава Четвёртого. Он с ненавистью смотрел на Мелима и останавливал взгляд то на мне, то на нём.

— Лекаря. — Громко крикнул Мелим.

К нам тут же подбежали и мои руки излечили, ну, практически полностью. Лекарь, не тот, кто вылечил меня с утра, не секунды не колеблясь наносил на мои ладони вонючую мазь, а затем забинтовал ладони. Он порекомендовал мне проходить так до завтрашнего утра. Я с готовностью приняла его совет.

Оставшееся время отбора для меня прошло как в тумане. Я ни на кого не обращала внимание и ни с кем не разговаривала. Девушки со сменной удачей проходили испытание. У некоторых получалось, у других совсем ничего не выходило. Труднее всего пришлось девушкам с силой земли и воды, но таких оказалось не много.

Отбор закончился и я практически выбежала из зала. Мне стало душно, неуютно. Временами я ловила на себе озабоченные взгляды принца, и мне не хотелось оставаться с ним после отбора наедине. Не хотелось, чтобы он спрашивал о моём самочувствии, мне совершенно не составляло удовольствия находиться поблизости от него. Наша совместимость, то есть его совместимость с магией Иды, была для нас опасной и в отличии от меня эту опасность он не видел.

Я выбежала из зала и натолкнулась на Лиреда. Он обхватил меня руками и улыбнулся. Будто только меня и ждал.

— Ида, ваше умение управлять стихией меня поразила. — Ага, так поразила, что пятки сверкали, когда он убегал из комнаты отбора.

Я отпихнула его и попыталась пройти мимо.

— Ида, с вами всё в порядке? — Я так и думала, что он совершенно не заметил меня на обеде, не видел, что я наблюдала за ним.

— На самом деле нет, я обожгла руки и мне что-то нехорошо. — Я вымученно улыбнулась. — Я хочу побыть одна, собраться с мыслями. — Не дождавшись его ответа я прошла мимо.

Вечерело.

Я и не заметила как долго продолжался отбор. На улице манящий прохладный воздух успокоил мою разгорячённую кожу. Я чувствовала как мысли приходят в порядок. То, что мне сейчас нужно.

Хоть я и не владела силой воздуха, мне эта прохладная субстанция придавала сил, энергии. Мысли текли в нужном направлении, я отдыхала всей душой.

Ужин я пропустила, есть совершенно не хотелось. Прошедшее потрясение ещё долго отголосками блуждало в голове.

* * *
Я кралась по тёмным пустующим коридорам. Обитатели особняка мерно спали, я же исполняла свой долг. Скоро полночь, время, когда облик Иды спадёт с меня как пыль. И я не могла допустить этого. Полный флакон с её кровью находился на самом дне чемодана, там, куда никто никогда не заглянет, но безрассудно использовать его я не могла.

Я побоялась зажигать свечу и сейчас на ощупь пробиралась на улицу. Пару раз я останавливалась боясь вздохнуть, мимо проходили стражники. Они обходили территорию особняка, ища, возможно, неумелых беглянок.

Позади себя я услышала шаги. Сердце заколотилось в тревоге. Я ускорила шаг, пытаясь оторваться от преследователя. Но слух меня не подводил, и незнакомец отчётливо приближались ко мне.

Я вскрикнула, когда рука с силой опустилась мне на плечо.

— Лаида, это вы? — осведомился Лиред.

— Да. — Меня наполняла тревога и отголоски недовольства. Он следит за мной? Ищет встреч? Навряд ли он оказался здесь случайно. Так удачно подвернулся и повстречал меня. Я постаралась успокоиться, придала голосу будничный тон. — Вы за мной следите?

— Нет, — он натужно рассмеялся. Жаль я не вижу его лживых глаз, — сегодня я в патруле. Вам повезло, что вас встретил именно я. — Да уж, повезло так повезло. Не сбавляя темпа, я пошла на улицу.

Он не отставая следовал за мной.

— Я говорил вам, что вы блестяще справились с испытанием, — он рассмеялся, — в буквальном и переносном смысле.

— Я рада, что смогла совладать с Идиной силой. Кстати, как она? — Зачем разговаривать о нас, когда есть настоящая Ида. Я решила напомнить Лиреду, что у него как бы существовала девушка и это ей он должен уделять повышенное внимание.

— Она в полной безопасности, но мы сейчас часто ругаемся, поэтому наше общение частично разорванно. — Этого мне только не хватало.

Мы вышли на улицу. Я вдохнула полную грудь воздуха. Блаженство. На небе ни облачка. За миллиарды километры на небосводе мигали звёзды. Я любила смотреть на них из своего окна дома. Далла, обычно устраивалась у меня в ногах, и я плела ей косички перед сном. Слёзы навернулись на глаза сами собой. В последнее время я слишком много плачу.

— А собственно, что вы здесь делаете? — Начались неудобные вопросы, как же я их не любила.

— Я люблю гулять по ночам, — заранее приготовленная отмазка слетала с моих губ, — мысли приходят в порядок и спится намного легче обычного. — Не знаю клюнул ли он на моё объяснение, но больше вопросов на эту тему он мне не задавал.

Мы шли молча. Я не знала наступила ли полночь или нет, но прямо спросить Лиреда не решалась, возможно он поймёт или у него в голове появится сомнение насчёт моего объяснения.

Я почувствовала как его рука скользнула по моей талии. Я отпрянула так быстро, что сама удивилась. Глаза округлились от омерзения. Сердце забилось в тревоге.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Что вы делаете? — Зашипела я.

— Простите, на меня что-то нашло. — Он старательно отшутился, но подобное высказывание не унимало моей тревоги.

Я забеспокоилась. На улице мы были совершенно одни. Никто не придёт мне на помощь. И я могу бесследно исчезнуть прямо сейчас. Нужно отвлечься, перевести разговор на отстранённые темы.

— С вами поговорили насчёт сегодняшнего происшествия? — Мой испуганный голос выдал меня с потрохами. Я действительно боялась находиться с ним наедине. И возможно он это понял.

— Нет. — Лиред врал мне не переставая. Я знала, что Мелим поговорил с ним на эту тему, но он решительно пресекал мои попытки узнать правду.

Я развернулась назад к зданию. Полночь давно миновала, я спокойно могла идти в свою комнату. Я как могла ускоряла шаг. Я чувствовала горячее дыхание Лиреда поблизости. Он следовал за мной как палач. Молчаливый, но от одного его присутствия меня охватывал неподдельный страх. Теперь я не могла доверять этому человеку. Не знаю знал ли он моих чувств, но постепенно я понимала, что нахожусь в его власти.

Мы попрощались сухо и любезно. Я сказала, что была рада погулять с ним этим поздним вечером, он ответил, что с удовольствием повторит сегодняшний опыт.

Подобную встречу я больше не вынесу. Я не привыкла молчать о том, что меня тревожило. И позволять Лиреду контролировать себя я не намеренна. У меня тоже имелся туз в рукаве. И я воспользуюсь им чего бы мне это не стоило бы.

Глава 7

Начался очередной день отбора. Мне совершенно не хотелось никуда выходить из комнаты. Руки жгло, будто они всё ещё находились в диком драконьем пламене. Я сняла пропитавшиеся вонючие бинты. Голова гудела от роящихся мыслей. Мне не хватало воздуха, повсюду был лишь огонь.

Сейчас я хотела оставаться в постели как можно дольше. Служанка не позволила мне этого сделать. Она стояла рядом с кроватью и уговаривала меня встать. Я не могла больше терпеть её вкрадчивого голоса и сделала то, что от меня требовалось.

От вчерашнего испытания страдала не только я. Из всех участниц, Астари, пожалуй, была самой подавленной. Глаза её припухли, волосы находились в беспорядке. Её сестра заботливо обнимала её за столом и говорила одобряющие слова. Девушка постоянно всхлипывала.

На завтраке я ограничилась кофе с молоком и бубликом политым сгущёнкой.

Моё настроение испортилось ещё больше, когда в зале появилась мадам Локвуд и направилась прямиком к нам. Очередного наставления не избежать.

— Девушки, — я без особого энтузиазма выслушивала её речи, сёстры Ритт, так же, потеряли запал отбора, — принц самолично придумал вам следующее задание отбора. Вы должны приготовить ему любое блюдо на свой вкус. — Я как могла сдерживалась чтобы не закатить глаза. Мы ему поварихи что ли?

Сёстры Ритт воодушевлённо встрепенулись.

Нас завели в большую светлую кухню. Рядами шли столы для готовки, у стены располагались плиты, духовые шкафы, на подоконнике в больших лотках выращивалась зелень. Меня удивила её разнообразность. Я заметила растения из мира драконов, лютовый лист — фиолетовое растение, придававшее блюду мягкий вкус, флоевый стебель — длинный зелёный лист похожий на стебель лука, но не имеющий с луком ничего общего, он больше походил на вкус лимона и от него исходил освежающий вкус, и ещё много всего. Я быстро осмотрела зелень и прошла мимо выбирать себе место.

Кухня была в нашем полном распоряжении. Лукра оказалась рядом со мной. Я же думала, что такого приготовить принцу, чтобы он запорол моё блюдо на месте, сразу и бесповоротно. Никаких идей в голове не обнаруживалось. Тем хуже для меня.

По взволнованному щебетанию Астари я поняла, что она будет готовить торт. Лукра сказала, что приготовит пирог — это всё что она умела. И на том спасибо. Я остановила свой выбор на овощном супе. Не есть какие изыски, но зато вкусно и просто. Может принц меня как раз за эту простату и завалит.

Кухня наполнялась непрекращающимся гомоном. Только сейчас мы начали знакомиться. Некоторые девушки мне сильно понравились, но я не подавала виду, репутация высокомерной особы оставалась за мной.

Девушки приехали из разных городков нашей Империи. Некоторые не страшась рассказывали о своих суждениях, другие в открытую убеждали что им ни за что не стать невестой дракона и все как один постоянно на меня поглядывали. Меня заочно выбрали в жертву довольно таки давно. Я им не перечила. Пока что.

Мне не составило особого труда найти все ингредиенты моего супа в кладовой. Картошка, пара луковиц, морковь, немного зелени и специй.

Одна девушка пошутила, что от такого количества блюд наш общий жених лопнет и нам больше не придётся проходить отбор. Я смеялась до боли в животе на ровне со всеми.

В моей настоящей жизни мне так этого не хватало. Подруг. Людей с кем я могла быть собой. Раскрепощенно смеяться над шутками. Рассказывать о своих переживаниях. Я засмеялась ещё больше, когда увидела Лукру с ног до головы покрытую мукой. Мой смех подхватили остальные. Лукра же сама хохотала громче всех.

Кухня наполнялась невообразимым количеством ароматов. Я различала их все. Они кружили голову, наталкивали на приятные мысли. Можно даже сказать успокаивали.

Почему то я вспомнила Лиреда. Или же Ида вспомнила его. Теперь я чётко могла различить какие чувства, внутри меня, относились к Идиным, а какие к моим.

На самом деле Лиред мне безразличен. Полностью. Его тип мужчин не совсем в моём вкусе. Он знал, чего хотел, но его методы достижения целей мне совершенно не нравились. Он мог быть с тобой милым, обходительным, в меру сдержанным, а порой слишком настойчивым, но всё это лишь маска на его лице. Для него я прежде всего должна была быть Магдалией Язером из обедневшей семьи не способной достичь каких-либо свершений, без чужой помощи. Но почему же во мне он видел свою возлюбленную Лаиду Ромуд для меня, пока, оставалось загадкой.

В его отношении ко мне есть логика, но я её пока не понимала. Пользоваться моим кольцом он не мог, хотя нет, он может его надеть, но у него ничего не получится. Поэтому владение моим кольцом для него бессмысленная трата времени. У него ничего не выйдет. Тогда почему он так мил со мной и почему ищет встреч?

Я чувствовала, что разгадка где-то рядом, но никак не могла её нащупать. Она крутилась на кончике языка, но я не могла её проговорить и это сильно меня нервировало.

— Ида, где ты витаешь? Посмотри, что с твоим супом. — Из раздумий меня вывел обеспокоенный голос Лукры. Вода кипела, выплёскиваясь на плиту. Я быстро убавила огонь и извиняюще улыбнулась девушке.

— Что-то задумалась.

Лукреция практически полностью завершила своё творение. Сейчас она посыпала яблочный пирог сахарной пудрой. Остальные девушки так же заканчивали свои блюда.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Астари со Сталией крутились около зелени, вчерашняя заплаканная девушка сыпала соль в шоколадную глазурь. Её лицо было слишком сосредоточенным, она украдкой оглянулась, но я вовремя отвернулась от неё. Другая девушка, я совсем не помнила, как её звали, доставала из духовки рёбрышки. В животе заурчало. Ммм. Мой утренний бублик забылся и сейчас я сильно проголодалась.

Я закончила свой суп. На мой предвзятый взгляд вышло не плохо. Хотя в итоге буду судить не я.

Приготовления полностью завершились. Как по волшебству, стоило всем нам закончить, на кухню вошла мадам Локвуд. Она внимательно осмотрела всех нас и удовлетворившись увиденным вышла.

На столе перед принцем стояло пятнадцать блюд. От них исходил волшебный аромат. Девушки превзошли сами себя, на сколько я могла судить об этом. И ни одна не ударила в грязь лицом перед своей семьёй. Все мы справились с поставленной задачей.


Жених пристально всматривался в тарелки будто собирался увидеть в них другие галактики. На фоне остальных блюд мой суп выглядел невзрачно. Я была собой довольна.


В комнате, куда мы только что пришли, помимо нас, находился принц, его свита из пяти драконов, несколько представителей отборочной комиссии, со своими вечными блокнотами, мадам Локвуд и Лиред.


Юстав младший выборочно стал пробовать еду. Из своего действия он сделал представление. Как истинный гурман он осматривал содержимое тарелок, ковырялся в еде оценивая её на глаз, а затем пробовал.


Ни король, ни Мелим не пришли. Вероятнее всего посчитали этот этап отбора пустой тратой своего времени.


Юстав продвинулся чуть левее и сейчас изучающе смотрел на кусок пирога Лукреции. Покрутив вилкой у себя перед глазами, он отправил кусок в рот. Пожевав он одобрительно покивал. Лукреция возле меня хмыкнула, она явно была рада что её готовку оценили. Мой суп оставался не испробованным, принц постоянно проходил мимо него от чего я получала неописуемое удовольствие.


Мадам Локвуд не отходила от принца ни на шаг. Она подсказывала ему из чего было создано то или иное блюдо. Надолго принц задержался у тарелки с рагу. Его глаза закрылись от блаженства, и он после первой ложки попробовал еще три. Это несравненно удача.


— Кто это приготовил? — Он обернулся к нам и почему-то посмотрел на меня. «Эх, не на того ты подумал» — говорили мои глаза.


— Это сделала я. — Вчерашняя заплаканная девушка выдвинулась чуть вперёд. Меня же начало одолевать неосязаемое беспокойство. Какая-то тревожная мысль не давала мне покоя.


Без внимание не остались и рёбрышки из духовки. Принц расщедрился на похвалу. Я слышала, как он беседует с мадам Локвуд, спрашивает, как они приготовлены и сколько на готовку было уделено времени. Странно, что на это отвечала именно мадам, которая к готовке совсем не имела никакого отношения и появилась на кухне лишь в самом конце.


Принц направился к торту Астари. Он внимательно осмотрел шоколадную глазурь, поковырялся вилкой в мякише и попробовал кусочек. Астари стояла и с вожделением наблюдала как принц пробует её творение.


На секунду он остановился. Улыбка, было возникшая на его лице, померкла. А глаза начали метаться в глазницах. Он еле-еле вздохнул. Тарелка выпала из его рук, торт Астари с чавканьем разлетелся по полу, принц позабыл и о вилке. Юстав схватился за горло, его судорожные вздохи наполнили комнату.


Все замерли не зная что и делать. Первой с собой совладала мадам Локвуд. Она направила одного из свиты принца за лекарем. Другого за отцом жениха.


Принц упал на пол и в конвульсиях всё сжимал своё горло. Я видела, как его пальца впиваются в кожу, будто он хотел вырвать застрявшую еду. Лекари, сейчас они придут и помогут ему.


Я обернулась на девушку, что украдкой сыпала соль в глазурь торта Астари. На её лице я различила злорадную улыбку. Торжествующую, не добрую. Быть может это была вовсе не соль?


Теперь из горла принца вырывались безудержные хрипы.

— Во … воды. — Простонал он.


Девушки как один отхлынули от стола и жались в кучку в противоположном углу. Только я осталась стоять на месте. Кто-то всхлипывал понимая, что сейчас происходило на наших глазах. Меня оковывало оцепенение, я только могла представить, глядя на его перекошенное лицо, что он сейчас чувствовал.


К подобному никто не был готов. Лиред принёс стакан воды, но не смог его удержать, присев рядом с Юставом он нечаянно уронил стеклянный сосуд и сильно порезался, пытаясь исправить свою оплошность. У стены завывания девушек становились отчётливее, громче.


Я подлетела к Лиреду. Он отдёрнул свою кровоточащую руку стремительно, даже сейчас, в такой панике, я заметила, как обеспокоенно он смотрит на меня и не позволяет помочь себе. Кровь. Он боится, что я возьму его кровь. Это неразумно. Зачем она мне? Я хотела лишь помочь, а он боится подобной моей помощи.


Я наклонилась над принцем. Его лицо белело с каждым мгновеньем. Грудь хаотично поднималась, стремительно, а затем слишком медленно. Его глаза закатывались. Он уже практически не хрипел, а что-то выговаривал, но не слова, а отдельные звуки.


Растения на подоконнике! Озарение пришло неожиданно и как раз вовремя.


В комнату разом забежали лекари и король с Мелимом. Не останавливаясь они подлетели к Юставу Четвёртому. Я же направилась на кухню, мне важна каждая секунда.


Позволить ему умереть? Кровь стучала в висках. Перспектива заманчивая, даже слишком, но от подобного решения ничего не изменится. Может станет только хуже. Король лишится младшего сына и на нашу Империю возложат всю вину за случившееся.


Я не могла так поступить. Нет. Только не я.


Я слышала крики за дверью. Что там происходит? Больше всех визжала Астари. Именно её обвиняли в случившемся. Они кричала громко, оправдывалась и пыталась объяснить, что это не она, что она не виновата в случившимся с принцем.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

По звукам я поняла, что её никто не слушает. В очередной раз она провалилась на испытании.

Я попыталась сконцентрироваться, мне нужно успокоиться и прийти в себя. Мой замысел был очень сложным, и я не знала получится ли у меня или нет. На мгновенье я запнулась, не зная, что делать. Я откинула все лихорадочные мысли и подбежала к зелени. Ещё с утра я заметила здесь растения явно неуместные для готовки.

Среди зелени спрятались малышинские лютики. От лютиков у этого растения было только название. Малышинские лютики — редкое растение, каплевидной формы, жёлто-бледного цвета. Оно росло на солнечных полянах близ флоевого стебля. Об этом растении драконов я только читала, и о нём рассказывала мне мама, сама же я увидела его только сейчас. Оно несло в себе целебные свойства и могло излечить большинство ядов.

Сегодня удача на стороне принца. Я сорвала малышинские лютики, ладонь обожгло огнём, по крайней мере ощущение я испытала именно такое. Кинула его в маленькую кастрюльку, включила огонь на всю мощность и начала ждать. На кухне творился невообразимый хаос, везде разбросаны неубранные ингредиенты блюд, на соседнем столе рассыпана мука, рядом не использованное тесто, на другом краю стола лежали неубранные тарелки. Постепенно растение начало отдавать воду. Вязкую, тёмно-синюю. Глядя на неё и не подумаешь, что она исходила из жёлтой капли.

В воду отправился пучок листьев сальвери, горсть драконьего сахара и щепотка магического порошка. Мои руки трезво выполняли все действия, пока голова твердила, что всё кончено и я не успею. Но я должна успеть.

Вода постепенно закипала, она начала менять цвет. Всё как по учебнику. Я помешивала варево, только и думая о принце на полу в соседней комнате.

За дверью настала гробовая тишина, отдельные всхлипы постепенно затихали. Неужели я действительно опоздала? Нет, об этом не стоит думать. Тишина больше меня нервировала, чем гул голосов. Последние мгновенья приготовления эликсира заканчивались. Напиток в очередной раз поменял свой цвет. Теперь жидкость была прозрачной, будто обычная кипящая вода, несмотря на то что она бурлили, я знала, что «вода» холодна как лёд.

Живительный эликсир готов. Я схватила кастрюльку не удосужившись вылить содержимое в более приличную посудину и выбежала в зал.

Картина предстала удручающая. Рядом с принцем, на коленях, сидел его отец, он гладил его ладонь и первые слёзы навернулись на моих глазах. Мелим стоял неподалёку, молчаливый и мрачный. Сестёр Ритт обнимались, их слёзы давно закончились, возле них, охраняя или контролируя, стояла стража. Лекарь склонялся над принцем и водил по его горлу своей сияющей рукой. Но то что помогло мне, когда я упала с лошади, совершенно не помогало принцу.

Я подбежала стремительно. Наклонилась, отпихнув руки лекаря, и плавно опускала кастрюльку с содержимым. Мелим метнулся ко мне.

— Отойди. — Я вложила в свой голос всю твёрдость, на которую была способна. А глазами сказала, что не намерена навредить отравленному. И Мелим подчинился. Король, будто в прострации, терял сына.

Аккуратно рот принца начал заполняться моим снадобьем. Король сильнее сжал руку сына в своей. Сейчас он казался мне на несколько лет старше, он внимательно следил за жидкостью. Я увидела миг радости на его лице, когда он понял, что жидкость потекла по горлу принца. И правда. Я это тоже заметила.

Мы сидели молча не шевелясь. Я наполнила рот Юстава младшего очередной порцией вязкой жидкости.

У меня должно получится. Я была готова сама сжимать, в томительной тревоге, ладони жениха. Принц оставался неподвижным, пугающе мёртвым. Я опоздала. Иначе и быть не могло.

Он вздохнул.

Во всяком случае его грудь слегка поднялась. Волна облегчения захлестнула меня. Я отставила кастрюльку и взяла его руку нащупывая пульс.

Я услышала облегчённый вздох короля. Посмотрев на принца, я натолкнулась на его испуганный взгляд. Опасность миновала. Он жив. Больше не церемонясь я опустила его руку и встав отошла в сторонку.

Я сумела справится и сейчас благодарность своей маме переполняла всю меня. Не зря она дни на пролёт учила меня различать травы, растения, она описывала, рисовала мне цветы, которые я не могла найти лично и которые были целебными, а потому, важными.

Король резко встал.

— Кто приготовил торт?

— Я. — Тихий, обречённый голос Астари вывел меня из воспоминаний.

Юстав Третий потерял самообладание и сейчас накинулся на девушку, его опередил Мелим. Сейчас он стоял перед ней и смотрел на своего правителя.

— С этим нужно разобраться. — Астари за его спиной, в полу обморочном состоянии, еле стояла на ногах. Она мотала головой, не веря, что именно её обвиняют в отравлении принца, в отравлении того, кого она боготворила.

Сталия вновь ничем не могла помочь сестре. Она, да и все мы, видели, как стража короля уводит девушку. Она обречённо смотрела на нас, не понимая, она могла лишь предполагать, что с ней сейчас сделают. Вид короля не предвещал ничего хорошего. Принц лежал на полу и отрывисто дышал. Он не переставая смотрел на меня. Сейчас он понимал, что подвергся отравлению и его пугала одна лишь мысль, что он мог умереть на полу трапезной, где он самолично придумывал этап отбора. И только заплаканная девушка улыбалась открыто и мерзко.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Воспоминания утреннего происшествия неотрывно следовали за мной целый день. Разумеется, испытание отменили и мой супец не удостоился ничьего внимания.


Сейчас принц в стабильном состоянии находился в своих покоях, лекари-драконы неотлучно следили за ним. Служанка раз в два часа приносила мне слухи о его состоянии, и я понимала, что он быстро идёт на поправку. О Астари совершенно ничего не было слышно, мельком я видела её сестру, подавленную, заплаканную. Постоянные напасти преследовали их.


В комнату постучали. На пороге своей комнаты я увидела Мелима. Он учтиво кивнул и моё сердце радостно подпрыгнула, я задержала дыхание, пытаясь унять нахлынувшее волнение.


— Король Юстав требует, чтобы вы прошли со мной в его кабинет. — Я согласилась с его требованием.


В этой части особняка я ещё не была. Такое ощущение что я оказалась в другой месте. Температура воздуха заметно понизилась, стены казалось составляли сплошной холодный камень. На стенах же висели факелы.


Бррр.


Кабинет короля Чёрных драконов больше походил на берлогу. Всюду камень, ничего привычного человеку. Будто я находилась в пещере.


Юстав Третий сидел за столом. Возле него стояли мадам Локвуд, Лиред и свита принца, которая находилась на кухне, когда произошло отравление.


Принц, вполне здоровый, сидел в кресле.


Мелим закрыл за мной дверь. Я заметила, как неодобрительно смотрит принц на разделяющее меня и Мелима маленькое расстояние. Войдя в комнату, я вежливо поклонилась и ждала своей участи.


Король подошёл ко мне улыбчивый и счастливый. Он приобнял меня и искренне поблагодарил за спасения принца.


— Ида, скажите, вы видели что-нибудь подозрительное во время готовки на кухне? — Я отрицательно покачала головой.


— Нет. — Не знаю почему я это делаю. Может всё дело в лице той девушки? Я видела в нём что-то отчаянное, не смотря на её злорадную ухмылку, в ней было что-то печальное. Наверно поэтому я не собиралась её выдавать. «Если подобное повторится? — не унимался внутренний голос, — ты будешь в этом виновата». Действительно, подобная ситуация полностью ляжет на мою совесть.


Мадам Локвуд внимательно проследила за моим лицом, и я поняла, что она что-то да знает. Но и она молчала.


В дверь постучали и в комнату ввели ту самую девушку. Её вычислили. Я удивлённо вскинула брови, но моя реакция была чуть замедленной. Хорошо, что это никто не понял.


Принц вскочил со своего места. Он тыкнул в девушку пальцем и закричал:


— Это она! Она отравила меня.


— Мори, это правда. — Мадам Локвуд, не обращая внимания на принца повернулась к вошедшей.


— Да, это так. — Она не стала ничего скрывать. Её голос ровный и бесстрастный отчётливо произносил слова. — Яд обнаружили на моих руках, жаль я не успела их полностью очистить. Иначе, я попыталась бы убить принца повторно.


— Её следует казнить, — жених подбежал к девушке и наотмашь влепил её пощёчину, она покачнулась, но устояла на месте, — я убью не только тебя, но и всю твою семью, ты сама подписала себе смертный приговор. — Скороговоркой начал принц. Девушка стойко отнеслась к его словам. Её щека горела, а глаза постепенно темнели. Она натужно дышала, стараясь унять свои чувства.


— Вы и так убили меня.


— Что?


— Вы убили моё будущее, — теперь её голос дрожал, глаза наполнялись слезами, и она всё громче и громче всхлипывала, — ваш конверт с приглашением пришёл за день до моей свадьбы. Вас не особо волновало, что я владею несовместимой с огненной стихией — стихией воды. И ваши представители и слушать меня не хотели, когда я говорила, что моё участие бессмысленно. Раз пришёл красный конверт — участвовать я должна. — Она помедлила, набираясь сил. — Наша свадьба оговаривалась с моего детства. И с детства мы знали, что поженимся, как только нам исполнится по восемнадцать лет. Родители жениха быстро нашли мне замену, они женили своего сына на другой, в день, когда я тряслась в карете и ехала сюда. Он не смог перечить родным и согласился с их уговорами. И теперь он в тысячи километрах от меня и виной тому ваш красный конверт. Теперь человек, с которым я готова была строить свою жизнь с самого моего детства находится во власти другой.


Девушка закончила говорить и резко кинулась к принцу, она вцепилась ему в горло пытаясь навредить, но её силы уступали собравшимся. Её быстро оттащили и принц, с налитыми кровью глазами, не остался в стороне. Я успела встать между ними как раз вовремя. Вспышка света из моих рук ослепила собравшихся. Его занесённая огненная рука опустилась, не успев взлететь.


— Ида, отойдите.


Я мотнула головой.


— Я не собираюсь этого делать.


— Хоть вы мне и нравитесь, не заставляйте меня принимать жёстких мер, я принц Чёрных драконов, жених этого отбора и какая-то девица не в праве вот так распоряжаться моей жизнью.


Я рассмеялась, сама, не понимая, как его слова заставили меня расхохотаться. Он с обидой и злостью смотрел и слушал мою реакцию. Я вспомнила нравоучения мадам Локвуд.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Жёсткие меры? Какие же ещё жёсткие меры вы готовы применить по отношению ко мне? Неужели вы меня исключите из отбора, — мой смех вновь наполнил комнату, — тогда я с радостью приму свою кару. Или вы напишете гневное письмо моему отцу? — Я бросила скользящий взгляд на мадам Локвуд. — Ну что ж, думаю, он стойко примет ваше недовольство.


— Мори, — король повысил голос привлекая внимание, — вы исключаетесь из отбора, и в наказание будете находиться в заточении.


Мори, спокойно принявшую свою судьбу, вывели из комнаты. Ни мадам Локвуд, ни Мелим, молча стоявший всё это время, не попытались оспорить приказ короля.


— Лаида, — я посмотрела на короля с ненавистью и всем призрением на которое была способна, — за спасение моего сына я готов исполнить любую вашу просьбу, — я было открыла рот, — разумеется, кроме исключения вас из отбора.

— Я бы хотела погулять завтра по Рурит. — Слова слетели с губ прежде чем я поняла их смысл, и я увидела удивлённые, изумлённые глаза Мелима.


— Хорошо, я даю вам своё личное позволение. — Король не заподозрил ничего тайного. Он подошёл к своему столу и размашисто написал мне разрешение на выход за пределы дворца.

Глава 8

Я не собиралась идти на встречу с Мелимом. Не хотела подвергать себя опасности, но слова вырвались прежде из моего рта, чем я поняла смысл сказанного. Делать нечего, раз уж я получила разрешение на выход за пределы особняка, то не следовало упускать шанса узнать, что же случилось со мной и с Мелимом.


В записке он написал, что знает ответ и мне, по правде говоря, хотелось не только узнать правду, но и побыть с ним наедине.


Сзади послышались приближающиеся шаги. Лиред, он снова меня нагнал.


— Ида, постойте, — чуть задохнувшись он переводил дыхание, — вы идёте завтра в Рурит?


— Да, решила отвлечься от постоянных неприятностей.


— Я мог бы показать вам город. Я не первый год слежу за прохождением отбора и часто гулял по нему, могу показать вам заброшенные улочки, магазины разной девчачьей мелочи и всякое такое. — Он дружелюбно улыбнулся, положив свою руку мне на плечо.


— Нет, спасибо, — я решительно схватила его ладонь в намерении её откинуть, именно в этот момент мимо нас прошёл Мелим. Он украдкой посмотрел на нас и молча прошёл по своим делам. Я залилась стыдливой краской. Он совершенно неправильно меня понял. Моего жеста неправильно понял и Лиред. Он многозначительно подмигнул и вновь коснувшись моего плеча спокойно ушёл вслед за Мелимом.


Какие же дураки меня окружают. Стоило успокоиться, иначе моё негодование до добра не доведёт, скорее наоборот.


Мне предстояла важная задача. Украсть одежду служанки. В одеянии Иды, я не могла показаться Мелиму, иначе он раскроет меня на месте. Служанки обитали в полуподвальных помещениях. Я украдкой шла по коридору, в котором мне совершенно не следовало находиться. Если что я искала свою Луизу, именно так я буду оправдываться если меня заметят.


На моё счастье я никому не попался на глаза. Прачечная комната была наполнена парами стирки. Я схватила первое попавшееся платье и уходя заметила серый плащ, взяла и его, он мне мог понадобиться.


Ну куда же без сестёр? Они встретились мне около моей комнаты, практически. Обвинить их в подглядывании я пока не могла, но всё к этому шло. Видимо рядом со мной им как мёдом намазано. Я надеялась, что их враждебность по отношению ко мне, после того как я спала их ненаглядного принца, ослабнет или даже полностью прекратиться, но, надежда, как говорится, остаётся напоследок.


— Ты всё ещё думаешь, что лучше нас? — Теперь то им что не так? Они выбрали меня в свою жертву нападок за одно моё существования. Другого объяснения я найти не могла.

— Да, я в любом случае лучше вас. — Они зашипели как змеи, оскорблённые.


— Если ты богата и у тебя связи в нашей Империи, это не значит, что тебе всё можно. — Этот детский ум меня достал.

— Говорите прямо, я племянница самого Императора Мелия Великого, во мне течёт частица его крови. Да, мой отец богат, но это совершенно не относится к отбору. Вы постоянно проваливаетесь не из-за того, что пришли с севера и относительно беднее меня, а только потому, что вы неумёхи каких поискать нужно. И если бы богатство определяло выбор принца, я бы отдала вам всё моё состояние. Но нет, совместимость нас с принцем — определяет весь успех. Астари, — я повернулась к девушке, — если бы ты смогла управлять огнём и не разнервничалась на испытании, может принц и заметил бы тебя. Если бы ты внимательнее смотрела за своим тортом, то Мори бы не смогла отравить глазурь, но нет, ты вместе с сестрой пялились в окно не замечая, что творилось вокруг вас. — От этой длинной тирады я еле переводила дыхание.


— Что ты себе позволяешь?


— Я позволяю себе правду. Если ещё раз увижу вас около своей комнаты, или вы опять начнёте ко мне лезть я скажу об этом не мадам Локвуд, как вы привыкли это делать, а принцу или даже королю. Они относятся ко мне с пониманием, а уж принц, так вообще с обожанием. Не стоит вам меня злить. Сейчас я разговариваю с вами по-хорошему, надеюсь наши встречи прекратятся. — Не став ждать их ответа я вошла с свою комнату.


Как с ними до невозможности сложно. Я им не враг, но они не хотели понимать, что на сердце принца я не нацелена и сколько им говори не говори, они этого не понимали.


Ночь, ясная и спокойная, приходила на смену суматошного дня. Я, лёжа в своей кровати, знала, что под моими окнами ходит Лиред и ждёт, когда же я выйду на ночную прогулку, но сегодня она не входила в мои планы. Он пару раз меня окликал, но я не подавала виду, что нахожусь в комнате. Пусть думает, что я вышла на улицу другим путём и просто не встретилась ему.


Он неправильно истолковал мои вечерние прикосновения и теперь думал, что я не прочь познакомиться с ним по-настоящему. Глупец. Этому не бывать. От одной мысли, что за мной увивается Лиред имея под боком Лаиду меня воротило.


Чтобы стать сомой собой и показаться перед Мелимом Магдалией, я должна принять свой настоящий облик.


Уснула я рано, по меркам моей инкогнитой сущности. Не знаю сколько ещё Лиред блуждал под моим окном, но он явно меня не дождался.


Как приятно в зеркале видеть своё настоящее отражение. Я быстро оделась в форму служанки. Сняла кольцо и повесила его на шнурке себе на шею, не нужно чтобы Мелим его увидел, вдруг он вспомнит, что именно такое же кольцо носит Лаида.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

На самом дне чемодана я отыскала флакон с кровью Иды. Я спрятала его вместе с разрешением в кармане формы как раз вовремя. В комнату вошла служанка и уставившись на меня молча не сходила с места.


— Вы опоздали, — учтиво начала я, мозг молниеносно придумал разъяснение, — я помогала Лаиде выбрать плащ, и она уже ушла в город. — Помедлив я добавила. — Придя в свою комнату я заметила, что у меня не достаёт одного плаща, вот и вернулась за ним. Думала что вы ещё долго не придёте поэтому зашла сюда.


Служанка поверила мне и доброжелательно улыбнувшись осведомилась, когда собиралась вернуться госпожа. Я ответила, что не спрашивала об этом.

Накинув плащ и скрыв капюшоном свою голову, я вышла на улицу. Так непривычно быть собой. На отборе я находилась не дольше недели, а чувствовала будто была здесь не один год. Я старалась ни на кого не напороться. Особенно на этих несносных сестёр. Как же они меня достали. При одной мысли о них внутри всё передёргивалось. Бесстыжие барышни, я нашла им более резкое описание, но не стала его озвучивать.


Одно только радовало, я не слышала мыслей Иды, не жила её суждениями, привычками, я стала самой собой. Будто я вернула позабытую часть себя.


Особняк отбора я покинула без лишних трудностей. Стража лишь мельком посмотрела на меня. Перед собой они увидели обычную служанку, идущую в город по делам. У них не закралось ни одной мысли, что я могла быть участницей отбора, ведь всех участниц они знали в лицо.


Особняк находился на окраине городка, сейчас я направлялась в самый центр Рурит. Туда где должен ждать меня Мелим. От одной мысли о нём тело наполнялось умиротворением. Я смогла с любовью вспомнить все его незаметные шероховатости лица, его осанку и походку. Мне вспомнился и ветерок, озорной, такой заботливый.


Я спешила к центральной площади понимая, что я приду за долго до назначенной встречи. Но ноги несли меня, и я с каждым шагом прибавляла темп. Скоро я его увижу, мне не терпелось приблизить это мгновение. Об одном я жалела, избавившись от сущности Иды, сейчас я не могла сдерживать себя от переполнявших меня чувств к Мелиму. Мои мысли хаотично меняли картины, и я не знала, как буду скрывать их от дракона.


Как и ожидалось людей на улице было не слишком много. Я решила погулять по городу, чтобы оставить воспоминания и просто на всякий случай, если меня начнут допрашивать о том, где я была.


Я сняла, скрывавший меня, плащ, сейчас я в нём не нуждалась.


Постепенно начали открываться лавки. Мне приветливо махали торговцы, зазывали в свои магазины. Помощь Лиреда мне совершенно не понадобилась, я здесь всё располагалась на виду. Я забыла прихватить деньги и теперь мне оставалось только глазеть на витрины, на разнообразие товаров.


Я оказалась рядом с кондитерской. Далла любила все эти сладости и редко я позволяла себе купить для неё карамельные леденца, кислые конфетки. Пробуя их, она задорно смеялась, когда у неё от кислости жмурились глаза. Приятные воспоминания.


Хоть я и не хотела ноги сами несли меня к площади, на которой я с Мелимом должны встретиться через пару часов.


Придя на площадь, я поняла одно, он, как и я, не смог удержаться и пришёл раньше времени. Он сидел на лавочке, собранный, сосредоточенный, неотрывно смотрел вперёд и ждал меня.


Наконец заметив меня, он резко встал, будто хотел ускорить миг встречи и направился ко мне.


Я шла медленно на встречу, но мне хотелось бежать. Со всей силы воли я замедляла шаг, предотвращая свой глупый порыв.


Его глаза цвета неба искрились счастьем. Я вновь любовалась ими. Внутри всё трепетало, и я хотела прижаться к нему всем телом. Прямо здесь. Сейчас.


Я отдёрнула свои мысли напомнив себе, что передо мной дракон. Ненавистник всей Империи — мой враг.


— Я рад что ты смогла прийти. Отец смог передать тебе мою записку?


— Как видишь да. Я смогла вырваться от важных дел на пару часов. — Что я несу? Я так сильно хотела прикоснуться к нему, что пальцы сводило судорогой. В миг я вспомнила, что он может читать мои мысли. Нужно унять сердце, что готово вырваться из груди.


Меня встретил не только Мелим, я чувствовала ветер вокруг себя. Он, как и в первую нашу встречу занялся моими волосами и сейчас беспрестанно лохматил мне волосы. От такого внимания с его стороны я только засмеялась. Мелим прикрикнул на свою стихию и серьёзно заговорил.


— Нам лучше уйти с площади. — Только сейчас он увидел во что я одета. — Ты работаешь на отборе? — В его голосе я уловила нотки сожаления, он был огорчён тем, что не знал, что я находилась с ним в одном здании всё это время. Он понимал, что упустил сотни возможностей встретиться со мной задолго до сегодняшней встречи. Я не хотела его обманывать, но и раскрывать себя я не вправе.


Я согласилась. Не стоило светиться, нас моги заметить, правда я была в своём настоящем обличии, но рисковать не хотелось. Мы оказались у опушки маленькой рощи. Тут и там стояли деревянные лавочки. Видимо местные не любили это место — оно пустовало, тем лучше для нас. Нам никто не помешает.


— Итак, — взволнованно начала я, присев на край скамьи, — в записке ты сказал, что нашёл ответ?


— Да, — он сел рядом, я видела, как он борется сам с собой, сдерживая себя от порыва сесть ещё ближе ко мне, — от одной хорошо знакомо знахарки я узнал, что мы с тобой запечатлелись.


Я не поняла. Совсем. Что ещё за запечатление?


— Теперь мы не сможем друг без друга, — видя моё замешательство пояснил мне Мелим, — теперь мы связаны и наша связь никогда не сможет разорваться, даже мы не способны её оборвать.


— Постой, — прервала его я, — как это? А если я не смогу быть с тобой. — Мои мысли запротестовали. Ещё как смогу. Я быстро отогнала их, чтобы не мешали.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Давай я начну с начала.


Я утвердительно кивнула.

— Мы не сможем друг без друга. Я сам толком не всё до конца понял и не во всём разобрался, но теперь нас притягивает и будет притягивать друг к другу до конца наших дней. — Я посмотрела в его ясные глаза. Он говорил правду. — Ты ведь чувствуешь что-то манящее тебя ко мне?


Я утвердительно кивнула. Чувство ни с чем не сравнимое. Мгновеньями я понимала, что не смогу жить без него, от одно мысли о расставании холодело всё внутри и очень сильно протестовало. И я не могла это контролировать. Неужели он чувствовал тоже самое? Будто прочитав мои мысли, а может и впрямь поняв о чём я думаю он вновь заговорил:


— Я не могу спокойно спать с тех пор как встретил тебя, — от услышанного я моментально покраснела, — я постоянно думаю о тебе и вижу тебя в других девушках. — Он задумался и сказал скорее себе, чем мне. — В одной более отчетливее, чем в других. — Он отогнал воспоминание. Я знала, что сейчас он думает об Иде и что в ней он видит меня. Как близко он находился к разгадке своих чувств, но сам того не ведал.


Он приблизился ко мне ближе. Его рука потянулась ко мне, но он с силой отдёрнул её. Я не сводила с него глаз и ждала продолжения.


— Как я уже сказал мы не сможем жить порознь не вспоминая, не теша себя надеждой вновь увидеться. Мы могли бы жить спокойно, завести семьи и не знать о существовании друг друга, но теперь, когда мы встретились наши судьбы переплелись и расстаться до конца нам не суждено.


Почему то я начала злиться. Может от того, что за меня решили как мне жить. Жить по указке не входило в мои планы. Отголоски ненависти, сейчас, нахлынули волнами. И надо же было запечатлеться с драконом, с тем, кого ненавидишь больше жизни.


Что со мной творилось? Я и сама не понимала. Чувства разделились. С одной стороны, я могла пожертвовать всем, что только имела и остаться с ним, и первая половина этого отчаянно хотела, с другой мне претила мысль, что драконы получили не только Империю и власть над ней, но и меня.


— Это никак нельзя отменить? Ты говоришь, что сам не всё понял, может есть способ и ты его просто не знаешь? — Я еле сдерживала крик, подобные перепады настроения мне не свойственны, но надо же проявлять себя с разных сторон.


Теперь злился и он. Я видела по его лицу, что возможно и он перенял мои сомнения.


— Никак, если бы мы не встретились, повторюсь, — он голосом выделил слово «повторюсь», будто я была виновата в том, что мы запечатлелись, хотя отчасти это и правда, — ничего бы не случилось. — Он резко встал и отошел от меня.


— Я не хочу жить с этим чувством внутри.


— Знаешь ли, отделаться от тебя у меня нет возможности. — Охохо, как теперь мы заговорили. И не было той первой минуты нашей встречи. Теперь два врага высказывали свои претензии. Как сильно переменились мы за минуту.


А ненависть захватывала всё больше частиц моего тела. Она подступала прямо к горлу. Теперь, без отвращения я не могла смотреть на него. И что я нашла в нём такого завораживающего?


— Что нам делать? — Я совершенно не знала ответа на свой вопрос. Видимо он тоже. Разойтись и больше не встречаться? Но мы видимся каждый день на отборе, он этого не знает, но я-то не смогу забыть о нём, когда он постоянно мелькает перед глазами. — У меня есть парень. — Ложь вырвалась языком ненависти. Он ревностно всмотрелся в моё лицо. Наша встреча превращалась в катастрофу.


— Скажу тебе больше. У меня есть невеста, но этот факт не помешал мне влюбиться в тебя до беспамятства.


В голове проносились сумасшедшие мысли. Я с чего-то решила, что если моя тёмная сторона возьмёт верх и захлестнёт меня, то те влюблённые чувства погаснут и оставят меня с моей злобой. И может быть тогда-то я разорву связь с драконом.


— О, у тебя есть невеста. Так будь счастлив с ней. У меня же не лучшее положение. Ты дракон — захватчик моей страны. Я маг и просто не могла запечатлеться с тобой. Это немыслимо, неправильно.


От противоречивых чувств бивших через край я заплакала. Я больше не хотела находиться с ним. Я не могла терпеть его присутствие и возвращающуюся любовь.


Я думала, что оборвала нить связывающую нас. У меня должно было получиться, но моя жалкая попытка не увенчалась успехом. Глупая. Он говорил, что теперь мы неразрывно связаны и какая-то промелькнувшая неприязнь между нами совсем не исправила положение дел.


Былое чувство влечение разгоралось во мне будто огненный смерч, оно проносилось по моему телу истребляя всю черноту. У меня ничего не получилось. И хотела ли я настоящего разрыва, я не знала.


Я резко встала, находиться здесь больше не имело смысла. Мелим подошёл ко мне и приобнял за плечи. Слёзы всё ещё продолжали течь, но я успела о них забыть.


Я отдёрнулась от него как от раскалённых углей.


— Я зря пришла. Надеюсь мы больше не встретимся. — Слова, брошенные в пустоту, резанули сердце. Я не зря сюда приходила. Я действительно радовалась, что настоящая я вновь смогла увидеться с Мелимом, что он увидел меня, а не Лаиду. И теперь я уходила с тяжестью в сердце.


На его лице я увидела сожаление.


— Даже если и так, я не смогла бы быть с захватчиками моей родины — с драконом. — Он ядовито усмехнулся.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— В прошедшей войне виноваты вы сами.

— Ты лжёшь! — Слова вырывались с трудом. — Это не правда. — Я лихорадочно вспоминала о войне, о её предзнаменовании, но совершенно ничего не могу вспомнить. И это они — драконы — напали на магов, но никак не наоборот.


— Это правда, и я могу это доказать. — Он открыто смотрел мне в глаза, ни капли лжи я в них не видела. Моя уверенность в былых боевых действиях гасла с каждой секунды, но вместо того чтобы согласиться с ним и принят его сторону я начала возражать с неистовым пылом.


— Ты не сможешь доказать свои слова так как они не являются правдой. — Я кивнула своим доводам.


— Ты говоришь, что работаешь в особняке, верно?


— Да, но мы не сможем видеться, я слишком занята, — торопливо выдала я, я прикусила губу, ложь совсем не правдоподобна, — и приходить сюда для встреч я больше не смогу.


— Ты знаешь где находится библиотека, — не слушая моих сбивчивых объяснений начал он, — я спрячу для тебя книгу между справочником кулинарной магии и рецептами драконьих блюд. — Не знала, что подобные книги могли находиться в нашей библиотеке.


— Хорошо. — Я согласилась с его предложением и на душе становиться легче. Все мысли крутятся о военных действиях. Они напали, мы проиграли. Так ли было на самом деле? А что если он прав? Ощущение парящей лёгкости не отпускало несколько минут. Если он прав, то всё во что я верила пойдёт прахом. И я, по правде говоря, буду счастлива от подобного открытия.


Я смогу отбросить предрассудки и открыто сказать ему о своих настоящих чувствах. А с женихом, мы сможем разобраться с ним, если будем действовать сообща. И с его невестой тоже. Я скривилась осознавая, что у него уже кто-то да есть.


Краем глаза я заметила не далеко фигуру в плаще. Фигура не двигаясь стояла на месте и даже не пыталась уйти. Я растерянно моргнула. За нами следят.


— Мне пора.


Толком не попрощавшись я резко развернулась и пошла в сторону откуда пришла изначально. На ходу я надела, скрывающий меня, плащ. Сердце остерегающе трепещет, пытается уберечь меня от необдуманных действий. Я иду назад домой. Рисковать не хотелось. Подвергать опасности и себя и Мелима не стоило.


Тот человек в плаще. Кто он? Он знает кто я? Или мои нервы постепенно сходят с ума и мне мерещиться незнамо что. Я достала кольцо и надела его на законное место. Шпиона я больше не видела. Может действительно показалось?


Нащупываю флакончик с кровью Иды у себя в кармане. За спиной слышу торопливые шаги. Этого мне только не хватало. Я знаю, что за мной неотрывно следует Мелим, видимо он не досказал мне что-то и теперь пытается исправить свою оплошность. Если Мелим увидит меня то всё поймёт и тогда я погибну и в переносном и в буквальном смысле.


Я вышла на площадь. Народу значительно прибавилось. Я постаралась затеряться в толпе. Мне это удалось. Я слышу, как за спиной пробирается, наталкиваясь на людей и извиняясь, Мелим. Я быстро капаю кровь Лаиды на кольцо. Рукой прижимая светящуюся шляпку. Плащ полностью скрывает меня и мне это безусловно помогает.


Мысли Иды взорвались в моей голове, и я переживаю всё то, что чувствовала несколько дней назад. Люди снуют то туда, то сюда. От их беготни у меня кружится голова. Я становлюсь выше, мои волосы меняются, кожа белеет, и я благодарна всем высшим силам, что на мне плащ и моё перевоплощение никто не видит.


Я замедляю шаг. В голове звенят Идины слова, и я никак не могу отстраниться от них. Как же всё болит.


Меня с силой разворачивают и я врезаюсь в грудь Мелима. Он удивлённо таращится на меня. Я массирую виски пытаясь сконцентрироваться.


— Что вам нужно? — Я презрительно смотрю на своего истинного, а он только и делает, что оглядывается по сторонам.


— Тут … разве вы не… — сбивчиво лепечет он. Он сильно сконфужен и я не знаю почему. Ладно он ошибся, типа, но его залитое краской лицо выражают совсем другое.


— Эй! Отпустите же её наконец. — К нам, с двумя рожками мороженного подходит Лиред. Он протягивает мне ванильное и с беспокойством в голосе осведомляется. — Ида, вы в порядке? — Я ошарашенно киваю. Мелим теперь пристально смотрит то на маня, то на Лиреда рядом со мной.


— Как вы здесь оказались? — Мели не намерен уступать.


— Разве вы не присутствовали вчера в кабинете у короля драконов? Если вы не заметили, то вчера король разрешил Иде прогуляться по Рурит, а так как я с ней нахожусь в дружеских отношениях с детства, то решил сопровождать её по городку. — Лиред картинно вздохнул. — Безопасность участниц отбора превыше всего и эту безопасность я с удовольствием предоставляю своей подруге. — По его довольной ухмылке он сам собой гордится. Но я всё равно ему благодарна. Сейчас он спас мою шкуру.


«Надеюсь он не догадается» — пронеслось в голове, и я замечаю, что он моих мыслей у Мелима округлились глаза. Он прочитал их!


Мелим всё недоброжелательно смотрел на нас. Лиред не стал дожидаться его мнения и взяв меня под руку повёл к магазину выпечки.


Щёки пылали, сердце колотилось, я находилась в смятении.

Лиред обернулся на дракона и только после того как удовлетворился расстоянием, разделявшим нас, заговорил со мной.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Вас не стоит оставлять одну, Лия, вы вечно влипаете в какие-то неприятности. По моему мнению с этим драконом вы сталкиваетесь слишком часто. — Он пытается шутить, но нотки недовольства так и проскальзывают в его речи.


— Спасибо, что помогли мне. — Видел ли он, что я была собой и встречалась с Мелимом? Что у него на уме? Мне оставалось только гадать. И тот человек в плаще, может за мной следил сам Лиред?


Поглощённая своими мыслями я и не заметила, что мы несколько минут стоим на одном месте. Лиред резко развернулся ко мне и встав в плотную от меня взял мою руку в свою. Решительность на его лице напугала меня больше чем возможный шпион.


— Магдалия, — он прижимает мою ладонь к своей груди, — мне нужно серьёзно с вами поговорить.

Я растерянно моргаю. Лиред собирается серьёзно со мной поговорить, а мне совершенно не хочется его выслушивать. Моя рука прижата к его груди, и я чувствую его гулкие удары сердца.

— Магдалия, — вновь заговаривает он, — я полюбил вас.

Я уставилась на него как на безумца. Он полюбил меня. Курам на смех. Я пытаюсь вырвать свою ладонь, но у меня ничего не выходит, он только ещё сильнее её сжимает, я стараюсь отшвырнуть его от себя, но он с лёгкостью прижимает меня к себе, обвивая своей рукой мою талию. Отчаянье сковывает меня. Мне становится мерзко находиться вот так близко, в нескольких сантиметров, он него. Я оглядываюсь по сторонам, никто не видит моего плачевного состояния.

Его сердце всё сильнее стучит, он наклоняется ко мне, и я не нахожу ничего лучшего как пихаю ему в губы своё ванильное мороженное. И только сейчас он отстраняется от меня, даже скорее, отпрыгивает и кашляет. Мороженным заляпано его лицо, оно стекает по подбородку и капает на грудь.

— Что вы себе позволяете? — Меня заметно трясёт. И я понимаю, что сейчас мне никто не поможет, я одна на площади в этой снующей толпе, никто не обращает на нас внимание.

— Лия, вы неправильно меня поняли. — Понять то я поняла всё прекрасно, но не хочу ничего слушать. Я делаю удивлённое, смущенное выражение лица, будто сама глупость поселилась на нём. Я старательно улыбаюсь, его ложь я принимаю за правду и делаю всё, чтобы он поверил мне.

— Какая ошибка с моей стороны. Встреча с этим драконом всё ещё сказывается на мне. — Да простит моей лжи Мелим, но мне нужно выкрутиться из этой ситуации и перевести её в шутку. Я чувствую нарастающую напряжённость, если подобное повторится я попытаюсь убежать.

— Я хотел лишь сказать, — он замолкает, подбирая слова, — я полюбил вашу способность и вашу игру.

Я верю его лжи, делаю вид, и благодарно улыбаюсь. Сейчас он просто пугает меня. Мне не следует оставаться с ним наедине ни секунды.

— Я так устала, давайте вернёмся с особняк. — Лиред разочарован, я вижу это по его лицу и поджатым губам, он думал, что этот день я проведу с ним, но он не возражает моему предложению.

Я стараюсь идти быстро чуть поодаль от него. Но Лиред так и норовит оказаться со мной рядом. Мы непринуждённо болтаем ни о чём. Я даже не слежу за темой разговора. Я пыталась спросить Лиреда об Иде, но он резко перевёл разговор, и я поняла, что Лаида осталась позади.

Сейчас мы шли по пустующей дороге. Вокруг ни души и меня одолевает страх, что недавнее происшествие может повториться, теперь нет никаких свидетелей.

Лиред вновь решительно попытался взят мою руку, но оглянувшись выругался.

— Что ему ещё нужно? — Его негодование било через край.

Я оглянулась и увидела, что на небольшом расстоянии от нас за нами следовал Мелим. И давно он так идёт за нами? Облегчение наполнило всю меня. Я в безопасности.

Теперь я не думала о том, что совершенно одна с Лиредом, да и он держался сдержанно, теперь он не пытался приблизиться ко мне или взять за руку. Мелим, я была так ему благодарна. Хоть он и не подозревал об этом.

— Лиред, — он удивлённо посмотрел на меня, я впервые заговариваю с ним, проявляя инициативу, — ты многое знаешь о прошедшей войне?

— Да, отец рассказывал мне достаточно историй, тебя что-то интересует?

— Я просто задумалась, а как она началась?

— Они напали на нас ночью, разом на все города, у нас не было и шанса победить. они добрались до наших городов по воздуху, мы из даже не заметили. — Он прекратил говорить и задумался о своём.

— Неужели они напали на нас просто так? — Я не отступала, я хотела выяснить правду, кокой бы она не являлась. Лиред задумчиво посмотрел на меня.

— Они утверждают, что мы украли у них что-то ценное, но мы ничего не крали. Император лично допрашивал всех ближайших министров, а те в свою очередь других министров, и так ничего и не нашёл, мы решили, что драконы нашли придуманный повод для нападения и просто напали. Гнусно, мерзко, исподтишка. — Лиред скривился от омерзения.

Я оглянулась. Мелим не отставал. Он не пытался нас обогнать, просто шёл за нами.

Остальную дорогу мы шли молча. Лиред отстранился от меня — я была только рада. У входа в особняк он попрощался со мной и быстро ушёл.

Я постояла ещё немного и пошла в свою комнату. Нужно снять плащ, а главное переодеться в правильную одежду.

Я устала. Сегодняшний день принёс много испытаний и мне предстояло как следует подумать нас произошедшем. Интересно Мелим быстро, как обещал, подкинет мне книгу или нет? Я сняла капюшон и пошла в свою комнату.

— Магдалия. — Я невольно обернулась. Испытующие глаза Мелима не моргая смотрели на меня, моё лицо залило румянцем, и я поняла свою глупую оплошность. Я отозвалась на своё настоящее имя. — Будь осторожна. — Он улыбался, будто среди горсти кварца нашёл настоящий алмаз.

— Я не понимаю о чём вы. — Дрожащим голосом выдавила я и быстро покинула место где выдала себя с потрохами.

Он знал, теперь он точно знал кто я на самом деле. Его мягкая улыбка. Она так зарозительна и так нежна. Он выдаст меня? Может он прямо сейчас направлялся к королю. Что я натворила. Какая же я дура.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

С беспорядочными мыслями я забежала в свою комнату.

Моё сердце остановилось, когда я увидела Лаиду перед собой.

Глава 9

Девушка с неподдельным призрением осматривала меня с ног до головы. Её губы кривились в недоброй усмешке и тень улыбки скользнула на её бледном лице. Она была одета в скромное суконное платье, на подоле я заметила высыхающие брызги грязи. Она скрестила руки на груди.

В это же мгновенье в комнату постучали. Я, осознавая, что нас вот-вот раскроют схватила Иду за локоть и оттащила её в ванную комнату. В дверь вновь постучали более требовательно.

На пороге меня ждала Сталия Ритт. Я не собиралась с ней церемониться.

— Что тебе нужно? — Она удивлённо посмотрела на меня, раньше я так с порога не грубила ей, но сейчас совсем другая ситуация.

— Мне нужно знать, Лаида, что ты скрываешь? — Она с напором решила пробраться в мою комнату, но я стояла в проёме и не пускала её. — Давай поговорим.

— Мне совершенно не интересно разговаривать с тобой и с твоей сестрой, кстати, тоже. Если ты себе надумала невесть что, я не собираюсь в этом участвовать. Я пришла с прогулки уставшая и сейчас хочу только отдохнуть, а ты мешаешь мне. — Я попыталась закрыть дверь, но Сталия помешала мне это сделать.

— Я знаю ты что-то скрываешь. — Девушка не была намеренна уступать. — И я обязательно тебя раскрою.

— Жду с превеликим удовольствием, а пока, убирайся от моей двери, иначе я подумаю, что ты мной заинтересована. — Она вспыхнула от моих слов и наконец ушла. Я проследила за тем как она скрылась за поворотом и только тогда пошла разбираться с Идой.

Ида притаившись ждала меня там, где я оставила её изначально — в ванной.

— Что ты здесь делаешь? — Накинулась я на неё.

Она не стала долго разглагольствовать и с королевской замашкой влепила мне пощёчину.

Я вскрикнула, прижимая ладонь к пульсирующей щеке. На глаза навернулись слёзы. Было бы за что. Сейчас я совсем не знала своей провинности.

— Ты спятила?

— Не смей разговаривать со мной в таком тоне, нищенка. — Я вспыхнула как алая заря и недолго думая пихнула её в холодную воду. Брызги разлетелись по всему пространству частично задев меня. Она заверещала как подбитый зверь.

— Охладись, дорогая моя и объясни, что тебя привело сюда. Иначе я подумаю, что ты идиотка каких поискать нужно. Так стремилась избежать отбора, что сама сюда притащилась.

Ида неуклюже выбиралась из ванны. Вода стекала с неё ручьями, и я силилась не захохотать от представленной картины. Волосы спускались неопрятными мокрыми патлами, под глазами расползалась тушь, платье облепило всё её тело, и она не могла сделать нормального шага.

— Лиред, — она пыталась успокоить своё дыхание, — вчера порвал со мной в письме, сказав, что встречается с тобой довольно таки долго. — Она внимательно смотрела за моей реакцией. — И вот я пришла, чтобы преподать тебе урок, что с чужими парнями встречаться не хорошо.

— Глупости, — мой удивительный насыщенностью день продолжался, — я с Лиредом ни за что встречаться не стану.

Ида неверяще уставилась на меня. Передо мной открылась вся абсурдность происходящего. Я и Лиред. Теперь понятно почему он, в последнее время, стремился со мной сойтись. Вечно навязывался мне и приставал с двусмысленными речами. Мне оставалось только закатить глаза.

— Чёрт, ты действительно с ним не встречаешься? — Теперь девушка кусала губы, видимо она понимала, что она натворила. И она видела мою реакцию на её обвинения. Слава всем высшим, что она поняла, что я говорила ей истинную правду.

— Давай ты переоденешься, и мы поговорим спокойно.

Она не стала возражать. И без прислуги она обходилась не хуже меня. Впервые с нашей первой встречи в ней я увидела нормальную особу. Без королевских замашек, без надменности, без ощущения, что ей все должны.

Мы уселись за столик на диванчики. Она согревалась горячим чаем и рассказала мне, что вчера получила одно из немногих писем от Лиреда. По правде говоря, в последнее время они не сильно общались, Лиред ссылался на сильную занятость, на сложность отбора и на то, что их переписка может быть перехвачена и раскрыта.

Ида стойко следовала советам Лиреда и писала очень редко. Ей хотелось писать сотню писем в день, но она ограничилась одним за всё это время. Несколько последних дней Лаида ждала ответа Лиреда и наконец-таки получила его.

Лиред объявил ей, что сошёлся с Магдалией, то есть со мной, что у него со мной всё взаимно и что Ида ему больше не нужна. Его любовь к ней остыла и теперь он испытывает всю гамму трепетных чувств к этой простой девушке Язером.

Я слушала, раскрыв глаза. Лиред наплёл Иде с три короба, но ни мне, ни ей его доводы пока были не понятны.

Девушка сначала рассказывала всю ситуацию в слезах и отчаянии, затем постепенно успокоилась. Я же задумалась, что мне с ней делать. Жить со мной в комнате она не может, и вообще ей нужно отсюда срочно убраться. Она сказала мне, что сам Лиред не в курсе, что она сейчас здесь и слёзно просила ему этого не говорить. Я уверила её, что не стану рассказывать ему о том, что мне всё известно, а посмотрю, что же он соберётся предпринимать дальше.

— Кстати, тебя кто-нибудь видел?

— Да, — моё сердце рухнуло вниз, — я встретила Лукрецию, мило с ней поболтала, потом поговорила с двумя неуравновешенными девицами, ко мне начал приставать один парень, симпатичный такой, но я его враз остудила и затем, — Ида с блеском в глазах перечисляла всех, с кем виделась, будто на вечеринку сходила и сейчас делилась со мной своими впечатлениями, — и ещё говорила с мальчишкой-драконом в этом смешном длинном плаще.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я застонала.

— Этот мальчишка — младший принц короля драконов, жених этого отбора. — Она ойкнула прикрыв рот ладонью. Глядя на её лицо, я рассмеялась. — Точно, — я поняла, как ей выбраться из особняка, — сиди здесь я скоро приду.

Своего брата я искала не долго, нашла его в библиотеке. Вкратце изложив ситуацию, он согласился мне помочь.

Я привела его в свою комнату, при виде него Ида попыталась спрятаться за дверью, но я остановила ей сказав, что он свой.

— Так это он и есть, тот кто приставал ко мне.

Теперь я всё поняла. Брат хотел поговорить со мной, а напоролся на настоящую Иду, увидел, что на ней нет кольца и что она не реагирует на него должным образом и отстал от неё.

Я вручила девушке разрешение короля на выход с территории отбора и оставив её на попечение своего брата отправила её восвояси.


Как только за ними закрылась дверь я с облегчением уселась обратно в кресло.

Лиред.

Интересно, что он задумал и почему так скоропалительно объявил нас парой? Ни один, всплывающий в голове, довод не был по настоящему вразумительным, и я ломала голову не один час.

Он действительно влюблён в меня, а эта ошибка в отношении Иды его попытка принять желаемое за действительное.

Я начала припоминать все его взгляды, жесты, совместные прогулки, все те моменты, когда мы находились рядом. И то как он на меня смотрел, как учтиво он вёл себя по отношению ко мне. Всё это можно было принять за заинтересованность с его стороны, и я бы поверила в его искренность, если бы не ситуация в обеденном зале, когда он смотрел сквозь меня мёртвыми глазами и его лицо испещряла ненависть, презрение и гадливость. И то, что он решил за меня, что мы с ним встречаемся не давало ему никаких плюсов.

Он вёл какую-то игру, сюжет которой мне совершенно не понятен. И я, на сто процентов, играла в этой игре ключевую роль.

Нечего рассиживаться и думать о поступках Лиреда, нужно переодеться в нормальную, подходящую мне по статусу, одежду.

В шкафу я отыскала лёгкое струящееся тёмно-зелёное, цвета малахита, платье. Сверху к платью шёл минималистический корсет из серебра, под грудью он спускался к бёдрам. На руки я надела серебряные браслеты. Волосы распустила, и они волнами струились по плечам.

Украденные с утра вещи я сложила в мешок и напомнила себе не забыть отнести их туда, откуда взяла.

В дверь постучали и не дождавшись ответа в комнату вошёл мой брат. Он внимательнее осмотрел комнату и вальяжно уселся на диванчик скрестив руки.

— Ну что? Развлекаешься?

— Пожалуйста, — я сложила руки у груди, — без нотаций.

— Я смотрю за тобой кавалеры табунами ходят.

— Не такими уж и табунами. — Я засмеялась. Брат что с него взять? — Есть новости из дома?

— Далла скучает, — улыбка моментально слетела с лица, — отец злится и постоянно просит вернуть тебя назад, дед молчит. — Впрочем я не удивлена. Ни в отце, ни в дедушке.

— Я не могу вернуться, ты же знаешь. Как там Ида? Нормально выбралась? — Он многозначительно улыбнулся и потупил взор.

— Нормально, что с ней будет если я рядом.

— Хвастун, — я вновь рассмеялась, — пошли отсюда, а то если тебя заметят здесь будешь на очередь моим очередным ухажёром, принц и так на меня посматривает слишком внимательно.

— Просто моя сестрёнка до безобразия хороша. — Он последовал моему совету и вышел из комнаты я вышла за дверь вслед за ним.

Горизонт чист — ни сестёр, ни следящих.

Не долго думая, я всучила брату мешок с украденной одеждой и попросила его отнести на место. Брат слегка, для галочки, поканючил, но просьбу мою выполнил.

Я осталась одна в коридоре. В комнате мне не хотелось оставаться одной, на улицу тоже не хотелось выходить, поразмыслив я пошла за Лукрой, чтобы вместе пойти с ней в библиотеку. Существовала малая вероятность, что Мелим положил обещанную книгу для меня.

Лукра обрадовалась моему появлению.

— Как я рада тебя снова видеть, — затараторила она, — знакомые милые лица всегда поднимают мне настроение, мне говорили ты была сегодня в городе, повезло же. И как? Понравилось. Эх, я бы тоже пошла если бы мне разрешили, а ты везучая.

— Мне разрешили выйти только потому, что я спасла принца. — Успела вставить я в её монолог.

— Ты права, — она одобрительно посмотрела на меня, — я думала всю ночь над этим. Над тем что было бы если бы ты не спасла его. Как сложился бы наш отбор. И я пришла к выводу, что вместо принца прислали бы очередного жениха и отбор начался бы с начала. И мне так не хотелось проходить всё заново. — Этот вариант я, вроде, не рассматривала, но Лукра на этот счёт, по моему мнению, права.

— Пойдём в библиотеку, мне что-то так захотелось её посетить.

— Я недавно болтала там со многими участницами отбора чуть ближе чем до этого. Девушки такие милые, причём все. И знаешь, — она понизила голос и наклонилась ко мне в плотную, — я познакомилась с драконом, — прошептала она, округляя глаза, — он оказался вполне нормальным, и я бы даже сказала симпатичным.

Её открытие меня нисколько не удивило, но Лукра была поражена. Как так, дракон вполне дружелюбный, да ещё симпатичный.

Знала бы она что произошло между мной и Мелимом. Знала бы как сильно бьётся моё сердце при его присутствии, как я хочу прикоснуться к нему до дрожи в коленках и просто во всём теле, и как перехватывает дыхание, когда он проходит слишком близко от меня.

Сейчас он знал что я — это я. И мне оставалось только гадать каков будет его поступок. Но меня пока не волокли по коридорам, драконы не сожгли меня заживо своим огнём, и я предполагала, что Мелим оставил свои знания при себе.

Библиотека была наполнена магами и драконами. Они мирно по группам сидели и не мешали друг другу. Идиллия.

Я осторожно прошла мимо кулинарного стеллажа, но нужной мне книги не нашла. Огорчённо поплелась за Лукрецией в дальний конец читательного зала, где за столиком сидел парень, явно из рода драконов.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

И что мне теперь делать между этими двумя? Так не хотелось оказаться третьей лишней. Я подумала о принце. Участницы сходились с драконами, но только не с ним.

В голове возникла прекрасная идея. Я могу порасспрашивать у этого дракона о драконах в общем. И может даже он расскажет о причинах войны.

Ангус — новый приятель Лукры — оказался почтительным интересным во всех проявлениях драконом. Он рассказывал о своей жизни в королевстве драконов, о своей семье, о том, как ему живётся. Он оказался довольно общительным, но сколько бы я не пыталась выведать у него информацию о драконах он не удостоил меня ни одним ответом. На теме войны и обряда драконов у них, по моему мнению, стояло однозначное табу. В остальном я узнала о них много нового. И теперь я всё больше и больше не верила в объяснение магов о событиях прошедшей войны.

Драконы для меня становились мирными, вполне дружелюбными народами и я не понимала зачем это вдруг им понадобилось, просто так, на нас нападать, когда они хорошо жили на своей территории.

— Только не это. — Лукра обречённо вздохнула. Я посмотрела туда, куда она смотрела.

К нам подходила мадам Локвуд. Она подошла к одной группке девушек, затем к другой и наконец достигла нас.

— Девушки, — объявила она, — принц достаточно оправился от своего недуга, — это она конечно хорошо завернула, ха «недуга», — и он решил, что все мы недостаточно с ним знакомы, поэтому всех девушек он приглашает в обсерваторию, посмотреть на падение драконьих звёзд. Это удивительное событие он решил разделить со всеми вами, что должно поспособствовать ещё большему сближению между вами.

Я не смогла удержать чашку в своей руке и чай растёкся горячей лужицей по столику. Лукра удивлённо вскрикнула, мадам Локвуд неодобрительно сжала свои тонкие губы, а дракон сделал вид, что ничего не произошло.

Смотреть на звёзды. Это же будет происходить ночью, ну, логично. В то самое время, когда я должна выйти на улицу, в то самое время, когда моя личина начнёт трескаться и я буду становиться собой.

Так. Стоп. Я разберусь. Мне не прельщал момент раскрыться при всех. И я найду способ справиться с этой ситуацией. Я миролюбиво улыбнулась.

— Рука затекла. — Поспешила оправдаться, сглаживая обстановку.

Стоило Мадам Локвуд скрыться и когда столик, запачканный мной, убрали Лукреция завалила Ангуса вопросами о значении драконьего звездопада. У нас, у магов, сейчас не придавали особого значения звёздам и всем связанным с этим явлением.

У драконов же всё обстояло по другому. Они свято верили в знамения и силу драконьих звёзд.

Вот и сейчас Ангус объяснял, как для их расы важен этот звездопад. Звездопад Чёрного дракона для наших гостей нёс в себе открытие новых сил, усиление стихийных способностей. В эту ночь некоторым драконам открывалось будущее, они читали его в определённом расположении небесных камней.

И принц хотел разделить эту важную ночь с нами. С одной стороны, его желание похвально, с другой, если поразмыслить, довольно таки необдуманно, так как мы не видим в этом никакой магии и значимости. Я сразу представила, как все девушку будут слоняться по обсерватории и думать, когда же это всё закончится. Разумеется, все, кроме сестёр Ритт.

Время близилось к ночи. И с каждым часом я всё больше и больше нервничала. Я могла не пережить эту ночь и осознание этого заставляло меня переосмысливать всё своё поведение.

Я мерила большими шагами свою комнату, наворачивая круги. Грузла ногти, не замечая ничего вокруг. Стоит ли кому сказать о своём положении или пустить всё на самотёк? Хм, уже не в первый раз я находилась на грани. От подобной мысли я чуть успокоилась и вполне сносно отреагировала на стук в дверь.

Накинув тёплый шарф на оголённые плечи, я вышла из своей комнаты и пошла вместе с Лукрой в обсерваторию, истаптывать свою судьбу в очередной раз.

В ночи мы шли не одни. Остальные девушку попадались нам на пути с завидной частотой.

Обсерватория находилась неподалёку от особняка на возвышенности. Сейчас она была окружена множествами огнями. Драконы ходили с факелами, которые в нужное время за тушатся, погружая всё вокруг в темноту. Я с замиранием сердца ожидала этого момента.

Я заметила принца издалека. Вместо привычных двух трёх драконов, сейчас его охраняла целая дюжина.

Вскоре всех нас проводили внутрь обсерватории. С железным лязгом за нами захлопнулась дверь, от скрежещагося звука внутри всё похолодело. Обернувшись на дверь, я увидела, что возле неё встали драконы-стражники. Моё отступление заблокировали. Я лихорадочно думала, что мне делать дальше.

— Прошу минуточку внимания, — начал принц, — я благодарен вам, что вы согласились разделить это событие со мной. — Ага, согласились, попробуй-ка откажи. Принц смотрел на всех внимательно, останавливаясь на каждой девушке по несколько секунд. — Недавно на меня было совершенно нападение. Всё это, думаю, от недопонимания между нами и поэтому я решил сблизиться с вами чуть больше пригласив вас на таинство Драконьего звездопада. Для нас, драконов, это очень важно, и я хочу, чтобы и вы отнеслись с пониманием к нашим традициям.

Крыша обсерватории задрожала и начала открывать звёздное небо.

Близилась полночь.

Может в темноте никто и не заметит, что я стала совсем другим человеком, а как только откроется дверь я раньше всех покину помещение. Мысль заманчивая, но многие видели во что я одета и от некоторых довольно надоедливых особ не укроется перемена моей внешности.

Огни потухли, окутывая нас в полный мрак. Я попыталась найти соломинку, спасавшую меня. Силуэты людей мешались. Я не могла понять кто есть кто. И с каждой секундой внутри меня всё обмирало.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Принц как некстати начал обратный отсчёт.

— Десять, девять, восемь…

Моё сердце стучало с каждым счётом.

Я подошла к двери. Может стоит попытаться договориться? Моё намерение не укрылось от стражников. Они преградили мне дорогу.

— Разрешите выйти.

— Не положено. Мы можем выпустить вас только по личному распоряжению принца и такого позволения он нам не давал.

— Мне нужно по делу, неужели я должна вам объяснять свои женские потребности?

— Пожалуйста поговорите с принцем о своих женских потребностях, и мы думаем, что он поймёт и позволит вам выйти.

Мне оставалось только вздохнуть. Я чувствовала как начала трескаться кожа на моей руке. Сейчас, пока, незаметно, но от принца моя перемена не могла укрыться.

Я отошла от входа и попыталась укутаться в шарф как можно больше.

Теперь меня заметно трясло. Моё изменение шло полных ходом. Сейчас кожа трескалась на шее, я явно это ощущала. Сзади скрипнула дверь, и я увидела, как в комнату вошёл Мелим.

Не веря глазам и своему счастью, я кинулась к нему как к спасательному кругу, причём последнему.

— Выведи меня отсюда, быстро. — Учтивость покинула мой голос, но он выполнил мою просьбу без лишних вопросов.

Через секунду мы стояли около всё тех же стражников, которые так чётка отказали мне. Ох, сейчас они потребуют, чтобы и Мелим спрашивал позволения принца на выход. Но ему не пришлось и рта раскрыть как дверь была отворена перед ним. Я шаг в шаг следовала за ним. страдники было шагнувшие ко мне моментально остановились, когда услышали строгое:

— Она со мной.

Я успела!

Моя кожа постепенно восстанавливалась, облик Лаиды остался на мне.

Мелим внимательно следил как трещины на моей шее, на руках затягиваются.

Он молчал.

Молчала и я.


Ночь властвовала над днём. На звёздном небе не было ни единого облачка, и я смотрел как кожа на девушке, стоявшей передо мной, постепенно затягивалась.

Страх в её глазах уходил. Она нерешительно улыбнулась. Тень счастья скользнула по её лицу. Лаида — так звали девушку напротив меня, но я-то знал, теперь, что на самом деле это Магдалия — моя единственная, та, ради которой я готов на всё и даже больше чем просто всё.

Эти трещины я видел раньше. В первый бал, каким же я был дураком раз не понял ещё тогда кто передо мной. Столько времени я потерял. Столько мгновений было упущено. А сейчас я участвовал во лжи Лии, и я нисколько не сожалел о том, что не выдал её тайны. Теперь и я боялся, что её раскроют до того, как я придумаю разрешение этой проблемы.

Я подошёл чуть ближе. Любопытство пересилило, и я провёл своей рукой по её восстанавливающей руке, вверх по предплечью, шарф соскользнул и упал на землю, но мы оба не обратили на это никакого внимания.

Она чуть передёрнула плечами, когда я коснулся её шеи. Вверх по лицу мои пальцы скользили по её скуле. Страх давно исчез из её глаз, сейчас на его месте я явно разглядел озорной огонёк. Сейчас она полностью доверилась мне.

Небо взорвалось, отчего она вздрогнула. Прямо над нами пролетела, оставляя огненный свет, звезда. Она растерявшись вжалась в мою грудь. Такая испуганная, как неоперившаяся пташка. Драконий звездопад начался. И я думаю принц поступил глупо закрыв всех в обсерватории. Смотреть в телескоп и не видеть полной картины. Здесь на улице звездопад был виден во всей красе.

Лия сконфуженно подняла на меня глаза. Она понимала свой детский поступок. Её пухлые губы находились совсем близко от моих. Чуть приоткрытые, такие манящие.

Следующая звезда пролетела на небе. Её отражение я увидел в распахнутых глазах Лии.

Обстановка вокруг перестала для меня существовать. Я видел только её.

Я взял её лицо в свои руки и потянулся к ней. Её зрачки расширились от возбуждения.

Рука, окутанная огнём, легла на плечо с силой его сжав. Ветер моментально её потушил. Принц резко меня развернул к себе. Ненависть сквозила в каждой его морщинке.

— Что ты себе позволяешь? — Он смотрел на перепуганную Лию. Она чуть замялась и не смогла выдавить и слова. — Ты моя невеста, так почему ты позволяешь себя целовать другому? Твоя выходка перешла все границы. Хочешь посидеть в подземелье? Я с лёгкостью могу это исполнить. Или мне приставить к тебе стражей, чтобы они следили за тобой?

— Принц, — я встал перед своей девушкой, закрывая её от ненужных оскорблений, — вы ничего не понимаете. — Трусливый ребёнок, власть над девушками он чувствует, и обвиняет их во всех прегрешениях, а выразить свою злость мне не может. Потому что знает, что со мной не справится.

— Правда? — Тень облегчения скользнула на его разгорячённом лице. — И что же здесь происходит?

— Вам следовало бы с этого начать, а не нападать на девушку ни в чём не разобравшись. Ей стало сильно плохо, а ваша стража не захотела её выпускать. К вам она не смогла пробиться, чтобы вы разрешили ей выйти, я помог ей, когда она находилась в полуобморочном состоянии. А сейчас, когда взорвалась Звезда Чёрных драконов, она невольно прижалась ко мне от испуга. На долю девушки в последнее время выпадают ненужные испытания и вы, не разобравшись в ситуации собираетесь её наказать.

— Так всё и было?

Магдалия кивнула не в силах говорить. Её голос мог бы её выдать.

— Прошу прощения за свою поспешную реакцию. — Юстав миролюбиво улыбнулся. — Видимо я неправильно понял, то что увидел. Такая темнота, — он оглянулся показывая, что вокруг действительно преобладала темнота, — что не такое и почудится.

Лия быстро подняла шарф с земли и начала укутываться в него, будто это самое значимое событие, которое её сейчас интересовало.

— Ида, — она вздрогнула, — с вами всё хорошо? Вам не нужно отдохнуть?

— Я… — Она запнулась. — Да, мне лучше оказаться в своей комнате. Мне до сих пор что-то нехорошо.

— Тогда я провожу вас. — Принц с готовностью протянул Магдалии свою руку, она, помявшись на месте, всё же её взяла.

Когда они уходили она лишь раз обернулась на меня. В её глазах я прочитал благодарность и какую-то обречённость. Я не хотел позволять принцу уводить её от себя, но её безопасность для меня отстаивалась на первом месте.

Я видел, как он приобнял её за талию и по телу пронеслось возмущение. Она не посмела отстраниться. Я бы на её месте поступил бы так же.

Принц — малодушный ребёнок. Играющий во взрослого. С самого своего детства он доставлял мне кучу проблем, с ними я мирился, уступал ему, но сейчас… Сейчас я не позволю ему забрать свою Магдалию.

Я еле сдерживался чтобы не побежать за ним и не задать ему как следует хорошую взбучку. За своё поведение, за то, что так властно, будто она уже его, он сейчас обнимал Магдалию.

Я шагнул вперёд. Нужно прямо сейчас догнать их и сказать ему, что она моя запечатлённая, что она только моя. Я сделал второй шаг и остановился. Нельзя ему говорить. Узнав правду, он вцепится в неё как клещ и не отпустит до последнего. Она станет игрушкой в его руках, а этого я не мог допустить.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Мы будем вместе!

Иначе…

Глава 10

Прошло несколько недель с тех пор как состоялась ночь звездопада. За столько дней я ещё ни разу не встречалась с Мелимом. Я хотела поблагодарить его за своё спасение, за то, что он в очередной раз помог мне, но он будто исчез из особняка. Я терялась в догадках, составляла в голове сотню предположений о его исчезновении и одна была хуже другой.

Самой страшной для меня стала мысль о том, что я его больше никогда не встречу. Мне казалось, что принц распорядился сослать его обратно к драконам. Чтобы больше он не появлялся возле меня.

Я день за днём вспоминала как пронеслась звезда над нашими головами, как он склонился надо мной и как нас прервал принц.

За дорогу до моей комнаты я смогла успокоить Юстава, заверить его в том, что между мной и Мелимом ничего не происходит и полностью сгладить его плохое, настороженное состояние. Но может быть мне это не удалось в полной мере.

Мои полуночные хождения на улицу продолжались и, слава всем Всевышним, они не пресекались, и я спокойно оставалась в облике Иды день изо дня.

В библиотеку я наведывалась каждый день по несколько раз, но сколько бы я её не посещала обещанной книги о войне я не находила.

Вот и теперь я шла к книгам прикидывая что я там увижу.

Моё сердце затрепетало, когда, подойдя к стеллажу, я увидела между двумя книгами по кулинарии корешок книги, которой раньше не замечала. Но большей радости для меня служило не то, что книга действительно существовала, а то, что Мелим был здесь, значит я вновь его смогу увидеть.

С поспешностью я схватила книгу и замерла на месте. Надеюсь никто не заметил моих стремительных движений. Мне нужно быть осторожной и, уж точно, не привлекать внимания.

Книга оказалась очень ветхой и в ней явно не доставало значительного количества страниц.

Выровняв дыхание, выпрямив спину я медленно пошла к выходу из библиотеки, ничем себя не компрометируя. Поравнявшись с выходом я, у дальнего стеллажа, заметила шепчущихся сестёр Ритт.

Наши взгляды встретились, и они тут же смолкли, но затем они мне улыбнулись, что несколько меня смутило.

Дошла я до своей комнаты без происшествий. Тихо затворила дверь, заперев её на ключ и легла на постель. Читать я любила именно лёжа, а тут целая книга, хоть и поистрепавшаяся.

«Драконья цивилизация насчитывает несколько тысячелетий своего существования. Мы появились из упавшей звезды и обломок этой звезды даёт нам живительную силу и наделяет нас первобытной магией.»

Первый абзац книги совсем не сочетался с тем, что мне рассказывал мой дедушка. Я думала, что мир Ярит создали маги, а уже затем рядом с ними поселились драконы, но из прочитанного мной явно выходило, что это драконы обитали на этих землях ещё за долго до нашего появления.

Следующих несколько страниц не хватало. Будто их специально вырвали, чтобы я не узнала, чего лишнего.

«Драконы оберегают свой камень, который находится в отдалённом храме, камень нельзя уничтожить, и он имеет высшую ценность для нас.»

Так, с камнем мне всё стало ясно, но как это относилось к прошедшей войне?

Я пролистала несколько страниц и нашла ответ на свой вопрос.

«Маги пришли с юга. Эти непонятные для нас создания, по началу, мирно существовали с нами бок о бок. Но затем им стало не хватать территорий. Наши правители спокойно отнеслись к притязаниям магов на наши земли и мирно ушли за горы. Здесь мы спрятали более тщательно свой камень и забыли о магах. О нас забыли и они.

Шло время…»

Очередные вырванные страницы не дали понять мне всей картины.

Спина затекла, и я подошла к окну чтобы размяться.

Как и в другие дни, под моим окном, за чашкой чая, сидели маги. Они беседовали, смеялись. Наблюдать за ними мне всегда нравилось. Жизнь продолжалась и во время отбора.

Кстати об отборе. За эти недели не проходило ни одного этапа, что меня удивляло и вводило в некоторое беспокойство.

О девушке отравившей принца я слышала немногое. Сюда для объяснения перед королём вызывали её родителей. Но кажется, я что-то такое предполагаю, девушку отпустили с родными, но сказали ей, что она будет участвовать в следующем отборе.

За отдалённом столиком я увидела Лукрецию с её новым приятелем-драконом. Лукра смеялась, а дракон как бы случайно касался руки девушки. Наблюдать за их отношением было крайне любопытно. И я радовалась за них как за себя, но дракон явно рисковал. Она то являлась невестой принца, как и я, как и другие девушки.

За другим столиком сидели мой брат с Лиредом. Они явно спорили. Брат горячо что-то шептал Лиреду. Я видела это по его напряженному выражению лица, по тому как он сжал ладони в кулаки. Сам Лиред оставался спокойным, он вставлял в спор свои реплики, но держал себя в руках.

Что они обсуждали?

Брат резко встал и быстро ушел в сторону конюшен. А Лиред посмотрел на мой балкон и чуть опешил, когда понял, что я видела их спор. Постояв на месте, он направился ко входу в здание.

Моё тело чуть отдохнуло, и я пошла дочитывать книгу.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

«Они узнали о нас из своих древних свитков и решили выяснить правда это то, что рядом с ними живут драконы. Наш Король принял их со всем радушием, показал свой замок, провёл по храмам. Больше всех пришедшие маги интересовались нашим камнем. Король, удовлетворяя их любопытство, показал им где он находился. Это и стало его главной ошибкой.

Проснувшись ночью мы поняли, что…»

Дверь попытались открыть. Увлечённо читая я вздрогнула, когда услышала требовательное дёргивание ручки.

Кто мог так сильно стремиться войти в мою комнату? Неужели они поняли или узнали, что я сейчас читала. Я захлопнула книгу и положила её под подушку.

Открыв дверь, я увидела возбуждённого Лиреда.

Его глаза метались по моей комнате. Он проверял одна я или нет. желваки играли на его скулах. Он часто дышал, я могла с точностью судить, что ко мне он бежал. Он то улыбался, то мрачнел. Он вдыхал воздух чтобы заговорить, но тут же выдыхал и молчал.

Лиред отстранил меня из косяка и вошёл без приглашения.

— Мне нужно срочно с тобой поговорить. — Лиред прошёл к окну и украдкой выглянул в окно, не знаю, может проверяя наблюдает кто за моим балконом или нет. удовлетворившись увиденным он вновь оказался возле меня.

— Я не понимаю, что ты хочешь от меня.

— Не понимаешь? Я думал, я достаточно красноречиво показывал свои чувства. — Он скорее прохрипел, чем сказал свою реплику.

В два шага он оказался в критической близости от меня. Я не смогла сориентироваться, когда он впился в меня поцелуем.

Я замычала и попыталась отпихнуть его, но он не сбавлял своего напора. Я не нашла ничего лучшего как укусить его за губу. Он взвыл и с силой встряхнул свои волосы.

— Ты спятил? — Я бешено думала, что мне делать дальше и как поступить в сложившейся ситуации. — Выйди из моей комнаты! — Я направилась к двери, чтобы распахнуть её, тем самым показать, чего я хочу, но Лиред меня перехватил и сжал в объятиях.

Попытался.

Я, вложив все силы, отпихнула его.

— Я люблю тебя, как ты не можешь этого понять? — Он вытер кровь на губах слегка морщась.

— Нет, я не хочу этого понимать. Я хочу, чтобы ты оставил меня в покое, и чтобы больше мы не возвращались к этой теме. Просто выйди и я сделаю вид, что этой ситуации не происходило.

Помедлив Лиред было направился к открытой двери, но это его уловка не прошла. Он попытался вновь ко мне подойти, но я вовремя отскочила.

Эта ситуация начала меня пугать. И по коридору, как ни кстати, никто не проходил.

Поразмыслив я моментально, сама выбежала из комнаты, но обезумевши парень затащил меня в мою же комнату. Протащив по комнате он кинул меня на кровать. Не переставая клясться в любви.

— Я давно понял, что мы созданы друг для друга. Как и у меня, я замечал, что у тебя блестят глаза. И глядя на меня, это я тоже замечал, — он на миг замолчал, переводя дыхание, — у тебя горит любовь в глазах.

Его логику я не поняла. И где он там в моих глазах увидел в глазах любовь к нему я тоже не поняла. Я попыталась встать с кровати, но он оказался надо мной с силой прижимая мои руки к постели.

— Пожалуйста, успокойся, давай поговорим. — Он потянулся ко мне, чтобы в очередной раз попытаться поцеловать.

Я скривилась в отвращении. Хоть мои руки он и удерживал мои ноги были свободны. Коленкой я попала аккурат туда куда целилась.

Он заверещал и перекатившись оказался на полу сжимая причинное место. Моментально я оказалась около окна. Раз я не могла выбраться из комнаты через дверь, то хоть помелькаю на балконе перед всеми теми, кто сейчас беззаботно пили свои напитки.

— Магдалия, прости, ты не поняла моих поступков, поверь мне, я люблю тебя больше, чем ты себе только представить можешь. Давай поговорим. — Он попытался ровно дойти до меня, но у него ничего не получилось, нетвёрдой походной он встал так, чтобы его не было видно с улицы.

Я с ужасом осознавала, что нахожусь одна с ним и что если он допрыгнет до меня, то он с лёгкостью вновь меня схватит.

Мои страхи не оправдались. Лиред так и стоял в относительной отдалённости от меня.

— Магдалия, ты помнишь, как мы с тобой встретились? — Я утвердительно кивнула. — А помнишь, как мы стояли у кареты.

— Да, но почему ты пропустил утро после того как мы встретились ночью? Как ты делал вид, что не знаком со мной? — Я не ждала ответа, думала, что он задумается и осознает, что и у меня память нормальная.

— Я думал об Иде и об её отце. Он не против нашей связи, но узнав, что мы расстались у меня могли возникнуть проблемы.

— Я не поняла, — чуть задумавшись я попыталась разобраться, — ну расстанетесь вы, какая разница? Или ты встречался с Идой из её материального положения?

— Не забывай, что и моя семья не так уж бедна. Правда она не настолько богата как Идина, но назвать нас бедняками нельзя. — Лиред был рад просто со мной разговаривать. Хоть и на такие темы. — Я, ещё тогда, понял, что ты прочно засела в моём сердце. Стой. Не закатывай так глаз. Это правда.

— Ты глупец, я вообще-то, если ты не знал, играю твою бывшую — не бывшую, разбирайтесь сами, девушку. И если Юстав выберет Иду, то вместо неё поеду, в замок Чёрных драконов, я, а не она.

— Я всё продумал. Я знаю где прячется Ида и я смогу её заменить тобой, чтобы всё встало на свои места.

Я вздохнула. Бедная Лаида, с кем, с каким убожеством, она встречалась. Как хорошо, что они расстались. Если бы она только видела его сейчас. Слышала всю ту чушь, которую он так забвенно нёс, чтобы впечатлить меня.

— Я не согласна, я, о своём участии здесь, договаривалась совсем не с тобой. И я тебя не люблю. Услышь меня наконец. И в последний раз прошу тебя выйти из моей комнаты. Иначе я начну кричать. — Я шагнула ближе к периллам балкона.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Ты любишь другого, — выдохнув прошептал Лиред, — того дракона, что постоянно оказывается рядом с тобой.

Я оцепенела.

Это не укрылось от мага. В следующую минуту я оказалась в его объятиях. Я вырывалась как могла, но Лиред крепко меня сжимал.

— Послушай, у него же есть невеста, ты не знаешь? И их помолвка не такая как наша. Они не могут её разорвать без особых причин. Если он тебе наплёл, что он разорвёт её ради тебя, то знай — он солгал. И ты ему нужна, явно, не для любви.

Лиред встряхнул меня, будто думая, что от его тряски я, по его мнению, приду в себя и в миг разлюблю Мелима.

— Отпусти меня. — Я зашипела как разъярённая кошка. — Ты ничего не знаешь обо мне. И твои безумные догадки просто идиотские.

Я заколотила, куда попала, кулаками по его телу. Он стойко принял мои побои. Ещё раз встряхнул меня как пустую куклу.

— Я люблю тебя.

Я без сил обмякла в его тисках, когда его губы впились в мои.

Именно в таком состоянии нас застала вошедшая Лукреция.

Быстро смерив нас взглядом она тут же поспешно вышла. Я не могла вытерпеть чтобы и Лукра не так поняла моих предпочтений. Стремительно опустила каблук туфли на носок ботинка Лиреда. Он слегка ослабил хватку, но и этого мне хватило чтобы высвободиться.

Не теряя ни минуты, я побежала вслед за Лукрой, чтобы объяснить ей всё то, что она сейчас увидела.

Я никак не могла её нагнать. Может я не туда свернула? И куда она пошла, после моей комнаты, когда увидела нас. Со стороны наши объятья могли показаться неподдельно страстными, а на самом деле были отвратительными, по крайней мере для меня.

От одних мыслей о том, что сейчас я пережила мне хотелось оказаться в ванне и попытаться смыть все прикосновения Лиреда. Вымыть губы с мылом, лишь бы не чувствовать губы приставшего парня.

Чего он добивается? Почему он так сильно пристал ко мне, что не слышит, что я ему говорю. И о чём он спорил с моим братом?

В голове крутились одни вопросы, ответов на которые я ещё не нашла.

Я увидела платье Лукры впереди себя и прибавила шаги, наконец я её догнала.

— Лукреция, постой. — Я протянула руку и схватила её за плечо. — Пожалуйста, давай поговорим.

— Я собираюсь погулять по цветочному лабиринту, там как раз не будет посторонних ушей. — А девушка была не глупа. Она добродушно улыбнулась и убавила шаг.

Я с благодарностью посмотрела на неё.

Мы шли под руку, медленно, я выровняла дыхание, провела по волосам поправляя их. Осмотрела свою одежду, сглаживая ненужные складки и шероховатости. Лукра не мешала мне исправлять последствия ситуации в своей комнаты.

На улице оказалась превосходная погода. С одной стороны, прохладной, с другой — эта самая прохлада нисколько не мешала прогулке, а наоборот, только способствовала.

Помимо нас в цветочном лабиринте никого не было. Видимо он не пользовался особой популярностью.

— Ну так что? Ты тайно встречаешься с этим мерзким типом?

— Мерзким типом? — Я в удивлении вскинула брови.

— Да, ещё каким. — Она с минуту помолчала. — Он никогда мне не нравился, но видя, периодически, тебя с ним и то какой счастливой ты казалась, я думала, что не стоит тебе мешать и вообще лезть в ваши отношения. А увидя в окне твоё перекошенное лицо я решила, что должна вмешаться.

— Спасибо, — я взяла руку девушки в свою сжимая в благодарности, — я рассталась с ним перед отбором, но он никак не хочет оставить меня в покое и постоянно преследует. — Ложь правдоподобная.

— Да, я видела, как он постоянно смотрит на тебя. И хочу тебя предупредить — смотрит он на тебя как-то странно, кровожадно что ли. — Она задумавшись посмотрела на проплывающие облака. — Да, именно так. Не нравится он мне совсем.

Я одобрительно кивнула. Интересно, что ещё Лукра могла заметить? Будто прочитав мои мысли, девушка продолжила.

— И вообще, кажется у тебя не то что любовный треугольник, а самый что ни на есть любовный квадрат. Знаешь, — она изучающе осмотрела моё лицо, — ты играешь в опасную игру. Лиред, принц и тот дракон, что постоянно оказывается рядом стоит тебе попасть в любую передрягу.

— А ты не такая дурочка, какой кажешься в первое мгновенье. — Слова невольно вырвались из моего рта. Я прикусила язык и с беспокойством взглянула на Лукру.

На мою реплику она звучно рассмеялась.

— Это очень удобно, знаешь ли. Болтать без умолку, округлять глаза и притворяться глупой особой. С тобой сразу начинают соответствующе разговаривать и не воспринимают тебя в серьёз. Пока только ты поняла на что я способна на самом деле. — Она залихватски подмигнула.

— Лиред, в последнее время, меня сильно достал, я уже не знаю, как с ним бороться.

— В этом я тебе советовать ничего не буду, но могу предупредить о том, что он, точнее его семья, не совсем уж правильная.

— Что? — А вот это совсем интересная информация.

— Я слышала мельком, дома, так что не могу гарантировать правдивость своих слов, но я знаю, что с тобой он встречался только из-за твоего отца. У отца Лиреда свои махинации. Он участвует, точнее участвовал, в чём-то незаконном, и твой отец помог ему уладить все дела перед Императором. Я слышала его хотели исключить из нашего общества, но твой отец заступился за него. Поручился своей честью и так семья Лиреда осталась на плаву.

— Обалдеть!

— Это ещё ничего. Лично мой отец считает, что семья Лиреда нисколько не отошла от своих махинаций, но осуществляет их тайно и не в таких количествах, как раньше.

— Спасибо за откровения. Ты мне сильно помогла.

Лиред использовал Иду все эти годы. Мне стало противно. И как она не могла видеть этого всего. Он приручил её, что ужаснее всего Лаиде казалось, что это она главенствовала в их отношениях, а оказалось, что все эти годы она была марионеткой в руках Лиреда.

Тема была закрыта и теперь мы молча гуляли по лабиринту.

Я постепенно успокоилась и мои мысли наполнились образами Мелима. Они придавали мне уверенности, вытесняли поступки Лиреда и наполняли энергией.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Думаю я пойду в комнату, мне нужно кое-что дочитать.

— Иди конечно, — Лукреция прикоснулась к моему локтю, — если тебе понадобится помощь приходи ко мне.

— Спасибо, я учту.

Впереди меня ждало ещё одно откровение.

Около входа в особняк я столкнулась со своим братом. Он озабоченно тёр переносицу и был погружён с вои мысли.

— Ярим, — вздрогнув он уставился на меня, — сегодня я видела тебя с утра с Лиредом и видела, как ты с ним спорил о чём-то. О чём вы говорили?

— Он просил у меня благословения на ваш брак. — Ярим удивлённо посмотрел на меня. — Глядя на твои округлившиеся глаза, я предполагаю, что для тебе его поступок был неизвестен.

— Ещё бы, а ты как думал?

— Ну, я скажу тебе, что с утра ты видела, как я отверг его предложение, а он уверил меня, что вы давно встречаетесь и что у тебя с ним уже существует план для побега.

— Какой же он дурак. Он уведомил всех о том, что мы с ним встречаемся, всех, кроме меня.

— Как я рад. А то я сейчас придумывал как сообщить отцу о твоих любовных страстях.

— Ха-ха, очень смешно. Ладно, видишь, как хорошо иметь сестру, я избавила тебя о твоих заботах.

— Да, только сначала, ты эту самую заботу мне подкинула.

— Все мы не без греха. Держи меня в курсе событий, а то глядишь, ещё какие женихи появятся.

Теперь на один из своих вопросов я ответила. Осталось с десяток других.


Стоя у входной двери своей комнаты я не решалась войти. Вдруг Лиред всё ещё находился внутри? Мне совершенно не хотелось его видеть. Ни сейчас, ни потом.

Кто увидит покрутит пальцем у виска. Я держала руку на ручке двери и тяжело дышала. Комната где я должна ощущать себя защищенной перестала таковой быть для меня.

Нужно войти. Иначе точно подумают, что я чокнутая.

Комната оказалась пустой. Моё сердце постепенно успокаивалось. Я моментально закрыла дверь на ключ, прижалась к ней спиной и тихо сползла, усевшись на пол.

Рукой смахнула выступивший пот со лба и закрыла ладонями лицо.

Если я и дальше буду чувствовать то, что чувствовала сейчас после встречи с этим помешанным, то меня отправят на принудительное лечение.

Отбросив мысли, я встала.

Нет.

Этот чокнутый не загонит меня с угол. Я не стану терпеть его выходок и не стану молчать, когда он уничтожает меня изнутри. Я сильная, смелая. В конце концов я Язером.

Нашу семью всячески пытаются сломить, но мы не введёмся на поводу у непонятных личностей. И я не стану. Если Лиред окончательно достанет меня, я приготовлю что-нибудь интересненькое и потом посмотрим, как от моего снадобья он кроликом будет скакать по всему особняку. Или лучше сварю ему одно зельеце, пусть он не выйдет из уборной весь отбор. Ох и смеху будет.

Окончательно придя в себя, успокоившись и составив приблизительный план действий я, вновь, легла на кровать и потянулась к книге под подушкой. Нужно дочитать её пока позволяло время.

Книги на месте не оказалось.

Лиред её нашёл, когда я вышла он пошарил по комнате и нашёл книгу, а затем прихватил её с собой. Я уткнулась в подушку мысленно перебирая в голове, что я могла сейчас сделать чтобы исправить положение.

Из ванны вышла моя служанка. По её виду я поняла, что она закончила убирать помещение.

— Вы здесь? Я не услышала, как вы вошли.

— Не беспокойся, я зашла только сейчас. — Я уставилась на постель будто только сейчас увидела её. Одеяло аккуратно разровнено, постельное бельё поменяно. Хм. А может Лиред ни в чём не виноват, ну в смысле, не виновен в пропаже книги. — Послушай, ты не брала книгу, которая лежала под подушкой, я никак не могу её найти.

— Да, я убирала кровать и положила её в столик у кровати.

Я облегчённо вздохнула. Одной проблемой меньше.

Девушка вышла из комнаты, и я продолжила чтение.

«Проснувшись ночью мы поняли, что камень пропал. Пропали и маги, которые так удачно нашли нашу обитель. Король Чёрных драконов Юстав Третий не стал долго ждать и выяснять почему им это удалось и быстро собрав войско напал на землю магов.

В войне мы выиграли, но камень так и не нашли.»

Оставшийся день я не могла ни на чём сосредоточить своего внимания. Маги украли камень у драконов, поэтому они на нас напали и выиграли войну, но вернуть себе свою собственность так и не смогли.

Книгу, пока, я не спешила возвращать на место, да я и не помню говорил ли мне об этом Мелим. Лучше её попридержать у себя. Отдать книгу я всегда успею.

В последнее время выходить на улицу мне стало сложнее. Нет, мне всё так же удавалось это сделать, но я заметила, что патрулировать коридоры в ночное время стали чаще и всё больше и больше я замечала стражников.

Драконы усиливали свою охрану? Зачем им это?

Вот и сейчас я заметила приближающихся часовых и быстро юркнула за одну из колонн. Они прошли мимо меня не заметив моих движений. Скоро с каждой ночью мне станет всё труднее и труднее выбираться из особняка.

Ночью на улице становилось заметно холоднее.

Ко мне дотронулись со спины и я тихо взвизгнула. Мелим стремительно закрыл мой рот своей ладонью.

— Чего так пугаешься? — Весёлость в его голосе заставила меня моментально расслабиться.

— Знаешь ли если я к тебе подойду так со спины, и ты не особо спокойно к этому отнесёшься. — Он только ещё больше рассмеялся.

— Я заметил отсутствие книги, которую положил в библиотеке, значит ли это что ты её взяла?

— Да и уже успела прочитать. Там недостаёт с десяток страниц — это сделано специально? Где ты был все эти дни? Я начала волноваться.

— Угу. Нарочно вырвал их, если бы кто другой взял её почитать, то он узнал бы о нашей главной тайне. Я побывал дома по срочному поручению короля, не мог тебе написать и предупредить о причине своего отсутствия.

— Скажешь мне? — Я затаила дыхание. Я так и знала, что за отсутствием страниц скрывается что-то важное.

— Мы каменеем.

— Что? — Я резко повернулась к Мелиму. Как это понимать?

— Дай свою руку.

Мелим взял мою ладонь и протянул её под свою рубашку. Я коснулась холодного каменного плеча. На ощупь действительно камень. И если бы я немного сжала его, или всё же приложила большую силу, то под моим напором он начал бы крошиться.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Мы постепенно удалялись от особняка, от посторонних глаз.

— Как такое возможно? — Я еле выдавила свой вопрос. Он каменел на глазах. И я, в голове пронеслась мысль, могла его потерять.

— Мы предполагаем, что ваши маги нашли подробные записи о нас. Когда-то вы нам сильно помогли, а теперь сильно попортили нам жизнь.

— Мы помогали вам? — В голове вертелись одни вопросы. Маги помогали драконам? Когда это было? Я из своей истории такого не помню.

— Послушай. Мы каменели несколько раз. Когда наш камень некоторое время не находится в нашем храме, мы начинаем каменеть. Это происходит постепенно, не слишком быстро, но неукоснительно. В наших свитках подробно описывается весь процесс. И в первый раз маги нам помогли. Они нашли нас, сначала подумав, что нашли пустующий город со статуями, но затем они смогли расшифровать свитки и несколько десятилетий им потребовалось, чтобы найти камень драконов и поставить его на место. Постепенно мы ожили, к нам вернулись силы, и мы зажили по-новому, специально перебрались за горы, чтобы нас никто не нашёл.

Шли годы вы забыли о нашем существовании, мы позабыли вас, но потом пришли маги. Сказали нашему королю, что нашли в своих летописях сказку о драконах и решили проверить на самом деле ли то, что описывалось в ней или некий миф.

Король принял этих магов как дорогих гостей. Всё рассказал и показал где хранился камень. И что произошло дальше?

— Маги украли у вас этот камень? — Я припомнила все те обвинения в сторону драконов. Как люди проклинали их жестокость, как назвали их варварами и захватчиками нашей страны, а они, они просто хотели вернуть себе то, что принадлежало им по праву.

— Да украли, но сильно просчитались. Либо они не полностью прочитали свои летописи, либо эти записи не сохранились. Мы каменеем не сразу. Нет. Мы превращаемся в мёртвый камень постепенно. Прошло двадцать лет с тех пор как наш камень был украден, но мы только сейчас начали застывать. Наши силы постепенно покидают нас. Мой ветер. Ты не заметила? Его нет рядом со мной. Моментами он появляется, но я чувствую, что он скоро совсем меня покинет. Мы, драконы, не можем летать. Для полётов нам требуются колоссальные силы, но их у нас нет. Поэтому за всё время отборов ты не видела ни одного летающего дракона.

И правда. Как я не заметила отсутствие ветерка. Как не смогла догадаться о драконах. Всегда, когда речь заходила об полётах драконы, моментально переводили тему. А я наивная не придавала этому никакого значения. Я же видела мелькавшую досаду на их лицах, злость, а у некоторых бессильно отчаянье, но догадаться не смогла. Вот же дура.

— А что насчёт отбора? Зачем он вам?

— С помощью девушки мы сможем найти наш камень, но ни одна выбранная ещё не смогла сделать то, что от неё требовалось.

— И поэтому они умерли.

— Да живы они!

— Что? — Но как же так. Всех пугали этим отбором. Его боятся как ядовитую змею. Взять хотя бы Иду. Я заменяю её лишь потому, что она боится смерти. Так значит девушки живы? Но как?

— Мы не рассказываем вам о значимости камня, не рассказываем и о том, что отобранные девушки живы. Потому, что если расскажем это ничего не изменит. Девушки не очнутся, и камня нам больше не видать. На него начнётся охота.

— Очнутся?

— Послушай. — Мелим остановился и твёрдо посмотрел мне в глаза.

Я посмотрела на него в ответ. Он слегка был возбуждён рассказывая мне тайну ритуала иссушения драконов.

Он не боролся с собой, говорить или не говорить мне, в его глазах я видела совершенно другое. Он хотел рассказать мне всё с начала, чтобы я поняла поступки Чёрных драконов, поняла какими они были на самом деле, не кровожадными, злыми, какими их выставляли маги, а настоящими.

— У нас есть главный Храм, где хранился наш камень. Хотя храм — это слишком возвышенное название для этого места. Просто полая скала с маленьким входом. На стенах высечены драконьи созвездия, а вместо потолка круглое отверстие. В него бьёт ночной свет от звёзд и луны и дневной от солнца. Камень находился именно под потолком на круглой каменной столешнице и всегда нуждался в звёздном свете. Именно от этого света он наполнялся силой и отдавал нам её.

Мелим посмотрел на покрытое тучами небо. Мечтательно, с маленькой грустью.

— Как давно ты летал? — Я не смогла смотреть на его выражение лица. Будто его лишили значительной части смысла жизни.

— Очень давно, практически забываю каково это — парить. — Его голос надтреснул, и я не решилась продолжить эту тему.

Позади меня кто-то чертыхнулся. Я напряглась, Мелим тоже. Мы застыли на месте не в силах пошевелиться. Темнота ночи полностью скрывала наше присутствие на улице, но я не могла с уверенностью утверждать этого.

Мелим прикоснулся к моим губам своей рукой предупреждая об молчании. Взял мою руку в свою и повёл в сторону.

Сможет ли он до рассказать мне суть всего ритуала или предпочтёт продолжить в другой, более подходящий, раз.

Мы оказались в значительной отдалённости от особняка, кажется мы прошли стражников. Здесь Мелим успокоился и не выпуская моей руки продолжил.

— Именно в этом Храме проходит, так называемый, Ритуал иссушения. Выбранная девушка должна полностью открыть свою душу и отдать всю свою магию: водную, огненную или другую своему жениху. Именно в этот момент ей кажется, только кажется, что она лишается жизни. Все силы уходят из неё и каждая, за все двадцать раз ритуала, машинально, закрывались. Они силились оставить себе хоть каплю своей силы и именно это губило их и нас в том числе.

Девушки покрыты камнем, будто в коконе они находятся в нём. Я уже говорил, что мы специально не говорим магам о их состоянии. Вы думаете, что все девушки погибли. Что их иссушили и они уже мертвы. Но нет. Они живы. Они в камне. Если мы поделимся о состоянии девушек, то в большой долей вероятности маги попытаются их выкрасть, но они ничего не смогут с ними сделать.

Единственный способ их оживить это полностью выдержать иссушение.

— Полностью?

— Да. Как только девушка отдаёт всю силу своему жениху, он соединяет её силу со своей и объединившись он сможет увидеть нахождение камня. Ещё одной важной составляющей этого ритуала служит то, что и сила дракона, и сила девушки мага должна полностью сочетаться. Если огонь — то у обоих, если воздух, то так же у того и у другой. Когда камень окажется на своём законном месте все предыдущие девушки оживут. Мы восстановим нашу затухающую силу, сможем летать и оберегать свои территории.

Маги думают, что мы сильны и могущественны. Но это совершенно не так. С каждым новым днём мы теряем свои силы все больше и больше. И если бы не ваш страх потерпеть проигрыш, если бы вы сейчас напали на нас, то вы полностью выиграли бы. Мы делаем вид могущества, но на самом деле мы слишком сильно ослабли. И мы не знаем, как долго сможем совершать отборы. — Мелим остановился перевести дыхание.

— Как это?

— Последние недели я был дома. Старший сын короля принёс нерадостные вести, король отправил меня посмотреть, так ли всё плохо, и я скажу тебе, что это хуже, чем описывалось в письме. Мы начали каменеть. Процесс пошёл. Как долго ещё мы сможем играть свою роль? Никому неизвестно. И этот юнец, король сильно жалеет, что пошёл на поводу у своего младшего сына. Сколько ещё таких отборов, если и этот ритуал провалится, мы сможем пройти?

Именно поэтому на отбор приехали не только отбирающие, но и сам Король. Каждому из нас кажется, что этот отбор станет последним для нас. И те маги, что украли камень добьются своего — мы перестанем существовать.

— А вдруг ваш камень уничтожили. — Робко вставила я. Интересно эту ситуацию они обдумывали или нет?

— Это невозможно. Камень будет существовать всегда. — Серьёзность в его голосе заставила меня поверить ему на слово. — Ты замёрзла. — Он с беспокойством прикоснулся к моей коже. Мы слишком много находимся на улице, тебе пора возвращаться в свою комнату.

Мелим обнял меня и потянулся к моим губам. Как во сне вместо него я увидела лицо Лиреда. Я вскрикнула и отвернулась, закрывая своё лицо.

— Что-то случилось? — Он развернул меня к себе отнимая мои руки от лица.

— Нет, ничего такого. — Я прохрипела свой ответ.

— Не ври мне. — Требовательно потребовал о меня ответа Мелим.

И я ему всё рассказала. О этом дне, о предыдущих. О том, что мне сказал Лиред о невестах драконов, о его недвусмысленных прикосновениях и разговорах.

Мелим молча выслушал мои сбивчивые объяснения и быстро поцеловав меня в щёку пошёл в сторону особняка.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Постой, Мелим, — я догнала его и встала перед ним преграждая путь, — ты куда?

— Мне нужно с ним поговорить.

— Нет, — я покачала головой, сделала шаг к нему, и ласково улыбнулась, — я запрещаю тебе говорить с ним. — Требовательно потребовала я. — Он знает слишком много обо мне настоящей. Он знает о моей семье, где мы живём и может погубить меня просто щёлкнув пальцем. Что будет со мной, когда Король Чёрных драконов узнает, как я его обманывала, как обманывала его дорогого сына? Меня поместят, как другую девушку, в подземелье, а потом отпустят? Думаешь со мной поступят так же? У неё влиятельная семья, а моя находится на грани уничтожения. И скажи мне, что со мной сделают?

— Тебя убьют, всю твою семью ждёт такая же участь, тебя принесут в жертву в наказание другим. — Мелим обнял меня. И долго не отпускал. — Прости, не хотел тебе говорить. И я не буду разговаривать с этим Лиредом, но знай, — он отстранился и поцеловав меня в лоб добавил, — я буду присматривать за тобой из далека и за ним заодно. Что касается невесты, то можешь не волноваться, я поговорил с отцом и объяснив ему ситуацию расторг помолвку.

— Твой отец знает обо мне?

— Нет, но он знает, что я нашёл человека, правда я сказал ему, что ты из наших, которая полностью со мной сочетается. И он не против тебя.

Я прильнула к его губам и не отстранялась очень долго. Казалось пронеслась целая вечность, а я всё жадно впивала его. Мелим впивался в мои губы и Лиред, ещё недавно стоявший стеной передо мной, моментально испарился. Его больше не было в моём сознании. Все мои мысли сейчас занимал Мелим. И он будет оставаться там всегда.

Глава 11

Настал очередной день отбора и мне совершенно не хотелось вставать и идти куда либо. Вчера вечером, а по правде говоря чуть за полночь, я заново прочитала, более внимательнее, книгу о истории возникновения драконов.

Теперь я точно знала какие они были на самом деле. Я радовалась, что смогла узнать правду о них, но огорчалась, что этого не знали другие. Все они считали драконов жестокими существами, а я не могла раскрыть на эту несправедливость глаза. Я обещала Мелиму и я сдержу своё обещание.

Ничего не поделаешь нужно вставать и проживать этот день.

Лукреция, как обычно, ждала меня за нашим столом в обеденном зале. Я решила не нагружать себя и взяла пончики, посыпанные сахарной пудрой, и чашечку кофе, чтобы хоть как-то взбодриться.

— Слышала новость, — не успела я сесть за стол затараторила подруга, — Лиреду сделали выговор.

— Что?

— Он вчера пытался выйти за территорию особняка и наткнулся на стражников драконов, его остановили, но он не отступил, говорил, что это важное поручение и что, возможно, он схватит заговорщиков против короля. Стража ему не поверила, но осмотреть местность осмотрела и никого не нашла. — Я присвистнула. Так вот кто вчера за мной следил, Лиред. Если бы стража ему поверила, нас с Мелимом поймали бы.

Почему он никак не успокоится и не оставит меня в покое? Я же ясно дала понять ему, что мы не будем вместе никогда. Вздохнув, я поняла, что мне придётся ещё раз поговорить с ним.

— Я присоединюсь к вам? — Оторвав голову от чашки я увидела принца с тарелкой еды, он садился за наш столик. Я чуть напряглась. Что ему ещё нужно от нас? Почему ему вздумалось позавтракать на стороне магов?

— Садитесь. — Лукра быстро сориентировалась. — Мы говорили о погоде.

— И как вам погода?

— Холодает. — Лукра поёжилась показывая своё отношение к ней.

— Это всё ерунда. У нас, на стороне драконов, такую погоду считают летней.

— Да? — Я искренне удивилась.

— Холодные горы, мы ближе, чем вы, расположены к северу, у нас дуют ледяные ветра и в общем у нас холодно, так что я могу с уверенностью сказать, что сейчас здесь довольно тепло.

— Расскажите ещё что-нибудь о вашем мире? — Лукра с неподдельным интересом придвинулись ближе к принцу. Я то знала смысл её любопытства, а вот принц с детским радушием принял её любопытство за чистую монету, видимо подумал, что Лукре интересен его мир из-за него.

— Хотите захватить нас? — Неудачная шутка, но мы всё равно рассмеялась.

— Нет, просто одной из нас предстоит отправиться к вам, поэтому для нас будет полезно узнать чуть больше, чем мы знаем сейчас.

— О, да, нам очень любопытно где мы умрём. — Я не смогла сдержать издёвку в своём голосе.

— Не говори так. — Лукра округлила глаза говоря этим, чтобы я прекратила свои нападки на принца.

— Вы умрёте если не пройдёте испытание, — понизив голос заговорил принц, — но если выполните всё правильно, вам не придётся умирать. И одна из девушек станет моей женой.

— Просто сказка, а не жизнь. — Брякнула я. Меня сильно пихнули под столом и я ойкнула. Помедленнее кивнула, тем самым сказав Лукре, что больше лезть не буду.

А пока принц говорил, я заметила, на нас, пристальное внимание собравшихся. Даже брат вопросительно кивнул на принца, в ответ я махнула рукой будто отмахиваюсь от надоедливой мухи, брат кивнул, наш немой диалог закончился.

Другие столики не остались в стороне. Они шептались, кивали на нас и украдкой показывали пальцами.

Сёстры Ритт с нескрываемой завистью пялились на принца за нашим столиком. Одна из них говорила что-то другой. Та кому была адресована речь кивнула. Как по команде обе девушки встали и взяв свои тарелки направились прямиком к нам.

С одной стороны от меня сидел принц и без умолку болтал, с другой сидели Астари и Сталия Ритт и расскрыв рты, еле дыша, слушали принца, не пропуская ни единого слова. А мой день только начался.

Принц рассказывал о жизни в замке драконов, о том, что король обещал ему построить дворец, после женитьбы на одной из девушек.

Я слушала его в пол уха, мне не было интересно как обустроенна его комната и как его слушаются слуги. Лукреция, явно, тоже заскучала, она хотела слушать истории о том, как организованна сама жизнь драконов, а не о том в чём состоит смысл жизни принца.

Зато сёстры Ритт чуть ли не повизгивали от удовольствия. Глядя на них мне становилось дурно. Мой кофе давно был выпить, пончики съедены, но я никак не решалась прервать монолог принца и уйти.

— Принц, — к нашему столику подошёл один дракон из его стражи, который молча стоял недалеко от нас, — вас зовёт король.

— Да, — принц посмотрел на стол за которым всегда завтракал, обедал и ужинал, короля за столом не оказалось, — я иду. Мне безусловно был приятен сегодняшний завтрак, но я вынужден откланяться. — Он обратился к нам вставая. — Ещё увидимся.

Я бы отложила эту встречу как можно дальше.

Принц ушёл, а сёстры Ритт как сидели, так и остались сидеть. Больше терпеть их присутствие я не желала. Я поднялась намеревался уйти.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Лаида, — Астари схватила меня за руку и потянула вниз, чтобы я села обратно, — мне нужно с тобой поговорить.

Я посмотрела на Астари, затем на Сталию. Обе девушки были собраны, решительно настроенно смотрели мне прямо в глаза. Сглотнув я села обратно.

Что теперь им нужно от меня?

Они внимательно меня осмотрели и как-то странно, по крайней мере для меня, улыбнулись. Дружелюбно.

— Я хотела бы извиниться перед тобой, — Сталия протянула через стол руки и прикоснулась к моим, будто желая показать мне, что её слова действительно искренние.

— С чего это вы такие добренькие? — Не верится мне что-то в правдивость их слов.

— Мы все в одной лодке, мы все невесты принца и только сейчас мы поняли, что ты на самом деле не хочешь стать единственной женой Юстава.

— Точно, точно, — Астари кивнула соглашаясь с сестрой.

— Послушай, — Сталия понизив голос приблизилась ко мне ближе, Лукра делала вид, что её здесь не было, но явно уходить не собиралась, — нашей семье очень важен этот союз с драконами, да они могут нас убить, но наши родные верят, и знают, что мы, одна из нас, сможет пройти финальное испытание.

— Сталия, — я посмотрела на девушку, что всё ещё держала мои руки, — это принц выбирает одну из нас, а не мы решаем меж собой, кого он должен выбрать. И я всегда говорила тебе и буду говорить, что не намерена становиться женой принца, это безумие думать, что кто-то добровольно захочет этого. Другое дело если он меня выберет, но повторюсь, я сделаю всё, чтобы не допустить этого.

— Мы прибыли из маленького поселения. Оно практически вымерло и наша семья единственная кто соответствовал критериям будущей невесты. Да, мы не настолько богатый как ты, у нас нет дорогих эксклюзивных нарядов, мы не носим украшений, да и вся наша жизнь не сравнима с тобой, — Астари вся сжалась от своих слов. — Мы решили с тобой не враждовать, а прийти к общему соглашению. — Она запнулась на полуслове.

— Мы хотим заключить соглашение.

— Подождите, — перебила их я, — я то с вами не враждовала и соглашения не собираюсь ни заключать, ни подписывать. Я не хочу продолжать эту дискуссию.

— Ты совершаете большую ошибку.

— Я так не думаю, — я вырвала свои руки из рук Сталии и поднявшись намеревался уйти от этого конфликта.

— Ты не можешь так поступать, — меня схватили за руку, — останься и дослушай то, что мы тебе скажем. Почему он постоянно подходит к тебе, чем ты его так привлекаешь? — Сталия просто шипела. Её лицо исказилось от злобы, глаза почернели, на лбу прорисовались морщинки.

— Да отпусти ты меня, — я вырвала руки, — отстаньте вы от меня.

— Давай разберёмся…

— ДА ОТВЯЖИТЕСЬ ВЫ ОТ МЕНЯ! — Мой крик эхом пронёсся по залу, настала гробовая тишина. Теперь все смотрели на меня. Постепенно я чувствовала как моё лицо пунцовеет. Я могла услышать как летит муха, если бы она летела здесь.

— Обещай нам.

— Не собираюсь я становиться его женой, обещаю.

Я вся кипела от злости. От того, что все на меня пялились, от того, что эти долбанутые сёстры наконец вывели меня из себя. От того, что сейчас я была не лучше этих сестёр, глаза горели от возмущение, руки дрожали, я была готова накинуть на Сталию Ритт, разорвать её, что так довела меня.

— Девушки, — к нашему столику подошёл Лиред. Только не это, неужели и он начнёт меня отчитывать.

— Что такое? — Лукра оставалась единственной из нас спокойной.

— Я должен сопроводить всех вас на следующее испытание отбора. Его долго готовили и вот пришло время.

Я облегчённо вздохнула. Я готова бежать на это испытание лишь бы не оставаться в одном помещении с этими девицами.

Лиред повёл нас в указанное место. Ритт не решались вступить со мной в споры при нём. Хотя глядя на их довольные лица, я могу сказать, что они добились своего. Выбили из меня обещание не доставать принца, да я и так не охотница поболтать с ним. Нужно им сказать, чтобы они добились от него такого же обещания у них это явно выйдет на отлично.

Мы вышли на улицу.

— Лукра, можешь занять на время этих, — я кивнула в сторону Ритт, — мне нужно поговорить с Лиредом. — Девушка кивнула и не теряя времени заговорила с ненавистными мне сёстрами. Они отделились от нас на значительное расстояние и плелись сзади.

Я никак не решалась начать разговор, но начать и поговорить с Лиредом надо. Окончательно разобраться во всём.

— Лиред, — он даже не повернул голову в мою сторону, — давай поговорим.

— О чём. — Серьёзный, холодный, такой не свойственны голос, выдавил из себя Лиред.

— Я люблю другого, не могу сказать кого, и я участвую в отборе, поэтому давай прекратим то, что даже не началось. И твой вчерашний поступок, ты сильно меня напугал.

— Я больше не чувствую к тебе ничего. А за вчерашнее прости, я и сам не осознавал, что делал. — Я услышала в его голосе нотки искренности. Неужели он так думал?

— Эмм, говорят вчера тебе сделали выговор?

— Да, слухи удивительная вещь. Я узнал, что один маг, который здесь присутствует, покидает особняк и встречается с кем-то за его территорией.

— Маг? — Неужели он следил не за нами? И может нас с Мелимом и не подозревают вовсе?

— Да, а ты слышала о ком то другом?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Нет, нет. — Поспешила ответить я.

— Хочу ещё раз извиниться за своё вчерашнее поведение. Всё так навалилось в последнее время и я неправильно понял тебя. Жаль не смог сам разобраться в этом и мне для этого понадобились твои удачные удары.

Я рассмеялась. Он тоже. Неужели между нами всё становилось по прежнему? Или прежнего и вовсе не было? Он слегка отстранился в общении, да это и понятно, но что-то мне в его поведении не давало покоя и я пока не могла понять что именно.

Мы шли по аллее уходя от стен особняка. Куда мы направлялись Лиред мне так и не ответил, только многозначительно улыбался.

— Сама скоро всё увидишь, — ответил он мне.

И я действительно скоро увидела.

Вдалеке стояла маленькая группа, к ней примкнули и мы.

Мы находились недалеко от входа в пещеру и скоро очередное испытание должно было начаться.

Я в нетерпении ждала начала испытания. Ждала когда нам объявят правила и мы сможем приступить к действиям. То, что оно будет происходить в пещере я не сомневалась и от этого только усиливалось моё любопытство, стремление поскорее начать.

Когда все девушки собрались, к нам подошли представители отбора. Ни самого принца, ни его отца я не заметила, может они всё ещё о чём-то разговаривали? Не знаю.

От представителей отбора к нам вышел пожилой мужчина. Он не стал долго разглагольствовать, а сразу перешёл к сути этого испытания.

— В этой пещере спрятаны три золотых ключа, каждая девушка, применив всё мастерство владения своей стихией, должна отыскать эти ключи. Вход в пещеру один, но с помощью сложнейшей магии каждая из девушек окажется в разных местах одновременно. То есть для каждой девушки, учитывая её магию, подобраны специальные испытания. Для водных стихий одни, для огненных другие и так далее. Мы будем ждать вас на другой стороне пещеры. Если не сможете отыскать ключи не теряйте времени и проходите дальше. Вы всё поняли?

Я кивнула. Вновь нас будут испытывать на владение своей силы. Но если раньше мы должны были суметь сочетать её с силой принца, то сейчас мы должны раскрыть себя, показать на что мы способны.

Я не сомневалась, что смогу отыскать ключи, с Идиной силой я совладала и могла управлять ею. Ну что ж, пора испытать себя!

По очереди невесты начали заходить в пещеру, я оказалась чуть ли не последней. Обернувшись я пожелала удачи Лукреции, но мой голос потух, как только я оказалась в темноте, её ответ отозвался тихим шёпотом.

Странно. Только сейчас я смотрела на лицо Лукры, позади себя, а теперь не видела ничего.

Я была в пещере. Мои глаза никак не могли привыкнуть к темноте и я оказалась слепа как крот. Слух еле улавливал отдалённые звуки падения капель воды.

Я чуть разнервничалась, моё дыхание участились и холодный воздух обжёг горло. Так, стоп. Кто только что просто желал оказаться здесь? А сейчас трусил как опадавший листок? Нет, только не я.

Мои руки постепенно нагревались и я, распахнув глаза в надежде моментально заметить ключ, вызвала вспышку.

Я взвизгнула от боли. От резкого света я потеряла зрение, и я, прикрывая веки, рухнула на каменный пол. Что это только что сейчас было? Передо мной будто молния пронеслась, а учитывая контраст яркости света и полной темноты не удивительно, что в глазах сейчас у меня плясали тысячи звёздочек.

Я, еле поднявшись, решила не использовать силу в полную мощь, а выпустить маленький, еле заметный, блик.

Следующая попытка увенчалась большим результатом, чем первая. Хотя ключ мной так и не был обнаружен я поняла в чём состоял подвох. Весь потолок, все стены пещеры сплошь состояли из зеркал. И в первый раз когда я сверкнула светом в ладонях именно это меня и погубило.

Моя сила здесь не поможет мне, она меня только погубит, но и сдаваться я не намеревалась. Есть же способ как пройти это испытание, иначе мне бы его не придумали.

Следующий блик ровным счётом не дал мне ничего. И последующий следующего тоже. Я начала отчаиваться. И это только первый ключ, а впереди их ещё два.

Выбросив все негативные мысли из головы я решила сосредоточиться на одном месте, а не пытаться охватить зал полностью.

Лишь с четырнадцатой попытки я смогла разглядеть маленькую кучку хвороста в дальнем углу пещеры. На ощупь, маленькими шажочками, я смогла дойти до неё больше не прибегая к своей силе. Глаза сильно болели от вспышек, а руки начало ломить. Ветки сухие, я бы даже сказала тёплые, лежали маленькой горкой. Я понимала что лучше всего мне следовало бы их зажечь, что-то типа факела, но таким чистым огнём Ида не владела, соответственно не владела и я.

Я взяла одну ветку и зажмурив глаза беспрерывно начала нагревать руки и выпускать вспышки. С третьей попытки я почувствовала как запрещал огонь. Ветка выпала из моей руки обжигая кожу, но я быстро её подняла чтобы она не потухла.

Я прошла по всей пещере несколько раз и только внимательно осмотрев все зеркала, все его рамы и края увидела маленький ключ висевший на шнурке на одном из зеркал.

Такой маленький и холодный. Я быстро надела его на шею чтобы не потерять. Взяла в охапку несколько веток чтобы заменить их, когда догорит предыдущая и отправилась дальше на поиски.

За одним из больших зеркал, в мой полный рост, я увидела проход.

Интересно как обстояли дела у других? Смогли ли участницы отыскать ключи? И может кто-то из них уже ждёт всех нас на улице под тёплым сентябрьским днём. А как обстояли дела у Лукреции? Эта девушка, с недавних пор, мне сильно нравилась. И мнение настоящей Иды о ней, совсем не сходилось с моим личным. Так, кто там ещё? Сёстры Ритт тоже были огневиками. У Сталии, могу поспорить, всё получается на ура, а вот её сестра Астари в предыдущих испытаниях провалилась. Мне оставалось только гадать, что сейчас проходят остальные.

Я прошла по не длинному коридору и оказалась в следующей пещере. Мой самодельный факел мне явно больше не понадобится. В этой пещере горело множество костров, на стенах висели настоящие факелы и я без лишней скромности отбросила горящую ветку.

Я огляделась, пытаясь понять в чём состояла суть спрятанного ключа. Дым, от костров, уходил в маленькие отверстия в потолке, на потолке я разглядела подвешенные на верёвках большие камни, проследив до начала верёвки я поняла всю загвоздку этого испытания.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Могу поклясться, что в одном из костров и был спрятан ключ, но мне усложнили задачу. Чтобы я не ворошила их по очереди и рано или поздно отыскала заветный предмет, организаторы решили не мелочиться на моей жизни. Верёвка державшая камни на потолке в скором времени должна была загореться, это я поняла по тому, что ровно под ней стояла чаша с чем-то, явно с каким-то горючим. И за время горения мне предстояло отыскать ключ или расстаться с жизнью. Вот только бы узнать сколько минут мне отведено, чтобы переворошить с сотню маленьких костров и больших затухающих кострищ.

Пока я размышляла о своих действиях, как по волшебству и по моему предположению, верёвка загорелась.

Огонь — живая ревностная субстанция не терпящая чужих инородных вторжений. Ключ и был тем самым вторженцем. Мне только следовало понять где спрятано то, что я ищу. Где огонь костра негодует.

Я закрыла глаза, сосредоточилась, стараясь не думать о горящей верёвке и о последствиях, вздохнула горячего воздуха и открыла свой источник силы. Он должен был помочь мне. Внутренний огонь Иды, что хранится в душе вырвался наружу.

Голова закружилась и от едкого дыма, не успевающего улетучиться наружу, защипало в горле. Я закашлялась, но не прекращала управлять огнём, что так тщательно искал ключ.

— Десять… девять…

Паника охватила меня. Начался обратный отсчёт. Стоит ли мне оставаться или лучше бежать?

И когда я сделала шаг намереваясь уйти от гибели ближайший ко мне костёр вспыхнул и тут же потух.

— Восемь…

Не теряя ни секунды я схватила факел и разворошила им то что не успело потухнуть.

Ключ лежал ровно по середине, закопчённый, весь в саже.

Я схватила его и побежала в следующую, последнюю пещеру.

Я успела как раз вовремя, стоило мне забежать в эту пещеру как сзади раздался грохот упавших камней. Я облегчённо вздохнула. Повесила второй ключ на шею и осмотрелась вокруг.

Не удивительно, что организаторы готовили это испытание больше двух недель. Нас, невест, они совсем не жалели. Водные девушки вообще могли утопиться, а ветровые? Их сдует? Когда выйду отсюда, если выйду конечно, нужно обязательно спросить их про их испытания. И где они находились сейчас? Если я сотворила такой грохот, то неужели они не услышали? Ведь я ничего подобного не слышу с их стороны.

Я отогнала мысли. Нужно поскорее закончить.

По середине пещеры, извиваясь, рекой текла лава. И я уже знала, что ключ, этот негодник, находится где-то на её дне и именно мне предстояло его как-то выловить.

— Несите удочку. — Мой истерический голос отозвался эхом от потолка. Я засмеялась. Да, на мне явно сказывались отголоски предыдущего задания.

Я чуть успокоившись принялась за поиски. Чем быстрее я его найду, тем быстрее я отсюда выйду. Увижу наконец дневной свет, что сейчас так недоставал мне.

Огонь Иды, что помог мне в предыдущем задании никак не мог помочь в этом. Лава текла тихо, монотонно.

Уже битых полчаса я не могла придумать как мне совладать с лавой. Ну не вычерпывать же её руками в самом деле!

И когда я свыклась с мыслью, что этот этап я не смогу пройти и мне стоило бы наконец завершить свои жалкие попытки, я осознала, это казалось просто естественно, что смогу справиться и с этим заданием.

Нужно не подчинить себе жаркий поток, не пытаться найти лазейку в его течении, а стать им. Стать единым целым с лавой. Будто она это часть тебя, а ты часть её. И когда я поняла эту крамольную истину всё оказалось простым, слишком простым.

Через несколько минут третий ключ был у меня в руках. Мне пришлось повозиться пытаясь, управляя лавой, обтечь и, в общем-то, показать сам ключ, а уж его взятие было дело техники.

Довольная и счастливая я оглянулась ища выход из этой тёмной, сырой, такой холодной и неприветливой пещеры.

Я его тут же нашла и повесив на шнурок последний, третий, ключ, вышла на улицу, закопчённая, в саже, вся пропитанная едким дымом, но счастливая и довольная.

В двадцати метрах от выхода я увидела длинный стол. За ним сидели, в ожидании участниц, представители отбора, принц, король и Мелим. Его я разглядела более отчётливее, чем всех остальных. При моём выходе они встали и направились ко мне. Видимо, я вышла самой первой. Принц был самым счастливым, отбиратели строчили в блокнотиках, а я просто дышала свежим воздухом, щурилась от дневного света и улыбалась во все тридцать четыре, или сколько там у меня, зуба.

— БЕРЕГИСЬ! — Взволнованный голос Мелима разорвал тишину.

С неба на меня обрушился огненный смерч и окутав стал уносить в высь.

Я закричала нечеловеческим голосом. Кожу опалило, волосы загорелись, воздух полностью исчез из моих лёгких. Я не могла вздохнуть.

Я умру?

Воздухом я не владела, в своей семье я лишена этой способности, но вот огонь, блеск Лаиды мне подчинялся. Я вложила все, просто все свои силы, без остатка, в руки и попыталась втянуть огонь в ладони.

Огненный вихрь хлестал по щекам, ресницы и брови полностью опалило, что происходило на голове я не могла понять, да мне было и не важно, сейчас.

Главное я поняла, что моя задумка увенчались успехом, но …

Огонь исчез будто его и не было, воздушный смерч остался только в воспоминаниях и я падала с высоты птичьего полёта.

Я умру?

Я падала с неба не в силах что-либо предпринять. Я чувствовала, что моё падение мгновеньями замедляется — это Мелим пытался меня удержать, но у него ничего не выходило. Когда до земли оставалось чуть меньше пятидесяти метров король материализовал свои большие кожистые драконьи крылья. Он взмыл навстречу мне и успел меня поймать, прежде, чем я свалилась на землю.

Обугленной головёшкой я прижалась к нему не в силах вымолвить и слова.

— Лекарей, скорей. — Разнёсся по округе его зычный голос.

Возле нас засуетились, я была не в силах даже пошевелить головой. Моя кожа пылала изнутри.

— Спасибо. — Я прохрипела слова благодарности, попыталась улыбнуться, но скривилась от боли.

Надо мной, несколько лекарей, совершали свои лечащие взмахи руками. Так приятно. Жар прекратился, его сменил охлаждающий, дающий силы ледяной поток, вскоре и он исчез оставив после себя приятное ощущение пульсирующей энергии.

Пока меня приводили в себя король, довольно громко, на повышенных нотах, выяснял, что собственно произошло. Свои крылья он убрал и на миг я подумала, взглянув на его лицо, что он постарел на пять лет, так сильно изменилась его внешность. Я увидела более глубокие морщинки, чем они казались раньше, его лицо чуть потемнело, а под глазами образовались тёмные круги. Надеюсь в скором времени он восстановит силы и придёт в себя.

Мелим говорил, что они не могут летать, что полёты отнимают у них слишком много сил. Но король не щадя себя спас меня. Если бы не он, я бы не лежала на земле, не смотрела как Юстав третий рвёт и мечет.

Когда меня окутал огненный смерч, в первое мгновение, я подумала, что наступило четвёртое испытание, бонусное, но слыша крики короля и оправдания его подданных, я понимала, что никакого четвёртого испытания и не было, и мои невероятные полёты дело рук, не очень хорошо ко мне относящихся, личностей или личности.

Лекари поколдовали ещё с минуту и убедившись в своей работе ушли. А я так и осталась лежать.

— Она вобрала в себя воздух. — Молодой отбиратель, видимо, решил ускорить гнев своего короля переведя разговор на другую тему.

— Орхор, вы в своём уме? Она огненный маг, как она могла впитать воздух?

— Но, мой король, я видел это собственными глазами. — Юноша покраснел он замечания.

— Ты видимо ошибся, перепутал. Когда она падала, она ладонями вбирала огонь, но никак не воздух. — Перебил его другой отбиратель.

— Лаида, ты в порядке? — Ко мне склонился Мелим. Он нежно поправил прядь волос, видимо лекари и внешность привели мою в порядок, и погладив по щеке моментально убрал руку.

Я всё ещё лежала на земле, боясь подняться, боясь, что меня от одного неправильно движения снова скрутит от боли, но медленно сжав ладонь в кулак, я не почувствовала никакого дискомфорта.

— Думаю да. — Я посмотрела на своего запечатленного, ещё никогда раньше я не хотела оказаться с ним наедине под его защитой, как сейчас. — Помоги мне подняться.

Он протянул мне руку и опершись о неё я сумела безболезненно встать. Пока никто не видел, из-за возникшей суеты, Мелим, на секунду, обнял меня крепко, но нежно. Будто он прочитал мои мысли, мои желания.

— Мелим, отведи девушку в её спальню, раз уж ты стоишь рядом с ней, и обеспечь ей безопасность. Никто не знает где находится тот, кто всё это провернул. А нам нужно продолжить испытание. — Король окликнул Мелима, тот кивнул и взяв меня под руки, помогая идти, повёл прямо в мою комнату.

— И кому понадобилось так поступать со мной? — Единственные мои соперницы, кто бы смог это сделать, сёстры Ритт, находились в пещерах, они не успели выйти и не могли этого сделать. Больше предположений у меня никаких не было, на них мои недруги заканчивались.

— Сам не знаю, но надеюсь мы разберёмся во всём.

Прежде чем я зашла в свою комнату Мелим осмотрел её, проверил все помещения и убедившись в безопасности вышел. Мимолётный поцелуй коснулся моих губ.

— Думаю король разрешит мне сопровождать тебя некоторое время, пока мы не найдём виновника, для твоей безопасности. — Он поцеловал мою руку и удалился, я же осталась смотреть на закрывшуюся дверь.

В своей комнате я просидела до вечера. День близился к завершению и я просто уже не могла находиться в четырёх стенах.

Я так не играю. С этим нужно что-то делать, а запереться в своей комнате и не выходить уму не постижимо.

Я и не знала чем ещё я могла себя занять. Как только меня привёл Мелим, я приняла ванну, сменила платье, надев ярко синее, лёгкое, развивающееся с серебрянной окантовкой по падолу, служанка помогла мне забрать волосы в высокую причёску, я понаблюдала чем занимались маги и драконы за столиками под моим балконом. Проходила по комнате кругами сотню раз. Оставалось залезть на стену и завыть.

Интересно как Лукра прошла испытание? Не долго думая, я наплевала на своё уединение, тем более мне никто не говорил оставаться в ней до конца жизни. Придумала сама себе проблему. Вот ведь.

Лукрецию, и остальных девушек, я нашла в библиотеке. Все они устроились на диванчиках и рассказывали друг другу о том, как прошли их испытания.

— О, привет, тебя что-то не видно совсем. — Лукреция подвинулась уступая мне место, она лучезарно улыбнулась. — Нам сказали, что после прохождения тебе стало плохо и тебе разрешили уйти не дожидаясь нас.

— Да, у меня что-то голова, совсем, разболелась. Вы говорите про испытания?

— Да, у тебя какие были?

— Первая пещера состояла сплошь из стекла и когда я применила свою магию, я чуть не ослепла, но сориентировавшись, я смогла сотворить огонь, вторая была наполнена кострами и там ещё горела верёвка державшая камень на потолке, — прикрыв глаза я содрогнулась, там, в пещере, всё казалось таким естественным, таким само собой разумеющимся, что все препятствия, которые, меня окружали не вызывали никаких вопросов, но сейчас, когда я описывала своё прохождение, я бы ни за что не прошла бы эти испытания повторно, — а завершилось всё в пещере с рекой-лавой.

Помедлив я сделала глоток чая из чашечки, что так любезно принесла одна из девушек.

— Ты сумела достать все три ключа? — Сидевшие вокруг меня девушки удивились.

— Ну да, а вы разве не все принесли?

— Я только один. — Лукра поморщила нос. — Задания оказались такими сложными, что я не рискнула проходить их. — Я вопросительно вскинула брови. — Первым для меня испытанием сделали большой, просто огромнейший, костёр, его я еле-еле потушила, затем, не знаю как они сумели, множество огоньков заключили в лёд, я долго искала нужный, начала его растапливать, но не смогла закончить, потолок задрожал и с него полетели сталактиты, я так перепугалась, что еле унесла ноги, так и не сумев достать ключ, а в третьей пещере меня ждала Мантикора, — на миг Лукреция застыла и скривившись продолжила, — я так за свою жизнь ещё ни разу не бегала. Я от неё, она за мной, но когда она загорелась тут я решила делать ноги. Как же я визжала, — девушка хихикнула, — только выбежав на улицу я поняла, что она не настоящая.

Вот это да. А я про свои испытания переживала.

У остальных оказались более или менее похожие испытания. Первое лёгкое, относительно конечно, второе посложнее на время, третье — самое сложное. Кому-то, как и мне, нужно было взывая новые силы управлять сложнейшей огненной субстанцией, а другим, как и Лукре, доставались животные.

В этот вечер я полностью расслабилась. Мы с девчонками шутили, делились впечатлениями, предполагали, что же нас ждёт дальше, строили планы как сложится наша жизнь после, если нас не выберут и попросту классно проводили время.

Я выяснила, что помимо меня три ключа сумела принести Астари, видимо, если девушка не нервничала у неё всё выходило на ура. Её сестра, Сталия, добыла два ключа.

После отбора король поблагодарил всех за выполненное испытание. Он так же похвалил некоторых девушек, в том числе и меня, и предложил всем отдохнуть.

— Прикольный дядька. — Заключила девушка сидевшая напротив меня. — Если бы не смертельная опасность с ним все бы жаждали породниться.

На секунду моя голова закружилась, в это мгновенье, я практически выронила чашку, но всё обошлось. Я сделал очередной глоток, от чая голова прояснилось и я продолжила слушать девушек.

Так мы просидели несколько часов. Взглянув на время, я решила отправиться в свою комнату готовиться ко сну. Некоторые последовали моему примеру.

— Ты идёшь?

— Нет, я ещё посижу. — Лукра многозначительно подмигнула и я поняла, что у неё намечается встреча с тем драконом, что я так часто стала видеть рядом с ней.

Я вышла из библиотеке, на душе стало спокойно и, я бы даже сказала, празднично. Моё настроение заметно поднялось.

Так продолжалось несколько шагов. В голове помутилось и я прислонилась к стене, чтобы не упасть.

Как нельзя кстати ко мне подплыли сёстры Ритт.

— Мы тебе поможем. — Вызвалась одна.

— С тобой явно что-то случилось. — Отозвалась вторая.

Я мотнула головой в знак несогласия.

— Не нужно. — Еле прошептала я.

— Девушка, с вами всё в порядке. — Мимо проходящий маг остановился. Я хотела кивнуть, но моя голова меня не слушалась. А язык еле ворочался во рту. Даже если бы я что-то и произнесла меня явно бы не поняли.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Не волнуйтесь, мы её проводим, она наша подруга.

Подруга? Мне такая дружба не нужна.

Мужчина приняв слова девушек за правду ушёл своим направлением.

— Что вы делаете? — Еле выдавил я.

— Скоро узнаешь.

Голова раскалывалась, а сознание уносило куда-то, может быть в страну забвенья.

Они волокли меня всю дорогу. Одна с одной стороны, другая с другой стороны от меня. Я еле шевелила ногами. Каждые пять минут я отключалась, но они знатно меня трясли, и только после этого, я частично приходила в себя.

Тело всё отяжелело, веки меня не слушались, и я просто их закрыла, чтобы не тратить силы. Я уже не старалась вырваться, перестала сопротивляться и хотела только одного, чтобы они отставить меня прямо здесь.

— Скоро, скоро всё закончится, — забормотала одна из них.

Я перестала различать их голоса, потеряла счёт времени, меня уносило вдаль и я не могла помешать этому.

Я почувствовала, что мы остановились, затем различила знакомые запахи цветов. С какой стати им пришло в голову приводить меня в мою же комнату?

Меня кинули на кровать. Я почувствовала мягкую перину под собой.

И прежде чем я окончательно отключилась, я услышала:

— Скорей снимай с неё кольцо!

— Надеюсь он прав, иначе мы крупно вляпались.

Я проснулась когда за окном давно наступила полночь или только близилась к ней. Сколько я пролежала на кровати, определить я не могла.

Луна освещала небосвод, звёзды зажглись на небе. Я подошла к балкону и не поняла, что произошло за последние пять минут. Только что я болтала с девчонками об пещере, а сейчас смотрела на темноту ночи из своей комнаты и понимала, что что-то явно здесь не так.

Как я здесь оказалась, почему у меня так рассказывается голова. Почему, в принципе, ночь на дворе? Что? Кто-то ускорил время?

"Скорей снимай с неё кольцо". Я ахнула от ведения. Голова загудела, отозвалась воспоминанием. Я же должна выйти на улицу, продлить облик Иды. Я дотронуться до кольца. Его на месте не оказалось.

Чёрт! Сёстры. Эти помешанные девицы.

Ход событий вереницей возникал в голове. И то как мне услужливо поставили блюдце с чаем и то как подливали напиток. Всё становилось на места.

Я припомнила как меня тащили по коридорам, как ехидно смеялись и шептали мерзости на ухо. Но откуда они узнали? И взяли у меня именно моё кольцо? Ладно с этим я потом разберусь, сейчас у меня заботы поважнее.

Моё кольцо было утеряно, точнее украдено, и что сейчас мне делать я пока придумать не смогла. На ватных ногах я добралась до кровати и рухнула на неё не в силах справиться со своим телом.

А тело то уже моё или всё ещё Лаидино?

Я провела по волосам. Щелковистые завитки никуда не делись — значит паниковать мне ещё рано.

Нужно действовать пока не поздно.

Я решила не медлить и пойти прямиком к комнатам Ритт. Открыв дверь я удивилась. За всё время пребывания здесь, в ночное время, когда я вынуждена была выходить на улицу, факелы никогда не освещали коридоры. Сейчас же они горели ярким пламенем, услужливо озаряя пространство. Тем лучше для меня.

А где живут эти ехидны? К ним в гости я никогда не приглашалась и соответственно где они располагались я не знала, но я знала, что они частенько шпионили за мной и знала в какую сторону они уплывали после поимки с поличным. Именно в этом направлении я и пошла.

Через несколько поворотов я увидела быстро удаляются фигуру. Я так много раз видела спину Сталии, но узнала её с первых секунд.

— Эй, постой. — Я окликнула её и услышав мой голос она побежала.

Побежала и я.

Нехиленький такой забег, по спящему особняку, у нас получался.

Посмотрев на кожу руки я видела, что вот-вот она насчёт лопаться. Время совсем поджимало. Я прибавила темп, но Ритт не спешила сдаваться. Кажется я различала её заливистый хохот. От услышанного мною мороз пошёл по коже. Мы что в догонялки играем?

Я напряглась и сконцентрировавшись, как позволял мне мой бег, направила ладонь на Сталию. Из моей ладони вырвался свет, но бегущую впереди девушку, не задел. Вот досада. Зато, он точно в цель попал в один из сверкают доспехов. Хохот Ритт превратился в визг боли. Она упала, несколько раз перекувыркнулась, но тут же вскачила и побежала дальше.

Да что же это такое.

Рука начала трескаться, местами, это портило всю ситуацию. В отчаянии я прибавила темп.

Я довольно давно задыхалась, но самое важное, я ещё не достигла желаемого.

Девушка скрылась за очередным поворотом.

Со всех сил я влетела в него. Пробежала мимо принца и врезалась в короля — Юстава третьего.

От столкновения я отлетела и упала на пол.

— Сейчас вы сами всё увидите. Вот сейчас, сейчас. — Визжала Астари Ритт.

В коридоре, в хорошо устроенной ловушке, меня ждали все. Попросту говоря — все.

Мадам Локвуд недовольно дёргала очками и кривила губы, принц, будто его только что подняли с постели, зевал и скрещивал руки на груди. Король, собранный и довольно сердитый, видимо его так же оторвали от важных дел, вопросительно смотрел на сестёр. Лиред не смотрел в мою сторону и изучал картины на стене. Да, такой удивительный, просто любопытнейший, натюрморт из горы яблок.

— Девушки, и что же должно произойти такого, что вы заставили меня сюда явиться. Если это какой-то розыгрыш, я не стану это терпеть. Только из-за того, что вы участницы, и что вы так настаивали я согласился быть здесь.

Я сглотнула. Моего преображения пока никто не замечал, но я чувствовала, как мой облик вырывался наружу. Я задрожала. Вся.

Что сейчас будет, только одной судьбе известно.

Я посмотрела вокруг. Только одного существа здесь не доставало мне. Мелима. Интересно где он сейчас? Хм, он говорил, что меня казнят в наказание всем. А он будет присутствовать при этом?

— Вот, смотрите, это происходит.

Король резко наклонился ко мне, и схватив за предплечье, с силой поднял на ноги.

Он внимательно смотрел на изменяющуюся кожу, в его хватке, я только попискивала, я старалась не дышать.

Бежать?

Не имело смысла. Моё сердце бухало в груди. Меня всю трясло под пристальным взглядом короля. Он продолжал держать меня, крепко вцепившись в мою плоть. Принц, наконец, оторвался от своих дум и так же уставился на мою кожу.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Представление началось.

Большая трещина пошла по моей шее, она достигла скулы и разошлась с натужным треском. Я чувствовала как кожа Иды, что так долго была на мне, испарялась. Она слетала с меня кусками и рассыпалась на пыль в воздухе. Я чуть уменьшилась в росте, и платье в груди мне стало маловато. Белоснежный волосы исчезли, на их месте появились мои собственные — каштановые.

Пяти минут хватило, чтобы я стала собой.

Сёстры Ритт от экстаза прыгали на месте как зайчики и хлопали в ладоши. Принц разинул рот, чуть ли не до подбородка. Мадам Локвуд чмокала, её глаза наливались кровью и я не знала кого мне бояться больше короля или её. Лиред лишь раз скользнул по мне своим ровным взглядом и снова обернулся к картине.

Король ещё сильнее сжал моё предплечье, раздался треск костей, я взвыла от боли. Он тряханул меня как следует. По щекам потекли непрошеные слёзы.

— Да как ты посмела! — Он занёс руку для удара.

— ОТЕЦ, НЕ ТРОГАЙ ЕЁ! — Прокричал Мелим и встал между нами.

Глава 12

Для меня всё слилось в одну картину. И то, как Мелим загораживал меня собой, и то как король смотрел на него. Мелим сказал слово "отец". Он так назвал короля? Логическое объяснение напрочь ушло из головы и я думала, зачем он так поступил, зачем так обратился к королю.

— Отец, — вот, снова, я выплывала из раздумий будто из тумана, мой мозг начал соображать и я, теперь, смотрела то на спину Мелима, то на лицо, часть лица, короля, — мы можем поговорить?

Мелим попытался отнять руку короля от меня, но тот не поддался. Затем, для меня, всё начало стремительно вращаться. Король отпихнул Мелима и потащил меня в подвал, видимо в свой кабинет. Он чуть приостановился:

— Вы оба за мной, а вас попрошу удалиться до выяснения обстоятельств.

Мелим с Юставом четвёртым не заставили себя долго ждать. Но я, по крайней мере слегка, ликовала, когда увидела как слетает восторженные улыбка с лиц сестёр, как Лиред внимательно, как нашкодивший кот, уставился на Мелима, на сына короля.

Всю дорогу до кабинета мы шли молча, король продолжал меня держать, будто боялся, что я испарюсь, стоит ему только меня отпустить. Юстав, младший принц, бурчал себе под нос негодование. Словно его значимость в этом отборе угасла, во всяком случае, в его представлении.

Зайдя в свой кабинет король швырнул меня в кресло, около дверного проёма мгновенно появилась стража, а сам закрыв дверь запечатал её магией. Я видела как она начала светиться, стоило ему шепнуть заговор.

— Так ты отменил свою помолвку с дочерью одного из пяти моих главных советников из-за неё? Ты с ума сошёл.

— Я не стану сейчас распространяться о своих доводах по этому поводу, но да, ты прав, это из-за неё.

— Она моя невеста. — Встрял в разговор Юстав. — Пап, я был против его присутствия здесь, так почему он тебя не послушал, почему не подчинился. Так не честно.

— Она лишь одна из твоих невест, только и всего. Ты ещё многое узнаешь о не честном в своей жизни. — Заметил Мелим. — Если доживёшь, если сумеешь пройти отбор и выбрать правильную девушку, а иначе век тебе куковать в камне.

Юстав округлил глаза от ужаса. Он быстро посмотрел на меня, ожидая моей реакции, но я знала о чём они говорят и вмешиваться в их диалог не собиралась. Король строго посмотрел на своего среднего сына.

Да они совершенно не похожи. Как у короля мог получится такой не похожий на него сын? А может Мелима усыновили и он об этом не знает? Их внешность разительно отличалась. Вот Юстав, вот он истинный сын отца, его полная копия. Чёрные смоляные волосы, осанка, даже походка и та схожа. А серебряные слегка длинные волосы Мелима так не походили на отцовские, и осанка и цвет глаз. Да абсолютно всё.

Если бы мне кто сказал, что Мелим сын короля, то я бы над ним посмеялась.

— Что ты такое говоришь, — вскричал Юстав, — эта тема не для этой комнаты.

Интересно как он меня только что оскорбил, а так ухаживал за мной, так искал встреч, а стоило всплыть общей драконьей тайне, то всё — мне не место в этой комнате.

— Можешь не скрывать этой темы, она всё знает.

— Что? Да как ты посмел. Отец, — принц, младший, резко развернулся к королю, — его срочно нужно отослать домой.

— Юсти, братишка, так ты разговариваешь со старшим братом? Нехорошо. Жаль мамы нет с нами, она бы тебя усмирила.

Стоило произнести Мелиму последние слова, как Юстав без предупреждения кинулся на него.

От неожиданности я взвизгнула, я вскочила со своего кресла, но король махнул рукой, сказав мне чтобы я не вмешивалась, видимо подобное случалось не в первые.

Смотря как огонь пытается совладать с воздухом, я поняла, что братья не дружили. Сквозь вой ветра и треск огня я различила еле слышные всхлипы Юстава, мурашки пошли по телу, когда я увидела его заплаканное разгоряченное лицо.

— Не смей говорить о маме, ты не дал мне с ней попрощаться, и теперь ты не достоин её памяти в моих глазах.

Мелим поднял руки в знак примирения. Схватка быстро закончилась, как и началась.

А я стала свидетелем ещё одной тайны драконов. Тайны для меня.

— Кто ты такая? — Король устал смотреть на своих отпрысков. — Где настоящая Лаида, как давно ты здесь, отвечай!

Я затихла как мышь, вот и настала моя очередь отвечать на вопросы.

А что мне ответить? Сердце застыло в груди, дыхание замедлилось, я уставилась в одну точку и не двигалась. Стратегия глупая, но я пока не знала, что мне делать. Сказать правду? От меня избавятся. Соврать? От меня избавятся. Попытаться убежать? Не получится. Идиных сил я лишилась, своих у меня не было, дверь находилась под охраной магии и стражников и я не предполагала, что из этого опаснее.

— Давай начнём с простого, как тебя зовут? — Король видя моё состояние сжалился надо мной.

— Магдалия.

— Откуда ты?

Ответить мне не удалось. За дверью явно что-то происходило. Затем на мгновенье всё затихло, а потом…

Дверь вышибли и она, под клубами пыли, врезалась в противоположную стену. В комнату неспешно вошли мой дедушка, в своём синем потрёпанном сюртуке с рядами медалей, мой отец, который, стоило ему войти, залихватски мне подмигнул и мой брат, весь взъерошенный, запыхавшийся, но такой довольный, что мой рот сам распался в улыбке.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Голубчик, — обратился дед к королю, — что это собирались вы сделать с моей внучкой?

Король внимательно посмотрел на моих родственников, затем перевёл свой взгляд на меня, потом обратно. И так несколько раз. Я не мешала его мозговой деятельности, сама с интересом наблюдала за его реакцией.

— Ты Язером? — После минутного молчания спросил меня король.

— Да.

Скрывать не имело смысла и я ждала своей дальнейшей участи. Мои родные придавали мне сил, будто камень, находящийся на моих плечах долгое время, упал в одночасье и я смогла задышать полной грудью.

Король всё ещё внимательно смотрел на меня. Через секунду, ожив, он прошёл к столу и сел в кресло.

— Присаживайтесь, — он махнул на диванчики у двери, выбитой двери, — разговор предстоит долгим.

Мои родные не стали возражать и удобно разместились на местах.

— Знаешь ли ты, — король упёрся локтями в стол и положил подбородок на сплетенные руки, — что твой дедушка оказался самым благоразумным магом, из всех, на войне, в которой вы проиграли?

Я удивлённо заморгала.

— Он, по сути, сдался врагу, но лишь в тот момент, когда точно знал, что его страна проиграла. Тем самым он спас всех своих подчинённых, он упал в глазах всего народа, но они оказались слишком глупы, чтобы понять его поступка. Пожертвовать собой ради других — это дорогого стоит. И ты оказалась его ближайшим потомком. Удивительно.

Такой похвалы от короля я не ожидала. Гордость за дедушку поднималась в моей груди. Теперь я не относилась к нему так категорично, как раньше.

Я переключила своё внимание на остальных. Мелим значительно волновался, что не скажешь о младшем принце, тот изучающе осматривал меня, брата, дедушку, отца, а затем опять меня.

Я различила еле заметную гримасу злости, раздражения, сейчас он осознавал, что я водила его за нос всё это время. Будто прочитав мои мысли он спросил:

— Как долго это продолжается? — Хорошо хоть не скрежещет зубами.

— Всё время.

— И ты на протяжении столького времени обманывала меня?

— Принц, я обманывала не только вас, но и всех остальных.

— Не лги мне. — Он вскричав вскочил с места. — Ты почему-то сказала моему брату. — Возмущённо закончил он.

— На то были свои причины.

— Не забывайся, ты моя невеста.

— Ваша невеста не я, а Лаида, которую я заменила.

— Твоя выходка не останется без внимания.

— Выходка Чёрных драконов тоже, — вспылила я, — сказали бы раньше о испытаниях, то может девушки сумели его пройти, если бы знали, что не умрут в конце. Напустили тумана, а нам расхлёбывай. Нужно было лучше следить за своим камушком.

— Мы проявили доброжелательность к пришедшим магам, они показались мне вполне радушными и мирными, кто же знал, что они явились с явной целью украсть камень? — Король возвысил голос над нашими.

Я замолчала не зная, что ответить, принц также не решился раскрыть рта.

— Мы пришли забрать её. — В наступившей тишине произнёс мой дедушка. — Если мы всё выяснили и решили, то нам пора отправляться назад, домой.

Король кивнул и я чуть не вскочила от облегчения. Я отправляюсь назад. Наконец, снова, увижу Даллу, пройдусь по дому, по знакомым местам закоулков. Сердце забилось в предвкушении. Я отправляюсь домой, а не на эшафот, что могло ещё быть лучше?

— Только ответь мне на один вопрос, — задумавшись произнёс король, — откуда у тебя это кольцо? — Порывшись в кармане он достал моё колечко и положил его на стол перед собой.

— Это мамино.

— Это кольцо из нашего мира, выкованное многими сотнями лет назад, подвластное только нашей силе, так как получилось так, что ты смогла им пользоваться? Они, ведь таких колец не мало, были утеряны, и вот я вижу его перед собой.

Я сглотнула. Ничего в голову не приходило, да и придти не могло.

— Я нашла его в маминой шкатулке драгоценностей и случайно поняла его свойство. Как у меня получилось владеть им я не знаю. — Шепча закончила я свой ответ.

Драконье кольцо у моей мамы наталкивало меня на определённые вопросы, вполне конкретные, понятные и логичные.

— Дорогая ты не знаешь, тебе я не рассказывал об этом, — начал мой отец. Что? Моя мама была драконом? Этого не могло быть, — нет, нет, — поспешил продолжить папа, видя моё лицо, — она не являлась драконихой и никто из её рода не связан кровью с драконами. Просто ты родилась не совсем так, как мы думали.

— Что? — Я не совсем понимала, что он говорил.

— Твоей маме взбрело в голову отправится к подножию гор, которые разделяли наши территории и владения драконов, я так её любил, что не смог противиться её желанию. Она толком не спала несколько недель, будто её всеми силами влекло туда. До твоего рождения оставалось чуть больше месяца и я решил, что тебе ничего не грозило так как до твоего появления оставалось ещё достаточно времени.

До гор мы добрались быстро, всю дорогу твоя мама была в приподнятом настроении, но только она ступила на нейтральную землю, как у неё начались схватки. Вокруг никого, мы одни и я подумал, что я полный глупец раз решил потакать жене на таком большом сроке. Я кричал, носился вокруг, но ничего не мог сделать.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Видимо меня услышали, так как вскоре, на безлюдном месте, появилась какая-то старуха и так всё хорошо сложилось, что она сумела принять роды. Я хотел заплатить ей, но она не согласилась и протянула лишь это кольцо, сказав, что за плату возьмёт то, чтобы я оставил его себе. Так и получилось.

Уехали смотреть горы, а приехали домой с тобой. Твоя мама никогда не рассказывала тебе об этом, потому что вскоре случилась война и связь с драконами стала считаться высшей степени предательства.

Я кивнула. Этого я не знала. Ситуацию моего рождения. Так странно и так необычно.

Король крутил в пальцах кольцо и кивал, похоже он поверил папиному рассказу.

— Не хочу больше вас задерживать. Если мы во всём разобрались, то мы пойдём. — Поднимаясь произнёс дедушка.

— Хорошо. — Король в очередной раз кивнул и я встала.

— Она моя запечатленная.

— Она будет участвовать в отборе, она моя невеста.

В один голос крикнули Мелим и Юстав четвёртый.

Приехали. Такого поворота я не ожидала и не думала, что оба принца скажут свои веские слова, когда я избежала своего наказания и, целая и невредимая, была отпущена домой.

Мелим и Юстав смотрели друг на друга. Младший принц с детской дерзостью, с неким вызовом, готовый в любую минуту разразиться нескончаемой тирадой, Мелим же держался спокойно, сдержанно.

— Что значит запечатленная? — Осведомился отец.

— Это значит, что сама судьба свела нас вместе. Подобное явление долго объяснять, но факт остаётся фактом. Она моя.

Юстав фыркнул.

— Это полная чушь, — юноша скрестил руки на груди, — ты её не достоин, полукровка. И она не могла, просто не могла, сойтись с тобой. Ты ошибся и задурил девушке голову. Лаида, точнее, — принц задумался вспоминая моё настоящее имя, — Магдалия, не верьте всякому его слову, в нашей семье он слывёт обманщиком и поэтому мы стараемся чтобы он не выходило в свет. — Юстав четвёртый улыбнулся, источая своё дружелюбие.

— Я, пожалуй, соглашусь с этим молодым драконом, — мой отец протянул меня к себе, боясь отпустить.

— Почему? — Я не верила своим ушам, и всё, что я смогла сделать это отстранить от родного человека. Я не понимала, совсем, что он пытался сказать мне этими словами. Он его совершенно не знал, но заочно высказал ему приговор и решил, что всё что сказал сейчас Мелим полный бред. Но в глубине глаз отца, я заметила явно скрываемую тревогу. Она пронеслась мимо и тут же исчезла. Он вновь подошёл ко мне и сильно сжал мою руку, стараясь чтобы я не оказалась рядом с Мелимом.

— Я думаю, что тебе не следует продолжать общаться с этим драконом, — с лёгким нажимом в голосе произнёс мой папа, я в недоумении захлопала ресницами.

— Я не понимаю, — не унималась я.

— Да что тебе не понятно? — Вскричал отец. — Он погубит тебя, а ты уничтожить Ярит.

Отец, отпустил мою руку и зашагал по комнате. Он явно нервничал и старался унять свой пыл. Дедушка кряхтя уселся на диванчик, а брат так и оставплся стоять около дверного проёма.

Король внимательно наблюдал за ходом ситуации. Похоже слова отца его нисколько не удивили. А в моей голове огнём в сознании выжигалась фраза "Ты уничтожишь Ярит". Да как бы я смогла?

Здесь все посходили с ума. Я начала злиться, Мелим выдал нашу тайну не на шутку испугав отца, Юстав предъявил на меня права, хотя нисколько не был этого достоин, дедушка в своей обычной манере не вмешивался, брат хотел вмешаться, но не стал перечить отцу, я оказалась втянуть в немыслимые противостояния.

— Старуха, — будто выплюнул, а не сказал, прошипел отец, — это всё она. Я долго размышлял над этим событием и всё сводится к этому. Она явно была драконихой, с беззубым шамкающим ртом, вполне дружелюбная, но такая отталкивающая, я нутром чуял, что что-то не так. Она оказалась как некстати полезной нам. Ну вот как, скажи мне, первое попавшийся существо оказалось именно тем, кто тебе нужен был больше всего на свете? Она приняла роды, отдала кольцо и произнесла: "Один из воздушных драконов погубит дочь Язером, а погубленная дева разрушит мир Ярит до основания". — Отец замолк.

— Я предупреждал тебя, чтобы ты не пускал её в эту авантюру? — Дедушка не смог молчать. — И что мы сейчас видим, наша девочка встретила того, кого не должна была встречать. Запечатление. Это же курам на смех. Впрочем, — он поднялся, — мы довольно долго пробыли здесь, пора и честь знать. Мы уходим.

— Король, — Юстав четвёртый встал на колено перед своим отцом, — я прошу вас принять, в наказание за подмену, Магдалию в участницы отбора. Я требую, чтобы она отплатила за свою дерзость.

— Кхм, думаю, это справедливое решение.

Только король закончил свои слова, как дедушка, без предупреждения, влепил воздухом пощёчину принцу, тот взвыл от боли и вмиг спрятался за родительской спиной.

— Как это понимать? — Взревел дед. — Мы же договорились, что вы её отпускаете, а стоило этому щенку потребовать от вас обратного, вы тут же согласились с его предложением. Я не позволю так играть с нашей семьёй.

— Я забуду о вашем недавнем поступке и прощу ваше отношение к моему младшему сыну, тем не менее, ваша дочь нарушила неукоснительные правила, в первое время я был в замешательстве, вы тот человек, тот маг, каким я в своё время восхищался, ваша стойкость на войне, ваша решимость, по началу нашей встречи, меня остановила, но теперь, когда я и сам осознал всю ситуацию, я решил, что участие вашей внучки в этом отборе будет самым верным выходом, иначе, — возвысил голос король, — мне придётся её казнить за обман.

Предметы в комнате начали подрагивать, видимо, к негодованию дедушки подключилась сила отца. В комнате становилось жарко, и принц, и король пылали в самом прямом смысле этого слова. Мелим вышел вперёд и встал на сторону моего дедушки, к нему медленно подходил брат, я видела его магию, как завихрения воздуха кружили возле его запястья.

Секунда, другая.

Время остановилось. Я смотрела на начинающееся противостояние.

Вдох, второй. Как же трудно произнести то, что я должна.

— Я согласна.

В миг всё закончилось. И я с облегчением вздохнула. Мои родные не пострадали, такого я бы не пережила, король с младшим принцем тоже остались целыми, чему я была сильно рада.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Ты уверенна? — Отец с беспокойством смотрел на меня.

— Да. — Решительность в моём голосе зашкаливала.

— Король, я прошу вас оградить мою дочь от своего среднего сына, им ни к чему видеться. Я уверен, что так будет лучше для всех и жизнь своей дочери, я доверяю вам, надеюсь я в вас не ошибся, иначе, последствия будут необратимы. — Папа подошёл ко мне и сжал в объятьях.

— Я учту ваше пожелание.

— Эм, — я решила прервать их любезности и перешла к насущному, — что насчёт моей одежды? Теперь Идины наряды мне не подходят и мне не в чем ходить.

— Я пришлю к вам наших портних, они исправят эту ситуацию.

Непроизвольно я зевнула. Так хотелось спать и эта ситуация просто высосала из меня все силы.

— Раз мы со всем договорились, то больше вас задерживать я не смею. — Король прошёл к своему столу и начал заниматься своими делами.

Отвлекать мы его не стали. Вежливо попрощались и начали выходить из комнаты.

— Ида скоро прибудет сюда. — Мой брат остановился в проёме и повернулся к королю.

Тот оторвался от записей.

— Хорошо, тогда и никаких указов не нужно, тем лучше для меня. — Он разорвал лист, на котором только что писал, и выбросил его в урну для бумаг.

Мы вышли на улицу. Ночь ещё находилась в своих владениях. На улице ни души. Все нормальные люди и драконы спали. Ну, кроме сестёр, они то сейчас, по видимому, не ложились и строили очередные козни.

Может они думают о том, что меня казнили или с позором выгнали из отбора. Явно наша завтрашняя встреча им не понравится. А я с злорадством предвкушала их перекошенные лица. Ха, так хотели от меня избавиться, а получили очередную сильную соперницу. Поправочка. Сильную духом и стойкостью к их проделкам.

— Лия, — отец поравнялся со мной и остановился, остановилась и я, — послушай меня, возможно то, что я сказал в кабинете показалось тебе неправдоподобным, возможно ты решила не обращать внимание на мои слова, но всё же, я очень настаиваю на том, чтобы ты прекратила все связи с воздушным драконом. Он тебе не пара, и то что ты чувствуешь к нему всего лишь обман. Я не пытаюсь давить на тебя, ни в коем разе, но от твоего выбора зависит жизни сотни людей. Если ты поддашься своему искушению, то исход для всех будет слишком плачевным. Ярим за тобой присмотрит, так как он делал это раньше.

— Пап, — подобные разговоры между отцом и дочерью меня смущали, я вся сжалась, мне стало холодно и очень грустно, комок возник в горле и я еле сдерживалась чтобы не зареветь, — при его присутствии я хочу летать, когда он рядом моё сердце бьётся в сотню раз быстрее, он спасал меня множество раз и я ни разу не почувствовала, для себя и для кого бы то ни было, угрозу, а сейчас ты хочешь лишить меня этого всего? С ним я чувствую себя значимой, с ним я в безопасности, и сейчас ты хочешь, чтобы я отказалась от него.

— Это всего лишь юношеская любовь.

— Пап, мне двадцать три, я давно не в возрасте юности.

— Это всё твои вымыслы и желания. Вокруг столько прекрасных людей, а ты выбрала дракона, при чём воздушного.

— Пап, я…

— Нет, — он перебил меня и прижал к своей груди, — обещай мне, — раздалось у самого уха, — ты прекратишь всё общение с ним. Это не шутки, если ты начнёшь с ним сближаться, то мир вокруг вас будет рушиться, вот увидишь. Я хочу лишь уберечь тебя, спасти от гибели. Подумай о других. Далла не простит мне, если с тобой что-то случится. Обещай мне.

Секунды медленно тянулись. Я не могла выкинуть из головы всё то, что только что услышала. Если я останусь с Мелимом всё вокруг исчезнет, и наплевать. Я столько раз подвергалась гонениям, что мне нет дела до них. Пусть сами выпутываются из всего. Если бы не тот случай на мостовой, то я бы вообще не встретилась с ним, и ничего этого бы не случилось. Так что люди сами в этом виноваты.

Небесно голубые глаза, белоснежный волосы, притягательная улыбка и такие сильные руки. Я не хотела от него отказываться, не хотела его предавать. Не хотела чувствовать себя одиноко. Не хотела причинять ему боль. Я этого не хотела.

— Я обещаю. — Прошептала я.

Больше к этому вопросу мы не возвращались. Отец боялся, что я передумаю, как только он начнёт ещё больше на меня давить, я же просто не в состоянии была разговаривать.

Мы шли к выходу, за ворота, где стояла карета, которая привезла их ко мне на помощь.

— А как вам удалось добраться так скоро?

— Ты не поверишь, — папа хохотнул, — твой дед использовал этих бедных лошадок как пегасов, мы прибыли сюда со скоростью ветра, как только получили записку от Ярима.

Прощались мы не долго. Дедушка обнял меня, поцеловал в обе щёки и пожелал удачи. И когда он отстранился от меня, он прошептал, чтобы я следовала за своим сердцем. "Это самое главное, никому не позволяй командовать собой, — закончил он."

От его слов мне стало ещё грустнее. Я всхлипнула.

— Эй, ты чего? — Брат возник рядом.

Я стояла и смотрела на уезжающую карету.

— Я ничего, — произнесла я, — только вот скажи мне на милость. Как так случилось, что ты знаешь где Ида и что она завтра приедет? В прошлый раз я просила тебя её проводить, а не шашни с ней начать крутить.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Я столько раз видел твою рожицу в особняке, что невольно влюбился.

— Ты мне зубы то не заговаривай.

— Не понимаю о чём ты.

Брат проводил меня до двери спальни. И он полез обниматься, я постаралась его отпихнуть, но в таких спорах я всегда проигрывала. Минуту посопротивлявшись я сдалась. Подобных чувств мне сейчас явно не хватало.

— Знай, что я всегда рядом.

— Да, знаю. Спасибо тебе.

Попрощавшись я открыла дверь. Комната встретила меня пустотой и отчаянием. Я погружалась в океан одиночества. С Мелимом было покончено и я только сейчас осознавала как он мне дорог. Как за такое короткое время он стал мне родным человеком, кхм… драконом

Глава 13

Казалось, я ещё долго не смогу заснуть, но только голова коснулась подушки как я сразу же отключилась.

Мне ничего не снилось, ни кошмаров, ни, наоборот, чего-то приятного. Но проснувшись у меня сильно болела голова и мне хотелось оставаться в постели как можно дольше.

За окном давно светило солнце, сколько я проспала, я не знала. Не знала я и того, что мне делать дальше.

Вчерашние события стирались из памяти, будто покрывались дымкой. Все мои вчерашние переживания испарились. Оставалось только чувство неопределённости. Что мне делать дальше? Как себя вести, как говорить с другими? И как, собственно, они воспримут моё участие в отборе и мою историю.

Я закрыла глаза готовая провалиться в такой желанный сон. Я хотела чтобы меня здесь не было. Зря я не настояла на том, чтобы меня отправили домой. Могла бы выторговать такую возможность у короля в счёт того, что я спасла принца от отравления. Как давно это было.

Я потянулась в постели разминая косточки. Сон никак не шёл, похоже, я выспалась как следует и больше, в это время, мне не светит снова поспать.

Я встала, стряхнула остатки блаженства тёплой постели. Пригладила растрёпанные волосы, умылась, как следует вытерла лицо махровым полотенцем и уселась на кровать.

В комнату настойчиво постучали и не дождавшись ответа вошли.

Трое молодых девушек склонились в реверансе. У одной на шее висела измерительные лента, у другой на руках лежали различные ткани, третья, по видимому, руководила всем процессом.

Не откладывая они начали свою работу. Одна снимала с меня мерки, другая подбирали к цвету моего лица ткани, третья следила за другими девушками и давала ценные указания.

— Какую одежду вы предпочитаете?

Я стушевалась, не думала, что специально для меня будут шить одежду, я предполагала, что по моему размеру будут перешиваться Идины вещи.

Я представила её выражение лица. Брезгливое, надменное. "Что? Носить за тобой одежду? Эти обноски?" Её голос звучал в голове, я видела её выражение лица, сморщенный носик, поджатые губы.

Девушка ждала моего ответа. Я встрепенулась. Отогнала назойливые образы.

— Что-то лёгкое, незамысловатое, можно сказать простое.

— Я поняла вас.

Они тихо обсуждали, что мне лучше подойдёт, какими оборками стоит подчеркнуть мою грудь, какие ленты удачно будут смотреться на моей талии.

Я слушала их разговор и радовалась. Никогда мне ещё не делали столько комплиментов.

— Одежда будет готова ближе к ужину, а пока, думаю, вам стоит остаться здесь.

От её предложения я рассмеялась. Забавно, она что, думала, что я буду разгуливать в одной ночнушке по особняку? Пугать, а скорее всего, смешить прохожих? Я и так нахожусь не в завидном положении, не хватало мне ещё большего негатива со стороны всех.

— Я приму к сведению ваше предположение.

Девушки в очередной раз склонили головы и удалились из моей комнаты.

Хорошо, что меня отсюда не выгнали, не поселили в каком-нибудь подвале. Малость, а приятно.

Я занялась своим обычным занятием. Подошла к баллончику и начала смотреть на то, что творилось на улице. Практически все столики были свободны, и смотреть то не на кого. Совсем не знакомые, не интересные мне люди. Занимались своими размеренными делами, своей повседневной жизнью. Я же всё ещё оставалась в догадках, что меня ждало дальше.

И как на зло никакой книги с комнате не было, никакого развлечения. Что мне делать? Помереть от скуки?

В комнату постучали. Неужели портнихи что-то забыли. Да вроде нет. Оглядев комнату посторонних вещей я не нашла. Стук повторился.

— Кто там? — Я подошла к двери, приложила ухо к тёплой древесине.

— Открывай давай быстрей, у меня уже руки затекли. — Игриво-недовольный голос брата раздался с другой стороны от меня.

Первой в комнате оказалась рука с подносом, а затем и сам брат. Он широко улыбался. Участливо оценил моё состояние и, как только умудрился, поцеловал меня в лоб.

— Эй, ты чего? — Я прикрыла своё лицо.

Улыбнулась в ответ. Хотела шутя толкнуть его в плечо, когда застыла на месте. Ещё в проёме незакрывшейся двери, я увидела проходящую мимо моей комнаты Лаиду в сопровождении мадам Локвуд.

Она будто плыла. Грациозная, величественная. С идеально выпрямленной спиной, с потрясающей осанкой, с вскинутой головой, на мадам Локвуд она смотрела с верху вниз. И та, в свою очередь, нисколько не мешала ей чувствовать себя хозяйкой положения.

Она повернула голову и наши взгляды встретились.

Лазурные глаза впились в меня мёртвой хваткой. Будто я тонула в ледяной воде. Стало так холодно. Я мысленно захлёбывалась и не могла всплыть на поверхность. Удав почувствовал кролика. Вот только кроликом была я. Уголки Идиных губ вздрогнули в полуулыбке. Внутренне я сжалась от её взгляда.

Этот миг растянулся и никак не хотел заканчиваться. Она ещё не успела сделать шаг, так долго тянулось время, а я уже почувствовала всю гамму её ненависти, презрения, надменности ко мне. Я просто струсила под натиском её величия.

Наш зрительный контакт прервал брат, когда захлопнул дверь перед самым моим носом.

— Ида уже приехала? — Глупый вопрос, конечно, ведь я только что самолично видела её, но мне хотелось узнать о её расположении духа.

— Да, её должны были проводить в её комнату.

— А ты знаешь, — уклончиво начала я, — как она себя чувствует?

— Переживаешь?

Брат внимательно всматривался в моё лицо.

— Волнуюсь. Слегка. — Поспешно добавила я к своему первому слову.

— Если тебя это успокоит, то она не злится на тебя.

— Что?

— Она не винит тебя в том, что случилось.

— А ты откуда знаешь?

— Знаю. А теперь хватит глупой болтовни и поешь наконец, смотри, совсем лица на тебе нет. Ты такая бледная, тебя и не узнать.

Он поставил поднос на столик и жестом пригласил сесть. Я подчинилась. От вида еды в животе заурчало. Брат налил в стакан яблочного сока и протянул его мне. Я во всю жевала наивкуснейший бутерброд из мягкого творога и слабосолёной сёмги. Ммм, вкуснота.

— Откуда ты это взял?

— Глупый вопрос, сестрица, с кухни.

— И тебе позволили?

— А кто бы мне смог помешать?

— И то верно.

Настроение заметно повышалось, то ли от вкусной еды, то ли от присутствия брата.

В двоём мы просидели несколько часов. Он развлекал меня как мог. Пытался всячески подбодрить. Частично ему это удавалось, но потом я вспоминала кто я и моё настроение падало и падало.

Ярим заверил меня, что насчёт Иды мне не стоит переживать, и её опасаться так же не стоит.

Как я выяснила, просто раскалёнными тисками выуживала из него информацию, они с Лаидой переписывались довольно давно. Практически сразу же после того, как по моей просьбе, он вывел её из особняка.

Она как бы между делом сказала где будет находиться, он, мой ненаглядный джентльмен, в письме спросил как она добралась, цела ли. Так и началась их переписка.

Брат сказал, что отношение между Лаидой и Лиредом висело на волоске, а после его поступка, так и вовсе, сошло на нет. Девушка недолго переживала и нашла утешение в Яриме. И вскоре она задумалась о том, чтобы оказаться на отборе и встретиться с братом самолично.

Из рассказа Ярима, я поняла, что малая частичка совести в ней присутствовала. Она несколько раз спрашивала обо мне и выказывала обеспокоенность, что если что-то со мной случится из-за неё, она бы не простила себе этого факта. Когда же она узнала о моём провале, то практически с радостью согласилась участвовать в отборе.

Здесь она могла видеться с Яримом и поквитаться за разбитое, но уже зажившее и восстановленное, сердце.

Внешне её образ никак не сочитался с её внутренними переживаниями и отношением к другим. Это так брат на неё повлиял? В прошлом, когда я становилась ею, когда я могла читать её поступки, смысл её действий никаких добрых черт, я не разглядела, а теперь на тебе, просто одуванчик, правда с внешними шипами.

Брат ушёл и я осталась одна, куковать и ждать свои наряды. Время по крупицам уходило из этого дня. Эх, забыла попросить Ярима принести мне книгу, хоть какую.

Так тошно.

Я кругами ходила по комнате. Думала, думала, думала. Часто отгоняла все мысли о Мелиме. Теперь, когда я не связана оболочкой Иды, когда я это я, мне явно чувствовалось присутствие моего воздушного дракона. Его мысли витали в воздухе и я просто могла к ним прикоснуться если бы захотела, но я стойко отгоняла их. Моё обещание отцу оставалось в силе.

Когда я остро хотела его видеть, перед глазами, вставали разрушения, гибель человечества. Я могла погубить всех, но я не хотела этого.

С мечащимися мыслями меня застала моя служанка. В руках она держала охапку одежд. Мои платья, наконец то.

Я выбрала первое попавшееся, остальные она стала вешать в шкаф, и скорее надела его.

Бесподобное.

Тёмно-синее, идеально подходящее к моим карим глазам. Глядя на себя в зеркало я увидела как они заиграла на фоне платья. Служанка помогла завить мне волосы, уложить их в изящную причёску, я смотрела на себя в зеркало и не верила своим глазам.

— Мисс, куда положить эту шкатулку.

Я обернулась и застыла на месте.

— Не знаю, откуда это?

— Вам прислали вместе с платьями, вы наверно, не заметили.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Хм, тогда поставь её пожалуйста вон на тот столик.

Служанка выполнила мою просьбу и через минуту удалилась.

Я подошла к шкатулке, будто к опасному животному. Медленно протянула руку и открыла крышку.

Превосходно.

За своё заточение я была вознаграждена. Сколько здесь находилось дорогих колье, а браслетов инкрустированных различными камнями, некоторые из них я видела впервые.

Это всё мне?

Перебрав все варианты я остановилась на самом простом, хотя это слово, явно, не подходило ни к одному из украшений.

Я выбрала маленький камешек на тонкой, из белого золота, нити. Изящно. На моей шее оно смотрелось как влитое.

Ещё раз подошла к зеркалу, чтобы убедиться, что я — это я.

Каштановые волосы, недавно завитые, удачно смотрелись в высокой причёске. Платье с неглубоким, но довольно, изящным вырезом подчёркивало мою грудь. Само платье облегало лиф и талию, сейчас казавшейся такой тонкой, что уму непостижимо, как портнихи добились такого эффекта. Нижняя часть платья доходила до лодыжек, подол платья огибала чуть широкая из серебрянной нити лента.

Я влюбилась в саму себя. Вздохнула чтобы успокоиться. Надела аккуратные туфли и вышла.

Пора ужинать.

Окрылённая я шла в обеденный зал. С каждым новым шагом мои руки холодели, а уверенность, минуту назад бившаяся через край, затухала.

Кто я такая? Всего лишь Язером. И никакие дорогие одежды не вытравят из меня мою бедность. По дороге мне начали попадаться люди, они внимательно меня осматривали, а стоило мне пройти мимо, сразу же начинали шептаться.

Я сглотнула и вошла в зал, чтобы поужинать. С первым же шагом налетел на, неудачно подвернувшегося, парня. Быстро извинилась, залилась краской и пошла выбирать себе блюдо.

Мне нечего здесь делать. Я лишняя, явно.

Мои руки дрожали, я не могла совладать со своими эмоциями. Мне стоит оставаться в комнате. Неуверенность расползалась по всем моим клеточкам тела.

Я взяла первое попавшееся блюдо и не выдержав его уронила. Звон бьющегося стекла оглушил меня. Впереди стоявший дракон обернулся.

— Аккуратнее. — Сильный недовольный голос заполнил мою голову.

— Да, да. — Затараторила я и склонившись руками начала сгребать осколки стекла, полу-прожаренный стейк в пыли, горячую подливу.

Вот я дура. Нужно было оставаться в своей комнате и вести себя так как мне и положено.

Слёзы душили. Я готова провалиться сквозь землю лишь бы на меня никто не смотрел. В обличии Иды мне было легче, спокойнее, сейчас же я стала собой и каждую минуту ждала тычка, удара грязью, я ждала, когда все окружат меня и станут проклинать на месте.

Я не заметила как осколки ранили мои ладони, я быстро собирала всё то, что уронила.

Меня резко подняли. В ушах звенело.

Я сжала свои грязные, в подливке, руки, готовая защищаться.

— Остановись! — Мелим встряхнул меня, моя голова откинулась и вернулась в прежнее положение.

Небесные глаза дракона успокаивали, придавали сил.

Он внимательно осматривал мои повреждённые ладони, достал платок из нагрудного кармана и аккуратно вытер их. Ещё раз посмотрел, убедился в их целостности и взяв меня за руки повёл к своей драконьей половине зала.

Я не отставая шагала за ним. Уставилась в пол, себе под ноги, и не поднимала головы пока мы не остановились.

Мели услужливо отодвинуть стул и жестом пригласил меня сесть. Я подчинилась.

Моя недавняя неуверенность, страх и, в общем и целом, панические атака прекратились. Сейчас, я сама понимала, что вела себя странно, а главное глупо.

— Теперь будешь есть за этим столом. Поняла меня?

Мелим не отходил от меня до тех пор пока я не пришла в себя. Я утвердительно кивнула. Его голос, холодный и отстранённый, дал мне понять, что его поступок всего лишь формальная учтивость. Ну что ж, так даже лучше.

Передо мной поставили тарелку с яичницей и запечёнными овощами. Я поблагодарила за услугу и приступила к трапезе.

По сторонам я старалась не смотреть. Быстрые взгляды в мою сторону, тихое шептание, сейчас всё это меня не интересовало. Совершенно. Я уткнулась в тарелку. Пока ела убеждала себя, что мне ничего не грозит, а к всевозможным грязным оскорблениям, я привыкла за столько лет унижений. Я в сотый раз повторяла себе, что должна вести себя гордо, достойно своей семьи и не тушеваться перед остальными.

Пока я жевала вкуснейшую картофелину в зале наступила полная, гробовая, тишина.

Подняв голову, чтобы выяснить в чём причина возникшего беззвучия, я, в который раз, встретилась глазами с Лаидой.

Она стояла рядом. Я восхитилась её красотой, манере держаться не обращая ни на кого своего внимания. Не то, что я. Она села за стол напротив меня и щелчком пальцев подозвала мимо проходящего дракона. Он остановился и внимательно посмотрел на девушку.

— Полупрожаренный стейк и стакан тыквенного сока, и ещё немного салата. — Приказала златовласка.

— Я не официант. — Парень оскорбился. Это было видно по выражению его лица и краске, мгновенно вспыхнувшей на его щеках.

— Меня это не интересует. Поживее, я очень голодна.

Парню не оставалось ничего, кроме как подчиниться. Он ушёл и тут же появился вновь неся в руках Идин заказ. Она бросила в пустоту короткое "Спасибо" и приступила к ужину.

— Прости. — Мой голос оказался таким спокойным и твёрдым, что я невольно удивилась этому.

— Я так и знала, что ты не справишься, — она отпила тыквенного сока, — но знаешь что? — Её глаза блеснули, на лице появилась, не свойственная ей, улыбка. Добрая. — Я действительно благодарна тебе за многое. В особенности за то, что ты меня заменила, когда я так нуждалась в этом. Мой страх отбора прошёл, теперь я не боюсь стать невестой дракона. Спасибо.

Ида протянула свою руку и пожала мою.

Что это? Я смотрела на неё, не зная верить мне тому, что я только что услышала. А она действительно изменилась. За столь короткое время.

Чудеса да и только.

Вскоре к нам присоединилась Лукреция. Ида официально нас представила друг другу. Девушке не верилось, что я смогла обмануть её. И за весь ужин она перечислила все места, все события, которые произошли между нами. Я призналась во всём. И доказала, что всё это время рядом с ней была я.

Она ни сколько не разочаровалась во мне. Нисколько не обвинила меня в подлоге. Снова и снова она смеялась над тем, как я провела всех и её в том числе.

— Что ты здесь ещё делаешь? — Зашипело рядом.

Астари Ритт удивлённо смотрела на меня, будто думая, что я призрак. Она покрутил головой ища помощи. И вскоре к ней подоспела её сестра, Сталия Ритт.

Если бы не столь большое количество людей вокруг, то, я думаю, расправа произошла бы на месте. Ни одна, ни вторая не хотели сдаваться. Зная, что уже проиграли они всё же продолжали наступление.

— Она Язером, — крик разнёсся по всему залу, но меня это совершенно не обеспокоило, — ты ешь за наш счёт, — Астари склонилась, попыталась выхватил со стола мою тарелку, — как тебе позволили остаться? Ты, жалкая нищенка, с тобой позорно находиться не то что рядом, а просто в одном здании.

— Я не смею вас задерживать, — моя уверенность крепла с каждой секундой, та кого я опасалась, сейчас сидела со мной рядом, не имея ко мне никаких претензий, что до мнения остальных сейчас я ровно к нему относилась, меня даже забавляла стычка с этими сёстрами, — можете собирать свои вещи и проваливать к себе. А я как участвовала, так и буду здесь оставаться. И что вы обе делаете на драконьей стороне зала? Меня сюда пригласили, чтобы оградить от таких надоедливых особ как вы, но нет, вы и сюда припёрлась за мной.

— Может они в тебя влюблены? — Ида мирно сидевшая рядом подала голос.

— А ты кто такая? — Похоже с головой Сталии стало совсем всё плохо.

— А ты меня не узнаёшь? — Ида хохотнула. — Вы неуравновешенные чудачки. — Крикнула она на весь зал. Снова повисла мёртвая тишина. Теперь за разгорающимся конфликтом наблюдали все.

Сёстры вспыхнули алым цветом одна за другой. Сталия, как рыба, открывала рот и тут же закрывала, она явно не знала, что ответить.

Скатерть на нашем столе загорелась. Астари, смахнула со лба взмокшую прядь волос. Ида не осталась в стороне от подобной выходки и ослепила обеих девушек своей магией, я вовремя закрыла глаза ладонями, чтобы мне не обожгло сетчатку глаз. Подобного от Иды сёстры не ожидали и заверещали от боли.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Лукреция мгновенно усмирила огонь на скатерти. В воздухе запахло жённой древесиной.

— Ты хотела меня убить?

— Нет, просто лишить зрения. — Ида невозмутимо взяла кипящей стакан с соком и сделала глоток.

Подобная ситуация полностью разозлила, так неумело сдерживающихся сестёр. Одна из них кинулась на Лаиду, другая, посчитав меня во всём виноватой, собственно, на меня.

Крики перебранки были слышны в каждом отдалённом уголке особняка. Лаида с Лукрой не остались в стороне и полностью отдались возникшему противостоянию.

— Прекратите немедленно! — Король крикнул, пытаясь нас разнять. Он, как и остальные прибежавшие попытался усмирить обстановку.

Сёстры Ритт тыкали в нас пальцами и обвиняли чуть ли не в заговоре. Обе девушки ревела в голос и жалобными стонами просили защитить их от нас.

— Это ложь. — Спокойный голос Иды повис в возникшей тишине. — Они напали на Магдалию первыми, обвинили её в том, что она ест за их счёт. Король, — девушка встала из-за стола и поклонилась Юставу третьему, — они ведут себя недостойно, я всего лишь пыталась защитить подругу. Они унизить её при всех и получили по заслугам.

Король побледнел и резко развернулся к притихшим смутьянкам.

— Ваше поведение безнравственно. Я буду вынужден подумать о вашем участии в отборе. Невестка с такими качествами мне не подходит. Вы обе не достойны моего сына. Что касается участия Магдалии Язером, я самолично уговаривал её стать одной из участниц. На такую девушку как она вы обе должны равняться. Её семья древнейшая и принесла магам много побед и почтения. Вы должны ценить это. И последнее событие не должно перечёркивать прежних заслуг перед своей страной. А сейчас идите в свои комнаты и подумайте о том, что я вам сейчас сказал.

На сестёр больно было смотреть. Они притихли и чуть ли умерли от стыда на месте. Беззвучные слёзы катились по их щекам. Их отчитывали при всех. Они поклонились королю, зачем-то поклонился мне и молча исполнили приказ.

После и король удалился от нашего столика.

Я еле дышала. Но в спокойствии мне не долго оставалось прибывать.

К нашему обугленному, повреждённому столику подошёл Лиред.

Он исподлобья взглянул на Лаиду, небрежно посмотрел на Лукрецию и прямо, деловито на меня.

— Мне приказано сопроводить тебя на испытание совместимости силы с женихом.

Интересный поворот. Я и не думала об этом испытании, но если рассуждать логически, то пройти его я, явно, должна.

Мой, теоретический, воздух и огонь принца. Он разве не знает, что я не владею стихией своей семьи? Ему не сказали? Видимо нет. И сейчас мне придётся рассказывать всем им, почему у меня ничего не выходит.

— Хорошо. — Я встала из-за стола, поправила платье и последовала за, быстро удаляющимся, Лиредом.

Подруги пожелали мне удачи вселяя в меня малую долю уверенности.

Лиред не останавливаясь, не оглядываясь на меня, спешил к назначенной цели. Я еле поспевала за ним.

— А тот кто послал тебя за мной знает какой ты на самом деле гнилой человек?

Он резко остановился и развернувшись ко мне нацелил на меня свой подрагивающий от напряжения палец.

— Закрой свой рот, ты, убогая. — От его заявления, я только больше распалась в улыбке.

— А что такого? Не любишь, когда правду говорят. — Я постепенно сокращала дистанцию между нами. — А как же твои признания мне? Любовь до гроба? Неудавшийся побег в заморские страны? — Я всё ближе приближалась к Лиреду, я могла видеть его раздувающиеся, от злости, ноздри, я понимала, что его колотит от переполняемой ярости, только вот сделать он мне, явно, ничего не мог.

— Ты же знаешь, что всё это из-за твоего кольца? Простушка как ты мне совсем не нужна, — он скривился в усмешке, постепенно беря свои эмоции под контроль, — не получилось, так не получилось. Мне от тебя нужно было только умение перевоплощаться в кого угодно, я не завладел тобой, хоть и прилагал к этому много сил, ну, — он развёл руки и пожал плечами, — мне же лучше, не нужно изображать влюблённого болван.

— Да, теперь ты просто болван.

— Не играй так со мной! Мы одни в коридоре, — он приблизился ко мне вплотную, заставляя моё сердце сжаться в предчувствии опасности, — мало ли, что с тобой может здесь произойти. — Склонившись прошептал Лиред прямо мне в лицо.

Я закатила глаза.

— Пойдём, не стоит задерживать драконью делегацию. — Я толкнула его в плечо своим и пошла дальше по коридору. — Ни кольца, ни меня, ни Лаиду, ничего у тебя не вышло заполучить и удержать. Так кто из нас двоих убогий? — Мой вопрос повис в тишине.

Через секунду он шёл впереди меня, будто и не было этого разговора.

Кольцо. Стоило догадаться об этом раньше. Хотя подвох с его стороны, я чувствовала, практически, сразу же, всё же надежды на лучшее в человеке никогда меня не покидали.

Мы шли по знакомому мне коридору, здесь я была раньше. Подойдя к двери я поняла где мы находимся. Здесь проходило моё первое испытание в обличии Иды, как и тогда, сейчас, мне предстояло соединить свои силы с силой Юстава младшего, и показать нашу совместимость.

Нас уже ждали. Сам Юстав, его отец, судьи отбора с блокнотиками, Мелим стоял вдалеке у окна, спокойный, будто тень, мадам Локвуд чуть встревоженная что-то шептала королю.

— Магдалия, вы помните суть этого испытания.

— Да, но боюсь разочаровать вас прямо сейчас. Я не владею воздухом ни в какой форме.

— Может ты просто не пробовала? Я помогу тебе. — Уверенность с какой произнёс это принц меня напугала. И разозлила.

Не пробовала? Ну конечно, может он решил, что как только я поняла, что не владею семейной стихией, то попросту махнула на это рукой, не умею так не умею.

Нет.

Я всячески пыталась развить в себе эту способность. Корпела над книгами ночи напролёт, изучала разные техники, применила их. Но всё безрезультатно.

Брат показывал мне как у него получается управлять воздухом, откуда он черпал силы, я даже пару раз, становилась им. Я чувствовала где находится его источник, а становясь собой подобного у себя не находила.

И теперь этот мелкий парень, который только недавно достиг совершеннолетия, вздумал поучать меня и указывать что мне делать? Сомневается в моей способности самостоятельно оценить свою силу? Да что он о себе выдумал!?

Он подошёл ко мне, изучающе осмотрел меня, будто примерялся и взял мои руки в свои.

— Закрой глаза, — с полуулыбкой я выполнила его наставление, — нащупай свой источник, он должен быть где-то в тебе, просто почувствуй его, — эх, парень, если бы всё было так просто, — и наконец открой его.

Вместо того, чтобы открыть несуществующие источник к своей силе я открыла глаза. Мои руки окутывались огнём Юстава и больно жгли кожу. Я скривилась от неприятных ощущений.

— Больно. — Прошептала я.

— Ты просто не стараешься, — принц сморщился от разочарования и отбросил мои ладони, он посмотрел мне в глаза, опустил взгляд на губы, слегка причмокнув своими, затем всё ниже и ниже, когда я не выдержала и отвернулась, — ты разыгрываешь меня. — Огрызнулся он напоследок.

— Ничего подобного. — Возмутилась я его обвинениям.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Мы пробовали несколько раз, с каждым новым провалом Юстав всё больше и больше терял самообладание. Он мрачнел на глазах. И злился. Отчётливо, даже не стараясь скрыть своего неприятие ко мне. Будто он решил, что рядом с ним, у меня в мгновение ока появятся силы. Я стойко выполняла его просьбы, приказы, наставления, но как воздуха не было, так и не появилось в оконцовке.

Судьи, разочарованные, лишь сделали пару записей, а потом и вовсе убрали свои блокноты и перья.

Я заметила как глумливо улыбался Лиред, как осторожно на меня поглядывал Мелим и как король молча наблюдал за своим младшим сыном. Думаю, его больше волновало поведение Юстава, чем моё.

Так мы пытались соединить свои силы несколько десятков минут.

Юстав не выдержал.

— Как наследница семьи Язером не может владеть семейной магией? Может, тогда, ты и в этом нас обманываешь? Может ты вовсе из низкого сословия. Я знаю, что бедняки вообще не могут колдовать, и никакие заклинания им в этом не помогают. Может ты одна них? Ну ка, ты же знаешь несколько замудрённых слов, скажи эти заклинания сейчас, как та водная девушка. А кем была твоя мама?

От оскорбления я не нашлась, что сказать.

— Юстав, держи лучше свой язык за зубами, — Мелим, как всегда вовремя, оказался рядом, — иначе девушка и все собравшиеся здесь усомнятся в твоём высокородном воспитани.

Я видела промелькнувшую ненависть в лице Юстава, как он было открыл рот, но тут же его закрыл.

— Лия, я не хотел оскорбить вас своими словами, простите меня.

Подобного заявления от него я не ожидала и тут же приняла его слова.

— Думаю, смысла нет проходить вам испытание пещер, вы попросту не выберете оттуда живой. — Король задумавшись посмотрел в окно на улицу.

— Какая жалость. — Юстав недолго находился рядом, он мельком взглянул на меня и вышел из комнаты громко хлопнув дверью.

Я лишь с облегчением вздохнула.

Глава 14

Король неодобрительно покачал головой, показывая своё отношение выходкой младшего сына.

— Магдалия, можете идти в свою комнату и отдохнуть после этого тяжёлого испытания.

Я кивнула, склонилась в реверансе и не задерживаясь вышла из комнаты вслед за принцем.

Забежав в свою комнату первым делом я направилась к шкафу. Вытащила амазонку, приятное на ощупь синее платье, и переодевшись пошла прямиком к конюшням.

Я хотела отвлечься от назойливых мыслей, что так бурлили в моей голове. Они наскакивали друг на друга, перемещались, сливались воедино. Терзали мои мысли и не давали спокойно думать.

Конюх подготовил мне ярко рыжего гнедого жеребца. Парень похвалил лошадь за тихий нрав и доложил, что он не доставит мне никаких неудобств.

Животное, на самом деле, оказалось спокойным. Размеренный шаг придавал мне силы. Чистый свежий воздух прояснял голову. Я любовалась вечерним пейзажем. Листья на деревьях постепенно начали желтеть, краснеть, трава высыхала теряя свою сочность. Тишина. Вокруг никого.

Мне вспомнилась моя первая прогулка здесь, когда моя лошадь взвилась и скинула меня с седла. Я поёжилась от воспоминания.

За всё время мне не встретилась ни одна пара, остальные предпочли уютную, тёплую обстановку внутри особняка. Сейчас они коротали время в читательском зале, попивали горячий чай и обсуждали сегодняшний день. Может они говорили и обо мне.

За спиной треснула ветка и я от неожиданности вздрогнула. За мной кто-то следил. Я медленно обернулась в надежде увидеть доброе знакомое лицо, а не неприятеля, но позади меня никого не было. Вообще никого. Мой взгляд метался из одной стороны в другую, пытаясь ухватить чью-то фигуру или зловещую тень. Неожиданно стало холодно, меня охватил озноб и я задрожала, на лбу выступила испарина.

И чего я пошла одна, ближе к ночи, в лес? Попытать своё счастье? От спокойных мыслей не осталось и следа. Я внимательно всматривалась в тёмную пустоту. Лошадь почувствовала моё волнение и предостерегающе заржала. Крепче сжав поводья в своих руках, я направила лошадь обратно к конюшням. Былых приключений мне хватало и повторять их я не собиралась.

За мной явно кто-то следил. Я чувствовала постороннее любопытство, чьё-то присутствие. И сейчас это существо находилось позади меня.

Я хлестнула лошадь и она, под моей твёрдой рукой, поскакала прочь из леса.

Я мгновенно спешилась и мой безумный взгляд напугал конюха, оставшегося паренька, в пустующей, от людей, конюшне. Он схватил поводья, и посмотрел в ту сторону откуда я прискакала, может думал что кого увидит.

Я попыталась успокоиться, но всё было напрасно. Сердце стучалось в груди. Я не хотела повторения прошедших событий и как назло рядом никого, кроме этого паренька.

— Вы в порядке?

— Да, со мной всё отлично. — Я попыталась улыбнуться, изобразить на своём перекошенном, от страха, лице доброту и спокойствие. Мгновение постояв на месте решила не терять времени и чуть не бегом направилась в особняк, туда где безопаснее.

Прошла пару шагов, остановилась прислушиваясь, ничего не услышав продолжила свой путь. Так продолжалось несколько раз. При каждом новом шаге изо рта шёл пар, мои руки замёрзли, глаза начали слезиться, дыхание сбилось. На третью остановку я услышала еле различимые, быстро приближающиеся, шаги. Сама ускорилась.

Сердце бухало в груди. Он идёт за мной.

Я закричала, когда твёрдая рука опустилась мне на плечо.

— Успокойся. — Мелим заглянул мне в глаза, улыбнулся.

— Это ты следил за мной? — Еле переводя дыхание спросила я? — Ты был там когда треснула ветка?

— Да никто за тобой не следил, а твои панические мысли доносились до самой моей комнаты.

— Что?

— Хоть ты и пытаешься их скрывать и всячески отгораживаешься от меня, я не мог не почувствовать твоего беспокойства.

— Я рада. — Я с облегчением вздохнула. — Но я кого-то видела, ты понимаешь?

— Ты видела тень деревьев, только и всего, затем напридумывала кучу возможных плохих вариаций событий и сама же в них поверила. Кроме Лиреда, сестриц Ритт и, возможно, моего брата, тебе, в этом особняке и за его пределами, никто не угрожает. А вся эта четвёрка, явно, не была на конной прогулке, на которую у тебя хватило глупости пойти одной, в этот поздний час. — Мелим стоял рядом и отчитывал меня. Я устыдилась своего глупого поведения. Его слова меня успокоили. И я ему поверила. Может, а скорее так и есть, он прав. И всё моё состояние — это результат моих же мыслей.

— Так говоришь вся четвёрка в здании? Ты за ними следишь, получается?

— Хотя нет, тройка. Лиред уехал с отбора. За остальными да, я наблюдаю.

— Что? — Меня поразила эта новость. — Уехал?

— Он собрал свои вещи ещё вчера, а сегодня отбыл сразу после твоего испытания.

— Но почему?

— Тебе интересно?

Тем временем мы шли к особняку, на улице совсем стемнело и я не видела ничего, дальше пяти шагов. Мелим продолжал держать меня за руку, а я не сопротивляться. Обещание отцу оставалось со мной, но я подумала, что ничего такого не случится из-за простой прогулки.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Давай сбежим? — Вопрос Мелима повис в воздухе. — Другого пути я пока не смог найти.

— А другого пути и не будет. — Я вырвала свою руку из его и побежала в свою комнату.

Настроение испортилось. Совсем. Он думал я соглашусь на такой исход? Умертвить всех, а потом радостно убежать? Мелим совсем меня не понимал. И ещё такой скорый отъезд Лиреда настораживал, будто он сбежал.

Мелим быстро догнал меня и попытался остановить.

— Давай поговорим. Что ты предлагаешь? — Он смотрел на меня, нависал надо мной. В его глазах я увидела печаль, и нерешительность. Он не мог ничего придумать, а то, что получалось в его голове, совершенно не подходило нам обоим.

— Я предлагаю больше не говорить на эти темы и, — я набрала полную грудь воздуха, закрыла глаза пытаясь сосредоточиться, — больше не видеться. — Я отпихнула своего запечатленного и вновь пустилась в бегство.

Вот и прошёл очередной день отбора, день, в котором я стала собой, день, в котором люди поняли кто я.

Наутро, лёжа в тёплой постели я не могла отогнать мысли о том, что вчерашняя прогулка мне понравилась, если не считать панических атак и боязни любой тени. Я думаю мне не хватает моих ночных прогулок.

Я долго размышляла о том, как мне вести себя с остальными участниками, просто посторонними людьми, что мне им говорить? Будут ли верить они моим словам после того, как раскрылось моё настоящее имя.

День сменялся днём. Мелима я больше не видела, старательно избегая его, но явственно чувствовав его присутствие поблизости. Я часто думала о его предложении сбежать и всё бросить, но всегда отказывалась от этой затеи.

Моими близкими подругами стали Лукреция и Лаида. Обе девушки относились ко мне доброжелательно, я бы даже сказала, заботливо. Конечно не обходилось без редких оскорблений, со стороны обездоленных, в мой адрес, но я стойко выдерживала любую критику. И подруги часто не давали меня в обиду, когда я терялась и не находила, что ответить обидчикам.

Теперь мы всегда ели за столом на драконьей территории. В эти минуты нас никто не решался трогать.

И наконец сёстры Ритт оставили меня в покое, как я и хотела сотню раз. Я замечала на себе их враждебные взгляды, но ничего лишнего они не предпринимали. Даже когда я сталкивалась с ними в коридорах, и при этом была одна, они проходили мимо ни словом со мной не обмолвившись.

Я часто видела своего брата вместе с Лаидой. Они гуляли по парку, сидели рядом а гостиной, обсуждали книги. Глядя на них, я чувствовала подступающую к горлу тоску, я хотела так же, как и они, находится рядом с Мелимом, чтобы он заботливо укрывал мои ноги пледом, приносил горячий какао и читал мне моих любимых авторов.

В один из дней, в своей комнате на столике, я нашла записку в бежевом конверте. Принц, младший, приглашал меня на прогулку по саду и поразмыслив немного я решила пойти. Моя комната меня тяготила, видеть счастливых пар мне не хотелось, а гулять в одиночестве по особняку было совсем тошно.

Я накинул на плечи тёплый пуховик и вышла в сад.

Принц ждал меня один. С недавнего времени усиленную охрану сняли. Он приветственно помахал рукой, а когда я подошла к нему почтительно поцеловал мою ладонь. Я удивилась его поведению. Он взрослел на моих глазах.

— Магдалия, я должен просить у вас прощение за недавний инцидент, когда я так грубо вёл себя на испытании совместимости. Всё дело в кулоне, который висит на вашей шеи.

Я дотронулась до камушка на нити, этот кулон я не снимала с тех пор, как надела его.

— Видите ли, это украшение принадлежало моей матери, а мой эгоистичный брат забрал его, и другие её вещи, себе. Поэтому, когда я увидел его на вас в тот день, то вышел из себя и наговорил вам много гадостей.

— Я могу отдать его вам. — Я потянулась к замку.

— Нет, не стоит, пусть оно останется у вас, мне приятно на него смотреть и вспоминать своё детство. Я хочу лишь предупредить вас. — Я внимательно посмотрела на принца зная, что он мне сейчас будет говорить и как будет предостерегать от общения с Мелимом. — Мой брат действительно опасный дракон. Он разбил много девичьих сердец, и ваше ждёт та же участь.

— Я разобралась с вашим братом, он не доставит больше проблем.

— Он убил мою, нашу, мать.

Я застыла на месте. Моё лицо окаменело от таких обвинений. Мелим? Мне что-то не верилось.

— Этого не может быть.

— Может. Я не могу вам этого доказать, мой отец полностью на стороне брата, а другой брат не хочет вмешиваться в наши семейные дела. Из-за Мелима я жил в постоянном ущемлении, он вечно меня критиковал и пытался воспитать под себя. Да, вы правильно делаете, что стараетесь отгородиться от него, вас он так же погубит как и всё вокруг себя.

Юстав приблизился ко мне и моя рука оказалась на его локте. Я хотела вырвать её, но не решилась. Молодой принц без устали очернял своего старшего брата и мне это совершенно не нравилось. Но какое-то зерно правды, в его словах, я замечала.

— Он жестокий, он сильно ранил моего лучшего друга и тот перестал со мной общаться. Я никогда его не прощу за его выходки. А как он смотрит на вас. Вы замечали? — Я мотнула головой в знак отрицания. — Он смотрит так, будто вы полностью ему подчинены, и именно это вас и ждёт, если поддадитесь его искушению.

Слушать его исповедь не было больше сил. Я постаралась отвлечь принца от его гнетущих мыслей. Перевела разговор на погоду, поговорила о лошадях, но всё равно рано или поздно наш диалог вновь переходил в Мелиму, к тому какой он жестокий, как разобьёт моё сердце, ведь так он поступал сотни раз с другими и какой он гнилой внутри дракон.

Все эти разговоры лишь усиливали желание поговорить с самим Мелимом и выяснить почему его младший брат так его ненавидит.

Когда мои руки окончательно замёрзли, а голос осип принц сжалился надо мной и проводил до моей комнаты.

Ещё долго я не могла заснуть.

Думала стоит ли сейчас прогуляться по ночному особняку, как я делала это раньше, и когда я окончательно решила выйти об окно моей комнаты стукнулся маленький камень. Потом ещё один и ещё.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

На улице я разглядела знакомый силуэт Мелима. И через секунду уже спешила по коридору к нему.

Он ждал меня под окном моей комнаты. Невозмутимый, будто мы проделывали подобное ночное общение сотню раз. Запыхавшись я остановилась.

Мелим спокойно посмотрел на небо, укутанный в тёплую чёрную накидку.

— Ты хотела со мной о чём-то поговорить? — Осведомился он.

— Я? — Его вопрос меня удивил. Я подумала, что это он, наоборот, жаждет со мной встречи, но видя его непринуждёние, лёгкое отстранение и явную холодность я призадумалась. — С чего ты это решил?

— Тебе следует хорошенько скрывать свои мысли, когда гуляешь с другими. — Он сердито осмотрел меня с ног до головы и я рассмеявшись вздохнула с облегчением.

— А ты что собрался отвоёвывать меня у своего брата? И раз ты здесь, то у меня, действительно, найдётся для тебя пара вопросов.

Теперь я поняла причину его напряженного состояния. И ничего то от него не скроется. Я обернулась посмотрела по сторонам, на тёмные окна особняка и решительно направилась в сад, туда, где ещё с утра, гуляла с Юставом. Мелим следовал за мной, он молчал и даже не пытался со мной заговорить.

— Сегодня твой младший брат рассказал о тебе много интересного. — Начала я не в силах больше выдерживать эту тишину.

— И ты всему поверила?

— Я? — Я резко развернулась к нему и он практически врезался в меня. — За кого ты меня принимаешь? — Он поначалу застыл на месте, а потом улыбнулся, будто с него слетела гора с плеч. Сейчас я видела как Мелим окончательно расслабился. Передо мной предстал прежний воздушный дракон. Уверенный в себе, спокойный, рассудительный. — Но естественно, что у меня к тебе возникли вопросы.

— С чего ты хочешь начать?

— Об этом, — я дотронулась до кулона на шее, — ты действительно забрал все вещи своей мамы и не поделился с Юставом?

— Давай я прежде расскажу тебе немного о себе и своей семьи. — Помедлив он начал.

Мы шли по увядающему саду. В темноте мало что было видно, только свет отдалённых фонарей и какие-то блики. Под ногами шуршала опавшая листва. Я укуталась в свою накидку. Погулять по улице ночью, в это время года, явно, не лучшая затея.

— Ты слышала как он один раз обратился ко мне "грязнокровка"? — Я утвердительно кивнула. — Дело в том, что моя, наша, мама была из рода воздушных драконов, её дедушка был воздушным, а потом он женился на огненной драконихе, у них родился мамин папа, он стал так же владеть огненной силой, и так вышло, что мама оказалась воздушной. В драконьем мире к наследной магии больше требований чем у вас. У нас всё жёстче и агрессивнее. Тем более потомство короля. Я вот наследовал магию мамы и её рода, а мой брат стал полной копией отца. И ему это совершенно не нравится. Я могу предположить, что он мне сильно завидует. И теперь, когда не стало нашей мамы у меня от неё осталась внешность, цвет волос, глаз, её магия, а у брата ничего. И теперь он рьяно руководит отцом, всеми, пытается казаться главным, хочет всеобщего внимания. Меня он не переносит так как видит во мне черты нашей умершей матери.

Драгоценности мамы по старшенству достались мне. Я бы отдал часть Юставу, но пока не делаю это. Он взбалмышен, эгоистичен, и сейчас доверить ему мамино наследие я не могу.

— Но он обвинил тебя, что это ты убил её.

— Он может говорить всё, что приходит ему в голову. Она серьёзно болела и рядом с ней всегда находился я. Брату не часто давали видеться с ней, он очень эмоционально воспринимал её болезнь. Тем более ему тогда только исполнилось шесть лет. И чтобы оградить его от подобных переживаний мы решили, чтобы он знал поменьше о болезни мамы. Кажется ему кто-то сказал, что она не умерла, а окаменела и он дни и ночи напролёт искал её по всему нашему королевству, забредал в горы, терялся в лесу. Он сильно переживал потерю нашей мамы так, что я решил пусть он винит меня и направит на меня весь свой гнев, чем сам пострадает от своих же рук.

— А что насчёт, — я замолчала не решаясь, да и какое мне до этого дело, задать следующий вопрос, Мелим добродушно ждал, хотя и понимал на что я намекаю, — твоих похождения. — Выдавила я из себя.

— Обо мне вообще много слухов ходит. Никто меня не знает лично, только знают, что у короля есть ещё средний сын. Я белая ворона в семье, выбиваюсь из общего плана. Да и, за столько лет жизни, я привык к этому и нахожу в этом свою привилегию и выгоду. Насчёт похождения, — он лукаво улыбнулся и склонился прямо к моему лицу, — я душой и телом принадлежу только одной девушке.

Сердце заколотилось. Мои щёки горели не только от холода, но теперь, и от смущения. Я застыла и было потянулась к нему, но вовремя опомнилась и тут же отстранилась.

Вот негодник. Зачем так играть на чувствах девушки.

— Отец предложил мне выйти из тени и жениться на одной из дочерей его советника, я согласился, что мне терять, но потом я встретил тебя и для меня всё изменилось.

Изо рта вырывались облачки пара, я шмыгнула носом, вся дрожа. Похоже прогулку следовало прекращать. Я многое узнала и о ложи Юстава, и то, что происходило на самом деле. Мелим снял с себя тёплую накидку и накинул её на меня.

— Нне, ннадо. — Героически простучала зуба я.

Мы возвращались назад. Этим вечером я была довольна. Очень.

Теперь мне многое стало понятно и я всё больше и больше прониклась к моему воздушном дракону.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Мы обещали остаться друзьями. Вчера. Когда прощались он чувственно обнял меня, прильнул к моей щеке и попросил стать его другом. Просто другом — раз нам не суждено стать парой.

Я ощутила комок в горле, который не дал чётко говорить, заглушила желание зареветь прямо там на месте и утвердительно кивнула.

Друг.

Если таким способом я смогу его видеть, разговаривать с ним, находиться в его обществе, то я всеми руками "за", если это всё что мне будет позволено — то нет.

Я перестала чувствовать, слышать его мысли и видимо он тоже. Либо это чьё-то влияние так действует на нас, либо это мы скрыли своё присутствие друг от друга. Я действительно не хочу, чтобы Мелим читал мои тревоги, желание остаться с ним, которое разрывало меня изнутри.

Обещание.

Как только мои мысли становились для меня опасными, когда они разжигали моё воображение и желание, я моментально, сама того не ведая, представляла разрушенный мир, множество покалеченных судеб. Нет. Я медленно остывала, приходила в себя, а потом начиналось всё по кругу.

С утра, на следующий день, я встала моментально. Не в силах находиться в одиночестве в своей комнате, я вышла из неё и направилась завтракать.

За нашим драконьим столиком мне ждали Ида и Лукра. Девушки активно что-то обсуждали, а стоило мне подойти ближе моментально замолчали.

— Что происходит? — Я насторожилась, поставила поднос с выбранными блюдами — блинчики со сгущёнкой и немного малинового варенья с тостами и яблочный сок — и села за стол.

— Ничего такого о чём мы не можем поговорить. — Весело начала Лаида.

— Лиреда выгнали. — Закончила Лукреция и звонко рассмеялась, будто сам этот факт придавал ей неописуемое наслаждение.

— А мне сказали, что он сам ушёл.

— Ну, что ни говори, а больше он проблем нам, а особенно тебе, не доставит. — Лаида удовлетворённо облокотилась на стул, скрестила руки на груди и оглядела зал. — И эти сестрички, тоже заткнулись, наконец-то.

— А как твой отец отнёсся к твоему возвращению? — И как я забыла о Дареде? Об этом радушном, светлом человеке?

— Папа? Ну, — Лаида улыбнулась, наклонилась к столу, взяла и отпила из стакана тыквенного сока, — первое время я капала ему валерьянки, чтобы он успокоился, а затем серьёзно с ним поговорила и он, знаешь ли, принял мои слова и успокоился. А вот насчёт мамы, — девушка фыркнула, по видимому отношения между ними не слишком то и тёплые. Ида изменила голос до писклявого, начала размахивая руками и поджимать губы изображая свою матушку, — раз взялась подменять кого-то, то пусть выполняет свою работу, иначе она подставила всех нас, как она могла, да как посмела, вот только увижу её, дочка, ты сама хороша, не могла найти замену получше или подготовить её тщательнее, нужно было следить за ней лучше, этот Лиред никогда у меня доверия не вызывал, в своё время я предлагала тебе отличную партию, а что в итоге вышло…, - Лаида передёрнулась приходя в свой облик, — и всё в том же духе на протяжении всего вечера. У неё всегда так. Даже если мы выбираем в магазине комод в мою комнату заканчивается всё женихами.

Ещё полчаса мы болтали обо всём на свете, я приятно провела время. В комнату я не хотела возвращаться, опять оставаться одной и думать, думать, думать. Мечтать. Поэтому позавтракав и оставив девушек заниматься своими делами направилась в читальный зал. Там я смогу почитать, и там я буду находиться не одна.

И действительно, в библиотеке и примыкающий к ней читательский зал был заполнен людьми и драконами. Походив мимо книжных полок, я выбрала, привлекшую меня по корешку, книгу. Оглядела зал отыскивая свободное местечко и наткнулась на Мелима. Он сидел в дальнем углу, один, и внимательно за мной наблюдал. Я не стала делать вид, что мы не знакомы и направилась прямиком к его столику.

Служанка тут же принесла чай.

Первые минуты мы неловко молчали. На нас никто не обращал внимания, но я сильно переживала и нервничала. Мелим в свою очередь давал мне время прийти в себя и успокоить свои мысли.

Напротив него я заметила открытый альбом и простой карандаш в его руке.

— Ты рисуешь?

— Во всяком случае пытаюсь.

Чистый лист бумаги так и остался чистый и через десять минут и через двадцать. Я читала. Что-то. Совсем не вникала в текст. От присутствия Мелима сильно билось сердце, но я не обращала внимания относя это явление к переживания за героев книги. Не выдержав, я отложила произведение и потянулась в альбому.

— Дай посмотреть, что ты раньше рисовал.

Мели не возражал и пододвинул мне поближе альбом.

А он неплохо рисует. Нужно отдать ему должное в этом.

Пролистав пару первых страниц я наткнулась на камень.

— Это он?

— Да.

Драконий камень оказался совершенно не таким, каким я его представляла. На рисунке он стоял на круглой подставке, маленький, он мог поместиться в объединённых ладонях.

Мелим идеально передал облик камня, я видела все его шероховатости, трещины, выпуклости. Некоторые сколы по бокам.

— Есть в нём что-то завораживающее. — Только и смогла произнести.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Когда рядом прошла скользящая фигура я дёрнулась пытаясь прикрыть рисунок ладонью.

Мою руку отстранили и Ида выдыхающим шепчущим голосом произнесла:

— Я видела этот камень.

Глава 15

И я, и Мелим неотрывно, поражённо уставились на подошедшую Лаиду.

— Что? — Только и смог спросить дракон. Он как-то мгновенно побледнел, но его глаза загорелись от предвкушения, в то же я видела его недоверие или лучше правильнее сказать, боязнь, что эти слова могут оказаться неправдой.

— Да, — Ида кивнула, — всё верно, я видела его, но мельком. — На последних словах она пододвинула стул и села за наш столик. Взяла в руки альбом, покрутил и так, и сяк и ещё раз кивнула. — Я точно его видела, только нужно вспомнить где именно.

— Ты не помнишь?

На удивлённо вопрошающего Мелима Ида только фыркнула.

— За последние недели, я много где побывала. — Она отложила блокнот и закрыла глаза концентрируясь.

Я переглянулась с Мелимом, затаила дыхание, мысленно пожелала Иде вспомнить всё и стала ждать. Через какое-то время девушка открыла глаза.

— Он находился в комнате-складе имении Лиреда.

— Что?

— Да хватит чтокать, я говорю правду, я видела такой же камень в имени Лиреда, когда пряталась, всего на пару часов они приютили меня. К ним пришли с проверкой, искали то ли меня, то ли ещё что, и пока они всё обыскивали, я находилась в пыльной, заставленной всяким барахлом, комнате, там этот камень я и видела. Ну да, — Ида взяла альбом в руки ещё раз, покрутила его, — те же сколы, такие же трещины, да и размер похож.

— Нужно забрать его. — Я произнесла то, что было в голове у Мелима.

— Если поторопиться то сможете. Отсюда до имения Лиреда где-то пять дней, если ехать спокойно, а если ехать быстро, то время естественно сократится.

Мелим не мог сидеть на месте. От возбуждения он вскочил, бросился к выходу, опомнившись вернулся, выхватил альбом из Идыных рук, постоял на месте приводы дыхание в порядок.

— Да что с вами такое? Что это за вещь такая раз вы оба так всполошились? — Девушка смотрела то на меня, то на Мелима.

— Расскажи ей, а я к отцу.

Мелим не дожидаясь моего ответа убежал. А во мне затеплилась надежда. Такая тонкая и хрупкая, что я боялась толком о ней думать, чтобы не спугнуть удачу.

— Ну? — Не в силах больше терпеть моего молчания подала голос Лаида.

— Как по твоему, зачем происходит отбор? — Я начала издалека.

— Чтобы сократить наше сообщество.

Я засмеялась от такого предположения.

— Нет, на самом деле когда то давно маги, то есть мы, украли у драконов их камень, камень, который давал им силу, энергию, благодаря которому они, в принципе, жили. И сейчас с помощью отбора и последующего ритуала они могут узнать где этот камень находится, чтобы вернуть его. Если ты говоришь правду, то драконы вернут себе камень и отборы прекратятся.

Лаида от удивления округлила глаза, слегка присвистнула.

— Так этот чёртов отбор все эти годы происходил из-за этого камня? И все те девушки, которые умерли, погибли из-за камня?

— Постой, — я прервала Иду, её щёки горели от возмущения, один глаз начался дёргаться, а руки раскалились, — они живы, все девушки живы.

Ида мгновенно остыла, придвинулась ко мне ближе. Её глаза оживились источая интерес.

— Что?

Я засмеялась от её "что", только недавно она делала нам с Мелимом замечание по этому поводу.

— Когда драконы окончательно лишаются своей силы они каменеют. Даже сейчас у вполне спокойного и сильного Мелима каменное плечо, потому что он слабеет день ото дня. Девушки не прошедшие ритуал окаменели, они оживут как только драконий камень окажется на своём законном месте.

— Вот я дура, если бы знала об этом раньше, то давно бы этот отбор закончился. — Ида вся поникла, я видела как она постепенно расстраивается. В её голове крутились мысли, она понимала, что могла бы изменить ход истории, просто взяв какой-то камень из склада старых вещей. Такая возможность была упущена.

— Ты не знала, так что не вини себя. — Я попыталась успокоиться девушку, но делала только хуже.

Вскоре вернулся Мелим.

— Покажи мне где ты видела этот камень.

— Ты хочешь поехать в имение Лиреда?

— Прямо сейчас, не откладывая, король дал на это своё согласие.

— Я бы с удовольствием, но боюсь помочь тебе в этом вряд ли смогу. Да, я видела этот камень и примерно могу рассказать о его расположении, но чёткого пути я не помню. А судя по тому, что Лиред ушёл с отбора так неожиданно и быстро именно за камнем он и направился, или нет, я точно не знаю, но внезапного появления тебе я не гарантирую и поэтому камень может и не оказаться на месте.

Мелим кулаком ударил по столу вымещая на нём своё негодование. На нас обернулись несколько человек. А на парня было невозможно смотреть. Секунду назад такой возбуждённый, сейчас мрачнел на глазах.

— Я могу это сделать. — Слова вырвались прежде, чем я смогла полностью обдумать свои действия. — Но для этого мне понадобится кольцо и кровь Иды.

Мелим понял меня без лишних слов. Он вновь стремительно поднялся.

— Приходи сразу в мою комнату, здесь много лишних глаз и ушей. — Я посмотрела по сторонам, несколько косых взглядов, несколько простого любопытства могли нам всё испортить.

Когда Мелим скрылся за дверью библиотеки мы с Лаидой посидели ещё немного, для отведения внимания, а затем вышли, прямо направившись в мою комнату.

— А она мне нравится. — Заключила Ида, когда полностью её осмотрела. — И вид из окна прекрасный.

— Согласна с тобой.

Мы замолчали, говорить было совершенно не о чем. А ждать Мелима, так вообще, мучительно. Отдаст ли моё кольцо король? Позволит ли мне вновь владеть им, зная, что я могу делать? Верит ли он словам Иды?

Голова пухла от неотвеченных вопросов. Ида продолжала смотреть в окно, а я нарезала круги по комнате стараясь успокоиться.

Мои переживания прекратил стук в дверь, я совершенно не услышала приближающихся шагов.

— Войдите.

Мелим вошёл тихо, спокойно. Он направился прямо ко мне и протянул руку. Сердце пропустило пару ударов. На раскрытой ладони лежало моё колечко. Такое родное. Ида оказалась рядом.

Ни она, ни он ещё не видели моего превращение в любого человека. Я как обычно нервничала, боясь, что именно на этот раз у меня ничего не получится.

Когда я уколола палец Иды девушка даже не скривилась. Капля упала на матовую шляпку кольца моментально впитавшись и превратившись в алый блеск.

Секунда. Другая.

Поначалу ничего не происходило, а затем комнату наполнило алое свечение, из кольца вырывались алые всполохи. Оно сияло на всю комнату, даже с улицы было видно. Я наскоро закрыла кольцо рукой, когда оно потухло я надела артефакт-пепевёртыш на указательный палец.

Приготовилась закрыв глаза. Я много раз видела, как я меняюсь внешне и это всегда происходило одинаково, а вот то, что творилось в моей голове для меня всегда было неожиданностью.

Голова начала рассказывать, когда первые Идины мысли возникли в ней. Они обрушились лавиной. Нахлынули на меня всем скопом. Я тонула в них пытаясь выбраться. Попыталась нащупать нужное воспоминание, и не нашла его.

Я улыбнулась, когда почувствовала что Ида испытывает при присутствии моего брата. Да, действительно, это можно назвать любовью. Никаких претензий к роду, никакого негативного отношения в сторону моих близких и ко мне в частности.

Нащупала ниточку ведущую к Лиреду. Преданность превратилась в неприязнь, а отношение поменялось от обожания до брезгливости. Я чувствовала Идино недовольство на саму себе за то, что вовремя не смогла увидеть истинного облика Лиреда.

Постепенно ниточка привела меня в тот день, когда девушка пряталась в комнате-складе.

Я, в воспоминаниях Иды, шла по проходам, как в музее, с любопытством рассматривала вещи, старую мебель, потёртые диваны, изъеденные мощью ковры. Сама комната была большой. Сердце колотить, когда Ида слышала приближающиеся шаги, а когда они удалились облегчённо продолжало дышать.

В воспоминаниях я резко остановилась, когда увидела камень.

С первого взгляда и не скажешь, что он несёт в себе такую силу. Он стоял на каком-то медном ржавом подносе, весь в пыли. Жаль я не могу протянуть руку и взять его, чтобы он возник в моей комнате.

Ещё раз припомнив всё, что находилось округ, сохранив в голове, как я сюда добралась, я вздохнула и открыла глаза.

Мелим с Лаидой молчали. Они ожидали моего вердикта и я быстро ответила на их вопрошающие взгляды.

— Я знаю где он находится.

Мелим облегчённо вздохнула.

— Отправляемся прямо сейчас. — Он не намерен был долго ждать. — Тебе не следует переодеться?

— Нет, — я отрицательно мотнула головой, — всё равно, в полночь, Идин облик с меня спадёт, а я так предполагаю, что мы не скоро доберёмся до имения Лиреда.

— Да, вам следует спешить.

Ида, практически, благословила нас на удачное путешествие, напоследок крепко меня обняла и вышла из комнаты. Мелим сказал мне тепло одеться и выходить к воротам, он будет меня там ждать.

Наскоро переодевшись в тёплое платье, накинув плащ, я не стала долго задерживаться и поспешила на улицу.

Около ворот Мелим ждал меня не один. За то время, которое я не видела короля он сильно изменился. Я видела как последние силы покидают его. Направившись ко мне он хромал. Я уставилась на подол его плаща.

— Нога окаменела, — буднично начал он, — не обращай на меня внимания, сосредоточь все силы на камне. Я пообещал кое-что Мелиму, он расскажет тебе по дороге. А теперь не стоит задерживаться. В путь. — Он, по отечески, поцеловал меня в лоб, похлопал по плечу.

Я села в запряженную двумя скаковыми лошадьми коляску. Кучером стал Мелим.

Мы отправились в путь ближе к обеду. Стоило нам выехать на прямую дорогу, как лошади понеслись не просто очень быстро, а со скоростью ветра. Встречный поток воздуха опалил лицо, я закрылась плащом, оставив только открытыми глаза.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Мелим тратил колоссальные силы. Теперь я поняла как так быстро дедушка с отцом смогли доехать до особняка, такой же способ выбрал и Мелим. Управляя воздухом он помогал лошадям скакать невообразимо быстро.

От подобной поездки не было возможности не то что поговорить, п даже спокойно смотреть вперёд и я не смогла выяснить, что такого особенного пообещал король Мелиму.

Мелим молчал полностью сосредоточившись на дороге. В полночь, облик Иды спал с меня и теперь я стала самой собой.

Лошади чувствовали себя прекрасно. Они всё так же неслись галопом, как и в начале поездки. Магия воздушного дракона полностью выполняла всю работу. Лиреда мы не нагнали, видимо он что-то подозревал и поэтому сам быстро доехал до своего дома, либо он вовсе и не домой отправился после своего отбытия из особняка.

Солнце давно взошло. Начался новый день. Теперь мы то сбавляли скорость, то нагоняли упущенное. Мелим выбивался из сил, он старался не показывать виду, но я чувствовала, всё, что творилось у него внутри.

Мелим облегчённо выдохнул, когда вдалеке мы увидели большое имение Лиреда. Оно располагалось на краю утёса. Огромное монументальное здание. По своему красивое, но в большей степени мрачное. Сейчас оно казалось полностью пустым. Ни одного света в окне, никакой живой души поблизости.

Мелим остановил коляску, привязал лошадей и мы направились к главному входу. Я вспоминала все шаги Лаиды. Только Мелим протянул руку, чтобы открыть дверь, как я остановила его. Нет. Ида заходила с чёрного входа, и нам стоит последовать этому же примеру. Мы так и поступили.

Обошли здание, подошли к неприметной двери. Без лишних усилий она открылась от моего прикосновения. Мы вошли внутрь.

Пахло затхлым воздухом. Здесь давно никто не жил. Странно. Всё складывалось в нашу пользу. И дверь почему то была открыта.

Я не стала долго блуждать, а направилась прямо по воспоминаниям Иды. Поднялась по винтовой лестнице, прошла пару поворотов, затем спустилась на один этаж. Прошла ещё немного и оказалась около большой деревянной двери. Мелим попытался выровнять дыхание.

Драконий камень находился за этой дверью и всё могло закончиться уже сегодня.

От эйфории закружилась голова. Или это настроение Мелима мне так передаётся? Я толкнула дверь и надо же, она так же легко открылась, как и предыдущая.

Старые вещи были навалены друг на друга. Какие-то непонятные мне стулья без седушек, много изъеденных молью ковров. Зачем это всё хранить? Не понимаю. В дальнем углу заметила ряд разбитых стёкол в кривых рамках.

Что творилось с воздухом в этой комнате, я не берусь сказать. Но, я скажу, что мне сразу же захотелось отсюда сбежать.

Идины воспоминания: чёткие, ясные, будто это не она здесь раньше ходила, а я, привели нас к камню. Когда Мелим увидел его, то не смог сдержаться и побежал.

Схватив его он застыл. Я видела как сползает счастье с его лица, как огонь в глазах потухает, как уголки губ кривятся в усмешке. Всё так хорошо получалось. И теперь он понимал, что всё так удачно складываться не могло.

С криком, разнёсшимся по комнате, он ударил камень о пол. Я лишь стояла и моргана. Не зная что и делать.

Такая удача ускользнула от нас, а может это был всего лишь мираж. Я подняла камень с пола — муляж. Причём совсем не качественный. Сделанный из нескольких слоёв картонной бумаги. Я покрутила его в руке. Всмотрелась внимательнее.

Неужели Ида ошиблась и всё это время на ржавой подставке стоял он? Я поставила его на поднос. Отошла. Посмотрела Идиными глазами, вспоминая всё, что видела она. Вновь подошла. Взяла, покрутила в руках. Припомнила всё.

— Это не он.

— О чём ты? — Мелим оторвался от своих дум.

— Ида видела не этот камень. Это не он. Это простая копия, причём очень плохая. Камень в Идиных воспоминаниях более каменный что ли. — Я попыталась высказать то, что раньше видела девушка. — Он темнее, намного. Вот здесь, — я покрутила камень и ткнула на ровный угол, — маленькая выбоина, а здесь трещина.

Мелим кивал подтверждая мои слова.

— И раз этот камень стоял здесь, то одно можно сказать наверняка — семейка Лиредов знает как выглядит камень чёрных драконов по настоящему и значит они замешаны в его краже.

Я хотела ещё что-то сказать, но в это самое время я чётко расслышала скрип половицы. На секунду всё стихло, а затем кто-то побежал.

Кроме нас с Мелимом здесь был ещё человек или дракон на худой конец.

Воздушный дракон не заставил себя долго ждать и рванул с места, я побежала следом.

Удаляющиеся шаги раздавались в правом крыле здания. Именно туда мы и побежали.

Сердце колотилось в груди, руки тряслись. Я молила, чтобы на этот раз у нас всё пошло правильно, чтобы мы догнали беглеца и узнали у него нахождение либо камня, либо того, кто точно знает где он находился.

Мы остановились у разветвляющегося коридора.

— Ты беги сюда, — Мелим указал в левый коридорчик, — а я побегу в правый.

Не теряя времени, я сделала так, как мне сказали.

Я слышала удаляющиеся шаги Мелима, своё собственное натужное дыхание.

Через несколько минут я выбежала в большой коридор и увидела в окне, что на улице, из имения Лиреда, появилась фигура в тёмном плаще.

Не теряя ни единого вздоха я побежала к выходу мысленно обращаясь к Мелиму. Он ответил моментально теплом в груди.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

На улице стало намного теплее, чем было с утра, или это мой бег повлиял на это?

Фигура удалялась к краю утёса, а я спешила за ней.

В ней было что-то знакомое, но я не сразу обратила на это внимание.

А потом, у самого края обрыва, фигура обернулась и скинула плащ.

Лиред за последние дни, когда я его не видела сильно изменился, но сомнений у меня не было, передо мной действительно стоял он.

Он будто сдулся и теперь, когда я видела его изменённый вид, выглядел он жалко. Больше ничего мне не напоминало о том пышащим здоровьем и силой молодом человеке.

Ещё немного и сегодняшний Лиред мог бы напомнить скелет.

Черты его лица сквозили презрением. Ненависть в глазах блёстела стальным бликом. Он облизал губы и оскалился в подобии улыбки.

— Жизнь тебя потрепала, Лиред, или то, что я сейчас вижу это твой настоящий облик?

Парень ещё больше улыбнулся однажды ряд родных зубов. Он всё ближе приближался к обрыву.

— А ты маленькая проныра. Не думал, что тебе хватит мозгов догадаться о том, кто я на самом деле. — Его оскорбление я пропустила мимо ушей. Незачем тратить на это своё время.

— Не такая уж и проныра. Что с тобой стало? Будто ты на жёстком пайке вот уже полгода. — Я медленно к нему приближалась, стараясь своей болтавнёй успокоить его и обмануть.

— Ты мало обо мне знаешь. Я все свои силы отдал отцу, на борьбу с нашими захватчики. Все маги будут рукоплескать нам. Нашей семье. А эти каменные отродья получат по заслугам.

Я напряглась услышав эти слова. Лиред с отцом что-то готовил? Но что?

— Какой же ты глупый. Семья Иды столько для тебя сделала, а ты предал её. — От моих слов Лиред захохотал во все лёгкие.

— Я никогда не любил эту семью. Может только поначалу, — он задумавшись посмотрел на небо, — все их лицемерные улыбки выводили меня из себя. Идины проверки несказанно бесили. Я преклонялся перед ними, ней, словно раб. — Он вновь рассмеялся. — Она не знала о моих многочисленных похождениях, не знала, что я изменял ей с её подругами, и как же я потешался, когда видел, как она верит всем моим словам. "Я не смог придти к тебе, меня пригласили на обед к чиновнику." — Он изобразил, как говорит эти слова Иде, а потом передразнил девушку, её жесты, сделав их комичными. — А на самом деле в это самое время я встречался с одной из её любимых подруг и мы вместе весело проводили время.

— Замолчи. — Я не выдержала его издёвок, мне стало просто противно от его вида. И от того, как он обманывал Лаиду.

— Скажи спасибо её мамаше. Если бы не она. Если бы она одобрила меня. Возможно всего этого, — он развёл руками, — не было бы. А теперь пусть пожинают свои плоды.

Тем временем, я маленькими шажочками подходила к нему. Либо он этого не замечал, когда был поглащён своим рассказом, либо не придавал этому значение.

Когда я подошла к нему слишком близко, он только здесь понял, что я могу представлять для него опасность. Я оглядела его вид. Под плащом явно находился камень. Сейчас он держал его в руке.

Я подскочила стремительно, стараясь выиграть время и исполнить эффект неожиданности, но точный удар Лиреда отбросил меня назад. Я шлёпнулась на землю. Скривилась от боли и встала потирая ушиб.

— Не так быстро, крошка. Если ты думала обмануть меня, то явно у тебя ничего не получилось. А так как ты тут одна, то может это ты сейчас находишься в моей ловушке.

Что? Он не видел Мелима? Почему он думает, что я одна?

Теперь я пошла на него в открытую. Стараясь не попасть под удар. Лиред недолго думая метнул в меня огненный ком. Я отскочила прерывисто дыша.

— Ты спятил?

— Я? Да.

Я вновь сократила дистанцию и оказалась на вытянутой руке от Лиреда. Огненная пощёчина опалила лицо. Я взвизгнула, пошатнулась, но устоял на месте. Камень. Сейчас он был самой главной моей целью, а что уж станет со мной, я об этом пока не думала.

— Ждать осталось недолго. Скоро мы соберём достаточное количество людей и сотрём с лица земли этот драконий род. — Внутри меня всё заледенело. — Ты знала, что их каменные статуи можно разбить? А потом, даже если этот, — он вытащил руку из под плаща и покрутил камень, — предмет поставить на место никто из них, из разбитых груд камней не очнётся. Ты знала?

Я мотнула головой. Рот пересох, я не могла вымолвить и слова.

Так вот, что задумал его отец. Он знает о силе камня, знает о его свойствах и знает, что драконы слабеют.

Я постаралась выхватил камень из рук Лиреда. Но он удержал его. Парень оттолкнул меня.

В это самое время к нам приближался Мелим. Я услышала вырвавшийся стон Лиреда. Похоже он действительно не знал, что он здесь.

Теперь вдвоём мы сумеем одолеть огненного мага. Я ободрилась.

В это мгновенье меня схватил Лиред, зажал рукой рот и потащил к краю пропасти.

Мелим застыл на месте не в силах сделать лишнего шага.

— Отпусти её. — Его уверенный голос разнёсся по округе.

— Нет уж. Она моя страховка.

Я замычала. Мой рот всё так же был зажат. Я повернула голову и увидела дьявольские огоньки в глазах Лиреда. Он совсем сошёл с ума. Меня это сильно напугало. Я обернулась к Мелиму. С виду спокойный, но я чувствовала как бьётся его сердце, как сильно он переживает из-за меня и винит себя в случившемся. Ведь это он сказал мне бежать по тому коридору.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Он прирос к земле не в силах пошевелиться, но готовый в любую секунду кинуться к нам. Мелим сжал руки в кулаки, желваки играли на его скулах. Глаза ясно оценивали обстановку.

Во мне что-то щёлкнуло. Изменилось.

— Выбирай: либо твоя ненаглядная, — Лиред тряхнул меня как следует, чуть голова не слетела с плеч, — либо этот чёртов кусок. — Он помахал драконьим камнем.

Я затаила дыхание. А Лиред всё ближе подбирался к обрыву. Обернувшись я увидела валуны на дне, вода начала промерзать и боюсь при падении от меня не останется ни единой целой кости. Моими глазами на камни смотрел и Мелим. Я попыталась помешать ему, но была не в силах этого сделать. Интересно сколько здесь метров? Долго падать? О чём я смогу подумать прежде чем разобьюсь на смерть?

Эти мысли крутились в моей голове.

— Ну же. Выбирай. — Лиред язвительно засмеялся. От этого смеха зазвенело в ушах.

Я вновь посмотрела на Мелима. Созерцать камни мне не хотелось.

Я в очередной раз почувствовала разгорающиеся перемены внутри себя. Такое тёплое, живое. Что это?

Оно будто накатывало, рождалось. И умножалось в тысячи раз с каждым мгновеньем. Мелим. Я сосредоточилась на нём. Я смотрела только на него.

Это чувство внутри меня откликаелось на воздушного дракона. Оно проникало во все клеточки моего тела. От ощущения кружилась голова.

Вот ведь я дура. Это же просто очевидно.

Любовь.

— Выбери камень! — Я прикусила палец Лиреда и крикнула не в силах больше сдерживаться.

Да пусть он выберет камень. Не менее. Не надо. Без меня он сможет прожить ещё много лет, а вот без камня…

Я приняла волевое решение. Пожертвовать собой ради жизни Мелима. Запросто. Я готова. Я в первом ряду.

От неожиданности и моей прыти Лиред ослабил хватку и я сумела вырваться.

Но не тут то было.

Я видела, как в замедленного съёмке, как к нам побежал Мелим, белый словно чистое полотно пергамента. Я видела, как Лиред скривился от сожаления и схватив меня толкнул с утёса. Глаза Мелима округлились от ужаса, а моё сердце застыло. В следующую секунду Лиред бросил камень в противоположную сторону от меня, а сам побежал по кромке утёса прочь от содеянного.

Глава 16

Почему-то я смотрела на убегающего Лиреда, а не кричала из-за своего падения. От Лиреда я перевела свой взгляд на камень, что летел в нескольких десятках метров от меня. Его нужно поймать. Эта мысль наполняла мою голову. О себе я вовсе не беспокоилась, предполагая, что так и должно было быть.

Валуны приближались. Я могла различить один, второй, даже рисунок на замёрзшей воде. Но меня это совершенно не волновало. На месте Мелима, я, в первую очередь, интересовалась бы судьбой камня драконов.

Но подняв голову и посмотрев на край утёса, я увидела как Мелим стремительно несётся ко мне. Он протягивал руки стараясь поймать меня прежде, чем я разобьюсь о холодные камни.

Тепло, которое я недавно почувствовала в своей груди разгорелось диким огнём, оно обожгло органы и стремилось наружу. Казалось моя кожа горела, она сияла ослепляет глаза.

И я…

Я отдала этот жар Мелиму. И опустошенная провалилась в незабытье.

Очнулась я от того, что Мелим с силой бил меня по щекам. Как только я открыла глаза он остановился и с облегчением вздохнул. Я разглядела за его спиной большие сложенные кожистые крылья дракона.

— А я думала ты больше не можешь вызывать свою крылатую сущность. — Он улыбнулся, протянул руку и помог подняться.

— Всё благодаря тебе. — Я удивилась, дотронулась до саднящейся щеки, потёрла её, Мелим старался на славу пытаясь меня привести в сознание. — Ты отдала мне силу воздуха. И благодаря этому я смог материализовать свои крылья.

Я округлила глаза ещё больше.

— Как это?

— По моему, ты воздушный накопитель.

Я опешила. Замолчала не зная что и сказать. Накопитель? Бред какой-то. Я? Я не обладаю никакими силами. Воздух для меня полностью закрыт, а тут оказывается, я — накопитель.

— Помнишь, когда ты проходила испытание в пещере и вышла оттуда, то на тебя обрушился огненный смерч, — я кивнула, такое не забывается, — так вот, один из наблюдателей сказал, что он увидел, что ты впитала в себя воздух. Тогда ему никто не поверил. Ведь тогда ты была Идой — огненной магиней, а сейчас, я скажу тебе, что тот дракон оказался прав на самом деле. И сейчас, в критический момент ты раскрыла свой источник и поделилась им со мной. Самим воздухом ты так и не будешь в силах владеть, но ты можешь помогать мне или другому существу, кто владеет воздушной магией.

— Может именно поэтому мы с тобой так сочитаемся? — Я в очередной раз задумалась. Я находила смысл в его словах, и довольно таки весомый. Как и находила правду с собственных суждениях.

Невзначай я посмотрела на утёс. Камень, как я могла забыть о нём. Я было кинулась к обрыву, но Мелим остановил меня.

— Он разбился.

— Если это так, то почему в твоём голосе нет горечи? — Мелим спокойно посмотрел в сторону.

— Потому что этот камень оказался фальшивкой, как и передыдущий. Он разбился, а настоящий камень чёрных драконов расколоться не может. Никогда. Иначе маги давно бы превратили его в пыль.

Я вспомнила ухмылку на лице Лиреда. Вспомнила то, что он говорил мне.

— Они собираются напасть на вас. Лиред, и его отец, и ещё невесть кто. Они знают о силе камня, знают что вы каменеете. Они собрались придти на ваши земли и расколоть все статуи.

— Тогда нам лучше поспешить. — Мелим обернулся на имение семьи Лиреда. — Камня я больше не чувствую, если он и был здесь, его уже увезли. Снова спрятали. — Дракон убрал крылья. Прижал меня к себе и еле слышно прошептал на ухо. — Спасибо.

Мы пошли к своим лошадям, что так спокойно щипали траву на лугу.

Гнать лошадей назад, как поступил Мелим с поездкой сюда не имело смысла. Спешить нам некуда, лишь только принести плохие вести. Наша поездка не увенчалась успехом. Жаль.

Мы ехали молча, каждый из нас думал о своём. Неожиданно, я вспомнила о словах короля.

— Твой отец сказал, что ты с ним о чём-то договорился, что он что-то тебе пообещал.

— Да, — после секундной паузы произнёс Мелим, — отец пообещал не препятствовать нашим отношениям. — Он протянулся ко мне и мягко поцеловал в лоб. — И ещё он пообещал уговорить Юстава не выбирать тебя на отборе. Тем более ты ему не подходишь ни по одним параметрам. Если он тебя выберет, то это крах нашему ритуалу. И тогда тончайшая возможность выяснить где сейчас находится камень просто испарится.

Сейчас, я была самым счастливым человеком на земле. Да, будущее не радужно, скорее всего даже гнетуще-серое, но я находилась в какой-то эйфории. Отдельные маги вновь собираются напасть на, теперь обессиленных, драконов и это не повод для веселья. Несмотря на это меня переполняли возвышенные чувства.

Я открылась Мелиму, действительно поняла, что он мой запечатленный и, что самое главное, мы будем вместе. Я поняла, что люблю его, такое незнакомое доселе чувство, и я буду бороться за своё счастье.

Сейчас планировать свою дальнейшую жизнь с Мелимом будет глупо. Да, я хочу жить с ним, но первостепенной задачей оставался камень, его поиски и возвращение на землю драконов. А уж тогда можно будет подумать и о своём будущем. На какой стороне жить, как существовать.

Главное чтобы Юстав выбрал правильную девушку, чтобы их ритуал завершился как положено, а не так, как это происходило многие годы.

Мелим сидел рядом и улыбался. Может ему передалось моё настроение? Или же он чувствовал то, о чём я сейчас размышляю? Я моментально посерьёзнела, полностью оградила свои мысли. В животе заурчало.

— Разве девушки могут издавать такие звуки? — Мелим ребячески захихикал, я же, скрестив руки, насупилась, тоже мне комплименты посыпались. — Не обижайся, через полчаса доедем до таверны.

Наш обратный путь, до особняка, занял чуть больше недели. Мы не гнали лошадей, стараясь давать им отдых и не напрягать лишний раз. На ночь останавливались в товернях, где можно было поесть и поспать.

В первую же ночь, я смутилась, когда поняла, что в выделенной нам комнате одна кровать. Я застыла у порога не решаясь произнести слова крутившиеся на языке. Вспыхнула алым маком, когда в голове возникли жаркие картинки возможных событий. Проходящий мимо Мелим хмыкнул и улёгся на софу у окна, заставляя моё сердце неистово биться, и при этом чувствовать себя полной идиоткой.

С каждым новым днём приближения к особняку моё настроение ухудшалось. Всё сильнее и сильнее. Я понимала, что мы провалились, что не справились с поставленной задачей, ещё хуже — мы упустили Лиреда, он оказался предателем и все те слухи, что ходили вокруг его отца не просто подтвердились, а ещё больше усугубили ситуацию. Предатель всё это время находился рядом и обвёл нас вокруг пальца. Неприятно однако.

На девятый день вся разбитая, уставшая от тряски дорог, я поняла, что мы заезжаем на территорию особняка. Мы приехали. Поскорей бы разобраться со всем и окунуться в тёплую, а то и горячую воду ванны, душ в тавернах мне порядком надоел, когда вода неожиданно становилась ледяной, и казалось, что ты купаешься в чистом поле.

Первым же делом мы направились в кабинет короля, чтобы отчитаться о своей поездке. Стоило нам войти, как улыбка испарилась с лица Юстава Третьего. Он понял всё по нашим потухшим глазам. Жестом пригласил сесть и выслушал наш рассказ.

Мы остановились на том месте, когда я разделилась с Мелимом, когда в комнату забежал младший принц.

— Камень у вас? — Он старался отдышаться, я видела как его глаза осматривают комнату в надежде увидеть камень, но поняв, что его здесь не было, его лицо мгновенно ожесточилось.

— Как видишь нет. — Спокойно ответил Мелим.

— Я так и знал. Отец, я говорил вам, что справился с этим заданием лучше кого бы то ни было. И посмотрите, что вышло. Я оказался прав.

— Камня в принципе не оказалось в имении. — Огрызнулась я. — Так что хоть бы ты там был, хоть бы тебя там не было это ничего бы не изменило. Можешь отправляться туда сейчас и посмотреть. А твоя запоздалая бравада меня не интересует. И раз ты так жаждал поехать с нами, почему тогда не поехал? Или побоялся стать третьим лишним? — Последние слова, я говорила сквозь зубы.

Легко сейчас рассуждать о том что было бы. Так каждый дурак умеет. А вот поехать, потерпеть неудачу и вернуться — это не лучшее ощущение.

Принц насупился, отвечать на мои замечания он не стал.

— Мы разделились, я побежал по одному коридору, Лия по другому. В финале выяснилось, что я выбрал неправильное направление. Осознав свою ошибку и выбежав на улицу, я увидел Лиреда. — Мелим продолжил рассказывать, Юстав Четвёртый не издавать ни единого звука, что меня не могло не радовать. Король внимательно слушал, когда речь зашла о Лиреде он удивился, то что ждало его дальше совсем его расстроит. — Этот парень бросил Лию со скалы в одну сторону, а камень в другую. А сам в это время сбежал. Видимо он рассчитывал разобраться с нами обоими, но его план провалился. Я вовремя поймал Магдалию, — воздушный дракон с секунду помолчал, — и всё закончилось.

— А камень? — Юстав не допонял финал.

— Он разбился о валуны, то есть — оказался подделкой.

Король кивнул. Внимательно посмотрел на меня оценивая моё состояние.

— Прости за то, что подверг тебя такой опасности. Мне стоило подумать об этом заранее. — В такое время он думает обо мне. Этот мужчина нравился мне всё больше и больше.

— И ещё, — робко начала я, — когда мы были одни с Лиредом он сказал мне, что готовится нападение на вашу страну и он и его соратники планируют истребить все статуи и вас заодно. Либо они подождут пока вы полностью окаменеете и только тогда придут к вам.

При моих словах мужчина совсем помрачнел. Я вся сжалась, готовая выслушать его проповедь, но он повёл себя воспитанно, предложил нам с Мелимом идти отдохнуть, а сам сказал, что начнёт прорабатывать свои дальнейшие действия.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я лежала в горячей ванне. Уставшая, опустошенная. Мне так хотелось смыть события последних дней. Просто стереть себе память. Не помнить имения Лиреда, не помнить ощущения того, что камень был у меня в руке, но я его упустила, не хотелось осознавать, что нашего появления ждали и приготовились к нему, что в итоге я с Мелимом остались в дураках.

Ну что ж, завтра начнётся новый день.

Я буду надеяться на лучшее, ведь пока у меня была только надежда.

— Ты видела их?

Я оторвалась от завтрака и посмотрела сначала на евшую напротив меня Лукрецию, а потом на столик сестёр Ритт, туда, куда смотрела сама, заговорившая со мной, девушка.

Рядом со Сталией сидел Юстав Четвёртый и весело с ней разговаривал. Это было видно по его воодушевлённому лицу, по тому как он склонялся к ней, когда смеялся, и в общем как смотрел на неё.

Я лишь порадовалась, что теперь всё его внимание принадлежало одной из, так меня достовавших, сестриц.

— Они начали так близко дружить когда вы с Мелимом уехали. Практически сразу же. — Помедлив, и наконец оторвавшись от парочки, Лаида взялась за чай. Она ещё раз бросила на них быстрый взгляд и повернувшись ко мне с придыханием произнесла. — Ты его часом не околдовала?

Вот уж чего не знаю того не знаю.

Если поразмыслить как следует к такому выводу вполне можно прийти, но я то знала настоящую причину поведения принца.

— Нет, я ничем таким не владею. Да и если бы владела, то не стала бы связываться с ним, тогда, когда у меня есть Мелим. — Я замолчала густо покраснев. Вот ведь. И наконец я это сказала?

Девушки за нашим столиком одобрительно захихикали.

Сталия Ритт светились, изучала такой позитив, что могла просто обжечь глаза. Она лучезарно улыбалась не сводя своего влюблённого взгляда с Юстава, слушала его чуть ли не с открытым ртом и при каждом слове кидала головой, как балванчиком.

— Мне пора, — я встала из-за стола, — меня ждут.

Вчера вечером мы с Мелимом договорились встретиться в нашем месте, то есть в читательском зале.

Он ждал меня. Совершенно один. Погода на улице стояла превосходная. Светило солнце, осенний холод на время отступил, поэтому все кому не лень сейчас гуляли на улице. Мы же, в двоём, решили побыть наедине.

Мелим читал, без лишней суеты переворачивая страница, одну, вторую. Я села рядом лишь раз взглянув на него. Его лицо озарила улыбка, но от чтения он не оторвался.

Мне было приятно просто находиться с ним рядом. Я могла поговорить с ним и мысленно, для нас это не стало проблемой.

— Ты видел своего брата? — Я прервала молчание.

— Да, эта девушка очень подходит ему по темпераменту, а главное по сочетании магии, она у них идеальная. — Он отложил книгу. — Если всё сложится, то можно считать, что камень у нас в кармане.

Будем надеяться, что так и получится.

— Может погуляем как остальные?

Мою идею Мелим поддержал и мы вышли на улицу.

Под ногами шуршала опавшая листва, деревья стояли голые, готовые в любую секунду окупается снегом.

Справа от нас образовалась толпа, моё любопытство взяло вверх и я потащил Мелима в гущу событий.

Пред нами предстала волшебная картина. Принц со Сталией своей огненной магией создавали представление. Невообразимые фигуры огня появлялись в небе, они дополняли друг друга. Сталия сотворила огненную воду, а Юстав перебросили через эту воду мост, потом по мосту проскакали лошади. Через секунду вся картина взрывалась огненный фейерверков и вновь на небе оживали предметы.

Красота.

Практически рядом с нами появилась ещё одна, знакомая мне, парочка. Брат с Лаидой тоже пришли посмотреть на представление в небе.

Я поманила брата к себе, когда он посмотрел в мою сторону. Он что-то шепнул Иде на ухо и отошёл от неё ко мне.

Я пошла ему навстречу. Отвела чуть в сторону от толпы и рассказала о случившемся со мной.

— Ты накопитель. — Задумавшись произнёс Ярим. — Накопитель. — Пробуя на вкус это слово, вновь вымолвил он.

— Повторяться не нужно, от первого раза ничего не изменилось. Тебе ничего не известно на этот счёт, ничего в голову не приходит? Не помнишь у мамы могли быть такие же способности?

— Поменьше вопросов, сестрёнка, дай прийти в себя. Как я знаю и помню такого в нашей семье не наблюдалось. А ты уверена, что ты этот самый накопитель? — Я картинно закатила глаза.

— Если бы не была уверена, тогда вообще ничего бы тебе не сказала, а теперь стой и думай.

— Я напишу отцу, у меня это быстрее получится, чем у тебя, уж прости.

— Ты прощён. — Снисходительно ответила я, протягивая ему руку как придворная дама. Он засмеялся вспоминая наши детские игры, учтиво мне поклонился и поцеловал, протянутую мной, ладонь.

Всё свободное время я проводила с Мелимом. И мне казалось, что его всегда мало, этого времени.

После завтрака мы обычно сидели в читательском зале, читали книги, и просто наслаждались проведённым вместе временем. Так мы могли просидеть несколько часов и бывало, даже, опаздывали на обед. Обедали мы порознь.

Я предпочитала болтать с девчонками, а он интересовался положением дел у отца. Кстати, о том что Мелим это средний сын короля до сих пор большинство обитателей особняка не знало. В эту тайну я посвятила только Лукрецию с Лаидой. Кажется, об этом рассказал Сталии Юстав, потому что, я видела её любопытные переглядки, когда я была рядом с воздушным драконом.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

После обеда мы предпочитали конные прогулки. Уходили далеко от насущных проблем и разговаривали обо всём. Я уже говорила, что не могу представить, как же этот дракон мне подходит. С каждой новой секундой я привязывалась к нему всё сильнее. Страшась того момента, когда он полностью окаменеет.

У меня появилась безумная мысль, которую, я старательно прятала в глубине своего сознания. Если не удастся найти драконий камень вовремя, если Мелим полностью окаменеет, то я решила его забрать к себе домой. Я не знаю планов Лиреда, не знаю действительно ли он способен на поступок, который мне поведал, действительно ли он готов уничтожить беззащитных каменных драконов, но я решила оставить Мелима у себя дома, а самой отправиться на поиски камня. Так я хочу спасти Мелима. Эта идея самая последняя, надеюсь она не воплотиться в жизнь и мы сумеем исправить положение до полной катастрофы.

Конные прогулки продолжались до позднего вечера, уставшие, но счастливые мы приходили к ужину и так же как и на обеде разделялись.

После ужина нас ждала вечерняя прогулка по территории особняка или если не позволяла погода мы гуляли по самому особняку.

Так, несколько раз, мы натыкались на Юстава. В первый раз я сильно испугалась, что он нас застукал. Он мгновенно посерьёзнел, как это случалось с ним прежде, но после секундного замешательства моментально пришёл в свое, теперь, обычное состояние.

Когда он нас встречал, то смотрел отстранённо, без малейших эмоций. И я как никогда радовалась этому.

Когда же мы встречались с ним в сопровождении Сталии, тут он вовсе менялся и даже не смотрел в мою сторону. В это время, когда они проходили мимо нас, Сталия смотрела на меня победоносно, я стойко выдерживала её взгляда борясь с собой, чтобы не брякнуть мимоходом, что эта ситуация меня полностью устраивает.

Очень осторожно Мелим обсуждал со мной нашу совместную жизнь. Как и я он боялся неизвестности, но планы, всё же, строил.

Стоя у моей двери он притягивал меня к себе и нежно целовал, заставляя меня трепетать.

Так заканчивался наш день.

В последнее время я просыпалась в хорошем расположении духа. Мне хотелось поскорее стряхнуть с себя ночной сон и приведя себя в порядок бежать на завтрак, туда где издалека, я увижу Мелима. Он обычно при моём появлении отрывался от разговоров, улыбался так, как он улыбается только мне и на этом наш утренний ритуал заканчивался.

Сегодня, я Мелима не увидела, да и вообще драконов поубавилось как-то.

Зато за столом меня ожидали, как и обычно, Лукреция с Идой. Девушки, в очередной раз, обсуждали Ритт, её поведение, теперь она в открытую называла себя избранницей принца и раздавала приказы драконам, из-за её поведения часто случались казусы, тем самым она давала нам повод для разговоров.

Я немного насторожилась, когда Мелим не ответил мне мысленно. Всё ли с ним в порядке? И вообще где он?

Возле нас, из неоткуда, возникла мадам Локвуд.

— Девушки, сегодня после обеда состоится следующий этап отбора в большом зале, пожалуйста не опаздывайте.

Мы заверили дорогую мадам Локвуд, что примчимся как только завершим обед, а может даже и раньше.

Моё беспокойство усилился, когда я не нашла Мелима и в читательском зале. Где же он? Я прошлась по всем "нашим" местам, но нигде его не заметила. Порядок нашей жизни был нарушен. А я всё больше и больше нервничала.

Его каменное плечо разрасталось и теперь окаменение происходило по всей руке. И я заметила, что стоило ему больше окаменеть как наша мысленная связь слабела.

А раз сейчас я его не чувствую, то в голову мгновенно полезли самые различные предположения.

Ярим тоже куда то запропастился. Дракон Лукреции пообещал с ней поболтать, как обычно, когда освободится и так же как и все ушёл.

И теперь все втроём мы сидели в библиотеке и наблюдали за Сталией. Своим поведением она давала нам кучу тем для сплетен.

Не знаю как я прожила, в неведении, до обеда, но сейчас все мы шли на очередной этап отбора. Я постоянно крутила головой пытаясь найти Мелима.

Я присвистнула, когда мы вошли в большой зал. И какое испытание нас ждало? Здесь яблоку негде было упасть. В этом помещении собрались все, абсолютно все.

И тут, наконец, я заметила Мелима. Он стоял рядом с королём, нахмуренный, чем-то обеспокоенный. Рядом с ним, не менее спокойный, находился принц Юстав. Мадам Локвуд, вся растрёпанная, подходила то к одному, то к второму, ожидая их приказов, она шепталась с смотрителями отбора, копалась в стопке бумаг, что прижимала к груди.

Испытание на знание наук, я точно не осилю. Такого же мнения была Лукреция стоявший рядом. Она говорила Лаиде, что провалится точно, зато Ида отвечала что что-то здесь не так.

Когда все претендентки, на руку принца, собрались в зале, мадам Локвуд вышла на середину.

— По сложившейся ситуации испытание отменяется, — я облегчённо вздохнула, она выдержала секундную паузу, — и сейчас принц выберет себе невесту, ту, которая по его мнению подходит ему больше всего.

Я охнула. Да и девушки не содержали своего изумления.

Отбор. Прямо сейчас.

Из всех претенденток только одна светились как летнее солнышко. С лица Сталии не сходила улыбка, я бы даже сказала оскала.

По залу разнёсся шёпот. Никто не ожидал такого поворота событий.

Всё вдруг стихло, когда принц направился к нам. Он осмотрел каждую девушку. Задержался чуть дольше напротив Ритт, на меня и вовсе не взглянул.

Лукреция с Лаидой нервно переминались с ноги на ногу. Я же была спокойной. И вообще на происходящее вокруг не особо вникала. Мелим продолжал избегать моих многозначительных взглядов. Но внешне с ним всё нормально. Что творилось у него внутри мне не ясно.

Через какое-то время, пока Юстав продолжал свой обход, я всё же привлекла его внимание. Он показал мне большой палец и на этом я успокоилась.

Принц завершил свой проход и встал около мадам Локвуд.

Он набрал полную грудь воздуха, в это же самое время Сталия Ритт сделала шаг вперёд.

— Я выбираю в свои невесты … Магдалию Язером.

Краем глаза я заметила как улыбка сползает с лица Сталии, я сама чуть обмякла, хорошо, что меня успела поддержать Лаида. Принц разводя руки, для объятья, направился ко мне. Я же стояла как громом поражённая.

Рядом раздался визг, но я практически не слышала его. Уши заложило, в голове помутилось. Принц всё приближался.

Мелим был потрясён не меньше меня. Король стоял как истукан не в силах что-либо сделать, ведь главное правило отбора гласило, что жених выбирает себе невесту основываясь на мнении советников, но прежде всего на своё собственное. Вот Юстав и выбрал. Меня.

Последнее время он играл в забавную игру, но главной его целью оставалась я. Как же бесит. От его неправильного выбора погибнет весь его народ. Мальчишка.

Визг Ритт превратился в истошную истерику, она попыталась подойти ко мне, но её вовремя перехватили.

Принц, лучезарный дурак, наконец подошёл ко мне и потянулся, чтобы поцеловать. Я лишь скривила лицо в отвращении и отстранилась.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Теперь ты моя невеста. Ты должна слушаться меня и подчиняться.

В голове происходили взрывы фейерверков, как я ещё не валялась без сознания, я не понимала. Юстав вновь потянулся ко мне. Голоса в зале слились в один поток. Девушки с облегчением смотрели на развивающееся представление.

Когда губы Юстава практически прикоснулись к моим его отдёрнул Мелим. Совсем взбешённый. Ненависть застилала ему глаза, он трясся от гнева.

— Что ты вытворяешь? — Еле сдерживаясь спросил он.

— Я выбрал себе невесту.

В эту минуту могло произойти всё что угодно и то как смотрели друг на друга родные братья меня пугало.

Я не осталась в стороне, когда Мелим сделал шаг по направлению к Юставу, я встала между ними. Убийство брата явно не смоется с рук Мелима, я это прекрасно понимала, а он действовал по наитию, не обращая внимание на последствия.

— Отойди от неё. — Такого приказного тона я ещё не слышала от Юстава.

Ситуация вырисовывается в яркую картину. Меня с Мелимом хотят разлучить. Нет. Я не хочу этого. Нет, нет, нет. Я замотала головой как болванчик.

— Пожалуйста, не делай этого. Юстав, ты ошибся в выборе, — непрошенные слёзы отчаяния потекли по моим щекам, — умоляю тебя, измени его.

Мой жалобный голос привёл в чувства Мелима. Он загородил меня от своего брата, вышел вперёд, сдерживаясь как и раньше.

Юстав полностью владел ситуацией. Владел нами. Мои прошения он пропустил мимо ушей. На Мелима вовсе не обращал внимания.

Я вцепилась в руку воздушного дракона боясь, что больше никогда не смогу быть с ним. Все наши планы полетели в огненное жерло вулкана. Стражники-драконы вытесняли всех людей из зала оставляя только своих. Сталию, вопящую и брыкающуюся, уносили, сама она идти не желала.

Кто-то попытался меня увести от Мелима, но я ещё больше вцепилась в него.

Сам Мелим обнимал меня и сейчас мы казались одним целым, да мы и были им, этим целым.

Меня с силой дёрнули. Младший принц продолжал наблюдать не встревая, но и не меняя своего решения.

И когда я пыталась вновь соединиться с Мелимом, когда и его взяли в тиски и начали отталкивать от меня раздался оглушительный хлопок.

В зале все затихли, люди сами побежали из помещения боясь попасть под удар, я в изумление смотрела по сторонам.

Огромная трещина пошла по одной из стен. Воспользовавшись паузой я рванулась к Мелиму, он предпринял ту же попытку. Нас попытались вновь отстранить друг от друга. В эту же секунду в зале лопнули все стёкла и посыпались осколочным дождём.

Я испугалась и оттолкнуть своего истинного.

Глава 17

Я тряслась в карете порядка нескольких часов. Юстав аккуратно, чуть ли не благоговейно держал меня за руку, я отвернувшись неотрывно смотрела в окно. Вечерело.

Эмоции только недавно утихли. И моя запоздалая истерика, и осознание того, что я не смогу пройти ритуал, я знала как он проходил, знала примерные ощущения и знала, что гибели не будет, но я не могла его пройти. Не могла и всё тут.

Юстав держал мою руку в своей влажной, от переживаний, руке. Мне несказанно было противно, хотелось её выдернуть и вытереть о платье, но я этого не делала.

Примерно раз в полчаса он предпринимал попытку поговорить со мной, но я лишь отстранённо мычала, не поворачивая головы.

Я смотрела в окно и размышляла о пророчестве. Оно начало сбываться на наших глазах.

Стоило мне прикоснуться к Мелиму, как стены начали покрываться россыпью трещин, окна лишились всех стёкол, а я в страхе смотрела на свои руки и Мелима.

Отец оказался прав, нам не суждено быть вместе, а если мы и будем, то ценой жизни многих миллионов человек и драконов. На глаза навернулись слёзы и я смахнула их ресницами чуть слышно шмыгнув носом.

Юстав только этого и ждал.

— Дорогая, не переживай, я обещаю, мы заживём с тобой прекрасной совместной жизнью, у нас родятся маги-драконы и я позволю тебе выбрать для них имя. — Я вздрогнула. Дети? От Юстава? Моё состояние молодой дракон понял не правильно и начал укутывать пледом.

— Почему ты устроил отбор? Ведь по идее мне сказали что будет очередное испытание.

— А, ты об этом. Мой старший брат, тот кто сейчас руководит страной полностью окаменел и отец решил скорее вернуться в родные места для поддержки.

О чём то похожем я размышляла, когда нигде не находила Мелима и когда практически все драконы куда то исчезли.

Я отдёрнула шторку пошире, посмотрела вперёд, назад. Вереница карет неспешно прокладывала свой путь через равнины полей. Чуть с изморозью они уходили в даль.

Как только Юстав объявил о своём выборе, только я оттолкнула моего дорогого Мелима, из-за начавшихся разрушений, объявили сборы. К моему возвращению в комнату служанка успела собрать все мои вещи.

В самом особняке происходил весёлый гвал. Девушки светились от счастья, порхали от одной двери к другой, поздравляли друг друга с удачным прохождением отбора и чуть ли не пели от переполнявших эмоций. Они возвращались домой и не скрывали потоки радостей.

В всеобщем веселье не веселились только две участницы. Первая — Астари Ритт, она находилась рядом с сестрой, вторая — Сталия Ритт лежала в лазарете под снотворным, которое вколол ей доктор, уставший сдерживать её истерики и попытки сбежать и добраться до меня.

А, ну и третья участница — разумеется я.

Прощание вышло скомканным, ведь из всех, не считая многострадальных сестёр, никто не грустила так, как грустила я. Лукреция с Идой пытались поддержать меня, но нам не дали нормально попрощаться. Брата я не заметила, что меня смутило ещё больше. Лаида объяснила, что его заперли в подвале, чтобы он не попытался устроить мне побег, ещё до оглашения выбора.

Юстав всё продумал. Он также приказал не пускать Мелима на территорию земель Чёрных драконов, чтобы тот не сорвал ему завершающий ритуал всего этого действия. И теперь, как и мой брат, Мелим находился в подвальных помещениях под замком.

Как-то высокомерно Юстав бросил в пустоту, что его старшему брату, да-да он признал его братом при всех, будет позволено вернуться домой после ритуала и собственно свадьбы. Нда, если конечно я выживу. Но меня терзали смутные сомнения по этому поводу.

Так мы ехали больше двух недель. Спокойно, не спеша. Разумеется останавливаясь на отдых, чтобы сменить одежду, нормально поспать.

Я свою дорогу ехала, как невеста, с Юставом, в одной карете, если кто и порвался составить мне компанию, тут же был отослал прочь. Руки я старалась держать при себе и не давались взяться за них надоедливому дракону.

Всю дорогу он жужжал мне под ухо как счастлив, как влюбился в меня с первого взгляда, я не напомнила ему, что первое время была в облике Иды, как он стойчески, уже тогда знал, кого выберет, но не хотел портить весь процесс.

Я отвечала однотипно, в основном мычала или угукала. Попыток сбежать я не предпринимала, но вот огреть, чем-то тяжёленьким, болтливого Юстала, чтобы он молчал всю дорогу, мне хотелось.

— Смотри внимательно, — как то днём начал свой монолог сидящий рядом, — мы подъезжаем.

Мы приближались к скалам. Огромным, великим. В них с лёгкостью можно было потеряться и невозможно выбраться. Громадные снежные хребты тянулись по одной линии. И только истинные драконы могли перейти их не потерявшись.

Мы ехали то по огромным пещерам, то по совсем узком проходу, кареты касались стен и неприятно скрежетали.

Я потеряла счёт времени. Казалось мы блуждали в этих пещерах несколько дней. А наш караван всё двигался никак не сумев прибыть к месту назначения.

Как то резко мы оказались вне пещер. Солнце сияло в зените. Я охнула. Мы оказались на полностью выжженной земле, здесь находились только камни, большие и раскрошенные в пыль, они скрипки под колёсами карет. Сейчас мы двигались очень медленно и аккуратно, будто боясь, что в любую секунду произойдёт обвал.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я глядела во все глаза в окно. Через мгновение моя жалость к драконам, что они живут на одних камнях, исчезла. И меня ждало ещё одно чудо, удивления и открытие.

Заметно стало жарко, вдали виднелись цветущие деревья, благоухающие цветы. На такую красоту можно смотреть часами.

Мои глаза светились от изумления. Юстав чуть ли не музыкальный из-за того, что смог поразить меня.

— У нас круглый год лето, практически, то есть у нас совсем нет зимы. Эти хребты окружают нашу землю по кругу, затем идёт выжженная земля, чтобы если кто и проберётся к нам, то он бы потерпел разочарование. И наконец наши истинные, плодородия, богатые земли. Мы оберегает их и стараемся защитить.

Я слушала раскрыв рот. Бесподобно. Но он тут же закрылся, когда я увидела статуи драконов на постаментах. Они стояли с двух сторон от дороги, по которой мы сейчас ехали. Я видела всю боль на окаменевших лицах. Видела их муки. Некоторые из них были в полутрансформированном виде. У некоторых присутствовали раскрытие крылья, у других вместо человеческих ног драконьи лапы. Не в силах смотреть я задёрнула шторку.

— Они? — Дрожащим голосом спросила я не в силах закончить свой вопрос.

— Да, окаменели. На самом деле это живые драконы. И чтобы спасти их завтра на рассвете будет проведён ритуал. — Его голос стал жёстче. — Надеюсь ты не подведёшь меня.

Что? Завтра?

Мы подъехали к огромному белокаменному замку. Он поражал своей архитектурой. Я по сравнению с ним была крупицей. Он будто вырос из скалы, а может так и есть на самом деле. Мастера вытесали его из единой породы.

Нам устроили торжественный приём, но скромный, учитывая сложившуюся ситуацию.

Как удивительно в этом месте сочеталась цветущая природа и мёртвый холодный камень.

Выйдя из кареты я увидела склонённых драконов, они отдавали мне своё почтение, а меня кольнула игла совести. Они тоже, как и я, живые существа и так же жаждут жить, я же женой Юстава категорично не хотела становиться.

— Это Юла, она твоя новая служанка, сделает для тебя всё, что ты попросишь. — К нам подошла девушка и склонилась в реверансе.

— Приятно познакомиться. — Я присела в ответ.

— Я провожу вас в ваши покои.

Я кивнула. Юстав быстро сориентировался и успел чмокнуть меня в щёки. Хорошо, что я его не оттолкнула, желание у меня такое присутствовало.

Следуя за девушкой, я увидела, что король раздаёт приказы. Собирает совет, чтобы обсудить что делать дальше.

Моя комната оказалась просторной и большой. Как и всё в замке, здесь было сделано из различных пород камней. Столик, стулья, основание кровати.

— Ваши вещи уже разложены, если вы хотите поменять их порядок, тогда скажите и мы тут же всё исправим. — Юла оказалась приветливый и улыбающейся девушкой. Может потому что, я их, пока, единственная надежда на спасение, но мне показалось, что она была такой и в обычной жизни. — Если вам что-нибудь понадобится тогда скажите страже за вашей дверью, они позовут кого нужно.

Так я узнала, что меня охраняют. Беспощадно и бесповоротно. Мне точно никак не сбежать.

День прошёл быстро, правда меня смущало, что мне никто не показал замка, просто заперли меня в комнате. Пару раз покормили, даже в общую столовую не дали выйти. А сами, видимо, готовились к ритуалу. Я поёжилась. Ощущать смерть не больно то хотелось.

Я попыталась выйти из своей клетки, но стража быстро среагировала и попросила меня вернуться назад.

— Но я просто хотела погулять по замку. — Говорила я, хлопая ресницами. Мои попытки изобразить дурочку не сильно вышли.

— Простите мисс, но мы вынуждены вам в этом отказать. Ваш жених сейчас занят и не может сопровождать вас, а кроме него никто права на это не имеет.

Я захлопнула дверь. Ну и пусть.

Вечером перед сном пришедшая Юла помогла мне разшнуровать платье и показала где находится ванна.

— Вы свободны на этом. — Я не любила когда на меня смотрят как я принимаю ванну, а окончательно раздеться я и сама могла.

Девушка склонила голову и вышла.

Я не спала, хоть и пыталась заснуть битый час. Приближающийся ритуал не выходил из головы и я терялась в вопросах. Что, как, почему именно так?

В дверь тихонько постучали. Я вся подобралась и притихла.

Стук повторился.

Я встала, прокралась к самой двери и спросила шёпотом.

— Кто?

— Это я, открой. — Голос Мелима разлился мёдом по венам, я мгновенно распахнула дверь и тут же утонула в его объятьях.

— Что, — он не давал толком мне задать вопросы покрывая моё лицо поцелуями, — что ты тут делаешь? Как сумел добраться? Я слышала тебя заперли в подвале. — Он оторвался от моего лица, весело посмотрел мне в глаза и прищурился.

— Не ожидала?

— Да.

— Твой брат устроил настоящее воздушное представление, это было очень эффектно. Раскидать охрану, даже сдерживающие кандалы не помогли. Он такой сильный, скажу я тебе, когда разозлится. Он помог мне выбраться в тот же вечер в какой вы и уехали. И я последовал за вами сразу же. Правда боялся подходить близко. Мой братец мог запереть меня в наших темницах, а они более надёжнее чем в особняке.

Я прислушалась, охрана. Интересно где она. Мелим проследил за мной.

— Они мои лучшие друзья, поэтому насчёт этих ребят не стоит беспокоиться.

— Я смотрю у тебя всё слажено. — Я засмеялась. Настроение заметно улучшилось. — Ты хочешь чтобы мы сбежали? — Этот вариант для меня стал самым оптимальным. Ну, а что ещё нам делать, как разобраться со всем оставшись вместе?

— У меня идея получше. — Мелим отступил от меня на шаг, склонился в традиционном реверансе и протянул руку с кольцом. — Ты станешь моей истинной?

— Я… я… я, — дальше слова не шли, я вдохнула полную грудь воздуха и кивнула.

— Нам нужно провести ритуал.

— Когда?

— Прямо сейчас.

Отдать жизнь за Мелима? Я согласна.

Меня потряхивало. Мы шли по замку, только известным Мелиму маршрутом. Я часто дышала не зная как успокоиться. Столько событий за последние дни. И вот мой Мелим уверенно ведёт меня в пещеру, где должен был бы произойти завтра ритуал между мной и Юставом. Нет. Это произойдёт сегодня. Мои руки дрожали, но Мелим только сильнее сжал ладонь.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Всё будет впорядке.

Я поверю ему на слово, ведь сама я не знала, что могло произойти через секунду. А вдруг придёт новая стража и поймёт, что меня нет в комнате? Вдруг нас увидят прямо сейчас и всё сорвётся. И ещё сотри "вдруг" туманили сознание.

Пока я спорила сама с собой и уговаривала себя успокоиться мы вошли в маленькую, но уютную пещеру. Как я и читала, просто один в один. В потолке находилось круглое отверстие, куда проникал поток ночного света. Луч луны касался столешницы, только края. Именно это место было законным для камня, но камень, как я уже знаю, отсутствовал.

Я оглядела саму пещеру. Либо за ней постоянно следят, либо приготовления к завтрашнему завершились. Почему то созвездия на стенках пещеры светились.

Мелим подошёл к столешнице и протёр её. Я смотрела не вмешиваясь.

— Подойди и встань напротив, — сказал Мелим.

Я так и сделала. Теперь нас разделял только круглый камень.

— Протяни руку.

Я протянула правую руку. Мелим аккуратно взял её и надел обручальное колечко. Я затаив дыхание ждала что будет дальше.

— Возьми мою вторую руку.

Без лишних слов, я взяла в свою левую руку левую ладонь Мелима.

— А теперь расслабься. — Посоветовал воздушный дракон.

Я выдохнула и попыталась улыбнуться. Судя по смеху Мелима у меня вышла какая-то гримаса.

— Закрой глаза если хочешь, сосредоточься и не думай о смерти. Тебе будет больно, но это временно. Открой свою душу для меня.

Да, глаза лучше закрыть.

Вдох.

Второй.

Мысленно меня уносило куда-то высоко. Как описать свои мысли я не знала. Но сначала внутри меня разливалась нежность, она проникала в каждую клеточку моего тела. Мимолётно, будто укус осы, боль возникала и потихоньку отпускала. Она жалила и тут же растворялась. Но это пока не так страшно как я себе надумывала часами в особняке.

Жалящая боль постепенно ускорялась. Она не успевала пройти, как появлялась в другом месте моего тела. В плече, в голове, в руке. Я скривилась. Пока терпимо.

Эти укусы стали быстрее, сильнее. Они впивались в моё тело и долго не отпускали. От боли я распахнула глаза. Хотела посмотреть, что творилось с Мелимом.

Луч луны постепенно подбирался к середине столешницы, туда где я крепко держала руки Мелима.

Парень неотрывно смотрел на меня. И похоже, судя по его бледности, ему приходилось тяжелее чем мне. Но стоило мне открыть глаза и я тут же нашла в лазурной синеве Мелима ободрение и понимание. Он подмигнул, но тут же скривился. Чтобы не смотреть на его муки, я вновь закрыла глаза.

К боли причиняемом телом в голове возникли неприятные картинки. Это точно не воспоминания, но что-то близкое к этому. Они видоизменились, стали страшнее и жёстче.

Мысли крутились в голове. И мне было больно физически воспринимать их. Сердце колотилось в груди. Тело подрагивало.

Я стала причиной гибели мамы. Я стала причиной нашего разорения и отчасти, я соглашалась с этим, но это была не только моя вина.

Мне нужно это всё пережить, выстоять.

Мелим вцепился в мои ладони ногтями. Я вскрикнула, но парень и не думал ослабевать хватку. Если сейчас, я чувствовала такую вину за смерть своей мамы, что же творилось внутри него?

Постепенно, я начала блокировать боль, внутри себя, я создавала купол покрывающий меня. Боль пыталась проникнуть в него, но не могла. Моё дыхание выравнивалось, сердце успокаивало свой бег. В голове прояснилось. Ослепительная вспышка света заставила меня распахнуть глаза.

Луч луны достиг наших рук и теперь они белели превращаюсь в сам свет. Я заметила как струйки крови стекают с моих ладоней. Хотела подбодрить Мелима, потрясти его за руку, чтобы он открыл напряжённые глаза. Но я слишком рано расслабилась.

Ослепительный взрыв обжёг глаза, а тело превратилось в сплошную боль. Я взвыла нечеловеческим голосом. Мелим последовал моему примеру.

Меня разрывало на части и я молила о смерти. Так невыносимо тяжело.

Но нет, я всё ещё открывала свою душу Мелиму, нужно выдержать это испытание.

"— Ты уничтожить весь наш мир, если останешься с воздушным драконом. — Голос отца отозвался в голове".

И я закрылась.

Моя фатальная ошибка.

Я распахнула глаза не понимая почему всё прекратилось. Всё исчезло и не было даже воспоминаний о минувшем кошмаре.

Мелим продолжал крепко держать меня за руки, но я видела, что с ним происходило.

Он каменел на глазах. Его руки полностью окаменели и я видела с какой быстротой эта зараза распространяется по всему его телу.

Я отшатнулась и выдернуть свои ладони.

— Нет. — Я заревела. — Нет, нет, нет, что же я наделала?

Смахнула слёзы с глаз, взялась за руки Мелима и закрыла глаза.

— Ну же! Почему ничего не происходит?

Рыдания душили заставляя меня выть в голос. Я кричала и билась в истерике.

Посмотрела на своего дорогого и любимого воздушного дракона.

Камень полностью покрывал его тело. Глаза уже не смотрели. Я видела как камень скользил по щекам.

— Всё в порядке. — Смог вымолвить дракон. Такой родной и незнакомый одновременно голос. — Уходи… — Прохрипел он и окончательно окаменел.

Часы превратились в один миг. Всё это время я пыталась оживить Мелима. Вновь и вновь брала его за руки, пыталась сконцентрироваться, но рыдания мешали всему процессу. Мои попытки вернули меня в панику и я не понимала что я делаю и как мне поступить дальше.

"Уходи". Я не хотела этого, не хотела бросать его, бросать то, чему я стала виной.

Что будет дальше? Камень! Всего то лишь нужно найти камень. Мозг начал работать подбрасывая мне варианты. Когда то давно в эти пустующие земли пришли первые маги. Они наткнулись на пергаменты с историей возникновения драконов. Они поняли силу камня и позже, найдя его, поставили на законное место.

Может быть и мне так поступить? Найти камень и водрузить его на этот круглый постамент. Точно, я так и сделаю.

Я хотела пойти к королю и сознаться в содеянном. Теперь, я жена Мелима, но без мужа, он окаменел и я отправляюсь на поиски заветного предмета. Король то меня послушает, может даже посочувствует, но вот принц. Я не знала их порядки и не могла точно предполагать, что меня отпустят. Поразмыслив над этим какое-то время, я решила прямо сейчас отправиться домой. Поговорить с Лаидой, она то знала Лиреда, знала где он может быть помимо его имения.

Не теряя ни минуты я, чмокнув холодную щёку Мелима и пообещав вернуться как можно быстрее, выбежала из пещеры.

Куда идти? Я и не знала, но по воспоминаниям выбрала отдельную дорогу уходящую вглубь скалы.

С каждым новым шагом становилось всё холоднее. Из-за перенесённого испытания я и забыла, что на улице начало зимы. Холодного времени года. Но возвращаться в замок мне категорически было нельзя, тем более, что я совсем не знала где располагалась моя комната.

Ничего не поделаешь, придётся идти дальше.

Пещеры менялись с завидной частотой. Если снаружи скала казалась единым целым, то внутри её вид был похож на лабиринт. Хорошо, что я не натыкалась ни на каких ловушек и драконов.

Отдельные участки пути я прошла на ощупь, другие, еле освещённые, проходила быстрее. И я совсем заблудилась. Я не помнила, что процессия карет шла именно по этому пути. Ноги замёрзли совсем, о руках, я вообще молчу. Я перестала чувствовать пальцы рук уже давно, сбилась со времени и понимала, что могу умереть от холода прямо здесь, но я боролась и пыталась выбраться на свет, всё больше и больше запутываясь.

Нужно отдохнуть. Почему бы и нет? Так я могу согреться. Сейчас прилягу вон у той скалы, свернусь клубочком и полежу с полчасика.

Стена скалы оказалась холоднее воздуха, но ничего, я чуть-чуть облокочусь о неё, накоплю сил. Меня клонило в сон. И я секундами дремала, затем вздрагивала, пыталась подняться, чтобы идти дальше, но решала ещё поспать.

Наконец-то я согрелась. Стало так тепло.

— Вставай, просыпайся же. — Меня сильно трясли. — Миленькая поднимался же.

Я открыла глаза. Первым делом заметила на себе плед, так вот, что теперь меня горело, а потом посмотрела на того, кто так рьяно тряс меня.

Беззубая старуха склонилась надо мной и чуть ли не касались моего лица своим скрюченным носом.

— О, очнулась. — Она потыкала меня в плечо своей клюкой и отошла держа в другой руке фонарь.

Я приподнялась с земли. Её походка мне кого-то напоминала, и память шарила в голове отыскивая этот образ.

— Пошли скорее. — Как-то больно резво для своего возраста она отошла в сторону. — Ну и заставила же ты меня поволноваться.

Я встала, укуталась в плед и пошла за старухой.

И наконец я её вспомнила. Та самая. Когда я торговала на улице, в первый день знакомства с Мелимом, она подходила к моему столику и разглядывал мои зелья, точно, точно. Это она.

Я вспомнила как чувствовала омерзение, вспомнила, как хотела чтобы она поскорее отошла от меня. Именно тогда меня окружала толпа зевак и Мелим спас меня.

— Вспомнила наконец? — Проскрипело впереди.

— Да, но, — я замялась, — кто вы и что вам от меня нужно?

— Сейчас придём ко мне домой, я тебе и расскажу.

Вскоре мы вышли из пещер. Как бойко она шла, будто и не было у неё этого груза прожитых лет. Я семенила следом боясь отстать.

Она жила на окраине в маленькой хижине. Будто все дома около замка отгораживались от неё.

В доме оказалось уютно, по домашнему тепло и светло.

— Садись.

Без лишних вопросов, я села на указанный стул возле стола. Тут же передо мной поставили чашку с горячим чаем и корзинку с пирожками.

Старушка села напротив и начала свой рассказ.

— Я живу среди драконов очень много лет, — её голос звучал мелодично, — как ты видишь или возможно поняла это, то я единственный маг среди всех здесь присутствующих. Драконы не трогают меня и позволяют мне здесь жить, я в свою очередь помогаю им чем могу.

Понять что она странная — это я поняла, а почему она мне это рассказывает, я пока не понимала.

— Когда-то давно, примерно двадцать три года назад, — она весело подмигнула мне, — я почувствовала, что кому-то срочно нужна моя помощь. И собравшись в путь, я увидела пару, на вид счастливую, но не знающую, что и делать им в их сложившейся ситуации.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я застыла. Мои глаза округлились.

— Ты всё правильно поняла, я помогла родиться тебе, моя хорошая. — Она нежно погладила меня по щеке. Я смотрела во все глаза не веря в происходящее.

— Пророчество. — Я еле дышала.

— Всё верно. Озарения приходят ко мне редко, но довольно чётко сбываются.

— Вы сказали, что как только я соединюсь с Мелимом, то разрушу весь мир. — Я сникла. Что же получается, выхода нет?

Старушка лукаво улыбнулась.

— Я живу на этом свете очень много лет. И боюсь со счёта сбиться, сколько же мне веком и не помню совсем. Да и позабыли я как была молода, только вот помню, будто это вчера только случилось, что ничего подобного, я твоему отцу и не говорила. — Она посмотрела в мои выпученные глаза. — Нда, коллапс.

Рассветало.

— Запечатленные пары — дело нелёгкое. И вы рождаетесь практически в один день, Мелим, при его рождении я тоже присутствовала, родился, как мне помнится, за несколько дней до тебя. — Она замолчала, уносясь в воспоминания. — Отношения между драконами и магами зародились довольно таки давно, меня и в помине тогда не было, всякий раз заканчивалось всё плачевно, поэтому стали появляться запечатлённые пары. Парень от драконов, девушка из магов. Те, кому судьбой предназначалось стать парой. И соединить враждующие расы.

Не спорю выбранные юноши и девушки могли и не встретить, тогда их жизнь протекала в обычном ключе. Они и не знали друг о друге. И даже встретившись они могли не полюбить, такое тоже случалось.

Где-то вдали прогудел сигнал. Старушка навострила уши.

— Нашли твою пропажу, — мимоходом отвлеклась она, — так о чём я? Ах, да. Но если они встретившись полюбили друг друга, если их души соединились, вот тогда их нипочём было не разделить. Что-то такое я и говорила твоему отцу.

— Тоесть… — начала я.

— Тоесть зал начал рушиться не потому, что вы соединились, а наоборот, потому, что вас хотели разъединить.

Я задохнулась от услышанного. Столько недопонимания, столько глупых ошибок с моей стороны, только потому, что я поверила отцу, который в эмоциональном порыве не так всё понял. Я облегчённо вздохнула. Раз я не разрушу этот мир из-за союза с Мелимом, то я была на седьмом небе от счастья.

— Если вы такая знающая и сильная, тогда вы и камень найти можете?

— Эн, нет. — Она потрясла скрюченным пальцем. — Я такого не могу. Камень могут найти только те, кто готов жизнь отдать за другого, те, кто не пожалеет и обречёт себя.

Сейчас крики с улицы стали более ясными. Меня искали, но пока безрезультатно.

— Давай я помогу выбраться тебе.

Я кивнула.

Мы вышли из лачужки и направились в ущелья гор. Я заметно приободрилась, чай пошёл мне на пользу и чувствовала себя, я гораздо лучше. Скоро я буду в домашнем тепле, отец сможет меня укрыть от невзгод. И я наконец увижу Даллу, я так давно о ней не вспоминала, и сейчас, я поняла, что безумно скучаю.

— Стойте, — я остановилась, — отведите меня назад, в пещеру ритуала.

Старушка лукаво улыбнулась и кивнула.

— Дело твоё. Я и туда могу тебя провести.

С каждым шагом я приближалась к орущей толпе. Я слышала визги принца, бас короля. Слышала оправдания моих стражников. Я пробрался в потоке драконов и меня пока никто не заметил.

Принц одетый по парадному стоял весь красный, его глаз дёргался, губы складывались в оскал.

На лбу короля пролегали глубокие морщины.

Двое стражников стояли на коленях чуть ли не к земле склонив головы. Статуя Мелима была накрыта куском ткани.

— Где она, я вас спрашиваю? — Заорал Юстав. Тишина.

— Я здесь. — Драконы возле меня расступились, а стражники облегчённо вздохнула. Принц тут же поменялся в лице.

— Приготовления практически завершились. Сейчас мы уберём этот предмет и ритуал начнётся. — Он затараторил быстро, глотая окончания слов.

— Боюсь огорчить тебя, но с тобой ритуала, я провести не смогу. — Юстав удивлённо осмотрел меня, повернулся на статую под покрывалом, потом вновь на меня. Я показала ему, да и всем здесь присутствующих, руку с кольцом. — Этой ночью я стала женой Мелима.

— Это ничего не значит. — Теперь Юстав побледнел. — Ритуал всё равно свершится, — я покачала головой, — статуя уберётся и мы немедленно начнём. — Крикнул он.

Он забегал, засуетился. Решимость с какой он кинулся к Мелиму меня напугала.

— Ты хочешь, чтобы твой народ умер только из-за того, что Мелим похож на вашу маму больше чем ты? Ты готов перечеркнуть всё лишь бы потешать своё самолюбие? Ты просто маленький ребёнок. — Не выдержав, я заорала во всё горло. Он остановился и очень медленно повернулся ко мне.

Впервые за всё время, я увидела его настоящее лицо. Лицо юноши, который взвалил на себя большую ношу, лицо, не дающее себе никаких поблажек.

Я подошла к нему и по сестренски обняла. Погладила его по спине и тихо прошептала.

— Ты слишком много берёшь на себя ответственности. Дай себе отдых. — Я чуть отстранилась и поцеловала его в щёку.

— Все лишние покиньте нас.

Через минуту в пещере стояла только я, сам принц, король и окаменевший Мелим.

Я подошла к Мелиму, сдёрнула с него ткань. Лицо улыбающегося парня заставило моё сердце пропустить удар, я была готова кинуться в его объятья прямо сейчас. Но это после. Я остановила свой порыв, встала напротив него и вложила свои руки в его.

Миг.

Второй.

Я закрыла глаза, сосредоточилась, очистила своё сознание и открыла душу. Секунды протекали будто часы.

Я почувствовала как мою руку сжала тёплая рука Мелима.

Эпилог

Иногда кошмары уносили меня в вязкую мглу и я постоянно барахталась в мыслях о том, что было бы если бы я не вернулась тогда на ритуал. И чем реже они становились, тем страшнее было видение.

— Мы опаздываем, вставай скорее. — Мелим приобнял меня в кровати и нежно, вызывая томление, поцеловал в шею.

Я потянулась выплывая из воспоминаний давно минувших дней.

Мелим одетый склонялся надо мной. Его поцелуи становились более требовательными. Рука заскользила вниз по талии заставив меня выгнуться и окончательно проснуться. Я охватила его лицо ладонями и оказалась сверху. Поцелуи, что всегда заставляли меня сходить с ума, не прекращались. Я расстегнула первую пуговицу на его сюртуке. Мгновенно он отнял мою руку и трезво взглянул в мои глаза.

— Мы опаздываем.

— Ты не справедлив. — Я встала с кровати и сняв ночную сорочку начала одеваться.

Всё это время Мелим неотрывно наблюдал за мной. Смотрел на мою часто поднимающуюся грудь, любовался как по моей ноге скользил чулок.

Я надела бежевое струящееся платье, уложила волосы в причёску.

— Поможешь мне? — Мелим мгновенно откликнулся на мою просьбу и застегнул застёжку колье.

— Ну что? Пойдём?

Я кивнула и мы вышли в коридор.

С момента ритуала прошло примерно два года и я постоянно, до сих пор, вижу в кошмарах, как у меня ничего не получается. Я просыпаюсь в поту и Мелим, лежащий рядом, всегда нежно, без упрёков меня успокаивает.

Тогда, на ритуале, я открыла глаза и увидела перед собой своего живого мужа. Через секунду он говорил где находится камень и мы тут же поспешили за ним.

Камень оказался в семье Дареда — отца Лаиды. Лиред просчитал всё заранее, спрятав камень в гардеробной, ненавистной ему, матери Лаиды, тем самым он хотел подставить саму девушку, её мать, что глубоко ранила его чувства и бросить тень на родственников Императора.

Но его план провалился. Мы нашли камень. Возмущенно кричащая мама Лаиды тут же притихла стоило нам всё ей рассказать. Даред постоянно нам раскланивался и просил прощения.

Как только Камень Чёрных драконов оказался на своём законном месте девушки, предыдущие невесты, ожили. Так они вернулись в свои семьи и между Магами и Драконами заключался мир.

Лиреда нашли и арестовали, его отец оказался в бегах. Большинство их соратников заковали и отправили по темницам.

Сейчас мы опаздывали, маленькой дочке Ярима и Лаиды Истафии исполнялся год через несколько дней, поэтому мы закладывали кареты и спешили на торжество.

Наше семейное поместье отстроили заново, отец получил высокую должность в правительстве, дедушка занялся преподавательством в высшем институте Ярита. Маленькая Далла раз с месяц, а то и больше, приезжала ко мне, в замок Чёрных драконов, погостить. Здесь ей нравилось.

Но больше всего, для меня, перемена произошла в Юставе. Он окончательно вырос, стал взрослым. Его поступки полностью поменялись. Не знаю, может быть его поведение было основано на юношеском упрямстве и он повзрослев наконец понял, что творил или же, я накричав на него, наконец, вправила ему мозги. Об этом я могла только размышлять.

В последние дни он загадочно улыбался и прятал письма в руках стоило мне пройти мимо.

— А что с Юставом?

— Ты не знаешь? — Мелим повернул ко мне голову. — Он переписывается со Сталией.

Я уверена, что жизнь та ещё проказница и что бы не случилось она поставит всё по своим местам, как и должно быть.

Конец

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Эпилог



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики