КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Я стоял перед зеркалом в своей каюте (fb2)


Настройки текста:



Nicols Nicolson Я стоял перед зеркалом в своей каюте

Глава 1

Я стоял перед зеркалом в своей каюте, приводя себя в порядок после сна, готовился заступить на вахту. Неведомая сила толкнула меня на переборку корабля. Выставленные руки, не позволили провести полномасштабные испытания на прочность моей головы и материала каюты. Одновременно с ударом и сильным грохотом, взревел сигнал тревоги, и бесстрастный голос корабельного Искина — «Лёвы» сообщил, что мы подверглись атаке, потеряли около семидесяти процентов атмосферы, исчезла внутренняя искусственная гравитация. Пять секунд, и я облачился в жесткий штурмовой скафандр. Подплыл к дублирующей панели управления кораблем.

— «Лёва» доклад, — обратился я к искину.

— Мы получили три малые торпеды слева по борту. Выпущены торпеды крейсером рептилоидов U-451, за которым мы гоняемся последние семь месяцев.

— Почему не сработали защитные щиты?

— Защитные щиты нашего корвета отключил вахтенный — старший помощник командира корабля лейтенант Смирнов.

— Причина?

— По его мнению, при отключенных щитах корабль быстрее проходит гиперпространство. Мнение Смирнова ошибочно.

— Почему ты позволил Смирнову отключение щитов и не обнаружили своевременно крейсер при выходе из гиперпространства?

— У Смирнова приоритет отдачи команд выше моего, был. Крейсер U-451 скрывался за астероидом, используя маскирующие технологии.

— Наше состояние?

— Попадание трех торпед. Первая разрушила ходовой мостик, вахта погибла. Вторая поразила отсек анабиоза, все капсулы повреждены, экипаж погиб. Третья угодила в ходовую часть, левый тяговый двигатель разрушен вместе с реакторной установкой. Правый тяговый двигатель поврежден, реактор остановить не удалось, нарушены цепи управления, система контроля вышла из строя. Время разгона реактора до критического состояния сорок две минуты. Роботы-ремонтники высланы к месту проведения аварийных работ. В работоспособном состоянии остался средний маневровый двигатель. Из вооружения поврежден левый малый торпедный аппарат, остальное в исправном состоянии, накопители энергии на максимуме.

— Где противник? Его состояние и положение.

— U-451 хода не имеет, похоже, сильно поврежден в предыдущих боях с нашим флотом. Восстановительные работы еще ведутся. Энергетические установки крейсера в настоящий момент не в состоянии обеспечить питание всех систем. Энергии хватило только на маскировку и запуск малых торпед. По данным моего сканирования и расчетов, крейсер сможет накопить энергию для стрельбы по нам через двадцать минут.

— Наше положение относительно противника?

— Мы беспорядочно кувыркаемся внизу за кормой U-451.

— Можешь маневровым двигателем стабилизировать нас для выстрела по противнику?

— Да.

— Выполняй.

— Команду выполняю. Через пятнадцать секунд U-451 будет в зоне поражения.

— Добро.

Томительно тянулись эти пятнадцать секунд, казалось, что прошел уже целый час.

— Противник в прицеле. Вероятность поражения девяносто восемь процентов.

— Полный корабельный залп. Изображение противника на экран.

— Выполняю.

Корвет тряхнуло здорово, казалось, что израненный корабль заскрипел всеми своими узлами и агрегатами. На мониторе я наблюдал, как через шесть секунд после залпа, на месте крейсера рептилоидов вспух огромный яркий оранжевый шар. Выдержал ли залп наш корвет, или начнет разваливаться на части?

— «Лёва», полный доклад о состоянии корабля. Как пережили встречу с противником?

— Носовой и левой ходовой частей корвета нет совсем. Иные разрушения не могут оказать влияние на живучесть корвета в целом. Корабль обречен, нужна срочная эвакуация.

— Живые на борту, кроме меня остались?

— Живых существ на борту, кроме тебя командир, не имеется.

— Чем мы располагаем для эвакуации?

— Полностью исправен и оснащен большой разведывательный бот, находящийся в правом шлюзовом отсеке.

— Хорошо. Сам переходишь тоже на бот.

— Мне нужно десять минут для монтажа на боте дополнительных модулей памяти и вспомогательного оборудования. Провизия и вода на борт загружены заблаговременно. Для длительного путешествия тебе всего будет достаточно.

— Может, прихватим еще роботов-ремонтников?

— На борту бота их пятьдесят штук, в соответствии с техническими требованиями, этого достаточно. Я тебе на экран сбрасываю маршрут безопасного выдвижения в шлюзовой отсек.

— Принял. «Лёва», а ты отправил доклад на базу?

— Согласно протоколу, я, самостоятельно не имею права отправлять доклады. Я могу подать самостоятельно сигнал бедствия, в случае отсутствия на судне живых людей, так сказать направить на базу «последний вздох экипажа». Если даешь команду, то отправлю соответствующую информацию, с указанием координат нашего нахождения в данный момент.

— Отправляй на базу доклад об уничтожении врага и сигнал бедствия. Больше не отвлекаю. Иду к боту.

Сказать иду легко, а сделать трудно. Первая трудность открыть дверь каюты. Перекосило ее от взрывов. Попытался открыть штатно, без успеха. Электродвигатели жужжат, а дверь ни с места. На такой случай предусмотрен вышибной заряд по периметру двери. Задействуем эту опцию. Дверь улетает в коридор. Я с пожитками, корабельными документами и с немалым личным арсеналом оружия выбираюсь в коридор.

Пробираться в шлюзовой отсек было тяжело. Нагромождение разрушенных конструкций корабля затрудняли продвижение. По пути зашел в отсек анабиоза. Здесь находилась вся команда корвета, за исключением вахтенных и дежурных инженеров центра движения судна. Малая торпеда с крейсера рептилоидов, разорвалась точно посреди отсека. Ничего не уцелело, и никто не уцелел. Мой экипаж, умер легко, если можно так выразиться, не мучился. Кубрик дежурных инженеров центра движения находился слева по борту, рядом с левым тяговым двигателем. Вероятней всего инженеры погибли в первые секунды попадания торпеды. Да, я три года с этим экипажем прослужил и провоевал, а потерял всех в течение нескольких секунд. Пятьдесят четыре человеческие жизни прервались в момент. Трагическая случайность? Как бы ни так. Я думаю, что причиной стала самоуверенность Вадима Смирнова, верившего в свою исключительность. Часто наплевательски относился покойный к своим обязанностям, поэтому и хотел я списать его с корвета. Смирнов о моем намерении естественно не знал. Не отключил бы Смирнов щиты, не случилось бы трагедии. Поправить уже ничего невозможно, погибших не вернуть, у Вадима не спросишь. Искин всю информацию о происшествии сохранил в своей памяти. Дойдет дело до расследования, хоть какой-то аргумент будет в моем распоряжении, надеюсь, в мою пользу. Сейчас главное выбраться из останков корвета, оправдываться и давать показания буду позже, если вообще буду.

В шлюзовом отсеке ярко светили лампы освещения и сновали роботы-ремонтники, переносившие в бот какое-то оборудование. Прошло не более минуты, все движение в отсеке прекратилось. Роботы покинули бот и заняли свои места в штатных креплениях вдоль стен. По опущенной аппарели я взошел на борт большого разведывательного бота.

— Рад приветствовать тебя командир на борту, — сразу же отозвался искин «Лёва». — Все готово к эвакуации, занимай кресло капитана бота.

— Хорошо «Лёва». Как устроился?

— Нормально, объем памяти максимален, оборудование дальней связи смонтировано. Все в порядке. Отойдем от корабля к ближайшему астероиду, попрошу у тебя сутки на тестирование и на проведение модернизации программного обеспечения всех систем бота.

— Договорились. Давай в путь, с Богом.

Дверь шлюзового отсека убрана вышибным зарядом. Залязгали фиксаторы, удерживавшие бот, и он медленно выплыл в открытый космос. Включились маршевые двигатели. «Лёва» уводил бот от корвета на безопасное расстояние.

— «Лёва», картинку корвета на экран, — отдал я команду искину.

— Швартуюсь к астероиду, даю картинку. Могу еще открыть передние обзорные панели, чтобы хорошо видеть весь процесс разрушения корабля.

— Открывай.

Я встал с кресла и посмотрел на свой корвет. Через пару минут, корвет военно-космических сил империи Русь, носивший гордое имя «Воин-15», перестанет существовать. Яркая вспышка. Все корвета больше нет. С гибелью экипажа и корабля, погибла какая-то частичка моей души. Почувствовал, как по щекам покатились слезы. Эмоции, никуда от них не денешься, и этим мы отличаемся от бездушных машин.

— Командир, я приступаю к работе. Суточный запас продуктов питания для тебя доставлен в пищеблок. В кают-кампании неплохая электронная библиотека, фонотека, видеотека. Одним словом, отдыхай.

Глава 2

Ну, что давайте знакомиться. Я, Пантелеев Александр Васильевич, капитан военно-космических сил империи Русь, до недавнего времени командир корвета «Воин-15».

В двадцать семь лет не каждому дано командовать довольно крупным военным судном. К подобной должности отдельные личности, не самые глупые, идут десятилетиями. Мне было не полных двадцать четыре года, когда я занял место дублера командира корвета. Через три месяца сдал успешно все экзамены авторитетной комиссии. Новенький корвет «Воин-15» я принимал прямо на орбитальной верфи. Экипаж подбирали мне вышестоящие начальники. Лично мне снисходительно разрешили притащить на корвет только своего однокашника по военно-космической академии, штурмана от Бога — Ивана Осипюка.

«Воин-15» был включен в состав седьмого флота военно-космических сил империи Русь, в самом начале войны с цивилизацией рептилоидов.

Впервые с рептилоидами военно-космические силы империи столкнулись еще тридцать лет назад при исследовании дальних галактик. Маленькая галактика, всего семь обитаемых планет, была населена разумными рептилиями.

Прямоходящие особи, в два метра ростом, имели головы, наподобие наших земных крокодилов. Объем мозга у них в два раза больше человеческого. Рептилоиды бесполые существа, размножаются откладыванием яиц дважды в год. Достигают половой зрелости в пять лет, приобретают возможность, к воспроизводству потомства.

Не знаю, но каким-то способом империя получила на исследование несколько особей цивилизации рептилоидов. Ученые генетики были в шоке. Мозговая деятельность, регенеративные способности, устойчивость к разного рода вредным излучениям и способность к воспроизводство потомства у рептилоидов просто зашкаливали. Рептилии разговаривать не могли, ввиду отсутствия речевого аппарата. Зато они общались ментально. Могли единовременно передавать друг другу большие объемы информации. Пятилетние рептилоиды, имели очень высокий уровень умственного и профессионального развития. Представители человеческой расы с университетским багажом знаний составить конкуренцию рептилоидам не могли. Отметили ученые и высокую агрессивность этих разумных особей. Основой питания рептилий являлся белок, в различном виде. Поводом для оптимизма был то факт, что рептилии в безвоздушном пространстве не выживают.

Через десять лет с момента обнаружения, цивилизация рептилоидов, вышла за пределы своей галактики, и начала захватывать обитаемые планеты человеческой расы. Способ захвата был прост. Ударный космический флот рептилоидов уничтожал средства планетарной защиты, а затем проводилась десантная операция с высадкой на планету большого количества рептилий. Проходило максимум пять лет, и захваченная планета, превращалась в своеобразную пустыню. Все, содержащее белок, уходило на питание рептилий.

О возникшей угрозе существованию человеческой расы, министерство иностранных дел империи Русь сообщило на заседании Совета коалиции планет человеческой расы. Поначалу всерьез никто не воспринял информацию. Некоторые посмеивались, а кое-кто обвинял Русь в желании увеличить военно-космические силы империи, прикрываясь мнимой угрозой, нарушив установленный паритет сил.

Всполошился Совет коалиции планет человеческой расы только после массовых захватов рептилиями караванов транспортных судов и пассажирских лайнеров. Была объявлена война цивилизации рептилоидов. Противопоставить что-либо существенное цивилизации агрессора, могла только империя Русь. Были разработаны и построены мощные линейные корабли — «убийцы планет» класса «Витязь». Двух-трех залпов этих монстров хватало, чтобы превратить любую планету в кусок спекшейся породы. Ученые империи изготовили «гуманное» бактериологическое оружие, которое воздействовало только на рептилий и кладки их яиц. Взрыв такого боеприпаса в атмосфере планеты, населенной рептилиями, приводил к общему инфицированию их смертоносным вирусом. По истечению месяца, все рептилии погибали. Вирус на фауну планет и на людей не действовал.

В июне 2270 года объединенные военно-космические силы Совета коалиции планет человеческой расы начали планомерное уничтожение цивилизации рептилий. Именно уничтожение, а не вытеснение с захваченных планет. Совет наконец-то понял, что промедление в борьбе с рептилиями, приведет к гибели всей человеческой расы. Естественно никто не хотел стать кормом для рептилий.

Мой корвет «Воин-15» тоже участвовал в рейдах и засадах. Дрался с равными по классу кораблями рептилий. Надо отметить, что враг никогда не сдавался, вел бой до последней живой особи. Пару раз мой корвет получал серьезные повреждения, но после ремонта вновь вступал в строй, внося посильную лепту в борьбе с врагом.

За три года боевых действий удалось полностью очистить от рептилоидов все захваченные человеческие планеты и уничтожить полностью шесть планет в их галактике. Каждая освобожденная планета тщательно исследовалась, чтобы убедиться в качестве уничтожения рептилий.

Генеральное финальное сражение с рептилиями разыгралось возле центральной планеты «U». Более семи тысяч кораблей Совета разного класса, сошлись в поединке с почти равным по численности флотом рептилоидов. Наш «Воин-15» в числе других, осуществлял прикрытие линейного корабля «Витязь-5», основной задачей которого было уничтожение планеты «U». Несмотря на сильное противодействие противника в космосе и стационарных средств планетарной защиты, «Витязь-5» вышел на околопланетную орбиту, и сделал пять залпов. Планета «U», как среда обитания перестала существовать, превратилась в раскаленный шар, ничто живое и не живое там не уцелело. Рептилии потеряли все базы снабжения, доступ к ресурсам, к ремонтным базам, значит, надо сдаваться на милость победителя. Но рептилоиды думали иначе, и не делали даже попыток к сдаче. Корабли противника, расстреляв весь свой боезапас, шли на таран судов Совета, погибали сами, и уносили жизни людей.

После двухсуточной бойни объединенный флот Совета одержал полную и безоговорочную победу. Цивилизация рептилий была полностью уничтожена. Немалой кровью досталась победа людям, более половины объединенного флота Совета рептилии уничтожили. Военно-космические силы империи Русь потеряли два линейных корабля типа «Витязь», сорок шесть крейсеров, сто восемь корветов. Количество потерянных спасательных ботов перевалило за три сотни. Несмотря на потери, весь объединенный флот Совета ликовал.

Ну, как говорится к бочке меда, всегда прилагается ложка дегтя. Служба контроля установила, что поле боя спешно покинул поврежденный крейсер рептилий U-451. Казалось бы, что такое крейсер, да еще и поврежденный, можно не обращать внимания, пусть уходит. Но, слава Богу, в руководстве объединенного флота уже все избавились от иллюзий по поводу доброго отношения к рептилиям. Командование отдало приказ на поиск и уничтожениеU-451. Вот этим собственно я со своим экипажем и занимался долгие месяцы до сегодняшнего трагического дня.

Экипаж погиб, корвет взорвался, я остался один за миллионы и миллионы километров от родной планеты Земля, где остались мои близкие родственники. Единственное, что греет душу, так это то, что мне удалось уничтожить последних представителей цивилизации рептилий. Теперь уже нигде рептилии не смогут обосноваться и грозить людям.

Глава 3

Вот черт, вспомнил о родных, и домой потянуло. Давно с ними не виделся, почти три с половиной года. Семья у меня хороша, дружная.

Происхожу я из семьи потомственных врачей. Изучая в свое время семейный архив, я узнал, что еще в начале девятнадцатого века мой очень далекий предок — Порфирий, обнаружил у себя способности лечить людей наложением рук. Независимо от тяжести и запущенности болезни, после наложения его рук болезнь отступала, а через некоторое время, уходила совсем. Порфирий назвал свои способности — Даром. Женился Порфирий в зрелом возрасте, о тридцати годах, взяв в жены молодую шестнадцатилетнюю девчушку Ладу из глухой белорусской деревеньки. Несмотря на молодые годы, Лада обладала умением исцелять больных с помощью трав. С того времени все мужчины нашего рода обзаводились женами, имеющими склонности к лечению. Дар почему-то передавался детям исключительно по мужской линии. Не одними сверхъестественными способностями пользовались мои предки, обязательным было обучение в медицинских высших учебных заведениях.

В начале двадцать первого века Пантелеев Иван Матвеевич, создал в Нижнем Новгороде Всемирный медицинский центр нетрадиционной медицины, где трудились и трудятся, по сей день, все мои родственники. Со всей планеты едут в этот центр безнадежно больные за исцелением. Летальные исходы можно пересчитать, на пальцах одной руки, что говорит о высочайшем уровне профессионализма работников центра.

Отец мой — Пантелеев Василий Иванович, обучаясь в аспирантуре Имперского медицинского университета в Нижнем Новгороде, встретил очаровательную первокурсницу этого же университета — Нечаеву Машу. Как говорил отец, при первом же взгляде, Маша заглянула ему в черепушку. У Маши действительно имелись задатки сильного психотерапевта. Дальше все, как у всех. Ухаживания, прогулки, цветы и конфеты, в результате предложение руки и сердца. Маша отцу не отказала.

Прошло время и стало у моего отца три сына. Прям, как в поговорке. Старший Григорий — умный был детина, средний Дмитрий — так и сяк, хотя тоже умный, ну, а младший Александр — тот и вовсе был… Не-а, я дураком не был. Непоседа и любознательный это да, но не дурак, точно.

Как вы понимаете, всем нам предстояло продолжить семейное дело — стать врачами экстра-класса с Даром. Обычно Дар проявлялся, а вернее сказать, происходила инициация молодого человека, при достижении половой зрелости. У меня это произошло спонтанно и очень рано, в пятилетнем возрасте.

Семья летним вечером сидела на веранде за столом, ужинала. Вдруг с крыши, на бетонный пол веранды упал мой любимый котенок — Рыжик. Он был еще совсем маленький, только-только научился самостоятельно кушать, и тут такое. Понятное дело, что группироваться и мягко приземлиться Рыжик не смог. По словам отца, котенок сильно поломался, не выживет. Я, не помня себя, бросился к своему, не естественно подёргивающемуся любимцу. Мне так хотелось, чтобы Рыжик жил, и чтобы ему не было больно. Обнимая, поглаживал Рыжика от головы до хвоста, гладил ему лапки, и очень сильно желал ему выздоровления. Почувствовал я какое-то несильное покалывание в моих ладошках, но продолжал поглаживание Рыжика. Котенок вначале перестал дергаться, затих, а через непродолжительное время открыл глаза и мяукнул. Около часа не выпускал из своих рук животное, и только по просьбе отца передал ему Рыжика. Отец ощупал всего котенка, удивленно посмотрел на меня, и поставил Рыжика на стол. Это чудо, моментально потянулось к тарелке с мясной нарезкой. Вся семья сидела с открытыми ртами.

Потом у меня состоялся долгий разговор с отцом. Он все выспрашивал, что я чувствовал и чего желал, когда держал в руках Рыжика. Вердикт отца был таков. Ввиду сильного эмоционального потрясения, у меня спонтанно произошла инициация Дара высокого уровня. Не понимая ничего, я смог излечить почти умершего котенка.

Буквально через день родители отвезли меня в центр нетрадиционной медицины, где подвергли комплексному обследованию. Результат — никаких отклонений в возрастном развитии не выявлено, наличие Дара не определено. Нормальный, обычный во всех отношениях ребенок, вот кто я на самом деле. Мама с отцом были не слабо озадачены. У них на глазах я отработал, как умелый целитель-нетрадиционник, даже не запыхался, а в центре не обнаружили во мне даже следов Дара. Аномалия какая-то, одним словом.

По возвращению домой родители не стали акцентировать внимание на мне, а вели себя, как ни в чем, ни бывало. К обычному моему времяпрепровождению добавились часовые беседы с мамой и рассматривание с чтением книг в библиотеке под присмотром отца.

С Рыжиком мы стали не разлей вода. Наверное, собаки не достигают такого уровня дрессуры, какого достиг мой пушистый друг. По моей просьбе, именно просьбе, а не по команде, кот мог принести необходимую мне вещь. Спал Рыжик рядом с моей кроватью, в специально изготовленном для него домике. Прогулки в парке возле дома очень нравились коту, там он давал волю своему кошачьему естеству.

Когда я пошел в первый класс, то Рыжик меня всегда провожал до выхода из нашей усадьбы, затем забирался на крышу сторожки возле ворот, ожидая моего возвращения. Снять кота со своеобразного поста никому не удавалось, хотя пытались сманить вкусными подношениями.

В один из вечеров, я как обычно занимался с отцом в библиотеке. Отец выглядел задумчивым.

— Вот смотрю я на тебя Сашка, и не могу тебя понять, — улыбаясь, сказал отец. — Питомца своего вылечил больше года назад, и ни разу твой Дар не проявлялся. Носишься с котом, учишь его командам. Скоро разговаривать научишь.

— Не-а папа, Рыжик говорить не сможет, в твоих книгах написано, что у животных другое строение гортани. Если честно, то хотел бы чтобы он говорил, но это только мечты. Рыжик умный он все понимает. Любую просьбу выполнит.

— Так сразу и любую?

— Проверим.

— Пусть позовет в библиотеку маму.

Я погладил Рыжика и сказал коту: — Позови, пожалуйста, к нам в библиотеку хозяйку.

Животное бросилось моментом выполнять просьбу. Спустя несколько минут, в библиотеку зашел Рыжик, тащивший за подол платья маму. Отцу ничего не оставалось, только аплодировать, улыбаясь. Я погладил своего питомца.

— И в отношении Дара, папа, ты немного не прав. Он есть и никуда не уходил. Я его применяю, когда захочу. Вот в школе на перемене, моя соседка по столу — Вита, бегала, упала и разбила коленку. Я подержал свою ладошку на ее коленке, кровь перестала бежать, а к концу урока, ранка зажила полностью.

Родители переглянулись.

— Саша, — взволнованно сказал отец, — так твой Дар, что все время при тебе? — И ты им пользуешься по своему усмотрению? Тогда почему в медицинском центре его не увидели?

— Я не знаю, как объяснить. Мне стало жалко Виту, потому и приложил руку к ее ране.

— Сынок, — вмешалась в беседу мама, — а чему ты еще научился?

— Смотрите. Рыжик подойти, пожалуйста, ко мне.

Кот послушно прошествовал, и уселся в двух шагах от меня на полу. Я достал из кармана блестящий брелок от ключей, и начал равномерно помахивать им перед кошачьей мордочкой.

— Рыжик ты устал бегать, — монотонным голосом я начал говорить. — У тебя тяжелеют веки, тебе хочется спать. Ты ложишься на живот и вытягиваешь лапки.

Кот послушно выполнил установку, улегся в предложенную позу.

Мама с отцом следили за моими манипуляциями, не отрывая взглядов. Затем отец подошел к Рыжику, взял его на руки. Никакой реакции от животного не последовало. Можно подумать, что папа взял в руки какую-то тряпицу, а не большого кота.

— И когда твой кот очнется? — спросил отец.

— Когда я его попрошу.

— Попроси.

— Рыжик, вставая, и скажи мне «мяу».

Кот моментально открыл глаза, и выдал «мяу». Папа отпустил животное.

— Я надеюсь, Саша, ты только на Рыжике тренировался? — спросила мама.

— Пробовал на Гришке, получилось, а Димка не заснул, — ответил я, хлопая глазами.

— Давай договоримся сынок, — положив мне на лечо руку, говорила мама, — пока не освоишь гипноз хорошо, не будешь проводить опыты на людях. — Давай договоримся сынок, — положив мне на лечо руку, говорила мама, — пока не освоишь гипноз хорошо, не будешь проводить опыты на людях. Непроизвольно можно нанести вред их здоровью.

Родители вновь отвезли меня в центр. Крутили меня и вертели, разные анализы брали, и совершенно ничего не рассмотрели. Я выглядел обычным «безДарным» мальчуганом. О чем отцу и сказал дед — Пантелеев Иван Петрович. Он не поверил, что я могу каким-то образом скрывать наличие Дара. Дед считал, если Дар есть, то его видно, а если не видно, то естественно Дар отсутствует. Никто не стал спорить с дедом, зачем, да и бесполезно, переубедить не реально.

Я думал, что теперь меня оставят в покое. Ошибся. Мама и папа составили мне программу самообучения. Притащили гору всякой медицинской литературы, обязательной к прочтению. Ну, я же ребенок, мне хочется бегать, двигаться. Поэтому записался в секцию гимнастики и в секцию футбола. Родители не возражали, но дополнительно записали меня на химический факультатив, несмотря на мое возражение. Уже из вредности я сам записался на физико-математический факультатив. Получалось, что у меня все дни недели, кроме воскресенья были заполнены занятиями до предела.

В таком темпе я провел два года. А тут, как гром среди ясного неба, у тринадцатилетнего Гришки в центре инициализировали Дар. Вот теперь отец взялся за нас всерьез. Григорию все нужно было постигать с азов, а я уже многое знал. Но папа был неумолим, повторение, мать учения. И я повторял и повторял.

Чтобы не было скучно, направил свои стопы в группу изучения древних видов борьбы. Остановил свое внимание на методике Кадочникова. Давно жил сей муж, но наследие оставил славное. Вот его, это самое наследие, усовершенствованное и адаптированное к сегодняшним реалиям, я изучал.

Только, понимаешь ли, началась нормальная жизнь, проснулся Дар у Димки. Тут я, со всей серьезностью заявил отцу, что еще раз повторять всю программу обучения одаренного с азов, категорически отказываюсь. Папа не настаивал. Григория и Димку перевели учиться в колледж при центре, готовили к будущему поступлению в Имперский медицинский университет.

Я был рад, что пристальное внимание ко мне немного ослабло. Но радовался недолго. Посетил меня с визитом дед.

— Александр, добрый вечер, — войдя в комнату, произнес дед. — Ты придержи своего котяру, видишь, как он хвост на меня распушил. Разговор у меня к тебе.

— Деда, кота зовут Рыжик, он добрый, а моя комната, это наша с ним территория. Погладь его, он поймет, что ты пришел с хорошими намерениями.

— А если бы с плохими? Что он мне сделает?

— По моей просьбе или если почувствует угрозу мне, перекусит сонную артерию.

— Ну, спасибо внучек, что сказал. Зверь твой Рыжик.

Дед не без опаски погладил кота. Рыжик помурлыкал от удовольствия и занял место в своем домике.

— Я чего пришел Александр, — продолжил разговор дед. — Бабка — Дарья Степановна, приглашает тебя погостить у нас, на каникулах. У вас в школе занятия уже закончились, а братья твои еще зачеты сдают. Мы на море все поедим, недели через две. Вот и скрась нам стариковские будни.

— Если не будете пичкать манной и овсяной кашами, то я согласен. И Рыжик не возражает поехать в гости.

— Ты не забыл, у нас есть болонка — Чапа. Как они уживутся?

— Нормально, я им объясню, и они поймут, что нужно жить мирно.

Переезд с одной окраины Нижнего Новгорода на другую занял не более часа. Собрал свои вещи, домик, корм для Рыжика, и все готов. Мама просила вести себя подобающе, не расстраивать деда и бабушку. В усадьбе деда есть все необходимое для занятия спортом, к которому я, в некоторой степени, очень пристрастился.

Три дня я наслаждался. Тренировался, сколько хотел, гулял в парке, объедался вкуснейшей клубникой. Никаких тебе учебников, и маминых с папой наставлений. Отдыхал на полную, так сказать.

А потом дед повез меня в клинику. Мы зашли в палату хирургического отделения. На кровати лежал парень, лет пятнадцати, худой, как щепка, лицо изможденное. Под глазами синяки.

— Что скажешь о пациенте внучек? — неожиданно для меня, спросил дед. — Чем он болен? Можешь подойти ближе, он без сознания.

Ну, у деда и заявки. Возьми и определи влет, чем болеет человек. Я такое еще не делал ни разу. Правда, где-то полгода, как начал «видеть» болячки, вернее чувствовать руками. Но я никому об этом не рассказывал. Не хочется опять стать подопытным «кроликом» в центре. Что это учудил дед, проверку мне решил устроить? Или окончательно убедить себя в отсутствии у меня Дара. Разочарую деда, сам напросился.

Я присел на кровать к парню. Возложил правую руку ему на лоб, и медленно прошелся по всему телу, до пяток. Аналогичные манипуляции проделал левой рукой. Дед следил за моими действиями молча. Я поднялся и повернулся к деду.

— Уважаемый Иван Петрович, — начал я вещать, нахмурив брови, это я подсмотрел в каком-то фильме. — Пациент болен воспалением легких, плюс у него цирроз печени, вследствие заражения гепатитом, по всей вероятности азиатского происхождения. В клинике парень находится не более пяти часов. Диагноз ему уже установили. Медикаментозное лечение еще не начато. Пропустили неправильно сросшийся большой палец на левой ноге. Пока не заметно, но через пару лет хромал бы. Если ты дед мне разрешишь, то я этого парня поставлю на ноги через два дня. Пальчик я ему уже поправил.

— Ты, ты, ты. Как ты это сделал? — еле выдавил из себя дед. — Куча спецов смотрела, и не сказали точно, откуда гепатит, а ты, так уверенно заявляешь.

— То деда врачи, их учили в университетах. А я кто, пацан, школьник, я сам учусь. Самообразование у нас в семье развито.

— Прекращай паясничать. Говори, как выявил болячку?

— Скажи мне дед, кто у меня родители?

— Глупый вопрос, врачи конечно. Ты мне зубы не заговаривай.

— Врачи это понятно. А специализируются они на чем?

— Отец твой отличный хирург с Даром, а мать — психотерапевт. Не пойму я, что ты хочешь сказать?

— А то, что я чувствую всю нервную систему человека. Я ее как бы вижу в голубоватом сиянии. И если есть симптомы болезни, то они отражаются на нервной системе, в месте воспаления нервная система становится красноватой. Еще добавлю, что возлагая руки на пациента, я чувствую отклик от больного органа. Азиатский гепатит определил по цвету губ пациента, вот посмотри у него на уголках рта, еле заметная пена синеватого цвета. Так, что дашь мне на лечение парня?

— Давай внучек не будем торопиться с лечением, пусть этим займутся другие люди, кому положено. А мы поедем домой, Дарья Степановна, борщечок уже, небось, сварила, да с пампушками чесночными, как ты любишь. Отобедаем, поговорим. Если в нас с тобой возникнет нужда, позовут.

Дед позвал местных врачей, сказал, что их диагноз подтвердился. Лечение намечено правильное. Все назначения должны привести к благоприятному исходу.

Пока ехали домой, дед молчал, о чем-то усиленно думал. За обедом дед тоже не отличался словоохотливостью.

Потом мы отдыхали в беседке в парке.

— Вот познакомься Дашенька с нашим внуком Александром, — не спеша начал говорить дед.

— Ванечка, я нашего Сашеньку у Машеньки принимала, мне ли не знать его? — удивленно ответила бабушка. — Он у нас на глазах рос, первые шаги у нас в доме сделал.

— Все правильно говоришь. Ты на него сейчас посмотри. Перед тобой сидит недоросль, с Даром очень высокого уровня. Он сейчас легко может заткнуть за пояс отца с братьями, а когда наберется опыта, то и меня превзойдет легко. Потенциал у него огромный.

— Ванечка, ты же сам сокрушался, что у Сашеньки Дара нет. А сейчас говоришь о его высоком уровне.

— У этого мальчишки Дар скрыт от всех, не знаю, как это случилось, но это так. А силу он мне сегодня показал, чуточку приоткрыл мне свои возможности.

— Ничего не хочешь мне сказать внучек? — обратился дед ко мне.

— Мне добавить к твоим словам нечего. Есть личное мнение. Если хотите, выскажу.

— Изложи, а мы с бабкой охотно послушаем.

— Ты дед всегда говорил, что в нашей семье собираются самые продвинутые индивидуумы в области медицины. Опять же Дар, передающийся из поколения в поколение, впитывает все самое-самое лучшее из привнесенных изменений в генофонд семьи. По — моему мнению вот такого рода отбор, приводит к значительному улучшению, так сказать «породы» семейства Пантелеевых, наделяя членов нашей семьи уникальными способностями. Может именно в моем случае, генная цепочка выстроилась в определенном порядке, который ранее не встречался. Возможно поэтому, у меня и не обнаружили Дар привычными методами.

— Сашка, ну, ты сказал! В принципе для подростка, высказывания очень даже продуманные. И знаешь, я с тобой соглашусь. Есть в твоих словах значительная доля истины. Да, я мотаюсь по империи, ищу людей с неординарными способностями. Привожу их в наш центр, тестируем всесторонне. Отсеиваются единицы. Потом, уже подготовленных специалистов, мы отправляем по регионам. И хочу сказать, лечат там не хуже чем у нас. Когда появляются особо сложные больные, то их привозят к нам. Все это так, но сейчас я веду речь о тебе. Ты, Александр, без должного опыта и навыков, продемонстрировал мне силу своего Дара. Продемонстрировал Дар, играючи, не напрягся совсем. Думаю, надо твои способности развивать. Поговорю с твоим отцом. Пусть переводит тебя учиться в колледж, хватит валять дурака в обычной школе.

— Позволь деда не согласиться с тобой. В школе я отличник. Посещаю разные кружки и факультативы, у меня выработался определенный ритм жизни, я к нему привык и стремлюсь к чему-то новому. А в колледже, все заранее определено, «вылизанная» и рациональная программа обучения. Никакой самостоятельности и свободы для самореализации. Опять же, спортивные направления скудные, только для поддержания общефизического тонуса учащихся. Я, если помнишь деда, на городских соревнованиях, по борьбе древних, занимал в своей весовой категории, призовые места. Не забывай деда, я родительскую библиотеку скоро всю проштудирую, а там много чего интересного понаписано. В колледже у меня не будет такой возможности.

— Создадим тебя индивидуальную программу обучения.

— Ага, и буду я белой вороной среди черного большинства, спасибо, не надо. Со мной общаться не захотят, скажут выскочка, и тому подобное. Лучше оставить все как есть.

— Хитрый ты Александр, хочешь в «тени» семьи отсидеться, не получится. Тебе надо нарабатывать опыт. В колледже есть практические занятия в клиниках.

— Давай поступим так. До поездки на море еще две недели. У тебя в центре есть кабинет, где ты принимаешь пациентов, вот я там могу попрактиковаться. И лишних глаз не будет, и мои способности проверим, а если получится и разовьем их.

— Не хочешь, значит, перед всеми светиться. Ну, может ты и прав. Как ты думаешь, Дашенька, уважим просьбу внучка нашего?

— Я вас мужчины внимательно слушала, — ответила бабушка. — Сашенька прав, еще не время выходить ему на всеобщее обозрение, еще учиться надо. Ты, Ванечка, как никто другой можешь помочь внуку дельным советом. Возьми его центр, поработайте вместе. Только прошу Ванечка, без твоего фанатизма, Саша еще ребенок. А, вот Васе с Машенькой я бы рекомендовала все рассказать, негоже скрывать от родителей успехи сына.

— Хорошо, родная моя, предложение принимается.

Дед поговорил с отцом по телефону, рассказал о нашем разговоре и своих наблюдениях. Получил от родителей согласие на мое временное «рабство».

Работать в центре у деда мне понравилось. Шикарный кабинет, с набором самой современной медицинской аппаратуры. Приветливый медперсонал. Очень вкусные печеньки подавали к чаю. А вот пациенты приходили с серьезными болячками. Я четко, в соответствии с наставлениями деда проводил диагностику, и без посторонних лиц докладывал ему диагноз. Дед, конечно же, тоже осматривал больных, и мы, как бы сравнивали наши вердикты. Разногласий не было ни разу.

Под конец моей короткой практики, кабинет деда посетила высокопоставленная особа, из окружения премьер-министра империи вместе с дочкой. Девчонка, почти моя ровесница страдала неврозом, сопровождающимся эпилептическими припадками. Лечили девочку в самых дорогих клиниках планеты, безрезультатно. Припадки не проходили, а по мере взросления, становились более бурными и продолжительными.

Дед естественно применил весь арсенал наличной аппаратуры, сделал множество анализов. И очень удивился. Никаких отклонений у пациентки не выявлено. Полностью здоровый человек. Хотя на представленных видеоматериалах, снятых в Берлинской клинике, мы видели совсем иную картину. Дед неоднократно просканировал девочку своим Даром, результат тот же, причина заболевания не обнаружена.

Выдворив маму с пациенткой в приемную, дед растерянности посмотрел на меня.

— Александр, ты сам видел, девчонка не больна, но что-то ее корежит в припадках, — сокрушался дед. — Как такое может быть? Чего молчишь?

— А я откуда знаю, надо в ее голове искать причину.

— Понятно, что в голове, а вот где именно?

— Деда, а давай, я посмотрю девчонку без ее мамы. По-своему посмотрю. Ты если что, подстрахуешь.

— Так, теперь подробней о «по-своему».

— Заводим девушку в кабинет. Я погружаю ее в гипноз и смотрю ее нервную систему. Почему-то я уверен, что найду причину. Потом тихонечко, поправляю выявленное. Госпитализируем ее, держим в психоневрологическом отделении пару недель, назначив курс общеукрепляющей витаминной терапии. После всего отдаем матери здорового ребенка.

— Как ты сказал, ну, прям профессор. Терапия, витамины. Не забывай постулат — не навреди. А вдруг от твоего «поправлю» девчонку парализует.

— Посмотрим, сложный случай отступим. А если нам по зубам, поможем. Я ж понимаю, что ни один нейрохирург не возьмется за операцию, не видя самой причины операции. Ты деда смотрел снимки ее мозга, все в совершенном порядке.

— Ладно, убедил, но только прошу, не делай ничего сам. Если, что обнаружишь, расскажи, а там будем думать.

Дед пригласил в кабинет только девочку. Маму ее, с трудом, но удалось оставить в приемной. Я погрузил пациентку в гипнотическое состояние, и начал обследование. Минут через пятнадцать, я рассказал деду о результатах. В затылочной части головы девочки несколько нервных окончаний неестественно переплелись между собой. Два окончания, начали прорастать друг в друга, то есть бороться между собой, тем самым, вызывая периодические эпилептические приступы. Нервные окончания нужно разделить сейчас, пройдет немного времени, они бросят дополнительные «ветки», еще сильнее переплетутся. Тогда девчонка обречена.

Дед взял снимок результатов сканирования головного мозга девочки, долго его рассматривал. Попросил меня, показать на снимке проблемное место, схематично изобразить сами нервные окончания. Спустя некоторое время, по выражению лица деда я понял, что он принял решение.

— Если я правильно тебя понял, ты хочешь развести окончания на удаление друг от друга. Не травмируешь ли ты их?

— Я их вначале «расшатаю», а потом начну освобождать, чтобы исключить возможность травмирования.

— Тогда внучек, давай помаленьку с Богом.

Не спеша, шаг за шагом я выполнил намеченный план операции. Не допустил ошибки. Когда закончил, сказал деду об этом. Пациентку я вывел из гипноза. Вызванные санитары с каталкой, увезли девчонку в психоневрологическое отделение. Протесты матери девчонки дед оставил без внимания.

Уже дома дед позволил себе расслабиться.

— Вот сегодня Дашенька, твой внучек умыл деда по полной программе, — улыбался дед. — Я старый пень, был похож на слепого котенка несмышленыша, которого тычут мордой в титьку. И знаешь, милая, я рад и горд за Сашку, он станет великим врачом, с Даром, уровень которого я боюсь определить.

— Что у вас там такого случилось Ванечка? — всполошилась бабушка. — Ты сам не свой.

— Случилось, еще как случилось! Александр диагностирует болезни по состоянию нервной системы человека, он ее видит, ты только представь! Никому это не дано, а наш внук может!

— Дед, ну хватит меня восхвалять, — вмешался я в разговор. — Получилось у меня, помогли девчонке.

— Молодо зелено, ты не понимаешь, что ты совершил.

— Подрасту, поучусь еще маленько и пойму. Деда, бабушка, может мы, поужинаем, что-то кушать захотелось.

Ужин у бабушки был как всегда замечательным. По случаю нашей с дедом победы подняли бокалы с гранатовым соком.

Через пару дней наше семейство, и дед с бабушкой уехали на две недели в Коктебель, греться на солнце и купаться в море.

С братьями я ездил на экскурсии, ходил в однодневные туристические походы в горы, активно отдыхал. Отец и дед, усевшись, тени деревьев, о чем-то шушукались и спорили. Нас предмет их бесед не интересовал, мы наслаждались морем. Я даже Рыжика, не пожелавшего остаться на попечении нашей домоправительницы, научил плавать в море. Получился у меня полноценный морской котик.

По возвращению домой, родители составили для меня с братьями культурную программу на все каникулы. Мы ходили в театры, посещали музеи в разных городах империи, куда сопровождала нас бабушка. Культурно образовывались, набирались впечатлений, расширяли кругозор. Последним в программе был музей военно-космических сил империи в Плесецке. Попав туда, я понял, что «заболел» космосом. Я и раньше не отказывал себе в удовольствии почитать или посмотреть новости о космических путешествиях, о достижениях империи в освоении новых галактик. Но в музее, я «открыл» для себя свой личный космос. Желание стать капитаном военного космического судна родилось во мне в одночасье.

Каникулы кончились, снова учеба в школе. Теперь я себе наметил четкую цель, поступить в академию военно-космических сил империи. Конкурс туда был всегда высоким. Оценивалось не только физическое состояние абитуриента, но и уровень знаний. Значит, учиться мне и учиться.

Учеба, спорт, занятия в центре у деда, все это я осваивал легко, спасибо предках за хорошую память и отличное здоровье.

Не могу сказать точно, но что-то меня побудило записаться в довольно экзотическую секцию сабельного боя. Преподавание велось по древним методикам. Больше всего мне нравился казацкий сабельный бой. У меня неплохо получался обеерукий способ ведения боя. Родители считали это чудачеством, но не препятствовали увлечению.

Братья мои уже грызли вовсю гранит науки в Имперском медицинском университете, а я сдавал выпускные экзамены в школе. Свидетельство об окончании школы с отличием уже лежало у меня в кармане, там же покоились удостоверения о присвоении мне званий мастера спорта по нескольким видам, в том числе по сабельному и рукопашному бою. Родители по сему случаю собрали семейство для торжественного ужина. Дед с бабушкой естественно присутствовали. Хвалили меня за успехи. А почему бы и не похвалить. Умный и образованный, атлетически развитый и сложенный, выше среднего роста молодой человек, вот таким я стал к своим семнадцати годам.

Гришка и Димкой посидели с нами часок и умотали, у них уже имелись дамы сердца, которым нужно было уделять внимание.

Под позвякивание столовых приборов и поглощение вкуснейшего ужина, я поведал родным о намерении поступать в академию военно-космических сил империи. О-о-о, что тут началось. Дед ругался так, используя только нормативную лексику, что мне казалось, лопнут стеклопакеты в окнах. Его полностью поддерживал отец. Мама и бабушка, удивленно взирали то на меня, то на своих разъяренных мужей. Я ожидал, такой реакции, потому заранее себя настроил на спокойный способ ведения беседы.

— Родные мои, — начал я миролюбиво, — вам очень повезло, что у вас родились три мальчика и все одаренные. — Гриша и Дима учатся по профилю, ну и я, допустим, тоже припрусь университет. От фамилии Пантелеев, преподавателей начнет тошнить. Куда нас определять после учебы будете, нам, что драться за место под солнцем? Я не хочу конфликтовать ни с братьями, ни с вами. Поэтому так решил. Никого я не предаю. Кто сказал, что я не смогу нести исцеление? А если на вновь открытой мной планете нужна будет помощь врача? Мне, что за вами посылать? Планирую учиться в академии, а университетскую программу сдавать экстерном. Практику проходить в твоем деда центре, если ты не откажешь.

— Посмотри на него, он все продумал, он все решил, — негодовал дед, меряя шагами столовую, — получите результат. — А посоветоваться с нами нельзя было?

— Деда, если бы я сказал это раньше, вы все вместе меня бы пилили. А так, отступать уже некуда, я подал электронные копии документов и заявку на поступление в академию. Через неделю еду в Плесецк, прохожу медицинскую комиссию, и сдаю спортивные нормативы. Еще через неделю, аппаратное тестирование знаний по шести предметам. В университет я тоже подал документы, и меня как отлично окончившего школу, приняли без экзаменов. Я подал заявление на дистанционную форму обучения, и получил положительное решение.

— Васька, Маша, вы кого мне родили? — не унимался дед — Заказывал вам нормального внука, а вы, кого подсунули? Саня, объять необъятное невозможно, надорвешься. Сил у тебя не хватит, хотя и вымахал ты, дай Бог.

— Деда, прими все как есть. Ты сам понимаешь, что я потяну. Трудно будет, но потяну. Память у меня хорошая. И твоя методичка «Пакетная форма обучения» хорошо мне помогла. Не подумай, что я хвастаю, но программу за первый курс университета, я могу сдать хоть завтра.

— Так, мужчины, — прервала нас бабушка. — Все расселись по своим местам. Мы кушаем, пьем чай, и только потом говорим. Если кого интересует мое мнение, то скажу, я Сашеньку поддерживаю двумя руками. Тесно ему в рамках традиционной формы обучения, ему нужно побольше и побыстрее. Ванечка, ты знаешь уровень Саши. Тогда зачем пытаться его тормозить, сдерживать его стремление к познанию? Чувствует силу, пусть дерзает.

Бабушкин спич, снял накал страстей. Беседа вернулась в нормальное и конструктивное русло.

Оставшееся до отъезда время потратил на Рыжика. Мне удалось подружить кота с папой, не будет тосковать теперь без меня.

В академию я поступил, набрав девяносто семь баллов из ста возможных. Зачислили меня на командно-технический факультет. Я остался верен себе, напросился на факультативные занятия штурманов космических кораблей.

Учиться было интересно. Все для меня новое, раньше так глубоко в космическую тематику не вникал.

Дед и тут меня в покое не оставил. Договорился с начальником госпиталя академии о моем ежедневном практикуме. Отступать было некуда, я деду слово дал. Приходилось возиться с больными и мнимыми больными. Мнимые выписывались из госпиталя через две минуты после общения со мной. Это обычному доктору они могли рассказывать о болях в голове, о дискомфортом состоянии. Я вычислял подобных сачков вмиг. Пытались меня наказать за «неправильное» отношения к старшекурсникам. Как-то вечером группа пятикурсников, аж в пять голов, решила провести со мной разъяснительную беседу, с пинанием моей тушки. Преподал им бессмертное искусство господина Кадочникова. Пришлось потом их лечить, и взять слово, что никому не расскажут о своем конфузе. Больше инцидентов не было.

Первую летную практику проходил на крейсере типа «Сармат» в пределах нашей галактики «Млечный путь». Чем практика мне запомнилась. Постоянные тревоги, занятия с орудийными терминалами, чистка и мытье до блеска палуб корабля, и постоянное недосыпание. Свободное время, так таковое отсутствовало вообще. Наш учебный командир говорил, что офицер военно-космических сил империи постоянно находится в боевой готовности и способен в любой момент выступить на защиту интересов государства. С ним никто не спорил, но спать хотелось всё равно.

После практики, были месячные каникулы. А у меня была сдача экзаменов в университете. Обнаглев, я сдавал экзамены за два курса.

Оставшиеся две недели провел с пользой. Общался с родными и друзьями. Гриша, закончил учебу в университете, и работал в центре у деда. Папа говорил, что Гриня таки нашел свою половину. Девушка Ира, как и наша мама по профессии психотерапевт. В октябре планируется свадьба Иры и Григория. Получится, попробую попасть на торжество.

С Димкой мы смотались на неделю искупаться в Черном море. Нас никто не сопровождал, мы уже взрослые как-никак.

Каникулы закончились, снова впрягаюсь в учебный процесс.

После второго курса практику проходил на линейном корабле класса «Воевода». Впечатлений масса. Мы не болтались в нашей родной галактике, а посетили несколько соседних. Тут и прыжки в гиперпространство, боевые тревоги. Работа в группе движения судна вообще предел мечтаний. Но больше всего меня поразила работа в навигационном управлении. Вот это масштаб, вот где поток информации об окружающей нас обстановке. Мы молодые курсанты, учились прокладывать безопасные маршруты кораблей в слабо изученных местах необъятного космоса, с учетом обширных астероидных полей. От астероидов, боевые корабли страдали чаще, чем от вражеских попаданий.

Третий курс мне запомнился помимо напряженной учебы, мимолетной интрижкой с менеджером отдела управления тылом академии, прапорщиком — Вероникой Сандаловой.

О менеджере ходила слава, как о покорительнице курсантских сердец. Сандалова попросту коллекционировала победы над молодыми организмами. Я, отличник, спортсмен, ну и не дурен собой, естественно привлек внимание Вероники. По жизни, был я любовником теоретиком, так как практики не имел никакой.

В один из дней, за пару часов перед отбоем, без сопротивления, оказался в постели ненасытной Вероники. Все случилось очень быстро. А как вы думали, опыта в сексе у меня ноль, а напряжение в чреслах, ой, какое сильное. Вот и прошло первое совокупление так, как прошло. По выражению лица Вероники, понял, что она ожидала от меня чего-то более значительного. Почувствовал себя одноразовым противозачаточным средством, которое использовали, и готовы выбросить на помойку. Вероника не учла того, что я, не доучившийся врач с Даром, кое-что могу использовать из своего личного медицинского «арсенала». Предложил своей обольстительнице провести эротический массаж, и получил снисходительное разрешение.

Как орала Вероника от удовольствия, достигая пика наслаждения, каждые пять минут, вы не можете себе представить. Воздействуя на определенные нервные окончания тела прапорщицы, я доводил ее до полного изнеможения. Вороника еще билась в сладостных конвульсиях, а я вновь доводил ее до очередного оргазма. О своем организме тоже заботился, раз посчастливилось дотянуться до податливого женского тела. Час своеобразной битвы с Вероникой, позволил стабилизировать мой гормональный фон, полностью измотать и опустошить партнершу. Возвращался к себе в спальный комплекс спокойным и удовлетворенным. На следующий день, курсантское радио донесло информацию, что Вероника пришла на работу очень неестественной походкой.

Разыскав меня через неделю, Вероника призналась, что только от воспоминаний о проведенной со мной встрече, ее бросает в жар. В самых не подходящих местах, она достигает спонтанного и неконтролируемого оргазма с определенными физиологическими последствиями. Пришлось нанести еще один визит, попользоваться услугами, и вернуть Веронику в исходное психологическое состояние. Угрызениями совести не мучился, проучил похотливую самку, ну и ладно.

Академию я окончил с отличием, на плечах красовались лейтенантские погоны. Получил право самостоятельного выбора места дальнейшего прохождения службы. Стал командиром боевой части тоннельных орудий левого борта крейсера «Викинг -7», входящего в состав седьмого флота империи. Также с отличием я закончил обучение в Имперском медицинском университете. Теперь я дипломированный хирург. Перед отбытием на крейсер, положенный отпуск, провел в кругу семьи.

Григорий уже стал отцом. Иришка родила очаровательную девочку. Не знаю, специально они так подгадали, или все вышло случайно, но мне посчастливилось стать крестным отцом малышки — Софии. На деньги из подъемных средств, я заказал у ювелира для Софии серебряный крестик с мелкими бриллиантами. По долгу службы я с крестницей буду видеться редко, пусть крестик напоминает ей, что где-то на космических просторах мотается ее крестный.

Торжественный ужин, по случаю моего отбытия к месту службы, устроили в усадьбе деда. Собралась вся, понемногу разрастающаяся семья. Шутили, веселились, я, правда замечал, что на лицах мамы и бабушки, иногда появляющиеся слабые тени печали. Дед был в своем репертуаре, удивил меня.

— Прими Александр этот набор, — торжественно произнес дед, вручая мне объемный и увесистый футляр. — Это хирургические инструменты немецкой фирмы «Золлингер». Бывают случаи, внучек, полного истощения Дара, тогда в ход идут обычные инструменты хирурга. Владей. Я желаю, чтобы пользоваться этим инструментом тебе не пришлось.

С благодарностью принял подарок от деда. А потом подарки посыпались, словно из рога изобилия. Мама с бабушкой презентовали вязанные носки, варежки и шарф. Григорий с Ирой набор шикарного термобелья. Димка одарил электронным справочником лекарственных растений, произрастающих на открытых планетах. Папа превзошел всех. Его подарок — пара сабель из прочнейшей композитной стали в богато украшенных ножнах заплечного ношения. Признаюсь, чуть не прослезился от внимания родных.

Продвижение по служебной лестнице у меня было стремительным. Хорошо подготовленного, технически грамотного и инициативного офицера, руководство седьмого флота заметило. Всего год я прослужил на крейсере, участвовал в разгроме пиратской вольницы в системе «Альфа -6». Личный состав моей боевой части тоннельных орудий левого борта крейсера, вывел на новый профессиональный уровень, я приложил, накопленный в академии багаж знаний и умений. Три человека из числа бывших моих подчиненных, поступили в академию военно-космических сил империи.

Досрочно мне присвоили звание старшего лейтенанта, и назначили старшим помощником капитана на устаревший корвет «Гридень -17». От предъявленных мной требований, экипаж корвета вначале взвыл. Не давая им опомниться, я проводил занятия и тренировки на боевых постах. Определял предел моральных и физических возможностей каждого. А получив полную картину состояния экипажа, разработал, программу обучения и тренировок. Полгода, пролетели, как единый миг. Экипаж превратился в единый, сплоченный коллектив. На первенстве базы «Мыс» по командным видам спорта, наш экипаж занял первое место.

Через налаженные ранее связи в ремонтно-техническом управлении и департаменте снабжения, мне удалось серьезно модернизировать корвет. Новая система управления огнем, система навигации и двигательные установки предпоследнего поколения заняли положенные места. «Старичок» «Гридень -17» значительно помолодел. На этом же корвете я стал дублеров капитана судна.

Что было дальше, я уже рассказывал.

Воспоминания заняли у меня почти весь день. Пора перекусить и отправляться спать. «Лёве» еще часов двенадцать заниматься ботом, не буду ему мешать. Утро вечера мудреней, как говорили древние.

Глава 4

— Командир подъем, — разбудил меня «Лёва». Горазд ты спать, десять часов прошло. Приводи себя в порядок, сейчас в столовую подадут завтрак.

— Спасибо «Лёва», уже встаю, — ворча, ответил искину.

Туалет, принятие душа, смена белья и одежды заняла не более получаса. Войдя в столовую, увидел на столе тосты, какой-то салат и кофе.

— «Лёва» откуда богатство? У нас на борту появилась стюардесса?

— Если быть точным, появился стюард. Я одного ремонтника перепрограммировал, думаю достаточно.

— Что у нас по обстановке?

— Мы находимся в галактике «Сигма-8», это ты знаешь. В ее состав входит несколько систем, например, это система включает в себя пятнадцать планет. Обитаемой является одна — «Фаэтон». Если верить, имеющимся у меня данным столетней давности, представленным командиром исследовательского судна «Заря-3», планета «Фаэтон» по всем параметрам схожа с нашей Землей. По химическому составу атмосфера «Фаэтона» близка к земной, там чуть выше процентное содержание кислорода. Полюса планеты по аналогии с Землей, покрыты льдом. Имеется четыре обширных материка, покрытых буйной растительностью. Омываются материки океаном, если употреблять принятые на Земле термины. Обитаем только один материк. Примерная численность населения на тот момент не более одного миллиона жителей человеческой расы, проживающих в городках и поселках. Признаков развитой промышленности, электрификации не выявлено. Сканированием поверхности планеты, работающие радиолокационные или передающие устройства не обнаружены. Более детальное исследование планеты, и определение уровня развития населения, не проводилось в виду отсутствия соответствующей техники и аппаратуры.

От точки нашего нахождения до «Фаэтона», следуя крейсерской скоростью, можем добраться за месяц. Это, при условия, что не придется обходить астероидные поля, карты которых в базе отсутствуют. Запас топлива на четыре месяца хода. Запас продовольствия и воды для экипажа на два года. А поскольку ты командир один, на десять лет тебе хватит, точно. Программное обеспечение всех систем обновлено до последнего уровня.

Носовые малые торпедные аппараты, количеством два, исправны и заряжены. Носовые, бортовые и кормовые бластерные орудия исправны, приведены в боевую готовность, находятся в дежурстве. Средства связи и локационное оборудование активировано. Доклад закончил.

— Когда сигнал дойдет до наших станций?

— Трудно сказать. Галактика «Сигма-8» до нашего здесь появления, посещалась только дважды. Сто лет назад «Зарей-3» и рептилоиды тут торчали примерно месяц. Надеюсь, что командование отследит нас по маршруту, который мы сбрасывали регулярно на промежуточные маяки. Командир, думаю, искать тебя, конечно, будут, но может пройти не менее пяти лет до нашего обнаружения. Ведь главную задачу мы выполнили, рептилоиды уничтожены, а кто такой Александр Пантелеев в масштабе вселенной, так себе, маленькая пылинка. Не обижайся и не обольщайся командир, жизнь такая.

— Тогда «Лёва» готовь сообщение, в котором укажи, что мы следуем на обитаемую планету «Фаэтон», укажи ее координаты.

— Задачу понял, выполняю.

— Кстати «Лёва», а чем я буду заниматься целый месяц в пути?

— Осмелюсь высказать предположение, хотя могу ошибаться из-за отсутствия достаточного объема информации. «Фаэтон» очень отстал в своем развитии от землян. Думаю, на планете не изобретено даже пороховое оружие, следовательно, там властвует разнообразное холодное оружие. У меня обширная база по этой тематике, тебе командир это будет интересно. Еще предлагаю изучить вопросы земледелия, лишними знания не будут.

— Тогда готовь программы, и с Богом в путь.

— Как прикажешь командир.

Медленно потянулись дни и недели нашего путешествия. Я изучал подобранные «Лёвой» материалы, тренировался в тренажерном зале. По нескольку часов просиживал в кресле капитана бота, любовался удивительными красотами галактики «Сигма-8». Особенно величественно смотрелось в лучах заходящего местного светила, астероидное поле, проплывающее справа по борту от нас. Мне никогда не доводилось видеть подобную игру света и теней. Я не удержался, и попросил «Лёву» сделать для меня несколько панно, для размещения в комнате отдыха.

На тридцать пятый день пути, мы достигли орбиты планеты «Фаэтон».

— Командир, планета «Фаэтон» к твоим услугам, — проинформировал меня «Лёва». — Десантируемся?

— Пока рано. Зависни над планетой, так, чтобы не привлекать внимание. Отправь десяток зондов, пусть произведут облет «Фаэтона» и сделают полную съемку. Обратить внимания на места проживания аборигенов, добычи полезных ископаемых, расположения промышленных объектов. Видео и фотосъемку проводить скрытно с высоты не более ста метров. Изучим информацию, потом решим, что делать дальше.

— Осторожный ты командир.

— Я не хочу раньше времени вмешиваться в жизнь планеты. «Лёва» мы сейчас выступаем в качестве исследователей планеты, а не ставим перед собой цели ее захвата. На завтра отводим бот в какое-нибудь глухое безлюдное место, и выпускаем дроидов, для сбора информации в непосредственной близости от жилищ людей. Обрати особое внимание при программировании дроидов на маскировку.

— Задачу понял.

Глава 5

Две недели, днем и ночью кипела работа. Зонды и дроиды доставляли информацию, а мы с «Лёвой» ее обобщали и анализировали. Также зондами были доставлены образцы воды из океана и рек, пробы почвы и несколько видов растительности планеты. Лабораторное исследование всех доставленных образцов, не выявило каких-либо агрессивных, вредных или смертоносных для человека веществ. Я сделал для себя предварительный вывод, на «Фаэтоне» флора не опасна.

— Ну, что «Лёва», какие впечатления от «Фаэтона»? — спросил я искин, продолжая перебирать снимки поверхности планеты.

— Не буду делиться впечатлениями, изложу предварительные результаты исследования.

Предположительножизнь появилась на планете «Фаэтон» примерно семь-восемь миллиардов лет назад, то есть вскоре после её возникновения.

По данным наших зондов и дронов, 30 % поверхности планеты занимает океан, остальную часть поверхности приходится на четыре континента, я их обозначил цифрами от одного до четырех. На всех материках расположены реки, озера, подземные водыи льды, вместе с океаном они составляют гидросферу. Полюса планеты покрыты толстым слоем льда.

Расчеты и наблюдения показывают, что «Фаэтон» обращается вокруг местного светила. Планета делает вокруг него полный оборот примерно за 365 суток.

Ось вращения «Фаэтона» наклонена на 24° относительно перпендикуляра к её орбитальной плоскости. По всей видимости, это вызывает сезонные изменения на поверхности «Фаэтона» с периодом в один год. Сутки сейчас составляют примерно 24 часа, и думаю, изменений не предвидится.

Из-за наличия насыщенной флоры, у поверхности планеты осушенный воздух содержит около 75 % азота, 25 % кислорода и всего лишь 0,03 % углекислого газа.

Поднимающийся с поверхности планеты, водяной пар, формирует довольно плотные облака в атмосфере. Когда атмосферные условия позволяют подняться тёплому влажному воздуху на высоту десяти-двенадцати километров, то происходит его конденсация. Вследствие этого на поверхность планеты выпадают осадки в виде дождя, снега или града, в зависимости от времени года. Основная часть атмосферных осадков, выпавших на сушу, попадает в реки, и в конечном итоге возвращается в океан или остаётся в озерах. Затем снова испаряется, повторяя цикл. Подобный круговорот воды на планете, является жизненно важным для существования жизни на суше.

Обитаем один континент, обозначенный мною под номером четыре. Он занимает примерно 40 % всей суши планеты. Население разделено между собой горными массивами на три своеобразных анклава. Средняя удаленность анклавов друг от друга составляет полторы-две тысячи километров. Точный подсчет численности всего населения провести пока не удалось, я над этим работаю. Проживает на планете чуть больше одного миллиона жителей.

Для детального изучения планеты необходимо отправить на поверхность «Фаэтона» исследователя, то есть тебя командир.

— «Лёва» а почему ты ничего не сказал о языке жителей планеты? Мы получили записи речи аборигенов.

— Ты задал вопрос о планете в целом, а сейчас требуешь детализацию, — возмутился искин. — Анализ местного языка, разных возрастных групп проводится. Уже сейчас могу сказать, что нам относительно повезло. Язык аборигенов имеет общий корень со славянскими языками землян. Через несколько дней, я представлю тебе программу обучения местному языку.

— Ты хочешь сказать, что спрашивать тебя об уровне развития населения планеты еще рано?

— Ничего не рано. «Фаэтон» достиг в своем развитии уровень эпохи нашего средневековья, где-то пятнадцатый-шестнадцатый век. Архитектура зданий, вооружение воинов, уклад жизни населения вполне соответствует этой эпохе.

— Вот с полезными ископаемыми у них тут слабовато. Я нашел не так много шахт, или может, просмотрел что-то.

— Добывающая промышленность действительно развита слабо, но она присутствует. Наличие железных изделий, в виде оружия и сельскохозяйственных орудий земледелия, свидетельствуют о том, что железная руда на планете имеется в достаточном количестве, и аборигены знают, как ее добывать и как ее обрабатывать. Технический и технологический уровень таких производств не высокий.

— Соглашусь с тобой целиком и полностью. Еще я заметил, что население широко использует в быту цветные металлы.

— Из этих цветных металлов они чеканят, по всей видимости, средства расчета — деньги. На некоторых видеозаписях зафиксированы подобные манипуляции.

— Об армии и вооружении нам пока судить рано. Но я не заметил ни одного огнестрельного оружия, использующего энергию пороха.

— Это так. Копья, луки и мечи — все, что зафиксировано нашей техникой. Средства личной защиты воинов, тоже не блещут надежностью. Подобие кольчуг из нашего прошлого.

— Подготовь мне «Лёва» материалы по технике и вооружению нашего земного времени, с четырнадцатого по семнадцатый век.

— А зачем тебе такие знания? Хочешь все же воевать?

— Понимаешь, я подозреваю, что мужчины на «Фаэтоне», чтобы добиться определенного положения в обществе, должны очень хорошо владеть оружием. Умею я работать с саблями, неплохо махать руками и ногами, но подозреваю, что этого мало. С какой стороны подходить к лошади я не знаю совершенно, а здесь это основное и единственно возможное средство передвижения по суше. Опять же, если я десантируюсь на планету, и выйду к людям, кем я им представлюсь. Командиром корвета. Ха-ха-ха три раза. Им, что корвет, что крейсер все едино. В океан не ходят, ни одного судна не видел.

— Тогда от себя добавлю тебе программу по металлургии и деревообработке, они точно, будут востребованы. Одного не пойму, где я тебе лошадь найду? В оснащении бота, лошадь не предусмотрена.

— Ой, смешно тебе «Лёва». Ты лучше одного ремонтника перепрограммируй, мне нужен будет спарринг партнер, по обучению в работе с моделями местного холодного оружия.

— Задание получил, выполняю.

Еще месяц я провел на борту бота. Учился. «Лёва» молодец, подготовил мне отличного спарринг партнера. Быстрый, безжалостный, легко передвигающийся робот, вначале тренировок гонял меня по всему грузовому отсеку. По мере приобретения навыков работы с копьем и щитом, шансы на победу у меня возрастали. Правда, в сабельном бою, спарринг партнер перспектив победить меня не имел.

Не скажу, что легко, но речь и письменность жителей планеты я усвоил. С «Лёвой» даже тренировались в разговорной речи. Качество моей учебы смогут оценить только носители языка.

И вот, настал день, когда я, посчитал себя, достаточно подготовленным, для десантирования на планету «Фаэтон». Выбрал наибольший по численности и площади анклав жителей планеты, находящийся от побережья океана на удаленности в двести километров. Но птица «обломинго», вернее искин «Лёва», охладил мой пыл.

— Командир, ты, в общем, нормально подготовился к предстоящему походу, — произнес «Лёва», — однако хочу заметить, для боя на дальней дистанции ты не готов. — Нет у тебя ни лука, ни самострела. Противник может уничтожить тебя, не подпустив к себе на расстояние длины клинка твоей сабли.

— Что предлагаешь?

— Обращаю твое внимание на оружие, под названием арбалет. Некое подобие этого оружия я видел у местных воинов. Тебе же предлагаю самому его изготовить. Необходимые материалы и оборудование есть в мастерских, куда уже доставлены чертежи.

— А ты «Лёва», еще тот фрукт, не мог раньше мне об этом сказать?

— Раньше ты занимался приобретением полезных навыков владения оружием, учил язык и производство. Займись ты изготовлением оружия тогда, на отдых и сон времени бы не осталось. А сейчас, имея свободное время, с чувством и с расстановкой, изготовишь под себя арбалет. Кстати, я тебе подкинул чертежи многозарядного арбалета. Цени мою заботу командир.

Я конечно не токарь, не фрезеровщик, и даже не слесарь, но, слава Богу, руки, откуда надо растут, и голова соображает правильно. Поэтому, потратив пять дней, я изготовил очень приличный образец арбалета. Много потратил времени на доводку и отладку механизма перезарядки оружия. Готовый арбалет испытывал в грузовом отсеке. Болты, изготовленные из тонких алюминиевых трубок со стальными наконечниками, пробивали пятимиллиметровый лист стали с двадцать шагов. Убойная штука получилась. Решив наработать технологию производства оружия и отточить навыки оружейника, я за день изготовил еще один арбалет. «Лёва» опять подкинул мне подлянку, рекомендовал изготавливать болты из дерева. Видишь ли на «Фаэтоне» не найдешь алюминий в достаточном количестве, а то я не знаю. Хорошо, что токарный станок есть и сухого дерева в достатке, откуда оно на боте взялось, и для каких целей предназначалось, ума не приложу. Накрутил четыре сотни болтов. Еще неделю тренировался в стрельбе из арбалета, с различных положений, стоя, с колена, лежа и в движении. Пока выполнение упражнения не доходило до автоматизма, тренировку не прекращал. Рос, можно сказать над собой.

Мой друг «Лёва» остался верен себе, вновь загнал меня в угол.

— Со многими вопросами, мы общими усилиями разобрались, осталось приготовить тебе одежду, по моде и фасону планеты. Не идти же тебе в комбинезоне, народ не поймет, сразу увидит в тебе чужака. А еще командир, прекращай бриться, все мужчины «Фаэтона» носят усы и небольшие бородки, обзаводись растительностью.

— Вот что-что, а шить я «Лёва» не умею, не нужно было мне в прошлой жизни. Всегда под рукой гипермаркет с готовой одеждой, или склады тыла флота.

— Забудь командир, что было раньше. Ты сейчас в другом месте и в другой ситуации. Учись обеспечивать себя сам. В мастерские роботы принесли несколько видов кевларовой ткани, из нее будем шить тебе одежонку. Основываясь на наблюдениях, предполагаю, что сейчас на материке вторая половина лета, до зимы далеко, значит, нужно озаботиться одеждой по сезону. Предваряя твое возмущение по поводу трудности работы с кевларом скажу, защита твоего организма от колюще-режущих игрушек аборигенов того стоит. Только не возмущайся командир, я очень тебя прошу, во все куртки одежды, подшей подкладки из керамо-кевларовой ткани. Она легкая, хорошо вентилируется, и обеспечит тебя высокую степень защиты.

— Спасибо за заботу «Лёва». Подозревая, что ты еще что-то для меня приготовил.

— Тут ты прав. Еще курс кулинарии и поварского мастерства.

— Успокойся, заботливый ты мой. Спасибо моей бабушке Дарье Степановне надо сказать, она меня и братьев научила готовить еще в подростковом возрасте. Торты я, конечно, не испеку, а разные там борщи, супы и похлебки сварить могу. С мясом тоже управлюсь.

— Принято, кулинария отменяется. Становись швеей.

Я думал ограничиться одним костюмчиком по местной моде. Ага, искин настоял, чтобы я пошил, повседневный, выходной и парадный костюмы. От себя я добавил камуфлированный костюм, лишним не будет.

Долго извращался с пошивом устройства для переноса вооружения и обмундирования, как выражается «Лёва», называемого в народе — ранцем десантника. Не взял готовый ранец, потому-что груза предполагалось взять много, и его нужно рационально и равномерно разместить по всему телу вьючной моей особи.

Очень образовался, что не пришлось возиться с сапогами. На складе нашлись добротные кожаные сапоги необходимых цветов моего размера. Под камуфлированный костюм подобрал высокие со шнуровкой ботинки на толстой подошве.

Глава 6

— Так, командир, все внесенное в список ты упаковал в ранец, — перечислял искин, — оружие приготовил. — Теперь забери в штурманской «документы», я изготовил красочную грамоту, пожаловал тебе титул графа — Пантелеева Александра Васильевича. Липа конечно, но раз у них тут бароны, графы, герцоги и короли, то может сработать. Не простолюдином тебе быть. И еще, ты не обращал внимания в процессе подготовки, а я внимательно, можно сказать по головам пересчитал всех жителей планеты, с ошибкой в один процент. Населяет «Фаэтон» одни миллион сто пятьдесят семь тысяч двести шесть человек. Женщин, на двадцать пять процентов больше, чем мужчин. Такой дисбаланс я могу объяснить только частыми войнами, в которых мужчины гибли. С учетом сего факта, я приготовил упаковку презервативов, лежит в штурманской, возьмешь. Ты длительное время, был обделен вниманием женщин. Делай выводы.

— Учту, возьму и упакую, спасибо.

— Решил, куда тебя высадить?

— Мне понравился городок с названием — Гарц. Симпатичный весь из себя, небольшой ухоженный замок. Рядом речка, лес подступает почти к городской черте с одной стороны. С другой стороны города, раскинулись возделываемые поля. Высадишь меня в двухстах километрах от городка, у подножья горной гряды.

— А зачем так далеко забираться? Я могу опуститься на планету очень близко к городку. Не будешь ноги бить, и мучиться с перетаскиванием тяжестей.

— Объясняю. В предполагаемом месте высадки, я высмотрел в горах приличных размеров пещеру, куда сможет поместиться весь бот, не оставлять же его на открытой местности. А там, выпустишь два десятка ремонтников, они за пару часов основательно замаскируют вход в пещеру. Будешь находиться в целости и сохранности, осадки опять же за шиворот капать не будут. Я оттуда пойду пешим порядком, надо мне поднимать физические кондиции до оптимального уровня. Сам понимаешь, мне необходимо время для адаптации на планете, ту же одежду обносить, чтобы привыкнуть к ней.

— Можно на лесной поляне бот посадить, а в случае опасности, сменить место.

— Планета имеет малую плотность населения, но это не значит, что нет среди аборигенов охотников, добывающих зверя в лесах. Ты захочешь находиться где-то поблизости, не на соседнем континенте, точно. Мне кажется, вариант с пещерой, для твоего укрытия оптимальным.

— Покажи мне точку на карте, я просмотрю видеоматериалы. Будет необходимо, отправлю дроида, для дополнительного обследования. Отложи до завтра выход, мне надо время.

«Лёва» занялся изучением места будущего укрытия, а я ушел в кают-кампанию. Еще раз мысленно проверил перечень своего снаряжения, вроде бы ничего не забыл, и все учел.

Выходить к городу я планирую вдоль небольшого горного отрога, отходящего от основного горного хребта. Пойти через него решил с целью тренировки мышц рук и ног, которые, не смотря на ежедневные занятия в грузовом отсеке, отвыкли от привычной планетной гравитации. Отрог заканчивался, примерно в сорока километрах от Гарца. Естественно скорость передвижения по пересеченной местности не сахар, но я так решил. Еще раз проработал свой маршрут по карте, составленной «Лёвой», поужинал, принял душ и лег спать.

Глава 7

Вы не представляете, какое это удовольствие стоять на твердой почве, после длительного пребывания на космическом корабле. Поначалу, я потерял сознание, от воздействия планетарного тяготения и перенасыщения организма кислородом. Организм быстро адаптировался к новым условиям, и я смог проследить за удаляющимся ботом. «Лёве» место, выбранное мной, понравилось, бот размещался в пещере с запасом. Оговорил с искином порядок связи. Я раз в месяц, если будут позволять условия, буду выходить на связь с ним. Все зависит оттого, как меня примут местные, надеюсь, выживу.

В месте высадки я пробыл около трех часов, до того момента, пока даже мой пристальный взгляд, усиленный хорошей оптикой не смог найти на поверхности скалы, место укрытия бота. По рации попрощался с «Лёвой», и пустился в путь.

Похоже, я переоценил свои возможности. Еще светило было высоко, а я уже выдохся. Прошел всего километров пятнадцать с двумя короткими привалами, а ноги уже налились тяжестью. Двигался я осторожно, чтобы не повредить ноги, не хватало еще сломаться, пришлось бы самому себя лечить. Не предполагал я, что лес на этом отроге окажется таким густым, с большим количеством валежника. Нехоженые здесь места. Буду устраиваться на ночевку. Собрал сушняка, развел костерок. Сварил себе калорийную похлебку из сублимированных продуктов. Запил импровизированный ужин кофе. Почувствовал, что жизнь налаживается. Спать решил на дереве. Выбрал лиственное разветвленное дерево, забрался с топориком, и оборудовал себе лежанку. Поднял наверх все снаряжение, устроился поудобней, моментально уснул.

Проснулся я на рассвете. Спустился вниз, предварительно проверив, что поблизости нет на людей ни зверей. Туалет, умывание влажными салфетками, завтрак. Уничтожив следы своего пребывания, сориентировавшись по карте и компасу, двинулся дальше. Казалось, у меня болели все мышцы, организм, как бы кричал, требуя отдыха, но я заставлял себе идти вперед. Если расслаблюсь, то две недели, которые я отвел на путешествие, превратятся в месяц. А продукты имеют такую подлую особенность заканчиваться.

На второй неделе похода, столкнулся со стадом оленей, похожих на земных маралов, только значительно крупнее. Вожак стада, сразу же принял угрожающую стойку, однако увидев мое «лояльное» к ним отношение, продолжил мирно поедать сочную траву. Выходит, не пуганный здесь зверь, на человека не реагирует. Темп моего продвижения к цели путешествия возрос, я уже навёрстывал те километры, которые не смог пройти в первые дни.

Сегодня я прошагал около двадцати пяти километров, горный отрог закончился. На выходе из него мне попался небольшой распадок с ручьем и водопадом. Довершала все это великолепие живописная полянка, метров двадцать-тридцать в диаметре. В глаза бросилась натоптанная животными тропа, значит, усилим бдительность, здесь животные ходят на водопой. Пробежался по тропке к водопаду, и понял причину паломничества сюда зверей. В стороне от ручья, имелся выход на поверхность солевого пласта. Перебрался на другой берег ручья. Не обнаружив здесь свидетельства пребывания животных, занялся обустройством временного лагеря. Я предполагал провести на этом месте, не менее суток. Надо хорошо помыться, постирать нательное белью, ну и отдохнуть, как следует. Выполнив намеченный план мероприятий, я в сумерках, как обычно, забрался на дерево для ночлега. Поскольку основная часть пути позади, я позволил себе поспать подольше.

Глава 8

Разбудил меня рев зверя и человеческий крик, полный неимоверной боли и ужаса. С высоты своего укрытия я заметил, что недалеко от водопоя, лежит дикий кабан, частью своей туши прикрыв тело человека. Схватив сабли, еще толком не проснувшись, я бросился на помощь.

Подбежав, увидел, кабан, пробитый копьем, не подает признаков жизни. Для верности пару раз уколол его саблей. Человек, сломанной куклой, лежал, наполовину приваленный животным.

Срубил саблей не толстое деревцо. Использовал, его в качестве рычага, освобождаю от тяжести туши человеческое тело. О-о-о, а человек, похоже женщина. Но пока не до этого. Нужно провести диагностику, чтобы не упустить шанс на спасение.

Так, что имеем. Определенно женщина, девушка лет восемнадцати-двадцати. Открытый перелом левого предплечья с сильным кровотечением, останавливаю. Дальше, закрытый перелом правой бедренной кости без смещения. Внутренние органы не повреждены, уже хорошо. Подхватываю бессознательную девушку на руки, и несу к своему импровизированному лагерю. Расстилаю спальный мешок и начинаю процедуру лечения. Использую Дар. Привожу в порядок руку, все складываю, и провожу процедуру сращивания кости. Края раны тоже свожу и делаю поверхностное заживление. Потом занимаюсь ногой. Все закончил, пациентка будет жить. Потом мысленно луплю себя по лбу. Баран я этакий, мне в руки попал местный житель, а я в три секунды его исцелил, и готов отпустить. А кто тебя, олуха, просветит о местных условиях и реалиях жизни. Тогда так, с костями ладно, не ломать же по новой. А вот боль пока вернем, и рану, полностью заживлять не буду. Прилаживаем к конечностям палочки с веточками, зафиксируем, чтобы «язык» не убежал. Скажите не этично, использовать аборигенку для познания планеты, но что поделаешь, надо выкручиваться.

Посмотрел я на девушку внимательно. Неплохо сложена аборигенка, однако, пропорционально. Все женские прелести на своих местах, очень даже аппетитных форм и размеров. Ножки ровные и длинные. Густые русые волосы, заплетены в две толстые косы. Красивое лицо девушки портил очень большой и горбатый нос, похожий на огромный орлиный клюв. Я так думаю, этот «рубильник» доставляет девушке неудобства и страдания. Пусть простит меня создатель, но я не могу оставить девушке такой безобразный нос. Ну, неестественно смотрится это изваяние на хорошеньком личике. Погружаю девушку в глубокий сон, воздействуя на определенные нервные узлы.

Буду проводить ринопластику открытым способом, потому что объем удаления костно-хрящевого материала очень большой. Ничего страшного в этом нет, я смогу убрать все последствия оперативного вмешательства, ни швов, ни рубцов не будет. Подаренный дедом набор хирургических инструментов, пришелся кстати. Так, все лишнее убрал, и сформировал нормальный красивый и аккуратный носик. Проверил пропорции лица, довел их до идеальных параметров. Теперь, после выздоровления незнакомка, будет действительно красавицей. Наложил девушке на лицо фиксирующую повязку.

Пока болящая девушка в беспамятстве, займусь убитым кабаном. При более внимательном осмотре выяснил, что это не кабан, а свинья. А собственно, какая разница, главное, что в наличии гора мяса, и с ней что-то нужно делать. Отхватил от туши две задние ноги, и вырезку с шеи, перетащил в свой лагерь. Остальную тушу, спихнул в ручей, пусть отнесет течением подальше от моей стоянки. Паломничество хищников мне не надо. Быстро сбегал к выходу соляного пласта, нарубил килограмм пять-шесть соли, думаю, пока хватит. Засолил часть мяса, вторую часть, порезал на тонкие лоскуты, развесил вялиться под лучами местного светила.

Если честно, мне очень не нравилось соседство со звериной тропой, не ровен час, появятся хищники, не сладко мне придется, я о животном мире планеты ничего не знаю. Подвергать опасности свою и девушки жизнь не хочется. Прошел немного вверх по ручью. Удача сегодня на моей стороне, нашел уютный сухой грот. Значит, здесь и оборудую место для длительной стоянки. Девушку мне выхаживать обычным способом около трех недель, из этого и буду исходить.

До самого вечера занимался обустройством нового жилища. Таскал камни, укладывал их в подобие стены, скрепляя их глиной, найденной на берегу ручья. Импровизированная дверь, заняла положенное место. Можно переселяться. Девушку вместе со спальником перенес в грот первой, а потом все остальные пожитки. Площадку перед гротом по периметру, на всякий случай, обнес изготовленными рогатками, чтобы крупное зверье не докучало. Сложил очаг, и приготовил мясную похлебку из свежатины. Надо покормить пациентку, пока еще не стемнело. Насыпав похлебку в миску, приступаю к пробуждению незнакомки.

— Девушка, — негромко зову, — просыпайся, ужинать будем.

Девушка от моего воздействия, очнулась. Широко открытыми глазами, начинает осматриваться. Пытается резко вскочить. Ага, сейчас, вскочила, когда нога, сломана и зафиксирована, рука тоже не действует. Девушка застонала и вновь повалилась на спальник.

— Не надо бояться, все хорошо, я тебя не обижу, — как могу, успокаиваю девушку. — Как тебя зовут? Я. Алекс.

Девушка, полными страха глазами смотрит на меня. Потом вновь осматривает жилище. Дверь за моей спиной, привлекает ее внимание. Наверное, очень ей хочется туда, за эту дверь, на свободу.

— Я нашел тебя возле ручья, тебя поломал кабан, — предпринимаю очередную попытку установить контакт. — Ничего не бойся. Тебя нужно вылечить. Имя у тебя есть?

— Тоя, — еле слышно произносит девушка. — Как я сюда попала?

— Вот уже хорошо. Сюда я тебя принес. А как ты попала к звериному водопою, я не знаю. Там на тебя напала свинья, поломал ногу и руку. Я попытаюсь тебя вылечить.

— А где мой конь?

— Не знаю, я его не видел. Ты где его оставила?

— На входе в распадок.

— Давай вначале покушаешь, а потом я пойду за твоим конем.

Приподняв девушку, я положил ей под спину свой ранец, помог устроиться поудобней. Застелил ей ноги кариматом, и поставил миску. С трудом, одной рукой Тоя, съела несколько ложек похлебки, заедая галетой. Видно, еда забрала у нее весь остаток сил. Тоя откинулась спальник.

— Молодец, отдохни немного. Я схожу за конем. Оставайся одна, не бойся, я быстро.

Коня нашел. Животное вначале пофыркало, наверное, возмущаясь. Взяв под уздцы, я повел коня к лагерю. Удивительно, животное не предпринимало попыток укусить меня или убежать. На месте нашей стоянки, снял переметные сумы, сгрузил оружие, представленное щитом и мечом. Неумело расседлал скакуна. Затем нарвал ему большую охапку сочной травы, пусть лакомится.

Заглянул в жилище. Тоя спала, укутавшись в спальник. Поужинав, и выпив кофе, не забыв закрыть дверь, я улегся на каримат рядом с Тоей, моментально погрузившись в сон.

Проснулся я до рассвета, потому-что рядом заворочалась Тоя.

— Что случилось? — спросил девушку.

— Мне надо выйти, я хочу… В общем, надо выйти.

— Сейчас помогу, отнесу тебя. Я уже соорудил отхожее место. Одной рукой справишься?

— Не знаю. Мне стыдно принимать помощь от незнакомого мужчины. Это не правильно, так не должно быть.

— Не обращай внимания, больным можно все.

Я отнес Тою в импровизированный туалет. Помог ей развязать и спустить немного то, что осталось от штанов. Правую штанину, я разрезал по шву вчера ножом, когда ногу складывал. Отвернулся естественно, зачем смущать девушку. Когда Тоя окончила отправление физиологических потребностей, я вернулся, и помог поправить одежду. Потом отнес девушку обратно в жилище.

Занялся разведением костра и приготовлением завтрака. Девушку устроил на обломке сухого бревна, заменяющем лавочку. Тоя молча отслеживала все мои действия. Используя остатки своего походного рациона, и свежезавяленное мясо, я сварил неплохую густую и питательную кашу. Остатки роскоши — кофе, пошел в качестве утреннего тонизирующего напитка. Накормил и напоил Тою. Сегодня у нее появился аппетит. Помыв посуду, я приготовился провести осмотр больной.

— Тоя, мне нудно осмотреть тебя, убедиться, что лечение идет нормально, — сказал я девушке. — И называй меня по имени, а то мне как-то неловко, я тебя по имени, а ты никак.

— Ты очень странный Алекс. Заботишься обо мне. Я тебе никто. А ты чужак, подобрал меня и лечишь.

— Так сразу и чужак?

— Да, ты не из наших земель. Говоришь по-нашему, но медленно и с акцентом. Помогаешь незнакомой девушке. А у нас женщине, может помогать только женщина, мужчины считают, помощь женщине, ниже своего достоинства. Значит, ты ничего не знаешь о нас. Да, и все в твоем жилище странное, я ничего подобного не видела.

— Ладно, потом разберемся, кто, что и так далее. Надо смотреть на твои раны и переломы.

— А почему у меня лицо замотано?

— Ты очень неудачно упала.

— Еще и это! — воскликнула Тоя, — и так уродина, а теперь шрамы будут.

— Все будет хорошо, это я тебе обещаю.

— Не успокаивай меня, и не обещай того, чего не сможешь сделать.

— Верь мне.

Внимательно проверил качество заживления раны на руке. Воспаления не выявил. Затем осмотрел нос и лицо девушки. Отечное оно, но процесс заживления и восстановления идет без замечаний. Снова наложил повязку. Пальпация ноги, тоже свидетельствовала о нормальном ходе заживления. Осмотром я остался доволен.

— Тоя, я думаю, что твой костюм, в который ты сейчас одета, несколько не подходит для больной. Он затрудняет мне возможность ухаживания за тобой. Также тебе не совсем удобно посещать отхожее место, ведь действуют всего одна нога и одна рука. Предлагаю тебе переодеться. Есть у меня длинная рубашка, она будет впору и удобна для тебя.

— Вот еще один раз ты подтвердил свой статус чужака. Для того чтобы переодеться, мне нужно снять с себя всю одежду, остаться голой. У нас перед незнакомыми мужчинами оголяются только падшие женщины. А я не такая.

— Если мое предложение, задевает какие-то там твои чувства или религиозные устои, то не переодевайся. Я только стараюсь обеспечить комфортные условия в ходе лечения. Да, и помыть тебя не мешало бы. Свинья тебя здорово изваляла в пыли.

— Алекс, у тебя, что совсем разум помутился? — негодовала Тоя. — Ты собираешься мыть меня? Хочешь прикасаться ко мне? К моему обнаженному делу? Как ты посмел даже подумать об этом?

— Сколько вопросов. А посмотри на себя. Вся в пыли и в крови. Не отмыть, извини запах пойдет. Я тебя отнесу к ручью. Ты сама сможешь помыться? Нет, не сможешь, одной рукой, только половину тела помоешь, а остальное. За три-четыре недели, ты обрастешь грязью так, что потом скребком снимать ее придется.

— И всё равно, это не правильно, у нас так не делают. Я незамужняя девушка, мне нельзя оголяться перед мужчиной. Ты не знаешь, что со мной будет, если об этом узнают в городе.

— А мы никому не скажем. А вообще решай сама, я настаивать не буду.

Половину дня, я занимался обустройством коптильни, рвал траву для скакуна Тои, и готовил обед. Девушка размышляла, боролась видно, с предрассудками и смущением. После обеда Тоя решилась.

— Хорошо Алекс, я согласна на мытье. Только я хочу взять с тебя слово, что даже под пыткой, ты не расскажешь об этом случае, и не позволишь себе лишнего.

— Тоя, я даю тебе слово, что обо всех водных процедурах с моим участием будем знать только мы.

— Ладно, давай Алекс пойдем мыться.

Взяв мыло, чистую рубашку и полотенце, я понес Тою к ручью. Помог девушке избавиться от костюма. Не тех женщин на полотнах запечатлели Тициан и Давинчи, не тех! Перед моими глазами предстало само совершенство. Как жаль, что я не художник и не скульптор!

Я тщательно, со всей осторожностью помыл Тою, обтер полотенцем и облачил в свою рубашку. Голову девушке не мыл, пока так походит, пусть срастутся надежно ткани носа. Перенес Тою к нашему пристанищу. Наказал отдыхать. Сам же занялся стиркой ее костюма. Относительно выстиранным, развесил костюм на рогатках. Высохнет, надо обязательно зашить штанину, во избежание недоразумений.

Вечером, после ужина, я попросил Тою рассказать, о месте, куда я попал.

Государство называется Локи, в него входит десять герцогств. Герцогства поделены на десять графств. Графства разделены на десять баронств. Все земли принадлежит баронам, крестьяне их арендуют. Каждый барон приносит вассальную клятву графу, граф — герцогу, герцог — королю. Баронства и графства, являются наследственными титулами, герцогов, выбрав кого-то из своих родственников, назначает только король. В городках и городах хорошо развиты разные ремесла. Ремесленники объединены в цеха. Крестьяне и ремесленники считаются простолюдинами. Бароны, графы и герцоги это знать, к ним нужно обращаться почтительно с приставкой — сьер. В каждом графстве имеется небольшое войско, содержащееся на средства графства, и частично оно финансируется за счет короны. На случай войны, каждое графство выставляет ополчение, командование над которым возлагается на профессиональных военных. Все офицерские должности в войсках занимают представитель знати, как правило, вторые и третьи сыновья баронов и графов. К ним тоже нужно обращаться с приставкой — сьер.

Налоги, собираемые на территории графства, большей частью идут в казну короля, на местах остается средства на содержание войска и на выплату жалования чиновников.

Самая мелкая монета, медный тик. Сто таких монет составляют один серебряный типи. Сто серебряных монет типи, равны одному золотому локи.

Основа религии — вера в Единого бога, называемого Всеобщим, сродни нашему православию, конечно с учетом местных условий жизни людей. По всему королевству имеются церкви и монастыри. Народные пастыри, проходят обучение в богословской академии, в столице королевства, носящей название — Локи.

Девушка родилась и выросла в городе Гарц, столице одноименного графства. Воспитывает Тою одна мама, отца девушка не знает, и никогда о нем ей не рассказывали. Всеми видами домашнего мастерства и рукоделия, которыми должна обладать любая женщина королевства Локи, Тоя владеет в совершенстве. Женщины, имеющие навыки обращения с оружием в королевстве не осуждаются. Правда, это считается блажью.

С другими королевствами Гартик и Пактус, Локи поддерживает торговые отношения. Часто, не реже одного раза в два года вспыхивают войны между королевствами. Гартик и Пактус нападают на Локи. Через пару лет состав коалиции меняется, бывшие союзники, воюют друг с другом. Еще через пару лет снова смена состава. И так по кругу, бесконечные войны. По этой причине, количество мужчин в королевствах значительно снизилось. Из-за своей немногочисленности, мужчины считают себя исключительными созданиями. Их должны все любить, восхищаться их мужеством и подвигами. Исполнять все прихоти и желания. Примерно десять лет назад, король издал указ, разрешающий мужчинам иметь более одной жены.

Рассказ вымотал Тою полностью. Она улеглась на спальнике и уснула.

Следующий день, был похож на предыдущий. С той лишь разницей, что на обед, мной была подана уха и запеченная в глине рыба. Оказывается, подобным образом у них рыбу не готовят. Удалось приятно удивить Тою.

— Тоя, а почему тебя не ищут? — спросил я девушку, отдыхающую после сытного обеда.

— Ищут наверняка, но не там. У нас все ездят охотиться на юг и восток от Гарца. Сюда, на запад от города, на дальность половины дневного перехода лошади никто не поедет. Я это место присмотрела давно. Здесь на водопой ходят разные животные. Охота всегда удачная. В этот раз мне не повезло.

— Не соглашусь с тобой. Тебе повезло, что я рядом случайно оказался, не дал тебе истечь кровью.

— Спасибо тебе Алекс, не дал погибнуть. Не растерзали мое бездыханное тело волки.

— А почему ты одна поехала? Взяла бы с собой кого-то в сопровождение.

— Я давно одна охочусь. Если ты заметил, то моя внешность, далека от привлекательности. С детства меня дразнили, дети не хотели со мной играть. Одиночество, вот мой удел. Повзрослев я поняла, что изменить ничего нельзя. Я страшная, и никому, кроме мамы, не нужна. Пошла к знакомому отставному сотнику учиться обращаться с оружием. Теперь могу в конном строю, неплохо рубиться мечом, стрелять из лука. В пешем строю, смогу постоять за себя.

— Да ты Тоя, прям, амазонка!

— А кто такие — амазонки?

Пришлось мне рассказывать легенды и былины о воинствующих женщинах.

— Хорошие они были эти амазонки, — задумчиво и грустно произнесла Тоя, — красивые и счастливые. — Выбирали себе мужей. Я лишена такого счастья, на уродинах, никто не женится.

— Ну, что ты такое говоришь!? У тебя прекрасная фигура, ты красивая девушка, да любой, посчитает за честь взять тебя в жены.

— Не надо так жестоко шутить надо мной. Я украдкой подсматривала за тобой, когда ты мылся в ручье, извини. Ты сильный, с хорошо развитой мускулатурой и красивый парень. А кто я, ты же видел мое лицо? Им только людей пугать. Вот ты взял бы меня в жены?

— Взял бы, если бы твоя мама отдала тебя мне, — я улыбнулся девушке.

— И не станешь жалеть о своем поступке?

— Главное чтобы ты не пожалела. Давай вернемся к этому разговору через две недели, когда ты достаточно окрепнешь и подлечишься. Учти, если я даю слово, то его всегда держу, даже ценой своей жизни, а если у кого-то беру слово, то требую его исполнения до конца, несмотря на различные препятствия.

С каждым днем, я понемногу снижал болевые ощущения в конечностях и на лице Тои. Научил ее самостоятельно, с использованием костыля посещать туалет и принимать водные процедуры в ручье. Незачем лишний раз смущать девушку.

Каждый день Тоя мне рассказывала о графстве, о бытовых мелочах, я пополнял багаж знаний, о новой для меня планете. Усиленно практиковался во владении языком. Неизвестно сколько я здесь проведу времени, надо вживаться. И признаюсь, с каждым днем, Тоя мне нравилась все больше и больше. Похоже, Александр Васильевич, ты влюбился в эту девчонку, по самые уши, и, по-моему, просматривается взаимность со стороны Тои.

Погода радовала, ни одного раза не пошел дождь.

Зверей я наблюдал только направляющихся на водопой и обратно. Удивили они меня, не пуганные. Я на тропе из арбалета подстрелил зайца, ростом с крупную собаку. Интересно, а какие здесь волки, не удивлюсь, если размером с теленка.

По истечению трех недель лечения, после очередного осмотра и удаления всех болезненных ощущений, я снял фиксацию с конечностей и повязку с лица Тои.

— Ну, вот красавица, ты готова к возвращению в свой мир, к своей маме, — торжественно произнес я. — Все, что было в моих силах, я сделал.

— Ага, красавица, — покачала головой Тоя. — Вернул мне здоровье, спасибо тебе Алекс.

— А я думаю, что вернул тебе и радость к жизни, — сказал я, вынимая из-за спины небольшое зеркальце. — Глянь на себя, и не говори, что я врал.

Девушка с опаской взяла зеркало и взглянула в него. Не стой я рядом, грохнулась бы Тоя на землю в полный рост, а так успел подхватить эмоциональную барышню.

— Алекс, что со мной случилось? — придя в себя, спросила Тоя. — Куда девался мой огромный нос? Это все ты сделал? Ты кудесник, или ты на меня морок навел?

— Возьми ручкой потрогай свой носик, он настоящий. Ничего тебе не кажется, все на самом деле. Ты преобразилась. Если не будешь драться, то скажу, да, это сделал я.

— Ты ж говорил, что простой оружейник!? Откуда познания в медицине?

— Обо всем поговорим позже, если будет время. Надо тебя к маме доставить, волнуется.

— Не уходи от ответа. К маме обязательно поедим, но завтра. Собраться надо в дорогу. Итак, где учился лекарскому искусству?

— Тоя, а ты готова выслушать всю мою историю, какой бы невероятной она ни была?

— Если скажешь, что сбежал из Гартик или Пактуса, не поверю, там нет таких умелых лекарей, я справлялась, и в Локи их тоже нет, я бы знала. Ты пришлый лекарь. Расскажи мне всю правду, ну, очень тебя прошу.

После быстрого поглощения ужина, я усадил Тою возле костра и начал повествование о себе. Когда уже рассвело, я закончил рассказ. Наша с ней встреча на звериной тропе, была его завершением. О скрытом в горах разведывательном боте, я естественно умолчал.

— Невероятно, — произнесла Тоя, — ты человек, пришедший из далеких звезд, нашел и вылечил меня.

— Я этого не говорил.

— Ты не говорил, зато я знаю. Тебя, значит, я должна была встретить и полюбить, как говорила провидица Тельма. Тебе я должно отдать себя в жены, а тебя взять себе в мужья, один раз и на всю жизнь. Тельма говорила, что наши судьбы будут переплетены очень сильно, нас разделить никто и ничто не сможет. Не смейся только Алекс, но я действительно полюбила тебя всем сердцем, еще в первые дни нашего знакомства. Я не надеялась на ответное чувство. Ты, такой красавец, а я была, жалкая и уродливая. Сейчас все изменилось. А чего ты молчишь?

— Молчу, потому-что любуюсь тобой, слушаю, и не думаю смеяться. Тоя, я не мог знать о предсказаниях провидицы, потому как находился очень далеко отсюда. Извини, но о твоем существовании я даже и не подозревал. Вначале нашего совместно пребывания, мне просто было жалко девчонку, потерявшую веру в себя, и интерес к жизни. Я старался облегчить твои страдания, и окружить тебя заботой и вниманием. Общаясь с тобой, я начал замечать зарождающееся во мне чувство. С каждым днем оно становилось все сильнее, и я не знал, как сказать тебе об этом. У меня нет опыта красивого ухаживания за девушками, я большую часть жизни провел на службе. Мне не хотелось, своими признаниями причинить тебе боль, я не знал, как ты отреагируешь. Сегодня, положив руку на сердце, могу сказать, я люблю тебя Тоя.

Свою пылкую речь, я произносил глядя в очаровательные серые глаза Тои. Нам не пришлось даже делать шаги навстречу друг другу, я просто наклонился к девушке и поцеловал ее. Тоя, ответила мне неумелым, но страстным взаимным поцелуем. Мгновение, и Тоя уже сидит у меня на руках, наши объятия стали еще крепче, а поцелуи еще слаще.

— Алекс, милый, давай остановимся, — сказала запыхавшаяся Тоя, — потеряем власть над собой, может произойти то, к чему я еще не совсем готова. — Извини, но у нас есть определенные обычаи, через которые переступать, никому не позволено.

Нехотя я разжал свои объятия и отпустил, тяжело дышащую Тою. Ах, как приятно было! Ничего не поделаешь, придется согласиться.

— Давай собираться Алекс, — вернула меня к действительности Тоя. — Нам нужно попасть в город до закрытия ворот, а путь не близкий. Седлай коня, а я займусь упаковкой наших вещей.

— Мне стыдно тебе признаться, дорогая, но я совершенно не умею обращаться с лошадьми. Ты седлай, а я соберу вещи.

— У вас нет лошадей?

— Есть, но очень мало. Ими пользуются только в качестве развлечения, а не для передвижения.

— Договорились. Я из тебя позже наездника сделаю.

Без спешки мы занялись каждый своим делом. Из спального мешка и каримата, Тоя соорудила позади своего седла удобную сидушку, на которой, планировалось перевозить мою тушку.

— Алекс, слепи из чего-нибудь мне прежний нос, — неожиданно попросила Тоя. — Меня, преображенную, не узнает охрана на воротах, могут возникнуть недоразумения.

Около часа я провозился, выполняя просьбу Тои. Использовал липкую смолу — аналога сосны, смешанную со светлой глиной из ручья. Если не сильно присматриваться, не отличишь мое скульптурное произведение от настоящего носа.

— Фу, какая уродина, — сказала Тоя, рассматривая себя в зеркале. — Надеюсь, это временно, он прежним не станет?

— Не станет. А вот помучиться с отмыванием лица придется.

— Не страшно. Главное, что теперь истинная я на человека стала похожа. Алекс, а у тебя есть другая одежда? В твоем пятнистом наряде появляться в городе невместно.

Предъявил на всеобщее обозрение все свои костюмы: повседневный, выходной и парадный. Обувь к ним и шляпы.

— Милый, твой портной замечательный человек, — улыбаясь, сказала Тоя. — Он подготовил тебе наряды, которые у нас носят знатные особы.

Тоя выбрала мне повседневный костюм. Сказала, что в нем, я не сильно буду бросаться в глаза жителям Гарца.

Глава 9

Уже три часа мы, сидя на лошади, движемся по направлению к городу. Тоя хорошо знает дорогу, среди лесных чащоб. Моя пятая точка уже вовсю вопит. Ей больно, неудобно. Внутреннюю поверхность бедер я тоже натер основательно, но молчу. А молчу и не стенаю, потому-что обнимаю за талию прекрасную, дорогую мне девушку. Вот правду говорят, что влюбленные, иногда бывают, слепы и невнимательны, я совершенно забыл, что могу избавить себя от дискомфортных ощущений поездки на лошади, посредством своего Дара. Исправился. Ехать стало значительно приятней. Мне показалось, что появились, ранее не изведанные ощущения от прикосновений девичьего тела, пусть и одетого. Стоп-стоп, Александр Васильевич, не заводись, а то твой спермотоксикоз, свернет тебе мозги напрочь.

Сделали привал, на небольшой поляне. Дали отдохнуть лошади, напоили из маленького ручейка. Перекусили сами, и вновь в путь.

Город показался внезапно. Лес-лес, а тут раз, и все, он кончился. Рукой подать до городских ворот.

На опушке, я, по просьбе Тои, спешился. Взял коня под уздцы и зашагал к воротам. Охрана, приветствовала девушку, на меня даже не обратила внимание.

— Куда дальше вести лошадь? — спросил я Тою, миновав ворота.

— Видишь в центре города замок? Вот туда и направимся, — спокойно ответила девушка.

— Не погонят нас случайно оттуда копьями и мечами?

— Не погонят, ты со мной.

Пока ехали, я рассматривал вечерний средневековый город. Ничего так, чистенький. На улицах навоза животных и отходов жизнедеятельности людей не заметил. Улицы относительно широкие, все мощенные камнем. Людей встречали мало, на нас никто не обращал внимания, все торопились по своим делам.

Когда подошли к замку, я просто залюбовался ним. Высокие, выложенные из светлого крупного камня метров десять-пятнадцать стены, опоясывали красивые внутренние строения. Видны были только башни и шпили, но этого было достаточно, чтобы сделать вывод о мастерстве архитектора, построившего это великолепие. Когда попадем вовнутрь замка, нужно будет рассмотреть все внимательней.

По подъемному мосту, миновав, отсалютовавшую охрану, мы проехали во двор замка. Мне хотелось ущипнуть себя. Такой красоты не бывает! Где только можно, по всему двору, были разбиты клумбы, полыхающие сейчас радугой распустившихся цветов. Все балконы и подоконники в замке, тоже потопали в цветах. Я от удивления вертел головой, и прозевал момент, когда мы оказались у крыльца центрального здания.

— Алекс, — услышал я голос Тои, — разреши тебе представить графиню сьеру Литию Роставу, хозяйку этого замка, а по совместительству, мою маму.

Я ошарашенный созерцанием замка и произнесенными словами Тои, снял шляпу и поклонился, вышедшей встречать нас даме.

Мама и дочь обнялись, мне показалось, что у сьеры Литии повлажнели глаза. Понятно мама беспокоилась, не находила себе места, ничего не зная о судьбе дочери, а тут она внезапно появляется.

Подскочившие слуги, разгрузили и увели лошадь. Графиня отдала распоряжение слугам, приготовить мне гостевую комнату и согреть достаточное количество воды для омовения. Я последовал за слугой. На прощание, Тоя шепнула мне, чтобы взял с собой средства для снятия бутафорского носа, когда меня пригласят на ужин.

О, какое это блаженство мыться в горячей, пахнущей травами воде! Непередаваемо. Порывающуюся, помочь мне в принятии ванны служанку, я культурно отправил за дверь. Не приучен я к такому обхождению, стесняюсь.

Вымытый до блеска кожи, я попал в руки цирюльника. Он по моей просьбе подровнял усы, и оставил короткую бородку — «аля эспаньолка». В своей комнате, облачился я в чистое нательное белье и выходной костюм. Взбрызнулся остатками туалетной воды. К визиту готов, жду приглашения.

Слуга пригласил и провел в большой обеденный зал. Войдя в зал, я поклонился присутствующим. Стол был накрыт на три персоны. В центре стола восседала сьера Лития, справа от нее Тоя, мне предназначалось, по всей видимости, место слева от графини. Именно туда указала рукой сьера Лития. Кивком головы, я поблагодарил графиню. Столовых приборов была прорва, хорошо, что все они по конструкции и назначению аналогичны земным, правда, изготовлены из серебра.

Ужин был выше всяких похвал. Салаты из неизвестных мне овощей, жаренная с пряностями рыба. Мясо было представлено в разных вариантах: варенное, тушенное, копченое и вяленое. Напитки это вообще отдельная тема. Поскольку я спиртным никогда не увлекался, то ограничился клубничным морсом, по крайней мере, я его так окрестил. Поглощение пищи проходило в полной тишине, только время от времени я фиксировал пристальный взгляд графини, брошенный в мою сторону. А что я? А ничего, просто усиленно работал столовыми приборами, и тщательно пережёвывал пищу, как рекомендовали древние литературные классики с планеты Земля. После чаепития, мы все вместе переместились в салон для отдыха, обставленный удобными диванами и креслами. Вот здесь графиня потребовала удовлетворения своего любопытства.

— Тоя, — обратилась графиня к дочери, — расскажи мне, пожалуйста, где ты пропадала почти месяц? — Почему лучшие охотники графства не смогли тебя найти? И откуда этот молодой человек?

— Мамочка, я отвечу на все твои вопросы, — весело ответила Тоя, — только сейчас попрошу тебя отвернуться на некоторое время. Я приготовила тебе сюрприз. Не подглядывай.

— Что за детство Тоя? Я хочу получить ответы на свои вопросы сейчас.

— Обязательно получишь, но после сюрприза.

— Ладно.

Я отвел Тою в дальний угол комнаты, куда почти не доставал свет от горящих свечей, и за пару минут убрал уродливое сооружение с лица девушки. Удалил остатки смолы. Тоя, в вечернем платье, да с прекрасным личиком выглядела великолепно и волнующе.

— Повернись мама, — тихо сказала Тоя, — теперь смотри.

Жаль, что у меня нет фотоаппарата с собой. Запечатлеть выражение лица графини не помешало бы. Это был Шок, именно Шок с большой буквы. Несколько минут, сьера Лития не могла говорить, а потом с ее глаз, полноводными реками хлынули слезы. Тоя, обняла мать, и присоединилась к ее рыданиям. Я же тихонько стоял в стороне, не мешал проявлению чувств и эмоций.

— Доченька, как это? — продолжая всхлипывать, и вытирать глаза, спросила графиня, — где это? — Кто смог?

— Это мама все он, — Тоя указала пальчиком в мою сторону.

— Доченька, расскажи маме все, с самого начала. Я так за тебя волновалась. Все думали, что ты погибла. Одна Тельма была уверена, что ты жива и скоро появишься дома.

Тоя, в свойственной ей манере, в лицах, подробнейшим образом рассказала о нашем приключении. В завершение Тоя отметила, что любит меня. Графиня выслушала дочь, не перебивая, только иногда смотрела на меня заинтересованным взглядом.

— А вы, Алекс, почему молчите? — поинтересовалась сьера Лития, по окончанию рассказа дочери.

Я только развел руками.

— Сьера Лития, мне добавить нечего. Я счастлив и рад, повстречав вашу дочь. Мне удалось вернуть её несравненную красоту. Да, я люблю вашу дочь, и чувство это взаимно.

Графиня некоторое время теребила в задумчивости кружевной платочек. Потом подошла к дочери, поцеловала ее в лоб.

— Тоя, оставь нас с Алексом, тебе пора отдыхать, ты устала, — ласково произнесла графиня. — Мы с молодым человеком еще немного поговорим.

Моя фея, помахав на прощание мне ручкой, упорхнула в свои апартаменты.

— Вы знаете Алекс, — неспешно начала беседу сьера Лития, — сегодняшний вечер, похож на добрую сказку. — Возвращается домой пропавшая дочь, которую многие считали погибшей. Сопровождает ее статный и красивый молодой человек, знатного происхождения. Не вздумайте мне перечить. Я за вами, Алекс, наблюдала за ужином. Вы с легкостью обращались со столовыми приборами, с которыми не каждый придворный короля знает, что делать. Значит, вы в повседневной жизни их использовали, этому за день не научишься. А ваша манера держаться, ваша осанка, они выдают вас с головой. Вы пытаетесь прятаться за личиной лекаря, но поверьте мне, породу не скроешь. Так кто вы на самом деле Алекс?

— Тоя вам рассказала, каким образом я попал на вашу планету. Надеюсь, для всех остальных обитателей графства, история моего появления останется тайной. Я владею многими специальностями. Наше родовое мастерство — врачевание.

— И вы не побоялись, исправить лицо моей дочери?

— Знаете сьера Лития, увидев Тою, ее не совсем приятный лик, я посчитал себя обязанным сделать все, чтобы она стала счастливой.

— И вы ни капельки не сомневались в успехе операции? А если бы сделали еще хуже?

— Я не сомневался в своем мастерстве, подкрепленном большой практикой. Я был уверен в успехе. Вернул вам, вашу очаровательную дочь, в полном здравии, и с новым лицом.

— Алекс, вы поймите, я, как любая мать, забочусь о будущем своей дочери. Не скрою, я раньше подыскивала ей партию, чтобы выдать замуж. У нас в графстве, да и в королевстве в целом, переизбыток невест. Тое, с ее тогдашним обликом хорошего мужа подыскать было невозможно. А сейчас, я в растерянности. Вам известно теперь, что Тоя наследственная графиня. Зная характер дочери, я понимаю, от вас она не отступится. И если она призналась в любви к вам, то ее никто не остановит, Тоя пойдет даже против моей воли.

— Ну, если вопрос стоит, таким образом, разрешите представиться, я граф империи Русь — Пантелеев Александр Васильевич, собственной персоной. Грамоту могу предоставить вам по первому требованию.

— Ага, граф, женщину вам обмануть не удалось, я вас раскусила! Вы все же знатная особа! А далеко находится ваша империя Русь?

— По меркам вашего королевства, за всю жизнь на лошади не доскачешь.

— Далеко. Мне очень хотелось познакомиться с вашими родителями. И еще Алекс, только прошу, пожалуйста, не обижайтесь. Вы с Тоей провели вместе месяц. У вас вспыхнуло взаимное чувство. Молодость, она всегда молодость, от любви молодежь теряет голову, совершая, подчас поступки, выходящие за общепринятые рамки поведения.

— Смею вас заверить графиня, что ни я, ни Тоя рамки дозволенного не переходили. С моей стороны, не было посягательств на честь вашей дочери. А Тоя, как воспитанная дочь, неусыпно блюла целомудренность.

— Спасибо вам Алекс, что спасли мою дочь, и не воспользовались ее беспомощным состоянием. Уже поздний час, давайте пойдем отдыхать. У нас, надеюсь, теперь будем много времени для общения.

Добравшись в своей комнате до широкой, мягкой и свежей постели, я разделся, лег и отключился мгновенно. Спал без сновидений.

Поднял меня слуга на завтрак. Он же указал мне места общего пользования и умывания. Освежившись, я проследовал за слугой в обеденный зал. Дамы уже были на местах. Традиционный поклон, и извинения за задержку.

— Милый, ну ты и спишь, — съязвила Тоя, — мы вынуждены тебя ждать. — Я, например уже проголодалась.

— Прошу покорно, простить меня, расслабился, давно не спал на мягких перинах, — оправдывался я, включившись в шутливую игру девушки. — Только не приказывайте насильно кормить меня, я этого не перенесу.

Сьера Лития, молча улыбалась.

— Алекс, а мне к тебе обращаться, как прежде, или величать графом?

— Граф, я пересказала Тое, весь наш с вами вчерашний разговор, она, как репей, приставала с расспросами, — оправдывалась графиня.

Улыбка Тои стала еще шире, я даже подумал, что она покажет мне язычок, как делают иногда девчонки на Земле.

— Граф Алекс, хватит вам уже стоять, садитесь, приступим к завтраку, у нас с вами много дел, — не унималась Тоя. — Сегодня у нас обучение верховой езде. Учтите, я жестокая наставница.

— Алекс, вас не затруднит после завтрака, передать мне свою титульную грамоту, — стараясь притормозить прыть дочери, попросила графиня.

— Дамы, может полностью мной располагать, — ответил я привставая.

Тоя хотела что-то сказать, но материнский взгляд, требовал смирения и молчания. Завтрак, был, конечно, легче ужина, но тоже обильный. Я старался не наедаться, помня о предстоящей верховой езде, под присмотром Тои.

Позавтракав, я отправился в свою комнату. Меня догнала Тоя.

— Там тебе приготовили костюм для верховой езды, — беря меня под руку, сказала девушка. — Пока ты спал, я взяла твой костюм и приказала к утру пошить по образцу новый. Тебе понравится.

— Ай, как не хорошо, молодой незамужней девушке, проникать в спальню к мужчине, — нахмурив брови, сказал я. — Это верх неприличия милая девушка. Куда смотрит ваша мама?

— Можно подумать, я не видела тебя спящим. Очень даже много раз. А не стыдно было вам граф, целовать невинное дитя?

— Не отказался бы повторить сей подвиг еще много раз.

— Посмотрите костюм граф, понравится, так уж и быть приму благодарность поцелуем. Прошу вас обратить внимание, благодарность только поцелуем.

Костюм мне понравился, даже пусть был бы он на три размера больше, всё равно бы понравился, кто ж в здравом уме откажется от сладкого поцелуя. Мы недолго целовались, потому-что определенная часть моего организма очень даже адекватно отреагировала. Пришлось возлюбленную выпроводить за дверь, сославшись на непреодолимое желание научиться скакать на лошади.

Мечты мои о скором обучении езде разбились о станок, напоминающий круп лошади с седлом. Тоя доходчиво объяснила и поэтапно показала неумехе, то есть мне, несколько способов посадки на лошадь, и столько же способов схождения с нее. Хорошо, что тренировочное место находилось в самом дальнем углу замка. Зрителем моих телодвижений и падений была только Тоя. Насмеялась она, на год вперед. И это у меня, неплохо тренированного человека, ничего толком не получалось, а когда начинал учиться человек, так сказать, с чистого листа, я думаю, смерти подобно. До самого обеда, моя наставница не давала мне покоя, сделала два коротких перерыва, и то, для объяснения некоторых особенностей посадки в седле. Пришлось в комнате подлечить себе стертую в кровь попу, кучу синяков и сбросить усталость мышц. Только после лечения отправился мыться.

Обедали мы вдвоем. Графиня, отбыла куда-то по очень важному делу в карете. Обратил внимание, что на обед не подают блюда, подобные земным супам и борщам. Поинтересовался о Тои. Оказалось, их просто не готовят в графском замке, считая пищей простолюдинов. Я пообещал завтра, накормить Тою и ее мать настоящим украинским борщом, если повара найдут все необходимые мне продукты.

Девушка поступила по-своему, вызвала повара, и приказала, завтра к обеду подать борщ. Немолодой упитанный дядька только крякнул, но перечить не стал. Кланяясь, повар вышел из кабинета Тои.

Я догнал его на лестнице, ведущей в царство пара и жира. На кухне я шарил около получаса, нашел всё, вернее сказать, нашел все аналоги земным продуктам. Рассказал, как их подготовить. Завтра буду проводить с шеф-поваром и поварятами мастер-класс по готовке борща. Отведают графья моей стряпни, потом их за уши не оттянешь.

Тренировку по моей просьбе Тоя сократила. Я отправился на кухню. Облачившись в колпак, фартук и раздав указания, начал священнодействовать.

Без ложной скромности скажу, борщ, и пампушки с чесноком удались на славу. Сьера Лития пробовала, новое для себя блюдо, с опаской. А когда ее вкусовые рецепторы провели соответствующий анализ, и, найдя продукт очень вкусным, ложка в руках графини, начала двигаться с большей скоростью. Тоя тоже не отставала от своей мамы.

После обеда графиня поблагодарила меня за предоставленное пищевое удовольствие.

— Вы граф, показали мне еще одну грань своей личности, — улыбалась графиня. — Из обычных продуктов, приготовить необычное и вкусное блюдо, это очень высокий уровень кулинарного искусства. Где вас учили?

— Это все моя бабушка, она умеет готовить, и нас, своих внуков приобщила. Все мужчины в нашей семье, прошли у нее курс обучения. Помимо кулинарных свойств, жидкие блюда, обладают еще и общетерапевтическими, лечебными свойствами. Регулярно потребляя их, вы по своему самочувствию, убедитесь в моей правоте.

— Мама, он еще мне такое вкусное блюдо готовил, — вставила свои пять копеек Тоя, — ухой называемое, из обыкновенной рыбы. — Вот я попрошу Алекса, научить наших поваров, готовить шашлык. Это мама, мясо, замаринованное особым способом, и приготовленное на углях. Я чуть пальцы себе не откусила, попробовав первый раз.

— Милая Тоя, ты вгоняешь меня в краску, — улыбнулся я девушке. — Да, кухня моего народа, несколько отличается от привычной вам, но у нас много общего. Все рецепты, которые хранятся в моей голове, станут известны вашему шеф-повару. Это позволит внести разнообразие в систему питания, а также удивить возможных гостей.

Надеялся я, что после обеда, устрою себе некое подобие сиесты. Неугомонная Тоя, не позволила мне этого. Сразу потащила тренироваться. Принцип — тяжело в учении, легко в бою, соблюдался Тоей, в полном смысле этих слов. Успехи у меня были на лицо. Я ни разу не упал, и по отсутствию смешков со стороны, моей возлюбленной, понял, дело идет на лад. На завтра девушка пообещала мне тренировки с живой лошадью.

Вечером в салоне отдыха, я поинтересовался у Тои, отношением обитателей замка к изменению ее внешности.

— Все без исключения, считают, что мои молитвы достигли ушей Всеобщего, и он помог мне, — ответила мне девушка. — Я думаю по-иному. Всеобщий, послал тебя ко мне, сделав самой счастливой.

— Не буду возражать против очевидного факта. А куда это наша графиня каждый день ездит? Возникли проблем?

— Мама сама тебе расскажет. Ты лучше возьми в библиотеке свод законов королевства, ознакомься, полезная вещь эти законы, хочу тебе сказать. И готовься, завтра первый твой выезд в круг на живой лошадке, не подведи свою наставницу.

Не знаю, наставления Тои помогли мне овладеть навыками верховой езды, или проснулись, глубокосидящие во мне гены прапрапрапредков, но через две недели я уверенно управлялся с лошадью. Мы даже совершили несколько выездов за пределы города.

Следующим этапом в моем обучении, стало владение местным оружием, в конном строю. Размахивать мечом, изготовленным из твердых пород дерева на скаку, это еще то удовольствие. А попадать им в чучело всадника, вообще высший пилотаж. Как говорят, не святые горшки лепят, освоил сию нелегкую науку.

Очередным испытанием для меня стала стрельба из лука и самострела на полном скаку лошади. Если честно, я и пешим не был супер снайпером, а сидя на лошади, опустив поводья, метать стрелы очень трудное занятие. Вначале о точности и речи не было, удержаться бы на лошади, и научиться управлять ею, при помощи ног. Но мало-помалу, освоился. Не скажу, что стал заправским стрелком, но из десяти стрел, шесть попадали в цель. По словам Тои, очень приличный результат.

Затем отрабатывали бой в пешем строю. Я провел несколько пеших спаррингов с Тоей, на деревянных мечах. Что сказать, база у девушки есть, и только. Все ее выпады и обманные движения, я парировал с легкостью. В реальном бою со мной, Тоя, погибла бы через пять секунд. Мы поменялись ролями, теперь я занял место, строгого наставника. Не избежала девушка получения обязательных синяков, которые я не мог лечить открыто, не обнаруживая своего Дара. Уединения с Тоей я боялся, вдруг инстинкт победит разум.

Еще три недели изнуряющих тренировок, и я, по словам Тои, смело могу теперь сражаться, хоть пешим, хоть конным. Я, конечно же, поблагодарил свою наставницу поцелуем, сделанным украдкой, в не освещаемом переходе замка.

Глава 10

Три месяца я провел на планете «Фаэтон». Признаюсь, очень насыщенные три месяца. Связывался дважды с «Лёвой», у него не имеется, заслуживающей моего внимания информации. Самым главным положительным результатом пребывания здесь, считаю знакомство с Тоей. За это время, любовь к этой прекрасной девушке только окрепла. Мне очень приятно и комфортно находиться в ее обществе, видеть ее и говорить с ней, счастье. Заглядывая в ее серые глаза, я просто таял, растворялся в них, весь без остатка.

Любовь это конечно замечательно, но надо как-то подкрепить ее с материальной стороны. Мужчина охотник, добытчик, обязан кормить свою женщину сам. Я же, сижу на всем готовеньком. Куском хлеба меня никто естественно не попрекает, но мне очень хочется быть полезным сьере Литии и моей Тое. Неоднократно заводил с Тоей беседы на эту тему, но девушка только отшучивалась, говорила, что придет время, все устроиться. Неожиданно это время пришло. Меня для беседы в кабинет пригласила сьера Лития Ростава.

— Граф, — официальный тон графини, меня несколько насторожил, — я взяла на себя смелость озаботиться вашим обустройством в нашем обществе. — Вы здесь человек новый, не имеющих нужных связей. Вас нужно познакомить и сблизить с людьми, которые соответствуют вашему титулу. Герцог Виторио Парра, мне кое-чем обязан, и я, не нарушая законов королевства, договорилась с ним. Вы принесете ему вассальную клятву, не поклоняясь землями. У вас их просто нет. Герцог примет вашу клятву, оформит необходимые бумаги, подтверждающие ваш титул. А дальше все зависит от вас. Можете делать все, что вам заблагорассудится. Спросите, почему я все это делаю? Отвечу. В первые дни пребывания вас в моем доме, я посоветовалась с провидицей Тельмой. Она сказала, что вы избранник Всеобщего. За короткое время вы завоюете расположение и уважение высшего общества герцогства, а со временем и всего королевства. Всеобщий, принял решение соединить вашу жизнь с жизнью моей дочери. Вы симпатичны мне, Алекс. Надеюсь, вы не передумали просить у меня руку Тои?

— Признаюсь честно, я о Тое думаю каждую секунду, она смысл всей моей жизни. Я, как не высокопарно это прозвучит, готов положить свою жизнь, ради ее счастья. Вассальную клятву готов принести в любое удобное время.

— Другого ответа, от вас, Алекс, я не ожидала. Тогда завтра, мы с вами выезжаем в столицу герцогства — Варту. Соответствующий этому событию наряд, уже вам пошит. Приоткрою тайну, это Тоя постаралась. Она вам поможет подобрать оружие. Нет-нет, у нас слава Всеобщему, на дорогах спокойно, оружие просто подчеркнет ваш статус.

Вернувшись в свою комнату, я застал там Тою. Она с нетерпением ожидала мое появление. Примерка парадно-выходного костюма, по ее мнению, очень ответственное мероприятие.

— Тоя, может, я сам примеркой займусь, — поцеловав девушку в щечку, сказал я. — Вдруг сьера Лития неправильно истолкует наши совместные действия, или я нарушу какие-то не писанные правила, о которых и не подозреваю.

— Мама у меня понятливая женщина. Кто-то должен оценить качество пошива костюма. Посмотреть, правильно ли ты его одел, и как он на тебе сидит. Портной или слуга, будут необъективны, а я, между прочим, лицо, заинтересованное в том, чтобы ты выглядел неотразимо. Это твой первый выход в свет, тем более, визит во дворец герцога. Не спорь, переодевайся.

Поняв, что спорить с девушкой бесполезно, начал снимать одежду. Тоя, не отрываясь, смотрела на меня. Мне ее внимание льстило. Да, я хорош обликом, отлично сложен, фигура атлетическая, мышцы в меру развиты и накачаны. Здоровье тоже в порядке. Такой из себя космический пришелец, средневекового разлива. Когда я остался в одних трусах, Тоя не выдержала, и коснулась меня рукой.

— Ты такой сильный, — часто дыша, сказала Тоя, — такой красивый, мне так хочется тебя обнять. — А еще больше, я хочу оказаться в объятиях твоих сильных рук.

— Тоя, милая, — сказал я, с трудом борясь с желанием сгрести в объятия девушку, — не искушай меня, я мужчина, и вдобавок не каменный. — Появится в неподходящий момент кто-то, как будем оправдываться. Я твоей маме дал слово не посягать на твою честь.

Отстранив руки Тои, а начал спешно одеваться. С этими рубашками, подштанниками с завязками, благодаря помощи Тои, разобрался. Когда она завязывала мне шейный шарф, в дверь комнаты постучала графиня. Получив разрешение сьера Лития вошла.

— Не сомневалась, что именно здесь я тебя, увижу дочь, — улыбаясь, произнесла графиня. — Такое зрелище ты пропустить не могла. Алекс, она вам не мешала одеваться?

— Мама, я пришла, и только шарф помогла повязать. Смотри мама, какой у нас граф! Ты там во дворце герцога, присматривай за Алексом, вдруг похитят, а мне самой такой граф нужен.

— Не волнуйся дочь, встреча будет носить исключительно протокольный характер. Присутствовать будет близкий круг двора герцога и он сам. Твои возможные соперницы туда не приглашены. Примерку считаем завершенной. Выглядите вы Алекс хорошо. Сейчас ужинать, и ложимся отдыхать, завтра ранний выезд, путь не близкий.

Всю дорогу до столицы герцогства графиня проводила со мной инструктаж. Как входить, как поклониться, как представиться и много-много других тонкостей придворного этикета. Не в полной мере уверен, что абсолютно все запомнил правильно, но я старался. А еще учил вассальную клятву. Ее текст четко регламентирован, какая-либо импровизация не допускалась.

Примерно в середине дня мы прибыли в Варту. Еще въезжая в город, я обратил внимание, что оборонительные сооружения: стены, башни и ров, в запущенном состоянии. Нет, они не разваливаются, но и должного ухода за ними не заметно. Стражники в воротах службу несли чисто формально, никого не проверяли, не останавливали.

Столица по территории значительно превосходила Гарц. Народа тоже было больше. Движения по улицам было интенсивным, повозки сновали, одна за другой. Проплывающие за окном кареты, двух и трех этажные каменные дома, выглядели безлико, ни один балкон не украшали цветы. Толи дело в Гарце, все цветет и благоухает.

Дворец герцога, вернее, дворцовый комплекс герцога, занимал целый квартал, и производил впечатление. Архитектор, создавший этот комплекс, был мастером своего дела. Он позаботился не только об эстетической стороне, но и вопросам обороны уделил самое серьезное внимание. Сходу захватить дворец герцога занятие бесперспективное. Охрана тоже была на высоком уровне. Нас с графиней пропустили во дворец, свершись со списком, и снабдив сопровождающим.

Проходя по коридорам, я рассматривал внутреннее убранство дворца. Не вертел головой, конечно, чтобы не выглядеть уж совсем не отесанным провинциалом. Стены и потолки всех помещений, через которые мы проходили, расписаны растительными пейзажами. На окнах шторы светло-зеленого цвета. Канделябры и подсвечники, покрашены в гармонирующие с помещениями цвета.

После долгого блуждания по коридорам, мы, наконец, попали в зал для приемов. Зал круглой формы. В дальнем конце зала, почти напротив дверей, на небольшом возвышении, располагалось огромное кресло с высокой спинкой, обивка которого, как вы догадались, тоже была зеленой. В кресле восседал худой мужчина, примерно пятидесяти лет. По-видимому, он и есть герцог Виторио Парра.

Я поступил, четко следуя инструкциям графини Литии. Сама процедура принесения вассальной присяги, со всеми подходами, поклонами, передачей моей грамоты, заняла не более десяти минут. Неожиданно, герцог пожелал говорить со мной, удалив из зала всех, в том числе и графиню, а мне разрешил приблизиться к своему креслу. Мне не понравился его внешний вид, похоже, герцог болен.

— Чем вы молодой человек намерены заняться? — каким-то слабым, уставшим голосом, спросил герцог. — Какими умениями для этого располагаете? Сьера Лития Ростава очень высокого о вас мнении.

— Сьере герцог, я благодарен графине Ростава, за высокую оценку, моих скромных возможностей, — четко произнося слова, ответил я. — Я владею многими специальностями. Могу варить железо и стекло, производить бумагу. Неплохо соображаю в военном искусстве. А наше родовое мастерство — врачевание. Вот всем этим, с вашего позволения, я хотел бы заняться в землях графини сьеры Литии Роставы.

— А как далеко продвинулись вы в области врачевания?

— Не скажу, что все болезни мне подвластны, но лечить могу многие.

— А с моей болезнью разобраться сможете? Быстро устаю я, аппетита почти нет, и мучают боли в пояснице. Мои придворные лекари, только кровь мне отворяют, а облегчение, обещанное, не наступает.

— Если есть поблизости отдельный кабинет, где бы нам никто не мешал, я бы, с вашего позволения, попытался провести осмотр, и установить причину вашего недуга.

— Я распоряжусь.

Через пять минут, я оказался в небольшой комнате с высокими окнами, застекленными цветным стеклом. Судя по обстановке, здесь герцог отдыхал от трудов. Прежде чем попасть в эту комнату, вероятней всего начальник личной охраны герцога, профессионально обыскал меня, на предмет наличия колюще-режущего инвентаря.

Герцогу я предложил лечь на кровать, предварительно, помог избавиться от куртки и рубашки.

Провел сканирование тела герцога руками дважды. Осмотрел его нервную систему. Красным полыхала область расположения почек. Камешков в них насобирал уважаемый герцог Виторио Парра. Отсюда и проблемы. Можно, конечно, прооперировать герцога, но процесс послеоперационного выздоровления и реабилитации длителен. А мне нужен успех, здесь и сейчас. Чтобы еще до нашего возвращения в Гарц, у ворот замка, стояла очередь титулованных особ, желающих поправить здоровье. Тогда задействую свой Дар. Ничего, задержка с возвращением на пару дней, не критична. Оглашаю герцогу вердикт.

— Сьере герцог, у вас серьезные проблемы с почками, в них скопились камешки. Они препятствуют нормальной работе почек. Отсюда у вас боли в пояснице и недомогание. Продукты жизнедеятельности организма не полностью выводятся, отравляя его.

— От них можно избавиться?

— Я знаю один вид массажа, после которого, камни в почках разрушаться, превратятся в песок и выйдут естественным путем с мочой. Могу массаж вам провести сегодня же, но тогда я должен буду находиться при вас неотлучно в течение двух суток. Контролировать сам ход лечения. Все зависит от вашей воли, сьере герцог.

— Граф, я согласен. Что вам еще надо?

— Ваше полное доверие мне. Отдельное помещение. Удобная для вас кровать. Постоянно теплый чай, сваренный из шиповника, не меньше кувшина. Горячая вода, небольшой бурдюк для воды. Ну и разумеется ночные вазы три штуки. Приготовьтесь сьере герцог к неприятным ощущениям, когда песок будет выходить. Потерпите сутки, зато потом станете свежим и здоровым, это я вам обещаю. Да, еще просьба, известить графиню Литию Роставу о причине задержки, и подобающе разместить во дворце. Извините, сьере герцог, если я позволил себе что-то лишнее.

— Все правильно молодой человек, все правильно. Я согласен на все ваши условия. Сейчас отдам распоряжения.

Когда все затребованное мной было в наличии, я провел «массаж» почек герцогу. Используя Дар, я превратил камни в почках в пыль. Герцог от моего воздействия только мычал, я дал ему прикусить кожаный ремень. А потом обильно поил герцога чаем с шиповником. И успевал подавать ночную вазу. Не считайте меня извращенцем, но я фильтровал мочу герцога, чтобы по завершению лечения, предъявить ему, так сказать товар лицом.

Двое суток без сна, да еще в напряжении, как-никак, герцога лечу, скажу вам, дались мне нелегко. Основной объем камней вышел в первые сутки, но я решил подстраховаться, еще раз провел «массаж» и продолжил поить герцога отваром шиповника еще сутки. По окончанию процедур, я показал сьере герцогу, собранный песок. Впечатлил. Дополнительно провел герцогу расслабляющий и общеукрепляющий массажи нервной системы. Снял болевые симптомы. Герцог возвращался в свой рабочий кабинет уверенной походкой и здоровым.

— Граф, я безмерно благодарен вам за оказанную мне помощь, — весело произнес герцог. — Что вы хотите за свою услугу? Я готов сделать все, что в моих силах.

— Сьере герцог, извините за прямоту. Вам иногда преподносят подарки. Но они, как правила материального содержания. Если вы не возражаете, то давайте считать, я вам тоже сделал подарок. Здоровье нельзя измерять ни золотом, ни серебром, его нужно беречь.

— Признаюсь граф, я не ожидал от вас таких слов. Думал, что вы, для обзаведения на новом месте, попросите у меня за свои услуги, земли или денег. Ошибся. Никто не дарил мне облегчение от недуга, очень оригинальный и приятный подарок. Но без личной благодарности я вас не отпущу. Я герцог Виторио Парра приношу вам, графу Алексу Панти, личную благодарность.

— Сьере герцог, ваша благодарность принята, — с поклоном ответил я вельможе. — У меня к вам просьба. Пригласите, пожалуйста, своего повара, я надиктую ему несколько рецептов блюд. Вам надо в течение месяца соблюдать умеренность в питании и питие, чтобы окончательно очистить организм. По прошествии этого периода ваш, не побоюсь сказать цветущий вид, поразит всех, в том числе придворных короля.

На том, мы распрощались с герцогом.

Глава 11

Возвращались с графиней в Гарц, тем же путем. Она всю дорогу, делилась переживаниями, о моем внезапном исчезновении в покоях герцога. И только после моего подробного рассказа о лечении главы герцогства успокоилась.

На закате карета въехала во двор замка графини Роставы. Встретила нас Тоя. Расцеловалась со своей мамой, и у меня на шее повисла бы, но присутствие родительницы и прислуги, не позволили девушке в полной мере проявить свои чувства.

Ужин проходил, как обычно в обеденном зале. Мы были втроем. Сьера Лития, под напором дочери, рассказала о нашей поездке и причине задержки. Дала подержать дочери, грамоту, подтверждающую мой титул и мой статус. Тоя, говорила, без умолку. Нам она поведала, в малейших подробностях о двух днях, проведенных без нас. Графиня и я внимательно выслушали Тою. Затем мы переместились в салон для отдыха. Дамы разместились в креслах, а я остался стоять перед ними.

— Сьере графиня Лития Ростава, я, граф Алекс Панти, находясь в здравом уме и твердой памяти, перед ликом Всеобщего, официально заявляю, что безумно люблю вашу дочь Тою, и прошу у вас ее руку, — произнес я на едином дыхании. Вручил каждой даме по маленькому букетику цветов, приготовленных загодя.

Тоя вскочила с кресла, запрыгала по комнате, смеясь и хлопая в ладоши.

— Граф, а вы уверены, что хотите взять в жены именно эту, несносную девчонку? — усмехнулась графиня. — Она не умеет сдерживать свои эмоции, непослушная и своевольная особа.

Девушка остановилась, и удивленно уставилась на свою мать. Улыбка исчезла с ее лица.

— Сьера Лития, смею вас заверить, что Тоя, моя единственная и неповторимая половина. Я стану ей надежной опорой в жизни. Также уверяю вас, Тоя станет кроткой и послушной.

— А знаете Алекс, я вам верю. Вы сможете сделать Тою настоящей дамой света. Поэтому с легким сердцем и чистой совестью, отдаю вам ее руку, сердце моей дочери вы заполучили давно.

Вот после слов графини в комнате случился настоящий смерч. Тоя обняла и поцеловала мать, а потом кинулась ко мне. Если бы я не был тренированным, валятся мне на полу в ее объятиях. А так, обнимающая и целующая меня, Тоя, покоилась у меня на руках. Каким вкусным был этот поцелуй, словами не передать.

— Милая Тоя, ты так и не ответила, на мое предложение, — играно возмутился я. — Мама согласна, я согласен, а ты ни слова, ни полслова, только целуешься.

— Да, да, да, я согласна, я всю жизнь тебя ждала, — прокричала Тоя. — На все согласна, делить с тобой радости и горести, обещаю народить тебе таких же очаровательных карапузов как ты.

— Тогда милая, по традиции моей далекой родины, в знак согласия, прими колечко.

Я надел на палец Тои, золотое колечко с бриллиантом. Откуда оно у меня? Так я ж был не последним человеком в семьи Пантелеевых, купил кольцо давно, еще на Земле, на всякий случай. Случай наступил.

Мы снова целовались. Покашливание графини нас остановило. Я поставил Тою на пол, извинился перед графиней за нашу несдержанность.

— Не надо Алекс извиняться, я прекрасно понимаю ваши чувства, — вытирая платочком глаза, сказала сьера Лития. — Будьте счастливы дети! Я вот о чем хотела сказать. Свадьбу проведем в праздник Урожая. Подготовиться и разослать приглашения мы успеем, месяц впереди. Имеется одна проблема. По традиции, к алтарю Всеобщего бога, невесту должен вести отец, близкий родственник или очень уважаемый человек. С родственниками проблема, никого среди живых нет. А выбрать уважаемого человека среди своих знакомых, значит перессорить их между собой. Даже не знаю, как мне поступить.

— А давайте я напишу письмо герцогу, пригласим его на свадьбу и возложим на него почетную обязанность, сопровождения невесты к алтарю, надеюсь, он мне не откажет в любезности. Отправим завтра гонца, через пару дней будем знать результат. Откажет, буду разговаривать со служителями культа.

— О, благосклонность герцога, значительно бы подняла ваш авторитет граф.

— Сьере Лития, поскольку я вступаю в вашу семью, я вас очень прошу, называйте меня на ты, и по имени. А я, если вы, не против, буду звать вас — мамой.

Графиня быстро встала с кресла, подошла ко мне, и поцеловала в лоб.

— Спасибо сын, — со слезами на глазах, сказала сьера Лития, — ты сделал сегодня два предложения, и завоевал еще одно преданное тебе сердце. Я не смогу полностью заменить тебе твою маму, но я буду очень стараться. Но пока буду общаться на вы, мне нужно привыкнуть.

В финале этой трогательной сцены, я заключил в объятия обеих женщин.

Если вы не вступали в брак, то вы не знаете, что такое предсвадебный синдром. Кого-то нет, чего-то не хватает, что-то сделано не так и не вовремя, и так далее и тому подобное. Я, как и планировал, написал письмо герцогу, и получил от него положительный ответ. Герцог будет на нашей свадьбе.

Затем, согласовал в церкви, кстати, по убранству и по обрядам схожей со знакомой мне православной, место и время проведения обряда венчания. Выяснилось, что в брак могут вступать лица только одной веры. Графиня выступила поручителем, при освящении меня. На шее у меня появился символ местной веры, серебряный кружок со спиралью. Теперь сьера Лития мне не только теща, но еще и крестная мать.

О пошиве свадебных нарядов говорить не хочется, это вообще ни в какие рамки не укладывается. Мне хотелось портного удушить, достал он меня, внесением изменений в одобренный мной костюм. Тоя мне свой наряд не показывала, видишь ли, у них оказывается такая же традиция, как и на Земле. До свадьбы жених, наряд невесты видеть не должен.

Месяц пролетел, наступил наконец-то день свадьбы. Я в открытом экипаже, нарядный и серьезный, приехал в церковь первым. Народу было море, казалось, весь Гарц собрался посмотреть на нас. Стоя у алтаря, поджидал невесту. И вот она вступила под своды церкви, опираясь на руку герцога. Голова невесты была покрыта накидкой из какой-то воздушной ткани. Подведя Тою к алтарю, герцог снял накидку. Народ, набившийся в церковь, ахнул. Такой красивый невесты никто в своей жизни никогда не видел. Белоснежное воздушное платье, дополняла легкая, невесомая фата, прикрепленная к прическе Тои, золотой диадемой. В руках моя невеста держала белый букет мелких цветов, чем-то напоминающие розы. Глаз оторвать от невесты было невозможно.

Священнослужитель, прочитал положенную молитву, поводил нас вокруг алтаря, а потом торжественно объявил нас мужем и женой. По местной традиции мы обменялись простыми серебряными кольцами.

На ступеньках церкви нас встретил настоящий рев народа. Слышались разноголосые здравицы, и ахи и охи от восхищения красотой невесты. Меня тоже не обделили вниманием.

Графиня распорядилась накрыть столы на центральной площади города, чтобы подданные порадовались вместе с нами.

В парадном зале замка были накрыты столы для приглашенной на свадьбу знати. Первую здравицу, в соответствии со статусом произносил герцог. Слушали все его стоя и молча. Осушили кубки за молодых. А потом сплошным потоком пошли поздравления от графов, баронов и полковников. Толком я даже не успевал запоминать все титулы и имена. При очередной смене блюд, меня в сторону отвел герцог.

— Еще раз поздравляю вас граф, — пожимал мне руку герцог. — Получив от вас письмо с просьбой, сопроводить к алтарю дочь графини Роставы, я вас даже немного пожалел. Я знал, что дочь сьеры Литии, скажем так, не блещет красотой. Меня терзали сомнения. Неужели вы, не нашли себе более достойной партии, или у вас какие-то обязательства перед графиней? И что я увидел в церкви, вернее кого я увидел в церкви? Я граф, увидел там ангела. Мне на своем веку не приходилось видеть девушку, такой неестественной красоты и свежести. Я знаю, что у сьеры Литии только одна дочь. Тогда откуда божественное создание?

— Большое спасибо вам сьере герцог за честь, оказанную нам, своим присутствием и помощью, — ответил я с поклоном. — Вы привели к алтарю дочь графини Роставы — Тою. Да, вы правы, несколько месяцев назад, она имела другой облик. Я помог Тое.

— Вы хотите сказать граф, что из страшной образины, вы сделали красавицу? Извините меня за резкость.

— Именно это я сказал.

— У меня нет слов граф. Совершенное вами преображение несчастной девушки, ничем иным, кроме чуда, я назвать не могу. Я вы заметили, изменения в моем облике?

— Конечно, сьере герцог. Вы словно помолодели, цвет лица у вас совсем другой. Появился здоровый румянец. Надеюсь, вас не мучают прежние боли?

— Какие боли граф! Я чувствую себя совершенно здоровым. Ваша, так называемая диета, помогла не только мне. Я всю семью приобщил к ней. Признаюсь по секрету, у меня возобновилась тяга к регулярным шалостям в постели. Моя работоспособность возросла в насколько раз, а своей энергией я заряжаю всю семью и подданных. Изменения, прошедшие в моем организме, не остались не замеченные окружением. Я рад за вас граф, не смею вас больше задерживать, идите к своей очаровательной жене.

Празднование перевалило уже за полночь, как вдруг, молодой барон Петру Селин, начал кричать, что присутствующих здесь гостей дурачат. Вместо дочери графини, показывают неизвестно кого. Естественно его слова звучали оскорбительно, а я не люблю, когда, какая-то пьяна свинья, распускает свой длинный язык.

Извинившись перед Тоей, я вышел из-за стола, подошел к дебоширу, сгреб его в охапку и вынес коридор. Барон пытал сопротивляться, но я совершенно трезв, и здоровьем не обижен. Нажав несколько нервных окончаний на теле барона, я отрезвил его. Вышедший за нами герцог и несколько высокопоставленных сановников, ожидали развязки.

— Уважаемый барон Петру Селин, — говорил я, как можно спокойней, — мы с женой благодарны вам за то, что вы разделили с нами радость нашего бракосочетания. — И мы надеялись, что предоставили вам угощение и внимание согласно вашему статусу. Но вы оказались неблагодарной свиньей, оскорбив хозяйку этого замка, меня и мою жену. Поэтому, в соответствии с дуэльным кодексом короля, вызываю вас на поединок. Выбор оружия за вами.

— Сьере, — обратился я обступившим нас вельможам, — кто-то окажет мне честь быть моим секундантом?

Быть моим секундантом согласился герцог Виторио Парра.

— Граф, вы выскочка, — брызгая слюной, прорычал барон, — окрутили графиню, обманным путем втерлись ей в доверие. — Подсунули нам тут девку, выдав за дочь графини. Все знают об уродстве доченьки графини. И не пугайте меня поединком, не таких, как вы, я укорачивал на голову. Принимаю вызов. Деремся завтра. Оружие личное, меч, щит и кольчуга. Можете граф взять свое оружие, если оно у вас найдется.

— За повторные оскорбления, я вас барон, убил бы сейчас и без оружия, но этого не разрешает дуэльный кодекс. Я вас понял, бой до смерти одного из противников. Я буду драться своими саблями без щита и защиты.

После моего высказывания, присутствующие недоуменно переглянулись. Мыслимо, выходить на поединок без щита и без защиты. Ко мне подошел герцог.

— Граф, — растеряно глядя на меня, сказал герцог, — вы поступаете опрометчиво, отказываясь от щита. Барон Петру Селин, не дружит с головой, но у него неплохо, получается, махать мечом. Он не записной дуэлянт, но еще ни разу не терпел поражения. Мне бы не хотелось, потерять вас, умелого лекаря. Да, и вашей очаровательной жене, еще рано становиться вдовой.

— Сьере герцог, уверяю вас, я смогу постоять за свою честь, и честь моей семьи. Со щитом, или без оного, барону мало не покажется.

— Господа, — обратился герцог к собравшимся вельможам, — властью, данной мне королем, объявляю о честном поединке, который состоится завтра. Не зависимо от исхода поединка, ни одна из сторон, не имеет права на последующую месть, материальную компенсацию и отторжение земель.

Все вернулись за столы. Но прежнего веселья уже не было. Гости начали покидать замок. Барону Петру Селин удалось испоганить нам праздник. Проводив всех, мы с Тоей уединились в ее комнате.

Я помог моей несравненной жене избавиться от свадебного платья и переодеться в повседневные одежды.

— Милый, — гладя меня по волосам, тихо заговорила Тоя, — я знаю, как ты ждал этой ночи. — Я сама, сгораю от нетерпения побыстрее оказаться в твоих объятиях, но давай перенесем все на завтра. Тебе очень понадобиться свежая голова и твердая рука. Дадим волю своим желаниям, мы не уснем до рассвета. Ложись отдыхать, и не о чем плохом не думай. Я знаю, ты победишь. Я люблю тебя Алекс.

В комнату Тои, постучалась графиня.

— Алекс, это я виновата, пригласив на свадьбу Петру Селина, — в сердцах сказала сьера Лития. — Он мой вассал, я обязана была направить ему приглашение, в противном случае, на одного моего недруга стало больше. Собственно, он и продемонстрировал свое недружелюбие таким образом. А нельзя ли было избежать ссоры с ним?

— Мама, — делая упор на этом обращении, отвечал я графине, — этот человек нанес нашей семье оскорбление. — Мы его пригласили, накормили и напоили, а он еще и обвиняет нас неизвестно в чем. Он посмел усомниться в красоте моей супруги. Ну, не прощать же ему эту выходку. Один раз дашь слабину, все посчитают, что о графа Панти и его можно семью, можно вытирать ноги.

— А, как-то по-иному нельзя было разрешить этот конфликт?

— Я мог бы одним движением сломать барону шею, но тогда бы это выглядело, как убийство нетрезвого, несдержанного на язык человека. Дуэльный кодекс мной соблюден до мелочей, сам герцог, вызвался стать моим секундантом.

— Все это так, Алекс. Но вы подвергаете себя большой опасности. Признаюсь, мне так хочется поскорей покачать на руках внука или внучку.

— Извините, мама, за фривольность, внуками с Тоей мы займемся завтра. Вот защищу честь семьи, тогда и о наследниках побеспокоимся.

— Мы с Тоей будем молиться за вас, Алекс.

— Доченька, — обратилась графиня к Тое, — пойдем со мной, пусть Алекс отдыхает, не будем ему мешать.

Дамы ушли. Не спеша, я разделся, умылся, тщательно, до красноты кожи вытерся полотенцем. Завалился на огромную и мягкую кровать. Сон пришел мгновенно, и спал я без сновидений. Хорошая, однако, штука — аутотренинг.

Утром, в своей комнате я оделся в свой обычный, повседневный костюм. С виду обычный костюм, а на самом-то деле он сшит из качественного кевлара, с керамо-кевларовой подкладкой. Рубящий удар костюм удержит. А вот под костюмом, находится мое тело, ему придется в таком случае, очень даже нелегко. Повреждения обеспечены. Значит, основная моя задача, разделаться с противником, не дав ему возможности нанести ущерб моему здоровью.

Поглотив легкий завтрак, из пары свежеиспеченных булочек и чая, я направился к месту проведения поединка. Идти не далеко, место в центре двора замка. Желающих посмотреть поединок собралось очень много, зрители уже толпились, образовав своеобразный круг. Развлечение, как ни как.

Мой противник был на месте. Облачился барон в кольчугу, доходящую ему до колен. Рукава кольчуги переходили в кольчужные перчатки. На голове противника красовался шлем с небольшой личиной, сейчас поднятой. В руках Петру Селин держал меч, с затупленным концом, длиной около метра. Довершал вооружение круглый щит, с длинным шипом посредине. На ногах обуты сапоги с низкими голенищами. Сами голенища и плюсневая часть ноги защищены нашитыми металлическими пластинками. Серьезная, стандартная защита для воина из числа местной знати. Уязвимых мест почти нет, за исключением шеи под подбородком и коленных суставов. И то хлеб. Ничего ввяжусь в бой, а потом посмотрю, что предпринять.

Я вышел в круг, доставая сабли из ножен за спиной. Лучи местного светила, заиграли на клинках всеми цветами радуги. Сабли, как бы светились непередаваемой смертоносной красотой. Нет у местных подобного оружия, и не скоро оно появится, технологии одними словом.

По традиции герцог предложил враждующим сторонам примириться. Получил отрицательный ответ от обоих. Как говорится, ставки сделаны, ставок больше нет, бой.

Барон в традиционной местной манере, нанес рубящий удар сверху вниз, обратным ходом, мах понизу, в надежде срубить противнику ноги. Затем движение вперед щитом, шип которого, должен проткнуть противника, как жука. Эту тактику боя, продемонстрировала мне Тоя, похоже, все благородные лица графства, выпускники одной школа фехтования. Я не пытался блокировать саблями удары барона, а только отводил их в стороны, постоянно перемещаясь. Мог я, конечно, настрогать металлическую стружку с меча противника, или разрубить ему кольчугу в первые минуты поединка. Нельзя, народ пришел лицезреть бой, вот пусть и смотрит. А пока буду гонять барона по кругу, он вчера изрядное количество винца в себя влил, пусть побегает, преследуя меня, я не гордый, я тренированный. Когда надоест, или барон обнаглеет, то проведу молниеносную атаку, нашел я в его защите брешь.

Пот заливал глаза барону, от тяжелого дыхания, грудь вздымалась, наподобие кузнечных мехов, сил потрачено немерено, а результат не достигнут. Барон сейчас не мог, не то чтобы задеть меня, даже полноценную двойку ударов не мог провести. Избавлю барона от мучений.

Резко приседаю и провожу удар клинком сабли левой руки, по колену выставленной вперед правой ноги барона. От боли и неожиданности, он опускает щит к ногам. Я подобно пружине резко расправляюсь, и наношу колющий удар в незащищенное место шеи. Слышу хруст разрываемых тканей и шейных позвонков противника. Барон еще стоит, он еще не понимает, что получил ранение, никак не совместимое с жизнью. Одним прыжком, оказываюсь в двух шагах от барона, опустив свои сабли. Прошло две-три секунды, раскинув в стороны руки с оружием, барон замертво упал навзничь.

Отсалютовав саблями, и поклонившись погибшему, я отошел к своему секунданту. Священнослужитель Всеобщего, подбежал к поверженному противнику. Поискал пульс. Только время зря потратил, пульса не было.

Меня объявили победителем, со всеми вчерашними оговорками.

Я в свою очередь, поблагодарил герцога и других вельмож, за оказанную мне моральную поддержку, и ушел из круга. Не сделал я и пару шагов, как меня остановил герцог.

— Извините граф, что останавливаю, — тихо произнес сьере Виторио, — но у меня сложилось впечатление, что вы, граф, забавлялись с бароном. Почему вы не убили его сразу?

— Убей я его в первые мгновения боя, публика была бы очень разочарована. А так, имелась видимость поединка. Скажу вам сьере герцог честно, я чуть не придушил барона вчера, так он мне нагадил, ели сдержался.

— Теперь я понял, почему вы вышли без щита и защиты. Она вам попросту не нужна. Вы своим оружием создавали непроницаемый для противника железный кокон, пробить который, невозможно. Ваша манера фехтования, мною ранее не встречалась. Обязательно найду время, приеду и возьму у вас несколько уроков. В ученики герцога возьмете?

— Приезжайте всегда рады будем вас видеть.

Распрощавшись с герцогом, я сразу же угодил в цепкие ручки моей женушки. Никого, не подпуская к моей особе, Тоя утянула меня в мыльню. Деревянная бадья с теплой водой наполнена до краёв. Благоверная помогла мне раздеться, и я погрузился в теплую с измельченными травами жидкость. Через минуту жена присоединилась ко мне. Чем-то, отдаленно напоминающим мыло, но приятно пахнущим, Тоя обмыла всего меня. Потом, по ее просьбе, я помыл жену. Мы выбрались из бадьи, вытерлись насухо полотенцами, замотались в простыни, и подобно древнеримским патрициям пошли в комнату Тои.

Два молодых организма, с бурлящими гормонами, временно, отгородившиеся от всего мира бросились навстречу друг другу. Поцелуи и ласки, ласки и поцелуи, правда, не умелые, но зато искренние. Короткое: ой, ах. А дальше пошла другая по накалу и окрасу эмоциональная битва двух любящих сердец и тел. Битва носила исключительно ласковый характер, и закончилась одновременным ликующим победным возгласом.

Не останавливаясь на достигнутом рубеже, любящие друг друга противники продолжили сладостное сражение. И снова победный клич. Борьба продолжалась до вечера. Исчерпав все резервы, моя жена выкинула белый флаг, запросила пощады. Очень кушать захотела. Борьба со мной, пробудила в ней зверский аппетит.

Мы быстро окунулись в ванной, и спустились в обеденный зал, как раз подошло время ужина.

Графиня по нашим довольным лицам, сделала только ей известные выводы. Затем извинилась, и исчезла на некоторое время.

Со слов Тои я знал, что простыня с кровати, со следами подтверждения непорочности невесты, обязательно должна храниться у матери девушки. Такая, видишь ли, здесь традиция. Нам с Тоей волноваться не стоит, все рамках обычая.

После ужина прогулялись с женой по парку замка, подышали свежим воздухом. Конец лета, а уже чувствовалось приближение осени. Климат здесь помягче земного, но зима присутствует, морозы бывают сильные, снегопады обильные. После выпадения снега, жизнь в королевстве почти замирает. Только отчаянные купцы осмеливаются тронуться в путь по делам коммерции, потому-что дорог маловато, да и те в основном проходят через леса.

Глава 12

Я наконец-то определился, к чему приложу руки на первом этапе. Решил создать в графстве настоящее войско, нового для здешнего мира строя. Методическими знаниями в достаточной мере я обладал. По согласованию с графиней Литией, я объехал все баронства, и от ее имени в каждом отбирал желающих служить в регулярных частях. Набирал по сто человек в каждом баронстве. Надо отметить, что со стороны баронов было некое сопротивление. Каждый хотел иметь под рукой свое «карманное» войско, а отдавать бойцов кому-то никто не горел желанием. Не принято здесь содержать регулярные войска. Когда наступало время войны, вельможи появлялись в обозначенном месте со своими отрядами. Надо сказать, что понятия дисциплины и общего строя, отсутствовали вообще. Тактика ведения войны сводилась в проведении генерального сражения, где сходились силы противников. Поскольку пехота отсутствовала, как род войск вообще, сражались только конные воины. Куча на кучу, кто больше убил, и кто погнал противника с поля боя, тот и побеждал. Я же хотел все перевернуть с ног на голову. Сделать войска графства мобильными, сильными, и по возможности непобедимыми.

Для размещения будущего войска в городе, именем графини, реквизировал брошенное несколько лет тому назад, подворье купца из королевства Гартик, занимающее огромный участок. Шесть больших и высоких амбаров, были переоборудованы под казармы и штаб. В каждом помещении выложены под моим руководством и приглядом печи, напоминающие русские, обустроены спальные места, комнаты для поддержания гигиены, созданы комнаты арсеналов. В перспективе планирую построить полковую баню, пора приобщить местное население к чудодейственному пару. Конюшни расширили для размещения не менее пяти сотен лошадей. Я планировал содержать там двести лошадей верховых, остальные тягловые, для перевозки грузов и вооружения. Бригада плотников выстроила по периметру подворья высокий бревенчатый забор. Бревна вкапывались и ставились друг к другу очень плотно, без зазора. За казармами, на пустыре, создали полигон — подобие полосы препятствий. Ничего не выдумывал, а построил полосу по аналогии с академической.

На сборы отобранных мной молодых воинов дал месяц. Пока они собирались и экипировались, за счет баронств, я занялся тренировкой и воспитанием будущих сотников. Начал с простого, учились бегать и прыгать. Не было у меня цели унизить людей, я определить их возможности. До финиша из всего десятка, не добрался никто, а дистанция-то детская, всего три километра. Не приучены здесь люди, ходить и бегать на длинные дистанции. Для таких целей лошади есть. Как бы не было тяжело, но постепенно мой первый десяток понемногу втягивался в процесс обучения.

Городские кузнецы по моим чертежам изготовили десяток самострелов, прототипов будущих арбалетов. Для облегчения заряжания, я внес усовершенствование — «козью ножку». Также кузнецы по моему указанию произвели модернизацию местных мечей. Теперь каждый меч имел острое, хорошо заточенное окончание. В связи с чем, пришлось поработать над изменением приемов и тактики боя на мечах. Не скажу, что было легко, но мой десяток, новые приемы усваивал хорошо. Стрельба из арбалетов особенно понравилась. Любой, мало-мальски знакомый с арбалетом человек, мог вести из него стрельбу. Это лучникам учиться нужно долго, набивать руку. Кстати, лучников я набрал сто человек.

За месяц полноценно обучить свой десяток, у меня естественно не получилось, за то воины схватили азы подготовки, так сказать поняли направление учебы.

Потом начали прибывать новобранцы. Размещал прибывших воинов, в переоборудованных казармах, сразу разбивая на десятки и сотни. Некоторые ворчали, а большинство восприняли тяготы и лишения, как должное. Как они ошибались, бытовые тяготы ничто, по сравнению с тем, что ожидает их в процессе учебы.

Войско у меня будет состоять: две сотни конницы, три сотни копейная пехота, сотня лучников, две сотни арбалетчиков, две сотни «артиллерия» — они же стрелки из тяжелых видов вооружения. Арбалеты, копья и все конструктивные элементы требушетов, баллист, аркбаллист и срелометов хранились в арсенале и в хозяйственных постройках. На создание чертежей и воплощение в металле и дереве «артиллерии», я потратил уйму времени.

Из местных крестьян создал некое подобие тыловых частей, куда вошли, фуражиры, конюхи, ездовые и повара. Местные кузнецы заканчивали изготовление десяти полевых кухонь на конной тяге.

Прекрасно осознавая, что самому мне не справиться с огромным объемом подготовки воинов, я написал письмо герцогу Виторио Парра. В письме я изложил свое видение построения нового войска и попросил направить в мое распоряжение молодых и толковых офицеров, числом пять.

Надо сказать герцогу спасибо, он выполнил мою просьбу. Прибыли офицеры, это я их так условно называю, а на самом деле, это вторые и третьи сыновья баронов герцогства, которым не светит получить наследство. Вот такие отпрыски баронского племени, ищут службу при дворах высокопоставленных вельмож или в придворных воинских формированиях. Знакомство состоялось в штабе, где я вкратце рассказал будущим командирам батальонов, чем и как мы будем заниматься. К недоумению я привык, а вот возражать мне не надо, я на корню пресёк подобные высказывания. Зная в совершенстве уставы армии империи, Русь, я решил их применить в своем полку. Почему полк, да просто нравится мне такое название, да и по содержанию и численности, мое войско в скором времени может вырасти до полка. Себя приказал называть просто — командир, без всяких других титулов. Не привычно, да, но в бою проще.

Конницей командовать поставил Серхио Витте, пехотой — Витала Скура, лучниками — Никаса Ратье, арбалетчиками — Петера Зигну, на «артиллерию» назначил — Фида Тирка, назначал не бездумно, а с учетом информации, полученной при собеседовании.

Построив на плацу, между казармами свое войско, я представил командиров каждому роду войск, рассказал примерный план учебы, и дал старт началу учебы.

Глава 13

Через месяц, сплошной круговерти, мне хотелось закричать: — Мама роди меня обратно!

Для моих комбатов и для воинов, все новое, непонятное. Приходилось объяснять, рассказывать и учить, и снова учить. Времени не хватало катастрофически. Внимание жене и то в полной мере уделить не мог. Иногда, уставал так, что сил хватало только на помывку и добраться до постели.

Не поверите, но моя женушка, не ворчала за мои художества. Просто в один прекрасный день пришла на полосу препятствий, и сказала, что хочет быть мне полезной. Для чего она решила возглавить службу тыла моего полка. Кто бы возражал, зная свою дражайшую супругу, я уверен, что воины будут вовремя накормлены, обмундирование содержаться в порядке, лошади обихожены. Я конечно для виду протестовал, как-никак Тоя была на третьем месяце беременности, но все мои аргументы не возымели действия. Видишь ли, ее замучил токсикоз и ничегонеделание. Ладно, пускай занимается делом, и готовит себе смену.

Когда заканчивался третий месяц зимы, они здесь не имеют названия, а идут по порядку — первый месяц зимы, и так далее по временам года, мой полк уже походил на более-менее нормальное воинское формирование с четкой вертикалью подчиненности. По уровню боевой готовности, на мой взгляд, нам равных не было. Но это в мирное время, а первые столкновения с врагом покажут чего стоят мои бойцы.

Самым тяжелым в процессе обучения была работа с расчетами «артиллеристов». Ну, не применялись здесь на поле боя машины, их просто не существовало. Начал со сборки машин. И так понемногу натренировал. Теперь «артиллеристы» с легкостью перемещали свои громоздкие машины по полигону, приводили их в боевое положение, разбирали, перевозили на другую позицию, и так с утра и до вечера. Проведение боевых стрельб я назначил через месяц, когда совсем сойдет снег.

Возникает у читателей справедливый вопрос. А с какого такого перепугу, Алекс Панти решил создавать полк? Вроде бы мир, никто не нападает.

Отвечу. В следующем году заканчивается, так называемое двухлетнее перемирие. Королевства Гартик и Пактус, по всей видимости, уже договорились о новом походе на королевство Локи. А здесь я живу, здесь моя новая семья, и в начале лета должен родиться у нас с Тоей ребенок. Я просто стараюсь, обезопасить своих близких. Графство сьеры Литии всегда первое подвергалось нападению врага, так как находится на главном направлении. Здесь сходятся все, немногие торговые пути. Именно через графство проходят самые удобные дороги вглубь территории королевства Локи.

Плюс моя разведка доносит о начале приготовлений в соседних королевствах. Откуда разведка? Так мне крупно повезло. В первые дни пребывания в Гарце, меня попытался ограбить здоровенный детина, косая сажень в плечах. Сердечный Шушан, понадеявшись на силушку, решил в одиночку почистить мои карманы. Я даже без оружия смог вырубить романтика с узкой улицы, а потом под гипнозом вдумчиво поработать с предводителем воровского мира графства. Шушан оказался прирожденным разведчиком. По моим наставлениям создал разветвленную сеть осведомителей в нашем королевстве и в соседних. Раз в неделю я встречался с Шушаном, получая самую свежую информацию по обстановке в королевствах Гартик и Пактус. Анализируя полученную информацию, я пришел к выводу, что нападение следует ожидать весной следующего года. Вот поэтому я спешу.

В середине второго месяца весны, нас, то есть полк, почтил своим визитом герцог Виторио Парра. Мои «артиллеристы» как раз отрабатывали в поле норматив поражения удаленной на триста метров цели сосредоточенным огнем разных видов орудий. Зрелище захватывающее. С мощным хлопком, какого-нибудь орудия, камень или копье уходило поражать противника, роль которого выполняли мишени из соломы. Поглощенный контролем и отдачей распоряжений я не сразу увидел герцога, прибывшего за город, без свиты.

— Граф, рад вас видеть в добром здравии и в хорошем расположении духа, — пожимая мне руку, сказал сьере Виторио. — Вы тут устроили настоящее сражение. Одни скачут, другие из луков и арбалетов упражняются. А эти странные устройства для чего?

— Здравствуйте сьере герцог, — ответил гостю. — Это машины, с помощью которых, можно нанести значительный ущерб противнику.

— Граф, так у нас никто с ними не умеет обращаться только ваши воины.

— А я никому и не предлагаю машины, они только для моего полка.

— Что за зверь — полк?

Я подробно рассказал герцогу о структуре своего полка, о подразделениях в него входящих. Герцог внимательно выслушал. Для более доходчивого понимания сказанного, я приказал каждому батальону продемонстрировать свои способности. Мои подчиненные в грязь лицом не ударили. Стрельба лучников на полном скаку. Залповая стрельба арбалетчиков. Передвижение и перестроение пехоты, прикрытой с флангов кавалеристами. Ни дать ни взять, полк в наступлении. После демонстрации возможностей полка, я отдал распоряжение отвести воинов на обед, пригласив герцога, отведать угощение из общего котла. Надо отдать должное герцогу, отказываться он не стал. С удовольствием съел суп, кашу, запив обед вкусным компотом из сушеных фруктов.

— Не ожидал я увидеть здесь такое, — сокрушался герцог. — А откуда вам доставляют обед?

— Все готовится прямо здесь в поле. У нас есть специальные полевые кухни. Повара готовят на всех воинов сразу.

— Толково придумано. Вот скажите, а зачем вам такая силища? Вы собираетесь захватить герцогство, а потом королевство?

— Задача моего полка оборонить графство и королевство в целом от нападения неприятеля. Я не намерен использовать полк против своего сюзерена, клятва данная мной, священна.

— Так на нас никто не нападает!

— Сегодня нет. А на будущую весну придут войска Гартик и Пактуса, принесут на наши земли горе и разорение. Я хочу не допустить этого, или, по крайней мере, ослабить последствия.

— Если королевства Гартик и Пактус договорятся, то приведут во много раз больше воинов, нежели ваш полк. Да вы побьете очень и очень много, но вас задавят числом. Правители королевств, будут гнать вперед воинов по трупам павших. Вы все поляжете на поле боя.

— Вот для того чтобы победить, я обучаю и тренирую воинов полка. Получу информацию, о дате выхода королевств в поход, соберу полк и уведу в земли неприятеля. Узнаю место сбора войск, и буду отлавливать небольшие отряды тамошних баронов и графов. Кто не захочет добровольно сдаваться, того уничтожим. Думаю первым расстроить войска королевства Гартик. Потом, если все сложится для моего полка хорошо, оседлать два перевала в горах, пощипать войска Пактуса. Обойти нас они не смогут, нет там удобных перевалов, а по отвесным скалам лезть не станут, горные козлы, и те не везде пройти могут.

— Не скрою, удивлен. Нужна будет помощь, могу направить вам три сотни отборной конницы. Ну, давайте пока на время оставим дела военные, вернемся к мирным вопросам. Я, собственно приехал к вам с просьбой. Спросите, почему это герцог лично прибыл просить? Потому-что просьба специфическая. У меня в Варте гостит мой двоюродный брат — Волш, которому я многим обязан. Так вот, Волш, не совсем здоров. Его спина согнута, руки почти волочатся по земле. Скажу вам граф прямо, Волш, один из претендентов на трон королевства Локи. Представьте на троне, человека с несуразной фигурой. Соседние королевства засмеют. Осмотрите брата, может, есть возможность помочь ему.

Сьере герцог, я готов поехать с вами в Варту. Сейчас отдам необходимые распоряжения, своим офицерам. Заеду в замок, попрощаюсь с женой, возьму инструменты, и в путь.

Глава 14

В резиденцию герцога мы прибыли поздним вечером. Привели себя в порядок с дороги. Герцог отдал распоряжение подать ужин. За столом никого кроме нас с герцогом не было, вероятней всего, осмотр Волша я буду проводить завтра. Меня это полностью устраивало, устал я от скачки.

Утром на завтраке герцог познакомил меня со своим братом. Двоюродный братец, имел приличное сходство с Виторио Парра, генетика это сильная вещь. Затем мы перешли в отдельный кабинет. Обстановка мне знакома, здесь я осматривал и лечил герцога.

— Прошу меня заранее извинить сьере Волш, — обратился к брату герцога, — я буду вам задавать вначале вопросы, которые вам могут показаться несколько не этичными. Прошу вас ответить на них откровенно. Мне надо выяснить для себя, возможные причины вашего недуга, чтобы правильно организовать лечение.

— Я готов граф, мне брат говорил, о манере вашего врачевания.

— По линии матери, отца, бабушки или дедушки, если вам известно, были случаи подобного заболевания?

— Родословную я знаю отлично. Ранее подобное не встречалось.

— А были ли у вас падения с высоты, например с лошади, кровати, после чего у вас долго болела спина? И в каком возрасте у вас начала проявлять болезнь?

— Сколько себя помню, я все время согнут. Никогда не падал с лошади, я хороший наездник, несмотря на физический недостаток. С оружием на лошади я не могу управляться, а пешим, за себя постою.

— Вам сьере Волш всего чуть более тридцати. Есть ли среди живых люди, которые помнят вас с младенчества? Например, ваша кормилица еще жива?

— Да. Я случайно встретил здесь свою кормилицу, старая Литка служит у герцога.

— Сьере герцог, — обратился я к Виторио Парра, — пожалуйста, отдайте распоряжение, пусть сюда приведут бывшую кормилицу.

— А что вы хотите граф узнать у старой женщины? — спросил, с недоумением сьере Волш. — Времени прошло очень много.

— Смею вас заверить сьере Волш, что человеческая память хранит много. Вы порой и сами не знаете, что помните то или иное событие. А если натолкнуть вас в нужном направлении, то всплывают очень специфические детали.

— Вам граф виднее, вы лекарь.

Доставленная в кабинет женщина, выглядела сильно испуганной. Лицо Литки еще сохранило очень слабые отголоски былой красоты. Наверное, по молодости вскружила не одну голову.

На мои вопросы отвечала односложно. Да. Нет. Не помню. О первых месяцах жизни Волша ничего толком от нее не узнал.

Попросил вельможных братьев, оставить меня наедине с бывшей кормилицей. Герцог переглянулся с братом, но не возражал, и тихо покинул помещение.

Я погрузил Литку в гипнотическое состояние. Теперь пошел совсем другой разговор. Узнал, что Литку в кормилицы Волшу пристроил начальник охраны короля, от которого она родила девочку. Быть кормилицей Волша было очень почетно и денежно. Молока детишкам хватало с избытком. Литка, очень внимательная и покладистая кормилица, полностью устраивала высокопоставленную семью. Даже под гипнозом, Литка не назвала титул родителей Волша. Королевских кровей мой пациент, однозначно.

В один из дней, не совсем трезвый папаша Волша, зашел проведать сына. Держа его на руках, пытался заигрывать со смазливой Литкой. Надо было такому случиться, не удержал папаша ребенка, уронил на пол. Очень долго Литка успокаивала раскричавшегося ребенка. Спустя месяц, кормилица заметила, что ребенок не может лежать на спине, сразу начинает кричать и плакать. Ну, а когда Волш подрос, стал заметным недостаток в его развитии. Литка поделилась своим беспокойством с отцом Волша. Ей порекомендовали держать рот на замке, если она не хочет расстаться со своей головой. Вот более тридцати лет об этом происшествии она не говорит. Вывел женщину из гипноза, и выпроводил из кабинета.

Пригласил Волша и герцога. Начал обследование с применением Дара. Слова Литки подтвердились, у Волша была сломана грудная клетка в центральном отделе. Срослась она не правильно, стала как бы короче, что и не позволяло выпрямиться. Попытки сделать это вызывали сильные боли. Со временем, Волш вырос, и привык находиться в таком положении.

— Сьере Волш, нужно проводить операцию, — сказал я брату герцога, глядя в глаза. — Операция сложная и болезненная. Восстановление после операции, займет не менее месяца. Спать будете в полулежащем положении. На два-три месяца откажитесь от присутствия в вашей постели особ женского пола. Вам некоторое время придется носить корсет, чтобы исправить осанку. Потом на протяжении полугода, избегать столкновений, и ограничить количество поездок на лошади. Передвижение в экипаже для вас предпочтительней.

— Как я понял, — задумчиво произнес Волш, — вы, граф сможете выровнять меня? Я стану нормальным?

— Вы и так нормальны сьере Волш. Проведением операцией, я уберу все видимые недостатки фигуры. Через год, вы сможете полноценно скакать и сражаться. Я сказал вам все без утайки, вам принимать решение.

— Граф, — вмешался герцог, — может вам в помощь дать моего лекаря?

— Спасибо сьере герцог, но он мне не поможет, а будет только мешать своими вопросами. Я справлюсь один. Прикажите своим охотникам, пусть подстрелят молодого оленя, мне нужна бедренная кость задней ноги.

Подготовка к операции началась. Я еще раз осмотрел Волша, поработал с его нервной системой, убрал наиболее болезненные места. Массажем снял напряжение в мышцах спины. Одно радовало, что за прошедшее время, подвижность позвонков у Волша не ухудшилась. Из принесенной бедренной кости, я изготовил тонкую пластину, к которой планирую крепить освобожденные элементы рёберного каркаса грудной клетки.

Корсетных дел мастер изготовил по моему чертежу корсет с завязками, для регулировки усилия поддержки торса Волша в вертикальном положении.

Было ли мне страшно перед операцией? Нет, волновался и только. Мне хотелось сделать операцию качественно, чтобы наконец-то высокопоставленные особы королевства узнали обо мне, как о высококвалифицированном лекаре. Подозреваю, герцог не распространялся о своей болячке и о моем лечении, потому и нет в замке сьеры Литии толпы вельмож. Сейчас, скрыть ничего не удастся, очень многие знают о моем визите. Мне просто нужны деньги, много денег, для оснащения своего полка. А принести их смогут дамы и господа из высших эшелонов власти. Вот пусть и несут. Стыдно мне, все время трясти не бедную казну тещи.

Три часа у операционного стола, это скажу вам, не просто тяжело, а очень-очень тяжело. Но слава Всеобщему, как здесь говорят, операция прошла успешно, в соответствии с намеченным планом. Пациент жив, и будет выздоравливать. Вовсю пришлось пользоваться Даром. Из-за большого объема оперативного вмешательства, все болезненные симптомы за один раз устранить не удалось. Завтра поправлю. А сейчас кушать и отдыхать. Посплю пару часов, пока не придет в сознание мой пациент. Выхаживать его на первых порах предстоит мне.

Попросил герцога отправить гонца с письмом к моей дражайшей Тое. Я сообщал жене, что вынужден, задержаться на три-четыре недели, выхаживая больного. Она не обидеться, понятливая она у меня.

Выздоровление шло без осложнений. Первые дни, сьере Волш, чувствовал себя не очень хорошо. А что вы хотите, идет перестройка всего организма. В связи с изменением конфигурации грудной клетки, прорастают новые нервные окончания, и кровеносная система груди несколько видоизменяется. Через две недели лечения я снял у сьере Волша швы, заживление прошло успешно. Затем постепенно увеличивал продолжительность наших совместных прогулок в парке, дворцового комплекса герцога. Ежедневно работал с пациентом, используя Дар. В конце четвертой недели, я провел тщательный осмотр пациента, не найдя каких-либо отклонений сообщил сьере Волшу о полном выздоровлении. Попросил его соблюдать, ранее выданные рекомендации.

— Граф, вы сделали невозможное, — восторженно говорил сьере Волш, — я чувствую себя заново рожденным. — Я благодарю вас от всей души. Вам передадут небольшой ларец, не вздумайте отказываться, это самое малое, чем я смогу вас отблагодарить. Если вам нужна будет помощь, обращайтесь. Помните, вам отказа никогда не будет. Мне очень хочется, видеть вас в числе моих немногих, но близких друзей. Если вы принимаете мою дружбу, вот вам, моя рука.

— Спасибо сьере Волш, — пожимаю протянутую руку. — Я тронут и польщен. Понимаю, что не всем вы предлагаете дружбу, и поэтому я буду очень ей дорожить, и зовите меня наедине Алекс. Если вы позволите, я не буду всем и каждому, рассказывать о нашей дружбе, есть и будут завистники и у вас и у меня. На прощание я вам передам рецепты нескольких блюд, которые позволять сбалансировать ваше питание, и улучшат общее состояние организма.

— Алекс, тогда вы меня зовите — Волш. А можно я буду некоторым особам рекомендовать обращаться к вам за лекарской помощью?

— Кому смогу, тем и помогу, пусть обращаются.

Довольные друг другом мы расстались.

Герцог для доставки моей персоны в Гарц, выделил свой экипаж. Никак не привыкну к тряске этого вида транспорта на дорогах, амортизаторов пока нет, никто не придумал. Надо озаботиться изобретением рессор, думаю, местные кузнецы смогут отковать.

Глава 15

Я дома, пусть это замок тещи, но он стал мне родным домом. Моей Тоечкой, я был затискан и зацелован. И это вытворяет беременная женщина, а представьте, что она делала, будучи без животика. Об этом знаем только мы с женой, ну и портреты ее предков, развешенные во всех помещениях замка. Да, если мой сын, а я уже точно знаю, что Тоя родит мальчика, впитает всю экспрессию родителей, то нам придется не сладко. Глаз да глаз будет нужен за сорванцом. Тут помощь сьере Литии станет неоценимой.

Тоя с интересом разглядывала содержимое ларца, переданного мне Волшем. Я, по правде сказать, в него не заглядывал.

— Любимый, а ты точно лечил кого-то? — внимательно глядя на меня, спросила Тоя. — Все эти диадемы, колье, кольца и браслеты стоят баснословных денег. Такие украшения носят только короли или их родственники. Ты ограбил сокровищницу короля?

— Я украл в том мире один неогранёный алмаз, это тебя моя драгоценная. Все остальное, что ты держишь в руках, заработал честным трудом, вылечив важного человека. Грабителем никогда не был.

— Ага. И этот человек король?

— Не угадала. Излеченный мной человек — наследный принц королевства Локи.

— Горбун Волш?

— Никакой он теперь не горбун, и никогда таковым не был. У него была травма, исправить, которую своевременно не смогли, вот он и получился таким. Сейчас он стройный и вполне привлекательный мужчина.

— И завидный жених к тому же. Из-за своего недостатка он не встречался с девушками, и не женился до сих пор.

— А ты откуда знаешь об этом, мое милое чудо?

— Я хоть и вела жизнь затворницы, но была и есть в курсе всех сплетен королевства. Мы женщины, любим, иногда перемывать косточки некоторым людям. А что планируешь делать с драгоценностями?

— Отдам маме, пусть она приобщит их к личной казне.

— Алекс, любимый, ну ты уже скоро год как здесь, а не осознаешь, что на содержимое этого ларца можно купить три, а то и четыре графства, как наше, со всем содержимым. Мама возьмет, конечно, все это на хранение, но не тронет ни единой вещи, их невозможно никому продать.

— Следующий раз, за лечение буду брать только звонкой монетой — золотыми локи.

— Снова покинешь меня скучать одну в замке?

— Скорей всего, я надеюсь, у нас начнется паломничество из столицы. Приедут лечиться многие, кто увидит принца Волша.

— Я очень на тебя милый, надеюсь, что разные там столичные фаворитки не будут разгуливать по нашему замку в непотребном виде.

— Графиня Тоя, ну как вам не совестно, усомниться в порядочности своего мужа. Лечение и ничего кроме лечения. Другие мне не нужны, когда есть такая очаровательная девушка, как ты. Я еще не до конца познал тебя, и мне бы очень хотелось познавать тебе, каждую минуту.

— Не смеши меня Алекс, я сейчас толстая и некрасивая.

— Ты прекрасна всегда. Сейчас прекрасна, потому-что готовишься стать мамой. Потом будешь прекрасной мамой, воспитывающей и кормящей нашего сыночка.

— Почему сыночка? Я бы хотела девочку.

— Обязательно у нас будет девочка, но позже, после мальчика. Начинай думать, какое имя дадим первенцу. Спроси маму, может, подскажет дельную мысль.

За этой беседой мы даже не услышали просьбу сьеры Литии, на разрешение войти к нам в комнату. Опомнились, когда графиня подошла к столу и поприветствовала нас.

— И чем это так занята моя дочь и зять, что не слышат стука в дверь? — улыбаясь, спросила сьера Лития. — Я вам чуть дверь не сломала.

— Мамочка, мы рассматривали сокровища, — хлопая глазками, сказала Тоя, протягивая матери ларец.

Графиня охнула, обозрев содержимое ларца.

— Алекс, я обязана спросить. Каким образом эти драгоценности оказались у вас? Их появление в моем замке не имеет кровавого следа?

— Крови мама было много. Эта кровь пролилась в ходе операции. Я Тое уже рассказал, что оперировал принца Волша. Это он вручил мне ларец, я не стал отказываться.

— Вы делали операцию принцу?

— Свой титул он скрывал. Немного пошевелив мозгами, я пришел к выводу, что Волш — принц.

— У короля есть родной брат Волш, но он уродец, и в свете почти не бывает, ведет уединенный образ жизни.

— Ваша информация мама устарела. Волш, я думаю, уже вернулся в столицу, и его появление должно произвести там фурор. От прежнего уродца, не осталось и следа, благодаря моим стараниям. А ларец с драгоценностями, мы просим вас взять в свою сокровищницу на хранение.

— Мама, ты знаешь, Алекс говорит, что у нас в замке скоро появятся гости из столицы, — проинформировала мать, моя жена. — Нам надо подумать, где и как их размещать. Это могут быть очень влиятельные при дворе люди. Дружба с королевским двором нам не помешает.

— Доченька, ты все правильно говоришь, — несколько задумчиво произнесла графиня. — Если помнишь, то левое крыло замка мы почти не используем, а там достаточно удобных для проживания комнат. Сегодня же отдам распоряжение, навести там исключительный порядок. Но зашла я к вам по другому поводу. Алекс, тебя не затруднит посетить нашу провидицу Тельму, что-то она приболела. Я была у нее недавно, она не жаловалась, но я видела, ей нездоровится.

— Почту за честь познакомиться с уважаемой Тельмой, — ответил я с поклоном графине. — Сейчас приготовлю инструменты. Надеюсь, наш кучер дорогу к Тельме хорошо знает?

— Знает, конечно. Я еще попрошу вас Алекс, попытайтесь установить с Тельмой дружеские отношения. Она женщина не простая, и характер у нее скверный. Она давно живет уединенно на маленьком хуторе. Боятся ее люди, считают, что она им враг. Но это не так, она просто несчастная женщина.

Опять эта тряска в карете, которая меня с ума сводит. Точно, займусь рессорами, терпение мое кончилось.

Через час испытаний я прибыл на хутор Тельмы. Неплохой, надо сказать хутор. Расположен он в паре километров от основного торгового тракта в живописном месте. Все здания обнесены высоким забором из толстых бревен. Рядом протекает небольшой, но быстрый ручей, один из рукавов его, похоже, протекает непосредственно через двор хутора. Меня никто не встречал, вернее сказать из людей никто не встречал. Огромная лохматая псина, стояла в пяти шагах от распахнутых ворот, внимательно изучая мою особь. Как там, у древнего Киплинга написано: «Мы с тобой одной крови, ты и я. Давай дружить, я пришел с миром». Ну, может и не совсем так, но именно эти слова я мысленно произнес. Мне показалось, что животное, как-бы улыбнулось, и освободило мне дорогу к дому. Проходя мимо, я непроизвольно погладил пса. Он в свою очередь лизнул мне руку. О, значит, мы нашли общий язык!

Постучавшись в дверь и получив разрешение войти, я оказался в просторной, просто огромной комнате. В первые секунды, даже растерялся, не знал, снимать обувь или нет. Весь пол был устлан коврами с длинным ворсом, на первый взгляд, очень дорогими.

— Проходи, не стесняйся, — пригласила хозяйка дома. — Разуваться не надо, на улице сухо.

— Спасибо уважаемая Тельма, — после недолгого замешательства, ответил я. — Не хочу вам намусорить.

— Да ладно, я еще в состоянии убираться в доме. Дай я на тебя посмотрю. А то все говорят о тебе, а я ни разу не видела.

Тельма с трудом поднялась, и сильно хромая обошла вокруг меня. Тяжело дался ей этот путь. Заметил на ее лице выражение боли.

— Завидного мужа нашла себе Тоя, — сказала Тельма. — Крепкого и, похоже, умного. Ликом и силой Всеобщий тебя видать не обделил. Ишь, какой ты широкий в плечах, да пригожий. Не только с людьми ладишь, но и с животными тоже. Пройти мимо моего Ветра никому не удавалось, его даже волки боятся, а тебе он руку лижет, признал, значит, тебя вожаком.

— Если по правде говорить, то я нашел Тою, а не она меня. А то, что полюбили мы друг друга, так значит, так нам на роду написано.

— Спорить не буду. Скажу, что счастливой будет Тоя. И детки у вас красивые родятся.

— От взаимной любви и прекрасные детки появляются на свет. Давайте об этом поговорим чуть позже. Я вижу, хромаете вы, уважаемая Тельма. Что случилось? Что вас беспокоит?

— Да, что говорить-то. Сама виновата. Пошла в лес, собрать сушняку немного, показалось, что много уже дров сожгла. Не подумала. По моей просьбе, мне бы хоть пять возов сушняка отборного привезли. Так нет же, сама пошла. Вот и доходилась. Сухой сучок в бедро загнала. Он обломился. Кровила рана сильно. Дома вроде бы все вытащила. Однако нога болеть стала, рана посинела, и опухла к тому же. Извелась я вся. Прикладываю травки, но не помогают они почему-то. Я не просила помощи, но сьера Лития, когда была у меня, все приметила, вот тебя и прислала. А ты Алекс, говорят лекарь хороший, посмотри, может, найдешь способ избавить меня от мук.

— Постараюсь. Только сразу предупреждаю, я лекарь строгий. Требую выполнять все мои указания, какими бы странными они вам не показались. Скажу раздеться донага, и лежать на лавке спокойно, не опирайтесь, значит, так надо для вашего же блага. Помните, я пришел помочь, а не вредить и не издеваться.

По моему требованию, Тельма осталась в одной нательной сорочке. Занялся осмотром. Нехорошая рана в верхнем отделе бедра. Большая опухоль. Края раны красные и воспаленные. Синюшность уже распространилась по значительной площади поверхности бедра. Сепсис еще не начался и общее заражение крови пока отсутствует, но это дело суток, максимум двух. При пальпации Тельма вскрикивала от боли. Провел контроль всей нервной системы. Нашел участок с яркими всполохами, что свидетельствовало о начале процесса заражения окружающих рану тканей. Легким массажем, остановил его, и немного обезболил. Пока не буду полностью задействовать свой Дар.

— Уважаемая Тельма, — как можно спокойней, произнес я. — У вас очень запущенная рана. Буду делать операцию, без нее вам не обойтись. Вам, если можно так сказать, еще повезло. Воткнись сучок, немного правее, и все, изошли бы кровью, там как раз расположен крупный кровеносный сосуд. Доверьтесь мне, все будет хорошо. Потерпите немного.

— Делай, что нужно, — сказала Тельма, бледнея на глазах. — Выдержу, я еще не полная развалина.

Приготовил инструменты, медикаменты и перевязочный материал. Вколол обезболивающее. Да, иссякают мои запасы медикаментов, а местными травами я еще не занимался всерьез, просто времени не было.

Сделал разрез по всей длине раны, после ее дренирования. Хлынула сукровица с гноем, запашок еще тот. Обнаружил и причину. Приличный кусок древесины, сантиметра два длинной, плотно засел в мышечных тканях. Тельма его естественно извлечь не смогла. Вот он и был источником всех бед. Аккуратно провел чистку раны, убрал все инородные тела, ниточки и мелкие скалки. Перекисью водорода обработал все операционное поле. Повторно очистил рану. Наложил швы, установил трубочный дренаж и сделал инъекцию антибиотика. На данном этапе все, теперь пусть организм Тельмы трудится. Дней десять походит с повязкой, а там и швы можно снимать. Придется мне ее посещать раз в два дня, перевязывать. А это опять трястись в карете. Почему использовал обезболивающее средство, и антибиотик спросите, а не Дар? А кто ее Тельму знает, вдруг сможет почувствовать мои неординарные способности. Мне проблемы не нужны.

— Вот теперь, уважаемая Тельма, вам ничего не грозит, — собирая инструмент и использованные материалы, сказал я. — Операция прошла успешно. Но сдается мне, вы меня приглашали не только для этого. Вы еще что-то хотите мне сказать?

— Спасибо сказать хочу, за помощь мне, это, во-первых. А во-вторых, поблагодарить за Тою. Она хорошая девочка. К несчастью, уродилась с большим носом, сильно страдала от этого. Ты вылечил ее. В-третьих, ты нашел себе покровителей. Не каждый может похвастаться, что дружен с герцогом Виторио Парра и принцем Волшем. Дорожи этой дружбой, пригодится.

Занялся ты, Алекс, созданием крепкого войска в нашем графстве. Ни у кого подобного войска нет. Тратишь на воинов огромные деньги. Понятно, соседи наши в королевствах Гартик и Пактус не надежные и жадные. Все норовят урвать от нас кусок пожирнее. С войнами приходят часто. Много теряем мы людей, особенно мужчин. Никто тебя за заботу о графстве не осудит, только благодарить будут.

Я вначале не могла взять в толк, зачем ты приблизил к себе разбойника Шушана. Только потом разобралась. Он у тебя лазутчик. В королевствах Гартик и Пактус вызнает, нужные тебе сведения. Умно ты придумал, умно.

За внешними врагами, ты и твой Шушан приглядываете хорошо, но упустили опасность, которая исходит от внутреннего недоброжелателя. Ты на своей свадьбе разобрался с Петру Селином. А у него остался младший брат — Мон Селин, который и унаследовал баронство. Вот он, несмотря на запрет герцога, на месть, наплевал на все законы королевства Локи, нанял в Пактусе почти триста наемников. Сгорая от ненависти к тебе лично, хочет нанести разорение в графстве, чтобы позже, когда Гартик и Пактус нападут на Локи, выторговать себе наше графство в вечное пользование. Поведет Мон Селин своих головорезов на земли Локи через северный перевал, это единственное удобное место перехода. В остальных местах горы непроходимы для всадников. Возле хутора Скалистого, есть узкое место, где можно встретить разбойников, и попробовать дать им бой. Откуда знаю? Разные люди ко мне ходят, много говорят. Ну, и не зря меня провидицей называют, вижу я иногда будущее. О себе не спрашивай, не скажу, пока не видела ничего, но чувствую в тебе большую силу, все у тебя сладится. Не много у тебя осталось времени для встречи врага, всего четыре недели. Думай, и решай.

— За ваши слова, уважаемая Тельма, огромное спасибо. Сегодня же займусь этой проблемой. Я через два дня приеду к вам, думаю, рана уже к тому моменту подживет, как следует, буду решать, как вас лечить дальше.

Глава 16

Вернувшись в Гарц, я вызвал к себе всех своих офицеров. Не раскрывая источника информации, я рассказал о предстоящем вторжении в пределы графства банды, под предводительством барона Мона Селина. Предложил разработать план предстоящего боя, с привлечением всех родов войск нашего невеликого полка у хутора Скалистого.

Оказывается, это место хорошо известно моим офицерам. В предыдущем набеге на земли Локи, в этом месте устраивали засаду на противника. И самое паршивое, что в засаде участвовал Мон Селин. Он точно будет проходить его с большой осторожностью, вышлет вперед конный разъезд, и обнаружит нашу засаду. Тогда нам придется тяжко. У Мона матерые наемники, прошедшие не одно сражение, а у меня, хоть и обученные, но еще не обкатанные в бою воины. Не хочу я терять людей в первом же бою. Значит, ищем другое удобное во всех отношениях место, где можно применить «артиллерию» и пехоту во всей красе.

Еще перед совещанием, я внимательно изучил карты, которые мне в свое время изготовили искин «Лёва». Так вот, в двухстах километрах от Гарца, дорога проходит по свободной от леса холмистой местности. Проплешина небольшая, всего около километра в ширину и трех в длину. По моему мнению, вполне достаточно чтобы перекрыть дорогу наличными силами, и дать бой бандитам. Другой дороги в графство нет, везде лес, поэтому Мон Селин и его банда пойдут именно здесь. Немного поспорив, мои офицеры согласились с тем, что лучшего места подобрать не получится.

Серхио Витте я поставил задачу, небольшим отрядом в пятнадцать-двадцать человек, куда войдут представители пехоты, лучников, арбалетчиков и артиллеристов, выехать на выбранное место, для изучения будущих позиций. Выезд осуществить в ночное время, не привлекая внимания. По прибытии в указанный район, досконально обследовать местность и используя лес, укрыться от любопытных глаз, ожидать подхода всего полка.

Остальные офицеры, в течение пяти дней, готовили свои подразделения к длительному походу. По готовности, ранним утром полк выступил через западные ворота города по направлению к столице герцогства Варте.

Я по пути заскочил на хутор к Тельме, провел интенсивное лечение, используя Дар, и снял ей швы. Порекомендовал поберечься, то есть не нагружать ногу длительным хождением в течение недели. В положительном исходе лечения я был уверен.

Пройдя около десяти километров, полк свернул с торгового тракта на проселочные дороги, и, обходя немногочисленные селения, направился в сторону будущего места засады. Конница, все стрелки и пехота, посаженные на лошадей передвигались без проблем, а вот «артиллерия» и тыловые части мужественно преодолевали препятствия в виде узких, труднопроходимых лесных тропинок.

На пятые сутки, не выходя на открытое пространство, достигли будущих позиций. Встречал наше воинство, лично Серхио Витте. Из его доклада я узнал, что в округе все спокойно. Каких-либо, праздношатающихся людей не встречали. Для наблюдения за бандой, Серхио отправил пятерых надежных кавалеристов. После прохода бандитами хутора Скалистого, старший группы всадников, пришлет гонца. Я поблагодарил Серхио за выполненную работу. Совместно со всеми офицерами провел дополнительную рекогносцировку местности, наметили места боевых позиций.

Работа закипела. Рылись окопы для стрелков. Волчьи ямы и «барсучьи» норы на склонах холмов, на случай возможного прорыва бандитской кавалерии. Строились укрытия для артиллерии. Особое внимание я уделял маскировке. Чтобы самый внимательный взгляд не смог бы выявить позиции укрытых стрелков и артиллеристов. Проверил разработанную ранее систему передачи команд и распоряжений при помощи вымпелов. Артиллеристы пристреляли несколько точек, даже шагами отмерили все возможные расстояния.

Десять дней гонял воинов, учил быстро и слажено занимать позиции. Открывать по команде стрельбу по противнику. Пехоту учил плотному, трехшеренежному строю, работе с копьями на длинной дистанции, и с мечами на короткой. Пока не начало все получаться, как надо, тренировки никто не прекращал. Одним словом мы подготовились, ждем врага. Еще раз я придирчиво осмотрел наши позиции, незначительные огрехи устранялись в самые короткие сроки.

В свободное от тренировок время, весь полк изготавливал из сухих, но твердых веток, оборонительное оружие от конницы — «чеснок». Особым образом связывались вместе несколько коротеньких, острозаточенных палочек. Получалось, что-то, вроде ежа. Как не переверни его, все равно несколько острых шипов торчат почти вертикально. Наступит на такой подарок лошадь или человек, травмы конечностей обеспечены. Думаю, засеять этим коварным изделием дорогу и склоны перед самым подходом банды.

Прибыл первый гонец с докладом. Мон Селин более двух суток простоял с бандой в хуторе Скалистом. С привлечением проводников из местного населения, наемники облазили всю округу в поисках засады. Не обнаружив таковой, двинулись дальше. Мои лазутчики подслушали разговоры наемников. Теперь бандиты уверены, что поскольку в удобном месте засады не было, значит, их никто не ждет, скрытность дальнейшего передвижения обеспечена.

Каждый вечер возвращались разведчики, и докладывали о продвижении бандитов. На пятый день, ближе к полуночи, последним приехал на взмыленной лошади старший группы конников. По его словам, наши противники остановились на ночлег на удалении четверти дневного перехода. Подход банды следует ожидать на завтра к полудню.

Вот это завтра уже наступило. Свой полк я поднял еще затемно. Люди привели себя в порядок, позавтракали. Провели тщательный осмотр оружия, и боевых позиций. Прискакал разъезд, и доложил, что банда на подходе.

— Серхио, прошу вас, — начал я отдавать распоряжения, — отправиться со своими удальцами лесом в обход противника, с таким расчетом, чтобы одной сотней отрезать банду от обоза, и в нужный момент ударить нападающим с тыла. Вторую сотню отправьте скрытно в конец обоза, чтобы ни одна живая душа не сбежала.

— Вам Витал выстроить пехоту в три шеренги, на удалении сто метров от позиций артиллерии, перегородив дорогу.

— Никас и Петер, ваши воины занимают ранее оговоренные позиции. Стрельбу открывать только по моей команде. Предупредите воинов, не обязательно выцеливать отдельных всадников, проще и надежней стрелять по плотному строю конницы, промахов будет меньше.

— Ну, а вам Фид, предстоит сегодня играть соло. Как только банда начнет разгоняться, вы начинаете стрелять по пристрелянным ориентирам. Обращаю ваше внимание на темп стрельбы. Когда противник дойдет до нашей пехоты на пятьдесят метров, стрельбу прекратить, и быть готовыми помочь в добивании врага.

— Вот так вкратце господа. Помолимся Всеобщему, и дадим бой бандитам. Предупреждаю, пленных не брать, только Мона Селина, если живым попадется. Эта просьба больше к вам Витал относится. У кого есть предложения или замечания?

— Командир, — подал голос Серхио Витте, — я думаю, Мон с наемниками будет нас атаковать в конном строю своим излюбленным построением «свинья». Впереди и по бокам, будут выставлены самые сильные воины, а в середину и тыл поставят всех остальных. Так может, Фиду кидать больше камней в голову «свиньи»?

— Мы с Фидом так же думали, и заранее все решили, спасибо Серхио за подсказку. Смотрите там внимательно, когда будете помогать с тыла, не попадите под наши стрелы и болты.

Отданы команды, и все пришло в движение. Через десять минут весь полк был на позициях.

Плотный строй пехоты с ростовыми щитами, выставив вперед копья, подобно большому дикобразу, перекрыл дорогу. Стрелки укрылись в окопах, их до определенного момента бандиты не должны видеть.

Артиллеристы взвели все машины, загрузили камни и зарядили дротики.

Несколько обозников, на удалении сто пятьдесят метров от пехоты обильно «засевали» дорогу и склоны холмов «чесноком».

Примененная мной тактика в этом мире не использовалась. Все надо было растолковывать и доказывать, что так лучше. Стереотипы в мышлении военных людей искоренять не просто. Воевали их предки, одерживали победы, значит, надо использовать их приемы, они приносят победы. Ничего увидят реальную пользу от моих нововведений, убедятся, что воевать по старому, смерти подобно.

Мы еще издали заметили столбы пыли, поднимаемые войском Селина. Вот первые всадники появились на открытом пространстве. Естественно бандиты остановились, пытались рассмотреть, что за препятствие образовалось на дороге. Трое всадников, нахлестывая лошадей, помчались в нашу сторону.

— Командир, — обратился, Витал, — это, наверное, едут переговорщики. Хотят напугать нас, и потребовать освободить дорогу. — На беседу поедите?

— Не поеду, Витал, а пойду, не хочу, чтобы бандиты раньше времени обнаружили наш «чесночный» сюрприз.

Как и планировал, я встретил бандитов за полосой «чеснока». Только никакой беседы не получилось. Бандиты, используя матерные слова, требовали пропустить их, в противном случае, нас ждала жуткая смерть. Не стал им перечить, ответил теми же словами, а вдобавок, послал бандитов на чистом русском языке.

Наемники Мона, как и предполагалось, выстраивали классическую «свинью», ощетинившуюся длинными копьями. Жутковато смотрелся этот монолитный строй кавалерии. Проревел рог и «свинья» пришла в движение, разгоняясь все быстрее и быстрее.

Когда наемники достигли ориентира в триста метров, Фид произвел первый залп из своей артиллерии. Камни и дротики попали в голову «свиньи» очень удачно, первые три шеренги нападающих, превратились в кровавое месиво из людей и лошадей. Образовался своеобразный завал, который притормозил наступающий порыв бандитов. Притормозил, но не остановил. Всадники, лавируя между убитыми и ранеными, начали объезжать стонущую свалку, и вновь выстраиваться в атакующий клин. Очередной залп артиллеристов ударил по замешкавшимся разбойникам, неся им увечья и смерть. И вновь наемники продемонстрировали свою выучку и высокие боевые навыки, перестроились и устремились дальше. Вот уже первые конники достигли отметки в сто пятьдесят метров, где у нас рассыпан «чеснок». Лошади начали спотыкаться, становиться на дыбы, сбрасывая всадников. Отдельные бандиты попытались преодолеть опасный участок, выскакивая на склоны холмов, где попадали в приготовленные «волчьи ямы» и «барсучьи» норы.

— Стрелки залп, — скомандовал я.

Одновременно из всех укрытий поднялись стрелки и произвели выстрелы из луков и арбалетов. Промахнуться на таком расстоянии было не реально. Каждый болт и каждая стрела, нашли свои цели. Атакующих наемников, словно метлой смело с дороги. Пока арбалетчики перезаряжались, лучники успели выпустить по две-три стрелы. По готовности арбалетчики выпустили очередную порцию болтов. Все стрелять больше не в кого. До первой шеренги нашей пехоты не доскакал ни один наемник, все остались лежать на дороге.

— Пехота вперед, — распорядился, Витал Скура, — держать строй, зачистить поле боя.

Триста воинов одновременно сделали первый шаг, а затем и следующие, четко держа слитный строй.

Собственно зачищать поле боя не было необходимости. Все наемники были убиты, подранков не имелось. Пехота, не останавливаясь и не найдя живых, прошла до конца проплешины.

Я вскочил на своего коня поехал к выходу из леса, где уже накапливались конники Витте.

— Командир, — обратился ко мне Серхио, — обоз мы захватили. — Потерь среди личного состава не имею, из врагов никто не ушел. Трофеи сейчас осматриваются и подсчитываются. В свалке тел, мы обнаружили барона Селина, он тяжело ранен, пока в сознании, но не жилец.

Я подъехал к указанному Сехио месту и спешился. Барона Мона Селина мои воины уложили на одеяло. Досталось барону. Дротик из стреломета пробил его кожаные доспехи на вылет в районе брюшной полости. Жить барону осталось от силы минут пять, не больше. Я склонился над ним.

— Мон, оно того стоило? — спросил я умирающего. — Я тебе ничего плохого не сделал. Моя рука, срубив твоего брата, дала тебе баронство, а ты решил продаться нашим общим врагам. Зачем?

— Ничего ты не понимаешь, — слабым голосом ответил Мон. — Весной в Локи придет мощное войско, и все вы станете рабами, а кто не покорится, тех уничтожат. Хотел я быть на стороне сильного, жаль не вышло. Я сожалею, что не смог убить тебя и твоих воинов. У меня к тебе граф просьба, не преследуй мою семью, они о моих намерениях ничего не знали. Я ухожу к Всеобщему, вложи мне в руки меч, хочу закончить свой земной путь, как воин.

Я выполнил последнюю волю умирающего противника, вложил ему в руку меч. Барон сжал оружие, улыбнулся, устремил свой взгляд в небо, и ушел.

— Офицеры ко мне, — отдал я команду.

Через несколько минут все мои офицеры прибыли. Они еще были разгорячены схваткой, делились впечатлениями.

— Значит, так, — начал я. — Освободить всех погибших от доспехов и оружия. На ближайшем высоком холме, силами полка, отрыть большую могилу, чтобы поместились все наемники. Произвести их погребение. Пусть они и наши враги, но они были воинами, отдадим им последние почести. На холме уставить щит с надписью: «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет». Каждый проезжающий должен знать, что королевство Локи в состоянии себя защитить.

Тело барона Селин, уложить в повозку и доставить в замок, пусть его похоронами занимаются родные. Все работы закончить к вечеру. Завтра утром возвращаемся в Гарц.

Утром, после завтрака, мой полк отправился в Гарц. Наш обоз увеличился на шестьдесят повозок, в которых размещались законные трофеи.

Да, победа в этом бою была на нашей стороне. Никто из моих воинов не погиб и не ранен. Я, конечно, же, рад этому. Однако мне не спокойно. Информация о весеннем вторжении не дает покоя. Надо что-то предпринять, предотвратить гибель большого числа населения королевства Локи. Нанести упреждающий удар по противникам. Это в принципе вариант, но тогда Локи станет агрессором, и простое населения королевств-противников может возроптать, пополнив ряды войск. Противостоять одним своим полком целому войску я не смогу, просто числом задавят. Поеду к герцогу, посоветуюсь, может, что дельное подскажет. Еще неплохо бы пообщаться с принцем Волшем. Я думаю, принцу не безразлична судьба королевства.

Глава 17

Возвращение полка к месту постоянного базирования не остался незамеченным. Свободные от работ люди приветствовали моих воинов. Отдав необходимые распоряжения, я поспешил в замок. Там меня ждали Тоя и графиня. Зайдя в покои, я оказался в объятиях моей Тои, теща тоже приобщилась, поцеловала меня в лоб. По их требованию, я подробно рассказал о сражении с наемниками. Перечислил трофеи, захваченные моим полком. Удовлетворив любопытство дам, я направился в купальню, где с удовольствием смыл пот и грязь со своего тела. Тоя не пришла меня мыть, я не обиделся, я понимаю, беременность одним словом. Жена в целом чувствовала себя удовлетворительно, но токсикоз и на поздних сроках беременности ее не оставлял.

Со дня на день должен был появиться на свет мой сын, поэтому я решил отложить свой визит к герцогу.

На рассвете седьмого дня первого летнего месяца, для удобства я называл этот месяц июнем, у меня родился сын. Роды я принимал. Присутствовала и повитуха, но ее задачей было подать и принести, то, что я прикажу. Тоя родила быстро и безболезненно, я Даром убрал все болевые ощущения. Приняв малыша, я приложил его к материнской груди. Поцеловал жену, поздравил с рождением первенца. Затем тщательно осмотрел «детское место», и обследовал жену, никаких осложнений не выявил, все нормально. И только после завершения всех процедур пошел поздравлять сьеру Литию с рождением внука. Пошел, это громко сказано, графиня ждала за дверью. Теперь мне понятно от кого Тоя унаследовала взрывной характер. Сьера Лития, просто затискала и зацеловала меня, поздравляя.

Мы прошли в нашу спальню. Вид матери, кормящей грудью ребенка, даже у меня, человека, в общем-то, с устойчивой психикой, вызвал некоторое увлажнение глаз. А графиня Лития, просто заливалась слезами от счастья.

Тоя закончила кормить ребенка и протянула его мне.

— Алекс, возьми на руки нашего сына, — тихо, с улыбкой сказала жена.

— Граф Алекс Панти, — торжественно произнесла Тоя, — сейчас у вас в руках находится наследный граф Влад Панти, прошу вас утвердить это имя нашего сына. — Я его выносила и родила для нас, пусть он станет нам радостью и опорой в жизни.

— Милая моя Тоя, я очень тебе благодарен, за то, что ты подарила мне сына. Я, как требует того обычай, утверждаю имя Влад нашему сыну, отныне только так его именовать. Вас сьера Лития благодарю за то, что вы в свое время родили Тою и отдали ее мне в жены. Милые мои женщины, я вас сильно люблю. Так может, по этому случаю, устроим небольшой семейный праздник?

— Не торопитесь Алекс, прежде надо Влада внести в храм Всеобщего, сделать записи во всех книгах, а уж потом праздновать, — охладила мой пыл сьера Лития. — Надо пригласить гостей, чтобы они тоже порадовались вместе с нами.

Ритуал внесения младенца в храм Всеобщего, довольно пышное и торжественное мероприятие. К нему готовились целую неделю.

Присутствуют в церкви только мужчины, женщинам позволено находиться возле храма, вход вовнутрь категорически запрещен.

Ребенка к алтарю подносит доверенное лицо, назначенное отцом. Поскольку у меня не так много знакомых, то эту почетную миссию выполнял Серхио Витте. Примерно, около часа священник читал положенные молитвы, окроплял Влада, какими-то ароматными жидкостями, рисовал на груди воображаемые геометрические знаки. Влад молодец, всю службу молчал, не потребовал пищи. Священник торжественно вручил мне свиток, своеобразное свидетельство о рождении. Затем, во всеуслышание священник объявил, что отныне имя Влада Панти, навечно внесено в священную книгу высшего сословия королевства Локи, и начал перечислять целую кучу прав, обладателем которых стал мой сын.

А потом мы вышли из храма. Настоящее человеческое море приветствовало нас. Серхио поднял над головой Влада, явив, таким образом, нового члена обществу. Ликование собравшегося народа, казалось, ничто не сможет остановить. Приятно стало, однако. Спустившись по ступенькам к карете, где ожидали нас сьере Лития и Тоя, Серхио передал Влада в руки матери. И вновь людское море отозвалось ликующими возгласами.

На центральной площади Гарца расставили столы с угощением и напитками. Здесь карета остановилась, и Тоя с младенцем вышла к людям. Снова приветственные крики и здравицы. Я, если честно, немного опасался, вдруг крики и возгласы напугают нашего сына. А потом заметил, что беспокоился я зря, Влад мирно спал на руках Тои, наверное, пока ехали, успел приложиться к источнику питания.

В замке праздновали сие важное в нашей жизни событие в окружении сорока друзей и знакомых сьеры Литии, естественно все мои офицеры тоже присутствовали. Тосты и здравицы шли один за другим, вино лилось рекой, закуски подавались постоянно. Гости были сыты и немного пьяны. Похоже, пир в честь нашего сына удался.

Ближе к полуночи гости начали разъезжаться. Да и мы все порядком под устали. Одному Владу было все равно, основательно подкрепившись, он спал в своей колыбели, под надзором кормилицы.

Мы с женой посетили купальню. Быстро помылись, и направились в свои апартаменты. Не успел я снять халат, как в дверь постучал дворецкий. По его словам, к воротам замка прибыли неизвестные благородные всадники, свои имена не раскрывают, хотят поговорить с графом Панти.

Ничего не поделаешь, положение обязывает. Оделся подобающе и пошел встречать ночных визитеров. Стража у ворот открыла калитку, через которую в ее сопровождении, я вышел на слабо освещенную площадку перед воротами.

— Граф, извините за поздний визит, — услышал я голос герцога, — дайте, пожалуйста, путникам возможность отдохнуть. — Мы заплутали немного, сбились с дороги.

Мне показались странными слова герцога. Он не называет себя и свой титул, своего спутника не представляет, значит, хочет сохранить в тайне свой визит. И как я смог разглядеть, над своим внешним обликом герцог поработал изрядно. Появилось объемистое «брюшко», борода «лопатой», и по одежде визитеров можно принять за небогатых дворян. Ладно, подыграю герцогу, надеюсь, у него есть серьезные аргументы для сохранения инкогнито.

— Несмотря на поздний час, — произнес я, — мы всегда готовы помочь путникам, попавшим в затруднительное положение. — В замке сьеры Литии Роставы, вам смогут предоставить пищу и ночлег. Прошу следуйте за мной.

Путники привели себя в порядок с дороги, умылись и почистили одежду. В моем кабинете слуги накрыли стол, нужно же накормить поздних гостей.

— Удивлены вы граф, нашим неожиданным маскарадом? — улыбаясь, спросил герцог. — Поверьте так надо. Волша, надеюсь, узнали?

— Уважаемый Волш, я рад вас видеть в замке сьеры Литии, — обратился я к принцу. — Здесь вы и герцог, желанные гости.

— Спасибо вам, Алекс, — ответил принц, — мы надеялись, что вы примите нас, несмотря на поздний час. — В Гарц мы приехали вместе с купеческим караваном. Все устроились на постоялом дворе, а мы, чтобы не быть узнанными, приехали к вам в замок.

— Прошу простить меня за возможную бестактность, но что заставило вас господа, пуститься в такое довольно рискованное путешествие?

— Ну, во-первых, — начал говорить герцог, — мы хотим поздравить вас граф и вашу супругу с рождением сына. — Примите от нас подарок новорожденному.

Герцог передал мне увесистый сверток.

— В свертке вы найдете подарочное оружие, изготовленное лучшими кузницами королевства Локи из небесного металла, — сказал Волш. — Пусть это оружие, в будущем, не придется использовать вашему сыну, по прямому предназначению.

— Во-вторых, — продолжил герцог, — над нашим королевством Локи сгущаются тучи. — Грядет вторжение со стороны соседей. И мало того зреет заговор, среди приближенных короля. Цель заговора, при вторжении врага, поднять мятеж, уничтожить четверых наместников короля, то есть герцогов, и присоединить к королевству Гартик. Мое герцогство входит в число будущих присоединенных территорий, а я сам подлежу уничтожению. Не подумайте граф, что я испугался за свою жизнь, это не так. Мне будет, очень жаль, если наше королевство, из-за жадности некоторых особ, превратится в лоскутное одеяло. Отойдут одни территории, начнется неконтролируемый распад всего королевства. Вспомнятся старые обиды, вспыхнут междоусобные войны. Королевство утонет в крови.

В-третьих, я видел ваше войско граф, это совершенно другой уровень военного искусства. Ваше войско создано для побед на поле боя. Поэтому, мы с Волшем, надеемся на вашу поддержку.

— В моей поддержке вы можете не сомневаться, я всегда окажу вам помощь. Но мне кажется, в данном случае нужно действовать тоньше. Не выходить полками на сражение в чистом поле, а тихо устранить всех сторонников мятежа. Вы знаете всех активных членов заговора?

— Да конечно, — несколько озадачено сказал принц. — У меня есть список всех мятежников, и сочувствующих им.

— Родственники короля, среди мятежников имеются?

— Прямых — кровных родственников, никого. Но разных там фаворитов и фавориток почти десяток. В основном знать, герцоги, графья, баронов пока мятежники не посвятили в свои планы. Всего в списке тридцать шесть лиц. Если вспыхнет мятеж, то четверть армии королевства будет под влиянием заговорщиков.

— Задам нескромный вопрос. Информация о подготовке мятежа получена от надежных людей?

— Более чем. Вы знаете граф, некоторые дамы в постели, становятся такими болтливыми. Вот первую информацию я получил именно таким способом. Ну, а дальше, больше. У меня есть копия будущего обращения заговорщиков к королю Гартик — Фатху, и другие документы, изобличающие мятежников в государственной измене. Мой брат, даже слышать ничего не хочет о возможной измене. Я ему прямо не говорил, а в беседе затронул эту тему. Прискорбно, но он слепо верит тому, что ему говорит свита. Вот окружение ему нашептывает, что я, после выздоровления, сменив облик, хочу сесть на его трон. И король начинает верить, подозревает меня, сторонится.

— А вы Волш, не хотите сесть на трон? — задал я вопрос принцу.

— Трон не самоцель. Я все время заботился и забочусь о королевстве в целом. Мной, без ложной скромности скажу, написано и введено в действие налоговое уложение, которое успешно применяется и дает государству не малый доход. И население не раздеваем и не грабим, как наши соседи. Хотел бы дорваться до власти, то начал бы собирать себе поддержку, и поверьте, мне бы удалось очень быстро сменить брата. Но потом, мои недоброжелатели, быстро нашли бы способ сменить меня, со смертельным исходом. Я реалист, и потерять страну, которую создавали наши предки, не хочу.

— Заговорщики собираются все вместе?

— Они очень осторожны. Всех участников знает только руководитель заговора — герцог Савиньи. Как правило, к нему приезжают герцоги Кутель и Риммик. Обсуждают планы и действия. Замечено, что заговорщики начали накапливать в замках герцогов продовольствие и оружие. Поступление денежных средств в казну королевства, из этих герцогств снизилось на треть. Времени осталось граф очень мало. Мы с Виторио, конечно, ведем работу с остальными герцогствами. Но раскрывать всю информацию опасно. Нашим недругам она может стать известной, тогда может дойти до открытого противостояния. Как следствие, меня обвинят в подготовке дворцового переворота. Последствия этого я даже не могу представить. Но кровь прольется однозначно.

— Да, ситуация не простая. Нельзя страну, накануне вторжения врага, ввергнуть в междоусобную войну. У меня предложение. Давайте обезглавим заговорщиков. Все ключевые фигуры, просто исчезнут. А стадо без пастуха никуда не пойдет. Пока они сообразят, как действовать дальше, пройдет не меньше полугода. А мы тем временем, подумаем, как второстепенные фигуры заговорщиков, тоже отправить за предводителями. Жестоко? Не спорю, но так мы сохраним королевство.

— Для такой, я бы сказал деликатной работы, — сказал герцог, — нужны надежные люди. — Желательно, чтобы они не были связаны с высшим обществом.

— Как я понял, вы согласны с моим предложением? Остальное останется для вас тайной. Зачем вам лишние заботы? Еще хотел спросить. Сможете ли вы мне оказать помощь людьми, лошадьми, амуницией и вооружением? Я планирую увеличить численность моего полка до трех тысяч человек.

— Граф, сами понимаете, вам открыто помочь сейчас я не в состоянии, — после некоторой заминки, сказал Волш. — Меня обвинят в том, что создаю личную армию. А вот Виторио вам, как вассалу, может прислать некоторое количество лошадей, доспехов и разнообразного оружия. Я в свою очередь, снабжу вас приличными суммами денег. Нанимайте людей в графстве сьеры Литии, так будет правильнее и безопасней.

— Тогда, сьере герцог, — обратился я к Парра, — направьте мне полтора десятка толковых баронских отпрысков, мне очень нужны офицеры. За оставшиеся шесть-семь месяцев мне нужно создать боеспособный полк.

— Все, что в моих силах, вы граф получите, — заверил герцог.

Мы еще немного посидели. Поговорили на общие темы. Собеседники, немного подкрепившись, покинули наш замок.

Поскольку нужно было торопиться, утром, через проверенного, мной обученного и преданного лично мне слугу, я назначил на вечер встречу своему «начальнику» разведки — Шушану.

В неприметном домике, у западных ворот Гарца мы встретились. Доходчиво объяснил Шушану, суть возникшей проблемы, и назвал, всех известных мне фигурантов. Даже разбойник негодовал по поводу измены высокопоставленных лиц. Отметил, что его людишки уже давно присматриваются к герцогам Савиньи, Кутель и Риммик, вернее к их имуществу. Уж больно богато стали жить эти люди и их родственники. Короче с Шушаном мы решили провести несколько акций, после которых троица герцогов и несколько графов, вместе со взрослыми членами семей мужского пола, уйдут в далекие места вечной охоты. Исполнителей мой разведчик подберет нормальных, профессионалов своего дела. Я обратил внимание Шушана на скрытность проведения акций, чтобы, в случае расследования, ни одна ниточка не привела к нему. Разбойник, только ухмыльнулся и сказал, что подобные делишки уже проворачивал ранее, все довольны и лишних свидетелей никогда не оставалось. Выдал Шушану на проведение операции пятьдесят золотых локи, подчеркнув, что совершенно не претендую на взятую добычу.

Глава 18

Инициатива, как правильно говорят, очень любит инициаторов. Вот так и у меня получилось. Кручусь, как белка в колесе. Галопом проскакал по всем баронствам графства, отбирая будущих воинов. Правда, в этот раз было гораздо легче. Весть о моем полке разнеслась по графству, подобно степному ветру. Многие желали служить под моим началом, получать своевременно положенную плату, добывать трофеи. Две тысячи воинов я набрал. Пока я ездил, плотники на прежнем подворье выстроили необходимое количество жилых помещений, со всей необходимой инфраструктурой. Будущим воинам было обеспечено минимально комфортное пребывание на службе.

Дальше пошла учеба. Из первого состава полка я перевел около десяти процентов бойцов, разных родов, в новые формирования, назначив инструкторами. Мои проверенные в бою офицеры, занялись обучением, вновь прибывших детей баронов. Герцог помог, спасибо ему. Конечно, были и роптания, и слезы молодых офицеров, но мало- помалу, дело двигалось, постигали они азы воинского искусства.

В кузнецах и мастерских графства люди работали, не поднимая головы. Если ранее собирали за месяц около шестисот арбалетов моей конструкции, то сейчас вышли на цифру в тысячу штук, без ухудшения качества. Я лично проверял качество сборки арбалетов, отстреливал их на полигоне. Болты делали по полторы тысячи в день, с запасом. Я пришел к выводу, что каждый мой воин должен иметь дальнобойное оружие. Слитный залп большого количества стрелков, может в течении нескольких секунд расстроить наступающие порядки противника. Вот поэтому мне пришлось расширять производство оружия. Мечами тоже был обеспечен каждый воин. Наилучшие луки, для моих воинов скупали купцы по всему королевству. И самое главное, что все мое войско обрело высокую мобильность. Принц и герцог, кружным путем перегнали мне три тысячи верховых лошадей, не взяв ни грамма золота. Каждый воин имел лошадь. Через третьи руки мне поступало иное вооружение и доспехи.

Недалеко от предполагаемых мест столкновений с врагом, я создавал секретные склады хранения оружия, фуража, зерна и продовольствия, которые охранялись небольшими по численности отрядами.

С обмундированием я не мудрил сильно. Всем пошили из зеленого сукна, так на поле боя менее заметно. Различие было только в обшлагах курток. По цветам распределил так: красные — кавалерия, синие — пехота, полностью зеленые — арбалетчики и лучники, черные — артиллеристы.

Воины радовались и гордились, нигде и никто однообразно не одевал войска. Тыловики и обозники рядились, кто во что горазд, я требовал, чтобы не было ярких цветов одежды.

Долго ломал голову, как мне обезопаситься от наступления войск королевства Пактус. Не хватит у меня войск перекрыть два направления одновременно. Надо как-то запереть северный проход.

В очередной сеанс связи с «Лёвой» я поделился с ним своей проблемой.

— Тоже нашел мне проблему, — ворчливо ответил мне искин. — Я этот перевал-проход видел и знаю. Для продвижения войск он очень удобен. А еще он очень хорош для обрушения. Там такое огромное количество нависающих скал. Если их грамотно обрушить, по специальной схеме, то проход исчезнет навсегда. Попасть в Локи, войска Пактуса, смогут только через королевство Гартик, делая крюк в три тысячи километров. Закроем проход, войска Пактуса не придут вовремя на соединение с войсками Гартик. У меня на борту достаточно очень мощной взрывчатки. Направлю к проходу два десятка роботов. Они ночью навертят в скалах шурфов, заложат взрывчатку. А я буду отслеживать ситуацию. Накопится достаточно войск перед проходом, устрою взрывную иллюминацию. Можешь не благодарить, все понимаю, и буду помогать. Скрытность работ обеспечу на высочайшем уровне. Никто ничего не заметит.

— Ну «Лёва» с меня причитается, — сказал я искину. — Если нас найдут, то самое свежее обновление программного обеспечения для тебя выбью.

— Спасибо. А я тебе не говорил, что перед уничтожением U-451 выпотрошил их искина?

— Нет, не говорил.

— Так вот, прелюбопытнейшую вещь я обнаружил, когда его изучал. Все программное обеспечение у рептилоидов имело земное происхождение. Рептилии грамотно его доработали и адаптировали для своих нужд. Разработчиками таких программ на людских планетах являлись специалисты из американского сектора. Вот такие у нас союзники. Кстати, взрывчатку я накрутил, используя их наработки. Объем не большой, но мощность просто запредельная. Я испытал уже, результат отменный. Сразу предупреждаю, тебе не дам ни миллиграмма, распространение, противоречит Кодексу Совета коалиции планет человеческой расы.

— Я и не прошу у тебя, понимаю, что нельзя прогрессировать в этом направлении.

— Ладно, поболтали, и хватит, пора мне озадачивать и программировать роботов, работы много. Береги себя и свою семью. Станет совсем плохо, вызывай меня, помогу. И еще. Верь, найдут нас, не скоро, но найдут.

Прямо гора с плеч упала. «Лёва» пообещал, значит, сделает. Теперь полностью сосредоточусь на противодействии войскам королевства Гартик. А сейчас учить войска, и еще раз учить. Даже при самых оптимистических прогнозах на одного моего воина будет приходиться восемь-десять воинов из Гартик. Я надеюсь, за счет организованности и управляемости мы сможет громить небольшие отряды, подходящие к месту сосредоточения. До генерального сражения «стенка на стенку» постараюсь ситуацию не доводить.

Глава 19

Моему сыну Владу уже три месяца. Нормально растет карапуз. Хорошо кушает. Развит по возрасту. Меня узнает, и улыбается. Я мало уделяю ему времени, да и жене тоже. Тоя у меня молодец, все понимает, что я не на прогулки каждый день езжу. Очень сожалеет, что не может мне хоть чем-то помочь, Влад требует внимания. Отдавать воспитание ребенка на откуп кормилице или сьере Литии, Тоя не намерена. У графини тоже времени ни так много.

Я предложил Тое, в свободное время, записать на местном языке несколько сказок, рассказанных мной ранее. Со временем, наладим печатное дело, будем выпускать сборники сказок. Много земных сказок я помню. Серьезную копеечку на этом можем заработать.

В середине первого месяца осени, гонец на площади Гарца зачитал указ короля о розыске преступников, совершивших дерзкие преступления, приведшие к смерти нескольких герцогов. Народ слушал и удивлялся.

Об этом я знал еще месяц назад. Мне подробно рассказал Шушан. Его «соратники» со свойственной разбойникам изобретательностью, прошлись по владениям заговорщиков. Кто погиб от случайной стрелы на охоте, кто заехал на лошади в топкое место и утонул, а кто не проснулся в собственной спальне. Разбойники отработали чисто, живых свидетелей не осталось. Их стараниями, двадцать два заговорщика, отказались от проведения предательской деятельности, по причине смерти.

Похищенное у погибших толстосумов, имущество и драгоценности, сбывались в королевствах Гартик и Пактус, наводя ищеек короля Локи на мысль, что все преступления совершены именно разбойниками этих стран.

Я имел пару тайных встреч с принцем Волшем и герцогом Парра. Они отметили, что заговор уже невозможен. Оставшихся в живых заговорщиков, отправили для несения службы в дальние гарнизоны, снизив, таким образом, возможность общения.

Много времени я проводил в полку. Помимо отработки профессиональных навыков, приходилось работать с молодыми офицерами, так сказать, в идеологическом направлении. Все они воспитанники своего времени. Им бы горячего коня под пятую точку, острый меч в руки, и вперед на врага. Схлестнуться с противником, показать личную удаль, а там, все в руках Всеобщего, будет он благосклонен к воину, значит, выживет, а если не повезет, то многие поколения семьи будут помнить родственника, сложившего голову на поле брани. Не просто было изменить стереотип мышления, но на примерах, мне удалось молодежь научить и направить их энергию в нужном направлении.

Хочу отметить, что помимо явной деятельности, я проводил скрытную работу против королевств — противников. По моей просьбе принц Волш, направил в Гартик почти сотню профессиональных братеров, которые должны были, не привлекая особого внимания, потихоньку устранять одиозные фигуры из числа знати, вызывая аристократических отпрысков на поединки. Аналогичную работу в королевстве Гартик проводил Шушан со своими шпионами. Информационную войну я наладил посредством распространения различных слухов в крупных городах Гартик. Все это в комплексе должно было привести к подрыву авторитета короля и его приближенных. Если сравнивать уровень жизни простых людей в Гартик и Локи, то у нас все выглядело гораздо лучше.

Как-то вечером, в кругу семьи, сьера Лития задала мне вопрос. Чего собственно я хочу добиться, создав мощную, пусть и не большую армию?

— Мама, — после некоторой паузы ответил я графине, — вы, Тоя и мой сын Влад, моя семья. — Я за вас в ответе. Мне очень хочется, чтобы, ни вы, ни Тоя, ни мой сын не подвергались опасности, от кого бы она не исходила. Сейчас нам грозят вторжением соседние королевства. И я обязан защитить вас, и ваших подданных, любыми доступными способами. Не подумайте, что я такой кровожадный. Это совсем не так, но пока, сила оружия, является единственным способом, принудить наших беспокойных соседей к миру. Я сторонник нормальных, добрососедских отношений. Считаю, что лучше торговать, чем воевать. Однако агрессивные Гартик и Пактус пока не понимают этого. Да, у нас лучше развиты ремесла, у нас выше урожаи зерновых и овощей, у нас есть золотые рудники и мы умеем золото добывать и обрабатывать. Система нашего государства более совершенна по сравнению с соседями, к нам тайно бегут люди. Было бы у нас плохо, никто не приехал. Нельзя идеализировать королевство Локи, очень много в нем еще недостатков, но если внимательней присмотреться, мы пытаемся прогрессировать. В то самое время, Гартик и Пактус деградируют как государственные образования. Как доносит моя разведка, за последние два года, там посевные площади уменьшились на треть. Поля зарастают сорняками и молодым подлеском. В королевствах с трудом хватает зерна до нового урожая, и то не везде. Многие хутора и поселки стоят на грани голода. Что самое паршивое, так это то, что их графам и баронам совершенно плевать, как живут подданные. Главное, для знати это балы и охота. Ну, и естественно золото, запасы которого, короли планируют пополнить за наш с вами счет. А если взглянуть на проблему масштабней. Нас на материке не так много, точно не знаю, но где-то около миллиона человек. Если и дальше будем истреблять друг друга, то может наступить такой момент, когда смертность среди населения по различным причинам, войны или болезни, возрастет в несколько раз. Мы просто исчезнем, на местах наших городов, вновь поднимутся дремучие и непроходимые леса. Вот скажите, мама, это нам надо?

— Да, Алекс, — несколько растеряно сказала графиня, — я так глубоко не смотрела на проблему. — А что, по вашему мнению, нужно сделать, для улучшения жизни?

— Я уже говорил. Первое — устранить военную угрозу нам. Второе — попытаться облагоразумить соседей, помочь им провести перестройку хозяйства. Дать людям надежду на мирную и безбедную жизнь. Третье — развиваться во всех направлениях, так сказать поднимать уровень жизни.

— Вы же сами понимаете Алекс, никто добровольно не захочет перемен. Значит, опять война?

— Война мама уже идет, пусть пока еще и невидимая. Никто, ни в Гартик, ни в Пактус не задумывается о будущем, им важен сам процесс войны. Получить добычу сегодня, а о завтра, будут думать завтра. Живут одним днем, и это печально. Но ничего, скоро положим этому конец. Не захотят по-доброму, силой оружия решим.

— Алекс, вы хотите захватить королевства?

— Я не исключаю, такой возможности.

— Вы хотите стать королем?

— Я хочу установить мир на всем материке. А каков будет мой статус не главное.

— Не замечала я ранее у вас королевских амбиций. То есть вы хотите со своим малым войском уничтожить армии Гартик и Пактус, а потом на белом коне въехать в столицы этих королевств, провозгласив себя королем?

— Всех уничтожить, как вы, мама, понимаете, я не смогу. Стрел, болтов и камней не хватит, да и простых людей мне жалко. А вот шеренги знатных особ и королевских прихлебателей, я намерен проредить основательно. Постараюсь, простых воинов привлечь на свою сторону, и уже с их помощью, освободить народы Гартик и Пактус от ненавистных правителей. Открою вам мама тайну, программу преобразований в королевствах я уже вчерне написал.

— Вам не страшно взваливать на свои плечи такой тяжкий груз ответственности? Неужели у вас есть способы решения всех проблем? Может попробовать применить ваши задумки у нас, в Локи? А уже потом пытаться преобразовать все вокруг.

— Я вначале так и планировал. Однако агрессивность соседей внесла свои коррективы.

— Мой вам совет, заручитесь поддержкой герцога Парра и принца Волша, думаю, им понравится ваше видение дальнейшей жизни.

— В общих чертах, я им уже излагал свои взгляды на данную проблему. В чем-то они согласились со мной. Но еще многое им не совсем понятно, осторожничают. А время не ждет, пока будем судить, да рядить, начнется опустошительная война.

— А скажите Алекс, для программы, той, которую написали, вы использовали опыт своей планеты?

— Вы совершенно правы мама. Я постарался взять самое лучшее, чтобы построить здесь у нас здоровое и справедливое общество.

— Всеобщий вам в помощь Алекс. Мы с Тоей вас любим, и приложим все силы, чтобы ваши планы осуществились.

— Милый, я тебя очень прошу, — тихо сказала Тоя, — не забывай, ты мне обещал дочку. — А то замотаешься со своими делами, я и состариться успею.

Глава 20

Свое войско я гонял нещадно. Объявлял внезапные тревоги с выходом в различные районы графства. Там войска окапывались, строили оборонительные сооружения. Собирали метательные машины. Производили стрельбы. А марш-броски по утрам, как один из элементов подготовки, считался легкой разминкой. Все службы и подразделения работали четко и без сбоев. Места, где проводились маневры полка, я выбирал специально. Это были участки возможного наступления неприятеля.

Честно сказать я был доволен. На сегодняшний день, моя армия, была самой мощной и боеспособной на всей планете. Правда, численность не большая. Будем воевать не числом, а умением.

Шушан, через своих людей установил точное место сбора войск вторжения. Оно оказалось прежним. Король Фатх, и его штаб, решили не менять удобное место сосредоточения. Большая территория, свободная от леса. Рядом протекает несколько ручьев, которые смогут, в достаточной мере, обеспечить водой людей и животных. В непосредственной близости нет никаких населенных пунктов, что, по мнению Фатха, позволит скрыть все приготовления, несмотря на то, что сбор войск будет проходить на землях королевства Локи. Меня очень удивляло отсутствие в королевствах какой-либо системы предотвращения утечки информации. Но что поделаешь, не обучены люди.

Несколько раз, я тайно со своими офицерами выезжал к месту сосредоточения. Наметили несколько секретных складов для оружия. Затем, сюда доставили в разобранном виде десяток метательных машин. Тщательно их обработали конопляным маслом, чтобы не набирали влагу, уложили в надежные схроны. Запас стрел и болтов превысил сто тысяч штук. На опасных, с нашей точки зрения направлениях, мои саперы в лесу сделали завалы. Даже самые узкие охотничьи тропы, стали непроходимыми для людей и животных.

Швеи графства, работая в две смены шили, вязали и красили маскировочные накидки для моих воинов. Укрывшись, таким образом, мои люди будут более незаметны для противника. Пусть враги подумают, откуда прилетела стрела или болт, а я сохраню своих бойцов.

Первый этап подготовки можно считать завершенным. А дальше тренировки, и еще раз тренировки войска. Я старался добиться высокой степени взаимодействия между всеми родами войск. И хочу похвастаться, получалось.

В середине второго месяца зимы, в Варте, по моей просьбе, в надежном месте, состоялась встреча с принцем Волшем. Он рассказал мне, что король почти самоустранился от управления государством. Погряз в распутстве и пьянстве. От его имени правят фавориты, в частности герцог Атон Ренье. Волша король попросту игнорирует, не прислушивается к его речам, потому-что брат говорит ему правду, которую он слышать не желает.

Приготовление к отражению нападения врагов не ведется. Волшу удалось, в трех герцогствах, кое-как провести проверку арсеналов ополчения. Картина удручающая, оружия очень мало, и храниться не подобающим образом.

Успокаивать Волша я не стал. Изложил свое видение проблем в королевстве, и рассказал о планах на ближайшее будущее.

— Алекс, — поднимаясь с кресла, сказал принц, — ты все очень хорошо придумал. — Если тебе посчастливиться захватить трон короля Фатха, то у нас появится надежный союзник. В Гартик по закону, наследовать трон могут только мужчины из рода Фатха, также обстоит дело с наследованием графств и баронств. А насколько я знаю, у Фатха наследников нет, он вообще детей не имеет. Знаешь, а на этом можно сыграть! Я постараюсь, через своих людей, довести до широких масс людей королевства Гартик информацию о якобы проклятии семейства Фатха, лишившего его возможности иметь детей. Подключу служителей культа Всеобщего, есть у меня несколько надежных священников в тех землях. И еще хочу заметить, знатных особ в Гартик, в три раза меньше, нежели у нас. Погибнет, например, в приграничных боях большое количество знати королевства Гартик, восполнить потери станет некому. Можно назначить временных наместников, провести первоначальные преобразования в королевстве, а затем вдумчиво внедрять, намеченную тобой реформу.

— Вы сьере Волш все правильно поняли. Именно мира я хочу. Сын у меня подрастает, и я не намерен останавливаться на одном ребенке. Тоя очень хочет девочку. Я не могу отказать своей любимой жене. То, что я буду вам всегда другом и надежным союзником, вы можете не сомневаться. А вот, как быстро, и главное осознанно, поймет народ Гартик, что мирно жить лучше, я пока загадывать не буду. Торопить народ не надо, малограмотен он, читать и писать там могут немногие, одним словом, темноватый народ. Но я надеюсь, что призыв — земля пахарям, кузнецы и мастерские — ремесленникам, будет правильным, и народ пойдет за мной.

— А ты мой друг, случайно тайную библиотеку нашего королевства не посещал? Там аналогичные записи имеются. Только они разрозненные, отрывистые. Я когда создавал систему налогообложения, просматривал эти бумаги, много полезного почерпнул из них.

— Не удосужился я туда проникнуть. Да и смысла в этом не вижу. Нарваться на высокопоставленного хама, которому придется отрубить пустую подставку для шляпы, не очень то интересное занятие. Вы знаете, у меня и так дел, выше моего немалого роста.

— Ладно, опустим эту тему. Я вот о чем подумал. Когда вы сядете на трон, то с вами можно будет заключить договор о мире.

— Не можно, а нужно, и обязательно включить пункт о военной помощи друг другу. Допустим, вы Волш, с надежными людьми, создаете правительство спасения королевства Локи, и обращаетесь ко мне за помощью. А мой полк, тайно в полном составе, возможно с тяжелым вооружением, уже расквартирован в столице. На границе, на нескольких направлениях, сконцентрировано достаточное количество войск, как средство устрашения. Выдвигаете братцу и компании ультиматум о добровольной передаче власти. В противном случае опустошительный набег с моей стороны. К тому моменту, все королевство Локи будет знать об успешном рейде моего полка. Не примите мои слова за бахвальство, именно так и будет. А дальше будем жить и дружить. Пактус я не буду брать на копье, я его задавлю экономически, блокирую все торговые пути. Они очень сильно зависят от поставок товаров из Локи и Гартик. Сами попросятся под мою руку.

— Алекс, а вы не боитесь, что у стен могут быть уши, а вы такую мне перспективу нарисовали, дух прямо захватывает.

— Здесь только наши с вами уши, остальные на удалении не менее пятидесяти метров.

— Кто еще знает о вашем прожекте?

— Никто.

— Вы сами все придумали или кто-то навел на мысль?

— Объективная оценка реальной действительности.

— О-па, а это уже философское высказывание. Воин-философ, это что-то новенькое для меня. С каждой встречей, вы меня все больше удивляете. Вы готовы и воевать и созидать.

— Я вообще-то планировал просто мирно жить в замке сьеры Литии. Растить детей, лечить людей, используя свои умения. Но нависшая над королевством и над моей семьей угроза, заставила меня пересмотреть планы. Я вынужден буду защищаться. И хочу победить, но не любой ценой, а нанести врагам максимальный урон, не понеся значительных потерь среди своего полка.

— Да, задачи вы себе поставили трудновыполнимые. Буду надеяться, что у вас все получится. Когда начнется вторжение, я думаю, что смогу направить для прикрытия замка сьеры Литии, несколько сотен кавалеристов.

— Сьере Волш, когда я буду готов помочь вам своим полком, или серьезно изменятся обстоятельства, то я, через герцога Парра передам вам два слова — комод упал. С этого момента начну скрытую переброску своих воинов в столицу Локи. Да, это будет сложная операция. Но я надеюсь на расслабленность и на расхлябанность войск королевства. Метательные машины тайно доставить в столицу не представится возможным, придется воевать только пехотой и стрелками. Я очень дорожу своими бойцами, мне бы очень не хотелось положить их под стенами города или резиденции короля.

— Алекс, я приложу все силы, чтобы вы и ваши войска попали в город беспрепятственно. Есть у меня надежные люди.

После сытного ужина сдобренного вином из погребов моей тещи, мы расстались с принцем. Встреча была полезна для меня. Я убедился, что Волш не будет мешать мне в достижении поставленной цели.

Глава 21

Остаток зимы я потратил на составление карт сопредельных королевств. Ну, как составления, я просто перерисовывал имеющиеся у меня карты от «Лёвы» на чистые листы бумаги местного производство или на тонковыделаные шкуры. Название городов и городков я узнавал у купцов, с которыми общался постоянно. Кстати купцы мне рассказывали о неспокойной обстановке в Гартик. Начались притеснения купцов из Локи, у многих стражники городов, товар конфисковали, обвинив соглядатайстве. Ярмарки в столице королевства — Руфи, не проводятся, обозы купцов не доезжают туда, либо распродают товар по дороге, либо подвергаются нападениям банд разбойников, которых развелось великое множество. Купцы из Пактуса, вообще не встречались, похоже, обнищали сильно.

Купечество Локи понимает, что скоро ожидается война, поэтому, сворачивает все торговые отношения с Гартик, навар наваром, а жизнь дороже.

Сворачивание товарно-денежных отношений с соседями, еще один из признаков подготовки к войне. Накапливаются товары и деньги.

Шушан молодец, раз в неделю направлял мне донесения с гонцом. Я был в курсе всех событий, происходящих в Гартик. Спросите, почему я меньше уделяю внимания королевству Пактус? Отвечу. У них не высокий уровень производственного и военного развития. Гартик в войне, планирует использовать воинов Пактус в качестве расходного материала, которого не жалко. И король Пактус, некий Альхон, с этим согласен. Но полностью сбрасывать со счетов Пактус я не стал, там тоже работают мои агенты влияния, но не так активно как в Гартик.

С «Лёвой» я общался довольно часто, хотя это становится проводить все труднее. Моя неугомонная жена, взяла за правило, засыпать только в моих объятиях. Я не против, очень даже за, но и дело страдать не должно. А посвящать Тою в мои взаимоотношения с искусственным разумом космического пришельца, пока рано, подготовить к этому жену было некогда.

Так вот «Лёва», по моей просьбе направил несколько дроидов для детальной съемки территории королевства Гартик. Готовые распечатки карт, на место памятной моей встречи с Тоей доставил запрограммированный «Лёвой» робот. Я почти двое суток потратил, чтобы получить посылку. Давно не ходил на лыжах. Еле отговорил Тою от совместного путешествия, все рвалась составить мне компанию. Для маскировки похода, подстрелил молодую, но довольно крупную дикую козу. Еле дотащил в замок. Зато теперь у меня есть очень подробные планы земель, городов и городков, с указанием численности населения и животных.

Также «Лёва» заверил, что все работы на перевалах завершены. Скрытность обеспечена. Взрывчатка заложена, ждет инициации. Отсыреть или испортиться она не сможет.

Могу себя похвалить. К наступлению таяния снега, на всех опасных, в плане вторжения, участках графства были выстроены и укреплены опорные пункты. Используя их, можно было маневрировать небольшими силами, нанося значительный ущерб атакующим войскам. Надеюсь, они мне не пригодятся, не намерен я пропустить врага вглубь территории графства.

Глава 22

Как только, более-менее подсохли дороги, весь мой полк отбыл в известном мне направлении. Никаких дополнительных мероприятий по маскировке маршрута проводить не пришлось. Для всех, мы уходили в столицу на смотр.

Темп продвижения сдерживали неповоротливые повозки с артиллерией. Порядки полка со всех сторон были прикрыты разъездами кавалерии, мышь не проскочит, не говоря уже о людях. Даже если бы кто-то попался бы на пути, пришлось бы вязать и брать с собой. Скрытность нам пока очень нужна. Такая большая масса войск, да еще на лошадях, мне кажется, никогда не передвигалась по дорогам королевства Локи.

Всю дорогу, я пытался найти недочеты в подготовке своего полка к походу и к будущему сражению. На третий день, перепроверив все и вся, пришел к выводу, что недостатков, влияющих на боеспособность полка, не имеется.

К месту засады мы прибыли в соответствии с разработанным мной графиком. Сразу же начались работы по оборудованию огневых позиций артиллерии, рытье окопов для стрелков. Особое внимание уделялось маскировке наших позиций. На дороге были установлены так называемые «зубы дракона». Пять — шесть не толстых бревен заостренных с одной стороны, длиной в три-четыре метра, скреплялись поперечиной. Укладывались они в полотно дороги с упором тупой частью на поперечное толстое бревно. Вырывалась под определенным углом не глубокая яма, на всю ширину преграды. К ним вязались веревки, посредством которых «зубы дракона» поднимались, упираясь торцевой частью в яму. Получался наклонный частокол. Нарвавшись на такой подарок, лошадь принимала бревно на грудь, всадник вылетал из седла. А дальше, как повезет. Размещенные в шахматном порядке препятствия, могли принять всадников на заостренные концы.

Поскольку я решил уничтожать в основном знатных воинов, то озаботился поиском места, где можно временно разместить, большое количество простых пленных. Нашли глубокий распадок на удалении десяти километров от наших позиций. Осматривая место, я поблагодарил матушку природу. Своеобразная котловина была около двухсот-трехсот метров в окружности, и глубиной около тридцати метров. Отвесные каменные склоны не позволяли выбраться из котловины без специального снаряжения. Имелся только один узкий, метров десять шириной, пологий склон, по которому можно было спуститься в котловину. По моим прикидкам здесь может поместиться вся армия противника. Растущих в котловине деревьев достаточно, чтобы построить примитивные жилища. Пусть не очень комфортно, но зато пленники будут живы.

Артиллеристы уже установили и испытали свои метательные машины. Ранее законсервированные установки, извлечены из мест хранения и тоже приведены в боевую готовность. Для увеличения огневой мощи моих подразделений, расположенных, в непосредственной близости от противника, еще в замке изготовили два десятка стрелометов, аналогов очень древних, применяемых римлянами «скорпионов». Шестнадцать крепких метровых стрел в одной установке, выпущенных с близкого расстояния, да еще и с высокой скоростью, не позволяли противнику остаться в живых.

Для блокировки тыла окруженного противника были изготовлены мощные рогатки. Предполагалось ими перегородить дорогу, исключив возможность отступления. Здесь прикрытие обеспечивала полусотня арбалетчиков и лучников.

Приготовления закончены. Теперь только ждать. На позициях, по моему распоряжению оставались только дежурные подразделения, остальные укрывались в лесу. При появлении неприятеля, все мои воины, быстро и скрытно занимали свои позиции. Проведенные тренировки, показали высокую выучку моих бойцов. Надеюсь, и в боевой обстановке не оплошают.

Относительно слабым местом в моем войске я считал обеспеченность квалифицированными лекарями. У меня были сформированы бригады санитаров и лекарей. Но мои лекари могли провести самые элементарные операции, вынуть стрелу, зашить рубленую рану, наложить лубки на поврежденную конечность, а вот провести более сложную операцию, знаний и опыта не хватало. Я же, даже применяя Дар, не смог бы физически всем помочь. Одна надежда на то, что тяжелораненых бойцов у нас будет не много.

Неделю ждали появления врага. Конные и пешие разведчики обследовали всю округу, вплоть до земель королевства Гартик. Никто не появлялся. Я начал беспокоиться. Вдруг король Фатх, решил вторгнуться на наши земли в другом месте, а я тут стою и жду.

До другой, более-менее пригодной для продвижения войск дороги было два дня пути. Послал туда конный разъезд из пяти всадников. Пусть осмотрят, на всякий случай. Возвратившийся разъезд доложил, что той дорогой давно никто не пользовался, там успели прорасти небольшие деревья. Следов пребывания людей не выявлено. Ладно, будем ждать.

Поздно ночью ко мне в шатер доставили подростка, перехваченного в нашем тылу. Парень отказался разговаривать в присутствии моих офицеров, потребовал беседы с глазу на глаз. Я удовлетворил его просьбу, на всякий случай активировал свой Дар. Назвав пароль от Шушана, ночной визитер передал мне послание.

Мой начальник разведки сообщал, что выход войск Гартик в поход, задержался по причине отказа двух территорий королевства от участия в войне. Фатх организовал карательную операцию. Непокорных аристократов повесили. Крестьяне и ремесленники, недолго думая, вместе с семьями ударились в бега, скрылись в глубине лесов. По информации Шушана, войско Фатха не досчитается четырех-пяти тысяч копий. Замечательно, значит, наша информационная война уже приносит реальные плоды.

Накормив гонца, уложили спать. Я тем временем написал письмо Шушану, отдал распоряжение контролировать обстановку в Гартик, и докладывать мне незамедлительно.

Глава 23

Ну, наконец-то. Передовые дозоры доложили, что войско противника, численностью до полутора тысяч копий, перешло границу нашего королевства, и неспешно продвигается вглубь нашей территории. Затем доклады начали поступать каждые два часа. Мои воины уже заняли позиции. Я одел кольчугу, доспех, шлем с брамицей и вооружился своими двумя любимыми саблями. Навесил на луку седла щит. Дар тоже активировал. Вдруг в ходе переговоров у кого-то возникнет соблазн пустить в меня стрелу или болт.

Три сотни пехотинцев, выстроились плотным строем, перегораживаю дорогу.

Я отъехал от них на двести метров и остановился, ожидая приближающийся авангард войска короля Фатха.

Враги с дальнего расстояния увидели меня и моих пехотинцев. Остановились, примерно в трехстах метрах. Подумали, наверное, что какие-то самоубийцы решили воспрепятствовать победному шествию по просторам Локи. Мне на встречу выехал одинокий всадник. По мере его приближения, я смог рассмотреть молодого человека в сверкающем пластинчатом доспехе. Дорогое снаряжение и оружие, свидетельствовало о высоком статусе, приехавшего на встречу воина. Меч противника пока находился в ножнах.

Приблизившись ко мне на пятьдесят метров, воин остановился. Я окликнул его.

— Я граф Алекс Панти. Кто вы и по какому праву вторглись на территорию королевства Локи?

— Мертвецу, мое имя и титул не зачем знать, — как-бы нехотя ответил молодой всадник. — А пришли мы на эту землю, чтобы она стала нашей. Убирай свой сброд с дороги, иначе мы прихлопнем вас, как надоедливых мух.

— В связи с тем, что вы вероломно вторглись в пределы суверенного государства, и пока не пролилась кровь, предлагаю вам сложить оружие. Мы вам обеспечим достойное, согласно статусу и положению, пребывание в плену. Если кто захочет выкупиться из плена, то это может стать предметом беседы. Откажетесь от моего предложения, то Всеобщий вам судья, живые, позавидуют мертвым.

— Ты, жалкий червь, посмел пугать отважных воинов самого короля Фатха. Мы атакуем тебя и твоих пастухов. Останешься жив, я лично с тебя буду сдирать кожу, очень медленно сдирать.

— Вы меня услышали? Не сдадитесь, пощады не будет. Можете так, и передать своему королю.

— Он ждет от меня доклада.

— Тогда всего вам наилучшего. И совет вам на всякий случай. Переоденьтесь в чистое белье, грязным предстать, перед ликом Всеобщего не прилично.

Какой злобой свернули глаза воина, он как бы пытался прожечь меня взглядом. А прокололся воин, выдал мне полезную информацию. Король Фатх находится в боевых порядках. Ну, что посмотрим, у кого воины лучше.

Неприятель начал выстраивать уже известную нам «свинью» или бронированный клин. От блестящих доспехов, солнечные зайчики разлетались в разные стороны. Уверовали приближенные короля, и, похоже, он сам в легкую победу над зарвавшимся графом, то есть надо мной. Так это ж замечательно, пусть атакуют, мне сюрпризы не нужны.

«Свинья» разгонялась, всадники оглашали окрестности дружным ревом. А дальше все пошло под нашу диктовку, строго по намеченному плану.

Увесистые камни точно и с большой скоростью врезались в первые шеренги конницы, превращая людей и животных в окровавленные кожаные мешки. Укрытые в схронах бойцы подняли «зубья дракона», добавив сумятицу в рядах наступающего врага. Совместный залп стрелометов и стрелков, просто смел наступающих с дороги. Слышалось ржание раненых лошадей, крики и мольбы умирающих и увечных людей. Копошащаяся масса, еще мгновение назад была армией вторжения, а сейчас, обезумевшее от боли и страха стадо. У неподготовленного человека, от такой картины разгрома, мог случиться удар. Но я не слабонервный, да и бойцы, надеюсь тоже. Последовало еще два залпа артиллерии и арбалетчиков. Движение живых на поле боя отсутствовало. Обоз удалось захватить быстро без потерь. Из устроенного нами капкана никто не ушел.

Витал Скура, вывел на дорогу очередную сотню пехотинцев, им предстояло пройти насквозь поле боя, помогая безнадежным тяжелораненым уйти к Всеобщему. Живых и легкораненых, разоружать и сгонять на обочину.

Я отдал необходимые команды. Подчиненные работали быстро и слажено. Доклад о наших потерях меня обрадовал. Безвозвратных нет. Есть десяток легкораненых, из числа тех, кто захватывал обоз. Оказывается, его прикрывали четыре десятка опытных воинов.

Когда расчистка лошадиных и человеческих завалов было закончена, я узнал, что из всего войска уцелело сто пять человек, из них только два знатных воина. И я был приятно удивлен. Молодой, дерзкий воин, с которым я беседовал вначале сражения, выжил. Правда, у него было ранение в плечо, сломана нога. Ему, как и всем раненым врагам была оказана лекарская помощь. Решил поговорить с этим субъектом.

— Мне, представляться не надо, надеюсь, вы запомнили мое имя и титул, — сказал я, присаживаясь на походный складной стул. — А вот ваше имя мне бы хотелось узнать.

— Граф Анже Мини, — морщась от боли, произнес раненый. — Ты граф не представляешь, что тебя ждет.

— Подробней, пожалуйста, я вас не совсем понял.

— Ты и твои люди напали на короля Фатха, и подло убили его. Не только король погиб, но и весь цвет аристократии королевства Гартик. Я лично тебе этого никогда не прощу.

— Знаете Анже, мне совершенно без разницы с кем я и мои люди сейчас воевали. Вы захватчики, а мы защищались. Мы оказались сильнее вас, потому и победили. Угрожать мне, в вашем положении, минимум не прилично. Не перевяжи вас мои лекари, истекли бы кровью, а так еще поживете, если с головой дружить будете. Прошу вас назвать титулы и имена всех высокопоставленных вельмож, принявших участие в сегодняшнем нападении.

— Убийце я ничего рассказывать, а тем более помогать я не стану. Жаль, что я не могу вызвать тебя на поединок и показать тебе, где твое место.

— Уважаемый граф, я могу подождать, пока вы поправитесь. Потом принять ваш вызов, и спокойно убить вас на поединке. Я не хочу тратить время, могу прямо сейчас свернуть вам шея, и не выслушивать ваши ядовитые речи. Но вам повезло, я гуманист, поправляйтесь.

Такой отборной матерщины, отпущенной в мой адрес, из уст аристократа я не ожидал. Похоже, очень сильно граф об землю приложился. Тогда, спасибо тебе мама за уроки, здравствую гипноз. Потратил на этого щегла лишний час времени, пока обработал в нужном мне ключе. Напоследок погрузил в долгий и оздоровительный для него сон.

Второй выживший аристократ не дождался беседы со мной, представился. Наверное, были у него очень серьезные внутренние повреждения, а мои лекари вовремя не диагностировали. Ничего Мини жив, завтра будет говорливым.

К вечеру мне в шатер доставили походный архив противника и кассу. Денег с собой король взял откровенно мало, надеялся поживиться на наших территориях. Не судьба.

Похоронная команда из числа пленных на удалении полкилометра от дороги рыла огромный котлован. Надо отдать последние почести врагам, похоронить их по- человечески. Погребение знатных особ я перенес на завтра, но освободить мертвецов от доспехов приказал. Хочу, чтобы граф Мини всех опознал, а мы запишем, кто откуда.

К утру на дороге не осталось никаких следов, свидетельствовавших о разыгравшейся здесь трагедии, мои бойцы качественно прибрались.

После завтрака, граф помог идентифицировать всех аристократов. Мои писари тщательно все запротоколировали. Я потребовал, чтобы составили на каждого погибшего словесный портрет, и перечислили все раны и увечья, обнаруженные на телах. Затем мне удалось нормально поговорить с графом. Он чувствовал себя нормально. Много интересного я почерпнул из беседы.

Король Фатх, был уверен, что приготовление к нападению на Локи проходит в тайне. Он собрал всех своих вельмож и приближенных, образовав штаб, с которым мы и повстречались. Рядовых воинов было около шести сотен, остальные знать разного уровня.

По плану штаб прибывает в тайное место сбора. Верные королю бароны, числом восемь, должны привести около десяти тысяч воинов. Тогда в командование вступают военачальники короля Фатха. Проводят короткое обучение, ожидая подход семи тысяч воинов из королевства Пактус, под предводительством короля Альхона. Объединенным войскам устраивают смотр, ставятся задачи. Первым крупным городом к захвату был намечен — Гарц. Все слова графа Мини я сверял с бумагами из архива короля Фатха. Пока разночтений не было. Наше появление на дороге, было для всех неожиданным, но и не воспринято всерьез. Случившееся, ничем иным как катастрофой, Мини назвать не мог. Уже под конец беседы Мини утратил силы, ранения давали о себе знать. Я провел с ним еще один сеанс гипноза, и поспешил покинуть графа, мне нужно было переварить, полученную информацию.

Сидел я в шатре, изучал бумаги, и анализировал беседу с Мини. Интересная ситуация складывается. Удачно, тут пострелял мой полк. Неосмотрительность и самоуверенность Фатха, привела к гибели всего, без исключения руководства королевства. Оставшиеся в живых, восемь баронов погоды не сделают. Получается, мне тут надо постоять еще две недели, попытаться склонить баронов к сдаче в плен. Может, кого и пристрелить придется. Очередность прибытия отрядов, позволит мне бить врага по мере прихода. Одна сложность. Где их всех хоронить?

Замечательная вырисовывается перспектива. Допустим, все войско Гартик у меня в котловине сидит. Тогда, я отправляю тысячу воинов на лошадях и с припасами, навстречу войскам Пактус, с задачей проводить набеги на тылы и стоянки войска. Вступать в открытое сражение сил не достаточно. А перед этим в Пактус едет гонец, который расскажет Альхону о разгроме войск короля Фатха, о его гибели, и о приближении очень сильного войска из Локи. Я, правда, надеюсь, что «Лёва» устроил им там концерт на перевале, и отбил охоту спешить на соединение с войсками Гартик. Даже если Альхон и поторопится, то все равно, для прибытия в точку сбора потратит, примерно три месяца, обходя горы.

Я тем временем, форсированным маршем, с оставшимися двумя тысячами, скрытно выдвигаюсь к столице Руфи. Провожу разведку, и при благоприятном стечении обстоятельств, беру город. Устанавливаю контроль над королевством, провозгласив себя королем — Алексом I. Если в Руфи остался сильный гарнизон, то разворачиваю артиллерию, которая за пару часов в щебень превратить любую стену. Ну, а потом, беру город и так далее.

Вполне так жизнеспособный план. Уточню завтра кое-какие детали у Мини, и буду его детально прорабатывать.

Глава 24

И вот я король Алекс I. Задуманное удалось. Войска Гартик сдались мне без боя. Только два барона потребовали от меня личного поединка до смерти. Я им не отказал в такой малости, теперь покоятся они рядом со своим бывшим предводителем Фатхом. Встречать Пактус, я никого не послал. Граф Мини рассказал, что Альхон заготовил продовольствия и фуража только на две недели, то есть на время пути к месту сбора от перевала. Если перевал закроется, то Пактус не покинет своих границ, и не начнет боевых действий. На всякий случай я послал усиленный конный разъезд на границу с Пактус, переодев бойцов в обмундирование армии Гартик.

Руфи мы заняли без боя. Просто въехали в открытые ворота, и направились к королевскому дворцу. Там тоже не было никакого сопротивления. После представления себя в качестве короля, я подвергся нападению со стороны жены Фатха. Бросилась на меня с кинжалом. Не добежала, Петер Зигну отлично стреляет по движущейся мишени. И на этом все инциденты закончились. Надо полагать, что Фатх очень сильно гнобил подданных, раз они с таким спокойствием приняли смену власти.

В центральном храме Всеобщего, высший церковный иерарх, благословил меня, водрузив на голову корону. По всем местным законам и обычаям, я стал легитимным королем, никто в королевстве не сможет оспорить это право.

Издал, как и планировал первые указы, которые давали людям вздохнуть с облегчением. Надо было формировать, вернее, создавать государственную элиту. Понятно, что первое время я буду опираться на своих офицеров, использовать воинов своего полка. Своим указам, я личному составу полка даровал гражданство королевства Гартик. А, дальше думать и думать.

Отправил гонцов к любимой жене, к принцу Волшу, известил их о своих достижениях. Пленным воинам, бывшей армии Гартик, я дал свободу, помог им добраться, к своим домам, обеспечив продовольствием и сопровождением. Лошадей не дал, пусть умные мысли придут через ноги. Сотрут их до самой попы, не захотят больше участвовать в набегах.

Из числа бывших, нашел человека сведущего и знающего обо всех землях королевства. Поработал с ним под наркозом. Этот ушлый человечек — Астун, даже инвентарные книги принес, говорит, сохранил, на всякий случай. Ему поручил провести перепись населения королевства, по сословиям.

Графа Анже Мини уже в столице я дополнительно обработал под наркозом, так сказать, направил его на созидательный труд. Предложил ему занять, вводимый пост канцлера. Анже согласился не сразу, несколько дней обдумывал предложение. Приняв решение, граф пришел ко мне в кабинет для беседы.

— Ваше величество, — вытянувшись по стойке «смирно», произнес Анже, — я польщен оказанным не доверием. — Я изучил все документы, которые вы мне направили. Таких кардинальных преобразований государства, никто у нас не производил, да и соседние королевства живут, опираясь на опыт предков. Постоянно задаю себе вопрос. Готовы ли люди с подобным изменениям? Не встретим ли сопротивления? Часто что-то новое, пугает. Канцлер — второе лицо в государстве. Ему дается много прав, и возлагается не меньше обязанностей. Вы планируете вручить мне всю полноту исполнительной власти. А достоин ли я такого высокого поста? Хватит ли у меня знаний и умений? Вы понимаете, что нужно на пустом месте создавать и взращивать органы власти и управления? Остатки прежней власти, не могут реализовывать вашу программу.

— Граф, — сказал я, ставя перед Анже чашку чая, — давайте договоримся с вами, наедине, обойдемся без титулов, достаточно имени. — А что касается вашего назначения канцлером, то вы, по моему мнению, достойны этой должности. Выросли вы на землях Гартик, знаете неплохо народ. Кому, как ни мне с вами начинать отстраивать государство? Мы должны создать с нуля все институты власти. Подчеркиваю, справедливой власти, чтобы верховенство законов было не оспоримым. Каждый житель нашего королевства должен чувствовать, что о нем заботится верховная власть, она защитит его, когда надо, и привлечет к ответу, если закон будет нарушен. Закон суров, но он закон, так говорили в древности, и перед ним все должны быть равны, невзирая на сословную разницу. Присматривайтесь к людям, отбирайте в помощники толковых и молодых людей. Я думаю, что в наших землях есть талантливые люди. Сейчас на первом этапе становления, нам нужно несколько уменьшить давление государства на отдельно взятую личность. Мой указ о налоговой реформе, тому пример.

— Алекс, вот о налогах я и хотел поговорить. Деньги подданных, поступающие в казну, позволяли содержать весь административный аппарат королевства и армию, планировать строительство зданий, дорог, да и многое другое. Ваше решение снизить налоги на половину, я думаю, поспешное, наполнение казны будет идти медленно. У нас не хватит денег, для реформ.

Просматривая финансовые документы прежней власти, я обратил внимание, что с каждым годом, налоги для простых граждан регулярно повышались. Поступления в казну росли. За последние десять лет, за счет финансов государства не построены здания, мосты, не проложены дороги. Зато замки приближенных, ныне покойного Фатха, перестраивались. Огромные суммы тратились на закупку предметов роскоши и драгоценностей для фавориток. Мы с вами Анже создадим новые органы управления государством, но значительно меньшие по численности. Расходы на содержание снизятся в разы. Освободившиеся средства можно направлять на улучшение жизни граждан нашего государства. Вот, например, в столице, только центральная улица, боле-менее чистая, а остальные замусоренные и загажены. Запах и грязь везде. А от грязи болезни и смертность. Не буду, повторятся, все мои предложения, и планы вы прочитали. Так, что уважаемый граф, принимайте пост, и вперед к светлому будущему. Да, подумайте на досуге, покопайтесь в архивах, откуда появилось название нашего государства. Может, стоит изменить, текущее, на новое, мы же хотим перемен.

Глава 25

Работал я, не поднимая головы. Нужно было везде успеть, своевременно отдать распоряжения. Со скрипом, но государственная машина создавалась и начинала двигаться в нужном направлении.

Откровенно говоря, я, занимаясь построением административного аппарата, ничего не изобретал. Взял все от империи Русь, адаптировав к местным условиям. А что, там лучшие умы трудились. Почему я не могу использовать их опыт?

Решая кадровые вопросы, пришлось потрясти свой полк. Серхио Витте теперь у меня министр обороны и вооружения. Командиром полка, я назначил, Витала Скура, нормальный и уравновешенный офицер.

Ушлого Шушана вызвал в Руфи. Он у меня стал, начальником городской стражи. От обязанностей начальника разведки я его не освобождал. Охрану города и моего дворца осуществлял первый батальон полка.

Неделю назад я выдал первые вассальные грамоты баронам. Это те самые шесть человек, которые для сохранения жизней воинов, добровольно сложили оружие. На данный момент они подтвердили и словом и делом свою лояльность ко мне. Остальные земли, замки и имущество бывших вельмож королевства, я своим указом конфисковал в доход государства, лишив всех родственников соответствующего статуса и звания. Драгоценности, не относящиеся к фамильным, были изъяты и помещены в сокровищницу казны. Никого на улицу естественно не выкидывали, просто пересилили в менее комфортные жилища. Поставил, так сказать всех в равные стартовые условия. У кого есть нормальная голова на плечах, тот легко сможет вернуться в плеяду аристократов.

В один из дней, мой секретарь доложил, что герцог Атон Ренье требует со мной срочной встречи. Странно. Что ему от меня надо? Правая рука короля Локи, фактически управляющий всем королевством, и вдруг явление. Ну, раз приехал, приму.

Герцог Атон Ренье — не высокого роста, щуплый, с заостренными чертами лица, одетый в дорогие одежды прошествовал в мой кабинет. Не здороваясь, по-хозяйски, уселся в кресло напротив меня.

— Граф Алекс Панти, — проскрипел герцог, — вы обязаны передать мне всю полноту власти над Гартик, казну и королевскую печать. — В случае невыполнения моих требований, я буду вынужден просить короля Локи примерно наказать вас за сопротивление законным требованиям.

— Герцог, а с кем вы сейчас разговаривали? — стараясь сдерживаться, задал вопрос.

— С вами граф, с вами.

— А где вы герцог видите здесь графа Панти?

— Ну, вы же передо мной.

— Перед вами король Алекс I. И вообще, кто вас уполномочил вести со мной переговоры?

— Король Локи.

— У вас есть верительная грамота, подтверждающая ваши полномочия?

— Никакой грамоты у меня нет. Король прислал меня, чтобы я принял Гартик под свою руку.

— Значит, грамоты нет, как и других документов. Получается герцог, вы самозванец и аферист. Приехали и требуете то, что вам не принадлежит.

— Вы граф, вассал короля и обязаны покориться моим требованиям. Вам король Локи дал в руки оружие. Вы завоевали Гартик для короля Локи. Не заставляйте меня принимать более жесткие меры.

— Начнем с того, что король Локи, даже пальцем не пошевелил в преддверии вторжения. Свой полк я создал и снабдил за счет своих и графини Роставы средств. Ни король, ни вы лично мне не дали ни одного золотого локи. А завоевал Гартик лично для себя и своей семьи. Требовать что-либо вы не можете, еще раз говорю вам, вы самозванец. Угрожать войной мне нет смысла, я могу завоевать Локи за два, максимум за три месяца. И в заключение нашей беседы скажу. Согласно закону королевства Гартик, все ваши высказывания, оскорбительны по отношению ко мне. А личное оскорбление короля у нас карается смертной казнью. Всего вам доброго в нашей темной и ужасной тюрьме.

Я вызвал секретаря. И пока герцог пребывал в шоке, отдал распоряжения.

— Герцога арестовать сейчас. Сопровождающих его лиц и охрану, разоружить и под замок в городскую тюрьму. Будут сопротивляться, разрешаю не церемониться. Вызвать ко мне начальника городской стражи, — секретарь еле успевал записывать.

— Все герцог, аудиенция окончена, — указываю ему рукой на дверь. — Проведем всестороннее следствие. Потом будет объективный суд, который вынесет справедливый приговор.

— Я это так не оставлю, — кричал герцог, сопровождаемый воинами.

Не успел утихнуть вопль герцога Ренье, в кабинет просто влетел Шушан.

— Алекс, — тяжело дыша, сказал Шушан, — только что приехал мой человек из Гарца. — Твою жену, сына и сьеру Литию похитили. Мои быстро разобрались. Повар графини, опоил всех, в том числе и охрану, сонным зельем. По словам повара с ним разговаривал человек из столицы, имя не называл. Хорошо заплатил, и передал зелье. Повара расспрашивал отличный специалист, утаить он не смог ничего.

В заложники, значит, взяли мою семью, — сжимал я кулаки. — А я удивлялся. Почему герцог Ренье так уверенно и главное нагло себя вел? Есть чем меня прижать. Семья, друг Шушан, это слабое место, даже самого железного человека. Но я теперь герцогу и компании не завидую. Нельзя было трогать моих родных. Едем в тюрьму, герцога уже туда отвезли. Поговорим с ним. Но прежде отправь гонца к герцогу Виторио Парра, пусть передаст два слова — комод упал. Герцог знает, что это значит.

Глава 26

По мрачным переходам городской тюрьмы я почти бежал. Шушан, как не пытался, не смог подстроиться под мой шаг, перешел на легкий бег.

Охранник, погремев ключами, открыл камеру, где содержался герцог Ренье. Не произнеся ни слова, я залепил герцогу отменного пинка в пах. Потом бросил его на стул, прижав детородный орган сапогом к сидушке.

— Сейчас мразь, ты мне быстро и внятно расскажешь, чья это была идея похитить мою семью, — сдерживая себя, спросил герцога. — Не советую запираться. Поверь, у меня хватит терпения и умения, вдумчиво поработать над твоей тушкой. Останешься ли ты после такой беседы живым, это уже вопрос. Итак, я слушаю.

— Ничего я тебе не скажу, — сквозь всхлипывания произнес герцог. — Ты упустил шанс, решить все миром.

— Зря, мог бы жить здоровым человеком.

Спросите, а как же гипноз, почему не использовал я его? Не захотел. Такие мерзкие особи должны испытать настоящую боль, которая проникнет во все клетки организма. Герцог боль испытал. На третьем сломанном пальце, появилась жажда общения.

Весть о моей победе и захвате королевства Гартик достигла ушей короля Локи и герцога Ренье. У них возникла идея прибрать эти территории в свои загребущие ручки. Ренье прекрасно понимал, что завоеванное я добровольно не отдам. Поэтому он и предложил захватить мое семейство. Король Локи согласился, даже выделил полусотню личных гвардейцев для осуществления операции. Имея устойчивые связи с королем Альхоном, герцог Ренье приказал перевезти моих родных в королевство Пактус через северный перевал. Если бы я даже согласился передать Ренье контроль над Гартик, никого из родных в живых оставлять не планировалось. Меня тоже записали в потенциальные мертвецы.

Я не стал больше ломать пальцы герцогу, на прощание, ткнул пару раз в основной нервный столб, его гадского организма. Через два дня герцога ожидает сюрприз. У него наступит общий паралич тела, сопровождающийся сильными болями.

Вернулся в свой кабинет во дворце, и связался с «Лёвой».

— Алекс, ты наконец-то вспомнил обо мне, — веселился искин. — Я уже стал забывать твой голос.

— Извини «Лёва» работы много было. У меня проблема. Мои недоброжелатели похитили семью. Везут по направлению к северному перевалу, хотят перевезти в Пактус, а потом убить, когда получат команду.

«Лёве» я подробно рассказал о беседах с герцогом Ренье.

— А северного перевала нет, я ж его уничтожил, как мы с тобой договаривались, — удивлено сказал искин. — Взрыв был со светомузыкой и фейерверком. Знаешь, я допустил ошибку в расчетах количества взрывчатки. По правде, я не обо всех свойствах этой взрывчатки знал. Рвануло очень сильно. Направленный взрыв получился. Вот на ширину в триста метров, и на пять километров вглубь территории королевства, теперь пустынная местность. Ни деревьев, ни кустов, травы и той не осталось. А еще там было много людей в доспехах и на лошадях. Точно не скажу, но где-то около трех тысяч. Их тоже нет.

— Ну, ты даешь «Лёва»! Армию Пактусу попортил.

— Я, в отличие от некоторых королей камнями и стрелами не забрасываю, и в короли не пролажу. Кстати, Альхон не пострадал.

— Не обижайся. Помощь нужна. Найди мне, пожалуйста, местонахождения родственников, переживаю я за них, особенно за Влада, маленький он еще.

— Давай немного порассуждаем. Ренье поехал к тебе в столицу Руфи. Добрался за двенадцать-пятнадцать дней. Выехать он смог, получив информацию об успешном захвате твоей семьи. Значит, твоя семья в пути более десяти дней. Учитывая скорость движения лошадей и иные факторы, похитители как раз приехали к месту, где раньше был северный перевал. Пускай день они потратят на поиск прохода и на отдых, а потом пойдут в обход гор. Имеется только одна дорога в Пактус, и та проходит по твоей территории. Выйти в твои земли они смогут примерно, через три недели. Для подстраховки и расчета скорости движения похитителей, я отправлю сейчас дроида. Через час свяжись со мной.

Весь этот час я проходил по кабинету, мерил его шагами, прорабатывал план дальнейших действий.

— Ну, «Лёва» скажи, нашел? — нетерпеливо позвал искина.

— Докладываю. Искомая группа лиц обнаружена. Движется по дороге в направлении поселка Зеленый мох. Это еще земли Локи. В земли Гартик, возле деревни Дикий заяц прибудут через четырнадцать дней, если не изменятся погодные условия. Шестьдесят пять тяжеловооруженных воинов, у каждого по одной заводной лошади. В карете, по всей видимости, перевозят твою семью. Семь больших повозок с провиантом и шатрами. Никаких дозоров или разъездов по ходу движения не высылают. Подходящее место для организации засады на похитителей находится в пяти километрах от деревни Дикий заяц. Там удобные склоны для скрытного размещения стрелков. Целесообразно иметь трехкратное превосходство в живой силе над противником, чтобы успешно завершить операцию.

— Спасибо дружище. Не трехкратное, а шестикратное будет превосходство.

— Тогда Алекс тебе следует поторопиться. Вы сейчас на равном удалении от предложенного места.

— Выезжаю немедленно.

Глава 27

Скачка была еще та, скажу я вам. Понятно, что обоз мы не брали. У каждого бойца было по две заводные лошади. Провиант был распределен равномерно. С кормом для лошадей проблем не было, сочной травы, ешь, сколько влезет. Ночевали в шалашах, благо лето, тепло.

К месту засады мы прибыли на сутки раньше похитителей, на всякий случай по лесу объехали деревню Дикий заяц. Как говорят — береженого и бог бережет. Оборудовали позиции, замаскировались, ждем. На инструктаже я акцентировал внимание на безопасности седоков, находящихся в карете. Не скрывал от моих бойцов, в карете моя семья. По выражениям лиц видел, прониклись.

Гвардейцы короля Локи втянулись в засаду полностью. Сверкая начищенными дорогими доспехами, воины двигались не спеша, даже не поглядывая по сторонам. Им, по их мнению, ничего не грозило. Но не учли гвардейцы того, что став под руку герцога Ренье, они стали моими личными врагами. А оставлять врагов живыми я не намерен. Вой волка, слитный залп четырехсот арбалетов, и все. Гвардейцев больше нет. Я бегом спускаюсь к карете, распахиваю дверь.

— Мама, я тебе говорила, что Алекс нас спасет, — щебетала моя Тоя, повиснув у меня на шее. — А ты думала мама, он позволит увезти нас далеко? Да милый, а почему так долго? Я заждалась уже.

Следом за Тоей из кареты выбралась сьера Лития с Владом на руках. Естественно и они были расцелованы.

Мои бойцы знали, что делать. Сноровисто избавляли бывших гвардейцев от доспехов, ловили лошадей, собирали оружие и все ценное.

Около часа ушло на погребение. Не оставили на растерзание животным воинов короля.

Тоя не отходила от меня ни на шаг. Все говорила и говорила. Ее я могу понять, пережить похищение, это настоящий шок. А беспокойство за нашего сына, шок вдвойне. Сьера Лития, выглядела более спокойной, но и ей тоже нелегко далось пребывание в заложниках.

Мы въехали в деревню Дикий заяц. Я распорядился остановиться здесь, чтобы все, и моя семья и воины могли нормально отдохнуть. Привести в порядок себя и лошадей. Помыться качественно, тоже не помешало бы. Жители деревни, поначалу всполошились, конечно. Ожидали, что мы начнем требовать с них еду и питье. Нам ничего лишнего не нужно. Все необходимое было с собой.

Через час, отмытые и переодетые в чистые платья, мои любимые дамы уплетали нехитрый обед, приготовленный моими бойцами.

— Алекс, а куда вы сейчас держите путь? — потягивая сладкое вино из деревянной кружки, спросила графиня. — В Гарце, за мое отсутствие накопилось много дел.

— Не переживайте мама, в графстве все нормально, за ним присматривают. Мы же едим в столицу моего королевства — Руфи. Разрешите вас мама поздравить. Ваш зять король, дочь — королева, в вот тот малыш у вас на руках — принц Влад.

— Признаюсь вам Алекс. Еще год назад я мечтала, хоть за кого-нибудь выдать замуж Тою, просто стать бабушкой. Но стать тещей короля, даже самые смелые мечты у меня так далеко не заходили. Да и не было тогда свободных королевств и принцев для дочери. А как вам удалось захватить Гартик? Где король и его двор?

— Приедем в замок, я вам все подробно расскажу, здесь не место и не время. Вы лучше поведайте мне, как вам жилось в плену.

— А это милый лучше я тебе расскажу, — моментально вклинилась в беседу моя жена. — Этот ужасный граф Лихт, не давал нам возможности нормально покушать и помыться. Все говорил нам, что нужно торопиться, нет времени на стоянки. А ребенку нужно было постирать белье и одежду. Он же еще маленький. Нас когда похищали, эти наглые бандиты не додумались прихватить ночную вазу Влада, из-за чего мы часто испытывали неудобства. Правда, самого захвата ни я, ни мама не помним, мы спали. Плохо нам было в плену Алекс, тебя рядом не было. Мы с мамой постоянно молили Всеобщего, чтобы он помог тебе поскорее нас освободить. Алекс, а Руфи красивый город?

— Приедете сами все увидите. В городе, да, и в самом замке очень много работы, неухоженные они какие-то.

Глава 28

До Руфи мы доехали за шестнадцать дней. Скорость нам снижала карета и небольшой обоз.

По докладу канцлера Анже Мини в королевстве все спокойно. Его слова подтвердил Шушан. По информации его людей, население Гартик довольно теми преобразованиями, которые мы начали проводить.

Город и замок не произвели на Тою положительного впечатления.

— Милый, и это наша столица, — морща носик, говорила жена. — Везде грязь. А эти тошнотворные запахи, вообще свести с ума могут любого человека. Наш Гарц, намного уютней и красивей, я не говорю о чистоте.

— Тоя, а ты не могла бы, ознакомившись подробно с делами в городе, предложить пути решения проблем. Я дам тебе в помощь нескольких бывших городских чиновников. Присмотрись к ним, может кто-то нам пригодится в будущем. Мне самому Руфи напоминает не чищенный скотный сарай. У меня до этого не дошли руки. Я сейчас решаю более глобальные первоочередные задачи.

— Хитренький, решил взвалить на мои плечи чистку, как ты выразился сарая от навоза. Но я тебя люблю, и естественно займусь городом, и маму привлеку, у нее есть опыт.

— Я не сомневаюсь в твоих талантах. Ну, а мне завтра предстоит уехать на некоторое время. Есть одна очень сложная проблема, которую нужно решать быстро.

— Алекс, так это ты завтра уезжаешь, а сегодняшняя ночь наша. Я уже распорядилась заменить все в нашей спальне. Кстати, а где ты спал, пока меня не было?

— В своем кабинете на диване.

— Мужчина, одним словом. Рядом с твоим кабинетом огромная спальня с шикарной кроватью. Не знаю, кто подбирал мебель, но определенно этот человек не лишен вкуса. Закончишь управлять государством, приходи, я буду ждать, соскучилась я по тебе.

Не выспавшийся и уставший я ехал в строю моего полка, правильно было бы сказать не моего, а полка королевства Гартик. Пока были на своей территории, то ехали по центральной дороге. Когда вступим в земли Локи, то придется свернуть на лесные тропы, поэтому я и проложил самый короткий маршрут по лесным массивам. Благо лесов здесь хватает. Скрытность надо соблюдать. Как не спешили, а одиннадцать дней были в пути.

В нескольких километрах от столицы Локи, под вечер, я встретился с посланцем от принца Волша, поджидавшего мое войско уже двое суток, и передавшего от него письмо. Новости, изложенные в письме, меня очень обрадовали. Король и его приближенные продолжали предаваться пьянству и веселью. О подходе полка никто не подозревает. Гарнизон города не усилен, все те же сто с небольшим человек, спустя рукава несут службу. А еще был в письме, приятный сюрприз. Прорываться с боем в столицу мне не придется. Имеется подземный ход, через который можно попасть в монастырь Всеобщего, находящемся почти в центре столицы. Монастырь по площади большой, весь мой полк разместится. Стены монастыря укроют моих воинов от посторонних глаз. Принц уверял, что подателю письма можно доверять, и он проведет нас куда следует.

Ход начинался в покрытом лесом распадке, примерно, в двух километрах от города. Имел он природное происхождение, и был довольно высокий. Спешившиеся воины, держа на поводу лошадей, в полном снаряжении, в колону по одному следовали за проводником. Пройдя под землей около километра, мы оказались в пещере, просто огромных размеров. Здесь легко с удобствами мог разместиться весь полк. Еще через километр, снова оказались в пещере, больше прежней. Здесь оставили лошадей под охраной десятка бойцов. В сам монастырь проникали через подвал, в котором, по всей видимости, хранилось вино. Мой нос уловил знакомые запахи.

В келье меня поджидал принц Волш, естественно в компании с герцогом Парра.

— Как добрались, ваше величество? — пожимая руку, спросил Волш. — Мы рады вас видеть в стенах обители Всеобщего в добром здравии.

— Сьере Волш, вы еще преклоните колено, шутники блин, — возмущено ответил я. — Мы с вами договорились, что общаемся наедине по-дружески. А титулы нам нужны только на официальных мероприятиях.

— Не обижайтесь Алекс, мы с Виторио поздравляем вас с победой. Вы стали для нас примером для подражания, и показали, как нужно реализовывать намеченные планы. Поверьте, я искренне восхищаюсь вами.

— Дайте принц, и мне возможность пожать руку королю Гартик, — улыбался Парра. — Рад за вас Алекс.

— Вот за это спасибо сьере Волш и сьере герцог. И за вашу поддержку в трудную минуту тоже спасибо, без вашей финансовой помощи мне бы пришлось туго.

— Ладно, об этом поговорим позже, — отметил принц. — Нам надо обсудить план смены власти в королевстве Локи. Вот Алекс, возьмите договор с вами, об оказании помощи, союзу спасения Локи. Там стоит моя подпись и личная печать.

Я, как вы понимаете Алекс, не сторонник кровопролитного захвата. Хочу свести гибель людей к минимуму. Могут, конечно, произойти неприятные инциденты, кто-то схватиться за оружие. Придется в таком случае действовать жестко.

Нам с Виторио удалось заручиться поддержкой у значительной части влиятельных особ королевства. Они возмущены ухудшением дел в государстве, хотят перемен. Поэтому привели свои отряды к столице, и можно сказать окружили ее со всех сторон.

Король, свита и почти все фавориты, сейчас в замке, наверное, отдыхают после очередного бала. В самом дворце, я думаю, мы встретим сильное сопротивление. Там несут службу гвардейцы, а они преданы королю. Кстати, во дворец, пройдем по подземному переходу, оказывается, такой имеется. Я о нем даже не знал. Настоятель монастыря Всеобщего мне показал план подземелий, они многие годы хранили его, и никому не показывали. Но есть одна проблема Алекс. И эту проблему зовут герцог Атон Ренье. Он куда-то запропастился, толком никто не может сказать, куда исчезло это змеиное отродье. На севере страны у него сильные позиции, его вассалы, верные клятве могут по его распоряжению собрать войско, и развязать войну.

— Сьере Волш, герцог Атон Ренье, в настоящий момент, сидит, вернее, лежит в городской тюрьме моей столицы Руфи. Он требовал, чтобы я уступил ему трон Гартик. А когда я отказался, он так расстроился, что его разбил паралич. Никому он распоряжение отдать не сможет, так как пускает слюни и испражняется под себя.

— Замечательно! — воскликнул принц. — Тогда можем начинать. Вам Алекс начинать первому. Планы дворца раздайте своим людям, мы сделали много копий, всем хватит. Монахи проводят воинов. Распорядитесь пускай действуют решительно, но без излишней жестокости. Всех захваченных пусть выводят на дворцовую площадь, потом займемся сортировкой.

— Пятьсот человек я пошлю с монахами, будут захватывать дворец изнутри. Гвардейцы оружие не сложат это точно, придется многих уничтожить. Столько же людей направлю на внешний периметр дворца, возьмем его под свою охрану, блокируем, чтобы никто не сбежал, и не поднял тревогу раньше времени. Остальные полторы тысячи воинов уходят в город, занимают посты городской охраны, захватывают приближенных короля, живущих в городе. Обращаю ваше внимание сьере Волш, что любая попытка сопротивления будет пресекаться самыми жесткими мерами.

— Понимаю вас Алекс, вы хотите сохранить жизни своим бойцам. Но и стоящие на посту, тоже люди, и они выполняют приказы.

— Им будет предложено сдаться. Откажутся, пощады не будет. Но я думаю, моим воинам удастся ошеломить гвардейцев и стражу, они не успеют оказать серьезного сопротивления. На все воля Всеобщего. Приступаем.

Принц отправил гонцов в лагеря своих союзников. Они должны подойти вплотную к столице, создав непроницаемое кольцо окружения, отрезав ее от провинций.

Во дворец, я вошел в составе первой штурмовой группы. Участия в зачистке помещений не принимал, а только руководил. Неприлично королю махать саблей направо и налево. Гвардейцы, нужно отдать им должное, отказались сложить оружие, и пытались организованно сопротивляться. Таких воинов, расстреливали из арбалетов, с дальней дистанции.

А потом, в этом гнездовище порока и разврата, начался для его обитателей настоящий ад. Вельмож, и не только их, пинками гнали на площадь. Многие даже не успевали одеться, прикрывали свою наготу кто чем. Бойцы не обращали никакого внимания на возмущения обитателей дворца, они в точности выполняли поставленную задачу.

По докладам моих подчиненных, город взят под полный контроль, обошлось без кровопролития. Арестованных доставляли на дворцовую площадь.

К рассвету полная зачистка дворца и горда была закончена. Верные Волшу войска уже находились у стен Локи. По моей команде, они были допущены в город, и началась передача контроля над Локи.

Мои воины возвращались на территорию монастыря и по подземному ходу выходили за пределы столицы, накапливаясь в распадке.

Мне в Локи больше делать нечего, меня дома ждет любимая жена и сын, а также тяжелая работа. Здесь, пускай Волш разбирается сам.

На прощание Волш взял с меня слово, что я, вместе с женой обязательно приеду на его коронацию. Получив мое согласие, крепко пожал руку и поблагодарил за оказанную помощь.

Возвращались в Руфи, тем же путем, не хотелось светить на главных дорогах свой полк. Неизвестно, как воспримут нас рядовые жители, вдруг кому-то захочется поиграться с оружием. Бойцы у меня ребята серьезные.

Вечером двенадцатого дня, меня почетно отмывали в мыльне ласковые руки Тои. Лежал в большом деревянном корыте с теплой водой и млел. От присутствия рядом родной души, от осознания того, что меня любят, и я люблю. Затем был ужин в семейном кругу. Это завтра на меня вывалят проблемы, а сегодня для меня на первом месте только семья. Влад, начинает делать первые шажки, держась за руку тещи. Уморительное зрелище. Малыш, с серьезным лицом, осторожно ставит на ковер одну ногу, и, не меняя выражения лица, переставляет другую. Пусть учится. Не успеем оглянуться, побежит.

— Алекс, откройте нам секрет, где вы пропадали больше трех недель? — поинтересовалась теща. — Мы с Тоей терялись в догадках. Вы так стремительно покинули Руфи, что я даже стала волноваться, за судьбу Локи.

— Теперь не надо волноваться мама, Локи в надежных и сильных руках, пока еще принца Волша.

— Вы хотите сказать, что король добровольно отдал власть брату?

— Его бывшее величество никто не спрашивал. Он почти развалил государство, пропил проще говоря. Потому и светил своим голым задом на дворцовой площади вместе со своими голыми шлюхами. Хотя последние пытались доказать, что они высокородные графини.

— Вы, свершили дворцовый переворот в Локи?

— Мама, ну как вы могли такое обо мне подумать!? Зачем мне чужое королевства, со своим бы разобраться. Я согласно договору, помог союзу спасения Локи, во главе которого, по счастливому для нас стечению обстоятельств, оказался принц Волш. Замечу, переворота не было, а было спасение государства от пьяницы и транжиры. Не скрою, жертвы были. Убито шестьдесят пять гвардейцев несших караул во дворце. Эти глупцы не захотели сложить оружие. Раненых гвардейцев около двух сотен. Городская стража не пострадала. Потерь среди сторонников союза спасения не имеется, за исключением, тридцати семи легкораненых бойцов нашего полка.

— Вы лично участвовали в захвате дворца?

— Нет, мама, королю невместно в коридорах саблей махать и стрелять из лука. Я только руководил.

— Тоя, ты слышала, что сказал Алекс?

— Да мама слышала, — отозвалась моя жена. — Полностью разделяю его точку зрения на ситуацию в Локи, и одобряю его участие в освобождении столицы от мрази. Я люблю за это своего мужа, все больше и больше!

Глава 29

Приближалась время весеннего сева. Я работал, как заведенный. Уже полностью была сформирована и успешно функционировала исполнительная власть. Законодательное право я пока оставил за собой. Если издавал указ, то обязательно советовался с канцлером.

Вся территория королевства была разделена на семь графств, в состав которых входило по пять баронств. Графьями стали офицеры из первого состава моего полка. Большинство баронств еще были вакантными, я решил наделять этим званием лиц, просящих пользу нашему государству.

Полк был расширен по численности до дивизии, набирал воинов из местного населения. Все прошли полноценную подготовку по разработанным мной методикам. Наконец-то я сподобился и написал уставы для своего войска. Честно говоря, сплагиатил уставы империи Русь. Небольшие отряды разместили в пограничных с королевствами городках, построили опорные пункты на важных дорогах. Нападений я не боялся, но на всякий случай войска были в полной боевой готовности. Уровень подготовки контролировал лично.

Шушан, зная, так сказать изнутри преступный мир, постепенно навел порядок на всей территории королевства. Самые ярые сторонники разбойного ремесла, уже валили лес в труднодоступных местах или добывали руду в старых копальнях.

Непросто было убедить сельских жителей немного отступить от традиционного земледелия, которое им еще предки завещали. Неожиданностью для крестьян стало использование быков в качестве тягловой силы для пахоты полей. Считалось, что только лошади на такую работу способны. Пришлось показывать на личном примере. Обязал производить вспашку на зиму, чтобы морозы убивали сорняки. Надо сказать, что новая конструкция плуга очень понравилась крестьянам, качество и глубина вспашки возросли на порядок.

Затем отбор для посева самых лучших семян. Научил своих земледельцев искусству калибровки. Изготовили сита, через которые просеивали зерно. Оставляли для сева только крупные зерна, мелкие и средние шли в пищу.

Опять же кучи навоза, скапливающиеся на каждом подворье, раньше лежащие без дела, распространявшие неприятные запахи, заставил вывозить на поля. Нормальное это органическое удобрение. Неужели никто не обращал внимания, что возле навозных куч, даже сорняки растут отлично!?

Перепись в королевстве была закончена. Я ознакомился с ее результатами. Людей немногим больше трехсот тысяч, из две третьих женщины. И как тут быть? Где мне найти каждой женщине по мужчине? Устраивать набеги на соседние королевства и похищать женихов? Проблема. Пока повременил с принятием указа о многоженстве. Хотя в реалии он уже существовало негласно, даже служители Всеобщего на это закрывали глаза.

Сьера Лития, вернувшись в Гарц, нашла мне пару семей рудознавцев, которые переехали жить в Руфи, и занялись поиском необходимых для развития промышленности Гартик руд и иных полезных ископаемых. Я пытался привлечь к этой работе искина «Лёву», оказалось, разведывательный бот не оборудован аппаратурой для поиска.

Зато «Лёва» на основе собранной информации, предоставил мне несколько проектов плавильных печей, для получения качественного железа. Предложил построить промышленный городок, недалеко от Руфи, так сказать вынести вредные производства за пределы столицы. Согласен я с «Лёвой», нечего мой народ травить разными там выбросами. Ведь у меня имеются планы развития металлургии, стекловаренного производства, гончарства и прочее, прочее и снова прочее. Не упомнишь все. Сейчас прорабатывался проект по строительству нескольких плотин на реке Ульхе, пора уже ставить на службу людям силу природы. Приводы от водяных колес помогут в разных отраслях промышленности. Тому пример, механизированная лесопилка. Разно размерные бруса, балки и доски, высококачественной обработки на рынках Локи уходили моментально. Денежка потекла в казну.

Тое удалось более-менее привести столицу в порядок. Стало значительно чище. Дома, как бы очистились от многолетней грязи. Все ветхие деревянные дома в столице были снесены, и на их месте строили новые каменные. Построили примитивную канализацию, правда, нечистоты стекали пока в реку Ульху, несшую свои воды в океан. Вся органика разлагается нормально, пока у нас нет пластика и других тяжело перерабатываемых природой веществ. Больше всего, жители столицы обрадовались возведению и пуску в эксплуатацию городской купальни. Проект я естественно позаимствовал у «Лёвы», а он у очень древних римлян. У нас была не просто купальня, а что-то вроде римских терм. За чисто символическую плату, каждый гражданин нашего королевства мог посетить это заведение. В первые дни работы терм, пришлось даже привлекать стражу для поддержания порядка, все и сразу захотели качественно помыться.

Побывали мы с Тоей на коронации Волша. Пышное было мероприятие, с одеванием мантии и возложением на голову короны. По моим прикидкам, в короне драгоценных камней было не меньше двух килограммов. Потаскай такую тяжесть, голова и отвалиться может.

На пиру, в честь этого знаменательного события вино лилось рекой, а закуски подавались, наверное, возами. Желающих покушать на дурняк собралось очень много. В зале торжеств свободного пространства почти не было. Как я потом узнал, Волш пригасил всех баронов, графьев и герцогов, ну, и других вельмож, которые проявили лояльность к новому королю, а это больше тысячи человек. Гостями из соседних королевств, были мы с Тоей. Альхон из Пактус не принял приглашение и не прислал уполномоченных представителей. Ну, это его личные проблемы. Поговорить с королем Волшем наедине не получилось, сильно он был занят гостями. Этикет обязывал его величество, оказать внимание всем верноподданным.

Все приведенные выше события и достижения важны для королевства. Но самое-самое главное событие должно произойти со дня на день. Мы ожидаем рождение ребенка. Тоя вторую беременность переносит чуть легче. Токсикоз имеет место быть, но не так ярко выражен, как в первый раз. Жена очень ждет дочку, а я молчу, хотя знаю, что родятся близнецы, мальчик и девочка. Сьера Лития живет в нашем дворце уже две недели, в ожидании очередных родов. Сам я тоже никуда не отлучаюсь, детей то мне принимать. По сравнению с первым разом я совершенно не волнуюсь, дело то знакомое. Пару женщин для помощи мне держу во дворце.

Пятого числа второго весеннего месяца, проще говоря, в апреле, моя несравненная жена к вечеру подарила мне близнецов. Первой родилась девочка. Я быстро обработал ребенка и приложил к груди Тои.

— Здравствуй доченька, — уставшим голосом сказала жена, — я ждала тебя.

— Не расслабляйся милая, — взбадривал я Тою, — сейчас родишь еще и сына.

— Ты шутишь Алекс.

— Ничуть, тужиться надо милая.

Буквально через пару минут, родился мальчик, которого, после обязательных манипуляций, я приложил ко второй груди.

— Вот так мне кажется, ты намного лучше смотришься, — улыбался я, на все свои тридцать два зубы.

— Ты знал, что их будет двое? — спросила Тоя.

— Скажем так, догадывался, мы же очень старались с тобой, — шутил я, и продолжал выполнять положенные процедуры.

Внимательно обследовал жену, не нашел никаких отклонений от нормы. Провел легкий массаж нервного столба, снял послеродовые боли.

— Все любимая, отдыхай, пойду, позову сьеру Литию. Пусть разделит с нами радость.

Известие о рождении близнецов, графиня Ростава выслушала вроде бы спокойно, а потом внезапно залилась слезами.

— Мама, ну что вы плачете? — обнимаю, и успокаиваю тещу, — все закончилось хорошо. — Малыши и Тоя, чувствуют себя прекрасно, радоваться надо. Сейчас найдем кормилицу, а то одной Тои на двух детишек будет мало.

— Алекс, я радуюсь, — всхлипывала сьера Лития. — Просто я не ожидала, что стану самой счастливой бабушкой. Все-все я успокоилась, иду к дочери и к внукам.

Теща, обняла меня и расцеловала, а затем быстрым шагом ушла в наши покои.

Озадачил своего секретаря поиском двух кормилиц для малышей, и пошел проверить состояние роженицы. Теща и жена негромко о чем-то спорили, малыши спали в кроватке, не зря я заказал плотнику ее такой большой.

— О чем спор, милые дамы? — уставился я на женщин. — Надеюсь, не помешал?

— Мы не спорим Алекс, мы выбираем имена детям, — улыбнулась мне сьере Лития.

— Я мама, настаиваю, чтобы имена детям дал Алекс, — наморщив лоб, сказала Тоя. — Я требую, чтобы девочку назвали — Дарья, а мальчика — Иван, как бабушку и деда, моего мужа. А вот мама говорит, что такие имена у нас не дают. Послушай мама, как звучит Дарья, или Даша, Дашенька, и Ваня, Ванечка. Да необычно, но красиво, и моему любимому мужу будет приятно. Правда, Алекс?

Честно сказать требования Тои для меня стали неожиданностью. Да, я рассказывал жене все о своих родственниках, оставшихся у меня на Земле. Но даже и не предполагал, что ей так понравились имена деда с бабкой. Списать высказывания Тои на прихоть, или на послеродовой синдром никак нельзя, она полностью адекватна, и отдает отчет своим словам и поступкам.

— Тоя, я приму любое твое решение, хотя мне приятно, что ты решила назвать деток именами близких мне людей.

— Ваше величество АлексI, — приподнявшись на кровати, произнесла Тоя, — я как ваша жена и королева, прошу вас утвердить имена нашим детям: принцесса — Дарья и принц — Иван. — Мы с вами, ваше величество, зачли этих детей, я их выносила и родила для нас. Пусть они растут нам радостью.

— Ваше величество королева Тоя, я очень благодарен вам, за то, что вы подарили мне очаровательных близнецов. Я, утверждаю предложенные вами имена детям. И, в конце концов, мы станем законодателями моды, давать необычные имена детям. Вот внесем деток в храм Всеобщего, сделаем записи в книгах регистрации, и я уверен, что на просторах Гартик, появятся много Иванов и Даш. Не забывайте дамы, ритуал внесения младенца в храм Всеобщего, довольно пышное и торжественное мероприятие. К нему нужно готовились заблаговременно. А наряды к торжеству у вас еще не готовы.

Обе женщины на меня так посмотрели. Поэтому, я посчитал необходимым, быстро исчезнуть за дверью.

По дворцу и шага ступить нельзя было, чтобы не нарваться на поздравления. А я и не отказывался, принимал и раскланивался, не каждый день у короля рождаются близнецы.

Наутро глашатаи на центральной площади известили подданных о рождении принца и принцессы. Народ ликовал, ожидал, скорой попойки за счет короля.

Глава 30

А через неделю меня поздравил рудознавец Вост. В верховьях северного притока реки Ульхи он обнаружил залежи рассыпного самородного золота. В подтверждение своих слов Вост выложил мне на стол пять самородков, каждый размером с куриное яйцо. Рудознавец отметил, что он пока не проводил более глубокие изыскания, погода еще прохладная, а вот наступит теплое время, поведет туда десяток доверенных людей. Ошибался Вост, пойдет он на открытый им прииск не один, а в сопровождении минимум двухсот воинов. Решил я там поставить небольшой опорный пункт, надо охранять золотой запас.

В начале третьего месяца весны, торжественно были испытаны первые сеялки. Не ахти, какое техническое средство, но существенно облегчало труд крестьянина. Позволяло обеспечить оптимальную норму высева зерновых на определенной площади. Сеялку можно было перестроить на высев разных культур. Одним словом, агрегаты не простаивали, а использовались по полной. В мастерских заканчивали сборку и испытания примитивной жатки. Тоже очень полезная в хозяйстве вещь. Могла косить все, и траву на сенаж, и зерновые. Двигали совместными усилиями сельскохозяйственный прогресс.

С западных рубежей моего королевства прибыл гонец. Командир отряда докладывал, что на его пост начали пребывать беженцы из королевства Пактус. Бежит народ от голода. Альхон и его вельможи отобрали у своих крестьян большую часть продуктов в виде разных налогов. Очень многие семьи не пережили голодную зиму. Посадочного материала нет, засевать поля не чем. В разных местах Пактус вспыхивают голодные бунты. Народ не видя заботы со стороны короля, начинает бежать. Мы первые до кого могут добраться обессиленные люди. В Пактус ходят легенды о справедливом короле Алексе I. Надо переговорить с канцлером и Тоей. Получить кучу работоспособного населения, да еще и без войны, это замечательно!

— Анже, Тоя, нам нельзя сейчас отталкивать людей, — убеждал я канцлера и королеву. — У нас обширные территории, до самого океана, занятые лесом. Мы в основном аграрное государство, а посевных площадей не так много. Кто-то должен будет корчевать леса, разбивать поля. Лишних людей у нас нет для этого. Так почему бы нам не использовать беженцев? Запас посевного материала у нас кое-какой имеется. Неосвоенных целинных земель, принадлежащих короне, немного, но есть. Посадим людей на землю, привяжем. Будут трудиться, не будут голодать. На пару лет, налог снизим переселенцам до минимума. Даже сельхозорудиями снабдим. Остальных желающих поселиться у нас и стать нашими гражданами, определим пока на жительство в лесах. Дадим инструмент и приспособления, пусть расчищают себе наделы. Изобилие лесного зверя не даст им помереть с голоду, и мы поддержим продуктами.

— Все ты Алекс правильно говоришь, — задумчиво сказал Анже, — а если Альхон возмутиться и решит напасть.

— А где он возьмет продовольствие на снаряжение армии? Он с вельможами уже все сожрал, а новый урожай не скоро будет. Я предлагаю, заслать в Пактус негласных агитаторов, пусть мутят народ, сподвигая его на переселение к нам. Если смотреть на проблему шире, то мы увидим, что люди Пактус говорят с нами на одном языке, соблюдают те же традиции, мы молимся одним богам. Они нам близкородственный народ. Надо им помочь. Будет нас больше, быстрее пойдет процесс развития разных ремесел и предприятий. Вы сами видите люди у нас в дефиците. От Альхона можно ожидать подлости. Поэтому, на всякий случай, отдай Анже, министру обороны распоряжение, пусть отправить туда батальон коронных войск, усиленный пятью метательными машинами.

— Милый, но помимо рабочих рук, мы получим дополнительные проблемы, — вылила на меня воображаемый ушат холодной воды Тоя. — Отсутствие достаточного количества мужчин никуда не исчезнет. А голодные на мужскую ласку женщины, становятся неуправляемыми и очень жестокими. Как быть с этим, ты, подумал?

— Думал я и неоднократно. Даже хотел создать несколько пограничных батальонов, исключительно женских. Но потом отказался. Хорошо обученные и тренированные девушки, однозначно будут воровать мужчин в других королевствах. Могут возникнуть конфликты с соседями. Думаю, как временный вариант, создание центра репродуктологии семьи.

— А это что такое?

— Например, обращается в центр женщина, с просьбой о зачатии ребенка. Мы взрослые с вами люди и понимаем, что продолжение рода человеческого одно из наших предназначений, одобренных Всеобщим. В центре под лекарским контролем женщине подбирают мужчину, который делится с ней семенем.

— Ну, ты Алекс придумал, — не удержался Анже, — есть падшие женщины, а теперь к ним присоединяться, еще и падшие мужчины. — Я думаю, нас могут не понять не только простые люди, но и служители культа.

— Хорошо, допустим, я издал указ о многоженстве. Каждому предписывается иметь не менее двух жен. Не каждая женщина захочет делить мужчину с кем-то, собственнические черты характера пересилят разум. Получим внутрисемейный конфликт. А если учесть высказывание Тои, об агрессивности женщины, не имеющей постоянного мужского внимания, то тут недалеко и до бунта. А женский бунт может стать жестоким и безжалостным, несмотря на то, что большинство женщин внешне белые и пушистые.

— Мужчины, а если в указе о многоженстве разрешить иметь не более трех жен. Вступать в семейную жизнь не ранее семнадцати лет. Девушка, не вышедшая замуж и не родившая до двадцати лет, начинает платить налог, как незамужняя и бездетная. С каждым годом до тридцати лет налог возрастает. Вот тогда я думаю, в твой, как его там центр, пойдут девушки и женщины толпами. Мы, женщины, немного жадноваты до денег. Так, что большинство постарается побыстрей определиться со своим статусом и с детьми.

Около часа мы совещались и спорили, искали, таким образом, пути решения проблемы. Вариант Тои был принят за основу.

Спустя неделю мной был издан соответствующий указ. Не скажу, что все восприняли его с воодушевлением, но на некоторое время, надеюсь, удастся снять острую мужскую проблему.

Глава 31

Народ из Пактус бежал. Если в первые дни, нашу границу пересекало около пятисот человек, то потом народ повалил сплошным потоком. Канцлер все организовал на высшем уровне. Мы с ним уже приняли решение и определили места расселения беженцев. Каждой группе людей придавали сопровождающего, который доводил их до места, и решал массу вопросов по обустройству. Не все естественно проходило гладко, были некоторые недоразумения, но решались они быстро.

Я распорядился усилить на границе войсковую группировку до полутора тысяч человек, в том числе подтянули туда три десятка метательных машин и стрелометов. Альхон, однозначно не смирится с потерей человеческого ресурса, вторгнется на нашу территорию, чтобы напакостить, как можно больше. Решил съездить на западный рубеж, так сказать, лично убедиться. Тоя меня не отговаривала, понимала, всю серьезность сложившейся ситуации.

Пограничный укрепленный пункт — Запад 5, расположенный на пересечении двух основных торговых дорог. За неполный год, превратился в небольшую каменную крепость, со рвом и валом. Высокие каменные стены позволяли гарнизону длительное время отражать нападение противника, и даже выдержать осаду, до подхода основных войск. Основные войска я привел, слава Всеобщему осады пока нет.

В окружающих лесах я разместил, свое войско, не хотелось пугать переселенцев. Иной день, количество беженцев доходило до пяти-шести тысяч. Я просмотрел книги учеба беженцев, и честно сказать очень удивился. За два месяца через этот пункт прошло почти двести тысяч людей, ну, оно и понятно, тут пролегал главный торговый путь, по нему удобно ехать и идти. А сколько людей прошло лесными дорогами и тропами!? Нет, их тоже встречали и учитывали, но общего количества я, в данный момент, не знал, только мог предполагать, что не пройдет и месяца, королевство Пактус полностью обезлюдеет. Численность населения там почти сравнима нашей.

Прибывший ночью разведчик Шушана доложил, что в Пактус, Альхон собрал полутора тысячное войско. Движется по направлению к нашему пункту, уничтожая и грабя всех людей, попадающихся ему на пути. Костяк войска собран из высокородных господ. Они хорошо вооружены и экипированы. Пока не испытывают затруднений с продовольствием и фуражом. Обоз небольшой, в нем служат подданные аристократов, которые смогли доказать свою преданность. Жестокость войска Альхона запредельная, он не оставляет в живых никого, даже маленьких детей.

Обезумевшего, напившегося человеческой крови зверя, в лице Альхона, нужно было обязательно остановить. Если он выйдет на территорию нашего государства, то начнет сеять смерть и разрушения.

На удалении двух километров от пункта Запад 5, вглубь территории Пактус, было выбрано удобное место для засады, оборудованы огневые позиции для артиллерии и стрелков. Мне, если честно не хотелось уничтожать все войско Альхона, как- никак, полторы тысячи крепких мужских рук не помеха в хозяйстве, да и демографический вопрос не последний. Но это был единственный плюс, за сохранение им жизни, а минусов значительно больше. Никогда не согласятся бароны и графья, вкусившие крови, потерять свой титул, и стать простыми гражданами. Они привыкли повелевать, творить, все что захотят, и не нести за это ответственности. Почти половину дня я рассуждал сам с собой и боролся со своей совестью. Как ни тяжело мне было принимать решение, но я отдал приказ, полностью уничтожить противника. Не буду я вести разговоры с Альхоном, зверь должен умереть, и он умрет под ударом моего войска.

С утра не появился ни один беженец, значит, войско Альхона уже где-то поблизости. Мое предположение подтвердили вернувшиеся дозорные. К полудню следует ожидать появление врага. Не будет им никакого предложения сдаваться, просто, с расстановкой, и не спеша, расстреляем артиллерией, а выживших противников, добьют стрелки. Завершит зачистку пехота.

Все заняли предусмотренные планом позиции. Воины Пактуса, еще не сталкивались с тактикой моих войск. Наличие плотной шеренги пехоты, развеселило противника, смех доносился до наших позиций. Альхон ничего нового мне не продемонстрировал, в плане тактического построения атакующих сил. «Свинья», она и здесь имелась. А у нас есть ножичек для этого животного, артиллерией называется. Надо отдать должное противнику, построение и разгон войска произведен идеально. А дальше мы, не менее идеально произвели залп из всех метательных машин и стрелометов. Тяжелые камни, пущенные мощными машинами, сделали настоящие прорехи в боевых порядках врага. Метровых стрелы прошивали насквозь воинов и лошадей. Сплошной рев, крики умирающих и раненных, ржание лошадей, все слилось в единую какофонию настоящей бойни. Вошедшие в зону поражения стрелков, всадники, были моментально уничтожены. Произведя еще по одному залпу, артиллеристы и стрелки, прекратили стрельбу, не в кого больше стрелять. Пехота пошла на зачистку, с приказом, живых не брать. Традиционно моя кавалерия захватила весь обоз, там тоже живых не обнаружили.

Потом отловили здоровых лошадей, покалеченных, на месте свежевали, мясо грузили на повозки. Сбор трофеев закончили быстро. А вот рытье могилы для такого большого количества народа, затянулось до самого вечера. Уже в сумерках, в могилу был опущен последний воин. Я прочел молитву. Весь цвет дворянства Пактус, вместе со своим королем упокоились.

Был ли я рад победе? Однозначно сказать не могу. За каких-то десять минут, мои воины превратили в мертвецов неприятельское войско, не потеряв ни единого бойца. Конечно, я рад и горд, что благодаря моим знаниям удалось создать боеспособную армию, пусть и не большую. В то же время меня не покидает чувство, что я излишне жестоко обошелся с противником, не дал ему никакого шанса сдаться. Если посмотреть объективно, мое войско, по техническому уровню и по боевым способностям, на сегодняшний день, не имеет равных себе противников на всей планете. У короля Пактус не было шансов на победу вообще. А сдаваться гордые аристократы, посчитали бы оскорблением. Брать их в плен мы бы смогли, но тогда я подвергал опасности своих бойцов, вплоть до летального исхода. А я стараюсь дорожить жизнями моих воинов. Ладно, хватит заниматься самобичеванием, мы победили, враг повержен, опасность для жителей государства устранена. Все ставим точку.

Глава 32

И вот я дома, рядом любимая жена и дети. Как я по ним соскучился! Отсутствовал, всего то три недели. Малыши успешно наедали ряшки, а Влад начинал связно лопотать первые слова и фразы. Идиллия семейная.

Возросшее почти в два раза население королевства требовало большего внимания. Канцлер постоянно гонял своих чиновников в командировки, выяснял, как устроились вновь прибывшие, и какие испытывают затруднения. Я и сам понимал, что нам нужно дополнительно где-то закупить зерно для посева на будущий год, и для прокорма в этом. Нам зерно может продать только Локи, благо золотом мы обеспечены. Прииск давал достаточно. Значит, нанесем визит королю Волшу.

В гости к Волшу я поехал без всяких там карет и мантий. Оседлал коня, взял сотню охраны и все. Ночевали на постоялых дворах, иногда на лесных полянах. Если удавалась завалить нескольких оленей или коз, лакомились свежатиной.

С момента коронации Волша, я не посещал Локи. Сейчас, въезжая в столицу, я заметил существенные изменения в ее облике. Город стал, как бы светлее и чище. Запущенность и не ухоженность зданий и сооружений, бросавшаяся в глаза в прежнее время исчезла. Везде царил порядок. Городская стража, встречающая путников у ворот, была одета в добротные доспехи, изготовленные по единому образцу.

Да и дворец короля, тоже изменился в лучшую сторону. Фасады зданий вычистили от многолетней грязи, и оказалось, что дворец построен из светлого камня. Рассматривая горожан, я отметил, что бедно одетых практически не видно, да и взгляды людей стали как бы добрее.

Волш, извещенный охраной о моем приезде, лично встретил на ступенях дворца.

— Рад приветствовать вас ваше величество, — пожимая мне руку, улыбался Волш. — Давненько вы не заглядывали к нам в гости. А где ваша очаровательная супруга?

— Я тоже рад видеть вас ваше величество. А супруга осталась дома. Кому-то надо приглядывать за детьми.

— Детьми? Так у вас прибавление в семье?

— Близнецы, дочка и сын.

— Все расскажите в обеденном зале. Прошу вас, проходите.

Волш пропустил меня вперед, сам пошел следом. Расположение помещений дворца мне было хорошо известно, я его перед взятием выучил наизусть. Пока на память не жаловался. Оказавшись в обеденном зале, мы расселись по местам. Я занял место по левую руку, от Волша. По правую руку, примостился герцог Парра, с которым я тепло поздоровался.

— Алекс, стряслось что-то? Пактус наступает? — сыпал вопросами Волш. — Ты так неожиданно появился, я подумал, что-то случилось.

— А просто по-соседски, с дружеским визитом к тебя, твое величество, мое величество, приехать, значит, не может?

— Алекс, мы всегда рады тебя и твоих близких видеть. Ты нам, как родственник. Ну. а если приехал сам, без приглашения, значит, возникли трудности.

— Если ты думаешь, что Пактус это трудность, то скажу прямо. Пактуса больше нет. От слова нет вообще.

— Как нет? Мор случился?

— Сначала голод там случился, а потом исход жителей. Народ понемногу начал покидать королевство еще в начале зимы, а весной массово. Путь в мои земли не близкий. Много погибло по дороге от истощения, с продуктами было очень плохо, не было продуктов. В довершение, Альхон, просто обезумел. Высокородным войском истреблял своих подданных, всех без исключения.

— А куда девались люди из Пактус?

— Все ушли ко мне. Я их принял под свою руку и разместил. Ты же знаешь, земель у меня много, есть где расселять.

— И что Альхон, не помешал тебе?

— Пытался, но неудачно. Как раз на границе я его встретил. Короче, нет ни войска, ни короля, и государства тоже больше нет. Я послал в бывшие земли Пактус поисковые отряды. Пусть соберут всех, кто остался жив. Думаю, таких остались единицы. Печально. Но приехал я к тебе друг Волш с просьбой. Продайте мне, как можно больше зерна, людей кормить надо, а весной сеять. Расплачусь полновесными золотыми гартиками, по весу они равны вашим золотым локи. У вас я знаю в этом году хороший урожай зерновых культур.

— Все ты знаешь Алекс, — деланно возмутился герцог. — Мы еще не все подсчитали, а ты уже знаешь. Шпионишь у нас?

— Хотите, открою секрет, как я узнал о вашем урожае, не побывав ни на одном поле?

— Попробуй удивить, — не унимался Парра.

— Наши королевства торгуют, и успешно торгуют. Вот я попросил одного купца привести мне несколько созревших колосьев с ваших полей. Я примерно знаю, какую площадь у вас занимаю посевы зерновых. Сколько растений в одном шаге. Смотрим сколько зерен в колосе. Начинаем считать. Погрешность расчетов присутствует, но общую картину по урожаю можно получить.

— Ловко, Алекс ты нам нос утер, — заметил Волш. — Никогда бы не додумался. Так можно контролировать моих верноподданных баронов?

— Можно, так получить общую картину, так сказать выяснить перспективы на урожай.

— Извини за нескромный вопрос, а где ты разжился золотом? У Фатха его никогда в достатке не было. Серебро он имел. Из всех королевств, только мы добывали и чеканили золото.

— Я в отличие от Фатха думаю о людях, стимулирую их стремление к лучшей жизни. Вот и повезло найти золото.

— Продадим мы тебе зерно, большие излишки будут. Не мышам же зерно скармливать, а ты золотом расплатишься, казну нам пополнишь. А что еще можешь предложить?

— Если захотите, покупайте у меня сеялки и жатки.

— Я наслышан об этих чудесных машинах. Готовы покупать все, что предложишь.

Ну, а дальше пошел торг, что за сколько, столько, почему не так, и тому подобное. Наверное, в каждом человеке, где-то очень глубоко сидит торгаш, и в нужный момент выныривает из небытия, чтобы напомнить о своем существовании. Ударили по рукам, заключили договор. Потом скрепили его замечательным вином.

Глава 33

Сегодня я праздновал семилетие моего пребывания на планете «Фаэтон». Никакого официального торжества естественно не было. Зашел в свой кабинет, налил себе маленький бокал вина. Связался с «Лёвой», его поздравил, немного поболтали. Нас до сих пор никто не нашел. Честно говоря, первый год, я еще переживал по этому поводу, а потом семья, заботы, не до переживаний стало. Втянулся.

На сегодняшний день я глава государства. И хочу заметить мощного государства. Промышленность развивается. Сельское хозяйство, тоже на подъеме. Объем торговли с Локи растет ежедневно. Люди довольны мной, я им отвечаю взаимностью.

Есть у меня задумка, посетить другие континенты планеты. Не изучены здесь океанские просторы, нет моряков среди населения. Даже побережье не заселено людьми. Просто очень мало нас здесь.

Надо строить верфь и корабли. А кто все это будет строить? Я в этом ничего не соображаю. «Лёву» попросил подобрать мне материал для изучения. Накапливает.

Детвора подрастает. Влад, как самый старший, уже уверенно держится в седле, стреляет из детского лука. Младшие, пытаются не отставать, но пока уступают в мастерстве брату. Стараниями моей жены, в Руфи открыли школу, учим детей счету и письму. Наши дети, учатся вместе со всеми, пусть привыкают быть ближе к людям разных сословий. Кстати программу обучения, и учебники, разработал и изготовил по моей просьбе «Лёва». Бурчал он конечно, но все сделал очень хорошо, и главное понятно для местной детворы. Эх, мне бы еще преподавателей из моей родины, поднял бы уровень образования. Общими усилиями толкнули бы научно-технический прогресс, но исключительно в мирных целях. Вот таким я пацифистом стал.

Как-то раз, после рождения близнецов, Тоя завела разговор о детях. Не сразу понял, к чему она клонит. Я люблю своих деток, люблю свою жену. Дети рождены в любви. Они всем обеспечены. Все эти мысли я высказал жене. Тогда у нас состоялся такой разговор.

— Понимаешь, Алекс, мы женщины созданы Всеобщим, на радость мужчинам, — глядя мне в глаза, говорила Тоя. — От нашей с тобой любви и радости, на свет появились дети. Надо подумать об их будущем. Если много будет детей, то наше королевство нужно будет разделить на несколько частей, чтобы каждый смог самостоятельно жить. У нас сейчас детей трое, и я думаю достаточно. Но я же нормальная женщина, я хочу ласки своего любимого мужа, я не могу отказать тебе в близости, это выше моих сил. И в тоже время я не хочу больше беременеть, обрекая тебя не длительное воздержание. Как мне быть?

— Милая, ты забываешь, кто у тебя муж, — обнимал, я Тою. — Я в первую очередь твой муж — лекарь, еще не позабывший окончательно свое ремесло. Это уже потом я король и прочее, прочее. Не терзай себя ненужными мыслями. Говоришь, трое деток достаточно, значит, так и сделаем. Я знаю, как этого избежать.

— Если думаешь завести еще одну женщину, то говорю сразу, я не потерплю этого.

— Не хватало мне еще бастардов плодить! Открою тебе тайну, я однолюб, мне другие женщины не нужны, ты мне милее всех. После Дашеньки, конечно. А земель у нас предостаточно всем хватит. Под боком земли бывшего королевства Пактус пустуют, и дальше на запад тоже неосвоенных и диких мест полно. Вот с людьми напряженка.

Больше к вопросу беременности королевы мы не возвращались. Под гипнозом, я поработал с женой, так сказать закрыл ей детородную функцию.

Анализируя прожитые на «Фаэтон» годы, убеждаюсь, что вмешался я в устоявшуюся здесь жизни не зря. Привнес много положительного. Особым достижением, считаю установление мира между государствами. Да, к положительному результату пришлось идти долго и через кровь, к сожалению, по-другому не получилось. Но зато сейчас народ в моем королевстве и у Волша живут спокойно, не опасаются за себя и за своих детей.

Лекарский Дар я почти не использую. Нетронутая промышленностью природа, и экологически чистые продукты, залог крепкого здоровья людей. Нет никаких эпидемий. Самые сложные лекарские случаи, это увечья, полученные на охоте или на вырубке леса. Для таких случаев, я предусмотрел в замке несколько помещений, где периодически практикую. Каждый житель королевства может обратиться ко мне за лекарской помощью, и если я на месте, отказа никогда не последует.

Доволен ли я своим положением? Ответить отрицательно, я не могу. Многого достиг, но стремлюсь развивать государство. Сложа руки сидеть, не собираюсь.

Так все хватит тут разглагольствовать, надо работать. Почта не разобрана. Подготовка свежего взвода королевской охраны не проверена. Да, и много чего в плане на день не выполнено. Цели ясны, задачи определены, вперед трудиться.

— Ваше величество, — отвлек от размышлений меня секретарь, — к вам пришел какой-то странно одетый мужчина. — Он очень плохо говорит на нашем языке, разобрать почти невозможно. Я его попросил обождать, сказал, что вы пока никого не принимаете. Он передал вам запечатанный пакет. Я не позволил себе поинтересоваться его содержимым.

— Ну, давай посмотрим.

Обычный пакет, такие продаются в любой лавке моей столицы, ничего особенного. Внутри лежит, сложенный вчетверо, белый лист бумаги. Уже интересно. Обычно прошения мне приносят лично. Разворачиваю лист, и по-настоящему роняю челюсть на стол. На листе, почерком моего деда, по-русски написано: «Привет Санька!!».

— Живо, человека ко мне. Никого в мой кабинет без моего вызова не впускать, — отдаю распоряжение секретарю.

В кабинет вошел мой дед — Пантелеев Иван Петрович, собственной персоной. И через мгновение, я оказался в его объятиях.

— Дед, ты откуда? Как ты сюда попал? — задаю вопросы, немного оправившись от шока.

— Ты внучек, сначала накорми и напои путника, а потом, расспрашивай, — смеялся дед. — Очень понимаешь, кушать хочется, дальняя прогулка, позволила нагулять зверский аппетит.

Я вызвал секретаря и приказал подать обильный завтрак.

Сидя за гостевым столиком, дед с удовольствием поглощал принесенные блюда, запивая лучшим вином. И только насытившись, начал рассказывать.

— Когда прошла информация о пропаже твоего корвета, все решили, что ты и твой экипаж погибли. Нам даже прислали соболезнование от императора. Кстати, тебя посмертно наградили Орденом Андрея Первозванного первой степени. Твоя мать и бабка, в слезы, конечно, ударились. Но я им запретил, даже думать о твоей гибели. Никто не видел тебя мертвым, значит, ты живой, просто где-то задерживаешься. Со временем в штаб пришли твои сообщения об уничтожении крейсера рептилоидов, о гибели экипажа корвета, и о твоем следовании на «Фаэтон». Радости не было предела. Мы даже в храме заказали службу в твое здравие.

Я, как не последний человек на медицинском небосводе империи, напросился на прием лично к императору. Объяснил, где ты и что ты сделал для человеческих планет. Попросил организовать твою эвакуацию. Император не отказал. Заверил, что если в ближайшее время в галактике «Сигма-8», будут проводиться исследования, то тебя обязательно подберут. Сроки, император не назвал. Ну, от меня не отвяжешься просто так. Я выхлопотал у императора для тебя статус наблюдателя-исследователя планеты «Фаэтон». Планета теперь под протекторатом и защитой империи Русь. Но дальше разговоров, дело не двигалось. «Сигма-8» не имеет никаких стратегически важных ресурсов, поэтому сюда никто не летал, дорого и долго.

Проходили дни и месяцы, мы ждали. Сами снарядить поисково-спасательную экспедицию мы не могли, финансов не хватало, даже если бы продали все, чем владеем.

Помог случай. Григорий — твой брат с женой, оставив на нас с бабкой Софию, уехали в командировку на Урал. Какое-то неординарное событие случилась с пациентом в нашем филиале.

Нефтяники из Южно-Уральска, на излучине безымянной речки подобрали сильно истощенного и поломанного мужчину. В центре тело неизвестного привели в порядок, а головой проблемы, несет бессвязную речь, себя не помнит. Полиция по телевидению и по компьютерным сетям транслировала фото найденыша, никто не опознал его и не отозвался. Потому-то и затребовали Иришку. Она у твоей мамы такую школу прошла, закачаешься. Гришка, Даром мужика подлечивал, силы возвращал, а Ирина в голове копошилась. Целую неделю потратили, но привели мужика в нормальное состояние.

Зовут мужчину — Демьян Иванов, ему шестьдесят три года от роду. Он вместе с родителями, десятилетним пацаном, сплавлялся в лодке по реке. На одном из перекатом, лодка перевернулась. С большим трудом им удалось добраться до берега. Все вещи были утеряны, и вдобавок ко всем несчастьям, отец сломал ногу. В скалах нашли пещеру, где обосновались. Планировали пожить, пока не поправится глава семьи. Буквально на второй день, любопытный Демьян обнаружил железную дверь, ведущую вглубь скалы. Позвал родителей. С трудом открыли дверь и оказались на космическом корабле. С тех пор они стали хранителями корабля, так как были первыми людьми, попавшими на корабль с момента его приземления. Искусственным разумом корабля, они были признаны в качестве членов экипажа. Им был разрешен доступ ко всем опциям корабля, после соответствующего обучения под наблюдением искина.

Выяснилось, что много-много тысячелетий тому назад, существовала некая высокоразвитая человеческая цивилизация, проживавшая на планете — Туран. Осваивала просторы космоса. На одной новой планете исследователи инфицировались неизвестным вирусом, который разрушал человеческий организм. Обнаружить заболевание смогли, но методы лечения не успели проработать, началась массовая эпидемия. Чтобы спасти остатки человечества, в разные концы необъятного космоса, отправляли большие межгалактические космические корабли. Один такой оказался у нас на Земле. Колония на Земле вначале насчитывала пять тысяч человек. Покинув место посадки, люди ушли в места с более мягким климатом, где, по всей видимости, и растворились среди местного населения, потому-что больше информации о пришельцах с Турана не обнаружено.

Получив сведения от Григория с Ириной, я поспешил в Южно-Уральск. Очень мне хотелось побеседовать с этим Демьяном, но не в больнице, а на борту этого, пока еще мифического космического корабля. Пациент оправдал все мои ожидания. Согласился показать нам место. Он собственно и покинул корабль с единственным намерением, привести к кораблю людей, чтобы, как бы сдать пост. Но заблудился в тайге, долго выбирался, кончились продукты. Только на силе воли добрался до речушки, где упав с обрыва, поломался. Это чистая случайность, что его обнаружили нефтяники.

Попав на корабль, я был удивлен и поражен. Наши ученые и конструктора еще не достигли нулевого уровня познаний, по сравнению с этим техническим чудом. Сильно расстроился, когда выяснил, что корабль никуда не сможет взлететь. При посадке его раскаленная обшивка, сплавилась воедино с горными породами, при всем желании, даже взрывом нельзя разорвать эту связь.

Два дня Демьян водил нас по кораблю, и рассказывал обо всем, чему его научил искин. Познавательная экскурсия вышла. На закуску, этот, с позволения сказать экскурсовод, сказал, что пять лет назад искин открыл ему возможность пользоваться межгалактическими порталами. Они существуют на двенадцати планетах, на которых, скорей всего, совершили посадки космические корабли с Турана. Когда Демьян назвал координаты «Фаэтона», а я их знаю наизусть давно, я аж подпрыгнул. Не поверил в удачу, попросил уточнить данные. Ошибки не было, точно «Фаэтон».

Дальше все просто. Я в штабе флота, всеми правдами и не правдами, получил коды доступа к твоему искину. Притащили нужную аппаратуру. Вышли на «Фаэтон». Я выдал в эфир соответствующий порядок цифр. Пообщался с твоим другом «Лёвой». Это он указал, где тебя найти. Корабль с Турана, находится на соседнем материке, далековато от тебя, пришлось думать о средстве передвижения. Я не стал задействовать твой бот, чтобы не засветиться.

— Вот стервец все же «Лёва», — не выдержал я, — а мне не сообщил.

— Санька, это моя просьба, ничего тебе не говорить. Сюрприз хотел тебе преподнести.

— Удалось, тебе дед, меня удивить. А как ты сюда добрался?

— Ранцевый глейдер использовал. Тяжко в мои годы, этими новомодными штуками баловаться, да, и далеко ты живешь от портала. Расскажи, как устроился, есть семья? «Лёва» ничего не стал говорить, сказал, у тебя это лучше выйдет.

— Семья у меня есть. Очаровательная жена и трое деток. Старшего сына зовут Влад, а близнецы Даша и Ваня.

— Как ты назвал близнецов?

— Дочку — Дашей, а сына — Ваней. Так захотела моя жена Тоя. Давай дед, пригласим все наше семейство Пантелеевых сюда, и мы вам все подробно расскажем, чтобы не повторятся.

— Да-да, я тут на разведку прибыл. Сегодня вечером вернусь обратно. Давай через месяц, как раз всех соберу до кучи, и завалимся к тебе в гости.

Обговорили с дедом место, где может незаметно осуществить посадку бот с «Лёвой», чтобы не заморачиваться с ранцевыми глейдерами. В сумерках, я вывез в своей карете деда за пределы столицы. Тепло попрощались.

Эпилог

Сьера Лития, приехала к нам в гости по моему приглашению. Никак не могла понять, почему я просил ее срочно приехать. Подумала даже, что мы ожидаем очередное пополнение. Тоя тоже терялась в догадках, каждый день пытала меня с пристрастием. Я хранил гордое молчание, по этому вопросу. Отшучивался, говорил, что хочу всем сделать сюрприз.

Через месяц я пригласил сьеру Литию и Тою с детьми в зал для торжественных приемов. Огласил форму одежды парадной, для моих дам и для детей. Заинтригованные, теща с женой быстро обрядили детей подобающим образом, и сами оделись соответственно, дополнив гардероб драгоценными украшениями. Выглядели все очень эффектно. Я проводил их в зал торжественных приемов.

— Вот, мама, вы, хотели познакомиться с моими родителями. Они перед вами. Знакомьтесь.

Графиня Лития Ростава, с удивлением рассматривала, странно одетых для этих мест людей. Это была вся моя родня с Земли: дед с бабкой, мама с папой, братья со своими женами и детьми.

Наконец-то вся семья в сборе.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Эпилог



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики