КулЛиб электронная библиотека 

Авторское кино [Анри Старфол] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Анри Старфол Авторское кино

Эпизод первый. «Дом»

Деревня спокойно дремала в разгорающемся свете прохладного, сентябрьского утра. Ее аккуратные домики расположились среди пока еще сочных лугов и смотрелись горкой поданных к кофе глазированных пряников, на клетчатой, зеленой скатерти. На краю деревни, за неподвижной канатной дорогой, крошечными черно-белыми фигурками паслись коровы, а за ними начинался темный, наполненный молоком тумана хвойный лес, постепенно уходящий вверх, к склону могучих Карпат.

Белый фургон «Volkswagen» летел навстречу этому пейзажу, а его водитель, бородатый мужчина средних лет в странной, широкополой шляпе и в потрепанной куртке поверх клетчатого пиджака, все косился на сидящую рядом с ним рыжеволосую девушку, которая восторженно смотрела, как солнечные лучи играют в прохладном воздухе на заснеженных вершинах гор. Автомобиль тем временем пролетел мимо синей таблички «Мале Цихе», въехал в деревню и резко затормозил под шпилем небольшой церкви. Мужчина в широкополой шляпе как-то странно посмотрел по сторонам, вышел из фургона и поднял голову. Он все стоял и смотрел на шпиль. Пять минут. Десять минут. Тридцать минут. Его спутница давно покинула автомобиль и, поправляя ворот куртки, уже скучающе смотрела по сторонам. Рядом с ней толпились еще четверо: мужчина с козлиной бородкой, увешанный камерами и обилием чехлов с объективами и аккумуляторами, стриженная под мальчика, белокурая женщина, рассматривающая себя в зеркало косметички, мужчина, подбрасывающий свою синюю кепку и опирающийся на штатив от светодиодной панели, и низенький парень, слушающий музыку в наушниках. Никто из компании не решался окликнуть стоящего впереди мужчину в широкополой шляпе, который все стоял, обдуваемый легким ветром, и смотрел на церковь перед собой. Это был никто иной, как Лукаш Чермак — скандально известный в Европе и США режиссер авторского кино. Последние семь лет Лукаша не волновала ни любовь поклонников, ни скрежет злопыхателей. На сорок третьем году жизни режиссер всем сердцем жаждал одного — официального призвания и грезил «Золотым львом». А его затянувшееся раздумье у церкви было священным актом созерцания «возможной локации», способной донести нужную идею очередной «картины». И в такие моменты, когда режиссер растворялся в месте, которое его увлекло, никто не смел нарушать этого единения. Наконец, спустя почти час, он обернулся и окинул отрешенным взглядом свою съемочную группу.

— Снимаем, Босс? — робко спросил мужчина, увешанный камерами.

Лукаш ответил не сразу. Он посмотрел на свою спутницу, а после снова обратил взгляд к маленькой церкви на возвышенности.

— Крупный план на деревянную дверь и отдаление, — режиссер уверенно зашагал мимо фургона и указал ногой на кусок асфальта. — Здесь стоит Корнелия и ест красное яблоко. После отдаления, она должна получиться на фоне этой церквушки. Снимаешь ее в профиль пять секунд.

Спутница Лукаша послушно кивнула и скрылась за дверью фургона, а блондинка нервно захлопнула косметичку и испуганно выкатила на режиссера свои голубые глаза:

— Но, Лукаш, у нас нет красного яблока…

— Меня не интересует — чего у вас нет! — широкополая шляпа режиссера сползла на затылок. — Я сказал: «Корнелия есть красное яблоко»! Так достаньте мне его!

Корнелия, мгновение назад исчезнувшая за дверью фургона, была изящной и очень худой девушкой с миловидным, почти детским лицом. Полька по происхождению, к своим двадцати пяти годам она успела выступить на международных соревнованиях в качестве художественной гимнастки и сделать неплохую карьеру танцовщицы. Именно на одном из выступлений Корнелии в Чехии, ее и заметил Лукаш Чермак. Режиссер пригласил девушку актрисой в свой новый фильм, а на третий день от начала съемок сделал ей предложение руки и сердца. Подумав всего несколько минут, Корнелия дала свое спонтанное согласие. С того момента она исполнила главную роль уже в трех картинах Лукаша.

Жена режиссера, приподняв подол красного платья, выпорхнула на дорожный асфальт, и блондинка осторожно передала ей, покрашенное с одной стороны красным лаком, зеленое яблоко. Затем женщина ловко открыла косметичку и легкими движениями руки стала наносить актрисе макияж.

— Ешь аккуратно. Кусай яблоко только с «рабочей» стороны…

— Не легко работать с гением, правда, Габи? — тихо спросила Корнелия.

— Ты в своем муже растворилась, моя дорогая, — кисточка для макияжа летала по щекам девушки под шепот блондинки. — Видишь в его деспотичном характере одну гениальность…

— Но он, правда, гений, Габи.

— Правда в том, что он одержим своими фильмами, — блондинка покосилась на стоящего поодаль от них режиссера. — И эта одержимость может плохо сказаться на близких к нему людях…

— Начинаем! — гаркнул Лукаш Чермак, который до этого настороженно наблюдал за Корнелией и Габи.

Мужчина с козлиной бородкой, на ходу прилаживая к черной камере трансфокатор, подбежал к указанной режиссером позиции. Настала очередь Корнелии. Дрожа от прохладного утреннего воздуха, девушка встала в профиль напротив церкви. Ее муж устроился поодаль и принялся запечатлевать съемочный процесс со стороны. Он снимал создание фильма на свою личную камеру с самого начала, оправдывая это тем, что создает видео для личного архива. Его фанатично блестящие глаза наблюдали за воздушным платьем жены, развивающимся на легком ветру…

Спустя полчаса, белый фургон отъехал от места съемок и понесся мимо прямоугольников рыжеватых пашен, которые раскинулись посреди зелени, словно заплатки на потертом, но еще крепком фермерском комбинезоне. Через минуту сказочная, очаровательная деревня скрылась из виду, продолжая постепенно просыпаться посреди благородной и могучей природы. А зеленые луга, тянущиеся вверх, к кучевым облакам, скоро растворились в мрачном спокойствии леса.

Лукаш Чермак резко свернул с основной дороги и повел автомобиль по ухабистому бездорожью, мимо высоких елей. Вид за окном неожиданно вызвал у Корнелии тревогу. Девушке показалось, что в этой чаще, посреди деревьев, притаилось что-то зловещее. То, что давным-давно блуждало где-то рядом. Это нечто преследовало ее с самого детства, внимательно наблюдало за каждым шагом и знало все ее страхи и потаенные уголки души. Сначала оно пряталось в криках матери, которую по ночам избивал напившийся отчим Корнелии, после расползлось по округе и стало следить за девушкой из старого колодца за городом, из темных подворотен, из плохо освещенных парков и из колких глаз злых людей, способных причинить страдания. Девушке стало лучше, только кода жизнь свела ее с Лукашем. Поразительно, но этот грубый и резкий на слова режиссер ни разу не обидел ее ни словом ни делом. В человеке, которого многие избегали и боялись, Корнелия нашла долгожданную защиту и спокойствие. Вот и в эту минуту, когда девушку напугал лес, она рефлекторно прижалась к мужу, а он, улыбнувшись одними глазами, поцеловал ее в лоб. Зловещее нечто сразу растворилось, ускользнуло и притаилось до следующей встречи со своей жертвой.

Белый фургон тем временем остановился у старого охотничьего домика, за которым начиналась крутая дорога, ведущая в горы. На шум автомобиля из своего лесного убежища вышел косматый старик в сером поношенном пальто и меховой шапке. Следом за ним показались двое хмурых, небритых мужчин.

Пока Лукаш беседовал со стариком, двое сыновей хозяина хижины помогали съемочной группе выгружать из автомобиля сумки с аппаратурой и реквизитом. А Корнелия напряженно рассматривала верхушки косматых елей и прислушивалась к своей душе, боясь что страх вот-вот вернется.

Габи припарковала белый «Volkswagen» у старого дома, и старик, вместе со своими сыновьями, катящими в гору бензиновый генератор на колесах, повел всю команду режиссера по маршруту, ведущему в горы. Судя по ширине дороги и ее заросшей, глубокой колее, здесь раньше проходили автомобили, но теперь путь выглядел заброшенным, — упавшие поперек дороги стволы деревьев, камни и молодая поросль осложняли людям подъем. Через двадцать минут, из-за поворота справа от дороги, показалась каменная серая стена, которая уходила вверх, и с земли ее вершины было не увидать. На этой скальной поверхности гигантскими настенными канделябрами росли ели. Цепляясь за породу корнями, они прижимались к своей ненадежной опоре, нависая над путниками темно зелеными лапами. Под шелест ветра в кронах деревьев и тихое пение лесных птиц, команда режиссера, вместе с тремя сопровождающими, поднялась на плато. Внизу, за лесом раскинулись поля, за ними, россыпью белых и коричневых кубиков — несколько далеких деревень, а справа подпирали небо своими вершинами заснеженные Карпаты.

Корнелия забылась от открывшегося ей вида и осталась стоять на краю скалы, пока ее не окликнула Габи, успевшая к тому моменту уйти вместе с остальными метров на сто вперед. Девушка болезненно дернулась от прозвучавшего в прохладном воздухе громкого оклика подруги и поспешила нагнать съемочную группу.

Опускаясь и поднимаясь с одного зеленого холма на другой, группа людей наткнулась на старый, двухэтажный дом, притаившийся за растущими полумесяцем деревьями. Он появился посреди природы так неожиданно, что все, кроме Лукаша Чермака, старика и двух его сыновей, в нерешительности остановились, хотя точно знали о конечном пункте своего восхождения. Большой дом смотрел на незваных гостей своими мрачными пустыми окнами, чуть поскрипывая на ветру покосившимися ставнями. Его первый этаж и башня со шпилем были выполнены из белого камня, а второй этаж был сделан из посеревшего и растрескавшегося дерева. На серой, поросшей мхом черепичной крыше, ветер качал проросшие стебли жухлой травы.

Все напряженно рассматривали это строение с расположенным рядом сараем без единого окна, и только Лукаш Чермак самодовольно улыбался, поблескивал глазами и всем своим видом говорил: «Это то, что нужно!».

Участок с домом огораживала полуразрушенная, каменная изгородь, высотой примерно по колено взрослому человеку. Режиссер поставил на нее походный рюкзак и приобнял за талию свою жену. Губы Корнелии задрожали. В этом страшном, брошенном доме точно обитал ее старый знакомый. Она видела его зловещий силуэт в окне так же четко, как немногим раньше наблюдала его среди лесной чащи.

— Идеальное попадание в образ…, — трепетно прошептал режиссер, обращаясь скорее к себе самому, чем к жене.

— Дорогой, как в таком прекрасном месте может стоять такой дом?

— Здесь получится отличная концовка фильма! Как же хорошо! — Лукаш отпустил жену, достал из кармана куртки сигарету и закурил чуть дрожащей от волнения рукой. — Меня просто переполняют идеи!

Пока режиссер пускал струйки дыма, изредка поправляя широкополую шляпу, съемочная группа принялась перетаскивать свои вещи к крыльцу дома. Косматый старик и двое его сыновей не двинулись с места. Они стояли в ряд у каменной ограды, словно это была охраняемая граница, и смотрели на брошенный дом. Молодой парень, слушающий в наушниках музыку, подошел к сараю с облупившейся голубой краской, дверь которого была абсолютно гладкая, без петель, щеколды и, даже, без замочной скважины. Притоптывая ногой в такт музыке, парень постучал костяшками пальцев по двери и после с силой толкнул ее вовнутрь, но ничего не произошло, она была надежно заперта. Парень толкнул дверь снова, и со стороны ограды раздался то ли стон, то ли вскрик. Все, кроме парня в наушниках, обернулись на старика, который, казалось, побелел до оттенка бумажного листа.

— Что такое, старик Ежи? — с ухмылкой спросил Лукаш Чермак.

— Скажите мальчику, чтобы не трогал дверь сарая…

— А что с ним не так? — поинтересовался мужчина, увешанный камерами и аккумуляторами.

— Там заточен дух ведьмы…

Старик сказал это таким обреченным тоном, что ни у кого из присутствующих не возникло сомнений, что фраза прозвучала в серьез. А режиссер только подмигнул людям из своей съемочной группы и восторженно произнес:

— Я же говорю, — это идеальное место…

Его молодая жена тут же упала в обморок и обмякла в руках вовремя подхватившего ее оператора.

Внутри старого дома пахло сыростью, сеном и, почему-то, орехами, а пол скрипел так, словно мог в любую минуту низвергнуть вставшего на него человека в темноту подвала. На первом этаже из предметов интерьера остались только потертый диван у камина, с торчащими из-под обивки пружинами, да разодранные в клочья занавески на грязных окнах. Корнелия устроилась на самом краю дивана и смотрела перед собой отрешенным взглядом, а Габи, сидящая на корточках перед девушкой, не переставала ее успокаивать, поглаживая по руке. В этот момент в комнату вошел оператор, закончивший укладывать в один из углов кухни съемочное оборудование. Он посмотрел на женщин и сострадательно покачал головой:

— Как можно быть такой мнительной? Ведьмы, домовые — ерунда это все. Сказки. Нужно бояться реальных вещей. Например, пьяного водителя за рулем грузовика, злой собаки, ну, или людей, которые умело манипулируют тобой, заставляя делать плохие вещи…

— Влад, ты же знаешь, что Корнелия у нас — человек тонкой души, — Габи присела рядом с девушкой и обняла ее за плечи. — Не суди ее строго…

— Да кто судит то? — Влад виновато почесал затылок. — Просто странно это все. Играет у Лукаша всякого рода нечисть и при этом сама ее до ужаса боится. В голове не укладывается…

По дверному проему звонко постучали, и в комнату заглянул парень в наушниках. Покачивая головой в такт только ему слышной музыке, он громко продекларировал:

— Босс дает полчаса на завтрак! После начинаем работать!

— Уже идем, Вислав, — сказала Габи и помогла Корнелии подняться.

Съемочная группа разместилась на подоконниках кухни и массивном дубовом столе. Здесь же, рядом с пузатой каменной печью, высокой стопкой лежали дрова. Лукаш Чермак, не обращающий никакого внимания на своих подопечных, с живым интересом рассматривал одно из поленьев. Покуривая сигарету, он крутил его в руках, проводя подушечками пальцев по шершавой поверхности. Пока съемочная группа, гремя ложками, уплетала холодный консервированный суп, а режиссер был увлечен созерцанием окружающего его пространства, Корнелия с тревожным видом ковыряла палочкой кладку массивной кухонной печи. Тут внимание девушки привлекло углубление на стыке стены и печной кладки. Изучив его пальцами, жена режиссера нащупала внутри что-то бугристое и приятное на ощупь.

— Ребят, а Арман знает, что ему придется импровизировать, потому что у фильма открытый финал? — нарушил затянувшееся молчание мужчина в синей кепке.

Съемочная группа тревожно переглянулась, а после покосилась в сторону режиссера. Все они знали, что Лукаш Чермак терпеть не мог, когда кто-то из непосвященных в сценарий фильма начинал его обсуждать. Режиссер хлопнул поленом по столу, и его широкополая шляпа сползла на лоб, а забывшийся мужчина в синей кепке поперхнулся супом, уронив свою ложку на пол.

— Зигфрид, ты кто? — прошипел Лукаш Чермак.

— Я не совсем понимаю вопроса, Босс…, — пробубнил испуганный владелец синей кепки.

— Ты — осветитель, тупица! — глаза Лукаша полыхнули огнем. — Так будь добр, не лезть в мои взаимоотношения с актерами и сценарии моих фильмов!

Под крик режиссера, Корнелия извлекла из выбоины кухонной печи грецкий орех. Он был изящно расписан золотой краской с помощью кисти под растительный орнамент. Девушка быстро спрятала неожиданную находку в карман своей куртки.

— Арман — человек талантливый! Не чета вам всем! — продолжил Лукаш Чермак и тут же осекся, уставившись на жену. — Кроме тебя, моя дорогая. Ты вне всякой критики…

— А насколько задержится Арман? — спросила Корнелия, выдавив из себя тоненькую улыбку.

— Он будет завтра утром, — сказал режиссер, как отрезал. — Он знает, что Лукаш Чермак не прощает пренебрежения в работе…

Бросив эту фразу, режиссер окинул пристальным взглядом всю свою съемочную группу, члены которой поспешили вернуться к холодному супу в жестяных баночках. Одна Габи задержала на режиссере свой взгляд, в котором, как показалось Корнелии, на мгновение сверкнули злоба и воинственный вызов.

После завтрака Влад принялся подготавливать видеоаппаратуру, а Зигфрид — выставлять светодиодные панели. Сам Лукаш Чермак прохаживался между оператором и осветителем, поправляя в будущей локации фильма разные объекты. Режиссер очень хотел отснять материал, в котором героиня Корнелии, после душа, топит кухонную печь дровами. Он ходил и представлял, как в кадре на плечо девушки спадает влажная прядь, как в очаге начинают приятно потрескивать дрова, как на заднем фоне стоит большая кастрюля с поднявшимся тестом. Режиссер ходил по локации и злился, что камера не может передать аромат горящих дров, теста, сухих трав и этот прелый, терпкий запах от пола. Оставалось доводить до совершенства эмоции актеров. А для этого они должны были быть подлинными…

Спустя два часа Лукаш Чермак все еще снимал «реверс план» сцены на кухне. Оператор, по указке режиссера, раз за разом брал крупным планом то большую каменную печь, то Корнелию в вельветовом халате. Но Лукаша не устраивало выражение глаз его жены, которая, по мнению режиссера, смотрела на кухонный очаг слишком равнодушно, без должной теплоты и уюта. Корнелия снова и снова старалась угодить мужу, воздавая ему своим терпением за ту заботу и защиту, которой он одаривал ее в браке. К концу третьего часа затянувшаяся сцена, наконец, была снята.

Вечером, уставшая Корнелия пододвинулась поближе к очагу растопленного камина в гостиной комнате, чтобы высушить волосы, которые ей раз за разом, для съемок, мочила из ведра Габи. Теперь блондинка готовила за спиной у девушки свой спальный мешок. Рядом, в полумраке комнаты, разбавляемом светом очага и парой керосиновых фонарей, ходили Влад, Вислав и Зигфрид, решающие, кто из них будет спать поближе к камину. А на пороге комнаты с включенной камерой стоял Лукаш Чермак. Прячась в полутени, режиссер снимал, как его люди готовятся ко сну.

— Собачий холод, — пробурчала Габи, натягивая на себя второй свитер. — Я вряд ли усну этой ночью…

— Меня больше волнует этот страшный дом, чем холод, — сказала Корнелия, укладываясь в свой спальный мешок.

Рядом лежали рюкзак девушки и куртка с меховым воротником, которую муж купил ей во время поездки по Австралии около года назад. Корнелия вспомнила про дневную находку и извлекла из кармана куртки расписной грецкий орех. Слушая приглушенные мужские голоса у себя за спиной и треск поленьев в камине, девушка крутила необычный предмет в руках. Неожиданно, в его сердцевине что-то щелкнуло. Корнелия потрясла орех в руке и убедилась, что ей не послышалось — внутри, действительно, было что-то спрятано. Подумав с минуту, девушка надавила между расписных скорлупок и орех раскрылся. Внутри лежали аккуратно скрученная, убранная красной ленточкой записка и две перламутровых бусины. Усталость Корнелии и страх перед домом уступили место жгучему любопытству. Покрутив в руках бусины, девушка стала медленно разворачивать записку.

— Эй, что это у тебя там? — над Корнелией склонилась Габи.

— Ничего особенного, — неожиданно холодно сказала девушка и мгновенно спрятала находку в руку. — Нашла в кармане куртки старые леденцы от кашля…

Эпизод второй. «Нечто»

Над Карпатами быстро плыли рваные, кучевые облака, то скрывающие, то снова открывающие вид на месяц и звезды. Сон к Корнелии никак не шел. В голову лезли тревожные мысли, и девушка ворочалась внутри спального мешка, часто задевая спящего рядом мужа, который начинал ворчливо бормотать сквозь крепкий сон. За мутными стеклами окон гостиной шумящие от ветра деревья бросали свои зловещие тени на ветхий дом. Уткнувшись спиной в спальник своего мужа, Корнелия наконец немного успокоилась и стала дремать. И вот, к утру, когда камин почти потух, и комната стала выхолаживаться, прямо над головой девушки раздался тихий треск. Корнелия тут же проснулась, широко раскрыв глаза, и стала прислушиваться, но вокруг царила тишина, нарушаемая только тихим сопением спящих людей. Посмотрев на потолок, девушка снова закрыла глаза и стала дремать. Через какое-то время подозрительный скрип повторился. Убедившись, что ей не послышалось, девушка окончательно проснулась и привстала в спальном мешке. Она посмотрела по сторонам и убедилась, что ее муж и вся съемочная группа на месте. В это время, над потолком, меря пространство скрипучими шагами, что-то продолжало свое движение. Девушку тут же парализовал ужас, и она, не способная подняться или закричать, замерла, словно изваяние. Нечто остановилось и, судя по громкости звука, прыгнуло, затем, поскрипывая досками, снова продолжило свой путь по второму этажу. Вот странные шаги послышались уже на лестнице, и девушка почувствовала, как у нее на лбу проступает холодный пот. Незваный гость продолжал свой путь. Он был все ближе и ближе. Изогнувшись странным образом, Корнелия ударила ногами спящего рядом мужа. Лукаш Чермак сонно рыкнул и растерянно уставился на жену:

— Что случилось, моя дорогая? На тебе лица нет.

— Лукаш…, — испуганная Корнелия с трудом подбирала слова, — в доме есть кто-то чужой…

— Чепуха.

— Послушай! Он спускается по лестнице!

Режиссер нахмурился и замолчал. Дом, казалось, специально затаился, боясь издать даже самый тихий звук. Лукаш Чермак подождал еще минут пять, снисходительно посмотрел на жену и снова устроился спать.

— Мы проверили весь дом по приходу. Дверь надежно заперта. Это все нервы. Ты привыкнешь, моя дорогая. В этом доме нет ничего опасного. Спи.

Испуганный взгляд Корнелии бегал по стенам дома, часто замирая на дверном проеме, ведущем в коридор, к лестнице на второй этаж. Ни о каком сне не могло быть и речи. Не смотря на то, что таинственное нечто исчезло, больше ни разу о себе никак не заявив, девушка не сомкнула глаз до утра. А на рассвете Корнелия вспомнила про записку из расписанного золотой краской ореха и аккуратно развернула припрятанный кусочек пожелтевшей бумаги.

«Папа разозлился, потому что увидел, как я оживила выпавшего из гнезда птенца. Ему не нравится, когда я веду себя „не как все“ и делаю „странные вещи“. За такие выходки он оставляет меня на ночь в подвале и приказывает замаливать грехи. Никак не могу понять, в чем я виновата? Но, наверное, папе виднее. Взрослым всегда все виднее…

Дора Миллер 9 лет, 17 мая 1935 года».
Корнелия свернула маленький листочек дрожащими руками и тревожно посмотрела в окно, словно сквозь время, стараясь увидеть ту незнакомку, спрятавшую записку в изящно украшенный орех. По полу гостиной комнаты, где спала девушка, ее муж и съемочная группа, уже ползли утренние, солнечные лучи.

Лукаш Чермак расположился на улице, на перилах длинного крыльца и курил после утреннего кофе. Рядом с ним, надев на голову его широкополую шляпу, сидела Корнелия. Она уткнулась острым подбородком в плечо мужа и смотрела вдаль.

— Лукаш, — сказала девушка и осеклась.

— Ну? — улыбнулся режиссер выпуская в воздух струю табачного дыма.

— Кто жил в этом доме?

— Да какой-то фермер…

— С дочкой?

Сигарета замерла на середине пути ко рту Лукаша. Режиссер удивленно уставился на жену, а через мгновение хитро прищурился и как-то странно ухмыльнулся. Корнелию его реакция очень насторожила.

— Да, у него была дочь, — режиссер выпустил из ноздрей серый дым. — А ты откуда это знаешь?

Рука девушки рефлекторно сжала скорлупки от ореха, лежащие в кармане куртки. Взгляд Корнелии бегал по округе, словно искал там спасения от ответа. Сама не зная почему, но она не хотела рассказывать мужу о своей необычной находке.

— Да, сын старика Ежи обмолвился, когда на рассвете принес вместе с братом канистры с водой…, — соврала девушка.

— Но ты, кажется, была тогда в доме и на улицу не выходила.

Прежде чем девушка успела сказать хоть слово, впереди, на склоне холма показались две человеческие фигурки. Первым бравой походкой уверенно шел рослый мужчина в красной куртке с большим рюкзаком на плечах, а за ним ковылял провожающий его старик. Мужчина увидел пару на крыльце и приветливо им помахал.

— Замечательно. Вот и Арман подоспел, — радостно сказал режиссер.

Молодой мужчина в красной куртке, почесав затылок, посмотрел на старика Ежи, который остановился, как вкопанный, у каменной изгороди, пожал ему на прощание руку и в одиночку прошествовал к крыльцу.

— Лукаш, Корнелия, мое почтение! — актер скинул с широких плеч рюкзак и поправил рукой закрученные вверх тоненькие усы. — Арман Гаракян к вашим услугам! Ах, что за чудесное место! Жаль что не сезон, а то бы я прихватил свои горные лыжи!

— Через полчаса начинаем работать, Арман, — промурлыкал режиссер.

— Конечно! Твой нетерпеливый гений уже рвется в бой! Да?

Не дождавшись ответа, актер окинул фигуру Корнелии жадным взглядом и, громко топая, скрылся в доме. За входной дверью тут же послышались радостные возгласы и приветствия. А через полчаса началась работа над фильмом.

Ближе к вечеру со съемочной группой стали случаться странные неприятности. Сначала, прямо в руках у Влада, видеокамера взорвалась снопом искр. Оператор громко выругался и, схватившись за руку, отскочил назад, снеся под болезненный стон осветителя приставленные к стене светодиодные панели и микрофон — «пушку». После, у Корнелии и Армана перестали работать спрятанные под одеждой микрофоны-петлички, а у Габи пропала сумка с косметикой. Режиссер Лукаш Чермак снимал все происходящее на камеру и, прохаживаясь по коридору первого этажа, не стесняясь в выражениях, ругался, что так и не успел доделать сцену с очень важным диалогом до темноты. Вечером, когда Корнелии показалось, что съемки отложены до утра, муж увел ее на кухню и посадил на стол перед собой. Режиссер долго всматривался в лицо супруги, нервно барабаня пальцами по деревянной поверхности, а затем заговорил елейным голосом:

— Дорогая, я когда-нибудь обидел тебя словом или делом?

— Что ты, Лукаш! — ужаснулась девушка. — Конечно нет! Я очень благодарна за твое доброе ко мне отношение.

— А доказать это можешь?

— Опять?

— Да. Опять.

— Как тогда, когда ты попросил стерпеть настоящую пощечину или есть землю для хорошего кадра?

— Да. Ты выполнишь просьбу мужа, который тебя никогда не обижал?

— Конечно…

— О чем бы я не попросил?

— Да.

Лукаш кивнул и заговорил снова. По мере того, как Корнелия узнавала, чего хочет от нее муж, ее глаза все больше и больше округлялись от ужаса. Не в силах на него смотреть, потрясенная, она только кивала, наблюдая за своими дрожащими руками. После, девушка тенью ушла с кухни и рухнула на грязный диван в гостиной. Перед ней присела Габи и принялась ловко наносить макияж.

— Я предупреждала, что он одержим, говорила, что он опасен — с болью в голосе прошептала Габи.

— Так ты все знаешь?

— Двадцать минут назад Лукаш сообщил мне, что будет съемка этой сцены….

— Какой ужас! — Корнелия закрыла лицо руками. — Я не смогу!

— Корнелия, — Габи помрачнела еще больше, — я должна тебе сказать что-то очень важное…

— Начинаем! — нервно крикнул Лукаш Чермак, залетев в комнату.

Следом за режиссером в комнату вошли оператор, звукорежиссер и осветитель. Все они были мрачными и немногословными. Через пять минут пространство гостиной было обустроено для съемок. На крыльце тихо загудел генератор, и световые панели залили комнату матовым светом.

— Лукаш, — губы Корнелии задрожали, — обязательно, чтобы все это было по-настоящему?

— Я тебе уже все объяснил, дорогая. В моем кино должны быть только подлинные эмоции. Только так я добьюсь совершенства.

— Как я должна…реагировать?

— Искренне. Только искренне.

После команды «мотор» Корнелия скинула с себя вельветовый халат и обнаженная подошла к дивану у камина. Стараясь не смотреть на съемочную группу, девушка медленно улеглась на грязную обивку. Прикусив дрожащие губы, она смотрела только в потолок. Прозвучала команда «мотор», и пол гостиной комнаты заскрипел. Корнелия лежала и считала каждый шаг мужчины, который не спеша приближался к ней. Арман зашел в кадр и посмотрел на ожидающую его девушку. Корнелия, преодолевая себя, посмотрела на актера и тут же снова отвела глаза. Он провел рукой по ее бедру, и девушка почувствовала как по коже пробегают мурашки. Она старалась внушить себе, что тому виной холод, но на самом деле знала, что ее тело предательски отзывается на прикосновения чужого сердцу мужчины. А режиссер Лукаш Чермак стоял тенью за спиной оператора и беспристрастно снимал эпизод на свою личную камеру. Сорок минут, за которые была отснята эта чрезмерно реалистичная пастельная сцена, показались Корнелии целой мучительной вечностью…

Жена режиссера сидела в вельветовом халате на полу комнаты. Она не знала сколько времени прошло с конца съемок пастельной сцены и не помнила как оказалась здесь, на втором этаже этого зловещего дома. Комната, посреди которой расположилась Корнелия, была на удивление чистой и аккуратной, словно в ней по-прежнему кто-то систематически убирал грязь и пыль. Но в тот момент девушку это не волновало. Плачущая и дрожащая, она тонула в своих вязких, мрачных мыслях. Дверь, с аккуратно вырезанной надписью «спальня Доры», была тяжелой и крепкой. Девушка приложила немало усилий, чтобы закрыть ее изнутри на задвижку, после того, как убежала от мужа, желающего с ней поговорить. Лукаш Чермак по-прежнему стоял в коридоре за этой дверью и, не переставая стучать в нее, призывал жену перестать капризничать и немедленно открыть. Корнелия, обхватив колени руками, чуть покачивалась на полу и смотрела перед собой. Она не слышала требований мужа и не заметила, как он, выругавшись, ушел, скрипя рассохшимися досками коридора.

В спальне второго этажа приятно пахло орехами. Через какое-то время эта терпкая симфония запаха вывела Корнелию из прострации, и она, сонно заморгав, наконец внимательно огляделась в своем новом укрытии. Оставленная без мебели, спальня напоминала узорную шкатулку, в которой жена режиссера была маленькой, спрятанной куклой. Единственным предметом, возвышающимся на фоне голых стен, было укрытое рваным покрывалом овальное зеркало в полный рост. Девушка медленно поднялась с пола и, чуть размяв затекшие ноги, подошла к этому единственному предмету интерьера. Как только Корнелия протянула руку, чтобы убрать с зеркала покрывало, за дверью раздался голос, заставивший девушку вздрогнуть всем телом.

— Корнелия, это я — Габи. Открой, пожалуйста, дверь.

Рука девушки на мгновение замерла, протянутой к зеркалу, которое манило своей холодной гладью. Поборов чувство странного наваждения, жена режиссера медленно прошла к двери и открыла ее. Не без труда, Габи протиснулась мимо тяжелой двери и порывисто обняла свою подругу. Корнелия снова заплакала, а Габи, не переставая гладить ее рукой по волосам, зашептала с болью в голосе:

— Он изведет тебя, дорогая. Для него нет ничего важнее фильмов, а ради них он готов на любое извращение. Беги от него, пока не поздно. Пожалуйста, послушай меня и беги…

— Лукаш никогда не поднимал на меня руку. Покорность во время съемочного процесса — это то немногое, чем я могу отплатить ему за такое хорошее отношение.

— Ах, моя дорогая Корнелия, насилие далеко не всегда бывает физическим. Это надо понимать…

— Актеры должны преодолевать себя, чтобы профессионально расти. Мой муж это понимает, и я не вправе препятствовать ему помогать мне в развитии.

— Ты же ничего не знаешь, моя дорогая Корнелия. Я должна сказать тебе самое главное. Тогда ты наконец «откроешь глаза». Тогда ты наконец меня услышишь…

Крепкая мужская рука схватила Габи за запястье и выдернула в коридор. Перед блондинкой стоял режиссер Лукаш Чермак и мерил ее гневным и одновременно взволнованным взглядом. Корнелия попыталась встать между мужем и подругой, но режиссер властно выставил руку, призывая ей оставаться на месте.

— Как ты смеешь ставить под сомнение мой авторитет? — на шее Лукаша вздулась вена. — Кто дал тебе право срывать съемки моего фильма своими идиотскими выходками?

— Но это бесчеловечно…, — крикнула Габи.

— Заткнись! — режиссер навис над блондинкой, словно грозовая туча.

— Я расскажу ей!

— Ты никому ничего не расскажешь! Иначе я сделаю так, что тебя не возьмут на работу даже в самый захудалый, нищенский театр! Про кино, вообще, можешь забыть! Клянусь, что разнесу твою карьеру, если ты будешь мне мешать! Или я — не Лукаш Чермак!

Габи болезненно отшатнулась, а в ее глазах на мгновение затрепетал испуг. Но девушка тут же сжала кулаки и подошла вплотную к режиссеру, встав перед ним лицом к лицу.

— Иди к черту, Лукаш, — прошипела Габи. — Я не собираюсь в этом участвовать и ухожу…

Блондинка бросила на Корнелию сочувствующий взгляд и быстро пошла по коридору в сторону лестницы. Лукаш облегченно выдохнул и повернулся к жене, которая пыталась снова закрыть тяжелую дверь. Режиссер быстро просунул в дверной проем ногу, а затем протиснулся сам.

— Дорогая, я решительно не могу понять, что именно тебя расстроило?

— Лукаш, скажи, ты меня любишь?

— Ох, Корнелия, я люблю тебя больше всего на свете. Ты — душа моих фильмов, а значит и моя жизнь. Без тебя, нет меня. Ты — единственный человек, который наполняет мое сердце радостью.

— Я делала для тебя многое и не жаловалась, но это…

— Дорогая, эта плотская сцена на диване, ничто. Понимаешь? Наши отношения выше всего этого. Мы, люди высокого искусства, не должны ссориться из-за подобной ерунды.

— Ты как всегда прав, любовь моя. Прости, что усомнилась в тебе…

Лукаш обнял дрожащую жену и одобрительно похлопал ее по спине. Корнелия смотрела перед собой отрешенным взглядом и на объятия мужа не отвечала. Ей хотелось оттолкнуть режиссера и закричать прямо в его самоуверенное, заросшее бородой лицо. Ей хотелось потребовать от него объяснений того, что он задумал. Но она, как и множество раз до этого, просто покорно с ним согласилась.

— Пойдем на первый этаж. Сегодня был насыщенный день. Тебе надо что-нибудь поесть, — прошептал Лукаш.

— Можно, я еще немного побуду здесь? Хочется побыть наедине с собой.

— Конечно, любовь моя, — режиссер выглядел недовольным и расстроенным. — Как скажешь. Спустишься, когда посчитаешь нужным…

Корнелия спустилась через час и только для того, чтобы забрать свои вещи, спальный мешок и одну керосиновую лампу. Девушка расположилась на полу спальни второго этажа и закрыла дверь изнутри. Когда муж снова оказался отделен от нее этой крепкой дверью, на душе стало спокойнее. Корнелия подошла к зеркалу в полный рост и сорвала с него покрывало. Из резной деревянной рамы зеркала торчал втиснутый грецкий орех, расписанный красным, растительным орнаментом. Девушка с усилием вытащила его и разломила. Внутри лежала убранная белой ленточкой записка и две матовые бусины красного и синего цвета. Корнелия развернула маленькую бумажку и принялась читать черные, витиеватые слова.

«Папа говорит, что мне нельзя играть с другими детьми, потому что я — странная, и их родители могут плохо подумать о нашей благочестивой семье. Поэтому я и пишу такие записки. Это меня успокаивает. Папе я об этом не говорю, боюсь, что он снова разозлится. Мысль о том, что кто-нибудь, возможно, однажды найдет их и прочитает, наполняет мою одинокую душу радостью.

Дора Миллер 12 лет, 4 сентября 1938 года».
Корнелия прижала записку к груди. По щеке девушки побежала одинокая, горячая слеза. В комнату снова стучал Лукаш Чермак. Его голос был фальшиво добрым и заискивающим, но с каждой минутой в нем все сильнее проскальзывало раздражение и нетерпение. Корнелия погасила керосиновую лампу и устроилась на ночлег.

Эпизод третий. «Колокольчики»

Ночью, где-то за холмом, зловеще и тревожно завыла собака, звериный плач которой тут же унес ветер, зло шипящий листвой деревьев, растущих рядом со старым домом. Пока редкие дождевые капли ударялись о его старую, заросшую крышу, а деревянные перекрытия тихо стонали, Лукаш Чермак ворочался внутри своего спального мешка. Режиссер ворчал сквозь тревожный сон, и его лицо искажалось то злыми, то испуганными гримасами. Наконец, он проснулся и, тяжело дыша, присел в спальном мешке, оглянувшись посреди мрачного пространства гостиной комнаты. В двух метрах от него, тревожно застывшим силуэтом, возвышался Арман и, казалось, во что-то вслушивался. Лукаш Чермак, кряхтя и шурша, наполовину выбрался из спального мешка и тихо окликнул актера по имени:

— Арман? Что с тобой?

— Лукаш, ты тоже это слышишь?

Мужчины замолчали, напряженно вслушиваясь в раздающиеся вокруг них звуки. Среди шепота листвы, ударов капель об оконные стекла и скрипа перекрытий дома, раздавалась странная, еле уловимая и хаотичная в своем звучании музыка.

— Вот-вот! Сейчас! — снова зашептал Арман. — Как будто звенят колокольчики. Множество колокольчиков…

В гостиной стали просыпаться люди. Вислав, потирая затылок, приподнялся в спальном мешке и недобро уставился на возвышающегося перед ним Армана. Влад, проснувшись, рефлекторно схватился за свою личную видеокамеру и случайно задел рукой Зигфрида, который сонно охнул. Хмурый Лукаш Чермак зажег керосиновый фонарь, и комнату залило теплым, персиковым светом.

— Эй, что случилось?

— Кому тут не спится?

— А я видел такой сон…

Игнорируя ворчание своей съемочной группы, режиссер вслушивался в неразборчивый звон множества колокольчиков за окнами. Эта мелодия выделялась на фоне ночных звуков и внушала тревогу. Лукаш поднялся, накинул на плечи свою куртку и, держа фонарь на вытянутой руке, направился к выходу из комнаты. Арман и вся съемочная группа, толкаясь и зевая, гурьбой последовали за ним. Как только входная дверь дома была с пронзительным скрипом открыта, в лицо режиссеру ударил прохладный и свежий ночной воздух, а таинственная музыка теперь окружала его со всех сторон, зловеще разносясь по ветру. Мужчины, вышедшие на улицу вслед за Лукашем, испуганно отшатнулись, — все верхнее перекрытие длинного, деревянного крыльца было увешано талисманами «музыки ветра», сделанными из металлических трубочек, кусочков стекла, перьев, бусин, ореховых скорлупок и птичьих костей.

— Чтоб меня! — выругался Влад и включил свою камеру, с которой никогда не расставался. — Это уже не смешно, босс!

Лукаш Чермак тоже достал из кармана куртки свою личную камеру. Он с мрачным видом принялся снимать происходящее, параллельно захватывая в объектив удивленные и испуганные лица своей команды.

— Лукаш, это какая-то шутка? — Спросил Арман, крутя в руках кость от вороньего крыла, прикрепленную к талисману «музыка ветра».

— Если бы я знал, приятель, — мрачно сказал режиссер, не переставая снимать. — Если бы я знал…

Крыльцо позади мужчин скрипнуло, и они, вздрогнув, резко обернулись. В дверном проеме, в одном шелковом халате на голое тело, стояла Корнелия. Жена режиссера окинула всех присутствующих странным, беспристрастным взглядом и завороженно уставилась на звенящие и щелкающие на ветру поделки.

— Красиво, не правда ли? — отрешенно спросила Корнелия не своим голосом и вышла на холодные доски крыльца босыми ногами. — Ветер ткет свою беспокойную музыку…

Девушка, проводя рукой по попадающимся на пути талисманам «музыки ветра», медленно пошла по крыльцу, пока ветер трепал ее распущенные рыжие волосы и тоненький халат. Лукаш Чермак медленно шел за женой и снимал ее дрожащими руками, изредка переводя объектив камеры назад, на стоящих у входной двери мужчин.

— То, что нужно, — взволнованно шептал он. — Это то, что нужно…

Корнелия дошла до края крыльца и облокотилась на его перила руками. Вся съемочная группа к этому времени скрылась внутри дома, и только режиссер продолжал восторженно снимать девушку. Он ловил объективом дрожащие складки тоненького халата, через который проступало стройное тело, скользил по ее волосам и этому странному, блуждающему взгляду, словно ищущему кого-то среди мрачных окрестностей. Наконец Лукаш удовлетворенно выдохнул, выключил видеокамеру и заговорил теплым, заботливым тоном:

— Дорогая, ступай в дом. Ты замерзнешь…

— Еще пять минуточек, — сказала Корнелия не своим голосом. — Над домом стоит такая дивная ночь…

— Неужели тебе не страшно оставаться здесь одной? — спросил режиссер и положил руку на плечо своей жене.

Корнелия никак не отреагировала на это прикосновение, продолжая стоять недвижимым, холодным изваянием. Не дождавшись ответа, Лукаш попытался взять ее за руку, но девушка не позволила этого сделать, убрав ее. Тогда режиссер выругался и, ворча, пошел в сторону входной двери от дома.

— А я здесь не одна…, — прошептала девушка, продолжая всматриваться в темноту, где у самого сарая, с маленьким фонарем в руке, появился серый женский силуэт.

Он хрипло звал девушку по имени, звал, словно из другого мира, но неожиданно исчез, когда на крыльце, с женской курткой в руках, снова появился Лукаш Чермак. Корнелия, с накинутой на ее плечи курткой, продолжала всматриваться в черноту, игнорируя уговоры мужа уйти с холодного ветра.

Покинув крыльцо, увешенное «музыкой ветра», Корнелия снова заперлась в комнате второго этажа, едва успев захлопнуть дверь перед своим мужем. Но девушка так и не сомкнула глаз до утра. Все оставшееся время, в сумраке, разбавляемом персиковым светом керосинового фонаря, она фанатично искала новые, расписанные краской орехи.

Не добившись успеха в поисках, ранним утром Корнелия спустилась на первый этаж, громко скрипя ступенями старой лестницы. Девушка уселась на край массивного дубового стола и огляделась. Через какое-то время, здороваясь с ней, на кухню стали заходить члены съемочной группы.

Утром девушка была задумчивой и немногословной. Жену режиссера не занимали ни разговоры окружающих ее мужчин, ни их настороженные взгляды в ее сторону. Корнелия, переживая в своей душе причудливую смесь трепетного восторга и ужаса, старалась понять, что теперь происходит в ее жизни и, не смотря на всю абсурдность собственного умозаключения, решила, что загадочная девочка из прошлого оставляла записки в орехах именно для нее. И в тот момент, когда на кухне показался муж девушки Лукаш Чермак, она решила, что обязательно обыщет весь дом и найдет остальные тайники Доры Миллер.

После завтрака начались съемки сцены в подвале, в которой героиня Корнелии становится одержимой темными силами, заключенными в случайно разбитых часах. Лукаш Чермак заметно нервничал во время съемок. В концовке фильма эта сцена была кульминационной, и режиссеру хотелось, чтобы в рабочем кадре, все, от мрачных оттенков света до игры актеров, было безукоризненно. Лукаш то и дело останавливал съемку, а после двигал в локации какой-нибудь предмет или оправлял костюмы Армана и Корнелии. Режиссер тряс актеров за плечи и, слово в слово, с идентичной интонацией, заставлял их повторять фразы не по сценарию. Он то и дело приказывал Владу менять объективы на камере и прикрикивал на осветителя, у которого барахлил стоящий на первом этаже генератор, питающий светодиодную панель. В мрачном, сыром подвале на творца-режиссера сходило сумбурное и нервное озарение, никак не позволяющее завершить съемки короткой, пятиминутной сцены.

Корнелию тяготило общество мужа, а его общая нервозность и постоянные срывы на окружающих, впервые за все время семейной жизни, вызывали в девушке стойкое желание убежать к себе в комнату и запереться изнутри. Не легче было переносить и присутствие Армана, который всем своим нахальным, самодовольным видом давал ей понять, что не прочь повторить ту кощунственную пастельную сцену. Девушка играла свою роль посреди мрачного подвала, говорила реплики, смотрела актеру в глаза и, до боли в сердце, мечтала о том, чтобы больше никогда его не видеть. А он был неумолимо близко и, источая терпкий запах мужского парфюма и сигарет, скользил по ее телу сальным взглядом.

Наконец, спустя два часа, первая часть сцены была отснята. Взмокший, но довольный собой Лукаш Чермак объявил десятиминутный перерыв, и уставшая съемочная группа заскрипела ступенями лестницы, поднимаясь вместе с ним на первый этаж. Корнелия дошла до дверного проема подвала и, хищно смотря в спины уходящих мужчин, отступила обратно в темноту. В шелковом мраке, скрипнув металлом, зажегся керосиновый фонарь и бросил на заросшие мхом стены подвала причудливые тени. Первое, что приковало к себе внимание девушки, был старый, покрытый паутиной и пылью граммофон, стоящий в углу на изящном столе с резными ножками. Корнелия подошла поближе и провела ладонью по его мутной поверхности. Из-под слоя грязи, пестрыми красками, тут же вспыхнул причудливый узор, которым был расписан темный деревянный корпус музыкального аппарата. Девушка сразу узнала манеру росписи и впервые за все утро тепло улыбнулась, словно повстречала близкого и ценного друга. Без всяких сомнений, словно точно зная, что сейчас найдет, девушка просунула руку в блестящий медью рупор граммофона и достала оттуда третий грецкий орех, украшенный черным узором. Корнелия тут же раздавила пальцами находку, и в ее руке оказалась записка с парой черных бусин.

«Чужаки пришли в наш дом и ведут себя здесь, как хозяева. Папа говорит, тому виной война. Они забрали весь наш скот и почти все ценные вещи. Их уродливые танки извергают в чистый воздух Карпат свой адский, черный дым, который клубится над бедной, стонущей в огне Европой. Эти тщеславные персонажи, с чувством полной безнаказанности, бросают на меня свои хищные звериные взгляды и не скрывают своих намерений. Папа боится до дрожи, он не способен им возразить, зато я не боюсь. Впервые я готова наказать тех, кто посмел посягнуть на мою свободу…

Дора Миллер 17 лет, 15 августа 1943 года».
За спиной Корнелии заскрипели ступени лестницы, кто-то, не торопясь, спускался в подвал. Девушка смяла записку и вместе с парой черных бусин спрятала ее в карман своего белого платья. Перед Корнелией предстал ее муж с включенной камерой в руках, которая, словно заряженный пистолет, была зловеще наставлена на девушку.

— Изящная вещица, не правда ли? — режиссер, не торопясь, подошел к граммофону, рядом с которым стояла Корнелия. — Я давно ее приметил и уже знаю, в какой сцене использую…

— Да, чудесный музыкальный аппарат…, — девушка, чувствуя на себе тяжелый взгляд мужа, уставилась в пол и нервно обхватила себя руками за плечи, словно ей было холодно.

— Ты все еще сердишься на меня.

— Нет, я не…

— Я же не слепой, Корнелия! — Лукаш Чермак не переставал снимать свою жену на камеру. — И вижу, как ты ко мне охладела! А ведь я думал, что ты выше этого! Я думал, что повстречал человека, для которого искусство значит столько же, сколько оно значит для меня!

— Что? — девушка наконец обратила на мужа свой гневный взгляд. — В том, что происходит, ты винишь меня? Да еще и смеешь сейчас снимать наш разговор на камеру?

Режиссер болезненно отшатнулся назад и уязвленно поморщился, словно от физической боли. Он посмотрел на жену, как на чужого человека, и опустил вниз руку, держащую камеру.

— Я тебя не узнаю. Раньше ты была тихой и покладистой. Раньше ты была моей послушной музой. Объясни, что с тобой происходит, дорогая?

— Время перерыва закончилось, Босс, — прошипела Корнелия не своим голосом, вместо ответа, — время продолжать работу…

Режиссер поправил свою широкополую шляпу и зло ухмыльнулся. Пока в подвал спускалась съемочная группа, муж и его молодая жена пристально и напряженно смотрели друг на друга.

Снова настало время играть роли. Корнелия, чьи рыжие волосы и белое платье стараниями мужа были облиты черной краской, должна была на четвереньках, в неестественной позе, спуститься по крутой лестнице подвала к актеру Арману. Жена режиссера, будучи гимнасткой и танцовщицей, умела выгибать свои суставы самым немыслимым образом и уже не раз использовала свою гибкость, играя в фильмах Лукаша Чермака олицетворение темных сил. И в этот раз она без проблем исполнила свою жуткую роль с первого дубля, спустившись по ступеням, подобно четвероногому, гротескному существу.

После команды «снято!», Лукаш Чермак, как и прежде снимавший все из-за спины оператора, вышел из тени и указал актерам их расположение в следующем кадре. Теперь персонаж Корнелии должен был наброситься на своего мужа, роль которого исполнял Арман. После команды «мотор!», девушка с усилием набросилась на актера, больно придавив его всем телом к полу. Арман вскрикнул и попытался сбросить с себя Корнелию, но девушка уже вцепилась испачканными краской руками в его массивную шею.

— Лукаш, я сильно ударился и мне больно, — обратился к режиссеру Арман. — Дай, я переведу дух, и мы снимем сцену заново…

Режиссер не обратил на слова актера никакого внимания, не удостоив его даже взглядом. В тот момент его больше занимала Корнелия, не желающая отпускать лежащего под ней Армана. Актер разозлился и попытался скинуть с себя девушку, но та удержалась, сжав руки на его шее еще сильнее.

— Босс? — с тревогой в голосе обратился к Лукашу оператор Влад.

— Возьми крупным планом лицо Армана…, — задыхаясь от волнения, прошептал режиссер.

Оказавшись неожиданно сильной для своего телосложения, Корнелия продолжала сжимать стальное кольцо из рук вокруг шеи коллеги, а в ее глазах необузданным пламенем горела мстительная ненависть. Арман испугался по-настоящему и стал хвататься руками за девушку, которая, не скрывая удовольствия, расплылась в ядовитой улыбке. Актер затрясся всем телом и, суча каблуками по полу, обреченно захрипел.

— Снято! — торжествующе произнес Лукаш Чермак, но его жена даже не сдвинулась с места.

Корнелию, не без усилий, оттащили от Армана звукорежиссер Вислав и осветитель Зигфрид, а она, с довольным выражением лица, продолжала сверлить взглядом лежащего на полу Армана.

— Чокнутая сука! — прохрипел актер, отползая на всякий случай подальше. — Ты меня чуть не задушила!

— Милый Арман, ты забыл, что в фильмах моего дорогого мужа должны быть только подлинные эмоции, — зловеще пропела Корнелия и расхохоталась в мрачном пространстве подвала.

День съемок был сорван, но Лукаш Чермак выглядел на удивление довольным и взволнованным. После произошедшего он ничего не сказал жене, позволив ей удалиться в свою комнату на втором этаже. Его не волновала и потрясенная съемочная группа, тревожно смотрящая на Армана, который тяжело дышал, сидя у ящиков.

Корнелия поднялась на второй этаж и впервые не стала закрывать дверь изнутри, а, наоборот, демонстративно распахнула ее в коридор. Девушка грациозно подошла к зеркалу в полный рост и посмотрела на свое отражение.

— Я постояла за себя, — пропела Корнелия, медленно разрывая свое белое платье, испачканное черной краской. — Я готова наказать тех, кто посмеет посягнуть на мою свободу…

Девушка осталась у зеркала совершенно обнаженной и стала рассматривать себя. Любуясь отражением, она крутилась и изгибалась, поправляла измазанные черной краской волосы и проводила по своему телу изящными руками. Вдруг половица в коридоре скрипнула, и Корнелия, медленно повернувшись, увидела звукорежиссера Вислава, застывшего в дверном проеме ее комнаты.

— Нравлюсь? — игриво спросила девушка, и, без всякого смущения, медленно пошла к молодому человеку.

Вислав испуганно попятился назад и упал. Вскочив, парень бросился бежать со всех ног. Он мчался прочь, но постоянно оглядывался на девушку, которая, стоя в коридоре, спокойно за ним наблюдала и улыбалась.

Эпизод четвертый. «Человек, который кричал»

Лукаш Чермак не спал. Дневной конфликт, произошедший между его женой и Арманом, будоражил сознание режиссера. Лукаш был счастлив и горд от того, что эмоции актеров получились настолько подлинными в сюжетно важной сцене его художественного фильма. То, что режиссер творил с душой своей жены, в тот момент его волновало меньше всего. Куда больше его беспокоило сохранение настроения подлинности в чувствах и эмоциях, царящих на съемочной площадке.

Наконец, спустя несколько часов, Лукаш Чермак стал дремать внутри своего спального мешка. В тот самый момент, когда глубокий сон уже окутывал режиссера, по его обросшему лицу пробежала тень, упавшая со стороны окна. Лукаш быстро открыл глаза и приподнялся в спальном мешке. За мутным стеклом окна, в лунном свете, стоял женский силуэт с чуть покачивающимися на ветру волосами. Он стоял к режиссеру в профиль и, задрав голову, смотрел на луну. Лукаш нервно сморгнул и снова удивленно уставился на окно. Силуэт исчез, словно был причудливой игрой тени или галлюцинацией из разгулявшейся фантазии режиссера.

— Корнелия…, — прошептал Лукаш Чермак и тихо выбрался из спального мешка.

Режиссер прошел мимо спящих на полу мужчин и, скрипя ступенями лестницы, поднялся на второй этаж. Через открытую дверь, из комнаты Корнелии, на пол коридора падала полоса лунного света. Лукаш Чермак встал в дверном проеме комнаты и мрачно посмотрел на пустой спальник своей жены и большое разбитое зеркало, чьи осколки зловеще поблескивали в лунном свете. Через минуту режиссер спустился по лестнице, заглянул в гостиную комнату и только тогда заметил, что в густом сумраке сопят трое мужчин. Звукорежиссера Вислава в гостиной не было. Лукаш поспешно надел широкополую шляпу, накинул на плечи куртку и тихо хлопнул входной дверью дома.

Над Карпатами стояла лунная ночь. С деревьев с тихим шуршанием спадали и, закручиваясь в воздухе, черными пятнами улетали листья. У крыши старого дома, со злым, тихим писком кружилась пара серых летучих мышей, которым подпевали покосившиеся ставни окна. Вокруг заросшего мхом и порослью массивного фундамента шептала подсыхающая, высокая трава. В эту беспокойную симфонию ночи неожиданно ворвался одинокий мужской крик. Он прозвучал протяжно и хрипло, словно эхо от оружейного выстрела, и затих в звуках ночных Карпат.

Спустя час, Лукаш Чермак вернулся в дом и справился у проснувшейся и перепуганной съемочной группы, не вернулись ли Корнелия и Вислав. Узнав, что его жена вернулась несколькими минутами ранее, режиссер, прихватив камеру, взбежал по ступеням на второй этаж. Корнелия сидела на полу комнаты в шелковом халате и, словно играющий ребенок, медленно передвигала указательным пальцем осколки зеркала, составляя из них причудливый узор. Босые ноги девушки, по самые колени, были вымазаны глиной. Лукаш Чермак наставил на жену объектив камеры и заговорил дрожащим от волнения голосом:

— Где ты была, дорогая?

— Я гуляла, — промурлыкала Корнелия озорным тоном.

— А где Вислав, ты знаешь?

— Вислав, — девушка странно хихикнула, передвигая пальцем очередной осколок. — Зря он тогда убежал. Мы бы могли здорово провести время…

— Да что с тобой такое, Корнелия? — спросил режиссер, продолжая снимать свою жену на камеру. — Ты сама на себя не похожа!

— Лукаш, я соскучилась, — девушка поднялась с пола и, держа маленький осколок зеркала, подошла к мужу. — Останься этой ночью со мной…

— Пойдем вниз, в гостиную…

— Неет, — пропела Корнелия. — Я хочу побыть с тобой наедине.

— Не думаю, что при сложившихся обстоятельствах это уместно…

— Ты боишься? — спросила девушка и расхохоталась.

Режиссер болезненно отшатнулся и, смерив жену высокомерным взглядом, вышел из комнаты. Выражение лица Корнелии тут же помрачнело. Она посмотрела в темный прямоугольник дверного проема комнаты взглядом хищника.

— И не зря…, — прошептала девушка вслед мужу.

В разгорающихся оттенках бледного, осеннего утра, Лукаш Чермак сидел в гостиной комнате в окружении своей съемочной группы. Влад, Зигфрид и Арман мрачно переглядывались между собой, не нарушая тяжелого, затянувшегося молчания. Единственным, что разбавляло эту вязкую и зловещую тишину, было пугающе веселое пение Корнелии, доносящееся со второго этажа.

— Босс, извините за то, что я сейчас скажу, но это все зашло слишком далеко, — нарушил молчание осветитель Зигфрид. — Мне самому становится до жути страшно…

— Поверь, оно того стоит, — отрезал Лукаш Чермак, не глядя на мужчину.

— Серьезно? — Вскочил с пола Арман. — А как же человеческая жизнь?

— Эй, не забывайся, дружище, — сверкнул глазами Лукаш Чермак. — Не пользуйся моим особенным к тебе отношением.

— Ты, действительно, фанатик, Лукаш! — Арман схватил со своего рюкзака пачку сигарет и, выйдя из комнаты дерганной, не свойственной ему походкой, хлопнул входной дверью дома.

Режиссер проводил актера мрачным взглядом и тяжело поднялся с края старого дивана, на котором сидел. Когда мужчина заскрипел ступенями лестницы, поднимаясь на второй этаж, мимо него, вниз, сбежала Корнелия в ярко красном платье. Румяная и довольная, она даже не взглянула на мужа, словно его не было вовсе. Лукаш Чермак остановился на середине пути и обернулся ей вслед. Тяжело вздохнув, режиссер продолжил свое восхождение.

Разбитое зеркало блестело на полу комнаты Корнелии замысловатым узором. Лукаш опустился на колени, поставил на пол включенную видеокамеру и принялся медленно складывать осколки вместе, словно большую, острую с краев мозаику. Спустя тридцать минут, режиссер сложил все зеркальные кусочки и окинул мрачным взглядом результат своих трудов. Не доставало одного длинного, чуть изогнутого осколка.

Корнелия ходила вокруг сарая без окон, изредка касаясь рукой его шершавой, деревянной поверхности. Девушка ступала босыми ногами по холодной траве и улыбалась, не обращая никакого внимания на Армана, который, дымя сигаретой на длинном крыльце старого дома, напряженно за ней наблюдал. Очередной орех, спрятанный в щели между досками, не вызвал у девушки никакого удивления, будто она точно знала, что должна была его найти. Жена режиссера надавила пальцами на бугристую скорлупу, украшенную орнаментом из зеленой краски, и достала записку с парой жемчужных бусин и красной тесемкой.

«Прячусь тут от папы. Мне страшно. Он стал другим. Это из-за того, что я взглядом убила ту гадюку. С тех пор папа меня боится. Все чаще сижу в сарае и читаю книги. Это — то немногое, что мне разрешено…

Дора Миллер 10 лет, 15 апреля 1936 года».
На крыльцо дома вышел оператор Влад и наставил на Корнелию включенную видеокамеру. Девушка тут же скрылась за углом сарая, прижавшись к его стене изящной спиной. Она сжала находку в кулаке и трепетно, словно любимое дитя, поцеловала его.

— Бедная, бедная моя Дора Миллер…, — прошептала Корнелия.

После обеда Лукаш Чермак взял с собой Влада и сказал остальным, что спустится в лес, к охотничьему домику старика Ежи, чтобы один из его сыновей помог им обыскать местность. Режиссера и его оператора не было целый день, и вернулись они только под утро, мрачные и напуганные. Лукаш собрал всех обитателей дома на кухне и, выдержав паузу, под прицелом включенной оператором камеры, тихо заговорил:

— Господа, я прошу всех одеться и следовать за мной, — режиссер заметил, как с кухни ускользает его жена, и повернулся к ней. — Тебя это тоже касается, Корнелия…

Четверо мужчин и девушка шли цепью по жухлой траве, пока возглавляющий это шествие режиссер не остановился у самого откоса, за которым вниз уходил заросший мелким кустарником пологий склон. Лукаш Чермак удручено постоял на его краю, словно над могилой, и повернулся к своей команде. Следующей к краю откоса подошла Корнелия. Внизу, у большого пожелтевшего куста, лицом вниз лежало тело мужчины. Девушка отшатнулась назад и, обхватив себя руками за плечи, с ужасом в глазах посмотрела на мужа.

— Как…, как это случилось? — задыхаясь спросила Корнелия.

— Из его спины торчал обмотанный бинтом осколок зеркала…

— Но я не…, — прошептала Корнелия дрожащим голосом и, горестно разрыдавшись, упала на колени. — Я не помню! Я совсем ничего не помню!

Чуть поодаль от режиссера и его рыдающей жены стоял оператор Влад. Он снимал происходящее дрожащими руками и, казалось, сам был близок к состоянию обморока. Арман и Зигфрид многозначительно переглянулись между собой и, не сказав ни слова, направились обратно к дому, находящемуся в пятистах метрах от них.

Вечером Корнелия сидела в сумраке на полу своей комнаты и, покачиваясь, смотрела на отдающие холодом осколки зеркала. Девушка не знала, сколько времени прошло с того момента, как она увидела тело Вислава. Горло саднило от боли. Гуляя босыми ногами по холодной земле, жена режиссера простыла. Желая выпить воды, она покопалась в своих вещах, но не нашла пластиковую бутылку и, наконец, решилась спуститься на первый этаж. Вступив на ступень лестницы, девушка услышала голос своего мужа, разговаривающего с Зигфридом.

— Я не могу обратиться в полицию! — шипел на осветителя не на шутку встревоженный режиссер. — Она же моя жена! Корнелию посадят или признают невменяемой! И тогда все! Понимаешь? Все!

— Но она убила человека, Босс, — голос Зигфрида звучал фальшиво и неуверенно, словно он сам не верил в то, что говорил. — Мы же не можем оставить это вот так…

— Завтра вечером мы уедем. Я увезу Корнелию из страны…

Жена режиссера ушла обратно в свою комнату и присела на край подоконника. Зловещее нечто, что преследовало Корнелию с детства, снова вернулось и затаилось где-то рядом. Оно шипело на нее из углов комнаты и постепенно приближалось, скользя по полу. Девушка учащенно задышала и испуганно прижалась спиной к холодному стеклу окна. Хотелось спрятаться, раствориться. Лишь бы покинуть этот дом. Тут Корнелия вспомнила про грецкий орех, который нашла последним. Бросившись в темноту, словно в осиный улей, она дрожащими руками достала его из отделения рюкзака.

— Помоги мне, Дора, — шептала девушка в темноте. — Я не знаю, что мне делать. Пожалуйста, помоги мне…

В коридоре второго этажа послышались тяжелые шаги, и Корнелия испуганно отползла к стене, словно была приговоренной к казни, и близился час рассвета. Через мгновение свет керосинового фонаря залил комнату персиковым цветом, в котором глаза девушки блестели, словно у загнанного в ловушку зверя. На пороге комнаты стоял оператор Влад, он оглянулся назад, в коридор, и прикрыл за собой дверь.

— Корнелия, — Влад выдержал короткую паузу, которая показалась девушке целой вечностью, — мне нужно с тобой очень серьезно поговорить…

— Он был твоим хорошим другом, — прохрипела девушка из угла комнаты, в который обреченно забилась. — Мне очень жаль…

— Речь не о нем, — оператор снова оглянулся на дверь. — Речь о тебе.

— Я ничего не помню! Ясно? — резко перешла на крик девушка. — Вы, все вы знаете, что я иногда хожу во сне! Как я могу отвечать за то, чего не помню! Как вы смеете обвинять меня?

Корнелия бросилась на Влада, стараясь вцепиться ему в лицо, но мужчина увернулся, и девушка пролетела мимо него, ударившись ладонями о стену, с которой в свете фонаря заклубилась пыль. Жена режиссера принялась колотить оператора руками, а он, как мог, уклонялся от ее хаотичных атак.

— Убирайся! Все убирайтесь! — надрывно кричала Корнелия. — Я ничего не помню! Слышите? Я совсем ничего не помню!

Неожиданно, между Владом и девушкой прыгнул крупный, дымчатый кот. Сверкая желтыми глазами, он утробно заверещал, встав перед мужчиной на дыбы. Оттесняя его к двери, животное шипело и било в воздухе лапой. Оператор вывалился в коридор, открыв своим весом дверь, и, поспешно перекрестившись, побежал прочь. Кот тут же успокоился и, урча, принялся ласково тереться о дрожащие ноги Корнелии.

— Спасибо, Дора, — прошептала девушка.

По лестнице, с грохотом, поднимался Лукаш Чермак. Корнелия слышала его едкие ругательства и сбивчивое дыхание. Не дожидаясь мужа, девушка взяла кота на руки, зашла в комнату и закрыла дверь, опустив засов.

Эпизод пятый. «Узоры»

Что-то мокрое и шершавое коснулось щеки Корнелии. Девушка открыла глаза и, сонно поморщившись, увидела сидящего перед ее лицом кота. Он спокойно посмотрел на Корнелию сквозь ночной сумрак своими желтыми глазами, а затем, проследовав к двери комнаты, остановился и обернулся к девушке. Жена режиссера спокойно наблюдала за загадочным животным, а оно так же спокойно наблюдало за ней. Но через какое-то время, потеряв терпение, кот несколько раз требовательно постучал лапой по закрытой двери комнаты.

Как только Корнелия открыла дверь, кот неуловимой тенью выскользнул из комнаты, но, к удивлению девушки, тут же остановился и замер посреди коридора, внимательно на нее посмотрев. Когда Корнелия сделала шаг за пределы комнаты, ее новый знакомый, тоже, продвинулся чуть дальше по коридору. Девушка сделала еще несколько шагов, и кот снова сдвинулся с места. Жена режиссера уверенно пошла за котом, а тот, убедившись, что за ним следуют, побежал трусцой. Он вывел Корнелию на холодное крыльцо дома, и она тревожно отпрянула обратно к двери: вдоль тропинки к сараю в два ряда стояли низкие факелы, чье зеленое пламя дрожало и зло шептало на ветру. Гладкая и серая дверь сарая светилась зелеными узорами флуоресцентной краски, которые изображали растительный орнамент. Кот уверенно побежал по дрожащей зеленым светом тропинке и замер миниатюрной фигуркой у этих таинственных, светящихся врат. Немного помедлив, Корнелия проследовала за ним. Ее черный силуэт бросал на тропинку неровную тень, дрожащую в демоническом зеленом свете факелов. Чем ближе девушка подходила к светящейся узором двери, тем отчетливее слышала тихое девичье пение и загадочный, меланхоличный звон колокольчиков.

— Освободи меня, Корнелия, — тихо пропел кто-то нежным голосом из-за двери сарая. — Я так устала. Освободи меня, Корнелия…

Кот сидел у ног жены режиссера и пристально следил за каждым ее движением. Корнелия приложила к светящейся гладкой двери ладонь, и на ее серой, деревянной поверхности, взорвавшись маленькой зеленой вспышкой, появилась замочная скважина. Корнелия испуганно отшатнулась и посмотрела на своего желтоглазого спутника. На месте внезапно исчезнувшего кота, в жухлой траве, лежал большой медный ключ и поблескивал своим желтым металлом. Девушка аккуратно подняла его и, повертев в руках, обратила взгляд на замочную скважину.

— Освободи меня, Корнелия…, — снова тихо пропел кто-то из-за двери.

Жена режиссера напряженно выставила перед собой ключ, словно нож, и стала медленно приближать его к двери сарая. Он уже аккуратно вошел в замочную скважину и чуть скрипнул механизмом замка. Но в последнюю секунду Корнелия повернула ключ обратно и рывком извлекла его из двери. Дрожа всем телом, девушка нагнулась к замочной скважине и заглянула в нее. С обратной стороны на нее смотрело нечто своим выкатившимся из орбиты страшным белым глазом, покрытым мутными, полопавшимися сосудами, словно грязной паутиной. Чернильный зрачок и мутно зеленая радужка этого глаза хаотично дрожали из стороны в сторону, подобно беспокойному пламени факелов, выставленных вдоль дорожки к сараю. Корнелия вскрикнула и упала на спину. Тут же, в дверь сарая, с его обратной стороны, что-то врезалось со звериным визгом. Так, что со стен полетела белая пыль, и посыпались щепки.

Девушка вскрикнула и проснулась одновременно с пронзительно громким раскатом утреннего грома. Настолько мощным, что, казалось, сердитое небо упиралось прямо в крышу этого старого, сельского дома. Корнелия вытерла тонкой рукой холодный пот со лба и убрала назад прилипшие к лицу волосы. Дом стоял беззвучно, словно до смерти напуганное бушующей стихией живое существо. Ни скрипа, ни голосов, ни, даже, самого тихого шороха. Только рычащая и зло стонущая стихия за окном, бросающая звонкие копья капель в старый фасад и в мутные стекла. Взгляд девушки скользнул по подоконнику и замер на предмете, который на нем лежал. По спине жены режиссера пробежал холодок, а тело моментально покрылось мурашками. На фоне стекла, заливаемого с уличной стороны каскадом дождя, лежал еще один орех. Встревоженная девушка подошла к окну и удивленно посмотрела на неожиданную находку. Рядом с орехом виднелись четкие следы грязных кошачьих лап. Рука разломила орех со следами старой, запекшейся крови, и из него на ладони девушки упали маленькая, свернутая записка и затертый значок СС «Череп и кости». Почерк в испачканной кровью записке был быстрым и кривым, он настолько отличался от обычного почерка Доры Миллер, что, казалось, это писал совершенно другой человек.

«Это свершилось. Когда я использовала свой дар, на кухне их было шестеро. Им так и не удалось прикоснуться ко мне. Они не смогли свершить свой чудовищный замысел. Их гадкие, черные сердца взорвались, словно закисшие бомбы, только потому, что я так захотела. На кухне, в крошку разлетелась вся посуда, окно выбило вместе с рамой, со стен осыпалась штукатурка. Теперь мне очень плохо. Из носа и глаз течет кровь, голова раскалывается. Прячусь в сарае. Они уже близко. Они жаждут мести. Прозвучал приказ брать меня живой. Я им не дамся. Я останусь непокорной ни людям, ни злой судьбе. Эта ветхая обитель станет моим монументом…

Дора Миллер 17 лет, 15 августа 1943 года».
В комнату постучали, и Корнелия, вздрогнув всем телом, выронила из рук свою находку. Стук повторился уже более настойчиво. Девушка тихо подошла к двери и прислонилась к ней спиной.

— Кто это?

— Корнелия, это я — Арман. Открой, пожалуйста, дверь…

— Убирайся.

— Корнелия, я не причиню тебе вреда. Пожалуйста, открой…

— Убирайся!

— Не кричи! Дело касается твоей жизни! Да и моей тоже…

— Что ты имеешь в виду?

— Мне не хотелось бы говорить об этом вот так, через закрытую дверь…

— Только так и никак иначе, Арман.

За дверью воцарилась тишина, и девушке даже показалось, что Арман беззвучно ушел. Но, через минуту актер тяжело вздохнул и заговорил снова:

— Я…, я люблю тебя, дорогая Корнелия. Я полюбил тебя с первого взгляда, как только увидел. Как бы я не уважал Лукаша, я больше не могу сносить того, что он делает с тобой. Я больше не могу смотреть, как он губит тебя…

— О чем ты?

Арман не успел договорить. В коридоре, со стороны лестницы, раздался характерный треск и топот стремительно приближающихся ног. За дверью послышались звуки борьбы и ругань. Девушка рывком скинула засов и распахнула дверь. По полу коридора, словно сцепившиеся дворовые коты, катались режиссер Лукаш Чермак и Арман. Актер, явно побеждающий на фоне режиссера в весе и физической форме, отбросил его от себя на метр. И, потирая рукой ссадину на подбородке, схватил Корнелию за руку.

— Мы уезжаем, — сказал, как отрезал, Актер.

— Я никуда с тобой не поеду! — Корнелия попыталась вырваться, но Арманд продолжал упорно тащить ее по коридору.

Оклемавшись, Лукаш Чермак поднялся с пола и со скрипучим криком бросился на своего недруга. На этот раз Арман не стал церемониться и двинул увесистой рукой режиссеру прямо под дых. Лукаш хрипло вдохнул, сгорбившись, отшатнулся назад и упал, держась за живот.

— Как ты посмел! — Корнелия вцепилась свободной рукой в лицо актера и одним рывком оставила на его лице три кровавых полосы.

Арман вскрикнул и, отпустив Корнелию, схватился за лицо руками.

— Дура! Ты — беспросветная дура! — Актер зло посмотрел на свои окровавленные пальцы. — Это все из-за него! Понимаешь, это все он виноват!

— Да? — Корнелия лукаво улыбнулась, демонически захихикала и стала медленно приближаться к Арману. — А может это не он, а дух ведьмы? Может, это милая подружка Дора говорила мне что делать и вела меня. Ты не думал, что это она указывала мне, кто должен жить, а кто умереть?

— Что? — задыхаясь, то ли от испуга, то ли от негодования, выдавил из себя Арман. — Что ты такое несешь? Больная! Ненормальная! Да вы оба ненормальные!

Актер попятился, а затем, держась за оцарапанное лицо, побежал. Спускаясь по старой лестнице, он споткнулся и упал, с грохотом покатившись по ступеням. Оказавшись на первом этаже — на полу, в прихожей, он, крича, схватился за поврежденную во время стремительного спуска руку. К нему подбежали Влад и Зигфрид. У входной двери стояли их нагруженные походные рюкзаки.

— Какого хрена здесь происходит? — спросил у актера оператор Влад.

— Рука! Моя рука! — кричал лежащий на полу Арман. — Они ненормальные! Они оба ненормальные!

— Так ты идешь с нами, как только закончится гроза, — осветитель Зигфрид, помог Арману встать на ноги, — или и дальше будешь играть с этой психической в любовь?

— Она же жертва! Как вы не понимаете? — охал Актер.

— Пускай сами разбираются, — Влад накинул на плечи рюкзак. — Я сваливаю. Лучше, рискуя жизнью, спускаться по размытой дороге, чем оставаться в этом Богом забытом месте!

— Но Арман не сможет пойти с нами, — придерживая за здоровую руку, Зигфрид помог стонущему от боли актеру сесть на кухонный стул. — Он травмирован…

— Тем хуже для него, — сухо сказал Влад и, не дожидаясь ответа, хлопнул входной дверью.

Через мгновение его фигура за окном уже быстро отдалялась от дома под моросящим дождем…

Корнелия села перед лежащим в коридоре мужем и положила его голову себе на колени. Он все еще с трудом дышал, смотря перед собой затуманенным взглядом. Девушка нежно гладила рукой по его волосам и тихо напевала колыбельную.

— Пришло время поставить точку, — неожиданно произнес Лукаш хриплым голосом. — Принеси мою личную камеру, дорогая…

— О чем говорил Арман? Я не совсем поняла его.

— Принеси камеру, и я все тебе расскажу…

Корнелия спустилась на первый этаж и, даже не взглянув на Армана с Зигфридом, расположившихся на кухне, прошла в гостиную комнату и достала из сумки мужа его видеокамеру. Вскоре спустился и сам режиссер. Бросив на Армана полный презрения и смертельной обиды взгляд, он вышел на улицу. Корнелия молча последовала за ним — за своим гениальным мужем.

Дождь капал на мрачное, морщинистое лицо режиссера. Его муза ступала за ним босыми ногами, двигаясь чуть поодаль изящным силуэтом. Так они и подошли к сараю. Лукаш Чермак вздохнул, взял у жены камеру и включил ее. Корнелия спокойно наблюдала за каждым его действием. Ее красивое, бледное лицо источало спокойную меланхолию и покорность.

— Ты готова, дорогая? — спросил режиссер неожиданно живым и бойким голосом, наставив на Корнелию объектив своей камеры.

— К чему?

— К правде, — улыбнулся режиссер и скрылся за углом сарая, проигнорировав его большую гладкую дверь.

Дойдя до угла сооружения, режиссер одной рукой оторвал хлипкую деревянную панель, за которой оказалась новая дверь с ручкой и маленьким замком. Режиссер рывком сорвал со своей шеи цепочку, на которой покоился маленький ключ, и открыл им тайный проход в таинственное до этой минуты для девушки место. Предлагая жестом руки зайти жене первой, он встал сбоку от дверного проема. Слыша учащенное биение собственного сердца, взволнованная Корнелия зашла в сарай. В это мгновение ее глаза горели благоговейным блеском, словно она ступила под свод прекрасного готического собора.

В сарае было обжигающе пусто. Корнелия не знала, чего ожидать. Но ей думалось, что оказавшись внутри, она все поймет, разберется в себе, станет сильнее, наконец, получит ответы на все волнующие ее вопросы. Состояние трепетного предвкушения снова сменилось меланхолией, и девушка обернулась на мужа. Лукаш Чермак стоял у двери, преграждая путь. Его глаза горели злым, фанатичным огнем, а объектив наставленной на девушку камеры казался заряженным револьвером. Режиссер явно ждал ее реакции и замер в предвкушении. Руки, которыми он держал свою камеру, подрагивали от волнения и предвкушения развязки.

— А где Дора? — неожиданно для самой себя спросила Корнелия.

— Ох, моя милая. Я ее выдумал. Как и все, что здесь происходило.

— ЧТО? — Корнелии показалось, что в ее трепещущее сердце одним ловким ударом загнали длинную, ледяную иглу. — Что ты сказал?

— Все это время, без сна и перерывов на обед, шли съемки моей «жемчужины». Моего самого трудного фильма. Но оно того стоило. Все, что я сделал, до последней крупицы поступка, стоило результата. Все получилось прекрасно. Каждый кадр, каждый поворот сюжета…

— А как же… орехи?

— Милая моя, за то время, что мы вместе, я неплохо тебя изучил. Я знаю о твоем почти детском любопытстве. Знаю о чрезмерной внушаемости. Они сыграли нам на руку. Здорово помогли тебе вжиться в роль….

— Значит, музыка ветра, орехи и…

— Да, — Режиссер достал из кармана куртки кухонный ножик, — все это сделал я, и это я убил его. Только не осколком зеркала, а вот этим ножом. Зеркало должно было оказать на тебя…эмоциональное воздействие, да и просто красиво смотрелось в кадре. Я готов понести заслуженное наказание, но мое творение, мой гениальный фильм с подлинными эмоциями все равно увидит свет. Пускай меня возненавидят, пускай я навсегда останусь изгоем, но меня запомнят. Лукаш Чермак навсегда останется единственным в своем роде режиссером!

У Корнелии подогнулись ноги, и она упала на холодный земляной пол.

— Это конец, — режиссер выключил камеру.

Он направился к жене неторопливой походкой, изучая ее настороженным, оценивающим взглядом. Девушка отползла в дальний угол и прижалась к стене. Ее грудная клетка хаотично затряслась, из горла вырывался тихий стон, глаза наполнились слезами. У жены режиссера начиналась истерика.

— Говорю же: мы закончили, — Лукаш Чермак присел рядом с Корнелией и воткнул нож в землю. — Поднимайся, это был мой сценарий для вызова подлинных эмоций, на самом деле никто не пострадал…

— Не трогай меня…, — дрожа всем телом, девушка теряла последние крупицы самообладания, — пожалуйста, не трогай меня…

— Милая…

Режиссер не успел договорить. Корнелия, издав крик, представляющей собой квинтэссенцию отчаяния и злобы, прыгнула на него и, повалив на лопатки, схватила рукой торчащий рядом нож. Острие занесенного лезвия замерло в сантиметре от зрачка режиссера, который замер, скованный липким чувством страха.

— Я…, я понимаю твои чувства, дорогая, — глаза режиссера уставились на дрожащий в руке девушки нож, — но раскаяния от меня не жди. Я грезил этим фильмом уже давно. Он — наше с тобой дитя…

Корнелия закричала в лицо мужу. Сколько всего было в этом крике: ненависть, страх, разочарование, безграничная, вырывающаяся наружу душевная боль. Нож воткнулся в землю, правее головы режиссера, разрезав ему только мочку уха.

Жена режиссера бежала по пологому склону и рыдала, почти не видя дороги перед собой. Она падала, разбивая себе колени и пальцы в кровь, но поспешно, неуклюже вставала и снова продолжала бежать, бежать, сама не зная куда. Начался лес. Хлесткие ветки били Корнелию по лицу, оставляя глубокие порезы, рассекая нежные губы. Девушка не останавливалась. Ее платье, как и душа, в ту минуту рвалось на лоскуты. Спустя время, девушка упала и, содрогаясь от рыданий, приникла спиной к большому поваленному стволу дерева. Встревоженный женский голос звал Корнелию по имени, раздаваясь эхом по округе. В дымке опускающегося на лес тумана, он показался девушке галлюцинацией, следствием ее нервного потрясения. Затихнув, этот зов раздался пугающе близко, и Корнелия, вскрикнув, тут же судорожно зажала ладонями дрожащие губы. Перед ней, из дымки тумана, выплыл женский силуэт. Точно такой же, как и в ту ночь, когда все крыльцо старого дома оказалось увешанным колокольчиками музыки ветра. Корнелии подумалось, что это дух ведьмы пришел за ней, сам нашел дорогу из сарая, оказался реальностью, а не коварным обманом мужа девушки. Несчастная вжалась спиной в шершавый и мокрый ствол дерева, уцепилась худыми руками за густой мох. Силуэт ведьмы стал стремительно приближаться, разгоняя своими ногами тянущийся над гнилой листвой туман. Корнелия закрыла лицо ладонями, словно маленькая испуганная девочка, и так сжалась, что, казалось, физически стала меньше своего роста. Дух ведьмы оказался неожиданно теплым и уютным. Он обнял ее, крепко прижав к себе.

— Все, все, успокойся, милая. Все хорошо. Я рядом, я с тобой…

— Габи? — воскликнула Корнелия, подняв на девушку-гримера свои усталые, заплаканные глаза.

— Я пыталась тебя предупредить, — начинающая плакать Габи гладила Корнелию по спутанным волосам, из которых торчали сухие листья и палочки, — говорила, что он одержим, что он может тебя погубить.

— Габи, он… мой муж убил человека…

— Чушь! Все это злой, подготовленный с особой кропотливостью и цинизмом спектакль! Никто не умирал! Все играли свои роли! Лукаш запугал нас своей властью и связями!

— Но как же…

— Мне стыдно перед тобой, милая. Я, тоже, испугалась. Я хотела тебе все рассказать, но он не позволил мне. После этого я спустилась к старику Ежи и жила все это время у него. Мне представился только один удачный момент. Я стояла в ту ночь у Дома и звала тебя, но ты только помахала мне рукой…

— Я не знала, что это ты. Все это… все это немыслимо.

— Он хотел довести тебя, чтобы ты поверила во все происходящее. Это и был его замысел. Он снимал фильм не о влюбленной парочке где-то в горах, а о жене режиссера, которая сходит с ума из-за своего мужа. Под видом одного фильма, он все это время снимал совсем другой…

— Габи, но ведь это ужасно! Он, он — чудовище!

Жизнь Корнелии не была простой. Но та злополучная осень на горном склоне Карпат, близ деревни «Мале Цихе», и все последующие события дались ей особенно тяжело. Дальше был полугодичный срок реабилитации в психиатрической клинике и громкий, освещаемый мировой прессой, скандал, в результате которого ее бывший муж Лукаш Чермак, как и ожидал, стал полным изгоем. Корнелия отсудила у режиссера целое состояние и, приняв монашеский сан, с головой ушла в благотворительность и волонтерскую работу, заботясь о сиротах и жертвах насилия. Лукаш Чермак закончил свою жизнь в компании наркотиков и бутылок, прожив с той самой осени чуть меньше четырех лет. Его скандальное авторское кино получило известность только на просторах интернет сети, да и то ненадолго. После оно «утонуло» черным булыжником в потоке постоянно пополняющейся нескончаемой информации, рвущейся на обывателя из экранов, динамиков, газет и книг этого голодного до грязных событий, мельтешащего мира…


Конец.


Оглавление

  • Эпизод первый. «Дом»
  • Эпизод второй. «Нечто»
  • Эпизод третий. «Колокольчики»
  • Эпизод четвертый. «Человек, который кричал»
  • Эпизод пятый. «Узоры»