КулЛиб электронная библиотека 

Новая Тень. Том 2 [Вадим Фарг] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Глава 1

Тем же упрямым хреном…

Эти слова не покидали мою голову всё то время, которое мы провели в дороге. Как объяснил дядя, они давно знакомы с полковником и помнят того, как сварливого и упрямого мужика.

— С самого детства он был непрошибаемым, если что-то втемяшил себе в голову, — рассказывал мой родственник. — Помню как-то решил он с девушкой познакомиться, так она ни в какую. Не хочу, говорит, быть Ржевской, чтоб надо мной все смеялись, — покосился на меня. — Сам понимаешь, анекдотов про поручика и тогда хватало. Но Толик не сдавался. Встречал из школы, провожал до дома. Потом то же самое, но уже в институте. Старался справиться в академии поскорее, чтобы успеть довести Ленку до автобуса.

— Дай угадаю, Ленка теперь его жена? — и тут же заткнулся, поняв, какую глупость сморозил, видя поникший взор дяди. — Блин, совсем забыл.

— Понимаю, — кивнул тот, не отрывая взгляда от дороги. — Сам заболтался, вспомнились весёлые времена. Мы ведь втроём с твоим отцом ещё ходили на разборки. Стенка на стенку. Кстати, всё из-за той же Ленки.

— И что, Ростовы победили? — с улыбкой переспросил я.

— Ага, как же, — усмехнулся дядя. — Даже с нашей слабенькой магией раскидать толпу в пятнадцать человек было не так-то просто. Но десяток потом отвезли в больничку, остальные разбежались. Правда, и нам досталось по самое не балуйся.

— О как, — хмыкнул я. — Тогда-то Лена и решилась за Ржевского замуж пойти?

— Что ты? — протянул дядя. — Наоборот, бегала от него, как от прокажённого. Дрались-то с одним из богатеньких. Сынишка был там безродного, но всё равно влиятельного в определённых кругах человека. Вот только, когда батя его узнал о случившемся, и о том, что на нас троих ещё и заявление написали, собственноручно привёз отпрыска с его «командой» и заставил рассказать всю правду. Мужик с понятиями.

— Так-то да, пятнадцать на троих что-то совсем нечестно. На одного по пять человек, получается.

— Ну да, так и было, — дядя мечтательно вздохнул. Видимо, воспоминания были ему приятны. Но уже через несколько секунд вновь нахмурился. — Как ты понимаешь, Толик своего добился и заграбастал себе одну из красавиц города. Ленка ведь во многом была хорошо, в куче различных мероприятий участвовала. Вот только Юдова со своим сыночком… — он замолчал и сжал руль так, что побелели пальцы. — Ублюдки, конченные.

Да уж, ублюдки, не то слово.

Я посмотрел на дядю и у меня появилось жгучее желание признаться во всём, что произошло. Рассказать, что Елена Ржевская отомщена. Так же, как и Сергей Онегин и десятки других людей, которых обезумевшая баба заставляла сражаться на арене.

Однако, я понимал, что не могу этого сделать. Во-первых, за мной следит неизвестный, во-вторых, обещал полковнику, что буду молчать про «Гвоздя».

— А знаешь, что, парень? — дядя повернул на дорогу, ведущую к участку и чуть сбавил скорость. — Ржевский мне рассказал про твоё ночное приключение.

— Что?! — я готов был воскликнуть от негодования. То есть я молчу, а он делится моментами моей личной жизни? И чёрт бы с ним, но ведь это ещё и секретное дело. — Когда?!

— Недавно, — как ни странно, но в голосе родственника я не слышал обиды или угрозы, наоборот, казалось, что он доволен тем, как всё обернулось. — Но нет, я недоволен.

— Ты мои мысли, что ли, читаешь?

— Не совсем. Или забыл, что я тоже маг? — посмотрел на меня и улыбнулся. — Мы слишком чувствительные люди, поэтому можем улавливать чужие эмоции. А если прокачать логику и набраться опыта, то сложить дважды два несложно.

— Прокачать? — робко переспросил я, так как разговор принимал неожиданный поворот. Неужто он догадывается, кем я являюсь на самом деле?

— Ну да, я имею в виду учиться. Читать книги, смотреть передачи или фильмы, где главные герои работают головой, а не руками. Конечно, сразу ничего не получится, но со временем, если не остановишься на достигнутом, сможешь предугадывать чужие мысли, просто чувствуя его эмоциональную отдачу. У тебя ведь были такие моменты, когда ощущал тепло или холод, исходящие от собеседника?

— Да, — кивнул я, вспоминая, сколько раз я это чувствовал. — Я догадывался об этом, но не думал напрямую.

— Одна из особенностей нашего рода, — хмыкнул дядя. — Дом Ростовых не только Тенью славится. Кстати, как она поживает?

— Ты об этом знаешь?

— Конечно, родители предупредили с кем меня оставляют, — он рассмеялся, но через мгновение успокоился. — А если серьёзно, Влад, тебе следует быть осторожным. Честно говоря, я даже предположить не могу, как ты себя чувствуешь после убийства «Гвоздя». Прости, если вывел на этот разговор…

— Всё нормально, — я улыбнулся в ответ. — Уже перебесился. Он это заслужил.

— Может быть, спорить не буду. Однако каждый поступок влечёт за собой определённые последствия. Тем более настолько серьёзные, как… разбитая голова маньяка из богатенькой семьи, — снова покосился на меня и остановился неподалёку от здания полиции. — И твои приключения с девицами, которых теперь нет, как раз в ту ночь, когда сгорел дом матери этого ублюдка… Влад, не делай из меня дурака.

— Вань, я…

— Ты весело с ними кутил целые сутки, использовав всю пачку презервативов, что я тебе дал, — улыбнулся тот. — А потом заявился домой со следами помады на лице и одежде. Конечно, мы всё уже постирали и отмыли, но есть свидетель, — положил себе руку на грудь, — который всё подтвердит.

— То есть всё, что ты до этого сказал…

— Обсудим как-нибудь в другой раз. Сперва разберёмся с Лобастовыми. И здесь, уж прости, я не помощник. Придётся наступить себе на горло, чтобы дело не зашло слишком далеко.

Вот же ж мерзость. И что мне делать? Извиниться перед этим напыщенным индюком?

— Влад, — дядя открыл дверь. — Решайся, но надо идти, пока за нами не пришли лично.

* * *
В участке стояли шум и гам. Полицейские суетились, словно муравьи вокруг упавшей мороженки. Оно и неудивительно, совсем недавно сгорел дом знаменитой аристократки Краснограда, а потом погибла дочь другого богача, что был тесно связан с Юдовой. За пропавших без вести вообще молчу, из-за них, наверное, и вся эта суета.

Но стоило нам показаться в дверях, как повисла звенящая тишина. Копы уставились на нас, как на прокажённых, и мне это очень не понравилось. Послышалось шушуканье, но в откровенные разговоры не переросло. Дядя же, ни слова не говоря, направился в кабинет своего давнего приятеля.

— Это просто уму непостижимо! — ругался Ржевский, когда мы сели за его рабочий стол. Как ни странно, но в допросную нас, точнее, меня, сразу не отвели. Чего-то ждут? — Что с ним не так? — полковник обращался к дяде, словно меня здесь не было. — Ваня, ты хоть представляешь, чего мне стоило замять дело «Гвоздя»?! Как вдруг полыхает усадьба Юдовой, а потом пропадают его малолетние любовницы!

От слова «малолетние» меня слегка покорёжило.

— Всё было по обоюдному согласию, — вклинился в разговор я, но Ржевский взмахнул рукой, заставив меня замолчать.

В маленьком кабинете стало душно. Я оттянул ворот майки, но от этого не было легче.

— Замолчи, если не хочешь отправиться за решётку прямо сейчас! — рыкнул Ржевский. — Мне плевать, что и как у вас было. Главное, донести это до остальных.

— До кого? — переспросил я.

Полковник кивком указал направо, где через коридор находился зал отдыха. Только тогда я увидел довольную и нахальную рожу Лобастова-младшего, сидевшего рядом с отцом. Высокий мужчина с глубокой залысиной всем своим видом говорил, что именно он свет Божий, а все остальные просто чернь. Выправка, дорогой синий костюм, тонкие очки в золотой оправе… чёрт, да мне на секунду завидно стало. Но подобные мысли я сразу же отмёл. А напротив них сидела ещё пара мужчин, но более приземлённого вида, наверное, адвокаты. Но больше всего меня удивила Лиза, спрятавшаяся за Кириллом. Казалось, что она боится даже нос высунуть, но это понятно, всё-таки ей платят за услуги «девушки», если я правильно всё уяснил.

— Разве Лобастовым нужна правда? — дядя вопросительно вскинул брови. — Мне казалось, что им нужно наше унижение. Всё остальное решится само собой, как только Влад извинится.

— А он извинится? — Ржевский внимательно посмотрел на меня.

— Особого желания нет, — скривился я.

— Думаешь, оно есть у меня?! — внезапно рявкнул тот. — Я за тобой уже в который раз дерьмо подчищаю. Оно мне надо?!

— Да в чём я виноват? Неужто кто-то поверит, что простой задрот в моём лице смог подстроить передоз богатенькой стервы в элитном ночном клубе? Да меня туда даже на порог не пустят!

— Вот именно! — не унимался полковник. — Однако допросить мы тебя всё же должны, как свидетелями. Пока что, как свидетеля. Остальное зависит только от тебя. Хочешь, чтобы слухи о твоей причастности распространились дальше? Лобастов и так на весь город растрезвонил, что ты чуть ли не убил его, потому что приревновал к остальным маромойкам!

— В их защиту скажу, что девушки были весьма привлекательны, — я поднял указательный палец. — Что с одеждой, что без.

В этот миг я понял, что ляпнул лишнее. Лицо Ржевского покраснело, а глаза налились кровью. Я уже испугался, что он мне сейчас голову оторвёт, и даже дружба с моими родными его не остановит. Но тот набрал полную грудь воздуха и шумно выдохнул.

— Если б в той подворотне не было Алёны, — полковник процедил сквозь зубы, — то я бы такое веселье тебе устроил, о котором ты даже не смел мечтать.

— Толя, — а вот теперь голос дяди стал более тяжёлым. — Держи себя в руках.

— Я стараюсь, — прошипел тот и грузно опустился в кресло. — В общем, так, Ростов-младший, решайся: либо извиняешься перед другим младшеньким; либо готовься, что ваше имя опять смешают с грязью.

— То есть в первом случае будет не унизительно? — хмуро спросил я.

— В первом случае не так унизительно, — спокойно произнёс Ржевский. — К тому же Лобастовы от вас отстанут. Им-то всего и надо, показать насколько их член больше вашего.

— Странное желание, — криво усмехнулся я.

— Влад, — снова дядя, — сейчас не время для иронии.

— А когда для неё время? Если быть грустной какахой, то таким всю жизнь и проведёшь. Я же не хочу оставаться посмешищем. Устал от всего этого.

— Не ты один, — кивнул тот. — Но иногда приходится делать неприятные вещи. Опять же, думая о последствиях. Одно твоё слово сейчас может многое изменить.

Многое? Что-то я сильно в этом сомневаюсь. Хотя может оно и так. По крайней мере, нас перестанут преследовать. Правда, вместе с этим я вновь стану школьным изгоем. Да, мне не привыкать, однако возвращаться к этой роли совсем не хотелось.

— Идём, — первым поднялся Ржевский. — Сперва к Лобастовым, потом в допросную. И решать, каким будет разговор с полицией, придётся тебе и прямо сейчас, Влад.

Глава 2

Кто из нормальных парней будет извиняться перед богатой мразью, которая всей своей мелкой душонкой хочет тебя подставить? Вот и я не собирался, однако понимал, что если не сделаю этого, то худо будет не только мне, но и родителям. Бизнес отца только-только пошёл в гору, и тут на тебе! Сын стал дебоширом, да ещё связан с криминалом. Пусть и косвенно, но репутация уже подмочена. И если не остановить поезд лжи и лицемерия сейчас, то он снесёт всё на своём пути, включая потуги отца и матери. А этого мне не хотелось ещё больше.

Комната отдыха была просторной и круглой. У стеклянных стен располагались удобные диванчики, на которых и сидели те, кого я не желал видеть даже в страшных снах. Уж слишком мерзкими мне казались эти типы.

— Владислав Витальевич? — заговорил низкий и круглый мужичок с обвисшими щеками. По взмокшему лицу было видно насколько сильно он сейчас волнуется. Либо в участке просто жарко, хотя я этого не ощущал. Заглянул б этот щегол в кабинет полковника пару минут назад, наверное, растаял у самых дверей. — Вы обвиняетесь в покушении на жизнь Кирилла Лобастова и…

— Господин адвокат, — грубо прервал его Ржевский, встав передо мной. — Не стоит разбрасываться обвинениями. Как только станете судьёй, тогда, пожалуйста. А сейчас не забывайте, где находитесь, тем более никаких обвинений ещё не выдвинуто.

Мужичок моментально стушевался. Ещё бы, когда перед тобой стоит такая плечистая махина, пускай и не особо выше.

— Прошу простить моего коллегу, — вступился за того второй человечишка (по-другому я их назвать не мог). Этот был полной противоположностью приятеля. Длинный, как младший Лобастов, с орлиным носом и выправкой генерала. Вот только я сильно сомневался, что он где-то служил. — Но мы не собираемся ждать. У господ слишком много более важных дел, — последние слова он выделил, в очередной раз дав понять, какие мы все смерды по отношению к аристократам. — Если Владислав готов принести свои искренние извинения перед всеми нами, а потом и в школе, то давайте покончим с этим недоразумением как можно скорее.

— В школе? — выпалил я и уставился на нахально ухмыляющегося Кирилла. — Об этом не было речи.

— Вы хотите, чтобы мы написали заявление? — длинный пронзил меня холодным взглядом. — У нас есть свидетельница, утверждающая, что вы напали на господина Лобастова первым. А в свете недавних событий, касающихся смерти госпожи Волошиной и…

— Знаю! — теперь уже я перебил его. — Но я отвечал на провокацию, и Лиза всё это видела, — я бросил взгляд на девушку, что жалась в углу комнаты. — Она может подтвердить, как Лобастов дразнил меня и сам нарывался весь вечер. А девушки, с которыми я остался, были не против провести со мной время. Или вы скажите, что я взял насильно всех трёх?

— Влад, — прошипел рядом дядя. — Успокойся.

Но я не хотел успокаиваться. Меня понесло. В конце концов, сколько можно пресмыкаться перед этими мразями?! Давайте на детекторе лжи проверим и меня, и его! А Лиза… хотя с ней всё понятно. А я ведь почти согласился извиниться, но эта ухмыляющаяся тварь меняет условия сделки на ходу. Хватит!

— Ясно, — спокойно произнёс Лобастов-старший, бросив на меня косой взгляд. — Значит, по-хорошему, мы не хотим.

— По-хорошему? — я сжал кулаки и сделал шаг вперёд, но тяжёлая рука полковника заставила остановиться.

Чёрт, да что со мной такое? Только драки с ними не хватало. Успокойся, Влад, возьми себя в руки. Вдох-выдох, вдох-выдох.

— У меня была травма, — Кирилл показал мне средний палец, хотя я точно помню, что ломал ему мизинец. — Но, как видишь, всё зажило. Однако есть документы…

— Нет.

Тихий девичий голосок заставил вздрогнуть даже полковника.

— Всё было не так, — произнесла Лиза и посмотрела прямо мне в глаза. — Влад говорит правду, Света сама его пригласила, а Кирилл весь вечер кидался на него.

Лицо Лобастова-младшего вытянулось так, что я готов был рассмеяться прямо в участке, но сдержался. А вот его отец сохранял ледяное спокойствие, хотя я видел, как дрогнули его брови. Всего лишь на секунду, но он нахмурился.

— Так, — заговорил Ржевский, ступив на середину комнаты, обращаясь к девушке. — То есть ты сейчас отказываешь от своих показаний, что дала раньше?

— Но ведь они не были задокументированы, — она попыталась улыбнуться, но ничего не вышло. Лиза чуть ли не дрожала от страха. Видимо, Лобастовы неплохо её запугали. — И да, я отказываюсь от них.

— Какого чёрта, Лиза?! — воскликнул Кирилл, но его родитель сделал то же самое, что и полковник, когда я завёлся. Положил ладонь ему на плечо, отчего парень тут же заткнулся.

— Девочка, подумай, что ты говоришь, — сухо произнёс аристократ.

— Уже подумала, — Лиза залезла в сумочку, которую не снимала всё это время, и достала оттуда небольшую стопку денег. — Вот, — швырнула их на журнальный столик в стороне от нас, — мне больше не нужны ваши деньги. Я не собираюсь унижаться всю свою жизнь и, тем более, сажать за решётку невиновного. Кирилл получил, что заслужил.

— Не забывайся, — а вот теперь Лобастов-старший стал суровее. — За такие слова можно впасть в немилость. Ты хоть знаешь, какого это, девочка?

— Догадываюсь, — хмыкнула та, посмелев, и посмотрела на меня. — Но кто-то живёт и старается быть хорошим человеком, а кто-то не стоит и ломаного гроша.

— Думай, о ком говоришь, — ощетинился Кирилл, но тут же скривился от того, что отец с силой сдавил его плечо.

— Так, стоп! — поднял руки Ржевский и строго взглянул на семейную чету аристократов. После чего перевёл взор на девушку. — То есть тебе заплатили, чтобы ты оклеветала Влада?

— И не только за это, — произнесла она и тут же покраснела.

Теперь понятно, за что ей ещё платили. Впрочем, я так и думал. Однако… дело принимает неожиданный оборот.

— Мы понятия не имеем, о чём говорит эта девушка, — спокойно сказал аристократ.

— Хм, — мой дядя сделал вид, что задумался, — если вы не знаете, чьи это деньги, то предлагаю их оставить в полицейском участке. Думаю, они пойдут на доброе дело, ведь стражи закона следят за нашим спокойствием, — а потом с усмешкой посмотрел на оппонента. — И да, мы забудем об этом глупом недоразумении. Никто в этой комнате не произнесёт ни слова о деньгах, только если и с вашей стороны будет, скажем так, временная амнезия.

Лобастов хмыкнул и пренебрежительно скривился. Посмотрел на своих юристов, но те даже слова не могли вставить.

— Договорились, — наконец выдавил тот и направился к выходу, волоча за собой сына. Однако у самой двери он остановился и внимательно посмотрел на меня. — Думаю, скоро увидимся, Ростов.

После этого в комнате остались лишь мы четверо.

— Ох, — Лиза, стоявшая напротив, закатила глаза и опустилась на диван.

— Лиза? — Ржевский подскочил к ней и приподнял за плечи. — Всё нормально? Как себя чувствуешь?

— Х-хорошо, — выдавила та, приходя в себя. — Можно воды?

— Да, вот, — я схватил со столика графин и плеснул в стакан, протянув девушке.

Лиза сделала пару глотков и подняла на меня взгляд.

— Спасибо, что выручила, — пробормотал я, чувствуя себя жутко некомфортно.

— Да пошёл ты, — отмахнулась она и, отставив стакан, вышла вон.

— Ох, парень, — протянул дядя, глядя ей вслед. — А ты реально встрял в неприятности. Я бы на твоём месте догнал и поговорил с ней.

В этом он был прав. Поэтому, не раздумывая, ринулся в коридор, но догнать девушку удалось только на улице, когда та уже почти скрылась в ночных сумерках.

— Лиза?! Подожди! — я подбежал к девушке и осторожно схватил за руку, остановив ту.

— Что?! — Лиза резко развернулась и оказалась со мной лицом к лицу. — Чего тебе ещё надо, Ростов?!

— Я… поблагодарить хотел. Ты всё-таки заступилась за меня.

— И уже жалею об этом! — кажется, её тоже понесло. — Из-за тебя я влезла в такие неприятности, что даже подумать страшно! Хорошо будет, если вообще доживу до завтра! Ты хоть понимаешь, насколько влиятелен Дом Лобастовых?! Какого чёрта ты вообще тронул этого маменькиного сынка?! Не мог спокойно уйти в сторону или вовсе свалить с той вечеринки?!

А вот это уже перебор.

— Да я бы с радостью свалил! — воскликнул в ответ. — Да только не получилось. Вы ведь меня там специально ждали! Или ты забыла, зачем Света меня пригласила?!

На мгновение девушка оторопела от моего гонора и удивлённо вскинула бровь.

— И зачем же? Чесалось, наверное, вот и пригласила абьюзера. Или поспорила с другими, что переспит с таким, как ты.

Так, стоп, она реально не знает про заговор? Значит, и Лобастов тоже не в курсе? Или посвятили только особо приближённых? Чёрт, опять куча вопросов, на которые я нескоро получу ответы. Если вообще получу.

— Давай только без грубостей, — спокойно попросил я. — Ты мне здорово помогла, но это не значит, что теперь можно гнобить всю оставшуюся жизнь. И нет, никто тебя не тронет. Слишком подозрительно это будет выглядеть, а Лобастовы дорожат репутацией.

— Да что ты знаешь о репутации? — внезапно она нервно засмеялась. — Аристократом не стал, но и простым человеком тоже не являешься. В школе неудачник, в участке даже сам себя защитить не можешь. Вот и скажи мне, Владюша, кто ты по жизни?

Этот разговор мне совсем не нравился. Но я понимал, что у неё банальная истерика, и надо выместить гнев. Если мне не пришлось извиняться, то хотя бы проглочу эти оскорбления. Тем более, она говорит правду. Её правду, конечно же. Теперь я вижу, как выгляжу со стороны.

— И кто же? — сухо переспросил я.

— Никто! — воскликнула девушка и снова рассмеялась. — Ты никто, Ростов! Даже я чего-то в жизни добилась с моими-то проблемами! А ты?!

— Всё? — я внимательно посмотрел на Лизу. — Высказалась?

— Допустим, — выдохнула та, вмиг успокоившись.

— Отлично.

С этими словами я крепко схватил её за плечи, притянул к себе и поцеловал.

В первые секунды девушка оторопела и не могла ничего сделать, но потом вырвалась и отвесила мне звонкую оплеуху. Щека тут же вспыхнула огнём, но я не придал этому значения. После безумного пироманта, пощёчина Лизы казалась комариным укусом.

— Идиот! — выкрикнула та и, гордо вскинув голову, развернулась и направилась в сторону.

Что ж, остаётся надеяться, что я всё правильно сделал.

— Поздравляю, племяш, — голос дяди раздался за спиной. Я обернулся и встретился с его насмешливым взором. Он вместе с полковником облокотились о полицейскую машину и с интересом наблюдали за сценой истерики. — Ты снова вляпался.

— Весь в отца, — улыбался Ржевский.

— В смысле? — не понял я.

— Ты только что избавился от одной проблемы, как нажил себе другую, — ответил дядя, кивнув в сторону уходящей свидетельницы. — Девушку, которая в тебя влюбилась.

— Влюбилась? — я усмехнулся, но тут же стёр улыбку с лица, глядя на взрослых. — Вы это серьёзно?

— Ну а сам-то как думаешь? — в тон дяде произнёс Ржевский. — И только богам известно, что из этих проблем хуже.

Глава 3

— Теперь она на твоей совести, — дядя не мг успокоиться и продолжал обсуждать Лизу.

После небольшого допроса, который провели чисто формально (я видел уставшие лица полицейских) нас отпустили домой. Однако мой родственничек нашёл новую тему для обсуждения. И я был вынужден с ним согласиться, это, действительно, казалось забавным. Конечно, по другую сторону баррикад.

— Предлагаешь мне на ней жениться? — спросил я с той же улыбкой.

— Ну зачем же столь кардинально? — весело отозвался дядя. — Хотя почему бы и нет? Баба вроде симпатичная, из простой семьи, значит, и готовить умеет. К тому же совесть появилась, а это тоже хороший признак.

— А то, что её Лобастов потаскал, тебя совсем не смущает?

— Ну а кто из нас идеальный? — он пожал плечами и плавно повернул машину. — У каждого свои скелеты в шкафу.

— Кстати, о скелетах, — я подозрительно прищурился. — Ваня, ты ничего не хочешь мне рассказать? О магии о своей, к примеру. Или, — я сделал более таинственный голос, — лучше о нашей, семейной.

Дядя лишь усмехнулся.

На несколько секунд в машине повисла напряжённая тишина. Но потом он всё же ответил:

— Знаешь, Влад, когда мы с отцом говорим, что надо вести себя тише, то мы ведь не просто так хотим тебя заткнуть, — он чуть поднял правую руку, и в тот же миг его кисть обволокла чёрная дымка.

— Охренеть, — только и смог выдавить я.

— Что-то вроде, — с усмешкой ответил тот, и дымка тут же исчезла. — Правда, у меня плохо получается. У Виталика с этим получше. Но оно и понятно, он младше.

— И что с того? Хочешь сказать, что Тень становится сильнее с каждым новым поколением?

— Наверное, да, — он снова пожал плечами, но потом внимательно взглянул на меня. — Именно поэтому мы так недовольны твоим поведением.

— Мы?

— Думаешь, родители ничего не знают? Да они были в курсе ещё тогда, когда ты со школы шёл домой.

— Блин.

— Вот тебе и блин, — вздохнул он и сбавил гонор. — Влад, пойми, нельзя опрометью бросаться на всё и всех подряд, у тебя должен быть план. Если кто узнает о Тени, то нам всем не сносить головы. Поэтому мы и ведём такой образ жизни, чтобы в будущем, может быть…

— Что? Сместить Императора?

— Да болт на него положи, — рассмеялся дядя, но продолжил более серьёзным тоном: — Не знаю я, честно говоря, что дальше. Просто должно пройти время, чтобы к Ростовым привыкли. Мы не должны ничем отличаться от остальных магов.

— А если уже отличаемся?

— Тогда нас надо будет убрать, чтобы остальные чувствовали себя комфортно. Смекаешь?

— К сожалению.

Разговор явно зашёл в тупик. Я не знал, что ответить на аргументы дяди, ведь по сути он был прав. Ростовы считаются изгнанниками. Нас не убрали вначале, типа дав возможность реабилитироваться, но все-то знают, что дело в той силе, что кроется в Тени. Нас попросту хотят использовать. Но для этого необходимо дождаться, когда эта Тень появится. И при этом не показать себя, чтобы никого не спугнуть. Ни нас, ни общество, которое они же (пока до конца не понял, кто именно) сами и запугал.

— Однако я должен знать, что произошло той ночью, Влад, — сурово произнёс дядя. — Ты ведь отдаёшь себе отчёт, что один не справишься? Позволь помочь, и вместе со всем разберёмся.

* * *
Тяжёлый удар о стену, выбил из той каменную крошку. Ещё бы, кулак, облачённый в Тень, становится в разы сильнее.

— Сука! — в сердцах воскликнул дядя, скрежеща зубами от злости. — Вот же мразь! Лобастов точно не в курсе?!

— Без понятий, — я спокойно пожал плечами, глядя на взбешённого родственника. — Но я до сих пор жив, так что успокойся.

— С чего бы?! — выкрикнул тот, но посмотрев на меня, всё же перевёл дух. Чёрная дымка развеялась, и только после этого до него дошло, что он натворил. — Зараза, теперь придётся прибираться, — недовольно пробормотал дядя, глядя на крошево. А потом на меня. — Мог бы сразу всё рассказать!

Собственно, что мне оставалось, когда припёрли к стенке? К тому же это не посторонний мне человек. А тот, кто разделил со мной свой секрет. Поэтому я и решил поделиться своими приключениями в подземелье. Правда, всё время, что мы ехали, он не проронил ни слова, но стоило за нами закрыться входной двери родного дома, как его прорвало. Тогда-то стенка и пострадала.

— А ты бы поверил?

— Конечно! — он всплеснул руками. — Ты мой племянник, не забывай об этом!

— Ну да, — мне стало немного стыдно. — Извини. Но сам понимаешь, всё зашло так далеко, что я не мог ничего говорить.

— Да уж, — дядя взъерошил волосы и направился на кухню. — Сегодня точно надо выпить.

— Только не напейся до звонка родителям. Помнишь, мы ведь договорились.

— Да твою мать! — из кухни раздался его недовольный крик.

— Терпи, — усмехнулся я и направился к себе в комнату.

Денёк и правда выдался насыщенным. Надо было и самому перевести дух в тишине и спокойствии.

Но стоило мне войти к себе и рухнуть на кровать, как в голову полезли различные мысли. Что от меня надо Лобастовым? Я сомневался, что они просто хотели нас унизить. Знают ли о подземелье? И что с ним теперь будет? Кто новый хозяин усадьбы Юдовой? Возобновятся ли игры? И когда, в конце-то концов, на меня выйдут? Всё же незнакомец знает о том, что я жив, догадается проверить меня. И девчонок тоже похитил он. Живы ли Марго и Света? Хотелось на это надеяться, даже несмотря на то, что они сделали. Но не стоило возлагать напрасные надежды. Смерть Настеньки была обставлена красиво, даже слишком. Убили в заведении её родного отца, да ещё и обставили так, что не подкопаться. Что будет с остальными? Найдут ли их?

— Да гори всё синим пламенем, — пробормотал я и прикрыл глаза.

Жутко хотелось спать, но вместе с этим понимал, что попаду в объятия Морфея ещё нескоро. Разнообразные мысли, как бы ни прогонял, всё равно настырно заполняли разум. Пришлось поддаться, но направить их поток в другое, более приятное русло.

Лиза. Почему она решилась мне помочь? Ведь тогда на вечеринке готова была лицо мне расцарапать за бедного Кирилла. А сегодня чуть ли не прямым текстом послала всю их семейку. Конечно, вряд ли Лобастовы отомстят напрямую. Всё же не дураки. Но неприятности девушке точно грозят. Наверное, стоит проверить, добралась ли она домой или нет. Но как?

Настя. Точно, эта вспыльчивая стерва была знакома со Светой. Не в курсе, что между ними было, но она должна знать Лизу, значит, в курсе, где та живёт. Осталось только набраться смелости (в данном случае — наглости) и написать однокласснице.

Взяв телефон в руки, вспомнил, что до сих пор не прокачал никакое умение.

Хм, а что мне сейчас необходимо? Так много всего, но лучшим, наверное, окажется, сохранение самообладания. После того, что со мной сегодня произошло, оставаться спокойным были крайне тяжело. Мысли путались, настойчиво лезли в голову самые худшие варианты развития событий. И, с одной стороны, это хорошо, я просчитываю то, что может произойти. С другой, сильно отвлекает, так как мешает сохранять хладнокровие. А именно оно мне и нужно.

Ох, блин. Абсолют, помоги мне найти то, что поможет контролировать свои эмоции и оставаться спокойным и рассудительным в самых сложных ситуациях.

Открыв глаза, увидел на экране мигающее приложение Абсолюта. Выходит, он всё-таки кое-что для меня подготовил. Осталось лишь узнать, что именно. Ведь иногда по моим запросам получалось что-то довольно интересное. Порой даже непредсказуемое для меня самого.

Приложив палец, почувствовал лёгкое покалывание, продлившееся всего несколько секунд. Да, боль практически отступила, и я смел надеяться, что это из-за моей, так сказать, успешной синхронизацией с телефоном и Абсолютом. И уже через несколько мгновений я почувствовал, как дыхание выравнивается, а ритм пульса замедляется.

Ого, вот, значит, как я был взволнован? Сам от себя не ожидал. Но теперь знаю, как это остановить. Всё настолько просто, что гениально. Всего лишь правильное дыхание. Ну, это первое, что надо сделать. А потом… потом можно научиться другим упражнениям. Та же йога или медитация. Но точно не сейчас. Перво-наперво надо узнать номер Лизы.

Я снова прикрыл глаза и провёл ладонью по лицу.

Боги, и кого я прошу о помощи? Саму Клюкову?

Ещё раз тяжело вздохнув, нашёл номер Насти (даже не помню, зачем прежний Влад его записал. На что он надеялся? Впрочем, сейчас мне это помогло) и написал:

«Привет, это Влад Ростов. Хотел узнать, есть ли у тебя номер Лизы, что была на вечеринке Светы? Не помню её фамилии. Она ещё с Лобастов убежала».

М-да, я просто мастер диалога. Не удивлюсь, если та даже не прочита…

Писк телефона и лёгкая вибрация прервали мысли, заставив уткнуться в экран.

«Пашёл на хер!!!!!!!»

Боже, разве можно так безграмотно писать? Ладно ещё с кучей восклицательных знаков, я понимаю, что таким образом Настя выразила своё недовольство. Но грубая ошибка в слове «Пошёл» это уже ни в какие ворота.

Я усмехнулся.

Или Клюкова так хотела показать, что принимает меня за безграмотную чернь? Да и шут с ней, меня и так бесит её взбалмошный характер.

Однако не успел я разочароваться в своей идее, как пришло второе сообщение, где был настоящий номер. Причём явно скопированный второпях, так как подпись гласила:

«Лиза-подстилка».

И почему я не удивлён. Впрочем, каждый сам зарабатывает себе репутацию.

И всё же Клюкова помогла, стоит ответить благодарностью.

«Спасибо, выручила».

Не дожидаясь ответа, быстренько написал Лизе:

«Привет, это Влад Ростов. Кое-как нашёл твой номер. Ещё раз огромное тебе спасибо за сегодняшнее. Может, встретимся завтра? Надо поговорить. Кстати, как ты добралась?»

Уже через пару секунду телефон вновь завибрировал.

«Катись ко всем чертям, Ростов! Мелкий ублюдок! Терпеть тебя не могу!!!»

Честно говоря, я даже не сразу понял от кого именно сообщение. Но взглянув на номер, убедился, что отвечает по-прежнему Настенька.

Ладно, не бесись, я ведь всего лишь номер попросил.

А вот от Лизы ответа не было до сих пор. И это несколько напрягало.

— Вот чего ты молчишь? Неужто так сложно так же меня на хер послать?

И стоило об этом подумать, как получил ответ и от неё:

«Пашёл на хер, Ростов! Ненавижу тебя! Ненавижу!»

— Серьёзно? — я невольно усмехнулся. — Вы там сговорились, что ли?

Вот как понять этих женщин? Серьёзно, если когда-нибудь появится мужчина, который сможет предугадывать правильные ответы на женские вопросы (да, я знаю, что порой ответа нет), то он станет Богом. Именно с большой буквы — Богом!

— Влад? — в комнату без стука вошёл дядя. — Извини, если отвлекаю, но надо поговорить, пока родители не позвонили. И покажи мне все записи с камер подземелья.

Глава 4

— Но почему?! — возмутился я. — Ты же сам говорил, что всё надо решать вместе!

— Знаю, — вздохнул тот. — Но не думаю, что сейчас столь удачное время для подобных решений. Ты сам сказал, что остался жив и всё хорошо. А если расскажем родителям, то они тут же примчатся домой. И я не думаю, что это пойдёт на пользу сделки твоего отца.

Мы сидели в гостиной на широком диване. Перед нами стоял телевизор нового поколения, который мог принимать сигнал с телефона и выводить изображение на экран.

Да, кое-какие технологии в этом мире добрались и до такого развития. А кое-что так и осталось пока что фантастикой.

— И что делать? — пробормотал я, вскинув взор к потолку.

— Пока не решил, — тем же тоном отозвался дядя. — Наверное, надо бы им сообщить сразу, как только Виталик решит все вопросы. А пока что я останусь с тобой и постараюсь не спускать глаз.

— Ох, да ладно! — я вскинул руки. — Сперва отец за мной следил, теперь и ты? Я думал, мы друзья.

— Друзья, — улыбнулся тот. — Но не забывай, что я твой дядя.

— Отлично, — пробубнил в ответ. — Теперь будет тотальный контроль?

— Посмотрим, — неоднозначно ответил дядя и набрал на телефоне вызов. — Готов увидеться с ними хотя бы в таком жутком виде?

Ах да, технологии технологиями, а вот с интернетом были хреновенько. Поэтому качество видео оставляло желать лучшего.

— Алло? — сразу же послышался мамин голос, искажённый помехами. — Ваня, нас видно?

В телевизоре появились очертания небольшой комнатки. По центру разместили столик, а за ним по разным сторонам сидели родители. Конечно, их изображение пикселило, порой настолько жутко, что невольно сжимал кулаки от такого видео. Но в целом лучше, чем ничего.

— Мама! — сразу же подал голос я. — Как вы?!

— Влад? — она обрадовалась, но тут же сменила тон. — Владислав, что происходит?

— Ох, — вновь вздохнул дядя. — Если расскажу, вы не поверите.

И, собственно, рассказал всё, что произошло с нами за эти несколько дней. Точнее то, что должны были знать остальные люди, включая, к сожалению, моих родителей. Да, было стыдно, но пришлось согласиться с дядей — так будет лучше для всех. Пока что.

* * *
Мы проболтали около часа точно. Честно говоря, я не мог нарадоваться такой возможности. Я рассказал о своих успехах на музыкальном поприще, дядя поддакивал и утверждал, что у меня получаются просто божественные мелодии. Также рассказал о студии, что хочет взять меня на работу, и о Эллочке. Конечно же, самое пикантное я утаил, но о том, что мы планируем что-то интересное, поделился.

Тот, кто не терял близких, не знает, насколько сильно их не хватает. Поэтому я не мог избавиться от мысли, что всё происходящее нереально. Магия, интриги, заговоры, монстры и… живые родители. Нет, это точно сон.

Под конец разговора у меня горела кожа на левой руке, так часто я себя щипал, дабы избавиться от навязчивых мыслей. Завтра точно будет синяк.

Но внезапно кто-то позвонил отцу на телефон, и тот, извинившись, сказал, что это срочно. Собственно, так мы и попрощались. А как только экран погас, на душе появилось неприятное тянущее чувство. Я снова ощущал непонятную тревогу. Но никак не мог понять за кого именно. А, может, это просто тоска? На этот вопрос я тоже не мог найти ответа.

— Не грусти, племяш, — дядя дружески похлопал меня по плечу. — Уже совсем скоро они вернутся, — он достал из-за дивана початую бутылку вина и сделал пару глотков прямо из горлышка, после протянул мне. — Будешь?

— Нет, спасибо, — отмахнулся я.

Наверное, в другой ситуации и согласился бы, отец плохой выпивки дома не держал. Но сейчас точно было хреновое настроение.

— Дело твоё, — он просто пожал плечами и снова глотнул. — Но я бы хотел поговорить о Лизе, если ты не против.

— А она здесь причём?

— Ну как же? — хмыкнул дядя и выпрямился на диване. — Она потеряла «работу», — показал пальцами кавычки, — защищая тебя. Думаю, это достойно уважения. Неплохо бы ей помочь. Тем более у тебя остались хорошие припасы после подземелья.

На миг по его лицу пробежала тень. Оставалось только гадать, из-за чего именно. Но мне хотелось верить, что он злится на самого себя из-за того, что не сберёг меня.

— Вряд ли она возьмёт деньги, — ответил я и достал телефон, в котором, к своему удивлению, увидел несколько сообщений от неё.

— Что такое? — улыбнулся дядя. — Уже переписываешься с ней? Только сегодня разрушил девочке жизнь, а сейчас флиртуешь?

— А вот это обидно было, — нахмурился я. — С чего ты взял?

— Да так? Вряд ли такая симпатичная и ухоженная особа с умным взглядом пошла к Лобастову в подстилки из-за хорошей жизни. Вот и узнай, что послужило толчком, заодно постарайся помочь по мере сил. Теперь ты вместо него.

— Глупо.

— Ну да, — рассмеялся дядя. — Но такова наша жизнь!

* * *
«Чего тебе надо?!»

Таковым было её первое сообщение. Точнее, второе, но первое непрочитанное.

«Теперь молчишь, идиот?! Так и знала, что не стоило спасать твою задницу!»

Ого, сколько восклицательных знаков. Видимо, она до сих пор не успокоилась.

«Ну хорошо. Буду ждать ответа! И только попробуй опять меня проигнорировать!»

Так, стоп. Сперва она меня отшивает и посылает куда подальше, а теперь вытягивает на диалог? Эм, как так-то? Воистину, мне не понять этих милых созданий. Нужен переводчик.

Покрутив телефон в руке, обратился к Абсолюту:

— А есть ли такая программа, способная понимать женщин?

И знаете, что мне было ответом? Правильно, звенящая тишина. Ибо даже вселенскому существу не дано понять производное из Адамового ребра.

Хорошо, с этим тоже потом разберёмся. Всё-таки сегодня уже использовал свой шанс. Может, завтра? Хотя я сильно в этом сомневаюсь.

«Успокойся, я просто хотел узнать, дома ты или нет».

Отправив сообщение, даже не думал, что получу ответ через пару секунд.

«Ещё раз повторяю — иди к чёрту! Мне не нужна твоя помощь!»

Тогда какого хера пишешь мне вот уже час? Боги, если я надумаю жениться, убейте меня сразу.

Но больше всего меня удивило другое сообщение. Точнее та, от кого оно пришло.

«Дозвонился до этой шмары? Чего хотел от неё? Вы там как-то повязаны? Она знает, где можно найти Свету?!»

Да, мне написала Настя. Пришлось ответить и ей.

«Без понятия. Лобастов сегодня крупно обосрался со своим папочкой. Лиза больше не с ними. А за Свету ничего не известно. Прости».

И зачем извиняюсь? Можно подумать, что в этом есть моя вина. Ведь я не похищал ни первую, ни вторую.

«Засунь свои извинения в задницу! Мне плевать на вас обоих и на этого сопляка Кирилла. Верни мне Свету!»

Как, твою мать? Что за глупости? Вот стараешься как лучше, хочешь казаться человеком, а о тебя продолжают вытирать ноги. Спрашивается, и на кой мне всё это?

Поэтому я не стал ей отвечать. Да и Лизе тоже. Судя по всему, с ней всё в порядке, остальное меня не волнует, так что можно отдохнуть.

Я снова увалился на кровать и решил, что пора спать. Уверен, завтра будет тяжёлый день.

***

Под ногами хлюпала грязь. Гравийная дорога не позволяла незаметно пробраться к месту встрече, но я и не боялся показаться. Хотя кого я обманываю? Конечно же, боялся. И каждый шлепок под подошвами отзывался в груди, словно выстрел.

По обеим сторонам заброшенные и покосившиеся гаражи. Пирс давно стал безлюдным, ещё с тех пор, как пару лет назад здесь прошёлся шторм и снёс больше половины построек. Люди побоялись возвращаться, и мне казалось это глупым решением. Ведь если место оставил человек, то в нём обязательно заведутся крысы. Здесь произошло то же самое. Вот только крысами тоже являлись люди.

— Эй?! — крик, раздавшийся во тьме, заставил меня вздрогнуть, отчего я чуть было не поскользнулся. Под слабым светом единственного фонаря, который каким-то чудом продолжал работать, показался тёмный силуэт. — Принёс?!

— Да, — тихо отозвался я и… почему-то попятился.

Чёрт, чёрт, чёрт, это было плохой идеей. Слишком большие деньги, слишком много возможностей. Какого лешего я забрался в эту глухомань?! Сидел бы в амбаре и в ус ни дул. Нет же…

— Давай! — незнакомец направился ко мне.

Под светом фонаря блеснул пистолет, и вот тогда моё сердце ёкнуло. Да так, что я с трудом сдержал стон.

Позади послышались шаги. Обернувшись, приметил ещё нескольких людей, окруживших меня.

Ну вот и всё. А ведь мог сейчас…

— Вагнер?! — первый человек остановился в паре шагов. Теперь я его смог различить даже в ночной тьме. — А ведь ты казался мне умным человеком. Как так? Пришёл сюда один и с голыми руками?

— Тебе всё равно без меня не справиться, — неуверенно пробормотал я, прижимая кейс к груди. — Там всё зашифровано.

— Вот как? — хмыкнул незнакомец. — Тогда вынужден тебя расстроить. У нас твои дочери.

Я сглотнул от страха.

— Но у меня никого нет.

— Вот как? — наигранно удивился тот и посмотрел на своих товарищей. — Что ж, тогда мы можем их убрать.

— Нет! — невольно вырвалось у меня. Но стоило присмотреться, как меня поразила догадка. — Ты блефуешь.

— Может быть, — пожал плечами тот. — Но в любом случае ты поедешь с нами. И уже там выберешь собственную смерть. Быструю и безболезненную или, — провёл пальцами по чёрному стволу, после чего вскинул руку и выстрелил мне в ногу, — мою любимую.

* * *
Я подскочил на кровати и вперился в стену пустым взглядом. Перед глазами до сих пор кружили искорки и звёздочки от вспышки выстрела.

— Твою мать, — пробормотал я, свесив ноги. — Снова кошмар.

Эти несколько дней, что я провёл после побега из дома Юдовой, дали мне передышку. Но теперь, видимо, Абсолют хочет, чтобы я вернулся к работе. Но что это за человек? И почему я должен спасти именно его? Неужто нет более подходящих мне преступников, чем какая-то преступная группировка? Я ведь не потяну эту толпу. Или потяну?

За окном пробивались первые солнечные лучи. Сегодня четверг, и мне надо идти в школу, чего жутко не хотелось. Разговоры и косые взгляды будут преследовать всю дорогу. Вряд ли Кирилл взял свои слова обратно, просто не будет больше болтать. Хм, надеюсь на это.

Но есть и другая идея. Дядя просил узнать о жизни Лизы, помочь ей с финансами. А ведь у меня как раз хранится приличная сумма для этого.

И стоило вспомнить своего родственничка, как снизу раздался его возмущённый крик:

— Какого чёрта?! Мы же с вами договорились, что всё пройдёт нормально! — небольшая пауза. — И что теперь?! Думаете, так просто сейчас сорваться и прилететь?! — вновь секундная тишина. — Да, я прекрасно помню, кто моя жена! Но мы давно разошлись и живём разными жизнями! Почему именно я?! Вы её отец и…

Дядя недоговорил. Видимо, его перебили.

Я быстренько натянул домашние шорты и осторожно спустился по ступеням, стараясь ступать так, чтобы меня никто не услышал. Но дядя был не из тех. Как только я показался внизу, он вышел из зала с поникшим видом, хлопая себя телефоном по раскрытой ладони.

— Влад, у нас новые неприятности. На пару деньков мне придётся вернуться в столицу.

Глава 5

— То есть как? — переспросил я, ещё не до конца проснувшись и туго соображая. — Вот прям сейчас?

— Пока не знаю, — было видно, как он мечется между решениями. — Чёрт, как же не вовремя всё это…

— А что произошло? — кое-как справившись с первыми мыслями и успокоившись, я направился на кухню. В конце концов, ничего страшного не случилось. После пробега по канализационному лабиринту, мне казалось, что справлюсь и один. К тому же всего пару дней.

— Да есть кое-какие проблемы, которые не успел решить до отъезда, — пробормотал он, присев рядом за стол и подлив себе вина из уже открытой бутылки. Только утро, а он…

— И какие? — не отставал я.

— Влад, — скривился дядя, сделав глубокий глоток. — Давай не будем об этом?

— Почему нет? — я изогнул бровь. — Я ведь поделился с тобой. Да ты и сам сказал, что семейные проблемы надо решать сообща. А теперь открещиваешься от собственных слов?

— Ты не понимаешь…

— Это другое, — рассмеялся я и плеснул вино и себе в бокал. Почему бы и нет? Всё же сейчас решается важный вопрос, а мне надо прогнать дремоту хотя бы таким способом. Ведь холодный напиток, скользнув по горлу, немного взбодрил. — А если серьёзно?

— Серьёзно? — дядя нахмурился, потом вздохнул и выложил всю правду: — В общем, разводиться с женой хотим. Уже почти год как живём порознь, только до официальных бумажек так и не добрались. И чёрт бы со всем этим, но у её отца проблемы с бизнесом. Прессуют его, прямо говоря. Жене моей, почти бывшей, тоже угрожают, и ведь никого не боятся. Я перед отъездом поговорил с тестем, что готов отписать всю свою долю в бизнесе на неё, лишь бы меня ничего не касалось. И вроде бы договорились, как вот сегодня позвонил, говорит, что ничего не закончилось, Наташе продолжают угрожать.

— Но тебе-то какое теперь дело? — удивился я. — Понимаю, чувства и всё такое, но по факту ты им уже ничем не обязан.

— Да какие там чувства, — грустно усмехнулся дядя. — Дмитрова всегда была настоящей стервой. Мне нужна была только фамилия и связи её отца. Тот тоже приметил во мне родственную душонку, ну и закрутилось всё это. По итогу мы с ним общались лучше, чем с Наташей. Что он, что я.

— Занятно. Но это не меняет дела.

— Знаю, — пробормотал он. — И послать хочется, учитывая, что с тобой произошло. Но в то же время не могу. Понимаю, что нужен там, ведь вроде непосторонние люди.

— Ставишь выбор между мной и нелюбимой бывшей женой? — иронично переспросил я.

— Вот тебе смешно, а мне совсем нет.

— Да брось, — я отмахнулся. — Полетай, ничего со мной за эти дни не случится. Ну не вломятся же Лобастовы со своими головорезами к нам в дом посредине дня. После того, что вчера было в участке, их быстро свои же смешают с грязью.

— Так-то оно так, — неуверенно пробормотал тот. — Но у тебя есть удивительная способность — влезать туда, куда не следует.

— Ладно, я обещаю, что эти дни буду вести себя паинькой, — я поднял руки. — Утром ходить в школу, а после неё сразу домой. Тем более у меня работы полно. Я ведь так и не ответил лейблу, что думаю.

— А что ты думаешь? — заинтересовался дядя, видимо, он был рад сменить тему.

— Соглашусь, конечно, — улыбнулся в ответ. — Только на своих условиях.

— И каких же?

— Пока не решил, но планирую забрать эксклюзив на композиции хотя бы на месяц, чтобы крутить в тех заведениях, которые выберу сам.

— Думаешь, кого-то это остановит?

— Не знаю, — я пожал плечами. — Но что-то я с этого точно поимею.

— Ха! — дядя хлопнул по столу и рассмеялся. — А ты пронырливый парнишка.

С этими словами он протянул ко мне свой бокал, и по кухне разнёсся лёгкий звон.

* * *
Знаете, что было самым унизительным? Дядя нанял мне няньку.

— Да ты издеваешься?! — не выдержал я и рассмеялся. Это было настолько глупо и уморительно, что сдержать эмоции невозможно. — Сколько мне, по-твоему, лет? она подгузники менять будет, что ли?

— Если понадобится, то и их, — усмехнулся в ответ тот. — Хорошая женщина, не обижай её. Ржевский порекомендовал, говорит, она и детей может уложить и взрослых мужиков.

— Даже боюсь спрашивать каким методом.

— Всеми, — уклончиво отозвался тот, собирая чемодан. — Она работала в полиции некоторое время, потом из-за травмы ушла.

— Так, стоп, а с полковником зачем договаривался? — до меня не сразу дошло, что теперь и он и, скорее всего, Алёна знают о том, что за мной дома будет приглядывать посторонняя женщина. Осталось только узнать, что именно оторвёт дяде моя мама за подобные вольности.

— Чтобы и он присматривал за тобой. Мало ли что случится, — уже серьёзно ответил дядя. — Всё-таки ты связался с влиятельными людьми. И пусть они не собираются марать о нас руки, хоть какое-то преимущество нашего Дома, но подстраховаться не помешает.

— Просто замечательно, окружили меня со всех сторон.

— А как ты хотел? Сам лезешь во все щели с крысами. Вот и приходится их затыкать. К тому же няня будет просто готовить и убирать дом, если понадобиться. Можешь особо не волноваться, приставать она не будет.

— Эх, а так хотелось…

— Влад, я серьёзно, — дядя нахмурился. — Мне жутко не хочется покидать дом. И я даже представить боюсь, что со мной сделают твои родители, когда узнают всё правду. Но выхода нет, мне придётся вернуться к себе. Но ненадолго.

— Я всё понимаю.

— Отлично. Конечно, Толик не может приставить к тебе охрану, но патрульные машины будут кататься здесь почаще. И если что, не дай Бог, случится, беги на улицу, там тебя заметят.

— Да что со мной может случиться? — я развёл руками. — Разве что-то бывает хуже подземного лабиринта с убийцами и монстрами?

— Без понятий, но всё равно не играй с огнём, — я отставил чемодан и взял меня за плечи. — Влад, я очень надеюсь на твоё благоразумие. Я позвонил Виталику, всего не рассказал, но признался, что надо уехать. Вскоре здесь будет твоя мама.

— Тогда зачем мне няня?

— На всякий случай. Не забывай, Таня из обычной семьи и магией не обладает. К тому же сейчас какая-то беда с самолётами, рейсов почти нет. Говорят, в столице ввели карантин, только я не понял почему. А няня, как уже сказал, была копом, и, как говорит Ржевский, довольно хорошим копом. Собственно, именно поэтому Адашевы её и наняли.

— Что? Так она работает у Адашевых? С Наташей?

— Сомневаюсь, у них многодетная семья, ты же знаешь. Скорее всего с мелкими возится. Но об этом вы сами с ней поговорите. А мне пора.

С этими словами мы распрощались, и дядя направился к выходу. Я же смотрел ему вслед, и на душе вновь стало тоскливо.

Чёрт, можно подумать, в последний раз видимся. Меня сюда забросили не для того, чтобы я потерял семью во второй раз. По крайней мере, вот так грубо. Её отняли там, так зачем повторять это здесь? неужто я заслужил подобное наказание?

Но вместе с этим появилось и другое чувство. Мне казалось подозрительным, что дядя так просто оставил меня, сразу, как только я рассказал ему о подземелье. Неужто он испугался, что за мной придут, но достанется и ему? Да нет, вряд ли, никогда не замечал за ним подобной трусости. Может, тогда он как-то замешан в тёмных делишках Юдовой? И сейчас хочет сбежать, чтобы на него не падали никакие подозрения? Тоже не желаю в это верить. Уж слишком я его люблю и уважаю.

И всё равно столь внезапный звонок кажется подозрительным. А вдруг кто-то неизвестный решил достать дядю через его бывшую супругу? Но почему его, а не меня? Или таким образом выманивают всех потенциально опасных и близких мне людей? Хотя, честно говоря, что-то мне подсказывало, я уже давно обскакал дядю по уровню Тени. Конечно, у него намного больше опыта. И именно его мне сейчас и недостаёт.

— Бывай, племяш! — крикнул на прощание дядя, садясь в такси.

— Удачной поездки! — воскликнул я в ответ.

Машина тронулась и медленно покатила к аэропорту. Я же вернулся на кухню и присел за стол. В бутылке оставалось немного вина, которое я не собирался убирать в холодильник. Долив в бокал, задумался о сегодняшнем кошмаре.

Кем был этот мужчина? Он явно что-то создал. Нечто важное. То, что может принести немало денег и влияние. По крайней мере, он так думал. Найти его можно на старом пирсе, который… хрен его знает, где находится.

Сделав пару глотков и достав телефон, быстренько вбил в поисковике упоминания о заброшенных постройках на берегу моря. Благо, таких оказалось всего три, а взглянув на фотографии, узнал на одной из них, тот самый одинокий фонарь. К тому же история про ураган идеально подходила ко всему увиденному ночью.

— Слишком просто, — пробормотал я.

С другой стороны, почему именно эта часть моего нового приключения (а оно точно будет, уже можно не сомневаться) должна быть сложной? Мне придётся одолеть вооружённых бандитов, и помощи, судя по поведению Вагнера, ждать не стоит.

Вагнер, Вагнер, Вагнер… где же я слышал это имя? Точно! Александр Беляев и его знаменитый изобретатель, который мог работать двумя полушариями мозга одновременно! Может, и этот мужичок тоже что-то создаёт? Местный Евгений Онегин, судя по всему, идеально подходит под образ Пушкинского повесы.

Но чёрт с ними, надо разобраться и с другими делами.

Сегодня я решил не идти в школу. Во-первых, не хочу маячить под любопытными и, что часто бывает, презрительными взглядами. А во-вторых, необходимо найти Лизу и помочь ей хотя бы финансово. Авось, она решится со мной поболтать и поделится тем, из-за чего пошла работать «подругой» Лобастова. Да и вообще у этой особы можно многое узнать о Кирилле и его папаше. А мне понадобится любая информация об этих субъектах.

— Ох, блин, — вздохнул я, понимая, на что опять придётся пойти ради этого.

«Привет. Извини, что так рано, но мне надо узнать в какой школе учится Лиза».

Сообщение отправилось адресату. То есть, как вы понимаете, Насте. Увы, а как иначе мне найти адрес школы? Их в Краснограде просто валом. Конечно, можно узнать напрямую, но что-то я сильно сомневаюсь, что Лиза ответит мне честно. Скорее всего, снова пошлёт к чёрту на кулички. И это в лучшем случае. Хотя сейчас мало кто даже знает подобные выражения. Молодёжь слишком проста и, местами, глупа.

— Молодёжь… — пробормотал я, усмехнувшись.

Не стоит забывать, что я и сам не особо взрослый. По крайней мере, физически.

Телефон завибрировал, и я тут же открыл сообщение.

«Привет, в 37, а тебе зачем?»

И следом за этим:

«Твою мать, это ты, Ростов?! Какого хрена будишь меня в такую рань?! Удали мой номер, иначе я тебя заблокирую!»

Ну хорошо, блокирую. Угрожать-то этим зачем? Будто я без нашего общения жить не смогу.

Однако стоило признать, что Клюкова уже второй раз меня выручает, так что можно поблагодарить. И я бы так и сделал, если б не одно важное «Но» — она меня задолбала своей манерой общения. Я ведь по-человечески переписываюсь, а Настя словно специально идёт на конфликт. Впрочем, это вполне себе возможно.

Глава 6

Конечно же, средняя общеобразовательная школа сильно отличалась от той, где учился я. Это всё равно, что сравнивать загородную виллу с избушкой в глубинке. Разительные отличия, и мне даже неловко как-то стало. Правда, это глупое чувство быстро сошло на нет.

Я сидел на лавочке по другую сторону дороги уже несколько часов. От нечего делать, лазил в телефоне, читал книгу, в общем, занимался всем, чем можно, чтобы время пролетело как можно скорее. Ведь на все мои сообщения Лизе я получил категоричный игнор. Ну, почти на все, ведь на первое она ответила.

«Привет, это опять Влад. Сможешь прогулять пару уроков? Надо поговорить. Я уже у твоей школы».

«Я ещё вчера тебе сказала, отвали! Нам не о чем разговаривать! И пропускать занятия из-за тебя я точно не буду! У меня нет таких денег, как в вашей семье».

Хм, в этом она права, хотя по меркам аристократов — мы бедняки. И всё же кое-какие средства имеются. Особенно сейчас и у меня.

Но речь не об этом. Данным сообщением девушка подтвердила, что находится на учёбе, значит, можно не волноваться, что Лобастовы до неё добрались. Однако дальше разговор у нас так и не состоялся. Я отправил ещё парочку сообщений, но ответа не получил. На том и успокоился.

Напротив школы был небольшой сквер, где я и устроился. Вроде и непримечательно так присел, выходящие и не заметят, если не присматриваться. Зато двери школы передо мной как на ладони. Теперь-то Лиза от меня точно не убежит.

— Чёрт, — я усмехнулся и отпил кофе, что купил неподалёку. — Думаю, как Гришенька. Ещё немного и мне можно равняться с его послужным списком.

Наверное, стоило переждать дома, но откуда я знал, когда у Лизы закончатся уроки. Если спросить у неё, ответа не получишь. Да и потом, она может испугаться, что я её поджидаю. Ведь именно этим я и занимаюсь.

Очередной звонок оповестил о завершении урока. Я уставился на небольшую группу учеников, что покинули двор. Однако среди них я так и не увидел ту, кого ждал. Толпа рассыпалась по сторонам, и новый звонок возвестил о начатии очередного занятия.

— Блин, вот сколько…

Но не успел я договорить, как из школы показалась милая девичья мордашка. Лиза подозрительно осмотрелась, и только потом выскочила наружу.

Молодец, опасается слежки. Как бы меня за подобное ни посадили. А то ещё скажет, что я её преследую. И ведь недалеко от истины.

Я допил кофе, выбросил стаканчик в урну и направился к девушке. Та, прижав учебники к груди, спешно двигалась вдоль главной дороги, как раз туда, где та пересекалась со сквером.

— Лиза?! — осторожно позвал я, когда вышел из-за деревьев на пешеходный переход.

Девушка стояла напротив, и стоило мне воскликнуть, как вздрогнула, вскинув на меня затравленный взгляд. Красные глаза и опухшее лицо говорили, что ночь у неё была не из лучших.

— Влад?! — она боялась сделать шаг навстречу — Что ты здесь делаешь?

— Я же писал, что хочу встретиться и поговорить, — постарался изобразить максимальное дружелюбие, но вышло так себе. — Ты мне помогла, и я тоже хочу…

— Чего ты хочешь? — иронично усмехнулась та и, собравшись с духом, двинулась по переходу. — Нам не о чем говорить. И, — поравнявшись со мной, строго посмотрела в глаза, — не смей больше ко мне прикасаться.

— Лиза, прости, если обидел поцелуем. Я не хотел…

— Так, значит, ты ещё и не хотел?! — она злобно рассмеялась. — Какая я, оказывается, соблазнительная дрянь. Только и делаю, что кручу приличными мальчиками вокруг пальца!

— А это-то здесь при чём?

— Ой, перестань, будто сам не знаешь, — шагнула ко мне, убрала книги в сторону и прижалась грудью. — Скажи мне, Ростов, хочешь меня? — продолжила томным голоском: — Ты даже не представляешь, на что я способна в постели. И ведь дёшево возьму, ты не прогадаешь.

— Дура, что ли? — я отступил. И снова наш разговор не задался с самого начала. — Может, сперва выслушаешь меня?

— И что ты мне скажешь? — она презрительно скривилась. — Неужто брезгуешь той, кто уже был с другим? Тебе, как злобному дракону, нужны только девственницы?

— Боги, — я всплеснул руками. — Ты реально долбанутая или просто прикидываешься?

— Сам решай, — её голос снова стал игривым. — Могу быть и той, и той.

— Твою мать, — я покачал головой. — С тобой вообще нельзя нормально говорить.

— А вот мать не трогай, — внезапно девушка ощетинилась.

Ага, так вот в чём проблема? Её общение с Лобастов каким-то образом связано с матерью? Хорошо, уже что-то.

— Лиза, — я поднял руки, будто сдаюсь. — Успокойся, прошу. Я не хотел и не хочу тебя обижать. Позволь просто поговорить.

— Поговорить? — она окинула меня оценивающим взглядом с головы до ног. — Хорошо, у тебя десять минут, пока я иду домой. И не смей туда заявляться, — сурово произнесла она, но потом тихо добавила, отвернувшись, однако я услышал: — Без приглашения.

Мы неспешно направились по дорожке. Она не смотрела на меня и старалась сохранять хладнокровие. И всё же я видел, как девушка вздрагивает от каждого моего жеста. А я, к сожалению, жестикулировал, когда общался. Пускай и не сильно, но всё равно надо было куда-то деть руки. Эта привычка появилась ещё на первой Земле и избавиться от неё оказалось непосильным делом.

— Вчера ты спасла мою шкуру, — начал я издалека, — за что я безмерно благодарен. Лобастовы уже в край обнаглели, и пора было поставить их на место. Прости, если эти слова тебя затрагивают.

— Меня? — она грустно усмехнулась. — Уже нет. Раньше я готова была горой стоять за Кирилла, но теперь… — тяжело вздохнула и продолжила: — Они вызвал меня вчера утром, дали денег, наличкой, конечно же, чтобы не палиться с переводами, и приказали подтвердить то, что сказал Кирилл против тебя.

— Приказали? — переспросил я. — Ты работала у них прислугой?

— Издеваешься? — она бросила на меня ироничный взгляд. — Так и не понял, кем я там была?

— Хорошо, опустим тему, — примирительно произнёс я. — Но почему ты отказалась от денег? Раньше ведь ничего не смущало.

— Не смущало?! — вспыхнула Лиза так, что покраснели щёки. — Ты пришёл сюда, чтобы насмехаться надо мной?

— Блин, угомонись, я же говорю, что не хочу тебя оскорблять. Наоборот, желаю понять и помочь по мере сил, — тут же вскинул ладони. — И нет, интим не предлагать.

Лиза улыбнулась и, как мне показалось, шутку заценила. Отведя взор, тихо продолжила:

— После того как получила деньги, вышла из кабинета. Но потом вспомнила, что забыла сумочку и хотела вернуться, но услышала их разговор, — она поникла. — Кирилл назвал меня тряпкой, о которую только ноги можно вытирать. Грязной шлюхой и…

— Понятно, — я перебил девушку, понимая, что ещё немного и разговор может довести её до слёз. — Но ты, конечно, прости, однако его отношение было очевидно с самого начала. Ты ведь умная девушка, почему так долго это терпела?

— Умная? — Лиза вроде даже зарделась. — Тебе-то откуда знать?

— Вчерашний поступок меня в этом убедил.

— Всего лишь?

— Не уходи от темы, — мягко настаивал я. — Он тебе платил? Много?

— Достаточно для… — на этих словах она запнулась.

— Для чего?

Девушка подняла на меня гордый взгляд.

— Неважно, Ростов. Это только моё дело и мои неприятности. Разберусь.

— Да без проблем, разбирайся, — улыбнулся в ответ. — Только не говори потом, что я был той ещё сволочью, которую надо было засудить и растоптать, потому что не помог.

На пару секунд повисла тишина. Мы медленно шли по узенькой тропе, то и дело цепляясь плечами или локтями. Точнее, я цеплял, так как Лиза была не особо пышной девушкой. Я бы даже сказал, что она худощавая. Наверное, это ещё одна проблема из-за чего…

— Мама, — наконец произнесла она.

— Мама?

— Да, — кивнула девушка. — Она болеет. Вроде бы не тяжело, но лекарства необходимы постоянно. Вот я и согласилась на такую «работёнку».

— Так, значит, тебе нужны деньги, — я не спрашивал, а говорил фактами.

— Но ты же отказался от моих услуг, — она игриво прижалась к плечу.

— Я сейчас вполне серьёзно, — посмотрел ей в глаза и нахмурился. — Я у тебя в долгу, так что…

— Ой, вот только не надо мне делать одолжение! — снова вспыхнула девушка. — И без того тошно.

— Это не одолжение, а грубый расчёт, — я осторожно коснулся локтя девушки. — Если хочешь говорить на деловом языке, то давай по-твоему. Мне нужна информация о Лобастовых. Сама понимаешь, сейчас они готовы сожрать меня с потрохами. Тебя, наверное, тоже.

— Наверное, — кивнула та. — Но я не стукач.

— Хорошо, информатор. Так лучше звучит?

Лиза только пожала плечами.

— Один чёрт, стукач.

Пришлось остановить её и развернуть к себе.

— Я предлагаю реальное дело. Без всяких пошлостей и интимных потех. Подумай об этом.

— Хорошо, — наконец ответила девушка, тяжело вздохнув. — Но ты нас подставляешь, поджидая у ворот школы. Если кто-то увидит, что мы гуляем вместе, то от слухов потом не отмыться.

— Кому? — улыбнулся я. — Тебе или мне?

На её лице тоже появилась лёгкая улыбка.

— Влад, но нас могут заподозрить в том… что ты предлагаешь. Сразу же станет понятно, что я с тобой в сговоре.

— В участке ты им почти в лицо плюнула. Не думаю, что нужны ещё какие-то доказательства того, что мы с тобой на одной стороне.

— Ну, может быть, — неуверенно пробормотала та.

— И всё же ты права, об этом знает ограниченный круг лиц. Так что придётся общаться тайком. К примеру, у меня, — всё же не сдержался от ехидной ухмылки. — Как раз я остался дома один.

— Отлично, приехали, — Лиза подняла на меня озлобленный взгляд. — А я ведь уже почти поверила твоим словам. Но ваша ублюдская натура никогда долго не сдерживается.

— Давай без грубостей? — спокойно попросил я. — Я даже не думал об этом.

— Да неужели? — она раскинула руки. — И почему же? Я тебя не устраиваю, как девушка? Худая? Страшная? Или из-за того, что бедная?!

Последние слова она выкрикнула. После чего развернулась и уже хотела уйти, как не смогла сдвинуться с места.

— Влад… — прошептала девушка, отступив на пару шагов и упёршись спиной мне в грудь. — Ты их знаешь?

— К сожалению, — недовольно пробормотал я.

Ещё бы я их не узнал. Бруков и Сапожник собственными персонами. Их нахальные самодовольные морды буквально лучились радостью. Но что-то мне подсказывало, нам с Лизой эту радость не разделить.

— Ростов, — произнёс Сапожник, прохрустев пальцами. — Какая неожиданная встреча. Кто бы мог подумать.

— Да уж точно не ты, — в тон ему ответил я, закрыв девушку спиной. — Чего надо? Только давайте ближе к делу.

— Ближе к телу, — сказал Бруков и гнусно рассмеялся, косясь на Лизу.

А в следующий миг на его руках вспыхнуло пламя.

Глава 7

— Эй, ребятки, — я вытянул руки, — давайте вы успокоитесь, и мы всё мирно обсудим?

— Обсудим? — прошипела за моей спиной Лиза. — А мне говорили, что ты сорвиголова.

Ага, был таким, пока не забросили в подземелье. Столкнувшись со смертью лицом к лицу, меняешь к ней отношение. Если, будучи мелким пацаном, ты готов рвать и метать, считая себя всесильным, то, когда дело доходит до… дела (уж простите за тавтологию), всё кардинально меняется. Ты не боишься убить, но понимаешь, что из-за этого будет куча неприятностей. Да и потом, зачем ломать руки и лица, если можно всё решить миром?

— Ты серьёзно, Ростов? — усмехнулся Бруков.

Но в данном случае нельзя.

— Вы посреди сквера на людях хотите напасть на двух людей? — я наклонил голову набок, будто не верил в их решимость.

— Сейчас узнаешь! — рявкнул громила и первым бросился в бой.

Пылающий кулак просвистел в паре сантиметрах от моего лица. Но я даже не отошёл, лишь слегка отклонился назад. Нос и щёки обдало жаром, но в целом ничего серьёзного — магия у противника была лишь на начальных уровнях. Впрочем, как и мой телекинез. Однако…

— Ух! — шумно выдохнул Бруков, когда стопа врезала ему между ног.

Парень не успел даже среагировать и повторно атаковать, всё же после малышки моя реакция стала в разы лучше. Он упал на колени, держась за причинное место, и чуть ли не слезами заливался от боли.

Прости, Серёжа, надеюсь, я не лишил тебя наследников. Хотя такому, как ты лучше и не заводить детей. Ни к чему плодить дегенератов на нашей Земле.

— Сука! — а это уже Сапожник.

Разбираясь с одним, я не заметил, как второй оказался слева и замахнулся огромным кулаком. Нет, я серьёзно, его кисть распухла так, будто он только что засунул её в улей с дикими шершнями.

За спиной взвизгнула Лиза, отчего я на мгновение отвлёкся. Бросился к ней, подхватил на руки и отскочил в сторону. А туда, где я стоял секунду назад, врезался здоровенный кулак, пробив асфальт. Нас осыпало каменным крошевом, но я всё же прикрыл девушку, опустив на мягкий газон.

— Беги, — произнёс я и тут же развернулся.

В отличие от своего товарища, Сапожник ударил во второй раз и почти достиг цели. Я рефлекторно выгнулся назад, пропустив кулак над собой, и одновременно с этим атаковал телекинезом, благодаря чему магически отросшая конечность взметнулась к небу и пролетела выше намеченной цели. То есть моего носа.

Твою ж за ногу. Если буду медлить, то меня размажут в лепёшку в буквальном смысле слова.

— Ха! — радостно воскликнул противник, видя, что я не могу отбиваться, а только уклоняюсь.

И, конечно же, это было его ошибкой. Нельзя недооценивать врага. Тем более я ему это продемонстрировал в спортзале.

Второй разбухший кулак уже нёсся на меня, когда я вскинул ладони и вновь ударил магией. Рука Сапожника ударилась о тротуар и чуть проскользила вперёд, придавленная телекинезом, оставив за собой тонкий кровавый след. Парень зарычал от боли, но его это только сильнее раззадорило.

Однако мне на это было совершено плевать. Когда огромная кисть оказалась совсем рядом, я прыгнул на неё и, сделав боковое сальто, приземлился за спиной Сапожника. Из-за раздувшихся конечностей он не смог быстро среагировать и обернуться ко мне. Именно на это я и рассчитывал.

Удар по обратной стороне колена заставил парня с криком осесть, а мощный хлопок ладонями по ушам оглушил противника.

Я уже хотел было добить его ударом в затылок, но позади послышался злобный крик первого громилы, что уже пришёл в себя:

— Ростов!

Но больше всего меня удивило не это, а новый голос. Кстати, довольно знакомый.

— Всем стоять!

Я моментально отскочил к краю тротуара. Туда. Где недавно оставил Лизу.

Молодец, девочка, вовремя убежала.

— Руки!

К нам спешил сам сержант Гавриленко в сопровождении пары полицейских в самой простой форме. Не удивлюсь, если это стажёры.

Я сразу же вскинул руки, даже не думая, что на меня могут напасть. И совершенно зря. Бруков плевать хотел на предупреждения правоохранителей и снова бросился на меня. Но я ударил первым, не опуская рук. Импульс телекинеза попал точно по ногам врага, и парень, не успевший даже добежать до меня, споткнулся и рухнул на своего товарища, повалив того на живот.

— Оу, да вы те ещё голубки, — усмехнулся я, смотря, как «жаркий» Бруков пытается подняться со спины Сапожника, оставляя на одежде того лёгкие ожоги.

— Убью! — взревел первый.

— Ростов, сука! — подпевал ему второй.

Но к этому моменту блистательные стражи порядка уже были рядом.

— Что здесь происходит?! — лицо сержанта покраснело от гнева. Он кивнул на лежащих, и тем заломили руки за спину, оставив в весьма неудобном положении. — Почему неприятности возникают там, где встречаетесь вы трое?

— Наверное, судьба, — с улыбкой ответил я.

— Это не смешно! — рыкнул тот. — Фамилия, имя!

— Мои?

— Свои я знаю!

— Владислав Ростов. Слыхал о таком?

— Точно, — протянул Гавриленко, вытирая платочком лоб. — Как же я мог забыть, — посмотрел на лежащих громил. — А это что за сладкая парочка.

— Слова выбирай, — злобно прошипел Сапожник. — Ты хоть знаешь, кто мы?

— Именно это я и спросил, — ухмыльнулся Гавриленко.

— А это, господин сержант, — начал я. — Старшеклассники из моей школы. Сергей Бруков и Иван Сапожник.

— О как, — чуть ли не подавился сержант вмиг побледнев. Конечно, он ведь понимает, что со мной учатся лишь дети видных Домов. А эти, пусть и не имеющие большого статуса среди аристократов, но всё же принадлежали к знатным родам. — И что же теперь делать?

На его лбу вновь выступила испарина.

— Предлагаю разойтись миром, — спокойно ответил я. — Заявление о нападении подавать не буду. И мне меньше проблем, и вам бумажной волокиты.

— Да, да, да… — неуверенно пробормотал сержант и кивнул своим подопечным. Те тут же подскочили и отошли в сторонку, стараясь держаться как можно дальше от разгневанных парней. Гавриленко же вновь повернулся ко мне. — Ладно, Ростов, идите… куда-нибудь подальше отсюда. И это… старайтесь не ругаться. Здесь всё же люди, дети…

— Полностью с вами согласен, господин сержант, — кивнул я и попятился. — Непременно воспользуюсь вашим советом.

После чего стремительно направился подальше от места драки. «Сладкая парочка», как ни странно, двинулись в другом направлении. Странно, я-то думал, что они потребуют матч-реванш после третьего фиаско. Ну да ладно, надеюсь, поняли, что со мной лучше не связываться. А вот полицейские так и остались на месте, недоумённо почёсывая репу. Что ж, только что парни лишились месячной премии (вряд ли семейка Сапожника так просто всё оставит), но вместе с этим не лишись работы. Пускай радуются этому.

Я же спешно двигался к пешеходному переходу, надеясь встретить там Лизу. Однако девушки нигде не было видно. Либо убежала, что в принципе хорошо и правильно, то ли где-то притаилась, что тоже хорошо, но неправильно. Я ведь попросил бежать отсюда.

— Влад? — тихий голос заставил остановиться, — Лиза вышла из-за зарослей кустарника и подошла ко мне, испуганно озираясь по сторонам. — Ты в порядке?

— В полном, — я пожал плечами. — А что со мной будет?

Действительно, что со мной будет? Никто ведь не увидел Тень. Значит, можно не опасаться серьёзных проблем. А вот то, что на нас напали посреди белого дня, изрядно напрягает.

— Чего они хотели? — кивнула в сторону места сражения, где уже никого не было. — Совсем, что ли, с ума сошли? За это же можно и за решёткой оказаться. Почему ты их отпустил?

— А что я должен был сделать? Прямо здесь головы оторвать?

Девушка прищурилась.

— Говоришь так, будто и не против такого, просто не хочешь быть застигнутым врасплох.

— Это я так неудачно пошутил, — хмыкнул в ответ. Чёрт подери, Влад, не пались так откровенно. Но, в принципе, она всё равно не поверит, даже если расскажешь правду. И всё же… — Может, пойдём? Я провожу тебя до дома.

— Хм, — она вновь бросила на меня оценивающий взгляд. — Хорошо, Ростов, проводи меня.

Блин, мне показалось, или в её голосе появилось что-то манящие? Неужто она заигрывает со мной? И лёгкая волна жара только подтверждает это. Вот же ж… дядя был прав, я нажил себе новую проблему.

* * *
Мы неспешно шли по мощёной камнем дорожке. В этой части сквера царила более спокойная атмосфера. Подальше от дороги, от велосипедистов, что, сука, обычно носятся, словно в жопу ужаленные.

— Мама заболела пару лет назад, — говорила Лиза, а я старался внимать каждому слову. — Отец умер, когда мне было шесть. Мы остались втроём с младшей сестрёнкой, которая на тот момент ещё на сиське висела, — на этих словах она мило улыбнулась. — Было тяжело, даже очень. Мы почти не видели маму, так как она горбатилась на трёх работах, чтобы прокормить семью. Но денег, как ты понимаешь, всё равно не хватало. Мне пришлось стать нянькой совсем в юном возрасте. Сама ещё ребёнок, а уже ухаживаю за сестрёнкой. Но как-то вытянулись и…

Лиза замолчала и потупила взор.

— Понимаю, — ответил я. — В нашей семье, как ты знаешь, тоже не всё слава богу. Унижения в школе — это лишь цветочки. Я даже представить не могу, что пришлось пережить отцу с матерью, чтобы достичь того, что мы имеем сейчас. От нас же все отвернулись.

— Отвернулись? — криво усмехнулась девушка. — Вы же Ростовы, у вас есть титул Дома.

— Титул, — я нахмурился. — От него только слово. Его оставили словно в издёвку. Типа, мы крутые, но на самом деле в говне по колено. Сам понимаешь, в каждой касте должен быть кто-то хуже, чем ты. Так и среди Домов. Наш в полной жопе.

— И всё равно…

— И всё равно не буду с тобой спорить, — кивнул я. — Да, я не знаю твоей жизни, и даже не буду говорить, что она была слаще моей. Вижу, что это не так. Всё же не дурак. Надеюсь…

— Надеешься? — девушка рассмеялась, но не злорадно, как могло бы быть, а искренне. — Ростов, ты не перестаёшь меня удивлять.

— А что я такого сказал? — непонимающе переспросил я.

— Ну как? — она немного стушевалась. — Ты богат, по сравнению с нами, красив, умён…

Сказав это, густо покраснела и отвернулась.

Блин, кажется, я реально влип. Сперва Алёна со мной флиртует, потом Эля играет на рояле, а я на ней, теперь вот Лизонька. М-да уж, весело, почти что гарем собрал.

Сквер резко оборвался, уступив место дешёвеньким панельным многоэтажкам. Обшарпанные стены, заваленные и почти прогнившие балконы. Складывалось такое впечатление, что там не убирались уже десятки лет. Не удивлюсь, если хозяин, порывшись там, потом продаст вещи с аукциона и станет миллионером.

— Ну, вот мы и пришли, — смущённо произнесла Лиза, преградив мне дорогу. — Дальше я и сама доберусь.

— Не хочешь показывать, где ты живёшь? — переспросил я с улыбкой. — Боишься, что теперь буду поджидать тебя не у школы, а дома?

— Я даже и не думала об этом! — возмутилась та, но тут же успокоилась. — Просто… тебе ведь тоже пора на учёбу.

— Вообще-то я прогулял сегодняшние занятия, если ты ещё не поняла.

— Да, точно… — пробормотала девушка и тут же вскинула на меня ошарашенный взгляд. — Ты не пошёл в школу из-за меня?

— Ну так-то да, — я развёл руками. — Не большой же подвиг. Просто прогулял.

Лиза ничего не ответила. Вместо этого, сделала шаг ко мне, привстала на носочки и легонько поцеловала в губы. После чего отпрянула, вновь залившись краской.

— Спасибо, Влад. Увидимся потом, — прошептала она и убежала.

Да, именно что убежала. Я даже понять не успел, что произошло.

— Пока, — поднял ладонь и помахал на прощание, хотя девушка уже скрылась за поворотом. — Поздравляю, Ростов, теперь она на твоей совести.

Глава 8

Вот вроде бы и неплохо всё сложилось с утра. То, что дядя так быстренько соскочил в столицу, хоть и подозрительно (даже немного обидно, что меня бросили), но всё же оказалось весьма к месту. Теперь я могу не скрываться и не бояться, что дома кто-то застукает за неприличным делом. И я сейчас не о том, о чём могли подумать маленькие извращенцы, а о своих «сновидениях» от Абсолюта. Мне не надо закрывать дверь, когда рыскаю в интернете, не надо бояться достать пару купюр из тайника или что ещё подобное. В общем, почти свобода. Если б не няня… но я не думаю, что она создаст какие-то проблемы.

Познакомился (получается, повторно) с симпатичной девушкой, которой, стоит признать без лишней скромности, я нравлюсь. Да и она весьма ничего так. Может, что-то и получится… хотя я сильно сомневаюсь с моим-то образом жизни.

Ещё и отвесил знатных люлей тем, кого всегда презирал. Да, вот такое я говно, тоже презираю людей, тоже считаю их отбросами. Но давайте честно, они это заслужили. Вели бы себя по-человечески, и отношение к ним было б такое же. Однако пока что от Сапожника и Брукова я не видел ничего хорошего. Может, в будущем они и повзрослеют, станут лучше… сомнительно, да и зачем мне будущее, когда я живу в настоящем.

Но стоит только настроиться на положительный лад, как что-то обязательно его испортит. Я с подобным уже сталкивался, поэтому не особо удивился, когда возле дома увидел полицейскую машину.

— Влад?! — ко мне направлялся сам полковник Ржевский в сопровождении парочки офицеров. — Ты где пропадал?!

— Что здесь происходит? — я не стал отвечать, а сам решил пойти в атаку, остановившись около их автомобиля.

— Взлом! — рыкнул тот. — Ты на вопросы отвечай. Где пропадал?! Школу прогуливаешь, на телефон не отвечаешь, а в твой дом бандиты залезают.

— Кто? — опешил я и рефлекторно достал смартфон. — Твою ж мать, разрядился.

— А чего не следил за зарядом?

— Да как-то… — неуверенно пробубнил я.

Проблема была не в том, что я такой забывчивый и рассеянный. А в том, что я только утром снял его с зарядки, и батарея была заполнена на девяносто восемь процентов. Это я точно помню. Но куда делся заряд?

— Ладно, — Ржевский сбавил тон и указал на высокую женщину, стоявшую справа от него. — Знакомьтесь, Ольга Кумилова, твоя няня на эти несколько дней, пока не вернутся родители.

Я взглянул на ту и невольно ухмыльнулся.

Да, красивая, стройная, спортивная одежда, которая только подчёркивает формы. Короткая стрижка, смоляные волосы, цепкий взгляд. Судя по всему, она и правда была одним из лучших копов. Не знаю почему, но женщина вызывала уважение.

— Я вот сейчас вообще не понимаю, что происходит, — я перевёл взгляд на полковника. — С чего вы взяли, что кто-то вломился в наш дом?

— Хочешь сказать, что у вас принято переворачивать мебель перед уходом? — усмехнулась Ольга. — Я приехала примерно час назад, думала, ты уже дома, но увидела, что дверь взломана, вошла, и… ну, сам взгляни и объясни нам.

Они разошлись, пропуская меня в родной дом. Только поднявшись на порожки, увидел вырванный с корнем замок. Грабители, или кто бы это ни был, явно не церемонились.

Внутри, как и сказала женщина, царил настоящий хаос. Стулья валялись у стен, стол в гостиной перевёрнут, повсюду уйма грязных следов от ботинок, будто бандиты перед взломом пробежались по болоту.

Я неспешно двинулся к себе в комнату, хотя сердце уже бешено стучало в груди. Надо быть полным кретином, чтобы не догадаться о том, за чем пришли неизвестные. Однако спешить наверх не хотел, чтобы не выдать своё волнение. Будет неприятно, если Ржевский решит обыскать мою комнату и найдёт что-то весьма провокационное. К примеру, кучу денег, если их, конечно, оставили. А в том, что грабители нашли мой бесхитростный тайник, я не сомневался.

Войдя к себе, увидел примерно ту же картину, что и внизу. Вот только…

— Суки! — гневно воскликнул я и бросился к разбитому компьютеру.

Они достали всё железо, оставив мне лишь покорёженный корпус. Уже бы и его забрали, чтоб мне лишний раз мусор не выносить. Разбитый монитор, выброшенные на пол ящики из компьютерного стола и ворох бумаги. И куча покорёженного металла от материнской платы и видеокарты. Вот только что-то мне подсказывало, что это не моё. Грабители знали, зачем шли и принесли с собой вот этот вот хлам, дабы показать, что ничего не украли. И теперь для копов всё чисто, а я не могу даже признаться, что у меня украли, ведь придётся сознаться в убийстве Юдовой и поджоге. М-да, лучше пока с этим повременить.

— Твою мать, — протянул я, понимая, сколько эти сволочи загубили моих трудов.

Конечно, у меня хранились резервные копии в облачном хранилище. Но ведь теперь придётся покупать новый компьютер, скачивать и устанавливать все приложения, плагины и так далее. В общем, те, кто это сделал, были по-настоящему конченными.

— Влад? — за спиной раздался голос Ржевского. — Что-то пропало?

— Не знаю, — покачал головой, не смотря им в глаза. Боялся, что такой прожжённый коп, как полковник, сразу заметит подвох. Хотя он его и по голосу почувствовал, но развивать тему не стал. Спасибо и на этом. — Надо будет всё ещё раз осмотреть, — поднялся на ноги. — Родители не хранили дома деньги, все сбережения были на картах. Только у мамы была шкатулка с украшениями в спальне. Возможно, что-то взяли оттуда.

— Хорошо, мы проверим, — кивнул полковник. — А ты ещё раз всё осмотри, важна любая деталь. Ты ведь понимаешь?

— Да, — успокоившись, ответил я. — Кстати, вы уже сообщили родителям?

— Пока нет, — он покачал головой. — Не можем дозвониться. Сейчас в столице настоящий бардак. Там объявлен карантин.

— Что?! — воскликнул я. — Но как же так?! Что случилось?!

— Успокойся, Влад, — полицейский поднял руки. — Всё нормально, просто временные помехи. Мы обязательно с ними свяжемся, — после чего добавил с улыбкой. — Я обещаю.

— Спасибо, — благодарно ответил я. — А что с Ваней? Он ведь только сегодня уехал? Может, вернётся, раз туда не пускают?

— Увы, — Ржевский покачал головой. — Он успел улететь ещё утром. Прости, но пока что ты один. Почти, — вновь указала на няню, что стояла рядом. — Ольга будет с тобой ровно столько, сколько понадобится. С Адашевыми как-нибудь договоримся.

— Спасибо, но не стоит, — с кривой улыбкой отозвался я.

— Это не вопрос, Влад, — голос полковника стал строгим. — Тебе угрожает опасность. Тем более после того, что произошло за эту пару дней. Так что прими это как должное. Ольга будет чередовать дежурство здесь и работу у Адашевых. А в то время, когда её не будет, поставлю кого-нибудь из патрульных возле твоего дома.

— А не много ли чести? — я вопросительно вскинул брови.

— Я тоже так думал, — усмехнулся тот. — Но я у тебя в долгу. Так что выкрутимся, — после чего внимательно на меня взглянул. — И да, у нас ещё будет серьёзный разговор. Но чуть позже, сейчас мне надо срочно ехать в участок. Говорят, сегодня в каком-то сквере двоих маменькиных сынков положили.

— Оу, — выдохнул я, старательно делая вид, что не имею к этому никакого отношения. — Вот так неожиданность.

— Сам в шоке, — Ржевский подозрительно прищурился. — Пойду поговорю с Гавриленко. Он вроде как был там. Но думаю, что ничего серьёзного и очевидцы просто перепутали обычных хулиганов с отпрысками Домов.

— Да, — чуть ли не воскликнул я. — Скорее всего, так и было.

Ржевский лишь усмехнулся и, дружески похлопав меня по плечу, направился вниз. Мы же остались с няней вдвоём.

— Что ж, Ростов-младший, — улыбнулась она, но от этой улыбки у меня мурашки по спине пробежались. — Я смотрю в твоей комнате бардак, надо бы убраться.

Я выпрямился по стойке смирно и отдал честь рукой.

— Будет сделано, господин…

— Майор, — её улыбка стала ещё более хищной.

— Да… — робко пробормотал я. — Господин майор.

* * *
Представляете, насколько мне было обидно, когда я принялся убираться и забрался в свой тайник, где лежала лишь одна пачка с мелкими купюрами и запиской:

«Это тебе на чай».

— Сучьи дети, — прошипел я от злости.

Конечно же, никаких документов, флешек и папок, вытащенных из дома Юдовой, я не нашёл. Всё, что хранилось на компьютере тоже было похищено. Не удивлюсь, если эти хреновы ублюдки взломали мой аккаунт и удалили все данные из «облака». Но это я планировал проверить чуть позже, зайдя с телефона. Тем более внизу до сих пор были полицейские, включая Майора Ольгу.

— Охренеть, майор…

Я был несколько шокирован таким знакомством. Уж слишком много произошло за столь короткий промежуток времени. Наверное, если не подземелье, было бы веселее, но оно сыграло важную роль в моей жизни. Теперь я не боялся. Точнее, боялся, но мог с этим справиться. В ступор точно не впаду, даже если чёрное дуло прилипнет к моему лбу.

Но никто не знал о ещё одной моей маленькой тайне. Блокнот, что я постоянно носил с собой, теперь стал на вес золота. Ведь именно в него я записал имена аристократов и других ублюдков вместе с их проступками, которыми их собиралась шантажировать Юдова. Но это так, на всякий пожарный. Такой, к примеру, как сейчас.

Не будете же вы считать меня идиотом, если думаете, что я не сделал никаких копий. Все документы, что мне удалось достать у Юдовой были скопированы в четырёх образцах. Да, оригинал был дома, дабы этот незнакомый хрен решил, что я совсем дурачок и храню такую информацию под самым боком. Первая копия с папками и дисками хранилась совсем недалеко. Можно сказать, буквально под боком, а именно зарытая у яблони на заднем дворе. Пришлось повозиться ночью, чтобы никто не видел. Дядя ведь на тот момент ничего не знал. Кстати, именно он забрал вторую копию, но мы, естественно, решили об этом не распространяться. Третья в школьном шкафчике. Для этого пришлось придумать металлический кейс, похожий на донышко шкафа, дабы если друг кто и откроет его без моего ведома, не догадался, что у него под ногами лежит весьма важная вещица. Ну а четвёртую я носил в рюкзаке в скрытой подкладке. Опасно, но такой у меня сейчас период. Любой пшик будет подобен громоподобному чиху.

Ах да, ещё парочка скрытых файлов на облачных хранилищах. Я разбросал их по разным серверам, дабы тем, кто ищет, жизнь мёдом не казалось. И даже если удалили с основного, то на второстепенных, где всё скрыто настолько, что я сам бы не разобрался, дабы не навыки Абсолюта, должно всё остаться.

В общем, я подготовился и, как мне казалось, довольно основательно. Честно говоря, пока не знал, как именно использовать эти документы, ведь идти и в наглую шантажировать богачей глупо. Они могут и убить. Плевать, что потом их Дом смешают с грязью, ведь кто-то из них точно будет настолько вспыльчивым. Да и план для подобных мероприятий нужен. Хороший, продуманный план. А у меня, как можно было заметить, такое не всегда хорошо получается. Потому и не спешил с интимными документами, а ждал удобного случая.

Кстати, об этом. Пока в доме полиция, а няня-майор не сводит с меня глаз, высовываться на задний двор с лопатой верх кретинизма. В школу пойду уже завтра, а вот рюкзак всегда со мной. Давно появилась привычка таскать его на спине.

По итогу в моих до сих пор сохранились прямые доказательства о тех, кто портил своим существованием жизни десяткам, а то и сотням, тысячам простых людей. Что с этим делать? Да шут его знает. Но Абсолют не просто так выдаёт мне задания, все они ведут к чему-то. Сперва «Гвоздь», из-за которого пошла такая цепочка событий, что даже страшно было представить. Теперь вот какой-то там Вагнер. Список у меня, и люди из него пока ещё живы. Надолго ли? Неизвестно. Но я уверен, что вскоре получу на это ответ.

— Влад, всё в порядке? — в комнату вошла Ольга. — Дверь была открыта, поэтому без стука.

— Да всё нормально, — отмахнулся я, подтащив остов компьютера к выходу. — Завтра выкину. Всё равно восстановить ничего не получится.

— Думаешь? Я могу попросить своих знакомых из участка.

— Не стоит, — зачем, если здесь должны быть пустые болванки. И это в лучшем случае, мне ведь могли принести какую-нибудь бомбу, которая запустится, если подключить к сети. Точно, бомба! — Хотя нет, лучше выкину сейчас. Хочу, чтобы моя комната была сегодня в идеальном порядке.

— А такой у мужчин существует? — усмехнулась женщина.

Теперь она казалась мне более мягкой. Однако я уже понял, что это наигранное дружелюбие, и за маской добродушной красавицы скрывается холодная и расчётливая стерва. Возможно, я немного утрирую, но мысли меня посетили именно такие.

— У меня так точно, — с улыбкой ответил я и потащил останки компьютера к лестнице.

Ольга двинулась следом.

— Значит, не зря Наташа о тебе судачит.

— В смысле? — я так резко остановился, что чуть было не споткнулся о свою же ногу. — Адашева говорит обо мне?

— Теперь да, — кивнула Ольга, подойдя ближе. — Раньше и имени твоего не упоминала, а сейчас по телефону со своими подружками постоянно тебя обсуждают.

— Ого, вот это поворот.

— Ещё какой, — ухмыльнулась та и первой двинулась по ступеням. — Обычно её интересовали мальчики с гламурных обложек. А сейчас… даже не знаю, чем ты её покорил. Так что держись, Ростов, тебя ждут весёлые приключения.

Глава 9

Да уж, новость про Наташеньку была неожиданной. Впрочем, не буду скрывать, довольно приятной. С другой стороны, и что мне с этим делать? Не побегу же сейчас к поместью Адашевых с предложением руки и сердца. Ну, болтают и болтают. Судя по всему, у них частенько меняется отношение к парням, если богатеньких, смазливых и популярных мальчиков, до которых в принципе могут дотянуться, поменяли на меня.

— И хрен с вами, — вздохнул я, откинувшись на подушку.

Убраться в доме оказалось не так сложно. Таинственные грабители не ставили перед собой целью разнести мой дом в щепки, они просто прикинулись обычными взломщиками. На самом деле даже разбросанные вещи оказались целыми и невредимыми, что несколько удивила няню-майора, однако та решила не придавать этому значения.

Ага, как же, не придаст. Думай, что говоришь. Точнее, мыслишь. Она-то точно поняла, что к чему, просто не решилась говорить на эту тему. Ведь это не её дело, она теперь няня, а не коп. Конечно, привычки не выбросить, но, вполне возможно, она и сама прекрасно понимает, что это не её дело. И вряд ли Ржевский внесёт достойную оплату, чтобы она провела независимое расследование под видом няни. Хотя кто их знает, может, у этой парочки «особые» отношения.

Я усмехнулся собственным мыслям и перевернулся набок, когда снизу раздался крик:

— Влад, ужин готов!

А вот это дельная мысль. За всей этой суетой я даже и не вспоминал, что ел лишь пару раз за день, и то забросил в топку лёгкий перекус. И как только Ольга заговорила про еду, то желудок тут же подал зов о помощи.

— Да иду я, иду, — улыбнулся на урчание в собственном животе и быстренько спустился на первый этаж.

И стоило только оказаться там, как в нос ударил настолько блаженный аромат, что у меня потекли слюнки.

— Наконец-то, — произнесла Ольга, выходя из кухни и приглашая к столу. — Присаживайся, пока всё не остыло.

Я шагнул на кухню и обомлел. На столе стояло сразу несколько блюд. Запечённая курица, обложенная свежими помидорками и огурчиками, фаршированные отварные яйца, блинчики со сметаной и самое главное по центру — бутылка шампанского!

— Обалдеть, — восхищённо выдохнул я и с таким же взором посмотрел на гостью нашего дома. Да, она была гостьей, но сейчас бы я сказал, что долгожданным. — Вы бывший…

— Ты, — перебила она с лёгкой улыбкой и двинулась к столу.

Ох, как же она двигалась…

Рот вновь наполнился слюной, но теперь мой организм испытывал совершенно иной голод, а мысли в голове рисовали картину вовсе не куриных ножек.

— Ты, — кивнул я, присев за стол. — Бывший майор полиции, няня Адашевых, судя по всему, весьма хорошая, да ещё и кулинар? У меня только один вопрос, где кольца?

— Кольца? — переспросила та, присев напротив.

— Ну да. Уверен, такую женщину, как ты, хотели бы заполучить десятки мужчин. А так как в Империи разрешено многожёнство…

— Вот именно, — снова улыбнулась та. — Многожёнство, но не многомужество. Хотя я встречала и таких, если не афишировать свои отношения, то живёшь вполне себе в радость.

— Но это не ответ.

Ольга засмеялась.

— Ох, Влад, маленький ты развратник. Вот чего старуху смущаешь?

— Старуху? — я наигранно осмотрелся. — Покажите мне её! Передо мной сидит женщина, красота которой может затмить всех моих одноклассниц. А ты знаешь с какими фифами я учусь.

— Ростов, — она не сводила с меня игривого взгляда. — Скажи честно, это бутылка шампанского будет первой у тебя за сегодня?

— Шампанского да, — с готовностью ответил я, и тогда уже мы оба рассмеялись.

* * *
Как вы понимаете, первая бутылка закончилась быстрее, чем я её открыл. Ну, по крайней мере, мне так показалось. Но Оля знала о нашем холодильнике. И да, мы договорились, что будем общаться по-дружески и без всякого официоза.

— На самом деле я попросила привезти это всё из одного ресторанчика, что неподалёку, — призналась женщина, пригубив белого вина.

— Ага! — вырвалось у меня. — Я так и знал, что идеалов не существует.

— Ты сейчас оскорбил и похвалил меня одновременно, — Оля стрельнула в меня глазками. — Мне нравятся такие мужчины, продолжай.

Ох, ёлки-палки. Ещё немного и… даже не знаю, что произойдёт. А мне ведь сегодня ещё за Вагнером ехать. Вот и как быть в такой ситуации? Абсолют дал мне задание, а я решил променять его на сексуальную красотку. Честно говоря, даже не знаю, ругать себя за такое поведение или нет.

— Я и не знаю, о чём говорить с такой… особой, как ты, — осторожно продолжил я, откинувшись на спинку стула. — Тебе интересна музыка?

— Весьма, — с улыбкой ответила Оля. — Правда, не вся. Под настроение.

— Как и у всех. Ну, кроме помешанных и подростков. Те всегда помешаны.

— О-о-о, — заинтересованно протянула женщина. — А ты у нас, значит, уже взрослый?

Если б ты только знала, что я пережил совсем недавно, то не задавала таких вопросов.

— Думаю, что да, — кивнул в ответ. — Всё ведь индивидуально. Может, тебе я покажусь мальцом, а на самом деле я давно перерос все эти мальчишеские заскоки.

— Да неужели? — хмыкнула Оля. — А мне вот говорили, что ты в последнее время так и норовишь влезть в драку.

— Я?! — моему возмущению не было предела. — Да что за чушь?! Вот почему, когда меня унижали, гнобили, избивали, всем было по херу?! А как только я решился дать сдачи, то резко стал плохим! То есть справедливости нет, не так ли, госпожа майор?

— Справедливость есть, Ростов, — она всё так же сверкала глазами. Или это были лишь блики света. — Но для каждого она своя. Лично я согласна с тем, что твои одноклассники заслужили взбучку. Не могу сказать, что лёгкую. Уверена, их проступки весьма серьёзны. Но всё же нельзя переходить черту.

— Черту! — я поднял указательный палец и облокотился о стол. — А кто мне скажет, где она проходит?

— Я скажу, — Оля поставила бокал на место и внимательно посмотрела на меня. — Убийство, Влад, вот где черта.

— Да неужели? — я втянул носом воздух и не знал, что на это ответить.

Говорить ли о «Гвозде»? Ведь Ржевский об этом знает, но вряд ли рассказал столь «честной» коллеге. Получается, всё, что я делал, для Оли будет переходом за грань? Но что она сделает? Пожалуется на меня полковнику? Тот вроде и так мне задницу прикрывает, за что ему огромное человеческое спасибо. Или пойдёт дальше, так как здесь её не услышат? Есть ли связи у бывшего майора? Уверен, что есть. Но насколько они влиятельны? Вот в чём вопрос.

— Ты славный парень, Владислав, — она заговорила официально, и это мне не понравилось. — Но должен знать, что есть слово закона.

— О которое подтираются те, кто имеет внушительный счёт в банке.

— Это да, и всё же мы должны быть равными…

— Так им это скажи! — я внезапно вспыхнул, но тут же взял себя в руки. — Прости. Однако здесь я не могу с тобой согласиться. Богатые ублюдки годами травят и мучают простой народ, а вы им ничего не можете сделать, так как кто-то куплен, а кто-то запуган. И не надо мне говорить, что это не так, я не собираюсь верить в чистоту нашей полиции.

— Я и не собиралась тебя разубеждать, — усмехнулась та. — Думаешь, из-за чего я работаю у Адашевых? Красивой жизни и большой зарплаты. Нет, конечно, из-за них тоже. Но ловить ублюдков, — в этот момент она мечтательно закатила глаза и сжала кулаки, — это просто сказка. Ты можешь представить, каково это, когда заламываешь руку тому, кто секунду назад хотел этой же рукой тебя убить? Хотя, — она приподняла веки и иронично посмотрела на меня, — конечно, знаешь.

— Ну, парочка школьных драк ещё не значит, что я в курсе всех тонкостей полицейских будней.

— Мне-то лапшу на уши не вешай, — она сложила руки на столе и стала более серьёзной. — Толик, то есть, полковник Ржевский всё рассказал.

Ага, Толик, значит?! Ну, хорошо, приму к сведению. Всё-таки что-то да было. Впрочем, я не удивлён. Оба статных влиятельных человека. Конечно же, между ними должна была проскочить искра.

— Что именно? — прищурился я.

— О-о-о, Владислав, ты продолжаешь меня удивлять. Не парнишка, а прямо-таки человек-загадка, — она расплылась в улыбке и облокотилась о спинку стула. — Чего я ещё о тебе не знаю?

— Думаю, многого, но, чтобы это выяснить, надо понять, с чего начинать.

— Хорошо, — на её лице появилась хищная улыбка. — Я знаю про Григория Юдова. И ещё есть подозрения о твоей причастности к пожару в их поместье. И внезапно, кто бы мог подумать, одна из дочерей, приближённых к Екатерине, умирает в ночном клубе при крайне загадочных обстоятельствах. А потом пропадают ещё две девочки, чьи родители тоже общались с Юдовой. Теперь вот взлом в твоём доме, где ничего, кроме драгоценностей твоей мамы, не пропало. Честно говоря, это выглядит настолько странно, что не остаётся никаких сомнений о том, что всё это как-то связано с тобой, Влад. Не хочешь ничего рассказать?

Ага, вот оно что. И почему я не удивлён?

— Оля, — я залпом опустошил бокал шампанского и поставил его на стол. — Даже если твои предположения верны, думаешь, я об этом расскажу? Ведь на кону моя жизнь. А ты сама только что сказала, что веры полиции нет. Так что ты хочешь услышать? Да, я провёл одну ночь сразу с тремя обольстительными красавицами, чья судьба сложилась довольно печально, но в то же время закономерно. Они дочери богатых и влиятельных людей. Думаю, за всем этим стоит одна и та же группировка, потому что одному человеку провернуть подобное дело довольно сложно. А этот шум, что подняли вы и пресса, да ещё коснувшись моего Дома, что опять-таки лишний раз подогревает интерес пустоголовых зрителей, только на руку похитителям. Теперь родители Светы и Марго должны известить на нервах и выплатить довольно внушительную сумму, ведь похитители стали популярными. Я бы не на их месте не мелочился.

— А ты на их месте? — голос Оли стал подозрительным.

— Если б, — я развёл руками. — Сегодня у меня похитили единственное, на что я мог прожить. Деньги, что оставили родители, надолго не хватит. Дядя уехал, а мама с папой вернуться нескоро из-за этого карантина.

— Но ведь они могут перевести на карту.

— Могут, благо дядя успел с этим помочь. Но пока что от них ни слуху ни духу.

— Оу, — женщина стушевалась. — Прости, не хотела заводить такую тему.

— И всё же завела, — я подлил в бокал ещё шипучего напитка. — И после такого допроса хочешь, чтобы я тебе доверял?

— Влад, — забеспокоилась Оля. — Пойми, мы с тобой на одной стороне…

— Нет, — перебил я и покачал головой. После указал на стол. — Даже здесь мы уже разделены.

Глава 10

Поняв, что из меня уже ничего не вытянуть, так как момент был упущен (хотя его и не было вовсе, я уже заранее понимал, чем всё закончится, но дал себе расслабиться и чуть пофантазировать), Оля перестала меня донимать, и мы спокойно доели то, что привезла доставка.

Надо будет потом узнать адрес ресторана, уж больно вкусно готовят.

Мысль исчезла так же внезапно, как и появилась.

Я поблагодарил и направился к себе в комнату. Надежды на то, что няня не составит мне проблем и я смогу свободно выполнять задания Абсолюта, рухнули. Майор была таким же прожжённым копом, как и Ржевский. И я даже не знал, что мне делать, если она услышит шум в моей комнате и решит проверить, как мне спится. Ведь к тому моменту я буду на велосипеде крутить педали в сторону пирса. Как быть?

Я невольно представил сцены бурного секса. Такие, от которых она свалится на кровать без задних ног. Вот только такая перспектива казалась очень призрачной. Опоить не получилось. Да и что там этих нескольких бокалов. Думаю, Оля может пить на уровне взрослого мужика и не опьянеть. А вот я так не могу, между прочим. Наверное, стоит потом прокачать навык иммунитета к ядам и различным химикатам в крови. И почему я не подумал об этом раньше? Может, и не попал бы в ту игру Юдовой. Хотя блокнотик-то и другие заначки у меня, значит, всё не зря.

Оставался лишь один выход — быть осторожным и понадеяться на судьбу. Раз Абсолют подкинул мне историю с Вагнером, значит, должен подстраховать. Надеюсь…

Я подготовил спортивный тёмный костюм, который кое-как отстирал после последнего приключения с «Гвоздём», и лёг в кровать. Но стоило голове коснуться подушки, как тут же на тумбочке завибрировал телефон. Я заранее отключил звук, чтобы не опростоволоситься, когда буду собираться. Вдруг какое уведомление придёт, и я так глупо подставлюсь.

«Ростов, какого чёрта?! Я же говорила, что мне не нужны твои деньги!»

Знаете, кто это был? Правильно, Елизавета Коневская собственной персоной.

«Лизонька, я и понятия не имею о чём вы говорите. Но если вам так повезло, и вы нашли круглую сумму у себя в сумочке, то грех отказываться от столь щедрого подарка судьбы».

И да, я подкинул ей стопку денег, которую заготовил заранее, когда мы гуляли по скверу. Напрямую она бы отказалась принимать такого рода благодарность, а вот сейчас уже деваться некуда. Деньги у неё, а мне спокойно спится.

«Твою мать, Влад! Это уже не шутки! Мне не нужны подачки! Завтра же встретимся, и ты заберёшь их!»

«Ой, завтра я не могу. Дела, понимаешь ли. Мы ведь такие злобные аристократы ещё не всех младенцев съели».

«Всё шутки шутишь? Ну, погоди, я ведь и сама могу прийти к тебе в школу!»

«И будешь кричать под воротами: «Влад, забирай свои деньги! Я гуляла с тобой просто так?»

Написав это, понял, что ляпнул лишнего. Оставалось надеяться, что у неё есть чувство юмора, и девушка не обидится. Однако мои надежды оказались тщетными, так как я прождал ещё около получаса, а ответа так и не получил.

— Вот, блин, — пробормотал я. — Но этого стоило ожидать.

Меня постепенно клонило в сон, но я боролся до последнего. Даже пришлось прибегнуть к медитации, которой недавно научился. И как только часы показали полночь, мысленно обратился к Абсолюту:

«Дай возможность протрезветь и изгонять всякую гадость из крови».

Правильно ли сделал заказ? Не знаю. Однако иконка «волшебного» приложения засияла. А как только к ней прикоснулся, вздрогнул от лёгкого покалывания по всему телу, но мой разум тут же прояснился. Я больше не чувствовал того сладкого дурмана, что кружил в голове секунду назад. Мне даже обидно стало.

Неужто я больше не смогу выпить и расслабиться? Знаю, есть много других способов, но всё же…

Выключив вибрацию на телефоне, поднялся с кровати и быстренько оделся, стараясь не шуметь. Подобравшись к двери, прислушался. Снизу, где спала няня (естественно, она осталась у нас дома), не доносилось ни звука. Но это не значило, что она не спит. И всё же время позднее, день был тяжёлым… и мне очень хотелось, чтобы она сейчас видела девятый сон.

Моя дверь была закрыта изнутри, и вряд ли Оля сможет просто так сюда войти. Но в то же время понимал, если её что-то насторожит, а я не смогу «проснуться», она тупо проломит себе проход. А такая женщина точно сможет провернуть подобное.

Натянув чёрную медицинскую маску, осторожно выглянул в окно. Ржевский обещал поставить патруль на ночь, и не соврал. Машина расположилась поодаль по другую сторону дороги. И какое счастье, что моё окно было слабо для них видно.

Тихонечко приоткрыл его и скользнул вниз, словно ниндзя в девятом поколении. Приземлившись на мягкую траву, тут же нырнул в тень дома. Луна сегодня предательски светила, отчего я недовольно зашипел.

«Успокойся, — голос в голове заставил вздрогнуть. Уж слишком давно я не слышал свою внутреннюю сущность. — Я слаб, но помочь тебе сил хватит».

Ого, а вот это приятный бонус. Но вместе с этим я понял, что не ошибся насчёт того, что в подземелье Тень потратила почти все свои ресурсы на то, чтобы спасти мою шкуру. Ну, или нашу, всё-таки она часть меня.

После этих слов я почувствовал лёгкую щекотку по всему телу. Опустив взгляд, увидел, как по ногам, туловищу и рукам скользит тонкая дымка. Она не рассеивалась, а, наоборот, прижималась ко мне, отчего в даже в светлую ночь меня сложно было бы заметить.

«Беги», — вновь прошипела Тень.

И я не стал медлить, рванув к велосипеду, что стоял на заднем дворе, со всех ног. Благо, никого в такое время суток рядом не было, и мне удалось беспрепятственно выехать на дорогу. Туда, где полицейские уже не могли бы заметить смутный силуэт, что так стремительно от них улепётывает.

* * *
Морской запах я почувствовал примерно за километр. Хотел бы сказать, что мне в лицо дыхнуло свежестью, но нет. В том месте, куда я направлялся, стояла жуткая вонь.

Вашу Машу, неужто нельзя меня погнать туда, где всё чисто?!

Мысленно возмутившись, я ускорился, так как боялся опоздать. Мало ли когда бандиты нападут на Вагнера, на часы-то он не смотрел во сне. И вот, кстати, жаль, хорошая деталь была бы.

Мне повезло, в этой части города почти что никого не было. В стареньких многоэтажках давно погас свет, люди спали, чтобы завтра отправиться на, скорее всего, ненавистную работу. И я их прекрасно понимал.

Разбитая дорога вывела на широкий пустырь, за которым виднелись тёмные остовы деревянных построек. В лицо вновь ударил запах тины и гнилой рыбы, но к этому я уже начал привыкать. Тело обдал лёгкий прохладный ветерок, от которого я поёжился.

И всё же через несколько секунд я оказался на нужном месте. Вокруг царила зловещая тишина, а заброшенный пирс погрузился в кромешную тьму. И лишь где-то вдалеке маячил слабый огонёк, манящий к себе, словно мотылька.

Понимая, что именно там и должна произойти встреча (если я не опоздал), осторожно зашёл за ближайшие постройки и поставил там велосипед, спрятав его за грудой ржавого металла. После бесшумно двинулся вперёд параллельно дороге, которая вела к фонарю, и по которой придёт жертва.

Если я вовремя, то бандиты должны быть где-то рядом, готовить засаду. И мои догадки оказались верны. Уже через пару полуразвалившихся домиков я услышал приглушённый голос.

— Идёт, видишь?

Я замер, боясь, что речь обо мне. Но нет, обернувшись, увидел одинокий силуэт, двигающийся к фонарю.

М-да, если Вагнер и правда гений, то какого чёрта не подумал о подставе? Либо он идиот, во что мне верить категорически не хотелось, либо настолько запуган, что готов схватиться за любое предложение, где ему обещают спасение. И всё равно как же это глупо. Даже я, собираясь к девчонкам на вечеринку, не так сильно сглупил.

— Готовы? — другой голос, более властный и спокойный. — Я обойду и встречу его у фонаря, вы зайдёте со спины, всё ясно?

— Ага.

— Помните, убивать нельзя, пока я не прикажу. Его голова — ценная штука. Но и чемоданчик тоже не забудьте.

После этих слов вновь воцарилась тишина. Вагнер медленно шёл по дороге, и я видел его разрушенными домиками. А бандитская троица, оставшаяся без главаря, нервно дёргалась в засаде.

М-да, если Вагнер такой важный, то почему на его поимку отправили подобных дилетантов? Наверное, я многого не знаю, ладно, потом он мне всё расскажет. Сейчас же надо его отсюда вытащить.

Тень всё ещё обволакивала моё тело. Видимо, для подобной магии ей не требовалось много сил, и это несказанно радовало.

Я прокрался бандитам за спины, а те даже и не заметили, как к ним приблизились неприятности. По пути взял металлическую дубинку, подумав при этом, что надо будет забрать у них оружие на память. В будущем точно пригодится, чтобы вот так вот больше не ходить на врагов с голыми руками. Меч, которым я отрубил кисть Юдовой, пришлось оставить там же. Бегать ночью с голым задом (пусть и в брюках, что на несколько размеров больше) с длинным мечом в руках мне совсем не хотелось.

Я вырос за неудавшимися преступниками, словно маньяк-убийца в хоррорах. Грозная тень нависла над жертвами, наверное, так стоило описать ту ситуацию.

Первый удар обрушился на макушку ближайшего врага, стоявшего справа. Я почувствовал, как на руки брызнуло что-то тёплое, но не собирался разбираться, что именно. Второй бандит не успел даже понять и развернуться ко мне, когда металлическая труба врезала ему в челюсть. Послышался жуткий хруст и стон падающего наземь противника. Уверен, нескольких зубов он точно лишился, если вообще не всей челюсти, потому что церемониться я с ними не собирался.

— Какого…

Третий всё-таки успел вскинуть руку с зажатым там пистолетом, но его кисть тут же с треском сломалась. Он хотел завопить, но я в этот момент чуть повернулся, встав к нему полубоком, и врезал концом трубы ему в шею, пробив ту насквозь. Не у каждого взрослого человека это может получиться, но все свои удары я подкреплял небольшим телекинетическим импульсом. К тому же на моих руках сконцентрировалась Тень, усиливая и укрепляя мышцы.

— Хр-р-р, — раздался хрип за спиной.

Я резко обернулся как раз в тот момент, когда единственный уцелевший противник поднимал дрожащую руку. То ли он сдавался, то ли хотел остановить, не знаю. Но в тот момент я не испытывал к этому отбросу ни капли жалости. Возможно, это тоже происки Тени. Мне хотелось в это верить, иначе получается, что я сам становлюсь монстром.

Но, как бы там ни было, а второй удар наотмашь всё же оторвал его челюсть до конца. Та отлетела во тьму, а окровавленный труп завалился набок.

— Мерзость, — пробормотал я, и посмотрел в сторону фонаря, где уже встретились те, кого я видел в кошмаре.

Глава 11

— С кем ты пришёл, Вагнер? — процедил сквозь зубы главарь шайки, затравленно озираясь вокруг. — Договорились же, что встретимся только вдвоём.

— И без оружия, — произнёс тот, с испугом смотря на пистолет в руках собеседника. — Ты обещал…

— Заткнись! — рявкнул бандит и вскинул оружие, целясь в грудь Вагнера. — Зови своего подельника сюда. Обсудим всё как полагается.

— Но у меня никого нет.

— Врёшь!

И тут произошло то, чего никто не ожидал, даже я. Пока преступник озирался, Вагнер вскинул чемодан и ударил того по руке, одновременно с этим уходя в сторону. Раздался выстрел, показавшийся в такой глухомани поистине оглушительным, и оружие вылетело из рук бандита. Он зарычал от злости и бросился на того, кого недавно считал жертвой. Потребовался всего лишь один удар, чтобы Вагнер рухнул на колени, выронив чемодан. Преступник схватил его и бросился наутёк, даже не решившись на поиски оружия. В такой-то темноте искать чёрный ствол не самая лучшая идея.

Однако я не собирался сегодня никого отпускать. Противник не успел далеко убежать, как ему по ногам ударила крутящаяся труба. Он вскрикнул и рухнул плашмя, уронив чемодан. Я медленно подошёл к нему, играясь с пистолетом, что отобрал у одного из мертвецов. Спешить было некуда, бандит явно не ожидал такого поворота, поэтому сейчас казался совершенно беспомощным.

— Да кто ты такой? — прохрипел он, отползая назад. — Чего тебе надо?! Денег?! — в его голосе появились стальные нотки. Видимо, шок постепенно проходил. Мне оставалось лишь вновь усмехнуться тому, что на это задание послали таких тупиц. — Парень, клянусь, если ты это сделаешь, то мои…

Бах!

Очередной выстрел спугнул оставшихся птиц, что сидели на деревянных остовах. А преступник завопил так, что мне хотелось заткнуть уши. Но поддаваться такому соблазну не решился.

Убивать так быстро единственного свидетеля не спешил, поэтому всего лишь прострелил колено. Благо, Абсолют помог и с начальным умением по огнестрелу.

— Сука! — верещал бандит. — Да я рожу твою порву! Как только…

Бах!

Очередной выстрел разорвал ему ухо. Мужик заорал во всю глотку, схватившись за новое покалеченное место. Наполовину оглох, это точно, но главное, что второе слышит, значит, беседа состоится.

— Успокоился? — спросил я ледяным тоном.

— Да пошёл к чёрту!

— Пойду, не сомневайся. Но пойдёшь ли ты, вот это главный вопрос.

— Да что тебе надо, сучий сын?!

Бах!

Пуля прошила ему плечо, заставив упасть на спину.

— Не стоит упоминать мою мать в таком контексте, — спокойно произнёс я и подошёл чуть ближе, но всё ещё держась на безопасном расстоянии. — А теперь, если согласен, давай поговорим. Кто ты и что тебе надо от Вагнера?

— Меня наняли, чтобы я притащил его жирную задницу обратно.

— Обратно?

— Ну да, он же работал на Юдову. А когда эта старая сука поджарилась, Вагнер и свалил со всеми наработками, что делал для неё.

— Какими?

— Да откуда я знаю, парень?! Взгляни на меня! Думаешь, простым наёмникам рассказывают мелкие детали? Мой связной дал наводку и щедро заплатил.

— Тогда почему вы так облажались?

— Да кто ж знал, что здесь появится группа поддержки? К тому же у нас стволы и…

— Я один.

— Один? — ошалел бандит, а потом хрипло рассмеялся. — Ой, не гони! Ты решил, что я поверю, будто какой-то сопляк в одиночку завалил троих моих лучших людей?! Балабол!

— Почти что голыми руками, — я кивнул на окровавленную трубу, что до сих пор валялась у ног бандита. — С помощью этого.

Тот посмотрел на холодный металл, а потом перевёл на меня испуганный взгляд.

— Я не хочу тебя убивать. Просто скажи, кто тебя нанял.

— Не знаю, — пробормотал тот. — Говорю же, связной всё решает, наше дело маленькое — мешок на голову и в гараж. Что дальше, уже чужие проблемы.

— Имя связного?

— Гарик… Ардусян Гарик. Он в гаражах за центральным рынком рулит. Там его все знают. Но лучше тебе не соваться туда, парнишка. Даже ты там быстро яиц лишишься.

— Спасибо.

С этими словами нажал на спусковой крючок.

* * *
Вагнер полз по грязи, когда я приближался. Было очевидно, что мужик до смерти перепуган, но меня это не волновало, и прятать оружие я не собирался. Мало ли, вдруг бандитов было гораздо больше. Хотя я в этом сомневался, главарь упомянул всего лишь троих, а именно столько трупов сейчас лежало во мраке совсем недалеко от нас.

— Имя? — спокойно поинтересовался я, остановившись в паре метров от лежащего толстячка.

— Василий, — пробормотал тот. — Вагнер Василий Семёнович.

— Семёныч, значит, — ухмыльнулся я и бросил ему чемодан. — Это, кажется, твоё.

Тот лишь посмотрел на потерю и пожал плечами.

— Можешь забрать, он всё равно пустой.

— Пустой? — и вот в тот момент я охренел. — Не понял. То есть я лишил жизни нескольких человек из-за пустого чемодана?! — на последних словах сорвался и вскинул пистолет, направив на мужика. — Тогда какого чёрта они от тебя хотели?!

— Тихо, тихо, — Вагнер поднял ладони, сдаваясь. — Я всё объясню, только перестань тыкать в меня стволом.

Что ж, кажется, он приходит в себя, и это хорошо. Значит, поговорим.

— Рассказывай, — я выдохнул и вновь взял над собой контроль.

— Не думаю, что ты поймёшь, но… — Вагнер поднялся на ноги и внимательно взглянул на меня, ожидая хоть какой-то реакции. Но вместо этого получил лишь холодный взгляд. — В общем, я создал одну компьютерную программу, которая поможет банкам, другим лицам и так далее и так далее…

— Ближе к делу.

— С такой программой можно неплохо так заработать, если знать, как пользоваться. К тому же всё честно и официально.

— Криптовалюта? — я выдал первое, что пришло на ум, даже не подумав, что на этой Земле нет такого понятия.

— Хм, — Вагнер нахмурился. — А неплохо звучит. По сути, ты прав. Эм…

Я пока не спешил представляться, поэтому проигнорировал его немой вопрос.

— Ладно, — вздохнул тот и посмотрел мне через плечо. — А он…

— И они, — я кивнул вправо, где оставил мертвецов. — Поэтому сейчас мне потребуется твоя помощь. Конечно, если ты не выкинешь какую-нибудь глупость, — с этими словами блеснул под слабым светом фонаря пистолетом.

— Я и так чувствую себя полным дураком, — произнёс тот, разведя руками. — Так что хватит с меня.

— Вот и отлично, — улыбнулся в ответ и направился к мёртвому главарю. — Помоги оттащить его в реку. Заодно и расскажешь о своих злоключениях у Юдовой. И про тех, кто желает тебя вернуть.

* * *
Когда четвёртое тело с брызгами пошло ко дну, я уже знал краткую историю жизни Вагнера. Ну, теперь Семёныча. Мужиком, кстати, он оказался простым и разговорчивым. То ли из-за нервного перенапряжения так получилось, то ли из-за пистолета, что я спрятал за пояс. А может сам по себе был добродушным и отходчивым человеком, который просто хотел спастись от тирании Домов, использующих его потенциал в своих целях.

— Честно говоря я так и не понял, кто выкупил дом Юдовой, — болтал он, глядя, как в мутную воду погружается последнее тело. — Я ведь столько лет на неё работал, столько программ создал интересных, но даже не думал, что всё это используется для всяких ужасов.

— Серьёзно? — переспросил я, покосившись на собеседника. — По её наглой морде было понятно, что добром это не закончится.

— Ты лица остальных членов Домов видел? Они же все, как под копирку. Не в смысле, что близнецы или клоны, а именно что наглые и высокопарные.

— Не все такие.

— Назови хоть одного.

— Ростовы, к примеру.

— Так это вообще не Дом. Так, одно имя, — усмехнулся тот, а потом напрягся, вглядываясь мне в глаза. — Только не говори мне, что…

Ладушки, он меня узнал, смысл таиться?

Я приспустил маску, открыв лицо и усмехнулся.

— Что? Не ожидал, что тебя спасёт мальчишка?

— Да дело даже не в этом, — пробормотал он. — Просто… не вяжется как-то.

— Почему же? А вдруг мой дом захочет использовать твои мозги в наших целях?

— Вряд ли, — Семёныч покачал головой. — Юдова просила следить за твоими родными, и их сейчас нет дома. Столица на карантине, выходит, что ты только с дядей. И вдвоём решать судьбу целого рода?

— Видимо, после того, как ты сбежал от Юдовой, за нами больше не следил?

— Нет, зачем мне это?

— Ясно, — делиться, что я остался один, тоже не хотелось. Мы ещё не настолько близки, чтобы доверять такие секреты. Хотя ничего такого в этом и нет. — В общем, нам надо сваливать отсюда. Вряд ли выстрелы и крики кто-то услышал, но задерживаться здесь тоже глупо.

— Есть у меня одно местечко, — сказал Семёныч. — Прятался там, думал, чуть пережду и мне помогут. Вот и нарвался на такую вот «помощь». Теперь обратно в эту дыру.

М-да, домой его тащить не вариант, но и бросать тоже нельзя. Не зря же на него «заказ».

— Далеко отсюда? — спросил я.

— Прилично, — кивнул тот. — На другом конце города.

— Там же сплошные пустыри.

— Вот именно.

— Стоп, а как ты сюда приехал?

— Так на велосипеде. Машины нет, да и потом меня могли остановить по пути.

— В чём-то я с тобой согласен. Однако эти уроды, — вновь посмотрел на холодную морскую гладь, — явно не любители спорта. Так что их машина должна быть где-то поблизости.

— Стой! — Семёныч хлопнул себя по лбу. — А обыскать их?

— У меня уже всё есть, — с этими словами потряс ключами на пальце.

О том, что содержимое кошельков тоже перекочевало ко мне, решил не говорить.

* * *
Как бы смешно это ни казалось, но мой новый приятель не умел водить. Поэтому за руль пришлось садиться мне. Но всё же он оказался полезным соседом, так как знал объездную дорогу. Разбитую в хлам, долгую, но пустынную.

Я вырулил чёрный тонированный джип от пирса и медленно двинулся по указанному пути. А вскоре приметил тёмную полосу, убегающую во тьму. Фары не включал, хотелось быть как можно менее заметным, даже в этом богом забытом месте.

— Ты так и не рассказал, как здесь появился, — первым заговорил Семёныч. — Явно ведь неспроста. Шёл спасать именно меня?

— Да, шёл, — кивнул в ответ. — Но, если скажу, как узнал, ты всё равно не поверишь.

— Почему же?

— Потому что я сам до сих пор в это с трудом верю.

Мой попутчик задумался и на несколько секунд замолчал. Потом махнул рукой, будто прогоняя шальные мысли, и продолжил разговор:

— Ладно, позже всё равно узнаю, что вы задумали. А сейчас скажи, как тебе одному удалось расправиться с бандой? Они же профессиональные наёмники.

— А вот с этим я бы поспорил. Были бы профи, мы б с тобой не болтали. Так, шантрапа подзаборная. Видимо, этот Гарик решил сэкономить и обратился не к самому лучшему вору. Тот, в свою очередь, тоже пожадничал и нанял почти что натуральных дебилов. Честно говоря, я даже сомневаюсь, что они стрелять нормально умеют. В общем, туда им и дорога, такой мусор даже не жалко.

— А ты злой человек, Влад, — как-то странно произнёс Семёныч. То ли с пренебрежением, то ли с уважением. Вот теперь и гадай, что именно он хотел этим сказать.

— Какой есть, — я просто пожал плечами. — Жизнь в нашей семье, как ты знаешь, не сахар. Вот и приходится выкручиваться, как умеешь.

— С каждым новым словом ты пугаешь меня всё больше.

Я посмотрел на Вагнера и ухмыльнулся.

— И тебе придётся с этим жить.

Глава 12

Машина притормозила у высокого здания, что на тот момент представляло собой тёмный силуэт спящего гиганта.

— Ангар? — удивлённо переспросил я, покосившись на Семёныча. — Заброшенный сельский аэропорт.

— Тогда ещё сельский! — он поднял указательный палец, будто это так много значило, что решало абсолютно все проблемы. — Сейчас-то это часть города.

Мы вышли из машины. Я подозрительно осмотрелся, но ничего не заметил даже при яркой луне. А вот мой попутчик, казалось, чувствовал здесь себя вполне комфортно, будто всю жизнь провёл в этом захолустье.

— Знаешь, — я закрыл дверь и двинулся вслед за Семёнычем. — Что-то в этом городе слишком много заброшенных местечек. Странно, не находишь?

— Серьёзно? — пухлячок обернулся ко мне и, кажется, улыбнулся. Не знаю, ночью сложно что-то рассмотреть. — Это Красноград, детка, — он раскинул руки. — Здесь неподалёку летний дворец Императора. Думаешь, местным властям есть дело до города, когда весь бюджет уходит на тот маленький участок побережья?

— Судя по твоим словам, участок немаленький.

— Так и есть, это же Император, — смеялся Семёныч, идя задом наперёд. Видимо, он и правда долго прожил в этом месте, раз так спокойно двигался. Я же несколько раз успел споткнуться. — Да и потом в этом южном городе народ довольно ленивый. Злой, агрессивный и ленивый. Им проще забить и забыть про эти заброшенные ангары и пирсы, чем развалить их и построить что-то дельное.

К тому моменту мы уже подошли к зданию. Входная дверь оказалась не такой уж и широкой, что меня несколько удивило. С другой стороны, я ведь никогда не посещал подобные места.

— Только не убейся, — произнёс Семёныч, когда мы вошли. — Здесь куча мусора, на поверхности я не стал его убирать, чтобы не вызывать подозрений.

На поверхности? О чём это он?

Семёныч включил фонарик и повёл меня направо. Туда, где не были ничего, кроме груды мусора и стены, возвышающейся где-то на десяток метров. Даже не знаю, насколько высоко это здание.

Но тут мой проводник резко свернул и остановился. Наклонившись, подцепил практически невидимое кольцо и потянул на себя. В ту же секунду открылся потайной люк, на который он и кивнул с довольным видом.

— Добро пожаловать, Владислав Ростов!

— Ты ещё на весь Красноград прокричи об этом, — холодно произнёс я и сам кивнул на люк, мол, забирайся туда первым, а я посмотрю, что да как.

— И всегда ты такой угрюмый? — переспросил мужик и зашагал по ступенькам, ведущим вниз.

— С того моменты, как убил парочку дебилов, — тем же безэмоциональным тоном ответил я.

— Ну, значит, не так и давно, — рассмеялся Семёныч.

— Я не про твоих «знакомых», — осторожно подошёл к люку и увидел длинную лестницу, оканчивающуюся дверью, за которой пробивался слабый свет.

— Нет? — Семёныч остановился и обернулся ко мне. На пару мгновений завис, а потом расхохотался. — Ох, молодёжь, любите вы этот чёрный юмор. То ли наши года…

Я ничего не ответил, однако по голосу мужика было очевидно, что он не понимает, шучу я или нет. Что ж, пускай думает сам.

Спустившись, Семёныч распахнул дверь, и мне в глаза ударил синий свет. На мгновение зажмурившись, отступил, и уже успел напрячься, когда услышал спокойный голос своего проводника:

— И ты так просто на это повёлся, Ростов? Поехал с незнакомцем…

Стремительный удар телекинетической волной заставил его заткнуться и отскочить назад. А уже в следующий миг я стоял напротив него, сжав горло и приподняв над полом. Чёрная дымка, что помогла мне так быстро двигаться, моментально испарилась, поэтому пришлось отбросить противника и сделал пару шагов к лестнице. Однако, посмотрев туда, никого не увидел.

— Арх… — хрипел Семёныч, корёжась на полу. — Где…

— Что?! — сурово произнёс я, и мой голос разнёсся по пустынному помещению громоподобным эхом. — Вы уже всё забрали!

— Чувство юмора… — наконец выдавил мужик и присел прямо на полу. — Ты чего?

Сперва я несколько растерялся, но потом понял, что произошло и усмехнулся. Но всё равно угрожающе шагнул к Семёнычу.

— Серьёзно? — спокойно спросил я, сжав кулаки. Только тогда я смог осмотреться. Правда, ничего интересного не увидел. Просторный коридор, погружённый в кромешную тьму, и лишь часть у двери освещалась тонкой неоновой подсветкой на стенах. — Ты выбрал для шуток самое неудачное время.

— Ой, да брось, — отмахнулся тот и поднялся, будто ничего не произошло. Мне оставалось лишь гадать, притворялся ли Семёныч, что ему больно, либо так быстро всё отпускал. — Без юмора в этой стране не прожить. Тем более нам с тобой.

— С каких пор ты записал меня в свою команду? — нахмурился я в ответ.

— Я? — вновь усмехнулся тот и дёрнул за рубильник на стене. В ту же секунду над головой вспыхнул яркий свет, показав то, что до этого скрывала тьма. — Ты ведь сам меня нашёл.

Признаюсь, то, что я увидел, меня поразило. Оказалось, что под ангаром есть просторный зал. Конечно, не такой огромный, как наверху, но всё равно внушительный. Но самое удивительное заключалось в компьютерах, стоявших вряд у правой стены. Допотопные вычислительные машины, коим, наверное, около десятка лет, были соединены кучей проводов, протянувшихся к потолку и исчезающих в небольших отверстиях.

Неподалёку в самом углу помещения разместили подратый диван, рядом с ним столик и пара стульев. Вокруг было разбросаны различные бумажки, пластиковые пакеты и вилки. В общем, создавалось впечатление, что здесь кто-то живёт. Кто-то не особо любящий чистоту.

— Добро пожаловать в мою скромную обитель, — произнёс Семёныч довольный собой и прикрыв дверь на лестницу. — Здесь я и жил до сегодняшней ночи. Но, видимо, придётся вновь затаиться.

— М-да, — цокнул я, пройдясь по холодному грязному бетону. — Как ты здесь выжил-то?

— Что, не нравится? — встрепенулся мужик и бросился к дивану, сбрасывая пустые коробочки из ресторана. — Ну, прости, гостей я не ждал.

— Ладно, — я перевёл взгляд на компьютеры, что казались единым живым организмом. — А это что? Оно вообще работает?

— Обижаешь, — возмутился Семёныч, подошёл к ним и нажал сбоку незаметную кнопочку. В ту же секунду мониторы вспыхнули зелёным светом, и на них побежали строчки из бессмысленного набора букв. — Лучше, чем современные, — гордо выпятил грудь.

— Ну да, — скептически произнёс я, подходя ближе. И всё же что-то в этом было. — То есть, вот на этом ты и создал первую в мире криптовалюту?

— Ну, — несколько смущённо произнёс Семёныч, подвинув к компьютерам стул. — Мы-то не знаем, первая она или нет. Но пока работал на Юдову, подобных аналогов не было. И она готова была щедро платить за такую идею.

— Отлично, — в моей голове начал выстраиваться план. — Теперь создашь её для меня.

— В смысле? — он поднял на меня суровый взгляд. — Влад, я, конечно, благодарен за своё спасение. Но не много ли ты на себя берёшь? Уже смеешь командовать мной? Учти хотя бы возраст.

— Возраст? — я окинул того проницательным взглядом и попытался добродушно улыбнуться. Да, мужичок, хоть и ниже меня, но всё же взрослый человек. Понятно, что приказы какого-то сопляка вроде меня кажутся ему оскорбительными. — Ладно, дело твоё, — я пожал плечами. — Найду кого-нибудь другого для ночного клуба.

— В смысле? — Семёныч непонимающе на меня уставился. — А при чём здесь ночной клуб и моя работа?

— Я сейчас не крипто имею в виду, а ангар, — поднял палец к потолку. — Это было бы отличное место для моего ночного клуба.

— Серьёзно? — вот тогда мужик рассмеялся. — Я понимаю, что до города не так и далеко. Но всё равно вряд ли кто-то решится сюда мотаться на выходных. Люди потусить хотят, напиться вдрызг. Как они добираться будут? Постоянно вызывать такси?

— Зачем? Здесь уже будут дежурить машины. Мой клуб будет со всеми удобствами как для посетителей, так и для нас.

На последних словах я сделал акцент и увидел интерес в глазах собеседника.

— Честно говоря я ни черта не понимаю в подобных делах, — сказал Семёныч. — Но как идея мне нравится. Правда, как-то нелогично. Я хотел спрятаться, а ты планируешь развернуть здесь полноценную стройку.

— Не я, а кто-нибудь из более высоких Домов.

— А им-то это зачем?

— Поверь, я с ними договорюсь, — усмехнулся в ответ, вспоминая документы, что остались у меня в тайниках.

— Ага, допустим, — кивнул Семёныч, то ли поверив мне, то ли просто решил подыграть. — То есть ты найдёшь подставное лицо, которое даст нам денег на строительство и будет, типа, директором?

— Именно так, — кивнул я и двинулся по просторному залу. — Но мне надо, чтобы ты построил здесь воистину настоящее убежище, достойное таким называться и оборудованное по последнему слову техники. Несколько потайных комнат и ходов, чтобы я по щелчку пальцев мог исчезнуть из клуба и оказаться где-нибудь в центре Краснограда.

— Перегибаешь палку, Влад, — улыбнулся Семёныч.

— Ну, я образно говорю. Но ты меня понял.

— Так-то да, но не понимаю, зачем тебе это? Решил стать супергероем и бороться с преступностью? — он кивнул на мой простенький костюм. — Тогда придётся приодеться.

— Для этого я буду ходить у всех на виду. Это лучшее место, чтобы что-то спрятать.

— Согласен. Но зачем тебе такая скрытность? Дядя разве не узнает и не поможет?

— Скажем так, у меня много врагов. У тебя, как я понимаю, теперь тоже.

— Прости, — мужик присел на стул и скептически на меня посмотрел. — Но мне кажется, что ты заигрался. Эта самая настоящая авантюра, которая не пойдёт дальше наших с тобой слов. Всё звучит очень круто, но остаётся столько вопросов. И главный из них — зачем? Зачем тебе клуб? Зачем потайные лазы? В конце концов, зачем тебе я?!

Семёныч слегка повысил голос, но его сомнения можно понять. Я и сам не совсем понимал, что вообще происходит. Но… Абсолют указал на него, значит, так было надо.

— Знаешь, — я внимательно на него взглянул, — мне кажется, что всё идёт так, как и должно быть. Со временем я расскажу тебе то, что терзает меня. Но посуди сам, я спас тебя, мы пришли в такое место, которое я представлял в своих грёзах. Идея открыть «Люкс» у меня возникла довольно давно. И вот, — раскинул руки, — ты помог мне найти то, что я искал.

— «Люкс»? — переспросил тот. — А что, мне нравится. Но ты ведь понимаешь, что это не просто так сделать. Возможно, уйдут годы или…

— Пара месяцев, — отрезал я. — Может, чуть больше. Я не собираюсь затягивать.

— Серьёзно? Откуда такая уверенность? Эта земля даже не принадлежит нам.

— Пока нет, но скоро будет. Как и много других полезных штучек.

— Даже боюсь представить, о чём ты.

— Пока не загружай голову. Ты мне и так во многом помог. Дальше я сам, — с этими словами достал пистолет и навёл на Семёныча. Мужик дрогнул и вмиг побледнел, но убегать не стал, понимая, что спастись не получится. — Прости, но сегодня Василий Семёнович Вагнер всё-таки должен умереть.

Глава 13

— Влад, — дрожащим голосом начал Семёныч. — Ты же понимаешь, что всё в моей голове?

— Да, — просто кивнул я и направил дуло пистолета точно ему в лоб. — Но, думаю, я и сам справлюсь. Благо, не совсем дурак.

— А вот это спорно… — мужик хоть и боялся, но нашёл в себе силы ёрничать.

Я смотрел ему прямо в глаза, и в какой-то момент увидел в них решимость. А после не удержался и рассмеялся, спрятав оружие.

— Ох, блин, — я наконец-то успокоился и скрестил на груди руки. — Ты чего дрожишь, как осенний лист на ветру? Сам же говорил, что без юмора нельзя.

Казалось, что глаза Семёныча сейчас вылезут из орбит. Он тяжело дышал и покраснел от праведного гнева, сжав кулаки. Но через пару секунд шумно выдохнул и поддержал меня смехом.

— Да пошёл ты на хер, Ростов! — кое-как выдавил он, пытаясь совладать с накатившей истерикой. — Я чуть не обделался.

— Из-за вони в этой дыре, я бы даже не заметил.

— И ещё раз иди на хер!

— Как-нибудь, — с улыбкой отозвался я, — но не сейчас, — и заговорил по делу. — А если серьёзно, то мне нужно знать, кто у тебя остался из родственников?

— А это к чему?

— Господи, Семёны, не тормози. Ты же такой мозговитый, хоть и повёлся на глупый развод со спасением.

— Не напоминай, — вздохнул тот. — На самом деле никого у меня нет. Родители давно на кладбище покоятся, а собственной семьёй не обзавёлся. Сестёр и братьев нет, одного меня растили, тяжело было.

— Хорошо, подробности мне пока ни к чему.

— Хорошо? — он поднял на меня неодобрительный взгляд. — Думаешь, это нормально, что у взрослого мужика, которому почти под пятьдесят, никого нет?

— Извиняться не буду, всё равно искренне не раскаиваюсь в своих словах, — усмехнулся я. — Но ты понял, к чему я это. За тобой охотятся, и надо бы сделать так, чтобы нашли твой труп. Если не в реальности, то, — я кивнул на компьютеры, — виртуально. Сможешь подделать документы о смерти?

— Ого! — мужичок оживился и крутанулся на стуле, уставившись в мониторы. Видимо, я затронул его любимое дело — хакерство. — Раз плюнуть! Более того, даже свидетелей найду, которые видели, что я утонул.

— Так, стоп, не перегибай палку, — пришлось его притормозить. — Во-первых, свидетели нам только помешают. Во-вторых, почему именно утонул?

— Ну так будут считать, что бандиты меня нашли, украли чемоданчик, и один из них решил прибрать всё себе к рукам. Трупы-то в море в любом случае найдут, — а потом нерешительно добавил: — Наверное…

— Ага, — я кивнул. — И кто же будет свидетелем, что так удачно оказался на заброшенном пирсе в тот самый момент, когда пришли за тобой?

Семёныч на мгновение задумался.

— Чёрт, об этом я не подумал, — а потом быстро застучал по клавишам. — Значит, надо что-то другое.

С утопленником и бандитами — хорошая идея, — остановил его я. — Но без свидетелей. Пускай тот, кто нанял этих идиотов, гадает, что произошло, и где чемодан. А ты просто напиши, что в городском крематории сожгли труп уж очень напоминающий тебя. Есть же какие-то опознавательные знаки? Родинки или протезы?

— Родинка! — радостно воскликнул Семёныч и закатил рукав, где я увидел небольшое волосатое пятно в виде продолговатого овала. — Вряд ли у кого-то такое ещё найдётся.

— Вот и отлично. А крематорий, чтобы…

— Никто не решился искать труп, — закончил он за меня.

Неплохо, кажется, мы начинаем понимать друг друга с полуслова.

— Кстати, насчёт машины тоже не беспокойся, — произнёс мужичок, не отрываясь от работы. — Я её загоню, сниму номера и чутка подлатаю. Инструменты есть. Дождей не было, так что вряд ли у кого-то получится проследить наш путь.

— А вот это дельная мысль, — согласился я, заглядывая ему через плечо.

Семёныч в это время уже отправлял поддельный документ о своей смерти в базу данных. Мне оставалось только восхищаться его скоростью и умениями.

— Почти готово, — сказал Семёныч, обернувшись ко мне. — А тебе не пора домой? или решил ещё погостить? Я могу газетку на пол постелить, если хочешь.

— Сам на ней спи, — с усмешкой ответил я. — А меня дома майор ждёт.

— Майор?

— Бывшая майор.

— Ещё и бывшая? — он развернулся ко мне полностью. — То есть у тебя дома женщина, которая ждёт, а ты проводишь эту ночь со мной?

— Из твоих уст звучит довольно мерзко.

— Но я ведь прав?

— Всё несколько сложно. Я потом расскажу, как только освобожусь. Наверное, завтра и приеду. Помогу тебе.

— В чём? — он вопросительно вскинул брови.

— В плане ночного клуба «Люкса», — ответил я с нажимом. — Или забыл? Времени нет, тебе завтра требуется составить кучу чертежей. Именно их я и хочу увидеть.

— Да уж, — он покачал головой, — ты и правда, охренел, Ростов. Неужто в твоей юной голове не откладывается то, что такие дела так просто не делаются?

— Я тебе жизнь спас, помнишь? И не просто так, а знал, что именно такой человек мне и потребуется для своих планов.

— Хочешь с моей помощью захватить мир?

— Если получится.

После моих слов мы оба рассмеялись, но ненадолго.

— Ростов, вот честно, я всё равно ничего толком не понял.

— Говорю же, я потом всё расскажу. Но не сейчас. Ты верно подметил, мне пора возвращаться, — я обернулся к двери, ведущей на лестницу. — Вот только теперь мне придётся ехать с другого конца города.

— Это проблема?

— Не то, чтобы серьёзная. Но желательно вернуться до того момента, как начнёт светать. Сам понимаешь, если полиция меня задержит, то на этот раз я так просто не отделаюсь.

— На этот раз? — вновь изумился Семёныч. — Да кто ты такой?

— Завтра, — я хитро улыбнулся. — Я всё расскажу завтра. Ну, почти всё.

* * *
Добраться домой удалось без приключений, хотя я и опасался, что из-за предрассветных сумерек буду просто идеальной мишенью для копов. Но нет, даже если кто и заметил, то решил, что я один из тех спортсменов, что любит вставать ни свет ни заря. Таких в нашем, как сказал Семёныч, ленивом городе было предостаточно. И это сыграло мне на руку.

Подобрав рюкзак из нашей пристройки к дому, куда забросил его перед тем, как умчаться на спасение Вагнера, хотел уже взобраться обратно по дереву, но вовремя понял, что это будет слишком шумно. Поэтому решил играть ва-банк и вошёл прямо через парадную дверь.

— Влад? — из гостиной тут же раздался сонный голос няни.

Спала ли она на самом деле — сложный вопрос. Но тормозить уже нельзя, придётся идти напрямую.

— Да, — отозвался я, разуваясь. — Катался на велосипеде, пока движение в городе несильное.

— Так ты у нас ещё и спортсмен? — в коридоре появилась обворожительная женщина, укутавшаяся в халат. — Как это интересно.

— Кому? — я покосился на неё и направился на кухню. — Лично вам, господин майор, или всей полиции Краснограда?

— Мне не нравится такой тон, — она последовала за мной. — Я ведь стараюсь быть вежливой. Почему бы и тебе не сбавить гонор?

— У Адашевых вы тоже так себя ведёте? — я изогнул бровь. — И вас слушают?

— Я думала, мы перешли на ты, Владислав.

— Ого, — выдохнул я, открыв пачку молока и налив себе в стакан. — Как строго. Я и не думал…

— Значит, так, малыш! — её игривое настроение резко улетучилось, и теперь предо мной предстала самая настоящая мегера. Женщина упёрлась руками в стол и грозно посмотрела на меня. — Меня сюда прислали не шутки шутить, понимаешь? Тебе и твоим родственникам угрожает серьёзная опасность. Поэтому выключи своего свободолюбивого мальчика, который сам со всем справится, и позволь нам помочь!

— Ага, то есть я всего лишь ни на что не годный мальчик? А вы, взрослые, способны остановить преступную вакханалию одной левой?

— Да чтоб тебя, Влад! — вырвалось у Ольги. — Я ведь, правда, помочь хочу!

— Знаю, — я залпом допил молоко и убрал стакан. — И благодарю за это. Но я могу и сам протянуть эти несколько дней, пока не вернётся мама.

— Да неужели? — нахмурилась женщина. — А ты в курсе, что из столицы до сих пор не вылетел ни один самолёт?

А вот эта новость меня ошарашила.

— То есть мама не прилетит? — пробормотал я.

— То есть мама не прилетит! — чуть ли не воскликнула Ольга, но тут же сбавила напор, видя моё выражение лица. — Чёрт, прости, Влад. Сама тебя ребёнком называю, и тут же вываливаю на тебя такие новости. Да ещё с самого утра.

— Всё нормально, — выдохнул я и снова открыл холодильник, но на этот раз достал не молоко, а початую бутылку вина. Майор не сказала ни слова, просто молча наблюдала. Откупорив и налив себе «успокоительного», сделал пару глотков, чувствуя, как холодный напиток скользил по горлу. — А от них были какие-нибудь новости?

— Нет, — тихо ответила женщина и покачала головой.

— Дядя?

— То же тишина.

— Плохо, — ещё глоток, и я присел на стул. — И что теперь?

— Ждать, — на лице женщины появилась добродушная улыбка. — Не волнуйся, Влад, всё будет в порядке. Ты ведь сильный малый.

В порядке? Сомневаюсь. Как ей объяснить, что я уже терял семью, и эта трагедия разбила мне сердце. Маленький мальчик, оставшийся без родителей. А потом они вновь появляются спустя почти двадцать лет. Моему счастью не было предела.

Но как только начинаются проблемы с заданиями Абсолюта, отца вызывают в столицу. Потом и дядя резко срывается. И сразу же какой-то карантин, о котором даже в новостях толком ничего не говорят.

И как мне ей объяснить, что всё это связано?! Как сказать постороннему человеку, что моих родителей…

Стоило мне только подумать об этом, как к горлу подступил ком. И даже очередной глоток вина не помог согнать его.

— Если хочешь, можешь выговориться, — Ольга присела напротив. — Обещаю, что всё это останется только между нами.

Я думал лишь пару секунд. Не знаю, стоило ли кому-то доверять, но понимал, что точно не сейчас.

— Мне страшно, — признался я.

— Понимаю, — она продолжала говорить вполголоса. — Это нормально.

— Нет, — я покачал головой. — Я не боюсь остаться один. Мне страшно за них. Они ведь… — вновь ком, но на этот раз мне удалось быстро с ним справиться, — мои родители. Всё, что у меня есть. Даже дядя давно не Ростов. Нас осталось всего трое. А если что-то случится, то только я, — внимательно посмотрел на собеседницу. — Как думаешь, это могут сделать специально? Нас ведь так сильно жаждали уничтожить.

Ольга тяжело вздохнула.

— Не буду лукавить, Влад. У вашей семьи не лучшая репутация, да ты и сам всё прекрасно знаешь. Но недавно твоему отцу удалось пробиться чуть повыше, и от этого зависела дальнейшая судьба Дома Ростовых. Поэтому, да, и без того озлобленные на вас Дома могли всё подстроить, чтобы… — запнулась и посмотрела на меня. — Чтобы убрать вас, Влад.

Да уж, приплыли. Нет, конечно, я понимал, что всё именно так складывается. Но, когда тебе говорит об этом другой человек, то только тогда осознаёшь, насколько всё реально.

— Именно поэтому я здесь, — продолжала Ольга. — Толик… полковник Ржевский обязан и тебе и твоей семье, и решил перестраховаться. Но нам необходимо, чтобы ты не закрывался в себе. Нужен диалог, Влад. Взаимодоверие.

Я нахмурился.

— Прости, но откуда мне знать, что ты не подсадная утка Адашевых? — зря я это сказал вот так вот в лоб. Может и обидеться. Однако тогда мне было абсолютно на это наплевать. Растерянность и обида прошли, оставив только злость, что разгоралась с каждой секундой. И чем больше я думал о других Домах, тем сильнее переполнялся гневом. — Вдруг именно они всё это и затеяли?

— В таком случае я давно бы тебя убила, — хмыкнула женщина. — Отравила бы вчерашним ужином, например. Или придушила ночью подушкой. Но ты до сих пор жив.

Не знаю, обиделась она или нет, но говорила ровно.

— То есть я должен быть благодарен тебе за то, что проснулся сегодня?

— Грубо говоря, да, — кивнула та и стала серьёзной. — И, пожалуйста, выключи истеричку. Поверь, я прекрасно тебя понимаю. В полицию не идут из-за хорошей жизни. Мне тоже довелось многое пережить, включая смерти близких. Но я хочу, чтобы между нами наконец-то появился контакт, понимаешь?

— Отчасти, — я вздохнул и допил остатки вина. — Ты права, сейчас я на взводе и могу высказать различные глупости, поэтому мне лучше отправиться к себе. Да и к школе надо готовиться. Уже время поджимает.

С этими словами встал из-за стола и двинулся к лестнице.

— Сейчас ещё и шести утра нет, — раздался за спиной женский голос.

— Я знаю.

Глава 14

Был ли я расстроен? Ещё как. Обижен ли на Ольгу? Нет, хотя и понимал, что веду себя, как маленькая девочка. С другой стороны, вопрос касался моих родителей. Живы они или нет. И здесь, уж простите, большинство людей проявит хоть какие-то эмоции. А меня на тот момент они переполняли.

Поэтому я решил потратить оставшееся время на тренировки телекинеза. Хоть так пар выпущу. Но перед этим решил, что не помешало бы и по-настоящему попариться. А то ночка выдалась весьма занятной.

Няня-майор ушла раньше, сказав, что у неё есть и другая работа. А если я буду продолжать так себя вести, то и смысла ей появляться здесь нет. От подобного заявления мне стало несколько обидно и стыдно, но вида не подал, просто кивнул и сухо попрощался. Пошли они все… хотя, кто мне расскажет о последних новостях?

Хм, а ведь Алёна вполне способна помочь. Жаль, что Ржевский не отправил её ко мне домой, а эту тётеньку. Но, с другой стороны, Ольга была весьма выдающейся дамой, особенно впереди. Авось мне что-то перепадёт, если я «открою душу».

Усмехнувшись собственным мыслям, легко махнул рукой, и в ту же секунду раздался звон бьющегося стекла.

— Твою ж за ногу! — выругался я, видя, как по полу разлетаются осколки любимой маминой вазы. — Да как так-то?

Посмотрев на свои ладони, решил, что это произошло случайно. Просто задумался и не рассчитал магические силы. Бывают же такие неожиданности. Так ведь?

* * *
В школе, как я и думал, меня встретили десятки любопытных и придирчивых взглядов. Кто-то смотрел с интересом, кто-то с отвращением. Плохо это или хорошо, но я уже привык к подобному отношению. Наверное, всё же к лучшему, оброс, так сказать, шкурой носорога. Тем более для осуществления моих планов необходимо иметь стальной прут вместо позвонка.

Первым делом проверил тайник в шкафчике и остался весьма недоволен.

— Что и требовалось доказать, — пробормотал я, видя вскрытую пластину и новую записку с парочкой мелких купюр.

«На печеньку».

— Да вы издеваетесь, — прорычал от негодования.

— Кто?

Неожиданный голос за спиной заставил вздрогнуть и моментально захлопнуть дверцу. Позади стояла Эля и строго на меня смотрела.

— Влад, где ты пропадал? И почему вчера не был в школе? — поинтересовалась она.

— У меня были дела, — я пожал плечами и закинул рюкзак за спину. — А что-то стряслось за время моего отсутствия?

Учительница прожгла меня пылающим взглядом. Наверное, будь у неё способность хоть к чему-нибудь, кроме соблазнения учеников, то меня бы разорвало. Но нет, я всё так же стоял у шкафчика и прикидывался дурачком, что с любопытством ждёт ответа.

— Ты издеваешься надо мной? — прошипела она вполголоса, боясь, что кто-то может услышать.

— Мне казалось, что это не я начал игру «Ничего не было», — так же тихо ответил я и смерил женщину прохладным взором. — Но…

— Что «Но»?

— Но мы всегда можем всё обсудить.

Она внезапно выпрямилась, прижала к груди папки, будто защищалась от меня, и продолжила нормальным голосом:

— Влад, ты ведь помнишь, что мы запланировали? У нас концерт на носу, между прочим.

— Концерт? — я распахнул глаза от удивления. — А когда он успел образоваться? Мне казалось, что мы ничего конкретного не обсуждали.

— Если б не прогуливал школу, то был бы в курсе всех последних новостей.

— Знаете, — вот здесь меня вновь начала пробирать злость. — Мне хватает и других новостей из столицы.

— А что там? — переспросила та.

— Мои родители там, — грубо ответил я. — И не могут вернуться из-за карантина. А ещё вчера ограбили мой дом, и теперь я под надзором копов чуть ли не полные сутки, — под конец тирады я многозначительно вскинул брови. — Вот как-то так. Не думаю, что у меня найдётся свободная минутка в таком плотном расписании неприятностей.

— Оу, — Эля слегка отступила и посмотрела на меня по-новому. Более понимающе и… даже не знаю, сочувственно, что ли. — Прости, не знала. Если я могу чем-то помочь, то скажи.

Хотелось сказать, вот жутко хотелось, но я сдержался.

— Благодарю, — процедил сквозь зубы, отчего учительница несколько опешила и, как мне показалось, обиделась. — Но пока я справляюсь.

— Хорошо, — она хитро прищурилась и… мило улыбнулась. — Но я попрошу остаться тебя после уроков, чтобы помочь мне. Уделишь минутку своего драгоценного времени?

Оу, что, опять?

Я уже хотел было это произнести вслух, но вовремя спохватился. Но через мгновение Эля притормозила мою разбушевавшуюся фантазию.

— У нас будет прослушивание, Влад. Помнишь, я как-то спрашивала, есть ли у тебя знакомые, умеющие играть на музыкальных инструментах? Так вот, вчера я договорилась с директором, что он дал добро на создание группы под моим началом. И ты, конечно же, являешься в ней хедлайнером.

— То есть лидером? — удивлённо переспросил я.

— Нет, именно хедлайнером. Лицом команды, а лидером и руководителем буду я, — воодушевлённо ответила женщина. — Так что, согласен? Там будет много талантливых ребят.

— Ребят? — я насмешливо прищурился.

— И девчат тоже, — она закатила глаза. — Уверена, большинство из них придут поглазеть на тебя. Собственно, так это и работает.

— Ну да, ну да, — пробормотал я, на мгновение задумавшись. — Впрочем, часик я вам уделю Эльвира Геннадьевна, и добавил чуть тише: — Если мы сможем потом с вами поговорить тет-а-тет.

— Облизательно, — прошептала она, наклонившись, отчего пышная грудь стала ещё отчётливее видна сквозь тонкую блузку. — Мы обсудим все ваши проблемы, Владислав. Абсолютно все.

— Ого, — выдохнул я. — Тогда жду с нетерпением.

* * *
Оставшееся время я провёл, ёрзая на стуле. А последний урок тянулся так долго, как никогда раньше. И я не мог понять, то ли от ожидания, то ли из-за монотонного бубнёжа математички. Точные науки были сложны для меня ещё и на первой Земле, но после «прокачки» Абсолютом я многое узнал, и теперь то, о чём говорила учительница, казалось мне до боли простым и глупым. В некоторых аспектах человечество так и осталось на уровне приматов, не понимая логических вещей.

Нет, не так. Люди не то, чтобы не понимают вовсе, они отказываются понимать. Так как если появятся новые правила, новые условности, да вообще хоть что-то новое, то придётся выбросить всё старое и перестраивать своё мировоззрение. А этого, как уже выяснилось, никто делать не хочет, так как… а зачем? Проще ведь оставаться в своей раковине и не высовывать нос.

И вот наконец-таки в коридоре раздался громоподобный звонок, от которого обычно каждый ученик приходит в радостный трепет. И хоть мне давно за тридцать, не могу сказать, что остался в стороне от одноклассников. Поэтому разделял их эмоции, когда учительница махнула нам рукой, разрешая покинуть кабинет.

Скорее бы, скорее…

Честно говоря, я и сам не понимал, почему подгоняю себя. Вроде бы это за мной должны бегать. Собственно, так оно и было с самого утра. Что Оля, что Эля. А сейчас вот сам чуть ли не бегу в кабинет музыки.

Уже подходя к нему, сбавил темп и привёл дыхание в порядок. Не хватало, чтобы кто-то увидел мою отдышку и просчитал, каким темпом я нёсся на встречу с…

— Обалдеть, — только и выдохнул я, отворив дверь. В кабинете сидело человек двадцать не меньше. Они чуть ли не на рояль взобрались (ох, уж этот рояль) верхом, так как в таком тесном помещении тупо не хватало места. — У вас урок, Эльвира Геннадьевна? Я не вовремя?

— Нет, — улыбнулась она, сидя за учительским столом в самом углу кабинета. — Как раз в нужный момент. Я решила, что ты должен обязательно присутствовать при выборе участников группы.

— Благодарю за доверие, — слабо кивнул я и вошёл внутрь, всё ещё находясь в лёгком шоке. Кажется, что Малышка меня поразила меньше, чем количество народа, желающее играть со мной. Всё же за долгие года, будучи Ростовым, я привык, что детки из богатых и именитых семей сторонятся меня. А здесь… — И с чего начнём?

Я присел на свободный стул и внимательно посмотрел на учительницу.

— С того, что ты нам сыграешь что-нибудь и покажешь, что хотел бы увидеть на концерте, — с той же ехидной улыбкой продолжила Эля.

— Я? — снова округлил глаза. — Вы сказали, что я не лидер, а всего лишь лицо. А руководитель здесь вы.

— Вот я и руковожу, — учительница поправила очки. — Ты играешь, показываешь нам свои наработки, помогаешь с партиями. Но в основном, как я вижу, — обвела взглядом присутствующих, — участники хотят попасть на вокал? Та песня, что ты играл недавно, она ведь для девушек?

— Да, петь должна девушка, — кивнул я в ответ и всё же направился к роялю, от которого уже отошла парочка симпатичных ровесниц, не скрывающих своё любопытство и рассматривая меня. — Но там две вокальные партии. И мужская, и женская.

— Отлично, — Эля подняла перед собой лист бумаги. — У каждого, кто хочет петь, есть слова. Влад вам сейчас напоёт, чтобы вы уловили ритм. А там уже выберем сильнейшего. И прошу никого не обижаться, это не мировой конкурс, а всего лишь школьная группа. Так что давайте будем дружить при любых обстоятельствах. Договорились?

Ответом ей были бормотание и слабые кивки.

М-да уж, активной работой здесь и не пахнет.

— Что ж, если условия понятны, то, — посмотрела на меня, — сыграй нам, Влад, песню о медленной любви.

Последние слова она особенно выделила, чуть прищурившись.

Ох, чертовка, что же ты со мной делаешь?

Украсть заслуги «Nightwish» и выдать их за свои, такое себе дело. Но если ты оказался на другой планете и умеешь красиво играть, то почему бы не воспользоваться столь простым способом? Поэтому, играя «Slow, love, slow», я ничуть не раскаивался. И всё то время, что звучала мелодия, то и дело ловил на себе заинтересованные девичьи взгляды. А парочка таких вот девушек оказались настолько мною увлечены, что решили позаигрывать, ни на кого не обращая внимания, включая Эльвиру Геннадьевну (уф, этот официоз с ума сведёт). Одна из них подмигнула и облизнула губы, вторая пошла дальше и провела пальцами по рубашке, за которой скрывалась обнажённая грудь. Это было очевидно, так как я отчётливо видел проступающие соски.

Собственно, за свою бестактность девицы поплатились, вылетев из кабинета, словно пробки из шампанского. Конечно же, не без истерик и криков о своих папочках и мамочках. Однако даже угрозы не остановили Элю, и она захлопнула за ними дверь.

— Если кто-то пришёл сюда поглазеть на игру Ростова, то прошу покинуть кабинет прямо сейчас. Мы собрались здесь не для того, чтобы любоваться его симпатичной мордашкой и наслаждаться музыкой.

— В смысле? — я поднял голову. — А зачем тогда вообще брать в руки гитару, если тебе это не приносит удовольствие?

— Влад, ты меня понял, — Эля прошла в центр кабинета. — И если никто не собирается уходить, то приготовьтесь. Наше прослушивание начинается.

Глава 15

Ох, блин…

Помнится, в прошлой жизни мы ходили с коллегами в караоке. Забавное времяпрепровождение, на самом деле, особенно, когда в тебе уже повышенный градус спиртного. В таком состоянии тебе абсолютно плевать кто и как фальшивит, попадают ли в ноты и есть ли слух у твоих знакомых. Более того, ты сам становишься чуть ли не гением вокала.

Но даже тогда мы пели более качественно, чем ученики на прослушивании. Нет, были, конечно, некоторые, кто поразил меня своими способностями. Но также брали в руки микрофон и те, кто вообще не знает, что такое ритм. И это самое жуткое. Хотя… нет, здесь я соврал. В те моменты я отрывался по полной, вспоминая все года, проведённых в унижениях и оскорблениях. Поэтому не сдерживался и начинал чуть ли не кричать на подобных «певичек». Но в такие моменты меня вовремя тормозила Эля, так как порой я загонялся.

— Влад, — вот вновь она строго посмотрела на меня, поправив очки. — Не будь настолько суров.

— А каким мне быть? — я ответил таким же взглядом. — Если она элементарно не попадает в слова.

Очередная девушка, кажется, Алина (я даже имена их запоминать не хочу), вскинула на меня возмущённый взор.

— Да что ты понимаешь, Ростов?! — вспыхнула та в буквальном смысле. Из глаз брызнули тонкие языки пламени, а кожа на лице и руках покраснела. Видимо, девочка обладала огненной магией. Наверное, стоит её всё же запомнить, мало ли где пригодится. — Думаешь, раз научился играть, то можешь нами помыкать?!

На меня уставилось несколько ожидающих взглядов.

— Ну-у-у, протянул я с самодовольной мордой. — Собственно, да.

— Пошёл ты! — воскликнула та и выскочила в коридор, бросив микрофон в сторону. Благо, Эля оказалась более расторопной и поймала его.

— Что ж, — произнесла учительница и обвела взглядом оставшихся. — Слабые звенья убраны. Осталось узнать, кто из вас поёт лучше.

Четыре девушки довольно улыбнулись и снова посмотрели на меня.

— Что? Мне надо сказать прямо сейчас? — удивлённо переспросил я, взглянув на Элю.

— Необязательно, — она кивнула на мой телефон, лежащий на рояле рядом. — Послушай их ещё раз дома, и реши это на свежую голову.

— Так, стоп, вы же руководитель. Почему решаю я?

— Влад, давай оставим глупые вопросы. Ты ведь не дурак и всё прекрасно понимаешь.

Ага, как же, хочешь взвалить всю ответственность на меня, чтобы возмущение богатеньких родителей не полилось на твою голову. Или…

Я внимательно посмотрел на женщину и увидел её хитрую улыбку.

Ах, ты ж стерва. Решила таким образом отвлечь меня от столичных новостей? Похвально, похвально. Более того, это даже работает, я заинтересовался возможностью стать лидером музыкальной группы, тем более с такими участницами.

Ещё раз обвёл взглядом оставшихся и слегка кивнул им.

— Надеюсь, выбывшие не расцарапают мне лицо? — с улыбкой спросил я.

— Только если ты сам попросишь, — ответила одна из них.

После чего все четверо рассмеялись и вышли из кабинета. Я же протяжно выдохнул и посмотрел на учительницу. Та встала из-за стола и прикрыла дверь, после чего вернулась на место, начав перебирать какие-то списки.

— Ну и как нам теперь быть? — первым заговорил я.

— Искать подходящих кандидатов, — не отрываясь от бумажной волокиты, ответа та.

— Эля, — я чуть повысил голос, — ты поняла о чём я.

— Влад, — она всё-таки оторвалась от записей и пронзительно посмотрела на меня. — Единственное, что осталось от «нас», — показала кавычки пальцами, — так это группа, которую мы начали сегодня собирать. Поверь, работы очень много, концерт будет важным. По крайней мере, для меня. И я прошу тебя сосредоточиться на этом, потому что на кону стоит моя карьера.

— О как, — хмыкнул я и запрыгнул на край рояля. Эля хотела возмутиться, но просто махнула рукой, мол, делай что пожелаешь. — А я должен тебе в этом помочь? Допустим, у нас всё выгорит, и Михалыч будет пищать от восторга, хлопать в ладоши и бегать по кругу, словно маленькая возбуждённая девочка при виде популярной мальчиковой группы, — после моей тирады, женщина расплылась в улыбке. — Но мне-то от этого что?

Она вопросительно изогнула бровь, ожидая продолжения, но я молчал.

— А тебе не нравится быть центром внимания? Положение в обществе меняется, ты сам видел. Сегодня столько пигалиц вокруг тебя вилось, что я даже невольно приревновала.

— Ревность? — усмехнулся я. — Забавно. Но нет, лишнее внимание мне сейчас совершенно ни к чему.

— Почему? Я думала, ты всегда об этом мечтал.

— Раньше. Сейчас многое изменилось.

— Расскажешь? — она откинулась на спинку стула. — Я ведь обещала тебя выслушать. Так что можешь выговориться. Всё, что будет произнесено в этом кабинете останется между нами.

Я покосился на входную дверь и поджал губы.

Женщина всё поняла и, встав, закрыла кабинет на ключ. Повернулась, опёрлась о стену и скрестила руки на груди.

— Теперь готов поделиться наболевшим? — её голос был вполне серьёзным, и мне жутко захотелось всё ей рассказать. Вот абсолютно всё. Но я прекрасно понимал, что делать этого нельзя.

— Отчасти, — кивнул я и спрыгнул на пол.

* * *
— Ладно, Влад, давай поговорим, если ты готов, — Эля взяла стул и присела в центре кабинета. Закинула ногу на ногу и скрестила пальцы на руках.

Я последовал её примеру и сел напротив. Правда, стул поставил спинкой вперёд. Так чувствовал себя чуть более уверенно.

— Итак, начнём, — женщина добродушно улыбнулась. — Что тебя тревожит? Расскажи об этом.

— Это слишком обширный вопрос, — пробормотал я. — В двух словах не объяснить.

— Разве мы куда-то торопимся? — она вопросительно посмотрела на меня. — Лично мне спешить некуда. Конечно, если ты опаздываешь, то мы можем отложить нашу беседу.

— Нет, — покачал головой. — Куда мне торопиться? Родителей нет, дядя тоже свалил. К полиции, что ли? Так и она ушла.

— Она? — переспросила Эля. — Ты говоришь о ком-то конкретном?

— Да, дядя с Ржевским приставили ко мне няню-майора. Теперь она следит за мной и так же пытается вытянуть на разговор.

— Возможно, это и к лучшему, ведь если ты знаешь что-то важное, то можешь помочь и им, и себе.

— Всё несколько сложнее, чем кажется, — уклончиво ответил я.

— Это тоже тебя беспокоит? Приходится всё держать в себе?

— Как-то так, да, — кивнул я и вздохнул. Вроде бы неплохо идёт разговор, но что-то давит в груди. Или же в кабинете спёртый воздух? — Но это не проблема. Я справлюсь.

— Уверен? — она хитро прищурилась. — Понимаешь ли, Влад, сложно одному нести столь тяжёлую ношу. А судя по любопытству полиции, тебе есть что им поведать. Так может, не будешь сопротивляться?

— Мне кажется, или вы с ними заодно?

— Отнюдь, — она снова одарила меня своей улыбкой, от которой я невольно зажмурился, словно довольный кот. — До твоего рассказал я и не думала, что всё столь запутанно. Но если не хочешь говорить им, то можешь рассказать мне. Из этого кабинета…

— Дальше ничего не пойдёт, — закончил за неё я. — Да, вы это уже говорили. Я слышу подобное во второй раз только за сегодня.

— Вот как? — она удивлённо вскинула брови.

— Няня-майор, — криво усмехнулся я. — Я ведь уже рассказывал о ней. Вчера у неё не получилось меня сломать, и она перенесла словесную экзекуцию на сегодня.

— С чего ты взял, что тебя ломают? Неужто так хочется ощущать себя жертвой? Или думаешь, что все желают тебе зла?

— Всю жизнь так было. Что сейчас изменилось? Вряд ли найдётся человек не из близких, кто будет ко мне неравнодушен в хорошем смысле этого слова.

— Неправда. Ты просто не хочешь этого замечать.

— Да неужели? И кто же это?

— К примеру, я, — её щёки слегка порозовели. — Ты закрылся, Влад. Подпитываешь свою ненависть к окружающим, — и тут же подняла руку, не дав мне поругаться. — Нет, я понимаю, что в твоём положении иначе было сложно выжить. Но всё равно, иногда стоит открываться миру. Может, тогда ты заметишь, что всё не так уж плохо?

— Ага, — едко хмыкнул в ответ. — Всё гораздо хуже.

— Влад, не стоит себя корить в случившимся. Ты ни в чём не виноват.

— О как. И к чему такая резкая смена темы? Мы вроде говорили про окружающих, а теперь о моей вине.

— Разве ты не злишься на себя, что не смог остановить родителей? Не злишься на дядю, который так скоро покинул тебя? Или на то, что не мог раньше дать отпора одноклассникам? Любая капелька гнева идёт из твоих переживаний, обращённых, опять же к самому тебе.

— Вы меня сейчас запутали, — пробормотал я. — О чём вообще речь?

— О тебе, — всё тем же успокаивающем голосом ответила Эля. — Ты обещал поделиться со мной своими мыслями, пускай и не всеми. Так что я жду.

— Хм, — я поёрзал на стуле. Открыться или нет? И если да, то насколько? — Вы тоже, Эльвира Геннадьевна, не ответили на мои вопросы.

— Некоторые из них оказались слишком сложные, — произнесла та.

— Ладно, — выдохнул я. — Допустим, у меня есть друг.

— Уже хорошо, — заинтересованно произнесла женщина и приготовилась слушать.

— И есть у него нестандартное увлечение, о котором он не хочет распространяться. Вместе с этим появилась и девушка. Старше него, но друга это никак не беспокоит. И вот он спрашивает у меня: «Влад, как мне быть? Она вроде бы мне нравится, и я ей тоже. Но рассказать о своём хобби никак не могу. Вдруг она решит, что я чокнутый или ещё чего хуже». И вот я до сих пор не знаю, как помочь другу.

— Другу, — хмыкнула Эля и на мгновение подняла глаза к потолку. — А вы с ним не думали, что у той пассии могут быть другие проблемы из-за их встреч? Место в обществе, на работе, да в своей душе, в конце-то концов. Она ведь быстро постареет, а он останется молодым. Более того, возмужает и станет красавцем, на которого будут бросаться такие же дамочки, как и она. Вот только к тому моменту эта подруга станет уже совсем иной. Возраст не делает женщин лучше, если вы не знали. Поэтому она и не хочет рушить будущее парню. Ну, это к примеру.

— Занятно, — улыбнулся я. — Мы до этого даже не додумались.

— Вот именно, думали только о себе, но не о других. Или вы считаете, что если парень нравится девушке, то она сразу к нему в постель прыг… — на этих словах Эля запнулась. — В общем, есть множество причин, почему их отношения не идут дальше. И одной из них может быть именно закрытость твоего друга. Женщинам важно знать, что им доверяют, ощущать себя людьми, а не мебелью, которая есть постольку-поскольку.

— Интересная мысль, пожалуй, стоит обсудить её с приятелем.

— Верно, поговори с ним. Желательно уже сегодня, потому что его подруга, скорее всего, ждёт ответного шага.

— Ответного?

— А ты думал, что если взрослая женщина решила с ним познакомиться, то она просто заигрывает или использует?

— Без понятий, — я выпрямился. — Именно это меня и беспокоит. Неопределённость.

— Она будет всегда, Влад. Но сложности только укрепляют отношения. Конечно, если их пережить вместе.

— Тогда, может…

Но не успел я закончить, как послышался тихий стук. Эля встала со стула и направилась к двери. Но стоило только открыть её и пропустить в кабинет гостя, как я удивлённо вытаращил глаза.

— Наташа?

Глава 16

— Удивлён? — дерзко заявила та, изогнув бровь. Повернулась к учительнице и слегка кивнула. — Эльвира Геннадьевна, я хотела бы стать вокалистом.

— Условия у всех равные, Наташа, — сухо отозвалась та. — Твоё положение здесь не имеет…

— Я знаю, — грубо перебила её девушка и двинулась к роялю. — Сперва послушайте, а потом судите, — и снова этот дерзкий взгляд в мою сторону. — Ну что, Ростов, так и будешь сидеть или начнёшь играть?

Я пожал плечами и молча направился к музыкальному инструменту.

Честно говоря, ожидать от зазнайки Адашевой чего-то стоящего я не хотел. Однако стоило мне надавить на пару клавиш, как Наташа тихо протянула:

— Slo-o-ow, — и провела ладонь по крышке рояля, чуть отстраняясь от меня.

Я удивлённо взглянул на одноклассницу, не понимая, что сейчас произошло. Она только улыбнулась и кивнула мне, беззвучно говоря, чтобы не прерывал игру. Но я и не собирался останавливаться.

Come and share this painting with me

К нам незаметно подошла Эля и присела рядом. Она с любопытством рассматривала Адашеву. Не знаю, показалось мне или нет, но в глазах женщины промелькнули нотки ревности.

I wonder

Do I love you, or the thought of you?

На последних словах я начал тихо подпевать, отчего Наташа игриво улыбнулась и облокотилась о рояль. Я невольно сглотнул, так как передо мной теперь показались ей прелести. Аппетитная пышная грудь чуть ли не выскальзывала из тесного бюстгальтера и…

Чёрт, да ведь она специально расстегнула верхние пуговицы.

Slow, love, slow

Only the weak are not lonely

(Nightwish — Slow, love, slow)

Петь стало несколько сложнее. Но стоило перевести взгляд на Элю, как все посторонние мысли тут же улетучились. Она нежно смотрела на меня, и как только заметила мой взор, хитро подмигнула, и вновь уставилась на ученицу, сделав вид, что ничего не было.

Чёрт, да что же мне делать?!

В тот момент, когда должна была вступить электрогитара, Наташа всё-таки не удержалась и запрыгнула на рояль. Как ни странно, но учительница ничего не сказала. Наоборот, с интересом наблюдала за поведением девушки. Казалось, что Эля уже представляет то, как обыграет этот номер. Впрочем, я её понимал, Адашева явно вошла во вкус, и мне нравились её голос и игра.

— Slow, love, slow, — напевала Наташа, глядя мне в глаза. — Slo-o-ow! — её голос был настолько чарующим, что решение о нашем вокалисте перестало меня будоражить. Вот она, прямо передо мной.

На последних аккордах я тяжело вздохнул и взглянул на учительницу. Та молча смотрела на Адашеву, что до сих пор не сводила с меня взора, после чего прокашлялась, привлекая к себе внимание.

— Наташа, — начала женщина. — Даже не верю, что говорю это, но ты была на высоте.

— Ещё бы, — хмыкнула та и спрыгнула на пол. — Почти десять лет под неусыпным надзором репетиторов.

— Так вот, где собака зарыта, — усмехнулся я.

— Сам ты собака! — возмутилась девушка, но тут же ойкнула, когда до неё дошёл смысл. — Ой, прости, я подумала, что ты меня оскорбляешь.

— Если б хотел, то сказал бы прямо.

— Я в тебе не сомневалась, — и снова к Эле. — Так что, я в команде?

— Влад? — учительница вопросительно посмотрела на меня. — Выбор за тобой.

— Ну да, — пробормотал я, поднялся и облокотился о рояль. — Вынужден с вами согласиться, Эльвира Геннадьевна, Наташа пела просто отлично.

— И всё? — вновь возмутилась Адашева.

— Твоя актёрская игра немного хромает, но тоже приемлема.

— Ростов! — вспыхнула та. После чего грозно двинулась на меня. — Я знала, что ты изменился, но не думала, что настолько, — а оказавшись в шаге от меня, схватила за ворот и… притянув к себе, нежно поцеловала. — Но мне это нравится, — после чего направилась к выходу, помахав нам на прощание рукой. — Чао, буду ждать первую репетицию.

— Ох, — только и смог выдавить я, когда дверь за девушкой закрылась.

— Что? — прервала мои разбушевавшиеся подростковые мысли Эля, скрестив на груди руки и проницательно глядя на меня. — Наверное, твой друг был бы рад встречаться с такой высокопоставленной особой вместо старушки?

Я нахмурился, а потом улыбнулся.

— Вряд ли. Адашева, конечно, красотка, да ещё и богатенькая. Вот только мой друг не особо любит стервозных баб.

* * *
На выходе из школы отметил, что в целом день начался довольно сносно. Да, мне почти что не удалось поспать. Полчаса перед занятиями не в счёт. Благо, Абсолют помог справиться и с этим. Умения медитации и успокоения давал мне силы и могли помочь справиться с бессонной ночью.

— Ростов?! — знакомый голос раздался, конечно же, за спиной.

И почему все ублюдки так любят подкрадываться сзади. Неужто моя задница настолько привлекательна, что на неё ведутся даже мужики? Хотя то, что она притягивает неприятности и приключения я уже заметил.

Обернувшись, встретился взглядами с Лобастовым-младшим, двигавшимся в мою сторону в сопровождении нескольких верзил.

Типичная охрана богатенького школьника.

— О, Лобастов, — я поднял брови. — Чем обязан? Хотел официально извиниться за клевету?

О да, сучёныш, ты ведь даже не подозреваешь, что у меня на тебя есть.

В документах Юдовой я нашёл занятную информацию об их семейке. Увы, использовать её в полиции я не мог, так как вызвал бы кучу ненужных вопросов, а поговорить наедине с наглецами мне не позволили. Вот и пришлось строить из себя мальчика, зажатого в угол. Благо, на помощь пришла Лиза.

Кстати, надо бы к ней наведаться в гости. Поболтать, чайку попить… с кофе полежать.

— Не дождёшься, — ехидно усмехнулся он. — Я до сих пор жду этого от тебя.

— Чего? — я вновь прикинулся, что не понимаю, о чём речь. — Извинений за то, что ты такой ублюдок?

— Ах ты, сукин сын, — прошипел он, когда оказался в метре от меня. — Думаешь…

Но не успел парень закончить, как я врезал ему пяткой по колену, отчего парнишка взвыл и упал на землю. На меня тут же набросились его «ухажёры» (иначе их не назвать). Я поднырнул под руку того, что бил слева, и оказался у него за спиной, сразу же врезав ногой тому по копчику. Громила вскрикнул от боли и налетел на своего приятеля, повалив рядом с «хозяином».

— Ростов! — Кирилл кое-как поднялся и направил на меня руку, по которой уже бегали тонкие молнии. — Ты поплатишься, клянусь!

Разряд пролетел всего в паре сантиметрах от меня. В нос ударил резкий запах озона, а грудь обдало лёгким жаром. Но больше я ничего не почувствовал, так как без проблем смог увернуться.

— Медленно, — пробормотал я и нахмурился. — Но лучше тебе успокоиться, пока папа не узнал про Энди.

Лобастов сперва даже не поверил в то, что услышал, но уже через секунду до него дошло, и тогда широко распахнул глаза. Однако руку не опустил, но поднял вторую, преградив путь своей шайке.

— Откуда? — одними губами спросил он.

— Оттуда, — я просто пожал плечами. Не рассказывать же парню, как я убил Юдову и поджёг её поместье. — Поэтому предлагаю жить дружно. Ты успокоишься, как я и просил, взамен получишь моё молчание.

— А, может, ты врёшь? — оскалился он. — С чего мне теперь верить?

— С того, что уже совсем скоро тот прилетит в Красноград, чтобы заключить сделку с твоим отцом, — на моём лице появилась самодовольная улыбка. — Интересно, как он отреагирует, узнав, что его молодой партнёр по бизнесу и…

— Хватит! — рявкнул Кирилл и покосился на парочку громил, что топтались рядом. — Я… понял тебя, Ростов.

— Ну вот и отлично, — ответил я. — Ладони пожимать не будем, а то ещё не удержишься, — кивнул на молнии, что до сих пор скользили по пальцам парня. — Так что… увидимся.

С этими словами я направился к вороотам, даже не боясь, что кто-то решится ударить в спину. Для того чтобы я замолчал, придётся меня убить. А одним ударом вряд ли кому-то это получится. Да и зачем?

Что ж, одной проблемой меньше. Осталось только найти деньги для Семёныча, если тот не сдрейфил и не смылся, пока я в школе.

* * *
— И как успехи? — первым делом спросил я, спустившись по лестнице в подвальное помещение.

Стоило отметить, что за ночь пухлый мужичок смог привести всё в порядок. Мусора не было, а в воздухе больше не стояла вонь, от которой подташнивало сегодня ночью.

Вернувшись со школы, застал пустующий дом. Няня-майор должна была появиться вечером, полицейских машин поблизости не наблюдалось, а внутри царили относительная чистота и порядок. Понимая, что делать мне здесь особо нечего, решил направиться к своему новому приятелю в заброшенный ангар и узнать, как продвигаются дела.

— А здороваться тебя не учили? — недовольно пробормотал Семёныч. — Вот так сразу к делу?

— Вот так сразу к делу, — повторил за ним я, положив рюкзак на диван. — Так что скажешь? План и чертежи уже есть?

— Как раз думаю над этим, — вздохнул тот. — А ты нашёл подставную рожу?

— Как раз думаю…

— Да хватит! — воскликнул он и, посмотрев на меня, рассмеялся. — Чёрт возьми, Ростов, ну хорош уже. Нам работать надо, сам ведь говорил.

— И продолжаю говорить. Надо возвести «Люкс» в ближайшие месяцы.

— А деньги?

— Деньги я найду. Как только куплю себе новый компьютер, договорюсь с одним лейблом о своих треках, но у нашего заведения будет эксклюзив на пару месяцев. Именно за этим сюда и потянется народ.

— Ты так уверен в своей музыке?

— Более чем, — хмыкнул я в ответ и, взяв стул, присел рядом с Семёнычем за мониторы. — А как дела с Фарром?

— С чем? — не понял тот.

— Фарр, я решил, что красиво звучит для нашей криптовалюты.

— Моей.

— Какой ты жадный.

— Ладно, — вздохнул Семёныч. — Нашей. Всё же я тебе обязан жизнью.

— Не будем об этом. У нас ведь команда, а не пара по расчёту.

— И снова из твоих уст это звучит мерзко.

— Спасибо, я стараюсь, — усмехнулся я.

Семёныч шутку одобрил и указал на главный монитор, по которому бегали цифры.

— Как видишь, всё стабильно. Правда, Фарр ещё нескоро разгонится.

— Ничего, мы подождём.

Мужичок лишь хмыкнул.

— Моя помощь нужна? — поинтересовался я после непродолжительной паузы.

— Только если собственноручно воздвигнешь стены клуба. А так, сам видишь, я пока что справляюсь.

— Пока что, — заметил я. — Вскоре здесь должна быть стройка, но для этого нам необходим план здания.

— Чёрт, Влад, — Семёныч нервно развернулся на стуле. — Я ведь не могу программу довести до ума, занимаясь при этом стройкой. Дай мне время.

— Я потому и спросил, нужна ли помощь.

— Единственное, что мне может помочь — это горячий завтрак и ванна.

— С этим согласен, — я сморщил нос. — А то…

— Даже не начинай, — сурово произнёс Семёныч и вновь рассмеялся. — Кстати, насчёт этого, ты же не против, если в нашем лабиринте будет душевая?

— Буду только рад. И желательно просторная, чтобы я мог привести кого-нибудь.

— О как, — хмыкнул мужик. — Понимаю, понимаю. Ночной клуб, веселье, девушки… — мечтательно закатил глаза. — Думаю об этом и всё больше проникаюсь твоей идеей.

— Вот и отлично, — я расплылся в дружеской улыбке. — Тогда займись этим поскорее, а я решу вопрос с финансами.

— Как?

— Это уже мои проблемы, — и добавил, видя его скептический взгляд: — Успокойся, постараюсь никого не убивать. Но ничего не обещаю.

Глава 17

И всё же я остался в очередном подземелье до вечера. Семёныч всё-таки даром времени не терял, и кое-что набросал из чертежей, в которых я ни черта не понимал. Но мой новый напарник оказался покладистым и терпеливым рассказчиком, разжёвывая мне всё то, что набросал на бумаге.

— Здесь будет потайная дверь. Надавишь в нужном месте, и откроется лаз. Только не располней к этому моменту, а то не протиснешься.

— Просто надавить? — удивлённо переспросил я. — А если кто-то из танцующих заденет или зажиматься начнут?

— Для этого сделаем биодетектор, отзывающийся на наши отпечатки.

— Интересно, — я удовлетворённо кивнул.

Прошло несколько часов, за которые я более или менее начал разбираться в строительстве. Даже умение Абсолюта не пришлось использовать. Удивительно, и как Семёныч всё обо всём знает? Неужто у него тоже смартфон с магическим приложением? Или просто талантливый мужик?

Но задерживаться допоздна мне совсем не хотелось, поэтому, как только начало смеркаться (у Семёныча оказались камеры над входом), направился домой.

— Завтра после школы вновь приду, — сказал я, открыв дверь.

— Ага, — хмыкнул тот. — Взрослый мужик под землёй ждёт парнишку. Такое себе дело.

— Не думай об этом столь буквально, — усмехнулся в ответ. — Тебе бы бабу, но если ты притащишь её сюда, то это покажется ещё более странным, чем мои посещения.

— Ой, иди уже! — отмахнулся Семёныч и вновь уставился в монитор. — Ещё учить меня будет.

Мне оставалось только улыбнуться и подняться в ангар, где меня ожидал велосипед.

* * *
А вот дома меня ждало нечто удивительное. Точнее, удивительная.

— Ростов! — уже на пороге меня встречала няня. — И как это понимать?!

— В переносном смысле, — ответил я первое, что пришло на ум.

— Опять хохмишь? — она скрестила руки на груди. Сегодня Оля надела на себя облегающий топик и джинсы, достающие только до щиколотки. Чёрт, в нашем мире подобная мода пришла ближе к двадцатым годам, а здесь уже сейчас ходят, как подстреленные. — Ты хоть видел, сколько времени? — она указала рукой с бокалом вина на большие настенные часы, висевшие в прихожей. — Я жду тебя уже давно.

— Зачем? — переспросил я, разувшись и пройдя на кухню, где увидел открытую бутылку. — Вроде бы тебе не скучно.

— Очень смешно, — произнесла она, заходя следом. — Поздний вечер, а тебя нет дома. Как это понимать?

— Гулял, — просто ответил я, сделав пару глотков прямо с горлышка. — Разве это запрещено? Я вроде не маленький мальчик.

— Да неужели? — она прищурилась. Видимо, бокал в её руке уже не первый. Но это даже интересно. — А ведёшь себя так…

— Знаю, знаю, — я усмехнулся. — Как маленькая истеричка. Ты начинаешь повторяться.

— Ой, всё, — отмахнулась она и присела напротив, но тут же спохватилась и побежала к плите. — Совсем из головы вылетело, я ведь ужин приготовила.

— Приготовила сама или снова заказала?

— Влад, — Оля обошла со стороны и поставила тарелку с ароматным рагу. — На этот раз всё собственными ручками, — показала мне свои пальчики. — Чтобы ты был доволен.

— Оу, быть довольным от твоих рук? — я хитро прищурился. — Звучит двояко.

— А почему бы и нет? — она вновь присела за стол и взглянула на меня томным взглядом. После чего пригубила прозрачный напиток и подмигнула. — Тем более мы ещё нескоро увидимся.

— Не понял.

— Завтра я улетаю из города, — устало вздохнула женщина и отставила бокал.

— Фто-то слуфилось? — переспросил я, набив полный рот наивкуснейшим ужином.

— Моя мама, — тихо произнесла та. — Мне надо к ней в столицу.

— Но ведь туда закрыты все дороги, — я непонимающе уставился на няню. — Сама говорила.

— Все, все, да не все, — отозвалась Оля. — Есть у меня один знакомый, который может поспособствовать, — и тут же подняла руку, остановив мой незаданный вопрос. — Нет, я не могу взять тебя с собой или привести кого-то оттуда. Сама ещё не знаю получится ли пересечь карантин. Придётся идти обходными путями. Возможно, с севера.

— Это же огромный крюк.

— Знаю, но что мне остаётся делать? Надо проникнуть туда и понять, что происходит.

— Так ты к маме или по заданию? — я вновь прищурился.

Майор усмехнулась.

— Ну вот, проговорилась, — ещё пара небольших глотков. — И то, и то. Видишь, я с тобой откровенна. Хотелось бы того же.

— И снова ты затянула эту историю. А я уже надеялся, что мы помирились.

— Разве мы ссорились? — она кивнула на опустевшую тарелку. — Тогда прими это за мои глубочайшие извинения. Ну а насчёт Юдовой и её сыночка можешь не беспокоиться. Теперь я не имею никакого отношения к этому делу, так что можешь молчать сколько хочешь. Правда, мой тебе совет, поделись хоть с кем-нибудь, иначе сгоришь изнутри.

— Дельный совет, — кивнул я. — Наверное, воспользуюсь им. Знать бы ещё к кому обратиться.

— Найди ту, с кем тебе легко, — мило улыбнулась женщина. — Алёна, к примеру. Очень симпатичная девушка. К тому же неравнодушно к тебе.

— Ого, — я навострил уши. — И с чего такие выводы?

— Влад, — Оля склонила голову набок. — У меня большой жизненный опыт. К тому же не надо быть гением, чтобы не заметить, что она тянется к тебе. Да и потом, — одним махом осушила бокал, — ты довольно притягательный молодой человек.

* * *
Мы просидели на кухне ещё около часа, допив начатую бутылку. Оля пояснила, что попасть в чужой дом ей не составит труда, учитывая, что дядя оставил ей ключи. Это показалось мне подозрительным, но мыслями делиться не захотел. Ну а вино… она просто на нервах, поэтому и позволила себе пошарить в нашем холодильнике. Заодно и ужин приготовила. А вот это я уже поддерживал. Еды хватает и не жалко поделиться.

Я поднимался по ступенькам, когда виски пронзила резкая боль. Заскрежетав зубами, пошатнулся и упёрся плечом о стену, схватившись за голову. Перед глазами поплыли круги, больше похожие на осколки…

Осколки, как тогда при Переходе. Даже какие-то видения в них!

Не обращая внимания на боль, сосредоточился и понял, что Абсолют пытается показать мне какую-то картину. Ели, снега, и что-то чёрное, выпирающее на поверхность. Но что именно?

— Влад? — голос няни вырвал меня из потока мыслей. — С тобой всё в порядке?

Обернувшись, увидел, что она чуть высунулась из кухни, где убиралась, и обеспокоенно смотрит на меня.

— Да, — неуверенно пробормотал я. — Просто спал плохо, вот и вырубает.

— Сон — дело хорошее, — улыбнулась она. — Если хочешь, я покажу, как лучше всего уснуть. Секретная методика.

Да неужели? Кажется, я с ней уже знаком.

— Хорошо, — ответил я, улыбнувшись. — Тогда буду ждать урока.

— Договорились, — Оля вновь подмигнула и скрылась на кухне.

Я же вздохнул и направился в душ. Боль отступила, оставив только воспоминания о заснеженном месте, которое я никогда прежде не видел.

И что это могло быть? Новое послание Абсолюта? Надо бы не забыть. Зарисовать или прокачать фотографическую память. А лучше и то и другое.

* * *
Горячая вода заполнила ванну, и я наконец-таки решился забраться туда. Странное дело, ты вроде бы жаждешь искупаться, но вместе с тем боишься сунуть туда ногу. Этакий мазохизм, который испытывает большинство людей.

— Ох, — я наконец-таки залез в воду и протяжно выдохнул. — Ништяк.

Теперь я понимаю, почему Семёныч так по этому скучает.

Брысь! Пошли вон! Вот только о нём думать не надо!

Я прогнал мысли о своём напарнике и чуть было не засмеялся в голос.

Чёрт, а ведь и правда подобное выглядит мерзко.

Дверь тихо скрипнула, заставив вздрогнуть. В ванную осторожно вошла няня-майор, одетая лишь в тот самый халатик.

— Ты не против, если я присоединюсь? — спросила женщина, присев на край ванны. Я успел прикрыться ладонями, но её это только рассмешило. — Мне казалось, что Ростов-младший более раскованный парень.

— Он-то раскован, — подыграл я. — Но мне приходится его иногда придерживать от различных глупостей.

Оля рассмеялась и похотливо посмотрела на меня.

— Да брось, Влад, — её пальцы погрузились в воду и прикоснулись к моим. — Или ты боишься меня?

— Только в том случае, если у тебя есть наручники, — отозвался я, раскрывшись. — Хотя…

— Хочешь в наручниках? — переспросила она, проведя кончиками пальцев по дрожащей плоти. — Я могу это устроить.

— Тогда мне потребуется ключик, ведь закуём именно тебя.

— Оу, — восхищённо выдохнула она. — Обычно всё наоборот.

— Да неужели? — я прищурился. — Не думаю, что в такие моменты стоит говорить о других.

Я прикоснулся к обнажённому бедру няни и медленно двинулся выше, оттягивая края халата. Оля присела чуть ближе, что позволило мне добраться до разгорячённой и влажной части её тела. А стоило мне провести по ней, как няня прикрыла глаза от удовольствия и тихо выдохнула, сжав при этом уже то, что ласкала в ванне.

— Влад, — прошептала она. — Это, наверное, безумие…

— Или вино, — с улыбкой ответил я.

— Или вино, — согласилась женщина и вновь взглянула на меня. В её глазах уже горели искорки похоти. — Встань.

Кто же может отказаться от подобной просьбы или приказа? Вот и я не был в силах сопротивляться желанию няни.

Поднявшись на ноги, нежно провёл ладонью по женскому лицу, спрятав за ушко выбившуюся прядь. Оля медленно двигала рукой, смотря на меня снизу вверх. И этот взгляд был до безумия возбуждающим.

А уже в следующее мгновение я почувствовал горячее дыхание, постепенно превращающееся в жар, разливающийся по венам и заставляя дрожать от наслаждения всё моё тело.

Движения няни были нежными и осторожными. Казалось, что она сама получает удовольствие от происходящего, прикрыв веки. Наверное, так и было. Я несильно сжимал её за волосы, двигаясь с ней в такт. Снизу доносились приглушённые стоны, и я понимал, что из моей груди они тоже вырываются.

Женские ноготки несильно царапали мои ягодицы и бёдра, отчего мне хотелось буквально взорваться от переполнявших чувств. И да, в тот момент я был согласен с Олей, ведь то, что она делала, нельзя назвать никак иначе, кроме как безумием.

— Боже, — прошептал я, взъерошив короткие смоляные волосы красотки.

— Богиня, — отозвалась та, прервавшись всего лишь на миг, но уже через мгновение я вновь почувствовал пылающую страсть и… ловкий язычок, вытворяющий такое, отчего у меня подкашивались ноги.

Напряжение росло с каждой секундой. А вместе с ним увеличивался и темп няни. Я уже не смотрел на неё, а просто запрокинул голову, опираясь одной рукой о стену, так как боялся потерять равновесие. В голове исчезли все мысли, оставив лишь одну — секс! Страстный, безумный, горячий и…

Из моей груди вырвался сдавленный хрип, а снизу послышалось довольный и протяжный стон женщины. Она не оторвалась от меня, даже когда всё подошло к логическому завершению. И именно в те секунды эмоции и ощущения возросли до предела, заставляя меня полюбить весь окружающий мир.

Глава 18

Остановились ли мы? Конечно, нет. Соблазнение в ванной было лишь прелюдией того безумие, что после развернулось в родительской комнате. Я не хотел идти к себе, так как кровать там была значительно меньше, а мне жутко хотелось произвести на Ольгу впечатление и побуянить, так сказать, с размахом.

Собственно, всё получилось просто идеально. Ещё пару раз, и теперь любовница посапывала рядышком, укутавшись в одеяло. А вот мне совсем не спалось. Видение, застигшее меня врасплох на лестнице до жути, напомнило то, как я попал в этот мир.

— Осколки, — неслышно пробормотал я и повернулся к окну.

На улице царили ночная тьма и спокойствие. Не знаю почему, но они меня умиротворяли, и хотелось, чтобы так продлилось как модно дольше.

Вновь уставившись в тёмный потолок, прикрыл глаза и вспомнил Переход. Первые мгновения после реальной смерти, показавшиеся мне тогда вечностью.

* * *
Я погиб? Пуля всё-таки пробила сковороду или я не успел её отбить? Каким бы ответ ни был, это меня мало устраивало. С другой стороны, что меня тянет обратно? Да ничего, на самом деле. Старенькая съёмная однушка, где слышно абсолютно всё, что происходит у соседей. Ругаются ли они, трахаются или громко храпят. За ремонт, детей и собак лучшее вообще промолчу, вы и так сами всё прекрасно понимаете. Хреновая работа на износ, постоянная усталость и… даже не знаю, что ещё сказать.

Единственной радостной новостью было предложение Алёны. Кстати, как она? Что произошло после того, как я отключился?

Получить на это ответы я никак не мог. Да и честно говоря, не очень-то и хотелось. Главное, что меня беспокоило на тот момент — это бездонная Тьма, окутавшая со всех сторон. Что-то в ней было не так. Я прекрасно понимал, что увидеть такое может не каждый, и вряд ли обычный смертный способен поделиться воспоминаниями о подобном зрелище. Однако Тьма двигалась. Я не ощущал ни потоков воздуха, ни холода, ни жара, вообще ничего. Превратился в энергетический шар, пронзивший просторы космоса и летящий в полном вакууме куда-то в неизвестность.

Да, наверное, это будет самым точным описанием. Именно космос, потому что вскоре я начал различать вдалеке какие-то искорки, стремительно приближающиеся ко мне.

Во время полёта меня обуревала целая гамма эмоций. Казалось, что мой внутренний мир взбунтовался против хозяина и желает показать всё, на что способен. Страх боролся с радостью, тягучая боль с наслаждением, удивление с пониманием и осознанием собственной гибели.

Да, я мёртв. Но я не боюсь этого. Страшно лишь в начале, когда тело самостоятельно защищается. А потом, когда теряешь его, остаётся только интерес.

Я был жутко взволнован. Боялся не самого факта смерти, а того, что за этой гранью ничего нет, и вот сейчас я просто испарюсь, словно меня никогда и не существовало. В том мире я ничего не успел оставить, но всё равно я не собирался соглашаться с тем, что был простым куском мяса. Мы — люди! Мы больше, чем груда костей и мышц! Мы достойные стать чем-то большим!

И уже через мгновение эпатаж, обуреваемый меня, исчез. В тот момент мне было абсолютно наплевать, что произойдёт дальше. Попаду в Рай или Ад, может, стану чем-то иным и обрету новую жизнь, или же меня откачают в реанимации. Даже если попросту испарюсь, ну и ладно, ничего страшного.

А потом злился на самого себя за свою неопределённость. Этакий юношеский максимализм и депрессивное настроение меня в корне не устраивало. Что странно, ведь секунду назад был совершенно иного мнения.

Да что такое? Что со мной происходит?

Тем временем искорки приближались, постепенно превращаясь в… осколки? Гигантские стеклянные осколки, переливающимися всеми цветами радуги. Они кружили вокруг меня, протянувшись на невообразимое расстояние вперёд, создав своеобразный коридор.

Так вот как он выглядит туннель со светом в конце?

Только никакого света я не видел. Зато начал замечать мелькающие в осколках силуэты. Сперва смутные, но с каждой секундой всё более чётко вырисовывающиеся.

Моя прошлая жизнь!

Да, я видел моменты из собственного прошлого. Родных, близких, друзей…

Вот в одном из них я вижу, как надо мной склонились два гиганта и глупо улыбаются. Понимаю, что это просто я совсем маленький, а рядом мои родители. В тот момент душу заполнило невероятное тепло и радость.

А вот поход в первый класс и жуткое волнение. Наверное, сильнее у меня было только вот сейчас, когда я не знал, что будет дальше, в конце зеркального коридора.

Сотни мелких и больших осколков показывали мои воспоминания. Некоторые я хорошо помнил, некоторые и вовсе забыл. Но день, когда погибли мои родители, отпечатался в памяти навсегда. Поэтому, когда в широком, почти прямоугольном, осколке появилась знакомая картина с разбитой машиной, невольно подался в сторону, лишь бы оказаться подальше от этого кошмара.

Нет, нет, нет, я не хочу пережить это снова!

Мальчик, которому исполнилось всего одиннадцать лет, единственный в семье, не может просто так перенести такую утрату. Но… спасибо дяде, что взял меня под своё крыло. Пропащий человек, что сказать. Однако старался изо всех сил, и я это запомнил на всю оставшуюся жизнь.

Осколки продолжали медленно кружить, показывая радости и горести земной жизни. И если в первые несколько секунд я бурно реагировал почти на каждое из воспоминаний, то, чем больше их становилось, терял интерес.

И тогда обратил внимание на новое чувство — тяжесть. Внезапно я понял, что падаю. Изначально туннель казался мне горизонтальным, но вскоре то ли он резко пошёл вниз, то ли всё вокруг было какой-то иллюзией со своими законами и принципами.

Поэтому, когда я отшатнулся от вида покорёженного автомобиля, меня слегка пошатнуло в сторону, но не настолько, насколько я хотел. А потом… потом круговерть только усиливалась. Наверное, паря в воздухе или в невесомости нельзя делать резких движений. Но откуда я об этом мог знать? Насмотревшись голливудских фильмов, думаешь, что ты можешь быть героем в любой ситуации. Но это не так. Тем более в загробном мире.

Я закружился, словно волчок в детских руках. Или в руках Господа Бога? Увижусь ли с ним? Встречу ли мифическое существо?

Мысли, так же, как и эфирное тело, превратились в безумный хоровод.

Но ведь у меня нет тела! Я всего лишь частичка энергии! Остановите!

Услышал ли кто-то мои крики? Конечно, нет. Непреодолимая сила продолжала тянуть меня к чёрному дну, что приближалось ко мне катастрофически быстро. Да, Тьма вернулась, осколки попадались всё реже и становились всё меньше. В них уже не мелькало прошлое, не было даже тени воспоминаний. Лишь радужные отблески непонятно чего.

И когда я понял, что тяжесть настолько усилилась, что готова разорвать моё невидимое тело, пронзительно закричал. Но из горла не вырвалось ни звука. Сплошной вакуум и лишь видимость свободы.

После чего мощный рывок, и дикая боль резанула где-то в области живота.

* * *
Но на этот раз я не потерял сознание. Наоборот, Тьма наконец-таки отпустила меня. Но было ли это благом? Ведь боль не прошла. Хотя и стала гораздо слабее.

В глаза брызнул яркий свет, отчего пришлось зажмуриться. А вокруг постепенно нарастал шум, среди которого я начинал различать человеческие голоса. Но даже они звучали, словно гул пчелиного роя. Протяжно и монотонно.

— …ла-а-ад?!

Я понял, что кто-то зовёт меня, и только тогда смог распахнуть веки. А вместе с этим удивиться сразу нескольким вещам. Во-первых, в моих руках был зажат шест с двумя мягкими наконечниками. Во-вторых, справа от меня скалился довольный… Стас? Мой давний одноклассник, которого я не особо любил. Вот только сейчас он выглядел точь-в-точь как четырнадцать лет назад. И в-третьих, что самое важное — я падал!

Нет, нет, нет…

* * *
Резко распахнул глаза и подскочил на кровати.

Да, вот так я и оказался здесь, на альтернативной Земле в Российской Империи. В спортзале, где успел наподдать своим противникам так, что они потом ещё долго скалились. Ну как долго, пока зубы им не проредил.

Тянущая боль в груди и животе постепенно отступала. Я всё так же лежал в кровати родителей, но уже один, но тепло, исходящее от простыни, намекало, что моя ночная любовница покинула наше ложе совсем недавно.

Хм, интересно, а она согласится на продолжение?

Шальная мысль заставила подняться с кровати, натянуть исподнее и направиться в коридор. А оказавшись там, услышал звуки готовки, раздающиеся с кухни.

Отлично, значит, меня ждёт вкусный завтрак и красивая женщина. Что может быть лучше рано поутру?

Но спустившись, застал Олю в полной боевой готовности. То есть она уже собралась уезжать, и небольшой чемодан ждал её у входной двери. Сама же женщина сварила кофе и приветливо кивнула мне.

— Доброе утро, Влад, — улыбнулась она. — Прости, если разбудила. Ты так сладко спал, что мне не хотелось тебе мешать.

— А жаль, — я присел за стол. — Я только за, когда такие красотки мне мешают. Потом я и могу помешаться, раз или два.

Оля мило рассмеялась.

— Да брось, всё было и так прекрасно, зачем усложнять?

— Я и не думал заходить дальше, — спокойно ответил я. — Просто решил, что утренняя зарядка ещё никому не мешала. Тем более ты ведь у нас спецагент и лучше меня знаешь, что держать тело в тонусе просто необходимо.

Няня-майор на несколько секунд задумалась. После чего отставила кружку с дымящимся кофе и внимательно посмотрела на меня.

— А знаешь, что, Ростов, — хмыкнула та. — Ты прав.

И бросилась на меня и страстно поцеловала. Я же моментально схватился за её бёдра и, приподняв, посадил на стол, резкими движениями срывая с неё одежду.

* * *
«Прощание» выдалось жарким. Ночью мы так и не добрались до наручников, но вот утром, когда Оля прямо-таки горела каким-то бешеным азартом и источала похоть, мои руки оказались скованы за спиной. Я хотел было возмутиться, но пылкие губы заставили замолчать.

А после, она всё же уехала… забрав с собой ключ!

— Вот же ж сучка, — ухмылялся я, смотря на тёмный экран телевизора, висящего напротив родительской кровати. — Я буду по ней скучать.

Как я понял, у Адашевых она работала под прикрытием. Но что искала? Нашла ли? Или у неё было какое-то другое задание? История про майора, ушедшего в отставку, оказалось не лживым. Всего лишь полуправда, зато рабочая. И то ли агенты Адашевых так плохо сработали, то ли, наоборот, полиция на этот раз оказалась на высоте, но женщина заняла место нянечки.

Хитрая стерва.

На моих руках вспыхнула чёрная дымка, которую я усилил родной магией, и в одно движение разорвал оковы, бросив их на простыню. Вставать мне совершенно не хотелось, идти в школу тоже. И я мог бы себе это позволить, если б не очередное прослушивание. Да и потом мои пропуски могут привлечь внимание, я вчера и так подрался прямо на территории школы, отчего Михалыч должен рвать и метать. Но на него плевать, а вот Эле придётся помочь. Я ведь хедлайнер группы, как-никак.

В этот момент из моей комнаты раздался звук пришедшего сообщения. Мне было лень идти туда, однако любопытство оказалось сильнее и заставило поднять задницу. Подойдя к компьютерному столу, разблокировал телефон и с любопытством взглянул на номер отправителя.

— Алёна?

«Привет, Влад. Прости, если разбудила, просто хотела узнать, всё ли у тебя хорошо? Может, встретимся завтра? Сегодня я не успею, много работы, а вот завтра свободна весь день. Посидим в нашем кафе, поболтаем. Ты как?»

— В нашем, — усмехнулся я, понимая, что девушка уже думает о нас, как о паре. Но я не мог отрицать того, что мне нравится такое внимание. Да, Эля была права, сказав, что именно его мне и не хватает. — Ещё одна хитрая зараза, — я потянулся и посмотрел на себя в зеркало. — Поздравляю, Ростов, ты становишься местной легендой.

Глава 19

— И как дела у твоего друга? — с ехидцей спросила Эля, когда я пришёл к ней в кабинет после уроков.

Из тех, кто собирался прийти к нам на прослушивание пока что не заявился. Видимо, не спешили. Что ж, это их проблемы, я задерживаться не собирался. Мы договорились на определённое время, и те, кто опоздает, будут попросту отсеяны заочно. Либо потом искать новой встречи с нами. Но опять же, кто будет этим заниматься в такой-то школе? Здесь почти у каждого нос задран выше моей макушки.

— Да чёрт его знает, — я пожал плечами и сел напротив, как и вчера, поставив спинку стула вперёд. — Я с ним пока не обсуждал это. Дел, знаете ли, хватало других.

— И каких же, позволь узнать, — Эля одарила меня улыбкой, от которой в венах начала закипать кровь. И только умение Абсолюта по успокоению помогло мне не попасться в обольстительную ловушку.

— Вам так интересно, чем я занимаюсь вне школьных стен? — я хитро прищурился.

— Конечно, — она ответила таким же взглядом. — В конце концов, ты мой ученик, и мой пропуск в счастливое будущее.

— О как, — я слегка опешил. — И что же мне придётся для этого сделать? Кого-то убить? Вы только скажите имя, за мной не заржавеет.

— Слишком радикально, — усмехнулась женщина. — Хотя мне нравится твой напор, — ох, если б ты только знала правду. — Но нет, я уже рассказывала, что ваша школа лишь временная работа для меня, где я планирую получить опыт в психологии и организации.

— Концертов? Как-то далековато от психологии, не находите?

— Почему же? хороший психолог может заниматься чем угодно. Считывать людей непросто, и такая способность никому не помешает.

— Только если не использовать её во вред.

— Ну, — Эля пожала плечами. — Большинство чего-то полезного для этого мира всегда извращается в угоду богачам. Та же ядерная энергия.

— Согласен, но вы перешли от частного к общему, — я не собирался сдаваться и желал узнать всё, что запланировала эта хитрая красотка. — Так что именно требуется от меня? Группа с моей мордашкой на лице? А как назовём? Ростов и Ко? Чтобы у большинства людей сработал триггер? Они ведь меня заочно ненавидят.

— Ты преувеличиваешь, — Эля покачала головой. — Оглянись, за такой короткий промежуток времени ты смог привлечь к себе внимание сверстников. И должна заметить, что внимание в большинстве своём положительное.

— С этим вынужден не согласиться.

— Значит, ты плохо разбираешься в людях.

— Это ваша работа, а не моя.

— Согласна. Но ты так и не сказал, какая твоя. Чем занимаешься?

— Хотите на основе истории Ростовых выбиться среди коллег? — хмыкнул я и выпрямился на стуле. — Несколько оскорбительно, как я считаю.

— Почему? — она вопросительно вскинула брови. — Разве ты не хочешь, чтобы ваше имя очистили от грязи, которой обливают вот уже несколько десятилетий?

— То есть вы не верите в вину моего прадеда Никиты?

— Я не могу судить его, так как мало что знаю. Но уверена, что его дети, внуки, и, тем более, правнуки страдали из-за ошибок предков. Даже если он был настоящим чудовищем, которым его преподносят власти, то это вовсе не значит, что ты или твой отец такие же.

— Да неужели? — хмыкнул в ответ. — А если это правда? Вдруг мы с отцом тоже монстры? Просто хорошо скрываемся.

Эля внимательно посмотрела на меня и слегка прищурилась, будто изучала. Прошло всего несколько секунд напряжённой тишины, а мне показалось, что это продлилось около часа.

— Нет, — наконец ответила женщина. — Я не могу в это поверить.

— Зря, — усмехнулся я.

И только Эля хотела мне возразить, как в дверь постучали и, не дожидаясь ответа, вошла парочка… правильнее будет сказать, неформалов. Конечно, регламент школы принуждал всех ходить в форме, но по ним всё равно было видно, что подобная одёжка для них — несусветная пытка.

Первой была невысокая худощавая девушка, пирсинг которой не занимал лишь несколько участков лица. Я боялся даже представить, где девушка успела себя продырявить под одеждой.

Да уж, продырявить. Димасик и Стасик оценили б такую шутку, мозгов-то для чего-то более интересного нет.

У девушки были чёрные дреды, свисающие до груди. Кстати, вовсе не выдающейся, отчего интерес к этой персоне несколько снижался. Но больше всего меня поразили её слегка раскосые глаза. Нет, не то чтобы красивые, просто один из них был жёлтым, а второй карим.

— Хай, — безразлично бросила она и присела на свободное место, закинув ногу на ногу, лишний раз продемонстрировав свои огромные бутсы. — Меня зовут Наки. Буду у вас басистом.

— Привет, Наки, — Эля сохраняла невозмутимость, а вот меня такая бесцеремонность несколько раздражала. — Это твоё настоящее имя или псевдоним?

— Настоящее, — ответил парень, вошедший вместе с ней.

А вот он уже казался более похожим на аристократа. Выправка, идеальная укладка волос, белозубая улыбка и добродушное выражение лица, за которым, не сомневаюсь, скрывалось лицемерие. Хотя, кто его знает. Тоже брюнет и…

— Близнецы? — удивлённо переспросил я.

— Всё верно, Влад, — он присел рядом с сестрой. — Меня зовут Агат. Мы из Дома Рижских. Наши земли…

— Да, я в курсе, — перебил я. — На северо-востоке. Но это далековато от Краснограда. Почему учитесь здесь? Насколько я помню, там тоже планировали открыть школу для магов.

— Всё верно, — спокойно кивнул тот. — Планировали. Но, как вы понимаете, одно дело планировать, а другое реализовать. Наш Дом не настолько влиятелен, чтобы решать подобные вопросы, поэтому государство взяло на себя все обязательства по возведению школьных стен. Однако, только стены там и стоят уже который год.

— Неужто никто из семей не заинтересован в этом?

— В наших краях слишком мало Домов. Финансировать правительственные объекты нам невыгодно, проще отправить детей сюда. В местной школе уже всё есть, выпускники зарекомендовали себя. Поэтому более оптимальным решением было отправить нас именно сюда, а не помогать чиновникам набивать карманы.

— Хм, — я на мгновение задумался. — Не думал, что Дома буду смотреть на это сквозь пальцы.

— Они и не смотрят. Несколько человек уже за решёткой. Но, как вы понимаете, денег это не вернуло, — парень улыбнулся и развёл руками. — Поэтому мы здесь.

— Хорошо, — Эля обвела обоих проницательным взглядом. — И что же вы умеете? Играете на бас-гитарах?

— Я, — коротко ответила девушка.

— Моя сестра играет на бас, — пояснил с лёгкой улыбкой парень. — Мы оба умеем укреплять собственную кожу, превращая её почти что в камень. Но у Наки получается гораздо лучше, поэтому она и выбрала более толстые струны. Я же учусь играть на простой гитаре.

Так вот почему ты так приниженно себя ведёшь. Это не аристократическое спокойствие, это лёгкая зависть и подавленность перед сильной сестрой. Не удивлюсь, если он считается старшим. Тогда это ещё более унизительно. К тому же он прямой наследник. М-да, нелегко, наверное, парнишке.

— Что ж, — произнесла женщина. — Покажите нам на что способны, и только после этого мы примем решение.

— Мне ещё надо что-то доказывать? — фыркнула Наки.

— Обязательно, — сурово ответил я, скрестив пальцы.

Бросив короткий взгляд на её брата, заметил, как тот на мгновение сжал кулаки. Видимо, он не любит, когда кто-то обижает сестру. Молодец, похвально, но вы не в гаражи пришли играть, где принимают в банду по одному лишь внешнему виду и взгляду стервы. Здесь вам придётся выложиться.

— Пф, — девушка отмахнулась и поднялась. — Да без проблем. Где у вас басуха?

— Возьми пока контрабас, — Эля указала на инструмент. — Принцип примерно тот же, думаю, ты справишься. Вот, — она протянула её пару листов, — ноты для первой нашей мелодии.

— Что? — разноцветные глаза Наки расширились от удивления. — В смысле, эт чё? Мне играть на этой бандуре, да ещё по нотам?

— Сестрёнка, — следом за ней поднялся Агат. — Я тебе помогу.

— Ой, да ладно! — она вновь отмахнулась. — Сама разберусь.

И, как это ни странно, разобралась. Правда, смотреть на это было слишком смешно, так как она постоянно пыталась взять контрабас, как гитару и положить себе на колени. Естественно, с такими габаритами, ничего не вышло. В такие моменты даже Агат улыбался, стараясь скрыть свой смех, прикрывшись рукой. Наки же злилась, рычала, но усердно продолжала играть. И вскоре мы смогли разобрать мелодию, слегка сбивчивую, но всё равно. С каждой новой попыткой у девушки получалось всё лучше и лучше. А во время игры я заметил, как пальцы девушки то и дело слабо вспыхивают фиолетовым светом. Видимо, так и работает её магия.

Весьма красиво, на концерте в полумраке, это будет зрелищно.

* * *
На прослушивание пришло ещё семь человек, даже несколько моих одноклассников. Вот только никого из них я толком не слушал, так как вновь углубился в собственные мысли. Да и потом, близнецы подходили нам как никто больше. «Учусь» Агата оказалось по факту отличной игрой. Пускай не сверх гениальной, но весьма добротной.

Однако и его слова о постройке школы напомнили мне кое о чём. Мне ведь требовались деньги, и весьма немалые. Заработать на собственных треках я пока что не мог, тем более так и не отправил их лейблу, о чём иногда жалел. Но я хотел скинуть им уже полноценный альбом, но необходимо написать хотя бы три новых композиции. Для этого же мне требуется компьютер. Найти и купить его не проблема. Вот только деньги кончаются, а вестей от родителей до сих пор никаких.

В общем, я вспомнил о документах Юдовой. У меня ещё осталось две заначки в физическом виде и пара, сохранённые в облаке. Вот их, кстати, я ещё не проверил, с телефона доступ не прошёл, и я даже не понял почему. Придётся повозиться или попросить Семёныча, он точно враз всё сделает. Даже мои первоначальные способности не помогли решить проблему, значит, либо какой-то глюк, либо меня взломал сильный хакер.

Но дело даже не в этом. Просто я наконец-то выбрал цель, создав какой-никакой план. Сергей Рамин, госслужащий, отвечающий за питомники в городе. Небольшая шишка, но начать стоило с него. Не маг, обычный человек, что уже облегчает работу. Недавно он выиграл дело, не особо громкое, но всё равно мелькавшее по федеральным каналам. Его обвинили в хищении государственных денег в весьма крупных объёмах. Опять же, странно, ведь человек он невысокого ранга. Видимо, многого мы не знаем. А трёхэтажная дача, оформленная на жену, и построенная около месяца назад, лишний раз указывает на то, что обвинения не были напрасными.

Отлично, дружище, вскоре мы увидимся. Оставалось ещё раз всё обмозговать и идти на нехитрое дело — ограбить вора.

Глава 20

Слова Эли о том, что я хреново разбираюсь в людях, меня несколько задели. Не сказать, что я обиделся, всё же давно вырос из того возраста девочки-подростка. Хотя новое тело постоянно напоминало об этом, гормоны продолжали буйствовать, и приходилось прилагать усилия, чтобы очистить разум от всякого рода непотребства.

Но слова прекрасной женщины заставили вновь задуматься над тем, что мне необходимо прокачать интуицию. Может, я и усилил свои психологические параметры, если можно так сказать, но требовалось нечто большее. Нечто скрытое от глаз, внутренне чувство, подобное телепатии.

Интересно, а в мире существуют маги, способные читать мысли? Уверен, что да, и работают они на самого Императора. Ему подобные персонажи точно пригодятся.

Но у меня такого умения не было, хотя очень хотелось. Оставалось только запросить у Абсолюта нечто подобное, что я и сделал, вернувшись домой. Пустые комнаты радостно встретили меня тишиной, будто только и жаждали, чтобы кто-то заговорил. Честно говоря, я понимал их желание. Когда уехала Оля, то в доме стало слишком просторно. Настолько, что складывалось обратное впечатление, и стены давили на меня.

Чёрт, даже не знаю, как это объяснить.

Пройдя на кухню, достал оставшийся завтрак и забросил в микроволновку. К сожалению, мне так и не удалось узнать у майора, в каком ресторане она заказывала ужин. И это было обидно, ведь готовили там отменно.

— Но у меня всё ещё есть ты, — с улыбкой пробормотал я, достав бутылочку вина.

Можно было бы и пива, но хотелось чего-то более сладенького. К примеру, губы Эльвиры… да чёрт. И вновь мысли вернулись к ней.

Плеснув себе в бокал, сделал небольшой глоток. В этот момент запищала микроволновка, возвещающая о моём скором обеде.

— Отлично, — произнёс я, достав тарелку.

Можно было и расслабиться. Но к сожалению, у меня такой возможности не было. Осталось всего два тайника, один у меня в рюкзаке, второй на заднем дворе. Но судя по виду из окна кухни, там никто ничего не копал после меня, значит, копии документов должны быть на месте. Проверю ночью, когда никто не увидит. К тому же надо наведать Семёныча и попросить забраться в Сеть, чтобы найти оставшиеся копии. Вот только для этого придётся рассказать ему правду, он ведь не дурак, увидит, что за информация хранится на файлах и сложит два плюс два.

Собственно, это ещё одна из причин, почему я хотел прокачать интуицию. Новому компаньону я доверял. Не то чтобы сильно, но мужик не вызывал у меня подозрений. Да ещё и сам Абсолют навёл на него, позволив спасти ему жизнь. Всё это неспроста. Однако полностью довериться ему я не мог. Не так долго знакомы, чтобы открыть душу и поведать кто я на самом деле. Но можно ужать историю до той, которую знает дядя. Однако необходимо узнать, что по этому поводу думает моё шестое чувство, мой внутренний мир.

Передо мной лежали листы бумаги и фотографии. Отличный компромат на Рамина. Я не знаю, кто его собирал для Юдовой, но человек постарался на славу. Ознакомившись с ними, узнал, где отдыхает чиновник, с кем гуляет на стороне от жены, и как часто бывает на даче. Мне повезло, сегодня был именно такой день, когда он со своими друзьями (такими же ублюдками) зависали в сауне в трёхэтажном доме Рамина, построенном на ворованные деньги.

Вот ведь интересно. Если человек украдёт, к примеру, десять тысяч, то его могут посадить за решётку. Но ежели пару миллионов, то отделается условным сроком и штрафом в размере двадцати одной тысячи. Сука, это что за справедливость? Где вообще логика?

И сегодня я планировал её найти. Но сперва наведаюсь к приятелю.

* * *
Семёныч был рад моему визиту. Но в ещё больший восторг его привёл бумажный пакетик, из которого доносились ароматы жареного мяса и маринованных овощей.

— Ещё и супчики! — он радовался словно ребёнок, когда я поставил покупку на стол. — Влад, да ты просто золото, а не человек!

С этими словами он крепко сжал меня в объятиях.

— Ладно, ладно, — выдохнул я, высвобождаясь от «радости» приятеля. — Ты ведь просил что-то горяченького, вот я по пути и забежал в пару кафешек.

— Это просто шедеврально! — продолжал причитать тот, уже распаковав всё и выставив перед собой. — Я тебя обожаю!

— Надеюсь, фигурально, — усмехнулся я в ответ и присел рядом, взяв у того наггетс. — М-м-м, вкусная штука, — пробормотал с набитым ртом.

— А с соусом вообще огонь, — отозвался Семёныч, сметая со стола всё, что попадалось под руку.

Пока он поглощал простенькую пищу (наверное, в тот момент она казалась ему божественной), я снова осмотрелся. Огромное пустое помещение, стены которого терялись во тьме. Света от ламп попросту не хватало, чтобы покрыть всю площадь. Однако не оставалось сомнений, что там ничего и никого не скрывается.

— Слушай, — начал я. — Может, холодильник себе прикупишь? Да и плиту какую-нибудь мелкую. Невозможно же питаться одними готовыми завтраками, да заказными бургерами.

— А чем тебе не нравятся бургеры? — Семёныч оторвался лишь на секунду, но уже через мгновение продолжил поглощать остатки еды.

— Они-то мне нравятся. Но нужна ведь и здоровая пища. Вот я купил тебе рамен. Если ты его сегодня не съешь…

— Съем, — перебил тот и ухватился за пластиковую баночку с супом.

— Ну а если не съешь, то придётся выкинуть. Был бы холодильник, поставил туда и всего делов.

— Влад, — как ни странно, но мужик всё же прекратил жевать и внимательно посмотрел на меня. — Вот вроде умный парень, а говоришь такие очевидные глупости. Как я, по-твоему, дотащу его до ангара? Нам нельзя высовываться, сам же говорил, а здесь я с такой бандурой. Вот совсем неподозрительно, да?

— Нам сейчас нельзя высовываться. Но вскоре я найду человека, который купит эту землю, и мы сможем спокойно работать. Ты уже придумал себе липовое имя? Документы готовы?

— Всё в лучшем виде, — ответил тот, махнув на свой компьютерный стол. — Тебе тоже, кстати, кое-что придумал. Ну так, на всякий случай. Никто ведь не должен знать о Ростове-Фарре, верно?

— Всё правильно, — кивнул я. — А что насчёт моего клуба?

— А что насчёт моих денег? — в тон мне ответил Семёныч.

— Туше, — улыбнулся я. — Деньги будут уже завтра. План готов?

— Почти, — мужик расправил плечи. — Ты уверен, что получится найти достойного спонсора, который тебя не сдаст?

— У меня есть весомые «слова», — коротко ответил я и кивнул на рабочий компьютер. — Кстати, о них нам надо поговорить.

— Что такое? — нахмурился Семёныч. — Неужто ты решился посвятить меня в свои тайные планы? Хочешь раскрыть компроматы на богачей?

— Ого, — усмехнулся я. — Да ты уже многое знаешь.

— Не считай меня дураком, Влад. Если я в испуге решился на вылазку к морю, то это не значит, что я полный кретин. Ты обещал найти большие деньги, а у твоей семьи их нет, я знаю, проверял для Юдовой. И не только тебя, но и других человечков, — при этих словах он многозначительно поднял бровь.

— Так это ты собирал на них компроматы?

— Не только я, были и другие люди. Но в основном, да.

— Отлично, тогда ты помнишь о таком ублюдке по имени Сергей Рамин.

— О-о-о, — протянул Семёныч, вытирая руки. — Ты высоко замахнулся, Влад. Думаешь, ограбить его? Там хорошая охрана, да и сам старик ещё не такой толстый, чтобы не дать отпор.

— В доме Юдовой тоже было много чего интересного, — хмыкнул в ответ, смотря прямо в глаза собеседнику. Интуиция моя уже повысилась, и я чувствовал, что этому человеку можно довериться. Более того, ему можно поведать о моём настоящем прошлом, уверен, он поймёт. Но не сразу, конечно же. — Мне есть что тебе рассказать.

* * *
Не сказать, что Семёныч был ошарашен новостями о том, что творилось у него за спиной, и о том, как я выбрался из дома сумасшедшей бабы. Но после моего небольшого рассказа сидел, как притрухнутый.

— Эй, — я помахал рукой перед его лицом. — Ты как?

— Да нормально, — пробормотал он, глядя в пустоту. — Просто задумался.

— О чём же?

— Да вот размышляю, чем же ты так им не угодил, — покосился на меня. — Записи боёв всё ещё у тебя?

— Да, — я вновь кивнул на его компьютер. — Сохранил в «облаке», но теперь не могу туда зайти, так как с телефона почему-то не получается, а мой комп разбит. Думал, ты мне поможешь с этим разобраться.

— Да без проблем, — он подскочил с места, как ошпаренный, и ринулся к монитору. — Сейчас я вмиг всё тебе расскажу. Как гадалку, только ручку позолоти и всю правду поведаю.

— Позолочу, когда подсобишь с Раминым.

— А вот это другой разговор, — он повернулся и одобрительно посмотрел на меня. После чего протянул руку. — Я рад, что ты решил мне довериться, Влад. Ты спас мне жизнь, будь уверен, я отплачу тем же.

— Мне не жизнь твоя нужна, а опыт, — усмехнулся я. — Так что проверь мои архивы. Почему я не могу их найти?

— Уже, — Семёныч что-то клацал на мониторе, куча ссылок и вкладок, связь которых я потерял. — Погодь минутку. Пока присядь, — он, не поворачиваясь, указал на диван, — не люблю, когда стоят над душой.

— Ладно, ладно, — я поднял руки и направился в указанном направлении.

Взяв ещё пару наггетсов, решил перекусить, пока компьютерный гений решает уже наши общие проблемы.

Всё-таки приятно, что человек мне доверился. Разделить свои неприятности с кем-то, пусть и выглядит несколько подло, но всё равно облегчает моральную ношу. Тем более, мы с ним в одной лодке.

— Кстати, — заговорил я и приподнял одну руку. — Ты веришь, что мой прадед был чудовищем?

— Без понятия, — отозвался тот, даже не оборачиваясь. — Но если и так, то Император правильно сделал, что спалил его.

— Думаешь? — а вот это было неприятно.

— Конечно. Ты уж прости, но если в мире появляется чудовище, взрывающее площадь с сотнями мирных граждан, то оставлять такое в живых нельзя.

— Хм, а если я скажу, что моего прадеда подставили? Испугались, что он стал слишком силён.

— А вот это уже интересно, — он всё-таки развернулся. — Я читал про…

Но тут же замолчал, не в силах выдавить ни слова. Нижняя челюсть медленно падала к полу, пока он смотрел на мою руку, превратившуюся в чёрную дымчатую лапу.

— Читал? — переспросил я, сжав кулак и тем самым прогнав дымку. — И что же, позволь узнать?

— Я… — Семёныч сглотнул от напряжения. — Это сейчас…

— Да, это Тень. Именно благодаря ей я и выбрался из подземелья Юдовой. Но не волнуйся, это просто магия, как и у других аристократов. Сильная, мощная, но пока что в зачаточном уровне. И вряд ли я превращусь в того монстра, которого показали всему миру при казни прадеда.

— Да, — пробормотал Семёныч, приходя в себя. — Об этом-то я и читал. Говорили, что Никита Ростов был одним из лучших богачей, которому плевать было на престол, ведь он искал…

— Сокровища.

Глава 21

— Так ты о них знаешь? — Семёныч вопросительно вскинул брови.

— Естественно, ведь это история моей семьи.

— Ну не совсем твоей. Да, Никита был тесно связан с этим, но там много различных факторов, Домов, организаций и культов замешано.

— Знаю, — кивнул в ответ и чуть приосанился. — То есть ты веришь в то, что мой прадед невиновен?

— Не знаю, Влад, — Семёныч покачал головой. — Но если сложить всё, что ты мне рассказал, то получается настоящая травля на ваш Дом. И виноват ли в этом монстр твоего предка, не имею понятия. Однако, — он поднял палец, не позволив мне возразить, — считаю, что если б Император хотел избавиться от чудовища, то уничтожил бы ваш род подчистую. Но вы до сих пор живы, значит, кому-то что-то от вас надо. И вряд ли дело уже в сильной магии. Уверен, тайна куда глубже, чем нам кажется.

— Отлично, — я улыбнулся и вновь откинулся на спинку дивана. — Рад, что ты со мной согласен. Я пока не до конца разобрался в том, что происходит. Но надеюсь, что ты мне поможешь.

— Обязательно, дружище, — усмехнулся Семёныч и снова повернулся к монитору. — Кстати, я узнал в чём проблема.

— Интересно, — я подошёл к нему и посмотрел на экран. — Ага, то есть меня взломали.

— Ага, — кивнул тот. — И поработал неплохой чел. Видишь, он кучу посланий тебе оставил, а система входа осталась той же, только пароль изменён. Вроде бы всё просто, но ты ведь тоже, как вижу не дурак, подобрал защищённые ресурсы, к которым просто так не подойти.

— Но они подошли.

«Слабовато».

«Учись лучше».

Вот что мне оставили неизвестные в посланиях на сайтах. И это здорово раздражало, сперва письма во вскрытых тайниках, теперь вот такое вот.

— Я смотрю, у вас любовь, — насмешливо протянул Семёныч.

— Иди ты, — незлобно огрызнулся я и вздохнул. — Всё удалили ещё и поглумились. Можешь отследить их?

— Нет, — он пожал плечами. — Говорю же, хороший хакер поработал.

— Разве ты хуже?

— Конечно, нет! — Семёныч всплеснул руками, а потом хлопнул по старенькому монитору, отчего тот чуть было не рухнул на пол. — Но я жутко ограничен. Сам посуди, как я могу построить алебарду, когда в моём распоряжении только палка и камень?

— Сурово, — согласился я. — Выходит, документов в электронном виде больше нет.

— В электронном? — переспросил Семёныч и покосился на меня. — Но ты всё-таки оставил копии?

— Конечно, я же не дурак.

Или дурак? Пока сам не решил.

— Это хорошо, — кивнул тот. — И что ты нарыл на Рамина?

— То, что сегодня у них в баньке состоится гуляние.

— Это да, но как ты планируешь туда попасть? У тебя есть приглашение?

— Пока нет, — я вновь поднял руку, по которой пробежалась дымка, — но не думаю, что оно мне понадобится.

— Ох, Влад, — вздохнул Семёныч. — Нам нужен план.

— Согласен, предлагай.

* * *
Не слишком ли просто? Мы договорились с Семёнычем, словно всегда были знакомы. Но ведь это не так. Почему он мне помогает? Не считает ли ещё одним зажравшимся аристократом?

Эти вопросы тяготили меня всю дорогу домой. Но я тут же сам себе отвечал:

Нет, я спас ему жизнь. Абсолют не просто так на него указал, да и интуиция подсказывает, что ему можно доверять. Я бы мог рассказать ему о параллельной Вселенной уже сейчас, и он точно поверит. Всё-таки дяденька неглупый. Но пока стоит выждать, пускай привыкнет ко мне. Ошарашить его таким потоком информации в один день — суровое наказание. А я собираюсь с ним дружить.

Доехав домой, приметил удаляющуюся патрульную машину в конце улицы.

Ржевский не обманул, полиция теперь проезжает здесь раза в три чаще, чем раньше.

Поставив велосипед за домом, чтобы ночью незаметно выбраться, а то мало ли, копы снова будут стоять под окнами, вошёл в коридор. И вновь меня поглотила звенящая тишина. Ни родителей, ни дяди, даже няня-майор меня покинула. Оставаться один на один со своими мыслями казалось мне не лучшей идеей. Поэтому решил немного развеяться и направился к себе в комнату. Там нашёл остатки денег, зачем-то пересчитал.

Да, всё на месте, хотя по сравнению с тем, что было, это лишь мелочь. Но ничего, я ещё своё получу.

Сразу переоделся в ночную форму, теперь это уже можно называть именно так. Маску спрятал в карман, пока рано её надевать. Сел в полутёмном зале и достал телефон. За окнами уже сгущались сумерки, поэтому вряд ли кто-то сможет увидеть меня в таком виде, заглянув в дом с улицы. А свет включать я не собирался. И только свечение от экрана мобильника выдавало, что внутри кто-то есть.

Тихий писк возвестил о новом сообщении.

«Привет, как дела? У тебя завтра найдётся свободное время? Я думала, может, мы прогуляемся?»

Ого, Елизавета решила почтить меня своим вниманием? Я приятно удивлён.

Но написал несколько иначе:

«Привет, что-то случилось? Надеюсь, всё нормально, а то последняя встреча была слишком уж „весёлой“. Хотя я не против такого развлечения, тем более с теми дебилами, как та сладкая парочка».

Ответ пришёл буквально через несколько секунд.

Какие шустрые пальчики. Может, и правда с ней погулять? Мало ли, испытаю её умение в реале…

Чёрт, Влад, вот сейчас вообще не к месту об этом думать.

«Всё хорошо, я просто хотела извиниться. Знаешь, в тот раз я хотела вернуть деньги, и серьёзно с тобой поругаться. Но тем же вечером маме стало хуже, и если бы не ты… в общем, спасибо тебе большое, Влад. Я обязательно всё верну, как только устроюсь на работу. Уже есть кое-какие намётки».

«Вернёшь? Работа? Девочка не сходи с ума и ни дури. Учись нормально. Я не думаю, что твоя мать хотела бы видеть вместо дочери загнанную лошадь. Так что успокойся и делай то, что надо. Если потребуется помощь, финансовая или какая-то другая, просто напиши. Сделаю, что смогу».

М-да, да ты сама доброта. С каких это пор?

И тут же усмехнулся.

— С тех самых, когда она вытащила твою задницу из участка, — пробормотал вслух, даже не обратив на это внимание.

Новый писк и лёгкая вибрация.

«Блин, Ростов! Вот зачем ты так?! Я теперь чувствую себя должной! Может… мне приехать к тебе?»

О, боги, да она реально с ума сходит.

«Повторяю, успокойся. Ты помогла мне, я помогаю тебе. Мы квиты, понимаешь? И подачки твои мне не нужны».

На этот раз ответное сообщение задержалось и пришло примерно через минуту.

«А если это не подачки? Вдруг мне, правда, хочется с тобой встретиться? У тебя или в парке, неважно. Я просто хочу тебя увидеть и лично поблагодарить».

Ага, сделай вид, что эти строки написала с обиженным тоном.

И всё же… я тоже был бы не прочь увидеть симпатичную блондинку. К тому же у меня остался один вопрос по поводу того случая в сквере. Тогда каким-то образом она смогла погасить мою магию, что кажется мне довольно странным.

Вот только встаёт выбор, с кем идти на свидание. С Лизой или Алёной. И та, и та красавицы, обе мне нравятся, и обоим нравлюсь я. Да ещё каждая из них может рассказать мне кое-что интересное. И что же мне делать? А-а-а!

«Я пока точно не могу сказать, когда освобожусь. Но встретиться тоже хочу, есть к тебе разговор».

«Отлично! Тогда позвони как сможешь. Буду ждать».

И смайлик в виде поцелуя.

Ох, блин, когда же это закончится? Да и надо ли, чтобы заканчивалось? Мне ведь нравится их внимание. Но прекрасно понимаю, что рано или поздно придётся сделать выбор. С другой стороны, в Империи разрешено многожёнство. Почему бы мне…

— Не заткнуться и готовиться к работе, — я прервал сам себя и посмотрел на часы.

Почти одиннадцать вечера. За окном стемнело, значит, можно проверить тайник на заднем дворе. А потом собираться в очередное путешествие. Надеюсь… нет, я точно знаю, что всё пройдёт успешно. Ведь я Ростов, а у нас всё всегда получается.

* * *
Из-под колёс то и дело вылетал мелкие камни. В лицо хлестал холодный ветер с солоноватым привкусом. Я постепенно приближался к побережью, где почти в гордом одиночестве возвышалась дача Рамина. Назвать это просто домом у меня не повернулся язык. Взглянув на здание, сразу понимаешь — хозяин не скупился на чужих деньгах и ни в чём себе не отказывал. Высокие узорчатые ворота. Стены под стать им, усеянные наверху острыми пиками. Повсюду камеры и охрана. Правда, последней не так много, как могло бы показаться снаружи. Я к тому, что домик (чуток иронии) выглядит внушительно. А по факту его охраняет всего десяток охранников, которые постоянно сменяются. Внутренняя территория довольно внушительна, да ещё и с кучей фигурных кустарников — хобби жены, любит, знаете ли, престарелая дама смотреть на то, как работают молодые и поджарые садовники.

Так вот, изначально я планировал пробраться через проход для персонала. Почему-то он тоже был отдельно. Видимо, его сиятельство Рамин так же, как и Юдова не считали должным пускать рабочий персонал через главные ворота. Я хотел перелезть, через стену, используя Тень, но Семёныч предложил более интересный вариант. Он взял на себя камеры и электронный ключ, код которого был уже загружен у него на компьютере. Видимо, он весьма неплохо справлялся, работая на Юдову.

В общем, выезжая из дома и убедившись, что тайник на месте, я уже был вооружён небольшой картой, способной впустить меня в дом наглого богача. Да и пистолет я не забыл, жаль, что там осталось всего пять патронов, но лучше что-то, чем ничего. Ещё армейский нож, который подарил мне отец. Оружие столько пролежало в столе, что мне даже обидно за нож стало. И вот пришло его время.

— Семёныч, как дела? — тихо поинтересовался я, приложив к уху телефон.

— Всё нормально, — отозвался программист на том конце провода. — Судя по камерам, они там неплохо проводят время. Правда, все в доме, сегодня довольно прохладно.

— Это мне на руку, — хмыкнул я. — Надо достать только одного.

— Смотри, Влад, будь осторожнее. Охраны хоть и мало, но он нанимает тех же ублюдков, что и Гарик. Можешь их не жалеть, я пробил всех. Ни у кого нет семьи, все бывшие зеки. Совсем недавно откинулись.

— О как, — выдохнул я, глядя на огни в окнах. — Это тоже хорошо. Но я всё равно надеялся обойтись без лишнего шума.

— Отлично, потому что с персоналом всё наоборот, люди приличные. Не напугай своей чёрной мордой.

— Да я бы и с радостью, вот только пока не научился её показывать. Всё происходит не по моему желанию.

— Потом расскажешь. Сейчас сосредоточься на камерах. Через десять минут я их отключу и сброшу гудок. Тогда сразу беги к чёрному входу, там обычно никого нет, повара слишком заняты готовкой. Их сегодня всего двое, Рамин не любит тратиться, предпочитает ушатать парочку, чем помочь им свободными руками.

— Понял, — отозвался я и спрятал велосипед в густом кустарнике.

Я заехал на какую-то пустошь. Справа обрыв, за которым плескается море, слева небольшая лесополоса, где удобно прятаться. Правда, вряд ли мне это понадобится. Если попадусь, то придётся уносить ноги. Конечно, можно было бы приехать на машине бандитов, но Семёныч ещё не переоборудовал её, и сейчас она стояла наполовину разобранная в ангаре. Да и не хотелось мне кататься по городу в тачке, которую ищут люди Гарика. Они-то сразу приметят внедорожник.

Впереди полоса с пожухлой травой. Возможно, раньше здесь было пастбище, которое вытоптал скот. Сейчас же пустошь казалась мне финишной прямой, в конце которой возвышался дом вора, подсвеченный огнями.

— Что ж, погнали.

Глава 22

Мне удалось добраться до стен незамеченным. Камеры, как и говорил Семёныч, не переставали крутиться из стороны в сторону, но я знал, что картинка там совершенно иная. В закрытом кармане почувствовал вибрацию, что моментально прекратилась, и в ту же секунду я выскочил из лесополосы, пробежав вдоль кирпичной стены, остановившись у небольшой калитки из тяжёлого металла.

Ну хоть здесь он подстраховался.

Слева на уровне груди располагался кодовый замок. Приложив к нему карту и сразу надавил на калитку. Однако ничего не произошло.

Твою ж мать, что такое?

Я прикладывал электронный ключ ещё несколько раз, но никакого эффекта не было.

В кармане вновь завибрировал телефон.

— Да? — тихо огрызнулся я, увидев, кто звонит. — Почему не работает?

— Они подключили код, — ответил Семёныч. — Ключа мало, надо ещё ввести код. Я как раз его ищу.

— Давай быстрее, — попросил я.

И стоило это произнести, как неподалёку послышался голос:

— Эй? Кто здесь?!

Припав на колени, бросил взгляд вправо. Со стороны обрыва ко мне двигался тёмный силуэт, подсвечивая себе под ноги фонариком.

Чёрт, охрана снаружи? Не было же такого в плане! Хотя, чему удивляться, всё всегда идёт через жопу.

Я мысленно призвал Тень и почувствовал лёгкую щекотку. По рукам заскользили дымчатые нити, расползаясь по всему телу. Если Тень и не появится в своём виде, то она может чуть спрятать меня в ночной мгле, как это уже было совсем недавно.

Бросившись в сторону, прижался к пожухшей траве настолько, что она защекотала мне нос. Охранник меня не заметил, он всё так же двигался вперёд, освещая всё вокруг себя фонариком. Я осторожно поднял ладонь и направил на него. Телекинетический удар выбил фонарь из рук мужика, на мгновение ослепив того в глаза.

— Какого…

Но мне хватило этого времени, чтобы метнуться к охраннику, выхватить нож и ударить снизу. Раздался хруст, а следом за ним хрип. В лицо брызнула кровь. Я вырвал оружие и отступил, позволив трупу упасть наземь.

Блин, а ведь хотел спокойно прийти и уйти. Впрочем, по словам Семёныча, здесь работала отборная шваль. А таких мне не жалко.

Вновь вибрация телефона.

— Влад, какого хрена?! — чуть ли не завопил в трубку мой приятель. — Ты же…

— Знаю, убил ещё одного человека, — пробормотал я, озираясь по сторонам.

— Хрен с ним, труп с камер убери! Тебя же могут приметить раньше времени! — продолжал ругаться Семёныч. — И давай быстрее, скоро охрана заподозрит, что я подключился.

— Код?

— Я всё разблокировал, просто приложи карту.

— Хорошо.

На этом разговор и закончился.

Подхватив тело убиенного под руки, оттащил к утёсу и сбросил вниз. Там его точно нескоро заметят. Если вообще найдут.

Вернувшись к калитке, вновь приложил пластиковый прямоугольник. На этот раз раздался характерный писк и щелчок. Я тут же юркнул во внутренний двор и сразу напоролся на новые неприятности.

— Ты кто?

За калиткой по сторонам разрастались кусты. Из-за них-то и показалась пара амбалов в военной форме.

Я успел ударить ножом в живот того, что был слева. Но второй перехватил мою руку и сжал так, что из глаз чуть не брызнули слёзы. Зарычав от боли, я упал, но вместе с этим вскинул ноги и обхватил ими мощное плечо противника. При этом из пуза первого охранника выскользнул нож, и человек упал на колени, зажимая кровоточащую рану. Он уже было открыл рот, чтобы закричать, но я успел вскинуть левую руку, с пальцев которой сорвался чёрный сгусток. Клякса моментально прилипли к лицу врага и вмиг сжалась вместе с человеческой головой. Послышался противный чавк, и по сторонам разлетелись окровавленные куски мозгов и костей.

— Беня?! — воскликнул второй охранник, на руке которого я до сих пор висел, и бросил на меня озлобленный взгляд. — Это…

Но я не собирался с ним болтать. Не позволив ему закончить фразу, врезал ногой в пах. Мужик ослабил хватку, и я тут же высвободился, отпрыгнув назад. А как только противник опустился на колени, сжимая пострадавшие причиндалы, одним ударом вонзил лезвие в его макушку.

— М-да, — недовольно пробормотал я, глядя в стеклянные глаза убитого. — Не этого я хотел.

Вытащить нож оказалось сложнее, чем воткнуть, но я справился. Спрятав трупы в кустах, выглянул оттуда и осмотрелся. Передо мной распростёрся широкий двор с мягким газоном. Справа у самой стены виднелся бассейн с вышкой для прыжков, слева такая же стена, что и за моей спиной. А прямо передо мной небольшая дорожка, мощёнаня камнем, убегающая к двери заднего входа в дом.

Отлично, это-то мне и нужно.

Я надеялся, что над камерами двора так же поработал Семёныч. И, убедившись, что вокруг никого нет, молнией бросился к двери. Но только я подбежал к ней, как изнутри послышались голоса:

— Я на пять минут!

— Давай быстрее! Уже три из них прошло!

— Да иди на хер, я и так задолбался!

— Ну так и я не баб трахаю!

Ругань поваров, а это, без сомнений, были они, на мгновение вернуло меня в то время, когда я работал на кухне в своей реальности. Эта парочка смеялась друг над другом, подкалывала, и уж точно не ссорилась. Пожалуй, Семёныч прав, их убивать нельзя.

Я прижался к стене, когда дверь распахнулась, и на порог выскочил долговязый парнишка лет тридцати на вид. Грязный белый китель и взлохмаченные чёрные волосы лишний раз намекали, что им здесь приходится несладко. Я стоял у него за спиной, и одним ударом легко мог лишить жизни, но не решился. Вместо этого, спрятал нож и достал пистолет. Шаг и захват за горло, сдавил так, чтобы он не закричал, прижав дуло к пояснице.

— Если прострелить, ты не умрёшь, но боль будет настолько дикой, что пожелаешь сдохнуть прямо здесь, — прошептал ему на ухо.

Парнишка замер и тихо захрипел, пытаясь справиться с участившимся дыханием.

— Успокойся, ты мне не нужен, я пришёл за вашим боссом. На кухне только вы двое?

Парень молча кивнул.

Молодец, всё делает правильно. Надеюсь, в дальнейшем не выкинет никаких глупостей.

Мы прошли внутрь, где нас встретил ошарашенный пухлячок, стоявший за столом напротив.

— Спокойно, парни, — произнёс я. — Вы останетесь живы, если сделаете то, о чём я попрошу, — второй повар вскинул руки. — Правильно. А теперь, — я подтолкнул первого к напарнику, — свяжи его и вставь кляп.

— Кляп?

— Да, вон ту аппетитную жареную ножку, — я кивнул на стол и усмехнулся. — Главное, не съешь её сразу, а то подавишься. Мне не хочется оставлять за собой трупы ещё раз.

— Ещё раз? — испуганно переспросил второй парнишка, ненамного старше того, что вышел покурить.

— Ага, потом узнаете, — я направил на них пистолет. — Поторапливайтесь.

Тот, кого я поймал первым, быстренько скрутил верёвкой (что так кстати оказалась на кухне) напарника и заткнул ему рот той самой ножкой. Второй повар что-то неразборчиво промычал, но я только ухмыльнулся. Подошёл к склонившемуся над ним приятелю, завязывающему последний узел, и пробормотал:

— Извини.

С этими словами ударил рукоятью по затылку, отчего тот упал как подкошенный. Связанный вновь замычал, но я только шикнул на него.

— Он жив, успокойся. И так будет, если вы не помешаете мне добраться до Рамина. Он сейчас со шлюхами в сауне?

Повар закивал.

— Отлично, — я шустро связал первого. — Просто сидите и не дёргайтесь. Как только всё закончится, вас освободят. Договорились?

Парнишка усердно закивал.

Надеюсь, он и правда не решится геройствовать. Всё же их хозяин тот ещё жирный ублюдок. Лишаться жизни или стать калекой из-за него никто не захочет.

Я достал телефон и набрал Семёныча.

— Ну ты, конечно, даёшь, — первое, что я услышал. — Камеры в доме не видели твоей расправы, но мне-то всё доступно.

— Наслаждайся, — коротко ответил я. — Лучше скажи куда дальше. Где охрана?

— Уф, — тяжело вздохнул тот. — Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. А то я начинаю тебя боятся.

— Привыкай, нам ещё долго работать, — покосился на повара, что был в сознании и покачал головой. Прижав телефон к груди, прошептал: — Сделай вид, что ничего не слышишь. Тебе же лучше.

Тот понятливо кивнул и, подкатив глаза, завалился набок.

Какой умный парень.

— Тебе на самый верх, — наконец ответил мой напарник. — Там кабинет Рамина. Но… Влад, будь осторожнее. Охрана начинает суетиться.

* * *
Кабинет оказался довольно просторным. Сразу видно, человек любит помпезность. Высокие шкафы почти вдоль стен. Внутри различные статуэтки и сувениры, привезённые чуть ли не со всех концов света. С одной стороны, красиво, с другой, чувствуется, что у Рамина попросту нет вкуса, и он тащит в своё гнёздышко каждую блестяшку, словно сорока.

По дому, в который раз пронеслась сирена. Да, пройти незамеченным у меня не получилось. Что неудивительно, ведь внутри дома я был как на ладони. Из коридора доносился хрип умирающего верзилы с перерезанным горлом. Не надо было преграждать мне путь, мог бы просто спрыгнуть с винтовой лестницы и всего лишь сломать себе ногу. Но нет, решил поиграть в героя. Теперь это не мои проблемы.

В кармане завибрировал телефон, но я не мог ответить. Дверь в кабинет пришлось прикрыть и спрятаться за шкаф, ближе всего стоящий у входа. Напротив стол, а за ним стена с сейфом. Но открыть его я не смог, так как пароль не нашёл даже Семёныч. Поэтому поджидал того, кто мне в этом поможет.

Дверь распахнулась, и внутрь буквально влетел полный мужик в одном лишь белом халате. За ним бежали охранники, но, видимо, остановились на мгновение, чтобы проверить своих почивших коллег. Этой заминки мне хватило, чтобы с помощью телекинеза захлопнуть дверь и опрокинуть шкаф, подперев её.

Жуткий грохот падающей мебели сотряс дом, отчего хозяин подскочил на месте и резво обернулся ко мне. На дверь тут же обрушился град ударов, сопровождаемый криками людей:

— Сергей Валерьянович! Откройте!

— Что там?!

Я смотрел на испуганного мужика и ухмылялся. Хотя под маской этого не заметить.

— Здравствуй, приятель.

— Кто ты такой? — пробормотал тот, приходя в себя и пятясь к столу. — Ты хоть знаешь…

— Знаю! — грубо ответил я, вскинув пистолет. — Ещё шаг, и в твоём жирном пузе появится пара новых дырок. Поверь, этот процесс проникновения тебе точно не понравится.

Опухшее пьяное лицо Рамина скривилось от отвращения и злости. С лысины скатывались капли пота, а кулаки сжимались в бессильной злобе.

— Что тебе надо? — прошипел он.

— Глупый вопрос, — я пожал плечами и кивнул на сейф. — Хотел деньжат одолжить, как и ты у народа.

— Парень, предупреждаю…

Бах!

В нос ударил запах пороха, а на пол брызнула кровь. Рамин вскрикнул от боли и схватился за простреленное плечо.

— Нет, это я тебя предупреждаю, — спокойно произнёс я и снова указал на сейф. — Давай закончим с этим. Скоро сюда ворвутся твои громилы, а мне совсем не хочется оставлять ещё трупы. Сегодня ты лишился пятерых человек. Думаешь, оставшихся я пощажу?

— Ты убил половину моей охраны? — испуганно переспросил тот.

— Да, надо было лучше защищать свою шкуру. Но не беспокойся, шлюхи будут жить. Конечно, если не заявятся сюда и не попытаются меня остановить. А теперь, — помахал пистолетом, — открывай сейф.

— Там ничего нет.

— Тогда тебе нечего бояться.

Рамин только хмыкнул и направился к стене. Но оказавшись за столом, резко наклонился и…

— Что? — усмехнулся я, достав из-за пояса револьвер. — Я смог свободно проникнуть сюда. Неужто ты думал, что я упущу такую мелкую деталь?

Мужик ощерился, но промолчал. Развернувшись к сейфу, ввёл нужную комбинацию и с тихим рыком открыл его.

— Довольствуйся.

Он отошёл в сторону, показав мне «внутренности» тайника. Я довольно улыбнулся. Всё же не прогадал, что направился прямиком к такому ублюдку. На полках лежали кипы банкнот.

В этот момент в дверь вновь ударили, да настолько мощно, что шкаф, прижимающий её, пошатнулся. Я развернулся и выстрелил всего один раз. По ту сторону раздался крик и звук падающего тела.

— Ах ты гнида! — закричал кто-то из охраны.

Следом за этим раздались выстрелы, пробивающие дверь насквозь. Я снова спрятался за стену, а Рамин рухнул на пол, укрывшись за столом.

— Отставить, дебилы! — закричал он, когда на его лысую голову посыпалась крошка из продырявленной стены. — В меня попадёте!

— Сергей Валерьянович?! — тот же самый голос. — Вы живы?!

— Пока что да, тупица! Прекратите стрелять!

В коридоре послышалось растерянное бормотание, но стрельбы и ударов больше не было.

— Договоримся? — Рамин обратился ко мне, чуть высунувшись из-за столешницы.

— Без проблем, — я двинулся вдоль левой стены, не сводя с него дуло пистолета. — Собирай деньжата, — бросил ему подготовленную сумку, — и мы поговорим.

Толстяк снова зарычал от злости, но подчинился и мигом собрал всё, что было в сейфе. Застегнув сумку, бросил мне.

— Отлично, — я забросил её через плечо. — А теперь подойди к окну.

— Чего? — ошарашенно переспросил тот, повернувшись назад, где располагалось широкое окно. — Мы же договорились.

— О чём? — усмехнулся в ответ. — Мы только начали, открывай.

Рамин попятился. Нашарив ручку, осторожно приоткрыл, прижавшись к стене. Внизу уже шумели охранники, успевшие сбежаться во двор.

— Помнишь Крынина? — спросил я. — Мужик, который лишился всех денег из-за тебя. Он сиганул в окно, не выдержав давления. А ведь у него осталась жена и дочка. Знаешь, каково им?

— Без понятия, — пробормотал Рамин, чуть высунувшись в проём.

— Вот сейчас и узнаешь, — спокойно ответил я. — Прыгай.

— Что? — он бросил на меня взгляд, полный ужаса. — Здесь же третий этаж.

— Да, я умею считать. И даю тебе шанс остаться сегодня в живых. Поэтому прыгай. Если уцелеешь, значит, судьба любит тебя. Если нет… это не мои проблемы.

— Ты псих! Да я…

Бах!

Вторая рука толстяка повисла плетью. Он закричал от бессилья и боли и упал на колени.

— Прошу, — из маленьких глаз потекли слёзы. — Прошу, у меня ведь тоже есть семья…

— Которой ты изменяешь каждую неделю? — я изогнул бровь. — Они мне только спасибо скажут.

— Сука… — прошипел Рамин, а потом закричал во всю глотку: — Сука! Ненавижу тебя, щенок!

И бросился на меня.

Сперва я даже слегка опешил от такого, но быстро сориентировался и ударил противника ногой в грудь. Рамин отлетел и, споткнувшись о подоконник, завалился назад. Послышалась пара ударов о черепицу, а следом за этим испуганные крики охранников.

— Что ж, — хмыкнул я и двинулся к окну, вытаскивая на ходу бомбочку дымовой завесы. — Минус один.

Глава 23

— Перелез через крышу? — Семёныч хмыкнул в трубку. — И что, никто не увидел?

— Видели, но не успели отследить, — тем же тоном отозвался я. — Парочка фонарей взорвалась прямо у них в руках.

— Сурово.

— Это ещё цветочки, главное, что живы остались. Их приятелям повезло меньше.

— А собаки? Неужто они их не спустили?

Я вздохнул, так как с этим ещё сам не до конца разобрался.

После того как Рамин «успешно» вышел из бизнеса, я активировал Тень и ринулся на крышу. Под ногами раздался взрыв моей бомбочки, и охранников скрыла серая едкая пелена. На пару мгновений они точно ослепли, и мне этого хватило.

Вскочив на подоконник, подпрыгнул и ухватился чёрными когтями за крышу, пробив ту насквозь. Черепица заскользила, но мне удалось схватиться второй рукой. И таким образом я взобрался на крышу и оказался на противоположной стороне от охраны, как раз там, где была калитка для персонала. Не помню, как удалось спуститься, когда за тобой гонятся вооружённые громилы, мысли кружат в голове с неимоверной скоростью, и ты работаешь на чистых рефлексах.

А вот там меня ждал неприятный сюрприз в виде двух злобных доберманов. Псины сразу же бросились, но не добежав всего пару шагов, остановились и принюхались. Я оторопело смотрел на животных, держа в руке пистолет, и готовясь выстрелить в любой момент. Но это не потребовалось, так как псы, поджав хвосты, заскулили и попятились. И только тогда я заметил, что на руках ещё скользит чёрная дымка.

Тень…

Единственная мысль, которая вырвалась из бешеного хоровода.

А следом за этим послышались приближающиеся крики охранников. Пришлось двигать ножками и сваливать с территории почившего вора.

— Занятно, — прокомментировал Семёныч. — Как-то у тебя всё просто получается.

— Серьёзно? — я чуть было не поперхнулся вином. Да, на момент нашего разговора я уже сидел дома и спокойно болтал с напарником. — Меня несколько раз чуть было не подстрелили, а потом не сожрали.

— Но ведь ты жив, а другие не очень.

— Я смотрю, ты ценитель чёрного юмора.

— Только когда он уместен, — рассмеялся Семёныч. — В общем, рад, что ты жив и здоров. У нас ещё много работы.

— Приятно это слышать, — улыбнулся я. — Да, ты прав, работы просто уйма. Но теперь мы можем начать стройку клуба.

— С фига ли? — возразил тот. — Ты уже нашёл подставную морду?

— Пока нет, но есть одна идейка.

— Хм, — Семёныч задумался. — Может, создадим Фарра вживую?

— То есть? — идея меня заинтересовала.

— Документы я могу сделать, даже морду сгенерировать. Оформим всё на тебя вымышленного. К тому же хозяин ночного клуба — известный композитор, как мне кажется, отличная мысль.

— Согласен, — я кивнул в пустой кухне. — Но чужая реальная морда тоже нужна. Чтобы люди не думали, будто всё нереально.

— Так найди такого? Кто у тебя сейчас на крючке? Я его знаю?

— Возможно, — я не стал вдаваться в подробности. — Они тоже были в списках Юдовой.

— Они?

— Да, небольшая семья, с которой мне довелось познакомиться в подземелье. Но об этом позже, — я посмотрел на грязные кроссовки, валявшиеся рядом. Когда вошёл в дом с заднего двора, то даже не сразу сообразил, что наследил на полу. — Сперва надо остыть и всё обмозговать.

— Хорошо, — согласился Семёныч. — Но смотри, сразу говорю, фальшивые документы для Фарра я могу сделать только с нормальной техникой. А сейчас у меня…

— Да, да, — усмехнулся в ответ, — говно и палки. Но теперь у нас есть на что жить, — посмотрел на сумку с деньгами. — Да и мне комп надо новый взять. А то хотим Фарра оживить, а у него никаких новых работ нет, и договор с лейблом в воздухе висит.

— Правильно. Поэтому сейчас отдыхай, а завтра я тебя жду, — произнёс мой собеседник. — Кстати, захвати чего пожевать, а то у меня всё закончилось.

— Как так-то? — рассмеялся я. — Там же запасов на неделю было.

— Поживи в такой берлоге и не так оголодаешь, — отозвался Семёныч. — В общем, давай, Влад, отдыхай. Надеюсь, что ночью к тебе никто не заявится.

— Нет, я проверил, хвоста нет. Пришлось покружить по кварталам, но слежки не заметил.

— Молодец, растёшь в моих глазах, — раздался смешок с того конца провода.

Я лишь подкатил глаза и ещё раз глотнул прохладного напитка.

— Насчёт завтра, — внезапно я вспомнил о сообщениях. — Я не знаю, успею ли, у меня запланировано несколько встреч.

— Несколько? — удивлённо переспросил тот, а потом ехидно добавил: — Это с какими красавицами?

— Тебе их фотографии показать? Обойдёшься.

— Ой, да брось, я и без этого найду на кого посмотреть. Просто хотел напомнить, что нам надо дела делать. Эти девочки тебе помогут с клубом? Кирпичи будут таскать?

— А вот это интересная мысль, — я задумался.

— Издеваешься? Хочешь замутить с ними, чтоб они потом на тебя работали?

— Почему бы и нет. Одна как раз скоро школу заканчивает и ищет работу. Согласись, лучше у нас, чем на трассе.

— То есть в клубе бордель устроишь?

— Блин, нет. Поставлю за стойку, пускай коктейли смешивает, чем жопу морозит на улице.

— Ага, значит тебе важна её жопа?

— Семёныч, завязывай.

— Ладно, ладно, — смеялся тот. — Завтра всё расскажешь. А пока ложись спать, а то предстоит тяжёлый день, а ты не в силах… встать.

— Семёныч!

— Всё, я ушёл. Доброй ночи.

После чего в трубке послышались гудки.

— Доброй, — пробормотал я с лёгкой улыбкой на лице.

Почему я не позвонил ему как только убежал с дачи? Ну так я позвонил, сказал, что бегу и отрубил связь. Глупо гнать на велосипеде и сбивать дыхание пустой болтовнёй. Семёныч был в курсе, что я жив и убегаю, поэтому и не названивал, ждал, когда я окажусь в безопасном месте и сделаю это сам. Собственно, так и произошло. Я вернулся домой, сбросил обувь и сумку на кухне, вытянул ноги на стульях и плеснул себе вина в бокал.

Пора отдохнуть, Семёныч прав, завтра сложный, но интересный день.

* * *
Первое, что я ощутил после того, как открыл глаза — это тянущая боль по всему телу. Видимо, вчера я перестарался с прыжками и геройством.

— М-да уж, — пробормотал я, поднимаясь с кровати.

Старый хрыч словно будущее видел. Я и правда не мг толком встать. Однако пересилив самого себя, направился в ванную, где планировал прийти в норму.

И это помогло, а бокал белого полусладкого способствовал поднятию настроения. Занятная штука, если растягивать выпивку, то остаёшься трезвым, но весьма добродушным и жизнерадостным человеком. А этого в нашем (да и в прошлом тоже) мире, ой, как не хватает. Люди стали настолько обозлёнными, что зачастую даже не представляют, как выглядят со стороны.

— И чёрт с вами, — пробормотал я, достав из холодильника бесхитростный завтрак. Пара бутербродов вполне сгодится, а нормально поем, когда встречусь с…

Не успел закончить мысль, как на столе пискнул телефон.

— Легка на помине, — улыбнулся я, открыв сообщение от Алёны.

«Привет. Мы вчера так и не договорились о встрече. Ты во сколько будешь свободен?»

Ого, даже не спрашивает, согласен я или нет. Заявляет прямо, что пора бы встретиться. Интересно, интересно.

«Привет. Давай через полчасика в том самом кафе? Долго не смогу, но для тебя время вырву».

Ответ не заставил себя ждать.

«Не знаю, у кого ты собрался вырывать, но я польщена, что решился ради меня на такой подвиг. Но я уже жду тебя здесь, так что поторопись, герой».

И подмигивающий смайлик.

Ой, лиса. Хитрая, красивая и рыжая, прямо-таки мой идеал.

На самом деле я был рад, что она не обиделась на сообщение о моих делах. Наверное, зря я об этом написал, но девушка восприняла всё адекватно, и это уже большой плюс к нашим отношениям.

— Нашим, — усмехнулся я.

С каких пор между вами хоть какие-то отношения, кроме деловых? Да, с ней приятно общаться, нас связывает не только участок, но и другие интересы. Между нами много общего. И всё же… пока рано делать выводы и начинать что-то серьёзное. Тем более у меня сейчас намечаются весьма хлопотные дела, в которые я не собираюсь никого посвящать. Пока что хватит и Семёныча. Конечно, лишние связи не помешают, но к этому вопросу надо подходить не спеша.

— И поторопиться.

Всё же девушка ждёт меня. Нехорошо задерживаться, обычно это прерогатива женщин. Сейчас же мы поменялись ролями, но почему-то это меня совсем не расстраивает. Наоборот, даже веселит.

Допив залпом вино, направился в коридор.

* * *
— Зачем ты постоянно таскаешь его с собой? — спросила Алёна, когда я присел за стол.

Погода стояла чудесная. В тени было ещё прохладно, но на освещённых участках солнышко это компенсировало. Девушка решила не сидеть на улице, а вошла внутрь кафешки, сев в дальнем углу у самого окошка.

— Рюкзак? — переспросил я, повесив его на спинку стула. — На всякий случай.

— Какой такой случай? — улыбнулась рыжая бестия. — У тебя там оружие, что ли? Или компроматы на властьимущих?

В точку, девочка. Как же ты удивишься, если я вот прямо сейчас покажу тебе эти самые документы.

— Сразу видно, дочь полковника, — хмыкнул я в ответ. — Не мелочишься и берёшь по-крупному?

— Ты первый заинтриговал.

— Хочешь открою? Посмотришь что там, — я потянулся за рюкзаком. — Просто салфетки, пластырь и даже перекись.

— Ой, да ладно, — отмахнулась она с милой улыбкой. — Я тебе верю.

— Благодарю, — кивнул в ответ. — Сама понимаешь, Ростовых мало кто любит, иногда я получаю по морде. Ну вот и ношу с собой то, что может пригодиться.

— В последнее время это годится не тебе, а тем, кто как раз таки хочет дать по морде.

В этот момент к нам подошла миловидная официантка. Невысокая, с короткой стрижкой и ярко синими волосами. На ней было короткое платьишко в клеточку и белый фартук. Она одарила меня улыбкой и поинтересовалась:

— Господин уже выбрал, что заказать?

М-м-м, господин. Приятно слышать, хотя, судя по пылкому взгляду Ржевской, официантка явно её бесит.

— Эм, — я быстро пробежался по меню. — Давайте-ка мне запечённые рёбрышки и пару бокалов красного сухого.

— Какое именно? — девушка в клетчатом платье чуть склонилась, тем самым показав, сколько у неё расстёгнуто верхних пуговиц.

— На ваш выбор, — ответил я с улыбкой и вернул ей меню.

— Хорошо, вскоре всё будет готово, — отозвалась та и упорхнула, оставив после себя сладковатый аромат парфюма.

— Шлюшка, — процедила сквозь зубы Алёна, но я услышал.

— Не понял. Вы знакомы?

— Да, учились в одной школе, — ответила она. — Вика Дерибская. Фамилия тебе о чём-то говорит?

— Хм, — я на мгновение погрузился в мысли, но ничего подходящего не нашёл. — Нет. А должно?

— Конечно, её мамаша уже несколько раз подавала заявление об изнасиловании.

— И что же здесь такого? И при чём дочка?

— При том, что никакого насилия и в помине не было, — Алёна как-то недобро усмехнулась. — Просто соблазняет богатеньких женатиков, а потом шантажирует.

— Но это ж уголовное дело.

— Было бы, если б у одной из «жертв», — показала пальцами кавычки, — были яйца. Никто не подавал заявлений, боятся, что жёнушки отсудят у них состояние. Ну или что там имеется. А Дерибская этим и пользуется. Если же кто-то начинает артачиться, то идёт к моему отцу и пишет заяву про изнасилование. Правда, вскоре забирает её, потому что получает денежку.

— С одной стороны, хреново, конечно. С другой, они это заслужили. Но при чём здесь её дочь? — я повернулся в сторону кухни, куда недавно зашла девушка.

— Пошла по стопам матери. Сейчас вот выискивает очередного красавчика, чтобы отбить и охомутать.

— Так, стоп, — я откинулся на спинку стула и улыбнулся. — Дай угадаю, одним из таких парей был твой?

Алёна прожгла меня взглядом, но уже через секунду мило улыбнулась.

— Да, Ростов, мозги у тебя есть. Это радует.

Глава 24

Вино, которое нам принесла Вика, оказалось весьма годным. Я даже на всякий случай сфотографировал бутылку с названием, дабы купить на будущее. Синеволосая красотка то и дело вилась около нас, изредка задевая меня бёдрами. Не то чтобы мне это нравилось, но наблюдать за сердитой Алёной было забавно.

— А ты не мог бы подвинуться ближе к окну? — наконец не выдержала она, когда уходящая официантка вновь слегка зацепила мою плечо. — Она скоро о тебя сотрётся.

— Не пойму, чего ты так завелась? — ехидно улыбнулся я, но всё же пересел на соседний стул. — Думаешь, что я вот так вот подскочу и побегу за ней на кухню, чтобы… что?

— Откуда я знаю? — развела руками Алёна. — Вы, мужики, вообще непостоянные существа.

— А вот сейчас обидно было.

— Ага, я прямо-таки вижу, как ты с ней обижаешься в подсобке.

— М-м-м, — игриво протянул я. — Ты уже представляешь меня в эротических сценах?

— Да иди ты, Ростов! — отмахнулась девушка и засмеялась.

Мы просидели за столом около двух часов. Болтали, веселились, подкалывал друг друга, в общем, делали всё то же самое, что и обычная парочка, которая нашла друг друга. Я даже начал задумываться, а не судьба ли, пока разговор плавно не перетёк к работе её отца.

— Я до сих пор не могу забыть её, — внезапно произнесла Алёна, отведя взгляд к окну.

В тот момент я увидел, как на глазах девушки блеснули слезинки, которые она тут же смахнула.

— Маму? — переспросил я, хотя и так знал ответ.

Алёна только кивнула, не поворачиваясь.

— Понимаю, — вздохнул я и постучал пальцами по столешнице. — Однако считаю, что нет ничего более жестокого, как ожидание.

Алёна повернулась ко мне и попыталась улыбнуться, но из-за напряжения вышло несколько криво.

— Прости, — тихо произнесла она и, протянув руку, сжала мою ладонь. — Я совсем забыла, что от твоих родителей вообще нет вестей.

— Ни от них, ни от дяди, — глухо отозвался я и хмыкнул. — Впрочем, я верю в лучшее. И теперь весь дом в моём распоряжении.

— О-о-о, — задорно протянула девушка. — Значит, ты один? То есть, можно зайти в гости?

— Для тебя мои двери всегда открыты, — я поиграл бровями, отчего потом оба вновь рассмеялись.

В этот момент к нам снова подошла официантка и с хитрым взглядом обратилась ко мне:

— Может, господин Ростов желает чего-нибудь ещё? — склонилась над столом, убирая посуду, но при этом повернулась ко мне так, чтобы я увидел её красивые груди. Небольшие, но весьма симпатичные. Конечно же, не полностью, но мне хватило.

— Ох, благодарю, — отозвался я, поглаживая набитый живот. — Но пока что я всем доволен и ничего больше, кроме отдыха, не хочу.

— Отдыха? — сразу же заинтересовалась та. Не зря же я специально ей подыграл своим ответом. — Я знаю прекрасное место…

— Я тоже их знаю, — грубо перебила ту Алёна. — Спасибо, Вика, мы сыты по горло.

Официантка посмотрела на свою бывшую одноклассницу, и в её глазах я заметил презрение. Или же зависть, чёрт его знает.

— Хорошо, — сухо произнесла Вика. — Тогда я могу принести счёт.

— Да, будь так добра, — процедила Ржевская.

Вика хмыкнула и, гордо развернувшись, отчего даже короткие волосы взметнулись, направилась обратно к барной стойке.

— Ох, какие потасовки из-за моей скромной персоны, — довольно произнёс я.

— Ростов, если не хочешь остаться без носа, то лучше помолчи.

— Понял, отвалил, — я вскинул руки, будто сдавался. — Но всё равно…

— Вла-а-ад.

— Всё, молчу.

* * *
Расплатившись (конечно же, платил я, как бы сильно ни возмущалась Алёна, а она возмущалась), направились по аллее к морю. Нам обоим захотелось выйти на набережную и подышать чистым, относительно, воздухом.

— Знаешь, — робко начала Алёна, когда мы добрались до реки, что вела к морскому берегу, и направились вдоль неё по набережной. Благо, хотя бы здесь чиновники не схалтурили и создали достойный туристический объект, — это довольно странно.

— Что именно? — переспросил я, посмотрев на девушку.

— То, что мы сейчас гуляем вместе, — отозвалась та и смущённо отвела взор. — Я старше тебя почти на пять лет и…

— И что? — усмехнулся я и посмотрел на неё. — Ты ниже меня почти на голову, думаю, этого достаточно, чтобы злые языки засунули себя в жопу.

— Звучит похабно, — улыбнулась Алёна. — Но мне нравится.

— Что именно? — прищурился я. — Сам процесс или…

— Ну, Влад, — протянула та.

— Ладно, ладно, скабрёзные шутки отменяются, чтобы не смущать твою нежную натуру.

— Нежную? — Алёна хитро прищурилась и достала из сумочки настоящие полицейские наручники. — А что ты скажешь на это?

— Воу, — только и мог выдавить я. — Неожиданный поворот, — посмотрел на Алёну. — Но я не думал, что у нас всё зайдёт настолько далеко.

— Опять ты за своё?

— Кто бы говорил.

— Отстань, — улыбнулась она.

Тёплая ладонь прикоснулась к моей, и я не мог в этом отказать. Осторожно сжал пальцы девушки и увидел на её лице довольную улыбку.

Чёрт, я погрязаю в этом всё больше и больше. Но почему же так приятно?

А голове буйствовали всевозможные сценарии. От самого простого, где мы расходимся, дружески прощаясь, до более интересного, где мы тоже расходимся, но рано утром и из моей постели.

Однако всем догадкам не суждено было сбыться, когда у Алёны заиграл телефон.

— Да, пап? — отозвалась девушка, достав гаджет. — Что? Сейчас? — удивлённо посмотрела на меня. — А, может, чуть попозже? Нет? ну, папа… — она закатила глаза и выдохнула. — Хорошо, я тебя поняла. Скоро буду. Отбой.

С этими словами захлопнула раскладушку и убрала в сумочку.

— Влад, прости, но мне надо ехать.

— Полковник не терпит отказов? — улыбнулся я.

— Что-то вроде того, — виновато ответила девушка. — Извини, что всё вот так.

— Успокойся, я понимаю. У тебя учёба и работа. Да и мне уже пора.

Она нежно провела пальцами по моему лицу, после чего подступила и поцеловала в губы.

— Ты даже не представляешь… — девушка запнулась. — Спасибо, Влад. Я обязательно напишу, как только освобожусь.

— Замётано.

Она ещё раз улыбнулась и быстрым шагом направилась к трамвайной остановке. Я же проводил её взглядом и вздохнул.

— Блин, Семёныч!

* * *
Пришлось вернуться в кафе, чтобы заказать своему компаньону горячее навынос. Впрочем, можно выбрать что-то и мне домой. Готовить-то некому, а мне некогда. Сегодня же вечером я планировал отдохнуть.

Вот только мысли прервал телефонный звонок.

— Твою ж…

Я нажал кнопочку и приложил трубку к уху.

— Да, моя дорогая.

— Издеваешься? — съязвила Лиза. — Снова включил героя?

— Нет, — усмехнулся я. — Он работает в автономном режиме, двадцать четыре на семь.

— Влад, блин, — выругалась та. — Мы вроде бы договорились, что встретимся.

— Ты так хочешь попасть ко мне в объятия?

На пару мгновений повисла тишина.

— А знаешь, что, Ростов, — её голос стал сердитым. — Иди-ка ты в жопу!

— Эй…

Но я не успел договорить, как послышались гудки.

М-да, не повезло. Точнее, я сам накосячил. Не стоило мне быть настолько прямолинейным, учитывая, что Лиза постоянно наступает себе на горло из-за близких. А тут я со своими эгоцентричными закидонами.

Пожалуй, стоит извиниться. Но чуть позже, пускай сперва остынет. Завтра или через пару дней напишу ей и расскажу, что мой знакомый строит ночной клуб, куда требуются рабочие. Пускай подумает насчёт этой работы, всё же лучше, чем быть подстилкой богатенького мальчика.

Я снова вошёл в кафе, где меня встретила Вика, на лице которой чуть ли не до ушей растянулась улыбка.

— Господин остался доволен нашим обслуживанием? — спросила она, сложив ручки на груди. — Мы рады услужить…

— Да, спасибо, — перебил её я и присел за ближайший столик. — Будьте добры ещё бокал вина и меню, я хотел бы заказать несколько блюд с собой. Это же возможно?

Вика осталась недовольно моим поведением, но виду старалась не подавать. Хотя её добродушие несколько поубавилось.

— Конечно, — холодно произнесла она, положив рядом меню. — Всё, что готовит кухня, можно взять домой.

— Отлично, — я открыл страницу с первыми блюдами и принялся выбирать. Но, видя, что она всё ещё стоит надо мной, поднял взгляд. — Я вскоре выберу, а пока принесите мне вина.

— Как скажете, господин, — поклонилась та и направилась к терминалу.

Я же сразу приметил пару супчиков, от которых бы сам не отказался, и мысленно поставил пометку, что хочу именно их. Несколько вторых блюд и парочку десертов. Вполне достаточно, чтобы прокормить такого охламона, как Семёныч и ещё утащить себе. Главное, успеть выхватить из его жадных рук. С другой стороны, я ведь сперва домой направлюсь за велосипедом, и только потом поеду к нему. Так что можно сразу отложить у себя то, что заготовил, а потом…

— Вот ваше вино, — рядом послышался милый голосок официантки. Она вновь склонилась передо мной. — Вы уже выбрали, что будете заказывать.

— Да, — я чуть прищурился, смотря то на неё, то на её грудь, и не скрывая этого. — Мне вот эти блюда, — указала на выбранное, — и, если возможно, ваш номер телефона. Сколько будет стоить подобная услуга?

— О, — она одарила меня плотоядной улыбкой. — Для вас, господин Ростов, это будет бонусом. Мои личным подарком.

— Премного благодарен.

Она окинула меня похотливым взглядом, после чего удалилась. А я чуть откинулся на спинку и заложил руки за голову.

Да, день определённо складывается просто отлично.

* * *
— Вот как-то так, — хмыкнул я, крутя в руках салфетку с номером Вики. — Может, позвонить ей, узнать, свободна ли вечером?

— Влад, — Семёныч оторвался от еды и внимательно на меня посмотрел. — Алёна тебя предупреждала об их семейке. Я бы не стал с такими связываться. Не той головой ты думаешь.

— Знаю, знаю, — вздохнул и схватил со стола крылышко. — Просто…

— Просто оставь эти глупости, — произнёс программист. — И крылышко тоже, у тебя своего дома хватает. Небось, больше половины забрал.

— Обижаешь, — с улыбкой ответил я. — Тебе самое вкусное привёз.

— Ну да, ну да, — пробурчал тот и снова принялся за еду.

— Впрочем, ты прав, — со вздохом заговорил я вновь. — Вика точно захочет развлечений, а мне оно не надо. Тратить на неё деньги и время мне совсем не хочется. То ли дело Алёна.

— А другие встречи? — поинтересовался Семёныч с набитым ртом. — Ты же говорил, что их сегодня несколько.

— Изначально так и было, но одну из них я просрал, — усмехнулся я и рассказал, как облажался с Лизой.

— Да уж, Ростов, — пробормотал тот, вытирая рот рукавом. — Даже я такой задрот, но подобного не вытворяю.

— С кем не бывает, — я просто пожал плечами. — Слегка заигрался в крутого парня.

— Что-то ты не особо жалеешь об этом.

— А чего мне плакать теперь? — я выпрямился и посмотрел в глаза собеседнику. — Да, облажался, и что? Бегать за ней? я и так помог Лизе с деньгами. Так сказать, моя благодарность за разговор в участке. И планирую дать ей шанс поработать в клубе. Этого мало? Мне её теперь замуж звать?

— Ой, угомонись, — усмехнулся мужик и отмахнулся, уминая бургер. — Я же просто пошутил. Но в чём-то ты прав, у нас сейчас других забот хватает.

— Вот именно, — я встал и прошёлся по полутёмному помещению. — Ты составил план клуба?

— Мы вроде это обсуждали, — скривился тот. — Я гениальный программист, но не архитектор. Эскизы и идеи есть, но нужен человек, который знает, как правильно это всё сделать вживую.

— Зараза, — процедил я. — Ладно, с этим тоже разберусь.

— Точно? — Семёныч напрягся и как-то по-свойски посмотрел на меня. — Влад, а ты не много на себя взял? Нет, не подумай плохого, я просто по факту спрашиваю. Столько всего дел, ты успеешь? Вытянешь и не сгоришь?

— Хрен его знает, — пожал плечами и откусил жареное мясо. — Но выбора у меня нет.

Глава 25

Кататься к Семёнычу было опасно. Я понимал, что за мной всё ещё могут следить, поэтому сперва кружил по району, и только потом, убедившись, что хвоста нет, направлялся к заброшенному ангару. Обычно одевался в спортивный костюм, дабы никто и не заподозрил неладное. Пускай случайные свидетели думают, что я очередной спортсмен-самоучка, любящий покататься где-нибудь за городом по бездорожью. Хорошо, что таких кадров в Краснограде хватало.

Я надеялся, что, хотя бы сегодня денёк выдастся спокойным. Но, вернувшись домой, понял, как сильно ошибался. Сперва ничего не говорило о неприятностях. Однако, когда я зашёл на задний двор, чтобы «припарковать» велосипед на его законное место, то услышал в доме шорох и чей-то шёпот. На улице к тому моменту смеркалось. Прогулка с Алёной и посиделки у Семёныча затянулись, и я не заметил, как время стремительно приблизилось к вечеру.

Но так даже лучше, взломщики меня не заметят.

Проскочив под окном, чтобы никто не видел мою тень, притаился у двери, ведущей на задний двор. Она оказалась приоткрыта, причём замок вскрыт профессионально. Либо некто воспользовался ключом (тогда вопрос, почему не вошли с парадного входа?), либо неизвестный умело обращается с отмычками.

Блин, теперь придётся менять замки на дверях. Но с этой мелочью разберусь потом.

Достав пистолет, осторожно посмотрел в щель дверного проёма. Шорохи и приглушённые голоса раздавались из-за стола. И, судя по всему, незнакомцев было двое. Стол стоял справа от двери, и я не мог толком рассмотреть, кто за ним сидит. Да и темно было, взломщики не включали свет, что было бы с их стороны крайне глупо. И это, мягко говоря.

Ладно, нечего рассусоливать. Их всего пара, бывало и хуже.

Я выдохнул и, резко распахнув дверь, ворвался на кухню, направив оружие на…

— Вашу ж мать!

Испуганные крики девушек заставили вскинуть руку, чтоб случайно не выстрелить. Ведь в полумраке передо мной сидели мои старые знакомые.

— Какого чёрта вы здесь забыли?! — грубо воскликнул я.

За столом расположились Лиза и Марго. Первая выглядела довольно прилично. Ну, если сравнивать с подругой, ведь взлохмаченная Маргарита казалась сейчас подратой мышью, что никак не вязалось с тем аристократичным видом, который я запомнил в день нашей встречи у Светы, когда они решились на соблазнение и подставу.

— Влад?! — зашуганная девушка, а иначе о ней сказать было нельзя, спрыгнула со стула и, схватив мой же нож, упала на пол и сжалась в углу.

— Ростов! — сурово произнесла Лиза, нахмурившись. — Успокойся и не пугай Марго!

Она осторожно подошла к подруге, опустилась на корточки и забрала из дрожащих рук холодное оружие.

— Да я бы с радостью, если б кто-то не вломился в мой дом без разрешения, — ответил я тем же тоном, но пистолет убирать не стал. Мало ли что они ещё отчебучат. Увы, прецеденты были. — Так что вы здесь делаете?

Лиза помогла Марго вернуться за стол, на котором (я только тогда обратил внимание) уже валялись пустые коробки от моего ужина, купленного в кафешке. Рыженькая вновь принялась уплетать остатки, запивая, опять же, моим вином, а блондинка внимательно посмотрела на меня и, вздохнув, извинилась:

— Прости, мы не должны были взламывать замок. Но другого выхода не было. За Марго охотятся, и ей негде спрятаться. Она нашла меня сегодня днём, как раз после нашего с тобой разговора.

На последних словах её голос дрогнул. То ли от злости, то ли от обиды. А, может, от того и другого.

— Кстати, — я всё-таки спрятал оружие, интуиция подсказывала, что сейчас лучше им не размахивать. Уж слишком жалкой казалась Марго. К тому же нервной, а пистолет только усугубит ситуацию. Если им что-то от меня надо (а в этом не оставалось никаких сомнений), то пускай считают меня другом. — Насчёт этого, — облокотился о стену, не спуская пристального взгляда с девушек, — я хотел бы извиниться. Ляпнул, не подумав.

— Это да, — пробормотала Лиза, то ли простив меня, то ли нет. — А подумать стоило бы.

— Глупость сморозил, голова просто забита тем бардаком, что творится вокруг, — выдохнул я. — Прости, я не хотел тебя оскорбить.

Девушка всё-таки улыбнулась, но, вспомнив о подруге, перевела тему.

— Спасибо, но речь сейчас не обо мне. Марго, может, расскажешь Владу то, что рассказала мне?

Рыженькая перестала поглощать мои запасы и обернулась.

— Да, Ростов, мне надо где-то спрятаться. Сам видишь, — показала на свои грязные и подратые вещи, — улица мне не подходит.

— Ты жила на улице? — удивлённо поинтересовался я.

— Ну, где-то же мне надо было от них прятаться, — грустно хмыкнула она и сделала пару глубоких глотков вина, осушив бокал.

— От кого? — я пронзил её подозрительным взглядом. — От тех, кто подстроил смерть Волошиной и похитил Лакшину?

— Да, — пробормотала Марго, на мгновение опустив глаза, но почти сразу же ответила тем же взглядом. — Они и Свету убили. Ты новости сегодня не слушал?

— Что? — не прошло и получаса, как они вновь меня удивили. — Я сегодня был занят.

— Занят он, — хмыкнула Марго. — Ну так посмотри.

Я быстренько достал телефон и открыл новостную сводку. Первая строчка заставила напрячься.

«По данным полиции, Светлана Лакшина была найдена сегодня вечером мёртвой в одном из складских помещений на побережье…»

Я пробежался взглядом по строчкам, но ничего важного больше не нашёл. Света погибла от выстрела в голову. Никаких насильственных следов, кроме того, что она была связана на стуле, не было.

— Чёрт, — пробормотал я, а потом перевёл хмурый взор на Марго. — Кто это сделал?

— А я почём знаю? — та пожала плечами. — Мама никогда о них не говорила. Только приказала поиграть с тобой. Ну а дальше сам знаешь.

В её словах не было никакого раскаяния, и это жутко раздражало.

Я шагнул в сторону выхода и приоткрыл дверь.

— Свободна, — кивнул на улицу.

Девушки опешили от подобного заявления, вытаращив на меня глаза.

— Влад, — неуверенно произнесла Марго. — Но мы…

— Вы сперва подставили меня, заманили в ловушку Юдовой, где меня чуть не убили. Заставили превратиться в чудовище, лишающее жизней других, ради собственного выживания, — при этих словах я увидел, как округлились глаза Лизы, и как она покосилась на подругу. Видимо, ей было невдомёк, что произошло после той вечеринки. — А потом я разбирался с полицией и, — слегка поклонился блондинке, — безмерно благодарен одной особе, спасшей мою задницу, — и вновь перевёл взгляд на Марго. — А теперь ты вламываешься ко мне в дом и даже не просишь, а говоришь, что надо спрятаться. Где? У меня? Ты вообще в курсе, что меня уже ограбили те самые люди, что охотятся за вами?

Марго приоткрыла рот, не веря собственным ушам.

— Влад, — наконец она выдавила из себя и сжалась на стуле так, что мне невольно стало её жаль. — Я во многом виновата и признаю это. Но моя мать… она ведь тоже погибла в том пожаре вместе с остальными членами именитых Домов. А я… — поёжилась, обхватив себя руками, — осталась совсем одна. Никому нельзя доверять, каждый ищет свою выгоду. А, когда я узнала о смерти Насти и о похищении Светы, то поняла, что придут и за мной.

Она, всхлипнув, отвернулась. Мне снова стало не по себе. Но у нас начался хоть какой-то разговор. Думаю, стоит её сперва выслушать и только после этого принимать решение.

— Хорошо, — я прикрыл дверь и прошёл к холодильнику, достав оттуда другую бутылку вина. Кстати, надо бы закупиться, а то его становится всё меньше. — Не стоит этого делать, — с усмешкой произнёс я, заметив боковым зрением, как Марго вновь сжала в руке нож. — Я не собираюсь тебя убивать и не советую тебе этого делать, — повернулся к девушкам. Лиза сидела, словно каменное изваяние, и непонимающим взглядом наблюдала за нами. Я поставил перед собой бокал и плеснул вина, добавив напиток и подругам. Глотнув, продолжил: — Ты же в курсе. Что был за зверинец в подвалах Юдовой?

— Нет, — покачала головой Марго, косясь на мой пояс, за которым проступала чёрная рукоять. — А откуда…

— Оттуда, — просто ответил я и положил пистолет на стол перед собой, а сам присел на барный стул. — Он не заряжен, если уж говорить откровенно.

— То есть ты не выстрелил бы в нас, когда ворвался сюда? — усмехнулась рыженькая.

— Но вы ведь об этом не знали, — я пожал плечами. — К тому же нельзя просто так вторгаться в чужое жилище. Но это я тебе прощаю, как и свой ужин, — кивнул на пустые коробки. — А сейчас продолжай рассказ.

— А что здесь говорить? — она покривила аккуратным носиком. — Я сбежала из дома, как только поняла, что вскоре и за мной явятся. Жила в трущобах на окраине, питалась всякими отбросами. Общалась с такими же…

— О как. Удивлён, что такая, как ты, решилась на подобный шаг.

— Думаешь, я настолько испорченная девочка, что только и заботится о ноготочках и макияже? — вспыхнула она, но тут же успокоилась под моим проницательным взглядом.

— Да, — ехидно ответил я и снова пригубил вина. — И вряд ли тебе удастся меня разубедить. Но речь не об этом. Что было дальше?

— Наверное, ты прав, — девушка стушевалась и вновь сжалась. — Кошмары будут преследовать меня всю оставшуюся жизнь. Если она продлится хотя бы ещё немного.

— Продлится, — спокойно произнёс я. — Пока что до тебя не добрались, значит, не особо парятся на этот счёт. Скорее всего, Света и Настя были убраны постольку-поскольку. Особого вреда от них не было б, но всё равно стоило разобраться с проблемами сразу.

— Ты говоришь ужасные вещи, — наконец заговорила Лиза.

Я посмотрел на неё и изогнул бровь.

— Согласен. Но вы, как я понимаю, пришли просить меня о помощи. И если уж всё настолько серьёзно закружилось, то приходится сохранять хладнокровие и рассуждать логически, отбросив эмоции. Я прав?

Обвёл подруг взглядом и пригубил алкоголь.

— Возможно, — согласилась Лиза, вздохнув.

— Ты прав, — а вот Марго оказалась в этом более уверена. — Я больше не могу жить в этих подворотнях. Это просто жуть.

— Честно говоря, я вообще удивлён, что ты пошла на подобное, — произнёс я и выпрямился на стуле. — Но, прости, у меня оставаться небезопасно. Не знаю, кто вас ищет, но он постоянно за мной следит и убирает все хвосты, что остались после подземелья.

— Какого подземелья? — спросила Лиза.

— Поверь, тебе лучше не знать.

— Но не проще ли убрать именно тебя? — переспросила она.

— Нет, — я покачал головой.

— Почему?

— Я Ростов, и я им нужен.

Глава 26

— Звучит как-то слишком самоуверенно, — скривилась Марго.

— Как есть, — улыбнулся в ответ. — Но сама подумай, если б они хотели убрать меня, то давно бы это сделали. Тем более я сейчас совершенно один. Даже майор уехала.

— Майор? — спросила Лиза и в её голосе послышались нотки ревности.

— Да, её приставил ко мне полковник Ржевский после ограбления. Но, как это обычно бывает у нас в семье, что-то пошлое не так, и ей пришлось уехать.

— Но что им от тебя нужно? — Марго не сходила с темы. — Вы же… как бы помягче сказать?

— Ростовы? — подсказал я, и та кивнула. — Не знаю, мне никто ничего не докладывает.

— Так, стоп! — прервала нас Лиза, подняв руки. — Я уже запуталась. Что и кому надо? Кто за вами охотится? И что случилось той ночью?

— Ты, действительно, хочешь это знать? — я внимательно посмотрел на неё, сделав последний глоток. Девушка кивнула. Я же вопросительно взглянул на Марго.

— Послушай, Влад, — она потупила взор. — Я виновата, знаю. Но клянусь, что и помыслить не могла о том, что происходит на самом деле! Мама приказала поиграть с тобой, охмурить, чтобы снять всё на видео, а потом шантажировать.

— Кого? Моих родных? Да отец бы просто посмеялся и пожал мне руку, — усмехнулся я.

— Не знаю, правда, — тихо ответила она. — Мы даже не были в курсе, что в шампанском снотворное. Нас ведь тоже вырубило тогда.

— Ага, а вот это уже интересно. И идти против воли матери ты не могла?

— Против желания Милославской? — хмыкнула Марго. — С ума сошёл? Она же готова глаза выцарапать любому, кто просто косо на неё посмотрит, включая родных. Да я одного её голоса боялась…

— Ладно, — я прервал девушку, видя, как она вновь задрожала. — Я тебя понял. Значит, под раздачу попали и вы. Это меняет дело, хотя ничуть не отнимает вашей вины.

— Я знаю, — пробормотала она, не поднимая взгляда. — И боюсь представить, что выпало на твою долю. Юдова, она ведь сумасшедшая. Особенно после смерти сыночка, — при этих словах девушка почему-то сжала кулаки. Наверное, встречалась с ним. — Мама заставляла сидеть с ним, когда приезжала к подруге. Но мне даже с бомжами на помойке не было так страшно, как с ним наедине.

— Понимаю, — кивнул я и подлил всем вина. — Встречались как-то раз.

— Встречались? — девушка удивлённо посмотрела на меня, и её глаза тут же расширились от догадки. — Так это ты…

— Допустим, — я не стал отпираться. Наоборот, самодовольно ухмыльнулся.

— Влад? — тихо заговорила Лиза. — Это ты убил «Гвоздя»? И поэтому Юдова так на тебя обозлилась?

— Девочки, — я вздохнул и опёрся о стол, — я расскажу вам о том, что произошло. Но вы должны понять, что после этого много может измениться. Отношение ко мне, к полиции или знакомым вам людям. Я не знаю, кто ещё замешан в том, что происходило в усадьбу Юдовой. Боюсь даже предполагать, какие силы её покровительствовали. Поэтому решать вам, хотите ли стать частью этой тайны. Ведь за подобные знания вас могут убить, — кивнул на Марго. — И вот живой пример.

— Пока что живой, — глухо произнесла она, вновь допивая вино.

— Мы постараемся, чтобы так оно и было ещё долгое время, — спокойно ответил я. — Так что, вы ещё не передумали? — взглянул на блондинку. — Маргарите уже терять нечего. А ты, Лиза?

— Да, — твёрдо ответила та. — В тот вечер я была с вами, значит, тоже замешана. К тому же я сейчас с вами и отступать не собираюсь.

— Похвально, — кивнул я. — Но глупо. У тебя больная мать и младшая сестра.

— Не надо мне рассказывать о моей жизни, — несколько вспылила она, но моментально успокоилась. — Я просила рассказать о другом.

— Хорошо, — я откинулся на спинку стула. — Если вы настаиваете, то, пожалуйста. Я очнулся в холодном…

* * *
Естественно, всего я им не поведал. Во-первых, умолчал о чудовищах, в том числе о Малышке. Во-вторых, о документах, ведь это всё-таки моя тайна. Да и вообще не стоит им знать всё, что со мной происходит. По крайней мере, пока что. Мне хотелось бы довериться Лизе, но Марго веры не было. Поэтому я извратил историю в целях предосторожности из-за рыженькой, и не желая навлекать беды на блондинку.

По моим словам, выходило, что меня похитили и привезли в подвал, где я освободился с помощью телекинеза. Поднявшись на жилой этаж, нашёл мёртвых аристократов и полуживую Юдову. Её кабинет, заставленный дорогим алкоголем, уже полыхал, поэтому я сразу же выбежал через окно, прихватив с собой лишь пальто одного из мертвецов. Ну а потом… я пришёл в школу, где и встретил Свету с Марго.

— И всё? — спросила рыженькая, смотря на меня уже окосевшим от алкоголя взглядом. — Как-то маловато будет?

— Маловато?! — неожиданно вскрикнула Лиза и хлопнула ладонями по столу, отчего на нём звякнула посуда. — Да из-за вас его могли убить. Сперва мучили бы, а потом пристрелили, как эту шлюху Свету!

— Но, но! — Марго вскинула палец. — Между нами говоря, она никогда не была…

— Да, конечно, — не унималась блондинка. — А кто обслужил сразу двух капитанов из вашей школьной футбольной команды?!

— Нам требовалось прекратить между ними вражду, — икнула Марго и развела руками. — Что в этом такого? Ну, устроили тройничок, никто ж не был против.

— Кроме её парня!

— Он сам виноват. Надо было уделять ей больше внимания. Улетел хрен знает куда и оставил её одну.

Ого, как интересно. Таких подробностей я и не знал.

— Он улетел в командировку вместе с отцом. В отличие от вас, шлюшек, ему приходилось учиться уже с ранних лет.

— Вот только не надо пудрить мне мозги, — в тон ей ответила Марго. Кто с Кириллом крутил шуры-муры и стелился перед ним каждый вечер?

— Да пошла ты! — Лиза вскочила из-за стола и отошла к стене, скрестив руки. — Потаскуха, — это она произнесла уже вполголоса, но я всё равно услышал.

— Так, прекращайте, — я поднялся следом за ней. — Хотя бы не в моём доме.

— Мы можем выйти, — Марго вновь икнула.

— Тебе сейчас нельзя выходить, — ответил я. — Но и оставаться у меня тоже опасно.

— И что ты мне предлагаешь? — она посмотрела на меня пьяным взглядом. — Опять валить на мусорку?

— У меня поживёшь, — предложение Лизы оказалось для всех неожиданным.

— Нет, — я направился к девушке. — Это глупо. Если вас увидят, то могут пострадать твои родные.

— За мной же никто не охотится, — криво ухмыльнулась она. — Так сказать, прощальный подарок Кирилла. Я ведь тогда ушла с ним и… получается, что не имею к твоему похищению никакого отношения. Да и потом, кто будет искать эту… — недобро посмотрела на подругу, — у такой, как я?

— Тем более, — подошёл к ней и аккуратно взял за локоть. — Ты же ненавидишь её.

— Нет, — Лиза покачала головой. — Просто сейчас зла. Сегодня высплюсь, и завтра подобрею. Главное, ночь перетерпеть.

— Этой ночью она останется у меня, — я обернулся и посмотрел на покачивающуюся на стуле девушку. — Ей нельзя с тобой светиться.

— Ох, как, — Лиза бросила на неё ревнивый взгляд. — Я такого расположения не добилась, а она уже в твоей постели?

— Эм, — я слегка опешил от подобного заявления. — Не говори глупостей, — указал на Марго. — Сама посмотри, она уже никакая. Готова уснуть прямо здесь на столе. И я не собираюсь этим пользоваться.

— Уверен? — подозрительно переспросила она.

— Разве ты во мне сомневаешься? — я слегка улыбнулся. — Но мне нравится твоя ревность.

— Ревность? — она игриво ударила кулачками меня в грудь. — Ростов, что ты о себе возомнил?

Однако её настроение значительно поднялось.

— Лиза, успокойся, — я заговорил чуть серьёзнее. — Сейчас не до шуток. Я не хочу, чтобы ты или кто-то из твоих близких пострадал.

— Этого не будет.

— Хотелось бы верить, — снова покосился на Марго, которая пила уже прямиком из бутылки. — М-да, завтра надо будет сходить в магазин.

— Влад, — блондинка взялась за мой ворот и развернула к себе. — Спасибо.

После чего нежно поцеловала в губы.

* * *
— Я смотрю, у вас настоящие шуры-муры, — произнесла заплетающимся языком Марго, когда Лиза ушла через заднюю дверь.

— Плохо, значит, видишь, — сухо отозвался я, присев напротив. — Думаешь, после того, что произошло, я собираюсь втягивать её в свои проблемы? Уж лучше пусть держится на стороне.

— Хочешь разбить ей сердце? — хмыкнула девушка. — Одобряю. Но вы, мужики, все такие. Но здесь хотя бы есть добрый мотив.

— Тебе не всё равно? — грубо переспросил я, глотнув из своего бокала.

— Мне? — она снова икнула. — Может, и всё равно. Но Лиза хорошая девчонка. Мне всегда была больно на неё смотреть, когда Кирилл распускал свои похабные лапы.

— Да неужели? — хмыкнул я. — А по тебе и не скажешь.

— Вот что тебе не нравится? — рассердилась та и прищурилась. Но из-за стеклянного взгляда, это казалось смешным. — Думаешь, я конченая сучка? Не зная меня, уже всё решил?

— Я думаю, что ты много на себя берёшь, — ответил я. — Строишь из себя то принцессу, то жертву, но по сути ничего не меняется. Ты всё та же Маргарита Милославская. Достойная замена покойной мамаши.

— Ах ты дрянь! — воскликнула девушка и схватила мой пистолет, наведя дуло на меня. — Сейчас же возьми свои слова обратно!

— А то что? Патронов там всё равно нет, или ты забыла?

Как ни странно, но она умело сняла с предохранителя, однако даже это меня нисколько не побеспокоило.

— Клянусь, если б он был заряжен, то я бы продырявила тебе брюхо за такие слова!

И надавила на спусковой крючок.

Бах!

Выстрел оглушил девушку. Она в который раз испуганно вскрикнула, отбросив оружие и зажав уши руками.

— В чём дело? — всё тем же спокойным тоном поинтересовался я, отщипнув от оставшегося наггетса небольшой кусочек. — Неожиданно?

— Ты же сказал, что он не заряжен! — истерично воскликнула Марго, с ужасом в глазах посмотрев на меня.

— Я соврал.

— Дебил! — она готова была вскочить с места и бросится на меня, но вовремя остановилась и опустилась обратно на стул. Её взор постепенно прояснялся. Действие алкоголя медленно отступало. — Я ведь и правда могла убить тебя.

— Не могла, — я покачал головой. — Уже многие пытались, но пока что получилось только у одного.

Девушка непонимающе поморгала, но решила не обращать внимания на мою фразу.

— А тебе не кажется, что ты стал слишком самоуверенным?

— Уверенным в себе, — ответил я с улыбкой и указал пальцем на потолок, где зияла небольшая дыра от пули. — Чувствуешь разницу между понятиями?

Марго вскинула голову и приоткрыла от удивления рот.

— Но как?

— Телекинез, — с этими словами я протянул к ней руку, и ко мне подлетела бутылка с вином. — Моя магия, если ты помнишь.

— Точно, — пробормотала она, вновь взглянув на меня. Но теперь в её взгляде я увидел нечто иное. Похоть? — Скажи, Ростов, а у вас есть ванна? Жуть как хочу смыть с себя всю грязь за содеянное.

Интересная фраза. Двояко звучит, и мне это нравится.

— Конечно. Я провожу.

Глава 27

После того, что произошло ночью, я не считал себя подлецом. Во-первых, у меня ни с кем не было официальных отношений, значит, я никому ничего не должен. Ну а во-вторых, что самое забавное и вместе с тем важное, эта пьяная дура попросту уснула. Но стоит признаться, что я не сильно-то и пылал желанием. Тоже подустал и хотел поскорее лечь спать.

Проводив её в ванную, закрыл дверь, так как заниматься любовью с такой чумазой и «потёртой» девушкой не имел никакого желания. Она пробыла там около часа, я даже беспокоиться начал, а когда вышла, то выглядела просто прекрасно. Укутанная в полотенце, которое упало, стоило Марго подойти к моей кровати, всё же умудрилась вызвать у меня желание. Однако стоило ей меня поцеловать, как она тут же потеряла всякие силы и без чувств упала на покрывало. Я только хмыкнул и, укрыв девушку, спустился на первый этаж, предусмотрительно закрыв гостью в своей комнате. Собственно, ничего особого там уже не было, документы и деньги у меня с собой, да и вряд ли она решится на воровство. Даже компьютера не осталось. Однако рисковать не хотелось.

Проснулся я рано утром, когда солнце ещё не взошло, а только-только пробивалось за горизонтом. Первым делом направился к Марго. Открыв комнату, увидел мирно спящую девушку. Рыжие волосы расплескались по подушке, а тихое сопение заставило улыбнуться.

— Вот и отлично.

Сейчас Марго казалась доброй красавицей, о которых слагают сказки и легенды. Даже не верилось, что такая особа на самом деле является настоящей занозой в заднице. Хотя, может, я слишком много об этом думаю?

Махнув на эти мысли рукой, спустился на кухню и быстренько прибрался. Сварил кофе, достал пару булочек, что завалялись на полке, и решил позавтракать. В это время на первый этаж спустилась девушка.

— Влад? — её голос показался мне взволнованным и растерянным.

— Я здесь! — отозвался, даже не думая подняться с места.

Она вошла на кухню в одной моей футболке, сквозь тонкую ткань которой, пробивались набухшие соски. Я глотнул кофе и довольно хмыкнул. Всё же подобное зрелище с утра здорово поднимает настроение.

— Влад? — Марго осмотрелась, будто попала сюда впервые. — Это точно не сон?

— Нет, — я покачал головой. — Не знаю, хорошо это для тебя или нет. Но ты, действительно, в моём доме. Да ещё и голая.

Она бросила на меня игривый взгляд и присела рядом за столом.

— Надеюсь, вчерашнее тебе понравилось?

— О да, — насмешливо протянул в ответ. — Я ещё никогда так сладко не высыпался.

— Что? — она округлила глаза. — То есть, между нами ничего не было? Но я ведь помню, как пришла к тебе…

— И упала безвольной куклой, — закончил за неё. — Естественно, я не воспользовался твоей беспомощностью.

Она ехидно скривилась.

— Что? Не можешь простить? Или недостаточно хороша для такого, как ты?

— Ох, — устало вздохнул я и потёр переносицу. — И когда ты только угомонишься? И да, не простил, но дело не в этом. Извини, но трахать кусок мяса мне совсем не по душе. Я хочу отдачи, а не секс-куклу. И если ты уснула, значит, спи дальше. Вот и всё.

— Оу, — Марго виновато потупила взгляд. — Вот оно как.

— Именно, — ответил я и потянулся. — А теперь, раз мы всё выяснили, скажи, как тебе ночь в моей постели?

— Влад? — она снова прищурилась. — Такой нескромный вопрос, что я опять начинаю подозревать тебя во вранье.

— Вот кому бы ни следовало доверять, так это тебе, — иронично заметил я, но, как ни странно, девушка не обратила на это внимания. — Но ведь по факту всё так и есть. Ты спала обнажённая в моей постели. Разве нет?

— Да, — она пожала плечами и посмотрела на кофемашину. — Не против?

— Пожалуйста, угощайся, — хмыкнул я, вспоминая, что вчера вечером она особо не стеснялась. А сейчас сама учтивость.

Девушка встала и направилась за чашечкой, при этом так аппетитно двигая бёдрами, что настроение поднялось ещё раз.

Но в этот момент в дверь, ведущую на задний двор, постучались, отчего я чуть было не крякнул. Марго резко остановилась и с опаской посмотрела на меня.

— Ты кого-то ждёшь?

— Только если неприятности, — пробормотал я, встав со стула.

И как же я был прав, вспомнив о них. Ведь на пороге стояла не кто иная, как Лиза. Девушка аккуратно уложила волосы, накрасилась и мило мне улыбалась, ровно до того момента, пока не увидела почти обнажённую Маргариту. После чего перевела на меня осуждающий взгляд и нахмурилась, сжав в кулачках лямку сумочки.

Я прикрыл глаза и шумно выдохнул.

— Если я скажу, что ничего не было, ты всё равно не поверишь, — просто ответил я на немой вопрос и уступил ей дорогу. — Проходи, располагайся. Сегодняшнее утро богато на гостей.

Лиза прошла внутрь всё ещё недобро косясь на подругу.

— И что здесь…

— Завтрак, — сразу же ответил я, не дав ей закончить фразу. — Присоединишься?

— Честно говоря, сыта по горло, — произнесла она, присев на стул. — Я так понимаю, вы времени зря не теряли?

— Ой, — Марго отмахнулась и села рядышком. — Ты не поверишь…

— Да, об этом мне уже сообщили. Но твои соски говорят о другом.

Рыженькая опустила взор и тут же прикрылась. Взглянула на меня, потом на Лизу и расхохоталась.

— Боже, ну ты и дура, — сквозь смех выдавила она. — Ну, серьёзно, ничего не было. Я вчера отрубилась сразу, как только из душа вышла. А одеваться в своё тряпьё вонючее, уж прости, не захотелось.

Лиза недоверчиво взглянула на меня. Я кивнул, подтверждая слова её подруги. Хотя вряд ли она так быстро поверит.

— Ну, хорошо, — наконец произнесла она. — Я, собственно, за тобой приехала. Собирайся.

— А что мне собирать? — усмехнулась Марго, хотя при этих словах я увидел грусть в её взгляде.

— Вот, — Лиза протянула сумочку. — Я кое-что взяла из своих вещей. Не столь богато, как ты привыкла, но на первое время пойдёт.

Рыженькая осторожно взялась за ручку и хмуро взглянула на подругу.

— Я благодарна за помощь. Но если собираешься насмехаться и дальше, то лучше нам разойтись прямо сейчас.

— Успокойся, — улыбнулась ей Лиза. — Сёстрами мы точно не станем, можешь не беспокоиться. Но я хочу помочь. Поэтому либо принимай, либо думай, что делать дальше сама.

Марго лишь хмыкнула и вышла из кухни. А блондинка внимательно посмотрела на меня.

— Значит, ничего?

— Как ни странно, — пробормотал я, отпив кофе. — Кстати, можешь с нами позавтракать. Настроение просто отличное, я впервые так долго спал, потому что ничем не был занят.

07.11.2021

* * *
Подруги (не знаю, можно ли их таковыми считать) ушли из моего дома, тем же путём, что и явились, то есть через задний двор. Солнце так и не поднялось, когда они покинули мой дом, скрываясь в его тени.

— Просто, но нам придётся это сделать.

Именно так прокомментировала Лиза своё решение, и Марго, со слезами на глазах кивнула. И уже через секунду в ванной послышались щелчки ножниц, и прекрасные рыжие волосы упали на плитку.

После девушки, накинув на головы капюшоны (хотя мне казалось, что так они выглядят ещё подозрительнее, но пускай соседи, если и заметят, думают, что я знатный ловелас, и это мои любовницы, чем увидят их настоящие лица), быстренько ретировались.

— Напиши, как доберёшься домой, — попросил я, отпуская руку Лизы.

— Хорошо, — лёгкий поцелуй в щёку был мне ответом.

Чёрт, кажется я начинаю проникаться к этой девушке. А ведь есть ещё Алёна и, как это ни странно, Эля.

Смотря на нас, Марго только хмыкнула и отвернулась.

Бесится? Или ей обидно, что кто-то проявляет друг к другу настоящие чувства? Да плевать, это уже не мои проблемы. Раньше надо было думать, когда решила подставить меня.

Ну а когда я остался один, то начались непростые тренировки. Конечно, справляться с противниками с помощью телекинеза и Тени легче, чем будучи обычным человеком. Но магия требует постоянной концентрации и вложенных в неё сил. А именно их у меня сейчас было в избытке, ведь, как уже сказал девушкам, я сегодня отлично выспался.

— Но сперва проверим комнату, — хмыкнул я и направился к лестнице на второй этаж.

Пускай Марго ничем себя не выдавала, но стоило проверить, не шпионила ли она в моей обители.

* * *
Сборы в школу прервал телефонный звонок. К моему удивлению, звонил полковник.

— Алло? — я поднял трубку.

— Влад? Это полковник Ржевский.

— Да, Анатолий Сергеевич, я вас узнал.

— Хорошо, — его голос показался мне уставшим. — Нам надо сегодня увидится. И чем быстрее, тем лучше.

— Что-то случилось? — нехорошее предчувствие прокралось в сердце.

— Много чего, приятель, — просто отозвался он. И его «приятель» мне совсем не понравилось. — В общем, жду тебя в участке через полчаса.

— Но у меня школа…

— Подождёт, я дам выписку, что ты был у меня. На этот счёт можешь не беспокоиться. Так что давай, я жду.

И сбросил вызов, оставив меня в полном недоумении.

Чёрт возьми, что уже случилось? Неужто что-то с родителями? Если так, то…

В груди защемило. Я не хотел их снова терять. Детская травма, тянущаяся ещё из прошлого мира, вновь напомнила о себе, заставив заскрежетать зубами в безвольной злости. Глаза защипало, но я дал себе команду успокоиться, ведь ещё ничего не известно. Хорошо, что уроки Абсолюта помогли обуздать свои эмоции.

В конце концов, речь может пойти о моих ночных прогулках. Уверен, для полиции не осталось не замеченным ограбление Рамина. Или же нашли трупы тех бандитов, что собирались пришить Семёныча. Хотя какая между всеми этими событиями связь со мной? Вроде бы всё сделал аккуратно. Да и потом, если б копы сочли меня убийцей, то приехали бы сюда на патрульных машинах, вооружённые до зубов.

— Да уж, — усмехнулся я, представляя такую картину. — Я по-настоящему крут.

Но в душе так не считал. Всё шло так, как я задумал. Ну, почти всё. Планы постоянно приходилось корректировать, так как после реализации любого из них всплывали неожиданные последствия. К примеру, появление Марго или симпатия Лизы.

— Или трупы бандитов, — и снова на моём лице растянулась ехидная улыбка, но тут же сползла, так как я понимал, что за мной никто не приехал, значит, Ржевский желает поговорить о чём-то личном.

Надеюсь, он не будет строить из себя ревнивого и строго папашу, потому что мы погуляли с Алёной. Да, она старше меня, но ведь между нами, вроде ничего такого не было. Ну, кроме того поцелуя и…

— Чёрт, — вздохнул я, вспоминая нашу первую встречу.

Я ведь спас ей жизнь. Не удивлюсь, если девушка до сих пор под впечатлением. Да и сам полковник, скорее всего, испытывает схожие эмоции. Единственная разница в том, что Алёна могла влюбиться в меня, а вот её отец думает хладнокровно и считает меня убийцей. Особенно зная, что я побывал у Юдовой, после чего сгорел её дом.

В общем, множество переменных. Но выяснить, что из этого правда, можно лишь одним способом.

С этими мыслями я и направился к выходу, желая разобраться с неотложными делами как можно скорее. Ведь в школе меня уже ждут новое прослушивание и… Эля.

Глава 28

— Присядь, — предложил Ржевский, закрывая за мной дверь в свой кабинет. — Есть серьёзный разговор.

Он прошёл за стол, я же уселся напротив. Настроение стремительно портилось, серьёзный вид и поникший голос полковника не говорили ни о чём хорошем.

— Что-то случилось? — я решился на самый глупый, но очевидный вопрос.

— Много чего, Влад, — как-то грустно хмыкнул Ржевский. — Во-первых, скажи, откуда у тебя пистолет?

— О как, — усмехнулся я. — Выходит, майор неплохо поработала.

— Так ты знаешь о прослушке? — слегка удивился собеседник.

— Догадывался. Ольга хороший коп и не могла не оставить что-то после внезапного ухода. Надеюсь, что, хотя бы это правда.

— К сожалению, — покачал головой полковник. — У неё настоящие проблемы. Мы договорились с ней, что я помогу как смогу, но всё будет неофициально.

— Вот как, — пробормотал я, понимая, что правда о больной матери не лучшая тема для беседы. — Хорошо. Но почему нельзя было поговорить со мной напрямую? Зачем прослушка? Смогли выведать то, что я не сказал бы вам при личной встрече?

— Не кипятись, Ростов, — Ржевский, как это ни странно, не сердился на меня за подобное поведение. — Это для твоей же безопасности. Сейчас ты один, и мы хотим знать, что с тобой всё в порядке. Подробности интимной жизни нам ни к чему. Даже на выстрел никто не среагировал, как ты понимаешь, по моей просьбе. Хотя и соседи, и мои люди слышали его.

— То есть где-то патрульная машина всё-таки спряталась? — я вопросительно вскинул бровь.

— Не совсем так. Патрули часто катаются рядом с твоим домом, и да, иногда притормаживают. Но так как мы слышали, что происходило у тебя, то не стали вмешиваться.

— Глупо. В меня ведь могли стрелять.

— Так и стреляли, но ты со всем справился. Как видишь, я тебе доверяю, и хотел бы получить взамен то же самое. Ещё раз повторюсь, мы хотим, чтобы с тобой всё было в норме.

— Мы?

— Твои близкие и я в том числе.

— О родителях появились новости? — я чуть на стуле не подскочил.

— Не о них, — ещё один печальный вздох. Полковник достал несколько листов и протянул их мне. — Иван Дмитров найден сегодня утром на трассе, ведущей из столицы. Многочисленные травмы и порезы говорят о жестокости…

— Да, я вижу, — глухо отозвался я, читая документы.

— Прости, но фотографии показывать не буду. Там слишком жутко даже для тебя.

— Но… — я запнулся и ещё раз перечитал строчку. — Его лицо обезображено. Выходит, это может быть и не Ваня?

— Влад, — Ржевский почесал заросший подбородок. — Я видел, что с ним сделали. И да, у меня тоже была надежда, что это подстава. Но анализ ДНК всё подтвердил. Прости, но твоего дяди больше нет.

Последние слова прозвучали, словно приговор. Я откинулся на спинку и не верящим взглядом уставился на собеседника.

— Но кто? — прошептал я. — И зачем?

— Не знаю, — полковник покачал головой. — Честно говоря, надеялся, что это ты мне расскажешь.

— Я? — от подобного заявления я икнул. — Но мне-то откуда знать?

— Влад, — он нахмурился. — Я уже в курсе, что произошло в доме Юдовой благодаря твоему разговору с девушками. Однако уверен, что ты им многого недоговорил. К примеру, — он изогнул бровь, — про подпольные бои и огромную сеть лабиринтов под усадьбой.

Чёрт, но откуда ему об этом известно? Я ведь не говорил ни с кем, кроме Семёныча. Вряд ли толстячок меня сдал, он обязан мне жизнью. Значит…

— Вы ещё и на меня навешали? — я принялся истерично хлопать по одежде в поисках прослушивающих аппаратов. — Какого хрена?!

— Влад, Влад, — Ржевский поднял руки. — Успокойся, ты чист.

— Да с чего бы мне вам верить?! — я начинал злиться. — Кружите вокруг меня и моей семьи, словно стервятники, и хрен что объясняете. Просите вам верить, а сами подслушиваете, будто любопытная соседка!

— Ростов! — рыкнул полковник и хлопнул ладонями по столу, отчего я вмиг успокоился. — Возьми себя в руки, — продолжил он более спокойно. — Я понимаю, новость о Ване и для меня была шокирующей. Но ты должен осознать, что я на твоей стороне.

— Мне уже говорили подобное. Ничем хорошим это не заканчивалось.

— Уверен? — нахмурился он. — А как же моя дочь?

Оу, а вот это скользкая тема.

— При чём здесь Алёна? — я снова напрягся.

— Не волнуйся, в ваши отношения я не лезу, — с усмешкой произнёс Ржевский. — Хотя и хочется. Однако она уже большая девочка, и контролировать её я не собираюсь. Тем более, после того, что ты для неё сделал, вряд ли у меня есть право встревать между вами.

— Анатолий Сергеевич, я просто сделал то что должен был.

— Ага, — вновь хмыкнул он. — Так вовремя оказался в нужном месте. Сказать, что это подозрительно, значит, ничего не сказать, — махнул рукой и продолжил: — Ну да ладно, я уже понял, что ты у нас играешь в героя. Сперва «Гвоздь», потом его мамаша, теперь вот Рамин. И это только те, о ком я знаю.

— Рамин? Екатерина Юдова? Они-то здесь каким боком?

— Влад, — Ржевский сложил перед собой пальцы. — Не строй из себя дурака, у тебя плохо получается. На лице всё написано.

— Неужто? А я-то думал, что умею хорошо играть.

— Умеешь, — не стал спорить полковник. — Просто перед тобой не тот человек, которого может обмануть подросток. Уж прости, но у меня боевого опыта больше, чем тебе лет. Однако я не грызу тебя за то, что ты скрываешь важные для меня вещи, а прошу рассказать о них.

— Хм, — я сделал вид, что задумался. — Насколько я помню, в ваших учреждениях сидит крыса, которая сдала меня Юдовой после смерти «Гвоздя». А об этом знало всего несколько человек.

— Влад, — Ржевский на мгновение прикрыл глаза и почесал переносицу. — Да, я в курсе, что творится. Но, увы, законными способами эту тварь не выманить. Для этого мне нужна Марго.

— Марго? Но на неё же охотятся, — играть в молчанку с тем учётом, что Ржевский и так в курсе дел, не имело смысла.

— Это и поможет мне выманить крысу, — кивнул полковник. — К тому же она может многое нам рассказать. Как и ты.

— Я…

— Влад, я не знаю, откуда у тебя появился пистолет, но будет хорошо, если ты мне его отдашь.

— А если я скажу, что это оружие отца?

— Я знал… знаю Виталика, и не думаю, что он хранил такую вещицу дома.

— Знали… — повторил за ним. — Думаете, что они уже не вернутся.

— Я так не считаю и надеюсь, как и ты, что вскоре с ними встретимся. Но пока в столице карантин, пробраться туда не получится.

— Неужто у вас там нет никаких связей? Хотя бы по телефону созвониться!

— Мы звоним туда каждый день и постоянно поддерживаем общение. Но о твоих родителях ничего нет.

— Так, стоп, — я слегка опешил от таких новостей. — Хотите сказать, что они пропали? Но как? Неужто в городе нет полиции, которая могла бы найти всего пару человек?

— Скажу по секрету, Влад, — Ржевский понизил голос. — Сейчас в столице настоящий кавардак. Власти боятся, что могут поднять мятеж. Но пока обходится без этого. Однако честной народ просто так на улицу не выходит. Твоих родителей в последний раз видели в холле гостиницы, когда они собирались на какую-то встречу. Тебе об этом что-то известно?

— Если бы, — пробормотал я в ответ. — Они так и не успели ничего рассказать. Но папа говорил, что встреча может многое изменить.

— Хм, — полковник выпрямился в кресле и задумался. — В последнее время вокруг вашей семьи происходит много интересных вещей. Зачастую жутких, но интересных.

— А вот мне хотелось бы жить поспокойнее, — я не разделял мнение Ржевского.

— Мне тоже, — ответил тот с тяжёлым вздохом. — Но что поделать? Жизнь — штука непредсказуемая. К примеру, вот Рамин тоже хотел бы ещё пожить. Спокойно или нет, не знаю, но что есть, то есть.

— Я не понимаю, при чём здесь я.

— И я не понимаю, — полковник наклонился и внимательно посмотрел на меня. — Чем именно тебе не угодил этот толстый выродок? Просто стремление очистить город? Решил поиграть в карателя? Линчевателя?

— Анатолий Сергеевич…

— Что? — он чуть расслабился. — Я понимаю, что с Юдовой у вас были свои счёты. Ты лишил её сына, она решила избавиться от тебя. Логичное дело. И нет, пойми меня правильно, я ни в коем разе её не выгораживаю. Наоборот, рад, что на одну наглую морду стало меньше. А учитывая то, что мне потом рассказали о подвалах её дома, то готов пожать тебе руку, — он хмыкнул. — Даже её рукой.

— Эм, — так себе шуточка.

— Но ведь ты её понял. Значит, не отрицаешь, что видел её культю.

— Да. Как я говорил девчонкам, меня похитили, а потом хотели пытать, но я сбежал. Но, когда поднялся, то попал в горящий кабинет и…

— Я слышал, — перебил меня Ржевский. — Но, Влад, в твоей истории так много нестыковок, что мне становится стыдно за своего приятеля Ростова. Почему он вырастил столь несмышлёного сына?

— Мне стоит это расценивать как оскорбление?

— Как пожелаешь, — отмахнулся он. — И всё же сам посуди, — принялся загибать пальцы. — Во-первых, те, кто похищают людей, чтобы потом их убить, не возят их домой. Можешь спросить это у тех, кого мы недавно выловили у берега на заброшенном пирсе. Во-вторых, у Юдовой отрезана рука, с помощью которой вскрыли сейф. Думаю, там было что-то весьма ценное помимо денег, и именно из-за этого убивают тех, кто как-то замешан в этом деле. В-третьих, будь всё так просто, как ты сказал, разве ты бы не обратился в полицию?

— Возможно, — ответил я, понимая, к чему клонит Ржевский и ещё раз осмотрел его кабинет, будто что-то искал. — Получается, вы в курсе о тех ужасах, что творились в подвале Юдовой. Также подозреваете меня в убийстве этой старой сучки и в смертях других людей. Но почему-то я до сих пор на свободе. Наоборот, сижу в вашем кабинете и веду светскую беседу, — пронзил полковника холодным взглядом. — Скажите, Анатолий Сергеевич, что вам от меня надо?

— Правда, — просто ответил он. — Влад, у меня уйма догадок, но все они останутся таковыми, если ты не пойдёшь на контакт. Я не смог тебе помочь у Юдовой, я не помог на пирсе и в доме Рамина. Я ничего не могу, пока ты сам этого не захочешь.

— То есть я должен всё вам рассказать, и тогда моя жизнь наладится?

— Этого я не говорил и не обещаю. Но точно знаю, что тебе станет легче.

— Хм, — а вот тогда я реально задумался. Мужик он хороший, да и помощь полиции мне не помешает. Но можно ли ему доверять? — Мне надо подумать.

— У тебя нет времени, — он покачал головой. — Всё зашло слишком далеко, Ростов. Обратно пути не будет. Либо ты с нами, либо придётся отвечать за свои поступки.

Глава 29

— Вот, значит, как? — спокойно произнёс я, хотя внутри вновь клокотала злость. — Знаете, Анатолий Сергеевич, мне очень хочется вам верить. Честно. Но пока всё складывается не в вашу пользу, — при этих словах он нахмурил брови. — У вас только догадки и ничего больше. Вы так и не сказали при чём здесь какой-то Рамин и утопшие на пирсе. Я вообще не понимаю, — развёл руками. — И да, мы могли бы поговорить по-человечески, но ведь вместо этого вы ставите прослушку, следите чуть ли не за каждым моим шагом, а теперь просите отдать оружие? Это единственное, что сейчас может защитить меня от грабителей, если они вновь захотят посетить мой дом.

— Влад, ты же понимаешь, что это всё для твоего же блага?

— Хорошее прикрытие. Только глупо звучит. Если ко мне кто-то влезет, а вы уже смогли подтвердить, что не способны постоянно следить за моим домом, когда туда проникли девчонки, то как быстро прибегут ваши архаровцы? Мне надо будет выпустить всю обойму, чтобы кто-то решился забежать на огонёк?

— Может не будешь грубить? — ему явно не нравилось то, куда пошёл наш разговор.

— Может и не буду, — я пожал плечами, стараясь сохранять спокойствие. — Всё зависит от вас, Анатолий Сергеевич.

— Ростов, я и так позволяю тебе много вольностей, — произнёс он. — Но не забывай, где ты находишься и с кем говоришь.

— Хорошо, господин полковник, — я криво усмехнулся. — Давайте тогда ближе к делу. Вы уже знаете о том, что произошло в доме Юдовой, благодаря своему шпионажу. Кстати, незаконному. Я сомневаюсь, что мои родители разрешили ставить дома «жучки», а дядя не имеет на это никакого права. Насчёт других смертей, то заявляю ещё раз, что ничего не знаю о них, а у вас нет никаких доказательств. Ну а если говорить о гибели «Гвоздя», то… — протянул руки ладонями верх, — можете меня арестовать, я сознаюсь, что виновен.

На покрасневшем лице полковника заиграли желваки. Он готов был прожечь меня взглядом, но, к своему сожалению, не обладал подобными способностями. Он являлся обычным человеком, но я уверен, что Ржевский всегда мечтал обладать хоть какой-то магией. Даже тем же телекинезом, что и я. Хотя сейчас уровень моих сил вырос в разы.

— Не самое лучшее твоё решение, Влад, — прокомментировал он и махнул рукой, дав понять, что разговор окончен. — Я протянул тебе руку помощи, и не отказываюсь от этого. Однако бегать за тобой больше не намерен.

— Даже не знаю расстроиться или радоваться.

— Для начала перестань дерзить, — он встал и указал на дверь. — Ты можешь идти. И помни о нашем уговоре по «Гвоздю» и про то, что я готов тебя выслушать. Но только тогда, когда ты успокоишься и будешь вести себя достойно.

Достойно? Легко ему говорить. У меня сейчас весь мир рушится под ногами, а ему надо поболтать?

Я прекрасно понимал, что полковник по-своему прав. Чтобы выполнять работу, ему необходимо знать всё, что происходит, и я разделял это мнение. Проблема только в том, что доверия к нему было маловато. Не то чтобы я совсем ему не верил, однако понимал, что крыса, поселившаяся в участке, имеет почётную должность, раз смогла добраться до истины смерти «Гвоздя». Вряд ли ею является сам Ржевский, но он определённо знаком с гадиной и, что скорее всего, даже не догадывается о её истинном виде.

Но стоило мне только выйти из кабинета, как в дальней стороне коридора послышался раздражённый крик:

— Ростов, сукин ты сын! Мы же договорились!

Повернувшись в ту сторону, увидел, как Марго и Лизу заводят в комнату для допросов. И взгляд у обеих не сулил мне ничего хорошего.

— Рука помощи? — я покосился на Ржевского, выходящего вслед за мной.

— А чего ты хотел? Мне нужна информация и, как уже говорил, Маргарита поможет в одном деле.

— Её могут убить.

— Здесь? — усмехнулся полковник. — Это вряд ли. Она пробудет некоторое время в полицейском участке. Этого мне хватит, чтобы всё решить. Ну а Лизу отпустим уже сегодня, как только поговорим.

— Но теперь и на неё падут подозрения. Не стоило её приводить в участок.

— Перестань параноить, всё не так страшно, как тебе кажется.

— Да, всё гораздо хуже, — скривился я и направился к выходу. Находится в этом здании стало просто невыносимо.

* * *
Боги, да что за день-то такой? Ведь всё так хорошо начиналось, но всего лишь на пару часов. Какого чёрта? Неужто я даже после смерти не могу нормально отдохнуть…

— Влад? — женский голос вернул меня в реальность. Я только-только спустился по ступеням из участка, как ко мне подошла Алёна и участливо поинтересовалась: — Ты как?

— Угадай, — огрызнулся я, но тут же сбавил обороты. — Вроде нормально.

— Послушай, — она легонько прикоснулась к моему плечу. — Я знаю, что случилось, отец вчера рассказал. Прими мои соболезнования.

— Спасибо, — я посмотрел на девушку и почему-то начал злиться на неё. Не сразу понял, отчего именно, но потом до меня дошло, что раздражают её утешения. Я ведь не просил меня жалеть! Однако сказал совершенно иное, понимая, что не стоит срываться, так как потом об этом пожалею: — Но пока неясно дядя это или нет. А по поводу родителей так вообще ничего непонятно.

И тогда мне вновь захотелось забраться в телефон и порыскать по Сети, посмотреть, что же творится в столице на самом деле. Абсолют должен помочь и скинуть настоящие сведения. Я обязан знать о карантине больше, чем передают по новостям. Уж слишком подозрительно он появился, как раз в тот момент, когда туда отправились родители. Месяц назад я бы не придал этому значения (хотя месяц назад я был Владом-задротом), но сейчас всё кажется взаимосвязанным.

— Тогда ещё есть надежда, — на лице девушки появилась лёгкая улыбка. — Может, прогуляемся? Если хочешь, конечно. Поболтаем, развеешься.

— У меня сейчас школа…

— А, ну да, — пробормотала она, несколько смутившись.

— Хотя знаешь что, пошли они в задницу, — рыкнул я, переводя злость с девушки на директора. — Появляться там себе дороже. Даже Михалыч срывается.

— Ваш директор?

— Да, — я первым двинулся по тротуару, а Алёна засеменила рядом. — И ладно, если б я ему что-то сделал. Так нет, на меня злятся только из-за того, что я Ростов! А разве меня кто-то спрашивал, в какой семье я собираюсь родиться?! — всплеснул от негодования руками. — Нет! Я стал Ростовым не по своему желанию!

— А если б мог выбирать, то чтобы сделал? — осторожно спросила Алёна.

— Я? — на мгновение задумался, но потом уверенно мотнул головой. — Ничего, яобожаю своих родителей и считаю, что наш Дом притесняют незаслуженно.

— Согласна, — отдалившись на приличное расстояние, девушка взяла меня за руку. — Я готова выслушать, если у тебя есть что сказать.

Я посмотрел на неё и улыбнулся.

— Спасибо.

* * *
И снова набережная, горячий кофе в руках, красивая спутница рядом. Можно сказать, идиллия, вот только я так не считал. Мысли то и дело улетали к столице и карантину, поэтому некоторые фразы Алёны я попросту не слышал.

— Влад? — наконец она не выдержала и слегка дёрнула за руку. — Ты совсем меня не слушаешь?

— Прости, задумался, — ответил я и чуть пригубил сладковатый напиток. Но тут же скривился, так как слегка обжёг губы. — Да, ёлки.

— Горячо? — участливо спросила девушка.

— Немного.

— Ну, ты заслужил, — задорно улыбнулась она. — В следующий раз не будешь игнорировать девушку.

Мы прошли почти по всей аллее, и впереди уже мелькали крыши домов. В этом районе я, кстати, ещё ни разу не был. А выглядел он неплохо. Дома хоть и многоэтажки, но вид весьма презентабельный. Не то, что рядом с районом, где проживала Лиза.

— Да, прости, — пробормотал я, снова не до конца улавливая смысл её слов.

— Ну, Влад! — обиженно протянула девушка. — В конце-то концов! Сперва с одной девушкой ночуешь, а потом меня окончательно игнорируешь?

— Что? — я с глупой улыбкой посмотрел на неё. — А при чём здесь Марго?

— Ты сейчас серьёзно? — Алёна прищурилась и ещё крепче сжала мою ладонь.

И только тогда до меня дошло, что она ревнует, так как считает нас парой! Это ж надо было так уйти в себя, чтобы не заметить простую истину!

— А… так… — я запнулся даже не зная, что сказать.

— Ладно уже, — она вновь улыбалась. — Папа сказал, что между вами всё равно ничего нет, и…

— Папа сказал… — а вот теперь моё настроение вернулось в прежнее русло, и я отпустил её руку. — Наслушались, наверное, моего храпа? Или как я чавкаю за столом, да? Смеялись всем отделом?

— Влад, не говори глупостей, — возмутилась девушка. — Они пошли на это, чтобы помочь тебе в случае опасности.

— Опасности? — саркастично переспросил я. — А знаешь ли ты, что мне довелось пережить из-за убийства «Гвоздя»? Я ведь не должен был там оказаться, но так уж вышло, что спас тебя. И что взамен? Прослушка? Подозрения? Угрозы?

— Он тебе угрожал? — она удивлённо распахнула глаза.

— Не то чтобы откровенно. Но пытался припугнуть, приписывая это как желание помочь.

— Но отец и правда желает тебе добра.

— Да, это я заметил, когда он забрал девушек в участок.

— Иного выхода не было, — а вот теперь Алёна стал серьёзной. — Ты сам прекрасно понимаешь, полиции необходимо знать, что произошло в доме Юдовой, чтобы помочь тебе и разобраться в этом деле.

— Знаю, но если я хотел спасти человека и спрятать Марго, то вы её выставляете на всеобщее обозрение.

— Влад, ты говоришь на эмоциях. Уверена, когда успокоишься, то…

— Что?! — я всё же не выдержал и воскликнул. — Мне всего восемнадцать, а вместо спокойной жизни в школе приходится убивать монстров и… — я вовремя прикусил язык, хотя уже понял, что ляпнул лишнего. Поэтому понизил тон и продолжил более спокойно: — Молодец, увызнала что хотела?

— Не надо мне грубить.

— Я и не хотел. Но вы сами напрашиваетесь.

— Да неужели? — хмыкнула та, скрестив руки на груди. — И что же дальше?

— А вот что.

Я несильно схватил её за плечи и подтянул к себе, тут же страстно поцеловав. В первую секунду Алёна растерялась и не знала, что делать, но уже через пару мгновений ответила на поцелуй, обвив меня руками за шею.

Да, так будет правильно.

* * *
Наши тела сплелись воедино. Кровать Алёны скрипела от наших развлечений. Мои пальцы сжимали её груди, бегали по обнажённому телу, скользили по бёдрам. От каждого прикосновения девушка вздрагивала. А от моих медленных движений прикрывала глаза и сладко стонала.

Её дом оказался совсем недалеко от аллеи. Поэтому, когда я поцеловал, в глазах Алёны вспыхнуло адское пламя, и она потащила меня к себе в квартиру. Я не особо-то и сопротивлялся.

Пара глотков хорошего коньяка, которым угостила меня хозяйка, придала сил и чистила голову от лишних мыслей. Алёна повалила меня на широкую постель и медленно разделась, играя шикарным телом, отчего я чуть ли не зарычал.

И вот теперь я оказался сверху, а рыженькая красотка извивается подо мной в сладких потугах. Смотря на неё, я невольно улыбнулся. Настолько прекрасна, что не хочется портить момент. Она этого не заслужила. Да и я, наверное, тоже. Поэтому вновь склонился к ней, завёл её руки за голову и поцеловал.

Глава 30

Вернулся я домой уже под вечер. И первое, что увидел — женская обувь.

— Пора менять замки, — недовольно пробормотал я, направляясь на кухню. — Я не звал гостей, но тебе всё же рад.

За столом сидела Лиза и попивала моё вино. Стоило мне войти, как она перевела на меня хмельной взгляд и хмыкнула.

— Угощайся, — я гостеприимно улыбнулся и присел напротив девушки, сбросив с плеч рюкзак. — Каким ветром?

— Ростов, — произнесла она таким тоном, что мне невольно стало не по себе. — И где ты пропадал?

— А это так важно?

Не рассказывать же ей, как меня успокаивала одна очаровательная особа с бутылкой отцовского коньяка и тёплой постелью.

— Почему бы и нет? — задумчиво произнесла она, вертя в пальцах бокал. — Я заждалась.

— Ух ты, — усмехнулся я в ответ. — Даже не знаю радоваться или нет.

— Сам решай.

Я встал со стула и направился к холодильнику. Есть хотелось просто жуть как. Но за белой дверцей меня ждало разочарование. Вчерашние гости съели почти что все запасы. Остались лишь вялые огурцы да сыр с голубой плесенью. Классная, кстати, штука, вот только в качестве закуски.

— М-да, придётся звонить в доставку, — я достал то, что имелось и направился к мойке. — Ты голодная?

— Безумно, — раздался игривый голос за моей спиной.

Ух ты, неожиданный поворот.

— Лиза, наверное, мне стоит извиниться…

Я не успел договорить, как нежные руки схватили меня за плечи и резко развернули. Сперва был страстный поцелуй, отдающий сладковатым алкоголем, но в следующий миг на кухне раздался звонкий хлопок.

— Ай! — я отпрянул от обозлённой девушки, держась за пылающую щеку. — Какого чёрта?

— Ты и сам знаешь! — Лиза начала злиться и ткнул пальцем мне в грудь. — Подставил нас! Сдал полицаям!

— Эй, угомонись, — я схватил её за руки и посмотрел в глаза. — Не моя вина в том, что вы вломились в дом, где копы поставили прослушку. Были бы умнее, то нашли б укромный уголок и тайком связались со мной!

— Прослушку? — оторопела девушка и опасливо осмотрелась. — Здесь?

— Не тормози. Где ж ещё?

— Но как?

— Я рассказывал вам о майоре, что жила здесь пару дней. Вот её рук дело, — после чего поднял голову и заговорил громче: — Господин полковник! Мне совсем не нравится эта ваша затея! Она незаконна, поэтому прошу забрать свои вещички как можно скорее!

Лиза непонимающе уставилась на меня. И только через несколько секунд до неё дошло, к кому я обращался.

— Ржевский?

— Ну да, — кивнул я и вернулся к мойке. — Так ты голодна? Поужинаем вместе или ты торопишься?

— Я… — девушка запнулась на полуслове, — не знаю.

Выключив воду и достав овощи, я повернулся к ней и увидел её пустой взгляд.

— В чём дело?

— Мама, — ответила Лиза. — Она даже не знает, что произошло. Её сейчас лучше, но нас поймали на улице. Я позвонила, как освободилась, но не сказала, куда именно пошла. А потом, — посмотрела на полупустую бутылку вина, — вот…

— Ага, — догадался я. — То есть она не знает, что ты у парня, да ещё и задержалась, наверное. А ты не хочешь возвращаться в таком состоянии?

Девушка подняла на меня жалостливые глаза и кивнула.

— Если хочешь, я ей позвоню, — я достал телефон.

— Нет! — внезапно воскликнула Лиза, подпрыгнув со стула, но тут же замерла. — У тебя есть её номер?

— Нет, — я пожал плечами. — Думал, ты продиктуешь. А с чего такая паника?

— Ну… ты же Ростов.

— Ага.

— Нет, нет, нет, — запричитала она. — Я не к тому, что ты плохой и весь ваш род позорный. Просто мама так обрадовалась, когда узнала о моём разрыве с Лобастовым, что я не хочу её расстраивать.

— Думаешь, если она узнает, что ты вновь встречаешься с кем-то из высшего света, то разозлится?

— Не знаю, — вздохнула девушка и опустилась на место. Сделав ещё глоток, подняла взор. — Но не хочу проверять. Ей и так нелегко.

— Понимаю, — кивнул я и спрятал гаджет. — Тогда звони сама. Скажи, что задержишься у подруги на ночь. Нашли работу в Сети, но надо сидеть вместе, чтобы всё успеть.

— Работу? — Лиза наморщила носик.

— Не волнуйся, покупать твоё тело, как это делал Кирилл, я не собираюсь, — просто ответил я, поставив на стол закуску. — Но готов дать деньги в качестве извинений за методику Ржевского. Он здорово вас подставил.

— Знаю, — Лиза откусила сыр и с довольным видом зажмурилась. — Классная штука.

— Ещё бы. Но надо на ужин что-то более серьёзное, — и снова мне пришлось достать телефон. — Поможешь с выбором?

— Я даже не знаю… — она замешкалась, но всё же придвинулась поближе, чтобы посмотреть вместе со мной меню. — Ты ведь понимаешь, что многое из этого я не могу себе позволить?

— Повторюсь, сегодня я угощаю. Так что выбирай.

* * *
— Хороший ты парень, Ростов, — произнесла Лиза заплетающимся языком.

— О-о-о, я вижу кому-то пора отдохнуть, — усмехнулся я.

— Нет! — строго произнесла она и хлопнула по столу, но тут же рассмеялась. — Я ещё хочу посидеть.

Ужин нам, кстати, привезли. И весьма неплохой. Каждый раз, когда девушка пыталась взять что-нибудь дешёвенькое, я тормозил её и выбирал нечто более вкусное, не обращая внимания на деньги. Ну а с доплатой курьеру, нам доставили ещё пару бутылочек полусладкого. И вот…

— Лиз, — продолжил я. — Давай я отведу тебя в спальню.

— А сам рядышком ляжешь? — она протянула руку и накрыла мою.

— Посмотрим на твоё поведение, — хмыкнул я в ответ. — Но ты не забывай, нас могут услышать. И не только соседи.

— Точно, — кивнула та. — Нас же слушает господин полковник! — последнее слово она выкрикнула.

— Успокойся, — попросил я. — Буянить не стоит, а то мне придётся применить силу.

— Ох, как я этого желаю, — она вновь улыбнулась. — Может, начнёшь прямо сейчас?

— Лиза, ты пьяна.

— Знаю, — икнула девушка и залпом осушила бокал. — Но у меня повод, знаешь ли! Не каждый день меня вызывают на допрос! Но стоило делу завязаться с тобой, как понеслось…

— Я уже извинился, — ответил я, налив ей всего половину, за что получил подозрительный прищур. — Мне тоже многое не нравится. Но отступать поздно.

— Не слишком ли оптимистично для человека, потерявшего близкого?

Я замер с бутылкой в руке и тяжело вздохнул.

— Не стоит поднимать эту тему.

— Оу, — девушка спохватилась. — Прости, это всё мой длинный язык. Я не хотела тебя обидеть, просто… слегка завидую твоей выдержке.

— Спасибо, — поблагодарил я. — Но с дядей ничего ещё неясно. Мне не верится, что труп, который нашли в столице, принадлежит ему. Даже с анализом крови. Это можно легко подделать.

— Но зачем? И кому это нужно?

Я снова обвёл взглядом комнату, напоминая этим, что нас прослушивают. Лиза понимающе кивнула.

— Не знаю, но хотел бы выяснить.

— Так может, стоит довериться более опытному человеку?

— Господину полковнику? Я бы с радостью, но ведь доверие надо заслужить. Он поставил «жучков» без моего ведома и разрешения, схватил вас…

Чёрт, чуть не ляпнул про крысу. Она ведь точно прослушивает эти записи, и удаление прослушки может её выдать. Так что и я и Ржевский можем поиметь с этого выгоду.

— А ведь с виду приличный человек, — прокомментировала его Лиза. — Статный мужчина.

— Я начинаю ревновать, — ухмыльнулся в ответ, выпив чуть вина. — Но на самом деле понимаю его поведение. Пускай и не совсем деловое, но всё равно действенное. Как бы он узнал о Марго, если б ни слушал нас? Ему необходимо всё знать, чтобы понять кого и как ловить.

— А теперь ты его выгораживаешь.

— Говорю фактами.

— Может быть, — Лиза неуверенно пожала плечами. — И всё равно, как по мне, то это подло.

— Не спорю, но и не собираюсь из-за этого злиться.

Поэтому всё ещё думаю о сотрудничестве. Но говорить об этом вслух тоже не стоит. Пускай крыса думает, что я всё ещё зол на полицию и не собираюсь с ними работать.

— Умница, — томно прошептала Лиза, пожирая меня глазами. — А что насчёт твоего… ствола?

— Оружие? Пришлось сдать, всё же незаконное хранение.

— Да, оружие, — она облизнула губы. — Значит, теперь его нет?

Уф, блин, да что ж за день такой? Будто на американских горках катаюсь.

— Пистолета у меня больше нет, — я задорно ухмыльнулся. — Но… я могу найти более интересные вещи. Посмотришь?

— С удовольствием.

* * *
Я стоял на остановке и ждал этот чёртов автобус. Солнце только-только поднималось на горизонте, а компания из десяти человек столпилась у дороги в ожидании нашей машины. Сегодня за рулём, кажется, Лёха. Обычно он не опаздывает, но сейчас почему-то задерживается.

— Да чтоб его, — проворчал рядом Серёга, затушив подошвой бычок. — И где его черти носят?

И вот из-за поворота показался наш транспорт. Старенький, как мир, издавая такие звуки, от которых невольно сжимались ягодицы. Потому что я прекрасно знал, что ещё чуть-чуть и придётся забираться в эту рухлядь и трястись пару часов, пока не приедем на объект.

Но в памяти услужливо всплыли лица жены и годовалой дочки. Да, ради них можно и потерпеть. Всё наладится, осталось совсем немного…

Внезапно из-за дрожащего автобуса с диким рёвом вынырнула чёрная иномарка. Блеснув тонированными стёклами предрассветным солнцем, машина сделала крутой вираж и пошла прямиком на нас, не сбавляя газа.

Я не успел даже понять, что произошло, как послышался жуткий скрежет металла и крики моих друзей. Кажется, я и сам кричал, но вопль потонул в общем хоре. А жуткая боль пронзила каждую клеточку тела. И только тьма, поглотившая разум, спасла от адской агонии, раздирающей мои конечности.

* * *
Я подскочил на кровати в холодном поту и уставился на тёмную стену родительской спальни.

Сон, это просто сон. Очередной кошмар, посылаемый Абсолютом, дабы найти и спасти… тех, кого я даже не знаю.

— Влад? — рядом послышался сонный голос Лизы. Девушка приподнялась на локтях и посмотрела на меня. — Всё в порядке?

— Вроде бы, — неуверенно пробормотал я, поднимаясь с кровати. — Я сейчас вернусь.

Я направился в ванную, где уставился на собственную рожу.

Да уж, явно не выспался. Но что это было? Остановка, рабочие, чёрный автомобиль, марку которого я не запомнил. Кто-то врежется в них? Но когда? Сегодня утром? Я точно не успею, ведь за окном светает. Значит, это уже произошло.

Или же всё будет на днях? Чёрт, как же с этим трудно. Но придётся работать, вряд ли Абсолют простит мне бездействие. Хотя стоило бы заартачиться. Всё же он молчал по поводу дяди и родителей, сколько бы к нему ни обращался. Каждый мой мысленный запрос оставался без ответа.

— Уф, — надо бы освежиться, а то я ещё толком не проснулся, а у меня уже голова пухнет.

— Влад? — в дверь постучали. — Ты как?

— Нормально, — отозвался я, открыв ванную и встретившись нос к носу с Лизой, которая уже успела одеться.

— Прости, но мне надо собираться домой. Сестрёнку к саду подготовить, а то маме тяжело ещё с этим.

— Хорошо, — улыбнулся я и хотел было поцеловать её, но девушка ловко увернулась.

— А у тебя всё в порядке?

— Я… пока не знаю, — ответила она и поджала губы. — Прости, я всё ещё не разобралась в себе. Мне нужно время.

— Хорошо, — кивнул я. — Тогда поговорим позже.

Глава 31

— Бред, — пробормотал я, прожевав остатки холодной курицы.

Во-первых, бред с микроволновкой. Вот что за заговор техники? Тарелка обожгла мне пальцы, а мясо местами до сих пор шипит, а местами, как моя кровать. То есть холодная и одинокая…

И это я плавно перехожу к следующему пункту. Ведь во-вторых, что за бред происходит в моей личной жизни. Под этим я имею в виду отношения с девушками. То ни одной не было, то сразу несколько, но в то же время я понимаю, что не могу с ними быть. Да и они ведут себя как-то странно. Лиза…

Мысли прервал звонок в дверь. Поднявшись, направился в коридор и посмотрел в глазок. Рука уже потянулась к шкафу-купе, что стоял напротив, ведь там у меня был спрятан второй пистолет. Естественно, его сдавать я не собирался, и патроны, что были найдены у бандитов, лежали там же.

Однако это не потребовалось, ведь на улице стояло трое человек и ближайшей к двери была… Эля.

И снова день обещает быть весёлым.

Я открыл дверь и вышел на порог.

— Доброго утра, Эльвира Геннадьевна, — с улыбкой приветствовал её я. — Чем обязан столь раннему визиту?

— Влад, знакомься, — она указала на двух спутников. Один из них долговязый мужчина с короткой стрижкой и широкими очками, держал в руках портфель. Второй оказалась невысокая женщина, кажется, ещё ниже Эли, слегка пухленькая и с очаровательной, но вместе с этим, раздражающей улыбкой. Она сжимала планшет с бумагами и ручку, готовясь что-то писать. И это мне совсем не понравилось. — Социальная служба…

— Так, стоп, — я сразу перебил её, вскинув руку. — Какая ещё социальная служба?

— Владислав Витальевич, — затараторила миниатюрная женщина. — Так как о ваших родителях ничего не известно, а дядя погиб, то мы обязаны найти вам опекуна.

— Вы это серьёзно? — я нахмурился. — Что за бред? Мне уже восемнадцать.

— Но вы всё ещё несовершеннолетний, — произнёс мужчина. — И будет хорошо, если за вами кто-то присмотрит.

— Я в силах о себе позаботиться.

— Неужели? — хмыкнул тот и поднялся на ступеньку. — Можно войти?

— Нет! — сухо ответил я. — Я не собираюсь никого впускать в мой дом после ограбления.

— Это ещё одна причина, почему мы здесь, — пропищала женщина.

— Именно, — в тон мне хмуро продолжил её коллега. — Вам угрожает опасность, Владислав, так что мы считаем необходимым, чтобы рядом находился ответственный взрослый человек.

Я с усмешкой покосился на свою учительницу.

— Дайте угадаю, этим человеком будете вы?

— Всё верно, Влад, — кивнула та с лёгкой улыбкой. — Но не волнуйся, вторгаться в твою личную жизнь я не собираюсь. Просто иногда буду навещать тебя и проверять всё ли в порядке.

— А ваше «иногда» как часто будет?

— Пока не знаю, — она пожала плечами. — Возможно пару раз в день. Или ты против моей компании?

В этот момент в её глазах блеснули озорные огоньки, и я понял, что уже знаю ответ. Но лучше держать его при себе.

— Вам в любом случае нужно найти опекуна, — продолжил мужчина, бросив на Элю косой взгляд. — И я не думаю, что это будет так просто, учитывая… — на мгновение запнулся, — ваш статус в обществе. Но, как видите, Эльвира Геннадьевна вызвалась сама. Поэтому… — он многозначительно повёл рукой, давая понять, что лучше варианта не будет.

Я только усмехнулся и вновь осмотрел троицу.

— Допустим, я согласен. Хотя всё равно считаю это полным бредом. Но вы должны сказать, откуда поступил приказ? Властям никакого дела не было до моей семьи, и вот внезапно решили о нас подумать?

— Это не секрет, — снова пискнула пухленькая женщина. — Распоряжение пришло от полковника…

Но не успела она закончить, как резко замолчала под пристальным взглядом коллеги.

— Ржевский? — удивился я. — Ему-то какое дело?

— Видимо, он решил таким образом позаботиться о сыне своих друзей, — ответила Эля. — И да, я с ним беседовала, он мне многое рассказал, — игриво подмигнула.

Интересно, к чему это? Неужто он рассказал ей о прослушке? Впрочем, хорошая идея, он же должен как-то со мной связываться. Но через телефон не будет, его могут прослушать, а посредством дочери… такое себе. Вряд ли полковник подставит её под удар. Поэтому выбор с Элей весьма логичен.

Но, думаю, она сама всё расскажет, когда мы останемся наедине. Надо бы от этой странной парочки поскорее избавиться.

— Ладно, и что мне делать? — я посмотрел на мужчину. — Где ваша игла?

— Какая игла? — удивился он.

— Чтобы палец проколоть и подпись кровью поставить.

При этих словах женщины хихикнули, а вот мой собеседник снова нахмурился.

— Это не шутки, Владислав. Отнеситесь к этому более серьёзно.

— Да куда ж ещё серьёзнее?

— Влад, — это уже учительница. — Обойдёмся без ехидства. Просто поставь подписи, где попросят, и мы разойдёмся.

— То есть вы уйдёте? — не сдержался я и ухмыльнулся. — Я думал, теперь будете постоянно следить за мной.

— Владислав, — она нахмурила бровки, отчего стала только милее.

— Ладно, ладно, — я чуть спустился к мужчине и взял у него планшет с ручкой. Быстренько оставив пару подписей, пробежался взглядом по договору и не нашёл никаких подводных камней. Да, прокачанная интуиция мне в этом помогла, поэтому я со спокойной душой вернул всё соцработнику и хлопнул в ладоши. — Что ж, хотел бы сказать, что был рад вас видеть, но я не привык врать! — вот никак не получалось у меня не ёрничать. — Но раз мы закончили, то прошу вас, — указал рукой в сторону улицы.

Пухленькая женщина продолжала дружелюбно улыбаться, и мне было непонятно, бесится она или и правда, настолько радостная. А вот мужик… ну, с ним с самого начала всё было понятно.

— Всего доброго вам, Владислав, — он блеснул линзами очков и первым двинулся к выходу.

— До свидания! — его спутница помахала мне рукой на прощание и засеменила следом.

А когда они вдвоём сели в автомобиль и скрылись за поворотом, я повернулся к учительнице и вопросительно вскинул брови.

— И как это понимать? Мне уже восемнадцать, имею полное право быть один. К тому же о родителях ничего не известно, то есть, они могут быть живы.

— Да, я тоже на это надеюсь, — улыбнулась она. — И, скорее всего, моё назначение опекуном временно.

— Хорошо, — я открыл дверь и пригласил женщину. — Так что же вам рассказал наш полковник? — спросил у неё, когда прошли на кухню. — Вновь решил со мной помириться?

— А вы разве ссорились? — Эля прошла за стол и поморщилась. — Влад, ты, когда в последний раз убирался?

— Простите, не до этого было, — я пожал плечами и сгрёб мусор в урну, стоявшую здесь же. — Работы много.

— И какой же? — она внимательно посмотрела на меня.

— Так я и сказал, — обвёл комнату взглядом.

— Ах ты об этом, — улыбнулась женщина. — Да, полковник говорил, что сегодня уберут всё, что привили. Он ещё извинился за это.

— Ну да, как же, — хмыкнул я. — Сперва делает, что захочет, а потом извиняется?

— Влад, ты же понимаешь, что ему пришлось пойти на это?

— Понимаю. Но ведь всегда можно поговорить по-человечески.

— А ты бы честно ответил на все вопросы? — она хитро прищурилась. — Я не знаю, что произошло, Ржевский передо мной не распинался. Но убедительно просил присмотреть за тобой.

— Опять двадцать пять. Сперва няня, теперь учительница музыки.

— А что тебе не нравится? Заодно мы поработаем над выступлением. Его организация, знаешь ли, требует времени.

— Знаю, — кивнул я. — Это мы тоже обсудим. Но когда мне ждать полицию? Они же не вломятся ко мне в дом, чтоб снять свои штуковины, когда меня нет на месте.

И словно в ответ на мой вопрос, пискнул телефон.

«Влад, это полковник Ржевский. К тебе уже выехал человек. Подожди его. В школу можешь не ходить, у тебя есть отсрочка, я договорился. Крысу ловим, но говорить по телефону не могу, пока не узнаю, насколько у нас всё запущено. Надеюсь, эта тварь высунется, узнав, что я снимаю прослушку. В общем, если захочешь поговорить, скажи Эле или приходи в участок».

Ох, как мило с его стороны.

Я невольно усмехнулся, но в то же время понимал, что по факту, вот именно сейчас, он поступает правильно. Возможно, мы с ним и договоримся. Поддержка полиции мне пригодится.

— А вот и он, — произнёс я, когда Эля подошла ближе. — Что ж, видимо, вам придётся отправиться в школу одной.

— Ничего, я с этим справлюсь, — ответила женщина. После чего направилась в коридор, на прощание проведя пальцами по моему плечу. — Я вернусь вечером, после работы.

— Буду ждать, — хмыкнул в ответ.

* * *
— Это просто безумие какое-то, — я ходил по полутёмному помещению, делясь с Семёнычем последними новостями. — Сперва одна, потом вторая, теперь ещё и учительница!

— Да ты просто нарасхват, — смеялся он, сидя в своём кресле. — Но копы же сняли прослушку?

— Ага, приехал какой-то мужичок помятый и быстренько достал нескольких жучков. Нашёл с помощью какой-то штуковины, даже не знаю, как называется. Кстати, — я посмотрел на приятеля, — сможешь сделать нечто подобное?

— Думаешь, они что-то «забыли»?

— Почти что уверен.

— Без проблем, — Семёныч пожал плечами. — Вечером будет. У меня как раз телефон старый завалялся, он для этого и сгодится.

— Спасибо.

— Всегда рад, — усмехнулся он. — Так что дальше планируешь делать?

— В плане?

— В плане любовного квадрата. Он ведь именно такой, да? На треугольник совсем непохоже.

— Да иди ты, — я опустился на диван и схватил крылышко.

По пути к Семёнычу снова забежал в ту самую кафешку, чтобы закупиться, но Вику не увидел, чем был несколько расстроен. Хотя, с другой стороны, на кой она нужна? И так проблем хватает.

— Нет, я серьёзно, Влад, — он приосанился в кресле. — Сам посуди, нам надо заниматься сложными делами, а у тебя в голове сразу несколько баб. Мягко говоря, они совсем не к месту.

— Сам знаю, — вздохнул я, откинувшись. — Но пока не решил, как выпутаться.

— Так давай помогу.

— Как же?

— Ну вот расскажи мне о каждой в отдельности, и сам поймёшь, что к чему. Начнём с Алёны. Судя по всему, она самая сложная твоя дилемма.

— Так-то да, — пробормотал я и откусил от крылышка. — С ней всё несколько неоднозначно. Красивая, умная, сильная и хитрая. Идеальная кандидатура на роль законника, коим она и хочет стать. Однако она знала, что Ржевский меня прослушивает, причём незаконно. И умолчала об этом.

— Но ведь отец точно просил её тебе не говорить. И вряд ли бы она пошла ему наперекор.

— Да, не пошла. И я её за это не виню. У неё остался только один родитель, будь я на её месте, то поступил бы точно так же. Семья всегда важнее.

— Тогда что ей надо от тебя? Тоже вытянут информацию?

— Может быть, — я не знал, как правильно ответить. — Но, надеюсь, что не только это. Вопросов она задавала мало, наоборот, старалась поддержать. И у неё это весьма неплохо получилось.

— То есть ты её прощаешь?

— Я на неё не злюсь. Да, осадок остался. Но если рассуждать логически, то она будущий коп, и то, как добывает нужную информацию пусть и выглядит непристойно, однако должно работать. У неё получается.

— Как-то глупо.

— В нашей жизни много глупостей. Они-то и делают нас людьми, а не холодными машинами.

— Допустим, — кивнул Семёныч. — А что насчёт Лизы?

— Она, наверное, самая близкая ко мне девушка. В том смысле, что лучше остальных подходит на роль супруги.

— Ого, как ты задумался.

— Ты понял, о чём, — отмахнулся о приятеля и продолжил: — Милая, простая, тоже умная.

— Смотрю, другие тебе не нравятся.

— А зачем мне тупоголовые?

— Ладно, и что с ней не так? — Семёныч заинтересованно смотрел на меня.

— Честно говоря, сам не знаю. Но утром она просто убежала. Нет, не так. Сбежала.

— Может, её пугают столь быстрые отношения?

— Не знаю, — я пожал плечами. — Да и потом, после Лобастова…

— Считаешь её испорченным товаром?

— Это слишком грубое сравнение. Она мне нравится, но я прекрасно понимаю, что она унижалась перед Кириллом. И даже представить боюсь, что вытворяла сама и позволяла делать со своим телом.

— Допустим. А что с самой горячей пассией? — саркастично спросил Семёныч.

— Горячей? — я не обратил внимание на его тон и задумался. — Пожалуй, ты прав. Из всех троих, к ней я почему-то испытываю больше тяги.

— Может, из-за того, что она была первой?

— Первой? — с усмешкой переспросил я. — Нет, Эля далеко не первая. Но да, в чём-то ты прав. Она в каком-то плане особенная. Сочетает в себе все преимущества как Алёны, так и Лизы. Вот только возраст…

— Он тебя смущает?

— Меня нет, а вот её весьма. К тому же место в школе досталось ей не просто так. Вряд ли она согласится его потерять только из-за симпатии к несовершеннолетнему.

— Но теперь она живёт в твоём доме!

— Семёныч, — я покосился на собеседника. — Это ещё ничего не значит. К тому же временно, пока не вернутся родители.

На мгновение в зале повисла тишина. Я видел, как мужик мнётся и хочет сказать то, что мне не понравится. Да и потом я сам прекрасно понимал, что мама и папа могут уже никогда не появиться в моей жизни. Но говорить и даже думать об этом не хотелось.

— Ладно, — Семёныч всё же не стал продолжать и вернулся к изначальной теме. — Так и что мы имеем?

— Трёх красоток, — я начал загибать пальцы. — Первая моя ровесница, но боится отношений со мной. Вторая чуть меня старше, но в будущем будут проблемы из-за работы в полиции. Ложь, стрельба и так далее. Третья прилично старше, хотя и не критично. Но боится общественного резонанса и потерю должности.

— И кого ты выбираешь?

— Никого. Сперва я найду родителей и решу остальные свои проблемы. Любовь подождёт.

— Верное решение, — подмигнул мне Семёныч.

* * *
P.S. Привет! Надеюсь, глава вам понравилась. Буду рад лайку и подписке на автора, если кто ещё не подписался! Добра вам, а я пошёл писать проду =)

Глава 32

— Интересные у тебя сны, — хмыкнул напарник, заглядывая через моё плечо.

Я быстрыми движениями рисовал остановку, которую видел во сне. Так как место было мне незнакомо, то я надеялся, что Семёныч может его узнать, ведь он давно здесь живёт и частенько катался по городу. Ну, по его словам.

— После таких разговоров я думал, что тебе девки снятся, — комментировал он с лёгкой усмешкой.

— Честно говоря, мне бы очень этого хотелось, — отозвался я, не отрываясь от рисунка. — Но есть что есть, — после чего наконец-таки закончил и протянул мужику готовый вариант. — Вот, знакомо место?

— Хм, — он на мгновение задумался. — Что-то припоминаю, но сказать, где точно, не могу. Сам понимаешь, — развёл руками, — подобных остановок в нашем городе пруд пруди. Но, — он размял пальцы и, согнав меня с кресла, уселся за компьютер, — я постараюсь оцифровать твои каракули и прогнать их по базам данных с камер наблюдения. Они же по всему городу натыканы, что-то, да найдут.

— По всему городу? — удивлённо повторил за ним я. — Почему я их не видел?

— Потому что они называются скрытными, — хмыкнул он. — Влад, не тормози. Или опять задумался о своих красотках.

— Нет, — тихо ответил я. — Просто не понимаю, как полиция меня до сих пор не вычислила, если камеры повсюду.

— Эх, — протянул Семёныч. — Ну ладно, я немного утрировал на самом-то деле. В основном камеры стоят на таких вот остановках и в людных местах. Сам понимаешь, их надо как-то содержать, да и операторам денежку платить. А закупают, как ты можешь догадаться, полное говно. По документам самые передовые технологии, а по факту либо муляж для отпугивания всякого хулиганья, либо те, что сделали ещё лет пять назад. Ну а остальное себе в карман. Кстати, в том списке, что у тебя, имеется парочка таких чиновников. Я собирал на них инфу.

— То есть по факту, съёмок мало и качество изображения хреновое?

— Всё верно, дружище, — кивнул он, вбивая что-то на клавиатуре. — Но я всё равно постараюсь найти это место, — потряс в воздухе рисунком. — Раз оно тебе приснилось, значит, туда тебя ведут высшие силы.

— Именно так, — вздохнул я, присев на диван. — Всё верно.

— Не грусти, — Семёныч продолжал что-то клацать на допотопной мышке и потёртой клавиатуре. — Можно было бы быстрее, но техника моя, сам знаешь, не особо шикарная. Вот если б ты купил что-то более новомодное, то твой Фарр уже давно бы ожил!

— Оживёт, — кивнул я. — Как раз сегодня планировал прикупить себе ноутбук, заодно гляну что-то для тебя.

— Э, нет, приятель, — отозвался программист. — Уж лучше этим делом я займусь сам. Да и засиделся в этих стенах, не хватает солнечного света.

— Но ты мёртв, помнишь?

— О таком не забывают, — усмехнулся Семёныч. — Но я думал, ты мне в этом поможешь. Выберемся вечером, я знаю парочку магазинов, что открыты допоздна. Там работают мои знакомые…

— Вот именно, — отозвался я. — Если кто-то узнает, что ты жив, Гарик вновь зашевелится.

— Он и так не сидит сложа руки, — ответил мужик и развернулся ко мне. — Я тут справочки навёл. В общем, этот урод заподозрил неладное. Но оно неудивительно, всё же его архаровцы плавали с рыбами. Факт того, что в морге нашли «мой» труп, его совсем не убедил. Поэтому он до сих пор ищет меня.

— Откуда ты знаешь? — напрягся я. — Выходил наружу?

— Ну, не совсем, — замялся он. — Поболтал с одним знакомым…

— Да твою ж мать! — вырвалось у меня. — И я узнаю об этом только сейчас?!

— Успокойся, всё нормально, — Семёныч постарался говорить ровно. — Мы знакомы с ней уже несколько лет.

— Так знакомый или знакомая? — спросил я. — Ты определись.

— Девушка, то есть женщина, — тут же исправился он. — Машей зовут, но вряд ли ты её встречал. Работает в магазине компьютерной техники, но весьма одарённая дамочка. Её опыт может нам пригодиться.

— Ага, и хвост, который она приведёт за собой, — я закатил глаза. — Чёрт, ты хоть понимаешь, как мы подставляемся? Почему молчал?

— Да я только сегодня рискнул ей написать, — виновато отозвался тот. — Как раз с того телефона одноразового, который тебе сейчас переделаю для «жучков». Как бы я тебе сказал, когда у тебя там настоящая «Санта-Барбара»?

— Тоже верно, — я вздохнул и потёр пальцами переносицу. — Ладно, сделанного не вернёшь. Так и о чём вы говорили?

— Ну, она была приятно удивлена, что я до сих пор жив. Так-то Маша знает кто такой Гарик, и не хотела бы с ним связываться. Она рассказала, что его люди частенько к ней забегают. Сперва расспрашивали про меня, а потом просто ходили поглазеть, вдруг я появлюсь. Но вчера уже никого не было, видимо, успокоились.

— Вряд ли, — недовольно произнёс я. — Ладно, и что дальше? Вы о чём-то договорились?

— Не то, чтобы договорились, — он вновь замялся.

— Ну, — подначил его я.

— В общем, я сказал, что вечером, когда стемнеет, к ней придёт мой приятель, чтобы купить нужную мне технику. — сконфуженно посмотрел на меня. — Прости, но она обещала помочь. У неё есть машина, и мы сможем довести сюда всё, что необходимо. Ты ведь сам просил, чтобы с клубом всё решалось быстрее, вот я и пошёл ва-банк, так как у меня попросту нет ресурсов.

— Да, я понял, — ответил я. — Только не надо меня виновным выставлять. Ты прекрасно понимаешь, что я пока не хотел бы связываться с местными головорезами. На пирсе нам повезло, в доме Рамина тоже.

— У Рамина не было нормальной охраны, — не согласился Семёныч. — Так что это не везение, а холодный расчёт.

— Тоже верно. Но ты понял, к чему я это.

— Да, — кивнул тот и крутанулся в кресле. — И всё же нам надо навестить Машу. Если она приготовила всё, о чём я попросил, то уже завтра…

— То есть вы обо всём договорились за моей спиной?

— Влад, — Семёныч перестал играть провинившуюся девочку и стал серьёзным мужиком, уперев руки в колени. — Нам нужна новая техника. Ты хочешь найти родителей? Артефакты? Может, разобраться в своих снах? Чёрт возьми, да даже построить «Люкс»! Так дай мне возможность помочь тебе. На этом, — я постучал пальцами по монитору, — я могу работать только по городу. Если усилить аппаратуру, то мои возможности возрастут. Ты и сам это прекрасно понимаешь.

— Да, — кивнул я. — Хорошо, я схожу к ней днём, заодно куплю себе ноут и поговорю с ней, — устало опустился на спинку дивана. — Что там по камерам? Есть хоть какая-то зацепка?

— Точно! — спохватился программист и повернулся к компьютеру. — Отлично! Кое-что нашлось, — поманил меня к себе. — Глянь сам, похоже?

Я подошёл к напарнику и уставился на экран. Фото с камеры дорожного наблюдения было размыто. Однако, хоть и под другим ракурсом, но я узнал ту самую остановку.

— Да, — ответил я, чувствуя, как внутри нарастает напряжение. — Просмотри новостные сводки, когда в последний раз там поблизости были аварии.

— Уже, — Семёныч стучал пальцами по клавиатуре. — Но пока ничего такого нет, — он оторвался от поисков. — всё чисто, шеф.

— Уф, — облегчённо выдохнул я. — Значит, пока ничего не произошло. Но вскоре какой-то дебил обязательно въедет туда.

— Кстати, я даже догадываюсь, почему, — напарник что-то нажал, и на мониторе появилось новое изображение. — Ночной клуб «Фантазия». Название слишком примитивное, как мне кажется, но именно он находится в квартале от этого места. Могу предположить, что какой-то обдолбавшийся мажор тупо не справится с управлением, когда решит рано утром покататься.

— Да уж, — пробормотал я. — Здравая идея, и не здравый поступок. Мне надо его остановить. Если бы я ещё знал кто это и когда всё произойдёт.

Пока я говорил, Семёныч листал фотографии с клубом. Неудивительно, что их оказалось предостаточно, как сказал мой напарник, там были в основном мажоры, любящие покрасоваться на фоне блистающего всеми огнями здания или дорогих машин. И внезапно одна из подобных фотографий привлекла моё внимание.

— Стоп! — чуть было не выкрикнул я. — Верни. Нет, не эту, вот!

Я указал пальцем на кучерявого парнишку, лет около двадцати пяти, в тёмных очках, опирающегося на дорогую машину.

— Что такое? — Семёныч напрягся, вглядываясь в изображение. — Это Феррари?

— Нет, это Бентли, — ответил я, не сводя взгляда с парня. — Именно они врезались в остановку.

— Уверен? — программист покосился на меня, поправив очки.

— Процентов на девяносто. Но вряд ли в городе будут ещё такие же машины.

— Будут, поверь мне, — хмыкнул он. — Здесь на юге любят выпендриваться. Но ты это и сам знаешь.

— Знаю, — согласился я. — Но пока это единственная зацепка. Узнай, кто это.

— Уже ищу, — пробормотал тот, барабаня пальцами по клавишам. — О, нашёл!

— И? — я вновь невольно напрягся.

— Эм, — Семёныч открыл страничку из социальной сети, где на нас смотрел типичный «потребитель». Дорогая одежда, очки, цепь на шее и часы, стоявшие, скорее всего, дороже, чем мой дом. Хотя вряд ли. — Ох, не нравится мне это совпадение.

— Евгений Онегин, — прочитал я и тяжело вздохнул. — Согласен, не к добру такое. Но вместе с этим процент того, что мы нашли нужного человека, увеличивается.

— Думаешь? — напарник нервно заёрзал в кресле. — Сперва ты с его братом бегаешь по подземным лабиринтам, а потом судьба сводит тебя с младшим? Может, совпадение?

— Сам-то в это веришь? — я выпрямился. — К тому же к Жене у меня давно есть разговор. Надо бы наведаться. Выясни, где он живёт, и вообще всё, что может быть нам полезно.

— Ох, Владислав, — пробормотал Семёныч. — Не нравится мне твой тон. Что ты уже задумал?

— Передать привет от покойного брата, — ответил я, опустившись обратно на диванчик. — Сергей очень просил навестить Евгения, но не рассказывать дяде. Говорил, что это может его добить окончательно. Они и так многое потеряли из-за Вебера и Юдовой.

— Да? — отрешённо отозвался Семёныч. — Боюсь, тебе уже не о чем беспокоиться.

— То есть?

— Григорий Онегин умер вчера ночью от сердечного приступа. Видимо, отрава Катерины всё же завершила начатое.

Я сжал губы.

Чёрт, жаль старика. Его племянник жизнь готов был отдать за семейное дело, а вот младшенький только и желал потратить деньги. И почему жив именно он, а не Сергей? С другой стороны, появились неплохие задатки на моё будущее.

— Прискорбно, — произнёс я. — Но в этом есть и свои плюсы.

— Какие же? — нахмурился Семёныч.

— Теперь имуществом Онегиных распоряжается Женя. А он, как мы видим по фото, — я кивнул на монитор, — не особо стремится к его приросту. И теперь, когда за спиной нет ни дяди, ни старшего брата, которые могли бы давать ему изредка денег, парню надо что-то делать самому. И вряд ли у него удастся управлять семейным бизнесом самостоятельно.

— Хочешь предложить ему работать с нами?

— Ты же искал подставную морду, — хитро улыбнулся я. — Думаю, Онегин не откажется стать управленцем собственного ночного клуба.

Глава 33

Уже примерно через полчаса я получил информацию об Онегине. Семёныч поработал на славу, я даже расплылся в улыбке, когда взял в руки бумаги с его делом.

— Можно было бы и на телефон всё скинуть, — недовольно пробормотал программист. — Бумагу только тратим.

— Жалко, что ли? — переспросил я. — Я ведь принёс тебе зарплату.

— А на офисные принадлежности? — сразу же уцепился за эти слова мужик.

— И на них в том числе, — кивнул я. — В общем, распоряжайся ими, как посчитаешь нужным, я себе оставил небольшую заначку, пока этого хватит.

— Точно? — хитро прищурился Семёныч. — А на девок-то достаточно?

— Ой, ну, не начинай, — усмехнулся я в ответ, просматривая документы. И тут моё внимание привлекла одна деталь. — Он сегодня собирается в клуб?

— Ага, — кивнул мой напарник. — Расплатился картой. И там, поверь, осталась ещё приличная сумма. Видимо, ты был прав, это его машина влетит в остановку рано утром.

— И хорошо и плохо, — тихо произнёс я, продолжая читать. — Достанешь мне пропуск?

— В клуб? — переспросил он. — Тоже хочешь потусить?

— Не совсем. Боюсь, мне будет не до веселья.

— Понимаю, — кивнул Семёныч и развернулся к компьютеру. — Сейчас попробую что-нибудь сделать.

— Только не под моим именем.

— Фарр?

— Нет, его тоже нельзя светить. Если охрана запомнит Ростова, да ещё с таким псевдонимом, то потом пойдут слухи. А Фарр мне нужен, как аноним.

— Договорились, — кивнул тот, будто я его видел. — Но тебя ведь в любом случае узнают.

— М-да, — я цокнул языком. — Мою морду не так просто скрыть.

— Что есть, то есть, — хмыкнул Семёныч, развернувшись ко мне. — Однако у меня появилась идея. Правда, она тебе может не понравиться.

— И что же это за идея? — я нахмурил брови.

— Маша.

— Эм?

— Ну, Машка, я говорил за неё…

— Я понял, о ком ты. Но не понимаю, каким образом она может помочь нам в этом деле.

— У неё есть знакомая, что работает в клубе официанткой.

— Та-а-ак, — недовольно протянул я. — Опять впутываем в это дело новых людей?

— А что ты хотел? — он развёл руками. — Но, если пожелаешь, то можем пойти по пути наименьшего сопротивления — поговорить с Онегиным тет-а-тет уже сейчас.

— Я думал об этом, — помахал документами, что распечатал Семёныч. — Но ты же сам видел, он уже тусит со своей компанией. А мне не хотелось бы светиться рядом с ним при посторонних.

— Понимаю, потому и предложил такой вариант. Если договориться с подругой Маши, то она может провести тебя в клуб инкогнито.

— Возможно, — я задумался. — Блин, как же много сложностей. Вот чего ему дома не сидится? Наведался бы к нему, и всего делов. Но время не ждёт. Уже ночью он накидается какой-нибудь дряни, а утром…

— Полетит, — закончил за меня Семёныч, поглаживая руки в предвкушении. — Так что, я звоню Маше?

Я вздохнул и махнул рукой.

— Давай.

Мужик обрадовался и схватился за телефон. Понимаю его, не хватает общения и свежего воздуха. Пускай поболтает, главное, чтобы нас не засекли.

Да, моё решение несколько сумбурное, но время не ждёт. Нужно действовать уже сейчас и остановить Онегина-младшего с его дурной головой. Проколоть колёса машине? Как вариант, но разве он не попросит тачку у друзей? Хотя вряд ли ему дадут ключи, видя его состояние. Но если уж я окажусь рядом с ним, то надо бы и поговорить. А точнее, оставить небольшое послание, он же всё равно ничего не поймёт, будучи под дозой.

— Алло, Машка?! — голос Семёныча вырвал меня из размышлений. — Ты щас умрёшь…

* * *
Лиза сидела на скамейке в сквере, недалеко от дома, доедая остатки булочки. Её завтрак и обед вместе взятые. Деньги, что передал Влад, ушли на лекарства матери. Но оно того стоило, ей стало значительно лучше. И можно было взять месячный «отпуск» от походов в больницу, где каждый раз проходили довольно неприятные процедуры, которые, впрочем, не сильно-то и помогали, лишь оттягивали тот день, когда…

Девушка тряхнула головой, прогоняя лишние мысли.

Нет, мама обязательно выживет. Прошло столько лет, а она до сих пор тянется к жизни. Ради Лизы, ради Ксюши. Ради всех на свете, но она сможет прогнать эту неизвестную дрянь из своего тела.

Вот уже несколько лет мать Лизы, Марина, была тяжело больна. И никто из врачей не мог толком сказать чем именно, лишь разводили руками, да назначали болезненные процедуры, временно снимающие боль и воспаления.

Тогда-то к Лизе и пришёл Лобастов. Напыщенный ублюдок принёс «спасение». Тоже временное, но это было лучше, чем ничего. Экспериментальное лекарство, которое он достал по своим связям, помогало её матери лучше, чем процедуры. И не приходилось каждый раз кривиться от боли, когда туповатые иглы прошивали её кожу насквозь и вонзались в мышцы, запуская в вены полыхающий адским пламенем яд.

— Вот так всегда, — пробормотала она, вновь задумавшись.

Её сотрясало от нервного напряжения. Ведь деньги закончились, а они, как это бывает, всегда требуются в самый неподходящий момент. Вот и сейчас всё катилось к чертям.

— Лиза! — до жути неприятный, но знакомый голос заставил её вздрогнуть сильнее обычного и вскочить с места.

— Кирилл? — удивлённо переспросил она, увидев, что к ней направляется Лобастов-младший в сопровождении двух верзил, его школьных приятелей. Правда, на этот раз выглядели они довольно паршиво. Будто каток по ним прошёлся. — Что ты здесь делаешь? Я не думала, что забираться в такую глушь вам, всевышним, приятно.

Девушка быстро взяла себя в руки и уже в конце речи начала дерзить. Хотя внутри дрожала от страха.

Что ему надо? Неужто пришёл отомстить? Но если с ней что-либо случится, то как протянет мама и Ксюша? Что будет с ними?

— Ого, как дерзко, — усмехнулся парень, подойдя почти вплотную. Он осторожным движением спрятал прядь светлых волос за ухо бывшей подруги и нагло ухмыльнулся. — Мне всегда нравилась в тебе эта черта.

— Иди ты, — девушка дёрнулась в сторону, но стальные пальцы сомкнулись на её плечах. — Кирилл, мне больно!

— Знаю, — он продолжал глумиться над ней. — Помню, ты даже просила об этом.

— Я играла свою роль, — процедила Лиза сквозь зубы. — Что тебе надо от меня? Решил отомстить?

— Отомстить? Тебе? — внезапно он запрокинул голову и рассмеялся, отпустив её. — Да брось, не такая уж ты и важная игрушка, чтобы я тратил на тебя свои нервы.

Говоря это, он с трудом сдерживался, чтобы не прошить эту сучку молниями. Лобастов каждый день представлял, чтобы сделал с ней, попадись она к нему в руки. И провернуть всё было не так-то и сложно, но угрозы Ростова несколько остудили пыл. А потом к нему в голову пришла отличная идея, что, если использовать симпатичную стерву в своих целях. Узнать, каким образом Ростов смог раскрыть его маленький секрет. И для этого придётся сдерживать эмоции, играть роль того, кем он по сути и являлся — наследника высокого Рода.

— Тогда что? — Лиза шипела, словно змея, чем ещё сильнее злила Лобастова.

Лишь усилием воли он подавил вспыхнувшее с новой силой желание использовать магию и поджарить дерзкую девчонку.

— Мне нужна от тебя одна маленькая услуга, — с ехидной улыбкой произнёс он. — А взамен я готов вновь преподнести тебе подарок. Думаю, твоя мама будет им довольна.

После этих слов Лиза хотела врезать по наглой морде, но смогла лишь сжать кулак. Кирилл надавил на самое больное, и девушка понимала, что не сможет отказать.

* * *
— Почти готово! — торжественно произнёс Семёныч, ковыряясь в стареньком телефоне и прикручивая к нему какие-то микросхемы. — Ещё немного, и сможешь спать спокойно.

— Если б всё было так просто, — произнёс я, вновь взяв бумаги по Онегину. — Кстати, у нас ведь теперь имеются документы на его кафешки, которые хотел прибрать к рукам Вебер. Это может нам помочь.

— Так у него рестораны или кафешки? — не отрываясь от работы, спросил Семёныч.

— Ну, по факту, кафе, хотя и зовётся рестораном, — я пожал плечами. — Ты же сам знаешь, как в этой стране всё делается. Кричать на каждом углу, какой ты хороший, все любят, а вот делом доказать, тут, увы, слабовато.

— М-да, — пробормотал мой напарник. — Так и живём.

Я лишь усмехнулся и перечитал бумаги.

— А ведь Женя мог неплохо заработать на всём этом, если б хоть на йоту был похож на старшего брата.

— Каждому своё, — Семёныч всё-таки посмотрел на меня. — Влад, я не знал Сергея лично, но, когда собирал досье, понял, что он умный, но пылкий парень. Если б не бросился тогда к Юдовой, то жил бы дальше. Так что…

— Ладно, — вздохнул я, вспомнив лицо умирающего. Ведь он планировал предать меня, использовать, как наживку. Может, Семёныч и прав, не стоит так убиваться по тому, кто желал тебе смерти? — Проехали.

— Кстати, об этом, — Семёныч подбоченился в кресле. — Наша красотка почти готова. Осталось только несколько мелочей, но именно их-то у меня и нет. Но теперь, когда в деле Маша…

— Маша, — я с усмешкой посмотрел на него. — Скажи честно, что между вами?

— Ничего, — пожал он плечами. — Чисто деловые отношения.

— Но хотелось бы больше?

— А кому не хочется? — рассмеялся Семёныч. — У тебя, вон, целый гарем появился. А у меня? Диван, да клавиатура, — и тут же поспешил меня успокоить, видя, как я покосился на диван, на котором сидел: — Успокойся, я в переносном смысле.

— Я тебя понял, — моя улыбка стала дружеской. — И рад, что ты мне помогаешь. Честно говоря, одному довольно тяжело.

— Знаю, — понимающе кивнул мужик. — Я был на твоём месте. Ну, не считая убийств.

— Не хочу о них вспоминать.

— Необходимость, — он хлопнул ладонями по коленям. — Но я ещё кое-что хотел с тобой обсудить.

— И что же? — я заинтересованно наклонился вперёд.

— Помнишь, мы как-то говорили про артефакты Империи Худжу?

— Ну, это не совсем из той Империи, но да, помню. Ты что-то по ним нашёл?

— Наверное, — Семёныч покачал головой и вновь повернулся к компьютеру. — Я просто рыскал на закрытых серверах и нашёл несколько любопытных статей про артефакты, — поманил меня к себе, и, когда я подошёл, продолжил рассказ: — Оказывается, наши вояки их тоже искали. Не знаю для чего и кто именно, но в статьях и докладах очень жирно намекают на древнюю магию.

— Так, может, они не связаны с тем, что мы ищем? Мой прадед не нашёл артефакты, но только за одни лишь поиски его прилюдно казнили.

— Может, за это, а, может, просто боялись за свои задницы. Ты ведь сам всё прекрасно понимаешь, — Семёныч продолжал листать страницы с докладами, вырезками из газет и фотографиями, на которых были изображены люди, находящиеся в различных частях света. — Но сам посмотри, эти бригады катались по всему земному шару, и явно не для поиска лучшего места для шашлычка.

— Допустим, — кивнул я. — И что это нам даёт?

— Пока не знаю, но если порыться ещё…

— Стой! — я чуть было не закричал прямо у уха напарника и ткнул пальцем в монитор. — Можешь увеличить это фото?

— Эм, ну да, — рассеянно ответил тот и выполнил просьбу. — Так пойдёт?

— Ага, — произнёс я, лихорадочно шаря по карманам.

— Что такое?

— Погоди, — я всё-таки нашёл нужное и выудил наружу сложенный лист бумаги, на котором был один из первых рисунков. Развернув, показал напарнику. — Похоже?

— Вроде бы, — неуверенно протянул он, переводя взгляд с листа на монитор. — Думаешь, оно?

— Возможно.

На фотографии, найденной Семёнычем, была изображена небольшая группа военных, одетых в тёплую форму. Ведь находились они на заснеженной равнине, в окружении нескольких хвойных деревьев. А за их спинами угадывались очертания входа в подземный бункер. Точь-в-точь как на моём рисунке, с той лишь разницей, что я изобразил уже засыпанный снегом курган. А на мониторе мы видели фото, сделанное пару десятков лет назад.

На моём лице появилась хищная улыбка.

— Кажется, у нас есть цель.

Глава 34

Добраться до нужного мне магазина оказалось не так-то просто. Маша, как её величал Семёныч, работала, можно сказать, в самой заднице города. Разбитые дороги, косые взгляды местной шпаны, тёмные подворотни и постоянно петляющие улицы, всё это ждало меня на пути к заветной цели. Условно заветной.

Но, когда всё-таки смог найти магазинчик, то довольно улыбнулся. Выглядел он не так уж и плохо по сравнению с остальными, что стояли рядом. Потрёпанно, но в целом сносно.

Но войдя внутрь, никого не встретил, кроме одиноко стоящей у стойки женщины. Да, девушкой (я всё же надеялся, что она таковой будет) её нельзя было назвать. И уже лет двадцать как, наверное. Ну, может быть, десять, не стоит вдаваться в такие подробности. Возраст женщины это такая же тайна, как и артефакты Худжу.

— Доброго дня, — обратился к ней, проходя мимо полок, заваленных всевозможными электронными приборами. Честно говоря, даже боялся попытаться в них разобраться и понять, что есть что. Всё равно не моего ума дело. Пока что…

— Ага, — отозвалась продавщица, не отрываясь от телефона.

Высокая, симпатичная, даже несмотря на возраст (наверное, около сорока или чуть больше) с короткими синими волосами, уложенными на правую сторону, левая часть головы была обрита. Маленькие прямоугольные очки, почти как у моей знакомой психолога-учительницы. Пирсинг в носу, левой брови и на губах. В общем, типичная… Наки?

Не знаю, почему, но я вспомнил ту самую неформалку из нашей школы, что приходила на прослушивание.

Чёрт, а ведь я сейчас всё пропускаю, получается? Хрен с ними с уроками, но я подставляю Элю, не являясь на репетиции. Наташенька, наверное, тоже бесится. Ну да ладно, сейчас совсем не до этого. С музыкой разберёмся позже.

Хотя можно и сегодня вечером, я ведь куплю себе ноутбук. Осталось только узнать, будут ли здесь программы, нужные мне. А то бегать по Краснограду в поисках дисков мне совсем не хочется.

— Скажите, я могу купить здесь хороший ноутбук? — я подошёл к женщине, которая всё же решила проявить немного вежливости и, хотя бы оторвать взгляд от телефона и посмотреть на меня.

— Возможно, — ответила она, не переставая что-то жевать. — Всё зависит от того, что вас интересует.

О, обращается на вы, ну хоть какое-то воспитание. И, судя по всему, она меня не узнала. Наверное, Семёныч не говорил ей кто именно заявится в магазин. И уж тем более не сказал, что этим кем-то будет один из аристократов, да ещё из такого «знаменитого» рода, как мой.

— Я пишу музыку, и мне необходима мощная техника, — честно признался я, улыбаясь со всей вежливостью, на которую только был способен.

— Понятно, — протянула она, не особо вдохновляясь моим признанием. Видимо, покупатели здесь были редкими, и всё из-за того, что отношение к ним вот такое вот… ну да ладно. — Можем что-то посмотреть. Я могу порекомендовать пару хороших аппаратов.

С этими словами женщина вышла из-за прилавка и подошла к полкам с ноутами. Пройдя вдоль них, ткнула пальцем в самые дорогие.

— К примеру, вот эти, — пробормотала она без особого энтузиазма. — Процессоры последних моделей, жрут немного, видеокарты вытянут практически любую графику. Но вам-то и не она нужна, так что вполне сойдёт.

Я подошёл ближе и внимательно посмотрел на… женщину.

— Допустим, — кивнул я с хитрым прищуром, отчего та немного поёжилась. Наверное, в тот момент в моих глазах блеснуло что-то такое, что внушило капельку страха. — Но ведь они не самый лучший товар, правильно, Маша?

Стоило произнести её имя, как женщина нахмурилась и скрестила руки на груди.

— Чего тебе надо, пацан? — её голос изменился и стал более грубым. — Решил меня запугать? Да ты знаешь вообще, кто здесь всем заправляет?

— Гарик? — я вопросительно вскинул брови.

Маша насупилась, наверное, имя этого продажного урода ей не нравилось. Но всё же ответила:

— Именно, шкет. Так что шёл бы ты отсюда, пока ноги целы.

— Ага, — хмыкнул я в ответ. — То есть, ты работаешь на него?

Казалось, что сильнее напрягаться уже некуда, но Маше это удалось. Её тело сжалось так, будто она готова была наброситься на меня прямо здесь и сейчас. Разбить мою наглую морду, переломать кости и оторвать уши. Однако здравый разум взял своё. Она лишь глубоко вздохнула, борясь с эмоциями и прошипела сквозь зубы:

— Повторяю ещё раз, вали отсюда…

— Ладно, ладно, — я поднял руки, капитулируя. — Так и скажу Семёнычу, что разговор не удался.

Я уже было развернулся к выходу, как тяжёлая ладонь опустилась мне на плечо.

— Стой! — и снова голос Маши изменился. Но теперь он стал взволнованным и… более тёплым, что ли. — Так ты, — последнее слово шёпотом: — от Вагнера?

— Ну да, — я, как ни в чём не бывало, пожал плечами.

— Так, а чего сразу не сказал? — напряжение, царившее в магазине, вмиг спало, и женщина радостно рассмеялась, смахнув проступившую слезинку из-под очков. То ли от смеха, то ли от радости за своего приятеля. — Боже, ну ты меня и напугал, — и чуть успокоившись, продолжила: — Скажи, как он? Всё в порядке? Жив, цел?

— Относительно, — уклончиво ответил я, покосившись на стеклянную витрину, за которой уже пару раз прошмыгнули подозрительные личности. — Но лучше не сейчас.

— Да, точно, — кивнула она, сразу же собравшись и став той самой холодной стервой, что встречала меня пару минут назад. — Маша, — протянула руку. — Но это ты уже знаешь.

— Да, — я пожал протянутую ладонь. — Владислав Ростов.

— Тот самый? — она округлила глаза от удивления.

— Увы, тот самый, — усмехнулся я.

— Поняла, — женщина тоже улыбнулась в ответ. — Так ты говоришь, что нужен мощный ноут для музыки?

— Агась, — ответил я с улыбкой. — Хочу записать платиновый альбом, чтобы деньги так и сыпались на голову.

Маша лишь хмыкнула, никак не прокомментировав моё высказывание. Наверное, сочла это за шутку. Ох, как же она меня недооценивала.

— Ладно, не проблема, найдём тебе то, что ищешь, — она поманила за собой к стойке продавца.

— Стой, — я двинулся за ней, но махнул рукой на показанный товар. — А как же эти?

— Ой, я тебя умоляю, — произнесла она, даже не обернувшись. — Думаешь, там есть что-то достойное? Ты же неглупый парень, сам прекрасно понимаешь, как строится бизнес.

— Ладно, — я пожал плечами и встал у прилавка.

К этому моменту продавщица уже достала откуда-то из заначки довольно громоздкий ноутбук и положила передо мной.

— Вот, — восхищённо произнесла она, подняв на меня взор, полный самоуважения. — Предлагаю взять эту штуку. Я давно над ним работала, вот только не было возможности протестить, — кивнула в сторону двери, где вновь мелькнула чья-то тень. — Сам видишь, меня пасут, как покорную овечку. И я не хочу нигде светиться. По крайней мере, пока.

— Я тебя понял, — подтянув к себе ноутбук, открыл и прищурился от яркого света, ударившего в глаза.

— Яркость можно настроить, — сразу же посоветовала Маша. — Думаю, с этим ты и сам справишься, — а после начала перечислять заслуги своего творения: — металлический корпус, который может выдержать даже выстрел из мелкокалиберного оружия. Процессор, разработанный мной лично, разгоняется до такой скорости, что все они, — указала пальцем на прилавки, — просто сосут.

— Разработанный? — иронично хмыкнул я.

— Хорошо, улучшенный. Прошёл апгрейд, так лучше?

— Уже ближе к истине, — довольно кивнул я. — А то ведь «знающие» люди на говно изведутся с такими посылами.

— Бывали такие, — согласилась Маша. — Вот помню, как-то заявились такие в магазин, только нашивки «Диванные войска!» не хватало. И как начали…

— Ладно, ладно, — я вскинул ладонь, перебив её. — Я понял, что это лучшая вещь на свете. Распинаться передо мной не нужно, верю. Назови цену.

— Пятьдесят, — ничуть не смутившись, ответила она. — Знаю, это дороговато для обычного школьника, но он того стоит. К тому же…

— Согласен, — я просто пожал плечами. — Деньги есть. И, если ты говоришь правду, плата окупиться в сотни раз.

— Амбициозно, — хмыкнула Маша. — Одобряю.

И тут моё внимание привлекла другая штуковина. А, точнее, широкий синтезатор, стоявший в дальнем углу магазина.

— Ох, ты божечки-кошечки, — пробормотал я, не отрывая от него взгляд. — Ямаха?

— Ага, — довольно кивнула Маша. — Нравится?

— Ещё бы. Можно?

— Да ради бога.

Я медленно подошёл к музыкальному инструменту, будто боялся, что от моего резкого движения он исчезнет. Пальцы легко легли на клавиши, заставив их выдавать ту мелодию, которую мне хотелось сейчас услышать. Сперва медленно, но с каждой секундой я ускорял темп. И уже через пару мгновений играл весёлый блюз.

— Ого, — раздался за спиной незнакомый мужской голос. — Да ты красавчик.

Я моментально прекратил игру и обернулся. У прилавка рядом с Машей стояла пара высоких широкоплечих парней. Ничем не примечательная внешность, можно сказать, что похожи как две капли воды. спортивные трико, кроссовки, ветровки и бритые головы. Типичная гопота.

— Чё, где так играть научился? — спросил тот, что стоял справа, нагло ухмыляясь.

— Дома, — просто ответил я и подошёл к продавщице. — Сколько стоит Ямаха?

Она чуть покосилась на незваных гостей, будто говоря, чтобы я не светил деньгами. Но всё же сказала:

— Двадцать. Последний синтезатор остался, потому и скидка.

— Хера се скидончик! — воскликнул всё тот же хмырь. — Маха, да ты оборзела за Ямаху?! — и оба заржали, словно кони, довольствуясь столь тупорылой шуткой. — Ну, дай пацану нормальную скидку! Ща мы с ним побазарим и всё решим.

— Влад? — тихо произнесла она, испуганно посмотрев на меня.

— Всё нормально, — улыбнулся ей и подмигнул.

Женщина кивнула и не стала развивать тему. Наверное, она хотела вызвать помощь (хотя, кого здесь можно позвать?) или… достать биту, к примеру. Даже не знаю, чего именно она добивалась своим обращением. Но то, что я решил во всём разобраться сам, стало для неё приятной неожиданностью.

— О-о-о, Владюха, — мерзким голосом протянул всё тот же. Видимо, его напарник был немым. — Ну пойдём, чёт скажу.

С этими словами он приобнял меня за плечи и повёл на улицу.

Боги, ну что за дегенераты живут в нашем мире? Неужто без них нельзя обойтись?

Я закатил глаза, но решил не ерепениться. Хотя бы не здесь. Мне не хотелось разносить витрину и полки с товарами, чтобы не навлечь на Машу гнев хозяина магазина. А вот на улице… там посмотрим, что к чему.

Выйдя за дверь, парни решительно двинулись к первому же закоулку. Да, я понимал, что следовать за ними глупо, но прокачанная интуиция подсказывала мне, что я смогу справиться с этой парочкой…

Твою ж мать!

Стоило нам оказаться в тёмной подворотне, как за спиной появилось ещё двое верзил. А у стен справа и слева стояли такие же мордовороты. И того шесть человек.

Что ж, это несколько усложняет ситуацию. Но для меня, а для них, ведь теперь я могу не сдерживаться.

Стоило об этом подумать, как губы невольно дрогнули, растягиваясь в злорадной улыбке.

— Ну так чё, парниша? — всё с тем же глупым смехом начал тот, кто привёл меня сюда. Убрав руку с моего плеча, повернулся в мою сторону. — Сколько, говоришь, у тебя налички ос…

Но не успел он закончить, как тяжёлый кулак, усиленный телекинезом, врезался ему в лицо, выбивая и ломая сразу несколько зубов.

Глава 35

Мой удар был своеобразным спусковым крючком. Парень не успел ещё упасть, как его компаньоны уже ринулись на меня.

Я выкинул вперёд руки, врезав по приближающейся парочке. Два верзилы отлетели назад, а за моей спиной уже слышалось тяжёлое дыхание. Я резко присел и тут же крутанулся влево, уходя из захвата тех, кто решил поймать меня. Один из них, недоумевая, не успел вовремя притормозить и полетел вперёд, а моя выставленная нога, помогла противнику ляпнуться на грязный асфальт. Парень грохнулся настолько грузно, что послышался хруст ломающегося носа.

Отлично!

— Магия! — выкрикнул один из оставшихся и выхватил из-за пояса широкий армейский нож.

Вот оно как? Ну ладно, сами напросились.

Конечно, я не мог показать Тень. Но этого и не требовалось. Я просто последовал примеру врага и достал своё оружие. Чёрное дуло пистолета вмиг остудило пыл гопоты.

— Эй, эй, — тот, что был с ножом, сразу же вскинул руки и попятился. — Да ладно тебе, чё ты?

— Что я? — меня пробирал смех. Но в то же время он смешивался со злостью. Терпеть не могу таких уродов. — Ты точно хочешь знать, чего это я разозлился?

— Да нет, — пробормотал он и покосился на поднимающихся товарищей. После чего ехидно оскалился. — Но нас больше.

— И кто же рискнёт первым? — спросил я и взвёл курок.

Тихий щелчок пистолета прозвучал в подворотне подобно выстрелу. Шпана напряглась, озлобленно глядя на меня, но никто не решился сделать первый шаг. Собравшись в кучку и, подняв боевого и уже беззубого товарища, медленно двинулись из подворотни спинами вперёд.

— И без глупостей, — сурово произнёс я, после чего гаркнул на них: — Пошли вон!

Драка закончилась, так и не успев начаться. Кто-то может подумать, что я «слил катку». Но разве могло быть иначе, когда у меня за спиной огнестрельное оружие? Надо лезть на рожон, да ещё с голыми кулаками? Нет, мои рёбра мне ещё дороги.

Осторожно выйдя из подворотни, огляделся. Никого из шпаны не заметно. Я вернулся в магазин, где у прилавка нервно дёргалась синеволосая продавщица.

— Влад?

— Ну а кого ты собиралась увидеть? — усмехнулся я.

— Всё обошлось? Они забрали деньги?

— Зубы свои забрали. Хотя нет, кажется, их всё-таки оставили. Как и яйца с гордостью.

— Но как? — она вновь округлила глаза. — Их там же целая толпа. Лезут ко всем неместным.

— Скажем так, иногда я бываю очень убедительным, — с улыбкой ответил я, подходя ближе. — А тебя не трогают? Не решат сегодня ночью отыграться на магазинчике?

— Нет, — она уверенно мотнула головой. — Ты был прав, это заведение Гарика, и быдло это тоже на него работает. Меня никто не тронет, если он не прикажет. А он этого не сделает, так как знает, что не сможет найти лучшего программиста, чем я.

— Наверное, к тебе они и собирались обратиться после убийства Семёныча.

— Убийства? — охнула женщина, зажав рот рукой. — Так его пытались…

— Он не рассказывал?

Маша лишь покачала головой.

Блин, наверное, Семёныч не хотел вот так сразу выложить все новости и напугать подругу. Ну ладно, сказанного не вернёшь.

— Не волнуйся, — я попытался её успокоить. — Я вовремя оказался рядом и помог ему избавиться от нескольких… знакомых Гарика.

— Я… не понимаю, — пробормотала женщина, всё ещё пребывая в лёгком шоке от услышанного.

— Он вскоре всё расскажет. Вы ведь договорились на сегодня? Ты всё подготовила?

Она сразу же взяла себя в руки и усердно закивала.

— Да, он составил большой список, но мне удалось всё найти.

— Отлично, — я довольно улыбнулся. — Тогда заверни ещё эту громадину, — аккуратно похлопал по лежащему здесь же ноутбуку, — и вон того красавца, — я указал на синтезатор. После повернулся к продавщице. — Тебе наличкой или безналом?

— Неважно, — ответила она с радостной улыбкой. Наверное, в её заведение подобные покупки были редкостью. — Только придётся разбить оплату. Ноут-то мой наполовину.

Я изогнул бровь.

— Ну, я же говорила, что дорабатывала много. Взяла один из наших, — кивнула на полки за моей спиной, — и усовершенствовала. А отдавать Гарику деньги за собственные труды я не собираюсь.

— Тоже верно, — притворно вздохнул я. — Ладно, сейчас разберёмся.

И в этот момент у меня пискнул телефон. Достав его, увидел сообщение от Эли.

«Влад, тебе бы сегодня на репетицию прийти. Без тебя народ скучает».

Ну охренеть просто. Вот зачем мне это сейчас? И без того проблем навалом. Надо разобраться с Семёнычем и его подружкой. Узнать, можно ли ей доверять, всё же сегодня вечером она вполне может стать частью нашей команды…

И тут меня пронзила странная и довольно неприятная мысль.

А что, если она нас сдаст? Вот сегодня отвезёт всё необходимое Семёнычу, а за ней увяжется хвост. Гарик со своими людьми заявятся к нам, увидят свою машину и тогда точно не будут разбираться, что к чему. Просто грохнут нас.

Нет, конечно, это у них вряд ли получится. Если к нам кто-то и заявится из врагов, то я не стану церемонится и выпущу Тень. А дальше уже их проблемы, нечего совать нос в чужие дела.

Но не это меня беспокоило. А то, что разобраться придётся и с Машей.

Взглянув на неё, невольно поджал губы.

Красивая и умная женщина. Не должна она нас подставить. Не в её это характере. Естественно, я не знаю Машу так долго, как Семёныч, но шестое чувство подсказывает, что ей можно доверять.

Но если что… чёрт, как мне не хочется лишать жизни такую женщину…

* * *
Наверное, стоило бы пугаться таких мыслей — забрать чужую жизнь. Всё-таки это бесчеловечно и аморально. Однако я не ощущал ничего по этому поводу. Хотя нет, было одно чувство — раздражение.

Почему я обязан убиваться? Почему какие-то ублюдки легко это делают, а мне должно быть не всё равно? В конце концов, я убивал только тех, кто собирался прикончить меня. Какой был выбор? По сути, никакого, так что…

Но про себя отметил, что именно эта грань и отделяет хорошего человека от ублюдка. Что ж, получается, я почти что её переступил.

Но, отогнав ненужные мысли, надавил на педали и поехал быстрее. Надо поторопиться, на сегодня много чего запланировано. Наверное, стоило бы отказаться от репетиции, но я почему-то не решился. И самое обидное, не понимал почему. Хотя и догадывался, но боялся себе в этом признаться.

С Машей мы договорились встретиться вечером. Она под видом доставки завезёт ко мне домой синтезатор и ноут (не тащить же мне их самому), а потом мы оба двинемся к ангару Семёныча. Это должно было сбить след, ну, или показать хвост, если он увяжется за продавщицей.

К школе я подъехал, когда ученики уже расходились по домам. Да, сегодняшний день пролетел совершенно незаметно. Кто-то из моих знакомых приветственно помахал рукой, с несколькими я обменялся рукопожатиями и парой слов. Но никто не затрагивал тему моих родных, за что я был им благодарен.

Разминувшись с ними, направился к входу. И тут случилось то, чего я очень бы хотел избежать.

— Ростов?! — голос директора заставил меня вздрогнуть.

Я почти поднялся по ступеням, когда грузная фигура пожилого мужчины показалась из-за дверей.

— Опаздываешь? — хмыкнул он.

Ого, Михалыч ещё и шутить умеет? Совсем на него не похоже.

— Простите, Владимир Михайлович, но мне сказали, что можно не приходить…

— Знаю, знаю, — он махнул рукой, перебивая меня. — Я сам подписал тебе маленький отпуск, — подошёл ближе и положил широкую ладонь на моё плечо, пристально глядя прямо в глаза. — Ну, как ты?

— Эм, — я даже замялся, не ожидав такого отношения от директора школы. — Вроде нормально.

— Это хорошо, — на его обычно суровом лице появилась лёгкая улыбка. — Ты знай, если что-то понадобится, то можешь обращаться. Постараемся помочь. Договорились?

— Д-да, — заикаясь ответил я.

— Вот и отлично, — он похлопал меня по руке и направился обратно в школу.

Я же ещё несколько секунд пребывало в ступоре. Ведь ещё совсем недавно он слюной брызгал, желая исключить меня. Так что изменилось? Из-за родителей и дяди? Решил не давить на меня, думая, что мне сейчас тяжело? Допустим. В этом есть своя логика. И, честно говоря, таким он мне больше нравится.

Но потом всё же пришёл в себя и направился в музыкальный кабинет. И уже подходя к нему, услышал ругань.

— Началось, — пробормотал себе под нос, открывая дверь.

Крики Адашевой сразу же меня оглушили. Однако стоило мне войти, как она умолкла. Правда, всего на мгновение.

— Ну, наконец-то! — всплеснула девушка руками. — Где тебя черти носили?! Я здесь готова была глотку порвать этой… — она скривилась, ткнув пальцем в Наки, сидевшую у стены, — выскочке.

— Наташа! — учительница, стоявшая здесь же, подпирая руками бока, грозно смотрела на неё. — Повторяю, ругань в кабинете запрещена!

— Так что закрой рот, — спокойно произнесла Наки, что-то жуя.

Да, теперь я точно вижу, насколько они с Машей похожи.

— Что ты сказала?! — Наташа рассвирепела, бросив на ту пылающий взгляд.

— Госпожа Адашева, — брат Наки стоял между ними с поднятыми руками. — Давайте будем благоразумны и успокоимся.

— Да я спокойна! — рыкнула та и вновь переключилась на меня. — Так какого х… — покосилась на Элю, — фига ты так долго? Почему мы должны ждать именно Ростова?!

— Может потому что ты сама решилась с нами играть? — предположил я, проходя в кабинет и садясь на свободное место. — Ты пришла на прослушивание, даже попросила индивидуальное и стала членом нашей группы. Так? — взглянул на неё и тут же сам ответил: — Так. Поэтому, будь добра, либо давай дружить с остальными членами банды, — обвёл всех взглядом, — либо, — указал на дверь, — выход там.

— Вот, значит, как? — нахмурилась девушка, прожигая меня горящими глазами. — Ну и хорошо, — направилась к двери, на прощание махнув рукой. — Удачи, лузеры!

— Лузеры? — хмыкнул я, посмотрев на учительницу, которая одарила меня милой и интригующей улыбкой. — А мне казалось, что неудачниками считают тех, кто не смог что-то сделать. Но мы-то смогли сплотиться и играть вместе. А вот тебе не удалось.

И стоило мне это произнести, как послышался злобный рык. Адашева остановилась у самого выхода и сжала кулаки. Но прошло несколько мгновений благоговейной тишины, и она повернулась к нам, скрежеща от злости зубами.

— Ладно, Ростов, — произнесла она, стараясь сдержать рвущийся наружу поток брани. — Сегодня тебе удалось меня убедить.

— Отлично, — я кивнул девушке и посмотрел на сводящую меня с ума женщину (да, чёрт возьми! Стоит ей оказаться рядом, как я понимаю, что хочу её). — Эльвира Геннадьевна, теперь мы можем начать?

— С удовольствием, Влад, — кивнула та, благодарно мне улыбнувшись. — Все готовы?

Глава 36

Из-за истерики Наташи (действительно, вроде взрослая девочка, а ведёт себя как… типичная баба, хм, может, я и неправ в этом плане, хотя мне всё равно не нравится подобное поведение) я не сразу заметил, что в кабинете пополнение. Эля без моего ведома пригласила ещё пару участников.

— Вот и сейчас и посмотрим, подходят они или нет, — пояснила учительница, заметив мой вопросительный взгляд.

Невысокий пухляш шестнадцати лет сидел за барабанной установкой. Не такой навороченной, как хотелось бы, но с другой стороны, чего ожидать от школы? Хотя здесь училась элита (да, иногда это и незаметно, но так и есть по факту), однако даже при всём при этом финансирование в основном уходило на что-то более рациональное, а не на различные музыкальные мероприятия. Конечно, при большом желании любой из родителей учащихся здесь мог легко закупить для учебного заведения всё необходимое. Но факт в том, что в этой России, как и в моей прошлой, аристократы отличались жадностью. Грубо говоря, они напоминали депутатов, что кормились на российском народе, а сами катались по миру и обучали детей в элитных западных школах. Здесь было примерно то же самое. Хотя мне хотелось бы увидеть настоящих аристократов. Этаких статных людей с военной выправкой, гордо поднятой головой. А не замшелых бюрократов и воров, кем они здесь в большей своей степени являлись. И от Домов осталось только слово.

Так вот, Максимка, как он сам представился, почему-то волнуясь передо мной (странно, я ведь Ростов, на меня привыкли смотреть свысока, а не наоборот). Перед началом выступления он подскочил ко мне, протянул вспотевшую ладошку и, с улыбкой до ушей, поздоровался. После вернулся на своё место.

Да, это было приятное знакомство. Чего нельзя сказать о втором участнике нашей группы.

Игнат Савельев, так его представила учительница. Заносчивый полудурок из богатенькой семьи. Но должен отметить, что играл он на гитаре просто бесподобно. Наверное, его родители так же муштровал сына, как и Адашеву. Но это уже не мои проблемы. Свои детские обиды и комплексы властителей мира надо оставлять за дверью.

Закусил я на него только из-за того, что этот хрен даже руку не протянул, чтобы поздороваться. Молча кивнул мне и больше за всё время репетиции не бросил в мою сторону взгляд. Да и хрен с ним.

В нашем репертуаре было несколько местных песен, таких как лирические «Вдохновение» и «Дороги». Признаюсь, они мне понравились, а первая так вообще вышла отлична в стиле блюз. Так что я просто наслаждался игрой на рояле. Даже тот же Савельев, прикрыв глаза, полностью погрузился в музыку и чуть ли не пританцовывал от наслаждения. Чего уж говорить об остальных. Особенно, когда зазвучали более драйвовые нотки.

Адашева то и дело бросала на меня косые лукавые взгляды. Наверное, пыталась смутить. И у неё это получилось. Всё-таки относительно недавно она вытирала об меня ноги, фигурально выражаясь, конечно. А теперь строит глазки? У меня было на это только два ответа: во-первых, как я уже думал, всё можно списать на истеричный и непостоянный бабский характер, и во-вторых, что более реально, она начинает игру со мной. Не просто как девушка с парнем, а как член знатного Дома. Вот только зачем ей это? Неужто я настолько сильно теперь выделяюсь, что мной заинтересовались другие Дома? Естественно, пропажа моих родственников ни для кого не стала тайной, и мою скромную персону точно обратят внимание. Но, опять же, зачем? У нас ничего нет, кроме…

Кроме дела, которое начал отец. Но я о нём ничего не знаю, он не дал мне даже намёка на это. И что теперь делать, если мои догадки окажутся правдой? У меня и так дел невпроворот, а теперь ещё и это? Мать моя женщина…

— Влад? — голос Эли вырвал меня из раздумий, и пальцы тут же промахнулись, ударив по другим клавишам, отчего рояль издал такой звук, от которого все поморщились.

— Ох, простите, — выдохнул я, поднимая руки. — Задумался.

— Ростов! — обиженно воскликнула Наташа. — Ну чёрт тебя побери! Я только вошла во вкус!

— Запомни это настроение и входи в него почаще, — пробормотал я, даже не посмотрев на неё.

Эля, увидев мой ошарашенный взгляд, встала и обратилась к присутствующим:

— Так, мои дорогие, думаю, на сегодня хватит, — после чего к двум новичкам. — Максим, Игнат, играли просто отлично. Надеюсь, что никто не будет против, если я выражу своё мнение и скажу, что вы приняты.

Она не спрашивала, а говорила прямо. Оно и понятно, только я мог возразить, всё же Эля сама решила поставить меня наравне с собой для выбора претендентов. Даже та же Адашева не имела особого веса в выборе участников. Но кто его знает, как всё обернётся, если кто-то решит, что пухленький Максимка неровня таким высокородным членам Домов.

— Да по фигу, — первой отозвалась Наки, отбросив дреды за плечи.

— Я за, — кивнул её брат, как всегда, сохраняя ледяное спокойствие.

— Ну а мне-то что? — Наташа пожала плечами. — Пускай играют.

— Ура! — первым воскликнул Максимка, победно вскинув руки с палочками. — Мы в команде!

— Ага, — безразлично хмыкнул Игнат, поставив гитару у небольшой сцены, на которой и размещался рояль. И только тогда он посмотрел на меня, но уже без прежнего пренебрежения. — А ты неплохо играешь, Ростов, — протянул растопыренную ладонь. — Будет интересно посмотреть кто кого.

— Это не соревнование, — я нахмурился, но всё же ответил на рукопожатие. — Я не собираюсь участвовать в детских гонках и спорах.

— Ну, ну, — вновь усмехнулся он и первым направился к двери. — Всем чао!

Остальные участники тоже не стали задерживаться, а Наташа опять на прощание поцеловала меня в щёку.

— Отличный вечер, Ростов, — произнесла она с хитрой улыбкой. — Буду ждать продолжение.

После чего выбежала за остальными. Я же остался с учительницей наедине.

— Влад, — она вновь обратилась ко мне, когда закрылась дверь за последним уходящим. — Тебя что-то тревожит?

— На самом деле много чего, — честно ответил я, но в подробности вдаваться не стал.

— Расскажешь?

— Не сейчас.

— Хм, — женщина на секунду задумалась. — Если это насчёт сегодняшнего, то я думаю, что стоит всё обсудить…

— Ничего не получится, — я перебил её и посмотрел в большие глаза.

— Не поняла, — Эля оторопела от подобного.

— Сегодня вечером меня ждут в гости. Думаю, там я и останусь на ночь. Так что можете не волноваться и оставаться у себя.

— И снова мы перешли на официоз? — хмыкнула женщина. — Ладно, будь по-твоему. Но на самом деле я хотела, наоборот, обсудить все нюансы твоего положения.

— Я уже говорил, что мне не нужны няньки.

— Знаю, и не вызвалась бы, если б не просьба Ржевского.

— Ага, то есть всё только из-за него? — я вскинул брови.

— Не только, — она вздохнула. — Влад, ты же понимаешь — то, что между нами произошло, неприемлемо? Я дала слабину, прости. Возможно, обидела тебя тем, что поселила надежду на наше будущее.

— Ну да, я же Ростов, — хмыкнул в ответ, так как подобные разговоры несколько раздражали. — Кто согласится быть с таким, как я.

— Многие, — спокойно ответила женщина. — Ты и сам это видишь и знаешь, не стоит себя недооценивать. Но и набивать себе цену тоже не надо. Такими разговорами, прости, ты унижаешь свою мать и её выбор. Она ведь знала, за кого вышла замуж. Хочешь сказать, что она была наивной дурочкой? Или как?

— Прям без ножа режете.

— Я просто хочу, чтобы мы нашли общий язык, — и тут же пояснила, видя мой хитрый прищур: — Я сейчас не в прямом смысле.

— Да, я понимаю, — кивнул в ответ. — Но не думаю, что эти разговоры хоть как-то повлияют на моё решение.

— Ты уже подписал документы, помнишь?

— Да, но повторюсь, мне не нужны няньки. Сделаем вид, что вы посещаете меня, проводите разъяснительные беседы, а по факту это не потребуется. Никто никому ничего не должен и не будет усложнять другому жизнь. Так ведь вы хотели?

— Понятно, — она снова протяжно выдохнула. — Значит, я ошиблась.

— В чём? — я напрягся.

— В ком, если быть точной, — ответила она, сложив руки на груди и откинувшись на спинку стула. — В тебе, Влад. На какой-то момент мне показалось, что передо мной взрослый мужчина. Опытный, знающий себе цену. Да, я сейчас говорю о том самом моменте, если ты ещё сомневаешься. Поэтому я и поддалась на эмоции, за что иногда себя до сих пор ругаю. Видимо, я ошиблась и допустила главную ошибку психолога…

— Не спать с клиентом, — улыбнулся я, но уже без зла. — Это ведь реверсивная психология, Эльвира Геннадьевна. Вы пытаетесь вывернуть всё так, чтобы я сам пошёл против себя и повёлся на ваши хитрые манипуляции.

Она изумлённо изогнула бровь.

— А ты умён, Ростов. Хоть в этом я не дала промах.

— Не дали, — кивнул я в подтверждении её слов и так же расслабился, закинув локоть на спинку. — Но смею проявить наглость и прицепиться к вашей фразе: «Иногда себя ругаю». Получается, и да, сейчас я потешу своё самолюбие, вспоминая тот момент, иногда вы не проклинаете себя за слабину, а, наоборот, довольствуетесь тем, как всё прошло. Верно?

— Ох, — она цокнула языком и тихо засмеялась. — И правда, тешишь своё эго.

— Куда без этого? — я развёл руками. — Все люди, в особенности, мужчины, любят, когда о них благостно говорят в таком ключе.

— Ладно, допустим, — она ехидно посмотрела на меня. — Но теперь ты уводишь меня от нашей основной темы.

— Наоборот, плавно подвожу к ней, — не согласился я. — Вы хотели бы поговорить о том, что мне нужна психологическая помощь из-за того, что мои родители пропали. Нет, — я поднял руку, прерывая готовую возразить учительницу, — я до сих пор не верю, что они погибли. В новостях говорят, что в столице простой карантин, и оттуда не выбраться. Но самое интересное, что не показывают новых кадров, все сняты уже давно. Люди не дураки, они понимают, что там творится нечто ужасное. Но и соваться туда не собираются, потому что не смогут преодолеть кордоны. И да, нашли тело, якобы, моего дяди. Но я не верю и в это, потому что доказательства довольно скудны.

— ДНК совпало, — всё же она смогла вклиниться в разговор.

— Да, я в курсе. Но это можно и подделать.

— Но зачем? Кому это надо?

— Без понятия, — я пожал плечами. — Могу только предположить, что у нашего Дома начался новый виток серьёзных неприятностей, — я тяжело вздохнул и продолжил: — И вот теперь ко мне заявляетесь вы с каким-то мелкими социальниками, чтобы сказать: «Влад — ты ребёнок и тебе нужна помощь. Мы искренне хотим тебе помочь». Допустим, я могу поверить в это, хотя в той парочке толстого и тонкого, — при этих словах Эля тиха засмеялась, — сильно сомневаюсь. Но вместе с этим вы ставите мне в укор то, что я порой веду себя по-детски. Вот, к примеру, минуту назад.

Женщина округлила глаза.

— Влад, я не хотела тебя этим оскорбить.

— Вы и не оскорбили, — я снова пожал плечами, будто всё считалось совсем простым. Но по факту внутри всё же грыз червячок сомнений и обиды. — Однако, Эльвира Геннадьевна, вы не задумывались над тем, что я попросту не хочу никого впускать в свою жизнь только из-за того, что вокруг меня и моих близких постоянно что-то происходит? Может, после того «момента», — это слово я особенно выделил, — вы стали мне чуть дороже, чем другие учителя или знакомые. И да, я прекрасно понимаю, что такие отношения могут в общественности воспринять как нечто несусветное. Хотя, если честно, мне на них плевать. Столько лет наш Дом пинали, как хотели, и стоило моему отцу заняться чем-то достойным, как всё повалилось к чертям собачьим!

М-да, и всё же я сорвался. Вот как так-то? Так хорошо шёл, и на последней стометровке споткнулся.

— То есть, — Эля напряжённо выпрямилась, — твои капризы — это только ширма, чтобы никого к себе не подпускать, потому что боишься за других?

— Вполне возможно, — хитро улыбнулся я. — Решать вам, Эльвира Геннадьевна. Ну а мне пора.

С этими словами я хотел было встать, но женщина схватила меня за руку и не позволила этого сделать.

— Влад, — прошептала она, — прости, я не хотела…

— Всё нормально.

Я улыбнулся и, чуть склонившись, притянул её к себе, чтобы нежно поцеловать.

Глава 37

На улице уже смеркалось, когда я вернулся домой. Должен признать, что меня слегка потряхивало от предвкушения. Ведь совсем скоро в моей обители появятся новенькие вещи, которые я так сильно жду.

Но пока Мария (как её по батюшке?) не приехала, следовало заняться ещё одним нужным делом. А если быть точным, то проверить, оставил ли человек Ржевского хоть один «жучок». К чему я, собственно, и приступил.

* * *
— Допустим, — пробормотал я, вернувшись на кухню. Ещё, когда здесь были родители, эта комната стала своеобразным плацдармом для обсуждения важных тем и принятия решений. — Спасибо.

Я убрал изобретение Вагнера и присел за стол, задумавшись.

Полковник сдержал своё слово, и я ничего не нашёл. То ли искал плохо, то ли Семёныч дал мне неисправную хреновину. Но хотелось верить в первый вариант и честность Ржевского.

За окном уже стемнело, а в животе заурчало. Организм напомнил, что я толком сегодня и не поел. Поднял взгляд на холодильник и расплылся в довольной улыбке. Ведь по пути домой прикупил себе весьма неплохой ужин. Конечно, были и простые продукты, из которых можно было состряпать незатейливые блюда, в конце концов, у меня был поварской разряд. Не то чтобы высокий, но его вполне хватало, чтоб на прежней Земле приняли на работу. Хотя русский общепит не особо смотрит на квалификацию. Иногда берут таких дегенератов, что с ними боязно находиться на одной кухне. Мало ли что ему в голову придёт.

Но речь и не о том. Я просто не хотел тратить время. Сегодня очередной важный день, надо будет пробраться в ночной клуб и навестить Онегина. И главное — постараться держать себя в руках. А то на Женю у меня давно зуб из-за брата и дяди.

Запищала микроволновка, и открыв её, я втянул аромат горячего мяса.

— Идеально.

Но стоило мне только сесть за стол, как зазвонил дверной звонок, и кто-то, не дожидаясь ответа, забарабанил в дверь.

— Иду! — недовольно рыкнул я, с печалью смотря на нетронутый ужин.

Однако стоило выйти на улицу, как сердце радостно ёкнуло.

— Маша! — я чуть было не воскликнул. — Я думал, ты работаешь допоздна.

— Когда покупатели платят наличкой, да ещё в таком объёме, то можно закрыться и пораньше, чтобы заказ не отменили, — произнесла она с добродушной улыбкой и указала на небольшой серый фургончик, стоявший неподалёку. — Куда заносить, шеф?

— Сразу ко мне наверх, — я уже потирал руки от нетерпения. Но тут же напрягся и посмотрел на женщину. — Хвоста не было?

— Не заметила, — она пожала плечами. — На выходе подкатили неопознанные тела, типа, куда намылилась. Ну я прямо и сказала, что заказ хороший, надо отвезти поскорее. Даже попросила их о помощи, — она усмехнулась. — Так от них и избавилась.

— Лентяи, — улыбнулся я в ответ. — Ладно, давай разгружать. Мне бы ещё поужинать успеть.

— Всё сделаем.

* * *
И вот я не с полным, но хоть немного заправленным желудком, трясусь в чужой машине, медленно едущей по жуткому бездорожью. В тот момент мне вспомнилась поговорка из родного мира: «Есть две беды в России: дураки и дороги». Так вот, в этой реальности мало что изменилось. Можно сказать, вообще ничего.

— Я договорилась, — произнесла Маша, внимательно следя за дорогой. После того как мы съехали с трассы, пришлось выключить фары. Никто не хотел быть застигнутым врасплох. — Сегодня тебя проведут в клуб без особых проблем. Прикинешься помощником повара и всего делов.

Надо же, помощник повара. Было время, когда именно им я и являлся.

От воспоминаний невольно улыбнулся, но спутница расценила это по-своему.

— Ты, главное, делов там не навороти. Я не хочу сестрицу подставлять.

— Сестрицу? — удивлённо переспросил я.

— Ну не родную, конечно. Просто моя тёзка и очень хорошая подруга.

— Тоже Маша? — хмыкнул я. — Начинаю бояться этого имени.

— Чего вдруг?

— Да так, было дело в прошлом.

— А-а-а, — понимающе протянула женщина. — Ох, годы молодые, где они сейчас?

— Да ну, ты весьма привлекательно выглядишь.

— Неужели? — она бросила на меня заинтересованный взгляд. — И сколько ты мне дашь?

— Хм, — я на мгновение задумался. — Это слишком провокационный вопрос. Пожалуй, я не буду на него отвечать, нам же ещё работать вместе.

От моих слов Маша рассмеялась.

— Молодец, Ростов. Есть ещё воспитанные мужики среди вас.

— Нас? То есть аристо?

— Ну типа того, — уклончиво ответила она. И тут машина подпрыгнула на очередной кочке, которую мы прозевали. — Ух чёрт! — выругалась женщина. — Долго ещё?

— Уже почти приехали.

— Отлично, жуть как руки чешутся, надрать уши этому пухляшу.

— О как, — хмыкнул я. — Вы только сильно не буйствуйте, сегодня не до этого. Как закончим с Онегиным, так и отпразднуем.

Маша вновь покосилась на меня.

— Хорошо, — наконец улыбнулась в ответ. — Договорились. Пускай живёт пока.

* * *
Семёныч уже поджидал у входа в ангар. Наверное, когда услышал шум мотора, то жутко переволновался, так как стоило нам остановиться, то я увидел трясущегося напарника.

— Неужто… — пробормотала Маша, боясь вылезать из машины.

Видимо, между ними и правда нечто большее, чем просто деловые отношения. Интересно, они сами себе в этом отчёт отдают?

— Идём, — я первый спрыгнул на землю и потянулся. По телу пробежалась приятная дрожь. — Семёныч?! — я позвал приятеля, всё ещё стоящего у входа. — Встречай гостей.

Наконец-то он пошевелился и направился к нам, не сводя взгляда с выбравшейся на свежий воздух Маши.

Я отошёл в сторонку, сунув руки в карманы. Наблюдать за ними было весьма забавно. Всё происходило, словно в каком-то романтическом фильме. Два любящих друг друга человека медленно приближались. Казалось, в воздухе между ними зависло такое напряжение, что его можно резать ножом и…

Хлоп!

Звук пощёчины вмиг прогнал всё романтическое настроение.

— За что?! — обиженно воскликнул Семёныч, держась за покрасневшую щеку.

— Тебе ещё объяснять надо?! — злобно переспросила Маша, тряся отбитой рукой. — Ты пропал без вести, а парни Гарика ржали над твоей смертью! Я до последнего не верила в это, пока Влад, — ткнула в меня пальцем, — не подтвердил, что тебя, идиота, хотели грохнуть!

— Маша, я…

— Что?! — не унималась она. — Что «Я»?! Как ты вообще с ними связался? Только-только убежал от Юдовой и сразу же влип в новые неприятности! Я просто не могу понять, каким образом один из умнейших людей на Земле может так откровенно тупить?!

Ого, как она его хвалит. Нет, серьёзно, она ведь только что назвала его гением. Да ещё и мировым. Ну а то, что ругает его и готова и в хвост, и в гриву, так это по заслугам.

— Ты же знаешь… — Семёныч пытался как-то неуверенно оправдываться, но с каждым новым словом становилось только хуже.

— Что знаю?! — синеволосая женщина угрожающе двинулась на давнего приятеля. — О твоём идиотизме?! Ну так каждая собака об этом в курсе!

Похоже, пора его выручать, иначе рассерженная баба его сожрёт прямо здесь.

— Эй, эй! — я поднял руки, вклинившись между ними. — Давайте без боя. Я ещё не сделал ставки.

— Очень смешно, Ростов, — рассерженно хмыкнула женщина, скрестив руки на груди и отвернувшись в сторону, гордо вскинув голову. — Пусть он извинится.

— Но я ведь уже извинился по телефону! — возмутился Семёныч.

— Это две разные вещи, Василий Семёнович. И вы должны знать.

— Влад? — он с надеждой посмотрел на меня.

— Прости, дружище, — я только развёл руками. — Но здесь она права. Извиняться надо лицом к лицу.

— Ох, — печально вздохнул он и, отодвинув меня, подошёл к подруге. — Согласен, сглупил, и уже не в первый раз. Сперва к Юдовой устроился, хотя ты меня и отговаривала, потом сбежать хотел, чтобы никто не заметил, — он нежно взял её за руку. — Прости, я ведь специально тебя ни во что не посвящал, знал, что ты из-за этого и у тебя будут неприятности. А я этого не хотел. И так на твою долю свалилось столько что…

— Дурак, — Маша шмыгнула носом и крепко обняла Семёныча. — Ты хоть представляешь, что со мной было, когда я о тебе в некрологе узнала? Да я…

— Прости, прости, — шептал он. — Я не хотел, чтобы всё так обернулось. Если б не Влад, — он повернулся ко мне и благодарно улыбнулся, — то некролог оказался бы правдивым. Ростов спас мою шкуру. Можно сказать, дважды. Ведь из-за него я смог сбежать от Юдовой.

— В смысле? — Маша ошарашенно уставилась на меня.

Я закатил глаза и медленно развернулся к выходу.

— Ой, дурак…

* * *
— Ты серьёзно? — Маша как-то странно на меня посмотрела.

Только что Семёныч поведал ей свою историю спасения, ну а заодно и то, что я устроил в поместье Юдовой. Конечно, мы рисковали, раскрыв ей всю правду, но почему-то я ей верил. Пора было расширяться. Вскоре у нас должен появиться клуб, который станет потайной берлогой, откуда я смогу спокойно совершать свои вылазки. Да и деньги появятся, чтобы было на что спонсировать подобные авантюры.

И реакция моей новой знакомой вполне адекватна, от такого рассказа и я бы прифигел.

— Ну как-то так, — я снова развёл руками, присев на диван, когда мы оказались под землёй. — Но не хотелось бы сейчас об этом говорить.

— А когда? — женщина упёрла руки в бока. — Вы уже втянули меня в неприятности. И не только меня, так ещё и подругу. Так что я имею полное право знать, что происходит на самом деле.

— Справедливо, — кивнул я. — Но сможешь ли ты после этого спать?

— Разве у меня остаётся выбор?

— Ну да, можешь прямо сейчас развернуться и уехать домой. Деньги за ноут и синтезатор ты получила. А подруге скажи, что парень врубил заднюю. Всего делов-то.

— Ну да, как же, — хмыкнула она, вновь скрестив руки. Посмотрела на Семёныча. — А ты что думаешь по поводу всего этого?

— Что тут думать? — он пожал плечами. — Я уже сказал, что Влад спас мою шкуру. К тому же его планы довольно амбициозны, и я в полной мере могу удовлетворить свои потребности и желания.

— Это какие ещё? — напряглась гостья. — Бордель здесь хотите завести?

— Не совсем так, — покачал головой её приятель. — Я говорю о том, что буду делать то, что мне нравится, и за это получать хороший гонорар. Да ещё и не во вред людям.

— А ты в этом уверен? — она подозрительно прищурилась, глядя на меня.

— Говорю же, я тебя не держу, — улыбнулся я. — Если считаешь, что наша затея слишком рискованная, а это, действительно, так, то я не собираюсь тебя заставлять. Ведь тебя нет в списке.

— В каком ещё списке? — она вздрогнула, будто её током ударило. — Что вы задумали?

— Ничего противозаконного, — Семёныч вскинул руки, но тут же сам посмеялся над своими словами. — Ну, почти.

Глава 38

— Господин полковник? — в дверь протиснулась взволнованная морда сержанта.

— Гавриленко, чего тебе? — недовольно спросил Ржевский, поднимая уставший взгляд из-за бумаг. — Уже вернулся из патруля?

На часах почти одиннадцать вечера, за окном давно стемнело, а он всё никак не может выбраться домой. Да ещё всякие мелкие сослуживцы так и норовят вмешаться в его дела, постоянно отвлекая.

— Простите, господин полковник, — извинился тот, просачиваясь в кабинет и прикрывая за собой дверь. — Вернулся пару часов назад. Вы просили докладывать обо всём, что будет связано с Милославской и её матерью.

— Так, так, — Ржевский заинтересовался, отложив бумаги. — И что же ты нарыл?

— Вы ведь уже знаете, что за пару дней до своей смерти Мария Милославская ужинала вместе с другими богатеями в ресторане Юдовой?

— Ну, — полковник в нетерпении помахал рукой. — Это мне известно, дальше что?

— А потом мы нашли трупы Онегиных, а их ресторанное дело перекочевало к Юдовой.

— Не всех, младший Онегин, — Ржевский пощёлкал пальцами, — Евгений, кажется, до сих пор жив. Именно он и поставил подписи, так как дядя уже был недееспособен, а старший брат таинственным образом пропал, — полковник нахмурился, вспоминая найденный труп Сергея в подземелье. — Дело нечистое, но какая связь между всем этим?

— Не знаю, господин полковник, — сержант Гавриленко пожал плечами.

— Так, а на кой ляд ты передо мной здесь распинаешь?! — рыкнул на него начальник. — Давай ближе к делу, что нашёл?

— Да как сказать-то? — несколько смутившись, пробормотал молодой офицер. — В общем, это к делу не особо относится. Просто мне показалось подозрительным тот факт, что перед самой смертью все заведения Онегиных были отданы Юдовой.

— Правильно мыслишь, — кивнул полковник. — И?

— Ну я и решил проверить, есть ли похожие случаи. И вот что странно, — Гавриленко протянул трясущимися руками папку с бумагами начальнику. — Один из ресторанов Юдовой буквально сегодня отошёл Онегину-младшему. Всего несколько часов назад.

— Что? — Ржевский удивлённо уставился на подчинённого, перебирая документы. — Это как так-то? Ему вернули ресторан?

— Нет, не вернули, — покачал головой Гавриленко. — Заведение и раньше принадлежало Юдовой с самого открытия. Они будто обменялись зданиями.

— Но зачем?

— Не могу знать, господин полковник.

Ржевский вчитывался в строки и перелистывал бумаги, но не мог найти ни единой зацепки. Всё было официально с подписями обеих сторон и печатью нотариуса.

— А его проверяли? — спросил полковник, ткнув пальцем в печать.

— Нотариуса? — взволнованно переспросил сержант. — Я отправил к нему своих людей. Скоро узнаем, что произошло на самом деле.

— Интересно, интересно, — бормотал полковник, почёсывая щетинистый подбородок. — Ладно, можно ускорить дело, — встал со стула и снял с вешалки потрёпанный плащ. — Я к мелкому Онегину. Знаешь, где он сейчас?

— Так точно, — сержант выпрямился по стойке смирно, когда начальник поднялся из-за стола. — На данный момент Евгений Онегин находится в клубе «Фантазия».

— Серьёзно? — полковник удивлённо вскинул брови, а потом протяжно вздохнул. — Что ж, давно я не веселился.

* * *
— Да вы просто психи! — воскликнула Маша, когда мы поведали ей ещё и то, что произошло после спасения Семёныча. То есть о Рамине и о планах с Онегиным. А также про артефакты. — Сами-то понимаете, что творите?!

Казалось, что мозг женщины сейчас не вынесет подобного напряжения и попросту взорвётся. Она ходила из стороны в сторону, ожесточённо жестикулируя, и всеми силами старалась не верить в то, что только что услышала.

— Прекрасно, — спокойно ответил я, встав с дивана. — Поэтому и предлагаю тебе всё забыть и уехать, пока ещё непоздно.

— Непоздно?! — вновь воскликнула она. — Ты хладнокровно убил нескольких людей! Рассказал об этом мне и говоришь, непоздно?! А если я захочу вас сдать полиции или Гарику с его свитой?! Что, тоже меня завалишь?!

— Нет, — я покачал головой, хотя прекрасно понимал, что иного выхода у меня не будет. Или будет? Конечно же, я подумаю, как обойтись без лишних жертв, но если… а, к чёрту! — Ты не скажешь, потому что Семёныч тебе доверяет. А я доверяю ему.

— Ещё и этого остолопа втянул в свои игры! — не унималась та. — У него прямо-таки какая-то тяга к смертельным авантюрам! Мозги только в одну сторону варят!

— Маша, — Семёныч решил вступить в разговор. — Успокойся. Никто меня не втягивал, я сам…

— Вижу, что сам! — рыкнула она и потом бессильно упала на диван, прикрыв лицо руками. — Божечки, за что мне всё это?

— Маш, — Семёныч опустился рядом и погладил её по спине. — Успокойся, пожалуйста. Всё не так страшно, как ты думаешь.

— Ага, — она посмотрела на него, и на её глазах я заметил слезинки. — Всё гораздо хуже. А если тебя опять попытаются убить? Или нас обнаружат? Вы ведь сказали, что за Юдовой присматривал кто-то властный. Что, если он нас вычислит?

— Если б хотел, то давно бы сделал это, — сказал я, держа руки в карманах. — Он играет с нами, и поэтому я хочу его обхитрить.

— Но как? Мы даже не знаем, с кем имеем дело.

Мы? Это хорошо, значит, она склоняется к нашей команде.

— Пока не знаю, — я пожал плечами. — Но в любом случае он пока не знает о нашей идее с клубом. Так что придётся действовать вслепую.

— Ничего не понимаю, — она замотала головой. — Если этому неизвестному нужен ты, Влад, то почему бы просто не похитить тебя? Ведь у Юдовой это получилось. Почему Он тебя отпустил?

— Возможно, недооценил, — я пожал плечами. — Его людям удалось удалить все документы в электронном виде. Вскрыть несколько моих тайников. Видимо, решили, что больше у меня ничего нет. Замели следы с девчонками и со зрителями. По их логике, теперь к ним не подкопаться.

— А на самом деле?

— НА самом деле я пока даже не знаю, что делать с остальными компроматами. Среди них должно быть связующее звено. Вот только я пока его не нашёл.

— Может, мне удастся? — Маша выпрямилась, приподняв очки, смахнула проступившие слезинки. Теперь она казалась гораздо увереннее, чем минуту назад. — Всё-таки свежий взгляд.

— Согласен, — Семёныч улыбнулся. Ему точно понравились такие перемены в подруге. — Поделишься с ней?

— Без проблем, — кивнул я и прищурился. — Так что, Мария, вы точно с нами?

— Как официально, — хмыкнула она, но без всякой злобы. — Но ведь мы идём войной только против наглых уродов, что обворовывают и унижают простой народ?

— Именно, — утвердительно ответил я, улыбнувшись. — Таких, как Рамин, Гарик и Юдова.

— Хм, — женщина сделала вид, что задумалась, хотя я отчётливо видел, как на её лице появилась хищная ухмылка. — Тогда я в деле.

* * *
— Обалдеть, — восхищённо произнёс я, когда Семёныч проводил нас к «своему» творению. — Это всё ты?

— Ну а кто ж ещё? — довольно улыбался он.

Перед нами в ангаре стоял тот самый джип людей Гарика, вот только сейчас его было невозможно узнать. Чёрный цвет сменился на красный, по бокам ещё и молнии с числом 95. Чёрные колёса с белой окантовкой. На крыше сразу несколько прожекторов, а на бампере широкий «кенгурятник».

Жесть, кто вообще такое слово придумал? Я же не собираюсь из Томска в Сидней ехать. Кстати, да, в этом мире данные города тоже существовали. Правда, Сидней являлся столицей Австралии, которая, в свою очередь, был не такой уж и большой и представляла собой скопление островов с одним самым крупным по центру.

— И когда ты только успел? — пробормотал я, осматривая машину.

— А ты думал, я здесь целыми днями на заднице сижу? — хмыкнул мужик в ответ, следя за мной. — Как видишь, апгрейд прошёл успешно. Спасибо Маше, она как раз привезла недостающие детали. Но это мелочь по сравнению с тем, что я уже сделал.

— Да, вижу, — отозвался я, заканчивая осмотр. — Мне кажется, или она стала выше?

— Не кажется, — ответил Семёныч. — Эти дебилы занизили даже такую красотку, — нежно провёл рукой по капоту машины. — Но я смог её излечить от скудоумия тех дебилов. Жаль, что их излечить не получится.

— Разве внедорожник можно занизить? — удивлённо спросил я.

— Когда ты идиот и у тебя есть деньги, то возможно всё, — вместо Семёныча ответила Маша, так же, как и я, восхищённо рассматривая автомобиль. — Но да, Вася, ты просто умница, что смог вернуть красотке былое величие.

— Так, ладно, — я наконец-таки успокоился и поднял руки. — Всё это, конечно, хорошо, но нам пора действовать, — посмотрел на приятеля. — Сколько времени тебе ещё надо, чтобы довести всё до ума?

— Ну, — он посмотрел на подругу, — в четыре руки всё пойдёт гораздо быстрее. К тому же ты уже сейчас можешь выезжать, только бак полный заправь. У меня лишь небольшие дополнения, которые подождут.

— Ладно, — вздохнул я. — Время дорого, потом этими цацками займёшься. Маша, — я посмотрел на женщину, — у тебя топливо с собой?

— Конечно, — кивнула она. — Самое главное всегда на месте.

— Отлично, — я довольно потёр руки. — Твоя подруга нас ждёт?

— Уже несколько раз спросила, где мы. Говорит, там Онегин почти накидался.

— И куда в него столько лезет? — пробурчал я и вновь обратился к Семёнычу: — Что с рестораном?

— Документы отправлены в городской реестр. Подделать подпись этого юнца не составило труда. Тем более, когда у нас на руках есть оригиналы.

— А нотариус?

— Если к нему придут копы, то это уже его проблемы. Он же сам поставил печать ещё до того, как подписался покупатель.

— То есть Юдова могла подарить свой ресторан, кому заблагорассудится? — удивилась Маша.

— Вроде того, — ответил я. — Но пока эти документы у нас, то грех не воспользоваться таким шансом. Тем более число стоит старое, ещё до её смерти, и хрен кто теперь прикопается. Конечно, могут быть проблемы, но нотариус, скорее всего, засунет язык в задницу и скажет, что да, так всё и было. Иначе его лишат лицензии.

— Это в лучшем случае, — хохотнул Семёныч. — А так ведь и посадить могут.

— И вы решили сделать такой подарок этому наркоше? — Маша нахмурилась. — Не велика ли честь?

— Онегин будет доволен презентом, — ответил я. — И должен согласиться на нашу сделку. А там что-нибудь придумаем. К примеру, оформим документы на нас двоих, как и клуб.

— Хорошо, а что делать с кафешками, которые выкупила Юдова?

— Разорять, — я с ехидной улыбкой пожал плечами. — Вернуть мы их не можем, так как по документам они перешли… хм, даже не знаю кому. Документы хоть и у нас, но ведь уже всё официально учтено.

— Точно? — Маша хитро подмигнула нам. — А что если расторгнуть сделку и вернуть все заведения?

— Это как? — заинтересовался Семёныч.

— Ну, вы только что сказали, что у нотариуса будут серьёзные проблемы. Мы можем на него надавить.

— Или дать показания в участок, что Онегина заставили подписаться, — я ухватился за эту мысль. — После смерти Юдовой и открытия её подпольных игр, а в полиции об этом знают, но не афишируют, в суде такое могут учесть. Единственная проблема — это крыса в участке.

— Но теперь у неё нет хозяина, — улыбалась женщина. — А у тебя есть знакомый полковник. Через него мы можем вернуть кафешки Онегину, а с ним потом договориться.

— Ржевский, — пробормотал я. — Да, надо будет с ним поговорить, — после сделал глубокий вдох, осмотрел свою компанию и, хлопнув в ладоши, спросил: — Ну что, готовы? Пора выдвигаться!

Глава 39

Мотор взревел, словно голодный зверь, и я хищно оскалился.

— Отлично, — произнёс я, смотря на Семёныча.

Было решено, что поедем мы с Машей, а он останется координировать действия на месте. Следить по камерам за незваными гостями, наблюдать за посетителями клуба. И да, благодаря Марии-блуднице (буду называть её так) нам удалось подключиться к видеонаблюдению увеселительного заведения. Не знаю, что они там наворотили, но вышло посредственно. Картинка нечёткая, с постоянными помехами. Однако сам факт того, что Семёныч сможет наблюдать за внутренней и внешней территорией клуба уже было хорошо. К тому же наша Маша (как-то так, да) притащила мини-гарнитуры, с помощью которых можно было постоянно оставаться на связи друг с другом, а не носиться с телефоном, как это было в «деле Рамина».

— А по-другому и быть не могло, — усмехнулся Семёныч, слегка похлопав по двери. — Я отвечаю за качество.

— Я боялась этих слов, — рассмеялась Маша на соседнем со мной сиденье. — Обычно после такого что-то должно сломаться.

— Не слушай её, Влад, — нахмурился мужик. — Она просто завидует, что не смогла принять участия в ремонте.

— Ой, можно подумать большое дело, — отозвалась Маша.

— Завязываем, — улыбнулся я, положив руки на руль. — В общем, всё как договаривались. Ты за компом, — посмотрел на Семёныча, а потом повернулся к спутнице. — А ты за баранкой рядом с клубом. Главное, не нажить себе неприятностей на улице. Там много тупорылых мажоров и всякого быдла.

— Не волнуйся, — отмахнулась женщина. — У меня с ними разговор короткий.

— Вот этого я и боюсь, — пробормотал я. — Ладно, разберёмся на месте. Все готовы? — увидев уверенные кивки, я вздохнул. — Тогда поехали.

* * *
Кататься по ухабам за городом то ещё удовольствие, но всё равно я наслаждался этим. Отъехав от ангара на почтительное расстояние, включил фары и погнал по бездорожью. Маша то и дело подскакивала на кочках, держась за ручку над головой, но молчала. Видела мою довольную моську.

А вот уже у границ Краснограда нам пришлось поменяться местами. Права у меня были, но всё равно лучше, если никто не узнает, что Ростов-младший катается на такой машине по ночному городу. Стоило перестраховаться. Тем более, я оделся так же, как и раньше в свой чёрный костюм с маской. Даже в клубе не должны знать, кто среди них блуждал.

— Готов, Влад? — ко мне повернулась спутница, когда мы наконец-то добрались до нужного места.

Остановились за квартал от «Фантазии», чтобы ещё раз всё обсудить. Хотя план был до гениальности прост — найти Онегина и поговорить с ним тет-а-тет. Конечно, сейчас он не в том состоянии, чтобы что-то понимать, но нам это и не нужно, главное — увидеться с ним и… там действовать по ситуации.

— Куда ж я денусь? — хмыкнул в ответ. — Звони подруге, пускай выходит, я выдвигаюсь, — приоткрыл дверь. — И попроси, чтобы она прихватила какой-нибудь плащ или что-то вроде того. Всё же через кухню пойду.

— О-о-о, — протянула Маша, — соблюдаешь гигиены?

— И это тоже, — кивнул я. — А ещё не хотелось бы, чтоб встретившиеся на пути люди увидели незнакомца в маске и чёрном костюме ниндзя.

— Ниндзя? — женщина обвела меня оценивающим взглядом. — Не сказала бы.

— И не надо, — я улыбнулся и натянул маску на лицо. — Всё, я пошёл.

— Удачи, — она помахала рукой на прощание и закрыла за мной дверь.

Спрыгнув на асфальт, слегка поёжился. Всё же после тёплого салона ночная прохлада пробрала до костей. Но всего лишь на мгновение. В следующую секунду я побежал к «Фантазии», что светила огнями, заманивая к себе клиентов, словно мотыльков. А тяжёлые басы были слышны даже на улице.

Мне удалось пробраться к чёрному входу почти что незамеченным. Нет, конечно же, у клуба ошивалось множество народа, и все меня видели, вот только кому это надо? Здесь и без меня хватало всевозможных фриков. Разукрашенные шлюхи, одетые настолько легко, что мне становилось не по себе. Чьи-то богатенькие сынки, крутящиеся возле своих дорогих машин, и наперебой перечисляя их достоинства. Трансы (да, именно они) почти два метра ростом, выглядели так же, как и проститутки, собственно, работали в том же ремесле.

Поэтому паренёк в чёрной одежде, быстренько проскочивший мимо, никого не заинтересовал.

Подворотня, в которой находилась небольшая лестница, ведущая в клуб, и огромный мусорный контейнер, встретила меня напряжённой тьмой. Одинокая лампа над ступенями была не в силах развеять мрак, сковавший пространство.

Небольшая металлическая дверь скрипнула, выпуская на улицу женщину. Высокая, стройная с пышной грудью, которую не мог сдержать тонкий фиолетовый топик. Длинные ножки под короткой кожаной юбкой приковывал взгляд. А сетчатые колготки… в общем, всё до боли типично, но в то же время проверено, дабы поглощать внимание клиентов целиком и полностью.

— Это ты от Маруси? — устало спросила она, держа в руках длинный чёрный плащ.

— Да, — коротко ответил я, поднявшись по лестнице, и взяв протянутую одежду.

Накинув на плечи, уловил приятный клубничный аромат, пальто оказалось женским.

— Твоё? — спросил я, посмотрев на женщину.

— Ага, — кивнула та, достав сигарету и зажигалку. — Погодь минутку, давай покурим.

— Не курю, — просто ответил я, но встал рядом с ней, опёршись о перила.

— Молодец, — похвалила она и мило улыбнулась. — Кем бы ты ни был.

— Маша не говорила? — я удивился такому повороту.

— Нет, — женщина пожала плечами. — Да я и не спрашивала. Если она тебе доверяет, то и я буду. У нас, знаешь ли, пустыми словами разбрасываться не принято, — выпустила струю дыма, который тут же закружился и растворился в ночной мгле. — К тому же по её словам, ты собираешься помочь людям и наказать парочку мажоров? — мотнула головой в сторону клуба. — Считай, это уже для меня награда.

— Странные у вас понятия, — усмехнулся я. — Не боишься нарваться на неприятности?

— А ты их устроишь? — она перевела на меня вопросительный взгляд.

— Нет, — покачал головой. — По крайней мере, очень постараюсь.

— Вот и отлично, — довольно произнесла женщина. — Значит, бояться нечего, — после ловким щелчком выбросила окурок в тот самый мусорный контейнер, чем вызвала у меня удивлённый взгляд. — Я раньше стрельбой занималась, — ответила она на немой вопрос, — пока ноги ходили.

— Эм, что? — я посмотрел на её стройные ножки и нахмурился.

— Импланты, — Маша несильно похлопала себя по бедру. — Авария, повреждение позвонка, год без движений. Потом меня нашла Маруся и предложила небольшой эксперимент, вживила несколько чипов в спинной мозг, — радостно развела руками, — и вот результат, — но тут же поморщилась. — Вот только в спорт таких, как я, не берут. Да и время было потеряно, пришлось восстанавливаться практически с нуля. А деньги, сам понимаешь, всегда нужны. К тому же чипы импланты надо периодически менять, что тоже само по себе недешёвое удовольствие, — она открыла дверь, за которой вырвалась волна тепла и музыки. — Поэтому я пока что здесь.

* * *
Синеволосая женщина сидела за рулём автомобиля и искала глазами опасность. Что-то гложило сердце, какое-то странное предчувствие. Она и сама не могла точно себе ответить, что именно не так, однако была почти уверена в том, что вскоре должно произойти нечто весьма неприятное.

— Вася? — женщина приложила палец к уху, активировав гарнитуру. — Ты уверен, что Ростов справится? Дельце-то сложное, а он простой школьник.

— Непростой, — отозвался напарник, но из-за помех его было плохо слышно. — Поверь мне, Влад весьма непростой молодой человек. Тем более он потомок самого Никиты Ростова.

— Это меня тоже сильно смущает, — отозвалась Маша. — Ты и правда веришь, что та жуткая тварь, которую казнили на площади, была невиновна?

— Многое не сходится, — ответил Семёныч. — Да ты и сама в курсе, сколько слухов плодилось насчёт его смерти. Жаль только, что все союзники Ростовых поджали хвосты и даже не стараются показаться на свет.

— Здесь как раз ничего странного. Им тоже светила тюрьма и плаха. Ты как бы поступил? Бросил семью и отправился за решётку, только из-за уверенности в своём друге?

— Сложный вопрос, Маш. Ты же знаешь, что у меня никого нет.

— До сих пор? — эти слова женщина произнесла хитрым тоном.

— Ну, есть одна дурочка, что до сих пор ничего не понимает, — рассмеялся на том конце провода Вагнер.

— Дурочка? — Маша надула губки, будто кто-то мог её увидеть. — Может, она всё знает, просто ждёт, когда пухленькой красавчик решится и сделает первый шаг?

Семёныч только крякнул от удивления и на пару секунд замолчал.

— Эм…

Отвлёкшись на разговор, Маша не заметила, как сзади к машине подошла небольшая компания. Их заводила, высокий и широкоплечий парень в кожаной куртке, добрался до водительского места и хлопнул по двери. От испуга женщина подпрыгнула на сиденье.

— Маша, что это было? — взволнованно спросил Семёныч.

— Всё нормально, — отозвалась она. — Я разберусь.

С этими словами чуть приоткрыла окно одной рукой, а второй потянулась к пистолету, что оставил Ростов рядом с пассажирским креслом.

— Ты чего творишь, урод?! — прошипела она, слегка выглядывая наружу. — Руки лишние?!

— О, Маруся! — довольно гаркнул мужик прямо ей в лицо. Женщина сразу признала в нём одного из ищеек Ардусяна. — Слушай, а клёвая у тебя тачила! — провёл ладонью по капоту. — Напоминает мне одну из наших. У Гарика как раз недавно пропала.

* * *
Прошмыгну по кухне, мы выбрались в зал. В глаза тут же ударили неоновые огни. А шум здесь стоял такой, что я не мог услышать даже собственных мыслей. Пьяные тела извивались, словно угри. Жадные и похотливые взгляды тут же устремились на мою обольстительную спутницу. Но она не обращала на них внимания. Схватила меня за руку и уверенно потащила куда-то в сторону.

Поднявшись по небольшой лестнице, вымощенной блестящей плиткой, остановились в коридоре, тянущемся вдоль правой стены. Здесь же располагалось несколько дверей, судя по всему, приватные комнаты.

— Во вторую! — крикнула Маша, указав мне вперёд. — Я скоро приведу Онегина!

С этими словами всучила мне ключ-карту и тут же растворилась среди вспышек прожекторов и танцующей толпы.

Я же двинулся в указанном направлении. По пути что-то меня напрягло, послышался странный шум. Сделав шаг в сторону, прислонился ухом к одной из дверей. Даже сквозь бахающие басы и чьи-то истеричные завывания в песне, я расслышал страстные женские стоны.

Ладушки, не буду мешать.

Дойдя почти до самого конца коридора, наконец-таки нашёл свою дверь и приложил карту к замку. Тот издал писк, и загорелся зелёный маячок. Я тут же протиснулся внутрь, закрыв за собой проход.

Приватная комната оказалась не такой большой, как я мог её себе представлять. Круглое помещение со столиком по центру. У стен мягкие диваны, а над ними пара неоновых ламп, источающих слабый синий свет.

Отлично, здесь и поговорим.

И только я присел на диванчик, как дверь вновь распахнулась, и внутрь чуть ли не влетело пьяное тело.

— Эй, да погоди ты, — смеялся парень в разноцветной одежде больше похожей на клоунский прикид. — Куда так торопишься, успеем… — и тут он поднял взгляд на меня. — Погодь, красавица, — обернулся к вошедшей следом Маше, — на тройничок мы не договаривались.

— Рот закрой, — спокойно произнёс я, видя, как женщина напряглась. — И присядь, есть разговор.

— Да ты охерел, что ли?! — взбеленился он. — Ты хоть знаешь, кто я такой?!

— Да, Женя, — всё тем же тоном ответил я и кивнул женщине. — Лучше тебе не знать…

— Поняла, — она вмиг уловила мой настрой и, бросив на Онегина испепеляющий взгляд, выскочила наружу.

Замок пискнул, оповещая, что открыть его сможет только обладатель карты, и в комнате вновь воцарилась напряжённая тишина.

— Чё те надо, урод? — прорычал Онегин, даже не думая садиться. — Какого хера вообще происходит?

— Сядь! — пришлось повысить голос. — Я повторюсь, нам надо поговорить.

— О чём? — не унимался он, но всё же присел подальше от меня. — Кто ты?

— Пока тебя это не должно волновать, — начал я и достал документы из нагрудного кармана, потрясая ими в воздухе. — Вот что я хочу с тобой обсудить.

— Что это? — Онегин сразу напрягся.

— Документы о передачи всего вашего бизнеса Екатерине Юдовой, — хмыкнул я. — Подписанные тобой же. Помнишь?

— Откуда? — голос моего собеседника задрожал.

— Оттуда, — я неопределённо помахал бумагами. — Скажем так, у меня был интересный разговор сперва с госпожой Юдовой, а потом с твоим братом. И он остался весьма тобой недоволен.

— Но они оба мертвы! — рявкнул парень, вскочив с места. — Не мели чепухи!

— Я знаю, — я спокойно ответил и кивнул ему на диван. Он вновь присел на краешек. Было видно, как его пьяный мозг пытается переварить информацию, но получается это с трудом. — Я был с ними именно в тот день. Большего тебе знать не надо.

— Не понимаю…

— В этом я не сомневаюсь, — бросил документы на стол перед парнем. — Это копии. Оригиналы до сих пор хранятся у меня. Но скажу сразу, вернуть кафешки мы сейчас не сможем.

— Мы? — напряжённо спросил Онегин.

— Да. Я и мои компаньоны хотим заключить с тобой соглашение. Нам нужен человек, чьё лицо станет главным в наших заведениях.

— То есть?

— То есть ты просто будешь числиться как генеральный директор ночного клуба и, — кивнул на бумаги, — ресторана госпожи Юдовой. Его, кстати, мы готовы отдать тебе уже сейчас, а вот клуб будет только строиться. Деньги у нас есть, и мы готовы щедро тебе платить за помощь. Единственное, что от тебя требуется — это стать тем, кто будет официально заключать сделки.

— А вы сами не можете? — нахмурился парень. — Боитесь засветиться?

— Что-то вроде того, — вдаваться в подробности я не стал. — Если согласен, то после мы с тобой ещё раз свяжемся и обсудим всё более детально. Такие разговоры должны проходить в иной обстановке, — чуть наклонился к столу. — Так что скажешь, Женя?

— Я… — замялся он. — Даже не знаю. А вдруг вы террористы или ещё кто?

— Тебе не наплевать? Деньги придут на твой счёт в любом случае. Да и потом, ты уже владелец ресторана, — ткнул пальцем в документы. — Но бюджет будет пополняться ежемесячно. Твои десять процентов. Так что решайся, или мы ищем другого человека, — я потянул бумаги на себя.

— Подожди! — он хлопнул по столу растопыренной ладонью, придерживая документы. — Пятьде…

Но не успел он закончить фразу, как в неоновом свете мелькнуло лезвие, а в следующую секунду армейский нож пробил его кисть насквозь, пригвоздив к столешнице. Онегин истошно завопил, сжав покалеченную руку, я же схватил его за ворот и притянул к себе, прожигая ненавистным взглядом.

— Ты сучий потрох, Женя! Твой брат и дядя отдали жизни за семью! А ты просрал всё ради дозы! И ещё смеешь торговаться со мной?!

— Да что тебе на-а-адо? — простонал тот, с ужасом смотря на окровавленную ладонь. — Я согласен, согласен…

— Вот и отлично, — вырвал нож и протёр его заготовленной тряпкой. Посмотрел на испачканные в крови бумаги и бросил тряпку Онегину. — Зажми рану. Скажешь, что порезался.

— Кто мне поверит? — стонал тот.

— Мне плевать, — просто отмахнулся я. — В общем, вскоре мы тебя найдём. И будь добр к тому моменту приведи себя в порядок. С пьяницей и наркоманом нам делать нечего.

В этот момент в правом ухе послышался шум и шорох, а через мгновение истошный женский крик:

— Пустите, суки!

И тут же закричал Семёныч:

— Влад?! Где ты?! Бегом к машине!

— Да твою ж мать! — выругался я и бросился к двери.

Но стоило мне только распахнуть её, как чуть было не налетел на стоящего в коридоре мужчину.

— Опаньки, — первое, что я услышал, поднимая взгляд на полковника Ржевского, а он уже заглядывал мне через плечо. — Интересный вечер.

Nota bene

Опубликовано Telegram-каналом «Цокольный этаж», на котором есть книги. Ищущий да обрящет!


Понравилась книга?


Не забудьте наградить автора донатом. Копейка рубль бережет:

https://author.today/work/152002


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Nota bene



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики