КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Опытъ Историческаго описанїя о началѣ города Москвы… (fb2)


Настройки текста:



Опытъ Историческаго описанїя о началѣ города Москвы, какъ и по какимъ причинамъ она основалась, кѣмъ и когда Престолъ Великокняжескїй туда перенесенъ; и отъ чего сей городъ получилъ тогда свое возвышеніе. сочиненъ Надворнымъ Совѣтникомъ Михайломъ Ильинскимъ.

Предъувѣдомленіе.

Приступая ко исполненію данныхъ мнѣ повелѣніи предписующихъ сдѣлать Историческое описаніе о началѣ города Москвы, какъ и по какимъ причинамъ она основалась, кѣмъ и когда Престолъ туда перенесенъ? И отъ чего сей городъ получилъ тогда свое возвышеніе? И какъ еще Россія не была соединенною, а каѳедра Митрополита Всероссійскаго тутъ находилась, то отъ всѣхъ мѣстъ и Княжествъ дѣла по церкви въ Москву стекаясь не были ли главнѣйшей причиною какъ умноженія силы сего города, такъ и соединенія Княжествъ? Для всего того за нужное счелъ я ко предварительному свѣденію читателя предположить здѣсь слѣдующія обстоятельства: 1 е, въ древнихъ Лѣтописцахъ и слѣдовавшихъ имъ новѣйшихъ Историкахъ, изъ коихъ мнѣ какъ изъ Источниковъ, все вышепредписанное почерпать надлежало, многія изъ оныхъ а паче изъ первоположенныхъ причины о началѣ города Москвы и основаніи тамъ Великокняжескаго Престола ясно и прямо изображены, а другія для краткости лѣтописцевъ древнихъ, не входившихъ въ подробное и нужное повѣствованіе обстоятельствъ и причинъ, остались закрыты и не изъясненны; въ слѣдствіе чего и осталось мнѣ по примѣру новѣйшихъ Россійскихъ Историковъ доходившихъ до изысканія истинны въ разныхъ предлежностяхъ догадками, основывать мои разсужденія на бытіяхъ тѣми же лѣтописцами и Историками преданныхъ, и дѣлать изъ тѣхъ вѣроятныя заключенія. Почему и не осмѣлился я сіе сочиненіе назвать инако, какъ только опытомъ историческаго описанія. 2 е Слѣдуя порядку временъ и разности дѣяній, и чтобъ не привесть всего того въ безпорядокъ, за благоразсудилось и причины бытіи и предлежностей, раздѣлить, гдѣ только можно, на внутреннія, внѣшнія и церковныя. Внутреннія относятся къ Государямъ и подданнымъ Россійскимъ, къ приключеніямъ произшедшимъ въ Россіи, какѣ вообще, такъ и въ особливости каждаго удѣльнаго Княжества и каждаго Князя, внѣшнія проистекаютъ отъ чужестранныхъ Государствъ имѣвшихъ связь съ Россійскимъ въ разсужденіи браковъ, союзовъ, войны, торговли и прочаго. Церковныя зависятъ отъ Митрополитовъ Всероссійскихъ какъ вообще такъ и лично отъ каждаго, отъ Епископовъ другихъ Княжествъ, отъ дѣлъ церковныхъ стекавшихся въ сей городъ, какъ Столицу Великаго Князя и Митрополита Всероссійскихъ. 3 е, Какъ сіе сочиненіе основано на повѣствованіяхъ, то и свидѣтельства повѣствователей, годы, названія сочинителей или сочиненіи, и листы книги означены на каждой страницѣ ниже текста сочиненія, а о нѣкоторыхъ бытіяхъ и самыя слова сочинителевы положены. 4 е, Лѣтописцы и Историки, коимъ я въ семъ сочиненіи по большой части слѣдовалъ, и коихъ имена и названія видѣть можно на каждой страницѣ, суть слѣдующія: 1, лѣтописецъ въ листъ подъ № 48. 2, въ 4 ю долю листа № 58. 3, въ 8 ю долю листа № 64 и 4, степенныя книги № 45 въ листъ. Всѣ какъ лѣтописцы такъ и степенныя типографской библіотеки рукописныя древняго письма. 5, Исторія Россійская въ 3 хъ Томахъ сочиненія Князя Щербатова. 6, Исторіяжъ Россійская въ Зхъ томахъ Г. Татищева. 7, Ядро Россійской Исторіи. 8, Степенныя въ дву томахъ, всѣ печатныя.

Основаніе и начало города Москвы нѣкоторыя повѣствователи приписуютъ Князю Олегу блюстителю Игореву. Но въ Несторовомъ и въ другихъ древнихъ лѣтописцахъ о томъ не упоминается.

Я не знаю, незаключили ли сіе чрезмѣрно приверженные къ своему отечеству писатели отъ туда, что Преподобный Несторъ даетъ честь сему Князю строенія многихъ городовъ въ Россіи[1]

Съ лучшею достовѣрностію полагается основателемъ сего города Великіи Князь ІОріи Владимировичь Мономаховъ прозванный Долгорукимъ[2]. Москва прежде сего бывъ простое поселеніе, состояла во владѣніи нѣкоего знатнаго и богатаго человѣка Кучка Ивановича. Почему и именовалось сіе поселеніе (по нѣкоторымъ лѣтописцамѣ) Кучковымъ[3], даже, какъ упоминаемый Великій Князь Юрье Володимировичь казнивъ сего Кучка за чинимое ему при проѣздѣ ево мимо сего мѣста во Владимиръ ругательство, причислилъ его къ своимъ владѣніямъ.


Между тѣмъ сей Великій Князь видя изрядное сего жилища мѣстоположеніе, и плодоносную около его лежащую страну, повелѣлъ въ томъ мѣстѣ, гдѣ рѣчка Неглинная съ Москвою рѣкою соединяется, здѣлать не великой обширности деревянную ограду, потомъ старался его населить тутошними и изъ Владимира присланными жителями.

Въ Ядрѣ Россійской исторіи упоминается, что послѣ сего времени Князь Михайло Юрьевичь сынъ Долгорукаго, братъ же Великаго Князя Андрея Юрьевича Боголюбскаго по возвращеніи своемъ изъ Греческой земли, владычествовалъ на Москвѣ. Но откуда сіе взято, повѣствователъ необъявляетъ.[4] А въ другихъ лѣтописцахъ того не обрѣтается.

Вмѣсто того является, что, хотя городъ Москва и принадлежалъ тогда ко владѣнію, по наслѣдству, дѣтямъ основателя того города Великому Князю Андрею или Михайлу, а послѣ его Всеволоду Юрьевичамъ, но между тѣмъ не былъ онъ жилищемъ ни одному изъ нихъ, а единственно былъ какъ бы нѣкоторымъ зборнымъ мѣстомъ Князьямъ и Воеводамъ собиравшимся съ войсками Владимирскимъ, Новгородскимъ, Черниговскимъ и Рязанскимъ, какъ то изъ многихъ таковыхъ случаевъ описанныхъ въ лѣтописцахъ видимо есть.[5] (**)

Сіе тѣмъ паче подтверждается, что Историки во время владѣнія Великаго Князя Андрея Юрьевича Боголюбскаго, даютъ четыремъ его братьямъ, въ томъ числѣ и вышеупомянутому Михайлу жилище полуденную Россію, а Г. Татищевъ прямо ево Княземъ Переяславскимъ нарицаетъ, и что дважды они по смерти Андреевой, приходили изъ Чернигова на Москву, идучи ко Владимиру съ войскомъ, и тамъ остановлялись.[6]

Я еще нахожу, что Москва при владѣніи Великаго Князя Андрея Юрьевича и вскорѣ по его кончинѣ, могла быть вотчиною или помѣстьемъ наслѣдниковъ помянутаго Кучка. Г. Татищевъ пишетъ, что сіи Кучковичи убійцы Великаго Князя Андрея для суда надъ ними взяты были и съ Княгинею, Михайломъ Юрьевичемъ изъ Москвы во Владимиръ. Естьли положить, что Москва была тогда ихъ ссылкою, но ктожъ ихъ туда послалъ, или же сами удалились, но отъ чего и отъ кого? Ибо по исторіи явствуетъ, что они еще тогда въ томъ убивствѣ обвинены не были. Да и Владимирцы почти всѣ стояли за нихъ, а въ держанномъ Великимъ Княземъ Михайломъ по тому дѣлу совѣтѣ были они еще и членами.[7]


Но мнить, что Москва была сихъ Кучковыхъ наслѣдниковъ вотчиною, или покрайней мѣрѣ на нѣкоторое время жилищемъ, склоняютъ меня слѣдующія обстоятельства: 1 е, что и прежде была она владѣнія предковъ ихъ. 2 е, что ближнее потомъ свойство съ Великимъ Княземъ Андреемъ, за коимъ была ихъ родная сестра, могло имъ возвратить ее по прежнему. 3 е, что у Г. Татищева и во время прихода изъ Чернигова Князя Михайла въ Москву, называется она еще Кучковымъ.[8] 4 е, что нигдѣ по лѣтописцамъ неявляется, какого Князя особенно во владѣніи была она по сіе время.


Въ послѣдующее время достался сей городъ во владѣніе и въ жилище Князю Владимиру Всеволодовичу Юрьевича Долгорукаго. Но онъ вскорѣ братомъ своимъ Юрьемъ былъ оттуда выгнанъ[9].

Въ прочемъ какъ прежде такъ и послѣ сего времени Москва претерпѣла несчастливыя перемѣны. Сей городъ не однократно былъ сожженъ и раззоренъ[10].

При нахожденіи на Россію Батыя съ Татары, хотя былъ сей городъ не весьма великъ и силенъ, однакожъ имѣлъ Князя Владимира, (мню тогоже, который прежде былъ отъ туда братьями выгнанъ) такожъ и Воеводу съ войскомъ, со всѣмъ тѣмъ претерпѣлъ онъ туже участь, которой подвержены были и прочіе Россійскіе города опустошенные и обращенные въ пепелъ отъ Татаръ.[11]

Кто его послѣ сего раззоренія возобновлялъ, по лѣтописцамъ не явствуетъ, точію вторичное раззореніе претерпѣлъ сей городъ во время нападенія Татаръ, подъ предводительствомъ полководца ихъ Дюденя на Владимиръ и на прочія города, при Великомъ Князѣ Андрее Александровичѣ Невскаго[12].

Но судьба предуготовляя сей городъ къ будущей его великости и славѣ, не оставила его погребстись въ пеплѣ, опредѣля Москву во власть Князя Даніила Александровича названнаго отъ него Московскимъ.[13]

Со времени владѣнія сего Князя воспріяла Москва начало своему возвышенію. Она не имѣвъ до того чести называться удѣльнымъ Княженіемъ, нетолько тогда учинилась главою удѣльному, но вскорѣ потомъ и Великому Княженію, и жилищемъ Великому Князю Всероссійскому.

Мы изслѣдуемъ во первыхъ внутреннія, а потомъ и внѣшнія сего возвышенія города Москвы причины.


Князь Даніилъ Александровичь получа въ удѣлъ себѣ сей городъ съ окольными мѣстами, и будучи храбръ, разуменъ, но притомъ любящій спокойную жизнь, болѣеже любимый отъ народа положилъ начало украшенію и распространенію сего города зданіями паче же строеніемъ монастырей и церквей, предоставя вящшую въ томъ славу сыну своему Великому Князю Ивану Даниловичу и его потомкамъ, какъ въ послѣдствіи усмотрено будетъ.[14]

Смутныя времена случившіяся предъ симъ въ Россіи были хотя дальновиднѣйшею, но можетъ быть главнѣйшею причиною къ стараніямъ сего Князя о умноженіи силы и величія сего города.


Я предѣначертаю здѣсь мои примѣчанія на важнѣйшія, въ разсужденіи сего обстоятельства. 1 е, многократное раззореніе стольнаго города Владимира первое отъ Батыя, второе отъ Неврюя, а потомъ еще отъ Дюденя[15] 2 е, не долговременное владѣніе и частыя перемѣны бывшихъ по раззореніи Батыевомъ Великихъ Князей Владимирскихъ.[16] 3 е За симъ пребываніе Великаго Князя Александра Невскаго по большой части въ Новѣгородѣ, и частыя его войны съ Свейскимъ народомъ.[17] 4 е, потомъ послѣдовавшія между его наслѣдниками раздоры, а потому и частыя хожденія въ орду[18] и 5 е, наконецъ, что щитаю важнѣйшею причиною, раздробленіе Великаго Княженія Владимирскаго на многія другія удѣльныя Княжества, какъ то: на Тверское, Суздальское, Ростовское, Московское, и проч.[19] Всѣ сіи обстоятельства конечно не дозволяли Великимъ Князьямъ Владимирскимъ вполнѣ стараться о возобновленіи и приведеніи въ прежнее состояніе столичнаго своего города, а между тѣмъ давали случай, каждому удѣльному Князю стараться о своемъ городѣ по мѣрѣ дарованія и силъ каждогожъ; Московскіе Князья имѣли въ семъ предъ прочими преимущество.

Справедливость сего мнѣнія самыя событія подтверждаютъ.


Между тѣмъ какъ старшіе Князя Даніила Александровича братья, Дмитрей и Андрей спорили о великомъ Княженіи Владимирскомъ, онъ пребывалъ въ покоѣ на Москвѣ. Кромѣ одного его похода на Тверскаго Князя, въ коемъ онъ имѣлъ участіе съ братомъ своимъ Великимъ Княземъ Димитріемъ, и въ коемъ безъ кровопролитія миръ учиненъ, ни о какой еще противу Россійскихъ Князей войнъ его не упоминается[20].

Но что онъ былъ притомъ храбръ, сіе доказываетъ побѣда, одержанная имъ надъ Татарами и Рязанскимъ Княземъ[21].

Все сіе и его добродѣтели подкрѣпляемые щастіемъ, доставили ему по завѣщательной грамотѣ племянника ево Князя Ивана Дмитріевича, сильный въ тогдашнее время городъ Переславль на озерѣ[22].

По кончинѣ его Тверскіе Князья, имѣвшія тогда такъ же не малыя силы, и подкрѣпляемые правомъ наслѣдства вступили въ споръ, о великомъ Княженіи Владимирскомъ съ сыномъ его Юрьемъ Даниловичемъ.[23]


Но сей Князь Юріи Даниловичь проворствомъ своимъ, разумомъ и храбростію, все оное Тверскихъ Князей усильствіе ниспровергъ во все, онъ живъ въ ордѣ два года, чрезмѣрною своею уклонностію къ Татарамъ, ласками къ самимъ Ханамъ и ханшамъ, не забывая притомъ и щедрости, даже до того достигъ, что имѣлъ щастіе взять за себя въ Супружество родную сестру Ординскаго Хана. А чрезъ сіе уже и могъ онъ легко себѣ получить Великое Княженіе Владимирское и Московское.[24]

Городъ Владимиръ тогда уже по имени только представлялъ въ себѣ главу Великаго Княженія, и хотя упоминается, что Великіи Князь Юрье Даниловичь попринятіи Великаго Княженія сѣлъ на столѣ во Владимирѣ,[25] но нигдѣ не находится, чтобъ онъ тамъ имѣлъ твердое жилище, паче же въ разсужденіи сего, да и въ тѣ времена, когда изъ частыхъ своихъ походовъ возвращался въ Россію, казалъ онъ предпочтеніе городу Москвѣ, для особеннаго, можетъ быть уваженія, что и родитель его въ ономъ имѣлъ свою Столицу, и онъ самъ верховную надъ нимъ власть; онъ и по завоеваніи города Можайска, плѣненнаго Князя привезъ въ Москву, такъ какъ и убіеннаго въ ордѣ Князя Тверскаго Михайла. Да и самъ по убіеніи погребенъ въ семъ же городѣ.[26]

Но какъ бы то нибыло, Москва во время правленія сего Великаго Князя Юрья Даниловича состоя въ верховной его власти, а управляемая подъ нимъ въ толь долговременное его отсудствіе братомъ его Княземъ Иваномъ Даниловичемъ Калитою, Государемъ кроткимъ, щедрымъ и благочестивымъ, и время отъ времени возрастая восходила на высоту своея славы[27].

Со всѣмъ тѣмъ, естьлибъ не Великіи Князь Юрье Даниловичь удивительнымъ досужствомъ своимъ и умѣніемъ, а притомъ и своимъ собственнымъ нещастіемъ, не опровергъ силы Князей Тверскихъ, а паче Князя Михайла Ярославича, который не меньше его былъ же честолюбивъ, и по мнѣнію Князя Щербатова, справедливо достойный Князь лучшаго щастія, то бы сомнительно еще было превозможеніе славныя Москвы надъ Тверью.[28]

Честолюбіе сего Великаго Князя Тверскаго, завело его за границы. Онъ разбивъ на одномъ бою подъ Тверью пришедшаго изъ Орды съ супругою своею Кончакою и съ Татарскимъ войскомъ великаго Князя Юрья Даниловича, плѣнилъ сію его супругу, которая вскорѣ потомъ въ Твери скончалась; а Клевета и дала ей отраву, приготовленную якобы самимъ тѣмъ Княземъ Тверскимъ. Сего уже и довольно было къ лишенію его не только правленія, но и самой жизни.[29]


Хотя по смерти Великаго Князя Михайла Ярославича нѣсколько времени и могли держаться дѣти его, дарами приносимыми хищнымъ Татарамъ, но они сами между тѣмъ и себъ ускорили погибель, и всеконечной отщетили надежды къ великому Княженію своихъ потомковъ. Насильственное лишеніе жизни Великаго Князя Юрья Даниловича, чрезъ Князя Дмитрія Михайловича учиненное, всѣ сіи нещастіи воспричинствовало.[30]

Не меньше сего и братъ его, Князь Александръ Михайловичь убіеніемъ Щелкана или Шевкала, споспѣшествовалъ къ своему и потомковъ своихъ паденію.[31]

Низриновеніе Тверскихъ Князей было возвышеніемъ брату Великаго Князя Юрья Князю Московскому Ивану Даниловичу. Сей [какъ выше упомянуто] еще при жизни своего брата, управляя подъ нимъ Московскимъ Княженіемъ жилъ въ тишинѣ, и ни въ какія почти ссоры не мѣшался. По смерти же Юрьевой и по пораженіи Твери, вступя на Великокняжескій престолъ, и болѣе уже о спокойствѣ прилѣжатъ началъ; онъ тихостію своею, щедростію, добродѣтельнымъ житіемъ, паче же набожностію привлекъ къ себѣ, какъ свѣтскихъ, такъ и духовныхъ особъ въ любовь, даже до того, что и самъ Всероссійскій Митрополитъ Петръ, жившій прежде во Владимирѣ, переѣхалъ къ нему для жительства въ Москву, еще до изреченія его Великимъ Княземъ, какъ ниже о томъ предложено быть имѣетъ.[32]

Бояре и подданные другихъ княжествъ, а паче Тверскіе стали къ нему переходить для жительства и службы.[33]

При всемъ томъ, онъ отъ честолюбія доходилъ до своихъ намѣреніи скрытымъ образомъ, и великимъ терпѣніемъ, такъ, что непроникая оныхъ его намѣреній, какъ Татары такъ и Князья Россійскіе мало его опасались.[34]

Такими средствами продолжающееся во все время его правленія, спокойствіе, дало Великому Княженію Владимирскому и Московскому исправиться, и долгое сіе правленіе приучило нѣкимъ образомъ и народъ къ повиновенію Великому Князю, и его потомству, которое царствуя послѣ его, достигло наконецъ до освобожденія Россіи отъ ига Татарскаго, какъ увидимъ въ послѣдованіи.[35]

И такъ сей Великій Князь имѣлъ довольныя силы, дарованія и щастіе къ возвышенію, распространенію и украшенію города Москвы, равно и ко умноженію и благоденствію своего народа.

Въ толь желаемыхъ обстоятельствахъ, и не было уже ему нужды переселяться для жительства, въ препрежнюю великихъ Князей столицу градъ Владимиръ, который толико уже низпалъ отъ древняго своего величія.


Оставшись онъ въ городѣ Москвѣ, и основавъ въ немъ Великокняжескую столицу, въ спокойное отъ войны время, имѣлъ случай оградить сей городъ стѣнами, по тогдашнему обыкновенію деревянными.[36] Построилъ Успенской соборъ, и Архангела Михаила церковь, возградилъ Спаской монастырь, что во дворцѣ и проч.[37]

Великій Князь Иванъ Даниловичь, кромѣ Москвы и Владимира имѣлъ еще въ своей власти города, Переславль на озерѣ, Коломну, Звѣнигородъ, Можайскъ, Серпуховъ, Перемышль, и еще премногія большія слободы и села.[38]

Сіи внутреннія государства его силы, и распространеніе города Москвы, и въ тогдашнее уже время могли содѣлать сіе Московское Княженіе предъ прочими, сильнѣйшимъ.

Но разсмотримъ еще далѣе и другія важнѣйшія къ вящшему сего города и княжества усиленію служившія способы, которыя являяся около сего времени; наиболѣе силы оныхъ умножали.

Въ сіи времена, кромѣ Великаго Княженія Владимирскаго и Московскаго, еще три Княжества и одна республика въ Россіи, большую предъ прочими силу и знатность имѣли, почему и могли они нѣкоторымъ образомъ, или вступать въ соперничество съ великими Князьями о первенствѣ, или покрайнѣй мѣрѣ притуплять силы ихъ, стремящіяся къ поглощенію, такъ сказать, ихъ самихъ, и другихъ малыхъ Княженій.

Два Княжества, Тверское и Суздальское были такія, коихъ Князья имѣя не малыя силы и богатства, къ томужъ величаясь, что они имѣютъ наслѣдственное право на Великое Княженіе, паче же Тверскія, отъ честолюбія всегда усиливались удержать при себѣ первенство, и имя Великаго Князя съ Владимирскимъ Княжествомъ, какъ выше упомянуто.[39]

Третіе Княженіе Рязанское, хотя и не могло равнаго имѣть притязанія на Великое Княженіе съ двумя первыми, да и силы его приводимые болѣе прочихъ Княжествъ въ ослабленіе, по колику границы его состоящіе ближе другихъ къ Ордѣ, всегда подвержены были частымъ нападеніямъ Татарскимъ, не были въ состояніи равняться[40] силамъ двухъ первыхъ. Покрайнѣй мѣрѣ Князья Рязанскія, часто соглашаясь и по неволѣ съ Татарами, долѣе могли сопротивляться силамъ Великихъ Князей Московскихъ,[41] потому и не такъ скоро Княженіе Рязанское присоединено къ Великому Княженію, какъ другія Княжества.[42]

Четвертая республика, [имѣвшая однакожъ Князей всегда избираемыхъ по своей воли] была Новгородская. Сія республика, а паче великій Новгородъ толикою славою и силами процвѣтали, что могли не только сопротивляться сильнымъ своимъ сосѣдямъ, но и сами нападать на оныхъ, а великіе Князья Владимирскіе и Московскіе, за честь себѣ вмѣняли именоваться ихъ Князьями, и жить нѣсколько времени въ томъ городѣ, или имѣть тамъ своихъ намѣстниковъ.[43]

Мы въ кратцѣ предложили теперь о силахъ сихъ четырехъ въ Россіи владѣніи. Посмотримъ далѣе и на умаленіе и упадокъ силъ тѣхъ.

Выше говорено о упадкѣ силъ Тверскаго Княженія, то чрезъ Московскихъ Князей, то чрезъ честолюбіе своихъ причиненномъ, да и видѣли мы, коимъ образомъ сіе низпаденіе Тверскаго Княженія, единственно служило къ возвышенію Московскаго. Теперь надобно еще прибавить, что потомки нещастныхъ оныхъ Князей Тверскихъ, не взирая на гибель своихъ предковъ, и на свое безсиліе, еще больше междоусобными своими распрями приводили себя въ слабость, даже до того; что нѣкоторые изъ нихъ принуждены брать свое убѣжище въ Москву и просить о защищеніи своемъ Великихъ Князей Московскихъ. Все сіе къ совершенному паденію Тверскаго Княженія очевидно споспѣшествовало, о чемъ и о присоединеніи его къ Московскому будетъ предложено въ послѣдованіи.[44]

Княженіе Суздальское будучи сильно не малыми областями, какъ то городами, Суздалемъ, Юрьевымъ, городцомъ Юрьевцомъ, Нижнимъ Новымъ городомъ, и другими, долго привлекало на себя воззрѣніе Великихъ Князей Московскихъ, такъ, что многіе изъ нихъ почитали за нужное Суздалъскихъ Князей приводить къ себѣ въ супружество брачными съ ними союзами, вспоможеніемъ имъ своими войсками противу ихъ непріятелей и соблюденіемъ съ ними постояннаго мира.[45]

Обязанность сія доставляла и другой сторонѣ взаимныя вспоможенія. Мы находимъ почитай всегда во время военное Суздальскихъ Князей соединенныхъ съ Московскими.[46]

Покрайней мѣрѣ столь долго сіе Княженіе сохраняло свои силы и знаменитость, что по кончинѣ Великаго Князя Ивана Ивановича Московскаго, и въ малолѣтство сына ево Великаго Князя Димитрія Ивановича Донскаго, Суздальскіе Князья были въ состояніи присвоить себѣ на нѣсколько времени честь Великаго Княженія.[47] но Княженіе Московское столь уже было сильно, что сія честь Князей Суздальскихъ была только одно привидѣніе. Мудрые и многомощные Московскіе Князи не попустили имъ долго сею мечтою наслаждаться. Мы видимъ въ исторіи, что Князья Суздальскіе особливо во время войны отъ единаго почитай мановенія Великаго Князя Димитрія Донскаго зависѣли.[48]

Наконецъ Княженіе сіе приведено въ крайнее ослабленіе, отторженіемъ отъ онаго Нижняго Новагорода и прочихъ, какъ ниже увидимъ, да и присоединено къ Московскому Великому Княженію;

Что касается до Рязанскаго Княженія, то уже почувствовало оно сильный ударъ отъ руки Великаго Князя Даніила Александровича, а сынъ его Великій Князь Юріи довершилъ его устрашеніе, чрезъ умерщвленіе Князя Рязанскаго въ темницѣ.[49]

Не смотря на сіе находимъ мы, что оно и послѣ того имѣло своихъ Князей, но столь слабыхъ, что Великіе Князья Московскіе могли брать ихъ, не только подъ свою опеку, но и для жительства по малолѣтству ихъ переводить въ Москву, а на Рязанское Княженіе посылать своихъ намѣстниковъ.[50]

Можетъ статься недоставало только Великимъ Князьямъ Московскимъ благовидныхъ причинъ, а не силъ къ скорѣйшему завладѣнію онымъ Княжествомъ.

Примѣчательно, что Рязанскіе Князья сами подали къ тому случай. Они раздробили его на малыя Княженія, какъ то на Пронское, Новосильское, Одоевское и прочія. А сихъ Княжествъ Князи вездѣ по исторіи упоминаются, обрѣтающимися въ службѣ Великихъ Князей Московскихъ; равно какъ и сами Князья Рязанскіе.

Осталось теперь предложить о четвертой причинѣ возвышенія Москвы съ Новгородской стороны. Съ самаго начала Великаго Княженія Владимирскаго, а потомъ Московскаго, Новгородцы имѣли отмѣннымъ образомъ приверженность къ Великимъ Князьямъ, а паче къ Московскимъ, хотя по перемѣнчивому и не постоянному своему нраву прилагались и къ другимъ.[51]

Сіе приносило обѣимъ сторонамъ не малыя выгоды, паче же Великія Князья дѣлались чрезъ то не только сильными, но и богатыми.

Взаимныхъ сихъ пользъ премногія въ повѣствованіяхъ являются примѣры,[52] Новгородцы храбростію и военнымъ искуствомъ, а можетъ быть и именемъ единымъ Великихъ Князей, защищали честь свою, права вольности, и границы своихъ областей отъ нападенія сильныхъ своихъ сосѣдей.

Доказали сію содѣятельностъ для Новгородцовъ отлично предъ прочими, Великій Князь Александръ Невскій, и внукъ его Юріи Даниловичь Московскій, оба многими побѣдами одержанными надъ Шведами и надъ Литовцами, а сверьхъ того первый строеніемъ многихъ городовъ на Шелонѣ, а послѣдній города Орѣховца, или Шлиссельбурга на границахъ Новгородскихъ.[53] Но не вознаграждены ли были за таковые свои подвиги и труды, Великія Князья не только полученіемъ отъ того славнаго себѣ и своему Княженію имени, но и приобрѣтеніемъ богатствъ надъ именемъ черныхъ поборовъ отъ Новгородцовъ, а чаятельно и добычи отъ побѣжденныхъ непріятелей, такъ же и торговлею и вспоможеніемъ Новгородскихъ силъ противу своихъ недруговъ?[54]

Великія Князья Московскіе почитай наслѣдственно владѣя Новгородцами, хотя и не имѣли верьховной надъ оными республиканцами власти, но вопреки вольнаго народа сего желанію стремили свои замыслы далѣе.

Я не упоминаю о прежнихъ покушеніяхъ Великихъ Князей, какъ то Димитрія Александровича, и прочихъ метавшихъ тщетный свой гнѣвъ безъ силы на Новгородцовъ.[55] Я приведу стремительства подкрѣпленныя уже знатными силами Великихъ Князей Московскихъ. Первое сильнѣйшее потрясеніе возчувствовалъ Новгородъ отъ пришествія съ многочисленнымъ войскомъ храбраго Великаго Князя Симеона Іоанновича. Другіе по немъ Великіе Князья довели свои старанія даже до того, что высоковыйный Новгородъ подклонили подъ свою державу, но о семъ будетъ въ послѣдованіи.[56]

Вотъ послѣдняя, но самая важнѣйшая и долго не примѣченная выгода быть по имени единому Новгородскимъ Княземъ! узнали сіе гордые Новгородцы, но уже поздо. Силы къ отвращенію сего порабощенія, ими употребляемые противу силъ Великихъ Князей Московскихъ, были уже не довольны.

Мы остановились при Великомъ Князѣ Іоаннѣ Даниловичѣ, и изслѣдывая внутреннія въ государствѣ, и личныя, касательно до Князей Московскихъ, причины споспѣшествовавшія возвышенію города Москвы и Московскаго Княженія въ самомъ почти его началѣ.

Родитель сего Великаго Князя, и братъ Великіи Князь Юріи старались по большой части внутренними своими силами, [сверьхъ Ординскихъ Хановъ власти] укрѣпляться, а сей Великіи Князь и потомки его, кромѣ всего того и посторонніе способы употреблять имѣли щастіе.

Слѣдуя сему вещей преобращенію, изыщемъ теперь и внѣшнія къ славѣ и умноженію силъ города Москвы служившія причины.

И какъ внутреннія причины почти одинаковы и здѣсь съ прежними, да и вездѣ смѣшены съ посторонними, то объ обоихъ здѣсь опытъ изслѣдованія продолженъ будетъ въ кратцѣ, но колику бытія не въ весьма отдаленныхъ отъ насъ временахъ, произшедшія по неложнымъ повѣстямъ и по многимъ тѣхъ дѣяніи остаткамъ, предъ очи каждаго представиться могутъ.


Внѣшнія причины будучи, такъ сказать, приманены внутренними силами Московскими, а нѣкоторыя по щастію представившись Великимъ Князьямъ, не меньше умножали силы оныя. Неговоря о Царяхъ Ординскихъ, всегда почитай подкрѣплявшихъ властію своею сторону Московскихъ Князей, скажу только то, что къ немалому ихѣ усиленію служили, во первыхъ брачные союзы съ Литовскими Князьями, и Королями Польскими, потомъ смятенія послѣдовавшія въ Ордѣ, раздробленіе ихъ на многія Орды, и отъ сего послѣдовавшее спокойствіе Россіи, союзы съ Крымскими Ханами, послѣ сего взятіе Казани и прочихъ. Все сіе къ совершенному уже Москвы и Россіи возвышенію весьма споспѣшествовало.[57]

Вышеописанныя преимущества и дарованія Великаго Князя Іоанна Даниловича соединясь вмѣстѣ, обратили къ воззрѣнію на Москву съ почтеніемъ, и Великаго Князя Литовскаго Олгерда сильнаго, въ тогдашнее время Гесударя. Онъ Великому Князю Іоанну Даниловичу представилъ сестру свою, для сына его Князя Симеона Ивановича въ супружество. Великій Князь Московскій непреминулъ сей союзъ принять съ должнымъ уваженіемъ.[58]

По кончинѣ Великаго Князя Ивана Даниловича, сынъ его Симеонъ Ивановичь получилъ безпрепятственно великое Княженіе Владимирское и Московское, и какъ онъ былъ твердаго духа, храбръ и разуменъ, то и присовокупилъ къ прежнему сіянію Москвы новую славу. Храбростію своею, какъ выше упомянуто, привелъ въ страхъ Новгородцовъ, а желая всегда пребывать въ мирѣ съ прочими Князьями Россійскими, обратилъ тѣмъ болѣе къ почтенію себя всѣхъ; разумомъ, и любленіемъ великолѣпія, содѣлалъ въ своемъ Княженіи и изъ своихъ же подданныхъ искусныхъ мастеровъ, здателей, и ваятелей и прочихъ.[59]


Кромѣ всего того былъ онъ желающъ крайне сыскивать благосклонность отъ Татаръ, а таковымъ мудрымъ своимъ поступкомъ, и имѣлъ щастіе предохранить Россію отъ Татарскихъ налоговъ, и отъ внутреннихъ и внѣшнихъ браней.

Ханъ Ординскій, уважая его, отослалъ къ нему въ плѣнъ, присланнаго для поднятія его Хана на Россію отъ Князя Литовскаго Олгерда брата его. Но сей великодушный Государь отпустилъ сего плѣнника къ его брату, и евоему свойственнику обратно. А сей напротивъ или за сіе его полюбя, или убоясь, испросилъ у него себѣ въ супружество своячиницу его дщерь Князя Тверскаго.[60]

Вотъ уваженіе и иностранныхъ Государей къ Московскому Великому Князю, что мимо отца просятъ себѣ невѣстъ у свойственника!

По не имѣнію у сего Великаго Князя Симеона Ивановича дѣтей, которые какъ и онъ самъ, по повѣствованію находящемуся въ нѣкоторой краткой изъ лѣтописцовъ выпискѣ, скончались отъ заразительной болѣзни, разпространившейся тогда по всей почти Россіи, вступилъ послѣ него на престолъ братъ его Князь Иванъ Ивановичь. Но и сей не меньше своего предшественника способенъ былъ хранить свое владѣніе въ прежней его силѣ.

Сей Великій Князь правилъ государствомъ въ великомъ покоѣ и тишинѣ. Тихой его нравъ дѣлалъ его любима Татарами и Князьями Россіискими.[61]

Хотя онъ былъ нечестолюбивъ, однакожъ великіи его духъ доказываетъ, поступокъ его въ отказаніи Татарскому послу, о размѣжеваніи границъ Московскаго Княженія съ Рязанскими.[62]

По кончинѣ сего Великаго Князя Ивана Ивановича, хотя по малолѣтству сына его Князя Дмитрія Ивановича и старались было, какъ выше упомянуто, отторгнуть его отъ владѣнія во вся, Суздальскіе Князья. Но Князь одиннатцати лѣтъ отъ рожденія возмогъ преодолѣть Князей состарѣвшихся. Не силы ли Московскаго Княженія и богатство соединенное съ наслѣдственнымъ правомъ, подавали таковую силу и успѣхъ, хотя честолюбивому, но слабому Князю, всякъ только судить можетъ? Московскій Князь отъ Ординскаго Хана предпочтенъ Суздальскимъ.[63]

Князь Суздальскій за щасшіе можетъ быть счелъ и то, что удостоился потомъ выдать дщерь свою за сего Великаго Князя въ супружество.[64]


Тщетно покушался и Тверскій Князь Михайло Александровичь ниспровергнуть Великаго Князя Московскаго; ни силъ, ни любленія отъ народа Владимирскаго ему недоставало. Свойственникъ его Князь Олгердъ Литовскій не былъ въ состояніи ему помощи учинить съ многочислепнымъ своимъ войскомъ. Ханъ Ординскіи подтвердилъ сему Великому Князю Дмитрію Ивановичу достоинство Великаго Княженія. А Олгердъ отдалъ за брата его дщерь свою въ супружество.[65]

Извѣстно почитай каждому Россіянину, сколь славную побѣду получилъ тогда сей Великіи Князь надъ Татарами, особливо же предводимыми Княземъ Мамаемъ на рѣкѣ Дону, отъ чего и получилъ себѣ названіе Донскаго.[66]

Излившіяся въ тогдашнее время, какъ бы изъ нѣкоторыя бездны различныхъ Татарскихъ Ордъ войска, и втекшія какъ воды въ Россію, хотя и поколебали Москву, и причинили ей и около лежащимъ странамъ опустошеніе, но укоренившіяся уже силы Московскаго княженія при помощи смятеніи произведшихъ въ Ордѣ, были въ состояніи скоро привести паки Москву въ первое ея сіяніе.[67]

Москва прежде сего еще сему Великому Князю одолжена каменными стѣнами, которыми обнесъ ее сей Государь въ лѣто отъ созданія міра 6875, отъ Христа же 1367. А сочинитель Ядра Россійской исторіи, прямо сіи стѣны наименуетъ кремлемъ,[68]

Сынъ сего Великаго Князя Дмитрія Ивановича, великіи Князь Василіи Дмитріевичь, не только отъ другихъ Князей Россійскихъ былъ любимъ, но и отъ лютаго Тактамыша опустошавшаго Москву почитаемъ, такъ, что ни единъ отъ прежнихъ Князей; онъ далъ ему въ вѣчное владѣніе, отторгнувъ отѣ Суздальскаго Княженія города, Нижній Новгородъ, Городецъ, Мещеру и Торусу.[69]

Сверьхъ того, какъ родитель его и предки, такъ и онѣ не оставилъ воспользоваться со стороны сосѣдственныхъ державъ, имянно же брачнымъ союзомъ съ Витовтомъ Пестунвевичемъ Княземъ Литовскимъ, женясь на сего дщери.[70]

Самыя смутныя времена при владѣніи сына его Великаго Князя Василья Весильевича Темнаго, отъ междоусобіи случившіяся, доставили Великому Князю и потомкамъ его вящшую вѣрность отъ подданныхъ, а Великому Княженію твердость.[71]

Татары какъ бы по очереди изъ разныхъ ордъ, чиня въ Россію вторженія, Москву сколь ни трясли своими наглыми набѣгами, но какъ прежде, такъ и тогда уже одолѣть ея не могли.[72]

Другія удѣльныя Княженія Россійскія, столько были уже слабы, что либо отъ страха, либо отъ почтенія къ Великому Князю Московскому, противу ссорющихся сторонъ и показаться не смѣли. А естьли кто изъ нихъ и держался одной стороны, то непремѣнно Московскаго Великаго Князя.[73]

Тогда уже отъ Тверскаго Княженія отторжены были къ Московскому города, Кашинъ, Угличъ и прочія, отъ Суздальскаго [какъ выше упомянуто,] Нижніи Новгородъ съ прочими. А Рязанское Княженіе, то пораженіемъ Великаго Князя Дмитрія Ивановича Донскаго, то отъ Татарскихъ Царей Тактамыша, Темирь Аксака, и Эдигея приведено уже въ крайнее изнеможеніе.[74]


Одинъ только Новгородъ Великіи, съ своими областями еще двигалъ свои мышцы, мня себя быть еще неодолима, хотя и довольно усмирили ихъ Великіе Князья, Василіи Дмитріевичь, и сынъ его Василіи Васильевичь Темный; но наконецъ сынъ слѣпаго сего Князя, Великіи Князь Иванъ Васильевичь Грозныи, почитая за не удовольствіе давать Новгородцамъ роту, [то есть клятву] по старинѣ, и быть Княземъ ихъ по имени только, далъ сему городу послѣдніи ударъ, приведеніемъ его подъ самодержавную почитай власть свою.[75]

Къ завладѣнію оставшихся княжествъ удѣльныхъ Князей Россійскихъ не было уже сему Великому Князю, какъ недостатка въ причинахъ, такъ и предѣловъ. За не сохраненіе договоровъ, и за тайную переписку Князя Тверскаго, съ Великимъ Княземъ Литовскимъ, городъ Тверь и все Тверское Княженіе приведено подъ державу Великаго Князя, а Тверскій Князь Михаилъ Борисовичь бѣжалъ въ Литву.[76]

Страхъ и отчаяніе, и въ самомъ дѣлѣ могли загнать сего слабаго Князя въ Иностранное государство, и принудить искать себѣ убѣжища отъ надближающейся напасти. Но такая судьба была Московскаго Княженія, пріуготовлявшая чрезъ то благоденствіе всей Россіи.

Половина Ростова была уже и прежде во владѣніи Московскихъ Великихъ Князей, со временъ Великаго Князя Ивана Даниловича, а другая продана Великому Князю Ивану Васильевичу отъ Князей Ростовскихъ въ лѣто 6982.[77]

О суздальскихъ Князьяхъ съ сего времени въ лѣтописцахъ ни словомъ не упоминается, кромѣ, что Нижняго Новагорода Князья сами приходили въ подданство къ Великому Князю въ Москву.[78]

Покореніе Рязанскаго Княженія, которое уже толь было слабо, что единый онаго Князь единожды упоминается при семъ Великомъ Князѣ, предоставлено было сыну его Великому Князю Василію Ивановичу.[79]

И такъ ничего уже почти не осталось, чтобы могло быть препятствіемъ къ возведенію Москвы, и Великаго Княженія на верхъ могущества, и къ соединенію всѣхъ удѣльныхъ Княженіи подъ самодержавную власть Великаго Князя.

Добродѣтели и храбрость соединенная, съ мудростію сего Великаго Князя Московскаго, названнаго въ Ядрѣ Россійской исторіи грознымъ, во всѣхъ лѣтописцахъ, паче же въ упомянутой книгѣ препохваляемыя по большой части споспѣшествовали къ освобожденію Россіи изъ подъ ига Татаръ, и къ совершенному соединенію всѣхъ княжествъ; да и къ завладѣнію другихъ многихъ областей, какъ то золотыя Орды, Казани, Перміи, Лаппоніи, Югоріи, Болгаровъ на Волгѣ, и Заволжскія страны даже до моря Хвалынскаго. Онъ изъ Литовскаго владѣнія возвратилъ къ Россіи съ 70 городовъ, да и сталъ всѣмъ окрестнымъ страшенъ, послѣ котораго Россійское Государство весьма утвердилось, и пришло въ цвѣтущее состояніе.[80]

Ординскіе Цари или Ханы, раздѣлившіе большую Орду уже на многія владѣнія, не въ силахъ были сему возпрепятствовать. Казанцы частыми своими отложеніями и измѣнами, лишь только ускоряли свою погибель. Союзы и дружба съ сильными Европейскими Государями, со всѣхъ сторонъ умножали пользы и богатства Россіи. Сіе ясно доказываютъ многія изъ разныхъ государствъ отправленныя въ Россію, къ Великому Князю Ивану Васильевичу, и къ сыну его Василью Ивановичу, посольства.[81]

Преемникъ его выше упомянутый Великіи Князь Василіи Ивановичь, шествуя по стопамъ своего родителя, не только соблюлъ приобрѣтенныя великимъ своимъ предшественникомъ области, но еще за владѣніемъ Рязанскаго Княжества и Пскова, отославъ Вечевой его колоколъ на Москву. Россійское Государство разпространилъ и увеличилъ.[82]


Польша и Швеція послѣ того хотя и противились могуществу Россіи;[83] но и сіе сопротивленіе, можетъ статься было къ вящшему умноженію, а покрайнѣй мѣрѣ къ соблюденію ея силъ, чрезъ недопущеніе храбрости Россійскихъ войскъ притти въ ослабленіе.[84]

Царь Иванъ Весильевичь довольно сіе доказалъ и своимъ и своихъ войскъ мужествомъ, отъ коего и страшный Турецкіи Султанъ претерпѣлъ сильное пораженіе. Взятіе симъ Государемъ Казанскаго и Астраханскаго царствъ довершило славныя его побѣды.[85]

Столь уже велико и сильно было сіе самодержавное Государство Россійское, что и самыя нещастныя приключенія, послѣдовавшія отъ лишенія наслѣдниковъ престола, и отъ грубости непросвѣщенныхъ подданныхъ не могли испровергнуть силъ его.[86]

Царь Михаилъ Феодоровичь, доставленіемъ любезныя тишины Государству, и своимъ мудрымъ правленіемъ далъ ему возстать и паки ободриться.

ПЕТРЪ ВЕЛИКІЙ не только привелъ ево въ прежнее величіе, но приобрѣлъ ему и новыя силы, и новое блистаніе, существовавъ подданныхъ своихъ разумы новымъ свѣтомъ, приведъ безпокойную Польшу въ трепетъ. Поразивъ гордаго Короля Свѣйскаго, отьявъ у сихъ народовъ, и возвративъ изъ ихъ владѣнія немалую часть древняго предковъ своихъ достоянія, и наконецъ распространивъ границы своего государства до ветхія Персиды.

ВЕЛИКАЯ ЕКАТЕРИНА II, дѣлъ Великаго Петра подражательница, соблюдая тишину своего Владычества, мужественнымъ отраженіемъ наступающихъ непріятелей, и верженіемъ огня и меча за Дунай и на Эгейское море, притѣснивъ и умаливъ силы Турецкія, и сокративъ предѣлы бунтующія Польши, возвращеніемъ части древнія Россіи, даетъ теперь Россіи и купно возвышенной толико Москвѣ наслаждаться приобрѣтенною славою, тишиною и благоденствіемъ.

Такой пространной путь открывшій мнѣ степени возвышенія къ славѣ города Москвы, довелъ меня и до малой стези, являющей съ другія страны слѣды того же восхожденія Москвы на верхъ ея славы и могущества. Я чрезъ сіе разумѣю причины споспѣшествовавшія къ сему концу со стороны церкви, и основаннаго въ томъ городѣ верховному Всероссійской церкви начальнику жилища.

Первое начало пребыванія Россійскимъ Митрополитамъ въ Москвѣ, положилъ святый Петръ Митрополитъ. Онъ не возмогши стерпѣть безпокойствъ отъ ссорющихся Великихъ Князей во Владимирѣ, а плѣнясь добродѣтельми Московскаго Князя Ивана Даниловича, хотя и не былъ еще сей Великимъ Княземъ, избралъ въ его городѣ мѣсто для своего пребыванія, и перенесъ туда Митрополичіи престолъ изъ Владимира, а въ которомъ точно году историки не обѣявляютъ.[87]

Преемники сего Митрополита послѣдовали ему въ томъ безъ всякія отмѣны, тѣмъ паче, что Великіе Князья Московскіе, съ того времени почитай безъ изключенія, [какъ мы выше сего видѣли,] всѣ получали великое Княженіе.

Ѳеогностъ и Кипріанъ Митрополиты бывшіе послѣ Петра, хотя и удалялись на нѣкоторое время отъ Москвы, для жительства въ другія города, но то для другихъ обстоятельствъ.[88]


Мы обрѣтши въ семъ первопрестольномъ градѣ Всероссійскаго Митрополита, и вѣдая, сколь далеко простиралась сила и власть, сей первенствующей духовной особы, не только въ церкви, но и въ государствѣ, должны по тому изслѣдовать и то, сколь велика была тогда связь церковныхъ дѣлъ съ гражданскими. Но при первомъ воззрѣніи не можемъ мы проникнуть въ сію важную тайну. Краткость и глубокое о семъ почитай молчаніе лѣтописцовъ нашихъ и повѣствователей, какъ мы и въ предувѣдомленіи изъяснились, полагаетъ предъ взоромъ нашимъ завѣсу. Мы при сей остановясь покрайнѣй мѣрѣ на сей случай, дозволимъ любопытнымъ очамъ нашимъ, нѣсколько приподнявъ оную завѣсу, либо и сквозь ее нѣчто проникнуть.

Ежели мы возмемъ для сего вообще многократныя поѣздки Всероссійскихъ Митрополитовъ, да еще вмѣстѣ съ Великими Князьями чиненныя въ Орду, гдѣ они при всѣхъ своихъ стараніяхъ о пользахъ церковныхъ, въ коихъ имѣли не малые успѣхи, можетъ статься, не оставляли стараться и о пользахъ Великихъ Князей Московскихъ, то при совершенномъ о томъ молчаніи лѣтописателей не довольнымъ еще сіе есть доказательствомъ того, что помянутыя поѣздки Митрополитовъ служили къ пользѣ Великихъ Князей, и единственно Московскихъ, потому, что и прежде, какъ еще Московское Княженіе не имѣло у себя Великихъ Князей, Митрополиты равно и съ Великими Князьями Владимирскими, чинили свои поѣздки въ Орду, какъ то и самъ Петръ Митрополитъ ѣздилъ съ Великимъ Княземъ Михайломъ Ярославичемъ и прочіе.[89]


Правда, исцѣленіе Ханши Тайдулы, приписуемое святому Алексію Митрополиту могло послужить къ пользѣ, или покрайнѣй мѣрѣ къ отвращенію Ханскаго гнѣва, могущаго въ случаѣ отрицательства Митрополита отъ поѣздки въ Орду, распростреться не только на Митрополита, но и на самого Великаго Князя, и на его области, какъ сіе ясно примѣчается изъ посланія Ханскаго, да и самъ Великій Князь усильно просилъ Митрополита, чтобъ онъ принялъ на себя трудъ и подвигъ въ разсужденіи ѣзды, по прозьбѣ Ханши въ Орду для исцѣленія оной.[90]

Можетъ статься, и въ самомъ дѣлѣ сіе путешествіе содѣлало какія ни есть выгоды для Великаго Князя, но нѣтъ на то никакого свидѣтельства.

Что касается до утоленія Ханскаго гнѣва на Россію, сіе ясно приписуютъ лѣтописцы сегожъ святаго славному оному бытію въ Ордѣ, коего съ почтеніемъ и удивленіемъ его святости Ханъ и его фамилія принимали.[91]

Я слѣдуя по сей малой тропинкѣ простираюсь далѣе. Я нахожу, что великая власть и сила Митрополитовъ, но не безпредѣльная, а паче зависящая отъ власти Великихъ Князей, отмѣннымъ образомъ служила къ выгодамъ и пользѣ Великихъ Князей, а потомъ и къ усиленію ихъ надъ прочими удѣльными Князьями.

Власть Митрополита имѣла силу связать анаѳемою, и отлученіемъ отъ церкви Князей и ихъ подданныхъ въ такую пользу, какова надобна была Великому Князю Московскому, сіе ясно доказываютъ многіе примѣры.


Великому Князю Ивану Даниловичу, надобно было достать къ себѣ въ руки по несправедливому повелѣнію Ханскому, Князя Александра Михайловича Тверскаго; но сей Князь возъимѣлъ свое убѣжище отъ Ханскаго гнѣва, и отъ гоненія Великаго Князя во Псковѣ. А Псковитяне ево и не хотѣли выдать; Великіи Князь чего не могъ получить военною силою, то содѣлалъ духовнымъ оружіемъ. Ѳеогностъ Митрополитъ бывшій тогда въ Новѣгородѣ съ Великимъ Княземъ, по повелѣнію его пустилъ на Князя Тверскаго, и на Псковитянъ громъ анаѳемы. Убѣгающій и гонимый Князь, избавляя отъ сего страха, сей любящіи его народъ и городъ, удалился въ чужую землю. Духовные, а паче Новгородскіи Архіепископъ, совѣтовали ему прежде предаться Ханской волѣ, и тѣмъ заслужить себѣ вѣнецъ мученичества, но онъ отринулъ сія увѣщанія. О конечной сего Князя судьбинѣ мы предложили выше, равно какъ и о томъ, въ какую слабость пришло Тверское Княженіе по кончинѣ сего Князя, и какія изъ того пользы получило Московское.[92]


Подобное сему учинилъ и Митрополитъ Фотій. Онъ посланъ будучи отъ Великаго Князя Московскаго Василья Васильевича въ Галичь для преклоненія воставшаго противу сего Великаго Князя, дядю его Юрія Дмитріевича къ миру, старался ожесточеннаго и потому благословенія Архипастырскаго лишеннаго Князя умягчитъ чудомъ. Сіе произвело желаемое, и миръ учиненъ.[93]

Нѣсколько времени спустя, Іона Епископъ Рязанскій, бывшій потомъ Митрополитъ Московскій, взявъ Великаго Князя Василія Васильевича дѣтей, требуемыхъ Княземъ Шемякою для примиренія, на свой Епитрахиль, въ такое чувство важностію своего сана привелъ племянника его Шемяку, а можетъ быть сверьхъ того сей приведенъ былъ, и увѣщаніями собранныхъ на Угличь знатныхъ духовныхъ особъ, къ тому, что онъ Великаго Князя и его дѣтей отпустилъ съ честію. Слѣдствія сего въ пользу Великаго Князя произшедшія извѣстны по исторіи.[94]

Съ большимъ еще искуствомъ хотя и въ разныхъ обстоятельствахъ, но съ равнымъ почитай успѣхомъ прежде того святый Алексіи Митрополитъ имѣлъ стараніе примирить ссорющихся Князей Тверскихъ, но въ пользу Великаго Князя Московскаго, преклонивъ одного изъ немирныхъ Князей утвердиться союзомъ съ Великимъ Княземъ Московскимъ, дабы сіе соединеніе устрашило другаго, и склонило бы на требованія свои быть снисходительнѣе.[95]


Въ другой разъ другій Князь Тверскій, призванъ бывъ тѣмъ же Митрополитомъ Алексѣемъ, и Великимъ Княземъ Дмитріемъ Ивановичемъ дружелюбно въ Москву, былъ судимъ не въ ево пользу, и содержанъ подъ стражею, по чему онъ хотя и освобожденъ подъ присягою, но послѣ измѣнилъ, да и весьма жаловался на Митрополита. Сей Князь былъ Михаилъ Александровичь, отъ котораго по безпокойному его нраву, какъ изъ исторіи явственно есть, ничего лучшаго ожидать было не можно. Онъ метаясь, то въ Литву, то въ Орду, для испрошенія себѣ тамъ помощи, а здѣсь Великокняжескаго престола привлекъ тѣмъ на себя страшную Московскую силу, и тяшкую осаду столичному своему городу Твери, а сіе наконецъ и принудило его съ Великимъ Княземъ помириться.[96]

Я отъ сихъ бытіи возвращаюсь къ древнѣйшимъ приключеніямъ. С. Петръ Митрополитъ будучи еще во Владимирѣ, когда малолѣтный сынъ Великаго Князя Михаила Ярославича, Князь Дмитріи продолжая свой походъ съ войскомъ на Нижніи Новгородъ остановился во Владимирѣ, увѣщаніями своими и запрещеніемъ удержалъ сего младаго Князя, и принудилъ возвратиться въ Тверь. Я не могу сказать о семъ святомъ мужѣ, чтобъ онъ сіе учинилъ по склонности своей имѣемой уже тогда ко Князю Московскому въ намѣреніи, дабы сіе Княженіе Нижняго Новагорода досталось сему Князю. Но сіе въ самомъ дѣлѣ збылось уже послѣ того не мало времени спустя. По крайнѣй мѣрѣ недопустилъ онъ чрезъ сіе Тверскихъ Князей усилиться завладѣніемъ сего Нижегородскаго Княженія, или хотя удержалъ кровопролитіе духовною своею властію.[97]

Подобное сему нѣчто находимъ и о вышеупомянутомъ Митрополитѣ Іонѣ. Онъ обще съ другими Епископами ѣздилъ на Кострому съ Великимъ Княземъ Васильемъ Васильевичемъ шедшимъ ратію на Шемяку, единственно взятъ для того, чтобъ молитвами сихъ духовныхъ утолена была междоусобная брань. Какъ вѣрили, такъ и збылось, ибо тогда миръ учиненъ по желанію.[98]

Такія духовныя посредства, а особливо посольства составленныя изъ особы Митрополита Всероссійскаго и изъ другихъ Епископовъ, которые какъ отъ Великихъ Князей Московскихъ, такъ и прежде еще отъ Владимирскихъ къ другимъ Князьямъ, равнымъ образомъ и отъ сихъ къ первымъ были отправляемы, ясно доказываютъ, сколь великую силу имѣли сіи духовные начальники надъ сердцами всякаго чина и могущества людей, да и коликую пользу приносили они пославшимъ ихъ.[99]

Особливаго примѣчанія достойно сіе, что Великіе Князья Московскіе, посылали самихъ Митрополитовъ, или брали ихъ съ собою въ Новгородъ, какъ для посѣщенія тамошней церкви, такъ и для того, [какъ основательно примѣчаетъ въ Россійской исторіи К. Щербатовѣ,] чтобъ властію сихъ Митрополитовъ утвердить и свою власть.[100]


Посольствъ составленныхъ изъ единыхъ свѣтскихъ лицъ безъ духовныхъ мало тогда бывало. Когда сію важную должность отъ удѣльныхъ Князей отправляли ихъ Епископы, по большой части приверженные для нижеписанныхъ причинъ Великимъ Князьямъ и Митрополитамъ Московскимъ, то не могли ли, или паче сказать, не обязаны ли были болѣе держать сторону Великихъ Князей и Митрополитовъ, нежели удѣльныхъ своихъ Князей?


Сіе хотя не точными бытіями по причинѣ молчанія о семъ исторіописателей, но на бытіяхъ же основанными догадками подтверждается.

Епископы прочихъ удѣльныхъ Княжествъ, какъ то Ростовскіе, Суздальскіе, Тверскіе, Рязанскіе и другихъ, часто находились при важныхъ церковныхъ обрядахъ въ Москвѣ, а особливо на поставленіяхъ и погребеніяхъ Митрополитовъ, при посвященіяхъ другихъ Епископовъ, на совѣтахъ съ Митрополитомъ и на соборахъ всеобщихъ,[101] равномѣрно пріѣжжали тудажъ и Архіепископы Новгородскіе для засвидѣтельствованія почтенія своему Архипастырю, и для другихъ не извѣстныхъ причинъ.

Я не говорю уже, что прежде всего всѣ они долженствовали быть въ Москвѣ для своего посвященія, а потому на не малое иногда время тамъ и оставаться, при каковыхъ случаяхъ, какъ по исторіи явствуетъ, часто они принимаемы были отъ Великихъ Князей и Митрополитовъ съ отмѣннымъ почтеніемъ, да и отпускаемы были въ свои Епархіи преодаренные.[102]

Не довольно сего, сіи Епископы избираемы были часто изъ Московскихъ монастырей, и изъ находившихся въ службѣ у Митрополитовъ, какъ то въ одномъ мѣстѣ жалуется на сіе послѣднее избраніе и пишущій о томъ повѣствователь.[103]


Не льзя статься, чтобъ такіе Епископы привыкшіе побольшой части жить въ Москвѣ, и получать знаки милости отъ Великихъ Князей и Митрополитовъ, болѣе старались о пользахъ слабыхъ своихъ Князей, нежели Великихъ Князей Московскихъ.


За сіе то, можетъ быть, Князь Тверскіи Михайло Александровичь, непримиримый почитай врагъ Великому Князю Дмитрію Ивановичу Донскому, отнялъ Владычество у Епископа своего Евфимія Висленя. Сей Преосвященный послѣ сего прямо полетѣлъ въ Москву, и тамъ жизнь свою окончилъ спокойнѣе, можетъ быть, нежели бы въ Твери.[104]

Правда, Епископы сіи безъ сомнѣнія за оказываемыя имъ милости Великихъ Князей, платили молитвами своими къ Богу о ихъ здравіи, и поминовеніемъ ихъ родителей. Но мы видимъ еще изъ вышеописанныхъ посольствъ, что они великіе полагали труды и подвиги, и во исправленіи порученныхъ имъ должностей.[105]


Самъ Митрополитъ Фотїи въ своей, при кончинѣ сочиненной завѣщательной грамотѣ, изъясняется предъ Великимъ Княземъ, сколь онъ много трудился о его пользахъ. И что можетъ быть яснѣе сего свидѣтельства?[106]

Кромѣ сего, какая бы тому была причина, что Великіе Князья Московскіе оказывали свои милости Новгородскимъ Архіепископамъ, наипаче какъ являются тогда, когда еще Новгородъ не былъ подъ самодержавною ихъ властію, но по усмиреніи уже Новгородцевъ о томъ не упоминается.[107] Да и для чего при толь многократныхъ и сильныхъ Великихъ Князей, а паче великаго Князя Ивана Васильевича на Новгородъ, во спаленіяхъ, ни единъ Архіепископъ, кромѣ измѣнившаго Феофила, не подпалъ гнѣву сихъ Государей.[108]

Мы видѣли выше, сколь много сіи и другихъ Княжествъ Епископы, старались вперять въ своихъ Князей, и въ народныя сердца мирныя мысли противу Великихъ Князей Московскихъ. Они кромѣ длинныхъ своихъ поученіи пророчествами и чудесами, а иногда и анаѳемою и разрѣшеніемъ отъ оной заставляли ихъ повиноваться, и оставлять свои предпріятія, а Великимъ Князьямъ влагали чрезъ то Великій духъ и бодрость съ надеждою успѣховъ, въ важныхъ своихъ предпріятіяхъ.[109]


Кромѣ всѣхъ вышеприведенныхъ на сіе примѣченіи, Пророчество двухъ предпочтенныхъ Архіереевъ Іоны Митрополита Московскаго, и Іоныжъ Архіепископа Новгородскаго, при начинающемся уже тогда Новгородской и Ординскихъ Хановъ власти паденіи, учиненное, содѣлаемъ выше предложенное мнѣніе мое вѣроятнѣйшимъ.


Сіи Первосвятители бывши въ одно время оба въ Москвѣ единымъ духомъ Пророчествали, что и Великіи Новгородъ подверженъ будетъ власти великаго Князя, и Великіе Князи Россійскіе въ Орду отъ сего времени ходить не будутъ, а тѣмъ самимъ сколь много могли они придать Великому Князю Мужества, и къ дальнѣйшимъ и потомковъ его предпріятіямъ ободренія и надежды, всякъ благоразсуждающіи легко судить можетъ.[110]

Я еще къ подтвержденію сего мнѣнія прибавлю, что хотя писатели и мало намъ о томъ предали, и не изъясняются о скрытыхъ оныхъ Епископовъ, въ пользу Великихъ Князей Московскихъ употребленнымъ стараніяхъ. Но сіижъ писатели сами проявляютъ свои мысли, покрайнѣй мѣрѣ склонныя къ сторонѣ Великихъ Князей, не обинуясь или не примѣтно. Они, а особливо степенныя книги вездѣ прославляютъ Великихъ Князей паче другихъ, и великою милостію божескою имянуютъ то, что покорены стали подъ самодержавную ихъ руку многія земли, и всѣ Княжества Россійскія.[111]

Я продолжу примѣчанія мои далѣе. Когда Новгородъ пребывалъ въ древней своей силѣ, то хотя и посылалъ для посвященія своихъ Архіепископовъ въ Москву, но всегда избранныхъ изъ своихъ и по своему благоразсужденію.[112]

Равнымъ образомъ и Архіепископы сіи, какъ для принятія наставленіи у Митрополитовъ московскихъ, такъ и для оказанія достодолжнаго почтенія своему Архипастырю, а иногда какъ выше показано, и для не извѣстныхъ причинъ, о коихъ писатели не объявляютъ, въ Москву пріѣжжали. Ибо тогда ничего еще, какъ кажется, не боялись Новгородцы, не предвидя власти своей могущаго чрезъ то быть низпаденія.


Когда же Новгородъ возчувствовалъ уже сокращаемую власть свою отъ Великихъ Князей Московскихъ, то тогда, какъ можно примѣчать, Архіепископы ихъ ни для чего уже не ѣздили въ Москву, какъ только развѣ для своего поставленія, или иногда для утоленія гнѣва Великихъ Князей, посылаемы были отъ народа.[113]

Тожъ почитай чинили и Тверскіе Князья, когда были они въ опасности отъ умножающейся силы Великихъ Князей Московскихъ.[114]


Наконецъ по приведеніи Новгородцовъ, и республиканской ихъ вольности въ тѣсныя границы, Архіепископы избираемы и посылаемы были въ Новгородъ изъ Москвы; а какъ сіи не отмѣнно старались наблюдать пользы Великаго Князя, то новгородцы еще не совсѣмъ духъ вольности извергнувшіе и не были ими довольны, напротиву чего и Архіепископы тожъ чувствуя и отъ нихъ, всѣ почитай оставляли свою Архіепископію, и удалялись на покой, даже до тѣхъ поръ, какъ уже совершенно покорены стали Новгородцы подъ самодержавную власть Великихъ Князей Московскихъ.[115]

Но естьли все сіе основанное на бытіяхъ, и свидѣтельствахъ повѣствователей доказываеть, что власть тогдашнихъ Митрополитовъ, и подчиненныхъ имъ Епископовъ много споспѣшествовала, къ усиленію Великихъ Князей Московскихъ и къ соединенію княжествъ, то слѣдующія бытія сильнѣе еще, какъ мнится, и яснѣе то подтверждать могутъ.

Литовскій Князь Витовтъ, желая отторгнутъ находящуюся въ его областяхъ православную церковь, и ея Еписко о ъ отъ Митрополита Московскаго, всѣ мѣры употребилъ о избраніи, особливаго Митрополита въ Кіевѣ. Тверскій Князь Михайло Александровичь имѣлъ подобное намѣреніе, оказанное призваніемъ въ Тверь Митрополита Кіевскаго, но тогда находившагося безмѣстнымъ, Романа. Новгородцы по не постоянному своему нраву, а паче страшася усиливающагося Великаго Князя Московскаго, желали лучше признать за своего Государя Князя Литовскаго, или Короля Польскаго, и въ семъ намѣреніи чинили уже происки, чтобъ и Архіепископъ ихъ независѣлъ отъ Митрополита Московскаго.[116]

Изъ событіи явственно есть, что первый изъ сихъ проискивавшихъ былъ щастливъ въ своемъ предпріятіи, избравъ на Кіевскую Митрополію Григорія Самвлака. Но послѣдніе Князь Тверскій и Новгородцы до того не достигли, тотъ за недопущеніемъ къ тому отъ находищагося, тогда дѣйсвительно Митрополитомъ Всероссійскимъ Алексія, паче же за не пріобщеніемъ съ призваннымъ въ Тверь вышеупомянутымъ Митрополитомъ Романомъ, Тверскаго Епископа Феодора.[117] При чемъ еще и то примѣчательно, что прежде тотъ же Митрополитъ Алексіи, и въ разсужденіи того же Митрополита Романа, не употребилъ дальнихъ усильствіи, чтобъ не былъ сей опредѣленъ отъ Патріарха Цареградскаго Митрополитомъ на Волынь, хотя и видѣлъ съ сожалѣніемъ отторгнутую чрезъ то немалую часть его Митрополіи, но часть состоявшую не во владеніи Великаго Князя Московскаго.[118] Новгородцы сами свои намѣренія раздорами междоусобными, а паче отъ увѣщаніи ихъ Архіепископа и Митрополита Московскаго, уничтожали.[119]

Князь Литовскій достигнувъ до вышеупомянутаго своего намѣренія, а по немъ и его наслѣдники соблюли оные православные области, кромѣ Кіева и нѣкоторыхъ не многихъ городовъ, отъ своего владѣнія не отторжены, даже до временъ ВЕЛИКІЯ ЕКАТЕРИНЫ, присовокупившія самую большую тѣхъ областей часть паки къ Россійской Имперіи.

Напротиву того Тверскій Князь и Новгородцы не совершившіе своихъ желаніи въ отторженіи духовнаго своего начальства отъ митрополитовъ Московскихъ, приведены подъ власть самодержавную.[120]

Я не говорю, что сіе послѣднее произшествіе послѣдовало отъ перваго, а отдаю сіе на разсужденіе свѣдущихъ болѣе о бытіяхъ древнихъ, не только въ Россіи, но и въ Греціи, и во всей Европѣ произшедшихъ, да и имѣющихъ совершенное и проникающее въ связь дѣлъ гражданскихъ съ церковными знаніе и искуство.

Я только здѣсь припомяну, чтобъ читатель не оставилъ запримѣтить слѣдующихъ обстоятельствъ: 1 е что старанія духовныхъ особъ, какъ то грамота увѣщательная Митрополита Филиппа, и Феофила Архіепископа Новгородскаго, изустныя поученія и увѣщанія не мало служили, къ уничтоженію вышеупомянутыхъ въ Новѣгородѣ предпріемлемыхъ замысловъ.[121] 2 е что сіи же сами Архіепископы могли тѣ замыслы производить въ дѣйство, какъ ниже изъ послѣдствіи явствуетъ, когда сей Архіепископъ Феофилъ оказался первымъ зачинщикомъ разврата и умысла къ отвлеченію Новагорода, отъ власти Великаго Князя, за что и взятъ былъ онъ въ Москву.[122] 3 е что прежде сего еще Новгородцы, не хотѣвшіе чрезъ полтора года, признать своимъ Государемъ Великаго Князя Ивана Ивановича Московскаго, наконецъ по возвращеніи пословъ своихъ изъ Константинополя, принуждены были признать его своимъ Княземъ единственно для того, что Патріархъ Филофей не отрѣшилъ ихъ отъ власти Митрополита Кіевскаго и Московскаго, на котораго они сему первенствующему Патріарху приносили свои жалобы.[123]

Ко всѣмъ симъ изъ повѣствованіи выпискамъ, и на оныхъ основаннымъ примѣчаніямъ, да позволится еще прибавить нѣкоторыя способы и причины, служившія ко украшенію города Москвы въ самомъ его началѣ.

Не только не сомнительно, но и всѣми сіе видимо есть, сколь великое стараніе прилагали Московскіе Митрополиты, а паче святый Петръ, при помощи Великихъ Князей, о зданіи монастырей и церквей въ Москвѣ.[124]

Кромѣ сего и пріѣжжавшіе изъ другихъ Княжествъ для своего посвященія, для церковныхъ нуждъ, и для присудствія при вышеупомянутыхъ церковныхъ обрядахъ, и по другимъ обстоятельствамъ Епископы, имѣли неотмѣнно надобность для своего пребыванія въ домахъ и церквахъ. По сему и должно съ основаніемъ заключить, что или сіи Епископы сами, или великіе Князья Московскіе и Митрополиты прилагали старанія о построеніи для ихъ упокоенія монастырей, церквей и подворьевъ, коихъ и нынѣ видимъ мы доказывающіе подлинность сего мнѣнія остатки. А по сему и съ сей стороны надобно быть умноженію народа, торговли и разширенію города.

Я заключу мои примѣчанія важнымъ обстоятельствомъ, которое было бы не только послѣднее, но самое первое въ моихъ выпискахъ со стороны церкви. Естьлибъ оно подкрѣплено было древнимъ повѣствованіемъ. Въ Россійской исторіи К: Щербатова упоминается, что Великіи Князь Иванъ Даниловичь, по колику привычка его жить въ Москвѣ, и пребываніе уже въ семъ градѣ Митрополитовъ Россійскихъ, [на сіи то слова паче стремится мое вниманіе] склоняло его къ сему граду, жилище свое и престолъ въ Москву перенесъ.[125]

Сіи примѣчанія мои основанныя на бытіяхъ описанныхъ вѣры достойными повѣствованіями, моглибъ конечно яснѣе быть и подлиннѣе, естьли бы древніе писатели хотя нѣсколько подробнѣе распространялись въ своихъ повѣстяхъ. Но они будучи побольшой части духовные,[126] тѣмъ прилежнѣе кажется скрывали важнѣйшія обстоятельства, чѣмъ больше сіи до ихъ чина людей касались, они можетъ быть подробное о всемъ повѣствованіе, а паче о тѣхъ обстоятельствахъ, которыя не всѣмъ были извѣстны, считали для нихъ непристойнымъ, по чему и судили они лучше повѣствовать бытія всѣмъ въ тогдашнее время извѣстныя и вѣроятныя, нежели входить въ такую подробность, которой бы можетъ быть послѣ мало и повѣрили.

Покрайнѣй мѣрѣ, естьлибъ можно было видѣть, хранящіяся въ архивѣ государственной коллегіи иностранныхъ дѣлъ, древніе Великихъ Князей договорныя между собою и съ новымъ городомъ и другія грамоты, о коихъ великихъ хвалъ достойный писатель въ предисловіи на 3 й томъ Россійской исторіи свидѣтельствуеть, что изъ нихъ можно многое примѣтить, чрезъ какіе способы Великіе Князья достигли уничтожить всѣ малыя княженія, и Россію подъ единую главу соединить, то можетъ быть и мы имѣли бы случай обстоятельнѣе и подлиннѣе о сихъ причинахъ обѣяснить, нежели сколько въ сихъ примѣчаніяхъ и выпискахъ изъ краткихъ лѣтописцевъ и новѣйшихъ историковъ удалившихся отъ описанія церковныхъ дѣлъ вмѣстить могли.

Въ слѣдствіе чего еще осталось мнѣ сердечно желать, чтобъ какъ вышеупомянутыхъ Великихъ Князей грамотъ, начотое въ Россійской вивліоѳикѣ чрезъ трудолюбиваго соотечественника изданіе продолжаемо было далѣе, такъ равно и другіе Россійскихъ древностей источники, открывались къ возможному удовлетворенію праведнымъ премудрыя МОНАРХИНИ желаніямъ, возбуждающимъ въ подданныхъ ЕЯ достодолжныя и ревностныя о пользѣ и славѣ отечества своего старанія.


Конецъ.

Примечания

1

Библїот. Россїи, стр: 19, сей же Олегъ нача городы ставити и устави дани словеномъ и проч.

(обратно)

2

К: Щерб: томъ 2 стр. 248, лѣта 1156. степен: кн. часть 1 стр. 250. Ядро Россїи: истор: стр. 91

(обратно)

3

Г: Татищ: Россїи: истор. томъ 3 стр. 210 и въ примѣчанїяхъ № 517 стр. 494.

(обратно)

4

Стр. 104 противу лѣта 1175.

(обратно)

5

К. Щерб: томъ 2. стр. 442 противъ лѣта 1209 Великій Князь Всеволодъ Юрьевичь пошелъ къ Москвѣ, гдѣ встрѣтилъ его сынъ Константинъ съ Новогородскими Псковскими и Ладожскими войсками, и препроводили, тутъ цѣлую недѣлю, тожъ Г. Татищ: часть 3 стр. 355.

(обратно)

6

К: Щерб: томъ 2, стр. 244 и слѣдую: противъ лѣта 1174 Г. Татищ: часть 3 стр. 202 и слѣдую и стр. 215.

(обратно)

7

Г Татищ томъ 3 стр. 216 и выше Исторїя о убїенїи Великаго Князя Андрея Боголюбскаго.

(обратно)

8

Г. Татищ: томъ 3 й, стр. 210.

(обратно)

9

Типог: библ: лѣт. № 48, противъ лѣта отъ созданїя мїра 6720 листъ 282, иде Володимиръ (Всеволодовичъ) на Москву, и сѣде въ ней лист. 283 да Юрьи Володимиру брату Переяславль рускїи, онъ же съ Москвы иде тамо, тожъ кн. Щерб. томъ 2 стр. 457 и 458 Г. Татищ. часть 6 стр. 372 и 376.

(обратно)

10

Типог: библ: лѣтоп. въ листъ № 48 противъ лѣт. 6685 листъ 378, Глѣбъ Князь Рязанскїй пожже Москву и села по воева Г. Тат. часть 3 стр. 223 и 368.

(обратно)

11

Типог: лѣтоп: № 48 листъ 291 противъ лѣта 6744 Батый иде къ Москвѣ ивзя Москву, и Воеводу убиша, Филиппа Нянка, а Князя Владимира сына Юрьева руками яша. Г. Татищ. часть 3 стр. 471 кн. Щерб: томъ 2 стр. 564 противъ лѣта 1237.

(обратно)

12

Типог: лѣтоп. № 48 въ лѣто 6801 лист. 308. Дюдень поима Володимеръ, Суздаль, Муромъ, Юрьевъ Переславль, Коломну, Москву, и проч. и всю землю пусту сотвориша. тожъ Кн. Щерб. томъ 2 стра 202.

(обратно)

13

Типог: библ: лѣтоп: въ 4 № 58 лист. 51. а се дѣти Александровы Невскаго, Василей, Дмитрей, Данило Московскїй и отъ толѣ нача Княженїе Московское. тожъ степен: кн: том. 1. стр. 377, Ядро Россїй I истор. противъ лѣта 1275 стр. 126 и 127.

(обратно)

14

Степен: кн: лист. 449 часть 1 я. сей блаженный Великїи Князь Данїилъ ни отъ когоже ратуемъ не бяше. К. Щерб. томъ 2, стр. 229 о любви къ нему народной. степен. кн. стр. 379 часть I. приписуютъ ему строенїе Данилова монастыря, что близъ Москвы.

(обратно)

15

Типог: библ. лѣтоп. въ 4 № 58 листъ 51: лѣтоп. № 48 лист. 308 Г. Татищ. томъ 3. стр. 47З.

(обратно)

16

К: Щерб. томъ 3 стр. 49 и слѣдую: стр. 132 и слѣдую.

(обратно)

17

К. Щерб. томъ тотъ же стр: 74 и слѣдую:

(обратно)

18

стр: 159 и слѣдую:

(обратно)

19

Стр: 50.

(обратно)

20

К. Щерб. стр. 192 томъ 3. степень кн: рукоп. типог: библ: въ листъ № 45, лист. 448. аще же тогда царство Мсковское не толико бысть многовластно, … но обаче и тогда сей блаженный Великїи Князь Данїилъ ни отъ когоже ратуемъ не бяше …. такъ же и самъ чужїя части похищенїемъ наслѣдиши нежелаше.

(обратно)

21

Типогр: библ: лѣтоп. № 48 противу лѣта 6809 листъ 309 Князь Данило Московскїй ходи на Рязань Ратїю и бися у города Переславля, и одолѣ Князь Данило, и много Татаръ изби, и Князя Константина Рязанскаго и зымавъ приведе на Москву. тожъ типог: библ. лѣтоп. № 58, листъ 52 и прочїя историки и лѣтописцы.

(обратно)

22

Типог: библ. лѣтоп. въ листѣ № 48, въ лѣто 6810 лист: 309. преставися Князь Иванъ Дмитрїевичь въ Переславли, а Переславль даетъ дядѣ своему Князю Данилу Московскому, бѣбо чадъ не имѣя. тожъ лѣтоп № 64, листъ 52 и прочїя лѣтописцы.

(обратно)

23

Типогр: лѣтоп. № 58 лист. 14 въ лѣто 6825. Князь Юрьи Даниловичь Московскїй, и Князь Михаилъ Ярославичь Тверскїй, поидоша въ орду о Великомъ Княженїи Володимерскомъ въ спорѣ. К. Щерб. том. 3 стр. 245, Князь Великїи Михаилъ Ярославичь ходилъ ратїю на Москву.

(обратно)

24

Типогр: библ. лѣтоп. № 43 лист. 311. Приде Князь Юрье Даниловичь на Великое Княженїе изъ орды въ лѣто 6825 лѣтоп. № 58 листъ 53 и 54 К. Щерб. том. 3 стр. 269 противъ лѣта 1317 и страница 315.

(обратно)

25

Лѣтоп. № 58 листы вышепоказанные.

(обратно)

26

Лѣтоп. № 48 листъ 309 и 320.

(обратно)

27

К. Щерб: томъ 3 стр. 275, 276 и 293. Князь Иванъ Даниловичь жившїй въ Москвѣ управлялъ спокойно сїе Княженїе подъ братомъ своимъ Княземъ Георгїемъ, и старался сей градъ зданїями украшать.

(обратно)

28

О проворности сего Великаго Князя Юрья Даниловича являющейся въ обходъ имъ чрезъ Пермїю въ Орду, дабы миновать области Князя Димитрїя Михайловича Тверскаго. К. Щерб. томъ 3, стр. 312 и 313, а о Князѣ Михайлѣ Ярославичѣ Тверскомъ тамъ же стр. 288.

(обратно)

29

Типогр: библ. въ листъ № 48 противъ лѣта 6825 стр. 311. Былъ бой у Юрья съ Великимъ Княземъ Михайломъ Ярославичемъ Тверскимъ близь Твери, и побѣди Князь Михаилъ, и браша Князь Юрьева Бориса, и Княгиню Юрьеву Кончака руками яша, и ведоша ихъ во Тверь, и тамо зелїемъ уморена бысть, Великая Княгиня Юрьева Кончакъ сестра Царева. тожъ и прочїе лѣтописцы. О убїенїи же Великаго К. Михайла Тверскаго, К. Щерб; томъ 3 стр. 286 и прочїе лѣтописцы.

(обратно)

30

О княженіи дѣтей его К. Щарб: томъ 3 стр: 311 и слѣдую: истр. 317, и слѣдую: лѣтоп. въ листъ № 48, листъ 320. Пойде въ Орду Князь Димитрїи Михайловичь Тверскїй, шедъ тамо уби Великаго Князя Юрья Даниловича безъ Царева слова, и привезоша его на Москву. тожъ и прочїе лѣтописцы. О убїенїи Князя Димитрїя Михайловича К. Щерб, томъ 3, стр. 318.

(обратно)

31

К. Щерб. томъ 3. стр. 363. типогр: библ. лѣтоп. № 48, въ лѣто 6847, листъ 323, типогр. библ. лѣтоп. № 64, листъ 4 и 5, въ лѣто 6835. Князь Александръ Михайловичь Тверскїи, сожже Щелкана съ Татары на сѣняхъ, тожъ и прочїе лѣтописцы.

(обратно)

32

Тотъ же лѣтоп. подъ № 64, листъ 6. Князь Великїи Иванъ Даниловичь прїиде изъ Орды съ Татары, и взяша Тверь и Кашинъ, и Новоторжскую волость пусту сотвориша. листъ 7, въ лѣто 6836. Сѣде на великомъ Княженїи Князь Великїи Иванъ Даниловичь; и бысть тишина, К. Щерб. томъ 3, стр. 275, 324, степен. кн. степ. 10, стр. 476. Петръ Митрополитъ обходя грады …. въ преславномъ градѣ Москвѣ начатъ пребываши больше иныхъ градовъ; видяше бо въ немъ благочестїя держателя сего Боголюбиваго, Великаго Князя Ивана Даниловича и проч.

(обратно)

33

К. Щерб. томъ 3, стр. 355.

(обратно)

34

К. Щерб. томъ 3, стр. 370.

(обратно)

35

Тамъ же стр. 371.

(обратно)

36

Типогр. библ. лѣтоп. № 48, листъ 328, противъ лѣта 6847.

(обратно)

37

Тамъ же листъ 320, противъ лѣта 6834. листъ 323, противъ лѣта 6841. К. Щерб. томъ 3, стр. 331 и 337, противъ лѣта 1330.

(обратно)

38

К. Щерб. томъ 3, стр. 330.

(обратно)

39

Кн. Щерб. томъ 3, стр. 373.

(обратно)

40

Тамъ же, стр. 12 и на многихъ мѣстахъ. типогр: библ. лѣтоп. № 48, листъ 332, въ лѣто 6873. Приде Тягай изъ Наручади въ Рязань, и взя градъ Переславль и пожже. тожъ листъ 356.

(обратно)

41

Кромѣ многихъ сего примѣровъ довольно привесть два бытїя, при владѣнїи Князя Данїила Александровича, и Великаго Князя Дмитрїя Ивановича Донскаго, произшествїя, типог: библ: лѣтоп: въ листъ № 48, листъ 309, противъ лѣта 6809. листъ 356 и 365, въ лѣто 6888. Ядро Рос: истор: листъ 135.

(обратно)

42

Княженіе Рязанское имѣло своихъ Князей, еще и при владѣнїи Великаго Князя Московскаго Ивана Васильевича перваго. типогр: библ: лѣтоп: № 48, листъ 438, противъ лѣта 6990.

(обратно)

43

О семъ всѣ историки и лѣтописцы на безчисленныхъ мѣстахъ свидѣтельствуютъ.

(обратно)

44

Типогр: библ: лѣтоп: № 48, листъ 393, въ лѣто 6911. Бысть вражда межи Князьями Тверскими, и проч: Князь. Василїи бѣжа на Москву и проч: а потомъ смири ихъ Князь Великїй Василїи Дмитрїевичь, листъ 395, въ лѣто 6913, Князь Василїи бѣжа на Москву. А Князь Иванъ на Кашинъ посла намѣстники своя, и многу напасть сотвориша продажами и грабежемъ. листъ 400, въ лѣто 6916. Князь Иванъ Борисовичь бѣжа на Москву.

(обратно)

45

Типогр: библ: лѣтоп: № 48, листъ 345 въ лѣто 6885, степ: кн: степ: 12, листъ 491, Ядро Россїйской исторїи, стр. 135.

(обратно)

46

Типогр: библ: лѣтоп: № 48, листъ 354 и 365. К. Щерб. томъ 3, стр. 370, 379 и 333, въ лѣто 6884. Посла Князь Великїи Димитрїи Ивановичь, Князя Димитрїя Михайловича Волынскаго ратїю на безбожныя Болгары, а Князь Демитрїй Константиновичь Суздальскїй, посла сыны своя Князя Василья, и Князя Ивана съ ними же Бояръ, и воя многи. листъ 344. тожъ листъ 324.

(обратно)

47

Типогр: библ: лѣтоп: № 48, листъ 330, 321, 332. въ лѣто 6868, 6870, 6872.

(обратно)

48

Тамъ же листъ 340, 341, 354. 361, и 365. тожъ листъ 324.

(обратно)

49

Типогр: библ: лѣтоп: № 48, листъ 309, лѣтоп: № 64, листъ 52.

(обратно)

50

Степ: Кн: степ: 14, листъ 27, часть 2.

(обратно)

51

К: Щерб: томъ 3 стр. 135, 163, 292, 332, 380 и 439.

(обратно)

52

Тамъ же, стр. 134.

(обратно)

53

К: Щерб: томъ 3, стр. 22 и слѣд: такъ же стр. 74, ист: 8. Ядро Россїйс: истор: стр. 129 и слѣд.

(обратно)

54

К: Щерб: томъ 3, стр. 380, 370, 374, 189 и 134.

(обратно)

55

К: Щерб: томъ 3, стр. 185 и на другихъ мѣстахъ.

(обратно)

56

К: Щерб: томъ 3, стр. 379, тожъ степ: кн: часть I, стран, 440. И той великимъ Новымъ градомъ и Псковомъ господарствуя, и Нѣмецъ враждующихъ побѣжая и проч.

(обратно)

57

О смятенїяхъ въ Ордѣ, степ: кн: степ: 15, листъ 100, часть 2. Начаша воеватися между собою, и тако всесильный Богъ избави Рускую землю отъ поганыхъ, въ лѣто 6976. тожъ типогр: лѣтоп: № 48, листъ 330 и 436. О союзахъ съ Крымцами. Ядро Россїис: истор: стр. 166, степ: кн: степ: 15 и 16, стр. 157, 174, 194 часть 2. стр. 458 част: 1.

(обратно)

58

Типогр: библ: лѣтоп: № 48; листъ 323, въ лѣто 6841. Женися Князь Семенъ Ивановичь на Москвѣ, приведоста за него Княжну изъ Литвы именемъ Августу, а въ крещеніи нарѣкоша Анастасїю.

(обратно)

59

К: Щерб: томъ 3, стр. 435, типогр: лѣтоп: № 48, листъ 325, въ лѣто 6854. Слиты быша три колоколы большихъ на Москвѣ, да два малыхъ, а мастеръ Бориско

fb2: завершение сноски потеряно (ошибка набора).

(обратно)

60

К. Щерб: томъ 3, стр. 405, 409, и слѣд; степ: кн: степ: 11, листъ 440, ч: I. И той великимъ Новымъ градомъ и Псковомъ господарствуя, и Нѣмецъ враждующихъ побѣждая, и Литву одолѣ. Яко и Ординскїи Царь Занибекъ, посла къ нему на Москву пословъ Литовскихъ и братїю Олгердову, да еже хощешъ, тако да сотворитъ има за вражду, еже творяше Олгердъ земли Рустей, и умоленъ бывъ посланїемъ Олгерда …. отпусти ихъ. тожъ типогр: библ: лѣтоп: № 48, листъ 327.

(обратно)

61

Кн: Щерб: томъ 3, стр. 449. Ядро Рос: истор: стр. 134, степ: кн: часть 1, степ: 11, стр. 440. И тогда сей Богохранимый наслѣдникъ державы Рускїя, паче инѣхъ Князей честїю преспѣвая … во дни же его бысть тишина велїя въ Рустѣй земли, яко же и при отцы его.

(обратно)

62

Кн: Щерб: томъ 3, стр. 458, 459 и 466.

(обратно)

63

Типог: библ: лѣтоп: № 48, листъ 330, 331, 333 и 337. тожъ К: Щерб: томъ 3, стр. 482 и 483. типог: библ: лѣтоп: листъ 331 въ лѣто 6870, Князь Димитріи Ивановичь Московскїй, и Князь Дмитрїи Константиновичь Суздальскїй сперся о Великомъ Княженїи, послаша Киличеевъ своихъ въ Орду ко Царю Мурату, и даетъ великое Княженїе Великому Князю Дмитрїю Ивановичу Московскому по отчинѣ и дѣдинѣ.

(обратно)

64

Степ: кн: степен: 12, стр. 490.

(обратно)

65

Лѣтоп: типог: библ: № 48, листъ 335, 336 и 337, въ лѣто 6879. Великїи Князь Димитрїи Ивановичь приде изъ Орды, Княженїе укрѣпивъ подъ собою, а супостаты своя побѣди, посрами и проч: тоежъ зимы женися у Великаго Князя Литовскаго Олгерда, Князь Володимиръ Андреевичь Московскій, поятъ дщерь его Елену, листъ 337.

(обратно)

66

Степен: кн: степ: 12, листъ 492 и слѣдую: лѣтоп: типог: № 48, листъ 354 и 365. Ядро Рос: истор: стр. 135 и 136.

(обратно)

67

Типог: библ: лѣтоп: № 48, листъ 372, степен: кн: стр. 496 и слѣдую: Ядро Рос: ист: стр: 176 и слѣдую.

(обратно)

68

Степ: кн: степ: 13, лист: 491, часть 1. Ядро Рос: истор: стр. 135.

(обратно)

69

Степ: кн: лист: 518. типог: лѣтоп: № 48, листъ 379.

(обратно)

70

Тамъ же стр. 517 и 518.

(обратно)

71

Степ: кн: част: 2, стр. 6, 19, 24. Ядро Рос: истор: стр. 149.

(обратно)

72

Ядро Рос: Истор: стр. 141. степен: кн: стр. 570 и слѣдую: часть 1, стр. 8, 12, 24, часть 2.

(обратно)

73

Степен: кн: часть 2, стр. 7, 8, 16, 17, 18, 19 и 20.

(обратно)

74

Типог: библ: лѣтоп: № 48, листъ 365, противу лѣта 6888, и выше 337, противу лѣта 6879, степен: кн: часть 1, стр 496, 536, 554.

(обратно)

75

Степ: кн: частъ 1. стр. 520, и 521. Ядро Рос: ист: стр. 153. типог: библ: лѣтоп: № 48, листъ 420 и слѣдую: степ: кн: часть 2 я, отъ стр. 112 по 131.

(обратно)

76

Типог: библ: лѣтоп: № 48, лист: 441, въ лѣто 6993, степ: кн: часть 2, стр. 151.

(обратно)

77

Типог: лѣтоп: № 48, листъ 426, степ: кн: стр. 132 и 333, часть 2.

(обратно)

78

Въ лѣто 6924. Прїѣхаша къ Великому Князю, (Василью Дмитрїевичу) на Москву Князи Новгородстїи, Князь Иванъ Васильевичь, и Князь Иванъ Борисовичь. и въ лѣто 6935 кн: Иванъ Васильевичь, и преставися и погребенъ въ Москвѣ. типог: библ: лѣтоп: № 48, листъ 405.

(обратно)

79

Типог: библ: лѣтоп: № 48, стр. 438, въ лѣто 6990, преставися Князь Рязанскїи Василей, и по немъ сѣде сынъ его Князь Иванъ.

(обратно)

80

Ядро Рос: истор: стр. 180, 181, степ: кн: часть 2, стр. 168 и 169.

(обратно)

81

О раздѣленїи большой Орды, степ: кн: часть 2, стр. 201, и на многихъ мѣстахъ, и о Казанцахъ 2 части. стр. 152, 192, 202 и слѣдую: о дружбахъ съ другими владѣльцами часть 2, стр. 135, 136 и 186.

(обратно)

82

Ядро Рос: истор: стр. 184.

(обратно)

83

Тамъ же стр. 184, 185, 186 и слѣдую:

(обратно)

84

Тамъ же стр: 184 и слѣдую:

(обратно)

85

Ядро Рос: ист: стр. 191, 192, 198. Ломонос: кратк: лѣтоп: въ статьѣ о Царѣ Иванѣ Васильевичѣ.

(обратно)

86

Сїи и слѣдующїи бытїя, коими наполнены не только исторїи, но и всѣхъ народовъ слухи, столь суть извѣстны, что не требуютъ уже свидѣтельствъ для своего доказательства.

(обратно)

87

Типог: библ: № 45, степен: рукоп: листъ 476 и слѣдую: К: Щерб: томъ 3, стр. 320. Ядро Рос: истор: стр. 129 и слѣдую: степен: печатн: стр. 404, 419.

(обратно)

88

К: Щерб: томъ 3, стр. 358, степ: кн: степ: 13, глава 2, стр. 516, типог: библ: лѣтоп: № 48, лист: 321 и 322.

(обратно)

89

Типог: библ: лѣтоп: № 58, стр. 53, въ лѣто 6821. Князь Великїи Михайло Ярославичь и Петръ Митрополитъ, поидоша вкупѣ въ Орду, къ Царю Озбяку, и отпущены на Борзѣ. типог: лѣтоп: № 48, стр. 325, въ лѣто 6850. Пойде Князь Великїи Семенъ и Митрополитъ Ѳеогностъ къ Царю Чанибеку. К: Щерб: том. 3, стр. 390, тамъ же выше, о хожденїи въ Орду Максима Митрополита, и о получаемыхъ отъ того выгодахъ для церкви Россїйской, стр. 170 и 171.

(обратно)

90

Степ: кн: степ: 11, стр. 455. «Слышахъ, рече, у васъ попа, и его же аще коликожды проситъ у Бога, и Богъ послушаетъ его. Сего Божїя служителя пустите къ намъ; его же молитвами аще изцѣлѣетъ Царица моя, миръ имѣти имаши со мною; аще ли не пустиши его, то имамъ землю твою плѣнити.» Великїй же Князь Иванъ Ивановичь, возвѣщаетъ о сихъ Божїю человѣку Митрополиту Алексїю, купно же и молити его начатъ, еже не облѣнишися пойти ко Царю.

(обратно)

91

Тамъ же стр. 456 и 457. Алексїи Митрополитъ гнѣвъ Царя смиривъ, удивишася же премудрости его, и свято-разумному нраву и сами тїи поганїи, и похвалиша мужественный смыслъ его, и почтиша яко истиннаго Божїя Святителя.

(обратно)

92

К: Щерб: томъ 3, стр. 333, противу лѣта 1329, и стр. 336.

(обратно)

93

Степ: кн: степ: 14, гл: 3, стр. 5, част: 2. Посланъ бѣ (Фотїи) отъ Великаго Князя Василїя Васильевича въ Галичь, и Князя Георгїя Дмитрїевича много увѣщеваше о миру и о любви, онъ же первѣе нимало не внимаше … Митрополитъ же не благослови его, и бысть моръ въ Галичѣ, и постиже его Князь, и прошаше прощенїя, Митрополитъ же возвратися, и брань утоли, и благослови его и вся люди, и абїе преста моръ. Князь же многу честь воздаде ему, и съ великимъ Княземъ миръ сотвори.

(обратно)

94

Іона Епископъ Рязанскїй, пойде въ судѣхъ въ Муромъ и увѣщеваетъ дабы пошли дѣти Великаго Князя къ Шемякѣ, на умиренїе съ отцемъ ихъ Великимъ Княземъ. И взятъ ихъ съ пелены у образа Пресвятыя Богородицы, на свой патрахиль, и пойде съ ними … Шемяка же видѣ, яко мнози людїе уклоняются отъ него ради Великаго Князя, и разсла по Епископомъ, съ ними же совѣтуя и съ Боляры, умышляше, выпустити ли Великаго Князя, или ни? … и исполнися срама и страха, и пойде на Угличь со всѣми Епископы и Архимандриты и Игумены, и прїиде и выпусти Великаго Князя, каяся и прощенїя прося. степ: кн: степ: 14, гл: 9, стр. 17 и 18.

(обратно)

95

Сїи Князи были Василїи и Всеволодъ Александровичи. К: Щерб: томъ 3, стр. 452.

(обратно)

96

Типог: библ: лѣт: № 48, прот: лѣта 6876 и 6879, листъ 334, 335, 336 и 337. и прот: лѣта 6883, листъ 340 и 341.

(обратно)

97

К: Щерб: томъ 3, стр. 252 въ лѣто 1311.

(обратно)

98

Великїи Князь пойде со всѣми силами къ Костромѣ (на Шемяку) взявъ съ собою Іону Митрополита и со Епископы, дабы молитвами ихъ междоусобную брань и крамолу утолити, еже и бысть сошедшеся бо близь себѣ Князи и съ миромъ разыдошася. Степ: кн: степ: 14, стран. 81. часть 2.

(обратно)

99

Князь Кїевскїй Всеволодъ Чермный, послалъ отъ себя Митрополита Кїевскаго Матѳея, ко Всеволоду Юрьевичу Владимирскому просить о мирѣ и союзѣ …. Почтенный санъ сего посла много спомоществовалъ къ заключенїю мира, и наши лѣтописцы толь уважаютъ при семъ случаѣ власть Великаго Князя Владимирскаго, что токмо съ сего времени Княженїе Всеволода въ Кїевѣ зачинаютъ считать. К. Щерб: томѣ 2, стр. 451.

Въ лѣто 1231. Пришолъ во Владимиръ къ великому Князю Юрью Всеволодовичу Кириллъ Митрополитъ, отъ Великаго Князя Владимира Руриковича съ Епископомъ Порфирїемъ Черниговкимъ и съ прочими, говорить о мирѣ съ Ярославомъ, Князь же Великїй посла по братію, и съѣхавшись увѣщевали его къ миру, Ярославъ же послушавъ брата и Митрополита прозьбы, примирился съ Михайломъ. Г. Татищевъ, часть 3, стр. 458.

Великїи Князь Всеволодъ Георгїевичь III, помышляя непрестанно о умноженіи своей власти, требовалъ у Князя Рурига Кїевскаго многихъ городовъ; сей чувствуя свою слабость, желалъ удовольствовать Всеволода, но грады сїи уже отданы были зятю его Роману Мстиславичу, и утверждены крестнымъ цѣлованїемъ. Въ сей крайности имѣлъ онъ прибѣжище къ Никифору Митрополиту Кїевскому, которой совѣтуя ему грады сїи Всеволоду отдать, и для избѣжанїя могущаго послѣдовать кровопролитїя, разрѣшилъ его отъ клятвы къ Роману. А онъ и учинилъ по требованїямъ Всеволода. кн: Щерб: томъ 2, стр. 412.

Новгородцы не хотѣли учинить съ пришедшимъ на нихъ съ войскомъ, великимъ Княземъ Ярославомъ Ярославичемъ мира. Но онъ писалъ къ Кириллу Митрополиту Кїевскому, дабы онъ употребилъ духовную власть для примиренїя его съ Новгородцами. Митрополитъ послалъ грамоту увѣщательную къ Новгородцамъ, представляя себя въ поручители о исполненїи обѣщанїи его. По сему миръ учиненъ. К: Щерб: томъ 3, стр. 118, въ лѣто 1270.

(обратно)

100

К: Щерб: Томъ 3, стр. 380.

(обратно)

101

Типог: библ: № 48, лист: 387, въ лѣт: 6904. Кипрїанъ Митрополитъ, поставя на Москвѣ Григорїя Епископомъ Ростову и Ярославлю. А были съ нимъ на поставленїи Епископы Ефросинъ Суздальскїй, Арсенїй Тверскїй, Ѳеогностъ Рязанскїй и проч. тамъ же листъ 395, въ лѣто 6914, Преставися Преосвященный Митрополитъ Кїевскїй, и всея Руси Кипреянъ, и Епископы служиша надъ нимъ, Григорїй Ростовскїй, Митрофанъ Суздальскїй и проч. листъ 413. На поставленїй Іоны Митрополита Епископы Рускими были, Ефремъ Ростовскїй, Аврамъ Суздальскїй и проч. — листъ 415, въ лѣто 6973. Собрашася Архїепископы и Епископы во градъ Москву, Архїепископъ Трифонъ Ростовскїй, Филиппъ Епископъ Суздальскїй, Геронтїи Коломенскїй, и проч. и поставиша Митрополитомъ Филиппа Епископа Суздальскаго. листъ 430, въ лѣто 6985. Бысть брань межи Горонтїемъ Митрополитомъ и Васїаномъ Архїепископомъ Ростовскимъ о Кириловѣ монастырѣ. Князь же великїй Иванъ Васильевичь повелѣ собору быти всѣмъ Епископомъ и Архимандритомъ на Москвѣ. листъ 446, въ лѣто 6999. Былъ соборъ на Захара чернца и на прочихъ еритиковъ, на немъ же быша Архїепископъ Тихонъ Ростовскїй, и Епископы Нифонтъ Суздальскїй, Семїонъ Рязанскїй, Вассїанъ Тверскїй. тожъ о соборѣ выше, листъ 351.

(обратно)

102

Въ лѣто 6884. Пойде къ Митрополиту на Москву Владыка (Новгородскїй) Алексїй, а съ нимъ Сава Архимандритъ и Новгородстїи посадницы, и приде на Москву, и тако прїятъ его Митрополитъ съ любовїю, и возвеселистася веселїемъ духовнымъ, и пребысть на Москвѣ двѣ недѣли, и паки отпусти его Алексїй Митрополитъ на свою Епископью. Много поучивъ его о пользѣ душевней, како паствити ему порученное стадо, и встязати дѣти своя отъ всякаго зла, и благословивъ его отпусти. А К: великїи Димитрїи и братъ его К: Володимеръ многу честь воздаша ему и дары многи, и приде во свою Архїепископїю. листъ 344, типог: библ: лѣтоп: № 48. Тамъ же листъ 402, въ лѣто 6920. Владыка Иванъ Новгородскїи былъ на Москвѣ у Фотѣя Митрополита. листъ 432. Митрополитъ же со Епископы и со всѣмъ освященнымъ соборомъ, въ сїи день (по освященїи Успенскїя церкви) служили литургїю, и ѣли у великаго Князя.

(обратно)

103

Тамъ же листъ 325, на об: и 326, въ лѣто 6854. Иванъ Архимандритъ Спаскїи поставленъ бысть Епископомъ Ростову. Тамъ же листѣ 437, въ лѣто 6989. Поставленъ Ростову Архїепископъ Іасафъ, бывшїй Князь Оболенскїй, а на Рязань Семїонъ попъ бывшїй мирскїи на Коломнѣ. Потомъ въ чернцахъ былъ у Митрополита … увы! увы! погибе благовѣрный отъ земли.

(обратно)

104

Типог: библ: лѣтоп: № 48, стр. 378, въ лѣто 6899. Князь Михайло Александровичь Тверскїй отъятъ Владычество отъ Епископа своего Евфимїя Висленя. Онъ же иде на Москву, и живъ у Чуда преставися.

(обратно)

105

Степ: кн: стр. 18, часть 2. Іона же святый не престаяше на всякъ день, глагола: «не правду дѣеши, и мене срама и грѣха приобщилъ еси, Божїя помазанника Великаго Князя обѣщался еси не держати въ нятїи, ты же и чада его съ нимъ посадилъ еси, и еже далъ ми еси истинное слово, и сїе преступилъ еси … Выпусти неповиннаго Государя, и проч: Князь же Димитрїи Шемяка срама и страха исполнися и неволею смири себе, и проч.»

(обратно)

106

Тамъ же стр. 46. Богу свидѣтельствующу, како попеченїе имѣхъ о тебѣ, и како о тебѣ соболѣзновахъ во многихъ вещехъ, во времянехъ онѣхъ случившихся.

(обратно)

107

Типог: лѣт: № 48. лист: 344 и 402.

(обратно)

108

Степ: кн. стр. 131, часть 2. типог: лѣтоп: № 48, лист 432, въ лѣто 6988. Изыма Великїи Князь Феофила Архїепископа Новгородскаго, и взя множество сокровищъ его, нехотяще бо той, чтобъ Новгородъ былъ за Великимъ Княземъ; но за Кралемъ или за инымъ Государемъ.

(обратно)

109

Зри выше степ: кн: часть 2, стр. 5, 17, 18. К: Щерб: томъ 3, стр. 333, 336. томѣ 2, стр. 412.

(обратно)

110

Степ: кн: стр. 26 и 84, часть 2. И тогда равнокупно и сугубо изрекоша усты ко устамъ, самому Великому Князю Василью Васильевичу, и сыну его Великому Князю Ивану свободу отъ Ординскихъ Царей, и всему ихъ Рускому царствїю распространенїе. Еще же великїи Новгородъ, рекоша, Богомъ дарованъ будетъ во всю волю господарскую, еже и бысть и проч: лист: 26. Ему же (Великому Князю) и съ дерзновенїемъ завѣщастася, испросити у Бога, яко отнынѣ Ординстїи Царїе не имутъ одолѣти Рустѣй державѣ, и Великїи Князи къ тому не имутъ ходити въ Орду на поклоненїе къ Царемъ и проч: стр. 84.

(обратно)

111

Царь царствующихъ … дивно прослави раба своего благочестиваго Великаго Князя Василїя Ивановича всея Россїи, и своею благодатїю премногїя щедроты умножи на немъ, и державу отечествїя его сугубо распространите ему … и всѣми Рускими Великими Княженїями облада, и многи окрестныя страны и языцы и царствїя покори ему Богъ. степ: кн. стр. 193, часть 2, тожъ стр. 211 и 212.

(обратно)

112

Типог: библ: лѣтоп: № 48, въ лѣто 6923. Пойде изъ Новагорода Сампсонъ на Москву къ Ѳотѣю Митрополиту поставитися на Архїепископїю, лист: 404, въ лѣто 31. Новгородцы сослаша со Владычня двора Ѳеодосїя въ монастырь его, а Емельяна съ Деревяницы возведоша по жребїемъ, листъ 409.

(обратно)

113

Степ: кн: стр. 26, част: 2. Новгородцы же совѣтъ сотворше, и умолиша Архїепископа Еѵфимїя, да идетъ въ Москву и утолитъ, иже на нихъ гнѣвъ Великаго Князя. Архїепископъ же аще и много истязавъ ихъ, яко дерзнуша противитися Великому Князю, но обаче пойде, и проч.

(обратно)

114

Типог: библ: лѣтоп: № 48, стр. 413, въ лѣто 6957. Поставленъ бысть на Митрополїю, Іона Епископъ Рязанскїй, Епископы Рускими, и проч: а Новгородскїй Архїепископъ Еѵфимїи, и Епископъ Тверскїй, грамоты свои присланы о соединенїи.

(обратно)

115

Типог: библ: лѣтоп: № 48, стр. 489, въ лѣто 6992. Остави Владыка Семїонъ въ Новѣгородѣ Архїепископїю, что онъ не по ихъ мысли ходилъ, не смѣ бо, понеже Князь Великїи посла Боярина своего съ нимъ и казначея и дьяка, они же умъ отъяша у него волшебствомъ. листъ 441. Архїепископъ Новгородскїй Сергїи, бывшїй прежде Протопопъ Богородцковскїи, а потомъ монахъ Сергїева монастыря, остави Архїепископїю, и прїиде къ Троицы въ Сергїевъ монастырь, во свое обѣщанїе. А на мѣсто его поставленъ Геннадїи Архимандритъ Чудовскїй.

(обратно)

116

Степ: кн: стр. 34, 35, 103, 104, часть 2. Типог: библ: лѣтоп: № 48, листъ 404, противу лѣта 6923. К: Щерб: томъ 3, стр. 471, прот: лѣта отъ Христа 1360. Типог: библ: лѣтоп: № 48, въ лѣт: 6979. лист: 450. Мятежники Новгородскїе посылаютъ къ Кралю Польскому Казимиру, дабы за нимъ имъ жити, и къ Митрополиту его Григорїю, прося у него себѣ Архїепископа.

(обратно)

117

Типог: лѣт: № 48, стр: 404, въ лѣто 6923. Князь Великїи Витовтъ, собравъ Епископы области своея, принуди ихъ поставити Митрополитомъ Григорїя Цамблака Болгарина, нешля ко Царю граду. тожъ степ: кн: стр. 35. Аще не поставите Митрополита къ моей области на Кїевѣ, то злѣ умрете, и таковаго ради прещенїя нужею поставиша Григорїя Самблака Болгарина Митрополитомъ Кїеву. К: Щерб: томъ 3, стр. 471.

(обратно)

118

К: Щерб: томъ 3, стр. 447, противу лѣта 13?6. (fb2: 5 или 6? Стр 89)

(обратно)

119

Степ: кн: часть 2, стр. 103, 104 и слѣдую: стр. 106 слышавше словеса пословъ Великаго Князя и Митрополїе благословенїе и поученїе, и своего нареченнаго во Владычество Ѳеофила поученїе и возбраненїе, мнози возрадовашася радостїю великою, и по древнему правити хотяху къ Великому Князю.

(обратно)

120

Зри выше типог: библ: лѣтоп: № 48, листъ 441, прот: лѣта 6993. Степ: кн: часть 2, сшр. 151. Типог: лѣтоп: листъ 420 и слѣдую: степ: часть 2, отъ стр 112 по 131. Ядро Рос. ист: стр: 170 и 171.

(обратно)

121

Кн: степ: стр. 105, часть 2. Преосвященный Филиппъ Митрополитъ всея Руси, не единою посылая отъ себѣ къ нимъ въ великїи Новградъ поученїе отъ святыхъ писанїи сице. Слышу сынове, яко у васъ нѣцыи поощряются на многое стремленїе, и на многое земли неустроенїе и нетишину, хошяще ввести великъ мятежъ и расколъ святѣй Божїей церкви, отступая отъ православїя и отъ древнїя державы, хотяще къ латынству приложитися и проч. стр. 106. Прежде же сихъ и по сихъ преподобный священноинокъ нареченный на Владычество, Ѳеофилъ вельми возбраняше имъ отъ таковыхъ лукавыхъ умышленїи. Они же не послушаху словесъ его, онъ же того ради хотяше снити въ монастырь, и въ келїи безмолствовати, и неспустиша его Боляре новоградстїи и посадницы и тысяцкїе и прочїи граждане, иже нехотяху прежняго обычая измѣнити, и крестнаго цѣлованїя преступити, слышавше же словеса пословъ Великаго Князя и Митрополїе благословенїе и поученїе, и своего нареченнаго во Владычество Ѳеофила поученїе и возбраненїе, мнози возрадовашася радостїю великою, и по древнему хотяху правити къ Великому Князю.

(обратно)

122

Кн: степ: стр. 131, въ лѣто 6988. Пришедшу же ему (Великому Князю Ивану Васильевичу) въ Новградъ, тогда увѣда, яко Новоградскїи Архїепископъ Крамолуетъ, и умышляетъ быти Новуграду не за Великимъ Княземъ, но за Королемъ, нелюбїе держа на Великаго Князя, понеже прежде сихъ взялъ Государь половину властей, и селъ у Владыки и у всѣхъ монастырей … и того ради Государь Архїепископа изыма, и на Москву посла его, и казну его взялъ множество злата и сребра, и сосудовъ драгихъ, и прочаго богатства. тожъ типог: библ: лѣт: № 48, листъ 432, смотр: выше.

(обратно)

123

К: Щерб: томъ 3, стр. 446 противу лѣта 1355.

(обратно)

124

Типог: библ: лѣтоп: № 64 лист: 3, въ лѣто 68З4. Заложена бысть церковь каменная Успенїя Пресвятыя Богородицы на Москвѣ Петромъ Митрополитомъ, тожъ степ: кн: стр. 406 и слѣдую: часть 1. гдѣ и о строеніи церквей соборныя Архистратига Михаила, Іоанна Лѣствичника С. Петра Веригъ, и Спаскаго монастыря близъ двора, при Великомъ Князѣ Иванѣ Даниловичѣ, и при Митрополитѣ Ѳеогностѣ, стр. 459, 460 и 461 строенїе Андроникова, и Чудова монастырей Митрополитомъ Алексѣемъ Чудотворцемъ и проч.

(обратно)

125

Томъ 3, стр. 331.

(обратно)

126

Писатели лѣтописцевъ были, преподобный Несторъ монахъ Печерскаго монастыря; продолжатель его Силвестръ, монахъ же Михайлова монастыря. Потомъ Симонъ Епископъ Суздальскїй. Степенныхъ книгъ, Митрополиты Всероссїйскїе, Кипрїанъ и Макарїи. Новгородскаго лѣтописца Іоаннъ священникъ Новгородскїи и проч: смотри предисловїе кн: Щербатова, на 1 томъ Россїйской исторїи, и Г. Миллера на степенные книги къ части 1.

(обратно)

Оглавление

  • Предъувѣдомленіе.
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики