КулЛиб электронная библиотека 

Рейв на кольцах Сатурна (СИ) [Сергей Александрович Елисеенко Сергей Елис] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Сергей Елис Рейв на кольцах Сатурна

Глава 1

Коктейль горчил.

Хотя, чего ещё можно ожидать от автокафе в таможенной зоне. Здесь даже хлорелловые сэндвичи на вкус как пережёванная бумага. Что уж говорить о программе бармена, который при недостатке ингредиентов добавлял то, что было на складе. И, похоже, в этот раз вместо текилы добавили водку, а апельсиновый сок и гренадин заменили порошком.

Жаловаться на такое обслуживание бесполезно. Людей здесь кроме меня нет. А мой цифровой отзыв уйдёт в глубины бюрократической машины, где благополучно затеряется в ворохе таких же никому не нужных мнений. Тысячи автоматических кафе продолжат работу, выполняя своё предназначение — кормить невкусной едой и поить отвратительной выпивкой несчастных скитальцев, ожидающих свой рейс на орбиту.

Мазнув кредитным кольцом по сенсорной панели и расплатившись, я отправился прогуляться по местным окрестностям. До старта моего лифта оставалось около часа и сидеть в пластиковой будке уже не было сил.

Правда, снаружи меня ожидал не самый приятный пейзаж, всё-таки области для строительства орбитальных лифтов выбирают максимально удалённые от населённых пунктов. Но всё же здесь, я хотя бы не чувствовал себя словно в клетке.

Выйдя, я сразу же хватанул полную дозу мелкодисперсной пыли, что в изобилии витала вокруг. Иногда при подаче энерголуча из солнечного конвертора сбоили координатные алгоритмы, и точка приёма сдвигалась на пару дюймов. Защитная система срабатывала мгновенно и концентрированный поток энергии перенаправлялся в максимально безлюдное пространство. Собственно, такой «район сброса» находился совсем рядом.

Вот и получалось, что примерно раз в месяц в паре километров отсюда на Землю спускался кусочек солнца. Оплавленная до состояния стекла почва, ударная волна, перетирающая огромные валуны в пыль и полное отсутствие любой живности в радиусе прямой видимости, вот результат его работы.

Закашлявшись, я потянулся к кислородной фляге, но вспомнил, что наполнить её вновь получится только на Луне. Стоимость чистого кислорода в Евразийском конгломерате просто фантастическая. На том же поясе астероидов есть места, где можно купить газовый концентрат существенно дешевле.

С чем это связано для меня оставалось загадкой. Ведь по сути производство кислорода на планете малозатратно. Но вот получается так, что своё же мы покупаем дороже, а парни из внешних колоний предлагают тот же товар, но существенно дешевле.

Парадокс?

Скорее экономические межпланетные игры.

Сплюнув, я ещё минуту созерцал окружающее «великолепие», состоящие из каменистой пустыни и высящихся в отдалении мусорных гор. Идеальная иллюстрация человеческой жадности и глупости.

«Кто бы говорил?» — с усмешкой произнёс внутренний голос. В кои-то веки я был с ним полностью согласен.

Выбросив смятую обёртку тгк-жвачки себе под ноги, я развернулся и направился обратно к модулям ожидания орбитального лифта.

Там, проведя в блаженном ничегонеделании оставшееся время, я уже перед самой посадкой вспомнил, что моя лунная виза истекает через два дня. А это значит, что на самой главной тусовке года я смогу провести всего лишь сутки.

Маловато, конечно. Но если не уходить в полноценный наркотрип и держать себя в узде, то может и успею вернуться. Правда тогда отзыв получится довольно поверхностным. Нельзя писать о том, что не пережил сам. Девиз, которому я старался следовать всю свою жизнь.

Хотя если быть честным, чаще всего он приносит мне бэд-экспириенс. Но как раз такое публика потребляет особенно хорошо.

О вкусах, конечно, не спорят. Но и опускаться до банальной чернухи я не намерен. Так что до сих пор хожу по острому краю. Возможно, поэтому меня и читают более 1 % всех пользователей СпидНета.

— Цель вашей поездки?

Прервал мои размышления таможенник на входе в кабину орбитального лифта.

Помявшись, я решил придерживаться официальной версии, указанной в моих документах.

— Туризм и общение.

— Запрещённые материалы имеются?

Сначала мне показалось, что он имеет ввиду какую-то экстремистскую информацию, военные книги или нечто подобное. Но спустя мгновение до меня дошло, что это очередная экономическая санкция пустила свои вездесущие побеги.

Ну не может Объединённая Земная метрополия просто так дать жить другим. То Марс ограничат в поставках геноматериала, то внешним колониям заломят такой процент на перевозку, что хоть стой, хоть падай.

Теперь вот Луну, как самую близкую соседку решили посадить на голодный информационный паёк. Никаких тебе новых технологий, апгрейдов системы или чего-то подобного. Не дай бог, науку начнут развивать, свои открытия делать. А потом и отделяться решат. Нет, нет, нам такого счастья не надо.

Вот и получается, что теперь каждого, кто покидает планету проверяют ещё и как носителя потенциально «опасных» данных. Будто вокруг одни промышленные шпионы и разведчики.

С другой стороны, будь у меня с собой карта памяти, загруженная по самые кванты свежими обновлениями, то за такую прелесть можно было бы выручить приличное количество кредитов.

Но так как я являюсь законопослушным гражданином, то в моём багаже присутствовали только разрешённые вещи. Чистая смена белья, ванные принадлежности, раритетная беретта 2077 года, ультразвуковой шокер, 5 капсул ультаморфина, псилоцибиновый блистер и россыпь мелких «конфеток». Всё в пределах нормы.

— Нет, ничего такого нет, — ответил я.

— Проходите, — показав рукой на дугу сканера, произнёс таможенник.

Неспешным шагом я миновал, чуть подсвеченный красным, полукруглый проём, где за пару секунд меня просканили во всех ракурсах.

Коротко мигнувший жёлтый огонёк сигнализировал, что мои киберимпланты не превышают 10 % тела, в багаже нет запрещёнки, а я сам чист по всем базам данных. Чего собственно и следовало ожидать. Террористы и прочие неблагонадёжные элементы редко летают общественными рейсами. Уж слишком хорошо поставлена здесь служба органов планетарной безопасности.

Так что, особо не напрягаясь, я прошёл дальше, стараясь не замечать, как на протяжении всего пути меня продолжали анализировать десятки скрытых сенсоров.

А вот и моё место. У окошка, как я люблю.

Конечно, вместо архаичного отверстия в обшивке здесь помещалась нашлёпка жидкого экрана. Но если забыть об этой мелочи, то вполне себе можно представить, что ты действительно смотришь сквозь иллюминатор, как земная поверхность уменьшается выгибаясь дугой, а небо сменяет ярко-голубой цвет на иссиня-чёрный. Загораются тысячи новых звёзд, которые из-за паразитного светового излучения больших городов до этого были не видны. И твоё тело становится легче, постепенно обретая невесомость.

Что-то я опять ушёл в поэзию. Недаром мой ИИ-редактор вечно ругает меня, когда мой текст снова начинает расползаться излишними метафорами и описаниями.

— Джонни, всё это дерьмо, пережиток прошлого. Пиши, как говоришь. Сокращай, режь, вычленяй главное, — говорит он после очередного импульсного возлияния, когда его мозговые контуры сбиваются набекрень.

Я аккуратно поправляю его, что меня зовут не Джонни и что он сам себе противоречит. Устная речь, как раз и страдает словами-паразитами и прочей вербальной фигнёй.

— Вы все для меня Джонни. Бедные, заблудшие куски мяса. Я лишь пытаюсь привить вам чувство прекрасного. А вы ещё сопротивляетесь!

После этого он обычно начинает пересказывать классиков прошлого, типа журналов «Ролинг Стоунз», «Биллборда» и «Ровесника». Пока мне это не надоедает, и я не отключаю его от своей системы.

— Внимание. Просьба пассажиров занять свои места и пристегнуться. Компания не несёт ответственности за травмы, полученные при подъёме без соблюдений норм безопасности. Спасибо, что выбрали «Бобовый стебель». Мы возносим людей на небеса уже 50 лет.

Раздалосьстандартное объявление. На мой взгляд девиз компании звучал несколько двусмысленно. Но кто я такой, чтобы указывать рекламщикам, как правильно работать? Обычный пользователь. Разве что с чуть большей аудиторией, чем у них.

С другой стороны, я рассказываю о тусовках и развлекаю своих подписчиков, а не внушаю им свой взгляд на мир. А упоминать в своих блогах любые торговые марки без оплаты за рекламу, такое себе удовольствие.

Так что пусть другие говорят о плюсах и минусах «свободной» конкуренции и засилии корпоративной монополии, душащей мелкий и средний бизнес.

Я пользуюсь услугами и товарами, как и все. Не пытаясь развязать войну маркетологов. В любом случае, пострадает потребитель. Поднимутся цены, ухудшится качество, будут «случайно» уничтожаться точки сбыта и офисы. В общем, современная экономика странная штука и в её логичности я уже давно успел разочароваться.

Слегка попутавшись в куче ремней, что надлежало застегнуть только определённым способом и никаким другим, я наконец смог привести своё кресло в режим ожидания.

Мониторинг диспетчера показал, что все пассажиры надёжно закреплены и лифт готов к отправке. Везде горит зелёный и значит автоматика не нашла серьёзных проблем. А на мелкие можно и не обращать внимание.

Невидимый мне человек делает глоток энергостимулятора, щурится и клацает по иконке «старт». Электромагнитные движки активируются, и кабина начинает свой долгий путь наверх.

Так во всяком случае мне всё это виделось. Как происходило на самом деле знали, наверное, только те, кто действительно работает в диспетчерской. Я же судил исходя из скромных познаний, взятых в куче старых фильмов, чужих блогов и просто моих домыслов.

Вот такая субъективная реальность.

Может там вообще какой-нибудь искусственный интеллект всем заправляет, по типу моего редактора. Даже не знаю спокойней мне от этого или наоборот. Вроде бы меньше возможность человеческой ошибки, но… Ну не доверяю я ИИ. Особенно в ситуациях, когда на кону жизнь людей.

А так как подниматься мне ещё как минимум часов 5, то, чтобы попусту не волноваться, я глотаю капсулу самого обычного снотворного и плавно вырубаюсь.

* * *
Будит меня оповещение о стыковке. А значит я благополучно проспал весь подъём из гравитационного колодца. Что ж, это и к лучшему. В обмен на прекрасные виды с экрана (которые вообще могли оказаться записью) меня могли ожидать тошнота, головокружение и возможное кровотечение из носа. Таковы причуды моего организма.

Теперь же я пропустил все неприятные моменты и оказался почти у финиша. Осталось полчаса потрястись в маршрутном челноке и ещё раз пройти таможню.

Громыхнувший шлюз показал, что мы удачно пристыковались и как только будет выравнено давление, можно будет перейти на станцию. Названия у неё не было, только серийный номер. Запомнить его мне, конечно, было лень, да и особой надобности не наблюдалось.

Проведя пару минут в общем атриуме ожидания, я увидел, как над одним из коридоров загорелся код моего билета. Мерцающая надпись сменилась зелёной стрелкой и таймером. До старта челнока оставалось меньше получаса.

Стоило поторопиться. Местные «извозчики» любили стартануть пораньше, чтобы закончить смену досрочно. И плевать им, что кто-то не успел на маршрутный рейс. Скажут часовой пояс не тот или график сбился. Найти отмазку для них не составит труда.

Так что я отложил посещение туалета на неопределённый срок и скользящим шагом направился за стрелкой. Идти приходилось осторожно, заново переучиваясь на пониженную гравитацию. Вот и получалось нечто среднее между пологим полупрыжком и ходьбой на цыпочках. Странное сочетание, но если передвигаться, как обычно, то при каждом движении будешь подпрыгивать и биться головой о потолок. Наверное, поэтому он здесь обшит упругим материалом, собственно, как и большинство других поверхностей.

Конечно, можно нацепить магнитные нашлёпки, но тогда всё равно придётся адаптировать свою ходьбу. Только уже по другому алгоритму.

Да и сказать честно, мне было просто лень возиться с этим нелепым устройством. Настраивать мощность, выбирать для передвижения специальные металлические дорожки, контролировать заряд, ну и так далее.

Такая тема годитсятолько для тех, кто впервые на орбите и хочет чувствовать себя в безопасности.

Но это иллюзия. Лично для меня важно помнить, что от бездны космоса моё хрупкое тело отделяет лишь тонкая оболочка станции. Такое ощущение бодрит и держит в тонусе.

А вот и моя «маршрутка».

Возле герметичного рукава, соединяющего станцию с челноком, уже скопилось приличное количество народа. Видимо, не один я такой умный, кто решил прийти пораньше.

Кинув взгляд на крохотное голографическое табло под потолком, я узнал, что полёт будет длиться пару часов, ускорение не превысит 2 G в пиковые моменты, а главным пилотом будет бигендерный азиат.

Что ж, могло быть и хуже. Двойную перегрузку ещё можно вытерпеть. Тем более не постоянную. Обычно под пиковым моментом понимают время разгона. А это примерно первые процентов 20 пути. Дальше уже работает инерция. Ну и финальное торможение тоже может немного прибавить вашего веса.

Всю эту информацию я почерпнул ещё в первые свои путешествия за пределы орбиты Земли. Как и то, что казалось бы ненужное упоминание расширенного гендера пилота на самом деле несёт в себе полезную подоплёку.

Разумеется, для знающих людей.

Дело в том, что один из законов почти вековой давности запрещает давать преимущество при приёме на работу кандидатам с генетическими и кибернетическими улучшениями.

Архаичное общество того времени панически боялось, что им будет управлять некая новая раса сверхлюдей.

Звучит, конечно, смехотворно. Особенно сейчас, когда всё население планеты и её колоний так или иначе модернизировано. Как в биологическом плане, так и механическом.

Но тогда это действительно была «охота на ведьм».

И несмотря на логичные доводы учёных, общественных деятелей и других значимых групп, социум в своей основной массе суеверно остерегался засилия видоизменённых хомо сапиенс.

Так что для того, чтобы всех немного успокоить был принят этот достаточно нелепый закон. Как бы уравнивающий всех. Причём подобные прецеденты уже были. Только там старались не делать различий по цвету кожи, вероисповеданию и тому же самому гендеру.

Сейчас же, дабы не менять устоявшуюся процедуру, решили её немного подкорректировать. И теперь под толерантным бигендером скрывается полноценный кибер. Укоторого от человека 21 века остался максимум мозг и парочка органов по желанию.

Аллюзия здесь проста. Тело-то всего лишь оболочка. И как бы кибер может морфировать его, как захочет. Сегодня он мужчина, завтра женщина, потом вообще леопард или водоросль. Главное, чтобы был разъём для подключения к бортовым системам управления. А уж внешний вид и внутренняя самоидентификация — личное дело каждого.

Что касается классического азиатского имени Лю Цысинь, то здесь всё и так понятно. Сделано на территории корпорации «Золотой Дракон». И подразумевает самое лучшее качество товара.

Вот такие историко-экономические справки всплывали у меня в голове, пока я скучал в ожидании своего рейса.

Вокруг продолжали гомонить люди и, несмотря на моё хорошее знание, как минимум десятка различных диалектов Единого языка, понимал я их с пятого на десятое. Уж слишком специфичен говор некоторых культурных потоков.

Дело тут, конечно, не только в профессиональных терминах, жаргонизмах и особенностях произношения. Сдвиг парадигмы восприятия меняет весь поток общения. И житель подводных полисов Арктики не всегда с первого раза поймёт, что ему хочет сказать, например, обитатель пояса астероидов.

Да, язык у них один. Но вот мироощущение разное.

— Эй, брачо, есть чего пыхнуть? — неожиданно обратился ко мне один из тех, кто, как и я ждал рейса.

Выглядел он так словно только что выбрался из мусорки, но перед этим ограбил фешенебельный магазин.

Помятое лицо со следами неудачной пластической хирургии, чуть светящиеся сальные волосы и, заляпанная зеркальной краской, одежда от самого модного кутюрье этого сезона Ублюдочного Себастьяна. Завершало образ массивное ожерелье из платины с вкраплениями меркурианских бриллиантов.

В общем, сразу видно — наш человек!

— Тебе бодрого или релаксирующего? — на всякий случай уточнил я.

— Да какого есть.

Покопавшись в нагрудном кармане, я извлёк оттуда, заранее припасённую для таких случаев, пачку «веселяшек». Улыбнувшийся мне с этикетки задорный смайлик засиял всеми цветами радуги. Похоже, нанопокрытие сработало, когда на него попал свет.

Что ж, будем надеяться, срок годности там тоже не закончился. Уже и не помню, когда обновлял свой запас «для знакомств».

Сам я не дымлю. Для меня эта привычка попахивает, чем-то уж слишком низкопробным. Причём во всех смыслах. Недаром такие «наборы» раздают практически бесплатно. Они вроде даже входят в минимальный рацион гражданина. Вот и ассоциируются у меня с поголовной беднотой. Ну и пахнут конечно специфически.

Тем не менее, по роду моей профессии, мне часто приходится общаться с самыми разными представителями общества. Вот и сейчас можно завязать беседу, скоротав время до старта. Заодно может и выведаю что-нибудь полезное.

— Держи, — улыбнувшись, протянул я ему открытую пачку.

— О, смак, брачо! Благодарочка лютая. Ты сам откуда? — вытащив пяток палочек и сходу разломив одну, втянул появившийся дымок и спросил он.

— С Грязи, откуда же ещё. Все там барахтаемся.

На секунду блаженная гримаса мелькнула на его лице. Похоже, «веселяшки» имеют очень кратковременный эффект.

— Да ну. Я вообще проездом здесь. Типа, пару сольников дал и валю обратно домой. Сам я марсианский сын. Сукин сын! — с гордостью произнёс он, прижав руку к груди, одновременно сложив «козу».

Я знал этот жест из старых тусовочных хроник. Так поклонники олдовой рок-музыки показывали полный отрыв на своих концертах. Правда обычно они выбрасывали руки вверх, но здесь, наверное, какая-то осовремененная версия.

Тем не менее, парень, похоже, двигается в моём направлении. А это уже интересно.

— Круто! Уважуха! А что за соляры?

- «Красный Движ», может слышал такое?

— А, вроде, да. Что-то типа космологического понижения частот излучения?

— Ха, во ты даёшь! Научник что ли? Мы больше по человеческой части. Чтобы от каждого по способностям и каждому по потребностям. Светлое будущее строим через культурный коллапс! — хохотнув, ответил он.

— Похоже на какой-то девиз.

— Так оно и есть. Мы вроде как запускаем идейные вирусы, чтобы народ менялся в лучшую сторону. Всё через музыку, текст, погружение.

Прервавшись на секунду, он, сломав ещё одну палочку, сделал глубокую затяжку. На этот раз, посмаковав дым, он выпустил его через нос, чтобы снова втянуть ртом.

— Ух, хороша отрава. Так вот о чём я?

Просвещаем массы, двигаем прогресс. Всё, как Дедушка завещал.

И тут я понял. Похоже, меня угораздило нарваться на одного из метакоммунистов.

Эти парни редко себя проявляли и выступления давали в довольно узком кругу поклонников. Тем самым создавая вокруг ореол элитарности и таинственности.

Кач у них был так себе. В основном упор делался на смысловую нагрузку и инфразвуковое сопровождение. Не сказать, что моя тема, но позависать с ними бывает интересно. Встречаются необычные личности. Как, например, сейчас.

И, похоже, этот парень один из их лидеров, раз так свободно рассказывает об этом. Кстати, надо бы узнать, как его зовут.

— Йося. Но чаще зовут просто Усатый, — улыбнувшись, ответил мне он.

— Рад знакомству. Альберт.

После того, как я назвал своё имя во взгляде Йоси что-то изменилось, и он неожиданно сменил тон на совершенно противоположный.

— Вот значит, как. А фамилию могу твою узнать? Ну так чисто по приколу.

Что за странные вопросы. Неужели с моим именем у него связаны неприятные ассоциации. Или это какой-то локальный сдвиг всех метакоммунистов?

— Да можно. Почему нет? Пятьсот тринадцатый. Могу ещё и отчество сказать, — максимально нейтрально ответил я.

— Чего? Это что за гон такой? Даже у бигендеров нормальные фамилии, а они наполовину металлолом. Это у тебя фишка что ли такая? — удивлённо вытаращив глаза спросил он.

— Расслабься. Я из второго поколения. У нас у всех цифровые коды вместо фамилии. А отчество дают по имени генетика, что проектировал днк-схему. Мы типа рабы системы. По крайне мере, были раньше. Сейчас уже давно выкупили контракты и предоставлены сами себе. Те, кто захотел конечно.

Я не любил распространяться о своём прошлом. Но сейчас, почему-то, мне стало наплевать кто и что подумает. А то равенство, толерантность, но работает это только для тех, кто громко кричит.

— Эй, я слышал об этом эксперименте. Только думал, что ваших уже никого и не осталось. Слишком уж сложно и дорого выращивать спецов. Да и «ломаетесь» вы часто.

А так извини, если что-то не то сказанул. Обидеть не хотел точно.

— Ладно, забей. Проехали.

Неловкую паузу в нашем разговоре прервала мелодичная трель и вспыхнувшая на голо-табло надпись о начале посадки в челнок. Все сразу же заторопились, чтобы занять удобные места.

Хотя, на мой взгляд, это было слегка глупо. Одинаковые пневмопластиковые кресла располагались в геометрическом порядке вдоль всего трубообразного корпуса «маршрутки». Но многие почему-то считали, что лететь ближе к пилотской кабине безопасней, чем в хвостовой части. Будто по статистике, случись какая авария, у них будет больше шансов на спасение.

Бред конечно.

Случись разгерметизация или любое другое ЧП, финиш придёт всем. Кроме пилотов. Они-то запакованы в скафандры, у них есть свой отдельный энергоресурс, ну и обшивка на носу слегка покрепче будет.

Другое дело, что это всё равно мелочь и от крупных неприятностей не спасёт. Правда обычным пассажирам уже будет фиолетово, они как бы вакуумом успеют подышать. Но такое случается крайне редко.

Даже я, внимательно следящий за блогосферой и официальными источниками, знал только о паре подобных происшествий. Причём, оба они произошли при очень мутных обстоятельствах. Человеческий фактор, корпоративные войны, «случайный» микрометеорит? Кто его знает?

Так что на моей стороне госпожа статистика. А уж она при правильном использовании врёт очень редко.

— Вас приветствует капитан маршрутного челнока номер семь Лю Цысинь. Спасибо, что воспользовались услугами нашей компании и всё в таком духе. Стартуем через минуту, так что пристегните свои задницы покрепче. Сильно газовать не буду, но чисто мясным будет тяжеловато.

Вот такое приветствие я услышал, когда занял первое попавшееся кресло. Похоже, у них тут в почёте неформальная обстановка. Что ж, надеюсь на профессионализме это никак не скажется.

Пилот не соврал, и не успел я защёлкнуть ремни безопасности, как появившаяся вибрация сообщила о начавшемся полёте.

Как и в кабине орбитального лифта, иллюминаторов здесь не предусмотрено, так что кроме соседей рассматривать было особо нечего. Заприметив чуть впереди светящиеся лохмы Йоси, я подумал о том, как легко заводятся случайные знакомства и как они легко рушатся. Хотя здесьскорее возникло лёгкое недопонимание. В любом случае, париться из-за этого бессмысленно. Если нужно будет, судьба нас сведёт вновь. А если нет… Что ж, на этот счёт у меня есть его имя и никнейм, а также тэги «Красный движ» и метакоммунисты Марса. Вполне сойдёт, чтобы выйти на связь.

Свет верхних плафонов чуть померк и из скрытых динамиков зазвучала расслабляющая мелодия. Моё пневмокресло автоматически откинулось назад и увеличило объём подушек. Считалось, что все эти действия помогают легче переносить перегрузки. Сейчас, наверное, добавят кислорода в атмосферу и разрешат расстегнуть ремни безопасности.

Собственно, так и случилось.

Вслед за этим стала нарастать сила тяжести. Вес моего тела неумолимо приближался к двойной массе, что начинало ощутимо доставлять дискомфорт. Радовало только то, что в таком состоянии я буду пребывать около 20 минут. Потом будет полегче.

Я бы попробовал подремать, но уж очень хорошо выспался при подъёме с Земли. Гаджетами пользоваться тоже не очень удобно, так что придётся занять время старым, но действенным способом. Мечтать, думать, рефлексировать.

Идеально.

Глава 2

— Вы в курсе, что ваша виза истекает через сутки?

Я устало поморщился.

— Да, в курсе. Вот пройду таможню и сразу побегу продлевать.

Теперь от сарказма в моих словах поморщился сам таможенник.

Как говорится, баш на баш.

— Не задерживайте с этим делом. Депортировать вас на Землю минутное дело.

Вежливо кивнув, я добавил фальшивую улыбку и вытащил пластиковую карточку паспорта из унификатора.

— Понял. Могу идти?

Ответом мне была исчезнувшая с прохода лазерная сетка. Быстрым шагом преодолев пару метров карантинной зоны, я, выдохнув, оказался в вестибюле местного космопорта.

Да уж, чем дальше от метрополии, тем жирнее, то есть злее господа таможенники. То ли власть в голову бьёт, то ли туда специально берут самых въедливых крючкотворцев. Вроде прошло уже почти две сотни лет, а смысл этого устаревшего слова до сих пор актуален.

Недаром мой первый учитель, загружая в имплант памяти литературный массив, говорил: «Ты пойми Алик. Человеком тебя делает не набор хромосом, а модель поведения. Хотя и её сейчас можно запрограммировать. Но есть и такие вещи, которые следует понять и пропустить сквозь себя. Чтобы след остался. Кровоточащий, болезненный, но живой.»

Тогда я не понял его слов. Но спустя время осознал, что он имел ввиду. Не зря же в моей голове до сих пор бродят остатки могучей и в то же время чудовищно ранимой русской литературы.

Вот и вылезло, как всегда в тему, это самое, про крючкотворца. Сказать кому — не поймут. Решат, под кислотой умничаю. А это души надрыв, от бытовухи серой.

— Эй, сладенький, не желаешь быстро и грязно? — прервала мои одухотворённые мысли проститутка.

Выглядела она так себе. Не прям ужас, ужас. Скорее, как потрёпанная кукла неопределённых лет. В общем, сексуальности в ней ни на грамм.

— Хочу быстро и чисто. Поэтому не с тобой, — грубо ответил я.

Общение в таком тоне было неприятным, но необходимым. Слишком уж часто я встречался с подобными «профессионалками» и знал, что просто так они не отвяжутся. А уж, как вытянуть из тебя деньги найдут всегда. Стоит только чуток расслабиться.

Проявить вежливость, коснуться, завязать контакт. Ну и в виде полного самоубийства отправиться с ней в кабинку быстрого пользования.

В общем идея так себе, для совсем уж отчаявшихся.

— Так и знала, что ты любишь грубость. Отшлёпаешь меня? Прямо здесь, при всех?! — мгновенно переключившись на другую роль, продолжила она.

Я молча попытался обойти её, уже сожалея, что вообще сказал хоть что-то.

— Ну, ты что, красавчик. Стесняешься, что ли? Так я тебе помогу, — хватая меня за руку и прижимая её к своему дряблому заду, хихикнула проститутка.

Спас меня от приближающегося членовредительства, проходивший мимо Йося.

— Ай, систер, тебе не этот мальчик нужен. Пойдём покажу на что способен настоящий мужчина!

Поначалу возмутившаяся «жрица любви», оценивающе взглянув на нового претендента для страстных утех, мигом успокоилась. Как-никак, внешний вид метакоммуниста был более респектабелен, чем мой. Одно ожерелье из платины стоило с полгода её безостановочной работы.

Подмигнув мне, Йося приобнял проститутку истал что-то горячо шептать ей про равные возможности и мир во всём мире.

Коротко кивнув в благодарность, я поспешил прочь. Спасибо, конечно, этому странному парню. Но вот что он собирается делать дальше мне знать не хотелось.

До начала тусы оставалось три часа, а значит у меня есть время освежиться и подготовиться. Если я не ошибаюсь, здесь поблизости есть приличный капсульный отель. Самое-то для быстрой перезагрузки.

Загрузив из СпидНета локальную карту, я, поставив маркер на нужную мне точку, быстрым шагом двинул по голографической нитке своего маршрута. Пространство Облачного города по сути довольно скромное. С тем же Тихо-сити не идёт ни в какое сравнение. Зато его крохотные улочки настолько запутанные, что даже местному обитателю не всегда с первого раза удаётся найти нужное место. Тем более, здесь всё постоянно перестраивают, углубляют и модернизируют. Как-никак, это одно из первых людских поселений на Луне.

* * *
Внимательно осматривая себя в видеозеркале, я понимал, что чего-то в моём тусовочном прикиде не хватает.

Яркости, что ли? Вызова?

Возможно. Уж слишком стильно я выглядел. Всё в тон, асимметрия там, где надо, мультиформатная ткань с правильно подобранными переливами. Макияж на минималках. Причёска унисекс.

Да уж. Словно на светский вечер собрался, а не на лунный рейв.

Похоже, придётся сменить образ. Да и для объективности лучше, чтобы меня не узнали. По крайней мере, сразу.

Спустя полчаса я выглядел как попугай, которого окунули в токсичные отходы, затем сбрызнули гормонами роста и присыпали сверху звёздной пылью.

Фриковато. Дико. Нагло.

То, что нужно для местной андеграундной богемы.

Ладно, хорош красоваться, погнали. Приходить к началу тусы моветон, но и слишком опаздывать глупо. Можно потерять волну и не увидеть главного. Так что две пластинки концентрированного псилоцибина на язык, инъекция глюкозы, если вдруг забуду поесть и капля «серебра» в глаза для разгона.

Стандарт пак во мне. Время тусить!

Встретить и провести меня должен был проводник по имени Живчик. Я знал его разовый айдишник и только. Так что, когда мы связались и встретились в холле капсульного отеля я немного удивился увидев перед собой мальчишку.

Тощий, вытянутый, как шпала и постоянно двигающийся, этот яркий представитель нового внеземного поколения сразу завоевал моё расположение.

— Альберт Пятьсот тринадцатый?

— Он самый.

— Вау, классный ник. Косишь под спецов?

— А как же! Просто тащусь от них!

Короткий диалог закончился улыбками с обеих сторон, и мы сразу же двинули к выходу из Облачного города.

— Правила ты, наверное, знаешь. Судя по виду, не первый раз на таких хардовых пати. Но на всякий случай напомню.

Первое — насилию нет. Во всех смыслах. С чиками, мэнами, униками, бигендерами, неважно. Веди себя прилично и не дави.

Второе — кайф превыше всего. Делай, то что нравится, пока это не мешает другим.

И третье…

Он заговорщицки посмотрел на меня и ухмыльнулся.

— Да нет никаких правил.

Я понимающе показал большой палец вверх.

— С другой стороны, на фэйс-контроле у нас стоит качественная система. И если вдруг кто-то начнёт сильно баловаться, она поможет. Так что отрывайся по полной — хай-тек на нашей стороне.

Кстати, знаешь, кто сегодня играет?

Отрицательно пожав плечами, я сделал вид, что не в курсе. Хотя приехал именно на хэдлайнера тусовки. Но мне было интересно, как воспринимают его местные. Так сказать, взгляд со стороны.

— Ну ты даёшь! Я думал, что все чисто на него сюда пригнали. Это же сам FreakOneShow!

— И что в нём такого? Ну кроме того, что он пишет свой ник архаичной латиницей.

Живчик посмотрел на меня дикими глазами.

— Там вообще полный разрыв! Но это реально надо слушать, ощущать! А так… ну представь я тебе буду пытаться описывать приход от «лунного камня». Это будут просто слова. Нужно попробовать, чтобы самого втащило.

— Ладно, из тебя действительно рекламщик ещё тот. Послушаем твоего FreakOneShow, может и вправду разрывает.

Кстати, у тебя случайно не будет этого самого «лунного камня»? Говорят, у вас тут какая-то особенная формула.

Мальчишка мгновенно сменил тон на деловой и поинтересовался сколько грамм мне нужно.

— Давай на пробу пятёрку.

Получив от него небольшой пакетик с россыпью голубоватых кристаллов я прижал кредитное кольцо к переносному терминалу.

— Ага, оплата прошла. С тобой приятно иметь дело, — улыбнувшись сказал Живчик.

— Ладно, погнали на пати. А то скафы закончатся.

Немного не поняв последнего уточнения, я тем не менее двинул за ним.

Хорошенько попетляв, мы вышли к внешнему шлюзу. Теперь мне стало понятно зачем нам нужны скафандры.

— О, как раз парочка осталась. Похоже, весь народ уже в сборе.

Сняв со стены вакуумную одёжку, Живчик бросил мне комплект и принялся натягивать свой.

Опыт в подобных делах у меня был. Правда пользовать общественными скафами удовольствие ещё то. Их, конечно, дезинфицируют и следят за работоспособностью. Но вот извечный запах пота и подобных выделений человеческого тела въедается в них намертво.

Так что, вроде и чисто, но слегка брезгливо.

— Сразу видно, чувак шарит, — критически оглядев меня, провозгласил Живчик.

Он уже переключился на внутреннюю связь и теперь его голос был приправлен электронной хрипотцой.

— Ладно, пора двигать дальше. У нас ещё почти километр по «сыпучке». Там, скорее всего, уже будет протоптана тропинка, но всё равно ходить по реголиту, это тебе не по городскому изобетону расхаживать.

Быстро пройдя через процедуру шлюзования, мы оказались на поверхности Луны. И меня накрыло, как в первый раз.

Мрачное безмолвие, нарушаемое только собственным дыханием, смешивалось с контрастной картинкой окружающего пейзажа. Бесконечная серость синеватого оттенка внизу, и глубина космической тьмы вверху. Парящие в пустоте, раскалённая монета Солнца и блеклый голубовато-белый шарик Земли лишь оттеняли общую картину. Словно вселенский художник сделал набросок, но остановился на полпути и оставил всё, как есть.

Минимализм во плоти.

Но стоит присмотреться, сменить фильтр на лицевом щитке скафандра, и ты начинаешь различать тысячи звёзд, раскинувшихся на небосводе. Крупицы других красок на однотонном лавовом поле. Вечный штиль лунного Моря Облаков наполняется изгибами и всплесками. А отсутствие атмосферы творит с горизонтом чудеса. Теперь перспектива всего лишь слово, а не привычная часть восприятия.

— Эй, ты чего застыл? Торкнуло что ли?

Вырвал меня из погружения голос Живчика.

— Всё норм. Красиво просто вокруг.

— А, это да. Многие с непривычки тоже упарываются. Будто визуальная наркота. Бах и прямо в мозг.

Кое в чём мальчишка действительно оказался прав. Меня начало накрывать.

Конечно, я себя прекрасно контролировал. Для меня подобные дозы и сочетание веществ было достаточно привычным. Так что эффекты проявлялись лишь в плане восприятия. Здесь чуть искаженно, там слегка перепутано. Цветовая гамма скачет, как хочет. Ну и приходилось следить за дыханием. Это, правда, моя личная особенность.

— Почти дошли. Смотри сейчас будет виден купол, — произнёс Живчик по внутренней связи.

Действительно через десяток шагов стал заметен выделяющийся своим блеском купол.

— Когда-то здесь была экспериментальная теплица. Выращивали всякие растения, генетику для новых условий правили. В общем, селекция шла полным ходом.

Потом у них то ли финансирование урезали, то ли они переехали куда-то. Короче, это местечко теперь ничейное. И за определённый взнос в городскую управу можно им попользоваться.

Ну и как ты понимаешь самый прикол внутри. Оформлено там всё так, что закачаешься, — продолжил он.

После его пояснений мне стало понятно, почему выбрали именно это место. Нынешних тусеров сложно чем-нибудь удивить. Все уже привыкли к безумным инсталляциям, шизофреническим перфомансам и другим отрыжкам искусства.

А тут необычное сочетание мёртвого космоса и дикой жизни. Уверен, что внутри орги оставили растительности по максимуму. Именно такой диссонанс должен взбодрить мозги зажравшейся публики.

Но идея это одно, а воплощение — совершенно другое. Вот поэтому я и здесь. Настоящий рейвизор во плоти!

Подойдя ближе, я понял, что заброшенная теплица довольно приличного размера. В высшей точке полусферы она достигала примерно 50 метров. Хотя полагаться на глазомер не стоило. Поэтому я решил оставить свои геометрические подсчёты, пока не попаду внутрь.

Тропинка вывела нас прямо к шлюзовой камере. Там уже стояло трое, и они дружелюбно помахали нам в крохотное окошко двери. Мы ответили тем же.

Как только отсек освободился, и автоматика выполнила все необходимые действия, створки перед нами гостеприимно распахнулись.

Сняв скафы и наскоро приведя себя в порядок, мы прошли в следующий отсек, где проходил личный досмотр всех гостей. Это была осознанная необходимость, которую применяли только серьёзные организаторы. Остальные надеялись на систему интеллектуального фэйс-контроля. Здесь она, разумеется, тоже есть. Но что может быть лучше старого доброго облапывания от здоровенного охранника? Тем более если у некоторых именно такие сексуальные фетиши.

К тому же, чаще всего до этого не доходит. Общение, внимательный взгляд и сразу становится понятно, кто перед тобой: левый тип, подозрительная чика или нормальный рейвер.

Не зря ребят из человеческого фэйс-контроля натаскивают особенно хорошо. Обычно у них уже есть определённая подготовка. Как в психологическом плане, так и в физическом.

Корпорации хорошо платят за опыт в правильной оценке человеческих ресурсов. И машинный интеллект чаще всего лишь дополняет интуитивные качества людей-рецепторов.

— С Земли? — глядя мне в глаза, задал вопрос один из фэйсеров.

И, не дождавшись ответа, продолжил.

— Вижу, что оттуда. Тело ещё не контролит смену гравитации.

Дружески хлопнув меня по плечу, он сказал.

— Будь аккуратней, следи за тем, что принимаешь. Вещества здесь могут реагировать друг с другом непривычно. Всё остальное норм. Народ здесь спокойный, прожжённый, проблем не будет. Оттянись и поделись, мои ребята тебя тоже читают.

Кивнув на своего напарника, фэйсер отошёл в сторону, пропуская меня.

— Воу, а ты реально знаменитость. Хаммер ни с кем так вежливо не общается, — произнёс мне в спину Живчик, когда мы заглянули в туалет, чтобы «причаститься».

— Может я ему просто понравился.

— Ага! Так сильно, что он на тебя мед-липучку повесил, — ухмыльнулся мальчишка.

Взглянув на плечо я и вправду увидел прозрачный лоскуток медицинского сканера. Обычно эту штуку вешают на пациентов, которые не хотят лежать в больницах и предпочитают шататься где ни попадя. Свобода передвижения и всё такое.

Но зато врачам удобно отслеживать физическое состояние больного и, если что, спешить на помощь, не дожидаясь пока он перейдёт в критическое состояние.

Получается, этот Хаммер действительно решил обо мне позаботиться. Ну или он психованный фанат, которому в кайф посталкерить за мной.

Хотя, скорее всего, он понимает, насколько мой отзыв может повлиять на репутацию лунных рейвов и решил тем самым обезопасить своё рабочее место.

Что ж, умно.

В любом случае, упарываться до бессознательного состояния я не собирался. Моя задача поймать ту самую тонкую грань, когда ты всё понимаешь, но уже не контролируешь. Как бы странно это не звучало, мгновение перед полным хаосом даёт тебе полное погружение в действительность.

И как раз для этого передо мной уютно потрескивают кристаллы «лунного камня». Вдох чуть светящегося газа, что исходит от них при нагревании и вот я уже перехожу на новый уровень.

Ещё один и всё становится мягче.

Контрольный.

Теперь я на волне. Можно начинать.

— Погнали, малыш, — шепчу я сам себе и вхожу под купол.

Томная зелень опускается на мои плечи и нежно шепчет в уши, что любит меня. Я отвечаю ей тем же и запрокидываю голову, чтобы ядовитому плющу было удобней меня целовать. Шея начинает гореть от растительного сока, и я, радостно смеясь, умываю им всё лицо.

Шелест листвы становится ритмичным и вокруг меня начинают двигаться джунгли. Древесные стволы сменяются молодыми побегами, а нежные лепестки ускоряют свои вибрации наполняя воздух ароматами лаунжа и чила.

Вот он, первый круг рая.

Уют и спокойствие накатывают, постепенно проникая внутрь. Тепло пронизывает всю мою сущность, неспешно двигая меня вперёд. Я вижу людей, которые словно тусовочные Адам и Ева мелькают среди изумрудного полога, двигаясь в такт цветочного джаза.

Утончённый бит дип-хауса вливается в общую композицию, стабилизируя её и придавая новый, более глубокий оттенок.

Моё тело впечатывает эту музыку в свои клетки, давая им свободу для движения. Я начинаю танцевать.

Нет, не так.

Я всегда танцевал.

Но сейчас делаю это с любовью.

* * *
Размытый калейдоскоп образов и ощущений замедлил своё вращение, и я постепенно стал возвращаться на привычный план бытия.

Нестерпимо хотелось пить и желательно чего-нибудь резкого и холодного. К счастью, в поле моего зрения выкристаллизовался бар, сияющий всеми оттенками дикого льда. Собственно, вывеска так и гласила «Дикий лёд Плутона». Видимо, кто-то, как и я, любит олдовые версии современных «впрысков».

Раньше их называли серьёзно — коктейли. Теперь же новояз меняет правила. Сокращая и концентрируя. Добавляя новый смысл. Причём делая это настолько стремительно, что выпав из тусовки всего лишь на год, ты уже с трудом будешь понимать о чём говорят вокруг.

— Двойной Дикий!

Бармен, уважительно глянув на меня, принялся делать заказ. Всё-таки живой персонал в заведении, знак высокого уровня. Значит владелец может себе позволить нанимать настоящих профи. Соответственно, качество услуг будет максимальным.

Да, чуть дороже. Быть может, слегка медленней. Но зато индивидуально для каждого и, как говорили раньше, «с душой».

Передо мной появился высокий заиндевевший стакан, наполненный до краёв прозрачной, пахнущей мятой и кардамоном, жидкостью. Синеватые кубики льда-9 негромко позвякивали в его глубине.

Одобрительно кивнув, я сделал внушительный глоток, стараясь, чтобы ледяные кристаллы не коснулись моих губ. Получить криогенный ожог не входило в мои планы. Тем более, в народе ходила старая байка о полноценном модификанте льда-9. Будто его действительно добывают на Плутоне и при взаимодействии с любым другим веществом, содержащим воду он перестраивает его структуру в свою.

Стать ледяной скульптурой было бы эстетично, но не очень приятно. Поэтому я, придерживаясь старых правил, употреблял этот коктейль с высшей степенью осторожности. А момент опасности так же бодрил, как и сам вкус напитка.

Чуть отдышавшись и утолив жажду, я огляделся вокруг. Похоже, мой трип завёл меня на окраину купола. Звук здесь мягче, а воздух прохладней. Отличное место, чтобы перевести дух и зафиксировать первый этап своих впечатлений. Для этих целей я использовал самый обычный диктофон встроенный в коммуникатор. Параллельно велась широкоформатная съёмка, но это скорее дань традиции, чем необходимость.

Вечный информационный голод искривляет лицо общества, вынуждая искать самый быстрый способ восприятия данных. И, как ни странно, под эту категорию идеально попадает гипертекст. Самый скоростной способ поглощения данных.

Видео, 360-градусные фотки, звук, запах и, самое главное, личные ощущения автора. Именно поэтому столько людей «читают» меня. Мой подход, моё видение, мои переживания. Всё это трогает пресыщенные струны их сердец и даёт глоток свежих впечатлений.

— Эй, да ты тот самый рейвизор! Как там тебя зовут? Не, сейчас и не вспомню. Но это точно ты!

Разбитного вида девица явно нарывалась на контакт.

— Да ну систер, ты ошиблась. Фейс может и похожий, но я про тусы не рассказываю, я на них тусую.

Общаться с левыми людьми мне сейчас не хотелось абсолютно.

— Не гони! Или ты типа под прикрытием? — глупо захихикала она, подвигаясь ко мне поближе.

— Сейчас я под чем угодно, но только не под ним. Кстати, не угостишь каким-нибудь стимом? Взбодриться охота.

Самым лучшим оружием против таких прилипчивых челов всегда было попрошайничество.

— Саму бы кто угостил. На нуле сейчас сижу, — попыталась съехать «подруга».

— А глазки-то чего блестят? И сушнячок по губкам бегает? — усмехнувшись спросил я.

— Да, друзья подкинули. Считай последнее от души оторвали, — предрекая мою просьбу познакомиться с этими добрыми ребятами, ответила она.

— Ладно, тогда если будет что, дай знать. Я за любой врыв.

— Окей. Пойду ещё знакомых поищу, — поскучнев, закончила нашу беседу девица.

Приём сработал, и теперь я мог продолжить своё тусовочное путешествие в приятном одиночестве. Следующим пунктом совершенно необязательного плана стояла центральная площадка. Где как раз сейчас должен врываться FreakOneShow, так распиаренный Живчиком.

Наметив примерное направление я решил по пути добавить к своему настрою порцию грибных пластинок и горсть «смайлов». Отличное сочетание, когда тебе нужно чуть-чуть подняться перед следующей волной.

Что это? Какой знакомый запах.

Под ногами захрустела песчаная тропинка и я понял, что вышел в поле. Вокруг всё так же двигались людские тени, но иллюзия огромного пространства удивительным образом продолжала сохраняться.

Тёплое солнце, мягкий ветерок и щекочущие колоски ковыля под моими ладонями. Я куда-то иду по степи и мне хорошо. Спокойно.

Яркий образ вспыхнул в моей памяти, и я понял откуда знаю этот запах. Дикие полевые травы. Момент моего детства, когда я впервые вышел наружу из синтез-центра.

В воспоминания вплёлся звук.

Тихое дыхание и мягкий топот бегущих лап. Громыхнувшая где-то вдали гроза. Порыв холодного воздуха. Медленно нарастающая пульсация бьющих в землю молний.

Дрожь.

Страшно и интересно. Хочется бежать навстречу тёмным и косматым облакам. Ощутить неистовство бури собственной кожей. Кричать под дождём и улыбаться кривым росчеркам плазменных жгутов в небесах.

Мгновение и я стою уже не один.

Вокруг меня толпа таких же, жаждущих безумия природы.

Молнии продолжают бить уже вокруг нас. Этот естественный ритм нарастает и сливается с рёвом ветра, что мощным потоком сбивает нас ещё ближе друг к другу.

Мы, словно толпа первобытных дикарей, боимся и одновременно тянемся к зарождающемуся урагану. Набухшие тёмно-фиолетовым пласты воздуха кружатся в первозданном хаосе, грозясь разразиться потоками ледяной воды.

Мы ждём.

И рейв приходит.

Взрываются мощным басом громовые раскаты. Удар за ударом они сминают землю звуковой волной. Ломаным битом кричит новорождённый смерч. Он притягивает к себе всполохи света и огненные лезвия, что мерцают вокруг.

Невероятная, магическая мелодия буйства и разрушения заставляет тело содрогаться в конвульсивных движениях. Ноги взбивают пыль, сминая траву, заставляя вливаться в общий музыкальный темп.

Многоголосый вопль разносится над людским покрывалом. Мы кричим и не можем остановиться. Энергия врывается в нас снаружи, выбивая искры из окаменевших душ. Больше здесь нет человека, только экстаз и звериный рык вырванной свободы.

Кровоточащая варварской эстетикой симфония продолжалась.

Пока атональный визг не прервал хроматическую тусовочную вакханалию, стремящуюся к своему пику.

Вскинув взгляд в направлении режущего уши звука, я увидел брешь вштормовом небосводе. Похоже, голографические проекторы засбоили и теперь изображение крашится.

Спустя секунду я понял причину аппаратного сбоя.

Трещина.

Зеркальным росчерком она прошла через всю верхнюю часть купола. Мелкая сверкающая паутина продолжала разбегаться от неё во все стороны.

Неожиданно вспышки холодного света забарабанили по всей его поверхности.

Метеоритный дождь!

В моё помутнённое сознание ворвался инстинкт самосохранения, и я понял, что нужно бежать к шлюзу. Если уж что-то смогло пробить моноуглеродную основу защитного покрытия, то до полной разгерметизации остались считанные минуты. И мне хотелось быть первым, кто окажется в очереди за скафандрами.

Глава 3

Первую сотню метров я преодолел свободно. Сказывалась фора на старте. Но потом народ вокруг тоже стал осознавать надвигающуюся опасность. Хватило полминуты, чтобы паника захлестнула всю тусовку. И вот на моей финишной прямой уже образовалась изрядная толпа тех, кто соображает чуточку быстрее, чем остальные. Они так же стремились к шлюзу, чтобы попытаться спастись.

Не тормозя, я помчался напролом.

Сбивая, отталкивая, перепрыгивая, я пробивался сквозь людскую массу.

Сейчас мне было плевать на мораль и другие ханжеские глупости. Падающего толкни, а себя сохрани. Животные инстинкты всегда работают вернее, чем псевдогуманистическиеценности.

А вот и пришлюзовой отсек. Там нас проверяли фэйсеры. Надеюсь, обратной процедуры не будет. Иначе этих ребят просто сметут.

Так, ещё пара шагов и я внутри.

Кто-то грубо хватает меня за плечо и разворачивает в свою сторону. Я уже готовлюсь ударить и бежать дальше, но мою руку перехватывают и заламывают.

— Угомонись. Я помогаю. Двигай за мной.

Голос знакомый. Вывернув голову я вижу, что это тот самый фэйсер, которого Живчик назвал Хаммером. Похоже, он отследил сигнал мед-липучки, которую сам же мне и повесил.

Времени спорить нет. Да и этот парень лучше меня знает, как свалить из случившейся заварухи. Как-никак, он здесь работает, а значит шарит в местной инфраструктуре. Наверняка для таких случаев есть парочка запасных выходов со скафами для персонала.

Потащив меня куда-то в сторону, Хаммер могучими плечами расчищает путь.

Я же только успеваю семенить ногами, зажатый у него подмышкой. Чувствую себя ребёнком которого тащит большой папочка.

Людей становится меньше и вскоре мы останавливаемся перед невзрачной дверью, на которой, как я и предполагал, написано «только для персонала».

— Давай внутрь. Там есть герметичное помещение и пара рабочих скафандров.

Подтолкнув меня вперёд, Хаммер провёл рукой по стандартному сканеру отпечатков пальцев. Шипение и проём открыт.

— А ты? — непонимающе уставился я на него.

— У меня тут ещё осталось незаконченное дельце. Спасти побольше народу. Как закончу, вернусь, — усмехнувшись, ответил он.

Не успел я сообразить, что сказать в ответ, как он, толкнув меня внутрь и мазнув рукой по сканеру, закрыл дверь.

Теперь я официально считался спасённым. Причём сделал это настоящий герой. Ну это по стандартам. Мораль, правильный выбор, поступок настоящего мужчины и всё такое.

Только если быть откровенным, то у меня появились стойкие сомнения в искренности Хаммера.

То есть, я как бы не сомневаюсь, что он действительно пошёл спасать людей и рискует жизнью по полной. Но вот когда он буквально нёс меня в охапке, то иногда я чувствовал непривычные прикосновения. Аккуратные такие, невольные и чуточку чувственные. Совсем чуть-чуть.

Разумеется, могла расшалиться моя фантазия. Или сработали остаточные эффекты принятых мной веществ. Но знать, что моё спасение обусловлено сексуальным влечением мне совершенно не хотелось. Поэтому я оставил эти неприятные и пошлые мыслишки на потом.

Если уж мой ангел-хранитель выживет и придёт сюда, то спрошу его лично. В конце концов, у нас абсолютная толерантность и победившая свобода личности. С капелькой товарно-денежных отношений, но это уже мелочи.

Итак, вокруг меня пульсирующий красный свет и лестница, уводящая вниз.

Логично, что помещение слегка утоплено в лунной поверхности и обладает своим собственным генератором. Похоже, здесь что-то типа подсобки для хранения всякого. Ну и второй вариант использования — это убежище.

Хотя мне кажется, что здесь работают оба предположения.

В начале своей блогерской карьеры я пробовал разные направления сетевой журналистики. И одним из таких векторов были всяческие расследования. В одном из таких мне на глаза попалась информация о коалиции контрабандистов. Эти ребята из КК (кстати, им почему-то очень не нравится, когда их называют сокращённо) любят использовать различные места слегка не по назначению.

Хранят там запрещённый товар, прячут преступников, сами пережидают облавы, ну и так далее. Вариантов куча.

И вот сейчас у меня появилось стойкое ощущение, что я попал прямо к ним в гости. Не хотелось бы увидеть КаКашников лично. Особенно, если я заявился к ним без приглашения.

С другой стороны, Хаммер должен быть в курсе, кто и когда использует это помещение. И бросить меня из огня да в полымя не в ходило в его планы. По крайне мере, я так думал.

А так, вдруг он вообще групповую оргию замыслил. И потихоньку со всего купола собирает сюда её участников.

Словно в подтверждение моих мыслей шлюз вновь коротко зашипел и внутрь влетело ещё одно тело. Которое благополучно в меня врезалось, да так, что мы вместе покатились вниз по лестнице.

Хорошенько шмякнувшись о пол, наш человеческий клубок распался на две отдельных части. Чуть отдышавшись и уняв серый шум в глазах, я смог рассмотреть «гостя».

— Йося! Ты как здесь оказался?

Марсианский метакоммунист, чуть слышно выругавшись, с трудом поднялся на четвереньки. Продолжив эволюцию он кое-как перешёл в почти вертикальное положение и только тогда соизволил ответить.

— Раком, боком, перескоком! Как и ты через дверь. Хаммер помог, он из наших.

— Из каких ваших?

— Сочувствующий он. Втыкает в «Красный Движ» и ценит наши темы. Так что он меня выловил, когда вся эта заваруха началась и сюда закинул.

Ты ему похоже тоже приглянулся, — хмыкнув, произнёс Усатый.

— Ну я так понял, он типа тоже мой поклонник. В смысле моего блога.

— Значит нам обоим повезло. Причём вдвойне.

— Не понял. Почему? — удивился я.

— Так спасти наши шкуры это одно, а спрятать от облавы другое. Так что сидеть нам здесь ещё, как минимум, сутки. А то и больше.

— Какая облава, о чём ты? Тут в купол метеорит врезался, разгерметизация, все дела.

Хмыкнув, Йося глянул на меня испытующе и сказал.

— Да уж, не думал, что ты такой наивный. Или тебе мозги промыли? Ты вообще шаришь за ситуацию в Солнечной?

— Если ты про политику, то я стараюсь обходить это дерьмо стороной. В своё время хлебнул его порядочно.

— Хах, так ты ещё и дерьмоед. Ну даёшь! — засмеялся он.

Я, конечно, не сторонник насилия, но вмазать Йосе за его подколки руки тянулись сами. И словно почувствовав мой настрой, он успокаивающе выставил вперёд ладони и что-то промямлил про неудачную шутку.

— В общем про то, что земные ублюдки хотят подгрести под себя всех ты и так прекрасно знаешь. Эти упоротые имперские амбиции задолбали каждого в Системе.

А так как сделать это хочется без лишней крови, всё-таки человеческие ресурсы и другие материальные ценности — вещь хрупкая, то ОЗМ (Объединённая Земная метрополия) решила загрести жар чужими руками. Вот и накаляют потихоньку обстановку между Марсом, Луной, Внешними спутниками и другими объектами Солнечной Системы.

Короче, разделяй и властвуй. Всё по сраному канону.

В конце своей речи Йося даже сплюнул, так былвелик его эмоциональный накал. Да и говорить он стал немного по-другому. Тусовщик и раздолбай ушёл на второй план, выпустив наружу яростного агитатора и показав, что Усатый не так прост, как кажется.

— Это понятно. На каждом углу трещат о напряжённой обстановке, санкциях и тому подобном. Но как всё это касается сегодняшнего рейва? — всё ещё не понимал я.

— Так, что метеоритного дождя не было. Это спланированная диверсионная акция. Нужно быть полным дегенератом, чтобы поверить, что какой-то камешек, мало того, что смог пролететь незамеченным через сеть орбитального ЛЗК (Лунный защитный комплекс), так ещё и пробил моноуглеродный пластмет.

Тут поработали специалисты. Вон какой фейерверк запустили. Даже ты поверил.

Только вот потом обнаружится, что это марсианские террористы или земные спецслужбы виноваты. А может вообще мохнатая рука венерианских биоанархистов сюда дотянулась.

Вариантов куча.

Как лунный директорат решит, так и будет. А потом ещё вывернет себе на пользу. Мол эти ребята плохие, а те норм.

Я не верил своим ушам. Может, конечно, Йося параноик, но мысли свои он озвучил очень убедительно.

— Значит сейчас наверху зачищают следы? — на всякий случай уточнил я.

— Ага. Заодно вместе с другими нежелательными социальными элементами.

Похоже я действительно слишком наивен. Ну или неудачлив. Затусить на лунном пати и попасть в такой нелепый переплёт — это нужно постараться.

— Ситуация конечно дерьмовая. Будем надеется, что Хаммер не попался и вовремя соскочил. Уверен, у него есть какая-нибудь персональная нора, — продолжил Йося.

— А если его взяли? — взволновано спросил я.

— Тогда нас минусуют. Мозговая раскодировка вещь такая. Выложит наш брачо всё, как миленький. Параллельно превращаясь в овоща. Но это уже издержки производства.

Повисло молчание.

Каждый понимал, что если сейчас наверху откроется дверь, то наши шансы выжить сократятся вполовину. Либо за нами вернулся Хаммер, либо местный спецназ зачистит нас, как вредную биосубстанцию.

Чтобы хоть немного отвлечься от неприятных мыслей я решил обследовать помещение, в котором мы находились.

С одной из стен на меня пялились пустые забрала стандартных скафов. Висящие на магнитных захватах, они напоминали выпотрошенных рыб с четырьмя конечностями. Космические гибриды, пойманные на живца.

Неожиданно мне захотелось оказаться внутри этих нелепых существ и наполнить их своей жизнью.

Поднявшись и подойдя ближе, я стал неуклюже заползать в эти растрескавшиеся тушки. Изгибаясь и корчась, проталкивая себя вглубь, я лез всё глубже и глубже.

Наконец, всё моё тело погрузилось в чужую шкуру, и я спокойно смог вздохнуть разноцветным вакуумом.

Закружилась голова, и перед глазами появилась размытая картинка.

Кто-то бьёт меня по щекам и нещадно матерится. А вот и звук. И боль. И вкус крови от разбитых губ.

— Твою мать! Дебил! Дыши! Ещё раз, давай. Вдыхай, выдыхай. Не забывай, как это делать, — орал мне в лицо Йося.

— На меня смотри! Не отключайся. Вдох, выдох. Повторяй!

Я хотел сказать ему, что всё нормально. Что я дышу и помню, как это делать. Но язык стал каким-то ватным и непослушным. Я мог лишь испуганно моргать и таращить глаза.

Но вот, прошла минута, другая и постепенно ко мне вернулся контроль над телом. Преодолевая слабость, я оттолкнул Усатого и, став на четвереньки, отлично проблевался, прямо ему на слипы.

— Вот ублюдок! Помогай после этого людям! — брезгливо произнёс он, делая шаг назад и стряхивая блевню со своей обуви.

Отдышавшись и сделав пару глотков воды из найденного аварийного пайка, я, наконец, смог поблагодарить Йосю за спасение и спросить, что собственно произошло.

— На передоз мало похоже. Скорее всего у тебя получился хреновый микс. Закинулся тем, потом этим и добавил того, что раньше не пробовал. Вот и результат.

Ты, когда поднялся и пошёл к скафу, у тебя взгляд совсем чумной стал. Я даже и сделать ничего не успел, как ты начал обнимать его, шептать что-то, а потом и вовсе, упал и начал корчиться будто припадочный, — хихикнув, он продолжил, — ну а после я по минималке тебе типа помощь оказал. Что умел в общем сделал. Вроде помогло, раз ты такие тупые вопросы сейчас задаёшь.

Похоже, Йося прав — я действительно замиксовал несовместимые вещи. Тот же самый «лунный камень» для меня был в новинку. А уж его совместимость с остальными препаратами стояла под вопросом. Короче, сам накосячил, сам расхлёбываю.

— Сколько нам ещё здесь сидеть? — задал я очередной глупый вопрос, на который и так знал ответ.

— Да хрен его знает. По идее, Хаммер должен за нами прийти, когда всё закончится. Но если его положили, то мы предоставлены сами себе.

Думаю, потусим здесь, как минимум, сутки, а потом будем пытаться сваливать, — устало ответил метакоммунист.

Но ждать нам пришлось совсем недолго. Спустя пару часов дверь приоткрылась, и внутрь убежища прошмыгнула маленькая фигурка в, замызганном чем-то, красном скафандре.

Зашипел выходящий воздух и сразу стало понятно, что снаружи атмосфера почти отсутствует. Шлюз закрылся и незнакомец стал спускаться к нам по лестнице.

Поначалу мы напряглись, но почти сразу же стало понятно, что спецназ навряд ли будет атаковать нас такой мелюзгой. А когда открылось забрало, то мы и подавно успокоились. На нас смотрело усталое и испуганное лицо Живчика.

— Охренеть. Ты здесь какими судьбами?

— Хаммер прислал. Сказал вытащить вас, когда всё немного успокоится. Так что, давайте ноги в руки и погнали отсюда. Только скафы напяльте — там купол весь дырявый, воздуха почти нет, — произнёс он, шмыгая носом.

— Эй, ты чего? — спросил я.

— Да, подстрелили его. Полбрюха всмятку. Кинетическими стреляли. Хорошо хоть он успел свой личный комбез напялить. Там типа броня какая-то была, и автодок. Еле успели его до Облачного города дотащить. А там уже его подвязы сработали, в больничку корпоративную отправили.

Мы его пока несли он всё про вас твердил. Говорит наши ребята, забрать их нужно. Вот меня и подрядили.

— Не ожидал, конечно, от этого громилы такого идиотского героизма. Но пусть лучше так, чем кидалово устраивать. В общем с нас причитается, — нарочно бодрым голосом сказал Йося.

— Чё стоишь? Давай грузись быстрее, не известно, что там ещё наверху творится, — прикрикнул он, обращаясь ко мне.

— Тихо там пока. Мундиры ушли, а труповозка ещё не приехала. Так парочка криминалистов копошится, типа данные собирает. У них даже охраны нет. Если аккуратно пойдём, то нас не заметят, — поспешил успокоить метакоммуниста Живчик.

— Понял. Ладно веди, мы сзади.

Выйдя наружу мы змейкой последовали за семенящим впереди малым. Он шёл быстро, но аккуратно. Огибая мёртвые груды искрящихся инеем растений и переступая неподвижные тела людей.

Через минуту я понял, что мы фактически идём по трупам и мне захотелось блевануть ещё раз. К счастью, в желудке было пусто, и я ограничился отрыжкой и нелепыми всхлипами.

Пробираясь по краю купола, мы шли к его основному шлюзу. Как сказал Живчик, два других выхода были уничтожены во время штурма.

— Представляю, что здесь творилось. Мало того, что взорвали верхнюю часть купола, так ещё и оставили только один путь к спасению. Уверен, что в давке погибло больше людей, чем от разгерметизации. Им, наверное, даже особо и стрелять не пришлось. Хорошо продумали, сукины дети, — злобно прошептал по локальному радио Йося.

Я всё ещё не верил, что это была заранее спланированная акция. Слишком уж бесчеловечно и ублюдочно. Хотя, как раз таким и любят заниматься те, кто прикрывается всеобщим благом.

Лицемерие на максималках.

— Стойте. Сейчас самый напряжный момент. Когда я сюда шёл на входе никого не было, но нужно проверить ещё раз. Ждите, — тихо проговорил Живчик и двинулся вперёд.

Мы послушно застыли.

— Охраны нет, но там крутится один из криминалистов. Давайте подождём, пока он свалит, — сказал мальчишка, когда вернулся.

— Нет времени. Мундиры могут вернуться в любой момент, — произнёс Усатый и, не дожидаясь нашего ответа, направился к шлюзу.

Логики в его словах я не увидел. Безопасней действительно было подождать пока проход станет свободным. Но, похоже, Йосе не терпелось на ком-то выместить весь свой негатив.

Главное, чтобы этот кто-то не оказался вооружён. А то получится совершенно обратная ситуация.

А так как спорить с метакоммунистом занятие бесполезное, то мы, переглянувшись с Живчиком, поспешили за ним вслед, чтобы в случае чего поддержать братишку.

Как оказалось, вовремя.

Сказать честно, я не ожидал такого от панковатого и тусовочного Йоси. В моих глазах он был болтливый, расхлябанный псевдофилософ. Типичный представитель своего времени. Но сейчас он показал себя ещё и настоящим психом с садистскими наклонностями. Что, впрочем, тоже являлось частью современного общества.

Наша помощь могла понадобиться скорее криминалисту, который беспомощно извивался под градом ударов, что наносил ему метакоммунист. И если бы не скафандры, то, думаю, всё закончилось бы гораздо быстрее и плачевней.

Наконец Усатый понял, что все его усилия гасятся амортизирующей нанотканью, да и в условиях слабой гравитации нанести полноценный удар достаточно сложно. Так что Йося включил мозги и, подобрав достаточно увесистый обломок чего-то, что валялось рядом, обрушил его на забрало скафа своей жертвы.

Пробить, конечно, не пробил, но выключить бедного парня смог. Скорее всего, ненадолго, но и так сойдёт. Главное, чтобы во время всей этой нелепой потасовки тот не успел позвать на помощь.

— Хорош уже глумиться. Валим! — неожиданно бодро прикрикнул Живчик и скользящим шагом промчался мимо.

Я поспешил за ним, по дороге схватив за руку Йосю. Тот хотел сделать контрольный, но я вовремя потянул его за собой. Лишние трупы нам не нужны. Местные легавые могут обидеться и начать на нас охоту. А мне и так проблем хватает.

Выбравшись за пределы купола, мы, не снижая скорости, направились к ближайшему входу в Облачный город. Правда, на полпути нам пришлось немного сменить траекторию. Живчику пришло сообщение о том, что центральные шлюзы проверяют и там выставили скан-посты.

Мы, конечно, себя ни в чём не подозреваем. Но кто их знает? Информация штука такая. За ней не уследишь. Захотят проверить списки участников рейва. Вдруг кто выжил. Куда ему двигать в первую очередь? Правильно — к любому из городов. А там уже и сырок бесплатный. Возьмут под белы рученьки и отведут на дознание. Кибер-аминь, как говорится!

— Здесь есть один старый проход ремонтников. Его законсервировали пару лет назад. Но у меня есть активационный код. Так что войдём без проблем. — произнёс Живчик, когда мы, сделав внушительную дугу, подошли к Облачному городу с другой стороны.

Ещё сотня метров и перед нами предстал изобетонный короб. Он не был полноценной частью купола и находился в отдалении от него.

Поколдовав с приборной панелью шлюза, малец разблокировал вход и, зайдя внутрь, махнул нам рукой, приглашая следовать за ним.

— Теперь пару минут по подземному тоннелю и мы в городе.

— Лады. Погнали. А то я уже в этом скотском скафандре пропотел, будто в сауне тусил. Климат-контроль в нём раздолбан в хлам, — пожаловался Усатый.

Взглянув на него я действительно увидел целые реки пота, что стекали по лицу метакоммуниста. Лихорадочно блестящие глаза и открытый рот дополняли картину.

— Ну и видок у тебя. Живая иллюстрация ломки от тяжёлых, — подколол я Йосю.

— Кто бы говорил! Или забыл, как совсем недавно чуть не сдох от жадности? Намешал всякой хрени, а мне тебя спасай, — огрызнулся он в ответ.

— Справедливо, — заткнулся я.

Аварийное освещение в тоннеле работало так себе. И пока мы шли, вяло переругиваясь, дорогу приходилось чуть ли не ощупывать.

Батареи скафандров почти иссякли и поэтому мы не включали фонари, отдавая всю энергию регенераторам воздуха. Не хватало ещё скопытиться в паре шагов от спасения.

— Всё. Пришли. Сейчас разделимся. Если что, вот мой линк. Но связь на самый крайняк, — произнёс Живчик, когда мы остановились перед стальной диафрагмой с надписью «Вход 17. Допуск F и G».

— Да, поняли, поняли. Давай уже открывай. Сил уже нет, — похоже слово благодарность у Йоси отсутствовало, как класс.

Разъехавшиеся лепестки пропустили нас в крохотную комнатушку, на стенах которой висели покрытые пылью скафандры.

Раздевшись, мы прибавили к ним свои и, кое-как приведя себя в порядок, вышли в город. Где нас сразу же встретило лёгкое зловоние и гадкого вида пушер, что сразу же стал настойчиво предлагать любые препараты и вещества по самым выгодным ценам.

— Пошёл отсюда, козлина! — не преминул высказать своё мнение Йося и добавил для эффекта хороший пинок в коленку.

Бедный чувак, не ожидая такого экспрессивного ответа, схватился за повреждённую конечность и, тихо скуля, поковылял прочь.

— Йося, хватит уже беспределить. Вообще каким-то психом стал! — не выдержав, крикнул я ему в лицо.

Он хотел что-то ответить. А может даже и ударить меня, но в этот момент Живчик потянул нас обоих в ближайшую дверь. На наши недоумённые возгласы он коротко прошипел: «мусора!».

Мигом всё поняв, мы, ускорившись, двинули за ним.

Кусок дешёвого пластика, что назывался здесь дверью, захлопнулся. И мы поняли, что попали в самое нужное для нас сейчас место. Бар.

Убогий. Грязный. Полный всякого отребья. А значит такой желанный и необходимый.

Ринувшийся к барной стойке, Усатый подтвердил мои мысли, и мне ничего не оставалось, как последовать за ним.

— Пива. Холодного! — прохрипел он.

— Два, — дополнил я.

— И лимонад с мефом, — уточнил наш заказ Живчик.

Как только напитки оказались внутри нас, мы решили продублировать. А потом ещё. И ещё. Затем добавили мясного попкорна и парочку хлорелловых сэндвичей.

Спустя полчаса мы сытые и немного наваленные развалились за столиком в дальнем углу зала. А жизнь-то налаживается.

— Хух, вот это уже норм. Теперь и выдохнуть можно, — допивая очередную кружку пива, произнёс Йося.

— Согласен. Задолбала эта беготня, — поддержал его я.

— Так всё только начинается, — ухмыльнулся Усатый.

— Это ты про что?

— Про тебя. Мистер Террорист, — ещё больше щеря зубы, сказал метакоммунист.

Живчик грустно посмотрел на него, потом на меня.

— Вот это я попал. Теперь как за соучастника запишут.

— Парни, вы чего? Упоролись совсем? — всё ещё ничего не понимая, спросил я.

— А ты на ближайшую «кляксу» глянь, — он указал на жидкий экран, что разлапистой амёбой прилип к стене рядом с нами.

— Произошедший на заброшенной экспериментальной теплице «Айова» террористический акт был официально подтверждён лунным директоратом. В настоящий момент ведутся поиски организаторов и исполнителей.

По данным службы безопасности имеются подозреваемые. Все они граждане Объединённой Земной метрополии. Что позволяет предположить попытку насильственного давления на участников близящегося марсианского экономического саммита.

Правительству ОЗМ подана нота протеста. Мы будем продолжать держать вас в курсе событий.

Вещала миловидная бигендерная андрогиня с покрытым синтетическими бриллиантами лицом.

За её спиной медленно проплывали объёмные изображения разыскиваемых террористов и третьим по счёту было моё лицо.

Дальше пошли личные данные каждого из подозреваемых, и просьба сообщить об их нахождении за внушительный денежный бонус.

— Теперь я знаю, как по-быстрому поднять бабла, — не преминул хихикнуть Йося, поднимая в мою сторону бокал.

Глава 4

Кожа на лице дико болела. И чесалась. Причём адски.

Невыносимо хотелось закричать. Но во рту был кляп.

В очередной раз я дёрнулся, но спеленали меня конкретно.

Зачем я на всё это согласился?

На самом деле всё просто. Другого выхода не было. Я ещё мог сублимировать пустые фантазии, что это ошибка и нужно немного подождать. Выйти с поднятыми руками, объяснить ситуацию. Но придурковатая реальность в лице политиканов и прочих «служителей» благого общества быстро вернула меня на землю.

Преступник, козёл отпущения и террорист. Выбирайте любую последовательность. Смысл не меняется.

И тут Йося, похоже многоопытный в подобных делах, предложил свой вариант развития событий. Лететь с ним на Марс. Потусить там немного, подождать пока всё уляжется. А дальше как получится.

На мой вопрос, от чего он такой добрый, я получил исчерпывающий ответ «потому что». И уже после чуть более развёрнутый монолог о проклятых капиталистах, ублюдочных корпорациях и сволочных буржуях, которым насолить милое дело.

— Да и парень ты неплохой. Двигаешь нормальную тему. К нашим близок. Не зря тебя Хаммер заприметил.

В общем, я считай тебя на экскурсию свожу. Заценишь наши тусы. Тем более, если попробуешь на Грязь вернуться, тебя сразу заметут. А так, есть шанс, что пролезем без палева.

Есть тут у меня знакомый дальнобой со своей колымагой. Накинем ему бабла слегка, да речь толкнём о свободе воли. Ну и угостим, как полагается. Всё в ажуре будет, — вещал метакоммунист, пробираясь со мной по закоулкам Облачного города к подпольному пластическому хирургу.

Тогда его план мне показался интересным и многообещающим. Настоящее приключение. Какие эмоции, какой напор! Мои подписчики будут в восторге!

Осталось только выжить.

И именно этим я сейчас озабочен по самое не могу. От всех этих метаний у меня откуда не возьмись появились сопли и дышать носом стало просто невозможно.

Чёртов кляп, который на самом деле был фиксатором лицевых мышц, держался крепко. Сразу видно ставил его профессионал. Не зря же с моего счёта ушла на «срочные расходы» почти половина ежемесячных донатов от подписчиков.

Да и за срочность пришлось доплатить.

Зато теперь на ближайшие пару месяцев я буду выглядеть совершенно по-другому. Как именно, узнаю после того, когда снимут весь этот предохранительный каркас.

Слишком много пришлось внести изменений в моё тело за столь малый промежуток времени. А значит период регенерации будет ускорен до предела.

Наноботы, геновирусы, модификаторы пигмента и куча других «полезных» новшеств — вот далеко не полный список того, чем со мной поработали.

Но всё это сейчас не важно. Пытаясь сделать вдох, я вновь наталкивался на пробку из слизи в своём носу. Кислорода в лёгких оставалось всё меньше и меньше, а паники всё больше и больше.

В глазах потемнело, и я подумал, что более нелепую смерть представить себе сложно.

— Ну что, дорогой господин пациент. Как ваши дела? — услышал я знакомый баритон позади себя.

Ещё раз дёрнувшись и что-то промычав, я понял, что теряю сознание.

— Да что же это такое? Отставить помирать. Есть же кнопка вызова. Прямо под вашей правой рукой, — ласково, но твёрдо проговорил пластический хирург, одновременно вычищая сопли из моего носа пинцетом с намотанной на него ваткой.

Отдышавшись я понял, что действительно сглупил. Возле пальцев правой руки на самом деле ощущалась шероховатая выпуклость. Наверное, после наркоза моя кратковременная память слегка засбоила.

— Так-с, посмотрим, что тут у нас. Похоже, через минут сорок фиксатор можно будет снять. Разумеется, желательно ещё какое-то время не касаться лица. Вдруг помнётся, — бормоча себе под нос, хихикнул доктор.

— Извиняюсь, специфический медицинский юмор, — исправился он, увидев мои расширенные от ужаса глаза.

Такими же они стали, когда спустя почти час я смог самостоятельно подняться и подойти к зеркалу, чтобы взглянуть на себя.

— Твою мать! Что вы со мной сделали? Я же теперь настоящий урод! Как мне видео для блога снимать?!

Хирург на мои крики отреагировал спокойно. Он просто шагнул ко мне поближе и вонзил в плечо инъектор-капсулу с чем-то синеватым. Эффект наступил мгновенно.

— Хм, на самом деле не так уж и плохо. Немного брутальности никому не повредит. Чёткие скулы и массивный подбородок сделали из меня какого-то хищника. А разрез глаз придал взгляду холодности и отчуждённости.

Я понимал, что сейчас во мне говорит вещество, которое вколол доктор. Но с каждой секундой моя новая внешность нравилась мне всё больше и больше. Надеюсь, после окончания воздействия этого препарата моё отношение к себе поменяется не сильно.

— Можете не волноваться, молодой человек. Смесь серотонина и парочки моих секретных ингредиентов научат любить себя с полной откровенностью.

Обычно я назначаю целые курсы, но у вас кратковременное изменение внешности, так что хватит ещё одного приёма. Скажем через недельку. Главное не забудьте, а то будете ощущать себя доктором Джекиллом и мистером Хайдом. Личностный диссонанс никто не отменял, — поспешил успокоить меня доктор.

Причём здесь олдовые транс-диджеи начала 21 векая не понял. Но раз специалист говорит, значит так нужно.

— Ну что ж. Думаю, с вами мы закончили. Так что, будьте добры, освободите помещение. У меня на подходе другой пациент.

Вот такая добродушная и холодная вежливость. Но чего ещё ждать от подпольного пластического хирурга?

На выходе меня встретил Йося, который, мельком взглянув на мою свежую личину, только кивнул. После подхватил меня под руку и куда-то потащил.

— До старта остались крапали, так что нам стоит напрячь булки. С дальнобоем я уже договорился. «Молча проходим контроль, он там только для виду, и газуем», — произнёс он, когда мы уже подходили к грузовой стоянке.

Здесь действительно было малолюдно. Всем заправляли роботы. Разных форм и размеров, они, подчиняясь заложенным в них алгоритмам, сновали туда-сюда. Разгружали или наоборот загружали, идентифицировали товар, принимали цифровые накладные. В общем, занимались своими роботическими делами.

На нас никто не обращал внимания, пока мы не подошли к стандартной дуге сканера возле выходного шлюза.

Там нас поприветствовал очередной «железный дровосек». На этот раз почти человекообразной формы.

— Предъявите ваши документы, — раздался надтреснутый фальцет из его звуковой мембраны.

Похоже, тот, кто его программировал считал себя шутником. Странно видеть механическую махину, говорящую тоном старого кастрата.

Йося молча протянул ему наши пропуска.

— Спасибо. Идентифицирую. Альберт Дерьмоедов, помощник бортинженера и Иосиф Усатый, суперкарго.

Принято.

Пройдите через сканер.

На моё возмущенное сопение Йося отреагировал, прижав указательный палец к губам. Типа потише, разберёмся с шутками потом. Мне пришлось стерпеть. Не устраивать же бучу перед таможенным роботом пытаясь объяснить, что твоя фамилия совсем не Дерьмоедов.

— Внимание! Остановитесь! — раздался всё тот же нелепый фальцет за моей спиной.

Я насторожено замер. Да и Усатый, судя по напряжённому выражению лица, не ожидал такого поворота событий.

— Ваша лунная виза закончилась. Вы не продлили её в положенный срок. Я вынужден депортировать вас. Без права возврата в течение одного солнечного года.

Вот дебил! Я даже не понял кого именно мой мозг имел ввиду. Робота, который перепугал меня до усрачки или самого себя, что забыл об этой бюрократической хрени.

Выдохнув, я как можно более спокойным тоном ответил на его претензию.

— Понял. Самодепортируюсь.

Секунда ожидания и процессор мех-таможенника выдал решение не препятствовать моему движению. Логика машин прекрасна.

— Смотри не самоликвидируйся, — шепнул мне Йося, когда мы прошли через померкнувшую лазерную сетку карантинного прохода.

Дальше нас ждала техническая «кишка» и гостеприимно открытый шлюз грузовоза. Где нас с улыбкой и здоровенным шокером в руках встречал дальнобой. Он же пилот и капитан этого корабля.

— Привет, сосунки. Руки вверх, а то буду стрелять, — хохотнул он и направил на нас свою пушку.

— Что за херня? — прошипел я, обращаясь к Усатому, который покорно вытянул свои конечности.

— Расслабься. У него сейчас отходняк. Закинется перед полётом и всё норм будет.

Махнув, чтобы мы подошли поближе, мужик что-то перещёлкнул в шокере и направил его мне прямо в рот.

— Пригуби, — ухмыляясь произнёс он.

На мой охреневший взгляд ответил Йося.

— Не ссы, это проверка. Делай, что говорят.

«На что я согласился?» — возопил кто-то внутри моей черепной коробки, пока тело послушно наклонялось и обхватывало губами прохладный металлический ствол.

Тугая струя плотного дыма рванула ко мне в лёгкие. Отскочив, я закашлялся. Потом засмеялся. Снова закашлялся и уже конкретно так заржал.

«Вот психованные дебилы! Не могли нормально сказать. Шутники-дегенераты!»

От последних слов в своей голове, я ещё сильнее загоготал и продолжал угорать, пока в горле не стало саднить от дикого смеха.

Тем временем Йося тоже успел пройти процедуру проверки. Причём дважды.

Хихикая и подтрунивая друг над другом, мы, под одобрительные возгласы капитана, прошли внутрь корабля.

— Идите за мной и ничего не трогайте. Устрою вам экскурсию по-быстрому.

Сделав ещё одну затяжку, он продолжил.

— Грузовоз серии «Пегас», модель хрен знает какая с переделками имени меня. Регистрационный номер восемь, один, шесть и чего-то там дальше. Всё равно никто не запомнит.

Порт приписки Фобос.

Грузоподъёмность полмиллиона тонн. Можно больше. Но не нужно.

Защитные системы, кварковый движок и прочая техническая лабуда по запросу.

Так-с… что ещё… Вроде про не трогать сказал, но повторю. Спите, ешьте и не борзейте.

Вопросы? — посмотрев на нас и убедившись, что их не будет, дальнобой двинул дальше. На этот раз молча.

Войдя в капитанскую рубку, он кинул нам два противоперегрузочных кокона, а сам уселся в пилотское кресло.

Понимая, что стартовать будем прямо сейчас, мы сразу же кинулись разматывать полимерные демпферы. Их ещё предстояло закрепить и проверить на устойчивость.

Навык работы с ПП-коконами у меня был минимальный, так что половину работы выполнил Усатый. Разумеется, нещадно матерясь и понося всех и вся почём зря.

Наконец, нечто, похожее на парочку перезревших груш, оказалось подвешено в дальнем углу рубки. Оттуда выглядывали наши головы в ожидании команды на старт.

— Неплохо. Может быть вы даже переживёте разгон, — удостоил нас вниманием капитан.

Он вновь погрузился в управление кораблём и полностью сосредоточился на поступающей информации. Интерактивный дисплей пестрил десятками мерцающих иконок, потоками данных и другой цифровой мишурой, понятной только пилоту.

— Отстыковка. Выхожу на стартовую траекторию. Проверка систем. Везде зелёный. Включаю «факел» через 5, 4, 3, 2, 1, - забубнил он себе под нос.

Я думал, перегрузка будет навалиться постепенно, как в нормальных пассажирских кораблях. Но дальнобои, похоже, не щадили никого. В том числе и себя.

На счёт три я вместе с Йосей спрятал голову в ПП-кокон и заставил тело максимально расслабиться плавая в инертном полимере. Но всё равно удар получился словно в меня прилетел молот.

Нет. Тысяча молотов. И каждый весом с центнер.

Каждая клеточка тела завопила под невыносимым давлением. А потом какой-то сосуд в моём мозгу лопнул, и я благополучно вырубился.

* * *
Шёл второй месяц моего путешествия на Марс.

По словам Джея, пилота, навигатора, суперкарго, бортинженера и по совместительству капитана корабля, нам повезло попасть в «счастливый промежуток». Это значит, что в данный момент расстояние между Землёй и Марсом минимальное.

— Так бы пришлось пилить почти в два раза больше. У меня вообще был случай, когда целых полгода в одну сторону лететь пришлось. Бортовой комп что-то там напутал с координатами, потом движки забарахлили на ускорении, ну и так по мелочи.

Короче добрался кое-как. Хорошо хоть неустойку не содрали.

За такими, ни к чему не обязывающими, разговорами мы проводили большую часть времени. А так, действительно, только спали, иногда по двое-трое суток, благодаря лайтовым анабиотикам, и ели.

Скукота. Если бы не внушительный запас различных интересных веществ на борту грузовоза.

Как сказал Джей, за всё время работы на рейсах он перевозил множество различных вещей. И не все из них были законны. Так что, он, можно сказать, делал услугу дляобщества, беря некоторые товары на пробу. Таким образом, он и составил свою личную уникальную коллекцию.

Откуда мы с ним усердно и «причащались», пока за безопасностью полёта следит корабельный ИИ по кличке Молчаливый Боб.

В один из таких моментов я и решил поделиться своими переживаниями с близкими и родными мне людьми. Конечно, подобной искренности в основном поспособствовала дополнительная химия в моей крови. Но суть от этого не менялась. Разве что чуть-чуть.

— Страшно. Охренеть, как страшно. Всегда думал, что это шутки про зону комфорта. А тут жизнь прямо в рожу плюнула, а потом ещё и пнула, чтобы всё понятней стало, — надрывался я, в перерывах прихлёбывая кисло-колу.

— Брачо, это смотря с какой стороны посмотреть. Ты же по сути звезда. Знаешь сколько очков хайпа ты себе всей этой шумихой набил? До фига и больше.

Вроде, вчера блог снимал, да? Видел сколько подписчиков прибыло? Вот и я о чём!

Йося действительно был прав. Мои рейтинги резко скаканули вверх. И хотя многие удивились, увидев моё новое лицо, в целом, народ воспринял все изменения положительно. Особенно вкупе с ореолом таинственности и борьбы с несправедливостью.

Теперь существовало две точки зрения. Моя, как блогера и участника событий и новостных государственных каналов.

Причём ОЗМ и Лунный директорат придерживались различных версий произошедшего. Марсианские СОЦы и Внешние спутники тоже выдвигают свой взгляд. Ну, а биоанархистам с Венеры вообще на все эти движухи наплевать. Они будущее строят.

В общем, эпоха пост-правды завоёвывает реальность.

— Кстати, слышали свежак? К нам тут пришельцы нагрянули. Их засекли возле облака Оорта и сначала приняли за неизвестную комету. Потом правда исправились. Ну не может ледяной шарик так с траекторией баловаться. Направили пару зондов, чтобы проверить, тут-то все и ахнули.

Реально, корабль не наш, и конструкция вообще дикая. Неевклидова геометрия и фрактальность отдыхает. Там полный сюр, — восхищённо проинформировал нас Йося, вваливаясь в кают-компанию, где мы с капитаном Джеем и Молчаливым Бобом играли в трёхмерные шахматы.

— Ага, таких хреновых инопланетян я каждый рейс вижу. Только сообщать никому не берусь, а то попросят поделиться, — с усмешкой прокомментировал дальнобой.

— Чем? — не понял я.

— Тем, что ты курил с утра, — засмеявшись ответил Джей.

— Погоди угорать, я вам сейчас линк скину, сами зацените. Сам такое впервые вижу. На «утку» или «желтуху» не похоже.

Тем более, ребята, что зонды запускали и эту новость выкинули, типа крутые научники — у них репутация и всё такое. Я проверил всю фактологическую цепочку и выскочил на оригинал. Там всё чётко, — уверено заявил Усатый.

Мне уже самому стало интересно правду ли он говорит или это очередная инфо-замануха.

— Кидай мне комм — я выведу трансляцию куда нужно.

— Ладно, давай посмотрим. Всё равно Боб выиграл, — вытаскивая из-под стола рулон жидкого экрана, произнёс Джей.

— Это как? У меня сейчас тут такая комбинация складывается! — удивился я.

— Капитан прав. Я действительно поставлю вам обоим мат через три хода. Сочувствую. Вы сами выбрали уровень сложности максимальный, — раздался хриплый тенор искусственного интеллекта.

Грустно вздохнув, я помог расправить смарт-плёнку и прилепить её на стену.

Коротко пискнув, коммуникатор принял ссылку от Йоси. Пару минут помудрив с настройками, я вывел видепоток на экран и приглушил свет.

Звука не было, но нам хватало собственного дыхания, чтобы ощутить величественность момента.

Из темноты межзвёздного пространства прямо на нас выплывало нечто. Я не мог описать его форму, цвет, фактуру. Поначалу мозг вообще отказывался это видеть, настолько чужеродным выглядел объект. Взгляд словно соскальзывал с его поверхности, пытаясь вцепиться во что-то знакомое и понятное.

— Охренеть! — услышал я шёпот Джея.

— Охренеть! — повторил он ещё раз.

Третьим разом он поперхнулся. Инопланетность заняла весь экран и предстала в своей невероятной красе.

Удивительно, но мой разум стал воспринимать это создание (корабль, существо, искусство?), как нечто прекрасное.

Первый момент отторжения и непонимания был пройден и теперь я видел истинную суть друга из далёких глубин космоса.

Да, именно так! Я не сомневался, что они станут нашими друзьями. От этого знания мне стало тепло и приятно. Наше одиночество во Вселенной закончено.

— Похоже, скоро наступят весёлые деньки, — усмехнулся Йося, когда видео закончилось.

На мой вопросительный взгляд он ткнул пальцем в свой комм, на котором загружалось последнее информационное обновление. Быстро пробежав глазами кричащие заголовки, я понял, что он прав.

Объединённая Земная метрополия, создав коалицию с Венерой, объявила войну Лунному директорату и Марсианским СОЦам. Внешние колонии заняли нейтралитет.

Ну что ж, теперь Солнечной системе точно звиздец. Если только инопланетяне нас не спасут.

Глава 5

За тонким гексагласовым окном скучнел однообразный марсианский пейзаж. Плоскую коричнево-жёлтую равнину разбавляли оазисы ржавого и бурого цвета. Только на горизонте нещадно «дымили» кислородом и азотом конусы терраформов.

— Посмотри, какая красота! Прям плакать хочется. Наконец, я дома! — пожёвывая тгк-жвачку, вещал Йося пока мы ждали рейсовый транспортник.

Его навязчивый энтузиазм уже начинал меня бесить. Стоило нам только сойти на Фобосе, как он уже начал свою патриотичную тираду.

Куда подевался тот бесшабашный тип, с которым мы познакомились на орбитальной станции? Видимо это всего лишь образ. Да и то, включается он только когда Усатый покидает родную планету.

Либо им тут хорошенько промывают мозги, либо он действительно в это верит. Метакоммунистический рай, что может быть хуже?

Правда почти всю информацию о Марсе я получал из СпидНета. Мнения, слухи, обзоры и куча разных точек зрения оставили у меня в голове мешанину из образов.

Красная планета представлялась мне чем-то средним между ожившей агитационной пропагандой и очередным социальным экспериментом.

Тем не менее, люди жили здесь уже 70 лет. И за это время умудрились не только создать полноценное общество, но и начать изменять планету. Вода завозилась кометным способом, терраформы меняли состав атмосферы, а обширные изыскания в генетике обещали сделать Марс зелёным.

И всё звучало прекрасно и восторженно. Вот он гений человечества! Меньше, чем за век колонизировать целую планету. Но я подозревал, что не всё так классно и круто. По-любому есть свои скелеты в марсианском шкафу.

Во мне как будто снова заговорило журналистское прошлое. Показать всё, что скрыто! Провести расследование! Скандалы, интриги и тайны!

Тьфу ты, чуть не блеванул от вбитых в подкорку клише. Некоторые профессиональные перегибы остаются с нами на всю жизнь.

Закинув в рот ещё одну порцию тгк-жвачки, я попытался отгородиться от подобных дебильных мыслей.

Стоит взглянуть на всё самому. Пропустить сквозь себя поток Красной планеты. И самое главное заценить, что у них тут за дикие пещерные рейвы.

Вот он план-минимум на ближайшие несколько дней.

А вот и наш рейсовик.

Потрёпанная развалюха с раздолбанной подвеской, которая при каждом чихе задевала днищем магнитные рельсы. Притормаживая, транспортник выбил парочку снопов искр и, чудовищно заскрежетав, наконец, остановился.

Если у них тут всё такое, то я не удивлён, что тусы они проводят в пещерах. С таким уровнем технологий только так и можно.

Проведя в унылой поездке около часа, мы, пройдя через воздушный шлюз, попали в первый марсианский СОЦ.

То есть первый для меня.

Хотя, на самом деле, этот «город» действительно был построен самым первым после начала планетарной колонизации. До этого здесь ютились в обычных куполах и мобильных комплексах.

Но потом, что-то пошло так. Причём очень даже. И сюда ринулись деньги и люди. И именно в таком порядке.

Политика, экономика и капелька религии смешались в одном тигле, чтобы превратиться в мир социальных грёз под названием Марсианские СОЦы.

Кстати, по словам Йоси, у этой аббревиатуры, есть, как минимум, два варианта расшифровки.

Первый официальный — Социальное Общество Целостности.

Второй, чуть более раскрепощённый — Собратья Обожателей Цукини.

И если с первым всё понятно: единение, взаимопомощь, каждому по способностям, каждому по потребностям и прочая сказочная лабуда, то второй чуть больше отражает современный Марс.

Не успел Усатый закончить свой занимательный ликбез, как к нам подошёл хмурый мужик, в чём-то напоминающем форму, и приказал предъявить документы.

Именно приказал. Нагло, вызывающе. Злобно постреливая глазами из-под козырька фуражки с попугайской кокардой, он ждал ответа.

Я уже напрягся, думая, что лучше делать, бить или бежать, но Йося, как всегда всё разрулил.

— Кокакольщик, угомонись. Мы свои, — лениво бросил он.

— А, ну раз так, тогда идите. Счастливого вам пребывания в самом замечательной месте Вселенной! Трижды ура, взорвись моя борода! — совершенно серьёзным тоном ответил мужик.

Затем козырнул и развернувшись на 360 градусов пошёл прямо на нас.

Проворно отскочив Усатый, потянул меня за собой, и мы благополучно избежали столкновения.

На мой немой вопрос он коротко ответил, что не все выдерживают благости марсианского общества и некоторых немного клинит.

— И много у вас таких «одарённых»? — не удержался я.

— Конкретно этот — один. У вас бы его посчитали городским сумасшедшим и отправили на перекодировку. Но мы более лояльны к людям с особенным мировосприятием.

— Ничего себе, как ты заговорил. Чую, по методичке шпаришь, — нелепо подпрыгивая, чтобы поспеть за неожиданно ускорившим шаг Йосей, бросил я.

Непривычная марсианская гравитация заставляла меня передвигаться очень странно. Конечно, по сравнению с лунной она гораздо ближе к земной, но адаптация всё равно занимает определённое время.

— Эй, ты что обиделся?

Спина Усатого была всё дальше и дальше. Я определённо не успевал его нагнать.

Не хватало ещё остаться в марсианском сити одному. А всё из-за слишком длинного языка. Профдеформация даёт свои плоды. Вирус блогера проник слишком глубоко.

— Гражданин, постойте. Куда вы так спешите? — оборвал мою погоню вежливый голос и не менее вежливая хватка за плечо.

Похоже здесь на каждом шагу эти с «особенным мировосприятием». Вот и первый скелетик в марсианском шкафу.

— Свояк я. Вон за другом иду. — попытался я ответить в манере Йоси.

— Это конечно хорошо, что вы свой. Но всё-таки вид у вас подозрительный. Вы не местный. Куда-то бежите. Думаю, стоит провести небольшую проверку.

Пройдёмте за мной, — спокойно, но непреклонно услышал я.

Что ж, видимо здесь «мировосприятие» ещё более особенное. Попахивает манией величия. Я здесь закон и всё такое.

Судья Дредд на минималках.

Почему-то мне вспомнился именно этот герой старомодных 2D фильмов. Ну или мой расширитель памяти засбоил и выгрузил в активную зону какую-то левую хрень.

В общем, после тусовки на Луне стоило проверить свои киберимпланты. Слишком много у меня было всяких потрясений. Как физического, так и психологического плана. А мозговая техника штука тонкая. За ней особый присмотр нужен.

Хотя, конечно, реклама говорит обратное. Вставил и забыл. Правда, смотря что и куда.

— Да, я не местный. Только сегодня прилетел. Но по какому праву вы меня хотите обыскать? — переключаясь на режим «вы» ответил я.

Может на самом деле этот чувак и есть представитель закона? Ну или я продолжаю говорить с психом, который считает себя таковым.

Причём визуально он выглядел довольно внушительно.

Вместо аляпистой формы и фуражки с попугайской кокардой на нём красовалась хай-тековская броня матово-чёрного цвета, увенчанная боевым шлемом А-класса.

Неплохой такой наряд для городского сумасшедшего.

Так что я решил общаться с ним более осмотрительно. Но извечную наглость журналиста в общении с блюстителями порядка убрать не спешил.

— Я сейчас могу зачитать, как минимум, три статьи, по которым вас можно отправить на настоящее дознание. Но повторюсь, это просто проверка. Не обыск.

Следуйте за мной, — непререкаемо закончил он.

Мне ничего не оставалось, как пойти за ним. Тем более, зелёный огонёк ультразвукового шокера на его плече недвусмысленно переключился на жёлтый. Что, по моим скромным познаниям, означало смену режима на автоматическую иммобилизацию в случае возможного конфликта.

Сухие термины сами всплыли в моей голове вместе с тем, кто их произносил, когда меня прижимали лицом к раскалённому асфальту.

Старая история времён начала моей карьеры, когда я решил проявить активную политическую позицию. И припёрся на очередной митинг кого-то там против других каких-то там.

Очень быстро самых говорливых, после очередного предупреждения, стали просто вырубать. И когда подошла моя очередь, я на своей шкуре ощутил, что такое полицейский ультразвуковой шокер.

Прежде всего, у него есть важное отличие от гражданской версии.

Его шкала мощности не имеет ограничителя. А у батареи энергетический объём на пару порядков выше.

Всё это говорит о том, что таким приспособлением можно посадить на пятую точку с полсотни человек даже не напрягаясь. Просто выставив цели, как возможно представляющие опасность.

А уж если вывести кого-нибудь в приоритет, то на максимальном уровне потока начнут крошится кости и слегка закипать кровь.

Вот такое оружие нелетального действия.

Поэтому я решил не перечить этому уважаемому человеку и узнать, что же он всё-таки от меня хочет.

Тем более, спину Йоси я потерял уже как пять минут назад.

Спустя сотню метров и несколько поворотов мы оказались у ярко-белого здания с воодушевляющей надписью «Седьмой пункт взаимопомощи».

Внутрь правда заходить не пришлось. Возле его стен располагались полупрозрачные кабинки «помощников». Так я про себя стал называть местных полицейских.

Под гексогласовым колпаком меня зафиксировали на чём-то напоминающем стоячее кресло и стали задавать максимально тупые вопросы.

Одновременно проверяя всю доступную информацию о моей персоне в местной базе данных.

— Альберт Дерьмоедов, помощник бортинженера на грузовом корабле «Медвежья услуга», порт приписки Фобос, регистрационный номер 7521-21, это вы?

И всё в подобном роде.

Разумеется, у них были только те данные, которые мы использовали для своих фальшивых пропусков. При глубоком изучении они, конечно, сразу спалятся. Но вот такую поверхностную проверку выдержат без проблем.

Так, во всяком случае, уверял Усатый. Собственно, сейчас я и узнаю преувеличил он или нет.

Однотипные вопросы продолжали сыпаться один за другим, и пока меня не собирались арестовывать. А значит Йося действительно сделал нормальные документы.

И на том спасибо.

— Вы являетесь гражданином ОЗМ. В данный момент мы находимся в состоянии вооружённого конфликта с вашей планетой.

Поэтому вы являетесь нежелательной персоной на Марсе.

Тем не менее, выдворять вас с нашей территории мы не будем. Проявляя миролюбие и понимание к обычным людям, мы показываем, что воюем не с ними, а с прогнившим порядком Объединённой Земной Метрополии.

Надеюсь, вы так же будете лояльны и покажите наше гостеприимство всем другим обитателям Солнечной Системы, — спокойным тоном зафиналил «помощник».

Вот так поворот.

Похоже, я слишком сильно понадеялся на хакерскую магию Йоси и его друзей. Мне сейчас прямо в лоб сказали, что знают о моём гражданстве и количестве подписчиков в СпидНете.

А затем показали свою доброжелательность и намекнули, что в своём блоге мне стоит провести небольшую пиар-компанию для Марсианских СОЦев.

Задачка непростая.

То есть, конечно же, всё просто. Либо я буду рассказывать, как на Марсе хорошо, либо отправлюсь в какой-нибудь концлагерь. Хотя, насчёт последнего я преувеличил. Скорее всего меня попытаются просто отправить обратно на Землю.

Кстати, неплохой вариант.

Правда, я не уверен, что полечу туда нормальным. В смысле, вдруг господам «помощникам» захочется узнать тайны моего мозга, и они решатся сделать раскодировку.

Тогда на Грязь вернётся не Альберт Пятьсот тринадцатый, а его облегчённая овощная копия.

Идея так себе.

И чтобы не плодить лишних сущностей я любезно улыбнулся и всецело пообещал транслировать о Марсе только хорошее, доброе и позитивное.

Когда меня выпустили из-под колпака, первым делом мне захотелось выпить.

Расслабиться. Снять чёртово напряжение.

Не успел прилететь на планету, как уже успел потеряться и попасть в гости к местным полицаям. Отличное начало тусовочного путешествия!

Сплюнув, я всё так же, нелепо подпрыгивая, направился к ближайшему бару. Где он находился я не знал. Но почему-то был уверен, что моё чутьё не подведёт.

Собственно, так и случилось.

Здоровенная вывеска «Пей, как скотт!» встретилась мне очень скоро, а, мерцающая старомодным неоном, надпись навеяла романтические мысли. Выпить, нюхнуть, закинуться, потом ещё раз выпить. Повторить по необходимости.

Внутри меня ждал не менее олдовый интерьер. Куча дешёвых пластиковых столиков отвратительно коричневого-жёлтого цвета. Ящики из-под пива, поставленные друг на друга и скреплённые мононитью, использовались, как стулья. Раздолбанный музыкальный автомат, на каждое нажатие кнопки выдающий какое-то занудное мычание вместо музыки. И венец этого места — воняющая блевотой и прокисшим бухлом, её величество стойка.

Отлично! Всё, как я люблю!

Абсолютно не кривя душой, я произнёс эти слова про себя и, надев самую искреннюю из своих фальшивых улыбок, направился к бармену.

— Здрасте. Что у вас тут есть фирменного? — дружелюбно и вежливо начал я.

— Хер тебе на воротник, — хмуро бросил бармен.

— Чего?!

— Хер тебе на воротник. Наша специальная настойка.

— Ничего себе названице. А что в ней специального? Её вообще пить можно? — офигевши спросил я.

— Тебе не уверен. А наши хлебают за милую душу. Спирт настаивается на яйцах скотта. Вот и весь секрет.

— Кого? Что это за тварь такая и почему именно на её яйцах? — продолжал я сыпать вопросами.

Уж больно интересную рецептуру задвинул бармен.

— Скотт, это местный зверёк. Лет 50 назад на их выводок наткнулись, когда бурили новую шахту. Там сеть пещер и в них целая колония. Потом ещё находили.

Сейчас правда они на грани вымирания. Молодые особи скоттов со своей биохимией переваривают всё что угодно. Вот наши и подрядились их яйца использовать для создания всяких редких лекарств. Типа народная медицина.

Ну и параллельно оказалось, что, если спиртяге дать настояться на паре таких кругляшей, то похмелья и прочей лабуды, как не бывало.

Будто не бухал, а витаминизированную водичку пил, — подытожил свою мини-лекцию бармен.

Что ж, такую неведомую хрень грех не выпить.

— Уговорил. Наливай! — бодро рванулся я в бой.

Из-под стойки была извлечена здоровенная бутыль в которой плескалось чуть меньше половины тёмно-красной жидкости. Приятное бульканье усладило мои уши, а глаз радовался целому стакану необычного напитка передо мной.

Пододвинувшись ближе, я уже хотел хорошенько отхлебнуть, но мне под нос сунули переносной терминал.

— У нас оплата сразу. Кредит не выдаём. Бесплатно не поим, — заученно буркнул бармен.

Хмыкнув, я прикоснулся кредитным кольцом к сенсору и, дождавшись тихого писка, вернулся к дегустации.

Правду говорят: пей, что пьёт народ, и ты поймёшь его душу.

Осторожно принюхавшись, я с уважением отдёрнул голову. Пахло резко, грубо и непонятно. Что-то похожее на нашатырь вперемешку со слюной василиска. Так же упорото и сказочно.

Ладно, погнали.

За вашу марсианскую душу!

Глоток. И сразу ещё один.

Эх, хорошо пошла. И не горчит совсем. Будто «Кровавая Мэри» только с настоящей кровью.

Допиваю стакан. Ставлю его на стойку. Выдыхаю, хоть нужно было вдохнуть. И понимаю, почему настойку назвали «Хер тебе на воротник».

Вокруг моей шеи действительно обвился здоровенный такой, мясистый хер марсианского происхождения. Но он не душит, а так по-дружески приобнимает. Шепчет на ухо всякие приколы. И намекает, что нужно выпить ещё.

И как это не послушаться моего нового «красного» друга?

Бармен, будто ожидая моей отмашки, сразу же наливает полный стакан.

Пью и улыбаюсь.

Заказываю ещё. Угощаю других моих друзей. Приглашаю новых.

Тепло вокруг шеи медленно окутывает всё тело, и я понимаю, что люблю эту прекрасно-красную планету. Батька-Марс, как же я по тебе скучал!

Веселье длится долго. Далёкое солнце успевает встать и сесть, как минимум пару раз прежде чем я выныриваю из тусовочного кумара в скучную реальность.

Чья-то небритая рожа трётся о мою щёку, что-то мило щебеча о настоящей крепкой мужской дружбе. Уверенные руки нагло ощупывают меня опускаясь всё ниже и ниже.

Хм, вроде такого я не заказывал. Или здесь это жест гостеприимства?

Приставания становятся всё откровенней, и я понимаю, что если сейчас не скажу твёрдое «нет!», то меня банально изнасилуют. Вернее, используют. Всё-таки у этого мужеложца осталась капля такта, и он себя контролирует.

Ну или я его так оправдываю.

— Отвали, педрила! — срываюсь я.

Никакого эффекта.

— Отвали, педрила или я тебя вырублю!

Снова полный игнор.

Придётся действовать напрямую.

Резко дёргаю головой, стараясь попасть ему по лицу. Влажное хлюпание подтверждает точность моего прицела. Скорее всего, я разбил ему нос.

Приседаю и чуть свожу плечи, чтобы выскользнуть из уже обмякших объятий. Скрутка и, как учили в интернате для спецов, удар локтём с разворота.

Ух! Получилось жёстко.

Чувствую, как он от меня отлетел на несколько метров. Рука слегка онемела от такого необычного использования, а в голове появился тонкий звон. Последствия моих насильственных действий.

Хм, иронично.

— Я же предупреждал!

Прозвучало вроде круто.

Вокруг меня тишина. И темнота. А ещё холодно зараза. Ноги в каком-то липком дерьме.

Чёрт, да я и вправду стою по щиколотку в канаве. А судя по влажной одежде, ещё и полежал в ней.

Это что, я нажрался так, что и не помню, как здесь оказался? А схлёстка с любителем мужских попок — это галюны или реальность? Охренеть. Затусил так затусил.

Ощупав свои карманы, я понял, что лишился всех гаджетов и даже кредитное кольцо куда-то пропало. Ну или кто-то помог мне избавиться от лишних вещей.

В любом случае, выбираться из этого попадоса мне придётся самому. Ножками, ручками и головой.

Нещадно матерясь, я с трудом вылез из канализационного стока и, осмотревшись, понял, что нахожусь хер знает где.

То есть, я и до этого слабо ориентировался в планировке первого для меня марсианского СОЦа. А сейчас в полупьяном состоянии и при скудном свете Фобоса и Деймоса вообще будто попал в сказочный лабиринт.

Сказывалась и необычная архитектура.

Вместо привычного купола или чего-то подобного, метакоммунисты, как всегда, выбрали свой уникальный и дегенеративный путь. Ну, то есть, для них он, конечно, гениальный, но мне этот принцип строительства показался очень странным и неудобным.

Конечно, чтобы поразмышлять об особенностях чужой культуры и тонкостях зодчества я выбрал идеальный момент. Но пока я ищу хоть кого-то живого или неживого, кто сообщил бы мне путь до ближайшей гостиницы, можно и пофилософствовать.

Тем более, пробираясь по этим узким кривым улочкам, начинаешь лучше понимать упоротую логику местных архитекторов.

Вначале, когда мы подъезжали к СОЦу, я сразу заподозрил что-то неладное. Уж больно сильно этот марсианский агломерат напоминал усовершенствованный муравейник.

Но вот поподробней расспросить у Йоси, что и как — не додумался.

Эй, да я даже его названия не знаю. Хотя, может у метакоммунистических городов и нет имён. Цифровой код там какой-нибудь или просто цвет или знак. Фиг поймёшь их мировоззрение.

Под ногами что-то мявкнуло и хрюкнуло. Причём одновременно.

Я остановился, пытаясь разглядеть непонятное существо.

Воу! Да это же скотт.

Во всяком случае, описание очень похоже. Бармен показывал чучело, которое держал под стойкой и даже объяснял, где у него расположены яйца.

Смеялся потом и говорил, что и людям стоит у него поучиться.

Так, а у этого представителя местной фауны они есть?

Стоп. Что вообще за тупые вопросы? Ночёвку нужно искать, а не опыты всякие проводить.

Аккуратно обойдя настороженно застывшее животное, по форме напоминающее нечто среднее между крупным котом и кротом, я двинул дальше.

Вокруг всё так же возвышались неприступные стены без малейшего намёка на дверь или вход куда-нибудь. Спасибо, что на ночь здесь не отключают кислородное обеспечение и минимальный обогрев. А то я бы так и не поднялся из той канавы.

Тем не менее, идти мне становилось всё труднее и труднее. Двое суток алкомарафона давали о себе знать. Правда, похмелья или чего-то подобного я действительно не испытывал, но организм всё равно подустал.

Ох, ну не хрена себе! Неужели свет в конце тоннеля?!

И, вроде как, едой пахнет и запахом костерка. Откуда здесь туристы? Может меня продолжает переть?

Спотыкающимся шагом я выскочил на небольшую площадь, где в центре действительно полыхало пламя. Оно рвалось из отверстия в земле и вокруг него в неспешном танце двигалось несколько, замотанных в красное, силуэтов.

Сектанты что ли? Это если по не толерантному. Ну или представители деструктивных религиозных культов, если использовать официальный слэнг.

Короче, какие-то странные типы. Но они пока единственные, кого я здесь встретил. Так что выбора нет.

Хотя, наверное, он был. Но моему затуманенному мозгу плевать. Он повёл тело вперёд к теплу и свету.

— Кровь! Кровь в моих венах подобна огню!

Сука, я, твою мать, горю!

Страх и Ужас — мои друзья навсегда!

Мир изменить могу только я!

Крышесносящий рык взорвал тишину и обрушился на меня всей своей яростью.

От мощи звуковой волны я упал на зад и продолжал наблюдать за развивающейся фантасмагорией. А там начиналось полное безумие.

Вот этот контент прёт, билось у меня в голове. Представляю, как подписчики офигеют, когда я выкачу им такой треш!

Пылающая струя выстрелила в ночное небо и ускорившиеся фигуры сбросили свои багровые балахоны по пояс. Их обнажённые тела блестели в свете воспеваемых ими двух лун. А, распахнутые в крике, рты продолжали выводить один и тот же мотив.

— Кровь! Кровь в моих венах подобна огню!

Сука, я, твою мать, горю!

Страх и Ужас — мои друзья навсегда!

Мир изменить могу только я!

Они пели, всё ускоряя темп. Падая на глубокий бас и сразу же взлетая на режущий ухо ультразвуковой сопрано. Дикие вокальные качели будто рвали само пространство вокруг.

Скорость, ритм, вакханалия!

Поневоле и я, словно в гипнозе, стал им подпевать и подходить всё ближе и ближе.

Меня тянуло присоединиться к этому варварскому бесчинству. Зов предков или вид сумасшествия? Я не знал. Мне хотелось кричать эти, дёргающие душу, слова и плясать вокруг адского огня.

— Алик? Что ты, твою мать, здесь делаешь?!

Вырвал меня из священного экстаза знакомый голос. Сфокусировавшись, я слегка вернулся в действительность и увидел перед собой сверкающую потом фигуру.

Но понять, кто это, всё ещё не мог.

— Эй, ты что, обдолбан? Я тебя везде искал!

Новая попытка. Я щурюсь, пытаюсь дышать спокойней.

— В общем, я извиниться хотел, что полыхнул тогда. Просто ты неправильные вещи говорил. Вот я и завёлся.

Ага! Уже ближе!

— Ты ответишь или нет? И почему от тебя так воняет? — схватил он меня за плечи и затряс.

Йося!

Почему-то я не удивлён встретить его здесь.

— Угомонись. Меня ещё от вашего бита прёт. Что это вообще за дикость такая? — собрался я наконец.

— Эй, тебе повезло вообще-то! Это репетиция перед ежегодным пещерным рейвом. Мой «Красный Движ» открывает тусу.

— Ядерно! Меня зацепило!

— Да, по тебе и видно. Кстати, ты официально приглашён, — обрадовал меня Усатый.

— Шик! Я за, только посплю чуток.

Сказал я и на последнем слове вырубился.

Кто-то скажет переутомление, а я отвечу — культурный шок и счастье.

Глава 6

— Джангл, брейкбит, драм-энд-бэйс, хаус, техно, индастриал, тустеп, прогрессив, эйсид, айдиэм, это всё дикое старьё.

Да, с такого дерьма всё начиналось. Но возносить хвалу трупакам? По-моему, тупость, — затягиваясь очередной «веселяшкой», вещал Йося.

— Может ты и шаришь в названиях, но в самой культуре полный ноль, — резанул я его.

— Эй, ты попутал? Да я вырос в этой теме! Ещё в животе своей обдолбанной мамаши, которую не знал, я слушал правильный музон, — встрепенулся он.

Мы спорили с ним второй час, попутно распивая, раскуривая и употребляя дары местного производства. Дело происходило в одном из сквотов, что случайным образом оказался не занят под общественные нужды. Раньше здесь обитали неблагонадёжные социальные элементы, но после образования первого марсианского СОЦа они чудесным образом исчезли.

Собственно, тусовка Йоси и я также не являлись образцом гражданской ответственности. Но что касается грабежа, убийств и подобных криминальных штук, то здесь мы полностью мимо.

Тусовки, вещества и творчество во всех его проявлениях, вот наша тема.

Хотя для многих и эти занятия — кошмар, ужас и минус мораль на всю голову. Ханжи и лицемеры никогда не исчезнут. А если им вторит туполобое большинство, то они ещё и начинают чувствовать себя правыми.

Дешёвый набор общества прошлого века.

Правда свои метастазы они пустили и в современность. Вот я с ними упорно и борюсь. В своём блоге и в своей жизни.

— Ладно. Забей уже. Ты крут и этим всё сказано, — успокоил я, уже окончательно разошедшегося, Усатого.

Йося, не выдержав, вскочил и, бегая из угла в угол, надел на себя личину рок-проповедника. Так, во всяком случае, мне виделось.

С другой стороны, после парочки кислотных заходов и не такое померещится. Может, я и вправду задел его метакоммунистическую душу.

— Ты с темы не съезжай! Я тебе так скажу, пусть у тебя и дохерища подписчиков, но музыкой нужно жить! А ты просто со стороны оцениваешь, как ламантин сраный. Залетел, потусил и вот вам моё важное мнение.

Только оно ПОВЕРХНОСТНОЕ!

В глубину кто нырять будет? А? Кто?!

Усатый гнал не по-детски. Казалось, ещё чуть-чуть и у него пойдёт пар из ушей.

Я представил себе эту нелепую картинку и даже добавил шипящий свист, как у перегретого чайника. Словно кадры мультика из двадцатого века.

Смешно.

Мне, так особенно. Тгк-жвачка сделала своё дело.

Хихикнув, я постарался сосредоточиться на предъяве Йоси и единственное, что смог из себя выдавить это возражение по поводу странного сравнения с ламантином.

— Они вымерли. Не обижай их.

— Да я вообще не знаю кто это. Просто слово запомнилось. Оно даже звучит тупо и коряво, — отбрыкнулся он и снова вернулся к своему задротству.

— Посмотри вокруг! Всего этого мы смогли добиться только после того, как отбросили пыль и плесень прошлого столетия. Полусгнившие старики вещают со своих трибун, как нам жить, и мы верим.

Это же полная деградация! Путь в никуда!

— А что такое деградация ты знаешь? — сказал я, не выдержав.

Проигнорировав мою подколку, Йося вышел на новый уровень философского бесчинства.

— Революция! Вот чего жаждет весь мир! Она начнётся на Марсе и волной накроет всю Солнечную. Человечество всегда стремится к развитию, изменению, эволюции. Рывок на следующую ступень цивилизации.

И «Красный Движ» всеми силами ускоряет приближение этого момента!

Он махал руками, подпрыгивал, горделиво выпячивал грудь, повышая голос до крика. В общем, делал всё, чтобы его слова стали правильными, твёрдыми и яростными.

И тогда я сделал глупость.

Спросил его, а помнит ли он с чего вообще начался метакоммунизм.

Поначалу он затих. Я уже подумал, что и этот вопрос он проигнорит. Но, спустя секунду, когда до Усатого дошёл смысл сказанного, он взорвался.

Сначала буквально, а потом словесно.

Его нагрудный карман вспыхнул, и короткая вспышка неонового пламени закрыла лицо Усатого.

Не успел я запаниковать, как Йося, вытащив глюканувшую пачку «веселяшек», вырубил её, светящееся всеми цветами спектра, нанопокрытие, хорошенько швырнув о стену.

— Вонючие ублюдки капиталисты. Даже обычную «пыхалку» сделать нормально не могут. Уже который раз такая херь случается! — яростно бросил он.

Затем вектор его внимания сместился на меня. И я понял, что швырянием о стену не отделаюсь. Усатый хотел изнасиловать мою душу и разум. Ну или во что он там верил.

Но его прервали.

Причём очень даже вовремя.

В сквот ворвалась толпа бесчинствующих детей, которые мигом окружили Йосю, что-то настойчиво требуя.

Конечно, это могли быть обычные карлики. Если бы не одно но. Судя по выкрикам, они требовали, чтобы папочка отпустил их на рейв. Ведь они уже взрослые и хотят адово оторваться.

Получается, Усатый ещё и многодетный отец?

Все мои сомнения разрешились спустя мгновение. Йося, гаркнув злобным тоном, потребовал тишины. А после поинтересовался, кто их сюда прислал.

— Мамочка, наша мамочка! Она нам и волшебной пыльцы отсыпала, — наперебой заголосили детишки.

— Ах ты ж, тупая тварь, — прочёл я по губам Йоси.

Он скривился, выдохнул и надел личину доброго, но сурового родителя. Ну или кем там он им приходился.

— А давайте все выпьем сказочного молочка и ляжем поспать? Чтобы завтра с новыми силами пойти тусить и кайфовать! — максимально фальшиво и чудовищно мило предложил он дикой малышне.

Радостные вопли подтвердили всеобщее согласие.

Уж не знаю, что за цирк здесь происходил, но мне интересно увидеть продолжение.

Усатый вышел куда-то на минутку и вернулся с бутылкой, полной белой жидкости. Налив каждому из детей по ложечке, он, убедившись, что все проглотили «молочко», повёл их за собой.

В соседней комнате валялась куча надувных матрацев разной степени потрёпанности и несколько термоодеял. Соорудив из этого барахла что-то типа подушечного замка, он загнал туда всю малолетнюю орду и стал тихонько петь убаюкивающую песенку.

Через какое-то время шептание и копошение стихло. Ребятня уснула.

Выползший Йося сразу вернулся к своему привычному состоянию и, пройдя мимо меня, направился к выходу. Попутно он что-то бормотал о тупых бабах, которые должны только рожать и сидеть воспитывать потомство.

— Эй, подожди! Что случилось? Я могу помочь? — окликнул я его.

— Да. Не мешать.

— Что, предстоят семейные разборки?

— Не тупи. В СОЦах нет семей. Они не мои дети, — хмуро бросил он.

— Тогда почему они называют тебя папой? — улыбнувшись, спросил я.

— Это наш локальный прикол. Я папа, Симона мама. Мальки из местного питомника часть семьи. Но в реале мы просто их наставники.

Самые любимые, конечно. Потому в День Зрелости они сразу к нам и бегут. Такие пати у нас бывают раз в месяц. Детей учат ощущать и вести себя, как взрослые после достижения 10-летнего возраста.

Ответственность — важная вещь в нашем обществе. Такая же, как целостность и взаимопонимание.

Я чуть не поперхнулся тгк-жвачкой.

— Значит вы им даёте свободу раз в месяц, и они творят, что хотят?

— Если очень упрощённо, то да. Но есть множество нюансов. К тому же, дебилка Симона решила неудачно пошутить. В итоге, у нас тут с дюжину упоротых мальчишек, которые первый раз в жизни попробовали М-пыльцу.

Вот и пришлось их уболтать и напоить жидким сорбентом, чтобы нейтрализовать действие вещества.

Я туда ещё капельку снотворного добавил. Но это, чтобы у них легче отходняк прошёл, и они не барагозили где не надо, — останавливаясь и устало потирая виски, ответил Йося.

— Жесть! Вот это у вас тут порядки. Я впервые даже «веселяшки» попробовал лет в 12. А тут с 10 такой хардкор.

И кстати, почему тут одни пацаны? Где тусят девчонки?

Он свирепо глянул на меня и, махнув головой, позвал за собой.

— Пойдём сходим в гости к Симоне, сам всё и увидишь.

И, не дожидаясь моего ответа, быстрым шагом двинул к выходу.

Собственно, любопытство не порок. Да и узнать поближе нравы местных взаимоотношений будет интересно. Что-то подсказывало мне, не всё здесь так просто.

Запоздало крикнув, что готов, всегда готов, я поспешил за Йосей.

Долго идти не пришлось. Через один поворот и пару десятков ступеней мы вошли в очередное здание, которое выглядело, как грибной нарост.

Я уже почти привык к марсианской архитектуре, но некоторые её аспекты всё так же удивляли.

Ну вот почему нельзя построить обычную изобетонную коробку?

Хочется вам плавности и округлости? Да без проблем. Купола, луковицы, тороиды, любой каприз за ваши деньги. Современные строительные технологии позволяют построить всё, что угодно и где угодно.

По всей Солнечной системе придерживаются очевидных канонов. Эргономично, крепко, удобно. По-человечески, в общем!

Но только не на Марсе. Хотим жить в муравейнике и угорать. Шикарно же!

Конечно, Усатый объяснял мне, что такие формы и подход к строительству обусловлены традициями первых колонистов. Которые создавали СОЦы из подручных средств, стараясь полностью оградиться от взаимодействий с Землёй. Потому и брали за основу марсианский кремнезём, из которого выплавляли, фактически «на живую», основу для городских агломератов.

А дальше всё как-то прижилось и стало применяться на постоянной основе.

Сырья вокруг куча. Благодаря развитию техники всё стало ещё дешевле и быстрее. Бери и строй.

Так и получились оплывшие, переходящие одно в другое, строения, целые комплексы, которые, сливаясь и дополняя друг друга, создавали целые «человейники».

Добавили атмосферных генераторов, тепловых сетей и прочих, жизненно необходимых для бескислородных планет, штуковин. Вставили, где нужно, покрытия из прозрачной моноуглеродки и получилось, то что получилось.

— Безумная ты сука! Что за хрень, я тебя спрашиваю? — заорал Йося, как только мы вошли внутрь.

В ответ ему прилетело самое мерзкое хихиканье, которое я когда-либо слышал. Дезинтегрирующая смесь ультразвука и захлёбывающегося карканья.

А вот и сама обладательница бесовских звуков.

Рыжая, дикая, фигуристая. Со здоровенными зеленющими глазюками и пухлейшими губами в мире. Она, продолжая задорно взвизгивать, прошлась колесом и, сев на шпагат, громко хлопнула в ладоши.

— Та-дам, педрилы! — произнёс её хорошенький ротик.

Я стоял и молчал, переживая столько необычных ощущений сразу. Что же будет дальше?

— Симона, ты вообще обдолбалась?! Зачем мелких нанюхала? — обращаясь к ней, продолжил кричать Йося.

Так значит пресловутая ведьма с дебильным чувством юмора прямо сейчас сидит передо мной на шпагате?

Интригующе.

— Усатенький-полосатенький, ты чего так волнуешься? Сегодня День Зрелости, ребятки сами попросили то, чем взрослые упарываются. Я же хорошая мамочка, вот и сделала им тоже хорошо.

Тем более они под твоим надёжным присмотром, — улыбнувшись с лёгкой ноткой безумия, ответила она.

Затем, грациозно прогнувшись, встала на руки и, зацепившись за почти незаметные углубления в стене, поползла наверх словно самая настоящая паучиха.

От такой картины мой рот сам собой открылся и, кажется, даже капнул слюной.

Учитывая, что на Симоне надето лишь телесного цвета боди, мои эмоции были более чем обоснованы.

Мне казалось, что я вижу каждый её жгутик мышц, каждую заманчивую выпуклость и впуклость. И оттого внутри становилось тепло и приятно.

Кровь начинала приливать к самым разным частям тела, и я понял, что начинаю неудержимо краснеть. Очень непривычная для меня ситуация. Все-таки я много чего в жизни перепробовал.

Но вот такой неприкрытой во всех смыслах, безумной красоты мне не встречалось. Абсолютный животный магнетизм. И полный диссонанс в голове.

Я сглотнул и попытался вновь вернуться к происходящему.

— Хватит дуру строить. Ты спецом дала попробовать только пацанам, — надрывался Усатый.

— Ой-ой, ещё и обзывается. Девочки умненькие, сами поняли не пихать в себя всякую гадость, — медовым тоном ответила Симона.

Понимая, что словами от неё ничего не добиться, Йося решил пойти другим путём. Молча показав ей неприличный жест, он быстрым шагом направился в соседнюю комнату.

Видимо, Симона разгадала его замысел, так как сразу же метнулась вслед за ним.

Благоразумно оставшись на месте, я, спустя секунду, услышал звук разбитой посуды, визгливый крик и финальный аккорд в виде звонкой пощёчины.

Выбежавший Усатый оказался яркой иллюстрацией произошедшего. Весь обсыпанный какой-то жёлтой переливающейся пылью, растрёпанный и с пламенеющим отпечатком ладони на своей щеке.

Собственно, всё понятно.

Похоже, он расхерячил сосуд, в котором хранилась М-пыльца (кстати, теперь я знаю, как она выглядит) и получил здоровенную оплеуху от Симоны.

— Ты ублюдок! Это был весь запас на рейв. Знаешь, как сложно её достать?!

— Конечно, знаю. Я сам тебе пробивал эту партию. А ты её расходуешь на детей, ради тупой шутки, — сжимая кулаки, ответил Йося.

Как бы до полноценной драки дело не дошло. Может сейчас самое время вмешаться? Подумал я и сделал это. Правда, туповато и не в тему.

Впрочем, как всегда.

— Эй, эй! Кто-то сказал рейв? Так перед вами самый главный рейвизор галактики! Разрешите представиться, Альберт Пятьсот тринадцатый, автор блога «Туси или умри!». Самого популярного сегмента СпидНета в категории развлечения. После котиков-мутантов, конечно.

Да уж. Действительно прозвучало тупо и напыщенно. Но, по крайне мере, воцарилось затишье, и все обратили внимание на меня.

— Ахах, Усатыч, это что твой дружок? Ты же говорил, что выше всего этого? Типа, искусство важнее всяких норм и традиций. А тут такое.

Хотя, он ничего себе так. Одобряю твой выбор, — не преминула съехидничать Симона.

Насупившийся Йося коротко ответил, что я только его знакомый. Да и вообще он чуть ли мне не жизнь спас, притащив на Марс.

Перечить ему я не стал и решил сохранить свою версию истории как-нибудь на потом.

— Ладно, может я и вправду перегнула палку. Давай мириться? — улыбнувшись, она вытянула мизинчик.

Усатый устало вздохнул и протянул ей свой. Они сцепили их и хором пробормотали что-то типа детской считалки-клятвы. Всех слов я не понял, но общий смысл уловил. Вроде как, не ссориться и не драться, иначе всех поведут купаться. В углекислоте. Жидкой.

Странные здесь традиции.

— Скажи, а ты и вправду тот самый Алик из «Туси или умри!»? Я как-то заценила пару выпусков, но что-то ты не очень похож на того парня, — обратилась ко мне Симона.

Ну ничего себе! Вроде контакт налаживается. Главное сейчас, опять не сказать какую-нибудь глупость.

— Ага. А внешка… ну тут у нас с Йосей ситуация одна нарисовалась и единственный выход из неё — это модифицировать мою мордашку. Док сказал, что через какое-то время всё придёт в норму.

Правда, прошло уже чуть больше положенного срока. Но, думаю, плюс-минус пару дней — это обычные колебания.

Вроде всё хорошо. Ответил спокойно, уверенно. Теперь её ход.

— Даже не знаю. Тот типок мне показался слишком смазливым. Такой типичный красавчик. А у тебя морда, что надо. Брутальная, наглая. Я такие люблю, — томным голосом сообщила мне Симона.

Твою мать! Да, если нужно, я готов навсегда оставить такое лицо! Но вслух я сказал совершенно другое.

— Не гони. Ты чего такая поверхностная? Судить человека нужно по его внутреннему миру, а не по внешности.

Посмотрев на меня оценивающе, она спросила:

— Ты это сейчас серьёзно?

Я молча кивнул, стараясь отыгрывать свою роль до конца.

— Во дебил! Усатыч, ну и братишка у тебя. Такого банального дерьма я давно не слышала. Мир у него внутренний. Богатый ещё, наверное. Аж обосраться можно, — неожиданно перейдя на наглый тон, бросила Симона.

Охренеть. Вот это я попал. Совсем забыл, что она та ещё оторва. Сыграть тут решил на чувствах. И вправду дебил.

Хорошо ещё, что Йося не вспомнил про свою шутку насчёт моей фамилии в пропуске. А то бы угорали сейчас надо мной вдвоём. Альберт Дерьмоедов, обладатель внутреннего мира, полного шоколада.

Но Усатый, похоже, не был настроен на продолжение нашей милой беседы. Он оборвал Симону и, сказав, что нам пора, вытащил меня наружу.

— Ал, хватит фигней страдать. Флирт с Симоной — не самая лучшая затея, — произнёс он, когда мы вышли.

— Да я уже понял. Она та ещё бестия. Кстати, у вас странные отношения. Вы что раньше встречались?

Йося остановился и удивлённо взглянул на меня.

— Ты, конечно, гений, но я не думал, что настолько. Она моя генетическая сестра. А тебе, кажется, пора избавиться от лишней жидкости в организме. А то будет интоксикация.

— Это ты о чём? — не понял я.

— Потрахаться тебе нужно, придурок, — ухмыльнувшись, ответил он.

Сначала я хотел обидеться, но потом понял, что это будет реально тупо. Усатый, конечно, тот ещё тип, но иногда он действительно шарит. Не скрываясь за ложной вежливостью и тактичностью, фигашит прямо в лоб.

— Может ты и прав. Что-то мне твоя сестрёнка сильно в голову залезла. Нужно разгрузиться.

— В штаны она тебе залезла. Пойдём, буду знакомить тебя с местными феечками. Правда, придётся скататься в соседний СОЦ. Он у нас как бы тематический, там в основном весь творческий народ и тусует. У него даже название не какой-нибудь «Рассвет», как у нашего сити или «Победа» со «Знаменем». Тут куют искусство и потому взяли себе имя «Горький Маяк», - Йося опять сбился на пафосный тон и даже воздел руки к небу, будто выступая на каком-то мифической митинге.

— Окей, я понял, что там у вас отрываются. И целиком поддерживаю твоё предложение. Только сначала стоит зайти в ближайшее отделение банка, чтобы восстановить моё кредитное кольцо. А то ваши уважаемые сограждане избавили меня от его ношения, когда я затусил в баре.

— Да, уже наслышан о твоих похождениях в «Пей, как скотт». Ты, конечно, выбрал идеальное место, чтобы нажраться, — сказал Усатый, загадочно улыбаясь.

— А что с ним не так?

— Ну, для начала, там зависает основа самых ярых консерваторов Марса. Те, которые за традиции первых поселенцев, особый путь развития и «железный занавес» от капиталистической нечисти.

Отморозки в общем. Хотя их сейчас почти половина в партийной системе.

— Да, вроде, нормальные ребята. Приняли меня, как своего. Напоили, накормили, — нахмурился я.

— Ага, и спать уложили. В канаву. Да ещё и приголубили. Зад уже не болит? — уколол меня Йося.

Как меня задолбали вот такие тупые приколы. У марсиан что какой-то бзик на гомосексуализме и различных его формах?

— Слушай, хватит нести всякую ересь. Я хоть и максимально толерантный, но такое ощущение, что у вас тут все помешаны на мужской любви. А у тебя будто вообще детская травма.

Усатый замолчал. Помрачнел и исподлобья глянул на меня. Сначала я подумал, что он кинется в драку, но метакоммунист стоял неподвижно.

Только смотрел на меня. Злобно. Устало. С горечью.

Именно в таком порядке по его лицу пробежала целая гамма чувств. Закончившись на максимально минорной ноте.

— Ничего ты не понимаешь. И не поймёшь. Потому что земляшка сраный! — выплюнул он мне в лицо и, развернувшись, куда-то пошёл.

Теряться в очередной раз мне не хотелось, и я двинул следом. Никогда бы не подумал, что Йося такой обидчивый и ранимый. Уже в который раз убеждаюсь, что внутри каждого человека живёт ещё один. И чаще всего абсолютно не похожий на внешний оригинал.

* * *
Снова эта ублюдочная местная «магнитка».

Неужели у них тут нет транспорта посовременней? Вакуумные туннели, авиасообщение, дуговые прыгуны? Не, не слышали. Зачем, если и так работает? Конечно, может у марсиан другие оправдания несовершенства своей транспортной сети. Но мне кажется, здесь кроется такая же упоротость, как и с архитектурой и каким-то сдвигом в социально-сексуальной сфере.

В общем, позлившись на меня, Усатый всё же соизволил помочь при оформлении нового кредитного кольца и даже перевёл мои финансы в метакоммунистический колорит.

— Денежная система по всей Солнечной системе работает одинаково. Да, у всех разные единицы, но суть общая. Кто-то поддерживает своё благосостояние ресурсами, кто-то технологиями, другие производством или военной мощью. Некоторые смешивают, стараясь успеть везде.

Скажу откровенно, Марс изо всех сил кичится своим особым путём, но мы всё так же являемся частью общего финансового механизма. Пусть консерваторы и сверхоптимисты орут, что вот-вот и мы выйдем на самообеспечение, это враньё.

Нам даже до полноценной конкурентоспособности срать, да срать.

Но! У нас есть главное! Идея и путь к её воплощению, — он перевёл дыхание и продолжил, вновь загораясь своей идиотской агиткой.

— Итак, сегодня ты сможешь платить всем и каждому самой ценной валютой в мире. Имя этому великолепию — человеко-часы!

Казалось ещё чуть-чуть и он начнёт аплодировать сам себе. Во всяком случае, восторг в его глазах светился неподдельный.

Вяло поддержав его энтузиазм, я предложил скорее перейти к следующему пункту нашей программы. А именно, поездку в «Горький Маяк».

В итоге, прикупив мне новый коммуникатор, мы, взяли билеты на ближайший рейсовик и отправились на вокзал.

И вот уже третий час подряд мы трясёмся по раздолбанным магнитным рельсам, созерцая однотипный марсианский пейзаж.

Конечно, общую скуку разбавили пара пластин псилоцибина, которыми меня любезно угостил Йося. Но в целом, неспешная и очень некомфортная поездка нагоняла на меня лишь тоску и уныние.

— Кстати, хотел тебя кое о чём попросить, — неожиданно оторвал меня от залипания в окно Усатый.

— Внимательно, — лениво ответил я.

— Что внимательно?

— Слушаю, тебя придурок. Оборот речи такой. Давай уже, говори, — раздражённо бросил я.

Марсианский диалект действительно отличался от земного. Многие словесные моменты здесь звучали по-другому или использовались иначе. Я, конечно, не лингвист, но, что касается слэнга, шарю и уже который раз замечаю такую необычность.

Даже в плане мата здесь часто применяются устаревшие понятия.

Закупаясь в местной барахолке, я долго пытался объяснить торговцу, что мне нужен коммуникатор последней модели. Сначала он не понял о чём я, но Йося быстро сократил мою просьбу до: «насобачь поцыку фрешовый комм». Где «насобачь» — это найти, «поцык» — парень, человек, «фрешовый» — значит свежий, самый новый, а «комм» — сокращение от коммуникатора.

И кажется по отдельности всё понятно. Но стоит соединить в одно предложение и звучит, как абракадабра.

Самое смешное, что этого выражения, «абракадабра», Усатый тоже не знал. И когда я высказал ему моё удивление по поводу марсианского слэнга, он матюгнулся и ответил, что-то типа «ты себя послушай образина земная».

— В общем, до меня дошли слухи, что наши «помощнички» взяли тебя в оборот. Можешь не отмазываться, тут сыграла нелепая случайность и твоя тупость.

Короче, без проблем подрабатывай, но не забывай трясти с них чечешек. Тут всё должно быть, по справедливости. Пусть ты не метакоммунист, но уже и не турист.

Дебильный каламбур получился, но смысл ты понял. Пиаришь их на своей площадке, получаешь за это бонусы, — продолжил он.

— Что за чечешки и где в твоём потоке сознания просьба? — непонимающе нахмурившись, спросил я.

— Постоянно забываю, что ты немного отсталый. ЧЧ — это человеко-часы. Мы их так называем, чечешки. А просьба… тут твоя инициатива нужна. Я уже и так изо всех сил намекаю.

Сначала я задумался, но, глядя на откровенно наглое хлебало Йоси, мне всё стало ясно.

— Охренеть. Я значит шпионом на полставки подрабатываю, рискую своей филейной частью, а мистер зажравшийся метакоммунист хочет себе процент. Я правильно понял?

— Во-первых не себе, а «Красному Движу», во-вторых да, — улыбаясь, ответил он.

— И с какого это перепугу?

— Скажем так, пусть это будет добровольное пожертвование. Учитывая, сколько раз я спасал твою шкуру от всяких неприятностей.

Да и к тому же, не забывай, что у тебя и так куча бабла от подписчиков. Я тут прикинул твои донаты за месяц и скажу, вышло некисло. Так что не прибедняйся.

Считай, что половина чечешек вернётся на свою родину. Ты делаешь правое дело! — закончил он воодушевлённо.

— Ты мне зубы этим пропагандистским дерьмом не заговаривай. Я тут почти поверил, что у нас реально контакт налаживается, а тебе кэш значит нужен. Расстроил ты меня, Йося, ох, как расстроил.

Идейный он. Ага, бабки правят миром.

Не успел Усатый мне ответить, как рейсовик стал, натужно трясясь, тормозить. За окном медленно надвигалась, мерцающая всеми цветами радуги, волна.

Присмотревшись, я понял, что это марсианский «человейник», формой напоминающий океанский вал. Вершина которого, словно набухший гребень, готова вот-вот обрушиться вниз.

Всё это сюрреалистичное строение резонировало с окружающей блеклостью диким взрывом красок. Сплетающиеся и проникающие друг в друга спектральные потоки будто вырезали структуру из реальности. Хотелось протереть глаза, когда слишком долго на неё смотришь. Настолько она поражала своей яркостью и фактурой.

Неужели на Марсе может существовать такая красота?

На мой немой вопрос ответил приятный женский голос из динамика на потолке.

«Уважаемые пассажиры, рейсовый транспорт номер сто восемнадцать прибыл на место назначения. Добро пожаловать в СОЦ „Горький Маяк“».

Глава 7

Город хиппи.

Нет, не так. Город упоротых хиппи.

Когда я высказал своё первое мнение о «Горьком Маяке», Йося лишь ухмыльнулся и глубокомысленно намекнул, что это ещё цветочки. И это спустя пять минут после нашего прибытия, когда ко мне подошёл милого вида транссексуал относительно мужского пола и предложил закапаться с ним «серебром».

Открыто улыбающийся, с лёгким румянцем на пухлых щёчках и выдающейся грудью третьего размера он (или она, а быть может, всё вместе) не мог получить отказ. Я бы просто не смог его обидеть.

Тем более он уже прижался ко мне. Да так сильно, что я почувствовал его напряжённый орган прямо на моей ноге.

Вообще я достаточно толерантный к подобного рода фокусам. Учитывая, что сейчас процентов шестьдесят всего населения Солнечной находятся в той или иной стадии изменения, критиковать чей-то выбор — занятие, как минимум, глупое. Хейта получишь по самое не балуй.

Другое дело, что эти самые модификации носят очень разный характер.

Кто-то меняется, считая, что эволюционирует, добавляя себе лишние конечности, органы чувств, расширяя мозговую ткань. Другие идут на поводу у моды, увеличивая, округляя, надувая или наоборот удаляя всё, что только можно (и нельзя). Третьи отдаются своим сексуальным предпочтениям, меняя гендер чуть ли не каждый месяц, а иногда и смешивая его вариации.

Остаются, разумеется, и господа «натуралы», но даже у них есть множество косметических и физических улучшений. Глаз подстроить, волосы нарастить, бородавку убрать. Мелочи, конечно, и, вроде как, не считается. Но по сути они так же «работают» над своим телом. Только в минимальных пропорциях.

Есть, правда, и жёсткие ребята из всяких ультрарадикальных сект, которые вообще себя содержат в абсолютной чистоте. Но это уже скорее исключение из правил и их количество исчезающе мало.

Поэтому сложновато критиковать и ненавидеть кого-то, отличающегося от тебя, если ты сам модифицирован.

Но!

Человеческая сущность такова, что без загонов жить не может. И взять даже мой пример. Я вроде одинаково отношусь ко всем людям, неважно бигендер, андрогин, мутант или «чистюля», но вот-вот и проскакивает какая-то примитивная хрень, секундное отторжение.

Всё-таки, папочка-генетик, который проектировал мою днк-схему, взял что-то от себя. Ну или напутал и запихнул в меня слишком уж ярое неприятие к альтернативной сексуализации.

Сдерживаюсь, как могу, но иногда грубое вторжение в моё личное пространство бесит невероятно. Особенно, если таким занимается слишком мужеподобное существо.

Причём я не против секса с андрогинами, теми же самыми бигендерами (если у них осталось хоть что-то «мясное») и даже зооморфами. Но вот чем больше ты напоминаешь мужчину, тем дальше я буду от тебя держаться в сексуальном плане.

Такой вот парадокс.

Здесь, конечно, случился лёгкий диссонанс. Вроде бы и приятная девчуля, но его/её горячий «болт», что елозил по моему бедру, недвусмысленно намекал на «двойное дно». Вот я и заволновался.

Но отступать было поздно, и я, пошире открыв глаза, принял гостевую каплю «серебра» прямо в зрачок.

Успокоило меня и то, что Йося поступил так же. А значит подобное дружелюбие здесь в порядке вещей.

— Хорошей вам тусы, красавчики, — ласково улыбнувшись, пожелал новый знакомый/знакомая.

Переглянувшись с Усатым, мы ответили взаимной благодарностью и пожеланием прекрасного дня. Причём, сделали это почти синхронно и в унисон, а значит «серебряный» эффект накрыл нас по полной.

— Ничего себе концентрат! Я похожую вещь только на Весте пробовал. Там местные ребята такие препараты гонят, что отвал башки просто. Не ожидал, что и у вас умельцы будут на уровне.

Повторив вместе со мной последнюю фразу, Йося многозначительно поднял палец и сказал, что это ещё цветочки, а ягодки буду попозже.

Где-то я уже это слышал…

Мы снова произнесли предложение одновременно и, посмотрев друг на друга, дружно рассмеялись. Да, пёрло нас конкретно! А что ещё будет!

Вокруг гомонила разношерстная толпа, и я впервые увидел на Марсе столько ярких и необычных людей. Каждый старался чем-то выделится: внешним видом, запахом, свечением, звуком, движением. Передо мной прошли худощавые, богомолоподобные существа, ростом под два с половиной метра, переговариваясь щелчками и тихим треском. За ними, нежась на голографическом облаке, плыли младенцы, которых держала на поводке парочка гламурных, полностью обнажённых девиц. Возле моего плеча, весь заляпанный чем-то светящимся, прямо в воздухе рисовал какой-то мужик. Вид у него был настолько воодушевлённый, что кажется и меня зацепила невидимая муза.

Я приостановился, чтобы взглянуть на его художества, но Йося не дал мне и секунды, потащив дальше. Перед моими глазами успели пронестись фрактальные рыбки, которые, проваливаясь внутрь себя, становились своей уменьшенной копией.

Выглядело здоровски!

Я выразил респект этому уличному художнику. Правда в ответ получил отменное ругательство и средний палец от одной из чешуйчатых засранок. Но, видимо, такова тяжёлая доля истинного творца. Отбиваться от нападок ничего не понимающего быдла.

Хихикнув про себя, я расслабился и позволил течению и руке Усатого вести меня дальше.

Идти нам пришлось довольно долго, так что разок мы стопанули у автомата с газировкой и выпили по здоровенной бутылке амфетаминового лимонада. Залетело на ура и кровь сразу побежала быстрее.

Теперь мы двигались почти бегом и, пролетающая мимо, людская круговерть казалась мне волшебным стробоскопом.

Вспышка! Девичье трио изгибается под тяжёлый басовый ритм на импровизированной песочной арене.

Тьма.

Вспышка! Двое мужчин с накрашенными губами борются на руках. Вокруг улюлюкающая толпа худощавых мальчишек.

Тьма.

Вспышка! Под ногами пустота и мы бежим по невидимому мосту навстречу улыбающемуся толстяку.

Тьма.

Вспышка! По моему телу, хватаясь крохотными лапками, взбирается скотт. Йося стоит рядом и удивлённо смотрит на это.

Тьма.

Вспышка! Я перевожу дыхание и глажу тёплого зверька, что пристроился у меня на коленях.

— Ты, конечно, счастливчик. Яйца сам отрежешь или помочь?

Недоумевающе поднимаю голову и возвращаюсь в реальность. На меня смотрит какой-то мужик и ждёт ответа.

— Что? Какие яйца?!

— Ну не твои же. Вон видишь — ты как-то скотта приманил, теперь возле тебя трётся весь вечер. Это, кстати, редкость. Они на людей уже как лет десять не выходят. Слишком на них охотиться стали.

А тут на тебе. Вроде и шумно, светло, народу много, мелкий вылез откуда-то и на тебя прыг. Сидит уже как час. Все в шоке, думали сначала, что ты фокусник какой-то, — прихлёбывая пиво, сказал мне он.

Тут я увидел рядом с собой аналогичную кружку, наполненную почти до краёв. Предположив, что это мой заказ, я одним махом ополовинил её. Затем перевёл дух и допил уже более спокойно и размеренно. Даже вкус почувствовал. Лёгкий такой намёк на цитрус, в светло-пшеничном формате.

— Так, ладно. Пусть пока скотт вместе со своими яйцами останется при мне. А ты лучше скажи, что это за место? — спросил я.

— Кто-то похоже крепко принял. «Зазеркалье» все знают. К нам даже из соседних СОЦев приезжают, чтобы потусить. А ты ещё спрашиваешь. Ну даёт, парни, — обратился он к ребятам, что сидели за соседним столиком.

Одним из них оказался Йося и мне сразу же стало спокойней. Повторения загула в «Пей, как скотт» мне не хотелось. Но, похоже, всё к этому шло.

— Билли, чего ты вообще к нему пристал? Сейчас шоу начнётся, а у тебя лазер даже не заряжен, — сказал ему крепыш с копной соломенных волос, уложенных в какую-то замысловатую причёску.

— В натуре! Сегодня же Алиса выступает? — ответил Билли.

— Она самая. Кролик и Шляпник завтра. Говорят, ещё Черная и Белая королева будут. Так что заряжай батареи на максимум.

— Ух, точно. Девчули огонь! Быстрые, вёрткие, сладкие!

Восторженные возгласы подхватили соседние столики и, кинув на них взгляд, я, наконец, смог осмотреться и понять, где нахожусь.

Теперь понятно, почему это заведение называется «Зазеркалье». Мой расширитель памяти услужливо предоставил энциклопедическую сноску о каком-то там произведении с похожим названием, но я отбросил эту скукоту. Льюис Кэрролл, математик, писатель, 19 век — что за бред?

Есть только «Джефферсон Эйрплэйн» с их миллионы раз замиксованными хитами «Белым кроликом» и «Кто-нибудь для любви». Эти пионеры психодел-рока до сих пор гудят на многих земных рейвах.

Разумеется, мало кто по-настоящему знает их историю, но таких отвязных тусовщиков и экспериментаторов ещё нужно поискать. Их гибридное звучание взорвало музыкальную сцену того времени.

И даже сейчас спустя почти два века у них остаётся огромное количество поклонников, которые, правда, не до конца знают, что и откуда произошло. Но радует уже то, что создатель «Зазеркалья» их ярый фанат. Это видно по оформлению, названию и фоновой мелодии, что неспешно вплетается в мозг, словно молекулы ЛСД.

— Леди и джентльмены, дамы и господа, месье и мадмуазели, чуваки и чувихи! Разрешите представить вам долгожданное, сногсшибательное, феерично-оргазмичное шоу-водевиль «Киска-Алиска и её затраханные подружки Королевы Эрогенных зон в Стране Удовольствий»!

Присаживайтесь поудобней, доставайте свои лазеры, подключайте секс-передатчики и готовьтесь окунуться в океан страсти и незабываемых ощущений!

Мы начинаем! — возопил одетый в разноцветные перья мужчина, выскочивший на сцену.

Его костюм венчал переливающийся всеми цветами радуги цилиндр, а лицо будто с размаху окунули в муку. Ярко-синие мазки глаз и зелёные губы завершали картину. Вот он какой марсианский конферансье. Под стать заведению. Аляповатый, вычурный и слегка безумный. Всё, как я люблю.

Неожиданно везде погас свет.

Зазвучала медленная томная музыка. Она искусно вплелась в фоновую мелодию, а потом незаметно взяла бразды правления на себя. Усилила громкость, но оставила ощущение интимности. Казалось, невидимый динамик расположен где-то возле твоего уха и только ты слышишь льющиеся из него звуки.

Стон. Тяжёлое дыхание.

Кто-то облизывает губы. Неторопливо с расстановкой.

Сладко причмокивает и будто посылает воздушный поцелуй. Всё настолько реально, что я ощутил влажное касание чужого дыхания на своей щеке.

Шёпот грязных словечек. Не понимаю каких именно, но чувствую в них заряд разврата и похоти.

Меня оценивают. Смотрят из темноты, вдыхают запах, нежно касаются волос, лица, шеи, груди. Но не опускаются ниже. Всё ещё впереди. Я начинаю чувствовать лёгкое возбуждение.

В окружающей тьме зарождается лёгкое свечение и постепенно концентрируется в нескольких метрах от меня.

Резкий щелчок и на сцене вспыхивает круг света. В нём виден гибкий женский силуэт, что стоит спиной к зрителям, обхватив себя руками. Я понимаю, что сейчас что-то случится. И мои ожидания оправдываются.

Плавная музыка сменяется зарождающимся звуком дождя и лёгкой пульсацией джазового бита. Световой круг расползается, теряя свои чёткие границы. Интенсивность уменьшается, и фотоны будто обволакивают зрителей вместе с артисткой, создавая между ними тонкую личную связь.

Откуда-то сбоку выплывает ажурное облако дыма, которое спустя секунду распластывается в тонкую призрачную взвесь у самых подмостков. Раздаётся запах жасмина и тёплого женского тела. По моей коже начинают бегать мурашки. Хочется сглотнуть, но я не могу оторваться от того, что происходит на сцене.

Поворот. Взгляд из-под тягучих ресниц и лёгкая полуулыбка, которая обещает тысячи оттенков неземных удовольствий.

Её пальцы стекают по плечам и опускаются на собственные бёдра. Она изгибается и ласкает себя.

Невероятно, но я чувствую тоже самое. Словно это я сейчас нахожусь на сцене и трогаю себя горячими пальцами. Что за безумная марсианская магия?

Выстрел. Ещё один. Росчерки пурпурного цвета рассекают полумрак и ложатся рядом с девушкой на сцене. Кто-то не слишком метко решает подсветить лазером это странное представление.

— Твою мать, я уже не могу! Погнали!

Раздаётся выкрик с соседнего столика, который почти невиден в окружающей полутьме. Словесный триггер запускает ответную реакцию и в тоже мгновение музыка ускоряет свой ритм, буквально взрывая раскатистым басом окружающее пространство. И будто мало рычащего звука, со всех сторон в актрису начинают лететь световые лучи. Весь зал наполняется шумом и гамом, каждый старается попасть в неподвижную девушку.

Но что это? В последний момент она, причудливо изогнувшись, легким прыжком уходит из-под обстрела. Приземлившись на носки, влетает в вихрь фуэте и начинает набирать невероятную скорость.

Снова смещение позиции и вот она, делая задний фляк, сбивает прицел.

— Ох, Алиса! Хороша чертовка! — слышу я очередной одобрительный вопль из зала.

Напряжение нарастает. Каждый зачем-то хочет попасть в танцовщицу лазером. Но она, выполняя невероятные кульбиты, вновь и вновь уходит от «выстрелов».

Теперь и я, движимый любопытством и нарастающим возбуждением, хочу поразить её в самое сердце. Или лучше чуть ниже. Там, где порхают бабочки и разгорается страсть.

Целюсь, стреляю, промахиваюсь. Пытаюсь сосредоточиться, руки дрожат и дыхание сбивается. Концентрируюсь. Выстрел, ещё один. Мимо.

Да что за чёрт? Ладони потные и тонкий лазерный стилус всё время выскальзывает.

Тем временем, находятся стрелки более меткие, чем я. Они начинают пристреливаться, и я вижу первые следы попадания. Костюм Алисы, до этого тёмно-серый и облегающий, словно начинает исчезать. То там, то тут, в местах попадания лазеров, он становится прозрачным, переливаясь микроскопическими искрами.

В моменты прикосновения световых нитей к её телу девушка изредка конвульсивно дёргается, будто получает мимолётный удар электрического тока. Но, судя по её лицу, это приносит ей удовольствие, а не боль. Она судорожно вздыхает, облизывая крохотные капли пота, выступившие на верхней губе и при каждом движении начинает постанывать.

Я вижу это, будто нахожусь прямо рядом с ней. Чувствую её разгорячённое тело и сбивающееся дыхание.

Вытягиваю руку, чтобы коснуться её и попадаю прямо в точку чуть ниже пупка. Наконец, мой выстрел нашёл свою цель.

О, мой бог! Что это такое?!

Меня трясёт, и тёплая кусачая волна распространяется от эпицентра нижней части живота по всему телу. Я будто выстрелил сам в себя. Лазерный луч связал её ощущения и мои, усилив их и переведя в настоящий оргазмичный поток.

Приятный шок взбудоражил мои рецепторы, и я захотел ещё.

Но оказалось, что повторить сладкое попадание не так-то и просто. Я дрожал, целился, стрелял на опережение, но Алиса искусными манёврами уходила от световых импульсов, продолжая выделывать сумасшедшие танцевальные па.

Весь зал взбудоражено шумел и жаждал заключить девушку в лазерный капкан. Видимо, не я один испытывал приятные чувства при каждом попадании.

И когда пик всеобщего накала был достигнут — всё закончилось. Обессиленная девушка застыла в последней позиции. «Ласточкой» с упором руками в пол, она, прижав голову к колену, дрожала и ждала занавеса.

Её костюм стал прозрачным лишь наполовину, оставив самые интимные места недоступными. Но такими желанными.

— Ну она мастерица! Говорят, только один раз получилось её раздеть догола и синхронно кончить. Типа, ребята специально тренировались в западном СОЦе, чтобы такую тему провернуть.

Хотя, может и байка это. Чтобы заманить ещё народу.

Эх, но я бы на её титьки глянул с удовольствием. Да и на всё остальное тоже, — вытирая покрасневшее лицо, сказал Билли.

В его голосе сквозило восхищение и уважение. Конечно, выразил он его таким простым и нахальным способом, но тут уж против естества не попрёшь. Как мог, так и сказал. Главное, от души.

— Ну что — ещё по маленькой? Передохнём слегонца перед Белой королевой? — обратился он уже ко мне.

Я всё ещё не мог отдышаться и только махнул головой. Наливай, в общем.

Уделав пару стопок, мы вернулись к пиву. К нашему столику подсел Йося, заговорщически толкнул меня локтём и спросил понравилось ли мне.

— Ещё бы! Экспириенс охрененный. Я будто сам на сцене побывал. Теперь вот не знаю идти штаны отстирывать или ждать продолжения.

— Ну брачо, это только начало. Через полчасика ещё одна плясунья выскочит, с ней уже всё будет до конца. Так что можешь не вставать, хлюпать всё равно придётся, — засмеялся Усатый.

— Слушай, я знал о таких представлениях, но вроде бы они под запретом. Технология не отработана и могут спечься мозги. А как здесь такое провернули? — глотнув пива, задал я волнующий меня вопрос.

— Да тут всё просто. Для начала такие представления разрешены только в этом СОЦе. И не потому, что здесь всем плевать на тебя. Нет. В «Горьком Маяке» основной идеей метакоммунизма является свобода творчества. Любые виды искусства и самовыражения. А уж твоя собственная безопасность остаётся твоей личной инициативой.

То есть ты сейчас вроде как участвуешь в нейронно-чувственной инсталляции.

Отмечу, добровольно!

И значит все риски ложатся на тебя лично. Ну, а что касается возможных неполадок и спёкшихся мозгов, поверь, тут всё отработали на совесть. Никому не хочется кончать и умирать.

Так что расслабься и кайфуй, — успокоил меня Йося.

Хм, надеюсь, он действительно прав. Стать овощем во время оргазма мне совсем не хотелось.

— Ты только коннекторы поправь, а то они у тебя на соплях висят. Наверное, вспотел и дёргался, как шизанутый, — показав пальцем на мою голову, сказал Усатый.

Потрогав указанное место, я реально нащупал на затылке тонкую нашлёпку. Осторожно отлепив её, я стал рассматривать находку. Выглядела она безобидно. Этакий пластырь размером с половину ладони и толщиной с ноготь. Матово-чёрного цвета со светящейся каймой. Сейчас она неспешно пульсировала бледно-зелёным.

— На хребте у тебя ещё один такой же. Это для полноценной стимуляции и передачи данных. Всё в онлайн-режиме. Правда дальность небольшая, пара десятков метров. Но тут уж объём информации такой, что приходится чем-то жертвовать, — пояснил в ответ на мой вопросительный взгляд Йося.

Билли утвердительно кивнул.

— Раньше так вообще бандуры возле каждого столика стояли и всех целыми кучами проводов подсоединяли. А теперь глянь! До чего дошёл прогресс. Дрочи не хочу, кончай без рук. Кайф!

Он поднял стакан, салютуя оргазмично-органичным технологиям.

— Давай помогу, а то криво прилепишь, — предложил мне Усатый, когда мы выпили.

Отказываться я не стал. Наверно, опыта у него в таких делах больше. Да и когда мне впервые налепили эти самые коннекторы я не заметил. Возможно, остаточный эффект «серебра», помноженный на капсулу ультраморфина, которую я принял перед входом в «Зазеркалье».

— Может, твоему скотту что-нибудь пожрать кинуть? А то глянь, как трётся, бедняга, — обратил моё внимание Билли.

Кинув взгляд вниз, я увидел, что зверёк, как заправский котяра трётся о мою штанину и испускает хрюкающе-мяукающие звуки.

— А что он ест вообще?

— Слышал от знакомого шахтёра, что хавают вообще всё. Им даже мусор скармливали. И ничего. Выбирали, что для них повкуснее и давили за обе щёки, — вставил парень, что сидел неподалёку.

— Ну раз всё, так всё. Пусть для начала закусь попробует, — решил я.

Взяв со стола горсть чипсов и недоеденный хлорелловый сэндвич, я кинул всё это зверьку. Тот не заставил себя долго упрашивать и быстро стал уминать угощение. Минута и он, смачно облизываясь, попросил ещё.

Прикормил я оглоеда. Придётся ещё чего-нибудь дать. Протеиновый батончик, дрожжевая соломка со вкусом бекона и тарелка, измазанная кетчупом в качестве заправки для этого чудо-блюда.

Поставив еду на пол, я вновь увидел, как быстро исчезают калории в ненасытной утробе скотта.

— Может тебе и имя дать? Мне кажется, Прожора, будет самое-то, — задумчиво сказал я себе под нос.

Животина одобряюще рыгнула и прыгнула обратно мне на колени.

— Что ж, значит имя подходит. Нарекаю тебя сэром Прожорой Великолепным. Служи королю, то есть мне, верой и правдой. В ответ обязуюсь кормить и поить тебя. Аминь! Или что там в конце говорят? — салютуя кружкой пива, пафосно молвил я.

Хихикнув про себя, я вспомнил, что читал похожие клятвы в какой-то олдовой истории, про первых королей металла и жёсткого рока.

Прожора, оценив мой жест как приглашение продолжить пиршество, вытянулся лапками и заискивающе протянул мордочку к пиву.

— Так значит, ты ещё и алкаш? Это по-нашему, — умилился я и протянул кружку своему новому товарищу.

Вытянув неожиданно длинный язык, скотт в мгновение ока всосал остатки жидкости и вернулся на мои колени. Свернувшись там в клубочек, он тихонько заурчал и кажется полностью ушёл от окружающей реальности.

— Ладно, спи. Нажрался, кайфуй теперь. Но не удивляйся, если в тебя уткнётся что-нибудь твёрдое. Скоро начнётся следующее представление. И я за себя не отвечаю.

Словно услышав мои слова, Прожора удивительным образом буквально стёк на пол и занял такую же уютную позицию, но уже под моим стулом.

— Офигеть. Ты либо умный, либо телепат.

Я хотел сказать что-то ещё, но вокруг опять погас свет и на этот раз медляка совсем не было. Разгон начался с первых секунд, когда на сцене вспыхнуло пламя и рубанули хардкорные электрогитары.

— Я — Белая королева! Склоните передо мной свои члены и головы! — возвестила белокурая бестия, что самым наглым образом вышла из голографического огня и, уперев руки в массивные бёдра, застыла перед ожидающим залом.

В воздухе запахло безумием и вожделением.

* * *
На третий день нашего тусовочного вояжа в «Горьком Маяке» я понял, что уже не вывожу. Тело говорило «хватит», мозги вообще давно отключились, а кредитное кольцо протестующе позвякивало, показывая, что месячный лимит на исходе. И это за неполную неделю. Стоило притормозить.

Тоже самое мне сказал Йося, когда мы вышли из очередного заведения, где нас хорошенько отодрали, то есть, конечно, отмассировали здоровенные девицы неясного происхождения.

Я так до конца и не понял их гендерную принадлежность, хотя вроде бы услуги «всё включено» давали мне возможность трогать всё и вся. Но магия похоти и разврата вкупе с хорошей дозой лакричного эйфорина накрыла происходящее розовым туманом. А потом ещё немного концентрата МДМА и щепотка «ангельской пыли» завершили дело, превратив меня в потребителя всех видов удовольствий.

В общем, гульнули мы на славу.

И, что самое удивительное, всё это время от меня не отставал Прожора. Он будто исчезал и появлялся вновь. Но только когда я немного приходил в себя. Ластился ко мне, иногда обнюхивал руки и просил еды. Потом вновь пропадал. Такой вот необычный питомец. Я даже не могу сказать, что приручил его. Скорее, подружился.

— Ладно, разгрузились и хватит. Пора валить домой и готовиться к пещерному рейву. Ребята совсем заждались, а у нас толком ни хрена не отрепетировано, — произнёс Йося, когда мы отмокали в общественных купальнях.

Булькнув себе под нос ароматизированной водой, я поддержал его.

— Но сначала заскочим в одном место. Тут неподалёку. Нужно пополнить запас М-пыльцы. Заодно увидишь прикольную штуку. Типа марсианские эндемики.

Последние из оставшихся.

— Ого, это уже интересно. Я как раз собирался выложить очередной видос, и нужна хорошая яркая концовка. Плантация марсианской наркоты — шикарный финал! — всплыв, произнёс я.

— Э, нет. Тут без лишних глаз и ушей. Там всё равно глушилки по периметру стоят. Радуйся, если тебя вообще туда пустят, а не оставят на входе, — огорчил меня Усатый.

— Ладно, посмотрим. В любом случае, личные впечатления, это тоже хорошо.

— Согласен. Пробу всё равно придётся снять. Это, вроде как, традиция.

Надеюсь, тебя не будет переть, как моих мальков. Тут нужен опыт.

— Что-что, а такого экспириенса у меня навалом, — хмыкнул я.

Йося посмотрел на меня неожиданно серьёзно и вроде собирался что-то сказать, но промолчал.

В купальне появился потный толстяк и, сбросив полотенце, плюхнулся прямо в наш бассейн. Переглянувшись с Усатым, мы вылезли и пошли сушиться.

Пора заняться делом. Рейв приближается.

Глава 8

Это просто огромная пещера. Да, охренеть какая большая. Прям гигантская. Но всё ещё пещера. Пространство под землёй.

Я успокаивал себя, как мог. Пытался объяснить всё рационально. Приводил пример, логически обосновывал. Твою мать, да я даже начал высчитывать объём этого куска ада на Марсе.

Останавливаюсь. Делаю глоток витаминизированной воды, что заранее залил в свой гидратор. Перед поездкой Йося предупредил, что едем в «дикие» места и нужно взять с собой минималку выживальщика. Так, на всякий случай. Вот я и набрал всякого в свой рюкзачный комбинезон.

Сначала хотел взять обычную наплечную сумку, но виртуальный менеджер так расписал мне прелести «современного, уникального, технологичного и вообще спасительно-обворожительного РЮ Комбеза двенадцатой модели люкс», что я не выдержал. Ну, или у них в программе стояли какие-нибудь суггестивные примочки. Типа подавляющие волю и стимулирующие «центр покупок».

Вообще-то такоя хрень запрещена законом. Но это на Земле. Что у них тут на Марсе я и сам до конца ещё не понимаю.

Хотя некоторые аналогии проводятся автоматом. Сказывается углублённое обучение в интернате для спецов. Там в нас заталкивали столько знаний и в таком количестве областей, что мозгам было впору лопнуть. Но мы же спецы! А значит можем многое!

Это, кстати, почти дословный девиз моего направления. Основной задачей которого было создание и воспитание людей с заданными биологическими характеристиками. В моём случае это не совсем удачный (а, может, наоборот) эксперимент по выведению социальных эмпатов.

Вроде как социологи, изучают, анализируют и разбирают по косточкам общество в целом и конкретные группы в нём. Но этого господам учёным оказалось мало, и они решили замиксовать туда ментальных особенностей. Чтобы, значит, не только работал с сухими цифрами статистики, а ещё и погружался в локальный поток настроений социума. Причём лично.

В общем, обострили мне все эти сопереживания, чувствилища других чувствилищ, расширили чуткость эмоциональной сферы. И получили… 37 психов, которые сначала убивали всех вокруг, а потом финалили и себя.

Вот такая заковырка вышла.

Потом было второе поколение, к которому я и отношусь, и вроде ошибки поправили. То есть теперь мы (а нас осталось в живых не больше пяти на всю Солнечную) можем регулировать «накал страстей» и приглушать эмоциональный поток других людей, не сходя при этом с ума.

Пофиксили баги, молодцы.

Только мы ещё и живые люди, оказывается. Прикинь, да?

И ежедневно, ежечасно, ежеминутно пропускать через себя чужие чувства — удовольствие так себе.

Нас, конечно, учили всяким медитациям, ментальному контролю, и ещё куче подобных практик. Правильно подобранные препараты тоже помогают держать напор. Но получается это не у всех. Нужна не только верно подобранная ДНК-схема, но и постоянные и упорные тренировки.

Хотя, если быть откровенным, то чаще срабатывает счастливый случай. Ну или искра божья. Кому, как больше нравится.

Получилось у тебя выжить и не съехать с катушек после того, как тебя фактически собрали из генетического пазла? Ура! Ты уже победитель по жизни.

Что? Ты ещё и прожил больше стандартного минимума (10–13 лет у мальчиков и 9-12 у девочек. Какая-то там связь с гормонами и пубертатом), так вообще счастливчик.

Вау! Тебе удалось добраться до главного босса! Выкупить свой контракт у правительства, выполнив все мыслимые и немыслимые требования. Госпожа Удача плотно повернулась к тебе правильной стороной.

Офигеть! Ты смог адаптироваться к самостоятельной жизни и интегрироваться в общество? Просто полубог какой-то! Ещё и сам зарабатываешь? Не чернухой?! Шок, дикий шок! Твои гены собрали самый настоящий флеш-рояль. Поздравляю! А теперь пожалуйста на выход из казино.

— Алик, ты опять чем-то упоролся? Не спи, нам пора двигать дальше, — прервал поток моих полувоспоминаний Усатый.

Мы действительно порядочно задержались на смотровой площадке у входа на плантацию. А всё потому, что я только сейчас осознал, что у меня странная смесь клаустрофобии и агорафобии.

То есть я боюсь замкнутых пространств, но не обычных, а огромных. Вот, чтоб реально здоровенные были.

Звучит непонятно. Даже для меня. С другой стороны, расставив всё по полочкам, я пришёл именно к такому выводу.

Откуда у меня взялось такое редкое сочетание, казалось бы, кардинально разных фобий, я не знал. Но результат налицо. Можно даже сказать по лицу. Я стою перед поистине циклопической пещерой и не могу сделать ни шагу.

В голове носится всякая околесица, которую я пытаюсь структурировать, а тело застыло будто погруженное в анабиоз.

Чёрт, да у меня даже, вроде, температура упала. Окоченеть и не встать.

— Эй, брачо? — осторожно потрепал меня по плечу Йося.

Я попытался сказать что-то в ответ. Получилось не очень. Какое-то невнятное мычание.

— Вот что за хрень с тобой постоянно происходит? Я вообще с ребятами еле договорился, чтобы тебя со мной пустили. А у тебя тут приступ непонятный нарисовался, — удручённо проговорил он.

Я вновь дёрнулся, но фобия держала крепко.

— Короче, ладно. Придётся нам обойтись и, вместо нормальной экскурсии и дегустации, сделать всё по-быстрому. Посиди пока тут, то есть постой. А я сгоняю за пробниками и расспрошу, что с тобой такое происходит.

Йося подмигнул мне, стараясь подбодрить, и пошёл к винтовой лестнице, что вела на нижний уровень.

Я же остался наблюдать за грибным подземельем. С моей стороны это выглядело, как сказочная страна из детских книжек.

Вот вам волшебная пещера. А вот и сокровища. Правда они больше напоминают сероватые клубни, размером с голову человека. Но тут уж реальность качает свои права.

Кстати, не хватает дракона!

Оу, а вот и он.

Меж параллельными рядами грибницы неспешно полз, слегка заржавевший, но всё еще полный мощи и ярости, механизм. Формой он действительно напоминал древнее мифологическое существо. Голов у него правда побольше. Целых двенадцать. Где-то, кстати, и такие виды этих монстров встречались. Может, создатели этого робота на самом деле и есть поклонники определённого этноса. Вот и стараются соответствовать.

Хотя, скорее всего, это бред моего воспалённого сознания.

Или нет?

Я запутался.

Тем временем, механическое чудище продолжало ползти по своим делам, наклоняя свои головы и изредка выплёскивая на марсианские грибы сгустки пламени. Затем, добавляя немного ярко-зелёной жижи и заканчивая весь процесс вспышкой направленного ультрафиолетового излучения. Да такой злобной, что у меня брызнули слезы из глаз.

Подняв руку, я вытер лицо.

Ничего себе! Я излечился!

Тело посмеялось над моим радостным выкриком и, чуть сгруппировавшись, плавно опустилось на пол. Прохладно тут, кстати, заметил я про себя, теряя сознание.

* * *
— Странного товарища ты ко мне привёл, Иосиф. Впервые вижу такую комбинацию зависимостей, психологических проблем и физических особенностей.

Он не спец, случайно?

Услышал я мягкий голос, пробивающийся сквозь окружающий туман.

— Владимир Секретович, вы, как всегда, правы. Но человек он хороший. В этом я уверен, — ответил ему удивительно вежливый голос Йоси.

— Никто и не спорит, что хороший. Ты себе в друзья редко выбираешь негативных личностей. Но вот человек ли он?

— Понимаю ваше отношение к земным экспериментам с геномом, но всё же он двуногое животное и без перьев. К тому же разумное, — словно защищая меня, произнёс Усатый.

— Что это ты философов вспомнил? Да ещё и про плоские ногти забыл. Точнее нужно быть Иосиф, точнее.

— Согласен. Исправлюсь.

Вот такого я точно не ожидал. Йося признаёт ошибки? Соглашается с чьим-то авторитетом. Видимо, этот Владимир Секретович большая шишка. По крайне мере, в жизни одного метакоммуниста.

— Так-то лучше. Что ж, я ввёл твоему товарищу седативный комплекс и поставил тайминговый стим-инъектор. Думаю, сейчас он постепенно придёт в сознание, и мы сможем с ним поговорить.

Сканеры и медицинские анализаторы — это, конечно, хорошо, но ничто не заменит личного общения с пациентом.

Хм, похоже, он прав, ведь я уже как пять минут слушаю их разговор. Пора и о себе заявить.

Что я и сделал, рефлекторно перевернувшись на бок и пытаясь блевануть не на брюки Владимира Секретовича.

— Ну что за глупости? — с лёгким укором произнёс он самым спокойным тоном, одновременно перехватывая меня и запихивая в рот какую-то резиноподобную хрень.

Хватка у него надо сказать нехилая такая. Меня будто робот без ограничения по усилиям зажал в своих манипуляторах. А когда рвота двинулась наружу оказалось, что изливается она в нечто похожее на презерватив, что надувался под её напором из моего рта.

Десяток секунд и передо мной свисает колеблющийся шар блевни.

Одним слаженным движением меня отсоединяют от моих выделений и переворачивают на спину, давая попить воды через тонкую трубку.

— Не спешите. Пейте аккуратно. Там растворено немного абсорбентов, так что ваше извержение не должно повториться. Хотя, я думаю, здесь больше поработала психика, а не физиология.

В любом случае, расслабьтесь и не волнуйтесь.

Я несколько раз моргнул и, наконец, смог рассмотреть этого самого Владимира Секретовича. Обладателя стальных мышц, хирургически точных рефлексов и убаюкивающе-спокойного голоса.

Невзрачное лицо без каких-либо запоминающихся особенностей. Такого человека увидишь и сразу забудешь. Залысины и чуть опущенные уголки губ. Вот и всё, что я мог сказать об этом мужчине.

Ну, может, ещё взгляд. Глаза серые, будто добрые, но в них изредка проглядывал ледок.

Ох, не так прост Владимир Секретович, как кажется. Есть у него свои особенности. Но почему-то узнавать какие именно мне совершенно не хотелось.

Пусть он будет ещё одним персонажем в моей жизни, который лишь мимолётом коснётся и помчит дальше по своим делам.

— Сейчас я подниму вас в сидячее положение, и мы немного поболтаем. Надеюсь, вы не против Альберт? — спросил он, глядя прямо на меня.

А что изменится, если я откажу? Судя по короткому общению, этот человек не привык, когда ему противоречат. Тем более, он мне помог. И выпендриваться сейчас было бы глупостью.

Под давлением этих факторов и нахлынувшей апатичности, я устало кивнул головой.

— Вот и хорошо. Поговорим и отпустим вас, — зачем-то уточнил он.

Клацнув на иконку в своём планшете, он приподнял изголовье моей кровати и чуть уменьшил свет вокруг.

— Думаю, так будет уютней. И, для начала, сразу хочу вас успокоить. Приступ, который случился с вами у входа в наше обиталище нормален. Хоть и редок. Заболевание называется троглофобия и представляет собой одну из версий обычной клаустрофобии. У вас оно модернизировалось вот в такой замысловатый вариант, который ещё и проявился совершенно неожиданно.

Тем не менее, подтверждённые случаи есть, хоть и зафиксированы очень давно. Скорее всего здесь дело в ваших генетических особенностях. Вы ведь спец, верно? — и, не дожидаясь моего ответа, он продолжил, — судя по некоторым наведённым мной справкам, ещё и уникальной направленности. А значит пообщаться с вами будет интересно вдвойне. И первое, что я хотел бы узнать, это как вы…

Его последние слова были заглушены чудовищным грохотом и, взвывшей вслед за ним, сиреной. На мгновение всё вокруг накрыла темнота. Сверху посыпалась мелкая пыль, и я ощутил далёкую вибрацию. Неожиданно вспыхнуло красноватое сияние, которое исходило от тонких линий на полу и потолке.

— Спокойствие. Мы продолжим нашу беседу чуть позже. Сейчас стоит разобраться с небольшой неполадкой в энергосистеме, — буднично сообщил Владимир Секретович.

Он достал свой коммуникатор и быстро с кем-то заговорил. Тихо и очень неразборчиво. Единственное, что мне удалось понять, речь шла о сбое в работе реактора и какой-то взаимосвязи с находящимся рядом терраформом.

Увидев мой заинтересованный взгляд, Владимир Секретович поспешил закончить разговор и предложил вместе проследовать к выходу. Во избежание всяких непредвиденных случайностей. Так, во всяком случае, он сказал. А что имелось в виду на самом деле я так и не понял.

Может у них тут тоже террористы водятся? Или что-то не поделили с «помощниками»? Есть, конечно, вариант, что с реактором действительно что-то случилось. Но я почему-то очень сомневаюсь, что дело в обычной технической неполадке. Слишком уж сильный грохот, да и потрясло так неплохо.

Выйдя в коридор, мы быстрым шагом двинулись за Владимиром Секретовичем. Я еле успевал и без помощи Йоси, который почти тащил меня на себе, уже давно отстал бы.

Таким «парным» способом мы добрались до лифта, что вёл наверх. Сбоку от нас располагалась площадка, на которой я совсем недавно потерял сознание. Теперь вся огромная пещера была погружена в мерцающий красноватый сумрак. А застывшие робо-драконы казались самыми настоящими монстрами из сказки.

Вот такая неожиданная смена пейзажа.

Из весёлого путешествия в страну волшебной пыльцы к хоррор-реализму с примесью арт-хауса.

Коротко попрощавшись с нами, Владимир Секретович умчал по своим делам. А мы, поднявшись наверх и пройдя через пункт охраны, где нам вернули все наши гаджеты, вышли наружу. Там нас встретила стандартная процедура шлюзования. Атмосфера Марса ещё не годилась для полноценного дыхания. Не хватало процентного содержания кислородно-азотной смеси и нормального давления. Хотя поговаривали, что возле терраформов некоторые отбитые экстремалы умудрялись дышать без аэромасок. Ну на то они и отбитые, чтобы рисковать и получать от этого кайф.

— Слушай, может у тебя реально какая-то неизученная болезнь? Слишком ты часто отрубаешься. И вроде причина каждый раз объективная есть, но странно всё это.

Ты давно у доктора был? — заботливым тоном спросил Йося, когда мы уселись в арендованный багги.

— Твою мать, что за тупые вопросы? Я сейчас не очень настроен отвечать на такую белиберду. Видишь мне ещё хреново, — злобно бросил я, чувствуя, что на меня опять накатывает сонная апатия.

Видимо, стим-инъектор вбросил мне в кровь очередную порцию успокоительного.

Покосившись взглядом на телесного цвета овал, прилепленный на моём плече, я увидел, что осталось две полоски, одна зелёного цвета, вторая жёлтого. И если Владимир Секретович использует стандартные медикаменты, то через несколько часов я снова взбодрюсь.

— Кстати, кто он вообще такой? — перебарывая вялость, спросил я.

— Кто? Владимир Секретович? Ну, для начала, он владелец плантации и её создатель. Учёный, короче. А ещё состоит в партийном совете марсианских СОЦев. Важный перец.

— Понятно, — произнёс я и на минутку закрыл глаза.

Стало спокойно и тихо. Вот только кто-то немилосердно тряс меня и чего-то допытывался.

С трудом открыв глаза, я понял, что заснул, и мы, преодолев порядочное расстояние, уже вернулись в «Рассвет». Кстати, рассвет начинался и на небе. Наверное, прекрасное зрелище, но сейчас я дико хотел есть, а после хорошенько помыться и лечь спать. Слишком много напрягов на меня свалилось в последнее время. Правильно тусить, это тоже работа.

— Ох, я вижу тебе сейчас нужно отдохнуть. Да и мне тоже не помешало бы. Как-никак целую ночь гнал. Держусь только на силе воли. И капельку на препаратах, — смачно зевнув, сообщил мне Йося.

— Кстати, скатались мы не зря. Пришлось немного поднапрячься, но я взял сразу запаса на два месяца. Правда, пришлось воспользоваться твоими чечешками, но, думаю, ты не в обиде.

Считай, это твой добровольный взнос. Как и договаривались, — сказал он мне, потряхивая перед собой небольшим ящичком, заполненным пробирками с жёлтой переливающейся пыльцой.

— Какого хрена? — только и смог вымолвить я.

— Обычного такого. Твоего личного. Сам же дал мне возможность пользоваться нашим общим счётом.

— Упырь ты, марсианский. Когда я такое делал? — взбодрившись от злости, спросил я.

— Кольцо мы вместе оформляли, помнишь? Я тебе ещё помог твои финансы в нормальную тему перевести, человеко-часы! Галочку, кто ставил своим пальчиком на банковском планшете? Там отпечаток, значит всё законно. Читать надо было лучше.

Теперь все средства, которые приходят тебе в чечешках идут нам на общий счёт.

Всё по чесноку.

Выбравшись из багги, Йося закончил свою речь и теперь готовился строить оскорблённую невинность. Вот только я не дам ему такого шанса. Сам затупил, сам виноват. Повелся опять на дружбу, а тут она, похоже, с двойным дном. И как я после первого разговора на тему кэша этого не понял?

Нужно запомнить, что есть информаторы, знакомые, товарищи и просто проходящие, но друзья закончились в далёком детстве, которого у меня и не было.

— По чесноку. Ты прав. — коротко ответил я.

— Вот и хорошо, что ты согласен. Главное, понять и осознать. Ну и принять, конечно, — хихикнул он, показывая на ящик М-пыльцы, — только этим займёмся попозже. Сейчас спать и отдыхать.

— Ага. — подтвердил я.

На душе почему-то стало пусто и холодно. Я знал, что сопротивляться этому ощущению не смогу. И единственное спасение сейчас, это заняться делом.

Тихое шипение и по венам бежит заряд бодрости и энергичности. Усталость, как рукой сняло.

Эй, так это же стим-инъектор вкачал в меня последнюю порцию. Вовремя. Отличный момент, чтобы сделать душещипательный и эмоциональный блог. Наполненный болью и жизнью. Всё, как любят мои подписчики.

Пнув отвалившуюся нашлёпку, я направился в ближайший джоб-спейс. Надеюсь, здесь есть что-то подобное. Иначе придётся работать рядом с обдолбанными детьми, продажными метакоммунистами и сумасшедшими радикалистками. Отличный набор для настоящего творческого человека.

Глава 9

— Вы не хотите устроиться к нам в бюро по планетарному туризму? — поинтересовался приятного вида молодой человек в полувоенной форме.

Минуту назад он закончил смотреть мой новый блог и, видимо, настолько воодушевился, что сразу решил предложить мне сотрудничество.

— Возможность, конечно, шикарная. Но я пока воздержусь. Слишком уж большая ответственность, — в тон ему ответил я.

Понятно, что такая похвала в лоб ничем искренним не является. Откуда вообще этих «помощников» набирают? Хотя этот парень представился как-то по-другому. Что-то типа «контроля за эмоционально-идеологическим полем». Максимально размыто, как любят всякие бюрократические ублюдки.

В общем, по идее, он чуть выше обычных «помощников». Этакая местная вариация информационной госбезопасности. Следит, чтобы о Марсе все хорошо говорили, образ создавали положительный. Как на самой планете, так и вокруг.

Ну, и заценив мой свежий шедевр, его прям проняло. Лично ко мне явился в гостевой домик, где меня любезно поселил Йося. Жилище, конечно, так себе. Удобства на минималках. Зато отдалённость от шума и гама на максималках. Даже мне, заядлому тусовщику, иногда хочется побыть одному и перезагрузиться.

Собственно, удивительно, что этот эмо-идеолог так быстро меня нашёл. Вроде Усатый по моей просьбе особо не распространялся о местонахождении моего логова.

С другой стороны, это вроде, как марсианская спецслужба. Найти такую «яркую личность», как я, им раз плюнуть. В конце концов Йося и сам мог рассказать, чтобы побыстрее проценты с моей «работы» получить.

Оу, вот я ему сейчас прикол устрою. Жадной метакоммунистической свинье.

— Насколько я понял, мой блог вам понравился? — стараясь сдержать смех, начал я.

— Безусловно. Видна работа мастера. Общий посыл настолько аккуратен и ненавязчив, что самые наши видные специалисты не смогли бы сделать лучше. А учитывая величину и лояльность вашей аудитории, положительное мнение о Марсе возросло многократно.

— Да, да. Спасибо в общем. У меня тут вопрос. Может сценаристу, оператору, монтажёру и ведущему, то есть мне, полагается какой-нибудь бонус за труды?

— Естественно. Мы уже обсудили количество человеко-часов, которые полагаются вам за такой уникальный контент, и в скором времени они окажутся у вас на счёте, — заверил меня молодой «контролёр».

— Круто! Но я бы хотел изменить форму моего поощрения. Такое возможно? — осторожно спросил я.

— Хм, думаю да. Разумеется, в пределах разумного. Тяжёлые наркотики, высокоэнергетическое оружие и запрещённые биологические составляющие мы предоставить не можем. Это было бы неэтично, — посерьёзнев лицом, ответил он.

— Не, у меня всё проще. Мне нужно всё перевести в презервативы. И послать второму владельцу моего счета. Окей?

— Если не ошибаюсь это примитивные резиновые изделия для контрацепции из прошлого века. Не уверен, что у нас есть такое их количество. Но чего только не найдёшь на складах конфиската. Мы поищем и сообщим вам о результатах, — с совершенно каменным видом сказал эмо-идеолог.

— Годится. Ну ладно, спасибо, что пришли и всё такое. До скорых встреч, — по-быстренькому начал я выпроваживать моего гостя.

— До свидания, Альберт. Надеюсь на наше дальнейшее сотрудничество.

— Ага, я тоже. Пока, пока, — произнёс я уже в закрывающуюся дверь.

Ух, если моя афера прокатит, то Усатый очень удивится, получив пару тонн абсолютно бесполезных резинок вместо желаемых чечешек. Гандону по гондонам.

Мысленно хихикнув от тупого каламбура, я попытался представить себе лицо Йоси после получения такого подарка.

Да не, такую тему нужно смотреть лично.

Как раз последние пару дней мы не виделись. Он пропадал на репетициях «Красного Движа», а я делал блог, параллельно пытаясь разобраться, что сейчас происходит в Солнечной системе.

Общая повестка получалась неутешительная.

Вроде никто толком не воюет. То есть бомбардировок, высадок десанта и прочей агрессивной фигни нет. Но ситуация накаляется прогрессивно. Тут уже обычными экономическими санкциями и бряцанием оружия не отделаешься.

Народ требует зрелищ. А ещё крови и победы.

Смешно, конечно, такое слышать от «планктона» и ему подобных. Но, видимо, милитаризм головного мозга вещь заразная. И пусть большинство жаждущих активных военных действий ни разу в жизни не испытывало эти самые действия на своей шкуре. Может только в виртуалке или геймерских сессиях. Зато в мечтах они сражаются за свободу или ещё какой-нибудь такой же размытый идеал. И побеждают! Ведь в их воображаемой войне нет места оторванным конечностям и выпущенным кишкам. Там только они в виде победителей, и покорно принявшие свою участь проигравшие.

В общем, всё по стандарту и клише.

Правда, реальность расставит всё по своим местам. И те, кто хотели крови обязательно её получат. Но не факт, что она будет чужой.

Выдохнув, я постарался успокоиться. Всё же пока ничего конкретного неизвестно. Так, провокации, пафосные речи и информационный шум.

Что ж, пусть так и будет. Лучше играть в войнушку, чем творить бесчинства в действительности.

Но как объяснить такую простую истину вшивым политиканам, которые решили взбодриться столь «оригинальным» способом? Может их возбуждает смерть миллионов? Престарелые вампиры, которые питаются болью и страданием. Или обычные люди, у которых сбиты парадигмы морали и этики?

Насрать.

Главное, чтобы меня не задело. Мысль трусливая, подлая, но честная. Именно так я начинаю думать, когда у меня заканчивается приход. А значит появился ещё один повод сгонять к Йосе. Не стоит откладывать такое важное дело.

Собрался. Двинул. На месте. Миссия выполнена!

Успешно отсалютовав самому себе, я сразу направился к Усатому. Судя по душераздирающим крикам, репетиция «Красного Движа» в самом разгаре. А значит обращать на себя внимание нужно осторожно и ненавязчиво. Но на полпути меня перехватила Симона.

Я уже успел позабыть её наглую животную соблазнительность. В итоге мне сначала целую минуту пришлось контролировать свой взгляд, чтобы он не опускался ниже её лица. А когда мои силы уже были на исходе, она ещё и какой-то вопрос задала.

Оказывается, всё это время она со мной говорила.

— Ты вообще меня слышишь? Ау! Ты что аутист? Или просто отсталый? — допытывалась сексуальная бестия.

Кое-как сконцентрировавшись, я понял, что разговор шёл о М-пыльце и Симона хотела узнать, где Йося хранит полученную партию.

— Да, откуда я знаю? Уж мне он точно такого не расскажет, — удивился я.

— Может и так. Только мой братик иногда такие штуки отчебучивает, что хоть стой, хоть падай. Вот и решила поинтересоваться. Да и к тому же, судя по твоему взгляду, поболтать ты не против, — хитро подмигнула мне она.

Здесь Симона, конечно, права. Поболтать с ней, во всех смыслах, я только за.

— А можно и не только языками чесать, но и ещё кое-чем другим, — неожиданно облизнулась она.

Мысли что ли читает? Или у меня на лице всё написано? В любом случае, на такой крючок я попался. И попался с удовольствием.

— Можно поподробней? — сглатывая, попросил я.

— Конечно! Только в чуть более уединённой обстановке. Скажем на чердаке. Ух, там такие удобства. Закачаешься! — заманчиво поманив меня пальчиком, произнесла она.

Разумеется, я как самая хорошая добыча отправился за её упругой попкой. Кстати, в этот раз она оделась чуть скромнее. И теперь боди сияло золотом и неоновым жемчугом. Самое безвкусное и аляповатое сочетание, которое я когда-либо видел в жизни. И, разумеется, Симоне оно дико шло.

— Присаживайся или можешь сразу прилечь. Делай, как тебе удобней. Может мне поближе подойти, чтобы лучше тебя слышать? — тоном заправской соблазнительницы сказала она, когда мы вошли.

Место действительно удобное. Аккуратная полусфера, с круглым окошком, из которого пробивался скудный марсианский свет и куча мешко-кресел самой разной формации и продавленности. В воздухе витал лёгкий запах пыли и давно сгоревших благовоний.

Симона, подтолкнув меня вперёд, щёлкнула каким-то переключателем и всё вокруг залило розовато-сиреневым цветом со звуком далёких убаюкивающих мантр.

— Видишь, как уютно. Никто не помешает, — закрывая диафрагму двери, прошептала она.

Подошла ближе. Прижалась ко мне и кольнула неожиданно острыми коготками в область живота.

Мурашки сами побежали по всему телу, а в горле снова пересохло. Игра набирала обороты.

— Давай и вправду приляжем, — выдавил я из себя.

На самом деле мои ноги уже как полминуты, словно ватные и только мощнейшая сила воли не давала мне упасть прямо сейчас.

— Конечно, как скажешь, — томно улыбнулась Симона.

Грациозно изогнувшись она каким-то замысловатым образом опустилась вниз, при этом потащив меня за собой. Я оказался будто в змеиных объятьях. Вот одна её нога на моём плече, а вторая где-то в области поясницы нежно поглаживает мне копчик. Руки же вообще делали столь запредельные вещи, что у меня сразу увеличилась скорость кровообращения. Пульс бился не только в висках, но и гораздо ниже. Как раз там, куда сейчас опускались ладони Симоны.

— Тебе нравится? — игриво покусывая мочку уха, прошептала она.

Вопрос, на который не нужно отвечать. Я чуть слышно простонал, показывая степень своего удовольствия.

— Будет ещё лучше. Ты же знаешь, я могу отправить тебя на настоящие небеса. Хочешь? Скажи мне, хочешь?

И снова я смог только хрипло выдохнуть. Тело постепенно переставало меня слушаться, превращаясь в единый генератор удовольствий.

— Тогда ты должен порадовать мамочку. И сказать, где лежит сладенькая пыльца. Сладенькая, как знаешь, что? — и не дожидаясь ответа Симона, лизнув мне щёку, переместилась вниз, — как твой сладкий сочный член, — закончила она, расстёгивая липучку на моих штанах.

— Ох! — только и смог произнести я.

И хотя что-то на краю сознания кричало, что меня используют, остальной «я» забил на всю эту паранойю и продолжал неистово кайфовать.

— Что за херня?! Ааа! Убери от меня эту тварь! — внезапно заверещала Симона, подняв голову от моих причиндалов.

Сначала я подумал, что это она о моём мужском органе. Но вроде раньше никто особо не жаловался. Может ей запах не понравился? Хотя душ я принимал утром, да и мятными трусами пользоваться не стесняюсь.

Так что не так?

Поднявшись на локтях, я увидел, что взбесило похотливую девицу. В её пятку впилась какая-то животина, которая, невнятно порыкивая, отчаянно трепала бедную конечность.

— Дерьмо, дерьмо, дерьмо! — кричала Симона, уже перевернувшись на спину и отползая ко мне.

Второй ногой она отчаянно била по морде непонятному существу, но ему походу было просто плевать на такие слабые шлепки.

Видимо, мне, как настоящему рыцарю, нужно помочь прекрасной даме. Тем более я тоже разозлился из-за прерванных любовных игр.

— А ну пошёл отсюда! — браво гаркнув, я бросился на защиту женской чести и здоровья.

Что конкретно делать я не знал, но надеялся на удачу. Ну и немножко на разницу в весовой категории. Поэтому первое, что сделал это просто упал на неё.

— Дебил! Что ты делаешь?! — ещё громче заорала Симона, ведь я навалился прямо на неё.

Упс! В пылу сражения не успел толком прицелиться. Ещё разок!

Вот теперь в точку. Подо мной барахталась непонятная зверюга, которая удивительным образом показалась мне знакомой.

Чуть приподнявшись я внимательней оглядел свою «жертву» и понял, что это скотт. Причём не какой-то левый, а совсем даже мой. У него даже, и кличка есть. «Прожора»!

Пока я разбирался кого поймал, Симона вскочила и, пнув меня напоследок, свалила с чердака.

— Ну ты даёшь. Прилез прям вовремя, такой кайф сорвал, — сказал я скотту, почёсывая ему спину.

Прохрюкав что-то в ответ, он изогнулся, подставляя мне свой бок.

— Наглец! Ещё и ласки требует. Как ты вообще здесь оказался? Вроде после тусовки в «Горьком Маяке» пропал куда-то, а теперь объявился. Может у тебя есть сверхспособности? Например, телепортироваться. Ну или обламывать секс.

Прожора продолжал подставлять то одну, то другую часть тела для почёсывания, полностью игнорируя мои слова. Похоже, ему действительно было плевать, что там болтает этот прямоходящий инопланетянин. Главное, чтобы не забывал работать руками.

— Это уже совсем наглость! — не выдержал я, когда он стал обыскивать мои карманы в поисках съестного.

Тем более, что мне самому захотелось чего-нибудь перекусить. Все эти любовные игрища вызвали хороший аппетит. А раз я не закончил одно дело, то вселенское равновесие требует закончить хотя бы другое. Пожрать, вместо потрахаться. Отличная сублимация.

— Ахаха! Ну ты вообще псих! Я Симону давно такой взбешённой не видел, — смеясь, заскочил в комнату Йося.

Одетый в багровый балахон с мерцающими голограммами каких-то человекоподобных упырей, он, мокрый от пота, представлял собой странное зрелище. Хотя, если Усатый прибежал сразу после репетиции, то всё становится на свои места.

— Как у тебя такое получилось? Ты что нашёл её слабое место? — продолжая угорать, расспрашивал меня он.

Оттащив от своей одежды роющегося в ней скотта, я, наконец, смог ответить.

— Скорее, она моё. Хотя я его особо и не прятал. Ей нужна была эта долбанная М-пыльца. Она думала, что я знаю, где ты спрятал всю партию.

— Охренеть! Собственно, другого я и не ожидал. Ты же ей не сказал? — нахмурившись, спросил Йося.

— А что я ей скажу? Или у вас двоих ломка?

— Хм, и вправду. Я совсем забыл сказать тебе, что волшебный ящичек в твоей конуре заныкан.

— Чего?! Ты вообще попутал?! — не выдержав, я вскочил и, еле сдерживая себя, сжал кулаки.

— Ладно, ладно, успокойся. У тебя она реально будет искать в последнюю очередь. К тому же я всё без палева сделал. Видишь, даже тебе забыл сказать, — выставив вперёд руки, он постарался меня успокоить.

Вот что это за фрукт такой, марсианский метакоммунист? Сначала вроде знакомый, потом даже, как друг и тут, то на деньги хочет кинуть, то вещества у тебя хранит без спроса. Что дальше? Продаст меня на органы? Сдаст Лунному директорату?

— Что-то ты меня конкретно выбесил. Так что давай по пунктам. Первое, ты сегодня же забираешь своё дерьмо и выделяешь мне десять процентов за хранение. Второе, больше никогда не занимаешься такой хернёй. И третье, что за прикол с Симоной, если она сначала раскидывается этой сраной пыльцой направо и налево, упарывает детей, а потом готова убить за дозу? — выдохнув удивительно ровным тоном, сказал я.

Тренировки в интернате для спецов не прошли даром. Когда нужно я мог полностью контролировать свои эмоции и поведение. Вот и сейчас внутри будто что-то щёлкнуло и мои чувства заморозились, оставив чёткий и ясный рассудок. За внешней бравадой скрывались спокойный анализ информации и поиск новых данных.

— Согласен. Полностью и бесповоротно, — неожиданно пошёл на попятную Усатый.

— Ты не ответил на вопрос, — напомнил я ему тему про Симону.

— Вообще это достаточно личный момент. Поэтому представим, что это останется между нами.

Я молча кивнул.

— М-пыльца очень специфическое вещество. Как ты понял, добывается оно из эндемиков Марса. Это полуживотное-полурастение, схожее с земными грибами. Ему, конечно, нужен особый уход и всё такое. В результате один раз в сезон он испускает из себя споры с уникальными свойствами.

Уж не знаю, каким способом всё это завязано с изначальной биосферой Марса и какую там роль играл этот «гриб», но эффект от употребления М-пыльцы невероятный.

А для неподготовленного человека так вообще сумасшедший. Причём в прямом смысле, — он замолчал, давая мне переварить услышанное.

Я решил все вопросы оставить на потом. И знаком показал ему продолжать.

— Люди, рождённые на Марсе уже имеют определённые изменения в своём организме. Не сказать, что мы прям полностью адаптировались для жизни на этой планете, но она стала для нас настоящим домом.

И все эти особенности позволяют нам безбоязненно пользоваться М-пыльцой. Именно поэтому я не предлагал её тебе. Товарищ психопат мне совсем не нужен. Мы даже ограничиваем её экспорт на другие планеты, не хотим стать гонцами безумия. Только небольшие партии для исследования учёными.

А теперь к самому главному, — он снова замолк, выжидающе глядя на меня.

— Да ты заколебал резину тянуть! Я понял, что это важно и чуть ли не интимно, но давай уже к финалу, — резковато бросил я.

Укоризненно взглянув на меня, Йося продолжил.

— Суть эффекта М-пыльцы для марсиан в сближении. Ты словно проникаешь в эмоциональную сферу человека, переживая его чувства, как свои. Про интимность это в тему. Процесс действительно очень личный и хрупкий. Не каждый может попробовать М-пыльцу и кайфануть от этого. Нужна своеобразная стабильность и определённое мировосприятие. Как бы банально это не звучало, позитивное мышление.

Кому охота прочувствовать хмурые или злобные настроения? Ненавидеть кого-то, завидовать или жалеть самого себя? Подобного дерьма и так вокруг хватает. Все ищут положительно заряженных.

И именно такие люди собираются на пещерных рейвах.

— Ты, конечно, мне крутую историю рассказал, но про Симону тут ни слова. Она что какая-то особенная? — перебил я его.

— Если бы ты внимательно слушал, то понял, что параллель там самая прямая. У неё очень нестабильная психика. Не могу сказать, что это прям заболевание. Кто сейчас вообще нормальный? Да и доктора отмазались, что всё в пределах стандартных отклонений. Но я-то вижу!

Причём такая «особенность» у неё появилась относительно недавно. Пару лет назад. И с тех пор М-пыльца с ней взаимодействует хрен пойми, как. То цепляет и выводит на контакт, то будто в ведьму превращает.

Она потому и фигашит её куда и кому попало. Радуйся, что тебе не предложила, а то неизвестно, что случилось бы, — заметно погрустнев, ответил он.

— Окей, всё почти понятно. Сестра больная на голову, братец видимо такой же. Ну и, насколько я понял, у вас на Марсе все такие. Только у каждого свой бзик, — подытожил я.

Поначалу мне показалось, что Йося по своей буйной привычке кинется в яростный спор или захочет помахать кулаками. Но после моих слов в нём словно что-то надломилось. Он замолчал и, усевшись на одно из кресел-подушек, уставился в потолок.

Потянулись минуты неуютной тишины.

Решив, что сейчас не самое удачное время на душевные откровения, я тихонько вышел. Скотт словно собачка увязался за мной. Может рассчитывал всё-таки найти какую-нибудь еду. Ну или всё же привязался ко мне.

Побродив немного по улицам «Рассвета», я, слегка перебившись остатками тгк-жвачки и попивая амфетаминовый лимонад, заприметил одну интересную особенность. Похоже, моё изначальное суждение о марсианских городах, как своеобразных человеческих муравейниках, немного неверно. Они, скорее, похожи на термитники. Их подземная часть не такая обширная, да и внешний вид более близок к жилищу термитов. Хотя некоторые СОЦы вообще угорают по абстрактному беспределу и мутируют, как хотят.

Не поймёшь этих марсиан. Вроде всё на поверхности, но стоит чуть углубиться и находишь новый слой. Прям социальный фрактал какой-то.

О, а вот и подходящее место!

Я уже давно хотел пополнить запас своих препаратов и вот как раз подходящая точка. Вроде и магазин, но с оттенком тусовочности и элитарности. Не люблю дешёвый ширпотреб.

Кристаллической формы, тёмно-зелёного цвета с непонятным письменами на стенах, он выдавался из общей архитектуры. И одновременно, стоило отойти подальше, сливался с общим фоном. Чудеса! Или крутая задумка архитектора.

Название, тоже норм.

«Цифровой шаман».

Звучит!

Внутри тоже ничего. Этакий налёт этно-примитивизма. Какие-то шкуры на стенах, очаг посередине. Судя по запаху и исходящему теплу, настоящий.

В полутьме скрывается прилавок, заточенный под срез древнего жилища. Что-то похожее на чум или юрту. Может вообще целый вигвам. Непонятные слова сами всплыли в голове. Вроде кто-то пел про такие темы. Или я нахватался такого на этно-рейве.

— Хай. У вас тут можно чем-нибудь интересным затариться? — не видя никого вокруг, в пустоту спросил я.

Секунда и прямо передо мной возник дрожащий силуэт старика, закутанного в национальную одежду неизвестного мне народа. Смотрелось отпадно. Духовно богато и дико природно. Дизайнеры постарались, виртуальный продавец вышел, что надо.

— Чего надобно тебе, путник? — хорошо поставленным голосом, спросила симуляция.

— О, великий и ужасный как тебя там. Мне бы посмотреть список волшебных зелий, что у вас есть. Я странствующий знахарь и собираю знания по всему свету, — решив подыграть, ответил я.

— Ты пришёл куда нужно. В моём жилище найдёшь всё, что есть в наших краях и даже больше.

Передо мной вспыхнул старый пергамент, где в трехмерном виде раскрылся список интересующих меня веществ. Вытянув руку, я медленно ввёл пальцем сверху вниз, заставляя проявляться слева от меня изображение товара, его химическую формулу, особенности воздействия, цену и противопоказания.

— Хм, да у них тут хороший выбор. Старец не соврал, — подумал я про себя.

Дважды кликнув на нескольких понравившихся позиций, я закинул их в свою корзину. Потом ещё немного подумав, добавил пару привычных «матрацов» псилоцибина, упаковку ультраморфина, блок вездесущих «веселяшек», новую версию тгк-жвачки, с десяток ампул «жидкого серебра» и… остановился.

Я же не наркоман какой-нибудь!

Подтвердив оплату, коротко звякнул кредитным кольцом и отправил свои покупки на марсианский адрес.

Дело сделано. Теперь можно и отдохнуть. С этими мыслями я вышел из магазина и столкнулся с Йосей.

— Что-то не удивлён тебя здесь увидеть, — улыбнувшись, произнёс он.

Да уж, похоже нестабильная психика это семейное. Злиться, грустить, веселиться, и снова по кругу.

— Ага, и тебе привет.

— Хотел тебе на коммуникатор ссылку сбросить, но ты недоступен.

— Да, я его вырубил. Хотелось информационной тишины.

— Ты, как всегда, вовремя. Тут такая хрень завертелась. Все в шоке! — восхищённо сообщил мне он.

— И?

— Давай лучше покажу. Нужен хороший проектор. Зайдём в «Цифрового шамана» я там постоянный клиент у меня высокий приоритет. Могу пользоваться всеми их приблудами и брать на пробу новые поступления.

— Может у тебя ещё скидки есть?

— А как же. Четверть стоимости минус. При больших закупках так вообще под полтос, — ухмыльнулся Йося.

— Твою мать! И ты молчал! — в сердцах бросил я.

— Ну кто ж знал, что ты такой голодный и скороспелый. В следующий раз спрашивай у своего самого лучшего друга, — похлопав меня по плечу и заводя обратно в магазин, сказал Усатый.

Решив не заострять внимание на «друге», я вошёл внутрь.

— Шаманчик, это Усатый. Дай мне права пользования проектором, — произнёс Йося в пустоту.

— Голосовая идентификация пройдена. Статус подтверждён. Выполняется, — ответил ему совсем не сказочный голос администраторской системы.

— Сейчас кину линк. Там большой формат. Качественная голограмма.

Ага, вот и она. Смотри и офигевай!

Перед нами медленно сгустилась темнота, которая, объяв всё помещение, перестроилась в пространство, полное крохотных звёзд. И сразу же мой взгляд приковал массивный объект, занимавший центральную часть магазина. Огромная песочно-жёлтая планета мерцала в далёком солнечном свете. Вокруг неё неспешно вращались монолитные кольца, которые при ближайшем рассмотрении рассыпались на миллионы различных частиц.

— Эй, это же Сатурн! — воскликнул я.

— Он самый. Красавчик, да? Масштаб, правда, тут так себе. Но присмотрись внимательней, — подтвердил и заинтриговал меня Йося.

Я подошёл ближе, звёзды уважительно расступились передо мной. Наклонился. Вернулся обратно и сделал пару шагов в сторону.

— Блин, с кольцами что-то не так. Они какие-то другие.

— Вот именно, брачо! Другие! А теперь глянь вот сюда, — он указал в правый дальний от меня угол.

— Жесть! Это же корабль пришельцев. Что он там делает?! — внезапно осипшим голос произнёс я.

— Перестраивает кольца Сатурна! Вот что! И это охренеть, как круто! — радостно воскликнул Йося.

— Может они там поселиться хотят? И вообще зачем они такое мутят?

— Я бы тоже хотел это узнать. Ребята не сидят на месте, а прямо и в лицо заявляют, что могут всякое. Нам до таких технологий ох, как далеко.

— А как вообще Солнечная всё это воспринимает? Земля там, Венера, остальные? — спросил я.

— Да фиг его знает! Эта инфа только-только появилась. Даже на световой пакет данных от научников до нас утром пришёл. Значит до остальных к вечеру дойдёт. Там ретрансляторов куча. А ещё раскодировать нужно, привести в нормальный вид.

В общем, не раньше, чем завтра от всех начнётся какой-то кипеж.

В любом случае, об этой сраной войне пока всем придётся забыть. Тут такое у нас под носом творится. Может это вообще шанс всему человечеству объединиться! — воодушевлённо произнёс Йося.

— Сомневаюсь. Найдётся куча отмаз, чтобы продолжить деградировать, — скептически заметил я.

Внезапно вид на Сатурн сменился ядовито-синей заставкой с огромной надписью «Древности на вашем члене». Заиграла весёлая музычка. Воздух наполнился запахом синтетического персика и слащавой клубники.

— Ваш заказ доставлен! Мы рады, что вы обратились в агентство по поиску раритетных эксклюзивов для половых сношений. Специально для вас мы нашли, обработали и подготовили для использования партию настоящих реликтов XXвека. Природный каучук без каких-либо синтезированных добавок, — раздался до отвращения позитивный мужской голос.

— И бонусом, вы получаете подлинный экспонат одного из первых презервативов, сделанный из кишки ягнёнка. Животного ныне вымершего, а значит ещё более ценного для коллекционеров!

Поздравляем! Две тонны отборных презервативов ожидают вас дома!

Спасибо, что обратились в «Древности на вашем члене»!

Музычка закончилась. Всё вокруг погасло, и мы вернулись в знакомое оформление «Цифрового шамана».

— Ублюдочный спам! — сообщил мне Йося, копаясь в своём коммуникаторе.

Я ждал.

Секунда, другая. И выражение его лица медленно становится офигевшим, потом охеревшим, в финале превращаясь в настолько дикую смесь эмоций, что меня пробило даже сквозь привычный контроль.

— Ах, ты ж сраный, обосанный трахомудень! — заорал Йося, бросая коммуникатор на пол и начиная его топтать.

Поток его ругательств продолжался, расширяясь и используя всё новые и новые словоформы. Некоторые из них были даже мне незнакомы.

Он бесился, рвал и метал. А значит моя шутка удалась.

Я изо всех сил старался сдерживать улыбку. Но когда Усатый, снова закричал: «Кто прислал мне кучу гондонов?!» хихикнул и, уже совершенно теряя границы, заржал что было мочи.

— Теперь ты настоящий гондольер, — сквозь смех произнёс я, стараясь чтобы Йося не услышал.

— А ты чего ржёшь? Это что, твою мать, смешно что ли? Ещё шепчет себе что-то под нос! — чуть переведя дыхание, обратил он на меня внимание.

Я примиряюще выставил ладони вперёд.

Позади Усатого глюканувшая система крутила схематичный образ Сатурна с вращающимся вокруг него презервативными кольцами. Картина сюрреалистичная и от того ещё более угарная.

Йося обернулся и всё это увидел. Я понял, что пора линять и, снова начав смеяться, выскочил на улицу. Позади слышался неразборчивый мат и яростные крики.

Вручение зарплаты прошло успешно.

Глава 10

— Ал, у тебя лицо потекло, — с удивлением сообщил мне Йося.

— Чего? Ты что под кислотой? — я импульсивно начал ощупывать свой фэйс.

Вроде всё нормально. Только странно, что кожа будто мягче стала, да и лицевые мышцы как-то потеряли форму.

— Ты прикалываешься?

— Хочешь видеозеркало включу? Хотя стой, сейчас на комм видюху запишу, — он вытащил гаджет и направил его на меня.

— Ага, процесс пошёл. Ты ещё пощупай, растяни, там вообще смешно получается, — ухмыльнулся Усатый.

— Заткнись! Давай уже, показывай.

Повернув ко мне экран, Йося внимательно наблюдал за моей реакцией.

— Ну это вообще край! Что за фигня? Это что какой-то побочный эффект? Док сказал, что всё вернётся, как было. А у меня хлебало, будто дрожжи в биочане, — заныл я, вглядываясь в свою внешность на видео.

— Не ссы. Может это переходный момент. В общем пока не парься, подождём немного. Главное лицо больше не трогай, а то я со своими шутками кажется перегнул палку, — постарался успокоить меня метакоммунист.

Я сокрушённо обхватил голову руками. Впрочем, стараясь не коснуться лица. Так, на всякий случай.

— Вот невезуха. Завтра же рейв. Как я на него с таким видом пойду? — продолжил волноваться я.

— Врубишь локальную голограмму. Сейчас как раз такой тренд намечается. Поставишь зону фокуса только на голову и выбирай личину по вкусу.

Или стой, есть вариант покруче!

Как насчёт натянуть на голову парочку гондонов? У меня их теперь дохера! Вот реально, смотри, — Йося распахнул свой балахон, и я увидел, что у него действительно висят пачки презервативов.

От шеи и до самого хера. Буквально. Трусы на нём отсутствовали.

— Твой новый фетиш? Так это уже байт. Лет сто пятьдесят назад таких приколистов полные парки были.

— Не, не. У меня возникла шикарная идея. Я буду, как типа олдскульный пушер. Назад в прошлое. Романтика же!

— Всё-таки ты реально под кислотой. Что за бред?

— Ты просто не врубаешься! Смотри. Беру разный стафф, от ядрёного до лайтового, и загружаю его в гондоны. Весело, красиво, стильно.

Вроде как, раньше так всякую нужную мелочь сохраняли. Чтобы не намокло, не рассыпалось. Второе применение. Ну я и решил вернуться к истокам.

Кстати, на самый низ прифигашил М-пыльцу. Чтобы по нарастающей шло. Сверху вниз.

Я смотрел на него и не понимал, прикалывается он или действительно собирается торговать на рейве веществами. Обычно Йося их употреблял. Дегустировал. Упарывался.

Но тут, в нём будто проснулась капиталистическая жилка, которую он упорно глумил на протяжении всего нашего с ним знакомства. Что же изменилось?

Задавать такой вопрос в лоб глупо. Правдивого ответа всё равно не дождусь. Так что приберегу свои домыслы на попозже. Сейчас как бы главное лицо не потерять. Причём во всех смыслах.

— Круто, круто. Прикольная задумка. Я бы ещё раскрасил тело, чтобы типа стрелочки с подписями вели куда нужно. Ну и на самих презервативах написать, чтобы не перепутать, где что, — подбодрил я его.

— Оу, шикарная идея. Ал, ты шаришь! Сразу видно контент-мейкер.

— Ага. Ты скажи, у меня лицо не вернулось в прежнюю форму?

— Да прошло всего пара минут. Релаксни лучше. Вот попробуй, моя персональная формула. Назвал её «Межрёберный экстаз», - он снова распахнул свои шмотки и намекающе кивнул куда-то вниз.

— Мэн, я не буду копаться в твоих причиндалах. Да и упарываться сейчас не самая лучшая идея, — раздражённо ответил я.

— Хватит на мои яйца смотреть. Я же сказал, что внизу самая жесть будет. Цени золотую серединку, — он снова подмигнул мне и указал головой в направлении своих рёбер.

— Как ты заколебал. Бабки с меня требовать хоть не будешь?

— Обижаешь! Первый раз всегда на пробу, — улыбнулся он.

Я осторожно потянулся к его грудной клетке, чтобы взять презерватив, наполненный чем-то синеватым и сыпучим.

Йося кокетливо извернулся, чтобы мне было удобней снимать «порцию» с резинки, которая пересекала его грудь. Несколько таких же эластичных лент пересекали всё его тело доходя до промежности.

Чёртов выдумщик.

— Вот, взял. Доволен? — сказал я, аккуратно отцепив резиновую ёмкость.

— Ага, теперь опусти туда палец.

Я непонимающе уставился на него.

— Говорю же, там спец-формула. Я сам миксовал. Начинает действовать при попадании на кожу. Через слизистую, конечно, быстрее вставит, но это для любителей удара прямо в лоб. Эстетичней пальчик окунуть и кайфануть.

Чёткая рифма, да?

Чертыхнувшись про себя, я понял, что отмазаться не получится. Развязав узелок, я просунул внутрь палец и коснулся синего порошка.

Ничего.

В смысле прихода никакого.

Правда Йося сказал, что всё будет не сразу. Придётся подождать. Главное, чтобы я не переборщил с дозой. Мне хотелось на свежую голову разобраться со своим лицом.

— Может, к местному доктору сгоняем? Есть какой-нибудь специалист? — спросил я у Усатого.

— Ага, есть. На мою морду посмотри. Нравится? Его работа, — саркастически ответил он.

Лицо Йоси и вправду было немного асимметричным и угловатым. При первой нашей встрече я тоже обратил внимание на такую халтурную работу пластического хирурга. Потом как-то уже привык и перестал обращать внимание на особенности внешности метакоммуниста.

Вроде, даже хотел спросить, почему он не исправит такой очевидный косяк. Но сам себе и ответил, что зная этого дикого марсианина у него с таким дефектом будет связана какая-нибудь идея-фикс.

Типа, оставил чтобы помнить.

Или.

Меня должны ценить за талант, а не красивую мордашку.

Ну или что-то такое. У Йоси всегда найдётся очередной бзик упакованный в социальную, политическую или культурную обёртку. На то он и творческая личность.

— А я-то думал у тебя имидж такой. Неординарный, — усмехнулся я.

— Ага, по самое не балуй. Я этому уроду потом, конечно, хлебало начистил. Штраф мне, разумеется, впаяли за такие приколы. Но я хоть себя отмщённым почувствовал.

— Определённо мужской поступок. Но почему потом не поправил свою физиономию? Не верю, что на Марсе есть только один пластический хирург.

Усатый посмотрел на меня и горько вздохнул.

— Думаешь не пытался? Я и к вам на Грязь для этого летал, когда наши не справились. Везде один и тот же ответ. Аномальная активность наноботов. Устойчивый алгоритм самовосстановления. Требуется полная замена лицевой мышечной ткани и очистка кровеносной системы.

К тому же, чтобы полностью устранить возможность репликации нанитов нужно загрузить специальный вирус. А у него может быть побочный эффект в виде уничтожения всей иммунной системы.

Там какой-то замес между кибернетической и органической составляющей наноботов.

В общем, куда ни плюнь, везде дерьмище, — сокрушённо сообщил мне он.

— Нормально так у вас доктора работают. Значит вернуть своё старое лицо никак? Надеюсь, у этого упыря хотя бы лицензию забрали?

— Ага. Сейчас. Он списал всё на дефект программы. Типа, новое лицо загрузил, нанитам задачу поставил. Микро-ребятки дело сделали, но где-то что-то пошло не так. Получился вот такой уродец.

Попытались вернуть всё как было, а алгоритм самовосстановления противится. Возвращает, как задано было.

В общем, хватит об этом. Вспоминать неприятно, — он достал из кармана «веселяшку» и смачно затянулся.

— Окей, окей. Выдыхай. Для меня ты всё равно красавчик, — попытался я его подбодрить.

— Сто процентов. Как и ты, — заржал Усатый.

Я не выдержал и тоже засмеялся. Нервно, но искренне.

— Кстати, у тебя вроде фейс нормализовался. Во всяком случае, очень похоже на тебя прошлого. Дай-ка пощупаю, — он шутливо потянулся к моему лицу.

— Э, стой! Сейчас сам проверю. Сними-ка ещё разок.

Через минуту я удовлетворённо разглядывал видео, снятое в формате 360 градусов. Хух, теперь и мне можно выдохнуть. Со всех сторон я вернулся к своему прежнему облику.

Лунный хирург оказался нормальным парнем и хорошим специалистом.

— Вот, а ты парился. Кстати, как тебе волна? — похлопал меня по плечу Йося и задал странный вопрос.

— Какая волна? — не понял я.

— Которая от сердца расходится. Каждый удар запускает новый кровяной вал. Он мчится по океану твоего тела, усиливаясь, сливаясь и возвращаясь обратно к своему прародителю.

Чувствуешь?

Знаешь?

Улетаешь. Скрываешь и проникаешь.

Удар — волна. Всплеск — красная вода.

Цунами начнётся, если не будешь контролировать. Помни ты царь своего океана. Посейдон всех своих жидкостей.

Он говорил и говорил, продолжая без остановки сплетать одну фразу с другой. Я слушал, растворяясь и наслаждаясь. Сердце действительно планомерно и качественно гнало ритмичные волны по всему меня.

Что?

Мну. Меня. Как правильно сказать?

Мой внутренний голос неспешно пробирался сквозь дебри грамматики, не мешая мне наслаждаться необычными ощущениями тела и сознания.

Время будто застыло, и я с головой окунулся в самого себя. Клеточки, ядрышки, митохондрии мои любимые. Органеллы мои ненаглядные. Как бы я без вас жил? Да никак.

Поглажу вас, приголублю. Обниму и поцелую. Буду вас холить и лелеять. Заботиться о вас мои крохотули-люблюли. Никому не отдам. Вы мои половинки, а я ваша. Большая и важная. Но тоже нежная и ранимая.

Ох, ну вы и баловники. Щекотно же.

Я проникал сам в себя, всё больше растворяясь в микромире собственного тела. И мне это нравилось. Дико. Ярко. Мощно.

Кажется, те, кто жаловались на одиночество, никогда не пытались заглянуть внутрь. Ведь там миллиарды любящих и родственных им существ. Нужно только открыть им путь. Создать связь. И тогда никто и никогда в этой Вселенной больше не будет один.

— Эй, Ал! Ал! Посмотри на меня. Сконцентрируйся! Отвечай! Ты слышишь меня?! — откуда-то издалека прилетел голос ещё одной вселенной по имени Йося.

Я знал его. Или её?

Опять запутался.

Стало как-то мокро. И зябко. Может, я и вправду окунулся? Во рту плещется вода, дышать становиться трудно. Я кашляю и возвращаюсь.

— Вот это ты, конечно, дал! Сижу такой говорю с тобой, смотрю залип брачо, кайфанул. Я подождал. Час, второй, ещё парочку. Успел вздремнуть, перекусить, а ты всё так же сидишь и втыкаешь.

Ну я слегка запаниковал. Может, передознулся или ещё что. Начал тебя тормошить и водичкой поливать. Реакция сразу пошла, — говорил он и бил меня по спине, помогая откашляться.

Я не уверен, что именно этот способ помог мне избавиться от лишней жидкости в лёгких, но, спустя минуту, дышать стало легче. Да и вообще всё стало легче. Ушла куда-то нервозность, волнение, которое постоянно давит размытым фоном. С плеч будто реально исчез невидимый груз, а грудь перестало сдавливать невидимое кольцо.

Вдох, задерживаю дыхание и прислушиваюсь к своим ощущениям.

Дзен. Умиротворение.

Йося что-то бормочет. Наверное, продолжает рассказывать, как он переволновался и что я слабенький для такой жести. Не обращаю внимания. Мне хорошо.

Хорошо и спокойно.

— Тебя что ещё не отпустило? Ты опять будто залипший сидишь? — наконец, достучался до меня Усатый.

— Да нет. Все по кайфу. Просто я впервые никуда не тороплюсь, ничего никому не должен и не обязан. Внешнее и внутреннее уравновесилось во мне. Поймал свою мини-нирвану, — расслабленно ответил ему я.

— Оу, тогда реально по кайфу. У меня такое было, когда я разные варианты микса делал. Пока надегустировался здорово навалило. И вот после отходняк типа такого, как ты описал случился.

Правда всё скоро вернётся на свои места. Там эффект на полчаса, не больше.

— А мне кажется, что я буду ощущать это вечно, — блаженно произнёс я.

* * *
Скотт неспешно бежал рядом. Иногда он ускорялся и уходил вперёд, будто на разведку. После возвращался и показывал, что путь чист.

Мог покрутиться возле ног и сорваться в какой-нибудь боковой тоннель, чтобы вернуться и хитро выскочить из-за спин. Наверное, он так играл. Ну или действительно волновался о моём благополучии.

Мне сложно было думать о поведении зверька. Слишком много внимания приходилось уделять, чтобы не потерять сознание.

Вокруг сжимались каменные стены, и я понимал, что пережить пещерный рейв мне будет очень сложно.

Нежданно появившаяся фобия нарушила все мои планы.

Если на плантации в катакомбах Владимира Секретовича я мог подумать, что это разовый случай и такого больше не повторится, то сейчас установилась чёткая последовательность.

Я в маленьком замкнутом пространстве. Мне плохо, скачет температура, в глазах плывёт и другие всякие не очень приятные плюшки. Но терпимо. Пью витаминизированную водичку, закусываю тгк-жвачкой и держусь.

Пункт следующий.

Такое же замкнутое пространство, но гораздо больших размеров.

Тут уже хуже. Шансов остаться в нормальном состоянии почти нет. Пройдёт минута, другая, может даже полчаса, и я вырублюсь.

Что сказать? Херово.

Варианты?

Собственно, есть один вменяемый. Но рисковый. Так, во всяком случае, сказал Йося. Ну, а если он так говорит, то там вообще на грани фаталити всё будет.

В общем, стоит попробовать. Обратного пути, как говорится, нет. Не для этого я прилетел на Марс, чтобы отказаться от пещерного рейва из-за какого-то дебильного отклонения. Пусть и носящего замысловатое имя «троглофобия».

— Давай остановимся. Нужен перекур. Ок? — попросил я Усатого.

Удручённо взглянув на меня, он маякнул остальным сделать привал. Ребята из «Красного Движа» остановились и, поставив музыкальные инструменты прямо на пол, уселись сверху.

— Сколько ещё тормозить будем? Таким темпом мы к концу тусы привалим. Дичь какая-то, — раздражённо сказал басист, который шёл к нам ближе всех.

— Завали. Сколько нужно будет столько остановок и сделаем, — сквозь зубы произнёс Йося.

— Нянчишься ты с этим землянином, как с мальком, — пробурчал себе под нос второй музыкант.

Я не знал этих парней по имени, поэтому называл каждого по фиговине, на которой они играли. Олдово, конечно, вживую рубить. Но сейчас мало кто оценит их крутость. Всем плевать, как кто производит звук. Главное, чтобы качало и цепляло. А натуральные это темы или нейросинтетика фиолетово.

Тем не менее, выбор метакоммунистов из «Красного Движа» я уважал. Не зря у них есть неплохая такая армия поклонников. Значит есть ещё народ, который шарит в андеграундной музыке.

— Ребят, я сейчас передохну минутку и всё. Дальше без тормозов пойдём. С меня причитается, понимаю, как вас напрягаю, — попытался я загладить свою вину.

Накал в отношениях с бандой повышался, и я не хотел, чтобы это сказывалось на Йосе, который так упорно меня защищал.

— Расслабься. Всё будет норм. Если что, я тебя на себе потащу, — хмуро бросил Усатый.

Он тоже не любил лишних конфликтов внутри группы. А тут приходится разрываться межу мной и парнями, которых знаешь много лет.

Спустя четверть часа мы поднялись и продолжили путь. Идти предстояло ещё около двух километров, и скоро начиналась бескислородная зона. А значит, придётся напялить аэромаски. Утеплились мы ещё на выходе из СОЦа. Йося объяснил, что добраться до места, где будет проходить рейв, можно только по заброшенным шахтёрским штольням.

— Попетлять, конечно, придётся знатно, но и это само по себе угарное приключение. Увидишь историю Марса с неожиданной стороны, — говорил он.

И вначале всё действительно было прикольным. Мы снарядились, как самые настоящие выживальщики-исследователи, пробрались через запретную зону, преодолели автоматическую систему охраны (давно не работающую) и на верёвках спустились в пятиметровую яму, где находился, заваленный всяким хламом, вход в местное подземелье.

Романтично? Да!

Захватывающе? Да!

Опасно? Если ты тупой, то да.

А так, идти примерно километров десять. На поверхность выходить не нужно. Карта есть, маячки расставлены, заблудиться не получится. Ну если только очень постараться. Всё-таки этим путём уже, как несколько лет пользуются различные музыкальные банды, чтобы добраться до точки встречи.

В общем, лёгкая прогулка с претензией на погружение в местный колорит.

Если бы не одно «но».

Альберт Пятьсот тринадцатый, автор блога «Туси или умри», которого не по-детски штырит от новоприобретённой боязни замкнутых циклопических пространств. Проще говоря, до усрачки боящегося здоровенных пещер.

Вот и приходится ребятам страдать от такого неудобного «багажа», как я.

— В общем, доберёмся до «Брюха Дьявола» я тебе дам первую порцию. Посмотрим, как будешь себя чувствовать. Если что, у меня есть коктейль-абсорбент. На крайний случай. Но, надеюсь, что всё пройдёт нормально, — сообщил мне Йося, когда до цели оставалось меньше полукилометра.

«Брюхом Дьявола» здесь называли естественную полость, которую обнаружили при поиске полезных ископаемых. Один из горнопроходческих комбайнов буквально вывалился в эту громадную пещеру. Бедняге водителю, чтобы выбраться, пришлось открывать верхний люк, где он, балансируя на грани, осторожно переполз на заднюю часть машины, что ещё стояла на земле. А когда мужик оглянулся, то увидел, бурлящую красноватыми отсветами аварийных огней, пустоту. Где снизу поднимались клубы потревоженной вековой пыли, а сверху спускались подтеки чуть светящейся радиоактивной руды.

Хорошенько выматеревшись, водитель вызвал спасательную бригаду. А когда докладывал о происшествии, сплюнул и сказал, что будто заглянул в брюхо к дьяволу. С тех пор название и приклеилось.

Ну это по словам Йоси. Он тот ещё любитель туману нагнать.

Но на всякий случай, я всё же решил удостовериться, что место безопасное и, пошерстив в локальных форумах Марса, нашёл подтверждение этой истории. Заодно узнав, что находиться там более 10 часов нежелательно. Всё-таки такой мощный выход радиоактивной руды рядом с живыми организмами не айс.

— Эй, вот мы и пришли! — возвестил Усатый, когда мы повернули и упёрлись в заржавелый шлюз.

Все возбуждённо загомонили. Наконец-то! Сейчас войдём внутрь, снимем задолбавшие аэромаски, переоденемся в нормальный прикид и ворвёмся на тусовку. Ну и, конечно, перед этим стоит разогреться на баре. Именно такие мысли читались у всей банды в глазах, и я сам не был исключением.

Пункт А. Выполнен.

Пункт Б. Выполнен.

Пункт В. Выполняется.

Тяжеловато идёт. Что у них за пиво такое? Разливайщик (именно так, он себя назвал) сказал, что тёмное шахтёрское. Я и взял, чтобы лучше погрузиться в атмосферу. Но вот вкус оказался слишком уж алкогольным и ядрёным. Будто пьёшь газированную настойку из яиц скотта вперемешку с чёрным чаем. В общем, напиток на любителя.

— Наш выход через пару часов. Сейчас на разогреве лупят «Атомные перцы», хорошие ребята. Потом будут ещё одни типы из пояса астероидов. А уже после мы.

Так что я с парнями быстро подключу аппаратуру и настроюсь, потом к тебе примчу. Вот тебе пока волшебная пилюля. Выпей и осмотрись тут. Найдёмся возле бара через час, ок? — быстро сказал подсевший Йося.

Он протянул мне презерватив, допил моё пиво, погладил Прожору и соскочил.

Вовремя. У меня начинался приступ.

Первые секунды, когда мы вошли внутрь «Желудка Дьявола» всё было норм. Я просто не успел оценить размеры этой невероятной пещеры.

Но когда мы вышли в общее пространство, то начало накатывать. Пришлось экстренно эвакуироваться к ближайшему бару. Хорошо, что он оказался фактически у самого входа. Типа только вошёл, сразу накрепился.

Тёмное шахтёрское помогло на какое-то время отвлечься, но стоило мне вспомнить, где я нахожусь или просто оглядеться вокруг, как всё начиналось по новой.

Пространство действительно поражало.

Вначале я хотел сравнить увиденное с плантациями Владимира Секретовича, но слишком уж разный стиль. Здесь не было ровных рядов, искусственной подсветки, логичных механизмов. Человеческое присутствие здесь выражалось в самих людях. Они просто были. А уют, обжитое пространство, комфорт, все эти слова звучали пусто и никчёмно.

Другое дело инфернальный, мрачный, пугающий. Эти понятия больше подходили к «Брюху Дьявола». Будто ты действительно попал в потусторонний мир. Каким его представляли и изображали в старинных книгах. Ужас, да и только. Зато, как щекочет кровь!

По сути, громадную пещеру загерметизировали, поставили пару десятков регенераторов кислорода, столько же мощных тепловых пушек и в центре собрали из всякого хлама нечто, похожее на сцену. Оплавленные валуны, строительный мусор, спрессованный пластик и ещё какая-то хрень. Сверху всё затянули искусственным шёлком с программируемым цветом и фактурой. А вместо подсветки бахнули маломощные заводские лазеры. Фиганули на них рассеиватели и направили в потолок, который терялся в километре вверху.

Получилось дико, жёстко, по-варварски.

Самое то, для пещерного рейва!

Ох, что-то опять накатило. Похоже пришло время закинуться варевом от Йоси. Посмотрим, так ли всё будет, как он обещал. Вернее, планировал.

Я выдавил содержимое презерватива себе в рот и поморщился от излишне сладкого вкуса. Усатый туда что сахарозы напихал, чтобы если я сдохну, то со сладкой улыбкой?

Наверное, со стороны это выглядело офигительно мерзко. Какой-то парень выдавливает из гондона что-то желтоватое и переливающееся. Затем глотает это и смачно причмокивает.

Кстати, последнее у меня получилось самопроизвольно. Вкус у метакоммунистического снадобья был действительно очень яркий и приторный.

Итак, теперь ждать.

М-пыльца, разведённая почти до минималки, с добавлением нейростабилизаторов должна сработать, как расширитель эмоциональной сферы с заменой некоторых её участков на общественные потоки. Звучит заумно, но суть проста.

Я подконнекчусь к тусовочному массовому сознанию. Поймаю общий настрой и вольюсь в него, одновременно растворяя свою фобию в океане других человеческих чувств.

Главная проблема была в том, чтобы не переусердствовать и не остаться таким навсегда. Именно для этого доза М-пыльцы очень мала (тем более для меня, как инопланетника), а нейростабилизаторы должны зафиксировать моё состояние на приемлемом уровне.

Правда, учитывая, что я сам по себе эмпат, контролировать всю эту взаимно пересекающуюся и проникающую хрень будет сложно.

Но я попробую. И даже упарываться сильно не буду. Всё-таки эксперимент довольно опасный для жизни. В этот раз можно кайфануть и без допинга.

Ну, если только чуть-чуть. Для разогрева.

«Межрёберный экстаз» Йося давать мне наотрез отказался. Зато щедро отсыпал «лунного камня». С него и начнём.

Кристаллы потрескивают, разогреваясь. Вокруг царит уютная полутьма. Я на глубине почти двух километров. Идиллия!

Вдох и жемчужное свечение проникает внутрь меня.

Ещё один и всё вокруг начинает мягко мерцать. Я слышу далёкий визг ультразвуковой гитары и мерное баханье сейсмо-барабанов.

Пещерный рейв начался.


Но перед этим ломаем четвёртую стену. Дорогой, небинарный, свободный от предрассудков, читатель. Если ты (вы, мы, все наши и другие инопланетяне) дочитал до 10 главы, значит тебя чем-то заинтересовал мой безумный мир далёкого (или близкого) будущего. И судьба романа тебе не безразлична. Понимаю, что у меня упоротая логика (как и весь наш мир), но всё же. Не поленись, ляпни лайк в этом олдовом интернете на романе https://author.today/work/92329, рубани честный отзыв или спроси, что я курил (спойлер — воздух других планет).

Вселенская благодарность, она такая:) Альберт, Йося, Прожора и Сергей Елис, как автор, скажут тебе спасибо!

Глава 11

Странно, но пока я чувствовал себя довольно хорошо.

Да, меня стегало не по-детски и иногда накрывало галлюцинаторными волнами, но это было достаточно привычное состояние. Суровый такой трип, который ещё не перешёл в категорию бэд.

А вот намёки на мою новенькую фобию отсутствовали.

Правда, сразу после «лунного камня» я догнался разбавленной М-пыльцой. Так что, может Йося и прав.

Во всяком случае, мне очень хотелось, чтобы его план сработал. Тусить, корчась от ужаса, постоянно теряя сознание, идея так себе. И пока есть возможность занырнуть поглубже в марсианский андеграунд, я буду пользоваться ей на всю катушку.

Так, что тут у нас?

Похоже, я попал в толпу, которая двигается к сцене. Разгорячённые тела, одетые в какие-то лохмотья, двигались к центру пещеры. Ко мне прижимались мужчины, расписанные в лучших традициях неоморфизма и племенного строя. Женщины, никак от них не отличающиеся. По крайней мере, внешним видом. Все напропалую лысые, разукрашенные ядовито-яркими красками, напялившие обрывки потрёпанной одежды и пахнущие потом с примесью неизвестных мне специй.

Я словно попал на реконструкцию олдовых шаманских обрядов.

Вот только здесь никто не играл, все верили и чувствовали то, чем занимаются. Погружались в момент. Становились единым целым в попытке поймать эмоциональную волну и вместе скользить на ней в океане музыкального безумия.

Чужие руки касались меня. Трогали. Чем-то мазали. И, спустя мгновение, они перестали быть чужими.

Друг? Брат? Сестра? Кто-то очень близкий?

Я не мог точно сказать, каким видом родственной связи соединён с окружающими меня людьми. Где-то на грани сознания вертелась заумная фраза об эмпатической многофункциональной хаос-системе общих переживаний и пост-чувств, но я не мог сосредоточиться и, отбросив лишние мысли, поплыл по течению.

Которое вынесло меня прямо в водоворот.

Инфразвуковая вибрация, казалось, исходила от самой земли, заставляя отбивать ногами примитивный ритм. Он пронизывал тебя всего, начисто отбивая желание сопротивляться и двигаться по-другому. Только так, как хочет сейсмо-барабан.

Удар, затяжка. Удар, затяжка. Удар, удар, нарастающий гул. И всё по новой.

Циклично повторяющийся бит, сотрясал всё пространство подземелья. Рэйверы не просто повторяли его, усиливая амплитуду.

Они становились им.

Каждый удар пятки чеканил сильную долю.

Каждый удар ладони оттягивал слабую.

Это было словно гипноз. Добровольный. Желаемый. Погружающий.

Растянувшиеся секунды отменяли скорость времени, переводя его в дикий субъективный поток. Мы плыли по течению и наслаждались этим. Звук стал настолько плотным, что стало возможно потрогать его, ощутить.

И мы, смеясь и корча нелепые гримасы, хватали мелодию руками и ртами. Кусали, мяли, бросали, превращали в свою игрушку. Пока не настала тишина.

Облом?

Нет, переходный момент. Разогрев плавно перешёл в кульминацию.

— Эй! Есть тут кто?! — заорала одинокая фигура, неподвижно висящая под потолком пещеры.

Все вскинули головы и пытались что-то различить в надвигающемся мраке. Вокруг силуэта плясало облако колеблющейся тьмы, которое неспешно расползалось своими щупальцами к окраинам подземелья.

— Я не слышу. Есть тут кто?! Дайте мне шуму! — продолжал голосить, спускающийся с каменных небес, незнакомец.

И толпа ответила.

— Да! Мы! Мы здесь! — на тысячи разных ладов закричали люди.

— Кто мы?! — глас продолжал задавать вопросы, накаляя всех и вся.

— Люди Марса! — отвечали ему.

Фигура покрылась светящимися трещинами и стала медленно опускаться вниз.

— Я слышу вас люди Марса. А вы, слышите меня?!

— Да! — яростным хором завопили все вокруг.

— Тогда вдохните поглубже! «Красный Движ» врывается к вам!

— ААААА! Гори! Сжигай! Красный Движ!!!

Пространство вокруг заполнилось сочащимися багровым тучами. Поднимаясь с пола, они охватывали людей, стремясь соединиться со спускающимися сверху щупальцами темноты.

Посередине этой фантасмагоричной картины всё ещё парил силуэт, из которого на свободу рвались мерцающие нити света. Казалось, он с трудом сдерживает потоки энергии, бушующие в нём и ещё один миг, как барьер его тела будет прорван.

Народ продолжал бушевать. Все хотели звука.

Крики, хриплые вопли сбивались в невероятную какофонию, которая звала, просила, угрожала. Люди хотели музыки. Ритма. Бита. Кача. Смысла всей жизни в одно короткое мгновение, когда они танцуют.

И он пришёл.

Крутым пике, взорвавшись спектральным водопадом, фигура ринулась вниз, чтобы грациозно приземлиться посередине импровизированной сцены.

Тут же полог тьмы изменил свою структуру, став колеблющимся звёздным небом, которое заполонило всю пещеру. Далёкие солнца стали пульсировать в зарождающемся биении музыкальной импровизации, а облака космической пыли вибрировать в такт атонального баса.

— Кровь. Кровь в моих венах подобна огню.

Сука, я, твою мать, горю.

Страх и Ужас — мои друзья навсегда.

Мир изменить могу только я.


Тихим шёпотом вплёлся знакомый голос. Да и эти слова я уже слышал.


— Кровь! Кровь в моих венах подобна огню!

Сука, я, твою мать, горю!

Страх и Ужас — мои друзья навсегда!

Мир изменить могу только я!

Теперь чуть громче. Кажется, все, кто стоит рядом со мной, начинают повторять вслед за ним.

— КРОВЬ! КРОВЬ В МОИХ ВЕНАХ ПОДОБНА ОГНЮ! — наконец, взрывается неистовый вокал Йоси.

Он сбрасывает с себя голографическую шелуху и предстаёт перед всеми полуголый и покрытый ритуальными знаками.

— Сука, я, твою мать, горю!

Страх и Ужас — мои друзья навсегда!

Мир изменить могу только я! — отвечает ему толпа, продолжая четверостишье.

Космос вокруг нас подхватывает ритм, и вскоре звёзды начинают своё восхождение к пьедесталу аннигиляции. Каждая из них стремится стать сверхновой. Войти в ярчайше-убийственную форму вместе с финалом композиции.

Люди, ставшие небесными телами, синхронизировали свои орбиты с приближающейся вселенской катастрофой. Вращаясь, двигаясь, искривляясь, они касались друг друга, сталкивались, падали, вставали, создавали новое гравитационное поле.

Я потерял себя в этом буйстве эмоций и выплескивающихся энергий. Как меня зовут? Кто я? Как здесь оказался? Это всё неважно.

Мы танцуем глубоко под землёй в глубоком космосе, погружаясь в свою собственную глубину.

Это длилось долго. Невероятно. Бесконечно. Всепоглощающе.

А потом закончилось.

Для меня.

Снова вернувшись в своё «я», припадаю к стене, дышу и пытаюсь понять, что произошло. Слова медленно всплывают из пропасти сознания, и я не вижу в них смысла.

Пещерный рейв. Потоковый самогипноз. Танцевально-эмоциональный экстаз. Шаманские обряды. И ещё, ещё… Но в них нет смысла. Это просто набор букв, которые пусты внутри. Как и я, после пережитого.

Двигаюсь. Иду туда, где не слышно всё ещё бушующего рейва. Хочу насладиться пережитым, зафиксировать его в памяти. Подлинный катарсис, вот что бьётся тонкой жилкой внутри черепной коробки.

Да, я очистился. Изменился. Во мне проснулось (или вернулось) что-то новое, дремавшее до этого под гнётом кирпичей цивилизации. Я пока не мог точно описать это ощущение, но знал, что со временем найду правильное определение. Если оно, конечно, понадобится. Ведь ЭТО открылось внутри меня. Зачем делиться сокровенным с бездушным и скучным миром?

— Ай! Брачо! А я тебя везде ищу! Ну как мы рубанули? Скажи жёстко?! — радостно возопил Йося, неожиданно появившись из тени.

Он держал в руках два стакана с чем-то прозрачным и пузырящимся. Ещё там заманчиво позвякивали кубики льда. Так что, вместо ответа, я выхватил у него один и залпом выпил.

Ух, хорошо!

Как и ожидалось, напиток был алкогольным, холодным и резким. Вроде бы цитрус, ром и простая газировка. Обычно, но дико вкусно и освежающе. Я словно щёлкнул переключателем, перейдя из состояния хаоса в рабочий режим.

— А можно ещё? — нагло спросил я.

— Ну ты даёшь! Пей, — улыбнувшись, разрешил Усатый.

Десяток секунд и ещё один стакан пуст. Теперь я точно готов говорить, мыслить и даже анализировать.

Только откуда-то издалека начинает накатывать клаустрофобия, помноженная на агорафобию. Похоже, эффект от М-пыльцы заканчивается и теперь я отделяюсь от эмоции тусовочной массы и снова становлюсь одиноким заложником своей боязни огромных подземных пространств.

Словно почувствовав изменение в моём состоянии, Йося аккуратно взяв стаканы из моих рук и поставив их на землю, приобнял меня и куда-то повёл.

— Понимаю, что тебе сейчас может стать херово. Отходняк, вещь такая. Поэтому пойдём подышим свежим воздухом, — он поудобней меня перехватил и продолжил, — тем более наше выступление закончилось. Народ, конечно, ещё горит, но чуть подрасслабился. Вот и мы релакснём после такого угара.

Йося ещё что-то говорил, придерживая меня и ведя по извилистым коридорам. Вроде бы мы поднимались всё выше и выше. Я слушал его краем уха, понимая, что он делится впечатлениями и переживаниями. Почему-то это успокаивало и настраивало на философский лад.

— Прикинь, я вишу в этой сбруе под самым потолком. Страшно, обосраться можно. Вдруг что-то оборвётся? И останется от меня тогда красивое и мокрое пятно. Хотя, может и не очень красивое. Кишки и мозги, они как бы не всем нравятся. Особенно в неприкрытом виде.

В общем, когда уже опустился, снял с себя всю эту хрень и врубил ор на полную, стало легче. Я прям почувствовал, как на меня наваливается эта людская волна. Здоровенное такое человеко-цунами! Ну не из мяса в смысле, а типа страсть, желание, разрыв. М-пыльца законнектила нас по полной.

Тебя, наверное, так же рубануло? Только на минималке? — и не дождавшись моего ответа, он продолжил болтать.

А мне было хорошо и так. Вроде иду, а вроде и несут. И в голове приятная такая пустота. Потихоньку из закоулков приходят мысли. Информация всякая концентрируется. Но всё на лайте, на расслабоне.

Да и неприятные ощущения от троглофобии постепенно исчезают. Мы, пусть ещё и под землёй, но двигаемся туда, где открытые пространства.

Что-то Усатый притормозил. Неужели устал? Я приоткрыл глаза и осмотрелся.

— Вот и пришли. Здесь, на всякий случай, всегда есть парочка аэромасок, так что, если почувствуешь, что задыхаешься, то маякни, — произнёс он, когда мы подошли к шлюзу, врезанному в скалу.

Массивная дверь пестрела угрожающими надписями и всяческими предупреждениями.

Усатый проигнорировав их, закинул аэромаски себе на плечо и стал крутить натужно скрипящий «штурвал». Тот поддавался плохо и мне пришлось слезть с другого плеча Йоси, чтобы помочь ему.

Получалось не очень, но хорошенько вспотев, мы всё-таки смогли провернуть колесо на один оборот.

Потом Усатый ударил себя по лбу и сказал, что мы деграданты.

— Настолько упоролись, что наоборот закрывали его.

Реально затупили.

Начав вращать в другую сторону, мы, спустя полминуты, уже услышали шипение выравнивающегося давления, и вот здоровенная махина наконец-то сдвинулась.

— Добро пожаловать на Марс! — торжественно сообщил Йося.

Прикола я не понял, но на всякий случай насторожился.

Мы прошли внутрь. Закрыли дверь. И, подождав пока загорится зелёный сигнал над вторым выходом, открыли его.

Сделали шаг вперед. Вдохнули. Ощутили порыв ветра. Выдохнули.

А потом я понял, что он имел ввиду.

Перед нами расстилался Марс. Величественный, древний, живой!

Я смотрел на красную планету не через гексоглас или синталмазное стекло. Нет! Между моими глазами и поверхностью ничего не было. Только воздух.

Воздух, которым я мог дышать.

Удивительно тёплый, влажный и пахнущий озоном. Немного разреженный, но невероятно вкусный и щекочущий своей свежестью.

— Какого?! — только и мог вымолвить я.

— Дыши, брат, дыши. Это и есть будущее Марса, — сказал Йося и сделал глубокий вдох.

— Будущее, которое уже стало настоящим, — продолжил он, смотря на меня и улыбаясь.

Всё ещё ничего не понимающего, он отвел меня на пару метров от шлюза и, усадив на камень, сел рядом.

— Всё просто. Мы находимся на склоне горы, в которую впечатан терраформ. Так часто делают, используя природные особенности рельефа. Везде, где есть возвышенности, фигашат в них схемы зародышей и запускают процесс. Нанотехнологии и прочая научная хрень строит блок терраформа из окружающего материала. Затем проверка и запуск реактора. Теперь только подавай необходимые ресурсы, а дальше всё сделает автоматика. Процесс всегда стабилен, пока есть топливо. Ну, а каждый такой блок рассчитан примерно на 50 лет беспрерывной работы.

Вуаля! Магия умных парней меняет атмосферу планеты прямо на глазах! — задумчиво глядя на буро-коричневый пейзаж Марса, рассказывал мне Усатый.

— Потом, конечно, можно всё утилизировать и запустить всё по новой. Вот такое безотходное производство.

Ну, и понимаю, что тебя гложет вопрос, а как это мы вообще тут сидим и дышим?

Так возле терраформа, а мы находимся рядом с выпускным отверстием, чувствуешь вибрацию? В общем, здесь потоки воздуха настолько плотные, что не успевают рассеяться и создают атмосферное давление, почти как в высокогорных районах Земли.

Разумеется, этот эффект работает только в пределах пары сотен метров от точки выброса кислородно-азотной смеси. Но я верю, что скоро каждый сможет ходить по нашему дому без аэромасок и подобной лабуды, — воодушевлённо закончил он.

Я не стал разочаровывать Йосю объясняя, что «скоро», это как минимум ещё пара веков. Для таких расчётов хватило и моих скромных познаний в математике.

В любом случае, мне радостно и приятно, что он привёл меня сюда. В его действиях сквозила искренность и болезненная откровенность. Словно я первый инопланетник, которому он показал истинную душу Марса. Начиная с пещерного рейва и заканчивая глотком настоящего воздуха своей планеты.

Наверное, нужно было что-то сказать. Правильное, поддерживающее, сильное.

Но я просто положил руку на плечо своего друга и продолжил смотреть на скучные и однообразные, но ставшие такими родными, виды Марса.

Вдалеке «дымили» очередные конусы терраформов. Пыльное желтовато-коричневое небо медленно окрашивалось тёмным, когда солнце уходило за горизонт. Наступала ночь, а значит скоро температура опустится до минус ста двадцати пяти градусов и находиться здесь будет не очень комфортно.

Но мы продолжали сидеть и наслаждаться таинством.

Пока слева от нас в далёкой, уже проступившей звёздными каплями, вышине не замерцали росчерки падающих метеоритов.

— Красиво, — показал я на них рукой.

Йося рассеяно взглянул в указанную мной сторону.

Секунда и его взгляд стал сосредоточенным, а сам он подался вперед будто хотел рассмотреть всё получше.

— Твою мать! Грязные вонючие ублюдки! — неожиданно прошептал он дико и злобно.

Чем ему не понравились, сгорающие в атмосфере метеориты? Может его до сих пор плющит, и он видит что-то другое?

Тем временем, огненные росчерки окрасили странной зеленоватой каймой и чуть изменили траекторию.

Хм, что за хрень? Куски камня не могут падать куда захотят. Есть законы физики, небесной механики и прочая муть. Их же не дураки писали!

Или?

Или это не обычные метеориты.

Не успел мой мозг обработать эту теорию, как Йося сконцентрировал её в одной яростной фразе.

— Десантные капсулы ОЗМ!

А затем добавил не менее яростно.

— Драть их в сраное гузно!

Я молчал. А что говорить-то? Если это правда, то всё. Финиш. Война перестал быть информационно-бумажечной, а вошла в свои кровавые права.

— Чего стоишь? Валить надо. Всех предупредить. Хотя, думаю, этих земных свиней уже засекли. Только что делала планетарная оборона? Просрали, дебилы, высадку.

Усатый повернулся ко мне и схватив за голову прижался своим лбом к моему.

— Ну что, братишка. Теперь перед тобой встал конкретный такой выбор. За кого ты? За нас или за них? — он, не отрываясь, смотрел в мои глаза, — И сделать его нужно прямо сейчас.

В голове забились тысячи мыслей и вариантов. Я запаниковал. Испугался. И осознал, что ответ может быть только один.

Правильный или нет, не важно.

Главное, я должен сказать правду. И прежде всего для себя самого.

Секунда промедления тянулась пугающе долго.

Нас обдувал марсианский уже режущий холодом ветер, а за спиной в небесах на поверхность падали десантные капсулы Объединённой Земной Метрополии.

Больно. Страшно. Честно.

Я сглотнул и принял решение.

Оттолкнув Йосю от себя и сжав кулаки сказал…

Глава 12

Пули летели куда зря.

Суматошно бегущие фигурки людей упрямо не хотели падать. Кто-то даже начал отстреливаться.

«Концентрация», — повторял я про себя сотый раз. Мозг знал, что нужно делать и вроде бы даже давал правильные команды телу. Но руки упрямо дрожали, дёргались и всячески подводили меня. Про ноги вообще можно промолчать. По идее, я должен передвигаться осторожными перебежками, опускаться на одно колено, когда начинаю стрелять и вообще всячески контролировать свои передвижения.

Реальность, а в моём случае виртуальность, вносила свои коррективы.

Чаще всего, я просто стоял на месте и поливал человекоподобных ботов от бедра. Автомат трясся, забавно тарахтел и выпускал жалкие 600 пуль в минуту.

Это учитывая, что я поставил бесконечный магазин и самонаводящийся целеуказатель.

В моём случае ничего из этого не сработало.

Плотность огня? Всё в молоко. Обычно ствол задирался к ненастоящим небесам, и красная точка целеуказателя сходила с ума, пытаясь показать мне правильную траекторию выстрела.

Точность? Хорошая шутка. Мне даже самонаводящийся прицел не смог помочь.

Кажется, я смогу попасть только если меня вплотную подведут к чему-то огромному и ещё будут придерживать сзади. Тогда всё получится.

В любом другом варианте, я превращаюсь в прекрасную мишень, которая ещё и привлекает к себе внимание разухабистыми очередями во все стороны.

— Остановить симуляцию.

Я устало выдохнул.

Наконец-то!

Ну не сделать из меня воина. Не хочу я убивать других людей даже во имя самых высоких идей.

Самооборона норм. Меня даже учили защищаться без оружия в интернате для спецов. А там, где смерть поставлена на поток… это уже мимо.

— Какой же ты слюнтяй, Ал. Даже в убогой симуляции прошлого века с корявыми анимациями и допотопными пушками ты не можешь просто попасть в цель.

Ноешь постоянно.

Как ты вообще собираешься защищать Марс? — презрительно произнёс Йося, снимая нейродугу с моей головы.

Я устало пожал плечами.

Все эти игры в войнушки за последнюю неделю меня адски задолбали.

Да, я сказал Усатому, что за него. Тогда, на склоне терраформа, мне казалось это правильным и честным.

Но брать настоящее оружие и стрелять в живых, пусть и военных, я совершенно не хотел. В режиме защиты может быть. А вот, чтобы специально, устраивать засады, партизанить. На фиг такие приколы.

— Ладно, похоже, тогда в тебе взыграли понты. А может, остатки М-пыльцы направили на нужный ответ. Ну или ты просто зассал, что я тебе могу вмазать, если отмазываться начнёшь, — заводясь, продолжил метакоммунист.

— Ты достал уже. Хочешь ударить — бей, а не болтай. Только смотри, чтобы отдача не прилетела.

Я в профессиональные солдаты не нанимался. Сказал, что с вами, значит с вами. Но всё что могу, это вести информационную войну. А тех, кто может и умеет стрелять, думаю у вас и так хватает, — ответил я.

— Да уж. Вижу, что ты только хавальником работать можешь. Настоящая мужская работа.

— Кто бы говорил. Птичка-певичка с яйцами. Что же ты сам не в первых рядах сражаешься? — насмешливо бросил я.

Ну и понеслось.

Видимо, в моих словах что-то зацепило Йосю. А он парень горячий, это я понял ещё на Луне. Вот и решил он, что может поруганную честь вернуть кулаками.

Только драться его особо не учили. Руками махать, это каждый дурак умеет. А вот правильно бить, чтобы выключать врага — тут умение нужно. Которое в меня и вбивали инструкторы. Тоже, кстати, спецы. Но солдаты, пусть и отставные.

Увесистый хук должен был попасть мне в ухо, ну или куда там целился Усатый. И чтобы этого не случилось, я шагнул к нему навстречу и чуть присел.

Кривой, разлапистый удар просвистел над моей головой, и я, не используя пока инерцию всего тела, легонько ткнул открытой ладонью в подбородок Усатого.

Получился такой лайтовый апперкот.

Как сказал бы мой первый учитель по интегрированным боевым искусствам Киану Сто четвёртый, «человека легче сломать, чем машину. Особенно, когда ему помогает другой человек».

Обычно, после этих слов, он действительно ломал пару другую костей у своих подопечных, при этом спокойным тоном поясняя про биомеханику и правильную точку приложения минимальной силы.

Кстати, с бигендерами (то есть киборгами) у него получалось не хуже.

Иногда на тренировки к нам захаживали типа крутые вояки и почему-то всегда хотели показать свой авторитет. Причём максимально примитивным способом. Набить грызло другому авторитету. Типа, вырубаешь самого сильного, и вся стая тебе подчиняется.

Довольно спорная логика.

Особенно её применение в интернате для спецов, генетически изменённых сверхлюдей (это не я, это журнашлюшки нас так окрестили. Хотя, каюсь, мой заголовок в начале карьеры был бы не лучше).

В общем, Киану ломал и их усиленные титаном кости. Чаще, правда, он просто их вырубал. Всё-таки мозг довольно хрупкая штука. И в какой бы сейф ты его не запихнул, гидростатический шок даст о себе знать. Правильно приложился и вот уже полтора килограмма чужой вселенной бултыхаются в спинномозговой жидкости, ударяясь о стенки черепа (пусть и покрытого прочнейшим моноуглеродом).

Пока я предавался воспоминаниям, Йося ползал по полу, пытаясь прийти в себя. Может, я слишком сильно приложился? Вроде правильно всё рассчитал. Он даже сознание не потерял.

Наверное, стоит ему помочь.

Я уже было наклонился, чтобы поднять его, как Усатый из полуприседа рванул ко мне. Он выставил перед собой руки с растопыренными пальцами, будто хотел выцарапать мне глаза.

Как же это дёшево.

Сразу видно, ничего не соображает и действует на эмоциях. Животных таких, тупеньких.

Аргх! Убивать! Ты или я!

Наверное, что-то такое билось в его голове. Со стороны, правда, смотрелось нелепо.

Я дал ему добраться до моей груди, а потом схватил его указательные пальцы и резко вывернул их в непривычную для организма сторону.

Хрустнуло, взвизгнуло и упало.

Это, если что, я про Йосю.

Теперь он валялся уже по-настоящему. Не пытаясь прыгнуть и убить своего врага, которым я стал на пять минут его помешательства.

— Сгонять за помощью? — предложил я.

В ответ неразборчивые маты и злобный хрип.

— Ну ок. Полежи, отдохни.

Я вышел из комнаты, где проходили симуляции и, пройдя с десяток метров, не выдержал.

— Второй блок, секция подготовки новобранцев. Требуется медицинская помощь, — сказал я в коммуникатор.

Услышав подтверждение вызова, вздохнул с чувством выполненного долга и отправился на передовую.

Снимать репортаж для своего нового блога.

Название ещё не придумал, но, думаю, будет что-то кликбейтное и ядрёно-желтушное. Типа, «Война на планете бога войны», «Земля против Марса», или «Солнечная система в огне!».

В общем, добавлю немного крови и насилия. Народ это любит.

* * *
Ну вот что за херня?

Где мои горы трупов и развешанные гирлянды кишок? Реки крови и кучи оторванных конечностей? Да хотя бы парочку разрушенных зданий для красивого кадра.

Нет. Вокруг тишина и спокойствие.

Привычный пейзаж обычного марсианского СОЦа.

Людей, правда, нет. Все по домам, а большая часть, на всякий случай, в подземных помещениях. Но от этого ещё грустней.

Ни тебе паники, ни кричащей толпы. Что снимать-то?

С десяток вспышек, что размытыми пятнами видны через купол? Очередная партия десанта.

Ну приземлятся они где-то поблизости. Расчехлятся, двинутся к ближайшим пунктам связи, инфраструктуры или чего-то ещё. Может, запеленгуют важное, с военной точки зрения, строение. Бункер там, оборонный комплекс.

А дальше что?

Встретят их такие же роботы. Может, только другой формы. И начнут они мочить друг друга по чём зря.

Лазеры, плазма, кинетика, вирусы, арсенал богатый.

Кто-то выиграл. Других пустили на запчасти. Да только пока они бились, заводы ещё партию наштамповали.

Ну и всё по новой.

Правда с Земли такие приколы сложнее поставлять. Всё же 55 миллионов километров (это если по сокращёнке, а так бывает и до 400 миллионов доходит) — это не шутки.

Так что, по ресурсам пока выигрывает Марс.

Дорогостоящее это занятие — межпланетная война.

Да и людей пускать в такую мясорубку, занятие глупое. Вот, когда будет подавлено сопротивление на поверхности, тогда для зачистки и полного контроля спустят вниз живую силу.

А так, жертвовать человеком, в которого вложено охренеть какое количество денег во время обучения, тренировок и тому подобного, по меньшей мере, глупо.

То ли дело, боевые роботы. Туповатые, конечно, но своё дело знают. Воюют с себе подобными.

Ещё есть всякие диверсанты, разведчики, но это штучный товар. Подороже обычных вояк будут раза в три, а то и в четыре.

Так что пока, война пусть и началась, но идёт на минималках. По стандартному сценарию.

Правда, раньше, насколько я помню из хроник, вместо механизмов, как раз и использовали солдатское мясо. Но это пока прогресс не скаканул вперёд и пускать на убой профессионалов высокого класса стало просто не выгодно.

В общем, наука тоже даёт свои плоды. И теперь человеческая жизнь стала чуть подороже, чем пару сотен лет назад. А если ты что-то умеешь, то твоя ценность возрастает. Тут уж сработал волчий оскал капитализма.

Кстати, мою ногу кто-то реально грызёт.

Эй, да это же Прожора!

Правда, я немного преувеличил его бойцовские качества. Он скорее меня куда-то тащил, чем пытался откусить кусок мяса. Да и прогрызть полубоевой комбез, который я носил последнюю неделю, сможет только тварюга с, как минимум, титановыми зубами. Это, конечно, не полноценный военскаф, но защитными качествами обладает нормальными. Так что, мне, если я не лезу на рожон, хватает.

— Эй, малыш, ты что тут делаешь? — ласково спросил я, трепля его за холку.

Скотт давно не появлялся. С того момента, как на Марсе началась вся эта заваруха зверёк будто сквозь землю провалился. Хотя, я подозреваю, что он реально тусил со своими собратьями где-то в местных пещерах.

Прохрюкав что-то в ответ, он продолжил меня настойчиво тянуть.

— Окей, окей. Пойдём, посмотрим, что ты мне хочешь показать.

Прожора, поняв, что я иду за ним, припустил бегом.

Пробежались мы, конечно, хорошо. Почти до окраины СОЦа. Здесь виднелись остатки старого купола, которым вначале хотели накрыть город. Его мутные обломки врастали в здания, превращая пейзаж во внутренности оплывшей пластиковой игрушки.

Поморщившись от неприятного запаха гниения, который появился стоило мне только войти в эти заброшенные районы, я вопросительно посмотрел на скотта.

Тонко пискнув, он сорвался на хриплый мяв и мотнул головой куда-то влево.

Пройдя в указанном направлении, я наткнулся на кучу чего-то смердящего.

Здесь что перестали работать мусорщики? Или засбоила система уборки? Несмотря на кажущуюся хаотичность марсианских СОЦев, моменты, связанные с инфраструктурой, здесь всегда работали чётко. Воздух, тепло, вода, энергия и контроль за чистотой всё выполнялось безукоризненно. Метакоммунисты любили жить в комфорте. Пусть и на минимальном уровне.

Хм, а эта куча не только воняет, но ещё и испускает отвратительные звуки. Сквозь мерзкое хлюпанье я слышал нечто, похожее на человеческую речь.

Твою мать!

В ужасе отпрыгнув, я понял, что передо мной лежит человек. Вернее, то, что когда-то им было.

Первый позыв валить отсюда куда подальше я успешно остановил.

Дальше мне захотелось блевануть, и с этим желанием я справился гораздо хуже.

Отдышавшись и прополоскав рот водой из гидратора, пытаюсь собраться с силами и вновь повернуться к этому.

На первый взгляд действительно просто куча мусора с обрывками одежды и кусками прогнившей пищи. Но приглядевшись, ты понимаешь, что некая сила будто закинула человека в гигантский миксер и, добавив туда качественного растворителя, включила его на полную мощность.

Нет, не так.

Сразу же представляется обычная неопрятная груда мяса. Типа человеческий фарш.

Что-то от страха мой мозг перестал работать ассоциативно.

Проще будет сказать, что плоть, шмотки и другая хрень слились воедино, перемешались, вывернулись наизнанку, снова перемешались и плюхнулись посреди улицы, мерзко постанывая и прося убить его.

Да, именно это прохлюпывало существо, лежавшее передо мной.

Чёрт! Если я даже захочу помочь, то как это сделаю?

Вообще удивительно, что эта субстанция ещё как-то живёт и даже может разговаривать.

— Дружище, я бы рад тебе помочь, но не могу. Видишь у меня при себе ни пушки, ни даже ножа нет. Я приведу помощь, и они сделают то, что ты просишь. Потерпи, пожалуйста, — начал я лепетать какую-то чушь, медленно отходя назад.

Нужно срочно валить отсюда, билось у меня в голове.

Но не успел я сделать ещё один шаг, как в одном из домов раскрылась входная мембрана и наружу вывалилось ещё что-то.

Обосраться! Ещё одна человеческая куча!

Только в этот раз процесс ещё не зашёл так далеко. Я отчётливо видел ноги и одну руку. Правда, последняя уже начала врастать в туловище, прямо под глазами, которые помаргивали из грудной клетки. А вот вроде и рот. Только что он делает в промежности? Одежда тоже влилась в общую фактуру, став частью кожи и смешавшись с остальными кусками плоти.

Проковыляв ко мне пару метров, существо (ну не мог я назвать это человеком) рухнуло на землю и продолжило свои метаморфозы.

Надо бежать?

Надо!

Это не трусость, а тактическое отступление. Здесь явственно попахивает биологическим оружием. Причём, во всех смыслах.

Скотт, увидев, что я вдоволь насмотрелся картинок в стиле Босха, лениво потрусил обратно.

Спасибо, конечно, что показал всё это дерьмо, но в следующий раз я на такую хрень не пойду.

* * *
Йося злобно смотрел на меня, положив перебинтованные руки на колени.

Я только что закончил свой рассказ об увиденном на окраине СОЦа. И теперь ждал, как прореагирует метакоммунист.

— Видео есть? — наконец, спросил он меня.

Мне уже подумалось, что после нашей стычки, он просто забьёт на мои слова. Но нет. Похоже проблемы Марса волновали Усатого гораздо больше, чем мелкое недопонимание. Пусть и закончившееся сломанными пальцами.

Кивнув, я скинул ему на комм весь материал, который автоматически записывался во время моих блужданий в поисках сенсаций.

— Они уже не люди, — коротко резюмировал Йося, когда закончил смотреть.

Причём я не понял, он это о тех, кто превратился в мясные кучи или о тех, кто это сделал.

— Фанатики. Психи. Больные твари, — совершенно спокойным тоном продолжил он перечислять оскорбления.

Ну или определения. Тут уж, как в его голове всё повернётся.

— Я отправил всю инфу в ближайший оборонный центр. Как только они разберутся, то, наверное, объявят карантин и изолируют весь наш СОЦ.

Спасибо тебе, конечно, за столь неожиданную помощь. Но больше мы в ней не нуждаемся. Я снимаю с тебя ответственность за твои слова. Ты можешь быть свободен.

И, если хочешь не попасть под изоляцию, то лучше тебе сваливать побыстрее.

Как вариант, отправиться в гости к Владимиру Секретовичу. Он, вроде, хотел с тобой о многом поболтать. У него и безопасней будет, — через минуту копания в коммуникаторе, возвестил меня Йося.

Поначалу я просто помолчал. Немного обиделся. Потом разозлился. Попытался мыслить логически. Мысленно сплюнул. Физически выдохнул и выдал Усатому такую тираду, с которой сам выпал в осадок.

Много мата, много эмоций, но суть оказалась проста.

Вертел я его мнение на продольной оси координат. Сам решу, что мне делать и куда валить. Ну, и напоследок, что я к нему со всей душой, а он, сволочь такая, повернулся ко мне задом.

С последнего Йося полыхнул и уже хотел ответить мне таким же тоном, но его прервал вызов с комма.

— Общее распоряжение партийного совета Марса. Всем внимание! С этого момента вводится чрезвычайное положение. Объявляется биологическая тревога первой степени.

ОЗМ и Венерианское Антигосударство использовали боевой вирус неизвестной природы. Инфицировано более 30 % населения, — синхронно произнёс мой и его коммуникаторы.

Принудительная активация вещь редкая. А значит, опасность более чем реальная. Тем более, я совсем недавно видел последствия работы этого ублюдочного вируса.

Голос из комма продолжал что-то бормотать, но взвывшая сирена его заглушала.

— Что будем делать? — неожиданно для самого себя, спросил я у Йоси.

— Теперь уж точно валить. Против этой хрени особо не повоюешь. Похоже, в нашем СОЦе была не первая вспышка, раз военные запустили такую массовую рассылку, — нахмурившись, сказал он.

Перед лицом настоящей общей беды наши ссоры показались такими мелкими и нелепыми. Я понимал это сейчас, но минуту назад был готов порвать Усатого за какие-то глупые слова.

— Куда?

— Если вирус уже проник в воздушную систему СОЦа, то пытаться спасаться в убежищах бессмысленно. Здесь везде общая структура. Да, там есть всякие фильтры, но не думаю, что они помогут. Риск всё равно остаётся.

Так что рабочий вариант только с Владимиром Секретовичом. Уж у него защита всегда на максимуме.

Правда, его плантации находятся рядом с терраформом. А это, типа, стратегическая точка и её могут попытаться захватить в первую очередь. Ну или разбомбить.

Но других путей спасения я не вижу, — пытаясь перекричать вопившую сирену, ответил мне Йося.

Прижавшийся ко мне скотт отчётливо заскулил.

— Судя по визгу этой хрени, изоляцию уже запустили, — Усатый мотнул куда-то в сторону пульсирующего звука сирены, — Так что, обычными методами добраться до плантаций не получится. Придётся полагаться на умения вот этой животинки.

— Не понял, это как?

— Память барахлит? Скотты изрыли своими норами половину Марса. Да и тут повсюду заброшенные шахты вместе с природными полостями перекликаются. Если твой дружок захочет, он нас хоть на другое полушарие под землёй выведет. Главное, хорошо попросить и объяснить, — Йося задумчиво посмотрел на скотта.

— Круто, конечно! Но я особо с ним не болтаю. Он вообще приходит и уходит, когда захочет.

— А ты всё-таки попробуй найти с ним общий язык. Иначе…, — Усатый многозначительно замолчал.

— Что иначе?

— Да сдохнем мы все. Вот, что иначе! — вдруг заорал мне Йося прямо в лицо.

Мне такой сценарий будущего совсем не понравился.

Умирать — это не кайф. А гнить, перемешиваясь в какую-то отвратную слизь, так вообще дерьмово.

Выходит, придётся немного поболтать со скоттом. Может, что и получится.

Прожора поднял голову, будто услышал меня. Посмотрел прямо в глаза и вдруг, весело перекувырнувшись, взлетел по моему комбезу и, обернувшись уютным калачиком вокруг моей шеи, замер.

Стало так тепло и уютно.

А потом я стал читать его мысли. А он мои.

Глава 13

— Ну что за вонь?! Братик, ты куда свою любимую сестричку привёл? — всё настойчивей ныла Симона.

Радовало только то, что кроме неё больше никто не подавал признаков слабости. Все понимали, что на кон поставлены их жизни. А значит, стоит напрячься и засунуть своё эго поглубже. Здесь как нельзя лучше работал один из первых принципов метакоммунизма.

Коллектив всё — личность ничто.

Или это было в старой версии коммунизма?

В общем, пока мы шли. И единственное, что нас отвлекало, так это редкие взвизги сестры Йоси и чуть более частое её же брезгливое стенание. Как всё плохо, грязно, неудобно, вонюче, темно, опасно, глупо — список можно продолжать очень долго. Варианты Симона придумывала на ходу.

— Может, сделаем привал? — спросил Усатый, догнав меня.

Я шёл впереди и вёл за собой весь отряд. Не то что бы мне нравилось быть путеводной звездой, но прекрасный мохнатый шарф на моей шее особого выбора не оставлял.

Поинтересовавшись у скотта, будет ли нормально, если мы немного передохнём, я ощутил ответную эмоцию. Нечто среднее между усталостью, голодом и далёкой, но надвигающейся опасностью.

Интерпретировав это, как согласие, я кивнул головой Йосе.

— Народ, привал! — сразу же крикнул он.

— На полчаса, не больше. Прожора чувствует что-то нехорошее. Оно вроде приближается, но не быстро, — тихо сказал я Усатому.

Постоянный эмпатический контакт со скоттом очень утомлял. Наверное, это было обоюдно, так как стоило мне опуститься и сесть, как мой пушистый друг буквально сполз с моих плеч и, чуть пошатываясь, двинул куда-то во тьму.

Такое уже бывало. В первый раз я испугался, но потом Прожора объяснил мне, что уходил поохотиться и заодно разведать путь. В подземном мире тоже всё меняется. Хоть и не быстро. И старые маршруты иногда становятся непроходимыми.

Поблагодарив одного из детишек, что подал мне флягу с водой, я ещё раз оглядел нашу «экспедицию».

Да уж, спасли тех, кто сам этого хотел. Ну или просто успел рвануть с нами.

Двое музыкантов из «Красного движа», что репетировали у Йоси, Симона, которая, словно почуяв приближающийся пипец, пришла в гости и с десяток детишек, что, как всегда, ошивались рядом с наставниками в лице Усатого и его сестрички. Вот и весь наш отряд.

Ещё, конечно, я и Прожора, которые исполняли роль проводников.

Взять припасов успели с собой по минимуму. Вода, сухпайки, несколько термоодеял и аэромаски с полными баллонами, вот и всё.

Негусто, конечно. Но мы надеялись хотя бы дойти до плантаций, а там уже Владимир Секретович войдёт в положение и поможет.

Так, во всяком случае, считал Йося, который успел связаться с ним и попросить помощи.

Вот мы и шли в одному скотту известном направлении уже почти сутки.

Я, конечно, постарался объяснить зверьку, куда именно нам нужно. Но в силу специфики нашего общения не был до конца уверен, что он понял меня правильно.

Это же не какая-нибудь затасканная и всем известная телепатия. Тут всё гораздо размытей и непонятней.

Хотя некоторые и называют эмпатию эмоциональной телепатией. Но они, наверное, никогда не переживали такого опыта взаимодействия с чужим сознанием.

Тут всё по-другому.

Восприятие, слияние, погружение, целый поток невероятных ощущений.

Будто ты наступаешь в лужу, а проваливаешься в целый океан. Знаю, тупое сравнение, но первый раз я прочувствовал это именно так.

И, если с людьми все гораздо привычней, то с другим существом экспириенс переходит в иную плоскость. Сначала ты пытаешься понять, что в тебя вливается. Потом начинаешь осознавать, что это не твои эмоции. Но всё уже настолько смешалось, что начинает казаться, будто ты един в двух лицах. У тебя четыре глаза, два носа, восемь конечностей, но и это ещё не всё.

Острота.

Вот, чем я проникся, когда скотт законнектился со мной.

Со всех моих чувств словно сняли пелену и добавили ещё парочку незнакомых рецепций.

Например, я стал чувствовать магнитное поле планеты.

Ну, то есть, не прям идеально ориентируюсь и передо мной мерцает зелёная стрелочка указателя куда идти. Нет, тут что-то аморфное и одновременно более глубинное. Тебя как бы тянет в правильную сторону. Словно, ты уже здесь был, но из памяти стёрлись все мелочи и подробности. Хотя у тебя присутствует абсолютная уверенность, что вон там север, а там юг, пусть ты и находишься глубоко под землёй, в почти полной темноте.

Приятная усталость. Сильные лапы ещё пахнут кровью жертвы. Сытость и гордость. Стремление к теплу и спокойствию. Радость узнавания.

Шквал переживаний скотта обрушился на меня, когда его силуэт появился в дальнем конце пещеры, где мы остановились на привал.

Он вернулся с охоты и заодно принёс хорошую весть, что путь впереди свободен.

Подойдя ближе, он уселся на моих ногах и стал усердно вылизываться. Совсем, как обычная земная кошка. Разве что, покрупнее размером, да и чуть другой формой морды. Ну и хвост временами слегка втягивался внутрь. А так, ну чистейший здоровенный дворовый котяра.

Подхрюкивает, правда, иногда и может лапой рассечь кому-нибудь горло, но это уже милые сердцу особенности.

Я и сам не заметил, как с умилением стал поглаживать Прожору, рассуждая о его кошачьей натуре.

— Ну что, пора выдвигаться? — прервал мои размышления Йося.

Выглядел он не очень. Синяки под глазами, мы все не спали уже вторые сутки. Сухие потрескавшиеся губы и, покрытая тонкой пылью и оттого ставшая серой, кожа.

Наверное, и я выглядел не лучше.

Но уж больно разительный контраст с тем бесшабашным тусовщиком-метакоммунистом, которого я знал и тем, кого видел перед собой прямо сейчас.

— Да, ещё пять минут и идём, — показывая головой на примостившегося на моих коленях скотта, сказал я.

— А, понял. Наш живой компас тоже должен отдыхать. Ты как считаешь, он нас правильно ведёт?

— Скорее всего, да. Во всяком случае, я постарался передать образ нужного нам места с максимальной достоверностью. Помнишь, мы и карты смотрели и голографию. Я в голове чуть ли не всё наше путешествие проиграл, чтобы лучше его погрузить.

Он в ответ потоком эмоций рубанул, что знает где это. Типа там у них когда-то гнездо было. Потом пришли мы и стало плохо для потомства. Ну или что-то такое. Сложно всё толком понять. Это же чувства, переживания, а не слова и цифры.

— Значит, шансы есть. Пойду тогда обнадёжу остальных. Заодно и Симону успокою, а то она скоро станет ядом плеваться, — кивнул Усатый.

Про Симону он в точку. Даже на расстоянии нескольких метров я буквально чувствовал, идущий от неё, негатив. Сложная ситуация заставила сестрицу Йоси полностью показать своё нутро. И неудивительно, что оно оказалось с гнильцой. Красивая внешность скрывала отвратительную натуру.

Хотя тут я, конечно, сам кривлю душой.

Ещё с нашей первой встречи стало понятно, что эта сексуальная девица та ещё тварюга. А после её приставаний, когда она пыталась развести меня на М-пыльцу, всё стало ясно вдвойне.

Но член говорил обратное.

«Она просто немного взбалмошная. У женщин всегда так, сегодня ненавидит, завтра любит. Вы познакомились в критический для неё момент. Ей нужно понять, что тебе можно доверять.»

И тому подобная чушь.

Стандартные мантры полового влечения против холодного голоса рассудка. Ты вроде и всё понимаешь, но иногда просто не хватает силы воли, взять и послать мегеру куда подальше.

Ух! Да за такие мысли, выраженные в словах на многомиллионную аудиторию, радикальные феминистки меня бы просто уничтожили. У них там уже вроде шестая волна пошла, и битва за равенство полов знатно деграднула.

То есть, они вроде ещё бьются за что-то. Но сами не понимают за что. Сейчас сменить свой гендер можно за пару дней. Чудеса нанохирургии и всё такое. Сегодня воюешь против мужчин, завтра сама стала одним из них. Или вообще прифигашила себе вместо примитивных человеческих половых органов какое-нибудь почкование. Вариантов хоть анусом жуй.

Кстати, некоторые так и делают. Ректальное питание снова в моде.

Скотт на моих коленях пискнул, давая знать, что пора в путь, а все мои мыслепреступления пусть остаются уделом тупой людской цивилизации. Есть дела поважнее.

Например, поймать и сожрать огромного сочного жука. Такой хрустящий, кисленький, с медным ароматом и послевкусием радиоактивного распада.

Шикарно!

Я аж облизнулся.

Прожора, угомонись! Фильтруй свои чувствилища! Скоро вообще перестану понимать, где мои ощущения и эмоции, а где его.

Ладно, погнали.

Просигнализировав остальным, что пора идти дальше, я закинул объевшегося скотта себе на плечи и двинул по прежнему маршруту.

Идти судя по образам, приходившим от скотта, осталось совсем немного. Да и сворачивать никуда не нужно. Впереди гладь, да тишь.

Что ж, будем надеяться, что чуйка марсианской животины не подведёт. Сил бороться с неведомыми опасностями, как в каком-нибудь приключенческом медиа, не было совершенно.

Так что, пусть божественный сценарист даст нам дойти до плантаций спокойно.

Аминь, и всё такое.

* * *
Ссанина! Блевотворная мерзкая слизь скукоты и унылость. Где хороший биток и сочный бас? Почему так тихо? Что за дерьмо?!

Мне нужен звук! Плазма ядрёной тусовки, что сжигает мои мозги и выносит их в другое измерение.

Вместо этого я куда-то иду. Позади меня тупые людишки, которые не годятся даже для еды. Просто набор мяса и костей, движимых электрическими импульсами.

На меня давят.

Гравитация? Вроде договаривались с ней, что пока на нейтралке, без замесов.

Нос щекочет чья-то шерсть. Сейчас чихну.

Кто-то чихает вместо меня. Тело не слушается.

Опять в клетке?! Я развалю эту паскудную тюрьму!

Рычу, бросаюсь вперёд и гасну.

Снова болото пустоты.

Растворяюсь.

* * *
— Ал! Угомонись! Отпусти её! — кричал кто-то над моим ухом.

Мои руки сжимали глотку Симоны, а лицо кривилось в ужасной гримасе. Скорченные мышцы лица болели от непривычного положения. Высунутый язык извивался, как бешеная змея, капая слюной на пухлые губы девушки.

Она что-то неразборчиво хрипела.

Наверное, опять пыталась меня послать.

Или она всё-таки испугалась? В её выпученных глазах вроде заплескалась капля страха, который сразу же сменился на явственное возбуждение.

Вот больная сука!

Машинально я отдёрнул руки и вскочил. Похоже, наши садо-мазо прелюдии проходили на земле.

— Ты упоролся? Можно было просто леща дать. Зачем ты её начал душить? — продолжал орать Йося.

Но уже не возле уха, а развернув меня к себе. Оказывается, всё это время он держал меня за плечи, пытаясь оторвать от Симоны.

Я что-то промычал, ещё до конца не понимая, что происходит.

— Дебил психованный! Мы сейчас все на взводе, но это не повод херачить кого попало. Она же просто спросила, — уже без крика закончил он.

Наверное, Симона подошла ко мне и снова начала ныть и истерить, а я сорвался. Хотя на меня это совершенно не похоже. Рукоприкладство, а тем более к более слабому физически полу, не моя тема. Да и, сказать честно, весь замес будто пропал из моей памяти. Вот мы идём, а вот я уже душу сестрицу Йоси.

Странно.

Может переутомление или отходняк. Мы без алкоголя и любых стимулирующих веществ уже как несколько суток. Самое время организму взбунтоваться и потребовать допинга.

Или?

Нахер или! Нужно идти, а не разводить здесь слюни.

Да, глюкануло. Да, сам не понимаю, как такое произошло. Но сейчас главное выжить. А судя по тому, что мы ещё толком никуда не пришли, маршрут не заканчивается за ближайшим поворотом.

Как оказалось, заканчивается.

Я извинился перед всеми, сделал пару глотков воды и водрузил, спрыгнувшего во время потасовки скотта на шею. И меня тут же накрыла волна радости и выполненного долга. Охота завершена, и я привёл стаю к новому дому.

Так, во всяком случае, маяковал Прожора, когда очутился на своём привычном месте.

Если быть честным, его не самый маленький вес уже порядочно утомил мою не самую крепкую мускулатуру. А если учесть, что в таком необычном симбиозе мы провели последние два-три дня, то ноги у меня подкашивались конкретно.

Но сейчас приятные чувства, исходящие от ликующего скотта, перекрывали дикую усталость, и у меня будто появилось второе дыхание.

Пока я развлекался с глоткой Симоны, Прожора решил мне не мешать и, соскочив на землю, отправился на разведку. Видимо, мы действительно находились уже очень близко от плантаций, раз ему хватило десятка минут, чтобы сгонять туда и обратно.

Так что, не успели мы пройти и сотни метров, как перед нами предстал стандартный такой герметичный шлюз. Старый, в ржавчине, весь покрытый какой-то багровой плесенью, но такой желанный и манящий.

— Охренеть, пришли! — хором выдали у меня за спиной.

А дальше мы вернулись к суровой реальности.

Несмотря на все попытки повернуть рукоятку шлюза и открыть его, проклятый рычаг стоял, как вкопанный.

Мы пробовали по очереди, вдвоём, втроём, дети повисали на нём, а взрослые давили сверху.

Ничего.

Даже сраного скрипа. Он не сдвинулся ни на миллиметр. Только ржавчина пооблетала, а наши руки теперь были по локоть в местной плесени.

— Что делать будем? — первой подала голос Симона.

Она уже оклемалась и вновь выглядела вполне нормально. А синяки на шее ей даже шли.

— Может костёр разожжём? — пискнул кто-то из мальков.

— Умный что ли самый? Где ты возьмёшь ресурсы? Дерево, разгоняющую жидкость, огниво, кремень? Да и умение прокачать сначала нужно. А то будешь всё с десятой попытки делать, — насмешливо ответил ему другой мальчишка.

— Вот это вы нубы! За магию вообще не шарите? Одно заклинание и эта дверка пыхнет, как пластик под лазером, — вставила мелкая девчонка.

Я удивлённо посмотрела на Усатого. Что за фигня?

— Да, это они по привычке смешивают виртуальность и реальность. У них там игра какая-то есть, стандартный симулятор тру-лайфа. Овер майнкрафт или типа того называется. Они всей тусовкой в его 999 версию рубятся почти с самого рождения.

А если бы увидели реальный костёр, то со страху, наверное, обосрались бы. Какое там разжечь? У них руки под другое заточены.

Но вот сама идея может прокатить. Ты как считаешь? — вполголоса ответил он.

— А температуру как мы поднимем? Или у тебя где-то тут настоящие дрова припасены?

— Дров нет, но есть кое-что получше. Посмотри, сколько у тебя осталось кислородной смеси в баллоне от аэромаски.

— Примерно половина. Мы почти ничего не тратили. Скотт вёл нас герметичными переходами.

— Вот и отлично. Думаю, у остальных так же. Сейчас соберём у всех баллоны и устроим биг-бада-бум, — хихикнув, сказал мне Йося.

Я почувствовал себя тупым.

Но не полностью.

— Идея крутая. Но как ты их будешь воспламенять?

Усатый подмигнул мне и промолчал.

Всё-таки я чего-то не догоняю. Ну или у него есть туз в рукаве.

Пять минут и, успокоив разгоревшийся спор мальков, мы собрали нашу импровизированную взрывчатку в кучу возле шлюза, а сами отошли подальше.

— И? — вопросительно взглянул я на Усатого.

Жестом фокусника он вытащил из своего походного рюкзака снафф-трубку для употребления «лунного камня».

— Ты что навалить сейчас решил? Я, конечно, за, но у нас вроде другие проблемы.

— Ал, я всегда знал, что ты придурок, но не до такой же степени, — улыбнулся он и, протянув мне приблуду, показал на её задник.

— Это что? Осознал? Раскаялся? То то же!

Теперь мне всё стало понятно.

Нагревательный элемент снафф-трубки состоял из мощного микро-аккумулятора и преобразователя плазмы. Конечно, до температуры солнца ей ещё далеко, но если убрать ограничитель, то весь заряд жахнет так, что мало не покажется.

Главное, правильно настроить задержку и успеть отбежать подальше.

Я, конечно, не сомневался в скрытых талантах Йоси, но пальцы на всякий случай скрестил.

— Плёвое дело. Тут отсоединить, а тут, наоборот, прижать посильнее. Ну и лоскуток термоизолирующей ткани нужен.

Оторви-ка мне полоску от одеяла, — бормотал он про себя, пока сооружал самодельный детонатор.

Когда всё было готово, он щёлкнул кнопкой включения снафф-трубки и, осторожно положив её под грудой кислородных баллонов, рванул обратно.

Тишина.

Получится? Или нет?

Я не знал.

Да и никто вокруг не мог быть уверен, что всё пойдёт, как надо.

Вдруг взрыватель не сработает? Или бахнет, но оболочку не пробьёт. Баллоны может просто раскидает. Есть вариант вообще…

Кто-то с размаху врезал мне по морде.

Да так сильно, что я отлетел назад, а вместе со мной завалилась и вся наша компания.

Язык пламени лизнул воздух над нашими головами. Если бы мы не упали, то превратились бы в головешки.

Везуха!

Первым вскочил Усатый. Он полубегом-полуползком рванул к шлюзу. Вернее, к тому, что от него осталось.

На месте здоровенной проржавевшей махины зияла дыра с оплавленными краями. Оттуда валил дым и сыпали искры. Похоже, наш взрыв повредил внутреннюю систему проводки.

— Я же говорил, что жахнет не по-детски! — горделиво вскрикнул Йося, подходя к остаткам шлюза.

Он закашлялся и застыл.

В его лоб упёрся массивный ствол кинетического метателя версии «ЭМ-17 БУ». Где «БУ» не бывший в употреблении, а боевой усиленный. Но чаще эту пушку называли «Молот Тора», причём заслуженно. Я видел, что делает с людьми один выстрел этой хреновины.

— Эээ, привет, — промямлил Усатый судорожно сглотнув.

— Назовитесь или будете уничтожены, — лязгающим голосом робота ответила ему, мерцающая защитным полем, фигура, державшая оружие.

— Нуу, я Йося, а там Ал, Симона, ребята из группы и десять детей.

Секундная задержка. Похоже, эта боевая махина сканировала нас.

— Идентификация не пройдена. Приготовьтесь к уничтожению. Начинаю отсчёт. Пожалуйста, не шевелитесь. 5,4,3,2,1

Глава 14

Как же приятно просто постоять под тёплым душем. Мелочи, из которых состоит комфорт, становятся очень важными, когда ты их лишаешься.

И пусть вода, под которой я сейчас нежился, прошла вторичную обработку и уже была кем-то использована. Мне плевать. Сейчас я король. Пусть и на пять минут, пока принимаю душ.

Сверху что-то хлюпнуло, и водяной поток прекратился.

Твою же мать! Только разнежился.

Хорошо, хоть успел помыться. Похоже, обещанная экономия ресурсов вступила в свои права.

Вэ эС предупреждал, что мы не одни такие умники и многие из его работников перед началом заварухи успели привезти сюда своих близких. Так что в подземном комплексе, рассчитанном максимум на 50 человек, сейчас ютилось почти полторы сотни.

Нагрузка на системы жизнеобеспечения колоссальная.

А ведь нужно ещё «грибочки» выращивать. Они потерпеть не могут.

Так что приходилось ужиматься буквально во всём. И если с едой ещё было норм — Владимир Секретович всегда держал хороший запас в замороженном и сублимированном виде, то с водой начались дикие напряги.

Обычно поставки H-два-O приходились, когда на Марс бахался очередной ледяной метеорит. Но сейчас на орбите тусили корабли ОЗМ, а планетарная оборона уделяла всё внимание им.

Чтобы ребятки не сильно расслаблялись.

А тут ещё следить за траекториями, пусть и запланированными, но всё же, неуправляемых многотонных глыб льда. Сложно и энергозатратно.

Но главное, опасно.

Не успеет буксир или закосячит с вектором движения и всё. Упадёт «космический айсберг» вместо пустыни прямо на СОЦ.

Финиш.

Поэтому пришлось отложить все заказанные поставки «водяных» метеоров из пояса Койпера. Ребята с Юпитера, которые занимались рассылкой таких «писем» по всей Солнечной, конечно, расстроились. Но что поделать. Такова война.

Кому-то сестра, а кому-то поперёк горла. И её лучшая подруга — экономика шутить не любит.

Так что, немного пофилософствовав, я наскоро вытерся и, одевшись, направился в кабинет Вэ Эс.

Как только мы появились у него в гостях и нас поприветствовал боевой робот, Владимир Секретович сразу взял меня в оборот.

На шум взорванного шлюза он отправил тройку охранников с подкреплением в виде устаревшей железяки, которая сразу же решил нас расстрелять. Что ещё взять с модели полувековой давности?

Хорошо хоть Вэ Эс сам смотрел трансляцию с визоров робота и успел перевести того в безопасный режим. Так мы и спаслись.

— Кто же знал, что вы выберете для путешествия столь необычный маршрут, — в сердцах бросил он, когда вышел к нам лично.

Ответить что-то вменяемое мы не смогли. Не было ни сил, ни желания. Слишком вымотались пока шли марсианскими подземельями. Улыбались только, как дураки и глазками хлопали.

В общем, разместил нас Владимир Секретович кое-как, дал денёк отдохнуть и каждого к делу присобачил.

Кроме меня.

Я должен отработать своё спасение, превратившись в птицу-говоруна. Так, кстати, сам Вэ Эс сказал, и, наверное, это была какая-то отсылка, но я слегонца не догнал.

Ну и пусть. Могу и поболтать, если попросят. Как бы профессия блогер к этому обязывает.

— Здравствуйте, Альберт. Выпьете что-нибудь? Закинетесь? — поприветствовал меня Вэ Эс, когда я вошёл.

И я уже хотел согласиться. Выпить бодрящего и алкогольного сейчас самое оно. Кадык даже непроизвольно дёрнулся. Но в эту же секунду одёрнул себя. Здесь нужно держать ухо востро. Непростой этот владелец плантации и по совместительству партийный работник. Ох, непростой.

— Спасибо, но нет. Решил дать передышку своему организму, — стараясь быть вежливым, ответил я.

— Хозяин — барин. Тогда присаживайтесь, разговор у нас будет долгим, — он указал на вместительное кресло возле своего стола.

Выглядело оно немного неуместно.

То есть, вроде и подходило к интерьеру, но создавалось впечатление, что его поставили здесь недавно. Будто специально для меня.

Строгий формат кабинета, везде натуральные материалы и тщательно подобранный стиль. Но удобство должен испытывать только владелец этого помещения. Тут всё буквально кричало об этом. А тут на тебе. Кресло, которое чуть ли не удобней, чем у самого хозяина.

Кстати, ещё одна, непонятная мне, отсылка.

Что за барин? Имплант, расширяющий память, выдал какую-то чушь о группе Любэ с песней «Старый барин» времен нефтяных войн двадцатого века. Фигня какая-то.

Из-за постоянных сбоев подключения к СпидНету приходилось пользоваться только заранее загруженными информационными массивами. А у меня там в основном музыка и всякие приколюхи.

Так что побуду пока барином. Хотя и не знаю, кто это или что.

— В прошлый раз нас прервали, но надеюсь в этот раз мы сможем побеседовать более обстоятельно, — начал Вэ Эс, когда мы расселись по своим местам.

Он расположился за своим рабочим столом, я же сидел напротив него.

И пусть со стороны это выглядело, как беседа равных, я всем своим нутром чувствовал, что здесь всё больше смахивает на некий допрос. Аккуратный, вежливый, но без права не отвечать.

Ладно, поиграем и в ваши игры, Владимир Секретович. Главное сразу не стреляйте, если вам не понравится то, что я скажу.

— Ага, без проблем. Вы говорили, что-то про мою особенную генетику. Ну так у нас, у спецов, она поголовно такая. Куда ни плюнь, везде манипуляции с ДНК и всякие направленные мутации, — решил я первым закинуть удочку.

— Всё верно, Альберт. Но именно ваша специальность была действительно экспериментальной. Напомните сколько ваших «братьев» и «сестёр» осталось в живых?

— Пять. Во всей Солнечной.

Почему-то после этих слов мне стало дико грустно. Я, конечно, не считал их моими настоящими братьями и сёстрами. Если быть честным, то после нашего выпуска общался только с тремя из них.

Двое так же, как и я выкупили свой контракт и, сменив профессию, отправились строить новую жизнь.

Один остался под крылом у ОЗМ и сейчас занимается какой-то сверхсекретной правительственной лабудой.

Но сейчас на меня нахлынуло, и я почувствовал себя невероятно одиноким.

Отец, мать, друзья? Я этого не знал.

Нас воспитывали в интернате, как биороботов. Давали знания, пищу, крышу над головой, но вот про любовь забыли. И пусть всякие псевдобрутальные дебилы-циники говорят, что она не нужна, но каждому ребёнку хочется ласки и внимания от любящих людей.

Что-то я совсем расклеился. Вообще мне это не свойственно. Но этот Владимир Секретович, даже особо не стараясь, затронул во мне давно забытые струны боли и обиды.

Собраться. Выдохнуть. Успокоиться.

Словно почувствовав моё настроение, Вэ Эс не стал задавать следующий вопрос, а, мазнув по встроенным в стол сенсорам, открыл мини-бар и налил себе в стакан выпивки.

Ещё раз сглотнув, я перевёл дыхание и ни капли не удивился, когда он молча поставил передо мной такую же наполненную ёмкость.

— Давайте, всё-таки, выпьем. Вижу вам это действительно необходимо.

Спорить я не стал.

Сделал глоток, потом ещё один и вот уже внутри потеплело, а мир вокруг меня стал более плавным и объёмным.

Допив напиток, который по вкусу напоминал хорошо выдержанное бренди с отчётливыми вишнёво-дымными нотками, я немного расслабился.

— Наливайте ещё, если захотите. Веществ больше не предлагаю, смешивать их с таким божественным нектаром было бы кощунством. Всё же я сторонник более классических методов растормаживания нервной системы, — уютным тоном произнёс ВээС.

Решив, что ещё один стаканчик лишним не будет, я воспользовался предложением.

И действительно, говорить стало легче и общение перешло на более неформальный уровень. Кажется, я даже стал обращаться к Владимиру Секретовичу на ты. Причём, иногда срываясь на просто Владимира.

Но он не останавливал меня. Не прерывал. Изредка кивал и подбадривал мои излияния наводящими вопросами.

Я выложил ему всё. Детство, юношество, как учился, секретное, несекретное, личное. Пофигу! Мне хотелось рассказать всю свою жизнь. Уместить её в обычных плоских словах, пока они не стали хрупкими и не рассыпались. Наполнить моё существование смыслом, которого не было. Показать, что я есть, я существую, я личность.

Выкрикнуть в лицо Вселенной, что мне плевать на неё, но и жить без неё не могу.

Сознаться самому себе, что я говорю не о бездушном пространстве-времени, а о людях, что её населяют. И мне нужны они. Их любовь и признание.

— Но, как же? Иосиф, говорил, что у тебя миллионы подписчиков, которые восторгаются тобой и чуть ли не боготворят? — вставил вопрос в мой поток сознания Владимир.

— Это всё не то. Да, они есть. Где-то там, в виде циферок в статистике и комментариев под блогами. Я даже изредка встречаю тех, кто меня смотрит и читает.

Но они не любят меня.

Для них я просто медиа-продукт, средство развлечения. Сфоткаться, респектануть, вот и всё на что их хватает.

— Понимаю. Тебе не хватает душевной близости. Собственно, это бич современного общества. И, к сожалению, тебя он бьёт намного больнее. Эмпатические возможности позволяют заглядывать чуть глубже стандартного общения. Показывая истинное отношение человека.

Часто ли тебе приходится одергивать себя и контролировать твои способности? — поинтересовался Вэ Эс, задумчиво нахмурившись.

Я не стал изворачиваться и рубанул всё, как есть.

Что, накидываясь, я перестаю воспринимать чужие эмоции так резко и глубоко, смешивая их со своими. Вещества и алкоголь в правильной пропорции помогают мне фильтровать слишком мощный поток левых чувств. Ослабляя его, давая расфокус и помогая уводить всё это дерьмище мимо меня.

Конечно, тренировки и методики, которым меня обучили в интернате не бесполезны. Но держать себя под контролем 24 на 7 адски сложно.

Я не робот.

И не человек.

Какая-то мешанина генов и обломков исковерканной психики.

— Ну зачем так грубо о себе? Всё же, ты один из немногих выживших в проекте «Инспирация-М». Это уже достойно уважения.

А сейчас, расскажи немного подробней, какие именно приёмы вы используете, чтобы сохранить стабильность сознания.

У нас уже есть определённые наработки, но хотелось бы увидеть другой подход, — постарался успокоить меня Владимир, одновременно задавая ещё один вопрос.

Хм, а откуда он вообще знает название проекта? Эта фигня настолько секретная, что даже я спалил его только случайно, когда рылся в старых системных файлах.

Там не было дополнительной информации. Только пустая директория с коротким обозначением «Поколение II/Инспирация-М».

А тут кто-то с другой планеты так уверенно говорит о спецах, будто сам участвовал во всей этой движухе.

Непоняточка какая-то.

Червячок опасности тихонько завозился где-то у меня внутри.

— Да там ничего особенного. Ментальные техники, каждодневные медитации, правильно подобранный химический курс и всякая, уже устаревшая лабуда.

А ты что тоже в этой теме варился? Про «Инспирацию-М» мало кто знает, — чуть подобравшись, спросил я.

С моих глаз будто сняли пелену и теперь Владимир Секретович перестал быть для меня жилеткой и близким другом, которому можно рассказать всё, что угодно.

Он вернулся в свою ипостась таинственного и непростого мужчины, который обладает властью, но упорно это скрывает.

— Тут всё просто Альберт. Я один из основателей этого проекта. К сожалению, мне пришлось покинуть Землю из-за определённого недопонимания со стороны высшего руководства ОЗМ.

Тем не менее, я продолжил свои изыскания уже здесь. Под крылом марсианских СОЦев, — скромно улыбнувшись, ответил он.

— Нормально так. Ну, приятно познакомиться папаша. Это сколько тебе лет получается?

— Много. По обычным меркам очень много. Геронтология за последние полтора века развивалась экспоненциально. Так что, физически я сейчас нахожусь на уровне 60-летнего, хотя на самом деле мой возраст превышает это значение, как минимум, втрое.

— Ух, это надо переварить. Может, сделаем перерывчик? А это я совсем вымотался. Да и твоё пойло вкусное, но сшибает не по-детски, — потерев лицо руками, сказал я.

— Думаю, да. Мы и так сегодня многое выяснили. Спасибо тебе за познавательную беседу. Отдыхай.

Выйдя из кабинета Владимира Секретовича, я с глубоким облегчением выдохнул.

Тяжко, офигеть, как тяжко. Будто к психологу сходил. Вроде и не допрос, а раскрутил он меня знатно. Откровения так и пёрли одно за другим.

Подозрительно всё это.

Уверен, что неспроста он меня в это кресло странное усадил. Сто процентов там какой-нибудь генератор суггестивных волн в седалище был. Да и алкоголь прям растормозил меня по полной. Может замешал туда амобарбитала или ещё чего психоактивного. Вот и понесло меня делиться с ним всеми своими переживаниями. А он только направляет в нужную сторону.

Ладно. Стоит забить и растереть.

Я не шпион, чтобы меня раскалывать. Секретов никаких не знаю, так что выдавать и нечего.

Поболтали и норм. Вообще пора думать, как отсюда сваливать.

Не только с плантации, но и с Марса.

Задолбал он меня что-то. Тусить здесь, конечно, прикольно, но эта идиотская война, биологическое оружие, тайны, заговоры всё портят. Я просто хочу оттягиваться и рассказывать про это людям.

Геройство и прочая хрень не по мне.

Вот только, как сказать об этом Йосе? Он вроде и спас меня и сразу же напряги какие-то соорудил. Хрен его поймёшь. Друг, не друг? За этот месяц мы пережили много всякого, но я так и не определился стоит ли ему доверять.

В любом случае, он пока единственный, кто может помочь отсюда соскочить.

Вернусь на Землю и буду писать мемуары, как на войнушке побывал и выжил. Подписчики любят такую боевую романтику. Главное, чтобы ублюдки из правительства не вкатили мне какое-нибудь содействие врагу или выдачу закрытых данных. А потом под шумок раскодировали мои мозги и выбросили, как ненужный хлам на помойку.

Так что, может и стоит переждать все эти межпланетные срачи где-нибудь в укромном местечке. Тихий орбитальный городок или небольшое поселение на укромном астероидике вполне подойдёт.

Может, тогда не тянуть с этим неприятным разговором и сразу всё Йосе выложить?

Ну полезет он опять драться, так у него на руках еще восемь здоровых пальцев есть. Успокою, братишку.

Только после этого он скорее всего не просто откажется мне помогать, а вообще обидится и будет игнорить пока не усрётся.

Нет уж, тут нужен подход.

Аккуратный, тонкий. Чтобы он сам захотел меня отправить отсюда подальше.

Как такое провернуть? Стоит подумать. Очень хорошо подумать.

* * *
— Как же я задрочился с этими роботами. Тупые, как скотина, ломаются раз в час, ещё и деталей нормальных хрен достанешь, — страдальчески стеная, ныл Йося за очередным стаканом местного самогона.

— Ты прикинь, я в своей жизни так никогда не впахивал.

Да, в детстве у нас были рабочие трёхдневки, мы там, как и все общественные дети учились ценить труд. Но сейчас какого хера? — закусив хрустящей микро-кукурузкой, он мотнул головой и налил нам ещё по одной.

Я хотел ответить, что это марсианский хер и, что он сам нас сюда притащил. Но решил не мешать его нытью. Уж больно его возгласы напоминали причитания Симоны, которая, тоже порядочно нажравшись, спала в метре от нас.

Комнатку, выделенную нам, можно было пересечь, не вставая с коробки, на которой мы сейчас сидели. Достаточно просто вытянуть ногу вперёд, а руку назад. И вот ты уже коснулся двери и стены напротив. Находишься в двух местах сразу. Складка пространства для путешествия со сверхсветовой скоростью готова. Физики-теоретики бьются, а мы создаём.

Бухло дарит гениальность!

— Согласен. Тяжко живётся. Но, если бы мы остались тусить в СОЦе, то не факт, что вообще выжили бы. Помнишь какая там биологическая хрень началась?

— Помню, конечно. Обосраться можно. Дебилы с Грязи никого не щадят. Только тебе грех жаловаться. Ты вон постоянно на беседах с Владимиром Секретовичем пропадаешь.

Мы работаем, упахиваемся до седьмого пота, а ты болтаешь.

Кайф! Что сказать, — предъявил мне Усатый.

— А кто бухло достаёт? Кто отдельную комнату выбил? Или ты хочешь, как остальные в коридорах жить? — наехал я в ответ.

Йося хмыкнул и пододвинул мне стакан.

Выпили. Закусили.

Стало полегче.

— Тут не спорю. Ты нам хоть какие-то условия пробил. Но душа у меня болит. Понимаешь? Там наши гибнут, а мы тут, как крысы прячемся! — сменив тему, но продолжая ныть, сказал Усатый.

— Хорош загоняться! Или ты забыл, что там творится? — я ткнул пальцем вверх, — половина СОЦев заражена боевым вирусом, другая оккупирована техно-армией. Мы там сдохнем в течение одной минуты. Или ты вдруг резко стал военным киборгом? У тебя есть в кармане завод штампующих механических солдат? А?!

— Заткнись уже. Правда твоя, конечно. Но от этого не легче, — он неожиданно всхлипнул и, уронив голову на руки, вырубился.

Всё-таки самогонка из остатков марсианских грибов вещь суровая. Да и пил Йося, как не в себя. Вот и отключило парня.

Задолбал, он своими соплями. Всем тяжело. Я вон вообще в СпидНет выходил последний раз уже и не помню, когда. Будто обратно в каменный век вернулся.

Работать тоже особо не могу, моя упоротая троглофобия позволяет мне находиться только в определённых помещениях. Вэ Эс задействовал всех беженцев, где только можно, но и это не спасает людей от тяжких дум и банальной скуки.

А когда всё это закончится, неизвестно.

Мириться никто не намерен.

Сидеть тут в марсианских подземельях месяцами, а то и годами — идея так себе.

Хм, насчёт идеи. Появилась тут у меня одна. Свеженькая и сочная! Как раз насчёт этого пресловутого мира.

Не в общем смысле, конечно, а чуть более приземлённо.

Как насчёт сделать меня послом мира? Типа голубя с оливковой ветвью, но без крыльев. А вместо ветви хорошая порция М-пыльцы.

У меня, вроде как, миллионы подписчиков, и я имею на них определённое влияние. Мне только нужен выход в Сеть. Рубану что-нибудь ободряющее, доброе, человеколюбивое. Может волну протестов запущу. На фиг милитаризм, в жопу войну, давайте пить, упарываться и веселиться.

Хипари из двадцатого века одобрили бы.

Только нужно эту мысль правильному человеку подбросить. А лучше нескольким.

Передо мной, кстати, как раз такой и лежит.

Начнём с Йоси, потом предложу свою кандидатуру Владимиру Секретовичу, может что и получится.

В крайнем случае, меня могут отправить, как независимого свидетеля ужасов войны к Внешним спутникам. Всколыхнуть всё это болото, показать, что за беспредел творят ОЗМ и Венерианское Антигосударство.

Надо только всё это правильно преподнести.

Я буду вроде, как от народа, нестандартный дипломат, который по сути обычная марионетка своего правительства.

Не за тех и не за этих.

Посол мира, упоротый голубь, спаситель человечества!

Подняв стакан самогона в честь себя, я, выпив его до дна, тоже решил подремать. Нужно набраться сил перед столь ответственной миссией. И вот это местечко рядом с Усатым вполне меня устроит.

Солнечная система подождёт. Буду спасать её завтра.

Глава 15

— Альберт, вы бесспорно личность интересная, но ваша наглость не знает границ. Надо же такое придумать. Посол мира! Спаситель человечества! Сколько пафоса. И, к сожалению, столько же глупости, — Владимир Секретович спокойным тоном разносил всю мою гениальную концепцию.

Единственным признаком его негативного настроя была смена обращения ко мне с ты, обратно на вы. Он будто вновь возвращал дистанцию, которую мы сократили на душещипательных беседах-допросах.

— Вы действительно считаете, что можно вот так прийти и предложить свою кандидатуру на столь важный и ответственный пост? Такой статус просто так не даётся. Его получают только самые авторитетные и уважаемые люди.

И уж простите меня великодушно, но сетевой паяц и клоун до такого уровня точно не дорос, — припечатал он меня вежливым, но от этого не менее болезненным оскорблением.

Вот значит ты какой, олень марсианский! Папкой моим прикидывался. На эмоции разводил. Плюнуть бы тебе в рожу, да слюны особо нет. С утра сушняк дикий. «Грибной» самогон — вещь суровая. Вон Йося до сих пор отлёживается.

Я потому и решил сразу к Вэ Эс двигать, чтобы быка за рога или кота за яйца. Уже и не помню, как эта олдовая присказка правильно звучит. Расширитель памяти без обновлений только на старых архивах держится. Так что приходится своим умом обходиться.

Вот бы мой ИИ-редактор сейчас угорел. Уверен, он выдал бы что-нибудь из разряда: «Джонни, жалкий ты комок протоплазмы. Все нейроны свои пропил к чертям собачьим. Даже фразу построить нормально не можешь. Одним словом, человечишка».

Только законнектиться с ним сейчас тупо невозможно. СпидНет пашет на минималках, а искусственный интеллект весит будь здоров.

Из-за этой сраной войны сетевые планетарные сегменты работают только в своём пространстве. Пара световых секунд от ретранслятора и всё, сигнал гаснет.

Конечно, спасают пиратские станции, которые гоняют пакеты данных в обход официальных линий. Но у них пропускная способность так себе. Хватит, чтобы письмецо из пары тысяч символов чиркнуть кому-нибудь. Прилепить визуалку или что-нибудь покруче, тут уже они не помощники.

Да и просят за такие примитивные услуги не сказать, чтобы мало. Каждый выживает, как может. Потому и сижу я сейчас на информационной диете. Худею морально и чищу мозги от лишнего.

— Я вас понял, Владимир Секретович. Давайте тогда говорить откровенно. Я хочу свалить отсюда.

Да, с вашего любимого Марса.

Вся эта война не про меня. Я вообще пацифист. Так что, чем дальше мне удастся оказаться от вашей дегенеративной заварушки, тем лучше.

Что скажете сейчас? — рубанув с плеча, я ждал ответной реакции.

Он задумчиво взглянул на меня и, пожевав губами, сказал.

— Что ты охерел, молокосос. Предъявы он мне строить какие-то будет. Стоит мне щёлкнуть пальцами и от тебя даже пыли не останется.

Вэ Эс действительно поднял руку и будто приготовился сделать щелчок.

Я напрягся. С этого типа станется. Может и вправду сейчас привалит пачка бодигардов или боевых роботов. И быстро меня в расход пустят.

Потом придумают отмазку, типа случайность, сбой программы. А Алика уже и нет. Только грязное пятно на полу. Да и то сейчас смоют.

Хух!

Вместо щелчка Владимир Секретович ткнул в меня пальцем и хмыкнул.

— Теперь понятно, почему ты выжил, — он ещё раз внимательно осмотрел меня и продолжил, — а вообще, твоя дерзость подкинула мне идею, эффект от которой устроит нас обоих.

Незаметно выдохнув, я приготовился слушать. Похоже, вырисовывается отличный вариант, как соскочить с Красной планеты.

— У меня есть груз, который определённые люди хотели бы получить как можно скорее. Но из-за случившейся неурядицы рейс пришлось отложить. Думаю, ты понимаешь, что война не всем на руку.

Возникла неразбериха. Человек, который должен был сопровождать груз, заразился вирусом и благополучно растёкся в биоморфную лужу.

Мне удалось найти подходящий корабль и договориться с капитаном. Но вот найти экспедитора для моего товара проблема посложнее.

Нужен ответственный и не задающий лишних вопросов землянин, который очень хочет вернуться домой.

Ты, правда, подходишь только по последнему пункту, но думаю с остальными справиться тоже сможешь, — он закончил и выжидающе на меня посмотрел.

Если честно, его многозначительные взгляды уже задолбали, но стоило проявить вежливость, если я хочу отсюда улететь.

К тому же он опять перешёл на ты, и я счёл это хорошим признаком.

Так что, изобразив мыслительную деятельность на своей физиономии, я изо всех сил показывал, как сомневаюсь и обдумываю его предложение.

— А это не опасно? — наивно спросил я.

— Разумеется нет. Корабль с Внешних спутников, пассажир с грузом — гражданин ОЗМ. У таможни даже в военное время вопросов не возникнет.

Выйдешь на орбитальной станции, передашь груз, он размером с чемодан, и ты свободен, — поспешил успокоить меня Вэ Эс.

Я ему поверил.

Если бы был полным дебилом.

Сто процентов товар — это какая-то незаконная хрень. И если учитывать, что передо мной владелец плантации, производящей М-пыльцу, то несложный вывод напрашивается сам собой.

Меня хотят использовать, как обычного наркокурьера.

А я и не против.

Сыграю в свою игру. Главное сейчас соглашаться со всем, что скажет Владимир Секретович. А как только окажусь подальше отсюда что-нибудь придумаю.

Следующие полчаса мы обговаривали детали, и я усердно строил из себя покладистого идиота.

Да, Владимир Секретович. Конечно, Владимир Секретович. Как скажете, Владимир Секретович.

Лизнуть вам жопу, Владимир Секретович?

В конце уже самому стало противно от своих обезьяньих ужимок. Надеюсь, моя корявая актёрская игра не выдала меня с головой.

Во всяком случае, Вэ Эс одобрительно кивал и рассказывал свой «гениальный» план.

Конечно, всё там было дико банально. Зато отработано, как часы. Видно, что товарообмен между планетами налажен конкретно.

От меня требовалось не отсвечивать и молчать себе в тряпочку, пока на станции я не услышу пароль. Дальше говорю отзыв. В укромном местечке передаю груз и могу валить на все четыре стороны.

С Марса на межпланетник меня доставит обычный шаттл. Там меня без всякой таможни передадут капитану, который уже в теме. Ну и, повалявшись в анабиозе, мою тушку разбудят на подлёте.

Легко и просто.

На словах.

В реале, я уверен, обязательно случится какая-нибудь хрень.

Да и лететь строго до пункта назначения я не собирался. Варианты изменить маршрут были. Другое дело, что и они могли не сработать.

Но об этом позже.

Сейчас мне предстояла встреча с истеричкой по имени Йося и объяснение, почему я его кидаю.

Попетляв по коридорам подземного комплекса, я вернулся к нашему скромному жилищу. Там меня встретил Прожора. Похоже, что тусоваться со мной у него уже вошло в привычку.

После того, как он провёл нас от заражённого СОЦа к плантации, какое-то время я его не видел. Наверное, скотт отсыпался и отжирался после нашего путешествия.

И вот теперь он снова почтил меня своим вниманием и заодно притащил мне кое-что в зубах.

Человеческая рука. Вроде женская. Свеженькая, ещё кровь капает.

Твою мать! Охренеть!

Малыш, ты откуда этот кусман притащил?

В ответ Прожора аккуратно положил конечность передо мной и требовательно мяуко-хрюкнув мотнул головой, словно приглашая идти за ним.

Эй, может сначала кого на помощь позовём? А то потом возьмут и на нас всё повесят. Скотт-людоед и Альберт-каннибал.

Звучит смешно. Прямо как название какой-нибудь детской страшилки.

Только возле моих ног валяется настоящая отгрызенная (или оторванная) рука. И это уже ни хрена не смешно.

Скотт продолжал меня куда-то упорно звать. Он даже вцепился мне в штанину и для пущей уверенности стал тащить на себя.

В итоге, я сдался и пошёл за ним.

Поплутали мы нормально. Через пару минут я полностью перестал соображать где нахожусь. Какие-то переходы, повороты, лазы, где нужно ползти почти на четвереньках, и вот, наконец, мы вываливаемся в здоровенных размеров пещеру.

Я смотрю вверх и не вижу потолка.

Смотрю вперёд и не вижу дальней стены.

По бокам уходящие в темноту скалы, а под ногами мягкая бурая грязь.

Приступ троглофобии не заставил себя ждать.

Падаю, корчусь, кажется блюю. Тесно внутри, широко снаружи. Ощущения меняются, сливаются и мне становится невероятно холодно. Не могу пошевелить и пальцем. Медленно коченею в луже собственной блевоты.

Прелестно. Ужасно. Космично.

Галактика сделала один оборот. Ну или мне так показалось. Время потеряло своё значение. Где-то на грани сознания чувствую прикосновение чего-то тёплого, мягкого.

Становится легче. Минус отступает. Сжимаю пальцы, дышу. Вновь становлюсь человеком.

Открываю глаза. Вокруг полутьма, где-то на периферии зрения вспыхивают огни. Какие-то массивные фигуры двигаются по своим траекториям, выпуская из себя пламя, ядовитую зелень и потоки ультрафиолета.

Похоже, я попал на саму плантацию.

Но, зачем? И как?

Память возвращается кусками. Кровь, оторванная рука, скотт меня куда-то тащит, внутренности подземелья, и вот я здесь.

Что всё это значит?

С трудом поднимаюсь на ноги и понимаю, что у меня на плечах снова устроился Прожора. Видимо, именно он вывел меня из состояния нестояния.

Осторожно делаю шаг, другой.

Чувства скотта ведут меня. Где-то здесь такой же, как и ты. Человек. Раненый. Мерзкий, но знакомый. Запах боли и страха. Помочь? Добить?

Я иду. С трудом вижу стройные ряды «грибов» перед собой. Помогает инфракрасное зрение Прожоры.

Чуть не спотыкаюсь о распластавшееся тело. Нет руки. Надо бы приложить конечность, чтобы сравнить, но я оставил её где-то там далеко.

Опускаюсь на колени, чтобы лучше рассмотреть.

Боже мой! И твой! И наш!

Упоминаю всех богов, что знаю и добавлю свежепридуманных. Матерюсь. Молюсь. И смешиваю.

Передо мной лежит Симона.

На ней грязный рабочий комбинезон, пятна М-пыльцы на лице и кровь, которая засохшей коркой покрыла всю её кожу. Внушительная грудь лениво поднимается и опускается. Значит она ещё пока дышит.

Как эту дуру угораздило сюда попасть? И что вообще случилось?

Столько вопросов и только один ответ. Вернее, решение.

Вытащить её отсюда, пока она не сдохла окончательно.

* * *
— Ну ты дала сестричка! От тебя я такой тупости не ожидал. Ты же у нас с детства самая хитрожопая. А тут такой залёт, — Йося сокрушённо покачал головой, разглядывая лежащую на койке Симону.

Выглядела она уже получше, чем, когда я нашёл её на «грибной грядке», но некоторая бледность на лице ещё сохранялась. Всё-таки крови потеряла не мало. Я действительно спас ей жизнь, найдя её так вовремя. Ещё полчаса и прощай сексуальная паучиха.

Интересно, чувствует ли она хоть каплю благодарности ко мне? Или для неё это обычный жизненный эпизод?

Спрашивать я не стал.

Но её глаза, ещё слегка затуманенные после наркоза, говорил о том, что ей стыдно.

Я впервые видел, чтобы её красивая мордашка показывала такую гамму эмоций.

Не презрение, желание унизить или просто задеть. Не соблазнительная игра на чужих чувствах или выплеск животного безумия.

Нет.

Она страдала.

Не только физически, но и морально. Может, потому что вляпалась и не смогла сама выбраться. Или ей и вправду стыдно за свой поступок. Фактически она очень сильно подставила Усатого и всю нашу тусовку.

Шутка ли, пробраться на плантации, чтобы украсть парочку «грибов» или если повезёт концентрат М-пыльцы?

До такого может додуматься либо дебил, либо отъявленный наркоман.

Ну или всё вместе.

Наверное, Симона не хотела, чтобы о ней так думали. Вот и волнуется о потере имиджа крутой и несгибаемой чики.

Теперь она просто глупая девчонка, которую поймали на месте преступления. К тому же из-за своей наглости и неопытности, она лишилась руки.

Как стало понятно из программных логов, что мы скачали после этого происшествия, один из роботов-сборщиков принял её за очень большую крысу. Ну или что-то подобное в марсианском формате.

Животное мешало выполнять работу и механизм выполнил единственно верное для его узкоспециализированного мозга действие. Схватил существо за ближайшую конечность и отбросил со своей дороги.

Силу он конечно не рассчитал. Да и зачем? В его функции не входило контролировать этот параметр. Так что сделал всё на максималках.

А дальше уже пошла в ход физика и биология. Хотя, наверное, всё-таки анатомия. 500-килограммовый робот и 50-килограммовая девушка. Стальной манипулятор против хрупкой человеческой плоти.

Вывод очевиден.

Так и валялась бы Симона, истекая кровью в ожидании такой нелепой смерти, если бы не скотт.

Уж не знаю, случайно он там оказался или тоже решил подкрепиться «грибочками», но, учуяв знакомый запах, подбежал разобраться. Ну, а дальше сработал инстинкт, память или что-то типа интеллекта.

В общем, схватил он валяющуюся неподалёку руку и притащил самому близкому и здоровенному соплеменнику. То есть мне.

Вот такая странная история случилась.

Хотя мне, конечно, всё это на руку.

Хихикнув про себя от тупого каламбура, я постарался сохранить серьёзный вид. Сейчас мне нужно аккуратно объяснить Йосе, что я немножко подзадержался на Марсе и мне пора домой.

Я решил, что лучше сделать это в более уютной атмосфере и позвал его после медблока в местное подобие бара.

Вообще изначально это помещение было комнатой отдыха для сотрудников плантации. Но после начала войны и эвакуации здесь немного переделали интерьер и получилось что-то, напоминающие приличное питейное заведение.

Ладно. С приличным я погорячился. Да и с питейным тоже преувеличил. Алкоголь тут не подавали. Но приносить с собой разрешали.

В меню предлагались только пара видов стандартного рациона и какие-то замороженные соки.

Но при должной сноровке и хорошем опыте, которыми я, кстати, обладал, можно было и из дерьма сделать конфетку.

Берём самогон, который я заблаговременно захватил с собой, мешаем его в пропорции 2 к 1 с минералкой, добавляем томатного сока, солим, перчим и вуаля! Кровавый Чмоня на минималках.

Пить залпом и хорошо закусывать. Рецепт никому не рассказывать, а то блеванут. Или засмеют. Хотя, могут сделать и всё вместе.

После третьего круга такого «коктейля» мы перешли в более близкий формат общения, и я осторожно начал подводить Йосю к моему отъезду.

— Да, успокойся. Я уже всё знаю. Владимир Секретович сказал, что ты нужен для важной партийной миссии. В подробности не вдавался, но тут как бы война идёт, лишняя инфа будет реально лишней.

В общем, мне, конечно, херово от такого расклада, но что поделаешь. Марс важнее каких-то личных загонов.

Да и ты мужик крепкий, пусть и упоротый по самое не могу.

Уверен, справишься, — огорошил меня Усатый, не успел я и слова сказать.

Видимо, для него это решение тоже было довольно болезненным.

— Хотя, скажу честно, сначала рванулся бахнуть тебе промеж глаз. Подумалось, что опять какие-то мутки. Но тут ты тащишь Симону, она полудохлая и… В общем, мозги у меня отключились, перезагрузились и снова заработали. Понял я, что ты свой. В доску свой, брачо! — продолжил он и в порыве чувств обнял меня через стол, попутно расплескав остатки выпивки.

Волна эмоций от Йоси накрыла и меня. Я ощутил, что он говорит искренне и действительно переживает всё так глубоко.

Ну и сволочь же я!

Манипулирую тут, как хочу. Вру, как тварь. Стыдно, блин.

Но без всего этого полувранья у меня не получится улететь. Так что отставить истерику и налить ещё по одной.

Усатый правда красиво расхренячил наши стаканы, но я человек запасливый и у меня в кармане нашлась крохотная фляжка с чем-то получше «грибного» самогона.

Скажу честно, я не хотел этого делать. Но Вэ Эс сам меня вынудил. Скачал с меня столько инфы, а взамен толком ничего и не дал. Так что, во время одной из наших «откровенных» бесед, когда он вышел по каким-то своим делам, я слегка подслил его барный набор в свой резервный фонд.

И вот теперь остатки былой роскоши плескались в двухсотграммовой пластиковой ёмкости.

Ну не лететь же на Землю с краденым бухлом? Заодно и друга порадую!

Эх, за тебя, суровый и величественный Марс! За вас, ребята из «Красного Движа»! За силу и мощь пещерного рэйва! За … вот чёрт, фляжка-то уже опустела.

Глава 16

Шаттл был настолько старый, что вместо визоров на нём стояли обычные иллюминаторы. Вещь непрактичная и опасная.

Тем не менее, я с удовольствием наблюдал, как медленно сменяется бурый цвет марсианского неба на чистую темноту космоса. На грудь давила перегрузка в 4g, но такая мелочь не могла омрачить приятного факта моего прощания с Красной планетой.

Се ля ви, как говорил, какой-то чувак из какого-то фильма.

Не помню перевода, но в память запал сам кадр.

Силуэт парня, который допивает бокал вина на фоне растущего ядерного гриба.

Наверное, что-то глубокомысленное. То есть, идеально подходящее к моей ситуации.

Позади прощание с эмоционально-нестабильным Йосей, который то порывался обнять меня, то, яростно сверкая глазами, делал вид, что ему пофигу. Симона, даже чмокнувшая меня в щёку и задумчиво потиравшая свою культю. Парни из «Красного Движа» и куча детишек, которых я так и не запомнил по именам.

Ну и серьёзный Вэ Эс, что, молча пожав мне руку, передал здоровенный пластиковый чемодан, понятно с чем. Эта зараза, кстати, оказалась невероятно тяжёлой и если бы не электромагнитные компенсаторы, то, наверное, пришлось волочить такую махину по полу. Хотя и с ними удобства было мало. Но ради возможности вернуться домой, можно и потерпеть.

И вот я поднимаюсь на орбиту, оставляя за спиной все терзания, проблемы и остатки нерассказанных историй.

Мне хорошо и спокойно.

Ещё одна глава моей жизни благополучно завершена.

Вытираю слёзы и понимаю, что с «бархатным молоком» я переборщил. Уж очень сильно расчувствовался. Говорил мне этот типок басист, что нужно его презент осторожно употреблять. Чуточку, по капельке.

А я с радости, что стартуем, рубанул целый глоток.

Вот и понесло мальчишку по эмоциональным горкам.

Долго мне, правда, «кататься» не пришлось, мы вышли на орбиту и, не снижая скорости, двинули к крутившейся неподалёку закруглённой «этажерке». Именно так для меня выглядел мой корабль.

Нелепая конструкция, будто наспех кем-то собранная из остатков мега-лего для детей. Несколько изогнутых направляющих, к ним присобачены какие-то модули и в хвосте два парных кварковых движка со знакомым прозрачно-фиолетовым выхлопом.

Не шедевр инженерного искусства, но раз летает, то пусть будет.

Подлетев поближе, я разобрал название космолёта.

Изящный шрифт ярко-сиреневого цвета гласил «Синяя птица». На блекло-сером фоне выглядело так себе. Да и читаемо с трудом.

Другое дело, что мой расширитель памяти стал услужливо проецировать лиловых дроздов и других представителей пернатых вперемешку с текстами какой-то одноимённой олдовой пьесы.

Плевать на мусорный контент.

Главное, что Сеть заработала! И теперь у меня есть доступ в СпидНет.

Похоже, на корабле, есть нормальный транслятор, выдающий хороший коннект. Можно будет зависнуть и заодно загрузить свой свеженький блог.

Стыковка прошла быстро и уверенно. За это отдельное спасибо.

А то после 4g мне очень не хотелось лишних телодвижений. Да и организм ещё не привык к резкой смене гравитации. После пары месяцев четвертинки земной рубануть сразу четырёхкратную и менять её с непредсказуемыми интервалами на невесомость, удовольствие так себе.

Так что, когда я вышел из шлюза и ощутил давно забытую 1g, радости моей не было предела. Захотелось танцевать и петь, потом целоваться и кувыркаться. Я бы так и сделал, но «бархатное молоко» стало отпускать. Да и хмурого вида мужчина, что встречал нас, стопудово не оценил бы моих эквилибров.

Поэтому, я, приняв максимально уравновешенный вид, поздоровался и попросил показать, где находится моя каюта.

— Как же вы задрали. Каюту им подавай! А жопу тебе не помыть? Может бабу в одеяло завернуть, да под бок положить? Вообще оборзели салаги! — брезгливо бросил он.

Вот оно как. Значит видеть меня тут особо не рады. Что же за отношения такие у Владимира Секретовича с этими ребятами?

Может я опять чего-то не допонял и меня приняли за кого-то другого?

Начинать быковать или подождать?

Тихое мяуканье, раздавшееся из моего чемодана, отвлекло меня от сложного выбора.

Какого хрена?

— Молчишь. Ну молчи. Тебе лучше без капитанского приказа рта не раскрывать. Она болтунов не любит.

А теперь пошли, покажу, куда сможешь кости бросить, — круто развернувшись, встречающий направился вдоль по коридору.

Судя по тому, как он со мной общался, никаких возражений не допускалось.

Да пофигу. Была бы койка и еда, остальное можно и перетерпеть. Главное, что доступ в СпидНет фурычит, как надо.

Перейдя на другой уровень, мы прошли через какое-то техническое помещение и остановились перед закрытой дверью, над которой угрожающе вспыхивала надпись: «Опасно для биологических объектов».

Не успел я задать интересующий меня вопрос, как мой провожатый с усмешкой выдал.

— Не ссы, это для таможенников. Здесь обычно всяких «зайцев», типа тебя, провозим. Сейчас полупустые идём, так что для тебя вообще лафа будет. Располагайся.

Он, клацнув парой переключателей и натужно скрипнув рубильником, открыл мою «каюту».

Ох! Могло быть и хуже. Здесь хотя бы тепло, есть где прилечь и даже справить нужду.

Остальные удобства создатели жилища для «зайцев» посчитали излишними.

Передо мной раскинулось помещение примерно 10 на 10 метров с потолком, до которого можно коснуться вытянутой рукой и парочкой выступов, которые можно принять за сидения.

Остальной интерьер составляли раковина, унитаз и груда спальных мешков на полу.

Не густо.

А что насчёт жрачки?

Этот вопрос я тоже не успел задать. Да и с ответом пролетел. Мужик просто закрыл дверь, когда я, насмотревшись на свои новые хоромы, обернулся, чтобы спросить, когда будут кормить.

Свет из верхних панелей вспыхнул и погас. Затем словно одумавшись вернулся в исходное состояние, но светил уже в пол накала. Кто-то решил сэкономить на мне уже сейчас.

Надеюсь, с отоплением и вентиляцией они так баловаться не будут.

Проверив смывается ли унитаз и есть ли вода в кране, я, успокоенный, выбрал спальный мешок наименьшей потрёпанности и сразу же на него бухнулся.

Сетевая зависимость, это вам не шутки!

И как я раньше перебивался с байта на байт? Чёртова война совсем деформировала моё сознание. Я почти забыл, что значит быть человеком.

Главное — это информация!

И сейчас я хорошенько в ней искупаюсь!

* * *
Божечки, магистрально-оптоволоконный, как же болят глаза. Прям режут, будто стекла битого насыпали.

Шея вообще одеревенела.

Мышцы ломит по самое не могу.

А жрать! Жрать-то хочется как!

Вот это я, конечно, повеселился. Угорел знатно. Прям сетевой передоз схватил.

Разумеется, сидеть в СпидНете через обычный коммуникатор это прям удовольствие для знатных извращенцев. Но другого варианта просто не было. Нейродуга, синаптический шунт или ещё что-то нормальное для коннекта для продвинутых. Мы мастодонты Сети пользуемся только микроэкранами с пиксельным ужасом или двоящимися голограммами с галимой развёрткой.

Вот так, по хардкору!

Глазные яблоки потом правда вытекают, но это мелочи.

С трудом поднявшись, я немного размялся и попытался определить сколько прошло времени с моего прыжка в спиднетовские глубины.

Получилось не меньше суток.

Потом, я вырубился. И проспал ещё столько же.

Значит в полёте мы уже почти три стандартных дня, а обо мне даже не вспомнили. Обидно, конечно. Но мне хватило бы и простой кормёжки. Ну ещё и душ не помешал бы.

Как бы дать о себе знать? Может в дверь постучаться?

Но сначала попить. Умыться. Ну и другие, не менее важные, дела.

Так, теперь со свежей головой и бурчащим желудком вернуться к пункту номер один. Дать о себе знать. Будет очень смешно, если обо мне правда забыли.

Я немного поорал.

Сначала просто «эй!», «меня кто-нибудь слышит?», «вшивые ублюдки, я хочу жрать». Потом добавил немного экспромта. Повалялся на полу, завизжал, пару раз с разбегу ударился об дверь.

Напоследок финишировал, решив устроить потоп.

Натолкал в унитаз оставшихся спальных мешков, врубил краны в умывальнике на полную и отошёл почитать свежие новости в дальний угол помещения.

План оказался так себе.

Когда вода тонким слоем покрыла весь пол, струя внезапно прекратилась, издав сухой, почти человеческий смешок.

Ага, какие ещё есть варианты?

Вариант хрюкнул и завалился на бок.

Офигеть! Я совсем забыл про мой волшебный чемодан, издающий странные звуки. Причём удивительно знакомые.

Неужели?

Да ну, быть такого не может.

Когда он успел? Как бы поместился? И вообще выжил ли?

Стоп, последний вопрос подтверждает, что я почти поверил. Может, стоит проверить, а не париться тут непонятно зачем?

Осторожно подойдя к стоящему у двери чемодану, я, щёлкнув застёжками, открыл его.

Как и ожидалось, внутри вместо плотных брикетов концентрированной М-пыльцы находился Прожора.

Увидев меня, скотт, весь перемазанный переливающейся жёлтой хренью, кинулся тереться и ласкаться.

Соскучился, паршивец!

Но, как он успел пробраться внутрь чемодана, да ещё и сожрать всё, оставшись в живых? Вопрос века, который стоит приберечь на потом. Сейчас нужно выбраться из «каюты», которая вполне может стать моей могилой.

Я, конечно, никогда не пробовал, но мне кажется смерть от голода не очень кайфово.

То ли дело аутоэротическая асфиксия.

Ммм…

Тренькнул комм, сообщая, что загрузились свежие обновления. Может, забить на голод и паранойю и посидеть в Сети ещё полчасика?

А что, хорошая идея. Если бы не желудок, который выразил своё категорическое против яростным бурчанием.

Эх, что-то я вообще туплю. У меня же есть выход в СпидНет. Что мешает найти электронную почту корабля и закинуть им мессендж. Типа не забыли про своего пассажира?

Конечно, это дикое палево. Как никак, они вроде не афишируют, что перевозят «живой груз». А тут им на сервак падаем письмецо с напоминанием.

С другой стороны, их айтишники должны шарить за конфиденциальность локальной системы.

В общем, пофигу. Их проблемы. Я напишу, а там уже посмотрим.

Пробежавшись по клавишам, я быстро накатал короткое сообщение и отправил его на внутреннюю почту «Синей птицы». Будем надеяться, что они просматривают входящие ежедневно.

Тем временем, скотт, решив поделиться своими переживаниями, привычно взобрался мне на плечи и уютно устроившись там, стал вещать. Эмоционально, ярко и невероятно сумбурно.

Вот он куда-то лезет. Чует знакомый запах. Видит меня рядом с кучей других людей. Принимает мои волны сожаления и грусти. Волнение разделяется на нас двоих.

Какой-то «закрытый» человек передаёт мне важную вещь.

Ответственность. Тревожность. Охранять, держать при себе.

Скотт не делает различий между моими всплесками чувств и своими. Он всё смешивает и ощущает близость соплеменника.

Осторожно пробирается вслед за мной. Видит, что я ставлю важную вещь в грузовой отсек и, под присмотром пилота, надёжно её закрепляю.

Скоро вернусь, нельзя оставлять надолго. Нужно, важно, держать при себе.

Сумбур, меняются картинки, образы, запахи, ощущения.

Спрятаться, поближе к другу. Поглубже.

Неудобно когтями, нужные гибкие черви, как у друга. Получается.

Место занято. Убрать? Выкинуть? Заметят. Съесть.

О! Вкус маминого молока. Густо, сытно, усыпляюще.

Не забыть закрыть пещеру. Получается, не получается, сплю. Сладко, спокойно, друг скоро заберёт.

Воспоминания заканчиваются. Прожора незаметно переходит из сна в своей памяти в сон настоящий.

Да уж, он реально потяжелел. Всё-таки сожрать килограмм 15 М-пыльцы, даже с чудовищно быстрым метаболизмом скотта, задача сложная. И как его вообще не вырубило? Или на марсианских животных местные эндемики не действуют? Вопрос для химиков и биологов.

Раздалось тихое шипение, и в стене над умывальником появилось отверстие.

Нежданчик.

С опаской подойдя ближе, я увидел, что внутри лежит пара стандартных сухпаев и какая-то тряпка.

Передачка, так передачка. Вспомнили значит, пожрать вон через пневмотрубу прислали. Только нафига мне тряпка?

Зайдя на свою почту, я увидел входящее от «Синей птицы».

«Не отсвечивай. Еда будет по расписанию. И убери за собой срач.»

Коротко и ёмко.

Судя по стилю написания, отвечал тот тип, который меня встречал.

Оглядевшись, я понял, что действительно вокруг как-то грязновато. Грязная вода залившая весь пол, спальные мешки, напиханные в унитаз и раковину.

Тусить мне здесь ещё неизвестно сколько, так что стоит и прибраться. Самому же потом будет приятно.

Сказано, но не сделано. Сначала я решил подкрепиться. Хотя, если быть честнее, то пожрать.

Разорвав обёртку сухпая, я, не разогревая, стал накидывать в себя консервы, выдавливать всё из тюбиков и заедать, высохшими до состояния мумии, хлебцами.

Вкусно?

Не знаю, но мне понравилось. Смог остановиться только, когда доел половину второго набора.

Выдохнул, полежал немного и заснул.

* * *
Так, это четвёртые или пятые сутки? Надо напоминалку поставить в комме, а то совсем запутался. Вроде просыпался разок, допил «бархатное молочко», посёрфил в Сети, ответил на комменты к свежему блогу. Там как раз такой срач разгорелся. Купленный я теперь или нет. А если да, то кем? ОЗМ и Венерой или Марсом и Луной?

В общем, народу только дай повод, а место и время для хаоса найдётся.

Причём, я делал монтаж видеонаполнения супер-щепетильно. Чтобы всякие «мясные кучи» в кадр не попали, разговоры о войне тоже старался обходить. Хотелось просто показать жизнь без тусовок и рейвов. Скучную, неприглядную, но естественную. Такая перебивочка контента.

Но вот всех почему-то зацепило.

Может, как раз потому, что люди ждали именно отрыва, а не экзистенционального бреда?

С другой стороны, судя по активности, пусть и негативной, подписчиков прибавилось. Скорее всего, нужно время, чтобы меня начали воспринимать не только, как рейвизора, но и как социального блогера.

Но зачем мне это вообще нужно?

Неужели всё пережитое на Марсе так на меня повлияло?

Я действительно изменился? Или смог открыться, увидеть другую свою сторону?

Да ну… тупость какая-то. Наверно, до сих пор меня кроет от «молочка». Эмоции через край.

И чтобы занять руки, а не голову стоит отвлечься и постараться навести хоть какой-то порядок в моей «каюте».

На этот раз у меня всё получилось. Я даже вспотел от проделанной работы. Кстати да, и сам стал пованивать конкретно. Почти неделя без душа, это вам не шутки. Как дитя прогресса, требую уважительного к себе отношения.

Стоит опять на мыло «Синей птицы» написать? Может выведут на помывку?

Ага, только ещё немного посижу в СпидНете. Там как раз парни из «Анального Дискавери» выложили свежий пост о пришельцах на Сатурне. Судя по отзывам, контент просто на разрыв.

Видеофайлы с автоматических зондов показывали фантастические картины. Кольца Сатурна превратились в нечто совсем неподобающее. Знакомые с детства пыльные диски, окружавшие планету по экватору, стали удлиняться и превращаться в щупальца, что рисовали причудливые узоры на её спутниках.

С дальней орбиты, откуда велась съёмка, создавалось ощущение, что Сатурн распустил свои волосы и лёг в космическую воду. Аморфно извиваясь, его новая структура совершенно меняла привычный вид планеты.

Да и знаменитое шестиугольное образование на северном полюсе словно расползлось и стало шире. Обретя более расплывчатую форму и сделав свой цвет гораздо ярче.

Несмотря на все эти метаморфозы, инопланетные ребята больше никак себя не проявляли.

То есть, вообще никак.

Не вступали в контакт, игнорировали любые попытки связаться. А посланные к ним делегации биологических и механических формаций просто отправляли домой. Гравитационная технология у них работала, что надо.

Летит вон челнок или здоровенный исследовательский корабль. И вдруг в паре миллионов километров от ближайшего сатурнианского спутника начинает заворачивать по параболе. Ещё чуть-чуть и вот он уже развернулся на 180 градусов и мчит домой к мамочке. Плакаться о всяких аномалиях.

Этим, кстати, военные чуваки страдали. Они, по глупости, после фиаско с коннектом решили сразу ракеты запустить, ну и бахнуть заодно плазмой, лазерами и всякими пучками разных экзотических частиц.

Что у них получилось?

Веселуха и красивый салют в межпланетном пространстве.

Грави-барьер пришельцев сработал, как надо и отправил все «подарки» обратно.

Пришлось экстренно маневрировать, подрывать всё, что можно и нельзя, и делать вид, что всё так и задумано.

В общем, полыхнуло у парней с пушками и погонами знатно.

Объявили зону вокруг Сатурна закрытой и продолжают что-то там мутить. Зонды «Анального Дискавери» одни из немногих, кто смог преодолеть эту блокаду и выложить свежую инфу в Сеть.

За что им, собственно, громадный респект.

Может, кстати, тоже рвануть на эту инопланетную тусовку? Сделаю блог прямо с места событий, угар будет конкретный! Если меня, конечно, не прибьют на подлёте.

Ладно, это пусть пока останется в области мечтаний.

Покопавшись ещё в СпидНете, я основательно подзавис и пропустил ещё одну кормёжку. Отверстие в стене открылось, но заметил это только скотт. Который и полез внутрь, чтобы узнать, что там происходит. А заодно и вкусненького добыть.

Когда я подъедал остатки второго сухпая, то поделился с ним малиновой сгущёнкой и шоколадным концентратом. Прожора был в восторге.

Так что, став заядлым фанатом такого хавчика, он с нетерпением ждал новой порции. Ну и решил немного мне помочь.

Пока я залипал, он вытащил упаковки и вывалив их в умывальник, там же стал дегустировать одну из них.

Разумеется, открыть их для него было сложновато, но он не успокоился, пока не разорвал вожделенную тубу со сладеньким. Тут-то я его и спалил.

— Ах, ты маленький обжора, — умилялся я, пытаясь хоть немного отмыть умывальник от сгущенки, на этот раз банановой.

— Наверное, тебе тоже скучновато в этом склепе. Я вот чувствую, что меня скоро и сёрф в Сети задолбает. Нужен экшн какой-то, тусовочка небольшая. Ну чисто чтобы оттянуться и расслабиться. Можно даже не полноценный рейв, а так мини-вечеринка.

Как думаешь, стоит намекнуть капитану корабля, что отдыхать тоже нужно?

Я бы намекнул все этим скучным ублюдкам, как нужно правильно отрываться. Так, чтобы мясо слетало с костей, а мозги выворачивало в сингулярность.

Я бы сделал этот сраный кораблик настоящим храмом межпланетных пати, а его экипаж рабами безумных удовольствий.

Вот именно!

Я, только Я смогу это сделать!

Порвать их дешёвую реальность и дать глотнуть жёсткого богоподобного рейва.

Пришло время свободы! Моей свободы!

ПОГНАЛИ, СУЧКИ!

Глава 17

Вокруг белые стены. Такие мягкие и уютные.

Пол тоже ничего, слегка упругий. Можно разбегаться и прыгать.

Но лучше всего потолок. Он светится! Иногда ярко. Когда хочу спать тускло. Часто по нему пробегают всякие узоры. Один раз я даже увидел картинку. Солнышко и облака. Милота.

Ко мне часто приходят гости. Они все тоже в белом. Некоторые из них о чём-то говорят со мной. Я не всегда понимаю, но стараюсь улыбаться. Мне это не сложно, а им приятно. Многие улыбаются в ответ.

Ещё меня выводят покушать и прогуляться.

Сама еда не очень вкусная, но гулять мне нравится.

Мы долго идём по коридору, никуда не сворачивая. Потом поднимаемся на лифте. Выходим, и мне на руку надевают красивый браслет. Это чтобы я не потерялся.

У меня есть другой, но он болючий. Когда я себя плохо веду из него лезут кусачие мурашки и валят меня пол. Не хочу об этом думать.

Я в парке. Здесь много деревьев, кустов и травы. Люди тоже есть, но они какие-то странные. Ходят, бормочут себе что-то под нос. Некоторые начинают кричать и лезть драться, тогда их браслет срабатывает и выпускает кусачих мурашей.

В целом, мне всё нравится.

Спокойно и не скучно. Всегда есть чем заняться. Например, подумать.

Доктор говорит, что это полезно. Что мне нужно так делать чаще.

Думать, мыслить, анализировать. Последнему слову он меня и научил.

Вообще, Доктор умный.

Я его сразу запомнил. Он тоже приходит весь в белом, но остальные его слушаются. Поэтому его белый, для меня самый белый.

Белоснежный!

У меня начинает получаться думать, всё лучше и лучше. Я даже вспомнил это слово «белоснежный» и разобрал его по частям.

Проанализировал!

Белый, это цвет. Снежный, это цвет снега, тоже белый. Если сложить всё вместе, то получиться двойной белый.

Когда я рассказал об этом Доктору, он рассмеялся и сказал, что я молодец. Мыслю нестандартно. Мне это понравилось. Люблю, когда меня хвалят.

Потолок медленно гаснет.

Это, потому что я хочу спать.

Ложусь на пол и сворачиваюсь калачиком. Удобно.

Сплю.

* * *
Просыпаюсь.

Открывается дверь и заходит человек в белом. Это не Доктор, его я узнаю сразу.

— Стань на колени, руки за спину, подними голову и открой рот, — говорит человек.

Я подчиняюсь.

Так нужно. Каждый день после сна я прохожу процедуры. Первая, это выпить таблетки.

Мне на язык кладут два кругляша. Белый и синий. Они гладкие и безвкусные.

— Глотай.

Их можно не запивать. Но, на всякий случай, я набираю в рот слюны.

— Пошевели языком. Рот шире.

Выполняю.

Человек поднимает руку с, похожим на мой, браслетом и говорит в него.

— Рафик, это я. Пятьдесят пятый накормлен.

Кто-то отвечает, что он не Рафик, а Рафаэль. Говорит незнакомое слово. Оно гадкое.

— Заколебал. Хватит выёживаться. Я же не ною, что мне приходится этих психов таблами пичкать. Могли бы поставить на это дело робота или как-то автоматизировать процесс, — продолжает беседу человек в белом.

Браслет что-то говорит, но я уже не слышу.

Мне становится хорошо и спокойно.

Вообще мне всегда спокойно, но после утренних процедур спокойствие становится с большой буквы.

Дверь закрывается.

Я снова один.

Ложусь на пол и смотрю на потолок.

Снова узоры. Каждый раз разные. Жду картинку. Мне нравятся облака и солнце.

Отвлекают. Шуршат, копошатся. Где-то за стеной. Или внутри неё?

Открывается дверь, снова человек в белом. Зовёт меня идти с ним.

Процедуры. Процедуры. Процедуры.

Меня чем-то колят. Но не больно. Щипают. Светят в глаза. Щекочут изнутри. Снаружи. Я зеваю.

Хочется есть, а потом поспать.

Меня понимают и отправляют в столовую.

В коридоре нас строят и, под присмотром двух людей в белом, ведут кушать.

Выбирать нельзя. У каждого одинаковое блюдо.

Сегодня макароны с красным соусом и лунные тефтели. Большие, но лёгкие. Воздушные, говорит кто-то внутри меня.

Запиваю всё желтоватой кислой водой. Рядом кто-то морщится и сплёвывает.

— Даже сок разбавляют, ублюдки. Скоро вообще дерьмом кормить будут, — говорит он.

Поворачиваюсь, смотрю на него. Это взрослый мужчина, лысый и неприятный. От него пахнет злостью.

Браслет на его руке вспыхивает оранжевым, и он замолкает.

Хорошо, что у меня нет браслета. Я спокойный.

Доедаю. Не очень вкусно, но питательно.

Аккуратно отношу поднос к кухонному конвейеру и улыбаюсь. Использовал редкое слово.

Конвейер.

Пока не могу его проанализировать, но знаю, что он делает.

Передаёт грязную посуду в мойку.

Как приятно быть умным.

Нас отводят обратно по палатам. Наконец, я смогу спокойно смотреть на узоры. Может быть даже посплю, если потолок станет тусклым.

* * *
— Джонни, давай с тобой поговорим. Ты же любишь со мной говорить? — спрашивает меня Доктор.

Сегодня он пришёл ко мне один.

Мы сидим рядом друг с другом и общаемся.

— Да, мне нравится. Мы играем и говорим. Вопрос-ответ, да? — отвечаю я ему.

— Конечно, Джонни. Наша любимая игра. Кто начнёт?

— Ты. У тебя интересные вопросы! Они делают щекотку в моей голове.

— Хорошо. Ты помнишь, как попал сюда?

— Ты уже спрашивал. Я отвечал. Могу повторить. Открыл глаза и лежу в комнате. Всё вокруг белое. Заходят люди в белом. Так мы и познакомились, — улыбаясь, говорю я.

Доктор задумчиво посмотрел на меня и улыбнулся в ответ. Это-то мне в нём и нравилось. Он не боялся улыбаться. А его большие рыжие усы делали улыбку ещё смешнее.

— Помню, Джонни. Но чтобы было раньше? До того, как ты попал к нам? Корабль «Синяя птица», люди на нём, ты у них в гостях, помнишь?

— Неа. Звучит, как сказка. Хорошее название для неё. «Синяя птица». А про что она?

— Да, может это и сказка. Но очень страшная. Я бы даже сказал ужасная.

— Сказки такими не бывают. Они всегда добрые. А если в них и есть плохое, то хорошее его всегда побеждает.

— Ты прав, Джонни. В этой сказке всё так и есть. Именно поэтому ты сейчас говоришь со мной.

— Расскажешь мне её? — я умоляюще посмотрел на Доктора.

Он редко рассказывал истории, но они всегда были классными.

— Может быть. Если не будет дальнейших продвижений, то да. Завтра.

Я улыбнулся. Он тоже.

Минуту мы смотрели друг на друга и улыбались. Так хорошо и весело! Пусть так будет всегда.

— Давай ещё один вопрос, Джонни. Про твоё имя. Кто тебя так назвал? Мама, папа?

— Неа. У меня не было мамы и папы, это я помню точно. Мой друг. Он бездушный и очень умный. Такой, как ты. Постой. А у тебя есть душа?

— Наверное, да. У каждого человека есть душа. Но ты сказал, что у твоего друга её нет. Почему?

Я задумался. В голове что-то защекотало. Захотелось почесаться, но я смог только поскрести макушку. Потом затылок. Ещё висок.

Вспомнил!

— Он робот! Мой друг робот. Железный и болтливый. Но у него нет тела. Он мог жить в других железках. И учить меня. А ещё говорить смешные вещи. Как ты, Доктор.

— Это прогресс, Джонни. Ты молодец!

— А можно теперь мой вопрос?

Доктор кивнул головой, разрешая.

— Где мы живём?

— Уточни. Это слишком общее понятие.

— Ну, где мы сейчас живём. Как называется это место, где находится?

Я сам удивился своему вопросу. Эта мысль появилась у меня в голове случайно. Наверное, я слишком сильно её чесал.

— Мы на астероиде. А если быть конкретней, то внутри него, — немного напрягшись, ответил Доктор.

Почему он волнуется? Может, это неправильный вопрос. Но что-то внутри продолжало свербеть, и я уточнил.

— А что мы здесь делаем?

Доктор потрогал свои смешные усы и нахмурился.

— Мы лечим людей, — произнёс он.

— Я тоже доктор?

— Нет, Джонни. Я — доктор. И другие люди в белом тоже. Все, кто в зелёном, наши пациенты.

— Но, я же в зелёном. Очень приятном зелёном. Он пахнет мятой. Это значит, что я больной?

— К сожалению, да.

— И чем я болею?

— У тебя диссоциативное расстройство идентичности.

— Я не понимаю, Доктор.

Неожиданно мне стало грустно от собственной глупости. Так много сложных и непонятных слов. И я не мог их обдумать.

— Да, извини. Совсем забыл.

Ты псих, Джонни! Долбанный шизанутый псих! Слышишь?! Как тебе такой прикол? А хочешь я покажу тебе, что случилось на «Синей птице»? О! Там был жёсткий угар! Всем понравилось! Даже, тем, кто висел на стене с выпущенными кишками. Они охрененно повеселились. Как и мы! Помнишь, Джонни?

Мне даже нравится называть тебя таким дебильным именем.

Джонни. Так тупо, что даже смешно.

Я закричал.

Кто-то в моей голове стал говорить со мной. Мерзко. Гадко. Больно.

Щекотка ушла. Теперь вместо неё горел огонь. Мои мозги плавились и вытекали через уши на пол. Я стал ползать, чтобы собрать их и запихнуть обратно.

Жжётся! Дико жжётся!

Кричу.

В меня втыкается игла. Прямо в шею.

Холодно. Жар уходит.

— Спасибо, — шепчу я.

Засыпаю.

* * *
Сегодня в столовой многолюдно. Наверное, потому что дают тыквенный пирог. До этого я ел его один раз, и он мне очень понравился.

Может теперь все решили его попробовать?

Сажусь за стол. Начинаю есть. Вкусно!

Меня кто-то толкает. Так неудачно, что вся моя еда валится вниз.

Некрасиво. Всё заляпано. Я грязный.

Поворачиваюсь.

На меня злобно смотрит большой человек. Он действительно очень большой. Огромный!

— Зачем ты это сделал? — спрашиваю я его.

— Захотелось, — ухмыляясь, говорит он.

— Это плохое желание. Видишь, теперь вся моя еда на полу. Придётся идти за новой порцией.

Я встаю. Он хватает меня за плечо и тянет вниз.

— Можешь не волноваться. Я и её брошу на пол. А потом тебя. Сделаю бутерброд. Моя нога, твоя рожа и галимая хавка.

Ну как тебе?

— Тоже плохое желание. Ты какой-то странный. Я пересяду.

Пытаюсь вырваться из его руки и отойти. Он не отстаёт.

— Послушай, дебил. Здесь теперь другие порядки. Как я скажу, так и будет.

Я молчу. Мне нечего сказать.

— Ну что молчишь? Язык в жопу засунул? Так я тебе ещё туда кое-что засуну. У нас в тюрячке такие, как ты на расхват были. Сладенькие. Покладистые.

Сегодня мой первый день в этой сраной богадельне, и я намереваюсь шикарно отдохнуть.

А ты мне в этом поможешь. Да, куколка? — он силой посадил меня обратно и прижал к себе.

— Умничка. Понимаешь, кого нужно слушаться. Может ты и не псих совсем? Смотри, какой чистенький и вкусно пахнущий, — сказал он мне прямо на ухо.

Псих! Ты долбанный шизанутый псих, Джонни!

Больно, опять больно!

Но теперь жар не только в голове, он в руках, ногах, во всём теле. Он управляет мной. Рвётся наружу!

Я поворачиваю голову и впиваюсь зубами в слюнявые губы этого ублюдка. Солёный вкус крови бодрит.

Сплёвываю кусок мяса на пол и, рыча, рвусь к его шее. Пульсирующая вена манит меня. Можно сделать отличный фонтан. Прямо сейчас. Умыться, напиться, насладиться.

— Сука! Что за хрень?! — кричит моя жертва, отталкивая меня.

Ну нет, малыш, сегодня я хочу поиграться.

Падаю на пол, кувыркаюсь через спину и, приземлившись на все четыре конечности, снова прыгаю на него.

Меня встречает мощный прямой в нос.

Теперь у меня во рту смешалась моя кровь и чужая.

Бодрый коктейль! Херачь ещё, разорви танцпол в клочья!

Да, да! Я улыбаюсь. Хриплю сломанным носом и снова бросаюсь вперёд. Теперь чуть осмотрительней. Снизу.

Чужая нога пролетает мимо, и у меня появляется замечательный шанс сделать отменную яичницу.

Смачным апперкотом я бросаю верзилу на пол. Мой кулак до сих пор помнит тепло его причиндалов, так что, не давая им остыть, я начинаю гвоздить его хлебало.

Замечательно!

Он пищит, как резиновый пупс. А его лицо так же мнётся под моими ударами.

Кто-то хватает меня за шею. Пытается оттащить. Резко дёргаю головой назад, забавный хруст, минус чей-то зуб.

Вокруг кричат, бегают.

Плевать!

Хорошее начало тусовки, Алик!

О, да! Чертовски правильно! Закончу с этим и устрою тут настоящую движуху.

В рёбра втыкается какая-то хрень. Не обращаю внимания, продолжаю месить мясное тесто.

Твою мать!

Через меня проходит электрический разряд. Потом ещё один.

Скриплю зубами, терплю. Не так уж и страшно.

— Да, вырубите его уже кто-нибудь! — орёт мужик в белом сбоку от меня.

Паника, сладкая паника! Я чувствую их страх!

— Давай «слонобой», по-другому его не возьмёшь, — слышится где-то за моей спиной.

Щелчок. Визг разгоняемой катушки. Меня сбрасывает с кровавой туши и бросает на пол.

— Ещё разок, он держится!

Снова противный визг и тишина. Мир становится чёрно-белым и пресным. Идут титры. Я в главной роли.

* * *
— Джонни, что с тобой?

Доктор сидит передо мной и внимательно на меня смотрит.

Теперь наша беседа не такая доброжелательная. На моей руке браслет. Но не тот, который для прогулок в парке. Этот плохой. Он делает мне больно, если я себя плохо веду.

Прошло несколько дней после того случая в столовой. Я плохо помню все подробности. Всё размыто и смазано. Будто я смотрю старое кино.

После этого Доктор говорил со мной только один раз.

Я почти не понимал его, только улыбался. В голове шумело, а тело не слушалось.

Сейчас он пришёл снова. Мне стало получше, и я хотел снова сыграть с ним в игру вопрос-ответ. Вот только, что ответить на его первый вопрос я не знал.

— Не знаю, Доктор, — честно сказал я.

— Сначала я подумал, что у нас с тобой произошли подвижки. Но у тебя опять случился приступ неконтролируемой агрессии. Я подозреваю, что сработал какой-то триггер. И ты перешёл в пограничное состояние.

Твоя вторая личность не полностью захватила контроль над телом, но получила существенное влияние.

Скажи, что ты чувствовал, когда бил того парня? — произнеся кучу непонятных слов, Доктор в конце задал понятный вопрос.

Я постарался сосредоточиться. Вспомнить. Собрать всё воедино.

— Он хотел меня обидеть. Задеть. Я не отвечал. Но потом он что-то сказал и внутри меня будто взорвалась бомба. У меня появилась сила, злость и я захотел наказать этого человека.

Нет, не так.

Я захотел с ним повеселиться. Мне показалось, что это очень весело и смешно.

Простите меня, Доктор. Я очень стыжусь того, что сделал, — мне показалось, что ещё чуть-чуть и я расплачусь.

Нет, так нельзя. Плачут только девчонки. Ты же не девчонка?

Всхлипнув, я замолчал.

— Успокойся, Джонни. Всё хорошо. Всё закончилось. Теперь такого не повторится, — он посмотрел на мой браслет — ты же не хочешь, чтобы такое случилось опять?

— Нет, не хочу, — снова всхлипнул я.

— Тогда тебе придётся выслушать страшную сказку. Помнишь? Ту, о которой мы говорили.

— Да! Но что тут плохого? Вы так говорите, будто она принесёт мне вред.

— Может и ничего. Есть вариант, что она подстегнёт твои когнитивные процессы и заставит работать «потухшие» нейронные связи. Проще говоря, ты сможешь мыслить более сложными формациями и вернёшь определённые участки памяти в активную фазу, — сказал Доктор.

Я опять почти ничего не понял, но послушать сказку очень хотел. Пусть и страшную, но я уверен очень интересную.

— Хорошо, я готов!

— Но существует и второй вариант. А может даже и третий, — задумчиво произнёс он.

Я вопросительно уставился на него.

— Они более негативные, чем первый. Именно поэтому у меня за дверью стоят санитары со «слонобоем». Если вдруг что-то пойдёт не так, они помогут тебя успокоить.

— Зачем? Я же обещал себя хорошо вести, да.

— Ты да. Но он — нет.

— Кто он? — совсем запутался я.

— Бог тусовок. По крайней мере, он себя, так называет, — Доктор поднялся и пересел к другой стене.

— У меня есть нарезка с камер наблюдений «Синей птицы» и расшифровка их «чёрного ящика». Мы собрали из всех этих данных что-то типа голографического фильма.

Предупреждаю, зрелище не для слабонервных.

Если тебе станет плохо или ты почувствуешь, что кто-то у тебя в голове начинает говорить, то сразу сообщи мне, — он мазнул по сенсорам на своём комме.

Свет медленно померк.

В полутьме сформировалось дрожащее изображение. Фокусировка. Всё стало чётким и трёхмерным.

Прямо передо мной стоял я. У меня на шее сидело какое-то существо.

Прожора, всплыло откуда изнутри.

Я отошёл подальше и тоже сел.

Сказка началась.

Глава 18

Я бы намекнул всем этим скучным ублюдкам, как нужно правильно отрываться. Так, чтобы мясо слетало с костей, а мозги выворачивало в сингулярность.

Я бы сделал этот сраный кораблик настоящим храмом межпланетных пати, а его экипаж рабами безумных удовольствий.

Вот именно!

Я, только Я смогу это сделать!

Порвать их дешёвую реальность и дать глотнуть жёсткого богоподобного рейва.

Пришло время свободы! Моей свободы!

ПОГНАЛИ, СУЧКИ!

* * *
Кто тут у нас? Пушистый, весёлый и наваленный. Всё, как я люблю! Буду звать тебя Упоротыш.

Нравится? Да, вижу, что да! И ты, наверное, готов веселиться? Ути-пути, мой животёныш! Давай, покажи папочке, что умеешь.

Аха, блевать я тоже умею! Ещё как! Хочешь покажу?

Стой, стой, это что за кислотная хрень из тебя льётся? Сразу видно, наш пацан, затусил знатно! Так вставило, что блевня пол проедает к херам.

Вкуснота!

Вот, кстати, и идея, как вылезти из этого убогого железного ящика. Где-то уже такое было. Механическая хрень в голове подсказывает трэшовый фильм конца двадцатого века. Плевать! Всё новое, это хорошо забыто сраное. Или старое?

Таксик… чтобы проело дверь нужно ещё, как минимум, пару литров волшебной рвоты Упоротыша. И аккуратненько её размазать.

Руками?

Восхитительно идиотски!

Лучше сразу самому глотнуть.

Упс! Але оп! Прыгай, прыгая волосатый мешок с мясом! О, значит чего-то знаешь.

А как насчёт пролезть в ту дыру, откуда выпадает хавчик и там полазить? Найти укромное местечко с тонкой аппаратурой и хорошенько туда нарыгать?

Что? Не понимаешь? Я покажу.

Хватаю животину за холку и тащу, чтобы ткнуть мордой куда нужно ползти.

Опа! Вот это приход! Возбудительно-охренительно!

Мыслишки нахер, а вот чувствилища рубят по полной. Чую всё, как Упоротыш. А он, вроде, в обратку мою хренотень принимает.

Запищал, вырвался.

Не нравится ему дерьмо в моей голове. Боится.

И это правильно! Делай, что говорю, и мы хорошенько затусим. Если не сдохнем!

Сцапал забившуюся в угол тварину и пропихнул её в дырку. Напоследок грузанул в её куцый умишко свою чёткую идею и наказал выполнить всё в точности. А то сожру!

Пау-пау, мохнатый заныл, но пополз.

Теперь ждём ремонтной бригады или просто легкой паники на борту. Мне главное, чтобы дверь открыли.

На минуточку. Секундочку. Мгновенице.

А дальше я уже станцую мясной дэнс.

Где-то за стеной шуршит Упоротыш, прокладывая себе дорогу через джунгли корабельных коммуникаций. Он ищет те образы, которые я ему показал. Микросхемы, пучки проводов, энерготуннели, любая хрень, которую можно повредить. Если не блевануть кислотой, то перегрызть, разорвать когтями. И похеру, что зверёныша может рубануть током или вообще развоплотить в труху. Главное, исполнить приказ хозяина.

Вдруг ощутимо запахло горелым.

Ты ж мой сладенький! Нашёл вкусное местечко.

Давай ещё. Подбавь газку, сделай огонёк поярче.

Мигнул свет.

Дыра в стене начала беспорядочно открываться и закрываться. Из неё полетели пакеты со жратвой.

Да-да! Нужно больше хаоса!

Где-то вдалеке заверещала сирена и всё вокруг полыхнуло красным.

Ммм, цветомузыка! Дешёво, но для начала сойдёт.

Теперь просто откройте дверь и пустите меня за диджейский пульт.

Ну? Где же вы, ленивые засранцы? Мне нужна первая жертва!

Хорошо быть богом и молиться самому себе. Вдвойне жирно, когда желания исполняются сразу. И втройне вкуснее, когда вырываешь кому-то глазные яблоки, раздавливая их, словно спелые виноградинки. Так брызнуло, что сок попал на губы.

Облизываюсь и улыбаюсь.

Путь свободен.

Двигаюсь в ритме ломаного бита, что играет в моей пульсирующей башке.

Мощно, плотно, забористо! Ух!

Коридор, ещё один. Поворот и врезаюсь в мясо. Весёлое и кричащее, но ещё не понимающее, что хардкорное пати скоро начнётся. А они всего лишь помеха. Заусеница на пальце, что сейчас начнёт крутить ядрённо-кислотные пластинки на ваших сраных хребтах.

Кусаю, ломаю, грызу, вырываю и пробегаю.

Впереди ещё много поклонников.

Особенно в капитанской рубке, где я решил устроить свой БДСМ-ДЭНС-ПЕРФОМАНС!

Ох, как меня ласкают такие кровавые мыслишки. Мозг получает порцию нейронных розг. А я разгоняюсь почти до скорости тьмы. Свет обтекает меня, ему гадко прикасаться к такому монстру, как я.

Ммм. нахер законы физики.

Нахер реальность.

Нахер всё, кроме отбитой тусовки посреди вяленького околосолнечного космоса.

А вот и ещё поворотик. Лесенка ведёт наверх, в святая святых этой жестянки.

Можно, конечно, на лифте, но там могут вырубить питание, застопорить, пустить какой-нибудь невкусный газ и конец приключениям. Мне такого не нужно. Я только разогрелся. Только вошёл во вкус.

Солёный, металлический, яркий, платонический.
Намазанный на тело, чтоб оно сгорело.
Кричало и бранилось, просило подождать,
Но я не буду смеяться и плевать.
Пускай оно остынет за бортом корабля,
Кривляясь и сжимаясь до минус Цельсия.
А мне вернут кусок биологического льда,
Я херану его в коктейль из крови и тебя.
Рифма сбилась и я на всей скорости рубанулся о закрытую дверь. Металлическая мембрана решила не открываться, хотя я шлёпнул её по сенсору, с оттяжечкой. Как по жопе жирной сучки.

Ноль эффекта.

Ноль внимания.

Закрыто, хоть обосритесь.

— Упоротыш! Гав-гав! Мяу-мяу! Хрю-хрю! — заголосил я на все лады.

Мне нужен мой блюющий помощник.

Срочно! Точно! Внеурочно!

— Уиииии!!! — ещё немного поверещал я.

Никого.

А времечко течёт, капает, лапает мою действительность. Потом отмываться.

Разбиваю сенсор вхлам, выковыриваю внешнюю панель и ныряю в провода и микросхемы.

Что-то где-то присоединить, там убрать, здесь сплести косичку, тут плюнуть и растереть.

Охренительно!

Бог, он и есть бог. Всё умеет, всё может. Главное, чтобы захотел.

Ещё раз шлёпаю по висящей на металлических жилах пластине сенсора. Теперь чуть понежнее, будто хочу приготовить шлюху к другим играм.

Она всхлипывает. Размазывает слёзы и вонючую помаду. Открывает рот и пищит.

Мембрана расходится в стороны открывая проход.

А там!

А там!

Папарам! Куча трясущихся от страха педрил мужского и женского пола, есть даже один сладенький гермафродитик.

Все по углам, что-то вопят, тычут в меня детскими пушечками. Похоже, кто-то не готов к сегодняшней тусе. Придётся помочь народу расслабиться. И для этого есть идеальное средство.

Глубокий массаж органов.

Начинаем зарядку!

Раз-два ноги врозь — яйца вскользь.

Три-четыре руки шире — попляшу я на могиле.

Ну что такое?

Мало кто понял мою считалку. Первые двое просто упали на пол и схватились за промежность. Одна вроде даже женщинка. Правда, хороший удар между ног убирает гендерные различия. Так что, сегодня все будут кайфовать одинаково.

Следующая парочка захотела потанцевать со мной, но не рассчитала скорость и вхерачилась в стену после неудачного пируэта.

Какая грация! И где мои овации?

Прилетели в виде керамических игл, что пульнул олдовый пистолет капитанши.

Капитанки?

Капитано?

Хер разберёт этих любителей миксовать свои хромосомы.

Ага, кинетика прошлого века. Как эта рухлядь после выстрела вообще не развалилась?

Оу! Ещё одно попадание. И подряд трио в ногу. Ну вообще шик! Так богов не встречают. Уродцы, я же принёс вам вечный рейв! Склонитесь и утритесь, слизывая пот вселенского тусовщика.

Тело начало что-то бормотать о боли, каких-то повреждениях и кровотечениях. Смешно. Физика это для смертных. Выключаю тупую сигнализацию и продолжаю угорать.

Таксик, теперь тебе не нужна эта пукалка. Отдай её сюда. Да, вместе с пальчиками.

Ммм, сочненькие, пахнут рыбкой. Кушала или с собой баловалась?

Сплёвываю, улыбаюсь и снова танцевать кидаюсь.

Чтобы добавить жарку, выпускаю оставшиеся иглы в толпу. Там, конечно, от силы десяток зарядов, но и человечков осталось пятёрочка. Это с учётом тех, кто прибежал на шум веселухи. Похоже, здесь собралась почти вся команда «Синюшки-пичушки». Вот и хорошо. Не придётся искать мясные остатки по корабельным закоулкам.

Ничего себе! Какой мощный мальчик!

Длинные тёмные волосы, тонко подведённые широченные глаза, пухлые губки и общая смазливость зашкаливает. А эти бицепсы, трицепсы и другие пипицепсы так и просятся, чтобы их потискали.

Откуда ты такой красивенький? Будешь у меня гоу-гоу танцевать? Я даже не буду тебя кастрировать, вон какие орехи форму оттопыривают.

Сочнямба будто не услышал моего заманчивого предложения и сразу бросился обниматься. Какой страстный мужчинка. Сразу видно, голодный до приличных вакханалий.

Так сильно меня любишь, что хочешь задушить? Шалун.

Эй, об стену зачем, давай лучше сразу на пол. Я только немного подправлю тебе рёбрышко. Видишь, как мешает? Ты даже до собственного шланга ртом дотянуться не можешь. А хочется, да? Ну так я помогу.

Оп, и нет рёбрышка. И второе для симметрии.

Чего кричишь? Я грубиян? А сам, кто без прелюдий полез напролом. Нежность сначала нужна, пофлиртовать там, познакомиться.

Малыш-красавчик отбрасывает меня и тянется куда-то к своему поясу. Неужели кольцо? Я согласен! Будем вместе творить непотребства и угар!

Ну что за пошлость? Вибронож. Обоссаться, ты что решил покрасоваться перед тёлочками? Или почистить сладкий картофель?

Машешь, ухмыляешься, всё ближе подходишь. Ты что психопат? Совсем крыша дёрнулась? Угомонись, пупсик. А то поцелую.

Мне приходится подарить ему частичку себя, чтобы он немного поумерил свой пыл. Ну не люблю я садо-мазо при первой встрече. Разогреться нужно, узнать друг друга поближе, а потом пускаться во все тяжкие, чтобы текло по ляжкам.

Делаю шаг назад и незаметно набираю в ладонь собственную кровь. Бедняжка итак сегодня побрызгал везде, где только можно. Ну потерпи, ещё разок, один рывок, и кто-то скушает чужой пупок.

Выбрасываю щепоть и брызгаю кровушкой в глаза наглому мальчишке. Он морщится, отступает, пытаясь вытереть мой божественный сок.

Прыгаю к нему и хватаюсь за остатки вырванных рёбер. Тяну в разные стороны, вытаскивая изломанные осколки наружу. Теперь у меня тоже пара ножичков. Не таких пафосных и крутых, но зато сделанные собственными руками. Причём из природных материалов. Экологично и практично!

Ну что, в пузико добить или мозжечок взболтать?

Пока я давал красотуле право выбора, он решил, что его вибронож будет симпатично смотреться в моём хребте. Фи! Я же так ходить не смогу. Тело хоть и подчиняется мне на все сто, но и просто так портить его не хочу.

Чуточку замедляю время. Ну или сам ускоряюсь. Это как посмотреть.

Крохотное движение в сторону и его вибрирующая штуковина проходит мимо, слегка царапая мою аристократически бледную кожу.

Великолепно! Душевно и скрепно!

Может стоит опять помолиться самому себе? Обязательно, но чуточку попозже.

Раз малышик не хочет решать, а продолжает баловаться, то закончим наши танцы по-быстрому.

Висок-висок, торчат рёбра наискосок.

Ммм, да. Жаль терять такую подтанцовку. На пилоне он смотрелся бы очешуительно!

Всё вокруг вновь начинает двигаться с прежней скоростью, и я понимаю, что слегка подустал. Тяжёлая это работа делать хорошую тусу.

Сейчас немного передохну, подкреплюсь и продолжу.

Но сначала всех в анабиоз. Пусть тоже подготовятся к дикому веселью.

Снимаю капитанский комм, подрубаю к себе полное право доступа. Пришлось немного пошаманить с генетической сигнатурой, но для бога это сущие пустяки. Захотел и всё случилось.

Океюшки, хрюшки, вас ещё тащить в медблок.

Может гравитацию вырубить? Ну или подуменьшить вращение, чтобы легче было перевозить мой мясной груз.

А чего это я парюсь? Возьму инъектор и вкачу всем средненькую дозу анабиотиков вместе с регенеративными нанитами. Поспят, подзарастут их тушки и норм будет.

Хотя есть шанс, что многие от такой терапии копыта откинут. Но это уже их проблемы. Бог выбирает сильных. Слабые не умеют тусить.

Аминь!

Сказано — сделано. И немного обделано. Чей-то кишечник не выдержал такого уровня веселья и выпустил свои шоколадности наружу.

Так что, когда я закончил, то в капитанской рубке валялось с пару десятков тел, погружённых в лайтовый анабиоз. Некоторые ещё импульсивно дёргались, пока в них начинали работать наниты, но в целом всё выглядело, как финал какого-нибудь афтерпати. Типа все вырубились, и кто-то ещё обосрался. Жизненно.

Теперь порция всяких полезных лекарств для себя и путешествие в поисках пожрать. Заодно поищу тех, кто не прошёл фэйс-контроль.

Может музыку сменить? Хочется чего-то близкого, естественного, живого.

О, идея! Какой же я гений!

Правда придётся пожертвовать несколькими тусовщиками. Но чего не сделаешь для хорошего и сочного бита? Правильно! Всё, что угодно, и в моей голове это звучит бесподобно!

Вернувшись в рубку, я выбрал самых крупных людишек и быстренько совершил с ними жертвоприношение. Они бы и рады сказать мне за это спасибо, но валялись в полном отрубоне. Вот и ладненько, меньше мороки.

Крови, правда, натекло многовато. Уже почти по щиколотку. Но это мелочи. Так даже веселей. Можно поплескаться и устроить пенную вечеринку.

Где, кстати, нож моего влюблённого крутыша? С ним процесс пойдёт гораздо быстрее.

Ага, вот и он. Теперь чик-чик и готово.

Вместо корзины снимаю чью-то форменную рубашку и делаю из неё импровизированный мешочек со сладостями. С десяток вкуснях в нём уже есть.

Теперь бегом в медблок пока не остыло.

Меня заносит на поворотах и, громко бибикая, я, словно заправский гонщик, отчаянно дрифтую. Ноги скользят. За мной тянется блестящая багровая полоса.

Бип-бип мазафака!
Приезжаю-прибегаю и на стол бросаю:
Десять сочненьких сердец.
Роботический конец.
Груду всяких проводов.
Батарею без понтов.
Стимуляторов десяток.
Банку биогелей всяких.
И фигашу свой жилет.
Некромантам всем привет!
Ну а дальше руки делают, глаза контролируют, мозг угарает. Вот здесь подправить, тут по размеру подогнать, ну и можно подключать.

Может проверить сначала?

Тупо! Скучно!

Погнали сразу!

Закидываю себе на плечи внушительную, сочащуюся консервирующим биогелем, конструкцию и расправляю её по всему телу. Действительно получилось что-то типа жилета.

Батарея сбоку, и я специально прифигашил к ней контролёр подачи энергии. Чтобы не в унисон все бились, а перефазировка была. Наложение ритма, асинхронизация и другие умные музыкальные слова.

Ну что врубаем?

Щёлкаю переключателем и задаю простой ритм с BPM под 60. Такой ленивый лоу-хопчик, чисто для разогрева.

Сердца бьются сочно и плотно. Я чувствую, как моё тело наполняется приятной пульсацией. Можно и ускориться.

Что насчёт дип-хауса?

Поднимаю BPM до 120 и добавляю хай-хэты от парочки сердечных мускулов на спине.

Твою мать, это феерично!

Звук рвёт мои клеточки и просится наружу.

Ух! Плазма меня задери! Вот теперь можно продолжать тусить. В меня будто вливается невидимая сила, вознося меня на новый уровень божественности.

А биток хорош! Может ещё ускорить?

Не, пусть пока так. Драм-машина может разорваться. А у меня итак напряг с хорошим оборудованием.

К тому же в капитанской рубке меня ждут остатки счастливчиков, которые так и жаждут кислотно потусить в пространственной пустоте.

Они правда пока этого не понимают. Но через денёк-другой, я их разбужу и покажу, как можно превратить эту консервную банку в отличный танцпол. Уровень их охреневания будет зашкаливать. Если они, конечно, доживут до этого момента.

В мою сердечную мелодию вплелся посторонний звук, и я с раздражением увидел, что это верещит мой капитанский комм.

Ну что за непруха?

Сказано же, закрытая вечеринка. Что за сигнал SOS? У меня тут уже есть парень с системой «самоотсос».

Хотя…

Я причмокнул. Может это знак, что к нашей тусе хочет присоединиться ещё народ?

Валить или принимать? Сложный выбор. Для кого-то.

Бог тусовок, всегда выбирает правильно.

Так что, отдать швартовые, задраить анусы, мы идём на абордаж!

Глава 19

Меня два.

Это хорошо или плохо?

Когда я спросил у Доктора, то он ответил, что это нормально. У людей такое бывает. Раньше считалось болезнью, а теперь особенностью.

Мне стало спокойней. Я даже сказал об этом доктору.

— Отлично, Джонни. Сказать откровенно, я думал, что после просмотра нашей импровизированной документалки, у тебя появятся заметные изменения. Но, похоже, твоё сознание довольно спокойно восприняло тот факт, что у тебя есть вторая личность.

Что подразумевает достаточно плотную связь между ними.

Скажи, ты случайно не слышишь какие-нибудь голоса в голове? Звуки, обрывки чужих мыслей?

Я задумался. Кто говорил внутри меня грязные и злые вещи? Тот второй или я сам? Нужно спросить у Доктора.

Внимательно меня выслушав, он, поморщившись, потёр свои виски и сказал.

— Судя по всему, наше общение станет более длительным. Так что, давай ты будешь обращаться ко мне не только, как к доктору, но и как к человеку. Для начала давай познакомимся ещё раз.

Меня зовут Зигмунд Карлович Двести первый. Напомни, как твоё имя?

В затылке закололо. Стало больно, а потом щекотно. Цифры, цифры! Я помнил человека, у которого тоже вместо фамилии были числа. Кто он?

— Меня зовут Джонни, — скупо ответил я.

Внутри меня что-то скрутило, сжало, рвалось на волю.

— Джонни Ноль! Вот, как меня зовут на самом деле!

— Хорошо, это очень хорошо. Ты прогрессируешь. А теперь скажи, как ты попал на «Синюю птицу»?

Память, где ты? Почему молчишь? Зигмунд Карлович спросил, нужно ответить.

Глубоко вдохнув, я закрыл глаза и попытался представить весь свой путь в обратном порядке. Сложно. Резко. Жжётся.

Что-то мешало мне и не давало мозгам работать.

Барьер из мяса и веселухи! Хочешь покажу тебе парочку шикарных воспоминаний? Расчленёнка или кишечный экспресс? Выбирай, Джонни! Или тебя теперь называть Нулевой Джо?

Чужой злобный смех хлестал изнутри. Я сжался в комок и, закрыв уши, пытался от него избавиться. Боль смешалась с откровением. Яростный свет вырвал из темноты знакомое и ужасное лицо. Я смотрел сам на себя и уже не боялся. В голове сдвинулись шестерни, и плавный рокот работающего разума дал мне сил вернуться в реальность.

С трудом поднявшись с пола, я улыбнулся и повернулся к Зигмунду.

— Кажется, мне стало лучше, доктор. Я начинаю кое-что вспоминать. Хотелось бы зафиксировать этот процесс. Поэтому можно прекратить меня пичкать вашими дикими таблетосами?

Внимательно на меня посмотрев, он никак не выдал своего изумления по поводу моей метаморфозы. Лишь скупо приподнял уголки рта в подобие улыбки и ответил, что подумает над этим. Затем поднялся и коротко попрощавшись удалился.

Я снова остался один.

Но теперь из моей головы ушёл туман и тёплое спокойствие. Меня будто вынули из уютного кокона и подставили ветрам реального мира.

Резковато.

Необходимо.

И первое, что я сделал, так это засунул себе пару пальцев глубоко в глотку. Рвотный рефлекс сработал, как надо. Желчь и остатки свежепринятых лекарств рванули наружу.

Ух! Давно, я так не чистился.

Теперь немного передохнуть и продумать план действий. Надолго оставаться в этой космической психушке мне не хотелось. С другой стороны, хорошо, что меня притащили сюда, а не сразу в тюрьму на пожизненное, учитывая, что я натворил.

Во всём есть свои плюсы.

И словно в подтверждение моих мыслей в стене что-то закопошилось. Заурчало. Захрюкало. Пробежало до потолка и, выломав почти незаметную вентиляционную решётку, упало рядом со мной.

Прожора! Милый ты мой, дружочек. Выжил значит, сбежал и снова решил со мной потусить?

Гудящий инфразвуком пушистый комок взобрался ко мне на плечи и одним махом передал весь свой клубок эмоций и переживаний. От такого напора мне даже пришлось присесть.

Скотт, кстати, здорово похудел. Видимо, жрать на этом астероиде совсем нечего. Ну или он опасается всех этих людей и старается никому не показываться на глаза.

Ничего, мой маленький, мы тебя снова откормим. Будут у тебя бочка лосниться, а мордочка вернёт свои пухлые щёчки.

Волна нежности затопила моё нутро и всё чего мне хотелось, это сидеть у стены и поглаживать, расположившегося на шее, скотта. Его положительные эманации разливались по моему сознанию, сглаживая углы и убирая острые осколки неприятных воспоминаний.

Вдох, выдох. Синхронизация.

* * *
Обед, ужин? Я немного потерялся во времени после мозговой встряски. Всё ещё осваивая странное ощущение присутствия второй субличности, я постоянно был настороже.

Мне всё время казалось, что стоит только расслабиться и этот упоротый Бог тусовок вырвется наружу. Если честно, фиговое чувство. Постоянно быть настороже.

Взяв поднос с едой, я неспешно направился к ближайшему столику.

Почему-то передо мной все расступались, стараясь не встречаться взглядом. Наверное, это было и раньше, просто я стал замечать изменения именно сейчас. Разум очистился, перезагрузился и всё стало на свои места.

Неужели все меня так боятся, потому что я набил лицо тому мордовороту? Или здесь что-то другое? В любом случае, такая репутация сыграла мне на руку. Никто не докапывался и не лез ко мне с тупой болтовнёй.

Ну кроме Зигмунда Карловича. Этот дядя продолжал со мной душеспасительные беседы, приходя в гости почти каждый день. Я, конечно, болтал, но особо ценную инфу хранил при себе. Док, правда выполнил своё «обещание» и снизил дозу нейролептиков, чем существенно помог мне мыслить более связано. Так что, мы были почти квиты.

Но самый главный вопрос, как мне свалить отсюда, оставался открытым?

После того, что начудила моя тёмная ипостась, вариантов у меня совсем немного. Либо продолжать тусить в психушке на астероиде и быть бесценным материалом для опытов, либо обосновать свой здравый ум и отправиться в колонию на пожизненное. Оба варианта, так себе. Поэтому я решил искать третий. И как оказалось, злодейка судьба, сменив гнев на милость, решила подкинуть мне правильное знакомство. Человека с похожими «особенностями», но с чуть большими связями, чем у меня.

После моего обновления, я стал ощущать вокруг себя своеобразный социальный вакуум.

То есть, и до этого моё общение работало на минималках. Как-никак, я под антипсихотическими препаратами, да и вокруг народ тоже не в ясном сознании ходит. Так что, курсировали все эти «овощи» параллельными маршрутами, да особо со мной не контактировали. Кроме того типа, что решил здесь ввести тюремные порядки. Но он быстро осознал, что не прав. А так, вокруг тишь, да гладь.

И какого было моё удивление, когда в наш, казалось бы, мужской блок привели нового пациента. Или пациентку. Тут без глубинного исследования не разберёшься.

Выглядела она, если судить по внешности, как обычная девушка.

То есть, дитя современного мира.

Лысая, с чуть заметным розоватым пушком по всей голове. Покрытая затейливыми цифровыми татуировками и разнообразным пирсингом. Ну и, конечно, парочка выставленных напоказ кибернетических имплантов, типа олдового нейрошунта на затылке и механических пальцев на правой руке.

Венчало всё это «великолепие» миловидное личико с азиатским колоритом и презрительным взглядом на всех и вся.

Идеальный персонаж для знакомства и близкого общения.

Особенно, если такая подсаживается к тебе и просит передать ей «вон ту сраную солонку в форме члена».

Я, конечно передал, но откуда такая фиксация на фаллосах?

Задавать такой личный вопрос правда не стал. Уж больно опасно выглядела эта девчина, на первый взгляд. Но она сама решила продолжить наше неожиданное общение.

— Ты вроде кажешься нормальным. Да и слюни себе на грудак не пускаешь. Как зовут?

Я как-то даже потерялся. Не привык, что девушки бывают такими напористыми. Или просто забыл. Где-то, когда-то я был известным блогером и рейвизором, у которого тысячи, а может и миллионы поклонников и поклонниц. А теперь псих с раздвоением личности и обожжёнными мозгами.

— Ммм…, — попытался сконцентрироваться я.

— Чего мычишь? Или я ошиблась, и ты тоже «овощной»?

— Нет. То есть да. В общем, я Джонни. Джонни Ноль.

Она хмыкнула.

— Ничего себе имечко. Под спецов косишь? Или просто неудачный эксперимент с никнеймом?

Я хотел что-то ответить, но она уже продолжила.

— Ладно, Джонни, так Джонни. Я — Ультра. Без всяких там цифр и дополнений. Будем знакомы.

— Будем, — пробормотал я.

— Ты давно здесь? Шаришь за местные порядки? Кто главный, где что достать можно?

Под таким градом вопросов я смутился и даже не знал, что ответить. А Ультра всё давила и давила. Видимо, основой её характера была напористость и деятельность. Да уж, боевая девка.

Наконец, я нашёлся, что сказать.

— Несколько месяцев. Может больше или меньше.

— Ну ни хрена себе, ты инфу выложил. Размыто, как капля спермы под галимым микроскопом. У тебя на все вопросы, будут такие ответы?

— Нет. Есть получше, — я собрался с духом и кажется стал нащупывать подходящий к ней стиль общения, — ты не забывай, что тут все сидят на препаратах, а значит мозги разгоняются медленно. Радуйся, что я вообще тебе нормально отвечать могу.

— Оу! У котика прорезались клыки. Это мне нравится. Главное не переусердствуй, а то обломаю, — она зловеще ухмыльнулась.

Чёрные, матовые зубы, это конечно круто, но в первый раз пугает не по-детски. Чёртова мода делает, что хочет. Ну или у этой подруги своё восприятие красоты.

— Ага, только не порежься об осколки. А то был тут один такой. Побольше тебя размерами, но плакал, как маленькая сучка, — холодно ответил я.

Пора уже поставить девчулю на место. Пока у нас висят одинаковые браслеты, все мы в одной лодке.

— Ну ты и фантазёр! Будешь рассказывать о своих проделках кому-нибудь другому. А вообще хватит болтами мериться, у меня всё равно больше. Давай лучше вернёмся к местным реалиям.

Долго зависать я здесь не собираюсь, да и моим друзьям моё долгое отсутствие не понравится. А они ребята резкие. Чуть что не по нраву, сразу в биореактор закинут и амба.

Поэтому и собираю всю доступную инфу.

А если вдруг твоя помощь окажется по-настоящему стоящей, то могу и тебя с собой прихватить.

Как тебе такое предложенице? — закончила она почти шёпотом.

Поиграть в узников замка Иф, конечно, круто, но насколько велик шанс, что Ультра не врёт и у неё действительно есть возможность побега.

Перед глазами всколыхнулось полупрозрачное полотно с каким-то текстом и размытыми иллюстрациям. 1846 год, автор Александр Дюма и ещё куча малопонятных сведений.

Неужели расширитель памяти очнулся и поймал выход в Сеть? Тут же везде глушилки, по словам доктора Зигмунда. Специально, чтобы не беспокоить пациентов новостями из внешнего мира.

Или это остатки архивов, загруженных заранее?

Без стакана не поймёшь.

Ох, сейчас бы этот самый стаканчик. Да с холодненьким пивком. Или хотя бы стопку марсианской настойки. Мечты, мечты!

Сглотнув, я выпил витаминизированной воды и взгрустнул.

Да, выбираться отсюда нужно. И как можно скорее.

— Задумка хороша. Но без помощи извне, отсюда просто так не соскочить, — согласился я.

— Не ссы, тема уже прорабатывается. Для начала нужно узнать, что здесь за финтифлюхи и как с ними бороться.

Поверь, мне не впервые попадать в такие места. Так что определённый опыт сваливания имеется.

Ты говори, что знаешь, а там разберёмся.

— Окей. Давай так. Я всё обдумаю, соберу данные в кучу и выложу их тебе завтра концентратом. Скажем, во время прогулки в парке. Идёт?

— Шаришь, мужик. Вот это уже другой разговор. Замётано, — она подала мне руку и, ни капли не стесняясь заинтересованных взглядов медперсонала, с силой сжала мою ладонь.

Мощно. Похоже, я правильно выбрал её в знакомства, а не враги.

* * *
— Что ж, Джонни, ты уверенно идёшь на поправку. Думаю, скоро можно будет перевести тебя в модуль для выздоравливающих, — «обрадовал» меня Зигмунд Карлович.

О, старина Зигги знает, что с тобой не всё так просто. Уверен, этот хренов модуль для выздоравливающих, какая-нибудь вонючая душегубка. Где тебя высосут, вылюбят и высушат.

Последнее время Бог тусовок стал наглеть и вылазить на рабочую сторону сознания чуть ли не каждый день. Причём по нескольку раз.

Мои увещевания на него не работали. Ругаться с ним было бессмысленно. Поэтому оставалось только терпеть.

Вот и сейчас, я знал, что стоит ему что-то ответить и завяжется тупой и никому не нужный спор. Где, с одной стороны меня буду поливать психопатической грязью, а с другой… я буду пытаться от неё отмыться. Так всегда бывает, когда один из оппонентов классический шиз-нарцисс.

А значит лучше проигнорировать и не вступать в беседы с упоротыми деградантами.

Слышишь, Джонни, он ещё и не знает, какую тусовочку я могу у них там устроить. Давай приколемся, и ты дашь мне поуправлять твоим мяском? Разок, как в старые добрые? Ага?!

Козлина! Так хочется его послать куда подальше.

Радует лишь то, что, если он просится выйти наружу, то его сил сейчас маловато, чтобы сменить меня за «пультом управления». И я с ужасом представляю, что случится, когда он накопит мощи и отправит меня на задворки собственного сознания.

— Наш мед-ИИ проанализировал твою историю болезни, симптоматику, общение со мной и смог вывести достаточно жизнеспособную теорию появления новой субличности на свет.

— С удовольствием послушаю. Только вы же говорили, что это не болезнь, а особенность.

— Да, да, всё верно. Это просто устоявшееся выражение. У нас эскулапов некоторые вещи меняются очень медленно.

И давай вернёмся к нашему общению на ты. А то получается немного странно. Ты выкаешь, а я тыкаю. Будет откровенней и ближе друг к другу.

Тем более, что в какой-то степени мы действительно являемся друг другу родственниками. Очень дальними и скорее в метафизической степени, чем в реальной, но всё же.

Ведь так, Альберт Пятьсот тринадцатый?

Я немного охренел. Потом ещё капельку. И совсем чуточку напоследок.

Потом хорошенько выругался. Прочистил горло и повторил процедуру.

Стало полегче.

— Какой же я тупой! Да и нейрохимоза, которой тут пичкают, ума не прибавляет. Но просрать особенность твоей фамилии, это надо постараться.

И когда ты всё понял? — выплеснул я свои эмоции в одном потоке.

Зигмунд впервые нормально улыбнулся. Искренне, с душой. Я почувствовал порыв тепла и дружелюбия от него. Он действительно будто стал ближе.

— Как только пришли результат твоего ДНК-теста. Уж больно знакомые там были последовательности. Ребята из лаборатории не сильно торопились, так что вся процедура с проверкой и перепроверкой, заняла пару месяцев.

К тому же связь сейчас работает нестабильно. Власть имущие играют в войнушку, а страдаем мы.

А когда пришёл полный пакет данных, я смог со стопроцентной уверенностью сказать, что ты тоже спец. Конечно, другая генетическая линия, да и постарше я тебя буду. Но, как ты понимаешь, нас осталось совсем немного. Поэтому мы и держимся друг за друга.

Ну что, братец, расскажешь, как так получилось, что ты вёз контрабандой почти 30 кило М-пыльцы и тебя конкретно перемкнуло? Причём так конкретно, что ты пустил на фарш почти всю команду корабля?

И самое интересное, когда ты умудрился получить звание одного из самых разыскиваемых ОЗМ-диверсантов? Взорвать купол на Луне, это надо постараться. А потом ещё и на Марс соскочить.

Похоже, у тебя богатое прошлое.

Даже очень, — закончив, он вопросительно посмотрел на меня.

Я улыбнулся в ответ и развёл руками.

— Ну вот так получилось. Случайно.

Мы переглянулись и, не выдержав, засмеялись. Синхронно и понимающе. Действительно история получалась удивительная.

— Слушай, Альберт. А как насчёт выпить? У меня тут есть хороший запасец медицинского спирта. Будем считать это необходимой частью психологической разгрузки.

— Полностью поддерживаю. Советы доктора всегда полезны для здоровья!

Еще раз улыбнувшись, я понял, что такой вид лечения мне нравится больше. Сразу виден подход профессионала и настоящего специалиста своего дела.

Будем здоровы, Зигмунд Карлович!

Глава 20

Я вернулся.

Осознал себя заново и принял новую картину мира. Теперь мой микрокосм перестал быть бесконечным. На его окраине поселилась здоровенная галактика по имени Бог тусовок с очень странными характеристиками.

Непонятная, дикая и рвущаяся к доминированию.

Я возвёл вокруг неё границы. Стены из чёрных дыр и войдов, где теряется даже свет. Но не мысли.

Они, словно квантовые паразиты, просачивались сквозь любые барьеры и ядовитыми словами проникали в цитадель моего сознания.

Так он со мной говорил. Плюясь и истекая собственным безумием, которое стремилось на поверхность, пытаясь выплеснуться в реальность.

— Эй, Альберт, с тобой всё нормально? — ворвался в мои видения чужой голос.

Медленно всплывая на поверхность, я вспомнил его обладателя. Доктор Зигмунд Карлович Двести первый, спец медицинской направленности, мой дальний собрат по генетическому конструкту и прекрасный собутыльник, который не всегда знает, когда нужно остановиться.

— Ох, твою мать, Зигмунд, что это было? — с трудом разлепляя пересохший рот, прохрипел я.

— Мыслишь, следовательно, существуешь! А ещё говоришь и пьёшь, как самый последний астероидный шахтёр, — он усмехнулся и жестом показал на почти пустую ёмкость с внушительной красной надписью: «Дезинфицирующее средство! Внутрь не употреблять! Огнеопасно!».

— Я, конечно, использовал всяческие необходимые добавки, чтобы смягчить грубость сего восхитительного напитка. Но его мощь скрыть почти невозможно. Особенно для неподготовленного человека.

Так что, получилось то, что получилось.

Но ты держался достойно. Мало кто может после столь долгого воздержания ополовинить пятилитровую бутыль и остаться стоять на ногах. А ты даже пританцовывал и предлагал устроить дискотеку в зоне для отдыха.

Правда потом выпил ещё одну стопку и закусил печеньем. Похоже, это и стало последней каплей.

— Печенье? — не понял я.

— Оно самое, — не сдержавшись, засмеялся Двести первый.

От его смеха в моей голове зазвенело, а тело яростно затребовало прилечь и выпить чего-нибудь резкого и холодного. Может быть, даже алкогольного. Нет, нет, это глупая фантазия.

— Эх, братец, вижу тебе действительно нужно передохнуть. Я тебя пока оставлю в своём кабинете, который по совместительству является и моим жилищем.

Поспи, зарядись чем-нибудь из холодильника, сходи в душ и особо не буянь, — он бросил мне в руки заиндевевшую колбу с чем-то пузырящимся, — Держи, это мой личный антипохмельный коктейль. Главное, после приёма хорошенько поешь. А мне пора идти. Извини, придётся пока тебя запереть, всё же ты ещё мой пациент. Но я постараюсь вернуться, как можно скорее. В общем, не скучай.

Доктор встал и, махнув рукой, скрылся за старомодной псевдодеревянной дверью.

Перечить знающему человеку я не стал и, закинувшись неожиданно приятным на вкус коктейлем, сразу направился к холодильнику. Это устаревшее наименование совершенно не подходило к тому техническому монстру, что стоял передо мной. Но, видимо, Зигмунд, как и я, в некоторых случаях оставался закоренелым ретроградом.

Итак, у нас тут с десяток камер различных температурных режимов и уровня влажности. Чёрт, да тут даже подстраиваемая освещённость и микробиологический режим с полным контролем. Выдвинувшаяся сенсорная панель показала ещё с полсотни непонятных мне возможностей.

Похоже, нужно остановиться. Для моего не до конца протрезвевшего мозга вся эта хай-тек лабуда становится непосильной задачей. Попробуем действовать на инстинктах. Недаром, тут должна присутствовать интуитивно понятная система управления.

Закрываю дверь и на внешней панели выбираю уже чуть более знакомые категории.

Ага, вот яйца, ветчина, какие-то овощи, сок и минералка. Отличный набор.

Приготовить?

Так точно.

Рецепт 1,2,3 или любой другой из выпавшего сбоку меню?

Давайте первый.

Начать процесс?

Ещё бы!

Не успел я вернуться в удобнейшее кресло, где до этого уютненько подрёмывал в пьяном угаре, как мелодичный сигнал возвестил о том, что мой «завтрак» готов.

Офигеть! Теперь я снова обожаю хай-тек. Раз уж он кормит, поит и делает это быстро. Надеюсь, ещё и вкусно.

Подхватываю поднос, выкатившийся из холодоса, и, поставив его на докторский стол, начинаю есть.

Сначала медленно и степенно, осторожно пробуя, казалось бы, простые, но приготовленные чудовищно изысканно блюда. И спустя минуту, уже не разбирая, где что, превращаюсь в машину, пожирающую всё и вся. Видимо, коктейль Двести первого хорошенько подстегнул мой метаболизм.

Отлично! Теперь можно и вздремнуть. Организм требовал дать ему немного отдохнуть. Ну, а я, что изувер какой-то? Люблю же себя и ценю, так что гоу спатки. Можно даже переместить вон тот объёмистый мягкий диван. Похоже, Зигмунд не отказывал себе в определённом сибаритстве. Вон какой себе хауз внутри больнички отгрохал. Маленький, но стильно и функционально причёсанный. Молодец мужик! Не даром спец по крови и по духу.

Прилёг, задумался и не заметил, как вырубился. Без снов, переживаний и прочих разглагольствований. Кайф!

* * *
Твою мать! Ультра! Я же совсем забыл, что у меня с ней сегодня встреча!

Подскочив с дивана и протирая заспанные глаза, я понял, что эта мысль меня и разбудила.

Вот как мне прямо сейчас оказаться в этом сраном парке? Телепортироваться что ли? Может этот шизанутый Бог тусовок так умеет? Позвать его что ли…

Да не, плохая идея. Не буди лихо, пока спит. Откуда это? Расширитель памяти опять шалит или остатки прошлых сейвов открылись?

Видимо, мне точно стоит поплотней пообщаться на эту тему с Двести первым. Что вообще с моими мозгами творится?

Кстати, если бы он сейчас вернулся в своё обиталище, то я бы смог отпроситься для прогулочки в парке. И тогда все проблемы были бы сразу решены.

Может, есть варик как-то с ним связаться?

Прошерстив всё помещение, я нашёл пульт связи, парочку коммов и полуразобранный браслет, копию того, что сейчас висел на моей руке. Но, к сожалению, они все были заблокированы генетической сигнатурой владельца. То есть, простым подбором пароля или ещё какой хакерской фигнёй на минималках их не взломать.

Что ж, придётся ждать Зигмунда и надеяться, что Ультра не посчитает меня болтуном и понторезом.

Может ещё немного подремать?

Прислушавшись к своему состоянию, я понял, что не получится. Уж слишком я взбудоражен. Тело, как и разум, требовали деятельности, какого-то движения.

А что с дверью? Смогу ли я её выломать?

Правда, как потом объясняться с Двести первым? Он так ко мне доброжелательно настроен, накормил, напоил, считай спать уложил. Перестал пичкать грузящими таблами, вытащил меня из тусы обычных психов. А я ему дверь расхреначил. Некрасиво это.

Но попробовать стоит!

Сам удивившись своему порыву, я, тем не менее, подошёл к псевдодеревянной обивке, осторожно пощупал её и даже постучал.

Вроде обычный пластик, только декоративно украшенный. Выглядит хлипко, и на первый взгляд, если хорошенько надавить, то можно выломать этот кусок реструктурированного углерода.

Я прижался плечом. Надавил. Ещё чуточку.

Ничего. Хоть бы шелохнулась.

Может, я перепутал и здесь моноуглеродный пластик? Тот, из которого пластмет делают. Тогда все потуги выглядят тупо.

Давай-ка попробую с разбега.

Получится, конечно, не так аккуратно, но попытаться стоит.

Три шага назад, чуть присел и рывок вперёд. Хорошо пошёл!

Удар, и в голове вспыхивает нежданный фейерверк. Похоже, я переборщил с разгоном. Ну или дверь реально слегонца бронированная.

Ни царапины, ни трещинки. Как стояла впритык, так и стоит.

Что ж, я хотя бы попытался.

Устало облокотившись на неприступную пластиковую плиту, я случайно задел изогнутую ручку. Тихий щелчок и опустившись вниз она открыла проход.

Я что уже совсем поехал? Или это прикол какой-то?

Доктор вроде говорил, что ему придётся запереть меня. Забыл, что ли? Может это проверка?

Ну тогда, я её феерично провалил.

Аккуратно выглянув я увидел привычные матово-белые коридоры психушки. Никого нет. Иди куда хочешь.

Или…

Моя напористость и уверенность куда-то исчезли. Я выдохнул и вытер выступивший на лбу пот. Ну что за хрень? Решился идти, так иди. Не ломай тут дешёвую комедию.

— Альберт, ты уже проснулся? Подожди меня минутку, я сейчас подойду, — раздался голос из-за моей спины.

Нервно дёрнувшись, я обернулся и увидел пустую комнату.

Глюки?

Не успел я толком сообразить, что же это всё-таки было, как из-за ближайшего поворота быстрым шагом выскочил Зигмунд.

— Извини, совсем замотался. Хорошо, мой домашний ИИ подсказал, что я кое про кого забыл. Надеюсь, ты успел отдохнуть?

Я только кивнул головой и сказал: «ага».

— Ну вот и славненько. Пойдём посидим немного в зелёной зоне, тем более у тебя там встреча. А опаздывать совсем невежливо.

Офигевши взглянув на него, я не стал задавать глупых вопросов. Раз уж он всё знает, то, как заправский злодей, расскажет мне всё сам. Попозже.

Правда, на роль плохого парня доктор совсем не претендовал. И оттого все его действия были для меня непонятны вдвойне.

Спустя примерно пятнадцать минут, мы, преодолев парочку скоростных лифтов и немало извилистых коридоров, вышли на открытое пространство, полное зелени. Вот и он, местный парк.

Вокруг бродили пациенты и несколько крупных парней из медперсонала. Так, на всякий случай. Вдруг браслеты не сработают. Ну или кому-то потребуется помощь определённого вида.

— О, а вот и твоя подруга. Если не ошибаюсь, Ультра. Ты, кстати, в курсе кто она вообще такая? — сказал Зигмунд, когда мы немного прошли вперёд.

И, не дожидаясь моего ответа, продолжил.

— Биоанархистка, террористка, представитель самой радикальной группировки на Венере и просто хороший человек, — с сарказмом закончил он.

— Тогда почему она ещё не в тюрьме?

— Кто-то из влиятельных шишек посчитал, что удобней будет поддержать такую яркую личность у нас. Дать ей немного отдохнуть, подлечиться от старых травм. И, быть может, помочь увидеть новые перспективы в своей жизни, — с серьёзным видом ответил Зигмунд.

В его словах я ощутил скрытый подтекст. Скорее всего, эту крутую чикуню сюда отправили для перевоспитания или, если откровенней, то для перевербовки. Подобные техники уже давно использовались планетарными спецслужбами. Только в более грязной манере. А здесь, наверное, будут работать более щепетильно. Есть шанс, что даже оставят её мозги целыми.

— Может мне тогда не стоит с ней общаться, раз она такая опасная и непредсказуемая? — с невинным видом спросил я.

— Ну, если ты хочешь отсюда сбежать, то повзаимодействовать с ней придётся, — широко улыбнувшись, сказал Двести первый.

Да уж, всё интересней и интересней. Как-то я позабыл, что нахожусь в высокотехнологичной психушке, построенной внутри целого астероида. А значит тут всё буквально нашпиговано контролирующей аппаратурой.

Пока я находился в сумеречном состоянии это как-то проходило мимо меня. Теперь же всё стало на свои места. Наверное, здесь даже пёрднуть нельзя без ведома медперсонала. Сразу спалят, проанализируют и заставят всосать обратно.

— Окей, я уже понял, что тусую тут под приличным колпаком. И, похоже, на меня возлагают большие планы. Вот только хотелось бы узнать о них чуть поподробней.

Как насчёт капельки откровенности Зигмунд?

— Всему своё время, — загадочно ответил тот.

И, дружески похлопав меня по плечу, свернул в сторону.

В нескольких шагах от меня, подозрительно прищурившись, стояла Ультра. Она видела, как я направляюсь сюда с доктором и всё это время внимательно за нами наблюдала.

— Привет, — начал я, когда подошёл к ней ближе.

— Говнюк, ты сдал меня? — получил я грубость в ответ.

— Да и решил первым тебе об этом рассказать.

— Ну вот и хорошо. Мужской поступок. В морду сейчас дать или отойдём в местечко, где потише?

— Может сначала поговорим? — попытался я вернуть разговор в конструктивное русло.

— Лучше в морду, а потом всё остальное, — она сделала вид, что замахивается.

Мне ничего не оставалось, как подыграть ей и стать в, типа, боевую стойку.

— Ладно, потом тебе кабину развалю. В любом случае, если ты крыса, то долго тебе не прожить, — пафосно заявила она.

— Да, да, я понял, что ты брутальная и суровая. А ещё справедливая и умная. Так ведь?

— Засунь свои приколы себе в жопу, — хмуро бросила Ультра.

Немного помолчав, я и вправду решил больше с ней не шутить. Слишком уж близко она принимала обычный юмор. Наверное, гормоны играют.

— В общем, тема такая. Как ты уже поняла, это психушка. Но не совсем обычная. Чего стоит одно её местоположение. Посреди космоса, хер знает где. Хотя я предполагаю, что её траектория проходит между Марсом и Землёй. Во всяком случае, меня подцепили именно там.

Половину времени я был под химозой, так что точного графика смены охраны и работы медперсонала дать тебе не могу. Ну и вообще, как здесь работает система защиты и контроля тоже не в курсах.

Одно знаю точно. Почти всё здесь просматривается и прослушивается. Жучки, камеры, сенсоры и детекторы на каждом шагу. Плюс у всех «волшебные» браслеты. Они не только показывают хорошее у тебя настроение или нет, но и вырубить могут. Со мной такое случалось.

Вроде всё. Если чего-то непонятно, то задавай вопросы.

— Ты дебил? Или дегенерат?

— Не понял, — возмущённо уставился на неё я.

— Похоже, у тебя мозги размером с твои яйца. То есть микроскопические. Ты же ничего толком не рассказал. Какая-то общая хрень, которая и так известна каждому.

Короче, я как-нибудь сама.

Давай гуляй, парниша, — презрительно скривившись, она встала и, побрякивая свежим браслетом о свой многочисленный пирсинг, куда-то двинула.

Обидно!

Откровенно говоря, хотелось послать эту понторезку и забить на мнимую возможность побега. Но Зигмунд хорошенько намекнул, что мне нужно с ней подружиться, если уж я хочу отсюда соскочить. Что за этим стояло, я пока не знал, но и других вариантов особо не было. Так что, придётся напрячься и слегка наступить своей гордости на горло.

— Как будто в первый раз? — усмехнулся я про себя.

— Эй, Ультра, постой! Слышишь, не гони так. — крикнул я и, вскакивая, бросился за ней.

Несколько психов осуждающе посмотрели на меня. Видимо, я помешал им наслаждаться собственным безумием. Что ж, сорян, у меня своего хватает.

— Да, подожди ты. Я самое главное сказать не успел, а ты уже рванула, — добавил я чуть тише, догоняя её.

Она замедлила шаг и с ленцой повернула ко мне голову. Мол, вещай утырок, даю тебе последний шанс.

— У меня есть выход на одного из главных.

— И?

— Считай один из местных важняков мой братан. Он может помочь соскочить. Провести, типа, нас куда-то переводят. Ну, а там нас будут ждать твои ребята на каком-нибудь транспортнике.

Как тебе идея?

— Охренеть, какая тупая и расплывчатая. В самый раз для тебя. Кто-то кого-то куда-то. Что ещё придумаешь?

Вот же дикая сука! Всё ей не нравится. Крутой себя чувствует.

Ладно, вдох-выдох, лицо посерьёзней, продолжаем гнуть свою линию.

— Могу доказать. Хочешь с тебя снимут браслет и переведут в палату рядом с моей? Чтобы ты с самого утра могла любоваться на мою мордашку, раз уж ты к ней так неравнодушна.

Она задумалась. Я прям видел, как нехитрые мысли скользят в её розовато-пушистой головке. А эмоциональные составляющие читались вообще без всякого напряжения. Тут и эмпатом не нужно быть, чтобы всё понять.

Ага, вот и вердикт.

— Облажаешься, порву. Усёк? — с угрозой выдала она.

— Так точно. Завтра с утреца увидимся, — сохраняя каменное выражение лица, ответил я.

Одарив меня напоследок уничтожающим взглядом, она двинула дальше.

Хух! Вроде получилось. Теперь осталось уговорить на все эти приколы Зигмунда. Думаю, пара литров спирта мне в этом поможет. В конце концов, он сам подтолкнул меня на эту затею. Так что, не виноватый я, она сама пришла.

Вот так-то!


Продолжаем ломать стены, измерения и уровни восприятия. С вами снова Сергей Елис, автор, неформатно-альтернативно-расширяющего реальность, «Рейва на кольцах Сатурна». Если вдруг вы читаете мой роман на другом ресурсе, то будьте кибер-зайками, зайдите ко мне в гости на Автор. Тудэй и рубаните царский лайк, а можно даже и коммент сгоряча написать:) Адрес всё тот же, наша Вселенная, галактика Млечный путь, Рукав Ориона, Солнечная система (с жёлтым карликом в центре) и третья планета от Солнца, и, конечно, ссылка на местный СпидНет https://author.today/work/92329

Глава 21

Поздравляю, теперь ты агент под прикрытием второго уровня! Выпить что ли за это? Нее, пора капельку передохнуть. Итак, после вчерашнего «мозгового» штурма с применением тяжёлых алко-ракет класса «бутылка-глотка», организм просит пощады.

Лучше водички. Холодной. Внутрь и снаружи. Попить и умыться, короче. Фух! Вроде, полегчало.

Отражение в видеозеркале угрюмо посмотрело в ответ.

Может хватит, а?

Извини, братишка. Я снова ввязался в эти подковёрные игры и теперь ощущаю себя шпионом-неудачником. Ну не моё это! Всякие хитрости, многоходовочки, обман ради блага и прочая лабуда, прикрывающая обычный шкурный интерес. В моём случае, возможность сбежать из психушки, которая находится внутри астероида.

Для этого я не только бухаю, как последняя тварь с доктором-спецом, но и навязываюсь в друзья террористке-биоанархистке. Причём, не известно, что для меня опасней.

Зигмунд, не жалея ни меня ни себя, пьёт только медицинский спирт. А это даже для моей тренированной печени слишком уж суровая проверка на прочность.

Ну, а Ультра может просто удалить меня, как устаревшую аугментацию.

Вот и мечусь между двумя огнями, словно петух с подпаленными крыльями.

Хрипло кукарекнув, я действительно забегал по своей палате, нелепо кривляясь и взмахивая руками.

Потом, не выдержав тяжёлого звона в своей гудящей от похмелья голове, свалился на пол и, свернувшись калачиком, тихонечко завыл.

Какой же ты жалкий. Прям мерзко смотреть! Поползай ещё, похлюпай, как текущая сучка! Реальной Нулевой. А мог бы нормальную тусу замутить. Особенно с этой оторвой. Как её там? А, Ультра! Дикая же бабёнка, мне под стать.

Но ты ноешь и ноешь. Страдалец херов. Отрываться нужно, пока есть шанс.

Хочешь помогу? Тебе нужно просто расслабиться и дать мне порулить. Угорим по полной! Помнишь, как на «Голубенькой Пташке»? Ух и веселуха была!

— Заткнись! Заткнись, ублюдок! — закричал я внутрь себя, словно мог заставить его замолчать.

Но тишина пришла. Спокойная, тягучая, усыпляющая.

Неужели у меня действительно есть силы, чтобы утихомиривать Бога тусовок? Или это случайность?

Ответа не было.

Если только не считать тихое поскрёбывание откуда-то сбоку, прямо из стены.

Галлюцинации?

Копошение сдвинулось и перешло на потолок, где, аккуратно вытолкнув пористую пластину вентиляции, вылезло в виде Прожоры.

Виртуозно приземлившись, скотт настороженно двинулся в мою сторону, постоянно принюхиваясь. Он будто ждал от меня какого-то подвоха.

Я лежал не шевелясь.

Наконец, он почувствовал во мне что-то знакомое и родное. Упруго запрыгнув на мои ноги, он, приятно топая своими лапками, устроился у меня на груди. И сразу же в моё сознание хлынул поток образов, эмоций и сумбурных чувств.

Страшно, голодно, заманчиво пахнет. Темнота, пронзаемая лучами тепла. Низкий гул и волны влажного воздуха. Узкий проход тянется очень долго. Но оттуда тянет так вкусно, что желудок берёт командование на себя.

Решётка. Можно пролезть. Передо мной огромные чаны с чем-то бурлящим, красновато-бурым и пахнущим внутренним запахом друга. Тянущиеся ленты, на которых сокращаются куски чего-то склизкого и аморфного.

Сглатываю слюну. Всё это съедобно, вкусно, питательно. Хоть и непривычно.

Осторожно перебираюсь на потолочную балку и иду дальше.

Видение гаснет…

Прожора уютно свернулся калачиком и тихонько похрапывал. Только сейчас я заметил, что его мордочка измазана багрово-коричневым. Засохшие пластинки чей-то крови осыпались с неё прямо на белый пол.

Я поднял парочку и растёр пальцами. Понюхал.

Где же ты был малыш? И самое главное, что ел? Неужели в этой больнице есть ещё секреты, о которых мне лучше не знать?

* * *
— Твою мать, как же от тебя воняет! Не дыши в мою сторону, дебил! — брезгливо бросила Ультра, когда нас вывели на завтрак.

Её палата теперь и вправду располагалась напротив моей. Двести первый не соврал. После нашей ночной беседы, он воспринял мою, достаточно бредовую, идею вполне реалистичной.

— Эта Ультра, конечно, девица особого мировоззрения. Я бы даже сказал уникального. В ней сочетаются столько противоречий, что впору про неё отдельную главу в моей книге писать. Примёр её психического состояния идеально впишется в часть о современных видах биполярной циклотимии.

Так что, твоя импровизация может и сработать.

Со своей стороны, я помогу вашей авантюре всеми доступными способами. Тебе же следует держаться возле неё, пока вы не прибудете в её нуклеотидную ячейку, — уверенно вещал Зигмунд Карлович после третьего стакана медицинского спирта.

— Какой ячейки? — не понял я.

— Нуклеотидной. Это блок полимерной молекулы ДНК. Биоанархисты ассоциируют структуру своего сообщества с геномом, где каждая революционная ячейка автономна и имеет возможность к самокопированию.

Это достаточно сложное социальное формирование, которое, тем не менее, называют достаточно простым термином «венерианский биоанархизм».

Как-нибудь я расскажу тебе о нём поподробней. Но сейчас лучше сосредоточиться на практической части, — он сделал внушительный глоток из своего стакана и, крякнув, занюхал рукавом своего халата.

Затем задумчиво потёр переносицу и продолжил.

— Видишь ли, нам ни разу не удавалось проникнуть внутрь такой ячейки. Все наши попытки жёстко фиксировались с последующей дестабилизацией агента. Проще говоря, из нашего человека делали боевого мутанта, который становился слепым орудием биоанархистов.

В какой-то момент нам надоело поставлять дополнительный запас органики для их организации, и мы занялись альтернативными способами внедрения.

Одним из таких и является эта психлечебница.

Я прифигел. Опять двадцать пять! Ну почему меня постоянно притягивает к подобным хероборам?

С тех пор, как я покинул Грязь (тьфу ты, начинаю говорить, как Йося), одно дерьмо за другим. Это просто несчастливая полоса в жизни или я реально попал в глубокий судьбоносный водоворот?

Без градуса не поймёшь.

Вот я махнул стакан залпом. Покряхтел, закусил куском чего-то мясного и, наконец, смог нормально вздохнуть.

Легче не стало.

— А кто это мы? Тоже какая-нибудь секретная спецслужба? — не выдержав, напрямую спросил я.

— Транспланетная корпорация «Лайф технолоджи», - спокойно ответил Зигмунд.

Хм, вот этого я не ожидал. Мне думалось, что всякими революционерами и прочими радикальными активистами занимаются парни из разных разведок и тому подобных контор. А тут одни из крупнейших транскорпов озаботились построить целую психушку посреди космоса и всё для того, чтобы закинуть своего человека к биоанархистам.

Занятненько.

Только не до конца понятно.

— Круто! Нечего сказать. Насколько мне известно у вас там бабла немерено. Но зачем вы к этим венерианским отщепенцам сунулись? Чего у них такого ценного? — продолжал я раскручивать Двести первого на откровенность.

Он хитро взглянул на меня, будто понял, что я стараюсь вытащить из него побольше инфы. Сделал внушительный глоток спирта и снова занюхал рукавом своего халата.

— Это и ежу понятно. Конечно, технологии.

— То есть, огромная корпоративная махина с невероятными интеллектуальными и материальными ресурсами не может придумать, то, до чего допёрли какие-то биоанархисты?

— Гении товар штучный. Кому-то повезло заполучить такую курочку, несущую золотые яйца.

Я устало потёр лицо. Всё-таки алкоголь начинал действовать. В голове ничего не складывалось.

— Ладно, пусть будет так. Но почему не выкрасть этого умника? Или перекупить? Припугнуть, в конце концов. Старый добрый шантаж, тоже никто не отменял, — вытолкнул я из себя нелепые домыслы.

И не дожидаясь ответа Зигмунда, сам всё понял.

Если эти ребята фанатики, то им плевать на такое дерьмо. Деньги, страх, угрозы, всё пустое. Есть цель и только она важна.

Йося такой же. Может не полностью, но все эти черты определённо в нём просматриваются. Исступлённо и яростно он защищал свои идеалы, споря с каждым, кто противоречил его мировосприятию. Каждый раз, когда наш разговор заходил о СОЦах или метакоммунистах, он будто становился другим человеком. Это было страшно и иногда доводило нас до прямого конфликта. Трудно дружить с человеком, у которого такой мощный сдвиг по фазе.

Хотя у меня получалось.

Вроде.

— Подожди. Я переформулирую вопрос. Что за технологии такие редкие и эксклюзивные хотят заполучить транскорпы?

— А вот это пусть останется маленькой тайной. Меньше знаешь, лучше спишь, ведь так? — закончил он очередной, не до конца понятной мне, прибауткой.

Расширитель памяти молчал, а моя собственная ленилась искать в ворохе старья точное определение этих слов. Вот такие проблемы современности. Мелкие и глупые. Впрочем, как и всегда.

В голове всплыли «дураки и дороги», но откуда это и к чему, мой, затуманенный 70-градусным пойлом, мозг осознать не мог.

Так и оставим. Смазанным и расплывчатым.

— В общем, работай с тем, что есть и ищи любые подходы. Через денёк ещё раз с тобой встретимся и обговорим всё конкретней.

— Окей. Только можно две просьбы?

— Хоть десять, — улыбнувшись, ответил Зигмунд.

Видимо, в подпитом состоянии его настроение всегда шло вверх. Что удивительно, это никак не сказывалось на его внимательности и самоконтроле. Ничего лишнего не сказал, хотя и создал ощущение полной откровенности. Ну, и из меня вытащил, всё что хотел.

— Нужно поселить Ультру напротив меня.

— Без проблем. Можно хоть к тебе в палату. Кровать заодно поставить?

Я аж закашлялся.

— Нет, этого точно не нужно. А вот вторая просьба будет посложнее.

Зигмунд слегка напрягся.

— Давай на следующей встрече пить не будем?

Ответом мне был хохот и дружеское похлопывание по спине.

— Как скажешь, Ал! — отсмеявшись, уверил меня доктор.

* * *
Мы шли по коридору, как свободные люди.

Это было приятно, если бы не являлось самообманом.

На нас всё те же пресловутые зелёные шмотки. На руках браслеты. Единственное отличие — это прозрачные бейджики на груди с тонкой микрогравировкой внутри.

Такие украшения нам выдал Зигмунд, когда я вкратце обрисовал ему предстоящий план побега. По сути, такие пластиковые карточки есть у всего медперсонала. Но наши отличались отсутствием оболочки. Там обычно указывались всякие личные данные, по типу фотографии, должности и уровня допуска. У нас же просто голый чип, который открывал все двери.

По легенде, мой покровитель смог выкрасть два не активированных идентификатора с чистой историей и передать мне для личных нужд. Единственным минусом было время их действия. Не больше одного часа после выхода из зелёной зоны.

Так называется та часть комплекса, где обитают пациенты. В жёлтой зоне живёт медперсонал и другие работники станции. А красная практически полностью автоматизирована. Там находится реактор, вся рециклика, запасы топлива и тому подобная техническая хрень.

Вот туда нам надо.

Зигмунд здраво предположил, что если нас просто отпустить в свободное плавание, то проще всего будет соскочить из приёмных доков. Там стояло несколько планетарных катеров ближнего действия, переделанных для более длительной работы вне атмосферы. Парочка скоростных яхт высшего руководства, что иногда залетает в психушку на чай. И один старый транспортный анабиозник, который обеспечивает доставку больных из приёмки на орбите Земли и Юпитера.

Но такая лёгкость в побеге может насторожить знакомых Ультры. Закрытая лечебница с мощной охранной системой и вот так обосраться. Выпустить через главный вход двух пациентов.

Палево дикое.

Поэтому Двести первый подкинул мне годную идейку насчёт грузовых доков, которые используются рабочими для технических нужд.

Там и людей почти не бывает. Роботы одни. А будет допуск, тебя даже не заметят.

К тому же парни, что прилетят нас вытаскивать смогут замаскироваться под обычный транспортник. Зигмунд сказал, что нужные пароли он даст без проблем.

Вот мы и идём, чтобы всё получше разведать. Гордо и с выпрямленной спиной.

Я так вообще, разыгрываю весь этот фарс с максимально серьёзной миной. Будто реально пробил нам левые идентификаторы и весь такой крутой и важный тип.

Смешно, конечно. Но чего не сделаешь ради настоящей свободы.

Жаль, что миллионы моих подписчиков не узнают о таких упоротых приключениях. Даже текстовый блог накатать будет проблематично. Слишком уж много на мне завязано всяких политическо-экономических важностей. Тут и Марс с его войной, Владимир Секретович демиург на пенсии, ставший наркобароном, ну и ситуация на «Синей птице», где моё второе я перебило чуть ли не половину экипажа.

А ещё транскорпоративная психушка, что по совместительству является центром по подготовке агентов внедрения.

Такие замесы просто так не расскажешь. Сразу найдётся человек, который захочет закрыть мне рот. Пресловутая свобода слова перестаёт действовать, когда ты затрагиваешь сильных мира сего.

Это вам не на рейвах тусоваться и народ в СпидНете развлекать. Тут типа серьёзная журналистика. А я от такого давно ушёл. Пользы мало, денег тоже, а проблем куча. Хочешь справедливости? Не в этом мире.

— Сколько у нас осталось? — переходя на крадущийся шаг, шёпотом спросила Ультра.

— Я откуда знаю, — прошипел я в ответ.

— Вот дебил. А если допуск закончится? Нас же повяжут, как миленьких.

Я поморщился, но заставил себя продолжать подыгрывать.

— Не парься, обратно соскочить всегда успеем. Тут хитрая прога стоит. Вроде на вход запрос посылает, а на выход блочит. Так что нам главное до доков добраться, а там хоть ночевать оставайся, — сморозил я какую-то тупую хрень.

Биоанархистка подозрительно посмотрела на меня, но кивнула.

В общем весь этот спектакль выглядел дёшево. Даже я, особо не разбирающийся во всех этих системах безопасности и охранных периметрах, понимал, что двое пациентов, шастающих по жёлтой, а потом и красной зоне, выглядят, по меньшей мере, странно.

И если бы не Зигмунд, нас даже с полноценными идентификаторами и в форме медперсонала повязали за минуту.

Но пока игра продолжалась, Ультра всему верила, и мы шли.

Зевнув, я попытался сосредоточился и вспомнить куда идти дальше.

Если в «зелёнке» я ориентировался вполне себе сносно, то с «желтухой» были проблемы. Всё-таки здесь я бывал, только когда приходил в гости к Двести первому.

В общем, кое-как раздуплившись, я всё-таки вывел нас к переходу в красную зону. И вроде мы даже никому особо на глаза не попались. Ну, или Зигмунд заранее всех оповестил, чтобы никто не маячил во время нашей прогулки.

— Ага, похоже здесь. Теперь нужно быть осторожней. Народа там почти нет, всем заправляет автоматика, — весомо произнёс я, когда мы подошли к лифту, ведущему на следующий уровень.

— Поняла. Ты вперёд, я замыкаю. Твои сектора с 9 по 3. Мои остальные. Двигаем, — неожиданно сухо и резко заговорила она.

— Чего? Какие сектора?

— Твою мать. Совсем забыла. Короче, смотри перед собой и не забывай вертеть башкой слева направо. Я прикрываю твою жопу. Так понятней?

— Ага. Полностью. А пушки у тебя есть? Или мы просто по приколу в солдатиков играем?

Коротко выматерившись, Ультра приняла мои правила игры. Мы двинули дальше, теперь уже без этих военных выкрутасов. Но идти старались осторожно и особо не шуметь.

— Подожди. Здесь какой-то поворот, а его вроде не должно быть, — остановился я у т-образного перекрёстка.

Никаких обозначений не было, так что, немного постояв в тщетных попытках заставить мою память работать, я всё же решил свернуть налево.

Вот хрень! Ещё одно разветвление. Только теперь особого выбора не было. Одна стальная мембрана, закрытая наглухо, и вторая, с призывно горящим зелёным огоньком.

Попробуем.

Прикладываю идентификатор и о чудо, почти неслышный писк, плавно уходящие в стены, пластины открыли нам проход.

Пятьдесят метров, сто. Становится ощутимо теплее и повышается влажность. Я будто ощущаю, как в лицо мне дышит тропический лес. Правда, все эти приколы я чувствовал только в виртуалке, но похоже жутко. Даже запах лёгкой гнильцы есть.

Ещё с десяток шагов, и мы выходим на небольшой балкончик, с которого открывается великолепный вид на преисподнюю.

— Звездец! Значит все эти байки правда! — ошарашенно воскликнула Ультра.

Я непонимающе уставился на неё.

— Про психбольницу, которой заправляют людоеды. Типа там есть место, которое называется «мясокомбинат». Где лишних пациентов расчленяют, фасуют и отправляют любителям деликатесов по всей Солнечной.

Вот такая сказка, оказавшаяся реальностью.

Долбануться.

— Ты уверена, что это не какая-то ошибка или вроде того? — содрогаясь от омерзения, спросил я.

— А ты посмотри получше и поймёшь о чём я.

Мы замолчали.

Теперь мне стало понятно, что за образы передавал мне скотт. Он уже здесь побывал. И хорошенько подкрепился.

Глава 22

— Что теперь будем делать?

— Срать и бегать. Придерживаемся плана. Пусть эти каннибалы хоть друг друга жрут, мне плевать. Главное, свалить отсюда подальше, — сплюнув, ответила Ультра.

— А как же люди?

— Какие? Ты видишь здесь кого-то кроме нас?

В её словах я услышал то, что наблюдал уже тысячу раз. Самообман, эгоизм, лицемерие, вот главные ингредиенты этого псевдочеловеческого коктейля.

Конечно, перед нами не вопила сотня людей, которых резали на части и сразу же упаковывали, чтобы отправить голодному адресату.

И даже крови здесь особо не было. Так, парочка ручейков красноватого цвета, что по аккуратным стокам куда-то текли.

Куски мяса, отрубленные конечности, свежевытащенные мозги, такого тоже не наблюдалось. Просто аморфные куски бордового оттенка, залитые пищевой плёнкой, двигались по конвейеру.

Ни тебе криков, визгов, окровавленных рук палачей и чего-то подобного.

Нет.

Всё выглядело достаточно чинно и структурированно. Весь процесс отлажен и механизирован.

И от этого становилось ещё страшнее. Ведь, если такая ублюдочность поставлена на поток, то её жертвы превращались в обычный рабочий материал.

Продукт.

Питательный, уникальный, класса «люкс» с шестью звёздами.

— Не зависай. Двигаем!

Я не стал спорить или объяснять, что она не права и как всё это ужасно. Просто потому, что понял — бесполезно.

Ультра живёт в другой системе координат. Она видит то, что хочет видеть, слышит желаемое, а информация, рушащая её мирок, уходит в архив или вообще игнорируется.

Впрочем, так привыкли жить многие люди. Если не все.

И я не исключение.

Но иногда во мне просыпается эта странная экзистенциальная боль, которая заставляет осознавать и понимать всю глубину несправедливости и страданий в этой Вселенной.

Я смеюсь над ней, пытаюсь показать нелепость и заумность таких суждений. Кому вообще нужна эта дебильная философия? Кто живёт в постоянных страхах и тревогах? Жизнь коротка и нужно не думать, а веселиться и наслаждаться.

Но почему-то в таких спорах с самим собой, я неизменно проигрываю.

Вернувшись обратно, мы, немного побродив, всё же нашли нужный поворот и уже без всяких эксцессов добрались до грузового дока.

Как и ожидалось, народа здесь не было. Тишь, да гладь. Роботы одни кругом и несколько корабликов. Кстати, угнать любой из них мы могли прямо сейчас. Благо, полный доступ по идентификатору работал чётко.

Хотя чего-то я понтанулся.

Мы могли войти в любой космолёт, а вот улететь на нём было бы проблематично. Всё-таки система безопасности корабля не дураками сделана. Спросит ИИ, вы кто вообще такие? Ключи есть? А если найду? Ну и всё в таком духе.

В общем, максимум, что у нас получилось бы, это слямзить планетарный катер. Да и то, топлива в нём хватит только, чтобы погонять в пределах пары световых секунд. А дальше всё, пора домой на дозаправку.

Собственно, никто и не предполагал сваливать прямо сейчас. Уж слишком нагло и вызывающе это выглядело. Так что, продолжаем отыгрывать нашу драматургию.

— Так, вроде всё, как ты говорил. Людей по минимуму и есть чёткий график их работы. С паролями для стыковки поможет твой «крот». Нам нужно всего лишь оказаться в нужном месте в нужное время.

Выглядит просто, — она с подозрением взглянула на меня, — и оттого меня напрягает. Кто вообще этот твой помощник? И как у вас завязалась связь?

Сглотнув, я начал на ходу додумывать легенду. Уж что-что, а такому меня не учили. Всё-таки быть настоящим шпионом (разведчиком, двойным агентом и прочими романтизированными профессиями) сложновато. Особенно, если ты ни хрена не подготовленный тип.

Благо, мой творческо-болтологический бэкграунд сработал, как нужно.

— Ты вообще знаешь кто я? — пафосно начал я.

— Да, сумасшедший чувак, у которого, похоже, мания величия, — обломала начало моего выступления биоанархистка.

— Смешно. Но я серьёзно. Ты сидишь в СпидНете?

— Все в сидят в Сети. Давай ближе к телу.

— Окей, как скажешь. Я — блоггер-миллионик. Обозреваю тусовки, оцениваю рейвы, в общем показываю, как и главное где, можно хорошенько оттянуться, — с лёгкой ноткой гордости ответил я.

— Вау! Очередная «говорящая голова». И что мне теперь плясать от радости? Типа, смотрите, я зависаю со звездой мелкого пошиба. Сказала же, давай по фактам.

Хм..эта сучка уже начинала меня выбешивать. Какая-то гремучая смесь из упоротости и фанатичности Йоси плюс высокомерная наглость его сестрички Симоны.

Может, это их внебрачная дочь? И пофиг, что они брат и сестра. Сейчас генетики и не таких монстров выращивают.

— Это и есть факт. Который подводит к остальным. Я известен, пусть и в узких кругах. Вот один из моих поклонников и решил помочь. Он давно работает на астероиде и обзавёлся хорошими связями. Да и сам занимает неплохое место в здешней иерархии, — постаравшись успокоиться, закончил я.

— Ладно, с этим всё понятно. Его внешность, имя, наверное, тайна? То есть, познакомиться не вариант?

— Естественно! Я его сам никогда не видел. Мы даже общаемся только через краткие послания в местной сети. Да и зачем тебе это вообще?

— Да так. Поболтать, посмотреть. Прощупать человечка. Вдруг он не такой уж и друг.

В любом случае, раз у вас коннект в режиме «инкогнито», лезть туда будет глупо.

Но мой тебе совет. Держись настороже. Никогда не знаешь, с какой стороны придёт пушистый, — весомо произнесла Ультра.

В девочке проклюнулась прожжённая жизнью волчица. Этакая матёрая гоп-леди, которая всё на свете знает. Серьёзная и крутая.

Так, во всяком случае, она хотела выглядеть.

Но даже не напрягая свои способности эмпата (которые, к слову, после местных таблов работали очень хаотично), я понимал насколько она ещё мелкая и неопытная. Хоть строит из себя настоящую революционерку.

Кто-то хочет быть красивей, кто-то умнее, кто-то богаче. А кто-то борется с системой. У каждого свои приколы.

Я же изо всех сил старался не засмеяться после очередного такого изречения. Мол, цените мой опыт и суровую брутальность. Кто тут настоящий мужик? То есть баба. Или женщина? Ладно, я запутался. В общем, Ультра хотела казаться ультрой во всём.

— Пора возвращаться. — восприняв моё молчание, как согласие с её мудростью, возвестила биоанархистка.

Пора, так пора.

— А когда стартанём? Мне же тоже подготовиться нужно.

— Свяжусь со своими. Всё хорошенько обмозгуем. Потом скажу, — рублеными фразами ответила она.

— Если не секрет, то как свяжешься? Тут же везде глушилки. Выйти в Сеть можно только из фиксированных точек и с местного оборудования, — закинул я пробный крючок.

— У меня свои темы.

Коротко и ясно. Фиг докопаешься.

Ну ничего, ещё будет возможность разговорить эту неприступную девицу. Может хорошая доза градуса или пара капель «жидкого серебра» развяжет ей язык.

* * *
— Зигмунд, ты людоед?

Двести первый удивлённо приподнял бровь и хмыкнул.

— С чего такие вопросы?

— Да так. Просто пока устраивал сегодня Ультре экскурсию по станции, случайно набрёл на ваш «мясокомбинат».

— Ну для начала, он не мой. А так его называют только сотрудники низшего и среднего звена. Своеобразный внутренний слэнг. Ещё вопросы? — хладнокровно сказал он.

— Твою мать! Зигмунд! Ты вообще меня слышишь? Что за херня?! Вы реально тут людей, как мясо, фасуете или это какой-то дегенеративный прикол? Ответь чётко и ясно! — не выдержав, сорвался я на крик.

— Может тебе стоит сначала выпить, успокоиться?

Увидев мои горящие бешенством глаза, Двести первый выбрал другую линию поведения.

— Хорошо, как скажешь. Я не каннибал. Мы не убиваем людей, чтобы после продать на мясо. Доволен?

— Представим, что я тебе поверил. Тогда какого хрена у вас там здоровенный цех по обработке мясной продукции? Или вы тут ещё без палева свиней выращиваете, коров там клонируете.

Поясни!

— Ты почти прав. Это ещё один вид не до конца законного применения некоторых технологий. Скажем так, мы действительно занимаемся выращиванием биологических структур, схожих с человеческими. На заказ. А уж что там с ними делает клиент, это не наша проблема.

Обычная схема. Есть спрос, значит будет и продукт.

— Продукт. Какое удобное слово. То есть, ты реально мне сейчас говоришь, что вы клонируете людей, а после рассылаете их потребителю? Ничего странным не кажется?

— Альберт, тебе действительно нужно поостыть. Вот что ты раскричался? Или хочешь очередное журналистское расследование провести? С желтушными заголовками, по типу «Богачи жрут народ» или «Вам какую ножку куриную или человечью?».

Выдохни и взгляни на это с другой стороны.

Клонирование полного организма, вещь запрещённая и уголовно наказуемая. Во всяком случае, по законодательству большинства субъектов Солнечной системы. Так что мы стараемся придерживаться общей тенденции и не афишируем свою деятельность.

У нас идёт создание определённых органов и по чётко заданным характеристикам.

Вообще-то мы спасаем жизни, а не уничтожаем их, — неодобрительно посмотрев на меня, закончил Зигмунд.

Врёт или нет?

Я окончательно запутался. Мне хотелось верить, что мой собрат по ДНК говорит правду, но слишком уж всё гладко получалось. И транскорп добрый весь такой и хороший. Психушка, построенная внутри астероида, только лечит, а не калечит, меняя мозги в нужную сторону.

В общем, «Лайф технолоджи» настоящие благодетели и спасители человечества.

А мне выпала великая честь помогать им в этом нелёгком деле.

Готов ли я? Хватит ли сил, чтобы противостоять мировому злу? Узнаете в следующей серии!

Стандартная замануха бесконечных сериалов в СпидНете. И это редко совпадало с грязью и враньём настоящей жизни.

Вот и сейчас, по сценарию у меня должен быть выбор, и я, естественно, выберу правильный вариант. Но в реальности, вместо этого я могу только повозмущаться и сделать вид, что всё норм.

И даже, если доктор действительно от меня что-то скрывает и недоговаривает, то максимум, что я могу изменить, так это последовать его шуточному предложению. Написать блог, привлечь внимание общественности и обосраться. Потому что ничего никому не будет.

Привычное болезненное состояние собственной беспомощности.

Я улыбнулся. Пожал плечами и нацепил супер-дружелюбную мину. Потом развёл руками, подтверждая собственную нелепую агрессивность и глупое морализаторство.

В общем сделал всё, чтобы Двести первый мне поверил.

— Да, ты прав. Что-то я действительно погорячился. Иногда на меня нападает излишняя эмоциональность. Мир?

Он поощрительно кивнул головой и мягко сказал, что все мы люди, пусть некоторые и чуть лучше других.

— За спецов! Надежду человечества! — поднимая стакан и шуточно отдавая салют, возвестил Двести первый.

Отказываться было бы некрасиво. И подозрительно.

Поднимая тост в ответ, я старался кривиться не слишком сильно. Всё-таки задолбал меня это медицинский спирт.

А может и Зигмунд тоже.

* * *
Суточные интервалы тянулись один за одним, ничем не отличаясь друг от друга. Мне начинало казаться, что я опять схожу с ума. Ну или мне в еду без палева подмешивали старые добрые нейролептики. В любом случае, скука и апатия начинали одолевать мою беспокойную душу с новой силой.

Единственным спасителем от тоскливого однообразия становились приходы скотта, который приносил мне свежие образы и переживания со своих прогулок.

Так и жили, не тужили, пока у Ультры не сорвало днище.

В смысле крышу. Но по моим ощущениям и нижнюю плоскость тоже. Настолько яростно она влетела в мою палату перед самым отбоем и стала что-то возбуждённо шептать мне на ухо.

— Подожди, подожди, может сначала в душ сходим? — попытался я её урезонить.

В ответ получил хороший хук в челюсть, который, возможно, отправил бы меня спать, если б не заранее поставленный блок.

В голове, правда, всё равно зазвенело, и я с трудом остановил рефлекторный пинок по метафизическим яйцам биоанархистки.

— Хватит свои тупые шуточки шутить. Всё началось. У нас максимум пара часов, — быстро проговорила она, делая шаг назад.

— Что началось? Ты нашла здесь вещества, а со мной не поделилась?

— Недоумок. Побег. Ты что не видишь, как просто я вошла к тебе в палату? Внешние системы больнички вырубились. Мои парни шарахнули электромагнитным импульсом и вдогонку запустили парочку сетевых вирусов.

Через час вся электроника начнёт сходить с ума.

Ещё через один они зачистят оборонительный периметр и приземлятся в центральном доке.

Так что, ноги в руки и погнали!

— Эээ… а наш план? Ну там незаметное проникновение, пароли всякие, всё скрытно и аккуратно, — изумлённо спросил я.

— Он говно. Нас ведут от самого моего прибытия сюда. Пока не разобралась кто, но стопудово какие-нибудь госы или контра, — с задумчивым бешенством произнесла она.

От её слов повеяло холодом и смертью. Мне очень бы не хотелось оказаться на месте этих госов или непонятной контры.

Хотя я понимал, что если станет известно и моё участие в этой истории, то выжить мне будет сложновато.

— Тогда зачем тебе я? От меня теперь никакой пользы, — попытался я съехать со скользкой дорожки.

— Ты, конечно, прав. Пользы от тебя никакой. А вот твой «фанат» может нам помочь соскочить отсюда без лишних жертв.

— Мне показалось, что ты особо не паришься насчёт чужой крови. Или в тебе проснулись другие качества? — съязвил я.

— Может, и так. Но есть предел затраченным ресурсам и полученному результату. И здесь работает чистая математика. Меньше трупов, больше времени и сил.

Тем более, с оружием сейчас проблема. А возиться с качественной зачисткой нерентабельно.

Так что давай шифруй своему дружку, чтобы пробил нам два идентификатора, как в прошлый раз, — закончила она, глядя мне прямо в глаза.

Проверяла? Искала фальшь? Или ей просто нравилась моя сиреневая радужка?

— Окей, окей. Только можно было сообщить об этом заранее? А то такой экспромт редко приводит к хорошему результату.

— Заткнись и делай. Иначе, я и вправду решу, что ты обуза.

Твою кибернетическую мать! Вот докопалась! Как теперь всё обыграть?

Обычно я с Зигмундом встречаюсь по его инициативе. Да и показывать его лично, глупая затея.

Варианты?

Вариантов нет ни хрена.

Как обычно, будем импровизировать.

— Прожора! Малыш! Где ты миленький скоттик? Папочка хочет тебе кое-что показать. Миу! Мяу! Вурр, фурр, кссс, мссс, тыгыдык-тыгыдык, — заголосил я, становясь на четвереньки и начиная царапать мягкое покрытие палаты.

Ультра смотрела на меня, как на умственно отсталого. Похоже, она реально решила, что я съехал с катушек.

Что ж, игра стоит свеч.

Во всяком случае, я надеюсь на это.

— Скотти! Сладенький мой пушистик, вылезай. Я приготовил тебе вкусняшку. Хочешь кусочек мяска? Свеженького, не клонированного, а настоящего. Папочка тебе отрежет кусочек. Виу, кря-кря, хрум-хрум!

Под потолком заскребло.

Хух, неужели получилось? Нужно срочно закрепить результат.

Я продолжал усиленно изображать из себя альтернативно одарённого любителя животных и вскоре мои потуги вознаградились. Прожора аккуратно вытолкав вентиляционную пластину спрыгнул на пол рядом со мной.

— Ну привет, мой пупсичек. Где гулял, что видел? Ой, а грязный то какой. Сейчас тебя вычищу, приглажу, да отмою, — сюсюкался я, прижимая своего спасителя к груди.

— Что за фигня? — изумлённо спросила Ультра.

Я не стал отвечать на этот глупый риторический вопрос. Сейчас мне нужно было экстренно додумывать свой «гениальный» план.

— Ты что дрессировщик-психопат? Это какой-то прикол? — всё не унималась биоанархистка.

— Ага, жёсткий прикол. А сейчас приготовься, ты увидишь настоящую магию! — загадочным голосом возвестил я.

Идея пришла ко мне внезапно. Я понял, как сообщить Зигмунду о том, что мне прямо сейчас нужны «проходки» по станции.

И здесь действительно понадобится магия. Особенная, специальная, марсианская!

Глава 23

В моей руке болтались на тонкой цепочке два идентификатора с полным доступом. У ног ластился скотт, звучно пофыркивая. Рядом стояла Ультра, испуская похожие звуки. Правда, у неё они отдавали возмущением и удивлением, но это уже личные проблемы биоанархистки.

Я свою часть договора выполнил, теперь её черёд.

— До сих пор не понимаю, как ты это сотворил. Может поделишься откровением?

Усмехнувшись, я высокопарно заявил, что маги не рассказывают своих секретов. Получив в ответ порцию недоверчивого хмыканья вместе с подозрительным прищуром, Ультра прекратила свой лайтовый допрос.

— Ладно, пусть будет волшебством. Будем считать, что я почти поверила. Но сейчас пора вернуться в реальность и валить отсюда. Мои парни ждать не будут, — сухо произнесла она, указывая на дверь.

А я что? Меня долго уговаривать не надо. Валим, так валим. Мне уже самому осточертела эта больничка.

Выскакиваем в коридор.

Пусто.

Шик! Беговая дорожка свободна.

— Я на острие, ты в арьергард, — коротко бросила мне Ультра, вырываясь вперёд.

Что именно она имела ввиду я переспрашивать не стал. Общий смысл понятен и ладно. Но заметочку, что эта девчуля не в первый раз использует уж больно специализированные военные термины у себя в мозгу я оставил. Пригодится.

Поворот. Лифт. Мимо. Аварийная лестница и мы выскакиваем в парк.

Вокруг зелень, запись птичек щебечет успокаивающе, красота!

— Чего застыл? Сейчас на ускорении пойдём. Не отставай, — совершенно не запыхавшимся голосом крикнула через плечо биоанархистка.

Подготовка, мать её.

Это вам не на рейвах тусить и пить, как дикая скотина, употребляя все виды веществ в тысячах позиций. Тут человек трудом занимается. Тело своё моделирует.

Ну или она прошла хороший курс гено-коррекции.

Есть ещё вариант стандартной аугментации, типа, присобачила себе улучшенные легкие, мышцы там на силиконовый карбон заменила и всё такое. Но, думаю, это не её стиль.

— Хватит спать, дебил! Приготовься! — вернули меня обратно к движению бабьи крики.

Хотя, нужно отдать должное. Орала она как солдафон со стажем. Грозно, чётко, и, самое главное, ободряюще громко.

Только вот к чему мне готовиться?

Не успел я задать этот, в общем-то, тупой вопрос, как сам всё увидел.

Перед нами образовалась толпа пациентов, которые, по какой-то дебильной случайности, решили релакснуть именно здесь. На выходе из рекреационной зоны.

— Автоматика перекрыла дополнительные входы и выходы, оставив главный. Вот эти дегенераты сюда и попёрлись. А охранка их, как бычков, подстегнула, — коротко выстрелила в ответ на мой незаданный вопрос Ультра.

И всё это, не сбавляя приличной скорости, да ещё и успевая оценивать окружающую обстановку.

Крута, крута. Ничего не скажешь.

Но и мы не лыком шиты!

Сам сказал, сам не понял. Олдовое выражение из битых секторов моего расширителя памяти всплыло, будто, само собой.

Хотя сейчас оно подходило как нельзя лучше.

Особенно вместе с этим.

Эх, раззудись плечо, размахнись рука и дай в лицо! Или там как-то по-другому было?

Плевать, неважно. Пора показать Ультре, что не одна она тут имеет яйца.

Обгоняю её на пару шагов, резко пригибаюсь и прыгаю вперёд, переходя в подкат. Сейчас моя задача повалить, как можно больше народу, чтобы создать хорошенькую неразбериху.

А там уже в толкотне и весёлом барахтанье пробежать по головам (причём во всех смыслах) и первым добраться до мембраны основного выхода.

Ну и заодно показать биоанархистке, какой я сильный и умный. Типа, прибавить себе очков лояльности. В эмоциональном массиве Зигмунда, что передал мне Прожора, зашифрована именно такая мысль.

Вот чёрт! Что-то пошло не так.

Вместо красивого подката, после которого я смог бы изящным выпрыгом с плеч вернуться в вертикальное положение, у меня получилась какая-то нелепость.

Пол, наверное, скользкий.

Смачно проехавшись на собственной хребтине, я действительно врезался в толпу психов. Только не раскидал их, как кегли, а заставил повалиться на себя.

Секунда и я копошусь внутри человеческой кучи.

Да уж, офигительно! Надо как-то выбираться.

Перевернувшись на спину, я на четвереньках стал пробираться вперёд. Ребята в зелёном, будто намазанные клеем, не отлипали от меня. Пара метров, и вот на моей спине вольготно расположился подвизгивающий от шока толстяк, а на голову пытался забраться воняющий ссаниной карлик.

Отличное соседство! То, о чём я так долго мечтал.

Под руками и ногами вместо пола стали попадаться корчащиеся человеческие тела. Похоже, мой идиотский кульбит вызвал цепную реакцию. Ну или тупицы из медперсонала решили у всех массово врубить браслеты.

Веселье шло полным ходом.

В какой-то момент мне даже самому стало смешно, настолько всё это выглядело неправдоподобно и фантастично. А со стороны так вообще дикий угар, наверное.

Целая толпа людей валялась вперемешку друг с другом задорно что-то крича. У одного началась паническая атака, другой просто обделался под себя. Вон та парочка в метре от меня перешла в агрессивный режим и стала кусать кого не попадя, пятная слюнями и кровью всё вокруг.

Хорошее пати. Самое то для моей второй субличности. Бог тусовок стопудово оценил бы этот трэш как прекрасное начало для своего кровавого рэйва.

Внезапно с моей головы стащили барахтающегося там карлика и буквально за уши стали вытаскивать на белый свет. В смысле меня, а не коротышку. Тот остался отдыхать под ногами взволнованных пациентов.

По-моему, его это немного расстроило. Всё-таки приятней, когда у тебя между ног горячее и мощное животное, такое, как я. А не холодный и бездушный пол. Да и по башке теперь можно получить. В общем, тяжела жизнь маленьких людей.

— Твой левый, — прохрипел мне на ухо мой спаситель, и я понял, что это она.

Настоящая воительница с подбитым глазом и окровавленным носом подняла меня над волнующимся человеческим морем. Сияющая огнём праведного гнева и полная справедливой ярости, готовой выплеснуться на врагов.

В глазах вспыхнуло, удар пришёлся прямо в макушку. Я вернулся в суровую и неприкрытую действительность.

Ультра кое-как приподняла меня из копошащейся людской массы и, поднырнув под плечо, готовилась бросить на последнюю преграду на нашем пути.

У выхода стояли двое парней в белом, что ещё не были задействованы во всеобщей кутерьме. Они судорожно сжимали знакомые мне «слонобои» и панически озирались вокруг.

Похоже, к таким мероприятиям их не готовили.

Тут вам не один дерзкий псих, а чуть ли не вся больничка. Стоит немного обосраться.

Ну ничего, сейчас мы их успокоим.

Перед глазами снова моргнули электрические звёзды, и я понял, что кто-то опять жахнул меня по голове.

Да что ж это за сволочь такая?

Здоровенный медведь в человеческом обличии, радушно улыбаясь, опять поднял ладошку размером с лопату.

Он что меня гладит? Или типа по-отечески журит? Хрен их, альтернативных, поймёшь.

Сдачи тут давать бессмысленно. Да и время поджимает.

Улыбаюсь в ответ и даю ему пятулю. Детина радостно машет своей пятернёй. Руку я себе ломать не хочу, так что шагаю вперёд, подставляя вместо себя какого-то бедолагу. Тот оказывается похлипче меня, но и побезумней. Его голова слегка вминается внутрь, чтобы после выскочить обратно и с остатками выбитых зубов ринуться на обидчика.

Осыпаемый брызгами кроваво-костяного коктейля, умственно отсталый «медвежонок» непонимающе смотрит на дрыща, что вцепился в его массивную грудь.

Наверное, поиграть хочет, подумалось ему, и, оторвав новую игрушку от себя, он начинает подбрасывать хрупкое тельце в воздух. Что-то трещит, кто-то хрипит.

Что там было дальше я досматривать не стал — своих проблем навалом. Например, охранник, что вычленил меня из беснующейся толпы, уже приготовился стрелять из «слонобоя».

Нет, так не пойдёт. Я помнил ощущения от попадания такого нелетального оружия. Повторять такие эскапады мне совсем не хотелось. Моветон, знаете ли!

Ох, похоже шлепки того здоровяка не прошли даром. Как бы он не раскрошил мне всю мозговую электронику.

Встряхнув головой, я попытался сосредоточиться и понять, как правильно среагировать на атакующие действия охранника.

Оказалось, думать в таких ситуациях вредно. Тело сделало всё само.

Кувырок вперёд и, выныривая наверх, я бью плечом по его рукам, держащим пушку. Он безоружен. А я — психопат без тормозов.

Что случилось дальше?

Смотреть без смс и регистрации.

Смачный удар локтём в подбородок бедняги и добавка в виде колена к уже падающему телу. Выключен полностью. Миссия выполнена. Где мой приз?

— Ну ты и отморозок! — восхищённо кричит Ультра.

В принципе, и такое поощрение норм. Она уже стоит у мембраны и, придушивая очередного охранника, держит проход.

Бегу к ней, стараясь не споткнуться о валяющиеся повсюду тела.

А хотели без лишних жертв.

Мчим дальше. Коридоры, коридоры, повороты, подъёмы и спуски, кажется, мы совершаем какой-то сумасшедший марш-бросок. Будто в виртуалке, нам изредка попадаются люди в белом, которые испуганно жмутся к стенам.

Мы — супер-герои. Или обычные читы.

— Осталось немного. Они уже должны шлюзоваться.

Я киваю головой. Сил отвечать нет. Держусь только на морально-волевых. И капельке злости.

Очень уж не хочется показаться слабаком.

Знаю, что тупо и это сексизм, но мужское естество не спрячешь. Хоть ты трижды пол поменяй и потолок натяни. Те же яйца, только в профиль.

Мерцающая алым надпись предупреждает, что входим в опасную зону. Вакуум, радиация и прочие прелести космической машинерии.

Знаем, плавали.

Влетаем внутрь и видим качественную такую перестрелку. Здесь ребята из внешней системы безопасности, у них нормальное оружие, а не всякие пукалки для усмирения психов.

Стену возле меня обжигает гудящий сгусток плазмы и капли раскалённого металла пролетают совсем рядом. Так себе соседство. Стоит поискать укрытие, пока вся эта заваруха не кончится.

— Отставить ссыкунство! Затянем прорыв — не успеем свалить, — орёт мне прямо на ухо Ультра, — Жопу в руки и погнали!

Она идиотски смелая или больная? Никак не могу понять.

Но других вариантов нет. Биоанархистка бежит вперёд, туда, где ожесточённее всего гремит пальба.

Полукруглый ангар разделён на две половины. С одной стороны, там, где входной шлюз, расположилась вытянутая стрела космолёта друзей Ультры. А вторую часть удерживали бойцы безопасников.

Как в лучших классических голо-боевиках, две группы заняли удобные позиции и постреливали оттуда друг в друга.

Ну а мы выскочили аккурат между ними. Прекрасные мишени для тех, кто хочет потренироваться в качестве своей стрельбы.

— Ходу, ходу! — восторженно кричит Ультра, мчась причудливыми зигзагами.

Наверное, так и нужно, думается мне, и я повторяю её движения. Приседаю, скольжу на коленях, перекатываюсь, в общем строю из себя настоящего воина. Была бы в руках пушка, ещё и отстреливался бы.

Круть.

Только сдохнуть можно.

Запоздалый страх стукнулся в черепной коробке, заставляя бежать ещё быстрее.

Наконец, мы врываемся в команду биоанархистов, где Ультра, не обращая внимания на приветственные выкрики, вырывает у одного из товарищей ствол. И сразу же начинает с яростным удовольствием поливать противника когерентным сжигающим дождём.

Прерывать её я не решился, но вот завязывать контакт с этими парнями необходимо.

Зигмунд передал через скотта, что, скорее всего, они попытаются меня кинуть. А значит, нужно доказать мою уникальность и незаменимость.

— Свиристели малиновые параллелограммы в пятой степени до трёх с половиной утра, — нараспев продекламировал я.

Те, кто стояли ближе всего, непонимающе уставились на меня.

— Ультра, ты зачем с собой этого дурачка приволокла? — спросил один из них, высокого роста и с выдающимся орлиным носом.

Судя по его поведению, он тут главный. Ну, может, сразу после Ультры.

— Отвали! — отшила она его.

Я же стоял и надменно всех рассматривал. Нужно выждать паузу. Чтобы эти долбанутые революционеры прониклись глубиной моей мысли.

— Может, кончить его, чтобы не мельтешил? — словно бы раздумывая вслух, спросил коренастый малый.

— Это всегда успеется. Ультра сказала, что он помог пробиться ей к шлюзу. Типа, напарником сработал, — ответил носатый.

Неожиданно шквал огня из пушки биоанархистки смолк. Похоже, кончился боезапас. Как бы ей тонко намекнуть, что пора валить?

— Уходим. Два кварковых заряда киньте на липучку. Нужно шумное прикрытие, — коротко скомандовала она, отбрасывая дымящийся ствол.

Хух, ну хоть не придётся с ней спорить. Сама понимает, что пора заканчивать играть в войнушку.

— Понял. А с ним что? — коротко бросил её «заместитель».

— В расход.

Охренеть! Тварь ты бездушная! Я жизнью рисковал, чтобы жопу твою спасти, а ты так просто «в расход».

Ну ничего, я ещё тебе припомню. В живых останусь и припомню.

Сучка больная!

— Свиристели малиновые параллелограммы в пятой степени до трёх с половиной утра, — вновь выдал я свою авангардную заумь.

— Что за хрень? — испытующе взглянула на меня она.

Кажется, девчуля поняла, что я не просто так тут им стихи рассказываю.

Улыбнувшись, я намекнул про патруль и автоматическую внешнюю систему безопасности.

— Не гони. Внешку мы вырубили, а патруль будет здесь не раньше, чем через сутки.

— Тут вы ошибаетесь, господа биоанархисты. Резервный ИИ уже запустил второй контур и как только вы взлетите, вас расстреляют будто в тире. А насчёт патруля, стоит задуматься. Может, у транснационалов, на которых вы напали, есть свои прикормленные ребята? Которые не входят в стандартный график.

Они переглянулись. Да уж, крепко я их зацепил.

— Решим на корабле. Пока берём его с собой. Построение номер семь, — финишировала нашу «беседу» Ультра своим командирским тоном.

Перечить ей никто не стал и, заключив меня в центр своей угловатой формации, все, отстреливаясь, двинулись к транспортнику.

Поднимаясь по трапу, я увидел, как какая-то серая размытая тень скользнула по боковым стойкам и скрылась внутри космолёта. То ли меня глючит, то ли скотт решил отправиться со мной в очередное путешествие.

Что ж, главное, чтобы ему нашлось там пожрать. Он у меня парень непривередливый.

Зайдя внутрь, меня сразу же усадили в противоперегрузочное кресло и, намертво пристегнув, приказали не рыпаться.

А я что? Тише воды, ниже травы, глубже чёрной дыры. Само спокойствие и незаметность.

Когда понадобится, сами позовут.

Вокруг развернулась предстартовая суматоха и беглые перекрикивания занимающих свои места людей. Словно не из раздолбанного астероида улетаем, а обычный такой пассажирский рейс.

Спасибо, что воспользовались нашими биоанархистскими услугами. Просьба не мутировать во время полёта и внимательно следить за сохранностью своего генома.

И такой мелодичный перезвон. Конец сообщения. Старт.

Мы и правда куда-то рванули. Причём, судя по гравитационному скачку, с нехилым импульсом.

Ну главное, чтобы нас по дороге не расхерячили. А то вдруг Зигмунд забудет про наш волшебный план.

Не успел я привыкнуть к пятёре джи, давившей на грудь, как передо мной встал, каким-то чудом передвигавшийся при такой напруге, человек.

Эй, да это наш орлиноносый «друг».

Видимо, он так же хорошо тренируется, как и Ультра. Ну или использует те же апгрейды.

— Мне нужны гарантии, — прохрипел я.

— Мы тебя не убьём, — спокойным тоном ответил он.

— Отлично. Я верю, — пытаясь нормально дышать, подмигиваю я.

Получилось уродливо и страшно. Будто парализованный пытается моргнуть.

— Есть другой вариант, — биоанархист достал из-за пояса портативный метатель и приставил бугристый ствол к моей голове.

— Выбираю первый, — поспешил согласиться я.

Уверенно кивнув, словно другого он и не ожидал, «заместитель» ожидающе на меня посмотрел.

— Там нужно пропеть определённым тоном. Принесите мне микрофон. И будет лучше, если вы сбавите скорость. При таком давлении мне сложно будет взять правильную ноту.

Молча развернувшись, он ушёл на пару минут, чтобы вернуться с капитанским коммом. Сунув его мне под нос, он застыл.

Поняв, что тормозить никто не будет, я набрал побольше воздуха и запел.

— Свиристели малиновые параллелограммы в пятой степени до трёх с половиной утра. Мне уже вставать пора, а я тут песенки пою, и кричу ау-ау-ау, я тебя всё равно найду, ау-ау-ау! Эге-гей. — выйдя на высокое стаккато, закончил я своё выступление.

Конечно, всё это было полной чушью. Мы заранее, ещё во время первой встречи с Двести первым, обговорили, что, главное, он должен услышать мой голос, тогда уничтожать корабль биоанархистов не будут. А уж что я там будут говорить, петь или просто кричать — фиолетово.

Пока я живой, живые и они.

— Нас выпустили из наведения. Выходим на факельный прыжок. — послышалось из командирского комма.

Вроде, получилось. Теперь дожить бы до этой их тайной базы. А там уже как-нибудь выкручусь.

— Пока ты не нужен. Команда ноль, — уходя от меня, бросил через плечо носатый.

Не успел я возмутиться, как кресло выбросило гибкий манипулятор и всадило мне в плечо порцию чего-то жгучего и ядрёного.

Неужели меня накачивают наркотиками?

Ура! Наконец-то!

Ох, какая у них странная смесь. Похоже, меня просто вырубают.

Пространство сдвинулось. Обволокло тягучим покрывалом и спрятало моё сознание в свою искривлённую бездну.

Глава 24

Красиво.

Охренеть, как красиво. Даже мурашки побежали. Плотненько так, строем от макушки до пяток.

Хотя, может, это последствия от анабиоза. Всё-таки странное «лекарство» мне тогда вкололи. Глюков особых не было, но ощущения совсем непривычные. Наверное, у этих ребят какая-то своя, особая версия анабиотиков.

Вот и сейчас я должен ещё чувствовать себя вялым и сонным. Стандартный эффект после выхода из «спячки». Но тут всё наоборот. Я полон сил и энергии, хотя только минуту назад открыл глаза.

Передо мной во всём своём великолепии лениво вращался гигант Юпитер. Размытые, перетекающие друг в друга, газовые слои-пояса гипнотизировали и притягивали взгляд. Хотелось протянуть руку и коснуться этого дикого инопланетного океана.

А цвета? Цвета! Они словно невероятная палитра посреди космического пространства. Целое буйство красок и оттенков. Охра, багрянец, молоко, золото, терракот, синь, сепия и ещё тысячи других, названия которых я не знал, но видел и наслаждался каждым из них.

Божественно.

Только ради этого стоило создать технологию межпланетных перелётов и отправиться исследовать Солнечную систему.

Пусть глупцы и ретрограды кайфуют от привычных закатов и рассветов. Смотрят хоть до посинения на знакомые с детства пейзажи.

Истинный ценитель всегда стремится к новому, непознанному. И именно там, за границей своего уютного и обыденного мирка, находит свежие и яркие образы.

От звёздной пыли на сапогах до плазменных поцелуев чужих солнц.

В глазах защипало, и я заплакал. Ощущая сопричастность со Вселенной. Наполняясь её глубиной и величественной пустотой, что, смешиваясь во мне, исторгались парящими в пространстве каплями солёной воды.

Всхлипнув, я попытался поймать один такой кристаллик, что завис прямо передо мной.

Прикосновение и влага впиталась в мою кожу.

Волшебство закончилось.

И отходняк тоже.

По телу прошёл спазм, а эмоции ушли на второй план. Я снова мог мыслить чётко и логично.

Юпитер! Твою кибер-мать, я на Юпитере!

Что я вообще здесь делаю?!

Так, успокоиться. Выдохнуть. Вдохнуть. Я пушинка, пылинка, скотинка. Стоп, это из другой оперы. Продолжаем дышать, не волнуемся.

— Бык, тут пациент очнулся. Что с ним делать? — послышалось за моей спиной.

— Грузи по стандарту. Потом с ним разберёмся.

— Понял.

Разговор обо мне и без меня закончился. А действия начались.

— Ну что, брыкаться будешь? — подходя ко мне ближе и что-то просматривая на планшете, спросил знакомый мне по голосу парень.

— Неа. Спокоен, как удав. Стабилен, как холодный термояд.

— Отлично. Значит меньше проблем тебе и мне, — удовлетворённо кивнув, констатировал он.

— А кто такой Бык?

— Наш гамет.

Ладно, почти понятно. Попробуем с другой стороны.

— А Ультра тогда кто?

— Тоже гамета.

— А вместе они, наверное, зигота? — выдал я.

— В точку.

Простенько и со вкусом. Другого я и не ожидал. Биоанархисты, такие биоанархисты.

Следующий вопрос мне задать не дали. Начали грузить. Накинули сверху пластиковый кокон и, положив мою капсулу-кресло на магнитную подушку, куда-то повезли.

Всё стало понятно через полчаса. Когда гравитационный вектор сменился пару десятков раз, а вернувшаяся при стыковке невесомость заставила нервно сглатывать.

Короткий толчок возвестил, что процедура шлюзования закончилась.

Мы прилетели.

Вот только куда? Не на сам же Юпитер? Я бы точно это почувствовал.

Скорее всего мы на какой-нибудь станции или типа того. Я не слишком много знал о внутрисистемной структуре этого газового гиганта.

Да, там есть полсотни человеческих поселений. Как на орбите самой планеты, так и в окрестностях.

Вроде даже парочка спутников заселена. Без полноценного терраформа, конечно. Несколько куполов и подземных комплексов. Все эти объекты входят в зону юрисдикции Внешних спутников. А те, в свою очередь, неформально называются внешними колониями.

Но что там конкретно происходит. Что за народ живёт, какая экономическая ситуация, культура там, политика, это всё как-то проходило мимо меня.

Единственное, что я помнил совершенно точно, так это шикарный рейв, что закатил местный олигарх почти год назад.

Проходил он в верхних слоях атмосферы Юпитера и напоминал массовую миграцию фантастических существ из одного мира в другой. Там была использована редкая и чудовищно дорогостоящая технология наноморфирования. Где каждый из участников тусовки буквально нашпиговывался нанитами и сверху покрывался дополнительным пятисантиметровым слоем умных микроботов.

Всё это делалось для того, чтобы повысить градус взаимодействия с окружающей средой без опасности физических повреждений.

За скучными словами с оттенком холодной бесчувственной науки скрывалась эксцентричная и максимально безумная затея потанцевать в облаках самой большой планеты Солнечной системы.

Причём сделать это не в банальных железных коробках, пусть даже и со здоровенными иллюминаторами, а почти нагишом.

Сумасбродно, дико и, конечно же, круто!

Я, к сожалению, на «Запредельный отрыв» не попал. Хотя меня и приглашали, как одну из звёзд блогосферы СпидНета.

Так получилось, что именно тогда в моём кондоминиуме вспыхнула очередная эпидемия коричневого вируса. Вещь не смертельная, но чудовищно прилипчивая и неприятная.

В общем, нас всех закрыли на карантин и мои билеты на межпланетный лайнер высочайшего класса благополучно сгорели.

Поэтому мне пришлось довольствоваться медиаконтентом с места событий и отзывами очевидцев.

Грустно, конечно, но, быть может, в этот раз я смогу попасть на какую-нибудь тусовку. Может, не такую масштабную, зато самобытную и уникальную.

Правда сначала стоит озаботиться вопросами выживания. Кто этих биоанархистов знает? Решат меня на компост пустить и каюк моей цветущей карьере рейвизора.

Тем временем, меня продолжали передвигать, словно я действительно какой-то груз. Перед глазами мелькали стандартные входные мембраны, однообразный серый потолок со светящимися панелями и вездесущий дешёвый пластик из вторсырья. Единственное, что оттеняло общую атмосферу убогости и функциональности, это странный рисунок стен, который решили ничем не покрывать. Видимо, здесь использовался природный материал, который лишь немного отшлифовали и привели в удобоваримую форму. Причём получилось довольно неплохо. Можно даже сказать стильно.

Хм, это наталкивало на мысль, что я нахожусь не на станции, а на одном из спутников Юпитера.

Судя по силе тяжести, на одном из самых крупных. Ганимед или Каллисто?

Можно, конечно, предположить, что это Ио или Европа. Но в первом случае слишком повышенная вулканическая активность делала бы построение базы опасным занятием, а второй вариант с коркой льда (пусть и внушительной) над жидким океаном тоже тема не айс.

Хотя, как раз айс, но не в стакане с хорошим коктейлем.

Так что остаются два близких по размеру тела и с нормальной поверхностью.

Ладно, гадать не будем, лучше после спросим у местных жителей. Надеюсь, тут не только упоротые биоанархисты обитают.

Кстати, что они вообще тут делают? Сидели бы на своей Венере, горя не знали. Нет, надо переться фиг знает куда, благую весть свою нести. Типичные фанатики.

Вон метакоммунисты тусуют на Марсе и только с концертами куда-нибудь вылетают. Хотя те ещё шизики.

Мне вообще начинает казаться, что человечество начинает делиться на две части. Адекватные люди и не очень. И последнее время этот раздел всё чётче и чётче. Будто пропасть в цивилизации.

Вот мы и приехали.

Меня завезли в средних размеров помещение, откуда открывался прекрасный вид на поверхность спутника.

Значит мои умозаключения оказались верными.

За прозрачным покрытием из пластмета виднелась близкая линия горизонта и знакомые по земной луне кратеры с уходящими вдаль непонятными бороздами. Царила довольно унылая серо-коричневая палитра, изредка прерываемая фиолетово-белыми пятнами льда.

Да уж, не фонтан.

С другой стороны, чего я ещё хотел от практически незаселённого спутника? Ярких голо-афиш и светящихся куполов по самое не могу? Или покрытых зеленью холмов с ветвящимися между ними ручейками, из которых то и дело выскакивают блестящие рыбьи хвосты? Да такого даже на Земле уже нет. Картинки уровня, как было и как стало.

Кто мы вообще такие, чтобы судить красоту чужого мира?

С нашим урезанным в хлам восприятием, зашоренным разумом и комплексом неполноценности, который мы всячески лелеем, уничтожая всё непонятное и непривычное.

Сраные люди. Плесень на теле Вселенной.

А ещё жизнь называется. Я почему-то уверен, что над нами смеялась бы вся галактика, если узнала, чем и, самое главное, как мы живём.

Пару шагов от дикарей и вот мы уже видим себя венцом природы.

Так нелепо.

Эй, а это вообще мои мысли? Чем-то напоминает Бога тусовок, только в облегчённой версии. Неужели он стал выбираться на свет, таким вот хитрым образом? Вроде у него не наблюдалось столь сложных комбинаций.

Может у меня паранойя? Вон уже сам себя в чём-то подозреваю. Выпить бы сейчас… успокоительного сорокаградусного.

Эх, мечты, мечты.

— Значит, ты Альберт. Спец по фамилии Пятьсот тринадцать. Эмпат, блогер, алкоголик, наркоман и тусовщик. Место рождения Земля, Евразийский район. В данный момент находишься в розыске по обвинению в терроризме, непредумышленном убийстве и подрывной деятельности. Также на «сером рынке» за твою голову объявлена внушительная награда. Какие-то махинации с М-пыльцой, где заказчик остался недоволен.

Короче, парень ты крутой. Ну или тебе, наверное, так кажется.

Какой ты на самом деле нам ещё предстоит разобраться. Разумеется, если мы решим оставить тебя в живых. Уж слишком много людей тебя ищет. А нам лишнее внимание ни к чему.

Есть что добавить? — закончив мою краткую биографию, спросил Бык.

Я почти сразу понял, что «орлиный нос» и Бык одно лицо. Его поведение и отношение к нему остальных показывало, что в местной иерархии он на первых местах.

Разумеется, после Ультры. Вот её авторитет здесь непререкаемый.

Осталось понять, как правильно съездить этим ребятам по ушам, чтобы меня оставили в живых.

Что ж, будем действовать аккуратно.

— Ты, конечно, всё круто про меня рассказал. Некоторых фактов даже я не знал. Добавить особо нечего. Другой вопрос, что будем делать дальше. Мне бы не очень хотелось остаться тут мёртвым грузом.

Так что, может, просто отпустите меня и дело с концом? Я как-никак помог вашей главной сбежать из психушки. Чем не заслуга? — осторожно начал я.

— Можно и так. Только сначала нужно хорошенько с тобой поболтать. А потом, если всё норм, то вали хоть на все четыре стороны, — неожиданно почти согласился Бык.

— Эмм, ну круто. Спасибо.

Я почти обрадовался, но тут он добавил важный уточняющий момент.

— Пока не за что. Говорить будем через синаптический секвенатор. Чтобы между нами не было недомолвок.

В голове помутилось.

Ну всё приехали.

Теперь точно мозги сожгут. Это, конечно, не полная раскодировка, но нечто близкое. Старомодный детектор лжи отдыхает.

Попал, так попал.

Может, ещё есть шанс выкрутиться?

— Да, я как бы и не против. Мне скрывать нечего. Правда, я слышал, что после таких процедур у многих башня становится набекрень. Очень не хочется, сбежав из психушки, в неё же вернуться, — грустным тоном сообщил я.

— Не волнуйся. Мы будем аккуратны. У нас хороший опыт в таких делах. Ты уж поверь, — «успокоил» меня биоанархист.

Почему-то после его слов мне стало ещё страшнее.

— Мне бы перекусить чего-нибудь. А то после анабиоза организм ещё не восстановился, — заканючил я.

— Пока будут готовить аппаратуру тебе принесут еды, — завершил нашу беседу Бык.

Он вышел, напоследок мазнув рукой по своему планшету. Звучно щёлкнули невидимые мне механизмы, и я оказался свободен.

То есть, я и до этого не страдал в кандалах. Но меня окружал пластиковый кокон, да и зафиксировали моё туловище в капсульном кресле довольно плотно.

А сейчас все эти приблуды исчезли, и я даже смог встать вертикально, чтобы немного поразмяться.

Голова, конечно, сразу закружилась, подступила лёгкая слабость, но в целом я чувствовал себя хорошо.

Даже удивительно, учитывая, сколько я мог пролежать в полном анабиозе, пока мы летели из астероидной психушки к Юпитеру. Значит технологии у биоанархистов получше, чем у остальной части Солнечной системы. По крайне мере, на мой неопытный взгляд.

Пройдясь и хорошенько оглядев всё вокруг, я понял, что меня поместили не в какую-то тюремную камеру с отличным смотровым окошком во всю стену, а в полноценное рабочее пространство. Разумеется, с небольшими ограничениями в плане доступа.

Смотреть и трогать можно, а изменить ничего нельзя.

Напоминает пессимистичный афоризм. Или что-то типа такого.

Дверная мембрана на мои запросы не отвечала, зато ближайший дисплей с висящей рядом нейродугой активировался по первому запросу.

Что тут у нас… выход в СпидНет закрыт, зато местная локалка вполне жизнеспособна.

Искать путь спасения или посёрфить в сети? Выбор, конечно же, очевиден.

Совместить оба варианта.

Решив поработать пальцами и старыми добрыми глазами, я пробежался по виртуальной клавиатуре, вбивая необходимые мне запросы.

Ага, как и ожидалось, я гений. В смысле догадливый и эрудированный. Меня притащили на Ганимед. Самый крупный спутник Юпитера. Причём находился я внутри городского подземного комплекса под скромным названием «Вечная обитель».

Краткая информашка выдала мне кучу бессвязной медийной шелухи, по типу даты освоения, когда и кем была колонизирована, религиозный состав населения, продукты экспорта и импорта и тому подобного.

В общем, то что интересно туристу, а не рейвизору.

Оу, а что, кстати, насчёт того богатого парня, что организовывал ту тусовку в юпитерианской атмосфере? Может, я смогу до него достучаться? Помощи там попросить, содействия.

Как его звали?

Ммм. Грязный Билли? Нет, это никнейм. Фамилия у него была смешная. Что-то типа Вратарь или Ворота.

Попробуем поискать по похожим тэгам.

Есть попадание! Уильям Красные Врата. Аристократ в хрен знает каком поколении, ведёт свою родословную ещё с Земли. Основные данные скрыты. Что ж, богатеи могут себе такое позволить.

Ну хоть имя с фамилией есть, плюс ещё фотка.

На меня смотрел худощавый темноволосый парень, довольно молодой (или подвергшийся качественной геронтотерапии) с ярко-голубыми глазами и выдающимся носом.

Что-то в нём мне было знакомо…

Жесть! Это же почти точная копия Быка, второго лидера биоанархистов.

Он что, реально его брат? Или клон? Хрен этих психов поймёшь.

Может, вообще отец и сын. Просто жизнь их так раскидала.

Стоит тогда пытаться выйти на контакт с олигархом или он меня сразу же сольёт своему «родственнику»? Вот фиг его знает. Как бы я не начал копать поглубже себе могилу.

Что же делать?

Не успел я закончить этот беззвучный риторический вопрос, как входная мембрана распахнулась и в помещение вошли трое сосредоточенных парней. Они тащили на магнитной тележке внушительную бандуру, которая сама по себе уже выглядела зловещей. Этакий экспонат злобного доктора, который любит мучить людей.

Один из них отвлёкся и кинул мне упаковку обезвоженных хлорелловых сэндвичей. Следом последовала бутылка воды.

— У тебя пять минут, пока мы подключаем секвенатор, — грубо сказал он.

Итак, у меня пять минут, чтобы спасти свои мозги.

Отличненько.

Я сделал вид, что занят поеданием пищи, а сам тихонечко двинул в сторону двери.

Наивно, конечно. Но вдруг получится?

Ага, прям сейчас. Прямо на меня смотрел Бык и двое парней за его плечами, полностью упакованные в военскафы самой последней модели.

— Мы наслышаны о твоих приколах на «Синей птице». Если вдруг ты начнёшь вести себя плохо, то мои ребята быстро тебя успокоят, — произнёс он, входя внутрь.

Вот теперь точно бежать некуда.

С трудом дожевав отвратительные на вкус сэндвичи, я, под пристальным взором пяти мужчин, улёгся обратно в капсульное кресло.

Суетившиеся рядом техники быстро прикрепили к моим вискам и затылку тонкие синтетические щупальца. Затем плотно закрепили мои ноги и руки. Ну и напоследок инъектором влупили мне очередную нейрогадость.

Прямо в шейную артерию. У меня аж глаз задёргался. Изверги!

— Стартовая готовность пятнадцать секунд, — начал отсчёт спрятавшийся за секвенатором техник.

Вот и всё. Прощайте неизвестные мама и папа. Прощай Йося и Прожора. Прощай… любой, кто меня знал. Встретимся на той стороне.

Жалко… такой хороший парень был. Умный, талантливый, весёлый. И это всё я.

Тихонько загудевший прибор начал свою работу. Бесстрастную и одновременно чудовищно жестокую.

Я закрыл глаза.

Интересно больно будет или нет?

— Привет, красавчик. Нужна помощь? Можешь не отвечать, сама всё знаю. Я — Акира, твоя новая субличность. Отдохни пока, а я займусь твоими делами.

Сознание заискрилось и стало рассыпаться на пиксели.

Что происходит? Кто это? Я опять схожу с ума?

Вопросы роились бесконечным потоком, но реальность уходила от меня. На сцену опустился занавес, и я оказался за ним.

Пыльная темнота и глухая тишина.

Вдалеке гремят аплодисменты злобного эго.

Глава 25

Медленно всплывая из чернильной глубины, я снова учился дышать. Привычное умение бесполезно, если у тебя нет тела. Ты становишься цифровой копией самого себя, забывая, что когда-то был живым человеком.

Тень на стенках черепной коробки.

Кислотное граффити, выжженное на спирали ДНК.

Нервный импульс, затерявшийся в сетях чужого сознания.

Да! Мне нужно больше негатива и жалости к самому себе. Поныть, пострадать и сверху добавить щепотку беспомощности. Ведь я уже давно перестал быть полноценным.

Так, обрубок личности, что не в силах контролировать даже свой собственный организм.

Меня кидают, как тряпичную куклу из одного угла мозга в другой. Наигрались и спатки.

Надоело?

Да, охренеть как!

Что будем делать?

Биться до победного!

Звучит круто. Но вот точного плана действия у меня пока нет. Единственное, что я могу, так это судорожно дышать пересохшим горлом и пытаться моргнуть. С глазами что-то не то. Такое ощущение, что я пару часов стоял, их не закрывая. Да и язык набухший и вялый, как перезрелый баклажан.

Меня что насиловали? Или просто использовали по полной?

Как там её зовут? Акира, вроде.

Откуда она вообще взялась? Новый прикол Бога тусовок? А может, моя личность уже сама по себе распадается на такие вот куски?

Хрен поймёшь.

— Расслабься. Всё хорошо. Ты здесь хозяин и повелитель. Я просто помогаю, когда это требуется.

Ну вообще отлично. Ещё один голос в голове.

Интересно, как это со стороны выглядит? Я просто закатываю глаза и говорю сам с собой? Или типа залипаю в пустоту и что-то мычу под нос?

Любой из вариантов одинаково дерьмовый.

— Что ты сделала? — спрашиваю я мысленно.

— Эти недобро настроенные ребята хотели выведать у тебя всё-превсё. А я, как умная девочка немного их запутала. Рассказала и показала им красивую сказку. Они и поверили. Вот так-то.

— Спасибо, конечно, но в следующий раз я как-нибудь сам разберусь.

— Безусловно, красавчик. Только выжженные синапсы удовольствие ниже среднего. А как только Дэвид Торо, по прозвищу Бык, узнает, что ты сотрудничаешь с «Лайф технолоджи», то он непременно захочет сделать тебе больно.

— Окей, я тебя понял. Ты намекаешь, что спасла мою задницу. Но откуда ты вообще такая взялась?

— Не намекаю, а говорю открытым текстом. А сейчас приготовься, тебе дадут пощёчину.

— Какого?

Тут мне реально прилетело по лицу. И ещё разок, но уже по другой щеке.

— Очнись, рейвизор к тебе гости, — задумчиво глядя на меня, произнёс Бык.

Ах, ты козлина! Обязательно запомню твою «вежливость».

— Воды дайте, — раздался хрип из моей глотки.

Мне в руки сунули флягу, и я сразу же к ней прилип. Отдышавшись, повторил процедуру. Стало полегче.

— У меня к тебе деловое предложение.

Ультра вошла в поле моего зрения и, неспешно прохаживаясь туда-сюда, вещала о самом заманчивом контракте в мире.

— Ты действительно чист. Никаких связей с госами или контрой. Разве что, только по мелочи. На Марсе ты помогал местным СОЦам в информационной войне с ОЗМ. Ещё пытался провезти приличный груз М-пыльцы и что-то пошло не так. В целом у тебя шикарная биография для вступления в наши ряды.

К тому же ты спец. А это значит, что уже находишься на полпути к полной биологической свободе. Лучшая версия человека, так вас называли на заре первых генетических экспериментов? — хладнокровно глядя на меня, в ожидании эмоции, заявила она.

Да, сейчас расплачусь и буду истерить. Мы подопытные крысы, монстры, нелюди! В любой момент я могу сойти с ума и порешить себя, прихватив ещё кого-нибудь с собой. Какие там ещё страшилки есть?

Всё пережито. Переварено. Выплюнуто.

Я разбился на миллионы осколков и собрался заново. Единый, непоколебимый, офигенный!

Насчёт единого, я, конечно, немного преувеличил. Во мне как бы ещё две личности обитают. Но не будем ломать такую красиво построенную форму.

Зато всё остальное верно до последнего ссаного атома!

— Странно, что ты мне рассказываешь всё то, что я и так сам знаю. Может, у меня какие-нибудь детские травмы есть? Люблю там дрочить на розоволосых карликов с огромными носами? Смотреть на всяких революционеров, когда они нюхают пердёж друг друга?

Или стой, стой! Вот вспомнил, вы упустили мою невероятную тайну. Хотите узнать какую? — я уже конкретно завёлся.

Мне надоели эти нелепые игры в тайные общества, будущее человечества и прочий высокопарный бред. Им, наверное, так жить гораздо веселее, но мне не очень. Последнее время у меня какой-то переизбыток ВАЖНОГО и САКРАЛЬНОГО. Куда ни плюнь интриги, борьба за идеал, стремление куда угодно, главное, чтобы не так, как у всех.

Выдыхайте, говнюки. Жизнь не вертится вокруг ваших фанатичных загонов.

— Заткнуть его? — насупившись спросил Бык.

Или Дэвид Торо? Оба имени совершенно не вязались с этим типчиком. По мне, так лучше Носатый.

— Если мне будет нужно, сама это сделаю, — грубо оборвала его Ультра.

Видимо, между ними какие-то напряжённые отношения. Ну или я попал в тёмную полосу их общения.

Тоже мне гаметы две. Одна, того и гляди, рубанёт другую. Может, это вообще борьба за власть? А я тут всякие милые глупости выдумываю.

— Да вы уже позатыкали меня. Только и умеете, что руками махать, да мозги вскрывать. Где чувство благодарности? Вежливость там? Не, не слышали? Чем вы вообще отличаетесь от кучек других радикалов, что рассыпаны по Солнечной системе, как козьи шоколадные шарики?

Куда ни станешь, обязательно в кого-нибудь особенного вляпаешься, — мне захотелось сплюнуть, но язык всё ещё был непослушным и вялым.

Я и эту-то тираду выдал чисто на злости и напоре.

Теперь послушаем, что мне ответит такая крутая и непробиваемая Ультра.

— Во многом ты прав. Я не буду оправдываться и говорить, какие мы белые и пушистые. Современный мир так устроен, что без хороших кулаков и правильно настроенной паранойи не проживёшь. Мы защищаем свою идею, свои взгляды. А для этого иногда приходится поступать жёстко и сурово, — спокойно произнесла она.

Как удобно. Всегда прикрываться чем-то великим в грязных делишках. Ну что ж, не они первые, не они последние.

— Неужели кто-то покаялся в своих ошибках? Ой, мне, наверное, показалось. Это не вы такие, а вас заставили. Ну-ну. Не буду спорить, устал что-то. Мозги болят, наверное, кто-то в них копался.

Давайте-ка лучше вернёмся к вашему предложению.

— Обязательно. Но позже. Сейчас у тебя зашкаливают эмоции. Передохнёшь и продолжим, — вернулась к своему сухому военному тону биоанархистка.

— Освободить. Выделить комнату. Поставить статус свободного специалиста. Выполнять, — продолжила она отдавать приказы кому-то за моей спиной.

Я увидел, что стоявший рядом Дэвид скривился, но спорить не стал. Очевидно, его покоробила моя быстрая переквалификация из зашуганного пленника в обычного человека.

По крайне мере, мне так показалось. Стоит ещё проверить чего стоят слова Ультры.

А то может у них тут свой особый код. Где освободить, значит дать свободу от жизни или стандартного тела, а выделить комнату, запихнуть в какую-нибудь капсулу с перерабатывающим раствором.

Кто этих шизиков-революционеров знает?

На всякий случай, я приготовился биться до последнего. Даже кулаки сжал и зубы оскалил, чтобы страшнее было.

Но спустя минуту, а потом пять и ещё десять, я понял, что никто меня разлагать на атомы и пускать на органы не собирается. Всё оказалось довольно прозаично.

Мой провожатый, один из техников-грубиянов, отвёл меня в новое обиталище, которое находилось неподалёку. Там он вручил мне стандартный комм, кредитное кольцо, универсальный комбинезон и даже сказал пару ласковых.

— Ты, конечно, жеребец ещё тот. Ультра никогда себя так вежливо не вела. Да и Быка раззадорить и не получить за это по щам, постараться надо.

В общем, пока ты типа свободен. Но не тупи, пытаясь сбежать. «Вечная обитель» сити, конечно, по местным меркам большой. Вот только, чтобы свалить отсюда нужен нормальный межпланетник, а его без палева не достать. Так что отдыхай, пока гамета не позовёт. Ну и, если будут проблемы, сразу маякуй. Нас тут все знают, — он махнул рукой и вышел за дверь.

Вот такое напутствие. Вроде и хорошо, а вроде и клетка, только побольше. Типа кнут и пряник. Психологи хреновы.

Оставлю-ка я все эти переживания и прочую фигню на потом. А сейчас хорошенько высплюсь и отмоюсь. Да, именно в таком порядке.

Глаза сами закрываются. Так что, недолго думая, я брякнулся на полусдувшийся матрац, что заменял здесь кровать и мгновенно вырубился.

* * *
Эй, а здесь очень даже неплохо.

Я сопоставил свои впечатления после короткой прогулки по городскому комплексу и остался доволен.

Конечно, до многоярусных растянувшихся на сотни километров мегаполисов Земли не дотягивает. Но и получше лунных сити будет.

Нечто среднее между марсианским СОЦем и орбитальным поселением.

Инфраструктура есть. Красивые виды, через многочисленные смотровые экраны, есть. Разномастный народ, который в целом настроен благожелательно, есть. Но, разумеется, все эти плюсы, я увидел только после того, как плотно посидел в одном из местных баров.

Тут собрались совершенно чудесные люди, готовые дружить со мной хоть до конца света, пока я наливаю. А так как моя кредитная линия давно не использовалась, то там накопились внушительные активы.

Оказывается, за время моего отсутствия в СпидНете я стал чуть ли не звездой тусовочного пространства.

Мой последний блог с Марса так всех взбудоражил, что за моими приключениями стала следить уйма народу. И те краткие текстовые обрывки, что я успевал загрузить в Сеть, пока не попал в психушку, растаскивались на золотые цитаты.

А когда я пропал с экранов радаров у всех вообще крышу сорвало. Там целые петиции строчили, чтобы меня выпустили из застенков ОЗМ, прекратили пытать и вообще вернули мне честь и достоинство.

Кто-то запустил слух, что меня похитили госы или какие-нибудь злые транскорпы.

Короче, народ знатно повеселился и проявил активную гражданскую позицию. Ну и заодно на меня подписалось ещё с десяток миллионов людей.

Шик!

Так что сейчас любой мой блог может взорвать СпидНет. Главное, сделать это по-умному.

Вот я и собираю контент везде, где только можно. А вы, что думали, просто бухаю?

Нет! Делаю деловое дело! Вот так-то.

А после очередной стопки местного ананасового ликёра, я вообще прозрел. И создал целую теорию о топологии веществ и алкоголя.

Началось всё с того, как я решил найти местного пушера и взять у него чего-нибудь стимулирующего. Такого парня (а точнее андрогина) я повстречал на крохотной площади, в центре которой бурлил фонтан ньютоновской жидкости. Что при ганимедской гравитации выглядело очень и очень странно. Если не сказать упорото.

— Приветик. Подскажи, где тут достать всяких интересностей? — развязано начал я свой разговор.

Оценивающе взглянув на меня, пушер ухмыльнулся и ответил, что прямо здесь.

— Тогда давай попробуем здешнего колорита. Мне на пробу всего по паре грамм.

— Как скажешь. Только у нас тут всё измеряется немного по-другому. Да и приход отличается. Хочешь бесплатную лекцию по употреблению и контролю веществ на Ганимеде? — он заманчиво подмигнул мне и ласково потёрся о моё бедро.

Упс. Я пока не готов к такому сближению. Моё либидо ещё толком не очнулось после астероидной психушки с её подавляющими препаратами.

— Если только кратко, — вежливо ответил я, отодвигаясь от него.

Он, конечно, мигом поскучнел, но забота о клиенте прежде всего. Так что, спустя полчаса, я, нагруженный свежими знаниями и кучей микро-баллонов, двинулся дальше.

Жажда нового пересилила даже обычную жажду и, присев в ближайшем баре, я сразу же отправился в страну непознанного.

В носу запершило и, чихнув, я выплеснул тонкую струйку крови прямо на столик, за которым сидел. Он, конечно, быстро впитал лишнюю жидкость, похоже, здесь везде использовались «умные» материалы. А я остался сидеть, удивлённый и раздосадованный.

Спасла меня официантка. Удивительная роскошь по земным меркам.

— Разрешите я вам помогу, — предложила она.

Миловидная толстушка с улыбкой объяснила мне, как пользоваться дозатором и регулировать температуру и мощность выплеска.

— А лучше использовать маску. Надел и ходишь себе спокойно дышишь, релаксируя, — закончила девчонка.

Только тут я обратил внимание, что многие действительно ходили в прозрачных масках, которые закрывали рот и нос. Некоторые правда щеголяли в клипсах, что вставлялись прямо в ноздри. Но по мне, это перебор. Не эстетично и слегка вызывающе.

А я-то думал, что здесь у каждого второго проблемы с дыханием и все подпитываются кислородом.

Оказывается, все просто под кайфом.

Ганимед мне нравился всё больше и больше.

Посетив ещё с десяток баров, пабов и просто «наливаек», я, уже основательно вмазанный, остановился в одном из них, где и вывел свою гениальную теорию.

Звучит она достаточно просто, но от этого не теряет своей глубины. Когда-нибудь я, наверное, даже оформлю её правильно и запульну шарящему в теме учёному. Может, даже докторскую получу по веществоведению.

Итак, у нас имеется Солнечная система и человечество, обитающее в ней. Все такие разные и одновременно похожие до блевоты. Каждый стремится к своему уникальному чувству счастья.

Кто-то получает его из творчества, кто-то из работы, другие из спорта или ещё какого-нибудь важного (именно для них) занятия.

Кстати, БДСМ-практики и всевозможные особенности в сексуальном и прочих контекстах тоже подходят под определённый род «занятий».

Да, даже любители войнушек и прочих экономических игр тоже получают удовольствие от процесса.

А теперь мы плавно переходим к другой стороне медали, где можно получить этакий суррогат счастья. Кайфануть по-быстрому и без напряга. Тут мы и открываем огромный мир различных веществ, жидкостей, газов и прочих молекулярных радостей.

Основываясь на своём достаточно внушительном опыте, я могу твёрдо и чётко сказать, что пространство имеет значение.

Маленькая перебивка для ещё одной рюмочки ананасового ликёра. Делают его здесь просто божественно. И хотя градус немаленький, что-то около 40–50, но пьётся словно нектар богов. А сами ананасы настолько огромные, что иногда по размеру достигают человека. Видимо климат, гравитация, электромагнитное поле и прочие местные фишки дают такой буст для роста и вкуса.

Ух, вкусненько.

Причмокнув, я продолжил мысленную беседу с самим собой.

Хорошо хоть никто не прерывает. А то вылезет какая-нибудь Акира или психованный Бог тусовок и всё. Конец высокоинтеллектуальной беседе под бухлишко.

Так вот! Продолжая линию о пространстве, людях и веществах, вырисовывается вывод, который проводит прочную взаимосвязь между всеми этим тремя понятиями.

Если кратко (а по-другому я сейчас не могу, ибо чувствую, что скоро меня плавненько выключит), то на каждой планете или другом небесном теле употребляют то, что больше всего подходит местным организмам. Организмы, это если что мы с вами, знакомые с детства хомо сапиенсы.

На Земле все пьют, глотают, втирают и жуют. Там ориентируются на жёсткий, мощный приход.

Но стоит переместиться чуть подальше, на Луну, и здесь уже предпочтения другие. Тут закапывают, нюхают и курят. Всё чуть плавнее, растянутей и мягче.

Двигаем дальше на Марс. Здесь уже работают более живые, растительные компоненты. Одна М-пыльца чего стоит. Причём в неразбавленном и натуральном виде не марсианам пробовать её просто опасно. Да и последствия совершенно непривычные.

Что же ждёт нас на спутнике Юпитера Ганимеде? Оу, тут всё ещё необычней. Все просто дышат. Разными интересными газами. И закись азота самый лайтовый из них.

Вот и получается, что человек Употребляющий напрямую зависит от точки пространства, в которой он находится. Чем ближе к производителю, тем лучше качество. Ну и момент культуры, общества и прочих эфемерностей существенно влияет на сам приход и его ощущения.

Вы никогда так не кайфанёте от «лунного камня», как на самой Луне. Что тут играет главную роль, волшебные вибрации, атмосфера места или просто эмоциональный напор, мне пока неизвестно.

А значит нужно ставить эксперименты.

Много экспериментов!

В каждой точке Солнечной системы!

Вперёд к науке и новым знаниям!

Последние слова я уже прокричал вслух, настолько сильно меня начало переть.

Но никто не обратил на меня внимания. Городские огни «Вечной обители» стали меркнуть, а значит наступал вечер. Время тусовок и разврата в любой части обитаемой Вселенной.

Куда-то на задний план ушли усталость и тягучее опьянение. Меня вновь наполнило энергией и движением.

Я поднялся и, расплатившись, двинулся дальше. На поиски приключений.

Ганимед встречай своего рейвизора.

Глава 26

Меня били ногами так, чтоб я не мог встать.

Какое там дышать, я даже не мог простонать, — бились в моей голове строчки давно забытого хита.

Я действительно не мог встать. Катался по полу, стараясь, чтобы меня реально не затоптали. Были бы парни поопытнее давно уже замолотили меня в кашу. А так, просто наставили синяков, да лицо попортили. Ну и опрокинули. Чисто массой задавили.

А всё начиналось так хорошо.

Я вписался на спутниковый рейв, выбил себе вип-проходку, как сетевой селебрити, и конкретно так настроился здорово тусануть. И такой на бодряках двинул в своё обиталище, чтобы освежиться и переодеться во что-нибудь приличное (во время своего набега по барам успел обновить гардероб).

Но всё оказалось не так-то просто.

Из-за леса, из-за гор прилетел в лицо топор.

Конечно, не так грубо, но похоже.

Заворачиваю я за угол, а там меня поджидает пяток ребят и столько же девчат. Я сначала подумал, что фэны мои. Улыбаются, идут навстречу и руки тянут. Я в ответку тоже клешню кидаю, типа хаю-хай, с вами Ал из блога дэнс ор дай. Они всё ближе и ближе. Почти в плотную подошли.

И тут я понимаю, что они одинаковые. Точь-в-точь, как я. В смысле без прикола, морды лица у всех будто контрл цэ, контрл вэ на олдовой клаве нажали.

Делаю шаг назад, а там меня ещё одна парочка «копипастов» поджидает.

После первого удара я понял, что на них просто напялены «живые» маски. Загрузил в биогель программу и лепи какую хочешь физиономию. Вот они фантазию проявлять и не стали, а сделали плагиат с моей личины.

Просто и без затей.

Кстати, и бьют меня тоже по-простецки, открыто и в голову.

Я хоть и основательно подпитый (а заодно и накаченный всякими местными газами), но среагировать успел. Плюнул в обидчика и наклонил голову так, чтобы его кулак врезался в макушку.

Не знаю, что их больше разозлило, моя слюна на чужом хлебале или разбитые в хлам пальцы сокомандника. В общем кинулись они на меня всем скопом, чем и дали приличную фору.

Видно, что бойцы из них никакущие и вместе они работать не умеют.

Толкаются, друг другу мешают и больше шума наводят, чем дело делают.

Но куча у них приличная, так что долго увёртываться я не смогу, всё-таки «пьяный мастер» из меня тот ещё. Кто-то толкнул, ещё один добавил и вот я валяюсь на полу, а они бегают за мной будто в кринжбол играют. Ногами, конечно, попадают, но так, вскользь больше.

Правда, и я встать не могу. Кручусь, верчусь, кусать даже пытаюсь, но вернуться в вертикальное положение никак не получается.

Тут правда мой воспалённый мозг среагировал очень креативно и, поставив меня в коленно-локтевую позу, погнал куда-то вдаль. Я сначала ещё погавкивать хотел, но меня перебили диким мявом с визжащими интонациями.

На поле появился ещё один игрок.

Прожора вскочил мне на спину и, как заправский наездник, вцепившись одной парой лап в мою мышцу, другой работал, словно сумасшедший пропеллер. Он молотил ими по воздуху, пуская на фарш всякого, кто пытался меня схватить.

Я, правда, всего этого великолепия не видел, но капли крови и лоскуты кожи, что падали перед моим носом, говорили сами за себя. Скотт жестил не по-детски.

— Воу! А Упоротыш умеет веселиться. Хороший мальчик, давай заводи шарманку, пока я достану пластинки. Свободная касса, больше мяса!

Меня передёрнуло. Неужели этот отбитый вернулся?

— И снова привет. Акира на связи. Этот грубиян вам мешает? Могу помочь.

Неожиданно. Рискнуть или нет?

— Да! Убери его подальше, — мысленно проорал я.

— Будет исполнено, мой повелитель.

Мне показалось или в её невербальном возгласе я почувствовал насмешку? Приколы от субличности, это что-то новенькое.

— Ах, ты ублюдок! Убери от меня эту механическую тварь! Ты кого у себя в голове завёл? Трусливая, мягкотелая скотинаааааааа.

Режущий синапсы крик чужого разума отразился зацикленным эхом и, затихая, пропал.

Хм, а нормально так.

Походу, Акира могла контролировать Бога тусовок. Ну или, по крайне мере, изгонять его, когда он вырывался в полусвет.

Но вот кто она такая и откуда взялась? Этот вопрос оставался актуальным.

Как и то, что меня всё ещё пытались избить.

Или убить?

Чем-то весь этот замес подозрительно попахивал. Ну не будет меня ждать орава моих же клонов, чтобы просто так навалять люлей. Заказал же кто-то. Сто процентов!

Наша боевая единица во главе с Прожорой двигалась вперёд, но я чувствовал, что надолго моих и его сил не хватит.

Мы бесспорно хорошенько покромсали многих и, может, даже парочку вырубили, но основная масса продолжала напирать.

Пот заливал мне глаза, а лапы верещащего скотта сжимались всё слабее. Он и я были уже на пределе.

И тут пришла помощь, откуда не ждали.

Оказывается, мы почти добрались до комнатушки, что выделили мне биоанархисты. Раскорякой, на четвереньках, полудохлые, но доползли. А там нас ожидал конвой во главе с Быком Дэвидом.

И когда эти ребята увидели, что их «бесценного кадра» избивают, втаптывая в пол, они немного расстроились.

Я, конечно, понимаю, что в общем и в частности носатому плевать на меня. Но отношением Ультры он пренебречь не мог. Так что, спустя полсекунды, гамет и его бравые парни вступились за мою окровавленную тушку.

Откатившись в сторону, я, не вставая, решил насладиться зрелищем.

А там было на что посмотреть.

Бык и его боевая четвёрка, мгновенно оценив ситуацию, уже на бегу построились в «боевую свинью», где на острие находился самый крупный из них.

Не снижая скорости, они на всём ходу врезались в мельтешащую толпу «копипастов».

Ух, ну и завизжал кто-то, когда первый ряд буквально вмолотили в противоположную стену. Хрустнуло, мерзко хлюпнуло и расцвели кровавые бутоны, скатываясь вниз неопрятными мясными мешками с переломленными костями.

Биоанархисты развернулись и, перегруппировавшись в нечто, похожее на клешни, снова ринулись вперёд.

Они пользовались дезорганизованностью противника и вылавливали кучки мечущихся «масок», чтобы сделать из них очередную порцию свежайшего фарша.

Выглядело забавно. И немного страшно. Наверное, на меня всё ещё действовал микс всевозможных употреблённых веществ.

Я лежал, прижав к себе Прожору, и восторженно хихикал, глядя, как люди уничтожают людей.

Вскоре избивать стало некого, и группировка биоанархистов распалась на контрольные двойки, чтобы добить выживших.

Так мне, во всяком случае, показалось, когда один из парней Дэвида подошёл к громко стонавшему «копипасту» и резко вонзил тому в затылок какой-то щуп. Тот немного подёргался и выпучив глаза затих.

— Скачали? — коротко бросил Бык.

Группа почти синхронно кивнула головами.

— Трёхсотого к медикам. Симбионта туда же.

Меня осторожно подняли и, придерживая скотта на моей груди, куда-то понесли.

Эй, это они о Прожоре что ли говорили? Какой такой симбионт? Он мой друг! Вот психованные генетики!

Я хотел им об этом сказать, но мерное покачивание так убаюкивало. Да и руки у ребят умопомрачительно мягкие и нежные. Несут будто на подушках. Вроде даже нежно массируют. Такая прелесть. Заботливые биоанархисты.

Устало прикрыв глаза и ощущая взбудораженное сопение скотта, я решил немного вздремнуть. Пусть Вселенная подождёт.

* * *
— И давно он с вами? Как говорите, его зовут? Прожора?

Высокая миловидная девица с затянутыми в хвост ярко-синими светящимися волосами битый час расспрашивала меня о скотте.

— Уже, как несколько месяцев. Да. Во всяком случае он на это имя откликается.

Судя по уважительному обращению, эту особу все здесь ценили. Насколько я понял Акаша представляет научную часть нуклеотидной ячейки биоанархистов на Ганимеде. На самом деле её зовут Акашагарбха, но выговаривать этот странный набор букв мой рот категорически отказывался.

— Значит, вы утверждаете, что познакомились с ним случайно и инициатором общения был сам скотт? Так же, судя по предоставленным гаметами данным, он вместе с вами преодолел суровые испытания и фактически несколько раз спасал вашу жизнь? — продолжала мучить меня учёная.

Ага, данные. Чуть мозги мне не сожгли пока сканили. Гаметы сраные.

— Да, так и есть. У вас же есть вся инфа с секвенатора. Зачем всё это занудство? — не выдержал я.

— Она не полная. Ваша память, это не просто набор картинок, звуков и ощущений. Это взаимосвязанная структура, находящаяся в динамическом равновесии. Чтобы выделить тот или иной мнемонический сегмент нужно постараться. И то, он не будет выглядеть, как сцена из голографического фильма. Тут всё намного сложнее.

Именно поэтому я вас так тщательно расспрашиваю.

— Ладно, я вас почти понял. Но к чему вообще весь этот интерес к скотту? Он что-то какой-то особенный? Вроде, об этих животных уже давно известно.

Акаша переглянулась с Ультрой, что последние полчаса в углу медотсека слушала наш разговор. Та пожала плечами, словно показывая, что ничего страшного не будет, если я узнаю суть всех расспросов.

— Марсианские эндемики действительно особый вид живых существ. Вернее, они стали такими совсем недавно.

Я непонимающе уставился на синеволосую «профессоршу».

— Их ДНК является ключом к проходу через гравитационный барьер пришельцев. Мы выявили взаимодействие энергетической сигнатуры, окружающей Сатурн и их генома.

Разумеется, для этого нам пришлось провести огромное количество экспериментов. Иногда с летальным концом.

Но финальный результат того стоил, — закончив, она оценивающе посмотрела на меня.

Типа, понял ли я, вообще, всю эту заумную бадягу.

А я понял. Как-никак, спец. Образование имеется. Почитываю иногда научную литературу.

Только выглядели её слова настоящей фантастикой. Хорошо продуманной, с капелькой безумия и оттого пугающе реалистичной.

— Уважаемая Акашагрхбх… тьфу ты! Короче, уважаемая! С какого перепугу вы вообще затеяли эти упоротые эксперименты? Вы что реально кидали в барьер какие-нибудь одноместные капсулы с живыми существами внутри и смотрели, кто выживет, пройдя через барьер, а кто нет?

— Можете называть меня академик Акаша, если вам так будет удобней. Теперь касаемо ваших излишне эмоциональных вопросов.

Нет, мы не использовали указанный вами варварский способ. Понятия этики и морали всё ещё сохраняются в научном сообществе.

Использовались клонированные клетки из генетической базы данных Солнечной системы.

Зачем нам эти эксперименты? Что ж, думаю, здесь вам лучше объяснит Ультра. На более привычном вам языке, — сделав шаг в сторону, Акаша уступила место оратора гамете биоанархистов.

— В общем, тема такая. Мы вели тебя с самого Марса. Хотели перехватить ещё на старте, но ты какого-то хера перебил половину экипажа своего корабля и, сменив курс, ломанулся в Пояс астероидов. Пришлось экстренно менять план и импровизировать, — Ультра остановилась, словно переводя дух.

Неужели она волнуется? Непробиваемая, стальная Ультра! Наверное, всё происходящее очень важно для неё. Ну, или она в меня влюбилась.

Странно, но оба варианта для меня одинаково пугающие и будоражащие.

— На Марсе у нас связной, который выдал информацию о странной активности метакоммунистов, а конкретно «Красного Движа». Проверив, мы убедились в аномальности некоторых моментов. Особенно нас удивил полноценный эмпатический контакт некоего блогера и местного уникального зверька. Такое случается крайне редко.

Проанализировав множество факторов, нашу ячейку отправили для вербовки этой необычной парочки.

Ну, а дальше ты знаешь, — закончила биоанархистка.

Ага, сейчас. Полуправда, это почти не ложь. Чую, здесь ещё Йося замешан и Владимир Секретович.

Но самое главное Ультра так и не рассказала.

— Круто. Я типа под колпаком. Шпионские страсти, революция на кончиках пальцев и всё такое. Мы с Прожорой эксклюзивы и главные герои. Вот только зачем и почему вы хотите отправить нас к этим долбанутым пришельцам, что перестраивают Сатурн и его кольца в хрен пойми что? — на повышенных тонах рубанул я.

— Они будущее человечества.

Я засмеялся. Немного истерично, с надрывной хрипотцой. В конце даже прихрюкнул.

— Ага, стопудово! Может ещё и спасители?

Ультра молча на меня смотрела.

Я хотел ещё пошутить про сексуальные извращения и ксенофобию, но под таким строгим взглядом решил оставить свои остроты при себе.

— Их технологии позволят нам перейти на следующий уровень. Стать по-настоящему свободными. Во всех смыслах.

— Да, да. Может, они нам ещё подарят секрет бессмертия, машину времени и ещё кучу полезных плюшек. Причём, всё бесплатно, по доброте душевной, — не удержавшись, съязвил я.

— Для начала нужно установить контакт. Найти средство коммуникации. Именно для этого нам нужны вы. Скотт — это ключ, а ты — связь.

— О! Может, вам лучше телепата найти? А вместо Прожоры просто кусок какого-нибудь клонированного скотта запульнуть? Всё это звучит слишком рискованно и пафосно.

— Телепатов не существует. А эмоции есть у каждого живого существа. К тому же есть ещё один немаловажный фактор.

— Какой же? — я был готов к любому безумию.

— Вам нужно будет лететь на биологическом корабле, — Ультра выразительно посмотрела на Акашу.

Похоже, это её заслуга.

Скажу честно, к такому уровню безумия, я готов не был.

— Считается, что уровень нашей машинной цивилизации очень высок. Но по теории Пола Ди Филлипо следующей ступенью развития науки являются биотехнологии. Что и подтверждается нашими экспериментами, а также анализом воздействий пришельцев на Сатурн и его кольца.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что для полноценного контакта и прохода через гравитационный барьер, нам следует использовать именно этот аспект наших изысканий, — вставила свою ремарку академик Акаша.

Я устало вздохнул. Меня начинали утомлять все эти словоблудствования о будущем человечества и его роли в галактике.

— Окей, всё понятно. А есть вариант, что я прям сразу отказываюсь и валю на все четыре стороны? Ну не хочется мне подвергать свой бесценный зад каким-то непонятным проблемам и ещё Прожору с собой тащить.

— А ты не хочешь подумать? — презрительно спросила Ультра.

— Ну можно. Пару суточных оборотов. Только обязательно в баре и с баллончиком чего-нибудь интересного.

— Как скажешь. Вернёмся к нашему разговору через двое местных суток, — холодно констатировала биоанархистка.

Про себя я хихикнул. Получалось, что я смогу тусить почти целую неделю, если по земному времени. Ну, а потом… что-нибудь придумаю.

* * *
Бухать я устал. Нюхать и дышать тоже. Даже член болел после шикарной оргии, что устроили мне здесь ганимедянские эскортницы.

А прошло всего три земных дня. Или ночи? Я запутался.

В общем, нужно передохнуть от отдыха.

Уютно расположившись в кресле индивидуального купола, что я снял специально для своих утех, я вместе с Прожорой лениво просматривал свежие новости в СпидНете.

Мой новый блог активно набирал обороты. Народ комментил, как очумелый и разносил мой информационный вирус по всей Сети. А мне и хорошо. Монетка-то капает.

Но вот в душе что-то скребло.

Хотелось конкретной тусовки. Перерос я эти местечковые пати. Вроде и на Луне неплохо оторвался, и Марс себя дико-сочно показал. Да и до этого были внушительные эвенты.

А вот нет. Внутри шипело и плевалось желание большего. Грандиозного. Космичного!

И словно в ответ на мои терзания пришло ОНО! Осознание.

Я понял, что видел тогда на «Синей птице», когда лазил в СпидНете.

Видеофайлы от «Анального Дискавери» показывали, как пришельцы меняют Сатурн, превращая его в нечто непонятное. Тогда мне это показалось красочным, ярким и сюрреалистичным. Но только сейчас я осознал, что на самом деле видел.

Сатурн и его кольца превращались в невероятный циклопический ди-джейский пульт.

Дикая и реально сумасшедшая догадка пронзила меня ещё раз.

Порывшись в Сети, я нашёл пакет всех излучений, исходивших от пришельцев и шестой планеты Солнечной системы.

Твою мать! Я прав! Здесь же видна определённая цикличность. Кажущаяся какому-нибудь сраному учёному хаотичной, для меня она выстраивалась в жёсткий бит и психоделическую мелодию.

Эти упоротые инопланетяне проверяли свою «аппаратуру», транслируя обрывки чужеземного музыкального сэта во всех диапазонах.

Радиация, гравитация, свет, все виды электромагнитного спектра, они лупили по полной!

А значит скоро начнётся рейв!

Как я мог пропустить такое событие? Правильно. Никак!

Что насчёт проходок? Ай, всё на мази. У меня же вип-приглашение в виде скотта!

Ну так что, тусить или нет? Ответ очевиден.

Рейвизор летит на кольца Сатурна!

Я врубил комм и набрал Ультре. Уверен, она обрадуется.


_______________________

Дорогой, небинарный гендерно-свободный читатель! Надеюсь, тебе понравилась моя немного сумасшедшая фантастическая история. И, если твой ответ будет положительным, и ты даже немного улыбнёшься, читая эти слова, то значит у меня получилось:)

А чтобы получилось ещё раз, нужна взаимосвязь. Обратная реакция. Так что, если ты находишься на одной со мной планете, то поставь лайк «Рейву на кольцах Сатурна», напиши коммент, выскажи своё мнение.

Ну, и, если наглеть до конца, подари наградку и посоветуй роман друзьям (если не боишься их потерять^^)


Продолжение уже здесь https://author.today/work/124648

Сергей Елис


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26