КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Дом Ростовых. Новая Тень (fb2)


Настройки текста:



Вадим Фарг Дом Ростовых. Новая Тень

Пролог

Стоило открыть дверь, как меня подхватила волна электронной музыки. Над головой мерцали неоновые огни, освещая силуэты десятков людей. Фигуристые девушки, вскинув руки, танцевали под тяжёлые басы. Но это был не просто ритм, который любили врубать в остальных ночных клубах Краснограда. Нет, нет. Я не мог позволить здесь включать такую же безвкусицу. Абсолют помог вспомнить мелодии родного мира. И теперь «Люкс» славился оригинальными мелодиями, права на которые принадлежали только одному человеку — мне.

Проходя мимо танцующих, ловил на себе цепкие женские взгляды.

Надеюсь, что все совершеннолетние, иначе будут проблемы. А их и без того хватает.

Помнится, что в прошлой жизни я не особо любил подобные заведения. Но теперь… теперь всё изменилось. Работа, сами понимаете. А я человек довольно ответственный, поэтому и приходится свыкаться. Хотя, чего греха таить? «Люкс» нравился мне с самого начала. А атмосфера, царившая в нём каждую ночь, затягивала, словно наркотик. И вот я уже сам иногда выбираюсь на танцплощадки, где могу вволю расслабиться с разгорячёнными красотками в коротких юбках и платьях.

Но сегодня моей целью были не они. Да и не работа. Такие люди, как я, могут устроить внеплановый выходной (а потом впахивать два месяца без продыху). Нет, сегодня я пришёл за одной единственной девушкой — Натальей Адашевой. Моей одноклассницей и, по совместительству, будущей жертвой Охотников. Сновидение дало чёткую картину, что эти твари с ней сделают, если успеют поймать.

— Не успеют, — пробормотал я, облокотившись о барную стойку.

— Влад? — по ту сторону возник мой старый знакомый. — Как обычно?

— Да, дружище, — просто ответил я и тут же получил порцию «Яблочного Джека».

Взяв рюмку, перевёл взгляд на VIP-зону, где этой ночью должны похитить юную наследницу клана Адашевых. А пока что Наташа с азартом в глазах наблюдала за танцующими. Почему не выходила сама? Наверное, охрана (два амбала, стоящие слева и справа) получили чёткие инструкции не выпускать её в толпу.

Что ж, если гора не идёт к Владу, то Влад идёт к горе.

Я невольно усмехнулся, глядя на формы одноклассницы.

Да, горы, определённо, есть. Ещё какие.

Я залпом выпил коктейль и уверенной походкой двинулся к троице.

Она заметила меня издалека. На красивом личике появилась совершенно не симпатичная улыбка. Скорее язвительная усмешка.

Ну да, куда мне до наследницы именитого рода. Я всего лишь Ростов, а она… Адашева! Хотя если бы знали, что я уже успел сделать, то…

— Стоять! — пробасил один из «пиджаков», когда я подошёл ближе. — Ещё шаг и…

— Что? — перебил его с той же усмешкой, какой одарила меня одноклассница.

Стоит заметить, что после моего ответа, в её глазах вспыхнул любопытные искорки. Или это всё ещё неоновые огни? Ладно, разберёмся.

— Не дерзи мне, пацан, — мордоворот нахмурился. Да так, что кожа на лбу собралась в подобие сжатой мочалки.

Мои губы невольно растянулись в улыбке.

— Я сказал что-то смешное?! — а вот теперь от охранника пошла агрессия.

Я в буквальном смысле чувствовал горячие волны, пышущие от амбала.

Слева поднялся его напарник и сделал шаг мне навстречу. Обстановка накалялась. Но ухмылка с моего лица не исчезла.

— Вали, говорю! — и вот тогда охранник решился.

Лёгкий толчок мне в грудь, от которого обычный подросток пошатнулся бы и отступил на пару шагов. Но не я. Стоило мужику коснуться меня, как я перехватил его кисть и одним движением вывернул так, что послышался слабый треск. Конечно, я не собирался ломать ему руку, но растяжение гарантированно.

— Эй!

Второй моментально бросился на меня. Но не успел тот сделать и шага, как я, не отпуская первого, поднырнул под руку несущегося здоровяка и потянул за зажатую кисть. Первый охранник по инерции последовал за мной и…

Два мощных лба столкнулись с таким звуком, от которого даже мне стало не по себе.

— Оу, ребят, — произнёс я с той же ехидной улыбкой. — Может, не будете при людях целоваться-то? Всё же общественное место, да и…

— Сучёныш! — громилы взревели одновременно, будто на курсах телохранителей их обучают синхронным ругательствам.

— Стоять! — приятный, но властный, женский голосок заставил обоих замереть.

Однако на их лицах была такая ярость, что я понял — тёмные переулки стоит обходить за километр.

Наташа повернулась ко мне и уже с более деловым выражением лица (оно и понятно, в таких семьях сразу воспитывают аристократов) поинтересовалась:

— Чем обязана тебе, Влад? К чему эта показуха?

— Иначе не привлечь твоё внимание, — я раскинул руки. — Уж простите, ребятки, — взглянул на охранников, но те и не думали забывать обиды. Да и хрен с вами, взрослые люди, сами виноваты.

Губы Адашевой дрогнули в лёгкой улыбке. Настоящей, уж это я способен рассмотреть.

Отлично, она заинтересовалась.

— Ты не ответил. Зачем тебе это?

— Если скажу прямо, то ты не поверишь. Но, к сожалению, тебе угрожает опасность. Надо отсюда уходить и как можно скорее.

— Да ты вообще зарвался, пацан! — один из телохранителей всё же не сдержался и вновь двинулся на меня.

— Стой, Глеб, — девушка вскинула руку, и мужику пришлось остановиться. И снова ко мне: — С чего ты это взял? Думаешь, меня, Наталью Адашеву, вот так легко похитить?

— Я не говорил про похищение.

— А что ещё со мной делать? — она пожала плечами, будто говорила о чём-то простеньком. — Убивать смысла нет, я ничем не владею. А вот похитить и шантажировать родителей — дельная мысль.

Хм, а девчонка-то не промах. Умная и расчётливая. К тому же красивая, да ещё с хорошей актёрской игрой. Далеко пойдёт, если не сломается.

— Допустим, — не говорить же, что я «вижу». Даже Адашевы могут не знать о таких, как я. — Но у меня есть информация…

— Информация? — она грубо перебила и иронично засмеялась, запрокинув голову. — Да знаешь ли ты, Владик, сколько подобных угроз приходит к нам в дом каждый день?

Владик… сука, ненавижу, когда меня так называют, да ещё таким пренебрежительным тоном. Вот почему она мне то нравится, то вызывает такое отторжение, что хочется послать на хер и оставить на волю Охотникам? Жаль, что она ещё пригодится, иначе бы Абсолют мне о ней ничего не показал.

— Мне не до шуток, Наташ, — серьёзно ответил я, так как надоело играть в простенького парнишку. — Не знаю, что и когда произойдёт, но тебе лучше пойти со мной.

— С тобой? — а вот в этот момент она искренне удивилась. А через секунду в её взгляде появилось нечто похабное. Конечно, мне могло это показаться, но тёплые волны энергии, которые пошли от девушки, говорили о том, что она заинтригована. В хорошем смысле слова. — Знаешь, Влад, это уже сверхнаглость, — указала на хмурых телохранителей. — Сперва нападаешь на мою охрану, а потом требуешь, чтобы я тебе подчинялась?

— Я не так говорил, — усмехнулся в ответ. — Хотя твой вариант мне тоже по вкусу, — хитро прищурился и произнёс одними губами, зная, что она умеет по ним читать: — Но тебе бы это понравилось.

И новая волна тепла. Но на этот раз чуть усиленная.

Отлично, иду правильной дорогой.

— Наташ, я серьёзно, — пришлось взять себя в руки, так как девушка уже почти что пожирала меня глазами. Да, она крепкий орешек, и так просто не сдастся. Но пощекотать ей нервишки всё же стоит. — Надо уходить. Я проведу через чёрный ход.

— Зачем? У меня есть охрана.

— Они? — посмотрел на двух амбалов, желающие прожечь меня взглядами. — Серьёзно?

— Тебе просто повезло, — девушка пожала плечами и откинулась на спинку дивана. — Глеб и Ахмат прошли боевую подготовку, побывали в нескольких горячих точках. На их счету несколько десятков спасённых жизней.

С каждым её словом, мужики выпрямляли спины, будто цветочки распускались.

Охренеть, что ж вы так со мной, пацаном, облажались?

— Но я дам тебе шанс, — внезапно произнесла она, отчего охранники чуть ли не побледнели. — Удиви меня, Влад. Сделай что-то эдакое, чего не сможет никто из моих ухажёров. И тогда, может быть, я соглашусь с тобой прогуляться этой ночью.

Прогуляться? Да твою ж мать в дорогой шубе! Сюда уже направлен отряд Охотников!

Но вслух произнёс совершенно иное:

— Договорились.

Лукаво подмигнул ей, за что получил лёгкую волну жара. Наташа определённо желает сегодня развлечься.

Бросив на пару громил хмурый взгляд, направился в центр зала. Была у меня одна идейка, надеюсь, ей понравится. У меня как раз в запасе была одна композиция, совсем недавно записал, и это может помочь. Конечно, если Адашева любит качественную музыку.

Все её любят, иначе бы не явились сюда. Ведь «Люкс» этим и прославился.

Пройти сквозь танцующую толпу, поймать на себе новые хищные взгляды, увернуться от протянутых женских рук. Да уж, тяжёлый путь. Но вскоре я оказался у запертой двери, ведущей во «внутренний мир» клуба. Замок пискнул, и я юркнул в полумрак коридора. Быстренько добрался до сцены, где сегодня за пультом находился DJIego, или как его называли все остальные — Егорка. Толковый парнишка, правду, суетной и любит повыпендриваться. Впрочем, это не мешало ему зажигать толпу. Наоборот, именно такой типаж и был нужен клубу.

Перед сценой я взял электрогитару, всегда висевшую здесь, на тот случай, если понадобится.

Думаете, электронная музыка и рифы металла несовместимы? Ошибаетесь, господа. Главное — правильно подать. И у меня это пока что получалось.

Вышел из-за кулис, но толпа этого даже не заметила. Гости «Люкса» поймали раж, они хотели драйва, басов, энергии, сгустившуюся в зале настолько сильно, что можно было резать ножом. Жаль, никто, кроме меня, этого не ощущает.

Меня не заметил даже DJ Iego (боги, до сих пор не могу его так называть). Поэтому, оказавшись рядом, осторожно похлопал того по плечу, дабы он не подпрыгнул на месте, как в прошлый раз.

— Егор?

И всё же тот испугался. Правда, всего лишь дёрнулся, но больше не кричал.

— Ох, блин, — выдохнул тот, увидев, кто его потревожил. — Напугали же.

— Знаю, — усмехнулся я и посмотрел на зал. — Дашь мне пару минут? Хочу удивить одну девушку.

Паренёк проследил за взглядом, увидел Адашеву и понимающе кивнул. Наташа, кстати, тоже нас заметила и искренне удивилась. Конечно, отсюда нельзя было нормально различить её лицо, но ведь я и не на него смотрел. Я уже давно «видел» всё несколько иначе.

— Высокая ставка, босс, — усмехнулся Егор. — Одобряю.

— Спасибо, — саркастично отозвался я. — Именно твоего одобрения мне и не хватало.

Парень не обиделся, он легко пропускал такие колкости мимо ушей. За это стоило бы похвалить, но точно не его. Пока не заслужил.

— Пару минут, а то у меня сет собьётся, — напомнил он и повернулся к залу. Взяв микрофон, заголосил на весь клуб: — Эй, народ, вам нравится?!

Пьяный и недружный хор был ему ответом.

— Отлично! Но сегодня у меня для вас сюрприз! Эксклюзив только для «Люкса» и его друзей! Вы готовы!

И вновь гулкое «Да»!

— Тогда представляю вам…

Чёрт, заигрались. Слишком поздно.

Не успел Егор закончить фразу, как свет в клубе моргнул, а в следующую секунду центральная дверь с грохотом вылетела с петель. Послышались испуганные крики вперемешку с приказами. Из густого дыма, просочившегося внутрь, вырвалась орава вооружённых людей. Одеты в чёрные костюмы, шлемы, с винтовками наперевес, они стремительно заполняли зал, повалив на пол всех, кто попадался на пути.

Суки!

Отбросив гитару, я тут же перепрыгнул через пульт и приземлился на танцплощадку. Уворачиваясь от мельтешащих людей, бросился к Наташе. Охранники, стоит отдать должное, уже прикрыли её своими телами и достали оружие.

А вот это плохо. Только пальбы здесь и не хватало.

— Влад! — со страхом в голосе воскликнула девушка.

Один из телохранителей, приметив меня, направил дуло пистолета прямо в живот.

И в этот момент грянул первый выстрел. Эхо разнеслось по всему клубу. Казалось, что никакие басы не смогут переиграть этот звук, который заставляет трепетать саму душу.

Рядом упал тот самый Глеб, что собирался стрелять в меня. Из пробитой шеи хлестала кровь. Видимо, солдатики, заполоняющие ночное заведение, знали куда стрелять. Адашева, увидев это, истерично заверещала. А вот второй охранник быстро сориентировался.

— Уведи её! — рявкнул громила, подтолкнув ко мне девушку.

Та даже не успела понять, что произошло, когда оказалась в моих объятиях.

Я благодарно кивнул и ринулся в другую сторону. Надо было успеть до потайного хода, который мы придумали вместе с Семёнычем специально для подобных случаев.

— Стоять!

Внезапно перед нами, словно чёрт из табакерки, вынырнул один из чёрных мундиров, направив ствол на меня.

Не медля ни секунды, схватил оружие снизу и вздёрнул к потолку. Чёрная дымка всколыхнулась на моих пальцах, помогая справиться с противником. Тут же ударил ногой по колену врага, отчего тот охнул и присел. Тут же, отпустив девушку, с размаху врезал локтем левой руки по голове. Конечно, шлем спас солдата, но мой удар всё равно дезориентировал его на пару секунд.

Их нам вполне хватило, чтобы подскочить к стене. Я приложил к ней ладонь, и перед нами открылась узкая неприметная дверца. Мигом оказались по ту сторону, закрыв проход.

Мы оказались в тёмном коридоре, ведущим в подвал. Прикоснувшись к правой стене, заставил вспыхнуть розовые неоновые лампы на потолке, которые хоть немного развеяли тьму.

— Влад? — Наташу здорово трясло. — Где мы? Что происходит?

— Я бы тоже хотел это знать, — ответил я и потащил её дальше.

Лампы вспыхивали и гасли по мере нашего продвижения. И я ещё раз отметил мастерство Семёныча.

Этот старый хрыч ещё и не такие штуки проделывает.

— То есть, ты не знаешь? — её голос стал более уверенным. Кажется, она начинала приходить в себя. — Стой!

— Некогда, — огрызнулся я и потянул вглубь коридора. — Они могут идти за нами.

— Да кто они такие! — всё же Адашева, смогла вырваться из моей хватки. Даже в полутьме я видел, как блестят от слёз и гнева её глаза. — Они убили Глеба! А могут и других!

Пришлось остановиться. Набрав полную грудь воздуха, шумно выдохнул и повернулся к спутнице.

— Не могут. Приказа стрелять не отдавали. Они знают, кто владелец «Люкса» и просто так стрелять не начнут. Уверен, того, кто открыл огонь уже разжаловали до рядовых.

— И что с того?! — злилась та. — Одной жизни нет! Мне плевать, какие выговоры он там получит! Я хочу добраться до них! Говори, кто эти ублюдки! И… — на мгновение замялась, а потом продолжила более спокойным и заинтригованным голосом: — кто ты такой, Влад?

— Я? — невольно ухмыльнулся. — Хозяин клуба.

Глава 1

Снова в школу? Встречать одни и те же знакомые лица. Слушать нудные монологи учителей русского языка о крахе современной литературы. Чувствовать, как тебе вешают лапшу на уши историки, учебники которых переписывают на новый лад чуть ли не каждый год. Весело? Не думаю.

Но поверь, всё может быть намного хуже, когда ты проваливаешься в иной мир. Он вроде такой же, как и твой родной, но в то же время совершенно чужой. И снова встречаешь те же лица, случаешь учителей, пожираешь лапшу и не только её… вот только всё иначе.

Стоит ли радоваться? Ты оказался в знакомом окружении, но при этом чувствуешь себя чужим. Наверное, это самое жуткое ощущение. По крайней мере, точно одно из них.

Да ещё эти убийства, Охотники и артефакты…

Впрочем, я забегаю вперёд. Давайте начнём всё с самого начала. Точнее с того злополучного (или нет, здесь как посмотреть) дня, когда я заступился за Алёну.


***


Кипящее масло вспенилось, стоило лишь опустить в него картофель.

Пожалуй, стоит завтра почистить фритюрницу, пока бренд-шеф не заметил.

Я стоял у плиты и готовил очередную порцию креветок в кисло-сладком соусе для наших «горячо любимых» посетителей.

«Не называйте их клиентами, — любил шутить (правда, получалось довольно плоско) наш бренд, которого за спиной называли бред-шефом. — К нам приходят посетители. А клиентов встречают на трассе».

И закатывался икающим смехом от собственного чувства юмора. Было ли нам смешно в эти моменты? Да ни черта подобного. Мы батрачили по двенадцать, а то и больше, часов в сутки за такую сумму, что стыдно назвать её зарплатой. Кем мы себя после этого чувствовали? Правильно, дешёвыми шлюхами. Так что истина недалеко ушла от этой псевдошутки.

— Влад?! — строгий голос заставил вздрогнуть и обернуться. У стола приёма стояла длинноногая красотка с большим круглым подносом в руке. — Долго ещё будешь их готовить? — кивком указала на креветки. — У меня сейчас столик взорвётся от нетерпения.

— Надеюсь, они тебя не забрызгают, — усмехнулся в ответ и тут же выложил блюдо на широкую тарелку. Немножко зелени, обязательно целой, рубленая всё испортит и… — Готово!

— И года не прошло, — проворчала девушка и, ловко подхватив заказ, убежала в зал.

На самом деле она не такая. Все мы не такие. Вот с чем, с чем, но с коллективом на этой работе мне повезло. Но сегодня вечером у нас планируется весёлое застолье одного из «влиятельных» людей Краснограда. Антибиотик, так звали этого человека те, кто не боялся его гнева, либо надеялись, что он не узнает об их длинном языке. В мире же его знали, как Виктора Палыча. Да, именно так, не Павловича, а Палыча. Почему? Не знаю. Но никому бы не посоветовал лезть с подобным вопросом к такому типу.

Как вы понимаете, он был «вором в законе». И чёрт бы с ним, но меня всегда раздражало отношение людей к бандитам. Почитали их, боялись (хотя это как раз-таки понято), уважали. Спрашивается, за что? Убийцы, воры, насильники, вот кто они. Так почему я должен кланяться и целовать ему руку. Он, что, дон Корлеоне?

Нож застучал по доске, нарезая хрустящий огурец.

Зараза, настолько сочный, что у меня даже слюнки потекли.

Однако мысли вновь вернулись к Антибиотику.

Наверное, если б я такое говорил вслух, то меня распяли бы на месте. Причём свои же. Не дай бог праведный гнев бандита распространится и на них. Но мне-то чего бояться? Родителей нет, близких родственников тоже, а друзья… ну, вот только те, что на работе, так как другого мира я толком и не вижу. А прошлую жизнь оставил позади, когда переехал в Красноград после аварии отца с матерью.

М-да, воспоминания всегда навевают тоску.

Собственно, о чём это я? Слишком много думаю за работой. Наверное, из-за этого на моих пальцах столько шрамов из-за порезов вот этим же ножом.

Невольно приподнял его и посмотрел на острое лезвие.

— Сам наточил, сам и порезался. Баланс во Вселенной, — пробормотал я и продолжил готовить очередной заказ.

Кстати, забыл представиться. Меня зовут Влад. Влад Ростов. Чутка за тридцать, но выгляжу явно на десять лет моложе, так как винишко без паспорта иногда не продают. Кто-то говорит, что такому надо радоваться. И я был счастлив… первые пять лет после совершеннолетия. Но, знаете, это начинает надоедать. Когда ты уставший идёшь с полусмены, на которую тебя вызвали в единственный на неделе выходной, и хочешь взять чего-то холодненького и освежающего, а на тебя так подозрительно смотрят, будто я только что лично из кармана кассира вытащил пару сотен. Нет, я всё понимаю, их за это могут строго наказать. Но, блин, неужто по моей уставшей морде не видно, что я взрослый?

О чём ещё забыл упомянуть? Да вроде бы больше ничего такого и нет. Даже стыдно как-то. Вся моя прошлая жизнь выглядит, словно шаблон рабочего класса. Впрочем… ладно, по порядку.

Задумавшись, не заметил, как в коридоре началась какая-то суета.

— Я говорила, что надо было подойти к ним раньше! — рычала наша новая начальница.

— Когда? Я обслуживала другой столик, — не соглашалась с ней официантка и, судя по голосу, это была Алёна.

— Знаешь, где обслуживают? — язвительно заметила начальница.

Вот же ж выдра. Нахваталась скабрезных шутеек от бренда. Неудивительно, когда идёшь на повышение, приходится быть сволочью. Но нельзя ведь перегибать палку.

Я с любопытством высунулся в коридор и встретился взглядом с девушкой. Спиной ко мне стояла её бывшая напарница.

— Тань, — позвал я начальницу. — Если вы про девятый столик, то это я виноват. Заказов много, я с креветками чуть задержался.

Та резко развернулась на каблуках и вперила в меня суровый взгляд. Невысокая, худощавая и, почему-то, постоянно недовольная. Странно, вроде и парень есть и повышение получила, а всё равно зубы скалит.

— Татьяна Васильевна, — процедила она.

Серьёзно? Всего две недели, как стала над нами старшей, а уже крутишь носом? Или забыла, как на выходных в запару бегала, словно в жопу ужаленная?

Я посмотрел на потолок. В углу, рядом со стеной блестела небольшая линза камеры.

Ладно, чтобы начальство меня снова не оштрафовало, можно и подыграть.

— Простите, Татьяна Васильевна, — с иронией произнёс я. — Но не стоит ругать своих подчинённых в такой ответственный день. Вы ведь и сами понимаете, все на нервах, да и забот невпроворот. Через пару часов здесь будет такой бедлам, что вы успеете тысячу раз проклясть тот день, когда решились на повышение и взвалили на свои хрупкие плечики непосильную ношу ответственности.

Та ощерилась. Вроде милое личико, а иногда так хочется… нет, не ударить, женщин не трогаю принципиально (конечно, если не доведут до белого каления). Но окатить холодной водой, дабы эта особа остыла, было бы неплохо.

— Нарываешься, Влад, — произнесла она таким тоном, будто готова была разорвать меня на месте. — Не боишься, что полетишь отсюда?

— Нет, — спокойно пожал плечами. — Сперва найдите ещё одного такого идиота, который за копейки будет батрачить, обучите и поставьте на моё место. Вот тогда и гоните.

Начальница побагровела, но промолчала. Понимала, что я прав. Вместо ответа направилась в свой маленький кабинетик, где пряталась каждый раз, когда возникали проблемы. Словно улитка в скорлупу.

Алёна же с благодарностью посмотрела на меня.

— Защищаешь? Чего это ты такой добрый?

— А ты чего такая злая?

— А с чего бы мне быть доброй?

— Тогда с чего мне быть злым?

— Влад?! — мило нахмурила бровки.

— Ладно, ладно, — я вскинул руки, будто сдавался. — Не люблю, когда наезжают не по делу.

— Только и всего? — она хитро прищурилась.

— Ну, на самом деле не только это…

— И?

— Я просто подумал, что завтра у нас общий выходной, и мы могли бы куда-нибудь сходить вместе. Ты как на это смотришь?

— Завтра? — протянула девушка, подняв взор к потолку. — Ну не знаю даже, — вот, блин, неужто у меня всё настолько плохо? Однако следующая её фраза заставила мою челюсть рухнуть на пол. — Это долго. Если у нас завтра общий выходной, может, мы встретим его вместе?

Я на мгновение оторопел.

Это как? Получается, она предлагает вместе переночевать? Или мне это лишь показалось? Вроде нет, смотрит на меня игриво, но вряд ли бы она меня так грубо разыграла.

— То есть… после работы ко мне? — всё ещё не веря в удачу, переспросил я.

— Ага, — улыбнулась она. — Надеюсь, у тебя будет что-нибудь прохладительное в холодильнике? Если нет, то всегда можно договориться с нашим барменом.

После чего лукаво подмигнула и вновь убежала в зал. Я же остался стоять с глупым видом, пытаясь завести шестерёнки своего мозжечка.

Это что же получается? Мне только что подфартило, как никому в нашей кафешке? Я помню, как за Алёной то и дело ухлёстывал сперва бармен, а потом и сам бренд-шеф, но оба получили от ворот поворот. Получается, она всё это время ждала от меня каких-либо действий? Обалдеть, снег пойдёт в середине июля от таких новостей. Или нет, здесь более глобально — у нашей страны наконец-то сменится президент.

— Что ж, поздравляю тебя, Влад, — пробубнил себе под нос. — Ты тормоз.

И с той же глупой улыбкой направился обратно на рабочее место.


***


Время пролетело незаметно. За работой всегда так. Сперва ты впахиваешь, как лошадь, мечтая о пяти минутах перерыва, а когда получаешь их, понимаешь, что они пролетают настолько стремительно, что ты не успеваешь даже выпить чашечку кофе.

Кстати, Лариска, что сегодня была за барной стойкой, готовила преотличный напиток. Как ни странно, но стоило мне её только об этом попросить, как она сразу же бросала все дела и бежала к кофемашине, даже если у нас была запара. Конечно, мне это льстило, однако ничего серьёзного между нами быть не могло. Всё-таки замужние девушки не совсем мой типаж. Да и официантки просили (весьма грозно), чтобы я отвлекал её как можно меньше. А то, цитата: «Её тараканы в голове при виде тебя дразнят бабочек в животе». Не буду строить из себя идиота и прикидываться, что ничего не понял. Однако… я уже говорил, что замужние не совсем то, чего бы я желал.

Так вот, погрязнув в собственных похотливых мыслях, что то и дело переносились к сегодняшней ночи, я не заметил, как в зале поднялся гвалт. А когда выглянул в небольшое поварское окошечко, увидел толпу амбалов, что без всяких приличий сдвигали столы.

Ну, началось.

Моё недовольство можно было понять. Всё же обслуживать толпу бандитов довольно щекотливая работа.

— Влад! — строгий голос бренд-шефа раздался совсем рядом. — Опять спишь?

— Как же, — я повернулся к боссу, что совсем некстати заявился на кухню, — поспишь тут.

— Согласен, — он быстренько натянул форму и подскочил к плите. — Твою мать! — звонко выругался, будто хотел, чтобы его услышали абсолютно все. — Когда ты её так засрать успел?!

— Сегодня, — иронично ответил я. — Я очень старался.

— Я вижу! — огрызнулся тот, но продолжать эту тему не стал. — Пожалуйста, скажи, что у тебя есть на вечер заготовки.

— Более чем, — с самодовольной улыбкой ответил я и открыл сперва первый холодильник, что стоял у прохода в коридор, а потом кивнул на все остальные, возле которых ошивался бренд. — Сегодня просто пораньше пришёл.

— Отлично! — судя по лицу босса, у него гора с плеч свалилась. — Тогда хрен с этой плитой, давай готовить.

Ага, всё-таки хотел меня оштрафовать за грязь. Хэх, какие же все предсказуемые.

И в тот же миг задумался.

А я такой же? Может ли Алёна со мной так просто дурачиться? Да нет, бред какой-то. Поэтому прочь лишние мысли, бренд прав, надо приниматься за работу, а то из зала я уже слышу пьяные голоса.


***


Стоит ли говорить, как у нас дрожали поджилки, когда то и дело к нам забегали официантки с глазами по пять рублей. Казалось, что там, за стеной, разделявшей кухню и зал, творится нечто невообразимое и жуткое. Однако, каждый раз, когда мы выглядывали в окошко, то ничего подозрительного не замечали. Ну, кроме оружия у бандитов. Кобура висела почти что на каждом втором. После этого я понял поведение девчат.

— Совсем оборзели, — тихо произнёс бренд-шеф, забросив во фритюр новую порцию картофельных долек. — Хоть бы вели себя прилично.

— М-да, — согласился я. — И полицию, если что, не вызвать. Они же все куплены.

— Точно, — кивнул бренд, вытирая руки о фартук. — Владюх, — он повернулся ко мне, — последишь за фритюром, я быстренько покурить сбегаю.

— Да без проблем, — кивнул в ответ.

Он пулей вылетел в коридор, даже не сняв рабочую одежду, что для него было совсем несвойственно. Нам строго запрещено в таком виде выходить куда-либо с кухни. Но, видимо, его так придавило, что не было сил терпеть.

— Один-ноль в пользу некурящих, — усмехнулся я, продолжая нарезать.

И тут же подумал, что всё как раз-таки наоборот. Это курящие выбегают на перекур, а такие, как я, продолжают вкалывать.

— Зараза…

И вот именно тогда произошёл тот переломный момент, изменивший абсолютно всё в моей жизни. А точнее… забравший её.

— Эй, да постой ты! — из коридора раздался грубый пьяный голос.

— Сюда нельзя! — а вот это уже Алёна, только говорит испуганно.

— Мне везде можно, — нахально проигнорировал её слова мужик.

Девушка подскочила к столу, где я обычно отдавал заказы, и с надеждой посмотрела на меня. Следом за ней в дверном проёме показался здоровяк. Бритая голова, наглые поросячьи глазки, хищная ухмылка и, что самое важное, кобура с пистолетом, перетянутая на выступающем пузе.

— Молодой человек! — я сразу же двинулся к нему, правда, остановился в паре шагов от стола. — На кухню посторонним нельзя!

— Заткнись, щенок, — просто отмахнулся он и почти придавил к стене Алёну.

Вот тогда я не выдержал и решился.

— Эй, мужик! — рявкнул я, подскочил к нему и, схватившись за плечо, развернул к себе. — Отвали от неё!

— Слышь ты, — он пронзил меня злобным взглядом и грубо оттолкнул. — Ещё раз такое сделаешь, руки сломаю. Уловил, молокосос?

— Рот закрой и пошёл на хер с кухни! — я не собирался просто так сдаваться.

Головой понимал, что сейчас нарываюсь на очень серьёзные неприятности, но остановиться уже не мог. Алёна тряслась от страха, и во мне взыграло мужское самолюбие. В тот момент казалось, что я могу сломать этого амбала, как тростинку. Стать настоящим героем в глазах девушки, которая потом…

— Чё ты вякнул, падаль? — голос бандита изменился. Стал тише и язвительнее.

Понятно, теперь ему плевать на официантку, всё его внимание переключилось на меня. Желает драки, хорошо, он её полу…

Взинк!

Он вытащил из-за пояса складной нож. Хватило лишь лёгкого нажатия пальцев, чтобы выскользнуло лезвие. Бандит азартно размахивал холодным оружием из стороны в сторону, будто красовался передо мной.

А вот мне было совсем не до веселья. Да, подобная штука меня впечатлила. И пусть нож небольшой, но я прекрасно понимал, что в умелых руках (а в банде Антибиотика вряд ли есть дилетанты) он способен на многое.

— Что такое? — смеялся верзила. — Стушевался, пацанчик?

И стоило ему это произнести, как я заметил взметнувшийся сзади него широкий поднос. Алёна решила не упускать момент и огреть противника по голове. Но, как ни странно, тот оказался довольно ловким, с его-то габаритами и пивным животом. Каким-то образом, амбал услышал шорох за спиной и успел обернуться. Перехватив руку девушки, злобно зарычал.

Тогда уже не мешкал я, вновь бросившись на выручку подруге. Но и на этот раз, бандит проявил себя.

Резко развернувшись, швырнул девушку прямиком в меня. Схватив подругу, закрыл её спиной.

— Стой за мной, — приказным тоном произнёс я, глядя в пьяные глаза противника.

— Герой, типа? — мерзко усмехнулся тот.

— Типа, — холодно отозвался я.

— Ну, сейчас мы посмотрим, из какого ты теста, — ехидно рассмеялся тот. — В буквальном смысле!

С этими словами сделал выпад в мою сторону. Настолько стремительный, что

Я лишь в последнюю секунду успел отскочить назад. Лезвие просвистело всего в паре сантиметров от моего живота. Если б ещё немного, то я бы уже корчился на полу в луже собственной крови от дикой агонии. Всё-таки ранения в брюшную полость одни из самых болезненных.

— Сучёныш! — рыкнул бандит и взмахнул оружием во второй раз.

Однако тогда я уже был готов и, схватив так удачно подвернувшуюся сковороду в правую руку, ударил громилу по пальцам. Тот вскрикнул и выронил нож, звякнувший о белую плитку пола.

— Убью! — взревел обезумевший верзила и выхватил из кобуры пистолет.

А вот это плохо. Очень плохо, Влад. Зря ты в это вмешался.

С другой стороны, как я мог остаться не у дел, когда он собирался насильно взять мою девушку (ну да, девушку, всё-таки обещание совместной ночи говорит именно об этом) прямо у меня на глазах!

Что делать? Что делать?

Мозг лихорадочно соображал, как мне поступить. Казалось, что мир почти что застыл на месте. И лишь плавное движение руки бандита с зажатым пистолетом говорило о том, что всё взаправду.

Сковорода, пуля…

В голову пришла безумная мысль, но вместе с тем самая подходящая в данной ситуации.

Всё произошло за доли секунды. Никогда бы не подумал, что могу так быстро соображать и принимать решения. Но… видимо, реальная угроза в виде вооружённого здоровяка, выпустила на волю все мои скрытые потенциалы.

Тело среагировало молниеносно. Просчитать траекторию пули было несложно, учитывая, что дуло пистолета смотрела мне в грудь всего лишь в каком-то метре.

Бах!

Выстрел оказался настолько оглушительным, что в ушах ещё долго стоял звон.

Или это от сковороды?

Стоило бандиту надавить на спусковой крючок, как я почувствовал вибрацию сковороды, взметнувшейся к моей груди. Тут же послышался треск разбившейся плитки на потолке, и оттуда посыпалась белая крошка.

Прямо над фритюром, сука!

Что за мысли?! Почему я об этом подумал?! Плевать на кухню! Меня же сейчас убьют!

Казалось, что верзила не менее ошарашен, чем я. Он вылупил глаза, переводя взор с меня на свою оружие. Но его смятение моментально сменилось на прежнюю ярость.

— Мразь! — вновь выкрикнул он и…

Бах!

Второй выстрел показался более сильным, чем первый. Но новый взмах сковороды отбил и эту пулю.

Круто!

Единственная мысль, что успела посетить мою дурную голову в тот момент.

Я почувствовал лишь лёгкий толчок и удар в грудь.

Наверное, от сковороды, должна же быть какая-то отдача. Но почему… почему я продолжаю падать на спину? Почему тело стало ватным, а возле сердца что-то жжётся? Знаете, такое бывает, когда ты много бегаешь, а потом не можешь восстановить дыхание. Что-то подобное тогда я и ощутил.

Толчок, тупая боль, жжение и усталость. Да такая, что оставаться на ногах я никак не мог, наверное, поэтому и упал. А после пришёл спасительный сон… или предсмертная Тьма?

Глава 2

Увы, правдой оказался второй вариант. Расстроило ли это меня? Испугало? Определённо, да. Я боялся до безумия, ведь это же самая настоящая СМЕРТЬ!

Но в то же время где-то внутри разрасталось новое чувство — любопытство. Внезапно мне стало жутко интересно, а что же там, по другую сторону ЖИЗНИ.

Поэтому первые эмоции отошли на нет, стоило мне сконцентрироваться на новом ощущении. И в ту же секунду липкие щупальца страха отпустили меня, уступив место рациональным мыслям.


***


Тяжёлый удар в грудь, выбивший из лёгких остатки воздуха. В животе нарастало неприятное чувство — тошнота. К горлу подошёл ком, но я всё же смог справиться с собой и сдержать подступающую рвоту.

В глаза брызнул яркий свет, отчего пришлось зажмуриться. А вокруг постепенно нарастал шум, среди которого я начинал различать человеческие голоса. Но даже они звучали, словно гул пчелиного роя. Протяжно и монотонно.

— …ла-а-ад?!

Я понял, что кто-то зовёт меня, и только тогда смог распахнуть веки. А вместе с этим удивиться сразу нескольким вещам. Во-первых, в моих руках был зажат шест с двумя мягкими наконечниками. Во-вторых, справа от меня скалился довольный… Стас? Мой давний одноклассник, которого я не особо любил. Вот только сейчас он выглядел точь-в-точь как четырнадцать лет назад. И в-третьих, что самое важное — я падал!

Нет, нет, нет…

Всё это происходило, как тогда на кухне в кафе. Мир замедлился, а мои мысли, наоборот, работали быстрее. Тело, кстати, тоже. В один миг я успел оценить обстановку.

Мы оба находились в спортивном зале, стоя на бревне, возвышавшемся над полом на несколько десятков сантиметров. Со всех сторон лежали маты. Понятно, чтобы проигравшие не покалечились.

Проигравшие! Я же падаю, значит, боль в животе от удара Стаса, ведь и он сжимал в руках шест с такими же белыми подушками! Точно, я сейчас проиграю, как и всегда в школе…

Ну уж нет, только не в этой жизни!

Мысль пришла в голову настолько неожиданно, что я даже удивился ей. Дело в том, что в школьном возрасте я не пользовался особой популярности, и в подобных турнирах обычно проигрывал.

Но сегодня я изменю ход истории!

Почему? Каким образом?

Моё молодое тело дало на это ответ. Оно выпрямилось в полёте, вскинуло шест так, чтобы тот протянулся над бревном в другую сторону, после чего я схватился за край «оружия» и резко потянулся влево. Получилось, что я, не дотянув до матов всего несколько сантиметров, пролетел под бревном, держась за шест, и, вложив все силы в рывок, опять же не касаясь пола, запрыгнул обратно.

В тот же миг время двинулось в своём обычном режиме, и я услышал… тишину. Бросив на зрителей мимолётный взгляд, признал в них своих старых школьных приятелей. Но, как и мой раскосый противник, все они были молоды, словно и не прошло почти полтора десятка лет.

— Ты… как… — только и смог выдавить из себя Стас.

Я же решил не мешкать и воспользоваться его растерянностью. Широкий шаг к нему, удар по шесту, и мне удалось выбить его из сильных рук.

Не такие уж и сильные.

Усмешка появилась сама собой.

Однако этого было мало. И я, не замедляясь ни на секунду, тут же крутанулся на месте и ударил противника мягким наконечником по спине. И так как он стоял, повернувшись ко мне боком, полетел на маты мордой вниз.

В ту же секунду я прокрутил в руке шест, спрятав его за спину и повернулся к зрителям, что до сих пор стояли с раскрытыми ртами.

— Кто следующий?


***


— Влад? — меня окликнул какой-то незнакомец.

Высокий, мускулистый кореец. Но даже с таким разрезом глаз он выглядел ошеломлённым. Сперва я его не узнал, но внезапно в памяти возник образ учителя физкультуры. Что странно, я прекрасно помнил тех старичков, что вели эти уроки у меня в прошлой школе.

Или этой же? Чёрт, где я вообще? Почему всё выглядит таким знакомым и незнакомым одновременно?

— Ты нас удивил, — наконец он справился с эмоциями и довольно усмехнулся. После чего подтолкнул ко мне Серёгу — одного из мачо нашего класса. — Давай, покажи нам ещё что-нибудь.

— Договорились, — в тон ему ответил я и вновь прокрутил шестом, развернувшись к забирающемуся на бревно противнику. — Серёг, если что, без обид.

— Смеёшься? — азартно оскалился тот. — Главное, шею себе не сломай.

Физрук бросил ему шест, и парень ловко его поймал. И тут же, не раздумывая ни секунды, ударил меня, целясь точно в грудь.

Да, пускай эти слова набьют вам оскомину, но в тот момент я и правда не знал, как и что работает. Лишь потом через несколько сеансов связи с Абсолютом и тренировок на «кошках» (обычно так я звал упырей, что ночью пытались кого-то ограбить или надругаться) понял, что всё уже было в моей голове, оставалось лишь воспользоваться.

Но тогда в спортзале в первый день моего попаданчества я ни черта не понимал.

Поэтому, когда ноги подкосились сами собой и сложились пополам, благодаря чему спасли от удара, я удивился не меньше всех остальных присутствующих. Шест противника просвистел над самым моим лицом. Лишь чудом, как мне тогда казалось, я удержал равновесие, выгнувшись в спине.

Бей!

Крик внутреннего голоса эхом отозвался в голове, и я рефлекторно отмахнулся своим оружием. Ещё не до конца выпрямившись, ударил Серёгу по обратной стороне колена, отчего тот вскрикнул и пошатнулся. И вот тогда уже окончательно вскочив на ноги, резко развернулся на месте и со всей силой врезал по противнику. Парень только и успел подставить шест, чтобы блокировать мой удар. Но всё же не удержался и отлетел назад на пару метров, рухнув на маты. Сопровождая это, кстати, такими же тихими матами.

— Теперь два удара, — хмыкнул физрук, сперва взглянув на поднимающегося ученика, а потом на меня. — Идёшь на понижение, Влад.

Может воспользуешься своим «умением»?

Последнее слово он произнёс с явной издёвкой, отчего несколько человек в толпе гнусно захихикали.

— Я подумаю, — прищурился я, не понимая, что он имеет в виду.

Ладно, с этим обязательно разберусь, но позже.

— А есть чем? — вновь усмехнулся учитель.

Я не стал отвечать на столь плоскую провокацию. Лишь бросил на него прищуренный взор, после чего обвёл остальных учащихся таким же взглядом.

А их больше, чем было в моём прошлом. Кого-то не знаю.

И тут же в голове сам собой появился ответ.

Общий урок у нескольких классов.

— Бруков, Сапожник! — внезапно физрук рявкнул приказным тоном, и пара крепких парней, явно из старших классов, подскочили на месте. — На позицию!

— Двое? — спокойно переспросил я, не сводя проницательного взгляда с учителя.

— Тебя что-то смущает? — хитро улыбнулся тот.

— Наоборот, — я отвесил лёгкий поклон. — Благодарю за это.

— Ну ты тип…

— Совсем страх потерял…

— Идиот…

Вот примерный смысл шёпота, что пронёсся по рядам моих ровесников, пока старшаки поднимались на бревно с такими радостными мордами, что мне непременно захотелось их расквасить.

Если вы ещё не поняли, то поясню. Эта парочка тех ещё ублюдков, постоянно задирающих слабых. К сожалению, раньше и я относился ко вторым. Но теперь… теперь я чувствовал силу в кулаках и уверенность в собственной победе.

Сместившись на середину бревна, закрутил над собой шест, провернулся на месте, не останавливая полёта оружия, и замер, направив мягкий наконечник в лицо противника, что стоял слева — Брукову. Он мне не нравился больше всех.

— Бой! — воскликнул учитель.

В ту же секунду оба верзилы одновременно ударили. Один целился в голову, второй по ногам. Я чуть подскочил и откинулся назад, распрямившись в воздухе. Правая рука ударила шестом о пол, позволив мне на секунду выиграть в борьбе за равновесие. Именно в этот момент оружие противников пронеслось над головой и под ней.

Прыжок, и вот я снова стою на бревне, а парочка обормотов, непонимающе уставились на меня.

Что такое, дебилы? Правила не запрещают касаться шестом матов. Даже потеряв его, проигрыш засчитывается только тогда, когда сам упадёшь на пол. И будучи безоружным, есть полное право избивать тебя, пока не рухнешь с бревна. Да, вот такие у нас «интересные» занятия.

Но оба врага быстро пришли в себя и вновь атаковали. На этот раз я тоже ринулся в бой. И когда на голову обрушился тяжёлый удар Брукова, припал на одно колено и вскинул руки с зажатым шестом. Блок сработал, правда по ладоням пронеслась болезненная дрожь, на которую, впрочем, я не обращал внимания.

За спиной послышались шаги, а шестое чувство подсказало, что за этим последует мощный тычок прямо между лопаток. Но в последнюю секунду я успел крутануться на месте, стоя всё ещё на колене. Оружие Сапожника лишь слегка зацепил мою спину, пролетев позади. Я вновь воспользовался лазейкой в правилах и, опершись на свой шест, подскочил и ударил обеими ногами в грудь противника. Конечно же, тот не удержался и полетел с бревна. А по сторонам послышались испуганные и восторженные вздохи.

— Сука! — прорычал Бруков, видя поражение своего приятеля.

— Влад, — с издёвкой поклонился я. — Приятно познакомиться.

От подобной наглости тот чуть зубами не заскрежетал. После чего бросился в драку, неистово размахивая шестом. Мне только и оставалось уклоняться и пятиться. Несколько раз пришлось отбиваться, иногда даже атаковал, но, видимо, разум моего противника захлестнула волна ярости, и он не отдавал себе отчёта в том, что делает.

Чёрт, я даже просвета не вижу в его ударах.

Никогда не стоит недооценивать противника. В тот момент я это осознал со стопроцентной уверенностью. Но именно безумие Брукова могло сыграть мне на руку. Чем я, собственно, и воспользовался.

Он, как я, решил бить не только данным нам мягким оружием, но ещё руками и ногами. Возле меня то и дело проносились его пятки и кулаки. И что самое интересное, физрук молча наблюдал за этим, скрестив на груди руки.

Ладно. Если решили работать так, то и я сдерживаться не буду.

Противник бил, копируя мои атаки. То и дело опирался на шест, чтобы удержаться на бревне, и лупил ногами. Я успевал присесть или уклониться. Но когда он в очередной раз ударил, я чуть отклонился назад и поймал его за щиколотку. Тут же резко дёрнул на себя, отчего Бруков не смог удержаться, подавшись вперёд. И тут же врезал ему стопой в грудь.

Враг отлетел назад, рухнув на маты и покатился дальше, хрипя и откашливаясь.

Вот тогда наш учитель пришёл в себя, бросившись на выручку воспитаннику.

— Ростов! — гневно воскликнул кореец. — Ты что вытворяешь?! Так ведь и покалечить можно!

— Серьёзно? — я презрительно скривился и нахмурил брови. — Это ваша затея и ваши правила. Пока меня избивали, никто и слова не сказал, а как только любимчики облажались, так сразу ищем виновных?

— Дерзишь? — он бросил на меня гневный взгляд. — Не стоит так разговаривать с учителями.

— Я уважительно ко всем отношусь, — в тон ему говорил я. — Если меня не унижают.

Видя, что с Бруковым всё в порядке, физрук поднялся на ноги и обвёл меня оценивающим взглядом.

— Сегодня останешься после уроков. Будешь драить раздевалки и душевые, — на его лице появилась самодовольная ухмылка. — Будет тебе настоящим уроком, — после чего перевёл взгляд на подошедшего Сапожника. — А они останутся за тобой наблюдать.

— Вот как? — хмыкнул я. Сука такая, но ладно, мы ещё посмотрим, к чему это приведёт. — Хорошо, учитель.

Последнее слово я процедил сквозь зубы так, чтобы моё отношение было понятно и без лишних слов.

Но как только я сделал шаг, чтобы спуститься с бревна, в голове резко помутилось. Перед глазами поплыли кровавые круги, а всепоглощающая Тьма вновь приняла в свои мерзкие объятия.

Глава 3

Вы в курсе, что после тридцати жизнь кардинально меняется? Да, ваш организм стареет, как бы вы того ни хотели. И от этого не сбежать. Кто-то пытается спастись, прячась за всевозможными бадами. Кто-то пластическими операциями или изнуряющими тренировками. Но… время беспощадно.

Так вот, я к тому, что если вы напьётесь (а в тридцать вы обязательно напьётесь, работая в общепите), то наутро… сами понимаете, ничего хорошего не будет. Единственное, в чём вам может повезти — выходной. Но если его нет и завтра вам на работу, то я категорически не советую вам притрагиваться к алкоголю. Ибо чревато неприятными последствиями, и увольнение на тот момент может показаться вам маной небесной, так как сможете спокойно свалить домой. Однако, когда проснётесь, то поймёте, какой вы идиот на самом деле.

Примерно такие чувства были у меня, когда сознание вернулось в голову. И тут же мою черепушки пронзили острые и раскалённые (скорее всего, в жерле вулкана) иглы. Сотни и тысячи. Они пробивали кости, мышцы и врезались в мозг, словно свёрла, проворачивая там всё, что можно.

Я застонал, вновь зажмурился и схватился за голову, желая, чтобы боль прошла как можно скорее. И хвала богам! Вселенная меня услышала. Агония отступила так же стремительно, как и навалилась, оставшись глухим напоминанием где-то на задворках разума.

— Твою ж мать, — прохрипел я, пытаясь справиться с собственными мыслями.

Что вчера было? Неужто я так накидался с Алёной, что…

Так, стоп, у нас ведь ничего не было. Всё испоганилось ещё на кухне, когда появилась та толстая мразь. И нет, я сейчас не про бренд-шефа. Он не такой, он не толстый.

И что за странный сон с моей школой? Хотя врать не буду, мне понравилось раскидывать тех ублюдков. Слишком долго они портили мне жизнь в прошлом.

Я довольно улыбнулся и потянулся. Но тут же замер, всматриваясь в свои руки.

Шрамы от ножа! Они пропали! То есть…

— Не может быть, — я резко вскочил на кровати и вновь схватился за разболевшуюся голову.

Однако мне удалось осмотреться. Я находился в своей комнате и одновременно с этим понимал, что она не моя. Слева в углу компьютерный стол с широким монитором.

Чёрт, но ведь в детстве у меня никогда не было компьютера! Да у меня нормальный телефон появился лишь тогда, когда я съехал от родителей и нашёл подходящую работу. А здесь… что-то не так. Может, я и не у себя? Но тогда где?

Но странное чувство не давало мне покоя. Я почему-то чётко осознавал, что нахожусь именно в родном доме. И это здорово сбивало с толка.

Напротив кровати широкий шкаф. Одна дверца приоткрыта, и внутри я приметил синюю школьную форму. И да, в прошлом я не носил ничего подобного, потому что она выглядела, как специализированная одежда. Но стоило мне лишь задаться вопросом — какого чёрта? Как ответ сразу же появился в моей голове.

Я ученик магической шко…

— Что?! — я не удержался и воскликнул.

Попросту не мог понять, что за каша в моей голове. Может, я до сих пор сплю и надо просто ущипнуть за руку, чтобы проснуться?

В этот момент за дверью, что располагалась справа, послышались шаги, и через пару секунд в комнату влетела…

— Мама?


***


Нельзя просто так взять и встретить погибших родителей.

И всё же прямо передо мной стояла моя мать. Причём блистала так, как никогда раньше. Длинное платье, пусть и домашнее, собранные пышные волосы и горящие жизнью глаза.

Следом за ней в комнате появился и отец. Я уже не знал, что мне делать. Удивляться или воспринимать сон как должное. А в том, что это нереальность я не сомневался. Ведь этого попросту не может быть.

— Влад, — мама подбежала ко мне и, присев на колени, обеспокоенно осмотрела лицо. После чего притронулась ко лбу, и только тогда я понял, что на моей голове повязки. — Как ты себя чувствуешь?

— Я? — единственное, что я смог выдавить из себя, так как попросту не мог собраться с мыслями.

— Ну не мы же, — усмехнулся отец, облокотившись о спинку моей кровати. — Ты, конечно, лихо отделал их на бревне. Мы были очень удивлены. Но зачем потом попёрся в ту подворотню? Разве не понимал, что они тебя до смерти забить могут?

Ого, интересные новости. О чём это он?

И вновь память услужливо подбросила рваные фрагменты. Там я очнулся на матах, упав с бревна после драки. Остался после уроков с двумя идиотами, пинавшими меня всё время, пока не ушли домой. И уже там вспомнил, как они встретили меня где-то на дороге, затащив в тёмный переулок. А вот там… было больно. Очень больно.

Действительно, Влад, и какого чёрта ты туда полез? Мог ведь сбежать. Но тогда бы все считали тебя трусом. Хм, будто раньше было иначе?

К сожалению, воспоминания навалились на меня скопом. И были они не особо лестными. Но что самое главное, они были одновременно моими и чужими. То есть я провёл здесь совершенно иную жизнь, которая очень походила на земную, но…

На земную? Я сейчас в альтернативной реальности? Что за бред? Наверное, после выстрела я нахожусь в коме или реально попал в загробный мир. Иначе…

— Я… — к горлу подступил ком. Да, я нервничал, ведь передо мной находились те, кого я давно похоронил. — Мама, — наклонился к ней и крепко обнял, — папа, — он удивился моему поведению, но всё же обнял нас двоих. — Я так рад, что вы у меня есть…

Слёз не было, всё же я ещё не до конца верил в происходящее.

— Влад, — а вот мама растрогалась. — Ты успокойся, полежи немного, — они чуть отстранились. — Мы разберёмся с теми идиотами.

— Они ещё побегают, — отец сжал кулаки, и в его глазах полыхнула ярость. Я невольно загордился родителем, прекрасно понимая его чувства. — Я уже связался с полицией…

— Не надо, — слова вырвались из груди сами собой.

— Почему?! — родители переспросили одновременно.

— Влад, они же… — начала было мама.

— Я разберусь, — мягко перебил её, сжав женские пальцы в своих ладонях. Мой голос звучал уверенно. Настолько, что в глазах отца увидел то же самое уважение, с каким буквально секунду назад смотрел на него я. — Не волнуйтесь. Просто сегодня я не был готов. После тренировки голова закружилась, вот они этим и воспользовались.

— Влад, — отец сурово нахмурил брови. — Это не дело. Та парочка старше и, уж прости, сильнее тебя.

— Знаю, — просто пожал плечами. — Пускай так и думает. Это даст мне преимущество.

— Хэх, — родитель одобрительно усмехнулся. — Смотрю, ты приходишь в себя. Но надеюсь, что не влезешь в новые неприятности?

— Не беспокойтесь, — с любовью посмотрел на обоих. — Теперь моя жизнь кардинально изменится.


***


Родители ушли, а я вновь упал на кровать.

Так-с, что мы имеем? Во-первых, я всё ещё жив, но нахожусь в ином мире. Во-вторых, это моё прошлое, но опять же совсем не в той реальности, в которой было до этого.

Всё сложно и одновременно просто, что я начинал путаться.

Что ещё? Если это сон, то вскоре всё закончится. Если кома или, то продлится намного дольше. Возможно, навсегда. А если я, действительно, умер, то… даже не знаю, как на это реагировать. Или же…

Других предположений у меня не имелось. Хотелось хоть немного расслабиться и ни о чём не думать.

Но стоило мне повернуться набок, как увидел на тумбочке, что располагалась рядом, свой телефон. Да, именно тот самый, что я купил, будучи взрослым и самостоятельным.

— Ну, привет, дружище, — пробормотал я, взявшись за гаджет.

Должен признаться, что в первую секунду даже несколько расстроился, так как его присутствие означало, что всё вокруг лишь плод моего воображения. Такая штуковина не могла оказаться в прошлом, ведь линейка смартфонов вышла относительно недавно.

— То есть в будущем, — усмехнулся я.

И только я протянул телефон к себе, как по пальцам ударил мощный разряд. Я не успел даже вскрикнуть, как боль разлилась по всему телу, сковывая мышцы. Благо, я находился на кровати, поэтому упал на подушку. Но чувство всё равно было жутким. Нет, я не потерял сознание, всё видел и понимал. Но вместе с этим не мог ничего сделать и противостоять той агонии, что разлилась по телу, словно амёбы, поглощающая свою одноклеточную жертву.

Чёрт, чёрт, чёрт… что за подстава?!

Хотелось кричать, вопить от злости, которая в тот момент переполняла меня. Как так получилось, что я в собственном сне чувствую настолько сильную боль? Почему телефон бьётся током? И что, чёрт возьми, здесь происходит?!

Будто услышав мои вопросы, Абсолют решился выйти на контакт. Да, наша вторая встреча была болезненной, в отличие от Перехода.

Мыслиобразы обрушились на меня, словно девятый вал. Прошло всего несколько секунд, а я смог понять, что и как. Конечно, смириться с этим оказалось сложнее, но я нконец-то узнал, что творится вокруг.

Для начала я осознал, что такое этот Абсолют. Да, вот так просто, сперва ничего не понимал, а потом БАЦ и всё встало на свои места, как само собой разумеющееся. Конечно, если рассказать кому-то про ноосферу, привести факты, дать пишу для размышлений, то… тебя пошлёт далеко и надолго, приняв за идиота. Конечно, всем ведь проще думать о Боге, что живёт на небесах. Старце, принимающего в свои мягкие объятия любого, кто этого пожелает…

Чушь, бред и полная белиберда.

Хотя нет, стоп, вру. Гадко и неприкрыто. Бог всё же есть, и он Абсолют. Либо ноосфера, информационное поле, да называйте как угодно. Но именно он открылся мне в тот момент, когда я схватился за смартфон. Именно он проводил меня в новый мир, позволив взглянуть на прошлую жизнь. Туннель со светом в конце.

Сумбурно, понимаю, но вы уж простите. Я предупреждал, что, говоря об этом, можно пойти к чёрту на кулички.

Но по итогу имеем четвёртую реальность. Квантовое поле, если хотите. Вы ведь знаете, что люди живут в трёхмерной реальности? Абсолют же это нечто более глубокое. Энергетическое поле, невидимое и неощущаемое такими, как мы. Животные, кстати, к нему более чувствительны. Человек же слишком «зажрался», чтобы понять, насколько он ничтожен.

Вот и получается, что абсолютно всё вокруг пронизывают волны энергии, которые запоминают и впитывают в себя всё, что происходит. Отсюда и название такое Абсолют. Он везде, он в каждом, он и есть нечто Высшее, Бог, Создатель. И если кто-нибудь научится проникать, связываться с этим квантовым миром, то сможет впитывать в себя любую информацию. Всё что было, будет и есть на самом деле. Во всех реальностях, планетах и измерениях. Думали, вы одни во Вселенной? Вот подобные мысли и привели к тому, что человечество потеряло связь с ноосферой. Лишилась покровительства Верховного, отдавшись в плен влажным мечтам и фантазиям.

Собственно, к чему это я? А к тому, что разряд электричества позволил мне связаться с ним. Отправить свой разум в бесконечное путешествие по мирам и… и всё резко захлопнулось. Абсолют выдавал информацию дозировано. То, что мне требовалось именно в определённый момент.

Что же я узнал? На самом деле много интересного. Но вместе с тем не совсем приятного.

В первую очередь следовало знать, что моя смерть была настоящей. Бандит всё же застрелил меня, попав точно в сердце.

— Грёбаный Антибиотик, — процедил я сквозь зубы.

Боль и оцепенение схлынули, и теперь я лежал в кровати, пытаясь справиться с бурей противоречащих чувств. А их, между прочим, было предостаточно.

Что я узнал ещё?

Мир, куда меня забросил Абсолют, весьма похож на мой. Но, как вы уже поняли, таковым не являлся. Моё тело, мои знакомые, даже родители, всё почти что скопировано с первой Земли. Но на второй была ещё и магия, что весьма меня позабавило.

Но что дальше? Почему Абсолют перенёс меня именно сюда? Может, так происходит с каждым после смерти? Не знаю, но уверен, что смогу получить ответы.

А теперь представьте, что может сделать парень, который прожил довольно большую жизнь, но оказался в своём детстве. Ну, как детстве? Восемнадцать, ровно столько мне было лет. Казалось бы, я стал совершеннолетним, беги из дома! Но нет, в этом мире совершеннолетие наступало после двадцати одного года. Именно поэтому я всё ещё учился в школе. Правда, необычной, а специализированной для детей, обладающих магическими способностями. Кстати, таковыми являлись лишь отпрыски именитых Домов. Моим же считался Дом Ростовых. Не особо популярный в Российской Империи.

— Что ж, — я заложил руки за голову и мечтательно улыбнулся, прикрыв глаз. — Посмотрим, кто теперь будет бегать, — в мыслях всплыли образы Брукова и Сапожника. — До вечера…

Глава 4

Желал ли я мести? Безумно. Почему? А вот на этот вопрос у меня было целых два ответа. Во-первых, парочка терроризировала меня ещё в прошлой жизни, не давая свободно продохнуть, стоило появиться у них на пути. Во-вторых, было весомее, сегодня они убили меня. Да, вы не ослышались, эти кретины убили Влада Ростова. Но того, прошлого. То есть нынешнего… а-а-а, чёрт. Надеюсь, вы поняли.

Но всё же немного поясню. Когда я погиб на первой Земле, то Абсолют забросил мою душу в тело альтернативного Влада со второй Земли. А по пути ещё подкинул умение драться. Поэтому, когда я оказался на бревне, смог так просто справиться с противниками. Я обучился сражаться всего за несколько секунд. Или больше? Ведь полёт через мрачные просторы Космоса неизвестно сколько длились.

Ладно, об этом вспомню потом. Сейчас надо решить, как выбраться из дома и найти обормотов, чтобы отомстить за самого себя. Ведь сегодня, когда две души не ужились в одном теле, и меня выбросило наружу, местный Влад не выдержал побоев. Особенно удара Брукова, от которого меня ещё отбросило на стену, припечатав головой.

Да, повязка именно на том месте, куда пришёлся смертельный удар.

— Зараза, — пробормотал я, прикоснувшись к ней.

Вряд ли они поняли, что натворили. Именно поэтому мне придётся им рассказать во всех подробностях.

Но до этого надо бы побольше узнать о новом мире. И лучший способ — пошарить во Всемирной паутине. В этой реальности она, вроде бы имеется.

Но стоило мне покоситься на компьютер, как в голове что-то щёлкнуло.

Нельзя.

Не знаю, почему, но нельзя. Или не нужно. Скорее всего, второе.

Рука сама потянулась к телефону. Снова взял его, но никаких разрядов не последовало, что весьма радовало. Разблокировав его, с удивлением обнаружил на главном экране новое приложение с пометкой «А» и в форме полупрозрачной фиолетовой сферы.

Чтобы это значило?

Но не надо быть гением, чтобы сопоставить сложить дважды два. Телефон работает вместе с Абсолютом, значит, программа создано им же. А вот зачем? На это тоже получилось ответить довольно просто, стоило лишь войти в приложение.

Передо мной выскочило белое меню с пустой поисковой строкой.

Отлично, получается, ноосфера будет мне подсказывать о новом мире и о моём переносе. А ещё через него я смогу прокачивать свои навыки, как это произошло в первый раз на уроке физкультуры.

— Интересненько.

Любопытства ради я ввёл в поисковике «Скачать боевые искусства». В ответ вывалился целый ворох «сайтов» с различными учениями и тренировками. Я выбрал первое «Искусства боя спецназа Империи». Согласитесь, название забористое. На сайте увидел видеоролики, фотографии, описания и много чего ещё. Но в самом начале красовалась картинка в виде отпечатка, слабо мигающая красным светом, будто приглашая приложить большой палец.

— Ну, — почему-то я начал волноваться, тело уже догадывалось, что за этим последует. — Погнали.

И только лишь мой палец прикоснулся к картинке, как в фалангу впились острые иглы электричества. Я ойкнул и скривился, но не отпускал отпечаток. Интуиция подсказывала, что делать этого нельзя. К тому же боль оказалась в разы слабее, чем раньше. Да и потом, я чувствовал, как в мой мозг просачиваются новые знания. Это было подобно лёгкому головокружению, когда ныряешь в ледяную воду. Внутри всё цепенеет, ты боишься, хочешь вырваться, но частичка тебя твердит, что всё будет нормально, просто подожди.

И дождался. Лёгкая тянущая боль разлилась по мышцам. Несильно прихватило живот, а как только отпустил телефон и попытался выпрямить спину, понял, что ноют и плечи.

— Ох, блин, — выдохнул я и уже в который раз откинулся на кровать.

Мне казалось, что я только что пробежал марафон, поставил рекорд по метанию ядра и опустился на дно Марианской впадины без акваланга.

Кстати, а во втором мире она вообще есть, эта впадина? Или на второй Земле найдётся яма поглубже?

Но прошло несколько минут и дышать стало легче.

— Отлично, — я приподнялся и сел на краю кровати. — Теперь надо подумать, как незаметно выйти.

Родители были дома, в этом я уверен. Если б куда-то собирались, то предупредили бы. Но можно ли мне выйти и погулять? На улице близится вечер. Впрочем, что мне мешает пройтись и подышать свежим воздухом? Это ведь только поможет мне поправиться.

— Да, — злорадно ухмыльнулся и встал на мягкий ковёр.

Однако меня тут же повело влево, отчего я не удержался и пошатнулся. Благо, под руку попалась тумбочка, на которую я и облокотился, чтобы не рухнуть.

— М-да, далеко я так не уйду, — пробормотал с обидой на самого себя.

В этот момент в дверь постучали и, не дожидаясь моего ответа, в комнату вошла мама в сопровождении…

Ох, боги, новый мир радует меня всё больше и больше.

Даже в мешковатой форме медсестры эта женщина казалась весьма привлекательной. Пышная грудь и стройная талия, которую не могла скрыть даже одежда. Наоборот, светло-голубая униформа была настолько тонкой, что сквозь неё просвечивалось чёрное нижнее бельё. Длинные волосы, собранные сзади в тугой пучок, и сверкающие жаждой любви глаза.

Конечно, возможно, мне это лишь привиделось. Но моя фантазия тут же взбунтовалась вместе с подростковым телом. Закипела кровь, и уже через секунду я готов был представить нас двоих в…

— Влад! — мама заметила мой пожирающий медсестричку взгляд. — С тобой всё нормально?

Серьёзно? Какой мужик может оставаться спокойным в присутствии такой особы. Наверное, именно поэтому сюда не пригласили отца. Мама жутко его ревновала ко всем особям женского пола. Ну, человеческих, конечно.

Но пришлось взять себя в руки и налету придумать отговорку.

— Не совсем, — пробормотал я и присел обратно на кровать. — Голова кружится.

Хм, даже не соврал. Всё чистая правда. Чутка недоговариваю, но это уже другое.

— Давайте-ка посмотрим.

Медсестра поставила небольшую аптечку на тумбочку, достала оттуда фонарик и осторожно посветила мне в глаза. После чего померила давление, покачала головой, будто всё настолько плохо, что я уже на краю могилы и мило улыбнулась.

— Слегка учащён пульс, — говорила женщина маме, но не сводя с меня пристального взгляда. — Но в пределах допустимого. Думаю, небольшое сотрясение, но ничего серьёзного. Однако стоит дождаться заключения доктора.

Точно! Меня же сегодня возили в больницу, где просвечивали мою головушку магнитными лучами. Томография, иным словом. Вот тогда мне было хреново, тошнило и бросало в жар. Неудивительно, ведь за сегодня я уже дважды погиб.

М-да, кажется, начинает входить в привычку.

Невольно улыбнулся. Медсестра, заметив это, восприняла по-своему, ответив лукавым взглядом. И, о да! Склонилась ещё чуть ниже, позволив мне взглянуть на шикарную грудь, что виднелась в прорези униформы.

— Кхм! — мама тактично привлекла к себе внимание.

Медсестра тут же выпрямилась и на прощание подмигнула мне. После чего вновь обратилась к хозяйке дома:

— Госпожа Ростова, не стоит так волноваться. С вашим сыном всё будет в порядке.

— Это мой ребёнок, — почему-то огрызнулась мама. — Как я, по-вашему, должна себя вести в подобной ситуации?

— Не знаю, госпожа, — женщина слегка поклонилась, чему я несколько удивился. — У меня, увы, нет детей. Но уверена, что вас можно понять. Но всё же, не тратьте свои и чужие нервы понапрасну. Владислав, — снова посмотрела на меня тем же взором, — весьма крепко держится для своего возраста.

Для своего возраста? Что это значит?

Я хотел было возмутиться, но покосившись на маму, понял, что лучше прикусить язык и помалкивать.

— Да уж, — только и произнесла моя родительница. — Именно это меня и беспокоит.

Так, это уже перебор. Неужто все думают, что я настоящий хлюпик?

— Мам…

— Молчи, — она просто отмахнулась от меня, и мне стало обидно. — Хорошо, если говорите, что всё в порядке, то поверю на слово.

— Всё именно так, — медсестра кивнула и забрала аптечку. — Но не забудьте завтра зайти в клинику. Результаты МРТ обычно приходят утром.

— Обязательно, — прошипела мама и проводила гостью в коридор, не посмотрев на меня даже на прощание.

Да что это с ней? С чего вдруг так на всех ополчилась? Неужто из-за сексуальности медсестрички? Не должна ведь, моя мама хоть и ревнивая, но умная женщина.

Не прошло и десяти секунд, как дверь вновь распахнулась, и на пороге появился отец. Правда, вид у него был несколько растрёпанный.

— Пап? — позвал его я, смотря, как тот затравленно выглядывает в коридор. — Что такое?

— Они уже ушли? — он ещё раз глянул наружу и прикрыл дверь. — Фух, наконец-то.

— Да что случилось?

— Ты видел эту красотку? — усмехнулся тот. — Ещё и спрашиваешь?

— Всё из-за…

— Не только, — перебил он и облокотился о стену. — В паршивом настроении мамы виноват и ты.

— Я? Но было же всё нормально, когда вы зашли в первый раз.

— Ага, и тогда ты отчебучил со своей гордостью.

— При чём здесь это?

— Ну а кто просил, чтобы мы не трогали тех сволочей? А Ржевский был бы доволен.

— Ржевский? — я удивлённо распахнул глаза. — Поручик, что ли?

— Ага, если б, — отец продолжал смеяться. — Полковник. Ты его не знаешь, но он мой старый приятель. Я думал обратиться к нему, и твоя мама продолжает на этом настаивать. Ты знатно подпортил ей денёк сегодня. Хоть представляешь, на что способны женщины, желающие отомстить?

— Даже боюсь предположить.

— Верно, и не надо, я сам трепещу от каждого её взгляда. Придётся отвезти её в ресторан, — наигранно вздохнул он. — А ведь я хотел сегодня выпить винишка и поиграть со своим сыном в новую приставку.

— Ого, — я тоже готов был рассмеяться. — Неожиданно.

— А то. Но раз мой потомок так набедокурил, то предок обязан разгребать и сглаживать углы, дабы сын не поцарапался.

— Говоришь витиевато.

— Главное, что ты понял, — отец стал более серьёзным. — И всё же нельзя оставлять такое, Влад. На тебя напали. Это уже уголовное дело. К тому же их было двое, что повышает ставки.

— Пап, правда, не стоит вам париться над этим. Завтра в школе я со всем разберусь.

— Уверен? — он прищурился.

— Как никогда, — твёрдо ответил я.

На несколько мгновений в комнате повисла напряжённая тишина. Отец размышлял, стоит ли верить тому, кто всю жизнь подвергался нападкам одноклассников или взять дело в свои руки. И всё же мой взгляд его убедил.

— Договорились, — наконец отозвался он. — Но теперь я буду забирать тебя из школы каждый день, идёт?

— Пап, это уже лишнее…

— Не обсуждается.

Вот чёрт.

— Хорошо, я согласен.

— Отлично, — он несильно хлопнул меня по плечу и направился к выходу. — Кстати, завтра ты на больничном. Ну а сегодня волен делать что хочешь, главное — без фанатизма.

Глава 5

Отличненько, теперь-то я точно доберусь до тех ублюдков. И…

А что, собственно, с ними делать? Да и зачем? Ну согласитесь, что глупо вот так лезть в драку напролом. Тем более шариться по ночному незнакомому городу.

Внезапно я понял, что ярость, бушевавшая до этого в сердце, исчезла. Меня отпустило. Теперь я был расслаблен и соображал с трезвой головой.

— Спасибо тебе, красотка, — усмехнулся сам себе.

Всё-таки медсестричка помогла. Именно благодаря её внешности, я отвлёкся от мыслей о мести и переключил своё внимание на нечто иное. А именно на большие си… кхм, ну, вы поняли.

Наверное, злобные мысли бередили мою душу из-за переноса. Слишком много эмоций, слишком много информации. Да всего слишком много. Я бы сказал, завалило с головой. Чёрт возьми, я даже пару раз расстался с жизнью.

Но теперь всё изменится. С моим опытом, воспоминаниями и приложением Абсолюта я способен на очень многое. Поэтому положил большой и толстый на парочку недоумков, что постоянно меня достают, и направим свою энергию в нужное русло. А именно — на изучение нового для меня мира. Всё же стоит сперва узнать его историю, а потом строить будущее. Уверен, что-то да получится. Главное, не сидеть сложа руки.


***


Что ж, сказано — сделано. И новое, так сказать, Абсолютное приложение мне здорово в этом помогло.

Первое, что я решил узнать — то, как выглядит карта нового мира. Быстренько вбив запрос, зашёл на первый же сайт (как говорится — первая мысль верная) и долго рассматривал незнакомые материки и острова. Но память второго Влада постепенно возвращалась, поэтому уроки географии, биологии и другие школьные предметы, которые он хоть как-то изучал (да, этот Влад, как и я, не особо любил учёбу) постепенно проступали в закромах разума, позволяя впитывать новую информацию гораздо быстрее. А это для меня сейчас было жизненно необходимо.

Предупреждён, значит, вооружён, так?

В общем, новая Земля, новая геополитическая карта, но страны те же. Было несколько мне неизвестных, были и старые, к примеру, Византийская республика (ну, почти старая), а также мой дом — Российская Империя, которой правили, угадайте кто? Верно, Романовы.

Что ещё? История. Вот её оба Влада любили одинаково. И, как ни странно, в этом мире она была подобна моей. Невская и Куликовская битвы, даже стояние на реке Угре. Интересно, хотя и странно. Ведь должно же было чем-то отличаться. И вскоре я нашёл различия — поход войск Руси на юг. Очень дальний поход. Судя по инфе в Сети, тогда было захвачено так много земель, что Русь превратилась в самую большую державу мира, размеры которой до сих пор считались рекордными. Но оно и понятно, как писалось на сайтах и в учебниках, народ юга встречал наших богатырей с распростёртыми объятиями.

— Ну да, ну да, — пробурчал я, понимая, какой же это бред. Чтобы горцы и так просто сдались? Или те же фрикийцы, что так напоминали мне сарацин. В итоге ещё одно совпадение — историю пишут победители.

Но, как это обычно бывает, большие империи распадаются. Русь не смогла удержать настолько обширные территории, тем более в столице начался мятеж, после того, как приезжие решили, что могут диктовать свои правила в чужом городе. И местных можно было понять. Правда, то, что началась массовая резня прямо посреди дня, мне совершенно не нравилось.

Собственно, тогда и пошло правление династии Романовых, что так вовремя пришли к власти и своей тяжёлой, но справедливой дланью решили все проблемы с восставшими. Хм, не удивлюсь, если они и были зачинщиками.

Ладно, не суть. С тех пор минуло несколько сотен лет. Были и перевороты, одному из них удалось даже свергнуть монархов. Правда, всего на полтора десятка лет, после чего сами же революционеры что-то не поделили и разобщились. Этим успешно воспользовались Романовы и… ну, вы понимаете. Ещё несколько прилюдных расстрелов, дабы показать, что бывает с инакомыслящими.

— Весело, однако у вас тут.

Но что поделать, становление любого государства проходит периоды, когда кто-то должен погибнуть за великую цель. Жаль, что иногда это просто слова.

Но больше всего меня зацепила ещё более древняя история. Можно сказать, мифическая. Дело в том, что некоторые археологи считают, будто наша Империя берёт свои корни от древней Империи Худжу, что располагалась на юго-западе. Её населяли таинственные ваны, некоторые из которых были настолько могущественны, что могли сдвигать горы одной лишь силой мысли. Конечно, в это верилось с трудом, в моём мире тоже были мифы о героях Древней Греции и об Атлантиде, но что-то мне подсказывало, что не стоит относится к данным теориям спустя рукава. В них кроется зерно истины, которое в будущем способно мне помочь.

Может, именно для этого меня сюда и забросили? Чтобы найти следы древней цивилизации и раскрыть её секреты? А что, было бы круто!

Ладно, пока что Абсолют не дал мне на это ответ, значит, рановато. Узнаем потом, я ведь должен понять, за каким хером мою тщедушную душонку забросили в тело восемнадцатилетнего альтернативного меня же! Уф, звучит, как какая-то абракадабра.

Ну и, конечно же, самое интересное — магия. В Российской Империи она была только у элиты. В других странах, почему-то, подобные экземпляры встречались редко, что несколько меня удивляло. Собственно, именно из-за этого иностранные агенты так активно работали на нашей территории, переманивая к себе сильных, а иногда и простеньких магов.

Романовы, Адашевы, Стоцкие… много, очень много Домов. Естественно, и наш Дом Ростовых был одним из подобных. Вот только была и неприятная для меня новость. Дом Ростовых оказался под гнётом всех остальных. Да, нам оставили все регалии и, якобы, почёт, потому что мы обладали магией, и изменить это уже никто не мог. Однако никаких серьёзных решений наш Дом не принимал. Так решил Совет Империи.

А почему, спросите вы? Ну, здесь, как говорится в официальных источниках, виноват мой прадед — Никита Ростов, обладатель одной из самых мощных и жутких способностей — Тени. Сообщалось, что он устроил теракт в центре столицы, посягнул на монарха и хотел свергнуть род Романовых. К тому же говорилось, будто прадед желал вернуть в мир магию, доступную всем, но это привело бы к настоящему Хаосу. Да, в то время силы нашего Дома возросли настолько, что разворотить имперский дворец не составило труда. Именно так и поступил мой предок. За что был пойман, судим и публично казнён в своём изменённом облике.

В Сети я даже нашёл фотографии и рисунки этого чудовища. И да, пришлось согласиться, огромный монстр, покрытый чёрной дымкой, внушал суеверный ужас. Вот только вновь дело казалось слишком скользким. Дипломатия и дворцовые интриги, конечно, не моё, но даже невооружённым глазом видно, что здесь что-то неладно. Слишком быстро поймали, быстро казнили, а свидетелей, что общались с Никитой лично, попросту не было.

Или были?

Вопрос возник, когда я поисковике я приметил пару сайтов, отмеченных красным.

— Интересненько.

И о чудо! Я нашёл там запрещённую и скрытую информацию.

— Спасибо тебе, Абсолют.

Да, правительство скрывало слишком многое, но всё это было мне доступно. Или почти всё, не знаю точно. Однако переписка парочки генералов, которые подстроили взрыв дворца, весьма красноречиво говорила о том, что моего прадеда подставили.

Вот ведь суки, и не пожалели десятки невинных гражданских.

Мысль провернулась в мозгу, словно заржавевший шарнир. Уж больно сильно не любил я такие ситуации.

Что же ещё нашлось на «красных» сайтах? Весьма интересная инфа, в которой рассказывалось о том, что маги рождаются не только у знатных Домов, но и у простых смертных. Но каждый раз такие новости стараются подчистить. Либо подкупают родителей, чтобы они уже в младенчестве отдали своё дитя на «стерилизацию» (магическая процедура, лишающая детей их сил, правда, иногда и жизни, но кто из Домов думает о черни?), или же делают так, чтобы об этой семьи никто ничего не слышал. Вот так всё просто и гнусно.

— Ублюдки, — процедил сквозь зубы, убрав телефон и вперив взгляд в белый потолок. — И здесь ничего не меняется. Есть ли планета, где люди могут жить в мире и согласии?

Тяжело вздохнул и постарался привести свои мысли в порядок

Ладно, что мы имеем? Я всё ещё жив, но в молодом теле и альтернативном мире. Мой род всё ещё именит, даже слишком, и его мало кто любит. Можно сказать, что вообще никто. Чёрт, да у меня даже в школе друзей нормальных нет. Так, приятели, да любители списать. А ещё любят меня унижать, потому что это почётно, так заведено — гнобить Дом ростовых за, якобы, преступление прадеда. Настоящая подстава со стороны Совета — оставить нам имя и место в магической школе. Если б нас разжаловали и меня «стерилизовали», то учился б, как все обычные дети, и хрен бы кто докопался. А так… только и остаётся, что терпеть тумаки, да оскорбления.

И всё же у меня есть слабая, но магическая сила — телекинез. Она толком не развита, и я даже не знаю почему. Видимо, прежний Я не особо старался, выбрав путь наименьшего сопротивления.

Что ж, прости, Влад, но мне придётся всё исправить. Драться почти научился, с телекинзом тоже разберусь. Кстати, об этом…

Вновь взялся за телефон и поискал остальные сайты, где можно было «скачать» другие боевые искусства. Однако, когда зашёл туда, то увидел, что отпечаток пальца больше не светится. Проделав всё то же самое, что и раньше, не почувствовал ни разрядов, ни потока информации.

— Зараза, — тихо выругался я.

В голове появилась шальная мысль, что вместе с боевыми умениями я могу «скачать» и нечто другое. К примеру, способность играть на гитаре. И да, такая возможность была, вот только и там отпечаток не светился.

Получается, что за день я могу научиться чему-то одному? Да ещё и не полностью, а получить лишь начальные навыки. То есть сейчас я могу отвесить пару оплеух своим сверстникам или кому-то ещё, но сражаться так же, как, к примеру, Джеки Чан, увы, неспособен. В силу простого обстоятельства — у меня нет опыта. С гитарой то же самое. Когда «скачаю» это умение, то сыграю «Мурку» или «Владимирский централ». А вот если возьмусь за «Полёт шмеля», то у меня попросту переплетутся пальцы.

— Хм, — я на мгновение задумался. — С одной стороны, обидно, что такая сила, как Абсолют не даёт мне полного доступа. С другой, это логично. Мне необходимо тренировать тело, чтобы оно могло справиться с тем потоком новых умений, которые на него обрушатся. Ладушки, поработаем и с этим.

Я вновь приподнялся на кровати и протянул руку к шкафу. Мышечная память подсказала, как управлять моей магией. Но она оказалась настолько ничтожна, что я не смог даже снять с вешалки пиджак. Школьная форма лишь колыхнулась и чуть потянулась ко мне, словно внутри был невидимка. И всё, больше ничего.

— М-да, — разочарованно покачал головой. — Хреново, конечно.

Но ничего, тренировки всё исправят.

Взглянув на смартфон, ухмыльнулся.

Плеер на месте, значит, я могу послушать свои любимые треки, что остались в памяти…

Стоп! Это же музыка, которой ещё нет в этом мире! То есть я могу подкинуть треки кому-то из композиторов и получить за это неплохую денежку. Или же…

— Сам стану одним из них, — подобные мысли грели мне душу.

Музыка, книги, игры, пусть и смутно, но я помнил, что выстрелило в моей прошлой жизни. Если покопаться в приложении Абсолюта, то я научусь и программированию, и сведению музыки.

Помимо этого, можно написать пару книг, с этим у меня тоже проблем не было. Помнится, в мои первые восемнадцать лет с книжных полок на меня смотрели десятки, а то и сотни различных фантастических боевиков. К тому же сетевая литература тогда была настолько слабой, что о ней мало кто знал, с уверенностью твердя, что бумажные книги никогда не выйдут из оборота. Увы, реальность полна разочарований. Не для меня, конечно, а для старичков, что после лихих девяностых урвали себе места в крупных издательствах и не желающие с ними расставаться. Можно было бы как-то извернуться, чтобы не терять деньги, но… они оказалась закостеневшими руководителями, с пеной у рта твердившие, что книги сетевых авторов — это мелочь, и им никогда не достичь уровня бумажных произведений.

— Ну да, ну да. Всего пара лет, и вы сдулись, как перчатка на хреновом домашнем винишке.

Новые планы настолько меня воодушевили, что я и вовсе забыл о мести и о том, что в школе могу вновь встретиться со своими обидчиками. Конечно же, именно так и произошло. Вот только я был этому даже рад.

Глава 6

Тренировки начали сразу же, как уехали родители. Я не хотел, чтобы они заметили разительное отличие хлюпика, что был ещё сегодня с утра, с уверенным мужем, который предстал вечером.

Поэтому, как только их машина скрылась за поворотом, я размялся и принялся жестикулировать.

Первое время ничего толкового не выходило, но так просто сдаваться я не собирался. Минута шла за минутой, час за часом. За окном окончательно стемнело. По моему лица градом катился пот, но тренировки всё же дали результат. Мелочный, но он был!

Карандаш, который я пытался поднять с компьютерного стола, всё-таки воспарил в воздух и направился в мою сторону. Я не помнил, чтобы прежний Влад мог сделать так же. Были попытки, но зачастую они проваливались, и парень сразу же опускал руки. Изредка даже мечтал оказаться в обычной школе.

Но я не такой. Меня раздирало новое чувство — эйфория. Слабый успех говорил о многом. Я понял, что могу прокачать свою магию, навыки и новые способности, и это даст мне влияние и власть. Да-а-а, власть. Стоило подумать о ней, как пьянящее чувство разлилось по телу. Я понимал, что она может меня погубить. Но в то же время не мог избавиться от мыслей о том, как утру нос всем своим недоброжелателям. Дом Ростовых вновь станет великим!

— Но попозже, — выдохнул я, бросив ручку обратно на стол.

Силы покинули меня столь же стремительно, как и появились. Я чувствовал себя выжатым, хотелось есть и спать. И пока никого нет дома, можно поужинать чем-нибудь вкусненьким.

Хм, интересно, а у отца есть в холодильнике бутылочка его любимого полусухого? Надо обязательно взглянуть.


***


О да, пара бокалов пошли явно на пользу, и стоило прикоснуться к подушке, как меня моментально вырубило. И казалось, что уже ничто не сможет меня расстроить, но у Абсолюта на это были другие планы.

Тьма. Неоновые вывески завлекали народ, но не меня. Я бежал по тёмной подворотне, слыша позади тяжёлые шаги. Кто-то преследовал беззащитную жертву, неспособную ускользнуть на таких длинных каблуках.

Поскользнулся и рухнул в зловонную лужу. Скривился от острой боли в подбородке и колене. Почувствовал во рту привкус крови. Но страх, заставляющий сердце бешено колотиться, помог вскочить на ноги и продолжить бег.

Почему-то я не мог кричать. Каждый раз, когда вдыхал воздух, горло обжигало, словно огнём, отчего готов был стонать. Над этим постарался тот, кто за мной гнался. Ещё на улице он схватил меня и зажал рот вонючей тряпкой.

Внезапно за спиной послышалось шумное дыхание.

Он здесь!

В ту же секунду на макушку обрушился сокрушительный удар, выбивший искры из глаз. И я полетел вперёд, погружаясь в беспросветный мрак. Последнее, что я увидел — перекошенное в ужасе женское лицо, отразившееся в очередной лужице.


***


— Арх…

Я подскочил на кровати в холодном поту. Во рту до сих пор ощущался металлический привкус. Коснувшись кончиком языка нижней губы, скривился от боли.

Прокусил. Вот чёрт.

Собственно, если б не это, то возможно, я бы захлебнулся собственной кровью. Маловероятно, но кто знает, как оно могло быть, ведь когда выпрямился, то закашлялся, так как подавился ею.

В голове, как и за окном, стоял густой туман. Но постепенно светлело и там, и там. За горизонтом поднималось солнце, а мой разум пробуждался от ночного кошмара.

Боги, что это было? Каким образом мне вообще такое привиделось? И почему настолько реалистично?

Вопросов так много, что я не мог найти на них ответ. Лучше было всё списать на простой кошмар, всё-таки денёк у меня выдался тот ещё. Сперва меня убили в одном мире, потом в другом, не удивительно, что смерти преследуют и во сне.

Но почему я был в женском теле? Надеюсь, Абсолют не подшутит надо мной таким образом и не закинет в девушку.

— Ох, — вновь простонал я и лёг на полушку.

Однако сна не было ни в одном глазу. Мне не хотелось погружаться в царство Морфея, чтобы вновь столкнуться с тем ужасом, который только что довелось пережить.

— Ладно, тогда будем просыпаться.

С этими словами поднялся с кровати и направился в душ. Хотелось как можно скорее избавиться от гадкого полуночного чувства страха и приступить к осуществлению планов.


***


— Пап, да что в этом такого? — я удивлённо уставился на родителя.

— А то, что за нашим столом не принято обсуждать историю предателя! — резко возразил отец.

— Но что если его подставили?

Как вы понимаете, мы обсуждали нашего общего предка — Никиту Ростова. Все уже проснулись, мама накрыла на стол, и мы сели завтракать. Однако благодушное настроение было испорчено моим вопросом про прадеда.

— Влад, — вмешалась в разговор мама. — Ты ведь сам прекрасно понимаешь, что из-за него у нас теперь толком нет будущего. Остался единственный наследник рода, и это ты. А всё, что мы можем сделать — бегать по больницам и предлагать им свои препараты.

Не совсем так. Они не бегали, грязную работу взяли на себя их подчинённые. Дело в том, что мои родители владели небольшой сетью аптек и часто предлагали свои услуги клиникам. В одной из таких, кстати, я вчера и находился. Но это, на что намекала мама, потолок возможностей для нашего рода. С чем я был категорически несогласен.

— Неправда, — теперь уже возразил я. — Мы способные на большее. Но для этого надо узнать правду о прадеде…

— Влад! — отец взглянул на меня ледяным взглядом. — Даже не смей влезать в эту историю. И без того проблем хватает. Никита напал на дворец Императора, хотел разрушить сложившийся веками устой, и что в итоге? Мы в полной заднице.

— Виталик! — мама шикнула на мужа. — Не при нём же!

— Да, Господи, Тань, — он закатил глаза. — Парню уже восемнадцать. В этом возрасте можно жениться и заводить детей. А ты ругаешься за слово «задница»?

— Хорошо, — она не сдавалась. — Тогда другой аргумент — не за столом!

— А вот с этим согласен, — кивнул тот и улыбнулся супруге. Правда, когда вновь посмотрел на меня, то нахмурил брови. — Влад, чтобы не задумал, прошу, не лезь в авантюры. Таких, как ты и без того хватало. Сказать, где они находятся?

— Не стоит, — пробурчал я. — Догадываюсь.

— Вот именно, — отец устало вздохнул. — Я просто хочу, чтобы ты понял, дело Никиты Ростова международное. Мы и так легко отделались, не усугубляй ситуацию. Правда всё равно не на нашей стороне.

И с этим я тоже не согласен. Но не показывать же им смартфон с «красными» сайтами. Тогда придётся признаться, что я не совсем их сын.

От этой мысли кольнуло в груди.

Мои мама и папа погибли, и я очень тяжело это пережил. Наверное, отец прав, если я буду лезть на рожон, то меня рано или поздно найдут. И тогда добра от лживого Императора не жди. Придётся что-то придумать. И на ум ничего другого не пришло, кроме как возвысить свой Дом, став для начала таким же, как и другие.

— Хорошо, — я сделал вид, что успокоился, хотя внутри всё кипело от этой несправедливости. Ведь я знал, знал правду! Но не мог ею поделиться. Что ж, рано или поздно всё тайное становится явным. — Я сегодня хочу погулять по городу, вы не против?

— А с чего бы должны? — усмехнулся отец, нанизывая на вилку очередной кусочек жареной курицы.

— С того, что у него сотрясение, — пояснила мама таким тоном, что за столом сжались все, кроме неё. — Но да, — она перевела на меня добрый взгляд. — Мы не против. Свежий воздух будет тебе полезен. Но очень просим, давай сегодня без приключений. Вчерашнего хватило на год вперёд.

— Я постараюсь.


***


В общем, какой у меня был план действий? Утром, пока все спали, я успел покопаться в Сети и найти популярные треки, жанры музыки, игр, кино и литературы. Понимая, что до кино и игр мне ещё далеко, да и песни я писать пока что не умею, решил начать с книг. Собственно, почему бы и нет. Это в моё время была жуткая конкуренция в сетевом сегменте. А здесь можно выпускать две книги в год и получать за это хорошую копеечку. Конечно, прожить на неё даже в нашем Краснограде будет тяжело, но всё начинается с нуля.

Попрощавшись с родителями, вернулся в комнату, достал наушники и направился на улицу. Городской шум мне никогда не нравился, поэтому если есть возможность от него избавиться, то почему бы это не сделать?

Выбравшись на центральный проспект, двинулся меж высоких зелёных деревьев и вечно зазывающих продавцов всяких побрякушек и сувениров. Заглянул в несколько книжных магазинов, сравнил, что именно интересует народ, расспросил торгашей. Те, как ни странно, мало смыслили в современной фантастике. Но да ладно, главное, я посмотрел популярные серии, и кое-что отложил в памяти. К этому ещё вернусь, когда окажусь дома за компьютером.

А пока можно понаблюдать за людьми. Честно говоря, не знаю, зачем мне это надо, но вот появилась такая навязчивая мысль. Просто захотелось присесть и смотреть на прохожих. А вдруг замечу что-то интересное? Мало ли какая информация мне понадобится на второй Земле.

Для этого выбрал небольшую кафешку, располагающуюся прямо у обочины проспекта. Взял кофе и присел за один из столиков. Наушники пришлось вытащить, раз пришёл наблюдать — так наблюдай.

— Ого! Кто это тут у нас?!

Злорадный смех раздался за спиной, и я невольно покачал головой.

Вот спасибо, Абсолют. Ведь это же была твоя идея притормозить где-то здесь?

Лёгкий тычок в плечо, и я чуть было не разлил свой напиток.

— Ростов, ты чего здесь забыл?

Передо мной появилась та самая парочка, которой я хотел было вчера разбить морду. Но вовремя успокоился. А вот сейчас снова закипаю.

Так, Влад, держи себя в руках. Репутация семьи не должна пострадать из-за твоих вспышек гнева.

Сапожник и Бруков собственной персоной.

Они встали напротив меня с ехидными усмешками и горящими глазами. Явно уже где-то накатили. В руках сжимали высокие стаканы из-под Колы. Гуляют? Ну им-то что? Вряд ли директор устроить им нагоняй, слишком боится гнева их Домов.

— Язык, что ли, проглотил? — Сапожник оскалился и хотел было сесть за мой стол.

Но стоило ему лишь отодвинуть стул и опустить задницу, как стул сам собой чуть переместился в сторону, и парень, громкой охнув, рухнул на спину, забрызгав и себя и приятеля колой.

В нос ударил резкий аромат дешёвого коньяка.

Ага, значит вот как пацанчики подбухивают. Впрочем, что удивительного? Кто бы сомневался, что такие дебилы, как они, будут прилично вести себя в общественном месте?

— Э, Сапог?! — ошарашенно воскликнул второй кретин. Но до него сразу дошло, где собака зарыта, поэтому обернулся ко мне и злобно ощерился. — Ты охренел, что ли, пацан?!

— А я-то здесь при чём? — усмехнулся я и посмотрел на его стакан.

Картонка моментально сжалась, выплеснув всё содержимое на брюки хозяина. Тот вскрикнул от неожиданности и отскочил в сторону.

— Сука! — рявкнул Бруков, направляясь ко мне со сжатыми кулаками, на одном из которых уже плясали слабые искорки.

— Стоять! — суровый мужской голос заставил нас троих напрячься. Со стороны проспекта к нам направлялся высокий полицейский.

— Гнида, — процедил сквозь зубы Сапожник, поднимаясь. — Вчера тебе повезло, Ростов, — повезло? Да вы убили меня! — Но не думай, что так будет и впредь. Опасайся тёмных закоулков.

С этими словами он кивнул куда-то мне за спину, после чего оба быстренько ретировались.

— Добрый день, — ко мне подошёл полицейский. — Сержант Гавриленко. Что у вас произошло?

— Доброго дня, — я встал и слегка поклонился. — Ничего серьёзного, просто парни были весьма неосторожны и облили сами себя.

Офицер недоверчиво прищурился.

— И больше ничего?

— Нет, сержант, — я покачал головой. — Всё в порядке.

— Хорошо, — он отдал мне честь и пошёл обратно.

Я же постучал пальцами по столешнице.

Чёрт, мама ведь просила без приключений. Хотя, я-то здесь не виноват. Они сами полезли.

И тут же довольно ухмыльнулся. Тренировка телекинеза принесла первые плоды. Пускай я могу управлять лишь мелкими предметами, но всё равно приятно, когда такие дебилы попадаются на простых уловках.

Вспомнив о предупреждении Сапожника, обернулся. И улыбка тут же сползла с моего лица. Ведь там, через дорогу, я увидел ту самую подворотню, что привиделась в ночном кошмаре.

Глава 7

Твою ж мать. Да как это вообще возможно? Неужто сновидение оказалось вещим? Или, быть может, я был там в реальности?

От подобной мысли по спине пробежали мурашки.

Нет, такого не может быть. Ведь в переулке было всего два человека. Жертва и охотник.

И первая осталась там. А я сижу здесь. Выходит, что я…

— Нет, нет, — я мотнул головой, отгоняя навязчивые мысли. — Этого не может быть.

Что-то манило меня вперёд. Подойти к проулку и взглянуть, так ли всё на самом деле. Верно ли то, что мой сон оказался реальностью?

Взяв стаканчик кофе, осторожно двинулся по проспекту в поисках ближайшего перехода. В груди появилось гнетущее чувство. Такое бывает, когда ты чего-то ожидаешь. Хорошего или плохого, неважно, само ожидание кружит тебе голову и заставляет бешено биться сердце.

Вскоре я перебрался на другую сторону дороги и двинулся в обратном направлении, с каждым шагом приближаясь к… шумящей толпе.

О нет, только не это.

Проулок обступили люди. Женский голос истерично вопил, мужской пытался её успокоить, кто-то же отошёл чуть в сторонку, говоря по телефону и озираясь вокруг.

— …да, проспект Платанова, напротив летнего кафе, эм, — говорящий мужчина прищурился, пытаясь разобрать название забегаловки.

— «Перекус», — подсказал я, подойдя ближе.

Тот удивлённо уставился на меня, потом благодарно кивнул и вновь затараторил в увесистую трубку:

— Напротив кафе «Перекус». Да, чёрт возьми, женский труп. Что делать?! Народ сейчас все следы испоганит…

Наверное, насмотрелся детективов и теперь мнит себя экспертом в этой области. Но надо отдать должное, в целом он был прав.

Однако не успел мужчина закончить, как за моей спиной послышался знакомый суровый голос:

— Граждане, разойдитесь!

Обернувшись, увидел, как к нам, чуть ли не вприпрыжку, приближается сержант Гавриленко.

— Пропустите! Дайте же пройти! — ругался он, работая локтями и уверенно протискиваясь сквозь толпу. — Расходитесь!

Думаете, кто-то его послушался? Да хрен бы там! Зеваки как сгрудились в безмозглую толпу, так и не двигались с места.

Делать вам, что ли, нечего? Неужто смотреть на труп вам нравится больше, чем посидеть в кафешке с ароматным напитком в руках?

Наверное, дело было в стадном инстинкте. Стоит народу лишь собраться в небольшую толпу, как каждый индивид теряет свою значимость и становится частью единого.

Часть корабля — часть команды.

Невольно усмехнулся. Из этих фильмов можно сыпать цитатами бесконечно.

Но и я не мог оставаться в сторонке. Неизвестное чувство тянуло меня дальше — ближе к эпицентру «собрания». И когда протиснулся между охающими толстыми старушками и такими же, но помоложе (почему среди любопытных столько толстых женщин? Дома их никто не ждёт?), то застыл на месте, чуть не выронив кофе. Лишь в последний момент мозг дал импульс сжать стаканчик покрепче, ибо, если разолью, то это станет уликой, которая ни мне, ни полицейским абсолютно не нужна.

Неподалёку, в луже собственной крови лежала обезглавленная женщина. То есть голова у неё была, но… разбитая в кашу. Мозги, окровавленные кости, грязные пучки волос… всё это валялось по сторонам. А в спине убиенной торчала дубинка с десятками гвоздей на конце.

Боги…

Мне тут же поплохело, и я поспешил ретироваться с места убийства. Вынырнув из толпы, отбежал ещё метров на десять, и только там смог остановиться. Выпрямившись, глубоко вдохнул и сделал маленький глоток кофе. Руки предательски дрожали, а желудок так и норовил извернуться.

В конце концов, я не смог сдержать рвотный позыв и, подскочив к первой урне, дал волю организму. А когда тошнота прошла, закашлялся и поднялся на ноги.

— Молодой человек? С вами всё нормально?

Я набрал полную грудь воздуха, чтобы хоть как-то привести хоровод мыслей в порядок. Ещё глоток кофе, который на этот раз показался горьким. И всё же он перебил тот мерзкий привкус, что остался после рвоты. И только после этого я обернулся к говорившему.

Им оказался парнишка чуть старше меня в форме фельдшера. Только тогда я заметил, что к проулку уже подъехало несколько машин, включая скорую помощь. Любопытных людишек разгоняют полицейские. Кто-то из них даже повысил голос, так как те же толстушки не собирались покидать место преступления.

Тупые курицы.

— Да… — кое-как выдавил из себя. И потом более уверенно: — Да, всё нормально. Просто…

Вновь посмотрел в сторону мрачного переулка. Парнишка понимающе кивнул.

— Впервые, — он не спрашивал, а говорил. — Так бывает. Но всё проходит, вот, возьмите и выпейте, — достал из кармана баночку с какими-то таблетками, вытряс мне на ладонь одну из них. — С кофе даже лучше эффект, взбодритесь.

— Что это? — переспросил я, хотя по факту, мне было абсолютно наплевать.

— Успокоительное, — парень хитро подмигнул и побежал к коллегам.

Я проводил его удивлённым взглядом и тут же забросил таблетку в рот. Запив остывающим кофе, вновь зажмурился и попытался сконцентрироваться. Но меня тут же повело в сторону. Распахнув глаза, пошатнулся, но равновесие удержал.

Не хватало ещё, чтобы меня здесь откачивали.

Но внезапно разум прояснился и заработал настолько чётко, как я того и желал. Воспоминание о трупе, о кошмаре, больше не казались пугающими. Они просто были, и мне надо что-то с ними решать.

— Ладно, — я снова посмотрел в ту сторону. — Что мы имеем?

Кошмар оказался явью. Я видел, как убили женщину, но не видел, кто убийца. Лишь широкие руки в перчатках. И то, его одежда преступника на мгновение отразилась в стёклах и лужах. В такой тьме чудо, что вообще это смог заметить.

И я настоятельно не пускал мысль о том, что убийца — это я. Глупо, всё ночь я провёл в кровати. Даже если б и страдал лунатизмом, то в комнате должны были остаться хоть какие-то следы моего ночного путешествия. Но ничего такого с утра я не заметил. Всё лежало на своих местах.

Тогда что не так? Почему мне подсунули сон про убийство?

Ответов не было. Хотя… можно же напрямую спросить у Абсолюта!

Я достал телефон и открыл приложение «А». Вбил в поисковике: «К чему не снятся вещие сны?», и в ответ вывалилась такая тонна информации, что у меня глаза на лоб полезли.

Всё не то, не то, не то…

Я листал сайты, ссылку за ссылкой, но ничего нормального найти так и не смог. То ли Абсолют меня игнорировал, то ли смеялся. Был ещё третий вариант — никто не будет со мной нянчиться. Да, мне помогут, но за ручку вести не будут. Собственно, об этом говорят и начальные уровни умений, дарованные через отпечаток пальца.

— Получите, распишитесь, — ухмыльнулся я, допив кофе и выбросив смятый стаканчик в ту же урну. — Значит, должен разобраться во всём сам? Ну хорошо, буду самостоятельным.

Бросив прощальный взгляд на суетившихся полицейских, направился обратно на проспект. Осталось ещё парочка задуманных на сегодня дел.


***


Ещё пару часов я побродил по магазинам и торговым центрам. Смотрел, что сейчас популярно, что нет. Искал то, что мне поможет сдвинуться с мёртвого места.

Мёртвого…

Чёрт, образ убитой никак не покидал мои мысли. Разбитая голова… это каким чудовищем надо быть, чтобы сотворить такое? Зачем? Что двигало убийцей?

Ладно, всё это меня не касается? Или касается? Не зря же кошмар привиделся именно в ту ж ночь. Он должен что-то значит. Вот только я никак не мог понять, что именно.

Но это можно сделать в спокойной обстановке. К примеру, когда вернусь домой. Сейчас же есть более насущные дела.

Добравшись до парочки сетей книжных магазинов, поинтересовался, принимают ли они книги от самих авторов. Конечно же, получил отказ. Причём некоторые из продавцов (и почему такое вопрос решают именно они?) настолько снисходительно на меня посмотрели, что внутри вновь всколыхнулась ярость.

Надо будет поработать и над этим. Вспышки гнева до добра не доведут. Оставаться хладнокровным и, пусть медленно, но уверенно, двигаться к намеченной цели. Вернуть Дому былое величие и вывести виновных на чистую воду.

Я не знал, сколько времени это займёт, но сдаваться не собирался. И книги помогут мне сделать первый шаг.

— Молодой человек, — неприятно протянула кассир очередного магазинчика. — Мы не принимаем графоманию. Здесь вам не базар.

У ты какая, толстая стерва.

Я хмыкнул и покосился на витрину за её спиной.

Стивен Кинг, ага! Значит, и в этом мире он существует. Отлично!

— То есть, вы хотите сказать, что графомания Кинга была излишней? — я вопросительно вскинул брови. — Ведь именно из-за того, что он так быстро писал и стал известным.

— Мне не нравится его «творчество», — последнее слово она произнесла так, будто сплюнула противную конфету. — Я люблю классику, как и любой уважающий себя человек.

— Классику? — ну хорошо. — Тогда подскажите, можно ли у вас найти роман Верна, где Эдмонд Дантес доставил королеве её бриллиантовые подвески?

— Эм? — женщина удивлённо округлила глаза. После чего неопределённо махнула рукой. — Посмотрите сами, мне некогда.

С этими словами принялась копаться в стопке бумаги, лежащей рядом.

Ну да, ну да, некогда тебе. Вот ты и попалась, «любительница классики».

Я больше ничего не говорил и направился к выходу. Вопросов не осталось. Только мысли о том, насколько же закостенелые ныне люди. Перемены двигаются на них со столь стремительной скоростью, что похожи на девятый вал. Однако никто из них не желает поднять взгляд к небу и взглянуть в глаза судьбе. Каждый из них собирает разноцветные ракушечки, что остались на песке, когда вода отступила.

Вы же понимаете, что так делать категорически нельзя. Если море отползло назад, значит, вскоре вернётся. И чем дальше он отходит, тем сильнее будет волна. Так что — бегите. Или попробуйте обуздать стихию.

Лично я планировал так и поступить. Более того, я и буду той самой волной.


***


Остатки дня я провёл в тренировках и поиску информации. Хотелось как можно больше узнать про новую Землю. Это было сродни чувству, когда ты погружаешься в игру с открытым миром. Хочется заглянуть в каждый закуток, найти абсолютно все секретики, пасхалочки и тому подобное. Благо, история моего нового дома пестрила интересными легендами. Поэтому я надолго залип в телефоне.

Иногда делал перерыв и практиковал телекинез (главное, больше не называть его телепатией, а то глупо получается). Сегодня передвигать предметы оказалось легче. Нет, поднять компьютерный стол я так и не смог, но лёгкая дрожь по нему пробежалась. Наверное, всё дело в весе. Будь он пустым, то что-то бы да получилось. А так из-за кучи всего, что на нём находилось…

Хм, а от моих физических сил зависит то, что я поднимаю? Вполне вероятно, ведь когда активирую магию, то чувствую, как напрягаются мышцы. Значит, связь есть, и мне следует поработать над собой поплотнее. Чем я, собственно, и занялся.

Поэтому, когда приехали родители, то сильно удивились, застав сына, висящего на перилах лестницы на втором этаже.

— Влад?! — испуганно воскликнула мама.

Я же просто спрыгнул вниз. Кувырок и подскочить на ноги.

— Рад вас видеть! — бросился к ним и крепко обнял.

Да, всё-таки я сильно по ним скучал.

Глава 8

Должен признаться, что сегодняшний день меня здорово измотал. Кошмар, пара дебилов, труп в подворотне… слишком много новостей. И это не считая того, что я появился в альтернативном мире только вчера.

— Обалдеть, — пробормотал я, ложась в кровать.

Протянув руку, притянул телефон с помощью магии. Теперь мне удавалось это гораздо легче. Мелкие предметы сами летели ко мне в руки.

— Так-с, что у нас ещё интересного? — я вновь забрался во Всемирную паутину, но, честно говоря, был настолько уставшим, что мог просматривать только котиков.

Ну а чего вы хотели? Котики и сиськи спасут мир. Смотря на них, невольно расслабляешься и отгоняешь прочь все ненужные мысли.

К чёрту! Пора отдыхать.

С этими мыслями убрал гаджет и прикрыл глаза.

Сейчас спать.


***


Кругом тьма. Не та, что окутывала меня во время перехода. Ночная тьма, разрезаемая светом фонарей и неоновыми вспышками рекламных объявлений. В это время Красноград разительно отличался от дневного. Казалось, что это вообще иной город, более урбанизированный, футуристичный и… оттого грязный.

Я наморщил носик и нервно поправил пиджак. Было зябко. Прохладный ветерок задувал в проулке. А ещё мне было страшно до жути. Настолько, что ноги подкашивались. Но я должен выполнить задание. Никто из полицейских не нашёл никаких улик. Однако я уверен, что убийца ещё вернётся. Именно сегодня, ведь он повёл себя глупо, напав в таком открытом месте. Поэтому придёт, чтобы…

Что?

Вопрос остался без ответа.

Я зашёл в подворотню и скривился от вони. Здесь давно не убирали. К тому же запах крови так и не выветрился. К горлу подступил тошнотворный ком, но я справился с эмоциями.

Необходимо найти хоть одну зацепку. Если это поможет делу, то отец наконец-то начнёт ко мне серьёзно относиться. Я смогу показать ему, что уже давно не его маленькая девочка, а…

Девочка? Чёрт, неужто я опять в чужом сне?

Мои мысли путались с мыслями незнакомки, и разобрать, где чьи было не так-то просто.

Какого лешего ей здесь надо? Что именно она ищет?! Здесь же был маньяк!

Внезапно что-то привлекло моё (наше) внимание. Слабый отблеск между мусорными контейнерами. Я подошёл туда и осторожно присел, подобрав под себя юбку.

Боги, почему это происходит именно со мной?!

Натянув перчатки, достал из темноты тонкий порванный браслет, блистающий на весу.

— Ого, — пробормотал я, и губы дрогнули в лёгкой улыбке.

Всё-таки получилось! Я нашла улику!

И тут позади раздались тихие шаги. Я успел лишь развернуться, чтобы увидеть неизвестного, когда меня ударили по лицу. Настолько сильно, что сознание моментально покинуло меня.


***


Веки распахнулись сами собой, и я уставился на белый потолок своей комнаты.

Опять. Очередной кошмар, да ещё связанный с предыдущим. Зачем они? К чему? Неужто Абсолют хочет, чтобы я остановил преступника и спас невинные жизни? Допустим. Но для этого можно было не перекидывать мою душу в новый мир, а даровать сновидения кому-то более опытному. К примеру, полицейским. Да тому же Гавриленко. Он ведь оперативник, умеет обращаться с оружием, имеет связи. Чёрт, да он просто взрослый человек, а не сопляк из презираемого рода.

Или дело в этом? Полицейских ведь набирают из простолюдинов. Элита не отдаёт своих отпрысков на такие низкие должности. Сразу метят в генералы или прямиком в Совет. Там ведь такая бюрократия, что этих Советов несколько штук развелось, где решаются «очень важные» вопросы. В основном, конечно, кому достанется больше власти и денег.

— Всё как всегда, — пробубнил себе под нос, вспоминая родную Землю.

Но опять же, Абсолют мог выбрать кого-нибудь из местных магов. Я ни за что не поверю, что во всей Империи не найдётся хотя бы одного аристократа, который окажется достойным человеком.

Выходит, меня выбрали неспроста. И спасение жертв тоже не ради выгоды Империи. Они должны быть как-то со мной связаны. Вот только как именно?

Хорошо, с этим ещё разберёмся. Пожалуй, стоит сегодня наведаться на место убийства ещё раз. Если девушка нашла там улику, то она лежит там до сих пор. Или… или незнакомку уже убили?

— Чёрт, вот за что мне это всё?

Голова начинала гудеть от потока мыслей. Я не знал, что делать, бежать в проулок или…

— Влад?

В дверь постучали и через пару секунд внутрь вошла мама.

— Ты ещё не готов?

— К чему?

— Что за глупые вопросы? — она нахмурилась. — На учёбу, конечно. Сегодня только четверг, выходные у тебя впереди.

Точно, я же школьник. И это мне не особо нравилось, ведь там меня будут поджидать старшаки, которых я вчера слегка приструнил. По крайней мере, попытался приструнить. Жаль, что вышло только хуже.

Впрочем, почему бы и нет? Новый день — новая способность. Надо лишь выбрать правильно. Ну а потом показать ублюдкам, где раки зимуют. Держитесь, обормоты, сегодня вы встретите нового одноклассника!

— Уже спускаюсь, — с довольной улыбкой ответил я.


***


Школа для высших (будем называть их так) представляла собой высокое здание со множеством классов, залов, и огромным внутренним двором. Она больше напоминала чью-то усадьбу, чем учебное заведение, но…

— Приехали, сын, — отец притормозил у ворот. К сожалению, нашему роду (хоть я и учился здесь) было запрещено заезжать во двор. — Выгружайся.

— Спасибо, — я улыбнулся родителю и уже хотел было выбраться из автомобиля, как он схватил меня за плечо, заставив остановиться.

— Влад, — отец стал серьёзным. — Пожалуйста, позвони, когда тебя надо будет забрать. И не встревай в неприятности. Последнюю пару дней ты… — он на мгновение запнулся, не зная, как правильно выразиться. — В общем, мы с мамой очень беспокоимся. И прекрасно понимаем, что тебе несладко в этой школе. Но таков путь нашей семьи. Прими это, и сразу станет легче.

Принять? Э, нет, пап, прости, но терпеть издёвки я больше не намерен.

Однако сказал другое.

— Всё будет хорошо, — я постарался улыбнуться, но вышло криво, так как врать отцу мне совсем не хотелось. — Я ведь не сам лезу в неприятности. Они просто меня находят.

— Это-то меня и волнует, — усмехнулся он и разжал ладонь. — Ладно, приятель, дерзай. Но помни, что в этом мире всему есть противовес. Если кто-то тебя ударил — дай сдачи. Но если ты пойдёшь с войной первым, будь готов к бумерангу.

А вот это весьма мудрая мысль. Стоит запомнить.

— Спасибо, — я кивнул ему. — Именно этого и буду придерживаться.

— Отлично, — удовлетворённо хмыкнул он. — А теперь давай вылезай. Мне пора ехать. А то твоя мама не удержит натиск этих акул.

— Каких? — с любопытством переспросил я, когда оказался снаружи.

— Новые покупатели. Планируется крупная сделка, сын, — отец прямо-таки искрился радостью. Неудивительно, в последнее время дела шли не особо успешно. — Но сегодня я схвачу их за жабры и уже точно не выпущу.

С этими словами он сжал кулаки, будто показывал, как крепко будет держать добычу.

— Уверен, у вас всё получится, — я рассмеялся и, попрощавшись с родителем, направился к зданию.

М-да, сегодняшний день тоже обещает быть наполненным новостями.


***


Стоит ли рассказывать, какие презрительные взгляды я ловил, бродя по коридорам. Иногда слышался шёпот, настолько громкий, что его разобрать мог каждый. Говорили, конечно же, обо мне, и о том, что я крыса, решившая заложить Брукова и Сапожника.

Да, смеяться над потомком рода Ростовых было дело чести.

Однако изредка я ловил и любопытные взоры. Особенно мне нравилось, когда так на меня смотрели девушки. Всё-таки то, что произошло позавчера на уроке физкультуры удивило всех. Вряд ли кто-то мог подумать, что я способен на подобное. И всё же… всё же…

Когда раздался звонок, мы уже собрались в просторном классе. Все одетые, как с иголочки. Синяя школьная форма, у девушек строгие причёски, парни с хмурыми лицами, и только я чувствовал себя расслабленно. Почему? Не знаю. Наверное, из-за того, что понимал — я взрослый мужик, мне больше тридцати, и терпеть насмешки сопляков (а они для меня таковыми и являлись, хотя мы и были сверстниками) больше не собирался.

Учитель истории вошёл, как всегда, неожиданно. Была у него такая манера — подкрадываться бесшумно. Вроде и эхо из коридора всегда отчётливо доносится, и ходит он в дорогих туфлях, кабуки которых клацают так, словно хозяин намерен станцевать чечётку, однако каждый раз он появлялся в классе, как чёрт из табакерки.

— Добрый день, класс! — сурово поприветствовал учитель.

Мы дружно поднялись и ответили хором:

— Здравствуйте, Иван Николаевич!

Он довольно кивнул, подойдя к своему столу, и мы присели. Обведя класс пристальным взглядом, остановил его на мне.

— Ростов, к доске!

Твою ж мать, вот так сразу?

Пришлось подчиниться.

Встав под насмешливые взглядами одноклассников, подошёл к доске и взял в руку мел.

— Запиши сегодняшнюю тему и сразу же года правления семьи Романовых, начиная с Константина.

— Первого? — переспросил я.

— Нет, блин, десятого! — расхохотался он, отчего мне стало жутко неуютно.

Вот так всегда, пока остальные сидят по норам, словно мыши, я за них отдуваюсь. С другой стороны, что-то мне подсказывало, что учитель специально нагоняет именно меня. Но почему? Он же так старательно показывает, как ненавидит наш Дом. Или это самая что ни на есть показуха?

— Но мы ведь прошли не все темы, — я снова постарался выкрутиться. Но не тут-то было.

— И что? — хмыкнул усатый мужик. — Так сложно запомнить даты правления нашей имперской семьи? Я ведь не прошу записать всех президентов Соединённых Штатов. Только наших родных правителей, — он наигранно вздохнул и обратился к остальным: — Пока Ростов занят, вы повторяйте домашнее задание. Я вернусь через десять минут.

После чего вновь бросил на меня хмурый взгляд и вышел из класса.

В ту же секунду поднялся гвалт. Кто-то о чём-то спорил, кто-то пытался узнать, что именно им задавал. Но большинство вновь начали смеяться надо мной.

— Эй, Ростов, опять встрял?

— Это у них семейное!

И дружный хохот.

— Владик, — чёрт, ненавижу, когда моё имя так сокращают и произносят столь язвительным тоном. Угадайте, кто это был? Правильно, Наталья Адашева — самая красивая и стервозная девчонка в нашем классе. Именно её симпатичную задницу я спасу уже совсем скоро. Ну, почти скоро. — Чего ты такой угрюмый? Это всего лишь доска и мел, не обижайся на них.

Да чтоб тебя. Специально издевается, только бы потешить своё возросшее до небес эго.

— Главное, чтобы он с ними не начал целоваться, — мерзко захихикала её ближайшая подружка. — А то губки побелеют, как у покойника.

Ну, сучки, хватит с меня!

— У покойников губы синеют! — грубо произнёс я, резко развернувшись к этим курицам. Да, симпатичные, да, я бы не прочь затащить кого-нибудь из них в постель. Но, сука, какие же тупые… — Сердце не работает, кровообращение останавливается. Именно поэтому теряется первоначальный цвет кожи.

Стоило мне это произнести, как в классе повисла гробовая тишина. Пара десятков взглядов с удивлением уставились на меня. Конечно, я ведь раньше не хамил, а был подушкой для битья. Но это в прош…

Бам!

Удар был слабым, но прилетел точно в ухо, отчего я услышал его довольно отчётливо. На пол что-то упало и звякнуло. Я же потёр ушибленное место и взглянул в ту сторону.

— Заткнись, Ростов, — произнёс один из заводил. Дмитрий Архипов, очередной человек, чью физиономию мне хотелось расквасить уже несколько лет. — И принеси мне ручку, будь послушным мальчиком.

Тишину разорвал дружный хохот. Но он тут же затих, когда я обратился к парню, сложив за спиной руки:

— Боюсь, что если я принесу её, то не удержусь и засуну тебе в жопу.

И снова напряжённая тишина. Но теперь всё выглядели более чем удивлённо. Они были практически в шоке от наглости того, кого принято презирать!

Но Архипов не сдавался и продолжал насмехаться.

— О, как, — хищно оскалился он. — А ну, рискни.

— Ты серьёзно этого хочешь? — теперь уже я смеялся. — Не думал, что тебя так тянет на анальные забавы. Впрочем, — я перевёл взгляд на плечистого корейца, которого поборол позавчера на бревне, — твой друг может помочь. Думаю, у него такой же тонкий член, как и твоя ручка.

— Чё ты сказал? — кореец прищурился ещё сильнее и поднялся из-за парты.

Но первым возле меня оказался Архипов, так как сидел в самом начале ряда, тогда как его друг в дальнем конце.

— Ты совсем попутал?! — рявкнул первый, подскочив ближе и занося кулак. — Да я тебе морду сломаю!

И ударил.

Но так как он был левшой, я легко поднырнул под его руку и шагнул вправо, оказавшись у того сбоку. Противник моментально среагировал и, развернувшись, вновь атаковал. На сей раз правым кулаком. Тогда-то я и подставил блок. В ту же секунду врезал ему распрямлённой ладонью под горло.

Архипов закашлялся, вытаращив на меня глаза. Однако я не дал ему возможности прийти в себя и ударил ногой. Парень отлетел назад и врезался спиной в шкафчик, где хранился уборочный инвентарь.

В это время Стас (тот самый раскосый «анальный помощник») уже был рядом. Пришлось воспользоваться магией. Протянув руку в сторону, притащил в ладонь чей-то учебник. И со всего маха врезал по морде нового противника. Тот на мгновение потерял ориентацию (хотя куда дальше, и так теперь их будут называть «сладкой парочкой») и отшатнулся. Я же моментально врезал ногой по его левому колену. Стас вскрикнул от боли и упал на правое. Заключительный третий удар был с размаху. Я крутанулся на месте, вскинул руку и врезал по удивлённой харе, отчего противник повалился на пол.

На мгновение мне показалось, что мой правый кулак полыхнул чёрным пламенем. Но оно исчезло так же внезапно, как и появилось. Зато на полу растекалась кровь поверженных. В классе повисло такое напряжение, что его можно было разрезать ножом. А стоны моих врагов лишь подпитывал тяжёлую атмосферу.

— Народ, — я выдохнул и, собравшись с мыслями, взглянул на одноклассников. — Вы простите, что довелось на это смотреть. Но сами понимаете. У всего есть своя грань. И моя, — слегка пнул корчившегося Стаса, — вот.

И только лишь я закончил фразу, как дверь распахнулась настежь, и в класс буквально ворвался историк с перекошенным от гнева лицом.

— Ростов!

Глава 9

— Это неприемлемо! — ругался директор. — Чтобы в здании школы устраивать драку?! Да ещё ты, Ростов?!

Пухлый мужчина с глубокой залысиной чуть ли не слюной брюзжал, ходя из стороны в сторону. Как вы понимаете, в классе меня застал учитель (будто всё это время стоял за дверью и выжидал удобного момента) и тут же с руганью отправил к директору. Той «сладкой парочке» вызвали медсестру, так как они, якобы, не могли самостоятельно к ней направиться. Лично я в этом сильно сомневался, просто набивали себе цену. Чёртовы ублюдки.

В итоге они сейчас «поправляются», а я выслушиваю нотации в кабинете директора.

— Ростов, как ты можешь это объяснить?! — он грубо обратился ко мне, прожигая взглядом, полным ненависти.

— Защищался, — я просто пожал плечами и опустил голову.

Нет, мне не было стыдно, и я не боялся ругательств старого хрыча. На самом деле я смеялся. Меня переполняла радость, ведь за столько лет унижений и побоев, я наконец-таки дал отпор. Так сказать — ответочка. Бумеранг Вселенной. Наказаны те, кто этого заслужил. Именно поэтому и наклонил голову, дабы разгневанный директор не видел моей насмешки и довольной улыбки.

— Защищался?! — он всплеснул руками, после чего громыхнул по столу кулаком. От неожиданности я даже вздрогнул. — Это неприемлемо!

Повторяешься. Придумай что-нибудь новое.

И он придумал.

— А знаешь что? Я уже сегодня подготовлю приказ на твоё отчисление! Да! — казалось, что эта мысль его безумно радует. — Свалишь из нашей школы уже завтра! Ни к чему здесь такие персоны!

— Серьёзно? — я поднял на него взгляд. Наверное, директор ожидал, что я буду умолять его не делать этого, плакать или причитать. Но он точно не был готов к тому, что я решусь на ответную атаку. — Собираетесь рыть себе могилу? — я позволил себе слегка улыбнуться. — Меня не просто так поместили именно в эту школу. Вы прекрасно знаете о моём прадеде и о нашем Доме. И если никого из нас до сих пор не «стерилизовали», значит, мы нужны властям. И меня забросили сюда, дабы я постоянно был под вашим надзором, — директор опешил и медленно опустился в кресло. Я же неспешно подошёл к нему и упёрся руками в стол. — Смею предположить, вам приказали следить за мной и доносить о каждой мелочи. Так и расскажите, что я наконец-таки стал мужиком. Но не надо мне угрожать, ведь даже вы не имеете такой власти. Вам приказано следить, так и следите. И не перегибайте палку, этим вы ничего не добьётесь.

— Ростов… — конечно же, я шёл ва-банк, ведь не был уверен в том, что говорил. Но дрогнувший голос директора возвестил о том, что я прав. — Пошёл вон, — тихо закончил он и махнул рукой. — Завтра в школу с родителями.

Ох, ты божечки мои.

Я готов был рассмеяться. Такого поворота явно никто не ожидал. Ни я, ни директор, ни историк с секретаршей, что находились в приёмной и, я не сомневался, слышали всё, что здесь произошло.

Выйдя из кабинета, встретился с недовольным взглядом историка, который как раз собирался в класс. А когда и он исчез, меня тихонько позвала секретарша. Невысокая, слегка полноватая, но оттого более милая беловолосая женщина лет под сорок. Короткая стрижка, маленькие круглые очки и лукавый взор.

— Влад? — произнесла женщина, поманив меня к себе. — Ты, конечно, нас всех удивил, — она улыбалась, но при этом боялась, что нас услышит её непосредственный начальник. — Но не стоит так заигрываться. Я тебя прекрасно понимаю, и ты во всём прав, даже спорить не буду, — подняла ладони. — И всё же не надо так отсвечивать. Это мой дружеский совет.

— Эм, — я не знал, что ответить. — Спасибо.

Женщина лишь кивнула и указала на дверь.

Обалдеть, и как это понимать? За меня вступились, но просят вести себя прилично? Впрочем, в этом есть здравый смысл.


***


Мои одноклассники и Иван Николаевич смотрели на меня… не по-обычному, когда я собирал вещи. Объясню почему.

Помните, что род Ростовых принято гнобить из-за «проступка» Никиты? Так вот, за всё то время, что я складывал школьные принадлежности, я не заметил ни единого злобного взгляда. И это было до боли странно. Историк наблюдал за моими сборами молча. В какой-то момент мне даже показалось, что на его появилась ухмылка. С чем именно она была связанна, я так и не понял. Надеялся, что меня отчислят? Или думал, что я правильно поступил? На самом деле мне было плевать на его мнение.

— Владик? — робко (снег пойдёт в нашем-то городе) обратилась ко мне Адашева. — Ты уходишь насовсем?

Ого, к чему такие вопросы?

— Переживаешь за меня? — повернулся к ней с самодовольной мордой.

— Честно говоря, нет, — и вот передо мной снова та стервозная аристократка, которую я знал несколько лет.

— Отлично, — я хитро подмигнул ей. — Потому что уже завтра вернусь. Заскучать не успеете, как я буду в классе.

— Ну, просто отлично, — наигранно застонала её подружка. — А мы-то надеялись…

— Что у тебя вырастет грудь? — хмыкнул я.

Да, у Насти Клюковой была самая маленькая грудь во всём классе, из-за чего она постоянно комплексовала.

После моих слов класс взорвался дружным хохотом. Более того, даже у историка губы дрогнули в улыбке, правда, ненадолго.

— Ростов, что ты себе позволяешь? — его голос заставил всех замолчать. — Думай, что говоришь.

— Как скажете, Иван Николаевич, — я слегка поклонился. — Просто не смог удержаться. Это настолько… тонкая тема.

И вновь дружный смех. Однако я успел ретироваться до того, как на меня обрушится град обвинений от Клюковой и Николаевича.


***


Хотел ли я домой? Конечно, нет! Чёрт возьми, меня впервые выставили из школы, да ещё и пригрозили вызовом родителей! Если вы думаете, что это страшная беда, то спешу вас обрадовать. В основном школа мало на что влияет. Честно говоря, я не знал, как с этим обстоит в новом мире, всё-таки школа элитная, да ещё и магическая, но реакция директора мне всё выдала. Меня никто не собирается отчислять. Зачем? Ведь за потомком Никиты Ростова надо следить. Почему нас попросту не убьют, я не понимал. Но вывод напрашивался только один — сила, которой обладал мой прадед, была нужна Императору. Поэтому он ждал того, в ком она пробудится.

Ну а если вернуться к насущным проблемам, то есть к тому, что меня выгнал из школы, то… я был рад. Почему? Да потому что мне плевать на неё. Вот по факту, чем она вас научит? Расскажет о том, кто когда правил? Допустим. Вы запомните формулу спирта, пестики и тычинки, многочлены и тому подобное, но очень мало реально нужной информации, которая пригодится во взрослой жизни.

Потом пойдёте учиться в университет или колледж. На кого? Я вот, допустим, на повара. Получил красный диплом (до сих пор не знаю, куда его закинул), запомните, что кролика можно готовить под пивом, но пока вы не станете работать, всё это будет лишь теорией, которая не стоит и сорока процентов реальной жизни. Вот нужны ли мне на кухне косину-синусы? Вряд ли. Да, я понимаю, что они даются не для того, чтобы оперировать ими в будущем, а для того, чтобы ваше серое вещество в голове двигалось и оптимально функциклировало. И всё же… зачем так сильно бояться школу?

Был лишь единственный фактор, который мог меня опечалить — родители. Им придётся краснеть из-за моих выходок, выслушивая нотации директора. С другой, стороны, каждый получил то, что заслуживал. Даже отец с матерью. Пора бы и им хоть немного остепениться и понять, что я уже не мальчик и могу за себя постоять.

М-да, последние несколько лет не мог, и внезапно… что ж, нам всем вместе придётся к этому привыкать.

Ну а пока что я планировал заняться более важными делами. А точнее — забраться в ту самую подворотню. Конечно, если она не охраняется. Хотя, судя по сновидению и по той цепочке, что нашла девушка, наши полицейские работают из рук вон плохо. Хотя кого это удивляет?

Прикупив кофеёк в той же кафешке, что и вчера, подозрительно осмотрелся.

— Кого-то ждёте? — поинтересовалась симпатичная продавщица в тёмной форме с фирменным логотипом на пышной груди.

— Да, — я улыбнулся в ответ. — Вдохновения.

— Не поняла, — она округлила глаза.

— Что ж тут непонятного? Муза рядом, а вдохновения всё нет.

Сказав это, я испытал две вещи. Во-первых, глубокий стыд, что вот так глупо и пресно попытался подкатить к девушке. Во-вторых, гордость. Потому что всё-таки решился, и сказал прямо и уверенно, а не мямлил, как мальчик на школьном утреннике. И потому что мой подкат удался.

— Оу, — продавщица смутилась и чуть отстранилась. — Это…

— Это правда, — я добил последней фразой, после чего отсалютовал стаканчиком и направился дальше по проспекту.

Чёрт возьми, Влад. Это же было так тупо. Неужели не нашлось более подходящего комплимента? Или… всё правильно сделал? Ведь девушки до сих пор на это ведутся.

Впрочем, уверен, мне этого никогда не узнать. Потому что, если я начну понимать женщин, то смогу управлять миром! А это, как вы знаете, невозможно.

Кстати, надо проверить в приложении Абсолюта, есть ли там такая программа. Типа скачать «Пониматель женщин» или «Моё нет — это да, но не для тебя». Много вариантов, главное — не забыть и порыскать вечером.

Ну а пока решим другую проблему.

Я добрался до проулка, который был огорожен жёлтой лентой. Конечно, никого из полицейских рядом даже не наблюдалось.

— Да уж, доблестная служба, — усмехнулся я и покачал головой. — Ничего не меняется.

Что в моём мире, что в новом.

Осторожно подобрался к ограждению, вновь осмотрелся, и только после этого юркнул за ленту. Пробежав пару метров, притаился за мусорными баками, ожидая, что кто-то всё-таки меня заметит.

Но нет, на этот раз всё прошло вполне удачно. И я, довольный собой, выпрямился, сделав ещё глоток.

— Арх, зараза, — скривился от горького привкуса. Но вызван он был не напитком, а запашком, стоявшим здесь настолько сильно, что резало глаза.

Теперь понятно, почему никто из копов не бродит рядом. Боятся провоняться.

Ладно, а сейчас попробуем вспомнить кошмар.

Конечно, всплывшие образы и чувства вгоняли не дали ничего хорошего. Это было похоже на эмпатический обмен. Однако по-другому никак нельзя, пришлось отдаваться на волю чужим эмоциям. И единственное, что меня обрадовало в тот момент — отсутствие трупа девушки.

Значит, ещё рано. Возможно, сегодня или позже. И как мне это понять?

Но я успел сделать всего лишь несколько шагов, когда резкая боль пронзила голову. Зарычав, выронил кофе и опустился на колени. Такое со мной было лишь в первый день, но потом боль проходила. Что же сейчас не так?

— Эй, парень?! — женский голос заставил всё же разлепить слезящиеся глаза и поднять голову.

Вот чёрт. Да этого же просто не может быть.

Передо мной стояла стройная девушка в строгом платье и с длинными красными волосами. Но больше всего меня поразило то, что я знал её.

— Алёна?

Глава 10

Да, это была именно та девушка, которую я спас от бандита в своём мире. Вот только… выглядела она совершенно иначе. То есть так же, но что-то в ней определённо изменилось. И я не мог уловить, что именно.

— Мы знакомы? — она подозрительно прищурила глаза.

Да, так же морщит милый носик, такие же смешные глазки. Всё то же самое. Но… она более уверена в себе, что ли? Не знаю, как правильно сказать.

— Пока нет, — прохрипел я, пытаясь подняться на ноги, но ничего не получилось.

Кроссовка поскользнулась на чём-то мерзком, и я чуть ли не уткнулся носом в зловонную лужу. Именно в ту, куда совсем недавно упала убитая. Но в этот момент девушка успела ко мне подскочить и поймать за руки.

— Да что с тобой? — она искренне испугалась. — Пойдём-ка отсюда.

Придерживая меня, девушка направилась обратно, выбираясь за оградительную ленту. И как только мы переступили невидимую черту, отделявшую проулок и дорогу, головная боль моментально отступила, позволив мне здраво соображать.

Ох, блин. И что это было? Мне нельзя проникать на место преступлений, которые приснились? Или, что скорее всего (так говорила интуиция, с которой хотелось согласиться), произошло так называемая синхронизация. Я вступил на линию судьбы, где должен буду… а вот что именно я не знал.

Но почему вчера мне не было плохо? Всё просто, я ведь близко так и не подошёл. Стоял на расстоянии от толпы и даже не думал соваться в проулок. А сейчас…

Чёртов Абсолют. Почему нельзя было предупредить? Игра Высшего Разума мне всё больше не нравилась. Никаких ответов, одни лишь загадки. Да ещё приложение не всегда срабатывает. Будто он подсовывает мне именно то, что ему нужно, а не то, что я сам хочу «скачать».

— С тобой всё в порядке? — вновь поинтересовалась Алёна, заметив моё преображение.

— Вроде того, — я выпрямился и улыбнулся ей в ответ. — Спасибо, что помогла.

Внезапно она снова стала суровой и, уперев кулаки в бока, пронзила ледяным взглядом.

— Но так и не ответил, откуда знаешь моё имя! И какого чёрта делал на месте преступления?!

— Хм, — я на мгновение задумался. — У меня такой же вопрос. Что ты здесь забыла.

Девушка тут же стушевалась, но быстро взяла себя в руки.

— А это уже не твоё дело. Здесь работает полиция, и гражданским здесь не место.

— То есть ты не гражданская?

— Нет, — мотнула головой, будто собиралась сказать нечто важное. — Я учусь в полицейской академии.

Ого, что ж, это кое-что объясняет из моего сна.


***


Мы сидели в той самой кафешке, где я совсем недавно заигрывал с продавщицей. Кстати, теперь она смотрела на меня не столь заинтересовано, как несколько минут назад.

Прости, красавица, но сейчас я занят другой особой.

Я мысленно усмехнулся и продолжил разговор.

— Выходит, твой отец не хотел, чтобы ты пошла в академию?

Глоток горячего ромашкового чая. Не люблю я эти травянистые настойки, но вынужден признать, что иногда они стимулировали лучше, чем кофе.

— Как-то так, — пробубнила девушка, опустив взгляд в чашку с густой пеной. — Он всегда был суров в этом вопросе.

— Может, оно и к лучшему? Всё-таки, полковник Ржевский давно работает в органах. Уверен, он многое повидал и не хочет, чтобы его дочь созерцала те же ужасы.

Ах да, я ведь не сказал, что она является его дочерью. Вот такая загогулина. Пока мы направлялись к кафе, Алёна рассказала о себе, а я на ходу выдумал историю о том, что мой отец как-то показывал фото своего приятеля с его дочкой.

«Наверное, так и запомнил».

Всё, что я сказал на тот момент. Только после этого девушка расслабилась и решила поболтать по-дружески.

Хм, быстро мы стал друзьями. Впрочем, может ей просто хотелось выговориться или она увидела во мне порядочного человека? Ну а мне не хотелось её в этом расстраивать, так как порядка в самом себе я не замечаю уже несколько дней кряду. Собственно, оно и неудивительно, я ведь пришелец из другого мира.

— Говоришь, как мои близкие, — грустно хмыкнула та. — Но я ведь хочу помогать людям. Знаешь, женщины на многое способны, если дать им возможность себя проявить.

— Знаю, — чего греха таить, в чём-то она права. Если человек хорошо в каком-то деле, то неважно какого он пола. — И всё же я не совсем пойму, что ты делала там. Я-то просто из любопытства полез, когда вчера увидел труп. Но ты?

— Из любопытства? — кажется, Алёна не совсем мне доверяла. Согласен, версия слабовата, но на любопытного подростка я вполне похож. — Глупо как-то.

— Так-то да, — вздохнул я, продолжая игру. — Думал, что вчера плохо было, а сегодня пересилю себя и столкнусь с собственным страхом лицом к лицу. Однако вышло неудачно.

— С этим не поспоришь, — она улыбнулась. — Я думала, ты там в обморок упадёшь. Неужто так жутко.

— Наверное, — ну не говорить же ей, что мне стало хреново из-за ночных кошмаров. — Но ты не ответила.

— Я? — девушка приложила палец к губам, задумавшись, говорить мне правду или нет. После чего махнула рукой и выдала всё, что было на душе: — Честно говоря, хотела найти улики. Только между нами, — чуть подвинулась и заговорила на пол тона тише. — Наши копы не особо жалуют мусорки и такие вот подворотни. А ещё они не верят, что это дело рук Гвоздя.

— Гвоздя? — я удивлённо распахнул глаза.

— Да, это серийный маньяк. Конечно, мы стараемся о нём не особо распространяться, но люди и так наслышаны, благодаря «жёлтой прессе».

— Эм, стоп, — я поднял ладонь. — А мне-то зачем об этом рассказываешь. Сама ведь сказала, что это дело не для гражданских.

— Ну, — её щёки покраснели. Ого, да она смутилась. Хотя так выглядит ещё симпатичнее. — Честно говоря, не знаю, — пожала плечами. — Просто ты показался человеком, кому можно доверять. А у меня на таких глаз намётан.

— На людей, которым можно выкладывать полицейские секреты? — я хмыкнул. — И много ли таких?

Она вновь потупила взор.

— Пока не одного не встретила.

— То есть я у тебя первый?

— Что?! — воскликнула Алёна и звонко рассмеялась. — Влад, давай без этого.

— Да я же в хорошем смысле, — её радостное настроение заразило и меня. — Ты меня поняла.

— Поняла, поняла, — она замахала руками. — Просто прозвучало…

— Я об этом даже не думал, — я хитро ухмыльнулся. — Так что…

— Ой, всё, — Алёна наконец-то успокоилась. — Но если говорить прямо, то…

— Что? — я видел нерешительность девушки, но не мог понять, что не так.

Она собралась с духом и уверенно посмотрела на меня.

— Ты ведь маг, Влад, верно?

— Ну как маг, — я попытался состроить из себя скромняжку. Хотя была и ещё одна причина, никто не должен знать то, насколько сильнее я стал. Пускай это будет только моей тайной. — Так, зачатки телекинеза имею.

— Читать мысли?

— Нет, это телепатия. Я могу двигать предметы силой мысли.

— Точно, — девушка щёлкнула пальцами. — Постоянно путаю.

— Бывает. Так что именно ты хочешь мне сказать?

— Ну… в общем, я иногда чувствую… знаешь, возникает рядом с человеком понимание, какой он на самом деле. Плохой, хороший, лживый или тот, кому можно довериться. А у нас в участке, да и в академии все сплошь тёмные.

— Тёмные?

— Ой, — она зажала рот ладонью, но через секунду уже улыбалась мне. — Не сказала самого главного, иногда чувства людей становятся цветными, и я вижу их.

Ого, ну ничего себе. полезное умение. Но… получается, что она тоже маг, однако об этом никто не знает.

— Понятно, — протянул я и тоже склонился над столом. — А отец об этом знает?

— Да, — так же тихо ответила Алёна. — Это ещё одна причина, по которой он не хочет видеть меня в роли полицейского. Говорит, что мне придётся увидеть то, что лучше никогда не лицезреть.

— Не могу с ним спорить.

— Влад! — наигранно возмутилась та. — И ты туда же.

— Ладно, ладно, — ещё глоток ароматного напитка. Жаль, что за время беседы чай успел остыть. — То есть, чем темнее цвета, тем люди хуже?

— Как-то так, да, — кивнула Алёна. — Но я до сих пор не научилась управлять этими способностями. Сам понимаешь, просить помощи у магов я не могу, мы ведь простые…

— Люди, — закончил за неё я. — Понимаю. И это лишний раз подтверждает мою теорию о том, что маги рождаются у всех, а не только у элиты.

— Разве? — странно, но она удивилась. — А мне отец рассказывал, что в нашем роду были знатные люди.

— Может и так, — кивнул я. — И всё же полковник Ржевский боится об этом говорить прилюдно. Значит, опасается за тебя и всю семью.

— Всю… — девушка вновь погрустнела. — Было бы о ком. Нас ведь всего двое осталось. Сами по себе, я и он. Мама погибла несколько лет назад.

— О, прости. Не знал.

— Ничего. Мало кто знает. Её убил Гвоздь.

— Что?! — я чуть было не воскликнул от удивления.

Ну конечно, именно из-за этого она и пошла в полицейскую академию. Ведь преступника так никто и не поймал.

— Ага, — кивнула Алёна. — Поэтому…

— Хорошо, — я перебил её, боясь, что сейчас начнётся лирическое отступление и наше настроение разительно испортится. — Но что ты увидела во мне? почему решила поделиться?

Она снова прищурилась.

— Не знаю, — честно призналась Алёна. — Много факторов, на самом деле. Вас считают изгнанниками, принижают, как только можно. Удивительно, что твои родители ещё смогли так подняться в продажах. Хотя я считаю это несправедливым. Вы не должны отвечать за ошибки вашего предка.

— С этим согласен.

— Ну а ещё ты яркий, — при этих словах, она снова смутилась.

— Яркий?

— Твои чувства, — она посмотрела мне прямо в глаза. — Они настолько яркие, что в это просто не верится. Я такое видела только у малышей. Их разум ещё не успел помутиться от реальности.

— О как, — я даже икнул от удивления. — То есть внутри я сейчас выгляжу, как младенец?

— Ну что-то вроде того, — девушка неопределённо пожала плечами. — Но ведь это неплохо. Наоборот, такой человек, как ты, должен быть надёжным и добрым другом.

— Другом? — что ж она вот так прямо набивается?

— Я не говорю, что моим. Это решать только тебе. И всё же, — снова лёгкая улыбка. — с тобой было приятно поболтать. Прямо-таки гора с плеч свалилась.

— Рад, что помог.

А у меня вот всё, как раз таки наоборот. Теперь я понимал её мысли из кошмара. Она хотела найти улики и раскрыть дело. Вот только…

— Слушай, — я поднял на неё взгляд. — А, может, нам вместе…

Но в этот момент у неё зазвонил телефон.

— Прости, сейчас, — девушка вытащила гаджет и ответила: — Да, пап, привет. Что? Но почему? Да я же… чёрт. Ладно, ладно, я виновата, прости. Ну, пап, я ведь не думала, что так…

Видимо, разговор был не из приятных.

— Хорошо, я тебя поняла. Скоро буду, — с этими словами она закрыла «раскладушку» (ох, уж эти былые времена) и виновато обратилась ко мне: — Прости, Влад, но мне пора бежать. Там… в общем всё не совсем удачно сложилось. Я должна сейчас быть на учёбе, а я…

— Понимаю, сам такой.

— Да неужели, прогуливаешь? — усмехнулась Алёна.

— Нет, меня выгнали из школы.

— Ух ты, — она снова рассмеялась. — Да ты у нас ещё и проказник.

— Всё зависит от ситуации и компании, — я лукаво подмигнул.

— Зараза, — девушка не переставала улыбаться. — Ну, хорошо, — она что-то быстро написала на салфетке и протянула мне. — Надеюсь, ещё увидимся.

И тут же убежала на остановку.

Взглянув на врученную бумажку, увидел номер телефона.

Да, Алёна, обязательно увидимся. Ты даже не представляешь, как скоро.

Глава 11

После встречи с Алёной, я вернулся домой. Забираться в проулок не стал, так как преступлением должны заниматься полицейские, а не я. И не мог себе позволить забрать улики. Вдруг это именно то недостающее звено в цепочке событий, которые так ищет моя новая знакомая? Я не хотел всё портить.

Дома никого не было, и это давало надежду, что родители всё ещё на работе, а не в школе. Всё-таки, как сказал отец, сегодня у них очень важный день.

Зайдя в дом, первым делом направился на кухню. Достав из холодильника начатую бутылку вина, хотел уже было плеснуть в бокал, как кто-то позвонил во входную дверь.

— Интересно, кто же там?

Я с любопытством взглянул в глазок и обомлел. По ту сторону стояла медсестричка, что совсем недавно осматривала меня.

— Можно войти? — игривым голосом поинтересовалась она.

Чёрт, неужто я так шумно подошёл к двери?

Отворив, оценил её беззастенчивым взглядом с головы до ног, после чего улыбнулся.

— Чем обязан?

— Владислав, — она нахмурила бровки. — Давайте без глупых вопросов. Вы и сами знаете, что я должна следить за вашим здоровьем.

Следить за моим здоровьем? Мне нравится эта фраза!

— Согласен, — не стал отпираться я и уступил дорогу. — Прошу в нашу скромную обитель.


***


Поднявшись в нашу комнату, женщина тут же разложила свой саквояж и принялась командовать:

— Снимите майку и ложитесь на кровать. Померяем давление.

Эм, давление и всё? К чему тогда обнажаться? Впрочем, её игра мне нравилась, а мысли подросткового тела уже вовсю разбушевались.

Стянув майку, краем глаза заметил свою отражение в зеркале и самодовольно ухмыльнулся.

Интересно, когда я успел подкачаться? Или это благодаря приложению Абсолюта?

Как бы там ни было, но я с той же ухмылкой, прилёг на кровать.

Медсестра тут же взяла меня за руку и продела её в тонометр. Предплечье неприятно сдавило, я прикрыл глаза, чтобы не мешать медику делать свою работу. Вырез в её униформе уж слишком манил взгляд.

— Всё в порядке, Владислав? — поинтересовалась женщина. — Вы какой-то напряжённый.

— Проблемы в школе, — я попытался увильнут от прямого ответа.

— А-а-а, — понимающе протянула та. — С ней всегда проблемы. Не хотите поделиться?

— Честно говоря, не особо, — пробормотал я, затаив дыхание.

Моей груди коснулись горячие женские пальцы. Медсестра провела по телу, сверху вниз и обратно.

— Скажите, Владислав, — её голос вновь стал игривым. — Как долго не будет ваших родителей?

Ох, блин, как же это подозрительно звучит.

— Честно говоря, не знаю, — выдавил из себя. Чёртово тело, гормоны разбушевались настолько, что в голове образовалось настоящее эмоциональное торнадо. Надо бы взять себя в руки. Распахнув глаза, пристально посмотрел на гостью. — Но мы должны успеть.

С этими словами притянул её к себе и страстно поцеловал.


***


Наши тела сплелись воедино. Жар, пылающий в сердцах, извергался наружу, опаляя самые потаённые участки. Каждое движении моей любовницы приносило мне неимоверное удовольствие.

Я не знал её имени, и от этого хотел только сильнее. Она сбросила с себя одежду, предоставив моему взору восхитительное тело. В тот момент я готов был разорваться на части от внутреннего напряжения.

— Расслабься, — женщина взобралась на кровать и приложила пальчик к моим губам. — Я всё сделаю сама.

Чёрт возьми! Разве может нормальный мужчина отказаться от подобного предложения?! Вот и я не удержался и, откинувшись на подушку, прикрыл глаза, отдаваясь на волю моей соблазнительнице.

Горячие поцелуи обжигали грудь, опускаясь всё ниже. Моё сердце издало глухой удар и, казалось, замерло на долю секунды, когда медсестра прикоснулась к моем естеству. Её плавные движения отзывались дрожью в моём теле. Я готов был раствориться в этих чувствах, желал, чтобы они никогда не заканчивались.

Однако любовница была иного мнения.

— Не напрягайся, — она приподнялась и взяла всё в свои руки в буквальном смысле. — Тебе ведь нравится?

— Безумно, — прохрипел я, так как в груди не оставалось воздуха от наслаждения.

Женщина опустилась, и я легко проник в неё. Жар любви в очередной раз пронёсся по телу, заставив меня тихо застонать.

— Отлично, — произнесла женщина. — Ты заслужил.

Да, полностью согласен. Заслужил. Не знаю, чем именно конкретно для неё, но задавать глупые вопросы в тот момент я не собирался.


***


Она ушла как раз в тот момент, когда машина родителей остановилась у дома. Я с довольной моськой (по-другому не назвать) стоял у входной двери и провожал её. Увидев подобное, мама сразу же напряглась. Молнии, что она метнула в медсестру, я увидел даже на расстоянии нескольких метров.

— Всего доброго, Владислав, — женщина лукаво подмигнула и села в свой маленький автомобиль.

— Влад?! — сурово протянула мама, провожая недобрым взглядом медика. — Это как понимать?

— Ну как? — я просто пожал плечами. — Ты ведь сама просила, чтобы она пришла к нам ещё раз, чтобы проверить меня.

— Да, но…

— Дорогая, — к ней сзади подошёл отец и обнял за плечи. — Уверен, наш сын всё сделал правильно, — после чего пристально взглянул на меня.

— Да, — робко кивнул я, потому что понял — защиты-то у нас не было! Хотя мы всё равно всё сделали правильно и успели.

— Вот и отлично, — отозвался он, а потом продолжил уже более серьёзно: — Однако нам всё равно есть о чём поговорить. Твоё сегодняшнее поведение в школе. Меня вызывал на ковёр. И это в такой-то день.

— Пап, — я поднял на него взгляд. — Знаю, виноват, но не мог иначе.

— Давайте поговорим в доме, — предложила мама и первая вошла в дверь.

Нам ничего другого не оставалось, как последовать за ней.


***


— Михалыч рвал и метал, — с лёгкой улыбкой говорил отец. — Грозил, что отчислит тебя, подаст на нас в суд или вовсе пожалуется в Совет.

Мы сидели за обеденным столом, правда, к еде никто так и не притронулся. Атмосфера была слегка напряжённой.

— Не вижу здесь ничего смешного, — нахмурилась мама.

— Да, ты права, — согласился папа и тут же стал более серьёзным. Посмотрев на меня, продолжил: — Влад, я понимаю, что в тебе сейчас бушуют гормоны, но в школе нельзя так себя вести.

— А что мне оставалось? — запротестовал я. — Терпеть насмешки и побои, как и раньше? Да меня чуть ли не до полусмерти избили, — до полной смерти, но вам об этом знать незачем.

— Влад! — отец чуть повысил голос. — Что я только что сказал?

Я нахмурился. Терпеть не могу такие беседы.

— Ладно, я вас понял.

— Нет, ты не понял, — он не сводил с меня пристального взгляда. — Повтори, что я только что сказал.

— То, что мне себя нельзя так вести.

— И всё?

Что значит и всё? К чему эти загадки?! Почему нельзя сказать прямо…

Чёрт.

Внезапно меня осенило. И судя по хитрому блеску в глазах отца, я был на верном пути.

— Нельзя так вести себя в школе.

— Вот именно, — вмешалась в разговор мама. — Ты должен быть более ответственным, Влад. И… — и тут дошло и до неё. — Виталик?!

— Ну а что? — он развёл руками. — Ты, действительно, хочешь, чтобы твоего сына избивали? Лично я считаю, что он правильно поступил. С той лишь ошибкой, что дрался в здании школы. А надо было выйти, чтобы никто из учителей не увидел.

— Но они могли снова…

— Ничего они не могли, — я перебил маму, чему и сам не был рад. Однако стоило ей показать, что я уже давно не маменькин сынок. — Получили то, что заслужили.

— Помолчи, ты пока ничего не понимаешь, — строго произнесла она.

— В смысле? — а вот теперь это уже походило на правду. Вот только я не понимал, почему мама так печётся обо мне, и принимает за малолетнего несмышлёныша.

— В прямо, — она была непреклонна. — Если считаешь себя крутым, то почему постоянно встреваешь в неприятности?

— Всего лишь два дня.

— Три.

— И что? Я был тряпкой и тебе это не нравилось. Дал отпор и тебе это снова не нравится?! — во мне постепенно разгорался гнев. — Мам, как мне это понять?!

— Влад, успокойся, — отец постарался разрядить атмосферу, но я уже завёлся.

— Не могу! Почему вы защищаете тех, кто надо мной издевается? А мне их теперь и пальцем тронуть нельзя?!

С этими словами хлопнул по столу, и от ладони в разные стороны хлынули струйки чёрного дыма, которые тут же испарились.

На мгновение в комнате повисла звенящая тишина. И первым нарушил её отец:

— Вот из-за этого.


***


Что ж, как оказалось, моих родителей можно понять.

— Тень, — испуганно прошептала мама, зажав рот ладошкой.

— Тень? — непонимающе пробормотал я. — Это… магия моего прадеда?

— Именно, — кивнул отец, хмуро смотря на мою руку. — Поэтому мы и не хотели, чтобы ты дрался. Если кто-то увидит дымку, то вся наша семья окажется под ударом.

— А разве мы не под ним?

— Влад, я говорю о «стерилизации». И это в лучшем случае. То, что совершил Никита было чудовищно, и общество нам такого никогда не забудет.

— А если он не виновен? — я вновь завёл старую пластинку. — Вдруг его подставили?

— Может быть, — как ни странно, но на этот раз отец не стал отрицать. — Однако это ничего не изменит.

— Но мы можем очистить имя своего рода!

— Влад! — а вот теперь он стал суровым. — Я был на той площади, когда казнили деда. Меня насильно притащили туда. Трёхлетнего мальчишку, который ещё ничего толком не понимал. Но тот ужас, творившейся на площади, и чудовище, в которое превратился дед, я запомнил на всю жизнь! Поэтому, не стоит лезть туда, где нет правды!

— Нет правды? — я поник и задумался. — А если найти доказательства.

— Какие ещё доказательства, сынок? — мама заговорила уставшим голосом. — Твой отец искал их, но ничего… ой.

— Папа? — я удивлённо вскинул брови. — Так ты был одним из тех, кто верил в прадеда?

Отец бросил на мама суровый взгляд, после чего покачал головой и тяжело вздохнул.

— Думаешь, ты один такой? — хмыкнул он. — Я был первым, кто ощутил удар по престижу рода будучи ребёнком. Так же, как и тебя, меня старались всячески унизить, вот только редко кому удавалось зайти слишком далеко.

— Ого, пап, я ведь и не знал.

— Теперь знаешь, — хмыкнул он. — Но Тени у меня никогда не было, — пристально посмотрел на меня. — И у тебя нет, договорились?

— Эм, да.

— Вот и хорошо, — улыбнулся отец. — Мы поговорим об этом, когда вернёмся. А до этого момента постарайся не показывать свою настоящую силу.

— Когда вернётесь?

— Да, — кивнул он. — Я ведь говорил, что у нас намечается крупная сделка. И даже твою школьное поведение не смогло её сорвать. Завтра мы отправимся в столицу. А за тобой присмотрит дядя. Он как раз приезжает в город.

— Зачем? Я и сам могу о себе позаботиться.

— Да неужели? — иронично улыбнулась мама. — И готовить тоже будешь сам.

— Я постараюсь.

— Постарается он. Спалишь мне всю кухню.

— С этим тоже постараюсь.

Наконец-то напряжение спало со всего нашего семейства, и мы дружно рассмеялись. Хотя стоило признаться, новость об отъезде застала меня врасплох. А ведь этой ночью мне нельзя нервничать. Нужно сделать кое-что важное.

Глава 12

Я не знал во сколько именно произойдёт покушение на Алёну. Сновидение не выдавало точного времени. Но можно было вспомнить неоновые вывески, которые обычно загорались ближе к полуночи. Почему так поздно? Хм, даже не знаю, говорили, что вечером они слишком отвлекают внимание водителей. Поэтому столь яркую рекламу необходимо включать лишь ночью, когда на дорогах меньше всего водителей.

Самое интересное, что именно в это время в центре города начинается самое интересное. Красноград будто изменяется, превращается из тихого городка в нечто более урабнизированное, монументальное, эпичное…

Чёрт, что за мысли? Неужто я так подвержен рекламным вывескам? Впрочем, чему удивляться, когда моё тело ещё столько всего не видело. В той-то жизни я успел хотя бы немного покататься по родной стране, да за её пределы. Недалеко, но всё же. А здесь мы заключённые в собственном городишке, словно в тюрьме. И это терзало изнутри. Мне новому Владу хотелось свободы. Нет, не так. СВОБОДЫ! Закричать во всю глотку и сокрушить ненавистный режим одним лишь ударом кулака.

Но… пока рано, ещё слишком рано. Я не готов, ничто не готово. Слишком мало сил и совсем нет соратников, кроме родителей. Хотя секретарша директора, историк, Алёна и её отец… похоже они не считают нас изгнанниками. Об этом нельзя забывать. Даже если я в ком-то из них ошибаюсь, другие могут помочь мне в будущем.

А пока необходимо успокоиться и сделать решительный шаг к тому, ради чего меня сюда прислали.

Для ночной вылазки я успел подготовиться. Возвращаясь домой, прикупил тёмный спортивный костюм и чёрную медицинскую маску. Не особо прилегающую, но дышать можно, да и не слетит в самый ответственный момент.

Нарядившись, осмотрел себя в зеркало.

М-да, супергерой из меня так себе. Но почему, собственно, это должно волновать? Я иду человека спасать, а не красоваться перед шоуранерами.

Приоткрыв дверь комнаты, прислушался. Внизу в гостиной тихо болтал телевизор. Родители ещё не спят. Но мы уже пожелали друг другу доброй ночи, а я пожаловался на головную боль и попросил не беспокоить. Надеюсь, так оно и будет.

Спрятав под одеяло несколько подушек, юркнул в окно и осторожно спустился по крыше. Новые навыки помогли безболезненно приземлиться на мягкий газон заднего двора. Осмотревшись, схватил велосипед, что уже заждался своего выхода, и покатил к центру города, стараясь побольше держаться в тени.


***


Добраться до нужного места не составило особого труда. Да, я попадал под пристальные взоры прохожих, но все они провожали меня глазами и двигались дальше по своим делам.

Ну и правильно, спортсменов в нашем городе тоже хватает, и каждый для себя находит идеальное время для тренировок. Конечно, ночью это уже слишком, всё-таки опасно вот так просто кататься одному по улицам, но… всем плевать. Как и всегда и везде.

Жёлтая оградительная лента трепыхалась на ветру. Полицейских, как и ожидалось, рядом не было. Спрятав велосипед в тени одного из магазинчиков, я осторожно прокрался в проулок.

Так-с, Влад, вспоминай, где Алёна нашла улику? Если достать её первому, то можно вовремя предотвратить убийство. Или нельзя? Как вообще это всё должно работать?

Вскинув голову к ночному небу, я ждал ответ от Абсолюта. Но тот, конечно же, молчал.

— Зараза, — пробормотал я и двинулся дальше, подсвечивая себе фонариком.

И вскоре кое-что приметил. Хорошо, что на мне была маска, иначе бы от такой вони я точно задохнулся. Но даже она несильно спасала, пришлось прижать рот ладонью.

Будет очень плохо, если мой желудок вновь захочет избавиться от содержимого, да ещё на месте преступления.

Склонившись у мусорного бака, почувствовал себя енотом-воришкой, и от этой мысли невольно усмехнулся. Но тут же об этом пожалел, так как вонь моментально просочилась в глотку.

Арх, чтоб тебя.

Однако мне удалось достать небольшую серебряную цепочку.

Хм, странно. Потерянная вещичка заставила вернуться убийцу. Но зачем? Определённо, цепочка женская, значит, принадлежала первой жертве. Но почему тогда маньяк сразу её не забрал? Не успел? Да и зачем она такому ублюдку? Неужто собирает коллекцию личных вещей его жертв?

Вопросов многовато, и я уверен, что ответы мне не понравятся. Но сейчас придётся дождаться Алёну и того самого урода. Вот только показываться ей так просто будет глупо. Она почти коп, уверен, и пистолет с собой носит. Не дай бог испугается и пальнёт по мне. Прощайте тогда все мои старания. Нет, надо притаиться и дождаться её. Заодно и подумаю, что не так с этой цепочкой.


***


Я притаился на крыше ближайшей кафешки. Тело среагировало по команде. Я и не думал, что способен на такое. Но стоило мне захотеть, как легко взбежал по стене и ухватился за пластиковую крышу. Пальцы резанула лёгкая боль. Пришлось скривиться, но терпеть.

Подтянувшись, оказался наверху, где и залёг, в надежде, что сегодняшней ночью всё обойдётся. Всё же это мой первый раз, так что Абсолют должен быть нежным…

Бр-р-р, что за мысли. И без того тошно.

Но в них была доля истины. Сегодня я и правда впервые соприкасаюсь с той тайной, что окутала мой перенос в иной мир. Так что я не должен сплоховать.

Ждать пришлось около двух часов. За это время я изрядно продрог, лёжа на одном месте. Боялся пошевелиться, чтобы не проломить тонкую крышу. По факту, вряд ли бы она обвалилась, но рисковать не хотелось, не всегда же мне будет везти.

И вот посреди мигающих огней и отбрасываемых ими теней, я приметил знакомый силуэт. Алёна так же, как и я, осторожно подкралась к ленте и ловко проскользнула в запретную зону.

Что ж, спектакль начался.

Девушка включила фонарик на телефоне и принялась копошиться у контейнера. Точь-в-точь, как было во сне. И от подобного сходства по спине пробежали мурашки.

Чёрт, неужто сейчас и правда появится серийный маньяк?! Это же…

Стоп, Влад! Возьми себя в руки, тряпка! Ты знал на что идёшь, так что не дрейфь.

Сделав пару глубоких вдохов, вновь опустил взор. И вот тогда моё сердце замерло. Ведь сзади к Алёне уже подбирался некто, облачённый в тёмную мешковатую одежду. Здоровый мужик, явно больше меня в пару раз.

И вот с ним мне надо драться? Твою ж… ладно, у меня есть преимущество. Он не знает обо мне.

Слишком много думаешь!

В этот момент верзила уже подкрался к задумавшейся девушке и собирался занести дубину, когда я наконец-таки решился.

Тело сработало само, я лишь успел только подумать о том, что надо бы сигануть на противника. На мгновение в руках почувствовал небывалую силу (то ли магия, то ли что ещё). Оттолкнувшись от пластика, легко слетел с крыши, словно всегда занимался гимнастикой и, провернувшись в воздухе, врезал громиле стопами точно по морде. А в следующую секунду уже стоял на ногах.

Обалдеть, и я так могу?

Но радоваться не было времени. Противник взревел от боли и злости. Рядом испуганно вскрикнула Алёна, наконец увидев нас, подскочила и выхватила из сумочки… газовый баллончик.

Да чтоб вас. А где пистолет?!

— Стоять! — выкрикнула девушка дрожащим голосом. — Поли…

Но не успела она договорить, как мужик резво подпрыгнул к ней и наотмашь ударил кулаком. Алёна отлетела назад, врезавшись в стену кафешки, и сползла наземь.

Увидев, как просто он разделывается с моей знакомой, во мне закипел гнев. Совсем недавно мне уже пришлось её защищать ценой своей жизни, на этот раз я тоже не отступлю.

— Ублюдок, — прошипел я, смотря на тёмный силуэт.

Даже на таком расстоянии я не мог разобрать его лица. Блики и пляшущие тени всё портили, мешая всмотреться в наглую морду врага. Но я прекрасно чувствовал, что он довольно осклабился.

— Щенок, — произнёс тот грубым и свистящим голосом.

Он первым ринулся в бой, взмахнув дубинкой. Оружие просвистело у меня над головой, когда я юркнул ему под руку и перекатился за спину. Мужик недовольно зарычал и моментально развернулся.

Да уж, с такими габаритами, да ещё столь быстрый… и я решился выйти против него?

Стоило подумать об этом, как ноги подкосились.

Чёрт, не трусь, Влад!

Взять себя в руки получилось, когда противник вновь атаковал. Тогда уже попросту не оставалось времени га лишние раздумья.

Дубина опустилась на то самое место, где я стоял секунду назад. Я чудом успел отскочить. Но и этого оказалось недостаточно, ведь противник уже успел сориентироваться. И когда я попытался отпрыгнуть, ударил ногой, угодив мне в живот.

Из лёгких вырвался весь воздух, отчего в глазах на мгновение потемнело. Я болезненно врезался в мусорный контейнер, и на меня посыпались объедки.

Мерзость!

Свист дубины заставил перевернуться вправо. Удар по металлическому каркасу контейнера разнёсся по улице звонким эхом. Противник вздрогнул, видимо, понял, что привлёк ненужное внимание.

Э, нет, так просто ты не уйдёшь.

Он навис надо мной, словно палач. Вот только то, что отвлёкся, сыграло с ним злую шутку. Я собрал все силы и врезал пятками ему по коленям. Мужик тут же выронил биту и завопил от боли, упав на мокрый асфальт.

Я, не раздумывая, вскочил на ноги, схватил выпавшее оружие и со всего маха припечатал ему по морде. Послышался треск, вскрик, а в следующую секунду в проулке повисла зловещая тишина.

— Не понял? — пробормотал я, боясь посмотреть на своего врага.

Я не сводил с него глаз, но в то же время не видел, что именно с ним произошло. И только, когда потянул дубину на себя, почувствовал, как она за что-то зацепилась. А через миг под светом фонаря увидел пробитое лицо мужика.

— Ох ё! — я вскрикнул от ужаса и отшатнулся, выпустив оружие.

Только после этого убитый мною враг упал наземь.

Твою мать! Я убил его! Убил человека! Алёна же говорила, что его прозвище «Гвоздь». Он убивал шипастыми дубинами, я и сам видел это во сне! Так зачем ударил сам?! Зачем?!

Голову вновь пронзила резкая боль. Схватившись за неё, закружился на месте. Я не знал, что делать, ведь теперь меня обвинят и посадят. Только если я не убегу. Но тогда придётся оставить Алёну в этой подворотне совсем одну. Мало ли что с ней может случится. Я даже не проверил жива ли она…

— Влад?

Слабый женский голос вывел меня из ступора. Боль моментально прошла, а разум очистился от посторонних мыслей, словно по мановению руки.

Всегда бы так.

Я хотел сделать глубокий вдох, но вовремя понял, что в таком месте это чревато.

— Влад…

Я медленно подошёл к лежащей девушке и склонился над ней. Снял маску и осторожно приподнял Алёну.

— Как ты догадалась, что это я? — первое, что сорвалось с губ.

— Не знаю, — пробормотала она. — Просто… почувствовала.

Так-с, а вот это уже странно. Ладно, разберёмся с этим потом.

— Что с ним? — она кивнула на труп, когда мы медленно выбирались из подворотни.

— Спит, — просто ответил я. — Очень крепко спит.

— Влад, — внезапно Алёна вцепилась в моё плечо, да так, что я скривился. — Надо позвонить отцу. Он всё решит.

— Хорошо, звони. Но я должен уйти.

— Нет, прошу, — она посмотрела мне в глаза и в них было столько мольбы, что я не мог сопротивляться. — Останься. Не бросай меня здесь, иначе я сойду с ума. Это ведь, — лёгкий кивок в сторону покойника, — он…

— Возможно, вы ведь не знаете, как он выглядел.

— Я надеялась найти здесь улики, — пролепетала девушка и всхлипнула. — Наивная дурочка.

Ладно, раз уж идти на риск, то придётся играть честно. Надеюсь, мне это зачтётся. Так ведь, Абсолют?

Взглянув на ночное небо, вытащил браслет и протянул девушке. Та охнула от изумления и осторожно взяла его в руки.

— Что это?

— То, из-за чего убийца вернулся.

Глава 13

Меня поместили в маленькую комнатку. В центре которой находились стол и три стула. На одном сидел я, на другом… пока никого. Типичная допросная. На руках, как вы догадались — наручники.

Итак, что мы имеем? Я убил маньяка, спас девушку — дочь полковника, нашёл важную (хотелось бы на это надеяться) улику, и за это меня будут судить. М-да, не так я представлял себе свою первую вылазку. Совсем не так.

Всё пошло насмарку ещё даже до того, как Алёна попросила меня остаться. Я облажался, когда вообще полез в драку. Всё то, что даровал мне Абсолют, знания, «скачанные» из информационного поля не стоили и пшика без опыта. Мне неимоверно повезло в подворотне. Маньяк был опытным убийцей, он мог легко свернуть мне шею или пробить голову. Но вместо этого решил поиграть, словно кошка с мышкой. В итоге не повезло ему. Однако, меня спасла чистая случайность. Если б «Гвоздь» не испугался звуков, то я бы сейчас сидел в горе мусора с мёртвым выражением лица.

Хлопнула дверь, заставив меня вздрогнуть. В допросную вошёл полковник Ржевский. Невысокий, широкоплечий дядька с пышными усами и маленькими глазками. По его уставшему лицу было видно, насколько это дело сильно подпортило настроение.

— Итак, Ростов, — он опустился напротив и бросил на стол увесистую папку с документами. — Давай с самого начала. Ты утверждаешь, что никогда раньше не встречался с убитым. Тогда почему так вовремя оказался на месте преступления?

— Я уже говорил, что проследил за Алёной, — в очередной раз вздохнул я. — Может, отпустите меня? — поднял руки с наручниками.

— Отпустить?! — вспыхнул полицейский и вскочил с места. — Ты человеку голову пробил насквозь! Хоть понимаешь, насколько это серьёзно?!

— «Гвоздю»? Так он же опасный маньяк, которого вы никак не могли повязать, — ответил я с лёгкой усмешкой. — Я сделал вам одолжение…

— Одолжение?! — полковник ударил по столу ладонями и навис надо мной. — Ты подставил нас, Ростов! Даже не представляешь, насколько сильно!

— Подставил? — я нахмурился. — Хотите сказать, что здесь не всё чисто?

— Тебе-то что?! Ты всего лишь проявил самооборону.

Последние слова он произнёс гораздо тише и спокойнее, вновь принявшись бродить по комнатке.

— Но я спас вашу дочь.

Ржевский метнул на меня суровый взгляд, но на мгновение я увидел в нём благодарность.

— Да, — наконец кивнул он. — С ней ещё будет разговор. Но из-за вашей выходки полетят головы. И моя в том числе.

— Я не понимаю, — и правда ничего не понимал. — Преступник остановлен, люди спасены. Что в этом плохого?

— В вас! — рыкнул он и опустился на стул. Сделав глубокий вдох, продолжил: — Значит так, Ростов, запоминай, скажу только один раз, — и быстро зашептал: — Тебя там не было, и ты ничего не знаешь про «Гвоздя». Твои игры, — кивнул на мой костюм, — в супергероя до добра не доведут. К нам в полицейский участок ты попал из-за жалобы директора школы, она у нас тоже есть. Забудь всё, что сегодня произошло в подворотне и не вспоминай. Это для твоего же блага, — с этими словами Ржевский снял с меня наручники. — На улице тебя ждёт отец.

— Но…

— Вали отсюда! — прорычал полковник.

Уговаривать дважды меня не пришлось, и я пулей вылетел из допросной. На меня тут же устремилось несколько любопытных взглядов. Но не обращая на них никакого внимания, выскочил наружу. В лицо ударил прохладный ночной воздух, который слегка взбодрил и заставил мысли вернуться в привычное русло.

Что вообще происходит? Почему я должен забыть о «Гвозде»? неужто его кто-то покрывает из полиции? Или… копы боятся того, кто стоит за ним? А Ржевский не хочет, чтобы этот некто вышел на меня! Точно! Вот теперь хоть что-то сходится! Но кого так боятся копы? Неизвестным должен быть кто-то влиятельный.

— Влад? — голос отца заставил вздрогнуть.

Родитель стоял неподалёку, облокотившись о машину, и не сводил с меня сурового взгляда.

— Пап, я…

— Расскажешь всё по дороге, — он кивнул мне на сиденье. — Садись.


***


Собственно, можно подвести итоги сегодняшнего дня. Точнее, ночи.

Во-первых, я облажался. Но об этом уже говорил. Убил человека, пусть и опасного преступника. Кстати, почему не ощущаю жалости? И сделал самый глупый ход, который был только возможен в данной ситуации — остался на месте убийства.

Во-вторых, поддался эмоциям. Если б не просьба Алёны, то ноги бы моей там не было уже через секунду. А так… она ранена, испугана, просит помочь. Разве мог я отказать? Конечно, мог, но не стал. Правильно ли это? Сомневаюсь, ведь из-за этого и попал в руки полиции.

С другой стороны, узнал что-то интересное. За «Гвоздём» кто-то стоит. Кто-то очень влиятельный, раз Ржевский так испуган. А браслет, что я нашёл, может вывести на неизвестного. Вот только улика в участке. Да и какое мне дело до остального? Я ведь выполнил то, чего хотел Абсолют — спас человека! Или нужно нечто большее?

— Было бы гораздо проще, если б мне выдавали прямые команды, — пробормотал я, глядя на проносящийся за окном ночной город.

— Что? — переспросил отец, наконец-то решивший заговорить со мной.

— Да так, — вздохнул в ответ. — Всё слишком сумбурно.

— В этом ты прав, — кивнул он. — Настолько, что даже я не понимаю, что делать.

И не поймёшь. Твоего настоящего сына недавно убили, а в его теле совершенно другой человек.

От собственных мыслей мне стало тошно, да так, что я скривился.

— Тошнит? — испуганно переспросил отец и остановил машину. — Выйди на воздух, если плохо.

Я приоткрыл дверь и втянул прохладу полной грудью. Стало заметно легче.

— Влад? — на плечо легла отцовская рука. Я обернулся и увидел обеспокоенные глаза родителя. — Я не понимаю, что с тобой происходит, и мне это не нравится. Однако не собираюсь тебя ломать. Уверен, ты знаешь, что делаешь.

А вот с этим как раз таки проблемка. Я и понятия не имел, что мне делать.

— То есть ты не будешь меня отчитывать? — я вскинул на него удивлённый взор.

— Надо бы, — усмехнулся он. — Но есть ли в этом смысл?

Хм, тоже верно.

— Знаешь, сколько раз меня из кутузки забирали? — на его лице появилось блаженное выражение. — После того, как надо мной решили посмеяться местные парнишки, их собирали чуть ли не по кускам. Тогда-то я попал в участок в первый раз.

— Ты их избил? — вновь удивился я.

— Ну а что мне оставалось делать? Терпеть унижения? Этому я научился уже после. А в твоём возрасте приходилось постоянно работать кулаками. Тогда-то я с полковником и познакомился. Правда, на тот момент Ржевский сам ещё из себя мало что представлял. Но…

— Хочешь сказать, что не злишься на меня?

— Злюсь, — выдохнул тот. — И очень сильно, Влад. Но что из того? Допустим, сейчас мы с тобой поругаемся, а завтра нам с мамой улетать. Вдруг что случится, и каковыми будут мои последние слова единственному ребёнку.

— Пап, не говори глупостей. Ничего с вами не случится.

— Хорошо, другой вариант, — улыбнулся тот, глядя на дорогу. — Я поругаю тебя и что? Накажу и посажу под домашний арест, наши отношения станут лучше?

— Не знаю, — честно признался я.

— Зато я знаю. Ты будешь от меня отдаляться. А мне необходимо совершенно иное. Я хочу, чтобы мой сын мне доверял, — взглянул на меня с добродушным выражением лица. — Так что, Влад. Какой вариант предпочтительнее?

На пару секунд повисла напряжённая тишина. Я смотрел на отца и понимал, что ещё немного, и меня прорвёт на эмоции.

Так и случилось. Я выдохнул и вывалил всё, как на духу. Всё, что случилось в подворотне, о маньяке, Алёне, браслете и… бите. Из меня словно душу высосали в тот момент. Я говорил, говорил, говорил, путался, начинал сначала, забегал вперёд, после чего вновь терялся в собственных словах, но через несколько минут почувствовал, как на душе стало заметно легче.

А взглянув на родителя невольно поёжился. Отец изменился. Казалось, что от весёлого мужика не осталось и следа, а на его месте сидит серьёзный, побитый годами муж. Ещё не старик, но уже в годах.

— Пап? — робко позвал я.

Тот не обратил внимания на мой голос, продолжая думать о чём-то своём. Создалось впечатление, что он вовсе и не здесь сейчас, а где-то далеко. Вот только когда вернётся?

— Пап, всё нормально? — я вновь позвал его.

— Нет, — грубо ответил тот и вильнул рулём так, что меня бросило в сторону. После чего резко остановился, заглушил мотор и внимательно посмотрел на меня. Благо, теперь его вид не казался таким грозным, как мгновение назад. — Влад, это очень, очень плохо. Мы влипли в серьёзные неприятности…

— Не мы, а я, — я попытался улыбнуться, но тут же убрал эту глупость со своего лица.

— Мы семья, если ты ещё не понял. Значит, придётся выпутываться вместе, — он покачал головой. — Влад, как же так… почему именно ты? И какого чёрта вообще за этой девкой поплёлся? Неужто, настолько запал?

— Я не запал на Алёну, — возразил ответ, но в тот момент мои слова не воспринимались всерьёз. — И вообще, объясни мне, в конце концов, что не так с этим маньяком? У меня уйма вопросов, которые запутывают ещё больше.

— Думаешь, я знаю? — он пожал плечами. — Ответов не больше, чем у тебя. Могу лишь рассказать, что этого преступника очень долго не могли поймать. Точнее, его ловили, но каждый раз он уходил от правосудия.

— То есть как?

— А вот так, — отец развёл руками. — «Гвоздя» ловили пару раз, но вместо тюрьмы сажали в психушку. А потом внезапно появлялся какой-нибудь подражатель, и того психа отпускали.

— А ты уверен, что появлялись подражатели? Может, в психушке и правда был невиновный?

— Три раза? — отец с усмешкой покосился на меня. — Ты понимаешь, что одного и того же сажали три раза. Это уже не просто совпадение.

— Но как тогда могли отпустить?

— Юдова? Просто, его мамаша не последняя в нашем городке. К тому же улики всегда были косвенными.

— Как-то глупо получается, — я не мог поверить в то, что говорил мне отец. — Ведь все прекрасно понимали, что он преступник, но всегда отпускали?

— Деньги, Влад. Деньги, деньги, деньги. Власть, — очередной тяжёлый вздох. — Георгий Юдин единственный сын Екатерины Юдовой. Если помнишь эту богатенькую вдову, то поймёшь, что подобраться к ним не так-то просто.

Да, об этой семейке я был наслышан. Дамочка, на которой постоянно висели бриллианты (будто так она старалась скрыть бесчисленные подтяжки) считалась довольно эксцентричной особой в обществе. Муж Екатерины погиб при загадочных обстоятельствах и поговаривают, что труп до сих пор никто так и не обнаружил. А вот сыночек, Гриша, вообще считался тёмной лошадкой. Я о нём практически ничего не знал, кроме того, что он есть и он Юдов.

И вот как оно выходит…

— Получается, Гриша и был «Гвоздём»? — переспросил я у отца.

— Ну да, — кивнул тот. — А ты разве не видел лица того… — и тут он запнулся.

— Нет, — я покачал головой. — За всё время драки. Там было слишком темно.

Вновь неловкое молчание. Наконец, отец решился на главный вопрос.

— Сын, как ты себя чувствуешь после того, что произошло?

— Я? — задумавшись, не смог найти ничего такого, что могло бы вызвать у родителя интерес. — Честно говоря, не знаю.

— Ясно, — кивнул он и крепко прижал меня к себе. — Это шок, Влад. Но вскоре он пройдёт. И тогда будет тяжело. Очень. Но знай, что мы с мамой будем рядом.

Тяжело? После убийства маньяка? Ну, не знаю. Возможно, во мне что-то и всколыхнётся. Возможно, ты и прав. Но пока что я ни о чём не жалею.

Глава 14

Думаете, по возвращению домой всё наладилось? Конечно, нет, истерия только набирала обороты.

— Владислав! — мать практически полыхала от гнева и негодования. — Как это понимать?!

— Дорогая, успокойся, — между нами встал отец и поднял руки. — Я уже с ним поговорил.

— И о чём же, позволь мне узнать? — теперь она шипела на него.

— Пройдём в зал, там я всё расскажу.

Тогда-то мне и пришлось поделиться со всем, что пережил, ещё и с мамой. Естественно, пришлось немного недоговорить. Не рассказывать же им про Абсолют и его задания. Я выбрал ту же историю, что и с полковником — наблюдал за Алёной, так как переживал за неё. Конечно, в это тяжело поверить, но я всё-таки маг (вдруг у меня пробиваются зачатки телепатии или чего-то подобного), так что прокатило.

А вот правда о том, кем оказался убитым, подкосила маму. Первые несколько секунд она сидела молча и переводила ошарашенный взгляд с меня на отца. После чего шумно выдохнула и спрятала лицо в ладонях.

— Боги, — прошептала она. — Мой сын стал убийцей…

— Не стоит так говорить, — осторожно начал отец. — Это была самооборона. Ты ведь понимаешь…

— Понимаю. Но это ничего не меняет.

— Это меняет всё.

— Виталик, — она вскинула взгляд. — И что нам теперь делать?

Вот теперь и отец оказался прижат к стенке.

— Уезжать нельзя. Юдова обязательно узнает, что произошло. И тогда…

— Ничего не будет, — отец покачал головой. — Она не решиться на месть. По крайней мере сейчас. Мы слишком мелкие для неё сошки.

— С чего вдруг? Её любимого сыночка забили в подворотне, как какую-то гниль. Думаешь, она стерпит подобное?

— Она не знает, что в этом замешан Влад, — сухо ответил отец. — Ржевский взял всю ответственность на себя. По документам Влада там вообще не было, — он внимательно посмотрел на меня. — Надеюсь, это ты запомнил?

Обалдеть, они сейчас обсуждают то, что на меня объявят охоту? Серьёзно?

— Но нам всё равно нельзя улетать, — вздохнула мама. — Надо оставаться на стороже.

— А вот с этим соглашусь, — кивнул папа с печальным видом. — Ох, Влад, ну и подставил же ты нас, — сокрушённо покачал головой. — Эта сделка могла многое изменить. И не только для нашей семьи, а для Империи в целом.

— Ого, — выдохнул я. — Неужто настолько масштабные планы?

— Ещё какие, — криво усмехнулся отец.

— Ну, — я улыбнулся. — Тогда вы просто обязаны полететь. Если всё провалится, я буду всю жизнь чувствовать себя виноватым.

Мама ласково улыбнулась и провела рукой по моим волосам.

— Ох, Влад, ну как мы можем тебя бросить в такой момент?

— Если будете порхать вокруг меня, словно наседки, то вызовите ненужные подозрения. Поэтому в ваших же интересах отправиться в поездку как можно скорее, чтобы пораньше всё закончить.

Отец поднял взгляд, в котором я увидел нездоровый огонёк.

Неужто ему так важна эта сделка? Что он, чёрт возьми, задумал?

— Виталик, — мама внимательно посмотрела на него. — Мы не можем просто так оставить Влада. Тем более в такой момент. Взгляни на сына, — указала на меня руками. — У него гормоны зашкаливают. И дня не прошло, чтобы с ним что-то ни случилось. А сегодня… ты же понимаешь, какая травма у ребёнка?

— Мам, пожалуйста, давай без этого. Я нормально себя чувствую. «Гвоздь» заслужил то, что получил.

— «Гвоздь»? — сурово переспросила она. — Так ты ещё о нём что-то знаешь?

— Алёна рассказала. Он ведь убил её маму, — к горлу невольно подошёл ком, так как всего лишь на мгновение, но я представил на месте вчерашней покойницы свою мать. — Я бы никогда такого не забыл.

— Сынок, — она провела тыльной стороной кисти по моей щеке. — Но мы рядом с тобой, и никуда не уйдём.

— Но вы должны! — внезапно вырвалось у меня. Пришлось спешно брать себя в руки. — Вы должны изменить такое отношение к нашему Дому! Если есть хоть какая-то возможность, то вы не должны её отпускать. Я устал терпеть (всего лишь за эту пару дней) издевательства. Сами подумайте, как только Ростовы вновь станут уважаемым родом, то и мои драки прекратятся. Обещаю.

И снова тишина. В глазах родителей я увидел замешательство. Видимо, сделка и правда крупная. Настолько, что её срыв может повлечь за собой серьёзные неприятности. Или ничего не повлечь, что тоже не есть хорошо. Но если всё выгорит… чёрт, я даже не могу представить, что хочет провернуть отец.

— Может, вы со мной поделитесь? — вкрадчиво попросил я.

— Обойдёшься, — со смехом отмахнулся папа. — Тебе всё равно пока не понят всех тонкостей.

Что ж, в чём-то он прав. В фармакологии я полный нуб.

— К тому же вы говорили, что со мной будет дядя.

— Ну да, — усмехнулась мама. — Уверена, вы споётесь, и нам с отцом придётся срочно возвращаться.

— Да брось, Валера до этого не доведёт. Он же не настолько обезбашенный.

— Не настолько, — согласилась мама. — И всё же…


05.09.2021


***


Валяясь в своей кровати, я невольно задумался, а правильно ли поступают родители, что бросают меня в такой момент. С одной стороны, я до сих пор не уловил опасность от Юдовой. Будет ли она мстить? Доберётся ли до меня? С другой, я видел, как отец трясётся над предстоящей сделкой. И мне было жутко любопытно, что именно он придумал. Он сказал, что это может изменить всю нашу жизнь. И если это так, то я не могу противиться подобному. Я должен убедить их лететь и вернуться как можно скорее.

Белый потолок, небольшая трещина, убегающая в угол. Паутина? Нет, не она, мама бы никогда до такого не запустила.

Я вздохнул и нахмурился. Была ещё одна деталь, которая не давала мне покоя.

Гриша, буду называть его так, вернулся на место преступления. Зачем? Чтобы достать браслет, оставленный жертвой? Вряд ли он такой идиот, хотя… Нет, дело в чём-то другом. Уж слишком дорогим мне показалось украшение. Скорее всего оно принадлежало кому-то другому, но точно не жертве. И если так, то может привести к человеку, стоявшему за Гришей. Скорее всего, к его матери. Однако доказать, что они работали вместе будет ой, как непросто.

Но! Есть большое жирное НО! Каким образом Гриша понял, что браслет до сих пор валяется в подворотне? Допустим, он его там потерял, когда совершил последнее убийство. Но ведь пришёл на следующую ночь. В таких случаях серийный убийцы прячутся, им проще залечь на дно, чем вот таким бессовестным способом вновь палиться на глазах горожан. И всё же Гриша решился погулять. Идиот? Естественно. Но опять же, каким, сука, образом, он понял, что браслет в подворотне?! Он прекрасно понимал, что копы должны обшарить всё вокруг. Выходит, у них есть дознаватель в участке, который и рассказал, что никаких улик нет. И вот это очень и очень плохо. Потому что пока моя история шита белыми нитками и может разойтись по швам в любой момент, стоит этому дознавателю только потянуть.

Вскоре Юдова узнает, кто, действительно, убил её ненаглядного сыночка. Это всего лишь дело времени. И вот тогда… а что тогда? Я не знаю. Но очень надеюсь, что к тому моменту родители уже вернутся. Ведь, как я недавно смог убедиться, мои боевые навыки оставляют желать лучшего.

— Что ж, значит, придётся подкачаться.

Усмехнувшись, притянул магией смартфон и поискал ближайшие секции. «Скачивание» мне здорово помогло, но без опыта и тренировок оно всего лишь теория. А мне нужны практика. И чем больше, тем лучше.


***


Я проснулся рано утром. Лёгкий шум из зала заставил распахнуть глаза и вскочить с кровати.

Э, нет, без меня вы точно никуда не уедете.

Быстро натянув майку и шорты, практически слетел с лестницы и застал родителей у выхода с чемоданами в руках.

— И не прощаетесь?! — воскликнул я, подбежав к ним.

— О, Влад, — мама поставила поклажу на пол и нежно меня обняла. — Прости, мы не хотели тебя будить. Ты так сладко спал…

— Ага, сопел так, что было слышно у соседей, — усмехнулся отец. Он подошёл к нам и крепко обнял обоих. — Люблю вас, мои дорогие.

Чёрт, вот почему всё так извернулось? Я ведь не хочу, чтобы они уезжали! Не хочу! Один раз уже довелось их потерять, во второй попросту не осилю подобного!

— Мам, папа, — я взглянул на них, а к горлу подступил предательский ком. — Вы берегите себя. Пожалуйста.

— Это ты постарайся не влезать в неприятности, — улыбнулся отец. Но по его лицу было видно, что он испытывает примерно то же самое, что и я. — А то в последнее время у тебя это отлично получается.

— О, нет, нет, — я сразу всполошился и решил их заверить, что во время полёта у меня всё пройдёт нормально. — Пока вас нет, я напишу книгу. А ещё решил записаться на секцию кикбоксинга. Ну, чтоб ко мне уже точно никто не лез.

— Ого, — восхищённо протянула мама. — Ты решил написать книгу?

И почему она услышала только это? Наверное, это и есть женская натура?

— Ага, подумал, чем отвлечься, и вот… простые приключения, ничего особого.

Это пока что, в будущем-то я постараюсь возвести свои работы до чего-то большего. Благо, идей хватает.

— Отлично, приятель, — отец потрепал меня по голове. — Но сейчас нам пора бежать. Самолёт ждать не будет.

— Да, точно, — но отпускать родителей из объятий не собирался. — Люблю вас.

— Влад, — голос мамы дрогнул. — Ну что ты…

— Так, так, так, уходим, пока окончательно не растаяла, — отец первым спохватился и буквально силком потащил маму в машину, бросив на прощание: — Влад, теперь ты за главного! Валера скоро приедет, и тогда власть поменяется. Но не позволяй ему слишком многого!

— Как скажешь! — я со смехом помахал рукой. — Возвращайтесь скорее!

— Мы будем звонить каждый день! — крикнула мама в окно автомобиля, когда он тронулся. — Обязательно отвечай!

После чего они уехали, оставив после себя лишь пыльный след. Я закашлялся и зажмурился. А когда открыл глаза, машина уже скрылась из вида.

— Обязательно, — пробормотал я, где-то внутри понимая, что начинается новый виток жизни.

Казалось бы, что в этом такого? Ну уехали родители на несколько дней, за мной ведь присмотрит дядя. Можно особо не париться, теперь забота по дому — это его проблемы. Но нет, червячок сомнений всё же крутился внутри, не позволяя мне расслабиться.

— Ладно, — я сжал кулаки и вернулся в дом. — Пора взять себя в руки, Влад. Что там по графику?


***


А по графику были сборы в школу. Правда перед этим пришлось выпить немного вина. Думаю, родители не обозлятся. Всегда можно свалить на дядю, он любитель этого дела, насколько я помню. Да и потом мне необходимо хоть немного успокоить нервы.

Ну а потом я направился в учебное заведение, уже предвкушая новые неприятности. Однако, когда я там появился, то был приятно удивлён.

— Влад? — приятный голос заставил меня остановиться прямо посреди просторного внутреннего двора. Позади меня стояла одна из девушек с параллельного класса, имени которой я почему-то не помнил. — Я… — она робко приблизилась, заплетая за ухо волосы, — хотела спросить. Ты свободен на этих выходных? У меня намечается небольшая вечеринка, и я… вот хотела… тебя пригласить.

— Меня? — от подобного заявления мои глаза буквально полезли на лоб.

— Ну да, — она смущённо пожала плечами. — Почему бы и нет? Мы ведь давно знакомы и всё такое…

Давно знакомы? Да я даже имени твоего не знаю!

— Я…

Но, как ни странно, меня спас грубый бас директора.

— Ростов!

Толстячок стоял на ступенях и почти что пыхтел от негодования.

— Где родители, Ростов?!

Пришлось кивнуть девушке и поспешить к директору.

— Вы же вчера с ними общались, — ответил я, поднимаясь по ступенькам.

— И что? — рыкнул тот. — Я ведь говорил, чтобы сегодня не появлялся без них в школе.

— Но…

— Никаких «но»!

И в этот момент нас прервал насмешливый и знакомый голос:

— Владимир Михайлович, ну зачем же столь грубо?

Глава 15

Рядом со мной, словно из воздуха, возник дядя. Невысокий, лопоухий и постоянно весёлый мужичок. Я всегда радовался, когда он объявлялся у нас в гостях. Правда, подобное случалось редко. Дядя давно женился и жил теперь в столице. Сменил фамилию, чтобы никто и не думал о том, что принадлежит к роду Ростовых. Детей у них с женой не было, и от того он казался таким жизнерадостным. По крайней мере, я так думал.

— Валера, — директор процедил его имя сквозь зубы. — Ты что здесь забыл?

— Пришёл к своему племяннику, как вы и просили, — просто пожал плечами тот и широко улыбнулся. — К сожалению, мои родственнички не смогут сегодня подойти. Впрочем, вы и сами об этом знаете, всё-таки вчера разговаривали с ними. Или хотите сказать, что уже и память подводит?

— Ничего меня не подводит, — отмахнулся директор, явно недовольный тем, что его вновь вывели на чистую воду и не дали как следует пожурить учащегося. После с пренебрежением взглянул на меня. — Можешь идти, Ростов. Только помни, что я слежу за тобой.

— Так точно! — я отсалютовал ему рукой, на что мужчина скривился, будто ему под нос сунули лимон. А когда он ушёл, я повернулся к дяде и крепко обнял. — Наконец-то ты приехал!

— Эй, ладно тебе, — пробормотал тот, кое-как освободившись от моих объятий. — Можно подумать полжизни не виделись.

Если бы ты знал насколько прав…

— Что у вас здесь происходит? — дядя осмотрелся и оценивающе вскинул брови, когда мимо прошли старшеклассницы.

— Много чего на самом деле, — отозвался я, проследив за его взором. — Но всё сводится к тому, что наша семья, как всегда, виновата во всех грехах человеческих.

— Классика, — вздохнул он и усмехнулся. — Сколько лет жил с этим, и вот, продолжается даже с другим именем.

— Может, зря сменил?

— Не, — он мотнул головой. — Я теперь Дмитров, а эта фамилия открывает множество дверей. Вот и Виталику пригодилось.

— В смысле? — не понял я. — Твои новые родственники помогли отцу?

— Ну что-то там они порешали. Меня в дело не впутывали, сказали, что слишком много бумажной волокиты. Да я и не против, в чужие дела влезать не привык. У меня отпуск сейчас, вот и решил проведать племянника. Надеюсь, ты не против? — он хлопнул меня по плечу. — Повеселимся?

— Эм… — я на мгновение замялся. — Честно говоря, у меня сейчас очень много дел.

— Это каких ещё? — искренне удивился дядя. — Опять девок спасать планируешь?

— А, ты уже в курсе…

— Конечно! Разве такое утаишь, — он задорно рассмеялся. — В общем, иди в школу, а то тебя там уже заждались, — с этими словами он кивнул мне за спину, а когда я обернулся, то встретился взглядом всё с той же девушкой из параллельного класса. — А я буду ждать тебя дома, там и поговорим. Надеюсь, запасы моего брата ещё не опустели?

— Они только утром уехали. Я бы не успел.

— Отлично, тогда я тебе в этом деле помогу.

После чего он уже сам обнял меня и, попрощавшись, направился к выходу. Я же, набрав в грудь побольше воздуха, двинулся к заинтересованной мной красотке.


***


Да, я ещё долго ходил с ошарашенным видом после такого предложения. На мгновение мне даже показалось, что это какая-то подстава, но тут же отбросил эту мысль. Хотя до конца от неё избавиться не получилось, уж слишком подозрительно всё получалось.

Столько лет меня пинали и принижали, как только могли (естественно, в разумных рамках, кроме последних пары дней), и внезапно приглашают на вечеринку? Странно, не находите? Вот и я так считал, правда, сознаваться в этом совершенно не хотелось. Неужто меня нельзя пригласить на вечеринку, как обычного человека? Разве я какое-то животное, что пригодно только на заклание?

Однако зайдя к себе в класс, обнаружил, что так уже никто не думает. Ну, почти никто. Теперь на меня смотрели с любопытством и интересом. Кое-кто (ну, вы понимаете после вчерашней потасовки) с откровенной злобой. Другие, к примеру, плоская подруга Адашевой, и вовсе воротили нос. Но больше никто не думал обо мне, как о червяке, что только и мешается под ногами.

Как я это понял? Не знаю. Но стоило войти в класс, как я почувствовал невидимые волны тепла и холода, исходящие от сверстников. Будто сквозняком продуло. Вот только он был информативным. Каким-то образом он заставил свербеть мою интуицию, зашевелиться извилинам, и в голове тут же возникли мысли о том, что все эти люди заинтересованы мной. Кто-то в хорошем смысле, кто-то жаждет мести. Странное чувство, будто я стал эмпатом и мог считывать, если не мысли, то эмоции окружающих.

— Здорова! — на спину обрушился тяжёлый удар.

Мне даже не пришлось долго думать, чтобы понять, кто именно подкрался ко мне. Один из немногих моих приятелей. Человек, с которым я неплохо общаюсь, но которому постоянно надо показать, что он сильнее. Зачем? Да шут его знает. Вот надо, и всё тут.

— Привет, Саня, — я слегка скривился от боли и, развернувшись, пожал руку. — Ты так когда-нибудь мне спину сломаешь.

— Судя по вчерашнему, тебе это не грозит, — рассмеялся тот, расправив широкие плечи. — Я хотел узнать, ты где так драться научился? Столько лет сидел тихоней и вдруг вырвалось!

— Ага, — раздался неподалёку насмешливый голос Адашевой. — Как чёрт из табакерки.

На её шутку ответил слабенький хохот пары «приближённых», отчего удивились как я, так и сама девушка. Обычно её «тонкий» юмор оценивают дружным смехом. Но сегодня никто не собирался потешаться надо мной. И мне это нравилось.

Власть! Сила! Я больше не позволю насмехаться!

Отвечать Наташе не стал, она и так поняла, на чьей стороне правда. А вот Саньку пришлось, так как понимал, что он не отстанет, пока не вытянет всё до последней капли.

— Да нигде, честно говоря, — я пожал плечами и присел на своё место. — Просто недавно проснулся и понял, что устал от всего этого. Сорвался пару раз, с кем ни бывает. Но я ведь извинился перед вами.

— Ага, — недоверчиво усмехнулся тот. — Извинился… — в его голосе послышалась неуверенность. — Ну ладно, не хочешь говорить, не надо. Я ведь по-дружески хотел.

После чего ушёл с обиженной миной. Мне же оставалось лишь посмеяться над его поведением. Ну что за детский сад. А ведь я сказал чистую правду. Выходит, проще врать? Только тогда мне поверят? Хотя, учитывая то, что со мной произошло, так оно и будет.


***


Пятница. Как я ждал этого дня, будучи учеником и студентом. И как я ненавидел его, став поваром. Знаете, какой аврал начинается в пятницу, примерно с четырёх часов дня, и длится до полуночи воскресенья? Поверьте, лучше вам не оказываться в это время на кухне. Там в воздухе кружат настолько сильные проклятья, что даже Тутанхомон со всеми египетскими байками нервно курит в сторонке.

Но речь не об этом, ведь теперь я снова ученик школы. Пускай и не средней, а магической. Значит, завтра начинаются выходные. А вместе с ними и вечеринка у Светы.

Точно, я же забыл рассказать, о чём мы с ней говорили.

Так вот, кое-как мне удалось вспомнить, что мою знакомую (ну, теперь уже знакомую), зовут Светлана Лакшина. И завтра вечером она собирала своих приятелей, дабы немного потусить, всё же мы в старших классах, почему бы и нет? А после того как я нахлестал двух своих обидчиков, да ещё на физкультуре показал мастер-класс, то решили пригласить и меня. Конечно, формально никого из нашего рода звать на торжественные мероприятия нельзя. Но ведь это и не какая-то там церемония высшего света. Просто подростки решили собраться и немного выпить.

М-да, немного…

В общем, не так важно. Главное, что я смог за пару дней добиться того, чего не мог последние несколько лет. И это несказанно радовало. Конечно же, я согласился, пообещав прийти чуть пораньше, чтобы помочь.

Какая нафиг помощь, Влад? Ты же просто хочешь закадрить эту красотку! Признайся хотя бы самому себе.

Ну да, так оно и есть. Света довольно симпатичная особа. А то, как она стесняется, стоя рядом со мной, вызывает умиление. Авось что-то да получится. Уже ведь не маленькие дети, всем давно за восемнадцать. Правда, в этом мире совершеннолетие считается с двадцати одного года, но… мы же сверстники. И я хочу получить то, что заслужил за все годы унижений.

Мысли о предстоящем веселье кружили голову. В ней ничего не осталось, кроме влажных мечтаний и желаний. Собственно, за такую расхлябанность я и получил двойку. Правда, расстраиваться не спешил. Одной больше, одной меньше, что они изменят, когда на кону столь притягательный вечер?

— Владислав, — Иван Николаевич расписался в моём дневнике и протянул его со злорадной усмешкой, — ты ведь умный парень. К чему такие выкрутасы?

— Не понимаю, о чём вы.

Он лишь покачал головой, и тогда его ухмылка показалась мне печальной. Почему? Какое ему дело до меня?

— Всё ты понимаешь, — тихо отозвался он, указав мне на мою парту. — Дурачка не включай и живи нормально.

И снова его слова поставили меня в тупик. Вот как понимать человека, что на людях так рьяно показывает своё пренебрежение ко всей моей семье, а наедине вроде как даже помочь пытается? Я не знаю.

Звонок раздался так внезапно, что я вздрогнул.

М-да, задумался. Наверное, слишком много думаю. Впрочем, как иначе? Не буду работать своим мозгом, стану как тот же Стасик, что не знает никаких разговоров, кроме кулачных.

Мы моментально высыпались в коридор. Оставался всего лишь один урок, а потом — домой! Свобода!

Ну, кому как. Лично у меня на сегодня запланировано много дел. Надо бы сходить в секцию и записаться на кикбоксинг. Дома поговорить с дядей, вытянуть из него если не клещами, то бутылкой вина, историю про прадеда. После чего начать всё-таки писать книгу. Кто, если не я? Тем более денюжки мне сейчас, ой, как пригодятся.

— О, Ростов.

Я настолько ушёл в свои мысли, что даже не заметил, как чуть было не врезался в новенькую учительницу. Да, именно новенькую, так как выглядела она… ну очень не по-учительски. Или, наоборот, по-учительски, но… а-а-а, чёрт, в общем, молодая и безумно симпатичная женщина, по которой сохли все парни в школе.

Я окинул её взглядом. Невысокая, чуть ниже меня, с пышной грудью, спрятанной под тонкой белой блузкой, сквозь которую можно было бы рассмотреть и белью, но синяя жилетка (ненавижу её за это!) всему мешала. Юбка, обтягивающая стройные ножки, доходила почти до колен. Тёмно-русые волосы сплетены в косу, а глаза скрывают большие прямоугольные очки. Вот только спрятать заинтересованный взгляд у неё не получилось.

— Эльвира Геннадьевна, простите, — я слегка поклонился, заодно стараясь избавиться от наваждения (конечно, оно у меня было. А кого бы ни пробрало, если б перед вами возникла такая женщина?). — Задумался.

— Это радует, — мило улыбнулась она. — Значит, соображаешь, а этого вашему поколению сейчас весьма не хватает.

Ох, вот только не надо читать нотации про потерянное поколение.

— Кстати, ты сильно занят? — она резко изменила тему и склонила голову набок, отчего грудь стала выпирать ещё больше.

А-а-а, чёрт! Что ж ты делаешь?! Я ведь всего лишь ученик!

— Ну, у меня сейчас урок, а потом домой, — пробормотал я, стараясь справятся с разбушевавшейся фантазией.

— Мне просто нужна помощь. Минут на пятнадцать.

Рядом с тобой я могу и больше…

— С учителем я договорюсь. Что у вас сейчас?

— Эм… химия.

— Отлично. Не думаю, что кто-то будет против. Идём.

С этими словами она ловко подцепила меня под локоть и потащила по коридору к кабинету химии. Мне же оставалось лишь волочить ноги и укрощать свои буйные мысли.

Глава 16

Вот у вас бывали такие моменты, когда вам сперва везёт, а потом оказывается, что повезло-то другим, а ты так и остался на своей волне?

Урок по химии отменили. Учительница приболела, а на замену никто не захотел идти. Что довольно странно, за это ведь дополнительно платили. Ну да ладно, меня это мало волновало, так как мои одноклассники уже собирались по домам, а мне ещё требовалось помочь Эллочке, как я называл учительницу в мыслях.

Ох уж эти мысли…

Чёрт, чёрт, чёрт, возьми себя в руки, а то смотреть со стороны противно, как ты расквасился. Взрослый же мужик, и что с того, что в детском теле, умей себя контролировать!

Самоистязания несколько помогли. Я наконец-таки смог отвести взгляд от спортивной попки учительницы, шедшей впереди, и мысленно отвесить себе оплеуху.

Что ж, пускай все разбегаются. Я готов помочь этой дамочке, даже если она задержит меня в школе до самого вечера. И без всяких пошлых мыслей (ну, почти).

Мы прошли в небольшую учительскую комнату, заставленную всевозможными коробками, папками и другой макулатурой.

— Ого, — только и выдохнул я. — Неужто мне надо вынести это всё?

— Конечно, нет, — улыбнулась женщина и указала на одиноко стоящую на столе картонную коробку. — Только это.

Я взвесил ношу и понял, что помощь не помешала бы и мне самому. Что она туда напихала? Стальные листы вместо тетрадок?

— Может, отнесёшь за несколько раз? — предложила учительница.

— Ничего, я справлюсь, — выдохнул я и… подмигнул.

Ты что творишь?! Заигрываешь с преподавателем? С ума сошёл?!

— Ну смотри, герой, — на её лице появилась лукавая улыбка. Эльвира Геннадьевна открыла дверь и выпустила меня в коридор. За спиной послышался щелчок, после чего женщина вновь заговорила, выйдя вперёд: — Мне рассказывали о тебе интересные вещи, Влад, — она начала издалека, но в голосе явно слышалось любопытство. — Расскажешь?

Я неспешно шагал за ней, стараясь одновременно смотреть вперёд и под ноги, что удавалось не совсем удачно.

— О чём именно, Эльвира Геннадьевна? — переспросил я, не очень понимая вопрос.

— Ну, к примеру, о твоих драках, — она неопределённо махнула рукой, чем закрыла мне и без того скудный обзор.

— Вот чёрт, — тихо выругался я, когда в очередной раз споткнулся.

— Влад, может давай я позову ещё кого-нибудь? — участливо спросила учительница, вмиг оказавшись слева от меня. — Я уже жалею, что позвала тебя одного.

— Жалеете? — я подозрительно прищурился, благо, коробка закрывала мою лицо от всех остальных, и вопросительное выражение видела только эта обольстительная женщина. — Но ведь была причина, почему вы попросили именно меня. Могли бы того же Архипова, он в качалку ходит…

— Смеёшься?! — она округлила глаза от негодования и рассмеялась. — Не глупи, Владислав, — двинулась дальше, — твои друзья переломают мне даже бумаги по пути в класс. У них же руки из… — учительница запнулась, — места, откуда расти не должны.

— Слабо верится, — я не сдавался. Эта игра начинала мне нравиться. Что-то Эллочка скрывала, и любопытство буквально распирало меня изнутри. — Можно было найти и нормальных носильщиков.

— Если ты недоволен, то можешь оставить коробку прямо здесь и идти домой, — женщина вновь возникла рядом и прожгла меня суровым взглядом. Однако через мгновение в её глазах блеснули озорные искорки, и она продолжила, но уже на пониженных тонах: — И всё же ты прав. Мне было интересно побеседовать именно с тобой.

— Вот как? — я сделал вид, что удивился, хотя она не поверила. — И что же такого во мне особенного?

— Ничего, — учительница пожала плечами и отворила дверь в музыкальный класс, куда мы и направлялись. — Просто любопытно, — как и в прошлый раз, внутри никого, кроме нас, не оказалось. Эльвира прикрыла дверь, я же поставил коробку на ближайший стол. — В конце концов, я не только музыку хочу преподавать. А ещё и психологию.

— Так вы психолог? — вот теперь я искренне удивился. — Не знал.

— Об этом даже Владимир Михайлович не знает, — она продолжала мило улыбаться, роясь в бумагах, что я принёс. — Он слишком погряз… в твоём деле. И это ещё одна причина, почему я попросила помочь именно тебя, — достала папку и открыла. — Владислав Ростов… так, так… ага, забавно…

— Что забавного? — я присел на свободный стул и с интересом наблюдал за манипуляциями учительницы.

— Ничего, в том-то и дело, — вновь пожала плечами и взглянула на меня. — Ты словно пустышкой был все эти года. Даже начальный уровень магии и тот настолько слаб, что на нём не стали делать акцент в личном деле.

— Вы заставили тащить документы на меня самого?

— Не только, — учительница достала ещё кипу бумаг. — Ноты, тексты, всё, что требуется для моих идей.

— А вы довольно амбициозны, — и снова я заигрываю, даже не отдавая себе в этом отчёта.

— Судя по тому, как ты себя ведёшь, в тебе тоже есть амбиции, — то ли блики на линзах её очков, то ли она подыгрывает мне. Чёрт, и как это понимать?

Только тогда я решил осмотреться. Нет, музыкальные инструменты заметил и до этого, но после слов учительницы о каких-то планах, мне стало интересно, что она может сделать из подручных средств. Здесь же толком ничего особого нет. Куча стульев, рядом с ними подставки под нотные тетради, название которых меня почему-то смешило — пюпитры. Две виолончели, пара скрипок, труба и… лишь белый рояль вызывал уважение.

Эльвира села напротив, закинув ногу на ногу, отчего я невольно сглотнул подступивший к горлу ком, и пристально посмотрела на меня.

— Скажи, Владислав, что произошло? Столько лет ты сидел ниже травы и тише воды. В какой момент понял, что пришла пора? И что послужило катализатором?

— Это вы сейчас спрашиваете, как учитель, психолог или мозгокопатель?

— Выбирай любой ответ, какой тебе нравится, — и вновь милая улыбка. — Я тебе не враг, Влад. Наоборот, хочу помочь.

— Сложно в это поверить, учитывая, что моей семье никто не стремится помогать. Все лишь палки в колёса вставляют. С чего же вам менять сложившейся устой?

— Скажем так, я хочу добиться справедливости.

— Неужели? — я напрягся, уж слишком подозрительным казался разговор. — И в чём же она, по-вашему, заключается?

— Хотя бы в том, что за грехи предков не должны платить потомки, — учительница легко пожала плечами. — Я уверена, что в тебе скрываются какие-то таланты. А мне сейчас они очень нужны.

— Мои таланты?

— Не только твои, но и других учеников. Однако пока что выбрала тебя, так как ты внезапно превратился из, прости за выражение, серой мышки в матёрого кота. Выходит, в тебе скрывается большой потенциал. Кто знает, во что он выльется.

— Кажется, я начинаю догадываться к чему вы клоните, — я усмехнулся. — Хотите на моём примере выйти из простых учителей в психологи? Построить карьеру на имени Ростовых? Загнанный мальчик, который смог! — последнюю фразу я произнёс, словно это был какой-то слоган. — А что, может сработать. Нас знают во всей Империи.

— Владислав, — женщина нахмурилась. — Мне не нравится твой тон.

— А чего вы от меня ожидали? — я развёл руками и встал со стула. — Каждый только и думает, как посмеяться над нами или воспользоваться случаем, чтобы выглядеть лучше на фоне Ростовых. Вот только здесь даже думать особо не надо, любой будет смотреться лучше!

Под конец я всё-таки не удержался и чуть повысил голос, за что мне тут же стало стыдно. Но слово не воробей, уже вылетело.

— Влад, — учительница примирительно подняла руки. — Я не хотела тебя оскорбить. И говорю обо всём от чистого сердца. Я и правда вижу в тебе нечто, что скрыто от глаз и хочу, чтобы ты раскрыл в себе свои таланты.

— А если я сам этого не хочу?

— Уверен? — она прищурилась. — Разве ты не хочешь показать всем, на что способен?

— Это какая-то запрещённая психология, — я немного остыл и присел обратно. — Вы играете со мной.

— Как и ты, — мне показалось, или она подмигнула? — Но давай начистоту, пока что ты бьёшься, как птица в клетке, не в силах вырваться на волю. Может, позволишь мне помочь и открыть решётку?

С этими словами она покосилась на рояль.

Ух и на что она только намекает? Неужто хочет… да нет, быть того не может. Мы ведь в школе, сюда в любой момент могут войти.

Думаю, пора прекращать эту игру, пусть даже она мне и нравится. Прикидываться озабоченным дурачком становится всё тяжелее. Но оно того стоило, рыбка клюнула, и теперь ведёт себя расслабленно. Пусть думает, что контролирует ситуацию, я же спокойно вздохну, благо, мысли уже давно пришли в норму.

Однако… стоит кое с чем закончить.

— Я не умею играть, — честно признался я.

— Уверен? — её хитрый взгляд доставал до самой души. Казалось, что она готова вынуть из меня всё потаённые мысли. И что самое смешное — я не был против.

Хм, а ведь и правда, что мне мешает научиться играть прямо сейчас? Заряд Абсолюта на сегодня не потрачен, и если у Вселенной на меня нет особых планов, хотя бы в течение нескольких часов, то…

Просто великолепное совпадение. На такую удачу я даже надеяться не смел. Ведь написание романов — это не основная идея по заработку денег. У меня в руках источник музыкальных хитов моего мира, и просто грех этим не воспользоваться. Я уже нашёл парочку магазинов, где можно купить лицензионные программы по созданию музыки. Именно туда я и планировал отправиться после уроков. Собственно, потому так и рвался домой.

Однако судьба несколько изменила планы, и мне несказанно повезло. Если до этого я ещё сомневался, стоит ли тратить умение Абсолюта на знание о клавишных музыкальных инструментах, то теперь всё решилось в одну секунду.

Совместим приятное с полезным.

Я мысленно обратился к неведомому существу, что забросило меня в этот мир. Попросил о новом умении, не сводя глаз с рояля. Смотреть на учительницу было выше моих сил. Да и потом она оказалась довольно умной и прозорливой женщиной. Наверняка что-то заподозрит, если увидит мой отрешённый взгляд.

— Честно говоря, я никогда и не садился за него, — всё же обратился к ней, чтобы прервать неловкую паузу.

— Так за чем дело стоит? — она жестом пригласила меня присесть за рояль. — Я помогу, если ты только попросишь.

— А вдруг не получится?

— Тогда попробуем что-нибудь другое, — Элла улыбнулась в ответ. — Главное — не сдаваться.

— Что-то мне подсказывает, что для вас это более важно.

— Это необходимо для нас обоих.

Всё же ей удалось заманить меня за огромный музыкальный инструмент. Но к тому моменту я уже понял, что Абсолют согласен с женщиной и готов ей подыграть. Вот так вот просто понял, всё как обычно, чистая интуиция. Мысли приходят в голову, будто говорю с самим собой.

Присев на кругленький стул, достал телефон и увидел в нём новое приложение, иконка которого напоминала точно такой же рояль, который стоял прямо передо мной.

Ну кто бы сомневался.

Я затаил дыхание и приложил большой палец к экрану. В ту же секунду меня кожу пронзили острые разряды, впившиеся до самых костей. Я стиснул от боли зубы, но всё же сдержался. Не хватало ещё грохнуться в обморок или закричать прямо здесь. Благо, Абсолют на этот раз пощадил меня, и разряд был минимальным. Наверное, привыкаю, или же такое послабление за то, что я недавно и так натерпелся. Неважно, главное, что я не вызвал у Эллы никаких подозрений. Ну, почти.

— Ух ты, — восхищённо выдохнула она, увидев мой гаджет. — Никогда подобных не встречала.

— Подарок отца, — пришлось придумывать на ходу. — Привёз из Азии. Там сейчас много чего новенького и интересного.

— Хм, ну, может быть, — ухмыльнулась женщина, после чего вновь переключила своё внимание. — А теперь давай посмотрим, на что ты способен, Владислав Ростов. Нажми-ка вот эту клавишу.

— Всего одну? — теперь на моём лице появилась усмешка. — А как насчёт полноценной мелодии?

Глава 17

Мои пальцы легли на клавиши настолько легко, что мне показалось, будто я всю жизнь только этим и занимался. В ту же секунду по классу разлилась простенькая мелодия, которую слышали сотни и тысячи учеников. Конечно, ведь она принадлежала знаменитому композитору, имени которого, почему-то никто не знал. Зато все знали, что мелодия из одного популярного девчачьего фильма. Сами понимаете, звуки рояля вперемешку с глупой романтической линией — практически успех. И я решил этим воспользоваться.

У Эллы вытянулось лицо. Она переводила недоумённый взгляд с меня на клавиши и обратно. Казалось, что в её голове не может уместиться мысль о том, что я умею играть. Признаюсь честно, мне тоже в это слабо верилось, ведь до этого момента я практически не врал. Да, в прошлой жизни мне довелось играть на пианино, но мои попытки обучиться этому ремеслу закончились уже на вторую неделю. Так что по факту я говорил правду — играть не умел.

И вот сейчас мои пальцы порхали по нотам, и это кружило голову. Чёрт возьми, я ведь играю! Но накатившая эйфория схлынула так же быстро, как и появилась, оставив лишь рациональные мысли.

Глупо ли я поступил? Эмоционально? Да ни черта подобного. Думайте, как хотите, но такое умение мне ещё пригодится. Кто-то может назвать меня недальновидным, что растратил способность Абсолюта лишь для того, чтобы удивить училку. Но я скажу прямо, что такие люди не видят дальше своего носа, раз решили, что в эпоху физических носителей на музыке нельзя заработать. Если вы помните, у меня есть телефон из иного мира, на котором сохранились хиты моей Земли. Если правильно пошаманить, то можно неплохо заработать.

Собственно, так же, как и на чужих книгах, которые у меня тоже сохранены в телефоне. Так что… ну да ладно, об этом чуть позже. Сейчас же можно отдаться на волю эмоциям. Хотя бы ещё на парочку минут.

— И это, по-твоему, не умею играть? — пробормотала Элла, когда я посмотрел на неё, не прерывая мелодию и заводя её на второй круг.

А что ты хотела? Думаешь, так легко можно со мной играть? Гормоны побурлили и перестали, а удивлять здесь буду я. Тебе же достанется мнимое чувство контроля над ситуацией. На самом же деле всё совсем иначе. Прикинуться подростком-дурачком не составило труда, мне даже родители поверят. И ты тоже никуда не денешься, Эллочка.

Но ответил совсем иное.

— Скажем так, внезапно проснулся талант. Ну, или в личном деле просто не указано то, что я обучался игре дома, — вновь подмигнул женщине. — Об этом вы не подумали, да?

Моя усмешка позабавила учительницу, хотя я и заметил недоверчивый блеск в глазах. Однако докапываться до истины она не стала.

За её спиной тихонько скрипнула дверь, и в класс вошло несколько старшеклассниц, среди которых была и Света. Она с подругами удивлённо уставились на меня, не в силах отвести взгляд. Должен признать, такое внимание мне нравилось. Всё же психологичка из Эллы неплохая, и она была права — я хочу показать то, на что способен.

Следом за Светой, в кабинете появились и мои одноклассники, включая Адашеву. А вот она со своей свитой уже не упустили момента посмеяться.

— Вла-а-адик, — мерзко протянула Наташа. — Что с тобой? Ещё вчера ты казался таким брутальным, а уже сегодня играешь сопливые мелодии?

Девчачий смех заставил меня психануть. Всё-таки терпеть подобное было выше моих сил. Потому я звонко ударил по клавишам, обрывая композицию, и метнул на вошедших гневный взгляд.

Однако меня опередила Элла, не дав моей ярости вырваться наружу.

— Наталья, — учительница внимательно посмотрела на мою одноклассницу. — Возможно, я неправа, но разве не ваша мама совсем недавно спонсировала конкурс музыкантов? — от этих слов Адашеву чуть было не перекосило. — Насколько я помню, всё сводилось к тому, чтобы сыграть мелодию именно из этого фильма. Выходит, ваша родительница — жуткая фанатка вампирской саги? Может, вы пригласите ей к нам? Влад сыграет пару-тройку композиций. Или же просто посоветуйте ей вашего приятеля.

Эф, прозвучало так, будто меня продают, как кусок мяса. Впрочем, вспоминая мамочку Адашевой, я был бы не против дать пару «мастер-классов».

Наташа сощурилась так, что её глаза превратились в тонкие щелочки, из которые только что пламя не полыхало.

— Ноги Ростовых не будет в нашем доме, — прошипела девушка.

— Ну, это мы ещё посмотрим, — с вызовом, но в то же время спокойно, ответил я, скрестив руки на груди.

Та чуть не поперхнулась от негодования, но промолчала. Вместо ссоры, поступила умнее. Махнув своим подружайкам, ретировалась из кабинета, оставив нас в компании ещё нескольких вошедших учеников.

Да они как мотыльки летят на звуки музыки. Этим стоит воспользоваться. Хорошо, что дядя приехал, он мне поможет.

— Влад, — теперь уже учительница обратилась ко мне. — Я не буду именно сейчас уточнять, что произошло, но нам всё равно необходимо это обсудить.

Что обсудить? Что я пользуюсь фантастическим девайсом? Э, нет, ты всё равно не поверишь. Да и делиться подобным я ни с кем не собираюсь.

— Что именно? — переспросил я, вновь перейдя в режим дурочка. — Вы о своих грандиозных планах?

— Да, — кивнула женщина. — Я хочу организовать в школе концерт, и твои… кхм, умелые руки нам весьма пригодятся.

— Нам? — я лукаво посмотрел на неё.

— И нам, и мне, — тихо произнесла она, после чего продолжила обычным голосом: — Так что, ты согласен? Придётся потренироваться, играешь неплохо, но я уверена, что сможешь лучше.

— А кто ещё будет?

— Не знаю, — учительница пожала плечами. — Как я уже говорила, пока что начала с тебя. Буду собирать остальных членов команды. Возможно, ты мне в этом поможешь, — она посмотрела на столпившихся учеников. — Вдруг кто-то из твоих фанатов умеет играть.


***


— И вот тогда Виталик толкнул Михалыча! — смеялся дядя, допивая очередную бутылку пива.

Стоит отдать ему должное, когда я вернулся домой, то там царил порядок. На кухне меня ждал тёплый ужин, пусть и заказанный из небольшой забегаловки, но всё же он был. А мой родственничек сидел на диване, таращась в широкий телевизор. При этом он выпил всего одну небольшую бутылку. По крайней мере, я заметил лишь её. Хотя вряд ли бы он прятал от меня пустую тару. Всё говорило о том, что меня ждали. А ещё о том, что дядя не особо балуется алкоголем, как раньше. И это меня весьма радовало.

Сев за стол, я тут же налетел на аппетитное мясо, томившееся в картонной упаковке. И как только не остыло? Дядя же с интересом за мной наблюдал. Я бы сказал, с отечественной любовью. Наверное, в тот момент он жалел, что у них так и не появилось детей.

Бутылка пива, протянутая им, оказалась весьма кстати. Китайская лапша с курицей были для меня островатыми.

— Только матери не говори, — дядя хитро подмигнул. — А то она меня за яйца повесит.

— Приятного мне аппетита, — пробормотал я, отчего тот рассмеялся.

Ну а после началась весёлая беседа. Я рассказал о том, что со мной произошло за эти несколько дней, так как говорить о скучных месяцах, что мы были врозь, не хотелось. А вот о драках и новой учительнице дядя слушал с удовольствием.

После же он и сам начал вспоминать весёлые деньки в школе. От него-то я и узнал, почему наш директор настолько сильно обозлён на род Ростовых. Оказалось, что два брата (ну, вы понимаете, о ком речь) решили подшутить над другой парой обидчиков. Уже тогда их унижали и оскорбляли, правда, намного меньше, чем меня, ведь отец мог легко сломать нос. И это в лучшем случае.

Так вот, парни смазали стену в коридоре невидимым, но очень сильным клеем, и решили приманить своих неприятелей. Не знаю, о чём они думали и как именно планировали план, но всё, конечно же, пошло насмарку, когда рядом появился Владимир Михайлович. Кто-то толкнул отца, а он, в свою очередь, налетел на директора. Тот отскочил в сторону и прижался к стене и… оставил там дорогой пиджак, побарахтавшись на весу около минуты.

— Ох и влетело тогда нам, — причитал дядя, мечтательно глядя в потолок. — Грозили «стерилизацией», Михалыч кричал, что Охотников на нас натравит!

— Охотников? — а вот это интересно. О них я слышу впервые, поэтому вцепился в слово, словно клещ, не собираясь отпускать собеседника, пока тот мне всё не расскажет.

— Что? — дядя сразу протрезвел и выпрямился на стуле. — Ты о чём?

— Не прикидывайся, — я внимательно на него посмотрел. — Говори уже, что за Охотники? И почему отец про них ничего не рассказывал.

— Эх, — прокряхтел тот, разминая затёкшие кости. — А ты сам не понимаешь? Именно они и подставили деда. Охотники работают на Императора, ловят неугодных магов и… ну, ты знаешь.

На мгновение я замер. Всё складывалось весьма и весьма интересно.

— То есть ты веришь в то, что Никиту Ростова подставили? — недоверчиво переспросил я.

— Как пить дать, — кивнул дядя и открыл третью бутылку. — На то время он стал слишком сильным магом. Да ещё его Тень… такой магии ни у кого не было. Настолько мощная, что могла многое изменить.

— К примеру, возвести на трон новую династию, — пробормотал я.

— Да плевать ему было на власть, — отмахнулся мой родственник. — Дед никогда ею не интересовался. Наоборот, стоило о ней заговорить, как морщился, словно от зубной боли. А вот приключения и поиски сокровищ — другое дело.

— Сокровищ? — я нахмурился. — Они-то здесь при чём? Неужто прадеда могли убить из-за того, что он нашёл нечто невероятное?

— Кто знает, — дядя пожал плечами и забросил в рот кусочек курицы, но тут же захрипел от остроты и в пару глотков отпил половину бутылки. — Обалдеть, и ты это ел?

— А у меня был выбор? — усмехнулся в ответ.

— Конечно! — воскликнул он. — Я думал, что это нормальная штука, а она для драконов создана! Чёртовы торгаши, хоть бы предупреждали об этом!

— Вообще-то, здесь написано, — я показал значок перца на коробке. — Но в целом, для меня норм.

— Жуть, — прорычал дядя, вновь приложившись к горлышку. — Никогда больше у них не закажу. Ты уж прости дурака.

— Да ладно, — я улыбнулся. — Зато узнал новые подробности про прадеда.

— Ага, вытянул из меня то, о чём мне твоя мать строго-настрого запретила говорить.

— Ну, особо вытягивать не пришлось.

Дядя бросил на меня подозрительный взгляд, после чего мы оба рассмеялись.

Да, настроение было отличным. Главное, чтобы оно продлилось до конца дня. А там, глядишь, и до конца жизни. Лишь бы она не была столь скоротечной, как первые две. Надеюсь, Абсолют меня так не обидит. Не зря же он меня сюда забросил.

Кстати, пора заняться делом, пока дядя окончательно меня не споил. Соблазн-то появился, но здравый разум подсказывает, что пора валить в свою комнату. Там меня ждёт работа и новые идеи. А вот вечерком стоит ещё раз переговорить с «опекуном».

Глава 18

Зайдя к себе в комнату, достал из рюкзака пару дисков с программами и присел на кровать. Записаться на кикбоксинг не получилось, так как ближайшая секция почему-то оказалась закрыта. Довольно странно, сегодня пятница, и у них должно быть много посетителей. Но на нет и суда нет. Поэтому я решил заняться чем-то более важным, а именно будущим заработком.

— Отлично, и что мне с вами делать?

Как вы понимаете, я научился играть на пианино и гитаре. Но что мне это сейчас даст, если я не разбираюсь в самих программах. Однако я не жалел о том, что потратил умение Абсолюта, мне всё равно предстояло это сделать. Либо учиться самому, либо вот таким вот образом. В конце концов, в программе все инструменты в виде клавиш, то есть по факту, я уже сейчас могу сесть и записать на компьютере ту же мелодию, что играл в школе.

А вот как мне переписать музыку, что у меня на телефоне? Вот это довольно весомый вопрос. К тому же надо переписать книги, которые успел скачать до того, как меня сразила вражеская пуля.

Кстати, как там Алёна сейчас? Скучает ли? Похоронили ли меня или кремировали?

Как ни странно, но подобные мысли пронеслись в голове, не оставив никакого негативного послевкусия. Просто и по факту. Я умер в том мире, значит, должен быть похоронен.

Так, ладно, отбросим эти пустые размышления. Всё равно они сейчас не помогут.

Интересно, а как поживает «новая» Алёна? Совсем недавно её чуть не убили, такое просто не проходит. Ну, кроме меня. Не знаю почему, но я не испытывал никаких угрызений совести. Прекрасно понимал, что лишил человека жизни, вот только… сложно назвать подобного ублюдка человеком. Поэтому сравнивал его со свиньёй, которую следовало заколоть, так как она взбесилась.

Бр-р-р, а вот от воспоминаний по спине пробежала дрожь. Пожалуй, надо бы избавиться и от этих мыслей, сосредоточившись на предстоящей работе.

— Влад?! — снизу раздался голос дяди. — К тебе пришли!

Опаньки. И кто же это там?

Забросив диски на стол, быстренько спустился и встретился в дверях с той, о ком только что думал.

— Алёна? — удивлённо переспросил я.

— Привет, — она смущённо помахала рукой, косясь на дядю. — Ты свободен?

— Эм… — я несколько замешкался, не ожидав столь скорой встречи. — В принципе, да. Что-то случилось?

— Нет, — она мило улыбнулась. — Просто думала прогуляться. Нам ведь есть что обсудить.

При этих словах я заметил, как дрогнуло лицо дяди, однако вида он не подал.

— Я смотрю, тебе везёт в последнее время на красавиц! — радостно воскликнул он, толкнув меня в спину. — Чего стоишь? Иди уже и развлекайся! У тебя же выходные!

Да, точно, выходные, на которых я планировал плодотворно поработать. Впрочем, разговор с Алёной тоже может оказаться полезным. Можно узнать, как идёт дело с «Гвоздём», и что обо мне думает Ржевский. Я до сих пор на свободе, что несколько удивляет.

— Только ради тебя, — я усмехнулся в ответ, чем вызвал улыбку дяди, и вышел на улицу. За спиной тут же захлопнулась дверь.

А ведь он даже не сказал, во сколько мне явиться домой. Видимо, решил, что мы с Алёной…

— У тебя весёлые гости, — девушка вновь одарила меня лёгкой улыбкой.

— Ага, иногда даже слишком.


***


Мы прогулялись по аллее, болтая ни о чём и обо всём на свете. Мне было интересно абсолютно всё, даже мелочи, о которых рассказывала девушка. Сперва ей это показалось подозрительным, но через несколько секунд она расслабилась и продолжила устную экскурсию в новый Красноград, чему я был искренне рад.

Узнал ли я что-то особо важное? Вроде нет. Однако от Алёны смог разузнать о районах города, о торговых центрах, ресторанах, кинотеатрах и так далее. В общем, мне хватило информации, чтобы понять, город довольно сильно отличается от моего родного. Но это и не удивительно, всё же другой мир.

Дошли до кафе, где я «пообщался» с двумя верзилами, а потом познакомился с местной полицией. Кстати, сержант Гавриленко тоже был здесь. Будто ждал нас. Конечно, подходить не собирался, а продолжал пить кофе у окошка небольшого ларька, однако его косой взгляд я буквально чувствовал кожей.

— О, привет! — Алёна помахала ему рукой, когда мы присели за пластиковый столик.

Мужчина кивнул, всем своим видом дав понять, что не рад нашему приходу.

— Доброго дня, сержант Гавриленко! — я тоже решил подыграть девушке и наиграно радостно поприветствовал того.

— Ты его знаешь? — удивилась Алёна.

— Да не особо, — усмехнулся я. — Просто забавно смотреть на его кислую морду.

Моя подружка звонко рассмеялась, но через пару секунд взяла себя в руки и прикрыла рот ладонью.

— Влад, ну чего ты так сразу? На самом деле, Гавриленко хороший.

— А кто говорит, что он плохой? — я удивлённо вскинул брови. — И я искренне желаю ему доброго дня.

— Дурачок, — хихикнула Алёна и слегка толкнула меня в плечо.

Отлично, контакт налажен, атмосфера разряжена, теперь можно поговорить и о деле. Надеюсь, у неё будут хорошие новости. Вряд ли дочь полковника полиции пришла ко мне в гости просто так. Хотя… я ведь могу на это надеяться?


***


Что ж, я оказался прав. В обоих случаях.

Во-первых, смущённая Алёна призналась, что беспокоилась обо мне. Всё же для неё мой поступок остался непростым. Она сама не знала, как ко мне относиться после того, что я сделал. С одной стороны, я спас ей жизнь. С другой, забрал чужую. Но с этим она как-то ещё справлялась.

А вот во-вторых, было гораздо существеннее. Привлечь к ответственности Екатерину Юдову не получилось. Она отрицала любую связь с серийным убийцей по прозвищу «Гвоздь» как свою, так и своего сына.

— В смысле? — после такой новости я непонимающе уставился на собеседницу. — Труп ведь ему принадлежит.

— Уже нет, — вздохнула Алёна.

— Уже…

Ну да, кто бы сомневался. Юдова решила быстренько прикрыть лавочку, чтобы никто не прознал о её сыночке. Даже слухи могли принести ей большие неприятности. Уверен, в участке всем пригрозили, чтобы держали язык за зубами. Даже боюсь представить, чем именно эта тварь угрожала копам. Хотя, чего здесь гадать? У большинства есть семьи, родственники, друзья. И подкупать не надо, денег слишком много уйдёт. А так…

— Тело забрали? — спросил я, уже зная ответ.

— Сразу же, — виновато отозвалась девушка, будто самолично вынесла труп. — Влад, прости, но здесь замешаны власти, сам понимаешь…

— Понимаю, — кивнул в ответ. — И это бесит больше всего. Мы смогли остановить убийцу, а по факту ничего не сделали.

— Не говори так, — Алёна улыбнулась. — Теперь на улицах станет спокойнее, и всё благодаря тебе.

— М-да, — я вздохнул и рассказал ей о том, что думаю о людях Юдовой в участке. О браслете и о том, что меня тоже вскоре вычислят. Таить подобное не видел смысла, в конце концов, мы в одной тарелке.

— Ну, то, что нас просеивают, словно в сите и ежу понятно, — произнесла Алёна, явно недовольная таким положением дел. — А вот насчёт тебя я бы не стала беспокоиться.

— С чего вдруг? — я выжидающе взглянул на неё.

— Владислава Ростова не было в том переулке. Ни днём, ни ночью, — она одарила меня милой улыбкой и развела руками. — Так что ты чист.

— Хотел бы в это верить, — я пожевал губы. — Но интуиция подсказывает, что не всё так просто.

— Боишься? — участливо спросила девушка.

— Не то, чтобы боюсь, — я провёл ладонью по волосам и осмотрелся, будто искал того, кто может нас подслушивать. — Скорее, опасаюсь. Сама понимаешь, такие люди, как Юдова это дело просто так не оставят.

— Успокойся. Ты начинаешь параноить, а это до добра не доведёт.

— Знаю. И всё же…

Ладно, историю с Юдовой можно оставить на потом. Главное, не проморгать момент, когда она сделает ход первой. А я уверен, что так и будет. Осталось только понять, когда именно.

— А что обо всём этом думает полковник?

— Папа? — Алёна нахмурилась. — Рвёт и мечет. За раскрытие такого дела ему могли дать повышение.

— Или сорвать погоны, — пробормотал я. — Одно из двух.

— Именно, — согласилась девушка. — Потому и бесится. Хотел сегодня тебя вызвать в участок, но я уговорила его этого не делать. Всё-таки нам нельзя рушить легенду.

— Вызвать меня? — я удивлённо распахнул глаза. — Зачем? Я ведь всё уже рассказал.

— Он надеется, что остались какие-то детали, которые помогут ему прижать Юдову к стенке. Ты ведь помнишь, что именно «Гвоздь»…

— Да, — я перебил собеседницу, помня, что этот ублюдок лишил её матери. — Но я и правда ничего больше не знаю.

— Я так и сказала. Он и отстал.

— Надеюсь, больше не прицепится? — я улыбнулся Алёне.

— Кто знает, — она пожала плечами и внезапно накрыла мою ладонь своей. — Но давай закроем тему. Расскажи лучше, как прошёл твой день.

— Мой? — я покосился на тонкие девичьи пальчики. В груди что-то тяжело застучало, будто мотор Харлея завёлся. — Да, в принципе, ничего особенного. Кроме…


***


Мы болтали ещё несколько часов, пока не начало холодать. Вечера в это время года были не самыми тёплыми.

Распрощавшись с Алёной и договорившись встретиться как-нибудь ещё (наверное, в тот момент я покраснел от смущения), направился домой, где меня уже поджидал весьма повеселевший дядя.

— Эй, ты чего так рано?! — наигранно возмутился тот, когда я вошёл в дом. — В мои годы любой уважающий себя парень не мог вернуться домой раньше пяти часов!

— Так уже полшестого, — усмехнулся я в ответ.

— Утра!

— Ну да, делать мне больше нечего, как тусить до самого рассвета, — пробубнил я.

— А чем же ты настолько занят, что отбрил такую красотку?!

— Книгу писать собрался. Как тебе такое?

— У, задрот, — отмахнулся дядя и вновь уставился в экран телевизора, к которому подключил мою же приставку.

Ну да, и кто ещё задрот.

Но спорить не стал. Понимал, что он прикалывается. Поэтому направился к себе в комнату, сгорая от предвкушения. Почему? Честно говоря, и сам не знаю. Просто руки так и чесались что-нибудь написать. Музыку или пару страниц книги, неважно. Главное — делать.

С этими мыслями я и ворвался в комнату, плотно прикрыв за собой дверь. Не люблю, когда меня отвлекают. По закону подлости это происходит в самый ненужный момент.

— Итак, — присел за компьютер, подключил телефон и проверил загруженные в другой реальности книги. Да, всё на месте. Удивляться не собирался, и без того слишком много со мной произошло за последнее время. — С чего же начать?

Сперва мне надо было понять, что именно популярно в новом мире. Этот пункт я выполнил и был приятно удивлён. Вкусы людей разных измерений не особо отличались. Поэтому передо мной встал более сложный выбор. К сожалению (или к счастью) я загрузил в телефон первые части многотомных серий. По факту получалось, что сейчас я могу чуть поправить текст (хотя можно обойтись и без этого) и отправить в издательство. А если им понравится, в чём я почти не сомневался, то уже тогда придётся писать продолжение самолично. И вот это несколько напрягало. Смогу ли дотянуть до того уровня, который уже представлен? Смогу ли выдержать стиль и накал интриги?

— Ну и самое главное, можно ли «Менять маски»?

Глава 19

Провозившись за компьютером до полуночи, я кое-чему всё-таки научился. Собственно, принцип у всех программ был одинаковый, клавишную раскладку можно было настроить и там, и там. Набор инструментов тоже оказался однообразным и примитивным.

— Ну а чего ты ожидал? — усмехнулся себе под нос и принялся за работу.

Для начала требовалось выучить азы, именно этим я и занимался. И должен сказать, что мне понравилось. Когда запускал написанную мелодию, то в груди появлялось чувство собственной важности. Правда, оно быстро сходило на нет, стоило мне включить песни на телефоне.

— Чёрт, придётся потрудиться.

Да, времени пройдёт немало, но я всё равно научусь писать музыку. И вот тогда… тогда у меня появится мой собственный ночной клуб с шикарным баром и рестораном. Второй, конечно, будет где-нибудь в стороне, дабы не путалась целевая аудитория. Но я определённо добьюсь этого, а Абсолют мне поможет.

Но даже когда я лёг в кровать, сна не было ни в одном глазу. И всё из-за таинственных Охотников, о которых говорил дядя. Кто это? Что за типы, которых не принято упоминать за светской беседой?

— Ладушки, посмотрим, — я быстренько вбил в поисковике «Охотники», надеясь, что гаджет меня поймёт и выдаст ту инфу, которую я и ищу. Собственно, так и произошло. Поисковик выдал мне десяток сайтов, большая часть из которых оказалась красной. А ведь именно это я и искал. — Отлично, — пробормотал я и принялся за чтение. — Главное, чтоб не на всю ночь.

Но инфа оказалась настолько интересной, что меня затянуло на пару часов.

Если вкратце, то Охотниками называли секретную имперскую организацию, что следила за магами по всему миру. Да, вы не ослышались, именно, что по всему, а не только в нашей необъятной стране.

Вырезки из зарубежных газет и статей, официальные переписки и свидетельства очевидцев, вот то, что выдал мне Абсолют. Довольно любопытная информация, учитывая, что там вновь фигурировал мой знаменитый родственник. Никита Ростов, за ним долго следили, выжидая удачного момента, чтобы подставить.

А вот то, чем он занимался на самом деле, ещё больше привлекло моё внимание.

— Сокровища… — слово заставило удивлённо распахнуть глаза.

Получается, что дядя говорил правду? Но какие сокровища могли погубить прадеда? Это определённо не золото с бриллиантами, у Императора таких богатств предостаточно. Здесь крылась тайна, которая могла изменить всё мироустройство. По крайней мере, так мне подсказывала интуиция.

И, порывшись на других сайтах, понял, что не ошибся. Хотя сведения пришлось собирать по крупицам.

— Артефакты древней цивилизации, — прошептал я, рассматривая золотой диск.

Да, это был всего лишь рисунок, зарисовка одного из вольных художников. Как оказалось, об этих артефактах знали все на свете. Их часто использовал в художественной литературе и фильмах, наделяя всевозможными способностями. И это вызвало улыбку.

— Если хочешь что-то спрятать — прячь на самое видное место.

Пока фантазёры вновь и вновь спасали мир с помощью золотых дисков, мой прадед искал их по-настоящему. Он знал, что артефакты могут изменить мир, ведь если их собрать воедино, то на вторую Землю вернётся магия, утерянная многие тысячелетия назад. То, что называли магией сейчас, не шло ни в какое сравнение с той силой, витавшей в воздухе, во времена расцвета Империи Худжу. Собственно, с ней-то и были связаны артефакты. Вот только каким образом я так и не понял.

— Забавно, — я положил телефон на грудь и уставился в мрачный потолок.

Получалось, что мой прадед хотел вернуть в мир магию. Но зачем? Считал, что так будет лучше? Или, наоборот, он искал артефакты, чтобы их уничтожить? Ведь если магия станет доступна всем, то эту планету захлестнёт настоящий Хаос. Впрочем, способности уже давно проявляются и у обычных людей, а аристократы лишь сдерживают их. В чём-то они правы, если распустить чернь, то ничего хорошего из этого не выйдет. С другой стороны, кем станут богачи, если вскроется правда? Магия будет общей, и их власть лопнет, как мыльный пузырь. Конечно, они не могли этого допустить. Ещё одна причина, по которой появились Охотники.

Вокруг артефактов строилось множество слухов и теорий. То и дело возникали целые культы, желающие открыт миру правду. Но их быстренько убирали спецслужбы. Однако уже через пару лет появлялся новый орден или культ, тянувшийся к таинственным сокровищам. Возможно, мой прадед был членом одного из таких сборищ.

Но что именно он хотел? Какой цели желал добиться? И почему он не сошёлся во мнении с Императором? Хотя с последним всё просто — Никиту никто и не спрашивал, его просто прилюдно казнили, объявив весь наш род предателями. А вот отец и дядя пытались что-то об этом узнать, но быстро сдулись. И если папу я понимал, у него жена и сын, то вот его брата не совсем.

— Значит, мы ещё поговорим, — я хитро улыбнулся в темноту. — У нас много тем для беседы.


***


На следующий день я сидел за компьютером с самого утра. Пускай плаксивые умники пишут, что заработать на гуманитарных науках (они даже слово этого не знают, чтобы критиковать) сложнее, чем на чём-то более серьёзном, но я скажу в ответ, что музыка во всех измерениях одна и та же. Думаю, если б я этим не воспользовался, то меня бы с головы до ног обложили дерьмом. То же самое сделали бы, если б поступил, как и планировал с начала — создал новый стиль в музыке и крутил им в своём клубе. Ведь это баян — пользоваться чужими разработками и технологиями. В то же время глупо их юзать, ведь только дебил этим не воспользуется. Проще оставить комментарий, что это глупо и нереалистично, чем вникать в саму суть, которая объяснена изначально.

Я умный, а автор дебил, третьего не дано. И так всю жизнь в эпоху свободных комментариев. Как хорошо, что сайт, на котором я начал выкладывать «свои» тексты, поддерживает работающих авторов, а не «самых умных» читателей.

Кстати, этим тоже надо воспользоваться. В нынешнем мире самиздат довольно скверно развит. Если появятся лишние деньги, то стоит нанять программистов и создать нечто подобное. Уверен, народ оценит. Пускай не сразу, но в будущем точно. В нашем мире это давно пройденный этап. Вторая Земля несколько уступает в развитии подобных вещей первой. И пока я это знаю — стоит воспользоваться. Сперва стану писателем, а потом и основателем крупного портала электронной литературы.

— М-да, лишние деньги, руководитель портала, композитор… не слишком ли я разогнался?

Впрочем, почему бы и нет? Если воровать, то миллион, если тра… кхм, то королеву. Ну, вы понимаете.

В комнату несколько раз заходил дядя, с удивлением и интересом наблюдая за моими манипуляциями. Врать не буду, к тому моменту я «скачал» ещё одно умение — работать в музыкальных программах. Пускай я и знал нотный стан и другие штуковины, но тратить время на изучение основ этих плюшек, не собирался. У меня и без того хватало проблем, и если есть способ хоть немного их преуменьшить, то почему бы им не воспользоваться.

И да, я изначально планировал заниматься музыкой и книгами, о чём уже говорил. Для этого не надо особо светить мордой, а значит никто не поймёт, кто именно таким образом зарабатывает копеечку, и меня это вполне устраивало. Если вскроется, что молодой Ростов внезапно начал зарабатывать, да ещё такими нестандартными для него способами, по типу — изобрести вечный двигатель (плохой пример, знаю, зато понятный), то нам точно несдобровать. Уверен, у имперских дознавателей есть менталисты, которые легко вскроют мою черепушку без всяких подручных средств и узнают, что да как. Ну а то, что Ростов-младший, жалкий планктон по жизни внезапно сыграл на рояле… господи, да всем насрать. Сыграл и сыграл, говорил, что не умеет, просто набивая себе цену, а сам на самом деле играл по несколько часов дома в течение пары лет.

Именно так я планировал отвечать на вопросы, чтобы с меня спали все подозрения. Но в то же время сильно сомневался, что кому-то будет интересны мои музыкальные навыки. Это явно не то, на что должны смотреть шестёрки Императора. Игра на рояле не равно магии Тени. А вот её я показывать никому не собирался. Потому и беспокоился, что кто-то мог приметить Тень, когда я дрался с Архиповым. Не хватало, чтобы рассказали директору, он-то сразу метнётся куда следует. Да к тем же Охотникам, им только дай повод кого-то убить или стерилизовать.

— Погодь, это ты, что ли, придумал? — за спиной раздался голос дяди, о котором я уже успел позабыть, увлёкшись работой.

В это время я как раз запустил трек, который прописывал по памяти.

— Ну да, — не оборачиваясь, отозвался я. — Понравилось?

— Да это ж просто круто! — воскликнул тот, судя по всему, подскочив со стула. — Я серьёзно, я готов крутить его на дискотеках!

— Сельских или школьных? — съязвил я.

— Не дерзи мне, племяш, — рассмеялся дядя. — Говорю ведь от чистого сердца.

— Да понимаю, но трек пока сырой.

— И всё равно он крут. Скинешь мне?

— Как только закончу над ним работу.

— Нет, давай сейчас, я покажу своим друзьям, пускай знают, кто у меня в родственниках значится.

— Ага, Ростов-младший, вот кто, — вновь усмехнулся я.

— Да перестань, всё не так уж плохо.

— Ты жил в нашей семье и не выдержал давления, — а вот тогда я обернулся и внимательно посмотрел на него. — Сменил фамилию, чтобы никто не знал, кем именно ты являешься. И после этого заявляешь, что всё не так плохо?

На несколько секунд дядя оторопел и замер, поражённо смотря на меня. Но потом усмехнулся и ответил:

— Ты чего такой злой? Теперь я понимаю, почему твои предки настолько обеспокоились, что позвали меня.

— Позвали? Они говорили, что ты здесь проездом.

— И ты в это поверил? — он прищурился. — Влад, не обижай меня. Только что передо мной сидел умный мужик, который готов подорвать мировую экономику, а уже через мгновение превратился в обычного подростка.

— Только тебе решать, кто перед тобой сидит и как его воспринимать, — в тон ему ответил я.

Дядя вновь нахмурился, но ничего не сказал, лишь удовлетворённо хмыкнул.

— Мужик, — только и произнёс он и тут же поменял тему. — Но ты серьёзно планируешь работать весь день? Сегодня же выходной. Пошёл бы потусил куда-нибудь.

Потусить? Чёрт, точно!

— А сколько времени?!

Я испуганно схватил телефон и чуть было не охнул от удивления.

— Твою ж…

— Не выражаться, — хмыкнул дядя. — Что-то случилось?

— Конечно! — я готов был кричать от злости на самого себя. — уже шесть вечера.

— Ну да и что? Засиделся, с кем не бывает?

— Но меня ждут! Сегодня же Света устраивает вечеринку.

— Света? — переспросил дядя таким тоном, будто узнал о мировом заговоре. — И кто она?

— Девушка, — улыбнулся в ответ, ринувшись к шкафу. — Думаю, это самое важное.

— Это да, — кивнул тот. — Главное, что не Светлан.

— Валера! — рыкнул я от негодования.

И да, я звал родного дядю по имени. Слишком взрослым стал, да и ему больше так нравилось. Наверное, чувствовал себя моложе. Или хрен его знает, что ещё, но мы договорились общаться друг с другом, как друзья.

— Ладно, ладно, — он вскинул ладони. — Я тебя не отвлекаю. Но если нужна будет помощь, скажи.

— С девушкой я как-нибудь сам справлюсь.

— Надо не как-нибудь, а так, чтоб тебя каждую неделю на вечеринки приглашали — послышалась его усмешка. После чего дядя похлопал меня по плечу, заставив обернуться. — И вот, не забудь самое главное, — с этими словами протянул маленькую упаковку презервативов. — Без этого не стоит выходить из дома.

— Ты из меня какого-то озабоченного пацана делаешь.

— Лучше быть таким, но во всеоружии, чем «самым умным» и стать папашей через полгода.

— Девять месяцев.

— Это если тебе повезёт, — улыбнулся он. — А бывает и так, что через полгода, и тебе даже не отмазаться. Поэтому…

Поэтому он прав, здесь и спорить не буду.

— Спасибо, — усмехнулся я и взял упаковку. — Я об этом даже не подумал.

— Весь в отца.

— Постой, хочешь сказать, что он поженился только из-за меня?

— Ну, о таком твои родители должны сами говорить. Но единственное, что могу сказать, Витальке с женой повезло. Не то что мне.

После чего он рассмеялся и вышел в коридор. Я же остался в комнате с недоумённым лицом.

— Да уж…

Глава 20

Твою ж за ногу, черти меня дери! И как я мог забыть о вечеринке?! Ещё же обещал пораньше подойти, чтоб помочь с закусками и тому подобным.

— Стоп, — я на мгновение замер перед зеркалом. — А с хера ли?

Действительно, какого чёрта я должен помогать Свете? Произвести впечатление? Допустим, но тогда меня сочтут просто подкаблучником. В конце концов, она самолично позвала меня в гости, значит, я её заинтересовал, как «новый» Влад. А он ни перед кем не пресмыкается.

Вмиг успокоился и вновь взглянул на своё отражение.

— Вроде бы неплохо, — довольно хмыкнул я.

Джинсы, белая футболка и синяя клетчатая рубашка поверх неё. Закатав рукава, понял, что мне нравится такой образ. Простой, но в то же время чем-то привлекающий. Он будто говорил, что человек лишний раз не выпендривается, но немало имеет за душой. По крайней мере, мне так хотелось думать.

Взглянув на дядин подарок, с усмешкой покачал головой и открыл пачку. Достав пару штук, запихнул в задний карман. Если выпадет случай, то я к нему готов. Если нет, то пускай лежат, жрать не просят и отлично.

— Жрать, — произнеся это слово, невольно скривился. Уж больно грубо и неотёсанно оно звучало.

Тем более как презерватив может жрать?

Фантазия тут же подбросила образ, от которого меня вновь передёрнуло.

Ну уж нет, лучше не дразнить собственные мысли. В последнее время они слишком буйные. Надо будет над собой поработать, а то молодое тело переполнено гормонами. Их буйство до добра не доведёт, а мне ещё много чего предстоит сделать. Вот только для этого необходим холодный расчёт и свежая голова.

В этот момент на столе пиликнул телефон. Взяв его, увидел сообщение с неизвестного номера. Не скрытого, а именно незнакомого.



«Влад, привет. Это Света. Ты сегодня придёшь? Я жду».


И улыбающийся смайлик в конце.

— Ждёшь? — слегка удивился я.

Почему, слегка? Ну а что здесь такого. Определённо она заинтересовалась сильным парнем, который может постоять за себя. А ведь именно таким я и стал за эту пару дней.

— Ладно, погнали.

Быстренько спустившись на первый этаж, чуть было не врезался в весёлого родственничка.

— Ох, как ты спешишь, — рассмеялся он. — Неужто дама ждёт?

— А ты весьма догадлив, — с улыбкой ответил я, принявшись обуваться.

Дядя только хмыкнул.

— А деньжата с собой есть?

Да твою ж… и почему я обо всём постоянно забываю? Но с другой стороны, всё, что мне дали на карманные расходы, я уже потратил.

— Закончились, — честно признался я.

— Эх, молодёжь, — протянул дядя и достал из кармана несколько крупных купюр. Отдав их мне, с ехидной ухмылкой сказал: — Надеюсь, сегодня ты проявишь себя, как настоящий мужик.

— А ты умеешь подпортить настроение, — пробормотал я в ответ.

— Ой, да ладно, только не говори, что обиделся, — отмахнулся тот. — Я же тебе добра желаю.

— Знаю, — я улыбнулся. — И да, я постараюсь не посрамить прошлое поколение и своих предков.

— Отличная речь! — дядя взмахнул руками. Казалось, что это он идёт на вечеринку, и именно его переполняют эмоции. — Так держать, и все девки твои!

— Ага, скажи, что ещё невесты бегать за мной будут.

— Кто знает, кто знает, — он хитро подмигнул. — Но скажу сразу, не ведись на это и пользуйся моей щедростью.

Не стоило долго думать, чтобы понять, о чём он говорит.

— Будет сделано, босс, — я шутливо отсалютовал дяде и направился к выходу. Но уже у двери обернулся и спросил: — Кстати, пока не забыл, ты поможешь мне с картой?

— Какой ещё картой?

— Мне нужна банковская карта, но открыть счёт я сам не могу. Станешь поручителем?

— Да без проблем, — он пожал плечами. — А ты расскажешь, откуда к тебе деньги будут капать?

— Сегодня ты уже слышал, — я задрал нос, отчего дядя рассмеялся.

— Неужто решил музыку продавать?

— И не только её, Валера. Поверь, вскоре я буду в деньгах купаться.

— Отлично, — он хлопнул в ладоши. — Тогда эти деньги, — кивнул на мой карман, куда перекочевал данные им купюры, — я ставлю на проценты.

Я прищурился и уже хотел достать их, когда дядя замахал на меня руками.

— Господи, Влад, ты прикидываешься, что ли? Я же шучу!

— Шуточки у тебя…

— Самые лучшие. Спасибо, я знаю.

Я ничего не ответил, только улыбнулся и помахал ему на прощание.

Меня же ждало вечернее приключение. Эх, если б я заранее знал, к чему оно приведёт, то… всё равно бы пошёл.


***


Жила моя «новая» знакомая вместе с родителями в центре города. Поэтому пришлось десяток минут потрястись на воздушном метро. Зато вид оттуда открывался шикарный, мне нравилось кататься на этом городском транспорте. Каждый раз, когда смотрел в окно на широкую ленту реки, что почти опоясывала наш микрорайон, не мог оторвать взгляд. Зелень деревьев контрастировала с голубизной воды. Как ни странно, но реку до сих пор не засорили, хотя изредка и всплывали новости о том, что кто-то очень старается в этом направлении. Но каждый раз таких «предпринимателей» быстренько убирали, либо за решётку, либо просто. Помнится, один из подобных типов потом сам всплыл в низовье реки. Шума тогда столько было, мама не горюй. Зато остальные человечки, что желали засрать воду, быстренько поутихли и исчезли.

И вот уже почти пять лет в новостях ни о чём подобном не говорят. А чуть ли не кристально чистый поток радует взор, и манит в наш город новых туристов. Конечно, и от них проблем много, но мы уже привыкли.

Ну а ещё мне нравилось воздушное метро тем, что представляло собой собирательный образ сразу нескольких эпох. В нём сочетались нуарное ретро и киберпанк. Разница между эпохами в пару сотню лет, но у нас это каким-то образом смогли совместить и представить в виде общественного транспорта.

Конечно, на первой Земле тоже было нечто подобное, но здешнее метро отличалось и от него.

— Круто, — пробормотал я, не отрывая взгляда от далёкого пирса и бескрайней голубой глади моря.

Но вскоре поезд остановился на нужной мне остановке, и пришлось выбираться наружу.

Наружа… кому она нужна, когда дома можно найти столько всего интересного. Наверное, скажи такое моему дяде, как он самолично вышвырнет меня на улицу. Но сейчас столько неоконченных дел…

Однако я прекрасно понимал, что мозгу нужна разрядка. Если я забьюсь в своей берлоге на несколько дней, то результат оставит желать лучшего. Я и так многое успел сделать.

— Хорошенького понемножку.

Добравшись до высоченной многоэтажки (ещё не небоскрёб, но от вида захватывало дух), набрал номер квартиры. Мне тут же ответил весёлый и слега встревоженный голос девушки.

— Да, кто это?

— Свет, это Влад, — отозвался я.

— А, Влад! Наконец-то!

Раздался тихий писк, и входная дверь отворилась.

Дорогое здание с затемнёнными окнами. Больше походило на гостиницу. Внутри всё было примерно так же, вызывая у меня неловкость. Стоило войти, как ко мне подошёл портье — невысокий смуглый мужчина, примерно за пятьдесят. Красный костюм вызвал улыбку.

— Доброго дня, сэр, — он слегка поклонился. — Могу я вам чем-то помочь?

— Доброго, — я кивнул в ответ. — Я к Светлане Лакшиной.

— О, и вы, — понимающе улыбнулся портье. — Надеюсь, сегодня вы повеселитесь.

Ага, значит, там уже собралась большая компания. Не буду ли я там лишним?

В голову вновь прокрались недобрые мысли. Что, если Света позвала меня, чтобы потом посмеяться? Или решила пригласить Стасика, чтобы устроить дома бойцовское шоу?

Хотелось верить, что она до этого не скатится, иначе будет уже слишком. Мне и без того проблем хватает.

Лифт оказался таким же шикарным, как и холл. Просторный, примерно человек на десять, украшенный различными вензелями и узорами, покрытые позолотой. Чёрт, да даже кнопки казались чем-то фешенебельным!

Двадцатый этаж. Поехали.

Я не успел понять, когда лифт тронулся. Прошло всего несколько секунд, и двери снова распахнулись. Мне казалось, что мы стояли на месте, но нет, я вышел в коридор всего с двумя дверьми по сторонам.

То есть соседи у Светы лишь с одной стороны? М-да, богато жить не запретишь.

Внезапно из одной квартиры вылетела взлохмаченная девушка и неверующе уставилась на меня.

— Ты… — прошипела она, ткнув пальцем в мою сторону.

— Привет, Настя, — я улыбнулся и помахал рукой. — Ты тоже приглашена?

— Я да, — продолжала злиться плоскогрудая девушка. — А ты какого чёрта здесь забыл?

— Тебя пришёл повидать, — усмехнулся в ответ. — И твои маленьких подружек тоже.

— Ублюдок! — взревела та и бросилась на меня, протянув руки, будто желала выцарапать мне глаза.

Но в этот момент из квартиры появилась ещё парочка девушек, которых я и не знал, и вовремя остановили подругу.

— Настя, ты с ума, что ли, сошла?! — воскликнула одна из них и неодобрительно покосилась на меня. — Тратить свои нервы на это?

— На «это»? — меня пробрало от злости. — Вообще-то, у меня есть имя.

— Мы его знаем, Владюша, — вторая подружка произнесла это таким тоном, что мне свело зубы.

— Пустите! — Клюкова всё-таки смогла вырваться из их хватки и кое-как привела себя в порядок. — Вали отсюда, Ростов. Тебе здесь не рады.

Отлично, я так и знал, что не стоило переться в такую даль. Теперь настроение испорчено на неделю вперёд.

— Эй! — наконец-то появилась и хозяйка квартиры и всего мероприятия в целом. — Кто вам это сказал?

Света, одетая в простенькое платье с оголёнными плечами, направилась ко мне, неся в руках два бокала с шампанским.

— Это моя вечеринка, и Влад мой гость, — она протянула бокал мне, а сама развернулась к подругам и прожгла их испепеляющим взглядом. — Если что-то не нравится, то лифт ещё не уехал.

— Ну, знаешь ли… — вновь из груди Насти раздалось шипение.

Она вместе со своей свитой (видимо, почётное место в свите Адашевой даёт привилегии заводит свою, когда рядом нет «хозяйки») направились к выходу. Проходя мимо меня, ощутимо толкнула в плечо, будто я ей мешался. За такое можно было бы и по морде врезать, но поднимать руку на девушку, даже на такую стерву, я не желал. К тому же, после того, как Света за меня заступилось, настроение заметно поднялось, и продолжать выяснять отношения мне совершенно не хотелось.

— Ого, — восхищённо выдохнул я и пригубил шампанское. — Ты за меня заступилась, да ещё выгнала Клюкову. Не боишься, что это потом аукнется?

— Чем? — улыбнулась девушка. — Что она может сделать без своей Наташеньки? А Адашева вряд ли будет за неё заступаться. Конечно, над тобой бы она с радостью посмеялась. Но тогда придётся иметь дело со мной.

— Ух ты, — только и мог выдавить из себя.

В глазах Светы заметил жадные огоньки. Она лукаво подмигнула и, взяв меня за руку, потянула в открытую дверь.

Глава 21

Стоило нам войти, как меня оглушила музыка. Нет, я слышал, как она грохотала ещё в коридоре, но не думал, что внутри всё настолько громко. Наверное, из-за акустики. Хотя квартира, надо признаться, выглядела побольше нашего дома.

— Проходи, располагайся, — Света жестом предложила пройти дальше, а сама прикрыла дверь и направилась к барной стойке.

Да, у них была длинная барная стойка, протянувшаяся почти от самого входа и до конца квартиры, очерчивая узкую полоску бара. За ним зал, и не просто зал, а прямо-таки футбольное поле, с той лишь разницей, что вместо травы стояла мебель. Шикарный кожаный диван, пара журнальных столиков, на которых вазы с цветами, ну и «футболисты», такие же весёлые, как наша сборная после любого матча, будь тот победным или проигрышным. Второе, как вы понимаете, случалось чаще. А вот наглость игроков переполняла любую чашу терпения. Казалось, что они не боялись ничего, пока не появлялась полиция.

То есть, да, от футболистов с первой Земли они мало отличались.

Ну а ещё лестница на второй этаж. Что было там, я не знал, но почему-то подумалось, что сегодня данная тайна передо мной раскроется.

И стоило сделать пару шагов, как на мне остановилось несколько любопытных взглядов. Никого из присутствующих я не знал, а вот они меня определённо. Где-то виделись, наверное, одноклассники Светы, но никогда не общались. По крайней мере, я этого не помню. Три симпатичные девушки и один парень. Длинный (не высокий, а именно длинный), с надменным взором. Одет в синий костюм с золотыми узорами на рукавах и вороте. Определённо он из какой-то «высокой» семейки. Девушки же казались менее пафосными, хотя откровенные наряды, а именно тонкие топики и шорты у одной, юбка которая даже на жгут не похожа у второй и платье с декольте до колена, говорили о том, что и они знают себе цену.

М-да, занесло же меня. Надо было дома отсидеться, поработал бы спокойно.

Но отступать нельзя, пришлось сделать глубокий вдох и двинуться к компании.

— Ростов, — парень не спрашивал, а утверждал.

— Собственной персоной, — я подошёл к ним и слегка кивнул. После чего протянул руку. — Владислав.

Незнакомец посмотрел на меня с неким презрением, но всё же ответил на рукопожатие. Видимо, манерам его хорошо обучили. Троица подружек же прищурились, да вышло так синхронно, что я невольно ими восхитился.

Наверное, тренировались пренебрежительному взгляду. Это можно считать отдельным видом искусства.

— Не знал, что ты придёшь, — продолжил парень, так и не представившись. — Неужто Лакшина настолько глупа?

— Глупа? — стоило о неё вспомнить, как Света появилась из-за моей спины. — И это говорит тот, кто вложил в пирамиду почти половину родительского состояния?

Девушки тут же захихикали, а парень поник и отвёл взгляд, потеряв ко мне всякий интерес. Света же взяла меня под руку и повела на середину зала.

— Уделишь мне немного времени? — спросила она и, повернувшись ко мне лицом, ловко обвила шею руками. — Потанцуем?


***


Минута бежала за минутой, час за часом. Мы танцевали, болтали, делились впечатлениями о том или ином фильме. В общем, непринуждённую беседу. Как ни странно, но меня никто больше не цеплял, наоборот, девушки (Марго, Лиза и очередная Настенька та, что с вырезом по колено) заинтересовались моей персоной. И это здорово не понравилось Кириллу, тому самому выскочке. Как я и думал, он был из довольно богатой и знатной семьи. Кирилл Лобастов, младший сын Дома Лобастовых, что держали в руках большую часть мясных фабрик в городе, имея огромную фирму, известную по всей стране и даже за её пределами.

Но почти до самого конца вечеринки он меня не трогал, пока наконец его терпение не закончилось.

— Ростов, — Кирилл обращался ко мне исключительно по фамилии.

— Да, Лобастов? — я же решил отвечать в той же манере. Вроде бы и приятно от того, насколько его это бесит, и в то же время я не грублю, а говорю на уровне, что и со мной. Всё честно.

— Ты специально меня бесишь? — процедил он сквозь зубы.

К тому моменту я отошёл к широкому окну, взглянуть на ночной город. Тогда-то ко мне и подобрался неприятель. Как партизан, честное слово.

— Вот положа руку на сердце, — я так и сделал с самым глупым выражением лица, на которое только был способен, — даже в мыслях не было.

— Издеваешься? — прошипел он и в ту же секунду гордо вскинул голову с надменной ухмылкой. — Твоё право. Только не забывай, кто есть кто. Это опасно делать с людьми, вроде меня.

«С людьми, вроде меня…»

Помнится, в прошлой жизни один лысый дядечка мне писал подобное. Я тогда обидел его сильно своим мнением. Он-то хотел, чтобы я при всех высказался о нём так, будто такого человека в задницу целовать надо. А по факту вышло, что он слишком высоко задрал планку своими разговорами. То есть его дела были абсолютно несопоставимы с тем, что он обещал. Конечно, в плохом смысле этого слова. Сперва, помнится, я даже немного напрягся. Но потом стало попросту смешно, как бесится взрослый человек из-за слов пацана. Ну, давайте честно, для него я, действительно, считался таковым.

Эх, Лёва…

— Прекрасно помню, — я отсалютовал ему очередным бокалом с вином. — Я Ростов, ты Лобастов. Мы ведь только что об этом говорили. Неужто запамятовал?

Кирилл фыркнул и снова окинул меня оценивающим взглядом.

— Я не знаю, в какие игры ты играешь, Ростов. Но не стой у меня на пути, иначе будет хуже.

— На пути? — я обернулся и увидел дверь за спиной. — Так тебе приспичило? Так беги скорее, — отошёл в сторону, жестом предлагая парню пройти в туалет. — Что ж ты сразу не сказал? Разве ж я не человек, не пойму, что ли?

— Ты вообще нормальный?! — вот тогда его прорвало.

Парень ощерился, словно дикий зверь, и резким движением схватил меня за воротник рубашки. Я не стал разговаривать, понимая, что он всё равно не поймёт. Вместо этого, перехватил свободной рукой его мизинец и вывернул так, что послышался лёгкий треск.

В ту же секунду Кирилл закричал не своим голосом, словно девчонка. К нам подскочили остальные гости вместе с хозяйкой. Марго истерично вопила о том, что я дикарь и таких, как я надо прилюдно сжигать на костре. А вот остальные девушки почему-то были с ней не согласны. Поэтому молча стояли и наблюдали за нашей мелкой потасовкой. В какой-то момент я даже заметил в их глазках искорки интереса.

Ох, уж эти женщины…

Лобастов же успел заткнуться и теперь стонал от боли, опустившись на одно колено.

— Вот видишь, как быстро переходит власть от одного к другому, — спокойно произнёс я, глядя ему в глаза. — Минуту назад мнил себя богом, а сейчас преклоняешься перед обычным смертным. Каково тебе?

— Пошёл ты, — снова прошипел тот.

— С радостью, — ответил я и отпустил палец.

Кирилл тут же вскочил на ноги и попятился, зло глядя на меня.

— Ты пожалеешь об этом, Ростов, — в тот момент он казался мне змием, аспидом, гадом ползучим, но никак не человеком. — Мои родители весь ваш род в порошок сотрут.

— Да неужели? — хмыкнул я, залпом осушив бокал. — Даже Императору не удалось всех нас убрать. Думаешь, у вас получится?

— Иди к чёрту! — воскликнул Лобастов и быстрым шагом направился к выходу.

Марго засеменила следом, а остальные девушки с удивлением посмотрели на меня.

— Ну ты даёшь, — пробормотала Света, когда послышался громкий хлопок двери, возвещающий об уходе парочки. — В чём-то он был прав. Ты с ума сошёл. Лобастовы ведь не слезут с тебя живого.

— Если сестричка Кирилла всё такая же аппетитная, то я не против, — улыбнулся в ответ и забрал бокал у Насти.

— Эй! — наигранно возмутилась девушка. — Ты теперь должен мне двойную порцию!

— Без проблем, — я просто пожал плечами и подмигнул ей. — Только скажи где и когда.

Но на этот вопрос ответила хозяйка квартиры. Подойдя ко мне вплотную и проведя ладонью по моей груди.

— Здесь и сейчас, дорогуша. Ты обязан извиниться за опоздание и за эту ссору с Лобастовым.

— Уф, — выдохнул я, чувствуя, как в венах забурлила кровь. — А вот это неожиданно.

— Неужели? — хитро улыбалась Света, постепенно отстраняя меня к тому самому дивану.

Да, к кожаному дивану. Такого баяна даже в простенькой пародии увидеть нельзя. Однако жизнь оказалась настолько непредсказуемой, что смеётся надо мной почище депутатов над простыми обывателями.

— Не волнуйся, — Настя встала справа и нежно взяла меня за руку. — Мы тебе поможем.

Вот это поворот.

Взглянув на Лизу, понял, что и третья подруга не прочь порезвиться в нашей компании. Взгляд вновь сам по себе перекочевал на почти что обнажённое тело Насти. Заметив это, девушка медленно сбросила одну лямку, и тогда моему взгляду показалась небольшая аккуратная грудь. От подобного перехватило дыхание.

А жизнь-то налаживается.

То была последняя мысль, перед тем, как мой взор помутился, а сознание покинуло тело.


***


Первое, что я увидел, когда разлепил глаза — белая комната. Абсолютно белая, то есть вообще ни единого пятнышка или чёрточки. Лишь лёгкие тени в углах обозначали границы того места, куда меня забросили.

— Сучки, — со злости пробормотал я.

Всё-таки меня подставили. Вот как знал, что никому нельзя доверять. И всё равно ведь пошёл, чуть ли не побежал на вечеринку. И чего хотел добиться? Что увидеть? Или кому-то доказать, что мой род не такой простой и презираемый, как кажется? Молодец, доказал. Придурок.

— Эй! Есть кто?! — крикнул в пустоту, но, как вы понимаете, ответа не получил.

Так, и чего от меня хотят? Что это за место? Непохоже на темницу. В таком обычно психов держат, но никак не пленников. Неужто меня закинули в психушку? Почему бы и нет, обколют какой-нибудь дрянью, а потом скажут, что так было. И попробуй докажи, я ведь Ростов. Да ещё и агрессивный в последнее время.

Но я прождал несколько минут, кричал, звал неведомых похитителей, и ничего не произошло. Становилось жутковато, поэтому решил себя хоть чем-нибудь занят. Исследовать комнату не имелось возможности, так как она была примерно три на три метра, и в ней ничего не находилось. Конечно, кроме меня.

И тогда начал размышлять о том, что произошло. Когда меня успели опоить? Вроде бы до того момента, как потерять сознание, я был относительно трезв. Вино хоть и пьянило, но не настолько, чтобы выпасть из реальности. Получается, мне что-то подмешали.

Или не мне? Последний глоток был из бокала Насти. Неужто это её хотели вырубить? Но зачем? Похитить и требовать выкуп? Вряд ли, её семья хоть и не бедствует, но не считается особо зажиточной. Тогда бы уже похищали Свету или того же дебила Кирилла. Уж за них можно требовать кругленькую сумму.

Но опять же, кто это организовал? Да и деньги таким людям не нужны, ведь все в квартире являлись отпрысками обеспеченных родителей. Может, их хотели использовать, как рычаг давления? Это ближе к истине.

Однако попался именно я. И вновь нестыковка. Если желали похитить кого-то из девчонок, то что я здесь делаю? Могли бы просто оставить в квартире. С другой стороны, похитители (если таковые вообще имеются) вполне успели бы выкрасть всех, кто находился на вечеринке. А потом свалить всё на меня. Возможно, именно сейчас они и решают, как лучше это организовать, пока я прохлаждаюсь в этой комнатке.

«Не-е-ет».

Шипение раздалось столь внезапно, что я не сразу разобрал слово.

Ещё раз осмотрелся — никого. Тогда кто со мной говорил?

«Те-е-ень».

Шипение повторилось. А перед глазами снова всё поплыло.

Зараза, только не это…

Я завалился набок, пока Тьма постепенно меня поглощала.

Глава 22

Сперва я почувствовал жуткий холод во всём теле. Потом лёгкую тошноту и головную боль. Но именно из-за первого отступило второе и третье. Стоило ли этому радоваться? Вряд ли. Ведь как только ко мне вернулось сознание, я открыл глаза и готов был взвыть от бессилия.

— Сука! — крик удалось подавить, но всё равно я выругался, понимая, насколько сильно влип.

Я сидел привязанным к деревянному стулу абсолютно голый. Вокруг царил мрак, который прорезали лишь редкие огоньки слабеньких ламп. Грязные бетонные стены, покрытые лишайником, справа слышался шум воды, и чувствовался дикий смрад испражнений. Над головой, судя по всему, такие же монолитные плиты, ведь я оказался пленником в канализации!

Просто охрененно. Сперва заманили на вечеринку в тёплую компанию, потом опоили, закинули в комнату для дурачков, а напоследок притащили хрен пойми куда! И что им от меня надо?! Кто вообще всем этим промышляет?!

И словно в ответ на мои вопросы из тьмы раздался насмешливый женский голос:

— Наконец-то ты очнулся. Кровь Ростовых оказалась слабее, чем я думала.

На свет медленно вышла высокая и худая женщина, облачённая в блестящее, покрытое стразами, платье. Разрез продемонстрировал стройные ножки, а лицо показалось мне весьма симпатичным, хотя и было очевидно, что над ним поработало немало пластических хирургов, стараясь вернуть былую молодость.

Надо отдать им должное, почти получилось.

Я, конечно, не гений, но здесь и дураку понятно, кто передо мной стоит.

— Хотел бы вежливо поприветствовать и пожелать доброго вечера, госпожа Юдова, — я оскалился и тут же скривился от боли во рту. Вместе с этим почувствовал металлический привкус. Сволочи, били или так «аккуратно» переносили? — Но обстоятельства не располагают.

— Ух ты, как прозорливо, — выдохнула она, остановившись всего в паре метров от меня. — Сам догадался или кто подсказал?

— Просто я не такой дурак, каким принято считать членов нашего Дома.

— С этим не поспоришь, твой отец успел много чего наворотить до отъезда. Даже я не смогла до него добраться, — на её лице расплылась хищная улыбка. — Но теперь в моих руках его сын. Надеюсь, что он сильно расстроится, когда встанет на моё место!

Последние слова она выкрикнула, яростно сжав кулаки. Красивая женщина исчезла, теперь передо мной стояла разгневанная истеричка, брызжущая слюной от собственных воплей.

Конечно, всё сводилось к тому, что я неудачник и тварь конченная посмел поднять руку на её единственного сыночка-лапочку. Стоит заметить, что она не скрывала его наклонности к гвоздям и битам и даже поощряла их.

В гневе она не выдержала и подскочила ко мне. Ударив по стулу (наверное, метилась по моим причиндалам, но промазала), опрокинула меня на спину. Послышался тихий хруст, но боли не было. Это означало, что треснули хлипкие доски, и теперь мне будет гораздо проще освободиться, что неимоверно радовало. Вот только куда бежать? Я даже не знаю в Краснограде ли нахожусь.

— И не надейся на мою жалость, — продолжала шипеть Юдова, словно змея подколодная. — Пленником ты мне ни к чему, твоя семейка больше мне ничем не угрожает. А вот посмотреть на их стенания я очень хочу, поэтому вскоре они получат хороший подарочек, — с этими словами пару раз хлопнула в ладоши, и где-то позади раздался оглушительный рык.

А вот это плохо. Очень, очень плохо.

Юдова отошла назад с самодовольным видом.

— Но так и быть, я дам тебе шанс спастись, — подняла голову и посмотрела мне за спину. — Всем вам!

После её слов по канализации пронеслись крики десятка глоток. И мне это совсем не понравилось. Складывалось впечатление, что нас забросили на гладиаторскую арену.

Подпольные бои заключённых. Что-то подобное я слышал от отца. Правда, он быстро замял тему, когда я переспросил. И теперь выходит, я попал именно туда. М-да, моя задница точно умеет находить неприятности.

— Бойцы! — продолжала тем временем Юдова, пафосно раскинув руки и смотря куда-то во тьму. — У вас есть возможность уйти отсюда живыми и получить кругленькую сумму. Для этого надо всего лишь остановить этого мальчишку! — ткнула в меня пальцем. — И тот, кто сделает это красивее всех, — то есть более кровавым способом? — получит заслуженную награду! — и снова одобрительные крики. Они там с ума все сошли, что ли? — Ну а если никто не справится в течение часа, то я выпущу Малышку. И тогда уже пеняйте на себя и молитесь своим богам.

Малышку? Ох, как же это всё паскудно.

Женщина вновь повернулась ко мне и усмехнулась.

— Обычно тем, кто отыгрывает роль жертвы, мы даём нож, чтобы освободиться. Справляются не все, но многим удаётся. Однако тебе, — в её раскосых глазах полыхнули искорки настоящего гнева, — придётся выбираться собственными силами. Неудачи тебе, Ростов! — она взмахнула на прощание рукой и вновь растворилась во мраке.

Ох, сучка, ну, погоди. Как только я до тебя доберусь (а я обязательно доберусь), то оторву твою красивую головушку и повешу у себя в комнате в виде трофея. Мне ещё бы найти труп твоего сыночка, чтобы повесить и его голову рядом. Так сказать, семейный подряд.

Крики неизвестных моментально затихли. Видимо, они решили притаиться и напасть, когда я расслаблюсь и ничего не буду подозревать. Вот только в таких условиях мои мысли устроили в голове настоящий марш-бросок, ища путь к спасению.

Как освободиться? Куда мне бежать? Справлюсь ли с другими бойцами? И самое главное — кто такая Малышка? Последний вопрос беспокоил больше всего. А вот на первый удалось ответить почти сразу же. Благодаря сдавшим нервам Юдовой, доски, держащие меня за стул, лопнули и доломать их не составило труда.

— Твою ж мать, — тихо выругался я, вскочив на ноги и сбрасывая оставшиеся путы.

Осмотревшись, никого не заметил. Казалось, что вокруг нет ни единой живой души. Лишь плеск помоев, несущихся где-то во тьме, да капель с потолка.

Отлично, и куда мне топать?

Неподалёку послышались тихие шлепки, будто ко мне приближался босой человек. Получается, что и остальных тоже раздели?

Я попятился и подхватил с пола обломок стула. Из него так кстати торчало несколько гвоздей, хоть какое-то оружие. Незнакомец неспешно приближался, но я никак не мог его рассмотреть. Слабый свет лампочек давал минимум обзора. Я видел лишь в радиусе пары метров, да ещё туннель, убегающий вперёд.

— Эй, мужики, — тихо позвал я, не желая криками провоцировать нападающих. Кто их знает, может, Юдова собрала здесь настоящих психов, которых мои вопли только сильнее разозлят. — Давайте поговорим? Вы ведь понимаете, что я не виноват в том, что у этой богатенькой стервы сын поехал кукухой. Он напал на девчонку, и я её спас, заодно прибил маньяка. Слышали о «Гвозде»?

На мгновение шаги затихли. Я уже было понадеялся на удачу, но она, видимо, сегодня была не на моей стороне. Уже через секунду передо мной появился худощавый человек. Как я и предполагал, тоже полностью обнажённый. Кожа на нём буквально висела. Казалось, что её просто натянули на скелет. Грязный, взлохмаченный. Прихрамывающий на правую ногу и с безумным блеском в глазах.

И снова я прав, Юдова забросила сюда психов.

— Хе, хе, хе, — посмеивался противник, перебрасывая из руки в руку небольшой мачете. — Вот ты и попался. Только не убегай. Будет весело.

Его помешательство буквально обволакивало мой разум. И первое, что пришло на ум — это кто-то из магов, обладающий телепатией. Ну или чем-то подобным. Возможно аристократка долго держала его в плену, тогда объясняется его худоба. А если свисает кожа, значит, он был толстым, выходит, это кто-то из знатного рода. Но я не слышал о пропажах ни в одном из Домов.

Скорее всего умалчивают об этом. Кто захочет выставить напоказ свою слабость?

— Приятель, давай мы не будем…

Но мне не позволили договорить. Незнакомец неожиданно резво метнулся ко мне, занеся оружие над головой. Я успел уклониться в последний момент и отскочить в сторону. Нога скользнула по чему-то противному и холодному. А шум воды стал ещё сильнее.

Обалдеть, ещё б чуть-чуть и упал в эту жидкую мерзость.

Противник меж тем временем уже сориентировался и вновь атаковал. Он бил наотмашь, даже не задумываясь о тактике. И это сыграло с ним злую шутку.

Я снова отпрыгнул вправо и отмахнулся палкой. Враг не ожидал такого и попятился. Тогда я вскинул свободную руку, и в тот же миг остатки стула ударили сумасшедшего по ногам.

Не знаю, что там было, наверное, торчащие гвозди или острые обрубки, но незнакомец пронзительно закричал, а на каменный пол брызнула кровь. Подскочив на здоровой ноге, псих поскользнулся и рухнул на спину. Да так сильно, что послышался звонкий шлепок, от которого у меня мурашки побежали по телу.

Оказаться на его месте я бы не хотел.

Не раздумывая, я подскочил к нему и ударил по руке. Гвозди впились в податливую плоть, а враг разразился новыми криками и отборной бранью. Я понимал, что мне предстоит его убить, однако не желал этого делать. Что-то тормозило меня.

— Щенок! — взревел тот и схватил меня за щиколотку.

Одним рывком ему удалось повалить меня, и сразу же ударить. И если б я не дёрнулся к нему, то уже лежал бы с мачете в пробитой груди.

Ну, сука!

— Убью! — кричал противник, вновь занеся оружие.

Но на этот раз я не дал ему возможности сражаться. Гвозди впились в шею врага, заставив того захрипеть. Вырвал палку из его тела, и в лицо тут же брызнула тёплая кровь. От этого меня чуть было не вывернуло наизнанку, но пришлось побороть себя и продолжить.

Выхватив мачете из ослабевших рук, в последний раз взглянул на своего первого противника в канализационных воинах. Он не сводил с меня ошарашенного взгляда и царапал пальцами пол, желая дотянуться до изворотливой жертвы. Но сегодня был явно не его день.

Развернувшись к нему ногами, с силой ударил в бок, оттолкнув как можно дальше. Тело сразу же скрылось во мраке, а громкий плеск возвестил о том, что оно угодило в поток помоев.

— Первый пошёл, — пробормотал я, поднимаясь на ноги.

И стоило встать, как мощные руки обхватили меня сзади и утащили во мрак. Я не успел даже пикнуть, как кто-то зажал мне рот и быстро зашептал на ухо:

— Не дрыгайся, я не враг. Мы можем помочь друг другу. Если не дурак, то соглашайся быстрее, потому что они уже рядом.

И будто в подтверждение его слов, я увидел тени, мелькнувшие неподалёку. К нам приближалось сразу несколько человек.

Да твою ж мать, и почему всё это свалилось именно на мою голову?!

Глава 23

— Если б хотел убить, то уже бы прирезал, — ещё раз прошептал незнакомец, и в ту же секунду я почувствовал, как по спине осторожно скользнуло холодное лезвие. — Просто успокойся, Ростов. Мне нужен Вебер, не ты.

Я кивнул, соглашаясь с его условиями и хватка тут же ослабла.

— Даже не думай меня убить, — так же тихо произнёс он, видимо, догадался, что я могу атаковать. — Не успеешь, — и снова холод стал на коже.

Честно говоря, это было мерзко. Стоять голышом перед незнакомцем… такое себе.

— Думай, — с этими словами он шагнул назад, и больше я не чувствовал его присутствия.

Выждав пару секунд, я обернулся, но, конечно же, никого не застал. Мой собеседник исчез во мраке, как это сделала Юдова. А вот другие участники смертельного шоу уже показались в зоне видимости. Благо, теперь я стал для них невидимкой.

Их было трое. Двое рослых мужиков, вооружённые битами, в которых я приметил торчащие кусочки лезвий; и полненькая дамочка с хлыстом в руках. Все, естественно, обнажённые. И если на поверхности я люблю смотреть на голые женские тела, то здесь мне было совершенно наплевать на большие сиськи и… ну всё то, что ниже. К тому же из-за полноты незнакомка была не особо привлекательной.

Они нервно оглядывались, видимо, услышали крики первого неудавшегося бойца. А когда приметили лужу крови, напряглись и замерли на месте. Самый рослый, судя по всему, главарь, кивнул второму мужику, чтобы тот следовал влево, туда, где слышался плеск воды. И он безропотно подчинился и осторожно двинулся во мрак. А вот дамочке командир указал в мою сторону.

Чёрт, она же сейчас меня найдёт!

Я боялся пошевелиться, так как стоило сделать шаг, и попаду под тусклый свет лампы. Конечно, можно было последовать за тем, кто меня недавно схватил. Но что позади? Я ведь ничего не видел, вдруг ещё одна ловушка?

Внезапно из тьмы прямо за спиной главаря выскочил грязный мужик и одним резким движением вонзил небольшой нож в шею противника. Тот не успел даже понять, что произошло, как захрипел, заливаясь собственной кровью. Новый участник битвы моментально вырвал оружие и вновь исчез в тени. А поверженный боец упал на колени, не в силах произнести ни слова. Он зажимал ладонью рваную рану, из которой продолжала хлестать кровь, а вторую руку протянул к женщине. Видимо, просил о помощи, но она не собиралась помогать. Наоборот, попятилась с ужасом, взирая на умирающего. А через несколько мгновений мужчина выплюнул сгустки крови и рухнул к её ногам, издав предсмертный хрип.

— Нет! — воскликнула женщина и сделала то, чего я больше всего опасался.

А точнее, сорвалась. Было очевидно, что все участники держались в плену, и явно не в лучших условиях. Вот и настал тот критический момент, когда психика незнакомки не выдержала.

Стоило главарю испустить дух, как она принялась неистово бить хлыстов во все стороны. Ни меня, ни моего «приятеля» она, конечно, не видела, но очень надеялась достать. Однако ничего не получилось, убийца скрылся и не подавал признаков жизни, а вот мне пришлось отступить. Сзади оказалась стена, от холода которой я содрогнулся. Но ничего другого не оставалось, я прижался к ней, надеясь, что пронесёт, и хлыст до меня не достанет.

Но мои надежды лишь таковыми и остались.

Женщина била по кругу, постепенно разворачиваясь ко мне. И вот, когда я увидел её безумное выражение лица, то время будто замедлилось. Кожаная плеть взметнулась в воздух и помчалась в мою сторону, растягиваясь, словно рыболовная леска.

«Руку!»

В голове раздался хриплый и жутковатый голос.

В тот же миг моя левая рука поднялась сама собой, прикрыв лицо. А вместе с этим я почувствовал лёгкое покалывание в пальцах. Плеть ударила точно по предплечью и обмоталась вокруг неё. Как ни странно, но я практически не ощутил никакой боли. Так, слегка неприятно, но не более того.

Дальше мозг соображал, словно компьютер, а тело работало на рефлексах.

Перехватил плеть и дёрнула на себя, желая вырвать оружие противницы. Но несмотря на её ошалевший взгляд (явно не ожидала такого поворота), женщина не выпустила плётку. Её хватка оказалась достаточно сильной, чтобы постоять за себя. Правда, ненадолго, ведь в следующий миг я рубанул по плети мачете. Послышался тихий звук, словно лопнула струна, и незнакомка пошатнулась, отступив на шаг. Она уставилась на обрубок в руке, не веря в то, что происходит. А когда я шагнул на свет, то и вовсе вскрикнула от ужаса.

— Дьявол! — пробормотала она, тыча в меня пальцем.

Я не сразу понял, в чём именно дело, пока не покосился на левую руку. Помимо плети, её окутала чёрная дымка, которая испарилась сразу же, как только я вышел из тени.

Что это? Та самая Тень, о которой столько разговоров? И она со мной разговаривает?

Но времени на раздумья у меня не было.

Справа из темноты выскочил оставшийся боец и с пронзительным криком ринулся на меня. Наверное, он ожидал, что я испугаюсь и растеряюсь от его вопля, но не тут-то было.

Враг ударил со всей дури, но мне удалось уйти в сторону и сразу атаковать в ответ. Закруглённое лезвие мачете легко пробило податливую плоть врага и прошло у него между рёбер. Мужик снова закричал, но теперь уже от боли. Однако сдаваться просто так не собирался.

Круто развернувшись, вновь попытался попасть по мне. Я успел присесть лишь в последний момент. Бита с острыми металлическими вставками просвистела над головой, разрезая воздух и, возможно, слегка подпортив мою шевелюру.

Плевать, сейчас не до этого!

Свободная рука взметнулась к подбородку противника. Я вложил в этот удар не только все силы, но ещё и немного магии, отчего мужик не устоял на ногах и отлетел назад, рухнув на пол. Раздался тяжёлый хрип, наверное, я повредил ему гортань, ведь попал точно над кадыком. Не теряя ни секунды, бросился к лежащему и добил его одним точным ударом в грудь.

Откуда столько злобы? Почему я их убиваю без сожаления и совести?

И сам себе ответил?

Потому что, в противном случае убьют меня. Если хочу отсюда выбраться, то придётся проложить дорогу через трупы, как бы мерзко это ни казалось.

В стороне вновь послышался женский испуганный крик. Бросив взгляд на ополоумевшую дамочку, невольно скривился. Обезоруженная и сжавшаяся от страха, она казалась ещё более мерзкой. Не дожидаясь, когда я доберусь до неё, незнакомка крутанулась на месте и ринулась во мрак. Туда, где слабо виднелся прямой путь туннеля. Но не успел я сообразить, что делать, как на свет выскочил тот самый мужик, убивший главаря. Он подбросил в руке нож, перевернув его, и ловко метнул вперёд. Послышался противный звук вонзаемого в плоть металла, убегающая успела вскрикнуть лишь один раз, а после мы услышали, как её тело грузно рухнуло на каменные плиты.

— Чего стоишь Ростов, — незнакомец повернулся ко мне и усмехнулся. — Время идёт, а у нас ещё четверо врагов на пути. Не считая Малышку, но она идёт как бонус, — он первым двинулся во тьму.

Мне оставалось лишь последовать за ним. Менять мачете на дубину не видел смысла, поэтому бросил оружие неудачных бойцов позади.

— Кто ты такой? — спросил я.

Если он так свободно себя чувствует и говорит в полный голос, значит, так же могу поступить и я. Судя по всему, мой новый «приятель» знает это место и то, что происходит. А мне позарез нужны ответы.

— Сергей Онегин, — отозвался тот.

— Онегин?

— Ага, в чём-то проблема?

В тот момент мы вышли на светлый участок, и я увидел, как он подозрительно покосился на меня.

Если я расскажу про «своих» Онегиных, ты всё равно не поверишь.

— Нет, — я покачал головой.

Подошли к убитой женщине, лежащий на животе. Нож торчал точно у неё между лопатками. И как только он умудрился попасть? Онегин тем временем склонился над жертвой и вырвал оружие одним движением.

— Сильно, — невольно прокомментировал я.

— Отчасти, — он пожал плечами. — Тебе тоже придётся так работать, — Сергей перевёл взор на мою руку. — Ты ведь маг? Что умеешь делать?

— Телекинез.

— А с рукой что было?

Чёрт, он всё-таки увидел.

— Остаточное проявление, — соврал я.

Поверил или нет, но вида не подал. Вместо этого, вновь повернулся к туннелю и двинулся вперёд.

— Идём, времени мало. Я всё объясню по дороге.


***


— Что ж, господа. Кое-кому пора научиться не сорить деньгами и верить в других людей! — смеялась Юдова, сидя в широком кожаном кресле.

Она и ещё пятеро людей находились в просторной комнате, скрытой в подвальном помещении особняка Юдовых. Подпольные бои, организованные ещё несколько лет назад, были одним из источников дохода их рода. А ещё именно это послужило превращению Григория в «Гвоздя». Анатолий Юдов был против подобного бизнеса, он старался работать честно. Это его и погубило, хотя и успел добраться до главной арены, где встречались самые сильные соперники, которых не морили голодом, как других, а, наоборот, взращивали в них настоящие машины для убийств. И даже магия не спасла аристократа. Зрители ликовали, Екатерина вместе с ними.

Смерть мужа развязала её руки. Она помогала сыну охотиться, учила его в канализации вылавливать жертвы. Изредка они вдвоём выбирались наружу. Женщина никогда не отпускала туда сына в одиночку, уж слишком глупым он был, ведь умственное развитие Григория остановилось примерно на детском уровне. Юдова иногда думала, что это из-за того, что мальчишка собственными глазами наблюдал за смертью отца. Екатерина хотела преподать сыну урок, а в итоге… впрочем, она никогда об этом не жалела.

Однако совсем недавно он всё же сбежал на очередную охоту. К тому же прихватил с собой её браслет. Зачем? Она не знала, но предполагала, что таким образом Гриша хотел ощущать близость матери. Однако, когда его жестоко убили, остались следы. Пришлось быстренько подчищать, заодно закинув в «зверинец» парочку новых бойцов.

Всё это женщина рассказала перед очередным запуском боёв. Сегодня были исключительные гости, приехавшие ради подобного зрелища даже из-за границы. Таких персон необходимо было потчевать чем-то особенным. И Юдова для подобного мероприятия всё же решилась спустить Малышку пораньше, чтобы она полакомилась ещё не остывшими трупами.

Благодаря новейшим разработкам Вагнера, работавшего на их Дом, женщине удалось напичкать арену камерами, снимавших в идеальном качестве даже в темноте. И теперь перед зрителями открывалась потрясающая картина, за которой они с трепетом и восторгом наблюдали.

— Хватит травить душу, — отмахнулся от хозяйки один из гостей, престарелый толстяк в дорогом смокинге. — Кто мог знать, что этому Ростову так везёт. Я уже не удивлюсь, если он доберётся до люка.

— Даже если доберётся, то как откроет? — усмехнулась одна из женщин в шикарном платье с меховым воротником. — К тому же по их следу уже идут.

В это время высокий мужчина с длинным носом и моноклем на лице, подошёл к Юдовой и шёпотом спросил:

— Кто есть второй? И почему он знать обо мне?

— Как же?! — а вот Екатерина не собиралась секретничать. — Господин Вебер, неужто вы не узнаёте того, кто оказался здесь по вашей воле?!

— Моей? — опешил гость.

— Ну, Альберт, — Юдова хищно улыбнулась. — Это же Серей Онегин, старший племянник Григория. Его, надеюсь, помните?

— А-а-а, — протянул мужчина и улыбнулся в той же манере, что и хозяйка. — Да, да, я помнить Григория. Жалко старика, — но при этих словах ехидно усмехнулся, — но такова цена за жадность.

— Всё верно, дорогой Альберт, — кивнула женщина и перевела взгляд на экраны. — Всё верно.

Глава 24

— Альберт Вебер отравил моего дядю с лёгкой подачи Юдовой, — говорил вполголоса Онегин, пока мы двигались в полумраке. — Как только доберёмся до зрительного зала, можешь валить на все четыре стороны. А их оставь мне.

— Я и не думал никого забирать, — усмехнулся в ответ. — А что за зрительный зал? И что это за место? Хочешь сказать, что за нами кто-то наблюдает?

— А ты как думаешь? — усмехнулся Сергей. — Мы справились с мелкими сошками. Они, видимо, решили разобраться с тобой побыстрее, но дальше нас ждёт главная арена, и там встретимся уже с лидерами боёв Юдовой.

— Что за арена?

— Огромная локация, разбитая на несколько секторов. Я не знаю в какие именно нас пустят. Но четыре из них точно придётся пройти, чтобы добраться до люка.

— Через него и спасёмся?

— Нет, там нас тоже будут ждать. Ещё никто не спасался отсюда, а тех, кто добирался до выхода, пускали на корм Малышке.

— Чёрт! — я всё-таки вспыхнул от негодования. — Да что за Малышка?!

— Поверь, лучше с ней не встречаться. Тварь, выращенная Юдовой специально для подобных мероприятий. Я не знаю, как она выглядит. Поговаривают, что это смесь самых опасных существ на Земле.

— Но откуда-то ты знаешь про арену, — я подозрительно прищурился. — Уже бывал здесь в качестве зрителя?

— Не я, — процедил сквозь зубы Онегин, но мне почему-то показалось, что злится он не на меня.

Об остальном было несложно догадаться. Чтобы спастись, надо пройти определённые уровни смертельной арены. Но даже сделав это, не стоит рассчитывать на жизнь, потому что попадёшь в лапы какой-то твари. Получается, что нам не надо проходить арену, а искать альтернативный способ спасения?

Спросив об этом Сергея, получил отрицательный ответ.

— Отсюда нет выхода, кроме люка.

— Тогда каким образом ты планируешь добраться до зрителей?

— Вот для этого нам и понадобится Малышка.

— Что? — я опешил от подобного заявления. — Ты хочешь использовать эту тварь против своих же хозяев?

— Если получится, — ухмыльнулся Онегин и резко притормозил. Отступил и скрылся в тени, я сделал то же самое. — Кто-то рядом.

Мы притаились и превратились в слух. Сергей оказался прав, неподалёку и правда послышались шлепки и тихое утробное урчание.

Твою ж мать! Это не человек, он не может так шлёпать! Неужто спустили Малышку? Но ведь час ещё не прошёл. Юдова, сука, решила избавиться от нас поскорее?

Я осторожно посмотрел на Онегина. Доверия к нему, конечно же, не было. Впрочем, он это прекрасно понимал и не старался как-то подлизаться, что мне особо нравилось. Мы были «боевыми товарищами» лишь на время. Если придётся выбирать между спасением и убийством партнёра, не сомневаюсь, он зарежет меня не задумываясь. Я, собственно, сделаю то же самое. Кто он такой, не знал. Но вряд ли сюда попадают хорошие и влиятельные люди. Хотя… Юдова та ещё мразь, может выбрать кого угодно.

Онегин приложил палец к губам, дабы я молчал. Но говорить и так не собирался, всё и так понимаю.

Тем временем неизвестная тварь, прячущаяся в тени, подбиралась всё ближе к нам. Казалось, что она ползёт у самого края канализационного стока.

Сток! Точно, ведь там должны быть решётки! Куда-то же эта гадость выливается. Хотя нырять туда и проверять теорию мне совершенно не хотелось.

Урчание послышалось совсем рядом. Буквально в паре метров. От подобного у меня перехватило дыхание. Одно дело — драться с людьми, совсем другое — с неизвестной тварью. Что из себя представляет Малышка? Определённо нечто жуткое и смертельно опасное. От страха вжался в стену, и только тогда понял, что Онегин вновь куда-то исчез.

И как у него только получается?!

Меня медленно поглощала паника, накатывавшая волнами. Я понимал, что до добра это не доведёт и надо бы успокоиться. Но вы попробуйте взять себя в руки, когда рядом настоящее чудовище!

Почему не нападает? Чего ждёт?

Словно в ответ на мои немые вопросы, тьма впереди зашевелилась, и под тусклым светом лампы мелькнула чешуйчатая лапа. А уже через мгновение ко мне шагнула невероятная образина, коих я видел только в ужастиках и в фантастических фильмах.

Больше всего она напоминала огромного крокодила. Не особо длинная морда с двумя маленькими глазками по бокам. Тело покрыто крупной чешуёй и костяными шипами в несколько рядом, протянувшимися от самой макушки до хвоста, которого я так и не увидел во тьме. Мощные когтистые лапы с перепонками между пальцев.

Охренеть.

Единственная мысль, что посетила мою голову в тот момент.

И всё же тварь не спешила атаковать, будто выжидая чего-то. Клыкастая пасть качалась из стороны в сторону, вынюхивая жертву.

Наверное, малышка учуяла Онегина, но не видит его. Впрочем, как и я.

По руке вновь пробежалось лёгкое покалывание. Мне не надо было смотреть, что происходит, я и так догадался — Тень вновь активизировалась.

Многовато на сегодня. Хотя я нахожусь на грани смерти каждую секунду. Возможно, именно из-за этого потаённая магия и проявляет себя столь активно?

И как только Тень окутала кисть, Малышка дёрнула мордой в мою сторону, угрожающе зарычав. Я уже было приготовился бежать куда глаза глядят, но это не понадобилось. Неожиданно тварь чуть опустила голову, словно кланялась или преклонялась перед страшным хищником, и слегка попятилась. От подобного я просто обалдел. Ведь только что монстр планировал меня сожрать, а сейчас боится? Да быть того не может!

И в этот момент из ниоткуда появился Онегин. Он вынырнул из мрака слева от Малышки и прыгнул на неё, ударив ножом по морде. Цель была успешно достигнута — Сергей вонзил лезвие точно в глаз чудовища. По канализации разнёсся дикий нечеловеческий рёв, от которого содрогнулись стены. Монстр замотал головой, разбрызгивая по сторонам кровь и силясь сбросить врага, но тот уже и сам отскочил на безопасное расстояние, оказавшись рядом со мной.

— Уходим! — рявкнул Онегин, встряхнув меня за плечо.

Наверное, в тот момент я выглядел шокированным, собственно, так оно и было, но всё же быстро пришёл в себя и помчался следом за напарником.

Позади раздавались рык и шипение твари, и это лишь подстёгивало нас. Промчавшись около десятка метров по скользким холодным плитам, свернули за поворот и почти сразу упёрлись в тупик. Но в стене была широкая металлическая дверь, словно из бомбоубежища с тяжёлой задвижкой. Онегин первым навалился на неё и поднял. Послышался лязг и мерзкий скрежет, когда дверь отворилась.

— Помогай, — прохрипел Сергей, пытаясь открыть проход.

Видимо, им давно не пользовались. Или так всё устроено специально, дабы не оставалось лёгких путей к спасению. Однако нам всё же удалось приоткрыть дверь и юркнуть во тьму, царившую по ту сторону. В этот же момент за поворотом раздалось жуткое рычание, а через миг оттуда выскочила Малышка. Судя по красной морде, крови она потеряла достаточно. Хотя вряд ли её это остановит, наоборот, лишь сильнее разозлит.

— Закрывай! — истошно завопил Онегин и потянул на себя дверь.

Я тут же подключился к нему, с ужасом смотря на то, как тварь бежит в нашу сторону. Казалось, что она просто летит по воздуху, и вот-вот будет рядом. И всё же нам удалось захлопнуть дверь до того, как Малышка достигнет своей цели. Сергей тут же надавил на внутреннюю задвижку, перекрывая проход. Но в этот момент с той стороны на металлическую преграду обрушился сокрушительный удар, который отбросил бойца назад.

— Ростов! — воскликнул он, моментально вскочив на ноги.

Даже Малышке не удалось полностью открыть дверь. Зато в образовавшуюся щель протиснулась когтистая лапа, по которой я и ударил мачете. И снова по всему подземелью прокатился оглушительный рёв рептилии. Лапа исчезла, и Онегину всё же удалось заьворить дверь и закрыть на задвижку. Малышка не собиралась так просто сдаваться, поэтому ударила ещё несколько раз. Однако её попытки добраться до нас оказались тщетными. И через пару минут, прекратила колошматить о стену, надолго затихнув.

— Готово, — выдохнул Сергей, облокотившись о колени и переведя дух. А потом выпрямился и уставился на меня. — И что это было?

— Малышка, — не зная, что ответить, пробормотал я.

— Издеваешься?! — он чуть повысил голос, но тут же успокоился. — Я говорю о твоей магии. Почему эта тварь стушевалась?

— Да мне-то откуда знать?! — теперь уже я злился. — По-твоему, в тот момент я думал о чём-то? Да у меня поджилки тряслись от страха!

Да, тряслись, но я думал. Лихорадочно соображал, почему Малышка боится Тени. Выходит, что у меня есть отличная оборона, о которой я даже не подозревал. Если б она ещё на всех работала…

Онегин не сводил с меня проницательного взгляда, а потом всё же махнул рукой и тяжело вздохнул.

— Ладно, сейчас нам надо выбраться из ловушки, в которую сами себя загнали.

Я попытался осмотреться, но ничего не увидел. Одинокая лампочка горела лишь над нашими головами, слабо освещая дверь. В остальном же помещении или локации (не знаю, где мы находились) царила непроглядная тьма.

— Дай угадаю, — я невольно скривился. — Это первый сектор главной арены?

— Именно, — глухо отозвался Онегин. — И я даже боюсь предположить, что за четвёрка ждёт нас впереди. По рассказам это будет форменное безумие.

Безумие? Я усмехнулся. После встречи с Малышкой даже не знаю, что может ещё меня удивить.


***


— А вот и самое интересное! — звонко рассмеялась Юдова и посмотрела на побледневшего Вебера. — Альберт, ну что с вами? Неужто так испугались голозадого мальчишку?

— Это не есть смешно, Катерина, — произнёс тот, бросив на женщину недобрый взгляд. — Мы не так договаривались.

— Да перестаньте, — в её голосе появились властные нотки, отчего мужчина несколько поёжился. — У нас с вами уговор, не забывайте об этом. Такие условия я ещё никому не предлагала. Если ваша ставка окажется выигрышной, то мой ресторан станет вашим. Документы уже заверены нотариусом с моей подписью. Осталось вписать ваше имя, — устало взмахнула рукой. — Но вы и так это знаете.

— Конечно, — огрызнулся тот. — Только ваши солдат уже стоять у люка. Ростов не выбраться на волю! Это нечестно!

— Успокойтесь, Альберт, — на этот раз Юдова даже не посмотрела на него. — На все здания, включая Онегина, уже готовы документы. А мой подарок зависит только от вашей удачи. Я думала, вы азартный человек.

— Будь я такой, не стоять здесь, — мужчина гордо выпрямил грудь, отчего хозяйка прыснула со смеху.

Сделав небольшой глоток шампанского, она всё же покосилась на гостя.

— Я поясню вам, Альберт, раз вы до сих пор считаете меня бесчестной. Ваша ставка будет победной, если Ростову удастся хотя бы открыть последний люк. Убьют его или нет, уже не так важно, ведь он пройдёт все испытания, как вы и предполагали. Теперь довольны?

Казалось, что победа Влада ей совершенно не нравится. И женщина скривилась от собственных слов. А вот Вебер воспрянул духом.

— Отлично! — воскликнул он, отчего остальные гости вздрогнули. — Тогда посмотрим, когда мальчик удастся убить ваш питомец.

Злобная ухмылка появилась на губах Юдовой. Она пронзила собеседника ледяным взглядом, но он этого даже не заметил, упёршись глазами в экран.

Глава 25

Безумие. Так сказал Онегин перед тем, как нас ослепили яркие прожектора, а по ушам врезали тяжёлые риффы электрогитары. Нам пришлось отступить и зажмуриться, прикрываясь руками. В тот момент мы были практически беззащитны и представляли лёгкую мишень, однако никто не собирался на нас нападать. Это было бы слишком просто, а ведь Юдова приказала своим «игрушкам» убить меня красиво.

Судя по всему, неизвестный хозяин локации так и собирался поступить. И должен признать, музыка, оглушившая нас, была довольно интересной. Не то чтобы я слушал такое с удовольствием, но что-то в ней определённо выделялось. Наверное, опыт гитариста, так как его игра казалась мне качественной. Он явно не сегодня утром получил в руки гитару. Юдова искала подходящий контингент, дабы усладить души своих зрителей.

— Ростов? — даже крик Сергея не смог нормально пробиться сквозь шум гитары.

Я распахнул глаза и с трудом различил, что мы стоим у самого края огромной танцплощадки, в конце которой возвышалась сцена. С неё-то и доносилась музыка, способная разорвать барабанные перепонки.

Неужто нас будут бить звуками?

Но осмотревшись, не заметил никаких колонок или чего-то подобного. Металлические стены протянулись метров на пять вверх, где исчезали во тьме.

А прожектора на сцене продолжали медленно вращаться, изредка бив нас по глазам. Присмотревшись, можно было заметить смутный силуэт с гитарой в руках. Он бегал туда-сюда и сходил с ума, как самый типичный металлист. На мгновение я даже засмотрелся на его безумие, вспомнив, как и сам в прошлой жизни любил оторваться на рок-концертах.

Но наваждение спало, когда музыкант остановился, и вокруг него вспыхнуло пламя. Огонь взметнулся к потолку, освещая нашего нового врага. Тогда-то я и понял, что имел в виду Онегин.

Это был очень длинный, наверное, больше двух метров, парень. Мне удалось рассмотреть даже тонкую козлиную бородку. До жути худой, так, что сквозь жёлто-чёрный костюм были заметны кости. Чёрные волосы, достающие до плеч, крючковатый нос. Ну и сама одежда — облегающий жёлтый комбинезон с чёрными полосками, тянущимися от пят до горла. Перед нами выступала мужская версия Умы Турман из фильма «Убить Билла».

Но больше всего ошеломляло не это, а его оружие. То есть музыкальный инструмент… хотя, нет, оружие будет точным словом. Ведь громоздкая электрогитара была превращена в самый что ни на есть настоящий огнемёт. А за спиной мужика крепилась пара баллонов с топливом. И он щедро поливал бушующим пламенем со сцены, будто собирался воплотить в жизнь фразу «Зажечь вечеринку».

И антрацитовый кристалл, видневшийся в его груди. Камень выглядел так, будто являлся чем-то большим, чем просто украшение. Не знаю, откуда появились такие мысли, но решил довериться интуиции и вырвать драгоценность при первой возможности.

— Твою мать, — пробормотал Онегин. — Это же пиромант.

— Знакомы? — переспросил я.

— Нет, но уверен, что он маг огня. Видишь, пламя его не трогает.

Это-то я заметил, противник буквально купался в языках пламени. Но я всё же надеялся на более полезную информацию, однако от напарника получить её не вышло.

Ладно, попробуем разобраться своими силами.

Пиромант громогласно рассмеялся, подскочил к краю сцены и завопил в стоявший там микрофон:

— Добро пожаловать на самую жаркую в мире вечеринку!

С этими словами вокруг него вновь взметнулось пламя и закружилось, превращаясь в огненный вихрь.

— Сегодня мы зажжём на полную катушку! — в его голосе слышалось настоящее безумие.

Это уже не увлечённый гитарист, а форменный психопат!

И как только он закончил свою «пламенную» речь, взметнул гитару к потолку, и из неё вырвались сгустки огня. Пылающие шары взлетели на несколько метров и, сделав дугу, полетели в нашу сторону.

— Беги! — только и крикнул Онегин, бросившись влево.

Мне пришлось скользнуть в другую сторону. Пиромант щедро поливал огненными сферами площадку перед собой, поэтому разделившись, нам было проще уклоняться от падающих снарядов.

— Сука!

Один из них упал совсем рядом со мной и пришлось отскочить назад, где наступил на потухшее, но всё ещё горячее пятно. Вскрикнув от боли, сразу же бросился бежать, так как на меня уже летела новая порция огненных подарков.

Да когда же это закончится?! Неужто у него в баллонах бесконечный запас топлива?

А пиромант продолжал свою шоу, оглашаю зал диким хохотом. И только мы вдвоём с Онегиным были его зрителями. Так сказать, эксклюзивное мероприятие, с которого мне жутко хотелось свалить.

«Кристалл».

В голове вновь раздался скрипучий и незнакомый голос. Что или кто это был, я не имел ни малейшего понятия. Однако он подбросил дельную идею.

Прыгнув вперёд и в перекате уйдя от очередной огненной кляксы, вскочил на ноги и оглянулся на шоумена. Чёрный кристалл в его груди сиял и переливался, словно внутри него крутился диско-шар.

Обалдеть, да у него всё поставлено на музыке?

Моего напарника нигде не было видно, хотя всё вокруг чуть ли не полыхало. Да, огненные шары быстро гасли, когда падали на пол, но всё же зарево от постоянных вспышек на сцене и пламенного дождя вполне хватало, чтобы рассмотреть локацию.

Мы попали в круглый зал, совершенно пустой, если не считать сцену с колонками и самим музыкантом. Голые металлические стены, от которых исходил потусторонний холод, такой же потолок, что изредка открывался взору, когда пиромант взметал к нему огненные сферы, и пол из бетонных плит.

И что делать? Куда бежать?!

— Сергей?! — не знаю зачем я крикнул в пустоту.

Ответа, конечно же, не последовало.

Чёрт, да как ему это удаётся?!

Огненный вихрь, кружащий вокруг гитариста, медленно потух. Зато поток пылающих шаров увеличился.

— Куда же ты?! — смеялся музыкант. — Мы только начали!

После чего прицелился в меня гитарой и пустил в ход своё оружие. Гриф, на котором помимо струн были ещё какие-то проводки, залился алым светом, будто раскалился. А в следующую секунду с его головки сорвалось поток бушующего пламени.

Настоящий огнемёт!

Полыхающая и смертоносная линия прошлась по залу из одной стороны в другую, достав до самых стен. Я только и успел, что добежать до противоположного угла, надеясь, что меня не достанет. Но судя по раскалившемуся металлу, огнемёт бил с чудовищной силой.

Это конец?

Странно, но в тот момент всплыл вопрос, а не утверждение. И он пронзил мою голову, словно раскалённая спица. Да, в этом месте всё связано с огнём.

Пламенный поток почти достиг меня. Я чувствовал его дикий жар и слышал жуткое шипение, будто ко мне подбиралась целая орда змей (ненавижу этих гадов). Но внезапно на сцене раздался пронзительный крик, и «живой» огонь исчез. Я не знал радоваться мне или нет, потому что не мог понять, что произошло. Но переведя взгляд на гитариста, увидел, как он истерично крутится на месте.

Всё это заняло лишь доли секунды, а в следующий миг раздался оглушительный взрыв, усиленный закрытым помещением и металлическими стенами. Музыкант взорвался, словно начинённый тротилом поросёнок. Даже не знаю, с чего в голову пришла именно эта ассоциация. Пламя опалило моё тело, но не причинило особого вреда, так как я сжался в углу. Однако руки и ноги ещё долго отзывались болью.

Не знаю, сколько прошло времени, но когда я открыл глаза, то увидел всё ещё горящие остатки сцены и её разбросанные куски. Там, где безумствовал музыкант, трещал небольшой костерок, словно его совсем недавно запалили уставшие путники. Звон в ушах медленно проходил, и вскоре я услышал знакомый голос:

— Ростов? Влад!

Тяжёлая рука сжала до боли плечо и встряхнула.

— Ростов?!

— Я жив, — пробормотал я, вновь почувствовав во рту кровавый привкус.

Сергей помог подняться, после чего осмотрел меня с явной усмешкой.

— А ты в рубашке родился.

— В смысле?

— Ты, считай, в жерло вулкана попал, а отделался только копотью да царапинами.

— Разве? — я недоверчиво взглянул на своё тело и должен был признать, что Онегин прав. — Наверное, огонь не достал.

— Не достал? — вновь хмыкнул напарник. — Я думал, что зажаришься заживо.

— Кстати, — я чуть отшатнулся от него и прищурился. — А ты где был всё это время?

— Решал нашу проблему, — он кивнул на дымящийся остов сцены. — Пока ты его отвлекал, я подкрался сзади и метнул нож в баллон. Ну а остальное неудачник сам доделал, окружив себя пламенем.

Вот как? Интересно, интересно. И как только гитарист не заметил столь явную цель?

У меня были все причины не доверять Онегину. Но что оставалось? Ножа в его руках нет, значит, говорит правду. И если он смог остановить пироманта, то ссориться с ним не имеет никакого смысла.

Я немного поостыл и вновь осмотрелся.

— Как-то просто, не находишь? — подозрительно спросил я.

— Просто? — искренне удивился Онегин. — Да ты издеваешься? Будь мы здесь поодиночке, то сгорели б за считаные секунды. Думаешь, так просто пройти эту четвёрку?

— Вот именно, — пробормотал я, всё ещё пытаясь понять, что меня насторожило. — Он так легко тебя пропустил, будто совсем не видел.

— Или жаждал поскорее разобраться с тобой. Не забывай — сегодня Ростов главная закуска.

— Ага, — кивнул в ответ.

Может он и прав. И всё же что-то здесь было нечисто. Вот только бы понять, что?

И в этот момент огонь, который я принял за костёр, пошевелился. Да, именно так, сперва он дёрнулся вправо, а потом, медленно раскачиваясь по сторонам, начал подниматься.

— Вот хрень, — выдавил из себя Сергей, глядя, как перед нами постепенно вырастает тот самый «разорвавшийся» гитарист. — Он ещё жив.

Да, дело труба.

«Кристалл».

И снова этот противный жуткий голос. Кто со мной постоянно говорит?

Тем временем, музыкант выпрямился и взглянул на нас безумным взглядом. Теперь он уже весь был обращён в пламя. Огонь скользил по его телу, заменял длинные патлы, вырывался из глаз. А тонкие полыхающие языки выскальзывали из антрацитового камня, что торчал в груди противника.

— ХЭВИ! — он раскинул по сторонам руки, и пламя бушующим потоком взметнулось от него к потолку. А из огненного столба послышался безумный смех: — А-ХА-ХА! ГОРИТЕ В АДУ!

«Сейчас!»

Я не понимал, что делаю. Тело работало само без моего согласия. Стоило в голове раздастся крику, как я стремительно бросился вперёд, занеся… голую руку. Мачете упал на пол, и в первую секунду я испугался, что не смогу одолеть врага. Но когда на пальцах появилась чёрная дымка, постепенно превращающаяся в когтистую лапу, успокоился.

И в тот же момент разум очистился от всех лишних мыслей. Остался лишь сухой расчёт. Пока противник смеётся, явно недооценивая врагов, можно успеть. Тем более он так удобно и глупо раскрылся, что просто грех не воспользоваться ситуацией.

Ноги донесли меня до гитариста за считаные мгновения. Чёрная лапа ударила его в грудь, прорвавшись сквозь огонь. Лицо и тело обожгло, но я выдержал. А когда послышался хруст костей, то даже приободрился.

Рывок, и чёрный кристалл уже у меня в кулаке.

Огонь мгновенно спал, а длинный паренёк с козлиной бородкой рухнул на колени и уставился на меня непонимающим взором.

— Как? — только и пробормотал он.

Но даже ответа не смог дождаться, завалившись вперёд в лужу собственной крови.

Глава 26

— Вы это видеть?! — воскликнул Вебер, указывая на монитор дрожащей рукой. — Что это есть такое?!

— Успокойтесь, Альберт…

Но Юдову нагло перебили.

— Это Тень! — грубо ответил за неё тот самый высокий господин в смокинге. — Тень Ростовых, — повернулся к хозяйке и пронзил её гневным взглядом. — Как это понимать, Катерина? Мы не договаривались на подобное!

— Вы хотели зрелища, вы его получили, — в глазах женщины вспыхнули злобные огоньки. — Чем же ты недоволен, Ванечка?

— Не называй меня так, — ощерился тот и двинулся к единственной двери, ведущей в коридор. — Я умываю руки.

— Никто никуда отсюда не выйдет! — рявкнула Юдова и ударила по подлокотнику кресла.

В ту же секунду у двери послышались тихие щелчки, а когда мужчина попытался её открыть, то ничего не вышло.

— Какого чёрта, Катерина?! — возмутился он, обернувшись к хозяйке. — Что ты творишь?!

Остальные гости не на шутку переполошились, с опаской глядя то на Юдову, то на выход.

— Успокойтесь, — женщина встала и раскинула руки, будто собиралась всех их обнять. — Всё под контролем. Да, у Ростова-младшего магия прадеда. И да, он убил одного искусственника. Что ж, так даже интереснее. Разве вы не хотите взглянуть на легендарную Тень, которую боялся сам Император.

— Катя, — робко заговорила одна из женщин с пушистым воротником и седыми волосами. — А что, если он прорвётся? Осталось всего три искусственника. А игроки объединились в пару. Так далеко редко кто заходит.

— Вот именно! — радостно хлопнула в ладоши Юдова. — Я обещала вам незабываемое зрелище, и вы его получили! А вскоре к нам присоединится и Малышка. Осталось только подождать.

— Выпусти меня, тварь! — за её спиной вновь раздался возмущённый крик мужчины в смокинге.

Хозяйка резко развернулась и вскинула руку в его направлении. В тот же миг гость отлетел назад, словно от мощного удара, и с грохотом врезался в дверь, оставив на ней алый отпечаток.

— Не смей оскорблять меня в моём же доме, — злобно прошипела женщина и снова обернулась к оставшимся с добродушной улыбкой. — Что ж, один из нас приказал долго жить. Его ставка аннулируется и переходит в мой фонд в качестве компенсации за моральный ущерб. Все согласны?

Возражений не последовало, на что Юдова растянула губы ещё сильнее, превращая улыбку в хищный оскал.

— Тогда предлагаю всем вернуться на свои места и дальше следить за нашими бойцами. Обещаю, после того как всё завершится, я открою дверь и самолично угощу каждого шампанским. Договорились?


***


— Ростов? — сзади незаметно подошёл Онегин. — Ты хоть понимаешь, что сейчас произошло?

Чёрная дымка уже спала, оставив в моём кулаке антрацитовой блестящий кристалл. В груди бешено колотилось сердце, а в висках барабанила кровь. Мне не хватало воздуха, чтобы сделать нормальный вдох и отдышаться. Но всё же кое-как удалось взять себя в руки и обернуться к напарнику.

— Что именно? — пробормотал в ответ. — Сегодня день просто зашкаливает событиями.

— Ты ведь знаешь о своём предке?

Я покосился на собеседника.

— Издеваешься? Кто о нём не знает.

— Многие в курсе лишь по слухам и по тому, что строчат в газетах или учебниках, — усмехнулся Онегин. — Но, как говорится, историю пишет победитель. А зная Романовых, не думаю, что всё настолько…

— Ближе к делу, — грубо перебил я.

Слушать трёп про своего прадеда мне совсем не хотелось. Тем более в такой ситуации. Единственное, чего я желал в тот момент — выбраться из канализации и оторвать голову Юдовой. Причём в буквальном смысле.

Оторвать голову?

Внезапно меня пронзила мысль, что я стал слишком кровожадным. И это не мои желания, а чьи-то ещё. Наверное, я устал. А ещё жутко зол на сумасшедшую бабу. Вот только как её остановить? Сдать в полицию? Так она выйдет уже вечером, а меня, наоборот, бросят в каталажку. Получается, что её смерть — единственный выход.

— Хорошо, — кивнул Онегин. — Твой прадед обладал удивительной магией — Тенью. С её помощью он творил такое, что другим магам лишь снилось. Поговаривали, что Тень являлась живой сущностью, этаким духом, с которым Ростов заключил союз.

— То есть это она со мной общалась? — удивлённо переспросил я.

— Тень говорила с тобой?! — а вот теперь ошарашенным казался Сергей. — Когда?

— Недавно. Подсказывала, как справиться с врагами, — я посмотрел на кристалл. — А это что?

Сергей взял камень из моих рук и поднёс к глазам. Тьма вновь сгущалась вокруг нас, но редкие всполохи огня, да и лампы, что теперь горели по всему залу, позволяли хоть немного ориентироваться в пространстве.

— Даже не знаю, — задумчиво произнёс он.

— Я видел, как из него выходило пламя, когда пиромант стал полностью огненным. Может, это какой-то источник сил?

— Весьма похоже, — согласился Онегин. — Можно было бы выяснить в городе, но для этого надо остаться в живых и выбраться, — и тут кристалл пошёл трещинами, а через пару секунд превратился в порошок, осыпавшись на пол. — Или не выясним.


***


За руинами сцены мы нашли три двери, расположенных на приличном расстоянии друг от друга. Решили открывать вместе и осторожно, дабы накликать новые неприятности на свою голову. Хотя оба понимали, что от них никуда не деться, и нам предстоит пройти ещё три самые сложные локации, чтобы добраться до люка.

Первая дверь оказалась запертой, и как бы мы её ни дёргали, открываться не желала. А вот вторая открылась сразу же, стоило приподнять задвижку. Послышался протяжный металлический скрежет, возвещающий о том, что у нас появился новый путь. Как только образовалась небольшая щёлка, Онегин аккуратно заглянул туда и протяжно вздохнул.

— Твою ж мать.

— Что? — обеспокоенно переспросил я.

— Сам посмотри.

Собственно, ничего другого мне не оставалось.

Взглянув в щель, увидел впереди длинный туннель, метра два в ширину и высоту, тонувший в полумраке. В стенах, потолке и полу виднелись тёмные отверстия. Оставалось лишь предполагать для чего. Редкие лампы висели у самого потолка, давая нам настолько мало света, что я мог не разглядеть даже собственных ног.

— Опасно, — сказал я и взглянул на оставшуюся дверь. — Может, туда?

— Она заперта, — просто ответил Онегин.

— С чего ты взял? Когда успел проверить?

— Я и не проверял. Просто и ежу понятно, что ход будет только один, и мы его нашли. Но если так придавило, то сходи, да сам убедись.

Наверное, стоило бы ему поверить, но я не собирался просто так следовать указаниям того, кто может убить меня в любой момент. В конце концов, моя смерть поможет ему заполучить липовую свободу. Уверен, он этим воспользуется. Поэтому надо быть постоянно настороже.

Я быстренько сбегал к третьей двери и убедился, что Онегин был прав.

Сука, заперто. Ладно, тогда придётся идти в тот туннель.

— И как успехи? — саркастично поинтересовался Сергей, когда я вернулся.

— Сам догадаешься или подсказать? — в тон ему ответил я.

Как ни странно, но нож Онегина уцелел после взрыва. Наверное, его сделали из чего-то сверхпрочного. Хотя, зачем в таком случае отдали такое оружие простому подпольному бойцу? Ответ напрашивался сам собой — для зрелищности и потехи. Какой смысл наблюдать за безоружным человеком, бегающим в канализации с голым задом? Ведь интереснее смотреть, как он вырезает своих оппонентов.

Нам пришлось несколько минут порыскать среди обломков, прежде чем я услышал радостный крик напарника. Он радовался находке, словно маленький ребёнок. Но моя ухмылка сползла так же быстро, как и появилась, когда я подумал, что, благодаря именно этому ножу нам удалось несколько раз избежать смерти.

И вот теперь Сергей первым протиснулся в коридор и замер у проёма двери. Я проделал то же самое, после чего прислушался. Сперва вокруг царила гнетущая тишина, но вскоре послышались тяжёлые шаги. С каждой секундой они становились всё громче, и от подобных звуков сердце ушло в пятки, ведь неизвестный противник громыхал так, будто шёл в металлических сандалиях.

Плохо дело. Очень, очень плохо.

Мы напряглись и приготовились улизнуть в первый зал, где хотя бы можно было развернуться. И тогда из-за угла коридора появилось нечто… невообразимое. Если первый противник (из главной четвёрки) был длинным и худым, то новый точной его противоположностью. Чудовище, а человеком это существо было сложно назвать, с серой кожей было широкоплечим и ниже меня примерно на голову. Зато бугристые мышцы, что буквально выпирали из-под кожи, говорили, что от него не стоит ждать пощады. Как и мы, противник был абсолютно голым, если не считать чёрный кристалл в центре груди и металлического шлема, закрывающем половину лица. Специально для глаз сделали длинную прорезь, тянущуюся от уха до уха. Хищная улыбка, обнажённые клыки и… две бензопилы вместо рук!

— Твою ж мать, — только и смог произнести Онегин, когда увидел это нечто собственными глазами.

И в тот момент я полностью разделял его чувства.

Стопы же были отрезаны, а вместо них на монстре красовались металлические копыта. Мы словно в лабиринт минотавра попали, только эту легенду переиграли на современный лад.

— РА-А-А! — заревел монстр, вскинув голову.

В ту же секунду зажужжали бензопилы, оглушая нас с напарником в столь узком пространстве. А следом за этим из тёмных отверстий в стене выскользнули длинные иглы, почти угодившие в Онегина, что стоял чуть впереди. Но в последний момент я каким-то чудом успел схватить его за плечи и отшвырнуть назад в первый зал.

Иглы исчезли в каменных прорезях столь же стремительно, как и появились. Я уже хотел было и сам убраться обратно, как снизу послышался нарастающий шум. Да, в тот момент время вновь замедлилось. Я понимал, что угодил в ловушку, так как под ногами заметил такое же отверстие для иглы, и смертоносное оружие вот-вот пронзит сперва самое дорогое, а потом и меня насквозь! И когда я заметил слабый блеск заточенного металла, инстинктивно активировал телекинез, но не вбивая иглу обратно (такое вряд ли бы у меня получилось), а, наоборот, выгибая её в сторону противника.

Это было тяжело, весьма тяжело. Я ломал металлический прут собственным разумом, и, казалось, что делаю это голыми руками. Способны ли подобное сотворить обычные люди? А маги? У меня не было ответов. Собственно, тогда не было ничего, кроме решимости и дикого желания сломать эту хреновину.

И у меня получилось!

В какой-то момент одновременно послышались звон и треск. А в следующую секунду острый конец иглы метнулся в сторону серокожего громилы, вонзившись тому в плечо. Враг явно не ожидал подобного поворота, поэтому не успел уклониться. А через миг по подземелью вновь прокатился громоподобный рык, наполненный болью и злостью.

Я не стал дожидаться, что сделает эта тварь дальше, и сразу же бросился в первый зал. И стоило там оказаться, как за спиной послышался тяжёлый лязг, после чего вокруг воцарилась тишина.

Глава 27

— Ты спас меня, — первое, что я услышал, когда смог свободно мыслить. Передо мной стоял Онегин с протянутой рукой. — Снова.

— Снова? — удивлённо переспросил я, поднимаясь на ноги.

— Честно говоря, я вряд ли бы справился с пиромантом во второй фазе. Если изначально к нему можно было незаметно подобраться, то со взбесившейся огненной стихией вряд ли бы совладал.

— Кто знает, — пробормотал я и посмотрел на закрытую дверь. Как ни странно, но никаких звуков за ней не слышалось. — Но что делать теперь? Тот бугай на куски нас порежет.

— Только если увидит, — Онегин хитро подмигнул. — Пора тебе показать мою магию.

Я замер на месте. Не думал, что и он обладает каким-то способностями. И почему раньше не пользовался? Или использовал их, вот только я даже не понял этого?

Сергей отошёл на пару шагов и раскинул руки, будто представлялся. А в следующее мгновение его тело начало медленно исчезать. Казалось, что его это забавляет — наблюдать, как постепенно вытягивается моё лицо, поэтому продолжал неспешное представление. И уже через несколько секунд полностью растворился в воздухе, став невидимкой.

— Как тебе? — его голос донёсся из ниоткуда.

— Это… многое объясняет.

И только нож всё ещё болтался в воздухе, указывая местоположение моего напарника. Оно и логично, магия работала только на него, а не на окружение.

— А ты думал, что я так просто к пироманту подобрался? — усмехнулся невидимка. — Пару раз чуть было не сгорел.

— Сочувствую, — в тон ему ответил я.

— Сарказм, — пробормотал воздух. — В реальности не особо его люблю, но тебя прекрасно понимаю.

— Весьма великодушно.

— Ростов, у всего есть предел, как и у моего терпения.

— То есть вскоре оно лопнет? — с усмешкой спросил я.

На пару секунд повисла тишина. Небольшой нож всё ещё парил в воздухе, показывая, что Онегин никуда не делся. Оставалось надеяться, что это никакая не обманка.

— Думаешь, я планирую тебя потом в спину пырнуть? — наконец спросил Сергей.

— Это вполне логично. Моя смерть — твой билет на свободу.

— С чего ты взял, что Юдова планирует кого-то выпускать отсюда? — теперь уже иронизировал он.

— Я так и не считаю, однако с моей гибелью шансы на выживание повышаются.

— Вряд ли, — послышалась его насмешка. — Я ещё не слышал, чтобы кто-то из здешних бойцов выбирался отсюда живым. Хотя уверен, что были победители.

— Это мало что меняет.

— Это многое меняет, Ростов. Мне не нужна твоя смерть. Наоборот, мне нужна твоя помощь, — наверное, в тот момент он указал на мою руку, но я ничего не увидел. — Магия твоего прадеда может нас спасти, если ты научишься ею управлять.

— Тень появляется бесконтрольно и только, когда мне угрожает опасность.

— Тогда она не должна с тебя слезать.

— Не должна, — я позволил себе простую улыбку. — Но я имею в виду крайние случаи.

— Я понял, — внезапно нож дрогнул и медленно полетел ко входу на вторую локацию. — Однако, повторюсь, твоя смерть не поможет мне отсюда выбраться. Поодиночке нам не суждено спастись, но вместе мы это сделаем.

— А немного пафоса? — я скривился. Никогда не терпел подобных речей.

— Зато правда, Ростов. Ты поможешь мне, я помогу тебе. А дальше разойдёмся своими путями, — нож остановился у металлической двери. — Но напомню, что Вебер мой.

— Я даже не знаю, кто это.

— Ублюдок, которых свет не видывал. Поверь, ты сразу признаешь эту сволочь.

— Особого желания нет для встречи.

Онегин не ответил. Вместо этого, он поднял задвижку и осторожно приоткрыл дверь. Никто и ничто в него не полетело, а заглянув туда, он убедился, что нас не караулят.

— Бензоколосс ушёл.

— Бензоколосс? Это его имя?

— Не знаю, я только что придумал. Но, согласись, звучит.

Спорить с этим я не стал и подошёл ближе.

— У тебя есть план? — обратился к напарнику. — Или хочешь просто нагишом пробежаться по коридору с иглами?

— Второе, — тихо отозвался тот. — Как я понял, наш противник может мысленно управлять ловушками, иначе бы не смог так близко к нам подобраться. Будь ловушки на кнопках, продырявили б его самого.

— Логично. Но всё равно идти туда вот так опасно.

— Есть другие предложения? — наверное, он обернулся ко мне, так как нож дрогнул и указал на меня рукоятью. — Держи, без него меня точно никто не увидит.

— Но как ты тогда остановишь громилу? — я всё-таки взял оружие.

— Пока не знаю, — честно признался Онегин. — Но что-нибудь придумаю.

После чего я почувствовал лёгкий ветерок. Сергей перепрыгнул через порожек и направился в логово врага.


***


— Становится всё интереснее, — Юдова нервно сжала бокал, стараясь не показать своего волнения.

— Вы это серьёзно?! — вновь вырвалось у немецкого гостя. — Он же невидим!

— Да, мы уже поняли, — кивнула женщина и мило ему улыбнулась. — Альберт, ну, не будьте таким занудой. Этот человек идёт лично за вами, неужто это вам нисколько не льстит?

— Нет! — нервно воскликнул тот. — Я не желать с ним сталкиваться!

— Неужто боитесь? А как же ваша магия? — иронично поинтересовалась Юдова.

— Вы прекрасно знать, что моя магия не воевать, — он отвернулся, будто стеснялся собственного признания. — А он может найти меня где угодно.

— Но пока что Онегин не в силах ничего сделать, — заметила хозяйка. — Его брату плевать на всё, что происходит вокруг, дядя при смерти, а Сергей, — указала на монитор, — сами видите. Так что расслабьтесь, он сюда не проберётся. К тому же пройти второго искусственника ещё никому не удавалось.

— Думаю, Ростов сможет, — как-то мечтательно произнесла одна из присутствующих женщин, алчно смотря на фигуру парня в экране.

— Неужели? — зло прошипела Юдова, пронзив ту ледяным взглядом. — Не забывайся, Маша. Я ведь прекрасно помню, кем ты была до свадьбы. И твоему мужу лучше этого не знать.

Гостья тут же потупила взгляд.

— Прошу меня простить, — пробормотала она, но никто не знал, что в душе она желает выцарапать этой стерве глаза, как сделала это в прошлый раз с соперницей, что пыталась приударить за богатеньким холостяком. Собственно, так она и получила шанс стать знатной особой, и вцепилась в него, словно коршун в кролика. — Я увлеклась, слишком завораживающее зрелище.

Её слова слегка растопили атмосферу, и Юдова довольно улыбнулась.

— Вот и отлично.


***


Онегин стоял у самого входа, боясь сделать шаг. Позади слышалось нервное дыхание мальчишки.

И почему ему досталась такая сила? Он же ни хрена не умеет ей пользоваться. Снова всё самое смачное достаётся этим уродам.

Сергей злился, ведь его семью даже в род не возвели. Считали особо приближёнными к Лариным, но Домом никто не желал называть. Клановое деление давно поработило не только Империю, но и весь мир. Новые рода создавать запрещалось, возрождать тоже, а вот стать вассалом — легко.

И почему Ростовых не уничтожили? Да, втоптали в грязь по самую макушку, но оставили титул рода. Что в них особенного?!

И тут же сам себе ответил:

Тень. Всё из-за этой магии. Властьимущие боятся за свои задницы и решили пригреть врага поближе, чтобы он, словно таракан, не убежал под стол, откуда его потом уже не достать. Придётся разворошить всё и вся, прежде чем доберёшься до него. И то не факт, что он будет там ждать. А так… Ростовы видны как на ладони. И если парнишка не будет осторожным (а его уже нельзя таковым назвать), то не миновать беды.

Однако больше всего он злился на Вебера. Нет, не злился, а питал лютую ненависть. Не говорил Ростову, да ему и не надо знать, из-за чего всё началось. А дело в том, что немец владел крупной сетью ресторанов, но мало кто знал, чем он торгует из-под полы. Конечно же, наркотики.

И вот, он Вебер решил расширить зону своего влияния, и заявился в Россию. Здесь его давно знали среди аристократов и лизоблюдов, потому приняли с распростёртыми объятиями. Но больше всего прогнулась Юдова. В буквальном смысле. Она нашла именно тех мальчиков, которых так жаждал немецкий бизнесмен. После чего получила его лояльность. К тому же незаконные бои тоже нравились Веберу, что лишний раз сыграло ей на руку. Мало кто знал, что трансляции ведутся чуть ли не по всему миру. Конечно, не в прямом эфире. Юдова тщательно искала заинтересованных, прежде чем продавать записи, ведь на столь крохотных ставках (для обычного человека, конечно, бессовестно крупных) состояние не сделать. Приходилось работать менеджером по продажам, однако это только веселило женщину.

И вот Альберт Вебер здесь собственной персоной. Онегин давно жаждал этой встречи. Он не успел вернуться из командировки, когда Юдова заявилась к ним домой. Ей было необходимо выкупить пару ветхих зданий, что перешли по наследству его дяде. Но старик отказывался их продавать, тогда… тогда ему резко поплохело. Что именно подсыпала эта мразь, Сергей не знал, но, когда вернулся, увидел своего опекуна умирающим. А после узнал от младшего брата — Евгения, что он, струсив, согласился на условия Юдовой.

Хорошенько «объяснив» младшему, что так поступать не стоит, Сергей направился прямиком к поместью Екатерины. И это было его главной ошибкой — идти на столь крупного врага в лобовую. Но сидеть сложа руки он тоже не мог, его накрыла волна праведного гнева, от которого уже нельзя было избавиться.

И вот теперь он здесь. В холодной и смердящей канализации. Сражается непонятно с чудовищными экспериментами Юдовой и пытается спастись лишь ради одной цели — убить Вебера, из-за которого и отравили их дядю. Ну и, конечно, вскрыть черепушку хозяйке сего мероприятия. А после выгнать к чёртовой матери младшего братца, что в последнее время пристрастился к той самой немецкой наркоте.

И всё же от него была небольшая польза. Братец каким-то образом смог пробраться на один из турниров Юдовой в качестве зрителя, естественно. После чего с восторгом рассказал Сергею об увиденном. Звонкая оплеуха дала понять, что Онегину-старшему такие приключения неинтересны и кажутся аморальными. Однако тогда Сергей узнал про искусственных магов, которых каким-то образом выращивала у себя или покупала Юдова специально для таких боёв. Узнал про люк и про количество участников. В общем, всё то, что знают обычные зрители, находящиеся в комнате, из которой (эта мысль больше всего грела душу Онегина) есть только один выход. Значит, они не успеют сбежать, когда он выскочит через люк. Осталось только натравить на Ростова Малышку, а самому…

А самому шагнуть в мрачный коридор, нашпигованный смертоносными ловушками. И пусть невидимость давала ему огромное преимущество. Но даже она не могла спасти от игл, которые Ростов способен ломать. К тому же умение Онегина скоротечно, и необходимо быстро двигаться, пока никто его не видит и не слышит. Оставалось надеяться, что бензоколосс владеет только телекинезом, а не телепатией и острым слухом.

Глава 28

Идти за ним следом? Но как я узнаю, что не врежусь Онегину в спину? А если это произойдёт, то хозяин локации тут же активирует свои ловушки и тогда порешит нас обоих. Значит, остаётся только ждать.

Осмотревшись ещё раз, не нашёл для себя ничего примечательного. Остов сцены, на котором до сих пор изредка вспыхивали небольшие языки пламени. Закоптившиеся стены, да разбросанные по всему залу сожжённые деревяшки и металлические стержни. Ну и в центре труп патлатого парня, лишившегося антрацитового сердца.

Что это было? Кристалл, о котором говорила Тень. Неужто они как-то связаны? В камне определённо была магия, раз она смогла подпитывать пироманта, но какая именно? Да и что сделала Юдова, дабы заполучить подобную штуковину?

— Чёрт, — пробормотал я, вновь взглянув в полутьму коридора второго противника.

Слишком много вопросов и ответить на них вряд ли получится. Я сильно сомневаюсь, что хозяйка подобного «мероприятия» согласится просто поболтать со мной за чашечкой чая в уютном кабинете. Если у меня есть возможность отсюда выбраться, то придётся делать это быстро, а не бегать в поисках Юдовой, чтобы выцепить её на беседу.

И тут в коридоре раздался душераздирающий и хриплый вопль, но принадлежал он явно не Онегину. Человек не способен так кричать. Только если уже давно не принадлежит людскому роду…


***


Сергей старался не наступать на тонкие тёмные линии, что были разбросаны по всему коридору. На стенах, полу, потолке, даже в углах между ними. Он знал, что одно неверное движение, шорох или вздох могут его выдать, и тогда из этих мелких трещин выскользнуть иглы или лезвия, способные пронзить его насквозь.

Кристалл, кристалл…

Единственная мысль, бившаяся в его голове. Он помнил про искусственников, видел, как их можно обезвредить, но не знал, сможет ли справиться с одним из них, ведь у Ростова была Тень, которая может вырывать сердце из груди. А у Онегина лишь голые руки, что он сделает, когда доберётся до бензоколосса? Идея пробираться к нему в одиночку казалась всё более глупой. Но отступать нельзя, ведь он прошёл уже достаточно далеко. Возможно, добрался до конца локации, постоянно петляя из угла в угол.

Хорошо, что это не лабиринт, и надо идти только в одном направлении. С другой стороны, так я точно встречусь с противником нос к носу. И что тогда?

Мысли Онегина становились всё более мрачными с каждым новым шагом.

И вот за очередным поворотом мелькнул красный огонёк. А стоило повернуть, как Сергей увидел просторное помещение, освещённое красными лампами, висевшими под потолком. Но стоило ему осмотреться, как сердце забилось с такой силой, что могло выскочить из груди. Безумный страх обуял мужчину, подталкивая на то, чтобы Онегин бежал отсюда как можно дальше. И только жажда мести остановила и заставила справиться с нахлынувшими чувствами.

Он оказался в пыточной. Зал, или, скорее, комната, была заставлена всевозможными инструментами и средствами, служившим лишь одной цели — причинить как можно больше боли. Пара операционных столов в центре, ещё несколько скрыто за окровавленными ширмами. У стен протянулись стеллажи со всевозможными препаратами, склянками, колбами и тому подобной ереси. Несколько медицинских столиков, заваленные ножами, пилами, скальпелями…

Боги.

Слова чуть было не вырвались из груди Онегина. И если б не тяжёлое дыхание врага, что стоял слева, опёршись о стену, то непременно бы произнёс вслух.

Кровь была повсюду. Казалось, будто совсем недавно здесь оперировали живую лошадь, но явно не человека. Хотя, если это был тот самый серокожий громила, то всё встаёт на свои места.

А вот сам противник выглядел неважно. Онегин не сразу понял, что с ним. Сперва решил, что тот просто расстроился из-за того, что Ростов смог ускользнут из его ловушки, да ещё дать сдачи. Ну бывает, мало ли что творится в голове этого чудовища.

Но, присмотревшись, понял, что всё гораздо хуже. Точнее, лучше, если говорить о пользе пленников подземелья.

Везучий ублюдок.

Мысль, наполненная одновременно злобой, завистью и радостью, проскочила в голове Онегина, заставив того чуть попятиться.

Громила напротив всё так же тяжело дышал, а по его груди стекали струйки тёмной крови, образовав на полу обильную лужицу. Каким-то образом Ростову удалось пробить тело врага, зацепив при этом краешек чёрного кристалла. И это оказалось почти что смертным приговором искусственнику. Наверное, если б у него были руки, он бы вырвал стальной стержень, торчавший из груди, но помочь себе с помощью бензопил никак не получалось. Наоборот, Сергей приметил несколько глубоких царапин, видимо, противник всё же попытался вырвать иглу, но ничего не вышло.

И вот теперь перед Онегиным стоял ослабевший враг, который даже не понимает, что человеку удалось подкрасться. Сергей осторожно двинулся ему за спину, параллельно ища глазами то, что поможет сразить монстра. И под руку подвернулся операционный нож.

Отлично.

На радостях он схватился за оружие и потянул на себя. Но так как вокруг царил полный беспорядок, то лезвие зацепило одну из груд инструментов, опрокинув их со стола. По комнате прокатился звон и лязг металла. Бензоколосс тут же встрепенулся и резко развернулся на звук, но не увидел никого, кроме парящего в воздухе ножа.

Понимая, что его раскрыли, Онегин долго не думал, и тут же метнул оружие во врага. Благо, работать с ножами он умел, потому лезвие вонзилось точно в горло монстра, пробив то насквозь, выскользнув с противоположной стороны.

На пол брызнула кровь. Монстр попытался вырвать оружие, но из этого снова ничего не вышло. И тогда он заревел так, что у Сергея заложило уши. Мотнув головой, боец понял, что его магия сходит на нет, а тело постепенно становится видимым.

— О нет, только не сейчас.

Но мольбы не могли придать новых сил, ведь умения работают не на просьбах.

С каждой секундой он становился видимым, и противник сразу же этим воспользовался. Вслед за криком, взревели бензопилы, и громила ломанулся к человеку, разбрасывая столы по сторонам, круша всё на своём пути. Сергей отскочил в сторону, когда над его макушкой прозвенели крутящиеся острые звенья. И тут же побежал к противоположной стене. Спасаться через коридор было самоубийством. Стоило врагу там появиться, как любого человека просто нашпигуют иглами. Оставалось лишь принять бой, надеясь на то, что серокожий враг ослаб и вскоре выдохнется.

Но тот решил доказать обратное. Казалось, что злость придала ему новых сил, из-за чего бензопилы разбивали и превращали в груды мусора всё, до чего доставали. Сам же противник просто обезумил. Наверное, пелена ярости затмила ему глаза, так как он уже не видел, куда бьёт, вращая руками, словно мельница. Теперь подобраться к нему стало попросту невозможно.

Но Онегин и не собирался вступать с ним врукопашную схватку. Наоборот, это было даже на руку человеку. Он хватал всё, что было рядом, ножи, скальпели, штыри, и метал их во врага. Парочка из орудий со звоном отлетела в сторону, отбитая пилами. А вот остальные всё же достигли цели. Некоторые из них лишь поцарапали серую кожу, другие же впились в неё, основательно застряв в плоти монстра. Тот вновь и вновь пытался избавиться от них, разрезая бензопилами собственное тело, но каждый раз у него ничего не получалось. Хотя два-три ножа всё же выскользнули и упали на пол. Однако этого было мало. Кровь так и хлестала из ран, будто внутри противника работала целая насосная станция.

И в этот момент раздался крик мальчишки:

— Сергей?!


***


Рёв не замолкал ни на секунду. Мне почудилось, что монстр, с которым нам пришлось столкнуться, попросту сошёл с ума. А потом послышался грохот, шум и звон металла. Я не мог устоять на месте, понимая, что сейчас мой напарник уже сражается с монстром. И если Онегин проиграет, то дальше мне одному будет худо. К тому же пока бензоколосс занят дракой, я смогу проскочить по коридору.

Так и произошло. Я нёсся вперёд, словно ветер, то и дело поворачивая из одного проулка в другой. Ни одна из игл не выскочила. Зато рёв и шум лишь усиливались. Значит, я уже близко!

И вскоре выбежал ко входу в широкую комнату, больше похожую на пристанище безумного хирурга. Внутри буйствовал наш враг, размахивая бензопилами из стороны в сторону, а напротив него, отскакивая от смертоносного оружия, плясал Онегин, метая во врага ножи и скальпели. И должен отметить, что получалось у него весьма достойно.

Но вот один из них отскочил от бензопилы и рикошетом полетел в меня. Лишь в последний момент мне удалось увернуться, пропустив окровавленный скальпель у лица.

Твою ж мать!

— Сергей?! — крикнул я, тем самым привлекая внимания обоих бойцов.

Серокожий монстр, что стоял ближе всего ко мне, резко развернулся. Его тело уже представляло собой спину дикобраза, утыканную различными хирургическими инструментами. Увидев нового врага, громила вновь взревел, и даже нож, пронзивший его глотку насквозь, не помешал ему кричать.

Вот это сила воли!

Невольно восхитился я, но тут же сконцентрировался на враге.

И в ту же секунду, как только он повернулся ко мне лицом, за его спиной мелькнула тень Онегина, а через мгновение в макушку противника вонзился широкий мясной нож. Бензоколосс прервал рык, и теперь лишь слабо урчал, сделав два шага вперёд. Но даже тогда не упал. Широко расправив могучие плечи, сбросил с себя человека и уже хотел было развернуться к нему, как в игру вступил я.

На моих руках вспыхнула чёрная дымка, превращая кисти в когтистые лапы. Я не понимал что делаю, вновь работая на инстинктах. Молниеносно подскочил к монстру, схватился за его левый локоть, стараясь держаться от пилы подальше, и рванул его же руку вверх.

Послышался смачный звон и треск костей. Мне в лицо брызнула кровь и ошмётки серой плоти, вперемешку с хрящами и зубами. Продержав в таком положении «человеческую» бензопилу несколько секунд, отскочил назад, дабы меня не задело второй. И только потом заметил Сергея, что держал правую руку монстра, оттянув её назад.

— Квиты, — одними губами прошептал он.

Я согласно кивнул.

Шаг вперёд, удар в грудь противника, и вот уже в моих когтях блестит чёрный камень. Однако не прошло и десяти секунд, как и он треснул, а потом и вовсе рассыпался. Я спокойно струхнул остатки его пыли с рук и посмотрел на подошедшего человека.

— Дальше? — спросил он, указав на очередную троицу дверей в стенах этого жуткого помещения.

— Дальше.

Глава 29

Люди в наблюдательной комнате заметно напряглись. Некоторые из них уже потеряли свои деньги. А вот кто-то собирался их именно сейчас приумножить.

— Вот она, — азартно протянула та самая бывшая проститутка, а ныне мадам Рязанова, чуть ли не подпрыгивая на кресле.

Бокал с шампанским в её руке дрожал от нетерпения, ведь именно на следующего искусственника была её ставка. Почему? просто увидела родственную душу. Да и кто из бойцов мог пройти настолько далеко? Конечно, гости собрались здесь ради того, чтобы посмотреть, появится ли знаменитая Тень Ростовых или нет, но даже, когда она вспыхнула на руках Влада, их поразил ужас. Одно дело говорить об этом, унижать оставшихся членов рода, и не задумываться о том, что подобное вообще возможно. И вот она — знаменитая магия, которую испугался даже Император. Показательную казнь Никиты Ростова видели все благодаря кристаллам и магии видения. Тварь, в которую превратился маг, была воистину ужасной, а теперь подобная сущность здесь в подземелье.

— Мы все жаждали увидеть это, — говорила Юдова, когда Влад вновь показал чёрные когти. — Бояться не стоит, всё под контролем.

— Мы и не боимся, — отмахнулся подтянутый мужчина в водолазке, скрывавшую его шею. Мало кто знал, но таким образом он прятал жабры. Его ставка уже проиграла, и теперь гость попивал виски, наблюдая за бойней из праздного любопытства. — Кстати, Катерина, ты говорила, что вскоре появится новый полигон, где уже мы сами сможем загонять таких вот… — указал бокалом на монитор, — уродов.

— Да, — кивнула женщина, не отрываясь от зрелища. — Полигон почти готов и примерно через пару месяцев вы сможете там поиграть. Поэтому, — она отвлеклась и обвела всех взглядом, — предлагаю вам первую партию. Все, кто здесь присутствует, при желании, станут первыми участниками новой игры. Что скажете?!

— А вот это дельная мысль, — госпожа Рязанова оторвалась всего на миг, чтобы выразить свою готовность. — Но я хочу её оружие, — ткнула пальцем в монитор, где Онегин и Ростов как раз входили в новый зал. — Теперь это мой кумир.

— Сделаем, — хищно оскалилась Юдова. — Любой каприз за ваши деньги.


***


Третий зал оказался ещё больше, чем первый. Однако представлял собой почти что идеальный круг. При слабом освещении было сложно рассмотреть, но всё же ламп под потолком было гораздо больше, чем в предыдущих локациях.

— Ого, — выдохнул Онегин, когда осмотрелся.

А удивляться было чему. Всюду, куда доставал взор, топорщились круглые высокие колонны. Словно те самые ножи и скальпели, что Сергей вонзал в спину бензоколоссу, некоторые почти рухнули, но всё ещё держались в гуще песка, другие тянулись к потолку, стоя, будто английский гвардеец Букингемского дворца. И гнетущая тишина, давящая не хуже того жёсткого металла, которым нас «порадовал» пиромант.

Но сколько бы ни вглядывались в полумрак, никого так и не заметили. Казалось, что мы здесь вдвоём, однако каждого напрягало чьё-то незримое присутствие. Кто-то за нами наблюдал, и это были не манерные зрители, разместившиеся где-то у себя в уютной комнатушке. Невидимый враг спрятался совсем неподалёку, и мне очень хотелось верить, что у него нет таких же способностей, как у моего напарника.

— Что скажешь? — усмехнулся Онегин, бросив на меня взор.

— Что мы в жопе, — просто прокомментировал ситуацию я. — А ты решил меня руководителем группы сделать, раз спрашиваешь?

— Вот чего к словам цепляешься? Нам же вместе надо держаться, а ты злишься на всё подряд.

— У меня есть на то веские причины, и их уйма.

— Аргумент, — кивнул Онегин. — Но я с тобой просто советовался.

Ладно, Влад, перестань злиться по пустякам. Хотя… какие здесь могут быть пустяки? Каждый нерв напряжён так, что вот-вот лопнет. А он всё шуточки шутит? Чёрт, как же меня это бесит!

Злость опять начала поглощать мой разум, и только в тот момент я понял, что не управляю эмоциями. На меня будто что-то накатило, неведомое чувство, смесь ощущений, где главенствующим являлись гнев и ярость. На всё и всех, и пока Онегин был рядом, то первоначально срывался на него.

Странно. Надо поскорее найти босса, чтоб оторваться на нём, а не на напарнике. Но и самое главное — откуда во мне настолько сильная злость? Я ведь никогда не был таким. С другой стороны, нынешняя ситуация могла бы превратить в зверя любого человека.

— Много думаешь, — внезапно произнёс Онегин.

Я недоверчиво покосился на него, но он лишь усмехнулся.

— Нет, я не читаю мысли. Просто ты завис на несколько секунд, а для нас это сейчас непозволительно.

И стоило ему это произнести, как справа послышался шорох, а через мгновение из тьмы что-то мелькнуло, и Сергей тут же вскрикнул от боли. Я сделал шаг в сторону, когда позади блеснули три яркие линии, похожие на лезвия, но моментально исчезли вместе со своим хозяином.

— Тварь! — огрызнулся Онегин, держась за спину.

Подняв руку, мы оба увидели красные потёки. Кровь.

— Порезала меня.

— Ты видел, кто напал?

— Нет, конечно! — вновь прорычал тот. — Эта сука слишком быстрая. Но она точно была, я приметил силуэт. На нас открыли охоту, Ростов.

— Давно уже, — пробормотал я, озираясь по сторонам.

Противник вновь исчез, но его взгляд прожигал душу. Я не видел и не знал, кто это, но чувствовал, что некто совсем рядом и смотрит мне прямо в глаза.

Сволочь, ну ничего, я до тебя доберусь.

«Слева».

И не успел замолчать в моей голове хриплый голос, как в стороне снова что-то мелькнуло. Но теперь уже я был готов и бросился на песок. Над головой раздался свист, а вместе с ним и раздосадованный вздох.

Ага, зараза, обиделась, что ли?

— Сергей? — я вскочил на ноги и повернулся к раненому приятелю. — Отойди, я постараюсь поймать эту тварь.

— Да неужели? — недоверчиво прошипел он, всё ещё скрежеща зубами от боли.

— Есть идеи получше?

— Да, бежать к дверям, пока непоздно, — он кивнул на три запертых прохода, что слабо виднелись на другом конце зала. — Кто-то да успеет спастись.

— А потом один на один окажется с финальным боссом? — иронично переспросил я. — Сам ведь говорил, что в одиночку не справиться. Что такое, Онегин? Так быстро сдаёшься?

— Пошёл ты, — отозвался тот, но в его голосе слышался смех.

Покосившись, заметил, что он отступил на пару шагов, прижавшись к стене.

Отлично, одной проблемой меньше. Осталось только надеяться, что невидимка не будет на него бросаться. Главное — переманить внимание на себя.

«Впусти».

Слева послышался хлопок, а следом за ним тихие, но быстрые шаги. Кто-то стремительно приближался к нам. Я крутанулся на месте, взмахнув мачете, и тут же раздался звон металла.

— Арх, — от меня отскочила невысокая девушка с раскосыми глазами. — Мальчишка.

И тут же испарилась в буквальном смысле слова.

Вот оно что? Против нас выставили симпатяшку? Плохо. И дело не в том, что она девушка, и мне будет тяжело с ней справиться из-за моральных принципов. Нет, сейчас я, наоборот, хотел разорвать любого, кто попадётся на моём пути.

Но у неё была опасная магия — телепортация, если я правильно понял. Да ещё длинные металлические когти на правой руке, которыми она и полоснула Онегина.

Вновь хлопок неподалёку. Я повернулся в ту сторону и увидел противницу на одной из колонн.

Да, однозначно, телепортация. Хреново.

«Впусти».

Мысленно повторила Тень, если это и правда была она.

Кого? Куда?

Девушка снова исчезла с тихим хлопком и всего лишь через мгновение оказалась напротив меня. Я рефлекторно ударил мачете, но не попал, так как противница с ехидной усмешкой исчезла и тут же оказалась за спиной. Меня пронзила боль между лопатками. Вскрикнув, пошатнулся вперёд, но сразу же обернулся, взмахнув оружием. Однако там уже никого не оказалось. Зато где-то в стороне послышался женский хохот.

— Я ждала вас, ребятки!

Вот сука, ещё и издевается!

Выпрямившись, посмотрел на противницу. Она стояла на наклонённой колонне и перебирала когтями.

— Говорят, вы выдающиеся личности, — на её лице появился хищный оскал. — Давненько ко мне не забредали гости.

С этими словами девушка вновь испарилась и появилась прямо над головой Онегина. Я не успел даже понять, что произошло, когда за мной раздался его крик. А когда обернулся, то увидел, как напарник зажимает ухо, а между пальцев сочится кровь.

— Тварь! — кричал он голосом, наполненным ненавистью. — Сука, убью!

— Я буду ждать, — продолжала смеяться девушка.

Стоя на таком расстоянии от нас, да ещё на возвышении, мне наконец-то удалось её рассмотреть. Хотя… что там рассматривать? Набедренная повязка, да какая-то тряпка, прикрывающая маленькую грудь. Длинные смоляные волосы, запутанные, будто их хозяйка уже давно не принимала ванну. Скорее всего так и было, вряд ли Юдова балует свои «игрушки». Металлическая кисть, заменяющая настоящую, и лезвия вместо пальцев. И конечно же, чёрный кристалл по центру груди. До этого момента я не задумывался, но сейчас почему-то осознал, что камни вживили в их сердца, если полностью не заменили. Для того чтобы вскрывать трупы пироманта и серого громилу у нас не было ни времени, ни желания.

— С таким гостеприимством ты их и не дождёшься! — крикнул я в ответ, кривясь от боли.

Как ни странно, но я не корёжился на песке и не стонал, поджав ноги, хотя рана, как мне казалось, была глубокой. То ли адреналин бил в крови настолько сильно, что я попросту ни на что больше не обращал внимания. То ли меня поддерживала магия Тени. Но оба из этих вариантов меня не особо устраивали, так как понимал, рано или поздно, их действие закончится, и вот тогда… я буду корёжиться и стонать.

— О-о-о, — протянула девушка. — Ты ещё смеешь огрызаться? — однако я видел, что она не злится. Наоборот, ей нравился наш разговор. Видимо, и правда, заскучала. — Смело, учитывая ваше положение.

— А что в нём не так? — с усмешкой переспросил я.

— Ну… — она вскинула металлическую кисть с таким видом, будто хотела изречь пафосную тираду, достойную самого злодейского злодея всех времён. Но почему-то замолчала на полуслове. — Хм, — на мгновение задумалась, после чего внимательно обвела нас взглядом, — действительно, что не так в вашем положении? Всего лишь две загнанные в угол мышки, до которых скоро доберётся кошка.

И снова перебрала лезвиями, словно хотела лишний раз показать, что кошка — это именно она.

Ладно, сучка, мы ещё посмотрим кто кого.

— Только не забывай, что мышь, зажатая в углу, становится в десятки раз опасней! — с вызовом крикнул я и тут же обратился к Онегину: — Стань невидимкой и жди удобного момента.

Тот понял без лишних слов. Кивнул и растворился во мраке.

Девушка удивлённо вскинула бровь, а потом её лицо исказила гримаса ярости.

— Ничтожества!

Крик ещё не затих, когда послышался хлопок, и передо мной вновь выскочила противница, зависнув в прыжке. Лезвия почти что достали до моего горла, когда я резко вскинул руку, объятую чёрной дымкой, и прорычал не своим голосом:

— Игры закончились.

Глава 30

Я наконец-то понял просьбу Тени. Впустить её в свои тело и разум. Отдаваться на волю пленённым чувствам внутреннего «Я». И в тот момент меня мало беспокоило, во что это может вылиться. Я просто решил действовать, и Тень прекрасно подходила к назревшему вопросу — как спастись?!

— Ты… — прошептала противница и сразу испарилась, переместившись на скособоченную колонну в десятке метров от нас. — Какого чёрта?! — выкрикнула та, смотря по сторонам. — Это кто?!

— Ого, дорогуша, да ты вся дрожишь, — произнесла Тень со странной интонацией. — Мне это нравится. Бойся меня, девочка.

И только тогда я понял, о чём думает моё тёмное Альтер эго. Оторвать голову несносной девке! А в придачу руки и ноги! Выпустить кишки наружу, выколоть глаза, а потом… сожрать их! Напиться горячей крови! Впиться клыками в ещё неостывшее мясо…

Чёрт! Да что происходит?! Это ведь не я!

Однако Тень уже взяла своё и бросилась вперёд. Чёрная дымка струилась от рук по моему телу, а в глазах стояла белая пелена. Не знаю, может, они тоже видоизменились, мне было неизвестно. Но судя по выражению лица боевой девушки, что-то со мной явно было не так. Она испугалась и тут же телепортировалась на дальнюю колонну.

— Так и будем бегать?! — взревела Тень.

— Иди к чёрту! — с вызовом крикнула девушка, видимо, пришла в себя.

— Ну нет, — я почувствовал, как мои губы растянулись в ехидной усмешке. — Он сам придёт к тебе.

После чего снова бросилась в атаку.

Моё тело меня не слушалось, я не контролировал себя. Даже наблюдал за происходящим будто находился в полуобморочном состоянии. Однако чувствовал, что в таком виде Тень долго пребывать не сможет. Да, из-за пережитого стресса активизировались внутренние силы, но даже с ними я не мог долго пользоваться магией. У всего есть свой предел. Осталось только узнать, какой предел у этой дымчатой твари, что забрала моё тело.

Тени потребовалось всего несколько мгновений, чтобы преодолеть расстояние, разделявшее нас (придётся говорить во множественном числе) и противницу.

Чёрт, а я ведь даже имени её не знаю! С другой стороны, оно мне и не нужно.

Девушка смотрела на это со смешанными чувствами. Я видел в её глазах удивление, чувствовал страх, но вместе с этим ощущался и азарт. Она жаждала хорошей битвы.

Что ж, значит, она её получит!

— Давай! — выкрикнула противница и испарилась.

Мы подскочили к колонне, на которой секунду назад стояла наша… врагиня? Чёрный кулак врезался в бетонную массу, разбив её на части. По сторонам полетели каменные крошки. Но я не ощущал боли, а покосившись на кулак (кое-как удалось это сделать) не увидел никаких царапин. Собственно, мою кисть покрывала плотная тёмная масса, от которой то и дело отделялись сгустки дыма, растворяясь в воздухе.

— Сожру, — прохрипела Тень, и я понял, что угрозы она просто так бросать не будет.

Сожрёт и не подавится. Но ведь это моё тело! Нельзя мне человечину! Да ещё и сырую!

Однако на мой протест, магическая сущность не обратила ни малейшего внимания, вновь ринувшись к появившейся девушке.


***


— И долго они так будут скакать? — возмутился пухляш, сидя в своём кресле. — Это уже становится скучным.

— Она пытается его вымотать, — вступилась за любимого бойца мадам Рязанова. — Думаешь, так просто сладить с Тенью?

— На костре она горела идеально, — ухмыльнулся тот, отчего ещё больше стал похож на борова. — Но нас пригласили не для подобного зрелища. Катерина, сколько можно?

— Прости, мой дорогой, — хозяйка повернулась к гостю и взглянула на него так, что поёжились все в комнате. — Но придётся чуть потерпеть. Уверяю, вскоре кто-то из них точно выдохнется.

— А потом они прийти сюда? — снова возмутился Вебер.

— Альберт, — Юдова одарила того ледяной улыбкой. — Есть ещё один зал. К тому же у люка стоят мои люди. Перестань так дрожать. Всё под контролем.

— Хотелось бы в это верить, — новая усмешка толстяка не осталась незамеченной женщиной, но на этот раз Юдова промолчала.


***


Не знаю, сколько мы играли в кошки-мышки. Наша когтистая противница постоянно скакала с одной колонны на другую, а Тень, словно заведённая кошка, металась за ней по всему залу, круша всё на своём пути. Благо, мощная магия позволяла справляться без травм. Оставалось надеяться, что после того, как я стану прежним, мои руки будут целы.

Если вообще стану.

Шальная мысль, мелькнувшая в голове, исчезла вместе со взметнувшимся серым крошевом очередной разбитой колонны.

— Иди сюда! — ревела Тень каждый раз, когда противница от нас ускользала.

— А ты поймай! — задорно смеялась та и снова исчезала.

Что в это время делал Онегин, я не имел понятия. Наверное, прятался, как я ему и сказал. Вот только долго такие игры продолжаться не могли. И в какой-то момент я понял, что Тень слабеет. Появилась отдышка, а, когда стены зала сотряс новый взрыв колонны, дымчатая тварь споткнулась, и мы распластались на полу.

— Чёрт, — это уже промычал я.

Поднимаясь, заметил, что левая рука стала прежней. Дымка отступила, но хвала всем богам, я не увидел на ладони ни царапины. Хотя понимал, что сейчас их получу.

«Ненавижу её», — прошипела Тень, но уже у меня в голове.

Власть над телом постепенно возвращалась ко мне. Но радоваться этому или нет, я пока не понял.

За спиной послышался хлопок, означающий только одно — враг близко. Я моментально развернулся и успел поймать занесённую металлическую руку своими чёрными пальцами.

— Попалась! — прорычала Тень, вновь покрывая моё тело.

Ах вот оно что. Решила перехитрить. Допустим.

Тень сжала кулак настолько сильно, что послышался хруст ломаемых костей и металла. Всего одним движением тварь вывернула руку противницы в обратную сторону. Девушка пронзительно закричала, схватившись за покалеченную конечность. А Тень лишь довольно скалилась, глядя на мучения своей жертвы.

Вот так вот мы легко поменялись ролями. Надеюсь, в будущем Юдова учтём такие повороты. Или же нет, мы ведь планируем её убить.

Внезапно я осознал, что мысли уже принадлежат мне, однако они были настолько хладнокровными, что меня невольно пробрала дрожь.

Кровь из разорванной женской кисти заливала песок. Противница отступила и с ужасом взирала на свою «оружие». Наверное, в тот момент она не понимала, что ей больше всего жаль, лезвия или собственные пальцы.

Но внезапно я приметил лёгкую рябь за её спиной. А в следующую секунду там появился Онегин с занесённым ножом в руке. Один взмах, и глаза девушки чуть ли не вылезли из орбит. Сергей вонзил оружие прямиком ей в шею, после чего резко рванул лезвие на себя и вырвал смачный кусок мяса. Кровь из раны забила фонтаном. Я хотел было отскочить, но Тень, наоборот, ступила ближе, дабы тёплые брызги оросили наше лицо. Мне было противно, но, к сожалению, не мог сопротивляться. Стоило первым каплям попасть на кожу, как магическая сущность стала чуть ли не главенствующей в нашем симбиозе. Видимо, из-за того, что добилась своего.

Но этот эффект продлился всего пару секунд, после я смог контролировать самого себя. Удар и рывок! Я успел вырвать кристалл из женской груди до того, как дымка полностью оставила меня. Антрацитовый камень весело переливался под тусклым светом ламп. Казалось, что он смеётся над смертью хозяйки, одновременно с этим понимая, что исчезнет и сам. И вскоре взаправду рассыпался, пеплом выстилаясь у моих ног.

— Ростов? — тихо позвал Онегин, стоя чуть поодаль. — Ты в норме?

— Да вроде бы, — я пожал плечами, сам не понимая, что можно ответить в такой ситуации. — Тень ушла, не волнуйся. И вряд ли скоро появится. Я немного подзадолбался.

— Это и хорошо, и плохо, — сказал тот, подходя ко мне.

— Тебя не сожру, но надо бы других? — усмехнулся я, поняв ход его мыслей.

— Именно, — просто кивнул Онегин. — Не думаю, что нам дадут перерыв, — взглянул вверх, выискивая камеры. Но как бы ни всматривался, найти так и не смог. — Эй, сукины дети! — закричал он. — Запускайте сюда ваших тварей или дайте нам передохнуть!

В ответ, конечно же, тишина.

— Молчание — знак согласия? — я вопросительно посмотрел на напарника.

— Да хрен их знает, — пробормотал тот и первым опустился на остов колонны. — Поживём увидим. Главное, геморрой не подхватить. Одёжки-то нет.

— А это? — я кивнул на лежащий рядом труп.

— Сам в кровавое тряпьё наряжайся, — хмыкнул Онегин. — Я лучше причиндалами махать буду, чем в таком ходить.

Хм, в принципе в его словах есть логика.


***


— Нет! — воскликнула Рязанова, сжав подлокотники с такой силой, что они невольно захрустели. Почти так же, как кости её любимицы. — Какого чёрта?! Она не должна была проиграть!

— Никто из них не должен был, — нравоучительно пробубнил толстяк. — Но вынужден согласиться с нашей гостеприимной знакомой, отвесил лёгкий поклон Юдовой. — Зрелище и правда впечатляющее. Такого я не ожидал. Тень самого Ростова почти в полной своей мере.

— Боюсь, мой дорогой, что до полной Тени мальчишке очень далеко, — отмахнулась хозяйка, словно вместо слов ей подсунули помои. — Он не умеет ей пользоваться. Лишь случайность да везение помогают им до сих пор сохранить жизни.

— Даже если и так, — не унимался пухлячок. — Они всё равно дошли до четвёртого зала. Когда такое было?

— Бывало, бывало, — ответила ему женщина с пушистым воротником. — И не раз. я лично застала нескольких, кто почти добрался до люка. Возможно, сегодня будут новые участники, — посмотрела на Юдову. — Ты им так и позволишь спокойно сидеть? Понимаю, яйца у них красивые, но перестань на них пялиться и запускай дальнейшее представление.

Мария Милославская. Старая стерва, похоронившая уже троих своих мужей. Юдова шла по её пятам, но пока лишь попрощалась с одним. У обоих одинаковый характер, у обоих жажда к насилию. Только старушка не зашла настолько далеко, как Юдова с сыночком. Хотя Екатерина прекрасно понимала, что как только откроет новую арену, где смогут участвовать и зрители, Милославская побежит туда первой. Ну а пока что, по слухам, Мария лишь стегала до полусмерти своих молодых любовников, после чего щедро им платила и отпускала восвояси. Проблема лишь в том, что все они бесследно исчезали уже через месяц. А кто-то и раньше, в зависимости от своего поведения. Могли ведь и сболтнуть лишнего, напившись в баре. Конечно, словам пьяного мало кто поверит, но ведь слухи откуда-то берутся.

— Конечно, нет, — с улыбкой ответила Юдова, втайне завидуя и ненавидя эту женщину. — Я ведь говорила, что всё под контролем.

С этими словами она достала маленький пульт всего с пятью кнопками, и легонько нажала на центральную красную.

В тот же миг из динамиков донёсся пронзительный рёв Малышки, а парочка бойцов подскочила на месте, испуганно озираясь по сторонам.

— Вот видите, — самодовольно произнесла хозяйка. — Осталась всего одна ставка, ваша, господин Вебер. Возможно, сегодня Фортуна на вашей стороне.

— Даже не знать, радоваться или нет, — пробурчал тот.

Глава 31

Рёв прокатился такой, что у нас затряслись поджилки. Подпрыгнув на насиженных местах, попытались найти источник рыка, но никого, кроме нас, в зале не было.

— Малышка, — тихо произнёс Онегин.

Я и сам это знал, её рёв мне запомнится надолго. Наверное, несколько бессонных ночей обеспечено. Уж слишком много свалилось на меня в первую неделю пребывания в новом теле и на новой Земле.

— Думаю, это знак, — отозвался я. — Нам пора идти. Зрители негодуют.

Внезапно Онегин вскинул голову и заорал, грозя невидимым оппонентам кулаком:

— Суки! Когда доберусь до вас, вырву ноги и в жопу засуну!

— Ну да, так они и испугались, — хмыкнул я, направляясь к ближайшей двери. — Вряд ли ты первый, кто грозил им карами небесными.

— Да похеру, — отмахнулся тот, следуя за мной. — Я просто душу отвести хотел. Так-то плевать на этих уродов с высокой колокольни.

— Понимаю, — я кивнул в ответ.

Первая дверь осталась позади, так как наотрез отказалась открываться. Как девственница, ей-богу. Вторая тоже была заперта. А вот третья… думаю, пояснения здесь излишни.

Хотелось бы приоткрыть её осторожно, вот только заржавевший механизм выдал нас с потрохами, протяжно заскрипев.

— Зараза, — тихо выругался Онегин. — Неужто они не могли петли смазать?

— Ага, специально для тебя, чтоб можно было гулять, как у себя дома.

— Вот чего ты такой сердитый?

— Не сердитый, а сосредоточенный. Чувствуешь разницу?

— И мальчишка меня ещё учит…

Но дальше наша лёгкая перебранка не продолжалась, ведь мы вошли в новый зал. Он оказался почти что копией предыдущего. Тоже круглый, с высокими стенами, под ногами песок, только колонны отсутствуют.

— И почему у меня такое чувство, что мы попали на гладиаторскую арену? — недовольно пробормотал Сергей.

— Наверное, потому что так и есть, — ответил я, видя, как из тени в другом конце зала показался чей-то силуэт.

Чем ближе он подходил, тем отчётливо прорисовывались самурайские доспехи. Человек, а это был именно он, облачённый в тяжёлые красно-зелёные латы, скрывал лицо за жуткой маской с изображением демона. Такие часто использовались в кино, но были ли в реальности, мне неизвестно. В правой руке воин сжимал длинное копьё с широким лезвием на конце. Кажется, их называли нагината, точно не помню. А за спиной виднелась рукоять меча. За поясом несколько тонких метательных ножей, а на груди с двух сторон по три сюрикэна. В общем, образ вышел довольно внушительным.

— Да чтоб вас, — выдохнул Онегин, сжимая своё оружие с такой силой, что побелели костяшки пальцев. — Вот теперь нам точно крышка.

— Рано сдаёшься, — тихо сказал я, но попятился вслед за напарником.

Но в этот момент тело самурая дрогнуло, словно по нему прошлась волна, а в следующий миг справа отделилась тень. Один наш противник стал двумя, просто клонировав себя с тем же доспехом и оружием.

— А, может, ты и прав, — пробормотал я, сжав рукоять мачете.

Чёрт, чёрт, чёрт. У меня почти не осталось сил для Тени. Она и так много сделала, включая исцеление. Да, раны на моей спине затянулись, будто их и не было. Чего нельзя сказать про Онегина. Он до сих пор кривился от боли и вряд ли сможешь сражаться в полную силу. И это очень, очень плохо.

— Что будем делать? — на этот раз я первым задал подобный вопрос.

— А сам как думаешь? — ответил Сергей слегка дрожащим голосом.

Что ж, его можно понять. Против нас пара вооружённых до зубов воинов. Не надо быть ясновидцем, чтобы догадаться — они знают, как обращаться с любым предметом из своего арсенала.

А что у нас? Ржавый медицинский нож, которым только по заднице лупить (хорошо, хоть остриё не сломано, можно понаделать в брюхе дырок), да моё мачете, которое, в принципе, годится для того же. Конечно, какой-то процент на выживание у нас был. К примеру, Онегин может стать невидимым и напасть со спины, но я сильно сомневаюсь, что обученные наёмные убийцы (почему-то по-другому о противниках я не думал) поведутся на столь дешёвый трюк. Уверен, они слышат даже мышиный бег. Если мыши здесь вообще водятся. Ну а мой главный козырь истратил большую часть энергии на бой с когтистой девочкой и на моё лечение. И я даже не подозревал, когда Тень вновь сможет показаться.

— Что, разделяй и властвуй? — с внезапной усмешкой предложил Онегин.

Его задор передался и мне.

— Разве могло быть по-другому?

А в следующий миг мы бросились в разные стороны, активирую свою магию.


***


— Похоже не видать вам, господин Вебер, ресторана от нашей дорогой Катерины, — с издёвкой произнёс полный мужчина, допивая очередной бокал. — Им не устоять против ледяных ниндзя.

— Ледяных ниндзя? — в тон ему ответил немец. — Это вы их так назвать?

— Насколько я помню, никому из искусственников не даровали имя, лишь серийный номер. Но это скучно. Кому интересно называть своих бойцов, к примеру, Н-172? То ли дело ледяные ниндзя, ну, или ледяные близнецы. Кому как нравится.

— Мне никак не нравится, — огрызнулась со своего места Рязанова, обиженно смотря на монитор.

— Ну, дорогая моя, — продолжал насмехаться толстяк. — Перестаньте так горевать по своей кошечке. Если хотите, то я найду вам таких штук десять. Вы же знаете, в моих руках несколько заведений с различным выбором…

— Заткнись! — огрызнулась та. — Твои малолетки меня не интересуют! Будь моя воля…

— Хватит! — прервала их Юдова, вскинув руки. — Господа, давайте не будем ссориться. Сегодня мы собрались на дружескую встречу. А шоу вот-вот закончится, так что не отвлекайтесь.


***


Позади ударила ледяная волна, превратив песок в замороженный каток.

Твою мать! Они ещё и маги льда! Вот день-то не задался. Знал ведь, что все беды из-за баб. Так какого хрена попёрся в ловушку?

И тут же сам себе ответил:

Юдова достала б меня в любом случае, и дядя не был бы для неё помехой. Родители вернутся нескоро, получается, что моё похищение лишь дело времени. Интересно, а чем отец-то её успел помешать? О нём она выражалась не совсем лестно, будто он лично отдавил ей змеиный хвост.

Мысли прервались, когда морозный воздух скользнул по левому плечу. В тот же миг рядом со мной появился тёмный двойник самурая. В отличие от оригинала, этот казался более мрачным в буквальном смысле. Доспехи и маска темнее, а зрачки горели жёлтым светом.

Я рефлекторно притормозил, чтобы не нарваться на выставленный клинок. Враг даже не думал атаковать, он просто игрался со мной, что несколько удивляло и раздражало.

Ар, сволочи, ну, ничего, дайте только набраться сил. Ваши игры мне на руку.

Отмахнувшись мачете, отбил оружие противника и моментально отскочил вправо, чтобы его ледяное заклинание не попало на меня.

Как можно было понять, они были сильными магами, но влагу для магии приходилось брать из воздуха, отчего с каждой минутой усиливалась духота. И тогда я впервые обрадовался тому, что мы находимся в канализации, потому что влажность здесь была приличная, и задохнуться могли только от вони. Однако это оказалось полезным и для наших врагов, что продолжали гоняться за нами, как за непослушными детьми.

Ну а что нам ещё делать?! Сражаться с ними лоб в лоб? Да можно только взглянуть на противников, как становилось понятно, что им ничего не стоит превратить нас в фарш за считаные секунды. Такая амуниция, которой, кстати, они мало пользовались (наверное, считали нас недостойными врагами), внушала уважение.

Потому мы и скакали, как заправские кони по всей арене. Можно было бы попробовать открыть одну из дверей, но я сомневался, что для нас открыть проход. Скорее всего, он открывается автоматически, когда бойцы проходят ловушки и испытания данной локации.

Кстати, как я и думал, невидимость не спасла Онегина. Самурай сразу услышал его шаги. А, может, увидел их на песке, что тоже бросалось в глаза. В общем, магия Сергей здесь нам помочь не могла. Только если он не утаил другие умения, которые нам сейчас весьма бы пригодились. Но судя по тому, как он «весело» рассекал зал в противоположной его части, можно догадаться, что тузов в рукаве у моего напарника не имеется.

Жаль, очень жаль.

За спиной послышалась насмешка.

Они ещё смеются над нами?!

А через мгновение что-то ударило по ногам. Икры обожгло болью, и я не смог удержать равновесие, покатившись кубарем по песку. А как только головокружительная карусель закончилась, я попытался подняться, но тут же вскрикнул от резкой боли. Опустив взгляд, увидел окровавленные раны на обеих ногах. Судя по всему, противник достал-таки своим копьём/нагинатой.

— Зараза, — прошипел я, глядя на то, как самурай медленно и надменно подходит ко мне.

Лезвие, покрытое алыми каплями, приподнялось над землёй, почти уткнувшись мне в грудь. Но он не спешил, медлил, будто насмехаясь над моей жизнью.

Ну, тварь, ты за это ответишь.

На меня вновь накатила волна злости. Да такая, что заскрежетали зубы. Увидев это, противник решил атаковать, но стоило ему ударить, как моя рука взметнулась сама собой, сжав острый металл в кулаке.

— Не сегодня, — злобно прорычала Тень, покрывая половину моего лица и правую руку.

Резкий рывок заставил противника оступиться и шагнуть вперёд. Я моментально ударил мачете, целясь подмышку, так как там доспехи его практически не защищали. И тогда на песок брызнула уже чёрная кровь, а сам самурай глухо застонал, будто во рту у него был кляп, и отскочил назад, оставив оружие у нас.

— Не ожидал? — Тень наслаждалась своим триумфом.

Однако я чувствовал насколько она слаба. Магическая сущность была практически опустошена и сейчас появилась только из-за того, что я попросту не справлялся. Это вызвало у меня страх, ведь нам ещё выбираться отсюда. И чёрт его знает, что ждёт за этими дверьми.

Да, я считал Юдову и её прихвостней чертями. Хотя можно было бы найти словечко и покрасивше, но цензура не пропустит.

К этому моменту неподалёку от нас появилась новая пара сражающихся. Точнее, убегающих. Должен отметить, что у Онегина спасаться получалось лучше, чем у меня. Он был быстрым и ловким мужиком, и даже опытный убийца уже не желал с ним церемониться, атакуя то сюрикэном, то ледяным потоком. Но даже тогда Сергею каким-то немыслимым образом удавалось уклоняться от снарядов.

Чёрт, а он хорош.

Я мотнул головой, прогоняя лишние мысли. Надо было сосредоточиться на собственном противнике, который постепенно приходил в себя. Хлеставшая из раны кровь ему совсем не мешала, но этот факт говорил о том, что он долго не протянет. Оставалось выждать удобный момент и атаковать. И вражеская нагината мне в этом должна помочь.

Глава 32

Воздух слева от лица похолодел и тут же превратился в ледяные хрусталики. Клон нашего самурая бил неточно, видимо, рана уже сделала, что должна. Кровь больше не хлестала, но продолжала орошать песок.

Мы кружили с противником друг напротив друга, не обращая внимания на то, что творится рядом. А там ведь сражался мой напарник. И дела у него, честно говоря, шли так себе. Оригинальный убийца не был ранен, потому до сих пор активно нападал. Но и Онегин умудрялся кое-как уклоняться. Правда, левая его рука уже болталась плетью, и заметил на ней посиневшую кожу. Видимо, ледяная магия всё-таки зацепила мужика. И я прекрасно понимал, что ещё немного, одно неосторожное движение, и Сергей проиграет.

«Бей!»

Тень больше не говорила вслух, потеряв надо мной контроль. Теперь она изрекалась в голове, но мне от этого не стало легче. Всё же невидимый тренер здорово отвлекал своим рычанием.

Тёмный самурай как раз пошатнулся от собственного магического удара. Наверное, не рассчитал силы. Но мне хватило и этого мгновения.

Резкий удар, и следом за этим раздался треск проломанных доспехов и грудной клетки. Наверное, я зря недооценивал нагинату. Оружие отлично справилось со своим предназначением.

Враг пошатнулся назад, держась за древко. В жёлтых глазах мелькнуло непонимание, а в следующий миг самурай просто испарился. Развеялся дымкой, почти как моя Тень.

В ту же секунду неподалёку раздался крик, наполненный болью. Сперва я испугался, что Онегин всё же не выдержал напора, но потом осознал, что слышу не его голос. А когда обернулся, то увидел, как оригинальный самурай упал на колени, держась за грудь, будто и его ранили, как клона. Но нет, нагината исчезла вместе с моим противником.

«Ну же!»

И снова Тень заставила меня вздрогнуть от неожиданности.

Однако я понял, что она имела в виду. К тому же моя правая рука всё ещё была объята дымкой значит, магическая тварь сможет её управлять и помочь в задуманном.

Подбросив мачете и перехватив его за лезвие, отступил на шаг и, хорошенько размахнувшись, метнул оружие во врага. По залу разнёсся свист летящего металла, что грел душу в предвкушении скорой победы.

Но моим мечтам не суждено было сбыться.

Самурай упад спиной ко мне, но как только мачете оказался в сантиметре от его головы, резко развернулся на коленях и схватил оружие за лезвие голыми руками. Я даже увидел, как по его ладони побежали струйки крови, но тому, казалось, всё равно. Воин не обращал внимания на боль.

— Охренеть, — только и смог произнести я, поражённо уставившись на врага.

Он не сводил с меня взгляда, и в ярко-голубых глазах я читал непоколебимую решимость и ярость.

Но через мгновение произошло то, чего я так долго ждал — Онегин решил действовать. Всё произошло так быстро, что я даже опешил от его скорости. Вот лишь секунду назад слышался свист летящего оружия, а вот самурай развернулся, чтобы поймать мачете, как уже через секунду сзади подлетел Сергей и ударил ржавым ножом точно в темечко. Глаза воина широко распахнулись, он будто не верил в произошедшее, ведь только что смог остановить неминуемую смерть одной рукой. И вдруг…

Я не медлил. Рисковать никто из нас не желал, поэтому подскочил до того момента, как бездыханное тело рухнуло на песок.

— Подсоби, — попросил Онегина, который подошёл ко мне я с тяжёлой одышкой.

Тот молча ухватил труп правой рукой (левая отказывалась работать) и придержал, пока я срывал доспехи.

Вот!

Как и думал, в грудь самурая тоже впечатали кристалл. Тень ещё не покинула меня, поэтому вырвать чёрный камень не составило труда. А как только тот оказался снаружи, то моментально превратился в пыль и осыпался на песок.

— Что ж, — хотелось говорить торжественно, но сил почти что не осталось. — Мы почти у финиша, — взглянул на напарника, но тот лишь покачал головой. — Что?

— Пообещай мне одну вещь… — начал было он, но я резко прервал Онегина.

— Вот только не надо, прошу тебя, — попытался изобразить на лице улыбку, но вышло так погано, что мне стало стыдно за своё поведение. — Мы выберемся. Так много прошли, а ты хочешь сдаться у самого люка?

— Он будет в следующем зале, — вздохнул Сергей. — Но, чтобы до него добраться, придётся пройти ловушку с Малышкой. А за люком нас уже поджидает вооружённая охрана, — устало пнул труп воина. — Ты ведь прекрасно понимаешь, что нас никто просто так не выпустит.

— Знаю, — пробормотал я, стягивая доспех. Думал, что смогу натянуть на себя, но стоило попробовать, как понял — он настолько большой, что будет только сковывать мои движения. Ну а Онегину нельзя, ведь невидимым становится лишь его тело, но не одежда. — И всё же у тебя был план. Может, пришло время поделиться?

На это Сергей усмехнулся и отвернулся.

— Знаешь, — начал он через несколько секунд молчания, — я расскажу, если ты пообещаешь разделаться с Вебером и Юдовой.

— Довольно странная просьба, учитывая наше положение.

— Влад! — он обернулся ко мне. — Пообещай. Эти твари не должны ходить по земле. Ты не представляешь, что они творили!

— Представляю, — усмехнулся в ответ. — Это я убил Гришеньку Юдова, когда он в очередной раз выбрался на охоту.

— Ты с ним встретился? — опешил Онегин.

— Ну да, — я пожал плечами, будто это была самая обычная дружеская посиделка. — Только ему не повезло. Без мамочки он оказался никем, вот и поплатился, — с этими словами я поднял взгляд и помахал рукой. — Доброго вам вечера, госпожа Юдова! И до скорой встречи!

Сергей оценил шутку и ухмыльнулся.

— Так что, будем здесь стоять и лясы точить, или пойдём к Малышке? — азартно переспросил я, протягивая ему нагинату оригинального самурая. — Уверен, она нас заждалась, — так же, как и напарник, пнул мертвеца. — Но теперь мы придём в гости не с пустыми руками.


***


— Видимо, нам всем пора собираться, — толстяк первым нарушил воцарившуюся в зрительской комнате тишину. — Катерина, вы ведь сами прекрасно понимаете, что пора что-то делать. Ваша Малышка…

— Моя Малышка устоит перед любой напастью, — рассерженно произнесла хозяйка. — Вы хотите проверить на своей шкуре?

Она поднялась из кресла и сурово посмотрела на гостя.

— Давайте-ка без этих ваших выходок, — тот скривился, но всё же вернулся на место. — Эти двое смогли вырвать кристаллы рики из всех ваших искусственников. Не думаю, что какая-то образина в силах их остановить. А о ваших солдатах вообще молчу.

— Хотите сказать, что пули не так страшны, чем мечи и когти? — усмехнулась Юдова. — Хорошо, если Ростов и Онегин всё-таки доберутся до люка, то я лично сопровожу вас наверх. Договорились?

— Разве у нас есть выбор? — пробубнил мужчина, однако спорить перестал.

— Вот именно, — прошептала Юдова, надеясь, что её хищную улыбку никто не заметит.


***


Скрип двери напомнил мне старую песню из родного мира. Тогда лет до двадцати пяти, пока не прочитал текст я никак не мог понять, что означает «скрипка-лиса». Почему в лирической мелодии присутствует это хитровые… хитроумно животное? Ладно ещё скрипка, но лиса-то откуда взялась?!

Однако стоило мне ознакомиться с самим текстом, как в ту же минуту почувствовал себя полным кретином. Это надо ж было додуматься, что речь идёт о музыкальном инструменте и рыжем зверьке?! Впрочем, как потом оказалось, не один я был таким вот идиотом. Зато весело посмеялись в компании.

Эх, и почему я сейчас лазаю по канализации, борясь за свою жизнь с монстрами и какими-то магическими мутантами, вместо того, чтобы тусоваться с Алёной в каком-нибудь клубе. Да, в прошлом я их терпеть не мог, но сейчас с радостью б оказался где угодно, лишь бы подальше отсюда. А ещё лучше, с Эльвирой Геннадьевной, или просто Элечкой…

— Влад?! — Онегин ощутимо толкнул меня в плечо. — Уснул, что ли? Или это твоя Тень?

— А? Прости, задумался, — чёрт, я даже соврать не додумался, видимо, красотка-учительница слишком сильно зацепила меня своим обаянием.

— Ты это серьёзно? — возмутился напарник. — В такой момент?

— Ну, я же должен думать, — улыбнулся в ответ. — Всё-таки я мозг команды.

— Ага, мозг, — усмехнулся Сергей. — Небось уже думаешь о бабах, что ждут тебя на воле.

— Пошёл ты, — отмахнулся от него, но спорить не стал. Только усмехнулся.

Дверь легко отворилась, хотя и жутко скрипела. Но об этом я уже сказал. А вот то, что было за ней, заставило меня вновь ухмыльнуться. Очередной круглый зал. Конечно, в разы меньше предыдущих, но всё равно…

— Эй, Юдова?! — я вскинул голову, надеясь, что смотрю на одну из камер. — Фантазии на большее не хватило?! Или у тебя с геометрией совсем хреново?!

— Бесишь её? — переспросил с ухмылкой Онегин. — Моё уважение.

— Стараюсь как могу.

В общем, как вы поняли, круглое помещение, больше похожее на металлический диск. Только мы находились внутри. От нашей двери тянулась неширокая дорожка, где вдвоём точно не разминуться, а внизу небольшое выпуклое углубление.

— Нас, что, в юлу засунули? — произнёс Онегин, глядя вниз. — Женя про это ничего не говорил.

— Как я понимаю, он у тебя не особо многословен? — поинтересовался я.

— Да как сказать? Иногда под дозой такое воротить начнёт, что волосы на голове дыбом становятся.

— Под дозой? — удивлённо переспросил я.

— Забудь, — тут же огрызнулся Сергей и первым двинулся вперёд.

Напротив нас и правда был самый настоящий люк, как в бомбоубежище. Помнится, на первой Земле я играл в «Fallout», где вход в убежище представлял собой точно такую же штуку. И потому мне не особо хотелось приближаться к выходу, даже зная, что там мы можем спастись.

Ага, спастись. Нас ведь там ждут с автоматами наперевес. И тут даже моя Тень вряд ли нам поможет. Возможно, в будущем она и будет отбивать подобные удары, хотя, судя по истории прадеда Никиты, вряд ли. Если тот не спасся от простого костра, то… стоп, а был ли костёр простым?

— Опять о бабах своих думаешь? — обратился ко мне Онегин, когда добрался до середины дорожки.

Следовать за ним? Его план мне совсем не нравился. Особенно уточнение, что роли поменялись.

Перед тем как отправиться в новый зал, Сергей рассказ о своей задумке, и в тот момент, признаюсь, я хотел вспороть ему брюхо. Конечно же, я был всего лишь наживкой, балластом, что мог привести его к победе. Но потом он, якобы, проникся мне и начал уважать. Поверил ли я в это после подобного заявления? Естественное, нет, но Онегин прекрасно понимал своё положение, поэтому не стал извиняться и клясться, что его раскаяние искреннее. Что ж, хотя бы достойно уважения.

Потом он рассказал, что хотел протащить меня через все четыре зала и отдать на волю Малышке. Вот только теперь планы резко менялись, так как сам он дальше идти не мог. Раны на руке и спине были тяжёлыми, удивительно, что он до сих пор держался на ногах. Наверное, всё дело в адреналине. Хотя у него всё же может быть козырь, о котором я не знаю. И это тоже заметно напрягало.

И вот когда мы вышли в новый зал, отношения между нами были на том же уровне, что и в самом начале, подозрения и недоверие. Или даже ещё хуже, теперь я знал правду, от которой мне ни черта не стало лучше.

— Какой бы странной ни показалась фразу, — начал я, покосившись на Онегина, — но я думал об одном мужике.

Глава 33

— Влад, ты же понимаешь, что сейчас не время для обидок, — нахмурился Онегин, почему-то ещё сильнее сжав древко нагинаты. — Я рассказал правду. Или надо было утаить?

— Возможно, моё счастье было бы в неведении, — пробормотал я.

Но нас прервал цокот коготков за стеной. Мы оба вздрогнули и одновременно повернулись в ту сторону, но никого, конечно, не увидели. Внезапно раздалось шипение, и в стенах по кругу открылись люки, размером как раз подходящие для нашей знакомой твари.

— Вот чёрт, — произнёс я, сжимая меч.

Мачете пришлось выбросить, так как оружие последнего босса оказалось в разы острее и прочнее.

— Так вот как они натравливают её, — сказал Сергей, направив широкое лезвие на один из проёмов, откуда только что раздался шорох. — Вот же суки.

Позади послышался тяжёлый металлический лязг. Мы обернулись и увидели, что дверь, через которую вошли, захлопнулась.

— Отлично, теперь нам точно не выбраться, — я вздохнул и приготовился к бою.

Однако Малышка не спешила показываться. Наверно помнила недавнюю потерю глаза и хотелось верить, что, хотя бы немного опасается нас.

Прошло не меньше пяти минут томительного ожидания, однако тварь не спешила высовываться, будто что-то вынюхивала. Мы же крутились на узком мостке, бросая взгляды то в одну сторону, то в противоположную. Но вдруг за стеной вновь раздался тот самый свирепый рёв, который в прошлый раз заставил нас подскочить с колонн и двинуться дальше.

Видимо, зрители заскучали. Наверное, у Юдовой есть управление над монстром, по типу электронного ошейника. Только я не помню ничего на Малышке в прошлую встречу. Возможно, некая штуковина вживлена в тело монстра, как и в предыдущих противников кристаллы.

И только тогда справа от нас выскочила крокодилообразная тварина. Она плавно скатилась по округлому дну к мостику, и тут же ударила по нему мощным хвостом. Лишь чудом мне удалось удержать равновесие, а вот Онегин всё же опрокинулся, полетев на дно. Он тяжело рухнул на спину, закричав от боли, но всё же нашёл в себе силы и вскочил на ноги. Оно и понятно, ведь Малышка потеряла ко мне интерес и уставилась единственным глазом на моего напарника.

— Давай! — крикнул я, надеясь, что он меня поймёт.

И да, наш план не блистал изящностью. Онегин должен был отвлечь тварь, а я в это время отворить люк и ударить телекинезом. Зачем? Пусть магия и слабая, но всё же поможет отогнать поджидающих за преградой солдат. Пока в крови бушует адреналин, я многое могу наворотить.

В это время Сергей отступал, но чашеобразное дно не позволяло выбраться, и он постоянно соскальзывал. Малышка же не спешила и медленно подбиралась к жертве, отчего даже мне стало не по себе.

Но медлить нельзя, и я ринулся к люку, надеясь, что Онегин справится и спасётся. Он-то уж точно знает, как выбираться из таких вот ситуаций. По крайней мере, я так думал.

Однако оказавшись у широкого люка и, схватившись за рычаг, услышал крик напарника:

— Влад!

Пришлось обернуться, как раз, чтобы увидеть метнувшего во врага нагинату Сергея и оскалившуюся Малышку. Но не успела та схватить человека, как Онегин стал невидимым, а пасть монстра просто захлопнулась. От неожиданности Малышка удивлённо вскинула голову, и от её ошарашенного вида я невольно ухмыльнулся. Но уже в следующую секунду тварь снова раскрыла пасть и… оттуда вырвалась вторые более мелкие челюсти.

— Охренеть, — только и смог вымолвить я.

— Не стой столбом! — Крик Сергей у самого уха привёл меня в чувства.

Как он выбрался? Хрен его знает, но так даже лучше.

Мы оба схватились за рычаг и потянули на вверх. Раздался протяжный скрип, а через мгновение заветный щелчок. Но в тот же миг вновь заревела Малышка. А стоило бросить взгляд вниз, как на голове волосы встали дыбом. Тварь увидела меня и теперь жаждала человеческой плоти.

Твою ж мать!

Вонзая острые когти в металлическую стену, Малышка медленно поднималась к нам, грозя откусить мне голову.

— Чёрт, нам не сбежать от неё, — голос Сергея мне не понравился. — Прости…

С этими словами я почувствовал сильный толчок в грудь, от которого не смог удержаться на ногах. Я полетел вниз к той, кто так давно желает полакомиться свежим мясом.

Онегин, паскуда! Всё-таки сделал то, что планировал изнача…

Удар о спину был довольно ощутимым, но спрыгнувшая тварь заставила моментально вскочить и броситься в противоположную сторону.

Что я сделаю здоровенной махине, у которой шкура настолько толстая, что вряд ли её пробьёт даже моё новое оружие? Да ещё костяные шипы!

Малышка пригнула голову, глядя на меня. Я уже приготовился к тому, что она прыгнет, но нет. Вместо этого, раскрыла маленькую пасть, и оттуда вырвалась чёрная дымка, тут же окутавшая меня с головы до ног.

«Забирает магию», — прохрипела Тень.

Так вот каким образом Малышке удавалось пожирать даже магов, дошедших до неё! Наконец-таки я получил ответ на терзавший меня вопрос, ведь ещё с первой нашей потасовки я не мог понять, каким образом здесь погибали те, кто обладал магическими способностями. Юдова ведь бросала сюда не только простых людей, но и тех, кто принадлежал какому-то из Домов. И вот, пожалуйста.

Только чем мне это сейчас поможет?

«Я помогу, — вновь хрип Тени. — Дыши».

Дышать? Но тогда я останусь без телекинеза и без тебя! Или… ты можешь поглотить дым?

Ответа не последовало. Малышка же выжидала удобный момент, чтобы броситься на обессиленную жертву. Поэтому я решил молча подчиниться.

Первый глубокий вдох был отвратительным, будто я затянулся сигаретным дымом впервые в жизни. Да ещё самыми дешёвыми, у которых даже фильтра нет, и в лёгкие попали частички табака. Закашлялся, но не остановился. И уже второй вдох оказался намного легче. А на четвёртый сквозь клубы дыма, я смог разглядеть морду хищника.

Малышка вновь не понимала, что происходит, и с ужасом взирала на меня оставшимся глазом. То ли мне показалось, то ли это произошло взаправду, но тварь попятилась, поджимая хвост.

Неужто я вновь её напугал, как тогда в канализации? Видимо, так и есть.

И тут где-то наверху раздались крики и стрельба. Я поднял голову и увидел открытый люк, за которым и слышался шум.

— Онегин, — процедил я сквозь зубы.

Ему удалось пройти охрану. Что сложного, когда ты невидим? А вот как быть мне?

Взглянул на монстра, стоящего передо мной и чуть ли не сжавшегося, словно напуганный щенок. На мгновение даже жалко её стало. Малышка ведь не виновата, что обезумевшая бабёнка решила поиграть в бога.

Ладно, есть у меня идейка.

Сделав глубокий вдох, шагнул к твари. Та вновь попятилась. Хорошо, значит, и правда, боится. Вытянул руку, и по моим пальцам тут же заскользили чёрные всполохи Тени. От этого малышка готова была заскулить, вот только это больше походило на рычание.

— Пошла! — рявкнул на монстра и взмахнул рукой, оставив в воздухе тёмные дымчатые линии.

И это сработало! Малышка испугалась и, резко развернувшись, ринулась наверх. Как раз туда, где был открыт люк. Я только и успел, что пригнуться от просвистевшего над головой хвоста, когда огромная зверюга улепётывала от меня — обычного человека.

«Может, не обычного?» — вопрос Тени заставил задуматься.

Но ненадолго, так как Малышка уже добралась до прохода и со злобным рычанием юркнула туда.

В ту же секунду за люком раздались испуганные крики и стрельба. А следом за этим оглушительный рёв подстреленного зверя. Но вместе с этим слышалось и нечто другое, и я боялся, что эти звуки ещё долго будут сниться мне в кошмарах. А именно треск рвущейся плоти и хруст костей. Фантазия живо нарисовало то, что могло там твориться, и от представленного меня передёрнуло.

— Мерзость, — прошептал я и принялся взбираться, цепляясь за отверстия, проделанные монстром. Хоть за это ей спасибо.

Оказавшись на мостике, поморщился. За люком было ярко освещённое служебное помещение. Белые стены и потолок, чёрные ступени и реки крови вперемешку с обезображенными трупами и оторванными частями тела. Мне стало не по себе. От подобного зрелища к горлу подступил тошнотворный ком, но пришлось взять себя в руки и двинуться дальше.

Войдя внутрь, сразу же приметил разбитый пульт управления. Наверное, с его помощью можно было остановить Малышку, как-то же это делали, когда она оказывалась в последнем зале. В конце концов, охрана могла просто закрыть дверь перед тем, как монстр покажется наверху. Но…

— Онегин, — пробормотал я, понимая, что мой, уже бывший, напарник всё-таки помог мне напоследок. Дал, так сказать, шанс на спасение, если мне удастся справиться с Малышкой. Но это нисколько не умаляло моей злости в его адрес. — Сука.

Кровавый след вёл в единственный коридор налево. Туда-то я и двинулся, стараясь создавать как можно меньше шума. Рёв и крики утихли. То ли монстра убили, то ли он разорвал всех, кого только можно было. Однако перед тем, как сунуться за поворот, я остановился и притаился.

И не зря. Буквально через пару секунд оттуда раздались тяжёлые быстрые шаги по металлической сетке, а через миг рядом выскочил окровавленный человек в бело-синей форме, судя по всему, один из охранников. У него не было правой руки, поэтому сжимал пистолет левой. Я лишь хмыкнул, понимая, насколько ущербно это смотрится. Приметив меня, человек испуганно распахнул глаза и попытался выстрелить, но я не позволил, вонзив клинок в живот противника. Охранник захрипел, из его рта брызнула тёмная кровь, а через мгновение, он завалился на пол.

Ещё одна смерть на моих руках.

И эта мысль совсем не грела мне душу. Наоборот, тянула на дно.

Я осторожно высунулся в коридор и осмотрелся. Узкий проход с белыми стенами и решётчатым полом. Метрах в десяти, где виднелся выход в соседнюю комнату, лежала туша Малышки.

Они всё-таки добили её.

Медленно двинулся к мёртвой Малышке, но подобравшись, вздрогнул, когда услышал её тяжёлый хрип.

Жива?

Но обойдя, понял, что долго тварь не протянет. Судя по всему, охрана стреляла из крупного калибра. Подготовились заранее, понимали, что всё может произойти и побег монстра не исключение. И теперь хищная пасть больше походила на кровавое месиво с торчащими из разбитого черепа костями. И снова мне стало жаль чудовище, поэтому одним резким движением вонзил меч в пробитую глазницу и провернул его. Тварь дрогнула, но через мгновение обмякла и больше не подавала признаков жизни.

— Влад? — тихий голос заставил обернуться.

В новом помещении было два прохода. Один из них вёл в шикарно обставленную комнату с мягкими креслами, подставками для выпивки и кучей мониторов. Второй представлял собой широкую лестницу, человек на пять, убегающую вверх. И посреди этого всего лежал Онегин, зажимающий глубокую рану на груди.

— Ростов…

Глава 34

— Это и есть твой ненаглядный Вебер? — я кивнул на труп худощавого мужчины с разбитым моноклем, вдавленным в глаз.

— Да… — усмехнулся Сергей и тут же закашлялся кровью. — Юдова… — кое-как указал пальцем на комнату с мониторами, — не знаю зачем, но это она всех… — снова кашель. — Найди её… отомсти за всех…

— То есть сделать всю грязную работу? — переспросил я, скривившись.

Не будем ходить вокруг да около, я изначально не планировал оставлять её в живых. Однако, когда тебе об этом говорят в лоб, да ещё просят после того, как попытались меня убить… довольно неприятно. И спасало (в каком-то роде) только то, что Сергей умирал. Получается, это его последняя просьба, которую я просто обязан выполнить. Почему обязан? Не знаю, но по-другому поступить никак не мог.

— Опять дерзишь… кхэ! — а вот сейчас он прямо-таки зашёлся в кашле, и тогда я понял, что говорить нам осталось всего ничего. Присев рядом с ним, чтобы лучше расслышать, решил сбавить обороты и дать человеку выговориться перед смертью. — Спасибо… — наконец-таки продолжил он. — Влад, догони её… узнай, кто над ней стоит… это опасные люди…

Над Юдовой кто-то стоит? Вполне логично, ведь такие делишки, которыми заправляла женщина, не могли остаться незамеченными другими более уважаемыми Домами, которые попросту должны были стереть её в порошок, хотя бы из-за того, что она портит репутацию аристократов. Да и вряд ли она выживала на одних ставках. Даже с тем учётом, что эти записи могли просочиться в даркнет, денег много не появится. Да, миллионы, но содержать такую область для боёв, да ещё выращивать (а в этом не осталось никаких сомнений) своих крутых бойцов и монстров — слишком дорогое удовольствие. Выходит, кто-то и правда покрывает Юдову, и очень влиятельный.

— Хорошо, — тихо отозвался я, поднимаясь.

Но Онегин остановил меня, схватив за руку.

— И последнее… не говори дяде… сердце слабое…

Я кивнул в ответ, и только тогда Сергей меня отпустил. Его лицо разгладилось, и на нём появилось умиротворённое выражение.

— Спасибо, Ростов…

Мужчина прикрыл глаза, и в ту же секунду я ощутил, как по комнате пробежался холодок.

Сквозняк? Или я почувствовал то самое «дыхание смерти», о котором часто говорят? Неважно, сейчас надо найти хозяйку, пока она не вызвала подмогу. Странно, что здесь так мало охраны. Хотя, с другой стороны, чем меньше людей знает об этом месте (я говорю, конечно же, о простолюдинах), тем лучше.

Первым делом я осторожно заглянул в зрительскую комнату, увидев там четыре трупа: два женских и два мужских. Выходит, что всего было шесть зрителей, пятый лежит рядом с Онегиным, а шестой являлась сама Юдова. Вот только где она? Осталась лестница, но нет ли там ловушки?

Есть лишь один вариант проверить — подняться.

Но как только я вернулся в предыдущую комнату, увидел тонкий кровавый след, ведущий по ступеням. А через мгновение услышал сверху протяжный вздох, наполненный болью.

— А мне сегодня везёт, — произнёс я и, перехватив меч поудобнее, направился следом за сбежавшей хозяйкой.

Лестница оказалась высокой. Наверное, стоило поставить лифт, но его не было. Либо глупость хозяйки, либо она заранее перестраховалась, чтобы не попасть в трудной ситуации в ловушку металлических стен. Однако сейчас это сыграло с ней злую шутку.

Ползущую Юдову я приметил на самой верхней ступени. Она тоже увидела меня и ускорила темп, а тяжёлое дыхание только усугубило её самочувствие. И чем выше я поднимался, тем сильнее становился кровавый след, тянущийся за безумной женщиной. Мне даже стало любопытно, что именно с ней произошло, раз она не в силах идти, ведь Юдова волокла за собой ноги, словно плети.

Конечно, ей удалось взобраться раньше и исчезнуть за поворотом. Я же молча взлетел по ступеням и настиг её буквально через несколько секунд. Тогда-то и получил ответ на свой вопрос — ступни женщины были перерезаны.

— Что тебе надо? — прохрипела хозяйка дома, перевернувшись на спину и впившись в меня гневным, но вместе с тем испуганным взглядом.

— Правда, — просто ответил я и шагнул ближе.

Мы оказались в просторном кабинете. Стены, украшенные картинами, помпезная люстра под потолком, широкие окна, которые в тот момент оказались наглухо закрыты металлическими ставнями. Зачем? Я не знал, но догадывался, что кабинет хозяйки звуконепроницаемый. Наверное, таким образом, она скрывала своих гостей. Но их всё равно должны были видеть в холле или во дворе. В общем, я не знал, что здесь, да как. Но женщина молчала, значит, моя догадка оказалась верной.

Вдоль стен стояли стеллажи со множеством разнообразного алкоголя. Коньяк, виски, водка различных сортов и цветов. Чего здесь только не было. Я даже слегка присвистнул от подобного размаха.

Кто-то любит выпить.

— Ростов, — прошипела та. — Лучше бы тебе свалить отсюда, пока непоздно, — женщина медленно отползала к шикарному резному столу, стоявшему у одного из закрытых окон. — Ты не представляешь, на кого нарываешься.

— Госпожа Юдова, — я слабо улыбнулся. — После того, через что я сегодня прошёл, вы и правда думаете запугать меня словами?

— Я не пугаю, а предупреждаю, — продолжала она. — Тебе не справиться с ним, так что лучше возвращайся домой к мамочке.

— С Ним? — переспросил я, сделав акцент на местоимении. — А вот такой разговор мне больше нравится. Расскажите про Него.

Внезапно Юдова притормозила и, запрокинув голову, звонко рассмеялась.

— А он был прав на твой счёт. Говорил, ты забавный паренёк, с тобой не соскучишься.

— То есть он знает обо мне?

На мгновение женщина задумалась.

— Конечно, — произнесла Юдова и вновь ощерилась, словно дикая кошка. — А ты думал, я похитила тебя просто так?

Кто-нибудь другой, безусловно, поверил бы ей, но не я. Как только женщина заговорила, я почувствовал слабое дуновение, исходящее от неё, и кисловатый запах.

«Врёт», — прошипела в голове Тень.

Но я и сам это понял.

— Ладно. И кто же этот таинственный незнакомец?

— Скоро узнаешь.

Женщина оказалась рядом со столом и уже вскинула руку, чтобы нажать кнопку под столешницей, когда блеснуло лезвие меча, и отрубленная кисть упала рядом с хозяйкой. В ту же секунду по комнате разнёсся истошный вопль Юдовой, сжимающей кровоточащую культю. Я же просто вытер клинок о её же платье, лишний раз намекая на чьей стороне превосходство.

— Видимо, вы плохо меня поняли, — я сорвал одну из штор и в пару движений обмотал женщину так, что она не могла и пошевелиться. — Давайте начнём заново. Кто этот неизвестный? И что ему от меня надо?

— Пошёл ты, — прохрипела та, ёрзая на месте, как гусеница.

Но от каждого движения становилось только хуже, так как кровь останавливать я не собирался. Конечно, для неё это будет лёгкой смертью, вот только, когда я зашёл в кабинет, у меня появилась другая идея.

Зайдя за хозяйский стол, понял, что без помощи Юдовой мне не обойтись, так как компьютер был заблокирован.

— Какой пароль? — я повернулся к ней.

— А больше ничего не хочешь? — она сплюнула на пол. — Чтоб ты сдох!

— Все мы умираем, — я пожал плечами. — Кто-то как собака, кто-то по-человечески. Так скажите, госпожа Юдова, какой смертью хотите умереть вы?

Она подняла на меня осоловевший взгляд и тяжело вздохнула.

— Гришенька русскими буквами, но на латинице и год его рождения, — наконец пробормотала женщина.

— Серьёзно? — я удивлённо вскинул брови, но пароль и правда подошёл. — Вы храните здесь такие компроматы, и не могли придумать ничего лучше?

— Сюда никто не может попасть…

Да, надо действовать быстрее, чтобы успеть выполнить задуманное.

Папки с записями боёв нашлись почти сразу же. Видимо, хозяйка настолько была уверена в своей безнаказанности, что хранила такие файлы почти что на рабочем столе.

Отлично, мне же лучше.

Первым делом я нашёл то, что меня интересовало больше всего, а именно смерть Онегина. Отмотав назад, взглянул сразу на две разных записи. Одна из них велась в зрительской комнате, вторая в соседней. В первой сидело пять человек, а шестой уже валялся бездыханным телом у двери. И, главное, никого это не смущало. Зрители продолжали попивать из бокалов и смотреть на мониторы, где я приметил наши силуэты.

Но внезапно что-то изменилось. Звуков не было, наверное, потом их сводят. Но люди подскочили со своих мест, стремясь к выходу, однако никто не мог выйти. Юдова медленно встала со своего кресла и подняла руку. Я не видел, что именно она сжимала в пальцах, но эта штука заставила затрястись в судорогах троих гостей. А вот длинный Вебер лишь прижался к стене и не мог сдвинуться с места от страха. Буквально через пару секунд люди замертво упали на пол, а Юдова рассмеялась и вывела последнего гостя.

Однако спокойно уйти им не удалось. Во второй комнате я увидел, как два парящих армейских ножа одновременно вспороли глотку немцу. Тот схватился за горло, но кровь уже нельзя было остановить. Он рухнул на колени, а потом и белые плиты. Невидимка тем временем не мешкал и пырнул ножом в живот Юдову. Та вскрикнула, но тут же вскинула руки. С её пальцев сорвался невидимый импульс, отбросивший таинственного убийцу, которым, как вы понимаете, был Онегин. Он ударился о стену и сполз на пол, но тут же попытался подняться на ноги. Юдова зажала рану левой рукой, а правую сунула за спину и достала нечто блестящее и лишь отдалённо напоминающее пистолет. Её кулак дрогнул, и Сергей моментально осел, а из его груди брызнул фонтан крови. Женщина медленно подошла к нему, но в это время что-то вновь пошло не так (наверное, в коридоре появилась Малышка). Онегин успел этим воспользоваться и полоснул ножом по её ногам, отчего Юдова упала на спину и выронила оружие. Добивать врага она не стала, а поползла по лестнице.

Так вот как всё произошло.

— Ростов… — тихо выдохнула женщина слева от меня. — Давай договоримся… у меня есть деньги… там, в сейфе, — взглянув на неё, проследил за взглядом, направленным на одну из картин. — Я отдам…

— Хорошо, — отозвался я, потеряв к беседе внимание.

Подойдя к картине, снял её и встретился лицом к лицу с металлической дверцей.

Не врала. Ладно, разберёмся.

Два замка, один кодовый, второй по отпечатку ладони. И какая удача, именно эта часть женского тела сейчас лежала у стола.

— Да мне везёт, — усмехнулся я и вернулся за кистью.

— Так ты согласен? — простонала Юдова.

— Я? — посмотрел на неё и усмехнулся. — Конечно, нет.

— Мальчишка, — наверное, хотела меня этим обидеть, но после подобной ночи надо придумать что-нибудь посерьёзнее.

— Это да, — не стал отрицать я, вновь встав у сейфа.

Кодом снова оказался год рождения сына-маньяка. Прислонив кисть, услышал писк, после чего дверца отворилась. Внутри лежала куча документов, пара флешек и наличка. Несколько спрессованных кип. У меня от такого даже глаза загорелись. Правда, всего на мгновение, так как в ту же секунду навалилась невероятная усталость. И, слава всем богам, мой смартфон. Не знаю почему, но его посчитали важным предметом, что ж, так на самом деле оно и есть.

— Деньги у меня теперь есть, — я достал всё содержимое и положил на стол. — А что вы ещё можете мне предложить?

— Власть, покровительство, женщин, — забубнила Юдова. — Всё, что пожелаешь…

— Хм, женщин? — я сделал вид, что задумался. — И себя?

На миг хозяйка повернула ко мне голову и хитро улыбнулась.

— Ты не пожалеешь.

— Я уже жалею, — произнёс я и вновь вернулся к компьютеру. — К тому же однорукие старушки меня не особо интересуют.

— Да что ты о себе возомнил! — неожиданно воскликнула Юдова. Наверное, потратила на это последние силы, потому что потом его голова упала на ковёр, и послышалось тяжёлое дыхание. — Помоги, Ростов…

— Именно этим и занимаюсь, — пробормотал я, стараясь не обращать внимания на стоны женщины.

В компьютере было слишком много ценной информации. Уверен, в документах и на флешках тоже много интересного. Но у меня катастрофически не хватает времени. Я вообще был поражён насколько безалаберно здесь работает охрана, ведь никто до сих пор к нам не заявился. Или хозяйка была настолько строга, что запретила под страхом смертной казни не соваться в её кабинет? Всё равно как-то глупо.

Но мне надо было торопиться. А для этого найти безопасный выход.

Просмотрев видео с камер наблюдения, нашёл одну тропинку, ведущую к маленькой калитке. Наверное, через неё проходил садовник, ведь тропинка бежала через высокие кустарники.

Просто отлично, если пригнусь, то и не заметят, учитывая, что на улице всё ещё царила ночь.

А вот это странно. Мы ведь так долго бегали по канализации. Времени прошло просто уйма. Я бы сказал, что наши приключения даже затянулись, можно было обойтись словесной перепалкой, но не похищением! Только если…

Скосил взгляд в правый нижний угол монитора и вздохнул.

Так и есть, прошли сутки с момента моего «отъезда». Дядя, наверное, с ума сходит. Или, наоборот, радуется, что его племянник познаёт азы подростковой жизни.

Но так даже лучше. Три часа ночи, это позволит мне незамеченным выбраться отсюда и вернуться домой.

Я тут же посмотрел, где нахожусь и понял, что дом Юдовых расположен на самой окраине. Это несколько усложняло дело, но иного пути нет. Будем импровизировать. Вот только калитка садовника имела электронный ключ. А его-то я увидел на культе Юдовой. Подойдя к женщине, стянул ключ, но тем самым пробудив новый словесный понос (уж простите за выражение).

— Владик, мальчик мой, — как-то слишком нежно заговорила та. — Не оставляй меня… помоги, и я щедро отблагодарю тебя. Решим наши проблемы по-взрослому. Только ты и я… поверь, тебе понравится…

— Спасибо, обойдусь, — я отмахнулся от неё и направился к шкафу.

Да, здесь был большой шкафы, который и прикрывал тайную лестницу в подземелье. Открыв его, расплылся в улыбке, ведь там нашлась мужская одежда. Точнее, дорогой костюм-тройка. Но мне-то и надо было, что штаны, пиджак да туфли.

Быстро натянув одежду поверх грязного тела, опять подошёл к рабочему столу. Под ним валялась женская сумочка, пусть и маленькая, но в ней хватило места, чтобы спрятать всё, что достал из сейфа, да ещё жёсткий диск, который я вытащил из разбитого системного блока, рассыпавшегося сразу после моего удара рукоятью меча. Если кто и видел мою пробудившуюся Тень, то уже лежат мёртвые. Ну, кроме меня и Юдовой. Но если я не собирался покидать этот мир (уж очень привязался), то хозяйку данного заведения пора отправлять к праотцам.

— А у вас шикарный бар, — произнёс я, подходя к стеллажам.

— Что? — Юдова не сразу поняла, что я имею в виду, но стоило мне взять пару бутылок абсента, как злобно запричитала: — Ты же обещал по-человечески! Что задумал? Не смей! Не…

Но закончить фразу не успела, так как закричала от боли, ведь я залил алкоголем её покалеченные ноги. Останавливаться на этом я не собирался и, склонившись над женщиной, приставил горлышко бутылки к её губам.

— Я ничего не обещал. Не знаю, сколько душ вы погубили вместе со своим сыночком. Но, надеюсь, что оба будете гореть в аду. Так что привыкай.

С этими словами разжал её рот и насильно влил около полулитра в глубокую (как она сама на это намекала) глотку. Юдова закашлялась и мотнула головой, разливая абсент по лицу.

Что ж, так даже лучше.

Вытащил ещё несколько бутылок и разбил их о стены. Дорогая ароматна я водка полилась по женскому извивающемуся телу. Юдова истерично кричала, грозила всеми карами небесными, но ничего не могла сделать.

А когда закончил с этим, встал рядом с кнопкой поднятия ставень и с усмешкой взглянул на хозяйку дома.

— Жаль, что всё так обернулось. Я ведь хотел быть хорошим человеком, — покосился на стол, где в рамочке увидел троих радостных людей. Молодых мужа, жену и щекастого малыша. — Но ты превращаешь в чудовищ всех, кто рядом.

Раздался щелчок зажигалки, и через мгновение маленький огонёк превратился в бушующий пожар.

Глава 35

Что было дальше?

Каким-то образом я очутился дома в собственной кровати. Грязный, словно только что боролся на грязевом ринге. Благо, дядя ничего не заметил, так как я пробрался через окно в свою комнату.

И да, живу на втором этаже, но… да чёрт его знает, как так получилось. В голове стоял такой сумбур, что я не мог в нём разобраться. Воспоминания после спасения из разбушевавшегося пламени были отрывочны. Куски, будто память разорвали на части, а потом криворукий монтажёр попытался склеить. Вот только этим монтажёром был я, и ничего хорошего из этого не получилось.

В конце концов, я плюнул на это и отправился в душ. За окном давно рассвело. Взглянув на часы, понял, что вскоре мне снова предстоит ложиться, так как время было вечернее. Всё тело жутко болело, мне хотелось есть, искупаться и спать.

Правда, спустившись на кухню, чуть ли не лбом столкнулся с родственником.

— Отлично! — всплеснул руками дядя. — Ты проснулся. Я как раз хотел с тобой серьёзно поговорить!

И начались нотации о том, как я должен себя вести. О том, что необходимо предупреждать родных, если решил задержаться. Что необходимо (в наших условиях) быть как можно менее заметным. И так далее и тому подобное. Я даже слегка опешил, ведь он сам чуть ли не выталкивал меня из дома. Хотя, с другой стороны, прекрасно его понимал. Благо, что когда я вернулся, то укутался в одеяло с головой, оставив наружу лишь нос да макушку. Дядя всё же заходил меня проверить и увидел спящего племянника, но будить не стал. И хорошо, хотя бы не заметил, каким я явился.

После мне всё же позволили позавтракать. Точнее, пообедать и одновременно поужинать. В это время дядя включил телевизор, где как раз передавали срочные новости о диком пожаре в поместье Юдовых. Я даже на время отложил вилку и превратился в слух. Мне казалось странным, что ведущая рассказала о том, как в пепел превратилось почти всё здание. Вряд ли одна горящая комната могла уничтожить дом целиком. Хотя, кто его знает.

Однако меня не покидали сомнения. Не удивлюсь, если таинственный «хозяин» Юдовой приложил к этому руку. Ведь о подземелье ничего не рассказали. Что логично, сильные мира, то есть нашей Империи, быстренько прикрыли свои задницы.

Что ж, общественность не узнала о жутких подпольных боях, и чёрт с этим. Но Юдова сгорела вместе со своими друзьями. Оставалось надеяться, что и подземелье пострадало от пожара. В идеале было бы лучше, если б оно полностью развалилось, но я на это не мог даже надеяться, понимая, что подобный вариант мало вероятен.

Собственно, так и прошло моё воскресенье. К сожалению, в тот день я не смог написать музыку, или даже строчку в книгу.


05.10.2021


Единственное, что я сделал — это «скачал» новое умение. Какое? На этот раз выбрал программирование, изучение кодов и так далее. Честно говоря, даже не помню, о чём просил Абсолют. Но на то он и всесилен, чтобы понимать таких жалких смертных, как я, поэтому воспользовался моими мыслеобразами, и ударил током, внедряя в нервные окончания и, соответственно, мозг, необходимую информацию. И уже с последней мыслью, что теперь точно взломаю жёсткий диск Юдовой, отрубился.


***


У вас когда-нибудь было похмелье? Причём такое, что выпить нет никакого желания, а вас просто раздирает головная боль и ломит тело, будто вчера пробежали марафон и победили! Вот только вместо приза жуткое состояние на душе.

Убийства… скольких людей я лишил жизни. И не просто так, а хладнокровно. Я хотел вырвать их сердце, желал, чтоб Юдова кричала в агонии, сгораемая заживо… это жутко…

И нет, я не жалел о содеянном, прекрасно понимал, что выбора не было. Мне просто стало тошно от того, что произошло. Возможно, я бы считал себя куском говна, но… нет, такого не было. И вот этого мне было не по себе. Я ведь должен был раскаяться. Побежать в полицию, рассказать обо всём, что произошло. Пускай меня посадят, пускай казнят, ведь во мне живёт монстр — Тент!

Но вместе с этим мысли подавил здравый разум:

Зрители убивали невинных. Мучали, держали в плену, морили голодом, а потом отдавали на растерзание монстрам. Скорее всего, даже эти монстры страдали. Чёрт возьми, да в глазах Малышки я видел больше боли и чувств, чем во взгляде Юдовой, когда та умирала! И разве такие люди достойны жизни? Нет! Они получили по заслугам. А если я пойду в полицию и всё расскажу, то тогда казнят уже всю мою семью без всяких разбирательств. Ведь о подземелье никто не сказал в новостях. Приближённые к жопе Императора заткнули свои рты и другим тоже. Поэтому… я должен сам всё решить. Но сперва…

Спрыгнув с кровати, чуть пошатнулся. Уверенность в самом себе не избавляла от головной боли. Поковыляв в сторону ванной, принял душ, и хоть немного пришёл в себя. Надолго ли? Не знаю, надеюсь, что эффект не исчезнет.

— Как дела, герой? — усмехнулся дядя, когда я спустился на кухню.

Как ни странно, но привёл меня туда аромат оладушков и клубничного джема. То ли мой родственник настолько сильно подлил ароматизаторов в еду, то ли после пробуждения Тени и прохождения подземелья мои чувства усилились. И да, дядя самолично приготовил завтрак, отчего я, честно говоря, обалдел.

— Что такое? — на его лице сияла самодовольная улыбка. — Думал, я только выпить могу, да из ресторанов заказывать всякую хрень?

— Я даже не знаю, что ответить, — пробормотал я, присаживаясь на стол.

Именно так, вы не ослышались, я сел НА стол. Не взобрался, конечно, с ногами, а просто присел одним полупопием. Но всё же… сами понимаете, как это странно выглядит.

— Э, приятель, — дядя отбросил последнюю пару оладушек на тарелку и отставил сковородку. — Да ты сам не свой.

Только в тот момент я понял, что произошло и спрыгнул на пол.

— Блин, прости.

— Не извиняйся, — понимающе улыбнулся тот, подойдя к холодильнику. Достал оттуда бутылку белого вина и налил мне бокал до самых краёв. — Вот, попробуй.

— Честно говоря, совсем не хочется, — я слегка поморщился, хотя в нос ударил ещё один приятный аромат. Что ни говори, а отец покупал качественные напитки, чем его брат сейчас и пользовался.

— Просто попробуй, — дядя кивнул на бокал, пододвинув мне тарелку с оладушками. — Не полезет, отдашь мне, я допью.

— Уж в этом я не сомневаюсь, — ответил я с улыбкой и всё же слегка пригубил. И, о, чудо, мне понравилось! Сделав пару глотков, отставил бокал, вдохнул полной грудью и с удовольствием набросился на простенький, но такой аппетитный завтрак.

— Что ж, поздравляю, — иронично произнёс дядя. — У тебя похмелье. И если это единичный случай, то всё нормально. А ежели на постоянку, то всё хреново. И вот что мне сказать твоей матери?

— Ты с ними созванивался? — сразу же встрепенулся я, пережёвывая остатки оладушка.

— Ну, естественно, — развёл руками тот. — Или, думаешь, что они свалили и забыли про тебя?

— Нет, конечно.

— А чего тогда завёлся? — рассмеялся дядя. — Успокойся, скажу, что гулял с друзьями. Я же вчера как-то отмазался.

— Ты меня прикрыл?

— А что мне оставалось? Сказать, что я тебя профукал? Отпустил гулять, а ты взял и свалил насовсем? — на этих словах его голос дрогнул от напряжения. — И будет лучше, Влад, если подобного не повторится.

Хотелось бы сказать, что нет, но разве я виновен в произошедшем?

— Я постараюсь, дядя, — улыбнулся в ответ. — Сам не рад, что так вышло. Прости.

— Вот то-то же, — сразу приободрился он и подбросил мне ещё оладушек. — Давай жуй, и айда в школу. А то опоздаешь!


***


Стоит ли говорить, насколько сильно переполошились в школе из-за пожара Юдовых? И надо ли описывать лицо Светы и её подружек, когда я прошёл мимо, церемонно не обращая на них внимания?

— Влад? — робкий женский голос заставил притормозить у самой лестницы. — Влад, подожди.

Света подбежала сзади и робко остановилась у меня за спиной.

Я медленно повернулся и уставился на девушку с таким видом, будто старался показать всё своё пренебрежение, на которое только был способен. Даже самому противно стало, но отступать нельзя.

— Влад, — пискнула симпатичная сверстница и тут же умолкла, потупив взгляд.

— И? — нетерпеливо переспросил я.

— Что и? — рядом появилась одна из её подруг, кажется, Марго, я уже и не помню. Они же все на одно лицо. Зажравшееся, наглое и стервозное. — Ты же понимаешь, что нам угрожали? Мы ничего не могли сделать?

— Вы могли сделать всё что угодно, но не отдавать человека в плен, — прорычал я, кое-как сдерживая нахлынувшую злость. — Если считаете меня отбросом, то не стоит забывать, что вы такие же люди, как и я.

— Да неужели? — Марго шагнула вперёд и внезапно, вскинув руку, сжала моё плечо. По нему в ту же секунду пронёсся электрический заряд, заставив вздрогнуть и заскрежетать зубами от боли. — Сейчас тоже так думаешь?

— Марго… — Света попыталась вступиться, но та даже не слушала её.

— Значит так, Ростов, — шипела малолетняя дрянь. — У нас не было выбора. Ты всего лишь…

Я не стал её слушать. Да, боль от её электрической магии была сильной, даже слишком. Но после вчерашнего всё это казалось смехотворным. Поэтому я перехватил ладонь девушки и вывернул так, что та вскрикнула и развернулась ко мне боком, дабы ослабить нажим.

— Что?! — прорычал я, переполняясь гневом. — Уже не такая крутая?!

— Влад… — снова Света.

— Закройся! — рыкнул на ту. — Вы вообще знали, что там происходит?!

Увидев их растерянные лица, понял, что ни черта они не знали.

— Нам сказали просто усыпить тебя, — пробормотала Света. — А дальше люди госпожи Юдовой должны были сами всё сделать.

— Госпожи, — прошипел я и всё же отпустил девчонку. Та испуганно отскочила в сторону. — То есть вам дали задание опоить меня, и всё? А что дальше? Чем угрожали?

— Слушай, — произнесла Марго, потирая ушибленную руку. — Ты, конечно, человек, но то ещё говно. Думаешь, нам есть дело до таких, как ты?

— Успокойся, — шикнула на неё Света и перевела на меня виноватый взгляд. — Юдова могла разрушить всю нашу жизнь. Она грозилась, что нас отчислять из школы, а Дом станут презирать, как и твой. Но если поможем, то получим кругленькую сумму.

— То есть продались?

— Не тебе нас судить?! — вырвалось у подруги.

Я сжал от злости кулаки и шагнул вперёд. То, что за нами наблюдало почти половина школы, никого не волновало. Но на удивление всех я улыбнулся и достал из кармана телефон. После чего нажал на красненькую кнопку и победным голосом продолжил:

— Благодарю, теперь у меня есть ваше официальное признание в преступлении, — на мгновение обе девушки опешили. Их лица вытянулись настолько, что казалось, подбородок сейчас достанет до верхней пуговицы блузки. А их, как многие понимают, такие шлюшки обычно расстёгивают чуть ли не до конца. Однако я не собирался останавливаться на достигнутом эффекте, поэтому приблизился к этим пигалицам и заговорил на полтона ниже, чтобы слышать могли только они. — Юдова устраивала бои насмерть. Бросала на арену так же, как я и вы, не смотрела на статус. Люди гибли десятками, и вы приложили к этому руку. Как думаете, те, кто прикрывает игрища, будет с вами церемониться, если всплывёт хоть что-то из вашего проступка? — я снова помахал телефоном перед их носом. — А ещё, не забывайте про пожар, — на этом моменте я злобно оскалился. — Или вы думаете, что единственный выживший здесь ни при чём?

После этого хмыкнул и направился в школу, оставив двух недоразвитых куриц, сверлящих мне спину, как и десятки других взглядов, с собственными мыслями и страхами.

Да, я блефовал. Конечно, я не знаю, кто прикрывал Юдову, я не знаю, на что он способен. Понимаю, что на многое, но будет ли ловить этих девчушек? Вряд ли, зачем о них руки марать? Они всё равно ничего толком не знают. Если даже я до сих пор жив, значит, незнакомец чего-то ждёт. Меня? Моих действий? Без понятия.

Хотя теплилась во мне мысль, что все те, кто знал о моём присутствии на боях мертвы. Всё же все данные я уничтожил или забрал с собой, а перед охраной мой голый зад не засветился. Значит, всё-таки есть надежда, что человек, покровительствующий Юдовой до сих пор не в курсе, выжил я или нет.

По крайней мере, ровно до того момента, как я зашёл в школу. Он знал, что я был одним из участников, а теперь узнает, что я жив. Увы, и ах, даже мои мечты рушатся сиюмоментно. И Абсолют не спасёт от пули, придётся выкручиваться самому.

Глава 36

В школе всё, как ни странно, было спокойно. Конечно, от косых взглядов я не избавился. Однако всё чаще они превращались в заинтересованные. И большинство из них принадлежало симпатичным сверстницам. И да, парни тоже на меня косились с интересом, но я боялся даже предположить, чего именно они хотят. Оставалось надеяться, что простой дружбы. Или, как просил Санёк, научить так же драться за короткое время. Чего я, естественно, делать не собирался.

С тех пор, как сгорело поместье Юдовой, прошло полторы недели. За это время я многому успел научиться. Во-первых, конечно, программированию, дабы разобраться с тем, что досталось мне в качестве «прощального подарка». Во-вторых, решил подучить иностранные языки. В первую очередь, выбор пал на английский, немецкий и французский. Конечно же, всё лишь на базовых уровнях. У Абсолюта же как, хочешь стать гением — работай над собой сам, а я дам пинок. Ну и в-третьих, психология. А точнее, мимика, разговоры, и всё то, что поможет мне различать врут мне или нет. Жаль, что телепатии нет, было б круто. Хотя это уже слишком жирная плюшка. Но я не отрицал, что она может появиться в будущем. Как понял, Абсолют даёт различные простенькие умения, но вместе с этим ещё и прокачивается сам. То есть, когда я стану более сильным во всех смыслах этого слова, то смогу «скачивать» и магические способности.

Хочется в это верить.

Ах да, ещё я научился игре на гитаре. И как я жил до переселения? Вообще, толком ни черта не умел. М-да, так себе герой. Неудивительно, что прежнего Влада все шпыняли, как хотели. Хотя, с другой стороны, нельзя так говорить о мертвецах. К тому же умерла, можно сказать, часть меня. Или…

А, чёрт, слишком сложно это для понимания. Лучше вообще не задумываться.

В общем, на жёстком диске и на флешках я нашёл много интересного. В основном компроматы на различных людей, половину из которых я даже не знал. Но также и записи других боёв, включая и саму зрительскую комнату, где было видно всех тех, кто делал ставки. Оставался главный вопрос — зачем Юдова убила прошлых зрителей? В чём был план? Вот на это я ответить не мог. Так же, как и на то, что мне теперь делать?

Если мыслить здраво, то становится понятным, некто опасный знает, что я спасся. Знает, что я убил хозяйку поместья и сжёг его. И догадывается, что документы из сейфа у меня. Ведь куда-то же они должны были пропасть. Даже если Юдова не записывала происходящее в своём кабинете, то логично догадаться, кто всё украл, глядя на пустой сейф.

Конечно, незнакомец может решить, что выжил кто-то ещё, вот только я сильно сомневаюсь, что пламя добралось до сырого подземелья и выжгло все трупы. Оно вряд ли бы спустилось дальше лестницы. Выходит, что те, кто прикрыл информацию о гладиаторской арене и чудовищах, побывал на пепелище, и проверил мертвецов.

Всё это шито белыми нитками, здесь важна любая мелочь, способная разорвать логическую цепочку. Но одно остаётся ясным — этот некто знает обо мне, как о сбежавшем мальчишке, но вряд ли видел Тень, ведь записи уничтожены. Но даже если видел тёмную сущность, то почему молчит? Чего ждёт? Ведь прошла уже неделя, а я живу так же спокойно, как и раньше. За тем исключением, что работы стало в разы больше, но я готовился к этому, так что…

Деньги лежали в потайном отделе шкафа. Даже не помню, зачем его сделал прошлый Влад. Вроде лет пять назад прятал там порножурналы. Эх, весёлая юность. А сейчас это место занимали более презентабельные бумажки, чему я радовался. Но в то же время напрягся, не меченные ли они? Если сейчас где-нибудь расплачусь, то вычислят ли меня?

И тут же сам себе противоречил.

Кто меня вычислит? Полиция? Вряд ли у такой женщины, как Юдова, хранятся в сейфе деньги, способные похерить не только её бизнес, но и много других. Может, меня вычислит её незнакомый покровитель? Но он и так в курсе, кто я такой. Найти мой дом, школу и родственников для такого человека не составит труда. Поэтому я решил, что могу смело тратить «приз». Конечно, не сорить деньгами, как любит та же Адашева, но мне определённо понадобятся средства для того, чтобы осуществить задуманное.

Уроки на пианино и гитаре не прошли даром. За это небольшое время мне удалось освоиться в паре музыкальных программ, в чём здорово помогло знание английского, так как русского интерфейса не было. Да, первое время было сложновато, но чем больше я вникал в партии и саму музыку, тем быстрее разбирался с написанием оной. По итогу уже к воскресенью имел парочку неплохих треков. Да ещё решил немного повыпендриваться и размещал композиции под новым жанром, который назвал так же, как и на первой Земле «Synthwave». У него было ещё много названий, но суть сводилась к одному — электронная музыка прошлых десятилетий, переигранная на современной аппаратуре. Ну или нечто подобное. Зачастую были отличные мелодии, коими я заслушивался на работе.

Ну а, чтобы не отталкивать потенциальных слушателей историей своего рода, решил публиковаться под псевдонимом Энтони Фарр. Вроде звучит.

С книгой дела несколько затянулись, уж слишком много времени посвятил написанию музыки. Впрочем, никогда не говори никогда, поэтому я не сдавался, а продолжал работать.

И самое главное — я мог спокойно общаться с родителями. Мама звонила каждый день, чуть ли не по несколько раз. Не удивлюсь, если втайне от меня, пока я в школе, она расспрашивала дядю и давала ему наставления о том, каким надо быть родителем. Оставалось лишь удивиться его терпению, подобное могло бы выбесить кого угодно.

Обидно было только то, что им пришлось задержаться. Обидно и подозрительно. Уж как-то резко всё произошло. Пожар у Юдовой и проблемы с договором у отца. Конечно, может быть простым совпадением, однако я уже начал думать о самом худшем. Не сглупил ли я, взяв чужие документы? Ведь теперь я под прицелом, как и они. И только голос матери мог тогда меня успокоить.

Кстати, оба родителя искренне обрадовались, узнав, что я начал заниматься музыкой. Даже планы какие-то строили по этому поводу. Я лишь глупо улыбался, слушая всё это.

И только странное предчувствие не покидало разум.


***


Но наступила среда, а я всё ещё спал в кровати. Причём весьма неплохо так спал, и если б не будильник, то провалялся б в кровати до обеда.

— Зараза, — пробормотал я, поднимаясь. — Когда уже школа закончится?

Забравшись тут же в телефон, с удивлением обнаружил электронное письмо от издательской компании «New Records». В груди что-то шевельнулось и плюхнулось, когда я открыл и начал читать:


«Доброго дня, господин Фарр!

Мы рады приветствовать Вас, как ещё одного талантливого человека! По счастливой случайности нам удалось найти ваши композиции и прослушать их. Скажем честно — это просто потрясающе! И мы хотели бы предложить Вам сотрудничество!

Наша компания только развивается, и мы заинтересованы в молодых и талантливых композиторах. Таких, как Вы, господин Фарр! Высылаем договор вместе с письмом и надеемся, что Вы согласитесь работать с нами. Условия в договоре лишь временные, и обо всём мы можем договориться с Вами на индивидуальной основе.

С нетерпением ждём Вашего ответа!»


— Охренеть, — только и выдохнул я.

Получается, что лишь пара моих треков смогла кого-то заинтересовать? Это же круто! Смущало только то, что компания была начинающей. Собственно, я тоже. И на этом можно было сыграть, прописывая условия, которые меня могли устроить. Так что стоило бы с ними поговорить.

Новость здорово подняла мне настроение, поэтому вниз я сбежал, чуть ли, не порхая на крыльях радости.

Глава 37

Пальцы легли на клавиши. Я прикрыл глаза от предвкушения, ведь эту мелодию полюбил ещё на первой Земле. Первое, что я сделал, когда начал заниматься музыкой — это купил небольшой синтезатор на деньги Юдовой. Почему бы и нет? Я их заслужил.

— Здесь нужны слова, — тихо произнёс я, проигрывая вступление во второй раз.

Благо, перед тем, как бросить рюкзак, успел достать оттуда папку с нотами. Думаю, Эля справится, она умная женщина и знает толк в том, что делает.

— Мне петь? — коротко переспросила та.

— Да, — кивнул я. — Нужен женский вокал. Песня про медленную любовь.

— Медленная любовь? — и вновь на её лице появился азарт. — Ну, хорошо.

Снова медленное вступление, чтобы Эля успела ознакомиться с текстом. Она пробежалась всего по паре строчкам, как её глаза вспыхнули.

— Ого, — только и выдохнула она, не отрываясь от чтения. — Влад… это же…

— Главное — попасть в ритм, — пробормотал я, продолжая играть. — Я помогу.

После чего начал тихо напевать:


Come and share this painting with me


Эля сразу же подхватила и продолжила томным и красивым голоском:


Unveiling of me, the magician that never failed

This deep sigh coiled around my chest

Intoxicated by a major chord


Это было просто нечто. Мы буквально растворились в мелодии. Мягкие волны уносили нас всё дальше от реальности, а музыка превращалась в нечто большее, чем звуки. В тот момент она стала для нас почти всем.


I wonder

Do I love you, or the thought of you?


И медленный, тянущийся припев, прожигающий тонкие души меломанов.

Взглянув на женщину, понял, что она, так же, как и я, полностью отдалась на волю мелодии.


Slow, love, slow

Only the weak are not lonely


(Nightwish — Slow, love, slow)


А пока мы пели второй куплет, я быстренько нашёл в телефоне партию блюз-гитары, записанной дома специально для пущего эффекта. И стоило зазвучать первым аккордам, как Эля встрепенулась и удивлённо распахнула глаза, взглянув на гаджет.

— Да, — только и произнёс я, продолжая свой ритм.

Женщина ничего не сказала, лишь мило улыбнулась и присела на рояль рядом со мной, медленно раскачиваясь в такт музыке. Аромат её тела буквально ударил мне в голову. Эля пахла ягодами. Их разнообразие дурманило разум, заставляя мысли путаться и убегать от основного — игры на рояле. Однако пальцы работали сами, они знали, что нам нельзя останавливаться.

И я плавно вернулся к началу композиции. Мне хотелось спеть припев вместе настолько близко, насколько это вообще возможно, ведь теперь Эля совсем рядом.

— Unveiling of me, the magician that never failed, — нежно протянула она. И её голос будоражил во мне всё мужское начало. Во всех смыслах этого слова.

— Slow, love, slo-о-оw, — пропели уже вместе. — Only the weak, — На последних словах Эля взглянула на меня и чуть наклонилась вперёд, — are not lonely…

И вновь зазвучала гитара, но в тот момент я её не слышал. Поддавшись порыву, легко дотянулся до женщины. В ту же секунду наши губы слились в нежном поцелуе. Но с каждым мгновением он становился всё более страстным и жадным.

Бумаги с нотами полетели на пол. Стул за роялем опрокинулся на спинку. А вокруг вспыхнуло пламя. Я буквально чувствовал, как жар разъедает мою душу, заставляя сжимать в объятиях ту, кто секунду назад с упоением пела.

Роковая красотка.

Именно эта мысль посетила в тот миг. Вспомнились нуарные истории, где звучал похожие мелодии, и такие же обольстительницы сводили главного героя с ума.

Эля оторвалась от меня всего на мгновение, чтобы в одно движение стянуть с себя водолазку и вновь прижаться ко мне пышной грудью. Её кожа была столь же горячей, как и моё желание. Тяжёлое дыхание явно намекало на то, что ей сложно совладать со своими эмоциями. И я понимал женщину, но не мог остановиться.

Мои поцелуи посыпались по её плечам и шее, и каждый из них дарил мне вкус клубники, пропитавшей сладкое тело. Наша одежда падала на пол, как переспелая вишня. Я не мог оторваться от Эли, словно она являлась чем-то неотразимым, божественным, притягательным, то, без чего мне было бы не прожить, и… я, действительно так считал.

Сладостный стон, вырвавший из её груди, возвестил о том, что мои потуги не оказались тщетными. Она жаждала меня, я чувствовал это по слабой дрожи, по напряжённому телу любовницы. Рядом продолжала играть мелодия. Каким-то образом телефон переключился с записи гитары на полноценную композицию, словно решил подыграть нам. Поддержать ту сладкую, искрящуюся эмоциями атмосферу. И это получилось. С каждым новым аккордом я припадал к Эле, сжимал её бёдра, кусал за шею и обнажённую грудь. Её руки скользили по моей спине, оставляя на ней тонкие царапины.

Вокруг бушевала страсть. Мы пылали, сгорали в ней дотла. Мои порывистые движения заставляли красотку тихо вскрикивать. В такие моменты она зажимала ладонью рот, чтобы уже через секунду всё повторилось.

И когда я почувствовал, как задрожало её тело, а ноготки впились в мои плечи, понял, что и сам не в силах сдерживаться.

Склонившись над Элей, страстно поцеловал и…


***


— Боже, что мы вообще творим? — нервно бормотала Эля, натягивая водолазку, повернувшись ко мне спиной. — Владислав, не подглядывай!

Ого, Владислав, как официально.

Я усмехнулся и застегнул джинсы.

Ну а чего я ожидал? Что она станет моей девушкой? Вряд ли такое возможно, слишком большая разница в возрасте и социальном статусе. И тут даже не скажешь, для кого это выйдет боком. Скорее всего, для Эли, ведь это соблазнение ученика. Да, мне восемнадцать, но в новом мире совершеннолетие наступает с двадцати одного. И даже если всё с этим сложится, работать ей точно запретят во избежание подобных происшествий.

— Твою мать! — выругалась женщина, повернувшись ко мне и увидев бюстгальтер возле моих ног. — Да что же это такое?!

— Успокойся, — спокойно произнёс я, вытянув руки. — Всё нормально.

— Нормально?! — вспыхнула Эля с новой силой. — Ты вообще понимаешь, что произошло?! Да меня же с работы попрут! Или того хуже, за решётку бросят!

— С чего вдруг? — я решил построить дурачка, чтобы она сама могла выстроить логическую линию, которую, в принципе, и так уже знала. Но я понимал, что ей необходимо выговориться. Произнести вслух то, что женщина желает услышать.

— Издеваешься?! — она готова была сорваться на крик. Подскочив ко мне, схватила элемент нижнего белья, и тут же, вновь стянув водолазку, попыталась надеть его. — Да чтоб тебя, Ростов!

— Оу, — иронично протянул я, так как Эля не сразу поняла, что снова оголила передо мной восхитительное тело. — Как же это соблазнительно.

— Если дотронешься до меня, я сломаю тебе руку, — огрызнулась бывшая любовница.

— Вот зря ты так, — я притворился обиженным. — Разве тебе не понравилось?

— Знаешь, что?! — резкий поворот, и мне в лицо упёрся женский указательный палец, чуть ли, не попав в глаз. — Это вовсе не смешно! Для тебя-то всё игрушки, а я человек, а не маг! И не принадлежу к какому-то Дому! Думаешь, легко найти такую работу?! Я только-только устроилась, хотела начать своей проект, и на тебе! — всплеснула руками, но внезапно обессиленно опустилась на стул. — Влад…

— Ну что? — я улыбнулся, сохраняя хладнокровное спокойствие. Поправил рубашку, поднял стул, на котором сидел, играя на рояле, и присел напротив опустошённой женщины. — За что тебя уволят? За что посадят? За близость с учеником? Во-первых, всё было по взаимосогласию. Или ты была против, и я взял тебя силой? — на эти слова Эля лишь усмехнулась, даже не подняв на меня взгляд. — А во-вторых, кому ты собираешься об этом говорить?

— Я? — она всё-таки подняла взор и непонимающе уставилась на меня. — А зачем мне…

— Потому что больше не от кого, — не переставая добродушно улыбаться, нежно взял её за руку. — Неужто ты думала, что я сдам тебя? Разве я заслужил такого мнения? Надо быть полным кретином, чтобы после подобного жаловаться. Я, наоборот, хотел бы чего-то большего…

— Влад, — она испуганно вырвала руку, однако голос не повышала. — Ты же понимаешь, что это невозможно?

— Почему?

— Ну что за глупые вопросы?! — вскочила со стула. — Я твоя учительница, старше тебя больше, чем на десять лет! К тому же ты Ростов, а я…

Эля замолчала, а я вопросительно изогнул бровь, поднимаясь следом.

— А ты отличный психолог и музыкант. Поэтому предлагаю пока отложить сложный разговор и заняться делом.

— Точно! — она схватилась за эту мысль, как утопающий за соломинку. — Да, да, нам надо подготовить концерт, и… — набрала в грудь побольше воздуха, — твоя мелодия — это нечто потрясающее. Даже не знаю, что на меня нашло.

— Значит, используем её?

— Конечно!

— Отлично, — кивнул я. — Но для этого нам необходима группа. Надо объявить набор.

— Я этим займусь, — казалось, что моя речь всё же успокоила женщина. Но потом она подошла ближе и нежно провела ладонью по моей щеке. — Влад, давай оставим всё как было и не будем возвращаться к тому, что здесь произошло.

Самое обидное то, что она не спрашивала, а утверждала.


***


Вышел я из кабинета со смешанными чувствами. Честно говоря, даже не знал, как реагировать на заявление Эли. Нет, конечно, я не собирался завязывать с ней отношения. Хотя, чего греха таить, был бы не против иметь такую красотку у себя под боком. Просто понимал, что пока не готов к серьёзным отношениям. И когда говорил о «чём-то большем» имел в виду тайные встречи или нечто в этом роде.

С другой стороны, она сама избавила меня от лишних проблем, сказав, что между нами ничего не может быть. Или стоит успокоиться и забить?

Ага, легко сказать, ведь задета мужская гордость. Вроде бы и сам не собирался с ней встречаться. Но она успела отшить первой, и вот это…

— Ростов!

Мысленный поток прервал знакомый до мурашек женский голос. Обернувшись, увидел чуть ли не бегущую ко мне плоскодонную Анастасию.

— Какого хрена, Ростов?! — уже на подходе рычала она, а волосы девушки взметнулись к потолку, кажется, она управляла магией воздуха, я точно не помнил.

— Эх, — наигранно вздохнул я, встречая её грудью, словно ловил танк. — А ведь всё так хорошо начиналось.

— Заткнись, ублюдок! — рыкнула та, оказавшись рядом. Только тогда я заметил, что глаза девушки покрылись бледной пеленой, а вокруг Насти чувствовался запах озона. — Что ты ей сказал?!

— Так, успокойся, — я начинал злиться. Снова какая-то шестёрка меня оскорбляет? Ну, нет, сколько можно? — Сперва поубавь гонор, а потом объясни, что да как. Возможно, если будешь паинькой, я всё и расскажу.

— Да ты вконец охренел?! — взревела та и схватила меня за ворот. На удивление девушка оказалась довольно сильной. Настолько, что легко подняла меня над полом. Я даже растерялся в первые секунды. — Что ты сказал Свете?! Почему она уехала в Бурджуа?!

Глава 38

— Куда? — опешил я.

После чего встрепенулся и одним махом оттолкнул от себя девушку, воспользовавшись телекинезом. Настя отскочила назад, сжимая и разжимая кулаки, но благоразумно больше не нападала. Пелена спала с её глаз, но теперь они метали молнии.

— Она прислала мне сообщение, — шипела от злости Клюкова. — Сказала, что переводится и улетает в Бурджуа, типа, там есть специализированный колледж.

— Ну так разве это плохо? — я улыбнулся и развёл руками. — Чего бесишься, словно тебе улей запихнули под юбку? И какие ко мне претензии?

— Да потому что она не хотела этого!

— Чего? Уезжать в элитный колледж?

— Именно! — чуть ли не выкрикнула Настя. Ученики, проходящие мимо нас, начали подозрительно озираться, но Клюкову, судя по всему, это не интересовало. — Она хотела остаться! Но из-за тебя…

— Да я-то здесь при чём?! — мне тоже не удалось сдержаться. — И потом, она сама тебе сказала, что не хочет ехать? Или родители? Может, они сами её туда и отправили?

— Нет! — казалось, ещё немного, и Клюкова взорвётся, забрызгав желчью школьные стены. — Я поняла это по голосу! Она прислала мне голосовое сообщение, где говорила, что уезжает! А ещё просила тебя не трогать! Сукин сын! Что ты ей сделал?!

И снова бросилась на меня с кулаками. Но на этот раз я не позволил так снисходительно с собой обращаться. И как только девушка оказалась рядом, перехватил её руки и крепко сжал. В меня тут же ударил упругий поток воздуха, но я устоял, лишь скривился от небольшой боли. Всё же Настя оказалась не так проста. Наверное, благодаря своей магии и смогла поднять меня над полом.

— Успокойся! — рявкнул на неё и тут же посмотрел по сторонам, ожидая, что сейчас появятся учителя, и обо мне опять доложат Михалычу. — Думай, дура!

С этими словами отпустил её и отступил на шаг.

— Пошёл ты, Ростов, — процедила та сквозь зубы, потирая руки, но всё же больше не кидалась.

— Тебе сказали, не трогать меня, и первое, что ты делаешь — бросаешься? — я внимательно смотрел на неё. — Серьёзно? Мозгов, что ли, совсем нет? Да даже если и так, то почему не слушаешь советы подруги?

— Подруги, — хмыкнула та, но мне показалась, что в этой усмешке была горечь.

Чёрт, неужто между ними было что-то большее? Поэтому Клюкова так бесилась, когда я заявился на вечеринку?

— Я вообще без понятия, что имела в виду Света, — вновь заговорил я. — И даже не хочу с ней видеться. Тебе не нравилось, что мы общались? Так радуйся, она мне безразлична.

— Вот как? — скривилась Настя. — Откажешься от такой красотки? Она ведь сама пыталась с тобой наладить связь, а ты её отшиваешь? Все вы мужики одинаковые!

— Да твою ж мать! — от негодования я всплеснул руками. — То тебе не нравится, что я с ней, то не нравится, что мы врозь. Блин, определись уже, женщина!

— Я девушка.

— В каком месте?

— Во всех!

— Оно и видно, — я готов был рассмеяться, но вовремя сдержал смешок, чтобы вновь не разозлить эту полоумную. — В общем, поговори с ней нормально, или с её родителями, они за неё в ответе, а не я. Поэтому предлагаю жить дружно и по разным сторонам класса. Идёт?

— Идёшь, — шикнула та. — Ты и на хер.

После чего наигранно пафосно развернулась так, что в воздух взметнулись тёмные волосы, и направилась обратно.

— Здрасьте, приехали, — пробурчал я. — А я ещё думал, что этот день ничто не испортит.


***


И что прикажете с этим делать? Девушка, виновная в моём похищении, пропала неделю спустя после того, как я вырвался из подземелья. И всё бы ничего, если б не сообщение, отправленное Насте. Если Света и правда отправилась в колледж, то зачем просить оставить меня в покое? Просто так из чувства вины? Или за этим что-то есть?

Кстати, и других её подружек я тоже не видел. Марго вроде училась в нашей школе, ещё одна Настенька, судя по тому платью с глубоким вырезом, в котором она меня соблазнила на вечеринке, тоже не из простой семейки, значит, должна учиться где-то здесь. А вот третья их подруга — Лиза, была из обычной школы.

Интересно, почему Лобастов был именно с ней, ведь та убежала вслед за ним, стоило тому ретироваться, поджав хвост. Вряд ли собирается строить с ней серьёзные отношения, всё-таки кто она, а кто он! Скорее всего, она бегает за богатеньким мальчиком, в надежде на светлое будущее, а он умело пользуется чужими мечтами. Сукин сын. И ещё, замешана ли эта парочка в моём похищении?

— Хм, — тревога усиливалась с каждой минутой. И когда уже сел в автобус, отправляясь домой (отца нет, никто за мной не приезжает) всё-таки забрался в телефон, чтобы взглянуть, что же за колледж такой в странной Бурджуа. — Так, так.

Не сразу, но на пятой ссылке всё же нашёл официальный сайт учебного заведения. Выглядело оно вполне себе неплохо, примерно, как наша школа, только утопало в зелени, а стены выглядели так, будто их год назад возвели французские крестьяне.

Видимо, специально поддерживают столь старинный вид, чтобы щеголять потом брошюрками с «многолетней историей».

И да, колледж находился во Франции, где-то на юге. Где именно я смотреть не стал, всё равно не бывал за границей и не знаю, что да как. Да и потом, зачем мне это? Не поеду же я в гости к той, из-за кого чуть не погиб.

Дома меня встретил напряжённый дядя. Давненько я его таким не видел.

— Проходи, — он впустил меня в дверь и тут же встал напротив, скрестив руки на груди. — А теперь рассказывай, что произошло на вечеринке.

— Эм… — я замялся. — Что-то случилось? Ты же сам хотел, чтобы я повеселился. К тому же за опоздание я извинился и…

— Влад! — он строго посмотрел на меня. — Кто был с вами? Говори.

— Да что такое? — недоумевал я, прыгая на одной ноге, пока со второй стягивал кроссовку.

— Ты вообще за новостями следишь?

— Я учился как бы, — прошёл мимо него на кухню, так как подобное поведение несколько раздражало. — Или надо было зависать возле телека?

— Надо знать, что происходит вокруг! — дядя внезапно разозлился и чуть ли не бросил свой телефон на стол.

На экране была заставка городских новостей. Сняв паузу, я буквально вжался в стул, слушая диктора.


«По информации полиции Краснограда, Анастасия Волошина была найдена сегодня ночью мёртвой в клубе „Парадиз“, принадлежащем её отцу. Пока что не сообщается официальная причина смерти, но нам удалось узнать, что девушка пристрастилась к наркотикам. По словам очевидцем, в тот вечер Анастасия увлеклась, из-за чего не рассчитала дозировку. Убийство это или несчастный случай, остаётся загадкой».


— Что?! — я готов был подскочить на месте. — Какого хрена?!

— Знакомая мордашка? — криво усмехнулся дядя, когда на экране появилась фотография девушки. — Это только цветочки.

Картинка сменилась, и зрителю показали парадный вход того самого клуба, где набралась толпа народа. Но удивило меня не это, а конкретная личность.


«— Я не знаю, что между ними произошло, — говорил Лобастов-младший в камеру. — Но в тот вечер Ростов был сам не свой. Бросился на меня, грозился сломать руки, и у него это почти получилось. Если б не мои ежедневные тренировки в секциях отца, то даже не знаю до чего бы дошло дело.

— То есть вы утверждаете, что неделю назад Владислав Ростов остался наедине с погибшей и её пропавшими подругами? — спросил „невидимый“ журналист.

— Именно так, — закивал Кирилл, словно болванчик. — Я практически уверен, что он причастен к произошедшему…»


Дальше я слушать не стал.

— Чтоб тебя, говна кусок! — в сердцах выругался и отбросил телефон.

— Осторожнее, — возмутился дядя, схватив свой гаджет, — не казённое.

— Я вообще не понимаю, что происходит! — меня переполняли эмоции. — Кто пропал, почему я виновен в передозе какой-то богатой шлюхи? И какого чёрта этот ублюдок до меня докопался?!

— На один из вопросов есть ответ, — дядя быстренько промотал видео, остановив на нужном фрагменте, и вновь протянул гаджет мне. — Смотри.


«…на юге Франции, — говорил диктор, а на экране появилось знакомое здание, заросшее зеленью. — Но переходя по ссылкам ложного сайта, мы видим фотографии совершенно других учебных заведений, — дальше пошли фото различных классов, а ведущий диктовал названия разнообразных колледжей и университетов. Вот только Бурджуа он не произнёс ни разу. — Как вы понимаете, кто-то целенаправленно выманил дочь Мурата Лакшина, связь с которой пропала по пути в аэропорт…»


Появилась фотография Светы, на которой девушка весело улыбалась. От этого на мгновение стало стыдно.

Но дальше заговорили о Марго:


«Мария Милославская, погибшая совсем недавно, оставила дочь одну с миллионным состоянием. Напомним, что пожилая вдова была в тот роковой вечер в поместье Екатерины Юдовой, когда начался пожар. К сожалению, никто из гостей не выжил. После чего Маргарита, её младшая дочь, бесследно исчезает уже через неделю.

Это кажется странным, ведь почти в то же самое время погибает Анастасия Волошина, чей отец, Иван Волошин, также оказался в эпицентре пожара. Связан ли с этим молодой отпрыск Ростовых? Пока неизвестно, но мы следим за событиями».


— Охренеть, — выдохнул я. — Это что ж получается? На меня теперь можно всех глухарей вешать?

— М-да уж, — протянул дядя, осторожно забирая телефон. — Заварил ты кашу. Влад, я старался задержать их, как мог, всё-таки Ржевский мне обязан. Но нам придётся поехать в участок, где ты расскажешь всё, что произошло, включая потасовку с Лобастовым.

— Он подал заявление?

— Пока ещё нет, — покачал головой дядя. — Ему нужны официальные извинения.

— Ага, — я попытался усмехнуться, но вышло совсем неудачно. — Хер ему на блюде, а не извинения. Он первый начал драку.

— Ты уверен? — мой родственник хитро прищурился.

— Он сам нарывался. Выводил из себя, а потом схватил за ворот. Ну я и сломал ему всего лишь один палец.

— Всего лишь один палец, — вздохнул дядя. — Если б вы были простыми пацанами, то никто б и пошевелился из-за этого. Но ведь за ними деньги, сам понимаешь. Придётся что-то решать. И вряд ли решение будет в пользу твоей гордости, племяш.

— Я не буду извиняться, — твёрдо произнёс я, глядя собеседнику в глаза.

— Твоё право, — дядя не стал спорить. Поднявшись со стула, направился в коридор. — Но предупреждаю, что если не остановить этот снежный ком сейчас, то потом он попросту размажет тебя. Поверь, мы с твоим отцом прошли через это.

Унижались перед буржуями? Ну нет, я так больше жить не хочу.

— Ладно, хватит сопли жевать, — продолжил тот. — Одевайся, нам пора ехать в полицию. Надеюсь, Ржевский остался тем же старым и упрямым хреном, иначе нам несдобровать.

Послесловие

Эту книгу вы прочли бесплатно благодаря Телеграм каналу Red Polar Fox.


Если вам понравилось произведение, вы можете поддержать автора подпиской, наградой или лайком.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Послесловие



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке