КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

"Кошмар" Золотого Дракона (СИ) (fb2)


Настройки текста:



"Кошмар" Золотого Дракона - Лара Пущина

Глава 1

— Ты это видела? Видела?

Верунчик трясла передо мной уже изрядно помятой газетой и чуть не подпрыгивала на месте.

— ОНА приехала в нашу дыру и открывает запись на сеансы!

— Кто приехал и какие сеансы? — Я недовольно оторвала взгляд от конспекта, который штудировала уже несколько часов, готовясь к пересдаче экзамена по трижды проклятой латыни. Мымра Клавдия Никаноровна невзлюбила меня с самого начала семестра после того, как я стала случайной свидетельницей ее жарких объятий с завхозом Петровичем, бравым армейским отставником, на задворках нашего факультета лингвистических наук.

Ну, да! Я курила на запретной территории! А чем занималась она?! И вместо того, чтобы задобрить меня коробочкой конфет или поставить автоматом зачет по латинской грамматике, эта сушеная вобла изводила меня тестами и диктантами.

Вот и сейчас в дополнение к письменной работе надо было к понедельнику заучить 25 латинских поговорок, и не просто затолкать их в упорно сопротивляющуюся память, а сначала найти в мировой литературе и выписать с указанием первоисточника.

А мне, как назло, ничего кроме In vino veritas и Tertium non datur, что в переводе для непосвященных значило «Истина в вине» и «Третьего не дано», так и не попадалось.

— Я же рассказывала! Смотри!

Верунчик торжественно развернула университетскую газетенку и на меня пронзительно глянула женщина неопределенного возраста с иссиня-черными распущенными волосами.

Сверху гигантского портрета шла жирная надпись: «Мировая знаменитость, потомственная ясновидящая, целительница, ворожея и ведунья мадам Аделаида». А дальше, как и положено, письма благодарных клиентов.

Господи, все до кучи — тут тебе и излечение от всех болячек, и предсказание судьбы, заговоры на любовь и бизнес, зелья и амулеты…

Подруга — третьекурсница самого престижного в нашем универе факультета, юридического, была просто помешана на гаданиях, предсказаниях и всяком-разном оккультизме.

Ну, ведь умница каких поискать, а как только в городе появлялась очередная потомственная, раскисала, становилась размазня размазней и тратила на этих шарлатанок немалые деньги.

— Дианочка, роднулечка, пойдем со мной! Ты просто в сторонке посидишь! А мне про Князя обязательно узнать надо!

— Да я тебе про этого Князева сама все расскажу — козел он!

Вадим Князев был больной темой в нашей дружбе. Вера сохла о нем уже второй год, а этот красавчик, как в насмешку, с удовольствием проводил время, точнее, ночи, в ее загородном коттедже, а на людях делал вид, что незнаком и совершенно не обращал внимания.

Как он это объяснял моей дурехе? Как все подлецы — мол, не хочет, чтобы подруги завидовали. Убила бы гада! Но Вера страдала, и я старалась не комментировать эти противоестественные на мой взгляд отношения.

— Вера, если я опять провалю латынь, меня родители сожрут с потрохами, точнее, заберут в свой чертов отель и заставят менять вонючие простыни в номерах или на кухне стругать картошку с утра до вечера.

О родителях я старалась вспоминать как можно реже. И не потому, что не любила. Нет! Однако стоило только подумать о них, как тут же раздавался звонок по вотсаппу и мама начинала причитать, как им без меня тяжело и плохо.

А кто их заставлял лезть в этот дурацкий бизнес? Оба родителя преспокойно преподавали в школе: мама — английский, папа — французский, пока не скончалась древняя греческая прабабушка. И мало того, что скончалась, так еще и наследство оставила — полуразрушенный отель на 10 комнат.

В диком восторге предки уволились с работы, улетели на берега Средиземного моря, и похоже, больше загорали и плавали, чем занимались благоустройством своего туристического объекта.

В конце концов, несколько номеров удалось привести в порядок и сдавать, в остальных, которые похуже, жили сами. Денег на островную жизнь вполне хватало, но поныть мама никогда не отказывалась.

Я любила приезжать туда на каникулах, иногда с подругами, но чаще одна. Обожала бродить по древним развалинам острова, взбираться по крутым утесам и с высоты смотреть, как плещутся внизу изумрудные волны.

А еще мне нравилось на рассвете выходить на берег всегда ровного спокойного моря и провожать старые рыбацкие лодки — островок был отдаленный, туристами не избалованный, хотя и сюда в разгар сезона добирались искатели приключений.

Но самое любимое каникульное занятие неожиданно стало моим тайным хобби. В то лето я закончила школу, поступила на наш семейно-потомственный филфак и кайфовала в ожидании начала новой студенческой жизни. Разумеется, в сказочной Греции.

В перерывах между прогулками и купанием я обследовала все таинственные уголки нашего так называемого отеля — а их было предостаточно! — в поисках всяких разных интересных вещичек, которых тоже находилось немало.

К примеру, пестрая и пышная цыганская юбка в прекрасном состоянии, которая сразу решила проблему новогоднего маскарада. Откуда такая красота оказалась в прабабушкином барахле я понятия не имела — бабуля Эугения с нами почти не общалась.

В другой раз я наткнулась на сундук с книгами на незнакомом языке и стопками пожелтевших листов, изрисованных странными каракулями. На мой вопрос папа-полиглот лишь пожал плечами, а мама просто махнула рукой.

На мои многочисленные находки они вообще реагировали как-то странно — и вроде бы не безразлично, но без бурного интереса. Хотя казалось бы… В конце концов, я просто перестала им демонстрировать свои сокровища и прятала их в самом дальнем сарае.

Нынешним летом, благополучно закончив второй курс и набив голову сомнительно полезными знаниями типа древнерусского и старославянского языков, я перенаправила свое любопытство вверх, точнее, на чердак. Как там говорят англичане? Любопытство сгубило кошку? Но кто же будет думать о последствиях, когда руки чешутся в надежде найти что-нибудь эдакое!

Хотя прогнившие доски доверия не внушали, я решила рискнуть. Приставила к люку в потолке лестницу и вскарабкалась на подозрительно дрогнувший пол, покрытый толстым слоем пыли.

Крохотное грязное оконце было плотно затянуто паутиной. Сквозь него с трудом пробивались солнечные лучи, но даже при таком скудном освещении сразу стало ясно, что здесь будет чем поживиться.

Прежде всего, мое внимание привлек старомодный чемодан, опоясанный ремнями из потрескавшейся кожи.

Крышка его была прихвачена замочком, который поблескивал в полутьме и прямо-таки гипнотизировал взгляд. На мои подергивания он отреагировал странно — просто рассыпался в пыль, хотя, на первый взгляд, казался довольно прочным.

Изучить содержимое чемодана в тот приезд я так и не успела — маман потребовала моего немедленного появления, и я отложила разбор сокровищ на потом. Мимоходом подцепила пальцем какое-то колечко и сунула в спешке в карман.

И только поздним вечером, вспомнив о своей находке, я внимательно рассмотрела ее. На тонком ажурном ободке тускло светилась золотистая крылатая ящерка, искусно вырезанная из лунного камня. Я осторожно надела изящный перстенек на безымянный палец, протерла его мягкой салфеткой, и украшение будто ожило — засверкало, заискрилось и накрыло меня такой ошеломительной волной тепла и любви, что я, девушка далеко не сентиментальная, не устояла и восхищенно прикоснулась к нему губами.

Перламутровые глаза ящерицы полыхнули радужным снопом искринок — или мне это показалось в полумраке комнаты?! — и кольцо плотно обхватило палец, хотя до этого было чуть-чуть великовато. Снять его мне так и не удалось, хотя я честно пыталась. Потом махнула рукой — вот и не буду прятать такую красоту, пусть народ позавидует! А родители снова ничего не заметили, лишь раз мама внимательно окинула меня взглядом, но, как всегда, промолчала.

К сожалению, на чердак мне больше забраться не удалось — папин единственный работник Захарий проявил неожиданную инициативу и намертво заколотил люк досками. А там и очередная сессия началась. Третий курс — не до баловства!

***

Я уткнулась носом в конспект — старорежимная мымра Клавдия была ярой противницей интернета и каким-то загадочным образом всегда унюхивала следы всемирной паутины, и тогда можно было расшибиться в доску, доказывая обратное. Поэтому студенты, особенно из ее «черного списка», предпочитали не рисковать и готовиться к экзамену по старинке, перелистывая бумажные страницы. И возглавляла этот список я, Диана Кошмарова. Университетские шутники его, кстати, так и называли — кошмарным.

А вообще с моим именем-фамилией всегда были, мягко говоря, неувязки. Мамуля, страстная поклонница всего британского, еще до моего рождения решила назвать меня Дианой в честь обожаемой принцессы…

Она совершенно не учла, что в замужестве приобрела фамилию Кошмарова и благородное имя с эдакой кошмарной фамилией как-то не очень сочетается.

Вот и обрекла меня с детства на дурацкое прозвище «Динка-Кошмар» в многочисленных вариациях, которые перечислять не хочется. И счастье, что не родился мальчик, иначе ему пришлось бы отзываться на кличку типа Кошмарный Чарльз. И это в нашем-то провинциальном городишке!

— Диана, — с хитрющей улыбочкой на лице протянула Вера. — А давай я помогу тебе эти несчастные фразы выбрать… и вызубрить.

Предложение подруги было слишком соблазнительным, и я согласилась пойти с ней за компанию к «потомственной и непревзойденной» Аделаиде.

Глава 2

Приемная «мадам ясновидящей» выглядела совсем не так, как я ее себе представляла.

Никаких там подсвечников с толстыми, оплывшими свечами, никаких подвешенных к потолку летучих мышей из дешевого пластика, никаких банок-склянок с со всякими «магическими ингредиентами», призванными запугать неискушенного клиента.

Ожидаемой зловещей полутьмы тоже не было — комната вполне современно освещалась люстрой и двумя торшерами по обе стороны от стола, совершенно уместно здесь смотрелась и вся та техника и электроника, какую можно найти сегодня в любом служебном кабинете — от компьютера до кулера с холодной водой у входа.

Аделаида вольготно сидела нога за ногу на кожаном диванчике и при нашем появлении небрежно махнула рукой в сторону кресел, придвинутых к столу. Я подтолкнула Веру, а сама сделала шаг назад в сторону прихожей.

— Куда? — услышала неожиданно басовитый голос и обалдело оглянулась. Ворожея-колдунья или как там ее называть ткнула в меня пальцем с острым ярко накрашенным ноготком и уставилась черными, как самая безлунная ночь, глазами.

— Ой, — запричитала Вера, — это подружка моя, она просто так… за компанию!

— За компанию? — ехидно произнесла дамочка, не сводя с меня глаз. — Ну-ну, это мы еще посмотрим, чья она компания.

Это еще что такое?! Что она себе позволяет?! Да она просто хамка, базарная торговка, ну, или приезжая сумасшедшая! И не удивительно — от всех этих надуманных предсказаний у самой гадалки, видимо, крыша поехала!

Я схватила Веру под локоток и потащила к выходу, а она уперлась, как молодая ослица, и — ни с места. Между тем Аделаида сделала какой-то чудной жест рукой, подруга странно обмякла, будто собралась в обморок падать, побледнела, и только я успела ее к креслу подтащить, как моя Верка прикрыла глазки и засопела.

И тут я почувствовала, как медленно закипаю — ну, вот не случайно я не хотела сюда идти, так и знала, что из-за этого цирка только драгоценное время потеряю! И ведь не уйдешь, хлопнув дверью и бросив эту дуреху на растерзание … кого?

Я внимательно присмотрелась к женщине, невозмутимо сидящей в кресле за столом. Странно… Раньше она, по-моему, рассиживала на диване — я и не заметила ее перемещения! Ловка! Ничего не скажешь!

На вид Аделаиде было лет 35–40. Совершенно гладкое, без единой морщинки, лицо. Щедро напудренная или от природы молочно-белая кожа. Полные губы ярко накрашены кроваво-алой помадой, блестящие волосы гладко зачесаны и собраны в пышный узел.

Чернильного цвета блузка расстегнута на несколько пуговок, и будь я мужчиной — непременно засмотрелась бы на соблазнительно выглядывающую грудь.

Но глаза… таких я в жизни своей не встречала, хотя и сама темноглазая. Прямо как в старинном романсе — «Очи черные, очи страстные! Очи жгучие и…». Нет, прекрасными они не казались, даже наоборот. Не сказать, что уродовали это породистое в целом лицо, но как-то напрягали, настораживали.

Да, точно! Именно опасность исходила от этой женщины, и я принялась тормошить Веру, чтобы поскорей убраться отсюда.

Подруга болталась, как кукла из ваты, и я вытащила из кармана телефон, чтобы звонить в скорую или вызывать полицию — кто раньше ответит.

Телефон молчал. Ну, просто был мертвый! Этого не могло быть совершенно — буквально пару часов назад батарея была полной! Я проверяла!

— Может, уже угомонишься? — Аделаида встала с кресла, сделала несколько шагов, и я уставилась на ее юбку, точнее, несколько юбок, выглядывающих одна из-под другой. Точно такую же я пару лет назад выудила из прабабкиного сундука! И фасон, и ткань, и расцветка были совершенно идентичны наряду, за который я получила приз на новогоднем карнавале! Но об этом я подумаю позже…

— Зачем вы загипнотизировали Веру? Она всего лишь хотела узнать про своего любовника, а вы… — слова давались с трудом. Почему-то хотелось кричать и крушить мебель.

— Сейчас же разбудите ее! Или я выйду на улицу, буду визжать и звать на помощь!

— Молодец! Чувствую силу… Но неумелая… — задумчиво проговорила Аделаида, общаясь будто сама с собой. — Не переживай, все у нее будет хорошо с этим Князем, так и передай.

— Откуда вы знаете… про Князева? Небось, заранее все вынюхиваете про записавшихся клиентов? Вот так и знала, так Верке и говорила, что все вы, ясновидящие, аферисты!

— Угу, — как-то несолидно буркнула Аделаида, усмехнулась и щелкнула пальцами.

Вера зашевелилась, сладко потянулась и удивленно уставилась на меня.

— Ой, я что же, уснула? Простите, пожалуйста, я ведь хотела про человека одного спросить!

Господи, этот цирк закончится когда-нибудь? Я схватила упирающуюся подругу в охапку и потащила к двери.

Уже на пороге оглянулась и застыла: Аделаида стояла в центре комнаты и вся светилась изнутри. Вокруг нее образовалось темное дрожащее марево, в воздухе запахло озоном, заколки и шпильки, как шрапнель, повылетали из прически и наэлектризованные волосы облепили лицо. Верка наконец шлепнулась в обморок, а я не могла отвести глаз от этого — жуткого?! — зрелища.

Было страшно? Нет! Любопытно? Да! Ради такого шоу стоило тащиться на окраину города! И я расхохоталась! Ну, да, финальная сцена из второсортного ужастика — явление ведьмы народу!

— Ты права, Диана Кошмарова, я ведьма, — пророкотала эта фурия, подслушав мои мысли и каким-то неясным образом узнав мое имя. — Верховная ведьма Черного Ковена Аделла Гартоне из рода Фортейнов! А ты, хоть и наследная ведьма, а все равно — неуч и неумеха! Забирай свою глупую подругу и возвращайся, когда будешь готова!

— Ага, разогналась! Для других, более доверчивых, свои фокусы приберегите! А с меня хватит и одного представления! Тоже мне, ведьму нашли — я наследный педагог, а не ведьма, и вы не имеете права обзываться!

Кипя от негодования, я влепила Веруньке солидную оплеуху, от которой та тут же очухалась и, слабо соображая, потопала за мной. Усадив подругу в такси, злая и измотанная непривычными эмоциями, я поплелась к ближайшей станции метро.

Ох, уж эти гадалки-колдуны-ворожеи-целители! Как можно в наш прогрессивный 21-й век верить всей этой чепухе про предсказания-отвары-заговоры-амулеты?! А любовные романы в жанре фэнтези?

Девушки, изучающие нанотехнологии, ядерную физику или там космическую инженерию, не говоря уже о моих сокурсницах-филологинях, млеют от восторга, читая на экране своих айпадов, айфонов или планшетов о феях, эльфах или, скажем, драконах! Бред какой-то! Какие драконы, когда в библиотеках пылятся Достоевский, Толстой и Чехов?!

Так я и пыхтела, пока нос к носу не столкнулась с монстром по имени Клавдия Никаноровна. Вот уж кто ведьма так ведьма, и к гадалкам не ходи!

— Гуляешь, Кошмарова? — сладенько спросила профессорша. — И к экзамену, наверное, подготовилась?

Ну, за что мне это?! И почему Клавдия никогда не болеет? Еще хотя бы пару дней на подготовку!

И тут произошло невероятное — нос Клавдии Никаноровны резко покраснел, глаза припухли, и она громко чихнула.

— Странно… — удивленно протянула она. — С утра я была совершенно здорова… Кажется тебе повезло, дорогуша, и тест придется перенести.

Вау! Похоже, приемчики Аделаиды оказались заразны: вот пожелала — и нате вам с кисточкой! Побольше бы таких совпадений и моя студенческая и личная жизнь была бы намного приятней.

Настроение поднялось на пару градусов и сразу захотелось побаловать себя чем-то сладеньким. Подъем на эшафот отсрочен, значит, и торопиться не обязательно.

А вот заглянуть в любимую кафешку в торговом центре, съесть самое вкусное пирожное со сливочным кремом следует непременно!

***

Кафе-бар «У Сереги» мы с подругой облюбовали с легкой руки Вадима Князева — хоть что-то хорошее от него перепало. Заведение принадлежало то ли его брату, то ли племяннику, а сам Веркин горе-любовничек подрабатывал здесь барменом.

Видеть его — особенно сегодня! — совсем не хотелось, ну, вот ни чуточки! Я даже попыталась бочком прошмыгнуть мимо стойки и прикинуться невидимкой. Но не тут-то было…

— Эй, Ночной Кошмар! Тебя здороваться не учили? — Князев раскачивал шейкером и гаденько улыбался.

«Да чтоб тебя приложило чем-нибудь тяжеленьким!» — пробурчала я себе под нос и обернулась.

Внезапно разноцветный шар, подвешенный на цепи к самому потолку и освещающий полумрак кафе мерцающими бликами, как-то суматошно закачался и рухнул на барную стойку буквально в нескольких сантиметрах от князевой головы. Парень, весь усыпанный хрустальными осколками, отскочил в сторону, позеленел и затрясся.

— Ах ты гадина! Как ты это сделала? Ведьма!

— Князев, ты совсем сдурел? Ужастиков насмотрелся? Да я только что зашла!

Я посмотрела по сторонам в поисках свидетелей моей невиновности и ошалело застыла: посетители кафе продолжали оживленно общаться, выпивать и закусывать, никто и не собирался визжать, кричать и хвататься за сердце, как это обычно бывает при аварийной ситуации.

И лишь Князев, стоящий напротив за сверкающей от разбитого стекла стойкой, шипел и сверкал глазами, обещая меня прибить.

В голове забрезжила невесть откуда вспомнившаяся фраза «Не пожелай врагу своему…».

Как такое могло случиться?! Я ведь не хотела… Не желала… кажется…

Да и какой он мне враг? Так, обычный парень, студент, спортсмен, красавчик, слегка подленький, слегка заносчивый, каких тысячи…

Ну, невзлюбила я его за то, что Веру использует, так ведь она и не возражает. Вот и Аделаида сказала, что все у них будет хорошо…

Аделаида! Вот с чего все началось! Сначала Клавдия ни с того, ни с сего заболела после того, как я об этом размечталась, теперь вот Вадим чуть жив остался…

«Не преувеличивай, Диана! — раздался в голове голос упомянутой ведьмы, и я едва не плюхнулась на пол. — Но уж если пожелала — прими результат и не ворчи!».

Вот она, народная мудрость, — вспомни черта и черт придет! Так вы говорите, что я ведьма? Вот мы сейчас и разберемся! Слышишь, Аделаида, я иду к тебе!

Я выскочила на улицу, игнорируя вопли Князева, увидела подъезжающий к остановке автобус и ринулась напрямик, игнорируя все дорожные знаки.

«Честно признаюсь, господин полицейский, была в состоянии аффекта и не заметила ни запрещающий сигнал светофора, ни вынырнувший из-за поворота минивэн…»

Так я могла бы заявить в полицейском рапорте, но, увы, не заявлю…

Последнее, что услышала и увидела, так это визг колес, растерянность в лице молодого водителя и… призрачную золотистую тень, похожую на крыло гигантской жар-птицы и накрывшую меня невесомым покрывалом. Когтистые мощные лапы стремительно обхватили за талию и подняли в воздух. Странно… Смерть приходит с косой, а не с лапами…

Глава 3

Лорд Стефан ден Гард, Золотой Дракон, Правитель клана Грозовые Молнии, беспокойно мерил шагами гостиную своих гигантских покоев в летнем дворце Готтерхилл.

Мощный всплеск темной силы застал его врасплох во время вечернего заседания Тайного Совета. Ощущение опасности, неизбежной катастрофы не оставило ни секунды на размышления, и лорд, мгновенно приняв драконью ипостась, не обращая внимания на встревоженные лица приближенных, рванул с балкона сквозь ближайший портал в мир, откуда шел призыв древнейшего артефакта, созданного тысячелетия назад его предком.

Артефакта, который он когда-то подарил своей любовнице, Эугении, брошенной по настоянию отца ради политического брака.

Страшные слова проклятия до сих пор звучали в его сознании: «Твои сыновья не обретут крылья, пока дева моей крови не простит ваш прОклятый род!».

Обида молодой ведьмы оказалась даже сильнее произнесенных слов — несколько десятилетий у пары вообще не рождались дети и только пятнадцать лет назад на свет появился прекрасный белокурый младенец, которому не суждено стать драконом… если не снять проклятие.

Супруга Стефана не оправилась от тяжелых родов и вскоре отправилась в свой последний полет на гору Забвения, и он уже почти смирился… Неужели… Неужели судьба, наконец, оказалась благосклонна, и он случайно встретил именно ту деву, о которой говорила Эугения? Или это не случайность?

Артефакт, призвавший его, выглядел как обычное девичье кольцо, простенькая косичка из золотой проволоки. И лишь посвященные могли увидеть крылатого дракона, скрытого хитроумной иллюзией, магическое ядро которого давало мощный защитный импульс. Знает ли эта девушка о своем сокровище и как оно попало к ней?

Но она так похожа на Эугению! Значит, все-таки родственница, скорей всего, правнучка. Когда его дракон обхватил девушку за талию, Стефан неожиданно для самого себя почувствовал жар в крови и страстное желание прикоснуться губами к этому юному телу, сжать его в объятиях и заставить стонать от наслаждения! Интересно, она девственница?

О боги, о чем он думает?! Она должна снять проклятие с его сына, а не стать очередной любовницей. Хотя, возможно, одно другому не помешает…

Стефан подошел к зеркалу и внимательно оглядел себя. Волнистые коротко подстриженные волосы отливали золотом в пламени зажженных свечей, лишь на висках серебрились две-три пряди — цена ответственности за благополучие клана и разочарований в личной жизни.

Суровое лицо прорезали две глубокие складки на щеках, упрямый, чуть выступающий вперед подбородок и верхняя губа скрывались под легкой небритостью, что придавало облику эдакий пиратский вид и вызывало у женщин учащенное сердцебиение.

Глаза горели истинным драконьим пламенем, и далеко не всякий мог выдержать этот огненный взгляд. Лишь в редкие часы отдыха, развлечений или покоя зрачки приобретали мягкий медовый цвет.

Широкие плечи покрывал плащ из тяжелой парчи, под которым виднелся богатый камзол чуть выше колен и узкие облегающие брюки.

Правая рука сжимала трость, ее навершие украшала голова золотого дракона — символ власти и могущества. Левая покоилась на перевязи — выхватывая девушку из-под колес несущейся на огромной скорости железной повозки, он слегка повредил крыло.

Но это были мелочи — любой закаленный в сражениях воин легко привыкает к травмам и ранениям, а быстрая драконья регенерация не оставляет на теле следов.

— Любуешься собой, Повелитель? — на губах вошедшего мелькнула шутливая ухмылка. — Готовишься соблазнить очередную невинную жертву?

— Найти доступную невинность в нашем мире не так-то просто — и ты, Фабиан, об этом знаешь не хуже меня. Но сейчас мне не до шуток. Что ты выяснил?

Советник Фабиан ден Бриз, зная взрывоопасный характер своего повелителя и друга, моментально сменил тональность и раскрыл принесенную с собой папку с гербом клана Грозовых Молний на обложке.

— Я выяснил, кто та девушка, ради спасения которой ты сотряс Вселенную, явившись в драконьем виде в не магический мир.

Лорд Стефан, казалось, перестал дышать, надеясь и в то же время страшась услышать имя девушки, которую он оставил в горной пещере несколько часов назад, как говорится, до выяснения обстоятельств.

— Ее имя Диана Кошмарова и она прямая наследница по женской линии Эугении Гартоне из рода Фортейнов. Как ты знаешь, сестра твоей бывшей любовницы сейчас занимает пост Верховной ведьмы Черного Ковена. Она-то и разыскала девушку. Так что, ты правильно поступил, Повелитель, что не принес эту самую Диану с жуткой фамилией Кошмарова прямо во дворец — ведьма моментально узнала бы, что она здесь. А Аделла Гартоне — опасный соперник, поверь мне. Как, впрочем, и вся их семейка…

— Что ж, значит поиграем в опасные игры… Отправь отряд стражников за девушкой и спрячь ее, пока ведьма не по поняла, что опоздала.

Аделла отвернулась от хрустального шара и задумчиво собрала растрепанные волосы в толстую косу. Эта Диана оказалась забавной!

Такая молоденькая, а порода чувствуется сразу! Не понимает, что происходит и все-таки не дрожит от страха, не истерит, а злится!

Как и положено истинной темной ведьме! И как только удалось этой несносной Эугении передать свою силу через два поколения женщин ее рода!

Диана… Хорошее ей дали имя! А вот фамилия — просто кошмар. Аделла улыбнулась неожиданному каламбуру и довольно качнула головой.

Все-таки не зря она сама, Верховная, явилась за Дианой в этот мир, не доверив никому ответственную миссию. Заманить ее оказалось удивительно просто, стоило лишь немного повлиять на глупенькую подружку.

Но даже если бы не это, в арсенале «гадалки Аделаиды» было несколько более жестких вариантов. Хорошо, что они не понадобились — это значительно сэкономило время, а его осталось не так уж и много.

Аделла сделала едва заметный пасс рукой и вместо «форменного» цыганского наряда оказалась облачена в элегантное домашнее платье из плотного лилового шелка.

Подошла к зеркалу, шепнула несколько слов и кричащий макияж аля женщина-вамп исчез, открыв истинное лицо зрелой красивой женщины.

Как там говорят люди? «Сорок пять — баба ягодка опять»? Ха-ха, знали бы эти глупые смертные, что и в 250 лет можно быть вполне «съедобной ягодкой». Такой была бы сегодня и Эугения …

Дорогая Эугения, любимая сестра! Сколько разбитых мужских сердец лежало у ее ног! И лишь один, желанный, устоял перед красотой и обаянием темной ведьмы, небрежно отверг и избрал в жены другую, возможно, не такую красивую и умную, зато более знатного рода.

Все понимали, что это всего лишь политический брак, о любви там речи и не шло — у правителей свои законы! — но Эугения не смирилась, явилась не званной в храм и прямо во время брачной церемонии прокляла новобрачных.

А потом… отказалась от бесценного дара бессмертия, отреклась от всего: от богатой семьи, почетного места в Попечительском Совете Академии Благородных Ведьм, достойного места в обществе…

Но самую большую глупость Эугения сотворила, когда удалилась в не магический мир, вышла замуж за обычного человеческого мужчину, рыбака, и зажила простой жизнью греческой простолюдинки.

Всего лишь раз она прислала весточку своей младшей сестре Аделле и попросила позаботиться о правнучке, к которой, как ни странно, перешел дар.

Эугения была уверена, что прОклятый ею наследник трона попытается разыскать ту, которая по праву крови сможет изменить судьбу. И оказалась права.

Правда, за сто прошедших лет наследник перешел в ранг Правителя, объединил враждующие кланы и расширил территории своих владений. Покорив в числе других и небольшой остров в Антейском море, который тысячи лет считался домом Черного Ковена Благородных Ведьм и колдунов.

И теперь именно Диана станет отличным предметом торга, их ключом к свободе и независимости. Ведь она — единственная, кто может снять проклятие, наложенное прабабкой.

К счастью, Верховная ведьма Черного Ковена Аделла Гартоне знала, где следует искать девушку — и нашла ее!

Хрустальный шар неожиданно вспыхнул ослепительно белым светом, внутри заметались оранжевые вспышки, резко вырвав Аделлу из плена воспоминаний и явив ее удивленному взгляду не предусмотренную тщательно продуманным планом картинку: на проезжей части оживленного шоссе стояла Диана и растерянно смотрела на несущийся прямо на нее автомобиль. Аделла мгновенно вскинула руки, выкрикнула заклинание — и не успела…

Могучие крылья, отливающие в закатных лучах золотом, внезапно закрыли обзор, через мгновение на ведьму уставился огромный глаз, в котором бушевало пламя, мигнул… и Аделла отшатнулась от шара — ОН узнал, каким-то образом узнал и забрал девушку!

Все потеряно? Ну уж, нет! Она — Верховная ведьма — обязательно найдет выход, придумает, как переманить Диану на свою сторону! По праву крови…

Глава 4

Я лежала на чем-то мягком и воздушном, в ушах постепенно затихал гул стремительного полета, как на самом экстремальном аттракционе луна-парка, слегка подташнивало, а перед закрытыми глазами стояло бледное лицо водителя минивэна.

Бедняга! Я-то умерла, а ему жить и жить с этим грузом на душе, да еще с полицией разбираться. Может, даже в тюрьму человека посадят, а у него, небось, жена-дети. И еще золотые крылья… Как у поэтов: на крыльях смерти…

Я умерла? Как говорится, в расцвете лет?! Да мне же только в прошлом месяце 20 лет исполнилось! А как же родители, учеба, подружка Верка? И неужели умирать так легко и быстро?

Я осторожно пошевелилась и нащупала вокруг себя какой-то пружинистый кокон, потыкала пальцем, и он с недовольным шипением как бы сдулся.

Сразу стало свободнее дышать, и окружавшая меня тишина дрогнула: откуда-то доносился едва различимый плеск воды, далекий птичий гомон и… мелодичное пение.

А на «том свете» совсем не скучно! Только пить ужасно хочется, да и перекусить я бы не отказалась…

Решительно открыла глаза и огляделась. Было сумрачно, но все же не кромешная тьма. Со всех сторон меня окружали каменные стены, кое-где испещренные золотистыми светящимися прожилками.

Но не они освещали это странное место — неяркий свет лился из широкого отверстия, похожего на арку, в конце сумрачного коридора.

Я поднялась с холодного каменного пола и прислушалась к своему продрогшему телу — ничего не болело, видимо то, что обволокло меня в момент полета и «мягкой посадки», защитило от ушибов и ссадин. Хотя… Ничего не понимаю!

Если я умерла, то тело должно было остаться там, под колесами машины, но вот они — руки-ноги-голова! Все на месте! Я даже ущипнула себя и охнула от боли.

Значит, я все же живая! Но где я и как здесь оказалась? Вопросы задавать было некому, а у самой разумных ответов не находилось. Что ж, значит пойдем на «свет в конце тоннеля»!

Сделав несколько неуверенных шагов, к своему великому удовольствию обнаружила тонкий ручеек, стекающий по каменной стене. Вода на вкус оказалась ледяной и сладкой и, утолив жажду и сполоснув лицо, я полезла в чудом сохранившуюся сумочку в поисках салфетки, как вдруг услышала тихий шепот.

— Он улетел? И зачем ведьму здесь оставил? — послышалось из-за огромного валуна.

— С чего ты взял, что она ведьма?

— Ведьма, кто ж еще? Видишь, как аура светится!

— Ну… не знаю… сомневаюсь как-то…

— Не спорь, Томас, я старше тебя и больше разбираюсь в аурах!

— Да тише ты! Она услышит! — Голос стал громче и мне даже показалось, что «старший» влепил «младшему» подзатыльник.

— Эй, кто здесь? Я уже слышу!

Голоса смолкли, а я подкралась к камню, заглянула за него и едва не плюхнулась на пятую точку: на расстеленном коврике сидели по-турецки два коренастых бородатых мужичка в совершенно непостижимых костюмах: штаны из плотной ткани заправлены в добротные сапожки, куртки — на одном синяя, на другом зеленая — застегнуты на крупные золотистые пуговицы, на головах залихватски заломлены шапки-колпаки.

Ну, прямо один в один гномы из «Белоснежки»!

— Вы, дяденьки, кто? Артисты? Здесь, что ли, кино снимают? — спросила, а сама жадным взглядом уставилась на аккуратненько разложенную еду. Видимо я свалилась на их головы в самый разгар перекуса.

Рука так и тянулась подхватить с белоснежной скатерки пупырчатый огурчик, толстенький помидор или хотя бы ломоть щедро намазанного маслом ароматного хлеба. Но воспитание не позволяло обнаглеть до такой степени, поэтому я скромно топталась и ждала приглашения.

Увы, мужики как-то насупились и приглашать меня не торопились.

— Сама ты артистка! А мы — горные гномы, работаем в этой пещере, золото добываем для нашего повелителя, — обиженно пробубнил тот, который в зеленой курточке.

— Кто? Гномы? Живые?

Я присела на ослабевших ногах, сознание задумалось — не пора ли отдохнуть, но любопытство победило.

— Нет, мертвые! — язвительно подхватил товарища второй гном. — Ты сама-то кто будешь? Попаданка, небось, из другого мира. Здесь часто сваливаются разные, только работать мешают: то люди, то монстры всякие, а теперь вот и ведьма пожаловала. Мы уже советнику Фабиану прошение отравляли, ну, чтобы портал перенести в другое место, а он говорит — нельзя.

— Почему? — тупо спросила, будто это было единственное, что меня интересовало в данный момент.

— А потому, что портал этот очень древний и открыт для чрезвычайных ситуаций.

Ясно, что ничего не ясно! Но с тем, что у меня чрезвычайная ситуация спорить сложно.

— А почему вы меня ведьмой назвали?

Гномы удивленно переглянулись.

— Так ты ведьма и есть. Не знала, что ли?

Я грустно качнула головой. В принципе вполне логично: если здесь трудятся на благо какого-то повелителя гномы, то и ведьмы имеют право на существование.

Ну почему в моей жизни все так кошмарно? Уж если попала вместо морга в сказочный мир, почему ведьмой, а не какой-нибудь прекрасной феей или, скажем, гордой эльфийкой?

Старший гном представился Браном, подтолкнул младшего, Томаса, в бок и тот приподнялся и сделал широкий жест в сторону «скатерти-самобранки».

— Не желаешь попробовать нашего угощения, юная ведьмочка?

Я желала, еще как желала! А насчет ведьмы разберусь на сытый желудок. Может, и голова лучше заработает.

Угасающий свет в арке, ведущей из пещеры куда-то наружу, манил и пугал одновременно. Похоже, там уже наступил поздний вечер и соваться в новый незнакомый мир на ночь глядя как-то напрягало.

За едой я рассказала гномам свою незатейливую историю, упомянула и визит к загадочной гадалке, и внезапную болезнь своей профессорши Клавдии, и то, как нечаянно едва не угробила Вадима Князева. Бран задумчиво качал головой, а Томас, высказал вполне разумное предположение:

— Похоже, эта самая гадалка не просто так тебя призвала, да и не гадалка она, скорей всего.

— А кто же?

— Ведьма высокого ранга, ну, или магесса… Как, ты говоришь, ее зовут?

И тут я вспомнила! Конечно! Она же назвалась… А я не поверила! Аделла Гартоне из рода Фортейнов! Я едва не произнесла это имя вслух, но в последнюю секунду почему-то остановилась. Или меня остановила та неведомая сила, которая и забросила в этот мир.

— Аделаида.

Братья переглянулись, забавно пожали плечами и, сложив остатки ужина в сундучок, стали готовиться ко сну: расстелили мягкие подстилки, взбили крохотные подушечки и галантно предложили мне одно из двух стеганных одеял, больше похожих — при моем-то росте! — на детский пледик.

Да уж, совсем как в старом анекдоте: «Дайте воды попить, а то так есть хочется, что переночевать негде».

Гномы мгновенно засопели, а я, непривычная к походным условиям, ворочалась на тонкой подстилке. Господи, какой долгий кошмарный день!

Вот не случайно, Диана, судьба наградила тебя такой фамилией! Вот выйду замуж когда-нибудь и избавлюсь от нее!

Ну да, как в романе, который изучали на первом курсе: героиня мучилась всю жизнь с фамилией Вотавоськина, влюбилась в парня и только в ЗАГСе узнала, что приобрела фамилию Некачайголова.

В арке замерцали оранжевые всполохи, послышался звонкий девичий смех и веселая песня под аккомпанемент незнакомого инструмента, по звуку напоминающего бубен.

Я набросила одеяло на плечи, прокралась к проходу и восхищенно застыла — метрах в двадцати от пещеры протекала бурная речушка, на песчаном берегу которой горел и метал искры в звездное небо высокий костер, а вокруг него в лучах золотого лунного диска танцевали и пели девушки в прозрачных платьях.

— Чего не спишь? — заворочался на своей подстилке Томас.

— Там какой-то праздник… девушки танцуют… так красиво, — прошептала, не в состоянии оторвать взгляд от ночной картины.

— А-а-а, — зевнул гном и повернулся на другой бок. — Русалки полнолуние встречают. Сходи, если интересуешься…

— Русалки? А это не опасно?

— Не-а, тебе можно, ты же девушка. А вот мужчинам нежелательно — защекочут до смерти.

Хоть и страшно, но все же сделала решительный шаг из своего временного жилища — не могу же я скрываться в пещере бесконечно, надо новые связи заводить, вдруг пригодится.

Музыка мгновенно стихла, будто я переступила волшебный порог, и на меня уставились пять пар любопытных глаз.

Глава 5

— Здравствуйте! Простите, если помешала… — пробормотала едва слышно.

Ну, не знаю я, как со всеми этими сказочными персонажами общаться! Не съедят же меня за это…

— Не съедим, не беспокойся! — подслушала мои мысли одна из девушек и хитро усмехнулась, — разве что в честь праздника.

Русалки рассмеялись, окружили меня пестрой стайкой и забросали вопросами: кто я, откуда да почему так одета.

А как я одета? Ну, да, рядом с их прозрачными одеждами, сквозь которые ненавязчиво проглядывали мельчайшие детали стройных девичьих фигурок, я в легкой курточке из плащевки и джинсах смотрелась, мягко говоря, неказисто.

И хотя дефектами собственной фигуры не страдала, благодаря регулярным тренировкам в студенческом фитнес-центре, была стройной, подтянутой и даже накачанной в некоторых местах, все же обменяться одеяниями с русалками не решилась бы — издержки воспитания, с этим ничего не поделаешь.

Но любоваться девушками было приятно! Горящие глаза лучились весельем, длинные волосы — голубые, зеленые, красные! — струились по изящным спинам и спускались ниже колен, тонкие руки украшали кольца и браслеты.

— Садись рядом, иномирянка, и ничего не бойся! Меня зовут Ангелея, а это мои сестры. Будь нашей гостьей и расскажи, что посчитаешь возможным, — деликатно предложила красавица с сиреневыми волосами, вероятно, старшая по рангу в этом полуобнаженном коллективе.

Рассказ мой не занял много времени — и суток ведь не прошло, как я оказалась в этом месте. Зато вопросов было множество.

— Извини, Ангелея, я не хочу вас обидеть, но я никогда раньше не видела русалок, ну, я имею в виду вживую. В нашем мире их нет, только в сказках и песнях… И там они… с хвостами, как у больших рыб…

— То, что ты не встречалась с нами, еще не значит, что нас нет. А хвосты… В нашем роду девушки просто сливаются с водным потоком, когда с первыми лучами солнца возвращаются домой. Но есть и другие. Так говоришь, про нас сказки сочиняют? А не расскажешь какую-нибудь? Было бы забавно!

Я немного подумала — спать совершенно расхотелось — и кивнула. Девушки возбужденно загомонили и уселись в кружок.

— В необъятном безбрежном океане жила голубоглазая русалочка Ариэль с длинными волнистыми красными волосами и изумрудно-зеленым хвостом. У нее были замечательные друзья — краб Себастьян и рыбка Флаундер. Ариэль вела беззаботную жизнь и очень любила петь, а голос у нее был просто восхитительный! Однажды она спасла тонувшего после кораблекрушения прекрасного принца и полюбила его…

Я на ходу вспоминала сюжет популярного диснеевского мультфильма и так увлеклась, что не заметила, как история подошла к концу, а глаза притихших русалок наполнились слезами.

— Какая трогательная история, — вздохнула самая юная русалка. — Мы обязательно перескажем ее нашим подругам! А песни ты тоже знаешь? Спой нам про любовь! — красавица взмахнула пушистыми голубыми ресницами и украдкой глянула на Ангилею, будто спрашивая ее разрешения.

Петь я как-то не решилась — голосом похвастаться не могла, зато продекламировала с чувством:

В лазоревой воде, в жемчужных берегах,

Плыла русалка в блеске чудном

Она глядела вдаль, скользила в тростниках,

Была в наряде изумрудном.

На берегах реки, из цельных жемчугов,

Не возникало трав на склонах.

Но нежный изумруд был весь ее покров,

И нежен цвет очей зеленых.

И понеслось, не зря же училась на филолога! «Еще! Еще!» — раздавалось со всех сторон, и зазвучали стихи Пушкина, Брюсова, Ахматовой…

В какой-то момент девушки принесли из реки моллюсков, запекли их на костре и устроили для меня настоящее пиршество.

Разомлевшая от вкусной еды и невероятного общения с настоящими русалками, которые внешне ничем не отличались от моих земных однокурсниц, исключая, конечно, наряды, я попросила Ангилею рассказать какую-нибудь сказку ее мира.

— Сказку? — удивилась русалка. — А что ты вообще знаешь о нашем мире? Разве тебя не волнует, почему ты оказалась именно здесь, а не в другом месте?

И тут меня будто обухом по глупой голове ударили — я ведь с той самой минуты, как очнулась в пещере, ни разу не задала себе вопрос, так сказать, географического и причинно-следственного содержания.

То есть подсознательно я понимала, что попала в другую реальность, и, возможно, обратного пути не предвидится, так как ТАМ меня вполне успешно переехал автомобиль.

Но я ведь могла просто банально умереть и конец истории — ничего этого бы не было: ни головокружительного полета, ни гномов, ни — тем более! — русалок, которым я так увлеченно читала стихи. И не было бы золотых крыльев, которые мелькнули всего лишь на мгновенье… Тем не менее, я здесь! Значит, это кому-нибудь нужно, как сказал бы гражданин Маяковский.

Вопрос: кому?

И вновь Ангилея услышала мои мысли… или я так громко думаю?!

— Мне жаль, дитя, я не знаю всех ответов. До рассвета осталось мало времени, но, если хочешь, я расскажу тебе немного о Табуре — так называется наш прекрасный мир — и Драгосе, государстве, в которое тебя перенесла сила чьей-то магии.

Я только и смогла, что кивнуть головой, и Ангилея продолжила.

— Мне не приходилось бывать в других мирах, но древние книги рассказывают, что Табур гораздо старше своих соседей. Возможно, ты встретишь здесь существ, способных переходить Грани, они смогут рассказать подробнее.

Сейчас мы находимся в Южной провинции — здесь большую часть года стоит чудесная солнечная погода, и даже зимой с деревьев не опадают листья, хотя и приобретают особый бордово-коричневый цвет. Очень красиво, поверь!

В Северной провинции круглый год лежат снега и это по-своему тоже прекрасно — там множество туристических мест для любителей зимнего спорта.

— Неужели там можно кататься на лыжах или сноубордах? — страстная поклонница крутых зимних трасс, я заметно оживилась.

— Ты, наверное, говоришь о снегобегах? Да, конечно, но такое удовольствие могут себе позволить не все.

Вот и меркантильный вопрос забрезжил на горизонте… Мне, недоученному филологу, здесь, пожалуй, в плане работы ничего не светит… Хотя нанимали же в прежние времена в России гувернанток из разных стран — вот и устроюсь в богатенький дом к какому-нибудь богатенькому ребенку и буду обучать русской литературе… Ха-ха!

— А какое у вас государственно-политическое устройство, — осторожненько так спросила.

— Трон Драгоса занимает Правитель Лорд Стефан ден Гард, вождь клана Грозовые Молнии.

Ага, значит, меня занесло не в демократическую республику Драгос, а в империю или королевство, и приблудную Диану Кошмарову, скорей всего, определят в низшие слои этого процветающего общества.

Ах, я несчастная, сирота казанская!

Но странно — несчастной я себя почему-то не чувствовала и унывать не получалось.

— Ангелея, мне тут сказали, что я… это… ведьма…

— Конечно, ты ведьма! А что тебя смущает?

— Просто я ничего не умею и не знаю, что делать со своими… как бы это сказать… способностями. Здесь есть какая-нибудь школа или академия, где могли бы меня научить?

— Глупое дитя! Разумеется есть! Лучшая Академия Благородных Ведьм и Колдунов находится на острове Элария, обязательно поступай туда!

— Ты думаешь, меня примут?

Ангелея звонко рассмеялась, изящно запрокинув голову.

— Примут, не волнуйся! Но если хочешь, я отправлю послание своей подруге Аделле — она Верховная ведьма вашей общины — и поручусь за тебя.

Сказать, что я потеряла дар речи — ничего не сказать! Сердце заполошно забилось в груди, и я едва не задохнулась от внезапного понимания — вот мы и вернулись к началу!

— Что с тобой, Диана? Ты так побледнела! Ничего не бойся — Аделла поможет тебе, обещаю!

Но я сидела, не шевелясь, и лихорадочно соображала: сказать, что я — к сожалению! — уже знакома с этой дамой или…

— Прости, дорогая, нам уже пора!

На горизонте показались первые отсветы восходящего солнца. Ангелея легко взмахнула рукой и в ее ладони блеснула горсть речных жемчужин.

— Прими наш скромный дар в знак благодарности за эту прекрасную ночь полной луны. Если тебе понадобится помощь, брось их в водный поток, неважно, ручей, озеро или море, и наши подруги отзовутся.

Мы все еще держались за руки, никак не решаясь расстаться, как Ангелея, будто приняв трудное решение, продолжила:

— Я никогда не даю советов, но тебе все же скажу: твой дар темный, но душа полна любви и добра, не растеряй это богатство! И еще, тебе предстоит сделать трудный выбор, не доверяй никому, слушай только свой разум и сердце. Сейчас ты должна отдохнуть, а утром отправляйся в путь — у выхода из пещеры тебя встретит проводник и проводит. Прощай, ведьма Диана из другого мира!

— Прощай, прекрасная Ангелея! И спасибо за все!

Глава 6

Я проснулась от звонкого перестука молотков и с улыбкой вспомнила свое ночное выступление на публике. И какая публика — русалки!

Я вообще-то всегда была стеснительной до невозможности, предпочитала не высовываться без надобности, любила помечтать в одиночестве и никогда в отличие от других от этого самого пресловутого одиночества не страдала.

У меня даже в школьном аттестате было записано: девочка необщительная. Интроверт, одним словом.

А здесь… Будто плотину прорвало и хлынул бурный поток словесного энтузиазма. И вообще в этом мире я чувствовала себя как-то иначе — исчезла свойственная мне скованность, зажатость, пропало желание забиться в уголок по принципу «оставьте меня в покое!».

И — удивительно! — я вдруг поняла, что все, что происходит со мной в данную минуту — правильно! И то, что я — ведьма, странно, но вполне допустимо, раз уж в этом мире сказочные гномы долбят горы, а русалки по ночам водят хороводы.

А прабабка Эугения, говорят, была самой настоящей ведьмой. Правда называли ее так в переносном смысле. Но оказывается — вон оно как! Ведьмы БЫВАЮТ! И я яркое тому подтверждение. Эх, жаль, что не читала фэнтэзи! Сейчас бы знала хоть чисто теоретически, как должна вести себя правильная попаданка и чего ждать от иных миров.

Хоть и уснула только под утро, чувствовала я себя бодрой, отдохнувшей и готовой… к приключениям? А как иначе можно назвать все, что случилось со мной за последние сутки?

В той жизни я спешила к гадалке Аделаиде, чтобы выяснить отношения и разобраться: по какой-такой причине мои неясные пожелания стали вдруг сбываться, и — бац! — меня сбивает авто. Но вместо того, чтобы тихо-мирно лежать сейчас в гробу, я попала в магический мир, в котором продолжаю идти все к той же Аделаиде, но уже Верховной ведьме Аделле как-то там… Интересная история получается!

Попрощавшись с гномами и поблагодарив их за гостеприимство, вышла из пещеры и застыла от восторга. Передо мной расстилалась изумрудная долина, алмазные капли росы сверкали в лучах ярко желтого солнца, кое-где покачивали ажурными головками белоснежные ромашки и золотые одуванчики, плавно несла свои прозрачные воды река. А чуть дальше грозной стеной громоздился лес.

— Прривет! Прроснулась, наконец? — грохнуло прямо над самым ухом, и я ошалело отскочила в сторону.

Над входом в пещеру, на небольшом каменном уступе, сидел огромный ворон, нервно перебирал когтистыми лапами и смотрел мне прямо в глаза. Я нащупала за спиной мшистый валун и, не глядя, шлепнулась на него.

— Чего уселась? Идти порра!

— Это ты, что ли, разговариваешь? — спросила у птицы, едва не перекрестившись, и, на всякий случай, посмотрела по сторонам.

Ворон моргнул хитрым глазом, шаркнул лапой и представился.

— Каррл! Ангелея поручила мне сопрроводить иномиррную ведьму в горрод. Ты — иномиррная ведьма?

Я машинально кивнула и по-дурацки хихикнула, вспомнив детскую скороговорку: «Карл у Клары украл кораллы, а Клара у Карла украла кларнет».

Мой крылатый проводник встрепенулся и как-то нахохлился. Ой, я, кажется, произнесла эту тираду вслух!

— Простите, пожалуйста, уважаемый Карл! Это просто стишок такой…

— Дуррацкий стишок!

— Я с вами совершенно согласна!

К счастью, ворон оказался не обидчивым и не стал развивать тему иномирной «поэзии», а развернулся и важно вытащил клювом небольшой сверток.

— Вот! Ангелея перредает тебе местный нарряд! А то выглядишь, как брродяга в ррваных штанах!

Спорить я не стала — русалке виднее, как местный народ может отреагировать на мои фирменные джинсы с лохматыми прорезями на коленях.

В свертке оказалась пышная юбка до середины икры из мягкой голубой ткани, в кармане которой я обнаружила несколько монет, белая блузка с кружевным воротником и нечто похожее на корсет с серебряными пуговками.

Попросив Карла отвернуться, — все-таки мужчина! — я переоделась и почувствовала себя настоящей альпийской пастушкой.

Новая одежда пришлась впору, сидела, как по индивидуальному заказу, я даже покружилась перед одобрительно кивающим Карлом.

Мои земные полусапожки с высокой шнуровкой оказались как нельзя кстати, а все остальное я связала в узелок — вдруг пригодится! — и сделала решительный шаг вперед, готовая к новой жизни и новым приключениям.

Шли мы с Карлом, не торопясь. Точнее, шла я, а ворон то залетал вперед и поджидал, ворча на мою медлительность, то перепрыгивал с ветки на ветку, по пути отлавливая какую-нибудь живность и закусывая. Вскоре наш путь перегородил веселый ручей, и я решила немного освежиться, попросила Карла покараулить мою одежду и с удовольствием ополоснула грудь и лицо.

Часа через три нашего турпохода я проголодалась и пожалела, что не позаимствовала у гномов харчей на дорожку. Птица, заметив мой голодный взгляд, слегка напряглась и отлетела подальше.

Наверное решила, что сейчас я ее отловлю, поджарю и слопаю. Не знала, глупая, что для костра спички нужны, ну, или там огниво, как в сказках, а сырое мясо я не ем.

Но очень скоро выяснилось, что полная дура я, а не умница Карл. Когда ему надоело выслушивать мои вздохи, он не выдержал.

— Ты вообще ведьма или кто? — ворон возмущенно взмахнул крыльями и чуть не свалился с ветки, доедая очередного червяка. — Да пожелай, наконец, чтобы ягодный куст появился, или дерево с яблоками, или пальцами щелкни, костер разожги да зверюшку какую-нибудь примани!

И правда… Ведь захотела, чтобы экзамен отложили хоть на пару дней, и Клавдия моментально заболела… И с Вадимом тоже…

А ну-ка, попробую! Явись мне земляничная поляна, вся усыпанная спелыми ягодами! Я даже дышать перестала в ожидании волшебного исполнения желаний!

Ага, как же, явилась-не запылилась! Я виновато посмотрела на ворона. Видимо, моего ведьмовства хватало только на земные желания, в магическом мире его явно недостаточно.

Так и поплелась дальше, грустная и голодная. Правда, когда на привал устроились, Карл принес в клюве большую ветку лесной малины — конечно, для полного насыщения недостаточно, так хоть аппетит перебить.

— Карл, далеко нам еще до города?

Ноги гудели от усталости, и я сняла сапожки и рассматривала набухающие мозоли.

— Такими темпами мы до темноты не доберремся, а в лесу ночевать опасно.

— Здесь водятся хищные звери? — Я с опаской посмотрела по сторонам и поежилась от внезапно налетевшего ветерка.

— Конечно, водятся — это же лес. Но с ними ты договорришься — зверрюшки и малые, и большие ведьм уважают. Хуже, если на Ночной Дозорр наткнемся — тогда уж точно вопрросами замучают, а могут даже в темницу отпрравить, чтобы по ночам не шатались. Я-то птица — кррыльями взмахну и нету, а вот тебе не завидую…

— А кто это — Ночной Дозор?

Карл уныло тряхнул головой, демонстрируя усталость от моей неосведомленности.

— О боги! Что бы ты делала без меня, глупая девушка! Ничего-то ты не знаешь!

Уставшая и голодная, я зыркнула на наглого ворона и поняла, что сейчас сорвусь и просто придушу его, а уж до города и сама как-нибудь доберусь.

— Ты вот что, птица, лучше перестань выпендриваться, а то возьму и прокляну, как настоящая ведьма, или превращу в какую-нибудь букашку.

— Да ты ничего не умеешь, — храбро каркнул Карл, но на всякий случай отлетел подальше.

— Ну, да, не умею. А вдруг получится? Хочешь рискнуть?

Карл испуганно заморгал и рисковать поостерегся. Вот и правильно! А я натянула обратно сапожки, отряхнула юбку и гордо развернув плечи двинулась по лесной тропе дальше, вполголоса напевая: «Черный ворон, что ж ты вьешься над моею головой…».

Спустя полчаса мы вышли на выложенную белым камнем дорогу и стало понятно, что цель наша близка.

Я даже размечталась, как сяду за дубовый стол в первой попавшейся таверне — благодаря Ангелее, в кармане приятно позвякивали монеты — протяну уставшие конечности к пылающему камину и вздремну, пока девушки-подавальщицы будут предлагать то одно, то другое… Как в кино…

— Диана! Пррячься! — Карл резво соскочил с ветки, молнией пронесся над головой, взмыл в вечернее небо, тут же вернулся и весь взъерошенный с выпученными глазами пребольно тюкнул клювом меня в плечо.

— Ты что, червей объелся? Что случилось?

— Да пррячься скоррей, говоррю! Дозорр летит!

Я метнулась к обочине, присела за пышным кустом и посмотрела вверх. Но… лучше бы я этого не делала! Прямо над головой с реактивным гулом пронеслись два гигантских ящера, заложили крутой вираж и приземлились на мощные лапы.

Глава 7

Драконы?! Огромные, шипастые тела, покрытые бронзовой броней, возвышались надо мной и наводили первобытный ужас! Кожистые крылья сложились, как гигантский зонтик, взметнув в воздух дорожную пыль и пригнув к земле ветви кустарника.

Я закрыла глаза руками и попыталась сжаться в крохотный комок в надежде, что меня не заметят.

Но не тут-то было! Скорей всего, они и приземлились только потому, что заметили меня с высоты полета. Кричать я не могла — в горле пересохло, а сердце готово было выпрыгнуть из груди.

Вот бы потерять сейчас сознание!

Но оно, сознание, не торопилось теряться, даже напротив — ехидно намекало на то, что меня сейчас элементарно слопает на ужин один из этой милой парочки доисторических чудовищ, так как на двоих меня, худосочной, все равно не хватит.

Минуты текли — и ничего не происходило! Только раскаленный воздух вокруг колыхался тяжелыми волнами и давила оглушительная тишина: не слышалось ни птичьего щебета, ни шелеста листвы…

Или это я оглохла от страха? Карл забился под складки юбки и не шевелился. И вдруг прямо над ухом раздались мужские голоса.

— Эй, девушка, ты не ранена?

— Оставь ее, Сантор! Она не похожа на ту, кого мы ищем. Советник Фабиан сказал, что беглянка будет одета странно, не по-нашему. А эта — обыкновенная деревенщина! Сразу видно, что драконов никогда не видела.

Я слегка раздвинула пальцы и осторожно глянула в щель. Надо мной склонился симпатичный парень и заинтересованно разглядывал пронзительно голубыми глазами. На чудовище он совсем не был похож.

Позади него стоял еще один в куртке из мягкой кожи, плотно облегающей атлетически сложенное тело. Военная выправка обоих мужчин говорила о том, что это и есть Дозор, о котором предупреждал Карл.

И куда подевались драконы? Неужели мне все померещилось?! Ведь грезятся же путникам, страдающим от жажды в пустыне, разные миражи… Вот и мне, наверное…от усталости…

Я поднялась, отряхнулась и чуть не наступила на ворона, выглянувшего из-под юбки.

— Смотри, у нее птица, ручной ворон! — продолжал тот, который обозвал меня деревенщиной. — Наверно, это местная колдунья — только им вороны подчиняются. Надо лететь дальше. Скоро стемнеет, и советник будет недоволен, если с пропавшей девушкой что-то случится.

— Возможно, ты и прав, Димус, — задумчиво протянул голубоглазый Сантор, — но мы все же отправим девушку в замок, а потом продолжим поиски. Пусть советник Фабиан сам разбирается.

Слушать, как обо мне говорят в третьем лице, было обидно.

— Ау, мальчики! Я вообще-то никуда с вами отправляться не собираюсь, у меня и своих дел выше крыши!

— Да кто ж у тебя спрашивать будет? — ухмыльнулся Димус. — У нас есть приказ — всех встреченных в лесу одиноких девиц сдавать в замок для выяснения личности. Вот мы его и выполняем!

— И много девиц вы уже насобирали?

— Ты первая и, надеюсь, последняя. Нет большой чести в том, чтобы за сбежавшими девушками гоняться!

— Да не сбегала я ни от кого! Я в город иду по своим делам!

Димус только отмахнулся, как от надоевшей мухи, достал из кармана хрустальный брусок, провел над ним рукой и сказал незнакомое слово: «Готтерхилл!». В тот же миг передо мной из ниоткуда появилась мигающая неоновым светом арка.

Я даже испугаться не успела, как «мальчики» подхватили меня под локотки, слегка подтолкнули, и я машинально переступила через светящийся «порог».

— Ничего не бойся, — услышала удаляющийся клекот Карла. — Я найду тебя!

После нескольких секунд полной темноты я зажмурилась от яркого света летающих под потолком шаров. Комната, в которой я оказалась, чем-то напоминала приемную перед кабинетом ответственного работника.

За небольшим овальным столиком сидела молодая дама с внешностью голливудской звезды в сверкающем черном платье с глубоким декольте. Пышное кружевное жабо слегка прикрывало соблазнительную грудь и обнаженные плечи.

Перед ней мигал голубым огоньком такой же кристалл, как и у парня, отправившего меня в этот головокружительный полет — голова, действительно, нешуточно кружилась и я, нащупав за спиной стену, медленно сползла на пол.

— Тебе будет удобнее в кресле, — невозмутимо произнесла красавица томным голосом оперной дивы, разглядывая меня в лорнет на золотой цепочке. — Фабиан, дорогой, ты не поможешь девушке?

— Разумеется, милая Эсма, помогу! — послышалось из-за ширмы, разделяющей комнату на две части. — Наш Правитель не требует от своих подданных столь страстного поклонения! Падение ниц, коленопреклонения, лобызание одежд … нет, эти пережитки прошлых времен ему не по нраву.

Мужчина, протянувший мне руку, презрительно скривил полные губы и, приподняв четко очерченную, будто нарисованную бровь, уставился холодным взглядом в распахнувшийся ворот моей блузки.

Я почувствовала, как краска стыда заливает не только лицо, но и шею, быстро поднялась и попыталась пригладить растрепавшиеся волосы. Рядом с «милой Эсмой» я — на миг! — почувствовала себя заурядной статисткой, замарашкой, деревенщиной, как сказал тот стражник …

Ну уж, нет! Они ведь этого и добиваются! По какой причине — мне пока неизвестно, но… не на ту напали.

— Кто вы и по какому праву похитили меня? — спросила дрожащим от негодования голосом. — И где ваш так называемый Правитель?

— Так называемый? — прошипела Эсма. Лицо ее до неузнаваемости изменилось, видимо, внутренняя сущность выглянула из-под маски безупречной красоты. — Да как ты смеешь, простолюдинка?! За такие слова ты и часа не проживешь!

— Что здесь происходит? Леди Эсма? Фабиан?

Дверь, ведущая то ли в кабинет, то ли в библиотеку, с грохотом распахнулась и на пороге возник мужчина двухметрового роста и могучего телосложения. Суровое лицо казалось высеченным из камня резцом гениального скульптора: тяжелый подбородок, крупный с едва заметной горбинкой нос, нахмуренные густые брови.

Эсма моментально сникла, подскочила, натянув на лицо обворожительную улыбку, и, потупив взор, сделала реверанс. Фабиан лишь выпрямился и почтительно склонил голову.

— Правитель, ночная стража нашла эту девушку в лесу и прислала в замок. Мы с сестрой как раз собирались проводить ее в ваш кабинет. Только вот она… как бы это выразить… упрямится и выражает неудовольствие.

Ах ты, сволочь! Заложил меня перед начальством по самое «не могу»! Я сжала кулаки и явственно почувствовала, как мое «неудовольствие» быстро переходит в яростный сокрушительный гнев. Меня закинули в другой мир, наградили даром, с которым неизвестно, что делать — это раз!

Только я начала обзаводиться друзьями, как меня похитили и забросили в какой-то средневековый замок — это два!

А на «три» меня здесь еще оскорбляют, подставляют и …

Вдруг я заметила, что в комнате стало светлее, Эсма и Фабиан отступили в угол кабинета и взялись за руки, а в глазах Правителя замелькали отсветы каких-то огоньков. Все смотрели на меня, причем, брат с сестрицей со странной смесью страха и удивления. А вот Правитель, как ни странно, довольно улыбался и едва ли не потирал руки.

Сделав несколько шагов, он приблизился и повернул меня лицом к окну. То, что отразилось в стекле … это было просто невозможно!

Мои белокурые с легкой рыжинкой волосы поменяли цвет, стали багрово-красными и плавали вокруг головы, как змеи у Медузы Горгоны, темно-карие глаза наполнились бездонной чернотой, и я… я вся искрилась!

Увиденное, наверное, стало последней каплей в океане умопомрачительных событий, свалившихся на мою бедную голову. В ушах нарастал гул, в глазах запрыгали черные точки, ноги стали ватными, и я поняла, что сейчас упаду в самый банальный обморок. И упала. Но не на каменный пол, а в чьи-то сильные руки, бережно обхватившие меня и прижавшие к горячей, как кипящая лава, груди. Но этот жар почему-то не опалял, а приносил покой и надежду.

— Фабиан, отзови стражников, поиски можно прекратить. Я нашел Диану из рода Фортейн, — услышала на грани ускользающего сознания.

Глава 8

— Фабиан, что это за девчонка и почему лорд Стефан так внимателен к ней? Мне доложили, что он ночью несколько раз заходил в ее комнату и даже отменил утреннее заседание Совета!

Эсма задумчиво перебирала драгоценности в перламутровой шкатулке и никак не могла решить, что более сексуально будет смотреться на ее изящной шее. Украшение должно не только подходить к новому наряду, в котором она предстанет перед Правителем за ужином, но и вызывать желание прикоснуться к груди, когда она этот наряд скинет, позже, в спальне…

И не важно, что в каждом перстне, колье или сережках заложен крохотный кристалл соблазнения — колдун Артур знает толк в любовной магии! — но даже без этого она способна удержать в своей постели любого мужчину. Так было всегда и будет впредь!

— Тебе не о чем волноваться, сестра! — Советник окинул оценивающим взглядом холеное тело сидящей за туалетным столиком женщины и в очередной раз поразился тому, как их вполне заурядные родители могли создать такое чудо.

Кожа Эсмы, великолепная от природы, благодаря тщательному и заботливому уходу огромного штата служанок и лекарей, специализирующихся на красоте, сияла и была бархатистой. Тонкие кисти рук и лодыжки говорили об аристократизме и чистоте древней крови. А лицо! Лишь придворные поэты могли бы достойно описать правильный овал лица, чуть раскосые глаза цвета начищенного серебра, кокетливые ямочки на нежных щеках…

Разглядывая вот так сестру, откровенно демонстрирующую свои прелести, он каждый раз проклинал судьбу, создавшую его братом, а не любовником этой женщины.

А вот характер у Эсмы был драконьим. Те, кто встречался с ней впервые, видел перед собой мягкую изысканную особу, прекрасно воспитанную и хорошо образованную. Однако многочисленные недруги, столкнувшиеся с ней хотя бы раз в дворцовых интригах, предпочитали больше не связываться с этой красавицей, да к тому же с недавнего времени фавориткой Правителя.

Но боги иногда любят жестокие шутки — парадокс Эсмы заключался в том, что драконом она не была. Этот священный дар достался ему, Фабиану.

— И все же, кто она? — не отступала сестра.

— Эта девушка — дальняя родственница Верховной ведьмы Аделлы Гартоне. Стефан уверил себя, что она способна снять древнее проклятие и заставить сына Правителя летать.

— А нам это нужно?

Стефан встретил ее понимающий взгляд и с улыбкой качнул головой.

— Я всегда восхищался твоей сообразительностью, дорогая! Малыш Берти в столице прекрасно чувствует себя и без драконьей сущности. Прелестные служанки, которых ты наняла, развлекают его, а воспитатели не перегружают знаниями. Такой наследник мне нравится больше сурового дракона.

Эсма сбросила тонкий воздушный пеньюар и, оставшись в короткой кружевной сорочке на тонких бретельках, подошла к брату, обняла его и прикоснулась губами к ямочке на подбородке.

— Ступай, Стефан! Мне пора одеваться к ужину — Правитель не любит ждать, ты же знаешь. И позаботься, пожалуйста, чтобы эта нищенка не задержалась во дворце.

Стефан судорожно вздохнул и нехотя оттолкнул сестру — в такие минуты он почти ненавидел ее! Дракон в груди недовольно заворочался, требуя более жарких ласк, но мужчина грозно рыкнул и приказал ему угомониться.

Склонив голову с пышно взбитыми волосами, Эсма молча наблюдала эту внутреннюю борьбу и хищно улыбалась. Она всегда знала, как воздействовать на брата!

Советник хлестнул сестру возбужденным взглядом, резко повернулся и вышел из будуара, громко хлопнув дверью.

Бирюзовые волны с ласковым шепотом набегали на прибрежную гальку и нежно касались моих ступней. Я лежала у самой воды на узорчатом пледе, который отыскался в прабабкином сундуке среди других винтажных вещей типа длинных юбок, сарафанов и теплых накидок, которые в старые времена называли салопами.

Жаркое греческое солнце припекало, и пуговки на старомодной блузке расстегнулись как бы сами собой, обнажая грудь, едва прикрытую тонким кружевом лифчика. Я лениво приподняла руку и полюбовалась сверкающим кольцом. Искусно вырезанная в камне ящерица повернула крохотную головку, приветливо взмахнула крыльями и лизнула палец раздвоенным языком.

Погоди-ка! Крылатая ящерица? Да нет же! Это вовсе не хвостатое пресмыкающееся — это дракон! Такой же, какого я увидела по дороге в столицу, только совсем крохотный. Как я могла перепутать?

Я привычно погладила золотистую зверюшку, поднесла к губам и … услышала протяжный стон. Лежащий рядом мужчина уткнулся носом мне в шею, сдул выпавший из довольно странной прически локон и прижался всем телом.

Боясь даже пошевелиться, я скосила глаза — насколько это было возможно — и обозрела великолепную фигуру невесть откуда появившегося… кого?

Лица не было видно, но по довольно расслабленной позе смуглого в пределах легкой шоколадности мачо можно было предположить, что у нас БЫЛО.

Господи! Только со мной такое могло приключиться! Потерять девственность — и не помнить с кем!

Я попыталась выбраться из тесных объятий, но мужчина сердито заурчал, закинул на меня ногу, больше похожую на бревно, а руку разместил… ну, там… пониже живота и медленно потянул ее вверх, прихватывая заодно и края блузки…

Разум требовал возмутиться такой бесцеремонностью, но тело … предательское тело задрожало, наполнилось жаром и выгнулось навстречу. Сквозь сжатые зубы вырвались звуки, совсем не похожие на возмущение, и я…

***

Я проснулась на краю широченной постели в незнакомой комнате, откинула тяжелое одеяло (а вовсе не мужскую ногу!) и, осторожно посмотрев на соседнюю подушку, убедилась, что она не примята. Приснится же такое!

Эротические сны меня беспокоили редко, да и в реальности парни своим вниманием особенно не баловали.

Мамочка, мечтавшая поскорей сдать меня замуж, удивленно пожимала плечами, папа утверждал, что в наше время так рано семьей не обзаводятся, а я мечтала об одном — поскорей закончить университет и вырваться из-под родительской опеки.

Вот и вырвалась! В полном соответствии с фамилией!

Приподняв голову, огляделась. Было довольно уютно. Кроме широкой кровати, на которой я лежала, обнаружился шкаф с зеркальной дверцей, небольшой столик с вазой, наполненной полевыми цветами, и пара кресел с подставочками для ног. Над камином висела картина в золоченной раме с весьма колоритным пейзажем: устрашающий горный массив, дракон, отдыхающий на острой, пронзающей небо вершине, и худенькая девушка у водного потока, стекающего по скалистой стене.

Захотелось подойти поближе и рассмотреть более детально — что-то в этой девушке казалось близким и даже знакомым! — но только я откинула одеяло, в дверь постучали и в проеме показалась кудрявая голова.

— Вы проснулись, госпожа! — В комнату проскользнула девчушка лет пятнадцати. — Вы проспали больше суток, я даже начала волноваться! Но лекарь сказал, что у вас нервный срыв и вас нельзя беспокоить. Но я все время была рядом, прислушивалась и вот…

— Кто ты, ребенок? — Я прервала словесный поток, с опозданием осознав, что поступила немного… грубо. Вошедшая робко потупила взгляд, и я заметила блеснувшие в глазах слезинки.

— Простите, леди! Господин назначил меня вашей служанкой и приказал исполнять все ваши желания. И я… я не ребенок, просто ростом небольшая…

— Сколько же тебе лет?

— В конце лета мне исполнится уже пятнадцать, но я долго училась у старшей горничной. Я все-все умею: и убирать, и красивые прически делать и следить за нарядами! Не отсылайте меня, пожалуйста, леди. Вы такая красивая и необычная… и у нас так редко бывают гости!

Да… Нашим бы земным девчатам пройти стажировку у здешних старших горничных! Хотя… о чем это она? Госпожа? Леди? Прически и наряды? «Спокойствие! Только спокойствие!», как говорил Великий Карлсон.

— И как же тебя зовут, НЕребенок?

— Анет! Вы не прогоните меня?

— Не прогоню, но с одним условием, — Анет сразу насторожилась и радость, уже блеснувшая во взгляде, как-то затуманилась. — Успокойся, ты просто должна рассказать мне про это место — кто здесь живет, какие порядки в доме, кому можно доверять, а кому не следует… Понимаешь?

— Да, госпожа! Мне лорд Стефан так и сказал: мол, вы прибыли из дальних краев и будете задавать вопросы.

— И…?

— И я на все вопросы должна отвечать. Ну, конечно, то, что знаю. А остальное он сам объяснит, когда вернется.

— Прекрасно, Анет! Начнем: как я оказалась в этой комнате, почему приходил доктор… то есть лекарь и кто меня раздевал?

Я красноречиво ткнула пальцем в шелковую ночнушку, а Анет обстоятельно отчиталась.

— Вы упали в обморок в кабинете господина, слуги принесли вас в эту комнату, лекарь сказал, что ничего страшного — вам просто надо отдохнуть, я ему помогла вас переодеть и уложить в постель.

— А где все это время был … лорд Стефан?

Анет неожиданно покраснела и едва слышно прошептала:

— Господин — мне кажется! — очень волновался за вас. Все время лекаря расспрашивал, а потом вместе с гостями уехал в столицу.

Да… Похоже, девочка не на шутку влюблена в своего господина! Придется сменить тему. Пока.

— Анет, где я могу умыться и… все остальное? И где моя одежда?

Служанка (кто бы мог подумать — у меня есть служанка!) засуетилась, открыла незамеченную раньше дверь, за которой оказался мраморный унитаз со сливом по принципу «дерни за веревочку» и гигантская ванна с кранами холодной и горячей воды.

От стен ванной комнаты струилось тепло — видимо, там были проложены трубы с подогревом, на крюках висели банные халаты, как в пятизвездочных отелях, и пушистые полотенца.

Закончив с гигиеническими процедурами, я застала Анет за разглядыванием платья, разложенного на уже застеленной кровати. Рядом с девушкой стояла солидная матрона с пучком лент и каких-то рюшечек в руках.

— Госпожа, вашу одежду отдали в чистку, да и не по статусу она вам…если позволите… Швея Пашен трудилась всю ночь и пошила это прекрасное домашнее платье!

Анет осторожно протянула мне многослойное чудо из голубой ткани. Домашнее?! Как же тогда выглядят те, в которых отправляются в гости или на балы?

Платье было просто восхитительно! Лиф на шнуровке из плотного материала более темного оттенка нежно охватил талию и приподнял грудь, пышная юбка, расшитая цветами, спускалась до середины икры. Довольно глубокое декольте немного напрягало и портниха, заметив мое смущение, предусмотрительно протянула легкий шарф.

— Благодарю вас, Пашен! Все просто изумительно!

— Это моя работа, госпожа, но я рада, что вам понравилось. Я принесла ленты и кружева для отделки, если пожелаете…

— Нет-нет! Я не поклонница рюшей и воланов!

— Я так и подумала, судя по тому наряду, в котором вы прибыли…

Портниха с достоинством поклонилась, а я едва сдержалась, чтобы не ляпнуть чего-нибудь лишнего. Надо срочно выяснить, какой у меня здесь статус и в качестве кого я вообще оказалась: гостья неизвестного правителя или пленница?

Глава 9

Я быстро опустошила принесенный служанкой поднос с едой. Анет лишь удивленно поглядывала, как я заглатываю очередной кусочек ароматного мяса, овощной пирог или ломтик сыра — ну, да, оголодала после шатания по лесу и суток беспробудного сна! Откинувшись, наконец, от стола, как насытившаяся пиявка, я продолжила допрос.

— Анет, кому принадлежит этот дом?

— Что вы, это не дом! — рассмеялась девушка. — Это летняя резиденция Правителя лорда Стефана ден Гарда, вождя клана Грозовые Молнии. Вы что же, совсем ничего не помните?

Ага! Значит, слугам сказали, что у меня на нервной почве случилась амнезия. А это совсем неплохо — можно спрашивать, о чем угодно!

Я кивнула с грустным лицом, вспомнив бразильские сериалы и слезоточивые шедевры Боливуда, над которыми безудержно рыдала маман.

— Говорят, правитель вырос в этих местах, а сейчас приезжает, чтобы отдохнуть от государственных дел или поохотиться, — важно продолжила Анет. — А еще здесь жил его сынок — наследник Робертиус.

— Так значит, лорд Стефан женат?

— Ох, нет же! Леди умерла, когда наследник был совсем кроха! — Анет понизила голос, оглянулась, будто нас могли подслушать, и прошептала: — Моя бабушка рассказывала, что она умерла от тоски!

— А сколько лет наследнику сейчас?

— Ну, он еще маленький — родился со мной в один год, а моя матушка была его кормилицей.

— Как же так получается? Вы ровесники, а ты утверждаешь, что сама — взрослая, а его ребенком называешь?

— Разве вы не знаете, госпожа? Робертиус, как и его отец, из рода бессмертных, а я — обычная человечка. Поэтому я в свои пятнадцать взрослая, а он — еще совсем маленький.

Почувствовав, что пора сделать перерыв, иначе мой бедный мозг просто не выдержит новых открытий, я предложила Анет совершить экскурсию по Готтерхиллу. Она даже подпрыгнула от радости — видимо, утомилась от моего любопытства. Ну, не объяснять же бедной девушке, что я в ее мире всего-навсего несколько дней.

А вот на правителя здешних земель посмотреть очень интересно! Я видела его всего лишь мгновение, прежде чем упасть в обморок и рухнуть, увидев жуткую картину в окне, но то, что запомнилось, впечатляло. Суровый, видимо, дяденька, раз даже наглая Эсма при его появлении моментально преобразилась.

Стоп! Так ведь это я и была в том кошмарном отражении! Значит, так выглядят ведьмы в гневе? Нечто похожее продемонстрировала мне и Аделаида-Аделла, а я тогда только рассмеялась, решив, что это просто цирковой фокус. Но она-то сделала это специально, чтобы произвести на меня впечатление, а со мной все случилось спонтанно…

Получается, права была русалка Ангелея — нужно учиться, учиться и еще раз учиться! А если точнее — необходимо срочно разыскать Верховную ведьму и поступить в Академию.

И если для этого понадобится пуститься в бега — что ж, так тому и быть! Но сначала все же дождусь здешнего правителя и попытаюсь выяснить, для чего я ему понадобилась.

Готтерхилл представлял собой довольно обширное поместье с парком, фруктовым садом и хозяйственными пристройками. В центре возвышалось главное здание, чем-то напоминающее дворец восточного магната.

Ко входу вела широкая лестница из белого камня, переходящая в просторную террасу, охватывающую весь первый этаж. Второй этаж ничем примечательным не отличался, разве что огромным — довольно странным! — балконом без перил или какого-либо другого ограждения. Это была просто гладкая плита, выходящая прямо из полукруглого окна.

Со всех сторон резиденцию окружал густой лес, в котором, видимо, и охотился на досуге лорд Стефан с приближенными.

Судя по бесчисленным, прочитанным в разное время, историческим романам, на охоту господа отправлялись обычно на лошадях, значит, где-то должны быть конюшни.

Мне, коренной горожанке, всегда хотелось вблизи посмотреть — а, возможно, и потрогать! — настоящую лошадь, но ничего, похожего на конюшню, на глаза не попадалось.

— Анет, разве в резиденции нет лошадей? На чем вы вообще здесь передвигаетесь?

Служанка посмотрела на меня с глубочайшим сожалением — так обычно смотрят на человека, которому только что сообщили о тяжелом неизлечимом заболевании.

— У слуг нет необходимости куда-то передвигаться: одни, как я, например, живут постоянно здесь. Видите, на третьем этаже маленькие окошки? Это наши комнаты. Некоторые живут в деревне неподалеку. А продукты для кухни доставляют порталом — у кухарки и старшей горничной есть специальный артефакт. У капитана стражи — свой кристалл переноса.

Я вспомнила, как поймавший меня Димус открыл портал при помощи хрустального бруска, просто обозначив адрес.

Эта важная информация значительно упрощала идею побега — достаточно всего лишь раздобыть кристалл и ищи ветра в поле. Но об этом я подумаю позже.

— А лорд Стефан тоже прибывает порталом?

— Когда с дамами — то порталом, а если один или с советником Фабианом — просто прилетает.

— Как это прилетает? На чем? — Воображение с готовностью предоставило картинки дирижаблей, дельтапланов, даже воздушных шаров с вместительными плетеными корзинами для пассажиров. Почему бы и нет? Ведь есть же в этом мире вполне приличный туалет, водопровод и горячая вода.

Но Анет в очередной раз окинула меня недоверчивым взглядом, восхищенно уставилась в вечернее небо и прошептала:

— На крыльях! Он же дракон! Золотой Дракон!

Интересный титул у правителя! От скромности явно не страдает!

Я проследила за взглядом Анет и заметила в небесах сверкающую точку. Падающая звезда? Да нет, еще и звезд-то не видно… Точка быстро увеличивалась в размерах, и через мгновение я разглядела когтистые лапы, отливающие золотом кожистые крылья и большую клыкастую голову на длинной шее.

Над головой пронесся ураганный ветер, сбивший нас с ног. И если служанка смотрела вслед пролетевшему дракону с нескрываемым восторгом, то я просто застыла с открытым ртом, отказываясь верить собственным глазам.

Значит, те драконы мне не привиделись? Значит, Золотой Дракон — это не имя нарицательное и не просто титул?

Тем временем дракон подлетел к плите на втором этаже, которую я ошибочно посчитала балконом, вцепился когтями в каменный край и … исчез! Вместо него на нас смотрел высокий статный мужчина в бархатном камзоле. Узкие брюки были заправлены в сапоги из блестящей кожи. Слегка растрепанные волосы перебирал вечерний ветерок и глаза… глаза даже на расстоянии обжигали так, что сердце сделало кульбит и забилось в бешеном ритме.

Глава 10

Я накручивала по комнате километры и ждала, что лорд Стефан немедленно пришлет за мной и объяснится. Но время шло, ночь приблизилась к своей середине — и ничего не происходило. Анет я давно отправила отдыхать, дом погрузился в тишину, лишь время от времени за дверью перешептывались стражники. Ну, да! Они появились с наступлением темноты и, похоже, уходить не собирались.

Значит, все-таки пленница! Но какой в этом смысл? Выкуп за меня не получить. Рабство?! Давно бы уже заковали в цепи или как там у них, рабовладельцев, положено. В гарем иномирному султану? Чепуха! Не такая уж я великая красавица — обычная девушка двадцать первого века, в меру симпатичная, высокая и стройная темноглазая блондинка. Возможно, при полном макияже я бы еще сошла за звезду экрана, но в повседневной жизни косметикой не злоупотребляла. Да и характером, как говорится, не вышла. К тому же, как выясняется — ведьма!

Так может в этом и кроется причина? Эх, зря я Аделаиде не поверила!

Наконец, сон сморил меня и, не раздеваясь, я задремала в широком кресле. В какой-то момент мне показалось, что в комнате появился кто-то посторонний, но глаза категорически отказались открываться и я мысленно махнула рукой — утром разберусь!

Солнце уже вовсю светило сквозь кружевные занавеси, когда в спальню впорхнула бодренькая Анет и запричитала:

— Госпожа, что же вы в кресле… и платье все помялось! Хорошо, что швея Пашен прислала еще одно! Нам надо поторопиться — лорд Стефан пригласил вас к завтраку, а ждать он, ой, как не любит!

«Подождет, никуда не денется!», — проворчала я про себя и не торопясь отправилась в ванную комнату.

Все тело ломило — все-таки кресло не самая удобная мебель для сна, да и настроение было ниже плинтуса. Ждать он не любит! Я же ждала полночи! Слуг держит в страхе, деспот! Только ведь я не служанка и воспитана в свободном мире! Могу и революцию организовать — предмет истории хоть и не самый любимый в университетской программе, но кое-что помню.

Пока я пыхтела, как раскочегаренный самовар, Анет наполнила ванну горячей водой, добавила туда горсть похожего на мелкий песок порошка и комната наполнилась изумительным ароматом. Я вдохнула поглубже и сразу почувствовала, как раздражение отпускает — местная ароматерапия сделала свое благое дело. Горячая пенная вода расслабила напряженное тело и мысли потекли плавно и размеренно.

Правитель желает со мной завтракать? Нет проблем! Совместное поедание сэндвичей и омлетов — или что они здесь употребляют на завтрак? — неплохой повод познакомиться и выяснить, что к чему!

Нарядившись в новое, в буквальном смысле — с иголочки! — платье, я предложила Анет продемонстрировать свои парикмахерские умения. И она меня не разочаровала — минут через пятнадцать мою голову украшала затейливая прическа из переплетенных косичек, скрепленных невесомыми заколками в виде цветов. Глядя на себя в зеркало, я скромно оценила себя в девять баллов из десяти — все-таки сейчас утро и накладывать боевой макияж как-то не хотелось. А вот к вечеру можно будет нанести убийственный последний штрих. Надеюсь, раскрасавица Эсма еще какое-то время не покажется на горизонте — исходящий от нее негатив вызывал неадекватные эмоции.

Комната, куда меня проводили молчаливые стражники, находилась на первом этаже. Два больших распахнутых окна вели на террасу и дальше, по сверкающим в лучах ослепительно оранжевого солнца ступеням, в цветущий сад. Овальные клумбы поражали своим великолепием и будто состязались одна с другой яркими красками цветущих растений. В тени под полосатой маркизой пристроился небольшой стол, укрытый ажурной скатертью, и два широких кресла.

— Ты заставляешь себя ждать, иномирянка Диана! — услышала за спиной недовольный голос и резко развернулась, почти уткнувшись носом в кружева белоснежной рубашки.

При том, что я не считалась низкорослой девушкой, даже наоборот, стоящий передо мной мужчина возвышался на целую голову и снисходительно смотрел сверху вниз.

— Мы с вами не пили на брудершафт, уважаемый господин, поэтому не понимаю, на основании чего вы мне тыкаете, — моментально вспыхнула я, но все же постаралась взять себя в руки, чтобы вновь не заискрить, и церемонно продолжила. — К тому же, вы не представились, и я не имею ни малейшего понятия, с кем вообще общаюсь.

Кино, кино! Самое важное из искусств!

— Даже так? — удивленно посмотрел на меня этот нахал и неожиданно… расхохотался так задорно, что я не сдержалась и улыбнулась в ответ.

Вот честно, не хотела! Но я же все-таки девушка! А он… он был хорош, прямо как с обложки дорогого глянцевого журнала. Волнистые волосы отливали золотом, прошитым на висках серебристыми прядями, упрямый подбородок с ямочкой подрагивал от смеха. Из распахнувшегося ворота рубашки соблазнительно выглядывали волоски на широкой груди и как бы ненавязчиво приглашали прикоснуться.

— Что ж, дорогая гостья, начнем с начала. Позвольте представиться — лорд Стефан ден Гард, Правитель клана Грозовые Молнии и земель, которые наши славные предки назвали Драгос, что в переводе с древнего языка означает «благословенный».

Правитель шутовски склонил голову и вопросительно посмотрел.

— Диана Кошмарова, студентка, похищенная неким драконом с неизвестной целью, — произнесла я в ответ и неловко присела в реверансе, едва не запутавшись в собственных ногах.

— Приличия соблюдены, не так ли? — голос лорда Стефана сочился иронией, как ядом. — Теперь мы можем приступить к завтраку, а то ведь и обед не горами. Поговорим после трапезы.

Я лишь кивнула и тут же на террасу выбежали слуги с подносами — видно, стояли под дверью и слышали нашу милую беседу. Неудобно… Надеюсь, я не подорву авторитет их господина. Мне-то что — я здесь не задержусь, это точно! А вот им еще жить и жить с бессмертным правителем.

Кормили в Готтерхилле просто замечательно! Под серебряными крышками томилась молочная каша, посыпанная лесными ягодами, из глубокой мисочки выглядывала горка взбитого омлета, тонко нарезанные колбасы были разложены вокруг толстых ломтей холодного мяса. К сожалению, овощей на столе не оказалось, но зато из отдельно поставленной сбоку корзинки выглядывали румяные бока яблок и золотистые груши.

Завтрак проходил в молчании, лишь изредка я ловила на себе задумчивые взгляды лорда. Наконец, он взмахом руки отослал прислугу и предложил мне спуститься в сад.

Моцион после обильной еды? Я сжала зубы и мысленно поклялась, что не начну разговор первой. И не пришлось, так как сделав буквально несколько шагов по усыпанной желтыми камешками тропинке правитель посмотрел на меня в упор и задал довольно странный в данной ситуации вопрос.

— Что ты… вы знаете о своей бабушке Эугении?

От неожиданности я застыла на месте и, как в плохой мелодраме, буквально захлопала ресницами. Неужели нервный тик?! Только этого мне не хватало!

— Вы издеваетесь? Причем здесь моя бабушка… точнее, прабабушка? Откуда вы вообще о ней знаете?

— Диана, пожалуйста, просто ответь!

— Да ничего я не знаю! Мы почти не общались до ее смерти.

— Эугения не рассказывала обо мне? — недоверчиво посмотрел на меня правитель.

— О вас? Да ей же было, наверное, лет сто, а вы вполне ничего себе мужчина… хотя…

И тут я вспомнила, что говорила Анет!

— Сколько вам лет, лорд Стефан?

— Какое это имеет значение? Ну, триста двадцать… Я был немного старше Эугении.

«Скока-скока?» захотелось вдруг повторить реплику популярного юмориста, но было не до того. Я увидела неподалеку одинокую скамейку и побрела к ней.

Лорд Стефан не спешил ко мне присоединиться, видимо, давая время немного прийти в себя, а когда все-таки подошел и встал напротив, заложив руки за спину, мне невыносимо захотелось избежать предстоящего разговора или хотя бы отложить его «на потом».

— Мне что-то разболелась голова… я бы хотела уйти в свою комнату, — пробормотала дрожащим голосом.

— Нет, Диана! Я слишком долго ждал, ты должна выслушать меня!

Хотела сказать классическое, хотя и приспособленное к ситуации «я выслушаю вас завтра», но непреклонный ответ лорда отмел любые отговорки. Вот же Правитель! Привык подданными командовать!

Глава 11

Золотой Дракон Стефан ден Гард, огнедышащий властелин сотен тысяч подданных: людей, гномов, оборотней и десятка других менее многочисленных рас, вожак самого сильного драконьего клана мира Табур — ВОЛНОВАЛСЯ!

Диана вызывала в нем столь противоречивые чувства, что лорд не находил покоя с тех самых пор, как услышал зов магического кольца и вытащил девчонку из-под колес человеческой повозки. Он должен был ее ненавидеть за то, что сотворила с его наследником Эугения, заковать в цепи, пытать и мучить, заставить любым способом снять проклятие, а потом… потом сжечь ее в огне своего гнева! Он же Дракон! Или вышвырнуть деву обратно в ее ничтожный скучный мир, изломанную и истощенную… Но…

Когда прошлой ночью он вошел в ее покои и увидел спящую в кресле, такую хрупкую, нежную, совсем не похожую на ту фурию, в которую превратилась накануне, сердце Стефана сжалось от странного чувства. Жалость? Нет! Драконам не знакома жалость! Да и что ее жалеть?! Конечно, природная сила ведьм несопоставима с драконьей магией, но не так она и безобидна, как может показаться на первый взгляд — уж кому как не ему знать это.

Вот и сейчас — сидит, гордо расправив плечи, почти ребенок, лишь немногим старше его несчастного сына. Старается изо всех сил скрыть свое беспокойство, а в глазах паника, и аура трепещет, как многоцветный шелковый парус в дуновениях легкого морского бриза.

— Ты меня боишься, Диана? — тихо спросил, внимательно всматриваясь в ее побледневшее лицо.

— Боюсь? — Девушка мгновенно вспыхнула и, сжав кулачки, смело посмотрела в его глаза. — С чего мне вас бояться? Если бы вы хотели меня убить, то давно бы сделали это. Однако я все еще жива, значит вам от меня что-то нужно! Что?

— Мне нравится твоя прямолинейность… и храбрость… Даже как-то непривычно… — Лорд Стефан улыбнулся и его глаза приобрели мягкий золотистый оттенок. — Не знаю, польстит тебе это или, наоборот, огорчит, но должен сказать, что ты очень похожа на Эугению. И внешностью, и вспыльчивым характером.

Правитель сделал несколько шагов по садовой дорожке, будто собираясь с мыслями, резко обернулся и посмотрел на руку Дианы.

— Это украшение я подарил Эугении. Именно его магический призыв позволил спасти тебя от смерти и перенести в наш мир. Расскажи, как мой дар попал к тебе?

Диана посмотрела на кольцо и удивленно моргнула — дракончик приоткрыл один глаз и… хитро уставился на нее?! Что за бред! Лорд Стефан вздрогнул и отвернулся, пытаясь скрыть от застывшей в изумлении девушки внезапно охватившее его волнение.

— Я нашла его в старом сундуке, — пробормотала Диана, едва не заикаясь. — Там было много всего интересного… Книги, рукописи на незнакомом языке, странные одежды…

— Значит, она не простила меня… Решила положиться на коварное Колесо Судьбы.

— О чем вы, лорд Стефан? Я не понимаю!

— Все очень просто, Диана! Раз Эугения ничего не рассказала тебе, зная о твоем даре, значит, она все еще хранила в своем сердце обиду и не хотела, чтобы мы встретились. Но Судьбу обмануть невозможно — и вот ты здесь!

— Простите меня, но я не вижу в этом смысла! — Диана даже всплеснула руками. — В вашем возрасте… это… да это просто смешно! Прабабка была дремучей старухой, вредной, ворчливой, почти выжившей из ума! Да она могла просто не помнить ни об этом дурацком кольце, ни о вас — если вы, конечно, не разыгрываете меня! — ни о вашем мире!

— Не забывайся, девушка! — Не повышая голоса лорд Стефан сурово посмотрел на Диану, и она ощутила с трудом сдерживаемую волну его гнева. — Ты говоришь с Правителем драконов! Мое терпение не безгранично! Эугения… она была самой красивой, образованной и умной женщиной в наших владениях. Мы полюбили друг друга еще в юности и были вместе много десятилетий. Нам не грозила старость, болезни, бедность — мы были счастливы!

— Но… — не сдержалась Диана, изобразив театральную паузу.

— Ты права, неожиданно явилось это беспощадное «но»… Мой старший брат погиб в схватке с вражеским дозором на границе Драгоса и отец объявил меня своим наследником. Эугения раньше меня поняла, что наша жизнь теперь изменится, и уговаривала тайно сочетаться браком. Но я был глуп и гордился новым статусом, даже не замечая, как отдаляюсь от возлюбленной. С удовольствием изучал государственные дела, разъезжал по стране в окружении лживых прихвостней, развлекался в обществе высших чиновников и почти у каждого из них была дочь или как бы случайно приехавшая в это время племянница. Как гром среди ясного неба прогремел приказ отца — жениться и произвести на свет наследника, теперь уже моего.

Я полетел к Эугении, но она уже все знала и не захотела меня видеть до тех пор, пока я не поднесу ей брачный браслет. Так передала ее сестра Аделла… а я… я повел себя как самый последний глупец: оскорбился, обиделся — как же, я наследник трона, а она не пожелала выйти ко мне!

Голос лорда Стефана дрогнул, будто споткнулся на ровном месте, лицо исказила гримаса боли, высокий нахмуренный лоб прорезала глубокая складка.

— Отец очень быстро подобрал для меня девушку из знатной семьи древнего рода и назначил дату церемонии в храме Священного Огнедышащего Дракона. До последнего я надеялся получить весточку от Эугении, ждал, что она позовет меня и тогда я пойду наперекор воле отца. Но моя возлюбленная молчала — ее гордость перевесила мое высокомерие!

Брачный обряд состоялся в назначенный час, но как только жрец закончил читать ритуальные молитвы, в храме наступила оглушительная тишина, пламя факелов взметнулось к потолку, гости застыли в неестественных позах… и вместо хора поздравлений прозвучали страшные слова проклятия…

Лорд Стефан опустил голову и шепотом произнес: «Твои сыновья не обретут крылья, пока дева моей крови не простит ваш прОклятый род!».

Диана почувствовала, как воздух вокруг нее сгущается, вскочила со скамьи и попыталась вырваться из оков окружившей ее пелены.

В этот момент на садовой дорожке появился стражник и замер в ожидании.

— Что тебе? — хриплым голосом спросил лорд Стефан.

— Господин, позвольте вручить вам послание от советника Фабиана.

Не оборачиваясь, лорд Стефан протянул руку, сорвал печать со свернутой в тугую трубку страницы и нахмурился.

— Передай советнику, что я жду его в кабинете и проводи леди Диану в ее покои. — Правитель на мгновение задумался. — Передай капитану Димусу, чтобы поставили стражу у ее дверей.

Диана уже собралась возмутиться, но встретившись с недовольным взглядом дракона, поняла, что для споров сейчас не самое подходящее время. Изобразив смиренный поклон, она пошла следом за стражником, бормоча самые навороченные ругательства, которые подслушала в свое время у греческих матросов.

Глава 12

Нет, ну надо же! Нас прервали на самом интересном месте! Значит, лорд Стефан считает, что я в качестве «девы из рода» его бывшей любовницы, которая одновременно является моей прабабушкой, должна «простить» самого правителя дурацкого иномирного Драгоса! Для этого он и притащил меня сюда! Что ж, теперь хоть что-то стало понятно.

Оказывается, моя прабабка Эугения была не просто дремучей греческой старухой, которую побаивались местные островитяне, называли ведьмой, колдуньей и при этом обращались за помощью, когда жизнь припекала так, что за последнюю надежду ухватишься.

Я никогда раньше не задумывалась над этим, но сейчас память неожиданно преподнесла виденные в детстве сцены: вот молодой рыбак с полной корзиной серебристых рыбешек благодарит за богатый улов, а вот соседская девушка, пряча лицо, прижимает к груди флакон с каким-то варевом…

И на тяжелые роды ее всегда звали, и к больным — это мне мама потом уже рассказывала, при этом недовольно качая головой и с опаской поглядывая по сторонам. А вот когда прабабки не стало, выбросить на свалку «ее хлам» — котелки да склянки, сундуки со странными нарядами да непереводимые книги — родители все же не решились, что-то свалили в дальнем сарае, что-то снесли на чердак. Мне на радость… или на беду — ведь именно в одном из сундуков я и нашла это злосчастное кольцо, благодаря которому оказалась в другом мире.

Я привычно погладила крылатую рептилию и уже хотела спрятать руку в карман, как вдруг почувствовала, как по всему телу прокатилась ласковая теплая волна и, не удержавшись, томно вздохнула. Надо же! А раньше такого никогда не случалось! Магическая связь с драконом проявилась только здесь. И я на эту связь отзывалась! Точнее, не я, а мое предательское тело. Оно буквально млело, растекалось лужицей от легкого касания крохотных золотистых крыльев.

И если это кольцо на самом деле таинственный артефакт, связавший когда-то любящие сердца ведьмы и дракона, то я, надев его, заняла место Эугении?! Караул! Что же будет, если лорд Стефан реально вознамерится меня… скажем так, приласкать?!

Нет, нет, я к этому не готова! Стать объектом воздыханий престарелого дракона или — что еще хуже! — самой влюбиться в этого… субъекта только потому, что сдуру нацепила на себя волшебное кольцо? Не надо мне такого счастья! Я ускорила шаги, почти побежала к дому, забыв напрочь о спешащем позади стражнике, врезалась с разбегу в чье-то охнувшее тело и, отпрыгнув назад, неловко приземлилась на пятую точку.

— Ты что, сдурела? — Тело сидело напротив точно в такой же позиции и потирало ушибленный локоть. За его спиной мигал открытый портал, в глубине которого суетились незнакомые, чем-то озабоченные фигуры.

Через мгновение портал с едва слышным щелчком захлопнулся, и я уставилась на жертву своего ускорения. Ею оказался блондинистый парнишка лет пятнадцати со смешными оттопыренными ушами. Несмотря на подростковую угловатость, в нем, тем не менее, уже сейчас угадывались задатки будущего мачо — четко очерченный овал лица с крупным носом и милой ямочкой на подбородке, широкие, хоть и костлявые плечи, стройные длинные ноги. Что-то знакомое светилось в его янтарных глазах… хотя, нет, откуда? Изящные пальцы нервно сжимали кристалл переноса, острые грани которого, видимо, оцарапали кожу — на траву упало несколько капель крови.

Стало ужасно стыдно, и я достала из рукава батистовый платочек, жестом предлагая оказать первую помощь. Парень лишь усмехнулся, переложил кристалл в другую руку и протянул мне ладонь… на которой уже не было ни царапин, ни крови.

— Быстрая регенерация, — гордо проговорил он и окинул меня любопытным взглядом. — А ты откуда взялась? Новая фаворитка Правителя?

Я возмущенно запыхтела, так как все слова куда-то исчезли. Краем уха уловила, как за спиной топчется мой вооруженный экскорт. Тоже мне — охрана, палец о палец не ударил, чтобы защитить доверенную ему персону. Меня, то есть.

— Да ладно, не смущайся! Я только рад, что эта стерва Эсма наконец-то отправится в свое поместье. Тебя как зовут? Хотя не важно… ты тоже здесь не задержишься, скорей всего. Я привык.

— Да ты… ты… как ты смеешь меня сравнивать с любовницами лорда Стефана?! И кто ты вообще такой?

Я резво вскочила, отряхнула платье, и, прихрамывая, направилась в сторону дома.

Сзади послышались торопливые шаги и голос — ага, взволнованный.

— Эй, подожди! Ты ушиблась? Ну, ладно, извини! Меня зовут Ро… — парень на секунду запнулся, — Робин. Я… паж одной придворный дамы.

Да… Врать этот Робин не умеет, молодой еще и неопытный. Но ведь у каждого могут быть свои тайны. А так вообще симпатичный! И уши у него смешные, вон как покраснели! Я протянула руку и представилась.

— Диана! А ты почему сбежал от этих, в портале?

Робин оглянулся по сторонам, подмигнул застывшему стражнику и, забавно скорчив лицо, прошептал мне в ухо: «Надоели!».

— Это бывает, — со знанием дела кивнула я и неожиданно мы расхохотались так, что оба едва не лопнули от смеха. И если бы не сдержанное «кха-кха» со стороны нашего сопровождающего, неизвестно когда закончилась бы наша групповая истерика.

Ну, себя-то я могу понять — нервы! А он отчего так веселится? Даже как-то странно…

Пока шли к дому, я исподволь наблюдала за Робином. То, что он не впервые в резиденции, было ясно с самого начала — не зная точных координат, он просто не смог бы правильно настроить портал. Да и вышагивал он как-то слишком уверенно, и на встреченных и склонившихся в поклоне слуг поглядывал свысока… Наверное, сынок важной персоны. Вот папенька и пристроил мальчишку ко дворцу, так сказать, на первую ступень карьерной лестницы.

И все же Робин мне понравился! Может, потому что был ближе всех по возрасту, или из-за того, что при первой встрече мы лбами столкнулись. Есть такая примета… Даже захотелось рассказать ему свою настоящую историю и поделиться планами побега — он как местный житель наверняка посоветует что-то толковое, да и кристалл у него можно позаимствовать.

А парнишка-то хорошенький! Был бы лет на пять постарше, можно было бы и пококетничать. Робин будто почувствовал, что я размышляю о его персоне, резко остановился и, схватив за локоть, уставился янтарными глазами. И было в этом взгляде что-то такое, пронзительное и даже требовательное, совсем не детское, что я тут же поняла, что рано расслабилась. И, к великому моему сожалению, оказалась права.

— Кто ты, Диана? — резко спросил он.

И куда подевалась вся доброжелательность!

— А это, дорогой Берти, можно сказать — никто! Так, бродяжка, которую стражники подобрали ночью в лесу.

Леди Эсма выскользнула из открывшегося за спиной Робина портала и изящно поправила кружева, обрамляющие внушительное декольте. Парень нервно дернулся и даже как-то отшатнулся от дамочки, которая и при первой встрече пыталась меня что называется «мордой об стол». Но теперь-то я немного освоилась и понимала, что в этой пьесе играю не последнюю роль. Поэтому быстро взяла себя в руки, окинула фаворитку ироничным взглядом — да-да, я так умею! — и уже собралась высказать все, что думаю о любовницах и содержанках, но не успела. Робин сделал шаг вперед и просто «закрыл грудью».

— Вы забываетесь, леди Эсма! — срывающимся на дискант голосом заявил он. — Во-первых, я вам не Берти, а во-вторых, Диана — почетная гостья нашего Правителя.

— Не надо, Робин, не связывайся с этой… дамой!

Заметив, как хищно сузились глаза Эсмы, я реально испугалась за парня. Не дай бог, из-за меня его могут как-то наказать за дерзость или вообще со службы уволить.

Но внезапно Эсма запрокинула голову, еще больше обнажая грудь, и … вполне искренне рассмеялась.

— Робин?! Ну, вы и шутник, мой милый! Голубушка, — Эсма изобразила шутовской поклон, — позволь представить тебе лорда Робертиуса, сына и наследника клана Грозовые Молнии. Если не ошибаюсь, в твоем мире его величали бы Его Высочество принц Робертиус.

Глава 13

Принц?! Только этого мне не хватало! Это же надо было так подставиться! Наивная дурочка! Друзей захотелось? Сочувствия? Помощи? Так тебе и надо! Нет у тебя в этом мире друзей и быть не может! Все только и ждут, как бы использовать по собственному усмотрению! Но не на ту напали — не будет вам моего прощения!

Я почувствовала, как в груди разгорается самый настоящий пожар из гигантского месива самых разнообразных и противоречивых чувств. Только бы не заискрить вновь и не показать этим… этим… как больно меня задела ложь!

Дракон недоделанный! Я ведь едва не попросила его о помощи — ну, да, у него есть кристалл перехода, вот и одолжила бы на секундочку. Что ж, не вышло! Может, даже и к лучшему! Я привыкла сама справляться с проблемами, вот и сейчас обойдусь без помощников.

Я сделала несколько глубоких вдохов, не без труда усмирила пылающий в груди огонь и, окинув равнодушным взглядом все еще хихикающую Эсму и покрасневшего, как перезрелый томат, малолетнего гаденыша, едва не побежала к дому.

Хотелось как можно скорей оказаться в своих покоях, не видеть никого и подумать. Подумать! Как вырваться из этого дурацкого дворца, как вновь взять жизнь в свои руки и больше никогда — никогда! — не видеть ни лорда Стефана, ни мерзкую Эсму, ни лживого принца. Ведь в этом мире, скорей всего, есть и другие места, другие владения, куда не дотянутся их загребущие руки.

— Диана, подожди! — послышались сзади торопливые шаги. Но я гордо расправила плечи, задрала вверх подбородок, чтобы, не дай бог, непрошенные слезы не поползли по щекам, проскользнула мимо остолбеневшего «швейцара», едва успевшего распахнуть массивную дверь в дворцовый холл, и юркнула в первую попавшуюся нишу. Робертиус пронесся мимо и скрылся в конце сумрачного коридора.

Я вздохнула с облегчением и уже собралась выскользнуть из своего убежища, как вдруг из приоткрытой двери напротив раздался грохот и звон разбитого стекла, будто кто-то невидимый бухнул кулаком по столу, скинув заодно на мраморный пол внушительных размеров вазу.

Интересно, кто же так разбушевался в приличном с виду дворце? Говорят, любопытство кошку сгубило? Но в моей ситуации это простительно — лишняя информация мне только на руку. Я осмотрела пустой коридор, осторожно подкралась к двери и, затаив дыхание, заглянула в щель. Обзор был мизерный, да и в комнате с занавешенными шторами было мрачновато, но все же я увидела Стефана, застывшего у гигантского письменного стола, и советника Фабиана, удивленно уставившегося на груду осколков.

— Они не имеют права вызывать меня, вождя самого могущественного клана, как какого-то мальчишку! — прорычал Повелитель.

— Успокойся! Совет Старейшин всего лишь приглашает тебя на свое заседание! — Фабиан картинно развел руками. — Ты зря так бесишься!

— А ты сам-то веришь в то, что говоришь? — Стефан схватил откупоренную и опустошенную уже наполовину бутылку с красным вином и щедро плеснул в хрустальный бокал. — Ты хочешь, чтобы я поверил в банальное совпадение? Я переношу в наш мир единственную ведьму, которая в состоянии снять проклятие с моего сына и провозгласить его наследником клана Грозовых молний — и Совет тут же вызывает меня и требует — требует! — привезти Диану в столицу!

— Прости, но ничем не оправданная ярость туманит твой драконий мозг. Ты не забыл, что Робертиус и так наследник? Еще при рождении жрецы признали его Драконом.

— Драконом без крыльев? Не смеши меня! Просто тогда, пятнадцать лет назад, никто не хотел верить, что какая-то ведьма может проклясть Дракона. Как видишь, мы все заблуждались. Прошли годы, а мальчик так и не взлетел. Это на руку нашим врагам, тебе это известно не хуже, чем мне. Диана — наша единственная надежда.

— Надежда? Да, согласен. Но вероятность того, что эта девчонка сможет снять проклятие, ничтожна. Погоди… Уж не влюбился ли ты, мой друг? — Фабиан усмехнулся, но в глазах я не заметила и доли смеха.

Лицо Стефана застыло, он сжал тонкую ножку бокала, хрусталь грустно звякнул и белоснежные манжеты Повелителя окрасились в багровый цвет.

— Чепуха! Не говори глупостей! Диана… она… она же еще ребенок…

— Ну-ну… Сейчас действительно не лучшее время для новой фаворитки. — Фабиан задумчиво посмотрел на друга. — Да и Эсма была бы… разочарована.

Лорд Стефан лишь махнул рукой, отвернулся к окну, а мне вдруг совершенно расхотелось подслушивать, и я побрела к своим покоям с единственным желанием — остаться в одиночестве и обязательно придумать, как сбежать из этого гадюшника.

Как найти свою комнату я не имела ни малейшего представления. Помнила лишь, что она находится на верхнем этаже. Поднявшись по широкой мраморной лестнице, стала заглядывать во все двери в тайной надежде не наткнуться на чей-то возмущенный окрик. Но к моему великому удивлению, все помещения оказались пустыми и даже какими-то заброшенными.

Видимо давненько летнюю резиденцию не посещали гости. Или лорд Стефан использует Готтерхил в качестве любовного гнездышка, эдакого приюта для страстных встреч с любвеобильными красотками? Хотя нет, как я уже поняла, трон фаворитки занимает леди Эсма, а это не та дамочка, которая потерпит соперниц.

Стоп! Мне нет никакого дела до любовниц Правителя! Может кувыркаться в своей драконьей постели с кем угодно, хоть со своим советником. А я… я же для него всего лишь ребенок и гожусь только для того, чтобы избавить от проклятия.

Кольцо на руке неожиданно запульсировало и послало волну нежного томления. Казалось, что меня ласкают чьи-то сильные мужские руки, и вместо того, чтобы возмутиться, я млею, застыв прямо в коридоре! Тепло стремительно расползлось по всему телу, охватило жаром напрягшуюся грудь и свилось в тугой огненный комок внизу живота.

Голова закружилась, и я едва успела прислониться к стене, чтобы не грохнуться на мраморные плитки пола. Наваждение схлынуло так же внезапно, как и появилось.

Неужели так будет всякий раз, когда я подумаю об этом иномирном Казанове? Черт! Черт! Черт! Как же избавиться от непрошенного, навязанного мне влечения! Я попыталась в очередной раз стянуть мерзкое украшение, но оно, по-моему, еще плотнее обхватило палец, а хитрющие глаза дракончика как-то подозрительно засверкали. У-у-у! Зараза! Пришлепнуть бы тебя чем-нибудь тяжеленьким, чтобы так ехидно не ухмылялось, да палец жалко!

— Так-так-так! Маленькой ведьмочке стало дурно?

От неожиданности я дернулась и больно ударилась о выступающий из стены барельеф какого-то крылатого чудища. Передо мной стоял высокий умопомрачительно красивый мужчина в странном одеянии. Его могучие плечи покрывал черный плащ до пола, из-под которого выглядывали начищенные до блеска сапоги, на голове красовалась островерхая широкополая шляпа в стиле аля Гарри Поттер.

Незнакомец протянул украшенную перстнями руку, прикоснулся к ушибленному плечу и… боль моментально испарилась. Оказавшись в подозрительной близости, я почему-то засмущалась, как малолетняя школьница, и резво попыталась отодвинуться подальше. Но не тут-то было — он буквально вцепился в мою руку и жадно разглядывал кольцо.

— Интересно… очень интересно! Древняя вещица… — пробормотал он. — Значит, благодаря ЭТОМУ колечку тебя нашел Правитель клана. А мы-то все думали-гадали…

— Простите… я не понимаю… кто — вы? То есть, кто думал-гадал?

Похоже, я совершенно запуталась! Веду себя как полная идиотка! Они что, в этом мире все такие раскрасавцы или это мне так везет? И с каких это пор я стала заикаться при виде симпатичных дядечек?

Мужчина как-то неохотно оторвал взгляд от моей руки и усмехнулся.

— Какое любопытное дитя! Что ж, давай знакомиться! Меня зовут Артур Тито. Колдун Артур. Похоже, ты заблудилась в этих неуютных коридорах?

Я еще больше засмущалась, кажется, даже покраснела и кокетливо дернула плечиком. Мама дорогая, что я творю?! Умом вроде понимаю, что веду себя совершенно по-идиотски, но поделать ничего не могу! Разглядываю эту «картину маслом» с каким-то, ну, несвойственным мне интересом, будто вот прямо сию минуту брошусь ему на шею и замурлыкаю!

Но, если честно, посмотреть было на что! Одни глаза чего стоили — чуть раскосые пронзительного бирюзового цвета, опушенные длинными, загнутыми вверх ресницами. И зачем мужчине такие? Даже успела позавидовать. Совсем чуть-чуть… А губы? Едва сдержалась, чтобы не прикоснуться, обвести пальцем… А руки? Тонкие изящные пальцы все еще держали мое запястье и… слегка поглаживали!

Этого просто не может быть! Гипноз? Или… как там по науке? Ментальное воздействие? Но зачем? А колдун между тем галантно наклонился и прошептал, то ли приглашая, то ли приказывая:

— Я провожу тебя. Молчи и ничего не бойся! Ты же не хочешь беспокоить Правителя?

Я, как заводная кукла, замотала головой и вцепилась в бархатистую ткань плаща.

— Умница! — похвалил Артур и взмахнул рукой. Перед нами из ниоткуда появилась дверь. Я успела заметить небольшую комнату, слабо освещенную подвешенным к потолку светильником. Возле обшарпанной стены стоял диван, покрытый ветхой тканью, колченогий столик и грубо сколоченный высокий табурет.

— Это не моя комната!

— Конечно, не твоя!

Колдун смотрел на меня, как на предмет какого-то чудовищного эксперимента, и уже не казался таким красивым и соблазнительным. Но испугаться я не успела — Артур протянул руку и указал на диван, а я… я послушно сделала несколько неуверенных шагов, уселась, даже платье расправила… и провалилась в кромешную тьму.

Глава 14

— Милый, ты сегодня какой-то задумчивый. Что тебя беспокоит? Неужели это я огорчила Правителя? Ну, так накажи меня… — Эсма соблазнительно погладила себя по присыпанной золотистой пудрой коже. Новое изобретение Артура оказалось очень даже возбуждающим. Она и сама пылала от плохо контролируемой страсти, но Стефан… Стефан этой ночью был ненасытен, как голодный дракон.

Женщина потянулась с томным вздохом и залюбовалась новым подарком любовника — на пальце полыхал багряным цветом огромный рубин в оправе из золотых лепестков. Содержимое ее шкатулки для драгоценностей неуклонно пополняется, но всю эту роскошь Эсма, не задумываясь, променяла бы на одно единственное украшение — брачный браслет. Да, артефакты колдуна Артура делают ее желанной, но дальше этого дело не движется. А жаль! Она могла бы быть достойной парой главы клана. Ничем не хуже первой жены, безвольной уродки, родившей убогого наследника.

Эсма размечталась о вполне возможном взлете, представила себя на троне рядом со счастливым супругом и толпу придворных, столпившихся у ее ног, и не сразу заметила, как Стефан откинул легкое покрывало, встал с постели и сделал несколько упругих шагов к столику, уставленному вазочками с фруктами.

- Прикажи принести охлажденное вино! В твоих покоях слишком жарко!

Фраза прозвучала как-то слишком двусмысленно и Эсма довольно улыбнулась.

— Разве тебе не понравился жар моей страсти? Вернись в постель, и я напою тебя своей любовью! Любовница подцепила остро отточенным ноготком край кружевной сорочки и медленно потянула прозрачную ткань вверх.

Стефан передернул плечами и слегка поморщился от пошлости произнесенных слов. Эсма явно переигрывает, изображая роковую куртизанку. Неужели она считает его идиотом, готовым ради банального физического удовлетворения, положить к ее ногам трон клана Грозовых молний? А ведь в начале он даже решил, что эта женщина — красивая, умная, утонченная — из древнего драконьего рода вполне может растопить его сердце.

В отличие от других, чванливых, эгоистичных или пугливых, Эсма казалась искренней, рассудительной дамой высшего света, которая прекрасно разбиралась в политических играх, умела держать лицо в любых ситуациях, обладала прекрасным чувством юмора. И, что немаловажно, Эсма оказалась настоящей драконицей в постели. К тому же, сестра Фабиана, друга, с которым он побратался сотню лет назад. Увы…

Ее дружба — или не только? — с колдуном быстро отрезвила благие порывы Стефана наконец-то обзавестись настоящей семьей и — возможно! — произвести на свет еще одного ребенка. Нет, он не считал Робертиуса неполноценным, в сердце все еще теплилась надежда на то, что этот золотоволосый мальчик обретет крылья, но…

Об артефактах соблазнения и возбуждающих зельях, которыми Артур постоянно снабжал Эсму, Стефан узнал не сразу, но, когда капитан секретной службы доложил об уловках этой парочки, лишь рассмеялся: пусть развлекаются пока он получает удовольствие — ни Эсма, ни Артур, ни кто- либо еще не подозревали, что наследники кланов не поддаются воздействию приворотных зелий и магических артефактов. Это заложено в их крови с момента рождения.

Лорд Стефан нервным движением пригладил растрепавшиеся во время бурных постельных игрищ волосы, распахнул окно и глубоко вдохнул прохладный ветер с гор.

— Холодно… Милый, вернись в постель! — зябко поежилась Эсма, прикрывая рукой обнаженную грудь, противно покрывшуюся мурашками.

Одним плавным движением Стефан повернулся, сделал пару стремительных шагов к развороченной постели и предстал перед восхищенной фавориткой во всем мужском великолепии.

Эсма далеко не впервые любовалась обнаженным мужским телом. Но то, что видела теперь, слегка опьяненная чарами «золотой пыльцы», как ласково назвал свое изобретение Артур, достойно было резца скульптора. Атлетический разворот плеч, тонкая талия с мощным прессом, длинные ноги с буграми мышц и мужское достоинство, с каждым мгновением набирающее силу.

«Он знает! — неожиданно поняла она. — Знает обо всех наших уловках! И просто использует меня!». Жгучая обида полыхнула в груди, но Эсма моментально взяла себя в руки — не сейчас!

Кокетливо улыбнувшись, она откинулась на смятые простыни и приглашающе протянула руки.

Но в голове билась единственная мысль: «Я знаю, как отомстить, и я отомщу!».

Первым «проснулся» мозг… ну… и ощущения. Я поняла, что лежу на чем-то жестком и почувствовала во всем теле какое-то странное, немного болезненное покалывание. Ужасно хотелось пить и осмотреться, или сначала сообразить, куда меня занесло, а уж потом решить, чем бы утолить жажду. Но глаза открываться не хотели, да и все тело было будто заковано в гипс. Неужели я опять попала в какую-то аварию и все переломала?! Боли не было, а руки-ноги тем не менее шевелиться не желали.

Так! Я отчетливо помню встречу с колдуном по имени Артур. Я заблудилась, и он предложил проводить в мои покои… Вместо того, чтобы позвать ставших родными стражников, отправилась с незнакомой личностью… куда? А вот сюда — в магическую ловушку, в которой валяюсь безмолвным трупом неизвестно сколько времени!

Кстати, насчет безмолвия… Я открыла рот и что было силы крикнула: «Спасите!». Вместо оглушительного вопля с трудом, но все-таки выдавила из себя слабый писк. Что ж, уже не плохо, куда лучше, чем полная немота.

Пока сражалась с голосовыми связками, тело начало медленно, но верно оживать. Значит, действие чар подходит к концу. И почему мне кажется, что колдун будет разочарован? Ведь для чего-то он меня сюда забросил и обездвижил.

Я осторожно пошевелила пальцами руки, сжав зубы, согнула ногу в колене… Отлично! Если это гипноз или, скорей всего, колдовское заклинание, я должна срочно от него избавляться, пока Артур не вернулся. В конце концов, ведьма я или нет?

Приподнялась на локтях и осмотрелась. Моя темница была небольшой и не окончательно темной: сквозь небольшое окно под потолком виднелась круглая луна и освещала потертый коврик у двери.

Луна? Но ведь когда я сбежала из сада, была середина дня, от силы часа три после полудня! Значит, я валяюсь здесь уже ого-го сколько! И значит по мою душу скоро явится кто-то о-очень нехороший — не будут же меня держать в этой каморке вечно! Или будут?

Усилием воли подавила страх в зародыше и уже собралась сползти на пол, как за дверью послышались торопливые шаги — тяжелые мужские и цокающие, по всей видимости, женские. Я застыла и вспомнила уроки онлайн медитации, на которые меня уговорила записаться — за компанию! — подруга Вера. И если раньше я чертыхалась в душе от этого, как мне казалось, бессмысленного занятия, то теперь была даже благодарна этой дурехе… К тому моменту как в замочной скважине повернулся ключ я уже лежала неподвижно и почти не дышала. Мумия, одним словом.

— Сколько она пробудет в таком состоянии?

Эсма! Дрянь! Значит за похищением стоит эта напыщенная красотка!

— Столько, сколько будет нужно тебе, прекраснейшая!

А это не кто иной, как Артур! Сговорились, сволочи! Но зачем им это нужно?

— Повелитель улетает в столицу на рассвете. К его возвращению иномирянки не должно быть во дворце!

— Значит ее здесь не будет! Но прежде я хочу получить обещанную награду — ты слишком долго водишь меня за нос.

В голосе колдуна появилась подозрительная хрипотца, и Эсма, похоже, не возражала, так как я явно слышала шелест смятых шелковых юбок. Господи, неужели они прямо здесь собираются…

— Нет, Артур, не сейчас! У нас не так много времени, ты же не хочешь взять меня… наспех, как простую служанку?

— Я готов уже на что угодно, Эсма, лишь бы наконец почувствовать твою сладость! Но ты права, я не буду торопиться и получу твои долги в полной мере, не сомневайся…

Эсма как-то совсем не аристократично хохотнула и сделала несколько шагов к дивану, на котором я изображала труп.

— А это кольцо… оно не призовет Стефана?

— Нет, оно настроено на смертельную опасность. А Диана просто спит. Ей же ничего не угрожает, правда? Всего лишь небольшое путешествие в мир грез — я знаю одно такое милое местечко.

— Что ж, как только Повелитель отправится на встречу со Старейшинами, избавься от девчонки.

Скрипнула дверь, мои враги — теперь я уже не сомневалась, что в этом мире у меня есть враги! — удалились и я вновь оказалась одна. Сделала несколько глубоких вдохов-выдохов, спустила ватные ноги на пол, села… и… пусть этот чертов колдун провалится в преисподнюю! Я тоже ведьма, а с нами, ведьмами, не так-то легко справиться!

И все же, чем я успела так насолить Эсме, что она не побоялась избавиться от меня, зная, что Правитель рассчитывает на мою помощь? Неужели дело только в примитивной ревности или все гораздо сложнее?

Из задумчивости меня вырвал странный звук. Будто сухая ветка царапает стекло… Я присмотрелась к небольшому овальному окну под потолком, что-то скреблось именно там. Подтянула табурет, с трудом взобралась на него — слабость в ногах еще не окончательно отступила — и выглянула наружу. Ярко желтый глаз на фоне оранжевой луны смотрел прямо на меня с каким-то немым укором. Что-то в этом взгляде было до жути знакомое! Неужели?..

Я резко дернула ржавую задвижку, окно распахнулось и в комнату влетело лохматое черное пугало.

— Ну, наконец-то, сообразила! Стучу, стучу, а ей хоть бы хны! — ворчливо каркнул Карл, аккуратно уложив на краешек дивана сверкнувший в лунном свете кристалл.

Глава 15

Я переводила взгляд с Карла на кристалл, на лице расползалась совершенно дурацкая улыбка, а ворон просто наслаждался ситуацией.

— Ты откуда здесь взялся?

— Ну… я же сказал, что найду тебя! Удиррать будешь из этой кррысиной норры? Я крристалл перреноса прринес, — Карл мотнул клювом в сторону дивана, взмахнул крыльями и уселся на табурет.

Как же я рада снова увидеть эту вредную птицу! Ну, вот прямо готова расцеловать! Карл будто почувствовал волну моего умиления, на всякий случай запрыгнул на стол и недовольно пробурчал:

— Нет у нас врремени на девчачьи нежности! Скорро кухаррка на ррынок соберется — а крристалла-то и нет…

— Так ты на кухне его стащил?

— Не стащил, а позаимствовал! Давай-ка быстро рраздевайся, а я сейчас веррнусь.

— Стой! Что значит — раздевайся?

— Ты, ведьмочка, совсем не поумнела за все это врремя? Ты по базарру будешь ррасхаживать вот в этих шелках? — Ворон возмущенно уставился на меня и взмахнул крыльями. — Крристалл на ррынок настрроен, понимаешь? А там богатые баррышни не гуляют, только служанки да мужики всякие, ну, и рразбойники еще. Хочешь, чтобы тебя теперрь и рразбойники похитили, одежду отобррали и по темечку тюкнули, чтоб не ходила где не положено?

Этого я конечно же не хотела — мне и одного похищения вполне достаточно, поэтому даже не обиделась на Карла, скинула уже изрядно помятое платье, тихонько села на диван и приготовилась ждать возвращения пернатого спасителя.

К счастью, ожидание не затянулось — уже минут через десять из окна вывалился внушительный сверток и следом — запыхавшийся Карл.

— Вот… перреодевайся… это больше подходит для новой рроли.

Серое форменное платье, белый фартук до колен и даже накрахмаленный чепец… все оказалось впору. Ворон окинул меня придирчивым взглядом, одобрительно кивнул и запрыгнул на плечо.

— Готова?

Я молча кивнула и взяла кристалл в руку.

— Говори: «Криваним!»

— А что это?

— Да какая тебе рразница?! Ррынок так называется! Быстррей, сюда уже идут!

В сердцевине кристалла замигал огонек, и я четко повторила незнакомое слово. В то же мгновение перед нами загорелась уже знакомая неоновая арка, а за дверью моего узилища послышались шаги. Оглянувшись, я успела заметить открывшуюся дверь, удивленное лицо Артура… и запрыгнула в портал.

Рынок кипел и волновался, как бурная река в штормовой осенний день. Правильнее было бы сравнить его с бушующим океаном, если бы не разноцветье головных уборов, одежд, мелькающих рук и разложенного где попало товара. Чего здесь только не было! Пышные, посыпанные сахаром пироги и румяные яблоки соседствовали с отрезами тканей, детскими игрушками и магическими артефактами, которые — по утверждению продавцов — могли сотворить любое чудо.

Солидные матроны и степенные дяденьки, чинно облокотившись на деревянные столы, лузгали орехи, а в перерывах между этим типично базарным занятием звонко рекламировали свой товар. Между ними то и дело шныряли мальчишки-носильщики, а румяные девушки с полными корзинками, уже вероятно покончившие с покупками, кокетливо поглядывали по сторонам, медленно прогуливались, жуя пирожки или слизывая мороженое из свернутого в трубочку бисквитного конуса.

Гомон стоял такой, что хотелось заткнуть уши, но Карл кивнул своей взлохмаченной башкой в сторону небольшого пестрого навеса, под которым сидела древняя старушенция в пестрой цыганской юбке, до ужаса похожей на ту, что я выудила из прабабкиного сундука еще в прошлой жизни.

Расталкивать толпу торговцев, покупателей и просто зевак пришлось чуть ли не локтями. А когда мы все-таки добрались до конечного пункта, я заметила аляповатую вывеску «Предсказания судьбы. Гадания на лунном камне. Заговоренные зелья и лечебные отвары». Здрасте, приехали! Круг замкнулся?!

Сразу вспомнилась «потомственная» Аделаида, подруга Верка и все те неприятности, в результате которых я и оказалась в другом мире.

Карл клювом вцепился в чепец и потянул в сторону навеса, а я резко притормозила и сделала резкий шаг назад.

— Смотри под ноги, деревенщина!

За спиной вырос здоровенный детина в странной для этого места одежде — ярко красный камзол, украшенный позолоченными аксельбантами, широкополая шляпа с немного облезлым пером и высокие ботфорты. Картина маслом — иначе и не скажешь. Но стоило встретиться с ним взглядом, шутить как-то расхотелось: глаза незнакомца смотрели остро и подозрительно. Я вспомнила свою роль малограмотной служанки, зажмурилась даже — как бы от страха — и чуть слышно залепетала слова извинения.

Незнакомец важно кивнул, сунул в рот какую-то штуковину, пару раз кашлянул, прочищая горло — и это в общем-то тихое покашливание разнеслось над всей территорией рынка. Здешний микрофон? Очень интересно!

Между тем глашатай — а это оказался именно он! — развернул длинный свиток и принялся читать.

— Всем жителям нашей благословенной столицы! Указ Священного Совета Старейшин и его главы достопочтенного лорда Натаниэла из рода Мейнбатор! Из летней резиденции Готтерхил подлыми преступниками похищена благородная леди Диана, гостья Правителя клана Грозовых молний лорда Стефана ден Гарда. Приметы: рост — средний, волосы — цвета спелого меда, глаза — темные. Всем, кто что-либо знает, слышал или догадывается о местонахождении означенной дамы повелевается немедленно доложить в городскую управу или отправить сообщение по магической почте!

Глашатай строго осмотрел притихших слушателей, прилепил свиток к афишной тумбе в центре рыночной площади, и я с ужасом увидела свой собственный грифельный портрет. Правда выглядела на нем не в простом сереньком платье служанки, а в богатом наряде с прической, украшенной драгоценным гребнем.

Бочком задвинулась за оказавшуюся поблизости телегу, нервно затолкала выбившуюся прядь волос под туго накрахмаленный чепец и удивленно уставилась на замершего Карла. Да… Быстро же они сработали! И суток не прошло…Но причем здесь Совет Старейшин?

Похоже, последний вопрос я произнесла вслух, потому как Карл неожиданно встрепенулся, каркнул мне в ухо «Сиди здесь!», перелетел к гадалке под навес и о чем-то с ней заспорил.

Не знаю, сколько времени продолжались их переговоры, но я вдруг почувствовала такую дикую усталость, что просто прикрыла глаза и, несмотря на возобновившийся рыночный гомон, попыталась хоть ненадолго отключиться. Но мечты так и остались мечтами…

— Вставай, Диана! Андрроза хочет на тебя посмотреть!

— Кто?

— Колдунья она, очень влиятельная, хоть и врреднющая!

— А зачем ей на меня смотреть?

— Ты спишь, что ли, или прросто тупишь? Ты указ слышала? Тебя ищут! Только непонятно кто: Золотой Дрракон или Старрейшины? Но это даже не важно… Главное, что не Эсма с Артуром, всем остальным ты живая нужна… если я не ошибаюсь…

Карл совсем по-человечески задумался, даже крылом макушку почесал, а я посмотрела на колдунью-гадалку, решительно расправила плечи и храбро сделала шаг к ее обиталищу. Выбора-то все равно нет, надо где-то переждать, отдохнуть… А эта Андроза как бы моего роду-племени — ведьма, одним словом.

Глава 16

Советник Фабиан был раздавлен, уничтожен и судорожно пытался придумать хоть что-нибудь, чтобы спасти не только репутацию, но и жизнь своей любимой сестры. Эсма! Его королева, несбыточная мечта, аристократка из древнего драконьего рода совершила идиотскую, чисто бабскую ошибку — из ревности попыталась избавиться от иномирянки, посягнувшей на ее место в постели повелителя.

Дура! Красивая до умопомрачения, но все равно — дура! И к кому она обратилась за помощью? К этому смазливому идиоту, колдуну-недоучке, изгнанному из собственного клана! Небось и трахалась с ним, шлюха! Давно надо было плюнуть на приличия и самому… заняться ее воспитанием! Но это он еще успеет. Главное сейчас спасти Эсму от гнева Стефана.

Фабиан безумными глазами посмотрел по сторонам в непреодолимом желании разгромить все, что попадется в руки, но, увы, комната, в которой совсем недавно прятали Диану, была пуста. Лишь черный пепел покрывал пол — Стефан, обнаружив пропажу иномирянки, сжег все без остатка.

Виновников преступления долго искать не пришлось. Колдун Артур уже давно был под наблюдением службы безопасности и подозревался в измене. К тому же оказался слабаком и трусом — во всем обвинил фаворитку Стефана, а сам, такой белый и пушистый, вынужден был повиноваться. Мразь! И Эсма с такой падалью могла…

Но если Артур и рассчитывал на пощаду, то очень скоро понял, что жестоко ошибался. Как он ползал у лап Золотого Дракона! Как рыдал и рвал на себе волосы! Но мощный зверь главы клана вонзил в этого червя свои когти и, выбив мощной головой окно, взлетел и исчез в ночном небе. Так драконы и должны решать проблемы. Разве нет? Суды и продажные судьи, Старейшины и их древние законы — не указ самому сильному клану Драгоса!

Но Эсма… Может быть сейчас, когда ярость Повелителя после расправы над предателем хотя бы немного поутихла, стоит попробовать?..

От раздумий Советника отвлек тихий стук. Даже не стук, а какое-то нудное царапанье. Рывком распахнув дверь, Фабиан увидел бледную, сжавшуюся от страха служанку.

— Ваша милость! Правитель ожидает вас в кабинете, — чуть слышно, не поднимая глаз, пробормотала девушка.

— Гр-а-а! — Из горла Фабиана вырвался звериный рык. Девушка присела от ужаса и встретившись с пылающими злобой глазами Советника, поняла, что это чудовище в человеческом облике — последнее, что она видит в жизни.

Фабиан выхватил из ножен острый кинжал и не раздумывая вонзил его в грудь несчастной. Вытерев клинок о платье своей случайной жертвы, ногой оттолкнул безжизненное тело, перегородившее порог, и пошел по пустынному коридору. Стало намного легче.

Он справится! Он спасет свою сестру и, наконец, заберет ее себе! Униженную и покорную!

— Даже не начинай! — Стефан медленно поднялся из-за стола, на котором лежала развернутая карта столицы, и сделал предупреждающий знак рукой. В его глазах полыхнуло пламя и Фабиан внутренне содрогнулся, хотя и не подал вида.

— Я и не собирался, Повелитель! Эсма заслужила наказание за свой идиотский поступок, но ты же не думаешь, что она хотела действительно навредить Диане. Так… женская ревность — и все! Во всем виноват колдун, я в этом не сомневаюсь.

— Не сомневаешься?! А может ты тоже причастен к похищению? Помог сестрице, так сказать, расчистить тропинку к трону?

— Ты знаешь, что это не так! Я никогда не предам твоего доверия, тем более из-за бабской возни. Отправь Эсму в дальнее поместье, запрети появляться в обществе. В конце концов, выдай замуж за какого-нибудь мелкого аристократишку. Поверь, для избалованной Эсмы это будет самым страшным наказанием.

— Ты предлагаешь наказать свою сестру или наградить? — Слова Повелителя сочились ядом.

Фабиан заметно побледнел и держал лицо из последних сил. Дракон в его груди недовольно рычал, ворочался и рвался наружу, чтобы схватиться с другим зверем, посмевшим оскорбить его самку. Но ведь Эсма не его женщина… хотя именно та, ради которой Фабиан готов нарушить все законы и уничтожить самого повелителя. Казалось, еще слово друга — бывшего друга! — и они оба скинут человеческую личину и сцепятся в кровавой драке.

Возможно, так бы и произошло, если бы не ворвавшийся в кабинет капитан Димус, начальник службы безопасности.

— Девушку, похожую на Диану, видели на рынке Криваним! Как мы и предполагали, неизвестный выкрал артефакт перехода у дворцовой кухарки, передал его леди через окно в комнате, где она находилась после похищения. Леди активировала его и перенеслась на столичный рынок.

— Значит похищение и побег — это две разные линии расследования? — Димус кивнул и Фабиан не смог сдержать вздох облегчения. Диана жива! Теперь половину вины можно списать с наказания Эсмы. Слава богам, что ей не пришло в голову убить иномирянку, хотя… может она просто не успела…

— Видишь, Стефан — твоя иномирянка просто сбежала! И Эсма не имеет к этому никакого отношения. Кстати, где она?

— «Отдыхает» в каземате, в камере категории «люкс». — В глазах Повелителя блеснул хищный, мстительный огонек. — Я приказал охране не особо церемониться с ней — не часто парням выпадает удача развлечься с благородной леди.

— Твои шутки немного… неуместны. — Фабиан сжал кулаки и сделал шаг, но заметив, как рука капитан Димуса потянулась к оружию, вновь попытался взять себя в руки. — Ты не можешь так поступить со своей фавориткой, с моей сестрой!

— К сожалению, ты прав! Ваша семья слишком влиятельна, а мне не с руки заводить именно сейчас новых врагов! Но поверь, придет время! Так что забирай свою шлюху-сестру и убирайся! Я не желаю вас видеть!

Сжав зубы, Фабиан кивнул и выбежал из кабинета. Штормовым ураганом он пронесся по ярко освещенным коридорам, расшвыривая в стороны зазевавшихся слуг и не замечая застывших в настороженных позах стражников. Едва не свернув шею, скатился по лестнице, ведущей в сырое подземелье и застыл перед распахнутой дверью в камеру.

— Не смейте! Не трогайте меня! — Советник с трудом узнал голос сестры — разве может его прекрасная, возлюбленная Эсма издавать подобные визгливые, наполненные ужасом звуки?

Эсма в порванном платье с задранным вверх подолом лежала на грязном каменном полу. Ее руки, связанные грубой бечевкой, пропущенной через кольцо в стене, были подняты вверх. Над исцарапанным лицом, искаженным болью и отвращением, склонился здоровенный детина и, похотливо усмехаясь, поглаживал обнаженную грудь. Меж раздвинутых ног Эсмы пристроился другой стражник.

— Нет! — зарычал Фабиан и одним ударом свернул насильнику шею. Тот тихонько хрюкнул и отвалился в сторону. Второй так и не успел понять, как его оторванная рука шлепнулась рядом с телом подельника и лишь тупо смотрел на фонтан крови, хлынувшей на одежду, пока озверевший окончательно Фабиан не добил его взмахом кинжала.

— Все хорошо, все хорошо, моя девочка, — бормотал он, дрожащими руками освобождая руки сестры. — Я заберу тебя отсюда, и мы полетим домой!

Эсма безумными глазами смотрела на влажный живот и лужи крови вокруг. Потом перевела взгляд на брата, и ее лицо исказила злобная гримаса.

— Ненавижу тебя! — прошипела она, со скрежетом сжав зубы. — Как ты мог это позволить?! Пока ты лизал задницу Стефану и был его нянькой, они сделали со мной такое!

Эсма с омерзением одернула платье и отползла в угол.

— У нас еще будет время для ненависти, любимая, а пока… — Фабиан подхватил на руки сопротивляющуюся сестру, выбежал в коридор и буквально взлетел по ступенькам на самый верхний этаж. Добравшись до ближайшего окна, он выбил мощным ударом ноги стекло вместе с рамой и сделал шаг вперед. Уже в прыжке он обернулся в драконью ипостась, и ошеломленные крестьяне потом еще долго вспоминали, как огромный ящер бережно нес в мощных лапах хрупкую девушку в развевающемся платье.

Глава 17

Дом Андрозы снаружи выглядел старой покосившейся развалюхой. Но когда я зашла внутрь, то буквально застыла при виде огромной светлой залы с богатой старинной обстановкой. Ноги утопали в нежном ворсе ковра цвета весенней зелени, стены были увешаны портретами и пейзажами, большие арочные окна выглядывали из-за слегка раздвинутых тяжелых гардин. Как такое может быть? Нет, я никогда не привыкну к чудесам магического мира! Говорящие вороны, летающие чудовища, артефакты и прочая хрень…

Андроза наблюдала за мной из глубокого кресла и не спеша, глоток за глотком, отпивала голубоватый напиток из хрустального бокала. Она уже не казалось такой древней, как при первом взгляде там, на рынке. И одета была иначе. Сейчас передо мной сидела дама в годах в приличном строгом платье из темно-синего шелка. Ее совершенно седые волосы были собраны на затылке в тугой пучок, руки украшали браслеты и кольца.

— Тебе еще не надоело удивляться? — Колдунья хитро усмехнулась и кивнула на столик, уставленный графинами и бокалами. — Выпей вина, может, полегчает.

Я вспомнила излюбленную фразу Верки «Без бутылки не разберешься», выбрала напиток более привычного красного цвета и сделала осторожный глоток. Действительно, вино… Вкус непривычный, чем-то напоминающий болгарскую Тракию, но более резкий, что ли.

— Как вы это делаете? — Вопрос даже мне показался абсурдным, но ничего более умного придумать не смогла.

— Ты хочешь спросить, как МЫ это делаем? Разве ты не такая же ведьма? Разве в другом мире твоя сила никак не проявлялась?

Я неуверенно кивнула и только хотела объяснить, что все получалось спонтанно, неосознанно, но тут Карл решил напомнить о себе.

— Мы благодаррим тебя, уважаемая Андрроза за прриют! Всем известно, как ты ценишь свой покой в свободное от рработы время.

— А ты с какого перепугу раскаркался? — Удивленно глянула на расшаркивающуюся птицу ведьма. — Так и оглохнуть можно. Нормально говорить разучился в этом постыдном птичьем облике?

Карл заметно смутился и зыркнул желтым глазом в мою сторону.

— Ну… это я так… для большего эффекта…гррассирую…

— Что? — Я обалдело уставилась на ворона. — Ты что же, не настоящая птица?

— Ну, да… Сейчас птица…

Ничего не понимаю! С кем же я бродила по этому миру? Переодевалась? Купалась в чем мать родила в лесном ручье?

— Ты не представился девушке, Карл? — Как ни в чем не бывало продолжала Андроза, — а ведь был таким бойким с юными ведьмочками! Что ж, придется знакомиться заново!

— Не надо, пожалуйста… — Карл попытался скрыться за гобеленом на дальней стене, но ведьма взмахнула рукой, и он плавно опустился прямо мне на колени.

— Знакомься, Диана — Карл Бортен собственной персоной, студент, отличник и… — Андроза сделала красноречивую паузу — мелкий воришка, наказанный собственной бабушкой в воспитательных целях.

Я представила, что на мне сидит здоровенный черноволосый детина в студенческой мантии и тут же сбросила ворона на пол. Карл обиженно взмахнул крыльями и отлетел подальше, ожидая новых разоблачений. Но ведьма сделала последний глоток, взяла с подноса бисквитное печенье и вышла из комнаты в дверь, на которую я раньше не обратила внимания.

Или она, эта самая дверь, появилась сама по себе? Как-то не верится, что и я когда-нибудь так смогу.

Нахохлившийся Карл сидел с опущенной головой и разглаживал клювом перышки на груди. Выглядел он таким расстроенным, что мне стало его даже жалко.

— Не хочешь рассказать, за что тебя так… наказали? — Я невольно хихикнула, а ворон лишь дернул головой. — Ну, как знаешь, только имей в виду, что я больше с тобой никуда не пойду.

Я поднялась с кресла и сделала вид, что собираюсь уйти.

— Тебе нельзя уходить, — пробурчал Карл. — Повсюду стражники. Только здесь тебя никто не найдет — дом ведь заколдован, его как будто и нет.

— Хорошо, тогда колись! Кто ты — я уже знаю, а вот за что тебя превратили в птицу? Может ты злодей-преступник и находиться в твоем обществе опасно для жизни?

— Скажешь тоже! Я учусь… учился в Академии Благородных ведьм и колдунов на последнем курсе. С парнями поспорил, что принесу на экзамен древний артефакт, который знает все ответы, и тогда не придется ночи напролет готовиться. Бабушка держала его в своем кабинете, в старинной шкатулке. Ну, я и подслушал заклинание, которое ее открывает, а когда к артефакту прикоснулся — меня ка-а-к шарахнет! Оказалось, он был зачарован…Так меня и застукали…

Я облегченно вздохнула, а то уж подумала невесть что! А это оказывается обычные студенческие фокусы. А студенты — они, значит, и в магическом мире студенты. Мои однокурсники и не такое вытворяли, правда, наказание было не настолько кардинальным. Верка вот однажды во фляжку с коньяком препода-алкоголика соли сыпанула от всей души — так что? Ее за эту милую шутку надо в живность превращать?! В душе сработала студенческая солидарность и я Карла простила.

— Ладно, все плохое когда-нибудь заканчивается! Не навечно же тебя превратили? Ведь так?

Карл промолчал, но выглядел уже не таким несчастным.

— А, кстати, кто твоя бабушка?

— Так Андроза и есть моя бабка. Она к тому же и ректор Академии…

Профессор Андроза Бортен отрезала ломтик хорошо прожаренного стейка и задумчиво отправила его в рот. До этого пафосного ужина я успела осмотреться, отдохнуть и даже переодеться в изысканное платье из обширного гардероба какой-то неправильной ведьмы. Почему неправильной? Ну, не знаю… Мне почему-то казалось, что ведьмы должны выглядеть иначе, как в русских сказках — этакие бабы-яги. А тут — вполне себе аристократичная пожилая дама, даже профессор. Странно все это…

И откуда взялось изобилие разносолов на столе? Прислуги в доме не наблюдалось, а представить Андрозу на кухне в засаленном фартуке как-то не получалось.

Карл сидел за отдельным столиком, звонко стучал клювом о донышко глиняной миски, доедая последние крошки, и с завистью поглядывал на бабушку.

— Представляю, как ты соскучился по мясу, дорогой! — съязвила Андроза. — Не желаешь салатный лист в качестве десерта?

Ворон нахохлился и грустно посмотрел на стол, уставленный разнообразными вкусностями.

— Простите, профессор, что вмешиваюсь, — я все-таки не выдержала и заступилась за друга. — Но не слишком ли строго вы наказали своего внука?

— Видишь ли, Диана, — Андроза отложила приборы и в упор посмотрела Карла. — Его поступок нельзя судить по меркам твоего мира. Неумелое обращение с магическими артефактами, заклинаниями и зельями гораздо опаснее шалостей твоих однокурсников. Кристалл, настроенный на определенную личность, мог попросту уничтожить этого самоуверенного юношу, а заодно разнести в пыль мой кабинет, в котором, кстати, хранятся древние рукописи и редкие ингредиенты. Карла спасло лишь то, что он близок мне по крови. Так что, пусть скажет спасибо, что жив и даже не отчислен с последнего курса.

— И долго ему еще быть в таком крылатом состоянии?

— Интересно… — На породистом лице ведьмы заиграла любопытная улыбка. — Тебе так не терпится познакомиться с симпатичным студентом? И когда вы успели так… сблизиться? Что ж, я совсем не против породниться с Верховной…

— О чем вы? Мне просто… — договорить я не успела, так как то, что произошло в следующее мгновение, ввело меня в банальный ступор.

Андроза как-то небрежно взмахнула рукой и пламя свечей, украшавших обеденный стол, взметнулось едва ли не к потолку. Ворон странно выгнулся, пронзительно каркнул и застыл в позе вопросительного знака. Его тельце покрылось мутной дымкой и рухнуло на пол. Следом раздался звук упавшей миски и сдавленный стон.

Первое, что пришло в голову: «Неужели убила?!». Кто их разберет, этих ведьм? Не позволю! Я вскочила со стула и почувствовала, как по всему телу разливается живой огонь. Волосы тут же откликнулись, вырвались из прически и змеями заструились вокруг лица, на кончиках пальцев засверкали золотые искры.

— Хороша! Ах, как хороша! — восхищенно пробормотала Андроза, так и не сдвинувшаяся с места. — Совсем как Эугения! Вот что значит сильная кровь! Пару лет в Академии, немного медитации, побольше практики — и лет через пятьдесят место в Совете гарантировано!

— Что вы сделали с Карлом? — Я прорычала каким-то чужим голосом.

— Расслабься, Диана! Отпусти сейчас же силу! Не хватало еще пожар устроить! Не такое уж я чудовище, чтобы родного внука убивать! Он хоть и слегка помятый, но вполне живой, — и Андроза ткнула пальцем в то место, где валялся перевернутый столик.

Я перевела взгляд в указанном направлении и… застыла. Прямо передо мной сидел в позе лотоса симпатичный парень в студенческой мантии и восторженно улыбался во все тридцать два белоснежных зуба.

Глава 18

«Так вот ты какой, цветочек аленький!» — протянула я нараспев, разглядывая довольного до невозможности Карла.

Бывший ворон вскочил на ноги и со вздохом облегчения расправил широченные плечи. Н-е-ет, совсем не цветочек! Передо мной стоял здоровенный детина, высокий и статный, просто богатырь из русских народных сказок.

Отросшая щетина слегка кудрявилась на квадратном подбородке, крупный нос с заметной горбинкой делал его похожим уж никак не на миролюбивую птичку, скорее, на хищного ястреба. Живописную картину представляли собой сбившиеся в колтуны иссиня-черные волосы, а вот глаза пронзительного синего цвета искрились хитрецой и каким-то мальчишеским озорством.

— Ну, наконец-то! — хохотнул Карл и, резво подскочив, подхватил меня на руки, чмокнул в кончик носа и закружил по комнате. — Не представляешь, как давно я хотел сделать это! И — да! — потому и вредничал… иногда!

— Пусти, дуралей! — Я шутливо отбивалась и украдкой посматривала на Андрозу. Ведьма улыбалась и явно гордилась своим непутевым внуком.

— Дети… Какие же вы еще дети! — умильно пробормотала она, но уже через мгновение вновь натянула на лицо маску строгого профессора. Я даже подумала, а не показалось ли мне? Нет, глаза Андрозы излучали тепло и любовь, которые она так старалась скрыть. Но почему? Разве любить внука — это не естественное чувство? Хотя… что я понимаю в этом мире?

— Карл Бортен! — От строгого голоса повеяло февральским холодом. — Надеюсь, ты понимаешь, что еще не прощен окончательно?

Карл поставил меня на пол, тяжело вздохнул и пятерней пригладил взлохматившиеся волосы. Чуть помедлив, он подошел к бабушке, встал перед ней на одно колено и почтительно поцеловал руку.

— Я осознал свой проступок, профессор! Этого больше не повторится! Что я должен сделать?

— Время шутовства закончилось! Не забывай, что Диана — не обычная ведьмочка, с которыми ты целовался в темных аллеях академического парка. — Карл возмущенно дернулся, но Андроза подняла руку, и он промолчал. — Дракон Стефан считает, что ее единственная задача — снять проклятие, но это не так!

Я напряглась в недобром предчувствии и подошла поближе. Теперь Андроза говорила уже для меня.

— Да, дитя, не удивляйся! Ты сможешь снять проклятие с драконьего племени и тогда эти чудовища станут еще сильнее… Но ты ведьма и должна соблюдать интересы своего клана!

Должна?! Что еще за новости? Всегда ненавидела это слово! А здесь я слышу его, завуалировано или прямо, на каждом шагу! Никто у меня не спрашивает, хочу я этого или нет, а требуют то одно, то другое! Сначала вырвали меня из привычной жизни, потом ведьмой объявили, похищали, спасали, а теперь я должна расхлебывать проблемы совершенно чужих мне людей и нелюдей!

— Приди в себя, Диана! — окатила презрением Андроза, будто прочитав мои мысли, а Карл застыл столбом и только переводил взгляд с меня на бабулю.

Я сделала несколько глубоких вдохов-выдохов и только после этого поняла, что едва не провалилась в совершенно несвойственную мне пучину ярости. Что со мной происходит? Эти перепады настроения… раньше такого никогда не случалось.

— Твоя сила рвется наружу, а ты совершенно не умеешь ею управлять! — ответила ведьма на мой невысказанный вопрос и что-то прошептала, глядя в глаза. Слова были непонятны, но мелодичность интонации оказала совершенно волшебное воздействие: я будто окунулась в прохладное ласковое облако. Дышать стало легче, и я обессиленно распласталась в глубоком кресле.

— Карл, ты сопроводишь Диану в Эларию. Здесь оставаться опасно — драконы могут почуять ее силу, а скрывать ее, увы, юная ведьма пока не умеет. Если старейшины или Стефан обнаружат девушку, последствия могут стать необратимыми.

Андроза устало поднялась и вышла, оставив нас с Карлом наедине. Глядя ей вслед, я вдруг поняла, что, несмотря на вполне себе моложавую внешность, этой даме лет… ну… скажем, немало.

— Не обижайся, подруга, но бабушка права. От тебя так и фонит волшбой. А у драконов, знаешь, какой нюх! Ты же не хочешь, чтобы тебя нашли? Пока, во всяком случае…

Я немного помедлила и все же качнула головой.

— Расскажи мне о ней, — я кивнула в сторону закрывшейся за профессоршей двери.

— Андроза Бортен очень сильная колдунья. — Карл уселся на пол и положил голову мне на колени. Это произошло так естественно, правильно, что я даже не подумала возмутиться эдакой бесцеремонностью. Как будто несуществующий старший братишка пришел в мою сумасшедшую, кошмарную, жизнь, чтобы успокоить, утешить, сказать, что все наладится, утрясется… — Но ты ведь не об этом хочешь узнать?

— Она ведь очень старая, да?

— Даже я не знаю, сколько Андрозе лет, хотя она вырастила меня, — усмехнулся Карл.

— А твои родители?

— Мой отец, Пратор Бортен служит в дальнем гарнизоне, на самой границе Южной Провинции, мы не виделись лет двадцать. А мама… ее уже давно нет… я ее даже не помню…

— Прости!

— Ничего… Она ведь была обычной человеческой женщиной и… ушла, когда пришел ее час. Я всегда жил с бабушкой, сначала в семейном поместье, вдали от больших городов, а потом в студенческом кампусе, где профессор Андроза муштровала студентов. Кстати, каникулы скоро закончатся, и мы с ней вернемся в Эларию. Ты ведь тоже собираешься поступать в Академию?

Я неуверенно пожала плечами — иди знай, доживу ли такими темпами до учебы.

— Элария? Что это?

— Не что, а где! Элария — это прекрасный остров в Антейском море. Там находится наша альма-матер и резиденции членов Черного Ковена, но самое главное — там источник нашей силы. Юные ведьмы, такие как ты… хотя нет, ты у нас перестарок… — Карл скосил на меня хитрющие глаза, и я его не разочаровала — наградила подзатыльником. — Обычно ведьмы проходят ритуал посвящения лет в пятнадцать, перед поступлением в Академию.

— А учиться обязательно?

— Нет, конечно! Все зависит от дара и того, хочешь ли пойти на государственную службу. Девушки и парни из деревень с наследственным даром после инициации возвращаются домой и занимаются целительством, заговорами, предсказаниями, зельеварением — у каждого своя специализация, но есть среди них и универсалы. Колдуны и ведьмы из аристократических семей сразу при рождении зачисляются на избранные родителями факультеты и, получив диплом в той или иной области, начинают строить карьеру.

Ну, конечно, и здесь классовое неравенство!

— А ты? Какая у тебя специализация?

Карл вскочил на ноги и по-клоунски раскланялся.

— Перед вами, уважаемая публика, универсал-стихийник, потомственный колдун и архи-талантливый без пяти минут выпускник Академии благородных ведьм и колдунов, которому подчиняются воздух, земля и всепожирающий огонь!

Этот великовозрастный балбес выглядел так комично, что я не удержалась от смеха, а Карл, кажется, даже обиделся.

— Неужели не веришь?

— А вот продемонстрируй свое мастерство, тогда поверю!

— Коварная… — Карл задумался на мгновение, а потом печально развел руками. — Не могу! Без лицензии не имею права колдовать вне стен Академии. Только там мы отрываемся на всю катушку…

— и за мелкие шалости вас превращают в разных вреднючих ворон и насекомых!

Карл сделал страшное лицо, взмахнул руками, изображая крылатого хищника и принялся кружить по комнате. Его черная мантия завихрилась от невесть откуда взявшегося ветра, в камине ярко запылали поленья, а горшочек с кустистым растением, стоявший секунду назад на подоконнике, воспарил в воздух.

Открыв рот, я наблюдала за творившемся вокруг безобразием, но внезапно ветер стих, огонь в камине погас, а передо мной сидел по-турецки Карл и ехидно ухмылялся, протягивая глиняный горшок с поникшим цветком на колючей ветке.

— Теперь, если меня опять накажут, ты будешь виновата! А сейчас — спать! Завтра начнем готовиться в дорогу.

Я кивнула, но оставался еще один вопрос, который не терпелось задать.

— Андроза говорила о моем долге перед кланом. Что она имела в виду?

— Увы… Я и сам хотел бы знать. Думаю, тебе все объяснит Верховная, когда прибудем в Эларию.

— Кто? — тупо переспросила, уже зная, какой получу ответ.

— Верховная ведьма Черного Ковена Аделла Гартоне.

Глава 19

Стефан устало опустился в кресло и сжал голову руками. Уже третьи сутки он не смыкал глаз и выслушивал неутешительные донесения, поступающие со всех концов Южной провинции. Диана исчезла. Как сквозь землю провалилась! Утешало лишь одно — он не слышал призыва кольца, а значит жизни девушки ничего не угрожало.

Первая волна ярости на нерадивых стражников, высланных в пограничный гарнизон, бывшую фаворитку и доверенного советника уже схлынула, но сердце заполнило непривычное чувство. Тревога? Обида? Да, пожалуй, обида! Он столько лет ждал и надеялся на чудо, а когда это самое чудо в лице ведьмы из другого мира оказалось у Правителя в руках, так глупо потерял его!

Проступок Эсмы был доказан — она хотела избавиться от потенциальной соперницы, но что-то помешало довести дело до конца. Что? Кто-то похитил кристалл переноса у кухарки. Кто? Множество вопросов и ни одного ответа.

Капитан Димус допросил всю прислугу с применением артефакта правды. Да, это было жестоко — магия кристалла вызывает у людишек мучительную головную боль. Но выхода не было. И все равно, результат — ноль!

Стефан чувствовал, что Диана близко. Он не мог этого объяснить, и все же был совершенно уверен — она в столице. Лучшие сыскари прочесывали улицу за улицей, стражники хватали всех блондинистых девиц, даже местные попрошайки и беспризорники в надежде на награду всполошились и носились по городу как умалишенные.

Диана! Разве он вел себя с ней неуважительно? Допустим, у него не было времени показать себя с лучшей стороны, но он ведь и не обязан этого делать! Он Золотой Дракон! Его благословили жрецы, его уважают соплеменники и трепещут другие народы, населяющие Драгос! И он никогда бы не навредил ей…

Стефан прикрыл глаза и тут же его взору предстала картина: Диана в тонкой кружевной сорочке с распущенными золотистыми волосами. Мерно вздымающаяся грудь, бледные, покрытые легкой испариной щеки, чуть подрагивающие изящные пальцы и дракончик на тонком ободке кольца, поглядывающий на Стефана с молчаливым укором.

Тогда, в первую ночь, лекарь усыпил девушку, чтобы погасить последствия стихийного выброса силы, а он — грозный глава клана! — просиживал часы у постели Дианы и, как неопытный юнец, любовался нежным обликом, с трудом сдерживая желание прикоснуться к доверчиво разметавшемуся телу.

Впервые за сотню лет он испытывал подобные чувства к женщине! «Она так похожа на Эугению! — вздыхал дракон в глубинах сознания. — Я хочу ее!». В ту минуту Стефан почувствовал, как пламя страсти готово буквально затопить его, и усилием воли заглушил похотливые мысли своего зверя. Но даже сейчас его тело мгновенно откликалось на одно только имя упрямой ведьмы, а уж при мысли о том, что рядом с ней в эту минуту может находиться другой мужчина, хотелось сокрушить все вокруг.

Он должен поспать, остудить голову, отдохнуть… хотя бы недолго…Подобные мысли — всего лишь результат усталости, не больше. Диана нужна ему, но не для постельных забав. Он правитель великой страны и должен думать в первую очередь о наследнике. Если в ближайшее время сын, Робертиус, не поднимется в небо, клан Грозовых молний ожидает смута и борьба за трон.

Стефан нажал на невидимую посторонним извилину в искусном обрамлении письменного стола и в кабинет тут же вошел дежурный офицер. За его спиной правитель заметил худенького юношу, застывшего в напряженной позе.

— Пусть зайдет наследник!

Робертиус сделал несколько неуверенных шагов и сердце Стефана сжалось от боли и сострадания.

«Бедный мальчик! — подумал он. — Представить страшно, сколько язвительных насмешек приходится ему выслушивать от сверстников-драконов!».

Конечно, никто в открытую не смел издеваться над сыном правителя клана, но … дети иногда бывают так жестоки друг к другу.

— Есть новости, отец? Диану нашли?

— Нет… пока. Присядь и расскажи еще раз, о чем вы с ней говорили?

Робертиус прошел к креслу напротив стола повелителя и твердо посмотрел в глаза отца.

— Я уже сказал капитану Димусу. Это я виноват, что Диана сбежала… Я обидел ее… солгал. И еще эта… леди Эсма!

— Эсма наказана, забудь о ней! И выброси из головы глупые мысли о своем обмане! Ты поступил в данной ситуации правильно, это вопрос безопасности — непозволительно первым встречным девушкам рассказывать о своем статусе. Не забывай никогда, что ты мой единственный сын, наследник могущественного клана. Ты же не знал, кто она такая и что делает в резиденции, так?

Робертиус кивнул, и стало заметно, что на душе его полегчало.

— Я знаю, как важна для нас Диана, и думал, что ты винишь меня, отец… Спасибо!

В глазах юноши Стефан прочитал такую искреннюю благодарность, что не сдержал отцовских чувств и обнял сына. Он редко позволял себе такую слабость — мальчик, будущий Дракон, должен быть сильным и не поддаваться эмоциям! Но сейчас Стефан понимал, как его сын нуждается в любви, доверии, отцовской защите. Да и сам он в этом скупом объятии неожиданно нашел пусть временное, но все-таки успокоение и уверенность — все будет хорошо!

Робертиус вышел из столичного дворца через потайной ход. Он уже не впервые пользовался этой лазейкой, чтобы скрыться от охраны и навязчивых служанок, приставленных к нему советником. Ход он обнаружил давно и случайно, неловко прикоснувшись к стене рядом с книжным стеллажом в отцовской библиотеке. На первый взгляд это был малозаметный рычажок, скрытый под старинной миниатюрой с изображением горного пейзажа. Находка оказалась просто бесценной, позволяя юноше хоть изредка, но все же вырываться на свободу.

Чаще всего Робертиус выходил на тайную прогулку поздно вечером, когда жизнь во дворце затихала. Но сегодня он изменил эту традицию ради дела, которое планировал уже несколько дней.

Прошла неделя, а Диану так и не нашли. И наследник решился на отчаянный шаг. Солнце только что взошло, и это было самое подходящее время для задуманного визита. Робертиус не знал, где живет таинственная ведьма Андроза, но надеялся разыскать ее на городском рынке.

От глупых служанок, помешанных на любовных зельях, он часто слышал о колдунье, и даже однажды прошелся мимо ее лавки, но так и не решился зайти. Зачем? Влюбляться он не собирался, да и не в кого. Узнать будущее? Но что может знать простая ведьма о будущем Дракона?

Зато сейчас в его жизни появилась Диана! Говорят, она тоже ведьма. А вдруг Андроза подскажет, где найти девушку.

Признаться отцу в своем замысле Робертиус не посмел. Во-первых, пришлось бы сказать про тайный ход. Во-вторых, правитель узнал бы о ночных вылазках сына, что в принципе недопустимо и опасно. После этого к нему обязательно приставят еще больше стражников и — прощай свобода, хоть и условная. Ну, а в-третьих, было немного стыдно за то, что он — уже давно не ребенок! — прислушивается к болтовне служанок.

Ход вывел его на городскую окраину. Извилистая тропа сквозь колючие кусты плавно влилась в забитый телегами тракт — крестьяне везли свои товары на рынок.

Робертиус поплотнее запахнул длинный плащ, накинул на голову глубокий капюшон и ускорил шаг. Он должен успеть повидаться с ведьмой и вернуться во дворец до того, как в его спальню войдет старый камердинер Гастон, чтобы раздвинуть шторы и пожелать доброго утра.

Лавку Адрозы Робертиус нашел быстро. Ведьмы еще не было, хотя под навесом уже толпилась стайка хихикающих девушек. Что ж, отлично! Значит, можно перехватить ее на подходе. Едва юноша устроился невдалеке от двери, как услышал позади скрипучий голос.

— Зачем ты пришел, юный дракон?

Робертиус невольно вздрогнул и обернулся. Перед ним стояла сгорбленная старуха и прожигала недовольным взглядом.

— Откуда вы знаете меня? — растерянно пробормотал он. — Ах, да… вы и есть та ведьма… Я узнать хотел об одной девушке… Диане…

— Убирайся отсюда! Тебе здесь не место!

— Но, пожалуйста, выслушайте меня!

— Нет! Еще не время… — взгляд ведьмы затуманился, и она будто в забытьи пробормотала: «Жди! Дева уже пришла в этот мир…»

В то же мгновение Андроза исчезла, будто ее и не было. Исчезла лавка, хлипкий навес и девушки-хохотушки… Робертиус стоял на тропе, ведущей ко дворцу, а вдалеке гудел и пестрел многоцветьем живописных картинок столичный рынок.

Глава 20

— Вы неподражаемы, профессор! — галантно проговорил Карл и даже, как бравый гусар, прищелкнул каблуками. А я, раскрыв рот, смотрела на Андрозу, в очередной раз поразившись ее способностям: секунду назад в дом вошла сгорбленная морщинистая старуха — и вот передо мной уже стоит статная дама в богатом платье, расшитом золотой нитью.

— Благодарю, — снисходительно кивнула ведьма и кокетливо поправила выбившийся из затейливой прически локон. — Однако свои комплименты можешь приберечь для юных и доверчивых девиц.

— Что же вы меня все время позорите перед Дианой, бабушка! — Карл показушно надул губы, но глянул на меня даже как-то игриво. Ну, да, первый парень на деревне!

— Хватит дурачиться, студент Бортен! Собери все что нужно для дальнего перехода, а я займусь Дианой!

Карл тут же сбросил маску циркового клоуна. Сейчас это был взрослый, сильный и вполне себе серьезный мужчина, который понимал всю ответственность порученного ему дела по доставке меня на загадочный остров в заботливые лапы Верховной ведьмы Аделлы. Что ж, от такого сопровождения я совсем не возражаю — давно пора разобраться и в себе, и в иномирных интригах.

— Мы отправимся пешком? — все же не удержалась от вопроса.

— Стационарный портал в столице заблокировали драконы, а кристалл переноса очень просто отследить, так что, детки, вам придется прогуляться. Отправитесь немедленно!

— Но, профессор, дорога до Эларии может занять не одну неделю! И где гарантия, что Стефан не расставил сторожевые посты по всему тракту?

— Конечно, расставил! Но ты разве забыл, что нам подвластны лесные тропы? Пожалуй, я рано избавила тебя от хвоста и перьев… или, напротив, ты слишком долго думал птичьими мозгами!

За Карла стало обидно. Ну, что же эта старая ведьма его все время унижает! Но Карл вместо того, чтобы обижаться, задумался и выдал сногсшибательную на мой взгляд идею.

— Если призвать лояльных Черному Ковену оборотней, можно сэкономить дней пять-шесть. А в лесу в эти дни их будет немало — приближается полная луна…

— Молодец! Не зря профессор Лендон считает тебя лучшим на курсе!

— Но на всякий случай Диана должна изменить внешность. Уж больно она… примечательная! О-о-очень интересно будет посмотреть, в кого вы ее превратите! — Поймав мой возмущенный взгляд, Карл хихикнул и быстренько ретировался.

— Об этом можешь не беспокоиться, — Андроза как-то недобро улыбнулась, а мне почему-то захотелось спрятаться.

Пока Карл собирал вещи и провизию в соседней комнате, громыхал кастрюлями и мисками, периодически что-то роняя и чертыхаясь, ведьма открыла гигантских размеров сундук и принялась выгребать оттуда разный хлам.

Наконец она довольно хмыкнула и вытащила со дна увесистый пакет, в котором обнаружилось простенькое платьице в цветочек, плотная косынка и деревянная обувка, чем-то напоминающая английские клоги позапрошлого века.

— Вот! Думаю, это подойдет!

— Сомневаюсь, — я даже руками замахала. И не потому, что наряд мне не понравился. Просто… предъявленное платье было сшито на деваху раза в три меня толще и головы на две выше. А уж обувь… размера 43-го, не меньше.

— А ты одень и увидишь!

Я нырнула в цветастый чехол для самолетов, бурча под нос не совсем приличные ругательства о тех особах, которые совершенно не считаются с моим мнением, и только собралась с чувством гордого превосходства продемонстрировать результат, как Андроза щелкнула пальцами и платье-гигант с легким шипением стало сужаться-укорачиваться, пока плотно не село на фигуру. То же произошло и с обувью.

Чудеса! Я поцокала к зеркалу и даже покружилась немного.

— Красота! — послышалось от двери. — С такой женушкой я готов путешествовать… о-о-чень долго!

Ну, разумеется! Карл облокотился о косяк и буквально пожирал меня глазами. И что странно — не было в его взгляде ни шутовства, ни пошлости… Что-то другое, непонятное…

Только вот не надо мне этого! Карл может быть только другом, не больше! Кстати, выглядел он просто сногсшибательно! Холщовая рубаха, обтягивающая широкие плечи, была заправлена в штаны из грубой ткани, которые придавали фигуре эдакий разбойничий вид. Блестящие голенища сапог спускались по накачанным икрам ног затейливой гармошкой.

Черные блестящие волосы, подстриженные под каре, Карл перетянул тонким кожаным шнурком. Его широкие брови почти сходились на высоком лбу, а глаза, прикрытые густыми ресницами, поблескивали золотистыми искринками и смотрели уж как-то больно внимательно… Я, если честно, даже засмущалась и, кажется, слегка покраснела!

— Какая я тебе жена? — только и смогла выговорить. — Размечтался!

— Жена, а как иначе? — подхватила Андроза. — Влюбленные молодожены идут проведать родню в соседний город. Сейчас как раз время свадеб, так что легенда самая подходящая. Молодец, Карл!

Бывший ворон довольно усмехнулся.

— Только вот я думаю, не слишком ли Диана хороша для такого молодца, как я?

Ну, знаете, это переходит все границы! Я не на шутку оскорбилась и уже хотела высказать все, что думаю об этих двоих, только не успела… Просто, как и в первый раз, почувствовала вокруг себя прохладное облачко и моментально остыла.

Андроза смотрела на меня в упор и протягивала деревянный кругляшок на простой цепочке.

— Это старинный амулет изменения личины и сокрытия ауры. Твой истинный облик сможет видеть только посвященная ведьма, ты сама в зеркале, ну, и Карл… Так уж и быть, пощадим его тонкую психику. Для остальных ты — курносая толстушка Агнесса из села Пеструшки.

Я немного подержала амулет в руках, рассматривая начерченные на пожелтевшей поверхности руны, решительно надела его на шею и вздрогнула, почувствовав, как злосчастное драконье кольцо на пальце недовольно запульсировало.

— А вот с ним, к сожалению, я ничего не могу сделать, — ведьма развела руками. — Драконья магия нам не подвластна. Стефан услышит зов кольца только когда тебе будет угрожать смертельная опасность. Но если это произойдет, возможно, вы будете даже рады его появлению.

***

До городских стен мы добрались практически без проблем, слившись с толпой уставших селян, закончивших торговые дела в столице. Амулет работал отлично — на меня никто не обращал внимания, хотя обилие стражников, подозрительно заглядывающих в глаза каждому встречному, и пролетающих низко над вечерними улицами драконов немного напрягало.

А вот Карл явно переигрывал, изображая влюбленного мужа, то и дело обнимал, прижимал к себе и шептал на ушко всякие глупости. Прохожие посматривали с одобрением, а вот я готова была лопнуть от возмущения и с трудом сдерживалась, чтобы не врезать по его довольной физиономии.

Когда до Северных ворот осталось пройти совсем немного, людское движение внезапно замедлилось. Стражник, лениво собирающий монеты за проход на виднеющийся вдали тракт, взмахнул рукой и тут же из неприметного домика выскочили несколько парней с военной выправкой и, то и дело поглядывая в небо, принялись расталкивать притихший народ, освобождая, видимо, посадочную площадку.

— Драконы! — прошептал Карл и схватил за руку.

Сердце заполошно забилось, в горле пересохло, а перед глазами запрыгали картинки: колдун Артур, Эсма, Робертиус… и Стефан.

Только подумала — а Правитель уже тут! Хотя нет — сначала приземлился Золотой Дракон, могучий и великолепный, дыхнул для устрашения публики дымком и растворился в туманной завеси. А на его месте проявился лорд Стефан ден Гард собственной персоной.

Мужики посрывали шапки и поклонились, женщины спрятались за спины мужей, ну а те, что посмелее изобразили нечто похожее на книксен. Я не успела сделать ни того, ни другого, потому что застыла, натолкнувшись на взгляд Стефана. Долю секунды он прожигал меня своими пылающими глазами, и я уже решила — все, набегалась.

Дракончик на кольце, нагло игнорируя амулет, навешенный на меня Андрозой, зашевелился и приподнял голову в ожидании ласки. И я не устояла, нежно прикоснулась к нему дрожащими пальцами. Стефан как-то странно дернулся и обвел толпу растерянным взглядом. Но тут к нему подошел молодой офицер и, что-то докладывая, повел к домику.

Но конец их беседы я все же успела услышать.

Стефан:

— Приведите ту ведьму, которая угрожала наследнику!

Офицер:

— Мне жаль, Правитель, но лавка колдуньи сгорела дотла этой ночью. Мы считаем, что во время пожара ведьма была внутри.

Глава 21

Как только повелитель скрылся внутри помещения, над толпой пронесся облегченный вздох. Хвала тебе, Андроза! И сама благополучно изобразила печальную кончину, и нас защитила от драконьей заботы.

Нет, я совсем не против помочь Стефану и его сыночку — в конце концов, ничего плохого они лично мне не сделали! Но не сейчас, попозже… когда готова буду. И сила моя нестабильна, и как снимаются проклятия не знаю. Вот доберемся до Эларии, а там видно будет…

Чем дольше я жила в этом мире, тем яснее понимала, что прабабка Эугения поступила уж слишком жестоко, наказав лопоухого Робертиуса за измену папаши. Разве сын за отца в ответе? Мальчишка-то ни в чем не виноват! Да и Стефан вину свою давно осознал — шутка ли, столько десятилетий минуло, а он все еще грустит о бывшей возлюбленной. И меня от смерти спас… И смотрит так…

— Эй, ты чего задумалась? — Карл бесцеремонно дернул за рукав. — Испугалась?

Действительно! Что это я? Народ уже активно двигался по мощенной булыжником дороге, а я даже не заметила, как за ворота вышли и свернули на лесную тропу.

- Чего мне пугаться? Я же не от Стефана сбежала, а от тех гадов, что собирались меня укокошить! Ты, кстати, не знаешь, что с ними стало?

— Допустим, знаю. Только ты тему не меняй — я же заметил, как ты на Повелителя смотрела… У вас что-то было?

Здрасти, приехали! Только сцен ревности мне не хватало для полного счастья!

Карл заметил, как я нахмурила брови, и отступил как в прямом, так и в переносном смысле.

— Да ладно, не пыхти! Считай, что я пошутил… Конечно, Стефан вполне себе ничего: и харизма, и суровая красота, лорд к тому же… Но он ведь древний, как … ну, не знаю, как кто…

— Как твоя Андроза? Как Верховная ведьма? Как моя прабабка Эугения? Ты думаешь я этого не знаю? Просто кольцо… оно как-то влияет на меня, и я ничего не могу поделать…

— Значит мы потребуем, чтобы лорд его снял! Меняем проклятие на кольцо! И тогда… о!… тогда я стану для тебя единственным и неповторимым!

Карл высоко подпрыгнул, сделал в воздухе сальто и потешно приземлился на четвереньки. Шут! Не знаю, как колдовское сообщество, но цирковая арена по нем точно плачет. Поощрять его глупости не хотелось, но от смеха удержаться было трудно. Так подшучивая друг над другом и перебрасываясь короткими, порой, двусмысленными фразами, мы вступили в лесную чащу.

И хоть прошли не так уж и много, а усталость накатывала стремительно и неумолимо. Как по спецзаказу деревья расступились и нашему взору открылась вполне уютная полянка.

— Все! — выдохнула я. — Привал!

Карл не спорил, достал из внушительной заплечной сумки клетчатый плед и расстелил его.

— А откушать сиятельная леди не желает? — вопрос, заданный ехидным голоском, напомнил наше первое путешествие по лесу, когда я, злая и голодная, готова была слопать проводника в лице птицы, и мы, не сговариваясь, расхохотались в полный голос.

А что? Невозможно постоянно жить с оглядкой, все время чего-то бояться, соблюдать приличия… и вообще! Из столицы выбрались, впереди меня ждет волшебный остров, рядом веселый, слегка влюбленный парень. Жизнь прекрасна и удивительна!

К тому же из карлушиной сумки доносились такие соблазнительные запахи, что я окончательно расслабилась. А зря…

Вкусная еда, легкий ветерок, тень от раскидистого дерева, под которым комфортно устроилась, положив голову на колени Карла, плавно перешли в легкую дрему. Как же все-таки хорошо вот так, не спеша, путешествовать с другом по мирному лесу! Осень еще не вступила в свои права, хотя листва потихоньку теряла ярко-изумрудный цвет. Поздние лесные цветы завораживающе покачивали пестрыми головками… Где-то вдалеке распевали птицы и солнце катилось к своему закату…

Вдруг я почувствовала, как напряглись колени Карла, а его рука потянулась к голенищу сапога, в котором — я знала! — был спрятан длинный охотничий нож.

— Лежи тихо! — прошептал он и, отодвинув меня в сторону, поднялся.

Волна страха моментально смыла всю сонливость, и я распахнула глаза. Карл напряженно вглядывался в кусты, за которыми явно ощущалось какое-то шевеление. С каждой секундой ощущение опасности нарастало, пока не перешло в настоящий шок — из зарослей степенно вышел гигантский поджарый волк. Его удлиненная морда была низко опущена, шерсть на загривке вздыбилась, а из зубастой пасти на траву капала слюна.

Мамочка! Драконы меня не слопали, так сейчас эта зверюга нас загрызет! Карл не шевелился, а волк смотрел на него в упор. Чушь, конечно, но вдруг показалось, что эти двое просто играют в детскую игру «смотрелки» или … ведут мысленный диалог.

Вместо того, чтобы броситься на хищника и защитить меня от его страшенных клыков, Карл сделал шаг вперед и склонил голову.

— Приветствуем тебя, Борис Низов, и желаем удачной охоты тебе и твоим товарищам!

Так он еще и с товарищами! Я заоглядывалась и заметила неподалеку еще троих зверей.

Волк задумался, рыкнул и кивнул головой. Потом медленно развернулся и потрусил к поджидавшим его «товарищам».

— Что это было? — Голос дрожал и не слушался, а сердце колотилось так, что в ушах звенело от грохота.

— Оборотни из клана Охраняющих Путь, — как ни в чем не бывало прокомментировал Карл и все же вытер выступившую на лбу испарину. — Хорошо, что мы встретили именно их, с другой стаей было бы не так просто договориться.

— Но как ты понял, что он не набросится на нас? Волки… они же все одинаковые…

— Не путай обычных лесных зверей и вервольфов. И вообще… пора бы научиться хоть чему-нибудь, хотя бы видеть ауры.

— Да? Неужели? И кто же меня научит? Ты?

Я обиделась. Нет бы меня, несчастную и испуганную, утешить, успокоить, так он еще и упрекает…

— Ну, прости, детка! Если честно, я и сам поначалу… не струсил, конечно, но, скажем, дрогнул. А с Борисом мы уже встречались. К тому же у него должок перед Ковеном.

— Что за должок? — спросила подчеркнуто равнодушно.

— А вот это пусть он сам рассказывает. Не смотри на меня дурными глазами! Борис подсказал одно местечко у ручья, где мы остановимся на ночлег. Вот ребята и подойдут на костерок.

— Ты знаешь звериный язык?!

— Это не язык, — Карл уставился на мой приоткрытый рот, помедлил и все же чмокнул меня в ямочку на подбородке. — Это мыслеречь. Все колдуны и ведьмы это умеют. Ты, кстати, тоже. Просто ленишься и не даешь себе пинка под хорошенькую попку.

Ну, вот же гад! И если на поцелуй не успела отреагировать, то за попку реально разозлилась. Я посмотрела по сторонам в поисках орудия убийства, заметила увесистый сук и двинулась к нему. Но… застыла, не сделав и нескольких шагов — ветка взлетела в воздух, покружилась и оказалась в руке моей предполагаемой жертвы. Фокусник, блин!

Ладно! Путь не близкий — я еще отыграюсь!

***

До места, которое порекомендовал оборотень, мы добрались часа через два. Карл быстро соорудил шалашик, куда мы снесли наше нехитрое снаряжение, наломал веток для комфортного ложа, ну а я, подхватив юбки и скинув надоевшие клоги, спустилась с пригорка к весело журчащему ручью. После встречи с волками я постоянно оглядывалась, хотя и бубнила под нос «Я ведьма, а не Красная шапочка! Лес — моя стихия!».

И эта самая стихия будто слышала меня: то еловая лапа ласково прикоснется к лицу, то пролетающая птица чирикнет прямо над ухом, а грибочки прямо сами просились в руки. Со стоном наслаждения ступила в прохладную воду и неожиданно вспомнила о замечательной встрече с русалками в первый день, точнее, ночь своего попаданства.

Вот бы вновь встретиться с водными девами! «Мы здесь! Мы слышим тебя!» — послышались журчащие голоса. Я опустила руку в прозрачный ручей и почувствовала ласковое прикосновение.

- Диана! — Карл стоял в двух шагах и внимательно наблюдал. — Что ты делаешь?

— Русалки…

Я ведь так и не рассказала никому о своей удивительной встрече в тот первый день. Столько всего произошло за это время! И что-то подсказало мне — не надо этого делать. Не сейчас…

— Да так, показалось…

Я прошла мимо, делая вид, что не замечаю его заинтересованную физиономию, сделала несколько шагов… и застыла.

Глава 22

Рядом с ярко пылающим костром сидел по-турецки крупногабаритный парень в кожаном жилете на голое тело. В котелке, подвешенном над огнем, ароматно булькала похлебка, а на разложенных вокруг листьях лопуха лежали ломти хлеба, сыр и диковинные фрукты-овощи.

— Знакомься, Диана, Борис Низов — альфа стаи Охраняющих Путь.

Парень, весь расписанный наколками, кивнул и сделал приглашающий жест. Я осторожно подошла и уселась на траву поближе к Карлу.

— Прости, что напугал тебя, амулет немного сбил с толку… Хорошая вещица, кстати, древняя… Хотел бы я посмотреть на твою истинную внешность. Говорят, ты очень даже хороша, Диана из другого мира!

— И кто же это говорит? — Карл встрепенулся, как боевой петух, и… неужели собрался защищать честь фиктивной жены?

— Слухами земля полнится. — Борис уставился на мою грудь, точно в то место, где под платьем прятался артефакт, выданный Андрозой. Да что ж они все такие озабоченные здесь?! Никогда в прежней жизни вокруг меня не крутилось столько мужиков!

На вид Борису было лет двадцать пять-двадцать шесть, не больше. Волосы цвета мокрого асфальта доставали до могучих плеч и были заправлены за уши, на одном из которых болталась замысловатая сережка, похожая на руну, скрученную из медной проволоки.

Но больше всего меня поразили глаза оборотня: ярко желтые с вертикальными зрачками они сверкали в вечернем сумраке, как два маленьких солнца.

— Нравлюсь? — Борис хищно лязгнул зубами и придвинулся.

Неожиданно от костра во все стороны брызнули искры. Я едва успела отскочить, а Борис лишь небрежно отмахнулся.

— Эй, чур, не колдовать! А то ведь и в Ковен могу пожаловаться. Так, мол, и так, студент без лицензии … опасность для общества…

— Хватит, Борис! — Карл хлопнул оборотня по плечу. — Тебе мало девчонок в стае? Лучше скажи, как нам быстрее добраться до острова.

Борис изобразил разочарование, театрально вздохнул и с хрустом вонзил зубы в яблоко.

— В лесу сейчас неспокойно. Мы немного повздорили с ребятами из соседней стаи, так что они будут счастливы подпортить вам прогулку. Да и драконы по вашу душу активизировались. Верховная попросила открыть наш тайный портал, запасной вариант, так сказать, а я не могу отказать этой прекрасной даме.

— Но это же замечательно, — вдохновилась я.

— И да, и нет, — нахмурился Карл. — С одной стороны мы сэкономим кучу времени, нам не придется тащиться по лесу и избегать нежелательных встреч. А вот с другой… От открывшегося портала рванет сильная магическая волна и драконы отследят ее моментально.

— Ну, не скажи, — протянул Борис. — Наша магия другая. Они, конечно, что-то унюхают, но пока разберутся, что к чему, вы сможете перебраться через реку. А на Эларию они все равно не попадут без дозволения леди Аделлы. Их задача — перехватить вас по дороге.

— Это какую реку? — насторожилась я, так и не научившись плавать.

— Не волнуйся, детка, — «успокоил» местный бодибилдер. — Я лично сооружу для тебя плот. А если серьезно, то на берегу всегда дежурят паромщики. А уж тебя стопроцентно встретят с оркестром.

Я внимательно посмотрела на Бориса — с самого начала нашей милой беседы что-то в его речи и повадках цепляло. Мысль, конечно, была совершенно фантастическая, но все же я не выдержала.

— Борис Низов, — проговорила почти по слогам. — Странное для этого мира имя! Ты вообще откуда свалился на мою голову?

— Догадливая, да? — парень усмехнулся. — Карл, сделай одолжение, подбрось дровишек в огонь. А я, так и быть, расскажу Диане вечернюю сказку.

Ты правильно сообразила — я родился на Земле, в небольшом селе под Архангельском, и жил там вполне благополучно лет до восьми или девяти. В один далеко не прекрасный день узнал, что родители утонули — они любили порыбачить в Белом море. А тут шторм… Соседи хотели сдать меня в сиротский приют, но на горизонте появился двоюродный дед.

Я не знал его, просто слышал, что они с отцом что-то не поделили еще в молодости и не общались. Работал дед Данила лесником в архангельской глуши. Семьи у него не было, и я как бы его единственный родич. Ну, и уехали мы, ни с кем не попрощавшись, никаких бумаг не оформляя… Кн иг о ед . нет

— И ты поверил совсем незнакомому человеку? Он же мог оказаться педофилом, маньяком!

— Ага, мог! А оказался оборотнем, прикинь! Помню, когда он меня увидел в первый раз, странно принюхался и сказал: «Тебе в лесу лучше будет, парень! А я уж за тобой присмотрю». И присматривал — гонял меня будь здоров как! Почище морских пехотинцев! Специальную площадку в лесу вырубил. Кроссы бегали на пару, топором валили столетние сосны, в проруби купались в самые жгучие северные морозы… Силен был дед!

А потом браконьеры его подстрелили — в селе на него давно косо смотрели. Ты же знаешь, как в ваших фильмах оборотней изображают? И я опять остался один. В первую ночь выл, как одинокий волк и сам не заметил, как обернулся. А вернуться назад в человеческий облик никак не получалось. Так и бродил по округе целый год в волчьей шкуре, охотился, пакостил деревенским, иногда в избушку заглядывал.

— Но как ты оказался здесь, в Драгосе?

— Это отдельная история. Обычно летом к деду заходила знахарка из соседней деревни. Любовь у них была. Когда его не стало, тоже заглядывала иногда. Смотрела на меня и плакала — шерсть в колтунах, один клык шатается, ухо порвано. Картина маслом! Ну, и пожалела.

Пришла как-то ночью, положила передо мной хрустальный брусок. Посмотрела прямо в душу и сказала всего одно слово: «Иди!». Терять мне было нечего, тосковать не о ком. Я запрыгнул в открывшееся окно, не раздумывая. И оказался здесь, среди колдунов, магов и драконов.

А потом в моей жизни появилась ведьма Аделла. Тогда она еще не была Верховной. Аделла подлечила меня, научила всему, помогла найти стаю. Я теперь перед ней в неоплаченном долгу.

Борис задумчиво посмотрел в сторону притихшего леса, потом вскочил и встряхнулся совсем по- звериному.

— Вот и сказочке конец! Мне пора, заболтался я вами — ребята уже нервничают, как бы не бросились меня выручать.

— Ты ведь не разыгрываешь меня? — спросила с некоторой долей подозрительности.

— Да правда все, правда! — вместо Бориса ответил Карл. — О приключениях этого волка даже сложили балладу, хотя это не отменяет того факта, что он хвастун, каких поискать.

Оборотень ничего не ответил. Да и не смог бы при всем желании, потому что… не было уже Бориса — на его место скалил зубы и как бы улыбался здоровенный волчара. В три прыжка он исчез среди деревьев, а я все еще не могла поверить в услышанное. Неужели такое может быть в наш прогрессивный и технологичный двадцать первый век? Получается, что история моего попаданства еще не самая невероятная.

Мы посидели еще немного у догорающего костра. К ночи похолодало. Карл достал из сумки одеяло, укутал меня, как младенца, и присел рядом. Ну, да, не привыкла я к ночевкам в лесу!

До рассвета оставалось пару часов, и я сама не заметила, как задремала. Скорей оказаться бы в тепле и уюте, в нормальной постельке, выпить горячего молока с печенькой… А там — будь, что будет…

***

Борис в сопровождении двоих таких же качков появился с первыми лучами солнца. Заспанная, непричесанная, в помятом платье я почувствовала себя неуютно под любопытными взглядами бодрых парней, и только потом вспомнила, что они видят не меня настоящую, скрытую амулетом, а курносую дурнушку. Вот и хорошо! Значит, комплиментов не предвидится. Хотя Борису моя личина не мешала заигрывать.

Но сегодня он выглядел совершенно иначе: строгий, подтянутый, даже опасный, зрелый мужчина, готовый к любым поворотам коварной судьбы. Альфа — иначе и не скажешь! Рядом с ним и я, и Карл выглядели малолетними детьми, хоть и были ненамного моложе. Вот что значит жизненный опыт!

— Готовы?

Мы с Карлом молча кивнули и уставились на оборотней, которые сняли с небольшого участка дерн и, что-то бормоча на непонятном языке, принялись чертить на расчищенном пятачке заковыристую пентаграмму.

— Мы не владеем традиционной магией, — комментировал Борис, как заправский лектор. — Но Аделла научила кое-каким премудростям вашего колдовства. Будто чувствовала, что пригодится… или предвидела.

— Ты уверен, что это безопасно? — опередил меня Карл.

Борис только пожал плечами.

— Вот сейчас и проверим.

Он достал из ножен кинжал, шагнул к пентаграмме, уколол указательный палец и стряхнул в центр несколько капель крови. Контур рисунка замигал и прямо в земле появилась глубокая воронка. Я невольно сделала шаг назад, схватив за руку Карла. Но Борис не позволил нам сбежать, хотя очень этого захотелось. Вместо этого он подхватил меня на руки и прыгнул. Карл, за которого я цеплялась, по инерции последовал следом.

Ну, волчья морда, погоди! Если выживу — убью!

Глава 23

Приземлились мы — или вылетели? — не сказать, чтобы удачно. Мне-то повезло — я обнаружила себя распластанной на Борисе. Тоже, конечно, не перина, но все же… Попыталась дернуться, но оборотень не торопился отпускать. Одной рукой он сосредоточенно исследовал мою попу, а вот во второй держал амулет личины, выскользнувший из выреза платья. Лицо парня было до неприличия близко, и я, признаюсь, не сразу смогла отвести взгляд от твердой линии приоткрытых губ и хищно принюхивающегося носа. И убивать его как-то расхотелось — все-таки я девушка, хоть и ведьма.

— Сними его, — прошептал Борис и неожиданно лизнул меня в шею. По телу пронеслась стая мурашек. — Хочу… посмотреть на настоящую Диану из рода Фортейн.

— Перебьешься! — Карл вмешался очень вовремя. Я, разумеется, и не собиралась целоваться с волком, но все же была к этому в полушаге.

Борис перевернулся вместе со мной и оказался сверху. Картинно вздохнув, одним движением вскочил на ноги и протянул руку. Я поднялась не так изящно и уставилась на Карла — по его сморщенному, как от зубной боли, лицу ползла дорожка крови, а нога как-то неестественно вывернута.

— Сами целехонькие, а меня, бедного, никто не жалеет! — причитал Карлуша, дурашливо заламывая руки.

Что ж, раз вошел в привычную роль шута, значит не все так страшно. И действительно — нога невероятным образом выпрямилась сама по себе, а кровь со лба Карл смахнул рукавом, и царапина тут же исчезла. Очередной фокус или колдовство? Однако долго размышлять не удалось.

— Интересно, куда подевался паром? — задумчиво проговорил Борис, оглядывая пустынный берег.

— Я не поплыву! Я не умею! — Я суматошно замахала руками и на всякий случай отошла подальше от водного потока.

— Ну, Борис же обещал соорудить для тебя плот, если я правильно помню, — Карл с издевкой посмотрел на оборотня.

— Ты достал меня, колдун! Если придется, я потащу Диану на себе, а вот тебе придется намочить подштанники!

Я представила, как сижу на загривке дебелого волка, рассекающего бурные волны, и передернулась. Не-ет, уж простите!

— Ребята, не ссорьтесь! Давайте подождем, подумаем, а лучше перекусим — что-то я проголодалась на нервной почве.

Карл вытряхнул из сумки остатки провизии и вслед за головкой сыра и здоровенным куском мясного пирога на песок выпал шелковый мешочек, в котором я хранила свои скудные вещички, и призывно звякнул. Так… Пудреница с зеркальцем земного происхождения, несколько серебряных монет, подаренных Ангелей, и… жемчужины. Оп-па! А вот и подсказка!

Пока парни аппетитно чавкали, я незаметно взяла находку и пошла к реке. От нахлынувшего волнения руки дрожали. Я достала три перламутровых шарика, в голове вспыхнули слова русалки: «Если тебе понадобится помощь, брось их в водный поток, неважно, ручей, озеро или море, и наши подруги отзовутся».

Возможно ли это? Секунду помедлив, опустила жемчужины в воду и застыла в ожидании чуда. И чудо не заставило себя ждать. В том месте, где жемчужины легли на дно, вода забурлила и стремительно стала сгущаться, превращаясь в ровную прозрачную дорожку, покрытую легкой изморозью. Вот только коньков и не хватает!

— Что это? — послышалось за спиной.

Я окинула ошалевших парней гордым взглядом, театрально продекламировала библейскую фразу «По воде аки посуху» и храбро ступила на ледовый мост.

На противоположном берегу нас уже поджидала таинственная фигура в длинном черном плаще. Из-под капюшона, низко надвинутого на лоб, блеснули знакомые глаза.

— Ну, здравствуй, Диана! Я не ждала тебя так скоро, но хорошо, что ты поспешила и пришла вовремя.

Очень хотелось возразить, упрямо заявить, что не торопилась вовсе, наоборот, оттягивала встречу, насколько это было возможно, но заметив, как оба моих спутника припали на одно колено и склонили головы, прикусила язык. Мне ли спорить с Верховной ведьмой?

Аделла Гартоне усмехнулась уголком плотно сжатых губ, кивнула парням, развернулась с достоинством королевы и пошла в сторону бревенчатого домика на пригорке. Карл с Борисом потянулись следом. На крыльце нас поджидала пестрая группа молоденьких девушек. Одеты они были в разноцветные сарафаны поверх белоснежных рубашек с длинными рукавами. Волосы, заплетенные в косы и украшенные цветами и какими-то веточками, практически у всех спускались ниже талии. Увы, моя шевелюра до такой длины не дотягивала.

Заметив парней, девушки зашептались и захихикали, а мое мужское сопровождение солидарно расправило плечи. Выскочившая из дверей дама в такой же, как у Аделлы, накидке строго шикнула и девчонки затихли, лишь искоса поглядывали, в первую очередь на Бориса, так как с Карлом, скорей всего, были уже знакомы.

— Поживешь здесь, пока все уладится, — сказала Верховная. — Профессор Порция покажет твою комнату. А вы, — Аделла посмотрела на мою свиту, — идите за мной. Нечего пялиться на первокурсниц — рано им еще с парнями любезничать. Вот пройдут посвящение, тогда милости просим.

— Простите мое любопытство, — я все-таки не смогла промолчать. — А что должно уладиться? Вы хотели, чтобы я пришла — и вот я здесь, хотя и не по своей воле. Готова постигать вершины ведьминской науки. Уже знаю, что висит на мне великая миссия по снятию проклятия с наследника Драгоса и согласна ее исполнить. Что еще?

— Ты так и не поняла, дитя, что Колесо Судьбы не вертится только вокруг тебя! Ступай! Отдохни и приведи себя в порядок! И можешь уже снять амулет личины — здесь тебе ничего не грозит. А мне предстоит интересный разговор!

Золотой Дракон Стефан ден Гард в смятении смотрел на укрытый прозрачным куполом дворец. Неужели колдовская сила так возросла за последние десятилетия? Как правитель Драгоса он мог бы в считанные мгновения прорвать магическую защиту, но портить отношения с Черным Ковеном и Верховной ведьмой не хотелось. Особенно сейчас, когда от одной из них зависело так много.

Диана! Мысли о ней не оставляли в покое ни днем, ни ночью! Как ей удалось скрыться? Кто помог? Конечно, не обошлось без Аделлы. Эти ведьмы! Ну, почему, почему с ними всегда так сложно!

Прошло более полувека, как драконы покорили это колдовское логово и насильно присоединили остров к своим владениям, но Элария так и не покорилась и числилась как часть Драгоса лишь номинально.

Сейчас от желанной цели его отделяла лишь бурная речушка, омывающая остров со всех сторон. Драконы из свиты сопровождения нервничали и не понимали, почему Правитель медлит. Стоит отдать приказ, и они не оставят камня на камне от проклятого острова. Но Стефан хотел решить вопрос мирным путем. Пока, во всяком случае…

Сквозь переливающийся в солнечных лучах купол смутно виднелись улочки с дощатыми тротуарами, по которым неспешно прогуливались дамы, принципиально не обращающие на него внимания, здание Ковена, башенки Академии. Диана где-то там, он в этом совершенно уверен! Ей больше негде спрятаться.

Спрятаться? От него? Но он же не желал ей зла! Ему просто нужно было побольше времени, чтобы эта упрямица узнала его, поняла, возможно, разделила чувства, которые сжигают его душу с первой минуты…

И сын… Бедный мальчик так искренне верит, что Диана — именно та, кто позволит ему познать восторг полета, разбудить спящего дракона и, наконец, ощутить свою истинную сущность.

Стефан понимал, что ведьмы не позволят наивной девушке снять проклятие с Робертиуса просто так, по доброте душевной, и не сомневался ни секунды, что будут ставить условия. Он даже знал, что именно станет предметом торга. Независимость Эларии! Что ж, ему не впервой вести трудные переговоры.

— Мой лорд!

От неожиданности Стефан вздрогнул. Он задумался так крепко, что не услышал шагов подошедшего капитана Димуса. Это очень плохо! Нельзя так выпадать из реальности!

— Что тебе?

— В куполе открылся проход. Мы можем лететь.

— Нет! Подождем еще. Думаю, они хотят прислать за нами лодку.

— Простите, Повелитель! Вам не кажется, что это унизительно? Мы уже двое суток топчемся на одном месте вместо того, чтобы разорвать этот купол в клочья! Парни недовольны!

— Передай своим парням, что они должны выполнять приказы, а не ворчать, как безмозглые бабы!

Лицо Димуса окаменело, но, сжав зубы, он кивнул и сделал несколько твердых шагов в сторону палаток, выстроившихся вдоль берега.

— Постой, — внезапно остановил его Стефан. — Ты прав! Поднимай звено, мы летим на остров, как и положено драконам!

Глава 24

Как только лапы коснулись земли, драконы обернулись и приняли человеческий облик. Впереди стоял Правитель, за его спиной — десять воинов из отряда охраны. Нападения Стефан не ожидал, да и кто посмеет напасть на огнедышащих ящеров? Не ведьмы же… Но Димус настоял на сопровождении и спорить с ним было бесполезно.

Тем сильнее было удивление Золотого Дракона, когда дорогу отряду преградила троица гвардейцев, приписанных воинским уставом к Совету Старейшин. Маги! Так вот с кем сговорилась Верховная ведьма! И защитный купол над островом они же сотворили!

— В чем дело, лейтенант? — невозмутимо обратился Стефан к старшему по званию.

Тот сделал шаг вперед и протянул свернутую трубочкой депешу. Правитель небрежно взял свиток и выступившим когтем сковырнул восковую печать, как бы намекая, что ему требуется доля секунды на то, чтобы призвать дракона. Но маги не дрогнули, даже наоборот — их пальцы едва заметно зашевелились, сплетая заклинание.

А вот это уже интересно!

Стефан развернул послание и едва сдержал пламя, рвущееся из пасти рассвирепевшего дракона.

Старейшины устроили ему ловушку! Один раз он уже проигнорировал приказ явиться на заседание Совета, но они никак не могут смириться с возрастающей силой клана Грозовых Молний! Древним старцам не терпится ко всему приложить свои загребущие лапы, лично лицезреть, как он, Лорд Стефан ден Гард, будет униженно просить Верховную ведьму о содействии! Именно поэтому они притащили свои дряхлые кости на остров.

Но Золотой Дракон не доставит никому такого удовольствия! Особенно старику Натаниэлу из рода Мейнбатор, который спит и видит поставить на место Правителя своего племянника из драконьего клана Несущие смерть, Глена ден Астор, развратника и пьянчугу.

Стефан шкурой чувствовал, как нарастает напряжение среди столпившихся за его спиной спутников — те из них, кто помоложе, с трудом сдерживали частичную трансформацию и скалились на магов отнюдь не человеческими мордами. Нет, нельзя допустить схватки!

Правитель сделал предупреждающий жест, глубоко вдохнул накаленный избытком магии воздух и не без труда погасил ярость, раздирающую грудь.

— Димус, позаботься об отдыхе наших воинов. Я пойду в резиденцию Черного Ковена один и встречусь с нашими достойными, хотя и очень нетерпеливыми старейшинами из Совета.

— Но мой лорд…

— Все! Выполняй приказ! — Димус нехотя отступил. — Разве ты не понимаешь, что нас просто пытаются спровоцировать нарушить законы гостеприимства?

Когда маги, застывшие в обманчиво расслабленных позах, расступились, Золотой Дракон скинул на песок дорожный плащ и … над Эларией пронесся вздох восхищения. Лорд Стефан ден Гард стоял в лучах заходящего солнца, гордо расправив плечи и высоко подняв будто высеченный из камня подбородок, и взирал на любопытных жителей острова, строго нахмурив брови.

Его камзол, щедро расшитый золотой нитью, сверкал и переливался. Мощные ноги в начищенных до блеска сапогах притягивали взор, словно намагниченные. Волосы, слегка взлохмаченные прибрежным ветерком, отливали всеми оттенками бронзы. Вся его фигура буквально кричала: «Я Правитель этой непокорной земли!». И публика не выдержала этой хорошо продуманной сцены: дамы склонились в реверансах, кавалеры сняли шляпы, а Стефан твердым шагом прошел к внушительному строению в конце широкой аллеи, по обеим сторонам которой таинственно шептались тысячелетние дубы.

— А он может произвести впечатление на подданных… Если захочет, конечно, — пробормотала Аделла, наблюдая из окна кабинета за спектаклем, устроенным Стефаном внизу.

Огромные двери, украшенные затейливой резьбой, распахнулись, как по мановению волшебной палочки, и Стефан вошел в просторный холл. Пол, выложенный черно-белой плиткой, светился, отражая свет факелов, укрепленных высоко, почти под потолком.

Вдоль стен стояли застывшие фигуры: справа — дамы в черных накидках, слева — мужчины в плащах и островерхих шляпах. Их одеяния едва заметно колыхались, издавая назойливый и раздражающий звук.

«Только и умеют что наводить таинственность и нагонять страх и ужас на обычных людишек!», — неприязненно подумал Правитель, проходя как сквозь строй. Его дракон беспокойно ворочался в глубинах сознания и отфыркивался от давящего потока темной силы.

С легким скрипом открылась неприметная боковая дверь и Стефан сделал еще несколько шагов. В комнате, уставленной книжными стеллажами, за массивным прямоугольным столом из редких пород дерева сидели хорошо знакомые персоны: в центре расположилась Верховная ведьма Аделла Гартоне, по обе стороны от нее — глава Совета Старейшин Натаниэл и Архимаг Драгоса Арчибальд.

— Мы рады видеть тебя, достопочтенный лорд Стефан, — коварно улыбнулась ведьма. — Что привело тебя на наш благословенный остров?

«Отлично выглядит для своего возраста! — отметил про себя Стефан, разглядывая даму в пурпурном наряде. — Наверное так бы выглядела и ее сестра, Эугения, если бы не покинула магический мир.

— Благодарю за торжественный прием, — не удержался от сарказма Правитель. — Большая честь встретить за одним столом столь уважаемых особ! Неужели вас объединила совместная интрига?

Натаниэл поджал узкие старческие губы, а Арчибальд закашлялся, скрывая улыбку.

— А привело меня дело, о котором вы прекрасно знаете и в котором все без исключения заинтересованы. — Стефан сделал паузу и в упор посмотрел на главу Совета. — Иначе не примчались бы на Эларию, едва узнав о появлении в нашем мире особы, способной снять проклятие моего рода и обеспечить Драгос наследником-драконом. А заодно избавить государство от смуты, междоусобицы и прочих естественных потерь военного времени.

— И в чем же, по-вашему, заинтересованы мы, маги? Сражения — наша стихия. В наших академиях мы взращиваем адептов, готовых сражаться. Не станет ли им скучно? — Арчибальд протянул руку и на ладони замерцал боевой пульсар. — Полагаю, лорд Стефан, вы не порекомендуете нам закрыть самые популярные факультеты и заниматься лишь целительством и зельеварением?

— Я не вправе давать советы, премногоуважаемый архимаг! Но не сомневаюсь, вы найдете, чем занять ваших выдающихся выпускников.

Арчибальд решительно встал из-за стола и протянул Стефану руку.

— Простите, Правитель, что позволил втянуть себя в эту сомнительную…гхм… беседу. Маги всегда поддерживали драконов правящей династии. Не будем нарушать эту добрую традицию. Нам пора заняться более важными делами. Вы так не считаете, Натаниэл?

Старейшина вздрогнул, подскочил, как ошпаренный, и плотнее запахнул мантию из меха горного льва.

— Мы еще посмотрим, как решится вопрос с наследником! Я не считаю тему закрытой!

Мужчины удалились, и Стефан подошел к освободившемуся стулу.

— Ну, вот мы и одни, дорогая Аделла! Думаю, без посторонних мы скорее решим нашу проблему.

Верховная ведьма внимательно посмотрела на давнишнего недруга и благосклонно кивнула.

— Во всяком случае, попытаемся…

— Чего ты хочешь, Аделла? Я же знаю, что ты не позволишь Диане снять проклятие просто так.

— Дорогой, дело не в моих желаниях! Во-первых, пока девушка не пройдет инициацию и не поверит в свои силы, это просто невозможно. Во-вторых, она должна все сделать добровольно, иначе чары, наложенные Эугенией, не спадут. Ну, и, в-третьих, многое зависит от доверия, которое ты ей внушишь… или не внушишь. Пока, благодаря твоему идиотскому поведению и интригам Эсмы, Диана напугана, обижена и растеряна.

— Не играй словами, ведьма! Я же понимаю, что ты потребуешь за содействие — независимость своего проклятого острова!

Аделла вскочила, маска невозмутимости моментально слетела с лица, а глаза запылали яростью.

— Не забывайся, Правитель! Проклят ты, а не Элария! До того, как ты ворвался в жизнь моей сестры и погубил ее, мы были свободны и счастливы!

Верховная отошла к окну и несколько минут смотрела на раскинувшийся внизу парк и плавно текущую реку. Потом резко обернулась и выложила свой главный козырь.

— Кстати, ты не забыл, что большая часть острова принадлежала роду Фортейн? Нашему роду… Завоевав нас и присоединив к своим владениям, ты фактически лишил Диану наследства. Драконы разрушили наши храмы и осквернили священные места, сотни колдунов и ведьм погибло в вашем мерзком пламени. Десятилетия ушли на то, чтобы вернуть Эларию к жизни! Простит ли Диана это преступление?

Стефан побледнел, но отступать не собирался.

— Была война, а вы не хотели покориться, как другие народы… И в то время я был обязан укрепить позиции клана.

— За наш счет? Не смеши меня! Ты не верил в проклятие и хотел отомстить. Но сейчас все изменилось, не так ли? Кланы не хотят больше ждать, пока твой сын распахнет крылья. А без крылатого наследника ты по закону не имеешь права занимать свой трон. Поэтому в Северной провинции набирает силу оппозиция, Натаниэл прочит на место Правителя своего племянника, а твой изгнанный советник Фабиан набирает собственный клан из отщепенцев и одичавших драконов. Я ничего не забыла?

«Она права! Она права, смирись!» — шептал в голове дракон, не давая сосредоточиться под потоком обвинений. И Стефан понял, что проиграл.

— Я принесу публичные извинения перед народом Эларии и официально объявлю остров независимым государством. Ты этого хотела?

Глаза Аделлы удовлетворенно блеснули, но она ничего не сказала, лишь кивнула в ответ.

— А теперь я хочу увидеть Диану!

— Ты не увидишь ее… пока. Возвращайся в столицу. Вернешься через десять дней. Один, только с сыном. За это время Диана успокоится, освоится и пройдет инициацию. А сейчас ступай, мне надо отдохнуть — все-таки годы берут свое.

Аделла кокетливо улыбнулась и вышла из кабинета.

Глава 25

Профессор Порция вела меня по коридору женского кампуса и делала вид, что не замечается крадущихся следом девчонок. Сразу стало понятно, что она не такая уж строгая, как хотела бы казаться.

Комната, в которую она распахнула дверь, оказалась солнечной и уютной. Большое окно выходило в сад, легкие занавески колыхались от дуновения ароматного ветерка с каким-то яблочным вкусом. Желудок сразу возмутился и издал неприличную трель, напоминая, что неплохо бы его накормить. Но где искать пункт местного общепита я, увы, не знала.

Узкая кровать под пушистым пледом, плетеный коврик на полу, рабочий стол со стопкой бумаги и карандашами в простой стеклянной вазочке навевали ощущение какого-то домашнего комфорта. Мое новое жилище мне понравилось.

Едва профессор пожелала хорошего отдыха и удалилась, сославшись на срочные дела, в дверь постучались и, не дождавшись разрешения войти, на пороге нарисовалась взволнованная девушка с подносом в руках. Из-за ее спины робко выглядывала еще одна, но уже с кувшином.

Они здесь все, что ли, мысли читают или услышали вопли моего организма? Стыдно-то как! Но отказываться от угощения я все же не стала.

— Проходите и давайте знакомиться, — пригласила нежданных гостей в комнату. — Вот только стул один.

— Ой, да ничего! — махнула рукой та, что с кувшином. — Мы и на кровати можем, если позволишь.

— А мы тебе перекусить принесли, — подхватила эстафету другая. — Ужин еще не скоро, а ты, наверное, голодная.

Девушки переглянулись и синхронно хихикнули. Точно слышали крик моего изголодавшего живота!

— Меня Карина зовут, — представилась гостья номер один. — А это моя сестра Лира. Мы близнецы и будущие целительницы. Наша комната рядом с твоей.

— Очень приятно! А я Диана.

— Ой, да мы знаем! Тебя здесь все знают и давно ждут, — защебетала Лира и тряхнула огненно-рыжими кудряшками.

Я забыла про еду и едва не плюхнулась на пол. Меня знают?! Меня ждут?! Да я и сама месяц назад даже не подозревала, что моя «кошмарная» жизнь рухнет в мгновение ока под колесами автомобиля, что я попаду в мир колдунов, драконов и магов, вместо того чтобы тихо-мирно сдавать хвосты в универе, и стану заложницей каких-то дурацких проклятий! Мало того — еще и ведьмой окажусь! А они ЗНАЛИ!

— Да ты не удивляйся так, — зыркнула на сестру Карина. — Мы просто ощутили, как волнуется Источник, и пробрались в кабинет к Верховной…

— … а там Око… Хрустальный шар… Ну, мы и подсмотрели немного…

— А потом все рассказали остальным, так? — Девушки кивнули, изображая раскаяние.

— Не сердись на нас, Диана! — Голос Лиры задрожал, грозя перейти в бурные рыдания — Это же так важно для Эларии! А про Великую Эугению, сумевшую наложить проклятие на бессмертного дракона, и про деву из другого мира нам даже на лекциях по истории магии рассказывали.

Вот и вошла ты в историю, Диана Кошмарова. Как говорится, без меня — меня женили… Просто кошмар!

«Освободи душу и тело! Почувствуй себя ведьмой! Поднимись над мирской суетой!», — бубнил Карл.

А я не могла! Не могла и все! Кто только не пытался подчинить мое сознание и направить его в нужное русло — и лучшие профессора Академии, и старшекурсницы, даже сама Верховная! — все было бесполезно.

Самым терпеливым оказался «черный ворон», уже переодетый в мантию выпускника. Вот уже целую неделю он просиживал со мной в зале для медитаций.

— Девочка, ну, постарайся! Я верю в тебя! — Карл погладил меня по голове, как упрямого ребенка. — Прекрати думать о природе, еде, погоде и всяких стефанах!

О Стефане я действительно думала слишком часто и даже немного — совсем немного! — скучала. Его руки, губы, обжигающий взгляд… Это просто какое-то наваждение! Ведь я нужна ему только для одной единственной цели…

В раздражении, что мои тайные мечты о драконе так заметны, врезала кулаком по коврику, на котором битый час сидела в позе лотоса, взвыла от боли и … разозлилась! Очень!

Волосы на затылке встали дыбом, с кончиков пальцев посыпались искры, я взлетела прямо к потолку и не сразу поняла, что это не я, а нечто прозрачное, имеющее форму моего тела.

Темная сила наполнила меня, плеснула через край — и мир взорвался!

С высоты я отрешенно заметила, как с дребезгом вылетела оконная рама, наполнив садовые дорожки битым стеклом. Треснуло и осыпалось мелкой крошкой огромное зеркало. Забились в истерике развешенные на стенах гобелены.

Карл сжался в углу, прикрыв лицо рукавом, а с улицы доносился испуганный визг и беготня.

— Держи силу в себе! — раздался в мозгу приказ Аделлы. — Прикажи ей повиноваться!

— Да! — я попыталась сосредоточиться и — нет, не приказала! — попросила силу не нервничать, угомониться. Разве мы не одно целое? И она, моя капризная внутренняя стихия, немного поворчав, успокоилась, потекла по венам ровной ласковой волной. А я, обессиленная и счастливая, распласталась на полу, прислушиваясь к новым ощущениям.

— Ну, ты даешь! Сама-то понимаешь, какая мощь в тебе бурлит? — Карл с трудом поднялся и стряхнул с одежды осколки. — Страшная женщина! Не стану на тебе жениться! Лучше пусть другие мучаются и просыпаются по ночам в ужасе, а я найду девушку тихую, спокойную и послушную.

— И заскучаешь, и убежишь, и ко мне обратно попросишься…

Мы оглядели устроенный мной разгром и улыбнулись. На полноценный смех сил просто не было. Карл помог подняться — сама я вряд ли встала бы на подрагивающие ноги. А в дверях нас уже поджидала Аделла.

— Неплохо, — скупо похвалила, оценив предстоящий ремонт помещения. — Счет предъявлю драконам, пусть раскошелятся. Ты как? К целителям пойдешь?

Я мотнула головой.

— Хорошо, тогда отдыхай.

Добравшись до комнаты, скинула одежду прямо на пол, рухнула на кровать, как подкошенная, и проспала до самого вечера. Спала бы и дольше, да только кто мне позволит…

— Диана! Проснись! — жужжало над ухом.

Я приоткрыла один глаз, отмахнулась от склонившихся над кроватью сестричек и повернулась на другой бок.

— Ну же, просыпайся! — нетерпеливо потрясла меня Карина. — Тебя Источник зовет!

На слово «источник» я отреагировала моментально. Подскочила, обозрела взволнованных девушек и прислушалась к себе. Усталости и опустошенности, как после прорыва силы, я уже не чувствовала. Даже наоборот — все тело пело и излучало готовность к подвигам и приключениям.

Кое-как натянув сарафан, выданный накануне кастеляншей, и сунув ноги в легкие сандалии, я с удивлением посмотрела на Лиру с какой-то белой длинной рубахой в руках.

— Не-эт, — закачала головой, как китайский болванчик. — Ты же не хочешь сказать, что я пойду по улице в этой … ночнушке?

— Это не ночнушка! — назидательно проговорила Карина, стараясь казаться старше и явно копируя кого-то из профессоров. — Это — ритуальное платье.

— Кстати, белье тоже сними, — добавила «ложку дегтя» вошедшая Аделла. — И босиком…

Я взвыла! И если с юными ведьмочками еще бы поспорила, то с Верховной это было пустой тратой времени. И все же отнюдь не смиренно пробурчала фразу из какого-то фильма:

— Стыд-то какой! Приличную девушку опозорить — раз плюнуть!

— Ну да, ваши купальные костюмы на пляжах выглядят гораздо скромнее!

Вот же… ведьма! Всегда оставит за собой последнее слово!

Глава 26

Что такое «источник силы», где он располагается и как выглядит, я не имела ни малейшего представления. На мои вопросы окружающие отмалчивались и отводили глаза. Эта загадочность немного пугала, но я себя уговаривала, что раз все ведьмы проходят ритуал, значит, ничего опасного мне не предстоит.

Рассуждала логически: каким может быть источник? Допустим, волшебный ручей, в котором следует ополоснуться, чтобы Ковен зарегистрировал меня штатной ведьмой. Или родник с заговоренной водой — сделал глоток и почувствовал себя всемогущим. Или водопад, к примеру…

Каково же было мое удивление, когда продрогшая и промокшая (это же босиком и почти раздетой осенней ночью по «вечерней росе»!) в сопровождении двух десятков суровых ведьм в таких же белых рубахах я вышла к подножию высокого каменистого холма, на вершине которого пылал огромный костер. Казалось, языки пламени ласкают звездное небо и легко касаются круглой и почему-то фиолетовой луны.

Ведьмы выстроились вокруг меня хороводом и запели. Точнее, заговорили слаженно, в один голос, речитативом. Я все смотрела и смотрела на огонь и никак не могла отвести взгляд от этого завораживающего зрелища.

Заговорили барабаны и сердце затрепетало от охватившего меня восторга! Где-то в другой жизни остались холод, волнения, нелепый наряд… В эти минуты я знала лишь одно: я должна прикоснуться к этому пламени, искупаться в нем и переплестись с силой, подаренной мне судьбой.

«Иди! Иди!». Шёпот раздавался со всех сторон, и я сделала несколько неуверенных шагов. И хотя вначале холм казался таким далеким, я оказалась на его вершине в считанные секунды, не раздумывая окунулась в бушующее пламя и … оказалась в небольшой комнате, уставленной старинной мебелью.

Возле камина в удобном даже с виду кресле сидела девушка в брючном костюме. Тонкие аристократичные руки поглаживали крохотного большеглазого котенка незнакомой породы. Животное млело от ласки и громко мурчало.

— Проходи, Диана! Будь моей гостьей!

— Кто вы? — я застыла на пороге. — Вы — это Источник?

Девушка… да нет же… Она только выглядела юной и невинной, но в глазах светилась вековая мудрость и знания, недоступные обычному человеческому существу.

— Ну уж, нет! — звонко рассмеялась незнакомка. — Я всего лишь его Хранительница. Обычно я наблюдаю за начинающими ведьмами издалека. А вот с тобой решила встретиться…

— Почему?

— Интересно, какой ты стала, дитя.

— Разве мы встречались когда-нибудь?

— Ну… — протянула Смотрительница и лукаво улыбнулась. — Присмотрись, подумай, прислушайся к родовой памяти… В конце концов, в зеркало посмотри.

Передо мной в воздухе повисло овальное зеркало. Я мельком глянула на свое отражение — да, я, что же тут удивительного? Перевела взгляд на молодую даму напротив… вновь посмотрела в зеркало… Нет, это просто невероятно! Мы были похожи, как сестры-близнецы!

Зеркальная поверхность будто ожила и перед глазами замельтешили картинки и события, участницей которых я никак не могла быть! Вот храм с ярко горящими свечами… жрецы в ритуальных хламидах, нарядно разодетые дамы и кавалеры. Рядом с алтарем — жених и невеста, готовые принести брачные клятвы. Внезапно в «телевизоре» наступила тишина и раздался голос: «Твои сыновья не обретут крылья, пока дева моей крови не простит ваш прОклятый род!».

— Эугения?! — прошептала я охрипшим от потрясения голосом. — Но как же?..

— Если не ошибаюсь, люди по этому поводу говорят: «Пути господни неисповедимы». Живые — такие забавные! Когда мой земной срок истек, Источник призвал меня, правда, в несколько ином качестве. Но я не в обиде — это полезный опыт: я вновь молода, красива и готова исправить свои ошибки. И в этом ты поможешь мне…

— Так вы не живая? Вы дух, привидение? — стало даже как-то легче дышать.

— И да, и нет. Я — Хранительница Источника и этим все сказано. Но любопытство, присущее живым, осталось при мне. Так что, рассказывай!

Я не могла произнести ни слова. Шутка ли — встретиться с собственной прабабушкой, похороненной много лет назад на старом греческом кладбище. Заметив на столике графин, подошла, щедро плеснула в стакан и сделала несколько жадных глотков. Вкус показался немного странным, только мне было уже все равно. Будем считать, что приобщилась к нектару с амброзией — ведь насколько я знаю, обычную пищу духи не употребляют.

Но Эугения совсем не выглядела привидением! Напротив! Она казалась совершенно… живой! Да и котенок на ее руках был настоящий!

Вот и ладно! Я мысленно махнула рукой на такой сказочный поворот своей кошмарной жизни — в конце концов, в магическом мире, наверное, и не такое случается. А тут уникальная возможность поболтать «за жизнь» с такой очаровательной особой, близкой мне по крови, с ведьмой, которую в Драгосе называют Великой, почти Богиней.

То ли выпитый напиток оказал на меня расслабляющее воздействие, то ли просто надоело удивляться, но я рассказала Эугении обо всем, что случилось со мной за прошедший месяц.

Слушала она внимательно, иногда что-то уточняла, иногда задумчиво улыбалась. А потом сразила наповал вопросом:

— Он тебе нравится?

— Кто? — Я сделала удивленное лицо и почувствовала, как щеки заливает жгучий румянец.

— Да ладно… Не смущайся… — и после небольшой театральной паузы, — внученька! Стефан не может не нравиться! На него вечно вешались дамы! Только он никого не любил, кроме меня и… кажется… тебя.

— С чего вы взяли, — я мучительно пыталась справиться со смущением. — Я нужна ему, чтобы освободить от проклятия.

— Вот и освободи!

— Но как?

— Очень просто! Просто искренне пожелай этого! А уж потом можешь влюбляться сколько угодно, если хочешь, конечно.

— Так вы… ты… простила его?

— Давно. И тысячу раз пожалела, что поступила так жестоко с драконом, которого любила! И мальчика обрекла на страдания. Он-то ни в чем не виноват…

Эугения задумалась и печально кивнула в сторону двери.

— Ступай, Диана! Скажи Стефану… хотя нет, ничего не говори и никому не рассказывай, что видела меня.

— Но, погодите, у меня так много вопросов! И…

— Нет, тебе пора! Здесь время течет иначе — там, где тебя ждут, скоро взойдет солнце. А все ответы ты найдешь сама — просто не упрямься и прими свою судьбу! Хотя… постой!

Эугения погладила притихшего котенка, что-то прошептала ему на ушко и протянула мне.

— Возьми! Это мой подарок! Мурена станет тебе другом и, когда подрастет, отличным защитником.

Я прижала к груди мягкое пушистое тельце и хотела поблагодарить Хранительницу. Но не успела. Потому что стояла уже на вершине холма в самом центре погасшего костра. А внизу меня действительно ждали. В предрассветном сумраке застыли две фигуры — мужчина и мальчик. Чуть поодаль я заметила уже переодетых колдуний во главе с Верховной ведьмой Аделлой Гартоне.

Я опустила Мурену на землю, подняла руки к лучам восходящего солнца и небесное светило откликнулось — в ладонях образовался огненный шар — не опаляющий, нет, больше похожий на детский мячик. Сильным голосом, глядя прямо в душу Золотого Дракона, я проговорила непонятно каким образом родившиеся слова:

— Стефан ден Гард, Правитель Драгоса и Предводитель клана Грозовых Молний! Именем Великой Ведьмы Эугении Гартоне из рода Фортейн и по праву крови я снимаю с тебя и твоего рода проклятие, наложенное сто лет назад!

Стефан потрясенно сделал шаг назад и едва не оступился, а Робертиус протянул руки и ловко поймал брошенный мной шар.

Безоблачное утреннее небо рассекла яркая молния, наследник упал на колени и закричал как от невыносимой боли. В ту же секунду на его месте возник дракон, не такой могучий, как те, с кем я встречалась раньше, угловатый смешной подросток. Он неловко потоптался, пыхнул дымком из раскрытой пасти и медленно, будто прислушиваясь к себе, расправил золотистые крылья.

— Он прекрасен! — восторженно прошептал Правитель.

Я смотрела на «дело рук своих» и не могла поверить в свершившееся чудо. Даже не сразу заметила, что стою, прижавшись спиной к сильному мужскому телу, чувствую, как гулко бьется его сердце и перекатываются железобетонные мышцы на груди. Хотела отодвинуться, но кто же мне позволит!

Ну и ладно! Наверное, права Эугения — хватит упрямиться, спорить с судьбой и обманывать себя. Да, я, ведьма Диана Кошмарова, по уши влюблена в дракона!

Эпилог

Солнце припекало совсем по-летнему, хотя до праздника Окончания весны было еще дней десять. Это по местному календарю. А вот вычислить, сколько времени прошло на Земле с момента моего нечаянного попадания в Драгос, оказалось не так-то просто. Как объяснила Аделла, в разных мирах время течет по-разному. И если удивительный мир Табур уже три года как стал моим домом, то нет никакой уверенности, что и на Земле прошло столько же времени. Три года… Даже не верится!

За это время я успела закончить Академию, получить диплом и разрешение на работу и постепенно входила в роль штатной ведьмы при дворе Правителя Драгоса Стефана ден Гарда.

Моего мужа.

Золотой Дракон оказался настойчивым и нетерпеливым. И хотя я немного поломалась для приличия, все же приняла брачный браслет. Церемония в Храме Священного Огнедышащего Дракона была торжественной и пышной. Почетное место среди богато одетых гостей занимала моя единственная кровная родственница Верховная ведьма Аделла Гартоне в сопровождении профессора Карла (ну, да, того самого!) и симпатичного молодого колдуна.

Как шептались придворные, это был ее новый фаворит и очень перспективный колдун. Парнишке на вид было лет двадцать, тем не менее он не сводил восторженного взгляда со своей дамы и то и дело подносил ей то бокал шипучего вина, то воздушные пирожные, которые разносили слуги. Надо же! Неужели и я в свои триста лет буду выглядеть так же соблазнительно?

Я невольно улыбнулась, все еще сомневаясь в перспективах вечной молодости, и удобнее устроилась в плетеном кресле под раскидистым деревом. Последние пару недель меня не покидало сонливое состояние и совершенно несвойственная леность.

— О чем задумалась моя прекрасная ведьма? — Стефан, как всегда, подошел совершенно бесшумно, уселся на траву и положил руку на мой едва округлившийся живот. — Ты уже придумала имя нашему сыну?

— Размечтался… У тебя уже есть сын и наследник, а у нас, прекрасных ведьм, первой всегда рождается девочка.

Я погладила брачный рисунок на предплечье мужа и сразу ощутила, как заволновался дракон в его груди.

— Что ж, я не возражаю против маленькой колдуньи!

Возбуждающий шепот обволакивал, ласкал и вызывал желание… здесь и сейчас! Ну уж нет! Над нами и так подшучивали все, кому не лень. За спиной Правителя, конечно! Ладно я, наивная и невинная девушка, впервые познавшая страсть от близости с любимым мужчиной. Но Стефан?! Дракон, в постели которого за сотни лет перебывало немалое количество самых изысканных и родовитых дам, был нежным и ненасытным одновременно.

— А не назвать ли нам дочь Эугенией? — Я хитро прищурилась и поцеловала мужа в ямочку на подбородке.

— Ну уж нет! — Стефан аж подскочил и в притворном ужасе замахал руками. — И если ты сейчас предложишь имя Аделла, я буду тоже категорически против! Хватит нам твоих коварных прабабушек!

— Ах, ах, ах! — Рассмеялась, любуясь таким харизматичным и соблазнительным мужем. — Если бы не мои коварные прабабушки, кое-кто не был бы сейчас так возмутительно счастлив! Ты ведь счастлив?

Стефан склонился надо мной и медленно провел губами дорожку от уголка глаза до набухшей мгновенно груди. Шутить как-то сразу расхотелось…

— Никогда не думал, что можно быть счастливым до такой степени… Ты — мое счастье, мое сердце, моя жизнь… — хрипло произнес муж и легко подхватил меня на руки. — Но, если ты все еще сомневаешься, — небольшую паузу заполнил многозначительный взгляд, — мне придется это доказать.

Я обняла своего Золотого Дракона за шею и прижалась всем телом. Да! Докажи мне свою любовь еще тысячу раз!

Конец



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Эпилог



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики