КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Мы 1998 №3 (pdf)

Книга в формате pdf! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:



СОДЕРЖАНИЕ
■ ПРОЗА, ПОЭЗИЯ

3/98
Основан в 1990 году
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ
ЛИТЕРАТУРНО­
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ

ЖУРНАЛ
ДЛЯ ПОДРОСТКОВ

Главный редактор

Василий Головачев. Не
верь, не бойся, не проси.
Роман из цикла «Катарсис».
Продолжение................. 9
Инна Кашежева. Бродячий
музыкант. Стихи........ 137

■ ПРОБА ПЕРА
Евгений Каленюк.
Никому! Фантастический
рассказ.......................141

Геннадий БУДНИКОВ

Редакционная коллегия:
Игорь ВАСИЛЬЕВ

(заместитель
главного редактора)
Сергей ЕСИН
Леонид ЖУХОВИЦКИЙ
Аркадий ПЕТРОВ
Владислав ПРОНИН
Журнал зарегистрирован
Министерством печати и
информации
Российской Федерации.
Свидетельство № 0110486.
Учредитель - редакция журнала
«Мы*.
Адрес для писем:
В Аб. ящик № 1, Москва, 107005.
в Контактные телефоны 150-11-97,
733-32-48.
Набор и верстка выполнены
в И П К «МП». Зак. № 289.
Сдано в набор 26.02.98 г.
Подписано в печать 10.03.98 г.
Формат 84x108 '/л- Бумага
газетная.
Уел. печ. л. 12,3. Уч.-изд. л. 13,72.
Печать высокая. Тираж 26200 экз.
Заказ № 136
Московская типография № 13
Комитета РФ по печати
Денисовский пер., 30,
Москва, 107005.
© «МЫ». 1998

■ ГОВОРЯ ОТКРОВЕННО
Проблема из конверта. Не
бойтесь влюбиться! На
письмо читателя отвечает
журналист Маргарита Рю­
рикова ........................145
Было ли прошлое целомуд­
ренным? Из цикла бесед с
сексологом академиком
Игорем Коном. Беседа пер­
вая ............
151
Письма в «Мы»................2
Ищу д р у га ...................173

■ КУМИРЫ И ЗВЕЗДЫ
Гарик Сукачев: «Я перестал
быть человеком
тусовки»......................159
Юрий Антонов: «К деньгам
отношусь серьезно» ... 186

■ ТЕЛЕГА ЖИЗНИ
Страницы сатиры и
юмора.........................177

ПИСЬМА В «МЫ»

«ВНЕШНЕ ВСЕ ВЫ
ПАИНЬКИ...»

Ты ведь погуляешь, повеселишь­
ся — и уйдешь. Я не хочу перед
каждой распинаться».
А вот мнение еще одного
моего знакомого: «Внешне вы все
паиньки — ходите в музыкаль­
ную школу, занимаетесь бальны­
м и т анцами, ж ивописью... А
парней вы только используете в
своих целях — сегодня один,
завтра другой... Мы ведь пони­
маем, что нужны вам только
для развлечений».
Я смею утверждать, что это
не т ак, что не все девуш ки
жаждут от жизни и от парней
т олько развлечений. Есть и
такие, как я, которые хотят понастоящему дружить. И наде­
юсь, что таких большинство.
Наташа
Москва

Зовут меня Наташа, мне 16
лет, а сподвигла меня написать
вам письмо вот такая пробле­
ма. Дело в том, что мои подру­
ги и ровесницы меняют ребят,
как перчат ки, и даже чаще.
Когда я их спрашиваю: «Зачем
вы это делаете? Ведь вы даже
не успеваете узнать ч&ювека за
такой короткий срок знаком­
ства. Разве это интересно!» В
ответ я слышу: «Наивная!А что
же в молодости еще делать, как
не гулять? Парни для того и
сущ ест вую т , чтобы р а зв л е ­
каться, а развлечения требуют
разнообразия».
Я не утверж даю, что все
девушки плохие, а я одна хоро­
шая. Но, к сожалению, именно
по моим ровесницам, которые
любят погулять, парни судят
обо всех нас и ставят нам са­
мую низшую оценку.
Когда я попыталась как-т о
расспросить парня, с которым я
встречаюсь, о его интересах и
увлечениях, он бросил мне в лицо
т акие слова: «Да какая тебе
разница, чем я интересуюсь и
как провожу свободное время?

От редакции. Честно гово­
ря, твоя проблема, уважаемая
Наташа, кажется нам немнож­
ко придуманной. Вот ты пи­
шешь: «Я попыталась расспро­
сить парня, с которым встре­
чалась, о его интересах и увле­
чениях, а он бросил мне в
лицо...» —ну и дальше что он
тебе бросил. Но прости нас,
пожалуйста, уважаемая Ната-

2

ша: этот парень —просто хам.
Но ты его терпела - а иначе
что значат твои слова «...с
которым я встречалась»? На
какую тему, извини, ты с ним
«встречалась»? И часто ли? И
неужели он все время беседо­
вал с тобой в таком же духе?
Если ты хотела с ним по-на­
стоящему дружить —наверное,
ты бы не выбрала в друзья
полного хама, который тебя,
грубо говоря, «послал». А если
он тебе нравился только как
сексуальный партнер, мальчик
для развлечений определенно­
го рода, — ну что ж, его право
нс желать общаться с тобой на
другие темы, кроме постели.
Тогда его слова понятны. Это
ведь другие отношения, кото­
рые вовсе не именуются друж­
бой. И ты, на них, выходит,
идешь...
Может быть, не стоит тогда
предъявлять претензии другим,
а?

тался остановить этих парней,
вошедших в раж, а они орали,
матерились и хохотали. Сдела­
ли попытку их урезонить толь­
ко пенсионеры, которые целый
день сидят у дома на лавочке шт
возятся с внуками. Но разве в
наши дни кто-то прислушива­
ется к голосу стариков.
Но, к счастью, все-т аки
нашелся молодой парень, кото­
рый «укротил» тех людей, если
вообще-то их можно назвать
людьми.
Я все время помню о том,
что в детском саду воспитате­
ли, а в школе учителя нас всегда
учили брать пример со взрослых.
А эт и ж иводеры нам тоже
пример ?
Я хочу обратиться ко всем
взрослым, в частности, к роди­
телям. Обратите внимание на
своих детей, занимайтесь ими!
Может быть, в эт у минут у
кто-то из ваших детей убива­
ет хомяков, лягушек, кошек и
т. д. Ваши дети могут вырасти
плохими, жестокими людьми,
способными на все, если вы не
будете обращать на них внима­
ние.
Майя Ш., 14 лет
Без адреса

С КОГО БРАТЬ
ПРИМЕР?
Я бы никогда не решилась вам
написать, если бы не случай,
который произошел летом во
дворе нашего дома.
Однаж ды я уви д ела , ка к
парни, лет двадцати — двадца­
ти пяти, ловили бездомных ко­
шек и били их головой о бетон­
ные стены. А мимо проходили
мужчины и женщины, делая вид,
будто они ничего не видят и не
слышат. Никто даже не попы­

I*

Я НЕ ВЕРЮ,
ЧТО ИА СВЕТЕ
МАЛО ХОРОШИХ
ЛЮДЕЙ!
Я выписываю журнал «Мы» с
1991 года и решила вам написать,
потому что обнаружила, что

3

большинство писем, исповеди
ваших корреспондентов, имеют
много общего. И хотя за каж­
дым откровением кроется чьято жизнь, но даже жизни эти
схожи. И я подумала, что если
напишу вам, выскажу свои мыс­
ли, то, может быть, кому-то
помогу.
Однажды в рубрике «Ищу
друга» Николай, которому 21
год, написал, что порядочных
девочек днем с огнем невозмож­
но отыскать. Так же отзыва­
ются о парнях и девушки. А я с
ними не согласна и хочу всех
спросить: «А вы их хорошо ис­
кали? И где вы их искали? В
подвалах, ресторанах, дискоте­
ках?..» Там, вполне возможно,
вы их и не найдете. А счастье
с неба не так уж часто падает,
так что придется все-таки
смириться с тем, что порядоч­
ные парни и девушки живут
среди нас — просто вы их не
замечаете и они вам скорей
всего даже не нравятся, пото­
му что не бросаются в г/шза и
не ходят туда, куда ходите вы.
А когда пишут, что нет поря­
дочных девушек или парней, то,
стало быть, признаются в том,
что и сами пишущие — непоря­
дочные. Я не верю, что на свете
мало хороших людей! И если вы
откроете глаза и внимательно
посмотрите вокруг, то обяза­
тельно увидите того, кого нуж­
но, кого хот ит е увидеть.
Все пишут, что им не нравятся
блатные пьющие парни и проку­
рившиеся девчонки «в штука­

4

турке». Но ведь никто не инте­
ресуется — почему они такие?
Может, кому-то из них не хва­
тило силы воли отказаться от
первой рюмки, первой сигареты,
и он втянулся, не смог останов
виться. Создается такое впе­
чатление, что все, кто пишет,
сплошь сильные духом люди. А
если вы все такие сильные, то
попробуйте вытащить такую
девушку или парня из дурной
компании, отучите от вредных
привычек. Поверьте мне, им
совсем не хочется пропадать, им
тоже совсем не безразлична
собственная жизнь, — просто их
затянуло это болото. Наверное,
вы знакомы с «эффектом тол­
пы», когда все кричат «ура!» или
все травят одного человека, —
вот так происходит со многи­
ми, кто попадает в компании
курящих, пьющих, наркоманов. И
если мы не сможем вытянуть их,
вернуть к жизни, а будем толь­
ко плевать на них, то не только
порядочных, но и нормальных
людей будет все меньше.
Таня, 15 лет
Курганская область
ЗАЧЕМ ОН
ЭТО СДЕЛАЛ?
Пишу вам, потому что не­
обходимость высказаться, пове­
дать кому-то о себе уже давно
созрела во мне.
Моя мать умерла, когда мне
было тринадцать лет, — сейчас
мне пятнадцать. Отец запил и
редко приходил домой — его

часто видели валяющимся около
винного магазина или в вытрез­
вителе. Меня воспитывала ба­
бушка и старший брат, кото­
рый был рокером, но ненавидел
даже запах спиртного.
Я рано начала так называ­
емую самостоятельную жизнь меняла компании и подвалы.
День мой начинался тогда, ког­
да весь город засыпал. Нет, я не
стома у « Интуриста», я всю
ночь развлекалась, а утром,
придя домой, ругалась с бабуш­
кой и ложилась спать. В
восьмом классе я бросила школу,
а учиться в П ТУ не хотелось.
А потом мой брат, которо­
му было девятнадцать лет,
разбился на мотоцикле. Н е­
сколько дней после этой траге­
дии я не жила, но потом опять
начались гулянки. Бабушка гро­
зилась сдать меня в интернат,
но я, как и она, понимала, что
она никогда этого не сделает.
Нее соседи ненавидели меня и в
спину говорили мне ужасные
слова. Но мне было все равно.
Но вот я влюбилась, и он
отвечал мне взаимностью. Мой
мальчик буквально за уши выта­
щил меня из грязи, из общества
подонков. Я ему очень благодар­
на, что он заставил меня посту­
пить в техникум и следил, что­
бы я не пропускала занятия'.
Благодаря ему мы с бабушкой
сняли квартиру в другом районе,
и я смогла начать другую жизнь,
почувствовала себя человеком. У
меня появились настоящие под­
руги, не пьющие и не курящие.

5

Но однажды я узнаю, что он
нашел себе другую девушку. И
теперь я не могу понять — за­
чем он меня спас, вытащил из
грязи ? Не может быть, чтобы
он сдела/i это только из жало­
сти! Но ради какой цели ? Кто
мне даст ответ?
А. О.
Москва

От редакции. Ты сама, ува­
жаемая читательница, ответи­
ла на заданный тобой вопрос:
твой парень вытащил тебя из
грязи, чтобы ты смогла почув­
ствовать себя человеком, а это
значит — жила полноценной
жизнью, видела дневной свет,
радовалась солнцу, а не темно­
те подвалов, дышала воздухом,
а не вбирала в себя алкоголь­
ный и табачный смрад, исхо­
дящий от твоих бывших дру­
зей.
Твой парень открыл тебе
массу дорог, по которым ты
теперь можешь идти, смело
глядя людям в глаза, чувствуя
себя полноценной девушкой,
женщиной, достойной уваже­
ния, а не инвалидом, которым
ты могла бы стать, или отбро­
сом общества, как твой отец.
Печально, конечно, что он
разлюбил тебя. Но ты, навер­
ное, знаешь, что первая любовь
чаще всего так и кончается, и
в этом никто не виноват. Пер­
вая любовь дается нам как
опыт, как возможность про­
явить себя, свои человеческие
качества, подняться на много

ступенек выше во всех своих

Все дело в том, что я не
понимаю своих родителей, а они
не хотят понимать меня. Мой
отец совершил подлость — про­
читал мой личный дневник и
узнал, что я влюбилась. Мне он
ничего не сказал, но я слышала,
к ак он выговаривает маме. И
если ран ьш е меня отпускали
куда угодно, но при одном усло­
вии, чтоб засветло я была дома,
то теперь меня вообще никуда
не отпускают — только за хле­
бом, а в остальное время не
дают выйти даж е за калитку.
Хорошо, что у меня есть под­
руж ка, — она не дает мне уме­
реть от одиночества.
Однажды мы сидели с ней в
моей комнате и я закрыла дверь,
чтоб не слышать звуки телеви­
зора, который мешал нам раз­
говаривать. Когда подруга ушла,
родители устроили мне скандал,
пытаясь выведать у меня, о чем
я с ней секретничала. Теперь я
не могу закрыться дома у себя
в комнате.
Я все время нервничаю и
уж асно ругаюсь с мамой. Она
оскорбляет меня, а я ничего пло­
хого не сделала и не заслужила
таких слов, как тварь, собака,
сволочь. Иногда мне хочет ся
повеситься. Мама моя интелли­
гентный человек — педагог, и я
никогда не могла подумать, что
она так может себя вести. И
хотя она остывает очень быст­
ро и начинает звать меня дочень­
кой, простить ее я не могу.
У меня появился комплекс —
я не могу общаться с мальчика-

ПроЯВЛСНИИХ.

II тот, кого ты любила, по­
катал себя настоящим челове­
ком, — он здорово помог тебе,
определил твой жизненный
путь, высоко поднял планку. И
теперь ты знаешь, на что спо­
собен человек, который любит,
и будешь всегда по поступкам,
а не по словам судить о чело­
веке, о его отношении к тебе.
Но и ты молодец! Ты мно­
гое преодолела, нашла в себе
силы начать новую жизнь. И
мы надеемся, что ты не свер­
нешь с избранного тобою пути,
почувствуешь ответственность
не только за свою жизнь, но и
за жизнь твоей бабушки и ок­
ружающих тебя людей.
Ты знаешь, одна женщина,
у которой погибла вся семья,
высказала прекрасную мысль:
«Когда тебе плохо, сделай хо­
рошо тому, кому хуже, чем
тебе». Твой парень и эта жен­
щина указали тебе путь: помо­
ги кому-нибудь и ты стать
человеком. В этом огромный
смысл жизни и смысл любви,
чем бы она ни кончилась.
Мы верим в тебя!
РОДИТЕЛИ
Н Е ХОТЯТ
ПОНЯТЬ М ЕН Я
Я пиш у в ж урнал «М ы»,
потому что не знаю, у кого мне
искать поддержки, и очень на­
деюсь получить от вас ответ
или услышать доброе слово.

6

ми. Когда разговариваю с ними,
то краснею, дрожит голос, я
чувствую себя не в своей тарел­
ке и обдумываю каждое слово,
прежде чем сказать его. Одним
словом, я не общительная и
замкнутая. И хотя я не такая
уж плохая девчонка, ребята не
обращают на меня внимания, а
мужики, когда я прохожу мимо,
просто шеи сворачивают. А мне
это неприятно и даже против­
но.
Надеюсь, вы поймете меня и
что-то посоветуете.
Д., 15 лет.
Краснодарский край

От редакции. Очень жаль,
что ты живешь далеко от нас
и мы не можем напрямую по­
говорить с твоими родителями.
Но, может быть, они услышат
наш голос, и это поможет тебе
установить с ними контакт и
взаимопонимание.
Все дело в том, что многие
родители думают, что их дети
всегда будут маленькими, ве­
домыми за ручку. Но обяза­
тельно наступает время взрос­
ления, когда детей надо отпус­
кать, отрывать от себя. К со­
жалению, не все родители го­
товы к этому, и если они зани­
мались своим ребенком, не
только кормили и одевали его
(это делают и в детдоме), а
разговаривали с ним на равных
о жизненных проблемах, дове­
ряли ему, то с ним ничего
плохого не может случиться,
потому что они воспитали,
7

сформировали человека, гото­
вого к жизни. А твои родите­
ли, как и многие другие, к
сожалению, думают, что запре­
тами можно оградить своего
ребенка от жизненных трудно­
стей. Они, конечно, делают это
из лучших побуждений, любя,
но не понимая, что запреты —
это отсутствие веры не только
в тебя, но больше всего — в
себя, демонстрация своей бес­
помощности и бессилия перед
твоим взрослением.
Попытайся, уважаемая чи­
тательница, объяснить своим
родителям, что они могут по­
мочь тебе только в том случае,
если попробуют объяснить
тебе, что им не нравится и
почему они так не доверяют
тебе. Ты выслушаешь их, а они
должны выслушать тебя —
только тогда вы сможете прий­
ти к согласию. Ведь если под­
росток ищет понимания у дру­
гих, а не в семье, — значит,
родители лишились доверия,
не смогли найти контакт со
своим ребенком. А это приво­
дит к непредсказуемым и даже
печальным последствиям.
Взрослые люди часто забы­
вают, что их дети растут в
другое время, чем они, в дру­
гом обществе, они не букваль­
ный слепок с их характеров —
они совсем другие люди, а
потому имеют право на свою
жизнь. Конечно же, родители
должны участвовать в жизни
своих детей, но не командны­
ми установками и запретами,

пс бесцеремонным вторжени­
ем в личные дневники и оскор­
блениями, а попыткой понять
и разделить увлечения, радос­
ти и беды человека, который
только начинает жизнь, если,
конечно, они любят его понастоящему. Но для этого надо
забыть о родительских амбици­
ях, не самоутверждаться на
ребенке, а расти и меняться
вместе с ним.
Увы, не все родители на это
способны.
Запретить, конечно, легче
чем попробовать понять. Но,
требуя от тебя бездумного,
рабского подчинения, лишая
тебя человеческого достоин­
ства, они не могут не знать, что
восстания рабов всегда были
самыми страшными, а потому
и твое поведение непредсказу­
емо.
Наверное, твои родители
воспитывают тебя по старинке
—так, как воспитывали их. Но
ты всегда можешь напомнить
им, что их родители носили
другую одежду, смотрели дру­
гие фильмы, а значит, жили
по-другому. И ты тоже хочешь
жить по-другому, имеешь пра­
во на свою отличную от их
жизнь, и в этом нет ничего
плохого.
Твои комплексы, конечно
же, порождение родительско­
го воспитания. Запретив тебе
встречаться с тем, в кого ты
влюбилась, они вселили в тебя
:трах, неуверенность, мысль о
гом, что ты собиралась сделать

8

что-то плохое. Но ведь это
совсем не так, и ты это знаешь.
И мальчики-сверстники,
которых ты стесняешься, такие
же, как ты, —у них масса своих
проблем и комплексов. Просто
мальчики совсем другие, по
другому устроены, чем девоч­
ки, и часто за их развязностью,
грубостью и бойкостью скры­
ваются очень ранимые души.
Посмотри на них внима­
тельно, и ты обнаружишь, что
у вас есть много общего. По­
пытайся преодолеть робость —
первая заговори с мальчиком,
не жди от нето ничего плохо­
го, и тогда он тоже увидит в
тебе то, что не мог разглядеть
из-за твоей неуверенности в
себе.
Есть воспитание воли, ума
и тела, а есть еще и воспита­
ние чувств. Его можно полу­
чить, только общаясь с тем,
кого любишь, или кого уважа­
ешь, кто разделяет твои взгля­
ды.
И мы от всей души желаем
тебе не обязательно полюбить,
а хотя бы подружиться с ка­
ким-нибудь мальчиком, кото­
рый бы понял тебя. Позови его
в гости, познакомь с родите­
лями, и они увидят, что ты
способна на поступок, что ты
взрослая, и у тебя —хотят они
этого или не хотят —есть пра­
во на свою жизнь. Если они не
изменятся, то все же смирятся
с этим, если не захотят поте­
рять тебя насовсем.
Успехов тебе!

Василий ГОЛОВАЧЕВ

НЕ ВЕРЬ, НЕ БОЙСЯ,
НЕ ПРОСИ
Роман из цикла “К А ТАРСИ С”
ЖУКОВКА. КРУТОВ
Светящееся снежное поле... ночь... звездный купол неба...
торжественная морозная тишина... дорога с цепочкой телеграф­
ных столбов... и тихий гул проводов, который можно слушать дол­
го-долго, ни о чем не думая, ничего не желая, кроме бесшумного
полета над бесконечным заснеженным полем...
Крутов очнулся.
Никакого снежного поля, никаких столбов с проводами (память
детства), никаких звезд - тюремная камера с рядами двухэтажных
нар и зарешеченным окном высоко под потолком. И гул в ушах не от звенящих от мороза проводов, а гул крови в многострадаль­
ной голове, получившей немало ударов утром, днем и вечером.
Крутов пошевелился, соображая, что лежит на одной из коек
нижнего яруса, повернул голову и встретил внимательный взгляд
длинноволосого - волосы собраны в пучок на затылке - молодого
человека с буквально светящимися прозрачно-голубыми глазами.
- Живой? - вежливо спросил молодой человек.
- Странно... - пробормотал Егор, прислушиваясь к себе. - Пом­
ню, как били, но ничего почти не болит... только в голове звон...
- Я вас немножко подпитал, энергетически, не сердитесь.
- За что же? - Крутов задержал взгляд на лице парня, излу­
чавшем удивительное, непоколебимое, наполненное внутренней
силой спокойствие. - Кто вы?
- Меня зовут Ираклий, Ираклий Кириллович Федотов, если
угодно. А живу...
- Эй, сявки, кончайте базлать, человеку спать мешаете.
Ираклий и Крутов посмотрели на говорившего, переглянулись.
- Блатные, - понизил голос Ираклий. - Позавчера задержали,
за ограбление. Права качают.
- Чмо, тебе говорят! Облома захотел?
Крутов оглядел компанию.
Продолжение. Начало в Ns 2.

9

Их было четверо, неуловимо похожих друг на друга, как шишки
одной сосны, угрюмых, обветренных, с застывшими с т а р ы м и
лицами, хотя возраст самого старшего из них вряд ли достигал
пятидесяти лет. Один спал, укрытый простыней, трое тихо играли
и карты, раздетые по пояс. Тот, кто оборвал разговаривающих
Ираклия и Егора, был худ, но жилист, с волосатой грудью, не за­
горелый, а какой-то темный, словно кожу его специально дубили.
На плече у него красовалась цветная наколка: синий мужской
член в зеленом лавровом венке и две красные ладони.
- Им место не в КПЗ, - сказал Егор, - а где-нибудь на Колыме. А
вы как сюда попали?
- Что-нибудь о РОЧ слышали? Российский Орден чести. Я ма­
гистр Жуковского отделения РОЧ.
Крутов присвистнул.
- Каким же образом вы оказались в камере?
Темнотелый татуированный “братан” что-то сказал соседу, ог­
ромному пузану с висящими грудями, и тот, тяжело ступая, подо­
шел к нарам, где сидели Егор с Ираклием.
Камера притихла. Кроме уголовников здесь находилось еще
четверо: лысый дедок, свернувшийся калачиком у параши, двое
молодых парней с бритыми головами и мужчина средних лет,
спавший на койке верхнего яруса.
- Жить надоело, бобики? - Пузан протянул пухлую руку к
Ираклию, и Крутов аккуратно, не вставая, ударил его ногой под
колено.
Пузатый присел и едва не упал, хватаясь руками за стояк нар.
Выпучил глаза.
- Ты чё, оборзел, баклан?!
Двое его приятелей перестали играть, посмотрели друг на дру­
га, бросили карты и подошли к месту инцидента. Крутов сел, при­
кидывая, кого отключать первым, но голубоглазый магистр Орде­
на чести остановил его жестом и повернулся к уголовникам, не
вставая с места, глянул в бешеные глаза татуированного.
- Успокойтесь, господа, все нормально. Мы будем разго­
варивать тихо.
Несколько секунд длилось тяжелое молчание, потом татуиро­
ванный лидер повернулся и сел на место возле тумбочки в углу
камеры.
- Тасуй, Кощей.
- Ну, фрайер, я тебе еще... - прохрипел толстяк, кидая на Кру­
това выразительный взгляд.
Троица снова принялась шлепать картами.
- Ловко вы их, - покачал головой Крутов. - Владеете пси­
хическим дальнодействием? Гипнозом?

10

- Можно сказать и так, - улыбнулся Ираклий; улыбка у него бы­
ла очень приятная: вежливая, дружелюбная, чуть извиняющаяся и
в то же время гордо-уверенная, как бы предупреждающая. - Я с
раннего детства занимался тем, что называется сейчас транспер­
сональной психологией и НЛП - нейролингвистическим програм­
мированием. Раньше это называлось гармонизацией человече­
ского духа с принципами Вселенной. Я исповедую эту философию
уже тридцать пять лет.
- Тридцать пять?! Постойте, - Крутов нахмурился, - сколько же
вам тогда лет?
- Сорок, - блеснул улыбкой Ираклий.
- Вы случайно не занимались боевыми искусствами?
- Совсем не случайно. В принципе вся моя жизнь - это путь Во­
ина, а Орденом я занимаюсь всего второй год по совету моего
друга Сергея Моисеева. Имя знакомо?
- По-моему, он президент Международной Ассоциации кон­
тактного каратэ...
- И гроссмейстер Международного Ордена чести, кавалер
Креста чести.
- Понятно. И вы уехали из Москвы...
- У меня в Жуковке родственники, а работать можно и нужно
везде, в том числе и в провинции.
- И все же непонятно, как вы оказались здесь, в камере.
- Вы же тоже попали сюда, хотя явно не принадлежите к кри­
минальному миру. Говорят, вы кого-то убили?
- Кое-кто решил предъявить мне счет... хотя я никого не уби­
вал. Крутов Егор. - Полковник сунул руку Ираклию.
Тот пожал руку, слегка поклонился.
- Очень приятно познакомиться. Я слышал, что вас обвиняют в
убийстве, но не поверил. Расскажете - как все произошло?
- Сначала вы.
Ираклий дернул уголком губ, пряча улыбку.
- Конечно. Все очень просто. РОЧ - организация общес­
твенная, но официально зарегистрированная, ей необходим офис
или хотя бы помещение. В декабре прошлого года мы арендовали
у Райкомимущества весь второй этаж бывшего Жуковского Дома
культуры. Как положено, составили и подписали договор, запла­
тили за аренду за год вперед. А в начале июля нас начали высе­
лять.
- Почему? Вы же заплатили.
- Вот и я задал тот же вопрос. Мне ответили, что расценки
аренды изменились, а поскольку мы вовремя не доплатили - из­
вольте покинуть помещение.
- А в инстанцию повыше не ходили?
- Не успел. Приехали крутые парни в униформе “деловых лю­
дей": черный пиджак, серые брюки, галстук в горошек, туфли а ля

11

"копыто лошади”, - и нам пришлось защищаться. Первый натиск
мы выдержали, как-никак, у нас все документы в порядке, а вто­
рой раз они приехали рано утром, связали сторожа, взломали
двери, начали выбрасывать наши вещи, мебель, аппаратуру...
- Беспредел! Но ведь должна быть какая-то причина такого
наглого вторжения.
- О, конечно, причина есть. У брянского мэра есть брат, “новый
русский”, ему и приглянулись наши апартаменты под свое пред­
ставительство, а может быть, под какую-нибудь фирму. Я знаю,
что он начал скупать дома и земли в деревнях района, якобы для
создания сети современных магазинов и строительства клубов, но
так ли это на самом деле - не проверил.
- А в Ковалях он случайно не купил хату?
- По-моему, да, приобрел.
- Его не Борисом кличут?
Ираклий внимательно посмотрел на Крутова.
- Ты с ним знаком?
Егор покачал головой.
- Как тесен мир! Он наехал на меня в первый же день, как
только я приехал к родственникам. Но тогда получается, что его
брат-мэр - муж Елизаветы?!
Ираклий продолжал выжидающе смотреть на Крутова, и тот,
мрачнея, рассказал ему историю своих отношений с Борисом
Мокшиным, не вдаваясь в подробности.
- Ты не знаешь, куда поместили Лизу?
- К сожалению, нет. Здесь есть женская камера, но кто там си­
дит, не интересовался.
Крутов поморщился, потер виски пальцами, чтобы снять боль
от поднявшегося волнения, подумал и лег.
- Что, голова заболела? - спросил Ираклий. - Хочешь, научу
снимать любую боль и даже вообще ее не чувствовать?
- Да я вроде и сам умею.
- Изучал систему или научил кто?
- Приходилось по роду деятельности заниматься китайским ци­
гуном.
- Хорошая система, особенно если знать “рубашки”, но есть
получше. С лунг-гом не знаком?
- С чем его едят?
- Это тибетская система психофизических тренировок. Тебе,
как подготовленному человеку, овладеть ею будет легко.
- Спасибо, будет время, расскажешь и покажешь.
- С удовольствием. Только мне кажется, что ты здесь не за­
держишься.
- А ты рассчитываешь сидеть долго?
Они перешли на ты, не заметив этого.
Ираклий улыбнулся.

12

- Больше пяти суток они не имеют права держать меня здесь,
но уж очень сильно я обидел команду крутых мальчиков Бориса. У
тебя ко мне еще личные вопросы имеются?
Крутов понял.
- Что ты хотел узнать от меня?
- Где ты работаешь?
- Сейчас нигде, уволился... по состоянию здоровья, как напи­
сано в приказе. А работал в спецназе эсбэ, полковник.
- Я понял, что ты профессионал, еще когда лечил тебя. Что
там произошло, на допросе, что вся милиция на уши встала?
Кстати, похоже, тебя несколько раз долбали электрошокером. Я
обнаружил на шее и на спине специфические пятна и рисунок.
Егор вспомнил сцену на допросе.
В кабинете следователя, куда его доставили из КПЗ, находи­
лись три человека: красивый седоватый капитан, оказавшийся
начальником милиции, молодой, но какой-то серый, замученный
то ли жизнью, то ли болезнями, следователь и верзила-омоновец
с лейтенантскими звездочками. Видимо, это его подразделение и
приезжало за Крутовым в Ковали.
Егора посадили на стул посреди комнаты, и следователь на­
чал задавать вопросы, умело оперируя фактами происшествия на
складе ГСМ. Было видно, что он хорошо знает, что именно там
произошло.
Отвечал Крутов коротко, почти не задумываясь, гадая, зачем в
комнате присутствуют еще двое милицейских начальников. Одна­
ко это он понял уже через минуту, когда в допрос вмешался капи­
тан и задал тот же вопрос, что и следователь в начале разговора:
- Имя, фамилия?!
- Егор Лукич Крутов, - ответил Егор и, не удержавшись, доба­
вил. - Вы же забрали мои документы,там все написано, или читать
не умеете?
- Отвечать без рассуждений! На кого работаешь на самом де­
ле?
- На китайскую разведку, - с иронией ответил Егор и тут же по­
лучил удар по уху, сбросивший его со стула.
- На кого работаешь, скотина?! Быстро!
Крутов полежал на полу, справляясь с головокружением и шу­
мом в голове, потрогал ухо, глянул снизу вверх на воз­
вышавшегося над ним, как башня, омоновца, спросил безразлич­
ным тоном:
- Ты случайно не бейсболист?
- Встать! - рявкнул капитан.
Егор встал, поднял глаза на лейтенанта.
- Еще раз ударишь, сверну шею, понял?
- Ты еще хамишь, паскуда?! - удивился начальник милиции. - А
ну-ка, Онопченко, осади бандита!

13

Лейтенант шагнул к Егору, схватил его за плечо и попытался,
надавливая на ключицу, усадить на стул. Крутов убрал плечо,
перехватил мощную руку омоновца, мгновенно заблокировал
предплечьем и нанес точный удар в шею, называемый в каратэ
кодзеку - “коготь и крыло”. Лейтенант дернул головой и, наверное,
упал бы, не поддержи его Крутов. Егор отвел омоновца к столу и
усадил на второй свободный стул. Сам же вернулся и сел на стул
посреди комнаты. Все произошло так быстро, что ни капитан, ни
следователь не успели среагировать, да и потом просто сидели и
смотрели то на Егора, то на гаранта своей безопасности, зака­
тившего глаза.
- Собака бешеная! - первым опомнился начальник милиции. Ты что же это себе позволяешь?! Нападение на работника мили­
ции при исполнении...
- Капитан, - проникновенно сказал Крутов, -тебе не страшно
связываться с конторой, в которой я служу? Она же от тебя мокро­
го места не оставит. Я же со своей стороны, когда выйду, а я обя­
зательно выйду, обещаю, что угрохаю весь твой сраный ОМОН,
ворвавшийся ко мне в дом. Я таких вещей не прощаю. Может
быть, лучше будем сотрудничать? Я ведь много чего могу расска­
зать о бандитах, отдыхающих на складе ГСМ. Это именно они
напали на Ковали, чуть не застрелив деда и избив старуху.
Начальник милиции побледнел, глянул на растерявшегося
следователя, и кто знает, что он предпринял бы дальше, если бы
не вмешался пришедший в себя командир взвода ОМОН. Он по­
мотал головой, взревел и бросился на Крутова, доставая с пояса
пистолет. Понимая, что сопротивление работникам милиции бу­
дет поставлено ему в вину, но не желая пассивно ждать избиения,
Егор принял предлагаемый сценарий действий.
Не вставая со стула, он ударом ноги в живот остановил омо­
новца, а вторую ногу (прием “ножницы”) впечатал ему в скулу.
Верзила отлетел к столу, сбивая с него телефон, чернильный
прибор и бумаги, но пистолет не выронил, обучен был таким ве­
щам. Он, наверное, мог бы и стрельбу начать, однако вскочивший
капитан остановил лейтенанта и вдавил кнопку вызова дежурного.
В помещение вбежали двое парней в камуфляже, за ними
сержант милиции, и дело приняло другой оборот. Крутов отскочил
к стене, выставил вперед ладони.
- Все, все, сдаюсь, давайте поговорим спокойно...
Но его схватили за руки, надели наручники и по команде лей­
тенанта начали избивать: один омоновец имел дубинку, второй электрошокер. Зажатый в угол, Егор сопротивлялся некоторое
время, разбив омоновцу лоб, а второму сломав нос, однако силы
были не равны, в схватку вмешался лейтенант и, выждав момент,
ударил Крутова по затылку рукоятью пистолета. Затем, упавшего,
его с минуту били ногами, пока он не потерял сознание...

14

- Они что же, не поверили, что ты полковник? - помолчав,
спросил Ираклий, когда Егор закончил рассказ.
Крутов качнул головой.
- Им нужен козел отпущения, на кого можно многое свалить.
Они будут из кожи лезть, чтобы доказать мою вину.
- А ты действительно был на складе?
Крутов встретил заинтересованный взгляд магистра Ордена
чести и вдруг под влиянием импульса, поверив в его искренность
и достойное отношение, принялся рассказывать историю своего
появления в Жуковском районе. Закончив, тут же пожалел о своей
откровенности, не понимая, чем она была вызвана, но реакция
Ираклия его несколько успокоила. Тот остался задумчиво­
спокойным, и в глазах его не было сомнений и недоверия.
- Да, влип ты крепко, - сказал он. - Им будет легко доказать,
что ты был на складе, свидетелей - хоть отбавляй. И ты слишком
много знаешь, чтобы они тебя выпустили.
- А ты случайно не интересовался, что за воинская часть пря­
чется в лесах за колючей проволокой? И воинская ли?
- Кое-что слышал, - уклончиво ответил Ираклий, - но это лишь
слухи. Говорят, что там находится какой-то военный полигон,
оружие новое испытывают. Но сам я в тех местах не бывал и
свидетелей испытаний не встречал.
- Понятно, - разочарованно пробормотал Крутов. - Дейст­
вительно, солидная вывеска - полигон... если только не фальши­
вая. А я думаю, что фальшивая, потому что те, кто сидит в зоне,
действуют слишком по-бандитски, келейно, оглядываясь по сто­
ронам. Настоящие армейские профи вызвали бы меня к себе или
приехали бы ко мне и спокойно дали бы понять, что охраняют
гостайну, я ведь не хрен с бугра, а все-таки полковник ФСБ... хотя
и бывший. О чем мало кто знает. Ладно, разберемся. Знаешь, что
меня поразило после нападения бандитов на деревню? Реакция
сельчан. Как-то народ воспринял случившееся слишком просто,
будто ничего особенного не произошло. Ну, постреляли, пошуме­
ли, избили кого-то, ну ранили... и все! Посудачили и разошлись.
- Привык народ к беспределу.
- Но ведь это страшно! Страна становится не просто кри­
минальным “раем”, но государством террора! В последнее время
нас вызывали для захвата тер... - Егор осекся.
Ираклий смотрел на него с улыбкой, хотя взгляд его ос­
тавался строгим и оценивающим.
- Договаривай, хотя я и так догадался, что ты в пятом управле­
нии работал, спецподразделение “АТ”. Угадал?
- С умным человеком и поругаться приятно... - Крутов закрыл
глаза, полежал немного, стиснув зубы, оживился. - Ты не из нашей
конторы, часом, коль знаешь такие вещи?

15

- Не из вашей, - засмеялся Ираклий, - Но из родственной. И
тоже полковник... в отставке.
Засмеялся и Крутов.
- Родственные души, значит?.. Рассказал бы ты о своем Орде­
не, все же любопытно, чем вы там занимаетесь.
Раздался звук зевка. Беседующие оглянулись.
Спящий под простыней человек зашевелился, сбросил про­
стыню, сел, помассировал затылок, глянул из-под тяжелых век на
Крутова с Ираклием, сказал хрипло:
- Эй, вы, двое...
Крутов оглядел уголовника, вызывающего уважение не только
габаритами и массивным, бугристым от мышц, торсом, но и татуи­
ровкой на груди, изображавшей батальную сцену морского сраже­
ния, выколотую с большим мастерством. И взгляд у мужика был
очень нехороший, недобрый, тяжелый, с легким флером безумия,
говоривший о полном пренебрежении к нормам человеческого
общежития.
- Подойдите, - поманил он приятелей толстым пальцем.
Ираклий хотел чтб-то сказать, но Егор опередил его:
- Сам подойди, если чего надо.
В камере установилась пугливая тишина.
- Я же говорил, оборзели, фрайера! - негромко произнес тем­
нолицый зэк с татуировкой на плече.
- Что ж ты их не успокоил? - буркнул вожак, не поворачивая го­
ловы.
- Да мы...
- Засохни!
Вожак соскочил на пол со второго яруса нар с грацией медве­
дя, встал во весь рост. Тело его напоминало ствол эвкалипта:
грудь, талия и шея казались одной толщины, а руки походили на
узловатые корни. Вероятно, этот экземпляр человеческой породы
был очень силен.
- Бардадым... - вспомнил Крутов старика-водителя из Выселок.
- Снежный человек.
Они переглянулись с улыбками, отлично понимая друг друга.
- Пошли, - почти нежно проговорил “снежный человек", - пого­
ворим с парашютистами.
Игравшие в карты уголовники с готовностью встали за спиной
вожака, и тот направился к продолжавшим сидеть Ираклию и
Крутову, одетый в спортивные штаны с надписью “адидас”. Оста­
новился в метре от койки, на которой сидел Ираклий. Крутов стал
приподниматься, но Ираклий остановил его жестом.
- Дурь" есть? - тяжело спросил вожак.
* Парашютист - заключенный, который выносит парашу (тюремный жар­
гон).

16

- Откуда? - пожал плечами Ираклий. - Мы тут люди слу­
чайные. Да ты успокойся, король, хочешь держать зону - держи,
мы не препятствуем, - тон Ираклия внезапно изменился, похоло­
дел, - но и нас не тронь!
Вожак лениво почухал себя за ухом, так что заиграли чудо­
вищные мускулы на руке и плече, перевел взгляд с Ираклия на
Крутова, задумчиво сплюнул. Было видно, что ему что-то мешает
чувствовать себя хозяином положения.
- А если мы вас попишем, а ночью мокруху спроворим?
Пузан с пухлыми руками и грудью услужливо подсунул глава­
рю самодельный нож-заточку, сделанный из напильника.
- А если мы в ответ устроим кипеж? - кротко сказал Ираклий.
Вожак хмыкнул, повертел в пальцах нож, все еще пребывая в
нерешительности, как ему поступить, чтобы не потерять лицо: эти
двое явно его не боялись, - и вдруг выбросил вперед руку с но­
жом, норовя попасть в глаз Ираклию. В ту же секунду Крутов,
поймавший кровавый блеск в глазах вожака, змеиным движением
перебросил тело на другую сторону койки, а Ираклий, отклонив­
шись, легко отбил удар и вонзил два пальца в глаза вожака. Од­
новременно с ним атаковал противника и Крутов: захватив голову
татуированного за затылок, ударил его лбом о стойку нар, пузато­
го игрока толкнул в грудь “лапой тигра”, а третьего просто сбил с
ног коленом.
Нож из руки вожака выпал, а сам он схватился за лицо, но не
закричал, лишь утробно ухнул, отшатываясь, и, мелко переступая
ногами в кроссовках (он так и спал в них!), попятился а проход,
натыкаясь на своих охающих сподвижников. Остановился, выти­
рая слезы, раскрыл покрасневшие глаза, исподлобья глянул на
спокойно стоявших плечом к плечу полковников.
- Вам хана, люди! Я вам устрою шитвис...
Он не договорил. Крутов, подобрав нож, метнул его между уго­
ловниками, так что тот пролетел мимо них и вонзился в тумбочку.
Компания обменялась понимающими взглядами, отошла в
свой угол и успокоилась. Ираклий и Крутов сели на койку, посмот­
рели друг на друга.
- Профессионально бросаешь ножичек, - похвалил Ираклий.
- Да и ты не слабо дерешься, - хмыкнул Крутов. - Я не заметил,
что ты сделал, хотя владею темпом.
- Тренировка.
- Лунг-гом?
- И она тоже. Образ жизни.

Дурь - наркотик.
' Держать зону - быть неофициальным лидером среди заключенных.

17

- Хитришь ты, полковник. Путь Воина, которым ты идешь, не
декларация, это действительно образ жизни, который предпола­
гает постоянное участие в драке. Все равно какой • спортивной
или реальной. А судя по твоим кондициям, ты человек боя.
- Полковник, ты неплохой психолог, но слишком прям. Тебе это
наверняка мешает в жизни. Наверное, из службы за просто так не
увольняют, где-то ты проштрафился? Или сказал что-то невпопад,
или приказ выполнил по-своему.
Крутов усмехнулся.
- Кажется, мы достойны друг друга. Когда-нибудь я расскажу
тебе, по какой причине я ушел в отставку. Кстати, я не одинок в
этом вопросе. У меня появился приятель, бывший майор ОМОН,
которого тоже уволили... за некие грехи. Так вот он в отличие от
меня продолжает работать.
- Каким образом?
- О "дорожных мстителях” не слышал? У него бандиты убили
сестру, и он решил мстить. Собрал бригаду из шоферов, постра­
давших от грабителей и убийц, и теперь колесит по дорогам оте­
чества, “мочит” всех без суда и следствия. И совесть его чиста.
Ираклий задумчиво подергал себя за нос.
- Я его понимаю, хотя сам придерживаюсь другой точки зре­
ния. Злобных, агрессивных людей, садистов и убийц убивать
нельзя, так как их ущербные души слишком рано обретают свобо­
ду и возвращаются в мир, чтобы овладеть новыми жертвами.
- Ты веришь в теорию реинкарнации? В устах бывшего полков­
ника это звучит несколько...м-м, необычно.
- Вера - лишь одна из ступеней Лестницы Иакова, - засмеялся
Ираклий, - причем самая первая. Всего же ступеней семь. Чело­
век, поднявшийся по всем семи, становится воплощением Бога.
Но начинать надо с первой, с Веры.
- В Бога?
- В человека.
- Я читал, - кивнул Крутов, - но как-то не задумывался над
практическим воплощением Лестницы. Семь ступеней - это Вера,
Надежда, Любовь, Чистота, кажется, и... э-э... Смирение...
- Благодать и Слава. По сути, Лестница Иакова - это лестница
самосовершенствования и самореализации человека. Но вряд ли
последние две ступени одолимы человеком, даже адептом духов­
ного Пути. Даже магистром Ордена чести. - Ираклий подмигнул
Егору, подшучивая над собой.
Крутов хотел расспросить его о каноническом смысле Лестни­
цы Иакова, однако в это время загремели запоры на двери каме­
ры и тюремщик возвестил:
- Собирайсь на ужин!
Возникла небольшая заминка. Обычно первыми из камеры вы­
ходили уголовники, привыкшие считать себя “тюремной элитой”,

18

но на сей раз все четверо сначала посмотрели на Егора и его
собеседника, как бы признавая их первенство - сработал закон
силы, - и лишь потом, увидев, что они не торопятся, зашевели­
лись, воспрянули духом и важно прошествовали к выходу. Крутов
встретил иронический взгляд Ираклия, подмигнул ему, и они вы­
шли следом.
Столовая в местном СИЗО была небольшая, всего на двад­
цать человек, поэтому уединиться было негде, стол здесь был
один, и беседовать не хотелось. Лишь поужинав: овсяная каша,
хлеб, чай, - и дойдя до камеры, бывшие полковники заговорили, и
Ираклий наконец рассказал Крутову историю создания Ордена
чести и объяснил его цели.
Егор узнал, что кавалером Ордена может стать каждый чело­
век, добровольно подчиняющийся правилам и дисциплине Орде­
на, соблюдающий его иерархию и этику вне зависимости от поло­
жения, которое он занимает в обществе. Главным же условием
продвижения кавалера по иерархической лестнице Ордена было
соблюдение “принципа мушкетеров": один за всех - все за одного!
А также признание постулата: честь служения Ордену - выше
любых должностей!
- Ну хорошо, звучит красиво, - сказал Крутов. - Однако каждый
понимает слово “честь” по-своему. Какой смысл вкладываете в
него вы?
- Толкование смысла этого слова может быть только одно, возразил Ираклий. - Честь означает гармоническое соединение
нравственного, разумного и волевого начал - это я цитирую Ко­
декс кавалеров Ордена, - следование пути, определенного этиче­
скими нормами человеческого опыта. С честью несовместимы
проявления трусости, малодушия, слабоволия, лживости, алч­
ности, моральной распущенности, унижения одного человека
другим. Или ты не согласен?
- Согласен, - вздохнул Егор, вспоминая историю своих отно­
шений с Елизаветой, - только где вы отыщете таких идеальных
кавалеров? Существуют ли они в природе вообще?
- Существуют, - кивнул оставшийся серьезным Ираклий, - один
из них перед тобой. - Веселая искра в глазах говорившего явно
относилась к реакции Егора. - Среди кавалеров Ордена немало
офицеров, как действующих, так и в отставке, ребят, воевавших в
Афгане, Чечне, Абхазии, Молдове, но есть и ученые, писатели,
актеры и даже политики.
Крутов скептически поджал губы.
- Политика - дело грязное. Неужели в ваших рядах наблюда­
ются честные политики?
- По большому счету ты прав. Еще Конфуций сказал: честные
речи и любезный вид редко сочетаются в людях. И все же среди
кавалеров Ордена чести есть и политики.

19

- Кто же, если не секрет?
- Моисеев Сергей Евгеньевич, например, Лебедев Александр
Иванович, ряд политиков помоложе.
- Ну, хорошо, допустим. Но я так и не разобрался, каких целей
добивается ваш Орден, чем занимается.
- Высшая цель Ордена - влияние на судьбу страны, на выбор
стратегии развития. Если хочешь - споспешествование росту ду­
ховного потенциала народа.
- Ни больше, ни меньше, - с иронией поднял бровь Крутов. Сам-то ты веришь в достижение столь значимых целей? К слову,
как ты представляешь себе “споспешествование росту духовного
потенциала”?
- Выход один, - Ираклий вдруг погрустнел, - создание вос­
питательно-этических систем. Этот путь очень долог и труден, но
он единственно правильный. И мы - в самом начале пути. Мы
создаем детские сады, гимназии, школы, клубы по интересам,
спортивные базы, работаем с правоохранительными органами,
военкоматами и армией, отдача слабая, но она есть.
Крутов сделал вид, что переваривает информацию. Впе­
чатление, сложившееся у него от всей беседы с Ираклием Кирил­
ловичем, что Орден чести - лишь “крыша” какой-то
“новомасонской ложи", укрепилось окончательно. Уж больно эру­
дированным был этот бывший полковник, ставший магистром
районного Ордена, слишком свободно он оперировал понятиями
психологического программирования и чересчур профессиональ­
но владел рукопашным боем. Вслух же Егор сказал:
- Как ты думаешь, спать можно спокойно или лучше по очере­
ди подежурить?
Ираклий оглянулся на примолкшую в углу четверку уго­
ловников, подумал и решил:
- Лучше подежурить.
МОСКВА. ДЖЕХАНГИР
Дубневич позвонил в семь утра, когда Мстислав Калинович
принимал душ в своей роскошной ванной с гидромассажем. Ванна
была подстать роскошной шестикомнатной квартире, располо­
женной на Новой Басманной, напротив церкви святых Петра и
Павла, но Мстислав Калинович Джехангир, официально - владе­
лец мощного рекламного агентства “Премьер-WW”, жил в ней
один. Менее известно было другое занятие Джехангира - патро­
наж российских спортивных баз, в том числе - школ восточных и
славянских единоборств. И совсем неизвестной, причем не только
широкой общественности, но и спецслужбам, оставалась миссия
Мстислава Калиновича на поприще создания и руководства Рос­
сийским Легионом, а также его деятельность в качестве начальни-

20

ка службы безопасности секретного третьего отделения ФУМБЭЛ
• Федерального управления медико-биологических и экстремаль­
ных проблем. Когда-то и сам Джехангир занимался боевыми ис­
кусствами, завоевал звание мэй-дзина - мастера, достигшего
совершенства, стал победитетелем двух финальных Боев без
правил, создал свою школу в Брянске и три года учил детей и
юношей искусству кунгфу (тогда это называлось "каратэ"). Однако
н начале девяностых годов на него вышли наниматели РВС,
предложили применить его знания и опыт в несколько иной об­
ласти, и Мстислав Капинович согласился. Через семь лет он стал
генералом и командующим Российским Легионом, о создании
которого не знал даже президент страны.
- Появились кое-какие проблемы, - сказал Дубневич. - Я могу
говорить?
Джехангир с трубкой в руке вылез из ванной, вытираясь на хо­
ду полотенцем, бросил взгляд на телефон в гостиной, на котором
горел зеленый зрачок - сигнал включенного скремблера.
- Говори.
- Нами заинтересовалась военная контрразведка. Их агент
прибыл в Брянск.
- Точнее.
- Пока неизвестно, кто он и какой легендой прикрыт, но мы ра­
ботаем.
Джехангир вытер полотенцем лицо и шею, поддерживая пле­
чом трубку возле уха. Полковник Дубневич был заместителем
начальника штаба округа и начальником охраны военных объекюв в Брянской губернии, а также командиром одной из бригад
Российского Легиона. Кроме того, он лично курировал работу
"Объекта №2” на территории Жуковского района, и если он под­
нимал тревогу, к этому стоило прислушаться.
- Что еще?
- Меня беспокоит психическое состояние команды, охра­
няющей "Объект №2”. По-моему, у охранников начались не­
обратимые изменения в психике, они превращаются в дебилов. Я
только что узнал о создании ими мотобанды, которая в свободное
от службы время гоняет по дорогам области, нападает на авто­
любителей и жителей деревень.
- Ты в своем уме?! - тихо спросил Мстислав Капинович.
- Я-то в своем, - угрюмо ответил Дубневич, - а кое-кто нет. Я
еще полгода назад возражал против испытаний “ЗР на охранни­
ках...
- Короче, - перебил полковника Джехангир. - Твои предло­
жения?
- Срочно заменить охрану, послать в район команду “зачистки”.
Если только уже не поздно.
- Что ты имеешь в виду?

21

Эти идиоты налетели на деревню Ковали всего в шести ки­
лометрах от нашего объекта, напоролись на негосударственную
контору “Час", на так называемых "дорожных мстителей”...
От щек Джехангира отлила кровь.
- И ты ничего не предпринял?!
- Предпринял, как только узнал. “Мстителей” мы возьмем,
лишь бы не возникло резонанса. Кстати, вам фамилия Крутов ни о
чем не говорит?
- Крутов? - Мстислав Калинович не сразу вспомнил бывшего
своего ученика. - Да, я знаю одного, если только этот тот Крутов.
Егор?
- Так точно. Так вот он - полковник ФСБ, правда, в отставке, и
по его словам приехал к родственникам на побывку. Однако при­
ехал он именно в тот момент, когда произошли те самые события.
Вы его хорошо знаете?
- Я его не видел больше пятнадцати лет.
- Это может быть простым совпадением - его появление и уча­
стие в драке?
- Не знаю. Проверь. Понаблюдай за ним.
- Его взяли люди Казановы... э-э, капитана Казанова, на­
чальника Жуковской милиции, по обвинению в убийстве военно­
служащего, и сейчас он сидит в камере Жуковского СИЗО. Сватов
подсуетился.
Мстислав Калинович крякнул. Майор Сватов был начальником
охраны “Объекта №2”, жестким и умным, но излишне самостоя­
тельным и грубым. Это он предложил зомбировать охранников
объекта “с целью усиления ответственности каждого за поручен­
ное дело", а директор Проекта, начальник "Объекта N82”, пошел
ему навстречу. Что с него взять, для него это был лишь дополни­
тельный материал для испытаний “ЗГ“...
- Подробный отчет о происшедшем - мне на стол! Крутова от­
пустить.
- Но он же...
- Отпустить! Но держать под контролем. Не исключено, что он -)
подсадная утка. Не исключено также, что он станет нам полезен.
“Мстители” должны тихо исчезнуть. Охрану объекта... заменить.
- Понял. Будет сделано.
Связь прервалась.
Мстислав Калинович подержал трубку в руке, потом набрал
номер.
- Винсент Аркадьевич? Как насчет рандеву?
- Что-нибудь важное? - бархатистым раскатистым голосом ото­
звался председатель РВС Винсент Аркадьевич Валягин.
- Проблемы возникли небольшие, но посоветоваться необхо­
димо.
- Если только вечером.

22

-Где?
- Можно в сауне клуба.
- Это идея, давно не принимал массаж. Хотя есть поговорка: в
баню ходит только тот, кому лень чесаться.
Трубка донесла сытый смешок, и Валягин отключил линию.
Мстислав Калинович с улыбкой положил трубку и пошел обратно
и ванную.
В семь часов вечера они встретились в баре ночного стрипклуба “Баттерфлайз”* на Садово-Каретной. Посетителей было
еще мало, завсегдатаи клуба собирались позже, к девяти-десяти
часам вечера, но беседовать в баре все равно было не с руки, и
после двух кружек пива “кайзер" обе особо важные персоны от­
правились в сауну.
Рядом с Валягиным Джехангир, сам в общем-то далеко не хи­
лый человек, смотрелся, как “запорожец” рядом с “мерседесом”.
Винсент Аркадьевич в молодости был культуристом: рост два
метра один сантиметр, плечи - метр двадцать (почти косая са­
жень), объем шеи и бицепсов - шестьдесят девять сантиметров, но и к пятидесяти пяти годам не потерял фигуры, разве что мыш­
цы подзаплыли жирком да пропала былая легкость движений.
Посидев в парной, они нырнули в пустой бассейн с под­
свеченной снизу водой и в блаженном расслаблении медленно и
долго плавали от стенки к стенке, пока нервная система не
пришла в состояние гармонии со всеми частями тела, потом вы­
лезли из бассейна, завернулись в простыни и уселись в низкие
удобные кресла в комнате отдыха.
- Ну что там у тебя стряслось? - поинтересовался наконец Ва­
лягин, беря со стола уже открытую незаметной прислугой сауны
бутылку пива “миллер”.
- Ничего особенного, - взял вторую бутылку Джехангир. - У ме­
ня все нормально. Проблемы возникли у системы.
- Конкретнее.
- Я предупреждал, что нельзя брать на работу уголовников.
- О ком ты?
- И я был прав. Но Юрий Тарасович не пожелал тогда выслу­
шать мои доводы, и вот результат.
Валягин вытер красное, распаренное, мясистое лицо, смерил
Мстислава Калиновича насмешливым взглядом.
- Слушай, скоро мне твоя манера разговора надоест и я сошлю
тебя в Сибирь, поближе к объектам номер один и три. Что случи­
лось?
- “Объектом №2” заинтересовалась контрразведка.
Валягин спокойно допил пиво, взял вторую бутылку.
- Ну, этого следовало ожидать. Спецслужбы не может не заин­
тересовать контора, я имею в виду наше управление, которую они
не контролируют.

23

- И тем не менее эту проблему надо решать.
- Кто говорит, что не надо? Только способы решений могут
быть совершенно разными. Вот как ты, например, оли­
цетворяющий безопасность системы, собираешься ее решать?
Мстислав Калинович пососал клешню рака, понимая, что
инициативу ему предоставили неспроста, у Винсента Аркадьевича
явно были с в о и наработки и идеи.
- По-моему, решение напрашивается простое. Оперативная
разработка - это агентурная и техническая разведка, слежка, про­
верка, инженерно-технический контроль, внедрение своих людей
во все эшелоны спецслужб, выход на агентурную сеть противника.
Но этот метод стар и не всегда эффективен. Могу позволить себе
предложить другое решение, с одной стороны - традиционное,
ему много тысяч лет, с другой - мы его еще не применяли, я имею
в виду российские спецслужбы.
- Ну-ну? - благосклонно поощрил собеседника Валягин.
- Это одна из китайских стратигем, стратигема номер двадцать
семь. Звучит она примерно так: притворяться глупцом, не подда­
ваясь вожделениям.
- Какой в нее вкладывается смысл?
- Смысл таков, что лучше сделать вид, что ничего не знаешь и
не хочешь ничего делать, чем делать вид, что владеешь знанием,
и действовать торопливо и безрассудно.
Валягин разломил крупного рака, пожевал мясо, разглядывая
флегматичного с виду Джехангира.
- Ну и как ты собираешься воплощать свою стратигему в
жизнь?
- Пусть контрразведка занимается своим делом, мы же запус­
тим в ее сеть слух о приеме на работу на интересующий их объ­
ект и проверим всех, кто захочет получить работу.
- Приятно иметь умного начальника охраны, - хохотнул Валя­
гин, намеренно принизив должность Джехангира. - Не зря мы тог­
да обратили на тебя внимание. Ты прав, у меня есть ноу-хау, хотя
ему тоже не менее тысячи лет. Допустим, некая мощная структура
хочет подчитнить другую, равную себе. Как это сделать, не рискуя
погибнуть? Война ведь может быть проиграна, силовое соперни­
чество стратегически невыгодно. Между тем ответ действительно
прост - сотрудничество! И последующее постепенное по­
глощение.
Джехангир перестал хрустеть раками, вытер руки краем про­
стыни, не торопясь высказывать свое мнение.
- Идея неплохая... по большому счету. Однако военная контр­
разведка - не коммерческая фирма и даже не криминальная
структура со своими методами защиты, с ней не очень-то посотрудничаешь, а тем более не заставишь работать на себя.

24

- Ошибаешься, Калиныч. Ты все время забываешь, над чем
мы работаем. Испытания “ЗГ” проходят успешно, скоро мы их
запустим в производство, а имея генератор, можно легко заста­
вить любого человека делать то, что нам нужно. В том числе руководителей ФСБ и других силовых структур. А потом мы нач­
нем работать над более глобальным проектом, над Проектом ПИ.
Джехангир промолчал. Он не был ученым и в терминологии
Проекта разбирался слабо, знал только, что аббревиатура ПИ
означает “психотронное инициирование", а сам Проект состоит в
разработке квазиоружия на основе ПИ. Разработка и испытание
“З Г - зомбигенераторов “черный глаз” и пси-излучателей “удав",
подавляющих волю, на “материале", то есть на людях, на
"подопытных кроликах”, в качестве которых использовались за­
ключенные, приговоренные к смертной казни или к пожизненному
заключению, была лишь первым этапом Проекта.
- Совсем скоро мы испытаем действие “ЗГ' на тех, кто нам
мешает, - продолжал, импозантно развалившись в кресле, Вин­
сент Аркадьевич, также переставая насыщаться, - и контрразвед­
чики сами сообщат нам, кто из агентов сидит в Брянске и крутится
покруг объекта. Это все твои проблемы?
- Нет, - помолчав, ответил Мстислав Капинович. - По данным
Дубневича, у охранников объекта начались изменения в психике,
из-за чего они “засветились” сами и “засветили” объект.
- А вот это уже гораздо хуже. Ты обязан был предусмотреть
подобные инциденты. Пошли туда свою группу “ассенизаторов”,
пусть “зачистят” все, что можно.
- Я уже дал команду, но боюсь, что поздно. В инцидент впута­
лось множество посторонних людей.
Лицо Винсента Аркадьевича стало твердым и злым.
- “Зачистить” всех! Подставьте кого-нибудь, свалите все на ка­
кую-нибудь банду, показательно уничтожьте ее, подготовьте сви­
детелей... короче, не мне тебя учить, как это делать."Объект №2”
практически исчерпал свои возможности, но мы еще не готовы
свернуть все работы , перебазировать его и ликвидировать следы
деятельности. Займись этим сам.
- Хорошо, - меланхолически согласился Мстислав Калмнович.
- А кого ты имел в виду под уголовниками? Якобы у нас рабо­
тают уголовники...
- Я имел в виду зятя Юрия Тарасовича.
- Сватова, майора охраны объекта? Какой же он уголовник?
- Он сидел, а это уже характеристика. Все его приятели - бан­
диты и уголовники, и связи остались, и действует он, никого не
признавая, бандитскими методами. По сути, он и допустил утечку
информации, глядя сквозь пальцы на “шалости” своих дебильных
мальчиков.
- Я этого не знал. Но Юрий Тарасович не стал бы...

25

- Он директор Проекта, ему наплевать на проблемы охраны
тайны и защиты территории, и слушать меня он не станет.
- Хорошо, я поговорю с ним. А пока готовься к легализации Ле­
гиона. - Валягин встал. - Пошли, посидим в парилке еще раз.
Мстислав Калинович с недоумением посмотрел на пред­
седателя РВС.
- Не понял. О какой легализации речь? Легион - часть си­
стемы...
- Рано или поздно о его создании станет известно не только
Совету безопасности и первому вице-премьеру...
- Которому мы заткнули рот взяткой.
- К сожалению, не каждого политика можно купить за леньги.
- Что нельзя купить за деньги, можно купить за большие день­
ги.
- Лебедева ты не купишь, а профессионал он ушлый и команда
помощников у него грамотная. Так вот, прежде, чем о Легионе
узнает оппозиция, надо его проверить в деле и порекомендовать
президенту как боевую единицу, способную решать л ю б ы е
проблемы. Что не так уж и далеко от истины.
Валягин вышел. Мстислав Калинович вынужден был присое­
диниться к нему в парной, температуру которой - сто с лишним
градусов по Цельсию - мог выдержать далеко не каждый здоро­
вый человек.
- Я считал, что дело Легиона - поддержка РВС...
- Расслабься, Калиныч, дыши через нос. Легион был и оста­
нется в твоем подчинении, в качестве стратегического резерва
РВС, хотя это действительно военная основа Реввоенсовета. Что
касается первых вице-премьеров и лидеров оппозиции, то у нас
родилась идея испытать один из “ЗР на них. Если испытания
пройдут успешно, получим мощных сторонников, которые помогут
нам в “час икс” реализовать революционную ситуацию.
- Вице-премьера можно отправить в отставку с помощью стан­
дартного приема: сформировать “джентльменский набор" улик взятка, злоупотребление властью и служебным положением, упо­
требление наркотиков, женщины... Проще и надежней.
- Но дольше и дороже, дорогой генерал. С “З Р это будет на­
много быстрее и дешевле: наставил аппаратик, - ты же видел
“удав”? - похож на пистолет, - нажал на курок - и человечек твой,
со всеми его амбициями, идеями, идеалами и связями. Никакой
крови, никаких угроз.
Мстислав Калинович попытался подрегулировать дея­
тельность внутренних органов секреции, чтобы выдавить из себя
как можно больше пота, очистить организм от шлаков, но это у
него не получилось, сказывалось отсутствие постоянного тренин­
га, соблюдения режима. Надо заняться собой, подумал он, дыша,
как рыба на берегу.

26

- Что замолчал? - покосился на собеседника мокрый, могучий
Валягин, разрисованный ручьями пота. - Или припас еще одну
неразрешимую проблему?
-Д а нет, думаю...
- Думай, думай, это полезно...
Валягин захохотал.
Из парилки Джехангир выбрался первым - организм уже не
выносил таких перегрузок.
ЖУКОВСКИЙ РАЙОН. ВОРОБЬЕВ
Ночевал Панкрат в Жуковке, в гостинице 'Услада", пред­
приняв, конечно, все меры предосторожности. Ночь прошла нор­
мально, никто приезжими “коммерсантами из Тулы", как они себя
представили, не интересовался, и все же Панкрат чувствовал
какой-то внутренний дискомфорт, который в принципе можно бы­
ло передать всего двумя словами: идет гроза. Интуиция подска­
зывала, что "мстителей” ждут нелегкие времена.
В семь утра, после зарядки и водных процедур, Панкрат раз­
будил Мишу Ларина, бывшего десантника-афганца, и связался с
Барковым, который за сутки дважды выходил на связь с команди­
ром, но ничего существенного рассказать не мог. Зона за колючей
проволокой выглядела мертвой, безлюдной, если не считать бди­
тельно вышагивающих по периметру часовых да выехавшего из
ворот одинокого мотоциклиста.
- Ждите, - приказал Воробьев, - не высовывайтесь, обнюхайте
там каждое дерево, каждую кочку. В зону идти пока рано.
Связь с другой группой разведчиков - Родионом и Толиком Зеленовым - также не принесла особо важной информации. Ребята
проверили воинскую часть недалеко от Фошни, определили, что
она настоящая - радиобатальон со стационарным базированием,
и Панкрат послал их в Ковали, чтобы понаблюдать за домом Кру­
това и выяснить обстановку в деревне после нападения бандитов.
Сам же Воробьев начал прикидывать план освобождения полков­
ника из Жуковского СИЗО.
- Пошли, погуляем по центру, - сказал он Ларину, сухонькому,
низкорослому, невзрачному на вид, но великолепному самбисту.
Они переоделись по местной моде - брюки местной фабрики
“Выгода”, ковбойки, кроссовки - и направились из гостиницы мимо
школы к вокзалу, ничем не отличаясь от редких пешеходов.
Обошли здание милиции, двор, где стоял серый барак СИЗО,
осмотрели подходы и подъезды к нему, прикинули высоту забора
и его прочность. Потом Панкрат проглодался, и они завернули в
кафе возле рынка, почти пустое по причине летней жары и ранне­
го времени.

27

Ларин был неразговорчив по натуре, поэтому Панкрат обра­
щался к нему редко, но видел, что парня гложет какая-то мысль и
настроение у него далеко не радужное.
- Ты не заболел? - спросил он Михаила, допивая кофе. Тот,
почти не притронувшись к завтраку, который можно было охарак­
теризовать словами: "я вас умоляю!" - отрицательно качнул голо­
вой.
- Тогда в чем дело? Хочешь уехать?
Еще один отрицательный жест.
- Тогда почему такой смурной?
- У меня мама заболела... - пробормотал Ларин. - Позвонить
бы...
- Что тебе мешает? - удивился Панкрат. - Пошли вместе, мне
тоже надо позвонить кое-кому. Потом поедем в Фошню, проведа­
ем родственников нашего бравого полковника и заберем ребят из
Ковалей.
Слегка вспотев от выпитого кофе, называемого здесь
“фирменным напитком “Голливуд”, “мстители” вышли из кафе в
жаркое летнее утро и, не спеша, побрели к главпочтамту, где
находился центральный переговорный пункт. Михаил скрылся в
одной кабинке междугородного телефона, Воробьев в другой,
набрал номер МУРа и через минуту услышал голос заместителя
начальника оперативно-розыскной бригады:
- Губарев.
- Привет, Михаил Сергеевич, - сказал Панкрат. - Рад слышать.
Не чаял застать на работе, ты же собирался ложиться на обсле­
дование.
- Некогда, дел невпроворот. Откуда звонишь?
- Из Брянской области, городок Жуковка. Слушай, Сергеич, у
меня к тебе просьба: проверь-ка по своим каналам...
- Остынь, Воробьев, - перебил Панкрата подполковник, - на те­
бя началась настоящая охота! Очевидно, ты кого-то тронул там,
на Брянщине, раз вопрос о ликвидации “преступной группы “Час”
стоял на повестке дня совещания у министра. Что ты натворил?
- Да ничего особенного, - озадаченно дернул себя за ухо Пан­
крат. - Нашел базу мотобанды, троих достал... но никого не замо­
чил, один из них пришил своего же. Я поэтому и звоню. Эти бан­
диты сидят на территории какой-то секретной воинской части...
- Брось это дело и немедленно сматывайся оттуда! Ты в раз­
работке нашего управления, я ничем не смогу тебе помочь.
- Сможешь, если захочешь. Мне и надо всего-то выяснить, что
за база здесь дислоцируется, в шести километрах от села Фошня.
- Откуда ты, говоришь, звонишь?
- Из Жуковки, с переговорного пункта...
- Совсем ошалел! Звони с какой-нибудь квартиры завтра.
- Ты узнаешь?

28

- Попробую. - Тихий щелчок в трубке - отбой скремблера и гуд­
ки. Панкрат посмотрел на трубку, внезапно осознавая, что линия
может прослушиваться, и обозвал себя идиотом. Он расслабился,
чего не имел права делать. Телефон Губарева имел кодирующезащитное устройство и определить его номер и владельца было
невозможно, но если линия действительно прослушивалась, слу­
хачам станет известно, что некто из Жуковки звонил в Московский
уголовный розыск, и руководитель местных крутых ребят сделает
надлежащие выводы.
Ларин говорил дольше и когда вышел из кабины, вид у него
был уже не такой хмурый.
- Пока все нормально, готовят к операции...
- Что с ней?
- Камни в почках.
- Ну, это легкая операция, лазером чик - и готово!
- Ультразвуком.
- Ну, ультразвуком. Теперь можно и ехать, хотя вести тревож­
ные. Над нами, кажется, начинают сгущаться тучи.
Они вернулись к гостинице, чтобы забрать вещи в номере, и
тут у Панкрата сработала интуиция. У здания стояла белая “волга”
с двумя пассажирами, разглядывающими вход, а по тротуару
напротив прогуливалась тройка крепких ребят, делая вид, что
интересуются проходящими мимо девушками.
- Стоп! - негромко сказал Панкрат, нагибаясь, чтобы завязать
шнурок на кроссовке. - Мне идти туда не хочется.
- Мне тоже, - отозвался Михаил, закуривая. - Здесь пахнет
"дипломатическим" приемом. Те трое не похожи на гуляющих
мальчиков.
- Я тоже так думаю. Хорошо, что у нас здесь только куртки
остались да предметы туалета, хотя, конечно, все равно жалко.
Пошли потихоньку.
Они миновали гостиницу и у Дома культуры напротив парка
присели на скамеечку в окружении кустов черемухи.
- По наши души? - вопросительно глянул на командира Ларин.
- Не знаю, - буркнул Панкрат, - но свободу нашу начинают
ограничивать. - Он достал из карман брюк рацию, вызвал Баркова.
- Что у вас, Витя?
- Порядок, - донесся тихий голос полковника. - Во-первых, в
зону заехал рефрижератор. Знаешь, такие громадные фуры вели­
чиной с вагон, с синей полосой и огромными цифрами “200" по
борту.
- “Груз 200”', что ли? - хмыкнул Панкрат.

* “ Груз 200” - трупы, перевозка мертвецов.

29

- Ну, рентгена у нас с собой нет, просветить рефрижератор не­
чем, может, и “двести”. Хотя с какой стати воинской части нужны
трупы? Это же не кладбище.
- Вспомни курган.
- Да. о курганах. Мы тут неподалеку обнаружили еще один и
тоже со свежим раскопом. Если не возражаешь, мы там покопа­
емся слегка.
- Только осторожно, с подстраховкой.
- Командир, что с тобой? Мы не дети, как говорится, не первый
раз замужем.
- Эдик и Тагир тоже не дети, но их все-таки взяли! И не банди­
ты, а профессионалы.
- Хорошо, - после некоторой паузы сказал Барков. - Будем ра­
ботать по полному профилю.
- У тебя все?
- Да, в общем-то... комбинезончик у шофера рефрижератора
мы разглядели интересный, когда он вылезал, черно-желтый, с
необычной эмблемой в виде шестилучевой звезды.
- Пентакль?
- Что?
- Эту звезду называют пентаклем, печатью Соломона.
- A-а... может быть. А между зубчиков шесть букв: Ф, У, М, Б, Э
и П.
- ФУМБЭП?
- Да их можно прочитать и так, и сяк, но если предположить,
что буквы Ф и У означают Федеральное управление... ты не зна­
ешь организации с такой аббревиатурой? Управление чего? Ма­
лых и больших электрических приводов?
- Их. Полковник, из тебя вышел бы отличный дешифро­
вальщик. Я свяжусь с вами через пару часов. - Воробьев спрятал
рацию. - Поехали, Михаила, пора работать.
Машину они еще вечером оставили не на платной стоянке у
гостиницы, а на окраине Жуковки, возле лесочка, рядом с доброт­
ным кирпичным домом, и теперь весьма порадовались своей
предусмотрительности. Джип стоял на прежнем месте, будто при­
надлежал хозяину дома, и никто возле него не слонялся.
Из Жуковки выехали без каких-либо происшествий. Либо мест­
ная ГАИ не получала еще приказа проверять машины с чужими
номерами, либо не спешила его выполнять, либо не имела сил и
средств.
В Фошню приехали в половине одиннадцатого утра.
У здания больницы, построенного по английскому проекту из
стекла, бетона и стали, на которое приезжали посмотреть чуть ли
не со всей области, Панкрат машину ставить не стал, загнал в
тупичок переулка с обыкновенными сельскими домами и полчаса
наблюдал за входом и автостоянкой напротив, где вместе с двумя

30

десятками запыленных мотоциклов, стареньких "запорожцев",
"жигулей”, “нив” и “газонов", парковались красавцы “форды",
“БМВ”, “ауди” и даже один “мерседес”. Больница принимала всех и старых, и новых русских.
Интуиция голоса не подавала, поэтому Панкрат приказал Ми­
хаилу ждать его возле больницы и направился к приемному по­
кою. Узнав, где лежит раненый дед Осип из деревни Ковали, он
взял в раздевалке халат и прошествовал в палату Осипа.
Дядя Егора Крутова выглядел почти здоровым. Панкрата он не
узнал и на “привет от племянника’ сначала прореагировал, как на
шутку, и лишь потом, после короткого рассказа о происшествии с
племянником, заговорил с Панкратом серьезно.
- За что же его забрали, сукины дети? Он же сам военный че­
ловек, ничего дурного не замышлял.
- Поэтому я и пришел к вам, - сказал Воробьев. - Хочу понять,
что случилось. Егор действительно хороший человек, в тюрьме
ему не место, надо выручать.
- А ты адвокат апи еще кто?
- Еще кто, - усмехнулся Панкрат. - Друзья мы и делаем одно
дело.
- Ясно, - усмехнулся и Осип. - Лихой ты человек, я гляжу. Но
верить можно. Егор с каждым дружить не стал бы. Лишь бы твои
планы даром не пошли. Чего энать-то хочешь?
В палате находились еще трое больных, посматривающих на
гостя с любопытством, и Панкрат понизил голос:
- До того, как Егор приехал, у вас в округе ничего странного не
происходило?
- А что у нас должно происходить? Тишь да гладь, Божья бла­
годать. Разве что вот корова у кума пропала, месяц искал - не
нашел. Машка еще Спиркина ногу сломала, за брагой в погреб
лазила... вот и все чудеса.
- А чужие люди в деревню не заглядывали?
Глаза Осипа остро блеснули. Старик понимал больше, чем
прикидывался.
- Как же, чуть ли не каженную неделю ватага варнаков налета­
ет... в баню помыться к Гришанкам. Но тихо гуляют. Да еще надысь каженик приходил, - оживился старик.
- Кто? - не понял Панкрат.
- Каженик, человек помешанный. Весь трясется, бормочет чтого, шарахается от всех, глаза бегают. Я с ним не балагурил, издали-от посмотрел, а Ромка угомонил его, погутарил, домой отвел.
- Ромка - это сосед ваш, Роман Евграфович?
- Он, Ромка Качалин. Дед у него колдун был, да баба евоная,
Степанида, заговоры всякие знает, боль снимает. Хорошая баба,
да все же посуровей моей Аксиньи, хотя, конечно, всяко бывает.

31

Как говорится: жена в больших количествах - яд, в малых - лекар­
ство.
Панкрат засмеялся.
- Оригинальный у вас подход к жизни. А что он бормотал, каженик этот ваш?
- Ромка сказывал, околесицу всякую нес. Что за ним будто
черти гонятся, с гадюками... не, с удавами... ну тоже змея такая
большая, что его похоронить живьем хотели, а кто он такой - не
помнит.
- Ясно, - спокойно кивнул Панкрат, у которого от предчувствия
свело живот, - И куда он потом делся?
- А приехали за ним из психбольницы, машина такая специ­
альная, желтая, сплюснутая, гладкая, как лепешка, с черной звез­
дой на заду. Оказывается, сбежал он из больницы, псих. Ну, увез­
ли, конечное дело.
- А звезда на заду машины не шестиконечная была?
- Шут его знает, не разобрал.
Панкрат поднялся.
- Спасибо вам, Осип... э-э, не знаю, как по батюшке.
- Просто Осип. За что спасибо-то, мил человек? Я ить и не ска­
зал ничего. И ты вот тоже не говори моей бабе про Егора ничего, а
то почнет печалиться...
- Хорошо, не буду, - пообещал Панкрат, увидя вдруг, как изме­
нилось лицо старика - расплылось в улыбке, и оглянулся.
В палату входила молодая, очень симпатичная женщина с гус­
тыми русыми волосами по плечи, с тугой полной грудью, натя­
нувшей оранжевую блузку, с красивыми ногами. Она смотрела на
Осипа и улыбалась, показывая ямочки на щеках, и лицо ее кого-то
напомнило Панкрату. Через секунду он сообразил - она была
похожа на Егора Крутова.
- Лидка, - радостно зашевелился Осип, - пить принесла?
- Как просил, сколотки, - подняла трехлитровый бидон женщи­
на, посмотрела на примолкшего Ланкрата. - А вы кто?
- Это друг Егорши, - представил Воробьева Осип, - Панкратом
кличут. А это сестра Егора двоюродная, Лидка, незамужняя, меж­
ду прочим, хотя и с детями. - Осип хохотнул.
На щеках Лиды расцвел румянец.
- Что ты говоришь, дед!
- То и говорю, что ты у меня красавица. Вдруг сосватаю? Литр
самогону поставишь? - Он снова засмеялся. - Заходи еще, хлопче,
погутарим. А еще лучше к нам в гости в Ковали приезжай, я здесь
не задержусь, через недельку сбегу.
Панкрат поклонился, пряча в душе взгляд Лиды, теплый, сму­
щенный и заинтересованный одновременно, сказал “до свидания"
и пошел из палаты, но на пороге остановился.
- Если хотите, Лида, я вас подожду, довезу до деревни.

32

- Ой, не надо, - смутилась женщина, - тут недалеко, сама дой­
ду.

- Да мне все равно в ту сторону ехать.
- Жди, жди, - шевельнул забинтованной рукой Осип, - подвешшь, ежели по пути.
Лидия нерешительно посмотрела на деда, и Панкрат, прогово­
рив - так я жду, - торопливо вышел в коридор.
Ларин топтался у киоска возле больницы, как две капли воды
похожего на тот, что сгорал в Ковалях, и Воробьев даже подумал
мимолетно - не одного ли хозяина они имеют? - но мысли тут же
I пернули в иное русло, душа была занята женщиной и топорщила
перья, как бы прихорашиваясь и подыскивая предлог, чтобы про­
должить знакомство, заявить о себе в полный голос. В принципе,
11анкрат испытывал сейчас сладкий, кружащий голову шок и не
мог ничего с собой поделать. Да и не хотел. В пустоте сердечного
пространства плавала лишь одна сияющая фраза: не упусти
.|(>анил палкой по стволу дерева, засвистел, но никто из подчи­
ненных Воробьева с места не сдвинулся. Это был блеф, имита­
ция атаки, и она имела полный успех, потому что ответная
| щельба охотников стала удаляться, стихать, они бежали с поля
Поя.
В просветах между деревьями зашевелились тени - с болота
иыползали люди. Впереди двигался Барков, измазанный в болотипй жиже, за ним двое “мстителей” тащили убитого Константина.
Миша Ларин и Толик Зеленое бросились им на помощь. Панкрат
|ипретил полковника, пожал ему руку.
- Пошли к машине, пока они не опомнились.
- Вовремя вы, еще полчаса и пришлось бы сдаваться.
- Они бы вас в плен брать не стали.
- Да уж, - скривил губы Барков, - влезли мы в их огород по са­
мое некуда.
Оглядываясь, держа пальцы на спусковых скобах автоматов и
курках пистолетов, они поспешили за ребятами к дороге, где
плавили джип.
- Как убили Костю?
- Мы оставил его в охранении, сами пошли смотреть курган.
Пни подкрались незаметно, убили его ножом в спину, профессиомлы, ё-моё! Только он все равно успел нажать на курок пистолеы. Атаки они не ожидали, отошли, но потом... у них автоматы...

37

- Понятно. Крутые ребята, не боятся шума.
- Да, ведут себя как хозяева.
- Что-нибудь нашли на кургане?
- Раскоп, такой же, что и на Бурцевой городище. И вот это. Барков достал из кармана продолговатый предмет, замотанный в
носовой платок. Панкрат развернул платок и едва не выронил
предмет - это был посиневший, закостенелый человеческий палец
с почерневшим ногтем.
- Вот именно! - пробурчал полковник в ответ на ругательство
Воробьева.
Панкрат выбросил палец, вытер руки о листву деревьев.
- Значит, это все-таки могила...
- Братская. Что-то здесь творится непонятное, командир, оччень некрасивое. Влезли мы в такую халепу...
- Вылезем. Поможем нашему приятелю из Ковалей и по­
дадимся поближе к столице. Мне тоже перестает нравиться
здешний климат.
"Мстители" вытащили джип из ямы, уложили на заднее сиде­
ние мертвого Константина, втиснулись сами, и Панкрат сел за
руль. Вскоре они были возле Фошнянского кладбища, совершенно
безлюдного на данный момент, что упрощало похороны Кости.
Вырыли могилу, завернули тело в палатку, похоронили. Постояли
над могилой, склонив головы, потом, не сговариваясь, посмотре­
ли на Воробьева.
- Еще раз предлагаю всем подумать, оставаться со мной или
нет, - сурово сказал Панкрат. - Война с бандитами переросла в
войну с армейской силовой структурой, имеющей секретную базу.
У нас же нет ни базы, ни транспорта, ни оружия, ни знания мест­
ности, мы на чужой территории. Долго мы в таких условиях не
продержимся. Но мне очень хочется узнать, что за дрянь здесь
деется. Людей закапывают в курганы, а потом выкапывают не
ради забавы. Сдается мне, кто-то прячет концы в воду.
- Я с тобой, - буркнул Барков. - Они убили Костю, а я не из тех;
кто прощает убийц.
- Я тоже остаюсь, - флегматично пожал плечами Родион. - Мы
все остаемся. Женатый среди нас только Толик, и детей у него
двое, пусть уходит. Дети не должны расти без отца.
Толик Зеленое посмотрел на Панкрата и отвел глаза. ВорО'
бьев обнял его за плечи, сказал негромко:
- Уходи, Толян, Родион прав. Ты свое дело сделал. Бери джиг
и езжай в Жуковку, оставишь машину у вокзала. Нам она уже не
пригодится, слишком заметная.
Зеленое в нерешительности потоптался у могилы, потом об
нялся с каждым, сел в джип и уехал. "Мстителей” осталось шесте
ро, если не считать Андрея Краснова, ждущего группу в Брянске.

38

39

- Переходим на нелегальное положение. - Панкрат оглядел
хмурых парней. - Сейчас все идем по магазинам, переодеваемся
во всё цивильное, чтобы не отличаться от местных жителей.
Ищем транспорт - мотоциклы и велосипеды. Оружие - только
ножи, все остальное спрячем в какой-нибудь из деревень.
- В какой? - подал голос Ларин.
Панкрат подумал.
- В Ковалях. После смены одежды просочимся туда по одному,
чтобы не вызывать подозрений. Лучше поближе к вечеру. Третья
хата с краю от ручья. Я буду там. Вопросы?
"Мстители", грязные, оборванные, мрачные, словно сбе­
жавшие из другого мира в яркий, летний, солнечный день Земли,
молчали.
ЖУКОВКА-КОВАЛИ. КРУТОВ
Его вызвали в начале десятого, сразу после завтрака:
- Крутов, на выход!
Камера притихла. Хотя компания уголовников во главе с лиде­
ром (Дмитрий Симонов по кличке Пушистый) и “держала зону", то
есть верховодила в СИЗО, все знали, что ни Крутов, ни его прия­
тель Федотов никому не подчинились, хотя и вели себя тихо. По­
этому уход одного из них резко менял соотношение сил в пользу
Пушистого.
- Если не вернусь - держись! - сунул руку Ираклию Егор. - Не
знаю, куда меня забросит судьба, но обещаю выдернуть тебя
отсюда, а заодно и посчитаться кое с кем.
- Не беспокойся за меня, - улыбнулся Ираклий. - Я здесь тоже
не задержусь, у меня остались друзья на воле, в беде не оставят.
Крутов кивнул, исподлобья посмотрел на делающих вид, что
они заняты игрой в карты, уголовников и вышел.
Его привели не в комнату следователя, как он ожидал, а в ка­
бинет начальника милиции по фамилии Казанов, к которому, по
рассказу Ираклия, не зря прилипла кличка Казанова: капитан
очень был падок на женщин.
- Гражданин Крутов, - сухо сказал он, не поднимая головы от
стола, за которым что-то писал. - Вы освобождаетесь из-под
стражи под подписку о невыезде. До окончания расследования
дела по убийству военнослужащего Джумагельдыева. Распиши-'
тесь.
Крутов посмотрел на стоявшего возле стола лейтенантаомоновца, проявившего невиданное усердие при избиении под­
следственного, то есть его, Егора Крутова, перевел взгляд на
капитана и молча подошел к столу, гадая, что бы это могло быть.

40

какая сила заставила его тюремщиков отпустить его. Взял ручку,
расписался на постановлении.
- И не безобразничай, - растянул узкие губы в недоброй
унмылке лейтенант, - а то снова сюда угодишь и уже не выйдешь
гик легко.
Крутов забрал бвои документы, протянул руку.
- Оружие.
-Что?
Лейтенант и начальник милиции переглянулись.
- Прошу вернуть табельное оружие: пистолет и нож. Имею
разрешение на их ношение, как сотрудник спецслужбы.
Сотрудником он уже не был, но э т и об этом вряд ли знали.
Капитан поколебался, потом выдвинул ящик стола, достал че­
хол с бетдаггером, бросил на стол.
- Забирай, пистолет пока побудет у нас, до окончания след­
ствия.
Егор вынул “летучую мышь”, заученно крутнул в пальцах, так
что бетдаггер превратился в веер, сунул обратно в чехол.
- Девушка-соседка, которую вы забрали вместе со мной, еще
здесь?
Представители власти снова переглянулись.
- Какое тебе до нее дело, полковник? Она кто тебе, жена,
( остра, родственница?
- Я спросил.
Казанов налился темной кровью, подался вперед.
- Вы свободны!
- Иди, иди, - добавил лейтенант с пренебрежением, - залезь в
( вою деревню и сиди там тихо, как мышь.
- Приходи в гости, мурло, - сказал Крутов, открывая дверь. Побеседуем. Да и сам жди гостей.
Вышел. Постоял секунду в коридоре под внимательным взгля­
дом дежурного милиционера. Улыбнулся, вспомнив изречение
поэта: “Нет, я не тот, кого вам заказали", - и подошел к дежурному.
- Извините, гражданин начальник, девушку из Ковалей, Лизу
Качалину, выпустили или нет?
- Увезли, - буркнул милиционер.
- Куда?
- Почем я знаю? Вчера еще. Проходи, не задерживайся.
- Что ж, спасибо за информацию.
Размышляя, кто и куда увез Елизавету, а также почему его вы­
пустили на свободу, Крутов вышел ил милиции, постоял немного,
с удовольствием подставив лицо солнцу, и решительно зашагал к
станции. За линией железной дороги, на улице Пушкина, жил еще
один его дядя, Иван Поликарпович, пришла пора навестить и его.
Ивану Поликарповичу Саковцу пошел семьдесят четвертый
год, но был он стариком крепким и все еще продолжал столярни-

41

чать в своей мастерской, пристроенной к собственному дому,
зарабатывая на кусок хлеба починкой мебели, дверей, оконных
рам и хозяйственной утвари. Но славился он не столько мастер­
ством, сколько добротой и широтой души, в жизни не обидев ни
одного человека. Ему всегда хотелось, чтобы никто не обижался и
всем было хорошо. Егора он встретил не хуже, чем если бы
встречал любимого сына.
- Господи, Егорша приехал! - Ходил Иван Поликарпович плохо,
хромал, кости левой ноги у него начали размягчаться, - болезнь
по-ученому называлась: облитерирующий эндетерит, - но он
скрывал свои боли от всех и даже пытался работать на огороде.
- Сколько лет, сколько зим! А мы уж думали, забыл нас совсем.
Проходи, родной, проходи. Фруз, накрывай на стол.
Жену Ефросинью Павловну, тихую и незаметную, но не­
изменно приветливую, он звал Фрузой.
Вскоре на столе в маленькой веранде, напомнившей Егору от­
цовскую веранду в Ковалях, стояла початая бутылка водки, соле­
ные грибы, салат из овощей, свекольник, телячий язык под со­
усом. Пока баба Фруза пекла блины, Иван Поликарпович пропус­
тил стаканчик, благо был повод, и разговорился, давно не имея
благодарной аудитории. Старик он был интересный, знал многое,
интересовался и политикой, и экономикой, и новостями культур­
ной жизни страны, и мировыми событиями. Конечно, источником
его знаний был в основном телевизор да газеты, однако Иван
Поликарпович умел делать выводы, зачастую парадоксальные, и
слушать его было занятно. Крутов только кивал и поддакивал,
налегая на грибы, а потом на блины со сметаной, продолжая раз­
мышлять над тайной своего освобождения. Не приходилось сом­
неваться, что ему помогла какая-то сильная рука, буквально за­
ставив местную власть выпустить полковника “на поруки”, но что
это была за рука, кто заинтересовался судьбой бывшего команди­
ра спецподразделения антитеррора, приходилось только гадать.
Предположение о том, что Крутову помог кто-то из бывшего
начальства, узнав о его приключениях, не выдерживало критики.
Бывшими сотрудниками спеслужб по обыкновению интересова­
лись мало, а точнее, не интересовались совсем. Этим занимались
только разного рода союзы ветеранов спецслужб да коммерче­
ские и криминальные структуры.
Крутов меланхолически кивал, слушая старика. Дядя одним
глазом хитренько посмотрел на него и вдруг забеспокоился.
- Что-то выглядишь ты хреново, племяш. Аль случилось что?
Не заболел ли? Бледный ты какой-то, руки в синяках, на скуле
царапина... аль подрался с кем?
- Подрался, - наметил улыбку Крутов, раздумывая, сообщать
ли дяде о ранении Осипа, потом все же решил рассказать, слегка
преуменьшив размеры драмы.

42

Иван Поликрпович выслушал весть с изумлением и не­
доверием, хмель его как рукой сняло. Он даже переспросил,
правда ли это, так был поражен новостью, а затем только хлопал
руками себя по коленям, приговаривая: ах, варнаки, ах, поганцы! и взгляд его, взгляд человека, всю жизнь дарившего людям добро,
говорил о том, как глубоко он подавлен и растерян.
Ефросинья Павловна была потрясена не меньше мужа, однако
по натуре умела сдерживаться и лишь вздыхала, промокая сле­
зящиеся глаза. Она было тут же засобиралась в Фошню, чтобы
навестить родственников, и Егор с трудом уговорил стариков не
спешить.
- Я достану транспорт, - обнял он обоих , - и отвезу вас в боль­
ницу. Не переживайте. Осип уже вовсю травит анекдоты, да и
баба Аксинья поправляется, так что скоро выйдут. А бандюг тех
уже нашли добрые люди и воздали им по заслугам. Дядь Вань, у
меня к тебе просьбочка небольшая имеется. Вишь, в каком об­
мундировании приходится щеголять? Стыдно на глаза людям
показываться.
- Да и я тоже обратил внимание, - слегка ожил Иван Поликарпович, - неужто, думаю, ограбил кто? С тобой-то все в по­
рядке? Надолго приехал?
- Скорее всего надолго. Отпуск взял. - Крутов не стал разоча­
ровывать старика рассказом о своем содержании под стражей. Дядь Вань, одолжи деньжат. Пойду куплю что-нибудь поприлич­
ней.
- Сколько тебе надо?
- Рублей пятьсот, думаю, хватит. Я отдам через пару дней.
- Не требеси, бери и не думай о долгах. На жизнь нам со ста­
рухой хватает... Подожди-ка, я тебя сейчас ерофеичем напою.
Старик, припадая на больную ногу, скрылся в сенях, загремел
дверцей погреба и вскоре вернулся с трехлитровой бутылью тем­
но-зеленого стекла, вытащил пробку, понюхал, зажмурился.
- Эх. хороша, ядрена корень! Всю хворь вытянет.
- Что это? - с настороженностью спросил Крутов, зная при­
страстие дяди ко всякого рода наливкам и настойкам.
- Это ерофеич, - веско поднял палец Иван Поликарпович, - на­
стой на травах. Он тебя прогреет и силу даст.
- Может, не надо?
- Не боись, племяш, я плохого не посоветую, а этот настой
еще моя бабка Маша делала, траву тирлич собирала. - Иван По­
ликарпович на треть наполнил рюмку густой зеленой жидкостью,
пахнущей камфарой, смолой и травой, протянул Егору. - Пей!
Крутов покорно взял рюмку и сделал глоток, смакуя жидкость
на языке, прислушиваясь к своим ощущениям. Вкус у настоя был
специфический - перец пополам с орехом и медом, и глотать его
было не очень приятно. Но потом вдруг началась череда

43

странных движений языка, гортани и стенок кишечника - будто там
стали появляться и лопаться пузырьки газа. У Егора закружилась
голова, и он вынужден был присесть.
Метаморфоза его ощущений между тем продолжалась. Его
прошиб пот, жаркая волна прокатилась по телу от макушки до ног,
пальцы рук стали ледяными, уши наоборот запылали огнем, голо­
ва распухла, стала пустой, ясной и звонкой, а сердце заполнило
все тело и с шумом фонтанировало не кровью - огненной лавой.
Затем все шумы стихли, их задавил звенящий гул, похожий на
густой звон проводов зимней морозной ночью, а тело преврати­
лось в глыбу стекла. Казалось, шевельнись - и оно рассыплется
на кристаллы и осколки! Но и это ощущение быстро прошло, Кру­
тов снова стал человеком, хотя - офомным, не вмещавшимся не
только в собственное тело, но даже в дом дяди. Во всяком случае
в дверь он сейчас бы не прошел! Возбужденная параэнергетика
не пустила бы его, увеличив объем тела, а вернее, энергочувственный объем, до размеров комнаты.
Еще с минуту Крутов отдувался и приходил в себя, а когда
окончательно очнулся, осознав себя сидящим на стуле, то пора­
зился тому ощущению бодрости и силы, которое кипело в крови и
заставляло мышцы играть и требовать нагрузки.
- Ну как, живой ты ай нет? - довольно ухмыльнулся старик.
- Нет слов! - искренне ответил ошеломленный Егор. - Ощуще­
ние совершенно сказочное: я все могу!
- Еще бы, я этим снадобьем только и спасаюсь, ногу мажу и
внутрь принимаю. Врач приходил, грит - ложись в больницу не­
медля, а то ногу отрежут, а я вот ужотко второй год держусь. Хо­
чешь, отолью склянку? Только пей не часто и помаленьку, сто лет
жить будешь.
Иван Поликарпович нашел плоскую фляжечку из-под алтай­
ского бальзама, отлил в нее ерофеича и вручил Крутову.
- Пользуйся и заходи почаще, не обижай, всегда будем рады.
Егор обнял дядю, поцеловал Ефросинью Павловну и вышел. У
перекрестка оглянулся, чтобы помахать рукой: старики стояли у
калитки и дружно ответили на его жест. А у Крутова защемило
сердце: жить обоим осталось не так уж и много, несмотря на уме­
ние дяди хорохориться и выглядеть здоровым и сильным.
В центральном универмаге Жуковки Крутов купил себе рубаш­
ку цвета маренго с короткими рукавами, джинсы, плавки, носки и
кроссовки, тут же переоделся в парке, за кустами, а выданные в
милиции обноски свернул и положил на скамеечку - для бомжей
или тех, кто нуждался даже в таких вещах. Так как в райцентре
ему делать было нечего, Крутов не спеша зашагал к выезду из
города, надеясь на попутку. Пешком топать восемнадцать кило­
метров до Ковалей все-таки было нездорово, несмотря на рас­
пиравшее Крутова после приема ерофеича чувство бодрости.

44

Остановилась третья по счету машина - новенький молоковоз,
и кабине которого, кроме водителя, сидела девочка лет двенадца­
ти, как оказалось, его дочка.
Разговорились. Посудачили о жаре и видах на урожай, о ценах
на продукты, а также о проблемах воспитания детей.
- Ты знаешь, что творят в школе эти оглоеды? - возмущался
шофер Вова, примерно одного возраста с Егором, быстро перей­
дя с пассажиром на “ты". - Не поверишь! Ну, учиться и мы не осо­
бенно хотели, но нынешняя молодежь совсем учителей не заме­
чает, в упор! Да еще угрожает: не поставишь тройку - дом спалим!
Или вот аборты делают в шестом классе! Да разве такое было в
наше время?! Хорошо у меня Танька воспитанная, книжки всякие
любит читать, не оторвешь. А то тоже залетела б... Или вот еще
( лучай. Я в Фошне в своем доме живу, а сосед мой Колька квар!Иру получил в девятиэтажке, у нас тоже такие строить начали. У
него пацан в четвертом классе учится и в школу теперь ему хо­
дить надо через три улицы, так что пацаны удумали: плати, гово­
рят, за проход по нашей территории! Это, мол, “зона наших инте­
ресов". Каково?! Насмотрелись американского дерьма по телику...
Крутов засмеялся.
Шофер Вова тоже блеснул зубами.
- Не, я правду говорю. Как вот в таких условиях детей воспи­
тывать? Телики поразбивать? Или головы тех, кто эти сволочные
фильмы крутит?
Лучше головы, подумал Егор, но вслух сказал:
- От нас тоже кое-что зависит. Ты вот много внимания дочке
уделяешь?
- Да так, когда вечером... - смешался Витя. - С ней мамка
больше возится, а я чего - шоферю...
- А ты займись и увидишь результат. Для них внимание взрос­
лых - едва ли не единственный стимул показать себя с лучшей
пороны. - Егор подмигнул покрасневшей девочке, делавшей вид,
что она не слушает разговор взрослых. - Как учишься?
- Хорошо, - тихо проговорила она.
- А кем стать хочешь?
- Космонавтом, - чуть слышно донеслось сквозь шум мотора.
- Это она начиталась фантастики, - осуждающе сказал Вова, пот и мечтает. Лучше бы о чем-нибудь реальном мечтала.
- Хорошая мечта, - одобрил девочку Егор, поймав ее благо­
дарный взгляд. - Только надо всегда быть достойным своей
мечты, чтобы она исполнилась. Это очень трудно, но возможно.
Машина остановилась в центре Фошни, и Егор вылез, мучаясь
«опросом, давать деньги водителю или не давать. Но Вова сунул
ому руку, белозубо улыбнулся, и, проговорив - заходи в гости,
улица Рогова, дом восемнадцать - уехал. А Крутов подумал, что
если дети простых деревенских парней мечтают стать космонав45

тами, то еще не все потеряно, глубинный духовный запас России
не исчерпан и она, как всегда, устоит, несмотря на все ухищрения
врагов... кто и где бы они ни были.
В больнице он пробыл всего несколько минут. Поговорил с
Осипом, узнал, что к дяде заходил Панкрат, передал привет от
Ивана Поликарповича, забежал к Аксинье, с горечью в душе осо­
знав, как она похудела и осунулась, и попытался поднять ей на­
строение шутливым пересказом своей встречи с родственниками
в Жуковке. Это ему удалось, и Крутов покинул больницу с некото­
рым облегчением. Через полчаса он был в Ковалях.
Узнать о судьбе Елизаветы у родителей не удалось. Степа­
нида вообще не знала, где ее дочь, а Роман Евграфович лишь
разводил руками и говорить явно ничего не хотел. Либо тоже не
знал, либо его запугали, то ли Егор ему не нравился. Впрочем,
Крутов надеялся, что последнее предположение не соответствует
истине, повода к тому, чтобы у соседей сложилось о нем плохое
мнение, он не давал, кроме разве что ухаживания за дочерью в ее
неразведенном положении.
Крутов наведался к теткам и сестрам и был весьма удивлен,
когда его сестрица Лида рассказала ему о своем знакомстве с
Панкратом Воробьевым, предводителем “мстителей", о чем она,
естественно, ничего не ведала. По тому, как сестра в некоторых
моментах рассказа мялась и смущалась, Егор сделал вывод, что
Панкрат ей понравился, и решил при первом же удобном случае
поговорить с бывшим майором, дабы тот не поддался искушению
продлить знакомство. Судьба у сестры складывалась не слишком
счастливая, а женщина она была впечатлительная и гордая, мог­
ла и влюбиться, двадцать семь лет - не пятьдесят семь, - и пере­
жить еще одну трагедию ей было бы непросто.
Поговорив с Лидой и успокоив сестер, Крутов попытался почи­
нить свой автомобиль, заклеил пробитые шины-бескамерки из­
нутри, разложил их во дворе для просушки и после недолгих ко­
лебаний решил кое-кого навестить. Пообедав собственноручно
приготовленными окрошкой и тушеными овощами, Егор надел
футболку, спортивные штаны и отправился в гости к хозяевам,
купившим хату у Гришанка.
Пока он сидел в милиции, здесь успели навести порядок,
остатки сгоревшего киоска убрали, навезли кирпича, досок, бре­
вен и принялись возводить новую торговую точку, уже не киоск, а
целый магазин. Дела, видать, у Бориса, брата мужа Елизаветы,
шли хорошо.
Строители были чужие и спрашивать ничего Егор у них не
стал, просто открыл калитку и прошел в дом, знакомый ему еще
по старым временам, когда он часто захаживал в гости к Шурику
Гришанку, с которым вместе учился. В доме тихо разговаривали

46

двое мужчин, в одном из которых Егор узнал Бориса; второй собе­
седник, черноволосый, с густыми бровями и острым, как топор,
лицом, был незнаком. Оба сидели на диване в майках и шортах и
потягивали пиво из жестяных банок, батарея которых стояла на
столе. Судя по количеству пустых банок в ведре у порога, сидели
они давно.
- Привет, - сказал Егор, засовывая руки в карманы спортивных
брюк. - Прошу прощения за вторжение, но у меня только один
маленький вопросик имеется. Где Лиза?
- Вот бл... гаденыш! - обрел дар речи опешивший Борис. - И ты
осмелился заявиться ко мне домой, внаглую, чтобы спросить, где
эта братова сучка?! А ну, Шамиль, проводи...
Договорить он не успел. Удар ногой в подбородок унес его с
дивана и переместил в угол залы, к телевизору. Черноволосый
Шамиль вскочил, вставая в стойку каратэка. Егор, спокойный и
уверенный, смерил его взглядом, не вынимая рук из карманов,
покачал головой.
- Не влезай, парень, себе дороже обойдется.
Черноволосый прыгнул вперед, нанося удар ногой по колену
Крутова и тут же рукой в лицо, однако Егор подпрыгнул вверх,
пропуская ногу противника и блокируя предплечьем удар рукой, и
ответил звонким, оглушающим, “штампующим” ударом-шлепком
ладони по макушке черноволосого. Тот присел, хватаясь руками
за голову, и Егор, толкнув его коленом, свалил на пол. Наставил
палец.
- Сидеть! А то рассержусь.
Борис начал подавать признаки жизни, застонал, завозился на
полу, сел, держась рукой за челюсть.
- Это тебе аванс, - подошел ближе Егор, - за “сучку". Еще раз
скажешь об этой девушке гадость - вобью язык в глотку. А теперь
еще раз повтори, где она.
Глаза Бориса стали осмысленными, и в них на фоне безмер­
ного удивления зашевелился страх.
- Пошел ты!..
Егор отвел ногу для удара, Борис в испуге вжался в угол, едва
не опрокинув тумбочку с телевизором, и в это время ожил его
приятель.
- А-а-а, амени баласы ахмат! - заорал он, вскакивая, хватая
стул и замахиваясь.
Крутов мгновенным движением сцапал со стола банку с пивом
и метнул в надвигающуюся фигуру. Банка попала в лоб Шамилю,
пиво брызнуло во все стороны, черноволосый выронил стол и
растянулся на полу. Егор проводил его падение взглядом, повер­
нул голову к Борису.
-Ну?

47

Видимо, последний довод доконал хозяина, потому что он, все
еще ощупывая вспухшую челюсть, невнятно пробубнил:
- Она в Брянске... у Георгия...
- Адрес.
Борис нехорошо усмехнулся, но от боли тут же его физионо­
мия перекосилась, хотя глаза продолжали таить злобно-веселую
искру.
- Проспект Машиностроителей, дом два. Попробуй, сунься,
смельчак.
Крутов отвернулся и вышел из залы, на пороге не забыв веж­
ливо сказать “спасибо". Раздумывая, что ему теперь делать, ехать
ли сразу в Брянск или дождаться возвращения Осипа и Аксиньи,
он вернулся домой, постоял в нерешительности возле машины,
вышел в сад, и вдруг в голове тоненько тренькнул звоночек трево­
ги. Кто-то наблюдал за ним, очень осторожно и тихо, на расстоя­
нии, скорее всего в бинокль, и обнаружить эту слежку могла толь­
ко никогда не дремлющая боевая интуиция профессионала.
Ощущение “пульсировало" - то появлялось, словно шею поку­
сывал комарик, то исчезало, что объяснялось, очевидно, действи­
ями наблюдателя: он то прикладывал бинокль к глазам, то опус­
кал, а так как Егора можно было видеть в саду только с одной
стороны, со стороны пруда, то он решил искупаться. Скрылся в
доме, взял полотенце, тонкое одеяло и в плавках, надев темные
очки, демонстрируя намерения, пошлепал босиком через огороды
к пруду. По-хозяйски расположился на лужайке, свободной от
коровьих лепешек, расстелил одеяло и растянулся на нем на­
взничь, раскинув руки и ноги. К этому моменту он уже примерно
знал, где скрывается наблюдатель, - на одной из ракит со сви­
сающими до земли “косами" - длинными ветвями, но теперь надо
было выманить его оттуда, заставить покинуть свой пост для про­
верки наблюдаемого.
С минуту Крутов прислушивался к тихим птичьим трелям, к
звону насекомых, шелесту листвы деревьев - ко всему тому, что
называется тишиной природы, потом расширил диапазон слуха с
помощью медитации и нырнул в бездну п у с т о т ы .
Сеанс внечувственного восприятия длился всего несколько се­
кунд, выходил Егор из этого состояния гораздо дольше, несколько
минут, зато теперь он точно знал, где сидит наблюдатель, знал,
что он вооружен и что у него есть по крайней мере один напарник.
А поскольку вылезать из убежища он не торопился, считая, что
объект действительно решил позагорать и искупаться, и никуда не
денется, Крутов понял, что пришла пора действовать. Он окунулся
в пруд, с наслаждением полежал на воде, остужая тело и вспоми­
ная детские забавы с постройкой плотов и охотой на местных
“акул” - лягушек, .потом вылез из воды и, насвистывая, перекинув
через плечо полотенце, направился обратно к деревне. Однако на

48

11 into

огородов вдруг свернул к группе больших ракит, возрастом,
минорное, превосходящих Ковали, сделал вид, что хочет справить
нужду, влез под шатер самого большого дерева и, не давая на



MyBook - читай и слушай по одной подписке