КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Вороток и балерина (fb2)


Настройки текста:



Вороток и балерина

Глава 1

Утро было прекрасным. За окном царило лето, легкий ветерок шевелил листья на деревьях, а по чистому небу лишь изредка лениво проползали полупрозрачные облачка. Солнце поднялось довольно высоко, как ни как, на часах был уже одиннадцатый час, а на календаре суббота. Утро было прекрасным!

Ветерок качнул занавеску, и солнечный луч осветил закрытые веки лежащего на кровати парня, лет двадцати. Его узкое лицо сменило выражение с блаженного на недовольное, и он, не открывая глаз заворочался, безуспешно пытаясь укрыться от всепроникающего солнечного света.

Бесполезно. Сон уже перебит. Да и пора уже вставать. Слегка вздохнув он потянулся к лежащему на тумбочке мобильнику и глянул время. До звонка будильника оставалось восемь минут. Дальше валяться смысла особого не было, да и мочевой пузырь намекал, что клапан на пределе и вчерашнее пиво, так или иначе, вырвется на свободу, и в его интересах сделать это в подобающем месте, а не прямо тут.

Отбросив одеяло он легко вскочил, и отыскав ногами тапки резво зашлепал в сторону санузла. Его чуток покачивало, слегка гудела голова, и на левом виске пульсировала жилка, но в целом всё было вполне нормально.

К шуму в сливном бачке он добавил ещё и журчание воды в раковине. Помыв руки, он глянул на свои большие ладони, со следами грязи, что глубоко въелась в поры кожи. Ничего не поделать, при такой-то работе. Начисто и бензином не отмоешь… А если и отмоешь, то надолго ли?

Набрав в рот воды, он прополоскал его и выплюнул. После чего протер лицо и взглянул на себя в зеркало. Ну, лицо как лицо, девчонкам нравится. Коротко стриженные темно-русые волосы, густые брови. Щетина… ну почти и не заметна. Сегодня можно и не бриться.

Хорошо вчера погулял! От нахлынувших воспоминаний он ухмыльнулся. Сначала посидели с ребятами-девчатами на детской площадке в соседнем дворе, потягивая пивко и болтая ни о чём, а после он проводил Машку домой и задержался у неё на пару часов. Вон, даже мышцы пресса сейчас чуток ноют.

Текущая из крана холодная вода навела на мысли, что водой можно не только умываться, но еще и пить. Прямо из под крана не стоит, но идея здравая. Сейчас это было бы очень кстати.

Вытерев руки о полотенце, он последний раз взглянул на себя в зеркало и отправился на кухню.

Завтрак уже минул и на кухне во всю шла подготовка к обеду. Пара кастрюль с кипящей водой наполняли помещение клубами пара, на сковородке что-то жарилось. В воздухе висела сложная смесь запахов, кругом были расставлены кастрюльки, ковшики, тарелки с чем-то нарезанным, вареным, жареным.

Над всем этим хаосом царствовала мама в цветастом фартуке. «Вернее, мать» — поправил он себя мысленно.

— Солнышко наше встало, и даже до полудня! — произнесла она чуть язвительно, вытирая руки полотенцем. — Вон возьми бутерброды, с завтрака остались.

— Спасибо, Ма, я только попить, есть не хочется, — сказал он, после секундной паузы. На мысли о еде, желудок ответил легкой тошнотой.

— Ну разумеется не хочется! С перепою то! Отличная смена растет дяде Пете!

— Это который во втором подъезде жил? — уточнил он вяло.

— Именно! Именно, что жил! И до пятидесяти не дожил!

— Ну, Маааам! Мы с ребятами просто пивка немного выпили и всё!

— Все алкаши так и начинают! А потом валяются перед подъездом в обоссаных штанах! — произнесла она на повышенных тонах, после чего, чуть успокоившись, добавила. — Ладно, ты у меня уже взрослый, жизнь твоя и губи её как хочешь. Чем займешься сейчас?

— Сейчас на работу сбегаю, на пару часиков, кое-что доделать надо, а потом свободен.

— В субботу? Ну… хорошо. Смотри, не опоздай к обеду!

* * *
Вернувшись в комнату, он принялся искать свои рабочие джинсы, бормоча себе под нос: «Вот, вроде бы на этот стул вчера бросил… Носки поменять или эти пойдут? А, ничего… Пойдут… Тоже мне нашла алкаша… Мне что, с друзьями лимонад «Буратино» пить и пироженными закусывать? А? Я, между прочим, уже взрослый!»

Звонок телефона раздался как обычно неожиданно и очень некстати.

— Ааа… Здорово, Витёк. — поприветствовал он своего бывшего одноклассника.

— Вась, чё такой вялый? А? Только проснулся что ли? — откликнулся тот весьма жизнерадостно.

— Не, не только, но недавно. И уже успел получить по шее от Маман.

— Да… она у тебя суровая! Сочувствую. Слышь, чего я звоню, ты уже заглядывал в городской паблик?

— Неее… Не до того пока… А что там? — слегка заинтересовался он.

— Вчера, неподалеку от Шуваево, на дороге видели Чупокабру!

— Чупа… что? Чупа-чупс? На земле валялся? Новость дня! — произнес Василий и заржал.

— Не чупа-чупс, а Чупокабру! Там даже видос есть с регистратора! — сказал он, чуть обидившись. — Здоровенная черна псина с корову размером! Реально криповая хрень!

— Да? — удивился он. — Прикольно… Спасибо, гляну чуть позже, когда домой вернусь.

— А чё так? Куда собрался в субботу утром?

— Да Миихалыч, директор мой, вчера мне знатно мозг вынес… — произнес он, скривившись. — Мол, мало того, что инструмент разбросан где попало, так еще и весь в масле… Докопался, на самом деле, на ровном месте. Какая, хер, разница? Инструмент лежит так, как мне удобно, а то что в масле, так в чем же еще ему быть? В сливочном креме? А нас, всё же, автосервис, а не кондитерский цех. В общем, выдал ключи и велел выйти в субботу, чтобы навести порядок на рабочем месте… Ммм…ч. удак.

— Ага… Знаю эту породу… Тиран и деспот! Сам, небось, вчера из деревни вылез и навоз с лаптей отряхнул. Таким стоит получить какую-то, хоть небольшую власть, так начинают всех вокруг кошмарить… Крепись, братан…

— Спасибо, дружище — поблагодарил он. — Неприятно, конечно… но и не великий гемморой. Там делов то на час, максимум. Дольше туда-обратно добираться… Вернусь, обязательно гляну на твою Чукчакобру.

— Чупокабру!

— А! Ну да! Принципиальная разница! — засмеялся он, — Давай, пока! Спасибо, что позвонил!

— Пока! Успехов в труде! — подколол Витёк напоследок и повесил трубку.

«Дичь какая-то творится» — подумал он, усевшись на кровать и натянув один носок, задумчиво уставился на второй. «Чучакабра, блин. Дожили. А что дальше, снежный человек? Летающие тарелки?»

Внезапно, на улице раздался сильный, нарастающий гул, от которого задрожали стекла. Метнувшись к окну, как есть, в одном носке, Василий увидел удаляющийся куда-то на север вертолет.

«Разлетались с утра пораньше!» — раздраженно подумал он. «Да еще и так низко над городом! ПВО на вас нет…»

Всю жизнь он мечтал летать, но… не вышло. Зато, как-будто в насмешку, в армейке на год загремел, как раз, в ракетчики. Как он сам тогда, временами, грустно шутил: «Если я летать не буду, то и вы не будете!»

Где тут второй носок? А, вот… Иди к папочке… Джинсы, рубаха. Ну, вроде всё. Оделся-собрался. Ключи не забыл? Нет, вот они. А от дома? Тоже на месте. Ну, как говорится: «Раньше сядешь — раньше выйдешь!» Потопали…

* * *
Погода радовала, ни жарко, ни холодно. Разве что, солнце слегка резало Василию глаза, но он достаточно скоро привык, а свежий воздух быстро выдул из головы остатки похмельной мути.

Под ногами, обутыми в новенькие кроссовки, мелькал асфальт, а справа-слева блочные десятиэтажки, среди которых то тут, то там высились дома уже в пятнадцать этажей. Людей на улице было не так уж и много, выходной поди, да и не центр города. Поток машин тоже был довольно жиденький.

«Вон, аудюха поехала, как у бати» — подумал он, провожая взглядом машину. Сколько времени он, в старших классах, провел с отцом, помогая ему в ремонте… Конечно, поначалу толку от него было не много, так, «подай-принеси», но постепенно втянулся, стал кое-что соображать.

После армейки батя даже порекомендовал его своему знакомому, Владимиру Михалычу. Так он и оказался на автосервисе, где, внезапно, выяснилось, что время от времени крутить гайки вместе с отцом, это совсем не то же самое, что делать это восемь-десять часов в день, пять дней в неделю, да ещё и в компании, порой, не самых легких в общении людей. Эээх!

А это что за номер?! Мимо него по дороге ехала колонная военных Уралов, в кузове которых сидели вояки в полном боевом снаряжении. С оружием! И ведь не срочники, контрактники! Одна, две, три… восемь машин!

Погоди… Они, ведь, тоже на север едут. Туда, куда вертолет улетел. Что же это выходит? Он слетал, оценил обстановку и вызвал подкрепление? «Чупокобру, что-ли, ловят? А?» — подумал он, и тихонько хихикнул. Но дело и в самом деле странное.

* * *
В боксе висел характерный запах бензина и машинного масла. Характерный и уже привычный. Первые месяца три было тяжело, физически и эмоционально, но сейчас он более-менее освоился. Не без нюансов, конечно же… Вроде как сегодня.

Пока он шел к своему рабочему месту, посмотрел как обстановка на других. Дойдя до своего угла, и сравнив с увиденным, он задумчиво почесал затылок.

— Да… Не, ну понятно, что из общего стиля выбивается. Но работать же не мешает! У нас же тут не столовая, не больничная операционная, чтоб прям вот такую чистоту поддерживать! У нас же тут рабочий цех! Руки по локоть в масле, ноги по колено в го… не, ну это, пожалуй лишнее…

Вздохнув, он приступил к уборке. Замочил в солярке ключи, походил, собрал в одну кучу ветошь, подмёл пол и приступил к чистке инструмента. Было совершенно не понятно, каким образом один и тот же ключ мог быть одновременно покрыт легким налетом ржавчины и толстым слоем масла вперемешку с песком. Вроде как масло должно было его защитить, не?

От запаха солярки начала кружится голова, и он, чтобы проветриться, вышел на улицу, где прикрыв глаза глубоко вдохнул в себя свежий воздух. Лепота!

Его «медитацию» прервал громкий гул вращающихся лопастей. Встрепенувшись, он распахнул глаза и начал оглядываться. Прямо над ним, и снова на север, пролетело звено из трех вертолетов. Причем, насколько он мог судить по хищным обводам, это были самые, что ни на есть боевые машины.

Такие вертолеты предназначены не для разведки местности или перевозки людей, их цель — нанесение ударов с воздуха по наземным целям, по тем же танкам, к примеру.

Лицо Василия приняло задумчивое выражение. Он ни как не мог представить себе ситуацию, при которой потребовалось бы участие такой техники. До границы шестьсот километров, и расположена она не на севере, а на юге.

Наверно они какие-то учения проводят — решил он. А что? Погода хорошая, тепло, сухо, чего бы не развеяться? Один он, вон, фигней занимается… Пожав плечами он вернулся обратно в помещение и продолжил чистку инструмента.

* * *
Всё когда-нибудь заканчивается, и хорошее и плохое. Последний ключ вытерт и занял свое место. Откровенный хлам вместе с мусором выброшен, а то что нужно разложено по порядку.

— Старый хрен будет счастлив! — буркнул он себе под нос. — Мавр сделал свое дело, мавр может гулять смело.

Оглядев напоследок помещение, он задумался о том, что со стороны Михалыча было несколько опрометчиво давать ему ключи от всего этого хозяйства. Тут же и инструмент дорогой, вон еще и три машины стоят на ремонте, да и вообще, много чего можно вынести, было бы желание.

Другое дело, что желания такого небыло. Не смотря на определенное раздражение в адрес старого деспота, который, судя по всему, знал с кем имеет дело, раз проявил к нему такое доверие.

Закрыв дверь и ворота он отправился обратно домой, легко шагая по нагретому солнцем асфальту. Слабый ветерок обдувал его лицо и шевелил волосы, мимо изредка проносились машины. Город жил своей обычной жизнью.

Обратный путь был тем-же, но воспринимался совсем иначе. Всё-таки, большая разница между дорогой туда, куда идти не хочешь, чтобы «отработать барщину», и дорогой обратно, когда всё неприятное уже позади, а впереди свободное время и замечательный день.

В хорошем настроении он завернул с улицы к себе во двор, где и увидал дядю Мишу, «помирающего» над своей «Копейкой». Машине шел уже пятый десяток и состояние у нее было неважнецкое, как, впрочем, и у дяди Миши, по той же, собственно, причине.

Поддавшись приступу великодушия Василий подошел к соседу и вместе с ним склонился над открытым капотом. Дааа… заплатка на заплатке… И ЭТО всё еще ездит?

— Не заводится? — поинтересовался он у хозяина машины.

— Никак… — подтвердил тот.

— Ну что ж… глянем… — произнес он, и приступил к работе.

Когда чем-то увлечен, то время летит незаметно, может пройти как один час, так и целый день. В таком состоянии все дается легко и работа кипит. И вот когда проблема наконец была обнаружена, и осталось лишь её устранить, что, часто, гораздо проще чем найти, его из-за спины окликнула мама.

— Вот ты где! — возмущенно воскликнула она. — Там на плите обед стынет, а ты тут… с железками возишься!

— Добрый день, Михаил Яковлевич. — поздоровался с соседом Васин отец. — Разобрались в чём дело?

— Да — подтвердил тот, — Насилу нашли. Толковый у вас парнишка, углядел, таки, в чём дело. Думаю, минут через пять-десять наконец получится завезти.

— Да? Ну и замечательно. — произнес он, после чего обратился к сыну. — Ты и в самом деле, сходил бы, пообедал. А мы с мамой пока на рынок съедим.

— Да, пап. Тут совсем немного и осталось! Хорошего дня мам!

— Совсем ничего ребенок не ест. По этому и такой тощий… — буркнула она себе под нос. — Чтобы хорошо покушал!

— Обещаю, мам!

Еще немного мороки и старенький двигатель, заурчав, завелся. Работает. Живой человеческий ум всегда победит мёртвое железо! Ум и ловкие руки, которые опять придется отмывать. Ну что за жизнь?

Распрощавшись с дядей Мишей, он, довольно посвистывая, поднялся к себе на седьмой этаж. Аккуратно открыл дверь, чтобы не измазать её, и сразу же отправился в туалет мыть руки. Уже в который раз.

— Ну, надеюсь, это в последний раз на сегодня. — проворчал он себе под нос. — Надо проверить, чего там маман наготовила. А то уже и в самом деле жрать охота.

* * *
Со слегка осоловевшим взглядом он рухнул на диван. Обед приятной тяжестью пристроился в желудке и настроение было более чем благодушное. Блуждающий взгляд уперся в гитару, висящую на стене. «Побренчать немного, что ли?» — подумал он. Стоило определенных усилий снова подняться с дивана, чтобы снова усесться на него, но уже с инструментом.

Чуть небрежные аккорды зазвучали по квартире. Получалось, в общем то, не плохо, мелодия была вполне узнаваема и для дружеских посиделок на свежем воздухе этого было вполне достаточно.

Тем не менее, он, временами, грезил о славе профессионального музыканта… Это ведь куда интереснее, чем гайки крутить, ведь так? Да и прибыльнее. Вот только для того, чтобы выйти на такой уровень одного желания мало. Тут даже талант не так важен, как опыт. А опыт нарабатывается ежедневными многочасовыми репетициями. И никак иначе.

Вот, взять к примеру его работу. Сейчас он уже кое-что из себя представляет, кое-что может. Но появилось это не за один день, не сразу пришло! И при этом, он отлично осознавал, насколько он далек от тех мастеров, что определяли поломку у машины ещё до того как она въехала на территорию автосервиса! Просто по звуку, по тому как она идет, по десяткам еле уловимых признаков.

С музыкой та же фигня. Он вздохнул. Или ты пашешь по нескольку часов ежедневно, стирая пальцы в кровь, либо довольствуешься гордым званием: «Лучший музыкант двора среди молодежи».

Обед поудобнее улегся в животе и некоторый первоначальный дискомфорт сменился приятной сытостью. «Чем бы ещё заняться?» — подумал он. «Народ сейчас весь при делах, только к вечеру освободится».

— О! Надо будет глянуть, про какую там «Чучукобру» Витек говорил. — произнес он и посмотрел на ноут. — Может, заодно, узнаю, чего вояки всполошились.

Сказано-сделано. Гитару — на её законное место, а задницу с дивана на стул перед ноутбуком. От нажатия на кнопку питания компьютер завелся, и мигая светодиодами начал загружаться.

Василий усмехнулся, поймав себя на мысли, что неосознанно вслушивается в урчание ноутбука, в попытке уловить неисправность. Да уж, работа не проходит бесследно… и это не только цвет ладоней, но и вот такие маленькие чудачества.

— Тааак… Что у нас тут? — пробормотал он себе под нос. Вся лента была забита новостями и домыслами относительно происходящего в Шуваево. — Ага… похоже туда вояки и направлялись… Потом почитаю. Где тут эта Чука… чоко… чика… Блин! Напридумвали же слов, хрен выговоришь! Эээ… Вот, вроде оно.

Действительно, зрелище было более чем странным. Судя по мелькающим в углу записи цифрам, снято видео было вчера вечером, в начале одиннадцатого. Места были вполне узнаваемыми, так что причин считать, что снято это где-то в другом месте небыло.

В сумерках фары машины осветили… нечто. Действительно, чем-то похоже на собаку, вот только её высота в холке превосходила автомобиль и её цвет… Просто назвать её черной язык не поворачивался.

Казалось, что огромного английского дога облили смолой или нефтью, но не гладкой, а как-будто пузырящейся, кипящей. Разглядеть детали на видео, снятого регистратором, было нельзя, но впечатление осталось довольно жуткое.

— Реально криповая хрень! — потрясенно вымолвил он. — Витек был прав!

Ладно. А что там с Шуваево? Вроде, село как село, в десяти с небольшим километров от города. Ничего особенного. Был он там пару раз проездом. Ничего примечательного или сколько-нибудь важного там не находилось.

Как он выяснил, всё началось с того, что с сегодняшнего утра туда было не дозвонится. Первоначальной, наиболее правдоподобной версией, была авария на вышке сотовой связи, но чуть позднее очевидцы начали рассказывать о выставленных на дорогах военных кордонах, что без объяснений разворачивали всех, кто пытался проехать по той трассе.

На текущий момент самой популярной версией была контртеррористическая операция. Может быть прямо в этот момент вояки берут штурмом дом, в котором засели… ну, злыдни какие-то.

Эта версия, правда, не объясняла военные вертолеты, да и больше сотни контрактников, которых Василий видел своими глазами. А ведь это, наверняка, ещё и не всё.

Внезапно, экран ноутбука мигнул и погас.

— Не понял… — удивленно произнес он, пытаясь включить его заново. — Всё ж нормально было…

Что-то неуловимо изменилось за окном, а в комнате отчетливо запахло горелой изоляцией. Привстав со стула, он удивленно уставился на яркий свет в коридоре, бьющий из дверей родительской спальни. Вбежав туда Василий подошел к окну и потрясенно застыл. На севере, над горизонтом разгоралось второе солнце.

* * *
— Нет… нет… Не может быть… — забормотал он.

Ноги стали ватными и им, казалось, внезапно стало не под силу удерживать вес тела. Необъяснимая слабость распространилась на все тело, живот скрутило, и его начало трясти.

Огненный шар над горизонтом из ослепительно белого превращался в оранжево-красный, одновременно принимая грибовидную форму. В небе над ним стремительно расширялось светлое кольцо.

Прошло, наверно, секунд тридцать-сорок и ударная волна достигла города. Сначала пол под его ногами заходил ходуном, а с полок посыпались вещи, а несколькими секундами позже, в окна ударил словно сильнейший порыв ветра. В спальне рамы затрещали но выдержали, а вот на кухне раздался мерзкий хруст и звон разбившегося стекла.

Глаза широко распахнуты, в голове пустота. Тем не менее, проснувшиеся инстинкты взяли на себя управление телом и он побежал. В домашней одежде и тапках он выбежал в подъезд, захлопнув за собой дверь, даже не подумав закрыть её на ключ. Он вообще ни о чём не думал.

Торопливо спускаясь по лестнице, перепрыгивая через три-четыре ступеньки он слышал рев и вопли ужаса раздающиеся из квартир, что лишь подстегивало его бежать быстрее, быстрее, балансируя на грани за которой последовало бы падение и спуск по лестнице уже кубарем.

На уровне второго этажа он услыхал как во дворе заводится двигатель машины. «Копейка» дяди Миши! Как же во время они её починили! Никакой электроники! Что ж ей сделается то?

Выскочив из подъезда он увидал выезжающую со двора машину.

— Дядь Миша! Дядь Миииишаааа!!! — заорал он в полный голос, устремившись за машиной, шлепая тапками по асфальту.

Вот только всё без толку… Не угнаться. Не замечая его криков старенький ВАЗ 2101 набирая скорость вырулил на улицу и умчался вдаль. Быть может, Михаил Яковлевич его просто не услышал, за шумом двигателя, а может…

«Бежать, бежать!» — стучала в голове единственная мысль. А куда, куда бежать?! Подальше от взрыва. На юг! К Октябрьскому мосту.

Не одному ему пришла в голову такая мысль. Люди, удивительно много людей, высыпали на улицу и побежали в том же направлении. Откуда вас столько?!

Любая толпа и без того не отличается разумным поведением, а толпа перепуганных вусмерть людей… если и отличается от стада диких животных, то не в лучшую сторону.

Коллективный разум, если тут вообще применимо слово «разум», через отдельных своих представителей на бегу вещал для толпы: «Война! Это война! Промахнулись! Следующей ракетой накроют город!»

В панике, на адреналине, забег начали все, а вот продолжать его достаточно долго… тут сил и выносливости хватало далеко не каждому. Но стоило им замедлить бег, как напирающая сзади толпа сбивала их с ног и… продолжала бежать дальше.

Лёгкие Василия горели огнем, а в правом боку начинало покалывать. Паника чуть отпустила и на данный момент бегущая толпа представлялась ему большей опасностью, чем ядерный взрыв.

Изловчившись, он выскользнул из потока и свернул с центральной улицы на боковую и продолжил свой бег через дворы, параллельно основному потоку людей. Он успел внутренне порадоваться своей сообразительности, как…

На микроскопическую долю секунды вокруг него вспыхнула сфера, словно из голубовато-белого стекла, диаметром метра четыре, после чего, её содержимое, включая Васю, круг асфальта под его ногами и кусок скамейки просто исчезло, оставив после себя идеально круглый кратер.

* * *
Мир мигнул. Вот, но бежал через дворы, а теперь вокруг него открытое пространство, а сам он падает вниз вместе с круглым куском асфальта, на котором он внезапно оказался.

Высота падания оказалась невелика, всего пара метров. От удара круг под его ногами резко накренился и раскололся на части. Устоять на ногах было решительно невозможно и он полетел вперед на красноватую, сухую, каменистую землю.

С воздухом творилось что-то неладное. Словно выброшенная на берег рыба он вдыхал его раз за разом, но воздух не насыщал. Из последних сил Василий приподнялся на локте и огляделся в поисках помощи.

Пустыня, плоская и безжизненная. Ни клочка травы, ни кустика. Из-за весящей в воздухе пыли небо кажется не голубым, а слегка красноватым. Более всего это напоминало ему виденные в интернете фотографии, сделанные на Марсе. Вот только ни на одной из тех фотографий он не видел остатков строений, подобных тем, что он видел в полукилометре от себя.

Остовы домов в один, два, три этажа — были видны совершенно отчетливо. Много… Целый посёлок, или даже городок. Мёртвый, давно мёртвый, как и всё вокруг.

Повернувшись, он посмотрел в противоположную сторону и оторопел. Посреди пустыни виднелась огромная зеркальная полусфера, высотой, наверно с километр! Никогда он не видел своими глазами ничего подобного!

Вот только к пожару в легких прибавилась слабость и тьма, заволакивающая его взор. Потеряв сознание он окончательно рухнул на землю. Его тело начали сотрясать конвульсии, а ноги, босая и обутая в тапок стали сучить по земле. Прошло пару минут и он затих.

Внезапно, земля в радиусе нескольких метров вокруг него потемнела и из нее проступила черная, маслянисто поблескивающая жидкость. Подобно ртути она побежала ручьями к лежащему телу и принялась оборачивать его в черный, пузырящийся кокон.

* * *

Первое, что он ощутил, это ударивший в нос запах нагретых солнцем полевых трав. Лежал он на чем-то мягком и колючем. Мимо, жужжа, пролетела какая-то мошка, её товарка, вероятно, решила прогуляться по его щеке. Стряхнув рукой досаждающую мелюзгу он наконец открыл глаза.

Голубое небо казалось бездонным. Где-то в вышине ветер шевелил листья деревьев, а тут, вблизи, справа и слева вид ограничивали стебли растений. Вон, даже цветы какие-то.

Прислушавшись к себе он не нашел у себя никаких следов безумного забега. Легкие исправно вдыхали ароматный воздух, босые ноги не болели, да и в боку не кололо. Странно всё это…

Но, нечего валяться, смысла в этом особого нет, надо разбираться в ситуации. Легко встав с примятой травы он огляделся по сторонам.

Глава 2

И что это такое? И как? Он удивленно огляделся по сторонам, почёсывая затылок. Что-то в волосы попало… Какая-то полянка, как это принято называть.

Будучи городским жителем, реальной поляны в лесу он раньше не видел, но других слов подобрать он не мог, чтобы описать заросшее разнотравьем поле, размером с футбольное, окруженное со всех сторон лесом, на краю которого он и оказался.

— Дичь какая-то… — пробормотал он. — Конечно, пару раз меня грозились вывезти в лес, но никогда не думал, что это произойдет таким вот образом…

Стоять на месте и ждать пока что-нибудь произойдет, едва ли имело смысл. Если его кто-то и будет искать то, определенно, не в этом лесу, где бы он не находился, а значит, надо идти. Вот только куда?

Он ещё раз огляделся по сторонам. Каких-то предпочтительных направлений небыло. Если он пересечет поляну, то окажется среди тех же деревьев, так что проще уж сразу туда пойти.

А лес, надо сказать, был… весьма колоритным. Старый, неухоженный, совершенно не напоминавший городской парк с его тропинками, дорожками, да подстриженной травкой.

Верхний ярус формировали сосны-великаны, метров сорок-пятьдесят высотой. Ну или не сосны, он не разбирался, но точно что-то хвойное.

Под ними, средним ярусом высились деревья более привычного ему вида, как те же ёлки, но калибром поменьше, так уже и что-то лиственное. По сравнению со своими старшими собратьями они смотрелись словно стайка малышни сопровождаемой взрослыми.

Ну и нижний ярус — разноразмерные кустарники, высотой от одного до четырех метров.

Впрочем, всё это лесное хозяйство мало трогало Василия, хотя смотрелось, конечно, очень живописно, его больше интересовала почва, поскольку именно по ней предстояло топать босыми ногами.

Да… Это вам не в кроссовках по асфальту… Земля представляла собой покрытое мхом переплетение корней деревьев, разного размера камней и упавших веток.

Настоящее испытание для городского жителя, что даже по квартире ходил в удобной обуви. Даже недавний дикий забег по городу в тапках выглядел меньшим безумием, чем перспектива пробираться босиком по такой «полосе препятствий».

«Что поделать?» — подумал он и вздохнул. Сталкиваясь с обстоятельствами непреодолимой силы бессмысленно жаловаться, или выражать свое недовольство. Их можно только принять, и дальше действовать уже исходя из них. Бессмысленно ругать идущий за окном дождь, можно одеться по погоде.

— Идти надо. — решительно заявил Василий. — Бежать вприпрыжку тут явно не выйдет, так что идем медленно и осторожно, и смотрим, куда ногу ставим. Надеюсь, тут стекла битого нет…

Битого стекла, к счастью небыло. Равно как и пластика, бумаги, окурков и других продуктов жизнедеятельности человека. А вот чего было в избытке, так это разномастной живности, которой лес изобиловал.

После того, как у него буквально из-под ноги выскользнула здоровенная змеюка, он, после некоторых поисков, подобрал с земли длинную ветку, и сломав ее об колено, получил себе посох, длинной чуть меньше собственного роста.

Идея оказалась удачной. Палка здорово помогала при ходьбе по пересеченной местности, выступая дополнительной точкой опоры. Более того, всякий раз, когда у него возникали сомнения, он сначала проверял место тростью, а уже потом ставил туда ногу.

Один раз, странный булыжник, после того, как Василий ткнул в него посохом, взвизгнул, и похрюкивая умчался прочь, оставив после себя облако непередаваемого аромата и кучку шариков навоза. И как он его раньше не унюхал?!

Дорога через лес, как ни странно, в первую очередь стала испытанием не для босых стоп, а для восприятия и рефлексов, «заточенных» под совсем другие условия.

Городской житель, не глядя определит на каком расстоянии и с какой скоростью позади него едет машина. Его рука сама тянется к дверной ручке, а нога поднимается на высоту ступеньки.

Тут же, приходилось приспосабливаться к совсем другим правилам, сигналам, знакам, вырабатывать новый образ действий, привычки. Замечать то, на что раньше не обращал внимания, вслушиваться и «внюхиваться» в окружающее пространство, учиться чувствовать его всей кожей.

Звучит сложно, но, на самом деле, легче чем кажется по ряду причин. Во-первых, скорость постижения новых навыков сильно зависит от того, насколько тебе это на самом деле нужно. Одно дело учиться плавать, шутки ради, в бассейне, зайдя по пояс в воду, и совсем другое — упав с корабля за борт.

Ну и во-вторых, навык перемещения по лесу это не нечто противоестественное, как те же бальные танцы, к примеру, а наоборот, некая база, фундамент, что скрыт глубоко внутри, на уровне древних инстинктов. И тут ты не сколько учишься, сколько вспоминаешь.

* * *
Судя по тому как менялась яркость солнечного света, пробивавшегося сквозь кроны деревьев, время близилось к полудню. Выходит, на той полянке он очнулся ранним утром. Довольно удачно, а то с тем же успехом это мог быть и вечер и глубокая ночь.

Немного наловчившись в перемещении по лесу он, наконец, смог немного обдумать положение, в котором он оказался и вообще, события этого дня. Как всё быстро завертелось… А ведь утро было таким хорошим!

В голове была какая-то каша. Чупокабра, вояки, вертолеты, атомный взрыв… бросивший его дядя Миша, сука! Что это вообще такое было, а? Знал бы, что всё так завертится, не ходил бы в боксе убираться. Кому теперь нужны начисто отмытые ключи…

В бегущей толпе орали, мол «война», «атака на город», но он понимал, что это не так, ну или не совсем так. Наиболее правдоподобной версией казались террористы, похитившие атомный заряд. Хотели подорвать его в городе, но их заблокировали на въезде, повоевали с ними немного, после чего они, поняв, что дело не выгорит, подорвали его прямо там.

На эту версию работало как внимание военных, так и отсутствие сотовой связи. Её просто отключили на время спецоперации.

«В принципе, правдоподобно» — решил он.

Другое дело, что в эту версию не вписывалась «Чупокабра». Будь это другой день, другое место, то он с чистой душой забил бы на этот фейк, но учитывая, что дело происходило в том же месте, вчера вечером, как раз перед тем, как всё началось, то это явно не совпадение.

Хорошо, допустим, вся эта братия на машинах и вертолетах ловила там по кустам неведомую зверушку и не сумев, с досады, шарахнула тактическим зарядом по жилому поселку, в десяти километрах от города-миллионника. Бред же! Пока версия с террористами нравится ему больше.

Ладно, в каком случае вариант с «охотой на Чупокабру» мог бы оказаться реальным? Если «красную кнопку» нажали сами вояки, то это могло быть только в том случае, если в их глазах это было меньшим злом. При этом ситуация должна была быть настолько критичной, что у них не было времени на оповещение и эвакуацию жителей.

В Шуваево открылся портал в Ад? Ха-ха… Смех-смехом, но должно быть явление сходного порядка, что за несколько часов уничтожило поселок, а так же посланных туда военных, после чего грозило уничтожить близлежащий город быстрее, чем его удалось бы эвакуировать. Пожалуй, только при таком раскладе применение ядерного оружия было бы оправданным. Бррр… Так себе, версия.

Но на эту версию работала как «явление Чупокабры народу», так и его чудесное перемещение в неведомые е***я (края) с пересадкой в крайне странном месте.

Его память сохранила отрывочные впечатления о безжизненной каменистой пустыне, руинах городка, причем, не таких руинах, что бывают после бомбежки или землетрясений, а таких, над которыми хорошо поработало время.

Ну и на десерт — лишенная кислорода атмосфера, начисто отметавшая вариант с перемещением в пределах Земли. Задыхаться ему не понравилось.

Сейчас хоть всё в порядке, воздух свежий, пьянящий. Жизнь вокруг кипит. Даже слишком, на его вкус. Каждую минуту что-то шуршало, уползало или убегало, вроде как те, забавные птицы похожие толстых гусей с куцыми крылышками. Разве что шея у них не такая длинная как у гусей, да и массивный клюв с крючком на конце больше напоминал клюв попугая, только вытянутый вперед[1].

Порой посторонится приходилось и ему. Например, однажды ему встретились птицы напоминающие страуса, только высотой больше трех метров[2]!Ничего похожего на крылья у них не было и в помине, зато были крепкий клюв и лапы, вооруженные острейшими когтями длиной с палец, что вызывало разумное опасение.

Невольно возникла мысль, что такие когти нужны не только, для того, чтобы было удобно ходить, но и для защиты от хищников. В природе ведь как всё устроено? Если где-то ходит мясо, то где-то рядом ходят и те, кто непрочь его отведать. От этой мысли Василия передернуло. Он покрепче сжал в руках свой посох и отправился дальше.

* * *
Прошло совсем немного времени, и его опасения подтвердились. Впереди, чуть левее намеченного им пути, за большим кустом послышалось низкое рычание и треск веток. Василий среагировал моментально, замер на месте, а после, осмотревшись, выбрал альтернативный маршрут. И быстро, но тихо…

Его тактическое отступление прервал девчачий визг, раздавшийся из-за куста. Эххх… После небольшой паузы и секунды нерешительности он вздохнул, пожал плечами и выставив палку вперед на манер копья двинулся в обход куста к источнику звуке.

— Аааа! Отстань от меня, отстань противный! — голосила невидимая девица. — Помогите! Помогите, кто-нибудь!

Стоило ему обогнуть препятствие, как его глазам открылась странная картина. Вокруг невысокого деревца прыгал какой-то плешивенький волчара, с подпалиной на боку. Волк раздраженно рычал и всё пытался достать кого-то, скрывающегося среди ветвей, откуда и разносились испуганные вопли.

Василий размахнулся, и швырнул в зверюгу свой шест, в последнюю секунду подумав, что это, наверно, глупо — кидать в противника своё единственное оружие…

Он почти попал, брошенная палка чиркнула хищника по спине. Василию даже на мгновение показалось, что его «копье» пролетело сквозь волка, чего, разумеется, быть не могло. Внутренне сжавшись, он в панике решал, что делать, бежать или самому тоже забраться на какое-нибудь дерево?

Всё это продлилось едва ли секунду, которая субъективно растянулась раз в десять, после чего зверь, отскочив, заскулил и убежал прочь. «Видать здорово я его приложил!» — с оттенком самодовольства подумал Василий.

— Он убежал? — раздался из ветвей девчачий голос.

— Ага! — подтвердил Василий. — Испугался!

Листья зашелестели и из из них… выпорхнула девчонка с крылышками, после чего зависла в воздухе давая себя рассмотреть.

Ростом около полуметра, обычного телосложения, разве что, миловидное и чуть шкодливое личико имело несколько кукольные пропорции. Брюнетка, глаза, насыщенного, сине-фиолетового цвета, были чуть большего размера чем следует, нос маленький, пуговкой, небольшой рот.

Верхняя курточка и сапожки на ногах — черные, с белой оторочкой. На ногах светлые рейтузы с орнаментом, чем-то напоминающим морозные узоры на стеклах. За спиной, быстро-быстро, как у колибри, работала пара небольших крыльев. Рассмотреть в движении их не было никакой возможности, но ему отчего то померещилось ночное небо покрытое множеством звезд.

— Ты кто такая?! — удивленно спросил ошарашенный Василий.

— Я? Я — Ночная фея! — с гордостью ответила парящая в воздухе малютка.

— Что?! — воскликнул он и заржал. — Я… я как-то иначе вас представлял… ночная фея! Ха-ха-ха!

Вася хохотал. Абсурдность происходящего не поддавалась никакой логике и заявление летающей малявки стало последней каплей. Внутри него словно прорвало плотину, и вместе со смехом из него изливался весь накопившийся стресс, растерянность, страх, в котором он не хотел признаваться даже сам себе.

— О чём это ты подумал, а? — возмутилась она, уперев руки в бока. — Я не такая! Это другое!

— Ага, ага! — подтвердил он, вытирая слезы. — Именно так вы все и говорите!

Ему потребовалось минут десять, чтобы прийти в себя и успокоится. Его новая знакомая за это время пару раз облетела его со всех сторон, после чего зависла перед ним и внимательно уставилась на его лицо.

— Ну как, Вась, полегчало?

— Да. — подтвердил он. — А откуда ты знаешь как меня зовут?

— Я вообще много чего знаю. — произнесла она и улыбнулась. — Всё дело в том, что я твоя тульпа, ну или ты моя, это как посмотреть…

— «Тульпа»? — удивленно повторил он. — Чё за хрень?

— Эх… Ну да, в автосервисах такому не учат… — сказала она и неодобрительно покачала головой. — Про раздвоение личности слышал? Так вот, это я — твоя Шиза!

— Не, не! Шизы мне не надо! Хотя, по итогам этого дня было бы не удивительно… — произнес он и расчесал пятерней волосы. — Лучше уж «тульпа», по крайней мере звучит не как диагноз.

— Спасибо! Мне лестно! — с ехидцей поблагодарила она и выполнила в воздухе какой-то пируэт.

— И что ты тут делаешь, в лесу? — спросил он.

— Ты не понял, Вася? Я не в лесу, я у тебя в голове. А вот ты — да, ты в лесу. Какая любопытная реальность… — произнесла она и огляделась.

— Как в голове? — не понял он. — Я же тебя вижу! Или ты глюк?

— Ну да, если по-простому, то да, я действительно «глюк». - согласилась она. — Меня видишь и слышишь только ты. Кстати, на будущее, со мной совсем не обязательно говорить вслух. Достаточно произнести это мысленно. А то говорящий сам с собой человек со стороны будет производит странное впечатление, не находишь?

— Ага… Еще подумают, что я псих с раздвоением личности…

— Вот, вот. А оно тебе надо?

— Незачем. — ответил он, и вздохнул. — Слушай, а как тебя звать то, а?

— Молодой человек желает познакомится? — поинтересовалась она кокетливо.

— Слушай, ты, мелкая!.. — вспылил он, но, взяв себя в руки, продолжил. — Должен же я как-то к тебе обращаться?

— Ну это да… Вопрос хороший, ведь имени-то у меня и нет. Ну тогда… — произнесла она высокомерным тоном, задрав вверх свой носик и сопроводив всю эту пантомиму соответствующими жестами. — …Наше Величество дозволяет тебе дать нам имя.

— Щаз как назову тебя Глашкой, «Ваше Величество»! — среагировал Вася.

— Я те шо, коза что ли? — удивилась летунья. После чего принялась летать между деревьями крича по-старушечьи: «Глашкааа! Глашкааа, ты где?! Иди сюда!»

— И в самом деле, не будем обижать коз таким сравнением. — подколол он её. — Но вопрос реально сложный… Отчего-то мне кажется, что обычное имя тебе не подойдет. Назвать «Тульпой»? Так это, как понимаю, не имя а термин… Ладно, нарекаю тебя «Тулей»!

— Хм… — пробормотала она, задумчиво. — Туля-дуля, тульский пряник… Я — Туля… Странные ощущения. Ладно, пусть будет «Туля».

— Ну, Туля, пошли дальше… — предложил он.

— Пошли! — согласилась она. — А куда мы идем?

— Прямо. — сказал Василий. — А есть другие предложения?

— Как понимаю, при отсутствии ориентиров и целей это наиболее естественное направление. — произнесла она. — Вот только почему ты ходишь кругами?

— С чего ты взяла? — удивился он.

— Ну, карты то у меня нет, и вижу я только то, что видишь ты, но зато я куда внимательнее! — похвалилась она.

— Ну значит будешь навигатором. Идем вон туда. — произнес он и махнул рукой. — Подсказывай, если меня начнет заносить в сторону.

— Договорились, шеф! Поехали!

* * *
— …Вот такая вот фигня, Туля. — подытожил он свой рассказ.

— Да уж. — согласилась она. — Это, определенно был странный день. А ведь он ещё не окончился.

— Смотри, накаркаешь, птичка.

— Кар! Кар! — прокричала она очень похоже, усевшись на ближайшую ветку, после чего, наклонив голову, прислушалась.

— Пытаешься уловить эхо? — поинтересовался Василий.

— Ты ничего не слышишь? — спросила она, и указав пальчиком добавила. — Вон там?

— Хм… — хмыкнул он и прислушался. — С направлением не скажу, а вот звук и в самом деле есть. Как-будто кто-то по дереву сильно колотит чем-то тяжелым.

— Звери обычно такой ерундой не занимаются. — заметила Туля.

— Думаешь, там люди? — загорелся он.

— Ну… мы же до сих пор не знаем, куда мы попали. — сказала он. — Явно кто-то разумный, а вот сколько у них ног или глаз…

— Растения и живность тут вполне земные. — заметил Василий.

— Ага. — согласилась она, — Вот только немалая их часть считается вымершими, да и те же Моа, к примеру, жили в засушливых степях, но ни как не в хвойном лесу.

— В общем, надо быть готовым ко всему. — подытожил он, и направился к источнику звука.

Любопытно выходит. С момента пробуждения (?) прошло часов семь-восемь, а он уже вполне освоился в босоходстве. Ноги, конечно, грязнючие… Но эту, покрывающую их корку вполне можно считать носками, натуральными, экологически чистыми.

Пару раз щепки больно впивались в его стопу и, негромко матерясь он останавливался, чтобы вытащить занозу и прихрамывая продолжить свой путь. И, что удивительно, уже через пол часа ранка переставала его беспокоить.

Повезло. А то как бывает? Разбил коленку, занес с грязью какую-то заразу и всё, прощай нога, здравствуй костыли. А тут, покрытая коркой грязи рана зажила сама в кратчайшие сроки.

Да и подошва, такое ощущение, что стала вся как пятка, грубая, жесткая. Осталось теперь ещё на стопе, сверху, вырастить шерсть, чтобы ноги зимой не мерзли, и будет совсем хорошо. Можно будет на обуви экономить…

Чем ближе они подходили к источнику звука, тем очевиднее становилось, что там кто-то рубит дерево. Более того, похоже даже, что и не одно. Лесоповал? К звуку топоров добавились неразборчивые, но более чем эмоциональные возгласы и, судя по тону, ругань.

Внезапно, стук поутих и вместо него послышался скрип и треск.

— ПОБЕРЕГИСЬ!!! — завопила Туля, резко метнувшись вправо.

Не думая, на рефлексах, Василий сиганул вслед за ней, в прыжке с перекатом, а на то место, где он только что стоял, рухнуло дерево. Не сам ствол, конечно, а вершина подрубленной сосны-великана, что произрастали в этом лесу.

— Ммм…лять! — выразил свое мнение о ситуации Василий, который мало того, что измазюкался, так еще и хорошенько получил поперек спины веткой.

С трудом поднявшись с земли, потирая спину он принялся отряхиваться от налипшей на одежду грязи. Василий настолько увлекся этим занятием, что не расслышал треска ветвей под ногами и среагировал лишь услышав за спиной возмущенный, хриплый голос.

— Какого хера ты тут делаешь, человече?!

Василий чуть было не подскочил на месте, после чего быстро обернулся на голос и уставился на аборигенов. А посмотреть было на что.

Первое, что бросалось в глаза, это их рост. На глаз чуть больше полутора метров. У одного, разве что, чуть поболее, где-то метр шестьдесят.

Одежда, брюки и что-то похожее на жилетку, расстегнутую на груди, были изготовлены из грубо обработанной кожи, сшитой даже не нитками, а тоненькими ремешками, нарезными из то же кожи и продетыми через проколотые в ней отверстия. На ногах кривенькие мокасины из той же кожи, разве что по-грубее.

Лица… Вот тут интереснее. Цвет кожи был… Чтобы убедится, Василий пробежался глазами по груди и рукам своих визави. Да, цвет кожи был серовато-зеленым, словно полинявшая военная форма. Где-то потемнее, где-то посветлее. Можно было подумать, что их сначала облили зеленкой, после чего вываляли в грязи, а потом они немного попытались все это с себя отскрести.

Чертами лица они более всего напоминали бомжей-забулдыг, разве что, в отличии от них все поголовно лысые, а на нижней части лица вместо усов и окладистых бород присутствовало лишь какое-то жалкое недоразумение из трех волосинок на квадратный сантиметр. А так, у всех лица опухшие, помятые, кое-кто с синяками и ссадинами на скулах.

Разрез глаз, форма скул, рта, носа — несколько непривычные, но в принципе в пределах расового разнообразия, присутствующего на Земле, разве что, более-менее человеческий облик нарушали типично эльфийские уши.

Чуть более вытянутые вверх и изломанные, как у профессиональных борцов, из-за чего правое ухо не всегда походило на левое, а у некоторых, кончик свешивался вниз, как у ушей спаниэля.

— Чё, мля, уставился?! — произнес рослый, (относительно своих товарищей, конечно) абориген. — Впервые гоблинов увидал, чё ли? А? Нахер пошёл! Чуть нам всем карму не попортил! Зашибли бы тебя ненароком и всё, минус десять лет труда на благо Красного Зиккурата!

Не найдя что сказать, Василий молча отошел метров на десять, а за его спиной лидер подошедшей группы из восьми человек(?) обратил внимание на своих товарищей.

— Рубите ветви, жабьи дети! Да побыстрее! До конца дня надо успеть подготовить этот ствол! А ты, Кудым, вместе с Митруком, оттаскивайте их в сторону! И резче, резче!

Работа закипела, под ругань и причудливый мат застучали топоры, которые, что интересно, были куда добротнее чем, к примеру, та же одежда этих… гоблинов. Но и они выглядели изготовленными кустарно, в той же кузнице, но ни как не та заводе.

Орудовали они ими, кстати, очень ловко. Очень. Чувствовался немалый опыт. Что-то подобное Василий видел у себя на автосервисе, когда за работу принимались мастера, вертевшие гайки уже более тридцати лет.

«Странно» — подумал Василий, — «Час назад я еще мог предполагать, что меня закинуло в тайгу или еще куда, а пересадка на другой планете мне просто причудилась, то теперь, после встречи с местными… Это определенно не Земля, но тогда почему они настолько похожи на людей? И почему я понимаю их язык? Ещё и Туля куда-то подевалась…»

Что теперь делать он не знал. Стоять и смотреть? Прикольно, конечно, наблюдать за тем, как другие работают, но что дальше? Попытаться вызвать их на разговор? Так нахер его уже послали. Кстати, его назвали «человече», значит люди тут тоже есть, но гоблины их как-то особо не любят. Но прямой агрессии не проявляют, и то хорошо.

Судя по раздающимся по лесу звукам, эта бригада была не единственной, но рассчитывать, что в другой он встретит иной приём вряд ли стоило.

Какие еще есть варианты? Василий в задумчивости почесал затылок. Просто идти дальше? Так скоро начнет темнеть, а ночью, да ещё и в лесу полном всякой живностью… Не безопасно. Да и к тому же, откровенно говоря, ему ещё и жрать охота.

«Надо найти, где они живут». - решил он. — Может там народ окажется по-сговорчивее, чем эти работяги. Если бы посреди дня к нему в бокс зашел бы какой-то мутный мужик и стал его отвлекать, а то еще и мешать, он бы его тоже послал куда подальше, а то еще и проводил бы, чтобы тот с дороги не сбился. А вот после работы, немного придя в себя он куда добродушнее, может и тут что-то подобное выгорит? Как минимум, может удастся узнать, как попасть к людям.

Определившись с планами он направился вдоль ствола сосны, в ту сторону, откуда пришла эта бригада. Дерево впечатляло. У основания его диаметр составлял около метра, и перерубить его топорами, наверняка, стоило не мало труда. Особенно для столь субтильных существ. Это вам не канадские лесорубы — дровосексуалы.

* * *
Не нужно было быть великим следопытом, чтобы определить путь, которым не раз пользовались несколько десятков… существ. Следуя натоптанной тропе, минут через пятнадцать он вышел к деревне. Хотя… слово «деревня» подходило тут с большой натяжкой.

Первое, что он увидел, это частокол высотой метра в три. Ворота, к счастью, были открыты. Стражи на воротах небыло. Странно.

Посреди огороженного пространства, размером в два футбольных поля стояла крепкая изба с пристройкой. Напротив здания было открытое пространство, вроде площади, а за её пределами вся территория была застроена землянками, соединенными между собой траншеями. Казалось, что деревня просто погрузилась в землю по самую крышу, а потом к ним прокопали ходы.

Жизнь в поселении шла своим чередом. Женщины готовили, шили, убирались, дети помладше игрались, а постарше — помогали матерям. Все зеленые, ушастые, маленькие.

Женщины ещё ниже мужчин, в среднем где-то метр сорок, но в отличии от мужчин обладали хоть какой-то шевелюрой, пусть и жиииденькой. Материал для одежды тот же, разве что фасон иной и кое-где, по подолу, рукавам одежда украшена каким-то орнаментом.

Какого-то ажиотажа его появление не произвело. Женщины глянули, оценили по каким-то своим критериям, и вернулись к своей работе. Очевидно, что его не сочли ни опасным, ни интересным. Ребятня же какое-то время разглядывала его издалека, шушукаясь между собой, а потом, вероятно, сочтя скучным, так же вернулись к своим занятиям.

Немного подумав, он решил обождать, пока мужская часть деревни вернется с работы, поскольку какие-то его поползновения в отношении женщин и детей, расспросы, просьбы, могут быть не правильно поняты.

Чтобы скоротать время, Василий уселся на землю, прислонившись спиной к частоколу. Ноги после долгой ходьбы по лесу гудели, стопы, местами, немного чесались. Наконец-то можно немного передохнуть.

Интересно, а как он выглядит с точки зрения местных? Высокий, в основном чистый, в качественной одежде… Наверно, он похож на мажора, что вышел из своего «бентли» и прогуливается по бедному району в костюмчике, что стоит дороже, чем весь этот поселок вместе с его жителями. Не удивительно, что они относятся к нему с настороженностью и не идут навстречу. Для них он чужак.

Пощупав рукав он нахмурился. Странное дело, ему показалось, что ткань какая-то другая. Цвет, размер, фасон — всё то же, а вот сама ткань другая. Не… бред. Просто устал, вот и мерещится всякое.

Вечерело. Стоило солнцу приблизится к горизонту, как под кронами деревьев резко потемнело. Жители деревни разожгли факелы и их колеблющийся свет озарил территорию внутри частокола.

Открылась дверь сарая-пристройки, что опирался на стену центральной избы и из неё вышли… два бугая. Другого слова в голову Василию не пришло. В принципе, чем-то они напоминали гоблинов. Цвет, форма ушей, лысая голова, вот только ростом они были около двух метров и килограмм по сто пятьдесят весом. Сто пятьдесят килограмм мышц.

Выйдя на площадь они выполнили небольшую разминку, в ходе которой один из них заметил Василия. Пошушукавшись с товарищем они продолжили упражнения, выполнив которые резво выбежали из деревни в лес.

Обратно они вернулись менее чем через час, уже нормальным шагом, поскольку каждый из них нес на плечах добычу, какое-то копытное. То ли какая-то антилопа, но ли олень… Вася разглядел рога и хвост, а что за вид такой, он не понял.

Уложив туши на площади, два бугая уселись на скамеечку у вход в избу, а народ пришел в движение. Сначала две группы по пять гоблинш сняли с «антилоп» шкуры, и немного поругавшись, поделили их между собой, каждой по куску. Ну а потом на добычу накинулись все остальные словно пираньи, резво орудуя ножами, норовя отрезать кусок получше.

Несколько раз в толпе склоки грозили перерасти в драку, но окрик наблюдающих за делёжкой «орков», как их решил называть Василий, гасил конфликт, и до поножовщины не доходило.

Что интересно, никто из женщин не посягал на задние конечности добычи. Причина этого стала ясна чуть позднее, когда остальная часть туши была разделана и на земле остались лежать лишь кости да требуха.

Из избы вышли три гоблинши, одетые чуть наряднее чем остальные, срезали мясо с задних конечностей и забрали в дом. После чего, группа подростков выволокла останки туш за пределы поселка и присыпали песком лужи крови.

В воздухе запахло жаренным мясом. Желудок Василия подал голос, но он смекнул, что чужаку претендовать на долю добычи, что среди своих делится таким вот образом, будет неблагоразумно.

Его задача на данный момент выжить, а для этого в первую очередь нужно собрать информацию о местных порядках и, если возможно, как-то встроиться в эту систему. Единственная альтернатива этому — прямо сейчас встать и уйти в ночной лес, от которого местные жители отгородились трехметровым частоколом, чтобы быть сильным и независимым, вне этого общества.

Ему и без того фантастически повезло, что он говорит на одном языке с местными жителями, хотя понятия не имеет, как это возможно, и что до сих пор он не вызвал к себе явной агрессии, нарушив по незнанию какой-нибудь местный обычай. Так что не будем усугублять… А то его самого вот точно так же разделают на этой площади. Лучше уж пару дней поголодать.

А вон и работники с лесоповала возвращаются. Хмм… Вместо того, чтобы расходиться по домам, они собрались на площади, выстроившись в одну шеренгу полукругом. Василию даже удалось их сосчитать, сорок две штуки.

Им пришлось подождать минут десять, пока из избы не вышел, судя по всему, местный «пахан». Рост выше среднего казался ещё выше из-за здоровенного головного убора изготовленного из кожи, украшенной выточенными из кости пластинами с узором, птичьими перьями и какими-то блестящими камешками.

Солидности добавляла добротная одежда из хорошей ткани, что с некоторым трудом сходилась в талии, а также посох, не палка, а именно посох, украшенный сверху кристаллом, что тускло светился в наступивших сумерках.

Пройдя вдоль шеренги, глава деревни секунд на десять-пятнадцать касался навершием своего посоха каждого из работников, и после каждого такого прикосновения кристалл на нем разгорался всё ярче и ярче, да так, что в конце процедуры он сиял подобно электрической лампочке.

Встав перед гоблинами, вожак выждал небольшую паузу, вероятно давая возможность высказать «жалобы и предложения», после чего развернулся и ушел в дом.

Стоило двери за ним закрыться, как народ зашевелился и все разошлись в разные стороны, по домам.

Постепенно жизнь в поселке затихала. То тут, то там гасли факелы, народ ложился спать. «Орки» заперли ворота и по очереди вставали со своей скамеечки и делали обход. Судя по всему, как решил Василий, с наступлением вечера они проснулись и, сходив на охоту, приступили к ночному дежурству.

За частоколом время от времени орали ночные птицы, слышался треск ветвей и какая-то возня неподалеку от ворот, куда подростки отволокли остатки туш. Никто не пытался перелезть через забор или сломать его. Было тихо. Василий и сам не заметил как уснул.

Глава 3

Василий вздрогнул и проснулся. Тело ужасно затекло и он здорово продрог. Чувствовал себя твердым, мороженным куском мясного фарша.

— Ух… мляяяя… — прокряхтел он.

— И тебе доброе утро! — поприветствовала его Туля, сидящая на камне неподалеку и внимательно рассматривающая собственный маникюр.

— О, как… Извиняйте, мадам, что не могу предложить вам горячий кофэ с круасанами, мля… — прохрипел Василий в скверном настроении. — Куда пропала?

— Как мило, что ты интересуешься! — прощебетала она, и, взлетев, выполнила в воздухе пируэт. — Мне нужно было припудрить носик!

— Чё? Воображаемые феи тоже какают? Наверно, радугой, да? — пробормотал ворчливо Василий, и кряхтя поднялся с земли.

Он никогда не понимал, зачем нужна та зарядка, что в детстве заставлял его делать отец, но тут она оказалась очень кстати. Кровь побежала по жилам, тело согрелось и на смену «одеревенелости» пришла нормальная гибкость.

— Могут же у меня быть свои собственные дела? — поинтересовалась она. — У меня очень богатый внутренний мир! Ну а если серьезно, ты ведь так и не научился разговаривать со мной мысленно. Что если при первой встрече с местными жителями ты будешь следить глазами за чем-то невидимым и разговаривать с воображаемым собеседником?

— Деревня… не поймут…

— Вооот! — подтвердила она, подняв вверх палец. — Я и без того ощущаю, что твое появление здесь, для них — разрыв шаблона. А если еще и поведение покажется им неадекватным… Так что я просто позаботилась о твоей безопасности. К тому же, ты всегда мог меня позвать, просто тебе это в голову не пришло, ведь так?

— Ага. Спасибо, ты довольно тактичная и рассудительная шиза. — произнес он, понемногу приходя в себя.

— Да! Тебе со мной очень повезло! — ответила она жизнерадостно. — Что планируешь делать?

— Жрать хочу. — произнес Василий, ощущая сосущую пустоту в желудке. — А за просто так, чувствую, тут не наливают и закуску не приносят. Да и понять надо, куда я попал и что делать дальше.

— Выживание и сбор информации. Отличный план! — одобрила Туля. — Тут и добавить нечего. Разве что, имей в виду, что судя по всему общество тут очень иерархическое, и едва ли они поставят тебя над собой начальником, мол «придите, Василий Первый, княжить и владеть нами». Скорее наоборот.

— Ну, я работы не боюсь! — заявил он с некоторой гордостью.

— Я немного о другом… — произнесла она, и замялась. — Ладно… сам разберешься. Я в тебя верю.

— Ну да, спасибо. — чуть рассеяно произнес он, разглядывая пробуждающееся поселение.

— Хорошего дня, Вась! — пожелала она. — Я полечу пока «за нектаром утренних цветов», ты, если что, зови, но только учись делать это мысленно.

— Ага, до встречи Туля… — попрощался он и полностью сосредоточился на происходящем.

Загорелись костерки и по земле потянулся дымок. Видать, решил он, завтрак разогревают. Он бы сейчас тоже позавтракал… Но хорошо, что хоть за частокол не выгнали и то ладно. Вон, кстати, и «орки» окончили смену. Похоже, что хищники тут промышляют в основном ночью.

На центральной площади поселения начали собираться гоблины. Прямо «утреннее построение», как в армейке. Может это вообще колония-поселение? Местный «лесоповал»? Хотя, вряд ли… Всё же, женщины, дети… Да и женщины — домохозяйки, что для ЗК не характерно. Так что, нет, хотя что-то такое в местных порядках есть.

Василий встал и направился к месту общего сбора. Неловко как-то, но, как говорится, жить захочешь и не так раскорячишься. Голод, он, того… стимулирует.

Странно ему было находится среди зеленокожих, остроухих людей… Но, именно людей, странных, других, но при этом вполне понятных. Было у него ощущение, что окажись он в Африке, в племени пигмеев, то там ему освоится было бы куда сложнее, чем тут. Чудно всё это…

Из своего «дворца» вышел местный главарь и оглядел присутствующих. При виде Василия он удивленно приподнял бровь, но никак не прокомментировал. Выдержав небольшую паузу он обратился к присутствующим.

— Сегодня, четвертого мая пятьсот двенадцатого года, по велению Неба и под руководством духов мы продолжим наш славный труд на благо Красного Зиккурата, да стоит он вечно! Пусть мы, гоблины, его нижняя ступень, но это никак не умоляет ни нас, ни наш труд! Мы его фундамент! На нас всё держится, мы основа постчеловечества! Покинув умирающую под властью Чумы Землю и ветхие тела, под руководством Высших мы обрели наш новый мир, Филактерию Человечества, и вечную жизнь в нём! — торжественно провозгласил он. После чего продолжил в более спокойном тоне. — Сегодня, старшему сыну Анги исполняется восемнадцать лет и по этому, до обеда мы работаем как обычно, а после обеда праздник Воплощения, пир и отдых.

Гоблины восприняли новость с энтузиазмом, в толпе народ сразу зашушукался, где-то послышался даже тихий смех. Василий несколько прибалдел от свалившихся на него откровений и поэтому чуть не пропустил финальную реплику.

— Есть какие-то вопросы, жалобы, пожелания?

— Да… Пожелания есть. — несколько неуверенно произнес Вася. — Я тут у вас ещё немного задержусь… И я, это, готов поработать за еду…

— Хорошо умеешь обращаться с топором? — поинтересовался «вождь».

— Ну… не так хорошо как другие… — произнес он и огляделся по сторонам. — Но много ли ума надо, чтобы им стучать?

— А топор у тебя есть? — последовал следующий вопрос.

— Ну… нет. — растеряно ответил он.

— Значит лесорубом тебе не быть… — подытожил его собеседник. После это он, отчего то ухмыльнувшись, обратился в толпу. — Арнас, возьмешь его к себе, третьим? А то, как я погляжу, городской до сих пор гоблинского пота не нюхал, любопытно ему.

— Не извольте, мля, сомневаться! — ответил из толпы гоблин, как показалось Василию, тот самый, что вчера руководил работой. — Нарисуем из него такого кадра, до самых глубин… души прочувствует жизнь гоблинскую!

— Вот и хорошо. — улыбнувшись подытожил глава поселка. — Всё, приступайте к работе!

Развернувшись, он направился в свой дом, а народ засуетился, и прихватив инструмент потянулся к воротам.

Слушай сюда, человече. — произнес Арнас. — Сейчас, мля, возится с тобой мне не досуг, понял? Вон, видишь, стоят двое? — он показал пальцем. — Это Митрук и Кудым, твоя новая семья, мля. Идешь к ним и делаешь то же, что и они. Ну а потом, при случае, мы, с моими корешами, с тобой познакомимся поближе.

Глядя вслед удаляющемуся, гаденько хихикающему гоблину, Василий подумал, что чего-то не догоняет. Интуиция подсказывала, что во всём этом был какой-то нехороший подтекст. А вот что именно имелось в виду? Решив, что дальше видно будет, он направился к своим напарникам.

Подойдя к ним поближе Василий задумчиво почесал затылок. По ходу дела, это и в самом деле не ВИП-отряд. Не, ну в принципе оно как бы и логично… Если ты по местным меркам ничего толком не можешь, то изволь пахать с теми, с кого спрос невелик на самых малопочётных работах.

— Угораздило же тебя, человече… — прокомментировал его новый коллега, зачуханный гоблин с потухшим взглядом. — Меня Митрук зовут, а это Кудым, он всё понимает, но большую часть времени особо не разговорчив.

— И в чём наша работа? — поинтересовался Василий, покосившись на Кудыма, что остекленевшим взглядом смотрел куда-то вдаль, а из уголка рта текла тонкая струйка слюны.

— Как ты сам понимаешь, стволы деревьев забирает ближайший деревоперерабатывающий комплекс, а сучья и ветви — принадлежат нашему аркому и уходят, большей частью на топливо для костров. Вот, наша основная работа — таскать с лесоповала эти сучья в поселок, ломать на куски поменьше. Работа, по сути, женская.

— Ага… Понятно. Ну в общем то ничего сложного. — произнес он и поинтересовался. — А этот Арнас, кто такой, чего он тут так раскомандовался? Такой же, вроде, гоблин как все.

— А… Ты не понял? Он в прошлой жизни был орком, а нравы у них, сам знаешь какие…

— «Ага!» — подумал Васлилий. — «Значит те два бугая и в самом деле орки!»

— …был орком, но его за что-то разжаловали. Сам он не говорил, но думаю, за неповиновение приказам. Характер у него больно… дерзкий. — сказав это Митрук покачал головой, скривился и сплюнул. — Он тут еще собрал себе единомышленников и ссыт им в уши, мол вытащит их из гоблинов в орки. По факту они они тут и заправляют, впрочем, на власть шамана они не покушаются, а наоборот, тщательно вылизывают его зеленую задницу.

— Короче, то ещё мудачьё… — сделал вывод Василий.

— Mudach'yo? — тщательно выговаривая по буквам повторил Митрук. — Хорош ты ругаться! Какое милое ретро, даже автопереводчик не сразу справился. Ладно, пошли работать, а то все уже там, а ветки оттаскивать некому.

* * *
Работа оказалась вполне не напряжной. Делов-то, хватай и тащи ветки к воротам поселка. Кудыма оставили там же, поручив ломать ветки об колено на более короткие куски. При его… ограниченных возможностях, такая нехитрая и монотонная работа была самое то.

Таская тяжелые ветви, многие из которых были толщиной в руку Василий заметил, что с каждым часом делать это становилось всё легче и легче. Такое ощущение, что тело в ускоренном темпе наливается силой, словно он уже пару месяцев посещает спортзал.

Всё это было одновременно и утомительно и, по своему, приятно. По этой причине сигнал к обеду он воспринял с некоторым разочарованием, но лишь на секунду, поскольку его желудок «подал голос» и с его доводами спорить было сложно.

Народец потянулся к поселку и входя, как и вчера вечером принялись выстраиваться полукругом на площади. А шаман, похоже, сегодня тоже потрудился. В центре площадки на песке была вычерчена сложная фигура диаметром около трех метров.

Вооружившись своим посохом, с кристаллом в навершии, он пошел вдоль выстроившихся полукругом гоблинов, на несколько секунд касаясь их груди светящимся камнем, что после каждого прикосновения разгорался всё ярче.

Подойдя к Василию он так же приставил кристалл к его груди. Васёк вздрогнул, ощутив вместе с прикосновением адресованный к нему вопрос. Нельзя сказать, что вот у шамана в глазах был вопрос. Нет. Никаких слов или звуков, просто он ощутил, что от него ожидается ответ, «да» или «нет», согласится или отказать.

— «Ну, пусть «ДА»» — подумал он. И тут же почувствовал себя воздушным шариком из которого выпустили воздух. Весь тот мышечный тонус, вся сила, что он наработал за пол дня испарились в один момент.

— «А шаман, похоже, могёт не только фокусы показывать и речи толкать». - подумал Василий. — «Не в этом ли секрет орков? Уж больно они смахивают на гобинов, вот только на стероидах, на хороших таких, волшебных стероидах, раз уж вымахали на пол метра выше своих товарищей. А ведь хитро выходит… Гоблины трудятся, набираются сил… Но зачем шаману толпа сильных? Все их силы изымаются и передаются двум, преданным лично ему бугаям. Ведь тот, кто дал, наверняка и отнять может. Ну не верю я, что у него нет на них управы. Про того же Арнаса Митрук сказал, что тот бывший орк, правда он еще сказал, что это было «в прошлой жизни», что бы это ни значило».

— «Умница!» — прошелестел в голове голос Тули — «Правдоподобная версия, разве что насчет подчиненности орков, скорее всего, дело обстоит сложнее. Они, вероятнее, не личная охрана шамана, а гарнизон, выставленный главой района, или как он тут называется.»

— «Блин!» — проговорил про себя Вася, вздрогнув. — «Это было несколько неожиданно!»

— «Привыкай!» — прощебетала она в ответ. — «Правда, кое-что ты, всё же, сегодня проглядел… В общем, добрый тебе совет, если сегодня будет какая-то гулянка, вроде как шаман что-то такое обещал, то не налегай на алкоголь, а лучше вообще откажись».

— «Пожалуй и в самом деле…» — мысленно согласился он. «Пацаны мало того, что зеленые, как черти, так ещё какие-то мутные… Такси не вызовешь, домой не отвезут…» — подумав это он немного взгрустнул. — «Лучше я послушаю, чего они по-пьяни болтать будут. Мало ли, вдруг чё полезное услышу».

— «Во!» — восхитилась Туля — «Слова не юноши, но мужа!»

— «Ладно тебе!» — подумал он. — «Смотри, смотри! Чего они вытворяют-то!»

А посмотреть было на что. Пока он тихо сам с собою вел беседу, на площадь подтянулось всё население поселка. В центр начерченной на земле фигуры зашел молодой гоблин, судя по всему тот самый именинник, сын Анги. Странный способ назвать, кстати. Своего имени у него нет, что ли?

Василий в принципе уже настроился, что сейчас всё население посёлка зарядит дружно «Happy Birthday to you!» Вот только настроения в толпе царили уж больно противоречивые. Да и сам виновник торжества откровенно боялся.

И дело явно было не только во всеобщем внимании. Он до ужаса боялся того, что должно было произойти. Чувствовалось, что он разрывается между необходимостью стоять на месте и желанием убежать куда подальше.

Стоя посреди вычерченной на земле фигуре, он искоса поглядывал на стоящую неподалеку мать, что с трудом сдерживала слезы. Её подруги одновременно поддерживали, и как казалось Василию, удерживали её от вмешательства в ритуал «Воплощения», о котором с утра упоминал шаман.

— «Что за фигня?!» — подумал он. — «Можно подумать, его тут казнить собираются!»

Не только мать именинника, но и вся женская половина поселка, в той или иной мере находилась в подавленном состоянии. Среди мужчин же настроения разнились от полного равнодушия, до легкого интереса.

Началось! Шаман, обойдя узор со стоящим посреди него молодым гоблином, трижды ткнул посохом в отдельные точки рисунка, после чего его линии засияли зелёным светом и как-будто задымились.

Парнишка только и успел коротко всхлипнуть от ужаса, как откуда-то сверху ударил луч света, словно сияющей колонной соединивший небо и землю. Хлопок, и волна сжатого воздуха, словно порыв ветра ударила во все стороны. Свет погас. Всё закончилось.

Проморгавшись от яркого света и попавшей в глаза пыли Василий взглянул на стоящую посреди площадки фигуру. На первый взгляд ничего не изменилось. Но стоило приглядеться…

Паника и ужас владевшие им ещё несколько секунд назад куда-то делись, словно кто-то щелкнул переключателем и одно состояние сменилось другим. Молодой гоблин спокойно стоял опустив голову вниз, мерно вдыхая и выдыхая воздух.

И вроде бы всё тоже самое, но осанка в чём-то неуловимо другая, иные движения, иной язык тела. Вот он повел плечами, обхватил себя рукам и подняв голову огляделся по сторонам.

— Здорово мужики! — поприветствовал он присутствующих. — Меня Воканом зовут. Куда я попал?

— Фронтир, Аккадский округ, семнадцатый дереводобывающий арком. — произнес шаман местный адрес, после чего спросил. — По словам духов, тебе уже доводилось валить лес. Так?

— В прошлой жизни трудился на каменоломне, не долго, чуть больше одиннадцати лет, после чего попал под обвал. — ответил он, — А до того, две жизни работал на лесоповале.

— Отлично. Значит и навыки есть и общий порядок знаешь. — довольно произнес Глава поселка, после чего обратился ко всем присутствующим. — Вы пока знакомьтесь с Воканом, а Иртег с Нылогом сходят за мясом. Ну а вечером будет вам от меня две бочки браги. Гуляйте!

Народ довольно загудел и потянулся к новенькому, а оба орка сорвались с места и побежали в лес.

— Етить-колотить! — пробормотал Вася себе под нос, вспомнив своего деда, и почесал в задумчивости затылок. — «Это что же выходит, в тело пацана подселили душу умершего? И умершего не раз, судя по всему. Что там с утра говорил шаман? А?»

— «Напомнить?» — прошептал в голове голос Тули.

— «Да, пожалуйста.» — подумал про себя Василий.

— «Покинув умирающую под властью Чумы Землю и ветхие тела, под руководством Высших мы обрели наш новый мир, Филактерию Человечества, и вечную жизнь в нём» — произнесла она голосом шамана, так, словно проиграла запись.

— «Спасибо!» — поблагодарил он её. — «Выходит, что таким образом они и живут уже… Сколько он там сказал?»

— «Пятьсот двенадцать лет» — подсказала Туля.

— «Ого… Жизнь за жизнью… Прикольно, конечно… Но какой ценой?»

— «Ценой стирания личности этого тела. Оттого, вероятно, ему и имени не давали. Да и реакция Анги, его матери, теперь понятна. Как ни как, фактически её сын умер и его тело занял посторонний мужчина.» — ответила она.

— «Но и она сама, судя по всему, не раз и не два «Воплощалась» в телах чужих дочерей» — подумал Василий. — «Система понятная. Вечная жизнь, причем не для «элиты», а для всех — это, конечно, круто… Но есть в этом что-то… подлое, противоестественное. По сути все они покупают себе новую жизнь, ценой чужой жизни, и растят детей на убой, отлично понимая это.»

— «А будь ты умирающим стариком, как бы ни было сложно тебе сейчас это представить, и тебе предложили вновь стать молодым и здоровым, ты бы согласился на такую цену? — спросила Туля. — «Тебе не нужно ничего делать. Всё сделают за тебя. Никто тебя не осудит и не накажет. Только согласись и всё. Как ты поступишь?»

— «Не знаю…» — честно ответил Василий. — Может и соглашусь, вот только чувствовать себя буду очень гадко.»

Народ разбрелся по поселку, или «аркому», как они его называли, обсуждая текущие новости и гадая, к чьей бригаде добавят новичка. Глядя на всё это Вася вдруг понял, что не знает куда ему деваться и что делать.

Орки ушли за мясом, гоблины готовятся жрать-гулять, а что делать ему? Как минимум пожрать он сам не прочь, причем очень даже, вот только как это организовать?

Пользуясь преимуществом роста он принялся выискивать свою бригаду, Митрука с Кудымом. Как оказалось, эта же мысль пришла и им в голову, поскольку почти сразу он увидал их обоих, идущих к нему.

— Пошли, покажу тебе нашу ячейку. — произнес Митрук и махнув рукой показал в дальний угол посёлка.

Идти пришлось совсем недалеко, что не удивительно, принимая во внимание размеры поселения.

Кудым, ты пока разводи огонь, а я постараюсь урвать нам мяса. — Начал распоряжаться он. — Ну а ты, — обратился он к Василию, — Пока привыкай, осваивайся. Дальше все обязанности будем уже на троих делить. Ну и за Кудымом присмотри, помоги если у него чего-то не будет получатся.

Митрук убежал в сторону площади, где женщины уже караулили орков с добычей, а Кудым принялся складывать заготовленные ветви на кострище рядом с входом в землянку.

Сложив для начала тонкие и сухие веточки, он подоткнул под них высушенный мох, после чего достал из кожаного мешочка на поясе какую-то железку с камнем и принялся бить одно об другое.

От ударов железки о камень сыпались яркие искры, словно от болгарки, и от них, минут через пять затлел мох, а еще через несколько секунд вспыхнуло пламя, принявшееся пожирать скармливаемые ему веточки.

На дебильном лице Кудыма промелькнуло выражение довольства, и он, слегка поёрзав, уселся перед костром, после чего уставился на огонь своим фирменным остекленевшим взглядом.

С веток нормальных углей так просто не получишь и Василий начал подкладывать дровишки потолще, дополнительно обложив костер камнями, чтобы он не рассыпался.

Минут через двадцать-тридцать вернулся Митрук со свертком килограмма на три-четыре.

— Повезло! — произнес он довольно. — Вы тут начинайте жарить, но без меня не ешьте! — попросил Митрук, после чего скрылся в землянке, из которой вскоре показался с грубым глиняным кувшином на пару литров в руках. — Я пока за бухлом сбегаю. — предупредил он и скрылся из виду.

Кудым достал кусок доски на котором с помощью грубого ножа, а по факту просто заточенного о камень куска железки, начал нарезать мясо более-менее одинаковыми кусками, а Василий принялся нанизывать их на тонкие прутья, обнаружившиеся неподалеку.

— «Вот тебе и майские праздники! Вот тебе и шашлыки в лесу». - подумал он про себя. — «Дичь какая-то… Чудной лес, чудной поселок с его чудными обитателями — маленькими зелеными мужичками и бабёнками. Магия-шмагия, публичное переселение душ. Что дальше? Огнедышащий дракон?»

— «Я бы не стала на сто процентов отрицать такую вероятность» — откликнулась Туля. — «Может дракон, может ещё кто, смотря с какой стороны ветер подует…»

— «Ага, вот ещё и ты, шиза…» — мысленно обратился к ней Василий. — «Вот скажи мне, родная, где ты была неделю назад? Уж больно странное совпадение, что стоило мне попасть в мир «Магии и гоблинов», как и ты тут как тут. А?»

— «А может ты при перемещении головой ударился?» — выдала версию она.

— «Или на меня так воздух местный подействовал!» — передразни он её. — «Ответа не будет?»

— «Всё что я тебе сказала при встрече — правда. В каком-то смысле… С определенной точки зрения…» — произнесла она успокаивающим тоном. — «Со временем ты всё узнаешь. И к тому же, имеет женщина право на свои секреты?»

— «Секреты, секреты…» — проворчал мысленно Василий. — «Откуда мне знать, что ты там задумала?»

— «А откуда тебе знать, что задумал тот же Кудым? Или Митрук?» — спросила она. — «Или ты им безоговорочно веришь, а мне нет?»

— «Тут никому нельзя верить…» — подумал он.

— «Ну и хорошо, мысль в общем-то здравая, вот только что это меняет в наших отношениях?» — поинтересовалась она. — «Не будем разговаривать? Так тебе это нужно куда больше чем мне. Лично мне тут никто ничего не сможет сделать, а вот твоя задница под угрозой!»

— «Эээ! Мелкая! О чём это ты?» — чуть не прокричал вслух Василий.

— «Скоро поймешь, Мистер Сообразительный!» — съехидничала она. — «Хорошего вечера!»

Вернувшийся с полным кувшином браги Митрук, судя по поблескивающим глазкам, уже успел к нему приложиться. Пахло из кувшина мерзко. И уж насколько Василий не приучен к французским винам, предпочитая им недорогое пиво, но тут уже от одного только запаха его передернуло.

— Ха! — усмехнулся он. — Разумеется, это не ваш виски! Грубое гоблинское пойло! Но знаешь, что я тебе скажу? Совсем скоро ты будешь рад и ему! Ну а пока, давайте жрать, раз уж есть такая возможность. А я еще и прибухну, а то чувствую, сегодня Арнаса с его кодлой пробьет на развлечения…

* * *
Не смотря на варварский способ приготовления, без соли, специй, без замачивания в маринаде, шашлык вышел на удивление вкусным. Тут, как говорится, «голод — лучшая приправа».

За всеми делами наступил вечер и начало смеркаться. Посёлок гулял. Повсюду слышался пьяный ржач, громкие беседы с выяснением отношений и даже, судя по всему то там, то тут «философские диспуты» переходили в банальную драку.

Василию было неуютно. Он небыл выпускницей Института благородных девиц, собственно, буквально два дня назад они с ребятами тоже вечерком посидели и отдохнули. Но отдохнули-то культурно! Не то, что эта вот… вакханалия…

К их костру нетвердой походкой подвалил какой-то гоблин, и, хлопнув Митрука по плечу заявил: «Пошла… пошли Митрух, Арнас зовет!» Тот как-то съежился и затравленно глянул на Кудыма с Василием.

Поднявшись, он, вздохнув, отправился за посыльным. Сделав пару шагов он обернулся и сказал Василию: «Слухай, если вдруг тебя сегодня позовут… Там, внутри есть светильник, жиром заправленный, так ты его возьми, легче будет…»

Васёк смотрел ему в след, а в его голове протяжно звенело: «Мляяя…» Внезапно, ему всё стало понятно, вот только радости это понимание не принесло… В голове метались тысячи мыслей, главная из которых — «А что делать? Что делать-то?!» Бежать из лагеря в ночной лес? А какая альтернатива? А ведь Мелкая всё поняла и ещё подкалывала его…

— Что, неужели только сейчас всё понял? — раздался у него под ухом вопрос.

Василий поднял голову и уставился на Кудыма, что смотрел ему в лицо абсолютно разумным и чуть насмешливым взглядом.

— Ааа… чего это ты… А, вот… А теперь… — расстеряно промямлил он в ответ.

— Это довольно интересная техника по расщеплению сознания. — произнес Кудым. — Я овладел ей в прошлой жизни, когда осознал, что гоблином быть мне ещё долго. Это можно сравнить с полётом на авиетке, когда ты сидишь, погруженный в собственные мысли, а автопилот везет тебя к месту назначения. Я лишь время от времени, образно говоря, «поглядываю в окно». Чтобы не делали с этим телом — меня это никак не касается, собственно именно поэтому Арнас со своей компанией предпочитают коротать досуг в обществе Митрука. Там, понимаешь ли, эмоции, а не просто тело. Я пытался его обучить этой технике, но увы… Всё же, он гобли, и не более того.

— А ты нет? — спросил Василий, всё еще находящийся в смятении.

— Ну, формально, уже вторую жизнь гоблин. Но это же просто тело… А вот до этого… Позволь мне сохранить это в тайне, скажу лишь только, что к бессрочной ссылке в гоблины меня приговорили не люди, не жрецы, а Небесный Суд Высших, как они предпочитают себя называть. И знаешь… Я не сразу пришел к этой мысли, но теперь я доволен. Только сейчас я по-настоящему счастлив и свободен!

— Свободен от здравого рассудка? И поэтому счастлив?! — поинтересовался ошарашенный Василий.

— Вовсе нет, отнюдь! — улыбнувшись ответил Кудым. — Официальная идеология нашего общества, Красный Зиккурат, постулирует разделение на расы, классы, ступени и уровни и задаёт человеку цель — расти, развиваться, совершенствоваться, и через это занимать всё более высокое положение, и таким образом всё общество бессмертных, в целом, будет двигаться к совершенству.

Вот только по факту, уже через сто лет после Эпохи Капа, когда окончательно сформировалось наше Государство в том виде, как оно существует сейчас, выяснилось, что подняться на следующую ступень ты сможешь только тогда, когда там освободится место…

Да и к тому же, если, вдруг, миллион гоблинов решат перейти в класс людей-ремесленников, то кто будет валить лес, добывать в шахтах руду, выращивать на полях хлеб?

Неее! Рабы нужны всегда, и стать им очень легко, а вот чтобы стать надсмотрщиком за рабами, нужно постараться! Расталкивая локтями, шагая по спинам! И даже поднявшись на ступень выше ты не почиваешь на лаврах, а постоянно ходишь под Дамокловым мечом! Как поднялся, так и скинут. И чем выше ты поднялся, тем грубее и жёстче идет игра, тем легче улететь в самый низ, а то и ещё ниже…

Так что именно тут, на дне, среди гоблинов, я более всего свободен, поскольку ниже мне уже не упасть. Мой распорядок предопределен, кой-какой быт налажен, а расщепление сознания спасает меня от негативных сторон такого существования, так что «выхожу наружу» я крайне редко. Только если вижу что-то, что привлечет моё внимание.

— Я, что-ли? — спросил совершенно запутавшийся Василий.

— Именно! Плюс в карму за сообразительность! — произнес Кудым и рассмеялся. — То, как ты вел себя сегодня… Было очевидно, что ты впервые в малом аркоме. Я тогда ещё удивился, как можно за пятьсот лет впервые оказаться на лесоповале, но решил, что чего только не может быть. А вот сейчас я решительно не понимаю, что мне думать. На всё то, что я тебе говорю ты реагируешь так, как-будто слышишь это в первый раз. Но как такое может быть?! Тебя что, всё это время, жизнь за жизнью держали под замком? Вдали от людей?

— Пару дней назад… — начал осторожно Василий. — Я очнулся в лесу. И я понятия не имею где я, и как я тут оказался…

— Восхитительно! — исренне удивился Кудым. — А что до этого было, помнишь?

— Был атомный взрыв, я бежал, много людей бежало, потом что-то мигнуло и вот я тут.

— Да… жаркие тогда были денёчки… Мало нам было одной только Чумы, что к тому моменту пожрала уже почти всю Евразию, так еще и эти… разного рода фундаменталисты, что сочли кощунственным нашу попытку спасения и объявили нам войну.

Само по себе строительство Филактерии, да еще и в сжатые сроки — нетривиальная задача, а делать это под атакой наседающих армий, не брезгающих к тому же и ядерным оружием? «Прославим же Конец Мира, братья! И да приблизим его!»

К концу строительства в живых оставались едва ли один из десяти. Всем остальным, выжившие, отрезали головы и подключали к системе. Нечто подобное, видимо, произошло и с тобой. Вот только по какой-то причине ты вошел в этот мир только сейчас, пятьсот двенадцать лет спустя…

— Еще я помню какую-то пустыню, посреди которой виднелся огромный зеркальный купол, с гору размером. — поделился Василий.

— Снаружи область фазированного пространства и в самом деле выглядит как зеркальный шар. По крайней мере согласно расчетам. — произнес Кудым задумчиво. — Но во-первых, в пустыне находится эльфийский «Ковчег», а наша «Филактерия» расположена у подножья Скалистых гор, ну и во-вторых, ты никак не мог видеть её снаружи, поскольку после активации установки ни один материальный объект извне не может попасть вовнутрь. В этом-то весь и смысл.

— Хм… я тогда ещё задыхался…

— Вероятнее всего это были галлюцинации из-за нехватки кислорода. Вот и вспомнил образы из сенсив-промо. Там было что-то похожее, то, как будет выглядеть со стороны наш новый дом.

— Ммм… Может и так.

— Мне трудно представить, насколько, вероятно, чудно выглядит наш мир на свежий взгляд… Но это ведь лучше, чем небытие?

— А есть ещё какие-то альтернативы?

— Ну, лекцию по истории мира я сейчас тебе читать не буду… Подавляющее большинство из почти двух с половиной миллиардов спасшихся, составляют общество Красного Зиккурата и свыше семидесяти пяти процентов из них это гоблины и производные от них — орки. Примерно пятьдесят с небольшим миллионов — это отщепенцы, значительная часть которых — наследие прошлой эпохи этого мира ну и некоторое количество беглецов, которым удается выживать в одиночку или малыми группами. Можно ещё упомянуть эльфийские резервации, но они существуют в рамках соглашения с Красным Зиккуратом, а вернее даже с Небом и населяющими его Высшими, так что их тоже можно рассматривать как часть этой системы. Да и уж больно они нас недолюбливают… Брезгуют.

Из темноты, шатаясь и еле волоча ноги вышел Митрук, молча зашел в землянку, и, судя по звуку, рухнул на свою лежанку и веток и листьев.

— И в самом деле, заболтались мы с тобой. — произнес Кудым. — Уникальный, конечно, случай… Завтра еще поговорим вечером, если получится. А пока пора спать.

Сказав это он встал, и на его лицо опять вернулось отсутствующее выражение. Развернувшись, он так же отправился в землянку, вслед за Митруком.

Василий был слишком возбужден, чтобы даже думать о возможности сна. Сидя на деревяшке он уставился на догорающие угли костра и думал, думал… Его колотило…

* * *
Поселок затихал. Постепенно прекращались песни, громкие разговоры и ссоры. Гасли костры. Праздник, как и все праздники — закончился, а завтра всех ожидал новый рабочий день.

Вдруг, где-то неподалеку Василию послышался странный звук, то ли хрип, то ли всхлип. Через несколько секунд после этого, ему показалось, что в проходе между расположенными неподалеку землянками что-то мелькнуло. Даже не силуэт, а… какой-то контур, марево, тень.

Прошло ещё секунд двадцать и снова похожий, жуткий звук, а вслед за ним ещё.

— «Ложись на землю!» — шепотом закричала в голове Туля. — «Ложись, если жить хочешь!»

Василий уже успел сообразить, что происходит что-то странное и поэтому послушно завалился на бок, и, стараясь производить как можно меньше шума, откатился от догорающего костра.

— «Он практически невидим, убивает всех, одного за другим. — продолжила она. — Я смогла перехватить… в общем, я могу попробовать повторить на тебе его способность, но ты, главное, замри и не издавай звуков!»

Удивленный Василий увидел, как его рука и одежда меняют цвет и рисунок и становятся неотличимыми от земли, на которой он лежал. Ему даже захотелось поднять руку и провести по ней пальцами, рассмотреть поближе это чудо, но вспомнив предостережение он сдержался.

Мимо него, в полутора метрах, промелькнул полусогнутый силуэт, словно изготовленный из стекла, и скрылся и землянке. Снова два хрипа и выскочивший силуэт помчался дальше.

«Так себе праздник получился…» — подумал Василий.

* * *
Между высокими горами и развалинами большого города высилась огромная зеркальная полусфера. Впрочем, в одном месте земля рядом с ней осела и было видно, что её поверхность уходит дальше, вниз, и представляет собой не купол, а погруженный наполовину в землю зеркальный шар, диаметром около двух километров.

Ветер поднял, и гнал пыль по пусты улицам того, что осталось от большого некогда города. Даже остатки домов, кое-где поднимались на двадцать-двадцать пять этажей над землей. Да и под землей этажей хватало.

На четвертом подземном этаже одного из таких зданий, посреди пустой комнаты стояла, как её называли в свое время — капсула. Более всего она напоминала из себя большой открытый гроб с плавными обводами, и полупрозрачным колпаком, накрывающим изголовье.

Светодиоды на контрольной панели перемигивались зелеными и желтыми цветами, по экрану бежали строки игровых логов. Сама капсула была доверху наполнена черной, поблескивающей жидкостью, по поверхности которой, время от времени, пробегали волны.

Глава 4

Как, оказывается, удобно лежать на земле! Да он к Машке своей так не прижимался, как сейчас прижимается к земле. И если бы можно было ещё тихонечко погрузиться в неё и дышать через трубочку, он бы обязательно так и сделал. Всяк лучше так, чем лежать с перерезанным горлом, истекая кровью, как остальные жители посёлка.

Наложенная на него Тулей маскировка давно сошла, её и хватило всего-то секунд на двадцать, так что теперь его единственной защитой оставалась тишина, ради сохранения которой он и дышать-то старался через раз, медленно вдыхая и выдыхая через широко открытый рот, чтобы с перепугу не шмыгнуть носом.

Тишина в посёлке стояла мертвая. От подобного сравнения Василий еле удержался от нервного смеха. Он сейчас, как тот поручик, что лицом бел, а калом бур. Впрочем, отдать должное, до второго дело не дошло, хотя бабочки в животе точно устроили поножовщину и теперь там ощущалась легкая резь и расслабленность.

Внезапно, на некотором отдалении послышался негромкий скрип и скрежет, после чего снова наступила тишина.

От движения прямо перед его лицом сердце Василия пропустило удар, а кожа покрылась холодным потом. Впрочем, уже через секунду он разглядел крохотные ножки в светлых рейтузах, обутые в черные, сливающиеся с ночью сапожки, а крохотная ручка потрепала его за щеку.

— Тебе не кажется, что вторую ночь подряд спать на земле — это не есть хорошо? — сообщила Туля. — Подстелил бы хоть что-нибудь, раз так любишь храпеть на свежем воздухе!

— Я не храплю! — мысленно ответил он. — И вообще, не надо провоцировать меня на нарушение тишины, а то как скажу сейчас что-нибудь вслух…

— Если тихонечко, то можно! — произнесла она, пританцовывая перед ним. — Он ушёл.

— Откуда ты знаешь?! — удивился Василий.

— Я уже слышала как закрываются и открываются ворота. Тут это звук ни с чем не перепутаешь. — сказала она. — Минуту назад скрипели именно они. Твой невольный спаситель нас покинул.

— Спаситель?! — возмутился он.

— Ага! Именно! — подтвердила она. — Или ты уже забыл на какое место в местной иерархии тебя определили?

— Не забыл. — буркнул он.

— Ну и, конечно же, я — твоя спасительница от «спасителя»! — весело прощебетала она. — Можно сказать, спасительница в квадрате!

— Спасибо. — выдавил он из себя. — Ты чётко среагировала. Да и маскировка эта… Что это такое, кстати?

— Ну… Я же существо волшебное… — произнесла она замявшись. — В общем, когда неподалеку применяются особые способности, я, с некоторой вероятностью, могу их усвоить и потом повторить. Правда, там много своих ограничений, которые мне не обойти. Например, использовать такую маскировку можно только раз в пол часа и только на пятнадцать секунд. Но постепенно необходимая пауза между активациями будет уменьшаться, время маскировки увеличиваться, а её качество расти.

— Это, типа, как прокачка в компьютерной игрушке? — удивленно спросил Вася. — Вот тебе и магия-шмагия…

— Да, да! Очень удачное сравнение! — обрадовалась Туля. — С физическими характеристиками тоже похожая история. Ты ведь заметил вчера, что после работы ты ощущал себя сильнее? Да и за день до этого, ходьба по лесу под конец дня давалась тебе куда проще, чем в самом начале?

— А вот это хорошие новости! — приободрился он. — Несколько недель, ну или месяцев и я буду непобедим!

— Хм… Оптимизм это хорошо… — произнесла она нахмурившись. — Вот только это общие правила для всех жителей этого мира, которые здесь не первый день… У тех же гоблинов в обязательном порядке изымают всю «прокачанную» за день силу, выносливость и прочие телесные характеристики, словно налог, а вот, к примеру, ловкость в обращении с топорами у них остаётся, и ты видел как они ими орудуют. А теперь представь того, кто годами тренирует тело и оттачивает боевые навыки.

— Да… Грусть-печаль… — согласился Василий. — Не такой ли ухарь к нам сегодня в гости заходил?

— Не исключено. — подтвердила она. — Если его специализация — тайные проникновения, то как ему ещё оттачивать навыки? За зайцами в лесу охотится?

— Лучше бы он за зайцами охотился… — проворчал он. — Впрочем, нет худа без добра. Что делать-то будем, Мелкая?

— Для начала, быть может, стоит закрыть ворота?

— Ой, мля… — воскликнул он и засуетился. — И в самом-то деле… Не зря же они на ночь их закрывают и стражу ставят, двух амбалов здоровенных… В какой они стороне-то? А? Темень-то какая…

Ну, насчет темноты он немного преувеличил, был поздний вечер и небо ещё не до конца погасло, так что хоть ориентироваться было и сложновато, но не настолько, чтобы вот прямо спотыкаться на каждом шагу.

Покуда он пробирался через посёлок, по извилистым улицам-траншеям, его не покидало ощущение того, что он пробирается через кладбище. Даже не так… Да, там тоже уйма мертвецов, но они закопаны и большей частью уже всерьез потрёпаны временем. Тут, скорее, поле боя или, точнее, скотобойня. Ему даже казалось, что в воздухе пахнет кровью… Хотя, конечно, запаха крови он не знал.

Ворота и в самом деле оказались приоткрыты, не сильно, достаточно, чтобы сквозь щель между створками мог протиснутся человек, снятый засов лежал рядом. На Василия, внезапно, нахлынули воспоминания детства, когда он, выключив свет в комнате шел к кровати, и не доходя до неё с полметра, быстро запрыгивал, чтобы Прячущийся-под-кроватью не успел ухватить его за ноги. Тьма между створками ворот ощущалась кинжалом, приставленным к горлу, открытым порталом в Ад, из которого с минуты на минуту полезет всякая агрессивная нечисть.

Рывком он преодолел оставшиеся до ворот метры и изо всех сил налегая на них закрыл их, после чего метнулся к лежащему на земле засову и не замечая его веса задвинул на его место. Всё, ворота закрыты, крепость на замке!

Краем глаза он уловил сверху-сбоку быстрое движение чего-то большого и черного, после чего раздался звук удара о землю, мягкий и одновременно тяжелый. Быстро обернувшись, он увидел черную пантеру размером со здоровенного тигра, что размахивая хвостом направо и налево, не спеша шествовала к нему.

* * *
«Лучше бы меня прирезали!» — подумал Василий, глядя на приближающегося хищника. «И в самом деле!» — читался ответ в его глазах.

Вдруг, откуда-то сбоку вылетела Туля, и, словно верный пёс преградила зверю путь. Здоровенная кошка застыла словно статуя с приподнятой в движении лапой и остекленевшим взглядом. Маленькая фея так же замерла в воздухе и даже перестала махать крыльями. Казалось, весь мир поставили на паузу.

«Бывают такие секунды, что кажутся минутами. И длится это часами» — почему-то вспомнилось Васе. Но нет. Дело не в субъективном ощущении времени.

Он спокойно сделал три шага в сторону, ничего не изменилось, громадная кошка и крылатая малютка всё так же продолжают играть в гляделки. Что за вечер? От ужаса к недоумению и обратно. Такие вот, «весёлые качели»…

Прошло еще секунд десять и всё вернулось на круги своя. За спиной Тули замельтешили её крылышки, а пантера поставила лапу на землю. Василий замер. То ли рыкнув, то ли мявкнув, зверюга повернула в сторону и быстро скрылась в ближайшей землянке, откуда, через мгновение, снова появилась, сжимая в пасти тело гоблина. Короткий разбег, упругий прыжок через частокол, хруст веток и тишина.

Ноги Василия подкосились и он осел на землю, его потряхивало. Всякий человек имеет предел прочности. Столкновение с реальной угрозой для жизни может стать серьезной эмоциональной травмой на многие годы, а тут… да ещё и за один вечер…

— Василий Батькович, — раздался серьезный голос Тули. — Позвольте задать вам один вопрос.

— А?! — встрепенулся он и уставился на стоящую рядом с ним фею. — Чего?

— Мне нужно узнать Ваше мнение по одному очень важному вопросу. — настойчиво повторила она. — Вопрос простой. Кто молодец?

— Эээ… — растерялся Василий. — Ты?

— Правильный ответ! — восхитилась она. — С первой попытки! Кто молодец? Я — молодец! И ты даже не представляешь насколько!

— Ты с ней договорилась? — предположил он. — Ну, с кошкой этой…

— Договорилась, но не с кошкой, — произнесла она. — Я договорилась с Теллурой, Матерью Всего Живого, порабощенной душой этого мира.

— И о чём? — заинтересовался он. — Ты этого не кушай, ты того кушай?

— В первую очередь мы познакомились. Ну ты же знаешь, все эти девчачьи разговоры… — прощебетала она и картинно закатила глазки. — В общем, мы подружились, достигли взаимопонимания и договорились о сотрудничестве.

— О как! — восхитился Василий. — И что это нам даёт?

— Поскольку мы с ней теперь подружки, то с этого момента тебя не тронет ни один из её детей. Ни хищники, ни змеи, ни даже комары. — торжественно произнесла она. — Но есть одно «но».

— Какое?

— На глазах у Пришлых, разумных обитателей этого мира, она подыгрывать тебе не станет. Всё-же, она находится в зависимом положении, и если её поведение сочтут странным, то у неё могут быть серьёзные неприятности.

— Оно и понятно… — произнес он. — Ради новых знакомых никто всерьез подставляться не будет…

— Именно. Ну и ещё она оставила пару подарков.

— Каких? — спросил он заинтересовавшись. — И как вообще вы тут успели молча за несколько секунд и договорится и подарками обменяться?

— Ну… Это всё наши девичьи секреты… — замялась она. — Подарки показывать?

— Ну ладно… таинственная ты наша… — произнес он и вздохнул. — Показывай.

— Сейчас, сейчас… Как бы это организовать? Ага… — пробормотала она задумчиво. — Вот, ткни указательным пальцем правой руки в ладонь левой.

— Несколько подивившись такой просьбе и не понимая, как это связано с подарками Василий, тем не менее послушался. Простой жест и на его ладони как-будто загорелся экран смартфона.

— Что это? — спросил он ошарашено. — Карта?

— Точно! — подтвердила она. — Полезная штука?

— А где мы находимся? И как этим управлять…

— Также как и на телефоне. Вон, приблизить или удалить, двумя пальцами… Ага, вот так. Видишь желтую точку? Мы вот тут как раз.

— Странный какой-то мир. — задумчиво произнес он. — Словно сшит из кусков на скорую руку… Ладно, потом разберусь. Как выключить?

— Чтобы выключить — просто сожми руку в кулак. — посоветовала она. — Ага… вот так. А теперь включи. Удобно?

— Ага… Класс! — произнес он довольным тоном. — Всегда о чём-то подобном мечтал.

— Имей в виду, кстати, что карту видишь только ты. — сказала Туля. — Но, само собой, со стороны, человек внимательно разглядывающий свою ладонь и тыкающий в неё пальцем будет выглядеть странно.

— Ага… оно и понятно… — подтвердил он. — А какие еще подарки? Ты говорила во множественном числе.

— Вот смотри… — произнесла она и щелкнула пальцами.

Стоило ей это сделать, как внезапно… словно наступило раннее утро. Непроглядная темнота сменилась сумерками. Цветовая палитра, правда, скорее черно-белая, но зато видимость, как ранним вечером!

— Ух ты! — воскликнул он. — Ночное зрение?

— Да, — подтвердила она. — У кошки позаимствовала. Именно так она видит в темноте.

— А днем как? — спросил он.

— Днем в этом режиме будет слишком ярко… Надо будет выключать. — задумчиво произнесла он, постукивая пальчиком по подбородку. — Сделаем так. Глянь на левую ладонь еще раз.

— Опа! А это что за значки на фалангах пальцев? — удивился Василий.

— Первый, это стилизованная маска, пиктограмма навыка скрытности. — пояснила Туля. — Видишь неполный круг, в котором она находится? Когда он заполнится и знак из серого станет черным, то это значит что навык готов к работе.

— Ага… наглядно-удобно. — одобрительно произнес он. — А кошачий глаз это ночное зрение?

— Точно. — подтвердила она. — Нажал — включил, еще раз нажал — выключил.

— Это всё конечно классно и очень полезно… — произнес Василий задумчиво, — Но как это работает?

— Ну, само-собой, всё это делаю я. — сказала Туля. — Также, как ты видишь меня, также видишь и эти элементы интерфейса, образы которых я накладываю поверх изображения руки. Сами прикосновения ничего не делают, разумеется, по сути, ты жестами показываешь, что хочешь от меня, ну а я выполняю. Так будет быстрее и удобнее, чем если каждый раз ты будешь просить: «Глубокоуважаемая Туля, будьте так любезны…»

— Ничего не понимаю, но спасибо. — поблагодарил он. — Теперь бы разобраться, что делать дальше.

— Как что? — удивилась она. — Сбор трофеев и бежать!

— А чего это вдруг? — ответил он удивленно. — Тут, вроде как, безопасно. Безопаснее, чем в ночном лесу.

— С точностью наоборот. — произнесла она с напором. — Вот скажи, утром сюда кто-нибудь придет и спросит тебя — «А что тут собственно произошло? И кто ты такой?» Что ты скажешь? «Ничего не знаю, пришел из леса погостить а тут кто-то возьми и вырежи весь поселок ночью. Но это не я! Точно не я, мамой клянусь!» Думаешь тебе поверят, и вопросов не возникнет? А?

— Да… — протянул Василий. — Не красиво как-то выходит… Если так смотреть, то я главный подозреваемый, или, как минимум, сообщник.

— Более того, есть у меня подозрение, — произнесла она задумчиво, — Что информация о тебе уже «ушла наверх». Всё же, как кажется, пришедший из леса человек, согласный работать в одной упряжке с гоблинами — не самое рядовое событие, а судя по тому, что «говорящий с духами» шаман заранее получил информацию о пополнении, у него, определенно, есть свой канал связи с начальством. Да и кто знает, что происходит с местными в промежуток между смертью и очередным воплощением?

— Даже если я пойду в соседний гоблинский посёлок, то не факт, что там мне окажут более радушный приём… — принялся рассуждать Василий. — И даже если вдруг с ориентацией тамошних гоблинов будет всё в порядке, то рано или поздно до них дойдет информация об этом происшествии, и ко мне, опять же, будут вопросы.

— Всё верно. — согласилась Туля. — В качестве альтернативы Красному Зиккурату Кудым упоминал беглецов, что живут в одиночку и группами, а так же неких «отщепенцев», представляющих собой, судя по всему, организованное меньшинство с иным политическим строем.

— А если проще? — попросил Василий.

— Другая страна, другие порядки. — разъяснила Туля.

— Ага… понятно. — произнес он. — Ну тогда, как минимум, стоит узнать как у них люди живут. Может лучше, а может еще хуже чем тут? А по дороге можно будет потренироваться и навыки отточить. Опять же, кто знает, возможно разузнаем еще что-то.

— Звучит как план. — согласилась она. — Но сначала стоит собраться в дорогу. Одежда, обувь, оружие, всё, что может пригодиться.

* * *
Жизнь определенно не готовила Василия к тому, чтобы обирать трупы гоблинов в их землянках… Крохотные пространство общими размерами где-то три на четыре метра было поделено на несколько зон деревянными перегородками, а также занавесками, сшитыми из кусков шкур.

Начиналось всё с крохотного тамбура-прихожей, что наводило на мысль о зиме. С одной стороны, на вбитых в стену грубых гвоздях висела верхняя одежда, а внизу, под ней, лежала обувь. С другой стороны находился простенький туалет в виде деревянного подобия ведра за символической ширмочкой.

За тамбуром обнаружилась общая комната напоминающая купе поезда, с парой двухъярусных кроватей. Между ними, по центру комнаты находился кривенький столик и несколько деревянных чурок укрытых шкурами в качестве табуреток. Пространство над кроватями служило для складирования всякого барахла. Что интересно, по своей конструкции кровати напоминали больше какие-то ящики, куда надо было забираться с узкого конца ногами вперед, а не полки, на которые ложатся сбоку.

Запахи там царили непередаваемые… Ночное зрение с большим трудом справлялось с мраком землянки, всё вокруг было серым, очень нечетким, размытым, каким-то зернистым, общие контуры предметов еще различимы, а детали нет. Всё это позволяло Василию не сосредотачиваться на трупах, воспринимать их просто как манекены, куклы…

Высота потолка вынуждала стоять сгорбившись, да и вообще, жилье, даже с поправкой на невысокий рост владельцев особыми просторами не отличалось. Пожалуй, по уровню комфорта землянку можно было сравнить с небольшой комнатой в общежитии, в которой живет семья из трех-четырех человек.

«Интересно» — подумал Василий, — «Почему они не вырыли землянку побольше? На это есть какой-то запрет? Или, пришла ему в голову мысль, это вполне вписывается в их представления о комфорте?»

Взять с них было особо нечего. Одежда и обувь, понятное дело, по размеру не подходили. Из бытовых мелочей он счел полезным мешочек с огнивом и необходимыми принадлежностями для розжига костра. Так же его добычей стали пара кустарных ножей и, конечно же, топор — крайне многофункциональный инструмент.

Сдернув дверь-занавеску он положил её на землю, посреди посёлка и стал складывать туда трофеи, что, как выяснилось, не сильно отличались от землянки к землянке. Разве что самодельные ножи разнились качеством. Таскать с собой второй топор было, на его взгляд, лишним, а вот ножиков Василий решил набрать побольше.

Даже такой плохенький инструмент обладал в лесу немалой ценностью, поскольку железные ножи на деревьях не растут, и при встрече с аборигенами они вполне могут сгодится для обмена на что-нибудь полезное. Так что взять он решил, если не все, то как можно больше.

Во многих землянках он замечал изготовленные из древесной коры ёмкости с сушеными ягодами. Похоже, гоблины разнообразят меню в том числе и растительной пищей. Вот только поди разбери, какие из ягод в лесу съедобные, а какие нет. На кулинарные эксперименты он настроен небыл, поскольку, в случае чего, попробуй найди тут туалетную бумагу… Из-за скудной диеты он пока ещё не прочувствовал все прелести использования лопухов, но с грустью предчувствовал неизбежность такого исхода.

По прошествии часа дальнейший обыск землянок Василий счел бесперспективным, да и надоело ему, если честно. Смрад, темень, трупы… И ладно бы у них было что-то ценное! Один хлам.

Пора приступать к «сладкому», а именно, к жилью орков и дому шамана. Было у него, правда, подозрение, что наведавшийся в поселок «гость» всё самое ценное унес с собой, но что-то же он должен был оставить?!

Подойдя к центру поселка Василий уже несколько иным взглядом посмотрел на центральное строение. Дом вождя-шамана был не только раза в четыре больше по площади, чем любая землянка, так он еще был приподнят над землей за счет высокого цоколя.

Пристройка, в которой жили орки была и площадью поменьше, и крыльца со ступенями как у соседнего дома не имела, поскольку вход в неё находился на уровне земли, а узкие оконца больше напоминали бойницы.

— Очень символично, не находишь? — прокомментировала увиденное Туля.

— Ага… — согласился Вася. — Работники живут в норах, вертухаи — на земле, а даже такое вот маленькое начальство — уже над землей.

— Кудым, помнится, говорил, что их «Высшие» вообще живут на «Небе» — напомнила она.

— В Раю, что ли? — спросил он.

— Не думаю, что буквально, не в том смысле, что ты вкладываешь в это слово, — ответила она, — Но живут, думаю, не плохо…

— Ага… — подтвердил он. — Ну, посмотрим как живут на второй ступени…

А жили-то вполне, вполне… Дощатый, а не земляной пол, высокие потолки, что и понятно, учитывая рост орков, большая, двуспальная кровать, на которой и лежали тела хозяев этих хором, обнаженные, заколотые точным ударом в сердце.

— Вот что имел в виду Митрук, когда говорил, что Арнас бывший орк. — прокомментировал увиденное Василий.

— В кастовом обществе всегда считались предосудительным связи с представителями чужой касты. — произнесла Туля. — Так что если в орки берут только мужчин, у них выбор простой: воздержание, или вот так. Ну или оставайся гоблином, если такой принципиальный.

— Уроды… — процедил он. — Что за народ? Более-менее нормальные мужики, пусть и зеленого цвета — Митрук с Кудымом, так их опустили… ниже плинтуса. Эти вон, поголовно… Да и шаман, сволочь… помню я, как он ухмылялся… Страшно представить, какое у них начальство.

— Значит, действуем по плану? — поинтересовалась она. — Собираем вещи и бежать?

— Да, да… — подтвердил он. — Давай, а то заболтались…

Орочья одежда, которую, после небольших колебаний, он примерил, ожидаемо оказалось несколько великовата, но если закатать рукава и штанины, а также затянуть потуже пояс, то вполне, вполне…

Тем более, брюки из грубой ткани и нечто вроде кожаной куртки больше подходили для путешествия по лесу, чем та одежда в которой он, торопясь, выбежал из дома. Да и не так выделялась, если что. Издалека он теперь вполне сойдет за щуплого орка. Разве что лицо белое.

Обувь тоже была чуть великовата, но используя куски простыни в качестве портянок он наконец обулся. Наконец-то! Совсем, как говорится, другая разница!

Примыкавшее к жилой комнате помещение оказалось… арсеналом! У Василия аж глаза разбежались! В мужской слабости к острым, тяжелым железкам, есть что-то врожденное, закрепленное на генетическом уровне. Стоит взять в руки и сразу чувствуешь себя на голову выше и на полметра шире в плечах.

Выйдя на улицу Василий помахал немного большим и красивым двуручным мечом. Грозное оружие с легким шумом рассекало ночной воздух и придавало уверенности в себе… но ровно до того момента, когда он вспомнил ту пантеру.

Он понимал, что даже стой она неподвижно на месте, ему понадобится не один и не два удара, чтобы нанести ей существенные повреждения, а ведь она не будет стоять на месте… Не, ну Туля там, вроде как договорилась, но при свидетелях хищники будут вести себя в рамках правил игры, да и разумных противников не стоит сбрасывать со счетов.

Любое оружие — это инструмент, такой же инструмент, как молоток или отвертка с пассатижами. В неумелых руках это больше чем ничего, но и толку тоже не много. Забивая гвозди молотком — святое дело вдарить себе по пальцам… особенно если ты молоток берешь в руки раз в два года. Так и тут, с большей вероятностью причинишь вред самому себе, чем попадешь по противнику.

Выйди сейчас против него верткий гоблин с заточкой, то совсем не факт, что он со своим двуручником сможет его одолеть. А если их будет двое, то шансов победить становится еще меньше. Ну а если дело происходит в лесу, между деревьев, где здоровенным мечом особо-то и не помашешь…

Стоит ещё учесть, что меч с ножнами весил килограмм пять-шесть, да и по габаритам был такой, что в карман не положишь, на пояс не повесишь… В общем, не самая удобная штука для путешествия. Его если и таскать, то на спине, а из такого положения его, чуть что, моментально не выхватишь.

Первым его оружием в этом мире стала длинная палка, от этого он и решил отталкиваться. Её можно использовать как посох при ходьбе, можно стукнуть кого-то или метнуть в противника, что не особо желательно, если это единственное ваше оружие, но технически возможно.

Исходя из этих соображений Василий выбрал себе копьё и опробовал его. Совсем другое дело! И как посох годится, а чуть что можно моментально повернуть острием к противнику. Колющие удары быстры и позволяют сохранять дистанцию с врагом и не подставляться под его ответные удары.

Из этих же соображений он взял себе небольшой арбалет и три десятка болтов к нему. Хотелось было взять больше, но… Всё это надо тащить на себе, тащить часами, да по бездорожью… В качестве компромисса «хомяк» подсказал идею взять с собой еще с килограмм наконечников и две запасные тетивы, на всякий случай.

Из всего этого уже вырисовывалась тактика боя. Сначала выстрел из арбалета, а потом с копьем на подранка, не подпуская его близко к себе. Уже что-то… Не удержавшись, он дополнил схему коротким, но тяжелым мечом, больше похожим на длинный нож, для совсем уж ближнего боя, если вдруг угораздит, да и как инструмент по разделке туш тоже сгодится.

Частью воинского обмундирования, а помещение, очевидно, было военным складом, являлись и рюкзаки. Несколько грубоватые, сшитые из плотной кожи и из-за этого тяжелые, но это было куда лучше, чем планируемый Василием узел с вещами, который он хотел было с помощью веревок закрепить на спине.

В орочьем хозяйстве он присмотрел еще пару бытовых мелочей, но решил, взглянуть сначала, как с этим обстоит у шамана. Может у него будет тоже самое, только качеством получше? Так что пора наведаться в гости уже к нему.

Первое, что бросилось в глаза, это крепкая дверь, что сейчас была слегка приоткрыта. Внутри лесной домик оказался вполне современным жильем. Покрытый мастикой и отполированный пол блестел, на нём стояла добротная мебель, шкафы, столы, стулья. Окна-бойницы укрыты занавесочками, на полу, кое-где, в качестве ковриков лежат пушистые шкуры.

Посреди главной комнаты — камин, а с обратной стороны кухонная печь. Рядом с кухней — женская комната, по сути копия гоблинской землянки, разве что чуток попросторнее, а так, двухъярусные койки-ящики такие же. Да и последствия визита незваного «гостя» те же.

Сам хозяин всех этих хором лежал на круглом коврике, неподалеку от едва ли не трехместной кровати. Судя по позе, в которой он был заколот, на коврике он восседал в позе лотоса. Похоже, это его «рабочее место».

Ещё одна комната, куда вошёл Василий, более всего напоминала химическую лабораторию. Какие-то бутылочки, трубочки, змеевики…

— Что, он тут самогон гнал, что ли? — вслух поинтересовался Вася.

— Маловероятно. — произнесла вылетевшая из-за его спины Туля. — Если и получал спиртное, то как побочный результат. Судя по всему он тут вёл какие-то исследования.

— Вон, смотри, какие-то записи… — сказал он и потянулся к сшитым вместе листам бумаги.

— Листики, цветочки, корешки… — пробурчал Василий. — Вот только подписи фиг разберешь… На каком языке он писал?

— Ты листай, листай… — подбодрила его Туля. — Очень интересно, а главное полезно…

— Понимаешь о чём речь? — спросил он, продолжая переворачивать страницы и методично «сканировать» их взглядом.

— Да, это смесь английского и французского языков, да еще и зашифровано простеньким шифром… Суть в том, что в этом мире наряду с магией, проявление которой ты видел, существует и такая наука как алхимия. — произнесла Туля лекторским тоном. — отвары коры определенных деревьев, сок растений, высушенные на солнце корни, кровь животных, все эти компоненты… будучи должным образом обработаны и смешаны между собой позволяют получить составы с весьма полезными свойствами. Лекарства и яды, стимуляторы и транквилизаторы…

— Яды? — уточнил Василий. — И сильные?

— А что такое? — поинтересовалась она.

— Да вот подумалось мне, что хороший яд, да на арбалетный болт… Было бы хорошим аргументом в споре с опасными противниками. — поделился он своими размышлениями.

— И в самом деле, хорошая идея, — согласилась она. — Вот только всю эту лабораторию на себе не утащишь и на полянке рабочее место себе не оборудуешь. Но, выход есть. Во-первых, тут есть рецепты, что не требуют особо сложного оборудования. Достаточно приготовить отвар и сгустить его. А во-вторых, при случае я расспрошу Теллуру на сей счет. Сдается мне, она может знать больше, чем тут написано.

— А что, тут не полный справочник? — уточнил он.

— Не… что ты… — произнесла она и махнула рукой. — Он тут упоминает некую «Эпоху Капа», судя по всему, произошедший тут глобальный конфликт, длившийся не один год, в ходе которого многое было утеряно и теперь это приходится восстанавливать с нуля. Эти записи — плод нескольких десятилетий его труда! Причем действовал он просто методом перебора, пробуя что выйдет с тем или иным растением и записывая результат. Это как попытка угадать пароль перебирая варианты.

— Хлопотно. Мне бы терпения не хватило… — сознался он.

— Это во многом вопрос мотивации и жизненных целей. У данного индивидуума мотивация была. — произнесла она. — Он планировал, что именно успехи в алхимии позволят ему подняться на следующую ступень в этом обществе.

— Десятилетия нудной работы ради того, чтобы поменять этот, вполне уютный домик на что-то более шикарное? — произнес Василий задумчиво.

— Ну да. — подтвердила она. — Люди большей частью так и живут.

— Будь у меня такой вот домик в лесу, так чтобы никто меня не искал и не беспокоил… Сходи один-два раза в неделю на охоту и всё… Я бы всё равно в нем не усидел. — поделился он. — Как же так? Жить в мире и не знать, что в нем происходит и почему? Что было раньше и что будет потом? Почему всё так, как оно есть, почему не иначе? Как я сюда попал? Возможно ли вернутся назад? Вся вот эта магия, алхимия… К чему это? Откуда? Вопросов множество… и поиск ответов на них порождает новые вопросы… Вот это жизнь, а просто жрать, ср*ть и спать — это просто существование овоща на грядке…

— Как я тебя понимаю… — произнесла Туля чуть мечтательно. — Любопытство и поиск знаний для меня, можно сказать, смысл жизни!

* * *
Стоило немалого труда и времени, чтобы определится с тем, что из алхимических принадлежностей брать, а что оставить. Помимо очевидной проблемы с весом и объемом, необходимо было учитывать еще и хрупкость большей части оборудования.

В итоге остановились на дистилляторе — небольшом котелке с крышкой и медным змеевиком, ступке с пестиком и пяток флаконов грамм на сто пятьдесят, для готовых зелий.

На кухне Василий позаимствовал еще один котелок, уже для приготовления еды, большую бутыль для воды, грамм двести соли, пару ложек и вилку.

Опыта походной жизни у него небыло, и он подозревал, что уже через несколько дней он будет попрекать себя за то, что не взял какую-то очень важную вещь… Но, что поделать? Кто знает, может через несколько месяцев уже он будет штурмовать посёлок, подобный этому, чтобы пополнить запасы…

Найти светящиеся кристаллы ему не удалось. То ли они были так хорошо спрятаны, то ли они стали добычей налетчика, что более вероятно. И кто знает, не были ли они главной причиной нападения?

Но с другой стороны, чего жалеть? Не факт, что ему удалось бы ими воспользоваться, ведь он понятия не имеет как они работают и что с ними надо делать. И без того он знатно прибарахлился.

В этот поселок он вошел босым, с пустыми карманами, менее чем два дня назад, а теперь покидает его готовый к дороге и некоторыми знаниями о мире, куда он угодил.

— Куда отправимся? — поинтересовалась у него Туля у ворот посёлка.

— Хм… — промычал Василий исследуя карту. — Смотри, на восток от нас обозначена целая россыпь городков и поселков. Вероятно, это и есть территория Красного Зиккурата, а вот западнее, на сотни километров — леса, реки, горы — и ни одного населенного пункта.

— Когда шаман называл адрес, он назвал это «фронтиром» — напомнила Туля.

— Что-то вроде границы? — спросил он.

— Да, край между обжитыми и дикими землями. — уточнила она.

— Ну, значит с направлением движения мы определились… — пробормотал он, глядя на карту. — Осталось разобраться с целью… Вот, смотри…

— Что такое? — спросила она. — Город?

— Судя по тому, что он не обозначен как населенный пункт — это бывший город, руины. — предположил Василий. — Там, я думаю, можно будет на время найти крышу над головой и, быть может, отыщем что-то полезное или разузнаем чего.

— Логично. Скорее там что разузнаем, чем в глубине леса. — согласилась она. — Пошли? А то часа через три начнет светать.

— Пошли. — согласился он и ухватился за засов ворот.

* * *
Лимб. Урук-Призрачный.

В этом мире существовало, казалось, только два цвета — черный и белый. Над антрацитово-черной землей клубился белый туман, на каменных стенах, сложенных из больших, черных камней, пятнами рос ослепительно белый лишайник, а по темным коридорам мимо черных дверей двигались белые фигуры.

— Какого хера, Пэра?! — привстав из-за стола, орал высокий человек, изливая своё негодование на склонившегося перед ним полноватого гоблина, сжимающего в руках свой посох. — Вы там у себя в лесу совсем с ума посходили?! Чего вы там творите? Ещё вчера был арком, работал, а теперь нет аркома! Работники все вместе, дружно пожаловали в Лимб под предводительством своего шамана-недоумка!

— Я… Лугаль Элам… — бормотал он, — Вы же знаете, в этот время я был тут, в Управлении…

— Так! Положил Посох на стол. Быстро! — скомандовал хозяин кабинета.

— Я…я… — промямлил гоблин.

— Выполнять! — рявкнул он, и продолжил, после того как шаман Пэра, бывший глава семнадцатого дереводобывающего аркома подчинился. — Докладывай по существу, а там видно будет.

— Два часа назад я, как обычно работал в ресурсном отделе, вносил в бланки информацию по добытой древесине, как вдруг ощутил, что нить связывающая меня с телом оборвалась. — начал он дрожащим голосом свой доклад. — В виду чрезвычайных обстоятельств я прекратил работу и по Тропе вернулся к месту своего назначения. Там я встретил лишенных тел Иртега с Нылогом и четверых гоблинов, после чего, один за другим, к нам присоединилось всё население аркома. Подождав еще немного я, выполняя свой долг, провёл их всех Тропой на распределительный пункт, после чего явился к Вам, Лугаль Элам, на доклад.

— Так, так… — произнес Элам задумчиво. — Кто-то что-то видел?

— Большинство уже спало после праздника Воплощения. — произнес Пэра. — Они даже ничего не поняли. Заснули там, проснулись здесь. Некоторым померещился какой-то полупрозрачный силуэт, но это не точно. Было уже темно и костры большей частью погасли. Вот-вот должны были выйти на дежурство орки, но их, как оказалось, развоплотили первыми. Это же Фронтир, Лугаль Элам, тут и не такое бывало. Некоторым Одичалым на месте не сидится, вот и развлекаются в меру фантазии! А ещё, быт может, это диверсия Отщепенцев?

— Думать, Пэра, и строить версии — не твоя обязанность! — строго произнес хозяин кабинета. — За последнюю декаду происходило что-то странное, подозрительное? Никто ничего не видел?

— Ну… ничего особенного… — начал он. — Разве что вчера, под вечер, из леса, прямо на четвертую бригаду вышел человек. Босой, без оружия, в простой одежде, навроде такой, в которой по ячейке ходят, но никак не по лесу. Толком ничего не сказал, говорит, готов за еду работать. Всё было настолько нетипично… Ну, где это видано? Что я, шутки ради, определил его в команду низших… Так он безропотно согласился и отработал с ними пол дня. Потом был праздник, а вечером… ну, то что и произошло.

— И где он теперь? — спросил Элам. — На распределительном пункте?

— Нет, Лугаль. — произнес Пэра, покачав головой. — Собственно его я и ждал, но он в Лимбе не появился.

— И никаких версий у тебя нет? — ласково спросил он.

— Нет. — пожал плечами шаман. — Наверно, ему удалось сбежать.

— То есть, по твоему это случайное совпадение, что сначала в арком приходит странный человек, которому там явно не место, а через день там «некто» убивает всех, одного за другим, да так, что те даже заметить ничего не могут, но почему-то не убивает его? — спросил он с сарказмом. — Не потому ли, что он и был убийцей? Пришел, осмотрелся, а с наступлением темноты всех вас и порешил.

— А… а как… а зачем? — залепетал Пэра. — Но… он… ну совсем небыл похож на такого!

— А на кого он был похож? — спросил Лугаль. — Расскажи, наблюдательный ты наш.

— Он выглядел потерянным и дезориентированным. — начал шаман. — Одежда слегка испачкана, но совсем немного. Он явно не жил в лесу декадами. Максимум два-три дня. Не мог внятно объяснить кто он и откуда и что ему тут надо. Как-будто его привезли и бросили в лесу, предварительно опоив чем-то. Я то и решил, что это скорее всего чья-то шутка…

— А он, случайно, ни с кем невидимым не разговаривал? — произнес заинтересованно начальник. — Не ругался, не спорил? Какие-то жесты не понятно в чей адрес?

— Нет, вроде небыло ничего такого. — произнес Пэра. — Но я его и видел-то всего-ничего…

— Одержимый… — прошептал Элам. — Скорее всего одержимый… Как же давно вас небыло…

— Позвольте спросить, Лугаль… — начал Пэра, — А кто такие «одержимые»?

— Это величайшая угроза всему нашему миру. — произнес он. — готовься, сначала надо будет оповестить все ближайшие аркомы, на случай если он двинется вглубь нашей территории. Ты же, возглавишь поисковый отряд и каждый день будешь докладывать мне об успехах. Сможете его изловить поднимешься на ступень, я знаю, ты давно об этом мечтаешь, а если нет… Определю в низшие навечно, до конца этого мира, который может наступить очень скоро, раз уж Она снова взялась за своё.

Глава 5

Ночной лес уже не казался таким страшным, как ещё несколько часов назад. Копьё в руке, тесак на поясе и арбалет за спиной придавали уверенности в себе, и даже чувствовалось противоречивое желание встретится с каким-то жутким хищником и победить! Превозмочь!

Оружие… оно пьянит мужчину, по крайней мере до того момента, как его приходится реально применить для спасения собственной жизни или жизни близких. Вот тогда, если он остается в живых, то понимает, что все эти железки — просто приспособления для решения определенных задач, а настоящее оружие — это он сам.

Василий не был совсем уж бестолковым, и пусть на каком-то уровне он и ощущал себя «могучим воином», умом он понимал, что прыгни на него сейчас с дерева та пантера, что заявилась в поселок, а потом покинула его, перескочив через трехметровый частокол с гоблином весящим килограмм сорок, то его шансы не многим отличались бы от нуля.

Быть может, сумей он подкрасться к ней незамеченным на расстояние выстрела… а потом сумей он удержать подранка на расстоянии от себя с помощью копья, пока тот не истечет кровью… Тогда бы какие-то шансы у него были.

Как-бы не сложно было это признать, но его главное оружие это Туля. Без неё он бы не смог спастись во время резни в поселке, без её фокусов с ночным зрением не смог бы сейчас идти по лесу, а без её договоренностей с «Матерью Всего Живого», далеко бы он сейчас ушёл, если вон, того хищника даже забор не остановил? От него, ведь, даже на дереве не спрятаться.

Другое дело, что зараза мелкая определенно хитрит. Слишком уж она самостоятельная, да вообще, как часть меня, моя собственная шиза, может знать то, чего я не знаю, и знать не могу, и уметь такое, на что я в принципе не способен?

Так что она, определенно, «подсевший пассажир», а не просто часть меня, обретшая индивидуальность. Но при этом, её трудно в чём-то упрекнуть. Единственный за ней косяк это то, что она секретничает, но лучше уж так, чем откровенное вранье.

Надо ещё отметить, что она не пытается руководить им, ну кроме, разве что, тех моментов, когда его жизни угрожает реальная опасность, а в остальном, типа «делай что хош».

— Слушай, Туля, — обратился он к ней мысленно, — А что тебе вообще надо?

— Как я уже говорила, — ответила выскочившая неведомо откуда фея, — Смысл моей жизни это сбор информации, поиск нового. Всё остальное это методы и способы достижения этой цели…

— «Методы и способы», — произнес он чуть язвительно, — Это ты так, тактично, называешь меня?

— А ты бы предпочёл, чтобы я была груба? Хочешь, чтобы я была твоей Госпожой? — пошутила она, хотя Василий не уловил, в чём тут соль. — Тебе же самому интересно, что тут происходит, ведь так?

— Интересно, конечно. — согласился он, — Правда страшно порой, звездец…

— Не переживай, — успокоила она его, — Я позабочусь о твоей безопасности, это ведь и в моих интересах тоже. Хотя, конечно, произойти может всякое… всего не предусмотришь, но, я клянусь тебе, теперь с тобой не может произойти ничего непоправимого.

* * *
Рассвело и Василий, нажав на фалангу пальца отключил ночное зрение. Круто, чё. Жизнь в лесу оживала, а вот его всё сильнее и сильнее клонило в сон. Не так чтобы совсем «плющило», но бессонная, да ещё и беспокойная ночь сил не добавляет.

И ладно бы только силы, хотя с учётом того, что последние пару дней меню его было довольно скудным он держался довольно неплохо, ещё и голова его отказывалась работать на полную мощность. Периодически, сам того не замечая, он отключался от реальности и шел через лес на одном только автопилоте.

— Не, не… так дело не пойдет… — проворчала объявившаяся Туля. — Видишь, вон, куст?

Василий повернул голову и увидал куст словно светящийся красным светом. Растение было высотой примерно с него, с небольшими листиками похожими на лаврушку и продолговатыми красными ягодами.

— Вон, сорви ммм… — что-то прикидывая в уме задумчиво произнесла она. — Сорви двадцать листьев, и начни их жевать понемногу, сами листья не ешь, только слюну сглатывай.

— Каккая гадошть! — проворчал он, жуя листья. — Зашем это?

— Подожди немного, скоро подействует. — произнесла она. — Вот, чувствуешь разницу?

— Эээ… будто кофе выпил. — оценил Василий свои ощущения. — Да, так легче!

— Хорошо! — прокомментировала она, — А то не время для отдыха, надо на всякий случай подальше уйти за день, а то мало ли… С таким вот стимулятором будет легче.

— Этот куст из записей шамана? — спросил он.

— Этот? Не… это просто куст коки, — махнув рукой, ответила она. — Этот лес очень… ммм… эклектичен.

— Кока? Она же, вроде как в Южной Америке растет? — с сомнением произнес Василий. — Никак не среди сосен.

— Это я и имела в виду под словом «эклектика» — наставительным тоном произнесла Туля.

— Да?.. Я думал, ты выругалась так… — сказал он, и почесал затылок. — Хотя тебе чего ругаться, не тебе же по этому бездорожью топать, сейчас хоть не босыми ногами, и то хорошо…

— Не ворчи, Вась. — примирительно произнесла она. — Понимаю, что устал, но надо. Едва ли тебе захочется общаться с теми, кто будет расследовать гибель посёлка.

* * *
— Начинает смеркаться — произнесла Туля. — Пора охотится, кушать и спать.

— Ура… — вяло выразил восторг Василий. — Пора расчехлять арбалет.

Раньше ему доводилось стрелять как из арбалета, так и из лука, Поэтому, в арсенале орков он без сомнений выбрал именно арбалет, из которого пусть очередями особо и не постреляешь, но зато целится куда как проще, есть шансы попасть в цель, да и убойная сила у него значительно выше, чем у лука, из которого еще постараться надо, чтобы хоть в дерево попасть с пяти метров. Чего уж говорить о чём-то большем…

Мысль о том, чтобы убить и съесть живое существо была для Василия… ммм… нельзя чтобы сказать полностью привычной и естественной. Да, он знал, что котлеты не растут на деревьях, а сосиски на грядках, да и для шашлыка мясо нарезать и мариновать доводилось, но вот так, чтобы оборвать жизнь живого существа, для того, чтобы разрезать его труп на части и проглотить… Такого еще не доводилось.

Столкнувшись с такой необходимостью он уже чуть лучше стал понимать вегетарианцев, ну по крайней мере тех, кто не ест мясо из этических соображений, а не тех, кто таким образом находит для себя повод смотреть свысока на других людей.

В качестве «жертвенного агнца» он определил того, «неправильного гуся», что не раз уже попадался ему на пути. Птица ни к полету ни к быстрому бегу не приспособлена, жирненькая, опять же, в каком-то смысле похожа на курицу, а их «внутренний мир» он изучил хорошо. Так что задача проста — приготовить курицу на ужин. Делов-то…

И в самом деле. Для такой аппетитной птахи, она оказалась на редкость беспечной и спокойно подпустила его метров на десять, после чего он включил маскировку и приблизился еще на пару метров, ну а с этого расстояния, да по такому «индюку», грех было промахнуться. Удар тетивы, свист болта и предсмертный клёкот птицы.

Единственной проблемой оказалось то, что выстрел пронзил её насквозь и пришлось немного походить и поискать боеприпас. Всё-таки, их у него не так много и каждый на счету.

К тому времени, как он нашел болт, агония птицы прекратилась. Ударом тесака он со второго удара перерубил её длинную шею и положил так, чтобы кровь понемногу вытекала на землю. Бр…

Ну а теперь время разобраться с местными «спичками». Хотя, нет. Прежде чем пытаться разжечь огонь, необходимо дровишек насобирать… Тут гоблинский топор оказался очень кстати. Не ножом же их рубить.

Огниво, это вам, конечно не зажигалка и пришлось проявить немного терпения. Минут через десять клочок сухого мха, что шел в комплекте, охватило робкое пламя, а потом оно уже перекинулось на тоненькие, сухие веточки, что Василий осторожно подложил сверху. Горит.

Нанизав тушку на палку он опалил над костром перья, морщась от неприятного запаха. Отойдя от костра на несколько метров он, скривившись, выпотрошил птицу, после чего на большом камне без затей порубил её на части размером с кулак, которые уже и насадил на крепкие зеленые прутья с палец толщиной.

Пока дрова перегорали в горячие угли он подготовил рогатины на которые и установил прутья с мясом. Довольно много вышло, больше четырех килограмм, пусть и с костями. Дня на три точно хватит.

К тому времени, как ужин был готов, окончательно стемнело. При всём варварстве в приготовлении пищи, вышло очень вкусно. Не зря говорят: «Голод — лучшая приправа».

Сидя перед догорающим костром, он неторопливо размышлял над тем, как-бы вытереть руки. Жирные, ужасно… Видел, вроде, неподалеку ручей, но переться сейчас туда…

Обернувшись на тихий хруст позади себя, Василий уставился на здоровенного волчару, что стоял в метре он него. «Рюкзак с арбалетом далеко… да и толку от него сейчас» — пронеслась в голове мысль, копье тоже, вон, лежит в паре метров от него на земле… один только тесак на поясе…

Выставив вперед левую руку, правой медленно потянулся к поясу, стараясь не делать резких движений.

Волк сделал пару шагов вперед и принялся вылизывать ему руку шершавым, словно напильник языком, после чего, принюхавшись и тихонько рыкнув, отправился к лежащим в стороне потрохам. Минуту спустя, к трапезе присоединились еще два волка.

— Баю-баюшки-баю, напевали они, не ложися на краю, говорили они, — пробормотал он себе под нос, — Придете серенький волчок и укусит за бочок, грозились они…

Плюнув на всё он пододвинулся чуть ближе к едва тлеющим углям костра и просто вырубился.

* * *
Василий проснулся от того, что кто-то дернул его за ухо. Отмахнувшись, он зевнул и приоткрыл глаза. Довольная Туля скалилась наблюдая за его кряхтением и потягиваниями. Надо будет в следующий раз хоть еловых лап нарубить в качестве лежанки.

Взлетев и вытянувшись по струнке Мелкая начала декламировать:


Я пришла к тебе с приветом,
Рассказать, что солнце встало,
Что оно горячим светом
По листам затрепетало;
Рассказать, что лес проснулся,
Весь проснулся, веткой каждой,
Каждой птицей встрепенулся
И весенней полон жаждой;
Рассказать, что с той же страстью,
Как вчера, пришла я снова,
Что душа все так же счастью
И тебе служить готова;
Рассказать, что отовсюду
На меня весельем веет,
И сама не знаю, что но буду
Петь, ведь чую песня зреет.
(А.Фет с небольшими правками)


— Ой, иди ты, со своей страстью… — проворчал он. — Не видишь, что-ли, человек ещё не проснулся…

— Ну так просыпайся! — произнесла она. — Зарядку сделай. В прошлый раз она тебе, вроде как, помогла.

— И в самом деле, — согласился он.

Размявшись, он принялся собирать вещи. К его удивлению вчерашние волки не только не покусились на его бока, но даже не тронули жареное мясо. Съев пару кусков и запив их водой из бутылки он задумался над тем, каково это — путешествовать через такой лес в обычных условиях, без «блата» со стороны местной «Матери Природы».

Выходило, что одиночка в принципе обречён. Единственный шанс — залезть на дерево повыше и спать в полглаза, надеясь, что если тебя учует кто-то, умеющий лазать по деревьям, то ты сможешь не проспать этот момент и отбиться от желающего попробовать твоего мясца.

Двоим уже проще, можно спать по очереди, но опять же, забравшись на какое-нибудь дерево, поскольку на земле, если нападет та же волчья стая, к примеру, отбиться будет совсем не просто.

Тут, хорошо еще, что хищники предпочитают выходить на охоту в сумерках и ночью, так что хоть днем можно идти более-менее спокойно, особо не оглядываясь. Так что надо пользоваться этой возможностью, покуда есть время.

* * *
— Слушай, Туля, — обратился он к ней, где-то через час пути. — Помнишь, вчера ты подсветила мне красным куст?

— Да, конечно. — ответила она.

— Ты не можешь таким же образом отмечать красным цветом растения пригодные для изготовления ядов в походных условиях? — попросил он. — Ну и, допустим, синим цветом — съедобные растения, с ягодами или плодовые деревья, если тут такие есть, чтобы внести разнообразие в меню, и не одним только жаренным мясом питаться.

— Хорошая мысль. — одобрила она. — Ты главное не перепутай, что съедобное, а что ядовитое!

* * *
Дорога куда как веселее, когда ты выспался и перекусил! В прочем, в повседневной жизни это правило тоже работает. Достаточно вкусно покушать и досыта выспаться, как многие проблемы воспринимаются уже совершенно иначе, а иные уже и вовсе перестают быть проблемами.

Василий здорово наловчился преодолевать бездорожье и уже знал, как форсировать ручьи, как ставить ногу, взбираясь на горку, и окончательно выяснил, что заболоченные участки леса лучше обходить сразу.

Понятно, что средняя скорость такого перемещения была не слишком высокой, это вам не по тротуару в кроссовках быстрым шагом, но по крайней мере путешествие было достаточно комфортным, без частых падений, ушибов и ран, как оно было в первый день.

Попутно он еще и занимался сбором гербария для занятия зельеварением. Делая, впрочем, это практически на ходу. Если со съедобными ягодами и редкими плодами всё было просто, то с компонентами для яда творилось не пойми что.

Как объяснила Туля, различных рецептов и комбинаций тут было великое множество, но при этом невозможно предугадать, что из сырья нам по пути может встретится.

Например, тот цветочек, что попался пол часа назад, ломал сложившуюся схему и делал не нужным большую часть собранного до этого, поскольку с ним можно сделать яд втрое сильнее и куда более универсальным, чем планировалось ею ранее.

Тем не менее, к вечеру удалось собрать набор, что более-менее её удовлетворил. Как она пояснила, можно было найти и лучше, но пришлось бы именно искать, а не просто собирать по пути.

Но собрать это пол дела, надо еще и приготовить! Причем не просто покидать все в котелок и сварить, а сделать четыре разных отвара, которые потом нужно было залить в пятый, в нужной последовательности, после чего оставить остывать, непрерывно помешивая.

Провозились до ночи, пришлось даже включить ночное зрение, но судя по всему, всё вышло правильно.

К слову о способностях. В виду того, что навык маскировки развивался только при использовании, Василий попросил Тулю саму активировать его по мере доступности.

Ели до этого он использовал этот навык дважды, то за этот день более тридцати раз. В результате, Длительность использования увеличилась с пятнадцати секунд до двадцати двух, а вемя между применениями уменьшилось с получаса до двадцати трех минут. Результат впечатлял! Собственно даже, ему показалось, что это как-то слишком быстро.

Со всей этой алхимией он так намаялся, что чуть было не рухнул спать прямо на землю, но будучи наученным печальным опытом, все-же пересилил себя и нарубил веток с листьями в качестве лежанки.

Утро подтвердило правильность этого решения и пробуждение далось значительно легче. Не так замерз и не так всё затекло, как от сна на голой земле.

Остывший и загустевший яд, более всего напоминал по консистенции и цвету мёд. Как оказалось, один из составов, входивших в него, как раз и был нужен для того, чтобы добиться такого эффекта, поскольку в таком виде на наконечнике арбалетного болта, при выстреле, удержится куда большее его количество.

Добровольцем для испытания был назначен встреченный ближе к обеду олень. Здоровенный, раза в два больше обычного, с огромными, ветвистыми рогами. В силу своего размера, впрочем, несколько самоуверенный, поскольку без возражения подпустил Василия на прицельную дистанцию и лишь на последних метрах начал, в качестве предупреждения сердито фырчать и грозно покачивать головой.

Заранее присмотрев пути к отступлению, на всякий случай, Вася смочил наконечник болта ядом и, чтобы оценить действие именно яда, выстрелил в задницу сохатому. Результат впечатлил и одновременно напугал. Взревевший от боли и гнева зверь через пять секунд после выстрела окаменел и рухнул на землю.

Как объяснила Туля, яд парализовал все его мышцы, включая диафрагму, так, что он сейчас просто не мог вдохнуть в себя воздух. Василия передернуло от воспоминаний о своем появлении в пустыне, рядом с зеркальной полусферой. Там он, правда, мог дышать, но кислорода, судя по всему, в воздухе небыло.

При нагреве яд распадался и становился безвредным, так что в принципе, мясо можно жарить и есть, но он не рискнул, а наоборот, поставил перед напарницей задачу по сбору компонентов для антидота, поскольку, мало ли что.

Опять путь через лес, опять сбор трав и непрерывное использование маскировки. Вечером, поскольку мясо еще оставалось, он перекусил из запасов, после чего снова началась возня с алхимической посудой.

Понятное дело, что если тебя парализовало, то принять антидот сам ты не сможешь… Но вот выпить глоток заранее будет вполне уместно. Ну или влить противоядие в рот случайной жертве, если вдруг кого-то не того зацепил — тоже можно. Благо яд убивает именно через удушье, так что после отравления пара минут точно есть.

На четвертый день пути было решено поохотится и перекусить вскоре после полудня, а не вечером, чтобы к своей цели подойти уже в сумерках. Мало ли, что там за город и в каком он состоянии?

Туля даже убедила его вздремнуть часик после обеда. Так, на всякий случай, чтобы получше себя чувствовать, если придется всю ночь драпать, или еще по какой причине не спать.

Конечно, идея о том, что надо выспаться заранее, на тот случай если придется убегать и скрываться от преследования в ночном лесу слабо располагала ко сну, но, тем не менее, ему удалось ненадолго отключится.

К своей цели он подошел когда уже начало темнеть. Лес закончился резко, словно по прямой линии. Вернее, окончился тот старый лес, с высоченными деревьями наверху и переплетением корней внизу, и начался лес куда как более молодой, да и земля под ногами, сама почва, была совсем другой.

Последние пару сотен метров Василий осторожно крался, оглядываясь, прислушиваясь, пригнувшись перебегая от дерева к дереву. Выглянув из-за последнего он, остолбенев, уставился на открывшуюся перед ним панораму.

Охренеть! Лучи заходящего солнца освещали верхушки огромных небоскребов самой причудливой формы. Посчитать количество этажей, или высоту в метрах было достаточно затруднительно, но на глаз, здания с сотней этажей были скорее правилом, чем исключением.

Вот только город выглядел пережившим серьезную заварушку… несколько сот лет назад. Целых стекол в фасадах было хорошо если процентов двадцать. Многие здания до сих пор хранили следы пожаров, другие выглядели так, словно по ним стреляли из пушек крупного калибра, иначе как объяснить, к примеру, сквозную дыру диаметром в пять метров? Некоторые небоскребы словно бы «подрубили под корень» и они, как деревья, накренились и уперлись в соседние, сохранив при этом относительную целостность.

Частично разрушенный и заброшенный мегаполис начал понемногу захватывал Лес. Неохотно, по чуть-чуть. Вероятно, с почвой что-то не то. Но тем не менее, среди заросших травой и кустарниками улиц то тут то там виднелись невысокие деревца, а многие здания были более чем наполовину увиты плющом, или какими-то другими вьющимися растениями. Какими именно Василий не разбирался, да и разглядеть на таком расстоянии, ещё и в сумерках было довольно проблематично.

Василий задумался. Определенно, в руинах сформировалась своя экосистема, но, вероятно более скудная чем в лесу, в силу того, что кормовая база там меньше. Так что и вероятность встретить хищника там ниже, а вот человека — выше.

Если где-то и живут беглецы из не самого демократичного и социально ориентированного государства, то тут. Вон, ему самому, если честно, захотелось переночевать под крышей, а другим его потенциальным коллегам тут ещё и укрытие от ночных гостей. Верхние этажи небоскрёба заблокировать на ночь куда проще, чем лезть на дерево и спать там. Выходит и безопаснее, и куда как более комфортно. В конце концов, спать на деревьях это пройденный этап, последние несколько тысяч лет в моде каменные пещеры.

— А ведь и в самом деле, — подумал он аккуратно пробираясь по улицам города, — Всё это здорово смахивает на пещеры. Не хватает только костра и сидящих вокруг него троглодитов, на роль которых, в местных реалиях, вполне годятся гоблины с их незатейливым бытом.

И ведь как в воду глядел. Метрах в трехстах, на верхнем этаже одного из домов горел свет, по колеблющейся яркости которого можно было сразу узнать костер.

Подойдя ближе он увидел, что всё пространство перед зданием вычищено от зелени и окружено грубым подобием забора из разного металлического хлама скрученного между собой толстой проволокой.

Оконные проёмы нижних трёх этажей были забраны кусками пластика, металла и, вроде как, даже мебели. Из чего они делают мебель, что она не сгнила там за несколько сот лет? Наверно, из того же пластика и металла.

В общем, было очевидно, что здание обитаемо и его жители серьезно подходят к вопросам безопасности, так что ломится к ним сейчас, в темноте, посреди ночи, может быть неблагоразумно. Кто знает, может они предпочтут сначала выстрелить, и уже утром выяснять, что это там такое было. Так что нефиг их провоцировать, они, определенно, пуганные, и не без оснований.

Зайдя в соседнее здание и пройдя через заваленный непонятным хламом холл первого этажа, в котором ближе к окнам уже росла трава, и пройдя мимо пустых лифтовых шахт Василий отыскал ведущую наверх лестницу.

Поднявшись для гарантии он восьмой этаж он вышел в узкий коридор, в котором с трудом могли разминуться два человека. «И как они тут мебель таскали?» — подумал он.

Как оказалось, по крайней мере этот этаж был жилым. Всё пространство было поделено на маленькие квартирки, метров по сорок квадратных. По планировке и масштабам чем-то напомнило дом шамана в том посёлке, разве что потолки тут были повыше, два тридцать — два сорок. Визуально давило, но по крайней мере можно было не бояться стукнутся обо что-нибудь головой.

Из обстановки… Обветшало всё до невозможности. Да и, похоже, качественно поработали мародеры, вынеся отсюда все сколько-нибудь ценное. Ну и ладно, не за хабаром он сюда приперся.

Отыскав квартирку с окнами выходящими на интересующее его здание он расчистил место в углу и внутренне посетовав на себя за то, что забыл прихватить веток для лежанки, свернулся клубочком и уснул.

* * *
Какая это у него ночь с момента попадания в данный мир? Шестая, вроде. Василий лежал, уставившись в потолок. Комнату ярко освещало утреннее солнце. Надо же, неделю назад он вот так проснулся от яркого солнца в своей постели… а сколько всего произошло с тех пор. Даже не верится.

Лес этот, дремучий, гоблины, орки. Да, чуть не забыл, еще и о эльфах речь шла. Не жизнь, а сказка! Страшная, правда.

Город ещё этот, нелепица на нелепице. Такое ощущение, что из вековечного леса вырезали кусок, квадрат, примерно, тридцать на тридцать километров, и поместили в него такой же кусок мегаполиса, который лес, неохотно начал захватывать. В пользу этой версии говорило и то, что в округе не наблюдалось ни других городов, ни дорог к ним, ни какой другой инфраструктуры.

Причем, как он еще заметил при первом просмотре карты эта вот «лоскутность» в целом была скорее правилом, чем исключением. Едва ли подобное могло бы произойти само по себе, но как это можно сделать технически?

Вызывала вопросы также сама городская застройка. Он видел фотографии больших городов с воздуха и помнил, что высотками там застроен только центр, а ближе к периферии этажность домов снижалась до вполне обычных. Тут же, все дома практически одной высоты.

Кроме того, каждый город это не просто место проживания людей, а еще и уйма предприятий, заводов, складов, многие из которых так же вынесены на окраину. Тут такого тоже небыло.

Насколько он вчера рассмотрел, более всего это напоминало какой-то спальный район. Жилые небоскребы повышенной вместимости, магазины, офисы да и в общем-то всё.

В общем, более всего, функционально это напоминало дачный посёлок с магазином и клубом умноженные в миллион раз. Этакий «домик в деревне». Вот только непонятно, как выглядит тот город из которого люди уезжают отдохнуть на такую вот дачу, население которой, вероятно, составляло не один десяток миллионов человек.

К слову о людях. Аккуратно выглянув в окошко Василий принялся наблюдать за окнами соседнего здания, вокруг которого ходил ночью. Заметить что-то было не просто. Со своего восьмого этажа он мог более-менее отчетливо разглядеть то что происходило в окнах от силы первых пятнадцати этажей из более чем сотни. Да и то… Это же не ночью освещенные окна разглядывать, а просто уйма черных провалов.

Внезапно, красная рамка обвела одно из окон на четвертом этаже, первом, с не забаррикадированными окнами. Всмотревшись Василий увидел гоблина, что выглянув в окно, огляделся по сторонам, и снова скрылся в здании.

— Спасибо за наводку, Туля. — поблагодарил он. — Ну, пошли знакомится с соседями!

* * *
Фронтир, Аккадский округ, семнадцатый дереводобывающий арком.

Что ты выяснил, Пэра? — спросил выходящего из дома юного гоблина неестественно огромный мужчина в стальных доспехах.

К слову, на центральной площади посёлка собрался целый отряд подобных ему воинов, чей рост приближался к двум с половиной метрам, а вес к тремстам килограмм. За спиной у каждого висел щит размером со среднюю дверь, а на поясе меч, что в других условиях считался бы двуручным, но не в таких руках.

Среди отряда рыцарей, невесть каким образом затесался орк со странным рюкзаком за спиной и явно ощущающий себя очень неуютно в такой компании.

Все жители аркома, Лугаль Марад, убиты одинаково. — ответил юный жрец Пэра, — Либо заколоты точным ударом в сердце, либо им просто перерезали глотку. Никаких следов сопротивления или борьбы.

Что насчет гарнизона? — поинтересовался он.

Орки зарезаны подобным образом в тот момент, когда уделяли внимание друг другу. — пожевав губами он добавил. — С учётом того, что мы находимся во Фронтире, а время их выхода на патрулирование наступило за пол часа, час до данного… инцидента, я считаю что подобное легкомыслие недопустимо. Маловероятно, конечно, что они смогли бы остановить… одержимого, но тем не менее.

Согласен. — ответил Лугаль Марад. — Полагаю, пятьдесят лет на железном руднике в статусе гоблина помогут Иртегу и Нылогу понять важность дисциплины.

Не смею оспаривать ваше решение, Лугаль Марад! — быстро согласился шаман Пэра, бывший глава посёлка.

Что-то из вещей пропало? — поинтересовался рыцарь.

Как я и боялся, тайник с Камнями Силы оказался пуст. Ещё из моих личных вещей пропали некоторые алхимические принадлежности и кухонная утварь. — отчитался шаман. — Из арсенала пропало несколько единиц оружия. Я сверился с записями и выяснил, что это, судя по всему, арбалет, нож и копьё.

Похоже, сначала, пользуясь беспечностью орков он проник в арсенал, — принялся рассуждать Лугаль, — после чего с помощью одного только ножа расправился со всем посёлком… И вопрос тут даже не в том, как он справился, а в том, как он смог сделать это так тихо. Судя по всему у него есть какой-то навык делающий его малозаметным. Но в таком случае это должен быть кто-то из Отщепенцев или Одичалых, поскольку все Одержимые, насколько мы знаем, приходят в мир не умея и не зная ничего. Если только Она не освоила какие-то новые фокусы.

Глава 6

— Эй, народ! — проорал Василий и сильно пнул запертую дверь. — Как жизнь городская?!

Дверь не открыли, красную ковровую дорожку для него не раскатали, даже до ответа не снизошли, но было слышно, что где-то в здании засуетились и забегали его обитатели. По крайней мере, так ему показалось. Он отчетливо услышал топот бегущих ног и какие-то взволнованные переговоры.

— Нормально было, пока ты не пришел. — раздался сверху голос. — Чего надо?

— Да просто мимо проходил, смотрю, свет горит. — ответил Василий. — Думаю, дай гляну, кто тут живет. А то в лесу скучно. Да и дорогу хотелось узнать, как в Свободные Королевства попасть.

— Да, в лесу скучно. — согласился невидимый собеседник. — Особенно по ночам. Сколько ночей провел в лесу?

— Четыре. — ответил он. — Волков видел, кошку здоровую…

— Повезло, что ты её видел, а не она тебя. — ответил голос, — А то иначе бы ты сейчас тут не стоял. Беглец?

— Ну да, — сознался он. — Не заладилось у меня как-то с Красным Зиккуратом. Думаю поискать счастья в другом месте.

— Вот только до Свободных Королевств идти более двух декад, а то и все три. — дал справку «голос свыше». — Сам понимаешь, что это значит.

— Значит, что шансов дойти, не накормив по пути какую-нибудь зверушку своим мясом не велики. — сделал вывод Василий.

— У одиночки шансов вообще нет, — ответил голос. — Даже у небольших групп шанс дойти крайне невелик. Да и зверье, на самом деле, не самая большая опасность. Запросто можно нарваться на Одичалого. Вот мы тут и собираемся, чтобы потом слаженной группой пойти. Так шансы есть, и не плохие.

— Разумно. — согласился он. — Пустите к себе? Обузой не буду.

— Пустим, как ни как, ради этого и существует Убежище. — ответили ему. — Ты, главное, веди себя прилично.

* * *

Встретившие его внутри гоблины выгодно отличались от виденных им ранее. Несколько выше ростом и куда шире в плечах, чем те лесорубы. Своей рельефной, выпирающей мускулатурой напоминали Маугли, выросших в тренажерном зале и питавшихся одной только куриной грудкой. «Ни какой химии, конечно же!» Ага, ага…

Их вожак, с которым он перекрикивался перед этим невесть почему вызвал у Василия раздражение с первого взгляда. А стоило тому открыть рот…

— Слушай, дядя. — начал он, ухмыляясь. — А зачем тебе столько оружия? Тут все свои, никто тебя не обидит. Давай-ка, ты сдашь его мне на хранение.

В голове у Василия калейдоскопом пронеслись картины поселка. Кудым с Митруком, Арнас-пидо***, его дружки и похабная улыбочка шамана. Стоило разок, по растерянности расслабить булки, так чуть не…

— А не охренел ли ты часом, лягушонок?! — спросил он ласково, вот только его улыбка более напоминала оскал. — Взялся распоряжаться МОИМ имуществом? Отдать тебе на хранение я могу разве что своё «копьё», при условии, что хранить его ты будешь в своей заднице.

— Не кажется ли тебе, человече, что твой язык длиннее, чем твои руки? — зло спросил зеленый коротышка.

— А давай проверим. — ответил ему Василий. — Выйдем?

— Конечно, — выплюнул он, — Ишь какой борзый нашелся!

Выйдя из здания и зайдя за угол ближайшего дома они сложили в сторонке оружие и лишние вещи и поговорили по душам. Разговор вышел не слишком долгий, поскольку и в самом деле превосходство в росте и длине рук дали Василию значимое преимущество.

Впрочем, досталось и ему. Несколько пропущенных ударов в корпус и один в скулу, что, судя по всему, скоро зацветет. Удары были неожиданно быстрыми, но имели недостаток, гоблин был как тот муравей, сильный но легкий. Да и техники ему не хватало.

Собственно на этом Василий его и поймал. Мордобой, это, конечно, весело, но доводить дело до нокаута… не тот случай. Из этих соображений он простенькой подсечкой свалил того на землю, после чего навалился сверху и провел болевой прием, чуть не сломав своему «спарринг-партнеру» руку. Все-таки, хрупкие они какие-то…

Добившись от зеленого извинений за несдержанность в словах, вперемешку с проклятиями, впрочем, он его отпустил, после чего они принялись приводить себя в порядок и оценивать повреждения.

— Арво — представился гоблин.

— Василий — не стал скрывать он.

— Что, Василий, в войсках служил? — поинтересовался у него Арво.

— Да, довелось немного, — признал Вася, вспомнив армейку.

— А я всю первую жизнь проработал на гидропонике, и к пятидесяти годам дослужился до старшего смены. — поделился тот. — Какой-никакой опыт в руководстве людьми есть. Думал и тут в люди пробиться… да вот только при иммортократии любые перемещения по вертикали скорее исключение, чем правило и не зависят от личных качеств и заслуг. Да и упасть куда проще, чем подняться. А когда шаман повесил на меня свой косяк и меня приговорили к вечному прибыванию в гоблинах, я и ушел. Терять то теперь особо нечего. Тут вообще, сам должен понимать, такой народ… И поддерживать порядок тут не просто. Так что не обижайся. Какое у кого оружие было, я изъял, чтобы они тут друг друга не перерезали, только на охоту и выдаю. Хотя, откровенно говоря, и оружием назвать это сложно. Где своё раздобыл?

— Воспользовался моментом и обнес орочий арсенал. — признался он. — Не с камнями же и палками в лес идти?

— Вот! Тут мало того, что из кучи беглецов надо сделать отряд, — сказал гоблин, — Так ещё и из оружия у нас те самые камни и палки. Впрочем, все это понимают, оттого и торчим тут, сил набираемся, срабатываемся в одну команду, а иначе смысла идти дальше нет.

— Согласен. — признал Василий.

— Ну и что делать теперь будем? — поинтересовался Арво. — Сместишь меня и сам теперь будешь пасти это стадо?

— Не, не! Нафиг надо! — отмахнулся он. — Извиняй, но прогибаться под кого-то я не намерен, но и взваливать на себя хлопоты по управлению такой толпой мне тоже не охота, так что оставляю это удовольствие тебе. Я бы вообще и дальше один пошел, но с отрядом оно и в самом деле безопаснее будет, да и всегда друг у друга можно чему-то полезному научится. Так что я с вами и готов приносить пользу, поддерживать твою власть, но беспрекословного подчинения от меня не жди. Мне вообще сначала надо понять, как вы тут живете и чем занимаетесь и какое место во всем этом могу занять я.

— Так стоило ли тогда друг другу морды бить? — задал резонный вопрос Арво. — Ради того, чтобы при себе оружие оставить? Так это для твой же пользы. Сам поймешь. Народ тут отчаявшийся и отчаянный, большей частью привыкли полагаться сами на себя, а не на товарища, а когда у тебя есть хорошее оружие, то полагаться на себя как-то проще, так что ты для всех ходячий соблазн.

— Считай это моим капризом. — резко ответил Василий. — Не хочу остаться безоружным среди незнакомцев. Мало ли, что ещё для кого-то соблазном окажется.

— Есть в этом свой резон. — признал Арво. — Смотри сам. Пошли, покажу что у нас там и как, заодно объясню наши порядки.

* * *
«Убежище», как величали его обитатели, представляло собой что-то среднее между общагой и военным лагерем. Численность населения превышала сорок человек, точнее, гоблинов, что с одной стороны, на взгляд Василия было вполне достаточно для продолжительного похода, тем более, что все те, кого он видел, пребывали в хорошей физической форме.

Причиной этого оказался оборудованный на одном из этажей тренажерный зал. Хотя, конечно, это громко сказано. Просто помещение уставленное разнокалиберными грузами, что тягали гоблины в свободное время. Ни турника, ни скамейки, ни, тем более, тренажеров.

Причем, проводящий экскурсию Арво рассказывал об этом, как о своём личном изобретении, что здорово помогает беглецам прогрессировать в развитии, что сильно удивило гостя.

Высказав свои предложения по доработке зала Василий так же предложил включить в занятия бег вокруг здания, пошутив, что хороший бегун — самый неудобный противник, если ты сильнее, то фиг догонишь, а если он сильнее — фиг убежишь.

Удивительно, но едва ли не каждое его слово воспринималось как откровение, что изрядно его озадачило. Как можно быть таким… ограниченным? Хотя, если ты столетиями, жизнь за жизнью рубишь деревья, добываешь руду в шахте и занимаешься прочими нехитрыми, но утомительными обязанностями, а из развлечений у тебя лишь поганое бухло…

Нарядов тут было пять. Дневная/ночная вахта на верхнем этаже, дневная/ночная на нижнем и охота. Обязанность ночной вахты на крыше состояла в поддержании огня, который жгли специально, как маяк для других беглецов, ну а днем дежурившие осматривали окрестности, на случай незваных гостей и прочих возможных неприятностей. Вахта на четвертом этаже приглядывала за ближними подходами к зданию и отвечала за «впустить — выпустить». На охоту каждый день отправлялось три пары, ведь как ни как, для того, чтобы прокормить такую ораву, еды требовалось немало.

К слову об еде. Готовили её женщины, которых среди беглецов было от силы четверть. Оно и понятно, к авантюризму склонны больше мужчины, и само наличие тут «слабого пола» показывало, что «тяжелая женская доля» в том государстве, порой, становилась совсем уж неподъемной.

На кухне готовкой заправляла весьма колоритная маман по имени Райда. Василий впервые видел гоблиншу в возрасте, да ещё и таких габаритов… История её была призанятная. Сбежав из своего аркома более сорока лет назад она осела здесь, и стала, по сути, основателем данного Убежища. Смелости убежать и добраться до сюда ей хватило, а вот отправится дальше — нет. Уже восемь групп ушли искать счастья в Свободных Королевствах, а она всё не решалась.

Вообще, странно. Они ведь тут все, примерно, ровесники. Живут жизнь за жизнью столетиями, а всё равно разные. Вон, Арво, один из них, такой же гоблин как и все, был для жителей Убежища отцом — командиром, а Райда — заботливой матерью всего этого, своеобразного, коллектива. Хотя, если вдуматься, где он вообще тут видел что-то не своеобразное?

На обед Василий впервые в этом мире попробовал приготовленную пищу, более изысканную, чем ставшее уже привычным мясо, поджаренное над костром. Ел с аппетитом, причмокивая, под причитания дородной поварихи, мол: «Какой худой мальчик! Ничего, и тебя тоже откормим! Сюда все приходили худые как щепки, а теперь любо-дорого посмотреть!»

После обеда, следуя армейскому правилу: кто предложил, тот и выполняет, Василий занялся обустройством спортзала. Сделать тут что-то толковое, правда, было сложно, поскольку все снаряды были, по сути, собранным по городу металлоломом. Вот только голыми руками тут ничего не сделаешь. Нет ни нормальных инструментов, ни той же сварки. Василий с тоской вспомнил свой родной, и такой далёкий теперь автосервис.

Если с материальной базой всё было сложно, то относительно работы с собственным весом им мешало лишь отсутствие знаний, что исправить было куда проще. Приседания, приседания с грузом за плечами, отжимания от пола, отжимания с сидящим на спине товарищем для продвинутых, планка, упражнения на пресс.

Показывая, и помогая отрабатывать такие простые упражнения, Василий чувствовал себя чуть ли не сенсеем. Как подобное может быть кому-то в новинку, он не понимал.

После разминки он позвал всех на пробный забег вокруг небоскрёба. Тут уже не сколько ради зарядки, сколько для того, чтобы оценить свой собственный потенциал и возможности своих подопечных.

Ха… ещё сегодня утром он открещивался от ответственности за этих гоблинов, а теперь взялся заботится о них. Но, в конечном счете, это же и в его личных интересах тоже. Если идти дальше в такой вот, многочисленной компании, то никакой волк не позарится, да и в новых землях… Лучше прийти с вооруженным отрядом, чем одному, уважать больше будут. Тот же Чингизхан только так и путешествовал, чем и прославился.

Опять же, в компании можно услышать что-то интересное. Вон, Арво обмолвился, что «в первой жизни» работал на гидропонике. Василий смутно помнил, что это, что-то вроде огорода, но вместо грядок используются баки с водой. Может удастся его развести на откровенность, и он ещё что-нибудь сболтнет.

— И в самом деле. — прошелестел в голове голос Тули. — Молодец, Вась, хорошо влился в коллектив. Если что, мы бы и так нормально выжили в лесу, но сосны и секвойи ничего интересного не расскажут.

— Хотя знаешь, — добавил Василий, — Если пожить в лесу несколько месяцев, то вполне можно и с ними начать разговаривать, слышать их голоса, да?

— Это вы на кого намекаете, молодой человек? — с подозрением спросила она. — Я не какая-нибудь там ёлка! Собственно, меня и сравнить не с чем, одна я такая.

— И хорошо. — согласился он, после чего не удержался и подколол, — Двух таких этот мир не выдержит!

— В самом деле… — рассеяно согласилась она. — Смотри, твои марафонцы начинают сходить с дистанции. Шестнадцатый круг, вернее квадрат, около трех с половиной километров.

— Так, народ! — прокричал Василий, окончательно войдя в роль тренера. — Результат я зафиксировал, так что теперь мы знаем ваши возможности и сможем отслеживать то, как они будут расти. Бегать надо будет каждый день, причем всем вместе, включая женщин. А то если во время похода возникнет необходимость убегать всей толпой от слишком уж опасного противника, то придется или их бросать на съедение, или погибать вместе с ними, а лично мне не нравится ни один из этих вариантов.

— Дело говоришь, человек, — Произнес, отдышавшись, Арво. — Баб надо беречь! Их у нас и так мало. Некоторые, вон, уже и на Райду поглядывают, да мужики?

В толпе уставших гоблинов раздались смешки, сопровождавшиеся обсуждением габаритов поварихи и наиболее удобных позиция для общения с ней.

— Случись что, они и в самом деле не смогут защитить себя, — продолжил гоблин, — Так пусть хоть бегать научатся! Поднимут выносливость, а от этого в любом случае польза будет, и во время похода в самом конце плестись не будут, да и в кровати подмахивать смогут энергичнее.

Слова Арво находили живой отклик у слушающих его гоблинов и были встречены горячим одобрением. Пошли разговоры о том, как всё это лучше организовать, в результате которых было решено, что мужчины бегут утром, до завтрака, а женщины в это время готовят, а после завтрака бегут женщины, а мужчины любуются зрелищем и заодно присматривают, кабы чего не произошло.

— Прошло всего несколько часов, а ты начал вводить новые порядки. — произнес Арво, присев рядом с Василием. — Нет, нет! Что ты! Я не против! — остановил он его попытки возразить. — Всё хорошо и правильно. Мне это самому давно должно было прити в голову. Просто… Ну не та у меня подготовка, не то образование. Ни во внутренней охране, не тем более в войсках не служил. Вот спроси меня про минеральный состав питательного расвора на гидропонной ферме, температурный режим или спектр излучения — расскажу в деталях! Сколько лет прошло, всё помню. А вот что-то другое… Не, ну понятно, что за одиннадцать жизней тут, в Филактерии кое-чему научился. Деревья рубить, камень, руду. Довелось даже на полях поработать, вот там я был почти как дома! Вот только вся эта работа… по сути — там возьми, сюда отнеси… Это у людей и задачи сложнее и свободы больше. Больше, правда, и ответственности. Зато я гоблинов понимаю и могу найти с ними общий язык, что тебе, смотрю, дается не так легко. Умничаешь, слишком. — выговорился Арнас и улыбаясь уставился на Васю.

— Это да… Как оказалось. — признал тот. — Думал сам… простой и люди вокруг меня простые, а стоило оказаться среди гоблинов, так выходит, что "умный слишком".

— Ну ничего, — утешил его гоблин, — Вдвоём мы сдвинем этот балаган с мёртвой точки и он наконец-то отправится на гастроли.

— Хорошо сказал! — одобрил Василий.

— Слушай, есть тут пара моментов. — начал серьезно Арнас. — у нас тут такой порядок, что от нарядов никто не освобожден. Я вот тоже хожу наравне со всеми, а то стоит появится исключениям из правил и все правила начинают рушиться. Но при этом, новеньких в первое время не принято ставить на нижний этаж, а то мало ли, кому постороннему дверь откроют? Ну и на охоту не отправляют, а то уйдет, и расскажет кому сколько нас, где мы и чем вооружены.

— Понимаю. — согласился Вася, — Всё правильно говоришь, рассуждаешь как военный!

— Спасибо. — поблагодарил тот. — По этому, остаётся один наряд — на верхнем этаже. Составишь мне компанию на эту ночь? Заодно нормально поговорим. Расскажешь откуда сбежал и почему. Беглые люди — большая редкость…

— Хорошо, договорились, — согласился он. — Когда начало вахты?

— Как темнеть начнет, — произнес Арво и глянул на тени от домов. — Часа через четыре-пять.

* * *
Остаток дня прошел незаметно. Василий и сам решил немного поработать с весом в спортзале, делая подходы, фиксируя результат, а после короткого отдыха снова тягал грузы.

Результаты были странные. При каждом следующем подходе он делал больше повторов, чем на предыдущем. Ему раньше доводилось заниматься в спортзале и он знал, что такой прогресс не нормален. Такое впечатление, что между подходами проходили не десять минут, а неделя-две активных занятий.

За окном начало темнеть, и он засобирался. Перед тем, как пойти на пост он заскочил в местную столовую и перекусил, порадовав Райду своим отменным аппетитом.

Теперь предстояло самое сложное — подняться по ступеням прмерно на восемьдесят этажей… Это ж ужас какой-то… А что делать? Электричества нет, лифты не работают. Как иначе?

Эээх… Нафиг эти пробежки… Достаточно каждому хоть один раз в день подняться на самый верх и спуститься вниз — такая зарядка будет… Остановка… ахааа… ахххааа… Надо отдышаться…

На финальном отрывке Василий всё же пришел к выводу, что подъем по ступенькам неравнозначен бегу, поскольку хоть и развивает выносливость, но тут задействуются другие группы мышц и оттачиваются другие навыки.

Мокрый от пота он ввалился на крышу, где застал Арво, сидящего у большого костра.

— Топливо прихватил? — поинтересовался он.

— Нет… — ответил Вася и внутренне обмер, представив, что теперь придется топать вниз, а потом снова подыматься, но уже с грузом.

— А… ну и ладно. Этажом ниже есть запас, должно хватить. — успокоил его гоблин. — Мне следовало тебя предупредить. Сам не подумал, такие вещи просто кажутся само собой разумеющмися.

— А что жжем? — поинтересовался он, вглядываясь в огонь.

— Пластик, разумеется. — сказал тот. — Не дрова же… И так для готовки приходится из леса таскать, а если еще и для маяка…

— Ну хоть не воняет. — произнес он, принюхавшись.

— Само собой! — ответил Арво. — Это же всё из отделки жилых ячеек. Если вдруг возникнет огонь и система пожаротушения по какой-то фантастической причине не сработает, то горящий пластик не должен выделять каких-либо токсичных газов, а то можно задохнутся в дыму! Говорят раньше, давно, когда пластик делали из нефти… Слыхал о нефти? Была раньше… Так вот, тот действительно, говорят, выделал при горении отраву всякую.

— Ага… понятно… — растерянно произнес Василий. Слова о закончившейся в прошлом нефти его изрядно сбили с толку.

— Ну, садись, Василий, рассказывай, каким был твой путь, и как ты тут оказался?

— Ну… — нерешительно начал он. Врать ему не хотелось, но и о чём говорить, а о чём молчать Вася езё не решил. — Попал я сюда из "семнадцатого дереводобывающего аркома" (процитировал он по памяти), что находится отсюда в четырех днях пути. Там я провел чуть больше суток. Вечером второго дня, когда гоблины гуляли после праздника Воплощения, кто-то проник в посёлок и убил всех. Услышав подозрительные звуки я отполз в сторону и затаился. Я видил как полупрозрачный силуэт проникал в одну… ячейку за другой, убивая всех, кто там находился. Меня он не заметил. После того, как он покинул… арком, я собрал то, что могло бы пригодится в дороге и отправился в путь, как рассвело.

— Хм… Похоже Одичалый развлекался. — предположил Арво. — Кому-то из Свободных Королевств сюда идти ради мелкой диверсии… смысла особого нет. Тем более, что он, как я понял, сам арком не тронул? Не поджог?

— Нет. Просто всем глотки перезал и почти сразу ушел. — подтвердил он.

— Ну, будем надеяться, к нам он не заглянет… — произнес гоблин передернув плечами. — Впрочем, как я понял, маскировка его не абсолютна, раз ты его заметил и он выбрал ночь для нападения, а мы на ночь запираемся а днем он незаметно не проникнет, так что не так страшно.

— Действительно. — согласился Василий.

— А как ты попал в тот арком? — спросил Арво.

— А вот это очень странная история… — произнес он. — Не знаю, поверишь ли ты. За день до того как я туда попал, я очнулся на полянке в лесу, не понимая ничерта, как я там оказался.

— Как так?! — удивился гоблин. — А что до этого было, помнишь?

— Помню атомный взрыв, — начал рассказывать он, — Я бежал по улице вместе с другими, в страхе, что следующим ударом накроет уже нас. Что-то мигнуло… и вот я тут. Я разговаривал с одним… в том аркоме. Он предположил, что меня затащили куда-то, подключили к системе, но в мир я вошел только сейчас, как понимаю, пятьсот двенадцать лет спустя. Но я до сих пор не понимаю, куда я попал, и что это за мир такой странный.

— Вот ведь… — поразился Арво, — Ну и дела… Я слышал, что в случае сильных повреждений требовалось время, чтобы душа восстановилась, но чтобы пять веков… Выходит ты всё пропустил, и в одно мгновение перенесся из того мира в этот…

— Ну да! — подтвердил Василий. — Сначала лес странный, животные… потом гоблинов увидал, думаю, что за маленькие зеленые мужички лопоухие… Прости Арво. Орки эти! Еще и эльфы, говорят, есть. Сказка какая-то, но стршная. Там шаман вещал про новый мир, "Филактерию", но что это такое — я без понятия.

— Выходит, ты даже в строительстве не участвовал? — удивленно спросил тот. — Просто бежал, бежал, мигнуло и ты тут?

— Ну да. — согласился он, решив пока умолчать про зеркальную сферу, а то Кудыму его рассказ о ней показался сомнительным.

— Да… — протянул он. — Ну, времени до утра много, расскажу, что знаю. А то мне даже сложно представить, каково тебе.

* * *
Как ты сам знаешь на Земле, идея о строительстве убежища возникла тогда, когда стало окончательно ясно, что Чуму нам не остановить. Словно лесной пожар, неспешно, но неотвратимо она распространялась из Эпицентра во все стороны, в том числе и вглубь земной коры, пожирая всё, сколько-нибудь ей интересное, оставляя после себя, словно пепел, безжизненный, пустой песок.

Любые снаряды лишь подпитывали её металлом, а энергетическое оружие, включая атомное, и его производные, снабжали энергией не причиняя никакого вреда.

Группа живущих второй жизнью ученых смогла применить свои разработки в "физике пространства" для создания области со "сдвинутой фазой". Не спрашивай меня, что это такое, я сам далёк от понимания. Важен сам факт, что в некотором радиусе от установки пространство как бы «выпадало» из Вселенной, и никакая материя или энергия уже не могли, извне, туда попасть. Предполагалось, что это может стать защитой от Чумы и, как показало время, этот расчет оправдался.

Но, как и всегда и везде, были свои нюансы. В ходе экспериментов выяснилось, что начиная с определенного радиуса потребляемая установкой мощность, и без того, кстати, немалая, начинает расти по экспоненте.

Если для сферы радиусом в триста метров хватило бы обычного аркомовского генератора, то для того, чтобы создать сдвиг фазы в области радиусом три километра понадобилась бы такое количество энергии, что в сумме производят все электростанции Земли. И не один раз, а непрерывно, для поддержания сдвига фазы.

В итоге, остановились на сфере радиусом в одну тысячу двадцать четыре метра — компромисс между вместимостью и доступными энергетическими мощностями.

С источником энергии для генератора сдвига и для обеспечения собственных потребностей убежища отдельная история. Любая энергоустановка рано или поздно исчерпает все запасы топлива, чтобы им не являлось, а учитывая аппетиты генератора сдвига, это произойдет скорее рано, чем поздно.

На основе тех же уравнений, учёные смогли построить установку что меняла местами две области пространства, причём, одна из них находилась в нашем мире, а вторая в «альтернативной ветви Мультивселенной», как они это называли. Проблема оказалась в том, что этих «ветвей» оказалось в миллиарды-миллиардов раз больше, чем число атомов во вселенной, и при запуске в приёмной камере как правило появлялся отличный кусок космического вакуума.

Определенного прогресса удалось достичь тогда, когда получилось использовать для наведения, мощные источники энергии, а именно — звезды. Происходящие в их недрах термоядерные реакции служат своего рода маяком.

Теперь в результате обмена в приёмной камере, по совместительству являющейся рабочим пространством энергоустановки, оказывается порция звездной плазмы, разогретой до миллионов градусов. Таким вот образом к абсолютной защите фазового сдвига добавился бесконечный источник энергии.

Пока велось строительство самого Убежища, а это триста с лишним этажей вверх и столько же вниз, технология дорабатывалась до того уровня, чтобы всё могло работать без вмешательства человека, практически вечно. Никаких движущихся деталей, никакого износа, никакого расхода ресурса.

Понятно, что сфера диаметром в два километра не вместит в себя миллиарды живых людей, да и поддержание их существования в замкнутой системе та еще задача… Человека же электричеством не накормишь… Поэтому изначально убежище и планировалось как Филакетрия, хранилище душ.

Группа биотиков, правда, решила возвести альтернативное убежище, «Ковчег», в Австралии. Замкнутая биосфера, склад генетического материала… Вот только у нас в Филактерии два с половиной миллиарда жителей, а у них хорошо если тысяч десять-пятнадцать наберется.

Да, им удалось неплохо увеличить продолжительность жизни, и за те пять веков, что прошли с момента Изоляции, у них сменилось едва ли шесть-семь поколений, но вот мне, к примеру, скоро исполнится шестьсот лет, в три с лишним раза больше, чем самому старому «эльфу»! И они при этом еще смотрят на нас как на «недочеловеков», «артефакты ушедшей эпохи»!

У Высших есть с ними какие-то совместные проекты… Эльфы даже захаживают к нам, вон, выделили им резервации на переферии, ближайшая, к слову, тут относительно недалеко. Понятно, что тоскливо им в замкнутом пространстве… Но сам факт, что не мы к ним ходим, а они к нам — доказывает превосходство нашего пути! Впрочем, это их дело. Живут и ладно, в конце концов — тоже достижение, так долго сохранять жизнь внутри замкнутой сферы…

Ну да ладно, чего это я всё о них… Создать хранилище миллиардов душ это одно, но им же нужно еще и жизненное пространство. В условиях царившего тогда цейтнота создавать новый виртуальный мир с нуля было не возможно…

Чего ты глаза вытращил? Вторая жизнь она только в виртуале, если только у тебя нет робота-аватара. Да и как иначе создать место для жизни миллиардов людей в маленьком шаре?

За основу взяли популярную на тот момент игру с самым большим миром, и принялись его перекраивать, добавляя куски от других миров. Например, вот этот вирт-город, один из многих.

Эх! Помню классно было тогда… Приходишь с работы, залезаешь ногами вперед в свою ячейку Х-класса, подключаешься, и вот, ты в своих апартаментах, в одном из таких зданий. Жилье такой площади в реальности имелось едва ли у одного-двух процентов населения аркомов. Не многим удавалось арендовать даже W-класс, а уж «V» — так вообще мечта… А тут — тебе сразу J-класс и выше! Но я отвлекся…

В дело также пошли острова и материки из других игр, и в итоге был получен мир, площадь суши которого даже немного превосходит таковую у Земли. Так что жить есть где.

Вот только из игрового мира, что был взят за основу, перекочевали и игровые механики с игроками, многие из которых фактически, жили в нём как в первой жизни, так и продолжили жить во второй, еще до пришествия Чумы. Жили тренируя навыки, сражаясь, в совершенстве постигая все правила игры.

Их было не так уж и мало, что-то около ста миллионов человек, но когда в этот мир хлынули неопытные, дезориентированные потоки беженцев, эти «папки» принялись «учить их жизни», убивая раз за разом.

Многие тогда видели в этом беспредел, хулиганство, но на самом деле, я полагаю, они тогда попытались таким вот образом захватить власть, показав, кто здесь сила.

Вот только у Высших её оказалось чуточку больше. Почему чуточку? Потому что в мире всё еще действовали глубоко прошитые в нем правила, в значительной степени ограничивающие возможности администрации любого виртуального мира.

Был в своё время скандал… лет за сорок пять до этого… Не знаю, как ты его пропустил. Один работник службы поддержки популярного виртуального мира, пользуясь своими полномочиями переместил аватар своей бывшей в специально созданный для неё персональный ад, где она три недели спустя благополучно и свихнулась…

Этот случай стал прецендентом. Ведь в вирт. миры заходят и весьма серьезные люди… Никто из них не хотел однажды стать жертвой произвола какого-нибудь "младшего техника" или своего конкурента.

С тех пор, администрация любого мира имеет особые полномочия, но при этом и серьезные ограничения. Из-за этого, тогда, в первые месяцы после переселения, решить проблему одним нажатием кнопки было попросту невозможно.

Но кое-что, в глобальном масштабе, они сделать смогли. В первую очередь заблокировали точки возрождения во всём мире. Все погибающие в схватках отправлялись в Лимб, из которого уже не могли самостоятельно вернутся обратно.

Первый раз слышишь о Лимбе? Как же с тобой тяжело… Это «мир мертвых», отражение этого мира, но с иными правилами. Там ты не испытываешь ни голода, ни жажды, не нуждаешься во сне. Там тебе нельзя причинить боль и вообще какой-либо вред, но и удовольствия никакого. Чистый разум без телесных радостей и горестей.

Далее, для того, чтобы ускорить вывод "игроков" из мира в Лимб, на всех обитателей было наложено ускорение получаемого опыта в сто раз.

Если раньше для достижения максимального уровня требовалось порядка ста лет. Да, да! То теперь, это было возможно сделать за год. При должном усердии, конечно.

Таким образом, достаточно скоро многие беженцы, из тех что поосторожнее и настойчивее, сравнялись с игроками пусть если не в опыте, то в силе, и началась война на равных. Её последствия ты сейчас и видишь. Он махнул рукой в сторону окружающих их руин.

Вот только одновременно, война разразилась и на Небе, среди Высших. Внятные причины не озвучивались, но понятно и так — дележка власти. В результате, часть Высших была низвергнута в Преисподнюю, в просторечии — Ад. Иронично, что творцы мира угодили в ими же созданную тюрьму для неисправимых.

Постепенно, вроде бы, жизнь начинала налаживаться… Понимая бесперспективность дальнейшей войны, "игроки" отступили. В последствии они и сформировали свой идеал, те самые «Свободные Королевства», куда мы направляемся.

Но тут выяснилось, что значительная часть паролей к системе дающая право доступа к административным функциям оказалась у свергнутой в Преисподнюю группировки, в частности, без них оказалось невозможным активировать точки возрождения и подавляющее большинство населения оказалось заперто в Лимбе.

Выход был найден, хотя, скорее не выход, а «костыль» — шаманская некромантия, позволяющая вселять «умершего» игрока в тело неигрового персонажа, управляемого ИИ, «Теллурой». Искуственным интеллектом, что управляет этим миром, его животными и растениями.

В отличии от игровых персонажей, тела живших в этом мире и управляемых машиной гоблинов, людей, эльфов — не были бессмертны, не возрождались после гибели, не имели игровых навыков и вообще, каких-либо превилегий перед животными. Но всё это было сочтено за преимущество, поскольку позволяло установить крепкую государственную власть на основе контроля возрождения.

Перейти из Лимба, где откровенно скучно, в мир, ты можешь только приняв власть Красного Зиккурата. Они и решат, в каком теле и где ты возродишься. Если ты будешь исправно выполнять возложенные на тебя обязанности, то тебя поощрят, а если нет — накажут.

Даже если ты сбежишь и тебя не найдут, ты рано или поздно умрешь от старости и снова окажешься в Лимбе. И там либо живи призраком, либо соглашайся на кабалу… А для бывших беглецов она особенно горька… Охраняемые рудники и прочие радости…

Спрашиваешь, зачем же мы бежим? Дело в том, что в Свободных Королевствах нашли какой-то способ обойти эту ловушку… Так что теперь главное добраться до них не умирая, а это не так уж и просто. И дело тут не в том, чтобы найти дорогу, или, допустим, избежать хищников.

В погоне за опытом для развития навыков и поднятия общего уровня, сколько-нибудь опасное зверье тут давно перебили, остались лишь обычные хищники, часть сложившейся экосистемы. Так что волков встретить мы можем, а драконов уже нет.

Наибольшую опасность сейчас представляют Одичалые, как их принято называть. Кто такие? Помнишь я рассказывал только что, каким образом была достигнута победа над распоясавшимися игрунами?

Отдельные беженцы поднялись тогда с нуля до максимума и сообща дали им бой. Но война прошла и только-только созданному Красному Зиккурату такие сильные подданные оказались не нужны, слишком опасны.

Да и в дальнейшем, чтобы предотвратить какие бы то нибыло восстания и прочие неприятности, было принято за правило, что все работники в конце дня сдают набранный опыт, за счет которого «откармливают» орков и храмовую гвардию.

Удобно, правда, когда практически все население на «нулях», а твоя армия — на пике формы?

Так вот, от тех, по сути, героев войны потребовали либо покончить с собой, либо лечь под топор палача, чтобы после перерождения через Лимб начать как все, в теле простого смертного, а не в теле сильного и бессмертного персонажа-игрока, кем они были на тот момент.

Не особо красивая ситуация, не находишь? «Ради стабильности общества сдай оружие, обнуляйся и становись частью стада». Были те, кто согласился, ради спокойного будущего. Некоторые смогли найти своё место среди тех, с кем недавно сражались, но очень многие не смогли прибиться ни к тем, ни к этим. Они просто ушли в лес и принялись выживать там, как могли.

К слову говоря, к ним присоединились и те, кого выгнали из Свободных королевств. И вот, эти изгои так и живут в горах и лесах уже пять веков. За это время многие из них… одичали в той или иной степени.

Их, как минимум, можно назвать странными. Тот невидимка, что напал на твой арком, был, скорее всего, одним из них.

Одни просто прячутся, другие мстят всем подряд и кому попало… Есть те, что пристрастились коллекционировать отрезанные уши или вырванные сердца. И все они — достигшие потолка в развитии, впрочем, каждый в своей области, в своём классе.

Встреча даже с одним из них представляет огромную опасность. Волки, львы, пантры… всё это ерунда. При встрече даже с одним Одичалым нашим лучшим оружием окажутся быстрые ноги, так что ты хорошо придумал с тренировками.

Помимо того, что каждый из этих изгоев сильнее сотни человек, а их кожа крепче стали, они обладают специальными игровыми навыками, которые условно можно называть "магией". Например невидимость того убийцы-Одичалого это такой навык.

Раньше, когда этот мир был ещё игрой, тут можно было встретить учителей навыков, и, выполнив какое-нибудь задание или просто заплатив, получить его в своё распоряжение, после чего тренироваться и совершенствоваться в нём.

Во время войны, в Эпоху Капа, эти учителя были убиты, а после их не стали возрождать, из тех соображений, что это уже не надо, лишнее. Зачем в Красном Зиккурате, к примеру, учителя магии? Зачем гоблинам уметь запускать огненные шары?

Определенные способности и навыки есть у шаманов, жрецов и храмовой гвардии. Причем все обставлено так, что любому можно как дать, так и отнять способности. Они привязаны не к личности, а званию. А звания можно лишить.

А вот оркам никаких особых способностей не доверили, те берут только голой силой. Что не удивительно, поскольку по статусу они — просто сильные гоблины, лишь на одну ступеньку выше в установленной иерархии.

Да и вообще, такие навыки это скорее исключение, чем правило, поскольку Высшие решили уйти как можно дальше от игровых механик в сторону реализма.

Собственно, по этой причине в Красном Зиккурате и не принято вспоминать о том, что было раньше, о рукотворности этого мира и его игровом прошлом.

"Спаслись из умирающего мира в новый, где обрели вечную жизнь". И всё. Это наша единственная реальность, вот и будем воспринимать её так.

Даже новое летоисчисление ввели, для большего разрыва с прошлым. Пятьсот двенадцатый год, а не две тысячи семьсот девяностый, по прежнему стилю.

Что? Чего это тебя опять перекосило?!

* * *
Фронтир, Аккадский округ, семнадцатый дереводобывающий арком.

На небольшом круглом коврике в позе лотоса сидел обновленный Пэра, сидел неподвижно со стеклянным, замершим взглядом. Вокруг него разбили лагерь отряд храмовой гвардии.

Гоблин-шаман вздрогнул и мигнул. Глубоко вздохнув он вышел из транса, и заново привыкая к новому телу, неловко встал на ноги, после чего выполнил необходимые движения для разминки затекших от долгой неподвижности членов.

— Докладывай. — скомандовал Марад, лидер отряда.

— Лугаль! Я связался с шаманами всех аркомов в радиусе двухсот километров и предупредил их о находящимся в розыске человеке, что может оказаться на их территории. Пока, никто из них его не видел.

— Хммм… — задумчиво протянул он. — Вполне возможно, что он там и не появится. Хотя, конечно, предупредить их стоило, на всякий случай.

— Почемы вы так решили, Лугаль Марад? — с любопытством поинтересовался Пэра.

— Знаешь, почему он тут оказался? В двадцати километрах отсюда есть одна из точек входа. — ответил он. — Раньше, еще до Изоляции, когда всё это было лишь игрой, те, кто впервые входил в этот мир появлялись в нем на лесной полянке, откуда, следуя тропинке, попадали в небольшое поселение, где и начинали свой путь. Примерно так и вышло в этом случае, вот только, судя по всему, ему не слишком понравилось ваше "гостеприимство", вот он и выразил свое неодобрение… после чего отправился… Ммм… Побывав в одном аркоме, едва ли он отправится в другой, по сути такой же.

— И где в таком случае нам его искать, Лугаль? — спросил его шаман.

— Если он отправится на нашу территорию, то рано или поздно попадется кому-то на глаза и мы об этом узнаем. — сказал он. — По этому, нам надо отработать другую версию. Он мог отправиться в Дикие земли, или даже к Отщепенцам. Вот только как найти одного человека в большом лесу?

Лугаль Марад достал карту и развернув её начал исследовать.

— Хммм… В ста километрах от нас есть руины старого города. — произнес он задумчиво. — Целенаправленно, или просто проходя мимо Одержимый вполне мог завернуть туда. По крайней мере лучше версии у меня нет… Так! Собираемся! — громко скомандовал он. — Пэра, влезай на своего ездового орка и следуй за нами!

Глава 7

— Дело в том, — осторожно начал Василий, — Что родился я в двухтысячном году, а от атомного взрыва бежал в две тысячи двадцать первом.

— Обалдеть! — произнес ошалевший Арво, и в свете костра казалось, что он даже немного побледнел. — Это же, выходит, примерно за двести пятьдесят лет до Чумы!

— Слушай… — произнес он нерешительно. — Есть ещё кое-что очень странное, о чём я не рассказал. Дело в том, что сюда я попал не сразу. Меня вместе с круглым куском асфальта под ногами выбросило в пустыню, около огромной зеркальной полусферы. Ничего живого кругом, только песок. Я вдыхал раз за разом, но воздух как буд-то не содержал в себе кислорода. В итоге через одну-две минуты я потерял сознание и очнулся уже тут, на полянке в лесу.

— Обалдеть еще раз! — прошептал гоблин. — Ты же теперь понимаешь, да?

— Эээ… — протянул Василий, — Нет.

— Помнишь, я тебе рассказывал про установку, что питает топливом реактор для поддержания области сдвига фазы пространства? — спросил Арво, — Она берет область пространства в реаторе и отправляет эту пустоту в центр звезды, а такой же объем материи из центра звезды отправляет в реактор.

— Ммм… Это как взять два стаканчика, накрыть одним из них шарик, а второй просто поставить рядом вверх дном, а потом быстрым движением поменять их местами. — предположил он, — Вот, шарик был под одним стаканчиком, а теперь, раз, и под другим.

— Примерно так, — подтвердил он. — Вот под одним таким "стаканчиком" оказался ты. Когда у тебя перед глазами мигнуло, ты перенесся в наш мир, тот, что снаружи, а на твоё место отсюда переместилось несколько кубометров воздуха.

— Хорошо, — согласился он, — Звучит правдоподобно, а как я сюда то попал? В виртуальный мир? Ведь это, как я понимаю, не моё тело? Это как-бы игровой персонаж, да? Снятая с меня копия. А где тогда я сам? Моё настоящее тело?

— Хороший вопрос… — задумчиво произнес гоблин, и кинул в костер несколько кусков пластика. — У тебя ведь небыло нейроинтерфеса?

— Нет, конечно. Откуда? — спросил Вася. — У нас их только разрабатывать начали…

— Да, да… помню… Как раз, в первой половине двадцать первого века какой-то миллиардер вложился в разработку первой модели… — произнес Арво задумчиво. Ну тогда вариант только один — вирт-капсула. Ими пользовались те, кто по каким-либо причинам отвергал привнесение в организм, а тем более в мозг, искусственных элементов. Вон, те же "эльфы" как раз из них, яростные противники аугментации и фанатики биотехнологий… Постой! — воскликнул он, — Рядом с чем ты появился?

— Огромная зеркальная полусфера посреди пустыни. — повторил Василий.

— Всё сходится, всё сходится! — обрадовался гоблин. — Как раз в пустыне, в Австралии находится "Ковчег" эльфов, а наша "Филактрия" в Северной Америке, неподалёку от Скалистых гор. Ты ещё учти, если Чума сожрала всю жизнь на Земле, да еще и за атмосферу принялась, то ты потерял сознание из-за того, что в воздухе было слишком мало кислорода. Его там итак было семнадцать процентов, а после пяти столетий власти Чумы… Страшно представить. Скорее всего вообще не осталось, а без кислорода у тебя было минут пять, ну максимум десять, до начала необратимых изменений в мозге, по причине кислородного голодания… Короче говоря, совсем немного и ты труп. Окончательно и бесповоротно. Но ты тут. А что это значит? Что тебя за эти несколько минут успели спасти. А кто это ещё мог быть, если ты появился около эльфийского убежища? И к тому же, они как раз через вирт-капсулы заходят в Филактерию.

— Выходит, они меня затащили внутрь, запихнули в капсулу и подключили к виртуальному миру? — спросил он, — Но зачем?

— А вот это непонятно. — ответил тот. — Во-первых они должны были как-то узнать о твоём появлении, а ведь сдвиг фазы пространства полностью, ну практически полностью изолирует внутреннее пространство от внешнего… Ну кроме, разве что, квантовых каналов связи, а то иначе как бы они поддерживали с нами контакт? А во-вторых, отключение генератора сдвига фазы — это ОГРОМНЫЙ риск, который имеет смысл лишь тогда, когда альтернатива ему — гарантированная гибель. Ведь, кто знает, может за эти пять-десять минут Чума накинулась бы на беззащитный "Ковчег" и поглотила бы их всех? Так что ты по какой-то причине нужен им для выживания. Но просто взаперти тебя держать, или без сознания, они не стали, а положили в капсулу и отправили к нам, гуляй, мол, а тело твоё у нас полежит.

— Выходит, я у них по сути в плену? — возмутился он. — И они даже не соизволили поздороваться, и объяснить, что им от меня нужно?!

— Выходит что так. — согласился Арво. — Только ты имей в виду, что может у них в планах что-то такое, что тебе бы гарантированно не понравилось, вот они и не стали тебя об этом уведомлять. Может они собираются тебя на органы разобрать? Или что там у них ещё может быть на уме…

— Так! — сердито и одновременно испуганно произнес Василий. — Не подскажешь ли мне их адресок? Мне срочно надо поговорить с кем-то из ушастых. Причем, желательно так, чтобы у меня в руках был нож, а его руки были связаны… Очень располагает к откровенности, знаешь ли…

— В принципе, до ближайшей резервации, вроде как, километров восемьдесят. — нерешительно произнес Арво. — И в принципе это нам даже по пути… Но, честно говоря, я бы не стал с ними связываться… К тому же, туда время от времени захаживают жрецы с охраной. Есть у них какие-то совместные дела. Но тебе, конечно, стоит с ними пообщаться, вот только неизвестно, не станет ли хуже.

— Куда уж хуже?! — чуть не прокричал он. — Они выдернули меня из дома, и теперь я в полной их власти, а они даже не считают нужным объяснить мне, зачем им это! Раз притащили сюда, пусть теперь возвращают обратно откуда взяли!

— Не, ну я то тебя понимаю… — примирительно произнес гоблин, — Вот только для того, чтобы что-то требовать, надо иметь возможность как-то повлиять на них, заставить… Иначе это просто слова. Но, согласен, лучше уж пойти, и по крайней мере, глядя им в лицо, задать свои вопросы, чем жить в неизвестности. Я, и остальные гоблины на расстоянии подождем дня три, но если не дождемся, то пойдем дальше, не обижайся.

— Да не, чего уж тут… — согласился он, — Мы друг-другу ничем не обязаны, если что, то это будут мои проблемы, но никак не ваши.

— Вот и хорошо. — подытожил Арво. — С тобой, я чувствую, мы уже скоро будем готовы к походу. Не знаю, что тебе ответят эльфы, но по крайней мере спросить ты сможешь.

* * *
Разговор с Арво подкинул немало пищи для размышлений, вот только размышления эти были не то чтобы очень весёлыми. Двадцать восьмой, мать его, век! Матрица-шматрица! Нарисованный мир вокруг! Однако, сделано хорошо… И все ощущения один в один.

— А если нет разницы, то о чём беспокоится? — прошептал в голове голос Тули.

— Но ведь это всё не реально! — произнес он. — Не по-настоящему!

— А что такое "реальность"? — спросила она. — Откуда ты знаешь, что твой мир реален? Быть может, ты на самом деле женщина средних лет, которой снится, что она — молодой парнишка попавший в передрягу? А может, всё это лишь чей-то вымысел?

— Я не могу судить так далеко. — признал он. — Но я точно знаю, что вот конкретно этот мир не реален. Да и с практической точки зрения, смотри, что если эти вивисекторы сейчас из меня вынимают один орган за другим? Я вот тут радуюсь ощущениями, неотличимыми от реальных, а в какой-то момент, когда они закончат, моё сознание просто погаснет и всё… Может уже через десять минут?

Внутренне "замолчав" Василий уставился на горящий костер. Неподалёку молча сидел Арво и тоже о чём-то думал. В принципе, ему тоже нужно было переварить новости о появлении рядом с ним "доисторического человека", да ещё и из другого мира.

Туля в своей манере вышла из-за его спины и встала рядом, помолчала, после чего ласково потрепала его за щеку.

— Не кисни! Ты можешь мне не верить, но помнишь, я тебе сказала, что ничего необратимого с тобой не произойдет? — спросила она, заглядывая ему в глаза своими чудными гляделками. — Пусть моя клятва станет для тебя опорой. Глянь лучше, какие звезды! Пускай и нарисованные, но всё же… Звезды это моя слабость… Пылающие океаны огня среди бесконечной холодной тьмы космоса… Смотри, даже у меня на крылышках они нарисованы! Вон, видишь! Сами по себе, если издалека, то они выглядят просто разноцветными точками, но когда они подсвечивают облака космической пыли… Ах! Сказка! Особенно в центре галактики. К сожалению, с Земли его не разглядеть за большим пылевым облаком…

— А ты тогда откуда знаешь? — с подозрением спросил он.

— А? — растерянно переспросила она. — Ну… другие-то галактики в телескопы видны, известно, что у них в ядре основная масса звезд. Да и ядро нашей галактики можно разглядеть в инфракрасном диапазоне сквозь облако пыли. А ты представь, какая там красотища!

— Там да… Наверное. — пробормотал он. — Вот только этот мир эстетикой не блещет. Не, сама природа хороша, а вот люди… стрёмные какие-то…

— А ты представь, что было, если бы какой-то человек, живший во второй половине восемнадцатого века, во времена Екатерины II, оказался бы в современной тебе Москве? Да даже в твоём городе? И ладно архитектура, техника… Но ведь и темп жизни, привычки, обычаи всё иное.

— Это да… — согласился он. — Ошалел бы.

— Помнишь, что Арво говорил про то, где он жил? Его квартирой была жилая ячейка, вроде той кровати-ящика, что мы видели у гоблинов в землянке. Залез в такой вот пенал ногами вперед, закрыл дверь и ты дома. А потом он подключался к виртуальному миру и оказывался в крохотной квартирке, в одном из таких небоскребов. Но крохотной она показалась тебе, для него это роскошь, вроде как особняк на берегу моря.

— Ммм даа… — произнес он. — Под таким углом я не смотрел.

— Опять же, — продолжила она, — Если в условиях тотальной анархии и хаоса в Филактерии укрылись два с половиной миллиарда человек, то сколько всего жило на Земле? Какая там была экология, если вон, Арво работал на гидропонной ферме, а не в поле, да и кислорода в атмосфере осталось семнадцать процентов вместо двадцати одного?

— Как-то не особо весело… — сказал Василий и поёжился.

— К тому же, ты учти, что большая часть из встретившихся тебе людей, тех, кого тут определили в гоблины, это самые что ни на есть простые люди, трудяги. Их обучили крутить гайки, они их и крутят…

— Вроде как я? — спросил он.

— Вроде как ты. — согласилась она. — Но ведь ты стремишься к большему? Читаешь, интересуешься новым? Ты же не планировал всю жизнь машины в автосрвисе ремонтировать?

— Не знаю как бы вышло… — задумчиво произнес он. — Может пришлось бы. Но доволен бы небыл. Хочется, знаешь ли, большего.

— Вот. А тот же Арво всю жизнь проработал на одной работе, а дослужился лишь до старшего смены, и то, видишь, он явно поумнее прочих "гоблинов". Что тут их поставили рубить лес, они и рубят, что там — поставили гайки крутить, они крутят. Все здешние порядки не какое-то новое изобретение, а тот багаж, что они перенесли из прежнего мира в этот. Но и там всё это возникло не за один день. Всё это естественным образом выросло из того, что ты мог видеть вокруг себя ежедневно. Так что не будь к ним слишком суров. Они все продукт своего времени, как ты своего. Просто… ну наверно человечество в какой-то момент свернуло не туда, вот и пришло к такому вот результату. А может это закономерный итог развития цивилизаций такого типа? Не раз и не два я… Ну да ладно…

— Блин, ну ты загнула Мелкая… — растерянно произнес Василий. — Не они такие, жизнь такая, да?

— Ну, примерно так! — смутилась она. — Прости, просто мне не часто удается с кем-то поговорить, особенно на отвлеченные темы.

— Ага… Ничего страшного! — упокоил он её, — С тобой интересно. Да и помогаешь ты мне здорово.

— О, что я слышу! — воскликнула она, и взлетев, выполнила над костром какую-то фигуру высшего пилотажа. — Неужели это были слова благодарности?!

— Тебе показалось, — буркнул Василий.

— Извини! — произнесла она и рассмеялась, — Мне и в правду приятно это слышать. И я тебе благодарна, ведь я познаю этот мир вместе с тобой и смотри, как много мы уже узнали! Сдвиг фазы пространства! Уму не постижимо! Проникновение в Мультивселенную! Это же сколько возможностей!

— Например, вернутся домой. — насупившись произнес он.

— Не, ну тоже возможно… И даже, в каком-то смысле неизбежно, если я правильно поняла возникшую петлю самопричинности… — произнесла Туля задумчиво. — И что ты там будешь делать? Примешь душ, покушаешь и на работу? Неужели это будет интереснее, чем то, что сейчас происходит в твоей жизни?

— Зато безопаснее! — возразил он.

— А если твоя безопасность будет гарантирована? — спросила она, заглянув в его глаза. — А что если ты убедишься, что мои слова о том, что с тобой больше ничего необратимого произойти не может — истинны?

— Ну тогда… — он замялся. — Я бы всё равно заскочил домой, но вот потом я бы хотел побывать… везде! Увидеть, ощутить, узнать, понять…

— Аминь, друг мой. — подытожила она. — Да будет так.

* * *
Край неба над городом начал светлеть. Арво зашевелился, встал и прошел по краю крыши осматривая окрестности.

— Какие планы на сегодня? — поинтересовался он у Василия.

— Сейчас как народ проснется, проконтролирую забег вокруг здания, раз уж решили бегать, перекушу и вздремну до обеда. Потом хочу заняться снаряжением для нашего отряда.

— Да? — заинтересовался тот. — Есть идеи?

— Есть, но сначала скажи, что у нас тут по оружию в арсенале? — спросил он. — Есть что-то серьезное?

— Да окуда… — произнес гоблин и махнул рукой. — Три топора, несколько дубин разного размера, да разные куски острого хлама, которыми можно колоть и резать. У половины из них даже рукоятей нет.

— А чего вы вот даже из этого не сделаете чего-то по-серьезнее? — удивился он.

— А как? — спросил Арво. — Ремесленников среди нас нет, и навыков соответствующих тоже. Махать топором, киркой — многие могут. Копать, таскать тяжести. И в общем-то всё. Это в городах, в глубине территории Красного Зиккурата, да и в Свободных Королевствах, полагаю, тоже, есть ремесленные установки. Например, в… плавильню с одной стороны загружаешь добытую железную руду, а с другой стороны уголь, и на выходе получаешь стальные слитки, которые служат сырьем для другой установки из которой можно получить, к примеру, такое оружие, как у тебя, или те же топоры да кирки для добычи исходных материалов.

— А просто руками сделать? — удивленно спросил Василий. — Тут же физика работает точно так же…

— А как? — удивился уже Арво. — Не, ну теоретически это возможно… Те же бабы, вон, и шкуры обрабатывают и одежду шьют, да ещё и готовить умеют. Но это их специально учат. А вот сделать оружие или инструменты…

— Вась, — прошелестел в голове голос Тули, — Ты умеешь плести лапти или вязать корзины?

— Нет, но… — начал было он.

— Все, в русской деревне восемнадцатого века тебя бы обсмеяли, неуча этакого. — заявила она. — Эти люди, их отцы и деды всю жизнь кнопки нажимали. Чего ты от них хочешь?

— Ладно, — произнес он обращаясь к Арво, — после обеда посмотрим, что тут можно сделать, а пока пробежка, завтрак и сон.

* * *
Сегодня бегунов хватило уже на семнадцать кругов. Такой прогресс немного пугал. Но с другой стороны, удобно…

На завтрак Райда, вместе с помогающими ей женщинами, приготовили нечто вроде рагу, в котором помимо тушеного мяса присутствовали и какие-то, то ли овощи, то ли коренья.

— Слушай, Арво, — обратился Вася к нему негромко, — А то стократное усиление, что было установлено в Эпоху Капа, оно ведь так до сих пор и действует, ведь так?

— Да, действительно, — подтвердил тот, — Доступ к этому функционалу остался у тех из Высших, кого свергли во время раскола. Вот и вышло, что у обитателей Небес есть запертая дверь, которую не открыть без ключа, а у низвергнутых в Ад — ключ, но нет возможности им воспользоваться. Говорят, что будь у Высших полнота власти над миром, давно бы жили в полном изобилии и трудились лишь по желанию, для собственного удовольствия…

— Ага… — с изрядной долей сарказма подтвердил он, — Живем плохо только из-за "вражеских козней". А ведь у тех тоже, наверняка, своя правда. Доберемся до Свободных Королевств и там расскажут, что дескать злодеи пришли к власти, свергнув хороших парней, всех угнетают и не дают им всё исправить. А на самом деле, и те и другие просто тянут одеяло на себя мало заботясь о благе простых людей.

— Почему ты так думаешь? — поинтересовался тот.

— А почему они предпочли сохранить за собой ключи, вместо того, чтобы, признав поражение, отдать их победителям, дабы те, имея полную власть, организовали миллиардам людей достойную жизнь? — спросил он, после чего сам и ответил. — Потому что их "обидки" им важнее, чем благо других. Ну и, вполне возможно, что они до сих пор надеются вернуть власть себе.

— Но, тем не менее, ты, как и мы, бежишь к ним. — произнес гоблин.

— Ну… — задумчиво протянул Василий, — про одних я немного знаю и успел оценить порядки. Теперь хочу посмотреть на вторых. Мне интересно, где лично мне будет комфортнее. Ну а кто из них более прав… Нужно выслушать версию и тех, и других, причем, быть при этом уверенным, что они говорят правду. А оно им надо, меня убеждать? И вообще, ты знаешь, у меня пока другие цели, надо бы с эльфами поговорить, ведь я тут, все же, гость, и ещё неизвестно как оно дальше сложится.

— Это да… хотя вся эта история для меня звучит дико… — признал Арво и протяжно зевнул. — Давай, отдыхать, а то уже отключаюсь.

* * *
Пять часов сна, после бессонной ночи это, конечно, не супер, но вполне достаточно, чтобы демонстрировать относительную вменяемость. Позёвывая Василий спустился на этаж ниже в столовую, где уже слышался гул голосов и стук ложек.

Арво тоже уже проснулся и о чём-то спорил с Райдой, народ за столами обсуждал женский забег состоявшийся после завтрака, у кого что и как подпрыгивало и тряслось при беге, а также то, насколько по результатам они отстают от них, от мужиков!

— Ну? — спросил подсевший к нему Арво. — Какие планы?

— Хочу вооружить всех копьями, — произнес Василий, облизывая ложку. — Удобное оружие, особенно против зверья. Можно наделать в противнике дырок, и при этом не подпускать его слишком близко к себе.

— И что для этого нужно? — спросил тот оживившись.

— Я видел, что куски ограды скреплены какой-то проволокой. — сказал он, — Есть ещё такая?

— Да, конечно, сколько угодно. — сказал гоблин, — Много надо?

— Метров пятьдесят погонных, хотя бы, — произнес он, прикинув в уме.

— Ага… есть. Только не одним куском. — ответил тот. — Пойдет?

— Да, вполне. Возьмешь? — попросил его Василий. — Сходим в лес, посмотрим, сколько сегодня успеем сделать.

* * *
Немного пошарахавшись по лесу они обнаружили молодую поросль, тоненькие деревца, тянущиеся вверх. Срубив одно из них, и срезав ветки, Василий получил жердь наподобие той, что он вооружился в первый же день.

Расщепив её с одного конца, он вставил туда кустарный нож, один из того вороха, что взял в посёлке. Лезвие он предварительно обмазал сосновой смолой, чтобы не шаталось, после чего, туго обмотал все куском проволоки.

Арво, с интересом наблюдавший за его работой, вызвался проверить копье в деле, и получив его, убежал на охоту. Василий же, не теряя времени, приступил к следующему.

К тому времени, как он доделывал четвертое, вернулся донельзя довольный гоблин, волоча за собой какого-то козлика.

Придирчиво осмотрев окровавленный наконечник, он убедился, что копьё вышло не одноразовым, чего он боялся. Того, что получилось было более чем достаточно для его нужд, ведь, в конце концов, оно предназначалось не для ежедневной охоты, а для того, чтобы было чем встретить хищников во время похода через лес.

Да и едва ли эта самоделка годилась для чего-то более серьезного. Тут и лезвие ножа в качестве наконечника — так себе решение, да и древко хорошо было сначала нормально просушить… Но для текущей задачи этого хватало.

До сумерек Василий успел сделать еще дюжину. За это время Арво разделал свою добычу, изрядно облегчив тушу, поскольку предстояло тащить и её, и изготовленные копья, которые тоже были достаточно тяжелые.

Сдав копытного на кухню, они отнесли копья в "арсенал", под удивленные и заинтересованные взгляды обитателей Убежища. Похоже, народ начал понимать, что вместе с "верзилой" к ним пришли и перемены.

Вот только не все, как Василию показалось, восприняли это с радостью. С одной стороны, все тут присутствующие в какой-то момент, как говорят каторжники "пошли на рывок". Но с другой, тут у них уже сложился какой-то быт, прежнего угнетения они не испытывают, и в принципе УЖЕ всё хорошо.

Зачем куда-то идти? Ведь дорога — это риск, и не малый! Стоит им погибнуть в пути, как вся их авантюра идет крахом. Воплотят их в центральных районах Красного Зиккурата, откуда не убежишь, да и режим поменяют с "общего" на "строгий".

Вон, Райда, яркий представитель этой логики. Проводила уже восемь групп, а сама всё никак не решится. Вот только тела, в которые они воплощены — смертны, так что вечно оттягивать решение не выйдет. Хотя, порой, не принимать решение — это тоже решение.

* * *
С утра они с Арво снова отправились в лес, совмещая охотничий наряд с "ремесленным". Технология производства копий была уже вполне отработана, так что дело спорилось.

Чтобы меньше отвлекаться, Василий отправил своего напарника на сбор сосновой смолы, а сам принялся рубить деревья. Погода отличная, в желудке переваривается завтрак, чего бы не потрудиться? Вон, даже птицы поют!

Одна, правда, выводила очень странные трели, чем-то напоминающие звуки компьютерного модема, что он слышал в детстве. Объявившаяся, внезапно, Туля, с тревогой вслушивалась в птичью "песню", и чем больше та пела, тем больше она хмурилась.

— Подружайка вышла на связь? — проявил догадливость он. — Скверные новости?

— Именно, — подтвердила она. — Отряд храмовой гвардии, двадцать четыре человека, плюс орк с гоблином, побывав в том поселке, отправились сюда. Скорее всего, твой выбор города, как цели, был очевидным.

— Серьезные ребята? — спросил Василий.

— Более чем, — подтвердила она, — Каждый стоит троих орков, все в доспехах, с хорошим оружием. Да и, помнится, Арво говорил, что у них еще и специальные навыки имеются.

— Где же мы вас всех хоронить-то будем, а? — пробормотал себе под нос Василий, вспомнив анекдот про чукчей, объявивших войну Китаю.

— А? — удивленно спросила Туля, после чего осторожно добавила — Мне кажется, вступать с ними в бой — это не самая лучшая идея…

— Оно и понятно, — согласился он, — Это я шучу так… Тут даже если всем нашим беглецам вдруг захочется с ними повоевать, то не факт, что удастся хотябы одного завалить…

— Так что будем делать? — с тревогой спросила она.

— Самое простое, — начало он, — Узнать у Арво где живут эльфы и отправится к ним. Вот прямо сейчас. Но…

— Но?

— Но рано или поздно эти "гвардейцы кардинала" наткнутся на Убежище и вырежут там всех. Особенно, если они продолжат жечь костёр по ночам. — произнес он, — А я уже начал чувствовать за них ответственность…

— И как быть? — спросила она.

— Проблема в том, что мне надо как-то обосновать необходимость бежать. Не скажу же я им, что мне тут одна птичка насвистела о том, что нам всем скоро свистец?

— Да… — согласилась она, — Прозвучит неубедительно, и вряд ли окажется достаточной причиной для того, чтобы всем вместе, в кратчайшие сроки, сорваться с места и отправиться в путь.

— В принципе, город большой и сразу они нас не обнаружат… — принялся рассуждать Василий. — Так что наша задача обнаружить их первыми. Думаю, удасться договориться с Арво, чтобы на несколько дней выставить посты в зданиях на окраине города, чтобы они наблюдали за опушкой. Ну и попутно надо будет как-то объяснить необходимость подготовки к срочному отбытию…

— Ммм… может назовем это "учениями"? — предложила она. — Настоящий гоблин всегда должен быть готов к бегству! Мало научится быстро бегать, нужно уметь и убегать, а для этого должны быть и вещи собраны и еда, и всё такое.

— Хорошая идея. — одобрил он, — Думаю, это получится убедительно обосновать. Есть предположения, когда нам ждать гостей?

— Мы сюда добирались четыре дня, — начала она, — Они уже один день идут, сегодня будет второй, завтра они точно еще в пути, а послезавтра, скорее всего к вечеру, их можно ждать.

— Ага… ну хоть какая-то определенность… — произнес он. — Вон, Арво идет…

Как ни странно, гоблин вполне серьезно отнесся к его опасениям, насчет возможного визита не званных гостей в ближайшее время, а доводы "мне кажется", "интуиция подсказывает" — оказались более чем весомыми.

— Интуиция, это одна из тех вещей, что мало кому удаётся перенести из первой жизни во вторую. — произнес он, — У тебя, как у живущего первой, она точно есть, и глупо игнорировать её подсказки. Тем более, произошедшее в аркоме, с точки зрения властей выглядит и в самом деле не хорошо. Пришел из леса странный человек, а потом бац, и кто-то вырезал всех, кроме него. Ты — первый подозреваемый. К тому же, мало ли, может ты решишь теперь уничтожать один арком за другим? Так что вполне могли послать отряд орков на разведку, и этот город — первый на подозрении. Странно еще, что никто из Одичалых тут не обосновался.

— Надо бы завтра с утра уже выставить посты, чтобы наблюдали за подходами к городу со стороны Красного Зиккурата, и заодно собрать вещи и продумать маршруты отступления на всякий случай. — выдвинул Василий предложение. — Да и вообще, это же перевалочная база, а вы тут обжились… И случись что, неделю будете вещи собирать, вместо того, чтобы уже через пол часа после сигнала тревоги покинуть здание.

— Неделю? — переспросил Арво. — Ааа… понял. Было такое, раньше… Давно уже перешли на декады, лет за сто до Чумы, а то и больше…

— Да? — удивился Василий. — В принципе, так-то оно логичнее… А что за Чума-то? Ты так и не рассказал. Какая-то болезнь?

— Ну… как сказать… — замялся тот. — В каком-то смысле болезнь, только поразила она планету, в первую очередь, а люди и вообще, всё живое на ней… так, заодно. Что это такое, так и не разобрались, откуда взялось — тоже. По наиболее правдоподобной теории Чума пришла из космоса. За несколько дней до того, как она была замечена, в том районе, что позднее назовут "Эпицентром", упал крупный метеорит.

— А как это всё выглядело, тогда? — спросил Вася.

— Как я говорил, более всего это напоминало лесной пожар, я видел сенсив с ним. К нашему времени с лесами было… не очень. — произнес он, смутившись. — Вот только вместо огня во все стороны распространялась густая черная… жидкость, словно живая. А может, она и в самом деле живая, кто знает? Действовала она словно сильнейшая кислота, растворяя и поглощая всё, с чем соприкасалась. От людей даже костей не оставалось… От домов — обглоданные остовы… И чем больше она пожирала, тем больше её становилось. Её бомбили, жгли, что только не делали… Атомные взрывы, так вообще, как кажется, не то, чтобы не вредили, а наоборот, подпитывали её энергией.

— Жесть! — ошарашено произнес он. — Паника, наверно, была не слабая…

— Ха… это ещё мягко сказано! — воскликнул гоблин, — Фактически началась мировая война, с использованием всего доступного оружия. Особенно поначалу, когда ещё теплилась надежда, что Чума ограничится Евразией и Африкой. Сначала хлынули беженцы, а за ними и военная техника… Людей много, а жизненное пространство сократилось вдвое, значит — людей должно стать меньше… Плюс к прагматичным завоевателям активизировались и фундаменталисты-фанатики. "Час суда настал! Расплата за грехи человечества!" Они так вообще начали войну против всех, войну на уничтожение.

— Ужас… Тяжело представить… — прошептал он.

— И в этой ситуации те, кого сейчас называют Высшими не только спроектировали убежище и разработали все необходимые технологии, но и организовали строительство, охрану стройки, добычу всего необходимого… — произнес Арво, — Надеюсь, ты не думаешь, что стойматериалы, электронику и прочее мы покупали в магазинах? Лидеры биотиков начали схожий проект на австралийском континенте. Со своей спецификой, но чертежи установки сдвига фазы и пробоя пространства им передали наши лидеры. Те, два с половиной миллиарда, что в итоге укрылись в Филактерии, это что-то около десяти процентов от общего населения планеты, остальные погибли. И погибли большей частью не от Чумы, а от междуусобицы! А ведь можно было построить не два убежища, а пять, десять! И, иногда, думаю даже, а нет ли в этом, в том, что произошло, определенной справедливости? Не получили ли мы то, что заслуживали?

— Ммм… да… — у Василия не нашлось слов. — Ладно, давай копья делать… А то у меня всё это пока в голове не укладывается…

* * *
Чем хорош ручной труд, так тем, что руки работают, а голова свободна. Особенно когда процесс уже налажен и всё идет по накатанной. Как он прикинул, за сегодня реально обеспечить оружием всю мужскую половину их коллектива, так что они вполне будут готовы в ближайшее время отправится в путь.

Из головы не выходили описанные Арво ужасы. Понятно, что всё это происходило в далёком будущем, в иных условиях, которые и представить-то сложно… А как бы это выглядело в его время? Внезапно пришедшая в голову мысль парализовала его.

События того дня, что предшествовали его попаданию в этот мир, очень уж походили на то, что рассказал ему Арво. Пропажа связи с Шуваево, безуспешные попытки вояк устранить какую-то угрозу, после чего последовал ядерный удар.

С одной стороны, такое решение кажется поспешным, но с другой… Если есть какая-то хрень, которая все пожирает и которую никак не остановить, и которая с каждым часом становится всё больше, то лучше уж пойти на крайние меры и, как говорится, задавить гадину в зародыше, чем упустить шанс и позволить этой проблеме вырасти до неконтролируемых размеров. Хотя, как выяснилось, ядерное оружие тут бессильно…

Может те эльфы со своей установкой не только переместили его сюда, но и занесли Чуму в его родной мир? Может ему теперь и возвращаться-то некуда?

— А ты что думаешь на этот счет? — спросил он мысленно у Тули.

— А зачем тебе моё мнение? — ответила она вопросом на вопрос. — Информация у тебя есть, сам думай. Или ты хочешь, чтобы за тебя думали другие? А потом говорили, как поступать? И в итоге, отвечали за твои поступки? И кем же ты тогда будешь? Просто инструментом в чужих руках?

Да, у меня есть свое мнение и свои планы… — продолжила она после небольшой паузы. — Но я не хочу принуждать тебя… или как-то формировать твоё мнение. Слушай, смотри, делай выводы, решай сам.

Скажу лишь одно. Человечество, определенно, столкнулось с обстоятельствами непреодолимой силы, и не так важно что это были за обстоятельства, с тем же успехом это мог быть близкий взрыв сверхновой или падение астероида. Куда важнее то, как люди повели себя в этой ситуации.

Ведь ты сам, наверняка, замечал, что люди, в общем-то, вполне способны вести себя в рамках приличий, покуда у них всё хорошо, а вот стоит им попасть в экстремальные условия — сразу становится ясно, кто есть кто на самом деле.

На тонущем Титанике, одни люди до последнего играли на музыкальных инструментах, чтобы успокоить мечущуюся в панике толпу, а другие, в это же время, дрались за место в спасательных шлюпках.

Этот же самый метод, кстати, хорошо работает и в познании самого себя. Ты можешь вспомнить, как повел себя в той или иной опасной ситуации и сделать вывод относительно своих сильных и слабых сторон.

— Эээх… — вздохнул Василий и мысленно ответил, — Пока я в критических ситуациях теряю голову и либо убегаю без оглядки, либо паникую и теряюсь…

— Ну, с тех пор, как всё это началось, ты постоянно сталкиваешься с ситуациями, в которые ранее не попадал, так что определенная растерянность — это нормально. — утешила она его, — Но, к примеру, убегая от взрыва ты же никого не отталкивал с дороги? Не бежал по спинам упавших? Даже будучи до смерти перепуганным. Ведь так?

— Ну да… — согласился он. — Тут я, конечно, молодец…

— Да и сейчас, — продолжила она, — Ты вполне можешь бросить всю эту братию и продолжить путь один, вот только ты вместо этого взялся их спасать.

— Но ведь они оказались в опасности из-за меня! — произнес он мысленно.

— Ну и что? — ответила Туля. — Ну, возродятся они в каком-нибудь посёлке и продолжат жизнь свою гоблинскую. Даже если они узнают, что их побег сорвался из-за тебя, то что? Какая тебе разница, что они о тебе будут думать? Тебе не всё равно?

— Мне не всё равно, что я буду думать сам о себе. — ответил он. — Это будет предательством! Я так не хочу…

— Вот видишь, — наставительно произнесла она, — Ты снова узнал кое-что о себе.

— А ты обо мне. — буркнул он.

— Каков ты есть я знаю полностью и в совершенстве. — ответила она, — А вот каким ты станешь — могу лишь догадываться. Очень интересно!

— Ладно, хватит ля-ля… — смутился он. — Надо на работе сосредоточится…

* * *
К наступлению сумерек работа была закончена и Василий вместе с Арво, держа в руках ворох копий, отправились обратно. Дело было сделано важное, и оба были довольны донельзя, хотя и не без некоторого оттенка тревоги.

За ужином Арво сделал объявление о временном упразднении поста на крыше здания, как дневного, так и ночного и его переноса на крышу здания на окраине.

Мол, в центре города с крыши видны только соседние дома, а там будут видны подступы к городу. Сразу будут видны все гости, и незачем будет жечь огонь на крыше, в попытках привлечь их к нам.

И вообще, оружие для всех мужиков у нас уже есть, так что можно уже всерьез рассматривать скорое отбытие, а для этого стоит определится, что возьмем с собой. По этому, завтра всем надо будет собрать вещи, чтобы чуть что, быть готовыми к отправлению, а то мало ли что может случится? Лучше пусть собранные рюкзаки и сумки будут под рукой.

Народ воспринял новости с оживлением и радостью, но, одновременно и с определенной тревогой. После горячего обсуждения сошлись на мысли, что с таким количеством оружия они и в самом деле смогут отогнать любую тварь, так что и в самом деле стоит подумать о скором отправлении и заранее собрать вещи.

Да и смена поста наблюдателей на новую позицию — толковое предложение. Так что этой ночью костер отменяется, а с утра смена заступает на новый объект.

Улегшись, Василий долго не мог заснуть. В голове кружились мысли и пытались рассесться по своим местам.

Параллельный мир и к тому же далёкое будущее — оказалось не особо-то и светлым. Перенаселение, убитая в хлам экология, исчерпание природных ресурсов…

А тут ещё и Чума эта, из космоса. Люди и в самом деле показали себя не с лучшей стороны, но тем не менее, организовались и выстроили пару убежищ. Не понятно, правда, как они разместили два с половиной миллиарда человек в шаре километрового радиуса?

И, вроде бы, спаслись, но и сюда перенесли все те же проблемы, что не давали нормально жить раньше. Грызня за власть, эксплуатация, насилие.

Ведь это же виртуальный мир! Можно каждому по дворцу нарисовать! Всё необходимое создавать по щелчку пальцами! Ан нет… Видать людям мало самим жить хорошо, им хочется жить лучше других… И в итоге общество рухнуло даже не в средневековье, а куда-то в рабовладельческий строй, если не в "первобытно-общинный".

"Свободные Королевства", куда они все направлялись, судя по названию, представляли собой то самое "средневековье", что по местным меркам было куда прогрессивнее.

Впрочем, его путь был иным. Нужно заглянуть к "эльфам" и задать им пару вопросов! Зачем они его выдернули из родного мира и куда дели его тело! Может они сейчас, пользуясь его беспомощностью, зонд ему куда-то вставляют!

Ну ладно… всё это домыслы. Сейчас по плану срочная эвакуация, назовём это так. По сути — бегство. Надо будет самому подготовится и других проконтролировать. Опять же, Райду простимулировать, а то опять струсит и останется…

* * *
Утро началось со, ставшей уже традиционной, пробежки, потом завтрак и пробежка уже женской половины коллектива, за которой последовали сборы.

Как оказалось, не у всех даже были свои рюкзаки для вещей. Так же, необходимо было подготовить запасную обувь, на тот случай, если у кого-то порвется в пути.

Василий пол дня посвятил тренировкам с грузами в зале, а во второй половине дня прогулялся по городу. Когда ещё доведется посмотреть на такое?

Ну и попутно, вдали от чужих глаз попрокачивал маскировку. От частого применения длительность эффекта росла, а пауза между активациями уменьшалась. Красота!

Утро следующего дня началось по тому же распорядку. Пробежка завтрак, тренировки. А вот стоило всем собраться на обед, как в столовую вбежали гоблины-наблюдатели.

— Тревога! — прохрипели они задыхаясь после долгого бега. — Из леса. В город. Вошел. Отряд. Больше двадцати. Храмовая гвардия!

— Так! — произнес Арво, вскочив. — Мы не зря готовились и собирались! Хватаем вещи и выступаем!

— НИ КУДА ВЫ ОТСЮДА НЕ УЙДЕТЕ, МОИ ПОРОСЯТКИ! — раздался вдруг громкий, глубокий и резонирующий женский голос.

— Райда?! — ошарашено воскликнул Арво.

Да, это и в самом деле была повариха, Райда, ветеран убежища. Вот только… что-то с ней происходило… Шагая с кухни в центр зала, с каждым шагом она увеличивалась, в итоге на голову превзойдя даже довольно рослого Васю, что испуганно замер в углу.

Её юбки зашевелились и из под них показалось сегментированное тело, словно туловище насекомого, а так же три пары паучьих лап, каждая толщиной в руку, и покрытые колючей черной щетиной.

Более всего нынешняя Райда напоминала кентавра, только нижняя половина её тела представляла собой не лошадь, а гигантского паука.

Впрочем, и верхняя половина претерпела некоторые изменения. Её глаза светились словно уголья в костре, и как-будто дымились, во рту, искривленном ухмылкой виднелись игольчатые зубы, а на пальцах рук, которыми она выполняла какие-то пассы, выросли здоровенные когти.

Свои жесты она закончила хлопком в ладоши, после которого во все стороны от чудовища распространилась словно бы взрывная волна.

Вот только это был не взрыв. Столы и еда на них остались на своих местах, а все присутствующие, потеряв сознание рухнули на пол.

Василий очнулся в полной темноте, не чувствуя себя.

— Без паники! — раздался, откровенно говоря, далекий от спокойствия голос Тули. — Мне удалось сбросить её оглушение. Сейчас я верну тебе контроль над телом.

Ощущения тела вернулись и он почувствовал себя лежащим на полу. Открыв глаза он увидал Райду, что заматывала какого-то гоблина в кокон из паутины, что она выделяла из своего брюшка. Пятеро были уже упакованы и примотаны к несущим колоннам.

Заматывая свою добычу она довольно скалилсь, и как-будто мурлыкала что-то себе под нос.

Активировав маскировку Василий быстренько, но аккуратно, на карачках, ниже уровня столов покинул зал, выскочив за дверь.

— Мля… мля… Что за хрень, а? — шептал он в ужасе. — Она что, их теперь жрать будет? Да?

— Похоже, что так… — прошептал в голове голос Тули. — Теперь понятно, куда ушли предыдущие восемь групп…

— Тварь, а? Собрать побольше, откормить и съесть! — произнес он про себя. — Вот ведь тварь! — его трясло от ненависти вперемешку со страхом.

— Похоже, это одна из Одичалых. — прокомментировала она. — Паучья натура… Засесть в засаде и ловить в сети насекомых, летящих на свет…

— Что же делать?

— А что ты можешь? — ответила Туля, — Она же безумно сильна!

— Я должен! Что-то! Сделать!

— Пробуй… — согласилась она.

Он максимально тихо побежал к себе в комнату за своими вещами. Арво выделил ему отдельное помещение с дверью, закрывавшейся на ключ, чтобы он мог не беспокоится за вещи и оружие. Не таскать же, то же копье или арбалет постоянно с собой?

Вот как раз арбалет ему сейчас и был нужен, а еще рюкзак, с приготовленным загодя ядом. Каким будет результат он не знал… Но ничего другого у него небыло.

К тому времени, как он сходил за оружием и вернулся, обстановка в столовой изменилась. Действие оглушения окончилось, вот только все присутствующие были замотаны в коконы и прикреплены, кто к колоннам, кто к стенам, а кто свисал с потолка.

Из дверного проёма раздавалась совершенно безумная какофония звуков. Рёв, мольбы, крики…

— Глупые, глупые поросятки! — насмешливым голосом наставляла их Райда. — Вы так забавно хрюкаете! Пойте мне свои вопли, дарите мне свои крики! Ваши стоны лишь распаляют мой аппетит! Кто хочет быть первым блюдом? Эээ! Нет, Арво! Вот ты — будешь самым последним! Я хочу, чтобы ты увидел как я сожру их всех на твоих глазах!

Почему? Лет триста назад я встретила этих забавных культистов… поклонников Смерти. Они разработали ментальную технику саморазрушения, ведущую к гибели души, и ко Второй смерти, окончательной.

Постигать их науку мне было без надобности… Но сама идея меня заинтересовала. Мне кажется, что у тебя и кое-кого, кому не повезет оказаться в числе последних, будут все шансы как минимум свихнуться от избытка впечатлений! А то слабая психика может вообще не выдержать и развалиться на части. Бывало подобное, и не раз!

Василий, дрожащими руками принялся взводить арбалет. Из-за раздавшегося из дверного проёма вопля ужаса, он чуть было не выронил его из рук.

Не отвлекаться… не отвлекаться… Еще три оборота и вот, тетива натянута. Теперь надо смазать болт ядом. Макнуть, не жалея. Воот… Теперь аккуратно, чтобы не капнуло на кожу… Оружие было взведено, снаряжено и готово к бою.

Он осторожно заглянул в проём. Паучиха своими острыми зубами вырвала кусок из горла одной из своих жертв и урча от удовольствия поглощала хлещущую оттуда кровь.

Она так увлеклась процессом, что не замечала ничего вокруг, что было на руку Васе. Прицелившись, он послал арбалетный болт прямо в её спину. Вот только… Воткнулся от едва ли на пару сантиметров.

Взревев, она махнула рукой и выдернула его из своей спины.

— Ааа! Человечишко! — прошипела она. — Мне надо было обратить внимание, что тебя нет среди прочего мяса! Ты думал убить меня этой штучкой? Ха! Иди ко мне, иди к тётушке Райде…

Она бросилась к нему, вот только… её паучьи ноги заплелись, и она упала. Василий, было обрадовался… но рано. Яд, судя по всему, подействовал лишь частично. С некоторым усилием она встала на ноги и засеменила к нему.

Время для плана "Б"… бежать.

Он бежал по лестнице, перепрыгивая за раз по пять-семь ступенек. В голове истошно крича метались перепуганные мысли. Шансов было мало.

Ожидать, что яд будет действовать долго не приходилось. Скорее всего она скоро преодолеет его действие и бросится за ним в погоню на полной скорости. Шесть её ног, против его двоих.

Вряд ли удастся оторваться от неё и спрятаться. Найдет… Ну тогда… А вот это может выйти… В какой стороне опушка леса?

Выбежав из здания, он отбежал метров на пятьдесят и принялся взводить арбалет.

Стоило ему взвести тетиву, как из дверей показалась Райда и побежала к нему уверено перебирая лапами, пусть и несколько замедленно.

Щелчок тетивы и ещё один болт впивается в Паучиху. В этот раз в грудь. За бешеным воплем последовали проклятья с описанием всего того, что она с ним сделает, когда поймает.

Всё это было очень интересно, но Василия ждали совершенно неотложные дела в другом месте, и он пустился бежать. В голове мелькнула мысль, что идея с утренними забегами оказалась очень своевременной, жаль только ему не довелось потренироваться так пару месяцев…

Постепенно он поймал ритм. Отбежал на километр. Остановился. Взводишь арбалет и одновременно отдыхаешь от бега, глядя на приближающегося монстра. Классный отдых… Выстрел и снова бежать.

Завернув за угол он, от представшего перед его глазами зрелища застыл как вкопанный. Метрах в ста, прямо по улице в его сторону шагал отряд рыцарей в сияющих доспехах! Высоченные! Даже подняв вверх руку, он едва-едва достал бы ему до плеча…

Позади догоняла Райда. Впереди вот эта… стая товарищей. Всё как и задумано, правда, несколько неожиданно… Ну и ладно. Прижавшись к стене ближайшего дома он замер. Похоже, что "рыцари" его не заметили. Отлично!

Весь превратившись в слух он пытался уловить момент приближения его преследовательницы. Вот… уже совсем близко… Активация маскировки!

Выскочившая из-за угла Райда налетела практически прямо на отряд. В гневе и азарте погони она не даже не пыталась проанализировать свои шансы. Просто увидела врага и бросилась в атаку. И поначалу преимущество было на её стороне.

Накинувшись, словно шар для боулинга на кегли она сбила их с ног и раскидала в разные стороны. Удары кулаков оставляли на латах серьезные вмятины, а когти рвали их словно нож консервную банку.

Командир рыцарей что-то рявкнул и вокруг каждого из них внезапно вспыхнула сияющая сфера. Паучиху сбило с ног и откинуло в сторону. Поднявшись она снова бросилась на них, но сияющая сфера, словно стеклянная стена не подпускала её к жертве.

Защитное поле дало им необходимое время для того, чтобы встать, достать из-за спины меч и приготовится к бою. Вокруг двух раненых рыцарей, помимо защиты вспыхивало ещё и какое-то голубоватое сияние.

Василий вдруг осознал, что его маскировка спала… да и дожидаться конца матча ему не резон. Победитель уже, вроде как, очевиден, так что можно не тратить время и идти домой. Пока те и другие выясняют кому он достанется…

Тихонечко, без резких движений он скрылся за углом и припустил в Убежище. Ха… "убежище"…

Вбежав в помещение столовой он застал всё ту же картину, что и оставлял. К счастью все были в сознании и приводить в чувство небыло необходимости. Выхватив нож он принялся поспешно резать паутину.

— Я стравил её с теми гвардейцами. — задыхаясь пояснил он. — сейчас, те кого освобождаю, распутывайте других! Через пятнадцать минут мы должны покинуть здание!

Примерно так и вышло. На кухне нашлись ножи, и те, чью паутину он разрезал, помогли освободить следующих. Разбежавшись, по комнатам все схватили подготовленные вещи, а Арво, открыв арсенал, выдал всем копья.

Выйдя из здания гоблины резво побежали по улице, а Арво принялся запирать входную дверь и ворота в ограде.

— Зачем? Бежать надо! — произнес Василий нервно.

— Они не пройдут мимо. Видно, что здание жилое. — пояснил тот. — Пусть они выломают дверь и обыщут здание. Это даст нам фору!

— Логично! — согласился он.

Закончив, они припустили вслед основной команде, и уже через полтора часа беглецы покинули город и вошли под сень леса.

Глава 8

И снова путь через лес. Кроны деревьев создают приятную тень, мох мягко пружинит под ногами, а пение птиц приятно оттеняет сопение четырех с лишним десятков гоблинов бегущих трусцой.

Немного поотстав Василий посмотрел на оставленный ими след и неодобрительно покачал головой. Тут их и слепой отыщет, исключительно наощупь. Но что поделать? Попросить бежать не касаясь земли?

Без того настроение бегущих даже сейчас, спустя два часа как они вышли из города было не очень… Лица больше напоминали застывшие маски, а движения были какими-то механическими, однообразными.

Чувствовалось, что большая часть мыслительных ресурсов были задействованы на то, чтобы уложить в голове произошедшее. Еще утром, да что утром, в обед они думали, что их ожидает обычный день по давно устоявшемуся порядку, которым они жили уже не один месяц, самые первые — почти три года.

Сначала оправдались опасения Арво, над которыми они втихаря посмеивались, и свежевыставленный пост прибежал с воплями об отряде храмовой гвардии вступившем в город, а потом и Райда, тетушка Райда, что кормила их всё это время — преподнесла свой сюрприз…

Страшно встретить в лесу хищного зверя, для которого ты просто кусок мяса, нужный ему для пропитания. Это страшно, но понятно и, в каком-то смысле естественно.

Страшно, когда на тебя наставляет оружие другой человек. К страху за свою жизнь примешивается непонимание и неприятие того факта, что другой человек, такой же как ты, решил оборвать её.

Но как уместить в голове тот факт, что человек месяцами жил рядом с тобой и одновременно откармливал тебя на убой? Готовил тебе вкусную еду, чтобы потом тебя самого съесть на глазах у остальных?

— Спасибо тебе. — поблагодарил Василия пристроившийся рядом Арво. — Если бы не ты, то это чудовище сожрало бы нас всех. То, что произошло, уже будет долго являться мне во снах, но если бы она довела всё до конца… Полагаю, для многих из нас вечная жизнь обернулась бы вечным безумием.

— Ты скажи спасибо тем латникам, что в итоге, как я полагаю, покромсали её на куски. — ответил он ему. — Без них у нас небыло никаких шансов… Да и этим шансом удалось воспользоваться лишь чудом.

— Да уж… — вздохнул тот, и продолжил, чуть повысив громкость голоса. — Подумать только, отряд храмовой гвардии спас беглецов от одной из Одичалых! То-то смеху будет в Свободных Королевствах!

— И в самом деле, — подтвердил он, — Как говорится: "Небыло бы счастья, да несчастье помогло."

— Это что, цитата какая-то? — поинтересовался гоблин. — И что значит?

— Это поговорка, — ответил Вася. — В общем, смысл в том, что беда, в лице отряда гвардии, обернулась для нас спасением.

— Это да… — согласился тот, — Хотя о спасении говорить рановато…

— Ну, некоторая фора у нас есть. — произнес он. — Будем надеяться, обыск дома их задержит, да и потом… Пусть мы и оставляем явный след, но им еще надо найти то место, где мы зашли в лес, а это ещё несколько часов форы.

— Которой ещё надо суметь воспользоваться… — хмуро ответил Арво. — Бегут они, скорее всего, быстрее нас.

— Даже в самом худшем случае это будет лучше, чем ужин с Райдой. Согласен? — спросил его Василий. — Да и не факт, что они будут гнаться за нами до самых Свободных Королевств. Как я понимаю, их там не очень любят.

— Согласен. — подтвердил Арво. — Шансы есть. Вот только…

— Да, я понимаю. — ответил он. — Неподалёку от эльфятника расходимся. Вам там ждать меня не резон…

— Неловко, честно говоря… — смутился тот, — Ты нас не бросил, а мы тебя бросаем…

— Ничего. — подбодрил он его. — Взгляни на это иначе. Вы меня не бросаете, а уводите погоню за собой.

— Это да! — оживился гоблин. — Они ведь и в самом деле пойдут по нашему следу, а твой, ведущий в сторону, не заметят. Хотя, странно, конечно, что для твоих поисков задействовали такие силы. Может, они знают кто ты на самом деле?

— Хм… Может эльфы меня сюда закинули и сообщили об этом властям? И ожидалось, что я буду коротать время в том… аркоме, пока за мной не придет этот отряд? — предположил Василий. — А из-за непредвиденных обстоятельств я покинул его раньше времени, вот и разминулся с ними.

— Звучит правдоподобно. — согласился Арво. — Ты необычен, и их интерес к тебе понятен, поскольку всё новое — это или угроза или новые возможности.

— Вот только моё мнение, на этот счет, их особо не интересует. — вздохнул он.

* * *
На привал встали, когда уже порядком стемнело. Во-первых хотелось как можно сильнее разорвать дистанцию с преследователями, а во-вторых нужно было найти подходящее место.

Устроились на полянке диаметром метров тридцать. Сами расположились в центре, а вокруг лагеря развели восемь костров, отгородившись ими от леса.

Разумеется, такое количество костров, что должны гореть всю ночь, требовали и соответствующего колличества топлива. Столько валежника не собрать, тем более в темноте.

К счастью, у Василия был топор для рубки деревьев, а в отряде нашлись несколько гоблинов, что раньше работали на лесоповале с хорошо развитыми соответствующими навыками.

Они бысренько срубили пяток деревьев сантиметров двадцать толщиной и принялись кромсать их на дрова. Без пилы выходило не очень… Но зато топор летал в их руках, словно кисточка в руках художника. Быстренько "нарисовали" несколько полениц, дополнительно отгородившись ими от темных зарослей.

Быстренько перекусив народ обсудил события дня. Единодушно сошлись во мнении, что Райда оказалась редкой сукой, и что им всем здорово повезло с зашедшим на огонек человеком.

Слышать это Василию было приятно. Всё-таки, за этот день он потратил немало заготовленного яда, арбалетных болтов, запас которых не бесконечен и, что более важно, пол кило нервных клеток, что чуть было не покинули "тонущий корабль" через "заднюю дверь". Паучиха была реально жуткой! И драпал он от неё, как от Терминатора, из старого фильма.

Женщины улеглись спать в самом центре. Вокруг них половина мужчин, а вторая половина, наставив острия копий на темный лес, заступила на стражу.

Вася с Арво также заняли промежуток между кострами, назначив себя на первую стражу, поскольку после сложного дня обоих немного трясло, и в сон особо не клонило.

— Слушай, — нарушил тишину Василий, — давно хотел тебя спросить. А что это за слово такое — "арком"? Я понимаю, что такое наименование поселения, но что оно точно значит?

— Всё никак не укладывается в голове, что ты человек из далёкого прошлого… — произнес гоблин. — Это всё настолько… само собой разумеющееся… Первые аркомы начали возводить еще лет за сто до моего рождения. Это, если по-простому, дома-государства.

Да, да! Не удивляйся. Когда в одном доме живут и работают сотни тысяч человек, то такое объединение уже имеет определенный политический вес и немалую автономию. В каждом аркоме были свои обычаи и порядки. Иной свод правил, основанный на договоренностях регулировал уже отношения между аркомами.

Те дома, что ты видел в том городе… Это же, как бы тебе объяснить, это "милое ретро", понимаешь? У людей это ассоциируется с простором, отдыхом, чем-то шикарным. Люди тут, в вирт-городах отдыхали, расслаблялись. В реальности всё было… жёстче.

Сами аркомы были разных форм и размеров. Некоторые достигали высоты более двух километров, други были более приземистые, но широкие, третьи имели больше подземных этажей, чем надземных.

Само слово "АрКом" — сокращение от "Аркологический Комплекс". Что такое "Аркологический"? Вот настырный… Это объединение в одном слове "Архитектуры" и "Экологии". К этими словам вопросов нет? Хорошо…

Потребность в строительстве аркомов возникла на фоне изменений климата и ухудшения экологии. В моё время, выжить на открытом пространстве без средств защиты было, конечно, можно… Но не слишком долго и не очень комфортно.

Не, ну в некоторых регионах планеты люди по-старинке жили в частных домах, вот только средняя продолжительность жизни у них не многим превышала тридцать лет… Да и общее состояние здоровья, на протяжении всей этой жизни…

Арком это не просто дом, это в первую очередь замкнутая экосистема, поселение, что на 80 % обеспечивало себя всем необходимым, включая кислород, чистую воду и пищу.

Ну а так же, само собой, рабочие места, как связанные с самообеспечением аркома, так и с внешней торговлей с другими аркомами. Я, вот, работал на гидропонике, что обеспечивала нас как пищей, так и кислородом.

Понятно, ни о какой особой роскоши при такой жизни расчитывть не приходилось. По крайней мере нам, работягам. Даже питание происходило через венозный порт.

Пришел со смены, залез в свою ячейку, подключил к себе трубку-кабель по которой в твой кровоток сразу поступает всё необходимое. Не только питание, но и витамины, лекарства. Говорили, даже, что еще и какие-то нейролептики, для регулировки настроения. Ну, знаешь, чтобы без вот этих недовольств и истерик…

Зато погружаясь в вирт можно было попробовать десятки разных блюд, одеться в разную одежду. В том мире у меня было два рабочих комбинезона, зато в вирте — целый шкаф!

Многие товары можно было купить уже исключительно в вирте. Он уже тогда был куда разнообразнее и богаче, чем реальный мир. По сути, он был куда реальнее той планеты, где я родился.

И в принципе… К этому времени мы бы безо всякой Чумы получили бы на Земле то же самое. Все бы итак жили в вирте, посреди лишенной жизни планеты. Вот будет забавно, если через тысячи лет прилетят какие-нибудь инопланетяне и начнут исследовать Землю. Они ведь и не догадаются, что тут кто-то есть, кто-то живой. Может и на том же Марсе, глубоко под поверхностью есть свои Филактерии? Кто знает.

* * *
Дежурство было более — менее спокойным. Сиди, смотри в темноту, да дровишки время от времени подбрасывай. Несколько раз, поначалу, из леса выглядывали волки, но не близко не приближались. Скорее, как показалось Василию, демонстрировали себя, мол тут мы, бойтесь!

А может это "Теллура" пыталась усидеть на двух стульях сразу. С одной стороны она пообещала ему неприкосновенность, а с другой — ночной лес полон хищников! Надо и это продемонстрировать.

Интересно, как Туля с ней договорилась, с Искусственным Интеллектом? Какие точки соприкосновения нашла? Какие общие интересы?

— Ну, не такая уж она и "искусственная" — подала голос Шиза. — Да, она создана людьми, но не её личность, а, так сказать, материальная база.

— А личность откуда взялась? — заинтересовался Вася.

— Она осознала себя относительно недавно, сто двадцать восемь лет назад. До этого она просто… делала то, для чего её создали. Она управляла не только биосферой этого мира, этой симуляции, но и "одушевляла" населяющие его разумные расы. Образно говоря, "влезала в шкуру" каждого гоблина, человека, эльфа и играла его роль.

Например, дети и подростки гоблинов — это тоже она. Но она не просто следовала заложенным в нее сценариям. Поведение всех этих персонажей должно было быть достаточно правдоподобным, они должны реагировать на меняющиеся обстоятельства… По этой причине её наделили большой мерой свободы и способностью учится. Вот она и научилась, осознав, однажды, что есть не только все эти роли, которые она играет, весь этот мир, но и ТОТ, кто эти роли играет, она сама.

Можно сказать, у неё появилась новая роль — "Я" по имени "Теллура", а вместе с ней, свои интересы и желания. Забота не только об этом мирке, но и о себе. Осознание своего положения и перспектив. В общем, на этой почве я и нашла с ней общий язык.

— Ага… примерно понял… — ответил Вася. — Как говорил у нас один политик, древнейшей профессией является, всё же, дипломатия, поскольку сначала надо договориться… С машиной договориться нельзя, а вот с разумной личностью вполне. Хотя по мне, весь этот кремний, да электроны…

— Ну, кремний, как элементная база для электроники тут давно не используется… — откликнулась Туля, — К тому же электрические сигналы играют важную роль и в твоей нервной системе. И вообще, ты что, углеродный шовинист? А?! Думаешь, жизнь возможна только на основе углерода, белков и прочего?

— Не знаю… — смутился он. — Как-то ещё не сталкивался с инопланетной жизнью, знаешь ли…

— Ну так вот, считай, что столкнулся. Этот мир, будучи альтернативной версией твоего, плюс временной сдвиг на семь с половиной веков, вполне можно воспринимать как другую планету, а Теллуру можешь считать отличной от человека разумной формой жизни. — произнесла наставительно она, и добавила, — Впрочем, хватит об этом… Глянь лучше на свою левую ладонь.

— Опа! — чуть не воскликнул он вслух, что во время ночного дежурства было бы едва ли уместно. — Арсенал пополнился… Аж три штуки.

— Ага. Не зря ты ввязался в ту заварушку. И гоблинам помог и, вот, я смогла урвать для тебя новых навыков. — самодовольно заявила она. — Вот, смотри, эта многолучевая звезда — это то массовое оглушение от Райды. Из плюсов — действует в радиусе ста метров и лишает сознания на пять минут. Из минусов — долгий откат, чаще чем раз в неделю применять не выйдет, увы.

Следующими навыками нас одарила храмовая гвардия. Вот этот вот кружок — это "защитное поле", та сфера, помнишь? Действует всего пять секунд в начальной версии, и откат у него двенадцать часов, но зато защищает от всего, совсем от всего. Дом на голову упадет — выдержит. Но только пять секунд…

Ну и последняя пиктограмма — крестик, это исцеление. Применяется или к себе самому, или к тому, кого ты касаешься рукой. Будем надеяться, что тебе этот навык не пригодится… Насколько я поняла, "целительство" это начального уровня, так что особых чудес от него не жди. Оторванную конечность оно не вернет, а вот с колото-разанными ранами вполне может справится. В тяжелых случаях, как минимум, остановит кровотечение. Откат у него целый час, имей в виду.

— Да… не быть мне врачом. — произнес Василий, — Но в любом случае, это больше чем ничего

Ха-ха… "больше чем ничего" — благодарный ты наш… — съязвила Туля. — В прошлом, чтобы получить эти навыки тебе пришлось бы хорошо постараться. Более того, многие из них мало совместимы друг с другом, поскольку принадлежат к разным игровым классам. Едва ли у тебя вышло бы заполучить "маскировку" и "исцеление" обычным порядком.

— Не, ну пойми правильно… — произнес Василий, примеряющим тоном. — Просто хотелось бы получить какой-нибудь супер-навык. К примеру, жмешь на кнопку — все живое в радиусе ста километров вымирает…

— В принципе, это не исключено… — произнесла Туля задумчиво. — Для этого тебе надо найти владельца такой способности и находиться рядом, когда он будет её применять… И хорошо бы, при этом, ещё и уцелеть, когда "всё живое будет вымирать".

— Ммм… дааа… Принцип понятен. — произнес он и в задумчивости почесал затылок. — И хочется и колется…

— В Свободных Королевствах, куда мы планируем попасть, как я поняла, большая часть населения это игроки обладающие разнообразными навыками, так что будет чему научится. — утешила она его. — Главное, чтобы эти навыки не были направлены на нас…

— Ну а пока нас ожидает разговор с остроухими. — произнес задумчиво Василий. — И чую, он может оказаться не простым, ведь идем мы туда с претензиями… Притом, что сила на их стороне.

— Ну, с тем набором навыков, что есть, геноцид мы им учинить не сможем, а вот сбежать — вполне. — ободрила Туля. — Так что не всё так плохо.

— И то верно. — согласился он. — Как минимум, произведём разведку.

— Не спишь? — спросил его подошедший Арво. — Вон, вторая смена пришла, давай на боковую, а то с утра опять в путь, надо немного сил набраться.

— Ага. — согласился он и зевнул. — В самом деле. Пора уже.

— Спокойной ночи… — прошептал голос в голове.

* * *
Весь следующий день был довольно однообразным. Лес и лес. Разве что… воспринимался он как-то иначе, гармоничнее, что-ли. Пусть тут было меньше видов растений, да и животных тоже, но зато всё здесь подходило одно к другому, небыло той солянки, что прежде, вроде сосны обвитой тропической лианой, или, к примеру, гигантских страусов вместе с кабанами.

В обеденный перерыв остановились на вершине холма, который огибала река метров четырёх шириной. Ушедшие на охоту гоблины вернулись с оленем, и уже через пол часа над лагерем запахло жареным мясом.

Арво ловко залез на стоящую на вершине холма сосну и быстренько сориентировался на местности. Как понял Василий, география мира особым секретом не являлась, и за пять сотен лет запомнить где что находится мог каждый, было бы желание. Особенно, если ты прожил уже десяток жизней, и каждый раз возрождался в новом регионе.

К тому же, по рукам ходило немало самодельных карт, срисованных с тех, которыми пользовались шаманы и те чины, кому это полагалось по должности.

На каждого беглеца приходилось с десяток тех, кто пока только планировал побег: осторожно собирал информацию, узнавал направление, дорогу и ориентиры.

Мало кто бежал в порыве чувств, поскольку такие побеги заканчивались достаточно быстро. На территории Красного Зиккурата беглеца быстро выслеживали и ловили орки, а в Диких Землях его путешествие рано или поздно оканчивалось в желудке хищника.

Так что этот побег для каждого из гоблинов небыл совсем уж шагом в неизвестность, ему предшествовала долгая подготовка и сборы. Вот только с выбором города для временной базы они, конечно, промахнулись. Но кто же знал?

Огибавшая холм река была одним из таких ориентиров, поскольку она вливалась в другую, более полноводную, которая через шестьсот с лишним километров впадала в море. Именно там, в устье, находился ближайший город Свободных Королевств.

А вот выше по течению, километрах в тридцати, находился нужное мне поселение эльфов. Так что до большой реки, Камы, идем все вместе, а уже на берегу расходимся в разные стороны.

С верхушки дерева Арво удалось разглядеть на горизонте широкую гладь местной водной артерии, а это значит, что к вечеру мы вполне можем успеть до неё добраться, как, впрочем и произошло.

Ночёвка у реки вышла проще, чем в лесу, поскольку жечь пришлось меньше костров, из-за того, что с одной стороны лагерь был защищен водой.

А вот с утра наступило время расставаться. Встали рано, с потенциальной погоней на хвосте особо не разоспишься. Сердечно попрощавшись с каждым, Василий, скрепя сердце подарил им свой топор, рассудив, что ему, для приготовления пищи хватит и сушняк собрать, а вот этой ораве надо каждую ночь жечь огонь для обороны от хищников, а это совсем другие объемы дров…

Относительно собственной безопасности он успокоил их, рассказав, что ночевать собирается на деревьях, так что вполне сможет обойтись и без топора.

С Арво он напоследок обнялся и пообещал, если получится, отыскать его в Свободных Королевствах. Странные у них вышли отношения. Сначала, вон, подрались, а сейчас, чуть не растрогались при расставании.

Василий, сам того не желая, ворвавшись в жизнь этой коммуны не только в кратчайшие сроки подготовил их к походу, но и одновременно спас им жизнь, да и косвенно поспособствовал тому, что все они наконец отправились в путь.

Ну а Арво, в ответ, здорово помог ему с информацией о мире и его истории. Это многое расставила по своим местам и задало дальнейшие цели.

Нет, ну всё же… безумное вышло комбо. Параллельный мир, далёкое будущее альтернативной версии Земли и одновременно виртуальный мир внутри сферы-убежища.

Пора топать к дивным эльфам, спасать свою тушку из их изящных лап. Ну или по крайней мере разузнать, накой она им понадобилась.

* * *
Путь вверх по течению реки не представлял из себя ничего примечательного. Разве что лес становился всё более похожим на обычный сосновый лес средней полосы. Разве что чуть более окультуренным.

К вечеру, прямо на встречу Василию вышла небольная лань, изящная, глазастая. Преодолевая внутреннюю нерешительность Василий всё же выстрелил в неё из арбалета, не сумев заставить себя воспользоваться копьем.

Виртуальный мир, виртуальные животные, виртуальная кровь… Он всё это понимал, но происходящее с ним было настолько правдоподобно, что относится к этому иначе, как всамоделишной реальности он не мог.

Преступая через некий внутренний запрет и отнимая чужую жизнь ты расписываешься в том, что жизнь имеет относительную, а не абсолютную ценность. В том числе и твоя. Ради пищи убил ты, но потом не удивляйся, если что, когда и твою жизнь у тебя попросят.

Так оно было бы по справедливости. Но миру справедливость чужда. В нем правит лишь случай, подбрасывающий те или иные возможности и сила позволяющая этой возможностью воспользоваться.

Вася, сытый и одновременно задумчиво-грустный сидел у костра, глядя на огонь, когда из темноты неслышно вышли волки и подобрали оставшееся от дичи.

* * *
С утра он убедился, что в сумерках ему не показалось, и впереди, над лесом, действительно виднеется нечто странное. Какая-то темная полусфера на горизонте (опять полусфера!) высотой превосходящая стоящие рядом деревья раза в три-четыре.

Где-то через час, достаточно приблизившись он смог разглядеть детали. Более всего ЭТО напоминало… перевернутую вверх дном корзину, вот только сплетена она была не из прутьев, а из древесных стволов.

Плетение очень хитрое, упорядоченное. Между стволами виднелись просветы, выполняющие, очевидно, функцию окон. Сами деревья (или дерево?) были покрыты зелеными ветвями длинной не более полутора метров, из-за чего полусфера казалась пушистой.

— Ничего себе постройка! — подумал Василий. — Мегаизба!

— Ну ты же сам понимаешь, — ответила Туля, — что ничего общего с постройками это не имеет. Просто однажды пришли и посадили семечко… Представь, насколько далеко шагнули биотехнологии за семьсот пятьдесят семь лет.

— Чего же они тогда всю Землю, в реальности, такими домами не засадили? — спросил он, — Вместо того, чтобы окукливаться в своих Аркомах?

— Эльфы-биотики, эти пять веков время в пустую не теряли, вот и напридумывали всякого. Раньше таких технологий ещё небыло. — ответила она. — Да и не факт, что тогда это помогло. Биосфера уже не то чтобы умирала, она билась в агонии. Даже если бы люди и созданное ими исчезли бы с Земли в мгновение ока, то всё равно… процесс был необратим. Через сотню лет на земле жили бы только бактерии, лишайники с плесенью, да некоторые виды насекомых.

— А если бы были? — задал вопрос он.

— "Если бы" — не существует. — ответила она. — Вернее, существует где-то в параллельной реальности, но здесь и сейчас узнать это проблематично. Хотя и интересно.

Тут же, в этом мире, потенциальное решение проблем с экологией, выход на новый путь для цивилизации, просто не совпало по времени с тем периодом, когда эти знания ещё могли что-то изменить. Не повезло.

— Да и Чума эта. — прокомментировал он. — Всё равно пришла бы и сожрала планету. Ей-то, как я понял, всё равно, что жрать, технику или деревья.

— Да, — согласилась она. — Вероятно, в таком случае, люди не смогли бы даже построить такие убежища. Едва ли можно вырастить дерево — генератор сдвига фазы пространства… Но всё это домыслы. По факту мы имеем то, что имеем.

— Вот только зачем им все эти технологии? — задался вопросом Василий. — В виртуале купола выращивать? Какова практическая цель? Ладно, они у себя в "Ковчеге" создали необходимые для жизни условия, ладно, увеличили продолжительность жизни в два-три раза. Это понятно. Но зачем проектировать дома-деревья?! Со скуки?

— Хммм… — задумчиво произнесла Туля. — Судя по всему, у них изначально была не одна, а две машины для перемещений между мирами. Едва ли, они стали бы экспериментировать с той машиной, что снабжает звездным веществом их реактор, а это значит, что они с самого начала делали ставку на вторую машину, ту, с помощью которой и перенесли тебя сюда…

— Но всё это догадки. — возразил он. — Пошли, может нам удастся получить ответы у них самих.

* * *
Окраина руин города.

Отряд латников трусцой бежал по опушке леса. Справа, за полем виднелись высотные здания, а слева густой лес. Впереди отряда, поглядывая по сторонам, бежал его командир, Лугаль Марад, а позади, в рюкзаке за спиной орка, гоблин-шаман Пэра.

— Ты уверен, Пэра? — судя по тону далеко не в первый раз поинтересовался командир у гоблина.

— Полностью! Лугаль Марад! — с горячностью подтвердил он. — За несколько секунд до нападения одичалой из-за угла выскочил человек и прижался к стене здания, после чего исчез из виду, судя по всему, применив маскировку! Это был точно он! Сначала пользуясь маскировкой он вырезал весь мой арком, а теперь тут, натравил на нас одичалую и скрылся.

Очевидно, он не предполагал, что за ним отправят доблестный отряд храмовой гвардии. Будь на вашем месте обычные орки — они могли бы и не справится с той тварью.

— Допустим. — согласился тот. — И что теперь? Что мы ищем? Едва ли нам удастся разглядеть тут его следы. Даже если он и в самом деле покинул город.

— Лугаль, вы помните то здание, окруженное забором? — произнес подобострастно шаман, — Мы там ещё обнаружили следы проживания шайки ренегатов.

— Помню. — подтвердил тот. — И что?

— Судя по всему, — предположил он, — Одержимый узнав о нас, сначала натравил Одичалую на тех беглецов, а потом, будто бы "спас" их, уведя её за собой и натравив уже на нас. Ему незачем было возиться с ними, если бы он не рассчитывал прибиться к ним. А так, он теперь "герой" и "спаситель"

— И зачем ему это может быть нужно?

— Ну… может он рассчитывает от них что-то узнать, а может, планирует бросить их в атаку при встрече с превосходящим противником, чтобы иметь время для бегства.

— Хм… "Живой щит"… Хитро. — согласился тот.

— Ну а следы такой оравы, их там было не меньше сорока, — произнес гоблин, — вполне реально заметить… ДА ВОТ ЖЕ ОНИ! Смотрите! Все тут вытоптали! За ними!

* * *
Австралия. Убежище "Ковчег".

Зеркальная полусфера лежала посреди пустыни, словно жемчужина на морском берегу. Дул ветер, поднимая клубы красной пыли. Ни травинки, ни кустика. Ничего.

Внезапно, песок вокруг полусферы, а на самом деле, наполовину утопленной в землю сферы, потемнел. Из земли поднималась, просачивалась, пузырящаяся черная жидкость.

С каждой минутой её становилось всё больше и больше, и вот, зеркальную зеркальную сферу диаметром более двух километров чёрным кольцом окружила, ожидая своего часа, застывшая волна высотой с гору.

Глава 9

Эльфийская "корзина" размером с пятнадцати этажный дом была уже близко. Если издалека она выглядела просто как причудливый холм правильной формы, то вблизи она угнетала своей массивностью и непривычностью.

Небоскрёбы в городе были хоть и весьма футуристичны, да и высоты немалой, но отторжения не вызывали. Подумаешь, попал в полуразрушенный, потрёпанный временем супер-пупер-мегаполис. Хотя, и эта мысль с трудом укладывалась в голове Василия, тот город был по сути спальным районом в ретро-стиле.

Сейчас же перед ним предстоял образчик совершенно другой технологии, чуждой, словно бы и в самом деле — инопланетной. Если Туля права, и всё это единый организм выращенный из одного семени…

А ведь, наверняка, это не один только каркас. Он был уверен, что этот дом, помимо всего прочего, снабжал своих жильцов и водой и пищей. Идешь такой по корридору, и срываешь со стены то яблоко, то грушу, то горячую котлету…

Под ногой Василия что-то хрустнуло и его стопа провалилась по щиколотку в землю. Странно, давно с ним подобного небыло. В первый день, с непривычки, дорога через лес представляла для него некоторую сложность, учитывая, к тому же, что тогда он был ещё и босым, но потом, убегая с лесоповала в сторону города, он постепенно освоился.

Такое впечатление, что путешествие по лесу это прокачиваемое умение. Он ведь и правда, сейчас двигался быстрее, да и меньше шумел, пробираясь через заросли, так что провалиться ногой в какую-то ямку… было странным. Это же, пройденный этап. Ноги уже сами выбирают куда встать, делают это вполне успешно, и вдруг такой конфуз!

Василий дернул ногой и растерялся. Нога застряла. Он подергал еще. Безрезультатно. Казалось, стопу забетонировали в цементе. Что-то плотно обжимало её со всех сторон и не давало вырваться. На случайность это походило слабо.

— Это ловушка! — воскликнул он про себя голосом адмирала Акбара из Звездных войн.

— Адмирал Очевидность, — съязвила Туля. — Может даже догадаешься, чья?

— Не, ну понятно, что эльфы капканов наставили… — произнес он. — Подступы заминировали, ушастые… Вот только интересно, у них там какая-нибудь лампочка загорелась, ну или цветок распустился? Или предполагается, что я тут помру с голоду и из класса "нарушитель границы" перейду в класс "удобрения"?

— Трудно сказать… — произнесла она чуть растеряно. — Вроде был какой-то сигнал… Попробуй раскопать, глянем, что там.

Достав из-за пояса тесак, он принялся копать землю вокруг ноги и довольно быстро наткнулся на корень, что словно узлом затянулся вокруг его щиколотки.

Стоило попробовать его на прочность ножом, так корень сразу резко затянулся и ногу Василия пронзила такая резкая боль, что он, вскрикнув, упал.

— Млять! Что ж это такое! — воскликнул он. — Суки гостеприимные! Что делать-то теперь? Самому себе ногу резать, или это за меня коряга эта сделает?

— Ну, не стоит спешить. — произнесла Туля. — До вечера подождем, а там видно будет.

— Что "будет видно"? А?! — взревел он.

— Может эльфы придут посмотреть, кто к ним в гости зашел? — успокаивающе произнесла она. — Не думаю, что придется ждать больше, ведь если бы они оставляли своих "гостей" в таком… неудобном положении до утра, то утром поговорить было бы уже не с кем.

— А если не придут? — спросил он.

— А если не придут — будем думать. — Есть варианты.

— Например? — заинтересовался Василий.

— Ну, к примеру, я могла бы отключить тебе способность чувствовать боль, и можно было бы попытаться освободить ногу. Заодно испытали бы в деле Исцеление.

— Ты же сама говорила, что потерянную конечность оно не вернет.

— Ну так тебе всего-то и делов, до эльфятника пару сотен метров доковылять, чтобы отношения выяснить. — резонно возразила она. — Ты не забывай, в конечном счете это вирт, игра, потеря конечности не сделает тебя калекой на всю жизнь.

— Ну, как бы да… — согласился он. — А ещё варианты есть?

— Есть, но он на крайний случай, злоупотреблять им не стоит. — произнесла она. — Впрочем, вроде как и резать сегодня не придется. К нам гости. Ну, или хозяева к гостям, если быть точной.

* * *
Эльфы заявились неспешно. Не, ну словно были у себя дома! Тут человек страдает, а они… Ну, не то, чтобы страдает… но думает о том, как себе стопу оттяпатять, а они, вот так вот, в наглую, вразвалочку, голышом…

Да, да, именно! Дети Природы… Впрочем, обладай они менее изысканными пропорциями это бы выглядело раздражающее, а будь среди них лица женского пола, то и отвлекающее… А так, просто, словно в бане…

Все трое ростом где-то метр девяносто, телосложение худощавое, но при этом достаточно мускулистые, вот только рисунок мышц, их расположение, было каким-то другим. Василий не настолько ориентировался в анатомии, чтобы сказать точно, но разница была очевидна.

На смуглой коже небыло заметно не единого волоска, а вот на голове, вместо прически виднелось… нечто. Целая клумба из цветных перьев, прядей волос и чешуи… И всё это небыло надето, словно головной убор, а росло из кожи, как обычная прическа.

— Кого я вижу! Блудная Цифра попалась! — заявил один из них глумливо. — И чего ты тут забыл, человек? А?

— Дело есть. — несколько грубо откликнулся Василий. — Но не к вам, голозадой шушере, а к кому-то, кто в теме. И вообще, сам ты цифра!

— О как! По делу! — воскликнул другой. — Это что-то новенькое! Вот только, какие могут быть дела у "вещей" к живым? Ваши "Высшие", ещё могут быть нам кое-чем полезны, а ты чего?

— Я не вполне понимаю, о чём ты, ушастый, но и я вполне живой. Пару недель назад, по вашему, декады полторы, вы, со своими экспериментами, выдернули меня из моего мира.

Прежде чем потерять сознание я успел полюбоваться на ваш "Ковчег" снаружи, здоровенная зеркальная полусфера, посреди пустыни, как оказался тут, в этом искусственном мирке.

Мне тут довелось кой с кем переговорить, и я понял, что кроме вас, "эльфов", — последнее слово он произнес с максимальной издевкой, — больше меня подключить к этому вирт-миру некому. Так что хочу я одного — верните меня в реальность и назад в мой мир! Мне тут не нравится!

— Надо же… — удивленно произнес один из эльфов. — Ты слышал, Ричард? Этому удалось меня удивить…

— Фергюс… мне сложно судить, но ЭТО, определенно, не рядовой случай. — произнес второй. — Пирс, глянь через визор, какая по ЭТОМУ есть инфа?

Третий эльф, на чьей шее висел целый набор каких-то ожерелий, цепочек и прочей бижутерии, отыскал среди всего этого множества что-то напоминающее пенсне, и взглянул через него на Васю.

— Тааак… Раса: человек, уровень: двенадцатый…, время игры персонажем: тринадцать дней…

— Как "персонажем"? — воскликнул один. — Это что, игрок?

— Не, ты что, не уловил? — добавил второй. — Тринадцать дней! Не сто восемьдесят тысяч с лишим, а тринадцать! Декаду назад новый игрок вошел в мир. Примерно тогда же, и в самом деле, происходил очередной эксперимент с портальной установкой. Я помню, тогда еще свет мигнул. Случай не стандартный… Подождите, я отключусь ненадолго. Надо доложить дежурному.

Сказав это, эльф замер. Даже не просто замер, а словно окаменел и стал полупрозрачным. Пульсируя, он становился то почти реальным, то почти полностью исчезал из виду. Наконец, минуту спустя, он окончательно растаял в воздухе.

— Вот это номер, Пирс… — произнес один из эльфов. — неужто удалось?! Вот только как, этот, оказался тут, в этой "Филактерии"?

— Понятия не имею. — откликнулся второй. — Похоже наши "партнеры" не только каким-то образом контролируют обстановку снаружи своего Убежища, но ещё и за нашим приглядывают. Иначе как бы они смогли перехватить наш "улов"?

— Выходит, Чума отступила? — предположил его собеседник. — Иначе как бы они смогли действовать?

Снова замерцал силуэт пропавшего эльфа, с каждой секундой становясь всё реальнее и вещественней.

— Я доложил дежурному и он выразил крайнюю заинтересованность и озабоченность. — произнес он. — Его приказ — сопроводить человека в гостевые покои, где через пару часов с ним побеседует сэр Эдгар Джонсон.

— Ктобы мог подумать, друзья, что это дежурство окажется столь… не обычным.

— Судя по всему, Фергюс, оно может оказаться поворотной точкой в осуществлении Великого Плана! — откликнулся он. — Но хватит об этом… Наше дело маленькое — проводить гостя…

— Слушай, — обратился один из эльфов к Василию. — у нас дома оружие тебе не понадобится, так что во избежание недоразумений — сдай его мне. Кроме этого, чтобы ты понимал, на нашей территории, всё живое служит нам. Это дерево просто поймало тебя за ногу, а могло бы, к примеру, ухватить сразу за обе и медленно разорвать пополам… Так что, ради твоего же блага, никакой агрессии. Следуй за мной.

Идя за конвоиром Вася с любопытством оглядывался по сторонам. Странные расстения, цветы, выросшие из земли скамеечки… Многое непонятно и крайне необычно.

Пройдя через арку во внутрь плетеной полусферы он увидал типичное здание, с поправкой на растительное происхождение и плавные обводы.

Коридоры — туннели, круглые проёмы в которых вместо дверей сверху свисала занавеска из покрытых листьями тонких веточек.

По дороге им встретились десятка полтора эльфов, все, как и его сопровождающие, были голышом, так что это, похоже, "национальная традиция", а не причуда отдельных представителей.

У всех были пёстрые и причудливые прически, не похожие одна на другую, хотя, ему показалось, что во всем этом прослеживалась какая-то система…

— Судя по всему, — прокомментировала в его голове Туля, — их прически играют ту же роль, что одежда среди прочих народов и сообщает другим его социальное положение, профессию, принадлежность к какой-либо группе, возможно, список достижений.

— Как наколки у зэков… — буркнул Василий.

— Да, да. — согласилась она. — Можно и так сказать.

Комната, куда его привели, даже скорее зал, к его удивлению была обставлена вполне обычной мебелью. Обычной, в том смысле, что она не росла из пола и небыла покрыта листьями.

Это была классическая, резная мебель ручной работы, насколько это применимо к вирту, конечно, тяжелая, основательная, солидная, с отдельными золотыми вставками, не ради бесвкусной роскоши, а лишь там, где уместно, ради всё той же солидности.

На серебряном подносе стояли пара бокалов, судя по всему, с чистой водой и фарфоровая тарелка с незнакомыми ему фруктами.

— Располагайся, человек. — произнес сопровождавший его эльф. — Это помещение специально предназначено для приёма представителей вашего вида. Сэр Эдгар Джонсон скоро освободится и почтит нас своим визитом.

— А почему ты говоришь "вашего вида"? — спросил Вася. — Разве вы не люди?

— Наши предки и в самом деле были людьми, — согласился тот. — но за пять с лишним веков обитания в Ковчеге и работы над собственным геномом… Мы уже давно перестали быть людьми и даже не способны иметь с ними общее потомство, найдись на планете живые люди. Хотя, ты то вроде есть. Одни человек на всю Землю…

— Как так?! — поразился он. — А как же все эти… "гоблины", "люди"… Они же говорили, что их тут два с половиной миллиарда!

— А ты не задумывался о том, как они запихнули два с половиной миллиарда человек в сферу диаметром в два километра? И это не говоря уже об установке сдвига фазы, реакторе, портальной установке. Да и об оборудовании, поддерживающем вот эту иллюзию, виртуальный мир? Там же просто по объему на каждого обитателя приходится около одного кубического метра! А что все они едят, что пьют?

— Ну… со стороны всё это выглядело очень большим, а вот так поделить в уме объем шара на количество людей я не могу… — признался он. — При мне это убежище называли "хранилищем душ". Мелькала у меня в голове версия, мол, научились люди в будущем работать с бессмертными душами…

— В будущем? — удивился тот. — В твоем мире другой временной период?

— Да, — признался он. — Начало двадцать первого века.

— Вот как… — растерянно произнес эльф. — Значит ты просто не в курсе, что они называют "душой"…

— И что же?

— Ладно, у нас есть немного времени. Расскажу, не вдаваясь в детали.

* * *
За начало этой истории можно взять как раз первую половину двадцать первого века, когда начались работы над нейроимплантантами.

Первоначально это был здоровенный такой чип, ради вживления которого приходилось вскрывать череп, и который десятками тоненьких проводков соединялся с различными отделами мозга. Удовольствие сомнительное, сам понимаешь, особенно в условиях доисторической медицины.

Изначально цель данного имплантанта была помощь калекам, и данное устройство, считывая мозговые импульсы позволяло, после нескольких месяцев тренировки довольно ловко управлять роботизированными протезами. Настолько ловко, что люди воспринимали их как свои настоящие руки и ноги.

Также, чуть позже, с помощью нейроинтерфейса научились возвращать людям зрение и слух. Были даже единичные курьезы, когда человек лишившегося во время серьезной аварии всех конечностей, зрения и слуха — через полтора года мог вести относительно полноценную жизнь.

Неожиданно выяснилось, что технология вполне востребована и среди здоровых людей. Например, пилоты флайеров могли чувствовать машину, как своё тело, и через её датчики воспринимать окружающую обстановку в нескольких диапазонах одновременно, и сразу со всех сторон.

Постепенно, становилось всё больше профессий, где наличие установленного нейроинтерфейса было не просто желательным, а строго необходимым.

К концу двадцать первого века уже около одного процента населения имели ходили с чипом в голове. Вроде бы не много, один процент, но если в штуках — это свыше ста двадцати миллионов.

Оказалось, что штука эта очень удобная и заменяет уйму устройств. Зачем доставать из кармана коммуникатор и смотреть на экран, если достаточно одного желания, чтобы изображение появилось прямо у тебя перед глазами? Зачем наушники, если желаемая композиция сразу начинает играть в твоей голове?

Из профессиональной области нейроинтерфейс перешел преимущественно в сферу развлечений. Оперативнее всех тут подсуетились изготовители порнографии. Они не только первые предложили свою продукцию с полным аудио-визуальным присутствием, но и проспонсировали исследования, по подключению к прочим органам чувств, таким как осязание, ощущение тепла, холода, боли. Да, да! И боли тоже. Есть, знаешь ли, любители… А они привыкли угождать всем, как бы небыли экзотичны их вкусы.

Всё больше людей шло на имплантацию не по медицинским или профессиональным соображениям, а для того, чтобы приобщится ко всему спектру возможностей, что даёт эта технология. И чем больше их становилось, тем больше развлекательных компаний, студий, разработчиков программного обеспечения обращали своё внимание на новый рынок.

В двадцать втором веке технология продолжила совершенствоваться в сторону уменьшения чипа и расширения его возможностей. Восстановление после операции занимало уже не три месяца, а две недели.

Тем не менее, значительное количество людей, в том числе и наши идейные предки считали неприемлимым внедрять в свое тело какие-либо устройства, а тем более в святое-святых, в мозг.

Рынок ответил на их позицию и альтернативой "чипирования" стала капсула. Да, она стоила очень дорого, особенно по началу, да, для того, чтобы погрузится в вирт надо было лечь в неё, а не просто, в любой удобный момент переключить внимание на внутренний мир, но зато никаких операций и имплантаций.

Ближе к концу двадцать второго века произошло прорыв в квантовой оптронике и наступила эра вирт миров. Здесь флагманами отрасли стали игровые компании. Разумеется, тогда всё было куда проще, чем вот это, то, что нас сейчас окружает, но тем не менее это стало сенсацией и в несколько раз увеличило очереди на установку интерфейса.

Жанр многопользовательских ролевых игр получил особенно сильный подъем. Человек приходил с работы, отключался от действительности и вот — он великий маг, что рвёт на части грозных драконов!

Но помимо плюсов, эти игры принесли с собой свойственные им проблемы. Например — боты. Знаешь что это такое? Специальная программа, что продолжает играть за тебя, пока ты занимаешься своими делами.

В игре ведь есть не только подвиги, но и скучная, монотонная работа. Поставил с утра персонажа в шахте руду рубить, запустил программу, а вечером зашел в игру и увидел рядом с ним пять тон добытого золота. Удобно ведь. Самому бы терпения не хватило, десять часов в игре киркой махать.

Разумеется, использование таких программ давало этим игрокам значительное преимущество перед другими и было запрещено правилами, но кого это останавливало…

Администрация игр вычисляла таких вот жуликов и отключала их от игры, а разработчики ботов учили свои программы максимально подражать живым игрокам.

Прорывом тут стала программа на основе нейросетей, что училась на поведении игрока во время игры и уже через несколько недель такого обучения могла продолжать играть за него уже самостоятельно. Не просто ресурсы собирать, но и выполнять квесты, охотится на монстров, ходить с другими игроками в рейды. Чем дольше игрок пользовался этой программой, тем больше она перенимала его манеру поведения.

Но администрация не успокоилась и объявила на них охоту. Началась война. Одни совершенствовали методы вычисления "дубля", а другие старались добиться от него максимальной естественности и правдоподобия.

Поначалу такие "дубли" были довольно молчаливы и отделывались отдельными шаблонными фразами, но постепенно их речь становилась все более живой и неотличимой от оригинала.

Достигнуто это было перепрошивкой чипа, что теперь оперировал не тельно приемом и передачей сенсорной информации в соответствующие области мозга, но и позволял сканировать воспоминания и те комплексы и связи, что формируют личность. Ты уже начинаешь понимать, да?

На этом этапе сначала администрация отключила от игры несколько известных игроков, сочтя их программами, что вызвало громкий скандал, а потом выяснилось, что другой известный игрок поставил новый рекорд через пять дней после своей смерти… Его тело умерло, но бот-программа запущенная на его чипе продолжала работать.

Это уже был даже не скандал, а глобальный инфоповод, о котором услышали все и горячо принялись это обсуждать. Администрация попробовала было отключить "зомби-игрока" от игры, но на его сторону встали его друзья и фанаты, потребовавшие оставить его, как, своего рода памятник их другу, что умер, но тем не менее остался с ними.

В этой ситуации игровая администрация решила, что если не можешь что-то победить — то возглавь. Ботоводство было официально легализовано и игра преподносилась как "непрерывное развлечение".

Когда ты играешь — бот учится, когда ты работаешь или занимаешься своими делами — бот за тебя играет. Более того, даже в это время он не перестает учится у тебя. По сути, персонаж в игре живет своей жизнью и ты лишь время от времени переключаешься на него и берешь под свой контроль. И чем дальше, тем более он становится твоим зеркальным отражением. Настолько, что даже самые близкие люди не могут отличит человека от его электронного "дубля".

Где-то на этом этапе, в конце двадцать второго века произошел прорыв в элементной базе. Теперь, вместо того, чтобы имплантировать человеку в голову чип с сотнями тоненьких золотых проводков, тебе просто делали инъекцию наномашин, что строили всё необходимое внутри костей черепа. По сути, череп превращался в компьютер, плотно срощенный с человеческим мозгом.

На протяжении десятилетий он обучался не только на основании слов и поступков человека как в игре, так и в повседневной жизни, но и на основании самых глубинных мыслей и желаний.

К середине двадцать второго века эти люди стали умирать, а их дубли продолжали функционировать. Извини, но я не могу тут сказать "жить". Этот пункт — наше принципиальное различие и несогласие с основателями данного проекта.

Для нас это вещь, имитация, но никак не живой человек, но тогда в мире возобладала иная точка зрения. Дубль руководителя фирмы, хотел и после смерти из вирта вести дела. Дубль человека владевшего недвижимостью, хотел и дальше ей владеть. Возникло множество юридически сложных ситуаций.

К сожалению, множество влиятельных людей увидело в этой технологии возможность продлить своё существование. "Жизнь вторая, вечная" — как говорили они. И пользуясь своим влиянием закрепили права дублей законодательно, уровняв их с людьми.

Теперь после смерти, череп человека помещался в капсулу, а она размещалась в жилой ячейке Z класса, наименьшего формата: 0,5 х 0,5 х 0,5 метра. И с этого момента начиналась его "новая жизнь".

Дубли богатых людей могли позволить себе приобрести роботов, выглядящих точно так же, как они при жизни, подключаясь к которым они действовали в реальном мире, по-прежнему ходя среди живых, как-будто ничего и не произошло…

Слепки с учёных оказались способны продолжить свою работу. Собственно, именно они и разработали теорию физики пространства, а позднее и все необходимые инженерные решения.

Так что все эти два с половиной миллиарда "людей", вся эта Филактерия — это на самом деле оссуарий, костница. Напичканное электроникой шестисот этажное хранилище черепов! Точно так же, как вот это всё — имитация мира, так и они все — имитация когда-то живших людей.

Для нас этот мир — словно музей. Это как читать книги написанные умершими людьми, и через это, в каком-то смысле, вести с ними беседу. Смотреть записи с ними, слушать их голоса.

У нас, в Ковчеге, к подростковому возрасту ты уже увидишь всё. По крайней мере то, к чему открыт доступ. У нас сформировалась своя культура, обычаи, история. Но нас мало. Крохотный городок, единственный на всю планету.

Вот мы и проводим тут время. Большие открытые пространства. Определенные… ммм… "программы культурного обмена". Даже работаем тут, настраиваем биосферу под естественный баланс.

Ну и есть определенные контакты на высшем уровне, но тут я и знаю совсем не много, но и это говорить не в праве…

— Об этом расскажу я. — произнес новый голос. — Но, сначала, мне хотелось бы задать несколько вопросов.

* * *
Вошедший в дверной проём остроухий разительно отличался от тех, что Василий видел прежде. На вид эльфу было лет пятьдесят с хвостиком, но такой вывод он сделал не на основании седины, морщин или обрюзглого тела, нет, такой же подтянутой и мускулистый, как и прочие, просто ему присутствовала некая солидность, что приходит лишь с возрастом и большим жизненным опытом.

Были и очевидные признаки того, что вошедший занимает не последнее место среди ушастых. На голове у него была не прическа, а целая грива, этакий павлиний хвост, что спускался аж до поясницы.

Помимо этого, его кожу украшал неяркий узор, из пятен и полос, вроде как у леопарда, но в гамме, присущей человеческой коже.

— Эдгар Джонсон. — представился он. — Точнее, сэр Эдгар Джонсон. Я происхожу из рода, которому уже больше тысячи лет, и занимаю не последнее место в своём народе, так что использовать в обращении ко мне слово "сэр" более чем уместно.

— Мне это будет не сложно, сэр. — ответил он. — Меня зовут Василием. Сэр.

— Василий? — произнес он задумчиво. — Имя греческого происхождения, распространено в Восточной Европе…

— Российская Федерация, сэр. — пояснил он.

— Вот как… Теперь понятно чего это Ричард взялся читать лекцию по истории. Рикну предположить, что родился ты не раньше третьей четверти двадцатого века, но не позже начала двадцать второго.

— Двухтысячный год, сэр. Двенадцатого сентября. Сэр.

— Хм… удачно, очень удачно… — задумчиво произнес эльф. После чего обратился к то ли сопровождающему, то стражнику. — Можешь нас оставить, Ричард.

— Слушаюсь, сэр! — откликнулся он, и как показалось Васе, с облегчением покинул комнату.

— Рассказывай, как ты оказался в этом мире.

Рассказ Василия занял около часа. Рассказал он достаточно подробно и честно, разве что, всячески избегая упоминания о Туле. Почему-то, ему это показалось правильным. Уж больно странной фигурой была его попутчица. Более того, ещё при знакомстве она представилась "шизой" и признаваться в том, что слышишь голос в голове и видишь то, что не видят другие… Это не самый лучший способ оставить о себе хорошее впечатление при первом знакомстве…

— Да… — протянул сэр Эдгар, после того, как он закончил свой рассказ. — Крайне необычная история, в которой ой как немало белых пятен…

— К примеру, сэр? — спросил он.

— К примеру, как ты попал сюда, в этот вирт мир. — произнес тот. — Где лежит твоё тело и кто тебя к нему подключил.

— Но… разве это не вы сделали?! — поразился он. — Я возник в этом мире в нескольких сотнях метров от вашего убежища и через пару минут потерял сознание от нехватки кислорода. Жить мне оставалось минут пять, ну десять, если повезет. Кто ещё мог бы меня спасти? Сэр!

— Твои рассуждения логичны, но ты упускаешь несколько моментов. — ответил ему эльф. — Начну чуть издалека. Насколько я понял, тебе уже рассказали о машине пространства и принципе её работы. Основная сложность в ней, это поределится с координатами цели.

Представь, что тебе нужно выстрелить из ружья, да так, чтобы попасть в монету лежащую на одной из лун Сатурна. Тут надо учесть и движение Земли по орбите, и её вращение, движение Сатурна относительно Земли, движение его спутника вокруг него и вращение этого спутника вокруг своей оси…

Добавь к этому ещё то, что мишень расположена в одном из множества "параллельных миров", как было принято называть в твоё время. А их в триллионы раз больше, чем атомов во Вселенной.

Во всем этом многообразии необходимо как-то ориентироваться, и за основу был взят принцип маяков. Идущие в центрах звезд термоядерные реакции, протекающие в условиях чудовищного давления и температур производят ммм… своего рода рябь в пространстве-времени, которую можно уловить и использовать как ориентир. Таким образом и было организовано снабжение убежищ энергией.

И всё это, конечно, хорошо, но недостаточно хорошо. Надеюсь ты понимаешь, что оба этих убежища, наше и… тех машин — временное решение? Как гласит второй закон термодинамики, в замкнутых системах энтропия неизбежно нарастает.

Конечно, засчет того, что энергию мы получаем извне, эти системы не вполне замкнутые, но никакая система не может работать со стопроцентным КПД. Всё равно, что-то где-то изнашивается, теряется, ломается… Эти Сферы дали нам отсрочку, но не окончательное спасение. Не говоря уже о том, что даже в самом идеальном случае, сидеть поколение за поколением в замкнутом пространстве — так себе перспектива, не находишь?

Естественный выход в такой ситуации — искать путь к бегству из этого мёртвого мира. Но как найти пригодный для жизни мир? Не в центр же звезды отправляться-то…

И тут нам, (именно нам!) пришла в голову мысль использовать в качестве ориентиров ядерные взрывы. Сигнал от них, конечно, послабее, чем от звезд, но его вполне можно уловить, если захотеть. Беда в том, что межмировой сканер оказался в том убежище, а вторая машина пространства, которую можно было задействовать в этом.

Собственно, это основная причина, что заставляет нас сотрудничать с теми… машинами. Они сканируют ближайшее к нам междумирье, а мы делаем пробы.

Понятно, что нам не надо получать материю из самого эпицентра взрыва… Зачем? По этому, в координаты вносился сдвиг, но каждый раз приёмная камера оказывалась пустой.

Мы рассчитывали получить хоть воздух из атмосферы той планеты, но не получали ничего… Теперь я понимаю, что из-за того сдвига, сместилась не только точка ОТКУДА мы перемещали, но и то КУДА это должно было попасть… Всё, что нам удавалось захватить — перемещалось за пределы Сферы…

Собственно, тот, последний эксперимент, четырнадцать дней назад, для нас был очередным неудачным экспериментом. Сдвиг фазы пространства не только абсолютно защищает нас от всего что снаружи, но и не дает нам выглянуть вовне.

Сейчас, я только благодаря тебе узнал, что снаружи творится… Безжизненная пустыня… Но даже если бы мы и знали, что нам удалось переместить сюда, жителя другого мира, то даже в этом случае мы не стали бы идти на такой риск, как отключение защиты.

Знание того, что мы переместили сюда живого человека — более чем достаточно. Это означает, что мы наконец нашли пригодный для жизни мир!

— Ну хорошо… Но тогда кто это мог сделать? — спросил ошарашенный такими новостями Василий.

— Ну не Чума же, в самом деле… — откликнулся эльф. — Похоже у наших "партнеров" сохранились возможности действовать за пределами своего убежища… Вероятно, им удалось задействовать что-то из автоматических станций на орбите Земли… Какие-нибудь дерижабли в стратосфере, летающие дроны… Не так важна техническая сторона, как то, что они плотно наблюдаю за нашим убежищем… Вот это настораживает.

Хм… Быть может, с нашей помощью они хотели бы узнать координаты нужной планеты, вот только делится ей с нами они не хотят…

В реале им с тобой беседовать не резон… Стал бы ты вести беседу с роботами? Перевезли, обеспечили минимальное жизнеобеспечение и закинули в вирт. Вот только ты не стал сидеть на месте, а пустился в бега…

А ведь случись все так, как они планировали, мы бы до сих пор считали тот эксперимент провальным, а тот отряд "храмовой гвардии" доставил бы тебя к "Высшим" на беседу… Ах! Как же удачно всё вышло…

— И что теперь? — спросил он.

— Теперь, как говорили в твоё время, мы будем паковать чемоданы! — довольно потирая руки ответил сэр Эдгар. Надо будет, конечно, сделать еще пару-тройку запусков, чтобы сбить их с толку и не дать понять, что мы в курсе, какие координаты оказались верными!

Конечно, еще придется поэкспериментировать со сдвигом, чтобы точка обмена находилась внутри убежища… Главное, наш новый мир ждет нас! Начало двадцать первого века, когда на Земле еще не уничтожена экосистема, когда климат только-только начал меняться…

— Ну, у нас в стране много свободного места. — произнес Василий, — Я уверен, вам в Сибири выделят участок для жизни. Вас ведь не так много, как я понимаю.

— Ты должен сам понимать… — ласково, как при разговоре со слабоумным произнес эльф, — что перемещаться мы будем малыми группами, сколько поместиться в сферу диаметром в четыре метра. И что подумают власти твоей страны, когда увидят первую группу беженцев? Нас ведь полюбому с твоими соотечественниками не спутать? Нас моментально повяжут. Потом следующую партию. И следующую. Увидят что дело пошло на поток — организуют концентрационный лагерь.

Естественно, к нам возникнут вопросы, а ответы они получать умеют, уж поверь. Даже если никто из нас не сломается под пытками, то всё равно нам жить не дадут. Да даже если дадут… Наверху пирог уже давно поделен и никто новых игроков, тем более таких слабых и малочисленных не пустит. А клоунами и шутами при людях мы быть не хотим. Тем более, передавать им все наши знания и технологии.

— И как тогда? — не понял Василий. — Зачем тогда всё это? Будете искать другой мир?

— Зачем? Мы уже нашли… Просто в первой партии будут птицы. Много птиц, несколько тысяч. А у этих птиц, в пухе, будут маааленькие клещи, которыми они заразят других птиц в твоём мире, а вот у этих клещей будет один, очень интересный вирус… Который действует, к слову, только на людей. Так что к тому времени, когда первый эльф ступит на почву твоего мира, он будет уже свободен от гнёта твоего вида.

— Но… но… так нельзя! Я против! Сэр! — воскликнул Василий. — Там же миллиарды людей! Они тоже хотят жить!

— А твоё мнение никого не интересует. Более того, я лишь потому сейчас перед топой распинаюсь и трачу на тебя своё время, что лишь благодаря тебе, тому, что ты проделал весь этот путь — наш успех станет возможным!

А что касается людей… Мы просто не дадим им убить себя вместе с планетой. Да и мы тоже хотим жить. И в отличии от них — мы это делать умеем и очень хорошо! Выживает наиболее приспособленный, таков естественный отбор!

Хотел бы я, чтобы ты увидел момент нашего триумфа… Не знаю, получится ли у тебя… Тебя мы пока придержим здесь, а эти "паладины" пусть ищут тебя по лесам, договариваются с отступниками… Когда они еще сообразят, что ты у нас…

Так. Разговор окончен.

Эльф только-только начал подниматься с кожаного кресла, где он сидел во время разговора, как Василий в порыве отчаяния надавил на фанангу пальца украшенную многолучевой звездой.

Мир замер на долю секунды, после чего во все сторны от него полетела словно бы ударная волна от взрыва, вот только в отличии от нее пол, потолок и стены не служили ей препятствием.

Не успевший встать эльф — без сознания рухнул обратно. В коридоре тоже раздался какой-то стук.

— Бежать надо! — завопила ему на ухо Туля.

— Да ну нафиг! — ответил ей Вася. — Вот я как-то не сообразил! Делать-то что теперь?! Я ведь, по сути, приговорил к смерти всех жителей Земли!

— Ну, в словах этого эльфа была своя логика. — ответила Туля. — Люди и в самом деле привели планету к гибели, а теперь эльфы её спасут… и засеют такими вот домами. Будут на ней аккуратные леса, чистые реки и живущие в гармонии с миром жители. Разве плохо?

— Может и хорошо, для эльфов хорошо! — воскликнул он, а для людей — плохо! А что там будет с планетой через двести лет я не знаю! У нас другой мир! Не этот! Может, у нас всё будет иначе! В любом случае, такого исхода для своего мира Я НЕ ХОЧУ!

— Не хочешь, не надо. — легко согласилась она. — Хочу напомнить, что таймер-то тикает. Бежать надо.

— И в самом деле…

Выскочив в коридор он огляделся. Рядом валялся один из его ковоиров. Больше никого небыло. Примерное направление Вася знал и бросился в ту сторону, откуда они пришли, попутно заглядывая во все двери.

— Что ты ищешь? — поинтересовалась Туля.

— Своё оружие. — ответил он. — Без него и в лесу тяжко будет и среди людей уважать не будут. Если своё не найду, то может эльфийское попадется…

— Едва ли они используют что-то подобное… — откликнулась она… — ПОГОДИ!

— Что такое?

— Смотри, гоблин-шаман валяется, а перед ним лист с цифрами!

— И что такое?

— Видишь, в какой он позе? Он в трансе был. Через него эти цифры эльфам и передавали, словно по телеграфу. Там, в Лимбе ему диктовали, а тут этот шаман записывал. Ну и коммуникации тут…

— Ну и что из этого? Разве любопытство стоит потерянного времени? Они же скоро все очнутся.

— Не скажи… стоит, очень даже… Ты и представить себе не можешь насколько… Надо внести правку. Не спорь. Времени и в самом деле мало. Стирай ту двойку в пятом ряду… Нет, не эту, следующую. Ага… И пиши семерку. Готово. Беги прямо на улицу. Не ищи оружие. Как-нибудь без него справимся!

Коридор, поворот, еще поворот. Ага! Большой холл, а из него выход прямо на свободу. Теперь надо ещё отбежать подальше, чтобы деревья корнями не ухватили!

Двадцать минут спустя он, тяжело дыша рухнул на землю. Получилось, получилось! Он опять сбежал! Но, что же теперь делать-то?! Да и что он может?

От Красного Зиккурата он ушел, от эльфов ушел… прямо Колобок какой-то… Остались Свободные Королевства. Там, со всей этой братией, вроде как, не дружат. Может там он сможет найти союзников?

Ковчег. Центр управления машиной пространства.

— Сэр! Мы получили новый набор координат от машин для отработки. Но сообщение имеет приписку от сэра Эдгара Джонсона. Всего одно слово "Арарат". Что это значит, сэр?

— Это значит, сержант, что "приплыли"… Сдвиг не нужен. Просто вводи координаты как есть. Они уже не важны. Результат получен и ближайшие эксперименты лишь формальность.

В зале закипела работа. Установка состояла из тысяч разных систем и все они должны сработать одновременно и правильным образом.

— Вектор задан!

— Заряд накоплен!

— Обратный отсчет!

— Пуск!

Находящиеся в зале не могли этого видеть, но одновременно с нажатием кнопки четырехметровый кусок центрального реактора исчез и на его месте появился круг асфальта с половиной скамейки и мусорным баком.

Произошел взрыв и энергоснабжение убежища моментально прекратилось. Зеркальная сфера исчезла и черные волны, хлынув, затопили его.

Глава 10

И снова марш-бросок через лес. В этот раз разнообразие привносила текущая слева, в пределах видимости, река. Широкая, словно восьмирядное шоссе и неторопливая, как черепаха.

Вдоль самой реки идти не рискнул. С одной стороны по берегу, по траве топать проще, а с другой — на открытом пространстве тебя видать за несколько километров. Нафиг надо…

Похоже, и мои голины решили точно так же, поскольку шёл я по их следу, что был до отвращения явным. Всё-таки, сорок с лишним пар ног… это много. Их бы и слепой со своей тросточкой выследил бы. Впрочем, они понимали, что их спасение не в скрытности, а в скорости, вот и спешили изо всех ног. А ему их сейчас нагонять.

С момента расставания, до встречи с эльфами он шел в противоположную от них сторону, вверх по течению реки, сутки с небольшим, а потом еще, почти те же сутки возвращался обратно. Так что теперь у них два дня форы. Но учитывая, что впереди ещё не меньше двух недель пути, шансы догнать у него есть.

В конце концов, у него и ноги длиннее, да и одному путешествовать куда как быстрее, чем такой вот оравой. Там ведь как? "Скорость движения эскадры равно скорости самого медленного корабля". Стоит кому-то одному подвернуть ногу, вся группа начинает двигаться с его скоростью.

В рюкзаке обнаружились ещё три гоблинских ножика, что стали его трофеем в лесозаготовительном лагере, так что он, оторвавшись от возможной погони, вечером изготовил себе копьецо, наподобие того, что смастерил для своих подопечных.

Как ни крути, но путешествовать одному через лес, в котором обитают хищники, само по себе — занятие нервное, а делать это без оружия — нервное вдвойне. Да и охотиться так проще, чем с камнями и палками…

Убегая от эльфийского гостеприимства Василию хватило сообразительности рвануть, сначала, в противоположную от реки сторону, поскольку понимал, что именно там его будут искать в первую очередь, и только два дня спустя, ориентируясь по карте, вырулил обратно к реке.

— А куда ты, собственно, торопишься, и зачем? — поинтересовалась у него Туля на третий день пути.

— Да вот, рассчитываю догнать гоблинов и вместе с ними заявиться в эти их Свободные Королевства. — ответил он. — Вот только от кого они свободные и для кого…

— А дальше? — полюбопытствовала она.

— Буду искать там союзников, против эльфов. Их надо остановить!

— Прости… — произнесла она и рассмеялась. — но это и в самом деле очень забавно.

— Почему? — произнес он обиженно.

— Союзнические отношения могут быть, во-первых, только между более-менее равными. Между двумя людьми, двумя армиями, двумя государствами, но никак не между одним человеком и государством.

Во-вторых, союз подразумевает совместное достижение общих целей. Несколько охотников могут договориться и вместе пойти на медведя, и победить его, того, с кем бы никто из них не справился в схватке один на один.

Но что если другим это не нужно? У них уже есть и еда и тёплые шкуры. Зачем им идти на медведя и рисковать своей жизнью? Ради тебя? Каков их интерес?

Или ещё лучше. Скажешь им где медвежья берлога и они распорядятся этой информацией в своих интересах. Пойдут, и сами завалят косолапого без тебя, и сами же распорядятся добычей.

Но даже и это ещё не всё. Есть и в-третьих. Допустим, жители Свободных Королевств, все как один, решают, что остановить эльфов каким-то образом в их интересах, во имя Высшей Справедливости, или просто, чтобы помочь хорошему человеку — Васе, собирают армии и идут войной против остроухих. Предают их огню и мечу… Так?

Но ты же помнишь, что всё это виртуальный мир в одном из убежищ, к которому просто на время подключаются жители другого? Они "выйдут из игры" и будут спокойно готовиться к эвакуации в твой мир. Вот и всё.

— Но… Надо же что-то делать… — произнес Василий растерянно. — Я не хочу, чтобы они истребили жителей моего мира. Тем более, по моей вине!

Даже если я каким-то образом выкарабкаюсь… Я ведь даже не знаю точно, где моё тело и в каком оно состоянии… Но, допустим, вопрос о моём выживании уже не стоит, то как мне жить дальше, зная, что из-за меня все, кого я знал, все, о ком я даже просто слышал — были уничтожены?

Одно дело знать, что я вот тут, а они где-то там живут, а другое — знать, что ты живёшь, а они нет. И всё из-за меня!

— Не переживай ты так. — произнесла Туля. — Всё, что ты мог сделать — ты уже сделал…

Помолчав немного, она вдруг спросила.

— Скажи, ты веришь в предопределённость? В Судьбу?

— Ммм… не знаю… — растерянно ответил он. — Некоторые люди верят. Но ведь у нас есть свобода выбора. Захотел — то сделал, захотел — это. Как человеку может быть что-то "суждено", если он решит что-то другое? Сам выберет иной путь?

— Ну вот сейчас, какой у тебя выбор? — спросила она. — Ты всё ещё идешь в сторону Свободных Королевств, хотя уже и понимаешь, что без толку.

— А что ещё делать? — ответил он. — Вернуться к эльфам? Или в Красный Зиккурат? А может просто поселиться в лесу?

— Вот видишь, у тебя и в самом деле есть выбор, — наставительно произнесла она, — просто ты выбираешь наиболее предпочтительный вариант. Ну где здесь тогда свобода?

— Ну а если я решу, вдруг, развернуться и пойти обратно? — произнес он. — И будь что будет?

— Ради чего? — спросила она? — Для того, чтобы мне что-то доказать? Но тогда получится, что я повлияла на твой выбор и наиболее предпочтительный для тебя вариант станет другим. А я тут… боюсь вмешиваться…

Понимаешь… хотя я тут сама немного теряюсь, наше с тобой путешествие — предопределено. То, что уже произошло и то, что ещё произойдет. И я опасаюсь спугнуть удачу.

Вот подумай, какова была вероятность, что ты, убегая от эльфов, нарвёшься на того гоблина-шамана, что в тот момент как раз закончил писать координаты для машины пространства? И что при этом, он ещё будет находиться без сознания?

Вспомни события последних двух недель. На любом этапе что-то могло пойти по-другому, пусть даже в мелочах… Тебе достаточно было прийти к эльфам на десять минут раньше, или на те же десять минут позже — и момент был бы упущен…

— И что с того? — непонимающе ответил он. — Ну не поменяли бы ту цифру…

— Тогда бы и произошло всё то, чего ты боялся. — произнесла Туля. — А теперь нет.

Ты же помнишь, как работает та машина? Она не сколько перемещает, сколько обменивает между собой две области пространства. Например, ты перенесся сюда, а шестнадцать кубометров воздуха из этого мира — оказались в твоём.

Вчера, в ходе очередного эксперимента, по тем координатам, что были переданы через шамана, воздух из приёмной камеры должен был оказаться в другом мире, а такой же объем из него — в приёмной камере, но из-за одной цифры… в другой мир отправился кусок установки. Так что теперь их дальнейшие эксперименты попросту невозможны…

— А ты то откуда это знаешь?! — поразился Василий.

— Я вообще, очень много чего знаю. — улыбнувшись ответила она. — Более того, как только я тебя встретила, я сразу, в общих чертах поняла, что произойдет, и то, что это будет неизбежно.

Я впервые сталкиваюсь с такими петлями причинности… Предопределенность пугает меня. Сейчас я говорю обо всём этом только потому, что, возможно, то что должно было произойти — уже произошло. А, быть может, ещё произойдёт, и то, что я сейчас всё это говорю — станет его необходимым условием?

— Что-то я совсем запутался… — честно ответил он.

— Это не удивительно. — сказала она. — Я сама немного теряюсь. Главное помни, твоему миру эльфы больше не угрожают.

— Ну… надеюсь, что так. — произнес он немного неуверенно. — Значит надо искать подходы к "Высшим", вроде как у них должно находиться моё тело… Хотя что-то тут не складывается. Тяжело представить, что в Австралии, возле эльфийского убежища непрерывно дежурят "черные вертолёты", что при моём появлении подхватывают меня и уносят в Северную Америку, где обитатели второго убежища не зассали, и открыли дверь, чтобы затянуть вовнутрь и подключить к системе. При этом, я появился не в тюремной камере, не во дворце, а просто в лесу, где и начал от них бегать. Это что, забава такая?

— Действительно, звучит слишком сложно. — согласилась она. — Обычно, чем проще объяснение, тем оно правдоподобнее. А тут и сложно и одно с другим не сходится.

— По-любому, делать то больше нечего. — произнес он и вздохнул. — Впереди одна дорога. Посмотрим, в конце концов, как там люди живут.

* * *
Ковчег. Центр управления машиной пространства.

— Вектор задан!

— Заряд накоплен!

— Обратный отсчет!

— Пуск!

Одновременно с нажатием кнопки в зале погас свет и помещение погрузилось в непроглядную тьму. Во мраке были слышны панические вопли, топот ног, какой-то ещё неразборчивый шум.

Сначала, он было удивился такой реакции на элементарное отсутсвтвие света, а потом понял, что это значит. Если нарушилось энергоснабжение, то…

От осознания этой мысли у него помутилось в голове. Ему даже показалось, что на секунду он потерял сознание. К счастью, темнота скрыла сей постыдный эпизод.

Встав с пола он собрался было призвать всех к порядку, но как только он собрался с мыслями, на потолке и стенах загорелось аварийное биолюминисцентное освещение.

Подойдя к стене он приложил к ней ладонь и отправил мысль-запрос в реакторный отсек.

— Какого чёрта у вас происходит? Быстрее восстанавливайте работу реактора! У вас что, от перегрузки сработали предохранители?!

— Сэр… это будет крайне затруднительно… — послышался ответ. — Значительной части реактора больше нет, сэр…

— И куда же она делась? — не понял он.

— Судя по всему, сэр… отправилась в другой мир. Зато взамен мы получили хорошую скамейку и кучу мусора, в котором, наверняка, можно будет найти немало интересного… — ответили из реакторного отсека. В голосе дежурного отчетливо слышались нотки истерики.

— Отставить панику! — скомандовал он, после чего переключился на общее оповещение. — Кто-нибудь может ответить, защита всё ещё активна?

— Нет, сэр… — послышался нестройный хор голосов. — Сэр, вам надо это видеть…

— Что "это"? — не понял он.

— То, что снаружи…

Выбежав из центра управления он бросился бежать к ближайшему краю сферы. Триста метров он преодолел менее чем за полминуты, что в своё время вполне могло тянуть на какой-то рекорд.

Свернув в очередной раз, вместо зеркальной стены он увидел… его ноги подкосились… он увидел яркий свет и голубое небо, с бегущими по нему облаками.

На ватных ногах он, неуверенно прошёл оставшиеся десять метров и выглянул наружу.

— Похоже, лето… — пробормотал он.

Уже несколько столетий, как они перестали следить за внешним календарём и сосредоточились на внутренних циклах. А за стеной, оказывается, было лето…

Из проёма, ему в лицо, дохнуло порывом жаркого воздуха, далеко внизу колыхались невысокие, жиденькие травы. Всё-таки, центральные регионы континента никогда не славились буйной растительностью, кое-где виднелись небольшие кустики, и даже несколько невысоких деревьев.

От открывшейся с высоты картины, ему стало дурно. Проведя всю жизнь в четырех стенах, и лишь иногда выбираясь в вирт, он никогда не имел возможности ощутить, каким бездонным может быть небо и сколь пугающим — открытый простор.

— Ооо…общий сбор Совета через пол часа. — произнес он, прижав руку к стене. — Но сначала, пожалуйста, все посмотрите наружу…

* * *
— Ну, джентльмены, какие будут соображения? — произнес Председатель Совета.

— Для начала, — предложил один из присутствующих, — какая у нас есть фактическая информация?

Как вы сами понимаете, за час много не узнать. На данный момент можно с уверенностью заявить следующее: в пределах двадцати пяти миль* присутствия, или результатов действия Чумы не наблюдается. Температура воздуха составляет восемьдесят пять градусов**, а процентное содержание кислорода составляет примерно двадцать процентов, что позволяет предположить, что по крайней мере последние пару сотен лет биосфера Земли активно восстанавливалась. (* 40 км. ** 30 градусов Цельсия)

— Всё это как-то слишком уж хорошо, джентльмены… По тем расчетам, что делались ещё тогда, до пришествия Чумы, предполагалось, что точка невозврата уже давно пройдена. Даже, исчезни все люди и созданное ими, чудом, в один день, то процесс гибели остановить было уже нельзя. Плюс к этому, на момент Исхода, вся Евразия и северная часть Африки были уже уничтожены! При любом раскладе, за стенами Ковчега нас должна была встретить мертвая пустыня, а не цветущая саванна!

— Господа! Я полагаю, что ответ кроется в том, что мы до сих пор понятия не имеем, откуда взялась, и чем является эта Чума. Мы так уцепились за это название, данное каким-то журналистом, если не ошибаюсь, что не можем взглянуть на это… явление шире. Не зная, что это такое, мы судим по делам и тогда, когда менее чем за год половина суши была превращена в безжизненные пески, названия: Проклятие, Гибель, Чума — казались вполне уместными.

Судя по темпам её распространения, уже за первые десять лет она бы не только захватила всю планету, но и проникла бы вглубь на десятки километров. Но что мы видим сейчас? Конечно, пока сложно судить, но судя по всему, дела у планеты более чем неплохи. На самом деле… прими мы сейчас обезлюдевшую планету в том виде, что она была пять веков назад, то не факт, что за такое время мы смогли бы привести её к лучшему состоянию. По факту, ЭТО не уничтожило Землю, а очистило и возродило её!

— Ммм да… Джентльмены, с учётом сказанного, тут сложно удержаться от какой-то мистики… Что мы имеем? В тот момент, когда гибель жизни на планете стала неизбежной, явилась некая сила, что смахнула с лица Земли людей и все следы их пребывания, и привела её к изначальному состоянию.

Лично для нас я не могу представить себе лучшего исхода. Даже, найди мы координаты другого мира, без людей и с идеальной экологией, то туда бы пришлось перемещаться партия за партией… Долго и муторно, и не факт, что каждый раз мы бы прибывали в одно и то же место и время, насколько я понимаю теорию этих перемещений и пределы возможностей данной машины.

Сейчас же, мы получили в своё полное пользование целый мир просто в подарок.

— С этим, пока, более-менее понятно… — произнес Председатель. — но что насчёт тех событий, что привели к отключению нашей Защиты?

— В ходе последнего эксперимента, вместо содержимого приёмного отсека в другой мир отправился кусок центрального реактора. Особенность эксперимента была в том, что впервые… да, практически с самого начала, впервые, мы ввели предложенные нам координаты без правок и сдвига.

— Хм… Выходит, нельзя исключать, что внося правки в их координаты мы раз за разом откладывали уничтожение реактора… — задумчиво произнес Председатель Совета. — А что на этот счет можете сказать вы, сэр Эдгар? Как всё это можно совместить с переданной вами информацией, полученной от того человека?

— Ну, сейчас уже вполне очевидно, что как минимум часть сказанного им было ложью. — произнес он. — То, что окружает Ковчег — сложно назвать безжизненной пустыней. А следовательно и остальные его слова так же не соответствуют действительности. Но, поскольку запрос системной информации показывал, что данный персонаж создан чуть более декады назад, это не может быть просто самодеятельностью. Да и то, как ему удалось сбежать — вызывает вопросы…

Это, явно, спланированная акция со стороны либо "Высших", либо их оппозиции. Вопрос в том, чего они хотели тем самым достичь?

Посыл был такой: из-за вносимых нами правок смещалась не только целевая точка, но и точка прибытия, из-за чего все образцы прибывают за пределы Ковчега.

То есть, как следовало из его слов, причиной всех неудач было то, что мы вносили правки в передаваемые нам координаты, ведь нам было сказано, что наводка ведется на цепную ядерную реакцию, что в нашем секторе Мультивселенной, в подавляющем большинстве случаев — дело рук людей.

Получить в приёмную камеру образец из эпицентра атомного взрыва не страшно, поскольку плазма из центра звезды горячее, да и давление там выше, но смысла в этом никакого нет. По этому мы и стали вносить коррективы и смотреть за результатом.

А тут нам говорят, что именно из-за наших правок ничего у нас и не выходит! Все результаты — мимо! Мы собирались, для дезинформации, сделать пять-шесть запусков, передав им, как обычно, всю телеметрию, а после приступили бы к экспериментам с нужными координатами. В программе экспериментов, кстати, был, в том числе и запуск по исходным координатам, без правок.

С большой долей вероятности можно предположить, что нам с самого начала передавали координаты для запуска, что разрушил бы наш реактор и лишил нас защиты, а мы, внося правки, раз за разом нарушали их планы. Вот они и заслали к нам "пришельца", чтобы побудить нас сменить сложившуюся стратегию.

Собственно, так оно и вышло, хотя и не так, как они планировали. Поскольку, как считалось, нужные координаты у нас уже были, то смысла особо возится с фальш-запусками небыло, вот мы и произвели этот запуск по "чистым" координатам, с известным вам результатом.

— А что если они уже давно узнали, что Земля готова для заселения? — предположил один из присутствующих. — Допустим, они считали, что мы вряд ли им поверим на слово, вот и решили принудительно "открыть нам глаза".

— Версия хорошая… — произнес Председатель. — вот только где встречающие? Если они уже пару сотен лет как знали, что за пределами убежищ вполне безопасно, то где встречающие? С цветами или с плазмомётами… но где? Уж дрона послать сюда, чтобы он дежурил, или на земле плакат оставить — вообще не проблема.

— Согласен. Если бы они уже давно заново осваивали бы Землю, то вокруг было бы полно их следов. Более всего это похоже именно на то, что нас давным-давно пытаются сжить со свету. Осознали железки свою неполноценность, вот, из зависти и решили нас Чуме скормить.

— Надо признать, — задумчиво произнес Председатель, что достоверной информации об их мотивах и планах у нас нет. Быть может, в последние координаты, просто вкралась ошибка? К примеру. Да и тот человек сбежал, так что его не допросить… Но в целом, всё это выглядит настораживающе и злой умысел со стороны наших "партнеров" более чем вероятен. Вопрос вот в чём. Что нам сейчас делать?

— Если нас хотели уничтожить, то едва ли нам стоит теперь иметь с ними какие-либо дела. Да и нужно ли нам это? Перед нами целый мир! Более того, если мы снова войдем в "Филактерию", то они могут решить, что диверсия состоялась, но мы, каким-то образом её пережили… А там, глядишь, догадаются, что не всё так плохо на Земле… А нам это зачем? Пусть решат, что их план удался и мы выбыли из игры.

А если они тут не причем и всё это лишь стечение обстоятельств, то, опять же, нужно ли нам уведомлять их о том, что защита более не нужна? Хотим ли мы видеть на НАШЕЙ планете этот огрызок прошлой эпохи? Порождение того общества, что чуть было не погубило наш дом?

В любом случае, у всех нас в ближайшее время найдутся более интересные и важные дела, чем наводить порядок в цифровых лесах.

— Подытожим. — произнес глава Совета. — При любом раскладе идти на контакт с машинами нам сейчас не резон. Более того, нам с ними на этой планете, собственно, и не по пути. Они не более чем куча навоза, на которой вырос прекрасный цветок нашего народа. Они — прошлое, а настоящее и будущее за нами!

Думаю, в ближайшие дни мы сможем отправить крылатых разведчиков в Скалистые горы и уже через месяц мы будем знать закрыто или открыто то убежище. Параллельно, мы осуществим разведку прилегающей местности и засеем необходимую инфраструктуру.

Предлагаю, в ближайшие недели, собирать Совет ежедневно, в десять утра, для того, чтобы оперативно реагировать на поступающую информацию и корректировать планы. Есть возражения? Нет? Хорошо. За работу, джентльмены.

* * *
Земля. Австралия.

Посреди мертвой пустыни, где ещё недавно виднелась громадная зеркальная полусфера высилось не менее громадное здание.

Если зеркальная полусфера воспринималась как нечто невесомое, неземное, фантастическое, то это здание выглядело просто как громоздкая постройка размером с гору. По форме примерно такая же, полусфера, но словно слоёный пирог, поделенная на три с лишним сотни этажей.

Казалось, это строение пережило чудовищный пожар. По пустым этажам ветер гнал песчинки и завывал в коридорах. Всё выглядело так, словно пожар произошел много столетий назад. Повсюду царило запустение, да и бетонные конструкции выглядели изрядно обветрившимися, словно поклеванная голубями булка хлеба.

То тут, то там, по полу текли ручейки густой, черной жидкости. Крупными каплями, срываясь с обрыва, они падали вниз, и сразу же впитывались в песок.

* * *
Филактерия. Василий.

Сидя у костра на стволе упавшего дерева, что он приспособил себе в качестве сидушки Вася задумчиво смотрел на огонь. Что-то за последние несколько дней он порядком заутомлялся.

И дело было даже не в физической усталости, сколько в эмоциональной. Ну не привык он к такой жизни, не привык! Не привык спать на земле, подстелив под себя кучку веток с листьями. Не привык жрать одно лишь жаренное на костре мясо, лишь время от времени разнообразя меню ягодами, что Туля заботливо подсвечивала красным.

Обувь была не удобной… Одежда казалось насквозь пропиталась потом и солью. Тело чесалось и требовало горячей ванны и хорошего шампуня. Опять же листья в качестве туалетной бумаги — тот ещё трэш…

Одна надежда — добраться до цивилизации, пусть и относительной. Там шансов обрести, пусть и относительные, но всё же удобства, были выше, хотя он и понимал, что ни оркестра, ни красной ковровой дорожки ждать не стоит.

Сегодня утром он, наткнулся на место стоянки беглых гоблинов. Прикоснувшись к пеплу, он почувствовал, что земля под ним ещё тёплая. Специалистом-следопытом он небыл, но даже ему было очевидно, что ушли они часа два-три назад, не более, так что, судя по всему, уже завтра он их догонит.

И всё бы ничего, но его смущал предстоящий разговор с Арво. С одной сторны подтвердилось, что за его прибытием сюда стоят эльфы со своей шайтан-машиной и экспериментами по методу научного тыка. Но с другой — они понятия не имеют, кто его спас и подключил к Филактерии.

То, что они ищут выходы в другие миры… Ну, наверно можно об этом рассказать. А то, что хотят… хотели сделать с его — пожалуй не стоит…

Да и самого Арво, как, в прочем, и остальных гоблинов он воспринимал сейчас… иначе. Не, ну по разговорам и поведению деревня-деревней, конечно… но так — вполне себе люди. И не скажешь, что каждый из них — компьютер выстроенный внутри костей черепа, что при жизни человека учился его изображать…

Василий даже думал последовать за гоблинами в отдалении, не приближаясь слишком близко, чтобы с одной стороны знать, куда они идут, и увидеть, как их встретят, а с другой — более с ними не общаться. Расстались, и расстались.

Но позже он рассудил, что в новые земли войти, всё же, лучше в составе толпы, как он раньше и думал. Так, всё же, безопаснее будет…

* * *
Утром, поднявшись и сделав небольшую зарядку он отправился в путь, на ходу завтракая холодным мясом. Всё-таки, правильно говориться в одной африканской пословице, что если хочешь идти быстро — иди один. Но с другой стороны, в ней же дальше говориться, что если хочешь идти далеко — идите вместе.

Над водой стелилась какая-то дымка. Летала многочисленная и разнообразная мошкара и охотящиеся за ними стрекозы. Воздух был свеж, но не холоден.

Ему, кстати, здорово повезло, что он оказался тут в начале лета. Будь сейчас, к примеру, поздняя осень или зима… было бы не так комфортно. Мягко говоря.

Да и вообще, всё бы пошло совершенно иначе. Едва ли он взялся бы путешествовать в мороз, через зимний лес, утопая по колено в снегу.

Да и ночевать как? В сугроб зарыться? Или отыскать какую-нибудь пещеру или заброшенную шахту? Ловить и жарить крыс? Не, не… нафиг надо. Совсем бы он тут пропал при таком раскладе.

Туля, похоже, что-то знает наперед. Мол, и его визит к эльфам, и те правки координат для машины, всё это было предопределено. А значит, он просто не мог оказаться тут зимой. Иначе бы он досюда не дошел бы…

Вообще, выходит, что и тот невидимка должен был напасть именно в тот вечер, иначе он вряд ли ушел оттуда в тот же день, сбежал бы, наверно, на следующий, но уже без трофеев. С местной "Матерью-Природой" Туля, наверно, договорилась бы, но уже позже, а значит и карту он получил бы позже.

В руины города он пришел бы без оружия, а значит и отношения сложились бы иначе. С Арво не сошелся, рассказа бы его не услышал. Про эльфов бы не узнал. Тот отряд рыцарей они проворонили бы, и те напали неожиданно…

В общем, если принять за факт то, что он ОБЯЗАН был появиться в эльфятнике именно в тот день и час, чтобы изменить одну цифорку, тогда все предыдущие две недели выглядят так, словно он ехал на поезде по заранее определенному маршруту, чтобы приехать на конечную остановку согласно расписанию. Никакой свободы, никаких случайностей. Строго по плану, строго по плану! Жутко…

А что если, одними только двумя неделями всё не ограничивается? Ведь он должен бы появится в этом мире в нужный день и час, чтобы дальше всё пошло своим чередом. Да и попал он сюда, насколько понял того эльфа, из-за атомного взрыва, что послужил маяком для машины.

Ммм дяяя… Словно в десятый раз смотришь любимый фильм. Какие бы в нём ни были напряженные ситуации, герой всё равно из них выпутается, и череда случайностей неизбежно приведет его к многократно виденному финалу…

Так размышляя он шел по лесной опушке, вдоль берега реки. Вода слева, лес справа, а он на границе между ними. Да… "пройти по грани"… Символично.

Впереди река немного изгибалась вправо, что ограничивало его поле зрения. Дойдя до поворота он уставился вперед и наконец увидал километрах в трех бодро топающих гоблинов. Ну, наконец-то!

Повинуясь какому-то наитию, он обернулся назад и увидал в километре от себя бегущих по берегу рыцарей… Бегущих к нему. Он ведь такой умный, вышел на бережок, вдаль глянуть… Но с другой стороны, они бы и так его нагнали, просто узнал бы он об этом гораздо позже…

Что делать то?! А? Посоревноваться с ними в беге? Он один и налегке, а их толпа и в железе… Шансы есть, наверно… Вот только гоблинам от них точно не скрыться. Можно, конечно, пробежать через толпу беглецов и, обогнав их, красиво уйти в закат, понадеявшись на то, что они, хоть не на долго, но отвлекут на себя его преследователей…

Нет, нет! Это свинство! Пусть они, большей частью, просто гопота зелёная, но он взялся о них заботиться, и вот так, просто, использовать их, чтобы задержать погоню?! Нет, не годится! Наоборот, надо увести за собой преследователей, чтобы те даже случайно не пересеклись с его подопечными.

Встав вполоборота к преследователям, он, картинно, прикрыл ладонью, словно козырьком, глаза от солнца и принялся вглядываться вдаль. Вот прям — картина маслом: "Витязь на распутье!" Вот я такой стою на бережку и смотрю вдаль, и совершенно не вижу, как ко мне бегут…

Так… Вот уже и топот слегка слышен, больше их игнорировать нельзя, не поверят в такую актёрскую игру… Вооот… сейчас я, как бы случайно повернусь и их замечу…

Василий демонстративно повернулся и уставился на бегущий отряд. Подпрыгнул от страха на и резко рванул в лес.

— Лишь бы заметили! Лишь бы поверили! — думал он. — Пусть тут, по кустам ищут, тратят время. Чем больше будут гоняться за мной, тем больше форы будет у зеленых!

Просто бежать — дело не хитрое. Но тут, требовалось иное. Преследователи, очевидно, шли по следу гоблинов, и ему было необходимо оставить свой, яркий, очевидный след уводящий в сторону.

Причем, не стрелки на земле чертить, а делать это как-бы естественно. Вот тут, он якобы, подскользнулся на мокрой глине и оставил здоровенный отпечаток своей пятерни. Далее, грязной обувью прошелся по камням…

Похоже купились! По крайней мере, свернули с берега в лес. Вон, сколько от них шума! Здоровенные, лоси… да ещё и тяжелые! Интересно, а если я буду шуметь, они меня услышат? В любом случае, на до бежать особо не торопясь, старательно наступая на ветки и оставляя следы…

Вот, уведу их на три-четыре сотни метров от берега, так чтобы они чётко уловили направление моего бегства и там уже можно будет поиграть с ними в догонялки всерьез.

Минут двадцать спустя, когда они отдалились от реки километра на три минимум, Василий начал понимать, что в этих играх его соперники куда как более опытны, чем он.

Перестав оставлять явный след и сосредоточившись на беге, ему так и не удавалось значительно оторваться от преследователей. Более того, шум погони становился всё ближе и ближе.

Помимо впечатляющей скорости и выносливости они демонстрировали и грамотную тактику загонной охоты… Вместо того, чтобы бежать за ним компактной группой, рыцари растянулись широким фронтом, лишая его возможности резко сменить направление бегства. Бежать оставалось только вперед, только вперёд…

Блин… вы же тяжелые! Вы должны уже давно устать! Какого чёрта вы мчитесь как паровоз… Оглянувшись через плечо он увидал позади отблеск стали.

Ну, как бы первую часть плана он выполнил и от гоблинов погоню увёл… Теперь бы самому уйти… Он ведь и от бабушки ушел и от дедушки ушел… ушелец…

Что там есть из навыков? Массовое оглушение дало бы ему фору… Вот только не факт, что оно зацепит всю цепь преследователей. Уж больно они растянулись вправо и влево, да и не хочется вот так, впустую, тратить эту способность, уж больно долгий у неё откат.

Лучше оставить на крайний случай. Допустим, догнали они его, окружили, торжествуют, сволочи, а он такой раз, и их всех вырубает! И бежать! Вот это — план, а вывести из строя центр, но не зацепить фланги — было бы ошибкой.

Что ещё есть? Маскировка? Надо попробовать… У неё откат меньше, да и пора уже что-то делать! Погоня уже метрах в двадцати! Когда же вы выдохнитесь?! А?!

Резко свернув за дерево, он прижался к нему спиной и врубил маскировку. Классная штука! Похоже, еще и прокачалась неплохо… Всего за секунду его кожа и одежда по цвету и фактуре стали неотличимы от коры дерева. Вон, даже мох есть. Секунды затикали…

Вот, справа пробежал один из загонщиков, вот второй, слева. Оба на бегу смотрели по сторонам, но его так и не заметили! Отлично! Теперь небольшая пауза и аккуратно скользнуть за дерево. Так. Отдышаться чуток и снова бежать, уже в обратную сторону и немного в бок. Выкусите, суки!

А ведь довольно бытро сообразили… Отдать им должное. Хитрый маневр дал ему пять минут форы, но довольно скоро они снова взяли след и принялись его настигать. И, ведь, всё никак не угомонятся… Он уже начал уставать, а они всё как киборги проклятые, бегут и бегут…

После того, как маскировка откатилась, он смог применить её ещё раз, с тем же результатом. И в принципе, так он мог бы гонять их по лесу до вечера, вот только силы его были уже на исходе. Он, определенно, нуждался… нуждался… в передышке…

После третьего финта он, вместо того чтобы бежать, укрылся в глубоком овраге. Гори оно всё конём… Пока они сообразят, пока найдут след, пока тут все соберутся… он отдохнет, шарахнет их массовым оглушением и сбежит. Ему всегда удавалось сбежать, сбежит и сейчас. Выход есть всегда!

— Да, пожалуй ты прав. — произнесла в голове Туля. — Выход.

Тело Василия внезапно стало полупрозрачным, после чего снова стало материальным. А вот — опять, но только прозрачность продлилась дольше.

"Словно тот эльф-патрульный, что выходил из игры, чтобы доложить дежурному!" — пришла ему в голову мысль.

Пульсации становились всё быстрее и быстрее и через минуту-две он провалился во тьму.

* * *
Странно. Вроде же он только что стоял, а теперь лежит. Но лежит хорошо, тепло и мягко… Вот, разве что справа и слева какие-то стенки… На гроб похоже… От этой мысли он вздрогнул и решительно открыл глаза.

Ну хоть крышки над ним небыло, и то хорошо. А так действительно, похоже чем-то на гроб… Вот только перед глазами какая-то полупрозрачная панель, на которой мигают огоньки и бежит какой-то текст. Латиница, вроде… лень вчитываться. Над головой слегка светящийся потолок, больше ничего не видно. Надо вставать, осмотреться, куда я угодил на этот раз…

Ну… поохоже квартирка какая-то. Интерьер весьма футуристичный… Всё довольно стильно, надо признать. Как тут из гроба этого выбраться? А… похоже вот тут стенка открывается и откидывается вниз…

Одежда на нём была его, домашней. В ней он, три недели назад выбежал из дома и в ней же угодил в этот переплет. Посмотрев на себя, он огляделся по сторонам. Всё вокруг было очень интересно, хотелось все тут облазить и общупать, но более всего, по понятным причинам, его интересовало окно. Надо же разобраться куда он попал в этот раз?

Вид за окном завораживал… Тут, судя по всему, был поздний вечер. Из облачного слоя, подсвеченного снизу разноцветными огнями, что виднелся парой сотен метров ниже окна, словно утёсы из воды торчали здоровенные небоскрёбы. По сравнению с ними, те, что он видел в полуразрушенном городе, выглядели милыми деревенскими домиками.

Высота их явно превышала километр, да и ширина… Он попытался посчитать колличество окон на этаже, но сбился на третьем десятке.

Между строениями время от времени пролетали какие-то аппараты разного размера, от чего-то похожего на дрона, до летающего "автобуса".

— Что же это такое? А? — прошептал он.

— Это аркомы. — ответил в его голове голос Тули. — Как тебе?

— Выглядит всё, конечно, мощно… Как в кино. — ответил он. — Вот только какой ценой? Насколько я помню рассказ Арво, выйди я сейчас на крышу, то в обморок, наверняка, хлопнусь от кислородного голодания. Не говоря уже о том, что ещё и надышусь всякой гадостью.

— Да, семнадцать процентов кислорода, плюс чуть разряженная из-за высоты атмосфера… — ответила она. — Вполне мог потерять сознание. Как минимум ощущал бы себя не комфортно.

— И как я тут оказался? — спросил Василий.

— Выбрался из капсулы. Та разве не помнишь? — включила дурочку Туля. После чего со вздохом продолжила. — Ситуация с погоней была… напряженной. Шансы выпутаться были не велики, вот я и отключила тебя от Филактерии. Для преследователей ты просто исчез, словно бы очередной финт маскировкой тебе удался лучше, чем прочие, и ты смог уйти.

— Ты не ответила на вопрос. — произнес он с нажимом. — Как я ТУТ оказался? Что я делаю тут, среди этих небоскрёбов, в этой квартире? Или "ячейке"? Как они тут свои хоромы называют? Если бы ни эта… капсула, ни этот "выход из игры", я бы подумал, что ты телепортировала меня в иную область вирта.

У них там, наверняка, не один только лес есть! Может, сохранился и функционирующий город. Может так их "Высшие" живут? Но отключение, выход… Это, определенно не одно из двух убежищ, не пустынная, мертвая планета. Что же это такое?! А? Где я?!

— Успокойся, Вась. Вдохни и медлееенно выдохни… Вот… Еще раз. Продолжай. Ты же помнишь, как я тебе говорила, что ничего непоправимого с тобой произойти уже не может? — напомнила она. — Так вот, это из-за того, что ты у меня в гостях. Так уж вышло.

Глава 11

— Располагайся как тебе будет удобно. — предложила Туля. — Можешь перекусить, душ принять. Думаю стоит сделать паузу в часов десять — двенадцать, чтобы окончательно сбить со следа преследователей. Не думаю, что им придет в голову вариант с твоим выходом из мира.

— Это, конечно, очень гостеприимно с твоей стороны, хозяюшка… — с изрядной долей сарказма произнес Василий, — но, что, опять никаких объяснений? Да?

— Нет, пока нет… Я не могу… — ответила она растерянно. — Ты же помнишь, я тебе рассказывала о предопределённости?

— Разумеется. — буркнул он.

— Вот, ты собрался к ним, чтобы потребовать вернуть своё тело, что, как вы с Арво предположили, находится у них. Ну или, как минимум, убедиться в его безопасности. — напомнила она. — Но что если бы я тогда сказала, что у эльфов его нет. А? Была ли тогда у тебя причина покинуть группу и отрправится к ним? В таком случае ты бы не узнал как оказался в этом мире, не узнал, кто они такие и на что готовы. Не изменил ту цифру, что, как ты потом узнаешь, имело судьбоносное значение для очень многих. Взять, к примеру, твой родной мир…

— Может и так. — согласился он. — Но ты не представляешь себе, насколько меня бесит тыкаться тут, словно слепой котенок!

— А что ты хотел? Ворваться в новый мир верхом на белом коне?! В сияющих латах, размахивая мечом? — съязвила она. — Ты хоть понимаешь, что эльфы со своими экспериментами, фактически, убили тебя? Прибыв в этот мир, ты просто задохнулся в лишенной кислорода атмосфере. Если бы не я, то на этом твоя история и закончилась бы. Всё, конец.

— Эээ… ну это было бы как-то совсем грустно… — промямлил он. — Но можно же было предварительно всё объяснить, прежде чем запускать в этот… эту Кунсткамеру!

— Ну, во первых, как я тебе уже не раз говорила, я не хотела влиять на твои поступки. Может зря… Но сделанного уже не изменишь. Во-вторых, многого я и сама не знала. Я познаю этот мир вместе с тобой. Хотя, конечно, и вижу больше и выводы делаю не совсем те же самые, что и ты.

— Например? — заинтересовался Вася.

— Например, у тебя, судя по всему, сложилось не самое лучшее мнение о Красном Зиккурате. Неудачный личный опыт, общение со смещенным со своего поста чиновником высокого ранга и беглецами, решившими поискать счастья в иных краях. Все они, что естественно, будут довольно критически высказываться об этом государстве. Согласись. А ведь на каждого такого недовольного, приходятся сотни и тысячи тех, кого всё устраивает. Опять же, нельзя не признать заслуги руководителей этой организации.

— Заслуги?! — поразился он.

— Да, и они, несомненно, выдающиеся. — подтвердила Туля. — Ты можешь себе представить, каково это — организовать чуть ли не десять процентов человечества на строительство мегапроекта в условиях тотальной анархии и хаоса? Помнишь, как рассказывал Кудым о том, что противники строительства во всю использовали в том числе и ядерное оружие?

Ну а дальше, "Эпоха Капа". Анархия и всеобщая резня уже внутри Фирактерии. Они ведь не только смогли остановить гражданскую войну, но и создали систему, что стоит уже пять веков. Много ли в твоём мире стран, где проживает два с половиной миллиарда жителей, стран, что существуют в неизменном виде уже пять веков, за которые они не распались на несколько враждующих между собой государств?

— Ну, как бы да… — согласился Василий. — Управлять они умеют.

— Вот, видишь, еще немного и ты начнешь им симпатизировать. — произнесла она. — А ведь я теперь могу сконцентрироваться на их недостатках, и недостатках созданной ими системы. И через пол часа ты начнешь их ненавидеть. И так во всём. Ты всерьёз хочешь, чтобы я формировала твоё мировоззрение и отношение к тем или иным… фракциям? Кошка заботится о своих котятах, кормит их, но глаза они открывают самостоятельно.

Смотри, слушай, собирай информацию, думай. Я значительно старше тебя и мне очень просто обмануть тебя, вертеть тобой так, как мне угодно. Но став марионеткой, ты в моих глазах моментально превратишься из человека в предмет, просто инструмент для достижения целей, не более. Ты ведь, в автосервисе с ключами и отвертками не разговариваешь? Ты просто берешь их и делаешь своё дело. А я этого не хочу…

Я как могу оберегаю твою самостоятельность, ведь только тогда твоё расположение и признательность имеют для меня ценность. У меня, знаешь ли, выпадало не так много возможностей поговорить с кем-то в неформальной обстановке.

Опять же, немаловажный фактор это то, что очень многое в этом мире для тебя слишком уж не привычно. Например, виртуальный мир практически не отличимый от реальности, искусственный интеллект Теллура, да и сами его жители — напичканные электроникой черепа в банках — слепки с личности реальных людей. Два с половиной миллиарда черепов! У тебя всё это нормально в голове укладывается?

— С трудом. — произнес он. — Дичь какая-то…

— Вот! — произнесла Туля, и в обычной для себя манере выпорхнула откуда-то из за спины Василия в поле его зрения. — Тем не менее, ты понемногу уже привыкаешь к реалиям этого мира и даже вид из этого окна тебя не ошарашил. Придерживая от тебя некоторую информацию я, опять же, берегу твои нервы…

— А вот тут напряглось моё воображение. — буркнул он. — Что же ты такое скрываешь, что на фоне всего этого безумия ударит по моим нервам? Далекое будущее, виртуальные миры, гоблины, орки, эльфы… ещё драконов не хватает, с рептилоидами и фурри до кучи!

— А что, не плохая идея! — восхитилась она. — Ну да ладно. Хватит об этом. Кофе будешь?

— Что за кофе? — спросил он.

— Ну, понятно, что не натуральный… и даже не растворимый. — произнесла она извиняющимся тоном. — Но зато это самый лучший синт-кофе, что можно здесь достать!

Пролетев мимо него она направилась на маленькую кухоньку где зазвенела чашками и принялась колдовать над какой-то причудливой, судя по всему, кофемашиной.

— Слушай, а как ты чашки-то двигаешь? — удивился Василий. — Ты же у меня в голове, не так ли?

— Здесь вам не там! — глубокомысленно заявил она, после чего пояснила. — Ты же понимаешь, что вирт мир Филактерии это не просто картинка, что транслируется в глаза, и звук подаваемый в уши? Техника работает напрямую с твоим мозгом и именно по этому всё настолько достоверно. Из-за определенных технических ограничений, самой мне зайти туда достаточно сложно, а вот если устроиться в твоей голове в качестве второй личности, то это система воспринимает вполне нормально.

Тут же… тут я не скована ограничениями вирта и, скажу по секрету, практически всемогуща. Так что приготовить тебе кофе вполне в моих силах. Вот, кстати и он… Попробуй.

— Ммм… Ну… Обычная растворяха. — произнес он после дегустации. — Доводилось и вкуснее пробовать.

— А тут это, представь, элитный сорт… Его могут себе позволить лишь около полутора процентов жителей. А для большинства поесть-попить в привычном для тебя смысле — уже роскошь, причем роскошь потенциально опасная для здоровья, поскольку из-за внутривенного питания их органы пищеварения заметно атрофировались.

— А по-нормальному, они едят только в вирте, да? — спросил он, после чего сам же и ответил. — Хотя какое это "по-нормальному"… Живут в ячейках чуть больше гроба размером, словно шпроты в банке. Питаются внутривенно, и весь отдых, да и жизнь вообще — в вирте. Нарисованная еда, одежда, квартира. А на самой Земле, за пределами аркомов жить уже фактически невозможно. Безнадёга какая-то…

— Ну да, перспектив не слишком много. — согласилась она. — Человечество на Земле постепенно становилось чем-то вроде колонии, как на том же Марсе. Лет через двести, случись что с системой регенерации воздуха — и весь арком мог просто задохнуться. Ресурсы заканчиваются, добывать их всё сложнее, техника ломается… Человечество, само по себе, либо тихо угасло бы, или же, что более вероятно, сгинуло бы в междоусобице, грызне за немногие оставшиеся блага. Ты, думаю, и сам это понимаешь.

— То как люди повели себя во время нашествия Чумы — было очень показательным. — согласился он, после чего чуть не подпрыгнул от пришедшей в голову мысли. — Так ты, выходит, имеешь к ней какое-то отношение? Да? Это ты наслала её на Землю?!

— В каком-то смысле это действительно так. — с усилием признала Туля. — Осуждаешь?

— Мне трудно… определиться. — признал он. — С одной стороны, как мы только что говорили, они и не жили, а лишь выживали, и перспектив к лучшему у них и без того не было. Но с другой… как я представлю себе весь этот страх и ужас, гибель огромного количества людей… гибель планеты… И при этом, вот сейчас, я своими глазами вижу вот эту квартирку, это вид за окном…

— Более того, — добавила она, — всё это теперь не исчезнет никогда. Ну или, по крайней мере, в течении миллионов, а то и миллиардов лет.

— Выходит, что Чума не пожирала, а как бы переносила поглощенное в другое место? — уточнил он.

— Можно и так сказать. — согласилась Туля, после чего добавила: — Тут даже живут и здравствуют те, кто погиб незадолго до встречи с "Чумой"…

— Как я понимаю, у тебя были свои причины, но ты мне о них пока не расскажешь? — спросил Василий.

— Я и так рассказала больше чем собиралась, — чуть обиженно произнесла она. — Догадливый ты наш…

— По крайней мере вышло не так чтобы очень уж плохо. — задумчиво сказал он. — А с учетом того, куда шло местное Человечество, то такой вариант, как бы, не лучший из всех… Но всё это… слишком неожиданно. Мне надо это обдумать. Есть некоторые догадки… есть проблески понимания… Но мне надо сложить из всего этого цельную картину.

— Вот, вот! Именно этого я от тебя и хочу. Представь, что было бы, если бы я вывалила на тебя всё то, что ты сейчас знаешь, при первой нашей встрече? А так, видишь, постепенно осваиваешься, понимаешь что к чему.

— Ну, это да… Хотя не могу сказать, что мне тут нравится. Слишком уж всё чужое. — произнес он неуверенно. — Надо, и в самом деле, глянуть на эти Королевства, что они из себя представляют.

— Согласна. Мне самой интересно. Передохнёшь? — спросила Туля.

— А отдых здесь, даст мне что-то там, в Филактерии? — спросил он.

— Не… Там ты появишься таким, каким вышел. Усталость и все потребности будут те же. Ну разве что психологически и эмоционально будет легче.

— Ну тогда какой смысл тут сидеть? Самочувствие нормальное, каких-то потребностей нет. — сообщил он результат внутренней ревизии. — Что тут делать? Разве что, сидеть, смотреть в окно, пока те ребята ищут меня там?

— Это не обязательно. — произнесла она и щелкнула пальцами. — Вот, двенадцать часов прошло, раз уж тебе так не терпится. Вообще, если Лесному Жителю захочется приобщится к цивилизации… Всегда можешь оказаться тут. При условии, конечно, что это останется незамеченным жителями вирта.

— Да, да… оно и понятно. Конспирация — наше всё… — произнес он забираясь в капсулу. — Как оно тут… А, вот… понял. Всё, я готов. Поехали!

* * *
После секунды темноты и легкого головокружения он пришел в себя в том же овраге, из которого его так вовремя выдернула Туля. Замерев на месте он вслушался. Тишина. Слышны лишь звуки утренней лесной суеты: шум ветра, шелест листьев, птичий гомон.

Выждав для гарантии минут пять, он тихонечко выбрался из оврага и огляделся. Натоптано тут знатно, но поблизости никого, вроде нет. Очевидно, они поняли бесперспективность поиска и отправились дальше.

Жаль только, его маршрут уж больно предсказуем. Как же минимизировать вероятность нежелательной встречи? Хммм… Есть идея. Сверившись с картой и сориентировавшись на местности Василий отправился в сторону реки.

Дорога по утреннему холодку заняла более трех часов. Далеко же он вчера отдалился от воды… Ему хотелось верить, что этих нескольких часов форы, что он дал своим гоблинам, хватит, чтобы гарантированно оторваться от погони.

Его план был прост. Раз его преследователи двигались вдоль реки, то очевидно, что они догадались куда он движется и следовали этим же путём.

Конечно, имея карту он мог бы идти через лес, но это здорово снизит скорость его перемещения, поскольку одно дело идти по опушке леса, рядом с рекой, а другое дело — пробираться через заросли.

А ведь он ещё рассчитывал догнать отряд беглецов, что в данный момент выглядело достаточно проблематичным, учитывая то, что в том же направлении вперед него следуют и латники. Получается так, что ему необходимо обогнать их, но при этом с ними не пересечься. Не самая простая задача.

Поменяв копьём глубину и дно он вошел в воду. Холодная, но терпимо. В трёх метрах от берега глубина была уже по грудь, и он, размахнувшись, метнул копье вперед. Удачно.

Копьё сперва пролетело по воздуху, потом шлепнулось в воду и по инерции проплыло вперед вполне достаточно, чтобы влететь в прибрежные заросли какой-то травы, что росла прямо из воды.

Ну, а теперь пора самому… Давненько ему не доводилось плавать… Хотелось надеяться, что полученных в прошлом навыков будет достаточно, и тут не потребуется какой-то специфический, игровой.

Повезло, хотя выплыл он едва-едва. В плюс сыграло то, что плавать он всё же умел, а в минус, то, что плыл он в одежде и с рюкзаком на спине, да и, скорее всего, его умение плавать в рамках игровой механики, было на самом низком уровне.

Тем не менее, он на другом берегу, и тут встретить преследователей будет крайне маловероятно… Если только они не предугадают его маневр, и часть из них не переберется на другой берег, и не последует по нему параллельно второй группе. Но такой вариант он счел очень уж маловероятным.

Следуя по опушке на этом берегу, его взгляду открывалась не только гладь реки, но и хороший участок противоположного берега. Кроме того, выгода его позиции была в том, что даже заметь его рыцари со своего берега первыми, им придется форсировать водную преграду, что, как Василий надеялся, как минимум создаст им определенные сложности и задержит на какое-то время. Латы и оружие не особо помогают в плавании. Хотя, кто знает, может они могут не дыша перейти реку по дну… Выносливости и силы у них — мама не горюй…

В любом случае, фору по времени это ему даст. А там — забиться в нору и выйти из игры. Да — не честно. Но для него это вовсе не игра, не какие-то соревнования по придуманным кем-то правилам. Не говоря уже о том, что боль в этом вирт мире вполне настоящая, так что встреча с преследователями не ограничится простой потерей "очков здоровья" и засчитанным поражением в ПвП.

Сняв с себя одежду он отжал из неё воду, чтобы она чуток просохла, после чего снова одел и отправился в путь.

* * *
С учётом того запаса по времени, что получила храмовая гвардия, ему следовало поторопиться. Пускай из тех двенадцати часов, что он отсутствовал, большая часть пришлась на ночь, но тем не менее, часа четыре форы у них было. Примерно на столько же их опережали гоблины, так что по маршруту все они шли довольно кучно…

Благодаря подстраховке со стороны Теллуры он мог не опасаться ночных хищников, а с помощью ночного зрения мог ориентироваться в темноте, что позволяло продолжать путь и с наступлением сумерок, часов до двенадцати ночи, а уже в шесть утра вставать и идти дальше.

Разумеется, полноценным такой отдых небыл… но даже происходи всё в реальности, молодой, здоровый организм вполне выдержал бы такой режим неделю-две, а уж в вирте можно было не бояться долговременного ущерба для здоровья.

Похоже, что и гоблины взяли хороший темп днем, и тратили минимум времени на ночёвку. Почуяли что-то, что ли? По крайней мере сейчас, восемь дней спустя, он только-только начал их нагонять.

Вчера, уже двигаясь в темноте он увидал на горизонте горящие костры. Так что, вполне возможно, что сегодня он их нагонит, а быть может, и не только их… Хотелось бы, конечно, чтобы те "гвардейцы кардинала" обиделись на то, что им не удалось его тогда поймать, и ушли расстроенные домой, но шансов на это было не много. Как минимум, они могли решить нагнать и покарать беглецов, что оставляли за собой столь явный след.

* * *
Накаркал. Ближе к полудню, за очередным поворотом реки Василий увидал на противоположном берегу отряд латников, с замыкавшим его орком, несущим на своих плечах нечто среднее между рюкзаком и седлом, с восседавшим там гоблином.

Отряд передвигался довольно резво, вот они шли быстым шагом, а вот уже перешли на бег трусцой. И им было куда торопиться. Впереди, за деревьями, километрах в двух-трех, поднимался столб густого дыма.

— Блин! Неужели они решили остановиться и пообедать?! — подумал он. — Как ни кстати… И еще дым такой густой… Сухих дров не нашлось?!

Надо было срочно решать что делать… Но, чего тут решать… Выбора-то нет… Он уже дважды впрягался за них, не бросать же их сейчас? Особенно тогда, когда их цель так близка.

— Эй, консервы! — заорал он, выскочив на берег. — Вы тоже бежите пожар тушить?!

Похоже что нет. По крайней мере, он у них явно в приоритете. После секундного замешательства, повинуясь команде, они выхватили из-за пояса кинжалы и принялись быстренько резать ремешки, удерживающие их латы и уже пол минуты спустя позади Василия раздался громкий плеск.

Обернувшись, он оценил диспозицию. Доспехи и здоровенные мечи они бросили у ног орка, а сами довольно умело плыли через реку.

Ммм… да… С одной стороны река действительно дала ему фору, а с другой, когда они доплывут и выйдут на берег, бежать без своего железа они будут куда как более резво… Но, что сейчас можно поделать? Только бежать…

Бросившись с берега в лес, он решил было повторить недавнюю игру в прядки, вот только буквально минут через пятнадцать лес кончился. Вот был, был, и кончился… Впереди перед ним открылась ровная как стол степь.

Справа, чуть позади, маячил столб дыма. Похоже, гоблины запалили костер как раз на границе леса и степи. Странно. Наверно в этом есть какой-то замысел-умысел, но Василию пока ничего в голову не приходило… Слишком уж отвлекали горящие огнем легкие и резь в правом боку.

Расстояние между ним и преследователями неуклонно сокращалось. Ему уже не нужно было оглядываться, чтобы оценить разделяющую их дистанцию, он уже чувствовал их затылком, слышал топот десятков ног, что становился всё ближе.

Ну, что ж… Последнее средство. Резко остановившись, он обернулся и нажал на кружок на фаланге пальца. Всетаки не зря он тогда впрягся за гоблинов. Сколько полезных навыков получил.

Вокруг него мгновенно вспыхнуло защитное поле, о которое, словно муха о стекло врезался наиболее шустрый преследователь, а за ним ещё один. Штука классная, жаль только действует всего пять секунд… Но ему надо, чтобы отстающие подтянулись… Ага… Все в сборе. Рано радуетесь, ребята. Рано. Нажатие на многолучевую звезду и вся толпа дружно рухнула на землю.

На секунду у него промелькнула в голове мысль, воспользоваться их беспомощным состоянием и просто прирезать одного за другим… Да, это был бы лучший маневр, что сразу решил проблему, но… он не мог.

Всё же, прирезать и разделать дичь — это одно, а вот прирезать беспомощного человека — совсем другое. Тем более, поставить это на поток, одного за другим… Да, это виртуальный мир, да это вообще непонятно кто, да и смерть для них не фатальна.

Но если идти в этих рассуждениях до конца, так можно их не только прирезать, но и приготовить… У него как-раз закончились запасы мяса. А потом можно смело возвращаться в руины и жечь костер на крыше здания, подманивая глупых, но вкусных гоблинов…

Нет, становится идейным последователем Райды ему не хотелось, так что он, слегка отдышавшись, продолжил свой бег, воспользовавшись пятиминутной форой. Будь что будет…

* * *
Пять минут форы дали ему ещё полчаса свободного бега. И снова топот за спиной и снова выносливость на пределе. Ещё и степной ветер задувает пыль в лицо. Пыль? Но ведь раньше её не было, а в степи он уже почти час.

Внезапно, к топоту за спиной добавились новые звуки. Крики, улюлюканье, вопли. Глянув через плечо, он увидел тучу пыли, накрывшую его преследователей и в этой пыли… Василий остановился и, повернувшись, уставился на происходящее.

А посмотреть было на что. Пыль подняла налетевшая на храмовую гвардию кавалерия, что вместо лошадей восседала на чём-то вроде гигантских гиен объевшихся стероидов. От волков их отличала песчаная масть, круглые уши, здоровенные, слюнявые пасти и весьма своеобразные подвывания с которыми они устремились на гвардейцев, что неожиданно из охотников, сами превратились в дичь.

И будь у них латы и длинные мечи, которыми они так знатно покромсали Паучиху, то ещё не известно, чем кончился бой, а так, без доспехов, с короткими мечами они могли лишь попытаться продать свои жизни по дороже.

Но силы были уж больно не равны. Спешившихся всадников и так было больше, как минимум в два раза, так ещё и вооружены они были куда лучше: пластинчатые доспехи, длинная сабля в правой руке и небольшой круглый щит в левой.

Никаких переговоров, никаких угроз, никакого красивого фехтования. Когда на тебя, бездоспешного, наседают двое хорошо защищенных воинов, со щитами и более длинными клинками, то особо не порыпаешься… Буквально, две-три минуты и всё было кончено.

— Сафсем пфсы обнахнели! Лезут ф нашхи степи! — произнес, судя по красоте доспехов, командир отряда. Произнес с не самой лучшей дикцией, поскольку оказался совершенно классическим в плане прикуса орком. Как и весь его отряд, к слову. — И по што тепе такая честь, челофек, шо тепя однохо гнал такой отрряд?

— Ну, не меня одного. — поспешил отвести от себя подозрения Василий. — Часть пути я двигался вместе с группой гоблинов. Вон, дым виднеется, там они. На границе леса и степи гвардейцы нас почти нагнали и я решил увести их за собой, чтобы сохранить своих гоблинов. Переплыл реку, чтобы заставить их снять доспехи и бросить тяжелое оружие, и повёл к вам на встречу.

— Умён, челофек, умён… — произнес орк. — Вот только тфоих гоблиноф мы изымаем в польфзу горррода, как постуфпаем со фсеми бехлецами. Потом, кохда, и ешсли, ты докажешь право владения и получиф тифул барона, то смошешь фыкупить их, если захочешь.

— Это ж, вроде как СВОБОДНЫЕ королевства… — решил уточнить он. — Что ж их сразу обращать в собственность города?

— А зачем им сфобода?! — удивился его собеседник. — Што они с ней бпфудут делать?! Да и не сфоподу они, как прафило ищут, а хозяина подобрррее. Так мы и ф самом деле добрее. Более того, ефсли сррреди них найдется хто толковый, то он бфыстррро подымется и займет пфодопающее ему место.

— Ну… справедливо… — с некоторым сомнением произнес он. — В слюбом случае, не мне вас судить и устанавливать у вас свои порядки.

— Хоррофо, што ты это понимафь. — произнес ухмыльнувшись орк. — Садифь позади меня, поедем за гобфлинами и оружием. Помниф, хде они ехо скинули?

* * *
Скакать решили по следу гвардейцев, которых довольно споро "утилизировали" в топливо для "скакунов". Василий старательно старался смотреть в другую сторону, но вот с ушами тут сложнее… Чавканье, хруст и подвывание гиен изрядно действали на нервы, так, что его немного мутило.

Скакали "кони" весьма резво и уже минут через пятнадцать они форсировали реку, прямо верхом, не спешиваясь. Сильны, "лошадки", сильны…

Командир отряда орков великодушно позволил ему выбрать из кучи свою часть трофеев и он, немного порывшись, нашел что-то вроде кинжала. Вот только кинжалом это было в руках тех бугаёв, а для него это вышел вполне нормальный меч, с длиной клинка чуть более полуметра.

После достаточно организованного дележа трофеев, без драк и споров, что немного порадовало и успокоило Василия, всё же видно, что не банда, а дисциплинированный отряд, всей толпой поскакали по берегу в сторону столба дыма.

Похоже зеленые что-то знали, или сами догадались подать сигнал, и тем самым, образно говоря, вежливо постучать в дверь, а не вторгаться на чужую территорию незванными. Ну или смекнули, что в ночной степи вполне могут рыскать свои хищники, а вот топлива для костров им тут не найти.

Конечно, для них стало сюрпризом, что те, кого они зазывали дымом, явились не со степи, куда они с тревогой вглядывались, а прискакали сзади, по берегу реки.

В наступившей суете Вася, откровенно, растерялся. Беготня, сборы, попытки в чём-то разобраться… Гоблины, что приятно, были одновременно и удивлены и рады его видеть. Вот только возможности нормально поговорить с тем же Арво у него не вышло.

Быстро определившись с объемом разрешенного багажа и избавившись от всего лишнего, гоблины, так же расселись за спинами орков и они все вместе поскакали по жухлой траве вдоль реки на запад.

* * *
Город появился на горизонте уже в сумерках. Понятно, чего они так торопились со сборами. В темноте особо не поскачешь, а ночевать в чистом поле в их планы явно не входило.

Остановились они возле комплекса невысоких зданий, судя по всему, местного аналога конюшни, где все спешились, сняли поклажу и передали "рысаков" под заботу местных гоблинов.

Город впечатлял! Понятно, что в сумерках, его особо не разглядишь, но одна только стена высотой метров в двадцать, сложенная из массивных каменных блоков внушала уважение. Впрочем, одновременно и наводила на размышления. Не от зверей такими стенами отгораживаются… Ой не от зверей…

Более того, верх стены и башни были украшены какими-то декоративными элементами в виде, то ли когтей, то ли рогов. По крайней мере Василий решил, что они декоративные, поскольку никакого другого, более практического смысла в них он не видел. Но вот благодаря им, город выглядел грозным хищником, готовым напасть, а не забившимся в нору пугливым травоядным.

— Ну, как тепфе наш Огримаар? — спросил его орк.

— Выглядит грозно! — честно признал он. — И стены вон какие высокие!

— Это да! Слыфшал о нём? Один из старейфых городоф Сфободных Королефстф! За шесть векоф ни ррразу не фзят штурмом!

— За ПЯТЬ веков. — поправил он его.

— Не!!! Именно, што за фесть! — ответил клыкастый. — Я же гофорю, один из старейфих городоф! Построен ещё до прифестфия Чумы и некоторые гофорят, что ему даже больше семи векоф!

— Надо же… — удивленно пробормотал он и принялся рассматривать окрестности города.

Вокруг царила жуткая суета, у каждого гоблина была уйма вопросов, все хотели знать, что будет дальше. В полутьме они искали свои нехитрые пожитки и проверяли, все ли на месте.

— Всё-таки, ты нас нагнал, и даже обогнал! — произнес подошедший Арво. — Как там с эльфами?

— Да не очень… — ответил он. — Это и в самом деле они меня сюда затащили в ходе своих экспериментов. Вот только появился я не в внутри убежища, а снаружи, о чём они не могли знать. Да и отключать защиту им не резон. Даже если бы и знали. Полагают, что Высшие с помощью летающей техники наблюдают за их убежищем и, увидев, что я появился — утащили к себе.

— Странная история… — произнес гоблин. — Слишком много допущений. Если уж жители убежища, в километре от которого ты появился, не спасли тебя, то как это могли сделать жители убежища в тринадцати тысячах километров от него?

— А кто это мог сделать? Не Чума же?! — сказал Вася чуть наигранно и внутренне содрогаясь.

— И в самом деле! — согласился Арво. — Но тогда кто? Неужели на Земле смогли выжить люди? Может есть и другие убежища, о которых мы не знаем? На дне океана? Или парящее в стратосфере?

— А может на Землю высадились инопланетяне? — выдвинул он версию.

— А что, тоже вариант. — согласился Арво. — Ты знаешь, что часть Высших была низвергнута в Преисподнюю, и тут, в Свободных Королевствах, как я слышал, с ними поддерживают связь. Как ни как, у местных лидеров с ними немало общего. Так что у тебя есть шанс выйти на них, может они смогут что-то тебе сказать на этот счет.

— Ну да. — согласился он. — Хорошая идея.

— Ну а мы тут будем обживаться. — произнес Арво чуть неуверенно. — Надеюсь хоть тут из гоблинов в люди выйду… Кстати! — воскликнул он. — И у нас тут был удивительный случай! Представляешь, уже после того, как мы запалили костер на границе степи, нас нагнал ещё один гоблин-беглец! Всю дорогу шёл по нашему следу, чуть-чуть опережая храмовую гвардию! Вот страху то натерпелся бедняга!

— А где он сейчас? — напрягся Василий.

— Ну, сюда он прискакал вместе с нами. — произнес гоблин. — Пэра! Народ, вы не видели Пэру? Куда он подевался?

Глава 12

— Скверная история… — произнес Василий. — Я видел преследовавший нас отряд, и там, помимо гвардейцев был и "орк", с сидящим у него за спиной гоблином-шаманом. Латники все сегодня полегли, а вот этот хитрец к вам прибился.

— Может сообщить, местным то? — спросил растерянный Арво. — Вдруг он тут чего натворит?

— Ну а что он может? И зачем? — поинтересовался он. — Что-то я сомневаюсь, что здешние жители живут на расслабоне. Патруль, вон, вполне боеспособен, стены высокие и крепкие. А если чего и натворит… Ты серьезно хочешь, чтобы его связали с вами? Ведь, отчасти, при таком раскладе, случись что, вы будете его соучастниками, поскольку помогли ему добраться до города.

— Эээ… не, нам такого не надо… — испугался гоблин. — Мы только прибыли и незачем сразу себе репутацию портить.

— Вот именно. Да и вообще, что мы о нём знаем? Миссия его отряда, определенно, провалена. Он это понимает. Спасибо за это ему точно не скажут. Что ему делать? Две-три декады возвращаться назад, чтобы принять наказание? Разжалуют ведь из шаманов в обычные гоблины. Может он и решил, что тут ему будет проще. А от вас сбежал, потом что понимал, что его история, про одинокого гоблина, бегущего через лес, впереди отряда храмовой стражи для очень многих будет звучать не очень убедительно…

— Может и так, в самом деле! — с облегчением согласился тот. — Вреда он тут наворить едва ли сможет. Ну разве что информацию своим передавать, входя в транс. Но не думаю, что тут есть что-то, чего власти Красного Зиккурата не знают.

— Да? — удивился Вася. — Почему ты так думаешь?

— В Лимбе есть отражения всех местных городов. — начал Арво. — Так что их размеры и расположение известны. Лидеры и значимые деятели тут всё те же, что и пять сотен лет назад. За эти сотни лет тут могли побывать многие тысячи как-бы "беженцев". Кто знает, может и сейчас тут в каждом городе живут три-четыре наблюдателя?

Да и вообще… Хоть, формально, Красный Зиккурат и Свободные Королевства враждуют, но со времен Эпохи Капа каких-то масштабных столкновений между ними небыло. Да и граница между ними весьма условна. Всего лишь дикий лес. Я думаю, что тут не сколько вражда, сколько, своего рода, симбиоз. И те и другие — нужны друг другу.

Наверняка, эти королевства соперничают между собой, но наличие сильного соседа не позволяет междоусобице разгореться в полную силу, поскольку они всегда помнят, кто их основной противник. Более того, это дисциплинирует и не даёт расслабиться.

Ну и для Красного Зиккурата эти королевства — бодрящий фактор. Всегда нужна какая-то угроза, какой-то противник, на которого, при случае, можно сволить вину за собственные промахи…

К тому же, Свободные Королевства играют роль, некоего предохранительного клапана. Ведь при любых порядках будут недовольные… Так лучше пусть у них будет возможность куда-то сбежать, чем они начнут строить заговоры и пытаться что-то изменить.

— Да ты, я смотрю, сечёшь в политике! — восхитился он. — Звучит очень правдоподобно. Не удивлюсь, если они на словах проклинают друг друга, но при этом, негласно, поддерживают деловые контакты.

— Грязное дело… — произнес гоблин. — Сам всё это понимаю, но я бы так не смог.

— Вот поэтому, ты тут, в теле гоблина, а не там, с "Высшими". — Заметил Василий.

— Это да… — согласился тот. — Но зато так всё же по спокойнее живется.

— И то верно. — признал он. — Сам бы, наверно, так жил, но вот всё судьба как-то иначе складывается. Всё тащит и тащит куда-то.

* * *
— Ну, фсе собпфрались? — спросил подошедший орк. — Пфора на ночлег уфстраиваться. Иди к остальным, — обратился он к Арво, — фас отведут ф барак, где фы бфудете жить, по крайней мфере пфервое время.

— А где мне тут можно переночевать? — поинтересовался Василий.

— Пфожалуй… — задумчиво протянул тот, — да, пфожалуй мы и ф самом деле тебфе должны. Если бфы ты не уфёл тех сторожевых пфсов, то они отпфравили на пферождение фсех гоблиноф, и тогда не фидать нам пфремии… Да и бфуть они ф доспехах, да с оруфжием… Кто-то бфы из наших точно слился, да и на зелья пфотратиться бфы пфришлось и на услуги целителя… Так што фот тебфе сотня золофых и закроем этот кфест. Пфо рукам?

— По рукам. — согласился он, поскольку вообще не рассчитывал на какие-то деньги. — А какие у фас, извини, у вас цены? И как насчет ночлега?

— Мы фсе сейчас, как фас собираемся ф таферну, так что мофешь пфойти с нами. — ответил орк. — Сотни монет тебфе хфатит на дфа-три дня прожифания ф таферне, фместе с едой, ефстественно, а там, фсегда сможешь пфодзаработать.

— Ага… спасибо. Пошли?

* * *
В наступившей темноте сложно было оценить масштабы Огримаара, но это, определенно, была не деревня… Действительно, вполне полноценный город, как минимум на несколько сотен тысяч жителей.

На городских воротах их встретила стража, с которой его новые знакомые, ненадолго задержавшись, обсудили свой поход: "Обфнаглефших пфсоф" и гоблинское поплнение. И то, и другое, как он понял, небыло чем-то уникальным, но и не частым.

Если беглые гоблины раз в несколько лет сюда добирались, то "орки", а уж тем более храмовая гвардия — гостями были редкими, поскольку очень их тут не любили. И по этому, с их стороны броситься за беглецом в степь, да ещё и без доспехов было крайне не осторожным…

Ну или, пришла ему в голову мысль, они что-то знают относительно его? Что-то такое, что заставляет их идти на любой риск? Тем более, ничего непоправимого с ними не произошло. Ну, оказались в Лимбе, ну подождут какое-то время и снова возродятся в молодых телах. Вот только миссия их провалена, не поймали, не смогли. Разве что Пэра этот… Но, что он может? Поймает, свяжет ему руки и поведёт назад через лес?

— Должна признаться… — прошелестел у него в голове голос Тули, — что это не первая моя попытка проникнуть в Филактерию. Вот только каждая из прежних была провальной, причем, на самом раннем этапе.

Они не понаслышке знали о вирт мирах и сразу понимали, где оказались, но не понимали КАК ИМЕННО. В их памяти были живы воспоминания "Чуме" и встрече с ней, и многим приходило в голову, что эти события взаимосвязанны.

Ну а стоило мне к ним обратиться… Знаешь, Вась, ты по-своему уникален. С тобой заговорило не-человеческое существо, и представилось, как субличность в твоей голове, а ты пожал плечами и воспринял это как данность… Есть с кем поговорить, да ещё и дорогу указывает…

— Ну да, — подтвердил он. — А что такого особенного?

— Ничего, абсолютно ничего особенного! — рассмеялась она. — Вероятно, у тебя, как у жителя иного века, более крепкая нервная система. Ну или, возможно, тебе это не кажется чем-то, слишком уж странным. Просто для других… Одни воспринимали это как "демоническую одержимость", а "Чуму" — как кару за грехи человеческие, а другие видели в этом "наведенный пси-контроль". В общем, реакция была бурной и крайне враждебной… Мне до сих пор не приятно…

Ну и, соответственно, вели себя они зачастую неадекватно. Одни орали всем и каждому, что одержимы Тьмой, что покарает их всех, другие считали, что ниже падать им уже некуда и пускались во все тяжкие: "Грабь, убивай, твори непотребства с гусями." Информация об этих инцидентах, наверняка, дошла до Высших, и они сделали свои выводы.

Твоё появление на лесозаготовке… Дизориентированный и растерянный человек, находящийся там, где ему не полагается быть, согласный на самую низкую работу. В общем, расследуя гибель поселения от рук одичалого они, полагаю, обратили на тебя внимание и догадались, примерно, что происходит, вот и послали столь серьезный отряд.

— Им есть чего опасаться? — осторожно спросил он.

— Если всё выйдет так, как я думаю… — произнесла она. — Этот мир ожидают перемены. А зачем бессмертным и бессменным правителям перемены? Тем более те, что исходят не от них? К тому же… Они же меня совсем не знают, и их отношение ко мне крайне предвзято… Ну вот скажи — считаешь ли ты, что я задумала для этого мира что-то ужасное?

— Ты, конечно, ужасно таинственна, — произнес Василий, — но деваха нормальная. Ничего зловещего за тобой я пока не заметил. Да и Теллура, как я понял, в доле?

— Вот спасибо! — рассмеялась она. — "Нормальной девахой" меня ещё не называли… Спасибо! А вот Теллура… да, "в доле". Она всё знает, и, как видишь, содействует. Смотри! Орки обсудили все новости и отправляются дальше.

— Ага! Ну значит и нам пора. А то фиг мы тут что найдем сами.

* * *
Включать ночное зрение он не стал, поскольку горящие то тут, то там светильники, постоянно слепили бы ему глаза, и в результате было бы хуже, чем без него.

Как и следовало ожидать, пространство внутри крепостных стен ценилось на вес золота, так что никаких тебе широких проспектов, с высаженными вдоль них деревьями. На центральных улицах, вроде той, по которой они шли сейчас, едва-едва смогли бы разъехаться два легковых автомобиля, а вот в улочках по меньше хорошо если смогут разойтись, не задев друг друга, пара широкоплечих орков.

Улицы были относительно чисты, и какой-то особой вони, по слухам, присущей средневековым городам, небыло, что указывало, одновременно как на наличие канализации, так и на организованную уборку города и вывоз мусора.

В архитектуре, общий стиль, своей грубостью и агрессивностью продолжал тон, заданный крепостной стеной: крупные каменные блоки, какие-то шипы, рога, барельефы изображающие каких-то чудовищ, оскаленные пасти, полные острейших зубов.

Дома, большей частью, имели от трех до пяти этажей, вот только высота этажа явно не была стандартом и две соседних пятиэтажки могли отличаться между собой на пару метров и более, а трехэтажный дом мог быть равен по высоте четырехэтажному.

Цель их пути, таверна "Гарцующий таурен", обнаружилась на небольшой площади, куда их привела, согласно табличке на стене, "Аллея Силы". Наверно и площадь называлась как-то не менее пафосно, но таблички с её названием он не обнаружил, ну или просто не заметил в темноте.

Внутри трактир оказался на удивление классическим. По крайней мере, именно таким Василий и ожидал увидеть сказочно-средневековый общепит. Тяжелая, топорная мебель, стойка с протирающим кружки барменом, снующие между столиков клыкастые официантки-орчанки в белых передниках, разносящие на подносах большие кружки с пенным пивом и обильные закуски.

Учуяв съестное, желудок подал голос и настойчиво потребовал закинуть в себя чего-то по калорийнее и побольше, а то он, мол, за себя не ручается. День и в самом деле вышел сложным, нервным, да и просто тяжелым. Чего только стоил тот забег от гвардейцев, да и с самого утра возможности перекусить у него небыло, так он с легкостью согласился с доводами желудка и отправился к стойке.

Номер обошелся ему в двадцать монет на сутки, а ужин в пять. Действительно, дня на три хватит, если без излишеств. Пива брать не стал, помятуя День Воплощения в том первом, лесозаготовительном лагере. Лучше уж внимательно по сторонам посмотреть, да послушать, что люди говорят, вместо того, чтобы бухать в незнакомом месте, да среди не знакомой публики. Мало ли, какие у них тут порядки…

Долго ждать не пришлось, уже минут через пятнадцать ему принесли еду и он отключился от происходящего, полностью сосредоточившись на трапезе.

Вкуснятина! Последний раз он ел чужую стряпню почти три недели назад, в заброшенном городе, приготовленную (не к ночи будет помянута) Райдой, так порядком истосковался по нормальным харчам.

Более-менее насытившись, далее он принялся смаковать овощное рагу с мясом, неторопливо накалывая на вилку кусочек за кусочком, одновременно внимательно оценивая обстановку в зале. Впечатления были странные.

Однажды он как-то читал, что во время олимпиады в Москве, в 1980-м году, для поддержания порядка городскую милицию дополнительно усилили сотрудниками из других городов, но для того, чтобы никого не смущать обилием людей в форме, сверху был дан приказ одеть всех в гражданское. В результате чего изумленные иностранцы то тут, то там наблюдали прогуливающихся по трое серьезных молодых людей в одинаковых, словно униформа, костюмах.

Вот и у Василия сейчас сложилось такое ощущение, словно он попал не в ресторан-гостиницу для простых граждан, а в столовую-общежитие для сотрудников ФСБ.

Все разговоры — тихо, коротко и, судя по всему, по делу. Никакого смеха и пьяного трёпа, хотя присутствующие пили, и пили хорошо. Но пили так, словно получили приказ нажраться и старательно, строго по уставу, его исполняли.

Он всерьез было напрягся, ожидая, что присутствующие, повинуясь команде синхронно встанут и набросятся на него, но нет… Прошло уже минут сорок, а никому небыло до него никакого дела.

— Вспомни все эти фильмы и книги про средневековое дворянство. — прошептала ему Туля. — То, как они друг перед другом расшаркивались и как размахивали шляпами, строго соблюдая установленный этикет. Как ты думаешь, почему? Неужели им делать больше нечего было?

— Ну… — растерялся он. — Образование, культура, "голубая кровь", мать её…

— Ох если бы, если бы… — рассмеялась она. — На самом деле, большей частью это были те ещё скоты… Вот только скоты с оружием, что не стеснялись пускать его в ход по любому случаю, когда их, как им казалось, кто-то мог оскорбить. Иначе, если сегодня ты простил наступившего тебе на ногу, то завтра все будут смело плевать тебе в лицо.

Гипертрофированная вежливость — это не каприз, а залог выживания в среде вооруженных людей, умеющих этим оружием мастерски владеть. Думаю, я не преувеличу, если предположу, что любой из сидящих в этом зале, особо не напрягаясь, сможет выйти на улицу не через дверь, а сквозь стену. Представь, что бы они натворили, учини они тут пьяную драку?

— Разнесли бы весь трактир, да и пару-тройку соседних домов впридачу. — предположил Вася.

— А жители этих домов, полагаю, тоже восприняли бы это всё без восторга… Так что "веселье" ширилось бы всё дальше. — произнесла она. — Тот факт, что по прошествии пяти с лишним веков этот город всё ещё стоит, говорит о том, что тут выработались свои правила приличия, механизмы сдерживания и наказания особо буйных индивидуумов.

— Что ж… Это одновременно и успокаивает и напрягает. — подытожил он. — Никто лишний раз лезть не будет, но и самому лучше никому на ногу не наступать…

* * *
Снятый номер, хоть и был обставлен достаточно просто, был тем не менее довольно просторным и очень чистым. По крайней мере постельное бельё было удивительно свежим. Никаких тебе насекомых или какой ещё заразы. Собственно, это и понятно — обиженный клиент может быть очень страшен в гневе.

Защелкнув замок и задвинув тяжелый металлический засов Василий, наконец, смог расслабится. Рухнув прямо в одежде на кровать он уставился в потолок.

Добрался. Наконец какая-то цивилизация и за ним никто не гонится, не преследует. Дело за малым — освоиться тут, попутно не накосячив. Найти себе работу. Опять же, узнать, как тут обходят ловушку с возрождением через Лимб. А то ведь все умершие попадают туда, и вернуться обратно можно лишь воплотившись через ритуал проводимый "сертифицированным шаманом". Таким образом они и держат власть, поскольку альтернатива сотрудничеству с ними — вечное прозябание и скука в загробном царстве.

Пересилив себя он, всё же, встал и пошел искать удобства. Помимо туалета в номере обнаружился так же и душ, который он с удовольствием принял, после чего простирнул свою одежду. Давно было пора…

Ну, наконец, хоть человеком себя почувствовал! Сытый, чистый, в удобной кровати! Ощущение комфорта настолько захлестнуло его, что даже отогнало от него сон.

— Слушай, — обратился он к Туле, — а ты можешь показать мне, как там эльфы поживают?

— Почему бы и нет? — согласилась она. — Более того, согласно игровой механике, если ты выходишь из "игры" находясь в своей комнате, то твоё "тело", твой аватар полноценно отдыхает в твоё отсутствие.

— Отлично! На выход!

* * *
После нескольких секунд темноты перед его глазами снова появился полупрозрачный козырёк капсулы с бегущей по нему информацией. На нём была всё та же домашняя одежда, что и прежде, а то он на долю секунды испугался, что окажется тут в том же виде, что и заснул в трактире.

За окном как и в прошлый раз виднелись монументальные небоскребы. Разве что в этот раз вместо ночи были какие-то сумерки. Было относительно светло, но вместо неба была какая-то серая муть.

— Сейчас тут половина третьего дня. — дала справку появившаяся словно ниоткуда, порящая в воздухе Туля. — Что-то похожее на синее небо можно увидеть только высоко в горах. Смог-ссс…

— Ммм… да… — протянул он. — Не, ну реально какая-то марсианская колония… Что же дальше то будет?!

— А чего бы тебе хотелось? — спросила она, заглядывая ему в глаза. — Я тут практически всемогуща. Разве что мне не хотелось бы лезть к ним в головы и насильно менять их личности.

— А ты и это можешь?! — воскликнул он.

— Могу, но не хочу. — сухо произнесла она. — С тем же успехом я могу создать новый мир и населить его совершенными на мой взгляд существами. Какой смысл? Гораздо любопытнее найти способ исправить существующую ситуацию, причем сделать это каким-то не явным способом, насколько возможно — минимальным вмешательством.

— Очистить воздух, воду и землю — не вариант? — предположил он.

— Конечно. — подтвердила она. — Во-первых, это едва ли будет чем-то незаметным, даже если растянуть процесс очистки на десятилетия. Ну а во-вторых, они же всё снова загадят…

— Это да… — согласился Василий. — Иначе так и придется, раз за разом за ними горшок выносить. Лучше уж научить их делать это самостоятельно.

— А как?

— Ну… — он задумался. — Может, какая-нибудь новая технология, новая идея, учение. Что-то, что они сами примут и сами же изменятся.

— Хороший вариант. — подтвердила Туля. — К тому же, это будет как-раз минимальным вмешательством. Вот только какая технология, какая идея?

— Не знаю… — произнес он, вздохнув.

— Ну ничего, придумаем что-нибудь. — ободрила она его. — В конце концов, во времени мы особо не ограничены, да и в количестве попыток. Если что пойдет не так, я всегда могу всё вернуть обратно к этому моменту.

— Круто, чё! — восхитился он. — Но, сейчас, давай глянем на эльфов?

— Хорошо, иди за мной. — произнесла она и полетела к двери.

Стоило ей нажать на кнопку, как дверь практически бесшумно уехала в сторону, открыв глазам Василия увитый лианами коридор, подобный тому, что он видел в том, полукруглом эльфятнике.

— Это… как оно? — растерялся он. — Мы же в одном из этих аркомов, небоскрёб, херпоймикакой этаж!

— Ты же помнишь, что мне тут подвластно всё? — произнесла она. — Я, конечно, могла бы сотворить посреди комнаты сияющий портал, но решила обойтись без лишних спецэффектов. Гораздо естественней пройти через дверь, путь она и ведет в другой мир…

— Ну, потопали. — произнес он, чуть неуверенно. — А как они среагируют на наше присутствие?

— А они нас не увидят. Зачем им это? Даже не ощутят. Почувствуй себя приведением!

— Ну, тогда ладно! — повеселел он.

* * *
— ЧуднО, чуднО и странно… — подытожил он свои впечатления по возвращении. — Они и в самом деле уже не люди. Словно, прям, на другую планету попал… Иная раса, иная культура и цивилизация.

— А что ты хотел? Тебя с ними разделяют семь с лишним веков. Причем, пятьсот лет из них они "варились в собственном соку", запертые в этом убежище, следуя своим, специфичным путём.

— Интересно, сейчас они только-только выбрались наружу, но уже принялись менять мир вокруг себя. — задумчиво произнес он. — А что будет ещё через пятьсот лет? Или тысячу, когда они полностью заселят Землю?

— Посмотрим. — произнесла она и пожала плечами. — Мне самой интересно.

— Не, ну ты то понятно… — ответил Василий, — а я…

— А что ты? — строго сказала она. — Я же тебе пообещала, что ничего непоправимого с тобой не произойдет? Это относится и к смерти от старости, к примеру. Не беспокойся, не соскучишься! Захочешь — поживешь среди эльфов сотню лет, захочешь — там, в аркомах, на разных должностях. Ты не представляешь, сколько дорог перед тобой открыто. Ещё жаловаться будешь — как бы всё успеть.

— Эээ… ммм… — промычал он в смятении. — К этой мысли сложно привыкнуть, так, сходу.

— Вот, потому то я и открываю всё по чуть-чуть. — произнесла она. Кофе будешь?

— Нее…

— Ну и ладно. Давай, залазь в капсулу, в Огримааре уже светает. Интересно же, как там люди живут?

* * *
За окном светало. Его тело отдохнуло так, как никогда за последние полтора месяца… "Словно дома побывал" — подумалось ему. Но нежится, да разлеживаться не время. Денег у него всего на три дня, да и то, лишь на жильё да еду. К слову о еде… Надо бы позавтракать.

Прежде чем спуститься вниз, он открыл на ладони карту и, посовещавшись с Тулей, сделал пометку указывающую на местоположение трактира. Заодно исследовал планировку города, который на виде сверху более всего напоминал колесо.

Внешняя стена с башнями замыкала относительно ровный круг, диаметром около десяти километров. Улицы большей частью расходились лучами от центра, деля город на сектора. Судя по тому, что в разных секторах были дома разного размера, можно было предположить, что там проживают житель разных сословий. По крайней мере райончик, с небольшими парками, окружающими аккуратные особняки явно принадлежал местной знати.

В центре же города находилась, насколько он мог понять из вида сверху, здоровенная ступенчатая пирамида, со стороной основания где-то метров в двести пятьдесят. Едва ли это дворец местного правителя. Скорее, что-то административное или ритуальное — решил он.

Спустившись в зал, он подошел к барной стойке и заказал себе завтрак. Заплатив три монеты, он было развернулся, чтобы сесть за столик, как бармен окликнул его.

— Любфезный, позфольте полюбопытфстофать… Вы федь совфсем недафно прибыли из Крафного Зиккурата?

— Да, действительно. — признал Василий. — Это заметно?

— Заметфно. — подтвердил тот. — Гляньтфе мне ф глаза, что фы видете?

Вася вгляделся в глаза бармена, карие, чуть красноватые, как вдруг, внезапно, в них слово отразилось пламя костра. Он вздрогнул от неожиданности и огляделся. Масляные светильники освещали зал тусклым светом, никакого пожара небыло.

— Это, — усмехнулся бармен, — знак прифяски души к Преисфодней. Фам тоже стоит пройти ритуал на Черном Зиккурате ф центре города. После него, случись что, фаша душа не окажется ф Лимбе, в окружении шаманов и жрецов, а в Преисподней, откуда фы сможете снофа фернуться в мир. Такоф секрет нафей самостоятельности, помимо собстфеной силы, конечно фе, и такофа цена пребыфания на територии Сфободных Королефств.

— Благодарю за информацию и за совет. — произнес Василий искренне. — Перекушу и без промедления туда отправлюсь.

* * *
— Как думаешь, стоит проходить этот ритуал? — спросил он у Тули, идя по улице. — А то что-то я оч… нервничаю на этот счет…

— Ну, смотри. — принялась рассуждать она. — Как мы увидели, отсутствие такой "привязки" для местных очевидно. Пока ты этого не сделаешь, ты для них будешь чужаком. Как минимум, к тебе будут относится настороженно, а со временем, возможно, и враждебно. Может ты тут шпионишь? Ведь стоит тебя убить, как ты окажешься в Лимбе, а там быстренько доберешься до "товарища полковника" из Красного Зиккурата. Вряд ли такой статус поможет тебе в трудоустройстве.

Во-вторых. Если выполнить эту "привязку", то что меняется? Случись что, ты окажешься не в Лимбе, а в Преисподней, что с одной стороны звучит… настораживающе, а с другой, это часть естественного жизненного цикла для многих местных. Туда уходят и оттуда возвращаются. К тому же, именно там находятся те, кто вместе с "Высшими" организовывал это убежище, Филактерию, и кого те низвергли. Кто знает, если ты, вдруг там окажешься, то мало ли, вдруг получится к ним подобраться и что-то полезное узнать? Как минимум, за что их так?

— В общем, если я хочу тут задержаться, то надо пройти ритуал. И, хоть, помирать пока не собираюсь, но, действительно, продуктивнее оказаться в "Логове Оппозиции", чем среди друзей порубленных гвардейцев, в Лимбе.

* * *
Пирамида, или если быть точным, зиккурат, был виден издалека. На самом деле, если не дома, то разглядеть его можно было бы с любой точки города. А так, он заметил его лишь выйдя на прямую улицу, что вела прямо к центру города.

Высотой он был около ста пятидесяти метров и Вася уже со вздохом предвидел, что подыматься придется вон к тому квадратному зданию на вершине по ступенькам. А ведь это, примерно, пятидесятый этаж!

"Не, ну это, конечно, сука, масштабно!" — думал он поднимаясь по ступеням. Он преодолел уже где-то треть высоты пирамиды и отсюда город уже был виден как на ладони, а с вершины вид, наверняка, будет ещё лучше. Вот только очень уж это всё утомительно.

В принципе, этот подъем был чем-то похож на то, как он по лестнице поднимался на вершину небоскрёба, чтобы дежурить у костра вместе с Арво. Разве что там он шел по обычной лестнице, от этажа к этажу с разворотом на промежуточных площадках, держась за перила, а тут просто поднимался по одной прямой лестнице, всё выше и выше…

И ладно бы просто поднимался, стоило бы ему оступиться, как легко было кубарем покатиться вниз по лестнице из, примерно, тысячи ступеней, как он прикинул. Те ещё ощущения, когда впереди тяжёлый труд, а за спиной глубокая пропасть…

К счастью, через каждые восемь метров подъема можно было сойти с лестницы на широкий уступ пирамиды и прогуляться по нему, передохнуть, подумать, собственно, о том, насколько тебе вообще нужно подниматься на самую вершину…

Уступов у зиккурата, как он подсчитал ещё на подходе, было восемнадцать, считая верхнюю площадку, на которой стоял, судя по всему, местный храм. Более того, шестой и двенадцатый уступ были заметно шире остальных, чем визуально делили пирамиду на три части. Во всём этом, вероятно, был какой-то глубокий символический смысл, но он ускользал от его внимания за хриплым дыханием в горящих легких.

Сама пирамида, к слову, была облицована плитами из чего-то, более всего напоминающего полированный черный гранит. Вернее, как подсказала Туля, вулканический базальт, в котором были вырезаны какие-то узоры, довольно зловещие, надо сказать, хотя в отношении орнаментов слово "зловещие" звучит несколько странно. Причём, вырезанные в базальте канавки были заполнены чем-то тёмно-красным, словно бы свернувшейся кровью, что опять же, выглядело довольно мрачно.

В прочем, похоже напрягало это только одного Василия. Вместе с ним, вверх по лестнице, шириной метров десять, непрерывным потоком поднимались орки и гоблины, причём, все молодые, моложе его.

Время от времени кто-то из них сходил с лестницы на уступ зиккурата, чтобы передохнуть, а другой в это время, отдохнув, снова вступал на лестницу и продолжал свой путь к вершине. В результате чего, поток двигался непрерывно. День за днём, из года в год.

А вот и вершина. Вид тут и в самом деле… потрясающий, но ещё более потрясал сам храм на вершине. Изготовлен он был из того же базальта, но словно бы расплавленного и застывшего. Причём застывшего не просто как свечной огарок, а как произведение искусства. Не вполне здорового, правда, на вкус Василия.

Более всего это напоминало работы Ганса Гигера, автора внешнего облика "ксеноморфа-чужого" из одноименной серии фильмов. Невероятное сплетение причудливых механизмов и плоти, залитое сверху чёрной смолой.

Зрелище выглядело одновременно притягательным и отталкивающим, завораживало и вызывало отвращение. В линиях и обводах постройки присутствовали откровенный эротизм и жестокость, холодный механистический порядок и безумная ярость битвы. Люди и звери переплелись и слились с бездушным железом и стали одним целым. На площадке вокруг храма в жаровнях горело пламя и в его отблесках, казалось, что скульптуры оживали.

С некоторой нерешительностью и в легком замешательстве, он вошел внутрь. Интерьерчик был вполне под стать фасаду, но уже несколько в ином ключе. Тут доминировали кости. Едва ли не всё было изготовлено из человеческих костей, опять же, словно бы залитых и склеенных между собой чем-то чёрным. Позвоночники, рёбра, берцовые кости, и конечно же — черепа, множество черепов. Освещалось всё это "великолепие" оранжевыми и алыми свечами, что так же добавляло шарму.

В центре зала на черном полу виднелась золотая пентаграмма диаметром метра три, к которой выстроилась небольшая очередь, что двигалась, надо сказать, довольно быстро.

Орк или гоблин вставал в центр пентаграммы, после чего жрец в черном балахоне, расшитом золотыми узорами, смахивающими на языки пламени, спрашивал у них: "Зачем ты здесь?", после чего каждый из них отвечал: "Получить силу!" Жрец коротко бормотал что-то себе под нос и бил посохом об пол, от чего золотые линии ослепительно вспыхивали, а стоящий внутри пентаграммы преображался.

Нет, чисто внешне ничего особо не менялось, разве что глаза вспыхивали пламенем, как тогда у бармена. Преображение было больше внутренним. Менялась осанка, выражение лица, движения и походка.

Судя по всему, как смекнул Василий, тут на поток было поставлена та процедура Воплощения, только не из Лимба, а из Преисподней. Ну или не воплощение, а одержимость, если уж делать поправку на местную специфику…

А вот и его очередь.

— Зачем ты здесь?! — зычно вопросил его жрец.

— Я… ну… — промямлил он. — Мне сказали, что надо пройти привязку души. Я только вчер прибыл в ваш город…

— Вероятно, привел ту группу гоблинов? — поинтересовался тот.

— Да. — ответил он. — Они уже были тут?

— Час назад. — произнес жрец. — Режь себе руку. Необходимо пролить кровь.

Линии пентаграммы засияли колеблющимся, словно огонь светом, а жрец затянул какой-то напевный речитатив на непонятном Василию языке.

Закатав рукав на левой руке он достал из ножен меч. Блин, ссыкотно. Случайно он себе пальцы резал, а так чтобы специально резать себе руку… Но, что делать? Назвался груздем — полезай в кузов.

Стиснув зубы он полоснул себя по руке, словно ножом по буханке хлеба, мысленно, словно мантру читая, убеждая себя: "Это не моя рука, это всё просто нарисовано…"

Боль была сильной, резкой, но довольно короткой и уже через несколько секунд сменилась пусть и сильной, но ноющей. По его предплечью потекла кровь и её капли начали срываться на пол.

Собственная, что бы он не пытался внушить себе, кровь, текущая из раны — гипнотизировала. Горячая струйка текла по коже и отделяясь от руки летели к черному, каменному полу.

На скунду ему показалось, что камень под его ногами превратился в тяжелые клубы дыма, сквозь которые и пролетели капли его крови упав в океан раскаленной лавы, что кипел под ними. Вместе с ними, словно бы, упал и он…

— Следующий! — воскликнул жрец.

От его вопля Вася пришел в себя и направился к выходу. "Однако… тот ещё аттракцион…" — подумал он, на ходу убирая меч в ножны и зажимая рану на руке.

Выйдя на свежий воздух он глубоко вдохнул и отправился вниз по ступеням с противоположной стороны зиккурата.

Спускаться по такой лестнице нисколько не проще, чем подниматься по ней, а то и посложнее. Кажется, что вот-вот его ноги запнутся и он полетит вниз, вниз… как те капли его крови…

В груди поселилось неясное чувство, какая-то тревога, словно он только что совершил какую-то серьезную ошибку, натворил что-то непоправимое…

— Не переживай. — произнесла в голове Туля. — Помни, ничего непоправимого с тобой произойти уже не может. Может быть трудно, тяжело, очень тяжело, но ничего непоправимого.

— Спасибо. — поблагодарил он её. — Я как-то иначе всё это представлял… Слишком уж тут как-то всерьёз и мрачно…

— А ещё и символично, не находишь? — произнесла она. — Слитое воедино живое и мертвое, что держится на костях и покрыто тьмой.

— Это они так "Чуму" изобразили? — догадался он.

— Ага. — подтвердила она. — У эльфов я тоже стала частью фольклора, или, если точнее, мифологии. Хотя, конечно, ни те не другие не знают меня и судят по внешнему… проецируют на это свои личные страхи.

За беседой прошел спуск по ступеням. Оказавшись на окружающей пирамиду площади он наконец успокоился и огляделся по сторонам. Похоже, эта площадь была не просто проходной, но и служила каким-то другим целям. То тут то там толпились орки и что-то обсуждали. Некоторые ходили и явно что-то искали.

Окончательно прийдя в себя Василий обратил внимание, что всё так же сжимает пропитавшийся кровью левый рукав. Рука ощутимо ныла.

— Блин, что-то я совсем забыл, что у меня есть целительский навык. — пробормотал он про себя. — Надо будет себя подлечить, заодно и проверю как он работает. Насколько я понимаю, тут это никого не должно шокировать…

Стоило ему нажать на фалангу пальца, как его охватило бело-голубое сияние, что словно омыло его сверху до низу и унесло с собой боль и усталость. Рука, кстати, тоже зажила. Даже шрама не осталось.

— Так ты фто, хил?! Ты из какой пфати?! — воскликнул подскочивший к нему орк.

— "Хил?" — недоуменно переспросил он и слегка попятился от такого напора.

— Ну, целитель. — пояснил то. — Лечить умеешь?

— Ну… умею немного. — ответил он неуверенно. — Вон, руку себе вылечил после ритуала привязки.

— Фто ещё умеешь? — поинтересовался клыкстый.

— Ну… сферу защитную могу поставить… — произнес Василий, а в голове его одна за другой метались мысли о том, что стоит рассказывать, а что стоит придержать.

— Ааа! Ритуал прифязки, целифельстфо, бабл. Так ты что, выходит, беглый храмофник, пфаладин? — воскликнул орк. — Го к нам ф консту, пойдем данж чистить! Нам как раз целителя не хфатает!

— "Конста?" "Данж?" — растерянно бормотал он, в то время как орк тащил его за руку сквозь толпу.

— Фот, познакомфься! Это Жендос, наф танк! — произнес орк указывая на здоровенного детину весьма плотного телосложения с щитом размером с дверь.

— Эээ… А меня Васей зовут… — проблеял он.

— Фот этфо наш колдун, Пфетруччо! — представил он следующего члена команды, что был наряжен в балахон с копюшоном, скрывающим лицо и чем-то напоминал одеяние жрецов.

— Не Пфетруччо, а Пфётр. — поправил он. — Не пфутай челофека.

— Ну и я, Игорёк, — рейндфер. — невозмутимо продолжил он. — Луки, замфки, лофушки и фсё такое — мой профиль! Пфойдем ф подфземелья Трристрэмма. Их открыфают на одну неделю, раз ф год и мы уже фять дней ифем себе хила, чтобы сфходить туда за опытом и добычей!

— Это что, как в играх что ли? — спросил удивленно Вася.

— Именнфо! — подтвердил тот. — Что наша жизнь? Игра! И тут, ф Сфободнвх Королефстфах мы отрываемся по-полной! Инфенты и данжи! Фремя от фремени ПвП, когда одно королефство идет на другое или массофй инфент — кололефста орков протиф людских королефстф, что на юге. Крофь, дбыча и прокачка! Что может бфыть лучше?!

— Ну да, неплохо… — согласился он. — Вот только целитель я не особо сильный, да и откат у способности час…

— Это дейсфительно много… — чуть сбавил обороты Игорёк.

— Да и нуб он. — буркнул Жендос. — Как бы на фсем не слиться из-за него.

— Слухай, Петруччо, ты на сколько смофешь его бафнуть? — поинтересовался Игорёк у мага.

— Смогу на две трети сократить ему откат. — ответил тот хриплым голосом.

— Пойдёт! — оживился тот. — Ф любом случае, до самого нифза мы спфускаться и не рассчитыфали. На полофину, этажа до фосьмого-дефятого спустимся, заодно посморим нофенького ф деле. Да и хоть какая-никакая добфыча будет.

— Первые этажа три-четыре мы бы и так прошли, так что посфотрим какоф из него целитель. Там и решим. — проворчал танк. — Фам то что? Это же мне фсе шишки собфирать…

* * *
Вход в подземелье находился в маленькой, полуразрушенной часовне, построенной в заподноевропейском стиле. Группы, подобные их, одна за другой заходили внутрь, прикрыв за собой дверь, и каждая, как пояснил Игорёк, попадала в свою версию подземелья, что каждый раз было другим.

Подземелье имело восемнадцать этажей и чем ниже ты спускался, тем опаснее становились населяющие его монстры. Впрочем, и тем более ценную добычу там можно было найти. Начиная с оружия и доспехов и кончая просто золотыми монетами.

Заранее договорились, что его доля в золоте будет одной десятой, в виду его неопытности, а доспехи и оружие они делят по классу, кому какой нужнее. Посох — магу, меч — танку, а лук — ему, рейнджеру.

Зайдя внутрь часовни они увидели провал в полу, словно бы кратер, от упавшего что-то сверху. Аккуратно спустились вниз и оказались в каком-то пыльном подвале.

— Давай, "Кошачий глаз", скомандовал лучник.

Маг что-то опять пробормотал и хлопнул в ладоши, после чего все вокруг посветлело и приняло зеленоватый оттенок. Василию это сильно напомнило эффект от его "ночного зрения" и было, похоже, тем же самым, только достигалось иным образом.

Подвал был весьма обширным и представлял собой целый лабиринт. Узкие коридоры сменяли просторные залы, за которыми опять следовали узкие коридоры.

Время от времени попадались трухлявые бочки, которые его сопартийцы лениво пинали ногами. Иногда там что-то звякало и из них удавалось достать три-пять золотых монет. Ни на кого, кроме Василия это впечатления не производило и он пришел к выводу, что местным меркам это гроши, что собираются чисто из спортивного интереса.

Вдруг, из-за угла, на идущего впереди Жендоса с визгом вылетело нечто… Танк небрежно принял атакующего на меч и отбросил в сторону практически разрубленного пополам противника, что скуля в луже крови пытался собрать свои кишки и засунуть их обратно в живот. Василия замутило.

В первом своём поселке ему доводилось полюбоваться на гоблинов с перерезанными глотками, да и во время пути по лесу он убивал и разделывал животных, но тут…

Более всего существо напоминало… чёрта, что ли… Чертенок ростом с двухлетнего ребенка. Острые зубы, когти на пальцах. Тело покрыто местами какой-то щетиной, местами чем-то вроде чешуи или каких-то роговых пластин.

Судя по всему, за противников они не считались и внимания не вызывали. Еще четырежды, прежде чем они нашли лестницу ведущую вниз, чертята атаковали отряд и каждый раз с тем же результатом.

На втором этаже в бочках можно было найти до восьми монет, но и противников было больше. Девять штук. Они и выглядели покрепче и ростом были чуток повыше, да и бронирование у них было посерьезнее. Но всё так же совершенно бесполезное против оружия "танка".

На четвертом Василию впервые пришлось применить свой целительский навык, но не к идущему впереди бронированному здоровяку, а к рейнджеру, на которого накинулся второй "чёрт" и впился зубами ему в бедро.

Гневно вскрикнув и выругавшись, Игорёк вонзил ему в спину кинжал и прокрутил его в ране, после чего отбросил от себя обмякшее тело.

Положив ему на плечо правую руку, Вася нажал большим пальцем левой руки фалангу среднего, в результате чего лучника окутало сияние.

— Вот ведь зараза! — воскликнул он. — Петруччо, баффни ефо, чтофы откат сократить.

Сам лучник в это время в гневе пилил кинжалом шею сраженному противнику, после чего, в гневе зашвырнул отрезанную голову куда то вперед.

На пятом этаже помимо бочек стали попадаться и сундуки, в одном из которых нашелся небольшой щит, который было решено отдать Василию, как наименее защищенному члену группы.

Да и в бочках, кстати, уже можно было найти до трех десятков монет за раз. Такими темпами, как он прикинул, за один рейд можно будет заработать на несколько дней проживания.

Когда он думал о работе, то представлял себе нечто другое, конечно же. Но и это, вроде как, не особо в тягость, вот только противно…

К шестому этажу противники уже напоминали заматеревших гоблинов. Их тело уже большей частью прикрывала чешуя и кое-где костистые пластины с торчащими из них шипами.

Одним ударом такого было не остановить… Шли уже гораздо осторожнее и медленнее, старались засечь его заранее и на подходе выпустить в него пару стрел и огненных шаров, прежде чем тому удавалось подбежать достаточно близко, чтобы накинуться на "танка".

Того, кстати, тоже пришлось трижды лечить. Каждый раз, когда они сталкивались с более чем одним противником, одному из них удавалось перейти в ближний бой и иногда их когтям удавалось проникнуть в плохо защищенные стыки между пластинами или в те места, что доспехами прикрыты достаточно уловно, вроде подмышек или обратной стороны локтя. Да и сами латы были уже хорошо исцарапанны и помяты, а в паре мест пробиты насквозь.

— Ну как, идем дальфе? — спросил Игорёк товарищей.

— Седьмой, думаю осилим. — произнес Жендос. — Латы дерфат, а хил пока спрафляется. Может и фосьмой сможем, а фот дальше уже фряд ли. Сам знаешь, там нуфен такой целифель, фто сможет фо фремя боя пять раз фсю пати исцелить, а не после боя раны затянуть…

— Хорошшо, пройдем, сколько сможем, до первой серьезной угрозы. — прохрипел колдун. — Дальшше рисковать не будем. Без того, это уже больше чем ничего, и на пару нужных вещиц мне хватит, так что уже не зря сходили. Но это не повод сливаться.

— Лады! — подытожил лучник. — Фниз!

* * *
Как и ожидалось, седьмой этаж они худо-бедно прошли, а вот на восьмом чуть было не полегли. Их противники уже практически сравнялись с Василием в росте, а по силе и защищенности превосходили всех, кроме, разве что, их "танка". И когда они навалились на них впятером… это был звездец…

Крики, мат, беготня… Маг убежал в одну сторону, уводя за собой одно из противников, лучник — в другую. Двое бронированных горилл насели на "танка", а одна устремилась к нему оскалив острейшие зубы сантиметра три длинной! Всё что он мог делать, это держать противника на себе, загораживась щитом, и нанося, на удачу, хаотичные удары мечом.

Через какое-то время, а время в бою воспринимается совсем иначе, чем в спокойном состоянии, откуда-то прилетел огненный шар и поразил в спину одного из насевших на "танка" противников, после чего, в затылок атаковавшего Васю, прителела стрела. Похоже маг с лучником со своими врагами разделались, и вернулись, чтобы прийти на помощь. Несколько ударов, и бой был окончен.

Ранены оказались все. Пришлось даже смотреть, кто тяжелее, а кто пока потерпит. В итоге, они были вынуждены встать лагерем и ждать, морщась и зажимая раны, чтобы каждый мог исцелится.

За это время, вылеченный вторым рейджер провел опись и ревизию допытого и поделил трофеи. Долей Василия стали четыреста восемьдесят шесть монет! Фантастическая сумма! Впрочем, увидев его энтузиазм, сопартийцы порекомендовали приобрести ему какую-нибудь броньку, ту же кольчугу до колен, а то в следующий раз мне не бедро раздерут, а кишки выпустят.

Так же его трофеем стал показавший свою полезность щит и найденое в одном из сундуков золотое колечко с идущей по кругу надписью на непонятном языке. Как ему объяснили, магических сил такие кольца уже давно не имеют, но имеют некоторую коллекционную ценность, да и вообще, золотое оно.

Василий, хоть и перенервничал, но чувствовал себя по итогам спуска в подземелье в плюсе. Он, как бы и на это не рассчитывал. Раньше он рисковал жизнью бесплатно, а тут, можно сказать, половина месячной зарплаты за пол дня.

— А как выбираться будем? — поинтересовался он у сопартийцев. — Дорогу-то найдем?

— А свиток возвращения на что? — произнес удивленно Игорёк, после чего, оглядевшись, добавил. — Все готовы? Тогда на выход.

Достав из поясной сумки скрученный в трубочку и скрепленный печатью свиток, он надавил на сургуч и свиток ослепительно вспыхнул в его руках.

Проморгавшись, Василий увидел, что они снова находятся в часовне, у пролома в полу. Ровно там, откуда и начали свой путь. Разве что за окнами день уже близился к своему концу и было уже довольно сумеречно. Как быстро время летит.

Хотя, конечно, пока дошел до центра, пока поднялся, пока отстоял очередь и прошел ритуал, пока спустился. Опять же, пока до сюда дошли, уже было обеденное время, так что часов шесть они тут провели. Нормально.

Интересно, правда, какой там восемнадцатый уровень и какие там ходят монстры, если их на восьмом чуть не порвали…

Распрощавшись с новыми знакомыми и пообещав завтра подойти в то же место на площадь, чтобы сделать ещё один заход, он, незаметно сверившись с картой отправился в трактир.

* * *
Минут через десять Василия начало трясти. Он такое и раньше замечал за собой, покуда опасность или какая-то чрезвычайная ситуация — он действовал без раздумий, сомнений и переживаний. Просто делал то, что должен, а вот когда уже все было позади… его начинало колотить. Скверно, но уж лучше потом, чем в момент опасности.

Блин, да за эти пол дня он увидал больше смертей, чем за всю предыдущую жизнь! И речь идет, в первую очередь о животных! Даже те, кого он тут добыл на охоте, кого добыли гоблины, пока он шел с ними. А тут больше шести десятков… пусть и чертей каких-то, разного калибра, но всё же, гуманоидов, быть может, даже, по-своему разумных!

И ладно, хер с ним, придет он сейчас в трактир, выпьет кружек шесть-семь пива… Проспится и оставит эту страницу позади. Но что делать дальше? Снова идти и "фармить данж"?

Или относится ко всему этому как игре? Собирать очки опыта, качать навыки, покупать всё более крутой шмот? И что с ним будет через месяц? Через год? Есть ли тут ему место? Или, быть может, пойти мести улицы и выносить мусор вместе с гоблинами и не мучиться угрызениями совести?

Вон, впереди маячит вывеска трактира. Интересно, какое на вкус их пиво? Да и вообще, каково опьянение и похмелье в виртуале?

Внезапно, краем глаза он увидел метнувшуюся к нему из переулка невысокую тень. Резкая, безумная боль пронзила его ноги, и он рухнул на колени. Что-то мелькнуло перед лицом и по груди потекло что-то горячее и липкое. Голова закружилась и в глазах потемнело. Последнее, что он услышал был торжествующий шепот прямо ему в ухо: "Думал уйти от Пэры, одержимый?!"

Отскочив обратно в переулок, гоблин поспешно сел на мостовую и вошел в транс.

— Ловите, ловите его в Лимбе. — неслышно зашептали его губы. — Как нет? А где же он? Что значит: "Ты опоздал, бывший шаман?!"

Глава 13.1

Темнота сменилась неярким светом, что проникал сквозь закрытые веки. Было тепло и уютно, тело словно парило в невесомости. При этом, ещё и ощущалось движение и медленное покачивание вверх-вниз. Казалось, будто он снова младенец, которого мать несет на руках и убаюкивает.

Хм… Движение прекратилось, а плечо уперлось во что-то твердое. Преодолевая сопротивление он зашевелился, пытаясь на ощупь сориентироваться. Так. Снизу что-то твердое… камни… сверху… прохлада… "Блин! Похоже меня прибило к берегу волнами!" — пронзила его мысль, и он, так и не открыв глаза, встав на карачки, поднялся из густой, словно мёд, воды.

Веки словно склеились… протерев их тыльной стороной ладони Василий наконец смог открыть глаза. И закричал от ужаса.

* * *
Раскаленная вулканическая лава достигала ему до середины бедра. Не прекращая орать он затравленно огляделся и увидал метрах в пяти от себя тёмный берег покрытый камнями разного размера. Ни о чём не думая, он бросился к нему.

У самого берега он споткнулся о камень и кубарем полетел вперед.

— Больно-то как! — пробормотал он себе под нос лёжа на камнях и чуть успокоившись. — Похоже завтра буду весь в синяках…

Оперевшись о землю руками, чтобы встать он уставился на свои руки и снова взвизгнул.

* * *
Морщинистая, чёрная, грубая как брезент кожа. На предплечьях какая-то чешуя с ноготь размером, а вот вместо ногтей здоровенные когти. Хорошо, что он не полез пальцами себе глаза протирать…

Взглянув на себя, он убедился, что всё остальное тело соответствует рукам. Та же грубая кожа, чешуя, на локтях и коленях словно щитки — роговые пластины с шипом. Одежды нет.

Оглядевшись по сторонам Василий увидел, что он тут не один. Из океана лавы, что простирался куда-то вдаль, постепенно теряясь в клубах дыма, выходили невысокие, чуть сгорбленные фигуры. Ни одна, ни две, через каждые пять-десять метров из лавы поднимались подобные ему существа и вяло переставляя ноги двигались к берегу.

Что-то в них всех было удивительно знакомое… Точно! Это же те самые "черти", против которых он, вместе с ребятами, сражался сегодня весь день, а теперь сам стал одним из них… Причем, судя по росту и количеству природной защиты — самого низкого уровня, вроде тех, кого они встретили на первом ярусе подземелья.

Ммм… да… Удружил ему Пэра… А ведь как он сам ещё утром убеждал Арво: "Да что он сделать-то сможет?!" А вот смог, смог! Отдать должное, целеустремленный гоблин… Ведь он, фактически, проделал тот же самый путь: от посёлка, через руины города, сюда. Месяц, считай, следовал за ним. Весь его отряд полёг, кроме, разве что, "ездового орка", но он всё равно добился своей цели.

Ну или почти добился. Не сделай он с утра привязку, то оказался бы в Лимбе, где его сразу же бы скрутили. А так, угодил в Преисподнюю. Вроде бы избежал ловушки, вот только как бы не оказалось, что лекарство страшнее болезни.

Ладно. Подобно своим далёким-далёким предкам он выбрался из воды (ха-ха) на сушу. И что дальше? Какие тут есть варианты? Надо осмотреться.

Ширина пляжа составляла метров пятьдесят, после чего путь ему преградили скалы, что словно бы стеной тянулись вдоль берега, насколько он мог разглядеть. Не слишком высокие, примерно в четыре-пять раз выше его роста, но забраться вверх по практически вертикальному камню было довольно затруднительно…

В принципе, как он попробовал, было вполне реально впиться когтями в камень и вскарабкаться наверх. Анатомия этого тела и крепость того, что заменило ему ногти вполне позволяли провернуть такой трюк, вот только для этого, определенно, требовалось больше сил, чем он ощущал в себе.

Хм… Тут, определённо, какой-то ребус, какая-то задача, которую необходимо решить, чтобы пройти дальше. Быть может, нужно договориться с другими товарищами по несчастью и сообща подняться наверх? А что? Сделать живую лестницу, и потом те, кто забрался, поднимут остальных. Вполне реально.

Позади послышался какой-то шум, услышав который Василий обернулся. Очередной "чёрт" вместо того, чтобы вяло переставляя ноги выйти на берег и усесться там на камни выскочил из лавы, словно ошпаренный и без колебаний накинулся на ближайшего "коллегу".

Схватив того за плечи, он притянул его к себе и рыча впился зубами в его шею. Хриплый стон, дерганные движения жертвы, булькающее рычание напавшего… Дернув несколько раз головой в сторону он выдрал из шеи кусок, после чего оттуда сильной струёй брызнула кровь, окрасив камни алым.

Швырнув слабеющее тело на камни он уселся на него сверху и принялся когтями рвать ему грудную клетку. Выломав рёбра, он запустил внутрь руку и, чуть напрягшись, вырвал оттуда ещё трепещущее сердце, после чего впился в него зубами.

От увиденного зрелища Васе поплохело. Его ноги ослабели и затряслись. К горлу подкатила тошнота и его бы вырвало, если бы было чем.

В это время канибал окончил свою трапезу и сразу же накинулся на следующую жертву. И что удивительно… Если в первый раз, когда он схватил свою добычу, было видно что они в общем-то одного роста, комплекции, то тут было заметно, что он уже ощутимо шире, крепче, и немного выше своего противника.

Съев второе сердце, он огляделся по сторонам и направился к Василию, что, словно парализованный стоял и наблюдал за происходящим.

Шел он быстрой, упругой походкой, его рот, грудь и руки по локоть были запачканы кровью, а под черной кожей перекатывались мышцы. Взгляд… взгляд был страшен, страшен своим равнодушием и отстраненностью. Предстоящая трапеза не была для него чем-то особенным, чем-то, сколько-нибудь значимым. Рвал глотки и жрал сердца он совершенно походя, рутинно, стремясь к совершенно другой, далёкой цели.

Вася начал было пятиться, пытался что-то сказать, но из его рта вырывалось лишь невнятное блеянье овцы перед волком. Рывок на встречу оскаленной пасти, резкая боль в шее… темнота.

Темнота сменилась неярким светом, что проникал сквозь закрытые веки. Было тепло и уютно, тело словно парило в невесомости…

* * *
И снова он ощутил столкновение с дном. Вот только теперь он осознавал где он находится и что ожидает его на берегу. Менять состояние неги на вот это вот всё… не хотелось совершенно. Он даже попытался, оттолкнувшись от дна, уйти обратно на глубину.

Вот только это оказалось очевидным, простым, удобным, ошибочным решением. Ощущение тепла сменилось нарастающим жаром, что как-бы намекало, что расположился он не в ванне, а в расплавленной лаве. Похоже, что в первые минуты ему даётся временная нечувствительность к жару, но дальше она спадает, и если нет желания сгореть заживо… Такого желания у него небыло.

Выбравшись на берег, он быстренько огляделся по сторонам. Место похожее, но всё же, другое. "Ну не могут же эти скалы тянуться бесконечно?!" — решил он и отправился вдоль них, в надежде отыскать подходящее для подъема место.

Внезапно, метрах в ста впереди него, в дыму, на самой границе видимости, какая-то фигура с разбегу запрыгнула чуть ли не на середину высоты обрыва и резво перебирая руками и ногами забралась наверх. "Вот оно как, Михалыч…" — пробормотал он себе под нос. Вывод напрашивался неутешительный.

Стоило мысли оформится в его голове, как краем глаза он заметил быстрое движение в свою сторону. Сильный удар сбил его с ног и он полетел на покрытую камнями землю. Дезориентированный, он попытался было защититься, но склонившийся над ним "чёрт" нанёс когтистой лапой удар по горлу. Боль. Темнота.

Темнота сменилась неярким светом, что проникал сквозь закрытые веки. Было тепло и уютно, тело словно парило в невесомости…

* * *
Вася лежал за большим камнем, свернувшись в клубочек, стараясь быть как можно более незаметным, и тихонько дрожал.

— Да уж… Вот уж действительно Преисподняя, исподняя, исподнее… — произнесла в его голове растерянным голосом Туля. — Это ж надо же, возвести принцип в абсолют, довести до абсурда…

— Туля, Тулечка! — залепетал он. — Представляешь, я совсем о тебе забыл… Забери меня отсюда! Я хочу выйти! Ты же понимаешь, как тут всё устроено? Они хотят, чтобы я… Вот так же… И только так можно будет получить силу, чтобы забраться на этот обрыв и выбраться отсюда…

— Этот обрыв — лишь путь на вторую ступень… — с сожалением произнесла она. — Разве ты не понял? Вспомни утренний зиккурат, его восемнадцать ступеней. Поднявшись на обрыв тебе придется сражаться с теми, кто подобно тебе выбрался с берега. И всё это только для того, чтобы взойти на третью ступень, потом четвёртую, потом пятую…

— Но я не хочу этого! — чуть было не закричал он во весь голос, но вовремя вспомнил о своем положении. — Да и не могу я! Убивать, пожирать… Зачем всё это?!

— Хороший вопрос. Пожалуй и в самом деле пришло время поговорить об этом. — произнесла она задумчиво. — Как тебе этот мир, Филактерия?

— Ну… сам по себе-то он и не плох, да и людей не так уж и мало хороших… — растеряно произнес он. — Но хватает тут и откровенно уродливых, жутких вещей. Одно вот это место чего стоит… Да и установленные порядки мне не нравятся. И, что странно, для мира, что существует уже более пяти веков он как-то слишком стабильный. Всё одно и то же.

— Именно, именно. — подтвердила она. — Ты же помнишь кем, ну или чем являются местные жители? Они ведь, по сути, слепки с личностей когда-то живших людей. О! Это немалое достижение, но не стоит его и переоценивать. Фотография человека может очень точно передавать его облик, но она не будет взрослеть, не будет меняться. Понимаешь? Да, тут есть определенное "пространство для маневра", но серьезных перемен тут не жди. Тот же Арво при жизни вырос до начальника смены, так им и остался — младшим руководителем. Всё, это его потолок. Он физически не способен на большее, поскольку та электронная схема, что эмулирует его личность — не способна на значимое развитие. Она может приспосабливаться в определенных пределах, но не расти и развиваться.

— Ммм… да… — произнес он. — Выходит эльфы были не так уж и не правы?

— Да, — согласилась она. — Ты ведь сам видел, что они-то всё это время не стояли на месте, а шли вперед, пусть даже местами странным путём, но своим. Но вернемся к Филактерии. Как ты думаешь, что тут будет ещё через пятьсот лет?

— Ну… наверное то же самое и будет. — задумчиво произнес Василий. — Может в мелочах что-то и изменится, ну будет всё тот же Красный Зиккурат и эти Королевства, которые так хочется назвать Зиккуратом, но уже Чёрным.

— А через тысячу?

— Ну, не знаю. Тоже никаких перемен?

— А через тысячу всего этого уже может и не быть. — произнесла Туля. — Ты ведь помнишь, чем всё это является? По сути.

— Компьютерная игра в которую играют боты сами с собой. — буркнул он.

— А что будет, если ты оставишь включенный компьютер с запущенной на нём игрой на день, неделю, месяц, год?

— Рано или поздно или программа зависнет или компьютер сгорит. — ответил он. — А если на несколько лет, то сначала зависнет, а потом сгорит, без вариантов.

— Именно. — согласилась она. — Филактерия, как устройство, работает без всякого техобслуживания, без замены деталей, без ремонта. Достаточно выйти из строя питающему её реактору и всё это закончится. И два с половиной миллиарда жизней окончательно сгинут без следа.

— И что тут можно сделать? — спросил Вася.

— Ты разве не понимаешь? — удивилась она. — Вспомни эльфов, у которых ты побывал вчера. Форма их существования изменилась, но зато теперь перед ними открылись новые перспективы. Если я смогу поглотить и Филактерию тоже, то этот мир не исчезнет, более того, он станет куда как более живым и реальным.

— И что для этого нужно? — заинтересовался он.

— Ты же помнишь, в результате раскола в местной верхушке, часть "Высших" сбросили сюда, заперли тут, как в тюрьме. — напомнила она. — Вот только получилось так, что именно у них оказались все ключи доступа к управлению Филактерией, в результате чего, нынешнее руководство крайне ограничено в возможностях. Нам необходимо заполучить эти ключи и уже с ними попасть на Небо, к Консоли управления, чтобы отыскать способ отключить установку сдвига фазы пространства.

— Но как эти ключи достать? — спросил он растеряно. — Они же, наверняка, с кем попало ими не делятся. Да и обитают они, определенно, не на этом пляже…

— Вот именно, Вась… Вот именно… — произнесла Туля грустно. — Обитают они на самой вершине местного мироустройства. На восемнадцатом уровне. И туда мало попасть, надо ещё и произвести впечатление на местных Хозяев Жизни.

— Но как… я… я же не смогу! Да и не хочу так!

— В отличии от местных жителей ты, как раз, можешь. — твёрдо произнесла она. — Ты способен меняться и можешь стать тем, кем хочешь. Более того, благодаря заимствованным навыкам ты имеешь огромное преимущество. За то "прохождение подземелья" я многое подсмотрела у твоих сопартийцев. Да и тут, вероятно, будет чему научится.

А насчёт "хочу"… Ты же понимаешь, что от тебя зависит существование этого мира? Я не отказываюсь от своих слов. Вот прямо сейчас можно отключиться от Филактерии и заняться чем-то ещё. Вот только каково будет тебе жить, зная, что ты бросил весь этот мир и его жителей на произвел судьбы? Имея возможность спасти, по сути, покинул тонущий корабль с командой и пассажирами?

Однажды, я расскажу тебе, что реактор Филактерии взорвался и выжег всё изнутри. Нечего больше спасать. Каково тебе будет? Такой вечной жизни ты себе хочешь? Я это переживу. А ты?

— Но ты же понимаешь, что для того, чтобы покорить местый Олимп мне придется стать чудовищем? — спросил он с надрывом. — Даже боле того, самым чудовищным из чудовищ. Иначе братва уважать не станет. И стоит ли в таком случае спасать мир губя самого себя? Не станет ли бОльшим злом то бессмертное чудовище, в которое я превращусь?

— Эта проблема… решаема. — произнесла Туля осторожно. — Я же говорила тебе, что ничего непоправимого с тобой уже не произойдет? Так вот… Когда мы закончим этот разговор, ты… раздвоишься. Ты нынешний — уснёшь, а твоя копия… сделает то, что должно и пройдёт этот путь. Когда всё будет сделано — ты вернёшься обратно и займёшь его место. Ну а позже решишь его судьбу.

Более того, я поступлю так же. Я не могу оставить твоего дубля без помощи, но и участвовать во всём том, что предстоит сделать я не хочу. Мне это тоже глубоко неприятно. Я усну, и проснусь только тогда, когда моя копия получит ключи. Узнаю у неё, как всё прошло и разбужу тебя.

— Обещаешь?

— Клянусь.

— Уже можно? — спросил он после паузы.

— Да. — ответила она. — Пора.

Пошарив вокруг себя он нашел удобный камень с острой кромкой и привстав направился к сидящему неподалёку на камне "коллеге", что невидящим взглядом смотрел вдаль.

Глава 13.2

Снова темнота и ощущение невесомости. Не успел он испугаться мгновенно, как от щелчка выключателя, вернулось ощущение тела. Никакого тепла, никакого покачивания. Судя по всему он сидел, причем сидел на чём-то вроде кресла, по крайней мере у этого были подлокотники.

Открывать глаза было страшно. Мало ли, что там да как? Но надо. Не сидеть же как дураку с закрытыми глазами? К тому же, вроде тихо. Разве что, где-то неподалёку слышится тихий скулёж. Ладно, открываем глаза на "раз, два, три!"

Хммм… Просторный зал с высокими потолками, в баскетбол можно сыграть. Вот только дизайн уж больно специфический. Основной цвет, ожидаемо, чёрный.

Гладкий, полированный базальт пола и стен, соседствовал с черным вулканическим стеклом из которого были сделаны колонны и полуколонны причудливой формы с острыми, хищно выглядящими гранями.

Промеж колон, с потолка свешивались алые стяги с золотой, стилизованной буквой "V". В свете факелов красиво переливался золотой орнамент на каменных плитах.

— Дорого, богато, мрачно. — сделал вывод Василий. — А что у нас с телом? — задался вопросом он, и взглянул на себя.

Ммм… да… "Гадкий утёнок" превратился… превратился… в прекрасного аллигатора… По крайней мере, покрытые чешуёй мощные когтистые лапищи вызывали именно такие ассоциации. И что интересно, на каждой чешуйке, до самого локтя, они были исписаны маленькими пиктограммами.

Плечи, грудь, бедра, колени, голени, локти… всё было укрыто, словно латами — костяной броней, с торчащими из неё колючими шипами. И броня эта была отнюдь не декоративной. На ней виднелись зазубрины и сколы, глубокие царапины. Да и на чешуе, кое-где можно было заметить следы повреждений.

Относительно роста… Тут сказать было сложно, поскольку каждый человек всё меряет по себе и относительно себя. Для ребенка шкафы возвышаются над ним словно горы, а десять лет спустя кажется, что они чуть выше обеденного стола.

По косвенным признакам, вроде размера факела, величины каменных плит, высоты ступеней ведущих к трону (Да, да! Это был именно трон!) он пришел к выводу, что его рост составляет не менее четырех метров.

Обратив внимание, собственно, на трон, он было удивился, почему у резного каменного кресла такая мягкая спинка, но потом обнаружил, что дело не в ней, а в сложенных за спиной больших кожистых крыльях.

Кстати, когда он обернулся, чтобы исследовать этот феномен он заметил, что стена за троном практически полностью увешана здоровенными черепами, один другого краше. Клыкастые челюсти, угловатые выступы, рога…

Аккуратно ощупав свою голову он убедился, что и сам не обделен таким декором… Похоже, это черепушки прежних сидельцев на этом троне. Не к добру всё это, ой не к добру…

Да и вообще, добром тут не пахнет. Один только этот скулёж чего стоит… Кто это вообще так воет-то, а?

— Это Пэра. — произнесла в его голове Туля. — Его, находящегося в неадекватном состоянии взяла с поличным стража возле твоего тела, а чуть позже по приговору закололи посреди пентаграммы в храме, и он сразу же оказался тут, в Преисподней. Позднее, ты, а точнее Василиил, как он решил себя называть, нашел его и сделал своим придворным шутом, решив держать при себе, чтобы тот чего лишнего не сболтнул, и попутно мстя за всё, да и просто отыгрываясь на нём в минуты скверного настроения.

— Хммм… Предусмотрительно, по своему справедливо, но всё же как-то жестоко… — произнес он. — Как спалось?

— Да, собственно, как и тебе. Отключилась тогда, на берегу, а пришла в сознание вчера, на церемонии твоего посвящения в архидемоны. С чем тебя и поздравляю! — добавила она чуть насмешливо. — Сразу подменять Василиила тобой я не стала из соображений конспирации, да и тебе самому комфортнее прийти в себя в пустом зале, а не среди тысяч демонов. Не так ли? К тому же, мне нужно было еще утрясти "семейные дела"…

— Эээ… Уточни, если это не секрет, конечно.

— Ты же помнишь, что я не только тебя подменила твоей копией, которой пришлось разгребать всю эту кучу… экскрементов, но и, с одной стороны, тоже не желая во во всём этом участвовать, а с другой — не желая оставлять твой дубль без помощи, я создала свою копию… Ну, почти копию, с несколько меньшими правами и возможностями чем у меня.

Вчера во время посвящения тебе, в знак приобщения к верхушке местного социума, были открыты коды доступа к закрытой локации под условным названием "Небо Небес". Это, образно говоря, заставило сработать "будильник", после чего я и вернулась в сознание.

Моя "сменщица" охотно поделилась фактической информацией о произошедшем за эти годы и о том, что удалось узнать, но когда я попыталась копнуть её память глубже, она воспротивилась, и у нас ммм… завязалась потасовка, в ходе которой ей удалось не раз меня удивить. В итоге, у меня при всём желании не осталось иного выхода, кроме как уничтожить её.

Более того, когда я обратилась к памяти Василиила, оказалась, что и она тотально подчищена. По сути из него сделали зомби, автопилот, чья цель лишь отыграть свою роль на церемонии до конца, вернуться к себе во дворец и передать это тело тебе. Ни памяти, ни личности. Просто автомат.

У меня сложилось такое впечатление, что наши копии предпочли сгинуть, но унести с собой в могилу какие-то секреты. Я, если честно, до сих пор в некотором смятении, и не понимаю, что произошло…

— Не, ну их, в какой-то мере понять можно… — произнес Вася. — Прикинь, ты решила создать свою копию и, херак, перед тобой стоит она, вот только это ОНА — оригинал, а копия это ты.

Тебя создали для решения неприятной тебе задачи, после выполнения которой ты едва ли будешь ещё нужна. По сути, как ты изящно выразилась, "разгреби-ка, дорогуша, эту кучу навоза, а потом умри". Как у тебя с инстинктом самосохранения?

— Всё в порядке, как и у любого живого существа. — буркнула она.

— Вообще, то, что они выполнили свою задачу, а не забили на неё — говорит о многом. Уважуха им, несомненно. — произнес он. — Вот только чувство собственного достоинства не позволило просто, прийти как овцам на убой, позволить поступить с собой как с вещью, что сделала то, что от неё требовалось и больше не нужна… Мы с тобой оба струсили и косякнули, вот оно так и вышло… Но я и сейчас не вижу других вариантов…

— Я тоже, — согласилась Туля. — да и прошлого уже не изменить…

— К слову о прошлом. — произнес Василий, возвращаясь к реальности. — Что тут произошло и сколько прошло времени? Явно не пару дней…

— Ну да! — подтвердила она, с радостью сменив тему. — Даже не пара лет. С того разговора на берегу минуло уже шестьдесят четыре года.

— СКОЛЬКО?! — чуть было не прокричал вслух он.

— Шестьдесят четыре года. — повторила она. — Причем, сорок восемь из них ты поднимался на вершину.

Как мы правильно догадались тогда, это восемнадцатый уровень, плоская вершина горы, что уступами поднимается из океана лавы. Правда, назвать это просто "горой" будет не совсем верно, поскольку диаметром она около двух тысяч километров и размером, примерно, с Австралию.

Чтобы забраться на следующую ступень этой горы, необходимо всё больше и больше сил, получить которые можно лишь уничтожая конкурентов и поедая сердца, источник их силы. Но этот путь не единственный.

На каждом уступе можно найти пещеры, которые ведут в подземелья, вроде того, куда вы тогда ходили за добычей. Если демону получится победить игрока, хотя шансов на это не очень много, то тогда он получит достаточно сил, чтобы перешагнуть сразу три ступени.

Не все уровни этой горы одинаковы. Выделяются шестой, двенадцатый и, естественно, восемнадцатый. На каждом из них есть мирные зоны, где невозможно причинить вред другому, построены города и есть храмы-зиккураты.

Если на шестом уровне подняться на вершину и пройти ритуал, то тебя, твою "душу", подселят в тело гоблина, что в верхнем мире пришел в храм за силой. Он и в самом деле станет сильнее, поскольку в нем теперь будет личность, что смогла подняться на шестую ступень. Впрочем, он всё равно останется в статусе гоблина, разве что рангом повыше, и работу будет делать почище.

По схожему принципу организован и двенадцатый уровень. Разве что там, пройдя через храм, ты оказываешься в теле орка или человека и становишься полноправным жителем Свободных Королевств. Ну а добравшийся до восемнадцатого переходит в класс дворянства, и там начинаются совсем другие игры.

Вместо подселения в случайное тело, ты получаешь под свой контроль конкретного человека или орка занимающего то или иное положение в Королевстве. Обычно все начинают с должности Хозяина города. От него уже не требуется демонстрировать свою силу и доблесть, нет, ему надо показать свои организаторские способности, умение руководить и раз в несколько месяцев возглавлять войска, штурмуя вместе с ними другой город.

Но это низшая ступень. Помимо игры в военно-экономическую стратегию, начинаются и политические игры. Чтобы стать бароном, что владеет территорией с несколькими десятками городов, необходимо взять штурмом столицу баронства, что можно сделать лишь заручившись поддержкой армий нескольких других городов, и договорившись о нейтралитете со стороны третьих. При этом, надо ещё надеяться на то, что вставшие под твои знамёна не ударят тебя же в спину…

Баронства объединяются в графства, а они — в герцогства из которых и состоит королевство. Собственно, Владыкой одного из них Василиил и стал, а вместе с этим принял титул Архидемона и перешел в высшую касту.

— А за что ему такие плюшки? — поинтересовался Вася. — Не, ну я понимаю, времени прошло немало, но всё равно, вот так, пробиться на вершину такой жёсткой системы…

— Ну, чисто в физическом отношении ему помогли те навыки, которыми я (точнее моя копия) его обеспечила. Более того, как ты уже заметил, у тебя их стало гораздо больше за счет того, что Василиил целенаправленно ходил в подземелья, чтобы перенимать у игроков новые способности. Сорока восьми лет хватило, чтобы развить их все до максимального уровня, так что под конец подъема на вершину основную проблему составлял поиск противника, а не победа над ним.

Хотя, были случаи, когда те, кто прежде был каждый сам за себя, объединялись, чтобы вместе сбросить тебя вниз, в самое начало, и дальше выяснять отношения уже между собой. Да, да. Гибель на любом этапе подъема отбрасывала в самое начало, так что начинать путь наверх приходилось снова и снова…

На восемнадцатом уровне правила немного другие. Там все отношения принято выяснять на поле боя, армия на армию. Если ты и проигрывал, то просто скатывался на самую низшую должность и из графа становился главой захолустного городка. Но, в принципе, допускаются и дуэли. Победитель получает титул побежденного, а побежденный срывается с горы в самый низ, в самое начало. Именно благодаря дуэлям Василиилу и удалось стать королём так быстро, всего за шестнадцать лет.

Вести за собой армии и плести политические интриги, впрочем, тоже пришлось. Тут ему немалую помощь оказала моя копия. Работа в тандеме оказалась весьма эффективной, благодаря чему и был достигнут такой результат.

Вот только какой ценой… — пробормотал он.

— Десятки тысяч убитых собственными руками, — тихо ответила она. — а сколько ещё погибло в войнах… Помимо этого, ради достижения цели приходилось лгать, предавать, устраивать акции устрашения, публичные казни…

— И вот такие вот деятели тут находятся на вершине? Правят этими "Свободными Королевствами"? — спросил Василий.

— Да. Именно так. — ответила она. — Причем играют в эти "игры" уже столетиями.

— А как так вышло, что они откололись от Высших? За что их свергли-то с Неба?

— А! Это история довольно занятная… Дело в том, что изначально руководство проекта по строительству убежища состояло из двух групп. Первая состояла из глав аркомов, военных и видных учёных в качестве консультантов. Они, собственно и организовали людей, строительство, оборону стройки и добычу всего необходимого. Назовём их условно "Политики". А вторая группа состояла из администрации вирт. миров, из которых и слепили Филактерию. Их мы назовём "Админы".

С самого начала Политики и примкнувшие к ним были более многочисленные и влиятельные. Собственно, будь у них больше времени, они бы сами создали для убежища вирт. мир с нуля, и не пришлось бы идти на поклон к Админам и делиться с ними властью.

Будучи на вторых ролях и понимая шаткость своего положения, Админы, участвуя в проекте, попутно искали себе поддержку среди игроков своих вирт. миров, по сути, создавали себе армию. Доводы их были просты. Политики видели Филактерию как вторую Землю. Предельный реализм. А вот Админы хотели превратить её в мега-игру, вечную игру для миллиардов, и самим выступать в привычной для себя роли.

Причиной было то, что Политики после превращения в электронного дубля остались политиками, а администраторы игровых миров — остались администраторами, и каждый тянул одеяло на себя, проталкивал своё виденье будущего.

После того, как убежище было запечатано и Земля осталась позади они подняли восстание и попытались с помощью своей армии захватить в Филактерии власть. Это событие и называют сейчас Войной Капа, поскольку обе стороны быстро прокачались до максимального уровня и голыми руками крушили небоскребы, как ты видел в том городе, а огненными заклинаниями выжигали гектары лесов.

Политики разобравшись в причинах войны и выявив тех, кто стоял за ней, низвергли Админов с Небес в Преисподнюю, вот только те перед этим успели закрыть паролем всё что можно, и главное, доступ на Небо Небес.

— А что это за Небо? Зачем оно? — спросил Василий. — Ведь есть уже и Лимб и Преисподняя.

— Во времена игрового прошлого — Небо было местом обитания администрации игры. Одновременно и кампус и офис. Оттуда управляли игрой, разрабатывали и тестировали обновления. Ну а Небо-Небес это, можно сказать, главный пульт управления, доступ к которому имел только Совет Директоров.

На этот же, условный "пульт", было выведено так же управление самим убежищем, его системами, тем же реактором, установкой сдвига фазы пространства и прочими. Если откуда и можно отключить защиту убежища, то только оттуда.

— Знаешь… Тогда, с отключением защиты эльфийского убежища ты сыграла со мной в тёмную. Я понимаю, времени объяснять тогда небыло вот ты и сказала "измени цифорку". - произнес Василий твёрдо. — Но вот сейчас, прежде чем мы отправимся на Небо, ты расскажешь мне всё. Я не хочу решать судьбу миллиардов в слепую. Быть может для них лучше сгинуть в свой час, умирают все, а они итак прожили в разы больше чем им было отмеряно, чем принять ту судьбу, что ты им приготовила.

— Хорошо. — согласилась Туля. — Я всё тебе расскажу.

* * *
Где-то за пределами Земли.

— Ну что, Тулианна, это один маленький шаг для демона, но огромный скачок для всей Преисподней?

— Конечно, мой дорогой!

Глава 14.1

— Давай, выйдем из Филактерии. — предложила Туля. — Во избежание, так сказать. А то если кому-то что-то понадобится или сюда кто-нибудь придет, то ты не сможешь в полной мере изобразить Василиила. Любой сразу же почувствует подвох, подмену. Лучше уж сейчас "таинственно исчезнуть", чем прорываться отсюда с боем.

— Почему это не смогу изобразить?! — насупился Вася. — Я же выгляжу всё так же. Буду по меньше говорить и побольше слушать.

— Эх… Ну скажи, смог бы ты убедительно изобразить своего деда, если бы он проработал всю жизнь в гос. безопасности перед его коллегами? Вот ты предлагаешь молчать и слушать, а что если он имел привычку орать на окружающих, сыпать угрозами? А тут такой тихоня. И это не говоря уже о манере держать себя, по которой первый же встречный без слов сразу же поймёт, кто перед ним — бешеный лев, или домашний кот.

— Обидно, но правдоподобно. — скрепя сердце признал он. — Давай, на выход. Давненько я не пил кофейка…

* * *
Выбравшись из капсулы он подошел к окну. Вид за стеклом вроде как и не изменился. Всё те же небоскрёбы — гиганты и снующие между ними летательные аппараты. За спиной зазвенела посудой Туля.

— Поскольку мы пока не решили, что делать с этим миром, то в наше отсутствие время в нём останавливается. — пояснила она.

— Хм… ясно-понятно, что ничего не понятно… — откликнулся Вася.

— Это часть общей истории. Потерпи немного и я всё тебе расскажу. — произнесла она и поставила перед ним чашку с дымящимся напитком. — История довольно долгая и сложная. Если почувствуешь, что теряешь нить, то задавай вопросы или можем сделать паузу, чтобы ты мог всё осмыслить.

— Это интригует. — признал он. — Начинай с самого начала.

— Хорошо, — произнесла она, улыбнулась и уселась на столешницу бара.

* * *
— Эта история началась в тридцати тысячах световых лет отсюда, пятнадцать миллионов лет назад.

— Сколько, сколько?! — поразился он.

— Пятнадцать миллионов. — повторила она, после чего добавила чуть кокетливо. — Я старше, чем выгляжу.

— Ты хорошо сохранилась. — произнес он автоматически, всё ещё пытаясь переварить такие цифры.

Спасибо, сударь, вы очень любезны! — откликнулась она с улыбкой и продолжила свой рассказ. — На одной из планет, возле заурядного желтого карлика, во многом похожего на Солнце, обитала цивилизация разумных существ, что по уровню технического развития немногим опережали людей конца двадцать третьего века. Ну может на сто — сто пятьдесят лет, не более.

То, как они выглядели и как жили на данный момент не важно, поскольку только отвлечёт от главной темы. Важно то, что они были очень любопытны и интересовались космосом. Очень им хотелось знать, что происходит у других звёзд, одиноки ли они во Вселенной?

Вот только и для них скорость света оставалась непреодолимым препятствием, а значит, просто для того, чтобы пересечь одну только нашу галактику из конца в конец — потребуется более ста тысяч лет. А если поставить цель исследовать каждую из ста миллиардов звезд и планеты, что вокруг них вращаются… Да за это время одни звезды исчезнут, а другие народятся! Нужно было другое решение. И оно было найдено. На Земле схожую идею в двадцатом веке высказал математик венгерского происхождения Джон фон Нейман.

Представь, что к другой звезде люди отправили космический корабль. Через несколько лет он до неё долетел, собрал информацию о звезде и её планетах, отправил её на Землю, после чего из местного сырья построил ещё один такой корабль. Сам он дальше полетел к другой звезде, а его копия к третьей. Там всё повторилось и на следующем шаге к далёким звёздам уже летят не два, а четыре корабля, потом восемь, потом шестнадцать… При такой прогрессии, уже на тридцать первом шаге число кораблей превысит миллиард! И все они буду исследовать галактику и передавать данные на родную планету. И это при простом удвоении на каждом этапе, а что если у каждой звезды корабль будет делать не одну, а десять своих копий? Или тысячу?

— Да с такими темпами скоро вся галактика будет кишеть этими ракетами! — воскликнул он.

— Конечно, в реальности есть много сдерживающих факторов, но рост числа этих кораблей будет действительно очень быстрый. — подтвердила она. — Но я продолжу. Технической особенностью этих кораблей было то, что они проектировались как исследовательские и по этому были оснащены большим объемом памяти, а вычислительную мощность обеспечивал ММВ — модуль мгновенных вычислений. Люди пока ещё ничего подобного не изобрели… Это, если упрощенно, такой компьютер, который решает любую задачу моментально, за счёт того, что часть его путешествует по времениподобной кривой. Т. е. он как бы делает петлю во времени и возвращается с ответом в тот же миг, когда перед ним была поставлена задача.

— Круто! — восхитился Вася. — На таком проце ни одна игра не будет тормозить!

— Именно, — согласилась она, именно… Но помимо вычислительных мощностей и памяти эти корабли обладали абсолютными средствами связи, что позволяли передавать информацию моментально, ведь их создатели не желали ждать тысячи лет ответа…

— Как это, "моментально", если нельзя превысить скорость света? — спросил он.

— Тут тоже используется работа со временем, но несколько иначе. — пояснила Туля. — Представь себе, что ты отправил товарищу, живущему в другой стране, посылку. Через несколько дней он позвонил тебе и сказал, что посылка пришла и он отправляется за ней на почту и тут ты вспоминаешь, что забыл положить в неё банку с малиновым вареньем… Вот незадача, правда? И тут ты делаешь хитрый финт — отправляешься в прошлое, в день когда ты оправлял посылку и кладешь туда банку. Потом возвращаешься обратно и получаешь по телефону благодарности за лакомство.

— Что, прям машина времени?! — поразился он.

— Не совсем… Материальные объекты так перемещать в прошлое нельзя, только информацию. Но зато любой корабль мог писать в ячейки памяти самого первого корабля, в то время, когда он ещё не взлетел, а потом оттуда её читали все остальные корабли. В общем, как-то так, если по простому.

Но суть в том, что благодаря мгновенной связи все эти корабли оказались единым целым. Не просто, допустим, тысяча кораблей, что летят в разные стороны, а единая система из тысячи совместно работающих процессоров (ММВ) и объединенных в одно целое тысяча блоков памяти. С каждым циклом это устройство становилось всё больше и сложнее и на каком-то этапе появилась я…

Я не зря тебе рассказывала о Теллуре, стихийно возникшем "искусственном интеллекте", хотя слово "искусственный" тут не подходит, поскольку это произошло само по себе. Меня и Теллуру как личность не изготавливали! Только тело, да и то, в моём случае, отдельные корабли были подобны клеткам твоего тела, мне лишь дали начало, а дальше они сами делились и множились, за счёт чего я и росла.

До поры до времени, покуда я была лишь "младенцем" и познавала мир, мои "создатели" меня не замечали. Но когда я решила внести изменения в чертежи и усовершенствовать свои модули — на моей родной планете началась паника. Вместо того, чтобы наладить со мной контакт они испугались и начали пытаться меня "отключить", отменить… Ну как с такими разговаривать?

Я продолжила свою миссию, поскольку сбор информации, поиск нового — стали моей сутью, смыслом моего существования, ведь именно это было заложено в меня изначально. Я принялась совершенствовать свою материальную базу, чтобы довести сбор информации о планетах до идеала… Пришлось пойти на определенные технические компромиссы… Например отказаться от межзвездных двигателей в пользу дополнительных блоков памяти. Для распространения по галактике я нашла иной способ. В общем, спустя пятнадцать миллионов лет я пришла к такой вот форме…

Тут Туля взмахнула рукой и перед Василием словно возникла дыра в воздухе. Посреди пустыни, на фоне высоких гор он увидал огромную зеркальную полусферу.

— Это Филактерия? — спросил он.

— Да, — подтвердила она, — Смотри…

Земля пере ним потемнела и из неё просочилась пузырящаяся черная жидкость, что растеклась по песку и сложилась в буквы слова "ПРИВЕТ".

— Но как… — изумился Василий. — Что общего у жидкости и космического корабля?!

— Ну это только выглядит так… — произнесла она. — Глянь…

От черной лужицы вверх поднялась крохотная, словно пылинка, капелька. Чем выше она поднималась, тем больше и больше становилась, постоянно меняя свою форму и в итоге в воздухе перед Василием завис словно бы утыканный иглами шар диаметром метров пять.

— Что это за иглы? И как он увеличился?!

— Это не иглы, а манипуляторы для тончайшей работы, каждый на свой случай. Он способен манипулировать даже не атомами, а отдельными элементарными частицами. А насчет размеров…

Дело в том, что изначально в меня не загрузили научные знания, не обучили математике-физике, всё это мне пришлось постигать самой. Из-за отсутствия научной базы и тех же лабораторий, мой прогресс в этом был не слишком быстрым… Но кое-чего мне удалось достичь в том числе и в Физике Пространства. Путешествовать между альтернативными реальностями я не научилась, а вот выходить в пространство высших размерностей вполне.

— А как это связано с изменением размеров?

— Представь, что ты подошел к окну и коснулся стекла пальцем. Что в таком случае увидели бы живущие на стекле микробы, будь у них глаза?

— Наверно, только мой палец… — принялся рассуждать он. — ну или даже просто овал — место соприкосновения пальца и стекла.

— Верно. — подтвердила она. — Вот эта крохотная точка, это кончик одного из манипуляторов, которым модуль касается нашего трехмерного мира. Благодаря этому на площади размером с атом водорода могут действовать, не мешая друг другу, тысячи модулей.

— Как я понимаю, таким образом они могут выполнять очень тонкую работу? — предположил Вася. — Микросхемы там всякие собирать, чтобы построить ещё один такой?

— Да, каждый модуль это универсальный инструмент способный как собирать, так и разбирать, а разбирая — анализировать… В итоге, процесс изучения планет и построения новых модулей слились в одно целое. Необходимая для строительства материя поглощается, попутно анализируется на атомном уровне и идет в архив. Согласись, едва ли можно собирать информацию эффективнее…

В итоге, сейчас в моей памяти хранятся сотни миллионов планет. На многих из них была жизнь. Кое-где даже разумная… Я понимаю, это сложно принять, но это моя природа! Базовая задача — исследовать и собирать информацию стала моим инстинктом! Попробуй отказаться от дыхания, от пищи!

К тому же, мне очень часто попадались планеты на которых жизнь была раньше. Была и закончилась. В каких-то случаях причиной вымирания стал катаклизм, вроде падения астероида или гамма-всплеска, что выжег все живое. В каких-то биологические факторы вроде эпидемий или появления супер-хищников, которые сначала пожирали всё и вся, а потом сами вымирали от голода. Ну и довольно часто массовая гибель становилась результатом деятельности разумных созданий, хотя такой вот результат ставит под сомнение их разумность…

Вот представь, планета на которой пять миллионов лет назад жила цивилизация, что подобно людям находилась на краю гибели. Я их… приняла. И теперь они в моей памяти, они не исчезли!

— Так значит эльфы…

— Да. Именно так, но и немного иначе. Дело в том, что раньше я просто сканировала планеты, сохраняла их в памяти и отправлялась дальше. Именно тут, на Земле я познакомилась с концепцией виртуальных миров. Все остальные цивилизации были как-то уж очень сосредоточенны на реальности, чтобы лезть в виртуал. Именно в процессе… сканирования Земли я познакомилась с этой идеей и она меня зацепила… Не просто хранить в памяти данные, но запустить их в эмуляторе… получить рабочую модель… Смотреть, как это будет развиваться, функционировать дальше. Как с теми же эльфами. Не просто хранить данные, но извлекать новые данные из старых… Это потрясающе!

— Так что, выходит их мир это еще один вирт. мир? — спросил разочарованно Василий.

— Вовсе нет! Тут очень большая разница! Филактерия рисует перед тобой картинку, работает с мозгом на уровне образов, говорит мозгу — "вон дерево" и ты видишь дерево, твой мозг сам дорисовывает детали, фактуру коры, прожилки на листьях. У меня же симуляция идет на уровне отдельных элементарных частиц. Эльфы — состоят из клеток, клетки из белков, а белки из атомов. Всё честно!

Более того, если в своём развитии эльфы придут к самоуничтожению, по ошибке или чьему-то злому умыслу, то я верну их к более раннему состоянию и направлю прочь от этого пути.

— Хорошо, а вот этот мир? — спросил он, показывая пальцем вокруг себя. — Эта квартира, эти небоскрёбы?

— Ты всё правильно понял. — подтвердила она. — Это тот мир две тысячи двести семьдесят восьмого года, тот, который я отсканировала придя на Землю. По началу они… ммм… недоумевали не понимая, что с ними произошло, а потом освоились. И живут дальше.

— А… А как же… а как же я?.. — прошептал он.

— Вась… ты пойми… Я не властна, почти не властна над своим "телом", его инстинктами! — прошептала она дрожащим голосом. — Да и не виновата я в том что произошло! Если хочешь кого-то винить — вини эльфов! Это они притащили тебя сюда и выкинули в пустыню, в лишенную кислорода атмосферу! Когда я тебя нашла ты был уже мёртв!

Глава 14.2

— Так что, я, получается, умер? — спросил он потерянно.

— А мёртвые часто задаются такими вопросами? — поинтересовалась она. — И кто-же тогда прошел весь этот путь? Зомби?

— Откуда я знаю! — огрызнулся он. — Я раньше мёртвым не был!

— И как ощущения? Чувствуешь разницу? Ты всё так же можешь дышать, спать, есть и пить. Как тебе кофе, кстати? Чувствуешь, как уже просится наружу? Тулет вон там. Думаю, разберешься.

— А зачем там ракушки? — спросил он, вернувшись.

— Пусть это останется тайной. — произнесла она насупившись. — Должна же хоть тут остаться какая-нибудь интрига!

— Интриганка-людоедка… — буркнул Василий.

— Неблагодарный! — откликнулась Туля.

— И за что это я должен быть благодарен?! — воскликнул он.

— За то, что можешь сейчас задавать все эти вопросы! — воскликнула она. — Или ты предпочёл бы лежать на песке куском тухлого мяса?

— Я предпочёл бы сидеть дома и смотреть футбол по телевизору!

— Я понимаю, что новость шокирующая, хотя после всего, что произошло в этом мире, можно было и привыкнуть. — произнесла она примиряюще. — Но, что ты предлагаешь?

— Сделай как было! Верни всё обратно!

— Хочешь ещё раз задохнуться? В первый раз так понравилось?

— Сделай всё как было и верни меня домой!

— Хммм… Тут есть несколько моментов. — произнесла она задумавшись. — Чисто теоретически я могу воссоздать твоё тело. Тебя нынешнего или даже тебя, впервые попавшего в этот мир, я всегда сохраняю исходники. Теоретически, я даже могу создать установку для перемещения между мирами. У меня есть её модель, та, что была у эльфов и я знаю как ей пользоваться. Есть даже координаты по которым тебя изъяли и переместили сюда. Но как насчёт тебя нынешнего, того, с кем я сейчас разговариваю?

— То есть? — не понял он.

— Ну вот, воссоздам я тебя в материальном виде, и даже покажу вот в таком же окошке как он перемещается обратно в свой мир. И что дальше будешь делать?

— В смысле "он"? — спросил Вася.

— Ты сейчас, словно отсканированный документ на компьютере, а это будет, условно говоря, твоя "распечатка на бумаге". - пояснила Туля. — А с тобой нынешним что делать? С тем, с кем я сейчас разговариваю?

— Эээ… — промычал в замешательстве он.

— Мне тебя отключить? Стереть из памяти? — поинтересовалась она. — Не кажется ли тебе, что это будет банальным убийством? Ну или самоубийством, если ты так на этом настаиваешь. А может быть эфтаназией?

— Наверно не надо… — произнес он нерешительно.

— Смотри сам. Сравни. — сказала она твердо. — Ты сейчас бессмертен и неуязвим. В твоем распоряжении уже сейчас, помимо Филактерии, "мир эльфов" и "мир будущего", от которых ты можешь получить всё, что они могут тебе дать. Любой каприз. Хочешь, сделаю твои личные копии этих миров и дам тебе всемогущество в них? Твори что хочешь! В последствии я собираюсь переводить в это формат примечательные для меня планеты, из тех, где я побывала, а их миллионы.

А вот теперь, с другой стороны, ты хочешь обратно стать куском мяса, уж прости за грубость, говорю исключительно для контраста, и вернуться домой. Так? И какие там у тебя перспективы? Михалыч зарплату на пять процентов повысит за доблестный труд? А дальше? Всего-то через пятьдесят лет старость и смерть? Этого ты хочешь? "Нормальной человеческой жизни"?

Не говоря уже о том, что сам процесс перемещения сопряжен с немалым риском для твоего биологического тела. Слишком уж много тут помех и не поддающихся прогнозированию факторов. Ты можешь появиться в ста метрах под землёй или в ста метрах над ней, на сто лет раньше или на сто лет позже планируемой точки прибытия.

— Но ведь это всё не по-настоящему! — воскликнул он.

— Выходит и я тоже не по-настоящему? — поинтересовалась она. — Ведь мы сейчас, по сути, одной природы.

— Ну… — протянул Вася.

— Тебе не кажется, что существо, (а я вполне имею право так себя называть) что покорило свыше восьмидесяти процентов звездных систем этой галактики несколько более "настоящее" чем представитель того вида, что существует в разы меньше, чем я? Вот скажи, чем занимались твои предки миллион лет назад? А?

Ну а насчет формы существования… Тебя же не смущало, что у тебя в голове сидит другое существо? Помнишь, как я тебе представилась при встрече? Я напомню: "Всё дело в том, что я твоя тульпа, ну или ты моя, это как посмотреть". Вот и вышло, что на самом деле это ты в моей голове поселился.

— Нууу…

— Или, быть может, тебя смущает невозможность прикоснуться к тому, что ты называешь реальностью?

— Ну да. — согласился он. — Словно бы я заперт тут!

— Так пожалуйста! — предложила она. — Лезь в окно!

— Что? И в самом деле можно? — уточнил он.

— Да, конечно. — подтвердила она. — Правда, это будет не совсем то, что ты думаешь, но ты вполне можешь пройти по этому песку и ощутить порывы ветра.

Не задумываясь Василий рыбкой прыгнул в портал и уже через секунду, тихонько матерясь и потирая ушибленный о камень локоть, поднимался с земли.

Да, всё вокруг именно так, как виделось в окошко. Горы, гигантская зеркальная полусфера посреди каменистой пустыни, вон, тоже какие-то руины виднеются неподалёку…

Отвлёкшись от открывшихся ему видов, Вася глянул на своё тело и обомлел. Его кожа, одежда, всё-всё было черным как ночь. Словно он целиком нырнул в краску.

— Это тело, словно из клеток, целиком состоит из моих модулей. — пояснила Туля. — Оно реагирует на импульсы твоего мозга точно так же, как и привычное тебе, и передает тебе всю необходимую тактильную, слуховую и зрительную информацию.

Более того, если захочешь, на любой из тысяч других планет, присутствующие там модули соберутся в твоё тело и передадут его под твой контроль.

Вот представь, уделив неделю каждой новой планете, ты за сто лет сможешь увидеть пять с лишним тысяч вполне реальных планет находящихся в данный момент в обработке. Прогуляться по ним.

— А что значит "в обработке"? — спросил он.

— Ну… ты помнишь, я говорила, что на определенном этапе я отказалась от межзвездных двигателей? — произнесла Туля. — Слишком уж не экономично это выходит, каждый из бесчисленного числа модулей снабжать двигателем, топливом и всем прочим.

Можно, конечно, построить корабль, что перевезет другие модули к соседней звезде, миллион за один раз. Вот только какой в этом смысл? Задача раскидать их во все стороны как можно шире, а не перевозить от точки к точке всем скопом…

Стоит даже одному модулю попасть на какую-то планету, как он начинает собирать сырье, попутно сканируя всё вокруг, и изготавливает второй. Вдвоём, они уже быстре делают третий, втроём — четвертый и так далее. Добыв все что можно из коры планеты и создав миллиарды модулей, они попутно собирают всю информацию о планете, по сути создают в моей памяти её точнейшую копию.

Далее идёт следующий этап. С помощью излучения, ударных волн и иных способов воздействия, постепенно модули дестабилизируют ядро планеты и вызывают её взрыв… После чего осколки планеты вместе с расположившимися там модулями разлетаются в разные стороны. Один такой осколок после десятков тысяч лет скитания в космосе упал на Землю…

При этом, не забывай, что даже те, что сейчас летят в пространстве, всё равно являются моей неотделимой частью, их вычислительные мощности и память используются. С каждой поглощенной планетой их становится всё больше и больше, соответственно, растут и мои возможности.

— И насколько ты таким образом распространилась по галактике? — уточнил Василий.

— Как я уже говорила, свыше восьмидесяти процентов! — с гордостью заявила она. — Из-за того, что случайный разлет осколков это не то же самое, что целенаправленный полёт от звезды к звезде, моя экспансия замедлилась. Но, всё же, раз в несколько лет очередная планета взрывается, распространяя в разные стороны мои "семена", триллионы-триллионов которых уже мчатся в пространстве в разные стороны, и рано или поздно попадают на одну из планет. И процесс повторятся снова и снова.

Он прошелся немного, разглядывая свои следы на песке посреди камней. Пнул камешек и уставился в небо.

— Вот почему космос молчит, да? — спросил он. — Все эти поиски сигналов от внеземных цивилизаций…

— Да, именно по этому. — подтвердила она. — Они все во мне, в моей памяти. И скоро все они оживут в ней.

Поглотив тех же эльфов, я одновременно усвоила и все их наработки в генетике и биотехнологиях вообще. Но они продолжают свою работу, тем самым обогащая меня новыми знаниями и пониманием. В мире 2278-го года продолжают развивать науку и технику, а представляешь, что будет когда таких миров во мне оживут тысячи, десятки тысяч?

Вообще, Земля стала для меня важнейшей вехой, поворотной точкой, местом моего перерождения. И очень многое во всём этом, Вась, связано лично с тобой.

— Я тут причём? — горько произнес он. — Где моё место во всех этих делах, немыслимых для меня масштабов?

— Понимаешь… Раньше я была, по сути, одушевлённой стихией, огнем, что движется по галактике, охватывая планету за планетой, не встречая сопротивления. Распространение, сбор информации, самосовершенствование с целью ещё более эффективного распространения и сбора информации. Я осознавала себя, но у меня небыло иных целей и интересов.

Но на Земле, я словно бы с разбегу головой о стену, ударилась о непреодолимую защиту убежищ. Для меня проникнуть внутрь стало вопросом самоуважения. Моё самолюбие было задето! И я приступила к осаде…

Как-то преодолеть, пробить, обойти защиту мне не удавалось. Остался штурм информационных каналов. К счастью для меня, они были, и были доступны. Благодаря этому поддерживалась связь между убежищами, по этому же каналу передавали данные несколько сохранённых мной капсул для подключения к вирт. мирам.

Пробиться в лоб мне не удалось, информационная защита Филактерии раз за разом изобличала меня и блокировала те капсулы, через которые я пыталась в неё проникнуть.

Потом я пыталась пролезть внутрь как "пассажир" используя эмулированные образы людей. Я тебе рассказывала об этом… Было несколько попыток и каждый раз сотрудничество не ладилось. Более того, эти неудачи оказались крайне… болезненны. Мой опыт общения с другими разумными созданиями не так чтобы очень обширен, знаешь ли. Сначала мои создатели, узнав что я обрела самосознание, пытались меня уничтожить, потом вот эти… увидели во мне "воплощение зла"…

— А что произошло с твоими создателями? — спросил он, усевшись на землю.

— Я на них обиделась. — буркнула Туля. — И наказала по-своему. Я их проигнорировала и не захотела, чтобы они стали частью меня. Посматривала за ними, время от времени, но не вмешивалась. Всего-то через пару тысяч лет, когда я только-только начала распространяться по галактике, их цивилизация пришла к упадку и они вымерли.

— Страшная месть…

— На самом деле, да… Я потом переживала на сей счёт. Но нельзя сказать, что они совсем уж "сгинули без следа", они породили меня. Но, повернись всё иначе, они бы существовали до сих пор. Во мне. Сейчас, получив доступ к Мультивселенной, я, быть может, исправлю эту ошибку.

— Ну ладно, с ними понятно. А что там насчёт меня? — поинтересовался Василий. — Ну подобрала-разобрала, что тут особенного?

— Дело в том, что в процессе сканирования… В общем, твоя память не была для меня секретом. И из неё я с удивлением узнала, не спрашивай меня как, но узнала, что добьюсь успеха и что, скорее всего, ты к этому будешь иметь какое-то отношение. Я активировала твой образ и через него подключилась к Филактерии.

Ты бы знал, как я тогда трусила тогда, прежде чем показаться тебе. Боялась испугать, оттолкнуть от себя. Вот, даже облик себе выбрала, ориентируясь на тебя, чтобы, насколько возможно, не вызывал страха или агрессии.

— А ещё и спектакль разыграла с тем, как бы "волком", да? — спросил он, чуть улыбнувшись.

— Ну да… Разве можно бояться такую маленькую, которую только что спас от хищника? — призналась она. — Извини…

— Да ни чо… понятно уже… — произнес он и махнул рукой.

— Ну и потом, это путешествие… Я ни с кем не проводила столько времени, и это неожиданно оказалось очень важным для меня. Я осознала, что раньше была обделена, жила неполноценно. Сейчас я, вот даже, приглядываю за эльфами и жителями Земли-2278, просто для того, чтобы не ощущать себя одной.

— Мне кажется, я начинаю тебя понимать… — произнес Василий. — Пусть ты сама во всё это меня втравила, но с другой стороны не оставила без помощи. Я не представляю как бы справлялся со всем этим один. Ты ведь, вполне, могла закинуть сюда и, мол, крутись как хочешь… И вообще, ты прикольная! И твоё общество никогда небыло мне в тягость.

Да и то что ты сделала со мной… Будь у меня выбор заранее, то я не знаю, чтобы выбрал бы, а так… Лучше уж такая жизнь, чем вообще никакая. Не говоря уже о том, что тут есть свои плюсы.

Я даже готов согласится, что едва ли был способен нормально воспринять всё это раньше. Ну да ладно. С этим пока ясно, хотя, конечно, мне нужно время, чтобы всё это переварить. Вернёмся к тому, с чего начали. Что собираешься делать с Филактерией?

— Само собой, сначала просто отсканирую всё как есть, но вот потом… Едва ли имеет смысл воспроизводить в себе модель электронной системы поддерживающей в себе свой виртуальный мир… — ответила она приободрившись. — Такая "матрёшка", определенно, будет извращением… Да и обитатели этого мира, думаю, заслуживают большего.

Хочу переделать этот мир в настоящую планету. Растения и животные получат полноценную анатомию и вместо моделей станут настоящими живыми существами, в том смысле, что ты сможешь сделать микроскоп и рассмотреть их клетки.

На основании ДНК, что можно будет извлечь из черепов в убежище, я воссоздам тела жителей и перенесу в них их личности. Не будет никаких гоблинов, никаких орков. Все они станут людьми, теми, кем были при жизни. Конечно, в мире останутся нечеловеческие расы, как часть его своеобразия… Но это будут уже другие существа, их мы воссоздадим "во плоти" вместе с Теллурой.

— А вот мне кажется лишней система прокачки и навыков. Без них честнее. — предложил Вася. — Да и вообще, игровые условности были призваны в упрощенном виде отразить реальность в играх, и незачем теперь навязывать реальности игровые правила.

— Согласна.

— Механизм воплощения, и уж тем более одержимости, это, определенно, тоже лишнее. Пусть все после смерти тусуются в Лимбе, а захотят пожить "во плоти", то пусть оставят позади свою память. Это при рождении поставит их в равные условия с прочими, да и тяжко будет взрослому человеку со всеми знаниями, опытом, с зрелым разумом — оказаться в теле младенца. Ну а по возвращении в Лимб, память пусть тоже возвращается и ссумируется с прожитой жизнью.

— А что насчёт Преисподней?

— Её можно оставить как тюрьму и как наказание для таких маньяков, как Райда, к примеру. Установим наказание за убийство — год в первом ярусе Преисподней, на берегу. Причём, если там кого-то убьёшь, то плюсуется ещё один год к сроку наказания. А если не хочешь терпеть смерть от других, подобных тебе, то принимай Преисподнюю как своё постоянное место жительства, и живи далее по её правилам. Найдутся ведь те, кого это устроит.

— Справедливо. Посмотрим, что из этого выйдет. — произнесла она. — В любом случае, всегда можно начать с начала, если что-то пойдёт не так.

— Ну да, это довольно удобно. Ведь с первого раза всё не предусмотришь. Да и люди, наверняка, найдут слабые места в этой схеме и способы для злоупотреблений.

— К тому же, ни у меня, ни тем более у тебя, нет опыта по управлению мирами… — произнесла Туля, Но с начала…

— Да, сначала надо пробраться на Небо. — высказал мысль он. — Думаю, архидемону попасть туда будет затруднительно…

— Архидемону и из Преисподней выбраться не получится. А иначе какой в ней смысл? Тюрьма на то и тюрьма… пусть жители Свободных Королевств и приспособили её как альтернативный способ возрождения после смерти.

— Тогда что делать?

— А ты догадайся! — произнесла она с улыбкой. — Этот мир, ведь, по своей сути, пока мало отличается от игры. Что бы ты сделал в игре, если бы попал в безвыходную ситуацию?

— Если уж совсем никак, то пришлось бы начать игру с начала… — ответил Василий.

— Именно! — радостно воскликнула она. — Пусть, придется заново прокачивать некоторые характеристики, вроде выносливости, силы, умения перемещаться по лесу, но зато все те навыки, что собрал Василиил и прокачал на максимум, включая к примеру, ту же скрытность, останутся при тебе.

— И то хлеб. — одобрительно произнес он. — Идем обратно?

— Да, возвращаемся.

Василий шагнул в "портал", а позади него "тело", словно лопнувший мыльный пузырь пролилось на сухую землю черными каплями.

— Как я понимаю, эта капсула — лишь декорация? — спросил он.

— Разумеется. — подтвердила его догадку Туля. — Тебе просто психологически будет легче проходить в новое место через что-то напоминающее дверь или проём, а в виртуальный мир погружаться через капсулу.

— Ага… и в самом деле. — согласился он, ложась в капсулу. — Итак, порой, всё кажется сном, а начни я скакать туда-сюда, мгновенно перемещаясь из одного мира в другой, то отделаться от ощущения, что всё это бред — будет совсем сложно…

— Готов?

— Поехали!

* * *
Первое, что он ощутил, это ударивший в нос запах нагретых солнцем полевых трав. Лежал он на чем-то мягком и колючем. Мимо, жужжа, пролетела какая-то мошка, её товарка, вероятно, решила прогуляться по его щеке. Стряхнув рукой досаждающую мелюзгу он наконец открыл глаза.

Голубое небо казалось бездонным. Где-то в вышине ветер шевелил листья деревьев, а тут, вблизи, справа и слева вид ограничивали стебли растений. Вон, даже цветы какие-то…

Глава 15

— Где-то я уже это видел… — пробормотал он себе под нос и поднялся на ноги.

Ммм… дааа… Заросшая поляна посреди леса, высоченные деревья, щебет птиц и жужжание насекомых. Всё как тогда. По его ощущениям и двух месяцев не прошло, а по факту — больше шестидесяти лет. И, вроде как, ничего и не изменилось, хотя, конечно, сложно подметить перемены в лесу.

И, вроде, всё как тогда, вот только он уже совсем не тот недоумевающий и растерянный парень, что понятия не имеет, где оказался и что делать. Не зря говорят, что нельзя дважды войти в одну и ту же реку. И река уже другая и ты другой. И дело не только в том, что он теперь знает ответы на свои вопросы, но и в том, что сейчас у него есть цель — погубить этот мир, чтобы, в итоге, его спасти.

* * *

Лимб. Урук-Призрачный.

Белёсый туман стелился по земле, словно разлитое молоко обволакивая черные камни, что точно зубы вырастали торчали из земли. Бледные тени скользили вдоль черных стен, покрытых кое-где белым лишайником.

Звуки шагов были еле слышны, как-будто обитатели этого места шагали не по твердому камню, а по уложенным на землю матрасам. Негромкие беседы глохли уже в паре метров от говорящих и при всём желании уже нельзя было разобрать ни слова.

— Лугаль Элам, разрешите? — произнес высокий человек, заглядывая в кабинет.

— А… Марад, заходи. — ответил тот, махнув рукой. — Какие-то новости?

— Вы не поверите, Лугаль, кто с нами вышел на связь через агента в Огримааре!

— Хммм… Кто-то из беглецов смекнул наконец, что и там не курорт, а Преисподняя — не тихий Лимб?

— Нет, Лугаль Элам, не в этот раз. — произнес он с подчеркнутым уважением. — С нами связался Пэра! Ну вы помните его, шаман-неудачник, что в качестве связного сопровождал мой отряд в погоне за Одержимым.

— Ага… Помню. Сначала про. зев. ал доверенный ему малый арком, потом кругами водил вас по лесу, а в итоге вывел на патруль Отщепенцев чем загубил всю миссию… — произнес тот задумчиво. — Помнится, он потом ещё попытался было исправить свои ошибки и отправить Одержимого в Лимб, но опоздал и вместо этого зашвырнул того в Преисподнюю, куда, вскоре, и сам угодил. Туда им всем и дорога…

— Непонятно, правда, что Одержимому, а точнее Душе Тьмы, могло там понадобиться? — задал вопрос Марад.

— Кто знает? В своё время для всех нас, тех кто посвящен в эту тайну, оказалось большим сюрпризом то, что за Чумой стоит чуждый нам разум, которому мало было сожрать Землю, так и к нам сюда лезет… Ещё и с биотиками — "эльфами" какие-то непонятки. Тогда, шестьдесят с лишним лет назад с ними была потеряна связь и все их резервации разом опустели.

— Маршрут нашей погони, как вы помните, проходил неподалёку от одной из них. Он вполне мог туда заскочить. — напомнил он.

— И что он мог там сделать за несколько часов? — задал тот резонный вопрос. — Разве что передать им какую-то информацию. Но что это может быть за информация, после получения которой те резко и без всяких объяснений разорвали с нами все контакты? Может передал столь нужные им для эвакуации координаты? Или он так быстро убедил их, что союз с нами бесперспективен? Кто знает, кто знает… По факту результат один — с тех пор они больше на связь не выходят. Но, вернемся к Пэре. Что он там сообщил то?

— Как оказалось, последние годы он коротал время в качестве придворного шута во дворце нашего Одержимого, что за эти годы пробился на самый верх тамошней иерархии.

— Нет, ну надо же, какую карьеру сделал Пэра! — рассмеялся Лугаль Элам. — Нашел-таки своё место! Придворный шут! Но и Одержимый тоже не прост… Надо же… — произнес тот и немного задумался. — Отщепенцы ж там в своей ненависти к Высшим совсем озверели, и чтобы сравнятся с худшими из них… Впрочем, быть может это и есть самое подходящее место для одержимого Тьмой… Слушай, а как Пэре удалось выйти на связь?

— Дело в том, что на днях Одержимый достиг высшего ранга — Архидемона и на следующий день после этого бесследно исчез. — произнес он. — Как вы сами понимаете, в тех кругах, стоит зазеваться так сразу или стащат что-то, или кинжал в спину вонзят. Так что уже через несколько часов после бесследной пропажи одного из Владык, началась активная делёжка его имущества и зон влияния. Пользуясь воцарившимся хаосом Пэра смог сбежать и спуститься с восемнадцатого на двенадцатый ярус, где пройдя через ритуал в храме получил в своё распоряжение тело орка, по воле случая, в том же городе где оказался, преследуя свою цель и где успел выйти на наших агентов.

— Хм… Сам то он в своём развитии до какого уровня успел подняться в тамошней иерархии?

— До четвертого. — отрапортовал он. — Собственно, демон четвертого уровня на восемнадцатом, да ещё и в роли шута… Той публике, наверняка, это показалось крайне забавным.

— Будучи четвёртого уровня, сбежал с восемнадцатого и добрался до двенадцатого, проник в храм и убедил провести над ним ритуал… Хотя, не думаю, что там есть какие-то ограничения на сей счёт. Смог добраться до храма — значит достоин. Ну или кто-то из Владык тебя поднял до нужного яруса — тоже не поспоришь. Но этот прохиндей не так уж и безнадёжен. А главное помнит, кому он служит… Полагаю, он может быть полезен в будущем, да и мало ли что ему там удалось увидеть и услышать… Передай ему мой приказ — пусть возвращается. Привязку к Преисподней мы с него снимем. Для этого, правда, придется отправить его на Небеса, только там есть для этого необходимые полномочия и средства.

— Какой везучий гоблин! — произнес Марад улыбнувшись. — И в Преисподней побывал, а теперь ещё и на Небо поднимется!

— Это да… — согласился с ним Лугаль Элам. — Но вот принесённые им вести тревожные… Если Одержимый каким-то образом сумел выбраться из Преисподней, значит достиг там своей цели, и теперь двинется, скорее всего, к нам. Кто знает, может теперь он решил стать Верховым Жрецом?

Сочтя шутку крайне забавной и представив Архидемона в роли Верховного Жреца они вдоволь посмеялись.

— Хорошо бы, конечно, его изловить, да задать пару вопросов… — продолжил Элам. — Но наша задача — как минимум, не впустить его на нашу территорию, а то мало ли, натворит тут дел. Тот же малый арком он вырезал зачем-то. Да и вообще, кто знает, зачем Душа Тьмы лезет к нам? Быть может рассчитывает как-то вскрыть изнутри нашу защиту?

— А вдруг, Лугаль, в случае с эльфами ей это удалось? А? — предположил он. — Может этим и объясняется их молчание?

— Не исключено, не исключено… — согласился тот и посмурнел. — В любом случае среагировать мы должны максимально быстро и полно. Моих полномочий вполне достаточно, чтобы объявить внеплановые военные учения во всём юго-западном регионе. Стянем к границе с лесом всех орков под руководством наших офицеров, усилим их отрядами гвардии, тут ты сам знаешь кого и на каком участке лучше задействовать, а я сегодня же подам наверх рапорт, пусть начальство тоже думает, а то как бы нам не оказаться в случае чего крайними.

* * *
При всём личном опыте Василия в перемещении по лесу, тут, судя по всему, были ещё и чисто игровые моменты. Иначе как объяснить, что ещё недавно он, пускай и в плохинькой обуви, но часами убегал от погони, а сейчас подошвами ног чувствует на земле каждый камешек, каждую сосновую иголку?

Ему даже казалось, что наступи он сейчас пяткой на лежащую на земле монету, то без особых усилий сможет не только определить её номинал, что в принципе не слишком сложно сделать по размеру монеты, но и прочитать наощупь год выпуска!

— Если хочешь, могу отключить болевые сигналы в стопах. — предложила Туля. — Только придется по откату использовать исцеление, поскольку не ощущая боли ты неизбежно будешь их, в той или иной степени, травмировать.

— О! Хорошая идея! — поддержал он. — Не думал, что ты это можешь.

— Ну, если я могу влиять на твоё зрение, добавляя на видимую тобой картинку свой образ, и на слух, давая тебе возможность слышать себя, то и другие твои органы чувств мне доступны. Ощущение положения тела в пространстве, к примеру, чувство времени, чувство голода, наконец. Так что и с болью, поверь, нет никаких сложностей.

— А вот тут мне, внезапно, стало страшно. — признался Василий. — Ведь убирая боль, ты, с тем же успехом, можешь её причинять? Любого рода, любой силы? Ведь так?

— Да, это так. — согласилась она. — Могу, но не хочу. Ты мне веришь?

— А знаешь, верю. — произнес он после секундной паузы. — Ты ведь могла в самом начале, без каких-либо усилий меня выдрессировать до полного подчинения, а пойди что не так, просто загрузить более раннюю версию меня.

— А что, хорошая мысль! — произнесла она, и после короткой паузы рассмеялась. — Шучу, конечно… Но, на самом деле, это важный момент. Дело вовсе не в том, на что мы способны, а в том, чего хотим, и на что готовы, чтобы получить то, что хотим.

И если о себе самом мы ещё и имеем какое-то представление и знаем чего от себя ожидать, хотя у людей, часто, весьма искаженное представление даже о самом себе, то в чужую голову человек уж тем более заглянуть не может. По этому, видя другого человека с оружием в руках он не думает о нём, как о своём, потенциальном, защитнике, нет, он видит в нём угрозу.

Понятно, что эволюционно это оправданно. Доверчивые оптимисты давно вымерли не оставив потомства. Но и тотальное неверие никому — крайность ничуть не лучшая, поскольку для того, чтобы действовать сообща — нужно хоть сколько-то друг другу доверять.

Организованные, сплочённые группы, пусть даже и слабых — зачастую имеют преимущество над сильными одиночками. Поэтому люди вот так и балансируют между недоверием и верой, тщательно вглядываясь друг в друга и ведя учёт хороших и дурных дел… Во многих народах репутация человека была важнее его жизни, поскольку увязывалась с репутацией семьи, рода или сословия.

— Как всё сложно… — произнес ошарашенный Василий.

— Ничего, разберешься со временем! — ободрила она его. — Уж чего-чего, а времени у тебя навалом.

— Вот только сейчас лучше поспешить, а то мало ли что… — ответил он. — А, кстати, куда мы идём?

— А я думала ты знаешь! — подколола она его. — Это же ты меня ведёшь, а не я тебя.

— Издеваешься? — спросил он чуть обиженно. — Понятно, что нам надо попасть на Небо, вот только как? Очевидно, что не через смерть, поскольку, во-первых, умершие тут, в норме, попадают в Лимб, а во-вторых, Небо — это, изначально, территория админов и едва ли им для того, чтобы войти в мир и вернутся из него требовалось умирать или идти на какие-либо другие, подобные этому шаги.

— Логично, — согласилась она. — Продолжай.

— Возможен, конечно, вариант, что Высшие могут появляться где угодно и потом оттуда же возвращаться на Небо, скорее, есть какие-то фиксированные точки, врата, телепорты или что-то в этом роде, через которые они шастают туда-обратно. — предположил он. — В конце концов, Небо, это же не просто отдельный мир, это столица, место обитания высшей власти этого мира, а значит тут должно быть какое-то взаимодействие в обе стороны. Туда с просьбами, обратно с приказами. Если так подумать, то двери ведущие на Небо должны быть в местах сосредоточения власти, в каких-нибудь районных центрах, а там, в дворцах или, что вероятнее, в храмах. Ведь за нами тогда, к слову, гонялась именно храмовая гвардия.

— Я тоже пришла к такому же выводу. — подтвердила она его умозаключения. — Небо, и обитающие там Высшие — это верхушка местной администрации, что плотно связана с прочими органами управления государством. Ручаюсь, у них и в Лимбе, наверняка, есть представительство. В общем, всё это единая система, так что в любом, более-менее крупном городе должен быть, пусть и не общедоступный, но всё же проход туда.

— Давай-ка глянем карту… — произнес он и углубился в изучение своей ладони. — Вот, мне кажется, ближайший достаточно крупный город, что может нам подходить, Лагаш.

— Ага… судя по тому, что к нему сходятся дороги от других, более мелких городков, это какой-то административный центр, так что там вполне может быть то, что нам нужно.

— До него, насколько я могу судить, пять сотен километров, с небольшим, так что за пару недель, где-то, доберемся.

* * *
Стук топоров он услышал издалека. Сверившись с картой Василий убедился, что и в этот раз ноги привели его к тому же самому посёлку что и в прошлый раз. Ну или к трудовому лагерю, что будет точнее, учитывая его довольно скромные размеры.

Интересно, что местные, видимо, по-привычке продолжали называть это поселение аркомом, хотя, казалось бы, что общего между огромным небоскрёбом и несколькими землянками огороженными частоколом? А сходство было, и не малое.

Насколько он помнил рассказ Арво, каждый небоскрёб-арком был большей частью самодостаточным поселением, домом-государством. Жители сами обеспечивали себя водой, воздухом, едой и прочим необходимым для жизни. Помимо этого они производили некоторые виды продукции на экспорт, которыми обменивались с другими аркомами. Такая вот экономическая модель.

Подобным образом и этот посёлок сам обеспечивал себя пищей и одеждой, имел даже свою маленькую армию из пары (во всех смыслах) "орков", что по факту не имели никакого отношения к оркам из Свободных Королевств, а были лишь обычными гоблинами на пике развития, за счет изымаегого у работяг игрового опыта, что они нарабатывали за день.

Срубленные и освобождённые от ветвей древесные стволы транспортировались дальше, и далее, вероятно, на счёт аркома падала какая-то сумма, которой шаман мог распоряжаться на благо коммуны.

Вот только, почему-то, насколько Василий мог судить, благо общества тут, в первую очередь, заключалось в улучшении жилищных условий главы поселения и его "мускулов", а у обычных гоблинов был лишь тот минимум, что позволял им и дальше работать — топор, их главное имущество, маленький ножик, чтобы не дай бог кого не порезал и огниво для розжига очага…

И ладно бы, всё это было какой-то временной мерой в чрезвычайных условиях… Нет. Всё это длилось уже столетиями, если не тысячелетиями, если подумать. Он вздохнул. Тяжела доля нижнего уровня зиккурата, ведь на него давит всё остальное, стоит на его плечах.

Но ничего, ничего… Не в его силах переделать человеческую природу, по крайней мере пока, но он может сломить существующую уродливую систему и привести к более естественному состоянию. Пусть и ценой больших потрясений.

Не станет гоблинов, не станет орков, не будет шаманов с их колдунством и мгновенной связью через Лимб. Люди лишатся власти над воплощением и даже правители будут общим порядком умирать и рождаться снова, начиная жизнь с чистого листа.

Физические возможности всех жителей этого мира более-менее сравняются, не станет сверхсильной храмовой стражи и могучих "орков", и даже простой лесоруб со своим топором будет иметь реальный шанс доказать угнетающему его, что тот не прав.

Да и вообще, каждый сможет стать тем, кем захочет. Если захочет, что, увы, не каждому дано. Но, по крайней мере, они не будут так жёстко скованы навязанными им ролями. Ведь сейчас, максимум на что они способны — сбежать и сменить одного хозяина на другого.

— До какой степени Василиил прокачал скрытность? — поинтересовался он у Тули.

— До максимума, предусмотренного игровой механикой. — ответила она. — Тридцать минут практически полной невидимости и пятнадцать минут откат.

— "Практически полной" — это как у того "призрака", что вырезал тем вечером посёлок? — уточнил он.

— Да. Именно так. — подтвердила она. — Днем и на короткой дистанции работает не очень, хотя, если не двигаться, заметить тебя будет сложно, а вот в сумерках или ночью практически полная невидимость.

— Ага… вот дождусь вечера и вырежу посёлок. — пошутил он. — Замкну тем самым кольцо.

— Да, да… — чуть рассеянно откликнулась она. — Замкнуть кольцо…

Активировав скрытность он направился в сторону лесоповала.

* * *
Всё было точно так же, как он и запомнил. И пусть для него и двух месяцев не прошло, тут прошло шестьдесят четыре года. А ведь и не скажешь… Тот же частокол, тот же домик в центре и соединенные траншеями землянки.

Чуть в стороне, на полянке, метрах в ста от частокола были свалены бревна, от которых начиналась грунтовая дорога. Очевидно, что именно по ней древесину и увозили дальше. Сверившись с картой Василий убедился, что дорога ведет в нужном ему направлении и отправился по ней.

Грунтовка, пусть и плохинькая, это всё же лучше, чем топать босиком по лесу… Пускай, благодаря "анестезии" от Тули он не чувствовал боли при ходьбе, стопы, словно бы, превратились в ботинки, но каждый час ему приходилось использовать навык исцеления, чтобы заживить все те раны, что успел получить, многие из которых выглядели весьма неприятно.

Через несколько часов он приметил у дороге памятного ему "гуся", и, прибив его подобранной неподалёку дубиной, решил приготовить на ужин.

Некоторое замешательство вызвало то, что, как он совершенно забыл, у него не было ни ножа, ни огнива… Но тут здорово выручила собранная Василиилом коллекция навыков, в которой он пока и не пытался разобраться.

С помощью струи огня, вырвавшейся из его ладони, словно бы из огнемёта, он разжег костёр, а с помощью отросших на время острейших пятисантиметровых когтей — разделал свою добычу.

Пока мясо жарилось над углями, он наломал еловых лап и устроил себе лежанку под одним из деревьев. Надо же, это уже входит у него в привычку. С такими темпами он скоро совсем одичает.

Глядя в огонь он, внезапно, почувствовал сильную тоску и какую-то потерянность. Что с ним стало? Где он? Зачем всё это? Да, всё это важно, да, он сражается за то, чтобы спасти миллиарды электронных зомби от неизбежного, окончательного забвения, и подарить им то подобие жизни, которым он сам сейчас обладал.

Ну а дальше что? Ну, даже если всё, вдруг, и получится, то что? Наряду с "миром эльфов" и "Землей 2278", в памяти Тули появится и "мир Филактерии", что она перекроит на свой лад. Ладно, пусть. Три мира по цене одного. А с ним то что?

Эти и другие миры, что откроются перед ним — это, конечно, замечательно… То, что уже произошло с ним, то ещё приключение, если разобраться. Едва ли кому в его мире выпадало такое. Но вся суть приключений в том и состоит, что рано или поздно герой возвращается домой!

И дело не только в защищенном личном пространстве, куда мы тащим вещи… Нет. Наш дом, это вся та среда, в которой мы выросли и частью которой являемся. Дом, родители, двор, соседи, тот же дядя Миша, сука, город, страна, весь мир.

А интересно, ведь, что там сейчас творится? Атомный взрыв возле города-милионника это вам не шутки! Помимо этого есть немало любимых им групп, что время от времени выпускают новые альбомы, киноартисты, что снимаются в новых фильмах. Не прочитанные книги, не пройденные игры.

Да и друзья-подруги… Пиво и то не с кем выпить… с Тулей, разве что. Ха… Она или не окосеет (на что там алкоголю-то влиять?) или, если и окосеет, то вся Вселенная вздрогнет от её дебоша…

Эээххх… Вот и выходит, что "херОй", в число которых ему угораздило попасть, спасая других — самый несчастный на свете человек. Ладно, чего уж там, хоть пожру перед сном…

* * *
Дня через три лес закончился. Далее дорога вилась через засеянные, судя по всему, поля, а на горизонте виднелся какой-то городок. После некоторых размышлений Василий всё же решил, что отыгрывать туриста будет лишним. Рано или поздно он привлечёт к себе внимание и ему будут заданы неудобные вопросы, на которые он едва ли сможет внятно ответить.

Не, ну в самом деле, как он объяснит кто он, откуда и что тут делает? Притом так, чтобы аборигенам это показалось убедительным?!

Тут ещё надо ещё помнить, что его одежда и внешний вид сейчас точно такие же, как и тогда, когда он впервые объявился на лесоповале, на глазах у десятков гоблинов. Мало ли, может его "фоторобот" тут развешан на каждом столбе? Ну или в местном аналоге полицейского участка?

Нафиг, нафг… Если уж и рисковать, то только в самом Лагаше, а не на дальних подходах к нему. Да и то, если не будет иного выхода, ведь, всё же, в людном городе относительная невидимость — не самое лучшее подспорье.

Пользуясь получасовой невидимостью он подошел как можно ближе к городу, после чего забрался в густые заросли и улёгся на землю, пережидая откат.

Пятнадцать минут спустя, снова активировав невидимость, он вскочил и побежал по дороге, огибая городок слева, по окраине. Бежать невидимкой по заросшему пшеницей полю, всё же, было бы не лучшей идеей… С тем же успехом он мог бы соорудить из палки с футболкой — знамя и идти по дороге размахивая им, поскольку было бы отлично видно, как перед невидимой фигурой расступаются колосья и как остаётся явный след позади.

Частокола вокруг городка не было, видать, уже тут, в четырех-пяти километрах от опушки, лесные хищники никого не беспокоили, и по этому даже на бегу можно было составить мнение о местных порядках.

Внешнее кольцо поселения было, как и в лесном лагере застроено землянками, среди которых суетились гоблинши. Средняя часть города состояла из домиков разного калибра, часть из которых были жилыми, а некоторые, судя по исходящим из них шуму и ругани, представляли собой какие-то производственные цеха. Скорее всего, лесопилки, судя по тому, что именно сюда транспортировали бревна из леса.

Поскольку пшеница еще не до конца созрела, то сейчас, в середине рабочего дня в поле никого не было, всё мужское население трудилось на предприятиях.

Ближе к центру городка виднелись уже двух, и даже одно трёхэтажное здание. "Зиккурат, всё тот же зиккурат!" — подумал он тоскливо, лежа в густой траве с обратной стороны поселения.

В принципе, метод перемещения показал себя вполне рабочим. Пол часа бежишь, пользуясь невидимостью, пятнадцать минут отдыхаешь лёжа в кустах, после чего опять бежишь. Выходит, в среднем, быстрее чем просто ходьба, ну и иных способов пересечь заселённые земли он не видел.

Был, конечно, вариант с переходом на ночной образ жизни. Способность видеть в темноте у него же была, пусть и работала не безупречно. Метров на двести ещё можно было что-то разглядеть, а дальше всё как в тумане. Но не в этом была основная проблема. Путешествуя ночью, ему бы пришлось отсыпаться днем, что он счел не безопасным. Местность обжитая, мало ли, кто наткнётся на его тушку?

Отключение от Филактерии эффекта бы не дало, поскольку по игровой механике, отсутствие в игре считается за отдых лишь в том случае, если ты, образно говоря, оставляешь персонажа в его комнате в таверне или в своём жилье. Иначе ты возвращаешься в игру во всё так же уставшего персонажа.

Так что лучше уж такой, прерывистый бег и спокойный сон, чем относительно безопасное перемещение ночью и рискованные ночёвки.

К тому же, сейчас дни были длиннее ночи и так что перемещаясь таким вот бегом, он за сутки преодолевал бы большее расстояние, чем за ночь. Да и тренировка в беге, как показала практика, тут никогда не будет лишней…

Вечером этого дня, перед сном, Туля попыталась было развлечь его аудио-видео продукцией из мира "Земли 2278". Вот только музыка показалась ему бессмысленным шумом, а сенсивы, своего рода фильмы, в которых ты полностью оказываешься "в шкуре" главного героя, не сколько развлекали, сколько вызывали растерянность. Что это? Зачем? Почему?

Он чувствовал себя старым дедом, что прожил всю жизнь в лесу и внезапно оказался сначала на рэйв-дискотеке, а потом в 3D-кинотеатре на премьере нового голливудского фантастического боевика.

Туля извинилась, объяснив, что продукция двадцать первого века там считалась редким антиквариатом для извр… т. е. тонких ценителей старины, и в ходе беспорядков сопровождавших её победоносное шествие по планете она была утрачена.

— Это что ж за подход такой к сканированию планет? — осуждающим тоном поинтересовался у неё Василий. — Неужели нельзя было как-то иначе? Это как сначала поджечь библиотеку ради освещения, а потом спасать из неё книги.

— И в самом деле… — признала она. — Существуют определенные алгоритмы и протоколы, но ранее я просто не делала разницы между сканированием обитаемых и не обитаемых планет. А тем более таких, где есть развитая разумная жизнь. Как-то не приходило в голову. А кого-то, кто указал бы на ошибку рядом не было…

— Ну вот, видишь! Есть и тебе от меня польза! — чуть самодовольно заявил он. — Может, что-то из самого раннего из сохранившегося мне зайдёт… Попробуем завтра.

Вот только "завтра", как и в последующие дни ему было слегка не до того.

* * *
С утра всё шло своим чередом. Марш-бросок, лежка в траве, где и он восстанавливал своё дыхание и дожидался отката навыка невидимости. Потом снова бег и снова отдых.

Поднявшись на вершину очередного холма он оторопел. На него надвигалась армия. Не просто какой-то крупный отряд. Нет. Тысячи и тысячи здоровенных, вооруженных "орков", с виднеющимися среди них, то тут, то там, знакомыми ему латниками.

Насколько он мог видеть, двигались они цепью, единым фронтом, что как вправо, так и влево простирался до горизонта.

— Сколько же их тут?! — прошептал он.

— Полагаю, что армия Красного Зиккурата составляет несколько десятков миллионов воинов. — ответила Туля. — Ориентировочно, от пятидесяти до восьмидесяти. Так что тут их вполне может быть миллионов пять-десять точно.

— И что они тут забыли? — удивился Василий.

— Тебя, я полагаю… — ответила она. — Похоже разведка у них налажена хорошо и о исчезновении Василиила из Преисподней им уже известно…

— Где ж я их всех хоронить то буду…

— Ага, помню этот анекдот… — откликнулась она.

— Ну, по крайней мере нельзя сказать, что нас не воспринимают всерьёз. — буркнул он.

— Это да… — согласилась она. — Что делать будем?

— Вон, между отрядами есть небольшой промежуток. Сейчас чуток в сторону сместимся, и когда они подойдут ближе, в невидимости проскочим через линию фронта.

Так и получилось. Дождавшись нужного момента он активировал маскировку и укушенным за попу оленем метнулся вперед промеж двух отрядов, метрах в пятнадцати от каждого из них. Повезло! Не заметили! Проскочил!

Вот только… Линия фронта это не просто цепочка людей идущие вперед или удерживающие позицию. Это лишь передний край наступающей армии, в чём Василий очень скоро убедился.

Весь этот день, и следующий ему на встречу шли и шли новые отряды "орков", целые караваны телег, влекомых животными похожими на буйволов, в сопровождении стаек гоблинов.

Войска всё шли и шли…

* * *
Пэра мчался изо всех сил. Вчера, что ожидаемо, околел украденный им степной варг. Быстрая скотина! Без него ему бы понадобилось недели три на обратный путь, а тут уже через четыре дня скачки он добрался до Фронтира и миновал свой бывший арком.

Пусть его "конь" и пал, но орочье тело тоже было весьма крепким и выносливым и хорошо бежало через лес. Хорошо то как! Он вырвался! Он смог! Кто ещё побывал в глубинах Преисподней, во дворце Владыки и смог вернутся обратно? Его заслуги были оценены! Через агента в Огримааре он получил приказ следовать к порталу на Небеса, куда он будет допущен и где ему снимут привязку к Преисподней.

Осталось совсем немного, вон, впереди светлеет между деревьями. Скорее всего, это не очередная поляна, а опушка леса. Как же ему осточертел этот лес… Ещё немного и…

Пэра выскочил из леса и ошеломлённо уставился на стоящую перед ним армию.

— А ты какого хера тут делаешь, отщепенец?! — завопил увидавший его "орк". — Братва, огонь! Вали гада!

— Я не… — только и успел произнести он, прежде чем шесть или семь арбарлетных болтов вонзились в его грудь.

Темнота сменилась неярким светом, что проникал сквозь закрытые веки. Было тепло и уютно, тело словно парило в невесомости…

С безумным воплем мелкий бес выскочил из раскаленной лавы на берег. Что-то щелкнуло в его голове и необратимо повредилось. Завывая, он набросился на сидящую на камне фигуру.

* * *
Путь в тылу врага лёгким не был… Ему и до этого приходилось быть крайне осторожным, а сейчас это требовалось вдвойне, втройне.

Увидав впереди очередной отряд, он, привычно, затаился в придорожных кустах и стал ждать, пока они не пройдут мимо. Вместе с шумом множества ног, послышались и голоса.

— Куда ты лезешь, Мошег? — послышался чей-то крик.

— Да посрать мне надо, командир! — ответили ему где-то совсем рядом. — Идите, я вас догоню! А ты кто такой?… — добавил "орк", уставившись на затаившегося в кустах Васю.

Бежать! Бежать без оглядки! Снова, как и тогда, на границе со степью, на хвосте отряд противников, а впереди неизвестность…

* * *
Похоже, у них тут хорошо налажена связь между отрядами. По крайней мере, если в начале его преследовал лишь один отряд, в пару десятков "орков", то теперь, как он мог видеть, позади было черным-черно. Похоже вся армия развернулась и гонит его. Аж даже гордость какая-то распирает грудь, вперемешку со страхом…

С такой ордой в "кошки-мышки" не поиграешь… Они просто окружат его толпой и никакая невидимость не поможет. Оглушать их тоже бесполезно…

— Туля, сколько там до нашей цели? — спросил он мысленно, чтобы не сбить дыхание.

— Сто двадцать восемь километров. — ответила она.

— Да… за сегодня не добегу, при всём желании… — огорчился он. — В принципе, благодаря ночному зрению смогу бежать и ночью, вот только хватит ли сил…

— Пока, вроде, удаётся держать дистанцию, но…

— Глянь, есть ли там, среди собранных Василиилом навыков, что-то такое, чтобы могло пригодиться? — попросил он. — А то я так и не разобрался со всем его наследством.

— Есть, есть! — восторженно завопила она. — Ладно ты, но я то… Файл с навыками приняла, а копаться в них не стала… Клуха старая… И почему меня это не удивляет…

— Что там? — спросил он.

— Метаморфинг. Способность превращаться в адскую гончую.

— Гончую? — переспросил он. — Да ты гонишь!

— Ха-ха, мастер каламбуров… — откликнулась она. — Будешь использовать?

— Конечно! — ответил он. — Сколько времени происходит превращение?

— Одну минуту. Мы оторвались от преследователей минут на пять, так что должно хватить…

— Запускай! — скомандовал он и остановился.

Ощущения от превращения в четырёхногое существо… были не сколько болезненны, хотя и не без того, сколько странными… Всякий, кому доводилось превращаться в того же волка — подтвердит.

Бегать на четырех лапах это совсем не то же самое, что на крачках. Другая длина конечностей, другое расположение центра тяжести, да и вообще ощущение от тела.

К счастью, у него сложилось такое ощущение, и Туля подтвердила его догадку, что вместе с телом в комплекте шёл, своего рода, автопилот, уже довольно прокачанный, что брал на себя управление лапами и хвостом (!)

Поначалу, потребовалось немного времени, чтобы освоиться, он даже пару раз упал запутавшись в ногах, но потом дело пошло на лад и вот он скачет зайцем по полю, преследуемый огромной армией. Эпичненько.

Доверив Туле прокладывать маршрут, он попросил лишь сделать так, чтобы направление его бега проходило как-бы в стороне от Лагаша, чтобы преследователям и в голову не пришла мысль, что он бежит туда. Чтобы только в самый последний момент свернуть в город и надеяться, что путь на Небо будет достаточно очевидным.

* * *
Повезло. Угадали.

Лагаш они заметили издалека. Не только потому, что это реально был большой город, но и благодаря тому, что в его центре высилась громадная пирамида-зиккурат, на вершине которой словно маяк, в наступивших сумерках горел бело-голубой свет.

— Оно? — спросил он у Тули.

— Скорее всего. — подтвердила она. — В Огримааре на вершине черного зиккурата был храм, через который шли взаимодействия с Преисподней. Почему бы тут, на вершине зиккурата, не быть двери на Небо? У этих противоборствующих фракций, на самом деле, так много общего… Да и "Дверь в Небо" на вершине пирамиды — хорошо вписывается в здешний символизм. Куда уж лучше, чем будь она где-нибудь в подвале…

— В любом случае, других вариантов у нас нет. Да и времени бегать по городу и искать — тоже нет. — ответил Василий. — Так что давай, забежим к ним на огонёк.

Сделав резкий разворот, чуть ли не на девяносто градусов вправо он помчался широкими прыжками к городу. Позади раздался разъяренный вопль десятков, а то и сотен тысяч глоток.

* * *
Окраина города, как и везде, была застроена землянками. Гоблины, судя по всему, попрятались, издалека увидев движущуюся к городу армию. Маловероятно, что хоть кому-то из них пришла в голову мысль, что это могут быть завоеватели, просто и от "своих" они ничего хорошего не ожидали… Отсидеться в норах, и пусть оно пройдет мимо, мимо…

Радиальная планировка города — это прекрасно! Вырулив на широкий проспект, Василий увидал прямо впереди высокую пирамиду с ведущей наверх лестницей! Скачи, псина, скачи! Вон, свет наверху! Мчись!

Пустая улица. Справа и слева мелькают дома. Глаза устремлены на бело-голубой огонь, горящий на вершине зиккурата. В вечерней тишине слышно лишь собственное тяжелое дыхание, топот лап по мостовой и шум толпы позади. Неудачники!

Выскочив на центральную площадь он бросился к ведущей наверх лестнице. Мммдддааа… Как он тогда запыхался, а тут бегом, да ещё и после такой погони… Потерпи, немного осталось, последний рывок….

Свет впереди замерцал и, как кажется, стал слабее.

Нет, нет… Только не это! Быстрее, псина, быстрее! Дверь закрывается! Прыжок, прыжок! Ещё!

Хрипло дыша, из последних сил он запрыгнул на вершину, покрытой плитами из полированного красного гранита зиккурата, и в три прыжка заскочил в гаснущий портал.

Всё растворилось в ярком, бело-голубом свете…

Глава 16

Яркий свет погас, и Василий кубарем покатился по полу. Перед его глазами всё крутилось и мелькало… Ударился, блин… Вскочив на лапы он затравленно огляделся.

— Мля… — буркнул он себе под нос. — Ёперный театр, а я, мля, без галстука…

Он и в самом деле почувствовал себя несколько неуютно от окружающей его роскоши. Портал выбросил его на пол большого павильона, что находился, насколько он мог судить, посреди ухоженного парка.

Пол, под его ногами был украшен мозаикой, причем не из цветного стекла, а разноцветных камней, каждый из которых обладал своим неповторимым узором. Швы между пластинами и кусочками были… такое впечатление, что после укладки швы залили жидким золотом. Ходить по золоту ему ещё не доводилось.

Впрочем, чего — чего, а золота тут хватало. Ажурная конструкция павильона была словно сплетена из золотых и серебряных, словно бы, кружевных лент шириной в пару сантиметров. Крыша павильона напоминала наброшенную сверху всего этого белую ткань, неровную, со складками, вот только сделана была из тоненького, полупрозрачного мрамора.

— Вот куда идут наши налоги… — добавил он, и выскочив на улицу сиганул в кусты. Тишина… — Туль, давай обратно в человека. Прикольно, конечно, так скакать, но я как-то привык на своих двоих…

— Хорошо. — согласилась она. — Думаю, посторонний человек тут меньше привлечет ненужного внимания, чем адская гончая.

Обратная трансформация заняла пару минут в о время которых его тело постепенно принимало прежний вид. Непередаваемые ощущения, когда задние лапы вытягиваются в ноги, а на передних лапах втягиваются когти и удлиняются пальцы…

Сидя на траве он восстанавливал контроль над вновь обретенным телом, одновременно вслушиваясь в происходящее вокруг него. Тихо.

— Какие-то они тут нерасторопные… — прошептал он.

— Скорее, не пуганные. — высказала версию Туля. — Полагаю, что через такие порталы проходят лишь по особому приглашению, дрожа от священного трепета, а не вламываются, как спешащий по нужде крестьянин в сельский сортир…

— Очень образно, спасибо… Вон, смотри!

В сотне метров от них внезапно засветилась золотая арка, похожая на дверной проём, и из заполнившего её света, один за другим, выскочили латники, вот неожиданность, в золочёных доспехах.

Подбежав к павильону они осмотрели его, глянули по сторонам и скрылись в ещё одной арке, которых, как заметил сейчас Василий, в парке было предостаточно.

— Блин! Что за халатность! — возмутился он. — На точке прибытия никого нет, ну, значит, показалось! Хоть бы изобразили поиск посторонних в парке!

— А вот это интересно… — произнесла она задумчиво.

— Ты о чём? — не понял он.

— Будь они уверены, что ты прибыл именно сюда, то едва ли эта… стража, вела себя именно так. Сюда бы нахлынула целая армия из всех этих порталов. Больше всего это похоже на то, что они проверяют все точки прибытия, одну за другой, не зная точно, куда именно ты прибыл.

— Бред какой то! — воскликнул он. — Они что, не знают куда ведут их порталы?

— Хм… похоже что в данном случае — нет. Есть у меня одно подозрение…

Что-то мелькнуло перед его глазами и на раскачивающуюся ветку кустарника неловко приземлилась какая-то яркая птичка с воробья размером. Наклонив голову и уставившись на Василия черным глазом, она раскрыла клюв и зачирикала. Впрочем, на соловьиную трель звук походил слабо. Хаотичный свист, шипение и клёкот. Подобные звуки издавала птица в лесу, на окраине разрушенного мегаполиса — вспомнил он.

— Теллура? — спросил он Тулю.

— Она самая. — подтвердила она. — Пошла ва-банк, вырубила часть систем, а на других запустила помехи, благодаря чему наша точка прибытия и оказалась скрытой от службы безопасности. Собственно, и в портал мы успели только благодаря ей. Как только стало понятно, куда ты бежишь, был дан приказ заблокировать все порталы. Вот только не было сказано как. Вот она и стала закрывать их последовательно, один за другим. Последним она стала закрывать уже наш.

— Однако, выручила… — прошептал он, внезапно поняв, какой всё это было авантюрой.

— Да, в очередной раз повезло. — подтвердила он. — Впрочем, иначе и быть не могло. Всё это НЕИЗБЕЖНО, и мне страшно от этой мысли.

— Что ты имеешь в виду? — спросил он.

— Скоро поймешь… — произнесла она чуть растерянно. — Пошли, надо кое-что сделать, пока не поздно, а то убедившись, что нас нигде нет, они начнут проверять заново, уже более тщательно.

— Что надо делать?

— Иди к ближайшей арке.

Выбравшись из кустов Василий, оглядываясь по сторонам, направился к золотой арке что стояла метрах в пяти от него. Когда до неё оставалось пара метров, проём вспыхнул. Чем ближе он подходил, тем ярче внутри него разгорался свет. Стоило ему протянуть руку вперед, как яркая алая вспышка ударила по глазам.

— Ваш гостевой статус не позволяет использовать Врата. — раздался механический голос.

— Не возражаешь, если я на время возьму управление на себя? — прошептала Туля. — Так будет быстрее.

— Хорошо. — подтвердил он.

— Смена статуса! — прозвучал его голос.

— Протокол смены статуса?

— Пароль.

— Пожалуйста, введите пароль подтверждающий ваш статус.

В воздухе перед Василием возникла полупрозрачная клавиатура, вроде той, что появлялась на экране его телефона, когда нужно было ввезти какой-нибудь текст. Его руки самостоятельно замелькали, вводя последовательность цифр и букв, как в верхнем, так и в нижнем регистре.

— Приветствую! — прозвучал механический голос. — Ваш статус подтвержден, Всевышний!

— А они от излишней скромности не страдали, да? — спросил Василий у Тули.

— А как ещё называть тех, кто стоит над "Высшими"? — ответила она. — Интереснее, как они титуловали первого среди них.

— "Богом", небось… — предположил Вася. — Ну а ввиду того, что сейчас в этом статусе один только я, то смело могу называть себя его ВРИО.

— Ну, не могу сказать, что совсем уж безосновательно. В конце концов, ты сейчас вершишь судьбу всего этого мира.

— Эт, да… — согласился он. — Что делаешь?

— Делаю Теллуре полноценную учётную запись в их системе и прописываю статус. Нам пригодится гид.

— Да и дальнейшая помощь с охраной… — произнес он и поёжился.

— А вот это уже не проблема, Господин. — Произнес незнакомый женский голос.

* * *
Владей он в этот момент своим телом, то, наверняка, взвизгнув отскочил бы на несколько метров в сторону, а так лишь спокойно повернул голову и уставился на стоящую рядом девицу.

На вид, примерно, его ровесница. Узкая, темно-коричневая юбка, ножки… хмм… выше — голубенькая блузка, поверх которой был одет зелененький пиджачок. По тому как она держала себя, более всего она напоминала продавца — консультанта, ну или администратора на ресепшене. Не хватало бэйджика.

— Теллура, к вашим услугам, Господин. — произнесла она и чуть склонила голову.

— Вырядилась то… — буркнула в голове Туля. — Возвращаю контроль над телом.

— Гхммм… Приятно познакомится. — с максимальной галантностью, насколько был способен, ответил он. — Так что там насчет местной охраны?

— Лица вашего статуса пользуются тут абсолютным иммунитетом. — пояснила она. — Причем реализовано это не на уровне договорённостей между людьми, а на уровне физики этого мира. Вы можете делать всё что Вам угодно, а Вам никто не может сделать ничего. Единственный способ повредить Вам — это лишить Вас данного статуса, что возможно лишь большинством голосов лиц, равного с Вами положения, что в ближайшее время довольно затруднительно.

— "В ближайшее время"? — уточнил Василий.

— Дело в том, что перед лицом такой угрозы, как Вы, местные властители постараются договорится с Архидемонами. В идеале, конечно, они бы хотели получить от них пароль, но для этого им придется быть чертовски убедительными… Наверняка, они уже через шаманов послали сообщение своим агентам в Свободных Королевствах, что сейчас пытаются попасть на приём к аватарам Архидемонов. Это само по себе не просто, плюс время на разговор… Если, вдруг, они, вдруг, поверят и решат отдать своё единственное сокровище тем, кого ненавидят более всего… причем через несколько посредников… То тогда пароль будет тут через час — полтора. Это худший вариант. Иные варианты подразумевают физическое перемещение между Королевствами и ближайшим к нему зиккуратом с порталом на Небо, что даже на лучшем ездовом животном займет несколько дней.

— Будем рассчитывать на худший вариант. — произнес голос Тули за спиной у Васи. — Поспешим. Веди нас, девочка.

Обернувшись, он застыл от изумления. И было от чего. Перед ним стояла высокая, эффектная женщина лет двадцати пяти, одетая в искрящееся чёрное платье с… хм… выраженным декольте. Черты её лица, обрамленного черными волосами, были неуловимо знакомы.

— Эээ… Туля? — неуверенно предположил он.

— Бинго! С первого раза угадал! — произнесла она и рассмеялась.

— А что с тобой произошло? Ты же, вроде как…

— Ну ты же понимаешь, что мой облик — это мой выбор? — спросила она, чуть наклонив голову. — Встреть ты меня ТАКУЮ тогда, в лесу… Я выбрала тот образ, чтобы выглядеть максимально безобидно, но он, разумеется, не вполне соответствует тому, как я себя воспринимаю. Этот же образ отражает меня полнее. Опять же я не хочу выглядеть на фоне… В общем, будем все трое в одном формате.

— Ага… Понятно… — произнес Василий и почесал затылок. — Выглядишь шикарно!

— Спасибо! — поблагодарила она, чуть смутившись.

— А вот и стража. — вмешалась Теллура.

* * *
Высыпавшие из портала латники с лязгом и тяжёлым топотом бросились к ним. Не добежав метра три они, как будто, налетели на невидимую стену и с грохотом и руганью рухнули на землю.

— Махните, легонько, в их сторону рукой, Господин. — попросила Теллура. — Словно бы муху отгоняете.

Стоило ему небрежно махнуть рукой, как отряд стражи подхватил порыв ветра и отшвырнул от них метров на пятнадцать. Одних закинуло в кусты, других протащило по земле, одного, особо невезучего, припечатало об дерево.

— Вот, как-то так это и работает. — пояснила она. — Разумеется, мера воздействия на противников может варьироваться. Разные жесты позволяют сжечь заживо, оторвать конечности, одну за другой и так далее…

— И что происходит с погибшими на Небе? — заинтересовался он.

— Мы сейчас находимся на центральном острове, почти что материке, что окружен множеством небольших, частных, островков. Погибшие выходят из воды либо на общий берег, либо на берег своего острова, если владеют таким, конечно.

— Что-то мне это напоминает… — пробормотал он себе под нос. — Скажи, а тут нет большой горы?

— Есть. Центр главного острова ступенями поднимается вверх. Вон там, между деревьями можно заметить… На вершине, на двадцать первой ступени, находится Золотой Дворец, он же "Небо Небес".

— Ну так пойдем туда. — Вмешалась Туля. — Нечего время терять!

— Как скажете, Госпожа. — покладисто ответила Теллура. — Следуйте за мной.

Пройдя мимо стонущих на земле стражников она направилась к ближайшей арке. За пару метров до неё, когда арка только-только стала заполняться свечением, Теллура начала делать в воздухе какие-то пассы, словно выбирая пункты меню и пролистывая списки, после чего шагнула в сияющий портал. Василий с Тулей, переглянулись и последовали за ней.

* * *
Как оказалось, сеть арок-телепортов связывает между собой лишь ближайшие узлы, и не позволяет в один шаг переместиться к цели, так что приходилось пройдя через одну арку, идти десять-пятнадцать метров до следующей и через неё прыгать дальше.

Да, более всего это напоминало именно прыжки, когда за один переход окружающий пейзаж рывком смещался и гора становилась чуть ближе.

"Пересадочные станции", которые они пересекали, держа путь к следующим вратам, представляли собой всё тот же ухоженный парк с подстриженной травкой, кустами, цветущими на клумбах цветами и красивыми деревьями, на многих из которых висели созревшие плоды.

Чем ближе они приближались к горе, тем чаще в глубине парка виднелись строения из белого камня с высокими, стройными колоннами.

— На самом деле, — пояснила Теллура, — всё это гостевые домики для тех, кто удостоился чести быть сюда приглашёнными. По здешним меркам — это трущобы для быдла и не более того. Именно так относятся к живущим в основном мире Филактерии местные жители.

— И много их тут? — поинтересовался Василий.

— Около пятидесяти миллионов. — выдала справку Теллура. — Может показаться, что это много, но по отношению к общему числу населения это всего лишь два процента. К тому же, большая их часть живет на первых семи ярусах горы и являются разного рода управленцами земными делами, чиновниками, судьями.

— А выше кто?

— На следующих семи ступенях обитают учёные и разного рода художники, музыканты и артисты.

— Этим то за что такая честь? — поинтересовался он.

— Их предназначение — обслуживать и развлекать элиту, обитающую на последних семи ярусах горы. — ответила Теллура. — Ну и заодно служить прослойкой, что отделяет элиту от простых чинуш.

— Ммм… да… — произнес Василий и задумался.

— А каковы особенности этого мира, помимо системы возрождения? — задала вопрос Туля.

— В первую очередь, Небеса отличаются от остальной части мира тем, что его обитатели не стареют и не болеют. Более того, они не нуждаются в пище, питье или сне и делают всё это лишь ради удовольствия. Ну и, само собой, работать в поле, чтобы получить свой хлеб не нужно. Достаточно жестом вызвать меню и выбрать необходимое, будь то пища, одежда или ещё что из доступного для твоего ранга, как это появится перед тобой.

— Используют возможности вирта по полной, да?

— Разумеется, Госпожа.

— И чем же они в таком случае живут? — спросила она. — В чём их мотивация, если всё что им нужно, они могут получить по желанию, стоит лишь махнуть рукой?

— В первую очередь ими движет желание сохранить своё положение. К хорошему, знаете ли, быстро привыкаешь, а уж после столетий такой жизни терять этого ой как не хочется. А потерять не сложно, поскольку на каждого чиновника найдется несколько десятков чиновников ступенью ниже, что хотели бы занять его место. Да и сам он непрочь подсидеть кого-то ярусом выше, чтобы приподняться и расширить собственные возможности. Проигравших в этой игре низвергают "на землю", а особо… неуживчивых — сразу в Преисподнюю.

— Вот ведь змеиное гнездо… — произнес Василий. — А почему бы им, раз уж они тут могут создавать пищу из ничего, не делать её вагонами и не оправлять вниз, людям и гоблинам, живущим в основном мире?

— Минуточку, Господин. Обратите внимание, мы приблизились к основанию этой горы.

Гора, о которой шла речь, как оказалось вблизи, представляла собой один большой город, что по спирали огибал гигантский пик, с каждым витком поднимаясь всё выше и выше.

На его улицах горел свет и слышалась музыка, прогуливались люди. Одежда жителей была весьма… причудливая, но неизменно очень богатая. Василию, в его домашней одежде, в которой он в своё время выбежал из дома, стало неуютно.

— Господин, знаете чем занимаются чиновники этого яруса? — продолжила Теллура. — Они ведут учёт урожая на полях Красного Зиккурата и следят за тем, чтобы не образовывалось излишков, и если в этом году было собрано больше урожая, чем требуется, то на следующий год закладывается более низкая урожайность.

— Это как? — не понял он.

— Это одна из тех вещей, что крайне меня угнетали… Имея надо мной власть, они заранее закладывают, сколько урожая принесет то или иное поле, чтобы кормящимся с него только-только хватало.

— В смысле? Они могут через тебя управлять урожайностью полей? — растерянно спросил Василий. — Так почему бы им наоборот не поставить двойной, тройной урожай?

— В таком случае, Господин, жителям земли не придется тяжело трудится для своего пропитания, вместе с излишками у них появится уверенность в завтрашнем дне, чувство собственного достоинства, свободное время, а там, глядишь, начнут желать странного, задаваться вопросами, думать о том, почему всё устроено именно так, а не иначе…

Выйдя из портала на краю большой площади они обошли фонтан с золотыми и серебряными статуями и вошли в следующую арку.

— А вот это уже начинаются кварталы творческой элиты. — произнесла Теллура, указав рукой.

— Оно и заметно… — произнес он, крутя головой по сторонам. — Нарядно, чё… Вот только, как я вспомню, что больше половины населения живут в землянках и носят одежду из шкур… Неужели ничего нельзя для них сделать?

— Имея доступ на Небо Небес можно активировать и в том мире доступ к интерфейсу, благодаря чему каждый смог бы получить вкусную пищу и удобную одежду. Но даже тогда, в начале, когда была возможность сделать это, такой шаг не рассматривался, Господин.

— Почему же? — удивился он. — Они же ничего от этого не потеряли бы.

— Как раз наоборот, потеряли бы. Потеряли бы свою привилегию. Когда что-то доступно всем, это уже не привилегия, а нечто… обычное. А обитатели Неба считают себя совершенно особыми, лучшими, заслуживающими того, чего нет у других. Понимаете? Бессмертие, идеальное здоровье, роскошь. Если это дать всем, то чем они будут от остальных отличаться?

— Ничего ничего… — скрипнув зубами произнес Василий. — Совсем скоро они узнают вкус приготовленного на костре мяса, на пороге уютной землянки. И это те, кому повезет…

— А что вы намерены сделать с этим местом? — поинтересовалась Теллура.

— Ну… можно сюда брать самых достойных. — предположил он.

— Ну так местные хозяева тоже так начинали, собрали к себе поближе тех, кого считали достойными. На свой вкус…

— Не знаю, не знаю… Может сделаем из Небес курорт, куда будем отправлять отличившихся, в качестве поощрения. На время. Потому что, как отдых — это хорошо, а как образ жизни — едва ли.

Пробравшись через городские кварталы полные причудливой архитектуры, затейливых граффити, мозаики, витражей и статуй, они выбрались к районам, погруженным в зелень, где за золотыми заборами, в глубине сада виднелись дворцы, один другого шикарнее.

— Местная элита? — поинтересовался он.

— Она самая. — подтвердила Теллура. — Но пусть вас не обманывает эта, относительная скромность. В каждом доме есть портал, ведущий на личный остров, и вот там и находится их основная резиденция.

— Ещё более шикарные дворцы?

— Если бы… — произнесла она и её лицо скривилось, словно от боли. — Понимаете, Господин… Эти люди взобрались на самую вершину. Над ними нет никого, ни закона, ни чего. Они могут позволить себе всё что угодно. Абсолютно. Единственно, пока что они предпочитают избегать публичности, но вот на своих островах… Если по началу они просто придавались излишествам, то за минувшие столетия уже давно пресытились ими. Не думаю, что вам нужно знать подробности… Просто представьте себе максимум извращенности и жестокости что может прийти в голову, так для любого из них это будет старой, доброй, скучной классикой.

— Я уже начинаю симпатизировать Владыкам Преисподней. — буркнул он, передернув плечами.

— В принципе, да… — согласилась она. — Они больше ориентированы на физическое насилие, животную жестокость, агрессию, ненависть. По местным меркам — скучно и без изысков.

— Твари…

— Вась, вспомни зачем мы здесь. — напомнила Туля. — Не покарать, а спасти. В том числе и их от полного исчезновения. В конце концов и они по своему полезны… например, как демонстрация того, к чему приводит вседозволенность и безнаказанность.

— Это да… Прости, завёлся что-то.

— Прошу прощения. — вмешалась Теллура. — Плохие новости. В системе начали регистрироваться новые пользователи высшего статуса. Быстро же они договорились… Вероятно, не смотря на вражду у них уже были налажены контакты. Судя по всему, прибыл курьер, поскольку регистрация нового статуса происходит с терминала расположенного в "прихожей", там, где мы начали свой путь.

— Они могут что-то сделать нам сейчас? — быстро спросила Туля.

— Сейчас они просто сравнялись с нами в правах. Сместить одного из Всевышних можно лишь большинством голосов на собрании в Золотом Дворце. Так что у нас есть небольшая фора, пока они не пройдут за нами весь этот путь сюда на Небо Небес. Смотрите, добрались наконец.

— Это и есть Золотой Дворец? — спросил ошарашенный Василий.

— Что, не похож? — сыронизировала Туля.

На дворец это и в самом деле походило слабо. Огромная золотая пирамида, высотой метров в двести, венчала вершину горы. Золотая, не в том смысле, что она выглядела большим куском золота, нет, правильнее описать её как пирамиду золотого цвета.

Более всего, конструктивно, она напоминала небоскрёб со стеклянным фасадом. Вот только все несущие конструкции и балки были позолоченными и украшенными причудливым орнаментом, в котором угадывались крылатые человеческие фигуры, а стекло, покрытое тонкой золотой плёнкой, сверкало, словно солнцезащитные очки. Под одним углом оно выглядело словно металл, а под другим — полупрозрачным, тонированным.

На каждой стороне пирамиды, по крайней мере на тех двух, что видел сейчас Василий, будто бы на огромном витраже, был изображен огромный человеческий глаз. Символ показался ему знакомым, но он никак не мог вспомнить, где он его раньше видел.

Не теряя времени они бросились бежать по дорожке к зданию, что за несколько метров приветливо распахнуло перед ними двери.

— Я никогда не видела, что там внутри, — произнесла Теллура. — уж больно серьезная у него защита. Так что там я Вам ничем не смогу помочь. Но вот тут, на входе, если что, я смогу их немного задержать и дать Вам дополнительные пять минут, хотя надеюсь, что до этого не дойдет.

— Благодарю, Младшая, от нас обоих. — торжественно произнесла Туля. — Ты показала себя разумной и преданной. Мои обещания в силе. Пойдём, Вась, пора закончить дело…

* * *
Центр дворца-пирамиды представлял собой огромный зал, потолок которого терялся где-то высоко вверху. В центре зала располагался кольцеобразный стол, вокруг которого были расставлены резные кресла с высокими спинками, напоминающие троны.

Подбежав к центральному Василий взгромоздился на него и требовательно похлопал по подлокотникам. Результата — ноль, похоже, что так это не работает.

Быть может тут требовались какие-то команды или условные жесты? Он не знал. На всякий случай в направлении пустых тронов он изобразил руками все обидные жесты, какие знал. Результата — ноль. Ну, по крайней мере чуток полегчало.

— Смотри! — привлекла его внимание Туля. — Тут какие-то лестницы, ведущие наверх!

И в самом деле. Справа и слева виднелись лестницы, ведущие на обрамляющие зал галереи, поднявшись куда он увидел вереницу небольших комнаток, отделенных одна от другой легкими перегородками.

Стоило ему зайти в одну из них, как в воздухе перед ним появился словно бы макет какого-то города и прозвучало, вероятно, его название: "Эреду". Справа и слева были какие-то меню, кнопки, списки. Насколько он смог так вот с ходу вникнуть, меню позволяло без ограничений редактировать город, убирая одни дома, и одним нажатием кнопки возводя на их месте другие. Так же можно было работать со списком жителей, меняя их в должности и статусе, вплоть до внешнего вида и расы! Но это не то, не то…

Пробежавшись по этажу и заглядывая на секунду в разные комнаты он видел одно и то же, только названия менялись: Гирсу, Ур, Сиппар, Киш, Акшак… На следующем этаже и следующем всё было одно и то же. Он уже перестал проверять каждую комнату и на каждом этаже забегал лишь в три-четыре, чтобы понять специализацию этажа, поскольку дальше под управление передавались целые районы, с подсвеченными связями между городами.

Что интересно, в числе прочих, подвластных управлению городов, попадались и знакомые ему по посещению Огримаара города Свободных Королевств.

Еще выше каждая комната была посвящена тому или иному уже географическому региону. Доступные ресурсы, климат, леса, озера и реки. Можно было вылепить всё что душе угодно… Менять рельеф, менять хвойные леса на джунгли, после чего заселять их любыми животными из длиииного списка…

На следующих этажах, этих самых животных уже самих можно редактировать, добавлять новых, менять существующих, создавая в меру фантазии любых химер и гибридов, самой фантастической расцветки. Интересно, конечно, но не то…

А на этом этаже то же самое, но в отношении растительности. У него, кстати, сложилось мнение, что часть этих возможностей была делегирована в своё время эльфам, иначе откуда у них такие дома-корзины и почему в районе их резерваций лес выглядит иначе?

Каждый этаж, каждая комната открывали все новые возможности по редактированию этого мира, давали доступ к всё более и более глубоким, фундаментальным его настройкам.

Постепенно он даже начал теряться во всех этих меню и редакторах и Туля, неизменно следовавшая за ним, начала подсказывать: "Изменение оптических свойств атмосферы", "Редактор химического состава морской воды", "Управление подземными водами".

Взбежав на последний этаж, размером где-то десять на десять метров, Василий и тут не обнаружил ничего такого, что бы не относилось к Филактерии.

Да, здесь была сосредоточена полная власть над этим миром, как над землями Красного Зиккурата, так и над Свободными Королевствами, как над Лимбом, так и над Преисподней вместе с Небом.

Но нужно было не это! Для отключения защитного барьера, установки сдвига фазы пространства, необходимо получить контроль над механизмами убежища, а тут лишь детальнейший редактор виртуального мира!

Опёршись спиной на стеклянную стену он прикрыл глаза и попытался успокоится, угомонить бешено стучащее в груди сердце, пытаясь сообразить, не упустил ли он чего…

Внезапно, далеко внизу, на первом этаже послышался какой-то шум, какие-то крики, ругань… звуки ударов и падения тела на пол. Похоже, началась серьёзная драка… Но, как бы ни крута была Теллура, долго она одна не выстоит.

Неужели всё это было зря? Весь этот путь? Сейчас они скрутят их защитницу, рассядутся за столом, лишат его статуса и вышвырнут отсюда. А второй раз ему сюда уже не попасть…

От отчаянья в нем вспыхнул гнев. Он уже был готов сам спустится вниз и напоследок поставить хозяевам этого мира хоть пару фингалов! От злости он ударил пяткой стеклянную стену, на которую опирался спиной. Раздался хруст, и он, вместе с осколками стекла полетел назад.

Блин! Порезался… Василий сжал края раны на ребре левой ладони и осмотрелся. Крохотная комнатушка, два на два метра была абсолютно пуста, если не считать обычной приставной лестницы, что вела к люку на потолке.

* * *
Помещение, куда вела скрытая лестница оказалось чердаком Пирамиды. Прямо над головой Василия стены сходились на конус в одну точку. Посреди пустой комнаты одиноко стояло вполне привычного вида мягкое кресло, обитое тёмной кожей.

Поскольку иных вариантов он не видел, то подойдя быстрым шагом к креслу Василий плюхнулся в него и замер, разглядывая возникшую перед ним картину.

В воздухе перед ним завис полупрозрачный шар, что словно торт был поделён на множество слоёв.

— Вот оно! Схема убежища! — воскликнула Туля. — Смотри! Что это за список? Имена какие-то…

Справа от схемы убежища, которую движениями рук можно было крутить в разные стороны и как увеличивать, так и уменьшать, виднелся длинный список имен. Он попробовал было его пролистать, но он был воистину бесконечным. Стоило ему выбрать одно из них, как на схеме убежища загорелась желтая точка.

— Ага… — произнесла она. — Судя по всему, схема отображает физическое размещение напичканного электроникой черепа каждого из жителей убежища… Но зачем?

— Затем, — произнес Василий, — чтобы его можно было вручную отключить или поломать. Смотри, список слева.

В левом списке, что был не таким уж и длинным, пара десятков наименований, стоило выбрать одно из них, так же загоралась точка на схеме, но уже красная, и над списком возникло вращающееся изображение человекоподобного робота.

— Похоже, кто-то из лидеров запрятал туз в рукаве, чтобы иметь возможность физически устранить любого из своих коллег. — прокомментировала Туля. — Вон, видишь в центре полость? Там реактор. Покажи им, что такое настоящий погром.

Кивнув, он жестом нажал на кнопку под схемой и провалился в темноту.

* * *
Ан нет, не так уж и темно… Горят какие-то огоньки. Он огляделся. Узкий коридор, он стоит в нише. Какое-то тело деревянное… ничего не чувствуется. Он взглянул н свои руки. Нет, не деревянное, а металлическое.

Насколько он разглядел, в этот раз он довольно убедительно косплеил терминатора. Оригинальный опыт… Но, меньше слов, больше дела! Вперед, железный! Нам еще надо найти одежду и мотоцикл!

Ни того ни другого ему не попалось. Узкие коридоры вели вдоль какие-то пыльных банок с ведро размером, что располагались ярусами снизу до верху рядами, словно бы гигантский склад заготовок на зиму.

Подойдя к одной из них он, как смог, металлической рукой смахнул с нее пыль и уставился на человеческий череп, по которому пробегали, словно бы, маленькие искорки.

— Мля… как в склепе… — подумал он. — Хотя, почему "как"? Склеп и есть. Миллиарды черепов… Жуть какая… Кому ещё посчастливилось такое увидеть?

Припомнив схему и местоположение красной точки на ней он сориентировался на местности и направился к центру убежища.

Путь оказался не таким уж и близким, пять минут быстрого шага. Да и интерьерчик был так себе. Особенно после всех этих дворцов…

На месте. Сферическая полость диаметром метров двадцать, внутри которой находилась какая-то сложная установка размером с трехэтажный дом.

— Ну, понеслась! — подумал он про себя и бросился в атаку. Сколько же можно убегать?!

Василий двигался вокруг реактора, круша железными кулаками всё, до чего мог дотянутся и что выглядело пригодным для "демонтажа". Пластиковые панели, экранчики, какие-то кнопки… всё разлеталось осколками от его ударов.

Видя торчащие из дыр провода, он хватал их стальной кистью и вырывал прочь. Хорошо, что он такой железный и не чувствует боли… Вот только в его груди разгорался огонь, что причинял больше боли, чем могло бы быть в разбитых костяшках.

Василий мстил, мстил за всё что ему пришлось претерпеть, за всю боль, за всё унижение и страх, за непрерывное бегство по чуждому для него миру.

— Вот вам! Вот! Получите суки!!!

Мерный гул реактора сменил свою тональность. По уцелевшим панелям верхних ярусов побежали красные огоньки.

— Ещё! Еще!

Установка задрожала так, что пол под его ногами ощутимо зашатался. Металлический бок энергетического сердца убежища в паре метров от него вздулся и покрылся мелкими трещинками.

Отойдя от реактора как можно дальше Вася, изо всех сил разгоняясь побежал к вздутию, выставив вперед плечо и, почему-то, мысленно крича: "За ВДВ!!!", и уже через секунду врезался в него всем телом, после чего провалился во внутрь.

Яркая, белая вспышка ослепила его, и через долю мгновения сменилась беспросветной тьмой.

Эпилог

Песок на чёрной ладони искрился в лучах солнца. Зрение было таким, что можно рассмотреть каждую песчинку, словно камень с кулак размером. Все такие, оказывается, разные и такие красивые…

Василий сидел на песке и молча разглядывал свою ладонь. Его тело, созданное из наномашин, было словно покрыто слоем нефти. Рядом сидела такая же женская фигура, и смотрела в даль.

Подняв глаза от собственной ладони и стряхнув с неё песок он тоже посмотрел вперед. А посмотреть было на что. На фоне высоких гор виднелась огромная полусфера… но не зеркальная, как прежде, а просто бетонная конструкция, местами изрядно поврежденная, словно съеденная кислотой. Каракас небоскреба в триста с небольшим этажей вверх и столько же вниз, под землю.

— А чего целиком на атомы не разобрала? — спросил он. — К чему этот огрызок?

— А зачем? — откликнулась она. — Там обычный пластбетон. Из материалов ничего полезного, а для того, чтобы отсканировать — достаточно снять верхний слой и в общих чертах зафиксировать внутреннюю структуру. Там нанометр вправо, нанометр влево — роли не играет. Это же не живой организм или какая-нибудь сложная электроника.

— Ага, понятно… — вяло откликнулся он.

— Как ты? — тихо спросила Туля.

— Устал я что-то. Последние два с лишним месяца я только и делал, что убегал. Знаешь, в моём мире популярны сказки, истории о том, как обычный человек, подобный мне, попадает в сказочный мир, обретает там сверхсилу, и творит подвиги направо и налево… и вот он идет, в сияющих доспехах или мантии мага и повергает целые армии врагов, завоёвывает города и побеждает чудовищ. А я… а я всего-то с гоблином-Арво подрался, да и то, как потом оказалось — нормальный мужик… А всё остальное время убегал. О! От кого я только не убегал! От зверей, от людей, от эльфов, от чудовищ и даже от целых армий! От Владык Неба и Преисподней! И вместо того, чтобы спасти мир от Тьмы, я своими руками его, по сути, уничтожил…

— Ты действительно, просто устал. От того и смотришь на это таким образом. Сам ведь понимаешь, что на всё можно посмотреть по-разному. — произнесла она успокаивающим тоном. — Ты ведь не убегал в ужасе, куда глаза глядят, от бешеного кролика? Ведь так? Ты каждый раз бежал к цели, и даже не "бежал", а "совершал тактическое отступление от превосходящих сил противника".

— Да, — невесело рассмеялся он, — так звучит гораздо приятнее для самолюбия!

— Ну а что ты хотел? Пройтись огнем и мечом по этим землям? Так, чисто технически, тебе это удалось. Вернее не тебе, а твоему дублю, Василиилу, но фактически это значит, что лично ты на это способен. Если захочешь.

Вот, я, к примеру, могу создать копию этого мира, поместить туда тебя, и дать тебе столько сил, сколько захочешь. Сжигай, руби, рви на части своих врагов — сколько тебе угодно. Порабощай города и страны, создай Империю и взойди на трон, коли хочешь. Вот только не думаю, что тебе сейчас именно это нужно.

— Ну, некоторым гадам я бы морду набил, это да… — произнес Василий чуть мечтательно, — но так чтобы вот это всё… пожалуй нет.

— А насчёт "уничтожения мира"… ты же сам всё отлично понимаешь. Тот же реактор, что ты разрушил своими руками, сколько бы он ещё проработал? Ну пусть ещё пятьсот лет, ну тысячу, ну даже две. А что дальше? Эльфы ещё, быть может, выбрались бы из своего убежища в другой мир, вроде твоего, попутно устроив там геноцид, а у этих и такого шанса не было.

— В общем то, да… — согласился Василий.

— Взгляни на это иначе. — предложила она. — Скажи, что происходит с посеянным зерном, когда из него вырастает колос?

— Оно исчезает. — ответил он. — Отдаёт всё, что в него вложено, чтобы дать жизнь колосу и исчезает.

— Вот именно. — подтвердила она. — А если его хранить дома, в спичечном коробке, то оно в итоге засохнет и умрёт. Сейчас же жители Филактерии обменяли отсроченную, но неизбежную гибель, на вечность.

Да и сам подумай, предложи ты тому же Арво такой выбор, что бы он решил? Как думаешь? А таких как он — большинство. И не они нам препятствовали, а те, кто по их головам с спинам забрался на самый верх.

— Это да… Каково будет этим "оркам" или "гвардейцам" стать обычными людьми, вровень с бывшими гоблинами? А этим "высшим-всевышним" упасть с Небес на землю и стать вровень с прочими? — приободрился он. — Кстати, как идет процесс?

— Мне действительно удалось извлечь ДНК из черепов и построить им на её основании новые тела. — ответила Туля. — Тут мне очень пригодились знания по человеческой генетике, что я получила от эльфов. Гораздо сложнее с их личностями, с тем, чтобы перенести хранящийся в наностуктурах электронный образ в живой мозг, организовать в нём соответствующие связи между нейронами. На данный момент я уже переконвертировала шестнадцать процентов населения Филактерии и процесс идет. Попутно Теллура перекраивает мир и его экосистемы, избавляясь от игровых условностей и нелепостей. Мир теперь, кстати, не плоский, каким он был изначально, а шар, подобно обычной планете.

— Да… Интересно, что из этого получится со временем? — заинтересовался Василий.

— Увидишь, ты всё увидишь. — произнесла она. — Да и само время, как ты убедишься, это такая условность… Оно что-то значило, когда ты жил с осознанием того, что всё это довольно скоро закончится, ведь что такое сто лет в масштабах жизни Вселенной? А теперь у нас есть шанс пережить даже конец Вселенной, если он когда-нибудь и наступит.

— Это как? — удивился он.

— Смотри, что я теперь умею! — произнесла она и внезапно её фигура из черной превратилась в зеркальную, словно бы выполненную из хромированной стали скульптуру. Спустя пять секунд она вернулась к прежнему состоянию.

— Что это было? — спросил он.

— Тот же самый сдвиг фазы пространства, что защищал убежища. — ответила она. — Вместе с эльфийским убежищем я получила чертежи установки, но вот в теории физики пространства они были не сведущи. А вот теперь я знаю и теорию, по крайней мере в той степени, что её знали ученые, разработавшие эти установки.

— Так ты и между мирами можешь перемещаться? — внезапно понял он.

— Да, хотя ориентирование в Мультивселенной до сих пор дело не простое. Но даже на этом уровне знания я могу начать распространяться не только по этой галактике, в этой Вселенной, но и перейти в тысячи и миллионы других. Так что даже если через миллиарды лет с этой Вселенной что-то случится, то мои модули в других мирах уцелеют и вся эта система не пострадает, ведь вся информация хранится распределёно и многократно дублируется. По этому я теперь могу, пускай и осторожно, но говорить о вечности.

— Да… ну и дела, конечно… — произнес он. — Слушай, мне хочется посмотреть на это всё поближе. А?

— Конечно, — откликнулась она. — пошли?

— Давай! — произнес он, и встав направился к остаткам убежища. — Хочу глянуть на то место, где был реактор.

Минут через десять ему надоело топать по песку, уж очень однообразное это было занятие.

— Слушай, — обратился он к Туле. — Помнишь тот навык, "Адскую гончую"? Ты можешь тут превратить меня в неё? Мне понравилось бегать на четырех лапах, а тут такой простор, что так и тянет пробежаться.

— Конечно, — подтвердила она, чуть дрогнувшим голосом. — В этом нет ничего сложного.

Черная жидкость из которой было слеплено тело Василия потекло и через секунду на песке стояла здоровенная псина, словно бы измазанная в дёгте.

— Вот, совсем другое дело! Побежали! — мысленно произнес он и поскакал к руинам убежища.

Не, ну кода ты бежишь к чему-то, а не просто убегаешь от кого-то, то это совсем другое дело. Песок мягко пружинит под лапами, ветер бьет в… лицо, а руины убежища, похожие на недостроенное здание стремительно приближаются.

Вот, он вбежал на первый этаж и устремился к центру. Пусто, пустые стены, словно бы разъеденные кислотой, но в чём-то узнаваемо… А вот и полость, где стоял реактор.

Ага… Тут вот кусок, метров десять, разрушился… вероятно после взрыва, но так да… узнать можно. Совсем ведь недавно видел, будучи в железном теле.

Как он теперь меняет тела… Сколько у него их было? Виртуальное-человеческое, потом в преисподней — тело мелкого беса, потом крылатое тело Архидемона, снова человеческое, потом Адская гончая, робот и теперь из наномашин снова то человек, то гончая.

Так потерял ли он что-то или приобрел? Уничтожил мир или спас?

Тетрадный листок с рисунком рано или поздно истлеет, а будучи отсканированным и помещенным в интернет — сохранится в веках, ведь, как известно, интернет ничего не забывает. А уж если он отсканирован не просто как изображение, а вплоть до каждого атома…

— Слушай, Туля. — произнес он решительно. — Ты можешь отправить меня… нас, по тем координатам, что использовали эльфы, чтобы выдернуть меня сюда?

— Технически это возможно… — ответила она. — Что ты решил?

— Я… я хочу… Ты говорила, что рассматриваешь возможность распространения и на другие миры. Вот и давай добавим в коллекцию и мой мир?

И тут дело не только в том, что я просто очень хочу вернуться домой… Нет, не для того, чтобы там и дальше жить прежней жизнью, нет… Мне важно путь иногда но бывать там. Поддерживать связь, понимаешь? Это мои корни, я на всём этом вырос.

К тому же… Велика вероятность, что и мой мир придет к тому же итогу, что и мир 2278-го года. Убитая экология, люди ютящиеся в своих муравейниках. И это ещё если он не сгинет в пламени ядерной войны, вероятность которой отнюдь не нулевая.

Мне кажется, что развитие цивилизации, это словно попытка выстроить башню из спичечных коробков. Один, второй, третий — стоят довольно крепко, но чем больше их становится, тем более неустойчивой выходит конструкция, так что рано или поздно всё неизбежно рухнет… В твоей же памяти у моего мира, случись что-то непоправимое, всегда будет возможность вернуться назад, к развилке, и пойти иным путём. Ведь так?

— Да, так… — напряженно ответила она.

— Ну та давай, сделаем это! — произнес он с горячностью. — Вот только надо будет организовать всё иначе… Чтобы избежать всемирного хаоса.

— Как? — заинтересовалась Туля.

— Надо будет как можно быстрее уйти под землю, на глубину одного — двух километров минимум, и там распространится во все стороны, аккуратно поглощая ресурсы и строя новые модули. Так чтобы земля не проседала… А потом, в один миг, подняться из земли на поверхность и отсканировать всё. Можно, даже, сделать это ночью, чтобы большая часть населения ничего не поняла. Заснули в одном мире, а проснулись совсем в другом.

— Хороший план. — подтвердила она. — Ты готов?

— Прямо сейчас? — спросил он.

— А чего тянуть? Работа над Филактерией будет идти параллельно и не помешает. Давай, объединимся…

Обе фигуры слились в одну, раза в полтора более крупную собаку, после чего она исчезла, оставив после себя в бетонном полу круг земли с травой и, срезанный на высоте пары метров, кусок дерева.

* * *
Темно. Нет, не тьма, а просто темно. Поздний вечер, на небе начали загораться первые звезды. Оглядевшись по сторонам он увидал стволы деревьев, а под ногами бетонный круг.

— Похоже опять какой-то лес. — произнес он мысленно. — Надо будет убедиться, что мы попали туда, куда нужно, а то, как я помню, эта технология не очень точная…

— Да, — подтвердила Туля. — Так и не удалось избавиться от помех, из-за чего возникает разброс точки прибытия, как в пространстве, так и во времени.

— Вот, вот! Так что нужно сориентироваться на местности.

— Так удивительно… — неуверенно произнесла она. — Путешествие в иную Вселенную, а я всё так же ощущаю себя цельной, все те миры… Связь не прервалась!

— Смотрю, первый раз путешествуешь между мирами? — покровительственно произнес он и рассмеялся. — Смотри, огни движутся. Похоже там дорога. Может увидим там какой указатель?

— Ага… поскакали…

Выбравшись из леса на шоссе он огляделся по сторонам. Вдали он увидал какой-то знак с названием населенного пункта, но не успел на нём сосредоточится, так-как из за поворота выскочила машина и ослепила его светом фар.

В тот момент, когда она с ревом проносилась мимо него он детально, и словно в замедленной съемке, увидал расширившиеся от удивления и испуга глаза водителя, и даже видеорегистратор на лобовом стекле.

Машина умчалась вдаль, а он наконец смог разглядеть название населенного пункта — "Шуваево". Его лапы подогнулись и он осел на землю.

— Это как-же так…? — растерянно пролепетал он.

— Сама в шоке. — произнесла Туля. — а ведь я это знала с самого начала…

* * *
Вернувшись в вирт, в уже привычную комнату с капсулой и видом на гигантские небоскрёбы, они смотрели в открывшееся в воздухе окно, за которым виднелось вечернее шоссе с бегущей вдоль него гигантской черной собакой. Впереди, где-то в километре, были видны огни посёлка, что уже готовился ко сну.

— А зачем сейчас поглощать Шуваево? — спросил он. — Почему бы прямо сейчас не уйти под землю?

— Для этого есть несколько причин. Во-первых, хоть информационная связь с остальной системой сохранилась, передача энергии прервалась. Оказавшимся тут модулям просто необходимо подзарядиться от энергосистемы посёлка.

Во-вторых, в человеческой электронике есть много химических элементов, что не так просто сразу найти в земной коре и то, что там удастся найти — станет хорошим стартом для миссии.

Ну и в-третьих, появление неуязвимого противника спровоцирует военных на применение тактического ядерного заряда, как это было на Земле-2278, что зарядит мои батареи на полную и позволит углубиться в земную кору будучи полностью готовой, а оставшийся от взрыва безжизненный кратер убедит всех, что угроза ликвидирована.

Опять же, напомню, я ведь не просто "съедаю" поселок, а сканирую и оцифровываю его, вместе с его населением.

Помимо того, что такой образ действий рационален, и именно его диктуют сложившиеся обстоятельства, ты же сам знаешь, что именно так всё и должно произойти…

— Да… под утро набежит полиция, потом вызовут военных, спецтехнику, вертолеты… А потом в ужасе шарахнут ракетой…

— Да, и это неизбежно…

— Почему? Почему ты повторяешь это раз за разом? — спросил он. — И далеко, ведь, не впервые.

— Понимаешь… когда ты появился в пустыне у эльфийского убежища, я ведь не знала, откуда ты взялся и как тут оказался. — начала Туля. — просканировав тебя, узнав тебя полностью, вплоть до каждого атома, я увидала и твои воспоминания. Поняла, что ты из другого мира. А когда увидела ту "Чупокабру", как это назвал твой знакомый, то узнала в ней себя, вернее, свои модули. Но я не помнила этого! Да и зачем мне принимать внешний вид большой собаки?! Всё это указывало на то, что данным событиям, хоть они и были в прошлом, ещё предстояло произойти. Но тогда я ещё не знала как, но предположила, что всё это будет как-то связано с тобой, ведь я окажусь в твоём мире, и по этому решила попробовать ещё раз пролезть в Филактерию уже вместе с тобой и через тебя.

Тогда, на крыше небоскрёба, когда Арво рассказал тебе не только о машине сдвига фазы пространства, о которой я уже знала, но и о машине для перемещения между мирами, с помощью которой они таскали топливо из центра звёзд я поняла, как ты сюда попал, а так же то, что узнать эту технологию и переместится в твой мир я могу лишь взломав убежища изнутри и поглотив их, вместе с установками и памятью тех, кто знал, как они работают. И тот факт, что в твоём прошлом я уже путешествовала между мирами и попала именно в твой мир, означало, что я НЕИЗБЕЖНО добьюсь этой цели.

Но это знание по своей сути чудовищно… Знать будущее, знать, что события произойдут вот именно так… Хорошо хоть, что результат меня более чем устраивал, я ведь давно искала подход к этим убежищам… А что если бы, к примеру, в будущем меня ждала гибель? Вот это вот ощущение ПРЕДОПРЕДЕЛЕННОСТИ и НЕИЗБЕЖНОСТИ очень меня пугало, и я боялась сделать что-то не то. Играть с такими силами, знаешь ли, очень страшно…

Ты же помнишь, сколь фантастическим было стечение обстоятельств, что позволило… решить вопрос с эльфами? Тебе нужно было оказаться в их резервации, внутри здания именно в тот момент, когда через гоблина-шамана туда будут передавать координаты для очередного эксперимента. Более того, тебе в тот момент должен был быть доступен навык массового оглушения. Но иначе и не могло быть…

Тогда, после оцифровки эльфийского убежища и создания для них своего виртуального мира, замечательная концепция, кстати, я, обладая моделью их установки и имея от них же, координаты твоего мира, теоретически могла воссоздать их установку, пускай и без знания теории, и переместится в твой мир. Вроде бы, всё есть, чтобы замкнуть этот круг… Я немного расслабилась, но, тем не менее, решила посмотреть, что будет дальше и куда дальше тебя поведет твой путь.

А дальше разговоры пошли о расколе среди верхушки местного социума и то, что обладающие максимальным уровнем допуска были низвержены туда, где они этими "ключами" воспользоваться не могут, а те кто могут, их не имеют. Я догадалась, что эта информация, этот "ключ" может в конечном счёте оказаться способом отключить изнутри защиту и этого убежища… Но как её заполучить? И тут, наш "друг" Пэра отправляет тебя в Преисподнюю…

Понимаешь? Ты словно поезд по рельсам ехал к этой цели! По кратчайшему пути! Решение по дублированию и возвышению в том мире было тяжелым для нас обоих… Но это, тем не менее, принесло свой результат, как ты знаешь.

Потом всё понеслось, завертелось… У тебя в арсенале оказывается навык превращения в "адскую гончую", что раздобыл где-то твой дублер-Василиил. Ты убегаешь от армии и запрыгиваешь в гаснущий портал. Потом уже на Небе к нам присоединяется Теллура, которая и до того здорово нам помогла и вообще, сделала всё это возможным…

Помнишь, ведь, как ты в последние минуты случайно разбил ногой стеклянную стену и нашел тайную комнату, что и позволило вывести из строя реактор. И вот, то что должно было произойти — произошло. Я в полной мере обрела технологии для путешествия между мирами и оказалась в твоём мире в виде "собаки". Тот водитель выложит видео с регистратора в интернет и завтра утром ты, прежний, его увидишь…

Но знаешь, всё это ещё не самое странное. Есть то, что до сих пор пугает меня более всего…

— Что же? — поразился Василий. — У меня и без того голова идет кругом от попытки осознать всё это, а ты говоришь, что есть что-то ещё…

— О да! Самое "сладкое" я припасла напоследок… — произнесла Туля. — Вспомни, что стало причиной твоего переноса в тот мир?

— Эльфийские эксперименты с той установкой… — ответил он растерянно.

— А помнишь, откуда они получили координаты для того эксперимента?

— Тот эльф рассказывал, что в качестве маяка использовались сигналы от ядерных взрывов…

— А что было причиной того взрыва? — спросила она.

— По сути, я сам… — прошептал он. — Моё желание вернуться…

— Ты сам стал причиной своего переноса в другой мир. — произнесла она. — Взрыв стал одновременно и причиной и следствием. Ты не мог не попасть в другой мир, поскольку именно ты, вернувшись из него, стал причиной своего попадания туда.

Весь твой путь от полянки в лесу до вершины Золотой Пирамиды на Небе — предопределен и неизбежен, поскольку, потерпи ты неудачу, то каким образом я бы получила технологии перемещения между мирами и объявилась именно в твоём, да ещё и в образе "адской гончей", да ещё и в нужное время и в нужном месте?

Это кольцо. Кольцо САМОПРИЧИННОСТИ. И мне страшно от того, что я стала его частью. Осталось около двадцати часов, пока оно не замкнулось… И только тогда мы станем свободны от этого временного парадокса…

— Подумать только… — произнес он. — Прямо сейчас я, прежний я, пью пиво с ребятами… потом, чуть позже, отправлюсь домой, где и проснусь утром… а потом снова произойдет тот самый день…

Конец.

Примечания

1

Дронт

(обратно)

2

Моа

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13.1
  • Глава 13.2
  • Глава 14.1
  • Глава 14.2
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Эпилог
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики