КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Новый старый 1978-й. Книга шестнадцатая (fb2)


Настройки текста:



Андрей Храмцов «Новый старый 1978-й. Книга шестнадцатая»

Глава 1

«Если бы все хотели играть первую скрипку, нельзя было бы составить оркестра. Уважай поэтому каждого музыканта на его месте. Но никогда не упускай возможности участвовать в совместной игре в дуэтах, трио и т. п. Это сделает твою игру полной жизни, осмысленной. Чаще аккомпанируй певцам».

Роберт Шуман, немецкий композитор

Когда мы спустились на первый этаж замка, в холле перед парадной лестницей нас уже ждали «серебрянки», Серега, Женька, Стив и Бает с Анубисом. Ну и два дроида с нашей музыкальной аппаратурой. Без них мы уже себе не представляли нашей повседневной жизни.

Я отвёл Стива в сторону и рассказал, что случилось двадцать минут назад в моём лондонском выставочном салоне.

— Ты думаешь, полиция найдёт того, кто организовал эту попытку ограбления? — спросил он у меня.

— Даже если не найдут, я успел покопаться в мозгах у бандитов и знаю, кто организатор и кто на него работает в охране моего салона, — ответил я. — Ты же знаешь, я их теперь везде найду.

— Знаю, поэтому и не завидую этим идиотам. Скажи мне, сколько камней ты решил выставить на аукционе и какова получилась их общая ориентировочная стоимость?

— Двадцать девять бриллиантов различных цветов и оттенков. Крис сказала, что они стоят около тридцати восьми миллиардов долларов.

— Очень даже неплохо. Значит, снова жди в понедельник к себе в гости Её Величество Елизавету II. Она является самым известным покупателем наиболее крупных и дорогих бриллиантов в мире.

— Хорошо. Предупрежу об этом Ди. Она будет рада ещё раз встретиться с Королевой.

— Ты собираешься в понедельник снова устраивать мини-концерт для гостей?

— А почему бы и нет? Пусть они тоже послушают наши новые песни.

— Тогда, обязательно, возьми с собой Бает и Анубиса. Прошлый раз все были в полном восторге от них.

— Без проблем. Они всегда со мной.

Когда мы все вышли из парадной двери и направились в сторону шлюпа, я внезапно почувствовал чей-то пристальный взгляд, направленный мне в спину. Вот ведь чёртова демоница, навязалась же на мою голову. Хотя это могла быть и креатура самого Люцифера, посланная им на Землю, чтобы следить за мной. Вечером мне с ней, по- любому, придётся переговорить, чтобы прояснить ситуацию. А до этого времени я решил её просто выбросить из головы, так как все уже стали грузиться в шлюп, после чего мы отправились на репетицию.

Концертная площадка была, практически, готова к завтрашнему мероприятию. У местных организаторов наших концертов было достаточно времени, чтобы хорошо подготовиться. Так как сегодня никаких выступлений не предполагалось, только репетиция, то она была свободна. Поэтому, когда мы подлетали на нашем шлюпе, сама площадка показалась всем просто огромной, способной вместить более двухсот тысяч зрителей.

Увидев вблизи сцену, я понял, что меня в ней не устраивает крыша. Она была клеёнчатая и защищала только от дождя и ветра. А куда, в таком случае, крепить фейерверки? Ведь салют тоже уже стал частью нашей концертной программы, её ярким завершающим окончанием. Так что крышу придётся переделать. Её сделают мои дроиды и она будет выглядеть в виде… летающей тарелки. Да, именно так. Все уже давно привыкли к виду моих ЛА, поэтому это всё будет смотреться довольно естественно и гармонично.

Я еще издалека заметил, что на сцене уже мельтешила маленькая, но очень энергичная девушка с бас гитарой в руках и пока ещё в джинсовом костюме. И звали её Сьюзи Кватро. Вместе с ней там же располагалась вся её музыкальная банда. Судя по долетающим до нас знакомым звукам глэм-рока, это была композиция «Tear Me Apart» с её мощными и громкими аккордами, которая создавала среднетемповое роковое звучание. Я её прекрасно знал по её альбому «Aggrophobia», который вышел ещё в 1976 году.

Сьюзи планировала выпустить новый альбом в ноябре этого года, назвав его «If You Knew Suzi» и песни с него то ли не хотела пока исполнять, то ли просто распевалась на старых вещах. Я видел, что они заметили наше появление, но продолжали играть. Все остальные четыре участника группы тоже не прервали своего выступления и это было абсолютно правильно. Сейчас они спокойно доиграют тему и помашут нам руками.

Так и случилось. Мы тоже помахали им в ответ. Нам и нашей колоритной группе невозможно было не помахать. Правда Стив уже ушёл общаться с администрацией, но нас, одиннадцать человек с двумя богами плюс два дроида сопровождения, а тем более наш, уже известный всему миру, космический шлюп, было просто невозможно не заметить.

Мы подошли к сцене как раз в тот момент, когда улыбающаяся солистка сняла с плеча свою гитару и поставила её на подставку. После чего Сьюзи сразу соскочила с подиума и бросилась к нам. Вот ведь шебутная девчонка, типа моей Маши. Они прошлый раз в Лондоне крепко сдружились, поэтому радости от встречи было просто море. Ведь именно Маша тогда рассказала Сьюзи, где они купили их с Солнышком такие яркие и сексуальные латексные комбинезоны. Я тоже удостоился поцелуя и между нами пробежала некая искра, которая предвещала переход наших с Сьюзи отношений из дружеских в немного другие, которые многие часто называли «горизонтальными».

Я был совсем не против этого, да и Сьюзи, судя по её взгляду, устремлённому на меня, тоже. Этого никто не заметил, так как Солнышко в этот момент взяла на себя роль старой подруги и всех знакомила с Сьюзи. О группе «Серебро» она слышала, а Ирина, Жанна и Ольга уже давно восхищались её музыкальным творчеством. Бает и Анубиса она тоже представила, но с ними Кватро целоваться не стала. Хотя внимательно их рассматривала, сравнивая с виденным по телевизору.

А вот кого я никак не предполагал здесь увидеть, так это Криса Нормана. Хотя и для Сьюзи, и для него писали песни одни и те же два известных сонг-райтера. Вот поэтому они хорошо знали друг друга и, возможно, были близки. Но искра, пробежавшая между мной и Кватро, говорила о том, что их вполне вероятный роман подошёл к своему логическому концу. На её горизонте появился другой кандидат, который займёт место в её сердце, и им она, на этот раз, выбрала меня.

Норман сидел почти в самой глубине сцены, около задника, поэтому я его и не заметил. К тому же он был один, без своих музыкантов из группы «Smokie». Мои жёны и «серебрянки» тоже не сразу его разглядели. Только когда он встал и помахал нам рукой. Вот интересно, на кого положит глаз этот известный сердцеед и ловелас? Все женщины в мире были тайно влюблены в него, как и в меня. Но по популярности я его уже далеко переплюнул, о чём говорило особое отношение ко мне со стороны Сьюзи.

Крис меня и остальных моих участников группы «DEMO» узнал сразу, а вот про «серебрянок» он, видимо, слышал только мельком. Но знакомились мы, как будто заочно давно знали друг друга. С нашей стороны это, действительно, было так. Я подумал, что он приехал сюда не только ради Сьюзи, но также исполнить с её группой свою знаменитую «Needles and Pins» 1977 года. Многие даже и не знали, что эта песня не его, а кавер с версии 1962 года, исполняемой известным в своё время певцом Джеки Дешенном. Именно этот кавер музыканты Smokie включили в свой четвертый студийный альбом «Bright Lights & Back Alleys» и именно он принёс им всемирную славу. Особенно его полюбили у меня на родине, в СССР.

После этого на десять минут все выпали из реальности, так как углубились в обмен новостями. Я заранее предупредил Женьку, чтобы она созвонилась с местным адвокатом. Нам нужно было зарегистрировать нашу новую песню «I will survive» сразу в двух вариантах. И наказал обязательно взять с собой блокнот, чтобы записывать всё, о чём мы договоримся по поводу предстоящего концерта. Но, на мой взгляд, её больше заинтересовал Крис, рядом с которым она постоянно крутилась. Да и Норман на неё с интересом поглядывал. Видимо сразу почувствовал самую доступную женщину, которая долго ломаться не будет, а сама запрыгнет к нему в постель. Ну и флаг им в руки.

А вот Сьюзи, наоборот, старалась больше общаться со мной.

— Про тебя сейчас столько говорят и пишут, что не знаешь, чему верить, — начала она разговор. — Всё, что теперь связано с тобой, больше похоже на фантастику.

— Большинство информации является правдой, — ответил я, улыбаясь ей своей самой очаровательной улыбкой. — Мне приходится следить за прессой, поэтому откровенного бреда попадается мало. Про Луну, про богов, про наши космические полёты и битвы с инопланетными монстрами — это всё чистая правда.

— Да, буквально за месяц ты превратился в мечту всех женщин.

— Ну и ты тоже мужским вниманием совсем не обделена. Даже вон Норман к тебе неровно дышит.

— У нас с ним всё уже в прошлом. Твои новые песни и невероятные космические приключения кому хочешь вскружат голову.

— Намёк понял, поэтому приглашаю тебя завтра после концерта немного погулять по Луне.

— Ты прямо угадал моё самое заветное желание. Ловлю тебя на слове. А арахниды завтра на концерте будут? Я ведь их вживую так и не видела.

— Наш передвижной инопланетный зоопарк завтра обязательно будет. Он всем очень нравится, поэтому уже стал неотъемлемой частью нашего шоу. Ты меня своим музыкантам не представишь?

— Пошли. Они тоже хотели с тобой познакомиться.

Мы поднялись на сцену, где Сьюзи представила нас друг другу. Они меня все прекрасно знали, а я их нет. Теперь буду знать. Это были: Лен Таки (муж Сьюзи), игравший на гитаре и иногда певший, Аластар Маккензи — клавишник. Дэйв Нил — ударные и бэк-вокал, Майк Дикон — тоже клавишные. Мы с Серегой большинство песен исполняли на своих двух навороченных синтезаторах, поэтому ударные нам были не нужны.

— Эндрю, можно взглянуть на твои музыкальные инструменты? — спросил Аластар, подтвердив своим вопросом слухи о том, что каждый уважающий себя клавишник мечтает сыграть именно на наших синтезаторах.

— Без проблем, — ответил я, отдав команду дроидам принести два наших Роланда. Дроид принёс их мне, а затем по моей мысленной команде подключил к усилителю.

— Пробуй, — сказал я.

К нему присоединился и Майк, которые на пару просто выпали в осадок от двух наших синтезаторов. Ну всё, это такие же фанаты, как наш Серёга. Мы им со Сьюзи пока были не нужны, поэтому вернулись к моим подругам, которые общались с Норманом.

— Слушай, Сьюзи, а чего вы сейчас исполняли «Tear Me Apart», она же из твоих старых хитов? — спросил я симпатичную рок-звезду. — Я ведь слышал, вы готовите новый альбом.

— Это мы просто разогревались, — ответила она. — А на концерте планируем уже исполнить одну из новых.

— Я тоже написал для своих солисток один новый сингл на двоих.

— Они её вместе будут петь?

— Нет. Sweet будет петь на английском, a Maria — на русском. Чтобы в Советском Союзе порадовались также и нашей новой русской песне.

— И когда ты всё успеваешь? На меня работают два сонг-райтера Никки Чинн и Майк Чапмен и то предыдущий наш альбом вышел только в позапрошлом году.

— В моей голове постоянно рождаются новые песни. Их только надо регулярно оттуда извлекать. Знаешь, у меня вот прямо сейчас появилась одна интересная идея. А давай мы с тобой вместе споём песню. Правда, её придётся исполнять в абсолютно несвойственном тебе лирическом ключе, я бы сказал в стиле поп-рок или софт-рок. Муж тебя ревновать ко мне не будет?

— Нет. У нас с ним чисто формальный брак. Я согласна спеть с тобой дуэтом. А какую песню?

— У меня есть почти готовая музыка и первый куплет к ней. Но я быстро допишу её до конца. Хочешь попробовать?

— Хочу. Я уже знаю, что все твои песни становятся хитами.

— Пошли к нашим инструментам. А то твои два клавишника их сейчас на части разберут.

Я решил исполнить вместе с Сьюзи песню «Stumblin' In», которую они вместе с Крисом Норманом запишут в октябре этого года. А в ноябре она появится на её новом диске. Который сначала выйдет в Великобритании, и только потом в США и Канаде. Но так было в моей истории, а в этом мире её хотел спеть и спою я. Она мне всегда нравилась, как и Сьюзи.

Два клавишника были просто в полном восторге от наших синтезаторов. Они их даже несколько раз обнюхали и чуть ли не лизнули. Настоящие фанатики хороших музыкальных инструментов, что с них возьмёшь. Я сам такой, поэтому не удивляюсь.

Ладно, дам им ещё две минуты, а пока запишу слова для Кватро. Я их прекрасно помнил, но надо же было изобразить при ней настоящий творческий процесс. Поэтому пришлось потратить на это шоу аж три листа, которые мне принесла Женька. Вся наша группа переместилась на сцену вместе с Норманом и богами, и мои девчонки сразу поняли, что я что-то опять творю.

Исчеркав два листа, на третьем я написал уже начисто слова песни и передал их Сьюзи.

— Девчонки, — сообщил я свои жёнам, — я решил с Кватро исполнить дуэтом, родившуюся у меня только что, песню.

Они этому нисколько не удивились, зная мою творческую и широкой души натуру. Поэтому я отобрал свою «расческу» у Майкла, а Серёга свой Роланд у Аластара. Я решил наиграть мелодию сначала на кейтаре, а затем исполнять её уже на Гибсоне.

Серега мгновенно уловил несложный мотив и мы буквально за десять минут сделали нормальную аранжировку. Все нас внимательно слушали, а Сьюзи одновременно читала в полголоса текст песни и всё больше улыбалась. Было видно, что слова и музыка пришлись ей по душе. На листке я пометил, что мы начинаем петь с ней дуэтом с припева. Потом куплет пою я, следующий она. Затем припев снова вместе, а следующий куплет мы исполним уже по строчкам, как будто разговариваем друг с другом. И два заключительных припева подряд вместе. Всё, как происходило в моей истории. Только на месте Нормана буду я.

Музыка всем очень понравилась, особенно присутствующим на сцене женщинам, из которых я не спал только с Кватро. Но это только пока. Завтра на лунной базе я исправлю это досадное упущение.

— А теперь, Сьюзи, наш с тобой выход, — сказал я. — Слова запомнила?

— Практически даже выучила, — ответила та. — Если что, подсмотрю в листочке.

После чего Серёга заиграл, а мы запели. Да, вот он ещё один настоящий хит. И это сразу почувствовали все. Было понятно, что я был ведущим, а Сьюзи ведомой. Мы с ней никогда вместе не пели, но я прекрасно знал, как она будет петь именно эту песню. И у нас всё замечательно получилось прямо с первого раза. Вот и ещё одна моя юношеская мечта сбылась. Я пел вместо Нормана вместе с Кватро и это отразилось на моём исполнении. Я пел вдохновенно, как, возможно, никогда до этого не пел. Я хотел, чтобы эта песня завоевала в музыкальных чартах Америки не четвёртое место, как было в моей истории, а первое и держалась там целых три месяца подряд.

Как только смолкла музыка, раздались аплодисменты. Все поняли, что на их глазах родился хит. Сьюзи сияла и я тоже. Мои жены подбежали к нам и стали бурно высказывать свои восторги в адрес песни и нашего совместного её исполнения. А затем и «серебрянки» подключились. Они видели, как буквально за двадцать минут я, здесь и сейчас, сотворил новый музыкальный шедевр и им тоже хотелось получить нечто подобное от меня. Я прочитал это у них в глазах.

— И вам также будет новая песня, не переживайте, — сказал я им. — Только не сегодня. Возможно, после репетиции. Сейчас здесь станет просто не до этого.

У меня мелькнула мысль повторить эту песню с Солнышком в варианте 2002 года, когда Крис Норман её спел дуэтом с Пелагеей. И тогда Пелагея исполнила женскую партию на русском и песня называлась «Ради любви». Там были такие слова:

Я тоже пою,

О том, что люблю,

О том, что открыл ты мне, В этой песне душу свою.

Лови от любви счастливые дни,

Все мы живем на нашей планете ради любви.

Она, как пожар, где-то внутри,

В этом огне мы все, ошибаясь, снова горим.

Но это я решил отложить на потом эту идею. Все находились под впечатлением от только что исполненного нашего со Сьюзи варианта и не хотелось нарушать это блаженно-восторженное состояние, которое наступает тогда, когда ты завершаешь какое-либо дело, в которое ты вложил всю свою душу. Да и к тому же к нам подошёл адвокат, который пришёл регистрировать теперь уже три наши песни. Ноты к «I Will Survive» Серега написал ещё загодя, поэтому ему осталось только записать «Stumblin' In». С ней получилось очень удачно, так как адвокат слышал, как мы её со Сьюзи только что исполняли. Поэтому процедура регистрации всех трёх песен заняла всего пять минут.

И это тоже получилось довольно своевременно. Потому, что к нам уже направились Фредди Меркьюри и его группа «Queen», а за ними шли Пол Маккартни и его жена Линда в сопровождении музыкантов из «Wings».

На сцене мгновенно образовалась целая гомонящая и радостная толпа. Почти все в ней друг друга знали. А если не знали, то сразу знакомились. Вот она, настоящая музыкальная тусовка. Женька бегала от одного исполнителя к другому, записывая, кто с какой песней будет выступать.

Сьюзи всем радостно сообщила, что я только что сочинил новый хит и мы его уже вместе исполнили. Поэтому все сразу решили, что именно этой песней мы и откроем наш завтрашний концерт.

Я подошёл к Фредди Меркьюри, который разговаривал с Полом Маккартни и спросил их:

— Теперь осталось выбрать завершающую песню. Какие есть мысли на этот счёт?

— Я ещё не думал об этом, — ответил Фредди. — Главное, что мы опять все вместе собрались на одной сцене.

— Правильно, — поддержал Пол. — Нам с Линдой тоже без разницы.

— Тогда предлагаю закрыть наш завтрашний концерт прошлогодней песней Фредди и его группы «We Are The Champions». И ещё есть мысль сделать её название слоганом всего этого мероприятия.

— Хорошая мысль, — согласился Маккартни. — Надеюсь, здесь никакой стрельбы не будет. А то завтра у нас исполнится ровно месяц, как мы в Лондоне воевали с террористами.

— Ну это Эндрю у нас за всех воевал, а мы в это время прятались под сценой, — уточнил Фредди. — Я согласен спеть свою песню на закрытии нашего завтрашнего шоу. Но фейерверк и твои «летающие тарелки» за тобой.

— Это как всегда. Как вам мои боги?

— Это что-то нечто, — ответила, подошедшая к нам, Линда. — Жаль, что они не разговаривают.

— Почему нет? Они разговаривают, только или ментально, или на языке Атлантов.

— Вот это да! — восхитился Пол, сильно удивившись. — Значит, Атлантида, всё-таки, существовала. Я слышал, что ты, Эндрю, их на какой-то планете нашел, освободил и теперь они тебе служат?

— Да, всё правильно. Но служат добровольно, по собственному желанию. А не по принуждению с моей стороны.

— Ты на Луну больше туристов не берёшь? — спросил Фредди, пристально посмотрев на меня.

— Для тебя могу сделать исключение.

— А нас с Линдой не возьмёшь за компанию? — задал вопрос Пол.

— Как я могу не взять старых друзей? Сегодня после репетиции можем туда слетать. Только ненадолго. Это уже считается межпланетной военной базой Космических войск СССР. Поэтому она является секретным объектом и там находятся советские военнослужащие, которых я называю головорезами.

Мои собеседники этому приглашению очень обрадовались, не обратив никакого внимания на последнее моё высказывание. На подобный положительный ответ они и рассчитывали. Судя по всему, это была основная причина, по которой они охотно согласились поучаствовать в завтрашнем шоу, отложив все свои дела. Но я на них за это не обижался. Вон Сьюзи тоже об этом мечтала, так что всех понять было можно. Они хотели воспользоваться знакомством и дружбой со мной и это было в порядке вещей. Ведь только я, единственный человек в этом мире, мог предоставить им такую возможность.

Правда придётся тогда брать с собой и остальных участников группы Queen (Брайана Мэя, Роджера Тейлора и Джона Дикона), так как они были тоже нашими друзьями. Даже если музыканты Сьюзи и все остальные, кто будет принимать участие в нашем совместном концерта, захотят того же самого, то на такой случай у меня всегда есть мой космический катер. В который мы все спокойно поместимся.

В таком случае, персонально для Сьюзи Кватро, я несколько позже устрою особую, индивидуальную, экскурсию. А с песней Меркьюри я неплохо придумал. Её вызывающее название до сих пор шокирует публику. Надо, кстати, спросить Фредди, почему именно так он её назвал. С этим вопросом я и обратился к нему.

— О! Я холодный и бессердечный сукин сын, — ответил он. — За ней ничего не стоит. Это чистая коммерция. Назови это как хочешь. Это самая эгоистичная и наглая песня, которую я только когда-либо писал.

— Хорошо сказал, — ответил Пол. — Ну, а мы с моей группой тогда где-нибудь в серединке выступим.

— Я предлагаю сделать это после моих девчонок, — сказал я. — Раз вы здесь, то будете в первой пятёрке. А, по мере прибытия остальных музыкантов, они станут подключаться уже после нас.

Это всех устроило, так как особо затягивать репетицию никому не хотелось. Я подозвал Женьку и сообщил ей, как мы распределили порядок выступлений и дальнейший процесс репетиции.

— Сгоняй сейчас всех в правую сторону сцены, — сказал я ей, — чтобы не мешали выступать. Ты завтра будешь вести наше совместное шоу, поэтому сразу привыкай командовать всеми. Ну, кроме меня и моих жён, естественно.

Женька обрадовалась дополнительной возможности пропиарить себя и побежала выполнять моё распоряжение. Все уже знали, что это именно она занималась с самого начала организацией концерта, поэтому без проблем выполнили её просьбу.

В центре сцены остались только я, Сьюзи и Серёга. После чего мы с удовольствием ещё раз исполнили нашу «Stumblin' In». В этот раз получилось даже ещё лучше. Сьюзи уже не подсматривала в листочек со словами и поворачивалась лицом ко мне, когда мы пели «разговорный» куплет. Последний припев мы даже станцевали с ней, взявшись за руки. Всё, как в моей истории. Я прекрасно знал, что это всё очень понравится публике. Только надо будет завтра захватить с собой наголовные микрофоны. Ведь танцевать нам с ней пришлось рядом с микрофонной стойкой, так как далеко от неё отходить было нельзя.

Ну, а пока она и в таком виде очень понравилась всем нашим собратьям по музыкальному цеху.

— Предлагаю тебе исполнить ещё одну песню из новых вместе с твоими музыкантами, — сообщил я ей. — В среднем у каждого исполнителя должно получиться по две композиции. Концерт планируется на три-четыре часа, поэтому времени у всех будет достаточно.

— Хорошо, — ответила она, поглядывая на меня. — Ты не против, если я включу твою песню первым треком в свой новый альбом?

— Конечно. Это мой подарок тебе.

— Спасибо. Даже не знаю, чем я смогу расплатиться с тобой за эту великолепную композицию.

Всё ты прекрасно знаешь. Ответ на свой же вопрос легко читался в её глазах. Ведь сама хочет отдаться мне, но продолжает строить из себя этакую скромницу. Да, это игра и все женщины в неё играют. Но я знал правила игры, так как в большинстве случаев сам устанавливал эти правила. Поэтому слегка подыграл ей, ответив:

— Достаточно будет твоего поцелуя и мы с тобой в расчёте.

Она прекрасно знала, что одним поцелуем дело не ограничится, но виду не подала. Хотя я почувствовал в этот момент волну желания, которая накрыла её с головой. Сьюзи в ответ благодарно кивнула, а во взгляде читалась затаённая радость и сладостное предвкушение нашей скорой интимной встречи.

А теперь настала очередь Солнышка с её «I Will Survive». Состав музыкантов, находящихся на сцене, не изменился, только поменялась исполнительница. Ну, и сама песня, конечно. Она звучала очень хорошо. Теперь уже Солнышко сорвала громкие аплодисменты. Как раз, когда она закончила петь, подошли Род Стюарт и Стинг со своими двумя музыкантами из группы «The Police». Я знал, что их зовут Энди Саммерс и Стюарт Коупленд.

Опять все здоровались, знакомились и целовались. Род и Стинг, слышавшие исполнение Солнышка, выразили ей своё восхищение. Ну и мне досталось пара комплиментов за саму песню. Я их всех сразу отправил к Женьке, чтобы она разобралась с тем, что вновь прибывшие будут исполнять.

— Маш, теперь твоя очередь, — крикнул я второй солистке нашей группы.

Когда она подошла ко мне, я обратился ко всем собравшимся:

— А сейчас Maria споёт ту же самую песню, которую вы только что слышали, но на русском языке. Это наш подарок любимой и далёкой Родине.

Большинство из присутствующих вообще никогда не слышали русскую речь, поэтому их заинтересовал такой интересный вариант исполнения. После чего Маша спела русскую версию, успевшего всем понравиться, англоязычного хита.

Когда Маша запела, все стали внимательно прислушиваться к напевным и звонким, как колокольчик, русским словам. По их лицам было видно, что и второй вариант им понравился не меньше, чем первый.

Маша это видела, поэтому пела очень проникновенно и с душой. Чем вызвала в конце заслуженные аплодисменты. Мужчины целовали ей руки, в благодарность за прекрасное исполнение, а Сьюзи подошла к нам вместе с Солнышком и восторженно произнесла:

— Девчонки, вы обе просто молодцы. Глядя на вас, мне даже захотелось приехать к вам в Россию и выступить с концертом.

— Без проблем, — ответил я. — Я теперь являюсь вторым человеком в Советском Союзе, поэтому официально приглашаю тебя приехать к нам в страну. Для тебя я организую любую концертную площадку в Москве. И по поводу оплаты мы с тобой легко сможем договориться.

— А у вас когда там состоятся ближайшие выступления?

— Через две недели.

— У меня свободны только два дня — пятнадцатое и шестнадцатое.

— Вот здорово, — воскликнула Маша. — У нас в эти дни запланированы дискотеки на центральном футбольном стадионе в «Лужниках». Приезжай, вместе зажигать будем.

— Правда, приезжай, — стала приглашать её Солнышко. — Будет весело.

— Но ведь надо же заранее визы к вам в страну поставить. А это дело, как я знаю, не быстрое. И билетами озаботиться. И я, к тому же, не одна. Хотелось бы всей группой побывать у вас в Москве.

— Без проблем. Я вас всех на своём космическом шлюпе доставлю в нашу столицу. А по окончании концертов верну назад.

— Ну если так, то я согласна.

Да, настоящая «роковая» женщина (в этом слове ударение следует сначала ставить на первом слоге, а потом на третьем!). За любимым, то есть за мной, готова отправиться хоть на край света. Особенно, если этот любимый её туда отвезёт, а потом доставит обратно. Да ещё и хорошо заплатит за это. Молодец, всё быстро просчитала. Прекрасно знала о моих космических кораблях, вот и согласилась сразу. По сути, сама же и напросилась. Но всё выглядело очень тонко и ненавязчиво. Мои жёны так ничего и не поняли. Куда там моим школьницам тягаться с двадцативосьмилетней прожжённой светской львицей, которая крутила романы направо и налево, не обращая внимания на собственного мужа. Но вот сколько долго продлится наш с ней роман, я пока не знал. Да и чего загадывать заранее. Поживём — увидим. Главное, что он уже начался.

Сьюзи украдкой бросала на меня взгляды и они были достаточно красноречивы. Невероятно горячая штучка на этот раз в меня влюбилась, что мне было очень приятно и льстило моему самолюбию. Видимо поэтому все мужчины теряли голову от неё с первого взгляда. Она сама как-то призналась, что даже громила номера в отелях, когда слишком сильно заводилась.

Пообщавшись ещё немного с девчонками, она ушла к своим музыкантам. А ко мне подошёл Фредди и спросил:

— Я так понял, что можно по две песни спеть?

— Без проблем, — ответил я. — Прошлый раз, когда мы встречались в Лондоне, вы начали работать над новым альбомом «Jazz». Ты хочешь какую-нибудь вещь с него исполнить?

— Да. Я написал «Don't Stop Me Now» и мы её сейчас постоянно репетируем и улучшаем.

— Отлично. Наш концерт станет сборником прекрасных музыкальных новинок, на котором прозвучат премьеры песен.

Я знал, что это потрясающая песня. Она займёт девятую строчку в UK Singles Chart. Но ничего об этом говорить Фредди я не стал. Мне было известно, что музыка песни была основана на игре Меркьюри на рояле. Его сопровождали бас-гитара Джона Дикона и ударные Роджера Тейлора. Брайан Мэй играл лишь один раз гитарное соло, больше он нигде не слышен. Но это только на студийной записи. На концертах же Мэй постоянно сопровождал основную тему рояля, чтобы придать песне более «тяжёлое» звучание. Также в песне использовались, уже ставшие чем-то вроде визитной карточки группы, их многоголосные вокальные партии.

— Ты готов прямо сейчас её исполнить? — спросил я Фредди.

— Конечно, — ответил тот, дружески хлопнув меня по плечу. — После ваших песен мне тоже захотелось блеснуть новинкой.

— За тобой ещё «We Are The Champions».

— Разумеется.

«Квины» собирались и настраивались не более пяти минут. Я знал, что они ребята организованные. А потом зазвучал рояль и божественный голос Фредди. Все были в восторге после того, как они закончили петь и играть. Да, такого концерта ещё никогда не было в истории западной эстрады. Публике очень повезёт попасть именно на это завтрашнее музыкальное шоу.

Больше всего были в восторге от происходящего «серебрянки». Они первый раз в жизни сталкивались лицом к лицу со своими зарубежными кумирами. Мы уже к этому привыкли, а для них нечто подобное было в новинку. Ничего, пусть привыкают пока под нашим присмотром. Чтобы их никто не обижал.

В этот момент ко мне подошла Линда и Стинг.

— Мы решили, что после «Queen» выступят твои девушки из группы «Serebro», — высказала предложение Линда. — Всем хочется посмотреть на богов в деле. Да и после чисто мужского коллектива хорошо будет смотреться полностью женская группа.

— Тогда после них выйдете вы с Полом, — сразу сориентировался я в ситуации. — А за вами уже «The Police».

— Идет, — ответил Стинг, а Линда кивнула головой, соглашаясь.

Я махнул «серебрянкам», которые болтали с Диконом, Тейлором и Мэем, и они подошли ко мне.

— Ну как вам общение? — спросил я их.

— Посто невероятно, — ответила довольная Ирина. — Мы только недавно мечтали о том, как бы с зарубежными звёздами встретиться и вот мы уже с ними запросто общаемся.

— И всё благодаря тебе, — добавила Жанна и подмигнула.

— Вот и не забывайте об этом. К тому же вам выпала честь петь сразу после группы «Queen».

— «Walk Like an Egiption»? — спросила Ольга, улыбаясь.

— Да. Возможно и «Wannabe» тоже придётся исполнить. Но это решится потом. Мы сейчас только порядок выступлений намечаем. Так что давайте, поразите своих кумиров прекрасным исполнением своей песни.

Я также позвал Бает и Анубиса, которые стояли всё это время в сторонке и смотрели на нашу музыкальную шумную тусовку.

— Готовы выступать? — спросил я.

— Да, — ответила богиня, а шакал только кивнул головой. — Я смотрю, в тебя ещё одна девица влюбилась.

— Ревнуешь?

— Нет. Ты её не любишь. Просто хочешь трахнуть и всё.

— Всё правильно. Секс с другой женщиной — это не повод для ревности.

Бает улыбнулась и они разошлись с Анубисом в разные концы сцены. Остальные музыканты спустились на концертную площадку, чтобы было удобнее наблюдать за представлением.

Все смотрели на то, что происходит на сцене, чуть ли не открыв рты. Одно дело просто слышать об этом или мельком посмотреть по телевизору. И совсем другое, когда видишь в живую исчезающих в никуда и появляющихся ниоткуда древнеегипетских богов. Только они были сегодня не в своём исконно египетском прикиде, но парящие в воздухе фигуры, перемещающиеся вдоль сцены, способны поразить любого, даже если одеты в обычные джинсы.

Помимо этого и девчонки выступали замечательно. И египетский танец-походку они исполнили тоже классно. Ну, а про нас с Серёгой я вообще молчу. Овации были бурные. Теперь все будут относиться к Бает и Анубису совершенно по-другому. Музыканты убедились, что это никакой не трюк и не обман зрения, поэтому смотрели на богов с нескрываемым восхищением.

Сегодня мы с девчонками решили не выделяться из общей массы выступающих и не устраивать никаких полётов. Иначе всё внимание публики будет приковано к нам. Это мы сможем сделать и в понедельник, когда состоится чисто наш концерт. А также и во вторник. Вот там мы и оторвёмся. У меня даже появилась одна сумасшедшая мысль, но её надо будет как следует обдумать. Для её воплощения в жизнь потребуется кое-что дополнительное построить, но дроиды с этим справятся быстро.

Хлопали все громко. Вот теперь «серебрянок» признали все присутствующие здесь музыканты. Отныне они стали своими среди звёзд поп-музыки. А это дорогого стоило.

Мы с девчонками покинули сцену, а на неё поднялись Пол с Линдой, Джо Инглиш и Дени Лейн. Пол был со своей знаменитой левосторонней бас-гитарой, Джо сразу сел за барабаны, а Линда с Дени встали к синтезаторам. Мы им любезно разрешили использовать наши Роланды, из-за чего они минут пять разбирались с ними и привыкали к игре на них. Я оставил им в помощь Серёгу, поэтому они довольно быстро поняли, как с ними управляться.

Как я и предполагал, они решили исполнить свой главный хит «With A Little Luck» с их мартовского шестого студийного альбома «London Town». Их сингл этой весной целых два месяца занимал первую строчку в музыкальном хит-параде США и пятую — в Великобритании.

Я её уже слышал. Приятная лёгкая песенка в жанре синти-поп. Линда и Дени пару раз даже подпевали Полу. Так что она станет довольно приятным украшением нашего завтрашнего концерта.

Пока они выступали, к нам подтянулись вновь прибывшие Дэвид Боуи, Кейт Буш и Бонни Тайлер. А сразу за ними нарисовалась группа Slade в полном составе. Пришлось, после выступления Пола и Линды, прервать на пять минут репетицию, чтобы все поприветствовали друг друга, а мои жены и подруги с некоторыми из них и познакомились. Как раз к этому моменту вернулся Стив, которого все присутствующие прекрасно знали по его работе в EML

Я заметил, как Стюарт и Стинг о чём-то говорили друг с другом и кивали головами в мою сторону. Вот ведь бандиты. Я сразу догадался, что они задумали. Они решили исполнить нами недавно спетую вместе песню «АП for love», которую мы записали в Нью- Йорке.

Когда они подошли ко мне вдвоём, я улыбнулся и спел заключительную строчку из неё:

— Let's make it all, all for one and all for love.

Они засмеялись, нисколько не удивившись тому, что я разгадал их намерение, и мы вместе отправились на сцену, чтобы исполнить наш совместный, ставший к этому времени очень популярным в Америке и Великобритании, хит. Музыканты из группы Стинга уже хорошо знали, как играть «АП for love», так что Серёга нам в этот раз не понадобился.

Мои жёны и Женька также сразу догадались о том, с какой целью мы втроём поперлись к микрофонам. Они даже захлопали, потому, что им очень нравилась эта наша песня.

Ну, мы её в три голоса и выдали. Мне на секунду даже показалось, что наша репетиция и будущий концерт превращается в какой-то творческий капустник. Но после нас решили выступить Slade и устроили настоящий хард-рок. Они исполнили «Give Us a Goal», хит этого года, и «Burning in the Heat of Love», свою прошлогоднюю песню. Поэтому моё мимолётное наваждение мгновенно улетучилось.

Их солист, Нодди Холдер, был личностью очень колоритной. Его шикарные бакенбарды поражали многих. Ну а голос был просто потрясающий. Но мне больше нравились их лирические песни типа «Everyday», которую они выпустили в 1974 году. Если что, то мы её также включим в нашу концертную программу. Думаю, что они нам в этой просьбе не откажут.

Ну а дальше опять выступили The Police со своим новым хитом «Roxanne», который они записали в апреле этого года. Я эту песню тоже хорошо знал. Она была написана в жанре «новой волны». Сам этот термин появился в британской прессе только в прошлом году и постепенно завоёвывал умы многих известных музыкантов. Кстати, а где обещанная группа «Blondie»? Эти были знаменитые в моём мире пионеры новой волны и панк-рока. Я знал, что они только что записали свой хит «Heart Of Glass», но пока не выпускали и не исполняли его. Вот пусть у нас и выступят с этой песней на концерте.

— Жень, — я позвал свою помощницу, которая сегодня крутилась колбасой, но пока довольно успешно справлялась с поставленной перед ней задачей. — Где Дебби Харри и её музыкальная банда?

— Ты же знаешь эту взбалмошную девицу, — ответила мне француженка. — У неё же слегка «не все дома».

— Тогда пусть сейчас наши старые подруги, я имею в виду Бонни Тайлер и Кейт Буш, выступают. A «Blondie» запиши после них.

Женька побежала к мною названным исполнительницам, а я подошёл к своим жёнам, которые болтали со Сьюзи и Линдой.

— Как вам этот дурдом? — спросил я их.

— Бардак, но мне нравится, — ответила Солнышко. — Главное, что он творческий.

— И нам тоже по душе такая тусовка, — согласились с ней Маша и Ди.

— А я в полном восторге от всего этого, — сказала Лилу. — Все поп-звезды собрались вместе и можно спокойно пообщаться друг с другом. Обменяться своими мнениями и впечатлениями друг о друге. У нас на Пране так не принято.

— И мне нравится со всеми общаться, — сказала Наташа. — Шумно, конечно, зато весело.

Затем мы посмотрели выступления Буш и Тайлер. Кейт в феврале этого года выпустила свой дебютный студийный альбом «The Kick Inside», две песни с которого она и спела. Это были «Moving» и «Feel It». Ну а Бонни порадовала нас песней с своей прошлогодней пластинки «The World Starts Tonight» под названием «More Than a Lover». А затем она спела совсем свежий сингл «It's a Heartache», который уже достиг четвёртого места в UK Singles Chart и третьего места в американском Billboard Hot 100.

После их выступления, наконец-то, соизволила появиться в полном составе группа «Blondie». Я с Дебби лично знаком не был, но тоже с юности мечтал познакомиться. Ну, и переспать, конечно. Какой нормальный половозрелый парень в 1978-м году не хотел трахнуть Дебби? Да не было такого. Все мечтали и я мечтал. И вот эта ходячая мечта теперь стояла напротив меня, улыбалась и жевала жвачку. На голове у неё был, как всегда, некий творческий беспорядок. Что с неё взять? Блондинка и этим всё сказано. Короче, оторва ещё та, но симпатичная.

А ничего она так, вблизи, смотрится и ведь сама прекрасно знает, какое впечатление производит на мужчин. Но я не совсем простой мужчина. Скорее, совсем непростой. И Дебби своим женским чутьём это сразу почувствовала. Ей было уже тридцать три года и именно сегодня, 1 июля, у неё был День рождения.

— Happy birthday to you, — спел я ей весёлым голосочком вместо приветствия и она засмеялась.

— Спасибо, Эндрю, — ответила она, выплюнув жевательную резинку на пол. — Мало кто помнит об этом событии, даже я стараюсь о нём не вспоминать.

Окружающий «пипл» услышал, что у Дебби сегодня День рождения и тут же на неё посыпались многочисленные поздравления. Всё, народ сегодня вечером будет гулять. Только без меня, моих жён и подруг. Знаю я эти безудержные пьянки музыкантов. Потом начнётся «перекрёстное опыление», а мне оно нафиг не надо. Главное, чтобы к началу завтрашнего концерта все полностью протрезвели. Но если что, то я их быстро поставлю на ноги.

— С тебя, в честь праздника, исполнение «Heart of Glass», — сказал я Дебби, когда поздравления закончились.

— Не вопрос, — ответила, нацеловавшаяся со всеми по случаю своей «днюхи», очень довольная солистка «Blondie».

Теперь понятно, почему она опоздала. Удивительно, что вообще сегодня приехала. Она ведь, кроме всего прочего, недавно начала сниматься в фильме «Чужеземец». Так что нам ещё повезло, что Дебби нашла время на наш концерт.

Ну, что ж. Прикольная девчонка эта Харри. Кривлялась и строила смешные рожицы, но пела хорошо. Все аж заслушались её исполнением. Песня должна стать достойным украшением нашего завтрашнего концерта.

После «Блонди» выступили Дэвид Боуи тоже с двумя песнями и с одной Род Стюарт. Я знал, что Дэвид весной этого года уже выступал в Филадельфии и ещё в двух американских городах в рамках своего тура «Isolar», где записал концертный альбом «Stage». В нём новых вещей практически не было, поэтому он исполнил свои старенькие хиты «Breaking Glass» и «Ziggy Stardust». Но они до сих пор оставались популярными у многочисленных поклонников его творчества. Сам же этот альбом занял пятое место в Великобритании.

А вот Род Стюарт расщедрился и спел абсолютно новую песню «Da Ya Think I’m Sexy?» c альбома, который выйдет только осенью этого года под названием «Blondes Have More Fun». Сингл с песней «Da Ya Think I'm Sexy» проведёт одну неделю на вершине UK Singles Chart в декабре 1978 года и четыре недели на 1-м месте американского чарта Billboard Hot 100. Так что у нас завтра будет ещё одна премьера песни.

За ними вышел на сцену Крис Норман и исполнил, как я и предполагал, свою знаменитую «Needles And Pins». Ему аккомпанировали музыканты из группы Сьюзи Кватро. После него ко мне подошёл Пол со Стингом и спросили:

— Эндрю, а ты чего не выступаешь?

— Так я уже несколько раз пел. И с Кватро, и втроём, — ответил я.

— Но один ты же не пел? — уточнил Пол. — Может что-то новое у тебя есть?

— Есть. Но мы её ещё не репетировали.

— Вот заодно и отрепетируешь, — добавил Стинг. — А мы послушаем.

— Только после моих девчонок из группы «Serebro», чтобы сто раз на сцену не подниматься..

— ОК.

Пришлось мне забирать Серёгу, который увлечённо общался с клавишниками Сьюзи. Ну, и «серебрянок» тоже позвал, конечно. Они поняли, что им предстоит исполнить «Wannabe» и радостные последовали за мной.

Эта весёлая и незатейливая песенка тоже всем понравилась. Из музыкантов её мало кто слышал, а вот публика уже успела полюбить. Но и профессионалы её тоже оценили, поэтому активно хлопали.

Затем я подошёл к Серёге и сказал:

— Я тут песню одну придумал, попробую её один исполнить. Она у меня второй день в голове вертится. Так что я её сейчас сам пока спою и сыграю, а завтра мы её уже вместе сделаем.

— Хорошо, — ответил мой клавишник, ничуть не удивившись моим причудам. — Побуду пока в качестве зрителя.

Я сам переставил наш большой Роланд на авансцену и придвинул к себе поближе стойку с микрофоном. Композицию, которую я собирался исполнить, я играл уже много раз в той, прошлой жизни. Поэтому не боялся облажаться перед очень требовательной публикой. Спеть и сыграть я её мог сейчас один в один. Это был хит «Pick Up the Phone», который исполнял французский певец тунисского происхождения F. R. David. В 1982 году он выпустил свой самый известный альбом «Words», где она и была среди лучших песен. Эта вещь стала не менее популярна в моё время, чем одноименная песня «Words».

С этим нашим навороченным Роландом из будущего можно было творить любые чудеса. Поэтому я сыграл вступление, а потом запел. Все замерли от такого необычно быстрого ритма. Жены с «серебрянками» смотрели на меня восхищёнными глазами. Первой не выдержала Маша и запрыгнула ко мне на сцену, где стала танцевать в ритм музыке. За ней последовали и остальные. Я пел и у меня мурашки пробегали по спине. Я видел, что Сьюзи и Дебби тоже были очарованы песней, как и её исполнителем.

Хард-рок в исполнении Slade это конечно круто, но моя пробрала всех до печёнок. Как только я закончил играть, все восемь подруг бросились ко мне и стали прыгать вокруг от радости, одновременно целуя меня. Значит, песня всем очень понравилась, раз такая бурная реакция последовала на неё. Ну и остальные тоже хлопали. Я сам радовался, что не забыл её. Это, действительно, был мегахит. Как у нас говорили, «всех времён и народов».

— Она чём-то похожа на нашу «Words», — сказала радостная Солнышко и Маша с ней согласилась.

— Просто захотелось чего-то очень танцевального, — ответил я, тоже радостно целуя всех. — Фредди, теперь твоя очередь. Пора исполнять «We Are The Champions» и закрывать это творческое безобразие.

— Идём, — крикнул Меркьюри в ответ. — Мне все говорили, что после тебя трудно выступать. Ты собираешь все аплодисменты. Теперь я сам в этом убедился.

— Не прибедняйся. Завтра оваций хватит на всех.

И я был прав. Фредди — это гений в музыке. И рад, что мы стали с ним друзьями. Именно его песня про чемпионов замечательно подходила для закрытия концерта. Хотя и моя «We Are The World» звучала не хуже. Да и начало у названия этих песен было очень похоже и отличалось только в одном четвёртом слове. Их даже можно было объединить вместе и получилось бы очень забавно. Почти полное совпадение первой строчки припева этой моей очень известной песни.

Уф, ну слава Богу. Репетиция закончилась. Она, по моему мнению, всегда проходит тяжелее, чем сам концерт. Сплошная суета, беготня и нервы. Но на удивление, мы всё сделали за четыре часа. Чистый хронометраж получился чуть больше трёх часов, что и планировалось изначально.

А теперь мне всю эту весёлую ораву ещё и на лунную базу везти. Но раз дал слово, то надо его держать. Народ и так на меня вопросительно поглядывал. Все уже знали, куда мы сейчас отправимся и только ждали команды. И я её дал:

— А сейчас, как я и обещал, отправляемся на мою лунную базу.

Радостные крики дали понять, что никто от такого приглашения отказываться не будет. Пришлось вызвать через искина космический катер с дополнительными дроидами. Они будут, в наше отсутсвие, охранять музыкальные инструменты, саму сцену и подступы к ней. К тому же они начнут переделывать крышу так, как я задумал. И сделают на заднике сцены вогнутые экраны, чтобы создать видимость и ощущение бесконечности космического пространства. Это когда наши новые клипы будут демонстрироваться, собравшейся завтра, многотысячной публике.

Глава 2

«Получив несколько поощрений за одно и то же действие, дельфин снова высовывается. Но что это? Ни свистка, ни рыбы? Зверь начинает экспериментировать — высовываться сильнее. Вот он, долгожданный свисток! Рыба съедена, дельфин делает круг и высовывается кое-как. Свиста нет. Еще круг, и дельфин высовывается по плавники. Свисток! Рыба. Зверь понял — высовываться нужно выше и выше. В конце тренировки он уже будет высовываться из воды «по пояс», а на следующий день научится целиком выпрыгивать из воды».

Алексей Дмитриев, дрессировщик дельфинов.

Я всех сразу предупредил, что больше часа на экскурсию я выделить не могу. Но и этому все были очень рады. Когда рядом с нашим шлюпом приземлился огромный боевой космический катер, все остолбенели. Такое они видели только по телевизору или на фотографиях в газетах. Я представляю, какой у них будет ошалевший вид, когда они увидят наши межгалактические линкоры.

Да, толпа собралась немаленькая. Но в катер они загрузились быстро и даже осталось много свободных мест. Восхищённые возгласы весь полёт не смолкали ни на секунду. Чтобы они не скучали, я приставил к ним двух дроидов, которые рассказывали им обо всём и отвечали на их вопросы. А вопросов было немало. Главное, чтобы ко мне особо не лезли.

Пришлось провести катер экскурсионным маршрутом, а не по прямой. Я специально пролетел мимо нашей орбитальной космической станции «Салют-6», к которой был пристыкован первый советский грузовой корабль «Прогресс-1», чтобы все могли посмотреть на неё, а потом сравнить с тем, что имеется у нас на лунной базе.

Подлёт и шлюзование прошли в штатном режиме. Это для меня, но не для всей этой музыкальной братии. Они галдели, радостно кричали и размахивали руками. Мои жёны сидели абсолютно спокойно. Для них это тоже был уже обычный полёт.

В ангаре, где я пришвартовал свой катер, народ вообще обалдел от вида моих огромных линкоров.

— Это на этих монстрах вы раздолбали в пух и прах арахнидов и некромонгеров? — спросила меня восхищённая Дебби.

— Да, — ответил я. — Но чаще всего нам приходится сражаться с ними на самих планетах. Можно сказать, что врукопашную.

— Особенно он геройствует, — прокомментировала мои слова Маша, кивая головой в мою сторону. — У него вся грудь в наградах.

— Мой отец, губернатор планеты Прана, наградил Андра «Звездой мужества», — добавила Лилу.

— А почему ты называешь его Андром?

— Наш муж бог, известный в истории Праны под именем Андр, — объяснила ей Солнышко. — Поэтому Лилу так его и зовёт.

Сказано это было столь обыденно, как обычно говорят женщины, что их муж — простой торговец пишущими машинками. От такого заявления Дебби на несколько секунд потеряла дар речи. Она только привыкла к присутствию рядом с ней инопланетянки и двух живых египетских богов, а тут оказалось, что богов целых три и один является человеком.

— Я только учусь, — сказал я и быстренько всех рассадил по подлетевшим к нам четырём антигравам.

Надеюсь, что Дебби забудет, на фоне всего того, что она сейчас увидела и ещё увидит, слова моей старшей супруги.

Я дал команду Крис устроить для гостей обзорную экскурсию по базе с заездом в столовую. Так как мне удалось случайно услышать разговор Пола и Стинга о том, что они бы не отказались чего-нибудь перекусить.

— Мы тоже пойдём пообедаем, — сказал я своим жёнам, Серёге с Женькой, «серебрянкам» и богам, — некоторым из нас необходимо почаще принимать пищу.

«Серебрянки» знали, что мои пять жён беременны, поэтому совсем не удивились моим словам.

Стива я отправил вместе с музыкантами. Пусть ими пока поруководит вместо Женьки. Он успел пообедать с администрацией концертной площадки, да и француженке надо немного передохнуть. Она в таком ускоренном темпе и с таким большим количеством музыкантов ещё не работала.

Когда мы расселись в столовой, я произнёс вслух, обращаясь к Крис:

— Вызови ко мне Димку.

Все мои обрадовались, что сейчас они смогут с ним пообщаться и узнать последние новости из Москвы. Через три минуты появился вызванный мною временно исполняющий обязанности командира роты головорезов, назначенный таковым в связи с отсутствием капитана Журавлёвой и доложил, вскинув правую ладонь к козырьку нашего форменного кепи:

— Товарищ командующий, старший лейтенант Политов по вашему приказанию прибыл.

— Вольно, — скомандовал я улыбающемуся бывшему нашему однокласснику. — Присаживайся. Выпей кофе и расскажи, как слетали в увольнительную на Землю.

— Всё прошло отлично. Сначала забрали оборудование для типографии под Парижем и доставили в Центр. Там нас встречало телевидение и разнообразное высокое начальство. В военной форме и гражданской одежде. В том числе и наши родители. Всё было организованно очень торжественно и красиво. Ну а потом нас всех отпустили по домам.

— Дома были счастливы тебя увидеть? — спросила Солнышко.

— Не то слово. Родители радовались моим наградам, особенно Звезде Героя. Теперь из нашей школы выпустились три Героя Советского Союза: Андрей, Светлана и я.

— Я бы тоже очень хотела получить такую награду, — добавила Маша, вздохнув.

— Ты теперь звезда поп-музыки, — заявила Лилу. — И этим всё сказано.

— А мы просто жены Андрея, — сказали почти хором Ди и Наташа.

— Зато все мною очень любимые, — уточнил я.

— А мы сегодня познакомились с Сьюзи Кватро и Крисом Норманом, — рассказала Ольга.

— И с Фредди Меркьюри, а также с Дебби Харри, — похвалилась Лилу.

— Ничего себе, — обалдел от таких новостей Димка. — Везёт же вам.

— Так они сейчас здесь находятся, на экскурсии, — сообщила Ирина. — Андрей их сюда привёз. Мы же прямо после репетиции завтрашнего концерта отправились на лунную базу. Там ещё среди них находятся Пол Маккартни с Линдой и Стинг.

Я видел, что Димке очень хочется меня попросить его тоже познакомить с музыкальными кумирами, но ему было неудобно вслух об этом попросить.

— Не переживай, — сказал я. — Сейчас доедим и возьмём тебя с собой. Представлю тебя им. Как там твой взвод поживает?

— Тоже счастливы, что увидели родных и близких. Нам все завидовали, что мы служим в Космических войсках. Наши из фан-клуба также все там были. Замучили меня вопросами о том, когда ты их позовёшь к себе.

— Планирую в середине следующей недели начать комплектование третьего взвода. Крис сегодня доделает прямую телефонную связь с Землёй, так что все смогут раз в_два дня звонить домой, но не дольше трёх минут.

— Вот здорово. Связи с родными многим порой очень не хватает.

— Так, все поели? Отлично. Тогда выдвигаемся. Дим, тебе деньги передали из Министерства обороны?

— Да, я их сразу отдал капитану Журавлёвой. Она сказала, что это ты выбил нам премии за захваченные линкоры.

— Да, всё правильно. Так что десять тысяч тебе тоже причитается.

— Но я же из второго набора. Мы линкоры некромонгеров не захватывали.

— Ты же теперь герой и этим всё сказано. Так что тебе премия положена. Я Устинову на двух человек больше количество назвал, вот из этих и получишь. Ты что, собрался всю жизнь с родителями жить?

— Нет, конечно. Уже стал подумывать об отдельной жилплощади. Спасибо за заботу.

— Ну вот и отлично. Пошли, познакомлю тебя со звёздами поп-музыки.

Мы нашли всю группу наших гостей, бродящих в восхищении возле линкоров.

— А это один из тех, кто управляет этими огромными межзвёздными кораблями, — представил я им Димку. — Его зовут Dmitry. За свои боевые заслуги он удостоен звания Героя Советского Союза и пранской «Звезды мужества».

Это хорошо, что Димка был в форме Космических войск СССР и с наградами на груди. Поэтому все сразу обступили его и стали задавать вопросы о том, за что он получил свои награды и как ему служится на лунной базе. Димка сначала немного смущался, ведь вокруг него столпились его музыкальные кумиры и восхищались именно им, а не наоборот. Но потом освоился и стал красочно рассказывать о своих приключениях.

Когда накал страстей немного поутих, я попросил всех сфотографироваться с Димкой на память.

— Фотографии сделает Крис, — сказал я. — Не Норман, а мой искин. Это искусственный интеллект, который полностью обеспечивает нормальное функционирование базы.

Никто от этого не отказался. Фотографии нужны были как Димке, так и музыкантам. Они тоже хотели оставить на память кадры своего пребывания на Луне.

— А на поверхность мы выйдем? — спросила меня Сьюзи, которая отвела меня в сторону ото всех.

— Гостей слишком много, — ответил я, прекрасно понимая её невысказанный вопрос. — Но вот завтра, исключительно для тебя, я это дело обязательно организую. И ты сможешь взять с собой на память любой лунный камень, который тебе понравится.

Кватро улыбнулась, услышав тот ответ, который и ждала. В воскресенье она сначала привыкнет к невесомости на самой поверхности спутника Земли, когда мы совершим совместную прогулку в скафандрах, а потом я покажу ей нашу спальню и включу невесомость уже там. О том, что будет дальше, я прекрасно знал. Да и сама Сьюзи этого очень хотела.

С тем же вопросом ко мне подошла и Дебби, которой пришлось ответить вежливым отказом. Сьюзи сразу поняла, что это её соперница и была рада такому моему ответу. Но во взгляде Дебби я прочитал, что она не привыкла отступать и что она попробует вернуться к этому вопросу позже. Вот ведь ситуация. Сразу две мои юношеские мечты хотят прыгнуть ко мне в кровать. Но у меня уже есть проверенный способ, как выйти с честью их подобного положения. Только вот у Дебби остаётся совсем мало времени для того, чтобы успеть заняться сексом со мной. Ведь для этого надо ещё красиво предложить себя и представить дело так, как будто именно я первый пригласил её переспать со мной, а она, немного поломавшись, согласилась. Завтра концерт, а после него она должна будет уехать. Если сегодня повторит свою попытку, тогда назначу ей встречу на завтра. Ничего, ради такого дела она может и задержаться.

С такими приятными мыслями я усадил всех довольных гостей на антигравы и мы отправились в сторону моего катера. Жёны с «серебрянками» обсуждали нашего одноклассника, а Серёга с Женькой о чём-то спорили.

Возле катера нас ждал дроид с кучей уже готовых фотографий. Часть он отдал Димке, а остальные штук шестьдесят раздал гостям. Те сразу стали увлечённо их рассматривать и выбирать те, где сфотографированы именно они.

Возвращение на Землю прошло также в замедленном режиме. Всем хотелось, на прощание, ещё раз полюбоваться на нашу Землю из космоса. Катер я посадил на концертную площадку рядом с моим шлюпом. Когда мы вышли, все сразу обратили внимание, что внешний вид сцены разительно изменился. Дроиды за этот час почти всё успели закончить. За их согласованной и чёткой работой внимательно наблюдали, оставшиеся немногочисленные строители, которые доводили до ума саму концертную площадку.

Ну, вот. Совсем другое дело. Сцена выглядела так, как я мысленно описал её Крис. Крыша в виде летающей тарелки была уже установлена, а также два огромных голографических экрана по обеим её сторонам. Даже дополнительные вогнутые мониторы уже стояли в районе задника. Часть дроидов монтировала фейерверки на крыше, а часть занималась подключением и тестированием самих мониторов.

Музыканты издали вздох восхищения, увидев такую красоту. Да и моим жёнам и «серебрянкам» новый дизайн сцены очень понравился.

— Неужели твои роботы так быстро всё сделали? — спросил удивлённый Пол Маккартни.

— Да, — ответил я, гордо улыбаясь. — Они не только хорошо воюют в космосе, но еще замечательно и очень быстро строят любые жилые и промышленные объекты на Земле. Почти сотня дроидов сейчас в Москве возводят новый жилой микрорайон и в течение месяца должны завершить его строительство под ключ.

— Обалдеть, — воскликнула Линда.

— Тут Дебби всех приглашает в ресторан по случаю своего Дня рождения, — сказал подошедший ко мне Стинг. — Пойдёшь со своими подругами?

— Нет, не получится, — ответил я. — Я обещал «серебрянкам» написать для них ещё одну песню к завтрашнему концерту. Очень уж им хочется выступить с чем-нибудь совсем свежим. Тем, что ещё никто не слышал.

— Смотри сам, — ответил Фредди, который тоже оказался в этот момент рядом. — У нас по времени ещё есть окно на две-три песни, как минимум.

— Вот и хорошо. Девчонки рвутся расширять свой репертуар и постоянно просят чего- то нового.

— Симпатичные они у тебя все, — добавила Линда. — И жёны, и подруги.

— Кастинг я им не устраивал, сами в меня влюбились. Да и я в них тоже.

— И как ты со всеми справляешься? Ведь они такие разные.

— Любовь способна творить чудеса.

— В этом ты абсолютно прав.

— Спасибо тебе за экскурсию, — поблагодарила меня, присоединившаяся к нашей беседе, Бонни Тайлер. — Всё было просто замечательно. Ты как-то обещал мне песню. Не забыл?

— Я помню. Есть у меня одна, специально для тебя. Завтра перед концертом покажу.

— Вот за это спасибо. Я знаю, что раз её написал ты, значит точно будет хит.

Мы посмеялись и попрощались до завтра. Я позвал всех своих, после чего мы сели в шлюп. Музыканты пока не расходились и смотрели, как мы взлетаем. Я видел недовольное лицо Дебби. Ведь я сразу понял, что это она подослала ко мне Стинга с предложением прийти на её День рождения. Он всё воспринял за чистую монету, но мне её попытки затащить меня к ней в постель были видны, как на ладони.

Дебби хотела напиться и переспать со мной где-нибудь в отдельном номере отеля. Но у неё опять всё сорвалось. Посмотрим, что она предпримет завтра. А мне надо было проверить одну свою идею.

— Девчонки, устали? — спросил я всех своих жён и подруг., когда я посадил свой шлюп возле нашего замка в стиле шато.

— Да, слишком много народу, — ответила Маша. — Люди все, конечно, замечательные. Но когда столько шума, это немного напрягает.

— Хочется чуть-чуть отдохнуть и расслабиться, — добавила Солнышко. — Может на пляж махнём?

— Отличная идея, — сказала Ди. — Поплаваем и поиграем в дельфинов.

— Это как? — задала вопрос Ирина.

— Андрей покажет, — улыбнувшись, перевела на меня стрелки Наташа.

— Хорошо, но «серебрянки» только смотрят и ни в чём не участвуют. Мне надо кое-что проверить. Бает, ты с отправляешься с нами. Анубис, а ты остаёшься здесь. Присмотри за светленькой горничной. Она мне не внушает особого доверия.

Шакал кивнул, а Серёга с Женька решили остаться. Стив тоже с нами не просился. Он знал, что я его туда не возьму, да и незаконченные дела у него ещё были в городе.

— Тогда через десять минут встречаемся у нас в апартаментах, — сказал я, обращаясь к Бает и «серебрянкам».

Когда мы пришли к себе, то девчонки, не раздеваясь, прошли в спальню и без сил упали на кровать. Да, репетиция иногда бывает тяжелее, чем сам концерт. Пришлось пустить в них волну бодрости и восстановления сил. Через минуту они зашевелились, почувствовав себя снова бодрыми, а Солнышко повернула в мою сторону голову и спросила:

— Твоя работа?

— Моя. Вас надо было поддержать, что я и сделал. Вы мне будете нужны энергичными и полностью работоспособными.

— Что ты задумал? — задала вопрос Маша.

— Это что-то связанное с дельфинами? — предположила Лилу.

— Теплее.

— Ты придумал какой-то новый трюк? — прищурив глаза, поинтересовалась Наташа.

— Ещё теплее. Но если вы не захотите, то я вас неволить не буду.

— Андрей, не томи, — заявила Маша.

— Я хочу в понедельник организовать на концерте шоу дельфинов.

— И этими дельфинами будем мы? — в удивлённо-утвердительной форме спросила Ди.

— Молодец, что догадалась. Да, есть у меня такая мысль и я её сейчас думаю.

— Но там же на площадке нет никакого бассейна?! — уточнила Лилу то, что и так все прекрасно знали.

— Дроиды за полтора часа всё сделают. Это не проблема. Можете спросить у Бает. Нечто подобное они уже делали во время нашего с ней путешествия в параллельный мир Древнего Египта. Основная задача состоит в том, чтобы разучить буквально за час несколько довольно сложных трюков. А на это у настоящих дельфинов уходит от одного до двух дней.

— Вот это да! — восхитилась Маша. — Ты в каждом городе придумываешь что-то новое.

— Зато очень весело и интересно каждый раз получается, — выразила своё мнение Наташа. — Мы то летаем, то теперь плавать будем. А публике это всегда нравится и от этого она пребывает в полном восторге.

— Поэтому и цены на билеты выставлены по пятьдесят долларов за штуку. Стив сказал, что завтра будет около двухсот пятидесяти тысяч зрителей. Если умножить на пятьдесят, то получим двенадцать с половиной миллионов долларов.

— Ничего себе сумма получается, — воскликнула Маша. — Мы свои миллион двести получим, а остальное достанется устроителям этого праздника? Это несправедливо.

— А ты посчитай, сколько известных музыкантов и исполнителей для участия в этом концерте приехало. Там каждая группа или артист запросили от четырёхсот до шестисот тысяч долларов за своё участие. Так что им ещё из наших следующих двух концертов придётся вычесть свою прибыль, чтобы со всеми расплатиться. Но в накладе они, точно, не останутся.

— И какие трюки мы будем исполнять? — поинтересовалась Лилу.

— Плыть на хвосте спиной назад с мячом, делать сальто в воздухе. Прыгать сквозь обруч.

— А кто его держать будет? — задала резонный вопрос Наташа.

— Сначала Бает подержит, а потом одна из вас. Это всё дело техники. Главное, что вас приручать не надо. Вы уже у меня все прирученные. И подкармливать вас рыбой по свистку, за хорошо выполненный трюк, тоже не надо.

— Мы сырую рыбу не едим, — сморщив свой симпатичный носик, сказала Ди.

— Вот и я говорю, что с рыбой у нас вопрос сам собой отпадает. Так что если моя идея вам нравится, можно попробовать её воплотить в жизнь.

Как я и думал, все девчонки согласились. А мне придётся на короткое время стать земноводным тренером. И с суши их учить, и в воде. Но прошлый раз мы уже выработали зачатки единого коллективного сознания, поэтому сейчас нам будет намного легче и проще. Первоочередное для девчонок — не забыть в понедельник взять с собой на концерт купальники. А то мои подруги привыкли голыми в море купаться. А там съёмки в прямом эфире будут идти. Да и народу будет море.

Десять минут, отпущенные «серебрянкам» на сборы прошли и раздался стук в дверь.

— Открыто, — крикнул я. — Мы в спальне.

Сначала зашла Бает, а за ней и «серебрянки». Жанна увидев, какие у нас апартаменты, сказала:

— У вас номер побольше нашего будет.

— Станете, как мы, тогда и у вас такой же будет, — ответила Маша.

— Да в этом замке ещё полно пустующих комнат, — сказал я. — Женька вас куда хотите заселит.

— Мы уже к этим успели привыкнуть, — ответила Ольга.

— Кстати, мы тут обсуждали финансовую сторону вопроса нашей с вами совместной музыкальной деятельности. Вы свои шестьсот тысяч долларов хотите получить наличными, в виде чеков или на свои счета в банке?

— Мы ещё не думали об этом, — ответила Ирина. — Пусть пока у тебя побудут. Так надёжнее.

— Раз всё обсудили, тогда вперёд, на пляж.

Да, раздеваться они научились быстро. Раз — и девчонки уже стоят абсолютно голые. Я тоже, хоть в армии в прошлой жизни не служил, мгновенно оголился. Вот такими девятью Евами и одним Адамом мы и появились из портала на берегу моря.

— А дельфины спят? — задала вопрос любопытная Маша, когда я расставлял шезлонги.

— Тебе это зачем? — спросил в ответ я.

— Вдруг мы так устанем, что случайно заснём прямо в воде и утонем?

— Такого не бывает, не переживай. Дельфины отдыхают — это да. Они всё время думают о том, что нужно вдохнуть и выдохнуть. И постоянно контролируют этот процесс. Поэтому всю жизнь проводят в сознании. Им незнакомо такое понятие, как сон в нашем понимании.

Так как все остальные жёны внимательно прислушивались к нашему разговору, то этот вопрос волновал их всех. Успокоенные, они побежали в море. А за ними «серебрянки» и Бает. Никогда не думал, что кошки так любят плавать в море. Но богиня была кошкой только треть или даже на четверть.

Пока мои подруги купались, я смастерил довольно большой плот вместе с мячами и обручами. Надеюсь, что держать мячи передними ластами они научатся быстро. Ведь для дельфинов это было очень сложно и непривычно. Это тоже самое, что учить жён таскать сумки в зубах. Но смотреться это будет и в том, и в другом случае очень эффектно и выглядеть очень забавно.

Как только я доделал плот, к нему тут же подплыли «серебрянки» и Ирина спросила:

— Зачем ты такое сделал?

— Мы сейчас будем репетировать трюки для одного из наших будущих выступлений, — сказал я и позвал своих жён вместе с Бает.

— А мы что, в море будем выступать? — удивилась Жанна.

— Сейчас всё увидите сами. Только до понедельника никому ни слова о том, что сейчас увидите. Даже Женьке.

Заинтригованные тайной, они облокотились о плавучий помост и стали ждать дальнейшего развития событий. Мои пять благоверных подгребли к нам и забрались на плот.

— Так, — сказал я этим голым и мокрым красавицам. — На счёт три вы красиво, в прыжке, высоко оттолкнувшись, ныряете в воду «рыбкой». Приготовились! Раз, два, три.

Девчонки прыгнули, но не очень синхронно. Маша рванула первой, а Лилу чуть опоздала. И в верхней амплитуде прыжка я трансформировал их в пять дельфинов. В воду они все уже вошли пятью настоящими морскими млекопитающими. Серебрянки от неожиданности чуть не утонули. Они сначала замерли от удивления и перестали держаться за плот, поэтому ушли под воду с головой. Утонуть не утонули, но воды наглотались.

— Предупреждать надо, — крикнула Ирина, вынырнув с выпученными глазами и судорожно хватая ртом воздух.

— Так я вам о чём только что сказал? — ответил я, смеясь.

А вокруг них резвились пять дельфиних или дельфинок. Они свистели, скрежетали и весело щелкали. При этом забавно тыкались в «серебрянок» своими носами, зовя тех с ними играть.

— Так, хулиганки морские, забирайтесь обратно на плот, — сказал я, одновременно возвращая им человеческое обличье.

— Ну, что, девчонки? — спросила улыбающаяся Маша. — Обалдели от такого?

— Да мы чуть не утонули от неожиданности, — возмущенно воскликнула Ирина.

— Мы бы не дали вам утонуть, — успокоила её Солнышко. — Дельфины всегда спасают тонущих людей в океане. А нас, к тому же, было пятеро. Помимо этого, вам полезна дельфинотерапия.

— А теперь повторяем трюк. Главное здесь синхронность. На счёт три опять ныряете в воду.

Этот манёвр пришлось отрепетировать ещё два раза. Но зато получилось очень красиво. Вид неожиданного перехода от человека к дельфину просто завораживал. Бает тоже держалась за плот и оставалась всё время на плаву. Она внимательно наблюдала за происходящим и ждала, когда же я превращу её в русалку. И, наконец-то, дождалась.

— Забирайся ко мне, — сказал я ей. — Ты прыгаешь следом за нами после того, как я свисну. Учти, я тоже буду вместе с ними и стану прямо из воды координировать наши совместные действия. Потом я тебя катаю на своей спине. Ты держишь обруч, а девчонки прыгают сквозь него. А затем возвращаю тебя обратно. Готова? Начали.

Русалочий хвост у Бает также мгновенно вырос в полёте. Это тоже смотрелось очень красиво. Я представил себе, как всё это вместе будет выглядеть в понедельник и улыбнулся. Двести пятьдесят тысяч зрителей сначала замрут в немом восторге, а затем взорвутся восторженными криками.

Затем мы прыгали с плота уже вшестером и я катал на спине Бает. Она высоко держала в руке обруч, сквозь который пролетали мои дельфинихи, выскакивая из воды. После этого были упражнения с мячом и заплывы на хвостах спиной назад. Получалось у нас здорово. Все подруги слушались меня даже лучше, чем когда были в человеческом обличии.

— Откуда ты умеешь это делать? — спросила меня Ирина, загоравшая на плоту, когда наша шестёрка подплыла к ней и трансформировалась в прежнее человеческое состояние.

— Меня вырастила стая дельфинов, а в тринадцать лет нашли ученые и научили разговаривать, — ответил я, улыбаясь. — До сих пор боюсь людей в белых халатах и голых женщин.

«Серебрянки» засмеялись моей шутке, а Жанна тихо сказала:

— Это мы тебя боимся, а не ты нас. Любим и боимся одновременно.

— Но это приятный страх, — ответила кокетливо Ольга. — Он возникает только в тот момент, когда ты входишь в нас. А потом мы полностью растворяемся в восхитительном наслаждении.

— А как же музыка и песни?

— Их мы тоже любим, — сказала Ирина. — Но это две разные вещи. Кстати, ты обещал нам новую песню. За это мы готовы для тебя сделать всё, что ты захочешь.

— Согласен на такой обмен. Тогда сейчас возвращаемся в наш номер и я вам покажу то, чему хотел вас научить завтра.

Я решил предложить «серебрянкам» весёлую песню британской поп-группы Bucks Fizz под названием «Making Your Mind Up». Она в моём времени была написана Энди Хиллом и Джоном Дантером в конце 1980-го года и победила на конкурсе «Евровидение» в апреле 1981-го. После победы песня заняла 1-е место в музыкальных чартах Великобритании и нескольких других европейских странах. В итоге разошлась тиражом более четырех миллионов копий. Правда в группе было четверо исполнителей: двое молодых парней и две девушки. А у нас будет просто три прекрасно поющие и великолепно танцующие длинноногие красотки.

Мне очень понравился момент с юбками на записи выступления этого английского квартета. Сначала девушки были в длинных юбках, а потом парни их с них сорвали и те остались в коротких. Но я «серебрянкам» сделаю очень короткие, чтобы это выглядело намного эротичней. Так, глядишь, и в американском хит-параде девчонки тоже первое место займут. Американцы любят поглазеть на стройные женские ножки. Особенно когда эти ножки танцуют на высокой сцене и мужчины смотрят на них снизу. Этим мы и воспользуемся.

Серега оставил большой Роланд в нашем номере, поэтому мы решили пока провести репетицию без него. У них с Женькой назревал очередной конфликт, поэтому пусть пока спокойно разбираются.

Пришлось сначала материализовать три разноцветных женских комплекта: блузка, две юбки, стринги и, конечно же, туфли под цвет одежды. С лифчиками я решил не заморачиваться. Пусть все полюбуются на их полный третий размер.

— Ух ты, здорово! — восхитились «серебрянки», надевая новые сценические наряды.

Пока они наряжались и вертелись перед зеркалом, я им объяснил, зачем у каждой будет две юбки.

— Интересно тв придумал, — прокомментировала мою задумку Лилу, сидя на диване вместе с остальными женами в качестве зрительниц и с нетерпением ожидая начала интересного представления.

Получилась этакая смена основных составов выступающих. В море старались мы, а «серебрянки» наблюдали, отдыхая. Теперь получилось всё наооборот. Только я один и там, и тут был организатором и участником каждого выступления.

Мелодию я помнил хорошо, поэтому спокойно наигрывал её, наблюдая, как Ирина, Жанна и Ольга привыкали к новым нарядам и входили в образ. С первых звуков песни все поняли, что ритм будет довольно быстрый. Это всем всегда очень нравилось. Любовь к танцам у девушек заложена уже в крови.

Пришлось материализовать три листка бумаги, две копирки и шариковую ручку, чтобы записать слова сразу для трёх исполнительниц. Они с первого раза, следя за словами, смогут начать подпевать мне.

Так у нас и получилось. «Серебрянкам» и моим жёнам новая песня очень понравилась. Мы повторили её четыре раза подряд, чтобы добиться идеального звучания. После чего я показал некоторые танцевальные движения, которые я заимствовал у исполнителей группы Bucks Fizz. Только я их немного усовершенствовал. Ничего сложного в них не было. Часть из них все уже прекрасно знали по нашей песне «Asereje».

Больше всего всем понравилось срывание длинных юбок и танцы в коротких. Они развивались от резких движений и открывался очень соблазнительный вид на красивые ягодицы в стрингах. Спереди же был маленький чёрный треугольник, который издалека был похож на короткую интимную стрижку. Создавалась иллюзия полного отсутствия на «серебрянках» нижнего белья. В общем, настоящий ходячий стриптиз получился. Даже никакие латексные костюмы не были нужны. Мужская фантазия всё остальное сама дорисует.

Дай моим нудисткам волю, они и голышом станцуют. Но тогда мы нарушим местные законы, а за это можно легко и в тюрьму загреметь. Ведь в каждом американском штате до сих пор существуют идиотские законы по поводу обнаженного тела и секса. Так, например, в штате Орегон запрещено даже дома ходить голыми, дабы не оскорбить души усопших, смотрящих на них с фотографий и портретов. Что уж говорить о публичных местах. Особенно это касается концертных площадок, где собирается тьма народу.

В штате Аризона жители не могут иметь более двух фаллоимитаторов на семью. Власти Коннектикута запретили своим жителям заниматься сексом при свете. На территории штата Луизиана женщинам запрещено покупать презервативы, это грозит им штрафом. Ну и до кучи: в США в 18 штатах категорически запрещен оральный секс. Но жить лучше всего, в этом плане, в Вайоминге. Закон этого штата запрещает трахаться при входе в магазин. Получается, что внутри и снаружи магазина этим можно спокойно заниматься. Хотя это не точно, так как делать нечто подобное ещё никто не пробовал.

— Получилось очень неплохо, — резюмировал я, довольный. — У себя в номере поработаете над танцами. А пока можете отдыхать. Вот только мне сейчас необходимо позаниматься со своими учениками.

К ним мне пришлось подняться по лестнице на этаж выше. Я Женьке сказал, что им нужно предоставить пять отдельных комнат и общий зал для совместных занятий. Но такого расположения помещений в замке предусмотрено не было, поэтому зал был отдельный. Вот туда я целенаправлено и направился, так как судя по их пяти аурам, они находились именно там.

Ну, что ж, молодцы. Хорошие ученики мне достались, прилежные и трудолюбивые. Все пятеро сидели на полу и наносили друг другу ментальные удары. Я это мог видеть своим «внутренним» зрением. Но удары были пока ещё слабые. На четвёрку с большим минусом тянул только Гюнтер. Но это даже хорошо. Друг друга не успели покалечить. Хотя я бы их всех вылечил без проблем.

— Вижу, прогресс есть, — ответил я на их приветствия и поклоны. — И это очень неплохо. Лучше всех получается у Гюнтера.

Все посмотрели на нашего немца, а я улыбнулся и сказал:

— Не завидуйте. У вас у всех скоро всё получится. А теперь снова садимся в круг и я вам закачаю программу по отражению ментальных ударов. То есть как блокировать своё сознание и подсознание от агрессивного внешнего воздействия.

Процедура повторилась, но сейчас я, после того, как программа в их мозговых полушариях полностью установилась и развернулась, попросил Амалу нанести ментальный удар Гюнтеру, а затем закрыться уже от его ответного удара. Такой маленький невидимый спарринг я их попросил провести. Не руками или ногами махать, а обменяться психоатаками и защитами от них.

Пока они всё делали довольно робко, но со временем это пройдет.

— А теперь я наношу вам ментальные удары, а вы защищаетесь, — скомандовал я.

У Жоаны и Анджея от моего несильного удара головы дернулись назад, а вот Амала, Роджер и Гюнтер опрокинулись на спину.

— Все видели, как у вас получилось поставить блоки? — спросил я этих страдальцев.

— Да, — вразнобой ответили они.

— Но какую-никакую защиту вы, всё-таки, поставить смогли. Это уже успех. Молодцы. Кто из вас хочет опробовать свои силы на демоне?

Моё предложение их слегка ошарашило. В их взглядах читался немой вопрос: где я им сейчас возьму настоящего демона.

— Он, а точнее она, находится в замке, — сказал я.

— Обслуга? — выдвинул предложение Анджей.

— Об этом нетрудно было догадаться.

— А у неё крылья есть? — спросила Жоана.

— Да, есть. Но демоны ими уже, практически, не пользуются. Ладно, вы подумайте, а я пойду пока с ней пообщаюсь.

Выйдя в коридор и спустившись на наш этаж, я столкнулся с взвинченой Женькой.

— Поругались? — спросил я её.

— Да, — ответила она. — Из-за денег, которые ты ему обещал заплатить.

— Серёга не хочет выделить тебе часть?

— А то ж. Мне нужно тридцать тысяч, а он жмотится.

— Оставь его в покое. У нас завтра серьёзный концерт, а ты его заводишь. Дам я тебе тридцатку.

— Я могу отработать. Сам знаешь, как я минет делаю и ноги раздвигаю.

— Понятно. Про минет ты у Бает узнала.

— Она сказала, что твоя сперма творит чудеса. Я даже бесплатно могу тебе отсосать.

— Жень, мне своих пятерых жён надо удовлетворять. Так что лучше возьми деньгами. А отсосать можешь и у Анубиса. Он тоже, какой-никакой, а бог.

— Ну, раз не хочешь, то тогда воспользуюсь твоим советом. Кстати, я созвонилась с фирмой и они сказали, что владелец замка готов продать его именно тебе и даже со скидкой.

— Это хорошая новость. И сколько в итоге получится?

— Четыре с половиной миллиона долларов.

— Лучше бы четыре.

— Ой, не прибедняйся. Ты сегодня за концерты, диски и рекламу заработал на круг одиннадцать миллионов. Так что можешь таких замков купить аж два с половиной.

— Ну, мне же надо изобразить из себя бедного и несчастного.

— Ага, несчастный он. Это я несчастная. Взял и заделал Бает двоих детей, а мне нет.

— Вот ведь кошачья богиня, промяукалась, всё-таки. Обычной болтушкой оказалась. А ты не вздумай моим жёнам сказать об этом, иначе отправлю тебя назад, в Париж. Будешь опять там на улицах путанить.

— Ты же меня знаешь, я — могила. Бает мне по секрету это сказала. Кстати, разница между Парижем и моей нынешней работой здесь получается только в деньгах. А путанить я и так путаню. Только уже в своё удовольствие. Вон Крис Норман мне намекал, что ждёт меня вечером в гостинице. У меня срок пока маленький, могу спокойно кувыркаться. Ну, так что, покупаешь замок?

— Да, беру. Только пусть договор купли-продажи пришлют. И, Жень, поаккуратней там, с кувырканиями. Выкидыш может в любой момент случиться. Понятно, что Серёгу ты уже не любишь, но ребёнка лучше сохранить.

Я развернулся и пошёл искать очередную залётную демоницу в образе горничной, чертыхаясь про себя. Эти болтливые девки меня опять чуть не подставили. И всё из-за своего длинного языка. Работают они им, конечно, хорошо. Но вот болтают слишком много.

Дьяволица нашлась на первом этаже в служебной комнате. Я даже стучаться не стал, а просто прошёл сквозь закрытую дверь.

— И что ты тут делаешь? — спросил я её, сжав ей виски волной боли.

— Я здесь работаю, — ответила та, скривившись, но стойко перенося моё на неё давление.

— Не ври. Я вижу твою подлинную ауру. Тебя Тахор послала или Люцифер?

Пришлось подкрепить свой вопрос раскрытием уже своей ауры, что вызвало у демоницы самопроизвольное появление крыльев, которые закрыли всю верхнюю половину её тела.

— Закрой, — заверещала она. — Я сама сюда явилась.

— Значит, тебе Тахор обо мне всё рассказала? — сказал я, но ауру не закрыл.

— Да, она похвалилась, что переспала с богом и осталась жива. А я ей позавидовала и решила сама попробовать с тобой переспать.

— И как ты меня нашла?

— Тахор после секса с тобой сперму, вылившуюся из неё, в платок собрала и мне показала, как доказательство.

— И что такого особенного оказалось в моём семени?

— Мы по капле пота или крови любого можем найти где угодно. А уж по сперме вообще без проблем.

— Так ты что, её лизнула?

— Да. А что тут такого? Мы всегда так делаем. Заодно убедилась, что ты, действительно, бог.

— А где прежняя служанка?

— Ну, сам понимаешь, в живых я её оставить не могла. Мне же её тело нужно было. Я больше не могу терпеть этот жар. Закрой свою ауру, ну пожалуйста.

Пришлось накинуть скрывающую энергетическую оболочку на свою истинную ауру и снять с демоницы сдавливающее кольцо боли. Крылья сразу убрались назад, как это было и с Тахор.

— И что мне теперь с тобой делать? — спросил я эту чертовку. — Развоплотить?

— Не надо, пожалуйста. Я просто переспать с тобой хотела и всё.

— Со мной многие перепихнуться мечтают. Ты такая не первая и не последняя.

— Хочешь, я научу тебя угадывать мысли или становиться невидимым?

— Ты забыла, кому это предлагаешь?

— Ой, извини. Я привыкла с обычными людьми общаться. Те сразу на такое заманчивое предложение клюют. Так ты и выглядишь, как простой парень.

— И зачем тебе секс со мной так понадобился? Детей я тебе заделывать не собираюсь, как и трахаться с тобой.

— Благодаря тебе, мы сможем снова стать ангелами. Но только родив от бога детей. Правда у нас ещё такого никогда не было. Но в наших древних легендах всё об этом подробно рассказывается.

— Так вот в чём всё дело. Люцифер и старшие демоны — это бывшие ангелы и они хотят опять ими стать с помощью меня. А вы, их дочери, это можете сделать с помощью секса со мной и появления божественного потомства от меня.

— Ну, да. Вот такие мы меркантильные, но честные.

— И развратные. Звать то тебя как? Только не ври, всё равно узнаю

— Нахема.

— Это, значит, что ко мне пожаловала главная совратительница ангелов и земных мужчин. Известная ещё как демонесса проституции.

— Ваши иудеи и средневековые монахи слишком преувеличили мои заслуги. Но секс я люблю, особенно с ангелами. А вот с богом у меня ничего и никогда не было. А тут вдруг Тахор о тебе рассказала и я чуть не умерла от зависти и желания. Я даже ту салфетку с твоей спермой у неё украла.

— Ты ещё, оказывается, и фетишистка к тому же. Выходит, ты приписала моей семенной жидкости некие сверхъестественные свойства?

— Так оно и есть на самом деле. У нас даже одна старинная существует легенда, что за каплю божественного семени одна из наших демониц готова была отдать целую гору золота.

Во, блин, даже как! А я хожу и разбрасываюсь ею направо и налево. Может мне, вообще, к демонам уйти жить, если я так дорого стою? Это у нас, на Земле, мужики от нечего делать онанизмом занимаются. А тут кончил в ладошку и демоницы тебе целую горную гряду из золота за это подарят. Красота да и только. Может это и есть мужской рай?

Тема божественного семени всегда была очень важной во всех древних религиях Земли. У римлян даже был такой бог, названный в честь семени, это Святое Семя (Semo Sanctus). В Индии известен аналогичный бог Шукра (Sukra), рождённый из пениса Шивы. Имя супруга богини Деметры Триптолема означает «три вспашки» потому, что он возлежал с ней три раза, вбрасывая семя в «борозду».

О различных течениях в раннем христианстве мы знаем из трудов жившего в IV веке «охотника за ересями» автора по имени Епифаний. Книга Епифания называется «Панарий», что буквально означает «ящик с лекарствами».

Согласно Епифанию, секта фибионитов отмечала Вечерю Господню, исполняя не приводящий к деторождению сексуальный ритуал, включавший в себя священный coitus interruptus (прерванный половой акт). В этот день, после вечерней трапезы члены общины разделялись на пары (с кем-нибудь кроме собственного супруга (супруги), как язвительно указывает Епифаний) и совокуплялись. Но когда мужчина достигал момента эякуляции, он прекращал половой акт, а извергнутую сперму они вместе с женщиной собирали и употребляли внутрь, говоря: «Это — Тело Христово». Если в это время у женщины бывала менструация, они также собирали часть ее менструальной крови и употребляли ее, говоря: «Это — Кровь Христова».

Христиане-фибиониты обосновывали свои необычные евхаристические практики наличием у них собственных священных писаний, также написанных апостолами. В особенности Епифаний приводит много цитат из апокрифического евангелия «Великие вопросы Марии». В этой книге, по его словам, содержалось описание одной из самых невероятных встреч между Иисусом и Марией Магдалиной. В ней Иисус взял Марию с собой на вершину горы и чудесным образом извлек женщину из своего бока (в какой-то мере подобно тому, как Ева была рождена из ребра Адама). Затем он приступил к половому акту с нею. Но когда Иисус достиг момента эякуляции, он собрал сперму и проглотил ее, говоря Марии: «Так мы должны поступать, дабы мы могли жить». Мария была потрясена увиденным и, потеряв сознание, упала на землю. Но Иисус поднял ее и сказал: «О ты, маловерная, почему ты усомнилась?».

На тему божественного семени писали и сами апостолы, чьи евангельские письма вошли в Новый Завет. Так, ап. Иоанн в Первом послании писал, что Божье семя пребывает в нас. Благодаря этому семени мы — в Боге и можем пребывать в Боге.

Современные священники также упоминают об этом. Они говорят, что «Благовещение не есть процесс очищения, но всеяние Божественного семени».

— Ладно, живи пока, — сказал я Нахеме. — По поводу секса с тобой я позже решу. А сейчас пошли, побудешь немного живым манекеном или девочкой для битья.

Нахема хихикнула при упоминании о девочке, но покорно последовала за мной. В коридоре я опять столкнулся с Женькой. Она удивленно посмотрела на симпатичную горничную и выдала:

— Лучше бы меня трахнул, чем эту девку.

— И ты туда же, — чуть не сплюнув, в сердцах сказал я. — Вот видишь, Нахема, этой женщине тоже моя сперма нужна, как и тебе.

Женька офигела от такого моего беспардонного заявления, но ничего на это не ответила.

Когда мы вдвоём зашли в зал, все мои пять учеников удивлённо уставились на горничную, вытаращив в испуге глаза. Они хорошо запомнили, что я им сказал перед уходом, про демоницу в замке. Поэтому сразу сопоставили мои слова и появление здесь служанки.

— Познакомьтесь, — обратился я к ним. — Это Нахема, довольно известная демоница. Сейчас она будет отражать ваши ментальные удары. Чтобы вы не сомневались, что Нахема является представительницей дьявольского племени, она покажет вам свои крылья. Давай, подруга, отрабатывай свою будущую плату.

Дьяволица поняла, что её мечта может скоро осуществиться и широко раскрыла свои крылья. А немаленькие они у неё, надо сказать. Челюсти у моих учеников упали на пол. Такого они совсем не ожидали. Но я ведь должен их учить на живых примерах, а не просто пичкать чистой теорией. Вот я и пользуюсь подвернувшимся случаем, чтобы продемонстрировать своей пятёрке образец живого демона, точнее демонической особи женского пола.

— Так, а теперь наносим ментальные удары по Нахеме, — сказал я. — И никакой жалости к ней. Подобные создания, при встрече с вами, вас жалеть не станут.

Моя заключительная фраза заставила встрепенуться учеников. Судя по тому, как демоница выдержала мою психическую волну боли, мои ученики не смогут нанести ей особого вереда. Вот и пусть учатся на ней.

Я видел, как моя пятёрка старалась достать Нахему. Поначалу она высокомерно улыбалась. Это ещё больше разозлило учеников и удары стали сильнее и мощнее. Демоница пыталась тоже проводить ментальные атаки в ответ, но мои уже научились ставить блоки от них. И к тому же их было пятеро. Одна из ментальных атак Гюнтера даже опрокинула Нахему назад, после чего она затрясла головой, сидя на полу. Это придало моим подопечным дополнительных сил и демоница непроизвольно выпустила крылья, защищая себя.

— Убери крылья, иначе хуже будет, — приказал ей я, но эта чертовка слушаться меня не собиралась. — Ну, что ж, сама напросилась.

Мой ментальный удар припечатал её в стену и даже крылья не помогли. А с этими перепончатыми отростками или, говоря по-научному, видоизмененными передними конечностями, я поступил проще. Я их развоплотил, оставив только два коротких обрубка, торчащие из спины в районе её лопаток. Мне это очень напомнило сцену из американского художественного фильма «Константин: повелитель тьмы», когда ангелесса Габриэль оказалась с такими же культями вместо крыльев, после чего стала обычной земной женщиной. Она попросила Киану Ривза убить её, но он просто отвесил ей пощёчину и та впервые, за тысячи лет, почувствовала боль и поняла, что это такое. Copyright © Андрей Храмцов

Глава 3

«Лишь одна Диада, Матерь вещественна, тогда как Монада является Причиною всего Единства и мерою всего Сущего. Диада, Мулапракрити, Покров Парабрамана, явлена, таким образом, Матерью Логоса и вместе с тем Дочерью Его — то есть, объектом его познавания — выявленным производителем и второстепенной причиною его. Согласно Пифагору, Монада возвращается в Безмолвие и Тьму, как только она выявила Триаду…»

Блаватская Е.П. «Тайная Доктрина»

Но последующего диалога, как в фильме «Константин: повелитель тьмы», у нас с Нахемой не получилось. Мои ученики разошлись не на шутку и, воспользовавшись удачным моментом, стали наносить демонице довольно мощные ментальные удары. Неплохо же я их подготовил. Только вот Нахеме от этого было наоборот, очень даже плохо. Она не успела очухаться после моей атаки, а тут ей нехилые добавки неожиданно со всех сторон прилетели. Так ведь и добьют эту нехристь мои борцы за веру и справедливость.

— Молодцы, — крикнул я своим взмыленным ученикам. — Прекращаем долбить чертовку и отдыхаем.

Мои подопечные упали на пол без сил. Но лица их были довольные донельзя. Ещё бы, они победили настоящую дьяволицу! Не без моей помощи, конечно, но на то я и учитель, чтобы помочь им и поддержать их в трудную минуту.

Первой очухалась Нахема.

— Ну и гад же ты, Андр, — высказалось это дьявольское отродье. — Что я теперь без крыльев делать буду?

— Еще раз гадом назовёшь, вообще испепелю, — сказал я и выставил в её сторону открытую ладонь, на которой загорелся огонь божественной энергии «ра».

— Извини, сорвалось. Больше не буду. Просто мне очень обидно стало. Мои все надо мной теперь смеяться будут.

— Не переживай. Материализую я тебе новые крылья, лучше прежних.

— Опять я забыла, что ты бог. Слушай, ты ведь и ангельские, с белыми перьями, можешь сделать?

— Могу.

— Вот здорово. Тогда все подруги точно умрут от зависти. Сделай мне такие, а? Ну, пожалуйста.

— Всё будет зависеть от твоего дальнейшего поведения.

— Я буду паинькой и настоящим ангелочком в юбке. Вот те крест.

— Посмотрим. Только не сейчас. Мне нужно закончить занятие со своими учениками. А тебе, кстати, пора на работу. Перед этим не забудь причесаться и переодеться. А то мои охламоны тебя здорово отделали. И с этим твоим нынешним телом я потом решу, что делать. Придётся, видимо, мне эту физическую оболочку воскресить и душу её в неё вернуть.

Нахема вышла из зала, а я посмотрел на своих учеников.

— Рты захлопнули, а то муха в них залетит, — сказал я своим ошалевшим подопечным.

— Что это было, учитель? — спросила Жоана.

— Если коротко, то вы, общими усилиями, победили очень опасную демоницу, совратительницу ангелов и земных мужчин. Известную также, как демонесса проституции.

— Это нам понятно, учитель. Мы слегка обалдели от вашего разговора. Даже демоны знают, что вы бог?

— Люцифер и его дочь Тахор узнали об этом первыми.

При упоминании имени главного дьявола все опять впали в ступор. Пришлось их выводить из него.

— Не удивляйтесь, — сказал я им напоследок, направляясь к двери. — Скоро я вас всех с ними познакомлю.

Выйдя из зала, я задумался. Передо мной сейчас стояли две первоочередные задачи. Хотя их было раз в двадцать больше, но эти были на данный момент самыми главными. Мне необходимо срочно заполучить Сударшану-чакру, как дополнительное оружие к моему «убийце богов» и ваджре. Она мне не помешает, если придётся разбираться с серафимами, херувимами, легионами ангелов и другими околобожественными сущностями. А также постараться встретиться с Мастемой.

Из ветхозаветной апокрифической «Книги Юбилеев» мы узнаём об ангеле по имени Мастема. Он от имени Бога преследует и искушает людей. Именно он является Сатаной, то есть обвинителем за грехи рода человеческого. Но делает это он не по своей воле, а по божественному произволению. Бог назначил его этаким надзирателем над всеми падшими ангелами и даёт разрешение искушать людей, дабы люди эти могли показать свою стойкость перед ним.

То есть, он один из самых приближенных к Демиургу созданий. Судя по всему, это место, до своего падения, занимал Люцифер. Но Люцифер не выдержал такого беспредела и восстал. Мастеме также приходится быть ещё и «льстецом Бога». А это долго терпеть не всякий сможет. Помимо этого, люди, по той природе, которую заложил в них Бог, грешны. Получается, что такими их создал не кто иной, как сам Бог. Вот только грех, как сказал апостол Павел, это акт неповиновения тому же Богу. Который прекрасно знает, что люди не могут жить без греха. Вот круг и замкнулся.

Моей самой главной задачей станет обязанность разорвать этот порочный круг, причиной которого является неправильное отношение к людям и нежелание, а скорее неспособность Демиурга исправить свою ошибку или, как говорят сейчас, системный сбой. Мне придётся восстановить статус-кво, существовавшее до создания этой, ныне существующей, Вселенной. Поэтому необходимо устранить саму первопричину, а затем изменять и исправлять уже те последствия, которые она вызвала. Если всё вернётся к тому далёкому времени, когда не было Демиурга, а был только триединый Создатель, тогда все люди снова станут рождаться с божьей искрой внутри. Ведь Демиург сотворил человека по образу и подобию своему. И как это можно сопоставить с тем, что из многих людей впоследствии получились маньяки, серийные убийцы, педофилы, насильники и другие подобные им преступники, которые подчас на людей-то не похожи? Или они, всё-таки, похожи на того, кто их создал?

Поэтому провоцируя Адама и Еву, Бог прекрасно знал, что любопытная Ева обязательно попробует запретный плод, который всегда сладок. И потом всё свалил на первых людей, которые были как дети малые. Не это ли есть дьявольская сущность Бога? Это тоже самое, что оставить детей одних дома и положить им на стол спички, строго наказав их не трогать. У кого есть дети, то они прекрасно знают, чем это закончится. А потом вернуться на пепелище и выпороть своих же чад за свою же ошибку, которая выглядит, как настоящая провокация. Не даром именем Бога прикрывался известный орден иезуитов. Если бы в раю был опекунский совет, тот тот бы очень быстро лишил этого недоделанного Бога родительских прав. К тому же нормальную жену для Адама Богу удалось сделать только со второй попытки. И какой он после этого Бог?

Ну а пока мне следует отправиться в Падманабхасвами, индийский храм Вишну. Теперь, научившись полностью владеть временем, мне уже не нужно было обращаться к помощи машины времени, чтобы вернуться в то же мгновение, из которого я начинал свой путь. Это было очень удобно и экономило массу времени. Но для того, чтобы попасть к Хатшепсут в Древний Египет, мне она, пока, будет ещё нужна.

Зал под храмом Вишну был всё таким же. Из него я собирался дальше пройтись по сокровищницам и поискать Сударшану-чакру. Но мне этого спокойно сделать не дали. Я мгновенно почувствовал попытку открытия портала, но препятствовать проникновению в наш мир архангелов не стал. Видимо, здесь и сейчас придётся окончательно решить проблему с ними. К тому же у меня теперь было кем их заменить. Они служили не тому Богу. Они служили тому, кто был против людей. А тот, кто являлся противником рода человеческого, был, на самом деле, Сатаной. Ведь корень «сатан» означает «против». То есть, Демиург был не только против людей, но и против Создателя.

Да, Демиург попытался самостоятельно создать людей именно по своему образу, образу Сатаны, и мы видим, что из этого в результате вышло. Поэтому он был моим личным противником и врагом. И как части божественной триады, и как человека. Я видел, как гибнут миллионы людей во время войн, эпидемий и катаклизмов. И всё только из-за несовершенства человека, созданного Сатаной-Демиургом.

Архангелы появлялись из открывшегося портала по двое. А я стоял и смотрел на них. В этот раз я с ними разговаривать ни о чём не собирался. Да и они, видимо, тоже. Пришли смыть позор за пошлое своё поражение и вернуть два меча, отобранных у них мною в качестве трофея.

Первым нападать на них я не собирался, хотя имел полное на это право. Их было восемь, а я один. Но они считали, что это честно. К тому же в этот раз архангелы выпустили крылья и они висели у них за спиной в нерасправленном состоянии. Видимо, в качестве дополнительной защиты от ударов моего меча.

Первыми выхватили мечи они и бросились на меня. Я применил ту же тактику, что и прошлый раз. Останавливать или замедлять ход времени я уже научился виртуозно. Но мой трюк в этот раз не прошёл. Точнее прошёл, но только наполовину. Само время остановилось, а архангелы продолжали двигаться вперёд. Значит, хоть чему-то они научились с прошлой нашей встречи. Это было неприятно и даже немного досадно, но не смертельно.

Во мне находилась частичка антивещества ещё после моего первого посещения Антивселенной. В восьмое пространственное измерение даже не всех богов пускали, что уж говорить об ангелах и архангелах. Именно там время текло вспять. Чем я сейчас и решил воспользоваться. Еще при нападении на мой выставочный салон в Лондоне я мог не собирать, зависшие в воздухе, пули, а просто загнать их обратно в стволы автоматов, повернув время вспять.

В данный момент передо мной были не пули, а архангелы. Но тоже некие достаточно материальные объекты, свойства которых на Земле подчинялись своим определённым законам. Поэтому я стал поэтапно загонять архангелов обратно в открытый проём их телепорта и когда остались стоять только Михаэль и Габриэль, вернул времени его прежний ход.

Это были самые сильные архангелы. Михаэль так назывался потому, что его имя переводится с иврита «Кто как Бог?». Именно он уговорил треть ангелов не следовать за восставшим против Бога денницей, то есть Люцифером. Именно к нему у моего родственника были особые счёты и за своё поражение, и за Лилит, свою жену. Ведь клич восставшего Люцифера был прост и понятен всем ангелам: «Мы тоже можем быть как боги!» и за ним пошли две трети ангелов. А вот его товарища звали Габриэль, что означало «Слава Божия».

Получается, что будучи архангелом, Денница, сын зари, узнал что-то такое, что смогло убедить его и тысячи ангелов, что он прав и это является неоспоримой истиной. Вот за эту правду и пошли биться 70 % «посланников Божьих», возглавляемых Люцифером. Это «что-то» должно было быть таким невероятным, что заставило отринуть своего Бога. А узнали они о нём правду, поэтому и восстали. Они поняли, что он никакой не Всевышний, а Сатана. Только это могло объяснить мятеж такого количества ангелов. Всё правильно, «царь-то ненастоящий!».

Вот поэтому ангелы и решили, что если уж Сатана пробился в боги, то и они, более достойные, могут стать богами. И была битва. Сам Демиург в ней, понятное дело, не участвовал. И какой он после этого Бог? Именно он и есть тот Лукавый, от которого в молитве люди просят Всевышнего избавить их. К тому же он прозевал восстание среди своих самых близких и преданных слуг. И я думаю, что они узнали ещё и то, что сам Демиург не является Создателем этой Вселенной. Он просто управляет ею, не имея на то никакого права. Управляет плохо, но уж как может. И зачем тогда служить плохому управляющему, раз есть подлинный Создатель? Но тут у меня возник еще один вопрос: кто создал самого Демиурга?

Пока я знал только ответ на вопрос, как стать настоящим богом. Для этого надо сначала умереть, а затем воскреснуть. Так делали большинство земных богов: Осирис, Дионис, Таммуз, Митра, Иисус и многие другие. Большинство из них родились именно 25 декабря и именно от девственниц.

Так, не отвлекаться. Все теологические изыскания следует отложить на потом. До появления другой двойки архангелов у меня оставалось всего две секунды, поэтому я резко ускорился. По секунде на каждого — это не очень много, но и немало. Я не стал выписывать красивые пируэты с мечом, как прошлый раз, а обманным движением увёл в сторону их мечи. И когда верхняя часть их тел открылась для атаки, сначала отсёк одному, а затем другому их светловолосые головы.

Через восемь секунд восемь крылатых обезглавленных тел лежали на полу храма Вишну. И тут меня конкретно накрыло. Это напоминало кадры из фильма «Горец» про бессмертного Дункана Маклауда из клана Коннора Маклауда. Через мой меч прошли мощные энергетические потоки, напитавшие моё тело сумасшедшей первородной энергией мироздания. Это был ни с чем несравнимый кайф. Даже секс ему в подмётки не годится.

Похоже, я поступил абсолютно правильно, снося напрочь архангелам именно головы. Прошлый раз я у Рафаила и Уриила отрубил руки, но сегодня у этих двоих все правые верхние конечности были уже на месте. Хорошая же у них регенерация, ничего не скажешь. Я это тоже делать умею, но на себе подобного испытать мне не пришлось. Бог миловал.

За счёт того, что из архангелов вся энергия перетекла в меня, они лежали, словно высушенные мумии. А меня распирало так, что я боялся, что просто лопну от переполнявшей меня мощи. Мне казалось, что я могу двигать планеты. Да что там планеты, галактики.

Останки тел, бывших некогда слугами Демиурга, в портал я возвращать не стал. Я его просто схлопнул. Мало ли кто или что оттуда может ещё неожиданно появиться. Была мысль самому проникнуть внутрь, но я очень быстро от этой идеи отказался. Мне пока туда соваться было рано. Надо всё делать постепенно и поэтапно. А вот то, что осталось от архангелов, я просто развоплотил. Я находился в храме и мне не хотелось осквернять его трупами. Поэтому я всё прибрал за собой и продолжил поиски легендарного вращающегося огненного диска.

Я надеялся, что в отключенном состоянии он будет похож на обычный диск и я смогу его сразу узнать. Но тут меня опять прервали. На этот раз никто на меня нападать не собирался. Это был сам хозяин храма, которого звали Вишну.

— Привет, Андр, — довольно любезно поздоровался со мной еще один член божественной троицы, только местного значения.

В состав триады главных божеств ведического пантеона под названием Тримурти (на санскрите ГЗ— «три лика», триединое божество), входят: Брахма, который является создателем, Вишну — её хранитель на протяжении периода её существования, а Шива — разрушитель Вселенной в конце времён. Такой тройственный божественный союз олицетворял собой единство ипостасей трёх божеств и заключал в себе идею троичности Вселенной, так как все три божества являлись проявлениями единой божественной сути в различных её аспектах.

Но индусы слишком широко замахнулись, перенеся возможности своих местечковых богов на всю остальную Беленную. Ну а как же иначе. Всякий народ считал только своих богов её создателями. Даже славянский верховный бог Род считался творцом всего сущего.

Но так считали люди. Им так было проще думать и верить. Или не думать, но тоже верить. Только мы с Вишну прекрасно знали всю вертикаль божественной власти. Де- юре я был обычный молодой бог, ниже Вишну по небесной иерархии, но де-факто я был выше него. И ему сейчас приходилось решать для себя очень непростую задачу. Ему, как и всем другим нечеловеческим сущностям, необходимо было сделать ставку на одного из нас. Или на Демиурга, или на меня. Многие уже поставили на меня и вот теперь выбор встал перед Вишну.

Ведь если лишнее звено в небесной иерархии исчезнет и всё вернётся «на круги своя», то, автоматически, статус Вишну вырастет. Но и перед Демиургом придётся держать ответ, если я облажаюсь. Предыдущего Бога убил этот Бог, поэтому он был довольно опасным созданием. Но и я тоже не прост. Его аватаров чуть не уничтожил, да и архангелов замочил. Он ведь это сразу почувствовал ещё до того, как появился здесь. К тому же по мне было прекрасно видно, что я залит божественной энергией под самую пробку. Только что из ушей не течёт.

— Привет, Вишну, — ответил я ему. — Я тут немного набезобразничал, но всё за собой прибрал.

— Я уж вижу и чувствую. Эманации божественной энергии жизни трудно не почувствовать. А тем более эманации её смерти. Ну что ж. Ты сделал свой выбор и назад у тебя пути нет.

— Прошлый раз я оставил жизнь двум архангелам, как и двум твоим аватарам. Ты всё понял правильно и сделал надлежащие выводы. А эти решили идти напролом. Вот и получили то, что давно надо было с ними сделать. Такие создания понимают и принимают вежливость за слабость. А это очень большая ошибка. Вот за эту ошибку они и поплатились.

— Да, я вижу, что ты растёшь не по дням, а по часам.

— Надеюсь, на радость нам?

— Время покажет. Ты лучше скажи, зачем пришёл?

— Мне на время нужна Сударшана-чакра. С возвратом, конечно. И я знаю, что она находится у тебя.

— Значит, ты взялся всерьёз за решение своей проблемы. А если Демиург узнает, что я помогаю тебе?

— Если сомневаешься — не давай. Сам разберусь. Мне не привыкать.

— А знаешь, я, пожалуй, тебе её дам. Только советую с воссоединением в высшую божественную триаду не затягивать. Ты сейчас силён, но этого может и не хватить в предстоящей схватке с Демиургом.

— Я туда вскорости и собираюсь отправиться. А за помощь — спасибо. Буду должен.

— Именно это мне в тебе и импонирует. Ты всегда помнишь о своих долгах. Забирай диск, только будь с ним аккуратнее.

Вот так, буквально за минуту, я приобрёл себе ещё одного влиятельного союзника и получил во временное пользование очень нужный в хозяйстве пиляще-режущий инструмент дистанционного применения.

— Спасибо за огненный диск, — ответил я. — И отдельное спасибо за выбор.

— Надеюсь, он окажется правильным, — сказал Вишну и исчез.

А знатная штука, эта Сударшана-чакра. Даже если из всего того, что о ней известно, только половина окажется правдой, то это будет хорошим дополнением к моему энергетическому лучу. Иметь два оружия дальнего боя всегда лучше, чем иметь одно.

Рассмотрев внимательно Сударшану-чакру, я остался доволен подарком. А теперь надо взять какие-нибудь подарки для своих жён. Не обязательно большие и дорогие. Ведь дорог, как говорят, не сам подарок, а дорого внимание.

Я ещё прошлый раз, когда был здесь, заметил в местном хранилище несколько рубиновых статуэток различных животных. Они были размером с мою ладонь и вырезаны просто филигранно, с большим количеством мелких деталей. Как я помнил, там были бенгальская лиса, черепаха, антилопа, ящерица и обезьянка. Я их всех и нашел, спустившись в сокровищницу. Очень даже хорошие подарки получились для моих пяти сорок, любящих всё блестящее и красивое.

На место, где стояли фигурки из красного драгоценного камня, я положил восемь мечей архангелов. Теперь их у меня было десять. Пусть пока в храме полежат. Надеюсь, они скоро обретут новых хозяев.

Расправившись с архангелами и договорившись с Вишну, мне оставалось только ждать Мастему. Вот с ним я смогу договориться. Раз уж я с Вишну договорился, который не питал ко мне особых симпатий, то с этим пройдохой я точно найду общий язык. Вот только мне надо решить, когда отправляться в гости к моей божественной диаде. Я являюсь на данный момент монадой, без которой диада никогда не станет вновь триадой. Триада — это завершенный ансамбль монады и диады.

Пифагор полагал, что закон триадичности есть универсальный закон мироздания. Он считал число 3 числом тайны. Это число отвечает мужскому началу, Духу. В феноменальном плане троичность есть принцип образования физического тела, а в сущностном плане триада — это первое понятие проявленного божества (Отец, Мать, Сын).

Е. П. Блаватская в своих многочисленных трудах подчеркивала, что у ранних пифагорейцев «диада была тем несовершенным состоянием, в которое впало проявленное существо, когда оно отделилось от монады. Это было той точкою, из которой раздвоились два пути — добра и зла…»

Платон и платоники широко использовали идею триады. Например, они учили об образце, демиурге и материи как о трех началах, а о нусе (вселенский ум), псюхе (душа) и космосе — как трех ступенях бытия. В христианской философии триада играет первостепенную роль. Бог предстает Троицей, соборным единством Отца, Сына и Святого Духа.

Кстати, Платона звали Аристокл, а Платон («широкий») — это прозвище, данное ему за его ширину, в ту пору, когда он еще занимался борьбой (даже местные состязания и игры выигрывал).

Телепортировался я во вторую гостиную наших замковых апартаментов. Но, как я сразу определил, все мои жёны находились в спальне и дремали, удобно устроившись все вместе на большой кровати. Вот ведь как умаялись за сегодняшнюю репетицию, что в шесть вечера заснули. Я хотел развернуться и уйти, но чуткие уши Маши уловили тихие шаги от моего появления и она открыла глаза. Увидев у меня в руках подарки, явно предназначенные им, она соскочила с кровати, тем самым разбудив остальных.

— Муж нам подарки принёс, а вы спите, — воскликнула Маша и стала забирать их у меня из рук, одновременно целуя. — Ой, какие красивые. Чур, моя будет обезьянка.

Ну да, ты сама такая же, вот тебе и нравятся подобные себе. Но этого я ей не сказал. Это и так было всем понятно без слов. Остальные четыре фигурки она положила девчонкам на кровать и те тоже стали рассматривать статуэтки животных.

— А ты какой-то не такой, — сказала Солнышко, внимательно меня разглядывая. — Как будто светишься изнутри.

— Дополнительной божественной энергии хватанул, вот и свечусь, — ответил я и такое объяснение всех вполне устроило.

Причём это моё сообщение жёны восприняли абсолютно спокойно. Если бы я кому- нибудь другому нечто подобное сказал, меня бы приняли за психа. А у нас в семье это уже было в порядке вещей

— Это рубин? — спросила Ди, внимательно разглядывая черепаху.

— Да, индийский корунд, — ответил я.

— Ты сейчас был в Индии? — задала вопрос Маша, любуясь своей обезьянкой.

— Пришлось встретиться с Вишну в его храме в городе Тривандрам. Вот там я их и нашёл. Вишну мне разрешил брать всё, что мне понравится. Ну а мне захотелось сделать вам подарки.

— Спасибо, что вспомнил о нас, — ответила Лилу, гладя фигурку ящерки, которую она выбрала для себя. — У меня на родине этот камень тоже очень ценится.

— Чем думаете заняться вечером?

— Нас Дебби Харри приглашала на свой День рожденья, — сказала Солнышко. — Но мы так поняли, что ты не особо хочешь туда идти?

— А что нам там делать? Они все будут пить виски, курить «травку». И затем устроят групповуху.

— Фу, нам это не подходит, — ответила Наташа. — Нам, кроме тебя, никто не нужен. Мы только тебя любим.

— И у нас всех сегодня тоже секс будет, — мечтательно произнесла Лилу. — Вот его мы большего всего на свете и любим.

— Это радует. Мы к Дебби можем заскочить буквально на пятнадцать минут, чтобы только поздравить и подарить подарок.

— А что мы ей подарим? — спросила Ди.

— Это будет зависеть от того, чем мы сейчас с вами займёмся. У меня есть предложение заняться тем, о чём вы меня просили сегодня утром.

— Затонувшие сокровища? — радостно воскликнула Маша.

— Угадала. Ну, каков будет ваш положительный ответ?

— Руками и ногами «за», — заявила Солнышко.

— И ещё одним местом, — игриво добавила Наташа.

— Пятью местами, если уж быть точными, — уточнила Маша.

И мы все рассмеялись. Девчонки поспали, отдохнули. Поэтому были готовы к новым приключениям. Только поесть на дорожку им и мне было необходимо. К тому же мы местную кухню ещё не пробовали. Вот сейчас и продегустируем.

— Мне frutti di mare и побольше, — сказал я своим подругам и пошёл ополоснуться в душ.

Когда я вышел из ванной, нам в комнату две горничные уже закатывали тележки с заказом. И одна из них была, конечно, Нахема. Но она вела себя прилично, так что проблем у меня с ней не возникло. Но я, на всякий случай, просканировал все продукты, которые нам доставили, и, не обнаружив в них никакой отравы, успокоился.

Вот нахрена спрашивается я с этой чертовкой миндальничаю? Выбил бы из неё её душу и залил бы божественным светом. И всё. После чего спокойно занялся бы воскрешением тела настоящей служанки. Но я чувствовал, что Нахема мне может ещё пригодиться.

Когда мы сели есть, я сказал:

— У нас завтра большой праздник. Не забыли?

— Мы помним, — радостно заявили все пятеро. — Исполняется ровно неделя со дня нашей свадьбы.

— Все эти рубиновые фигурки — это только часть моих подарков вам в честь этого события.

— Ты нам их каждый день даришь, — сказала Солнышко. — То новую песню напишешь, то бриллианты или старинные украшения принесёшь.

— Я же вас люблю и мне приятно дарить вам красивые вещи. К тому же вы их очень любите. Так как завтра у нас вечер будет занят концертом, то я решил сегодня устроить подводное путешествие. Сначала мы отправимся в сторону индонезийского острова Суматра. Там, с 1511-го года, на дне лежит «Цветок моря» — самый ценный корабль, когда либо затонувший в море. На нём перевозили более 200 сундуков с очень крупными драгоценными камнями и алмазами. Этот тип корабля назывался португальской караккой и на нём ходил Эштеван да Гама, сын знаменитого Васко да Гама.

— Про этого португальского мореплавателя я читала, — сообщила всем Наташа. — Он возглавил экспедицию, которая впервые в истории прошла морским путём из Европы в Индию. А потом он был назначен вице-королём Индии.

— Молодец. Ставлю тебе пятёрку по истории. Так что сначала отправляемся за «Цветком моря», а затем на Балтику. Там нас ждёт затонувший на глубине около сорока метров двухмачтовый флейт «Фрау Мария».

Это дело девчонки очень любили. Подводные путешествия, поиски сокровищ, а затем отбор понравившихся ценностей. Они прекрасно знали, что я им разрешу оставить себе все выбранные ими вещи. Но они никогда много не набирали. Кроме того, они заботились и о семье. Сервизы, кубки и блюда нам всё это дома пригодится. А домов у нас теперь много. Вот ещё и этот замок покупаю, в котором мы сейчас живём.

— Кстати, — решил я обрадовать своих девчонок. — Хозяин этого шато согласился продать его мне. Так что, как и обещал, этот замок будет скоро принадлежать Лилу.

Моя пранская жена не смогла спокойно воспринять это радостное для неё известие и обвила меня за шею своими нежными ручками. После чего я удостоился очень долгого благодарного поцелуя, намекающего также и на дальнейшие приятные благодарности. Которые мне будут предложены только после морских прогулок.

Девчонки радостно загалдели и принялись обсуждать новое семейное приобретение. «Всё в дом, даже дом» — хороший получился слоган для моих хозяйственных жён.

— Давайте покончим с едой и отправимся к первому месту нашего подводного путешествия, — сказал я, доедая бутерброд с чёрной икрой и запивая его кофе. — Предлагаю взять с собой ещё и Бает. Она тоже, как и вы, большая любительница путешествий.

— Конечно, берём, — ответила Солнышко.

— Можно ещё с собой взять «серебрянок», если они согласятся.

— И их возьмём, — согласилась Маша. — Я сама за ними зайду.

— Тольк вот Серёгу с Женькой с собой брать не будем. Они там ругаются между собой по поводу денег и могут испортить нам все приключения.

На этом мы и порешили. Лилу, доев салат, отправилась к Бает на третий этаж. Маша же пошла звать «серебрянок». А я связался с Крис и передал ей приблизительные координаты затонувшей португальской каракки и отдал команду направить туда наш катер с десятью дроидами. Груз предполагался большой и тяжелый, поэтому лучше подстраховаться. Не девчонкам же его перетаскивать с корабля на корабль.

Когда пришли Бает с Лилу, мы уже были готовы. Затем и Маша через минуту с «серебрянками» подтянулись. Выйдя дружной толпой из наших апартаментов, я пропустил всех вперёд. Только ментально дал команду Бает на атлантском чуть поотстать ото всех. Нашего разговора никто слышать не мог, поэтому я дал волю своим эмоциям.

— Ты когда успела изучить английский язык? — строго спросил я богиню.

— Сам же мне мои мозги улучшил, вот и нахваталась уже многих слов из вашего языка, — ответила она, уже понимая, о чём пойдёт речь. — И с Женькой решила поболтать на нём. Она про твою сперму спрашивала и я ей всё рассказала.

— А зачем про свою беременность ей сообщила?

— Извини, так получилось. Она мне про свою, ну и я тоже. Неудобно было отмалчиваться.

— Ладно, проехали.

— А ты сегодня какой-то необычный. Весь, как будто светишься изнутри.

— Жёны это тоже заметили. Получилось немного дополнительной божественной энергии впитать.

— Убил кого-то из богов?

— Пришлось. Это были архангелы, слуги Демиурга.

— Это Всевышний?

— Нет. Как тут совсем недавно выяснилось, я являюсь одной из ипостасей божественной триады, из которой состоит Всевышний, который создал весь этот мир.

— Ты прямо, как настоящий Монту с его триадой Амон-Мут-Ты.

— Да, только моя на порядок круче. В общем, постарайся держать язык за зубами. Я понимаю, тебе хочется пообщаться. Только разговаривай с другими о чём-нибудь нейтральном. О Древнем Египте, например.

— Хорошо. Ты на меня не сердишься?

— Уже нет. Ладно, пошли. И у меня к тебе будет просьба. Если кто-то будет спрашивать в понедельник, откуда мы умеем перевоплощаться в дельфинов, то говори, что это ты всё устроила. Как богиня, ты ведь многое можешь.

— Поняла. Это, чтобы на тебя не подумали?

— Всё правильно. А теперь поспешим, только без левитаций. Надо догонять наших.

Все уже стояли возле шлюпа и обсуждали предстоящие приключения. «Серебрянки» с нами ещё никогда не участвовали в подобных мероприятиях, поэтому задавали много вопросов моим жёнам.

— А мы под воду будем спускаться в скафандрах? — поинтересовалась Ольга.

— Если захотите, то можно будет и побродить по дну, — ответил я. — Скафандры в шлюпе имеются в достаточном количестве, поэтому хватит на всех.

— Маша нам рассказала, как вы в затонувшем Гераклионе искали сокровища, — объяснила Ирина. — Поэтому и нам тоже захотелось.

— Без проблем. Бает, ты с нами спустишься?

— С удовольствием, — ответила Богиня. — Мне всё интересно, что вы делаете. До Суматры мы добрались за несколько секунд. Там, под водой нас уже ждал катер с

дроидами. Он только что приступил к поискам затонувшего корабля. Точные координаты кораблекрушения были неизвестны, поэтому поиски могли и затянуться. Но аппаратура атлантов была просто фантастической и, в связи с этим, существовала определённая уверенность на быстрый успех.

Я направил свой шлюп под воду и мы стали медленно погружаться и двигаться в направлении катера с дроидами. Я постояно держал с ними связь, поэтому нашёл их очень быстро. Как только мы погрузились на глубину, «серебрянки» загалдели от радости. Я включил дополнительное внешнее освещение и картина, представшая перед ними, стала похожа на изображение того, что показывали по телевизору в «Клубе кинопутешествий». Мои жёны уже два раза со мной так ныряли, поэтому изображали из себя опытных покорительниц морских пучин. Но их глаза тоже горели от восторга. Бает также была восхищена открывшейся ей панорамой морской подводной жизни.

— Может тебя морской богиней сделать, раз тебе тут так нравится? — с улыбкой спросил я её.

— Нет, — ответила она, не отрываясь от иллюминатора. — С вами на земле лучше.

Но вот я получил сообщение, что искомый объект найден. Он находился в ста метрах справа от нас, поэтому мы туда и отправились. Подплыв совсем близко, мы увидели остов затонувшего португальского каракка времён Великих географических открытий. Он весь зарос ракушечником и даже актиниями. Вокруг него образовались целые заросли кораллов со снующими среди них рыбками-неонами. Они превратили это самое дорогостоящее местно на планете в среду своего обитания. Были также видны большие кораллы-волнушки и другие их разновидности.

— Красота, — только и смогли произнести девять женщин, очарованных великолепием подводного мира.

— Так, облачаемся в скафандры и выходим по одному, — объявил я.

Я хотел сказать «по одной», но это как-то прозвучало бы несколько некорректно. По одной на посошок — это понятно. Мужское население меня поймёт. Даже «поодиночке» здесь не очень подходит. Но главное, что они все меня прекрасно поняли.

Девчонки, натягивая на себя скафандры, активно переговаривались между собой. Все были рады, что Бает немного освоила английский язык и стала общаться с ними. Мой женский коллектив пополнился ещё одной любительницей поболтать.

Экипировавшись, мы вышли из шлюпа и направились к останкам корабля. Хорошо бы его поднять на поверхность, но у нас было мало времени. Только приподнять его, всё равно, придётся. Существовал проверенный способ, которым пользовались ещё во времена Петра I. Это было возможно сделать на небольших глубинах и, в основном, для снятия ценного груза, а не ради спасения самого корабля. Для этого просто вбивали вокруг затонувшего судна сваи, устанавливали настил, размещали мощные тали и так приподымали судно над водой. Нам же нужно было только немного оторвать его от морского дна.

Этим мои дроиды и занялись, только используя технику будущего. Но принцип остался прежним. Мы тесной группой стояли на песчаном грунте и смотрели, как наши механические помощники работают. Остов каракки освещался сразу с двух наших космическо-подводных кораблей, поэтому мы всё прекрасно могли видеть в мельчайших деталях.

Зрелище реально завораживало. А затем дроиды занялись поиском и транспортировкой сокровищ. Я отдал им команду принести нам несколько золотых статуэток, если таковые найдутся. И они, естественно, нашлись. Дроиды их передали в руки моих жён и те с интересом стали рассматривать их через стёкла своих шлемов. Я знал, что им очень хотелось увидеть прямо на месте хоть часть того, что будет потом выставлено в одном из залов на лунной базе.

Все работы завершились в течение сорока минут, после чего мы вернулись в свой шлюп, а дроиды на свой катер. Раздевшись, девчонки первым делом стали еще раз изучать четыре золотые статуэтки, которые им до этого передали мои механические помощники. Я тоже рассмотрел повнимательнее наши находки.

В воде вес статуэток, практически, не ощущался. А теперь все поняли, какие они тяжелые. Чистое золото, килограмма по два с половиной каждая. Я бы назвал одну из них «Статуей Венеры», а другую «Меркурием с посохом». Еще был золотой конь, вставший на дыбы и какая-то фантастическая птица. Будем считать, что это Феникс. Все названия были довольно условными, но я их озвучил своим подругам.

— Очень похоже, — сказала, подумав, Ди. — И качество просто изумительное.

— Мне Венера очень понравилась, — заявила Маша.

— А мне Меркурий, — ответила Лилу. — Он на Андра похож.

— Точно, — подтвердила Солнышко. — Даже в лице есть что-то общее. Но больше всего похожи гениталии.

Подруги рассмеялись, так как всем присутствующим здесь был хорошо знаком мой детородный орган и остальные два круглых предмета, к нему прикреплённые. Поэтому я с ними спорить не стал, посчитав, что им должно быть виднее.

Дальше наш путь лежал в Балтийское море, где нас ждала затонувшая «Фрау Мария» с коллекцией саксонского фарфора, золотых и серебряных статуэток, тремя сотнями картин фламандских и голландских художников. И всё это богатство оценивалось почти два миллиарда долларов. Это я тоже озвучил своим жёнам, «серебрянкам» и Бает.

— Фарфора и картин у нас ещё не было, — заметила Солнышко.

— Ты имеешь ввиду среди находок или в нашей домашней коллекции? — спросил я, тонко намекая, что я не против того, чтобы они выбрали что-то для себя и для дома из того, что мы сейчас найдём.

— И там, и там, — ответила за неё хозяйственная Наташа.

Все поняли, что скоро предстоит большой «дербан», в котором поучаствуют и «серебрянки» с Бает.

На Балтике девчонки выходить из шлюпа отказались, так как погода была довольно пасмурная и на море был шторм. Глубоко под водой он не ощущался, но они решили посмотреть за ходом работ в иллюминаторы. Здесь дроиды просто аккуратно расчищали то, что осталось от судна и переносили всё на борт своего катера. Все сразу обратили внимание на вытянутые тёмные предметы.

— Картины? — спросила Ирина.

— Да, — ответил я. — Свинцовые колбы с картинами, горлышко которых залито сургучом и воском. Так что произведения голландских живописцев не должны были пострадать. Я очень надеюсь, что там будет несколько неизвестных картин кисти самого Рембрандта. Ведь до сих пор не нашли несколько полотен из его парных портретов, да из серии «Страсти», заказанные Фредериком Хендриком, тоже много картин не достаёт в известных музеях и галереях. Так что, возможно, нас ждёт неожиданное открытие одной из работ этого великого голландского мастера. Кстати, если мы собираемся заскочить на День рождения Дебби, необходимо отобрать для неё какой-нибудь подарок.

— Лучше два, — предложила Ди. — Чтобы она сразу увидела, что мы очень состоятельные люди и можем себе позволить делать такие дорогие подарки.

— Можно будет подарить золотую статуэтку и сервиз из саксонского фарфора, — предложила Лилу.

— Лучше вместо сервиза солидный бриллиант подарить, — сказала Маша. — Дебби может в сервизах и не разбираться, а вот в брюликах каждая женщина толк понимает. К тому же это будет очень круто смотреться.

— Тогда можно целый бриллиантовый гарнитур подобрать, — заявила Наташа.

— Решим на месте, когда дроиды всё это доставят на базу, — подытожил я наш разговор и направил шлюп вверх, так как мои помощники уже всё погрузили на свой катер.

На базе я потребовал у Крис доклад:

— В ваше отсутствие, товарищ Андрей, — доложил искин, — никаких происшествий не произошло. Со мной связался с Криспа секретарь принцессы Литоры и передал приглашение прибыть на её коронацию и затем свадебную церемонию через три дня по земному времени.

— Вот здорово, — воскликнула Маша. — Быстро она себе жениха нашла.

— Ох и погуляем, — мечтательно изрекла Лилу.

— Только опять подарки придётся дарить, — напомнила Солнышко.

— Значит и ей отложим, — сказал я. — Крис, дроиды всё доставили?

— Да, сейчас приводят в порядок драгоценности. Остальными находками они займутся позже.

— Это правильно. Нам они, как раз, и нужны. Девчонки, пошли пока попьём кофе. А некоторым и молока нальём.

Бает улыбнулась и мяукнула в знак благодарности за то, что я о ней не забываю. А девчонки весело рассмеялись над такой её забавной выходкой.

— Немного отдохнём, а потом пойдём разглядывать сокровища, — сказал я. — Крис нас позовёт, когда будет всё готово.

Пока мы сидели и маленькими глотками смаковали ароматный напиток, девчонки бурно обсуждали между собой, что они выберут для себя и для подарков. «Серебрянки» вели себя скромно, а вот фантазия моих жён не знала границ.

— Эй, подруги, — остановил я этих разошедшихся девиц. — Поскромнее надо быть. У вас итак бриллианты «куры не клюют». Куда вам столько?

— Это мы просто мечтаем, — ответила засмущавшаяся Солнышко.

— Вон Бает молча сидит и слушает. И ведь прекрасно знает, что без подарка не останется.

Бает снова улыбнулась и кивнула головой в знак благодарности. После этого раздался голос Крис:

— Драгоценности разложены. Можете идти смотреть.

Мы на антиграве отправились в тот же зал, где мы недавно осматривали «Золото Бактрии». То, что мы увидели, не шло ни в какое сравнение с прошлым разом. Все девчонки громко ахнули от того, что открылось их взору. Даже я сказал вслух:

— Однако, мы сегодня очень неплохо попутешествовали. И это ещё без учета фарфора и картин.

Золотые изделия были представлены кувшинами, кубками, ковшами, различными блюдами и статуэтками. Про алмазы и бриллианты я вообще молчу. Они занимали целиком отдельный стол. Тринадцать золотых корон и диадем с розовыми, белыми и жёлтыми бриллиантами. А также с жемчугом разных цветов. Перстни, кулоны, браслеты, цепочки, броши, серьги. Отдельно лежали камеи с бриллиантами, рубинами и жемчугом. Да, это было потрясающее зрелище.

Я сразу положил глаз на один очень симпатичный гарнитур. Это была цепочка, обсыпанная по всей длине бриллиантами с кулоном в виде изумруда каплевидной формы и вокруг него тоже бриллианты. И пара таких же серёг к нему. Это я выбрал в качестве подарка для Дебби. О чем я и сообщил всем своим женам и любовницам. Они согласно кивнули, не особо обратив на мои слова внимания. Все были заняты исключительно своими делами.

Я сразу взял этот гарнитур себе и материализовал большой красивый футляр зелёного бархата под цвет изумрудов. Лилу в это время примеряла диадему с алмазами и тоже с изумрудами. Мало ей было предыдущих из коллекции испанских конкистадоров. Что делать, очень уж ценятся они у них на Пране. «Серебрянкам» приглянулись кольца с большими бриллиантами, которые они тоже мерили. Бает выбрала довольно крупный бриллиант, но на этот раз желтого цвета. Розовый у неё уже был. В Древнем Египте таких не находили и поэтому она, видимо, решила собрать себе полную коллекцию из драгоценных камней разного цвета.

А мои жёны тоже примеряли цепочки с кулонами и, естественно, с камнями. А вот мне вообще ничего не надо было. Мне хватало перстня царя Соломона и на этом мои хотелки заканчивались. У меня уже были в моей коллекции два бриллиантовых черепа, может поэтому я к камням был теперь равнодушен.

— Ну что, выбрали? — спросил я свой разросшийся гарем.

— Да, — ответили девять довольных голосов.

— Тогда отправляемся сначала назад в замок. Там оставляем то, что не возьмём с собой на вечеринку к Дебби. Кто из вас в курсе того, где вся эта музыкальная команда остановилась?

— Женька сказала, что в отеле «Дрейк», — сообщила Маша.

— Знаю. Это такое тридцатитрёхэтажное здание с терракотовым куполом.

Да, этот отель был знаменитостью города. Его построили в 1929 году в стиле арт деко с элементами испанского барокко. Отель так назвали в честь известного морского капитана и политика Френсиса Дрейка. Он был тоже сэром, как и я поначалу. Ему этот титул присвоила Королева Елизавета I, а мне Елизавета II. Внутренняя отделка и интерьер имели морскую тематику. Там были установлены многочисленные макеты парусных кораблей и дельфинов. Всё, как раз, в тему того, чем мы сейчас с моими жёнами и Бает активно занимались.

И как после этого не посетить столь замечательный, во всех отношениях, отель? Только не на моём космическом шлюпе. Там нет специально приспособленной стоянки для него или, хотя бы, вертолётной площадки. Поэтому нам придётся заказать минивэн и ехать туда уже на нём. Иначе на входе нас будет поджидать толпа журналистов. От которых трудно будет отвязаться, хотя моя репутация грозного покорителя космоса должна их отпугивать.

Наверняка они сейчас рыщут по всему городу, где мы остановились. Они знают, что завтра состоится грандиозный концерт и все остальные музыканты вместе с исполнителями остановились именно в отеле «Дрейк». Поэтому нас там, наверняка, ждут. Но мы постараемся их перехитрить. Они уверены, что мы прибудем туда на своём знаменитом космическом шлюпе. А мы приедем туда скромно, почти на своих двоих. Только вот Бает не скроешь. Её все сразу узнают. Поэтому придётся оставить её в замке, как и Анубиса.

Вернувшись в замок, мы быстро привели себя в порядок. Бает я объяснил, что ей с нами в отеле лучше не появляться. Я её мог, конечно, как во время нашего двухдневного пребывания в параллельном Древнем Египте, снова трансформировать в Иман, но лучше этого сейчас не делать. В банкетном зале ресторана будет сидеть Девид Боуи, который уже, вполне возможно, знаком с ней. Ведь в будущем они должны будут пожениться. И тут появится ещё одна Иман и последствия могут быть непредсказуемыми.

Бает всё прекрасно поняла и успела украдкой меня лизнуть в губы. Значит, любит и скучает без меня. У меня сегодня сил много, так что на всех хватит. Планеты с Галактиками я подвигать не успел, а вот жён и любовниц сегодня в разных позах подвигаю обязательно. Поэтому я ей ментально, чтобы никто не слышал, сказал в ответ:

— Жди, только не очень рано.

— Я тебя всегда жду, — ответила богиня-кошка.

Когда мы были готовы, за нами приехал минивэн, который отвёз нас всех девятерых в отель «Дрейк». Как оказалось, водитель нас сразу узнал и попросил автографы на память. У него был с собой в бардачке журнал с фотографиями двух наших музыкальных групп, так что пришлось нам опять тряхнуть стариной и расписаться на обложке и на развороте.

Возле центрального входа в отель я заметил журналистов, поэтому сказал водителю ехать к запасному входу. С ними я был согласен пообщаться после банкета, но не до него.

Глава 4

«Религиозная проституция — это своего рода смешение физических и духовных потребностей человека. В этом случае женщина отдаётся мужчине не ради материальной выгоды, а во имя веры в одного или нескольких богов…

Во время праздников и в обычное время при храмах Исиды жили блудницы, которые удовлетворяли жрецов и чужестранцев. Все заработанные живущими при храмах проститутками деньги шли в руки жрецов, которые распоряжались ими на своё усмотрение».

Future Magazine «Священные блудницы: как работала проституция в Древнем Египте, Риме и Вавилоне»

Дверь служебного входа была, естественно, закрыта изнутри, но для меня это не было проблемой. Вскрывать её или выносить с петель я не стал, а спокойно прошёл сквозь неё и впустил всех своих подруг внутрь. Маша сказала, что торжественный банкет должен был состояться в отдельном зале ресторана на двадцать седьмом этаже. Так что пришлось для подъёма воспользоваться лифтом. Перед лифтом стоял рекламный штендер, сообщавший о завтрашнем большом концерте с перечислением всех его участников. А рядом стоял ещё один, но уже с нашим совместным плакатом с группой «SEREBRO». Значит, устроители шоу не поскупились на рекламу.

Мы все сразу обратили внимание, что внутреннее убранство отеля было оформлено в морской тематике.

— Если местные постояльцы придут в понедельник на наш концерт, то будут очень удивлены нашим новым номером с дельфинами, — заметила Наташа, когда мы поднимались на лифте.

— Скорее не удивлены, а шокированы, — добавила Ди.

— Бает я предупредил и вам сейчас тоже говорю, — обратился я к ним всем сразу, — Когда будут вас спрашивать, как такое вообще возможно, то отвечайте, что это всё сделала Бастет. Это и от меня отведёт всяческие подозрения, и богине добавит популярности. Подобная реклама перед строительством храма в её честь будет очень своевременна.

— Понятно, — ответила за всех Солнышко, а остальные активно закивали головами.

Весь двадцать седьмой этаж был отдан под размещение сразу нескольких ресторанов, среди которых были китайский, итальянский, греческий и даже индийский. Поэтому пришлось спросить местного метрдотеля, который стоял недалеко от входа, в каком заведении гуляют музыканты. Мужчина, завидев нас, сразу заулыбался и подбежал к

— Очень рады видеть вас всех у нас, — ответил тот. — Пойдемте, я вас провожу к ним. Оказалось, что народ гулял в итальянском ресторане. Для них в большом общем зале отгородили отдельное помещение с помощью специальных раздвижных «гармошек». Очень удобно и практично. У нас в Союзе скоро тоже такие появятся.

Увидев нас, входящих в их зал, все несказанно обрадовались. Первой, кого я увидел, была Женька, которая сидела рядом с Норманом. Значит, всё-таки, не утерпела и решила переспать сначала с ним. Анубис никуда не денется, а Крис завтра, после концерта, сразу уедет. Да, не повезло Серёге с дамой сердца. Но и Женьку тоже понять можно. Поэтому я ей кивнул, чтобы она не переживала из-за нашего неожиданного визита. Её надо будет с Нахемой познакомить. Пусть демонесса проституции возьмёт её под своё крыло. Правда, их у неё пока нет, но я ей завтра-послезавтра сразу оба восстановлю. Но пока пусть походит без них. Ведь знаменитый русский художник Михаил Александрович Врубель нарисовал своего «Демона» без крыльев. И получилось у него нечто похожее на, как назвали его картину критики, бескрылое «прекрасное зло» или даже «злая красота».

Затем я обратил внимание на саму виновницу торжества, сидящую во главе длинного, заставленного блюдами и напитками, празднично украшенного стола. Как же сразу засияла довольная улыбка на лице тидцатитрёхлетней новорожденной при моём появлении. Кстати, с цифрами получилось очень интересное совпадение: Дебби сегодня исполнилось тридцать три и этажей в отеле тоже было тридцать три. О чём я ей сразу и сказал, целуя в щёку и вручая подарок от всех нас.

— А я и не знала, что здесь тридцать три этажа, — удивилась солистка группы Блонди и раскрыла футляр.

При этом её удивление стало ещё больше. Она сразу поняла, что подобный бриллиантово-изумрудный гарнитур может стоить не менее двухсот тысяч долларов. Судя по её обалдевшему взгляду, таких дорогих подарков ей ещё никто в жизни не дарил. Но её замешательство удачно прикрыли мои подруги, следовавшие за мной, которые стали тоже целовать и поздравлять её ещё раз с Днем рождения.

Бонни Тайлер, сидевшая рядом, заглянула в футляр и также слегка прибалдела.

— Это же настоящие бриллианты и изумруды! — сказала она с придыханием. — Я могу легко отличить подлинные камни от подделки. У меня дядя ювелир и я всё детство провела в его мастерской.

— Вот когда ты нас пригласишь на свой День рождения, тогда мы и тебе что-нибудь подобное тоже подарим, — ответил я.

— У меня он уже прошёл. Так что его еще почти год ждать. Но я, в таком случае, вас всех заранее приглашаю к себе.

— Мы согласны, — ответила вместо меня бойкая Маша. — И спасибо за приглашение.

Тут остальные услышали, что разговор идёт о бриллиантах, поэтому громко попросили именинницу показать всем футляр. Дебби пришлось передать по рукам наш презент, хотя было видео, что ей не особо хотелось это делать.

Так что восторженные возгласы пошли дальше по кругу. Все восхищались нашим необыкновенным подарком. Я обратил внимание, что Сьюзи Кватро и её мужа за столом не было, но спрашивать никого об этом не стал. Завтра сам у неё всё узнаю.

— Если бы в моём распоряжении была Луна, я бы тоже дарил красивым женщинам такие дорогие подарки, — сказал Крис Норман, обнимая Женьку.

— Я слышал, что один твой космический линкор стоит сто миллиардов долларов? — спросил меня Дэвид Боуи.

— Они нынче уже не мои, а государственные, но стоят именно столько, — ответил я. — А вот планеты, которые мы отбили у арахнидов, именно мои. И одну такую, пригодную для жизни людей, я подарил отцу Лилу, моему тестю.

Новость была воспринята громкими криками одобрения. Все уже прилично поддали и им было весело. Все стали обсуждать, чтобы они сделали, если бы им подарили целую планету. Особенно активно выступал Нодди Холдер, солист группы «Slade».

Меня же Дебби лично усадила за стол рядом с собой, а мои жены и «серебрянки» расселись на свободные места.

— Ты правда бог? — спросила виновница сегодняшнего торжества, которая, всё-таки, запомнила слова Солнышка.

— Я же сказал, — ответил я, — что только учусь.

— Дарить такие бриллианты и целые планеты могут только боги.

— Могу тебе открыть секрет: вот где я настоящий бог, так это в постели. И это могут подтвердить все женщины, спавшие со мной.

— Тогда давай выпьем за тебя.

— Сначала за тебя.

Дебби не отказалась от такого тоста, но перед этим она налила мне полный tumbler виски. Прямо как у нас, русских, делается и это называется «штрафная». Я не стал объяснять ей, что я не пью. Подняв tumbler, я изобразил поздравление, кивнув в её сторону головой, и залпом выпил его. Дебби внимательно следила за моим лицом. А я даже не поморщился. Я успел нейтрализовать алкоголь ещё в стакане, поэтому спокойно глотал уже чуть сладковатый и приятный напиток.

— Ты ещё и пьёшь, как настоящий бог, — сказала мне Харри с нотками восхищения и некоторой зависти в голосе. — Пятнадцатилетние так пить не могут. Но ты не пятнадцатилетний. Твои глаза выдают в тебе тридцатилетнего мужчину. Просто я знаю, что боги могут творить со своей внешностью всё, что захотят.

— Откуда ты это знаешь? — спросил я, улыбаясь.

— Читала в газетах.

— В газетах много чего пишут.

— А ты правда можешь изменить свою внешность?

— Могу. Но не здесь же, при всех?

— Я так и знала. Тогда пошли ко мне в номер. Покажешь там, как ты это делаешь. А я заодно надену своё зелёное платье под твой подарок и покажусь в нём перед всеми.

Вот и последовало прямое приглашение, от которого я не собирался отказываться. Божественной энергии, впитанной мною сегодня из тел убитых архангелов, хватит на сотню таких, как Дебби.

Гости уже достали гитары и стали что-то напевать. Норман с Женькой куда-то исчезли. Я так понимаю, что по тем же делам, что и мы собирались отправиться с Дебби. Мои жёны вместе с Линдой и Полом исполняли в голос нашу новую песню «I will survive». Мне пришлось ментально передать Лилу сообщение, что я отойду на пятнадцать минут по делам. Она мне согласно кивнула в ответ, занятая в этот момент песней.

Целоваться с Дебби мы начали еще в лифте. Нам надо было спуститься на десять этажей вниз, поэтому мы решили времени зря не терять. Харри опустила руку вниз мне на брюки и почувствовала неслабый размер моего «друга, с которым я собирался совсем скоро её познакомить». Это завело её ещё больше. Она даже хотела заняться со мною сексом прямо в лифте, но я её остановил.

Зато она это с удовольствием сделала, как только переступила порог своего гостиничного номера. Терпеть она больше не могла, поэтому пришлось «засадить» ей прямо в прихожей, а потом отнести на руках в спальню. Где мы уже устроили грандиозный секс-марафон.

Как я её не разорвал «на сотню маленьких медвежат», я не знаю. Мне казалось, что я проткну её насквозь. А она только громко кричала и сладостно стонала во время череды её нескончаемых оргазмов. А затем я тоже кончил и это было похоже на извержение вулкана. Божественные конвульсии сотрясали её и меня в течении минуты. Но замедлить скорость своих слишком шустрых сперматозоидов я, всё-таки, успел.

Правда Дебби в этот момент думала только о том, как ей хорошо и проблема очень возможного появления в ближайшем будущем детей её абсолютно не интересовала. Главное для неё заключалось в том, что все естественные природные отверстия её тела только что хорошо поработали и были полностью удовлетворены.

— Вот это настоящий божественный секс, — заявила улыбающаяся Дебби, зажав своей ладошкой пространство у себя между ног, чтобы моим семенем не залить кровать, на которой мы лежали. — Ты когда кончил, то мне показалось, что внутри меня кто-то открыл пожарный брандспойт. Ну и силён же ты.

— Я же говорил, что я в сексе бог, — ответил я и шлепнул по попе Дебби. — Знаешь, известный французский писатель Жан Кокто как-то сказал: «Женское тело — есть волшебная флейта Кришны. Блажен, кто умеет извлечь из нее божественную музыку». А теперь беги в ванную, а то сейчас из тебя хлынет фонтан.

Подруга засмеялась, но аккуратно встала, чтобы не расплескать то, за что любая демоница готова была отвалить мне пару тонн золота. Но этого добра во мне вырабатывалось много, прямо как в нефтеносной скважине. Только моя жидкость была не чёрного, а белого цвета. И самое интересное, что я готов был ещё раз десять выдать это «белое золото» на-гора. Вот такой из меня замечательный сексуальный нефтяник- шахтёр в одном лице получился.

Из ванной вышла удивлённая Дебби и сообщила:

— Из меня вытекла полная ладонь твоей спермы. Я такого никогда в жизни не видела. И оргазмов у меня было штук пять или шесть подряд. Знаешь, это мой самый лучший День рождения за всю жизнь. Мне кажется, что я натрахалась на месяц вперёд.

— Значит, через месяц надо опять встретиться и повторить, — ответил я, улыбаясь. — Так и будем раз в месяц устраивать подобные оргии, чтобы ты всегда выглядела счастливой.

Дебби подошла ко мне, поцеловала и проникновенно произнесла:

— Спасибо тебе за всё. Я очень расстроилась, когда узнала, что ты не придёшь на мою вечеринку. А потом, увидев тебя входящим в зал, поняла, что праздник обязательно состоится.

— Рад, что тебе понравилось. Нам пора возвращаться, так что неси своё зелёное платье. Я помогу тебе его застегнуть.

Оно оказалось довольно симпатичным. Строгое, без всяких фонариков и рюшечек. Я застегнул молнию платья у неё на спине, а потом достал из футляра цепочку с кулоном и помог застегнуть и её. Когда она вставила серьги в мочки ушей, то вид получился просто обалденный. Она заметила мой интерес к ней и сказала:

— Жалко, что ты уже женат. Мы с тобой хорошо смотримся вместе.

Я ничего ей не ответил. Спонтанный одноразовый секс ещё не причина для женитьбы. Тем более, жениться на Дебби я и не собирался. Мне своих пятерых жён было вполне достаточно. Главное, что она не вспомнила о моём обещании изменить свою внешность. Пусть это пока останется моим секретом.

Нашего отсутствия в зале никто даже и не заметил. Жёны и «серебрянки» пели и танцевали с музыкантами группы «Slade».. Меркьюри что-то тоже пел вместе со Стингом. Боуи и Стюарт уже клевали носом. А вот Бонни с Кейт сразу обратили внимание на новый наряд Дебби и подошли к ней.

— Эндрю, ты просто волшебник, — сказала Буш. — Это платье обалденно подходит к твоему подарку.

После этого к нам подошли Наташа с Ольгой и тоже стали восхищаться тем, как всё идеально смотрится на Дебби. Да, как же потрясающе преображают женщину хороший секс вкупе с подаренными тобою бриллиантами. Про секс можно было только догадываться, а вот бриллианты с изумрудами были налицо. Хотя по ехидной ухмылке Бонни было видно, что она знает, что мы с Дебби занимались не только тем, что мерили платье.

Но нам пора было возвращаться. Одного раза мне оказалось мало. Я только, можно сказать, вошёл во вкус. Да и жёны уже давно ждали этого момента. Женька так и не появилась. Возможно, кто-то из музыкантов присоединился к ним с Норманом и они там втроём зависли надолго. Мы её ждать не стали, сама доберётся.

Хорошо, что Сьюзи с нами не было. Иначе она бы сразу поняла, с какой целью я ушёл с Дебби. Но всё прошло, как нельзя лучше. Прощаться пришлось со всеми до завтра.

Народ уже был сильно поддатым, но руки жать и целоваться ещё мог.

В лифте, когда мы спускались, я предупредил всех своих, что внизу нас, наверняка, поджидают репортёры.

— Всё помнят, что особо вдаваться в подробности нашей жизни не стоит, — предупредил я, в основном, «серебрянок», так как они были ещё новичками в общении с журналистами. — Если вопрос будет непростым, можете просто отделаться общими фразами.

— Да, мы не забыли, — ответила Ирина, а остальные кивнули.

Нас действительно ждали. Видимо, кто-то из официантов сообщил своим знакомым журналистам, что мы все вместе отмечаем день рождения Дебби Харри в отеле «Дрейк». Вот они толпой и собрались, прямо у центрального входа. Давненько они нас не мучили. Но я был сегодня добрый. Не каждый день восьмерых архангелов удаётся завалить. Я представляю их реакцию, если бы я им сейчас рассказал об этом. Приняли бы меня за умалишённого. Поэтому пришлось мило улыбаться и рассказывать совсем другое.

Импровизированная пресс-конференция длилась целых полчаса. Для нас было всё привычно, а вот «серебрянки» были поначалу немного зажаты, но потом втянулись и всё прошло нормально. Я контролировал их всех, так как мои нынешние возможности мне это позволяли. Но все девчонки справились на отлично, как и я. Мне, в основном, задавали вопросы про космос, а вот подруг больше спрашивали про музыку и завтрашний концерт.

Вокруг него поднялся довольно большой ажиотаж, так как кто-то слил им информацию о многочисленных премьерах новых песен. Эта тема не была секретной, поэтому жёны спокойно отвечали на вопросы. В завершении я тонко намекнул, что в понедельник в нашу программу выступления будут внесены значительные изменения.

— Послезавтра всё сами увидите и услышите, — ответил я, хитро улыбаясь во все свои тридцать два зуба. — Вы такого ещё не видели. И в этом основное участие будет принимать богиня Бастет.

Корреспондентов это жутко заинтриговало и они попытались задать много наводящих вопросов, но я сослался на то, что нам всем пора отдыхать. После чего мы дружно проследовали к подъехавшему минивэну, который нас отвёз в замок.

Ну а там, в спальне, девчонки показали то, как они по мне соскучились. Пришлось создать двух своих клонов и продемонстрировать им, как дополнительная божественная энергия влияет на мужскую потенцию. Я был сегодня в ударе, вследствие чего, по окончании секс-марафона, получил в награду за свои труды кучу поцелуев от счастливых жён. Они были полностью удовлетворены и сразу заснули с довольными улыбками на губах.

А мне и этого было мало. Убедившись, что жёны крепко спят, я отправился к Бает. Только не пешком по лестнице, а прямо сквозь стены.

Богиня меня ждала.

— Нагулялся? — спросила она ехидно.

— Работа у меня такая, — ответил я ей. — Но на тебя сил хватит.

После чего я ей доказал, что сил у меня хватит на всех и ещё останется.

— Да, ты сегодня превзошёл самого себя, — сказала Бает. — У меня даже сил нет говорить. Ты был неутомим, как настоящий молодой бог. Которым ты, без всякого сомнения, и являешься.

— Слушай, я хотел тебя спросить, — произнёс я и повернулся к ней лицом. — Греческий писатель Геродот отмечал в своих книгах, что египетские жрицы приглашали познать Богиню, то есть тебя, поднимая юбки и обнажая гениталии в священном ритуале. Это правда так было?

— Да, этот ритуал придумали сами храмовые жрицы. И это происходило не только в моём храме. Особенно это было распространено в храмах, посвященных Исиде. Именно в них происходили самые многочисленные групповые оргии.

— Но когда мы были в Бубастисе, я их не увидел.

— Они оставались в задней части храма и должны были выйти к толпе позже, когда праздник будет в самом разгаре. Они в это время занимались сексом со жрецами.

— Получается, что в Египте, всё-таки, была храмовая проституция?

— Была и ничем зазорным она не считалась. А даже наооборот. Физический союз между мужчиной и женщиной воспринимался как возможность ощутить божественное присутствие внутри себя. В те времена знание сексуальных таинств храмовыми жрицами было необходимо, чтобы выполнять одну из важнейших ролей — давать посвящение. Необходимо было зажечь внутри мужчины духовный огонь и направить его в нужное русло по священному пути, чтобы пробудить в мужчине его истинный духовный потенциал.

— То есть, это придумали опять же люди?

— Конечно. Ведь они писали стихи о любви, а не мы. Вот послушай поэтический отрывок из любовной поэзии той эпохи, которую вы теперь называете Новым Царством:

«Твоя любовь прошла по моему телу, как мёд в воде, как лекарство смешивается со специями, как вода смешивается с вином.

О, если бы ты поспешил увидеть свою сестру как жеребец на поле боя, как бык на пастбище!

Потому что небеса посылают нам любовь

как пламя, распространяющееся по соломе и желание, налетевшее как сокол!»

— Звучит неплохо. Я так понимаю, что под словом сестра здесь имеется в виду не родная, а просто некая женщина?

— Ты абсолютно прав. Хотя у фараонов и инцестов хватало.

— Подобное с храмовыми служительницами происходило и в Древней Греции. Они проводили практику «извлечения войны из мужчины», когда через своё лоно они восстанавливали поврежденные в результате битв участки энергетики мужчины и в буквальном смысле восстанавливали его целостность.

— Вот видишь, секс во все времена имел свой особый сакральный смысл и считался божественным соитием. В этом мире, в котором живёшь ты и теперь живу я, такого уже нет. Из профессии современной проститутки исчез элемент святости, повсеместно присутствовавший в сердцах древних блудниц, отдававших тело и душу во имя богов и богинь, в которых они горячо верили и ждали от них спасения и награды за святые и сладостные труды свои.

— Могу к этому ещё добавить, что в «Обетованной Земле» Ханаана храмовых служительниц богини любви, плодородия и сексуального экстаза Кудшу (Кетеш) называли кедешами — это слово означало «быть святым». При этом евреи четко разделяли обычных проституток и священных кедеш. Если судить по Библии, то это была довольно-таки распространённая практика в Ханаане и на сопредельных землях. Женщина-кедеша упоминается в Библии в главе 38 книги Бытия, но на русский язык этот термин переведён как «блудница».

— Именно поэтому жрицы и предавались любви именно в храмах, в святых местах.

— Мне как-то попадалась история о том, что сам великий фараон Хеопс, разорившись на строительстве пирамид, заставил заниматься проституцией собственную дочь. Преданная отцу, она просила каждого приходящего к ней мужчину, кроме денег, дарить ей камень для гробницы отца. Из этих камней, по преданию, была построена одна из четырёх пирамид.

— Это легенда, придуманная самими людьми. Ведь каменных блоков, пошедших на её строительство, насчитывается около двух миллионов трёхсот тысяч штук. «Дочери Царя Обеих Стран Хуфу» не хватило бы и десяти жизней, чтобы переспать с таким количеством мужчин. Да и в самом Древнем Египте такого скопления половозрелых особей мужского пола никогда не было.

— Согласен. Мне самому казалось, что это явный перебор. Я в своё время видел один очень занятный папирус. Там были нарисованы двенадцать поз, в которых древние египтяне занимались сексом. Мы его называем Туринским эротическим папирусом и датируем XII веком до нашей эры.

— И чем он тебе оказался так интересен?

— Там изображены две очень забавные позиции. На одной их них показано самоудовлетворение девушки, которая насаживается своим влагалищем на некий сосуд. Мужчина помогает ей, придерживая партнёршу за бедро. Юная шалунья при этом умудряется красить губы, глядя в зеркало.

— Да, очень забавно. А вторая?

— Там лысый жрец Амона трахает проститутку или жрицу Богини Хатхор сзади. А та стоит в колеснице. Но самое интересное, что жрец это делает, не выпуская из рук кувшина с пивом.

— Знаю такое. Египетские мужчины очень любили пиво. Вино было дорогое, поэтому они и пили этот дешевый хмельной пенный напиток.

— Причём многие изображения снабжены комментариями, показывая, что во время полового акта герои не молчали, а произносили различные слова, возгласы и даже заклинания. Например, как тебе такой диалог:

— Не боишься, что я тебе сделаю?

— Давай, войди в меня сзади твоей любовью!

— О, мой разбойник!

— Мой большой член уже болит внутри!

— Мы ведь тоже не молчим с тобой, когда трахаемся?

— Это точно. Особенно ты. Кстати, наши современные египтологи очень серьёзно изучают такую довольно пикантную тему: охотно ли проглатывали древнеегипетские девушки сперму после минета?

Бает рассмеялась и поцеловала меня:

— Твою сперму я готова глотать всегда.

— Это радует, — ответил я и тоже поцеловал её. — Европейские академические мужи довольно основательно занялись этим вопросом. И всё потому, что на одном из папирусов из «Книги мёртвых» неожиданно разглядели, как некая египтянка делает минет самому Осирису. А сзади стоит Анубис.

Кроме того, в одном из исследований приведен разбор отрывка гимна Осирису со стеллы времен XVIII династии. В повествовании о рождении Гора Изидой и Осирисом сказано:

«Это она поднимает этого упавшего, того с усталым сердцем; та кто получает свою сперму, кто зачинает наследника…».

— Здесь действие получения богиней спермы некоторые египтологи трактуют как акт совокупления, поскольку результатом действия является зачатие Гора. Но определитель глагола указывает на действие, которое исключает классическое совокупление и предполагает акт орального секса.

— Да, ты совершенно прав. В нём говорится именно об оральном сексе. Такое иногда практиковалось во время некоторых видов процессий, связанных с таинствами жизни и смерти.

— И вот на эту тему скоро будет написано небольшое научное исследование или монография под названием «Глотание спермы и оральный секс в текстах Древнего Египта» («Semen ingestion and oral sex in ancient Egyptian texts»), автором которого станет известный египтолог Марк Орриолс-Ллонч. Он выступит на 10-м международном конгрессе египтологов с одноимённым докладом, правда это произойдёт только через 30 лет.

— Я с тобой уже ничему не удивляюсь. Ты спокойно путешествуешь как в прошлое, так и в будущее. И к какому выводу он придёт?

— Что минет и глотание спермы древним египтянкам очень даже нравилось.

— Я с ним полностью согласна. Особенно, если это бог наподобие тебя.

— А что, есть с кем сравнивать?

— Ревнуешь?

— Нет, просто интересно.

— Ты лучший и это главное. Твоя божественная сперма не только дарит женщине новую жизнь, но и омолаживает её.

— В Риме, в I веке до нашей эры, жил поэт Лукреций (Тит Лукреций Кар) и в своей философской поэме «De rerum natura» («О природе вещей») писал о небесном семени: «Denique caelesti sumus omnes semine oriundi («Мы все произошли от этого небесного семени»). Он употребил словосочетание «caelesti semine» («небесного семени»), имея в виду «divinum semen» («божественное семя»).

— От божественного семени рождаются боги. И я это очень хорошо знаю. Мой отец Ра взял меня силой, после чего у меня родился бог-сын Мехес. А от твоего божественного семени у меня родятся двое божественных сыновей, которых ты назвал Кнефом и Мендесом. Что на твоём родном языке означают «божество».

— А вот наши теологи почему-то решили, что Бог мог родиться у земной женщины от Духа Святого, который с ней не вступал в физический контакт и для этого используют очень интересное выражение «sicut divinum semen», то есть «словно божественное семя».

— Я знаю одно: от секса бога и богини рождаются тоже боги. От бога и земной женщины рождаются полубоги или герои. А чтобы мужчина не оплодотворял женщину и у неё родился ребёнок — это могут придумать только люди.

Я снова поцеловал Бает, но в этот раз на прощание. Пора было мне возвращаться в свои апартаменты. Спать мне не хотелось. Необходимо было просто спокойно полежать, расслабиться и всё хорошенько обдумать. Событий за день случилось довольно много, да и завтрашний день обещал быть не менее хлопотным. До начала вечернего концерта предстояло сделать уйму дел.

Хотя зачем откладывать на завтра то, что можно успеть сделать ещё сегодня? В Европе сейчас уже утро, так что я спокойно могу смотаться в свой итальянский замок. У меня ещё остались силы и на Тахор. Я ведь ей обещал её навестить. Да и разговоры о божественном семени меня немного завели. К тому же надо поставить в известность дочь Люцифера о Нахеме. Но главная причина была в её отце. Мне необходимо было с ним серьёзно поговорить. И тема была более важна именно для бывшего архангела, а не для меня.

Только следовало не забыть взять с собой меч Михаэля. Я думаю, что увидев его, Князь Тьмы с радостью примет любое моё предложение. Но сначала я появился в нашей спальне чтобы убедиться, что у моих жён всё в порядке. Оказалось, что не всё и не у всех. Маша опять свалилась с кровати и лежала на полу, свернувшись калачиком.

Пришлось её аккуратно поднять с помощью левитации, чтобы не разбудить. А потом, перенеся по воздуху, со всеми предосторожностями положить её в середину и накрыть покрывалом. Ну вот, теперь я за них спокоен и можно заниматься своими делами. У меня есть еще два часа и я могу продолжить свой сексуальный марафон.

Меч Михаэля находился в храме Вишну, поэтому пришлось сначала махнуть туда, а уж потом в замок Барди. Причём не куда-нибудь, а прямо в хозяйскую спальню. И я не ошибся, Тахор была именно там. Она тоже спала, разметавшись на простыне и обнажив все свои прелести. Поэтому я тихонечко подошёл к кровати, любуясь ей, и аккуратно положил меч под спальное ложе. Незачем светить таким артефактом раньше времени. Сначала надо заняться женскими прелестями, а уж потом другими важными делами. Которые могут и подождать.

Меч я успел спрятать и вовремя. Как крепко не спала дочь Люцифера, но меня она почувствовала.

— Ты, всё-таки, пришёл, — прошептала она сонным голосом. — А я думала, что только вечером объявишься.

— Если ты не рада, то могу вернуться назад, — сказал я, изобразив поворот на сто восемьдесят градусов.

— Ты что, с ума сошёл?! Я же тебя люблю, а ты сразу обижаться. Иди ко мне скорей, я соскучилась.

Пришлось быстро раздеться и прыгнуть к ней в кровать.

— От тебя женщиной пахнет, — сказала Тахор, ударив своим кулачком мне в грудь.

— Вокруг меня много женщин вертится, — ответил я, улыбнувшись.

— Так пахнут только богини. Мы этот запах хорошо знаем. Ты с ней спишь?

— Забавные вы, однако. Богиня Бастет на дух вас не переносит и ты туда же. Но если тебе не нравится, что я сплю с богиней-кошкой, то я тогда пошёл.

— Нет уж. Раз пришёл, то делай своё дело. Я ведь тоже хочу трахаться. И ты сегодня какой-то необычный.

— Сейчас ты в полной мере почувствуешь всю мою необычность.

В этот раз мы начали с прелюдии. Резкий переход от светлой богини к тёмной демонице на мне никак не сказался. Скорее, наоборот. Хотелось скорее показать Тахор всю мощь своего оргазма и успеть трансформировать светлую энергию в тёмную. Поэтому предварительные ласки надолго не затянулись, после чего последовал, как и прошлый раз, жёсткий садо-мазо. Вместе с болью к нам пришло наслаждение, а потом мощный оргазм. Что с моей, что с её стороны.

Тахор тоже пришлось зажать своё влагалище рукой, после того, как я кончил в неё, чтобы не расплескать моё божественное семя.

— Ну ты и дал сегодня, — восхищённо воскликнула дьяволица. — Я внутри полная под завязку. Ты сегодня, действительно, в ударе.

— Собирай сперму в салфетку, как ты это сделала в прошлый раз, — ответил я, хитро ухмыляясь. — И смотри, не потеряй её потом.

— А ты откуда знаешь про салфетку?

— Твоя подруга Нахема мне об этом сообщила.

— Вот ведь шалава. А я думала, куда та салфетка с твоим семенем исчезла. Значит, она тебя нашла. И ты её, конечно, трахнул?

— Мне это нафиг не надо. Ей нужна только моя сперма. А быть тупым донором или бычком-осеменителем я не соглашусь ни за какие золотые горы.

— Получается, что она тебе всё рассказала. Ну раз ты всё знаешь, тогда я пойду вылью твою семенную жидкость в пустую банку и уберу в холодильник. Такое богатство необходимо сберечь.

— На золото менять будешь?

— Нет. Специальный омолаживающий крем сделаю. Стану на ночь мазать им лицо и через дня три-четыре буду выглядеть, как молодая девочка.

— Бает тоже какой-то элексир на травах варить собирается.

— И также, как и я, добавит в него твою сперму. Она тебе разве не говорила, что это основной его ингредиент?

— Она её просто глотает.

— Это неслыханное расточительство. Кстати, что ты сделал с Нахемой? Развоплотил её?

— Сначала хотел именно так с ней и поступить, но потом просто дематериализовал ей крылья. Теперь у неё на спине два обрубка вместо них.

— Так ей и надо. Нечего у меня ценные вещи красть. Ладно, я пошла сохранять твою очень ценную семенную жидкость, а то уже держать её внутри себя нету сил.

— Ты пока этими делами будешь заниматься, вызови сюда своего отца. У меня к нему дело есть.

— Хорошо. Только оденься.

Пришлось одеться и сесть в кресло, которое стояло около окна. Утренне солнце уже во всю светило сквозь стёкла, поэтому я задёрнул тяжелую штору. Яркий свет мог помешать нашему разговору с Князем Тьмы.

Он не заставил себя долго ждать и появился из открывшегося телепорта, пахнущий серой и весь в чёрном. Ничего, скоро он цвет своей одежды, я надеюсь, поменяет на диаметрально противоположный.

— Привет, Андр, — поздоровался он со мной первым. — А где Тахор?

— Консервированием скоропортящихся продуктов занимается, — прикололся я. — И тебе привет. Но она вызвала тебя по моей просьбе.

— Помощь моя понадобилась?

— Скорее это я решил предложить тебе помощь.

— Вот даже как. Это становится интересно.

Я встал, подошёл к кровати и достал меч, завёрнутый в старинный индийский гобелен. Так как ничего более подходящего для этого дела в сокровищнице храма Вишну я не нашёл.

— Узнаёшь? — спросил я Люцифера, вынув его за рукоятку и подняв остриём вверх.

— Ещё бы, — воскликнул отец Тахор, завороженно глядя на меч. — Значит, ты Михаэлю отомстил?

— И не только ему. Все десять мечей теперь у меня.

— Не ожидал. Хотя уже поползли слухи, что архангелы с кем-то недавно бились. Но с кем и каков итог этого сражения, никто не знает. Получается, это ты один с ними сражался?

— Так получилось. Они опять пришли без приглашения. И в этот раз я не стал никого оставлять в живых.

— Да, я про прошлый раз знаю. Теперь понятно, откуда взялись десять мечей, а не восемь. И что ты собираешься теперь с ними делать?

— Отдать меч Михаэля тебе, чтобы ты стал снова архангелом.

— Да, порадовал ты меня. Нечто подобное я от тебя и ожидал. Но ты же знаешь, что я хотел стать богом. За что и оказался ныне отверженным вместе с остальными падшими ангелами, превратившимися в одночасье в демонов.

— Знаю. Поэтому станешь богом, только чуть позже. Это я тебе обещаю и моему слову можешь верить. Но только после того, как воссоединюсь со своей диадой и возрожу нашу прежнюю божественную триаду.

— Значит, окончательно решил убрать Демиурга, как лишнее звено?

— Да, решил. Всё необходимо вернуть, как было в самом начале времён. И я знаю, что ты давно догадался, что он ненастоящий Создатель этой Вселенной.

— Именно поэтому я и пошёл против Демиурга. Я смотрю, что ты всю энергию поверженных архангелов впитал в себя.

— Что, опять преисподняя тряслась, когда мы с твоей дочерью кувыркались?

— Было такое. Но и ты теперь по-другому светишься.

В этот момент вернулась Тахор, одетая в халат и увидела отца, а в руках у него легендарное и страшное для демонов оружие.

— Это тот самый меч? — с опаской спросила демоница.

— Да, он самый, — ответил довольный Люцифер, победно держа меч главного архангела перед собой. — Именно им сразил меня Михаэль. Он сделал это неожиданно и подло, подойдя ко мне со спины. Я этого от него не ожидал. А потом он растрезвонил всем, что он победил меня в честном поединке. Им же он угрожал твоей матери, когда она убегала от Адама и архангел её догнал вместе с Габриэлем.

— Их убил Андр? — догадалась Тахор и посмотрела на меня.

— Да, — подтвердил я. — Всех восьмерых.

— Вот почему ты сегодня был таким неутомимым и щедрым со мной. Отдельное тебе спасибо, что отомстил за отца и за мать. Я знала, что ты великий бог. Только такого я и могла по-настоящему полюбить.

— Андр мне предложил снова стать архангелом, когда он разберётся с Демиургом. После чего превратит в бога.

— Я надеюсь, ты согласился?

— Ещё не успел ему об этом сказать, так как пришла ты. Такое предложение делают раз в жизни и от него грех отказываться.

— Я рада за тебя. Тут Нахема к Андру заявилась за его божественной спермой и осталась без крыльев.

— Надо было её полностью развоплотить, — ответил Люцифер. — Эта шалава уже всех достала.

— У нас на Земле говорят про таких, что «семья не без урода». Но она клятвенно обещала быть паинькой и если сдержит слово, то я сделаю ей новые крылья. Она хочет ангельские.

— Ты что, и такое теперь можешь делать? — спросила удивлённо Тахор.

— Могу.

— А мне сейчас сможешь их материализовать вместо моих прежних? Это произведёт настоящий фурор среди наших, когда я покажусь в них перед ними

— Так ты же после того, как родятся наши малыши, тоже станешь ангелом?

— Мне сейчас очень хочется похвастаться и посмотреть в их глаза, горящие от зависти. А потом, само собой, после родов, все это увидят.

— Ох уж эти женщины! «Чего хочет женщина, того хочет бог». А раз бог хочет ангельских крыльев, то быть посему. Давай, показывай свои.

Тахор обрадовалась и широко расправила крылья. Раз и её чёрные перепончатые превратились в ангельские, с белыми перьями.

— Вот это да! — восхитилась она, чуть не упав. — Только тяжелые, заразы.

— Ангелы не ругаются, — с улыбкой сказал я.

— Ещё как ругаются, — высказался Люцифер. — Это я хорошо знаю. Единственно, не богохульствуют. За этим внимательно следит Мастема и всё докладывает Демиургу. А тот на расправу крут. Сразу к нам, в преисподнюю, таких отправляет. У нас нынче богохульников много обитает.

— Вот именно Мастема мне сейчас, как раз, и нужен. Сможешь организовать с ним встречу?

— В принципе, могу. Он сейчас не знает, что делать. Архангелов нет, Демиург разгневан. Я слышал, что Мастема сам очень недоволен Лукавым. У нас с ним недавно был очень странный разговор. Мне показалось, что он пытался выяснить мою позицию на тот случай, если Демиурга вдруг не станет. Но это не точно. Сам он против лжебога не пойдёт. Видимо, прослышал о тебе и решил прозондировать почву.

— Всё правильно. Открыто он с тобой разговаривать на эту тему не станет.

— Я хотел спросить о своих внуках или внучках. До меня дошли слухи, что ты умеешь это определять на очень ранних сроках?

— Умею. Тахор, подойди ко мне. Сейчас всё и узнаем.

Та, затаив дыхание, приблизилась и я положил руку на низ её живота. Да, уже были

различимы два крохотных зелёных свечения. Это были мальчик и девочка.

— У нас с тобой будут сын и дочь, — объявил я.

От волнения Тахор заплакала и у неё непроизвольно раскрылись её белые крылья. А неплохая из неё ангелесса получится и мать.

Я притянул её к себе и поцеловал. Она была безмерно счастлива и смущенно улыбалась сквозь слёзы. Столько веков верить и ждать в предсказание сумасшедшей старой дьяволицы и вот оно, наконец-то, сбылось. Будущий дед, то есть Люцифер, был тоже счастлив. И я, конечно, радовался вместе со всеми. Дети — это всегда радость и счастье. А таких детей, которые родятся у нас с Тахор, ещё никогда не было в этой Вселенной.

— Еще раз ты меня порадовал, Андр, — нарушил общее молчание довольный Люцифер.

— Спасибо тебе за всё. Ты прав, этот мир и эту Вселенную надо кардинально переделывать. Работа предстоит просто адова. Но вместе, я надеюсь, мы с ней справимся.

— У нас в стране был известный поэт и звали его Владимир Маяковский. И в одном своём стихотворении он употребил выражение «работа адова», а потом написал:

«В этой жизни умереть не трудно,

Сделать жизнь значительно трудней!»

— Мы с тобой только что сделали две новые жизни, — добавила сияющая Тахор. — У нас скоро родятся два прекрасных малыша и я стану настоящим ангелом.

— Рад за вас, — сказал Люцифер, вставая. — Остальные девять мечей сам раздашь или мне подобрать для них кандидатуры?

— Подбирай. Надёжные и верные архангелы из бывших демонов всегда пригодятся.

После этих слов Люцифер исчез, а Тахор обняла меня и прошептала:

— Мне та гадалка еще сказала, что я очень буду любить отца своих детей. Но я об этом никому не говорила, только тебе. И в этом она тоже оказалась права.

Женщины всегда воспринимают известие о своей беременности не так, как мы, мужчины о своём будущем отцовстве. А если это ещё и очень долгожданная беременность, то всё: тушите свет, сушите вёсла. Поэтому мне пришлось долго сидеть с Тахор вот так, обнявшись. Пока ноги у неё не затекли.

— Ты сейчас опять уйдёшь? — спросила она меня и было видно, что она очень хочет, чтобы я остался.

— Да, — ответил я. — Но когда ты родишь малышей и станешь ангелом, то тогда будешь жить с нами.

Она улыбнулась и вновь спросила:

— Когда я тебя снова увижу?

— На этот раз не знаю, — честно ответил я. — Ты же видишь, что сейчас предстоит сделать и что стоит на кону. Моя жизнь, жизнь твоего отца и всей Вселенной.

— Береги себя. Я буду ждать тебя каждый день. И наши дети тоже будут ждать.

Я поцеловал её и исчез. Появился я, сначала, в нашей гостиной, чтобы не разбудить своих пять жён. Столько у меня их было де-юре. А де-факто их уже было восемь. Если считать ещё и Хатшепсут, то девять. Рано утром по местному времени вернётся из увольнительной с Земли моя походно-полевая жена. Но вот у неё детей от меня пока не предвиделось. Она сама этого не хотела, но женой я её считал с полным основанием, только гражданской.

После душа я пробрался на кровать сквозь тела своих пяти законных супружниц и, с чувством выполненного большого супружеского долга (перепихон с Дебби не в счёт), уснул. Снились мне Дети Света в количестве тридцати двух душ, которых я вёл за собой. А вот куда, я так и не понял.

Но среди ночи я неожиданно проснулся. Это произошло потому, что моя память, но в данном случае память того, кто был когда-то частью божественной триады, стала неожиданно восстанавливаться. Даже не так. Я бы сказал, что она стала появляться откуда-то извне и оседать внутри моего мозга. Как будто она хранилась где-то в «облаке» и теперь оттуда мне отправлялись какие-то обрывки того, что было ещё до того, как возникла эта Вселенная.

Как оказалось, она была не первой. До неё тоже была Вселенная. Которую создала наша божественная триада. То есть я и еще диада, состоящая из двух Создателей. Тогда мы были единым целым. В той Вселенной правила магия. И в какой-то момент она попыталась выйти из-под нашего контроля. Маги достигли такой силы и мощи, и стали так корёжить ту Вселенную, что нам пришлось её просто сжать в одну точку.

После чего произошёл взрыв и первичная энергия, являвшаяся частью нашей триады, то есть Создателя в нашем лице, частично превратилась в материю и создала этот новый мир. В момент взрыва наша божественная триада неожиданно распалась. Диада осталась рядом с самой первой появившейся планетой, самой близкой к эпицентру взрыва. Там они и стали ждать меня, одновременно ища уже в этой, новой Вселенной.

Так как равновесие было нарушено из-за распада триады, первичная энергия, чтобы стабилизировать это равновесие, создала первого Демиурга. Эта наша энергия уже умела создавать цивилизации, являясь частью нас троих. Но будучи по сути своей незавершённой, она не смогла воспроизвести всю информацию об этом. Так как в полной мере ею не обладала. Вот отсюда и пошли все дальнейшие косяки. Джинн- недоучка вырвался из кувшина и стал творить.

А Демиург стал продуктом творчества этого джинна. После чего первичная энергия, осознав ошибочность своих действий, смогла вернуться к диаде, но процесс был уже запущен. Радовало только то, что не произошло повторения прошлой Вселенной, где правили маги. Полноценных магов у джинна создать тоже не получилось. Магия появилась в зачаточном состоянии и стала очень редким явлением во Вселенной. Вместо неё в ней появились псионики и боги.

Богами попытался руководить Демиург, а псионики были одиночками и никому не хотели подчиняться. Они не могли корёжить Вселенную, как маги из предыдущей Вселенной. Максимум для них было — это разрушать и создавать планеты. Только по прошествии нескольких сотен миллионов лет некоторые псионики эволюционировали в богов и попали под власть Демиурга.

И тут, каким-то образом, Гермес-Тот вычислил меня, недостающую монаду. Как он это сделал, мне ещё предстоит узнать. К сожалению, вся эта картина была пока неполной. Придётся мне ещё долго работать над восстановлением памяти. Но можно было ускорить этот процесс. Вернуться к диаде и стать триадой. Только я, обретя себя в качестве псионика и перейдя в разряд богов, не особо торопился слиться с давно потерянными двумя частями единого целого.

Глава 5

«В Библии хетты упоминаются как великий народ, чья земля простиралась «от пустыни и Ливана сего до реки великой, реки Евфрата… и до великого моря к западу солнца», а также как этническая группа, которая обитала в Ханаане во времена патриархов и вплоть до эпохи царства Соломона и которая именуется в Библии «детьми Хета», сына Ханаана.

Союзником хеттов в борьбе с Египтом была знаменитая Троя. В 13 веке до х. э. образовался союз «народов моря», состоящий из малоазийских племен, а также племен, обитавших на побережье Эгейского моря. Именно этот союз и сокрушил окончательно Хеттскую империю, уничтожив вместе с ее государственностью и память о ней более чем на 3000 лет. Среди племен, разгромивших хеттов, были, в частности, фригийцы и филистимляне».

В. Гринчув «Народ, о котором говорила только Библия, — хетты»

Проснувшись утром в окружении своих красавиц, я хотел уже было бежать на зарядку. Но вовремя вспомнил, что сегодня воскресенье. Ровно неделю назад у нас состоялась свадьба, где я взял в жёны пятерых подруг, которые сейчас лежали вокруг меня и сладко сопели.

Глядя на это голое и сонное царство (понятно, куда я смотрел), я неожиданно подумал о четырех известных способах возникновения человека. Первый — ни от мужчины, ни от женщины (как был сотворён Адам), второй — только от мужчины без женщины (как была сотворена Ева), третий — от мужчины и женщины (обычный способ, отягчённый плотским вожделением). И, наконец, четвёртый — только от женщины без мужчины. Согласно «Новому Завету» Бог выбрал именно последний способ, чтобы были исчерпаны все способы рождения человека. Поэтому Он воспринял человеческую природу только от женщины без мужчины, то есть без мужского семени, благодаря одной лишь Своей творческой силе.

Первый, второй и четвёртый способы для меня были нереальны. И не только для меня, но и для богини Бает. Поэтому для решения демографического вопроса в плане увеличения рождаемости в отдельно взятой семье, мы предпочитали пользоваться третьим, самым проверенным и приятным способом. Вот нафига, спрашивается, тогда плодить детей, когда ты от самого процесса их делания не испытываешь никакого удовольствия?

Я ещё понимаю то, что боги могут создавать планеты из звёздной пыли. Многие учёные считают, что даже люди были созданы из неё. А вот для чего создавать женщин из своих рёбер? Я этого никогда понять не смогу. Как известно, в рёбрах нет мозгового вещества. Тогда зачем мне нужны глупые женщины? Вот поэтому второй способ мне тоже не подходил. Женщин у меня было много, а ребер мало. Ну а четвёртый по мне так был вообще каким-то извращением. Не спросить саму женщину и, по сути, насильно, обрюхатить её. А потом торжественно объявить ей об этом и еще сделать из этого праздник.

«Творческая сила» — понятие растяжимое, как презерватив. Зевс в этом плане был более честен и скромен, хотя с золотым дождём явно загнул. Но, как говорится в одном из вариантов мифа, это был дождь из золотых монет и пока охранница-служанка их собирала, Зевс воспользовался, любимым всеми мужчинами, третьим способом и занялся сексом с Данаей. В результате чего у них родился сын Персей. И надо заметить, что никакой не бог. И даже не полубог, а герой. По этому поводу всеми нами нелюбимая Википедия определяет героя как потомка божества и смертного человека. Сам термин «герой» произошел от имени Геры, богини земли. А её детей было принято называть героями.

Помимо первого юбилея нашей свадьбы, сегодня ещё исполнился ровно месяц с нашего лондонского концерта в честь двадцатипятилетия коронации Её Величества Елизаветы II. Именно тогда была совершена попытка взорвать Королеву и её многочисленных монарших гостей, которую я успешно предотвратил, став национальным героем Великобритании. Затем был пожалован титулом лорда и мы все получили гражданство этой страны, кроме Лилу. Но ей на это было абсолютно наплевать, так как у неё и так двойное гражданство. Она является дочерью губернатора планеты Прана и одновременно жительницей Земли. Вот она, тут рядом лежит, моя инопланетянка. Кстати, им всем можно оформить ещё и гражданство Луны. Я, фактически, являюсь владельцем этого естественного спутника Земли и выступаю в роли главы её администрации.

Вчера ночью Бает своими разговорами о Древнем Египте разбередила мне душу. Ведь я обещал Хатшепсут вернуться так быстро, что она даже соскучиться не успеет. А свои обещания я привык всегда выполнять. Эта женщина-фараон ничего особенного из себя не представляла. Ну, симпатичная, и что с того? Таких сотни тысяч можно найти на других планетах, не только на Земле. Но вот тянет меня к ней. Даже не так к ней, как к тому времени и эпохе, о которой мы все читали ещё в школе. Да и Анубис просил его взять с собой, когда я туда снова соберусь.

Какое-то странное ощущение у меня было. То ли что-то уже случилось там, в этом далёком Древнем Египте, то ли скоро случится. Значит, придётся мне туда возвращаться чуть позже того момента, как мы с Бает телепортировались назад. Ведь у меня там ещё и крестница осталась, которую зовут Нефру-ра. Именно я спас её от смерти и поэтому мог с полным основанием считать себя её вторым отцом.

Тогда надо идти в душ, будить Анубиса и отправляться на лунную базу. Капитан Журавлёва ещё не вернулась из увольнительной, поэтому отрывать меня от серьёзного дела там никто не будет. На базе, кстати, и позавтракаем. Свою Бает с собой брать не буду. В параллельном Древнем Египте есть другая Бает, вот с ней и пообщаюсь. После душа я оделся в мой египетский прикид и переместился в номер Анубиса. А этот фанатик продолжал тренировался со своими двумя мечами. Увидев во что я одет, он сразу догадался, куда мы сейчас отправимся.

— Привет, Анубис, — поздоровался я первым, показывая тем самым своё уважение к нему. — Ты уже, я вижу, понял, чем мы сегодня с тобой займёмся.

— Здравствуй, Андр, — ответил он на моё приветствие, поклонившись. — Да, понял. И очень рад, что ты обо мне не забыл.

— Тогда телепортируемся сначала на лунную базу, завтракаем и в путь. Только переоденься в свой египетский наряд. В джинсах и майке ты будешь там смотреться несколько экстравагантно.

При нашем появлении Крис сообщила, что в «Багдаде всё спокойно». Это, конечно, я так шучу, но смысл её доклада был именно таким. Сегодня у моих головорезов тоже выходной, но зарядкой они, с утра пораньше, уже занимались. В отличие от меня. Но я ведь, как-никак, генерал армии и могу себе позволить один день в неделю предаться лени и разврату. Хотя вторым я занимаюсь каждый день и не по одному разу.

За завтраком я поинтересовался у своего искина о том, есть ли информация с Земли о моих бойцах.

— Встретили их хорошо, — ответила Крис. — Разместили прямо в вашем Центре на Калужской. Там им выделили целый спортзал для молодых людей и свободный класс для девушек. Они ведь все немосквичи, поэтому решили не особо заморачиваться с гостиницами, так как у них увольнительная всего на сутки. Их сегодня должны были возить на трёх автобусах по Москве. Знаю, что капитан Журавлёва планировала вместе со всеми посетить вашу школу и посмотреть ваш бронзовый бюст.

— Понятно, — ответил я. — В общем, все отдыхают. Расслабились, «панимаш». Ну я им устрою боевую тревогу, когда вернусь.

— Вы через машину времени сейчас отправитесь?

— Да. Так что вернёмся назад очень быстро. Но вот сколько пробудем там, я не знаю. Хотелось бы уложиться в двадцать четыре часа, а там как получится. И займись пошивом летней формы для головорезов. В черной сейчас ходить слишком жарко.

— К возвращению капитана Журавлёвой всё будет готово.

— Как продолжается строительство двух новых станций метро и экспериментального жилого микрорайона?

— Тоннель от станции метро «Беляево» до станции «Коньково» уже прорыт. Дроиды приступили к отделочным работам. Через неделю она будет полностью готова к приёму пассажиров и на выход, и на вход. Завтра приступаем к прокладке тоннеля уже от станции «Коньково» до станции «Тёплый Стан». По жилому микрорайону дроиды заканчивают подготовку к началу работ по «нулевому циклу». Так что через пять дней начнём возводить первые этажи.

— Отлично. Тогда мы пошли.

В очередной раз мне пришлось обманывать защитную систему зала, где была установлена машина времени. Но иначе она бы не пропустила Анубиса внутрь. Растянув свою ауру, я накинул её на шакала и мы спокойно прошли сквозь открывшиеся двери. Я решил появиться во дворце Хатшепсут через несколько часов после того, как женщина- фараон и её дочь должны были переехать в наше крыло дворца. Иначе бы получилось неудобно перед ними. Сам пригласил и сам тут же вернулся.

Заодно проверю, как оставленные мною дроиды охраняют периметр. Для этого мы с Анубисом вышли из портала вне наших покоев и я его отправил вперёд, поставив перед ним довольно непростую задачу.

— Ты должен проникнуть внутрь охраняемого дроидами периметра, — сказал я ему.

Шакал, попав в свою родную эпоху, первым делом стал громко втягивать в себя знакомый из прошлой жизни воздух, полный незабываемых для него ароматов и запахов. Оказывается и у богов иногда бывает ностальгия. Но к заданию он отнёсся со всей серьёзностью, так как знал, на что мои дроиды способны.

— Только если тебя обнаружат и прикажут остановиться, то ни в коем случае не вздумай геройствовать, — предупредил я его. — У них есть мой приказ открывать огонь по всем, кто приблизится к нашим покоям, кроме Хатшепсут с дочкой, Бает, «Открывателя небесных врат» Менхепер-сенеба и Сенмута. И ещё десяти особо доверенных служанок царицы, которых она сама отобрала для такого случая.

— Я всё понял, — ответил Анубис.

— Если они твою тушку ненароком подстрелят, то я тебя, конечно, соберу по кусочкам, но это дело не быстрое.

Шакал осклабился, обнажив клыки, что означало у него улыбку. Обычные люди от неё шарахались, а вот дроидам на это наплевать. Им мною поставлена четкая задача охранять и не пущать.

Как я и думал, не прошло и десяти секунд, как раздался металлический голос дроида, приказывающий нарушителю немедленно остановиться. Я улыбнулся и пошёл в том направлении. Картина, которую я увидел, была забавная. Дроид держал под прицелом египетского бога мёртвых и был уже готов выстрелить в него. Видимо Анубис нечётко выполнил приказ, что было воспринято им, как агрессия. Пришлось дать ментальную команду «Отставить!», после чего внести Анубиса очередным, кроме себя, в список лиц, имеющих право в любое время заходить внутрь охраняемой территории.

— Хорошо служат твои железные охранники, — сказал шакал после того, как он был распознан и сохранён в программе «свой-чужой». — Я пытался пройти сквозь стены, но они меня, всё равно, засекли.

— Это я внёс с систему охраны вместе с Крис дополнительные усовершенствования, — ответил я, ухмыляясь. — Вот заодно и проверил, как они работают.

В глубине комнат послышался радостный голос Нефру-ра:

— Божественный Монту, ты уже вернулся?!

— Да, — крикнул я ей в ответ. — Со мной гость, не пугайся.

В дверях зала появилась радостная девчушка, которая засияла, увидев меня. Но когда она увидела Анубиса, то, всё равно, испугалась и застыла на месте.

— Не бойся, — сказал я и направился ей навстречу. — Анубис тоже хороший бог.

— Но он бог смерти, — сказала она, уткнувшись мне в грудь и поглядывая на гостя одним глазом.

— Он для плохих такой, а для хороших девочек он добрый.

Нефру-ра немного отошла от испуга. Хорошо, что шакал не стал улыбаться, это бы всё только испортило. Анубис протянул ей руку и она нерешительно взяла её в свою.

— Вот и подружились, — сказал я весело. — А где мама?

— Она в золотом зале принимает иностранных послов, — ответила Нефру-ра, внимательно разглядывая Анубиса. Она его уже не боялась, но немного опасалась. — А богиня Бает тоже с тобой?

— Она появится чуть позже. Мы, как раз, за ней сейчас и отправимся. Передай маме, что мы скоро будем.

И чтобы она не скучала, я опять материализовал её любимый шоколад «Алёнка». Радости девочки не было предела. Я запомнил, что ей очень понравился этот шоколад, поэтому и решил побаловать ребенка.

Координаты горы Джебель Катрин я прекрасно помнил, поэтому мы вместе с Анубисом телепортировались сначала на её вершину.

— Миллион лет здесь не был, — сказал восхищенно шакал. — А вокруг совсем ничего не изменилось.

— Ты готов к встрече со своим двойником? — спросил я его.

— Благодаря тебе, я стал лучше и сильнее его. Но зная его, как самого себя, я уверен, что он меня не испугается.

— Там теперь Баст-2 должна верховодить. Прошло три часа, как я с моей Бает телепортировались отсюда. Хотя у нас, в моём времени, прошло почти два дня. Я второй Бает перед отбытием улучшил некоторые её способности, так что она уже должна была Амона-Ра и остальных поставить на место.

— Да, лихо ты всё закрутил. Но как по мне, так наше болото давно надо было взбаламутить.

Вот так, весело общаясь, мы и вошли в знакомую нам обоим пещеру. Картина, которая предстала перед нашим взором, называлась «Не ждали». Только Бает довольно улыбнулась, зная многое обо мне. А вот второго Анубиса здесь никак не предполагали увидеть. Я, перед тем, как войти внутрь, принял вид Монту, чем слегка удивил шакала. Но он виду не подал. Он уже знал, что раз я что-то делаю, значит так надо.

А внутри пещеры находился еще один Монту, которого я шуганул из моего, теперь уже, храма в Фивах. Также присутствовали Исида, Сет, а также жена уничтоженного мною бога-крокодила Себека, которую звали Ренетутет. У неё была голова в виде змеи. Мне даже показалось, что она сейчас набросится на меня и попытается отомстить за своего убитого мною мужа. Но просканировав её мозг, я очень удивился. Она была даже рада избавиться от своего, порядком надоевшего, муженька.

Судя по напряженности, витавшей в воздухе, Баст-2 успела навести здесь новый порядок. Слегка помятый вид их главного бога говорил о том, что без потасовки не обошлось и было понятно, кто из неё вышел победителем.

— Вижу, что власть переменилась, — сказал я и боги встрепенулись. — Бает, я за тобой. Анубис, ты с нами отправишься или пообщаешься с тем, кто очень на тебя похож?

— Я чуть задержусь, — ответил тот, не отрывая взгляда от своего альтер эго.

Портал я открывать не стал, а просто захватил своим энергетическим полем Бает и оказался во дворце. Пока Хатшепсут не вернулась, я предупредил богиню-кошку под номером два:

— Ты будешь играть роль моей Бает. Её любит Нефру-ра и сама Царица. Чтоб никакого гонора и заносчивости не было с твоей стороны. И учти, мне проще развоплотить тебя и вызвать свою Бает, чем возиться с тобой.

— А ты крутой бог, — сказала она, пристально глядя на меня. — Ты на всех прошлый раз произвёл просто ошеломляющее впечатление. Откуда ты?

— Я тебе уже говорил, что из другой реальности.

— Там все такие?

— Я такой один. Ты, я вижу, решила вопрос с Амоном-Ра?

— Благодаря тебе, мне он теперь не соперник.

— Учти, моя Бает беременна. Если отправишься в Бубастис, то местный жрец твоего храма знает, что ты-она ждёшь двоих сыновей.

— Повезло ей. А мне ты сможешь с этим помочь?

— Будешь слушаться меня и я решу эту проблему.

В глазах Баст-2 загорелись счастливые огоньки. Видимо, она, как и моя Бает, очень любила детей. Может и правда сделать так, чтобы у меня в каждом мире было по два сына от разных Бает. Только помечтать мне не дали. Появилась Хатшепсут и бросилась ко мне на шею.

— Я уже успела соскучиться, — произнесла она и поцеловала меня. — Рада видеть тебя вновь, божественная Бает. Мне дочь сообщила, что ты прибыл вместе с Анубисом.

— Да. Он сейчас общается с остальными богами.

— Сколько в твоём мире прошло времени, как мы не виделись?

— Почти два дня.

— А здесь ещё день не кончился. Но я никогда не смогу понять, как такое может быть. У богов всё не как у людей.

— Именно поэтому мы боги, а вы люди, — вставила своё замечание другая Бает.

Но тут к нам ворвался с радостным криком маленький вихрь и повис уже на шее богини-кошки. В этот момент я опять поймал себя на мысли, как же она похожа на мою Бает. Думаю, что она это прекрасно понимает и попытается этим воспользоваться.

Хорошо, что я предупредил её о той роли, которую она должна будет сыграть. Нефру- ра к ней очень привязалась и уже воспринимала, как свою старшую сестру. Но никак не богиню. И эта Бает прекрасно справилась со свое ролью. Она подхватила её за руки и закружила вокруг себя, а затем подняла девочку вместе с собой в воздух. Восторженный детский визг разнёсса по дворцу. Мама и дочка были счастливы.

Но тут появился Анубис и пришлось прекратить спонтанное веселье. Нефру-ра уже подружилась с ним, а вот для Хатшепсут он был пока незнакомым и недосягаемым богом.

— Божественный Анубис, — сказала царица с поклоном, — я счастлива приветствовать тебя в моём дворце.

— Здравствуй, Усеркау («Могучая духами»), — ответил шакал, улыбаясь своим оскалом, который несколько смутил царицу.

— Это он так улыбается, — прокомментировал я.

Хатшепсут немного успокоилась и спросила нас:

— Не хотят ли любезные боги отпраздновать такую потрясающую встречу?

— Мы только недавно из-за стола, но вот кофе мы бы выпили, — ответил я и только потом сообразил, что в Древнем Египте его ещё не было.

— В Та-Кемет никто не слышал о таком напитке, — ответила царица.

— Да, это настоящий нектар богов. Мы его пьём по утрам. Он бодрит и просветляет ум. Только детям его не рекомендуется употреблять. Они и так слишком активны. Но ты, Нефру-ра, не расстраивайся. Есть и для тебя вкусный и полезный напиток. Его пьют дети богов, пока не вырастут

Такое уточнение очень понравилось принцессе. Пришлось мне материализовать четыре чашки дымящегося ароматного кофе и одну с горячим шоколадом. С холодными соками я уже мог обращаться виртуозно, а вот с горячими напитками у меня это было в первый раз.

Но судя по восхитительным запахам, мне это удалось сделать замечательно. Из меня получился бы неплохой бариста и шоколатье в одном лице.

Кофе Анубис уже пробовал в нашем мире, но особого впечатления он на него не произвёл. А вот местная Бает его никогда не пила. Но она сразу поняла, что придется изобразить из себя большую любительницу этого напитка. Мои фокусы с материализацией жидкостей она уже видела и пробовала, поэтому ничуть не удивилась. Так же как Хатшепсут и Нефру-ра.

— Пахнет той сладкой штучкой, которой ты меня два раза угощал, — сказала девочка.

— Это называется шоколад, — ответил я. — А в чашке у тебя налит тоже шоколад, только горячий. Поэтому, когда будешь пить, то дуй на него и старайся употреблять его маленькими глотками.

Чашки я, с помощью левитации, отправил на ближайший столик, где мы все и расположились. Там, как раз, стояли какие-то сладости, которые можно съесть под кофе. Что я и предложил сделать.

— Очень вкусно, — радостно воскликнула Нефру-ра, попробовав горячий шоколад.

Было заметно, что кофе Хатшепсут не очень понравился, поэтому мне пришлось материализовать молочник и налить ей в чашку молока.

— Так намного вкусней, — сказала она, покачав от удовольствия головой.

Тоже самое сделала и Бает. В общем, все были довольны посиделками.

Но в этот момент я получил сообщение от одного из дроидов о том, что на входе в наше крыло появился слуга и сообщил, что для царицы есть очень срочное и важное сообщение, которое было написано на папирусе.

— Принеси его нам, а слуга пусть ждёт, — передал я ему мысленную команду. — Хатшепсут, тебе сейчас мой дроид передаст важное сообщение.

Когда появился мой механический охранник, я сразу понял, что начались именно те неприятности, из-за вероятной возможности появления которых я и прибыл сюда.

Царица развернула папирус и её лицо мгновенно стало серьёзным и жёстким. Я уже прочитал её мысли и знал, что случилось.

— Опять произошло вооруженное нападение на нашу пограничную крепость, — объявила она вслух. — Только что голубь принёс это известие. Это на севере страны, но это не гиксосы. Хотя среди осадивших крепость они тоже были замечены. Пока мы соберем и выдвинем туда войска, пройдет три дня. К этому моменту крепость падёт.

— Мы с ними сами разберёмся, — сказал я.

— Но только туда придётся плыть на корабле несколько дней.

— Ты забыла, кто мы. Мне будет нужен человек, который сам был в этой крепости и хорошо знает её расположение.

— Извини, я забыла, что вы боги. Тогда необходимо срочно собрать военный совет.

— Не надо никаких советов. Мы отправимся туда втроём и всё решим на месте. Как называется эта крепость?

— Тхаро.

Знакомое название. Я читал о ней в прошлой жизни. Её откопали археологи в 2007 году. Этот форпост располагался в районе Суэцкого канала. Он был главным опорным пунктом в сети одиннадцати более мелких крепостей, защищавших Египет от набегов кочевников. Тхаро помнила еще вторжение гиксосов, а теперь это были хетты.

Крепость была построена в 1560 году до н. э. для обеспечения безопасного входа в дельту Нила и защиты города Рамзеса II Пер-Рамзеса, что указывает на важность защиты Египта с востока. По периметру крепости древние зодчие возвели 24 сторожевые башни, а весь комплекс окружал внушительный, заполненный водой, ров.

Крепость Тхаро была не единственным фортом, который защищал восток и север страны от набегов кочевников. На расстоянии 15 и 7 километров от неё располагались ещё две крепости, но поменьше. Так что там есть кому придти на помощь осаждённым. Но только не в том случае, если это полномасштабное вторжение хеттов на всём протяжении защитного пояса. Тогда каждая крепость будет защищать только сама себя и ждать помощи из Фив.

Но так как весточку принёс голубь только из Тхаро, то, скорее всего, вторжение не такое масштабное. Хотя всё это мы сможем определить уже на месте. Но можно попробовать войти прямо сейчас в информационное поле планеты и выяснить это до того, как мы отправимся туда. Чем я и занялся, чтобы не терять время.

— Соседние крепости уже захвачены, — ответил я, озвучив полученную из «ноосферы» информацию. — Так что помощи не будет. И войско вторжения большое. Порядка пятнадцати тысяч человек. Более двух третих — это конница. Сейчас они готовят лестницы, чтобы взобраться на стены. Так что нам нужно срочно отправляться туда.

Хатшепсут сидела потрясённая моими возможностями. Но вспомнив, как я её брал с собой на Луну, успокоилась.

— Ты поэтому так быстро вернулся? — спросила она меня.

— Да, — ответил я, посмотрев на притихшую Нефру-ра, которая восторженными глазами смотрела на меня и держала за руку другую Бает. — Я с самого утра чувствовал надвигающуюся на Египет тьму и только теперь увидел, что она из себя, на самом деле, представляет.

— Но у хеттов есть свои боги. Главный у них Сутех. Если они призвали его на помощь, тебе придётся сразиться с ним.

— Я справлюсь, не волнуйся.

— В таком случае я отправляюсь с вами. Моё появление поднимет боевой дух защитников крепости и все также увидят, что наши боги вместе с их Царицей пришли помочь им в трудную минуту. Может ты позовёшь ещё и Амона-Ра?

— Меня одного будет вполне достаточно. Но чтобы ты не волновалась, я возьму с собой ещё двух дроидов. Они будут охранять тебя. А четверо останутся во дворце и присмотрят за Нефру-ра.

Анубис и Бастет (я решил называть её так, чтобы не запутаться. К тому же я знал, что сокращённо её могли называть только близкие люди, в число которых я, по понятным причинам, пока ещё не входил) были готовы последовать со мной незамедлительно.

— Не убивай их всех сразу, — попросил меня шакал. — Оставь часть мне.

— Хорошо, — ответил я и улыбнулся, так как увидел обалдевшие глаза Хатшепсут и её дочери, которые слышали наш разговор с Анубисом. — Тогда я начну первым, а вы с Бастет закончите.

Они были не против такого расклада. Анубиса я в деле уже не раз видел, поэтому знал, на что он способен. Но вот моя Бает ещё ни разу при мне не принимала свою вторую божественную ипостась — образ разъярённой львицы. Интересно будет на неё посмотреть, какая она в гневе.

— Мне необходимо переодеться перед отправкой в крепость, — сказала Хатшепсут, вставая. — Нефру-ра, иди и продолжай заниматься своими делами.

— Мам, а мне можно с вами? — спросила девочка, с надеждой в голосе.

— Нет, там идет война и люди убивают друг друга.

— Но Монту ведь будет с нами? И Анубис с Бает тоже станут меня охранять.

— Им предстоит сражаться с десятками тысяч кочевников. На их стороне тоже могут оказаться боги. Поэтому наши боги вступят в схватку с их богами и не смогут тогда оберегать тебя.

Хатшепсут крикнула служанку и та увела принцессу в другой зал, упав перед этим на колени при виде бога Анубиса и богини Бастет. Меня она уже до этого видела.

— Божественный Монту, мне необходимо приделать бороду, являющуюся олицетворением мужской власти фараона, — сказала Хатшепсут. — Ты мне в этом не поможешь?

— Конечно, — ответил я и подумал, что только совсем недавно помогал застёгивать на спине платье солистке группы «Blondie», а теперь вот придётся царской бородой заниматься. — С удовольствием.

У Хатшепсут было десять служанок, но она предпочла и пригласила меня. Хотя это было явно не для занятий сексом. Слишком серьёзная ситуация сложилась на северо- востоке Та-Кемет. Поэтому сейчас было не до любовных игр.

В нашей спальне, куда уже перебралась царица, она опять повисла у меня на шее.

— Мне постоянно хочется тебя целовать, — сказала она, отрываясь от моих губ. — Я бы с удовольствием тебя сейчас затащила в постель, но мне надо собираться.

Она позвонила в колокольчик и сразу появилась одна из ближайших служанок Хатшепсут. Я так понял, что она позвала меня, чтобы я смог полюбоваться на неё, когда она будет переодеваться. Служанка, увидев меня, низко поклонилась. Я был не в образе Монту, поэтому падать ниц она не стала. Она уже догадалась, что я новый фаворит царицы, поэтому вела себя со мной подчёркнуто вежливо.

Наблюдать, как раздевается, а потом одевается Хатшепсут, было приятно. Хотя её раздевала и одевала служанка. А потом очередь дошла и до бороды, которую та принесла с собой. Она стала прикреплять её к подбородку и затягивать с помощью верёвочки, завязывая её царице на затылке. И я решил пошутить. Борода являлась мужским фаллическим символом власти, поэтому я придумал её сделать настоящей. Для этого я незаметно дематериализовал верёвочку, а бороду прирастил прямо к подбородку. Служанка ахнула и сразу поняла, что это сделал я и что я непростой фаворит царицы. Все уже были прекрасно осведомлены, что во дворце появился бог Монту и в её глазах отобразилось понимание, что это я и есть.

Поэтому ей, всё-таки, пришлось бухнуться на колени, а Хатшепсут поняла, что я что-то сотворил. В спальне стояло то зеркало, которое я подарил царице и в нём она увидела, что борода стала настоящей. Она её подёргала, но безрезультатно.

— Монту, это ты сделал? — спросила она меня, но по моей улыбке до ушей догадалась, что это моя проделка. — И что мне теперь делать с этой бородой?

— Я потом, когда вернёмся из крепости, уберу её, — ответил я, с трудом сдерживая смех. — Ты с ней выглядишь очень забавно.

— Ты как мальчишка. Всё бы тебе подшучивать надо мной. Афири, вставай, с бородой тебе уже помог справиться бог Монту. Ты правильно догадалась, что это он.

Служанка встала, с восхищением и некоторым испугом поглядывая на меня. После чего продолжила готовить царицу к торжественному выходу. Затем мы с Хатшепсут вместе вернулись в зал, где нас дожидались Анубис и Бастет.

— Раз все готовы, то тогда мы немедленно отправляемся, — сказал я и открыл портал на центральную смотровую площадку крепости Тхаро.

Перым вышел я, чтобы в случае чего, прикрыть царицу, Бастет и Анубиса. Пришлось перед этим принять облик соколиноголового бога Монту. Защитники крепости, при моём появлении у них за спиной, направили в мою сторону свои копья. Но разглядев, что к ним лично пожаловал бог войны, пали на колени.

— Вставайте, — сказал я. — Мы прибыли вместе с Царицей Хатшепсут спасти вас от неминуемой гибели.

Воинам еще три раза подряд пришлось падать ниц и вставать при виде доселе невиданных гостей. Один из военачальников послал вестового за комендантом крепости, дав нам время осмотреться и оглядеться. Но прежде всего я материализовал трон для Царицы, с обеих сторон которого встали Анубис и Бастет, а два дроида выдвинулись чуть вперёд и выставили свои бластеры по направлению огромной массы кочевников, скапливающихся в долине перед началом штурма.

Хатшепсут с благодарностью кивнула мне за заботу о ней и стала пристально всматриваться вдаль. Здесь был конец дня и вечер ещё не наступил. Ярко светило Солнце, освещая своими лучами предстоящее поле боя. Мы находились на самой высокой точке крепости, поэтому царице пришлось прикладывать ладонь к глазам и напрягать зрение, чтобы разглядеть детали. Я решил и в этом случае помочь Хатшепсут, поэтому материализовал мощный морской бинокль, после чего показал царице, как им следует пользоваться.

Ха, она ещё меня называла мальчишкой. А сама чуть не прыгала от восторга, сначала глядя в окуляры, а потом невооруженным глазом в сторону противника. Разница в масштабе изображения была колоссальна, что её и забавляло. С моим соколиным зрением я и так всё прекрасно видел. Анубис и Бастет тоже не жаловались, что им плохо видно.

Сама крепость представляла из себя довольно серьёзное и сложное сооружение, в основу строительства которого было положено современное, по тем временам, требование фланкирования подступов. Это уже было шагом вперед в развитии фортификации — одной из отраслей военного искусства. Наличие двух стен, внутренней и внешней, позволяло уничтожить большое количество нападавших и выиграть время для подхода подкрепления.

Армия в это время была уже профессиональная, а не собранная с бору по сосенке из необученных бедняков и крестьян. Помимо двух стен, расположенных друг от друга на расстоянии 25 метров, между ними имелся глубокий ров шириной около 8 метров. А вот второй, внешний ров, был уже шире раз в пять. Кроме того, на выступах башен были построены выдвинутые вперед стенки, примыкающие к углам крепости и позволяющие фланкировать подступы со боковых сторон. Другие стенки защищали главный вход в крепость.

Но наблюдаемая всеми картина открывалась не очень радостная. Не для меня, а для защитников. То, что я видел до этого, было только половиной войска противника. Сейчас его было уже в два раза больше. Так что две тысячи воинов гарнизона не продержатся и трёх часов, как крепость падет. Это понимали сами защитники цитадели, но теперь, с нашим прибытием, они поверили, что мы обязательно выстоим. С ними боги и сама богоподобная Царица Египта Хатшепсут.

Тут прибежал комендант и тоже упал на колени перед нами.

— О великие боги и достославная Царица, — молвил он после полученного разрешения говорить. — Благодарю, что услышали наши молитвы. Мы были уже готовы умереть, но не сдать врагу крепость Тхаро без боя.

— Для этого с нами и прибыл сюда сам бог войны Монту, — гордо произнесла Хатшепсут. — К сожалению, две соседние крепости уже пали. Так что именно у подножия этого форта мы и разгромим, вторгшегося в нашу страну, врага.

— С нами теперь боги, о богоподобная. Значит мы, обязательно, победим.

Как я успел заметить, вооружение египетских воинов было стандартным для той эпохи. У лучников были дальнобойные композитные луки. У остальных были копья и медные мечи. Железа тогда ещё не выплавляли. На командирах сотен были надеты чешуйчатые доспехи. Остальные египетские воины имели обычный кожаный. Для ведения боевых действий на средней и ближней дистанции имелись дротики и пращи.

Правильно меня попросил Анубис, чтобы я всех сразу не уничтожал. Он видел, что творит мой энергетический луч во время сражений в космосе и битв с арахнидами. А ему, как всегда, хотелось подраться. Поэтому я решил сначала сам выйти вперед и вызвать на бой бога хеттов, если таковой у них имеется в наличии. Мне тоже хотелось слегка размяться и помахать мечом. Но судя по аурам, такого среди них пока не было.

Решив не дожидаться самого штурма, я ментально предупредил Анубиса и Бастет неотлучно находиться рядом с Царицей и ждать моей команды. После чего поднялся в воздух и медленно поплыл в сторону войска хеттов. Защитники крепости смотрели на мой полёт, открыв рты. Надо их будет научить кричать в такие моменты «С нами бог!». Но этим я займусь позже.

Со стороны хеттов тоже возникла заминка. Они также обалдели от вида летающего по воздуху человека с головой сокола. Многие, знакомые с египетской мифологией, стали кричать, что это бог войны Монту прибыл на помощь защитникам крепости.

Остальные, наиболее воинственные варвары, не верящие ни в бога, ни в черта, схватились за луки и в меня полетела туча стрел. Это были не пули, выпущенные из автоматов, поэтому я их легко развернул в воздухе и, придав дополнительное ускорение, направил в самих же лучников. После чего большинство из них упали, утыканные своими же стрелами, подобно дикобразам.

По толпе кочевников прошёл ропот. Я опустился на землю и стал ждать дальнейшего развития событий. Если последует массовая атака на меня, я применю подарок Вишну. Очень мне хотелось его опробовать перед предстоящей битвой с ангелами. Сударшана-чакра теперь всегда была у меня с собой.

Поняв, что стрелами меня не взять, они решили направить в мою сторону конницу. О, двести всадников с копьями поскакали на меня. Ждать их приближения я не стал и ментально активировал огненный диск, раскрутив его на пальце. После чего направил в сторону нападавших. Вот чакра пролетела и ага. Вот чакра пролетела и никого из нападавших не осталось. Нет, они все продолжали сидеть в своих сёдлах. Но только голов у них не было на том месте, где секунду назад они присутствовали и что-то орали своими открытыми ртами.

Неплохо, однако, у меня с первого раза получилось. За моими действиями внимательно наблюдали защитники крепости и увидев такую яркую победу со стороны своего бога, радостно закричали. Это должно было ещё выше поднять моральный дух воинов гарнизона. Они радовались моей небольшой победе, как своей. Ведь наблюдать за боем и самому участвовать в нем — это разные вещи.

К тому же увидев, с какой лёгкостью я это проделал, многие поняли, что я просто забавляюсь и смеюсь над врагом. Мою весёлую физиономию Хатшепсут могла хорошо видеть в бинокль. Я ей даже показал язык и улыбнулся. Вот тут она точно поняла, что это просто очередная моя игра и что я один могу уничтожить всё это тридцатитысячное войско, если захочу.

Только я хотел оставить хоть что-то и для Анубиса с Бастет. Но хетты решили ещё раз проверить меня на прочность. В этот раз они пустили в мою сторону несколько рядов колесниц. Где-то около ста быстроходных двухколёсных повозок на конной тяге, набирая скорость и с громким гиканьем, понеслись на меня. Внутри каждой находился возничий, который управлял лошадьми, а вот вторым должен был быть лучник. Но хетты поняли, что стрелы в борьбе со мной лучше не использовать, поэтому там стояли мечники.

И с той, и с другой стороны народ замер в ожидании, что я буду делать дальше. А я еще после гибели лучников понемногу и незаметно для хеттов отступал к крепости, заманивая противника под стрелы воинов гарнизона. Но пока было ещё довольно далековато, поэтому я решил использовать свой луч энергии «ра» строго по катящимся на меня колесницам.

И вот я вытянул правую руку вперёд и из моей ладони вырвался пучок света. После чего в нём мгновенно исчезла вся сотня несущихся колесниц без остатка. Когда-то гиксосы победили египтян благодаря своим колесницам и более мощным лукам. Через сто лет уже с помощью своих модернизированных колесниц и более современных луков, египтянам удалось выгнать гиксосов с территории своего государства.

А меня не брали ни стрелы, выпущенные из мощных луков, ни быстрые колесницы. Египетские воины снова радостно закричали со стен крепости, а вот в рядах их противников раздались громкие крики ужаса.

Как оказалось, у хеттов были свои жрецы или шаманы, которые стали громко бить в барабаны и вызывать уже своих богов или злых духов. Теперь враги, наконец-то, поняли, что им одним со мною, без посторонней помощи, справиться не удастся. Они знали, что боги должны воевать с богами. Смертные люди богам ничего сделать не могли. Ну что ж, подождём. Демоны, по-любому, были слабее богов. А вот богов у хеттов, как я знал, была ровно тысяча. Но я надеялся, что жрецы обратят свои молитвы в сторону их главного бога, которого хетты называли Сутехом. Он был богом грозы, ярости и погоды. Так что будет мне сегодня очередной поединок уже не с ангелами, а богом. Мне очень понравилось впитывать в себя дополнительную энергию из убитых мною божественных сущностей. Это и всем моим жёнам с любовницами тоже понравилось. Одна только Хатшепсут осталась пока неокученной. Но это дело поправимое. Сегодня ночью я обязательно поделюсь частью этой энергии с ней.

Тут войско хеттов радостно закричало и впереди появился их кучерявобородый бог с колпаком на голове. Значит, жрецы знали толк в своей профессии и смогли вызвать именно Сутеха.

Судя по его ауре, это был, действительно, бог. Не то, что мои Анубис и Бастет. Аура у него была похожа на ауры архангелов. Учитывая, что во мне оставалось ещё много их божественной энергии, моя была раза в полтора больше его. Но никогда не стоит недооценивать противника. У него, наверняка, были свои фирменные трюки, которые были его коньком. И он, как я и предполагал, начал именно с них.

На глазах у всех Сутех превратился в исполина и зашагал в мою сторону. От его поступи содрогалась земля. Но я тоже уже умел делать подобное этому и довольно неплохо. Пришлось мне, вслед за ним, увеличить свой рост и массу в пять раз. Так что этот вариант у Сутеха не прошёл.

Вернув себе прежний, человеческий облик, он стал кидать в меня молнии. Три раза «ха». Я их просто впитывал в себя, как меня научил Лэ. После этого он достал свой кривой меч, а я решил, пока, поработать с ваджрой. Такого оружия Сутех никогда не видел, но останавливаться не собирался.

Я не стал применять остановку времени и мы минуты две бились на равных. Приятно встретить достойного противника. Но Сутех хотел побыстрее закончить схватку и достал второй меч. Ну что ж. Ты сам напросился. Я тоже вытащил своего «убийцу богов».

А вот тут меня ждала неожиданность. Оказалось, что Сутех также умеет останавливать время. Но я прекрасно знал, как с этим бороться. После того, как время замерло, я продолжал двигаться, как ни в чём не бывало. Теперь уже Сутеха ожидала подобная неожиданность. Остановка времени ему ничего не дала, а я включил режим «антивремени». После того, как неведомая сила стала толкать его назад, он попытался сопротивляться. Но у него ничего не получилось. Даже Пэмандру был недоступен такой способ, а Сутех был явно не Пэмандр.

И тут он понял, что ему эту схватку не выиграть и в его глазах появился безумный страх. Ну, ещё бы таковому не появиться. Когда ты считаешь себя бессмертным и живёшь тысячу лет и вдруг неожиданно осознать, что ты, всё-таки, смертен и тебе пришёл конец — это, действительно, ужасно. Страх парализовал его на мгновение и я воспользовался этим. Помня, что надо рубить только голову, я так и сделал.

В мгновение, когда голова отделилась от тела Сутеха, раздался победный рёв египтян и крик ужаса хеттов. Египетский бог победил их бога и довольно легко. А затем они увидели, как многочисленные молнии из тела их поверженного бога ударили в меня и я их принял на себя, радостно улыбаясь и раскинув руки в разные стороны. Энергия, содержащаяся в них, была раза в полтора мощнее, чем от восьми архангелов вместе взятых. Естественно, это ведь был бог. Со стороны всё происходящее, наверняка, смотрелось феерически. При этом я громко пел: «Who wants to live forever». Так называлась песня моего знакомого Фредди Меркьюри, написанная Брайаном Мэем в 1986 году и исполняемая в фильме «Горец». Она очень хорошо подходила к данному моменту.

И тут хетты не выдержали. Вместо того, чтобы рвануть в страхе от меня подальше, они, наоборот, бросились в мою сторону всей толпой. Но я уже стоял в зоне досягаемости стрел защитников крепости и две тысячи смертельных молний встретили этот неожиданный бросок врага. Ну, теперь пора и богам вступать в битву.

Я отдал команду Анубису и Бастет, которые ринулись ко мне на помощь. Я их не видел, но знал, что они встанут рядом со мной, плечом к плечу. Одновременно я отдал команду своим дроидам, чтобы те открыли огонь по наступающим хеттам. Но только, чтобы не стреляли по женщинам, скачущим на лошадях. Да, это были амазонки. Женщины- воительницы из легенд, которыми я зачитывался в юности. Это были сарматки или скифские всадницы, которые, согласно этим же легендам, отрезали себе правую грудь, чтобы она не мешала стрелять им из лука.

Я хотел захватить их всех в плен. Нет, не для того, чтобы создать себе самый большой гарем из своих дальних прародительниц. У меня было желание переманить их на службу к Хатшепсут. Я знал, что если они поклянутся защищать царицу, то лучшего охранного отряда для неё мне не найти. Ну, кроме, конечно, моих дроидов. Которые сейчас поливали огнём из своих двух бластеров правую часть войска хеттов, так как в левой находился двухтысячный конный отряд амазонок. Каждый их выстрел уничтожал сразу около пятнадцати хеттов и оставлял на месте попадания дымящуюся воронку, как от выстрела из ручного многозарядного гранатомёта. А тех зарядов должно было хватить минут на тридцать такого интенсивного боя. После чего перезарядка и снова огонь.

Вот и подмога подоспела. Анубис с двумя мечами в обеих руках и Бастет с головой львицы. Да, хороша дикая кошка, ничего не скажешь. Их пришлось прикрыть своим защитным полем от стрел и копий, так как сами они этого делать не могли.

Увидев перед собой такой зверинец, хетты опешили. Чем мы и воспользовались, рванув им навстречу и ворвавшись в их наступающие ряды, как три мощных волнореза. Хетты поняли, что если они не могли со мною одним справиться, то с тремя тем более у них ничего сделать не получится.

И пошла настоящая месиловка. Наши лучники, стоящие на стенах крепости, не боялись нас зацепить. Так как знали на моём примере, что богов стрелы не берут. Поэтому каждый их залп ранил или убивал наповал больше тысячи хеттов. А мы отводили с Анубисом душу, как в битвах с арахнидами. Но это были не арахниды, а более слабые и мягкотелые создания. Поэтому волна наступления, наткнувшись на три несокрушимых каменных мола, затормозила, а потом из ворот нашей крепости вылетели колесницы и тоже устремились к нам на помощь. Их было около двухсот, а за ними неслась конница. Я так понял, что весь гарнизон бросился в атаку на врага.

Вы когда-нибудь видели, чтобы две тысячи воинов атаковали двадцатитысячное войско? Именно это и происходило здесь и сейчас. Окрылённые победой, египтяне были сильнее духом сломленного страхом противника, который превосходил их по численности в десять раз. И хетты сначала замерли, потом дрогнули, а затем стали отступать под нашим натиском. Сначала медленно, а потом всё быстрее и быстрее, после чего просто побежали.

Наша божественная троица догонять их не стала, а просто перелетела всё это бегущее, похожее на толпу, войско и снова встретила их лицом к лицу, только уже с другой стороны. И опять три волнореза рассекли это ревущее дезорганизованное море. Бастет рвала хеттов зубами и отбрасывала в сторону уже мёртвые тела. На это у неё уходило меньше секунды. Она была вся в крови, как и мы с Анубисом. Но я видел в её глазах упоение боем. Похоже, подобное было в ней с самого рождения. Вот именно поэтому в Египте её и боялись, когда она превращалась в богиню-львицу.

Это уже была просто бойня. Я скомандовал своим двум напарникам сместиться вправо и встать на пути организованно отступающих амазонок. Это был единственный отряд войска хеттов, который не поддался всеобщей панике и планомерно выходил из боя. Те сразу поняли, что наша главная цель именно они. Конные воительницы уже видели меня в деле, поэтому знали, что живыми они отсюда не уйдут. Я вытянул вперёд правую руку и всадницы осадили коней, увидев знакомое свечение, которое на их глазах уничтожило без следа все сто хеттских колесниц. Дополнительно к этому я зло крикнул, усилив громкость своего голоса:

— Стоять!

Лошади под воительницами заржали, встали на дыбы и попытались сбросить своих наездниц на землю, так как мой крик поддержал рёв Бастет и грозное рычание Анубиса. Но амазонки, всё-таки, смогли удержаться в сёдлах, потому, что с раннего детства учились управлять лошадьми. Одновременно с этим, они поняли, что сейчас убивать я их не собираюсь. Если бы я хотел это сделать, то их бы просто уже не было в живых на этом свете.

Толпы очумевших от страха хеттов бросали оружие и спасались бегством, огибая со всех сторон нашу застывшую группу. За ними скакали во весь опор египетские всадники вместе с колесницами и рубили убегающих врагов. Заметив нашу троицу, они в приветствии поднимали свои мечи вверх, радуясь за своих могучих и непобедимых богов Ну и за себя, конечно. И за то, что вместо смерти, боги в этот раз даровали им победу. Поэтому они при этом громко выкрикивали наши имена. Я не удивлюсь, если убитых с нашей стороны сегодня вообще не будет. Ведь как таковой битвы для защитников крепости и не было. Они только преследовали противника, который в страхе бежал от них. Всю основную работу выполнили за них мы и они это хорошо понимали.

Поэтому они и славили нас троих. И ещё они считали большой честью для себя сражаться вместе со своими богами. Пусть не плечом к плечу, но рядом. Благодаря чему они будут помнить об этом сражении всю свою жизнь и станут рассказывать о сегодняшней славной победе своим детям и внукам. Ведь в битве за Трою тоже будут сражаться боги и с той, и с другой стороны. За ахейцев выступит Гера, Афина, Посейдон, Гефест, Фетида и Гермес. А троянцев станут поддерживать Афродита, Арес, Аполлон, Артемида, Скамандр (речной бог) и Лето. Но они об этом ещё не знали. Ведь их отделяло сейчас от будущей троянской войны почти триста лет.

Глава 6

«По сообщениям Филохора и некоторых других, Тесей плавал к берегам Понта Эвк- синского вместе с Гераклом, помогая ему в войне против амазонок, и в награду за храбрость получил Антиопу. Но большинство историков — в том числе Ферекид, Гел- ланик и Геродор — утверждают, что Тесей плавал после Геракла, на своем корабле, и захватил амазонку в плен; это звучит более убедительно, ибо ни о ком из его товарищей по оружию не рассказывают, будто он взял в плен амазонку, а Бион говорит, что и та единственная была захвачена и увезена обманом. От природы амазонки мужелюбивы, они не только не бежали, когда Тесей причалил к их земле, но даже послали ему дары гостеприимства. А Тесей зазвал ту, что их принесла, на корабль и, когда она поднялась на борт, отошел от берега».

Плутарх «Сравнительные жизнеописания», Тесей.

Амазонки внимательно смотрели на меня сверху вниз. В коротких кожаных юбках и кожаных топах, сидя на лошадях, воительницы имели очень сексуальный вид. Но сейчас это не имело никакого значения. Они понимали, что главный здесь я и их сексуальность на меня не действует. Поэтому, если они сделают или скажут что-то не так, то они просто исчезнут, как исчезла до этого сотня колесниц хеттов. И уже многие из них догадались, что количество для меня никакой роли не играло.

Самое интересное, что они не считали себя хеттками. Они были наёмницами, которым заплатили за участие в этом набеге на египетскую территорию. Причём только половину оговоренной суммы. Оставшуюся половину им обещали выдать, как только войско хеттов захватит крепость Тхаро.

Но теперь вторую часть они уже точно никогда не получат и первую у них тоже отберут, так как амазонки будут сразу схвачены и взяты в полон теми же хеттами. Поэтому им было вдвойне жалко недополученных и потерянных денег. А плен был еще хуже этого. Их сразу продадут в рабство на потеху тем, кто сможет их купить. Их, гордых, грозных и независимых воительниц. Или был другой выход: погибнуть в бою со своими же бывшими нанимателями. Всё это я мгновенно прочитал в их светловолосых головах, столь редких в этих краях.

— Я не буду отбирать у вас то золото, которое вам заплатили за участие в этом набеге, — сказал я громко, чтобы слышали все. — И в плен я вас брать не стану. Я, египетский бог войны Монту, предлагаю вам всем пойти на службу к Царице Египта.

— А если мы откажемся? — выкрикнула главная воительница амазонок самый жизненно важный сейчас для них вопрос.

— Я вас отпущу. Только спокойно вернуться на родину вам никто не даст, прежде всего сами хетты. И вы прекрасно об этом знаете. Они нынче злы за своё позорное поражение и полный разгром, поэтому отыграются именно на вас, обвинив в измене. Чем это закончится, вы можете догадаться сами. Так что думайте, а мы возвращаемся назад. Если решите служить женщине-фараону, то подъезжайте к воротам крепости и присылайте ваших старших на переговоры, вас немедленно пропустят.

После этих слов мы втроём, одновременно, поднялись в воздух, но улететь нам не дал ответный крик предводительницы амазонок:

— Подождите, мы согласны.

— И это единственно правильное решение, — сказал я, зависнув в воздухе, а Бастет в этот момент сменила внешность грозной львицы на кошачий облик, что тоже было замечено всадницами и воспринято ими в качестве доказательства наших миролюбивых намерений. — Тогда до встречи в крепости. Разбейте свой походный лагерь в пятидесяти метрах от внешней стены. Если вам понадобятся продукты, мы вам их выдадим. Выберите пятерых самых достойных из вас и присылайте к Царице. Она сейчас тоже находится здесь. Но учтите, что долго мы вас ждать не будем. Как наступит вечер, мы улетим в Фивы.

— Я знаю, что до Фив отсюда десять дней пути на корабле, — продолжила говорить старшая воительница, довольно симпатичная женщина лет двадцати пяти. — Вы туда тоже по воздуху доберетесь?

— Есть другой путь, в несколько раз короче. Когда дадите клятву верности, тогда я тебе лично покажу, каким способом можно преодолеть это расстояние за один удар сердца. Как, кстати, звать тебя?

— Антиопа.

Вот это я удачно спросил. Мне повезло лицезреть перед собой знаменитую царицу амазонок и дочь самого Ареса, которая в будущем выйдет замуж за Тесея, царя Афин, и потом погибнет от руки ещё одного сына Зевса от земной женщины, которого звали Геракл. Согласно мифам, предводителю богов-олимпийцев пришлось даже продлить ночь любви с Алкменой втрое, так как ему нужно было много времени, чтобы зачать героя, который бы превосходил всех остальных своей мощью. И чтобы оказаться в постели со своей возлюбленной, Зевс вынужден был действовать обманом и принял облик её мужа Амфитриона

Греки, после смерти Антиопы, установят в её честь надгробный памятник, который выставят при входе в Афины у Итонийских ворот и с гордостью станут показывать его всем приходящим в столицу Древней Эллады. Войну Тесея, Ахилла и Беллерофонта с амазонками греческие художники будут изображать на аттических вазах (гидриях), а также на многофигурных мозаиках, фризах и рельефах в храме Зевса в Олимпии, в Парфеноне, Тесейоне и других местах. И всё это потом назовут амазономахией, по аналогии с тавромахией.

Об Антиопе напишут в своих книгах такие известные греческие историки, как Ферекид, Гелланик, Геродор, Бион, Павсаний, Пиндар, Юстин и Менекрат. Даже Плутарх, в своём труде «Сравнительные жизнеописания» в главе «Тесей», уделит Антиопе несколько страниц. Там же он расскажет о том, что амазонки чуть не захватили Афины и только подоспевшая в последний момент помощь смогла переломить сражение в пользу греков. Что ж, очень интересная и, даже можно сказать, историческая у меня сегодня произошла встреча.

Я махнул ей рукой в направлении ворот, после чего мы все втроём взлетели на смотровую площадку, где нас ждала царица, окруженная воинами с флагами. Я знал, что именно в это время в армии Египта появились первые флаги, которые были в ходу у различных воинских подразделений египетской армии. Здесь же развевались стяги, на которых красовались лук, меч, копьё, праща, всадник и колесница. Любому, даже несведущему в военном деле человеку, было понятно, что они означали. Их чаще всего использовали по случаю больших праздников и побед. Именно такой случай, связанный с большой победой, сегодня и представился.

Лица у всех сияли от радости. Только царица немного хмурилась, но старалась этого не показывать. Она, как впоследствии призналась, переживала за меня, внимательно следя за ходом сражения. Мой подарок позволял ей видеть всё, что я делаю, в мельчайших подробностях. Что говорило о том, что она меня любит и волнуется за меня.

Я бросил взгляд на долину, всю усеянную трупами хеттов. Хорошо же мы сегодня повоевали, ничего не скажешь.

— Божественные, — проговорила Хатшепсут, окинув нас внимательным взглядом, — вы все, с ног до головы, залиты кровью своих врагов. Вам необходимо её смыть. Комендант сказал, что в крепости есть прекрасная баня.

— Спасибо, Царица, — ответил я. — Мы ею сейчас и воспользуемся. Тут мне удалось по случаю уговорить двухтысячный конный отряд женщин-воительниц поступить к тебе на службу. Я их называю амазонками. Они хорошо сражаются и всегда верны тому, кому дают клятву.

— Хорошие и верные воины мне нужны. Значит, будут служить в Фивах в качестве моей личной охраны.

Вот и пристроил я своих амазонок. А воины уже не падали ниц, только завидев нас, а низко кланялись, благодаря нашу божественную триаду за победу в этой битве. Все всё прекрасно видели, что основная роль в этой победе принадлежала мне. Теперь в Египте начнут прославлять новую старшую троицу богов: Монту-Анубис-Баст. И главным богом в ней буду я. Значит, и в божественной триаде, создавшей эту Вселенную, надо будет сделать точно также.

Баня была общая, поэтому мылись мы все втроём вместе. Без одежды Бастет была абсолютно такой же, как и моя Бает. Мне даже показалось, что она так специально испачкалась в крови, чтобы обнажиться передо мной. В её глазах я видел восхищение мной. Ведь я был тем главным, кто принёс эту победу египтянам. И теперь имя богини Бастет, благодаря мне, зазвучит с новой силой и больше людей станут ей молиться. Но молитвы не давали этим богам той энергии, которую должны были давать. Это сделали специально предтечи-архонты. Но я чуть-чуть расширил Бастет этот канал, поэтому подпитка могла поступать в гораздо большем объёме. И это она начала уже ощущать. Так же было и с моей Бает, но она узнала об этом напрямую от меня.

— Ну, что, — спросил я всех, когда мы вытирались полотенцами после ополаскивания под неким подобием древнего душа в виде дырки в потолке, из которой лилась тёплая вода, — отвели душу?

— Неплохо мы так помахали мечами, — ответил довольный Анубис, скаля клыки. — Но с арахнидами было намного жёстче. Здесь ты всю работу сделал за нас.

— Мне тоже понравилось, — сказала Бастет, глядя на свою испорченную одежду. — Давно я так не отрывалась. Придётся выбросить этот калазирис.

— Не переживай. Вот тебе новое платье. Оно такое же как твоё, только из более тонкой ткани. По такой жаркой погоде ты в нём будешь лучше себя чувствовать.

Бастет сразу надела это платье и мне пришлось дополнительно материализовать для неё ростовое зеркало, чтобы она могла всю себя внимательно рассмотреть. А посмотреть было что. Её новый калазирис довольно прилично просвечивал и Бастет в нём казалась более голой, чем без него. Это всегда так. Прозрачная женская одежда сильнее будила мужскую эротическую фантазию. К тому же египтянки нижнее бельё не носили. Судя по довольной улыбке Бастет, платье ей понравилось.

Бретельки, накинутые на плечи, были узкие и прикрывали только соски. Это подчёркивало её красивую грудь. Помимо этого, чисто выбритый лобок был хорошо виден сквозь ткань и притягивал взгляд, как магнитом. В общем, в моём мире в таком только в стриптизе выступать, ну или в качестве домашней ночнушки использовать, соблазняя мужа или любовника. А здесь это было в порядке вещей.

Анубису и себе тоже пришлось воплотить из воздуха одежду. Шакалу я приготовил позолоченный шендит (набедренную повязку), а себе сусх, состоящий из рубашки и синдона. Надо было выглядеть соответсвенно занимаемой должности, то есть по- божески, так как мне предстояло ещё общаться на переговорах с амазонками.

Когда мы вышли из бани, все такие чистые и довольные, около двери нас ждал, стоя на коленях, посыльный от царицы с известием, что прибыли амазонки.

— Вы можете пока отдыхать, а мне придётся немного поработать и поторговаться, — сказал я Анубису и Бастет, отправившись вслед за, вставшим с колен, провожатым.

А торг, как я догадывался, будет идти по поводу годового жалования новых воительниц. Их отряд был довольно большой, поэтому следовало учитывать и средства, которые пойдут на прокорм их многочисленных лошадей. А это было немало. Каждая лошадь потребляла 3–5 килограммов овса и 10–12 килограммов сена в день. А еще сюда следует прибавить отруби, морковь и соль. Умножить это на две тысячи голов и станет понятно, что эти лошади выйдут Хатшепсут на вес золота. Вот этим золотом и придётся ей расплачиваться с амазонками.

Речь пойдёт в предстоящем разговоре о талантах. Нет, не о талантливости той или иной воительницы, а мере веса золота. Царский талант содержал 60 царских мин, или 72 мины золота, или 54 мины серебра в каждой. В переводе на килограммы это было 50 кг чистого золота. Скорее всего амазонки выставят требование в три царских таланта в год, то есть 150 кг золота. Но я их смогу опустить до двух.

Меня ждали в зале, куда дроиды перенесли и, мною изготовленный, царский трон. Я его, кстати, скопировал один в один с монаршего трона Елизаветы II, который находился в Букингемском дворце. Для современного Египта это было настоящее произведение искусства. Вот на нем, как раз, сейчас и восседала Хатшепсут. А рядом с ней, по бокам и чуть сзади, стояли мои дроиды, выполняя роль охраны и почётного королевского эскорта.

Пять умытых и причёсанных амазонок стояли напротив Царицы и она о чём-то их спрашивала. Воительницы внимательно слушали женщину-фараона и с опаской поглядывали на двух металлических человекоподобных охранников, держащих в руках незнакомое им оружие. Они уже видели, только издалека, что творили с хеттами эти с виду необычные палки. Выпущенные из них яркие стрелы разили хеттов десятками. Поэтому они понимали, почему в зале больше никого нет. Ведь эти металлические люди могли спокойно, за несколько секунд, уничтожить до тысячи вражеских воинов. По этой причине царица чувствовала себя с ними рядом в полной безопастности.

— Божественный Монту, — обратилась она ко мне, — мы обсуждаем цену их службы у меня. Они хотят три царских таланта золота в год, но это, мне кажется, много.

— Но ведь нас две тысячи первоклассных воительниц, — вставила своё слово Антиопа, незнакомая ещё с правилами царского этикета.

— Конечно, это многовато, — поддержал я Хатшепсут, материализовав второй такой же трон для себя и усевшись на него, при этом положив ногу на ногу.

Мой трюк заставил очень удивиться Антиопу и её четверых спутниц. Чтобы совсем добить их (в моральном плане, не в физическом), я создал из воздуха пять мягких позолоченных стульев с высокими спинками и предложил им на них присесть. Они сначала недоверчиво потрогали стулья руками и только потом сели на них. Дополнительно я материализовал позолоченный круглый стол в стиле ампир, фрукты, ледницу, графин с соком и семь бокалов. Ведь Антиопа, по утверждению многочисленных историков, была царицей амазонок и ей следовало оказывать дополнительные знаки уважения, которые называют почестями, соответсвующие её высокому социальному положению.

Амазонки, широко открытыми от удивления глазами, наблюдали за происходящим действом, а Хатшепсут улыбалась, следя за их реакцией. После чего графин сам по себе поднялся в воздух и сок из него разлился по бокалам. При этом на стол не пролилось ни одной капли. Затем в каждый бокал упало по два кусочка льда. Один из бокалов я, при помощи левитации, отправил царице, за что удостоился благодарного кивка с её стороны. Второй я отправил себе в руку и сменил образ Монту на свой обычный, в виде богатого и симпатичного путешественника.

Последнее моё действо окончательно ввело в ступор амазонок, но я в этот момент произнёс:

— Угощайтесь. Это апельсиновый сок с двумя кубиками льда. 6

После чего сделал большой глоток и удовлетворённо выдохнул. Тоже самое проделала

и царица. Убедившись, что сок не отравлен, пять женских рук взяли свои бокалы и пригубили их содержимое. Их удивление выдавали поднятые вверх брови. Значит, сок им понравился.

— Если говорить о цене, — продолжил я свою речь, — то я повторю то, что сказал ранее. Вы здесь сидите сейчас живые и здоровые. Жизнь подарил вам я и здоровье тоже. К тому же у вас не отобрали ваше золото, что по праву победителя я тоже мог сделать. Так что предлагаю два царских золотых таланта в год и ни серебряной монетой больше. Каков будет ваш положительный ответ?

Амазонки сидели пораженные всем, что только что произошла перед их глазами. Вкупе с тем, что я творил во время битвы с хеттским богом Сутехом, это было похоже на настоящее волшебство. По сути, оно таковым и являлось для непосвященных в тонкости творимого мною действа. Любой здравомыслящий человек с удовольствием пойдёт на службу к монарху, которого поддерживает такой всемогущий бог. Результатом их недолгих сомнений явилось согласие, которое и озвучила Антиопа.

— Мы принимаем предложение, — сказала она от имени всего своего воинства и встала.

Её четыре заместительницы, которые командовали отрядом по пятьсот человек каждая, тоже встали следом за своей предводительницей и я услышал от них короткую клятву служить верно женщине-фараону и её богам.

— Отлично, — подвела итог нашим недолгим переговорам царица. — Тогда отправляйте всех своих амазонок в гарнизонную баню. Затем их накормят, а завтра утром вы сможете отправиться на кораблях в мою столицу.

— Завтра я сам их всех смогу переправить в Фивы хорошо известным нам способом. Антиопа, вы впятером отправитесь с нами. Предупреди остальных об этом.

Она кивнула и отправила одну из четверых своих сопровождающих в лагерь, который амазонки, по моему приказу, разбили рядом с внешней стеной крепости. Моей целью было адаптировать новых воительниц к новым условиям жизни и будущей службы. Они должны были познакомиться с египетскими воинами и перестать считать их за своих врагов. Надо будет передать приказ коменданту крепости устроить сегодня вечером праздник в честь победы и пригласить на него амазонок. Две тысячи изголодавшихся по женщинам египтян с удовольствием проведут вечер с таким же количеством красивых женщин. Выпьют совместно пива и снимут накопившееся за время боя напряжение. И те, и эти, как я знал, были охочи до противоположного пола. Ведь когда женщина целыми днями скачет верхом на лошади и трётся своими нежными промежностями о её круп, это её возбуждает и довольно сильно. Так что не только напряжение от сегодняшнего сражения, но и накопившееся сексуальное возбуждение снимут сегодня многие воины и воительницы.

Пока одна из командующих полутысячей передавала поступившее приказание оставшимся в их лагере амазонкам, мы сидели за столом и я пытался разговорить Антиопу. Она рассказала, не вдаваясь в подробности, что их родина называется Скифия и столица их государства расположена на берегу Скифского моря.

— Правда, что вы прижигаете себе правую грудь в раннем детстве? — спросил я, хотя уже знал ответ на свой вопрос.

— Мы её плотно перетягиваем жгутом перед сражением или тренировками в стрельбе из лука, — ответила, первый раз улыбнувшись, Антиопа.

Ну вот, теперь она стала выглядеть ещё симпатичнее. Видимо не могла быстро привыкнуть к моему новому, человеческому облику. Но мой юношеский вид её не обманул. Она уже видела, как боги могут мгновенно менять свой облик.

Тут прибежала Ипполита и доложила, что приказ передала и воительницы собираются в баню. Именно так звали эту девушку. Она была очень похожа на Антиопу. Как потом выяснилось, это была её младшая сестра.

Я ментально передал Анубису и Бастет приказ спускаться к нам, чтобы отправляться назад, в Фивы. Сбором трофеев воины займутся уже без нас. И еще им придётся добраться до соседних двух крепостей и похоронить их защитников. Когда пришёл комендант, то Хатшепсут передала ему мой приказ.

— Но моя госпожа, — ответил тот, низко кланяясь. — Я не смогу защищать одним гарнизоном сразу три крепости. Подмога придёт только послезавтра.

— Антиопа, — обратился я к будущей царице амазонок, — твои воительницы смогут в течение двух дней охранять две крепости до прихода новых подкреплений?

— Мы уже состоим на службе, раз дали клятву служить Царице Египта, — ответила она.

— Я сразу после помывки пошлю туда отряды Ипполиты и Орифии. Когда прибудет смена, они отправятся вслед за нами в Фивы.

— Я специально для них ещё раз открою пространственный коридор, чтобы не терять время на долгий путь до столицы.

Антиопа посмотрела на меня восхищенно-оценивающим взглядом, но вслух сказала:

— Благодарю за заботу о моих людях. Только почему бог заботится о простых смертных?

— Я знаю, что тебя ждёт великое будущее, — ответил я с загадочной улыбкой. — К тому же нам нравятся смелые и решительные люди. О них потом слагают легенды.

Я не стал говорить «женщины», чтобы не вызвать ревности у Хатшепсут. Антиопа отдала приказ своим сёстрам и в этот момент из стен зала появились Анубис и Бастет. Амазонки мгновенно среагировали на неожиданное появление посторонних и развернулись в их сторону, схватившись за мечи. Но увидев ещё двух знакомых египетских богов, участвовавших в битве, успокоились. Они уже считали себя заступившими на службу по охране Хатшепсут, поэтому попытались защитить не себя, а именно её.

Царица правильно поняла реакцию своих новых охранниц. Две из них отправились к своим отрядам, а мы все встали. Я дематериализовал мебель и посуду, так как оставлять их здесь я не собирался. За всм этим наблюдал ошарашенный комендант, который ждал дальнейших указаний от Царицы.

— Можешь быть свободен, — сказала она ему. — Ты всё слышал. Все трофеи поделите между воинами гарнизона. Мы сейчас отправляемся в Фивы.

Комендант спешно покинул зал, кланяясь и пятясь задом, хваля Царицу и не задавая больше вопросов. Благодаря трофеям, его подчинённые и он сам неплохо разбогатеют, а праздник он устроит для всех, соответсвующий славной и доблестной победе.

Когда он вышел из зала, я открыл портал прямо во дворец, в наше крыло. К его виду мы уже все привыкли, даже Бастет, а вот для трёх амазонок это было в диковинку. Но страха или волнения они не выказали, а решительно шагнули вслед за нами. Дроиды шли последними, хотя никакой опасности сзади нам не угрожало. Просто у нас было чёткое правило, установленное мной. Если мы высаживаемся на незнакомую планету, дроиды выходят первыми в качестве разведки и авангарда отряда. Если же мы возвращаемся в знакомое нам всем место, то шёл первым я.

Оказалось, что в этом зале, где мы пили кофе, а кое-кто и шоколад, за тем же столиком сидела и играла, в подаренную мою куклу, Нефру-ра. Она, увидев наше появление, бросилась к нам навстречу и обрадованно спросила:

— Всё прошло хорошо?

— Да, милая, — ответила Хатшепсут, целуя дочь. — Твой друг, бог Монту, победил всех врагов, а бог Анубис и богиня Бает ему в этом помогли.

— А кто эти женщины?

— Это амазонки, — сообщил я принцессе. — Они будут охранять дворец.

— Но женщины же не воюют?

— Ещё как воюют, — ответила Антиопа. — У нас все женщины являются воительницами, а мужчины выполняют работу по дому и занимаются детьми.

— Странная у вас страна. У нас мужчины воюют, а женщины рожают детей и занимаются их воспитанием.

— Ну хватит спорить, — сказала царица. — Тебе пора спать.

— А сказку?

— Я её тебе расскажу, — заявила, улыбнувшись, Бастет.

— Про сегодняшнее сражение, пожалуйста.

— Хорошо, пошли. Но сначала надо принять душ.

Довольная Нефру-ра побежала купаться, крикнув, что она ещё придет, чтобы пожелать всем богам и маме спокойной ночи. Вот так, уже сегодня родится первая легенда обо мне, которую будут рассказывать на протяжении веков на ночь детям.

Такая же легенда про меня появилась и на Пране, родной планете моей пятой жены, Лилу. Вот только память о тех событиях пока ко мне не вернулась, а я так и не удосужился отправиться на триста лет назад по ветке её истории. Но у меня был более простой выход — встретиться с диадой и вновь стать триадой. Или ждать тот недостающий пазл, который расскажет мне обо всём, что тогда случилось на Пране.

Но сейчас меня ждал праздничный ужин в честь нашей победы. К тому же я зверски проголодался. Анубис также хотел есть. Ушедшая с принцессой Бастет, я думаю, тоже не отказалась бы перекусить. Но она присоединиться к нам позже, когда расскажет Нефру- ра сказку. Амазонок тоже придётся угостить, так как они не успели толком поесть в своём походном лагере.

Служанки быстро накрыли на стол, после чего мы все принялись за еду.

— Заснула? — спросила Хатшепсут у Бастет, когда та вернулась.

— Да, — ответила та. — Пришлось ей в подробностях рассказать, как великий Монту победил злого бога Сутеха и всех остальных врагов.

Амазонки сначала чувствовали себя не в своей тарелке в компании Царицы и Богов, но потом освоились. Я дал команду дроидам пропустить к нам музыкантш и танцовщиц, чтобы было веселей. Завтра вся столица Египта узнает о славной победе своих воинов под предводительством бога Монту и народ хлынет толпами в храмы, посвященные мне. Все узнают, что их бог из схватки с главным богом хеттов вышел победителем.

Хатшепсут обещала, что завтра устроит в Фивах и в остальных крупных городах страны всенародные гуляния. А также намекнула, что сегодня ночью организует мне настоящую битву, только в постели. Ну что ж, у меня тоже есть, что показать царице.

За столом каждый произносил тост в честь победы, даже амазонки восторженно высказались о моей силе и мощи, как настоящего бога войны.

— Мы все видели, как ты с ним расправился, — подтвердила Хатшепсут. — Но я, всё равно, волновалась.

— Бог хеттов тоже владел искусством манипулировать временем, — ответил я. — Но его знания и умения в этой области оказались слабоваты.

— Божественный Монту, ты можешь управлять временем? — удивленно спросила Антиопа.

— Я могу останавливать время и задерживать его столько, сколько необходимо. Этим владеют только высшие боги.

— А можно посмотреть, как это происходит? — поинтересовалась Пентесилея, третья сестра Антиопы.

— Легко. Анубис, выйди, пожалуйста, в центр зала и покрути подольше двумя мечами восьмёрку.

— Сейчас сделаю.

Анубис вышел в центр зала и под быструю музыку стал вращать оба меча пред собой. Я взял Пентесилею за руку и подвёл её к шакалу, а затем остановил время, создав вокруг себя и амазонки темпоральное поле, в котором можно было свободно двигаться.

Вокруг нас все застыли и даже не раздавались звуки музыки. Забавно выглядел Анубис, стоящий без движения с занесёнными над головой мечами. Амазонка ходила вокруг, открыв рот.

— Невероятно, — произнесла она. — Получается, боги могут всё?

— Почти, — ответил я. — Многие сразу рождаются богами, а другие ими становятся позже.

— А они не знают, что время остановилось?

— Нет. И не узнают, если мы только что-нибудь не сделаем, отчего они потом удивятся.

— Что, например?

— Например, я возьму и перенесу Анубиса в другой конец зала. Или сниму с твоей сестры юбку. После того, как я возвращу времени обычный ход, то она уж точно будет удивлена.

— Тебе нравится моя сестра?

— Симпатичная девушка.

— Мы говорили с ней о тебе. Я слышала, что от союза бога и земной женщины рождаются полубоги или герои. Это правда?

— Правда.

— Нам с сестрой нужно, чтобы у нас родились дочери, обладающие силой героев. Ты можешь это сделать?

— Для этого вы должны будете переспать со мной. По другому не получится. Но то, что у вас с Антиопой родятся именно девочки, я гарантировать не могу.

— Мы готовы попробовать.

— Да, слишком у вас всё просто и практично с вопросом деторождения. А как же любовь, симпатии?

— Ты нам с сестрами понравился, ну, и мы тебе, вроде, тоже. Этого вполне достаточно, чтобы заняться любовью друг с другом.

— Стоп. Разговор шёл только о тебе и Антиопе. Мне что, придётся трахать вас всех пятерых?

— Да. Мы все хотим от бога дочерей.

— А если родятся мальчики?

— Отправим на родину. Там у нас есть амазонки, которые, после походов, лишились руки или ноги. Вот они и воспитают их.

— Нет, тогда я их заберу к себе. Я из них сделаю полубогов. Их станут называть Детьми Света.

— Идёт. Когда тебя ждать?

— Да хоть сегодня. После секса с Хатшепсут перед посещением богини Бастет, я загляну к вам.

— Ого. Ты очень сильный бог. Только две наши сестры со своими отрядами отправились в крепости, которые захватили хетты. Поэтому они сегодня участвовать с нами в этом процессе не смогут. Можно будет нас троих сначала трахнуть, а потом отсутствующих сестер?

— После того, как я убил хеттского бога, меня хватит на вас всех.

— Если бы не наш бог Арес, которому мы воздвигли храм в столице Скифии, то мы бы поклонялись тебе. Нам такой бог очень бы пригодился.

— И мне тогда пришлось бы осеменять всех ваших женщин?

— А что тут такого? Многие мужчины мечтают об этом. Ваши воины в крепости сегодня познают многих наших женщин. Они никому не откажут. Мы очень любим это дело. Только вот с богом мы никогда ещё не трахались.

— Ничего, я вам покажу, что может в постели настоящий бог.

Радостная Пентесилея даже поцеловала меня за это, а я подумал, что всем женщинам нужна моя сперма. Что богиням и дьяволицам, что обычным женщинам и амазонкам. С ними я решил провести один эксперимент. Надо будет попробовать сделать так, чтобы у них, у всех троих, родились исключительно девочки. Ведь у моей Маши будут две дочери, значит такое может вполне получиться и с амазонками.

Как известно даже школьникам из уроков биологии, половые хромосомы обозначаются латинскими буквами X и Y, где X — женская хромосома, a Y — мужская. Благодаря гормону тестостерону, мужской организм синтезирует клетки обоих типов: некоторые несут только Х-хромосому, а другие только Y. У меня в прошлой жизни был приятель, у которого в первом браке родились две девочки, и во втором произошло тоже самое.

С научной точки зрения можно легко выявить генетическую предрасположенность отца к зачатию дочери. Для этого необходимо провести специальное сканирования спермы. Крис, конечно, всё это сделает быстро, но времени у меня на это не было и, если честно, мне этим заниматься особо и не хотелось.

Я вспомнил, что в моё время ученые провели углубленные исследования супружеских пар и обнаружили, что рождение мальчика более вероятно у отцов, у которых были родные братья. Фактически, у потенциального отца девочки должно быть больше теток и сестер. Кроме того, ученые определили, что вероятность рождения девочки гораздо выше в семьях, где по обоим линиям в венах течет кровь 1 и 2 группы. Там, где чаще встречается 3 и 4 группа, с большой вероятностью рождаются мальчики.

Со своей группой крови я ничего делать не собирался. Поэтому этот вариант тоже отпадает. Родных братьев или сестёр у меня не было, а считать своих тёток и других родственников мне было неинтересно. Поэтому оставался самы быстрый и простой способ для меня — поработать над своим тестостероном и выработать сегодня вечером только Х-хромосому. Бог я, в конце-то концов, или не бог?

Ладно, пора возвращать времени его прежний ход.

В уши сразу ворвались звуки музыки и восхищенные возгласы двух сидящих амазонок, которые наблюдали за парной работой с мечами, которую показывал Анубис. Бастет это уже не раз видела с его двойником, поэтому внимательно следила только за нами.

Счастливая Пентеселея села рядом с сестрой и шёпотом рассказала ей о том, что произошло в эти тридцать секунд и сообщила о нашем разговоре. Та вопросительно посмотрела на меня и я кивнул, подтверждая, что это правда.

— А я ничего не заметила, — сказала Хатшепсут. — Божественный Монту, мне можно тоже увидеть, как останавливается время?

— И нам, — попросила Антиопа за себя и свою четвертую командующую полутысячей, которая тоже оказалась её сестрой и звали её Меланиппа.

Почему бы и не показать ещё раз, будущим матерям своих детей, как застывает время. Анубис продолжал забавляться с мечами, но к нам присоединилась ещё и любопытная Бастет. Похоже, что мне придётся осеменить сегодня и богиню. Но этот вариант я уже предварительно рассматривал. С причиной, по которой в меня влюблялось большинство женщин, я уже давно разобрался. Моё родство с сыном Гермеса, которого римляне звали Амуром, а древние греки — Эротом, всё прекрасно объясняло. Хотя древнегреческий космолог и мифограф Ферекид в своём большом труде под названием «Космогония» утверждал, что: «Зевс, намереваясь быть демиургом, превратился в Эрота: создав космос из противоположностей, он привёл его к согласию и любви и посеял во всем тождественность и единение, пронизывающее универсум».

Представление с остановкой времени очередным зрительницами также очень понравилось. Я бы даже сказал, что все были в восторге от увиденного. В этот раз я получил поцелуй от Хатшепсут. Так что пора было закругляться со своими сольными выступлениями и отправляться по койкам.

В общем, все остались довольны и застольем, и моими темпоральными фокусами. Главного я им не сказал, чтобы не болтали. А именно о том, что я могу поворачивать время вспять. Этот козырь мне может вскорости пригодиться. А козырей принято держать в рукаве подальше от посторонних глаз.

Анубиса я отправил со служанкой в другую половину дворца. Она его и проводит до ближайшей спальни, и обслужит, если у того возникнет такое желание. Думаю, что она не откажется переспать с богом.

— А мы пойдём сначала в бассейн, поплаваем, — сказал я и протянул руку Хатшепсут.

— А нам с вами можно? — спросили амазонки. — Мы толком не успели помыться после сражения.

— И мне бы хотелось поплавать, — сказала Бастет.

Гостям и богиням в Древнем Египте отказывать было не принято. К тому же Хатшепсут видела, что мы вытворяли в бассейне прошлый раз с моей Бает. Пришлось ментально сообщить Бастет, что она уже со мной здесь плавала и я её превращал в русалку. Так что пусть делает вид, что всё ей там знакомо, так как этот бассейн строили мои дроиды при ней.

— И учти, — предупредил я её, — мы купаемся голыми. Так чтоб никакого стеснения не было.

— Я не стеснительная, — ответила она, улыбнувшись. — А остальное я тоже поняла.

После чего я уже вслух предупредил амазонок:

— Тогда сначала я провожу вас в душ, — сказал я. — Там вы вымоетесь и только потом можно будет плавать в бассейне. Во дворце существуют строгие правила гигиены. И с длинными волосами придётся что-то делать. Здесь все женщины бреют волосы на теле во избежание головных и лобковых вшей.

— А нет какого-нибудь средства? — спросила Антиопа.

— Есть, — ответил я и хитро улыбнулся. — Я сам вас сейчас обработаю. А когда меня не будет рядом, станете пользоваться специальным жидким мылом для волос.

Мне сразу стало понятно, что проблемы с педикулёзом у них были. Поэтому придётся мне их сначала вылечить, отмыть, а уж потом трахать. Именно только в такой последовательности и никак не наоборот. К тому же необходимо будет провести дезинсекцию их одежды, а лучше просто её дематериализовать и создать улучшенные копии.

Бастет напрямую прошла в зал с бассейном, а Хатшепсут отправилась в спальню, чтобы отдать распоряжения через служанок и самим служанкам. Для безопасности самой царицы я пока ограничил допуск к ней людей из её ближнего окружения в нашу половину дворца, поэтому ей приходилось использовать обслугу также в качестве секретарей.

Ну а я повёл амазонок в душ. Когда мы пришли туда, то я скомандовал:

— Раздевайтесь.

Я думал, что они станут стесняться меня. Но все уже знали, что я согласился их осеменить, к тому же этот процесс они сами очень любили. Так что девственниц среди них сегодня не будет. Мне ещё повезло, что их осталось ровно три, точно по числу моих клонов и меня. Чем, я уверен, они будут сегодня приятно удивлены и полностью удовлетворены.

А вот своей повышенной волосатостью вокруг своих детородных органов и подмышками удивили они уже меня. Пришлось сначала создать на ладонях зелёное свечение и каждую по очереди избавить от вшей. Они абсолютно спокойно отнеслись к медицинскому осмотру и довольно приятному лечению. Но вот бритьё лобков и подмышек они сначала восприняли настороженно. Пришлось каждую класть на кушетку, раздвигать ноги и брить промежность между ними. Я даже был вынужден воспользоваться пеной для бритья, которую я создал из воздуха. В этом я был уже мастер, так как мне пришлось учить делать интимные стрижки всех моих пятерых жён. Но здесь приходилось сбривать абсолютно все волосы с лобка, без оставления модных треугольников и полосок, чтобы они в этом плане ничем не отличались от египтянок. В прошлой жизни я тоже был вынужден однажды провести подобную процедуру со своей супругой. Перед тем, как отвезти её в роддом, мне пришлось её также чисто подбрить, так как она с огромным животом этого сделать самостоятельно не могла.

Воительницы со стоическим спокойствием следили за появлением из ниоткуда разных незнакомых предметов и за моими манипуляциями с ними и их интимными местами. Они понимали, что это я делаю ради них, поэтому терпели. А я, между делом, побывав уже не раз до этого в роли гинеколога, подробно ознакомился с их влагалищами, что заставило мой детородный орган зашевелиться под одеждой. Амазонки заметили, какой эффект произвели на меня их бритые вагины, и остались довольны моей реакцией. Они поняли, что обещанный секс состоится по расписанию. Кстати, они сами тоже возбудились от моих прикосновений и на их малых половых губах появилась вагинальная смазка. Поэтому я тоже понял, что вазелин нам сегодня не понадобиться и я себе ничего не натру. И больше всего жидкостного секрета я заметил во влагалище у Антиопы, что говорило о том, что из всех троих я ей понравился больше всего. У меня даже появилось непроизвольное желание засунуть ей палец внутрь, чтобы возбудить её ещё больше, но я решил это отложить на потом. Они были у меня в очереди вторыми после Хатшепсут.

Затем я материализовал три разных вида шампуня с приятными запахами и три куска ароматного мыла. Поэтому пришлось им объяснить и показать, как всем этим правильно пользоваться. Им нравилось, что в душевой стояли зеркала и они могли разглядывать себя со всех сторон. Особенно заинтересовали их непривычно выбритые лобки, которые они внимательно рассматривали.

Ну вот, другое дело. Чисто вымытые и приятно пахнущие, они прошли за мной к бассейну, где уже плавала Бастет. Хатшепсут ещё не было, поэтому я разделся и прыгнул в воду. Следом туда нырнули и амазонки. Плавали они очень даже неплохо, так как выросли на берегу Чёрного моря, которое они называли Скифским, а греки будут называть его Понтом Эвксинским. Что в переводе на русский означает «Гостеприимное море».

Антиопа подплыла ко мне и спросила:

— Когда завтра ждать появления нашей первой тысячи?

— Перед восходом солнца я отправлюсь за ними и переправлю их во дворец, — ответил я и погладил её рукой по её упругой попе. — Так что пусть твои две сёстры-заместительницы будут готовы.

Царица амазонок правильно поняла мой жест и в ответ улыбнулась. Потому, что вторую часть моего ответа можно было трактовать двояко. И как то, что завтра утром им предстоит много работы по размещению первого отряда амазонок, и как тонкий намёк на то, что их ждёт сегодня ночью. Антиопа поняла правильно оба смысла, заложенного в этой фразе, и кивнула в знак подтверждения, что её полностью всё устроило.

Через непродолжительное время появилась Хатшепсут и также присоединилась к нам.

— Я сообщила своему командующему войсками о том, что произошло в приграничной крепости Тхаро, — сказала царица и поцеловала меня, абсолютно никого не стесняясь. — Поэтому на завтра намечены всенародные гуляния по всей стране. Будут отправлены гонцы и почтовые голуби в крупные города. Народ должен своевременно узнать о нашей великой победе.

— По поводу завтрашнего нашего с Анубисом участия в празднествах я не уверен, — ответил я и погладил её соски, от чего она часто и глубоко задышала. — Но, в любом случае, Бастет останется здесь. Ну а ночью я буду весь твой.

Хатшепсут только этого и ждала. Она ещё раз поцеловала меня и потащила за собой, взяв меня за руку, из бассейна. Было видно, что она сильно возбудилась и терпеть больше не в силах. Амазонки и Бастет отнеслись с пониманием к тому, что первый секс достанется царице. Хотя с удовольствием поменялись бы с ней местами. Они волновались, что меня на всех не хватит.

Они внимательно разглядывали мой детородный орган, когда я вылезал из воды и остались довольны его видом и размером. Я по их глазам видел, как они уже представили себе его входящим глубоко в них и даже непроизвольно облизнули язычками свои верхние губы.

Сегодня я решил быть со всеми един в трёх лицах, что вызвало восторг в глазах Хатшепсут. Даже некая волна наслаждения пробежала по её чреслам от предвкушения того, как её сейчас будут трахать одновременно три бога. Затем первым вошёл в неё я под звук её сладострастного стона, а затем и два моих альтер эго подключились к процессу удовлетворения царицы. Она тоже с большим энтузиазмом и желанием подключилась к процессу, активно работая бёдрами, ягодицами и ртом.

Крик от её первого оргазма был, наверное, слышен даже за стенами дворца. Она кричала четыре раза подряд, после чего одновременно излились в неё мы втроём.

— Ты был сегодня необычайно силён как на поле боя, так и во мне, — прошептала счастливая Хатшепсут. — Я не ожидала, что меня будут сразу любить три бога. Мне даже показалось, что я захлебнусь в потоке твоей спермы. О боги, как же я счастлива!

Да, сегодня у неё был трудный, но радостный день. Поэтому буквально через пару минут она затихла и глубоко задышала. Умаялась и уснула. Я подождал еще немного и отправился дальше. Меня ждали в соседней спальне амазонки.

Естественно, они не спали. Под такие возбуждающие крики и стоны разве уснёшь. Первой меня заметила Антиопа и спросила:

— Неужели все женщины так кричат, когда ты с ними занимаешься сексом?

— Все без исключения, — ответил я, подошёл к ней, провёл рукой у неё между ног и почувствовал, что рука стала влажной. — Поэтому в момент оргазма не кричать, иначе разбудите Царицу. Если будет совсем невмоготу, утыкайтесь лицом в подушки.

— Кого из нас троих ты трахнешь первой? — спросила Пентесилея, сестра Антиопы.

— Сами решайте, вы же родные сёстры. Но, я думаю, что вы уже выбрали кандидатуру. И я не ошибся. Это была, конечно же, их предводительница, которая сразу после моих

слов раздвинула широко ноги, приглашая меня войти в её гостеприимное лоно. Но я в этот момент создал две свои копии, что вызвало два тихих восхищенных возгласа. Остальные две амазонки обрадовались потому, что ждать в очереди, пока их подруга кончит, им не придётся.

Три лона — три члена. Мне это было хорошо знакомо. К тому же меня распирало от внутренней энергии. Как я и предполагал, подушки амазонкам очень даже пригодились. Если бы не они, то их крики разбудили бы всю округу. Вот ведь горластые девки мне всё время попадаются. Но главное, что мне удалось вырабатывать сперму только с X- хромосомами. И я не удивлюсь, когда все три амазонки окажутся беременны только девочками и у одной из них будут даже три оплодотворённых яйцеклетки, как у моей жены Наташи. Потому, что я, как Зевс-олимпиец очень старался. В каждую я залил столько «белого жидкого золота», что хватило бы осеменить целый взвод таких красавиц. Да и воительницы тоже старались, понимая, что второго такого удачного случая или шанса может им и не представиться. Теперь Антиопе будет, что рассказать своим двум сёстрам, которых, по возвращении из, рядом расположенных с Тхаро крепостей, я тоже обещал оплодотворить.

Самое приятное заключалось в том, что и я, и амазонки предпочитали третий, всеми известный и любимый, способ воспроизведения потомства. Можно было сначала поэкспериментировать со вторым и испортить при этом им пару рёбер, но я решил этим изуверским способом не заниматься. В третьем всё просто и понятно: сунул, кончил и ушёл. Причём ни голова, ни головка при этом не болит.

Догадайтесь, какая у них была самая любимая поза? Правильно, поза наездницы. Причём для скачек верхом на наших членах они использовали оба своих природных отверстия поочерёдно. Но потом они попросили нас троих, чтобы каждую из них одновременно отымели мы все. Так что пришлось удовлетворить и такую их просьбу, и поработать не только на продолжение рода, но и на удовольствие. Две других в это время отдыхали и с жадностью рассматривали тройное удовлетворение третьей своей подруги, возбуждаясь ещё больше, как от просмотра настоящего живого порно. При этом свои правые руки они не выпускали у себя между ног и сладострастно при этом стонали.

Первой такое удовольствие испытала на себе Антиопа, получившая в самом конце оргии незабываемый тройной оргазм. Как говорят у меня на родине: «Бог троицу любит». Вот у нас и получалось всё в трёх экземплярах: три амазонки, у которых было по три входных и очень удобных для секса природных отверстия. Был тройной секс с тремя богами и тройные оргазмы. Точно получится каждой родить по три девки после такого трёхкратного тройного совпадения. И имена я им дам русские: Вера, Надежда и Любовь. Это для моих дочек от Антиопы. Остальные две её сестры пусть сами придумывают.

Неплохо я так нынче разгрузился, но остался весьма доволен тремя амазонками. Новые женщины — новые ощущения. У кого-то лоно было узким, у кого-то широким и глубоким. И это зависело не только от природы, но и от количества мужчин, там побывавших. Не зря их Плутарх назвал «мужелюбивыми». Главное, что мой «инструмент» идеально подходил для любого типа и формы их «отверстий». Короче, этакий универсальный прибор получился.

Даже если какой-то из амазонок он оказывался великоват, то она ещё большее наслаждение испытывала от этого, специально насаживаясь на него сверху под самый корень. При этом головка моего члена упиралась ей прямо в шейку матки. Но тогда само влагалище немного растягивалось и нам обоим было хорошо. Правы оказались сексологи, когда советовали в такой ситуации женщине использовать позу сверху. При таком расположении она сама может регулировать глубину проникновения мужского члена внутрь себя.

В результате я получил трёх полностью удовлетворённых и верных мне воительниц, которые станут служить мне, а значит и Хатшепсут, верой и правдой. А если через девять месяцев у них родятся одни девочки, то они точно поставят мне памятник в качестве бога войны и плодородия. По этому поводу меня терзали смутные сомнения, что я буду очень смахивать на Приапа. Был такой бог плодородия, садов и телесной любви у римлян. Причём он изображался всегда с чрезмерно развитым половым членом в состоянии вечной эрекции.

Хотя некто подобный уже есть в Египте и зовут этого бога Мин. Мин является покровителем мужской сексуальности, деторождения и всё того же плодородия. Обычно он изображается с эрегированным неприкрытым половым членом, который он, как правило, держит в левой руке. Его правая рука занята, так как он держит в ней цеп. До сих пор в Египте женщины приходят к статуям бога Мина и целуют его фаллос, прося у него забеременеть.

Если амазонки все такие любвеобильные и охочие до секса, то я представляю, что сейчас творится в крепости Тхаро. Там на каждую воительницу приходится по два египетских воина. Я думаю, что они удовлетворят весь гарнизон и не по одному разу. У защитников сегодня точно получится двойной праздник, если не тройной. Им и победа досталась, и женщины. Ну а вином и пивом их обещал обеспечить комендант.

Кстати, о памятниках. Один такой у меня уже есть. Только в виде бюста, без нижней части моего тела. И стоит он в Москве на территории школы имени меня. Второй памятник мне обещала поставить будущая королева Литора, к которой мы собирались скоро прибыть на её свадьбу, совмещённую с коронацией. И третий мне поставят амазонки.

Поэтому воительницам надо будет тонко намекнуть, чтобы он был похож на герму. Это тоже бюст с прямоугольным основанием. Только внизу присутствует мужской фаллос в возбуждённом состоянии. Его использовали для лишения девственности тех, кто хотел вступить в брак или забеременеть. Такие обряды происходили повсеместно во всех древних культурах. Я думаю, подобная идея амазонкам понравится. Особенно после того, как всё их племя увидит, что у каждой их старшей воительницы родилось сразу по три дочери. Думаю, что когда родившие амазонки расскажут всем, как у нас с ними всё происходило, то и число три станет у них магическим и его будут связывать непосредственно со мной. Ну и с нашей божественной троицей, конечно. При этом, даже не подозревая о существовании самой главной триады, являющейся Создателем всего сущего в этой Вселенной. В том числе и их самих.

Глава 7

«Я не могу поверить в бога, как в существо, которое оказывает непосредственное влияние на поступки отдельных людей или вершит суд над своими созданиями. Я не в состоянии в него верить, хотя механическая причинность современной науки в известной мере ставится под сомнение. Моя вера заключается в смиренном поклонении духу, несравненно превосходящему нас и раскрывающемуся нам в том немногом, что мы способны познать нашим слабым, бренным разумом. Мораль очень важна, но не для бога, а для нас».

Альберт Эйнштейн

У меня оставалась неокученной только Бастет. Мне предстояло переспать с точной копией своей Бает, которую я оставил в моём времени. После любвеобильных амазонок хотелось немного отдохнуть, но я ведь обещал богине-кошке тоже помочь с вопросом зачатия детей. Поэтому прямиком отправился в гостиную, где она меня должна была ждать.

— Ну ты и нахал, — такими словами встретила меня богиня. — Натрахался со всеми и пришёл после этого ко мне.

— Если не хочешь, тогда я пошёл отдыхать, — сказал я, улыбаясь.

— Наслушавшись сладострастных криков царицы и сдавленных возгласов амазонок, уснуть невозможно. Судя по тому, с каким удовольствием они кончали, секс с тобой должен быть чём-то необыкновенным.

— Если не попробуешь — не узнаешь.

Бастет хитро улыбнулась и скинула покрывало, под которым она лежала абсолютно голой. После чего широко раздвинула ноги, обнажив розовый и слегка уже влажный вход в своё лоно. При этом пристально глядя мне в глаза. То, что у неё красовалось между ног, мне было хорошо знакомо. Но мой детородный орган среагировал адекватно и встал, как у Приапа.

— Хорош, ничего не скажешь, — сказала она и её глаза заблестели похотью и желанием. — Теперь понятно, почему все женщины без ума от тебя, даже богини.

— Мы будем продолжать разговаривать или займёмся тем, чего ты больше всего хочешь? — спросил я, то напрягая, то чуть расслабляя член.

Бастет не выдержала таких явных призывов к сексу и жадно схватила мой детородный орган своим ртом. Значит, я всё правильно рассчитал. Свою Бает я уже прекрасно изучил и эта была точно такой же. Знал, что она не сможет устоять перед эрегированным мужским фаллосом, который призывно раскачивается перед её лицом, поэтому действовал именно так. Я знал, что не бывает женщин, которые не дают. Бывают мужчины, которые плохо или неправильно просят.

Ну, а дальше всё понеслось также, как и в предыдущих двух половых актах этого затяжного Марлезонского балета. От любви сразу с тремя богами она, естественно, не отказалась. От такого тройного удовольствия просто грех было отказываться. А мне на мгновение показалось, что я вернулся в Америку и там в отеле занимаюсь любовью со своей Бает.

— Я похожа на свою копию? — спросила меня Бастет, откинувшись в изнеможении на подушку после того, как мы закончили наши игры.

— Ты такая же, какой она была в момент нашего знакомства, — ответил я, привычно поглаживая её грудь.

— У меня тоже родятся от тебя два сына?

— Да, я решил, что у меня будут дети от вас обеих в том и в этом мире.

— Спасибо, что когда я начинала кричать, ты затыкал мне рот подушкой.

— Бает также любит покричать, как и ты.

— Ты зовёшь её Бает, а меня Бастет. Почему?

— Чтобы не запутаться. Тихо! Ни звука!

Бастет замерла на секунду и по моему сосредоточенному лицу поняла, что что-то случилось. Причём, что-то серьёзное.

Я приложил палец к губам и помотал из стороны в сторону головой предупредив, чтобы она молчала и не задавала никаких вопросов. Так как я в этот момент внимательно слушал и тщательно сканировал окружающее меня пространство. Но вокруг было всё спокойно и тихо. Значит, беспокойство было внутри моего мозга и его причина находилась не здесь. А где? У меня было такое же чувство тревоги, когда Солнышко и Машу пытались похитить люди Суслова от подъезда нашего московского дома в Новых Черёмушках.

Но как это могло быть сейчас? Или же я уже научился так тонко чувствовать своих жён даже находясь за три с половиной тысячи лет от них? Именно лет, которые отделяли нас друг от друга, а не километров. Ничего себе я прокачку своему организму сделал. Или это всё благодаря той дополнительной божественной энергии, которую я в себя впитал после убийства архангелов и бога? Значит, угроза моим жёнам реальна, раз я чувствую её сквозь пространство-время.

Тогда необходимо срочно телепортироваться к ним. А если мне попробовать переместиться туда не через машину времени, а напрямую, минуя её? Ведь раз я уловил угрозу, исходящую оттуда, значит моему мозгу удалось установить с тем миром прямую связь.

— Жди здесь, — сказал я Бастет. — И ничему не удивляйся.

После чего я вызвал в сознании образ гостиной в наших апартаментах в замке на окраине Филадельфии и затем исчез. Исчез из мира Древнего Египта и появился в мире 1978-го года. Существовал большой риск перенестись в совсем другой параллельный мир, которых, судя по всему, я насоздавал сотни, если не тысячи. Но моё подсознание четко заякорилось с тем миром, откуда исходила угроза и где, в данный момент, находились мои жёны. С этим придётся потом долго разбираться, но это уже будет после того, как я устраню возникшую опасность.

Да, я оказался в нашей гостиной через секунду после того, как исчез отсюда, направившись к Анубису. То есть тот Я еще был здесь и находился в этот момент с шакалом в его номере. Но я знал, что мы не пересечёмся и поэтому не боялся устроить, так пугавший всех темпоральных путешественников, временной коллапс.

Именно здесь сильнее всего чувствовалась эта внешняя угроза. Но она была несколько странной. Кто-то не ломился в этот мир, как давеча это делали архангелы, а аккуратно стучался. Как бы спрашивая у хозяина разрешения войти. Это было довольно необычно, но расслабляться я не собирался. Я сам открыл телепорт незваному гостю, чтобы ускорить процесс попадания сюда незнакомца или сразу нескольких незнакомцев в мой мир.

В тот самый момент, когда из открывшегося прохода появился ангел, лезвие моего меча уже касалось его горла.

— Я Мастема, — ответил тот, нисколько не удивившись, что я его так встречаю. — Ты сам просил о встрече, поэтому я здесь.

— Я рассчитывал, что это произойдёт где-то на нейтральной территории, — ответил я, убирая в сторону своего «убийцу богов».

— Это надо было согласовывать через Люцифера, а время сейчас слишком дорого.

— Для тех, кто умеет им управлять, оно ничего не значит.

— Теперь понятно, как тебе удалось победить сразу всех восьмерых архангелов. Я предупреждал Михаэля, что ты очень непрост, но он меня не послушался. Теперь из-за его высокомерия Демиург зол на всех.

— Ну так ликвидируй его.

— Не могу. Во-первых, у меня нет твоего меча. Я сразу заметил, как он сияет. Похоже, что в нём заключена жизненная энергия не только убитых тобой архангелов.

— Ты прав. Удалось обезглавить одного довольно непростого бога. Так что мы с моим мечом теперь очень довольны.

— Я о чём-то таком и подумал. А во-вторых, у меня просто не хватит сил на это. Кстати, твоя аура уже, практически, сравнялась с аурой Демиурга.

— Это простая констатация факта или за ней последует какое-то предложение?

— Пока это просто констатация того, в чём я хотел убедиться сам. Теперь я бы хотел выслушать тебя. Ведь ты являешься инициатором этой встречи, значит у тебя есть, что мне сказать.

— Да, есть. Если коротко, то диада меня нашла.

— Это должно было когда-нибудь случиться. Теперь мне понятно, почему ты решил встретиться со мной. Я уже, приблизительно, знаю расклад сил. Пэмандр на твоей стороне?

— Он мой учитель. Гермес мой родственник, а Люцифер, благодаря мне, скоро станет дедушкой.

— И он мне ничего не сказал. Значит, у тебя получилось изменить светлую энергию на тёмную?

— Да, получилось. И ещё много чего другого я теперь умею делать. Надеюсь ты уже догадался, у кого сейчас в руках находится меч Михаэля и скоро будут находиться остальные мечи?

— Догадался. Кроме этого я слышал, что у Тахор теперь ангельские крылья.

— Что не сделаешь для женщины, которая скоро станет матерью моих детей и которая через девять месяцев превратится в ангела?

— И ты мне обо всём этом вот так открыто говоришь?

— Теперь у тебя есть только два пути. Или побежать сразу к Демиургу и всё ему рассказать. Но тогда придётся поведать о своих переговорах за его спиной с Люцифером и мной. Или принять мою сторону.

— Ты, действительно, непрост. Но если я, всё-таки, всё расскажу Демиургу?

— Ты же знаешь, кем он является на самом деле. Первичная энергия, высвободившись вместе со взрывом, ещё с первым Демиургом накосячила. А последний так вообще никто. Самозванец и узурпатор. Да, он, на данный момент, является самым сильным богом из всех. Но против триады он никто.

— Да, это я знаю. Ты не оставляешь мне выбора.

— Выбор есть всегда. Можем сделать вид, что этой встречи вообще не было. Но после воссоединения с триадой необходимость в тебе может отпасть, так как не станет того, кому ты служишь.

— Это я и имею ввиду. Ладно, я принимаю сторону Создателя. Что мне теперь делать?

— Ничего. Если вдруг Демиург снова соберётся что-то предпринять против меня, то сразу дай мне знать.

— Демиург сейчас ангелам не доверяет. Вокруг него херувимы и серафимы постоянно крутятся. А эти создания очень опасные.

— Значит, ангелы опять восстанут против него. Есть среди них вожаки, типа Люцифера, кто сможет повести их против Демиурга?

— Да, таких двое. Муриэль — ангел порядка, и Абаддон — ангел бездны.

— Передай им, что Создатель их поддержит.

— Хорошо, передам. Только они спросят меня: когда?

— Скоро. Пусть пока готовятся. Я дам им знак. Предупреди их, что всё должно выглядеть, как будто они сами восстали. Мы в открытую в их дела вмешиваться не можем. Триаде проще всё снова уничтожить и создать Вселенную сызнова, чем признать, что что-то пошло не так по нашей вине.

После чего я открыл портал и Мастема исчез. Чтобы никаких визитёров в моём мире больше не было, я снова активировал метку в энергетическом поле Земли и дополнительно создал защитный купол над замком. Здесь и сейчас спали мои самые дорогие создания и поэтому главной моей задачей являлась их защита.

Я заглянул в спальню и улыбнулся. Как сказал главный герой-резонёр и enfant terrible Костик Ромин из «Покровских ворот», которого сыграл в фильме Олег Меньшиков:

«Спит родимый аквариум, спит». Вот и пусть спокойно спит и видит сладкие сны. Ради спокойствия пяти моих жён я и затеял все эти потрясения в структуре Вселенной.

Сначала я это устроил в родном СССР, затем в во всём остальном мире. После чего я разворошил космос, который стал похож на гудящий и растревоженный улей, а теперь добрался до глобальных причин мироздания.

Есть такая наука — эзотерика, которая несет в себе знания о неизведанном, о скрытом от человечества, о том, что подозревается, но остается неведомым. Так вот, я в данный момент был настоящей ходячей энциклопедией эзотерики. Причём не какой-то там книжной, а живой. За мои знания о мироздании любой ученый отдал бы жизнь. Только пусть это пока будет скрыто ото всех. Пусть лучше внимательнее читают Альберта Эйнштейна. В его научных теориях и гипотезах можно найти ответы на многие вопросы происхождения Вселенной.

Но мне надо было возвращаться в Древний Египет, где меня ждали некоторые незавершённые дела. И секс среди них был не самым главным. Да, он был самым приятным делом, но не основным. Похоже, что именно там мы все сможем укрыться в случае, если что-то пойдёт не так в моём мире. Ведь Демиург, как я понял, параллельные миры контролировать не может. Так как он в этой Вселенной ничего не создал, кроме недоделанного до конца человека. Ведь даже самого Демиурга создала первичная энергия без собственной воли, которая сотворила и его, и всю эту Вселенную.

Теперь мне осталось повторить свой же подвиг. То есть попасть в параллельный Древний Египет без помощи машины времени. Сюда я вернулся на взводе, опасаясь за жизнь своих пятерых жён. Я боялся, что именно это позволило активировать дремавшие во мне сверхспособности. Но как говорил Лаврентий Павлович Берия: «Попытка — не пытка».

Точно, не пытка. Повторив последовательно то, что я сделал до этого, чтобы попасть в апартаменты к жёнам, я оказался в начальной точке своего перемещения, то есть в постели с Бастет. Причём она смотрела на меня удивленными глазами, а затем шёпотом спросила:

— Уже можно говорить?

— Можно, — ответил я и посмотрел на неё с улыбкой. — А почему шёпотом?

— Ты же сам сказал, чтобы я не издавала ни звука. А потом приказал ждать тебя здесь, после чего у меня зарябило в глазах. Но тут же всё пришло в норму. Так когда тебя ждать?

— Я уже вернулся. Поэтому можешь говорить нормально.

— Ничего себе. Значит, когда твой образ помутнел и покрылся рябью, ты в этот момент куда-то исчез. А когда через секунду всё вернулось в норму, ты вернулся. Так, что ли получается?

— Всё правильно.

— И где ты был?

— В другом времени и в другой реальности.

— Да, трахаешься ты лучше всех других богов. И по своим возможностям ты тоже лучший.

— Получается, что у тебя было много любовников до меня?

— Как и у тебя любовниц.

— Только ты об этом говоришь честно, а моя Бает это скрывает.

— Женщины стараются на эту тему не распространяться. Она не скрывает, она не договаривает. Меня, как и её, изнасиловал отец. После чего мы обе долго ненавидели мужское племя. А потом, со временем, отошли и стали богинями любви. А какая любовь без секса? Но ты превзошёл в этом плане все мои ожидания.

— Вот в этом вы разные.

— Мы не разные. Просто ты нас встретил при разных обстоятельствах и в очень разное время. Судя по прошедшим векам, твоя Бает меня старше, а значит мудрее. Может быть через триста лет я тоже бы тебе ничего не стала рассказывать. К тому же твоя Бает беременна, а я нет.

— Ты тоже беременна, можешь мне поверить. Через два дня я уже смогу определить пол наших детей. Но это совершенно точно будут два сына. Я теперь могу и это делать на заказ.

— Ничего себе. А амазонки тоже хотели от тебя детей?

— Да, но им нужны только дочери, поэтому пришлось с этим делом постараться. Ведь во все времена заделать женщине девочку считалось более ювелирной работой, чем заделать мальчика.

— Слушай, а откуда в тебе столько спермы? Вся кровать просто насквозь мокрая. Из всех моих отверстий, кроме ушей, она каждый раз лилась фонтаном. Мне даже пришлось её подряд глотать несколько раз.

— Ты же видела, что я убил хеттского бога. Вот вся его энергия и передалась мне. Меня после этого аж жуть, как распирало. Поэтому я и спускаю часть этой энергии в вас, когда кончаю.

Бастет с затаённым восторгом слушала меня и в её глазах я заметил знакомых пляшущих чёртиков.

— Кстати, моя сперма стоит целую гору золота, потому, что из неё можно приготовить омолаживающий крем и элексир, — сказал я и Бастет прижалась ко мне, положив голову на мою грудь.

— Про гору золота не слышала, а про элексир знаю, — ответила она и поцеловала меня.

— Знаешь, мне кажется, что…

— Ты в меня влюбилась, — закончил я за неё предложение.

— Это так заметно?

— В этом все женщины похожи.

— И богини?

— А богини разве не женщины?

Бастет улыбнулась, погладила мою руку и заснула. А я заснуть не мог. Похоже, что я становлюсь настоящим богом. Но я, всё равно, заставлю своё тело погрузиться в сон. Так просто было привычней для меня. А пока я решил вспомнить кое-что что из Эйнштейна. Да, именно его знаменитое уравнение или формулу, из которой следовали три основополагающих научных вывода, два из которых объясняли и подтверждали то, что сейчас со мной происходит.

Первый говорил о том, что энергию можно использовать для того, чтобы сделать массу из ничего. То есть, все мои трюки с материализацией предметов из воздуха имели под собой физическую основу. Да, там были некоторые оговорки, о которых упоминал сам Эйнштейн. Но суть заключалась в том, что это можно было осуществить. То есть то, что я делал, это никакое не колдовство и магия, а правильное использование одного из законов энергии.

И второй вывод, который вытекал из формулы из трёх составляющих (заметьте, опять присутствует число три, которое закодировано в самом Создателе, а потому и во всей Вселенной), подтверждал мысли Эла, что масса может быть преобразована в чистую энергию. И мне это довольно скоро предстоит испытать на себе.

Кстати, об этом Эле. Мне изначально показалось странным, что он, первому встречному, слил столько секретной информации о себе, своей планете и о диаде, что это можно было посчитать за измену своей родине. Тогда получается, что это сама диада разослала подобные группы именно в поисках меня. И я не удивлюсь тому, что Эл и все подобные поисковые команды уже отозваны на свою родную планету-вспышку. В них теперь не было никакой необходимости. Потерявшаяся монада найдена и осталось её только дождаться. Миллиарды лет прошло, поэтому плюс минус неделя роли никакой уже не сыграет.

Каждый такой Эл, найдя потерянную монаду, должен был передать ей всю необходимую информацию для скорейшего обретения ею, то есть мной, прежней формы и способностей. И я чувствовал, что после этой встречи мои возможности резко возросли. Ведь я очень легко победил восьмерых архангелов, а затем одного из богов. Причём, как я теперь догадываюсь, не самого слабого.

И появление этого Сутеха тоже было не случайно. Судя по реакции хеттов, его за последнюю тысячу лет никто из них не видел. А тут вдруг он явил себя народу. Ведь все боги так или иначе подчинялись Демиургу. А тот тоже не мог действовать в открытую против меня, зная, кем я являюсь и кто за мной стоит. В случае моей гибели, всё списали бы на честный поединок двух богов и всё.

Но сейчас меня заинтересовал также и третий вывод из знаменитого уравнения Эйнштейна. Им я еще не пользовался, но мечтал это когда-нибудь сделать. Звучит он так: энергия может быть использована для создания массивных объектов, которые ранее не существовали. Эйнштейн здесь не совсем точно выразился, так как не подразумевал в данном контексте целые планеты. Они уже существовали и он не мог даже предположить, что кто-то из ныне живущих сможет это сделать. Просто так далеко его мысли не распространялись. А вот я их распространю и подтвержу этот его закон, только уже в масштабе нашей Галактики.

Ну, вот. Бастет теперь тоже крепко спит. Поэтому я аккуратно убрал её голову со своей груди, переложив на её подушку, и пошёл в спальню к Хатшепсут. Ведь я должен проснуться утром в постели рядом с ней, чтобы она не догадалась, что я ночью трахнул, кроме неё, еще четверых женщин, одна из которых была богиня.

Хатшепсут также спала, поэтому я спокойно лёг на своё место и она даже не проснулась. Мне пришлось заняться лёгким аутотренингом, вводя себя в сон. Я чувствовал, что у меня всё прекрасно получается. Буквально через пять минут я уснул.

Проснулся я от ощущения, что кто-то ходит прямо рядом со мной. Просканировав пространство спальни, я никого не обнаружил. Пришлось расширить территорию поиска и я сразу определил, что это в соседней спальне ходят амазонки. Вот ведь ранние птахи, но я их прекрасно понимаю. Им редко приходится спать в царских хоромах, всё больше в поле или в походном шатре. Иногда просто на лошадиной попоне, положив под голову кулак.

Вставая, я услышал сонный голос Хатшепсут:

— Ты куда?

— Надо амазонок переправлять во дворец, — ответил я, одеваясь. — Спи, ещё рано.

Царица последовала моему совету и снова заснула. А я отправился в соседнее помещение к воительницам. Они бродили вокруг кровати и искали, видимо, свою одежду.

— Что ищем в такую рань? — спросил я этих голых красавиц, которые вчера ночью так темпераментно скакали на мне.

— Одежду, — ответила Антиопа задумчиво.

— Вы же в душе раздевались?

— Мы там уже были, — доложила Пентесилея. — Там её нет.

— Это я её развоплотил. Мне не хотелось возиться с её санитарной обработкой. Сейчас всё у вас будет.

На их глазах из воздуха, согласно уравнению Эйнштейна, появились три комплекта их кожаной одежды, только более тонкого качества, типа лайки. И такие же сапожки.

— Ты просто волшебник, — радостно воскликнула Меланиппа, надев сначала юбку, а затем топ. — Кожа мягкая и тонкая.

— Это подарок за проведенную ночь, — ответил я.

— Это мы тебя должны благодарить, — заявила Антиопа, поцеловав меня в губы. — Такого секса у нас ещё никогда не было. Ни один мужчина на такое не способен.

— Он и правда был божественный, — подтвердила Пентесилея. — Мы с сёстрами решили, что ты тоже будешь нашим богом. Но так как бог войны у нас уже есть, то ты станешь богом плодородия.

Вышло всё так, как я и предполагал. Пришлось им рассказать про мою задумку в виде гермы, только я назвал его монтом, по аналогии с моим именем, нагло убрав Гермеса из истории этого мира. В моём предложении им очень понравился вариант с эрегированным фаллосом.

— Нам размер твоего детородного органа очень понравился, поэтому мы такой и сделаем на них, — согласилась со мной Антиопа, добавив своё уточнение. — Только смогут ли наши женщины от него забеременеть, ведь он будет изготовлен из камня?

— Смогут. Вы постройте в столице большой храм в мою честь. Как, кстати, она у вас называется?

— Темискира, — ответила Меланиппа.

— Вот там и возведёте его. Рядом с храмом Ареса. А в нём поставьте несколько моих статуй или монт. И тогда увидите, что из этого получится.

Амазонки были довольны таким раскладом. Но я решил их ещё немного порадовать и сказал:

— У каждой из вас в положенный срок родятся, как минимум, по две дочери. Но, скорее всего, даже по три.

Все три воительницы бросились ко мне на шею с радостными и благодарными поцелуями. Судя по всему, у них никогда такого не случалось, чтобы сразу рождались тройни. Вполне возможно, что я, после этого, стану главным богом амазонок, потеснив даже Ареса с его пьедестала. Ведь я же тоже являюсь богом войны. Но это они сами пусть решают.

— Вы со мной отправитесь в крепость Тхаро или будете встречать своих всадниц здесь, во дворце? — спросил я их.

— Я с тобой, а Пентесилея и Меланиппа всё здесь подготовят, — ответила Антиопа. — Ты не забыл, что обещал еще двух моих сестёр осеменить?

— Так они же в соседних крепостях остались?

— Я отправлю за ними гонцов. Они быстро до неё доскачут и привезут к тебе.

— Сделаем намного проще. Вместе телепортируемся к каждой по очереди и я спокойно и неспешно их отымею. А ты им предварительно всё расскажешь, как мы весело вшестером провели эту ночь.

— Договорились. Я до сих пор помню восхитительные ощущения, когда ты в меня кончал. Мне очень интересно ещё раз посмотреть на это со стороны.

— Тогда не будем терять время.

Я открыл портал и мы вновь оказались в крепости Тхаро. Только не внутри, а за её внешней стеной, где амазонки вчера разбили свой походный лагерь. Но его уже не было. Все знали, что за ними рано утром прибудет их главная воительница, поэтому амазонки уже были в сборе и стояли возле своих лошадей, ожидая нас.

Завидя Антиопу, все стали радостно приветствовать её. Меня они не узнали, так как я был не в образе Монту. Но когда я открыл портал прямо на внутреннюю площадь дворца фараонов в Фивах, они сразу догадались, что я не просто очередной любовник их царицы, а тот молодой бог, который вчера разгромил в одиночку войско хеттов. Судя по довольному виду амазонок, ночь они вчера провели также весело, как и мы. Со стен крепости их провожал радостными криками весь гарнизон. И амазонки, и египетские солдаты были рады тому, что вчера мне удалось договориться с воительницами об их переходе на военную службу к царице Хатшепсут.

На той стороне портала своих подруг ждали Пентесилея и Меланиппа, которые сразу начали заниматься их распределением на постой во дворце. Рядом с ними находились несколько египетских военных и чиновников, которые им помогут в этом деле. Ну а мы с Антиопой переместились в крепость, где расположилась полутысяча под командованием её сестры Орифии.

Наше появление стало неожиданностью для всех воительниц. Крепость Ипу была раза в два меньше, чем Тхаро. Но никто их амазонок не спал, поэтому все с радостью встретили нас. На меня многие смотрели оценивающе. Эту ночь они провели без мужчин, поэтому все задавались вопросом, кто я такой, что я здесь делаю и можно ли со мной переспать. Но наше необычное появление внутри крепости говорило о том, что я очень непростой человек.

Антиопа сразу отвела в сторону сестру и быстро объяснила Орифии цель нашего истинного прибытия сюда. Всем остальным она должна будет потом объяснить, что это была обычная инспекционная проверка. Я видел, как загорелись глаза Орифии, когда она узнала, что она сейчас займётся сексом с самим египетским богом Монту и что после этого у неё родятся две дочери.

Баня в этой крепости тоже была, поэтому процедура осмотра, дезинфекции, лечения и бритья полностью повторилась. А потом, прямо там, на скамье я и мои два клона в три смычка отымели, соскучившуюся по мужским ласкам, Орифию. Она тоже кричала во время оргазмов, но рот ей закрывала Антиопа своей ладонью. Я видел, что и сама главная амазонка при этом сильно возбудилась, так что мне пришлось ей тоже кинуть одну «палку», чтобы она сняла возникшее у неё сексуальное напряжение. За что я был в самом конце награжден ею благодарным поцелуем. Орифия тоже осталась очень довольна сексом со мной и с моими копиями. Хорошая получилась у нас инспекция, быстрая и приятная.

Я был уверен, что Антиопа вызвалась сопровождать меня именно для того, чтобы ещё раз потрахаться со мной. А я и не возражал против этого. Раз так хотела, поэтому и получила.

Такую же проверку мы устроили и в крепости Миам, гле расположилась полутысяча Ипполиты. Там тоже всё прошло чётко и слаженно. Антиопе опять перепало немного секса, так как она оказалась очень возбудимой и охочей до этого дела. Да любая женщина на её месте тоже бы возбудилась, когда на её глазах трахают её сестру, а та так призывно стонет и громко кричит при оргазмах.

Имя будущей (после Антиопы) царицы амазонок Ипполиты напомнило мне о Геракле и его девятом подвиге, который и подвигом назвать было нельзя. Гераклу было поручено отправиться в страну амазонок и отобрать пояс у Ипполиты. И сын Зевса, прославленный герой, над зачатием которого его божественный папаша трудился три ночи подряд, не нашел ничего лучше, как убить ее и снять с трупа этот пояс. Вот это «подвиг», достойный настоящего героя! Убить женщину и обобрать её. А потом, в середине XVII века, один голландский художник напишет картину «Геракл отнимает пояс у Ипполиты», которую сейчас демонстрируют в Эрмитаже. Слава Богу, что за несколько веков нашёлся всего лишь один такой художник, решивший восхвалять подобное непотребство. Ведь это позор, а никакой не подвиг.

Вот так растишь сыновей, а они потом у женщин и старушек будут сумки с пенсией вырывать. Не-е, таких богов-олимпийцев и героев нам не надо. С этим безобразием я разберусь и очень скоро.

В Фивы мы с Антиопой вернулись довольные проведенной проверкой и друг другом. Она отправилась дальше проверять, как расположилась её первая тысяча, а я пошёл к Хатшепсут. Она уже встала и принимала доклады от своих служанок, которые выступали временно в роли её секретарей. Увидев меня не в образе Монту, они низко поклонились, хотя знали прекрасно, кто я такой. Им, видимо, сама царица дала указание не падать ниц при виде меня. Я ей как-то раз сказал, что я это дело не люблю и она решила изменить ритуал поклонения богам.

— Мне доложили, что в городе торжественные процессии уже собрались возле храма, посвященного тебе, — сказала мне Хатшепсут. — Также толпы горожан ломятся в храмы бога Анубиса и богини Бастет. Потом они двинуться в сторону дворца. Так что вам троим вместе стоит показаться перед народом, чтобы поднять его дух и веру в вас, как в непобедимых верховных богов Египта.

— Хорошо, только недолго, — ответил я и поцеловал Хатшепсут, чем смутил служанок.

— Анубис с Бастет проснулись?

Я заметил, что одна из служанок, при упоминании первого имени, покраснела. Значит, это она отвела вчера Анубиса в его покои и оставалась с ним на ночь. Получается, что не только я вчера отрывался, но и шакал.

— Они завтракают вместе с Нефру-ра, — ответила мне царица. — Так что присоединяйся к ним, я подойду позже.

Ну, да. Поесть я бы не отказался. В зале, за большим столом, собралась знакомая компания. Все были рады меня видеть, особенно принцесса. Поэтому я решил снова её порадовать и материализовал креманку из прозрачного стекла с шестью шариками разноцветного мороженого.

— Это мне? — обрадованно спросила Нефру-ра.

— Тебе, — ответил я и воплотил из воздуха ещё и чайную ложку. — Это мороженое. Оно холодное, поэтому ешь аккуратно. Иначе горло заболит.

Довольная девочка принялась брать ложечкой от каждого шарика по кусочку и со счастливой улыбкой дегусировать неизвестное ей доселе лакомство.

— Очень вкусно, — сказала принцесса, облизывая ложку.

— Что вкусно? — спросила её мама, вошедшая в этот момент в залу.

— Монту угостил меня мороженым. Я такой вкуснятины никогда еще не пробовала.

— А мне можно попробовать? — поинтересовалась Хатшепсут.

— Без проблем. Всё лучшее — женщинам и детям.

По глазам Бастет было видно, что ей тоже хочется попробовать, но она не знала, ела ли его моя Бает. Поэтому я решил и ей материализовать порцию. Анубис особого желания есть мороженое не выказывал, значит перебьётся. Видимо, в моём времени его достаточно наелся.

Ну а я налёг на мясо. Энергия энергией, а белок мужчине необходим, как воздух. Это для того, чтобы мой организм вырабатывал много спермы. Я, к сожалению, не могу материализовывать её из воздуха. Её вырабатывает мой организм. И в сперме содержится огромное количество белка. Получается, что животного, а не растительного. Так активно трахаются и размножаются только животные. Сказки о том, что можно питаться только святым духом были из области бреда сумасшедшего. Поэтому активно налегаем на мясо. А потом на женщин. И так без перерыва, только отвлекаясь на завтрак, обед и ужин. Если женщин много и, к тому же, красивых, то о сне можно даже на время забыть.

Кстати, о сперме. Эта липкая, слизеподобная, неоднородная и непрозрачная жидкость пахнет сырым каштаном (напоминает легкий запах хлора). Вкус полностью зависит от питания, сладко-соленый, с привкусом горечи и кислоты. Чтобы придать сперме приятный сладковатый вкус и запах, рекомендуется за час-два до секса с девушкой съесть немного фруктов или выпить стакан фруктового сока. Многие женщины, любительницы этого чисто мужского продукта, рекомендуют ананасовый сок. И ни в коем случае не пить пиво и не есть горькие продукты, типа спаржи или артишоков. Если эякуляции становятся частыми, то меняется и сам вкус спермы. Она больше горчит. Сразу после акта она густая, но спустя полминуты разжижается, цвет ее непрозрачный, мутно-белый.

Царица, богиня и принцесса завтраком остались очень довольны. Мороженое не мясо, его можно съесть очень много. Но я их баловать не стал, так как хорошего — понемножку. Но чашку шоколада Нефру-ра я, всё-таки, сотворил, за что был тут же отблагодарён счастливым радостным возгласом. Любой диетолог мне устроил бы нагоняй за такое несбалансированное детское питание, но чего не сделаешь ради довольной улыбки ребёнка.

— Сейчас нам придётся появится перед толпой наших верующих, которые соберутся перед дворцом, — сказал я, обращаясь к Анубису и Бастет. — Мы втроём зависнем над толпой и станем медленно парить в воздухе. Затем я устрою всем сюрприз.

— А какой? — спросила любопытная принцесса.

— Увидишь. Я бы его назвал «аттракционом неслыханной щедрости». Царица с принцессой будут наблюдать за всем происходящим сверху, стоя на площадке внешней стены. С ними, пока, будут находиться мои дроиды. Их потом заменят, прибывшие сегодня, амазонки. Диспозиция всем понятна?

Никто не знал, что такое диспозиция, но все уверенно кинули головами в знак согласия. У нашей троицы уже выработалась некоторая синхронность в совместных полётах, поэтому, выйдя на открытую площадку, мы поднялись в воздух и направились за внешнюю стену дворца.

А там, в ожидании появления богов и Царицы, переливалось и бурлило огромное людское море. Завидя нас, медленно левитирующих в воздухе высоко над их головами, толпа ахнула и упала на колени.

— Встаньте, жители великого Египта, — обратился к ним я, усилив в несколько раз громкость своего голоса. — С сегодняшнего дня все ваши враги будут стоять на коленях, потому, что с вами мы, ваши боги. Мы добыли для вас победу, которой вы все достойны. Сегодня вы можете праздновать и веселиться весь день. Ваша Царица и наша любимая дочь решили одарить вас всех в этот счастливый день. Смотрите!

И я устроил дождь. Но это был необычный дождь. Я решил перенять замашки у Зевса и устроил дождь из золотых монет. Не затяжной ливень, конечно, но такой короткий летний дождик.

Толпа завопила от радости, когда поняла, что с неба на них стали падать золотые монеты. Кому-то они попали прямо на голову, но боли при этом никто не чувствовал. Все опять упали на колени и стали собирать упавшие монеты, громко славя щедрых богов и свою любимую царицу, которая величественно стояла и смотрела на них с высоты дворцовых стен. Она была, как и все окружающие, потрясена моим очередным фокусом, но понимала, что это именно то, что больше всего от богов и от неё ждал народ в этот праздничный день.

Кто-то в моём мире совсем недавно пел, что «любовь нельзя купить за деньги». Можно. Тому подтверждением являлась ликующая внизу толпа. Хлеба и зрелищ — этот слоган придумали в Древнем Риме. А в параллельном Древне Египте его придумал я. О чём я и рассказал Хатшепсут, когда мы снова вернулись в зал, где мы завтракали.

— Невероятно, — воскликнула она. — Огромная масса людей была счастлива увидеть всех нас вместе. А после того, что ты им только что устроил, они станут боготворить и меня вместе с правящей династией.

— Немного золота и красивое зрелище, после чего толпа лежит у ваших ног, — добавил я. — А теперь мы с Анубисом должны отправляться назад. В моём мире сейчас неспокойно. Там тоже назревает война.

— Когда нам тебя ждать? — задала знакомый вопрос царица, а в её глазах я увидел грусть.

— Не успеете соскучиться, — ответил я. — Бастет остаётся здесь.

— Береги себя, — сказала богиня и её просьбу повторили ещё два голоса: женский и девичий.

Мы с Анубисом через мгновение появились на лунной базе и я потребовал доклад от Крис.

— Капитан Журавлёва пятнадцать минут назад прибыла с Земли вместе с первым взводом головорезов, — ответила она чётким голосом после дежурного приветствия в наш адрес.

— Срочно её ко мне, — отдал я распоряжение. — Только шуму не поднимай. И усиль наблюдение за дальними подступами к Солнечной системе. Анубис, отправляйся к офицерам и организуй тренировку с мечами.

— Понял, — ответил шакал коротко и отправился в сектор с казармами.

На этот раз я не пошёл в столовую, а сразу отправился в центр управления базой. У меня было такое чувство, что что-то должно было вот-вот случиться. И не когда-то потом, а прямо сейчас. Поэтому я и торопился вернуться сюда из Древнего Египта. Да, там уже тоже много осталось близких мне людей. Но здесь были мои жёны и мой главный мир. Я не привык прятаться или скрываться от опасности и поэтому я сейчас здесь.

— Здравия желаю, товарищ генерал армии, — радостно приветсвовала меня вошедшая в зал Ксюха.

— «Совсем оглушил. Зачем кричишь?», — ответил я ей фразой из легендарного фильма «Офицеры».

— «Командный голос вырабатываю», товарищ генерал армии. Мы с тобой как киногерои общаемся. Я жутко по тебе соскучилась.

— Я тоже. Как Земля? Приняла своих сыновей и дочерей?

— Приняла. Здорово было. Нас встречали везде, как героев.

— Так вы с Ярцевой и есть Герои.

— Нас всех так принимали, не только двоих. На Красной площади побывали и в Большом театре. И в твою школу заехали. Бюст твой посмотрели и твоё имя с фамилией на стене прочитали. Знаешь, после всего этого я поняла, что хочу от тебя ребенка.

— Это приятно слышать. Прямо сейчас не получится. У меня предчувствие, что что-то должно вот-вот случиться. Твои все в порядке вернулись?

— Да, все здоровы. А что это может быть?

— Пока не знаю. Я тут снова был в Древнем Египте и мне пришлось сразиться с богом хеттов, которые напали на приграничные египетские крепости.

— Ничего себе. Ты мне сразу показался немного другим, но я подумала, что это из-за того, что я тебя целый день не видела.

— В меня влилась энергия из убитого Сутеха. Так звали того бога.

— Значит, нас ждёт война богов?

— Не исключено. Так что с детьми придётся подождать день или два.

— А просто секс? Так хочется почувствовать тебя у себя внутри.

— Не сейчас. Жду дополнительных сведений от Крис.

Именно в этот момент раздался голос моего искина и мне показалось, что в нём были некие нотки удивления.

— Товарищ генерал армии, — произнесла она официально и я сразу понял, что у нас проблемы. — После вашего приказа об усиления контроля за пространством вокруг Солнечной системы, я организовала тщательное его наблюдение в самых различных диапазонах и спектрах. Даже применила метод, использующийся для обнаружения «чёрных дыр». Как вы знаете, что вещество и время, приближаясь к чёрной дыре, ведут себя по-особенному, выделяя при этом различные излучения. И вот на основе этих излучений, мы и можем сделать выводы как о самой «чёрной дыре», так и о тех событиях, которые происходят в её окрестностях.

— Можно покороче? — попросил я своего искина, которого, как «Остапа понесло».

— Хорошо. Если коротко, то я обнаружила «космические паруса».

— А это что за хрень такая?

— Это живые существа, которые не отражают излучения.

— Так, нам невидимок только сейчас не хватало. А почему именно паруса?

— По аналогии с солнечными или фотонными парусами. Это метод движения космического корабля с использованием радиационного давления, оказываемого солнечным светом на большие зеркала.

— Так это, всё-таки, космические линкоры?

— Нет. Это живые существа, похожие на земных гигантских скатов.

— Стоп! Капитан Журавлёва, как мы прозвали корабли арахнидов?

— Ты их первым назвал «кальмарами» и мы теперь их все так называем.

— Вот. Похоже, что у арахнидов нашлись их дальние родственники. Не у них самих, а у их биокораблей. Крис, они движутся медленнее или быстрее «кальмаров»?

— Медленнее.

— Что и требовалось доказать. Значит, жди массированной атаки арахнидов. Сегодня нас будут брать в клещи. Атака, скорее всего, начнётся сразу с двух сторон. Сколько у нас сейчас в строю линкоров, если считать с недавно построенными?

— Восемьдесят семь.

— Какое минимальное количество лейтенантов можно поставить на один линкор?

— С учётом того, что все корабельные искины были модернизированы, то три.

— Тогда получается сорок один линкор плюс двенадцать моих. Не густо. Половина нашего космического флота останется незадействованной.

— Мы таким составом легко справимся с десятью тысячами «кальмаров».

— В этот раз их может быть гораздо больше. Похоже, что они учли уроки предыдущих неудачных сражений с нами и собрали огромный ударный кулак, чтобы уничтожить нас уже наверняка. Они знают, приблизительно, количество наших кораблей, поэтому просто постараются задавить нас массой. К тому же они рассчитывают, что мы прозеваем появление у нас в тылу их невидимых сородичей.

— А если попросить помощи у пранцев?

— Им нельзя оставлять планеты Содружества без прикрытия. В любой момент они могут повернуть и на них. Арахниды затихли на неделю и копили силы. Крис, сколько ты засекла «скатов»?

— Сорок. Но они огромные. И на что они способны мы даже не можем предположить. Атланты про таких ничего не знали.

— Мне кажется, что это гости из прошлой Вселенной.

— У атлантов была такая теория, но никаких доказательств найти не удалось.

— А что это за прошлая Вселенная? — удивлённо спросила Ксюха.

— До нынешней Вселенной была другая Вселенная. Она не понравилась Создателю и он сжал её в одну точку. После чего произошёл взрыв и в результате мы имеем разлетающуюся Вселенную, в которой мы сейчас и живём. Это если очень коротко.

— Откуда ты это знаешь?

— Как бы тебе помягче сказать. Я и есть тот Создатель, правда не весь, а только его третья часть.

Ксюха ошарашенно посмотрела на меня, а Крис издала странный звук, который на человеческий язык можно было перевести как «нечто подобное я и предполагала».

— Не парься, — ответил я и поцеловал целого капитана Космических войск, чтобы она отмерла. — С этим я сейчас сам разбираюсь. Ты давай дуй к своим и объявляй боевую готовность. Как только появятся арахниды, Крис всем вам сообщит. А мне надо подумать, что делать со странными гостями.

В ответ я получил поцелуй от Ксюхи и успел шлёпнуть её по попе, пока она это делала. Когда она вышла, раздался голос Крис:

— Я заметила, что вы перестали пользоваться машиной времени.

— Расту потихоньку.

— Когда здесь был Гермес-атлант, он предупреждал о возможном появлении подобного человека. Но он говорил, что это будет бог.

— Я и есть бог. Хотя пока продолжаю ещё учиться.

— У Пэмандра?

— Уже нет. Мне кажется, что я немного перерос своего учителя. Надо будет в ближайшее время спросить об этом у него самого.

— Что будете делать с гигантскими «скатами»?

— Уничтожать. Только, пока, не знаю как.

— Товарищ генерал армии. Мои датчики космического слежения обнаружили биокорабли арахнидов.

— Сколько их и куда направляются?

— Более тридцати пяти тысяч.

— Я так и думал. Собрали всё и всех.

— Держат курс на «Звезду смерти».

— Объявляй всеобщую тревогу. Сорок один линкор плюс моих одиннадцать отправятся вместе к ним навстречу. Я с одним линкором двину на перехват гигантских невидимых «скатов».

— А кто тогда поведет одиннадцать атлантских кораблей?

— Тоже я. Я теперь един в трёх лицах.

Опять раздался звук, похожий на хмыкание.

— Слушай, Крис, может тебя в человеческое тело запихнуть? — спросил я у своего искина. — Станешь ходить на двух ногах и нормально выражать свои эмоции. Парня симпатичного из моих головорезов себе заведёшь. Потом дети пойдут.

— Человеческое тело слишком ненадёжное хранилище для моего кристалла, — ответила та. — Но я подумаю над вашим предложением.

Приказы отданы, пора разобраться с новыми гостями. Слишком они непростые оказались. Их даже аппаратура атлантов с большим трудом смогла засечь. Никаких данных по ним нет, значит они точно не из этого мира. Было бы неплохо отдать их Крис на анализ. Но они слишком огромные и я думаю, что у меня просто не будет возможности этого сделать. Их придётся уничтожать, не задумываясь об их научной пользе для нас. Да и времени, скорее всего, на их тщательное изучение у меня не будет. Слишком много членистоногих сегодня вступят в бой с нами. И каждый воин, особенно такой, как я, понадобится для отражения их массированной атаки. На кону стоит жизнь земной человеческой цивилизации, а это для меня является наивысшим приоритетом.

Глава 8

«Имеет значение, какую сторону мы выбираем. Даже если света никогда не будет больше, чем тьмы. Даже если радости в Галактике будет меньше, чем боли. Ибо каждый поступок, который мы совершаем, каждое слово, которое произносим, — имеет значение. Я выбрал свет не для того, чтобы однажды «выиграть» в некой вселенской игре. Я выбрал его просто потому, что это свет».

Квай-Гон Джинн, персонаж «Звёздных войн», джедай, один из лучших воинов своего времени.

По пути к своему линкору меня оторвал от мыслей звонок моего сотового. Конечно же, это был не кто иной, как Генеральный секретарь ЦК КПСС. Мой единственный в этом мире начальник. Если не считать Маршала Устинова, по ведомству которого я числился на должности заместителя министра обороны.

— Здравствуйте, Леонид Ильич, — поздоровался я первым, коснувшись пальцем значка соединения на экране телефона.

— Здравствуй, Андрей, — раздался довольный голос Брежнева. — Я тут с Дмитрием Фёдоровичем разговаривал и он сообщил, что сегодня на концерте вы исполните песню на русском языке. Молодцы. Вся страна этого давно ждала.

— Мы тоже ждали подходящего момента. Я написал песню сразу на двух языках, вот и появилась такая возможность послать Родине привет от всех нас.

— А что это у тебя голос такой сосредоточенный?

— Тридцать пять тысяч биокораблей арахнидов появились в пределах нашей Солнечной системы. Помимо этого с тыла к Земле летят неизвестные создания, которые являются очень опасными противниками. И все по наши души. Так что ситуация в космосе на данный момент сложилась очень непростая.

— Ничего себе. Вас же, по сути, там не так уж и много.

— Благодаря новой улучшенной системе управления космическими кораблями, которую только недавно установили, на каждый линкор теперь стало достаточно отправить служить всего троих офицеров. За счёт этого получилось увеличить количество кораблей, способных противостоять агрессору.

— Но этого, всё равно, очень мало.

— Армада членистоногих направляется в сторону «Звезды смерти», поэтому у нас есть ещё один козырь в предстоящей схватке.

— На концерт вернуться успеете?

— Должны. Моя новая песня его, как раз, и открывает. Я пою вместе с Сьюзи Кватро. Поэтому буду стараться как можно быстрее ликвидировать возникшую угрозу.

— А нельзя ли это сражение советским людям в прямом эфире показать?

— Можно, конечно. Получается, что вы в нашей победе нисколько не сомневаетесь?

— Не сомневаюсь. И даже полностью в ней уверен. До меня дошла информация, что ты уже, каким то образом, стал богом. А боги, как я знаю, не проигрывают.

— Я вчера одного очень грозного бога хеттов Сутеха уничтожил. Так что боги тоже, получается, смертны.

— Очень интересная информация. Ты опять в Древний Египет перемещался?

— Да. Там тоже были проблемы.

— Машина времени?

— Я уже научился обходиться без неё.

— Да, ну ты и растёшь.

— Все так говорят. И Вишну, и Люцифер.

— Вижу, что очень известных и полезных друзей ты себе завёл. Когда отправляешь свои корабли навстречу арахнидам?

— Тревогу уже объявил. Так что минут через двадцать они должны будут заметить друг друга на встречных курсах.

— Тогда прямо сейчас дай картинку на Останкино, а они там сами решат, когда и в каком виде пустить её в эфир.

— Уже отдал приказ.

— Тогда с Богом.

— Вы же коммунист, Леонид Ильич?

— А ты бог, хотя тоже коммунист. С тобой теперь всё перевернулось с ног на голову.

— Тогда принято. Но свою битву с космическими незнакомцами я в прямой эфир давать не стану. Запись делать буду, а потом сам решу, что можно показывать, а что нельзя.

— Не хочешь выдавать все свои секреты?

— Есть такое дело. Людям пока ещё рано знать кто я такой. Они вон к древнеегипетской богине Бастет до сих пор не полностью привыкли. А тут ещё я окажусь очень непростым человеком.

— Решай сам. Ты у нас коммунист номер два, а скоро станешь первым.

Вот так. Получил добро от вышестоящего начальства на вмешательство божественных сил в земные и околоземные дела. Всё правильно. Марксизм-лененизм не может оставаться закостенелым учением. Он должен быть гибким, постоянно развиваться и идти в ногу со временем. Именно этого Суслов и не мог никак понять со своим закостенелым и догматическим подходом. За что и поплатился. А вот Генсек это прекрасно понимал. Одними громкими лозунгами врага не победить и постоянно возникающих проблем не решить.

А по поводу трансляции сражения Брежнев хорошо сообразил. Сегодня воскресенье и наши люди с удовольствием посмотрят, что советские офицеры, вооруженные не только марксистско-ленинской идеологией, могут творить в космосе. Ну а я сейчас эту трансляцию постараюсь подороже продать NBC. Думаю, что они ухватятся за моё

предложение. Такую возможность телевизионщики, наверняка, не упустят.

Я позвонил в, почти уже свой, замок в Филадельфии и сказал, чтобы соединили с апартаментами Стива. Главное, чтобы он никуда не умотал с утра пораньше по своим делам. Трубку сняла Женька.

— О, а ты что там делаешь? — спросил я её удивлённо. — Ты же с Крисом Норманом вечером к нему в номер ушла?

— Шеф утром попросил таблетку от головной боли, ну а я ему другой способ предложила, — смущенно сообщила мне помощница.

— Так этот способ помогает мужской головке, а не голове?

— У вас, мужиков, всё взаимосвязано. Стива позвать?

— Зови.

Трубку взял довольный будущий вице-президент США.

— Голова прошла? — спросил я его, улыбаясь.

— Не подкалывай, — ответил тот, смеясь. — Секретарша для того и существует, чтобы помогать шефу в сложных жизненных ситуациях.

— Понятно всё с тобой. Тут у нас очередная космическая заварушка намечается. Брежнев попросил сделать прямую трансляцию этой крупнейшей межгалактической битвы с арахнидами. Я решил это дело продать нашим друзьям из NBC. Но не меньше, чем за два миллиона долларов. Сможешь с ними связаться?

— Смогу. Значит, они опять полезли?

— Да и не одни. Но это секретная информация.

— Понял. Тогда ни пуха тебе, ни пера.

— Пошёл ты к Люциферу.

— Так вроде русские говорят к чёрту?

— А это их главный чёрт или демон и есть. К тому же я с ним недавно пару раз виделся. Хороший мужик оказался. Мы даже, некоторым образом, породнились.

— Да, с тобой точно не соскучишься.

Я сам без этого уже не представляю свою жизнь. А что будет дальше, один Бог знает.

Но я и так знал, что дальше будет бой. Главное, чтобы моих головорезов не расщепило на атомы. С остальным я постараюсь оперативно справиться. Необходимо предупредить Ксюху и остальных, что за ходом предстоящего сражения в прямом эфире будет следить вся страна и сам Генеральный секретарь за них переживает.

О чём я и сообщил капитану Космических войск Журавлёвой, когда появился в командирской рубке своего линкора.

— А если мы облажаемся? — с волнением в голосе спросила она.

— Никаких если, — ответил я. — Я буду рядом.

— И со «скатами» тоже будешь ты разбираться?

— Да, ты же сама видела, на что я способен.

— Тогда я спокойна.

— В таком случае Ярцевой с Политовым передай свои спокойствие и уверенность.

— Постараюсь.

— Как должен младший по званию отвечать старшему по званию?

— Есть, товарищ генерал армии.

— Вот это другое дело. И прикажи всем надеть поверх скафандров защитные доспехи. Битва всем нам сегодня предстоит жаркая.

Пришлось опять создать два своих клона. Только в этот раз не для секса, а для более серьёзного дела. Одиннадцать моих линкоров прикрывали с флангов строй кораблей моих головорезов. А строй держать ровно мы уже научились. Все уже знали, что за их действиями внимательно следят с Земли их родные и близкие, поэтому всё должно быть чётко и красиво, как на параде. Чтобы все те, кто сейчас наблюдают за нами с экранов своих телевизоров, чувствовали несокрушимую мощь советского Космического флота. Хорошо бы ещё к визуальной картинке пустить музыкальное сопровождение из наших совместных с группой «Серебро» песен.

Я отдал ментальную команду, чтобы Крис включила, в качестве фонограммы для прямой трансляции, сначала нашу песню «The Final Countdown», а затем «Love Don't Let Me Go». Ну а потом уже на своё усмотрение. Дальше мне просто станет некогда этим заниматься. Эх, если бы я уже стал триадой. Такой фигнёй с какими-то арахнидами я бы сейчас не занимался. Но, пока, приходится.

За своих головорезов я особо не волновался. Два моих альтер эго их поддержат. А вот что мне делать с новичками, пожаловавшими к нам в гости без приглашения, я не знал. К тому же меня смущало их малое количество. Обычно стараются нападать с двух сторон одинаковыми силами. Если исходить из этого принципа, то силы «кальмаров» и «скатов» должны быть, приблизительно, равны по мощи. И это внушало некоторое опасение. Сорок биокораблей эквивалентны тридцати пяти тысячам — это очень подозрительно. Получалось, что каждый «скат» равен почти тысяче «кальмаров». А это очень много. Это мне напомнило фразу одного старого и мудрого удава из мультипликационного фильма «Маугли»:

— Рыжие Собаки. Да… Это будет славная охота. Только после нее не останется ни человечка, ни Каа.

Ладно, главное начать, а там разберёмся. Покинув лунную базу, я направился в сторону невиданных и неведомых гостей. Прямо как у Пушкина в сказке «Руслан и Людмила» получается: «Там на неведомых дорожках следы невиданных зверей». У капитана Журавлёвой задача была попроще, чем у меня. Ну, так и сам я тоже посложней буду. По Сеньке, как говорится, и шапка

Да, только шапка была ох как непроста. Настоящая шапка-невидимка. Я их мог видеть, исключительно перейдя на режим «внутреннего» зрения. Действительно, биокорабли напоминали гигантских скатов. Но уж очень невероятных размеров. Даже мой, немалых размеров, линкор казался рядом с ними маленькой лодкой. И откуда такая напасть взялась? Скорость их передвижения была небольшая, поэтому, в связи с довольно большим расстоянием, до нас они доберуться ещё нескоро. Выражение «как до Луны» здесь уже не подходило. Но я чувствовал, что подпускать этих тварей близко к Земле было нельзя.

Тогда я решил не затягивать процесс, так как моё присутствие в качестве третьей и основной боевой единицы могло пригодиться моим головорезам. Поэтому я решил пойти сразу с козырей и направил в сторону группы «скатов» ширококонусный луч энергии «ра». И… ничего. Нет, какой-то эффект был, но очень слабый. Эти создания не поглощали мою энергию, а пропускали её сквозь себя. Хотя я заметил, что это им было неприятно и даже болезненно. И ещё я заметил, что от некоторых особей отделились какие-то мелкие куски.

Тогда я вложил всю свою мощь и опять выпустил луч в их сторону. Эффект был чуть лучший, но незначительно. Я даже на таком расстоянии почувствовал их боль, но ни один биокорабль не был уничтожен. Только слегка потрепал их и всё. Да, на этот раз я несколько переоценил свои божественные возможности. Хотя они меня никогда не подводили. Значит, нашла «коса на камень».

Слава Богу, что они медлительные. Есть время подумать. Получается, что раз они невидимы, это свойство и защищает их от моего луча. Что ещё раз подтверждает, что они выходцы из прошлой Вселенной или их создала первичная энергия уже здесь, по старому образу и подобию. Из этого следует, их надо как-то сделать видимыми. Но как? Краской облить не получится, да и нет у меня с собой никакой краски.

Рядом с тем местом, где завис мой корабль, находилось облако звёздной пыли. А не создать ли мне из неё подобие астероида или метеорита? Я, правда, ничего подобного раньше не делал, но когда-то же надо начинать. На планету его не хватит, а вот на несколько астероидов вполне. Но для этого мне придётся покинуть свой корабль. Причём без скафандра. У меня уже был опыт такого выхода в открытый космос, но очень непродолжительный.

Только страшного в этом ничего не было. Я создал вокруг себя защитное поле и спокойно начинал притягивать, собирать и спрессовывать вокруг себя звёздную пыль.

Ух ты, вот это да! Открытый космос — это нечто потрясающее. Но любоваться этой красотой мне было некогда. Надо было побыстрее проверить мою догадку. Если нет, то придётся срочно придумать что-то ещё.

Создав астероид размером с двоих себя, я отправил его в сторону группы гостей. Есть попадание! А где астероид? Так, его поглотило это существо и в обычном зрительном режиме оно стало видимо. А теперь направить на него тонкий луч энергии «ра». Ну вот, совсем другое дело. Этот биокорабль просто испарился. И что мы имеем в сухом остатке? Тридцать девять пожирателей планет продолжали медленно направляться в сторону Земли. А именно пожирателями они и являлись. За создание таких монстров я этой первичной энергии уши оборву. Только в напрочь больную голову могла прийти идея сотворить подобных космических чудовищ..

Из оставшейся звёздной пыли мне удалось сделать ещё двенадцать астероидов и двенадцать монстров перестали существовать. Параллельно я получал картинку от своих двух клонов с противоположного конца Солнечной системы. А там уже было жарко. Мои копии старались во всю, но арахнидов было слишком много. Наши линкоры бились отчаянно. «Звезда смерти» тоже не стояла без дела.

Уже три наших корабля были серьёзно повреждены и не могли самостоятельно совершать манёвры. А я тут с этими уродами вожусь. Помимо этого, как назло, закончилась звёздная пыль. И такая злость меня разобрала, что я не придумал ничего лучше, чем увеличить своё тело в размерах, как я это делал в битве с Сутехом, в несколько десятков раз и рвануть на этих гадов в рукопашную. Нет, не с голыми руками, конечно, а с моим «убийцей богов».

От удара моего меча по невидимому телу чужака, оно сначала заискрилось, а затем взорвалось. Вот ведь твари! Эти паразиты при этом забирали божественную энергию из моего «убийцы богов». Немного, но забирали. Главное, чтобы её хватило на остальных, а там я найду, где её восполнить. Ненужных никому богов в этой Вселенной существовало очень много.

Я, с помощью телепортации, перемещался от одного монстра к другому, при этом только и делал, что рубил. Правда я сам был в этот момент монстром, но это не важно. Разбираться о чём они думают и где расположен их мозг, я не стал. Для моего передвижного зоопарка они мне явно не подходили. Поэтому уничтожал я их с каким-то тупым остервенением. От их криков боли за закрыл свой мозг и мне было на всё наплевать. Может они меня и просили о пощаде, но я этого не слышал. Скорее, не хотел слышать.

Никакими средствами защиты природа их не наделила. И слава Богу. Ну уж я потом спрошу эту природу-мать, кто и откуда притащил их сюда, к нам.

Уф, всё. Непростые родственнички арахнидов мне попались. Как приятно убивать архангелов и богов, и как неприятно возиться с этими монстрами. Пользы от них никакой, только проблемы с энергией, закаченной в мой меч. Но и то хорошо, что я не завис здесь надолго. Там мои головорезы деруться, а я тут прохлаждаюсь. Это я, конечно, утрирую. Но всё из-за того, что переживаю за своих. Несладко им там сейчас, без меня, приходится.

Вернувшись на линкор, я сразу ушел в гипер. Благодаря его недавней модернизации я оказался среди своих буквально через минуту. Вовремя я здесь появился. Картина была не очень радостной. Уже четырнадцать наших линкоров было, в той или иной степени, повреждены. И аура одного из моих головорезов неожиданно погасла.

Твою ж мать! Я мгновенно переместился туда, на тот корабль. Там, во отсеках и командирской рубке, ощущался явственный запах гари. Двое моих лейтенантов в скафандрах склонились над телом третьего, пытаясь оказать первую помощь. У него была разворочена грудная клетка и края зияющей раны были чёрные. Точнее сказать у неё. Это была старший лейтенант Ярцева. Я этих арахнидов за неё просто порву «на фашистский крест».

Увидев меня без скафандра, головорезы сначала опешили, но потом вспомнили, какие обо мне ходили слухи. Они сразу отодвинулись в стороны и освободили мне место. Сердце старшего лейтенанта уже не билось. Его просто не было там, где оно должно было быть. Значит, срочно восстанавливаем сердце и начинаем воскрешать Ярцеву.

Сражение подождет. Арахниды от меня никуда не денутся. Во мне сейчас кипело столько злости, что я готов был рвать зубами членистоногих, как только воскрешу заместителя Ксюхи.

— Доклад, — отдал я ментальный приказ Крис.

— К арахнидам подошли подкрепления, — раздался у меня в голове голос искина. — Даже ваши копии не справляются. Они стянули все свои силы сюда и просто прут без остановки, не считаясь с потерями. Семь кораблей из четырнадцати вышедших из строя серьёзно повреждено, есть раненые разной степени тяжести. Вы сейчас реанимируете Ярцеву, значит погибших нет. Дроиды заделывают повреждения на кораблях. На всех повреждённых на данный момент уже восстановлена герметичность.

Пока Крис докладывала, мне удалось восстановить и запустить сердце Ярцевой. Затем я принялся за сращивание её грудной клетки. За всем процессом наблюдали два лейтенанта и я видел сквозь стёкла их шлемов, что их вот-вот стошнит. Я их отпихнул руками от себя подальше и продолжил процесс реанимации.

Когда грудная клетка срослась, я запустил сердце. Смертельная чернота еще нигде не проступила, поэтому я пустил внутрь тела зелёную волну жизни. Мои ладони светились, как яркие огоньки в свете аварийного освещения линкора. Но вот тело старшего лейтенанта дёрнулось и Ярцева задышала. Дроиды успели заделать пробоины и подать кислород в отсеки корабля. Поэтому я не боялся, что космический вакуум причинит вред её лёгким.

Ну, слава Богу. Девушка рткрыла глаза и с удивлением посмотрела на меня.

— Где я? — спросила она.

— На своём корабле, — ответил я и увидел что два лейтенанта сняли шлемы и подбежали к своему командиру.

Это были тоже девушки. Я их помнил ещё по первому набору, но имён не запомнил. Я мог, с закрытыми глазами и включив «внутреннее зрение», отличить каждую по аурам. Получается, здесь был чисто девичий коллектив. Значит, где-то были одни ребята. Но думать было уже некогда. Ярцева теперь сама здесь без меня оклемается, а её подруги помогут ей в этом.

Я сразу переместился назад на свой линкор и стал уничтожать биокорабли арахнидов с удвоенной силой с криками «Врёшь, не пройдешь!». Во мне клокотала ярость и злость, поэтому лучи энергии «ра» получались у меня ослепительно белого цвета. Прав был тот психолог из моей прошлой жизни утверждая, что все чувства человека имеют свой цвет. И он говорил, что гнев и злость окрашены именно в белые тона.

Лучи моих клонов имели желтоватый оттенок, а мой был чистого белого цвета. Видимо, злость бурлила только во мне после битвы со «скатами», а также после воскрешения Ярцевой. Пришлось всё это синхронизировать и мы одновременно долбанули тройным лучом по центральному скопищу арахнидов.

Вот это мы удивили, так удивили. Даже сами удивились, так как не ожидали подобного эффекта. Я всегда знал, что злость прибавляет силы. А если её умножить на три, то это получится смерть всему живому. Если бы не «скаты», мы бы втроём всех «кальмаров» давно уничтожили.

И головорезы сразу поняли, что наступил перелом в сражении, которого все так ждали. Это подняло боевой дух моих головорезов на новую высоту. Я представляю, как переживали сейчас за них их родители. Если трансляция шла без купюр, то они могли видеть повреждённые линкоры и лица своих сыновей и дочерей сквозь прозрачные щитки шлемов. И они в такие моменты молили всех богов, чтобы их дети там остались живы. Никто из них не знал, даже я, как распределила капитан Журавлёва эти сокращенные в три раза корабельные экипажи.

Вот сразу и музыкальное сопровождение пошло весёлое. Крис сейчас поставила песню «серебрянок» «Walk Like an Egyptian». Я ей отдал команду, что как только арахниды попытаются смыться с поля боя, надо будет включить государственный гимн Советского Союза.

Все уже знали, как членистоногие будут дальше себя вести. Так оно и вышло. Мы ещё минут пятнадцать перемалывали их биокорабли, а потом они дрогнули. Тут во всех наших линкорах зазвучал наш гимн, что прибавило всем бодрости духа. И арахниды побежали, под радостные крики «Ура!». То есть попытались развернуться и уйти в гипер. Ага, счазз. Кто-то позволит им это сделать. Теперь на них были злы все, поэтому не дали им просто так смыться. Существует хороший синоним слову «смыться». Это слово «исчезнуть».

Вот арахниды и исчезли, от слова «совсем».

В общем, никто из них не ушёл. Я было хотел послать за ними пару нашил ЛА, но потом передумал. Сам позже их найду и исправлю ошибку первичной энергии. Сколько же говна мне придётся разгребать после того, как я снова стану Создателем. Но тогда всё это будет для меня намного проще сделать.

Теперь можно выдохнуть и снова стать самим собой. Можно сказать, что неплохо мы сегодня повоевали. Основной удар арахнидов пришелся по «Звезде смерти», но и головорезам тоже серьёзно досталось. Гигантские членистоногие в этом бою применили несколько другую тактику. Они концентрировали удары нескольких сотен своих биокораблей по нашему одному линкору и, в конце концов, выводили его из строя. Как я и предполагал, они постараются задавить нас массой. Для нас размен один наш линкор на четыреста их биокораблей был неравнозначен. Нас было слишком мало.

Главное, что удар нам в тыл у них не получился. Наш космический флот ничего бы не смог сделать со «скатами». Остался бы единственный выход — покинуть поле боя, но тогда бы погибла Земля и всё население нашей планеты. Или умереть первыми, не увидев, как исчезнет наш «голубой шарик». Теперь же Крис станет тщательно анализировать, что за твари были эти «скаты» и грозит ли нам повторное их появление в нашей Галактике.

— С победой вас, товарищ генерал армии! — раздался из динамиков счастливый голос Ксюхи. — И спасибо за то, что спасли жизнь старшему лейтенанту Ярцевой.

— Всех нас с победой, — ответил я ей. — Жарко было?

— Не то слово. Пока вы не вернулись, было очень тяжело.

— Но вы молодцы. Смогли продержаться до моего возвращения.

— А с теми «скатами» что?

— Пришлось идти в рукопашную в прямом смысле слова. Ничего их, гадов, не брало.

— Вот это да! Посмотреть запись вашего боя дадите?

— Только тебе и Генсеку. Другим нельзя.

— Поняла. Сейчас возвращаемся на базу?

— Да, командуй общее возвращение.

Опять никаких трофеев мы не получили. Только славу и почёт. Но ощущение честно выполненного долга было лучше всяких наград.

— Крис, есть данные, сколько человек смотрели прямую трансляцию с места сражения?

— В Советском Союзе практически всё взрослое население страны. В Америке около пятидесяти миллионов человек.

— Значит, NBC купили, всё-таки, права на показ. Хоть здесь немного заработали.

Три корабля дроиды успели ввести в строй, остальные останутся здесь и их попробуют восстановить позже. Если нет, то отбуксируют на базу. Экипажи перебрались на уцелевшие линкоры и мы спокойно вернулись в место дислокации нашего Космического флота.

Не успел я спуститься с трапа в ангаре базы, как опять зазвонил телефон.

— Вот это была битва! — восторженно крикнул в трубку Брежнев. — Все герои, но основные были трое. Вот этим троим вручим Золотые Звёзды. Сообщишь фамилии, я сам им торжественно их прикреплю. И очередные звания получат досрочно. Если бы не их мощное оружие и завершающий тройной удар по арахнидам, могли бы не выстоять.

— Есть одна загвоздка, Леонид Ильич, — ответил я, почесав затылок. — Это был я, в трёх лицах.

— Ну ты даёшь. У меня просто в голове подобное не укладывается. Значит, ты теперь и такое вытворять можешь. Тогда вместо Звёзд получишь орден «Победы».

— Так им же награждали Маршалов, которые командовали фронтами в Великую Отечественную?

— Ну, не только Маршалов. Начальника Генерального штаба генерала армии Антонова им тоже наградили. Так что всё совпадает. Я сам только два года назад Маршала получил. А по поводу фронтов ты сам понимаешь, что ты сегодня тоже целым фронтом командовал. Космическим, но фронтом. Тут со мной Дмитрий Фёдорович рядом сидит. Он мне напомнил, что я обещал трём Героям очередное звание дать, так что придется тебе дополнительно маршальские погоны вручить. У нас в этом году на два Маршала в стране станет больше.

— Служу Советскому Союзу, товарищ Верховный главнокомандующий, — отрапортовал я прямо в трубку. — И спасибо вам за столь высокую оценку моего ратного труда.

— Ты всю планету спас, так что это мы тебя должны благодарить. Все участники без наград тоже не останутся. Раз я про трёх Героев упомянул, значит готовь представление на награждение троих твоих головорезов Золотыми Звездами. Сам решишь, кто из них самые достойные. И во всех завтрашних газетах появятся победные статьи о твоём космическом флоте и его подвиге. Вся страна с замиранием сердца смотрела, как вы отважно сражались. Я даже Великую Отечественную войну вспомнил, хотя там бои не такие масштабные были.

— Спасибо, Леонид Ильич. От меня лично и от моих бойцов и командиров.

Ну вот, я и стал Маршалом. Я уже месяц являюсь английским лордом, а теперь ещё и советским Маршалом. Так что сокращенно можно называть меня Лорд-Маршал, прямо как главного некромонгера.

— Передай капитану Журавлёвой собрать всех на плацу перед казармами, — отдал я приказ своему искину. — Как там наши раненые себя чувствуют?

— Пятнадцать человек уже положили в медицинские капсулы, — ответила Крис. — Остальные чувствуют себя хорошо, в том числе и старший лейтенант Ярцева.

— Ну и отлично. Сколько кораблей осталось не на ходу?

— Шесть. Но через два часа перегонная команда их доставит на базу.

— Что со «Звездой смерти»?

— Станции серьёзно досталось, так как основной удар пришёлся именно на неё. Арахниды посчитали её самым опасным противником. Почти сорок пять процентов станции повреждено или вышло из стоя. Но дроиды уже приступили к ремонтновосстановительным работам. Должны всё успеть сделать за два дня.

— Главное, что людей сберегли, а остальное не так важно.

Да, всем хороши медицинские капсулы, но вот воскрешать людей они не могут. Это является тоже моей непосредственной обязанностью. Лейтенанты теперь будут знать, что и с того света я их вытащу.

Добравшись до жилого сектора нашей роты, я увидел своих воинов. Привести в порядок они себя толком не успели, но ничего. После того, что я им сейчас сообщу, им станет гораздо веселее это делать. Хотя на лицах у всех сияли улыбки. Правда у многих лица были немного помяты, в ссадинах и ожогах. Но мои головорезы не считали это за ранения. Все справедливо полагали, что это просто царапины и на них не стоит обращать внимания.

— Рота, смир-но! — скомандовала Ксюха. — Равнение на пра-во! Товарищ генерал армии, рота Космических войск СССР по вашему приказанию построена.

— Здравствуйте, товарищи офицеры! — обратился я к своим бойцам.

— Здравия желаем, товарищ генерал армии! — бодро прокричали все.

— Поздравляю вас всех с замечательной победой, достойной наших отцов и дедов!

— Ура-а! Ура-а! Ура-а!

— И с сегодняшнего дня, кстати, я уже Маршал.

— Поздравляем, товарищ Маршал Советского Союза.

— Я только что общался с Верховным главнокомандующим и он тоже передал вам свои поздравления. По его приказу трое из вас будут награждены орденом Ленина и медалью Золотая Звезда.

Опять грянуло троекратное «ура». Все догадывались, что именно для этого я и построил сейчас роту.

— Остальные тоже без наград не останутся, — продолжил я. — Все сегодня сражались, как герои и достойны орденов и медалей. Данной мне нашими партией и правительством властью, объявляю о том, что за героизм и мужество, проявленные в бою против арахнидов и умелую организацию обороны, второй звездой Героя будет награждена командир роты капитан Журавлёва.

— Служу Советскому Союзу! — отчеканила, обалдевшая от такого расклада, Ксюха.

— Остальных двоих самых достойных мы, посовещавшись, отберём с ней вместе. Все дрались храбро, поэтому один кандидат или какндидатка будет от первого взвода, а второй или вторая — от второго.

Я видел, что каждый мечтал, чтобы таковым оказался именно он или она. Но они будут тоже искренне рады, если их товарищ получит эту высокую награду. Такими нас воспитала страна и та эпоха. Всё это исчезло в моём мире вместе с Советским Союзом. Здесь я этого не допущу. Мы создали новую историческую общность людей — советский народ. И я не позволю, чтобы она бесследно исчезла. Мы только что вместе недопустили исчезновения всего человечества. Также недопустим этого и в отношении всех советских людей.

— И учтите, — добавил я своим замершим подчинённым, ожидавшим продолжения. — Вся наша страна и, я думаю, весь мир смотрели прямой репортаж с места сегодняшнего сражения. Поэтому и другие страны, и их правительства захотят наградить вас за ваш подвиг. Так что готовьтесь побывать и в Европе, и в Америке.

Это тоже было воспринято всеми довольными улыбками.

— А теперь вольно и шагом марш все в душ, а затем в столовую, — скомандовал я.

Все ломанулись в свои казармы за своими банными принадлежностями, а Ксюха, улучив момент, поцеловала меня.

— Спасибо, любимый, — сказала она. — Я просто в шоке. Не успела привыкнуть к предыдущему званию, а теперь я уже дважды Герой. Но ведь все сражались, не щадя себя. Почему ты выбрал меня?

— Ты руководила сражением, — ответил я. — А начальству всегда больше плюшек достаётся. К тому же мне очень понравилось, что ты хочешь от меня ребёнка.

— Теперь понятно, что тобой руководило при выборе кандидатки. Но я, правда, хочу от тебя детей. Тут, кстати, многие тоже этого хотят, но ты губы на это не раскатывай.

Во, и здесь все хотят, чтобы я поработал быком-осеменителем. Во всех эпохах женщины хотят, чтобы я их «покрыл». Хорошее, кстати, слово. Его часто можно встретить в Библии в Ветхом Завете. Оно прекрасно заменяет слово «трахнуть», но от него веет чём-то скотским. По мне так лучше «трахнуть», чем «покрыть».

— Тогда пошли в наш душ, — ответил я, — заодно и помоемся.

Мы быстро добрались на антиграве до душевой, где стали решать очень важный демографический вопрос. В этой связи вспомнилось одно стихотворение, приписываемое Маяковскому:


Лежу на ляжках чужой жены,

Одеяло прилипло к жопе.

Штампую детей для советской страны

Назло буржуазной Европе!

Пусть х*й мой,

Как мачта топорщится!

Мне все равно, кто подо мной —

Жена министра или уборщица!


С женой министра я еще не трахался, но это словосочетание можно было легко заменить на слово «амазонка». В том числе на «дьяволица», «богиня» и даже «Хатшепсут». Хотя последнюю лучше назвать «женой фараона». В общем, все мои любовницы и даже одна инопланетянка прекрасно подходили в качестве замены. Я же говорил, что великим поэтом был Владимир Владимирович. У меня, кстати, в прошлой жизни тоже был один очень известный Владимир Владимирович, но не поэт.

Ну, что ж. После боя хотелось снять стресс и мы его с Ксюхой сняли. Ведь когда тебя очень хотят кончить, ты потом тоже хочешь кончить. Но уже не кого-то, а в кого-то или с кем-то. Поэтому отымел четырежды Герой дважды Героя Советского Союза в разных позах и стало этим героям хорошо. Раньше у меня получался божественный секс, а сейчас героический. Хотя как не назови и с какой стороны на это дело не посмотри, всё выходит обоюдоприятно. Прямо, как в той загадке из журнала «Мурзилка»:

Туда-сюда-обратно.

Тебе и мне приятно.

Ксюху, как и любую женщину, после хорошего секса потянуло на серьёзные разговоры и выяснение отношений.

— Почему Брежнев решил наградить Золотой Звездой только троих? — спросила у меня жутко умная и проницательная, благодаря моим же стараниям, капитан Журавлёва.

— Потому, что он увидел, что именно удары трёх лучей решили ход сражения, — ответил я честно.

— Так это же был ты и твои копии?

— А куда мне ещё три Звезды вешать? Одну вот тебе отдал, а две другие нашим головорезам достанутся. Теперь тебе придётся решать, кого ими наградить. При таком раскладе получится поровну на каждый взвод. В результате никому из головорезов обидно не будет.

— А тебе, кроме маршальских погон, ничего больше не перепало?

— Перепал один скромный орден, которым награждают только Маршалов.

— Ух ты! Неужели орден «Победы»?

— Ты у меня не только красивая, но и умная. Так что теперь на моей нижней левой части груди будут красоваться две большие звезды. И обе с драгоценными камнями.

— Крис мне сообщила, что ты ей дал задание сшить для всех белую парадную форму и она уже готова. Можно я прикажу её всем сейчас раздать? Головорезы будут рады.

— Без проблем. Пусть после душа и надевают. Ты знаешь, в армиях многих стран существует такое правило: награжденному орденом или медалью выдают временное свидетельство об этом. Давай ты сама от руки выпишешь наградной лист, а я сделаю Звёзды.

— Давай попробуем. Только бланк надо красивый сделать.

— Я сейчас сварганю всё в лучшем виде. Будут, как настоящие. Только печать будет наша, ротная.

И я забацал три звезды Героя Советского Союза и три ордена Ленина. Плюс футляры и документы. Жутко довольная Ксюха, своим красивым женским почерком, заполнила бланки. А печать была у неё в тумбочке, в казарме. Потом я, с полным основанием, всё это ей торжественно вручил. Как же она радовалась. Аж вся светилась от счастья. И ждать три или пять дней не надо. Ведь я теперь Маршал Советского Союза и имею право наградить любого военнослужащего. Главное, что Верховный главнокомандующий дал на это добро.

Радостная Ксюха поцеловала меня и стала собираться. Но напоследок она задала последний, очень мучивший её, вопрос:

— Мне доложили, что Ярцева уже не дышала, когда ты неожиданно появился на её корабле. Ты её вернул с того света, как мою бабушку Клаву, когда мы с тобой оказались вместе в Астрахани?

— Да, ты же поняла, что она умерла, — ответил я. — Пришлось её воскресить. Это было не очень сложно. Смерть наступила буквально за две минуты до моего появления там.

— Теперь все точно будут знать, что ты бог.

— Я Брежневу тоже об этом рассказал.

— А вот богиня Бастет, она настоящая?

— Да, ты же видела наш концерт по телевизору. Только она изначально была не очень сильной богиней. Пришлось ей немного с этим помочь.

— Ты с ней спишь? Только ответь мне честно.

— Сплю. Я такой, какой есть. Если ты не захочешь меня после этого видеть, я тебя пойму. Хотя без тебя мне будет тоскливо и одиноко.

— Я тебя люблю и к твоей кобелиной сущности уже привыкла. Главное, что у меня скоро родятся от тебя дети. Они будут полубогами?

— Да, они станут великими и легендарными личностями. Их станут называть Детьми Света.

— Только за одно это я готова терпеть твоих жён и любовниц. Но я жутко ревную тебя к ним.

— Ревнуешь — значит любишь. Если бы я был другим, ты бы меня не полюбила.

Я поцеловал её и она отправилась к своим подчинённым, чтобы обрадовать их новой белой формой Космической флота и вручить временные награды двум новым Героям. Второй взвод, которым командовал Димка, полностью состоял из моих школьных товарищей и подруг. Перед тем, как заполнить наградные документы, мы обсудили, кого Ксюха предлагает в качестве счастливчиков. Кандидатом от первого взвода Журавлёва предложила Владислава Кузьмина. А от второго взвода была выбрана Ольга Нефёдова из моего параллельного класса, которую все звали «зубрилкой». Оказалось, что она не только лучшая в учёбе, но и в бою. Так что в нашей школе теперь стало на одного Героя Советского Союза больше. До этого нас было три, включая меня, Солнышко и Димку, а теперь получилось уже четыре. И я был этому очень рад.

Ну что ж, пора возвращаться в Филадельфию. Там было почти половина первого. Мои жёны меня уже, небось, потеряли. Но они прекрасно знают, чем я занимаюсь в свободное от музыки время. Не всё конечно, но многое. О своих амурных похождениях я им не рассказываю. Зачем их волновать? Им в их положении этого делать категорически не стоит.

Я появился прямо в спальне и на меня сразу набросились мои зарёванные супруги. Твою ж мать! Я того гада, кто их довёл до такого состояния, в козла превращу. Я это, правда, ещё никогда не делал и у меня может ничего не получиться, но я уж ради этого очень постараюсь. Если что, то он у меня лилипутом на всю оставшуюся жизнь после этого останется.

Оказалось, что причиной их слёз был я. Когда они проснулись и обнаружили, что меня нет с ними рядом, то волноваться не стали. А решили немного ещё повалятся и включили телевизор. Переключая на пульте программы, он наткнулись на какнал NBC, по которому шла прямая трансляция нашей битвы с арахнидами.

Меня они сначала не видели, но догадались, что я был где-то там. Бойня была жуткой, а они у меня все очень впечатлительные. Понятно, что в конечном результате мы победили, но они сильно переживали за меня и остальных наших головорезов. И ещё, как назло, потом показали Ярцеву с развороченной грудной клеткой. Я представляю, если при виде такого двоих лейтенантш, прошедших уже несколько сражений на планетах с этими гигантскими членистоногими, чуть не стошнило. А тут это увидели мои жены. Ну и давай реветь.

После чего они увидели, как появился я и поняли, что всё будет хорошо. Но опять стали волноваться за меня. Вот, приблизительно, то, что они мне наперебой попытались рассказать. Пришлось их успокоить и сказать, что все живы.

— Да, — сказал я, — Ярцева уже не дышала, когда я её воскресил.

— А у неё шрам на груди останется? — спросила сердобольная Лилу.

— Несколько дней будет заметен небольшой тонкий розовый шрам. Но потом и он исчезнет. Ну а остальные, кто получил ожоги или ранения, сейчас находятся в медицинских капсулах, которые нам любезно предоставил отец Лилу. Так что к концу дня все будут, как новенькие.

— Мне показалось, что тебя в самом начале сражения рядом с ребятами не было? — спросила самая внимательная и сообразительная Ди.

— Да, всё правильно. На нас ещё с тыла напали довольно опасные твари. Пришлось сначала уничтожить их, а уж потом прийти на подмогу своим.

— Жалко было несколько наших кораблей, которые удалось подбить арахнидам, — рассказала Солнышко.

— А что эти гады сделали со «Звездой смерти»? — как всегда эмоционально высказалась Маша. — Мы же её с внешней стороны никогда не видели. Только внутри побывали. Она наполовину разрушена была. И вся чёрная от молний, которые в неё запускали биокорабли этих гигантских членистоногих.

— И мы очень обрадовались, когда вы их всех перебили, — добавила свои впечатления Наташа. — Наверняка руководство вас всех наградит.

— Да, мне уже звонил Брежнев и сообщил об этом.

— Тебе, небось, он пятую Звезду предлагал?

— Было такое дело. Но в связи с тем, что мне присвоили звание Маршала Советского Союза, то наградили орденом «Победы».

Ну, тут все опять на меня навалились, только уже с поздравлениями. Я им, правда, не стал говорить, что мне теперь полагалась еще и «Маршальская Звезда» «большого» типа. Там в центре расположен камушек весом почти в три карата. Так что я тоже буду весь в бриллиантах, как и мои жёны. Только у них они гораздо крупнее. Но в моём случае не в величине дело, а в значимости.

Кстати, к ней прилагалась муаровая лента, чтобы её можно было носить на шее. Вот только её цвет был разный в зависимости от рода войск. Значит, у меня она будет чёрной. Мне ещё за генерала армии положены были дать «Маршальскую Звезду» «малого» типа. Но не успели. Слишком быстрый у меня карьерный рост получился. Но при случае я им напомню, что неплохо было бы и ту получить. Ничего, с них не убудет. Детям и внукам зато показывать потом буду.

— А «Героев», всё-таки, кому-нибудь дали? — поинтересовалась Маша.

— Вторую Звезду дали Ксюхе, а также Ольге-«зубрилке».

— Вот это да! — воскликнула Солнышко. — У нас теперь не школа стала, а настоящая академия Героев Советского Союза.

— Василий Васильевич будет очень рад этому. Вы завтракали?

— Да, — ответила Наташа. — Пока смотрели ваше сражение, умяли всё. Всё ж на нервах.

— Тогда полчаса отдыхайте. Я заскочу к своим ученикам и быстро вернусь.

С моими подопечными необходимо было постоянно заниматься. Хоть тридцать минут в день, но регулярно. И проверять, как они сделали предыдущее домашнее задание. Иначе толку никакого не будет.

Они впятером опять сидели в зале и наносили друг другу ментальные удары. Их вчерашний победный поединок с Нахемой им сильно добавил мотивации к занятиям, поэтому они всё своё свободное время тратили на учёбу. Даже телевизор не смотрели. И это хорошо. Иначе бы сейчас замучили вопросами про сражение в космосе. Правильно сказал Альберт Эйнштейн, что «единственный разумный способ обучать людей — это подавать им пример». Вот я им каждый день, на собственном примере, всё объясняю и показываю.

После того, как они все встали и поприветствовали меня, кланяясь, Амала похвалилась:

— Учитель, у нас уже неплохо получается. Нам вчерашнее практическое занятие очень в этом помогло. Как поживает демоница?

— Нормально, — ответил я, приглашая их вновь располагаться на полу. — За её крылья не переживайте. Я уже одной такой сделал ангельские, так что и этой скоро такие же сделаю.

— А чем мы сегодня будем заниматься, — спросил Анджей.

— Как я вам ещё раньше обещал, станем учиться проходить сквозь стены. Только сначала ответьте мне на один вопрос: кем вы хотите стать?

— Вашими помощниками, — не задумываясь, ответила Жоана.

— Это понятно. А в качестве кого вы собираетесь мне помогать?

— В качестве медиумов, — высказал своё мнение Гюнтер.

— А если я вам предложу стать ангелами?

М-да, их, как будто, обухом по голове ударило. Все от удивления открыли рты. Они прекрасно видели, что я не шучу, но до конца понять того, что я им сейчас предложил, не могли. Но вот в глазах Роджера я уловил, что тот выстроил у себя в мозгу правильную логическую цепочку: раз я бог, значит мои помощники должны являться не кем иным, как только ангелами. Потом, через пару секунд, эта мысль пришла в голову и остальным моим четырём ученикам. Значит, не зря я им их серое вещество немного апгрейдил. Они даже заулыбались, но я прервал их полёт фантазии и спустил с небес на землю. Рано им ещё туда отправляться. Не в смысле, что все там когда-нибудь будем. А в смысле, что им надо для этого продолжать упорно и старательно учиться.

— Только сразу предупреждаю, что будет очень сложно и тяжело сначала, — сказал я. — Но я так понял, что моё предложение вам всем понравилось.

— А крылья у нас будут? — мечтательно спросила Амала.

— Дались вам эти крылья. Они ведь, практически, и не нужны.

— Зато они красиво смотрятся, — уточнила Жоана.

— А вам троим мужчинам тоже нужны крылья?

— Да, — хором ответили те.

В их сознании стойко укоренилось мнение или даже стереотип, что ангелы должны быть обязательно с крыльями. Да, они у них были. Но уже стали, как рудимент или атавизм, ненужны. Вон и у демоницы они тоже крылья видели. Ладно, сделаю я им крылья и не буду нарушать устоявшуюся традицию.

— Хорошо, будут вам крылья, — ответил я своим довольным ученикам. — Только к ним ещё и меч прилагается. Так что будете все у Анубиса учиться им владеть.

Они были готовы делать что угодно, лишь бы у них были настоящие крылья. Вот мне, лично, они абсолютно не нужны. Только мешались бы и всё. Да, красиво, согласен. Парить в воздухе я и так, без них, умею. Вон и ученики немного уже умеют. А крылья им, всё равно, вынь да положь.

Глава 9

«Для того, чтобы увидеть мир целиком, в истинном его виде, действительно надо быть его Создателем. С этим спорить бессмысленно. Мы такой цели ставить себе не будем. Пока не будем. Для начала упростим себе задачу. Попробуем увидеть мир пусть не целиком, но в истинном свете. Даже при условии, что мы видим только отдельные его фрагменты, важно, чтобы эти фрагменты были истинными, не противоречили друг другу».

Журнал «Самиздат» «Истина и правда»

— Раз вопрос с крыльями мы с вами решили, давайте начнём наше сегодняшнее занятие, — сказал я и все мои ученики сразу стали серьёзными. — Ещё раз каждый повторит для себя, что «ложки не существует» и вперёд. Не думайте о том, что у вас перед глазами. Представьте себе то, что находится за стеной. Там коридор, значит выходим туда и ничего не боимся.

При этом я вспомнил всеми любимую советскую новогоднюю музыкально-комедийную двухсерийную киносказку «Чародеи», которая выйдет на экраны в 1982 году. Там была одна замечательная сцена, где двое сотрудников института «НУИНУ» (научный универсальный институт необыкновенных услуг) учили Ивана, он же Иванушка Пухов (в исполнении актёра Александра Абдулова) проходить сквозь стены. Тогда и состоялся вот такой забавный диалог:

— Виктор Ковров (обращается к Ивану): Пойми: для того, чтобы проходить сквозь стены, нужны три условия — видеть цель, верить в себя и не замечать препятствий!

— Фома Брыль: Либо убьётся, либо покалечится.

Именно словами героя Коврова-Виторгана я и напутствовал потом своих подопечных. Высказывание Фомы я посчитал, в данной ситуации, несколько неуместным, но вполне вероятным. Если что, то сам их и вылечу.

Я прошёл сквозь стену первым, чтобы на личном примере показать, что преграды не существует. Где-то секунд двадцать ничего не происходило, а затем из стены вывалился Роджер. Судя по его ошалевшему виду, он сам не ожидал от себя такого и толком не понял, как это у него получилось. Но радости было столько же, сколько у маленького ребёнка, которому удалось проникнуть в заветный подвал, куда ему родители строго- настрого запретили спускаться.

Можно считать, что это был успех. Хоть одному из моих учеников, да удалось пройти сквозь стену. В этот момент меня нашёл Стив.

— Это было грандиозное космическое сражение! — подошёл ко мне он и в полном восторге стал трясти мне руку. — Вся Америка стоит теперь на ушах. Все новостные каналы показывают кадры вашей эпической битвы с арахнидами. Всего несколько десятков земных линкоров под командой, по сути, еще очень молодых юношей и девушек разгромили более тридцати пяти тысяч биокораблей гигантских членистоногих. Это просто невероятно!

— Спасибо, — ответил я. — Роджер, иди к своим и расскажи им, как у тебя получилось пройти сквозь стену. Пусть дальше уже сами пытаются это сделать под твоим руководством. Так им и передай. После концерта я проверю, что у них получилось.

— Ты что, их уже и этому начал учить?

— Да, просто время немного поджимает.

— А куда ты так торопишься?

— Я решил, что они будут у меня ангелами.

Это прозвучало так обыденно, как будто я, некий режиссер, набираю актёров в свой фильм на роль ангелов. Стив посмотрел на меня странным взглядом. Но, увидев, что я вполне серьёзен, понял, что это никакая не шутка.

— Ты это серьёзно? — уточнил он у меня.

— Серьёзней некуда. Я лично, вот этой рукой, уничтожил всех архангелов и теперь мне срочно нужна им замена. Меч Михаэля я уже отдал Люциферу и он обещал подобрать достойные кандидатуры из своих на должности старших ангелов. Плюс ещё мои ученики.

— Когда ты всё успеваешь? Ты, вообще, спишь?

— Я уже теперь могу совсем не спать. Но пока сон для меня является привычной процедурой. Так что сплю, но чисто по привычке и довольно мало. Ты же видишь, дел невпроворот.

— Это точно. И ты сам их всё время всем, в том числе и себе, подкидываешь.

— А как ты хотел? У нас в народе говорят: «На бога надейся, а сам не плошай». Так что я делаю свою работу, а ты свою. Но на меня надеяться можно. Я не подведу. Ведь два часа назад на нашу Землю, помимо арахнидов, напали с тыла очень опасные и огромные, по своим размерам, твари. И если бы не я, сейчас от человечества ничего бы не осталось.

Ну, теперь держись. Опять вся Америка будет обо мне говорить. Скажут, что это я и мои бравые советские космодесантники спасли планету от нашествия гигантских членистоногих. Снова журналисты меня будут донимать своими многочисленными вопросами и расспросами. А у меня сегодня намечается встреча с Сьюзи Кватро. Надо будет с ней немного покувыркаться в невесомости, как я ей вчера обещал. А то влюбил в себя девчонку, а сам в кусты. Не в кусты, конечно, но вечно меня какие-то дела вселенского масштаба отвлекают.

Надо ещё заскочить к Бает и рассказать, как я в Древний Египет смотался. А она, как чувствовала, что я приду. Ждала меня и, как оказалось, в этот момент тоже смотрела телевизор, по которому шла в записи трансляция нашего космического сражения.

— От тебя моей родиной пахнет, — сказала богиня после того, как поцеловала меня. — В Древнем Египте был?

— Да, — ответил я, внимательно рассматривая её и удивляясь абсолютному сходству с той Бастет. — Там тоже, как и здесь, были проблемы. Хетты с севера-востока неожиданно устроили набег и своего бога Сутеха на разборки со мной вызвали.

— Знаю такого. Серьёзный бог, не чета нашим. Судя по тому, что вы весь светишься, ты его убил?

— Убил. Неплохой боец оказался. Не такой быстрый, как я, но противник серьёзный. К тому же с Бастет там встретился и она мне кое-что интересное рассказала о себе, то есть и о тебе.

— Вот ведь болтушка. Небось после секса с тобой всё и выложила?

— Ты ж сама разрешила понимая, что это неизбежно. Но я к этому отношусь спокойно.

У меня в жизни было много любовниц. Почему ты тоже не могла много любовников иметь?

— Знаешь, все считают, что если мужчина переспал со многими женщинами, то он герой. А если женщина трахалась со многими мужчинами, то её считают шлюхой.

— Это так считают в этом мире и через три с половиной тысячи лет после твоего. Так вот почему ты мне всего не рассказывала. В твоём мире это считалось нормальным. А у нас, как только победило христианство, всё это запретили и стали называть аморальным, приклеив ярлык сексуальной распущенности.

— Да, я часто смотрю телевизор. Меня Женька научила им пользоваться. Вот там я всё это и услышала. Просто не хотела тебя расстраивать. Ты ведь из этого мира и воспитывался здесь.

— Я тоже из другого мира. Но это неважно. Главное, что мы понимаем друг друга.

— Пока я тебя ждала, то смотрела, как твои головорезы дрались с арахнидами. Видела, как ты воскресил одну из своих женщин-офицеров. Большинство людей просто не поймет, что ты с ней на самом деле сделал. А вот медики сразу догадаются, что ты вернул её обратно из Царства Мёртвых.

— Я уже в курсе. Многие теперь знают о моих способность и то, что я стал богом. Но большинство не понимают истинный смысл этого слова и никогда до конца не поймут. Поэтому буду прикидываться недалёким служакой и говорить, что просто профессионально выполнял свой долг и вовремя оказал первую медицинскую помощь своей подчинённой. Думаю, на первое время прокатит.

— Как поживает Нефру-ра?

— Забавная девчушка. Твоя копия с ней играла и сказки ей на ночь рассказывала. А сказка та была о том, как я победил плохого бога Сутеха и как мы втроём отважно бились против трёх десятков тысяч хеттов.

— Хорошая сказка. А здесь, в этом мире, станут рассказывать детям о том, как ты и твои головорезы сражались почти с таким же количеством арахнидов.

— И с еще сорока гигантскими звёздными «скатами». Но с ними уже разбирался я один и о них знает всего несколько человек. Им наши аннигиляционные корабельные пушки не причиняли, практически, никакого вреда. Да и мой энергетический луч ничего с ними сделать не смог.

— Понятно. Ты успел везде отличиться.

— У нас в народе говорят: «Наш пострел везде поспел». Хотя мне больше нравится выражение: «Фигаро здесь, Фигаро там». Кстати, ты не забыла, что у нас сегодня концерт?

— Я помню. Сегодня с Анубисом выступим, как всегда. А вот завтра будет настоящее веселье. Надеюсь, твоя задумка понравится зрителям.

— Я тоже на это очень рассчитываю. У нас даже с Солнышком есть одна очень красивая песня и называется она «Дельфин и русалка». Но она на русском языке, поэтому мы исполняем её только в Союзе. Я тебя зашёл предупредить, что мы сегодня выдвигаемся чуть раньше. Я обещал Бонни Тайлер новую песню написать.

— Надеюсь, ты трахать её не собираешься?

— Нет, конечно. Она не в моём вкусе. А с чего ты решила, что я собираюсь с ней переспать?

— Всех, кому ты писал песни, ты уже трахнул или собираешься это сделать.

— В этот раз, ради тебя, я сделаю исключение. И хватит меня ревновать ко всем. Мы же всё с тобой уже обсудили.

— Ничего не могу с собой поделать. Я же тебя люблю. К тому же я беременна от тебя.

— Через девять месяцев это само собой пройдет.

— Твоим жёнам в этом плане повезло больше. У них это пройдёт уже через восемь.

Я её поцеловал, чтобы хоть немного успокоить. После чего отправился обычной дорогой к себе. И правильно сделал, что не пошёл прямиком сквозь стены. Нет, я не боялся, что мои ученики станут уже свободно шастать между этажами. Просто в коридоре меня отловила Женька.

— Андрэ, привет, — крикнула она мне из дальнего конца коридора. — Я тебя уже двадцать минут везде ищу. Сначала хочу поздравить с сокрушительной победой. Классно ты и твои ребята раздолбали арахнидов. Так им и надо.

— Спасибо, — ответил я. — Если ты опять по поводу моей спермы, то ничего не получится.

— Нет, я не по этому поводу. Тут мне звонил адвокат от имени продавца замка. Я им дала добро и они уже едут к нам.

— Я готов. Чем раньше мы закончим с покупкой замка, тем раньше он станет моим. У меня есть мысли кое-что в нём перестроить.

— Мне Стив поручил, сразу после твоего звонка, связаться с NBC по поводу покупки эксклюзивных прав показа на территории США репортажа с места битвы советского космического флота с арахнидами. Они только что с курьером передали банковский чек на два миллиона долларов и просили сказать тебе огромное спасибо. Их рейтинги выросли на восемьдесят процентов благодаря прямой трансляции твоего сражения. И кроме этого спрашивали по поводу ретрансляции сегодняшнего концерта с помощью твоих ЛА на территорию Северной и Южной Америки, а также Европы.

— Без проблем. После такого чека мои дроиды сделают им всё в лучшем виде. Свой процент со сделки ты получишь сегодня вечером наличными.

— Спасибо. С тобой очень приятно работать, как и трахаться. Хотя от последнего ты напрасно отказываешься. Жалко, конечно, но ничего не поделаешь. Тогда пошли со мной. В замке есть специальный зал для встреч с важными и особо нужными гостями. Бывшему хозяину будет приятно, если ты примешь его именно там.

Мы отправились на первый этаж, где был этот зал для почётных гостей. Он скорее походил на огромный кабинет, заставленный шкафами с книгами в старинных золочёных переплетах. На стенах висели многочисленные охотничьи трофеи и картины на тему охоты. Тут, наверное, проходили заседания местного охотничьего клуба.

Мы даже не успели присесть на один из больших кожаных диванов, как в зал вошли гости. Да, теперь уже гости. Раз ты согласился продать свой замок мне и приехал оформить сделку, значит ты уже гость.

Бывшего владельца этого шато звали Джеймс Морган. Мне так сообщила Женька, пока мы спускались сюда. Это был представительный мужчина лет под пятьдесят с седыми усами и небольшим брюшком.

— Я очень рад познакомиться со столь знаменитым человеком, мистер Эндрю, — приветствовал он меня, протянув руку. — Нахожусь под впечатлением от вашего сегодняшнего сражения с этими гигантскими инопланетными насекомыми.

— Благодарю. Мне тоже приятно встретиться с человеком, который согласился продать мне такой замечательный замок, — ответил я любезностью на любезность, крепко пожав его протянутую руку.

Я видел, что он искренне восхищен мной и мне это было приятно. Мы расселись все за круглым столом и адвокат достал стандартный образец договора купли-продажи. Мне пришлось очень быстро, но, при этом, очень внимательно, прочитать десять страниц машинописного текста. Никаких скрытых подводных камней в нём не было, поэтому я взял шариковую ручку и поставил свою подпись на последнем листе. Тоже самое сделал Джеймс.

— Я сегодня вечером непременно буду на вашем концерте, — сказал он. — Такого грандиозного шоу здесь давно не было. Пленных арахнидов привезёте?

— Обязательно, как же теперь без них, — ответил я и улыбнулся. — В сегодняшнем бою пленных мы не брали, так что ничего нового показать мы не сможем.

— Я и тех ещё, которых вы показывали ранее, не видел. Ждал вашего приезда в Филадельфию. И завтра я тоже буду. Ведь в понедельник состоится выступление только двух ваших музыкальных групп. А я ваш большой поклонник.

Пришлось ему подписать и нашу афишу, которую принёс с собой адвокат. Так что, в результате, мы остались довольные друг другом. Я — замком, а Джеймс — его продажей по хорошей цене и общением со мной. Я всегда теперь носил с собой несколько банковских чеков на такой случай. Плюс мне Женька отдала чек от NBC. Своей чековой

книжкой я решил не пользоваться, да и лежала она у меня в сейфе в наших апартаментах. Я мог, конечно, материализовать её из воздуха, но в финансовых вопросах я был очень щепетилен. Поэтому я расплатился на месте, чтобы не подниматься за ней. Хотя Джеймс был готов подождать с оплатой, но я привык сразу платить за покупки.

Ну, теперь можно порадовать Лилу.

— Опять очередной своей жене подарок сделаешь? — спросила Женька, когда мы простились с Джеймсом и его адвокатом.

— Да, я обещал его подарить Лилу, — ответил я.

— Счастливые они у тебя. Вот бы мне такого щедрого мужа найти.

— Найдёшь. Ты женщина видная, да и в постели всё умеешь делать. Как там Серёга? Помирились?

— Да. Ты же обещал мне тридцать тысяч выдать вместо него, так что всё у нас теперь нормально. К тому же с продажи замка я получу приличные комиссионные.

Вот ведь девка ушлая. Ну, да. Проститутки они, в большинстве, все такие. Я понял для себя одну простую вещь: проституция это не профессия, а призвание и состояние души. А душу Женьке второй раз исправлять я не буду. Одного раза с неё достаточно. Она хорошо работает и я её работой доволен. Свои деньги она отрабатывает сполна. А с остальным пусть Серёга сам разбирается. Нужна будет моя помощь, как с Иркой, то я впишусь.

Вон и Стиву помогла. А то, что трахается со всеми направо и налево, так это её сугубо личное дело. Я тоже это делаю и что? То-то же. Нечего других винить и осуждать, если сам такой же, как они.

— Жень, — дал я очередное задание своей добровольной помощнице, — свяжись с Бонни Тайлер и скажи ей, чтобы пораньше перед концертом приезжала. Я ей новую, давно обещанную, песню собираюсь продемонстрировать. Если она успеет до начала выступления её разучить, вставим в программу сегодняшнего выступления как её третью.

— Сделаю, — ответила довольная француженка. — Опять некоторым сегодня несказанно повезло.

В наших апартаментах я сразу показал своим жёнам купчую на этот замок и торжественно вручил её Лилу:

— Владей!

За что был зацелован сначала моей женой-пранкой, а затем всеми остальными четырьмя земными жёнами. Пока они обсуждали новое семейное приобретение, я взял свою испанскую гитару и стал наигрывать мелодию песни «Total Eclipse of the Heart», которую я подарю Бонни. Это её же песня, которую для неё напишет через пять лет Джим Стайнман. Она была в стиле рок-баллады и очень подходила для хриплого голоса певицы. Мне она давно нравилась, особенно клип. Его позже снимут в бывшей психиатрической больнице, что наложит на него свой особый мистический отпечаток и будет смотреться довольно неожиданно.

Как только я начал перебирать струны и тихонько петь слова, девчонки сразу притихли и стали внимательно меня слушать. А песня всё больше и больше набирала обороты и рос накал страсти. Поэтому я, непроизвольно, стал петь во весь свой мощный голос. Жёны аж замерли от такого моего эмоционального исполнения. При этом постоянно звучал побудительный призыв «повернись», а затем последовал мощный припев, вызвавший мурашки и у меня, и у моих подруг.


«Ты нужен мне этой ночью,

Нужен больше, чем когда-либо.

И если только ты крепко обнимешь меня, Мы будем вместе вечно.

И у нас все будет правильно,

Потому что мы никогда не совершим ошибки».


Перевод припева на русский язык звучал, приблизительно, так. Песня была сильная, как раз для Бонни. А сами слова трогали душу каждого и вызывали желание любить вечно. И, конечно, быть любимыми. В общем, сплошная любовь, что безумно нравится всем женщинам без исключения. Правда, приходилось петь мужскую и женскую партии почти одновременно. Разными голосами, но в результате получилось красиво.

Жёны лежали на кровати, завороженные музыкой и словами необыкновенной песни. В том числе и моим исполнением. Особенно их тронули слова:

«Когда-то я была влюблена,

Теперь же мое сердце лишь рвется на части».

После того, как я закончил петь, я упал между своих подруг и был похоронен под их счастливыми и такими родными телами. Это было, ни с чем несравнимое, блаженство. Они плакали, но это были слёзы счастья.

— Обалденная песня, — воскликнула, вытирая глаза, Маша. — Как ты её назвал?

— «Полное затмение сердца», — сообщил я ей название песни на русском. — Оно есть в самом её тексте.

— Я слышала, что ты обещал песню Тайлер. Это она и есть?

— Да, — ответил я, целую их всех. — Но если вы скажете, чтобы я ей не отдавал её, то я позвоню и извинюсь перед ней.

— Не надо, — уверенно сказала Солнышко. — Раз обещал, то пусть её исполняет Бонни. У нас уже есть много хороших песен в репертуаре.

— Я вам ко вторнику напишу ещё две замечательные песни. Пока я подписывал купчую на этот замок, то у меня появилось несколько интересных идей.

— Вот это правильно, — резюмировала Наташа. — Одну можешь подарить другой исполнительнице, а две новых, вместо подаренной, должен отдать женам.

— Можно мне её спеть с тобой? — попросила Маша. — Хочется попробовать, смогла бы я сама её исполнить.

— Давай попробуем. Я сейчас напишу слова, а потом сыграем её на нашем синтезаторе. На нём звучание будет лучше.

Пока я писал текст песни, Ден притащил из апартаментов Серёги наш «Роланд» вместе с усилителем и колонками, заодно и подключил всё к электрической сети.

После чего Маша быстро пробежала глазами слова и мы запели вдвоём. Под синтезатор песня звучала намного объёмнее и эффектней. И в машином исполнении она была очень хороша. А потом не выдержала Солнышко и тоже спела её со мной. В общем, обе мои талантливые жены выступили прекрасно. Они и сами это знали, за что были награждены нашими громкими и искренними аплодисментами.

Приближение Женьки к нашему номеру я почувствовал еще за десять секунд до того, как она постучала в дверь. Поэтому заставил дверь открыться прямо перед её носом, крикнув:

— Заходи.

Женька уже перестала чему-либо удивляться в отношении меня, вследствие чего сразу перешла к делу.

— Я дозвонилась до Бонни, — сказала она. — Ради твоей новой песни она готова хоть сейчас отправиться на концертную площадку.

— Рановато немного, — ответил я и посмотрел на своих жён. — Скажи, что через час мы там обязательно будем.

— Вы сейчас её репетировали?

— Да, именно её Эндрю для Бонни и написал, — ответила первой Ди. — Он ей еще в мае, в первую свою поездку в Лондон, обещал.

— Я слышала, как Солнышко её пела. Не жалко такую замечательную вещь отдавать?

— Эндрю обещал нам ко вторнику ещё две песни, вместо неё, написать, — похвалилась Маша.

— Серёге передать, чтоб через час был готов? — спросила Женька, глядя на нашу отдыхающую команду.

— Да, только пусть не опаздывает, — предупредил я её. — Нам с ним ещё надо будет поработать над моей вчерашней песней «Pick Up The Phone».

— Тогда я пошла.

Чтобы девчонки дали мне немного спокойно полежать и собраться с мыслями, я им вручил свой сотовый. Пусть своим мамам позвонят. Крис сказала, что она смогла настроить через лунную базу связь с Праной. Так что и Лилу сможет тоже пообщаться с Кассией.

Первой, как старшая жена, телефон взяла Солнышко.

— Нине Михайловне привет передавай от меня, — сказал я ей. — Крис разрешила теперь пять минут по нему разговаривать, но не дольше.

— Спасибо, обязательно передам, — ответила она и стала набирать московский прямой семизначный домашний номер своих родителей.

Ну а остальной мой гарем сгрудился вокруг неё и приготовился внимательно слушать её разговор, хотя Ди и Лилу ещё не очень хорошо умели понимать русскую разговорную речь. Если что им будет непонятно, Маша тогда переведёт, а потом Наташа. Когда та будет болтать со своими. Или Дена вызовут в качестве переводчика.

А мне надо было серьёзно подумать о Люцефере, этом предвестнике Зари, бывшем архангеле, а теперь лидере демонов. Я пришёл к окончательному выводу, что всё произошедшее с ним было чистой подставой Демиурга. Он прекрасно знал, что его ближайший архангел поднимет восстание. Получалась такая же ситуация, как и с Евой. Демиург спровоцировал Еву съесть запретный плод, а «Зареносца» подтолкнул к мятежу. Но я как-то упустил из виду роль Михаэля во всей этой истории.

Раз он смог спокойно подойти к Люциферу со спины, значит он доверял Михаэлю, как другу. У меня создалось такое впечатление, что именно Демиург это восстание сам и организовал. Как говорили древние римляне» «cui prodest?». Да, свержение Демиурга было выгодно Люциферу. Но Демиург не собирался допустить такого развития событий. Главное для этого недоделанного бога было найти того, на кого можно будет свалить все свои косяки. А их к тому времени накопилось очень много. Необходимо было что-то делать с людьми, которых он создал не такими, какими они должны были быть изначально. То есть сам он был недоделанным и несовершенным, поэтому и людей создал такими же, «по образу и подобию своему». Накосячил с нами и решил после этого все стрелки перевести на Люцифера. Ему понадобились те, кто будет виноват в несовершенстве его творений. Демиург же изображает из себя представителя силы Света, а кто-то должен тогда выступать от лица сил Тьмы. Как в том фильме-вестерне про плохого и отвратительного. На фоне отвратительного плохой будет казаться хорошим, что и было нужно Демиургу.

К тому же всплыла правда о том, кто он такой есть на самом деле. Демиург и был этой самой отвратительной Тьмой. Помимо того, что он не являлся истинным Создателем данной Вселенной.

В этот момент к нашим апартаментам приблизилась Нахема. Вот вспомнишь демона всуе, и он, обязательно, припрётся. Судя по тому, что её аура излучала тревогу, я догадался, что у неё возникли какие-то проблемы. Но скорее всего это касалось меня, а не её. Пришлось применить свой, ставший излюбленным, способ и открыть перед её носом дверь. Он был немного похож по своему принципу на акустическую левитацию. Только абсолютно беззвучную. Механизм акустической левитации основан на создании интерференции когерентных звуковых волн, за счет которой в воздушной среде формируются локальные области пониженного и повышенного давления, способные воздействовать на материальные тела. В том числе удерживать их в нужной области пространстве.

Именно так атланты строили огромные пирамиды в ещё не существовавшем, как государство, додинастическом Египте. Таким же точно способом буддистские монахи возводили в Тибете свои храмы. С помощью подобной акустической левитации в Соединённых Штатах один латышский иммигрант на своём участке построил из тысячетонных каменных глыб «Коралловый замок». При этом он тоже не использовал никакую технику.

Чтобы не отвлекать своих жён от общения с родителями, я сам пошёл встречать знакомую бескрылую дьяволицу.

— Ты чего припёрлась? — спросил я её строгим голосом.

— Со мной вышла на связь Тахор, — ответила та, несколько смутившись от моего наезда. — Она просила передать тебе, что её отец хочет с тобой встретиться на старом месте.

— Хорошо. С дедушкой Люцифером я всегда готов пообщаться.

— Мне Тахор уже похвалилась новостью, что она беременна от тебя и ты ей в честь этого подарил ангельские крылья.

— А ты завидуешь? Ай-я-яй, нехорошо. Украла у неё салфетку с моей спермой, а теперь у Тахор её целая банка в холодильнике стоит.

— Вот ведь ты жадина. Ну что тебе стоит меня разочек трахнуть. Ты же видишь, какая я симпатичная. И крылья тоже мне очень хочется такие, как у Тахор.

— За то, что передала мне сообщение от будущей ангелессы, кину я тебе перед отбытием одну «палку». Но не больше, так как это будет уже считаться преступным разбазариванием или нецелевым использованием семенного фонда. И тогда же получишь новые крылья. И чего вы все на этих крыльях помешались?

— Красиво же. И от яркого света пылающей божественной ауры с их помощью можно закрыться.

Точно. В Книге Пророка Исайи я когда-то читал, что именно шестикрылые серафимы так закрывались своей верхней парой крыльев. Кстати, слово «сераф» в переводе с древнееврейского означает «змей». А не тот ли это змей-искуситель, который на самом деле и есть серафим, искушал Еву. И за это Демиург грозно сказал змею, что «ты будешь ходить на чреве твоем». Только как ещё змей может ползать, как не на чреве своём, то есть на животе. Демиург что, не знал, что змеи ползают на брюхе и у них нет ног?

— Ладно, можешь идти, — сказал я Нахеме.

Мои жены были заняты разговорами, поэтому я не стал их отвлекать и прямиком телепортировался в замок Барди. Здесь был уже вечер, поэтому во всех коридорах и помещениях недавно включили внутреннее освещение. Хороший, всё-таки, замок я приобрёл. Это была настоящая крепость с очень толстыми каменными стенами, способными выдержать долгую осаду. В Филадельфии он тоже был неплох, но являлся новоделом и только стилизован под старину. Здесь же чувствовалась мощь и дух прошедших веков.

Долго полюбоваться интерьерами замка мне не дали. Меня нашла Тахор и повисла у меня на шее.

— Я тебя ждала, — ответила она и расправила свои белые крылья. — Красиво?

— Да, тебе идёт белый цвет, — ответил я. — Отец когда будет?

— Сейчас свяжусь с ним. Значит, Нахема передала тебе мою просьбу?

— Передала. А Люцифер ещё хотел, чтобы я её развоплотил. Я же говорил, что она ещё пригодится.

— Пойдём в главную залу. А то мы с отцом всё в спальне встречаемся. Подумает ещё, что мы с тобой только тем и занимаемся, что целыми днями трахаемся.

Как только мы вошли, в центре зала, в нескольких сантиметрах от пола, завис в воздухе светящийся энергетический проём, из которого появился Люцифер.

— Здравствуй, Андр, — поздоровался он со мной, а потом с дочерью. — Ты всё матереешь. Я знаю, ты встречался с Мастемой. И я так понял, что он теперь на твоей стороне?

— Здравствуй, Люцифер, — ответил я и по хозяйски пригласил его жестом руки присаживаться. При этом Тахор вежливо удалилась, чтобы не мешать нашему разговору. — Да, у нас состоялась с ним непродолжительная беседа. Уж очень он непростой ангел оказался. Хочет и вашим, и нашим быть полезен. Короче, сразу на двух стульях пытается усидеть.

— Должность у него такая. Боится продешевить. Я тебя позвал, чтобы сообщить, что четверых верных демонов я нашёл. Ручаюсь за них, как за самого себя.

— Спасибо за оперативность. Я тоже сейчас готовлю пятерых своих учеников. Как раз получается десять архангелов, по количеству мечей.

— Тахор тут всем похвалилась своими новыми ангельскими крыльями и все бывшие посланники Демиурга теперь готовы тоже встать с тобой рядом в предстоящем восстании.

— Я смогу вмешаться только в критический момент. Надеюсь, что всё обойдётся без этого. Мастема сказал, что большинство ангелов также поддержат восстание. Так что силы будут в этот раз задействованы немалые.

— Это радует. Но у Демиурга остались ещё серафимы и херувимы. А это ребята серьёзные. Ангелу или демону один на один с серафимом не справиться.

— Я предвижу, что мне придётся самому решать этот вопрос. Демиург кого-то из них обязательно пошлёт против меня, как это было с архангелами. Я уже немного знаю его методы.

— Может тебе сначала воссоединиться с диадой?

— Я думал об этом. Тогда мне будет неинтересно с ним возиться. Я сейчас уже равен по мощи и силе Демиургу. У меня только мало опыта, в отличие от него. Ну а если он натравит на меня серафимов или херувимов, то с ними, как раз, и доберу недостающего опыта.

— Смотри, а то можешь не справиться.

— Справлюсь.

При этих словах я почувствовал, что кто-то пытается связаться со мной. Это был Мастема. Лёгок на помине. Вот интересно, попытки божественных сущностей выйти на связь со мной я чувствовал, а от демонов я таких сигналов воспринять не мог. Видимо, это Демиург специально заблокировал подобное общение во избежание нежелательных контактов.

— Мастема хочет меня видеть, — сказал я Люциферу. — Сейчас узнаем последние новости из первых рук.

Пришлось опять создавать портал специально для нового гостя. Но ведь я сам попросил его сообщать мне любую срочную информацию о Демиурге. Значит, таковая уже появилась.

— Я вижу, вы уже в сборе, — вместо приветствия сообщил Мастема. — Это даже лучше. Два раза повторять не придётся. Андр, тебя ищут серафимы и херувимы.

— Ну, вот, — сказал я и улыбнулся. — Демиург решился.

— Теперь всё будет зависеть от тебя, — обратился ко мне Люцифер. — Мы тебе с ними помочь ничем не сможем.

— И не надо. Это была моя идея, поэтому мне и разбираться. Только до завтра по земному времени ничего не предпринимайте. И ещё раз предупредите всех, что я с ними. Мастема, сколько ангелов готовы выступить против Демиурга?

— Две трети. Остальные колеблются.

— Прямо как и в моём варианте, — воскликнул Люцифер. — А вот мои все готовы выступить.

— Мастема, твоих поведут два ангела, о которых ты говорил?

— Да, — ответил тот. — Они рады, что ты и Люцифер их поддержат.

— Спасибо за информацию. Завтра всё решится. Хотя серафимы или херувимы могут объявиться и сегодня. Но я готов к такому развитию событий.

Мастема ушёл назад через мой телепорт, а я обратился к Люциферу.

— Возможно, это такая же ловушка, какую когда-то устроили и тебе, — сказал я ему. — Ангелов возглавят Муриэль и Абандон.

— Вполне возможно, — ответил тот, кивнув головой в знак согласия. — Но теперь нас много плюс есть ты. Четыре меча архангелов нам выдашь?

— Без проблем. Я попозже перенесу их сюда, в замок Барди. Тахор за ними присмотрит. У меня появилась интересная идея, как поднять боевой дух твоего воинства и чтобы тебя узнавали все. Расправь-ка свои крылья.

— Ты хочешь сделать так, как сделал моей дочери?

— Да, я хочу вернуть то, что принадлежало когда-то тебе по праву. То, что подлостью и обманом отобрал у тебя Демиург.

Люцифер улыбнулся и расправил свои крылья. Да, а они у него просто огромные. И вот они, в один миг, превратились в белые.

— Благодарю, — проникновенно воскликнул Князь Демонов — Сколько веков я ждал этого мгновения. Теперь я получаюсь полукровка. Надеюсь, после свержения Демиурга, мы, падшие ангелы, станем прежними?

— Так и будет. Вы этим своим достойным поступком полностью очистите себя от скверны, которой вас измазал Демиург. Но многие из твоих пока останутся прежними. Ведь кто-то же должен будет продолжать контролировать то, что в людях я сразу исправить не смогу. Пройдёт ещё поколение, а может и два, пока все люди станут рождаться совершенными, подобными настоящему Создателю. И в этом нам всем помогут мои будущие дети, Дети Света.

— Ух ты! — воскликнула Тахор, вошедшая в зал с закусками и напитками и увидевшая отца с ангельскими крыльями за спиной. — Андр и тебе подобные сделал?

— Это он тебе, такие, как у меня сделал, а не наоборот, — ответил тот, жутко довольный. — Крылья выглядят совсем как те, которые у меня и были до того, как меня подставил Демиург. Теперь все увидят, что процесс возрождения и нашего возвращения начался.

— Тогда с Богом. Мне тоже уже пора.

Люцифер сразу исчез, а я повернулся к Тахор. Но сказать мне ей ничего не дали. В наш мир стали активно ломиться непрошеные гости. Вот и началось. Надо уводить их отсюда подальше, чтобы обезопасить мать моих будущих детей.

Пришлось опять останавливать время, чтобы купировать несанкционированную попытку прорыва. Хорошо, что я поставил новую, усиленную, метку на свой мир. Но оставлять это дело просто так и отсиживаться в обороне я не собирался. Чтобы определить, откуда прибыли гости, пришлось поворачивать время вспять. После чего телепортироваться в восьмое пространственное измерение, куда я заманил недавно Раму и Кришну.

У меня были на подобный случай приготовлены еще месяц назад пространственно- временные ловушки, но они оставались в качестве НЗ на самый крайний случай. А вот в Антивселенной я был, как у себя дома. Главное преимущество для меня здесь заключалось в том, что я получал из этого мира дополнительную энергию, а из других он, наоборот, забирал. Видимо это было связано с моим «родством» с первичной энергией, которая всё здесь создала.

Вот они, знаменитые шестикрылые серафимы. В отличие от Пэмандра, вход сюда им был доступен. На что я и рассчитывал. Ведь это, по сути, тоже было ловушкой. А какая же это ловушка, в которую нельзя попасть.

Да, эти необычные создания смахивали на огненных змеев, потому, что очень быстро двигались. Жаль, что это не херувимы. Те с мечами огненными должны были быть и со своим начальником Керувиэлем. Демиург мог послать против меня и всех их вместе, но он прекрасно понимал, что тогда в конфликт может вмешаться моя диада и ему точно наступит хана. Ведь я чувствовал, что она следит за мной и знает, где я нахожусь. А так получилось монада на монаду. Более-менее честно. Только их опять оказалось в восемь раз больше меня одного.

Вообще у Демиурга самая верхняя его триада состояла из серафимов, херувимов и престолов. Про первых двух мне было более-менее известно. А вот про престолы я был полностью без понятия. Этот козырь Демиург решил, видимо, приберечь на потом.

Да, горячие ребята мне попались. Швырялись в меня огненными сгустками, которые я отбивал энергетическим щитом. Я его создал из своего защитного поля, которым окружил себя. Огонь — не энергия. Я его впитывать не умею. Поэтому пусть будет у меня, на всякий случай, двойная защита. Я чувствовал, что эти огненные сгустки очень опасные штуки.

Ну что ж. Раз вас восемь, то меня тогда будет трое. Так, хотя бы, станет проще с вами разбираться. Через секунду мы уже стояли треугольником и отбивали массированные атаки этой безумной восьмёрки.

Их следующий наступательный порыв я решил отразить неожиданным нападением. И мы все трое бросились навстречу атакующим, нанося мощные удары нашими энергетическими щитами. Я бы мог уйти в глухую защиту и создать вокруг себя целый энергетический купол. После чего спокойно ждать, пока Антивселенная высосет из серафимов всю энергию. Только для этого мне сначала им надо чём-то нанести тяжёлое ранение. А вот чем, было мне не очень понятно. Так как своим мечом или ваджрой огонь победить невозможно.

После ударов тремя энергетическими щитами, трое серафимов отлетели довольно далеко назад. Это уже было неплохо. Я даже уловил отголоски их боли. И тут же нанёс лежащим три мощных ментальных удара. Получилось ещё лучше. Но продолжать в том же духе мне не дали остальные серафимы, которые закрыли своих, распростёртых на земле, товарищей своими крыльями. Прямо как Нахема, когда лежала на полу, закрываясь своими чёрными, перепончатыми. Что демоны, что ангелоподобные сущности, использовали их для защиты. А у серафимов их не два крыла, а шесть.

Ну что ж. Пока счёт 1:0 в мою пользу, хотя я никого так и не добил. Но понял, что как в боксе, хорошо работает «двоечка». А пока суть да дело, использую-ка я свою энергию «ра». Серафимы сгрудились компактной группой и было довольно удобно их всех накрыть разом. Но вышла неувязочка. Божественная энергия ничего не смогла сделать божественным сущностям. Хотя они были немного разные, но суть оставалась одинаковой.

А что, если попробовать заменить светлую энергию на тёмную? Правда, я это делал только в постели с Тахор, но можно попробовать и здесь. Только, в результате, она вышла у меня из руки тонким лучом, но эффект был поразительным. Я попал точно в голову одному из серафимов, который в этот момент прикрывал лежащего на земле товарища.

Голова разлетелась на куски и высвободившаяся божественная энергия молниями ударила сразу в нас троих. Вот он, настоящий счёт 1:0. На ум пришла считалочка из фильма «Десять негритят»: «Восемь негритят пошли гулять, затем один не возвратился — и их осталось семь». Так получилось и в моей нынешней ситуации. Шестикрылые серафимы на долю секунды растерялись и их осталось шесть. Очень удачно получилось с цифрами «6». Шесть серафимов с шестью головами, по шесть крыльев каждый. Знакомое число нарисовалось — «666».

Теперь на каждого из нас приходилось по два серафима. Это уже лучше. Те двое, которых я опрокинул на землю, тоже поднялись. Но они были какие-то вялые. Видимо Антивселенная успела у них отобрать, пока они лежали без чувств, часть их божественной энергии. Вследствие чего спеси у серафимов заметно поубавилось. А нам прибавилось, да ещё как. Не спеси, конечно, а уверенности и энергии.

Почувствовав, что моя личная триада стала сильнее, серафимы начали действовать осторожнее. Но если в твоей команде появилось два больных игрока, то команда начинает играть плохо. Результатом чего явилась смерть одного из них. Реакция у тех двоих намного снизилась, что и сказалось на их способности полноценно нападать и одновременно отражать удары нашей троицы.

Можно было постараться и оперативно создать ещё одну свою копию. Но в условиях непрекращающегося боя, это было сопряжено с огромным риском. Ведь атаки огненных сгустков не прекращались ни на секунду. Еще одним способом увеличить свои силы было вызвать своё анти-Я. Только я не знал как. К тому же два прошлых раза моё зеркальное Я появлялось само, без вызова и приглашения. Но в итоге я неплохо справлялся и без дополнительной помощи.

Итого их осталось пятеро. Но эта пятёрка действовала довольно умело и слаженно. Видимо, они отрабатывали такой вариант и заранее к нему подготовились. Каким-то образом они вычислили, что именно я здесь являюсь главным и усилили атаки именно на меня. Чем я и воспользовался. Я изобразил из себя ослабевающего под их непрерывным натиском и один из пятёрки открылся. За что и поплатился.

Орать во весь голос «Who Wants to live forever» было еще рано, но очень хотелось.

Наши количества почти сравнялись и я предпринял очередной отвлекающий манёвр. Мои две копии рванули вперёд, чтобы вступить в прямой контакт с противником, ударив их энергетическими щитами. Шестикрылые серафимы сосредоточились только на них, выпустив меня из виду. Потому, что я остановил время.

Они, как и архангелы, уже научились двигаться в таком необычном темпоральном режиме. Но я сразу же запустил время назад. В Антивселенной это было сделать очень легко. Здесь и так время текло в обратную сторону, поэтому эффект получился удвоенным. Что повлекло за собой гибель ещё двоих шестикрылых. Итого «негритят» осталось двое.

Они уже поняли, что им живыми отсюда не уйти, поэтому бились отчаянно. Но наша троица была лучше. Теперь я мог позволить себе отработку различных комбинированных ударов. Целью уже было не добить двоих оставшихся в живых, а расширить до максимума весь спектр своих атакующих приёмов вместе с защитой.

Получилось некое подобие тренировки. Хотя было больше похоже на то, как сытая кошка играет с мышкой. Но особо затягивать процесс тоже не хотелось. После нанесённых нами многочисленных ранений, противники заметно ослабли. Поэтому я решил заканчивать этот бой. Сдвоенным лучом тёмной энергии сразу с обеих рук я отрубил, как мечом, им головы. Научился, однако, и так сражаться. Оказалась очень полезной такая тренировка.

А затем я вернул себе прежний вид и меня накрыло. В ходе сражения я на это дело не отвлекался, а сейчас полностью отдался чувству всепоглощающей эйфории. Восемь божественных энергий впитать — это круто. Это как двух-трёх богов типа Сутеха замочить. Я чувствовал себя, как трансформаторная будка под высоким напряжением. Только что не гудел.

Повезёт сегодня Сьюзи Кватро. У меня будет чем её удивить и поразить. Главное, чтобы она выдержала мой напор. А то получится, как в том анекдоте:

Идет по лесу грустный слон. Заяц его спрашивает:

— Ты чего так страдаешь?

— Совесть заела. Я случайно мартышку убил!

— Ой! Как же это вышло-то?

— Да она привязалась ко мне: «Слон, трахни меня! Трахни меня, слоник, пожалуйста!». Ну я и насадил её. Ещё хоботом придерживал, чтоб не соскочила. Пока трахал, она смеялась от удовольствия, а как кончил, то она вдруг лопнула!

Количество спермы, как и энергии, во мне теперь зашкаливало. Надеюсь, что Сьюзи всё это выдержит. Если что, сам же её и реанимирую. Так и пройдёт у нас ночь любви. Кончу, лопнет, а затем воскрешу. И так несколько раз подряд. Забавные у этой рок- музыкантши воспоминания от меня тогда останутся.

Я посмотрел на тела убитых мной серафимов и увидел, что остатки энергии впитала в себя Антиземля. Взамен я получил небольшую дозу антивещества, которая явилась ответной благодарностью этого мира в мой адрес. Что тоже было неплохо. Следующий раз притащу сюда Демиурга. Если, конечно, получится это сделать.

А теперь следует разобраться со временем. Я же его останавливал, а затем запускал назад. Плюс оно само здесь течёт в обратную сторону. Это было необходимо, чтобы вернуться к Тахор именно через секунду после того, как я исчез прямо на её глазах. Иначе она будет волноваться за меня.

Прикинув, что и как, я телепортировался в замок Барди. Но, всё-таки, я немного не рассчитал и появился секунд на тридцать позже. Оказалось, что Тахор тоже почувствовала попытку божественных сил проникнуть в наш мир. Сопоставив моё внезапное исчезновение с этим фактом, она поняла, что это пришли по мою душу. Но так как я исчез, она не знала, что в подобной ситуации следует делать. Демоница уж было хотела вызвать назад отца, но тут появился я.

— Ничего себе! — воскликнула Тахор, увидев меня. — Ты весь светишься даже через свою защитную ауру. Значит, снова кого-то из богов убил?

— Почти, — ответил я и сел на стул с высокой спинкой, который стоял возле стола, за которым мы с Люцифером буквально минуту назад сидели и разговаривали. — Это были шестикрылые серафимы, о которых мне говорил Мастема.

— Получается, Демиург с помощью них хотел тебя устранить?

— Только устранил их я. Так что теперь одно звено верхней триады из божественной вертикали, которая подчиняется Демиургу, перестало существовать.


P.S. По просьбам читателей я решил написать ещё одну, 17-ю, книгу. Я не стал делать окончание скомканным, к тому же появились интересные идеи для новой книги. Точную дату её выхода и реквизиты для отправки оплаты с адресом электронной почты для копии чеков (всё осталось прежним) я опубликую в конце заключительной, 10-й, главы в этот четверг.

Надеюсь, что это известие вас порадовало.

Ваш автор.

Глава 10

«Сколько чинов небесных Существ, какие они, и каким образом у них совершаются тайны священноначалия, — в точности знает это, как я думаю, один Бог, Виновник их Иерархии… А нам нельзя знать тайны пренебесных Умов и святейшие их совершенства. Можно сказать об этом столько, сколько Бог открыл нам чрез них же самих, как знающих себя. Итак, я ничего не буду говорить от себя, но по возможности предложу то, что нам известно из Ангельских явлений, бывших святым богословам».

Дионисий Ареопагит «О небесной иерархии»

— Здорово! — воскликнула дочь Люцифера, глядя на меня восхищёнными и, одновременно, влюблёнными глазами. — Слушай, прошлый раз, после того, как ты убил того хеттского бога, ты был просто неподражаем в постели. Может повторим всё быстренько? Мне тогда ужасно понравилось. Незабываемое ощущение наполненности под завязку твоей спермой — это что-то потрясающее. Ты кончаешь, а она всё продолжает из тебя извергаться. Я рассказала об этом своим подружкам, так они аж слюньки пустили от зависти. Да и трусики при этом у них, наверняка, все мокрые были.

Я прикинул, что мне даже будет полезно немного спустить пар и кивнул головой.

— Опять в банку излишки будешь собирать? — подколол я её.

— Да, — совершенно серьёзно ответила Тахор. — Часть сразу проглочу. Она у тебя очень вкусная и густая. Не всё же твоей богине расточительствовать и гурманить. А остальное вылью из себя в стеклянную ёмкость. Твоя сперма — это, по нынешним временам, огромная ценность.

Главное, чтоб не лопнула, как та мартышка. Это, конечно, шутка, но надо теперь быть аккуратнее. А то в её некрологе возьмут да и напишут, например: «Захлебнулась спермой». Я, представив такое, улыбнулся и Тахор со счастливым визгом повисла у меня на шее.

А потом мы устроили вселенский трах. В преисподней у Люцифера точно что-то должно было обвалиться. Но зато моя семенная жидкость лилась рекой и била фонтаном. Поэтому Тахор была на седьмом небе от счастья. И ведь не лопнула, чертовка, и даже не захлебнулась.

— Ужинать я точно перед сном сегодня не буду, — сказала демоница с ангельскими крыльями, облизывая языком влажные губы, при этом сыто и довольно икнув. — Напоил, накормил и оттрахал, как настоящий бог. Останешься?

— Не могу, — ответил я, встал и начал одеваться. — У меня вечером концерт.

— Тогда жду тебя завтра. А я пошла наполнять банку и убирать её в холодильник. От такого богатства не должно пропасть ни капли.

Но поцеловать она меня успела и затем направилась прямиком в ванную, аккуратно переставляя ноги и зажимая промежность ладошкой, чтобы не расплескать моё, хотя теперь уже её, богатство.

Неплохо я так разгрузился. Количество оргазмов у Тахор я не считал, но их было много. Главное, что я, частично, снял наряжение после битвы с шестикрылыми серафимами. Их было восемь и вся их божественная энергия теперь бурлила и переливалась внутри меня.

Получается, что у Демиурга остались только четырёхкрылые херувимы с огненными мечами и загадочные престолы. Но у меня было такое ощущение, что их в природе просто не существует или под ними подразумевается нечто другое. О них ничего не слышал ни Люцифер, ни Мастема. Было похоже на то, что Дионисий Ареопагит в своем богословском трактате «О небесной иерархии» что-то напутал. Ведь не зря его прозвали псевдо-Дионисием. К тому же о нём самом, практически, тоже ничего не было известно.

Кроме этого, он честно признался на страницах своей книги, что всего и сам до конца не знает. Хотя довольно точно описал метод организации ангельской иерархии именно через триады, с одновременной апелляцией к Троице. Так что с престолами может быть всё намного проще. Они просто носят Демиурга и выполняют его волю, но не являются его стражей.

Придя к такому выводу, я спокойно вернулся в наши апартаменты в замке в стиле шато, который я купил и подарил Лилу. Мои жёны только закончили общаться со своими родителями и моё временное отсутсвие даже не заметили.

Я, одеваясь после секса с Тахор, дополнительно усилил свою фальшивую ауру, скрывающую мою подлинную энергетическую оболочку. Раз Тахор заметила, то и мои продвинутые жёны это тоже могут заметить.

— Ну, что? — спросил их я. — Отвели душу?

— Да, — заверещали радостно и довольно все пятеро.

— Больше всего мы были обрадованы тем, что теперь и Лилу может свободно общаться со своей матерью, — высказала свой восторг Солнышко.

— Она включила громкую связь, а Ден нам синхронно переводил её разговор с Кассией, — добавила Маша.

— Спасибо тебе, — сказала Лилу и поцеловала меня. — Мама была счастлива поговорить со мной. Про тебя тоже спрашивала.

— Мы ей рассказали про твою битву с арахнидами, — объяснила Наташа. — Она даже расстроилась, что ты их не вызвал на подмогу.

— А если бы часть биокораблей членистоногих повернули к ним? В такой ситуации я им помочь ничем бы не смог.

— Я ей так и объяснила, — ответила Лилу.

— В следующий раз, когда в поисковый рейд пойдём, я их обязательно позову. Как, кстати, мама поживает?

— Замечательно. Счастлива своей беременностью, как и я своей.

Тут на меня посыпались просьбы проверить наших, ещё неродившихся, малышей и я стал поочерёдно прикладывать каждой свою руку на низ живота. Да, а они ещё немного за это время подросли и стали размером с лесной орех. У юных эмбрионов всё было хорошо, о чём я и сообщил всем пятерым взволнованным будущим мамам.

Радости было просто море. Странные они, всё-таки, эти женщины. Этих крошечных зародышей не всякий аппарат УЗИ сможет увидеть. Сами они тоже ничего не ощущают, кроме отсутствия месячных. А поди ж ты, все их мысли уже только о своих первенцах.

Ну, вот, нас нашли. Нет, не очередные прислужники Демиурга, а вездесущие журналисты. Хотя мне порой кажется, что они тоже все ему служат. В этом варианте Демиурга звали Мамоной. Был когда-то такой бог богатства у древних сирийцев и евреев.

Не знаю, откуда на этот раз «протекло», но один из моих дроидов сообщил мне о том, что около ворот территории замка начинают скапливаться репортёры. Всё правильно. Их хлебом не корми, дай только про очередную сенсацию написать. А кто сейчас главная ходячая мировая сенсация, которую показывают по всем телевизионным каналам? Правильно, это я.

С самого утра главная новость — наша победа в космосе над полчищами арахнидов. А виновник её находится где-то в Филадельфии. Наверняка они все отели оббегали, после чего стали искать по крупным частным домам в ближайшем пригороде. Или водитель минивэна, который нас подвозил вчера к отелю «Дрейк» и отвозил обратно в замок, проговорился.

— Нас поджидают журналисты возле ворот, — сообщил я своим подругам новость.

— Этого следовало ожидать, — высказалась Ди. — От этих проныр трудно где-либо спрятаться, если только на Луне или на Пране.

— У нас своих таких тоже хватает, — заметила Лилу.

— Времени у нас достаточно, придётся полчаса нам с ними пообщаться.

— Так вчера же только с ними общались? — воскликнула Маша.

— Сегодня их уже другая тема интересует. Только о том, что я воскресил своего старшего лейтенанта Ярцеву из моих Космических войск, никому ни слова. Если станут спрашивать, то скажете, что я просто своевременно и квалифицированно оказал её первую медицинскую помощь и всё.

Девчонки закивали головами, понимая, что это необходимо держать в тайне и начали собираться. Мне пришлось позвонить Женьке и уведомить её о том, что нам сейчас нужен минивэн, так как нас уже ждут журналисты на выезде с территории замка.

— Предупреди ещё «серебрянок», что мы сегодня выезжаем раньше, — сказал я ей. — И Бает с Анубисом тоже сообщи.

— Хорошо, — ответила она. — Серёга уже готов и будет ждать вас в холле на первом этаже.

Пока одевались и собирали всё необходимое для выступления, подъехал заказанный Женькой транспорт. Его пропустили мои дроиды, вставшие у ворот в качестве охраны. Что окончательно убедило прибывающих журналистов, что это именно то место, которое

они искали, и мы находимся именно здесь.

Внизу меня сразу обступили Ирина, Ольга и Жанна, начав с поздравлений и поцелуев.

— Мы все смотрели утром телевизор, — доложила довольная Ирина. — И всё время болели за тебя и твоих головорезов.

— Необычно было то, что в космосе не слышно звука взрывов, — добавила Ольга. — Но крики отдаваемых команд и стоны наших раненых мы слышали очень отчётливо.

— Жутко было видеть и слышать, как внешняя обшивка наших космических кораблей гудела и скрежетала от многочисленных попаданий молний, которые выпускали по ним биокорабли гигантских членистоногих, — поделилась своими переживаниями Жанна.

— Круто ты с ними разобрался, — как всегда лаконично высказался наш немногословный клавишник и пожал мне руку.

— Всем большое спасибо за то, что переживали за нас, — ответил я им. — Все уже знают, что наше местонахождение вычислили журналисты? Хорошо. На выезде с территории замка придётся всем выйти из машины и немного пообщаться с ними. Я стану рассказывать про битву с арахнидами в космосе, а вы берёте на себя тему музыки и всё остальное. Но думаю, что мы вчера полностью удовлетворили их любопытсво по поводу предстоящего концерта. Поэтому они будут мучить своими вопросами только меня.

Так, в конечном счёте, и оказалось. Когда мы выехали из ворот и вышли из минивэна, нас обступила плотная толпа журналистов. Были несколько телекамер, среди которых я сразу заметил наших друзей из NBC. Надо будет им в среду, перед отъездом, дать эксклюзивное интервью. Если, конечно, мои предстоящие разборки с Демиургом закончатся хорошо.

Тогда же можно будет немного приоткрыть завесу над тем, что происходит в данный момент на небесах. Это, я думаю, будет покруче, чем информация о сегодняшней битве.

Семьдесят процентов вопросов были о космосе. Мы разбились на две отдельные группы. В одной были мои жёны и «серебрянки», а в другой я с Серёгой и богами. Они молча стояли у меня за спиной и часть вопросов касались, в том числе, их. Пришлось даже ответить на один довольно неожиданный вопрос на тему богини Бает и строительства в Нью-Йорке большого храма в её честь.

— Да, — сообщил я, — мы планируем построить такой храм. Многие люди приходят на наши концерты, держа в руках её изображения. Даже появились сообщения, что некоторые из них молятся ей. И совершенно правильно делают. Она же богиня любви, а без любви нет жизни на нашей планете.

Но большинство вопросов задавалось именно о нашем ночном сражении на самом краю Солнечной системы. Пришлось в деталях, опустив при этом некоторые подробности, рассказать о нём. И о том, что было достаточно много раненых, но никто при этом не погиб.

— Что вы планируете делать дальше с арахнидами? — спросила меня девушка из местной, но при этом одном из популярнейших американских изданий, газеты «The Philadelphia Inquirer». — Ведь, согласно полученным от вас данным, они очень быстро размножаются и через некоторое время снова попытаются напасть на нашу Солнечную систему.

— Мы через четыре дня, совместно с космическими кораблями «Лиги планет», совершим очередной рейд в те отдалённые районы нашей Галактики, где, по последним данным, находятся их самые большие колонии, — ответил я. — Арахниды захватили сотни планет и только объединёнными усилиями мы сможем их полностью уничтожить.

После этого я решил им сообщить, что мне на Родине присвоено очередное воинское звание Маршала Космических войск СССР и что я, помимо этого, награждён орденом «Победа». А девчонки в это время непринуждённо болтали с другими журналистами о песнях, о семье и детях.

Получилось так, что мы незаметно потратили почти час нашего времени на общение с прессой. В конце пришлось сказать открытым текстом, что мы опаздываем на репетицию и только после этого нам позволили спокойно уехать.

— Бонни, извини, — крикнул я еще издалека, ожидавшей нас уже двадцать минут, Тайлер, когда мы появились на концертной площадке. — Нас журналисты своими интервью замучили. Раньше они меня немного побаивались и особо не лезли, а сейчас осмелели.

— Ты же теперь настоящий герой космоса, помимо этого ещё и звезда поп-музыки, — крикнула та мне в ответ и помахала рукой. — Я так и поняла, что они вас нашли и допрашивают с пристрастием.

— Это Эндрю допрашивали, а мы мило общались, — ответила Маша, тоже помахав Бонни, как и все мы, в ответ.

Да, а сцена вообще стала выглядеть просто улёт. Мои дроиды постарались на славу. Жалко, конечно, что её придётся здесь оставить, но ничего не поделаешь. Не забирать же её с собой? Только голографические экраны заберём, а остальное передадим администрации города в дар от нас.

— А чего вы сегодня без своего космического шлюпа? — спросила меня Бонни после того, как мы расцеловались с ней.

— Из-за журналистов и из-за нашего совместного концерта, — ответил я. — Чтобы на общем фоне особо не выделяться. Ну а завтра будет уже полностью наш выход, вот тогда и прилетим.

Пока мы разговаривали, Ден всё наше музыкальное оборудование успел установить и подключить. К тому же часть аппаратуры оставалась здесь со вчерашнего дня под охраной наших дроидов.

Сама концертная площадка сегодня была ещё девственно пуста. Местные строители очень удачно использовали природный ландшафт. Она была не идеально ровной, а постепенно поднималась к дальнему от сцены краю. Получился некий небольшой амфитеатр, где последние ряды зрителей смогут спокойно нас видеть, возвышаясь над морем впередистоящих голов.

Серега мою новую песню ещё не слышал, поэтому сидел за синтезатором и ждал, когда я наобщаюсь с Бонни. Но долго отвлекаться на болтовню я не стал и мы вдвоём подошли к нему.

— Я предлагаю сначала мне и Маше исполнить мой подарок, — сказал я Тайлер. — Мой клавишник подстроится под мелодию, а ты услышишь, как мы её поём. Мы её все вместе в своих апартаментах успели перед выездом немного отрепетировать.

— Отличная мысль, — согласилась Бонни. — Я так легче запомню.

— Маш, иди сюда. Вот тебе слова «Total Eclipse of the Heart». Ты её уже прекрасно в спальне спела. Я наиграю мелодию на своём кейтаре, а Серега её подхватит.

Два раза повторять Маше было не нужно. Песня ей понравилась, поэтому она с удовольствием её исполнила ещё раз. Причём Бонни стояла рядом с Машей и держала перед их глазами листок со словами. Маша пела, заглядывая в текст, а Бонни читала его про себя, беззвучно шевеля губами.

— Просто супер! — восхищенно резюмировала наше выступление Бонни. — Я в полном восторге от песни, от вашего дуэта и от замечательного исполнения. Спасибо тебе, Эндрю, огромное за такой прекрасный подарок.

Тайлер даже расцеловала сначала Машу, а затем меня. Так ей понравилась моя песня. Ну а после этого началась обычная околотворческая работа. Сначала аранжировка, над которой колдовал Серёга, микширование, а потом четыре прогона в чистовую. Девчонки и боги сидели в глубине сцены и просто слушали, как мы репетируем.

— Очень хорошо получилось, — подвёл я результат нашего совместного труда. — Будешь её на концерте исполнять?

— Конечно, — ответила она. — Только автором слов и музыки будешь значиться ты.

— Тогда мои подруги вызовут сюда юриста.

Я подозвал Ди, дал ей свой сотовый и попросил связаться с Женькой. Чтобы она перезвонила юристу и договорилась с ним.

— Сегодня воскресенье, — сказал я, — так что придётся платить двойной тариф. Но дело того стоит. А мы пока с Серёгой займёмся моей «Pick Up the Phone». Кстати, и эту песню надо тоже зарегистрировать. И если вы проголодались, то позвони в ближайшую пиццерию и пусть вам привезут что-нибудь вкусное.

— Это что, такой маленький телефон? — удивилась Бонни, увидев мой сотовый.

— Да, космические технологии, — ответил я. — Очень удобно и практично. В нём ещё встроены фотоаппарат, видеокамера и куча нужных вещей. Солнышко, потом сними нашу с Серёгой репетицию и покажи Бонни.

Девчонки ушли, обсуждая новинку, которая появится только через сорок лет, а мы занялись аранжировкой второй песни. Серёга её вчера слышал на репетиции, поэтому сразу начал работать с микшерским пультом. Я ему не мешал.

В это время я обдумывал одну мысль, связанную с сегодняшним выступлением Маши с песней на русском языке. Надо будет ей наш родной советский флаг в руки дать или лучше даже красную футболку с серпом и молотом воплотить. Леонид Ильич и члены Политбюро будут очень довольны. Любят они, чтобы наш советский флаг был достойно представлен за границей, значит сделаем такое для них. Да и весь советский народ порадуем. Пусть гордится нашими успехами под родным флагом. И будет у нас у всех сегодня двойной праздник: утром победа в космосе, а вечером мы опять «впереди планеты всей».

Спев и отыграв ещё два раза, я остался доволен звучанием и своим исполнением. Серёга сел писать ноты двух песен, а я пошёл общаться с девчонками. Оказалось, что все очень проголодались и заказали кучу пицц, в том числе на меня, Бает и Анубиса. Бонни была очень удивлена, что богиня уже более-менее сносно разговаривает на английском и задавала ей массу вопросов.

Мы с Бает заранее обсудили вариант её общения с чужими людьми и даже разработали легенду, которая подтверждала ранее высказанную мною информацию по этой теме. Ни про какие перемещения во времени, а тем более про параллельные миры, она не должна была проронить ни слова. Ну и про свою беременность тоже. Иначе мои жёны сразу догадаются, кто именно обрюхатил нашу богиню. Перевести все стрелки на Анубиса тогда вряд ли удастся.

А вот и наш заказ принесли. Видимо Ди сказала, для кого заказ, да и сама пиццерия, скорее всего, была расположена рядом. Поэтому они быстро всё доставили и даже два раскладных столика нам организовали прямо посреди сцены. Пришлось нам этим трём официанткам, за их оперативность, свои фотографии с автографами подарить и хорошие чаевые сверху оставить.

Я специально попросил сделать заказ, чтобы мне не пришлось при посторонних устраивать трюки с извлечением продуктов из воздуха. Бонни, конечно, нормальная подруга, но слишком перед ней светиться мне не хотелось. Наличие сотового можно было легко списать на космические технологии пришельцев, а вот мои чудеса уже мало походили даже на цирковые фокусы.

Так что мы все устроились с комфортом и приступили к еде. Мои три жены заказали себе мороженое, а вот Солнышку и Маше, так же как мне и Бонни, его есть перед концертом было категорически нельзя. Хотя у Тайлер и так голос хриплый, но и она воздержалась от холодного. Зато Серёга его любил и сегодня исполнять он ничего не собирался. В его репертуаре была всего одна песня, которую он пел с Машей. Но они её будут петь вместе только завтра.

За такой приятной идиллией нас и застал наш знакомый юрист. Мы даже исполнять ничего не стали. Ограничились нотами и словами к песне. Но, вот ведь гад капиталистический, за всё это содрал с меня довольно приличную сумму. Воскресенье ведь и прекрасно знает, что мы не бедные. Оказалось, что он сам будет присутствовать на нашем концерте, поэтому в свой законный выходной он и не уехал на природу, а остался в городе.

Дроиды — молодцы. Они по моему заданию сделали у сцены очень удобный и красивый раздвижной занавес. Поэтому, как только на концертной площадке появились самые ранние и нетерпеливые зрители, я его закрыл и дроиды включили верхнее освещение. У нас оставался еще целый час до концерта, поэтому мы спокойно могли ещё немного посидеть и расслабиться.

Я стал рассказывать Маше о своей задумке с красной блузкой с изображением серпастого-молоткастого на груди.

— Сделай такую очень облегающую и полупрозрачную, — попросила меня эта юная эксбиционистка, бывшая ещё совсем недавно моей школьницей-любовницей, которая возбуждалась даже от моих прикосновений и потом ходила с мокрыми трусиками.

— Может тебе вообще топлес выступить? — предложила, смеясь, Ди.

— И на левой груди нарисовать серп, на правой — молот, — добавила Наташа. — А на животе красную звезду изобразить.

Все засмеялись, представив себе на секунду подобную картину.

— Ты что, ещё и дизайном одежды занимаешься? — удивлённо спросила Бонни.

— Он много чего умеет и может, — ответила за меня Солнышко.

В этот момент со мной связалась Крис и сообщила, что сейчас прибудет космический катер с арахнидами. Я предложил Бонни посмотреть на них, пока ещё не было много народу. Иначе во время выступления будет некогда этим заниматься.

— А я, как раз, хотела тебя об этом попросить, — ответила та.

Мои подруги и боги это уже сто раз видели, а вот Бонни нет. Я раздвинул занавес и мы спрыгнули со сцены на асфальтовое покрытие концертной площадки. Бонни задрала голову вверх и увидела, как в центре её завис мой космический катер и из него дроиды начали выгружать клетки с пленными гигантскими насекомыми.

— Ух ты! — воскликнула она. — Они же просто огромные. Особенно тот, который на богомола похож. Говорят, ты с ними недавно бился в рукопашной?

— Было дело, — ответил я, внимательно следя за выгрузкой. — Только не голыми руками я их убивал, а мечом.

— Самый мерзкий вот тот жирный. На него даже смотреть противно.

— Это один из их главных. Так называемый мозговой жук. В его обязанности входили координация и руководство действиями нескольких миллионов своих сородичей.

После того, как клетки были поставлены и основательно закреплены, дроиды заняли позиции охраняющих возле каждой, а катер исчез в высоте. Насмотревшись, мы отправились назад, так как начала подтягиваться публика.

Вернувшись за столик, Бонни стала эмоционально рассказывать о том, что она только что видела. Все ей кивали в ответ и улыбались, так как хорошо по себе знали, какое неизгладимое впечатление производит на человека первая встреча с этими космическими тварями.

Тут на горизонте нарисовалась Женька. Она, похоже, успела выполнить всё, что её попросил сделать Стив (возможно у них даже дошло и до интима) и примчалась сюда, чтобы помочь мне с организацией концерта. Даже если что и не доделала, то просто свалила на своих двух помощников. Ведь еще вчера я назначил её главной по

сегодняшнему мероприятию. В принципе все уже знали, кто за кем выступает, но Женьке хотелось снова окунуться в музыкальную тусовку. И я её прекрасно понимал. В концертной жизни есть особый неповторимый привкус некоей свободы, к которой быстро привыкаешь. И она тебя потом постоянно манит. Ну и ещё раз пообщаться со звёздами поп-музыки — тоже милое дело.

Так что нашего полку прибыло, а уже совсем скоро начнут подтягиваться и остальные музыканты. Через пять минут после того, как я об этом подумал, на сцене появилась Сьюзи Кватро со своей музыкальной бандой. Я сразу обратил внимание, что она шла не рядом со своим мужем, а на несколько шагов впереди и справа от Лена Таки.

Я просканировал её прекрасную головку и узнал, что они поругались ещё вчера из-за… меня. Понятное дело, что после нашего совместного с ней выступления на репетиции, он её приревновал ко мне и устроил ей грандиозный скандал. Ну и она, тоже девушка не промах, к тому же лидер уже известной группы, молчать не стала. Поэтому Сьюзи сегодня была в больших солнцезащитных очках, так как ими скрывала замазанный косметикой синяк под левым глазом.

Пришлось мне первым пойти ей навстречу, чтобы незаметно для всех ликвидировать это безобразие на её лице.

— Привет, Сьюзи, — сказал я и протянул руку к её очкам.

Она попыталась перехватить мою руку, но я подавил её волю, как это делал уже не раз с другими людьми. Мои руки уже засветились зелёным исцеляющим светом и я спокойно просунул правую ладонь под затемнённые линзы очков. Со стороны это выглядело несколько странно, но через две секунды я снял с неё очки и никакого синяка там уже не было.

Затем я освободил её мозговой центр, отвечающий за координацию движений, от своего давления и Сьюзи машинально подняла руку к очкам.

— Синяка уже нет, — сказал я ей тихо и подмигнул. — Вот твои очки. Они тебе больше сегодня не понадобятся.

— Привет, Эндрю, — ответила Сьюзи, немного смутившись. — Это ты так быстро всё сделал?

— Ты же знаешь, что я многое умею.

— Про арахнидов я уже слышала. Поздравляю. А синяк правда исчез?

— Полностью. Так что можешь о нём забыть. А с мужем твоим я потом разберусь.

— Да ну его, урода. Спасибо за то, что убрал синяк. А то я немного нервничала из-за него. Тогда я пошла здороваться с девчонками.

Сьюзи направилась к нашему столику, а я зло посмотрел на мужа и отправил в его сторону волну страха. Он и так уже обгадился, протрезвев утром и узнав о том, что я, пока он дрых, устроил в космосе этим гигантским членистоногим. А тут я еще на него жути навёл. Но большего, к своему огромному сожалению, я применить к нему не мог. Ему ещё играть на гитаре и подпевать своей жене. А Кватро молодец, тоже неслабо наваляла вчера своему суженному. Довольно боевая девица, как я и предполагал, оказалась. Именно поэтому она и не пришла вечером в ресторан на День рождения Дебби.

А вот и сама Блонди, собственной персоной, пожаловала. Лицо очень довольное после нашего вчерашнего неслабого перепихона. Эта хоть мою сперму в банку не сливает и в холодильнике не хранит. Когда мы с ней целовались, по братски, она успела шепнуть мне на ухо:

— Я тебя хочу. Таких космических героев нельзя не хотеть.

Вот ведь ненасытная девица. Везёт мне на таких подруг. У меня что жёны, что любовницы, все в сексе были настоящими нимфоманками. Некоторые скрытые, как Солнышко и Наташа. А некоторые явные, как Маша и «серебрянки». Про двух богинь любви и царицу Хатшепсут я, вообще, молчу. Что касается гиперсексуальных амазонок — это вообще нечто. Я теперь прекрасно понимаю Зевса и Приапа. Сам уже стал подобным им. А что делать, когда член постоянно стоит и всё время хочется его куда-нибудь запихнуть?

Так, надо прекращать думать о сексе, а то у меня тоже сейчас встанет, как у этого защитника садов и мужских половых органов. Хотя было приятно слышать похвалу от Дебби. После неё я принимал поздравления от членов её банды. Я и так был, можно сказать, неформальным хозяином этого музыкального шоу. А тут ещё очередная грань моего таланта неожиданно для всех раскрылась.

Да, немного мы не рассчитали. Пиццы надо было заказывать больше и воды тоже. Все сегодня пришли с утреннего «большого бодуна». Одной я синяк уже вылечил, надо будет и остальным исполнительницам здоровье поправить. Мужики сами пусть лечатся.

— Жень, — обратился я к своей помощнице, — набери ещё раз пиццерию. И фанты с колой пусть побольше принесут. А мне минеральной воды. Лучше «Perrier», если у них есть.

Публика за занавесом уже потихоньку прибывала и сами исполнители тоже подтягивались. Появился Стинг с Родом Стюартом, за ними Пол с Линдой и с «Крыльями». Ну а следом Slade в полном составе к нам присоединился. Эти, похоже, до утра где-то куролесили. Как говорится «в алкоголизме замечен не был, но с утра постоянно пил холодную воду». Правда, уже было давно не утро, но если лечь спать в девять утра, то полшестого вечера будет, как раз, как утро после долгого и глубокого сна. После них пришёл Дэвид Боуи в обнимку с Кейт Буш.

Предпоследними заявились Фредди и его «Квины». И все, главное, поздравив меня, как именинника, с победой, сразу направлялись к столу. Хорошо, что у нас там ничего из спиртного не было. А то приняли бы на грудь по стаканчику и их бы опять развезло. Ну а последним пришёл Крис Норман, который делал вид, что с Женькой у них вчера ничего не было. Ага, как же. Там ещё Брайн Мэй потом подтянулся и они Женьку в два смычка одновременно поимели. Но она была не только не против этого, а всеми интимными местами «за».

Я даже вспомнил смешной анекдот на эту тему. Подходит как-то Вовочка к маме и спрашивает:

— Мам, а стюардесса — это такая большая рыба?

— Нет, сынок. А с чего ты так решил?

— Я подслушал, как папа говорил дяде Коле, как они удачно поймали одну стюардессу и два часа её жарили.

Так и с Женькой получилось, как с той стюардессой. Хорошо, что она, всё-таки, успела заранее придти сегодня сюда, на сам концерт. Было кому теперь с этими алкашами заниматься. Я бы точно не выдержал этого бедлама с бардаком и быстро бы вправил всем мозги. А Женька с ними терпеливо возилась и обстоятельно объясняла, кто и что будет исполнять, и за кем выступать.

— Запиши, что Бонни исполнит мою новую песню, — напомнил я ей. — Мы её нормально прогнали и она готова с ней выступить.

— А нам не пора начинать? — спросила она меня.

— Еще семь минут до начала. Хотя, давай. Уводи всех со сцены, а мы с Сьюзи будем готовиться.

Женька позвала Кватро и показала на меня. Мол это я её зову. Та кивнула и направилась ко мне. Она сидела и болтала в компании с моими женами и «серебрянками».

— Ты просто волшебник, — сказала она. — Я посмотрела в зеркало своей пудреницы и не обнаружила под левым глазом вообще никаких следов от синяка. И мне даже показалось, что я немого помолодела.

— У моего лечения есть один побочный эффект, который и выражается в омолаживающем эффекте, — ответил я ей.

— Ты просто какой-то невероятный мужчина. Все женщины от тебя в полном восторге.

— Ты сегодня тоже сможешь в этом убедиться.

На лице Сьюзи расцвела загадочная улыбка. Было видно невооруженным глазом, что она меня очень хочет. Дебби хотела меня, потому, что уже раз попробовала секс со мной и осталась от него в полном восторге. А Сьюзи пока только представляла себе в мечтах, как это всё случится между нами. И общение с моими подругами укрепило её во мнении, что все произойдет, как в сказке. Вот так, многие женщины до тридцати лет ещё продолжают верить в сказки. Хотя и после сорока они тоже верят. Верят в то, что и после сорока пяти жизнь только начинается.

Но что-то я отвлёкся, глядя в эти, смотрящие на меня с любовью и верой, глаза. Нас ждала публика и концерт. Я сегодня захватил с собой все наголовные микрофоны, чтобы было удобнее нам петь и одновременно танцевать во время исполнения. Один я сразу надел Сьюзи, а второй нацепил себе.

— Жень, — крикнул я, еще не успевшей далеко уйти, француженке, — сегодня я тебе доверяю открывать и вести концерт. Так что разу станешь известна на весь мир.

— А что мне говорить? — заволновалась она.

— Да что хочешь. Но обязательно поблагодари публику за то, что она пришла сегодня сюда. Ну и назови первым наше выступление с Кватро. Ничего, когда-то надо начинать.

Женька собралась и вышла за занавес на авансцену. Вот это гул. Как будто лавина с гор сошла. Чувствуется, что народу собралось немало. Мы с Сьюзи не волновались. А вот француженка, судя по голосу, немного мандражировала. Похоже, вид огромной толпы её смутил. Я, практически, полностью заблокировал внешний звук и поэтому на сцене было тихо. Но даже сквозь этот барьер был слышен приглушенный рёв двухсоттысячной толпы.

Ну что ж, пора. Я дал мысленную команду разъехаться занавесу и нас оглушил настоящий гром собравшейся публики. Да, здесь точно больше, чем двести пятьдесят тысяч.

— Привет, Филадельфия! — крикнули мы вместе с Кватро.

— При-вет! — было нам раскатистым ответом.

Наш конферансье в юбке быстро ретировалась за кулисы и мы начали свой четырёхчасовой музыкальный марафон. Толпа ликовала и пела вместе с нами. Такого мгновенного единения с публикой, на своих концертах, Сьюзи ещё никогда не испытывала. Она счастливо улыбалась, пела и танцевала. Вот так, с первой песни и сразу прямое попадание в яблочко. Хотя зрители были к этому уже готовы. Устроители этого шоу заранее объявили в местных средствах массовой информации, что сегодня будет много музыкальных премьер. Поэтому все заранее предвкушали настоящий праздник. И мы им его устроили.

Песня очень понравилась публике. Все хотели услышать её ещё раз. Пришлось громко крикнуть:

— Мы её еще раз исполним ближе к концу.

Это было встречено довольными криками одобрения. Сьюзи раскланялась и ушла за кулисы. На её место вышла Солнышко, а Женька объявила нашу новую песню «I Will Survive». Так что подарки продолжали сыпаться на пришедших на этот концерт зрителей, как из рога изобилия.

Солнышко пела очень мощно. Чувствовалось, что она вложила всю душу в это исполнение. И опять последовал взрыв. Взрыв радостных эмоций собравшейся публики и громких аплодисментов. Естественно, это же были два мировых хита, исполненные подряд. Да ещё какие. Их уже сегодня станут распевать во всех уголках планеты.

А затем появилась Маша. Я ей успел сотворить футболку перед самым началом концерта и незаметно передать ей. Смотрелась она в ней просто сногсшибательно. Я ей подмигнул и она улыбнулась. Сделал я её такой, какой просила сама Маша, но не совсем прозрачной. Публика, увидев её, обалдела и раздался многотысячный радостный свист. Вот так, все мужики это мгновенно оценили. А в это время Женька рассказывала в микрофон о том, какую песню будет петь Maria.

Маша вышла уже с настроенным наголовным микрофоном, поэтому с ходу крикнула:

— Здравствуй, Филадельфия! Привет, Москва!

Около десяти телевизионных камер транслировали наше сегодняшнее шоу, поэтому её двойное приветствие, сказанное сначала по-английски, а затем по-русски, увидели и услышали во всём мире. Особенно его ждали на родине, в СССР. И вот, впервые, из Америки, в прямой трансляции и в нашем исполнении, зазвучала песня на русском языке. Момент был выбран мной очень удачно. Музыку все сразу узнали, а слова ещё были свежи в памяти. Поэтому все прекрасно понимали, о чём пела Маша. Да и футболка ярко алела на фоне включенных софитов.

Наши ЛА сегодня не мозолили глаза местной публике. Погода была тёплая, поэтому холод и снег устраивать не было никакой необходимости. «Тарелки» висели высоко в небе, что не мешало передавать очень качественный звук и картинку на три континента. За это отвечала Крис, поэтому я был спокоен на счет результата.

Я не знаю, какая песня из двух получилась лучше, но на родине Маша точно станет Народной артисткой СССР. Давно пора. Вся страна поёт их песни, а даже заслуженной из них двоих никто пока не стал. Надо будет Леониду Ильичу на это намекнуть. Думаю, что после сегодняшнего их выступления он даст на это добро. А потом можно будет подумать для Маши и о Звезде Героя Социалистического труда.

А чем она не герой? Вон, почти триста тысяч американцев готовы её за её труд на руках носить. А что сейчас творится в Союзе, можно только себе представить. И будут тогда две мои жены-солистки двумя Героинями.

После этого на сцену вышла группа «Queen», поэтому мы с Серегой освободили свои места и ушли за кулисы. Там нас ждали мои остальные жёны и «серебрянки», которые стали нас поздравлять с успешной премьерой песни.

Пока они общались между собой, я отошёл в сторону и набрал номер телефона Брежнева в Завидово. Я знал, что каждое воскресенье он проводит там.

— Ещё раз здравствуйте, Леонид Ильич, — поздоровался я в трубку, когда услышал знакомый голос Генсека. — Как вам наша песня?

— Молодец твоя Маша, — раздался ответ главы СССР. — И спела замечательно, и с яркой футболкой получилось очень хорошо. Этот её триумф надо как-то отметить. Думаю за такое сразу и Народного можно ей дать. В качестве исключения. Как считаешь?

— Спасибо, Маша будет очень рада.

— Вот и договорились. Мы сейчас смотрим ваш концерт вместе с Викторией Петровной. Она тоже привет тебе передаёт и рада за твоих солисток.

— Передайте ей также большой привет и нашу огромную благодарность от нас.

Такое впечатление, что Брежнев прочитал мои мысли. Но подобное со мной присходит уже не в первый раз. Если я чего-то очень сильно захочу, то всё у меня получается. Не смотря на расстояние и целые временные эпохи. А что будет, когда я снова стану Создателем? Тогда все мои мысли будут материальны? Чувствую, что совсем непросто после этого мне станет жить. Хотя с какой стороны на это посмотреть.

Я подошёл к группе своих жён и любовниц и громко, обращаясь к Маше, сказал:

— Танцуй!

— Что ты опять придумал? — спросила в ответ Маша. — Судя по твоему довольному лицу, это что-то очень хорошее?

— Да, хорошее. Я только что звонил Генсеку и за свои заслуги перед Родиной ты получишь звание «Народной артистки СССР».

Вся моя женская команда просто обалдела. Рядом с нами стоял Серёга, который аж хмыкнул от удивления. После чего все бросились целовать Машу. Громко орать от радости было нельзя, так как Меркьюри и его группа исполняли свою новую песню «Don't Stop Me Now».

Конечно, это было неординарное событие для Маши. В таком юном возрасте получить звание Народной — это очень круто. Она давно мечтала о чём-то таком, вот её мечта и сбылась. Сразу после Маши все стали целовать меня. Было понятно, что именно благодаря моей песне моя жена получила это звание. Ничего, во вторник мы с Солнышком исполним русский вариант песни «Stumblin' In» и тогда, возможно, и моя первая жена получит Народную. Но об этом надо будет подумать потом. Концерт только начался и нам предстоит еще не раз выходить на сцену.

К нам, увидев наши радостные телодвижения, подошли Линда вместе с Бонни и Сьюзи. Солнышко им рассказала, по какому поводу мы радуемся. Для иностранцев понятие «Народная артистка СССР» ничего не говорило. Пришлось им рассказать, что похожее звание или, так сказать, статусная категория существует в Японии. У них есть люди, деятели искусств, носящие звание «Национальное достояние». Это очень редкое звание и оно даётся только по личному указу Императора. Так же и в Англии Её Величество Королева даёт звание «Сэр» или «Дама» своим великим английским актёрам и музыкантам. Так, три года назад, в 1975 году, Елизавета II произвела в рыцари Чарли Чаплина и он стал сэром. Ну и меня она тоже сначала произвела в рыцари-бакалавры и присвоила мне звание «Сэр».

Вот это они поняли и также стали поздравлять Машу, которая была по английскому табелю о рангах аж герцогиней Глостерской. Но в музыкальной среде об этом мало кто помнил. Здесь царила демократия и равенство. Всякие «сэры» и «лорды» никого особо не волновали. Все общались по-простому.

После Меркьюри опять вышли на сцену я с Серёгой, только уже с тремя солистками из группы «SEREBRO». Знакомая всем песня «Walk Like an Egiption» прошла просто на «ура». Все ждали не только девушек, но и богов. И они тоже порадовали публику своими появлениями прямо из пола, так как стен, как таковых, не было, и левитацией. Ни я, ни мои подруги сегодня не летали. Не потому, что была нелётная погода и дул сильный боковой ветер. А потому, чтобы не «перетягивать одеяло на себя». В совместном концерте у всех должны быть равные условия.

Потом «серебрянки» исполнили «Wannabe», а нашу совсем новую «Making Your Mind Up» мы решили исполнить сразу после моей «Pick Up the Phone». Три хита подряд было бы уже слишком и, к тому же, хотелось выделить отдельно премьру новой песни.

Следующими вышли на сцену Линда и Пол с двумя музыкантами, а затем спел Стинг со своими товарищами из группы «The Police». А за ними уже выступила группа Blondie. Женька внимательно следила за очерёдностью исполнителей, поэтому концерт шёл чётко по установленному мной расписанию.

Нам с Серегой еще раз пришлось выйти в середине концерта и исполнить вместе с Родом и Стингом нашу бесшабашную «АП for love». Публика была в восторге как от сольных выступлений, так и от групповых.

После нас Бонни спела подряд три песни. Моя шла третьей и первые две получились, как бы, разогревом для неё. Все ждали новинку и Тайлер не подкачала. Нам с Серёгой пришлось ей помогать. Я пел вторым голосом и играл соло на гитаре. Песня «Total Eclipse of the Heart» потрясла всех. Мы уже хорошо распелись и показали с Бонни высший класс. Все были в полном восторге от нашего выступления.

Как-то так получилось, что в половине музыкальных номеров участвовал я и Серёга. А впереди ещё были заявлены две моих новых песни. Затем очень забойно отыграли Slade. После Кейт Буш выступил Боуи и Стюарт. За ними Стинг и Норман. После чего последовал мой выход. Моя новая быстрая и танцевальная «Pick Up the Phone» мгновенно завела публику, которая принялась активно под неё танцевать.

Уже был поздний вечер, но на голографических экранах меня было хорошо видно. К тому же сцена была ярко освещена и на вогнутых мониторах в задней её части постоянно шли видеоролики. В общем, у публики просто глаза разбегались от такого изобилия представленных форматов. В этом плане телезрителям смотреть было удобнее.

После шквала аплодисментов, Женька снова объявила группу «SEREBRO» и наши три солистки исполнили песню с элементами раздевания. Это когда они сорвали с себя длинные юбки и остались в очень коротких юбочках. Такой неожиданный трюк произвел настоящий фурор. Публика смеялась и с удовольствием повторяла забавные движения руками, которые делали «серебрянки». Опять мы стали создателями нового танца. В результате «Making Your Mind Up» пришлась по душе всем филадельфийцам. Особенно стройные ножки её исполнительниц.

После «серебрянок» пришлось нам с Сьюзи ещё раз исполнить нашу «Stumblin' In». Кватро помнила о моём обещании и с удовольствием спела её со мной. Из установленного временного графика мы не выбивались, поэтому Женька нас объявила без проблем. Она уже полностью вошла в роль ведущей и чувствовала себя настоящей хозяйкой этого шоу. Теперь её будет знать в лицо весь мир и работать начальницей пресс-службы у будущего вице-президента, а затем и президента США, ей будет намного проще.

Ну а закрывала концерт группа «Queen» своей «We Are The Champions». Под конец мы все, не сговариваясь, вышли на сцену и вместе спели хором два припева подряд. Все были довольны и счастливы. После чего последовал традиционный фейерверк и танец в небе наших «маленьких» ЛА.

Публика расходиться не хотела, но я закрыл занавес и им пришлось потихоньку двигаться к выходу. Вот если бы не было занавеса, то тогда народ ещё долго бы стоял и смотрел, как мы собираем свои инструменты и другой свой реквизит. Во время этого концерта никто не переодевался. Только «серебрянки» надели на себя, сделанные мной специально для их новой песни, костюмы. Так что со сменой сценических костюмов мы сегодня не заморачивались.

Мы еще минут двадцать общались друг с другом, делясь планами и договариваясь о будущих совместных встречах. В разговоре со Сьюзи я тихо спросил её:

— Какой у тебя этаж?

— Двадцать второй, — ответила она счастливым голосом, даже не спросив о том, как я её там найду, когда на этаже было больше ста номеров.

По её ауре я её смогу найти даже в преисподней. Хотя я мог теперь для подобного поиска обратиться к Люциферу. Из всех моих подруг только Бает поняла, с кем и чем я собрался этой ночью заниматься. Но ничего мне не сказала. Знала, что «если я чего решил, я выпью обязательно». Хорошие у меня, всё-таки, любовницы и жёны.

А затем все разъехались по отелям, а мы отправились в свой замок. Как оказалось, на его цокольном этаже располагался бассейн, куда мы всей нашей дружной толпой и завалились. Кроме Анубиса. Этот фанат пошёл крутить свои мечи. Я ему намекнул, что завтра намечается очень крутая заварушка и он хотел быть в форме. Только его мечи там ничего сделать не смогут. Придется ему выдать два меча, принадлежавших когда-то архангелам.

— Очень хочется на наш остров, — сказала Маша, когда мы немного отмокли и отошли от этого концертного бедлама.

Мы больше устали от шума и гама наших братьев по музыкальному цеху, чем от исполнения своих немногочисленных песен. Можно было, конечно, всех отправить на остров прямо сейчас, но у меня ещё были на сегодня намечены несколько другие планы. Я особо долго плескаться со всеми не стал и сказал Солнышку, как старшей моего минигарема, что я пойду к своим ученикам. Хотя, если посчитать всех моих подруг, гарем получался уже средним.

Мои подопечные меня ждали.

— Как успехи? — спросил я их.

— Еще только у Гюнтера и Амалы получилось пройти сквозь стену, — доложил Роджер.

— Уже неплохо. У всех, я смотрю, имеются множественные синяки и ссадины на теле. Поэтому каждый сейчас подойдёт ко мне и я быстро всё это залечу.

Ничего более серьёзного ни у кого мною замечено не было. Только у Жоаны я обнаружил вывих правого плеча, который сразу и устранил.

— Завтра все продолжают заниматься тем же, что и сегодня, — сообщил я им. — Если у всех получится пройти сквозь стену, то во вторник начнём занятия по теме невидимости. Буду вас учить становиться полностью невидимыми для окружающих. Помимо этого, каждый получит меч архангела и Анубис станет с вами заниматься.

Мои подопечные тяжело вздохнули, поэтому я решил подсластить им пилюлю и сказал:

— Все, кто к вечеру понедельника смогут мне показать, как он или она проходят сквозь стены, получат ангельские крылья.

— А мы уже сейчас можем это показать, — в один голос сказали трое.

— Значит, теперь вы должны, как более опытные товарищи, этому научить Жоану и Анджея. Это вам моё персональное задание.

Я встал и попрощался до завтра. Мне показалось, что они всю ночь теперь спать не будут, но научатся проходить сквозь стену. Так им хотелось получить белые крылья. Они даже не подумали о том, что им тогда придётся еще учиться летать. Это с демонами было проще, они это прекрасно умели делать с рождения и за века смогли отточить до совершенства своё умение летать. Хотя они крыльями уже давно не пользуются, но мастерство ведь не пропьёшь.

Выйдя от учеников, я направился в наши апартаменты. Жёны накупались и уже готовились ложиться спать.

— Мне надо ещё на лунную базу заскочить, — сообщил им я. — Так что засыпайте без меня.

— А ты надолго? — спросила Лилу, зевая.

— Не знаю. Я должен проверить, как там наши раненые поживают и посмотреть, как идёт ремонт повреждённых космических линкоров.

— Передавай привет Крис, — сказала Маша. — Она хоть и искусственный интеллект, но хорошая.

Я их всех поцеловал и вышел в гостиную. И ведь ни на грамм я своим жёнам не соврал. Мне, действительно, надо было попасть на лунную базу и всё, вышесказанное, проверить. К тому же сейчас мне придётся перенести в замок Барди четыре меча архангелов, которые Люцифер передаст моим будущим помощникам.

В Италии уже наступило утро, но Тахор ещё спала. Я накинул на себя режим невидимости, чтобы ненароком не разбудить её, и аккуратно положил мечи на, стоящее у окна, кресло. Она проснётся, увидит и сообщит о них отцу. А меня ждала другая, земная женщина, поэтому я переместился в отель «Дрейк» на двадцать второй этаж. Я сразу увидел внутренним зрением знакомую ауру и прошёл сквозь несколько стен прямо в её номер.

Сьюзи меня не заметила, потому, что я оставался всё время в режиме невидимости. Она сидела на пуфике возле зеркала, уже полностью одетая, и красила губы помадой. Приняв свой обычный вид, я чуть не напугал девушку, так как неожиданно появился у неё за спиной и она меня увидела в отражении зеркала.

— Ты бог? — спросила она меня, повернувшись.

— С чего ты взяла? — спросил я, понимая, что отпираться бесполезно.

— Дверь в номер закрыта на ключ, а ты оказался внутри. И мне Дебби, по секрету, шепнула, что ты бог.

— Я только учусь.

— Я чувствовала, что ты больше, чем просто человек. Мы сейчас отправимся на Луну?

— Да, ты же сама хотела там ещё раз побывать.

— Мы опять полетим на твоём космическом корабле или боги могут это делать без помощи дополнительных механизмов?

— Могут. Смотри.

Для того, чтобы не терять время, я открыл портал на лунную базу прямо из спальни её номера. Сьюзи ахнула, но сразу узнала её интерьер, так как сама там только вчера была. Я взял её за руку и мы шагнули в зал управления.

— Доклад, — скомандовал я вслух.

— Товарищ Андрей, раненые, после медицинских капсул, чувствуют себя хорошо и находятся в казармах, где отдыхают. Дроиды закончили с ремонтом пяти линкоров и к утру полностью завершат восстановительные работы.

— А мы на поверхность выйдем? — спросила Сьюзи.

— Я же обещал.

На антиграве мы быстро добрались до зала, где хранились скафандры. Сьюзи пришлось раздеться до нижнего белья, но это её не смутило. Она знала, что скоро ей придётся снять и его. Девушка этого сама очень хотела, но не сейчас. Я даже залюбовался её стройной фигуркой и возбуждающими женскими прелестями. Её трусики и лифчик были прозрачные и мне было всё отлично видно. Сьюзи прекрасно знала, что необходимо надеть на первое свидание. Она была опытной в этом деле женщиной.

На лунной поверхности мы пробыли недолго. Но Сьюзи была счастлива. Она высоко подпрыгивала в невесомости и кувыркалась, пролетая с визгом мимо меня. В шлемофоне, переоборудованном Крис, было хорошо всё слышно. Она даже камней с собой набрала, потому, что читала об этом в газетах.

Когда мы вернулись и сняли скафандры, Сьюзи не выдержала и прижалась ко мне.

— Это было необыкновенно, — произнесла она и я её поцеловал в губы.

Она с жаром мне ответила и еще крепче обняла меня.

— Ты, действительно, сказочный мужчина, — прошептала она, сгорая от возбуждения.

— О тебе просто невероятные легенды ходят среди женщин.

— Какие же? — спросил я её, беря на руки и забираясь на антиграв.

— Что ты потрясающий любовник.

— Это правда. Сейчас ты сама в этом убедишься.

Попав в нашу семейную спальню, я сразу включил невесомость. Сьюзи уже познакомилась с ней, но, всё равно, была удивлена. Она засмеялась и скинула, повиснув в воздухе, остатки мешающей ей одежды. После чего мы слились в неописуемом экстазе.

— Ты, действительно, бог, — прошептала Сьзи, когда она обессиленной упала на кровать после того, как я отключил невесомость. — Мне Дебби всё про ваш секс рассказала и я даже сначала ей не поверила. Когда ты начал кончать, я чуть не умерла от наслаждения. Такого количества спермы я никогда не видела ни у одного мужчины и даже не представляла, что такое может быть.

— У богов всё не как у людей, — ответил я и услышал сильный ментальный призыв Мастемы.

Вот и началось то, ради чего я оказался в этом мире. Главное, что я полностью успел разобраться со своими земными делами. Впереди меня ждала схватка с Демиургом., от которой зависело будущее этой Вселенной. И не только её…


КОНЕЦ ШЕСТНАДЦАТОЙ КНИГИ

P.S. Благодарю всех, кто прочитал мои шестнадцать книг. Буду рад видеть вас снова среди подписчиков моей 17-й книги. Её первая глава выйдет 13 сентября, в понедельник.

До скорой встречи на страницах 17-й книги.

* * *
Опубликовано: Цокольный этаж, на котором есть книги📚:

https://t.me/groundfloor. Ищущий да обрящет!


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке