КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Почтальон всегда стучит дважды (fb2)


Настройки текста:



Почтальон всегда стучит дважды

Звёздная пыль и скука

Бескрайнее ночное небо дивным шатром из тёмного бархата, расшитого драгоценными камнями звёзд, раскинулось над восхищённо притихшей землёй… и её безмятежно сопящими в тысячи дырочек обитателями.

— Мир и покой, — рассеянно произнесла стоящая на балконе своей башни Луна, задумчиво изучая обновлённый небосвод. — Тишина и спокойствие…

Она нахмурилась и отодвинула жало созвездия Скорпиона подальше от крупа созвёздия Водолея. Понивиллю с лихвой хватило и сбежавших с небес Медведиц для весьма «увлекательных» приключений, только потопа ещё не недоставало. Селестия как мастер звёздных картин, прямо скажем, не состоялась — ночная принцесса недовольно сморщила нос, вспоминая учинённый сестрой космический кавардак. Спасибо хоть, после того случая она больше не пыталась перекраивать ночные небеса, попросту распихав созвездия подальше друг от друга.

Прохладный ночной ветерок ласково коснулся недовольно вставших торчком ушек, ненадолго заблудился в звёздной гриве и взъерошив её, умчался прочь — искать другую забаву. Слегка поостывшая Луна вздохнула, бросила последний взгляд на небо и ушла с балкончика обратно в спальню, притворив за собой высокую оконную дверь.

«Лепота и благорастворение в кущах, — вернулась она мыслями к прежней теме, освобождаясь от регалий. — Как бы не слишком «благо», м-да… Пожалуй, мои метания сквозь время таки к лучшему — не было времени облениться, спасибо Дискорду, чтоб ему икалось. Так что в отличие от Тии, я ещё влезаю в броню без проблем».

Принцесса косо глянула на приоткрытый шкаф, в сумраке которого матово мерцала воронёная сталь. Магией аккуратно прикрыла дверцу.

Да уж, жупел вышел знатный… Ну, а что карикатурный — так присматриваться было особо некому. Довольны остались все — кобылки овладели Элементами и радостно забороли злобную Кошмариху, та тоже всласть надурачилась, изображая актрису погорелого театра… то бишь Замка Двух Сестёр, Селя получила долгожданный отгул и едва не лопнула от смеха и слопанной выпечки, отсиживаясь с магическим шаром «в ссылке» Ночной Цитадели. На кухне после обожаемой сестрицы было хоть тем самым шаром покати, а в кладовках осталось разве что мышам вешаться, за свою протеже та болела искренне и азартно.

Луна смешливо фыркнула, потом вновь посерьёзнела. Хорошо, что кроме таких вот уже отыгранных в прошлом карт ничего не появляется. Даже джокер всегда покорен воле игрока… и у Дискорда хватило мозгов понять и принять правила новой игры, его это даже забавляет, и в мягких лапках Флатти он умостился вполне уютно. Невзирая на его последний тогдашний «подарочек», незлобивую по натуре Луну это скорее радовало, тем более что проклятие удалось обойти. Буквально. Да и поплатился за жестокую шутку Дух Хаоса сполна. Остальные же… Ничто не ново под луной, особенно пустые головы. И всё-таки осторожность не помешает.

Луна запнула накопытники под кровать. Венец и нагрудник уже лежали на столике. Пушистые тапки-зайки — подарок Флатти — порхнули к её ногам в облачке синей магии. Направляясь в ванную комнату, принцесса невольно улыбнулась, вспомнив, как робкая пегасочка смущалась и краснела, преподнося ей подарок, и как сердито пыхтел образец для этих самых тапок, затюканный дотошной Рэрити обмерами, похоже, до умопомрачения. На душе потеплело. Друзья у принцессы… необычное ощущение. Но донельзя приятное. Времена изменились, нравы тоже — и хвала Селестии.

«Что ж, здесь Тия управилась на славу, — орудуя зубной щёткой, констатировала Луна, разглядывая свою забавно перекошенную мордашку в зеркале. — Тьфу, гадость. Даже за тысячу лет вкус не улучшился. Видно, образ всесильной и недоступной богини в башне из слоновой кости и ей остоспрайтел за тысячу лет, зато образ всенародной мамочки, хе-хе, лёг идеально. «Мои маленькие пони», ну как же. А кто их обидит, с тем приключится солнечный удар, да-да. Те же грифоны вон в своё время маялись мигренью лет триста, пока не дошло до самых альтернативных».

Принцесса фыркнула, отгоняя возникший образ Селестии-наседки-всея-Эквестрии — может, именно отсюда у сестрицы куробоязнь, а не от Эйджи с её «солёной» двустволкой? — выключила воду и потянула магией с крючка полотенце.

Зато даже гвардия, которой вообще-то положено прикрывать аликорнесс в ближнем бою и обеспечивать безопасность Кантерлота, превратилась лишь в холёные вешалки для золочёных доспехов. А заменить её имеющими обширный опыт настоящих сражений в Порубежье Детьми Ночи — тут же найдутся любители вспомнить страшные сказки. Эх…

Луна досадливо вздохнула, топая обратно в спальню. Самые простые решения бывают порой самыми сложными.

«Если так пойдёт дальше, то и я, чего доброго, форму потеряю и обзаведусь поистине королевским седалищем, намозоленным об трон, чтоб его на дрова. Может, Тия нарочно подушку на заду отращивает? К счастью, — синяя кобылка с удовольствием потянулась, чувствуя играющую в тренированных мышцах силу, — до этого ещё далеко».

Луна скинула тапки и одним лёгким движением запрыгнула на постель. Её ожидала очередная ночная смена. Рутинная и обыденная. Хотя благополучные сны подопечных в последнее время её радовали, всё же они изрядно приелись, надо признать. А кошмары… только и дел, что раз за разом шугать подкроватных и зашкафных бабаек от жеребят. Взрослые недалеко от них, впрочем, ушли — вчера опять пришлось отпугивать молниями уж-ж-жасных кур от царственного солнценосного крупа, трясущегося на дереве. И незачем было сестрице так орать! Ну подумаешь, попала пару раз не по курам, с кем не бывает. Нехуфиг было отращивать такую за… манчивую мишень. А дальше — снова гонять настырных пауков и божьих коровок от нашей книжной лошадки. Не, ну пауки — ещё понятно, они противные, но чем ей симпатичные жучки так насолили?

«Скучно, — зевнув, неизвестно кому пожаловалась принцесса и мановением магии погасила светильники. — Хоть бы что пооригинальнее кому-понибудь приснилось…»

Сон окутал её зыбким маревом, привычно растворяя реальность. И столь же привычно причудливое переливчатое марево мира грёз, шепчущее тысячами голосов, волей Луны обрело свой обычный удобный вид коридора со множеством дверей. Мягко ступая, звёздногривая принцесса неторопливо пошла вдоль стены, улавливая исходящие от них чувства, надежды, разочарования и страхи. Одна, вторая, десятая, двадцатая… Чувства-чувствочки-чувствища и иногда — чувстрашилища. Зрелища, осязалища, обонялища… Всё то же самое, коньспода мои, всё то же самое, — как говорит Фэнси Пентс, созерцая наутро очередные чужие накопытники перед дверью Флёр-де-Лис.

Возвращаясь от очередной пассии, кстати, так что живут они душа в душу. Луна хмыкнула, душераздирающе зевнула и встряхнулась, прогоняя сонливость. Нет уж, дрыхнуть во сне — на такой изврат способна только сестричка на приёмах, слушая часовые речи, причём с открытыми глазами и одобрительно кивая в нужных местах. Талант, однако. Пряднув ушками, принцесса флегматично порысила дальше. Из-под ног временами прыскали мелкие искорки, разбегаясь по похожему на хрусталь «полу» и мерцая на накопытниках. Звёздная пыль на сапогах…

«Мы идём по Зебрике… И только пыль-пыль-пыль-пыль из-под шагающих сапог… отдыха нет на войне. Что, пони не носят сапог? А вы попробуйте в накопытниках, да по песочку, на котором яйца можно жарить! Любые, ага. «Языки» пели полосатыми соловьями, да… И лапки тоже не казённые, тут не то что в сапоги, в валенки влезешь. И только двери-двери-двери-двери…»

Луна рассеянно и старательно маялась дурью, позволяя сознанию сплетать обрывки воспоминаний и образов в причудливо-абсурдный узор и привычно отвлекаясь от обязаловки. Иначе и рехнуться недолго, в конце концов. И усталость накапливается, забивая восприятие монотонным тяжёлым безразличием, что чревато. Надо бы передохнуть. О… А почему бы и нет?

Воровато оглянувшись, она быстренько нырнула за источающую спокойствие добротную дверь из толстенных досок, аккуратно выкрашенную в красный цвет и украшенную половинкой зелёного яблока. Откуда, сжульничав с ускорением времени, выбралась спустя несколько минут не то чтобы совсем, но всё же гораздо более умиротворённой. Круп, правда, слегка свербел, хоть он и царственный.

«Затейник, а-агась. Ладно в лесу, но на неошкуренном бревне? Только этому обормоту при трёх высших образованиях и титуле магистра хуфилософии могло взбрести в голову играть в шахмары, восседая на сучковатой коряге, — Луна яростно почесалась, — да ещё с муравьями!» Впрочем, муравьиная терапия вкупе с приятной компанией освежили принцессу достаточно, чтобы она с новыми силами взялась за работу, хрумкая на ходу очень кстати подаренными яблоками.

«И только пыль-пыль-пыль-пыль… Тьфу ты, вот же привязалось!»

Роскошную бело-золотую двойную дверь принцесса миновала, хмыкнув — по-детски нетерпеливое ожидание, ваниль, шоколад, клубника и горьковатый аромат кофе. Государственная чайна… то бишь тайна, ну да. Страслая и ужаслая.

Интересно, понибудь в Эквестрии в курсе, как их правительница «обожает» чай? Луна крепко подозревала, что по крайней мере некоторые из многочисленных чаедарителей втихомолку ухмылялись, щедро пополняя дворцовые запасы вкусняшки к вящему отчаянию не чаявшей от неё избавиться Селестии. Каламбурчик-с…

Поразмыслив, аликорнесса на миг задержалась, её рог коротко вспыхнул, и кофейный аромат сменился терпким запахом хорошего чая. Из-за двери раздался горестный вопль. Принцесса снов проказливо хихикнула — на то и Луна в небе, чтоб сестричке жизнь мёдом не казалась — и двинулась было дальше, но тут же остановилась и прижала ушки, ибо Тия в запале перешла на трёхэтажный древнеэквестрийский. Чего-чего?! Ах, так? Ну, держись, дражайшая родственница, сама напросилась! Приглушенное кудахтанье оборвало витиеватые обещания натянуть повару и одной «мелкой синей засранке»… что-то на куда-то. Ещё один вопль, удаляющийся топот, хлопанье крыльев, воинственное кукареканье и трескучее шипение боевых заклятий — получите и распишитесь.

Посмеиваясь, синяя аликорнесса оставила извечную куромахию Селестии за хвостом. И снова — двери, двери, двери. Большинство принцесса миновала без задержки — исходящие от них чувства были спокойными и открывать приходилось лишь немногие. Огорчения, печали, мелкие страшилки и пугалки… А вот и остальные друзья. Ну-с, двинули.

У Твайлайт божьи коровки поселились для разнообразия на самых интересных местах «Пони-С-Утра», и единорожка сама сравнялась с жучками цветом, пока Луна их оттуда вытряхивала, старательно держа лицо кирпичом. У Эпплджек на яблонях начали расти параспрайты, а Рэрити едва не вышла замуж за оживший поникен. Зато Флаттершай, в кои-то веки скинув свою обычную маску «пугаски», азартно гоняла пытавшегося в прошлый раз её слопать Энджела выданной ей вчера Луной мухобойкой, а Рейнбоу в компании Дэринг Ду отправилась в «искпедицию» за концом радуги, каковой они и отыскали, весьма смутившись результатом. Нет, кому-то таки явно не хватает жеребца… Предотвратив до кучи восьмое за неделю истребление Понивилля Меткоискателями — на сей раз грандиозным побоищем между Спайкзиллой и Свити-Мегаботом — и привычно спихнув всю компанию в сон Пинки с бурной вечеринкой, Луна устало поплелась дальше, сожалея о невозможности и самой застрять там до утра.

«Вот ведь деструктивная мелочь… то ли мои познания о жеребятах вконец устарели, то ли здесь уже и психиатрия не поможет. Карательная, от Флатти, ага, — вяло тянулись в голове такие же умаянные мысли, покуда их обладательница брела мимо дверей, механически отслеживая таящиеся за ними страсти. — У этой троицы даже сны общие! Это что же из них вырастет? Если не самоубьются в процессе. Э, а это ещё что?»

Луна встрепенулась, насторожив ушки и повернулась к очередной двери. Она была украшена знакомыми пузырьками, меткой весёлой растеряшки Дитзи Ду, однако принцессу удивил её нынешний вид — массивная стальная плита на заклёпках величиной с доброе копыто Макинтоша.

Доносившиеся из-за двери звуки, привлёкшие внимание Луны — низкий гул, скрежет и лязг — вполне соответствовали столь экзотичному антуражу. Несколько секунд аликорнесса озадаченно хмурилась, силясь увязать этого дверомонстра с неунывающей обожательницей кексиков, но в голове такое просто не укладывалось. За дверью меж тем что-то загромыхало, басовито ухнуло, и всё стихло.

Луна потрясла головой, избавляясь от видения Дитзи с маффином в зубах и привычным шлейфом из «потерянных» иллюзорных конвертов, развозящей почту на танке или боевом треножнике, затем опасливо толкнула железную дверь лапкой. Вопреки ожиданиям, та приотворилась легко и совершенно бесшумно. Сунутый в щель любопытный синий нос тоже никто не прищемил, так что принцесса, ничего толком не разглядев в царящем внутри сумраке, ещё раз пихнула дверь и осторожно вошла.

Почтовые сны и чрезвычайная посылка

Под ногами был явно металл, вокруг виднелись смутные изломанные тени, не то свисающие с потолка, не то подпирающие его, остальное помещение тонуло во мраке. Пахло нагретым железом, машинным маслом, маффинами и руками. Стоп, руками?! Луна на миг застыла, отслеживая странные сонные ассоциации. Опять же, где руки и где Дитзи? В этот момент включился яркий свет, заставив ослеплённую аликорнессу зажмуриться и прикрыть лицо крылом. Послышались шаги, слишком частые для одной пони. Луна прищурилась, выглянув сквозь раздвинутые перья, и увидела Дитзи Ду и… Лиру Хартстрингс? Опаньки. Нежданчик. Зато понятно, причём тут руки. Но эта парочка вместе? Как бы не запахло ещё и керосином…

— Ах, принцесса Луна! — радостно воскликнула Дитзи, всплеснув лапками. На серой пегасочке была нарядная сине-бело-золотая униформа с аксельбантами и пышными эполетами, увенчанная огромной белой фуражкой с золотистой кокардой в виде крылатого конверта с буквами «ЭКСД». — Вы, как всегда, вовремя.

Она поправила съехавшую на раскосые глаза фуражку и обернулась к спутнице, одетой в синий комбез, дополненный форменной кепкой козырьком назад и множеством карманов, из которых торчали отвертки, гаечные ключи и прочее в том же духе.

— Лира, запускай! Принцесса спешит, мы не можем её подвести.

«Я спешу? Куда это? — удивилась принцесса, слегка занервничав. — И что «запускать»? Она быстро огляделась, благо глаза привыкли к свету, и челюсть у неё невольно отвисла. Стены просторного зала… или цеха? — были сплошь покрыты и утыканы странными механизмами и коленчатыми трубами, тут и там торчали рычаги, шестерёнки и циферблаты, а с потолка свешивалось десятка два огромных многосуставчатых рук довольно угрожающего вида… причём в основном вокруг квадратной площадки, на которой стояла ошарашенная зрелищем аликорнесса. Луна невольно сглотнула. Тем временем Лира повернула кепку как положено, бойко отсалютовала вскинутой к козырьку лапкой и промаршировала к пульту, с которого, похоже, управлялось всё это стимпанк-безумие.

— Не волнуйтесь, сейчас мы вас пошлём в лучшем виде! — щебетала вспорхнувшая от энтузиазма пегаска, потирая лапки.

— Чего?! — вышла из ступора Луна. — В каком смысле?..

Договорить она не успела — Лира, встав на задние ноги, передними потянула рычаг на пульте, и дремлющий механический ад с лязгом и скрежетом пробудился. Завертелись шестерни, запрыгали стрелки приборов, из стыков труб с шипением ударили струйки пара. Луна попятилась. Вернее, собралась попятиться, но кольцевые захваты, с клацаньем выскочившие из площадки, моментально прихватили к ней ноги Владычицы Снов.

— Эй!.. Что происходит? Дитзи! — возмутилась аликорнесса, пытаясь вырваться.

— Вам не о чём волноваться, «ЭКСД» всегда заботится о своих клиентах, — сообщила та и упорхнула к лихо орудующей у пульта Лире.

— Я не… — открыла было рот раздражённая непонятками Луна, но в этот миг висевшая перед ней рука, держащая, как раньше успела заметить принцесса, большую почтовую марку с её собственной кьюшкой, ловким движением пришлёпнула липкий зубчатый квадрат ей на лицо, наглухо запечатав рот и превратив весь запал владычицы снов в негодующее бульканье и мычание. Пришли в движение и остальные железные руки, со всех сторон устремляясь к жертве собственного любопытства.

«Ёп-перный бабай! Кажется, я получу больше, чем хотела, — мелькнуло в голове отчаянно трепыхающейся принцессы, покуда механические руки аккуратно и сноровисто обматывали её пузырчатой плёнкой, плотно прижимая крылья к телу. — Да что за хвостня?! Я им что, посылка? Посылка… Посылка!!! Ой-ёй… К Дискорду все правила, пора делать ноги!» Луна решительно попыталась пустить в ход магию, намереваясь взять ситуацию под контроль. В конце концов, она Владычица Снов — или погулять вышла? Однако планы попутал довольно сильный удар по рогу, который отозвался болью и звоном в закружившейся голове, на миг ошеломив её. Спустя ещё мгновение прояснились и голова и ситуация, но светлее от этого не стало. Механические манипуляторы стремительно сомкнули вокруг беспомощной принцессы дощатые щиты, собрав из них крепкий ящик, крышка которого и долбанула её по рогу, заставив съёжиться, насколько позволяли шуршащая упаковка и тесные стенки. Судя по скрежету и щелчкам, теперь их скрепляли снаружи.

«Только бы не гвоздями!» — панически подумала принцесса, живо вообразив себя неудачным фокусом одной великой и могучей афе… артистки. Похоже, обошлось — скрежет стих. Зато заныл хвост, явно защемленный при сборке, даром что звёздно-эфирный, зараза. От скорбных мыслей о судьбе своего тылового украшения Луну отвлёк чуть приглушенный ящиком и упаковкой звонкий голосок Дитзи:

— Ну вот, всё прекрасно сошлось, наш луностандартный ящик подогнан идеально! Классно, что наша ночная правительница не толстеет, а то для принцессы Селестии стандарт уже три раза меняли. Скоро, наверно, придётся перейти на пирамидальную упаковку.

Луна, тем временем обнаружившая перед лицом ряд круглых дырок и как раз ёрзавшая в попытках если не содрать об их края проклятую марку, то хотя бы выглянуть наружу, невольно фыркнула, насколько позволял марочный кляп. В самый раз будет, точно. И тут же щекам стало жарко — клятая марка, до изнанки которой она кое-как достала кончиком просунутого меж губами языка, была со вкусом черничного сиропа. Странные же шутки выкидывает иногда подсознание…

«М-да, та ещё была вечеринка. Можно как-нибудь и повторить… Тем более оладушки Твайлайт печёт — закачаешься», — мысли явно забрели куда-то не в ту степь. Закачался, однако, ящик, возвращая ворочающуюся в его плену принцессу к более насущным проблемам. Его мягко приподняли и плавно понесли к воротам под досадливые упрёки Лиры:

— Дитзи, тпру! Твоя сумка. Я её за тобой таскать должна?

— О, спасибо!

— Всё взяла?

— Агась! Маффин, удостоверение, маффин, фотка Динки, маффин, свисток, маффин, сбруя, маффин, гаечный ключ, маффин…

Послышался смачный шлепок лапки об мордашку.

— А, и сумка же.

— Ну…

— С маффинами!

— Ыть!.. Да ну тебя в… «Сладкий Уголок», подруга, цепляй уже посылку!

«У них что, тоже сны общие?! — озадачилась Луна, пытаясь хоть что-нибудь углядеть сквозь дырки. — Эй, куда «цепляй»-то?» На ящик что-то плюхнулось и зашебуршилось, чем-то позвякивая.

— Посылка готова! — весело сообщила сверху Дитзи и звонко забарабанила по доскам. «Ай! Да не в ухо же!» — дёрнулась «посылка», всё сильнее нервничая.

— От хвоста!

— Есть от хвоста! — попавшая «в кадр» Лира вытянулась во фрунт, залихватски отдала честь и метнулась куда-то вбок. Что-то звучно громыхнуло и протяжно заскрипело.

— Поехали-и-и!

«Приехали…» — успела обречённо подумать Луна, увидев расходящиеся створки ворот и небо за ними. Затем все мысли вышиб из головы резкий толчок — и первые несколько мгновений принцесса судорожно пыталась удержать съеденные за ужином рогалики внутри, не желая просыпаться в их тёплой компании. В ушах звенело от азартного визга Дитзи, падающей вместе с ящиком куда-то вниз, затем угомонившая-таки лезущую из ушей выпечку Луна выглянула в дырки раскачивающегося ящика, и тут же об этом пожалела — навстречу стремительно неслась земля. Плотно упакованная аликорнесса могла лишь беспомощно наблюдать за её приближением, и даже осознание «сонности» происходящего не слишком утешало.

«Будет о-очень больно, — Луна невольно сжалась. Деревья и кусты росли с угрожающей скоростью, между ними обнаружились морковные грядки… в которых сейчас одной лунной морковкой станет больше. — Хорошо, что сон, а то откапывали бы потом археологи сказочного синего и рогатого зверя Индрика… ой, мама!» Наверху оглушительно хлопнуло, от мощного рывка лязгнули зубы и душа ухнула в пута вместе с рогаликами, а вырвавшийся из крутого пике ящик чиркнул днищем по ботве и понёсся вперёд.

— Йеху-у-у! — радостно завопила над головой эта… недобитая эквестрималка, неистово хлопая крыльями и разгоняясь. Луна кое-как отскреблась от дна посылки и дотянулась до отверстий как раз вовремя, чтобы увидеть мчащийся навстречу дом. Испугаться она не успела — каким-то чудом они всё же разминулись с коньком крыши, украшенным резными цветочками… зато дальше пошли ягодки. Дитзи что-то распевала, сквозь свист ветра доносились обрывки фраз про оленей утром ранним.

«И эта туда же… Их что, Пинки всех покусала?» — ящик швыряло и подбрасывало, пегаска летающим танком ломилась через город к нависающей громаде Кантерхорна, умудряясь притом порхать пьяной бабочкой и собирать обширнейшую коллекцию воздушных ям и ухабов даже на бреющем полёте. У болтающейся под ней и истово старающейся уберечь зудящий рог от новых тычков в крышку принцессы аж дух захватывало, когда враскачку летящие навстречу дома и деревья в последний миг будто едва успевали отскакивать с дороги чокнутой ЭКСД-почтальонки. ТАК Луну не штормило и не плющило даже на сталлионградских горках и в тысячелетнем хронотуннеле. Если бы не залепившая рот треклятая марка, принцесса и сама бы орала что есть мочи, позабыв про гордость — правда, она уже и сама не знала, от ужаса или от восторга.

Невзирая ни на что, летуньей самозабвенно горланящая Дитзи была превосходной, иначе их бы уже размазало по половине города. Счёт «Дитзи — Понивилль» размочила только взмывшая свечкой из-за очередного домика Рейнбоу Дэш, заставив Дитзи шарахнуться в сторону и крутануть лихую «бочку».

«Уй-е!» — кувыркнувшаяся с ящиком Луна опять получила по несчастному рогу, заодно прикусила язык и безмолвно взвыла. Из переживаний её вырвали громкое «Ой!», сильный удар и треск ломающихся досок. Упаковка, однако, выдержала, и полёт продолжился к немалому облегчению аликорнессы… слава сестре, лишь моральному. Ящик накренился, и Луну прижало к стенке — серая пегаска заложила крутой вираж. Снизу донеслись негодующие крики. Луна, однако, едва удостоила их вниманием — она даже про свои прикушенно-производственные травмы позабыла, увидев вдали объект, из которого они, похоже, и вылетели.

В голубой вышине над городом среди белоснежной кипени облаков величаво плыл исполинский серо-зелёный дирижабль с уже знакомой эмблемой на борту в виде крылатого конверта с золотыми буквами «ЭКСД» и надписью чуть ниже: «Экстренная Королевская Служба Доставки». Восходящие потоки не позволили бы гиганту зависнуть над Кантерлотом — с ними и пегасы с их магией не справлялись — но на впечатление это не влияло. Да и сколько там того Кантерлота?

«Ух ты! Вот это махина… По мелочам девчата не размениваются. Хво-ост, хочу такой же!» — восхищённая Луна ещё пару секунд с детским восторгом таращилась на воздушного левиафана, пока он не покинул поле зрения — пегаска замкнула круг и возмущённый гвалт снизу усилился. Аликорнесса посмотрела вниз, неохотно отвлёкшись от мечтаний. Ох ты ж ёжик. Неудивительно, что нашлись недовольные…

— Простите-извините-я-потом-всё-починю! — прочирикала на одном дыхании Дитзи и вернулась на прежний курс.

«Было бы что чинить, — развеселилась-таки принцесса, хоть язык и рог ещё побаливали, — проще новую мэрию построить. Так… А куда это мы?» Промчавшись над удачно ведущей в нужную сторону улицей и распугасив всех, кого можно, Дитзи оставила Понивилль за хвостом, зарулила к близкой опушке, притормозила, зависнув в воздухе, и на удивление мягко опустила посылку на траву.

Грязные танцы с доставкой на дом

Пару минут пегасочка копошилась, чем-то шуршала и даже, кажется, чавкала и хрупала над головой приходящей в себя Луны, бормоча: «Вверх… три зелёных? Он что, издевается?! Шиш ему от минотавра, а не маффины. Ням-ням…»

И вдруг оглушительно свистнула прямо над невезучим правым ухом. Луна невольно вскинулась, и многострадальному рогу опять перепало. Принцесса яростно зашипела, а желтогривая злодейка тут же свистнула ещё дважды, обеспечив ей вдобавок к отбитому рогу стойкий звон в ушах.

«Как только выберусь — хвост оборву мелкой поганке! По самые ухи! А потом превращу её в кекс и съем! — дитзиядно подумала злобно пыхтящая Луна, — ей всё равно ничего не будет, зато хоть душу отведу. Или нет, хуже — накормлю паршивку солёными маффинами!».

Однако сердиться долго она не умела, да и снаружи начало происходить нечто интересное, заставив её отложить планы дитзикурощения на потом. Возникшее шагах в двадцати над кустами искристое марево завихрилось, и в нём проявились контуры вращающейся синей будки. Спустя пару ударов сердца будка замедлилась, обрела материальность и встала на землю. Такие были в Мейнхеттене и служили стойким источником слухов о загадочной секте магов-извращенцев, напяливающих в них себе на голову красные труселя с литерой «S» и причиняющих затем непрошеное добро окружающим со страшной силой. Особенно негодовали старушки, насильно переводимые через дорогу.

Поскольку обычным будкам такое поведение было несвойственно, принцесса с любопытством ожидала появления таинственных краснотрусельников… но напрасно. Вместо того опять завозившаяся на крышке Дитзи Ду прокашлялась и завопила дурным голосом:

— Избушка-избушка, стань ко мне передом, к лесу задом… а то непонятно, где у тебя что!

— Я не избушка! — огрызнулась мелодичным контральто будка. — Я Тардис, высокоинтеллектуальная компьютерная система! Даже такой косоглазый покемон, как ты, уже мог бы запомнить!

Выглянувший из её дверей коричневый земнопонь, которого Луна встречала пару раз в Понивилле, с какой-то привычной безысходностью молча закатил глаза и посторонился, махнув лапкой. Дитзи трудолюбивой пчёлкой подхватила ящик, втащила внутрь и гулко бухнула его на пол. Будка оказалась внутри гораздо больше, чем снаружи, и была напичкана незнакомыми механизмами и приборами, перемигивающимися разноцветными огоньками. Впрочем, в отличие от Луны, на Дитзи это явно не произвело впечатления.

— Эй, Лапытце, ты ж говорил, этот твой летучий сортир вроде умный? А он даже не может запомнить, кто я.

— Я не сортир! — обиделась будка.

— Та ну? — Дитзи звякнула крепежом, спорхнула с ящика и протопала к двери в дальней стенке будки. За ней обнаружился санузел с унитазом. — А это что?

— Я оборудована для всех возможных нужд и потребностей экипажа!

— Так уж и для всех? — серая пегасочка, на которой вместо униформы теперь была ременная сбруя, томно потянулась, играя упругими мышцами под атласной шкуркой, и одарила «экипаж» та-аким медовым взглядом из-под приопущенных ресниц, что у того встала дыбом грива и нервно задёргался хвост. Раскосые глаза и кожаные ремешки лишь усилили убойный эффект. Профессионально оценившая Луна одобрительно фыркнула. Бедный жеребчик, похоже, и в реальности попал по полной. Кстати, надо будет выяснить, имеется ли у него на самом деле такая будка.

«Хотя о чём это я? Можно и не сомневаться… — принцесса в свою очередь возвела очи горе. — Да полно, есть ли вообще в Понивилле понибудь, не шастающий по иным мирам?» Тем временем аж поперхнувшаяся было Тардис всё же нашлась с ответом.

— Для всех цивилизованных потребностей разумного существа, не помешанного на низменных и примитивных инстинктах размножения!

— Зелен виноград, да-да, слыхали, — покивала Дитзи, усаживаясь по-кошачьи. Прищурив янтарные глазищи с пляшущими лукавыми искрами, она неторопливо провела по губам розовым кончиком язычка. Коричневый пони гулко сглотнул.

— Сучка крылатая! — взвыла Тардис.

— Ржавая девственница! — отпасовала соблазнительница.

«Суду всё ясно…» — Луна тихо угорала в ящике, а злосчастный жеребец, выйдя из ступора, глухо застонал и несколько раз обречённо долбанулся головой об стену. Его суицидальные поползновения соперницы, однако, проигнорировали и перепалка стала набирать обороты — всевозможные «драные метёлки», «шарманки-переростки», «косые озабоченные мыши» и «кошёлки с шестерёнками» посыпались градом наподобие шрапнели.

— Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса… — с неподдельной скорбью выдал земнопонь, едва не ввергнув и без того опасающуюся порвать смехожилие Луну в истерику, шагнул к пульту и стал быстро нажимать кнопки.

Пол мягко толкнул ящик снизу и всё ещё фыркающая принцесса уже привычно растопырилась в своём узилище, упёршись всем, чем могла, в его стенки. Путешествие явно близилось к завершению, и новые шишки набивать не хотелось. Упоённо цапающиеся девицы разом заткнулись, и Дитзи ухватилась за один из нескольких шестов, торчавших в зале именно для этого. Гудящая будка стала вращаться, набирая ход, от пронизывающего гула, передающегося снизу, заломило зубы и Луна поморщилась. Дискомфорт, однако, был недолгим — вращение замедлилось и Тардис с лязгом опустилась, похоже, на камень.

— Прибыли! — объявила Тардис мрачно. — Можно выгружать бесценный груз… и скинуть бесполезный балласт.

Щупальце с глазом-камерой, свесившееся с потолка, подсветило пегаску лучом света.

— Уж всяко полезнее ханжи-цифромонашки, — хмыкнула неугомонная Дитзи и грациозно изобразила на шесте нечто из разряда «Детям до восемнадцати…», прежде чем спрыгнуть на пол. — Знаешь, Лапытце, лучше бы ты патефон к ней прикрутил вместо говорилки — хоть веселее было бы. Попросить Лиру?

— Попроси её прикрутить тебе губозакатыватель и кляп, стрипони недоделанная! — окрысилась Тардис. Жеребчик молча выполнил смачное лапкомордие, плюхнулся на круп у стены и устало свесил голову, зажмурившись. Луна могла ему только от души и молча посочувствовать. — Танцевать сперва научись, неумеха!

— Ну да, ну да — ты ж у нас танцорка-профи, кто бы спорил, — хихикнула Дитзи, нахлобучивая фуражку, извлечённую из сумки, и вспорхнула на ящик под рычание Тардис. — Лапытце?

Коричневый земнопони, не поднимая головы и не открывая глаз, протянул лапку и хлопнул по настенной кнопке. Двери будки распахнулись, открывая, к немалой радости Луны, знакомый тронный зал Кантерлота. Дитзи хекнула, мощными взмахами крыльев подняла посылку и выволокла её пред ясны очи благосклонно взирающей с трона солнечной принцессы. Судя по усилившемуся и растаявшему жужжанию позади, Тардис немедля убыла, пегаска тем временем аккуратно водрузила ящик на алую ковровую дорожку перед троном, соскочила сама и отсалютовала.

— Принцесса Селестия, Особый Королевский Груз доставлен!

— Прекрасно, Дитзи. Распаковывай же его поскорее.

«Её!» — сердито пробухтела про себя Луна, мучимая нетерпением, к тому же невезучий хвост, защемленный при упаковке, похоже, ещё и придавило ящиком, болезненно натянув. Дитзи меж тем ещё раз отдала честь, выудила из сумки здоровенный гаечный ключ и с ним наперевес уверенно атаковала заскрипевшую и заходившую ходуном лунотару.

«Ну же, скорее, — Луна нетерпеливо завозилась под скрипение откручиваемых болтов, с глухим стуком падающих на ковёр. — Я уже вся затекла в деревяшку, а хвост сейчас и вовсе отвалится… ОЙ!»

Последнее было вызвано тем, что покончившая с болтами и гайками пегаска ничтоже сумняшеся что есть мочи шандарахнула ключом по крышке ящика, вновь оглушив принцессу — зато стенки лепестками распались в стороны, прихватив крышку и явив миру хлопающий выпученными глазами встрёпанный луносвёрток со свернувшимися в трубочку ушами.

«Перец, — как-то даже меланхолично определилась Луна с начинкой будущих маффинов, покуда весело что-то щебечущая Дитзи мельтешила вокруг, сматывая с неё шуршащую пупырчатую плёнку. — Коньйенский. Вместо муки!»

— Ну вот, вы как новенькая! — радостно сообщила Дитзи, отступая с рулоном, прижатым к груди.

«А чувствую себя почему-то тысячелетней клячей! Ох-х-х…» — Гневно зыркнув на почталётчицу, принцесса кое-как выволокла из-под днища ящика изрядно помятый хвост — ноги, крылья и магия приходили в себя медленнее хозяйки, и первая попытка отодрать ненавистную марку увенчалась полным фиаско. Спасла её подошедшая Селестия, попросту испарив куда-то чарами дискордову бумажку и крепко обняв сестру. Луна, уже открывшая было рот, спустя миг с ностальгией вспомнила такой просторный и уютный ящик, чувствуя, как глаза лезут на лоб и начинают ощутимо трещать рёбра. Дитзи за спиной у Тии смахнула слезу умиления и тихонько убралась в сторонку.

«Не, ну она точно издевается…» — обречённо хрипя в надёжных сестринских объятиях, успела подумать Луна, но тут стальная хватка разжалась, и принцесса, жадно хапнув воздуха, судорожно раскашлялась. Селестия тотчас же заботливо и от всей души бухнула её по спине, аж слёзы из глаз брызнули.

— Прошло?

— Д-да, да, — взъерошенная Луна поспешила отковылять на затёкших ногах и сяк-так выпрямиться, пока ей не помогли окончательно, вышибив дух. — Всё в п-порядке…

«Но уж точно не со мной. И кто меня за язык тянул… Хочу к своим цыплятам и божьим коровкам! Вот никогда бы подумала, что и по скуке можно заскучать», — с мрачным юмором отметила принцесса, прогоняя сквозь оживающий и дико чешущийся рог потоки магии. Она уже мечтала лишь о том, как бы поскорее унести нещадно колющиеся мурашками одеревеневшие ноги из слишком нескучного воображения Дитзи — пока есть что уносить.

— Ах, сестричка, я очень рада твоему прибытию. Мне срочно нужно посоветоваться с тобой по важнейшему вопросу… Скажи, в какой цвет лучше перекрасить дворец — в розовый или зелёный?

— И расстрелять всех министров? — постигшую за бесконечный миг молчания дзен, сатори, путь дао и нирвану Луну более уже не могло удивить никто и ничто.

— Ну-у… — Селестия всерьёз призадумалась, потирая подбородок. Дитзи тихонько возилась со своим ящиком, чем-то позвякивая. — Хотя всё же нет, — Солнечная принцесса с явственным сожалением вздохнула и продолжила: — Может подмочить репутацию. Лучше просто подождать, пока сами копыта не откинут. А вот…

Перед ней вспыхнул клубок зелёного пламени, из которого выпал знакомый свиток.

— О тримудрая Лорен, что я узнаю! — провозгласила надрывно Селестия, ознакомившись с его содержанием. — Мою дорогую Твайлайт снова покусала неведомая хрень в розовых очках, и бедняжка стала нести поющие яйца! Надо срочно добывать у Пинки желудочный сок для алмазного бульона! Прекрасное противоядие… хотя слегка утомительное в добывании.

Луна икнула и поспешно зажала лапками рот, её замутило. Живот как-то нехорошо булькнул, соглашаясь с отползающей к трону хозяйкой, которая к тому же живо припомнила сценки, виденные нынче за чопорно-резными дверями, украшенными фиолетовым скрипичным ключом:

…Серая пони с огромным контрабасом на спине ворвалась в дом, от души грохнув дверью.

— Винил! Какого Тирека по всей улице пони валяются?!

— Ну что — Винил? Чуть что, сразу я. Ну подумаешь, новые колонки на полную громкость включила… надо же было их испытать?

— Вот сама на этот раз их всех прятать и будешь, если копыта откинут — мой семейный склеп не резиновый, знаешь ли!

Спустившись вечером на монотонный стук и открыв дверь, Октавия привычно обнаружила толпу привычно-мрачных пони с привычными факелами и вилами. Возглавляла их привычно-хмурая и судорожно икающая Пинкамина Диана Пай. Она страдальчески кривилась с каждым «иком» и привычно держалась одной лапкой за впалый живот, а другой — за ручку здоровенного тесака, измазанного повидлом.

— Винил? — устало-привычно спросила Тави.

— Винил, — устало-привычно ответили пони.

— Вин… Йик! — устало-привычно подтвердила перекошенная Пинкамина.

— Вини-и-ил! Тебя убивать пришли, — привычно вздохнув, хорошо поставленным голосом звучно переадресовала Октавия. — За яйца.

— Шо, опять?! — привычно удивилась со второго этажа Винил. — Что-то сегодня рано…

— Мне Динки укладывать раньше, она немножко прихворнула, — смущённо извинилась Дитзи.

— А, ну ладно, счас спущусь…

Пока в который раз за эту ночь подвисшая Луна переосмысливала увиденное, напрочь позабыв про бурчащее пузо, Селестия взялась за Дитзи:

— Дитзи Ду, мне немедля требуются услуги «ЭКСД»! Я должна поскорее попасть в Понивилль!

— Так точно, принцесса! — Дитзи вытянулась по струнке вместе с гаечным ключом. — Пожалте в ящик, возможность срочного старта в полевых условиях предусмотрена.

Луна содрогнулась при виде пышных округлостей сестры, явно не умещающихся на её бывшем «насесте», к которому подступала горящая рвением Дитзи с гаечным ключом наизготовку. Меж перьями развернутых крыльев и во рту пегаска держала блестящие хромированные болты, смахивая теперь на перебравшего с имплантами стимпанк-вампира. Ночная принцесса вдруг отчётливо осознала, что она-то ещё легко отделалась — зудящие рог с хвостом не в счёт.

«Спасибо, хоть в конверт не запихали. Даже смотреть на это больно… — аликорнесса невольно передёрнула крыльями, ещё помнящими хватку дощатой коробки. — Нет уж, на сию ночь довольно с меня острых ощущений!» — не слушая больше Селестию, вздумавшую напоследок выдать ей порцию Очень Ценных, хоть и сильно сдавленных Указаний, Луна опрометью метнулась за трон, к неприметной служебной двери, рванула ручку… и с прямо-таки вселенским облегчением перевела дух, выкатившись в такой знакомый и родной коридор снов.

Навалившись всем телом, принцесса как можно быстрее захлопнула тяжело громыхнувшую дверь с пузырьками и тут же «страшным колдунством» приварила на неё скрещенные швеллеры и якорь-цепи от линкора, замкнутые амбарными замками, после чего поспешила отползти подальше. Ни-ни, туда больше ни ногой без крайней надобности… а сунувшиеся туда кошмары, буде случится таковым найтись, не жалко. Сами влезут, пусть сами и выкручиваются.

Живот опять забурчал, на сей раз намекая, что знакомство с рогаликами было слишком недолгим. Высветив магией часы, Луна обнаружила, что уже вот-вот настанет утро, но не особо удивилась — слишком устала. Широко, до хруста в ушах, зевнув, Владычица Снов кое-как воздвиглась на ещё покалывающие ноги и побрела на выход — к всегда следующей за ней сине-чёрной двери с полумесяцем, храбро сражаясь с зевотой и накатывающей сонливостью, но не забыв сторожко обогнуть наглухо заваренную бронедверь по стеночке. Спа-ать… даже «жрать» подождёт.

…Сонная и лохматая после весёлой Дитзи-ночки Луна медленно сползла в столовую, с трудом и по очереди открывая слипающиеся глаза — на оба сил ещё не хватало, да и почти-полуденное солнце слепило перенедовыспанную пони до слёз, врываясь ярким светом в окна. Буркнув в сторону кое-как усмотренного силуета сестры нечто вроде «дбрутр», принцесса не без труда нащупала чарами стул, почему-то оказавшийся аж под стеной, взгромоздилась на него и безуспешно попыталась нашарить тарелку и приборы, однако удивиться и вознегодовать по поводу чьей-то безалаберности ей не дал возмущённый и холодный голос Селестии:

— Кто вы такая и как сюда попали?!

«Чего?» — Луна мгновенно раскрыла глаза, уставившись на сестру, которая гневно и удивлённо смотрела на неё без тени узнавания — и ночную принцессу обожгло ледяным ужасом. Тия не притворялась…

Луноматрица: Перезагрузка

Нет, нет, нет, пожалуйста, только не снова!.. обмершая Луна сглотнула тяжёлый ком отчаяния, подступивший к горлу.

— Тия… это же я, Луна. Твоя младшая сестра, помнишь? — осторожно сказала она, лихорадочно перебирая варианты. Почему проклятие вновь действует? Не мог же Дискорд?.. нет-нет, сейчас он не…

— Нет у меня никакой сестры, — хмуро сказала Селестия. — Говори, зачем ты здесь, и кто ты на самом деле? Или пеняй на себя — я не люблю глупых шуток!

— Но я в самом деле твоя сестра, — тихо и твёрдо ответила Луна. Сестру надо было убедить поскорее и выиграть время для решения проблемы, прежде чем проклятие обновится. Пусть даже это будут лишь несколько часов. Она упрямо шагнула к настороженной Селестии. — Просто ты не помнишь этого из-за чар Дискорда, Тия. Я могу доказать это — ведь я знаю о тебе то, чего больше никто не знает. Например… — она быстро выбрала что-то относительно безобидное для начала. — Хотя бы то, что на самом деле ты ненавидишь чай. Эту тайну ты никому не доверяла, правда?

В глазах Селестии на миг мелькнуло сомнение, но затем она резко встряхнула головой, и колебания сменились гневом.

— Не знаю, откуда ты узнала об этом, — процедила она, — но ты лжёшь. Даже будь у меня сестра, она уж точно не корчила бы из себя фокусника и не лепила бы себе на зад всякое непотребство!

— Что? Какое ещё… — Луна изогнулась, оглядывая бедро — и окаменела на полудвижении, забыв даже дышать. На фланке вместо кьюшки-полумесяца красовалась олунительно — одитзительно! — знакомая почтовая марка с её аляповатой копией. В разом опустевшей голове звонко щёлкнуло — и хаотично мельтешащие осколки невозможной картинки мгновенно сошлись. От невыразимого облегчения у ночной принцессы подкосились ноги и она почти рухнула на пол, даже не заметив, что села прямо на многострадальный хвост. Нет никакого проклятия Забвения, оставшегося в прошлом, а это всего лишь…

Кошмар. Кобылять… надо ж было так попасться. Повелительница сновидений и гроза кошмаров, лягать! Луна нервно захихикала, потом заржала в голос, завалившись на спину и дрыгая ногами. Попытавшаяся было взъерепениться Селестия сдавленно вякнула, когда на неё свалился громадный клубничный торт, но судя по аппетитному чавканью, раздавшемуся вскоре изнутри сдобной груды, не особо огорчилась. Отсмеявшись, лунная принцесса кое-как села и покачала гудящей головой, утирая лапкой слёзы.

«М-да. Укатали Луносивку крутые воздушные горки… Так ухекали, что даже про «предбанник» из личного сновидения забыла. Ай да Дитзи… Рассказать кому, так не поверят. Зато заскучаю я теперь уж точно не скоро».

Хмыкнув, Луна стиснула зубы и одним движением чар сорвала марку.

— А-а-ай!!! — подскочив в кровати, принцесса схватилась за пострадавшее место. — Лягать, больно!.. Переборщила… А?

Оглядевшись и колданув, она на всякий случай откинула одеяло и осмотрела свою метку, после чего с облегчённым вздохом повалилась на подушку.

«Фух-х, ну и ночка…» — покосившись на здоровенный будильник «СТЗ» на прикроватном столике, Луна позволила себе недостойное принцессы злорадство, отключив звонок раньше, чем немыслимый звон и дребезг тартарова порождения Сталлионградского тракторного завода вновь подымет на уши полдворца. Ещё с минутку повалявшись, принцесса с неслышным стоном таки нашарила магией тапки, сяк-так самовыгрузилась из тёплой постельки и «похмурочапала», как шутила когда-то Тия, приводить заспанную мордашку в порядок. Да, спать всё ещё хотелось зверски, но кушать — ещё сильнее, пузо намекающе бурчало и наяву, а на завтрак обещали блины с вареньем… если никто ничего не забыл.

Выбравшаяся из ванной аликорнесса раздражённо пряднула ушками, переобуваясь и напяливая регалии. Вспомнившаяся столь живо «шутка» уколола болезненно — когда тебя забывает каждую полночь даже родная сестра, и всякий раз приходится заново всем доказывать, что ты не синий верблюд… приятного мало. Дисконтрамот клёпаный. Не отвлекись тогда Луна на подготовку к тысячелетнему хроносерфингу — радужно минерализованный шутник-драконикус по пробуждении мог бы и недосчитаться чего-нибудь нужного… а может, ещё не поздно?

Погружённая в дискордно-отрывистые сомнения принцесса сползла по ступенькам и добрела до столовой, привычно прищурилась от яркого света, щедро льющегося в окна — и обнаружив там сестру, испытала некоторое опасливое дежавю. Развеянное, впрочем, здоровенной стопкой блинов перед сестрицей, каковая стопка стремительно убывала под «звуки жрущей лошадки». Луна украдкой перевела дух и примостилась на своём стуле напротив, с улыбкой кивнув в ответ на жизнерадостное мычание помахавшей лапкой Селестии. Притянула чарами столовые приборы. Блины были вкусными, смачно жующая Селя — родной и домашней, в тёплом прозрачном золоте солнечных лучей танцевали искристые пылинки… мысли текли тягуче и неспешно, как заливающее очередной румяный блин малиновое варенье.

А вот когда блины коньчатся, надо будет… ну, много чего. Надо будет проверить все добытые сНОведения и ту будку с её доктором, надо будет наконец поймать хотя бы одного краснотрусельника, надо будет… да, почему бы и нет? Организовать новую почтовую службу и построить се… кхм, то бишь службе воздушный корабль — он пригодится не только для почты, и вообще — днём ей, Луне, делать почти нечего стараниями Селестии, устроившей в стране полное безо… блачное благоденствие. А вот если у неё будет такая оперативно-тактическая служба с Дитзи во главе и с построенным золотыми «руками» Лиры кораблём, куда можно преспокойно устроиться и самой — под личиной, само собой, дабы никого не смущать — то и попа жиром на троне не обрастёт, и без приключений уж точно не обойдётся… хм? Вынырнув из воздушных мечтаний в связи с исчерпанием запаса блинов на тарелке, Луна несколько мгновений задумчиво взирала на упоённо поедающую клубничный торт — это после блинов с вареньем-то! — Тию, приходя в фокус с реальностью.

— Фьто? — недоуменно спросила та, поймав оценивающий взгляд ночной принцессы и на миг оторвавшись от тарелки. — Фофтик фуфешь?

— Да, так ты точно в стандартную упаковку не поместишься, — меланхолично вздохнула Луна, и Селестия закашлялась, подавившись цукатом.

— Кхе-кха-к-какую упаковку?! — наконец выдавила она. — Ты что, опять говорила с моим диетологом?

— Не, с тобой-посылкой. Интересно, кьютимарка сойдёт за почтовую? Надо спросить Дитзи… — рассеянно пробормотала Луна и исчезла, отправившись на почту. Спустя миг вслед за ней исчез в собственной тени кофейник.

— А?.. — Селестия открыла было рот… Закрыла, несколько мгновений озадаченно хмурилась, затем, зажмурившись, помотала головой, пожала крыльями и решительно ухватила чарами ложку. Все загадки Вселенной подождут, пока тортик не коньчится.


Оглавление

  • Звёздная пыль и скука
  • Почтовые сны и чрезвычайная посылка
  • Грязные танцы с доставкой на дом
  • Луноматрица: Перезагрузка



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке