КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

«Золотой ключик» и свободные продолжения (fb2)


Настройки текста:



Алексей Толстой и др. «ЗОЛОТОЙ КЛЮЧИК» и свободные продолжения

Алексей Толстой ЗОЛОТОЙ КЛЮЧИК, или Приключения Буратино

Рисунки А. Каневского

Посвящаю эту книгу Людмиле Ильиничне Толстой.

Когда я был маленький — очень, очень давно, — я читал одну книжку: она называлась «Пиноккио, или Похождения деревянной куклы» (деревянная кукла по-итальянски — буратино).

Я часто рассказывал моим товарищам, девочкам и мальчикам, занимательные приключения Буратино. Но так как книжка потерялась, то я рассказывал каждый раз по-разному, выдумывал такие похождения, каких в книге совсем и не было.

Теперь, через много-много лет, я припомнил моего старого друга Буратино и надумал рассказать вам, девочки и мальчики, необычайную историю про этого деревянного человечка.

Алексей Толстой

Столяру Джузеппе попалось под руку полено, которое пищало человеческим голосом


Давным-давно в городке на берегу Средиземного моря жил старый столяр Джузеппе, по прозванию Сизый Нос. Однажды ему попалось под руку полено, обыкновенное полено для топки очага в зимнее время.

— Неплохая вещь, — сказал сам себе Джузеппе, — можно смастерить из него что-нибудь вроде ножки для стола…

Джузеппе надел очки, обмотанные бечевкой, — так как очки были тоже старые, — повертел в руке полено и начал его тесать топориком. Но только он начал тесать, чей-то необыкновенно тоненький голосок пропищал:

— Ой-ой, потише, пожалуйста!

Джузеппе сдвинул очки на кончик носа, стал оглядывать мастерскую, — никого…

Он заглянул под верстак, — никого… Он посмотрел в корзине со стружками, — никого… Он высунул голову за дверь — никого на улице…

«Неужели мне почудилось? — подумал Джузеппе. — Кто бы это мог пищать?..»

Он опять взял топорик, и опять, — только ударил по полену…

— Ой, больно же, говорю! — завыл тоненький голосок.

На этот раз Джузеппе испугался не на шутку, у него даже вспотели очки… Он осмотрел все углы в комнате, залез даже в очаг и, свернув голову, долго смотрел в трубу.

— Нет никого…

«Может быть, я выпил чего-нибудь неподходящего и у меня звенит в ушах?» — размышлял про себя Джузеппе. Нет, сегодня он ничего неподходящего не пил… Немного успокоясь, Джузеппе взял рубанок, стукнул молотком по задней его части, чтобы в меру, — не слишком много и не слишком мало, — вылезло лезвие, положил полено на верстак и — только повел стружку…

— Ой, ой, ой, ой, слушайте, чего вы щиплетесь? — отчаянно запищал тоненький голосок.

Джузеппе уронил рубанок, попятился, попятился и сел прямо на пол: он догадался, что тоненький голосок шел изнутри полена.

Джузеппе дарит говорящее полено своему другу Карло

В это время к Джузеппе зашел его старинный приятель, шарманщик, по имени Карло.

Когда-то Карло в широкополой шляпе ходил с прекрасной шарманкой по городам и пением и музыкой добывал себе на хлеб.

Сейчас Карло был уже стар и болен, и шарманка его давно сломалась.

— Здравствуй, Джузеппе, — сказал он, зайдя в мастерскую. — Что ты сидишь на полу?



— А я, видишь ли, потерял маленький винтик… Да ну его! — ответил Джузеппе и покосился на полено. — Ну а ты как живешь, старина?

— Плохо, — ответил Карло. — Всё думаю — чем бы мне заработать на хлеб… Хоть бы ты мне помог, посоветовал бы, что ли…

— Чего проще, — сказал весело Джузеппе и подумал про себя: «Отделаюсь-ка я сейчас от этого проклятого полена». — Чего проще: видишь — лежит на верстаке превосходное полено, возьми-ка ты это полено, Карло, и отнеси домой…

— Эх-хе-хе, — уныло ответил Карло, — что же дальше-то? Принесу я домой полено, а у меня даже и очага в каморке нет.

— Я тебе дело говорю, Карло… Возьми ножик, вырежь из этого полена куклу, научи ее говорить всякие смешные слова, петь и танцевать, да и носи по дворам. Заработаешь на кусок хлеба и на стаканчик вина.

В это время на верстаке, где лежало полено, пискнул веселый голосок:

— Браво, прекрасно придумано, Сизый Нос!

Джузеппе опять затрясся от страха, а Карло только удивленно оглядывался, — откуда голос?

— Ну спасибо, Джузеппе, что посоветовал, давай, пожалуй, твое полено.

Тогда Джузеппе схватил полено и поскорее сунул его другу. Но то ли он неловко сунул, то ли оно само подскочило и стукнуло Карло по голове.

— Ах вот какие твои подарки! — обиженно крикнул Карло.

— Прости, дружище, это не я тебя стукнул.

— Значит, я сам себя стукнул по голове?

— Нет, дружище, — должно быть, само полено тебя стукнуло.

— Врешь, ты стукнул…

— Нет, не я…

— Я знал, что ты пьяница, Сизый Нос, — сказал Карло, — а ты еще и лгун.

— Ах, ты — ругаться! — крикнул Джузеппе. — Ну-ка, подойди ближе!..

— Сам подойди ближе, я тебя схвачу за нос!..

Оба старика надулись и начали наскакивать друг на друга. Карло схватил Джузеппе за сизый нос. Джузеппе схватил Карло за седые волосы, росшие около ушей. После этого они начали здорово тузить друг друга под микитки. Пронзительный голосок на верстаке в это время пищал и подначивал:

— Вали, вали хорошенько!

Наконец старики устали и запыхались.

Джузеппе сказал:

— Давай помиримся, что ли…

Карло ответил:

— Ну что ж, давай помиримся…

Старики поцеловались. Карло взял полено под мышку и пошел домой.

Карло мастерит деревянную куклу и называет её Буратино

Карло жил в каморке под лестницей, где у него ничего не было, кроме красивого очага — в стене против двери. Но красивый очаг, и огонь, и котелок, кипящий на огне, были не настоящие — нарисованы на куске старого холста.

Карло вошел в каморку, сел на единственный стул у безногого стола и, повертев так и этак полено, начал ножом вырезывать из него куклу.

«Как бы мне ее назвать? — раздумывал Карло. — Назову-ка я ее Буратино. Это имя принесет мне счастье. Я знал одно семейство — всех их звали Буратино: отец — Буратино, мать — Буратино, дети — тоже Буратино… Все они жили весело и беспечно…»

Первым делом он вырезал на полене волосы, потом — лоб, потом — глаза…

Вдруг глаза сами раскрылись и уставились на него…

Карло и виду не подал, что испугался, только ласково спросил:

— Деревянные глазки, почему вы так странно смотрите на меня?

Но кукла молчала, — должно быть, потому, что у нее еще не было рта. Карло выстругал щеки, потом выстругал нос — обыкновенный…

Вдруг нос сам начал вытягиваться, расти, и получился такой длинный, острый нос, что Карло даже крякнул:

— Нехорошо, длинен…

И начал срезать у носа кончик. Не тут-то было! Нос вертелся, вывертывался, так и остался — длинным-длинным, любопытным, острым носом.

Карло принялся за рот. Но только успел вырезать губы, — рот сразу открылся:

— Хи-хи-хи, ха-ха-ха!

И высунулся из него, дразнясь, узенький красный язык. Карло, уже не обращая внимания на эти проделки, продолжал строгать, вырезывать, ковырять… Сделал кукле подбородок, шею, плечи, туловище, руки…

Но едва окончил выстругивать последний пальчик, Буратино начал колотить кулачками Карло по лысине, щипаться и щекотаться.

— Послушай, — сказал Карло строго, — ведь я еще не кончил тебя мастерить, а ты уже принялся баловаться… Что же дальше-то будет… А?

И он строго поглядел на Буратино. И Буратино круглыми глазами, как мышь, глядел на папу Карло. Карло сделал ему из лучинок длинные ноги с большими ступнями.

На этом окончив работу, поставил деревянного мальчишку на пол, чтобы научить ходить.

Буратино покачался, покачался на тоненьких ножках, шагнул раз, шагнул другой, скок, скок, — прямо к двери, через порог и — на улицу. Карло, беспокоясь, пошел за ним.

— Эй, плутишка, вернись!..

Куда там! Буратино бежал по улице, как заяц, только деревянные подошвы его — туки-тук, туки-тук — постукивали по камням…

— Держите его! — закричал Карло.

Прохожие смеялись, показывая пальцами на бегущего Буратино.

На перекрестке стоял огромный полицейский с закрученными усами и в треугольной шляпе. Увидев бегущего деревянного человечка, он широко расставил ноги, загородив ими всю улицу. Буратино хотел проскочить у него между ног, но полицейский схватил его за нос и так держал, покуда не подоспел папа Карло…

— Ну погоди ж ты, я с тобой ужо расправлюсь, — отпыхиваясь, проговорил Карло и хотел засунуть Буратино в карман куртки…

Буратино совсем не хотелось в такой веселый день при всем народе торчать ногами кверху из кармана куртки, — он ловко вывернулся, шлепнулся на мостовую и притворился мертвым.

— Ай, ай, — сказал полицейский, — дело, кажется, скверное.

Стали собираться прохожие. Глядя на лежащего Буратино, качали головами.

— Бедняжка, — говорили одни, — должно быть, с голоду…

— Карло его до смерти заколотил, — говорили другие, — этот старый шарманщик только притворяется хорошим человеком, он дурной, он злой человек…

Слыша всё это, усатый полицейский схватил несчастного Карло за воротник и потащил в полицейское отделение.

Карло пылил башмаками и громко стонал:

— Ох, ох, на горе себе я сделал деревянного мальчишку!

Когда улица опустела, Буратино поднял нос, огляделся и вприпрыжку побежал домой…

Говорящий Сверчок даёт Буратино мудрый совет

Прибежав в каморку под лестницей, Буратино шлепнулся на пол около ножки стула.

— Чего бы еще такое придумать?

Не нужно забывать, что Буратино шел всего первый день от рождения. Мысли у него были маленькие-маленькие, коротенькие-коротенькие, пустяковые-пустяковые.

В это время послышалось:

— Крри-кри, крри-кри, крри-кри.

Буратино завертел головой, оглядывая каморку.

— Эй, кто здесь?

— Здесь я, — крри-кри…

Буратино увидел существо, немного похожее на таракана, но с головой, как у кузнечика. Оно сидело на стене над очагом и тихо потрескивало, — крри-кри, — глядело выпуклыми, как из стекла, радужными глазами, шевелило усиками.

— Эй, ты кто такой?

— Я — Говорящий Сверчок, — ответило существо, — живу в этой комнате больше ста лет.

— Здесь я хозяин, убирайся отсюда.

— Хорошо, я уйду, хотя мне грустно покидать комнату, где я прожил сто лет, — ответил Говорящий Сверчок, — но прежде чем я уйду, выслушай полезный совет.

— Оччччень мне нужны советы старого сверчка…

— Ах, Буратино, Буратино, — проговорил сверчок, — брось баловство, слушайся Карло, без дела не убегай из дома и завтра начни ходить в школу. Вот мой совет. Иначе тебя ждут ужасные опасности и страшные приключения. За твою жизнь я не дам и дохлой сухой мухи.

— Поччччему? — спросил Буратино.

— А вот ты увидишь — поччччему, — ответил Говорящий Сверчок.

— Ах ты, столетняя букашка-таракашка! — крикнул Буратино. — Больше всего на свете я люблю страшные приключения. Завтра чуть свет убегу из дома — лазить по заборам, разорять птичьи гнезда, дразнить мальчишек, таскать за хвосты собак и кошек… Я еще не то придумаю!..

— Жаль мне тебя, жаль, Буратино, прольешь ты горькие слезы.

— Поччччему? — опять спросил Буратино.

— Потому что у тебя глупая деревянная голова.



Тогда Буратино вскочил на стул, со стула на стол, схватил молоток и запустил его в голову Говорящему Сверчку. Старый умный сверчок тяжело вздохнул, пошевелил усами и уполз за очаг, — навсегда из этой комнаты.

Буратино едва не погибает по собственному легкомыслию Папа Карло клеит ему одежду из цветной бумаги и покупает азбуку

После случая с Говорящим Сверчком в каморке под лестницей стало совсем скучно. День тянулся и тянулся.

В животе у Буратино тоже было скучновато.

Он закрыл глаза и вдруг увидел жареную курицу на тарелке. Живо открыл глаза — курица на тарелке исчезла.

Он опять закрыл глаза — увидел тарелку с манной кашей пополам с малиновым вареньем. Открыл глаза — нет тарелки с манной кашей пополам с малиновым вареньем.

Тогда Буратино догадался, что ему ужасно хочется есть.

Он подбежал к очагу и сунул нос в кипящий на огне котелок. Но длинный нос Буратино проткнул насквозь котелок, потому что, как мы знаем, и очаг, и огонь, и дым, и котелок были нарисованы бедным Карло на куске старого холста.

Буратино вытащил нос и поглядел в дырку, — за холстом в стене было что-то похожее на небольшую дверцу, но там было так затянуто паутиной, что ничего не разобрать.

Буратино пошел шарить по всем углам, — не найдется ли корочки хлебца или куриной косточки, обглоданной кошкой. Ах, ничего-то, ничего-то не было у бедного Карло запасено на ужин!

Вдруг он увидел в корзинке со стружками куриное яйцо. Схватил его, поставил на подоконник и носом — тюк-тюк — разбил скорлупу.

Внутри яйца пискнул голосок:

— Спасибо, деревянный человечек.

Из разбитой скорлупы вылез цыпленок с пухом вместо хвоста и с веселыми глазками.



— До свиданья! Мама Кура давно меня ждет на дворе.

И цыпленок выскочил в окно, — только его и видели!

— Ой, ой, — закричал Буратино, — есть хочу!..

День наконец кончил тянуться. В комнате стало сумеречно.

Буратино сидел около нарисованного огня и от голода потихоньку икал.

Он увидел: из-под лестницы, из-под пола показалась толстая голова. Высунулось, понюхало и вылезло серое животное на низких лапах.

Не спеша оно пошло к корзине со стружками, влезло туда, нюхая и шаря, — сердито зашуршало стружками.

Должно быть, оно искало яйцо, которое разбил Буратино.

Потом оно вылезло из корзины и подошло к Буратино. Понюхало его, крутя черным носом с четырьмя длинными волосками с каждой стороны. От Буратино съестным не пахло, — оно пошло мимо, таща за собой длинный тонкий хвост.

Ну как его было не схватить за хвост! Буратино сейчас же и схватил.

Это оказалась старая злая крыса Шушара.

С испугу она, как тень, кинулась было под лестницу, волоча Буратино, но увидела, что это всего-навсего деревянный мальчишка, — обернулась и с бешеной злобой набросилась, чтобы перегрызть ему горло.

Теперь уже Буратино испугался, отпустил холодный крысиный хвост и вспрыгнул на стул. Крыса — за ним. Он со стула перескочил на подоконник. Крыса — за ним.

С подоконника он через всю каморку перелетел на стол. Крыса — за ним… И тут на столе она схватила Буратино за горло, повалила, держа его в зубах, соскочила на пол и поволокла под лестницу, в подполье.

— Папа Карло! — успел только пискнуть Буратино.

— Я здесь! — ответил громкий голос.

Дверь распахнулась, вошел папа Карло.

Стащил с ноги деревянный башмак и запустил им в крысу.



Шушара, выпустив деревянного мальчишку, скрипнула зубами и скрылась.

— Вот до чего доводит баловство! — проворчал папа Карло, поднимая с пола Буратино.

Посмотрел, все ли у него цело. Посадил его на колено, вынул из кармана луковку, очистил.

— На, ешь!..

Буратино вонзил голодные зубы в луковицу и съел ее, хрустя и причмокивая. После этого стал тереться головой о щетинистую щеку папы Карло.

— Я буду умненький-благоразумненький, папа Карло… Говорящий Сверчок велел мне ходить в школу.

— Славно придумано, малыш…

— Папа Карло, но ведь я — голенький, деревянненький, — мальчишки в школе меня засмеют.

— Эге, — сказал Карло и почесал щетинистый подбородок. — Ты прав, малыш!

Он зажег лампу, взял ножницы, клей и обрывки цветной бумаги. Вырезал и склеил курточку из коричневой бумаги и ярко-зеленые штанишки.

Смастерил туфли из старого голенища и шапочку — колпачком с кисточкой — из старого носка.

Все это надел на Буратино.

— Носи на здоровье!

— Папа Карло, — сказал Буратино, — а как же я пойду в школу без азбуки?

— Эге, ты прав, малыш…

Папа Карло почесал в затылке. Накинул на плечи свою единственную старую куртку и пошел на улицу.

Он скоро вернулся, но без куртки. В руке он держал книжку с большими буквами и занимательными картинками.

— Вот тебе азбука. Учись на здоровье.

— Папа Карло, а где твоя куртка?

— Куртку-то я продал… Ничего, обойдусь и так… Только ты живи на здоровье.

Буратино уткнулся носом в добрые руки папы Карло.

— Выучусь, вырасту, куплю тебе тысячу новых курток…

Буратино всеми силами хотел в этот первый в его жизни вечер жить без баловства, как научил его Говорящий Сверчок.

Буратино продаёт азбуку и покупает билет в кукольный театр

Рано поутру Буратино положил азбуку в сумочку и вприпрыжку побежал в школу. По дороге он даже не смотрел на сласти, выставленные в лавках, — маковые на меду треугольнички, сладкие пирожки и леденцы в виде петухов, насаженных на палочку.

Он не хотел смотреть на мальчишек, запускающих бумажного змея…

Улицу переходил полосатый кот Базилио, которого можно было схватить за хвост. Но Буратино удержался и от этого.

Чем ближе он подходил к школе, тем громче неподалеку, на берегу Средиземного моря, играла веселая музыка.

— Пи-пи-пи, — пищала флейта.

— Ла-ла-ла-ла, — пела скрипка.

— Дзинь-дзинь, — звякали медные тарелки.

— Бум! — бил барабан.

В школу нужно поворачивать направо, музыка слышалась налево.

Буратино стал спотыкаться. Сами ноги поворачивали к морю, где:

— Пи-пи, пиииии…

— Дзин-лала, дзин-ла-ла…

— Бум!

— Школа же никуда же не уйдет же, — сам себе громко начал говорить Буратино, — я только взгляну, послушаю и бегом — в школу.

Что есть духу он пустился бежать к морю.

Он увидел полотняный балаган, украшенный разноцветными флагами, хлопающими от морского ветра. Наверху балагана, приплясывая, играли четыре музыканта. Внизу полная улыбающаяся тетя продавала билеты.

Около входа стояла большая толпа — мальчики и девочки, солдаты, продавцы лимонада, кормилицы с младенцами, пожарные, почтальоны, — все, все читали большую афишу:

Кукольный театр
Только одно представление
Торопитесь!
Торопитесь!
Торопитесь!

Буратино дернул за рукав одного мальчишку.

— Скажите, пожалуйста, сколько стоит входной билет?

Мальчик ответил сквозь зубы, не спеша:

— Четыре сольдо, деревянный человечек.

— Понимаете, мальчик, я забыл дома мой кошелек… Вы не можете мне дать взаймы четыре сольдо?..

Мальчик презрительно свистнул:

— Нашел дурака!..

— Мне ужжжжжжжасно хочется посмотреть кукольный театр! — сквозь слезы сказал Буратино. — Купите у меня за четыре сольдо мою чудную курточку…

— Бумажную куртку за четыре сольдо? Ищи дурака.

— Ну тогда мой хорошенький колпачок…

— Твоим колпачком только ловить головастиков… Ищи дурака.

У Буратино даже похолодел нос — так ему хотелось попасть в театр.

— Мальчик, в таком случае возьмите за четыре сольдо мою новую азбуку…

— С картинками?

— С ччччудными картинками и большими буквами.



— Давай, пожалуй, — сказал мальчик, взял азбуку и нехотя отсчитал четыре сольдо.

Буратино подбежал к полной улыбающейся тете и пропищал:

— Послушайте, дайте мне в первом ряду билет на единственное представление кукольного театра.

Во время представления комедии куклы узнают Буратино

Буратино сел в первом ряду и с восторгом глядел на опущенный занавес.

На занавесе были нарисованы танцующие человечки, девочки в черных масках, страшные бородатые люди в колпаках со звездами, солнце, похожее на блин с носом и глазами, и другие занимательные картинки.

Три раза ударили в колокол, и занавес поднялся.

На маленькой сцене справа и слева стояли картонные деревья.

Над ними висел фонарь в виде луны и отражался в кусочке зеркала, на котором плавали два лебедя, сделанные из ваты, с золотыми носами.

Из-за картонного дерева появился маленький человечек в длинной белой рубашке с длинными рукавами.

Его лицо было обсыпано пудрой, белой, как зубной порошок.

Он поклонился почтеннейшей публике и сказал грустно:

— Здравствуйте, меня зовут Пьеро… Сейчас мы разыграем перед вами комедию под названием: «Девочка с голубыми волосами, или Тридцать три подзатыльника». Меня будут колотить палкой, давать пощечины и подзатыльники. Это очень смешная комедия…

Из-за другого картонного дерева выскочил другой человек, весь клетчатый, как шахматная доска.

Он поклонился почтеннейшей публике:

— Здравствуйте, я — Арлекин!

После этого обернулся к Пьеро и отпустил ему две пощечины, такие звонкие, что у того со щек посыпалась пудра.

— Ты чего хнычешь, дуралей?

— Я грустный потому, что я хочу жениться, — ответил Пьеро.

— А почему ты не женился?

— Потому что моя невеста от меня убежала…

— Ха-ха-ха, — покатился со смеху Арлекин, — видели дуралея!..

Он схватил палку и отколотил Пьеро.

— Как зовут твою невесту?

— А ты не будешь больше драться?

— Ну нет, я еще только начал.

— В таком случае ее зовут Мальвина, или девочка с голубыми волосами.

— Ха-ха-ха, — опять покатился Арлекин и отпустил Пьеро три подзатыльника. — Послушайте, почтеннейшая публика… Да разве бывают девочки с голубыми волосами?

Но тут он, повернувшись к публике, вдруг увидел на передней скамейке деревянного мальчишку со ртом до ушей, с длинным носом, в колпачке с кисточкой…

— Глядите, это Буратино! — закричал Арлекин, указывая на него пальцем.

— Живой Буратино! — завопил Пьеро, взмахивая длинными рукавами.

Из-за картонных деревьев выскочило множество кукол — девочки в черных масках, страшные бородачи в колпаках, мохнатые собаки с пуговицами вместо глаз, горбуны с носами, похожими на огурец…

Все они подбежали к свечам, стоявшим вдоль рампы, и, вглядываясь, затараторили:

— Это Буратино! Это Буратино! К нам, к нам, веселый плутишка Буратино!

Тогда он с лавки прыгнул на суфлерскую будку, а с нее на сцену. Куклы схватили его, начали обнимать, целовать, щипать.

Потом все куклы запели «Польку-птичку»:

Птичка польку танцевала
На лужайке в ранний час.
Нос налево, хвост направо, —
Это полька «Карабас».
Два жука — на барабане,
Дует жаба в контрабас.
Нос налево, хвост направо,
Это полька «Барабас».
Птичка польку танцевала,
Потому что — весела.
Нос налево, хвост направо,
Вот так полечка была…

Зрители были растроганы. Одна кормилица даже прослезилась. Один пожарный плакал навзрыд.

Только мальчишки на задних скамейках сердились и топали ногами:

— Довольно лизаться, не маленькие, продолжайте представление!

Услышав весь этот шум, из-за сцены высунулся человек, такой страшный с виду, что можно было окоченеть от ужаса при одном взгляде на него.

Густая нечесаная борода его волочилась по полу, выпученные глаза вращались, огромный рот лязгал зубами, будто это был не человек, а крокодил. В руке он держал семихвостую плетку. Это был хозяин кукольного театра, доктор кукольных наук синьор Карабас Барабас.

— Га-га-га, гу-гу-гу! — заревел он на Буратино. — Так это ты помешал представлению моей прекрасной комедии?

Он схватил Буратино, отнес в кладовую театра и повесил на гвоздь.



Вернувшись, погрозил куклам семихвостой плеткой, чтобы они продолжали представление.

Куклы кое-как закончили комедию, занавес закрылся, зрители разошлись.

Доктор кукольных наук синьор Карабас Барабас пошел на кухню ужинать.

Сунув нижнюю часть бороды в карман, чтобы не мешала, он сел перед очагом, где на вертеле жарились целый кролик и два цыпленка.

Помусолив пальцы, он потрогал жаркое, и оно показалось ему сырым.

В очаге было мало дров. Тогда он три раза хлопнул в ладоши.

Вбежали Арлекин и Пьеро.

— Принесите-ка мне этого бездельника Буратино, — сказал синьор Карабас Барабас. — Он сделан из сухого дерева, я его подкину в огонь, мое жаркое живо зажарится.

Арлекин и Пьеро упали на колени, умоляли пощадить несчастного Буратино.

— А где моя плетка? — зарычал Карабас Барабас.

Тогда они, рыдая, пошли в кладовую, сняли с гвоздя Буратино и приволокли на кухню.

Синьор Карабас Барабас, вместо того чтобы сжечь Буратино, даёт ему пять золотых монет и отпускает домой

Когда куклы приволокли Буратино и бросили на пол у решетки очага, синьор Карабас Барабас, страшно сопя носом, мешал кочергой угли.

Вдруг глаза его налились кровью, нос, затем всё лицо собралось поперечными морщинами. Должно быть, ему в ноздри попал кусочек угля.

— Аап… аап… аап… — завыл Карабас Барабас, закатывая глаза, — аап-чхи!..

И он чихнул так, что пепел поднялся столбом в очаге.

Когда доктор кукольных наук начинал чихать, то уже не мог остановиться и чихал пятьдесят, а иногда и сто раз подряд.

От такого необыкновенного чихания он обессиливал и становился добрее.

Пьеро украдкой шепнул Буратино:

— Попробуй с ним заговорить между чиханьем…

— Аап-чхи! Аап-чхи! — Карабас Барабас забирал разинутым ртом воздух и с треском чихал, тряся башкой и топая ногами.

На кухне все тряслось, дребезжали стекла, качались сковороды и кастрюли на гвоздях.

Между этими чиханьями Буратино начал подвывать жалобным тоненьким голоском:

— Бедный я, несчастный, никому-то меня не жалко.

— Перестань реветь! — крикнул Карабас Барабас. — Ты мне мешаешь… Аап-чхи!

— Будьте здоровы, синьор, — всхлипнул Буратино.

— Спасибо… А что — родители у тебя живы? Аап-чхи!

— У меня никогда, никогда не было мамы, синьор. Ах, я несчастный! — И Буратино закричал так пронзительно, что в ушах у Карабаса Барабаса стало колоть, как иголкой.

Он затопал подошвами:

— Перестань визжать, говорю тебе! Аап-чхи! А что, отец у тебя жив?

— Мой бедный отец еще жив, синьор.

— Воображаю, каково будет узнать твоему отцу, что я на тебе изжарил кролика и двух цыплят. Аап-чхи!

— Мой бедный отец всё равно скоро умрет от голода и холода. Я его единственная опора в старости. Пожалейте, отпустите меня, синьор.

— Десять тысяч чертей! — заорал Карабас Барабас. — Ни о какой жалости не может быть и речи. Кролик и цыплята должны быть зажарены. Полезай в очаг.

— Синьор, я не могу этого сделать.

— Почему? — спросил Карабас Барабас только для того, чтобы Буратино продолжал разговаривать, а не визжал в уши.

— Синьор, я уже пробовал однажды сунуть нос в очаг и только проткнул дырку.

— Что за вздор! — удивился Карабас Барабас. — Как ты мог носом проткнуть в очаге дырку?

— Потому, синьор, что очаг и котелок над огнем были нарисованы на куске старого холста.

— Аап-чхи! — чихнул Карабас Барабас с таким шумом, что Пьеро отлетел налево, Арлекин — направо, а Буратино завертелся волчком. — !де ты видел очаг, и огонь, и котелок нарисованными на куске холста?

— В каморке моего папы Карло.

— Твой отец — Карло! — Карабас Барабас вскочил со стула, взмахнул руками, борода его разлетелась. — Так, значит, это в каморке старого Карло находится потайная…

Но тут Карабас Барабас, видимо, не желая проговориться о какой-то тайне, обоими кулаками заткнул себе рот. И так сидел некоторое время, глядя выпученными глазами на погасающий огонь.

— Хорошо, — сказал он наконец, — я поужинаю недожаренным кроликом и сырыми цыплятами. Я тебе дарю жизнь, Буратино. Мало того…

Он залез под бороду в жилетный карман, вытащил пять золотых монет и протянул их Буратино.

— Мало того… Возьми эти деньги и отнеси их Карло. Кланяйся и скажи, что я прошу его ни в коем случае не умирать от голода и холода и, самое главное, — не уезжать из его каморки, где находится очаг, нарисованный на куске старого холста. Ступай, выспись и утром пораньше беги домой.

Буратино положил пять золотых монет в карман и ответил с вежливым поклоном:

— Благодарю вас, синьор. Вы не могли доверить деньги в более надежные руки…

Арлекин и Пьеро отвели Буратино в кукольную спальню, где куклы опять начали обнимать, целовать, толкать, щипать и опять обнимать Буратино, так непонятно избежавшего страшной гибели в очаге.

Он шепотом говорил куклам:

— Здесь какая-то тайна.

По дороге домой Буратино встречает двух нищих — кота Базилио и лису Алису

Рано утром Буратино пересчитал деньги, — золотых монет было столько, сколько пальцев на руке, — пять.

Зажав золотые в кулаке, он вприпрыжку побежал домой и напевал:

— Куплю папе Карло новую куртку, куплю много маковых треугольничков, леденцовых петухов на палочках.

Когда с глаз скрылся балаган кукольного театра и развевающиеся флаги, он увидел двух нищих, уныло бредущих по пыльной дороге: лису Алису, ковыляющую на трех лапах, и слепого кота Базилио.

Это был не тот кот, которого Буратино встретил вчера на улице, но другой, — тоже Базилио и тоже полосатый.

Буратино хотел пройти мимо, но лиса Алиса сказала ему умильно:

— Здравствуй, добренький Буратино. Куда так спешишь?

— Домой, к папе Карло.

Лиса вздохнула еще умильнее:

— Уж не знаю, застанешь ли ты в живых бедного Карло, он совсем плох от голода и холода…

— А ты это видела? — Буратино разжал кулак и показал пять золотых.

Увидев деньги, лиса невольно потянулась к ним лапой, а кот вдруг широко раскрыл слепые глаза, и они сверкнули у него, как два зеленых фонаря.

Но Буратино ничего этого не заметил.

— Добренький, хорошенький Буратино, что же ты будешь делать с этими деньгами?

— Куплю куртку для папы Карло… Куплю новую азбуку…

— Азбуку, ох, ох! — сказала лиса Алиса, качая головой. — Не доведет тебя до добра это ученье… Вот я училась, училась, а — гляди — хожу на трех лапах.

— Азбуку, — проворчал кот Базилио и сердито фыркнул в усы. — Через это проклятое ученье я глаз лишился…

На сухой ветке около дороги сидела пожилая ворона. Слушала, слушала и каркнула:

— Врут, врут!..

Кот Базилио сейчас же высоко подскочил, лапой сшиб ворону с ветки, выдрал ей полхвоста, — едва она улетела. И опять представился, будто он слепой.

— Вы за что так ее, кот Базилио? — удивленно спросил Буратино.

— Глаза-то слепые, — ответил кот, — показалось — это собачонка на дереве…

Пошли они втроем по пыльной дороге.

Лиса сказала:

— Умненький, благоразумненький Буратино, хотел бы ты, чтобы у тебя денег стало в десять раз больше?

— Конечно, хочу! А как это делается?

— Проще простого. Пойдем с нами.

— Куда?

— В Страну Дураков.

Буратино немного подумал.

— Нет, уж я, пожалуй, сейчас домой пойду.

— Пожалуйста, мы тебя за веревку не тянем, — сказала лиса, — тем хуже для тебя.

— Тем хуже для тебя, — проворчал кот.

— Ты сам себе враг, — сказала лиса.

— Ты сам себе враг, — проворчал кот.

— А то бы твои пять золотых превратились в кучу денег…



Буратино остановился, разинул рот…

— Врешь!

Лиса села на хвост, облизнулась:

— Я тебе сейчас объясню. В Стране Дураков есть волшебное поле, — называется Поле Чудес… На этом поле выкопай ямку, скажи три раза: «Крекс, фекс, пекс», положи в ямку золотой, засыпь землей, сверху посыпь солью, полей хорошенько и иди спать. Наутро из ямки вырастет небольшое деревцо, на нем вместо листьев будут висеть золотые монеты. Понятно?

Буратино даже подпрыгнул.

— Врешь!

— Идем, Базилио, — обиженно свернув нос, сказала лиса, — нам не верят — и не надо…

— Нет, нет, — закричал Буратино, — верю, верю!.. Идемте скорее в Страну Дураков!..

В харчевне «Трёх пескарей»

Буратино, лиса Алиса и кот Базилио спустились под гору и шли, шли — через поля, виноградники, через сосновую рощу, вышли к морю и опять повернули от моря, через ту же рощу, виноградники… Городок на холме и солнце над ним виднелись то справа, то слева…

Лиса Алиса говорила, вздыхая:

— Ах, не так-то легко попасть в Страну Дураков, все лапы сотрешь…

Под вечер они увидели сбоку дороги старый дом с плоской крышей и с вывеской над входом:

Харчевня «Трёх пескарей»

Хозяин выскочил навстречу гостям, сорвал с плешивой головы шапочку и низко кланялся, прося зайти.



— Не мешало бы нам перекусить хоть сухой корочкой, — сказала лиса.

— Хоть коркой хлеба угостили бы, — повторил кот.

Зашли в харчевню, сели около очага, где на вертелах и сковородках жарилась всякая всячина.

Лиса поминутно облизывалась, кот Базилио положил лапы на стол, усатую морду — на лапы, — уставился на пищу.

— Эй, хозяин, — важно сказал Буратино, — дайте нам три корочки хлеба…

Хозяин едва не упал навзничь от удивления, что такие почтенные гости так мало спрашивают.

— Веселенький, остроумненький Буратино шутит с вами, хозяин, — захихикала лиса.

— Он шутит, — буркнул кот.

— Дайте три корочки хлеба и к ним — вон того чудно зажаренного барашка, — сказала лиса, — и еще того гусенка, да парочку голубей на вертеле, да, пожалуй, еще печеночки…

— Шесть штук самых жирных карасей, — приказал кот, — и мелкой рыбы сырой на закуску.

Короче говоря, они взяли всё, что было на очаге; для Буратино осталась одна корочка хлеба. Лиса Алиса и кот Базилио съели всё вместе с костями. Животы у них раздулись, морды залоснились.

— Отдохнем часок, — сказала лиса, — а ровно в полночь выйдем. Не забудьте нас разбудить, хозяин…

Лиса и кот завалились на двух мягких кроватях, захрапели и засвистели. Буратино прикорнул в углу на собачьей подстилке…

Ему снилось деревцо с кругленькими золотыми листьями… Только он протянул руку…

— Эй, синьор Буратино, пора, уже полночь…

В дверь стучали. Буратино вскочил, протер глаза. На кровати — ни кота, ни лисы, — пусто.

Хозяин объяснил ему:

— Ваши почтенные друзья изволили раньше подняться, подкрепились холодным пирогом и ушли…

— Мне ничего не велели передать?

— Очень даже велели, — чтобы вы, синьор Буратино, не теряя минуты, бежали по дороге к лесу…

Буратино кинулся к двери, но хозяин стал на пороге, прищурился, руки упер в бока:

— А за ужин кто будет платить?

— Ой, — пискнул Буратино, — сколько?

— Ровно один золотой…

Буратино сейчас же хотел прошмыгнуть мимо его ног, но хозяин схватил вертел, — щетинистые усы, даже волосы над ушами у него встали дыбом.

— Плати, негодяй, или проткну тебя, как жука!

Пришлось заплатить один золотой из пяти. Пошмыгивая от огорчения, Буратино покинул проклятую харчевню.

Ночь была темна, — этого мало — черна, как сажа. Всё кругом спало. Только над головой Буратино неслышно летала ночная птица Сплюшка.

Задевая мягким крылом за его нос, Сплюшка повторяла:

— Не верь, не верь, не верь!

Он с досадой остановился:

— Чего тебе?

— Не верь коту и лисе…

— А ну тебя!..

Он побежал дальше и слышал, как Сплюшка верещала вдогонку:

— Бойся разбойников на этой дороге…

На Буратино нападают разбойники

На краю неба появился зеленоватый свет — всходила луна.

Впереди стал виден черный лес.

Буратино пошел быстрее. Кто-то позади него тоже пошел быстрее.

Он припустился бегом. Кто-то бежал за ним вслед бесшумными скачками. Он обернулся.

Его догоняли двое, — на головах у них были надеты мешки с прорезанными дырками для глаз. Один, пониже ростом, размахивал ножом, другой, повыше, держал пистолет, у которого дуло расширялось, как воронка…

— Ай-ай! — завизжал Буратино и, как заяц, припустился к черному лесу.

— Стой, стой! — кричали разбойники.

Буратино, хотя и был отчаянно перепуган, всё же догадался, — сунул в рот четыре золотых и свернул с дороги к изгороди, заросшей ежевикой… Но тут двое разбойников схватили его…

— Кошелек или жизнь!

Буратино, будто бы не понимая, чего от него хотят, только часто-часто дышал носом. Разбойники трясли его за шиворот, один грозил пистолетом, другой обшаривал карманы.

— Где твои деньги? — рычал высокий.

— Деньги, паршшшивец! — шипел низенький.

— Разорву в клочки!

— Голову отъем!

Тут Буратино от страха так затрясся, что золотые монеты зазвенели у него во рту.

— Вот где у него деньги! — завыли разбойники. — Во рту у него деньги…

Один схватил Буратино за голову, другой за ноги. Начали его подбрасывать. Но он только крепче сжимал зубы.

Перевернув его кверху ногами, разбойники стукали его головой об землю. Но и это ему было нипочем.

Разбойник, тот, что пониже, принялся широким ножом разжимать ему зубы. Вот-вот уже и разжал… Буратино изловчился — изо всей силы укусил его за руку… Но это оказалась не рука, а кошачья лапа. Разбойник дико взвыл. Буратино в это время вывернулся, как ящерица, кинулся к изгороди, нырнул в колючую ежевику, оставив на колючках клочки штанишек и курточки, перелез на ту сторону и помчался к лесу.

У лесной опушки разбойники опять нагнали его. Он подпрыгнул, схватился за качающуюся ветку и полез на дерево. Разбойники — за ним. Но им мешали мешки на головах.

Вскарабкавшись на вершину, Буратино раскачался и перепрыгнул на соседнее дерево. Разбойники — за ним…

Но оба тут же сорвались и шлепнулись на землю.

Пока они кряхтели и почесывались, Буратино соскользнул с дерева и припустился бежать, так быстро перебирая ногами, что их даже не было видно.

От луны деревья отбрасывали длинные тени. Весь лес был полосатый…

Буратино то пропадал в тени, то белый колпачок его мелькал в лунном свете.

Так он добрался до озера. Над зеркальной водой висела луна, как в кукольном театре.

Буратино кинулся направо — топко.

Налево — топко…

А позади опять затрещали сучья…

— Держи, держи его!..

Разбойники уже подбегали, они высоко подскакивали из мокрой травы, чтобы увидеть Буратино.

— Вот он!

Ему оставалось только броситься в воду.

В это время он увидел белого лебедя, спавшего близ берега, засунув голову под крыло.

Буратино кинулся в озерцо, нырнул и схватил лебедя за лапы.



— Го-го, — гоготнул лебедь, пробуждаясь, — что за неприличные шутки! Оставьте мои лапы в покое!

Лебедь раскрыл огромные крылья, и в то время, когда разбойники уже хватали Буратино за ноги, торчащие из воды, лебедь важно полетел через озеро. На том берегу Буратино выпустил его лапы, шлепнулся, вскочил и по моховым кочкам, через камыши пустился бежать прямо к большой луне — над холмами.

Разбойники вешают Буратино на дерево

От усталости Буратино едва перебирал ногами, как муха осенью на подоконнике.

Вдруг сквозь ветки орешника он увидел красивую лужайку и посреди ее — маленький, освещенный луной домик в четыре окошка. На ставнях нарисованы солнце, луна и звезды.

Вокруг росли большие лазоревые цветы.

Дорожки посыпаны чистым песочком. Из фонтана била тоненькая струя воды, в ней подплясывал полосатый мячик.

Буратино на четвереньках влез на крыльцо. Постучал в дверь. В домике было тихо. Он постучал сильнее, — должно быть, там крепко спали.

В это время из леса опять выскочили разбойники. Они переплыли озеро, вода лила с них ручьями. Увидев Буратино, низенький разбойник гнусно зашипел по-кошачьи, высокий затявкал по-лисичьи…

Буратино колотил в дверь руками и ногами:

— Помогите, помогите, добрые люди!..

Тогда в окошко высунулась кудрявая хорошенькая девочка с хорошеньким приподнятым носиком.

Глаза у нее были закрыты.

— Девочка, откройте дверь, за мной гонятся разбойники!

— Ах, какая чушь! — сказала девочка, зевая хорошеньким ртом. — Я хочу спать, я не могу открыть глаза…

Она подняла руки, сонно потянулась и скрылась в окошке.

Буратино в отчаянии упал носом в песок и притворился мертвым.

Разбойники подскочили:

— Ага, теперь от нас не уйдешь!..

Трудно вообразить, чего только они не выделывали, чтобы заставить Буратино раскрыть рот. Если бы во время погони они не обронили ножа и пистолета, — на этом месте и можно было бы окончить рассказ про несчастного Буратино.

Наконец разбойники решили его повесить вниз головой. Привязали к ногам веревку, и Буратино повис на дубовой ветке… Они сели под дубом, протянув мокрые хвосты, и ждали, когда у него вывалятся изо рта золотые…



На рассвете поднялся ветер, зашумели на дубу листья. Буратино качался, как деревяшка. Разбойникам наскучило сидеть на мокрых хвостах…

— Повиси, дружок, до вечера, — сказали они зловеще и пошли искать какую-нибудь придорожную харчевню.

Девочка с голубыми волосами возвращает Буратино к жизни

За ветвями дуба, где висел Буратино, разлилась утренняя заря.

Трава на поляне стала сизой, лазоревые цветы покрылись капельками росы.

Девочка с кудрявыми голубыми волосами опять высунулась в окошко, протерла и широко открыла заспанные хорошенькие глаза.

Эта девочка была самой красивой куклой из кукольного театра синьора Карабаса Барабаса. Не в силах выносить грубых выходок хозяина, она убежала из театра и поселилась в уединенном домике на сизой поляне.

Звери, птицы и некоторые из насекомых очень полюбили ее, — должно быть, потому, что она была воспитанная и кроткая девочка.

Звери снабжали ее всем необходимым для жизни.

Крот приносил питательные коренья.

Мыши — сахар, сыр и кусочки колбасы.

Благородная собака — пудель Артемон — приносила булки.

Сорока воровала для нее на базаре шоколадные конфеты в серебряных бумажках.

Лягушки приносили в ореховых скорлупах лимонад.

Ястреб — жареную дичь.

Майские жуки — разные ягоды.

Бабочки — пыльцу с цветов — пудриться.

Гусеницы выдавливали из себя пасту для чистки зубов и смазывания скрипящих дверей.

Ласточки уничтожали вблизи дома ос и комаров…

Итак, открыв глаза, девочка с голубыми волосами сейчас же увидела Буратино, висящего вниз головой.

Она приложила ладони к щекам и вскрикнула:

— Ах, ах, ах!

Под окном, трепля ушами, появился благородный пудель Артемон. Он только что выстриг себе заднюю половину туловища, что делал каждый день. Кудрявая шерсть на передней половине туловища была расчесана, кисточка на конце хвоста перевязана черным бантом. На передней лапе — серебряные часы.

— Я готов!

Артемон свернул в сторону нос и приподнял верхнюю губу над белыми зубами.

— Позови кого-нибудь, Артемон! — сказала девочка. — Надо снять бедняжку Буратино, отнести в дом и пригласить доктора…

— Готов!

Артемон от готовности так завертелся, что сырой песок полетел от его задних лап…

Он кинулся к муравейнику, лаем разбудил все население и послал четыреста муравьев — перегрызть веревку, на которой висел Буратино.

Четыреста серьезных муравьев поползли гуськом по узенькой тропинке, влезли на дуб и перегрызли веревку.

Артемон подхватил передними лапами падающего Буратино и отнес его в дом… Положив Буратино на кровать, собачьим галопом помчался в лесную заросль и тотчас привел оттуда знаменитого доктора Сову, фельдшерицу Жабу и народного знахаря Богомола, похожего на сухой сучок.

Сова приложила ухо к груди Буратино.

— Пациент скорее мертв, чем жив, — прошептала она и отвернула голову назад на сто восемьдесят градусов.

Жаба долго мяла влажной лапой Буратино. Раздумывая, глядела выпученными глазами сразу в разные стороны.

Пролепетала большим ртом:

— Пациент скорее жив, чем мертв…

Народный лекарь Богомол сухими, как травинки, руками начал дотрагиваться до Буратино.

— Одно из двух, — прошелестел он, — или пациент жив, или он умер. Если он жив — он останется жив или он не останется жив. Если он мертв — его можно оживить или нельзя оживить.

— Шшшарлатанство, — сказала Сова, взмахнула мягкими крыльями и улетела на темный чердак.

У Жабы от злости вздулись все бородавки.

— Какакокое отвррратительное невежество! — квакнула она и, шлепая животом, запрыгала в сырой подвал.

Лекарь Богомол на всякий случай притворился высохшим сучком и вывалился за окошко.

Девочка всплеснула хорошенькими руками:

— Ну как же мне его лечить, граждане?

— Касторкой, — квакнула Жаба из подполья.

— Касторкой! — презрительно захохотала Сова на чердаке.

— Или касторкой, или не касторкой, — проскрежетал за окном Богомол.

Тогда ободранный, в синяках, несчастный Буратино простонал:

— Не нужно касторки, я очень хорошо себя чувствую.

Девочка с голубыми волосами заботливо наклонилась над ним:

— Буратино, умоляю тебя — зажмурься, зажми нос и выпей.

— Не хочу, не хочу, не хочу!..

— Я тебе дам кусочек сахару…

Тотчас же по одеялу на кровать взобралась белая мышь, она держала кусочек сахару.

— Ты его получишь, если будешь меня слушаться, — сказала девочка.

— Один сааааахар дайте…

— Да пойми же, — если не выпьешь лекарства, ты можешь умереть.

— Лучше умру, чем пить касторку…

Тогда девочка сказала строго, взрослым голосом:

— Зажми нос и гляди в потолок… Раз, два, три. — Она влила касторку в рот Буратино, сейчас же сунула ему кусочек сахару и поцеловала.

— Вот и всё…



Благородный Артемон, любивший всё благополучное, схватив зубами свой хвост, вертелся под окном, как вихрь из тысячи лап, тысячи ушей, тысячи блестящих глаз.

Девочка с голубыми волосами хочет воспитывать Буратино

Наутро Буратино проснулся веселый и здоровый как ни в чем не бывало.

Девочка с голубыми волосами ждала его в саду, сидя за маленьким столом, накрытым кукольной посудой.

Ее лицо было свежевымыто, на вздернутом носике и щеках — цветочная пыльца.

Ожидая Буратино, она с досадой отмахивалась от надоевших бабочек:

— Да ну вас, в самом деле…

Оглянула деревянного мальчишку с головы до ног, поморщилась. Велела ему сесть за стол и налила в крошечную чашечку какао.

Буратино сел за стол, подвернул под себя ногу. Миндальные пирожные он запихивал в рот целиком и глотал не жуя.

В вазу с вареньем залез прямо пальцами и с удовольствием их обсасывал.

Когда девочка отвернулась, чтобы бросить несколько крошек пожилой жужелице, он схватил кофейник и выпил все какао из носика.

Поперхнулся, пролил какао на скатерть.

Тогда девочка сказала ему строго:

— Вытащите из-под себя ногу и опустите ее под стол. Не ешьте руками, для этого есть ложки и вилки.

От возмущения она хлопала ресницами.

— Кто вас воспитывает, скажите, пожалуйста?

— Когда папа Карло воспитывает, а когда никто.

— Теперь я займусь вашим воспитанием, будьте покойны.

«Вот так влип!» — подумал Буратино.

На траве вокруг дома носился пудель Артемон за маленькими птичками. Когда они садились на деревья, он задирал голову, подпрыгивал и лаял с подвыванием.

«Здорово птиц гоняет», — с завистью подумал Буратино. От приличного сиденья за столом у него по всему телу ползли мурашки.

Наконец мучительный завтрак окончился. Девочка велела ему вытереть с носа какао. Оправила складочки и бантики на платье, взяла Буратино за руку и повела в дом — заниматься воспитанием. А веселый пудель Артемон носился по траве и лаял, птицы, нисколько не боясь его, весело свистали, ветерок весело летал над деревьями.

— Снимите ваши лохмотья, вам дадут приличную куртку и штанишки, — сказала девочка.

Четверо портных: мастер-одиночка, угрюмый рак Шепталло, серый Дятел с хохолком, большой жук Рогач и мышь Лизетта — шили из старых девочкиных платьев красивый мальчишеский костюм. Шепталло кроил, Дятел клювом протыкал дырки и шил. Рогач задними ногами сучил нитки, Лизетта их перегрызала.

Буратино было стыдно надевать девчонкины обноски, но пришлось все-таки переодеться.

Сопя носом, он спрятал в карман новой куртки четыре золотые монеты.

— Теперь сядьте, положите руки перед собой. Не горбитесь, — сказала девочка, — и мы займемся арифметикой… У вас в кармане два яблока…

Буратино хитро подмигнул.

— Врете, ни одного…

— Я говорю, — терпеливо повторила девочка, — предположим, что у вас в кармане два яблока. Некто взял у вас одно яблоко. Сколько у вас осталось яблок?

— Два.

— Подумайте хорошенько.

Буратино сморщился, — так здорово подумал.

— Два…

— Почему?

— Я же не отдам же некту яблоко, хоть он дерись!

— У вас нет никаких способностей к математике, — с огорчением сказала девочка. — Займемся диктантом.

Она подняла к потолку хорошенькие глаза.

— Пишите: «А роза упала на лапу Азора». Написали? Теперь прочтите эту волшебную фразу наоборот.

Нам уже известно, что Буратино никогда даже не видел пера и чернильницы.

Девочка сказала: «Пишите», — и он сейчас же сунул в чернильницу свой нос и страшно испугался, когда с носа на бумагу упала чернильная клякса.



Девочка всплеснула руками, у нее даже брызнули слезы.

— Вы гадкий шалун, вы должны быть наказаны!

Она высунулась в окошко.

— Артемон, отведи Буратино в темный чулан.

Благородный Артемон появился в дверях, показывая белые зубы. Схватил Буратино за курточку и, пятясь, потащил в чулан, где по углам в паутине висели большие пауки. Запер его там, порычал, чтобы хорошенько напугать, и опять умчался за птичками.

Девочка, бросившись на кукольную кружевную кровать, зарыдала оттого, что ей пришлось поступить так жестоко с деревянным мальчиком. Но если уж взялась за воспитание, дело нужно довести до конца.

Буратино ворчал в темном чулане:

— Вот дура девчонка… Нашлась воспитательница, подумаешь… У самой фарфоровая голова, туловище, ватой набитое…

В чулане послышался тоненький скрип, будто кто-то скрежетал мелкими зубами:

— Слушай, слушай…

Буратино поднял испачканный в чернилах нос и в темноте различил висячую под потолком вниз головой летучую мышь.

— Тебе чего?

— Дождись ночи, Буратино.

— Тише, тише, — шуршали пауки по углам, — не качайте наших сетей, не отпугивайте наших мушек…

Буратино сел на сломанный горшок, подпер щеку. Он бывал в переделках и похуже этой, но возмущала несправедливость.

— Разве так воспитывают детей?.. Это мученье, а не воспитание… Так не сиди да так не ешь… Ребенок, может, еще букваря не освоил, — она сразу за чернильницу хватается… А кобель, небось, гоняет, за птицами, — ему ничего…

Летучая мышь опять пискнула:

— Дождись ночи, Буратино, я тебя поведу в Страну Дураков, там ждут тебя друзья — кот и лиса, счастье и веселье. Жди ночи.

Буратино попадает в Страну Дураков

Девочка с голубыми волосами подошла к двери чулана.

— Буратино, мой друг, вы раскаиваетесь наконец?

Он был очень сердит, к тому же у него совсем другое было на уме.

— Очень нужно мне раскаиваться! Не дождетесь…

— Тогда вам придется просидеть в чулане до утра…

Девочка горько вздохнула и ушла.

Настала ночь. Сова захохотала на чердаке. Жаба выползла из подполья, чтобы шлепать животом по отражениям луны в лужах.

Девочка легла спать в кружевную кроватку и долго огорченно всхлипывала, засыпая.

Артемон, уткнув нос под хвост, спал у дверей ее спальни.

В домике часы с маятником пробили полночь. Летучая мышь сорвалась с потолка.

— Пора, Буратино, беги! — пискнула ему над ухом. — В углу чулана есть крысиный ход в подполье… Жду тебя на лужайке…

Она вылетела в слуховое окно. Буратино кинулся в угол чулана, путаясь в паутиновых сетях. Вслед ему злобно шипели пауки.

Он пополз крысиным ходом в подполье. Ход был все уже и уже. Буратино теперь едва протискивался под землей… И вдруг вниз головой полетел в подполье.

Там он едва не попал в крысоловку, наступил на хвост ужу, только что напившемуся молока из кувшина в столовой, и через кошачий лаз выскочил на лужайку.

Над лазоревыми цветами бесшумно летала мышь.

— За мной, Буратино, в Страну Дураков!

У летучих мышей нет хвоста, поэтому мышь летает не прямо, как птица, а вверх и вниз — на перепончатых крыльях, вверх и вниз, похожая на чертика; рот у нее всегда открыт, чтобы, не теряя времени, по пути ловить, кусать, глотать живьем комаров и ночных бабочек.

Буратино бежал за ней по шею в траве, мокрые кашки хлестали его по щекам.

Вдруг мышь высоко метнулась к круглой луне и оттуда крикнула кому-то:

— Привела!

Буратино сейчас же кубарем полетел вниз с крутого обрыва. Катился, катился и шлепнулся в лопухи.

Исцарапанный, полон рот песку, с вытаращенными глазами, сел.

— Ухты!..

Перед ним стояли кот Базилио и лиса Алиса.

— Храбренький, отважненький Буратино, должно быть, свалился с луны, — сказала лиса.

— Странно, как он жив остался, — мрачно сказал кот.

Буратино обрадовался старым знакомым, хотя ему показалось подозрительным, что у кота перевязана тряпкой правая лапа, а у лисы весь хвост испачкан в болотной тине.

— Нет худа без добра, — сказала лиса, — зато ты попал в Страну Дураков…

И она лапой указала на сломанный мост через высохший ручей. По ту сторону ручья среди куч мусора виднелись полуразвалившиеся домишки, чахлые деревья с обломанными ветвями и колокольни, покосившиеся в разные стороны…

— В этом городе продаются знаменитые куртки на заячьем меху для папы Карло, — облизываясь, пела лиса, — азбуки с раскрашенными картинками… Ах, какие продаются сладкие пирожки и леденцовые петушки на палочках! Ты ведь не потерял еще твои денежки, чудненький Буратино?

Лиса Алиса помогла ему встать на ноги; помусолив лапу, почистила ему курточку и повела через сломанный мост.

Кот Базилио угрюмо ковылял сзади.

Была уже середина ночи, но в Городе Дураков никто не спал.

По кривой грязной улице бродили тощие собаки в репьях, зевали от голода:

— Э-хе-хе…

Козы с драной шерстью на боках щипали пыльную траву у тротуара, трясли огрызками хвостов.

— Б-э-э-э-э-да…

Повесив голову, стояла корова; у нее кости торчали сквозь кожу.

— Мууучение… — повторяла она задумчиво.

На кочках грязи сидели общипанные воробьи, — они не улетали — хоть дави их ногами… Шатались от истощения куры с выдранными хвостами…

Зато на перекрестках стояли навытяжку свирепые бульдоги-полицейские в треугольных шляпах и в колючих ошейниках. Они кричали на голодных и шелудивых жителей:

— Пррроходи! Дерржи пррраво! Не задеррживайся!..

Лиса тащила Буратино дальше по улице. Они увидели гуляющих под луной по тротуару сытых котов в золотых очках, под руку с кошками в чепчиках.



Гулял толстый Лис — губернатор этого города, важно подняв нос, и с ним — спесивая лисица, державшая в лапе цветок ночной фиалки. Лиса Алиса шепнула:

— Это гуляют те, кто посеял деньги на Поле Чудес… Сегодня последняя ночь, когда можно сеять. К утру соберешь кучу денег и накупишь всякой всячины… Идем скорее…

Лиса и кот привели Буратино на пустырь, где валялись битые горшки, рваные башмаки, дырявые калоши и тряпки…

Перебивая друг друга, затараторили:

— Рой ямку.

— Клади золотые.

— Посыпь солью.

— Зачерпни из лужи, полей хорошенько.

— Да не забудь сказать: «Крекс, фекс, пекс».

Буратино почесал нос, испачканный в чернилах.

— А вы уйдите все-таки подальше…

— Боже мой, да мы и смотреть не хотим, где ты зароешь деньги, — сказала лиса.

— Боже сохрани, — сказал кот.

Они отошли немного и спрятались за кучей мусора.



Буратино выкопал ямку. Сказал три раза шепотом: «Крекс, фекс, пекс», положил в ямку четыре золотые монеты, засыпал, из кармана вынул щепотку соли, посыпал сверху. Набрал из лужи пригоршню воды, полил.

И сел ждать, когда вырастет дерево…

Полицейские хватают Буратино и не дают ему сказать ни одного слова в своё оправдание

Лиса Алиса думала, что Буратино уйдет спать, а он всё сидел на мусорной куче, терпеливо вытянув нос.

Тогда Алиса велела коту остаться караулить, а сама побежала в ближайшее полицейское отделение.

Там, в накуренной комнате, за столом, закапанным чернилами, густо храпел дежурный бульдог.

Лиса самым благонамеренным голоском сказала ему:

— Господин мужественный дежурный, нельзя ли задержать одного беспризорного воришку? Ужасная опасность грозит всем богатеньким и почтенненьким гражданам этого города.

Спросонок дежурный бульдог так рявкнул, что под лисой со страха оказалась лужа.

— Воррришка! Гам!

Лиса объяснила, что опасный воришка — Буратино — обнаружен на пустыре.

Дежурный, все еще рыча, позвонил. Ворвались два добермана-пинчера, сыщики, которые никогда не спали, никому не верили и даже самих себя подозревали в преступных намерениях.

Дежурный приказал им доставить опасного преступника живым или мертвым в отделение.

Сыщики ответили коротко:

— Тяф!

И помчались на пустырь особым хитрым галопом, занося задние ноги вбок.

Последние сто шагов они ползли на животах и враз кинулись на Буратино, схватили его под мышки и потащили в отделение.

Буратино болтал ногами, умолял сказать — за что? за что?

Сыщики отвечали:

— Там разберут…

Лиса и кот, не теряя времени, выкопали четыре золотые монеты. Лиса так ловко начала делить деньги, что у кота оказалась одна монета, у нее — три.

Кот молча вцепился когтями ей в рожу.

Лиса плотно обхватила его лапами. И они оба некоторое время катались клубком по пустырю. Кошачья и лисья шерсть летела клочками в лунном свете.

Ободрав друг другу бока, они разделили монеты поровну и в ту же ночь скрылись из города.

Тем временем сыщики привели Буратино в отделение.

Дежурный бульдог вылез из-за стола и сам обыскал его карманы.

Не обнаружив ничего, кроме кусочка сахара и крошек миндального пирожного, дежурный кровожадно засопел на Буратино:

— Ты совершил три преступления, негодяй: ты — беспризорный, беспаспортный и безработный. Отвести его за город и утопить в пруду.

Сыщики ответили:

— Тяф!

Буратино пытался рассказать про папу Карло, про свои приключения. Всё напрасно! Сыщики подхватили его, галопом оттащили за город и с моста бросили в глубокий грязный пруд, полный лягушек, пиявок и личинок водяного жука.

Буратино шлепнулся в воду, и зеленая ряска сомкнулась над ним.


Буратино знакомится с обитателями пруда, узнаёт о пропаже четырёх золотых монет и получает от черепахи золотой ключик

Не нужно забывать, что Буратино был деревянный и поэтому не мог утонуть. Всё же он до того испугался, что долго лежал на воде, весь облепленный зеленой ряской.

Вокруг него собрались обитатели пруда: всем известные своей глупостью черные пузатые головастики, водяные жуки с задними лапами, похожими на весла, пиявки, личинки, которые кушали всё, что попадалось, вплоть до самих себя, и наконец разные мелкие инфузории.

Головастики щекотали его жесткими губами и с удовольствием жевали кисточку на колпаке. Пиявки заползли в карман курточки. Один водяной жук несколько раз влезал на его нос, высоко торчавший из воды, и оттуда бросался в воду — ласточкой.

Мелкие инфузории, извиваясь и торопливо дрожа волосками, заменявшими им руки и ноги, пытались подхватить что-нибудь съедобное, но сами попадали в рот к личинкам водяного жука.

Буратино это наконец надоело, он зашлепал пятками по воде:

— Пошли прочь! Я вам не дохлая кошка.

Обитатели шарахнулись кто куда.

Он перевернулся на живот и поплыл.

На круглых листьях водяных лилий под луной сидели большеротые лягушки, выпученными глазами глядели на Буратино.

— Какая-то каракатица плывет, — квакнула одна.

— Нос, как у аиста, — квакнула другая.

— Это морская лягушка, — квакнула третья.

Буратино, чтобы передохнуть, вылез на большой лист водяной лилии. Сел на нем, плотно обхватил коленки и сказал, стуча зубами:

— Все мальчики и девочки напились молока, спят в теплых кроватках, один я сижу на мокром листе… Дайте поесть чего-нибудь, лягушки.

Лягушки, как известно, очень хладнокровны. Но напрасно думать, что у них нет сердца.

Когда Буратино, мелко стуча зубами, начал рассказывать про свои несчастные приключения, лягушки одна за другой подскочили, мелькнули задними ногами и нырнули на дно пруда.

Они принесли оттуда дохлого жука, стрекозиное крылышко, кусочек тины, зернышко рачьей икры и несколько гнилых корешков.

Положив все эти съедобные вещи перед Буратино, лягушки опять вспрыгнули на листья водяных лилий и сидели, как каменные, подняв большеротые головы с выпученными глазами.

Буратино понюхал, попробовал лягушиное угощенье.

— Меня стошнило, — сказал он, — какая гадость!..

Тогда лягушки опять — все враз — бултыхнулись в воду…

Зеленая ряска на поверхности пруда заколебалась, и появилась большая, страшная змеиная голова. Она поплыла к листу, где сидел Буратино.

У него дыбом встала кисточка на колпаке. Он едва не свалился в воду от страха.

Но это была не змея. Это была никому не страшная, пожилая черепаха Тортила, с подслеповатыми глазами.

— Ах ты безмозглый, доверчивый мальчишка с коротенькими мыслями! — сказала Тортила. — Сидеть бы тебе дома да прилежно учиться! Занесло тебя в Страну Дураков.

— Так я же хотел же добыть побольше золотых монет для папы Карло… Я очччень хороший и благоразумный мальчик…

— Деньги твои украли кот и лиса, — сказала черепаха. — Они пробегали мимо пруда, остановились попить, и я слышала, как они хвастались, что выкопали твои деньги, и как подрались из-за них… Ох ты, безмозглый, доверчивый дурачок с коротенькими мыслями!..

— Не ругаться надо, — проворчал Буратино, — тут помочь надо человеку… Что я теперь буду делать? Ой-ой-ой!.. Как я вернусь к папе Карло? Ай-ай-ай!..

Он тер кулаками глаза и хныкал так жалобно, что лягушки вдруг все враз вздохнули:

— Ух-ух… Тортила, помоги человеку.

Черепаха долго глядела на луну, что-то вспоминала…

— Однажды я вот так же помогла одному человеку, а он потом из моей бабушки и моего дедушки наделал черепаховых гребенок, — сказала она. И опять долго глядела на луну. — Что ж, посиди тут, человечек, а я поползаю по дну, — может быть, найду одну полезную вещицу.

Она втянула змеиную голову и медленно опустилась под воду.

Лягушки прошептали:

— Черепаха Тортила знает великую тайну.

Прошло долгое-долгое время. Луна уже клонилась за холмы… Снова заколебалась зеленая ряска, появилась черепаха, держа во рту маленький золотой ключик.

Она положила его на лист у ног Буратино.

— Безмозглый, доверчивый дурачок с коротенькими мыслями, — сказала Тортила, — не горюй, что лиса и кот украли у тебя золотые монеты. Я даю тебе этот ключик. Его обронил на дно пруда человек с бородой такой длины, что он ее засовывал в карман, чтобы она не мешала ему ходить Ах, как он просил, чтобы я отыскала на дне этот ключик!..

Тортила вздохнула, помолчала и опять вздохнула так, что из воды пошли пузыри…

— Но я не помогла ему, я тогда была очень сердита на людей за мою бабушку и моего дедушку, из которых наделали черепаховых гребенок. Бородатый человек много рассказывал про этот ключик, но я всё забыла. Помню только, что нужно отворить им какую-то дверь, и это принесет счастье…



У Буратино забилось сердце, загорелись глаза. Он сразу забыл все свои несчастья. Вытащил из кармана курточки пиявок, положил туда ключик, вежливо поблагодарил черепаху Тортилу и лягушек, бросился в воду и поплыл к берегу.

Когда он черненькой тенью показался на краю берега, лягушки ухнули ему вслед:

— Буратино, не потеряй ключик!

Буратино бежит из Страны Дураков и встречает товарища по несчастью

Черепаха Тортила не указала дороги из Страны Дураков.

Буратино бежал куда глаза глядят. За черными деревьями блестели звезды. Над дорогой свешивались скалы. В ущелье лежало облако тумана.

Вдруг впереди Буратино запрыгал серый комочек. Сейчас же послышался собачий лай.

Буратино прижался к скале. Мимо него, свирепо сопя носами, промчались два полицейских бульдога из Города Дураков.

Серый комочек метнулся с дороги вбок — на откос. Бульдоги за ним.

Когда топот и лай ушли далеко, Буратино припустился бежать так быстро, что звезды быстро-быстро поплыли за черными ветвями.

Вдруг серый комочек опять перескочил дорогу. Буратино успел разглядеть, что это заяц, а на нем верхом, держа его за уши, сидел бледный маленький человечек.

С откоса посыпались камешки, — бульдоги вслед за зайцем перескочили дорогу, и опять всё стихло.

Буратино бежал так быстро, что звезды теперь как бешеные неслись за черными ветвями. В третий раз серый заяц перескочил дорогу. Маленький человечек, задев головой за ветку, свалился с его спины и шлепнулся прямо под ноги Буратино.



— Ррр-гаф! Держи его! — проскакали вслед за зайцем полицейские бульдоги: глаза их были так налиты злостью, что не заметили ни Буратино, ни бледного человечка.

— Прощай, Мальвина, прощай навсегда! — плаксивым голосом пропищал человечек.

Буратино наклонился над ним и с удивлением увидел, что это был Пьеро в белой рубашке с длинными рукавами.

Он лежал головой вниз в колесной борозде и, очевидно, считал себя уже мертвым и пропищал загадочную фразу: «Прощай, Мальвина, прощай навсегда!», расставаясь с жизнью.

Буратино начал его тормошить, потянул за ногу, — Пьеро не шевелился. Тогда Буратино отыскал завалившуюся в кармане пиявку и приставил ее к носу бездыханного человечка.

Пиявка, недолго думая, цапнула его за нос, Пьеро быстро сел, замотал головой, отодрал пиявку и простонал:

— Ах, я еще жив, оказывается!

Буратино схватил его за щеки, белые, как зубной порошок, целовал, спрашивал:

— Как ты сюда попал? Почему ты скакал верхом на сером зайце?

— Буратино, Буратино, — ответил Пьеро, пугливо оглядываясь, — спрячь меня поскорее… Ведь собаки гнались не за серым зайцем, они гнались за мной… Синьор Карабас Барабас преследует меня день и ночь. Он нанял в Городе Дураков полицейских собак и поклялся схватить меня живым или мертвым.

Вдали опять затявкали псы. Буратино схватил Пьеро за рукав и потащил его в заросли мимозы, покрытой цветами в виде круглых желтых пахучих пупырышков.

Там, лежа на прелых листьях, Пьеро шепотом начал рассказывать ему:

— Понимаешь, Буратино, однажды ночью шумел ветер, лил дождь как из ведра…

Пьеро рассказывает, каким образом он, верхом на зайце, попал в Страну Дураков

— Понимаешь, Буратино, однажды ночью шумел ветер, лил дождь как из ведра. Синьор Карабас Барабас сидел около очага и курил трубку. Все куклы уже спали. Я один не спал. Я думал о девочке с голубыми волосами…

— Нашел о ком думать, вот дурень, — перебил Буратино. — Я вчера вечером убежал от этой девчонки — из чулана с пауками…

— Как! Ты видел девочку с голубыми волосами? Ты видел мою Мальвину?

— Подумаешь — невидаль! Плакса и приставала…

Пьеро вскочил, размахивая руками.

— Веди меня к ней… Если ты мне поможешь отыскать Мальвину, я тебе открою тайну золотого ключика…

— Как! — закричал Буратино радостно. — Ты знаешь тайну золотого ключика?

— Знаю, где ключик лежит, как его достать, знаю, что им нужно открыть одну дверцу… Я подслушал тайну, и поэтому синьор Карабас Барабас разыскивает меня с полицейскими собаками.

Буратино ужасно захотелось сейчас же похвастаться, что таинственный ключик лежит у него в кармане. Чтобы не проговориться, он стащил с головы колпачок и запихал его в рот.

Пьеро умолял вести его к Мальвине. Буратино при помощи пальцев объяснил этому дуралею, что сейчас темно и опасно, а вот когда рассветет — они побегут к девчонке.

Заставив Пьеро опять спрятаться под кусты мимозы, Буратино проговорил шерстяным голосом, так как рот его был заткнут колпачком:

— Шашкаживай…

— Так вот, — однажды ночью шумел ветер…

— Про это ты уже шашкаживал…

— Так вот, — продолжал Пьеро, — я, понимаешь, не сплю и вдруг слышу: в окно кто-то громко постучался…

Синьор Карабас Барабас заворчал: «Кого это принесло в такую собачью погоду?»

— Это я — Дуремар, — ответили за окном, — продавец лечебных пиявок. Позвольте мне обсушиться у огня.

Мне, понимаешь, очень захотелось посмотреть, какие бывают продавцы лечебных пиявок. Я потихоньку отогнул угол занавески и просунул голову в комнату. И — вижу: Синьор Карабас Барабас поднялся с кресла, наступил, как всегда, на бороду, выругался и открыл дверь.

Вошел длинный, мокрый-мокрый человек с маленьким-маленьким лицом, таким сморщенным, как гриб сморчок. На нем было старое зеленое пальто, на поясе болтались щипцы, крючки и шпильки. В руках он держал жестяную банку и сачок.

— Если у вас болит живот, — сказал он, кланяясь, будто спина у него была сломана посредине, — если у вас сильная головная боль или стучит в ушах, я могу вам приставить за уши полдюжины превосходных пиявок.

Синьор Карабас Барабас проворчал:

— К черту-дьяволу, никаких пиявок! Можете сушиться у огня, сколько влезет.

Дуремар стал спиной к очагу.

Сейчас же от его зеленого пальто пошел пар и запахло тиной.

— Плохо идет торговля пиявками, — сказал он опять. — За кусок холодной свинины и стакан вина я готов вам приставить к ляжке дюжину прекраснейших пиявочек, если у вас ломотья в костях…

— К черту-дьяволу, никаких пиявок! — закричал Карабас Барабас. — Ешьте свинину и пейте вино.

Дуремар начал есть свинину, лицо у него сжималось и растягивалось, как резиновое. Поев и выпив, он попросил щепотку табаку.

— Синьор, я сыт и согрет, — сказал он. — Чтобы отплатить за ваше гостеприимство, я вам открою тайну.

Синьор Карабас Барабас посопел трубкой и ответил:

— Есть только одна тайна на свете, которую я хочу знать. На всё остальное я плевал и чихал.

— Синьор, — опять сказал Дуремар, — я знаю великую тайну, ее сообщила мне черепаха Тортила.

При этих словах Карабас Барабас выпучил глаза, вскочил, запутался в бороде, полетел прямо на испуганного Дуремара, прижал его к животу и заревел, как бык:

— Любезнейший Дуремар, драгоценнейший Дуремар, говори, говори скорее, что тебе сообщила черепаха Тортила!

Тогда Дуремар рассказал ему следующую историю:

«Я ловил пиявок в одном грязном пруду около Города Дураков. За четыре сольдо в день я нанимал одного бедного человека, — он раздевался, заходил в пруд по шею и стоял там, покуда к его голому телу не присасывались пиявки. Тогда он выходил на берег, я обирал с него пиявок и опять посылал его в пруд.

Когда мы выловили таким образом достаточное количество, из воды вдруг показалась змеиная голова.

— Послушай, Дуремар, — сказала голова, — ты перепугал всё население нашего прекрасного пруда, ты мутишь воду, ты не даешь мне спокойно отдыхать после завтрака… Когда кончится это безобразие?..

Я увидел, что это обыкновенная черепаха, и, нисколько не боясь, ответил:

— Покуда не выловлю всех пиявок в вашей грязной луже…

— Я готова откупиться от тебя, Дуремар, чтобы ты оставил в покое наш пруд и больше никогда не приходил.

Тогда я стал издеваться над черепахой:

— Ах ты, старый плавучий чемодан, глупая тетка Тортила, чем ты можешь от меня откупиться? Разве своей костяной крышкой, куда, прячешь лапы и голову… Я бы продал твою крышку на гребешки…

Черепаха позеленела от злости и сказала мне:

— На дне пруда лежит волшебный ключик… Я знаю одного человека, — он готов сделать всё на свете, чтобы получить этот ключик…»

Не успел Дуремар произнести эти слова, как Карабас Барабас завопил что есть мочи:

— Этот человек — я! я! я! Любезнейший Дуремар, так отчего же ты не взял у черепахи ключик?

— Вот еще! — ответил Дуремар и собрал морщинами всё лицо, так что оно стало похоже на вареный сморчок. — Вот еще! Променять превосходнейших пиявок на какой-то ключик… Короче говоря, мы разругались с черепахой, и она, подняв из воды лапу, сказала: «Клянусь — ни ты и никто другой не получат волшебного ключика. Его получит только тот человек, кто заставит всё население пруда просить меня об этом…»

С поднятой лапой черепаха погрузилась в воду.

— Не теряя секунды, бежать в Страну Дураков! — закричал Карабас Барабас, торопливо засовывая конец бороды в карман, хватая шапку и фонарь. — Я сяду на берег пруда. Я буду умильно улыбаться. Я буду умолять лягушек, головастиков, водяных жуков, чтобы они просили черепаху… Я обещаю им полтора миллиона самых жирных мух… Я буду рыдать, как одинокая корова, стонать, как больная курица, плакать, как крокодил. Я стану на колени перед самым маленьким лягушонком… Ключик должен быть у меня! Я пойду в город, я войду в один дом, я проникну в комнату под лестницей… Я отыщу маленькую дверцу, — мимо нее все ходят, и никто не замечает ее. Всуну ключик в замочную скважину…

— В это время, понимаешь, Буратино, — рассказывал Пьеро, сидя под мимозой на прелых листьях, — мне так стало интересно, что я весь высунулся из-за занавески.

Синьор Карабас Барабас увидел меня.

— Ты подслушиваешь, негодяй! — И он кинулся, чтобы схватить меня и бросить в огонь, но опять запутался в бороде и со страшным грохотом, опрокидывая стулья, растянулся на полу.

Не понимаю, как я очутился за окном, как перелез через изгородь.

В темноте шумел ветер и хлестал дождь. Над моей головой черная туча осветилась молнией, и в десяти шагах позади я увидел бегущих Карабаса Барабаса и продавца пиявок. Я подумал: «Погиб», — споткнулся, упал на что-то мягкое и теплое, схватился за чьи-то уши…



Это был серый заяц. Он со страху заверещал, высоко подскочил, но я крепко держал его за уши, и мы поскакали в темноте через поля, виноградники, огороды.

Когда заяц уставал и садился, обиженно жуя раздвоенной губой, я целовал его в лобик.

— Ну пожалуйста, ну еще немножко поскачем, серенький…

Заяц вздыхал, и опять мы мчались неизвестно куда — то вправо, то влево…

Когда тучи разнесло и взошла луна, я увидел под горой городишко с покосившимися в разные стороны колокольнями.

По дороге к городу бежали Карабас Барабас и продавец пиявок.

Заяц сказал: «Эхе-хе, вот оно, заячье счастье! Они идут в Город Дураков, чтобы нанять полицейских собак. Готово, мы пропали».

Заяц упал духом. Уткнулся носом в лапки и повесил уши. Я просил, я плакал, я даже кланялся ему в ноги. Заяц не шевелился.

Но когда из города выскочили галопом два курносых бульдога с черными повязками на правых лапах, заяц мелко задрожал всей кожей, — я едва успел вскочить на него верхом, и он дал отчаянного стрекача по лесу…

Остальное ты сам видел, Буратино…

Пьеро окончил рассказ, и Буратино спросил его осторожно:

— А в каком доме, в какой комнате под лестницей находится дверца, которую отпирает ключик?

— Карабас Барабас не успел рассказать об этом… Ах, не всё ли нам равно, — ключик на дне озера… Мы никогда не увидим счастья…

— А это ты видел? — крикнул ему в ухо Буратино. И, вытащив из кармана ключик, повертел им перед носом Пьеро. — Вот он!

Буратино и Пьеро приходят к Мальвине, но им сейчас же приходится бежать вместе с Мальвиной и пуделем Артемоном

Когда солнце поднялось над скалистой горной вершиной, Буратино и Пьеро вылезли из-под куста и побежали через поле, по которому вчера ночью летучая мышь увела Буратино из дома девочки с голубыми волосами в Страну Дураков.

На Пьеро смешно было смотреть, — так он спешил поскорее увидеть Мальвину.

— Послушай, — спрашивал он через каждые пятнадцать секунд, — Буратино, а что, она мне обрадуется?

— А я почем знаю…

Через пятнадцать секунд опять:

— Послушай, Буратино, а вдруг она не обрадуется?

— А я почем знаю.

Наконец они увидели белый домик с нарисованными на ставнях солнцем, луной и звездами.

Из трубы поднимался дымок. Выше его плыло небольшое облако, похожее на кошачью голову.

Пудель Артемон сидел на крыльце и время от времени рычал на это облако.

Буратино не очень хотелось возвращаться к девочке с голубыми волосами. Но он был голоден и еще издалека потянул носом запах кипяченого молока.

— Если девчонка опять надумает нас воспитывать, напьемся молока, — и нипочем я здесь не останусь.

В это время Мальвина вышла из домика. В одной руке она держала фарфоровый кофейник, в другой — корзиночку с печеньем.

Глаза у нее всё еще были заплаканные, — она была уверена, что крысы утащили Буратино из чулана и съели.

Только она уселась за кукольный стол на песчаной дорожке, — лазоревые цветы заколебались, бабочки поднялись над ними, как белые и желтые листья, и появились Буратино и Пьеро.

Мальвина так широко раскрыла глаза, что оба деревянных мальчика могли бы свободно туда прыгнуть.

Пьеро при виде Мальвины начал бормотать слова — столь бессвязные и глупые, что мы их здесь не приводим.

Буратино сказал как ни в чем не бывало:

— Вот я его привел, — воспитывайте…

Мальвина наконец поняла, что это не сон.

— Ах, какое счастье! — прошептала она, но сейчас же прибавила взрослым голосом: — Мальчики, ступайте немедленно мыться и чистить зубы. Артемон, проводи мальчиков к колодцу.

— Ты видел, — проворчал Буратино, — у нее бзик в голове — мыться, чистить зубы. Кого угодно со света сживет чистотой…

Всё же они помылись. Артемон кисточкой на конце хвоста почистил им курточки…

Сели за стол. Буратино набивал еду за обе щеки. Пьеро даже не надкусил ни кусочка пирожного; он глядел на Мальвину так, будто она была сделана из миндального теста. Ей это наконец надоело.

— Ну, — сказала она ему, — что вы такое увидели у меня на лице? Завтракайте, пожалуйста, спокойно.

— Мальвина, — ответил Пьеро, — я давно уже ничего не ем, я сочиняю стихи…

Буратино затрясся от смеха. Мальвина удивилась и опять широко раскрыла глаза.

— В таком случае — почитайте ваши стишки.

Хорошенькой рукой она подперла щеку и подняла хорошенькие глаза к облаку, похожему на кошачью голову.

Пьеро начал читать стишки с таким завываньем, будто он сидел на дне глубокого колодца:

Мальвина бежала в чужие края,
Мальвина пропала, невеста моя…
Рыдаю, не знаю — куда мне деваться…
Не лучше ли с кукольной жизнью расстаться?

Не успел Пьеро прочитать, не успела Мальвина похвалить стишки, которые ей очень понравились, как на песчаной дорожке появилась жаба.

Страшно выпучив глаза, она проговорила:

— Сегодня ночью выжившая из ума черепаха Тортила рассказала Карабасу Барабасу всё про золотой ключик…

Мальвина испуганно вскрикнула, хотя ничего не поняла.

Пьеро, рассеянный, как все поэты, произнес несколько бестолковых восклицаний, которые мы здесь не приводим. Зато Буратино сразу вскочил и начал засовывать в карманы печенье, сахар и конфеты.

— Бежим как можно скорее! Если полицейские собаки приведут сюда Карабаса Барабаса — мы погибли.

Мальвина побледнела, как крыло белой бабочки.

Пьеро, подумав, что она умирает, опрокинул на нее кофейник, и хорошенькое платье Мальвины оказалось залитым какао.

Подскочивший с громким лаем Артемон, — а ему-то приходилось стирать Мальвинины платья, — схватил Пьеро за шиворот и начал трясти, покуда Пьеро не проговорил, заикаясь:

— Довольно, пожалуйста…

Жаба глядела выпученными глазами на эту суету и опять сказала:

— Карабас Барабас с полицейскими собаками будет здесь через четверть часа…

Мальвина побежала переодеваться. Пьеро отчаянно заламывал руки и пробовал даже бросаться навзничь на песчаную дорожку. Артемон тащил узлы с домашними вещами. Двери хлопали. Воробьи отчаянно тараторили на кусте. Ласточки проносились над самой землей. Сова для увеличения паники дико захохотала на чердаке.

Один Буратино не растерялся. Он навьючил на Артемона два узла с самыми необходимыми вещами. На узлы посадил Мальвину, одетую в хорошенькое дорожное платье. Пьеро он велел держаться за собачий хвост. Сам стал впереди:

— Никакой паники! Бежим!

Когда они, — то есть Буратино, мужественно шагающий впереди собаки, Мальвина, подпрыгивающая на узлах, и позади Пьеро, начиненный вместо здравого смысла глупыми стихами, — когда они вышли из густой травы на гладкое поле, — из леса высунулась всклоченная борода Карабаса Барабаса. Он ладонью защищал глаза от солнца и оглядывал окрестность.


Страшный бой на опушке леса

Синьор Карабас Барабас держал на привязи двух полицейских собак. Увидев на ровном поле беглецов, он разинул зубастый рот.

— Ага! — закричал он и спустил собак.

Свирепые псы сначала стали кидать задними лапами землю. Они даже не рычали, они даже глядели в другую сторону, а не на беглецов, — так гордились своей силой.

Потом псы медленно пошли к тому месту, где в ужасе остановились Буратино, Артемон, Пьеро и Мальвина. Казалось, всё погибло. Карабас Барабас косолапо шел вслед за полицейскими псами. Борода его поминутно вылезала из кармана куртки и путалась под ногами.

Артемон поджал хвост и злобно рычал. Мальвина трясла руками:

— Боюсь, боюсь!

Пьеро опустил рукава и глядел на Мальвину, уверенный, что всё кончено.

Первым опомнился Буратино.

— Пьеро, — закричал он, — бери за руку девчонку, бегите к озеру, где лебеди!.. Артемон, скидывай тюки, снимай часы, — будешь драться!..

Мальвина, едва только услышала это мужественное распоряжение, соскочила с Артемона и, подобрав платье, побежала к озеру. Пьеро — за ней.

Артемон сбросил тюки, снял с лапы часы и бант с кончика хвоста. Оскалил белые зубы и прыгнул влево, прыгнул вправо, расправляя мускулы, и тоже стал с оттяжкой кидать задними ногами землю.

Буратино взобрался по смолистому стволу на вершину итальянской сосны, одиноко стоявшей на поле, и оттуда закричал, завыл, запищал во всю глотку:

— Звери, птицы, насекомые! Наших бьют! Спасайте ни в чем не виноватых деревянных человечков!..

Полицейские бульдоги будто бы только сейчас увидели Артемона и разом кинулись на него. Ловкий пудель увернулся и зубами тяпнул одного пса за огрызок хвоста, другого за ляжку.

Бульдоги неуклюже повернулись и снова кинулись на пуделя. Он высоко подскочил, пропустив их под собой, и опять успел ободрать одному бок, другому — спину.

В третий раз бросились на него бульдоги. Тогда Артемон, опустив хвост по траве, помчался кругами по полю, то подпуская близко полицейских псов, то кидаясь в сторону перед самым их носом…

Курносые бульдоги теперь по-настоящему обозлились, засопели, бежали за Артемоном не спеша, упрямо, готовые лучше сдохнуть, но добраться до горла суетливого пуделя.

Тем временем Карабас Барабас подошел к итальянской сосне, схватился за ствол и начал трясти:

— Слезай, слезай!

Буратино руками, ногами, зубами уцепился за ветку. Карабас Барабас затряс дерево так, что закачались все шишки на ветвях.

На итальянской сосне шишки — колючие и тяжелые, величиной с небольшую дыню. Наладить такой шишкой по голове — так ой-ой!

Буратино едва держался на качающейся ветке. Он видел, что Артемон уже высунул язык красной тряпкой и скачет всё медленнее.

— Отдавай ключик! — заорал Карабас Барабас, разинув пасть.

Буратино пополз по ветке, добрался до здоровенной шишки и начал перекусывать стебель, на котором она висела. Карабас Барабас тряхнул сильнее, и тяжелая шишка полетела вниз, — бах! — прямо ему в зубастую пасть.

Карабас Барабас даже присел.

Буратино отодрал вторую шишку, и она — бах! — Карабасу Барабасу прямо в темя, как в барабан.

— Наших бьют! — опять закричал Буратино. — На помощь ни в чем не виноватым деревянным человечкам!

Первыми на помощь прилетели стрижи, — бреющим полетом начали стричь воздух перед носом у бульдогов. Псы напрасно щелкали зубами, — стриж не муха: как серая молния — ж-жик мимо носа!

Из облака, похожего на кошачью голову, упал черный коршун — тот, что обыкновенно приносил Мальвине дичь; он вонзил когти в спину полицейской собаки, взмыл на великолепных крыльях, поднял пса и выпустил его…

Пес, визжа, шлепнулся кверху лапами.

Артемон сбоку налетел на другого пса, ударил его грудью, повалил, укусил, отскочил…

И опять помчались по полю вокруг одинокой сосны Артемон и за ним помятые и покусанные полицейские псы.

На помощь Артемону шли жабы. Они тащили двух ужей, ослепших от старости. Ужам всё равно нужно было помирать — либо под гнилым пнем, либо в желудке у цапли. Жабы уговорили их погибнуть геройской смертью.

Благородный Артемон решил теперь вступить в открытый бой. Сел на хвост, оскалил клыки. Бульдоги налетели на него, и все втроем покатились клубком.

Артемон щелкал челюстями, драл когтями. Бульдоги, не обращая внимания на укусы и царапины, ждали одного: добраться до Артемонова горла — мертвой хваткой. Визг и вой стояли по всему полю.

На помощь Артемону шло семейство ежей: сам еж, ежиха, ежова теща, две ежовые незамужние тетки и маленькие еженята.

Летели, гудели толстые черно-бархатные шмели в золотых плащах, шипели крыльями свирепые шершни. Ползли жужелицы и кусачие жуки с длинными усами.

Все звери, птицы и насекомые самоотверженно накинулись на ненавистных полицейских собак.

Еж, ежиха, ежова теща, две ежовые незамужние тетки и маленькие еженята сворачивались клубком и со скоростью крокетного шара ударяли иголками бульдогов в морду.

Шмели, шершни с налета жалили их отравленными жалами.

Серьезные муравьи не спеша залезали в ноздри и там пускали ядовитую муравьиную кислоту.

Жужелицы и жуки кусали за пупок.

Коршун клевал то одного пса, то другого кривым клювом в череп.

Бабочки и мухи плотным облачком толкались перед их глазами, застилая свет.

Жабы держали наготове двух ужей, готовых умереть геройской смертью.

И вот, когда один из бульдогов широко разинул пасть, чтобы вычихнуть ядовитую муравьиную кислоту, старый слепой уж бросился головой вперед ему в глотку и винтом пролез в пищевод.

То же случилось и с другим бульдогом: второй слепой уж кинулся ему в пасть.

Оба пса, исколотые, изжаленные, исцарапанные, — задыхаясь, начали беспомощно кататься по земле.

Благородный Артемон вышел из боя победителем.

Тем временем Карабас Барабас вытащил наконец из огромного рта колючую шишку.

От удара по темени у него выпучились глаза. Пошатываясь, он опять схватился за ствол итальянской сосны. Ветер развевал его бороду.

Буратино заметил, сидя на самой верхушке, что конец бороды Карабаса Барабаса, приподнятой ветром, приклеился к смолистому стволу.

Буратино повис на суку и, дразнясь, запищал:

— Дяденька, не догонишь, дяденька, не догонишь!..

Спрыгнул на землю и начал бегать кругом сосны. Карабас Барабас, протянув руки, чтобы схватить мальчишку, побежал за ним, пошатываясь, кругом дерева.

Обежал раз, вот-вот уж, кажется, и схватил скрюченными пальцами удирающего мальчишку, обежал другой, обежал в третий раз…

Борода его обматывалась вокруг ствола, плотно приклеивалась к смоле.



Когда борода окончилась и Карабас Барабас уперся носом в дерево, Буратино показал ему длинный язык и побежал к Лебединому озеру — искать Мальвину и Пьеро.

Потрепанный Артемон на трех лапах, поджав четвертую, ковылял за ним хромой собачьей рысью.

На поле остались два полицейских пса, за жизнь которых, по-видимому, нельзя было дать и дохлой сухой мухи, и растерянный доктор кукольных наук синьор Карабас Барабас, плотно приклеенный бородой к итальянской сосне.

В пещере

Мальвина и Пьеро сидели на сырой теплой кочке в камышах.

Сверху их прикрывала паутиновая сеть, замусоренная стрекозиными крыльями и высосанными комарами.

Маленькие голубые птички, перелетая с камышины на камышину, с веселым изумлением поглядывали на горько плачущую девочку.

Издалека доносились отчаянные вопли и визг, — это Артемон и Буратино, очевидно, дорого продавали свою жизнь.

— Боюсь, боюсь! — повторяла Мальвина и листочком лопуха в отчаянии закрывала мокрое лицо.

Пьеро пытался утешить ее стихами:

Мы сидим на кочке,
Где растут цветочки, —
Желтые, приятные,
Очень ароматные.
Будем жить все лето
Мы на кочке этой,
Ах, — в уединении,
Всем на удивление…

Мальвина затопала на него ногами:

— Вы мне надоели, надоели, мальчик!.. Сорвите свежий лопух, — видите же — этот весь промок и в дырках.

Внезапно шум и визг вдали затихли.

Мальвина медленно всплеснула руками:

— Артемон и Буратино погибли…

И бросилась лицом на кочку, в зеленый мох.

Пьеро бестолково затоптался около нее. Ветер тихо посвистывал метелками камыша.

Наконец послышались шаги. Несомненно, это шел Карабас Барабас, чтобы грубо схватить и засунуть в свои бездонные карманы Мальвину и Пьеро. Камыш раздвинулся, — и появился Буратино: нос — торчком, рот до ушей. За ним прихрамывал ободранный Артемон, навьюченный двумя тюками…

— Тоже — захотели со мной драться! — сказал Буратино, не обращая внимания на радость Мальвины и Пьеро. — Что мне кот, что мне лиса, что мне полицейские собаки, что мне сам Карабас Барабас — тьфу! Девчонка, полезай на собаку, мальчишка, держись за хвост. Пошли…

И он мужественно зашагал по кочкам, локтями раздвигая камыш, — кругом озера на ту сторону…

Мальвина и Пьеро не смели даже спросить его, чем кончился бой с полицейскими собаками и почему их не преследует Карабас Барабас.

Когда добрались до того берега озера, благородный Артемон начал скулить и хромать на все лапы. Надо было сделать привал, чтобы перевязать ему раны. Под огромными корнями сосны, растущей на каменистом пригорке, увидели пещеру. Туда втащили тюки, и туда же вполз Артемон.

Благородная собака сначала облизывала каждую лапу, потом протягивала ее Мальвине. Буратино рвал Мальвинину старую рубашку на бинты. Пьеро их держал, Мальвина перевязывала лапы.

После перевязки Артемону поставили градусник, и собака спокойно заснула.

Буратино сказал:

— Пьеро, катись к озеру, принеси воды.

Пьеро послушно поплелся, бормоча стихи и спотыкаясь, по дороге потерял крышку, едва принес воды на дне чайника.

Буратино сказал:

— Мальвина, слетай-ка, набери веток для костра.

Мальвина с укоризной взглянула на Буратино, пожала плечиком и принесла несколько сухих стебельков. Буратино сказал:

— Вот наказание с этими хорошо воспитанными…

Сам принес воды, сам набрал веток и сосновых шишек, сам развел у входа в пещеру костер, такой шумный, что закачались ветви на высокой сосне… Сам сварил какао на воде.

— Живо! Садись завтракать…

Мальвина всё это время молчала, поджав губы. Но теперь она сказала — очень твердо, взрослым голосом:

— Не думайте, Буратино, что если вы дрались с собаками и победили, спасли нас от Карабаса Барабаса и в дальнейшем вели себя мужественно, то вас это избавляет от необходимости мыть руки и чистить зубы перед едой…

Буратино так и сел: вот тебе раз! — выпучил глаза на девчонку с железным характером.

Мальвина вышла из пещеры и хлопнула в ладоши:

— Бабочки, гусеницы, жуки, жабы…

Не прошло минуты — прилетели большие бабочки, испачканные цветочной пыльцой. Приползли гусеницы и угрюмые навозные жуки.

На животах пришлепали жабы…

Бабочки, вздыхая крыльями, сели на стены пещеры, чтобы внутри было красиво и обсыпавшаяся земля не попадала в кушанье.

Навозные жуки скатывали в шарики весь мусор на полу пещеры и выкидывали их прочь.

Жирная белая гусеница вползла на голову Буратино и, свесившись с его носа, выдавила немного пасты ему на зубы. Хочешь — не хочешь, пришлось их почистить.

Другая гусеница почистила зубы Пьеро.

Появился заспанный барсук, похожий на мохнатого поросенка… Он брал лапой коричневых гусениц, выдавливая из них коричневую пасту на обувь, и хвостом отлично вычистил все три пары башмаков — у Мальвины, Буратино и Пьеро.

Почистив, зевнул: а-ха-ха — и ушел вперевалку.

Влетел суетливый, пестрый, веселый удод с красным хохолком, который вставал дыбом, когда он чему-нибудь удивлялся.

— Кого причесать?

— Меня, — сказала Мальвина. — Завейте и причешите, я растрепана…

— А где же зеркало? Послушайте, душечка…

Тогда пучеглазые жабы сказали:

— Мы принесем…

Десять жаб зашлепали животами к озеру. Вместо зеркала они приволокли зеркального карпа, такого жирного и сонного, что ему было все равно, куда его тащат под плавники.

Карпа поставили на хвост перед Мальвиной. Чтобы он не задыхался, ему в рот лили из чайника воду.

Суетливый удод завил и причесал Мальвину. Осторожно взял со стены одну из бабочек и припудрил ею девчонкин нос.

— Готово, душечка…

И — ффрр! — пестрым клубком вылетел из пещеры.

Жабы утащили зеркального карпа обратно в озеро, Буратино и Пьеро — хочешь не хочешь — вымыли руки и даже шею.

Мальвина разрешила сесть завтракать.

После завтрака, смахнув крошки с колен, она сказала:

— Буратино, мой друг, в прошлый раз мы с вами остановились на диктанте. Продолжим урок…

Буратино захотелось выскочить из пещеры — куда глаза глядят. Но нельзя же было бросить беспомощных товарищей и больную собаку! Он проворчал:

— Письменных принадлежностей не взяли…

— Неправда, взяли, — простонал Артемон. Дополз до узла, зубами развязал его и вытащил пузырек с чернилами, пенал, тетрадь и даже маленький глобус.

— Не держите вставочку судорожно и слишком близко к перу, иначе вы испачкаете пальцы в чернилах, — сказала Мальвина. Подняла хорошенькие глаза к потолку пещеры на бабочек и…

В это время послышался хруст веток, грубые голоса, — мимо пещеры прошли продавец лечебных пиявок Дуремар и волочащий ноги Карабас Барабас.



На лбу у директора кукольного театра багровела огромная шишка, нос распух, борода — в клочьях и вымазана в смоле.

Охая и отплевываясь, он говорил:

— Они далеко не могли убежать. Они где-нибудь здесь, в лесу.

Несмотря ни на что, Буратино решает выведать у Карабаса тайну золотого ключика

Карабас Барабас и Дуремар медленно прошли мимо пещеры.

Во время боя на равнине продавец лечебных пиявок в страхе сидел за кустом. Когда всё кончилось, он подождал, покуда Артемон и Буратино не скроются в густой траве, и тогда только с большими трудностями отодрал от ствола итальянской сосны бороду Карабаса Барабаса.

— Ну и отделал же вас мальчишка, — сказал Дуремар. — Придется вам приставить к затылку две дюжины самых лучших пиявок…

Карабас Барабас заревел:

— Сто тысяч чертей! Живо в погоню за негодяями!..

Карабас Барабас и Дуремар пошли по следам беглецов. Они раздвигали руками траву, осматривали каждый куст, обшаривали каждую кочку. Они видели дымок костра у корней старой сосны, но им в голову не пришло, что в этой пещере скрывались деревянные человечки да еще зажгли костер.

— Этого негодяя Буратино разрежу перочинным ножом на кусочки, — ворчал Карабас Барабас.

Беглецы притаились в пещере.

Что теперь делать? Бежать? Но Артемон, весь забинтованный, крепко спал. Пес должен был спать двадцать четыре часа, чтобы зажили раны. Неужели же бросить благородную собаку одну в пещере? Нет, нет, спасаться — так всем вместе, погибать — так всем вместе…

Буратино, Пьеро и Мальвина в глубине пещеры, уткнувшись носами, долго совещались. Решили: прождать здесь до утра, вход в пещеру замаскировать ветками и для скорейшего выздоровления Артемону сделать питательную клизму.

Буратино сказал:

— Я все-таки хочу во что бы то ни стало узнать у Карабаса Барабаса, где эта дверца, которую открывает золотой ключик. За дверцей хранится что-нибудь замечательное, удивительное… И оно должно принести нам счастье…

— Боюсь без вас оставаться, боюсь, — простонала Мальвина.

— А Пьеро вам на что?

— Ах, он только читает стишки…

— Я буду защищать Мальвину, как лев, — проговорил Пьеро хриплым голосом, каким разговаривают крупные хищники, — вы меня еще не знаете…

— Молодчина, Пьеро, давно бы так!

И Буратино пустился бежать по следам Карабаса Барабаса и Дуремара.

Он их вскоре увидел. Директор кукольного театра сидел на берегу ручья, Дуремар ставил ему на шишку компресс из листьев конского щавеля. Издалека было слышно свирепое урчанье в пустом желудке у Карабаса Барабаса и скучное попискивание в пустом желудке у продавца лечебных пиявок.

— Синьор, нам необходимо подкрепиться, — говорил Дуремар, — поиски негодяев могут затянуться до глубокой ночи.

— Я бы съел сейчас целого поросеночка да парочку уточек, — мрачно ответил Карабас Барабас.

Приятели побрели к харчевне «Трёх пескарей» — ее вывеска виднелась на пригорке. Но скорее, чем Карабас Барабас и Дуремар, припустился туда Буратино, пригибаясь к траве, чтобы его не заметили.

Около дверей харчевни Буратино подкрался к большому петуху, который, найдя зернышко или кусочек цыплячьей кишки, гордо встряхивал красным гребешком, шаркал когтями и с тревогою звал кур на угощенье:

— Ко-ко-ко!

Буратино протянул ему на ладони крошки миндального пирожного:

— Угощайтесь, синьор главнокомандующий.

Петух строго взглянул на деревянного мальчишку, но не удержался и клюнул его в ладонь.

— Ко-ко-ко!..

— Синьор главнокомандующий, мне нужно бы пройти в харчевню, но так, чтобы хозяин меня не заметил. Я спрячусь за ваш великолепный разноцветный хвост, и вы доведете меня до самого очага. Ладно?

— Ко-ко! — еще более гордо произнес петух.

Он ничего не понял, но, чтобы не показать, что ничего не понял, важно пошел к открытой двери харчевни.



Буратино схватил его под крылья за бока, прикрылся его хвостом и на корточках пробрался на кухню, к самому очагу, где суетился плешивый хозяин харчевни, крутя на огне вертела и сковороды.

— Пошло прочь, старое бульонное мясо! — крикнул на петуха хозяин и так поддал ногой, что петух — ку-дах-тах-тах! — с отчаянным криком вылетел на улицу к перепуганным курам.

Буратино, незамеченный, шмыгнул мимо ног хозяина и присел за большим глиняным кувшином.

В это время послышались голоса Карабаса Барабаса и Дуремара.

Хозяин, низко кланяясь, вышел им навстречу. Буратино влез внутрь глиняного кувшина и там притаился.

Буратино узнаёт тайну золотого ключика

Карабас Барабас и Дуремар подкреплялись жареным поросеночком. Хозяин подливал вина в стаканы.

Карабас Барабас, обсасывая поросячью ногу, сказал хозяину:

— Дрянь у тебя вино, налей-ка мне вон из того кувшина! — И указал костью на кувшин, где сидел Буратино.

— Синьор, этот кувшин пуст, — ответил хозяин.

— Врешь, покажи.

Тогда хозяин поднял кувшин и перевернул его. Буратино изо всей силы уперся локтями в бока кувшина, чтобы не вывалиться.

— Там что-то чернеется, — прохрипел Карабас Барабас.

— Там что-то белеется, — подтвердил Дуремар.

— Синьоры, чирей мне на язык, прострел мне в поясницу, — кувшин пуст!

— В таком случае ставь его на стол — мы будем кидать туда кости.

Кувшин, где сидел Буратино, поставили между директором кукольного театра и продавцом лечебных пиявок. На голову Буратино посыпались обглоданные кости и корки.

Карабас Барабас, выпив много вина, протянул к огню очага бороду, чтобы с нее капала налипшая смола.

— Положу Буратино на ладонь, — хвастливо говорил он, — другой ладонью прихлопну, — мокрое место от него останется.

— Негодяй вполне этого заслуживает, — подтверждал Дуремар, — но сначала к нему хорошо бы приставить пиявок, чтобы они высосали всю кровь…

— Нет! — стучал кулаком Карабас Барабас. — Сначала я отниму у него золотой ключик…

В разговор вмешался хозяин, — он уже знал про бегство деревянных человечков.

— Синьор, вам нечего утомлять себя поисками. Сейчас я позову двух расторопных ребят, — покуда вы подкрепляетесь вином, они живо обыщут весь лес и притащат сюда Буратино.

— Ладно. Посылай ребят, — сказал Карабас Барабас, подставляя к огню огромные подошвы. И так как он был уже пьян, то во всю глотку запел песню:

Мой народец странный.
Глупый, деревянный.
Кукольный владыка,
Вот я кто, поди-ка…
Грозный Карабас,
Славный Барабас…
Куклы предо мною
Стелются травою.
Будь ты хоть красотка —
У меня есть плетка,
Плетка в семь хвостов.
Плетка в семь хвостов.
Погрожу лишь плеткой —
Мой народец кроткий
Песни распевает,
Денежки сбирает
В мой большой карман,
В мой большой карман…

Тогда Буратино завывающим голосом проговорил из глубины кувшина:

— Открой тайну, несчастный, открой тайну!.. Карабас Барабас от неожиданности громко щелкнул челюстями и выпучился на Дуремара.

— Это ты?

— Нет, это не я…

— Кто же сказал, чтобы я открыл тайну?

Дуремар был суеверен; кроме того, он тоже выпил много вина. Лицо у него посинело и сморщилось от страха, как гриб сморчок.

Глядя на него, и Карабас Барабас застучал зубами.

— Открой тайну, — опять завыл таинственный голос из глубины кувшина, — иначе не сойдешь с этого стула, несчастный!

Карабас Барабас попытался вскочить, но не мог даже и приподняться.

— Как-ка-какую та-та-тайну? — спросил он, заикаясь.

Голос ответил:

— Тайну черепахи Тортилы.

От ужаса Дуремар медленно полез под стол, У Карабаса Барабаса отвалилась челюсть.

— Где находится дверь, где находится дверь? — будто ветер в трубе в осеннюю ночь, провыл голос.

— Отвечу, отвечу, замолчи, замолчи! — прошептал Карабас Барабас. — Дверь — у старого Карло в каморке, за нарисованным очагом…

Едва он произнес эти слова, со двора вошел хозяин.

— Вот надежные ребята, за деньги они приведут к вам, синьор, хоть самого черта…

И он указал на стоящих на пороге лису Алису и кота Базилио. Лиса почтительно сняла старую шляпу.

— Синьор Карабас Барабас подарит нам на бедность десять золотых монет, и мы отдадим вам в руки негодяя Буратино, не сходя с этого места.

Карабас Барабас залез под бороду в жилетный карман, вынул десять золотых.

— Вот деньги, а где Буратино?

Лиса несколько раз пересчитала монеты, вздохнула, отдавая половину коту, и указала лапой:

— Он в этом кувшине, синьор, у вас под носом…

Карабас Барабас схватил со стола кувшин и бешено швырнул его о каменный пол. Из осколков и кучи обглоданных костей выскочил Буратино. Пока все стояли, разинув рты, он, как стрела, кинулся из харчевни на двор прямо к петуху, который гордо рассматривал то одним глазом, то другим дохлого червячка.

— Это ты меня предал, старый котлетный фарш! — свирепо вытянув нос, сказал ему Буратино. — Ну, теперь лупи что есть духу…

И он плотно вцепился в его генеральский хвост. Петух, ничего не понимая, растопырил крылья и пустился бежать на голенастых ногах. Буратино — в вихре — за ним, — под гору, через дорогу, по полю, к лесу.



Карабас Барабас, Дуремар и хозяин харчевни опомнились наконец от удивления и выбежали вслед за Буратино. Но сколько они ни оглядывались, его нигде не было видно, только вдалеке по полю лупил что есть духу петух. Но так как всем было известно, что он дурак, то на этого петуха никто не обратил внимания.

Буратино первый раз в жизни приходит в отчаяние, но всё кончается благополучно

Глупый петух уморился, едва бежал, разинув клюв. Буратино отпустил наконец его помятый хвост.

— Ступай, генерал, к своим курам…

И один пошел туда, где сквозь листву ярко блестело Лебединое озеро.

Вот и сосна на каменистом пригорке, вот и пещера. Вокруг разбросаны наломанные ветки. Трава примята следами колес.

У Буратино отчаянно забилось сердце. Он соскочил с пригорка, заглянул под корявые корни…

Пещера была пуста!!!

Ни Мальвины, ни Пьеро, ни Артемона.

Только валялись две тряпочки. Он их поднял, — это были оторванные рукава от рубашки Пьеро. Друзья кем-то похищены! Они погибли! Буратино упал ничком, — нос его глубоко воткнулся в землю.

Он только теперь понял, как дороги ему друзья. Пусть Мальвина занимается воспитанием, пусть Пьеро хоть тысячу раз подряд читает стишки, — Буратино отдал бы даже золотой ключик, чтобы увидеть снова друзей.

Около его головы бесшумно поднялся рыхлый бугорок земли, вылез бархатный крот с розовыми ладонями, пискляво чихнул три раза и сказал:

— Я слеп, но я отлично слышу. Сюда подъезжала тележка, запряженная овцами. В ней сидел Лис, губернатор Города Дураков, и сыщики. Губернатор приказал:

«Взять негодяев, которые поколотили моих лучших полицейских при исполнении обязанностей! Взять!»

Сыщики ответили:

«Тяф!»

Бросились в пещеру, и там началась отчаянная возня. Твоих друзей связали, кинули в тележку вместе с узлами и уехали.

Что за польза была лежать, завязив нос в земле! Буратино вскочил и побежал по следам колес. Обогнул озеро, вышел на поле с густой травой.

Шел, шел… У него не было никакого плана в голове. Надо спасти товарищей, — вот и всё.

Дошел до обрыва, откуда позапрошлой ночью сорвался в лопухи. Внизу увидел грязный пруд, где жила черепаха Тортила. По дороге к пруду спускалась тележка; ее тащили две худые, как скелеты, овцы с ободранной шерстью.

На козлах сидел жирный кот, с надутыми щеками, в золотых очках, — он служил при губернаторе тайным нашептывателем в ухо. Позади него — важный Лис, губернатор… На узлах лежали Мальвина, Пьеро и весь забинтованный Артемон, — всегда такой расчесанный хвост его волочился кисточкой по пыли.

Позади тележки шли два сыщика — добермана-пинчера.

Вдруг сыщики подняли собачьи морды и увидели наверху обрыва белый колпачок Буратино.

Сильными прыжками пинчеры начали взбираться по крутому косогору. Но прежде чем они доскакали до верха, Буратино, — а ему уже никуда ни скрыться, ни убежать, — сложил руки над головой и — ласточкой — с самого крутого места кинулся вниз, в грязный пруд, затянутый зеленой ряской.

Он описал в воздухе кривую и, конечно, угодил бы в пруд под защиту тетки Тортилы, если бы не сильный порыв ветра.

Ветер подхватил легонького деревянного Буратино, закружил, завертел его двойным штопором, швырнул в сторону, и он, падая, шлепнулся прямо в тележку, на голову губернатора Лиса.

Жирный кот в золотых очках от неожиданности свалился с козел, и так как он был подлец и трус, то притворился, что упал в обморок.

Губернатор Лис, тоже отчаянный трус, с визгом кинулся удирать по косогору и тут же залез в барсучью нору. Там ему пришлось несладко: барсуки сурово расправляются с такими гостями.

Овцы шарахнулись, тележка опрокинулась. Мальвина, Пьеро и Артемон вместе с узлами покатились в лопухи.

Всё это произошло так быстро, что вы, дорогие читатели, не успели бы сосчитать всех пальцев на руке.

Доберманы-пинчеры огромными прыжками кинулись вниз с обрыва. Подскочив к опрокинутой тележке, увидели жирного кота в обмороке. Увидели в лопухах валяющихся деревянных человечков и забинтованного пуделя. Но нигде не было видно губернатора Лиса.

Он исчез, — будто сквозь землю провалился тот, кого сыщики должны охранять как зеницу ока. Первый сыщик, подняв морду, издал собачий вопль отчаяния.

Второй сыщик сделал то же самое:

— Ай, ай, ай, ай-у-у-у!..

Они кинулись и обыскали весь косогор. Снова тоскливо взвыли, потому что им уже мерещились плетка и железная решетка.

Униженно виляя задами, они побежали в Город Дураков, чтобы наврать в полицейском отделении, будто губернатор был взят на небо живым, — так по дороге они придумали в свое оправданье.

Буратино потихоньку ощупал себя, — ноги, руки были целы. Он пополз в лопухи и освободил от веревок Мальвину и Пьеро.

Мальвина, не говоря ни слова, обхватила Буратино за шею, но поцеловать не могла — помешал его длинный нос.

У Пьеро по локоть были оторваны рукава, белая пудра осыпалась со щек, и оказалось, что щеки у него обыкновенные — румяные, несмотря на его любовь к стихам.

— Я здорово дрался, — грубым голосом сказал он. — Кабы мне не дали под ножку — нипочем бы меня не взять.

Мальвина подтвердила:

— Он дрался, как лев.

Она обхватила Пьеро за шею и поцеловала в обе щеки.

— Довольно, довольно лизаться, — проворчал Буратино, — бежимте. Артемона потащим за хвост.

Они ухватились все трое за хвост несчастной собаки и потащили ее по косогору наверх.

— Пустите, я сам пойду, мне так унизительно, — стонал забинтованный пудель.

— Нет, нет, ты слишком слаб.

Но едва они взобрались до половины косогора, наверху показались Карабас Барабас и Дуремар.

Лиса Алиса показывала лапкой на беглецов, кот Базилио щетинил усы и отвратительно шипел.

— Ха-ха-ха, вот так ловко! — захохотал Карабас Барабас. — Сам золотой ключик идет мне в руки!

Буратино торопливо придумывал, как выпутаться из новой беды. Пьеро прижал к себе Мальвину, намереваясь дорого продать жизнь. На этот раз не было никакой надежды на спасение.

Дуремар хихикал наверху косогора.

— Больную собачку-пуделя, синьор Карабас Барабас, вы мне отдайте, я ее брошу в пруд пиявочкам, чтобы мои пиявочки разжирели…

Толстому Карабасу Барабасу лень было спускаться вниз, он манил беглецов пальцем, похожим на сардельку:

— Идите, идите ко мне, деточки…

— Ни с места! — приказал Буратино. — Погибать — так весело! Пьеро, говори какие-нибудь свои самые гадкие стишки. Мальвина, хохочи во всю глотку…

Мальвина, несмотря на некоторые недостатки, была хорошим товарищем. Она вытерла слезы и засмеялась очень обидно для тех, кто стоял наверху косогора.

Пьеро сейчас же сочинил стихи и завыл неприятным голосом:

Лису Алису жалко —
Плачет по ней палка.
Кот Базилио нищий —
Вор, гнусный котище.
Дуремар, наш дурачок,
Безобразнейший сморчок.
Карабас ты Барабас,
Не боимся очень вас…

В то же время Буратино кривлялся и дразнился:

— Эй ты, директор кукольного театра, старый пивной бочонок, жирный мешок, набитый глупостью, спустись, спустись к нам, — я тебе наплюю в драную бороду!

В ответ Карабас Барабас страшно зарычал, Дуремар поднял тощие руки к небу.



Лиса Алиса криво усмехнулась:

— Разрешите свернуть шеи этим нахалам?

Еще минута, и всё было бы кончено…

Вдруг со свистом промчались стрижи:

— Здесь, здесь, здесь!..

Над головой Карабаса Барабаса пролетела сорока, громко тараторя:

— Скорее, скорее, скорее!..

И наверху косогора появился старый папа Карло. Рукава у него были засучены, в руке сучковатая палка, брови нахмурены…

Он плечом толкнул Карабаса Барабаса, локтем — Дуремара, дубинкой вытянул по спине лису Алису, сапогом швырнул в сторону кота Базилио…

После этого, нагнувшись и глядя с косогора вниз, где стояли деревянные человечки, сказал радостно:

— Сын мой, Буратино, плутишка, ты жив и здоров, — иди же скорее ко мне!

Буратино наконец возвращается домой вместе с папой Карло, Мальвиной, Пьеро и Артемоном

Неожиданное появление Карло, его дубинка и нахмуренные брови навели ужас на негодяев.

Лиса Алиса уползла в густую траву и там дала стрекача, иногда лишь останавливаясь, чтобы поежиться после удара дубинкой. Кот Базилио, отлетев шагов на десять, шипел от злости, как проткнутая велосипедная шина.

Дуремар подобрал полы зеленого пальто и полез с косогора вниз, повторяя:

— Я ни при чем, я ни при чем…

Но на крутом месте сорвался, покатился и с ужасным шумом и плеском шлепнулся в пруд.

Карабас Барабас остался стоять, где стоял. Он только втянул всю голову до макушки в плени; борода его висела, как пакля.

Буратино, Пьеро и Мальвина взобрались наверх.

Папа Карло брал их поодиночке на руки, грозил пальцем:

— Вот я вас ужо, баловники!

И клал за пазуху.

Потом он спустился на несколько шагов с косогора и присел над несчастной собакой. Верный Артемон поднял морду и лизнул Карло в нос.

Буратино тотчас высунулся из-за пазухи:

— Папа Карло, мы без собаки домой не пойдем.

— Э-хе-хе, — ответил Карло, — тяжеленько будет, ну да уж как-нибудь донесу вашего песика.

Он взвалил Артемона на плечо и, отдуваясь от тяжелого груза, полез наверх, где, все так же втянув голову, выпучив глаза, стоял Карабас Барабас.

— Куклы мои… — проворчал он.

Папа Карло ответил ему сурово:

— Эх ты! С кем на старости лет связался, — с известными всему свету жуликами, с Дуремаром, с котом, с лисой. Маленьких обижаете! Стыдно, доктор!

И Карло пошел по дороге в город. Карабас Барабас со втянутой головой шел за ним следом.

— Куклы мои, отдай!..

— Нипочем не отдавай! — завопил Буратино, высовываясь из-за пазухи.

Так шли, шли. Миновали харчевню «Трёх пескарей», где в дверях кланялся плешивый хозяин, показывая обеими руками на шипящие сковородки. Около дверей взад и вперед, взад и вперед расхаживал петух с выдранным хвостом и возмущенно рассказывал о хулиганском поступке Буратино.

Куры сочувственно поддакивали:

— Ах-ах, какой страх! Ух-ух, наш петух!..

Карло поднялся на холм, откуда было видно море, кое-где покрытое матовыми полосками от веяния ветерка, у берега — старый городок песочного цвета под знойным солнцем и полотняная крыша кукольного театра.

Карабас Барабас, стоя в трех шагах позади Карло, проворчал:

— Я тебе дам за куклы сто золотых монет, продай.

Буратино, Мальвина и Пьеро перестали дышать — ждали, что скажет Карло.

Он ответил:

— Нет! Если бы ты был добрым, хорошим директором театра, я бы тебе, так и быть, отдал маленьких человечков. А ты — хуже всякого крокодила. Не отдам и не продам, убирайся.

Карло спустился с холма и, уже более не обращая внимания на Карабаса Барабаса, вошел в городок. Там на пустой площади неподвижно стоял полицейский. От жары и скуки у него повисли усы, веки слиплись, над треугольной шляпой кружились мухи. Карабас Барабас вдруг засунул бороду в карман, схватил Карло сзади за рубашку и заорал на всю площадь:

— Держите вора, он украл у меня куклы!..

Но полицейский, которому было жарко и скучно, даже и не пошевелился. Карабас Барабас подскочил к нему, требуя арестовать Карло.

— А ты кто такой? — лениво спросил полицейский.

— Я доктор кукольных наук, директор знаменитого театра, кавалер высших орденов, ближайший друг Тарабарского короля, синьор Карабас Барабас…

— А ты не кричи на меня, — ответил полицейский.

Покуда Карабас Барабас с ним препирался, папа Карло, торопливо стуча палкой по плитам мостовой, подошел к дому, где он жил. Отпер дверь в полутемную каморку под лестницей, снял с плеча Артемона, положил на койку, из-за пазухи вынул Буратино, Мальвину и Пьеро и посадил их рядышком на стол.

Мальвина сейчас же сказала:

— Папа Карло, прежде всего займитесь больной собакой. Мальчики, немедленно мыться…

Вдруг она в отчаянии всплеснула руками:

— А мои платья! Мои новенькие туфельки, мои хорошенькие ленточки остались на дне оврага, в лопухах!..

— Ничего, не горюй, — сказал Карло, — вечером я схожу, принесу твои узлы.

Он заботливо разбинтовал Артемоновы лапы. Оказалось, что раны почти уже зажили и собака не могла пошевелиться только потому, что была голодна.

— Тарелочку овсяной болтушки да косточку с мозгом, — простонал Артемон, — и я готов драться со всеми собаками в городе.

— Ай-ай-ай, — сокрушался Карло, — а у меня дома ни крошки, и в кармане ни сольдо…

Мальвина жалобно всхлипнула. Пьеро тер кулаком лоб, соображая.

— Я пойду на улицу читать стихи, прохожие надают мне кучу сольдо.

Карло покачал головой.

— И будешь ты ночевать, сынок, за бродяжничество в полицейском отделении.

Все, кроме Буратино, приуныли. Он же хитро улыбался, вертелся так, будто сидел не на столе, а на перевернутой кнопке.

— Ребята, довольно хныкать! — он соскочил на пол и что-то вытащил из кармана. — Папа Карло, возьми молоток, отдери от стены дырявый холст.

И он задранным носом указал на очаг, и на котелок над очагом, и на дым, нарисованные на куске старого холста.

Карло удивился.

— Зачем, сынок, ты хочешь сдирать со стены такую прекрасную картину? В зимнее время я смотрю на нее и воображаю, что это настоящий огонь и в котелке настоящая баранья похлебка с чесноком, и мне становится немного теплее.

— Папа Карло, даю честное кукольное слово, — у тебя будет настоящий огонь в очаге, настоящий чугунный котелок и горячая похлебка. Сдери холст!

Буратино сказал это так уверенно, что папа Карло почесал в затылке, покачал головой, покряхтел, покряхтел, — взял клещи и молоток и начал отдирать холст. За ним, как мы уже знаем, все было затянуто паутиной, и висели дохлые пауки.

Карло старательно обмел паутину.

Тогда стала видна небольшая дверца из потемневшего дуба. На четырех углах на ней были вырезаны смеющиеся рожицы, а посредине — пляшущий человечек с длинным носом.



Когда с него смахнули пыль, Мальвина, Пьеро, папа Карло, даже голодный Артемон воскликнули в один голос:

— Это портрет самого Буратино!

— Я так и думал, — сказал Буратино, хотя он ничего такого не думал и сам удивился. — А вот и ключ от дверцы. Папа Карло, открой…

— Эта дверца и этот золотой ключик, — проговорил Карло, — сделаны очень давно каким-то искусным мастером. Посмотрим, что спрятано за дверцей.

Он вложил ключик в замочную скважину и повернул… Раздалась негромкая, очень приятная музыка, будто заиграл органчик в музыкальном ящике.

Папа Карло толкнул дверцу. Со скрипом она начала открываться.

В это время раздались торопливые шаги за окном, и голос Карабаса Барабаса проревел:

— Именем Тарабарского короля — арестуйте старого плута Карло!

Карабас Барабас врывается в каморку под лестницей

Карабас Барабас, как мы знаем, тщетно старался уговорить сонного полицейского, чтобы он арестовал Карло. Ничего не добившись, Карабас Барабас побежал по улице.

Развевающаяся борода его цеплялась за пуговицы и зонтики прохожих. Он толкался и лязгал зубами. Вслед ему пронзительно свистели мальчишки, запускали в спину ему гнилыми яблоками.

Карабас Барабас вбежал к начальнику города. В этот жаркий час начальник сидел в саду, около фонтана, в одних трусиках и пил лимонад. У начальника было шесть подбородков, нос его утонул в розовых щеках. За спиной его, под липой, четверо мрачных полицейских то и дело откупоривали бутылки с лимонадом.

Карабас Барабас бросился перед начальником на колени и, бородой размазывая слезы по лицу, завопил:

— Я несчастный сирота, меня обидели, обокрали, избили…

— Кто тебя, сироту, обидел? — отдуваясь, спросил начальник.



— Злейший враг, старый шарманщик Карло. Он украл у меня три самые лучшие куклы, он хочет сжечь мой знаменитый театр, он подожжет и ограбит весь город, если его сейчас же не арестовать.

В подкрепление своих слов Карабас Барабас вытащил горсть золотых монет и положил в туфлю начальника.

Короче говоря, он такое наплел и наврал, что испуганный начальник приказал четырем полицейским под липой:

— Идите за почтенным сиротой и сделайте всё нужное именем закона.

Карабас Барабас побежал с четырьмя полицейскими к каморке Карло и крикнул:

— Именем Тарабарского короля — арестуйте вора и негодяя!

Но двери были закрыты. В каморке никто не отозвался. Карабас Барабас приказал:

— Именем Тарабарского короля — ломайте дверь!

Полицейские нажали, гнилые половинки дверей сорвались с петель, и четыре бравых полицейских, гремя саблями, с грохотом свалились в каморку под лестницей.

Это было в ту самую минуту, когда в потайную дверцу в стене, нагнувшись, уходил Карло. Он скрылся последним. Дверца — дзынь!.. — Захлопнулась. Тихая музыка перестала играть.

В каморке под лестницей валялись только грязные бинты и рваный холст с нарисованным очагом…

Карабас Барабас подскочил к потайной дверце, заколотил в нее кулаками и каблуками:

«Тра-та-та-та!»

Но дверца была прочна.

Карабас Барабас разбежался и ударил в дверцу задом.

Дверца не поддалась.

Он затопал на полицейских:

— Ломайте проклятую дверь именем Тарабарского короля!..

Полицейские ощупывали друг у друга — кто нашлепку на носу, кто шишку на голове.

— Нет, здесь работа очень тяжелая, — ответили они и пошли к начальнику города сказать, что ими все сделано по закону, но старому шарманщику, видимо, помогает сам дьявол, потому что он ушел сквозь стену.

Карабас Барабас рванул себя за бороду, повалился на пол и начал реветь, выть и кататься, как бешеный, по пустой каморке под лестницей.

Что они нашли за потайной дверью

Пока Карабас Барабас катался, как бешеный, и рвал на себе бороду, Буратино впереди, а за ним Мальвина, Пьеро, Артемон и — последним — папа Карло спускались по крутой каменной лестнице в подземелье.

Папа Карло держал огарок свечи. Ее колеблющийся огонек отбрасывал от Артемоновой лохматой головы или от протянутой руки Пьеро большие тени, но не мог осветить темноты, куда спускалась лестница.

Мальвина, чтобы не зареветь от страха, щипала себя за уши.

Пьеро — как всегда, ни к селу ни к городу — бормотал стишки:

Пляшут тени на стене, —
Ничего не страшно мне.
Лестница пускай крута.
Пусть опасна темнота, —
Всё равно подземный путь
Приведет куда-нибудь…

Буратино опередил товарищей, — его белый колпачок едва был виден глубоко внизу.

Вдруг там что-то зашипело, упало, покатилось, и донесся его жалобный голос:

— Ко мне, на помощь!

Мгновенно Артемон, забыв раны и голод, опрокинул Мальвину и Пьеро, черным вихрем кинулся вниз по ступенькам.

Лязгнули его зубы. Гнусно взвизгнуло какое-то существо.

Всё затихло.

Только у Мальвины громко, как в будильнике, стучало сердце.

Широкий луч света снизу ударил по лестнице. Огонек свечи, которую держал папа Карло, стал желтым.

— Глядите, глядите скорее! — громко позвал Буратино.

Мальвина — задом наперед — торопливо начала слезать со ступеньки на ступеньку, за ней запрыгал Пьеро. Последним, нагнувшись, сходил Карло, то и дело теряя деревянные башмаки.

Внизу, там, где кончалась крутая лестница, на каменной площадке сидел Артемон. Он облизывался. У его ног валялась задушенная крыса Шушара.

Буратино обеими руками приподнимал истлевший войлок, — им было занавешено отверстие в каменной стене. Оттуда лился голубой свет.

Первое, что они увидели, когда пролезли в отверстие, — это расходящиеся лучи солнца. Они падали со сводчатого потолка сквозь круглое окно.

Широкие лучи с танцующими в них пылинками освещали круглую комнату из желтоватого мрамора. Посреди нее стоял чудной красоты кукольный театр. На занавесе его блестел золотой зигзаг молнии.



С боков занавеса поднимались две квадратные башни, раскрашенные так, будто они были сложены из маленьких кирпичиков. Высокие крыши из зеленой жести ярко блестели.

На левой башне были часы с бронзовыми стрелками. На циферблате против каждой цифры нарисованы смеющиеся рожицы мальчика и девочки.

На правой башне — круглое окошко из разноцветных стекол.

Над этим окошком, на крыше из зеленой жести, сидел Говорящий Сверчок. Когда все, разинув рты, остановились перед чудным театром, сверчок проговорил медленно и ясно:

— Я предупреждал, что тебя ждут ужасные опасности и страшные приключения, Буратино. Хорошо, что всё кончилось благополучно, а могло кончиться и неблагополучно… Так-то…

Голос у Сверчка был старый и слегка обиженный, потому что Говорящему Сверчку в свое время всё же попало по голове молотком, и, несмотря на столетний возраст и природную доброту, он не мог забыть незаслуженной обиды. Поэтому он больше ничего не прибавил, — дернул усиками, точно смахивая с них пыль, и медленно уполз куда-то в одинокую щель — подальше от суеты.

Тогда папа Карло проговорил:

— А я-то думал, мы тут, по крайней мере, найдем кучу золота и серебра, а нашли всего-навсего старую игрушку.

Он подошел к часам, вделанным в башенку, постучал ногтем по циферблату, и, так как сбоку часов на медном гвоздике висел ключик, он взял его и завел часы…

Раздалось громкое тиканье. Стрелки двинулись. Большая стрелка подошла к двенадцати, маленькая — к шести. Внутри башни загудело и зашипело. Часы звонко пробили шесть…

Тотчас на правой башне раскрылось окошко из разноцветных стекол, выскочила заводная пестрая птица и, затрепетав крыльями, пропела шесть раз:

— К нам — к нам, к нам — к нам, к нам — к нам…

Птица скрылась, окошко захлопнулось, заиграла шарманочная музыка. И занавес поднялся… Никто, даже папа Карло, никогда не видывал такой красивой декорации.

На сцене был сад. На маленьких деревьях с золотыми и серебряными листьями пели заводные скворцы величиной с ноготь. На одном дереве висели яблоки, каждое из них не больше гречишного зерна. Под деревьями прохаживались павлины и, приподнимаясь на цыпочках, клевали яблоки. На лужайке прыгали и бодались два козленка, а в воздухе летали бабочки, едва заметные глазу.

Так прошла минута. Скворцы замолкли, павлины и козлята попятились за боковые кулисы. Деревья провалились в потайные люки под пол сцены.

На задней декорации начали расходиться тюлевые облака. Показалось красное солнце над песчаной пустыней. Справа и слева, из боковых кулис, выкинулись ветки лиан, похожие на змей, — на одной действительно висела змея удав, на другой раскачивалось, схватившись хвостами, семейство обезьян.

Это была Африка.

По песку пустыни под красным солнцем проходили звери.

В три скачка промчался гривастый лев, — хотя был он не больше котенка, но страшен.

Переваливаясь, проковылял на задних лапах плюшевый медведь с зонтиком.

Прополз отвратительный крокодил, — его маленькие дрянные глазки притворялись добренькими. Но всё же Артемон не поверил и зарычал на него.

Проскакал носорог, — для безопасности на его острый рог был надет резиновый мячик.

Пробежал жираф, похожий на полосатого, рогатого верблюда, изо всей силы вытянувшего шею.

Потом шел слон, друг детей, — умный, добродушный, — помахивал хоботом, в котором держал соевую конфету.

Последней протрусила бочком страшно грязная дикая собака — шакал. Артемон с лаем кинулся на нее, — папе Карло с трудом удалось оттащить его за хвост от сцены.

Звери прошли. Солнце вдруг погасло. В темноте какие-то вещи опустились сверху, какие-то вещи выдвинулись с боков. Раздался звук, будто провели смычком по струнам.

Вспыхнули матовые уличные фонарики. На сцене была городская площадь. Двери в домах раскрылись, выбежали маленькие человечки, полезли в игрушечный трамвай. Кондуктор зазвонил, вагоновожатый завертел ручку, мальчишка живо прицепился к колбасе, милиционер засвистел, — трамвай укатился в боковую улицу между высокими домами.

Проехал велосипедист на колесах — не больше блюдечка для варенья. Пробежал газетчик, — вчетверо сложенные листки отрывного календаря — вот какой величины были у него газеты.

Мороженщик прокатил через площадку тележку с мороженым.

На балкончики домов выбежали девочки и замахали ему, а мороженщик развел руками и сказал:

— Всё съели, приходите в другой раз.

Тут занавес упал, и на нем опять заблестел золотой зигзаг молнии.

Папа Карло, Мальвина, Пьеро не могли опомниться от восхищенья. Буратино, засунув руки в карманы, задрав нос, сказал хвастливо:

— Что — видели? Значит, недаром я мокнул в болоте у тетки Тортилы… В этом театре мы поставим комедию — знаете какую? — «Золотой ключик, или Необыкновенные приключения Буратино и его друзей». Карабас Барабас лопнет с досады.

Пьеро потер кулаками наморщенный лоб:

— Я напишу эту комедию роскошными стихами.

— Я буду продавать мороженое и билеты, — сказала Мальвина. — Если вы найдете у меня талант, попробую играть роли хорошеньких девочек…

— Постойте, ребята, а учиться когда же? — спросил папа Карло.

Все враз ответили:

— Учиться будем утром… А вечером играть в театре…

— Ну то-то, деточки, — сказал папа Карло, — а уж я, деточки, буду играть на шарманке для увеселения почтенной публики, а если станем разъезжать по Италии из города в город, буду править лошадью да варить баранью похлебку с чесноком…

Артемон слушал, задрав ухо, вертел головой, глядел блестящими глазами на друзей, спрашивал: а ему что делать?

Буратино сказал:

— Артемон будет заведовать бутафорией и театральными костюмами, ему дадим ключи от кладовой. Во время представления он может изображать за кулисами рычание льва, топот носорога, скрип крокодиловых зубов, вой ветра — посредством быстрого верчения хвоста — и другие необходимые звуки.

— Ну а ты, ну а ты, Буратино? — спрашивали все. — Чем хочешь быть при театре?

— Чудаки, в комедии я буду играть самого себя и прославлюсь на весь свет!

Новый кукольный театр даёт первое представление

Карабас Барабас сидел перед очагом в отвратительном настроении. Сырые дрова едва тлели. На улице лил дождь. Дырявая крыша кукольного театра протекала.

У кукол отсырели руки и ноги, на репетициях никто не хотел работать, даже под угрозой плетки в семь хвостов.

Куклы уже третий день ничего не ели и зловеще перешептывались в кладовой, вися на гвоздях.

С утра не было продано ни одного билета в театр. Да и кто пошел бы смотреть у Карабаса Барабаса скучные пьесы и голодных, оборванных актеров!

На городской башне часы пробили шесть. Карабас Барабас мрачно побрел в зрительный зал, — пусто.

— Черт бы побрал всех почтеннейших зрителей, — проворчал он и вышел на улицу. Выйдя, взглянул, моргнул и разинул рот так, что туда без труда могла бы влететь ворона.

Напротив его театра перед большой новой полотняной палаткой стояла толпа, не обращая внимания на сырой ветер с моря.

Над входом в палатку на помосте стоял длинноносый человечек в колпачке, трубил в хрипучую трубу и что-то кричал.

Публика смеялась, хлопала в ладоши, и многие заходили внутрь палатки. К Карабасу Барабасу подошел Дуремар; от него, как никогда, пахло тиной.

— Э-хе-хе, — сказал он, собирая все лицо в кислые морщины, — никуда дела с лечебными пиявками. Вот хочу пойти к ним, — Дуремар указал на новую палатку, — хочу попроситься у них свечи зажигать или мести пол.

— Чей этот проклятый театр? Откуда он взялся? — прорычал Карабас Барабас.

— Это сами куклы открыли кукольный театр «Молния», они сами пишут пьесы в стихах, сами играют.

Карабас Барабас заскрипел зубами, рванул себя за бороду и зашагал к новой полотняной палатке.

Над входом в нее Буратино выкрикивал:

— Первое представление занимательной, увлекательной комедии из жизни деревянных человечков. Истинное происшествие о том, как мы победили всех своих врагов при помощи остроумия, смелости и присутствия духа…

У входа в кукольный театр в стеклянной будочке сидела Мальвина с красивым бантом в голубых волосах и не поспевала раздавать билеты желающим посмотреть веселую комедию из кукольной жизни. Папа Карло в новой бархатной куртке вертел шарманку и весело подмигивал почтеннейшей публике.

Артемон тащил за хвост из палатки лису Алису, которая прошла без билета.

Кот Базилио, тоже безбилетный, успел удрать и сидел под дождем на дереве, глядя вниз злющими глазами.

Буратино, надув щеки, затрубил в хрипучую трубу:

— Представление начинается.

И сбежал по лесенке, чтобы играть первую сцену комедии, в которой изображалось, как бедный папа Карло выстругивает из полена деревянного человечка, не предполагая, что это принесет ему счастье.

Последней приползла в театр черепаха Тортила, держа во рту почетный билет на пергаментной бумаге с золотыми уголками.

Представление началось.

Карабас Барабас мрачно вернулся в свой пустой театр.

Взял плетку в семь хвостов. Отпер дверь в кладовую.

— Я вас, паршивцы, отучу лениться! — свирепо зарычал он. — Я вас научу заманивать ко мне публику!

Он щелкнул плеткой. Но никто не ответил. Кладовая была пуста. Только на гвоздях висели обрывки веревочек.

Все куклы — и Арлекин, и девочки в черных масках, и колдуны в остроконечных шапках со звездами, и горбуны с носами как огурец, и арапы, и собачки — все, все, все куклы удрали от Карабаса Барабаса.

Со страшным воем он выскочил из театра на улицу. Он увидел, как последние из его актеров удирали через лужи в новый театр, где весело играла музыка, раздавался хохот, хлопанье в ладоши.

Карабас Барабас успел только схватить бумазейную собачку с пуговицами вместо глаз. Но на него, откуда ни возьмись, налетел Артемон, повалил, выхватил собачку и умчался с ней в палатку, где за кулисами для голодных актеров была приготовлена горячая баранья похлебка с чесноком.

Карабас Барабас так и остался сидеть в луже под дождем.





Елена Данько ПОБЕЖДЕННЫЙ КАРАБАС

Рисунки В. Конашевича

Глава первая. О том, как черный пудель покупал бутерброды


Жил-был на свете старый шарманщик.

Звали его Карло. Жил он один-одинешенек, и не с кем ему было словом перемолвиться. Вот вырезал он себе из полена деревянного мальчика и назвал его своим сыночком Буратино.

Буратино бегал, прыгал и баловался, как настоящий мальчишка. Стало у шарманщика с тех пор хлопот полон рот. Но старик не жаловался: уж очень он полюбил своего сыночка.

В том же городе жил богатый-пребогатый синьор Карабас Барабас Огромная Борода — хозяин кукольного театра. Он был злой и страшный. Он хлестал своих кукол плеткой и грозил оторвать им головы. Это было в Тарабарской стране, где богачи делают все, что им вздумается, и никто им не смеет перечить.

Бедные куклы терпеть не могли своего хозяина. И вот лучшие актеры убежали из его театра. Сначала убежала девочка Мальвина с пуделем Артемоном, а потом убежал мальчик Пьеро. Карабас погнался за ними, пустив по следу свирепых бульдогов. Но старый шарманщик Карло приютил беглецов в своей каморке. А его сынок, веселый Буратино, открыл золотым ключиком потайную дверцу и увел кукол от преследователей.

За дверцей оказался чудесный маленький театр. Куклы стали представлять в нем забавные комедии и волшебные сказки. И зажили с тех пор весело и счастливо у старого Карло.

А Карабас остался без актеров. Пришлось ему закрыть свой театр. Он злился, рвал свою длинную бороду и ревел от злости.

Об этом обо всем рассказано в книжке Алексея Николаевича Толстого «Золотой ключик, или Приключения Буратино», и все читатели думают, что на том дело и кончилось.

Я тоже думал, что ничего больше не приключилось с Карло и с его приемными детьми. Но нечаянно я узнал продолжение сказки. Вот как это было.

Я живу в Ленинграде и часто хожу в наш кукольный театр. Как-то раз, на каникулах, я забрался туда раным-ранешенько, чуть ли не за два часа до представления. Пришел — и сам не обрадовался.

В театре было пусто, темно и холодно. Окошечко в кассе было похоже на закрытый глаз. Старуха уборщица выгребала в коридоре вчерашний сор. Увидев меня, она принялась ворчать. Куда это меня принесло в такую рань? Неужто мне дома не сидится? Я ответил, что боялся опоздать на представление.

— Ну, ступай, посиди в буфете. Нечего тут слоняться, сор ногами разносить! — сказала она и стукнула метлой о железный совок.

Я пошел в буфет и уселся в уголке. Сонная буфетчица за прилавком вытирала стаканы. Против меня в стене была маленькая дверца с большой надписью: «Посторонним вход воспрещается».

Я прочел эту надпись слева направо и справа налево, и мне стало очень скучно. Когда еще начнется представление?

Вдруг дверца отворилась, и вошел черный пудель. Гордо выпрямив шею, он нес в зубах корзинку для провизии. Он подошел к прилавку и встал на задние лапы, принюхиваясь и приглядываясь к закускам, разложенным под стеклом. Потом он поднял морду и негромко пролаял:

— Гав, гав!

Я думал, буфетчица рассердится и прогонит собаку. Мне захотелось подманить пуделя к себе, и я уже нащупал в кармане печенье, оставшееся у меня от завтрака…

Но буфетчица ничуть не рассердилась. Она словно проснулась, схватила свою серебряную лопаточку и сказала:

— Я к вашим услугам!

Тогда пудель протянул стриженую лапу в мохнатой манжетке и указал на бутерброды.

— Вам с колбасой? И с ветчиной? И с салом? И с сыром? — спрашивала буфетчица, выкладывая бутерброды на круглое блюдо. А пудель радостно помахивал хвостом, облизывался и указывал ей все новые закуски.



Скоро на блюде выросла целая гора. Здесь были и бутерброды, и пирожки, и сосиски, и рябчики, и свиные котлеты с косточкой, и даже целое колечко колбасы! Пудель пошарил мордой в корзинке, вынул кошелек с деньгами и подал его буфетчице. Никогда еще я не видывал такой собаки!

Тут к прилавку подошел высокий старик в бархатной куртке. Я и не заметил, откуда он взялся! Он поглядел на полное блюдо и с укором покачал головой:

— Экий ты жадный, Артемон! Настоящий обжора!

Пудель живо убрал лапы с прилавка и сделал вид, будто бы он здесь ни при чем. А старик сказал:

— Ну взял бы ты себе парочку бутербродов, рябчика, котлетку на ужин — и хватит. А куда ты денешь теперь всю эту кучу? В землю зароешь, что ли? Эх, брат, мы не в Тарабарской стране. Нам не приходится еду на черный день копить!

Пудель опустил голову и виновато поджал хвост. А старик продолжал:

— И не думай, пожалуйста, что куклы помогут тебе съесть все это! Они тебя за чем послали? За фруктами? А ты чего накупил, чудак? Собачий вкус, конечно, дело почтенное, но люди любят не только то, что кушают собаки, а у кукол и вовсе особые нравы. Запомни это, мой друг!

Тут пудель уронил голову на лапы и жалобно завыл.



— Ну, ну, ладно! Возьмем всю эту снедь, если тебе хочется! — утешил его старик. — А уж я зато куплю детям самых лучших мандаринов, самых румяных яблок и самого сладкого винограда!

— Да у вас сегодня, я вижу, пир горой! — пошутила буфетчица, отпуская ему красивые, спелые плоды.

— А то как же? Ведь сегодня ровно год, как я приехал в Ленинград. Вот мы и празднуем этот день!

— Ну, поздравляю вас, папа Карло! — сказала буфетчица.

Тут я вскочил на ноги и бросился к старику. Я все понял.

— Папа Карло! Вы тот самый папа Карло, а это тот самый пудель Артемон? Это про вас написано в книжке «Золотой ключик, или Приключения Буратино»?

Старик усмехнулся и кивнул головой. Пудель взглянул на меня и слегка завилял хвостом. Я не помнил себя от радости и кричал:

— А я — читатель этой книжки! Я прочел ее пять раз с начала и пять — с конца, три раза вдоль и два поперек! Я все про вас знаю! Скажите мне скорее, где теперь Буратино, где Мальвина и Пьеро? Живы ли они, здоровы ли и что они поделывают?

— А вот пойдемте с нами — сами увидите! — ответил Карло.

Он уложил покупки в корзинку и повел меня к маленькой дверце с большой надписью: «Посторонним вход воспрещается!»

Пудель поплелся за нами следом.

Едва я переступил порог, как стал понимать собачий язык.

Я слышал, как пудель ворчал себе под нос:

— К чему это кормить детей мандаринами, яблоками и виноградом? И кисло, и сладко, и оскомина на зубах! Тьфу, подумать противно! То ли дело свиная котлета с косточкой!

— Цыц! — сказал Карло. — У всякого свой вкус.

И пудель замолчал.

Глава вторая. О том, как читатель превратился в писателя

Сначала мы шли темным коридором, потом спустились по ступенькам, потом опять стали подниматься по узкой лесенке, держась за шаткие перила. Сверху шел слабый свет, и было слышно, как звенит какой-то бубенчик.

Потом стало светлее, и звон раздался у нас над самой головой. Я взглянул вверх и увидел, что над нами, на площадке лестницы, горит яркая лампочка. А под лампочкой стоит смешной деревянный мальчик с торчащим носом и сбивает что-то ложкой в серебряном стаканчике. Так вот откуда шел звон!

Мальчик увидел нас и вскрикнул от радости. Он вскочил верхом на перила и вмиг съехал вниз — прямо в руки старику. Он сидел на руках у Карло, болтая тонкими ножками, вертел носом во все стороны и пищал:

— Папа Карло, попробуй моего гоголь-моголя! Это не простой гоголь-моголь, а из розовых лепестков. Я его для тебя сбивал!

Он совал старику в рот полную ложку розовой пены, и его тень с торчащим носом смешно плясала на стене. Карло утер губы и отвел ложку, но мальчик не унимался:

— Помнишь, как ты накормил меня своей последней луковкой, а сам лег спать голодный? Ну покушай теперь моего гоголь-моголя, покушай, пожалуйста!

— Не балуйся, сынок! Веди себя хорошо. Видишь, я читателя с собой привел! — сказал Карло.

— Читателя? — Мальчик повел на меня лукавым глазом и вдруг вырвался из рук Карло. Он вскочил на спину пуделю и поехал впереди нас, выбивая ложкой веселый марш по стаканчику и крича:

— Дорогу нашему читателю! Ура!

Я догадался, что это сам знаменитый Буратино, и обрадовался, что он ничуть не заважничал от громкой славы.

Мы взошли на площадку, и Карло распахнул дверь. Я взглянул и ахнул — куда это мы пришли?!

Прямо передо мной была зеленая поляна, а на ней красивый беленький домик. Перед ним цвели алые розы. Золотистые бабочки кружились в солнечных лучах. Маленький фонтан выбрасывал вверх водяные струи, и каждая капелька сверкала на солнце, как алмаз.

«Это, верно, домик Мальвины!» — подумал я.

А за домиком чернел дремучий лес. Там светила луна и блестело голубое озеро. Бледные лягушки сплетали венки из водяных лилий и задумчиво плясали при лунном свете.

Это было так красиво, что я ничуть не удивился, почему это солнце и луна светят в одно время. Мне захотелось подойти поближе, и я шагнул вперед.

— Не промочите ножки! — запищал Буратино.

Я взглянул под ноги и увидел большую светлую реку. Ветерок чуть рябил воду. Сквозь эту рябь глубоко на дне виднелись узорные водоросли. Голубые рыбки медленно проплывали мимо них. Я оглянулся: нет ли где-нибудь мостика? Но мостика не было.

— Дайте нам лодочку, дайте челнок, мы переедем на тот бережок! — жалобно запел Буратино.

— Не слушайте его, он вас дурачит! — с досадой сказал Карло. — Как тебе не стыдно, сынок?

Он отпихнул ногой светлую реку, отодвинул в сторону зеленую поляну с домиком и повернул боком дремучий лес.

Буратино свистнул и проскакал на пуделе в открывшийся проход.

Тут я понял, что эти прекрасные картинки были нарисованы на полотне и служили декорациями в театре! От этого они показались мне еще прекраснее. Я не мог наглядеться на них. Но Карло окликнул меня, и мы пошли дальше.

В просторной кухне ярко горел огонь. Старый заяц был здесь поваром, а зайчата — поварятами. Ну и хлопотали же они вокруг сковородок и кастрюль! Здесь пеклись, жарились удивительные кушанья — расстегаи из лепестков георгина, ананасные котлеты, оладьи из одуванчиков. Разве могли сравниться с этим скучные буфетные закуски?

Молоденькие обезьянки под присмотром почтенной совы накрывали длинный праздничный стол. Они живо схватили фрукты, которые принес Карло, разложили мандарины, яблоки и виноград на фарфоровые тарелочки — и на столе словно засияло солнце!

Поодаль у стены стояла маленькая стремянка. На ней, как птица на ветке, сидел мальчик в белом балахончике. Он макал длинную кисть в ведерко с малиновой краской и писал на стене большими буквами:

ПРИВЕТ ПАПЕ КАРЛО

— Эй, Пьеро, кончай работу, встречай гостя! К нам читатель пришел! — сказал Карло.

Мальчик посмотрел на меня большими синими глазами и радостно улыбнулся.

— Вы читатель? Я покажу вам мои новые стихи. Ладно?

Тут он смутился и выронил кисть из рук. Падая, кисть опрокинула ведерко. Малиновая краска хлынула на голову проходившей мимо сове. Старушка захлопала крыльями и застонала с перепугу. Пьеро скатился с лесенки кубарем. Он бросился утешать бедную птицу и вытирал ей голову своим рукавом.



— Дай ей валерьянки. Пьеро! Видишь, какая она нервная! — сказал ласковый голос.

Я оглянулся и увидел хорошенькую куклу с голубыми волосами. Она стряпала торт из чайных роз и раскатывала тесто хрустальной скалочкой. Я догадался, что это Мальвина.

Пока Пьеро приводил в чувство расстроенную сову, а Мальвина глядела на них обоих, Буратино подкрался и стащил со стола самую пышную розу. Девочка вскрикнула и погналась за ним. Но он увернулся!

— Оставь, Мальвина, это для читателя!

Он протянул мне розу и сказал:

— Напишите про нас, пожалуйста, новую сказку!

Что тут началось!

— Напишите сказку! — завизжали обезьянки и покатились кубарем вокруг меня.

— Сказку! — завопили зайчата, забренчали кастрюльками, зазвенели ложками. Сова хохотала, лягушки квакали, Артемон лаял и кидался на всех.

— В самом деле, напишите сказку про наши новые приключения! — сказала Мальвина.

Тут все притихли и столпились вокруг, ожидая, что я скажу.

— Но я никогда не пробовал писать… Ведь читатели только читают книжки, а сами не пишут…

— Все сначала читают, а потом уже пишут! — сказал Буратино.

— Да я бы рад! — прошептал я.

— Ну вот и хорошо! — сказала Мальвина. — Папа Карло вам все расскажет. Вы только записывайте, что он будет говорить! Вот и выйдет сказка! Правда, папа Карло?

Карло подумал, почесал себе подбородок и сказал:

— Пожалуй, если наш читатель согласен…

— Согласен! Согласен! — закричали все и захлопали в ладоши.

— …так мы попробуем сделать из него писателя, — докончил Карло.

Тут меня усадили в кресло. Пьеро принес мне чистую тетрадку, а Мальвина — вечное золотое перышко. Карло закурил трубку. Буратино влез к нему на колени. Артемон улегся у его ног, обсасывая косточку. Остальные уселись вокруг и принялись за яблоки, виноград и мандарины.



Карло стал рассказывать, а я записывать. А что я записал, об этом читай дальше.


Глава третья. О том, как папа Карло заболел и куклы искали доктора

Куклам жилось весело и счастливо у старого шарманщика. Они представляли волшебные сказки в чудесном театрике Буратино.

Все ребятишки в Тарабарской стране знали и любили эти представления.

Бывало, чуть Карло выходил на площадь, уже бежали со всех сторон босоногие, оборванные, чумазые малыши и кричали:

— Сказку! Покажи сказку, папа Карло!

Карло ставил свои ширмы, выпускал кукол, и тут начиналось веселье!

Ребятишки смеялись, кричали, хлопали в ладоши.

А богатенькие дети, заслышав шарманку, свешивались из окон дворцов, вываливались из золоченых карет, царапали и кусали своих нянек за то, что те не пускали их к папе Карло!

Каждый, кто хоть одним глазком взглянул на кукольное представление, потом долго веселился. Подумает о Мальвине — улыбнется, подумает о Пьеро — рассмеется, вспомнит Буратино — расхохочется!

А в Тарабарской стране был такой закон: богачи должны быть важными, бедняки — грустными, а смеяться никому не позволено!

И вот однажды, когда Карло сидел дома со своими куклами и клеил им игрушки, дверь растворилась. Вошел толстый, жирный судья в большой шляпе с перьями. На шее у него висела золотая цепь. В руках была палка с хрустальным шаром на верхушке. Он был такой важный, что сразу было видно — он никогда в жизни не смеялся!

Он вынул грамоту с королевской печатью и громко прочел ее.

А в этой грамоте было написано, что король запрещает папе Карло показывать представления. А если он не послушается, ему отрубят голову!

— Довольно смеха!

Тут судья трижды стукнул жезлом об пол и выплыл в дверь, важный и нахохленный, как попугай.

Папа Карло смотрел ему вслед и молчал. Он даже не улыбнулся, когда Буратино стал передразнивать судью: схватил кисточку от клея, стукнул три раза об пол и пропищал: «Довольно смеха!»

Он только провел рукой по лбу, лег на свою колченогую кровать и повернулся лицом к стене.

С той поры Карло заболел.

Он больше не вставал с постели. Он худел, слабел и горел в сильном жару. И вот однажды ему стало так плохо, что Мальвина и Пьеро побежали за доктором.



Была темная, ненастная ночь. Дождь барабанил по крышам. Дул мокрый, холодный, злой ветер.

Мальвина и Пьеро бежали по улице. Они хотели позвать к папе Карло знаменитого доктора Помпилиуса. Этот доктор был очень важный. Он разъезжал по городу в великолепной коляске, и жирный мопс всегда сидел с ним рядом на бархатных подушках. Про него шла слава, что он может вылечить любую, даже самую опасную болезнь.

И вот, когда куклы прибежали к дому, где жил доктор, дверь оказалась запертой. Дверная ручка скорчила им страшную рожу и прошипела:

— Ступайте домой! Доктор уже спит!

— А мы его разбудим! — сказали куклы. — Ведь у нас папа Карло заболел!

И они храбро полезли по скользкой водосточной трубе к окошку, где еще виднелся свет.

Доктор Помпилиус уже надел ночной колпак и собирался лечь спать. Вдруг кто-то постучал в окно.

— Кто там? — заорал доктор, хватая со стены ружье.

— Откройте, пожалуйста! — ответил тонкий голосок.

Доктор подкрался к окну и с опаской отодвинул раму.

Ветер и дождь хлестнули ему в лицо. За окном была непроглядная темень.

Вдруг из темноты вышли две куклы — мальчик и девочка и, дрожа, остановились на подоконнике.

— Это что за глупые шутки? Ступайте домой! — рассердился доктор.

Куклы горько заплакали.

— У нас папа Карло заболел. Мы боимся, что он умрет! Пойдемте к нему, господин доктор! Пропишите ему хорошее лекарство! — просили они и протягивали к доктору свои деревянные ручки.

Доктор надел очки и строго посмотрел на незваных гостей.

Платье на них было старенькое и мокрое, хоть выжимай. С рваных башмаков стекали грязные лужицы. Доктор нахмурился.

— А есть ли у вашего папы денежки? Чем он мне заплатит за лечение?

Куклы повесили головы.

— У него нет денег… Он лежит больной и не может работать.

— Га-га-га! — заорал доктор. — Как же вы смели стучаться в мое окно? Как смели пачкать мой чистый подоконник? Пошли прочь, нищие, бродяги, пошли прочь!

Он сорвал свой ночной колпак, затопал ногами, швырнул одной туфлей в Мальвину, другой — в Пьеро, а сам раздулся, как шар, подпрыгнул под потолок, стукнулся и снова подпрыгнул… Тут все затрещало, загремело, загромыхало в докторском кабинете. Посыпались зеленые искры, завертелись черные круги, поползли огненные змеи…



А доктор подпрыгивал и кричал:

— Пошли прочь! Га-га-га! Пошли прочь! Я великий, я знаменитый, я несравненный доктор Помпилиус! Я никого не лечу даром!

Заткнув уши и зажмурив глаза, куклы бросились на улицу. Доктор страшно захохотал им вслед и с треском захлопнул окно.

Куклы снова очутились на мостовой. Они взялись за руки и пошли прочь, борясь с ветром и попадая в лужи. И вот при тусклом свете фонаря они увидели на углу золоченую вывеску: «Здесь живет добрый доктор Люмнилиус».

Дверь была отворена, и они вошли в дом.

Доктор Люмнилиус еще не ложился спать. Он сидел в кресле у камина, прихлебывал теплое молоко и читал толстую книгу с серебряными застежками. В этой книге было написано, что люди должны стать добрыми и любить друг друга, как братья. Тогда на земле не будет ни горя, ни нужды.

— Ах вы, бедные птенчики! — воскликнул доктор, увидев Мальвину и Пьеро. А когда он узнал, что Карло лежит больной, в нужде и в горе, он даже заплакал от жалости.

— Я добрый человек, деточки! — сказал он, обливаясь слезами. — Я не хочу зла вашему папе. Поэтому не просите меня, чтобы я его вылечил.

— Нет, нет! Ведь жизнь бедняка — сплошное мучение. Пускай он лучше умрет. И ему будет спокойнее, и на земле станет меньше горя и нужды!

Слезы катились, как горох, по лицу доктора, и вдруг эти слезы стали крупные, как сливы! Нос разбух и повис на сторону. Руки поползли, как жидкое тесто, по ручкам кресла. Ноги растеклись по ковру. Добрый доктор растаял и превратился в кисель.

Он капал жирными каплями на раскрытую книгу и пришептывал:

— Жаль мне вас, милые крошки! Ох, как жаль…

Куклам стало страшно. Они бросились вон из дома. А доктор сначала захихикал, потом засмеялся, потом захохотал и стал сгущаться. Руки и ноги у него затвердели, нос встал на место, и вот доктор уже сидел по-прежнему в кресле и читал свою толстую книгу!

Но куклы этого не видели. Они ковыляли усталыми ножками по темной мостовой, вглядываясь в дверные вывески. Дождь слепил им глаза. Они искали другого доктора.



Ведь папа Карло лежал больной, и ему нужно было помочь.

Глава четвертая. О том, что посоветовали папе Карло лесные доктора

Карло лежал в своей каморке, укрытый старым одеялом. Буратино и Артемон сидели возле него. В доме не было ни корочки хлеба, ни полешка дров. Последний огарок тускло мигал на столе. Тени в углах росли, густели, лезли на потолок. Казалось — погаснет огонек, нахлынет темнота, и умрет Карло… Вот какое печальное было время!

Буратино вытирал полотенцем горячий лоб больного. А пудель положил морду на край постели и, грустно помаргивая, глядел на хозяина добрыми черными глазами.

Они ждали доктора, но доктор не приходил.

Наконец вернулась Мальвина, мокрая, озябшая. Ни один доктор в городе не согласился лечить Карло. Пьеро побежал в лес — может быть, там найдется доктор?

— А если не найдется, — сказала Мальвина, стягивая с себя мокрые чулки, — так я всю Тарабарскую страну обойду и весь земной шар обыщу, а уж найду доктора для папы Карло.

— Спасибо, девочка! — прошептал Карло и погладил ее по голубым волосам.

И все четверо стали опять ждать доктора.

Занялось утро. Под окном чирикнула птица. Над соседней крышей просиял кусочек оранжевого неба. И вот кто-то быстро и весело пробежал по лестнице. Это был Пьеро.

— Папа Карло, я привел докторов! — крикнул он. — Вот они!

А в дверь уже входили лесные доктора — профессор Сова, фельдшерица Жаба и народный знахарь Жук-Богомол. В каморке сразу запахло сосновой хвоей, болотом и свежими лесными травами. Карло улыбнулся, Мальвина сделала книксен, а Буратино стал на голову и задрыгал ногами от радости!

Сова выступила вперед и сказала:

— Папа Карло! Мы простые лесные звери, не ученые, как другие доктора! Но мы вас любим и будем лечить бесплатно!

— Прекрасно придумано! — вскричали куклы.

Доктора пожелали осмотреть больного. Сова долго слушала его сердце, задумчиво хлопая круглыми желтыми глазами. Жаба осторожно пощупала его живот мягкой и влажной лапой. А Жук-Богомол слегка постучал его по коленке своей сухонькой ручкой, похожей на увядший стебелек. Потом они долго качали головами.

Множество больных вылечили они на своем веку, но такой странной болезни еще не видывали. Случалось им перевязывать птенчику сломанное крыло, вправлять белке вывихнутую лапку, выдергивать ежу больной зуб, лечить кошек от головной боли, а лягушек — от сердечных припадков. Но болезнь папы Карло была совсем особенная. У него ничего не болело, и все же он был тяжело болен.



Наконец Сова вынула из кармана клетчатый платок, протерла очки, откашлялась и сказала:

— Болезнь очень опасная! Вам, папа Карло, не хватает счастья! Постарайтесь его раздобыть!

— Ах, счастье — лучшее лекарство! — вздохнула Жаба.

А Жук-Богомол одернул свой серый сюртук, надел шляпу и сказал:

— Принимайте счастье в порошке или в пилюлях. Это вас спасет!

Они поклонились и ушли.

— Да где же его взять, счастье-то? — спохватился Карло.

Но доктора не ответили. Они спешили в лес. Там у большого дупла их ждали больные звери с простыми лесными болезнями. Еж-аптекарь уже выдавал лекарства — целебные травки, чистую сосновую смолу и утреннюю росу в желудевых чашечках. Докторам было некогда рассуждать с папой Карло о человеческом счастье. Да вряд ли они и знали, где оно водится.

И вот куклы стали придумывать, где бы им достать счастье для больного Карло.

— Я придумал! — сказал Пьеро. — Я сбегаю в аптеку, попрошу счастья в долг — хоть на копеечку. Может быть, дадут?

— Ты дурак! — ответила Мальвина.

Пьеро обиделся и замолчал.

А Буратино влез на коробочку, приосанился и сказал:

— Слушайте, куклы! Дома сидеть — счастья не видать. Давайте пойдем по свету. Станем спрашивать встречных и поперечных, заглянем во все норы и закоулки. Может быть, и найдем счастье для папы Карло!



— Пойдем! — сказала Мальвина и тряхнула головой.

— Пойдем! — повторил Пьеро, утирая слезы.

А пудель заскулил и стал рваться в дверь. Он тоже хотел искать счастья для папы Карло.

— Ступайте, детки, прогуляйтесь по воздуху! — сказал Карло. — Только не огорчайтесь, если не найдете счастья. Счастье, говорят, на земле не валяется и в аптеке не продается. Горя у нас хоть отбавляй, а про счастье давненько не слыхано!

— А мы все-таки его найдем! — сказали куклы. Они поцеловали папу Карло, надели свои колпачки, кликнули собаку и вышли из дома.

Нелегкое это было дело — найти счастье в Тарабарской стране. Поля заросли там бурьяном, а улицы — грязью. В разрушенных домах прятались голодные, оборванные дети. А если они выползали на свет, вороны принимали их за огородные пугала. И, глухо каркая, садились им на головы.

Но куклы не унывали. Светило солнышко, просыхали вчерашние лужи. Смешно чирикали воробьи. Весело болтая, куклы вышли на перекресток.

— Я пойду в лес! — сказал Буратино и повернул направо.

— А я — в поле, — сказал Пьеро и побежал налево.

— А я — в город, — сказала Мальвина и пошла прямо по дороге. Артемон побежал за ней.

Каждый из них надеялся найти счастье.

Глава пятая. О том, как мальчики искали счастье

В это самое время к дому, где жил Карло, подошел Карабас. Шляпа на нем блестела, сапоги поскрипывали, сизая борода развевалась по ветру, как флаг. Он опять стал важный и гордый.

Он просил короля, чтобы ему позволили снова открыть кукольный театр на Королевской площади. Он пообещал, что будет показывать только скучные представления, такие скучные, что ни одна душа не рассмеется!

Король позволил. Карабас раздулся от важности, как индюк. Он уже воображал себя директором чудесного кукольного театра!

С усмешкой поглядел Карабас вслед уходящим куклам. Потом он протопал наверх, в каморку шарманщика, и гаркнул:

— Эй, Карло, ты жив или помер? Отвечай!



Тут он захохотал так громко, что стены затряслись. Карло вздрогнул и открыл глаза.

— Жив! — заорал Карабас. — Если жив, давай потолкуем!

Он шагнул в каморку, уселся верхом на опрокинутый ящик и расправил пятерней свою огромную бороду. Нос у него был красный, как сургуч, а глаза черные, маленькие и злые. Карло глядел на него со страхом.

— Слушай ты, нищий шарманщик! — сказал Карабас. — Хочешь, я дам тебе денег и пришлю к тебе самого лучшего тарабарского доктора? Он тебя живо вылечит. Согласен?

Карло даже ушам не поверил. Он подумал, что господин Карабас шутит.

— Да вовсе я не шучу! — огрызнулся Карабас. — Я сделаю все, как сказал. А уж ты отдай мне за это твой кукольный театр и всех маленьких актеров. Ну, по рукам, что ли? А?

У Карло сердце екнуло. Так вот что придумал Карабас!

— Нет, — сказал он, — я не отдам тебе моих маленьких актеров. Ты их будешь бить!

Карабас захохотал, разинув пасть.

— Эка невидаль — бить! Актерам это полезно, они от битья умнеют! Все это пустяки. Поговорим о деле. Ведь если ты умрешь, пропадет твой театр и куклы погибнут с голоду! Лучше отдай их мне подобру-поздорову, а сам лечись и поправляйся на мои денежки! Да что тут долго разговаривать! Я принесу тебе деньги — и дело с концом!

— Нет, — сказал Карло, — не нужно мне твоих денег! Я их не возьму!

Но Карабас уже не слушал. Он вышел, хлопнув дверью, и быстро зашагал по дороге. Он шел и мечтал о том, как будет загребать денежки, показывая кукол богатеньким детям. Пускай они платят по червонцу за билет!

— А уж куклам я не позволю баловаться! На то есть у меня плетка-семихвостка! Вот так!

Он вынул из кармана свою любимую плетку-семихвостку и стал размахивать ею, примеряясь, кого бы ему отхлестать. Вдруг в стороне от дороги, за канавой, он увидел белый балахончик Пьеро и прямо шагнул к мальчику.

Пьеро не видел Карабаса. Он глядел себе под ноги, разыскивая траву клевер. Кто-то сказал ему, что если найти листик клевера, не простой, а с четырьмя листочками, это и значит «найти счастье».

Пьеро брел вдоль канавы, обходил черепки и разный мусор, пробирался между лопухами и одуванчиками, ища клевер. Вдруг на краю канавы, над старой подошвой, он увидел темно-зеленый кустик клевера. Посредине кустика на тонкой ножке покачивался листик с четырьмя листочками! Пьеро бросился к нему и сорвал «счастье».

В ту же минуту он упал, оглушенный страшным ударом. Карабас стоял над ним с плеткой в руке и кричал:

— Ступай домой, бездельник! Будет тебе шляться по канавам, ступай домой!

Пьеро покраснел от боли и обиды, крепко зажал в кулаке свое «счастье» и молча глядел на Карабаса.

— Что глядишь? Или не признал хозяина? Погоди, скоро признаешь! Га-га-га! — заорал Карабас и снова замахнулся плеткой.

Тут Пьеро вскочил на ноги и пустился наутек. Он мчался, как заяц, как ветер, как молния, и вмиг скрылся из глаз. Карабас ухмыльнулся и, помахивая плеткой, свернул в лес. Он хотел разыскать Буратино.

Проходя мимо старых лип, он услышал громкий щебет и поднял голову.

Возле старой скворечни верхом на ветке сидел Буратино и беседовал со скворцами. Маленькие скворчата прыгали по шершавому стволу.



Карабас прислушался.

— И вот мы пошли искать счастье для папы Карло! — сказал Буратино. — Я увидел ваш домик и подумал: нет ли у вас счастья?

— Лучше не спрашивай! — хмуро ответил скворец. — Счастье здесь не водится. Самим есть нечего и детей кормить нечем.

— А еще Карабас грозится, что разорит наш домик! — заплакала скворчиха.

— И разорю! Дайте срок, разорю! Надоели вы мне, глупые птицы! — заорал Карабас. — А с тобой, друг любезный, я еще не так расправлюсь!

Он подпрыгнул, схватил Буратино за ногу и швырнул его на дорогу.

— Пошел домой! Нечего тебе лазать по деревьям!

— Захочу и буду лазать. Чего ты раскричался, Карабас? Ты мне не хозяин! — ответил Буратино.

— Вот я тебе покажу хозяина! Пошел домой! — заревел Карабас и хлестнул его плеткой.

Больно было мальчику, но он даже не вскрикнул. Он встал, поправил на голове колпачок и спокойно зашагал по дороге, стараясь не хромать на ушибленную ногу. Ведь Буратино был молодцом, когда хотел!

Карабас еще погрозил скворцам и пошел своей дорогой. Он думал: «Вот встречу Мальвину и ее прогоню домой. А потом возьму мешок, нагряну к шарманщику и захвачу всех птенчиков разом! Всех актеров! Они у меня не уйдут. Нет, шалишь, не уйдут!»

Карабас глядел по сторонам — не мелькнет ли где-нибудь розовое платьице Мальвины? Он раздвигал кусты, осматривал все закоулки, канавы и подворотни. Пришел в город — стал заглядывать в окна домишек. Воробьи разлетались от него врассыпную, собаки удирали, поджав хвосты, редкие прохожие шарахались в стороны.

А Мальвины нигде не было.

— Ладно, она от меня не уйдет! — ворчал Карабас и, помахивая плеткой, брел дальше.

Глава шестая. О том, куда девалась Мальвина

Пьеро вбежал в каморку шарманщика и крикнул:

— Папа Карло! Ведь ты не отдал нас Карабасу?

Он запыхался. От слез и пыли щеки у него стали совсем грязные. Разорванный воротник висел вдоль спины, как тряпка. Он стоял на полу, сложив ручки, и спрашивал:

— Скажи, не отдал?

— Не отдал и никогда не отдам! — улыбнулся Карло.

Тогда Пьеро вскарабкался на постель и уселся на одеяле, свесив ножки. Он разжал кулак и показал Карло смятый, теплый от ладони листик с четырьмя листочками.

— Смотри, что я нашел! Счастье!

— Да какое же это счастье, дурачок? — рассмеялся Карло. — Это просто клевер!

— А ведь он с четырьмя листочками?

— И с четырьмя — просто клевер!

Тут глаза Пьеро опять набухли слезами. Ведь он так радовался, что нашел счастье, так боялся, что Карабас его отнимет! А оказалось — это просто клевер!

— Не горюй, сынок! Давай сюда твою травку!

Карло вдернул клевер с четырьмя, листочками в петлицу своей старой куртки, расправил листочки и сказал:

— А за твою заботу спасибо!

Пьеро сразу повеселел. Он забыл про Карабаса. Он принялся рассказывать Карло, как хорошо ему было на солнышке у канавы.

Там цветут желтые одуванчики, блестит осколок стекла, серый кузнечик стрекочет в траве. Там растут трилистники на тонких стебельках и тихо качаются от ветра. Когда папа Карло выздоровеет, они пойдут гулять на канаву. Правда?

Карло слушал его и улыбался.

Вдруг за дверью послышался такой шум и гром, что все мухи в каморке перепугались и роем ринулись в окошко. Это Буратино скакал на одной ноге по лестнице и распевал во все горло:

Счастье, счастье, счастье, помоги,
Я остался без ноги!

— Не бойтесь, это я нарочно! — крикнул он, распахнув дверь. — Нога у меня цела, только немножко вывихнута! Пошел я за счастьем, а нашел одни колотушки. Да это горе не беда! Счастье от нас не уйдет!

Он тоже вскарабкался на постель. Карло осмотрел и осторожно вправил его вывихнутую ножку.

Тут мальчики принялись дурачиться. Они рассказывали наперебой свои приключения, передразнивали Карабаса, хохотали и подняли такую возню, что из старого одеяла пыль пошла столбом.

Вдруг Карло спохватился:

— Мальчики, а где же Мальвина? Почему она не возвращается?

Мальчики слезли с постели и выглянули в окно, не идет ли Мальвина? Но Мальвины не было видно.

— С ней Артемон пошел, он ее в обиду не даст! — сказал Буратино.

— Он как вцепится зубами в штанину или в рукав да как начнет трепать! Карабас и тот испугается! — сказал Пьеро.

Они опять попробовали шутить, но Карло больше не смеялся. Приподняв голову, он прислушивался — не простучат ли по лестнице легкие деревянные ножки? Но все было тихо. Мальвина не возвращалась.

Мальчики замолчали. Страшно им было думать: а вдруг Карабас утащил Мальвину? Кто теперь вызволит ее из беды? Ведь папа Карло болен.

Стало смеркаться, а Мальвины все не было.

— Я пойду ее искать! — сказал Буратино и надел колпачок. Вдруг дверь растворилась.

Пудель вбежал в каморку, рухнул на пол у постели Карло и завыл… Шерсть на нем стояла дыбом, зубы стучали. Он весь дрожал.



— Где Мальвина? — крикнул Карло.

— Уехала… — пролаял Артемон сквозь слезы.

— Куда уехала? Зачем?

Но пудель уткнулся мордой в руку хозяина и жалобно засопел. Мальчики ласково оттащили его за уши.

— Ну расскажи, Артемон! Расскажи, не плачь!

Пудель проглотил слезы и стал рассказывать, как было дело.

Вот что он рассказал.

Они с Мальвиной долго бродили по городу — искали счастье.

— Счастье — в керосиновой лавке! — сказал им старый уличный фонарь. — Когда в меня наливали керосин и зажигали фитиль, я был счастлив. Потому что высшее счастье — ярко светить.

Увы, это было и прошло.

Он пошатнулся на ветхом столбе и заплакал ржавыми слезами. Его давно уже никто не зажигал.

— Пойдем в керосиновую лавку! — сказал Артемон и дернул Мальвину за юбочку.

— Не ходите! — прохрипели старые уличные часы. — Счастье вовсе не там. Оно — в часовом магазине. Это такая пружинка. Ее вставляют в часы и заводят их. Часы идут и показывают время. Это и есть счастье — идти в ногу со временем! А наша пружинка давно лопнула!

Тут часы заскрипели, качнулись и отломились от железного прута, на котором висели. С хрипом и стоном они упали в уличный мусор.

Старая собака, дремавшая на крыльце, подняла голову и протявкала беззубым ртом:

— Все это не так! Все это не так! В часовом магазине тоже нет счастья. Спросите моего хозяина. Он сам часовой мастер. Он умеет делать часы и разные удивительные приборы. Но кому это нужно в Тарабарской стране? Никому. Хозяин лежит больной. Я сторожу его дверь. А если он умрет, я тоже подохну.

Собака уронила голову на лапы. Мальвина и Артемон молча постояли перед ней, а потом побрели куда глаза глядят. Видно, не найдешь счастья в Тарабарской стране!

Шли они, шли и к вечеру вышли на морской берег. У пристани стоял пароход с красным флагом на мачте. Чайки, сверкая крыльями, носились над водой.

Путники присели отдохнуть в траве. Мальвина сняла туфельки и вытряхнула из них песок. Артемон глядел на чаек и щелкал зубами. Как ему хотелось погоняться за ними по берегу, полаять во всю глотку! Но он не смел оставить Мальвину одну.

Солнце садилось за гору. На берегу было тихо. Вдруг вдалеке из-за прибрежной скалы показались дети — много детей. Они шли друг за дружкой с узелками в руках. Странно было на них смотреть! Ведь ребятишки в Тарабарской стране или прятались в развалинах, или бродили, одичалые, по пустырям без толку, без цели! А эти шли деловитым шагом, и у каждого на шее был яркий красный галстук.

— Куда они идут? — спросила Мальвина.

Должно быть, на пароход! — ответил пудель. — Я слышал, что если детям живется плохо в какой-нибудь стране, за ними приходит пароход с красным флагом! И увозит их в далекий, счастливый край!

— Что же ты молчал об этом до сих пор?

Дети уже шагали мимо них.

Вдруг одна маленькая девочка остановилась, и другие остановились тоже. Она затопала ножками и сказала, что не пойдет на пароход. Она хочет домой. И она заплакала:

— Где наш милый маленький домик?

Другие дети молча прошли вперед. Было видно, что им тоже хочется плакать. А мальчик постарше взял маленькую девочку на руки и сказал:

— Нет твоего домика, Анита! Он разрушен. А ты не плачь. Ведь мы едем в счастливую страну! Там много хороших домиков!

Тут Мальвина высунулась из травы. Мальчик ее заметил.

— Смотри, Анита, смотри, какая красивая куколка! Кто ее тут бросил? Хочешь, возьмем ее с нами в Ленинград?

Он опустил девочку на землю и шагнул к Мальвине. Артемон ощетинился и заворчал: «Не смей трогать куклу!» Но Мальвина дернула пуделя за ухо.

— Не мешай, Артемон! Я поеду с ними. Отойди подальше в кусты!

Пудель послушался. Мальчик взял Мальвину и поставил ее на дорожку перед девочкой.

Тут Мальвина протянула ручки вперед и запела песенку, которую только что сочинила:

Тяжело и грустно мне:
Счастья нет в моей стране.
Но за счастьем в край чужой
Поплывет кораблик мой!

Девочка засмеялась, захлопала в ладоши и схватила Мальвину. Мальчик взял Аниту за руку, и они побежали к пристани. Артемон мчался за ними, но не смел лаять. Из-за плеча Мальвина глядела на него строго, будто говорила: не мешай!



Вот пристань, вот сходни. Пахнет смолой и дымом. Пароход пыхтит. У сходней стоят два матроса, пропускают пассажиров. Дети в красных галстуках уже высыпали на палубу и кричат отставшим:

— Скорее!

— Поторапливайтесь! — кричат матросы.

Мальчик и девочка с куклой пробежали по сходням. Артемон ринулся было за ними следом, но один из матросов схватил его за ошейник.

— Ты куда?

А другой крикнул:

— Это ваша собака, ребята?

— Нет! — ответили с палубы. — Не наша!

Тогда первый матрос оттащил пуделя в сторону, а другой стал убирать сходни.

Артемон лаял, скакал, рвался на пароход. Но матрос держал его крепко. Пароход дал гудок и отвалил. Между ним и пристанью появилась полоса зеленоватой воды, и с каждым мигом эта полоса расширялась.

Матрос выпустил пуделя. Артемон подбежал к краю пристани. Он весь дрожал. Кудряшки прыгали у него над глазами, хвост ходил ходуном. Он глядел на палубу. Там стояла девочка с куклой в руках.

Если бы Мальвина подала ему знак, он прыгнул бы в воду и поплыл бы вдогонку за пароходом!

Но Мальвина только кивнула ему вдогонку: прощай, Артемон!

Пароход удалялся. Розовое платьице Мальвины уже казалось еле заметным пятнышком. Вот и его не стало видно.

Артемон взвизгнул и опрометью помчался домой.

Глава седьмая. О том, что рассказала ласточка

Артемон поднял морду и снова завыл:

— Мальвина уехала…

Пьеро обнял его кудлатую голову и тоже заревел.

— Фу, плаксы! — сказал Буратино. — Подумаешь, горе, что уехала! Жаль, что нас с собой не взяла! Правда, папа Карло?

Карло покачал головой и вздохнул.

— Очень меня беспокоит это путешествие. Что станет с Мальвиной в чужом краю? Взяли ее с собой чужие дети, а кто знает, какие они? Может быть, поиграют с куклой часок-другой, а потом оторвут ей голову и бросят где-нибудь по дороге? Нет уж, лучше бы она не уезжала! Пусть бы сидела здесь в уголочке и расчесывала свои голубые волосы!

Все невольно взглянули в уголок, где, бывало, сидела Мальвина. Там на стенке блестел кусочек зеркала, на маленьком столике лежали гребешок, зубная щетка и розовое мыльце. На полу валялась смятая розовая ленточка. А самой Мальвины не было. Неужели она никогда не вернется в свой уголок?

— Я больше не буду ее дразнить! — сказал Буратино. — Только бы она вернулась!

Слеза покатилась по его длинному носу и повисла капелькой на кончике. Карло тяжело вздохнул.

Вдруг за окошком послышался шорох, и тонкий голос сказал:

— Чи-вить! Здесь живет папа Карло? Чи-вить!

Все оглянулись. На подоконнике сидела маленькая сине-черная ласточка с белой грудкой. Она вертела головкой и поглядывала вокруг блестящими глазками. За окном в вечернем небе уже зажигались звезды.

— Чи-вить! — повторила ласточка. — Я принесла папе Карло привет. Сердечный привет от хорошенькой куколки.

— От Мальвины? — закричали все в один голос.

— Не знаю, — сказала ласточка. — Может быть, ее зовут Мальвиной. Я не спросила. Нам было некогда разговаривать. На ней розовое платьице, и она очень воспитанная.

— Это Мальвина! — воскликнул папа Карло. — Где вы ее встретили?

— Я провожала пароход в море. Я сидела на якорном канате. На палубе было тихо. Дети ужинали внизу. И вдруг ко мне подошла эта куколка и спросила: «Вы едете с нами или только провожаете нас?» Я ответила: «Провожаю!»

— Так я и знал! — сказал папа Карло. — Они бросили ее одну на темной палубе!

— Да нет же! Они ее не бросили. Маленькая девочка с ней не расстается. Она и ужинала с куклой на коленях. Но когда на третье подали апельсины, она выпустила куклу из рук. Потому что люди чистят апельсин двумя руками! Мальвина скользнула под стол и тихонько убежала на палубу. Она обрадовалась, когда увидела меня.



— Что же она сказала?

— Что она скоро вернется и привезет папе Карло много-много счастья.

— Урра! — закричал Пьеро. — Я знал, что она вернется!

Мальчики принялись скакать, а пудель вертелся между ними и лаял от радости:

— Урра!

Тут ласточка вспорхнула с подоконника.

— Не улетайте! — взмолился Карло. — Скажите, что она еще говорила? Да тише вы, детки! Угомонитесь!

Ласточка взлетела под потолок и уселась на чердачной балке. Оттуда она с опаской глядела вниз.

— Мальвина сказала: «Пускай Артемон поменьше воет, а то он расстраивает папу Карло!»

— Что? — взвизгнул Артемон. Но вдруг он смутился, поджал хвост и, понурив голову, уполз в угол.

— А еще она сказала: «Пускай мальчики чистят зубы и моют руки перед обедом!»

— Ох! — воскликнул Пьеро.

— Вот девчонка! Железный характер! — сказал Буратино. И тоже ушел в угол.

— А больше она ничего не сказала! — продолжала ласточка. — Мы услышали, что девочка плачет: «Где моя милая маленькая куколка?» Мальвина побежала вниз. А я полетела на берег. Вот и все.

— Спасибо, милая ласточка! — сказал папа Карло. — Вы меня утешили немножко. А все-таки мне беспокойно. Ну вот, приедут они в Ленинград. А дальше что? Ленинград, я слышал, далеко на севере. Там всегда вьюги и морозы. Дети замерзнут, и Мальвина с ними! Ведь там белые медведи плавают на льдинах!

— Не бойся, папа Карло! — откликнулся Буратино. — Она и белых медведей заставит мыть руки и чистить зубы! Это такая девчонка!

— Чи-вить! — сказала ласточка. — В Ленинграде вовсе не холодно. Я улетаю туда каждую весну и провожу там все лето. Ласточкам там хорошо. Комаров и мошек сколько угодно. Мы всегда сыты.

— Ну расскажите, расскажите нам про Ленинград! — воскликнул папа Карло.

Ласточка слетела вниз и уселась на спинку его кровати. Мальчики и Артемон сидели тихо и слушали.

— Мое гнездышко — в старой крепостной стене над самой рекой! — пела ласточка. — Это место зовется Петропавловская крепость. Летом там жаркое солнце. Люди купаются в реке и лежат на солнцепеке — загорелые, сильные и здоровые. Дети играют в теплом песке. У них красивые разноцветные игрушки. На закате берег пустеет. Мы летаем вокруг высокой колокольни с золотым шпилем. Неподалеку оттуда, в зеленой роще, лежит зоологический сад. Там живет один белый медведь. Он всегда жалуется, что ему жарко. Он сидит по горло в воде в своем бассейне. Нет, в Ленинграде совсем не холодно.

— Это летом, — сказал папа Карло. — А зимой?

— Когда наступают холода, мы летим на юг. А весной опять возвращаемся в Ленинград! Я улетаю туда завтра на рассвете!

— Милая ласточка! — сказал папа Карло. — Прошу вас, разыщите Мальвину и помогите ей вернуться домой! Подумать страшно, что зимние холода застанут ее на севере! Ведь у нее даже нет теплого пальтишка!

Ласточка задумалась.

— Как же мне помочь ей? Ведь она не умеет летать!

— Папа Карло! — крикнул из-под стола Буратино. — Папа Карло! Я придумал! Ты только не говори «нет». Ты сначала послушай, что я скажу!

— Говори, сынок! — сказал папа Карло. — Да что ты так волнуешься?

Буратино комкал в руках свой колпачок, переступал с ноги на ногу, хлопал глазами и вертел носом во все стороны.

— Папа Карло… — тут он захлебнулся.

— Ну что?

— Папа Карло… У тебя есть самолетик… Дай его нам… Мы полетим завтра вместе с ласточками… А потом вернемся и привезем Мальвину…

— Здорово придумал! — крикнул Пьеро и захлопал в ладоши, но тотчас же замолчал: что-то скажет папа Карло?

Карло задумался. Страшно ему было отпускать мальчиков в полет. Мало ли что может с ними случиться. И скучно ему будет без них. А как не отпустить? Ведь Мальвина, пожалуй, пропадет одна на чужой стороне. Кто о ней позаботится? А мальчики ее разыщут!

— Мы полетим впереди и будем показывать им дорогу! — сказала ласточка.

— Ладно! — ответил папа Карло. — Собирайтесь, детки! Завтра в путь!

— Уррра! — закричали мальчики и Артемон.

Ласточка упорхнула в окно.

Карло вытащил из-под кровати большой сундук и вынул из него самолетик. Краска на нем так и блестела. Поперек крыльев шла зеленая надпись: «Театр Буратино». Шарманщик приготовил этот самолетик для нового представления. Да вот не пришлось ему показать это представление ребятам.

Мальчики с веселым криком бросились к самолету.

— Погодите! — сказал Карло. — Он еще не готов. Нужно сделать кабину побольше. А то Артемон не поместится в нее со своим хвостом!

Он достал с полочки над кроватью маленькую пилу, молоток, гвоздики.

— Ну-ка, мальчики, возьмите фанерку там в углу и выпилите мне три дощечки!

Мальчики принялись за работу. Пила визжала, опилки сыпались на пол.

Когда дощечки были готовы, Карло сколотил новую кабину. Построили кабину — стали шить разноцветные парашютики. А когда забрезжил рассвет, все было уже готово. Карло починил разорванный воротник Пьеро. Не являться же мальчику в Ленинград оборванцем!

— Чи-вить! — сказала ласточка, заглянув в окошко. — Нам пора в путь! Глядите в окно. Как полетят ласточки, вылетайте и вы следом!

Карло поставил самолет на подоконник.

— Ну, прощайте, детки! Возвращайтесь живы и здоровы и привезите с собой Мальвину! — Он поцеловал их всех по очереди.

Пьеро, Буратино и Артемон уселись в самолет.

— Ты не скучай, папа Карло! — сказал Буратино.

— Мы привезем тебе счастье! — сказал Пьеро.

А пудель взвизгнул и лизнул хозяина в нос.

Но вот в розовом небе показались ласточки. Как черные стрелки, летели они на север. Карло завел мотор. Самолет зажужжал, взмыл в воздух и вылетел в окно.

— Прощай, папа Карло! — кричали мальчики и махали своими колпачками, а хвост Артемона мотался по ветру, как флаг.



Вот самолет пролетел над соседней крышей, обогнул печную трубу. Вот он летит над улицей. Вот приближается к колокольне. Вот блеснуло на солнце его серебряное крыло.

— Прощайте, детки!

Глава восьмая. О том, что задумал Карабас, узнав, что куклы улетели

Карло глядел в окно. Вдруг за дверью послышались топот, бормотание, сопение. Это Карабас лез по лестнице, таща за собой тяжелый кошель. Он встал нынче спозаранку. Не терпелось ему прибрать кукол к своим рукам!

Он ввалился в каморку и бросил кошель на стол. Деньги звякнули.

— Бери! — крикнул Карабас. — Вот тебе за твоих актеров! Гей, куклы! Где вы там? Ступайте сюда!

— Напрасно вы трудились, синьор Карабас! — ответил Карло. — Ведь я говорил вам, что не возьму денег. А моих актеров тут нет. Лучше не ищите!

— Где же они?

— Улетели! — Карло кивнул в окно. Там далеко в небе виднелся улетавший самолет.

— Куда улетели? Зачем? — заревел Карабас. И вдруг хлопнул себя по лбу. — Ах я, старый дуралей! Ведь говорили же мне пристанские крысы, что какая-то кукла уехала вчера на пароходе! Я думал, им привиделось! А это была Мальвина! Значит, мальчишки полетели за ней следом? Теперь я все понял. Я их догоню! Я их поймаю! Я их в бараний рог согну! А ты помирай!

Он схватил свой кошель и ринулся вон. Только треск пошел по лестнице.

Карло лежал и думал: «Летите, мои детки, быстро-быстро, чтобы Карабас вас не догнал! Авось я не умру. Дождусь, что вы вернетесь».

Он глядел в окно, но самолета уже не было видно. Он скрылся за облачком.

Тем временем Карабас побежал на пристань — узнать, куда ушел пароход.

— В Ленинград! — сказал матрос и отвернулся. Уж очень противно было смотреть на Карабаса, на его вытаращенные глаза и разинутый рот.

— В Ленинград так в Ленинград! — пробурчал Карабас и, переваливаясь, как утка, побежал домой.

А жил Карабас в настоящей трущобе. У него был дом — огромный, как дворец, но какой дворец! Одна стена развалилась, другая треснула, и в трещине росла крапива. Крыша скособочилась, как старое лукошко. На чердаке жили огромные пауки, в подвале гнездились змеи, а тараканы и клопы стадами ходили по всему дому, оставляя следы в густой пыли.

Только в одной комнатке не было пыли. Там на стенах сияли зеленые обои в белый горошек. На столике блестела пишущая машинка. Перед ней сидела рыженькая секретарша с пушистым хвостом — лиса Алиса. Она любила аккуратность. Да разве приучишь Карабаса к аккуратности?

Лиса печатала на машинке объявление о том, что завтра на Королевской площади откроется кукольный театр синьора Карабаса Барабаса. Уж конечно, Карабас добудет кукол! Завтра — за работу!



Вдруг Карабас ввалился в двери, выдернул из машинки объявление и скомкал его.

— Кончай работу! Мы едем в Ленинград!

— В Ленинград? Да что вы? — ужаснулась лиса и даже всплеснула лапками.

— А что такое?

— Да разве вы не знаете русской пословицы: повадился кувшин по воду ходить, там ему и голову…

— Молчи! — гаркнул Карабас. — Ступай возьми билеты на самый быстрый самолет! Живо поворачивайся!

Лиса вздохнула, пожала плечиками и раскрыла свою сумочку.

— Ты пойдешь или нет? — заревел Карабас и выхватил плетку.

— Делу время, а туалету час! — сказала лиса, погляделась в зеркальце и причесала себе ушки. А потом уже пошла за билетами.

Карабас спустился в подвал, распугал спавших змей и поднял скользкую от плесени каменную плиту. Под ней лежали его сокровища. Он выгреб кучу золота, наложил полный чемодан денег и еще рассовал червонцы по всем карманам.

На ленинградский аэродром опустился самолет. Пилот заглянул в пассажирскую кабину и весело сказал:

— Вылезайте, голуби. Прилетели. Вот он, Ленинград.

Из кабины вылез толстяк с сизой бородой. Пальто на нем было старинное — с пелериной, шляпа трубой, на ногах сапожищи. А лицо заспанное, опухшее и смятое, как дорожная подушка. Он как ступил на землю, так и зашатался.

«Эх, укачало дедушку! — подумал пилот. — Ну ничего, внучка о нем позаботится. Она бойкая!»

Внучка тем временем выскочила из кабины и суетилась над чемоданами. Она была маленькая, верткая, в клетчатой кепке. Личико розовое, кудряшки рыжие, на носу большие очки, а на шее зеленый шарф в белый горошек.

И вот дедушка с чемоданом, а внучка с саквояжиком в руках зашагали к воротам аэродрома. Это были, конечно, не дедушка с внучкой, а Карабас с лисой.



Утреннее солнце сияло в бледно-голубом небе. Крыши ангаров отливали серебром, крылья самолетов — золотом. А вдали в голубом тумане виднелись золотистые шпили городских башен.

Светло было в Ленинграде.

Светло и просторно.

Над воротами аэродрома реяли красные флаги, легкие и яркие, как лепестки гвоздики.

Вдруг Карабас остановился, выронил чемодан с червонцами и снова зашатался.

— Ну чего еще? — спросила лиса.

— Не могу идти, лиса. Просто невмоготу мне — до чего светло! Глаза так и режет! — прохныкал Карабас и вытер глаза рукавом.

— А вы нахлобучьте шляпу пониже! — сказала лиса. — Удивляюсь я вам, синьор Карабас. Кто вас просил ехать в Ленинград? А уж если приехали — терпите. То ли еще будет? Думаете, мне приятно носить на мордочке эту противную розовую маску? Я же терплю.

Она выпростала ручку в зеленой перчатке и поправила свое розовое личико. Оно было картонное. Карабас засопел и поплелся за ней следом.

Глава девятая. О том, как два странных путешественника искали приюта

Карабасу было тошно. Он привык к тесноте старых домов, к вони и грязи кривых переулков у себя на родине. Там ему было уютно. А здесь были просторные улицы, прямые, как стрела. Дома на них были светлые и стройные. Если и встречались где-нибудь на дороге мусорная куча или сломанный столб, они, казалось, говорили прохожему: «Мы здесь случайно. Мы ненадолго. Завтра нас уберут, и вы нас больше не увидите. Прощайте!»

А люди? Они шли по улице бодро и весело. Они держали головы прямо. Никто не сгибался в поклонах перед Карабасом, не бледнел от страха, не прятался в подворотни. Обидно было Карабасу смотреть на таких людей! А вот из-за угла ему навстречу вышли двое детей — мальчик и девочка — с сумками в руках. Мальчик взглянул на Карабаса и засмеялся:

— Смотри, Катя, какой бородач! Настоящий Карабас!

Сестренка дернула его за рукав:

— Да тише ты, глупый! Старичок может обидеться!

И они быстро прошли мимо.

Карабас повеселел и погладил свою косматую бороду.

— Однако здесь про меня слышали! Меня знают, меня уважают!

— Уважают? — фыркнула лиса. — Не поздоровится вам от такого уважения!

— Это почему же? — обиделся Карабас.

— Давно сказано: добрая слава лежит, а худая бежит. Полюбуйтесь-ка на тот плакат. Вон, на заборе! Кто там нарисован?

Карабас взглянул на забор и обомлел. На плакате был нарисован он сам — во весь рост! Да какой страшный, какой противный! Выкатив глаза, он злобно рвал свою бороду, а Буратино скакал перед ним и показывал ему длинный-предлинный нос! На плакате было написано:

СМОТРИТЕ ФИЛЬМ ПО СКАЗКЕ
А. Н. ТОЛСТОГО
«ЗОЛОТОЙ КЛЮЧИК, ИЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ БУРАТИНО»

Карабас сначала попятился, потом заревел, как бык, и ринулся вперед. Он хотел сорвать обидный плакат, растоптать его ногами, изодрать в клочки! Но лиса оттащила его прочь.

— Вы в своем уме? Не подходите к плакату! Вас узнают — соберется толпа… Уйдем, уйдем отсюда поскорее!

Она потащила Карабаса в боковую улицу.

Карабас кипел от злобы. Минуту тому назад он досадовал, что о нем не слыхали в Ленинграде. А сейчас он не знал, куда деваться от своей славы. Он сжимал кулаки, кусал губы, скрежетал зубами.

— Я их найду! Я их поймаю! Я их в порошок сотру! И шельмеца Буратино, и всех его друзей! Это они выболтали Толстому всю историю с золотым ключиком! Они, негодяи, осрамили меня на весь мир!

— Ладно, успокойтесь! — сказала лиса. — Прежде всего нам нужно найти верное пристанище и скрыться от любопытных взглядов. А там уж мы расправимся со всеми шельмецами по-свойски!

Они решили уйти подальше, на край города, — искать приют у людей, которые никогда не ходят в кино и ничего не слышали о золотом ключике.

Далеко им пришлось идти. Шумные, веселые улицы протянулись на целые километры. Кончились эти улицы — начались стройки. Тут воздвигали огромный дом, там мостили площадь, там строили мост над широкой, медленной рекой. И повсюду виднелись растворенные двери кинотеатров и пестрые плакаты: «Смотрите все фильм „Золотой ключик“!» Словом, некуда было податься нашим путешественникам.

Шли они, шли и увидели, что в одном месте ломают старый, кособокий домишко. Рабочие уже сняли с него крышу и разбирали гнилые балки. Пыль стояла кругом, едкая столетняя пыль. И вдруг из этого дома выбежал клоп с дорожной котомкой за спиной и быстро зашагал по улице.

— Эй, братец, погоди! — крикнула лиса.

Клоп оглянулся, снял свою шапочку и низко поклонился Карабасу. Он сразу узнал милых земляков из Тарабарской страны. Они рассказали ему про свою невзгоду.

— Да, трудное пришло время! — вздохнул клоп. — Нам, клопам, вовсе житья не стало. Старые дома ломают, а в новых нам селиться не велят. Я и сам уезжаю отсюда и не знаю, где приклоню голову. А вам я вот что посоветую: ступайте вон в тот кривой переулок, постучитесь вон в тот домик. Живет там старушка Марья Ивановна. Она подслеповатая и в кино не ходит.

Попроситесь к ней на квартиру. Там вам будет спокойно.

Карабас и лиса послушались клопа и пошли в тихий переулочек. Дома в нем были маленькие, старенькие. Перед домами росли липки в деревянных загородках, мостовая поросла травой. Видно, по этому переулку никто не ездил.

У одних ворот на лавочке сидела старушка в белой косынке. Это и была Марья Ивановна.

Лиса подсела к ней и заговорила о разных разностях — о хорошей погоде, и о вчерашнем дожде, и о том, как быстро летит время. А Карабас стоял рядом, поглаживал бороду и улыбался как можно добродушнее.

Старушка оказалась разговорчивая, и лиса у нее все выспросила. Огромная борода Карабаса очень понравилась Марье Ивановне. Такая борода, только поменьше, была у ее покойного дедушки. Бывало, ребенком Марья Ивановна заплетала эту бороду в косички, и дедушка не сердился. Он был добрый. А в кино Марья Ивановна не ходит. Ей не нравится, что там все мелькает, все бегут куда-то, спешат, суетятся… Зато уж радио она слушает с удовольствием.



А радио ей поставил внучек Миша, умный, хороший мальчик. Он теперь с матерью на даче и пишет оттуда Марье Ивановне: «Приезжай, бабушка, к нам в гости!» А бабушка и рада бы поехать, да нельзя бросить квартиру: некому будет часы заводить.

А часы у нее замечательные, старинные, с кукушкой, только уж очень дряхлые. Часовщик сказал: если они остановятся, их уже не починишь. И со стенки их нельзя снимать. Вот Марья Ивановна и живет при часах, подтягивает им гирьки каждый день, а на дачу не едет. Посидит на лавочке, подышит воздухом — и опять домой!

Тут лиса подмигнула Карабасу и сказала сладким голосом:

— А на даче-то теперь благодать! Трава зеленеет, и птички поют. Сходили бы вы, Марья Ивановна, в лесок, набрали бы ягод, сварили бы вареньица любимому внуку! Ну не досадно ли сидеть тут на лавочке!

— Что и говорить! — вздохнула старуха.

— Жаль мне вас, Марья Ивановна, очень жаль! — сказала лиса. — Поезжайте вы, с богом, на дачу. Погуляйте на воле. А мы здесь присмотрим за вашими часами. Мы люди богатые, свободные, приехали Ленинград посмотреть и себя показать. Отчего бы нам не помочь старому человеку — не пожить в вашей квартире?

Подумала Марья Ивановна, взглянула опять на сизую бороду Карабаса, вспомнила покойного дедушку, а заодно и маленького внука — и согласилась. Да еще спасибо двум пройдохам сказала.

Она отвела их по скрипучей лесенке в свою квартирку под самой крышей.

В квартирке было уютно. На окнах — горшки с геранью, на столах — вязаные салфеточки, на полу — полосатые дорожки. В простенке висели старинные часы с узорчатым домиком на макушке и громко тикали.

И вот, едва Карабас ступил на порог, порог заскрипел. Шагнул Карабас в комнату — пол затрещал. Сел он в кресло — кресло охнуло, стол застонал, а большой шкаф треснул так громко, будто выстрелил.

— Не пускай злодеев в квартиру! — говорили вещи.

Но Марья Ивановна не слушала. Она влезла на стул и показала лисе, как нужно заводить часы. Заскрипели колесики, забренчали гирьки, и вот с треском и громом раскрылся узорчатый домик. Из него выскочила желтая кукушка и жалобно прокуковала:

— Беда! Беда!



Но Марья Ивановна опять ничего не поняла. Ей уже виделись дача, сосенки, медный таз с горячим вареньем и внучек Миша, слизывающий с ложки вкусные пенки!

Она собрала свои вещички в узелок, простилась с новыми знакомцами и весело заковыляла на вокзал.

Едва дверь захлопнулась, лиса заглянула в комод, отворила шкаф, выдвинула ящики в столе, а потом бросилась к старенькой швейной машинке.

— Ах, вот они где!

Возле машинки лежали большие ножницы. Лиса схватила их, подтащила Карабаса к тусклому зеркалу и сунула ему ножницы в руки.

— Обрежьте бороду.

— Что? — заорал Карабас. — Чтобы я обрезал бороду? Да ты не в своем уме!

— Подведет вас эта борода! — сказала лиса. — Здесь каждый школьник видел ваш портрет на плакате. Они вас сразу узнают, как только покажетесь!

— Не узнают! — сказал Карабас. — Я засуну бороду под воротник и застегну пальто на все пуговицы! А уж с бородой я не расстанусь! Дудки!

Лиса пожала плечами и положила ножницы на место.

Глава десятая. О том, как пароход с детьми приплыл в Ленинград

Пока Карабас и лиса устраивались в квартирке Марьи Ивановны, пароход с детьми все плыл и плыл по морю на северо-восток.

Маленькая девочка не расставалась с куклой. Днем она играла с ней, а вечером укладывала спать в свою постельку. Мальвина глядела прямо перед собой синими глазками, улыбалась красным ротиком. А если девочка ставила ее ножки на пол, она пела тоненько:

Тяжело и грустно мне:
Счастья нет в моей стране.
Потому-то в край чужой
И плывет кораблик мой.

Дети на пароходе подхватывали хором эту песню и говорили между собой:

— Какая замечательная куколка!

Однажды вдали над серым морем показались тонкие синеватые трубы, башни, огромные купола. Это был Ленинград. Пароход вошел в устье медленной реки. Мимо низких, серых берегов, мимо горбатых подъемных кранов, мимо барок, нагруженных золотистыми досками, приближался он к причалу.

А вот и набережная — дома с колоннами, пристань и мост.

Сколько народу столпилось у пристани! Ленинградские школьники вышли навстречу приезжим детям с красными знаменами, с серебряными трубами, с букетами цветов.

Дети стояли на палубе, смотрели на берег. Маленькая девочка подняла Мальвину над перилами — пускай и кукла посмотрит.

И вот, когда борт парохода коснулся пристани, заиграла музыка. Люди на берегу закричали, замахали шапками и букетами, приветствуя гостей. В эту минуту Мальвина выскользнула из рук девочки и стремглав бросилась вниз.

— Ах! — вскрикнула девочка и заплакала. — Куколка упала в воду!

Но Мальвина упала не в воду, а на нижнюю палубу, на чей-то дорожный мешок. И тотчас же скатилась с мешка на пол. И быстро-быстро поползла в самый темный, самый дальний уголок судна… А там забилась в щель между двумя ящиками и дрожала.

Вот с парохода спустили сходни. По ним побежали резвые ноги — много ног. Дети высаживались на берег. На нижней палубе матросы громыхали ящиками, собирали узлы и чемоданы.

А Мальвина все еще сидела в темной щели и дрожала. Что же такое с ней приключилось? А вот что: она увидела Карабаса. Он стоял на берегу и смотрел на пароход в большой бинокль. Круглые стекла бинокля блестели, как страшные черные глаза. Сейчас он наведет их на Мальвину… Тут-то она и бросилась вниз.



Видел Карабас или не видел, как она падала? Если видел, он проберется на пароход. Тогда — прощай счастье! Он посадит Мальвину в мешок и увезет ее обратно в Тарабарскую страну!

Вот уже тихо стало на пароходе.

Музыка поиграла и замолкла, удаляясь. А Мальвина все еще боялась выглянуть на свет. В щели было темно, холодно и пахло плесенью.

Вдруг Мальвина услышала шорох, скрип и чье-то бормотание. Она в страхе подняла голову. Над ней в пыльной паутине качался старый, седой паук.

— Ах ты, глупая, глупая девочка! — пробормотал паук. — Ну зачем тебя понесло на край света из Тарабарской страны? Вот ты и напугалась. Полезай ко мне в паутину, я сплету тебе теплую колыбельку, укрою тебя мягким пыльным одеяльцем. Ты уснешь, и никакой Карабас тебя не найдет. Качаться в паутине и сладко дремать — это и есть счастье! — И паук накинул на куклу легкую шелковую паутинку.

— Нет! — крикнула Мальвина, вскочив на ноги. — Мне такого счастья не нужно! Оно не поможет папе Карло!

Она разорвала паутинку и побежала на палубу.

Солнце зашло, небо стало молочно-голубое, только вдалеке за городом еще светилась бледно-желтая заря. Кругом было тихо.

Мальвина выглянула из-за борта. А вдруг Карабас все еще стоит на набережной? Но у пристани не было ни души.

Она тихонько пошла к сходням. Но где же сходни?

Они уже убраны. Между пристанью и пароходом — темная, глубокая вода. Как же пробраться на берег?

Над водой протянут канат. Одним концом он привязан к столбику на пароходе, другим — к пристани. Он отражается в воде. Отражение извивается, как змея. А сам канат висит неподвижно. Он толстый, крепкий, надежный.

Мальвина влезла на столбик, а с него — на канат. Крепко держится за канат руками и ползет по нему на коленках. Тихонько, тихонько, не нужно торопиться. Не нужно смотреть вниз, в воду, а то закружится голова. Канат жесткий, он царапает Мальвине коленки. Руки устали. А до пристани еще далеко. Вдруг Мальвина сорвется с каната и утонет в темной воде?

Не нужно об этом думать. Нужно помнить о папе Карло и о том, чтобы добыть ему счастье.

— Гоп! — Мальвина спрыгнула на пристань. Она посидела немножко, отдохнула, поплакала. Уж очень страшно было ползти по канату. Хорошо, что это прошло!

На набережной было тихо и пустынно. Вдалеке громыхали и позванивали трамваи, взбираясь на мост. Над рекой мелькали их красные и зеленые огоньки.

Мальвина быстро шагала по каменным плитам набережной. Слева от нее булыжная мостовая. Справа — высокий парапет из гранитных глыб. Ни травинки кругом, ни цветочка. Одни серые камни. Неужто здесь водится счастье?

Вдруг Мальвина услышала за собой легкие шаги. По набережной бежала маленькая барышня в клетчатой кепке и вертела розовым носиком во все стороны. Мальвина спряталась за чугунную тумбу. Пускай барышня пробежит мимо — тогда Мальвина пойдет дальше. Но барышня подбежала прямо к тумбе, заглянула за нее и сказала:

— Что же ты прячешься, душечка Мальвина? Разве ты меня не узнала?

Тут из-под розового личика барышни выглянула страшная оскаленная морда.

— Лиса! — вскричала Мальвина и опять отскочила за тумбу. Но лиса подобралась к ней с другой стороны.

Мальвина побежала вокруг тумбы, а лиса — ей навстречу.

Так они вертелись возле тумбы, а лиса приговаривала:

— Не бойся, не бойся, детка! Пойдем домой, крошка! Пойдем к нашему хозяину Карабасу!

И вдруг она перепрыгнула через тумбу и схватила Мальвину поперек туловища.

— Долго мне возиться с тобой, противная девчонка? Вот я тебе нос откушу!

У Мальвины потемнело в глазах и сердце замерло. Теперь прощай, счастье! Прощай, папа Карло!

Лиса сунула куклу под мышку и быстро зашагала по набережной.



Как же это случилось, что лиса подкараулила Мальвину?

А вот как.

Ни лиса, ни Карабас не видели, как Мальвина упала на нижнюю палубу. Но они знали, что она приехала с детьми на пароходе. Карабас глядел в бинокль на каждую девочку, проходившую по сходням, — не несет ли она Мальвину? Но девочки несли в руках только узелки и чемоданчики.

Одна маленькая девочка шла с пустыми руками и плакала. Карабас даже не посмотрел на нее — мало ли о чем плачут девчонки? А это была маленькая Анита, она плакала о своей пропавшей кукле. Когда же она сошла на берег, ей подарили большой букет пионов. И она перестала плакать.

Приезжих детей посадили в блестящие автомобили и повезли по набережной.

Школьники построились в колонну и пошли за ними с красными знаменами, с серебряными фанфарами. Тогда Карабас сказал лисе:

— Может быть, Мальвина осталась на пароходе, а может быть, дети увезли ее с собой в каком-нибудь чемоданчике. Ты останься здесь и пригляди за пароходом, а я побегу — узнаю, куда повезли детей.

Карабас спрятал бороду под пальто, застегнул пуговицы покрепче и побежал за колонной школьников. А лиса спряталась за афишный столб. Стоит, читает афиши, а сама поглядывает на пароход.

Набережная опустела.

На пароходе убрали сходни. Наступили светлые весенние сумерки.

И вдруг лиса увидела, что по канату над водой скользит что-то розовое. Как будто ветер придул к канату розовый цветок и тихонько его шевелит.

Но никакого ветра не было.

— Эге, — сказала лиса. — Знаем мы, какой это цветочек!

Она подождала, пока Мальвина сошла на берег, и тогда пустилась за ней вдогонку.

Теперь лиса гордо шла по набережной, похлопывала Мальвину лапой по голове и думала: «Ну, одно дело сделано. Мальвина в наших руках. Теперь остается только поймать мальчишек. Эх, господин Карабас, что бы вы стали делать без моей помощи?..»

Глава одиннадцатая. О заботливых людях и о догадливой собаке

Лиса подошла к трамвайной остановке. Тут было мало народу: худой мужчина с портфелем под мышкой, румяная женщина в белом беретике и курносый мальчик. Этого мальчика звали Костя. Румяная женщина приходилась ему теткой, и он провожал ее до трамвая. А худой мужчина был сам по себе.

Лиса скромно остановилась возле рельсов и стала ждать трамвая. Никто бы не подумал, что это лиса. Стоит себе маленькая барышня, держит куклу под мышкой. Верно, везет ее своей маленькой сестренке. Глазки у куклы синие, губки красные. Никто бы не догадался, что у Мальвины сердце разрывается от горя. Да никто и не смотрел на нее.

Худой мужчина задумался, уставив глаза на рельсы. А тетка с племянником глядели вдоль набережной и смеялись.

Там бегала большая серая собака.

Это была овчарка. У нее были сильные, высокие ноги, крепкая грудь и торчащие ушки над черной как уголь мордой. Видно было, что она бегает тут для своего удовольствия — то воробьев спугнет, то вскочит передними лапами на парапет и лает на проходящий пароходик, то как пустится бежать по панели большими прыжками!

Весело было на нее смотреть.

— Я знаю эту собаку! — сказал Костя. — Ее зовут Друг. Она живет в нашем доме у доктора Николая Ивановича. Она ходит с хозяином на военные занятия и учится ловить шпионов.

— Какая умная! — сказала румяная женщина и позвала: — Друг! Друг! Поди сюда!

Но Друг остановился и понюхал воздух. Потом он побежал по панели, опустив нос к земле, — сначала в одну сторону, потом в другую. Потом он завертелся вокруг тумбы и вдруг помчался прямо к трамвайной остановке. Зубы у него оскалились, глаза горели.

— Ах! — вскрикнула румяная женщина и схватила Костю за рукав.

Друг налетел на барышню с куклой и повалил ее на землю. Барышня извернулась, подпрыгнула и метнулась в сторону. Друг снова ринулся за ней, бросил на мостовую и схватил зубами за горло…

Тут все трое — худой мужчина, румяная женщина и мальчик Костя — кинулись на Друга. Мужчина выронил портфель и вцепился руками в ошейник собаки, женщина била Друга по голове своей сумочкой и кричала: «Пусти, пусти, негодный!», а Костя тащил собаку за хвост и орал: «Помогите!»

Да разве овчарка отпустит свою добычу? Друг злобно рычал, прижав уши. И крепко держал барышню за горло. А барышня еле дышала, раскинув на мостовой ручки в зеленых перчатках.



Со всех сторон сбегались люди.

Кажется, никого не было на набережной, а тут откуда набрался народ! Кто кричал, кто свистел, засунув в рот два пальца, кто помогал тузить собаку!

В это время хозяин Друга доктор Николай Иванович сидел в своей комнате у открытого окна и читал книгу. Услышав лай Друга и крики людей, он выскочил в окно. И в два прыжка очутился возле собаки.

— Назад, Друг! Слышишь, назад! С ума ты сошел! — крикнул он и рванул ошейник.

Услышав команду, собака разжала зубы. Хозяин оттащил ее в сторону. Но Друг снова рвался к барышне, лаял и чуть не валил доктора с ног. Тем временем барышню подняли с мостовой. Худой мужчина и румяная женщина подхватили ее под руки и спрашивали наперебой:

— Он укусил вас? Ушиб? Идти можете? А то вызовем «скорую помощь»? Эй, бегите кто-нибудь к телефону!

— Я побегу! — крикнул Костя и пустился бегом по улице.

— Не надо! — взвизгнула барышня, да так звонко, что Костя застыл на бегу. — Не надо мне «скорой помощи»! Я сама пойду! Пустите меня!

Она оглянулась вокруг себя, будто искала что-то.

— Отведите ее в аптеку! — сказал старичок в чесучовом пиджаке. Он ехал на велосипеде, но, услышав крики, спешился и вел велосипед рядом. — Видите, ей не по себе! В аптеке ей дадут капли и посмотрят, не укусила ли ее собака!

— Не укусила! Нет, не укусила! — вскрикнула барышня и опять огляделась.

— А вы не можете знать, укусила или не укусила! — сказал старичок. — Нужно, чтобы вас осмотрели. Бывает, маленькая, еле заметная царапинка от зубов собаки, а человек может от нее погибнуть. Особенно, если собака бешеная!

— А она, наверное, бешеная! — вскрикнула румяная женщина. — У нее глаза так и горели!

Тут все заговорили разом, замахали руками, стали ругать доктора. С ума он сошел, что ли? Такую собаку без намордника выпустил! Да она всех могла перекусать!

— Оштрафовать его надо, ирода! — крикнула женщина в синем рабочем халате и стукнула метлой оземь.

— Правильно гражданка! Меня оштрафуют — и за дело! — отозвался доктор. — А вам, барышня, необходимо сделать прививку! Погодите минутку, я отведу собаку домой и сейчас вернусь! Я отвезу вас в институт!

Доктор потащил Друга к дому. А тот обиженно визжал и упирался. Костя подталкивал собаку сзади. Мальчику хотелось узнать, правда ли, что Друг взбесился? Уж очень было жаль собаку!

Тем временем к остановке медленно подошел трамвай. Вожатый трезвонил во всю мочь. Худой мужчина оглянулся и ахнул: поперек рельсов лежал его портфель! Мужчина выпустил барышню и бросился поднимать портфель. Барышня ловко вырвалась из рук румяной женщины, подбежала к вагону и вскочила на площадку.

— Стой! Стой! — крикнул старичок. Но кондукторша уже дала звонок, и вагон тронулся. Тут все они: худой мужчина, румяная женщина, старичок с велосипедом и женщина с метлой — кинулись к вагону.

— Дайте нам ваш адрес! К вам доктор домой приедет! Вам сделают прививку! Говорите скорее, где вы живете?

— Нигде! — крикнула барышня, высунувшись в окно. — Я нигде не живу! — И она спряталась за пассажиров.

— Да остановите же вагон! — кричал старичок.

Но вожатый не слышал и увеличивал скорость. Вагон удалялся, позванивая и грохоча.

— Вот какая несознательная барышня! — сказал худой мужчина и развел руками.

— Просто бешеная! — рассердилась женщина с метлой. — Нигде не живет! Как это может быть — нигде?

— Уж очень она испугалась! — сказала румяная женщина. — Это у нее от испуга все в голове перепуталось!

— Знаете что? — сказал старичок. — Пойдемте все в милицию и расскажем, как было дело. Пускай ее милиция найдет. Ведь нужно же ей сделать прививку. Нельзя допустить, чтобы она погибла от своей несознательности.

Тут все четверо пошли скорым шагом в милицию.

Доктор Николай Иванович и мальчик Костя втащили Друга в дом и заперли его в темный чулан. Потом доктор посмотрел в окно и удивился:

— Где же эта гражданка?

У остановки уже никого не было. Вдалеке на мосту виднелся уходящий трамвай.

— Ее, верно, моя тетя в институт повезла! — сказал Костя. — Мы с ней ездили туда прошлым летом, когда меня деревенские собаки покусали. Тетя всех там знает!

— Ну и ладно! — сказал доктор. — В таком случае я отведу Друга на ветеринарный пункт. Ему тоже надо сделать прививку!

Друг покорно позволил надеть на себя намордник и прицепить сворку к ошейнику. Но он не глядел на хозяина, не вилял хвостом. Он был обижен. Ведь он поймал сегодня лису и надеялся, что его похвалят за это. А его обругали бешеным и побили! Что за несуразные люди!

Едва они вышли на улицу. Друг опять забеспокоился. Заскулил, натянул сворку и потащил хозяина за собой.

— Посмотрим, куда он вас поведет! — сказал Костя.

Они оба пошли за собакой.

Друг опустил нос к земле, повертелся вокруг тумбы и побежал к трамвайной остановке. А потом вдруг повернул назад к парапету и так припустил ходу, что хозяин еле поспевал за ним. Там на панели были сложены доски. Друг подбежал, сунул нос между досками и гранитной стенкой да как залает!

— Ну что там? Крыса, что ли? — спросил хозяин. — Некогда нам возиться с крысами! Пойдем, Друг!

Но Друг не слушался. Он то царапал доски передними лапами, то отскакивал назад и весело лаял. Ушки у него торчали вперед. Глаза были любопытные. Видно, за досками было что-то интересное!

— Погоди! — сказал Костя, сунул руку в щель и вытащил…

Ну, вы, конечно, догадались, кого он вытащил? Мальвину.

Она убежала и спряталась за досками, пока люди оттаскивали Друга от лисы.

Платьице на ней измялось, волосы растрепались, ручки были подняты кверху с мольбой.

— Кукла! — ахнули оба, и доктор, и мальчик. А Друг скакал вокруг и лаял от радости.

Костя поставил куклу на парапет, чтобы лучше ее разглядеть. Тут Мальвина нагнула головку набок и запела тоненько:

Было очень грустно мне:
Счастья нет в моей стране!
Потому-то в край чужой
И приплыл кораблик мой!

— Подумайте! В этой кукле музыкальный механизм! — сказал доктор. — Какая замечательная игрушка! Что мы сделаем с этой находкой?

— Я знаю! — сказал Костя. — Я отнесу ее во Дворец пионеров! Нужно, чтобы все наши ребята посмотрели на эту куклу и послушали, как она поет! Не грусти, милая куколка: там тебе будет хорошо!



Он взял Мальвину на руки, и они пошли через мост. Друг бежал впереди, натягивая сворку.

Тем временем лиса добралась до квартирки Марьи Ивановны и рассказала Карабасу свое приключение.

— Где же Мальвина? — заревел Карабас.

— В том-то и дело, что не знаю где! — огрызнулась лиса. — Да найдется ваша Мальвина, не горюйте! Скажите спасибо, что я от тех граждан ноги унесла! Ведь если бы они повели меня на прививку, пришлось бы мне снять пальто и перчатки! И все увидели бы, кто я такая! И заперли бы меня в клетку в зоологическом саду! Ух, натерпелась я страху.

— Ну и город! Ну и люди! — проворчал Карабас. — У нас хоть десять собак на человека кинутся — никто не пошевелится! А тут далась им эта прививка!

Он запустил пятерню в свою сизую бороду и задумался.

Глава двенадцатая. О том, как Карабас сидел на крыше

На другое утро за завтраком Карабас сказал лисе:

— Ступай на набережную, поищи Мальвину! Ты ее потеряла, ты и найди!

— Ну уж нет! — огрызнулась лиса, допивая кофе. — Я на ту набережную и носа не покажу! Мне своя шкура дороже! Ищите Мальвину сами как знаете!

— Трусиха! — рявкнул Карабас и так стукнул кулаком, что у столика ножка подломилась.

А лиса и ухом не повела, нацепила свою розовую масочку, надела кепку, застегнула зеленые перчатки.

— Я ухожу по делу!

Карабас бросил в нее кофейником, но она увернулась, скользнула в дверь и пошла в магазин. Она решила купить себе новую косыночку. Ее зеленый шарфик вовсе истрепался от зубов Друга.

Карабас отшвырнул стул, пнул ногой круглую скамеечку Марьи Ивановны так, что она отлетела вверх тормашками, и сдернул с вешалки пальто.

Он собрался сам пойти на набережную — искать Мальвину. Нахлобучил шляпу, шагнул к двери, и тут его обуял страх. А что, если та проклятая собака опять бегает по набережной? А что, если она бросится и схватит его за горло? У него даже холодный пот выступил на лбу. Он упал в кресло и задумался: «Идти или не идти?»

Вдруг что-то скрипнуло и заскреблось под окном. Карабас вздрогнул и оглянулся. В окно прямо на него смотрела черная бархатная мордочка с зелеными глазами.

— Мяя-у! — сказала мордочка.

— Брысь, окаянная! — заорал Карабас. — Тебя только не хватало!

Он швырнул в кошку цветочным горшком. Кошка прыснула прочь, только хвост мелькнул в воздухе. А горшок громыхнул по железу и раскололся. Черный комочек земли покатился по крыше вместе с кустиком герани. Герань махала листочками, будто звала: «Помогите! Помогите!» Но Карабас даже не взглянул на нее. Кустик застрял на краю желоба.

Карабас стоял у окна и думал: «Идти или не идти?» За окном шумел город. Гремели трамваи, завывали гудки автомобилей, громкоговорители сыпали из глоток множество слов.

Вдруг вдалеке послышался рокот. Он приближался, возрастал, заглушал городские шумы и наконец заполнил собой весь воздух.

Над городом плавно летела тройка самолетов.

— Ах я, остолоп! — воскликнул Карабас. — Да как же я забыл, что мне нужно караулить все пролетающие самолеты? А то мы прозеваем мальчишек! Никуда я сегодня не пойду!

Он вылез на крышу, уселся возле трубы и стал смотреть на небо в большой бинокль. Не покажется ли над дальними крышами маленький самолетик с зеленой надписью «Театр Буратино»?

Черная кошка уже сидела напротив в чердачном окне, глядела на Карабаса сердитыми глазами и думала: «Откуда такой явился?»

Она жила в соседнем доме, а к Марье Ивановне ходила в гости. Марья Ивановна звала ее Мусенькой и всегда давала ей молоко на блюдечке. И никто не швырял в Мусеньку цветочными горшками!

На другой день с утра Карабас опять вылез на крышу с биноклем и сидел там до позднего вечера. Так и повелось у них: лиса ходила за покупками, вынюхивала, выслеживала в городе, не узнает ли что-нибудь про Мальвину, Карабас торчал на крыше и караулил пролетавшие самолеты, а Мусенька сидела в чердачном окошке и следила за ним зелеными глазами.

Однажды ей так надоело на него смотреть, что она свернулась клубочком и зажмурилась. Под уличный гул и грохот сладко дремалось.

Вдруг Мусенька насторожила ушки. Сквозь городской шум ей послышалось какое-то жужжание, стрекотание, какой-то серебристый звон. Как будто большая стрекоза летела над крышей.

И вот над серыми башнями нового Дворца культуры сверкнула в небе серебряная искра. Она приближалась и росла.

Это был маленький серебряный самолетик.

Тут по крыше прокатился такой шум и гром, что воробьи стаями взлетели с соседних домов. У Мусеньки вся дрема прошла. Это Карабас, сидя у трубы, колотил каблучищами по железу и рычал:

— Это они! Пропади я на месте — это они! Я их догоню, я их поймаю, я их в бараний рог скручу!

Самолетик пролетел над соседней улицей в ту сторону, где между крышами виднелись зеленые верхушки лип, и скрылся за высоким зданием новой школы.



Карабас вскочил, прогромыхал по крыше и прыгнул в комнату, сбросив на пол все цветы.

Потом Мусенька услышала, как он с треском захлопнул дверь и протопал по лестнице вниз. Она зевнула, выгнула спину горбиком, потянула сначала передние, потом задние лапки и не спеша подошла к окошку.

Ну и разгром был в квартирке у Марьи Ивановны! Стол скособочился, присев на сломанную ногу. Стул лежал на боку раскорякой с выбитым сиденьем. У кофейника из разбитого носа ползла черная гуща. Круглая скамеечка запрокинулась в глубоком обмороке. А помятые, растоптанные цветы герани валялись на полу среди битых черепков и комьев земли.

Мусенька, осторожно ступая лапками, пробралась в комнату и вспрыгнула на кресло. Еще недавно это кресло было мягкое, удобное, чистое. А теперь? Спинка отвалилась, из сиденья торчали пружины, чехол был измазан ваксой, залит кофе, забрызган чернилами! Видно, Карабас недаром на нем посидел!

— Ну и дела! — сказала Мусенька и сморщила носик. — Это что же? Новый жилец так безобразничает?

— Не говорите! — охнуло кресло. — Никакого с ним сладу нет!

— Бу-бу-бу! — заворчал старый комод. — Он в меня пнул сапожищем! А что я ему сделал?

— За что он нас сломал? — взвизгнули сахарные щипцы. — Кто будет теперь колоть сахар?

А красные цветочки герани заплакали тоненько и жалобно:

— Мы ничего дурного не делали! Мы только цвели и радовались солнышку! За что он нас погубил?



Тут все вещи в комнате заговорили разными голосами, стали жаловаться и бранить Карабаса. Его секретарша еще ничего, аккуратная барышня! А от него никому житья нет! Бьет и ломает все кругом! Хоть бы убрался он поскорее восвояси!

— А вы его сами уберите! — посоветовала Мусенька и принялась умываться.

Тут с треском и громом раскрылся узорчатый домик на старинных часах, из него выглянула желтая кукушка и сказала:

— Ку-ку! Послушайте, что я скажу!

Вещи притихли, а Мусенька даже перестала лизать лапку и замерла с высунутым язычком.

Все в доме уважали старую кукушку.

— Я живу на свете полтораста лет! — сказала кукушка. — Я видела вещи, которые вы, молодежь, помнить не можете! Это было давным-давно. Мои часики были еще совсем новенькие, а на домике еще блестела позолота. Теперь она стерлась!

Кукушка вздохнула, и в горле у нее скрипнула пружинка. Вещи терпеливо ждали. Все знают, как грустно старикам вспоминать свою молодость!

— Мы висели тогда в спальне в большом помещичьем доме, — продолжала кукушка. — В доме был барин, такой же толстый, с красным лицом и злой, как наш жилец. Целый день он сидел в кресле, одетый в засаленный халат, и пил водку или, выпучив глаза, курил длинную-предлинную трубку. Целый день возле него на коленях стоял мальчишка-казачок. Он наливал барину водку в стакан, набивал трубку и разжигал табак угольком. Барин то и дело давал ему подзатыльник, а иной раз бил его смертным боем.

— Вот злодей! — ахнули все вещи в комнате.

— Попался бы он мне в лапки! — проворчала Мусенька.

— Слушайте дальше! — сказала кукушка. — Однажды барин послал мальчика на кухню за соленым огурцом, а сам задремал, сидя в кресле. Трубка выпала у него из рук, горячий табак высыпался на ковер. Ковер-то и затлел… Входит мальчик с огурцом на тарелочке и видит: спит барин в кресле, трубка уронена, а в ковре — черная дыра… Растет дыра, бегают по ее краям бойкие огоньки… Охнул мальчик, затрясся весь: «Оторвет он мне голову за этот ковер!» Поставил тарелку на стол, распахнул окошко и выпрыгнул в сад! Только его и видели! Из окошка подуло ветром. Язычки пламени вспыхнули, лизнули халат барина, побежали по обивке кресла. Пуховая подушка загорелась, затрещала… Очнулся барин весь в огне! Заорал он страшным голосом, заметался по комнате, а кругом уже все пылало… Пожар был такой, что весь дом сгорел. Люди прибежали — немного вещей вынесли. Вот и меня с часиками спасли, только у меня одно крыло обгорело! Видите — это с тех пор!

Кукушка повернулась боком, и все с почтением поглядели на ее обгорелое крылышко.

— А барин? — спросила Мусенька.

— Барина со всех сторон обожгло! — ответила кукушка. — Он потом уехал в чужие края и больше не вернулся на старое место. Вот и пришло мне в голову, что наш новый жилец — точь-в-точь тот стародавний барин! Они одной породы! Нам таких жильцов не нужно! Верно я говорю?

— Верно! Верно! — закричали вещи.

— Ну вот! — сказала кукушка. — Вы знаете, что мы, вещи, слушаемся только аккуратных людей, которые любят порядок. А с неряхами и безобразниками мы можем сделать все, что захотим! Так давайте сговоримся и выгоним Карабаса из дома, пока секретарши нет!

— Давайте подожжем дом! — крикнула спичечная коробка и подпрыгнула так, что в ней спички забренчали.

Но вещи боялись пожара. Им не хотелось сгореть в огне. Нет, этот способ не годился!

— Давайте утопим Карабаса! — сказал графин с водой. — Откроем в кухне водопровод и устроим наводнение!

Это тоже никому не понравилось. Зачем портить квартирку Марьи Ивановны? У старушки ревматизм, она потом заболеет от сырости. Нужно придумать что-нибудь другое!

— Придумай, Мусенька!

Мусенька почесала себе ушко задней лапкой, потом зевнула, потом лизнула себе плечико и сказала:

— Лучше я расскажу вам сказочку. Это сказочка братьев Гримм. Я слышала, как Миша читал ее вслух Марье Ивановне, и постаралась все запомнить. Мало ли что случится, — ан и сказочка пригодится!

Мусенька улеглась, сложила лапки муфточкой и замурлыкала. Она мурлыкала и поглядывала на всех лукавыми, прищуренными глазками.

И когда она досказала свою сказочку, комод затрясся от смеха, так что из него чуть ящики не вывалились, стул задрыгал ногами, вся посуда забренчала, а кукушка от радости сорок раз прокуковала свое «ку-ку».

Вот как им понравилась сказочка!

Они принялись готовить Карабасу веселую встречу.

Глава тринадцатая. О смелых парашютистах и разумной пионерке

В это время на соседней улице, в садике перед школой, сидела девочка. Ее звали Майя. Ей было одиннадцать лет, и она была пионеркой.

Она читала сказку А. Н. Толстого «Золотой ключик, или Приключения Буратино» и ужасно сердилась на Карабаса.

— Вот гадкий драчун! Попал бы он к нам в школу, уж мы бы ему показали! Уж мы бы отобрали у него плетку! Ух, какой противный!

Майя била кулаком по картинке, где был нарисован Карабас, и читала дальше. А когда она перелистывала страницу и поглядывала вокруг, она видела белое облако в голубом небе, блестящие окна новой школы и зеленую лужайку с клумбой цветов.

Эти цветы юннаты сами высадили сегодня в черную, рыхлую землю. У Майи ногти стали совсем черные, да так и не отмылись. Ничего — отмоются! Зато какая клумба красивая!

По краю растут бело-розовые маргаритки, а посередине — анютины глазки, темные, фиолетовые и светло-сиреневые, перемешаны, как лоскутки бархата! А на верхушке клумбы посажен пион. Он еще только набирает силу. На высоком стебле тугой атласный шарик. Это бутон. Придет время — раскроется пион, пышный, розовый!

Только бы не сломал его кто-нибудь!

Майя читала сказку и нет-нет да поглядывала на клумбу. И вот ей захотелось, чтобы в пришкольном садике случилось что-нибудь волшебное. Чтобы Буратино и Пьеро выбежали со смехом на зеленую лужайку! Чтобы пудель Артемон погнался за белой бабочкой! Или чтобы маленькая Мальвина в розовом платьице подошла к пиону и, встав на цыпочки, поглядела бы на тугой бутон!

Вдруг что-то зажужжало, застрекотало вдали, и послышался серебристый звон. Словно большая стрекоза, трепеща крылышками, летела над лужайкой. Все ближе, все громче стрекотание, и видит Майя: над школьной крышей летит серебряный самолетик. Обогнул верхушки лип, летит над садиком… Майя вскочила, прикрыла глаза от солнца.

— Неужто это наши авиамоделисты такой самолетик запустили? Ну и молодцы! Как он высоко летит, как долго держится в воздухе!

Вдруг на крыло самолетика вышли два летчика.

— Ах! Это не модель! — вскрикнула Майя и выронила книжку. — Это настоящий маленький самолетик!

И вот летчики спрыгнули с крыла… Тотчас же над ними раскрылись радужные парашютики. Они плавно поплыли вниз. Все ниже плывут, все ближе… Теперь можно разглядеть летчиков. Один — черный, курчавый, и хвост болтается по воздуху. Другой в красной курточке, худой, ножки как спички…

Дунул ветер и понес летчиков прямо на цветочную клумбу.



— Они сломают наш пион! — крикнула Майя и бросилась к цветам. И тотчас же остановилась. Ей стало стыдно.

«Пускай сломают, лишь бы сами не расшиблись!» — подумала она.

А летчики упали прямо в анютины глазки. Один парашютик застрял в листве пиона, а другой еще летел над землей, таща за собой маленького человечка.

— Нужно поскорее отцепить парашют! А то летчики пострадают! — решила Майя. Она подбежала к цветам, поймала оба парашютика и оборвала на них все веревочки.

Маленький человечек в красной куртке сидел посреди анютиных глазок, протянув ножки, и вертел носом во все стороны. А перед ним стоял черный пудель и тыкал его мордой в ухо, будто спрашивал: «Ты не ушибся?»

Майя взглянула на них и засмеялась от радости.

— Это Буратино! А это пудель Артемон! Я только что про вас читала! — сказала она.

Буратино вскочил на ноги и приподнял свой желтый колпачок.

— Вы совершенно правы, благосклонная принцесса! Это мы! Но скажите нам, пожалуйста, как зовется ваше королевство? Мы сбились с дороги и не знаем, куда залетели?

Тут Майя расхохоталась.

— Да откуда вы взяли, что я принцесса? Я совсем простая девочка. Меня зовут Майя. У нас ни принцесс, ни королей и в помине нет!

Пудель радостно взвизгнул, но Буратино дернул его за ухо — молчи! — и покосился глазами на новую школу.

— А разве это не дворец? Разве это не королевский цветник?

— Да нет же, это наша новая школа! — сказала Майя. — Я в ней учусь. У нас в Ленинграде много новых школ. А цветы мы сами высадили сегодня на грядку. Пожалуйста, сойдите на дорожку, если вы не ушиблись. А то анютины глазки помнутся!

Тут Буратино и Артемон соскочили на дорожку и принялись прыгать и плясать как безумные. Они так подкидывали ноги и вертели головами, так весело визжали, что сразу было видно — ничуть они не ушиблись!

Буратино кричал:

— Как я рад, как я рад, —
Значит, это Ленинград!

А пудель просто завывал от восторга. Майя уселась на траву и хохотала, глядя на них. Потом они бросились к ней. Пудель лизнул ее в щеку, Буратино обнял ее шею своими деревянными ручками и сказал:

— Мне очень нравится в Ленинграде!

— Вот и хорошо! — сказала Майя. — Только знаете, что? Давайте говорить друг другу «ты». А то, когда я говорю «вы», мне все кажется, что я отвечаю урок учителю.

— Прекрасно придумано! — крикнул Буратино. — Скажи, Майя, ты не видела здесь нашу Мальвину?

— Ой! — воскликнула Майя. — Где Мальвина? Я так хочу с ней познакомиться! И с Пьеро, и с папой Карло тоже! Где они?

Она оглянулась — не идут ли по садику друзья Буратино? Но вокруг никого не было.

Только две бабочки вились над маргаритками, да вдалеке, против ворот школы, какой-то толстяк в шляпе трубой читал газету.

— Где же Мальвина? — повторила Майя.

— В том-то и дело, что мы не знаем, где она. Погоди, Майя, я расскажу тебе все по порядку!

Буратино уселся на траве, вытянул ножки, прислонился к курчавой спине Артемона и стал рассказывать. Пудель подмаргивал глазами, кивал головой, повизгивал, словно говорил: «Вот, вот, так оно и было!»

Едва Буратино рассказал о том, как тарабарские врачи отказались лечить папу Карло, Майя вскочила на ноги.

— Идем, идем скорее в «Скорую помощь»! Позовем доктора к папе Карло! У нас врачи лечат бесплатно! Идем! Если человек заболел, нельзя терять ни минуты!

Она подняла с травы свою книгу, сунула ее под мышку и быстро зашагала к воротам. Буратино и Артемон бежали за ней вприпрыжку. Она говорила на ходу:

— У нас врачи хорошие! Они выезжают в автомобилях и вылетают на самолетах чуть ли не на край света — за Полярный круг! Только бы помочь больному! Они не посмотрят, что Тарабарская страна далеко. Вы скажите им адрес, и они тотчас же поедут к папе Карло!

Они подошли к воротам. Там все еще сидел толстяк и читал газету. Желтый чемоданчик стоял на земле у его ног.

И вот, едва Майя и ее новые друзья вышли на улицу, толстяк вскочил, отшвырнул газету и растопырил руки.

— Карабас! — вскрикнул Буратино и, не успев шагнуть, замер на одной ноге.

Артемон ощетинился, а Майя невольно попятилась. Живой Карабас был еще страшнее, еще противнее, чем на картинке! Глаза злые, налитые кровью, нос лиловый, как слива, борода огромная, грязная, вся в клочьях!

— Да-с! Карабас! Своей собственной персоной! — сказал Карабас хриплым голосом. — Где же ты пропадал, дружок Буратино? И не стыдно тебе убегать от хозяина? Ай-яй-яй!

Тут он ощерил свои противные, гнилые зубы, нагнулся и схватил Буратино поперек туловища.

— Пусти! — крикнул Буратино. — Ты мне не хозяин!

— Пустите его! Маленьких нельзя обижать! — крикнула Майя.

Карабас только захохотал.

— Как это «нельзя»? Вот захотел — значит, можно! — Он раскрыл чемодан и стал заталкивать в него Буратино.

— Ой-ой-ой! — кричал Буратино, вертясь, как волчок, отбиваясь ногами и руками. Майя хватала Карабаса за руки. Артемон вцепился в рукав злодея и трепал его что было мочи. Но ничто не помогло! Карабас затолкнул Буратино в чемодан!



— Помоги, Майя! — крикнул Буратино в последний раз, и замок защелкнулся у него над головой.

Майя дернула чемодан к себе.

— Выпусти его, Карабас! Выпусти сейчас же! Ты не имеешь права его запирать!

— Прочь с дороги, девчонка! — заревел Карабас и оттолкнул Майю так, что она упала на мостовую, а потом пнул пуделя своим сапожищем.

Артемон, визжа, покатился по земле. Тогда Карабас подхватил чемодан и большими шагами пустился наутек. Только его и видели!

Майя сидела на мостовой и рассматривала свою руку: из ссадины сочилась кровь. Девочка завязала руку носовым платком и хотела встать на ноги. Но тут оказалось, что колено у нее тоже разбито: кожа как теркой содрана.

Артемон подошел, припадая на одну лапу, и ткнулся мордой в ее плечо.

— Тебе больно. Майя?

— Это ничего, что больно! — сказала Майя и встала. — Нет, зачем он утащил Буратино? Нужно поскорее освободить мальчика! А то он задохнется в чемодане!

Майя подняла с земли книжку и позвала пуделя. Прихрамывая и ковыляя, они пошли по улице. Далеко на перекрестке виднелся милиционер.

— Давай расскажем ему все! — сказала Майя.

Пудель завилял хвостом.

Глава четырнадцатая. О том, как Карабас сражался с вещами

Карабас вспотел и запыхался от бега. Отдуваясь, ввалился он в квартирку Марьи Ивановны. Поставил чемодан на пол и чуть-чуть приоткрыл щелку.

— Ау, дружок Буратино! Хорошо ли тебе там? Вот погоди, я тебя в бараний рог согну! Станешь ты у меня послушным, шелковым…

— Не стану! — крикнул Буратино. — Я от тебя убегу!

Тут Карабас захлопнул чемодан и даже уселся на него сам, чтобы Буратино не выскочил.

Вдруг он вытаращил глаза от удивления. Лисы нет дома, а в квартирке все прибрано. Стулья стоят на местах, цветы красуются на окошке, а на столе — заманчивый завтрак: горячая яичница на сковороде, белые румяные булочки, свежий кофе, а в графине — чистая холодная вода!

Все это приготовила Мусенька. Ведь кошки любят похозяйничать, когда никого нет дома! Теперь Мусенька сидела на шкафу и поглядывала на Карабаса из-за шляпной коробки. Глазки у нее были как зеленые огоньки.

Карабасу захотелось есть. Он сунул чемодан в угол, а сам шагнул к столу и уселся в кресло.

Да как вскочит, да как заорет: «Оох!» — будто его ужалила змея.

Но это была не змея, а простая обеденная вилка с острыми зубьями. Она лежала на кресле, спрятавшись в чехол. Она-то и уколола Карабаса.

Карабас зарычал и швырнул вилку на пол. Она звякнула, будто рассмеялась, а кукушка выглянула из своего домика и сказала:

— Ку-ку!

— Фу, черт! — проворчал Карабас.

Ему захотелось выпить холодной воды. Но едва он нагнул графин над стаканом, вода брызнула ему в нос, облила щеки и бороду, потекла за шиворот… А графин со стаканом давай приплясывать!

Снова выглянула кукушка и сказала:

— Ку-ку!

— Эй, перестань куковать! — обозлился Карабас. — Вот я тебя!

Он схватил салфетку и стал вытирать бороду. Но из салфетки выскочила круглая тяжеленькая ложка и так стукнула его по лбу, что искры из глаз посыпались!

Опять выглянула кукушка и в третий раз сказала:

— Ку-ку!

Что тут началось! Кофейник, чашки, тарелки — все завертелось, запрыгало, забренчало на столе. Булки взлетели, как птицы, прямо на голову Карабасу и давай его шлепать по макушке, по носу, по щекам своими пухлыми боками! А яичница отделилась от сковородки, извернулась да как бросится ему в лицо и сразу залепила и нос, и рот, и глаза!

Без памяти вскочил Карабас и кинулся к двери. Но тут со шкафа прыгнул ему на плечи черный, страшный зверь с горящими глазами и вцепился когтями в затылок!



Карабас упал. Он зажмурил глаза, заткнул уши, лежал на пороге и выл от страха!

А вещи ликовали. Стулья прыгали чуть ли не до потолка, шкаф хлопал дверцами, кукушка куковала, а обеденный ножик сорвался со стола, поскакал в угол и с треском распорол бок чемодана! Буратино вылез на волю, завертелся от радости и крикнул:

— Я говорил, что убегу!

Карабас потянулся было схватить его, но Мусенька ощетинилась, выгнула спину и так фыркнула ему в лицо, что он опять завопил от страха и упал ничком на пол!

— Сюда, Буратино! К нам, Буратино! Миленький Буратино! — пели цветочки герани. — Вылезай в окно, беги по крыше, он тебя не догонит!

— Спасибо за совет! — крикнул Буратино и полез на подоконник.

— Я тебя провожу! — сказала Мусенька, вспрыгнула на окно и протянула лапку, чтобы помочь ему влезть.

— Скорее! Торопитесь! — закричали вещи со всех сторон. Кто-то поднимается по лестнице! Кто-то подошел к двери!

Буратино и Мусенька вылезли в окно на крышу. Вдруг в передней негромко и ласково щелкнул замок. Вошла лиса, все обвешанная коробками, пакетами, и споткнулась на пороге. Карабас лежал на полу и стонал:

— Буратино… Лови Буратино… Он на крыше…

Лиса бросила свои пакеты и как молния метнулась к окошку. Буратино был уже у трубы, перелезал через гребень крыши. Мусенька прыгнула в чердачное окно — только хвост мелькнул в воздухе.

Ведь даже самая умная кошка не справится с лисой!

Лиса схватила Буратино и притащила его обратно в комнату. Потом оборвала шнур у оконной занавески, крепко-накрепко обмотала мальчика шнуром и бросила его в кресло.

Так он лежал связанный и не мог пошевелиться. Только вертел носом во все стороны и шептал:

— Помогите, вещи!

Но вещи совсем притихли. Лиса любила порядок, и вещи ее слушались. Лиса подошла к Карабасу, уперлась лапками в бока и спросила:

— Что это значит?

— Ох! — всхлипнул Карабас.

— Что это значит? Я вас спрашиваю, синьор Карабас? — рассердилась лиса. — Стоило мне уйти на полчаса, как вы натворили глупостей!

— Они на меня напали! Они меня изувечили! — хныкал Карабас.

Он рассказал лисе, как было дело.

— Хорош герой! Булок испугался! — фыркнула лиса и повела его умываться.

А бедный Буратино лежал в кресле, весь обмотанный шнурком, как катушка ниткой! Мусенька опять подкралась к окну и подмигнула ему из-за цветочных горшков.

— Беги скорее! Беги на крышу! Я тебя провожу!

Но Буратино не мог пошевелить ни ручкой, ни ножкой. Он лежал и думал, что с ним дальше будет.

Карабас умылся и расчесал бороду. У него весь страх прошел.

Он злобно поглядывал вокруг.

И вот, когда захрипели часики, раскрылся узорчатый домик и кукушка собралась трижды сказать «ку-ку», потому что было уже три часа, Карабас подскочил к часам. Он с силой дернул гирьки и выломал маятник. Часы звякнули со стоном. В них порвалась пружинка. Кукушка скрипнула и замерла, скосившись набок.

— Больше не покукуешь! — сказал Карабас и швырнул маятник в угол.

Потом он подошел к креслу, где лежал Буратино, и щелкнул мальчика по носу.

— Хо-хо! Недалеко же ты, дружок, убежал! А вот, чтобы тебе больше не бегать, я сейчас и голову, и ручки, и ножки тебе отрежу! Эй, лиса! Подай сюда ножик!

Лиса принесла ему большой нож. Он стал точить нож о подошву, поплевывал на него, пробовал лезвие пальцем и приговаривал:

— Положим мы голову в одну коробочку, ножки — в другую, ручки — в третью! И так отвезем Буратино домой! А когда он станет послушным, шелковым, можно будет его собрать и пустить побегать!

Буратино лежал ни жив ни мертв. Только слезы капали у него из глаз. Вот лиса взяла мальчика в лапы и подала Карабасу. Вот Карабас занес нож…

Вдруг в передней раздался звонок, да такой звонкий и веселый, что чашки на столе задребезжали в ответ.

Карабас опустил руку с ножом.

— Ну, кто там еще? Сходи погляди, лиса!

Лиса бросила Буратино на кресло и побежала к дверям.

— Здесь живет Карабас? — спросил громкий, ясный голос.

— Здесь! — ответила лиса. — Но его, к сожалению, нет дома.

— Ррр… Гав, гав, гав! — послышался сердитый собачий лай, а тонкий голосок — голосок девочки — крикнул:

— Да вот же он стоит у окна! Он самый… И борода такая, как на картинке!

— Майя! Артемон! — завопил Буратино что было мочи.

Майя и Артемон ворвались в комнату, оттолкнув лису. Майя схватила Буратино на руки и принялась распутывать его ножки.

— Как они тебя скрутили, злые, негодные! Ах ты бедненький мой.

Пудель лизал деревянное личико Буратино. Тот плакал и смеялся от радости. А перед Карабасом стоял милиционер.

Карабас нагнул голову как бык, вытаращил свои злые глаза и рявкнул:

— Что вам нужно? Ступайте вон!

Он уже забыл, что только что валялся на полу и выл от страха… Он опять хорохорился.

«Ну и морда!» — подумал милиционер, и ему захотелось плюнуть. Но он был очень воспитанный. Он взял под козырек и сказал:

— Гражданин Карабас, предъявите ваш паспорт!

— Вот еще! — крикнул Карабас. — Да вы знаете, кто я такой?

Он надулся так, что каждый волосок в его бороде встал дыбом.

Но милиционер и глазом не моргнул.

— Кто бы вы ни были, хоть и самый замечательный человек на свете, вы обязаны предъявить мне паспорт. Такой у нас порядок!

— Да вы что? — заорал Карабас. — Да я вас в порошок сотру! Духу вашего здесь не останется, ворон костей не соберет! Вон отсюда, пока цел!

Он заложил руки за спину и боком пошел на милиционера, страшный, противный, весь в клочьях сизой бороды! Бывало, тарабарские жители падали замертво, увидев такое чудище! Майя присела на корточки, прижимая к себе Буратино, пудель поджал хвост и дрожал. А милиционер и ухом не повел.

— Не расстраивайтесь, гражданин. Вам это вредно. Вон вы как покраснели! Давайте сюда ваш паспорт. Мне некогда.

— А-а-а! — заорал Карабас и, подняв кулачищи, бросился на милиционера. Но тут лиса схватила его за фалды и сильно дернула назад. Он шлепнулся в кресло — да так, что пятки взлетели кверху!

— Вы с ума сошли! — шепнула ему лиса. — Скорей покажите ему паспорт. А то он заберет нас в милицию. Тогда мы пропали!

— Да что ты? — испугался Карабас и стал доставать из кармана свой паспорт. А лиса заюлила перед милиционером:

— Уж вы извините, ради бога. Господин Карабас такой нервный, такой впечатлительный!

— Пожалуйста, — сказал милиционер. — А не дать ли ему валерьянки? Накапайте ему двадцать капель! — Он вынул карманную аптечку и подал лисе блестящий коричневый пузырек с розовой пробкой. А сам взял паспорт из рук Карабаса и прочел: — «Карабас Барабас Огромная Борода, подданный тарабарского короля, директор кукольного театра… Приехал в Ленинград…» Ну, паспорт в порядке!

— А то как же? — захныкал Карабас. — И чего вы ко мне пристали, я не знаю!

— А я знаю, — ответил милиционер. — Мне нужно задать вам один вопрос. Скажите, у вас в Тарабарской стране позволяется бить детей или толкать их так, чтобы они падали и расшибались?

— Это смотря по тому, каких детей… — сказал Карабас. — Бедных ребят можно толкать, а богатых деток не тронь! За это тебе попадет!

— Вон как! Хороши же у вас порядки, нечего сказать! — ответил милиционер. — А вот у нас ничьих детей, понимаете — ничьих, нельзя ни бить, ни толкать! А чтобы вы это запомнили, вот вам повестка… Придите в милицию. С вами наш начальник поговорит!

Он протянул повестку, но Карабас ее не взял.

— Да разве эта девочка — принцесса или графиня? Стану я из-за нее в милицию ходить? Ни за что! Никогда!

— Это совсем простая девочка! — сказал милиционер. — Вы ее ушибли — вас требуют в милицию, вот и все!

— Не пойду! Не пойду! — закричал Карабас не своим голосом, задрожал от злобы и, как сломанная кукла, опять повалился в кресло.

— Да что он у вас — припадочный, что ли? — спросил милиционер. — Приведите его в милицию. Там разберут, больной он или просто хулиган! А если не приведете, ему же хуже будет!

Лиса протянула лапу, чтобы взять повестку, а милиционер посмотрел на ее зеленые перчатки и спросил:

— А не вас ли, гражданка, собака покусала на набережной?

— Нет, нет! — крикнула лиса. — Не меня! Другую барышню, совсем другую!

— Да как же другую? — Милиционер вынул записную книжку и прочел: — «Маленькая барышня в клетчатой кепке, волосы рыжие, роговые очки, на руках зеленые перчатки… покусана собакой, необходимо сделать прививку…» Сообщили очевидцы. Вы сделали себе прививку?

Тут уж лиса принялась дрожать как осиновый лист.

— Нет! Нет! Нет! — бормотала она. — Не надо прививки! Я никуда не пойду!

— А не пойдете, так я к вам врача на дом направлю! Адрес известен, — сказал милиционер. — А вы пока пейте валерьянку и ведите себя как сознательные граждане. Идем, Майя!

Он пошел к двери. Майя побежала за ним с Буратино на руках, Артемон бросился за ней.

— Погодите! — прохрипел Карабас. — Пускай девчонка отдаст куклу! Это наша кукла!

А лиса подхватила:

— Да, да! Зачем девочка взяла нашу куклу?

— Майя! — сказал милиционер и строго посмотрел на нее. — Чья это кукла?

— Да это вовсе не кукла! Это живой мальчик Буратино! Мы с ним шли в «Скорую помощь», когда Карабас на нас напал… Ведь папа Карло болен…

— Постой, постой… — сказал милиционер. — Ты отвечай прямо. Чья это кукла?

— Наша! — крикнула лиса. — Это девчонка все выдумала! Не верьте ей!

— Нет, не выдумала, не выдумала! — сказала Майя и спустила Буратино на пол. — Это мальчик не наш, а папы Карло! Он его сам сделал. В книжке все про это написано. И вот Карабас на картинке!

Она раскрыла «Золотой ключик» и показала картинку милиционеру.

— Это сказка! — заорал Карабас. — Это писатели сочинили! А на самом деле Буратино — кукла, а не живой мальчик! Моя кукла!

И вдруг Буратино затопал ножками по полу, подошел к милиционеру и сказал:

— Да нет же, я живая кукла, дяденька! Не верь ему!

Милиционер даже попятился. Никогда он не видел живых кукол! Он присел на корточки и спросил:

— Ты чей же такой?

— Папин! — сказал Буратино. — Мой папа Карло! А Карабас мне не хозяин! Я от него убегу.

— Ах ты хват! — рассмеялся милиционер. — Не хочешь служить у Карабаса — твоя воля! Ступай куда пожелаешь! А вы, граждане, не имеете права его задерживать!



Буратино подпрыгнул на руки Майи, и они с Артемоном выбежали за дверь. Милиционер пошел за ними, оставив Карабаса и лису в страхе.

— Дождались, — простонал Карабас. — И Буратино улизнул, и меня в милицию требуют! Заварилась каша!

— А все ваша борода! — огрызнулась лиса. — Не будь бороды, девчонка вас не узнала бы! Здесь все школьники читали сказку «Золотой ключик»! Как увидят вашу бороду, нипочем вам кукол не отдадут!

— Так обрежь ты мне ее, окаянную! — заревел Карабас. — Приедем домой, в Тарабарскую страну, я ее опять отращу! А здесь с бородой — одно мучение!

— Давно бы так! — сказала лиса. — Кстати, я вам новый костюм купила! Переоденьтесь, обрежьте бороду — никто вас не узнает!

Она достала ножницы и принялась стричь бороду Карабасу. Вдруг он хлопнул себя по лбу.

— О-о-о! Какой же я дурак! Я совсем забыл про Пьеро! Бросай ножницы, беги за ним, — может быть, успеешь его захватить!

— Куда бежать-то? — взвизгнула лиса.

— А вот куда…

Не прошло и минуты, как лиса уже бежала по улице хвост трубой, а Карабас сидел перед зеркальцем Марьи Ивановны и, охая и кривясь, сам кромсал ножницами свою клочковатую бороду.

Глава пятнадцатая. О том, чьи следы были на футбольном поле

А где же, в самом деле, был Пьеро? Куда девался серебряный самолетик?

Когда парашютисты спрыгнули в анютины глазки. Пьеро повел свой самолетик дальше — мимо кудрявых лип, мимо столбов для качелей — на большое открытое место. Это было футбольное поле, лежавшее за школьным садом.

Пьеро пролетел над полем и опустился в дальнем углу у высокого серого забора. Тут мальчик должен был ждать своих товарищей. Так у них было условлено.

Он вылез из кабины, размял уставшие ножки и огляделся. Под забором росли лопухи и крапива. Дальше были густые темно-зеленые кусты сирени с лиловыми бутонами на верхушках.

Кругом никого не было. Только маленькие мошки танцевали над крапивой в солнечных лучах да на листе лопуха сидела важная серая улитка. Она вытянула свои рожки и удивленно поглядела на нежданного гостя.

Пьеро снял свой колпачок и поклонился ей и мошкам.

— Какой он вежливый! — тоненько запели мошки.

А улитка промолчала, но по всему было видно, что она довольна.

Тогда Пьеро принялся за работу. Он осмотрел свой самолетик. Все было в исправности, только на крыльях виднелись пятна грязи да зеленая надпись «Театр Буратино» кое-где облупилась. Ведь летчики попали в бурю на Балтийском море. Их здорово потрепало. Одну ночь они ночевали на болоте.

Пьеро достал тряпочку и обтер грязь с серебряных крыльев. Потом вырвал пучок травы, протер надпись, подзеленил буквы. Потом смазал маслом все колесики самолета. Самолетик заблестел как новенький — хоть сейчас лети обратно!

Пьеро устал, ему стало жарко. Важная улитка спряталась в свой домик и уснула на солнечном припеке. Пьеро растянулся на крыле самолета, подложив под голову свой колпачок. Над ним было голубое небо, в небе качалась ветка сирени с острой лиловой верхушкой.

«Хорошо бы сочинить про нее стишки!» — подумал Пьеро и заснул.

Прошел час, прошел другой. Мальчик все спал. Он не слышал, как по ту сторону забора раздались легкие поспешные шаги. Кто-то бежал, останавливался, заглядывал в щели между досками и бежал дальше. Это была лиса. Карабас сказал ей, что Пьеро прилетел на футбольное поле. Она побоялась пройти через школьный садик — вдруг встретит Майю и Артемона, и они опять поднимут шум? Она бежала по улице вдоль забора и искала лазейку в сад.

И вот ей показалось, что одна доска в заборе чуть-чуть отстала. Крепко схватила она ее лапами и дернула к себе. Затрещало дерево, скрипнули ржавые гвозди, доска оторвалась. Лиса протиснулась в щель. За забором были кусты репейника. Она пролезла сквозь них и остановилась.

Перед ней лежало широкое футбольное поле. Далеко на краю поля виднелся серебряный самолетик. Белая фигурка лежала на его крыле.

— Это Пьеро! Вот бы схватить его сейчас! Скорее, скорее, пока никого нет!

Лиса скинула туфельки, чтобы легче было бежать, сунула их в карман и на всех четырех лапах пустилась через поле. Ее узкая сиреневая тень бежала за ней по рыхлому песку.

А Пьеро спал и не просыпался. Ему снилось, что они все прилетели домой и гуляют с папой Карло по зеленой канаве. Цветут одуванчики, блестит осколок стекла, серый кузнечик стрекочет веселую песенку… Пьеро улыбался во сне. Вдруг он услышал над самым ухом тоненькие голоса:

— Проснись, проснись! Сюда бежит кто-то недобрый.

Это пели мошки, танцуя над его головой.

— Проснись, проснись! Спасайся, беги! — звенели мошки.

Но Пьеро не просыпался, а лиса была уже совсем близко! Тогда одна маленькая мошка залетела в нос Пьеро и пощекотала ему ноздрю. Он громко чихнул, открыл глаза и сел.

Над ним в голубом небе качалась ветка сирени с лиловой верхушкой. А перед ним на земле стояла маленькая барышня в клетчатой кепке и странно смотрела на него сквозь роговые очки.

И вдруг розовое личико барышни отвернулось в сторону, из-под него выглянула страшная, оскаленная морда, и знакомый голос сказал:

— Здравствуй, Пьеро, голубчик! Давненько мы с тобой не виделись!

— Лиса! — вскрикнул Пьеро, и сон сразу улетучился.

— Нет, Друг, не просись! Все равно я тебя никуда не возьму! Сиди дома! — говорил каждое утро хозяин Друга, выходя из квартиры и запирая за собой дверь.

А Друг скулил, царапал дверь лапами и просился гулять. С тех пор как он бросился на маленькую гражданку, хозяин не брал его с собой на улицу. Хозяин Друга, доктор Николай Иванович, много ходил по городу. Он следил за здоровьем школьников. Он бывал в разных школах, справлялся, кто из школьников болен, хорошо ли его лечат и какие ему дают лекарства. И сам лечил их всех.

В тот день, когда серебряный самолетик пролетел над крышей школы, Николай Иванович пришел в эту самую школу, оставив Друга дома. Он сидел в учительской и разговаривал с директором. Приближалось лето. Пора было отправлять детей в пионерский лагерь. Об этом они и беседовали.

Окно учительской выходило на улицу. Мимо двигались трамваи, спешили грузовики, их обгоняли юркие велосипедисты. Прохожие шли деловитым шагом.

Вдруг Николай Иванович увидел, что по улице едет подвода с цветами в горшках и, пропуская эту подводу, на мостовой стоит маленькая гражданка в клетчатой кепке.

Николай Иванович встал и подошел к окну. Подвода проехала, маленькая гражданка перебежала улицу и быстро-быстро зашагала по панели мимо школьных окон.

— Это она! — сказал Николай Иванович. — Та самая гражданка, которую покусал Друг! Я должен справиться о ее здоровье!

Он простился с директором, взял шапку и вышел на улицу. Гражданка была уже далеко. Она не шла, а бежала вдоль забора. Вот она скрылась за углом, свернула в переулок.

Николай Иванович прибавил шагу. Он тоже повернул за угол, но гражданки уже не было в переулке. Куда же она девалась? Николай Иванович пошел вдоль забора. Он увидел оторванную доску. Неужели гражданка пробралась в сад сквозь эту лазейку?

На шершавой перекладине забора, на ржавых гвоздях и на колючках репейника висели клочки рыжей шерсти. Ветерок шевелил рыжие волоски.

«Как это странно!» — подумал Николай Иванович и тоже пролез в щель.

Перед ним лежало освещенное солнцем футбольное поле. На рыхлой земле виднелись ясные, отчетливые следы — не человечьи, не собачьи…

— Лисьи следы! — воскликнул Николай Иванович и даже вытер лоб платком. — Откуда здесь лисьи следы? Как жаль, что я не взял с собой Друга!

Вдруг он услышал собачий лай, отчаянный, визгливый. Какой-то пес на другом краю поля надрывал глотку, задыхался от злости, — казалось, хотел перекусить горло обидчику.

Лай слышался из-за кустов сирени. Николай Иванович быстрым шагом перешел поле и заглянул в кусты. И вот что он увидел!

Маленькая гражданка висела на заборе, прицепившись к нему ручками, и отбивалась ногами от девочки в пионерском галстуке! А девочка крепко держала ее за полу пальто, тащила вниз с забора и кричала:

— Отдай! Отдай! Отдай!

Длинная ветка сирени раскачивалась на кусте сама собой и хлестала гражданку по голове. А на ветке сидела кукла в желтом колпачке и в красной курточке! Черный пудель прыгал тут же под забором, лаял, рычал, старался укусить гражданку!



Все были так заняты друг другом, что не заметили Николая Ивановича.

Вот пудель подскочил и схватил гражданку зубами за ногу…

— Назад! — крикнул Николай Иванович, шагнул к забору и дернул пуделя за ошейник. Гражданка оглянулась на него, вскрикнула «ах!» и выронила изо рта куклу в белом балахончике… Кукла полетела вниз головой в крапиву.

— Пьеро! — закричала девочка. — Миленький Пьеро! — И выпустила из рук пальто гражданки.

Тут гражданка вскинула ноги на забор. Что-то рыжее мелькнуло в воздухе, ни дать ни взять — лисий хвост! В тот же миг гражданка перемахнула через забор. И была такова!

— Эй, эй! — крикнул Николай Иванович. — Куда вы спешите? Скажите, как вы себя чувствуете? Сделали вам прививку?

Он подбежал к забору, схватился за перекладину, подтянулся и выглянул на улицу. Гражданка убегала опрометью, неслась как вихрь и ничего не слышала. Разве ее догонишь? Ее и след простыл.

— Что за оказия! — сказал Николай Иванович и спрыгнул на землю.

Девочка сидела в траве, держа на коленях кукол, одну в белом балахончике, другую в красной курточке. Она целовала их и приговаривала:

— Ах вы бедные мои! Ах вы миленькие мои!

А черный пудель ласково повизгивал и тыкал курчавой мордой их всех по очереди.

Николай Иванович узнал девочку: это была пионерка Майя. Зимой у нее болело горло, и он прописывал ей полоскание. Теперь на руках Майи горели красные пятна и виднелись белые пузыри. Она обожгла руки, когда доставала куклу из крапивы.

— Ступай скорее в школу, к медицинской сестре! — сказал Николай Иванович. — Она даст тебе мазь от ожогов. Нужно смазать тебе руки.

— Мне некогда! — сказала Майя и вскочила на ноги. — А хорошо, что вы ее прогнали! Она хотела украсть Пьеро. Подумайте, она его в зубах тащила! И даже воротник ему разорвала!

— Но кто она такая? Ты ее знаешь? — спросил Николай Иванович.

— Да ведь это лиса, лиса Алиса! Они с Карабасом хотят украсть кукол у папы Карло и гоняются за ними по всему городу! Того и гляди утащат!

— Ничего не понимаю! — сказал Николай Иванович. — Расскажи толком, что тут у вас случилось?

— А вот что! Мы с Буратино пошли разыскивать Пьеро. Приходим — самолетик лежит под лопухами, и крыло у него отломано. А Пьеро нигде нет! И вдруг слышим — он кричит тоненько: «Спасите!» Артемон бросился в кусты, а мы за ним. А лиса уже через забор лезет и Пьеро в зубах держит. Вот мы и бросились его спасать. А вы ее здорово напугали. Так ей и надо!

Тут Майя подбежала к сломанному самолетику, взяла его под мышку и, подхватив своих кукол, пустилась бегом через поле в школьный сад.

— Майя! Майя! — крикнул Николай Иванович. — Погоди! Я все-таки ничего не понял!

Майя оглянулась на бегу.

— Мне некогда! Прочитайте сказку Толстого «Золотой ключик»! Там все описано!

И она скрылась за деревьями.

— Странная девочка! — сказал Николай Иванович. — Она начиталась сказок и теперь видит сны наяву! Но эта гражданка в клетчатой кепке еще более странная! Зачем ей, взрослому человеку, понадобилась эта кукла? Почему она лезет через забор, а не ходит, как все, в калитку? Подозрительная личность. Пожалуй, Друг был прав, когда хотел ее задержать!

Николай Иванович пошел в школу и сказал завхозу, что нужно заколотить дыру в заборе.

Глава шестнадцатая. О том, что случилось ночью в игрушечном ларьке

В Ленинграде есть старый каменный рынок, двухэтажный, сводчатый, с полутемными лестницами и переходами. В нем всегда прохладно, даже в июльский зной. Зимой холод прячется там в тени за каменными столбами и живет на рынке круглый год.

Построен этот рынок давным-давно — при царе Горохе. Бывало, прохаживались здесь барыни в чепцах с лентами, в бархатных салопчиках. За каждой семенил лакей или крепостная девушка с корзинкой для покупок. Бывало, гремели здесь шпорами гвардейские офицеры в золоченых погонах, одним надменным взглядом заставляя расступиться простой люд.

Пузатые купчихи кланялись им из-за прилавка:

— Ко мне, барин! Ко мне, барыня! У меня лучше, у меня дешевле — для почину, для вас! У меня все, что вашей душеньке угодно!

И хватали прохожих за полы.

А потом, зазвав в свою лавку, обмеривали, обвешивали, обжуливали покупателей по пословице: не обманешь — не продашь! И по ночам видели во сне груды нажитых денег. И за барыш продавали все: и отца родного, и детей, и самого себя, и свою честь и совесть!

Все это было и прошло.

Правда, рынок стоит по-прежнему, но покупатели теперь совсем другие, продавцы и вовсе не похожи на прежних купчиков. Никто здесь не задирает нос и не сгибается в услужливых поклонах. Все — равные граждане нашей страны.

День-деньской снует по рынку деловитая, оживленная толпа. Чего только нет в нарядных магазинах! Тут радиоприемники, там платья, книжки, краски, карандаши.

А на втором этаже есть ларек, весь увешанный игрушками. Этот товар — яркий, пестрый, блестящий. Он так и сияет издали. Так и ждешь, что тут случится что-нибудь волшебное!

Торгует в ларьке седая женщина в сереньком свитере. Все ребята зовут ее бабушка Дуня.

Подойдешь к ларьку — с деньгами или без денег, — бабушка Дуня выложит на прилавок свои сокровища: заведет автомобиль, пустит бегать паровозик, сама постреляет из духового ружья, сама посмеется над чудаком, выскакивающим из коробочки! А ты смотри, забавляйся, только не сломай ничего!

И переводные картинки, купленные у бабушки Дуни, лучше всех других переводятся на бумагу — без пятнышка, без проплешинки!

В тот день, когда доктор Николай Иванович заметил в саду лисьи следы, бабушка Дуня принесла новые игрушки. Она распаковала их, разложила по полкам и по коробочкам, а потом собралась домой. Время близилось к вечеру, пора было закрывать ларек.

В магазинах уже опускали железные шторы, навешивали замки на двери, и сторож протягивал между столбами рынка веревку, чтобы прохожие больше не ходили под сводами.

Вдруг послышался звонкий топот по каменным плитам, и к ларьку впопыхах подбежала девочка. Косички у нее растрепались, красный галстук сбился набок, в руках она держала кукол, а под мышкой — маленький самолет. За ней бежал черный пудель. Это была Майя с Артемоном.

— Бабушка Дуня! Почини, пожалуйста, самолетик! — сказала Майя. — У него крыло отломано!

Бабушка Дуня даже руками всплеснула. Ну и самолетик! Крылья серебряные, колесики стальные, пропеллер совсем как настоящий!

— Где ты такой достала. Майя?

— Это папа Карло сделал! Почини его, бабушка, поскорее! Ведь летчикам надо будет лететь обратно!

Тут Майя посадила на прилавок Буратино и Пьеро. Они глядели на бабушку во все глаза и молчали.

Бабушка приложила к самолету отломанное крыло, осмотрела его сверху и снизу и сказала:

— Починить — дело нетрудное! Завтра утром подклею крыло, перевяжу его веревочкой, чтобы правильно подсохло, и будет ладно! — Она взглянула на мальчиков и прибавила: — Да и летчиков твоих нужно подправить. Вон у одного воротник разорван, а у другого башмака не хватает! Завтра к вечеру приготовлю. А пока пускай отдохнут, чаю напьются!

Бабушка Дуня подвинула маленькие стулья, усадила Буратино и Пьеро за чайный столик, поставила перед ними самоварчик и чашки, расписанные цветочками.

— Ой, как они уютно устроились! — сказала Майя. — Пускай посидят! Завтра вечером я за ними приду!

Буратино таращил глаза на свое отражение в самоваре. Он никогда прежде не видел ни самоваров, ни таких кривых рожиц. Пьеро, глядя на него, помирал со смеху, спрятав подбородок в свой разорванный воротник. А пудель Артемон, улучив минутку, когда на него не смотрели, нырнул под прилавок и заполз в самый темный угол.



Майя помогла бабушке Дуне закрыть ларек ставнями. Потом они повесили на него замок и ушли. Сторож уже свистел в свисток, давая знак, что всем пора уходить с рынка.

Едва ставни закрылись, в ларьке наступила темнота. И сразу что-то зашуршало, заскрипело по углам, стало позвякивать и постукивать все громче и громче…

Пьеро и Буратино прижались друг к другу и таращили глаза. И ровно ничего не видели. А из темноты кто-то напирал на них, кто-то подталкивал под локти, кто-то дышал в лицо… Мальчикам стало жутко.

— Мужайся, Пьеро, — шептал Буратино, а сам дрожал, как травинка в бурю. — Ведь самая страшная опасность — та, которую не видишь, а только чувствуешь!

И вдруг Пьеро крикнул:

— Ох! — и подскочил.

Буратино чуть не упал со стула.

— Мне наступили на ногу! — сказал Пьеро.

И тотчас же над ними раздался важный, громкий, как труба, голос:

— Эй, эй! Кто там озорует? Кто обижает гостей?

В ответ послышалось множество тоненьких голосков:

— Мы нечаянно! Мы нечаянно! Мы только хотели на них посмотреть поближе!

Затопали чьи-то ножки, и мальчикам стало свободнее дышать. А трубный голос спросил:

— Где же наши фонарики? Спят они, что ли, лентяи?

— Не спим, не спим! — ответили откуда-то сверху.

Треньк! — в темноте вспыхнул огонек карманного фонарика. А за ним зажглись еще фонарики — другой, третий, четвертый… Они лежали на полке и освещали мальчиков светлыми лучами, как маленькие прожекторы.

Пьеро и Буратино увидели вокруг себя целую толпу игрушек. Кого тут только не было! Куклы-матрешки в пестрых платочках, ваньки-встаньки, плюшевые мишки, обезьянки, зайчата, лягушата и золотые рыбки. На столе возле самовара сидела, свесив ножки. Красная Шапочка, а рядом с ней, положив на стол передние лапы, стоял серый волк и вежливо улыбался. Позади сгрудились паровозы, автомобили, самолеты. А над всеми возвышался большой слон с розовой пастью и мягким хоботом.

Все смотрели на гостей блестящими, круглыми глазами.

— Мало, мало! Мало света для приема гостей! — сказал слон своим трубным голосом.

Тотчас же из высоких коробочек выскочили елочные свечи — красные, лиловые, желтые. Они выстроились на полках целыми дюжинами, облепили прилавок, взобрались на стол. И все сразу загорелись. Стало светлее, чем днем.

Игрушки заблестели и засверкали, а картонные маски принялись улыбаться во весь рот. И вдруг посреди прилавка забил огненный фонтан! Пьеро и Буратино отшатнулись. Они думали, это извержение вулкана и сейчас все погибнут!

— Не бойтесь! — сказал слон. — Это комнатный фейерверк! Он зажегся, чтобы приветствовать гостей!

А огненный фонтан шипел, выбрасывая золотые звезды, и весело трещал:

— Привет, привет, привет!

— Привет! — закричали игрушки. Они захлопали в ладошки, зазвенели бубенчиками, стали притопывать и приплясывать. И вот чернобровая матрешка с ванькой-встанькой пустилась в пляс! А за ними завертелись, закружились, заплясали и все другие! И опять кричали: «Привет!»

Пьеро и Буратино стояли красные от смущения и только кланялись на все стороны. Шутка ли сказать, какая честь выпала на их долю!

Но вот фейерверк стал угасать, звезды падали реже и были уже не такие светлые, как сначала. Вот упала и рассыпалась последняя звезда. От фейерверка остался только красный уголек. Но и он потускнел, посерел и потух. Черный дымок поплыл по воздуху.

Игрушки угомонились. Они уселись на прилавке в кружок и опять глядели во все глаза на Буратино и Пьеро.

— Дорогие гости! — сказал слон. — Мы слышали, что вы прилетели к нам издалека! Расскажите нам, пожалуйста, о ваших приключениях! Нам так хочется послушать!

У Буратино даже уши запылали и во рту пересохло от смущения. А Пьеро чуть не заплакал. Легко ли рассказывать в первый раз в таком блестящем обществе!

Вдруг над прилавком кто-то зашевелился и послышалось громкое «ап-чхи!».

Игрушки вздрогнули. Пламя свечей заколебалось.

— Что это?.. — пискнула Красная Шапочка.

Тут из-под прилавка выглянула черная курчавая морда; щуря заспанные глаза, она громко зевнула, открыв страшную пасть с острыми белыми клыками!

Игрушки бросились врассыпную кто куда. Обезьянки полезли на полки, зайчата вскочили в автомобили, лягушки погнали паровоз в самый дальний угол. Фанерный журавль запнулся на дороге и упал. Бежавшие спотыкались об его длинные ноги и тоже падали, крича от страха. Красная Шапочка свалилась со стола, а волк заполз под стул Пьеро, только серый хвост торчал у ног мальчика.

Один слон не растерялся, хотя и он был взволнован.

— Кто вы такой? И что вам нужно? — спросил он.

Черная морда повела на него блестящими глазами.

— Да это Артемон! — крикнул Буратино. — Это наш Артемон! Не бойтесь его. Он добрый, он самый хороший пес на свете! Он, верно, заснул под прилавком, а теперь расчихался от дыма!

— У-а-а-а! — взвизгнул Артемон, вскочил на прилавок и разлегся на нем, как лев.

Мальчики бросились к пуделю, стали обнимать его черную голову и гладить спутанные кудряшки.

А он лизал их личики и повизгивал.

Тут игрушки развеселились. Они повылезали из своих углов и снова окружили мальчиков. Буратино больше не стеснялся. Он прислонился к мохнатой спине Артемона и начал свой рассказ.

И когда он рассказал, что папа Карло болен, свечи горько заплакали — так им стало грустно! А когда сказал про Карабаса, маски принялись строить страшные рожи и щелкать беззубыми челюстями — так они рассердились! А когда он спросил, не видел ли кто-нибудь Мальвину, не знает ли, где она, — Красная Шапочка вскочила на ноги и сказала:

— Я знаю, где Мальвина!

— Где же? Где же она? — спросили мальчики, а пудель даже взвыл от восторга.

Красная Шапочка была толковая и рассудительная девочка. Она рассказала им, что только сегодня днем прибыла в ларек. А раньше она жила в игрушечном магазине.

Там было много Красных Шапочек. Все они были пришиты к толстому листу картона и стояли на прилавке. Поэтому они слышали все, о чем говорили покупатели.

И вот сегодня утром в магазин пришли женщина в белом беретике и черненький курносый мальчик. Они выбирали игрушки для детской площадки при том доме, где жили. Они купили мячики, скакалки и крокет.

Вдруг женщина сказала:

— Смотри, Костя, какие хорошенькие Красные Шапочки! Нужно взять парочку!

А мальчик ответил:

— Хорошенькие, да не очень! Та куколка, которую я нашел на набережной, гораздо лучше. У нее голубые волосы, и она умеет петь и танцевать. Приходи к нам во Дворец пионеров — увидишь, какая она! Мы зовем ее Мальвина, потому что точно такая кукла описана в сказке «Золотой ключик».

А женщина ответила:

— Обязательно приду посмотреть на вашу Мальвину! Но эти Красные Шапочки тоже очень хороши!

И она купила две штуки. А потом они ушли. Красным Шапочкам тоже захотелось посмотреть на Мальвину, и они целый день болтали между собой об этом. Вот и все!

— А где этот Дворец пионеров? — спросил Буратино.

— Недалеко! — сказал слон. — Когда бабушка Дуня несла меня из магазина — это было позавчера, — какая-то гражданка в клетчатой кепке спросила ее, где Дворец пионеров. Бабушка Дуня ответила: «А вот он!» — и показала на большой дом за чугунной оградой. Потом мы прошли еще несколько домов, свернули за угол и пришли на рынок. Это два шага отсюда!

— Пойдем во Дворец пионеров! Пойдем сейчас! — крикнул Пьеро и схватил Буратино за руку. А пудель вскочил на ноги и стал царапать ставни. Так ему захотелось к Мальвине!

— Нет, друзья, вы отсюда не выйдете! — сказал слон. — Ставни крепко заперты, и открыть замок можно только снаружи! Подождите до утра!

И вдруг все услышали, как снаружи загремел замок. Кто-то старался его открыть, кто-то дергал стальные колечки.

— Слышишь, открывают! — обрадовался Пьеро. — Бежим сейчас во Дворец пионеров.

— Погоди! — сказал Буратино. — Нужно узнать сначала, кто это открывает!

Он подошел на цыпочках к ставне и приложил глаз к щели. И тотчас же отскочил, замахал руками и прошептал:

— Это лиса, лиса Алиса! Она пришла за нами.

Пьеро побледнел, а пудель ощетинился и зарычал.

Игрушки закричали от страха. Ведь Буратино только что рассказал им, какая злодейка эта лиса! И вот она тут, близехонько, за доской ставни! Вдруг она влезет сюда?

— Спокойно! — сказал слон. — Потушите свет! Все по местам. Враг стоит на пороге.

Свечи и фонари сразу погасли. В ларьке стало тихо и темно. И еще яснее послышалось, как лиса лязгала зубами по железу, дергала замок, грызла дерево ставни. Страшно было слышать это в темноте!



Пьеро и Буратино прижались к пуделю. А он весь дрожал. И вдруг он не выдержал да как зарычит, да как залает! Всех оглушил.

— Молчать! — сказал слон и топнул ногой. — Рта не раскрывать без моей команды!

Пудель смутился и замолчал. И все услышали в темноте злобный смешок. Лиса скребла ставню и приговаривала:

— Теперь не уйдете! Не уйдете от меня, глупые мальчишки! Уже ночь, все спят, никто вам не поможет. А вашему пуделю я глотку перекушу!

Она стала трясти и ломать ставню изо всех сил. И вот ставня поддалась… Один ее край отошел от прилавка… В щель просунулась рыжая когтистая лапа, и совсем близко защелкали лисьи зубы… Сейчас ставня отлетит…

— Свисток! — скомандовал слон.

Тут все паровозики в ларьке свистнули в один голос. Да так свистнули, что под сводами рынка все загудело!

Лиса только хихикнула в ответ и продолжала ломать ставню. Но вдруг по каменным плитам раздались звонкие шаги, кто-то пробежал мимо, вернулся и сказал:

— Где же это свистели?

Куклы увидели в щель — это был сторож, в овчинном тулупе, с большой палкой в руках. Он постоял немножко, а потом сел на каменный приступок возле какого-то магазина и положил палку рядом с собой. А лисы и след простыл! Завидев сторожа, она опрометью убежала с рынка. Рада была, что ноги унесла!

— Она не вернется! — сказал слон. — Сторож всю ночь будет неподалеку. Жаль мне, что он не поймал злодейку! Ну, ничего, она еще попадется. У нас ворам спуску не дают! А теперь, дорогие гости, всем пора спать. Спите спокойно, уже поздно!

Буратино и Пьеро пожелали всем спокойной ночи, улеглись на прилавке рядом с Артемоном и крепко заснули.

Глава семнадцатая. О том, как бабушка Дуня проучила богатого барина

Мальчики проснулись только утром, когда бабушка Дуня сняла ставни с ларька.

Бабушка Дуня очень удивилась, увидев Артемона на прилавке.

— Ах ты, лукавый пес! И как я тебя вчера не заметила! Вот погляжу я, что ты тут натворил ночью! Тогда попадет тебе!

Но Артемон не натворил ничего худого. В ларьке все было в порядке, как будто бабушка Дуня и не уходила домой. Куклы сидели за чайным столиком. Игрушки лежали на своих местах. Свечки были целехоньки, и даже комнатный фейерверк, горевший вчера, сегодня был как новенький! Будто он не трещал ночью и не сыпал золотые звезды.

Только одна ставня криво висела на петле, замок был весь исцарапан, а колечки расшатаны. Бабушка Дуня сразу заметила это и даже побледнела.

— Неужто воры пытались взломать замок? Хорошо, что им не удалось! Уж не ты ли, пес, их напугал? Вот молодчина, спасибо тебе!

Артемон вилял хвостом и смотрел в глаза бабушке Дуне, словно он и в самом деле спас ларек от воров. Бабушка Дуня погладила его и дала ему ломтик колбасы из своего завтрака. Он улегся за прилавком у ее ног.

Бабушка Дуня достала маленькие гвоздики, клей, бумагу, тонкую веревочку и принялась чинить самолет.

Прохожие сновали мимо — кто спешил на службу, кто торопился по своим делам. Покупателей пока не было.

Вдруг под сводами рынка появился толстый нарядный гражданин в гороховом костюме, в таких широких штанах, будто на каждой ноге у него была надета юбка. На затылке у него торчала шляпа с перышком, а через плечо висела блестящая желтая сумка с серебряными буквами К.Б.О.Б.

Он шествовал, заложив руки за спину, и посматривал вокруг так важно, будто ждал, что сейчас купчики выглянут из своих лавок, станут кланяться в пояс и зазывать его к себе.

«Вот так ферт! — подумала бабушка Дуня. — Видно, барин из прежних!»

А «барин» подошел к ее ларьку, стал, расставив ноги, и принялся глазеть на игрушки. Глаза у него были выпуклые и злые-презлые, рот — как щель у почтового ящика, а нос — лиловый!

«Ну и лицо!» — подумала бабушка Дуня, но вслух ничего не сказала: она была очень воспитанная.

А мальчики переглянулись — держи ухо востро и не жди добра от этого «барина»! Что понадобилось такому франту в игрушечном ларьке?

Вдруг «барин» снял свою шляпочку, поклонился и сказал:

— Мое почтение, госпожа купчиха!

Бабушка Дуня удивилась — что это он говорит? — но ничего не ответила. Тогда он шагнул к прилавку и крикнул ей прямо в ухо:

— Оглохли вы, что ли? Я с вами говорю!

Бабушка Дуня даже вздрогнула и руками всплеснула.

— Это я — госпожа? Это я — купчиха? Да вы с какой стати ругаетесь, гражданин?

— А кто же вы такая, если не купчиха?

— Кто я такая? Я работник торговли, не видите, что ли? Я не жульничаю, не обманываю народ, не набиваю себе карманы, как прежние купцы! Я получаю зарплату, а выручку сдаю государству. А оскорблять меня вы права не имеете!

Покраснела бабушка Дуня, седые волосы у нее растрепались, — вот как она рассердилась! «Барин» опешил, попятился и, глядя на нее, разинул рот. Мальчики подумали: «Так ему и надо, противному франту!»

— Ишь что вспомнили! — продолжала бабушка. — У нас ни купцов, ни господ и в помине нет! Будь они неладны!

— Ну, извините меня, я не знал… — пробормотал «барин», вертя в руках свою шляпочку. — Я только хотел купить у вас игрушки!

Если человек извиняется, как его не простить?

Бабушка Дуня пожала плечами и сказала:

— Покупайте, если хотите! Никто вам не запрещает! — А сама занялась починкой самолетика.

«Барин» опять поглядел на нее, будто он никогда таких продавцов не видел, и повернулся к игрушкам. Вдруг глаза у него сверкнули, он подался вперед, рука дернулась к прилавку…

И тотчас же Буратино грохнулся навзничь вместе со своим стулом, а Пьеро повалился набок и так стукнулся головой об стол, что самоварчик подпрыгнул. И тотчас же из-под прилавка выглянула черная собачья морда с горящими глазами и зарычала.



Они узнали Карабаса, хоть он и был без бороды!

— Осторожнее, гражданин! Какой вы неловкий! — сказала бабушка Дуня, подняла кукол и усадила их по-прежнему. А пуделя погладила по голове, чтобы успокоился.

«Барин» покраснел и задохнулся от волнения.

— Я куплю этих кукол! Берите за них, сколько хотите! Только дайте их мне поскорее!

Тут у Буратино душа ушла в пятки, а Пьеро весь помертвел. А ну как бабушка Дуня продаст их Карабасу? Тогда конец!

— Эти куклы не продаются, — ответила бабушка Дуня и оправила на Пьеро разорванный воротничок.

— Это почему же? — прохрипел «барин».

Бабушка объяснила ему, что она торгует игрушками, которые получает из магазина по накладной. Вон их сколько! И матрешки, и ваньки-встаньки, и Красные Шапочки! Выбирайте любую! А этих мальчиков ей принесла одна пионерка в починку. Они только гостят в ларьке. Их нельзя продать.

Мальчики чуть не запрыгали от радости: они спасены! Но Карабас даже не слушал бабушку. Он раскрыл свою желтую сумку и сказал:

— Ладно, довольно разговаривать! Я дам вам сто червонцев, заверните мне кукол в бумагу и перевяжите их веревочкой!

Он бросил на прилавок горсть золотых монет и опять потянулся к куклам.

— Ну, пропали, — прошептал Буратино. — Теперь она нас продаст!

А Пьеро ничего не сказал, он просто онемел от страха. Зато пудель не молчал и не сидел спокойно. Он поднял такой лай, что прохожие останавливались.

— Цыц ты! — сказала бабушка. — А вы, гражданин, не дразните собаку и не трогайте кукол! Сказано вам — они не продаются.

— Да я у тебя весь товар куплю! Все, что есть в ларьке! Только отдай мне этих мальчишек! — заорал Карабас.

Но бабушка Дуня усмехнулась:

— Зачем это вам весь товар? Для спекуляции, что ли?

— Не твое дело! Захочу — все куплю, что пожелаю! И тебя куплю вместе с твоими дурацкими игрушками! Узнаешь тогда, кто я такой!

— Ну уж нет! — ответила бабушка Дуня. — Кто вы ни есть, хоть самый большой богач на свете, а меня не купите! Да у нас таким крикунам вообще ничего не продают!

Она сняла с полки плакат и показала его Карабасу.

— Видите, что тут написано? «Требуя вежливости от продавца, сам будь вежлив с ним!» А вы кричите, ругаетесь, топаете ногами! Да я с вами и разговаривать не стану! Позову милиционера — и дело с концом!



Тут Карабас вздрогнул, спрятал голову в плечи, а глаза у него забегали в разные стороны. Уж очень ему не хотелось опять встречаться с милиционером!

— Уберите ваши червонцы! Нечего им здесь валяться, — сказала бабушка Дуня. Она сняла с полки несколько масок и посадила на их место Буратино и Пьеро — подальше от покупателя. И стала укладывать маски в коробку. «Барин» собирал червонцы с прилавка и злобно ворчал что-то себе под нос. Вдруг бабушка Дуня усмехнулась и сказала:

— Есть у меня одна подходящая вещичка для вас! Не хотите ли, я вам ее подарю?

— Что? Что подаришь? — встрепенулся «барин» и сунул голову в ларек.

Бабушка Дуня держала в руках ослиную маску. И едва Карабас нагнулся, чтобы ее рассмотреть, маска вырвалась из рук бабушки и — шлеп! — сама наделась на Карабаса.

— Ох! — вскрикнул Карабас и хотел сдернуть маску, но она прилипла так плотно, на тугой резинке — не оторвать!

Тут все маски в ларьке заулыбались беззубыми ртами. Бабушка Дуня тоже рассмеялась.

— Каков Савва, такова о нем слава! Ну, давайте я ее с вас сниму!

Но Карабас уже ничего не видел и ничего не понимал. Он заревел благим матом и, пошатываясь, пошел от ларька. Ослиные уши качались у него над головой. Прохожие шарахались в стороны и смеялись.

Но вот из-за угла выскочила маленькая барышня в клетчатой кепке, встала на цыпочки и сняла с «барина» маску. Потом они пошли под руку прочь с рынка. Ноги у «барина» подкашивались, а голова моталась от плеча к плечу, как мячик.

— Вишь как раскис! — сказала бабушка Дуня, глядя им вслед. — От пустяка раскис! А как важничал, как петушился! Эх, барин, барин!

Тут Буратино и Пьеро не выдержали. Они спрыгнули с полки прямо на руки бабушке Дуне и заговорили наперебой:

— Бабушка, это не «барин»! Это страшный злодей, богач Карабас! Директор кукольного театра!

— Ты видела у него на сумочке буквы К.Б.О.Б.? Это значит: Карабас Барабас Огромная Борода.

— Барин он или не барин, — ответила бабушка, — а замашки у него настоящие барские! «Все куплю… узнаешь, кто я такой…» Подумаешь, невидаль! Тьфу!

Тут мальчики принялись обнимать и целовать бабушку Дуню, а пудель лизнул ее в подбородок.

— Какая ты хорошая, что не продала нас Карабасу! — сказал Буратино.

— Я сочинил тебе стишки, — сказал Пьеро. — Послушай, пожалуйста!

Карабас нас покупал,
Сто червонцев предлагал,
А ларечник-инвалид
Карабасу говорит:
«Убери казну свою, —
Я гостей не продаю!»

Бабушка Дуня смеялась так, что у нее слезы текли по щекам.

— Ну и шутники вы оба! Да на что мне его червонцы? Дорогу мостить, что ли?

Она достала иголку с ниткой и пришила Пьеро оторванный воротник. А потом взяла кусочек черной клеенки и выкроила Буратино новый башмачок. Так они сидели в ларьке, шутили и смеялись. А пудель глядел на них веселыми глазами и вилял хвостом.

Тем временем Карабас и лиса шли домой и бранились.

— Каков Савва, такова о нем слава! Хорошая поговорка! — ворчала лиса. — Как раз к вам подходит! Вы уже теперь не Карабас Барабас Огромная Борода, а Карабас Барабас Ослиная Голова! Переделайте одну букву на вашей сумочке!

— Дура! — злился Карабас. — Это ты подучила меня обрезать бороду! Это ты послала меня к ларечнице! Сама говорила: сначала будьте с ней полюбезнее, потом предложите ей золото, а потом припугните — и куклы будут наши! Вот и вышло черт знает что! Хороша советчица!

— А зачем вы назвали ее «госпожой купчихой»? Зачем кричали: «Все куплю… все возьму»? Этого я вам не советовала! Вы сущий осел!

— Эй, замолчи! — рычал Карабас. — Я твой хозяин!

— Пропадешь с таким хозяином!

Так, переругиваясь, они добрели до квартирки Марьи Ивановны. На лестнице было темновато. Карабас споткнулся о какие-то ящики перед самой дверью!

— Глядите, куда ступаете, ослиное копыто! — зашипела на него лиса.

Она сунула ключик в скважину и толкнула дверь.

Дверь открылась, да не совсем: она была заперта изнутри на цепочку.

— Кто это запер? — ахнула лиса, и шерсть зашевелилась у нее на спине.

Она снова толкнула дверь, но стальная цепочка держалась крепко. Тут в прихожей послышались шаги. В щель выглянул загорелый мальчик в пионерском галстуке. Он посмотрел на пришельцев светлыми глазами и, обернувшись назад, крикнул:

— Бабушка! Вот они пришли! Открыть цепочку?

— Не открывай, не открывай, Миша! И ступай ты от дверей подальше! Я сама с ними поговорю!

Тут в прихожую вышла сама Марья Ивановна. Нос у нее был красный, а глаза заплаканные. В руках она держала маятник от часов и грязную тряпочку. Лиса, как увидела ее, принялась кланяться и улыбаться в щель.

— Добрый день, Марья Ивановна! Как поживаете, Марья Ивановна?

Но Марья Ивановна поглядела на нее грустно и строго и сказала:

— Я вам доверила, а вы меня обманули! Возьмите ваши чемоданы, я выставила их на площадку, и ступайте отсюда прочь.

— Да что вы, Марья Ивановна? Да как же? — заюлила лиса. — Мы каждый день заводили ваши часики, а если они сломались, мы их починим! Пустите нас к себе!

— Нет, не пущу, — ответила Марья Ивановна. — Нам обманщиков не нужно! Миша прочел мне сказку «Золотой ключик», и я знаю теперь, кто вы такие! Ступайте прочь!

Тут она захлопнула дверь и заложила щеколду.

— Куда же мы теперь пойдем? — прошептала лиса.

Карабас не ответил. Он сидел на своем чемодане, уставившись в одну точку.



— Слушайте! — сказала лиса. — Нечего нюни распускать! Я знаю, где Мальвина! Поймаем ее и улетим сегодня ночью в Тарабарскую страну! Вставайте!

Она заставила его встать, схватила свой саквояжик, и они стали спускаться по лестнице.

Навстречу им, выгнув спину и сердито фыркая, пробежала черная кошка. Она поднялась к двери Марьи Ивановны и сказала:

— Мяяу!

И тотчас дверь отворилась и ласковый голос сказал:

— Это ты, Мусенька? Входи, входи, родная…

А Карабасу и лисе туда входа не было!

Глава восемнадцатая. О том, что случилось в голубой комнате

Бабушка Дуня починила самолетик. Отломанное крыло приклеилось так ровно, будто оно никогда не отламывалось. Хоть сейчас лети в Тарабарскую страну. Да как же лететь, если нет Мальвины и нет счастья для папы Карло?

Мальчикам не терпелось поскорее пуститься на поиски, но бабушка Дуня сказала:

— Сидите смирно, а то вас Карабас заберет! Вот придет Майя, тогда нагуляетесь. А без Майи я никуда вас не отпущу.

Они сидели, вытянув ножки, между ватным кроликом и картонным барабаном и очень скучали. Школьники, пионеры и маленькие дети со своими мамами подходили к ларьку, выбирали себе игрушки, игры, картинки и опять уходили. А Майи все не было.

Вечерело. Уже приближалось время закрывать рынок. И вот примчалась Майя. Да не одна, а с двумя мальчиками в пионерских галстуках. Один был черненький, курносый, по имени Костя, другой загорелый и светлоглазый, его звали Миша. Они прибежали, чтобы взять кукол и отнести их во Дворец пионеров. Там их никакой Карабас не достанет. И пуделя нужно отдать туда же. Ведь это не простой пес!

Майя взяла на руки Буратино, Костя — Пьеро, а Миша подхватил самолетик, позвал собаку, и они пошли.

— Осторожнее переходите улицу! — крикнула им вслед бабушка Дуня.

Дворец пионеров был когда-то царским дворцом. Давным-давно он был самым большим и великолепным домом в городе. Его окна ярко светились. Хрустальные люстры сияли, как солнце. В раззолоченных покоях разгуливали гордые князья, важные вельможи и чопорные дамы.

А кругом была непроглядная темень и непролазная грязь. И убогие домишки, где жили простые люди.

Все это было и прошло.

В городе много домов выше и просторнее, чем этот дворец. Они залиты ярким электрическим светом. И улицы залиты электрическим светом. Дворец никого не удивит своей роскошью и своими огнями. А теперешние хозяева дворца совсем не похожи на прежних. Они простые и веселые. Они выдумщики и весельчаки. Одни играют на скрипке, другие — на рояле, третьи танцуют, четвертые рисуют… И все учатся, растут и, надо думать, умнеют с каждым днем!

Вы их, конечно, знаете. Это ленинградские пионеры.

Когда Майя и ее спутники вбежали во дворец, у кукол головы пошли кругом, а пудель даже оробел.

Стены блестят, колонны поднимаются ввысь, белая лестница ведет вверх. А по лестнице снуют пионеры — множество пионеров. Гомон стоит такой, что дворец гудит. Вдруг раздался звонок, и все пионеры ринулись наверх.

— На спевку, — кричат. — Идемте на спевку! — И бегут по ступенькам.

— Ой! — вскрикнула Майя. — И нам нужно на спевку!

— Идем! — сказали Миша и Костя.

Быстренько забежали они в комнату игр, положили самолетик на стол, а кукол — в кресло и, сказав: «Тут вас никто не тронет!» — умчались.

Пудель остался с куклами.

Буратино и Пьеро выпрямились в кресле и удивленно оглянулись. Вот так комната! Не комната, а волшебное морское дно. Кресла и столы — из больших серебряных раковин. Кругом серые камни, ноздреватые скалы. Над ними колышется зеленая листва. А внизу блестит вода в аквариумах. Там плавают золотые рыбки. На полу сидят голубые фаянсовые лягушки. И свет в этой комнате голубой, мягкий, ни дать ни взять — лунный свет.

— Тебе нравится. Пьеро? — шепнул Буратино.

Пьеро только вздохнул.

— Как во сне!

И оба они подумали: «Вот если бы Мальвина и папа Карло были с нами!»

— Пойдем поищем Мальвину, — сказал Буратино и спрыгнул с кресла. За ним — Пьеро. Они взялись за руки и пошли. Артемон двинулся за ними.

Тени растений колебались по стенам. В аквариумах вспыхивали голубые искры. Где-то в далекой комнате играла скрипка, а поближе за дверью негромко стучал молоток. Кто-то вбивал маленькие гвоздики.

Мальчики подошли к двери и выглянули.

— Не уходите! — сказал хриплый голос у них за спиной.

Они оглянулись.

Голубая лягушка сидела у двери и приветливо глядела на них.

— Не уходите! — повторила она. — Мальвина придет сюда кормить золотых рыбок! Тес… Слышите?

В коридоре скрипнула дверь и послышались легкие шаги. Все рыбки в аквариумах засуетились, засверкали золотыми чешуйками. На пороге появилась девочка в розовом платьице. У нее были голубые волосы. Она бережно несла большой бумажный фунтик.

— Мальвина! — крикнули мальчики и бросились к ней. Артемон чуть не сбил свою хозяйку с ног.

— Ах! — вскрикнула Мальвина, роняя фунтик. — Наконец-то! Наконец-то вы приехали!

Она целовала мальчиков и пуделя и смеялась от радости. Голубая лягушка улыбалась во весь рот, глядя на них. Вдруг Мальвина всплеснула руками и оттолкнула всех.

— Что я наделала? Ах, что я наделала!

Бумажный фунтик лежал на полу разорванный. Из него высыпалась кучка желтоватых крошек. Мальчики и пудель топтали их.

— Отойдите! — закричала Мальвина. — Это рыбий корм! Бедные мои рыбки! — Она заплакала и стала сгребать крошки на бумагу.

Рыбы замерли в аквариумах, чуть-чуть шевеля плавниками, и обиженно глядели на нее сквозь стекло.

— Это все вы виноваты, мальчики! — сказала Мальвина.

Мальчики обиделись.

— Подумаешь, беда! — сказал Буратино. — У нас папа Карло лежит больной, а ты возишься с рыбами!

— Бессердечная девчонка! — прошептал Пьеро. — Ты небось не достала счастья для папы Карло.

— Достала! — сказала Мальвина, собрав последние крошки и крепко завертывая фунтик.

— Врешь! — заорали оба мальчика.

Мальвина подошла к двери и крикнула в коридор:

— Папа Карло! Папа Карло, иди сюда! Наши мальчики приехали!

И тотчас же скрипнула другая дверь, кто-то быстро прошел по коридору, кто-то заглянул в голубую комнату.

Это был папа Карло, живой папа Карло в новой бархатной куртке, с молотком в одной руке и с гвоздиками в другой.

— Где они, мои милые? Дайте на них взглянуть! — крикнул он.

Мальчики без памяти бросились к нему на шею, гладили его седые волосы, целовали морщинистые щеки. А пудель скакал вокруг, скулил от нежности и умудрился даже лизнуть папу Карло в левую бровь.

Мальвина смеялась и хлопала в ладоши, сев на спину голубой лягушке. А сама лягушка плакала от умиления.

Наконец папа Карло уселся в кресло из серебряных раковин и посадил Буратино и Пьеро к себе на колени. Пока Мальвина кормила своих рыбок, папа Карло рассказал мальчикам, как он здесь очутился.



Оказалось, Костя принес Мальвину прямо в кукольную мастерскую Дворца пионеров. Там за большим столом сидели дети и учились делать кукол для театра.

Костя поставил Мальвину на стол. Она протянула вперед ручки и пропела:

Тяжело и грустно мне:
Счастья нет в моей стране.
Папа Карло, мой родной,
Уж давно лежит больной.

Пионеры удивились: что за чудесная кукла? И какой искусный мастер сумел такую сделать? Они стали осторожно разглядывать Мальвину со всех сторон, и вот на подошве ее левого башмачка они усмотрели маленькую медную дощечку. На дощечке было что-то написано, тоненько, как иголочкой. Они принесли большое увеличительное стекло из физического кабинета и разобрали надпись. А в надписи говорилось, что эту куклу сделал кукольник Карло, который живет там-то, в Тарабарской стране.

Эту дощечку Карло набил на башмачок Мальвины, когда был еще здоров.

Тут пионеры устроили собрание и решили пригласить папу Карло в свой дворец.

— Пускай он научит наших ребят делать таких же чудесных кукол!

Пионеры послали за папой Карло свой волшебный самолет, пестрый, блестящий, красивый, как жар-птица. Небо блестело, когда он полетел по воздуху, — так ярко горела на его крыльях золотая надпись «Сказка».

Раскинув радужные крылья, испуская ослепительный свет, самолет кружился над домишками Тарабарской страны. Он искал чердак папы Карло.

Тарабарские жители выползали из своих нор, глазели на чудесное зарево, и каждому верилось, что где-то на свете есть счастье.

Самолет подлетел к окошку папы Карло и осветил убогую каморку розовым светом. Летчик высунулся из кабины и сказал:

— Садитесь! Я отвезу вас в Ленинград.

Папа Карло захватил свои инструменты и взобрался в самолет. А через час они опустились на крыше Дворца пионеров.

Тут Карло встретил Мальвину. Вот они обрадовались друг другу! Они живут теперь во дворце, в комнате под самой крышей. Ведь Карло любит, чтобы из окошка было далеко видно… Он устроил во дворце маленький театр и учит пионеров делать чудесных деревянных актеров.

— Пойдемте, я покажу вам наш театр! — сказал Карло и повел кукол в зрительный зал.

Глава девятнадцатая. О том, что случилось во время кукольного представления

Новый кукольный театр блестел, как елочная игрушка. По сторонам — пестрые ширмы, посередине — сцена, а над ней малиновый занавес с серебряной бахромой. Кругом — цветные фонарики и портреты Буратино и его друзей в зеленых венках.

Перед сценой были устроены две маленькие ложи с бархатными креслицами.

— Это ложи для гостей! — сказал папа Карло.

Он усадил кукол в одну ложу, а пуделя — в другую. Артемон еле уместился в ней со своим хвостом. Зато как важно сидел он потом, положив лапы в мохнатых манжетах на бархатный барьер! Сидел и озирал все вокруг.

— Посидите здесь! — сказал папа Карло. — А мне пора начинать представление! Видите, зрители уже собираются.

Он ушел за ширмы.

В зал с веселым шумом собирались пионеры.

Маленькие садились поближе, большие — подальше. Все любовались куклами, сидевшими в ложе, и спорили, живой это пес сидит против них или сделанный.

Раздался звонок. В зал вбежали опоздавшие — Майя, Костя и Миша. Они поскорее уселись на свободные места. И вот стало совсем темно. Только сцена осветилась изнутри ярким светом. Заиграла музыка. Малиновый занавес раздвинулся.

Едва наши друзья услышали музыку и увидели, как серебряная бахрома змеей ползет по полу, им так захотелось на сцену, так захотелось — просто невмочь! Подумать только, как давно они ничего не представляли! В Тарабарской стране это было им запрещено, а потом начались приключения… Где уж тут было представлять? Ах, выбежать бы сейчас на сцену, увидеть множество глаз, глядящих из темного зала, танцевать под музыку старой шарманки и петь о том, как радостно и как печально живется на свете! Чтобы все слышали. Буратино схватил Пьеро за руку.

— Ты помнишь. Пьеро?

Тот только посмотрел на него большими от слез глазами.

— Спокойнее, мальчики! — шепнула Мальвина. — Придет и ваша очередь.

На сцене зазвенели колокольчики, и одна за другой появились такие куклы, каких наши друзья никогда не видывали. Это был парад игрушек, сделанных учениками папы Карло. Тут были саами и узбеки, грузины и татары, украинцы и белорусы и еще много кукол — все в пестрых нарядных костюмах. Одни приехали на оленях, другие — на верблюдах, третьи — на автомобилях, а четвертые прилетели на самолетах.

И вот на земле стали вырастать невиданные прекрасные цветы — голубые, розовые, оранжевые. Сверху на них посыпались золотые звездочки. Сияющий туман закрыл сцену. Тогда выступили вперед мальчики и девочки в русских костюмах и приготовились плясать. Наши друзья так и впились в них глазами, Вдруг кто-то из зрителей задвигался на своем стуле и громко сказал:

— Дяденька, отойди!

А другой прибавил:

— Из-за тебя не видно! Ты не прозрачный!

А третий крикнул:

— Не маленький небось, а не понимаешь.

В зале поднялся шум. Наши друзья оглянулись и замерли на месте.

Рядом с ними, перед самой сценой, стоял Карабас в своем новом костюме, с чемоданом в руке. Стоял огромный, противный и ухмылялся своим страшным ртом!

Вот он протянул свою волосатую лапу к Мальвине…

— Р-р-р! Гав, гав, гав! — сорвался из своей ложи Артемон. Зрители повскакали с мест. Майя бросилась к Карабасу.

— Не трогайте кукол, гражданин!

Но Карабас отпихнул Артемона сапогом, оттолкнул Майю и опять протянул руку к Мальвине…

— Не давайте, не давайте ему кукол! — закричала Майя и повисла у него на локте. Пионеры плотно окружили его, заслоняя собой сцену.

— Что вам нужно, гражданин?

Но Карабас только усмехнулся:

— Подите прочь, детишки! Я пришел за своим добром. Это мои куклы!

Пионеры смутились. Может быть, это в самом деле его куклы? Таких кукол еще не было во дворце.

Но Майя растопырила руки, защищая своих друзей, и сказала:

— Ах, не верьте, не верьте ему! Не давайте ему кукол, пожалуйста! Он вас обманывает. Ведь это Карабас из сказки «Золотой ключик», я его узнала по голосу.

Карабас расхохотался во всю глотку:

— Да ничего подобного! Я совсем не Карабас. У Карабаса большая борода, он так и зовется: Карабас Барабас Огромная Борода. А у меня никакой бороды нет. Хе-хе-хе!

Он погладил себя по жирному подбородку, шагнул вперед, схватил Пьеро за край белого балахончика и потащил к себе… Но тут к нему подскочил Миша и сказал:

— А вы все-таки Карабас. Когда вы снимали квартиру у моей бабушки, вы были с бородой. Она мне рассказывала. А сегодня вы пришли к ней без бороды, я сам видел. Вы просто обрезали свою бороду!

Тут Миша и Костя стали рядом с Майей и выставили вперед кулаки.

Карабас посмотрел на них злыми глазами, нагнул голову, как бык, и вдруг размахнулся и ударил Мишу. Мальчик повалился на Майю, Майя на Костю, а Костя еле удержался на ногах, ухватившись за край сцены.

— Эй, держите его! Он с ума сошел! — закричали пионеры и бросились на Карабаса. Но он рванулся так, что они посыпались в разные стороны, и заорал:

— Я вас в бараний рог согну! Я ваших кукол в порошок сотру! Узнаете, кто я такой!

Раз — он оборвал малиновый занавес, два — он стукнул сапожищем по маленькой ложе, и она разлетелась в щепы, три — он сграбастал лапами Мальвину, Буратино и Пьеро и сжал так, что все их косточки затрещали.



И вдруг стало совсем темно. Послышался свисток, такой пронзительный, такой жуткий, что у всех мороз пошел по коже… Потом глухо забил барабан. Откуда-то появился тонкий светлый луч прожектора, пошарил в темноте, нашел Карабаса и ярко осветил его…

— Что это? — спросил Карабас. Волосы зашевелились у него на голове. Руки задрожали. Он выронил кукол…

А грозная музыка стала громче, сильнее. Как будто в темноте приближалось невидимое, могучее войско. И вот на сцену выполз тяжелый, закованный в броню танк. А из-за кулис высунулись дула пулеметов.

Танк медленно повернул башню и нацелил пушку прямо на Карабаса. И дула пулеметов направились на Карабаса. Снова раздался пронзительный свист, и со всех сторон взметнулись, зареяли, засверкали крыльями маленькие самолеты и ринулись тучей на Карабаса…

— Мне страшно! Мне страшно! — завопил Карабас и рухнул на колени с таким громом, что весь зал вздрогнул.

— Эй, зажгите свет! Кто у вас тут безобразничает? — сказал из темноты звонкий голос.

Зал осветился. Над Карабасом стоял милиционер. А Карабас валялся на полу и выл от страха.

— Встаньте, гражданин! — сказал милиционер и потрогал его за плечо. — Батюшки, да это опять Карабас! Что он тут у вас натворил?

— Он хотел забрать наших кукол, а мы их не отдали, — сказала Майя. — Тогда он стал ломать театрик, а наш кукольник выпустил на сцену танк и напугал его. Он теперь от страха ревет. Он ведь только маленьких не боится!

— Помилуйте! Пощадите меня! — вопил Карабас, закрыв лицо руками.

— Эй, гражданин, — сказал милиционер. — Довольно выть. Вставайте и пойдемте со мной в милицию. Я прочел сказку «Золотой ключик» и знаю теперь, кто вы такой. Здесь таким безобразникам не место! Верно я говорю, ребята?

— Верно, верно! — закричали пионеры и затопали ногами.

Милиционер заставил Карабаса встать и повел его к выходу. А тот хныкал и утирал глаза кулаком.

Вдруг в коридоре послышался громкий лай, дверь с треском распахнулась, и в зал опрометью вбежала маленькая гражданка в клетчатой кепке. За ней по пятам гналась большая серая овчарка.

Вот она настигла гражданку в проходе, опрокинула ее и схватила зубами лиловую косынку на ее шее…

— На помощь! — закричали пионеры и бросились к ним.

Милиционер выхватил револьвер.

— Отойдите, дети! Может быть, собака бешеная!

— Нет, не бешеная! — сказал кто-то совсем спокойно. В дверях зала стоял доктор Николай Иванович, держа в одной руке собачью сворку, а в другой — обломки серебряного самолета.

— А, доктор! — сказал милиционер. — Опять вы пустили эту собаку без намордника! Мало я вас штрафовал? Уберите ее скорее, а то она загрызет гражданку!

— Друг! — крикнул Николай Иванович. — Поди сюда!

Друг отпустил свою добычу и подбежал к хозяину, весело виляя хвостом. Пионеры помогли гражданке встать на ноги.

— Мы с Другом, — сказал доктор, — застали эту гражданку на том, что она ломала на куски вот этот хорошенький самолетик. — Он показал серебряные обломки. — Я не хотел причинить ей вреда, но, знаете, овчарку в таких случаях не удержишь. Взгляните!

Он подошел к гражданке и кончиком пальца дотронулся до ее розового ушка. Тогда розовое личико упало на пол с легким стуком, а вместо него выглянула рыжая шерстистая морда с черным носом и злыми, блестящими глазами.

— Лиса! — ахнули все в один голос.

— Да, лиса! — сказал Николай Иванович. — Верная сообщница Карабаса. Я прочел сказку «Золотой ключик» и теперь знаю, кто такие они оба. Отведите их в милицию, товарищ милиционер! Друг вас проводит, чтобы они не улизнули.

— Ну и дела! — сказал милиционер и подтянул свой пояс. — Пойдемте, граждане!

Он вышел в дверь, за ним понуро плелся Карабас. Лиса ковыляла, пряча морду в лиловую косынку. А позади гордо выступал Друг — уши торчком, хвост как знамя.



Дверь захлопнулась, и всем в зале стало весело.

Карло вышел из-за ширмы и уселся на краю сцены. Мальвина, Буратино и Пьеро взобрались к нему на колени, пудель примостился у ног. Их окружили пионеры.

— Папа Карло, расскажите про Карабаса! Зачем он сюда явился? Что ему было нужно? — просили они.

Карло начал рассказывать свои приключения. Но едва он сказал о том, как тарабарские врачи отказались его лечить, поднялся страшный шум.

— Вот негодяи! Вот безобразники! Попались бы они нам, уж мы бы их проучили!

А доктор Николай Иванович сказал:

— Послушайте, Карло, как вам не совестно! Почему вы не обратились ко мне за советом сразу же, когда приехали? Я каждый день бываю во дворце.

— Спасибо! — сказал папа Карло. — Только зачем я пойду к доктору, если у меня ничего не болит? Я совсем выздоровел.

Тут все захлопали в ладоши и закричали «ура!». Пионеры решили, что Мальвина — самая хорошенькая. Пьеро — самый милый, а Буратино — самый забавный из всех деревянных актеров! А пудель Артемон — самый симпатичный из всех пуделей! А папа Карло — самый замечательный из всех кукольников на свете!

Все наши друзья остались жить во Дворце пионеров! А Карабас и лиса улетели в свою Тарабарскую страну, чтобы никогда больше к нам не возвращаться.

Глава двадцатая. Самая коротенькая

Вот что рассказывал мне папа Карло и вот что я записал в тетрадку золотым перышком, пока куклы угощались яблоками и виноградом, а пудель Артемон посасывал косточку. Я дописал последнее слово и поставил точку. Тут папа Карло подумал немножко и сказал:

— Припишите еще вот что, это самое главное: нам живется здесь весело и счастливо, потому что мы делаем наше любимое дело и знаем, что мы нужны людям. Это и есть счастье!

Тут послышался звонок. Папа Карло и куклы пошли на сцену, а я — в зрительный зал. Там начиналось представление новой волшебной сказки.

Но о нем я расскажу в другой раз.



Александр Кумма, Сакко Рунге ВТОРАЯ ТАЙНА ЗОЛОТОГО КЛЮЧИКА

Рисунки Л. Черного

— Позвольте представиться! Меня зовут Говорящий Сверчок. Я хочу рассказать вам кое-что новое об этом веселом проказнике Буратино. О, жизнь в Тарабарском королевстве не остановилась. Хотите знать, что было дальше?

1. АЛИСА КОЕ-ЧТО ПРИДУМАЛА

Как вы помните, после различных, самых невероятных приключений Буратино раздобыл золотой ключик, открыл им чудесную дверцу, которая скрывалась за нарисованным очагом, и вошел в свой волшебный театр. А дверца с треском захлопнулась перед самым носом Карабаса Барабаса.

Каждый вечер после представления Буратино и его друзья танцевали на площади перед театром у берега моря. И каждый вечер — напротив через дорогу, возле пустующего полотняного балагана — стояли Карабас Барабас и его компания и просто стонали от зависти. Они смотрели на танцующих кукольных человечков, и Карабас Барабас от досады даже рвал на себе волосы.

А в этот день, с которого мы ведем свой рассказ, владелец прогоревшего театра особенно негодовал. Он прямо-таки сыпал проклятиями, которыми был начинен, как фасолевый суп бобами.

— Тысяча чертей! Десять тысяч чертей! Сто тысяч чертей! — кричал он, топая ножищами и потрясая семихвостой плеткой. Количество упоминаемых чертей всегда с точностью градусника соответствовало уровню его гнева. — Они все танцуют! Они все представляют! А где мой театр? Где мои актеры? Где мои денежки?

— И он вырвал у себя самый длинный волосок, прямо с макушки.

— Не рвите волосы, их и так уже осталось мало, — мрачно сказал кот Базилио, почесывая лапой затылок.

— Подумайте лучше, что нам предпринять! — предложил продавец пиявок Дуремар, приставив указательный палец к своей лысой голове, похожей на большую шишку.

— О! — закатывал к небу глаза Карабас Барабас. — У меня уже голова пухнет, но я так ничего и не придумал.

— Зато я кое-что придумала! — почти пропела лиса Алиса и сладко улыбнулась.

— Говори! — свирепо зарычал Карабас Барабас и крепко схватил лису за шиворот, как хватают маленьких котят.

— Ах, синьор, пожалуйста, тише! — пролепетала лиса. — А то я, чего доброго, могу упасть в обморок!

— Она упадет! Как же! — проворчал кот Базилио.

— Ты будешь говорить? — рявкнул Карабас Барабас и так встряхнул лису, что с нее посыпался желтоватый пух.

— Бу-буду!.. — заикаясь, выдавила из себя лиса, раскачиваясь в волосатой лапе Карабаса Барабаса. — Но я не умею разговаривать, когда меня держат за шиворот! Вы сдавили мне горло.

— Проклятье! — Карабас Барабас весь так и дрожал от нетерпения. — У меня просто такая привычка — хватать всех за шиворот! Ну, говори же, ми-и-лая ли-си-и-ичка! — И он посадил лису прямо на хвост.

— Люблю вежливое обращение! — нежно пропела лиса. — И еще вот это!.. — Алиса начертила лапой кружочек в воздухе.

— Черт бы тебя побрал, почтеннейшая плутовка! — проворчал Карабас Барабас, залезая рукой под бороду и роясь в карманах.

— Я и так уже вконец разорен. — Он извлек из жилетного кармана один золотой и с тяжелым вздохом швырнул его Алисе. Та поймала монету на лету раскрытой пастью и сразу же на зубок попробовала, не фальшивая ли?

— Не могу устоять перед хорошим обращением! Ах, это моя слабость! — призналась лиса. — Так вот, дорогой Карабас…

Кот Базилио и Дуремар подкрались поближе и приготовились слушать, но лиса это сразу заметила.



— Мда-с! — только и сказала она, махнув хвостом в сторону кота и Дуремара.

— Ничего! — изрек Карабас Барабас. — Пускай слушают. Это свои.

— Ну, конечно, свои! — развела лапами лиса. — Я и говорю, пусть слушают! Мне не жалко! Дорогой Карабас Барабас! — тут лиса перешла на таинственный шепот. — Нет ли у вас какого-нибудь знакомого при дворце Тарабарского короля?

— Глупый вопрос! — рявкнул Карабас Барабас. — Нет ли у меня знакомого! Да у меня там есть целый родственник Шарабан Барабан! Он чуть ли не министр!

— Ах, он чуть ли не министр?! — всплеснула лапками лиса.

— Ну, тогда наше дело в шляпе.

— Вы слышали? Он чуть ли не министр! — сложив лапы рупором, насмешливо закричал кот Базилио на ухо Дуремару. Надо сказать, продавец пиявок был туговат сразу на оба уха. Вечно подслушивая, припадая к замочным скважинам и всевозможным щелям, откуда дули сквозняки, Дуремар простудил себе уши и с тех пор закладывает их ватой. Но менее любопытным он от этого не стал.

— Ну?.. Ну?.. Что же дальше? — тряс бородой Карабас Барабас.

— Вы должны пойти к этому чуть ли не министру, — продолжала лиса, — и попросить его, чтобы он отобрал театр у папы Карло и отдал вам!

— Здорово! — завопил Карабас Барабас. — Ай да лиса! — И с размаху хлопнул ее по плечу своей огромной лапищей.

— Ох! — лиса сморщилась от боли.

— А если чуть ли не министр не захочет отбирать театр у папы Карло? — скептически протянул кот Базилио.

Но лиса и это предусмотрела.

— Надо рассказать ему, что Буратино и его приятели на своих представлениях смеются над самим Тарабарским королем! И над всеми его министрами и чуть ли не министрами! И потом надо ему дать это, ну понимаете… — И она начертила лапкой кружочек в воздухе.

— Как?! — недовольно заворчал Карабас Барабас. — Денег?.. Родственнику?.. Взятку?..

— Увы, синьор! — лиса сочувственно развела лапками. — Сейчас родственные чувства ничего не стоят. Вернее, стоят, но еще дороже, чем не родственные. Ох, я наперед знаю, любой этакий родственничек, когда обратишься к нему за помощью, начнет твердить, втолковывать, что он рискует, рискует головой. А чем больше риск, тем больше дай ему на лапу. Короче, он попытается содрать с тебя три шкуры, по-родственному.

— С тебя сдерешь, как же… — проворчал кот Базилио.

— Ближе к делу! — вскричал Карабас Барабас и хлопнул себя плеткой по голенищу.

— Позвольте, — удивилась лиса, — разве я не ясно выразилась?.. Несколько блестящих, очаровательных, изумительных, ослепительных кружочков, а можно банковский чек или несколько акций… — Алиса даже облизнулась, как будто только что съела жареную курицу, — и театр снова будет ваш!

— Ай да лиса! — восхитился Карабас Барабас и от восторга решил хлопнуть ее «по плечу» еще разок. Но лиса ловко увернулась, и крепкая ладонь Карабаса ударила стоящего рядом кота Базилио прямо по уху.

— За что??? — взвился оскорбленный кот.

— Это я так! Любя, — объяснил Карабас. — Киса! Я подарю тебе самую жирную мышь на свете! За мной! Вперед! Во дворец Тарабарского короля!

2. СТРАНА ЗАКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ

После представления Буратино прискакал на одной ножке домой и сразу же прошмыгнул на кухню, потому что был ужасно голоден. Вслед за ним туда вошел папа Карло. Он постоял с минуту молча, а потом задумчиво сказал Буратино, запустившему свой длинный нос в кастрюлю с супом.

— Знаешь что, сынок, ты очень основательно наполняешь свой желудок, а голова у тебя остается все такой же звонкой, как пустая тыква. Не пора ли наполнить и ее? Или ты хочешь, чтобы люди тебе говорили: «Эх, Буратино, он как был, так и остался чурбан чурбаном».

И Буратино понял, что настало время идти в школу.

В комнате на диване его уже ждали подарки — сверкающий клеенчатый портфельчик, разноцветные счетные палочки и новая азбука. При виде их Буратино запрыгал от восторга.

А папа Карло подарил ему еще удивительный карандаш, который никогда не стачивается. И волшебную промокашку, которая снимала любые кляксы. А ставить кляксы Буратино был большой мастер.

Целый вечер мальчик перекладывал и пересчитывал палочки, листал азбуку, щелкал замочком, открывая и закрывая портфель. Десять раз заглянул во все его кармашки и отделения. Он так и заснул в обнимку с портфелем.

Большой любитель поспать, особенно в самые сладкие для сна предутренние часы, Буратино поднялся в этот день раньше всех кукол. Какой там сон, когда у тебя — праздник?

Правда, не обошлось без ссоры с будильником. Он долго звенел над ухом Буратино. Мальчик погрозил ему кулаком. Но все-таки встал.

Буратино почистил щеткой курточку, колпачок, наваксил ботинки.

По дороге он бормотал про себя: «Я иду в школу. Там очень интер-р-ресно! Азбуку не променяю ни на что. Кино? Хотелось бы! Но не пойду. Конфеты? Заманчиво. Но азбуку на конфеты не променяю. Вот какой я стал умный».

К сожалению, школа была далеко от театра, и добрался туда Буратино примерно через час. У школьных дверей стоял розовощекий человек такой толщины, что на его черном костюме расходились швы. Этот господин ел пирожок и дружески улыбался Буратино.

— Куда это ты идешь, мальчик? — любезно спросил господин.

— Я — в школу! — вежливо ответил Буратино.



— Очень похвально, — одобрительно сказал господин. — Но, дорогой мальчик, я что-то не припоминаю в своей школе ученика с таким длинным носом, а ведь я должен помнить все носы, потому что, между прочим, я директор этой самой школы — синьор Доктринус.

— А вы и не можете меня помнить, синьор Доктринус, — сообщил Буратино, — потому что я сегодня — первый раз!

— Первый раз! И уже опоздал! — поморщился директор. — Ну что же, лучше поздно, чем никогда. Дорогой мальчик, а ты принес с собой то, без чего процесс обучения протекать не может?..

И хотя синьор Доктринус выразился довольно туманно, Буратино сразу понял, что он хочет сказать. За свою недолгую жизнь в стране Тарабарского короля он уже привык к таким выражениям.

— Да, я принес то, без чего… — сообщил Буратино и протянул директору кошелек, набитый монетами.

Директор взял кошелек, потряс его над ухом так, что монеты зазвенели, потом раскрыл и… разочарованно протянул:

— Но они же медные!

— Конечно, медные, — подтвердил Буратино. — К нам в театр ходят бедные люди, и мы не можем брать с них большую плату. Они платят за билет всего одну маленькую медную монетку.

Но директора совершенно не интересовало, кто ходит в театр. Он закрыл кошелек и наставительно сказал:

— Видишь ли, дорогой мальчик, процесс обучения требует… огромных затрат. Одного мела не напасешься. А чернила?..

— Я буду приносить мел с собой, — пролепетал Буратино, — и чернила тоже.

— А розги ты тоже будешь приносить с собой? — насмешливо спросил Доктринус и захихикал. Его живот заколыхался от смеха, и швы на костюме в нескольких местах разъехались. — Ты знаешь, сколько розг ежедневно приходится обламывать о спины этих маленьких тупиц, у которых на уме только шалости и развлечения? А дополнительная зарплата учителям, деньги на подарки по торжественным дням? Ведь правительство отпускает на школу сущие пустяки. Я уже не говорю, сколько денег уходит на лампочки и стекла в окнах. Их только успевают менять. Вот по всему по этому мы берем вознаграждение за наш тяжелый труд в виде серебряных монет большого размера. Этим мы отличаемся от соседней школы, которая берет плату золотыми монетами. А тебе, мальчик, я могу дать замечательный совет. Иди, трудись! Обществу нужны крепкие руки!

— А как же голова? — вздохнул Буратино. — Как насчет того, чтобы наполнить ее знаниями?

— Ни в коем случае! — испуганно воскликнул синьор Доктринус. — Зачем же портить такую замечательную, такую звонкую голову! — И директор легонько щелкнул Буратино по макушке. Раздался звук, будто постучали в пустой деревянный бочонок. — Хе-хе! — заулыбался Доктринус. — Этак еще в твоей головке появятся дерзкие мысли. Иди, мальчик, трудись! А с этими деньгами, — директор высыпал на ладонь монеты из кошелька, — давай поступим по справедливости. Половину из них я возьму за этот преподанный тебе урок, а остальные — на, возьми, сходи на них в кино или купи леденцов, я разрешаю.

Грустный и усталый, Буратино поплелся домой.

— Как долго ты учился, сынок! — встретил его папа Карло.

— Учился, только не в школе, — пробурчал Буратино. — Оказывается, наполнить голову знаниями не так-то просто, если кошелек не наполнен…

И тут выяснилось, что такая история произошла не с одним Буратино. Пьеро не приняли в художественное училище. Мальвину не взяли на курсы кройки и шитья. Даже Артемон не попал в школу дрессировки собак!



Буратино был очень возмущен.

— Мы открыли двери в театр! Обрадовались! — ворчал он. — Другие-то двери закрыты!

Не знал Буратино, что Тарабарское королевство — это Страна Закрытых Дверей.

И даже дверь в кукольный театр, была ли она открыта по-настоящему? Разве не было в этой стране мальчиков и девочек, у которых не нашлось бы даже медного грошика, чтобы заплатить за вход?

3. АУДИЕНЦИЯ У ШАРАБАНА БАРАБАНА

Между тем Карабас Барабас и его спутники подошли к королевскому дворцу. Это было огромное мрачное здание с тяжелыми дубовыми воротами, обитыми железом. Повсюду стояли часовые с ржавыми алебардами, из окон торчали чугунные пушки. А в каждой пушке жили ласточки и скворцы, потому что, к счастью, эти пушки давно не стреляли. Но при случае они могли выстрелить довольно основательно. Пока же солдаты забавлялись тем, что играли пушечными ядрами в кегли. А кеглями служили старые пушки, поставленные вертикально.

В гигантских воротах была проделана низенькая дверь, которая, в свою очередь, состояла еще из нескольких дверок. Сперва открывалась крошечная форточка. Оттуда выглядывал стражник. Затем — верхняя половина двери. После проверки документов отворялась калитка и можно было пройти внутрь, низко наклонив голову.

Увы, не склонив головы, никак нельзя было пройти во дворец.




Карабас Барабас предъявил солдату свое удостоверение доктора кукольных наук. Тот долго рассматривал его вверх ногами, поскольку был неграмотным, и шевелил губами, будто бы читая. Потом пошарил в бороде Карабаса, не спрятана ли там бомба. В конце концов он взял у Карабаса отпечатки пальцев и милостиво пропустил всю компанию внутрь здания.

Все двинулись бочком по петляющему узкому коридору, очень похожему на тюремный. Карабас Барабас всем видом показывал, что он тут свой человек, и важно шествовал впереди. Но вот он остановился у железной кованой двери с табличкой: «Шарабан Барабан, чуть ли не министр».

— Нам, кажется, сюда, — глубокомысленно заметил Дуремар и робко взялся рукой за дверь, но усатый часовой наклонил свою алебарду, и она стукнула Дуремара прямо по голове.

— Простите, — пролепетал Дуремар, поглаживая еще одну приобретенную шишку, — но нам, кажется, сюда.

— Мало ли что вам кажется, — сухо ответил часовой. — Вы кто такие? От кого получили задание? Давно ли начали заниматься подрывной деятельностью? — Эти вопросы он по инструкции задавал всем посетителям.

Тогда лиса что-то прошептала Карабасу Барабасу, тот порылся в своих объемистых карманах, извлек оттуда золотую монету и препроводил ее в карман часового.

Трык! И алебарда приподнялась вверх… Лиса попыталась было прошмыгнуть в комнату вслед за Карабасом, но он дружески щелкнул ее по носу:

— Цыц! Стойте здесь и ждите меня с трепетом!

И Карабас открыл тяжелую дверь.

В кабинете было тихо-тихо. Здесь обитала одна муха. Чтобы было слышно, как она летает. А если не слышно, как летает муха, значит, народ шумит, значит, в государстве беспорядок. За столом сидел сам Шарабан Барабан и попивал чай с лимоном. Этим он занимался в течение всего своего рабочего времени. Впрочем, иногда он снисходил и до кофе. Увидев вошедшего родственника, Шарабан Барабан на секунду оторвался от чая и радостно воскликнул:

— Дорогой Карабас Барабас!

— Дорогой Шарабан Барабан! — промычал Карабас.

— Обожаемый Карабас Барабас! — простонал Шарабан Барабан и обнял своего драгоценного родственника.

— Обожаемый Шарабан Барабан! — прослезился Карабас.

— Любимый Карабас Барабас! — всплеснул руками Шарабан. — Что ты мне сегодня принес?

— Ничего, любимый Шарабан Барабан! — восторженно ответил Карабас. — Кроме своей любви!

— Тогда до свидания, любезный Карабас Барабас, — нежно пропел Шарабан.

— Но у меня есть к тебе дело! — заискивающе улыбнулся Карабас.

— А я могу что-нибудь получить за это дело? — осведомился Шарабан.

— Конечно! — заверил его Карабас.

— Тогда рассказывай, несравненный Карабас Барабас!

— Ты знаешь, что этот папа Карло стал владельцем театра? — прорычал Карабас.

— Увы… Слышал, слышал… — вздохнул Шарабан. — Повезло же этому бродяге!

— А от меня ушли все артисты! К нему! — Карабас от возмущения выпил залпом два стакана чаю с лимоном.

— Ах, ах! — сказал Шарабан и съел два ломтика лимона.

— Несравненный Шарабан Барабан! Перестань есть лимоны! Отбери у него театр и отдай мне, а?

— Бесценный Карабас Барабас! — заметил Шарабан и съел лимон целиком со шкуркой. — Как же я могу отобрать у него театр? Он аккуратно платит налоги, которые идут на военные расходы. И платит гораздо больше, чем ты! У него зрителей больше.

— А ты был у него на представлениях? — осведомился Карабас.

— Нет, — вздохнул Шарабан. — Я так занят государственными делами… — И он выпил еще полстакана чаю. Вздохнул. И стал крутить ручку телевизора, разыскивая ковбойский фильм.

— Он смеется над самим Тарабарским королем! И над всеми его министрами и чуть ли не министрами! — загремел Карабас.

— Ах, как хорошо! — обрадовался Шарабан и даже перестал крутить ручку телевизора.

— Что же тут хорошего? — рявкнул Карабас и выпил всю заварку прямо из носика.

— Я оштрафую его и получу хорошие денежки! — радостно потер руки Шарабан. — Чаю больше нет? Придется пить кофе.

— Не надо штрафовать! — простонал Карабас. — Надо отобрать! Совсем отобрать! Ну скажи мне, что ты хочешь за это, а?

— Пустяки, — заметил Шарабан, умело заваривая кофе. — Четвертую часть ежедневной выручки в театре.



— Четвертую!!! — ахнул Карабас и сел на стул, который тут же развалился. В кабинете специально поставили такие стулья, чтобы посетители не засиживались.

— Я хотел сказать третью, — поправился Шарабан. И налил себе полный стакан кофе с молоком.

— Третью!!! — ахнул Карабас, сидящий на полу, и схватился за сердце. — Ах, как права была эта плутовка Алиса!

— Я хотел сказать половину, — заметил Шарабан.

— Стоп! Я согласен! — И Карабас сел на подоконник, который не сломался, как стул. Шарабан Барабан просто не предусмотрел, что гость может сесть на подоконник.

— Ты вовремя согласился, — заметил родственник. — А то я мог бы попросить и три четверти! Напиши мне расписочку, дорогой Карабас Барабас, в том, что ты обязуешься ежедневно выдавать мне ровно половину всех денег, полученных за представление, я пока напишу указ.

— Ладно, — сказал Карабас. — Напишу.

Оба взяли по автоматическому гусиному перу, поплевали на перья «для верности» и, пыхтя, стали писать.

— Уф! Написал! — сказал Шарабан Барабан, откинувшись в кресле и вздохнув от непривычного труда.

— Хоть прочитал бы, а? — попросил Карабас.

— Пожалуйста, дорогой Карабас Барабас! — вежливо ответил Шарабан, надел для важности очки без стекол и скрипучим голосом начал читать:

УКАЗ!

Именем Тарабарского короля!

Ввиду того, что так называемый папа Карло является шарманщиком без диплома, театр у него отобрать.

В возмещение убытков предоставить шарманщику Карло памятный подарок — литографию «Портрет Тарабарского короля», отпечатанный в собственной Его Величества типографии, а также копию данного указа.

Отобранный театр передать известному театральному деятелю, доктору кукольных наук Карабасу Барабасу и его родственнику Шарабану Барабану — известному ценителю искусств.

Подпись — Тарабарский король

— Вот это указ! В самый раз! — Карабас даже подскочил от восторга. — Значит, театр мой?

— Наш, дорогой Карабас Барабас! Не надо быть собственником. Театр — общий. Твой и мой.

— Ну да, мой и твой, — кисло промямлил Карабас. — Давай же скорее указ!

— Его надо переписать! — вздохнул Шарабан. — У меня ужасный почерк! Эй, Писарь! — И он позвонил в большой колокольчик, точьв-точь такой, в какой звонит школьный сторож, если испортится электрический звонок. Только этот звонок был золотой и, разумеется, был сделан на деньги тех, кто платит налоги.

Тут же вошел Писарь и поклонился. Он старался быть дисциплинированным. Не будешь дисциплинированным — потеряешь работу.

— Что угодно, господин чуть ли не министр? — вежливо спросил Писарь.

— Мне угодно, чтобы ты переписал эту бумагу, — небрежно заметил Шарабан, — да поскорее! Чтобы через полчаса было готово! И без единой кляксы!

— У меня по чистописанию всегда было пять, — хмуро сказал Писарь, свернув указ в трубочку, посмотрел в нее на чуть ли не министра и ушел.

— Какой нахал! — заметил Шарабан и допил кофе. — А вы, бесценный Карабас Барабас, идите к театру! К нашему театру! А вслед за вами туда придут солдаты с указом! Хи-хи-хи!

— Обожаемый Шарабан Барабан! — простонал Карабас.

— Обожаемый Карабас Барабас! — прослезился Шарабан.

— Несравненный Шара… Скорее, в театр, в театр! — И он пулей выскочил из комнаты.

Но Шарабан этого не заметил.

— Несравненный Карабас Барабас! Где же он?! — И Шарабан бросился к окну, которое не открывалось уже двадцать четыре года из-за боязни сквозняков и уличного шума.

Между тем Карабас Барабас и его компания уже мчались по улице. Первым вприпрыжку, как козел, бежал Дуремар и громче всех кричал:

— Скорее! В театр! Да здравствует искусство! Я буду кассиром!

Тут он поскользнулся и шлепнулся в лужу. Но никто не стал его поднимать. Все торопились. Каждый хотел быть кассиром.

4. КОРОЛЬ ИЗДАЛ УКАЗ

Писарь уселся за свой столик, выключил радио, которое передавало рекламу консервов из тухлой рыбы, прочел указ и только ахнул:

— Какой ужас! У папы Карло хотят отобрать театр! Неужели я больше никогда не увижу его представления?.. А несчастные артисты снова попадут в плен к Карабасу! Скорее предупредить их! — Он так быстро вскочил, что пролил чернила на брюки, но не стал отдавать их в стирку — некогда было. Он выскочил на улицу и помчался прямо к театру проходными дворами, кривыми переулками и сквозь дыры в заборах, через которые лазили обычно только бродячие собаки да толстые крысы, объевшиеся в личной кухне Тарабарского короля.

А на площади перед театром, ничего не подозревая, продолжали танцевать Буратино и его приятели.

И вот сюда откуда-то с забора свалился Писарь. Он совсем запыхался от быстрого бега и еле простонал:

— Стойте! Стойте!

Но Буратино и его приятели не желали стоять на месте. Они мигом затащили Писаря в круг, взяли его за руки, и он запел в ритме танца:

— Не могу я танцевать!

Дело важное весьма!



И тогда все остановились, и папа Карло сказал, протерев очки:

— А что случилось, друг мой?

— Интер-ресно! — протянул Буратино. — Откуда вы упали?

— Я лез через забор, — сообщил Писарь.

— Ах, как нехорошо лазить через заборы! — сказала Мальвина.

— Иногда это можно, — вздохнул Писарь. — Когда спасаешь друзей!

Все были очень удивлены, а Писарь перевел дух и устрашающим шепотом произнес:

— Берегитесь! Сюда спешит Карабас Барабас!

— Опять этот Карабас, — хмыкнул Буратино. — Мало ему тех шишек, которые он от меня получил?

— Видимо, мало, — заметил Писарь. — Он бежит сюда со своей компанией! Я перелез через забор, разорвал брюки, но опередил их на целых пять минут!

— Но что ему нужно здесь? — пожал плечами папа Карло.

— Вот! — И Писарь протянул ему бумагу. А потом совершенно невпопад затанцевал, видимо, от огорчения и снова запел в ритме танца: Король издал указ: театр забрать у вас! Взамен же — свой портрет! И дружеский привет!

Мальвина, конечно, тут же упала в обморок. Пьеро попытался поддержать ее, но ему тоже стало дурно, и он упал. К счастью, обоих подхватил Артемон.

— Нашли вр-ремя падать в обмор-рок! — пробурчал Буратино.

— Надо скорее уходить отсюда! — взволнованно произнес папа Карло. — А то Карабас Барабас опять заставит бедных артистов работать в своем театре.

— Что? Уходить? — возмутился Буратино. — А как же наш театр?

— Делать нечего, сынок…

— Будем драться! — храбро заявил Буратино.

— Гав-гав! — воинственно подтвердил Артемон.

— Как мы можем драться с солдатами короля? Нас слишком мало, и мы безоружны… — вздохнул папа Карло.

Тут Артемон понюхал воздух и заявил: «Гавгав!» Он умел произносить свои «гав-гав» на разные лады. Это вполне заменяло ему язык. И друзья его отлично понимали.

— Скорее бегите! — завопил Писарь. — Они уже близко!

— Гав! — утвердительно кивнул Артемон и многозначительно указал лапой направо.

— Очнитесь! — крикнул Буратино. — Мальвина и Пьеро, в др-ругой р-раз будете падать в обмор-роки! Сейчас некогда! Похоже, что пора удир-рать!

И тут все услышали звон стальных подков Карабаса Барабаса в самом конце улицы.

— Бегите! — крикнул Буратино. — Я буду пррикр-рывать отступление! — И он вытащил откуда-то крепкую деревянную дубинку.

— Гав! — заявил Артемон и встал рядом с Буратино.

— Идем с нами! — сказал папа Карло Писарю. — Что тебе делать там, во дворце короля?

Но тот только грустно покачал головой:

— Куда я пойду? У меня дома жена, дети… Не могу. Лучше я пока спрячусь! — Он нырнул в подъезд театра и накрылся шляпой.

А папа Карло и все артисты моментально исчезли. За ними отступили Буратино и Артемон, и площадь на секунду опустела.

5. КОШЕЛЕК БЕЗ ДЕНЕГ

Но тут появился Карабас Барабас со своей компанией. И на площади стало шумно, как на рынке.

— Ага! — завопил Карабас. — Театр снова мой!

— Ваш, дорогой Карабас Барабас! Ваш! — подтвердил Дуремар.

— Ур-ра! — воскликнул Карабас и так запрыгал на одном месте, что все стекла театра задрожали, а некоторые вылетели.

Даже кот улыбнулся, что с ним случалось раз в году. Одна только лиса почему-то не радовалась.

— Но где же артисты? — заметила она. — Странно! Они тут каждый вечер танцуют на площади!..

— Где мои артисты? — рявкнул Карабас. — Эй, вы! Где вы попрятались? А ну, вылезай!

— Может быть, они в театре? — предположил Дуремар. Он кинулся к подъезду театра, но тут же испуганно отскочил.

— Там кто-то есть! — дрожа, пролепетал он.

— Какой-нибудь бродяга прячется в подъезде! — небрежно заметила лиса. — А ну, давай! — кивнула она коту, и тот ловко закинул лассо в подъезд. Вдвоем с лисой они вытащили оттуда отчаянно отбивающегося Писаря.



— Писарь? — произнес Карабас. — Ты? А где указ?

— В-вот!.. — дрожа, пролепетал Писарь и протянул ему бумагу.

— Но он же не переписан! — взревел Карабас, увидев знакомый, весьма корявый почерк родственника.

— Все ясно, — авторитетно заявила лиса. — Вместо того чтобы переписать указ, этот мошенник прибежал сюда и предупредил Буратино и его приятелей!

— Р-р! — только сказал Карабас и крепко схватил Писаря за шиворот. — Они удрали, да?

— Удрали… — признался Писарь.

— Р-р! Куда? — осведомился Карабас.

— Не знаю, — вздохнул Писарь.

— Проклятие! — застонал Карабас Барабас и по привычке начал рвать на себе волосы.

Но тут… появился сам запыхавшийся чуть ли не министр в сопровождении двух солдат, один из которых все время что-то жевал, а другой размахивал ружьем и корчил страшные рожи.

— Дорогой Карабас Барабас! — пропыхтел Шарабан Барабан. — Я увидел в окно, как этот негодяй бросился бежать с моим указом, и вот я здесь! И кажется, вовремя! Театр наш!

— Наш, наш! — ехидно подтвердил Карабас. — Черт вас побери, наш! Радуйтесь! А на что нам нужен театр без артистов? Это все равно, что автомобиль без мотора, это все равно, что самолет без крыльев, это все равно, что кошелек без денег!!!

— Без денег? Ах! Но где же артисты?

— Их предупредил этот ваш служащий, — ввернула лиса.

— Мой служащий? — взвился Шарабан. — Взять! Заковать! Бросить!

— Куда бросить? — поинтересовался солдат, который все время что-то жевал.

— Куда, куда! Сам не знаешь? — горячился Шарабан. — В подземелье! С мышами! С тараканами!

— Там нет тараканов, — развел руками солдат и от огорчения даже перестал жевать.

— Развести! — приказал Шарабан.

Солдаты схватили Писаря и моментально заковали его в новенькие кандалы из нержавеющей стали, как говорил король, предназначенные для особо опасных государственных преступников. А потом пошли разводить тараканов. Да заодно и мышей.

— Здание подходящее, — мурлыкал, осматривая театр. Шарабан Барабан. — Мы здесь устроим кинотеатр. Доходы будут! — и весьма сурово добавил: — Его Величество Тарабарский король приказал развлекать народ! Люди стали слишком мрачны. Они — даже настроены против короля! Людям нужны развлечения! Откройте двери!

Все кинулись к дверям, отталкивая друг друга, но… двери и не думали открываться.

— Проклятие! — простонал Карабас. — Мы забыли! Эту дверь может открыть только золотой ключик!

— Ключик… сейчас будет! — заверила его лиса. — Правда, не золотой, но вполне подходящий!

Лиса юркнула во двор и очень скоро появилась на площади, она волочила за собой здоровенный железный лом. Кот поплевал на лапы, размахнулся ломом… Трах! И чудесная деревянная дверца треснула… и развалилась!

— Сегодня я хорошо поджарю себе кролика! — проворчал Карабас и старательно стал подбирать обломки двери. — Это будет как раз на растопку!

6. СТРАННЫЙ ГОРОД КАРТОНВИЛЬ

Буратино и его приятели шагали по каменистой и довольно пыльной дороге. И шли они уже долго.

— Ах, я не могу идти дальше, — сказал Пьеро. Он сел на пыльную травку у обочины и зашмыгал носом, явно сдерживая подступавшие слезы.

— Вставай! — принялся его поднимать Буратино. — Сколько р-раз я ему говор-рил, тр-ренирруйся! Делай зар-рядку! А он вместо зар-рядки ел шоколад! И вот р-результат!

— Ах, я тоже не могу идти, — сказала Мальвина и уселась возле Пьеро.

— Это она из солидар-рности! — возмутился Буратино.

Но папа Карло пожалел уставших путешественников:

— Отдохнем, друзья мои, посидим… — вздохнул он и опустился на травку.

— Смотри, смотри, папа Карло! — воскликнул Буратино. — Куда это мы попали?

По обе стороны заброшенной каменистой дороги простирались горы не то мусора, не то шлака. Повсюду во множестве были набросаны деревянные ящики и картонные коробки — квадратные, круглые, продолговатые…

— Тут, наверно, велись раскопки древнего города, — сказал Пьеро. Он немного отдохнул и настроился, как обычно, на поэтический лад.

— А по-моему, тут парники, где выращивают рассаду, — возразила Мальвина. — Видишь ящики!

— А мне кажется, — сказал Буратино, — тут просто помойка! Фу!.. — И он зажал пальцами свой длинный нос. Как бы в подтверждение его слов в небо взмыла с карканьем стая потревоженных галок.



Неожиданно рядом с ним появилась довольно странная маленькая фигурка. Вместо брюк на ней была старая занавеска, вместо рубашки — рваная скатерть, вместо шляпы — старая туфля, а вот на ногах совсем ничего не было.

— Добро пожаловать в наш город! — дружелюбно сказала фигурка. Она сняла туфлю с головы и надела ее на ногу, наверно, для того, чтобы не подумали, что у нее нет туфель.

— Какой город? — удивился Буратино. — Где город?

— Вот он — перед вами! — И фигурка широко развела руками, указывая на ряды картонных и деревянных ящиков.

— Какой же это город? — возмутился Буратино. — Да это же просто свалка мусора!

— Как это свалка? — в свою очередь возмутилась фигурка. — Разве вы не видите наших проспектов, наших площадей, наших закоулков?

— Но я тоже не вижу города, — заметил папа Карло. — Здесь много ящиков деревянных и картонных, но я не вижу домов!

И тут только Буратино и его друзья наконец поняли, что эти самые ящики и есть дома! Маленькая девочка жила в картонном ящике изпод плавленого сыра. Мальчик постарше устроился в фанерном ящике, где когда-то очень давно стояли жестяные банки с компотом.

Компот съели богатые люди, а ящик достался мальчику. Как говорил Тарабарский король: надо же что-то дать и народу, а то он может взбунтоваться. И король «щедро» раздавал жителям этого города ящики из-под печенья, тортов и шоколадных конфет.

На картах этот город не значился, однако он был известен и пышно именовался Картонвилем, поскольку большинство его домов были из картона.

Самым богатым в Картонвиле считался тот, кто жил в огромном ящике из-под рояля! Здесь можно было даже спать лежа! А попробуйте это сделать в коробочке из-под фруктовой помадки.

Буратино подумал, что по сравнению со всеми этими «домами» каморка папы Карло выглядит просто дворцом.

Жители города одевались в рваные мешки изпод капусты. В моде были также пальто из старых занавесок и платья из драных простыней.

По праздникам здесь ели картофельные очистки непосредственно с королевской кухни. А вот интересно, что ели в будние дни? Буратино захотелось это выяснить. Он заглянул в одну изрядно помятую кастрюлю и увидел там щавель, дикий лук и еще какие-то корешки.

Но, несмотря на все трудности и тяготы, жители Картонвиля оставались добрыми, простодушными существами, которые мечтали о лучшей жизни и старательно работали. Разумеется, когда была работа, а это случалось не часто.

Буратино узнал все это от своих новых друзей, живших в Картонвиле.

Солнце уже садилось. Наступил вечер, и надо было позаботиться о ночлеге. Для Мальвины друзья нашли коробку из-под пастилы. И там она устроилась совсем неплохо. Пьеро пришлось спать, сидя в малюсенькой коробочке, где были когда-то конфеты «Цветной горошек».

Артемон устроился под каким-то навесом и свернулся клубком.

Для себя же Буратино подобрал на свалке крепкий деревянный ящик из-под помидоров. О, для этого ему пришлось основательно порыскать в переулках, закоулках и тупичках Картонвиля.

Он положил сверху на ящик лист фанеры, чтобы капли дождя не пробрались в щелки между планками, ползком забрался в свой домик, мысленно скушал несколько самых спелых помидоров, которые когда-то лежали в этом ящике, и закрыл глаза.

Только один папа Карло остался под открытым небом. При всем желании для него не нашлось бы тут подходящего ящика или коробки. Он сидел на придорожном камне, около своих спящих друзей, подняв воротник куртки, и дремал, как старая нахохлившаяся птица.

К счастью, ночь была не очень холодная, безветренная, а небо — без облаков, так что дождь не капал на голову папе Карло.

7. БУРАТИНО — БЕЗРАБОТНЫЙ

Утром Буратино проснулся очень рано. За стеной «дома» раздавались чьи-то голоса. Он с трудом выбрался из ящика. От земли веяло холодом и сыростью. Руки и ноги у него еле двигались.

Его новые друзья грелись у костра и решали, куда им направиться в поисках работы.

Буратино немного погрелся, а потом напялил на себя старый мешок из-под картошки. Его раздобыл где-то папа Карло, и он вполне мог послужить в качестве пальто. К тому же в мешке можно было спрятаться от Карабаса Барабаса, если бы он случайно встретился где-нибудь по дороге.

Буратино перевязал мешок веревочкой, как поясом, и пошагал за своими новыми друзьями.

С утра и до позднего вечера ходил Буратино по Картонвилю в поисках работы, и все без толку. Он тайком пробрался в настоящий город, ходил и ходил по окраинам, где утопали в зелени особняки богачей, но и тут никакой работы для себя не нашел.

Только однажды его пригласили высиживать цыплят вместо захворавшей курицы. Буратино добросовестно сидел в курином гнезде целых три дня и как настоящая курица клевал пшеничные зерна.

Но потом курица поправилась, прибежала и устроила скандал:

— Как! Какой-то деревянный мальчишка высиживает моих птенцов! Лучше бы яйца положили в инкубатор!

Еще как-то раз Буратино чистил зубным порошком зеркала во дворе королевского замка. Их было множество, и располагались они самым причудливым способом, под разными углами друг к другу.

Во двор заглянул маленький, но довольно бравый солдат с пикой. Усы у него закручивались кренделем, шпоры звенели, и весь он сверкал, как новогодняя елка. Солдат глянул по сторонам, увидел, что зеркала еще не начищены, и тут же удалился. Но Буратино сразу же смекнул, в чем дело.

Оказывается, в западных воротах замка был специальный глазок. В него мог посмотреть любой прохожий. Не раз в него заглядывал и Буратино. По двору замка прогуливался усатый солдат, он отражался в зеркалах, и всем казалось, будто здесь целая армия. Этот аттракцион был придуман для устрашения народа и считался важной государственной тайной.

Но и с этой работой Буратино не повезло. Комендант, нанимая поденщиков, в основном мальчишек, для чистки зеркал, требовал, чтобы они приносили из дома свой порошок.

У Буратино своего порошка дома не было, как, впрочем, не было и дома, и он набрал на свалке в Картонвиле немного мела.

— Негодник! Ты исцарапал лучшие тарабарские зеркала! — закричал грозный комендант замка. — Чем ты чистишь! Эти зеркала надо чистить самым лучшим зубным порошком! Мятным! Вон отсюда!

И комендант прогнал мальчишку, ничего ему не заплатив.

И опять Буратино слонялся по улицам в поисках работы. Он придумал песенку и нередко напевал ее своим скрипучим голоском:

Был я р-раньше беззаботный,
Беззаботный, это — факт!
А теперь я — безр-работный.
Затянувшийся антр-ракт!

Однажды, когда солнце уже висело низко над горизонтом, Буратино увидел богато одетую даму. Она катила перед собой детскую коляску, а в коляске сидела кошка. Очень вежливо он спросил у дамы, не тяжело ли ей катить коляску? Дама ответила, что тяжело. И что она ищет няньку для своей любимой кошки. Но такой мальчик… нет, в няньки он не годится. Таким длинным и острым носом он может поцарапать любимую кошку. И дама ушла, толкая перед собой коляску.

Огорченный Буратино поплелся дальше и присел на камешек неподалеку от забора, который был сделан из толстых стальных прутьев.

— Эй, мальчишка! — услышал он чей-то голос. — А тебе не кажется, что ты бездельник?

— Кажется, — согласился мальчик. — А что я могу сделать, если нигде нет для меня работы? Даже кошку нянчить мне не дают!

— А ты мог бы получить работу! — продолжал чей-то голос.

Буратино поднял голову, и увидел господина в шляпе, который стоял за забором. Господин продолжал:

— Если ты будешь честным, аккуратным, старательным, упорным, точным, вежливым, внимательным, приветливым, сообразительным и симпатичным, тогда я смогу доверить тебе очень важное дело: ты будешь ежедневно два раза открывать и закрывать эту калитку!

— Вы, наверное, шутите! — удивился Буратино. — Вы ведь сами можете открыть калитку! Это так просто! И закрыть тоже нетрудно.

— Я вижу, ты очень глуп, — заметил господин. — Я никогда сам не открываю калитку и не закрываю ее. Во-первых, мне — лень. Во-вторых, я достаточно богат для того, чтобы нанять человека. В-третьих, я хочу, чтобы люди знали, что у меня есть человек, который только тем и занят, что открывает и закрывает калитку два раза в день.

— Я все понял, я согласен! — поспешно заявил Буратино. — Но разве для этого дела важно быть таким, как вы сказали, сообразительным, упорным, ну и так далее?

— Конечно! — подтвердил господин. — Мне нужен открывала самой высокой квалификации. Хорошо бы с дипломом высшего учебного заведения. У тебя есть диплом?

— Конечно! — заверил его Буратино. — Я окончил факультет этих самых… кукольных наук!

— Ну, тогда можешь приступить к работе! — разрешил господин.

И Буратино открывал и закрывал калитку. За это время он заработал четыре медных гроша и четыре корки хлеба. А в конце второго дня потерял работу.

Дело в том, что господин купил машину и поместил ее рядом с калиткой. Господину хотелось, чтобы люди увидели и подивились, что у него есть эта дорогая машина, которая автоматически открывает калитку, когда к ней подходят, и также автоматически ее закрывает.

Долго еще Буратино бродил по городу и забрел наконец в квартал, где жили удивительные мастера. Здесь он познакомился с кузнецом Никколо, зеленщиком Петруччо и его сыном, по прозвищу Баклажанчик. А столяра Джузеппе Буратино знал давно…

Удивительные мастера без дела не сидели, но работали чаще бесплатно. Потому что хорошие заказы перепадали редко.

Кузнец Никколо со своим подручным Квартой выковали однажды такой плуг для королевской усадьбы, что его еле-еле тянули в упряжке десять лошадей. Поговаривали, что именно он, кузнец Никколо, изготовил волшебный топорик, который мог сам рубить дрова.

Столяр Джузеппе в свое время сколотил бочку величиной с приличный дом. В ней помещалось десять тысяч ведер виноградного сока. Ее заказали для королевского стола.

В свободное время столяр с удовольствием ладил для детей свистульки, вырезал скрипочки, а также кукушек для стенных часов и сам обучал их куковать.

Зеленщик Петруччо выращивал лучшие в окрестности кабачки, лук-порей и цветную капусту. Причем капусту по заказу он выращивал любого цвета — оранжевую, синюю, розовую…

Как-то Петруччо вырастил репку такого размера, что ее ни за что не вытянули бы Дед с Бабкой даже с помощью Мышки. Пришлось вытаскивать репку трактором.

Но гордостью зеленщика были тыквы, каждая из которых была с сюрпризом. То внутри тыквы окажется конфета, то волчок, то заводная бабочка… А одной девочке достался полный набор кукольной посуды на двенадцать персон.

Уж как он их выращивал — неизвестно. Тыквы, несомненно, были волшебные. Но сам Петруччо загадочно именовал их «фаршированными».

Хорошо было Буратино в квартале мастеров. Тут он был сыт, обогрет, обласкан. А с Баклажанчиком крепко подружился. Но грусть не покидала мальчика. Ведь он был лишен главного: он не мог ходить в школу и выступать в кукольном театре.

8. «СПЕШИТЕ УВИДЕТЬ!»

Грустный-прегрустный плелся Буратино по улице и увидел большую-пребольшую афишу, на которой яркими пляшущими буквами было написано: «Кинотеатр Карабаса Барабаса и компании. Спешите увидеть! Только у нас! Неделя ковбойских фильмов! Шесть тысяч четыреста двадцать девять выстрелов за один сеанс! Восемнадцать погонь! Тридцать четыре драки! Спешите увидеть!»

«Развлекательные комедии! Музыкальные, а также не музыкальные!»

Он не стал читать дальше. Ему очень захотелось посмотреть, что это за развлекательные комедии идут в кинотеатре.

Дорогу до театра он знал хорошо. Буратино натянул на голову свой мешок, чтобы его не узнали, и ловко проскользнул в зал мимо дремлющего контролера — Дуремара. Дуремар спал с открытым ртом, и нос его высвистывал популярные мелодии из кинофильмов.

Очутившись в темноте, Буратино на ощупь продвинулся в глубь зала и сел на первое свободное место. На экране шла веселая кинокомедия, а когда мальчик присмотрелся, он с удивлением обнаружил в пустом зале всего двух мирно похрапывающих в первом ряду зрителей. Но и они оказались солдатами, посланными Шарабаном Барабаном для наблюдения за порядком.

Они смотрели эту кинокомедию уже третьи сутки и просыпались только в самых громких местах.

— А?.. Что?.. Кого?.. — Солдаты продирали глаза и снова начинали клевать носом.

Оказывается, пока Буратино спал в ящике изпод помидоров, а также открывал и закрывал калитку, в городе произошли довольно важные события.

Рядом с кинотеатром Карабаса Барабаса, прямо на заборе, кто-то написал огромными буквами: «Уважаемые граждане! Владелец этого кинотеатра Карабас Барабас ограбил папу Карло и его друзей, отобрал у них помещение. Поэтому предлагаю сюда не ходить. Пусть злодей и грабитель смотрит картины сам. Долой грабителя! Долой главного грабителя — Тарабарского короля!»

Надпись очень быстро стерли полицейские. Но многие успели ее прочесть. Люди стали говорить:

— Не пойдем к Карабасу! Лучше пойдем в другое кино, хоть оно и далеко отсюда.

Карабас нашел ученых обезьян, которые с утра до вечера носили по крышам рекламу его кинотеатра. Но и это не помогало. Зрительный зал попрежнему пустовал. И там сидели только два солдата из личной охраны Тарабарского короля.

Но Буратино ничего этого не знал. Он забрался на последний ряд, смотрел, улыбался, а потом громко засмеялся, когда увидел на экране музыканта, играющего на водопроводной трубе.

И этот смех услышал Карабас Барабас. Он сидел за столом в комнате администратора, которая чем-то напоминала бывшую каморку папы Карло. Может быть, потому, что на стене висел холст с нарисованным очагом.

— Позвольте! — мрачно заметил Карабас. — Как известно, у нас два зрителя и оба сидят в первом ряду, а смех раздавался в последнем ряду. Что бы это значило?

— А это значит, что в наш кинотеатр пробрался безбилетник! — охотно сообщила лиса.

— Схватить! — закричал Карабас Барабас. — И доставить сюда.

9. ГОВОРЯЩИЙ СВЕРЧОК НЕ ЗЛОПАМЯТНЫЙ

Кот и лиса бросились в зал и быстро притащили упиравшегося Буратино. Карабас Барабас так обрадовался при виде пойманного врага, что даже не спросил, каким образом и зачем мальчишка проник в кинотеатр.

— Какая удача! — рявкнул Карабас Барабас. — Наконец-то я расплачусь с этим негодяем за все! Да, кстати, и поджарю на нем жирную курицу.

— Не мешало бы сначала выяснить, как он сюда попал, — посоветовала лиса.

— Да уж, видно, неспроста! — пробурчал кот.

— О, это мы живо узнаем! — прогремел Карабас Барабас, схватил Буратино за шиворот двумя пальцами, толстыми, как сардельки, и поднял в воздух. — Ну-ка, отвечай, зачем ты сюда пожаловал?



— Синьор! — заметила лиса. — Как он может отвечать? Вы же сдавили ему горло!

— Полторы тысячи чертей! — Карабас швырнул Буратино на пол. — Ты будешь говорить?.. — Доктор кукольных наук схватился за семихвостую плетку.

— Си-ньор-р! — пролепетал заикаясь Буратино. — Просто пришел посмотр-реть кино.

— Врешь! — рявкнул Карабас и огрел Буратино плеткой.

— Ой! — завопил Буратино. — Больно!

— Ты скажешь наконец, негодяй! — взревел Карабас Барабас и затопал ножищами.

Потом лиса побежала в магазин за курицей, а кот крепко связал Буратино веревкой и повесил в коридоре на вешалку, как пальто. Буратино висел и думал, что, кажется, теперь ему не спастись. И зачем только он залез в кинотеатр без билета?

И вот тут откуда-то появился… Говорящий Сверчок! Правда, когда-то давно Буратино его очень обидел, но Говорящий Сверчок не был злопамятным. Он забрался на стол, стоявший рядом с очагом, и сказал:

— Послушайте, уважаемый Карабас Барабас! Там на вешалке висит деревянный мальчик.

— Висит, — проворчал Карабас Барабас. — Но скоро висеть не будет. Скоро его приключения закончатся!

— Я все слышал, — проскрипел Сверчок. — И я предлагаю вам выкуп за деревянного мальчика.

— Выкуп за этого негодяя? — удивился Карабас. — Что же ты можешь мне предложить, ты, букашка? Что ты можешь предложить такое, что удержало бы меня от расправы над этим мерзавцем?

— Я открою вам великую тайну, это вторая тайна золотого ключика!

— Ну что ж, открывай! Я не возражаю! — оживился Карабас Барабас.

— Но сначала вы, пожалуйста, освободите деревянного мальчика, — очень вежливо попросил Сверчок. — А то потом вы можете об этом забыть…

— Нет, сначала я посмотрю, что это за тайна.

— Уверяю вас, вы не пожалеете!

— Ну, валяй же, открывай свою тайну! Да поскорее! — нетерпеливо закричал Карабас Барабас.

— Только после того, как вы освободите мальчика! — не сдавался Сверчок.

— А если ты меня обманешь, мошка? — прорычал Карабас Барабас.

— Я клянусь теплой печкой, а это клятва, которую не нарушит ни один Сверчок!

— Да, да, не нарушит! — подтвердил Дуремар, который находился тут же и внимательно, насколько позволял ему слух, ловил каждое слово Говорящего Сверчка. — К тому же когда-то я краем уха слышал о второй тайне золотого ключика. Бедные, бедные, мои уши, они, как всегда, меня подвели. Но что интересно, чем хуже становится у меня слух, тем лучше и острее нюх. Не знаю, что это за тайна, но за версту чую: тут пахнет большими деньгами. Хоть и говорят, хихи, что деньги не пахнут.

— И я слышу, что пахнет деньгами, — мрачно подтвердил кот.

— Ладно, — решился Карабас. — Развяжите эту связку поленьев и дайте ему хорошего пинка на дорогу!

Через несколько минут Буратино вылетел из дверей кинотеатра и плюхнулся в лужу. Потом он вскочил на ноги и бросился удирать. По дороге в странный город Картонвиль он долго размышлял о том, почему на нем не изжарили курицу, но так ничего и не придумал. Зато от радости, что он снова свободен, Буратино придумал песенку и распевал ее по дороге:

Хоть я сделан из полена,
Но на мне не жарить мяса.
Чудом вызволен из плена,
Я бежал от Карабаса.
От такого, от сякого!
Не видать ему жаркого!
Пой, веселый Буратино,
Тара-тина, тара-тина!..

Правда, Карабас Барабас мог бы изжарить курицу на чем-нибудь другом, употребить на растопку, например, старое кресло, а то и раздобыть дров. Или, на худой конец, попросту приготовить жаркое на газовой плите. Но разве жареная курила была бы в этом случае такой несравненно вкусной и сочной, как если бы он приготовил ее именно на сухих, звонких дровишках из рук и ног и носа этого отвратительного, непослушного Буратино. Разве не по вине этого негодника, сокрушался Карабас Барабас, он лишился когда-то театра, а теперь зрителей и доходов.

10. ВТОРАЯ ТАЙНА ЗОЛОТОГО КЛЮЧИКА

Между тем лиса явилась с курицей из магазина, разочарованно осмотрела вешалку и насмешливо заметила:

— Ну, вот, я так и знала, что этот Буратино опять от вас удерет, а курица останется неподжаренной!

— Молчать! — рявкнул Карабас.

— Мы получили за Буратино хороший выкуп, — потирал руки Дуремар. — Сейчас мы узнаем вторую тайну золотого ключика! Этот Сверчок, он поклялся теплой печкой!

Когда лиса услышала о второй тайне золотого ключика, она даже курицу бросила.

Кот нацелился на Говорящего Сверчка, как на мышь, а Сверчок задумчиво произнес:

— Ну что ж, я сдержу свое слово. Слушайте. Вот вторая тайна золотого ключика. Золотой ключик может… Он может… открыть… любую дверь. Он подходит к любому замку.



— Любую? — ахнула лиса.

— Любую, — подтвердил Сверчок и уполз кудато в щель.

— Любую дверь? — прорычал Карабас. — Да вы понимаете, что это значит?

— Уж мы-то понимаем! — заверил его кот и облизнулся так, как будто съел целую банку сметаны.

— Скорее! Вернуть! Поймать, схватить, отобрать! — рявкнул Карабас.

— Нет, дорогой Карабас Барабас, — вздохнула лиса. — Так ничего не выйдет, так мы испортим все дело.

И действительно, отобрать ключик у Буратино и его друзей было совсем не просто. К тому же Буратино, небось, и след простыл. А где его искать? И вообще надо действовать чрезвычайно осторожно.

Карабас чертыхался, рвал остатки волос, лупил плеткой по сапогам, но не мог не согласиться с лисой, что пользоваться старыми методами уже нельзя.

План действий так и не был намечен. Дуремар и кот Базилио удалились спать. Карабас Барабас полудремал в кресле, сопя и свистя багровым носом. И вот тогда лиса Алиса громко покашляла, разбудила доктора кукольных наук и зашептала ему на ухо. Она долго втолковывала ему что-то, убеждала. И насупившийся Карабас все больше оживлялся, сверкал глазами и одобрительно крякал.

Прямо с утра следующего дня в кинотеатре начались удивительные перемены.

Кот Базилио, взобравшись на плечи Дуремару, прибивал над входом новую вывеску: «Кинотеатр и кукольный театр папы Карло, Карабаса Барабаса и компании».

Вокруг толпились прохожие и многочисленные зеваки. И ничего не понимали. Что общего у доброго папы Карло с этим отъявленным злодеем Карабасом Барабасом?..

11. ПОД ОДНОЙ КРЫШЕЙ

А случилось вот что. Карабас и его приятели явились в Картонвиль, и доктор кукольных наук как только мог добродушнее сказал папе Карло:

— Ну, вот что… пошутили и хватит. Пора нам и помириться. Пусть артисты вернутся в мой театр, и я больше никогда не буду их обижать.

— Как это вы стали таким хорошим? — спросил Буратино, который на всякий случай прятался за своим ящиком из-под помидоров.

— Мне надоело быть плохим, — вздохнул Карабас. — Артисты от меня убежали. Зрители ко мне не ходят. Лучше я буду хорошим. Так интереснее.

Но папа Карло ему не поверил. Тогда за дело взялась лиса. Она убеждала папу Карло до самого вечера. Просила его подумать о будущем бедных артистов и обещала подписать договор, нарушить который совсем невозможно. И папа Карло согласился, потому что в договоре были написаны такие приятные вещи: отныне и навсегда Карабас Барабас отпускает своих артистов на волю, и они могут делать все, что им нравится. Папа Карло является таким же владельцем театра, как и Карабас Барабас.

Театр теперь общий. А третья часть от продажи билетов пойдет на помощь беднякам и безработным. И рядом с кинотеатром будет построена бесплатная столовая для бедняков. Ну как тут было не согласиться? И папа Карло подписал договор. Конечно, для Буратино все это было непонятно и удивительно, но папа Карло говорил, что даже очень плохой человек может стать хорошим, если захочет.

Прошло не так уж много времени. А удивительные перемены продолжались.

Теперь в кассе сидела Мальвина. Пьеро ей помогал, а от зрителей отбою не было.

Буратино стоял в дверях и проверял билеты, Артемон совмещал обязанности контролера и сторожа. А папа Карло сидел в администраторской у милого его сердцу нарисованного очага.

Что касается Шарабана Барабана, то ни он, ни его солдаты в кинотеатр больше не являлись. Вероятно, Карабас Барабас от него откупился. А может быть, и продолжал отчислять Шарабану часть своего дохода. Ведь сборы сейчас были немалые.

Несколько раз в неделю, а по воскресеньям обязательно, куклы вместо фильмов по-прежнему давали свои представления для малышей. И Карабас Барабас этому не препятствовал. В обращении с куклами и вообще с окружающими он очень изменился, стал мягче, добродушнее, но на вид, увы, оставался таким же страшным, огромным и шумным. В кинотеатр он являлся теперь словно в гости, и стены содрогались от его громового баса.

Вот и сегодня он пришел, перекинулся парой слов с папой Карло, погладил огромной шершавой пятерней по головке старательную кассиршу Мальвину, прорычал: «Умница! Молодец, детка!» — и отправился восвояси. Неподалеку от кинотеатра он снял под квартиру целый этаж дома и жил там со своей прежней свитой.

А зал кинотеатра был полон. Еще бы, владельцы кино — лучшие друзья бедняков. Люди с утра раскупали билеты на все сеансы. Как и раньше, они отдавали за билеты маленькие медные монеты. И только Баклажанчик, сын зеленщика Петруччо, принес за билет несколько спелых помидоров, потому что у него медной монеты не оказалось. Папа Карло сидел у очага и думал, а не будет ли Карабас Барабас ловчить и запускать свою лапу в кассу? Но Карабас Барабас предоставил папе Карло заниматься денежными делами. По договоренности они должны были дежурить в кинотеатре через день. Но поскольку папа Карло жил тут же, во флигеле, он дневал и ночевал в кинотеатре. Карабас на дежурство являлся не всегда. И папа Карло все равно сидел в администраторской.

У Карабаса не было ни желания, ни времени считать медяки. В основном он был занят тем, что целыми днями угощал Буратино и его приятелей мороженым — шоколадным, крем-брюле, сливочным и абрикосовым.

Однажды папа Карло сказал Карабасу:

— Я вижу, что вы очень полюбили Буратино. Не могли бы вы поговорить с директором школы синьором Доктринусом? Может быть, он всетаки примет мальчика?..

Карабас снисходительно ответил, что устроить Буратино в школу ему ничего не стоит.

И действительно, Карабас вручил директору школы кошелек, полный больших серебряных монет. И на другой день Буратино уже сидел за партой.

А Карабас продолжал угощать артистов мороженым. Временами он шептал сквозь зубы:

— Когда же это наконец кончится?

— Скоро, очень скоро! — утешала его лиса. — Надо дождаться удобного случая.

И случай вскоре представился.

12. ОБМЕН НЕ ПО ПРАВИЛАМ

Однажды Буратино вернулся из школы грустный-прегрустный. Карабас сидел в администраторской у очага и накладывал мороженое в вафельные стаканчики.

— В чем дело? — грозно спросил он у Буратино. — Тебя кто-нибудь обидел или ты получил двойку, а?

Буратино печально ответил, что никто его не обидел, а получать двойки он не имеет ни малейшего желания. Все дело в том, что мальчишки в школе меняются марками, а у него нет ни одной.

— Для такого друга, как ты, я бы не пожалел марок! — рявкнул Карабас. — Только где их взять?

— Вы совсем забыли! — ввернула лиса Алиса. — У нас в сундуке лежит замечательный альбом с марками! Подарите его вашему другу Буратино.

— Конечно! — согласился Карабас. — Альбом. В сундуке. Лежит. Так принеси его.

Лиса исчезла и скоро вернулась с альбомом.

— Ну, не грусти, Буратино! — сказал Карабас. — Я дарю тебе этот альбом…

— Нет, нет, стойте! Это не по правилам! Так не играют! — вдруг закричала лиса.

— Почему не по правилам? — удивился Буратино.

— Потому что настоящий собиратель марок не берет марки в подарок! — сообщила лиса. — Он берет только те марки, которые он выменял! Если мальчишки в школе узнают, что эти марки тебе подарили, они с тобой — меняться не будут!

Конечно, лиса говорила неправду, но Буратино этого не знал.

— Ладно, — сказал он. — Давайте меняться. Только что же я могу дать взамен за такой замечательный альбом с марками?

— Что-нибудь такое, чтобы мальчишки поверили, что марки тебе не подарили, а ты поменялся! — заметила лиса. — Ну хотя бы твой золотой ключик. Ведь он тебе совсем не нужен. Дверь в театре давно новая. Ее открывает теперь обычный ключ. К тому же театр наш, общий!

Буратино задумался. И правда. Зачем ему золотой ключик? И двери нет, которую он открывает. И театр общий… «А, поменяюсь!»

Буратино сунул руку в карман штанишек, где у него обычно хранился золотой ключик. Извлек оттуда кошелек, несколько разноцветных стекляшек, маленькое увеличительное стекло, оторванную пуговицу с курточки. Увы, ключика там не оказалось!

— Потерр-рял! — грустно прошептал он.

Карабас Барабас вдруг грохнулся с кресла на пол. Рот у него перекосился, глаза остекленели. Его, вероятно, хватил удар!

13. СНОВА В КАРТОНВИЛЕ

Но срочно вызванный доктор нашел, что у Карабаса Барабаса обыкновенный обморок на почве сильного потрясения. Дуремар, бывший теперь у Карабаса за домашнего лекаря, поставил ему пиявки, которые носил всегда с собой в жестяной коробочке.

И если раньше Карабас Барабас гудел, булькал и содрогался, словно действующий вулкан, то теперь дышал глубоко и методично, подобно паровозу, разводящему пары.

Вовремя поставленные пиявки, по мнению доктора, избавили Карабаса Барабаса от серьезных потрясений, и теперь он был вне опасности.

Все, кто был в комнате, общими усилиями с колоссальным трудом приподняли грузного Карабаса Барабаса — а весом он был с добрую лошадь — и переложили на кушетку. При этом ноги, обутые в сапоги со шпорами, на кушетке не поместились и свисали на пол. Доктор выписал рецепт на получение успокоительной микстуры, велел не беспокоить больного час-другой и удалился.

Между тем лиса Алиса и кот Базилио никак не могли примириться с утратой всех своих надежд и дотошно выспрашивали, выпытывали у Буратино, куда же он мог подевать золотой ключик.

— Удивляюсь я тебе, Буратино! — ворчала лиса. — Разве можно держать ключик в одном кармане с разной дрянью? Его надо хранить отдельно в самом глубоком потайном карманчике.

— Вспомни! Вспомни! — в который раз шипел кот. — Где ты его мог обронить? Когда ты видел его в последний раз?..

Но Буратино только пожимал плечами. Вообще-то он имел обыкновение свистеть, дуя в круглое отверстие золотого ключика. И помнил, когда он последний раз свистел. Это было в тот день, когда он непонятным образом был спасен от растопки. Придя в странный город Картонвиль, он продолжал петь и свистеть в ключик. Но Мальвина сказала ему, что это неприлично, некрасиво и негигиенично — свистеть в ключи воспитанные дети так не поступают. Буратино покраснел, смутился и тут же спрятал ключик в карман. Мало того, Мальвина потребовала обещания, что он больше никогда не будет свистеть в ключик. И Буратино обещал. А если уж Мальвина на чем-нибудь настаивала, ее ни за что не переубедишь. Уж лучше с ней не связываться, запилит. Буратино знал это по опыту.

Но когда же он еще после этого видел ключик? И видел ли? Да нет, это и был последний раз. Значит, ключик в странном городе? А где же еще? Не завалился ли он в ящик из-под помидоров, когда Буратино спал и ворочался во сне?

— Где же? Где ты мог его потерять? — продолжали тормошить мальчика кот и лиса.

— Не помню! Может быть, я выронил его в странном городе, — сказал Буратино.

— В каком еще странном городе? — полюбопытствовала лиса.

— В целом городе разве его найдешь? — почесал за ухом кот Базилио.

Тут уж Буратино рассказал и о Картонвиле и о ящике из-под помидоров, где он спал.

— Но ведь мы же там были! — воскликнула лиса.

Она, а с ней и кот решили тут же бежать на поиски ключа.

— Буратино! — укоризненно покачала головой лиса. — Разве ты не хочешь порадовать нашего бедного больного Карабаса Барабаса?

И мальчишка согласился.

— Только, чур, никому — ни-ни! — предупредила лиса.



Дуремар остался сидеть возле Карабаса, а лиса и кот, подхватив Буратино под руки, во всю прыть устремились к странному городу, который, оказывается, был совсем недалеко. Путь туда Буратино помнил отлично, и очень скоро они оказались на окраине, где и была городская свалка.

Все тут было по-прежнему. Те же домики из ящиков, те же проспекты среди картонных коробок. Вот и придорожный камень, на котором сидел папа Карло, но ящика из-под помидоров Буратино так и не обнаружил. Наверное, ктонибудь уже приспособил его под жилье. А может быть, ящик сожгли? Бедняки часто грелись у костров в ненастные дни.

Лиса и кот, а с ними и Буратино облазили всю свалку, прочесали ее метр за метром. Увы, никаких следов. Они вернулись к знакомому придорожному камню и задумались.

Потом лиса стала обнюхивать землю вокруг и рыться в траве. Буратино помогал ей искать, бороздя землю своим длинным носом. Быстро стало темнеть. Все предметы вокруг постепенно становились серыми и расплывчатыми. Но тут глаза кота Базилио зажглись зеленым огнем. Он освещал своими глазищами, как фарами, место поисков. И разрывал землю острыми когтями. Вдруг среди травы и мусора что-то блеснуло.

— Вот он! — закричал Буратино и, поддев за ушко, кончиком острого носа вытащил золотой ключик.

— Ура! — шепотом воскликнул кот Базилио и сцапал ключик лапой.

— Какой же ты молодец, Буратино! Дай я тебя расцелую! — возликовала лиса. — А ну-ка, Базилио, дай сюда ключик!

— Почему это я тебе должен его дать? — проворчал кот. — Пусть он будет лучше у меня.

Кот и лиса чуть не подрались. В конце концов кот, недовольный, урча и шипя, все-таки уступил ключик лисе, та спрятала его в карман, и они втроем отправились обратно.

Карабас Барабас уже пришел в себя и, сидя на кушетке, играл с Дуремаром в шашки. Карабас рассеянно переставлял фишки, сопел и чертыхался:

— Ну, когда же, наконец, придут эти бездельники?

При виде Буратино он схватился за плетку, но лиса вытащила золотой ключик и протянула Карабасу. Тут его чуть снова не хватил удар, теперь уже от радости. Во всяком случае Карабас Барабас оцепенел и застыл, как в столбняке, потом схватил ключик и запихнул под бороду, в жилетный карман.

— Лисонька, я тебя озолочу! — рявкнул Карабас.

— Это Буратино нашел! — заметил кот, чтобы Карабас не подумал, что это лиса нашла ключик.

— Мой мальчик! — торжественно прорычал Карабас Барабас. — Получай же свои марки! Все, которые ты тут видишь в этой комнате! Мороженого, к сожалению, больше не осталось. Но я торжественно, при свидетелях, обещаю, что отныне и навсегда ежедневно ты будешь получать свою порцию мороженого. И так будет до конца твоих дней!

Буратино прижимал к груди альбом с марками и был совершенно счастлив.

14. ОГРАБЛЕНИЕ ВЕКА

Сынок, ты бы сбегал, купил вечернюю газету! — сказал папа Карло, просматривая деловые бумаги.

— Еще р-рано! Она не поступила в пр-родажу! — пробурчал Буратино, не отрываясь от занятий. Он примостился на краешке стола в администраторской и старательно выводил в тетрадке палочки. Это было домашнее задание по арифметике. Мальчик давным-давно умел считать. Достаточно сказать, что каждый вечер он помогал Мальвине подсчитывать выручку. А тут сиди выводи палочки. Но что было делать. Он очень дорожил возможностью посещать школу и больше всего боялся прослыть лентяем.

— Ох, как сегодня медленно тянется время! — вздыхал папа Карло.

Действительно, после отъезда Карабаса Барабаса в кинотеатре стало непривычно тихо. Вот и сейчас из зала неясно доносилась музыка, голоса с экрана.

Папа Карло просматривал книги, где было написано, сколько медных грошей получено за билеты, и щелкал на счетах. Артемон, уютно устроившись, дремал у дверей зала. Буратино сидел у печки за столом, освещенным зеленой лампой.

— Интересно, где сейчас наш компаньон?.. — прервал тишину Карло и вздохнул.

Дело было в том, что Карабас Барабас исчез на следующий же день после того, как Буратино принес ему ключик. Письмо в пакете, оставленное им на столе в администраторской, мало что объясняло. Там было написано следующее:

«Глубокоуважаемый компаньон папа Карло! По настоянию врачей я временно отхожу от всех дел и еду поправлять пошатнувшееся здоровье. Куда — еще не знаю. Возможно, в горы, возможно, к морю. Деньгами распоряжайся по своему усмотрению. Я знаю, ты поступишь по справедливости: раздашь их беднякам. Если у тебя будут наводить справки, кто такой Карабас, говори: честный человек, друг бедняков, как оно на самом деле и есть. Если буду здоров, еще увидимся. Горячий привет! Карабас Барабас».

Вот и все. И уже две недели от него ни слуху ни духу. Хозяин дома, где он жил, ничего толком сообщить не мог. Карабас со своей свитой рассчитались за квартиру и отбыли в неизвестном направлении.

— Вот видишь, Буратино, как можно ошибаться в людях! — в который раз говорил папа Карло. — Кто бы мог подумать, что Карабас Барабас окажется таким хорошим! Однако пора бы тебе сходить за газетой.

Буратино с большим неудовольствием сложил тетрадки в портфельчик, надел курточку и выбежал из театра. На первом же перекрестке он услышал звонкий голос мальчишки Сальваторе — разносчика газет.

— Читайте! Читайте! Невероятное ограбление! Из банка украдено сто тысяч золотых монет! Грабители открыли стальные герметические двери толщиной в два метра!

Буратино и раньше слышал рассказы о разных ограблениях банков, но чтобы открыли стальные двери толщиной в два метра… такое он слышал впервые.

Папа Карло, прочитавший газету, тоже был очень удивлен. На следующий день весь город и все зрители в кинотеатре только и говорили о таком невиданном ограблении.

Спустя еще три дня мальчики, продававшие газеты, кричали:

— Ограбление века! Похищены бриллианты Тарабарской королевы! Грабители украли восемь ведер, в которых королева хранила свои бриллианты! А ведра были из чистого горного хрусталя!

Шли дни, и в газетах появлялись все новые и новые сообщения о грабежах.

— На полном ходу ограблен почтовый вагон. Похитители непонятным образом вскрыли двери цельнометаллического вагона и выбросили оттуда тридцать три бочки с бумажными деньгами. Заодно грабители прихватили и письма, разумеется, по ошибке. Письма были в тот же день найдены в луже. Бочки не найдены!

— Невероятным образом ограблен ювелирный магазин, закрытый на семнадцать секретных замков, каждый из которых с сигналом! Похищено пятьсот сорок шесть золотых карманных часов с музыкой, двести шестнадцать ручных часов с ремешками из крокодиловой кожи, семьдесят шесть стенных часов с кукушками и пять будильников. А также украдено шестьдесят восемь браслетов, усыпанных фальшивыми бриллиантами. И тридцать две золотые запонки.

15. КОТ С БОРОДОЙ

Грабители продолжали грабить, а Буратино продолжал ходить в школу. И так как мальчик он был достаточно сообразительный, то скоро научился читать.

Однажды вечером он сидел один за столом у очага и читал газету.

Там было написано, что ограблен очередной банк и на месте ограбления обнаружены отпечатки чьей-то бороды и следы кошачьих лап.

— Кот с бородой! Ха-ха! — засмеялся Буратино.

— И вовсе не кот с бородой! — грустно сказал кто-то совсем рядом. Буратино оглянулся и увидел Говорящего Сверчка.



— А ты откуда знаешь, что не кот с бородой? — удивился мальчик.

— Уж я-то знаю, — вздохнул Говорящий Сверчок. — Это борода Карабаса Барабаса и лапы кота Базилио!

— Ерунда! — решительно заявил Буратино. — Да разве им открыть стальные двери в два метра толщиной? Ни за что на свете!

— И не открыли бы, — согласился Говорящий Сверчок, — если бы ты не отдал им свой золотой ключик!

— Причем тут золотой ключик? — насторожился Буратино. — Я открыл золотым ключиком двери театра! А не двери этих самых банков!

— Дело в том, — грустно произнес Говорящий Сверчок, — что у золотого ключика есть вторая тайна, он может отворить любую дверь, и я поведал эту тайну Карабасу Барабасу!

Буратино даже подпрыгнул от досады и завопил:

— Зачем же ты это сделал, глупый Сверчок!

— Это был выкуп за твою жизнь, — тихо ответил Сверчок. — Помнишь, когда ты тут висел на вешалке?..

Теперь Буратино наконец-то понял, почему в тот вечер ему удалось спастись, и отчего курица у Карабаса осталась неизжаренной.

— Почему же ты раньше не сказал, что открыл Карабасу вторую тайну золотого ключика? — возмущался Буратино. — Я бы не отдал ключик Карабасу!

— В театре каждый день столько народу, я не мог вылезти из своей щели, а если бы вылез, то наверняка бы погиб. Сегодня наконец ты один…

Буратино попрыгал на одной ножке вокруг стола, потом снова уселся на стул и махнул рукой:

— Открывают двери? Ну и пускай открывают! Они ведь грабят богатых, бедных грабить им неинтересно!

— Ты еще многого не знаешь, Буратино, — вздохнул Говорящий Сверчок. — Да, они грабят богатых, а богатые увеличивают налоги, чтобы получить свои денежки обратно!

— Ах, вот как! — возмутился Буратино. — Тогда я отберу у Карабаса золотой ключик! А альбом с марками, который он мне подарил за ключик, швырну ему обратно! Пусть сам меняется марками!

— Подожди папу Карло! — стал уговаривать Сверчок. — Он тебе поможет!

— Я и сам справлюсь с этим Карабасом! — отмахнулся Буратино.

— Но как же ты его найдешь? — вздохнул Говорящий Сверчок.

Буратино и сам понял, что без папы Карло ему не найти Карабаса и не отнять ключика. Он выбежал на улицу и помчался в мастерскую к столяру Джузеппе, у которого собирался сегодня быть в гостях папа Карло.

16. «НАГРАДА РАЗЫСКИВАЕТ КАРАБАСА»

Буратино бежал и размышлял по дороге о том, что узнал сегодня. И тут он вспомнил, что забыл поблагодарить Говорящего Сверчка за спасение. От этой мысли Буратино стало как-то не по себе. Он побежал обратно и по дороге — размышлял, что бы ему сделать такое хорошее для Говорящего Сверчка? Но ничего не придумал.

Когда Буратино прибежал в театр. Говорящего Сверчка там уже не было, а за столом у очага сидели папа Карло со столяром Джузеппе и сочиняли какую-то бумажку.

— Здравствуй, Буратино! Здравствуй, сынок! — обрадовался Джузеппе.

Буратино поцеловал столяра, потом подбежал к папе Карло, чтобы все ему рассказать.

— А мы уже все знаем от Говорящего Сверчка! — сказал папа Карло. — И уже кое-что надумали, чтобы разыскать этого злодея. Вот как тебе нравится такое объявление?

И старик, поправив очки, прочел:

«Папа Карло срочно вызывает своего компаньона Карабаса Барабаса, чтобы вручить ему награду от имени бедняков, для которых Карабас Барабас так много сделал!»

— По-моему, очень хорошо! — заметил Джузеппе. — На такое объявление в газете Карабас Барабас наверняка откликнется. Ведь для него очень важно, чтобы его считали честным человеком, другом бедняков.

Буратино тоже понравилось предложение папы Карло.

Через день объявление появилось в газете.

А еще спустя несколько дней почтальон принес в театр телеграмму, в которой было написано:

«Дорогой компаньон, жду тебя в гостинице „Две селедки“. Карабас Барабас, друг бедняков».

Буратино прочел телеграмму, схватил карту и стал искать на ней гостиницу «Две селедки». Оказалось, что гостиница находится очень далеко, где-то у границы Тарабарского королевства. Но это его нисколько не смутило. Он был настроен воинственно и попросил срочно снарядить его в дорогу. Главное, дать ему с собой побольше ванильных сухариков, а еще лучше — вафельных стаканчиков.

— Послушай, сынок, — сказал папа Карло, — по-моему, я неплохо придумал, как найти Карабаса. Но одному тебе с ним и его шайкой не справиться. А уж если они тебя схватят, то тебе не поздоровится. Мой тебе совет: возьми с собой товарища, он тебе очень поможет.

— А кого же мне с собой взять? — поинтересовался Буратино.

— Я думаю, что лучше всего тебе поможет твой брат, — задумчиво сказал папа Карло.

— Какой брат? — удивился Буратино. — Нет у меня никакого брата! Я единственный ребенок в семье!

— Ну, нет, так будет! — улыбнулся папа Карло и хлопнул в ладоши: — А ну-ка, дети, принесите мне побольше разного старого железа, которое валяется во дворах!

И Буратино с друзьями тут же взялись за дело.

Пьеро откуда-то притащил большое ржавое колесо и восемь разных болтиков. Пудель Артемон прикатил обруч от бочки, а Буратино поставил на стол перед папой Карло старый дырявый чайник.

17. У БУРАТИНО ПОЯВИЛСЯ БРАТ

Папа Карло взял в руки инструменты: сначала пилу, потом напильник, потом молоток, а уже после этого отвертку — и смастерил из разных предметов… железного человечка!

Представьте себе, настоящего человечка. Туловище у него было из бидона, а ручки и ножки из металлических трубок. Голова была сделана из чайника для заварки, а носом служил настоящий блестящий водопроводный кран. Вот только олова у папы Карло не оказалось. А без олова нельзя было припаять железному человечку его блестящий медный нос. И тут Буратино услышал знакомый крик:

— Лудить! Паять!

Это был старый мастер Луди Паяти, которого звали так за то, что он очень часто выкрикивал: «Лудить! Паять!»

К мастеру сразу же прибежали хозяйки. Они тащили дырявые кастрюли и чайники. Бежали к мастеру и ребята со сломанными железными обручами.

Но всех опередил Буратино.

— У меня самое срочное дело! — очень солидно заявил он. — Дайте мне, пожалуйста, немного олова, чтобы припаять моему брату замечательный нос из водопроводного крана!

Луди Паяти охотно дал мальчику олова и канифоли. И папа Карло ловко припаял железному человечку великолепный блестящий нос.

Затем папа Карло покапал на человечка машинным маслом из масленки, и тот мгновенно задвигался: повращал глазками — малюсенькими шарикоподшипниками, подвигал ушками — бабочкообразными гайками и пригладил чубчик — стальную спиральку, которая тут же снова встала торчком.

— Как же мы его назовем? — спросил папа Карло.

— Меня зовут Ферручино! — проскрежетал железный человечек.

— Ну вот и хорошо! Сам назвался, — обрадовался папа Карло.



В отличие от своего брата, Ферручино вовсе не стал озорничать после своего появления на свет. Он схватил молоток, гвозди и ловко прибил две доски на новую дверь, которую столяр Джузеппе сколотил вместо двери, сломанной котом.

— Прекрасно сделано! — одобрил папа Карло. — Но поздоровайся же со своим братом Буратино!

— Что? — поморщился Ферручино. — С этим бездельником? Здороваться? Не буду. Да что он умеет? Насколько мне известно, умеет прыгать на одной ножке и есть мороженое. А может ли он забить гвоздь? Не думаю.

— Это я-то не могу? — взвился Буратино. Он схватил молоток, гвоздь, размахнулся и крепко стукнул себя по пальцам!

— Ой-ой! — завопил Буратино.

— Ничего, сынок! — утешал его папа Карло. — Боль скоро пройдет, а брат научит тебя мастерить!

— Как же, буду я учить этого длинноносого разгильдяя! — буркнул Ферручино.

— А я и не собираюсь учиться у этого железного болвана! — заявил в ответ Буратино.

— Ах ты, неотесанное полено! — процедил Ферручино.

— Ах ты, ржавая бочка! — размахивал руками Буратино.

— Дети, перестаньте ссориться, — сказал папа Карло. — Я-то думал, что вы будете помогать друг другу. А если вы будете ссориться, вы никогда не одолеете Карабаса Барабаса.

После этих слов Буратино и Ферручино присмирели.

— Неужели я не справлюсь с Карабасом без этого полена?.. — проворчал Ферручино.

— Неужели я не разделаюсь с Карабасом без этого… металлолома? — проворчал Буратино.

— Нет, в одиночку вам не сладить с ним, — твердо сказал папа Карло.

Тогда Буратино и Ферручино приумолкли. А потом стали о чем-то шептаться с папой Карло. Так они шептались целую неделю и заодно делали большой железный сундук. Над ним трудились и папа Карло, и Ферручино, и Буратино, который понемногу научился мастерить. Артемон приносил различные железные предметы и ловко смахивал хвостом металлические стружки. Мальвина шлифовала готовые детали маленьким напильничком. Пьеро постукивал, побрякивал, подтачивал, закручивал гаечки и напевал песенку:

Что за милый сердцу звук!
Тук-тук!
Тук-тук!
Все подправлю, что не так, Бряк-бряк!
Бряк-бряк!
Я стучу не наобум.
Бум-бум!
Бум-бум!

18. ВСТРЕЧА В ГОСТИНИЦЕ «ДВЕ СЕЛЕДКИ»

И вот однажды утром Буратино выкатил на улицу тележку, на которой стоял здоровенный железный сундук, на четырех замках, весь в обручах и заклепках, одним словом, сработанный на совесть.

Никто из друзей его не провожал. Чтобы не напугать Карабаса Барабаса. Буратино один кряхтел, пыхтел, морщился, но все-таки тащил тележку и прикатил ее на вокзал.

Там он сдал тележку и сундук в багаж, влез в вагон, улегся на нижнюю полку и стал ждать отправления поезда.

Зазвенел колокол, раздался гудок и старый дребезжащий паровозик потащил скрипевшие вагончики через поля и леса, мимо деревень и городков Тарабарского королевства. Причем ехал паровозик только тогда, когда его топили старыми, вышедшими из моды платяными шкафами. А если в топку кидали полено или ведерко угля, паровоз обижался и останавливался.

Буратино сидел на своей нижней полке и смотрел в окно. Там мелькали елки и палки. И палок было значительно больше, чем елок. А предназначались эти палки для тех, кто был против Тарабарского короля. Дней через пять дребезжащий паровозик остановился на станции в маленьком городке, в том самом, где находилась гостиница «Две селедки».

Буратино снова пыхтел, кряхтел, морщился и тащил по улицам тележку со здоровенным железным сундуком. На одном перекрестке он остановился, чтобы перевести дух, и увидел надпись на стене: «Долой Тарабарского короля!» «Эге! — подумал Буратино. — И тут завелись недовольные».

В гостинице мальчик уселся за длинный деревянный стол, и перед ним мгновенно появилось глиняное блюдо. На блюде лежали две жареные селедки, любимое кушанье хозяина, которое он любезно предложил Буратино.

Но Буратино селедки есть не стал, а поинтересовался, не ждет ли его здесь огромный толстый господин с бородой до колен. На что хозяин ответил, что в его гостинице нет толстого господина с бородой до колен, а есть очень худой господин, лишенный какой бы то ни было бороды.

И через несколько минут по узенькой деревянной лестнице спустился продавец пиявок Дуремар. Он зевнул, съел две селедки, а потом еще две. «Два плюс два равняется четыре», — сложил в уме Буратино. Сейчас он пропускал уроки и, чтобы не отставать, частенько сам себе задавал задачи по арифметике.

А Дуремар, съев подряд четыре селедки, спросил:

— Где же уважаемый папа Карло?

— Я за него, — бодро заявил Буратино. — Папа Карло занят в кинотеатре. А где же уважаемый Карабас Барабас — друг бедняков?

— Он тоже занят. Участвует в одном театральном представлении! Хи-хи! — своим тоненьким голоском пропищал Дуремар. — А что у тебя за дело? Расскажи мне, я ему передам.

— Это я могу рассказать только лично другу бедняков! — заявил Буратино. — В испорченный телефон я не играю.

— Тогда прощай, Буратино, — грустно заметил Дуремар. — Господин Карабас Барабас очень занят и побеседовать с тобой не имеет возможности.

Дуремар расплатился с хозяином за съеденные селедки и отправился к выходу.

— Постойте, постойте! — сказал Буратино. — Учтите! Если уважаемый Карабас Барабас не найдет возможности побеседовать со мной, то он потеряет очень много денег. А кроме того, передайте ему, что Говорящий Сверчок рассказал мне кое-что интересное!

Дуремар насторожился.

— Что могла рассказать эта букашка? — процедил он. — Этот Сверчок, наверное, и кусаться как следует не умеет, не то что мои дорогие пиявочки. Однако я слышал, что господин Карабас Барабас может потерять много денег. Этого он не любит. Не исключено, что он найдет возможность побеседовать с тобой.

И Дуремар направился к телефону. В телефон он опустил не монету, а крышку от стеклянной консервной банки, иначе тот телефон не работал.

Трубка фыркнула, крякнула, чихнула и рявкнула голосом Карабаса:

— Что надо?

Дуремар что-то зашептал в трубку…



— Ладно. Приеду. Ждите! — рявкнула трубка. — Я возьму эти деньги только ради бедняков, чтобы открыть еще одну столовую. Пока!

В трубке свистнуло и брякнуло.

А Буратино и Дуремар стали ждать приезда Карабаса.

Буратино для развлечения «ловил» удочкой селедок, плавающих в бочках, и отправлял их на сковородку, стоящую на плите.

Кроме того, он упражнялся в счете: делил и умножал кошек, которые в огромном количестве прогуливались возле гостиницы в ожидании объедков.

От постоянных посетителей ресторанчика при гостинице Буратино узнал местные новости.

Часы на главной площади испортились. Городские власти не стали вызывать мастера, чтобы их чинить, а купили ученого петуха, который кукарекал каждый час.

Буратино слушал местные новости, а Дуремар усиленно занимался селедками, жареными и засоленными. Вместо салфеток на столах лежали старые газеты. После того как Дуремар съедал очередную селедку, он брал обрывок пожелтевшей газеты, вышедшей около ста лет назад, и читал его долго и задумчиво.

19. ВСТРЕЧА С КАРАБАСОМ БАРАБАСОМ

Наконец через два дня дребезжащий паровозик снова появился на станции. Из вагончика вывалился Карабас Барабас с огромным чемоданом в руке и золотой цепью на животе. Цепь была чуть-чуть потоньше тех, которыми поднимают корабельные якоря. Вслед за ним из вагончика выскочила лиса Алиса с бриллиантовыми серьгами в ушах, причем каждый бриллиант был величиной с хороший булыжник, и кот Базилио с золотым кольцом на левом мизинце. В кольцо был вделан изумруд размером с куриное яйцо.

Скоро Карабас Барабас, лиса и кот уже сидели за деревянным столом в гостинице. Карабас погладил рукой толстую золотую цепь на животе и очень любезно спросил:

— Ну, что случилось, дорогой друг Буратино? Что ты там такое рассказывал Дуремару про Говорящего Сверчка? Ведь не из-за этой мошки я сюда приехал! Ты говорил о деньгах, которые я могу потерять, а я не люблю терять деньги. Их можно отдать беднякам. А я, как тебе известно, друг бедняков!

— Ну, что говорил Сверчок, это вы, наверное, знаете… — вздохнул Буратино.

— Мало ли что болтает букашка! — проворчал Карабас. — Кто этому поверит? Никто не поверит.

— Я тоже сначала не поверил, — заметил Буратино. — Но потом подумал, а вдруг это правда? Вдруг этот ключик действительно открывает разные двери? И тогда я решил в школу больше не ходить — надоело! И в кино не ходить — надоело! И в театре не выступать — надоело! Я подумал, пойду-ка я к моему другу Карабасу Барабасу и буду открывать двери банков и ювелирных магазинов!

Карабас Барабас растерянно посмотрел на лису и крепко задумался: что делать? Конечно, Буратино парень ловкий, может пригодиться, но, если принять его в свою компанию, он узнает все секреты. И где хранится награбленное. И какие банки и ювелирные магазины еще предстоит посетить… Карабас снова растерянно посмотрел на лису, и та поняла, что пора прийти на помощь.

— Дорогой Буратино! — ахнула лиса. — Что это ты тут такое наговорил! Чтобы мы да это самое? Да за кого ты нас принимаешь? Ведь мы друзья бедняков! Грабители похищают золото у богачей, а богачи увеличивают налоги, чтобы получить свои деньги обратно! Разве мы могли допустить, чтобы страдал народ? Ах, Буратино, как ты плохо о нас подумал! Как тебе не стыдно! Вернись поскорее домой, иди в школу, учись, Буратино! И не думай о разных нехороших грабежах!

— А, ну, я вижу, что ошибся, мне с вами не по дороге! — заявил Буратино. — Я тут недавно зашел в один ювелирный магазин, а потом вышел оттуда и прихватил с собой большой железный сундук с бриллиантами. Но у сундука четыре замка, и ни один не открывается. Вот я и подумал, что, если Говорящий Сверчок сказал правду и золотой ключик может открыть любой замок, тогда вы, уважаемый Карабас, откроете этот сундук. Но если Сверчок наврал, тогда я пойду поищу хорошую пилу. Может быть, за год я распилю этот сундук.

— Я слышал об этом сундуке с бриллиантами! — прохрипел Карабас. — Как тебе удалось его найти?

— А это мой секрет! — не растерялся Буратино.

На самом же деле ни о каком сундуке Карабас Барабас, разумеется, слышать не мог.

— Послушай, дорогой Буратино! — вкрадчиво заметила лиса.

— Может быть, мы смогли бы тебе помочь… А часть денег отдадим нашим дорогим беднякам…

— Ну что ж, помогите, — охотно согласился Буратино. — А то пилить сундук целый год мне что-то неохота.

20. СУНДУК С СЕКРЕТОМ

Сундук стоял в комнате Буратино. В окно заглянула кошка и, как показалось Карабасу, явно целилась на сундук. Карабас показал кошке кулак и захлопнул окно.

— Хорошо бы закрыть все окна и дверь, — предложил Буратино. — Дело в том, что жители этой гостиницы страдают излишним любопытством.

— Я так закрою, что никто не откроет! — похвастал Карабас и закрыл окна и дверь золотым ключиком.

— А, значит. Говорящий Сверчок все-таки сказал правду! — заметил Буратино.

— Даже насекомые иногда говорят правду, — вздохнула лиса.

А Карабас уже нацелился на сундук. Он взмахнул золотым ключиком… Дзынь!.. Щелкнули и зазвенели замки… Карабас с трудом приподнял тяжелую крышку, помогая себе носом. Уф!..

И тут неожиданно из сундука выскочил Ферручино! Он стукнул Карабаса железной дубинкой по руке, и золотой ключик упал на пол! Как он засверкал на полу! Всех на секунду ослепило. Но кот Базилио не растерялся. Он вытащил из кармана здоровенный пистолет и выпалил в Ферручино! Тот только покачнулся. А пуля отскочила от него и угодила Карабасу Барабасу в толстый живот! Она ударилась о золотую цепь и шлепнулась на пол, не причинив доктору кукольных наук никакого вреда.



— Хватайте его! Бейте его! — завопил Карабас.

— Этого железного мальчишку можно сбить только пушкой, — сообщила лиса. — А пушку мы с собой, к сожалению, не захватили. Кот попытался удрать, но дверь была крепко закрыта. А золотой ключик лежал на полу, и Карабас поставил на него свой большой, давно не чищенный сапог.

— Отдай золотой ключик! — крикнул Ферручино.

— Как бы не так! — прорычал Карабас. Но тут же завопил: — Ай! Ой! Мама!.. — Это Ферручино принялся дубасить его своей железной палицей. По хорошенькой порции ударов получили при этом лиса и кот.

— Этот железный мальчишка переломает нам руки и ноги! Будет солидная драка и основательный скандал! — тихо сказала лиса Карабасу. — А если народ узнает наши тайны, нам придется плохо! И чуть ли не министр не поможет. Полицейские в этом городе с утра до вечера стирают надписи на стенах: «Долой Тарабарского короля!» Лучше отдайте им золотой ключик, а я уж потом заберу его обратно!

— Отдать золотой ключик? — застонал Карабас. — Ни за что! Послушай, Буратино, ты же честный мальчик! Я же с тобой поменялся! Я тебе дал за ключик альбом с марками! Я менялся честно!

— «Я менялся честно!» — передразнил его Буратино. — Ничего себе — честно! «Друг бедняков Карабас!» Как он со мной разговаривает: «Дорогой Буратино, не хочешь ли мороженого?» А все для чего? Чтобы ключик у меня выманить!

— Отдавай ключик! — крикнул Ферручино.

— Ну, отдайте же, отдайте, — зашипела лиса, — не отдадите, будет колоссальный скандал, а я что-нибудь придумаю, чтобы заполучить ключик обратно! Я обещаю!

— Ладно, — согласился Карабас. — Эй ты, Буратино! Возьми этот дрянной ключик… впрочем, а где мои марки?

Буратино выложил на стол альбом с марками, а Карабас пнул ключик ногой, словно это была обертка от съеденного мороженого.

На прощание Карабас так хлопнул дверью, что в окнах комнаты вылетели все стекла.

Но золотой ключик все-таки остался у Буратино.

— А ты не такая уж ржавая бочка, как я думал, — дружески сказал Буратино брату.

— А ты не такой уж деревянный чурбан! — весело ответил Ферручино.

21. ДОМОЙ!

Буратино и его братец отправились на вокзал. И Буратино взял в кассе один билет.

— Почему ты взял один билет? — удивился Ферручино.

— Потому что ты поедешь домой один.

— А как же ты? — спросил железный человечек.

— А я поеду с Карабасом Барабасом, чтобы узнать, где он прячет награбленные богатства, и отдать их беднякам, — ответил Буратино.

— Правильно, — одобрил Ферручино. — Но почему ты хочешь ехать один?

— Потому что я придумал такой план, — загадочно ответил Буратино. — Ты их только напугаешь.

Неподалеку от кассы они носом к носу столкнулись с Карабасом и его приятелями.

— Опять ключик захотели?.. — проворчал Буратино.

— Милый Буратино, — запела лиса. — Что ты! Да мы просто пришли попрощаться! Ведь мы уезжаем тоже!

— Ты не верь! — сказал Ферручино. — Никуда они не уезжают! Обманывают!

— Ах! Как нехорошо так говорить! — обиделась лиса. — Вот посмотри — билеты на поезд! Только едем мы не в ту сторону, что вы, а в другую!

— А может, эти билеты не настоящие! — хмыкнул Ферручино.

— А может, настоящие! — возразил Буратино. — Нет, вы вправду уезжаете?

— Конечно… уезжаем, — вздохнул Дуремар. — Прощай, Буратино!

— Уезжают! Вот красота-то! До свидания! То есть никаких свиданий! Пр-рощайте! — так говорил Буратино. Но на самом деле он не собирался расставаться с Карабахом. Ведь у него был какой-то план.

— До свидания, милый Буратино! — ласково сказала лиса. — А что передать твоему приятелю?

— Какому приятелю? — заинтересовался Буратино.

— Ну, этому Писарю, который так любезно сообщил вам тогда содержание указа!

— А… вы откуда знаете? — поразился Буратино.

— Мы все знаем, — зловеще прошипел кот.

— А… а где же он сейчас? — осторожно спросил Буратино.

— За разглашение государственной тайны он брошен в тюрьму! — прогремел Карабас.

— Увы, с мышами! — вздохнула лиса.

— С тараканами! Хе-хе! — хихикнул Дуремар.

— А когда мы вернемся, его расстреляют, — сообщила лиса.

— Как расстреляют? — ахнул Буратино.

— Очень просто, — пояснил Карабас. — Раз. И готово!

— Я очень вас прошу, не надо его расстреливать! — бросился Буратино к Карабасу. — Ведь это все из-за нас!

— Из-за вас! — подтвердил Дуремар.

— Что же мне делать? — растерялся Буратино.

— Ну… если ты отдашь золотой ключик, — игриво заметила лиса, — то его не расстреляют… Уж тут мы постараемся.

— Пожалуйста, не надо его расстреливать! — И Буратино нерешительно вытащил ключик из кармана.

— Стой! — крикнул Ферручино. — Не отдавай ключик!

— А! Не пр-риставай, пожалуйста! — отмахнулся Буратино.

— Стой, я тебе говорю! — закричал Ферручино. — Они же тебя снова обманут! Пусть они его сначала выпустят!

— Нет, сначала ключик! — протянул руку Дуремар.

— Сперва ключик! — фыркнул кот.

— Вот именно! — подтвердила лиса.

— Я не знаю, — заколебался Буратино. — Я подумаю!

— Подумай, Буратино, хорошенько подумай! — многозначительно сказала лиса. — Имей в виду, наш поезд уходит в пять часов!

— Потом будет поздно! — сообщил Карабас.

— Не опоздай, — заметил кот. — Пожалеешь.

— До свидания, Буратино! Хи-хи-хи… — залился смехом Дуремар, и вся компания не спеша удалилась.

— Ничего! — сказал Буратино брату. — Я придумал такой план, что я обо всем разузнаю. И где лежат награбленные богатства. И где они прячут беднягу Писаря.

22. НЕ СОВСЕМ ОБЫЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Карабас и его приятели совсем приготовились к отъезду. Они сидели на своих чемоданах, и рядом с ними торчала большая стрелка с надписью: «Посадка на поезд».

Карабас молчал-молчал и наконец рявкнул:

— А Буратино все нет!

— Придет! — заверила его лиса. — До отъезда поезда еще много времени.

— Прискачет! — потер руки Дуремар. — Хе-хе!

— Мне надоело здесь сидеть! — объявил Карабас. — Я пойду в ресторан, немного подзаправлюсь! А вы — стойте здесь, стерегите чемоданы! — Он вдохнул аромат жаркого, доносившийся издалека, и тут же исчез.

— Ах! Мне тоже захотелось… курятинки! — облизнулась лиса. — Постойте здесь! Постерегите чемоданы! — И она исчезла вслед за Карабасом.

А кот сказал Дуремару:

— Стереги! Пойду узнаю, чем тут кормят?! — И неслышно удалился на задворки кухни.

— По-постойте! А как же я?.. — обиделся Дуремар. — Хорошо, что я запасся! Хи-хи! — И он достал из чемодана целую коллекцию бутербродов.

В это время из-за колонны высунулся длинный нос Буратино и снова спрятался. А рядом с Буратино появился запыхавшийся Ферручино.

— Буратино! Что ты придумал? — зашептал он ему в самое ухо.

— Тс-с! Тихо, он ест!

— Что-о?

— Он ест колбасу. Ах, какое это имеет значение?!

— Кто?

— Ну, Дуремар! Ха-ха! Подавился!

— Но что же ты все-таки придумал, а? — допытывался брат.

— Не скажешь?

— Почему? Скажу! — И он что-то зашептал на ухо Ферручино.

— Здорово?

— Да, — протянул Ферручино. — Хорошо бы еще подумать.

— Сейчас размышлять некогда, будем действовать быстро и решительно! Хочешь мне помочь? Или стр-русил?

— Это я-то? Ха-ха! Ты раньше испугаешься!

— Ну, это мы посмотр-рим, кто р-раньше! — заметил Буратино и снова высунул нос из-за угла. — Господин Дуремар!

— Ну, что? — недовольно спросил Дуремар, жуя бутерброд с колбасой.

— Это я, Бур-ратино!

Дуремар так перепугался, что даже колбасу выронил.

— Я принес золотой ключик! — сообщил Буратино. — Но я хочу отдать его только вам, потому что вы самый добрый и самый умный!

— Кто, я? — поразился Дуремар. — Ну да, конечно, я самый добрый и самый умный! Давай скорее ключик!

— Вы идите сюда, пожалуйста, — робко сказал Буратино, — а то я боюсь Карабаса!

— Сейчас… Клю-ючик… — дрожащим от жадности голосом пискнул Дуремар и семеня поспешил к Буратино.

А Буратино и его брат тут же удрали, Буратино только крикнул на ходу:

— Сюда, господин Дуремар!

— Иду! Клю-ючик! — проскрипел Дуремар и помчался вслед за ними.

А Буратино с братом снова появились в том же зале, но только совсем с другой стороны.

— Вот этот самый большой! — сказал Буратино, разглядывая чемодан.



— Может, передумаешь, а? — толкнул его Ферручино.

— Эх, ты! Я хочу выр-ручить человека! И отобрать у Карабаса все, что он награбил. Мы отдадим все это беднякам! — вразумляюще изрек Буратино и попробовал открыть чемодан, но замок не поддавался. «Ну, ничего, — подумал Буратино, — если золотой ключик может открыть любую дверь, то уж этот несчастный чемодан он как-нибудь откроет!» Он вытащил золотой ключик и — дзинь! Все замки у чемодана открылись!

— Ну, пока! — сказал Буратино брату. — Я полез! А ты закрой меня кр-рышкой и защелкни замком, понял?

— Понял… Ну, до свидания, может, скоро увидимся.

— Конечно, скоро увидимся, — заверил его Буратино и скрылся в чемодане. Ферручино захлопнул крышку, но Буратино постучался изнутри, пришлось снова открывать чемодан. Буратино высунул голову и громко зашептал:

— Скажи Пьеро, чтобы не хныкал! Я живо управлюсь! И всем пр-ривет пер-редавай! Понял?

— Понял.

— Ну, тогда закр-рывай, да покр-репче, чтобы я не вывалился. — И он снова скрылся в чемодане.

А Ферручино закрыл крышку. И это давно пора было сделать, потому что совсем рядом послышались причитания запыхавшегося Дуремара:

— Буратино, где же ты?.. Клю-ючик! Ау!..

Ферручино защелкнул замок и мигом скрылся за колонной. А с другой стороны зала появился Дуремар и заохал:

— Бур-ратино! Где же ты? Ах, негодяй, он обманул меня! Клю-ючик!.. — Он бессильно опустился на чемодан и тут же вскочил. — Ох, чемоданы! Один, два, три, четыре… Как я испугался! Их могли украсть! — Тут он услышал вдалеке голоса Карабаса и лисы, быстро спрятал бутерброды в свой чемодан и уселся на него как ни в чем не бывало.

А из-за колонны появились Карабас, лиса и кот. Карабас довольно похлопывал себя по животу и хохотал:

— Ха-ха! Славно подзакусили! Ну что, этот бездельник Буратино еще не появлялся?

— Не-ет… не появлялся, — съежился Дуремар.

— Не волнуйтесь, — запела лиса. — Он сам принесет ключик. Уж я-то его хорошо знаю! Он товарища в беде не оставит!

— А время идет! — многозначительно сказал Карабас.

— Ничего, мы подождем его в вагоне, — предложила лиса.

И все взялись за чемоданы.

— Устал я, видно, сегодня, — вздохнул Карабас. — Набегался… Еле чемодан несу. Ох-ох-ох!.. Ну и тяжесть!..

Вся компания влезла в вагон. Только кот нетерпеливо прогуливался по платформе. А Буратино все не было.

Раздался звонок, кот вскочил на подножку, поезд тронулся, а Карабас, сидевший на скамейке у окна вагона, покосился на лису:

— Ну, где же твой обещанный негодяй Буратино?..

А Буратино сидел в чемодане и перочинным ножом сверлил дырочку в стенке. А когда он просверлил стенку, то увидел в окне вагона мрачные черные скалы. Буратино просверлил дырку в противоположной стенке чемодана. И там в окне вагона тоже были видны мрачные черные скалы с елями на вершинах. Буратино сложил ели, помножил, разделил, почитал газету, в которую был завернут сыр, а затем принялся за сыр.

Вдруг Карабас Барабас заерзал на месте, шумно потянул носом и громогласно спросил:

— Чем это пахнет? Бьюсь об заклад, что это запах моего любимого сыра.

Он подозрительно оглядел свой чемодан, проверил замки и немного успокоился: «Наверное, мне это просто показалось».

Буратино сидел в чемодане ни жив ни мертв от страха. И только когда Карабас успокоился и перестал ерзать, мальчишка пришел в себя и потихоньку доел оставшийся сыр. В чемодане было довольно уютно. Буратино завернулся в толстое полотенце. И так как поел он, пожалуй, слишком плотно, то ему захотелось спать. Он разыскал в чемодане подушку, положил на нее голову и заснул.

К счастью для Буратино, жадный Карабас не доставал еду из своего чемодана. Он брал куски курятины у лисы, бутерброды — у Дуремара, рыбу и сметану — у кота. Карабас и его приятели почти все время молчали, поскольку рты у них были заняты. Только однажды Карабас спросил у лисы:

— Ну, так где же Буратино?

— Он бежит за поездом! Хи-хи! — захихикал Дуремар.

— Буратино где-то рядом! Уж я-то просто носом чую! — заявила лиса. — Наверное, едет в соседнем вагоне. А когда мы сойдем на нашей станции, он тоже сойдет.

— Посмотрим, — зловеще протянул Карабас. На этом разговор закончился.

Два дня Буратино не вылезал из чемодана, он сидел и лежал и даже потихоньку делал гимнастику. А через дырки в чемодане по-прежнему были видны мрачные скалы.

23. ДОРОГА В ЗАМОК

Наконец поезд остановился на маленькой станции. Карабас Барабас и его приятели вылезли из вагона, поезд не спеша укатил, а вокруг не было видно даже намека на Буратино.

Карабас, сощурившись, объявил лисе:

— Дура!

— Ну зачем же такие выражения! — обиделась лиса. — Теперь так даже в пятом классе не выражаются!

— А я говорю — дура! — подтвердил Карабас. — «Буратино! Сам принесет ключик! Я знаю верный способ!» Наплевать твоему Буратино на этого Писаря! Станет он за него отдавать золотой ключик!

— Клю-ючик! — простонал Дуремар.

— Клю-ючик! — передразнил его Карабас. — Видали ключик! Во! — И он показал всем большую и довольно грязную фигу.

Но лису фига явно не устраивала.

— А я говорю, что Буратино принесет ключик, я его хорошо знаю! — не сдавалась она.

— Болваны! Дайте хоть поесть с дороги! — рявкнул Карабас и открыл чемодан… И, конечно, оттуда сейчас же выскочил Буратино, показал изумленному Карабасу ключик и свистнул в него, кстати, впервые после обещания Мальвине не свистеть в ключ.

— А вот и я! А вот и ключик! Видали? Ку-ку! — И он тут же удрал и спрятался за скалой.

— Ну, что я говорила! — подбоченилась лиса. — Ведь ключик был уже у нас в кармане, то есть в чемодане! Но это все равно!

Карабас в отчаянии попытался рвать на себе волосы…

— Не рвите, — мрачно сказал кот. — Там уже ничего нет.

— Проклятие, — проревел Карабас. — В дороге этот негодяй Буратино слопал всю мою еду!

— Он, наверное, проголодался, хи-хи! — хихикнул Дуремар.

— Не отчаивайтесь, дорогой Карабас, — заявила лиса. — Мы пойдем в наш замок, а Буратино, конечно, побежит за нами. И вот там-то в замке его сцапает Стальной Сторож!

— Да, от Сторожа он не уйдет, — согласился Карабас.

И вся компания не спеша пошагала по узким проходам между скал. Буратино крался за ними и, чтобы не заблудиться на обратном пути, рисовал на скалах кусочком мела забавных человечков.



Через несколько часов Карабас и его приятели добрались до замка. Это был мрачный старинный замок, сложенный из черных камней.

24. В ЗАМКЕ КАРАБАСА БАРАБАСА

Карабас открыл двери ключом, висевшим у него на золотой цепи, опоясывавшей живот, и снова запер, хотя он отлично знал, что Буратино с его золотым ключиком ничего не стоит открыть эту дверь.

Буратино так и сделал. Но во время сидения в чемодане он здорово объелся, и ему почти все время хотелось спать. Поэтому вместо того чтобы заниматься делом, Буратино нашел комнату с кроватью, закрыл дверь золотым ключиком, забрался под одеяло и закрыл глаза…

Но тут-то в коридоре раздался громкий стук. Такой, будто бы кто-то шел в тяжелых стальных башмаках. У двери шаги замолкли. Кто-то потянул за ручку, потом попытался открыть замок ключом, но, разумеется, ничего из этого не вышло, потому что дверь была закрыта золотым ключиком. Тогда стоявший за дверью снова потянул за ручку и, как показалось Буратино, оторвал ее. Но дверь не открывалась.

В коридоре снова загрохотали стальные башмаки, и шаги замолкли вдалеке.

«Ну и пусть себе ходит, — подумал Буратино, — все равно эту дверь никто, кроме меня, не откроет». Он почесал кончик носа и заснул.

Сколько он проспал, Буратино и сам не знал. В комнате не было окон, и поэтому Буратино не знал, день сейчас или ночь.

Буратино осторожно выбрался в коридор и медленно двинулся вдоль стенки. По дороге он заглядывал в комнаты, но ни в одной из них не было окон. В одних комнатах лежали подушки, целые горы разноцветных подушек! Как бы эти подушки пригодились его друзьям, которые жили в Картонвиле!

И тут Буратино услышал где-то неподалеку тиканье часов. «Узнаю, который час!» — обрадовался он и зашагал быстрее. А тиканье становилось все громче и громче! И Буратино понял, что это тикают не одни часы, а множество, причем на разные лады! От этого тиканья у него даже голова закружилась! Но он упорно шел вперед, потому что уж очень хотелось узнать, который час.

Буратино вошел в огромный зал и увидел, что стены его увешаны часами. Кроме того, часы стояли на полу, на столах и даже висели на потолке.

На полу верещали будильники, к потолку на цепочках были подвешены карманные, ну, а на стенах, конечно, висели стенные, причем с кукушками. Эти кукушки высовывались в окошечки, куковали столько раз, сколько показывала часовая стрелка: «Ку-ку». И добавляли: «Берегись, деревянный мальчик! Здесь опасно! Берегись Стального Сторожа!»

— Сам чувствую, что опасно! — ворчал Буратино. — Спасибо, конечно. Но я не из пугливых.

К своему огорчению, он обнаружил, что часы показывают разное время. И узнать, который час, по ним было невозможно.

Буратино попытался узнать время у кукушек.

— Ку-ку! Ку-ку! — отвечали они. — Мы не знаем, который час. Наши часы нарочно поставили на разное время, чтобы мы почаще куковали, а другие чаще играли разные мелодии.

И действительно, когда секундные стрелки доходили до цифры двенадцать, то карманные и ручные часы наигрывали разные веселые мелодии. Но кто мог их здесь услышать? Они не приносили радости людям, разве что Карабас иногда пританцовывал под веселую музыку часов.

Когда Буратино вышел из зала, в голове у него основательно звенело от громкого тиканья. Хорошо иметь одни часы и слушать их мелодичный перезвон, но тиканье в таком количестве мог, наверное, выносить только Карабас Барабас.

Буратино зашагал дальше и в соседнем зале обнаружил… бассейн. «Неплохо бы искупаться», — подумал мальчик. Буратино залез в бассейн и открыл кран. И из крана в него ударила струя золотых монет! Буратино попытался закрыть кран, но не тут-то было! Толстая струя золотых монет отталкивала Буратино от крана, он барахтался в золоте… Буратино едва не утонул. К счастью, ему удалось ухватиться за край бассейна и выбраться из золотой груды.

В этом бассейне, наверное, любил купаться Карабас Барабас. Этот толстый бездельник тут плавал и нырял — купался в золоте.

Буратино подумал, что он еще доберется до этого золота и раздаст его обитателям странного города Картонвиля, где люди жили в ящиках из-под печенья и из-под помидоров.

Буратино закрыл кран и направился к душу — он находился неподалеку от бассейна. Буратино думал, что, может быть, из душа золото литься не будет. И действительно, золото из душа не полилось. Как только Буратино открыл кран, из душа посыпались драго- ценные камни! И застучали по макушке Бура- тино! «Ой! Ой!» До чего же эти камешки были крепкие и острые!

Буратино пулей вылетел из-под душа. Да, такой душ мог вынести только Карабас Барабас! Даже железный Ферручино и тот, пожалуй, не выдержал бы. Ведь падавшие драгоценные камни были потверже железа.

Буратино закрыл душ, оделся и побежал дальше.

Он прошел еще несколько комнат, уставленных золотыми и серебряными вазами. Там было пусто и тихо. Буратино хотел разузнать хоть чтонибудь о своем друге Писаре, попавшем в беду, но это было совсем не просто сделать.

Вскоре ему попалась комната с золотыми статуями. Но они были абсолютно неразговорчивы. На вопросы Буратино: не знают ли они чтонибудь о Писаре, статуи только пожимали плечами, мол, знать ничего не знаем. Они считали, что им, драгоценным статуям, нет никакого дела до деревянного мальчишки и его приятеля.

25. ВСТРЕЧА СО СТОРОЖЕМ

И тут Буратино услышал невдалеке звон тяжелых шагов. Сначала он подумал было, что это одна из золотых статуй решила прогуляться. Но дело обстояло гораздо хуже. По коридору грозно шагали стальные доспехи. Стальная перчатка крепко сжимала меч. Буратино понял, что это и есть Стальной Сторож.

Буратино повернулся и бросился бежать! Но Стальной Сторож, несмотря на свою тяжесть, бегал отлично. И ноги у него были куда длиннее, чем у деревянного мальчика.

— Это уж не из-за тебя ли я вчера оторвал ручку у двери? — спросил Стальной Сторож. Голос у него был гулкий, как из подземелья.

— Вполне возможно, — робко ответил Буратино, прижавшийся к стене.



— А я не люблю отрывать ручки от дверей, — сообщил Стальной Сторож. — Я люблю порядок. К тому же эту ручку придется приделывать мне. Твое пребывание здесь также нарушает порядок.

И Стальной Сторож поднял свой меч, явно намереваясь разрубить Буратино пополам по вертикали.

Но Буратино отскочил в сторону и завопил:

— Постойте, постойте! Вы, наверное, думаете, что я полено, и хотите нарубить дров. Но учтите, что я не полено, а деревянный мальчик! И я принес Карабасу Барабасу очень приятное известие. А если вы наделаете из меня щепок, то я не передам Карабасу Барабасу это приятное известие, и он потеряет много денег.

Стальной Сторож вложил меч в ножны и застыл в нерешительной позе.

А Буратино подумал: «А что, если у него там внутри ничего нет?» И сказал:

— Уважаемый Стальной Сторож! Не могли бы вы поднять ваше забрало, чтобы я мог посмотреть, что у вас там, внутри?

— Нечего там смотреть. Ничего там нет, — проворчал стальной великан.

— Как? Совсем ничего нет внутри? — поразился Буратино.

— Ничего. Я весь снаружи.

«Ну, если у него ничего нет внутри, тогда я с ним могу бороться, хоть он большой, а я маленький».

И Буратино деловито произнес:

— Итак, если я правильно понял, вы охраняете этот замок по приказу Карабаса Барабаса?

— Я охраняю этот замок уже больше тысячи лет, — мрачно и размеренно ответил стальной великан. — Недавно господин Карабас Барабас купил этот замок. Теперь господин Карабас Барабас — мой хозяин.

— Как же вы можете так принимать человека, который пришел в гости к вашему хозяину! — возмутился Буратино.

— Здесь не бывает гостей, — оправдывался Стальной Сторож.

— А я гость! — заявил Буратино.

— Тогда пойдемте к хозяину, — нерешительно предположил стальной великан.

— А где же ваш хозяин? — осторожно спросил Буратино.

— В одной из комнат, — довольно невразумительно ответил великан.

— А сколько же здесь этих комнат?

— Сто!

— И вы не знаете, в какой именно комнате находится Карабас Барабас?

— Нет, не знаю, — вздохнул Стальной Сторож.

— Тогда поищите его и сообщите мне, где он, — предложил Буратино. — А я пока посмотрю телевизор.

— Хорошо, — согласился великан. — Только я надену стальную цепь на ваши руки и ноги. Неужели вы думаете, что я настолько глуп, чтобы оставить вас на свободе и уйти?

— Нет, я не думаю, что вы глупы, вы это очень здорово придумали насчет цепи! — сообщил Буратино.

26. «АЛЛО! ГОВОРИТ КАРАБАС БАРАБАС!»

Великан привел Буратино в комнату с телевизором, надел на руки и ноги мальчика стальные кольца с цепями, закрыл замки на кольцах и ушел искать Карабаса. А Буратино, конечно, тут же открыл все замки золотым ключиком, сбросил цепи и подумал: «Вот глупый великан! Вчера он не смог открыть замок в моей комнате, как же он не догадался, что я умею обращаться с замками!»

Он прислушался: шаги Стального Сторожа удалились… И Буратино помчался в другую сторону.

Он пробежал через комнату, заваленную золотыми вилками, через другую комнату, заваленную золотыми запонками, и увидел телефон. Рядом с ним на столе лежали золотые монеты и толстая телефонная книга.

«Эге-ге! — подумал Буратино. — А не позвонить ли мне папе Карло, может быть, он чтонибудь знает о Писаре!»

Правда, в кинотеатре телефона не было. Телефон был в аптеке, которая находилась неподалеку от кинотеатра.

Буратино полистал книгу. Но телефона аптеки не нашел. Зато он нашел номера телефонов короля, министра, чуть ли не министра и начальника тюрьмы. Буратино даже подпрыгнул от радости. Он опустил в телефон золотую монету и набрал номер начальника тюрьмы.

— Говорит Карабас Барабас! — рявкнул в трубку Буратино. — Привет!

— Здрасте. Что-то я не узнаю вашего голоса, — ответил начальник тюрьмы. — Он не такой грубый, как обычно.

— А я только что из бани, — сообщил Буратино, стараясь хрипеть как можно больше.

— Если вы не возражаете, — заметил начальник тюрьмы, — я вам перезвоню. Осторожность не мешает. Хе-хе!

— Ну и звоните, — прорычал Буратино и бросил трубку.

Через несколько секунд раздался телефонный звонок.

— Теперь-то я уверен, что это — вы, дорогой Карабас Барабас! — угодливо произнес начальник тюрьмы. — Но осторожность никогда не бывает лишней. Теперь такое время. Полицейские с утра до вечера стирают со стен домов надписи: «Долой Тарабарского короля!» Так чем же я могу быть вам полезен?

— У вас, что ли, этот Писарь сидит? — прорычал Буратино.

— А как же, по-прежнему у нас!

— Смотрите, чтобы не убежал! И кормите получше. За мой счет. Обед из десяти блюд. С киселем и компотом! Поставить ему в камеру телевизор! Дать ему пижаму! Я желаю, чтобы заключенный был, как огурчик! Я не люблю расстреливать худосочных! И приготовьте мне винтовку, я желаю расстрелять его лично!

— Будет сделано, господин Карабас Барабас!

— Я приеду, я вас отблагодарю! — рявкнул Буратино и бросил трубку.

Теперь он знал, где находится его друг. И где находятся награбленные богатства. Ничего, скоро он вернется сюда со своими друзьями.

27. ВОЗВРАЩЕНИЕ

Буратино промчался вниз по лестнице, открыл золотым ключиком дверь и побежал по узким проходам между мрачными черными скалами. А забавные человечки, которых он нарисовал на скалах по дороге в замок, весело улыбались и показывали ему дорогу, чтобы он не заблудился.

На станции было тихо, и прибытия дребезжащего паровозика не ожидалось.

Буратино прогуливался неподалеку от вокзала и размышлял, как ему отсюда поскорее выбраться. И тут Буратино увидел… Лошадь. Она ела вкусную траву и помахивала хвостом. Буратино подошел к ней и сказал:

— Уважаемая Лошадь! Я, конечно, понимаю, что гораздо приятнее гулять и кушать вкусную травку, чем скакать почти без передышки по довольно пыльной дороге. Но если вы меня не повезете, а повезет этот дребезжащий паровозик, то, пока я доеду, моего друга расстреляют. А он очень хороший человек.

Лошадь посмотрела на Буратино, вздохнула, с сожалением посмотрела на вкусную травку… и через несколько минут Буратино уже скакал на Лошади по довольно пыльной дороге, которая вела в столицу Тарабарского королевства.



Через два дня Буратино стоял на площади, неподалеку от кинотеатра папы Карло. Лошадь очень устала. Мальчик купил ей десять буханок белого хлеба. И Лошадь принялась за еду.

Вдруг в переулке послышались чьи-то шаги, и Буратино увидел Карабаса и его приятелей! Видимо, им тоже удалось найти лошадей, а возможно даже автомобиль.

Буратино нырнул в подъезд, а лиса подошла поближе к Лошади и сказала:

— Посмотрите, дорогой Карабас Барабас! Перед этой Лошадью десять буханок хлеба! Кто мог сделать Лошади такой подарок? Скорее всего Буратино. Значит, он где-то здесь! Поэтому не отчаивайтесь! Теперь мы снова в столице Тарабарского короля!

— Верно! — оживился Карабас. — Здесь мы хозяева! Теперь-то уж ключик наверняка — наш! Скорее во дворец! За солдатами короля!

— Держись, Буратино!.. — пискнул Дуремар. И все помчались во дворец короля.

28. НАДО ЧИТАТЬ ГАЗЕТЫ

Из подъезда на площадь, осторожно ступая деревянными башмаками, вышел Буратино:

— Побежали! — И он передразнил Карабаса: «За солдатами короля!» Больно я их испугался!

Но тут опять послышались чьи-то шаги, и Буратино испуганно спрятался в подъезд.

А на площади появился мальчуган. Он шел, посвистывая, засунув руки в карманы, и Буратино, увидев его, сразу же выскочил из подъезда, потому что узнал в мальчишке разносчика газет Сальваторе.

— А! Это ты! А я думал…

— Что ты думал? — спросил мальчуган.

— А я думал, что это солдаты кор-роля!

— Ха-ха-ха! — расхохотался разносчик. — Да ты, видно, приезжий. А я-то принял тебя за артиста Буратино из кукольного театра!.. Уж больно похож!

— Я и есть Бур-ратино! Я местный житель! Я здесь р-родился. А ты — Сальваторе.

— Да, я Сальваторе! — удивился разносчик газет и поковырял землю каблуком. — А ты разве не знаешь, что короля больше нет?..

— А где же он?.. — поразился Буратино.

— Газеты надо читать!

— Я не успел, я находился в дор-роге!

— И в дороге можно читать газеты.

— Но я не мог… Я был в чемодане, — сообщил Буратино.

— Где? — недоверчиво протянул Сальваторе.

— В чемодане.

— Знаешь что, ты мне ерунду не говори. Скажи просто — не читал. И точка.

— Но я, честное слово, сидел в чемодане! Ну, ладно, не читал. И точка.

— Вот это другое дело, — удовлетворенно сказал Сальваторе.

— Так вот, разве ты не слышал, что вчера король — ту-ту!..

— Что значит «ту-ту»?..

— Бежал за границу!

— Да что ты! — Буратино даже присел. — А кто же вместо короля?

— Шарабан Барабан!

— Вр-решь!

— Да ты что, с луны свалился? Вот, читай сам! — И Сальваторе широким жестом обвел вокруг. Действительно, стены домов, ограды, афишные тумбы, двери подъездов были оклеены бумажными заплатами.

— По десять указов в день! Не соскучишься, — хмыкнул Сальваторе. — Ну, ладно, мне некогда, я пошел! А ты тут изучай указы! — Он легонько щелкнул Буратино по носу и вприпрыжку убежал.

Под всеми указами и воззваниями красовалось ненавистное имя Шарабана Барабана. Буратино помнил о том, что именно с помощью бывшего чуть ли не министра Карабас Барабас в свое время отобрал театр у папы Карло.

Самыми последними — свеженапечатанными — были указы о конфискации всех имеющихся запасов чая, кофе и лимонов, которые были слабостью Шарабана Барабана, а также о переименовании государства из Тарабарского в Шарабанское.

Кроме поста премьер-министра. Шарабан Барабан назначил себя еще руководителем вновь организованного департамента по делам чая, кофе, лимонов и кисломолочных продуктов.

А министром просвещения был назначен синьор Доктринус. Директор школы, где учился деревянный мальчик.

Буратино прочел еще ряд фамилий незнакомых ему людей. И тут… он глазам своим не поверил. И даже протер их. Но нет, все правильно, черным по белому было написано, что «друг бедняков» доктор кукольных наук синьор Карабас Барабас назначается чуть ли не министром по делам культуры, туризма и культуризма.

— Ну и дела! Правда, не соскучишься! — воскликнул Буратино, даже присвистнул от удивления и со всех ног помчался к театру. Интересно, знают ли про Карабаса папа Карло и его друзья.

Он не был в городе какую-нибудь неделю, а столько событий. Конечно, в любом сказочном государстве время и события проходят немного быстрее, чем в обычной жизни. И Тарабарское или, как теперь по указу, Шарабанское государство в этом смысле не составляло исключения.

У подъезда театра громким радостным лаем Буратино приветствовал Артемон. Мальчик обнял пуделя и спросил:

— Все живы, здоровы?

Преданный пес утвердительно кивнул головой.

За столом в администраторской сидел папа Карло и читал свежую газету. Буратино незаметно подкрался к нему и бросился на шею. У старика даже очки свалились на стол, но, к счастью, не разбились.

— Буратино! Сынок! Наконец-то! — обрадовался старый шарманщик. — Как же я волновался! — Папа Карло гладил сына по голове, по щекам, трогал уши, руки, пальцы и никак не мог нарадоваться, что сынок жив, здоров, невредим.

— А где же Мальвина, Пьеро?.. — спросил мальчик.

— Мальвина готовит обед в столовой. А Пьеро стал газетчиком. Вот, посмотри! — папа Карло протянул газету. — Почти каждый день Пьеро печатает заметки с разоблачениями темных делишек этого прохвоста Барабана… и его родственничка Карабаса. И тут нам очень помогает Говорящий Сверчок, который, оказывается, очень много знает. Шарабан уже несколько раз пытался закрыть газету, приказывал изловить Пьеро и посадить в тюрьму. Но ничего у него не выйдет. Не сегодня завтра самого Шарабана возьмут и посадят в тюрьму. А как твои дела, сынок?

Вместо ответа Буратино вытащил из кармана штанишек золотой ключик и повертел им в руках. В администраторской стало светло, как на сцене, освещенной огнями рампы. Сколько радостей и печалей связано с этим маленьким сверкающим ключиком.



— Теперь порядок! — сказал Буратино. Потом он вкратце рассказал о своих похождениях и спросил, не приехал ли Ферручино. Оказалось, что его так и не было с тех пор.

— Ну, за твоего братца я не беспокоюсь, — сказал папа Карло. — Он всегда сможет за себя постоять. Вот как ты, малыш? Береги себя. И не ввязывайся теперь ни в какие истории.

— Карабас Барабас снова здесь! — сообщил Буратино. — Он гнался за мной. Как бы он не прибежал в театр.

— Неужели осмелится! — удивился папа Карло. — Пьеро в газете так расписал его подвиги, что он и носа в город не сунет.

— Папа Карло! — воскликнул Буратино. — Но он не читал газет, как и я!

— Да, я забыл, что он путешествовал вместе с тобой, — засмеялся папа Карло. — Наверное, он побежал за помощью к своему родственнику Шарабану Барабану в королевский дворец.

— Слушай, папа Карло, а как Писарь? Все сидит в тюрьме?

— Конечно. Короля прогнали, но Шарабан пока остался и по-прежнему держит честных людей за решеткой.

— Расскажи, пожалуйста, что же тут произошло в мое отсутствие? — спросил Буратино.

— Слушай!.. — начал папа Карло…

29. СОБЫТИЯ НЕДЕЛИ

Тарабарский король был человеком неумным и жадным. Однажды, — это было на другой день после того, как Буратино уехал из города в гостиницу «Две селедки», — король случайно прочел указ, валявшийся на полу за дверью. Это был тот самый указ, который Писарь не переписал. Ив котором говорилось о том, что театр папы Карло передается Шарабану Барабану и Карабасу Барабасу. «Вот как это делается! А я не знал! — подумал глупый король. — Я сразу же верну убытки от потери восьми ведер бриллиантов королевы». И король тотчас издал новый указ. Все земли отдать королю. И все мастерские — королю.

Тут уж люди не стали больше терпеть такое безобразие. Им и до этого плохо жилось. А тут уж у них совсем ничего не оставалось. Кроме рваных штанов.

И так как короля больше терпеть не захотели, он потихоньку собрал свои вещи, конечно, не все, а те, которые подороже, и уехал с королевой за границу к своим дальним родственникам.

А хитрый Шарабан Барабан решил воспользоваться этим обстоятельством.

— Раньше я был чуть ли не министром! — сказал он своим подчиненным. — Теперь я буду чуть ли не королем!

Но, кроме отъезда короля, никаких существенных перемен в стране не произошло. Люди не пожелали терпеть и Шарабана Барабана. Однако чуть ли не король не захотел ехать за границу к дальним родственникам. Вместо этого он заперся в королевском замке и приказал прикатить пушечные ядра, те самые, которыми солдаты играли в кегли. А так как все магазины теперь принадлежат уже Шарабану, то запасов накопилось столько, что можно было бы прожить хоть сто лет. Тюрем в замке было много. И в них сидели честные люди. Много людей. Не только один Писарь, друг Буратино. И терпеть такое положение было невозможно.

Буратино негодовал и возмущался, слушая рассказ папы Карло.

— Ну, погоди. Шарабан Барабан!

— Я прошу тебя, Буратино, никуда не ходи, сиди дома.

Но мальчик так и рвался туда, к бывшему королевскому дворцу.

Папа Карло вздохнул и развел руками.

— Я сказал, что не удержу тебя. Ну и что же, только береги себя, сынок. И хоть ноги у меня болят, я тоже, боюсь, не выдержу и приплетусь к королевскому дворцу. Ох, как мне хочется быть с вами!

Буратино поцеловал папу Карло и выскочил на улицу.

30. ШТУРМОВАТЬ ЕЩЕ РАНО

Буратино бежал по булыжной мостовой, и стук его шагов был похож на звук кастаньет. Без всяких приключений он добрался до площади, на которой стоял королевский дворец.

Вокруг дворца валялись бочки, ящики, мешки с капустой. И за этими укрытиями сидели друзья Буратино, и взрослые, и дети, те, которые так часто посещали его театр. Тут были и кузнец Никколо, и столяр Джузеппе, и зеленщик Петруччо, и его сын Баклажанчик, и многие-многие другие.

Буратино увидел разносчика газет Сальваторе и бросился к нему.



— Когда штурм? — деловито поинтересовался Буратино.

— Не знаю, — проворчал Сальваторе. — Там, за воротами, заложники сидят в тюрьме. А тыштурм. Так мы всех друзей поубиваем.

— Мой друг. Писарь, тоже там? — спросил Буратино.

— Конечно. А где же ему еще быть?

— Все равно Шарабан Барабан долго там не продержится, — заметил Буратино.

— А что ему. У него запасов на сто лет. Еще король нахапал.

— Ничего, мы откроем вор-рота и вор-рвемся во дворец! Ур-ра! — Буратино уже ясно представил себе, как он врывается вместе со всеми во дворец.

— Думаешь, это все так просто? Да, ты действительно долго сидел в чемодане, — задумчиво сказал Сальваторе и отошел к своему отцу, мастеру Луди Паяти, тому самому, который когдато помог припаять брату Ферручино великолепный нос из блестящего водопроводного крана. Буратино бросился к мастеру.

— А вы не видели моего брата Ферручино? — взволнованно спросил деревянный мальчик.

— Нет. Я давно его не видел, — вздохнул мастер. — У него был такой великолепный нос. Я бы издалека заметил этот нос, так он сверкал на солнце. Но я нигде не видел железного человечка. Наверное, он попал в тюрьму к Шарабану Барабану.

— Никто не видел Ферручино, — задумчиво произнес Буратино.

— Что же с ним случилось?

А с железным человечком произошло вот что.

31. ТАЙНЫ КОРОЛЕВСКОГО ЗАМКА

Ферручино закрыл замки чемодана, куда забрался его брат, и быстро спрятался за колонной. Он посмотрел, как Карабас Барабас несет чемодан, в котором сидел Буратино, и стал размышлять, что же ему делать дальше. «Поехать вместе с Буратино? А что, если Карабас Барабас его заметит? Это может испортить все дело. Буратино будет ужасно недоволен. Скажет: „Ах ты, железная бочка! Это из-за тебя у нас ничего не вышло!“ Нет уж, не поеду я с Буратино!»

Железный человечек сел на поезд, и дребезжащий паровозик привез его в город.

И вот тут-то Ферручино прочел газеты. Гораздо раньше, чем Буратино.

И железный человечек быстро понял, что делать. Друзья сидели в тюрьме. А тюрьма находилась в бывшем королевском замке. Правда, все двери замка были крепко закрыты, но ничего, железный человечек сумеет пробраться в замок.

Ферручино дождался ночи и направился к бывшему королевскому дворцу. Он тщательно осматривал тяжелые стальные двери, но не нашел нигде ни одной даже самой маленькой щелочки. И вдруг Ферручино заметил свет в полуподвальном окне. Правда, там была решетка, но Ферручино не составило никакого труда отогнуть в сторону железные прутья. Он спустился в подвал и оказался в каменном извилистом коридоре. Тут было совершенно пусто. Только очень жарко. Как будто это был не коридор, а большая печка. Конечно, обычный человек и полминуты бы не выдержал такой температуры. Но Ферручино ведь был железный. Он только чуточку согрелся. Но это ему не мешало. «Тут, наверное, котельная! — решил мальчик. — Она отапливает замок. Значит, где-то рядом дежурит истопник». Идти дальше было страшновато. Что там впереди? «Вот если бы тут был Буратино, он бы мне сказал: „Ах ты, трус с пустой железной головой!“», — подумал Ферручино и решительно двинулся вперед. Становилось все жарче. Если бы на железного мальчика сейчас плеснули водой, она бы зашипела, как на раскаленном утюге. Из-за поворота вырвалась струя пламени! Но и это его не остановило. Коридор стал расширяться, и железный человечек вошел в большой зал. Он увидел огромную печь. В ней полыхал огонь. Неожиданно дверца в печи распахнулась, и оттуда вылетел столб огня. От яркого света Ферручино зажмурил глаза и вдруг услышал голос, гудящий, как огонь:

— Ага! Попался!

Ферручино не раз слышал, что подземелья королевского замка охраняются страшными загадочными существами. Мальчик приоткрыл один глаз. И увидел, что столб огня превратился в огненного человека. Он был весь из языков пламени. Руки, ноги, пальцы, волосы — все это гудело, ходило ходуном, плясало, реяло, развевалось. Но длиннее всего был язык пламени изо рта огненного человека.

— Куда, железный человек? Расплавлю! — рявкнул он и дохнул на Ферручино жаром. Мальчик живо ухватился за свой нос из водопроводного крана, чтобы нос не отпаялся. Куда бежать?

И тут железный человечек услышал чей-то голос:

— Сюда, Ферручино! Спрячься за меня!

И мальчик увидел старый Стальной Котел. У него были глаза из заклепок, рот — стальная дверка, а уши — круглые большие заплаты. И нос из загнутой трубки. Похожий на нос Ферручино, только значительно больше.

— Не бойся меня, Ферручино! — продолжал голос. — Ведь я твой железный дед!

Ферручино бросился к деду и спрятался за железным великаном.



Сюда не долетали искры и снопы огня. И мальчик увидел выход из зала: подземный коридор уходил все дальше в глубину замка.

— Спасибо, дедушка! — крикнул мальчик и побежал. За спиной о чем-то спорили великаны. Сердито гудел огненный человек. Звонко отвечал железный дед. Но Ферручино не разбирал слов. Он бежал и бежал, пока не добрался до следующего зала. И тут мальчик остановился… Дальше пути не было. Вместо каменного пола в зале было огромное сверкающее озеро.

Ферручино не умел плавать. А если бы и умел, то не полез бы в воду. Для железного мальчика это было очень опасно — можно заржаветь.

Из воды выскочил водяной человечек, голубой и прозрачный. И закричал:

— Куда, железный мальчик! Ведь ты плаваешь, как топор!

Ферручино вздохнул и громко сказал:

— Эх! Был бы тут Буратино! Как бы он легко переплыл через это озеро! Ведь он деревянный.

— А вы знаете Буратино? — вдруг негромко спросил чей-то голос.

Мальчик посмотрел туда, откуда доносился голос, и увидел здоровенное бревно. Толстый сучок на бревне удивительно походил на нос. А слова вылетали из круглого дупла, как изо рта.

— Еще бы мне не знать Буратино! — сказал железный мальчик.

— Ведь это мой брат. Озорник он порядочный, вот что.

— Хе-хе! — засмеялось бревно. — Весь в меня! Ведь я его родной дядя! А раз ты его брат, значит, ты мой племянник!

— Выходит, что так, дорогой дядя, — согласился Ферручино.

— Куда это ты, племянник, собрался? — поинтересовалось бревно.

— Я хочу помочь узникам, честным хорошим людям, которые сидят в тюрьме, — сказал железный мальчик. — Среди них есть человек, который однажды спас Буратино.

— Вот как! — задумчиво произнесло бревно. — Пожалуй, я смогу тебе помочь. Видишь отверстие в стене? Достань оттуда веревку. И свяжи вместе меня и другое бревно, моего приятеля. Потом столкни нас в воду и плыви, как на корабле!

Железный мальчик так и сделал. А так как весла у него не было, то он нашел на каменном берегу длинную доску и стал ею грести. Он не проплыл и четверти пути, как кто-то вырвал доску у него из рук. Это был водяной человечек. Он прыгал по воде, и от этого в озере поднимались большие волны.

Но дерево, как известно, нисколько не боится воды. Волны стучали по бревнам. Бревна в ответ колотили ветками водяного человечка, пытавшегося столкнуть Ферручино с плота. Мальчик крепко вцепился в бревно. Скоро он подплыл к противоположному берегу. Ферручино прыгнул и очутился на суше. Водяной человечек попытался вылезти вслед за ним, но бревна дружно столкнули его обратно в озеро. Ферручино поблагодарил дядю и его приятеля и побежал дальше по коридору.

Так он бежал, пока не добрался до третьего зала.

Там было пусто. Ферручино обрадовался. Никто ему больше не мешает. И вдруг каменная стена задвигалась… От стены отделился каменный человек и с грохотом зашагал по залу.

— Куда, железный человечек! Я тебя завалю камнями! Ты навсегда останешься в каменной горе! — кричал он.

— Послушайте! — сказал Ферручино. — Вы ведь не сделаете так. Я знаю, что камни помогают людям. Из них делают дома.

— Ха-ха! — засмеялся каменный человек. — Я не тот, кто помогает людям строить дома. Я тот, кто помогает строить подземные темницы для узников. Огонь и вода тоже иногда помогают людям. Но огонь и вода, которых ты здесь встретил, они ведь тебе не очень помогли? Ха-ха! Они изменили людям. И я тоже не на твоей стороне.

И каменный человек стал громоздить одну на другую гигантские глыбы, чтобы Ферручино никогда не смог отсюда выбраться.

И тут мальчик услышал, как кто-то громко постучал о каменную стенку. Ферручино обернулся и увидел кирку с длинным стальным носом.

— Эй, парень! — сказала кирка Ферручино. — Бери-ка меня в руки и бей хорошенько по этим камням! Я-то ведь не изменила людям! Я с вами!

И железный мальчик схватил кирку и стал бить по огромным камням.

Они так и полетели в разные стороны! Каменный человек испугался и бросился бежать. Он подбежал к стене, к тому самому месту, из которого вышел, подпрыгнул… и исчез в стене.

А Ферручино поблагодарил замечательную кирку и зашагал дальше. Он добрался до следующего зала. И наконец он увидел тех, кого искал, — узников королевского замка. На них были железные цепи. Люди едва могли пошевелить руками и ногами. Но с железными цепями железный мальчик справился очень легко. Он рвал их так, как обычный мальчик рвал тонкие нитки.

— Спасибо тебе, железный мальчик, — сказал Писарь, друг Буратино. — Ты поможешь нам выбраться отсюда?

— Этого, к сожалению, я не могу сделать, — грустно ответил Ферручино. — Дальше пути нет. Дверь закрыта. А там, где я прошел, вы не пройдете. Там живет огненный человек.

— Что же нам делать? — растерянно произнес Писарь.

— Мы спрячемся в другом зале, у озера, там нас вряд ли кто-нибудь найдет, — ответил Ферручино. — И будем ждать Буратино и его друзей. Наверное, они что-нибудь придумают, чтобы нас выручить.

32. УДИВИТЕЛЬНЫЙ ЗООПАРК

А Буратино в это время сидел на мешке с песком возле бывшего королевского замка и обдумывал план, как забраться во дворец — освободить узников, прогнать Шарабана.

Его размышления прервал подбежавший Баклажанчик.

— Слушай, Буратино! А ты был в нашем зоопарке? Ой, как интересно.

— Сейчас не время ходить в зоопарки! — проворчал Буратино.

— В такой зоопарк самое время. Хотя бы один раз, — стал доказывать Баклажанчик.

— Ну ладно, ладно, — согласился Буратино. — Пойду, Немного погуляю. А то все думаю, думаю. Даже голова устала. Хоть она у меня и деревянная.

Зоопарк был невдалеке. В большой клетке на колесах сидели звери. Они бегали по клетке и громко рычали.

Буратино не поверил своим глазам. Да это же лиса Алиса и кот Базилио! Ну это понятно. Но Карабас Барабас с Дуремаром тоже были там и тоже рычали! Это было удивительно.



— Как они попали в клетку? — поразился Буратино.

— Их поймали на улице, — стал рассказывать Баклажанчик. — Они тайком пробирались во дворец. Стали думать, что с ними делать? Вроде бы звери. И на людей немного похожи. Хотя по-человечески не разговаривают, а рычат. Место им, конечно, за решеткой, но тюрем у нас нет. Вот и решили посадить их пока в клетку, а там видно будет.

Тут Карабас Барабас увидел Буратино. И к нему вернулся дар речи.

— Буратино, сыночек! — завопил он. — Скорее выпусти меня отсюда. Возьми альбом с марками! Где твой золотой ключик?

— Вот! — Буратино достал ключик и повертел его в руках.

— Сто порций мороженого! Десять тысяч! Миллион!.. — торговался Карабас Барабас. — Только открой клетку.

— Буратино, мы же старые друзья! — завиляла хвостом лиса.

На клетке висел тяжелый замок. Буратино ничего не стоило его открыть. Но мальчик насмешливо сказал: «Ку-ку!» — и отошел в сторону.

Вдогонку ему полетели разные нехорошие слова. Оказывается, говорить их Карабас Барабас еще не разучился.

33. БУРАТИНО ПРИДУМАЛ ПЛАН

А Буратино наконец понял, что делать.

Он показал приятелю ключик и спросил:

— А ты знаешь, что это такое?

— А кто этого не знает! — усмехнулся Сальваторе. — Известно. Золотой ключик. Ты им открыл двери театра.

— А он не только эти двери может открыть! — сказал Буратино и хитро подмигнул.

— А что еще? — недоверчиво спросил Сальваторе.

— Ну, например, чемодан…

— Да ну тебя с твоим чемоданом.

— Он может!.. — таинственно прошептал Буратино. — Он может открыть любую дверь!

— Ну да? — поразился Сальваторе.

— Честное слово! Это вторая тайна золотого ключика!

— Тайна — это хорошо. А ты ее проверил?

— Проверил. Все открывает. Даже если замок испортился.

— Так что же, он и во дворце двери может открыть, — сообразил Сальваторе.

— Очень даже просто, — заметил Буратино.

— Так чего же ты молчал! Скорее расскажи это всем!

34. БУРАТИНО РАСПРАВЛЯЕТСЯ С СОЛДАТАМИ

Во дворце короля из каждого окна торчала пушка. Из каждой пушки выгнали скворцов и воробьев, несмотря на то, что у них уже начали выводиться птенцы. Шарабану Барабану было не до каких-то там птенцов.

Буратино мчался к друзьям, размахивая ключиком.

А друзья Буратино по-прежнему укрывались за ящиками и мешками.

Кварта случайно высунул из-за ящика свою шляпу…

— Осторожнее! — крикнул ему Джузеппе. — Подстрелят! Не высовывай нос!

— Я не нос, а шляпу! — сказал Кварта.

— Вот если бы тут был Буратино, — заметил кузнец Никколо, — он обязательно высунул бы нос!

— В его нос не попадешь! Он у него длинный и тонкий! — сказал Кварта. — И он его сует куда надо и куда не надо…

— Вот уж непр-равда! — заявил Буратино, появившийся из-за мешка с песком.

— Буратино! — ласково сказал Никколо. — Ты здесь! А нам говорили, что ты уехал куда-то далеко-далеко! Значит, это неправда!

— Пр-равда, — возразил Буратино. — Я ехал в чемодане.

— В чемодане? — засмеялся Кварта.

— Ну да. Чего вы удивляетесь? Люблю путешествовать в чемодане. Всегда под рукой чистое белье и вкусная еда…

— Бедняжка Буратино! — вздохнул Никколо. — Там, наверное, было очень тесно?

— Да нет, ничего!.. — сказал Буратино и почему-то потер рукой бок.

— Хватит вам болтать о чемоданах! — закричал Сальваторе, который прибежал вместе с Буратино. — Посмотрите лучше, что у него есть!

— А что? — спросил Кварта.

— А вот что! — воскликнул Буратино и гордо поднял вверх золотой ключик.

— Хорошая игрушка, малыш! — грустно сказал Никколо.

— Это не игр-рушка! — обиделся Буратино. — Это золотой ключик! А вы знаете, что он может сделать?

— Знаем, — ответил Кварта. — Только нам сейчас не до театров. Приходи потом, когда мы выгоним Шарабана Барабана из замка и освободим наших друзей.

— А я вот не уйду, — сказал Буратино. — Я тоже хочу сражаться! А вы знаете втор-рую тайну золотого ключика?!

— Нет, малыш, не знаем, — ласково улыбнулся кузнец.

— Где нам! — иронически заметил Кварта.

А Буратино таинственно зашептал:

— Золотой ключик может открыть любую дверь!

— Любую? — переспросил кузнец.

Любую, — подтвердил Буратино.

— Любую! Ха-ха-ха! — захохотал Кварта. — Любую дверь! Ха-ха-ха-ха!

И все громко расхохотались, кроме Буратино и Сальваторе.

— У-ха-ха-ха-ха! — стонал от смеха Кварта. — Любую! Может быть, и эту? — и он указал на ворота замка.

— И эту, — спокойно заметил Буратино.

Тут Кварта сразу перестал смеяться и очень серьезно сказал:

— Врешь.

— Очень нужно, — процедил Буратино.

— Он проверял! — подтвердил Сальваторе.

— Чемодан Карабаса Барабаса был заперт на четыре замка, — небрежно сообщил Буратино, — а ключик раз-раз… и готово!

Тут Кварта наконец понял все.

— Дай-ка сюда! — завопил он, вырвал ключик из рук Буратино и ринулся к дверям замка!.. Но Никколо вовремя схватил его за руку.

— Стой! С ума сошел! Тебя подстрелят!

— А!!! Что же делать? — растерялся Кварта.

— Надо дождаться ночи! — рассудительно заметил Луди Паяти.

— А сейчас, при свете, тебя подобьют из ружья, как куропатку. Ты знаешь, что там, за воротами, постоянно дежурит целая тысяча солдат. Личная гвардия короля, а теперь — Шарабана!

— Целая тысяча? — удивился Буратино. — А кто считал?

— Я считал! — воскликнул подбежавший Баклажанчик. — Вчера я подполз к воротам и заглянул в глазок. А там маршировали солдаты с ружьями. Я, правда, до сих пор умел считать только до ста. Но зато я посчитал до ста ровно десять раз. А мне говорят: это тысяча!

Буратино расхохотался:

— Ха-ха! Да это же зеркала! Тысяча зеркал. Я их сам чистил зубным порошком! А солдат всего один — ходит и отражается!

Все были ужасно обрадованы сообщением Буратино, который одним махом «уничтожил» девятьсот девяносто девять вражеских солдат. В воздух полетели картузы и береты.

— И все-таки, — сказал Никколо, — надо дождаться ночи. В замке немало солдат и кроме тех, которые отражаются в зеркалах.

— Пр-равильно! — согласился Буратино. — Подождем! Только, только…

— Что «только»? — спросил Сальваторе.

— Мне очень хотелось бы узнать, как себя чувствует мой друг Писарь. Не заболел ли он?

— Попробуем вступить в переговоры, — вздохнул Никколо. — Может быть, удастся освободить заложников — обменять на Карабаса Барабаса и других мошенников.

— Пр-равильно! — обрадовался Буратино.

35. ПЕРЕГОВОРЫ

Тут Кварта привязал белый платок к дулу ружья и высоко поднял «белый флаг». А из окна замка высунулась рука с белым платком, только не таким чистым. Ставни открылись, и появился сам Шарабан. Никколо, Кварта и Буратино осторожно подошли к дверям замка. А остальные вскарабкались на ящики и уселись на них.

— В чем дело? — хмуро спросил Шарабан.

— Поговорить хотим, — вежливо ответил Никколо.

— Что ж, поговорим, — милостиво согласился Шарабан. — О чем будем беседовать, о погоде? Или, может быть, вы хотите выведать, в каком состоянии находятся наши доблестные войска? Могу вас заверить, что они в отличном состоянии! Если хотите убедиться, подойдите к воротам и посмотрите в глазок!

— Знаем мы ваши войска! Один солдат в зеркалах руками машет! Эти зеркала Буратино зубным порошком чистил! — крикнул Кварта.

— Пронюхали? Не может быть! — возмущенно затопал ногами Шарабан Барабан. — Но это же чистейший шпионаж! Разглашение государственной тайны! Под суд деревянного мальчишку!

В это время из соседнего окна дворца высунулась толстая физиономия нового министра просвещения.




— Кого я вижу? — закричал Доктринус. — Помоему, это один из моих учеников?..

Буратино растерялся от неожиданности. Всетаки перед ним был, хотя и бывший, но директор школы.

— Ай-я-яй, Буратино! Разве я этому тебя учил? Мой ученик! Заодно с кем? С бунтовщиками!

Но тут в физиономию Доктринуса угодил брошенный кем-то гнилой помидор, и окно захлопнулось.

— Нуте-с! — сказал Шарабан Барабан. — Так что угодно смутьянам?

— Видите ли, господин… э… э… не знаю, как вас величать… — начал Никколо.

— Премьер-министр! — охотно подсказал Шарабан Барабан.

— Но вас никто не избирал! — возмутился Кварта.

— Дело не в назначении! — вежливо продолжал Никколо. — Так вот, господин Как вас величать, мы поймали этого вашего родственникаКарабаса Барабаса, не хотите ли поменяться пленниками?

— Что? — поразился Шарабан. — Да зачем мне этот Карабас? Он у нас сожрет все запасы! А мои пленники совсем ничего не едят! Хе-хе. Нет, можете делать с этим Карабасом все, что угодно, я меняться не буду!

Карабас Барабас, слышавший этот разговор из своей клетки, завопил:

— Измена! Измена!..

Но тут в разговор вступил Буратино и стал упрашивать Шарабана:

— Ну, поменяйтесь, что вам стоит, господин Как вас величать! Мы вам Кар-рабаса дадим, — он считал на пальцах, — лису, кота, Дур-ремара и четыре старотарабарские мар-рки в придачу!

— Не нужны мне твои марки, длинноносый мальчишка! — сказал Шарабан, презрительно фыркнул и исчез в окне.

— Эх, не хотят меняться, — вздохнул Буратино.

— Ничего, малыш, — утешал его Никколо. — Они никого не тронут, ведь пленники охраняют эти двери надежнее всяких замков. Мы не можем даже подтащить сюда пушку. Того и гляди, заденешь своих.

— Ну, погоди! — сжал кулачок Буратино. — Только бы дождаться вечер-ра!

— А пока поесть бы не вредно! — заметил Кварта.

Все достали узелки, пакеты, свертки и уселись обедать. Причем они не забыли угостить Буратино и Сальваторе, у которых не было ни узелков, ни свертков, ни пакетов.

— Да… — промычал Буратино, жуя черный хлеб с луковицей, — когда я сидел в чемодане у Карабаса Барабаса, там было что поесть! Жаль, что вас не было!

— Терпение, малыш, — улыбнулся Никколо. — Сейчас у нас только хлеб. Но скоро мы прогоним Шарабана Барабана, и тогда уже все пирожные и яблоки в стране будут принадлежать нам.

— Все пир-рожные! — восхитился Буратино. — Вот это здорово!

36. ОСВОБОЖДЕНИЕ

Пообедав, все легли отдохнуть. Только один Никколо остался на посту. Прилег и Буратино и быстро задремал. Постепенно над замком опустились сумерки, и, когда стало уже совсем темно, Никколо разбудил товарищей.

Все проснулись. И, конечно, первым вскочил на ноги Буратино.

— Тс-с! — прошептал он и осторожно вышел из-за укрытия. На цыпочках подошел к железным воротам замка, а все остальные, также осторожно ступая, пошли за ним.

Буратино ощупал замочную скважину и шепотом спросил:

— Открывать?

— Давай, — сказал Никколо.

Буратино поднял ключик и — дзинь! Уронил его прямо на мостовую. Все застыли, ожидая переполоха, но в замке по-прежнему царила глубокая тишина. И угрюмые черные пушки молча смотрели на город.

— Эх ты, разиня! — прошептал Кварта, шаря руками по мостовой.

— Сам р-разиня! — возразил Буратино. Он пошарил руками по мостовой, и его длинный нос уперся прямо в золотой ключик. Он осторожно поднял его, вложил в замочную скважину, повернул, раздался мелодичный звон… и дверь бесшумно открылась.

А за ней была еще одна дверь. Вот только замочной скважины на ней не было. Стальная дверь опускалась как забрало. Хорошо, что золотой ключик открывал двери и без замочных скважин. В замке стояла тишина.

Буратино и его друзья тихонько разошлись в разные стороны. Где находится тюрьма? Ведь они этого не знали. А в коридорах могли быть солдаты с ружьями.

Буратино тихонечко шел по мягкому ковру… и тут вдруг зазвонил звонок! Да так громко, что Буратино отскочил в сторону!

Зазвенели звонки по всему замку, это заработала секретная сигнализация. Проснулись солдаты. И проснулся Шарабан Барабан. И ему тотчас же доложил солдат, что двери в замке открыты.



— Ну и что? — сказал Шарабан Барабан и зевнул. Он не выспался. — Это им не поможет. Скажите им, если они не уйдут из замка, я прикажу расстрелять всех пленников.

И солдат побежал выполнять приказание. Это был глупый солдат. Он не понимал, что служит очень скверному человеку.

А другие солдаты помчались за пленниками, чтобы поставить их к стенке и навести на них ружья… Но пленников в тюрьме не оказалось. Ведь Ферручино спрятал их в зале, где было озеро. Солдаты растерялись.

А Буратино с друзьями бежали по лабиринту из бесконечных коридоров и искали пленников.

Тут над головой Буратино звонко пробили часы, из них высунулась кукушка и сказала:

— Ку-ку! Слушай, Буратино!

Деревянные кукушки очень любили Буратино. И конечно, они отлично знали, что делается в замке. Они болтали об этом друг с другом целыми днями и даже ночами.

— Слушай, Буратино, — продолжала кукушка, — твой брат и пленники ждут тебя возле озера! Торопись, Буратино!

— Ку-ку! — ответил деревянный мальчик кукушке. — Большое спасибо!

Буратино и его друзья спустились вниз. Буратино открыл двери подвала и увидел разорванные железные цепи и пустой зал. Правда, озера здесь не было. Значит, это где-то дальше. И все побежали по подземному коридору. Мимо каменного человека, который побоялся даже высунуться из своей стены. И прибежали к озеру. Навстречу им бросились Ферручино и Писарь, и все, кто были с ними!

Но радоваться было еще рано. Ведь в замке полно солдат. Они искали пленников. И в любой момент могли прибежать сюда.

Тогда на помощь пришли удивительные мастера: кузнец Никколо, столяр Джузеппе и зеленщик Петруччо.

Они мигом смастерили огромный насос и стали качать воду из озера. Вода полилась по подземному коридору. Она совершенно не хотела литься. Но не могла ничего сделать. Вода лилась и лилась и ворвалась в тот зал, где были железный дед Ферручино и огненный человек. Раскаленный дед вздохнул, и от него повалил пар. Огненный человек зашипел и скрылся в печке. А водяной человечек испарился. Путь был свободен.

Буратино и его друзья вышли из замка через ту самую дверь, в которую вошел Ферручино. Только теперь по подземному коридору мог уже пройти каждый.

Когда Шарабан Барабан узнал, что пленники вышли из замка, он задумчиво почесал за ухом и сказал:

— Приказываю сдаться.

Он был не так уж глуп. И понимал, что если все двери открыты, а пленники, за которыми можно было спрятаться, бежали, то больше надеяться не на что.

Так Буратино со своими друзьями одолел Шарабана Барабана. Конечно, один он, даже со своим золотым ключиком, не смог бы ничего сделать.

37. ПОСЛЕДНИЙ СЕКРЕТ ЗОЛОТОГО КЛЮЧИКА

Итак, Буратино открыл своим ключиком ворота королевского дворца. Но на этом его приключения не закончились. Очень скоро в стране распахнулись двери всех школ и театров для ребят.

Между прочим, Буратино все-таки отворил клетку, где сидели Карабас Барабас и его приятели, потому что они тоже захотели разговаривать — по-человечески.

У Буратино было еще много приключений. Такой уж это был непоседливый веселый деревянный человечек. Он не пройдет мимо несправедливости, придет на помощь слабому, не оставит товарища в беде. И грусть развеет. И всех развеселит. И дело тут не только в золотом ключике.

О славном, добром, отзывчивом человеке часто услышишь такие слова: «У него — золотое сердце». Так вот, может быть, доброе сердце и есть тот волшебный золотой ключик, который открывает любые двери?..



Леонид Владимирский БУРАТИНО ИЩЕТ КЛАД

Рисунки автора

От автора

Дорогие дети! Мы с вами, надеюсь, знакомы. Я — старый художник с седой бородой, уже почти полвека рисую картинки для детских книжек.



Я рисовал соломенное чучело Страшилу, веселого Петрушку, могучего Никиту Кожемяку, смелого витязя Руслана и многих других героев сказок. Но больше всех мне нравится озорной деревянный мальчишка Буратино из книги А. Толстого «Золотой ключик, или Приключения Буратино». И сейчас, как только попадется мне чистый лист бумаги, рука снова и снова выводит длинный нос, рот до ушей, полосатый колпачок с кисточкой… Этих рисунков набралась целая папка. Непоседливому мальчишке стало скучно в ней. И он попросил меня сочинить для него сказку про новые удивительные приключения. И я постарался исполнить его просьбу.

ДВА ТЕАТРА НА ОДНОЙ ПЛОЩАДИ

В воскресный полдень на Приморской площади папа Карло, как всегда, принялся крутить ручку старенькой шарманки. Полились звуки песенки, известной и большим, и маленьким:

Был поленом,
Стал мальчишкой,
Обзавелся умной книжкой.
Это очень хорошо,
Даже очень хорошо!

Мальвина продавала билеты, Пьеро и Артемон помогали зрителям находить свои места. Это был тот самый театр «Молния», который Буратино и его друзья обнаружили, когда открыли золотым ключиком потайную дверцу и спустились по крутой каменной лестнице вниз. Теперь театр стоял на Приморской площади, и к кассе тянулась длинная очередь мальчиков и девочек, желающих посмотреть веселую комедию о том, как деревянный человечек сумел перехитрить злого Карабаса Барабаса.

Старый кукольный театр синьора Карабаса Барабаса находился на той же площади. Он тоже открылся, но в зале было пусто, билеты купили всего три человека, да и то — приезжие.

После того как все артисты-куклы убежали в театр папы Карло, Карабас Барабас набрал новую труппу. Лиса Алиса стала кассиршей. Продавец пиявок Дуремар выступал на сцене с дрессированными лягушками и хором жаб под названием «Квактет». Кот Базилио сначала был укротителем белых мышек. Но почему-то все артистки незаметно (одна за другой) исчезли. Теперь он выступал в паре с очень известной особой — крысой Шушарой. Когда-то Артемон едва не придушил ее, но Шушара оправилась и стала еще злее, поэтому укротитель даже побаивался ее.

Однако мышей и крыс, жаб и лягушек в городе Тарабарске было предостаточно. И жители предпочитали ходить в театр папы Карло.

Карабас и его приятель Дуремар как-то попытались уничтожить ненавистный театр «Молния». По счастливой оплошности бомба разорвалась рядом с театром, и он, если не считать нескольких небольших дырок в полотняном шатре, не пострадал.

ВТОРОГО ВЗРЫВА НЕ БУДЕТ

Поздним вечером того же воскресного дня за кулисами своего театра перед холодным очагом сидел мрачный Карабас.

Вскоре на кухню пришли лиса Алиса и кот Базилио. За ними, стараясь держаться в тени, — виновник неудачного взрыва Дуремар. Карабас Барабас сердито взглянул на них и рявкнул:

— Тысяча чертей! Надо искать выход. Иначе мы с голоду помрем!

— Точно, — подтвердил кот Базилио.

И тут лиса Алиса предложила:

— А что, если попробовать отнять у Карло театр, так сказать, законным путем? Сейчас в город назначен новый судья. Обратимся к нему. Он рассмотрит жалобу и, конечно, отберет театр у какого-то шарманщика без диплома и передаст вам — уважаемому доктору кукольных наук, кавалеру высших орденов, ближайшему другу Тарабарского короля — синьору Карабасу Барабасу!

— А что?! Это мысль. Надо попробовать, — воспрянул духом директор. На том и порешили.

ГДЕ ДОСТАТЬ ЗОЛОТЫЕ МОНЕТЫ?

Через несколько дней почтальон принес папе Карло повестку — вызов в суд. Старик очень удивился, но старательно почистил свой костюм и отправился по указанному адресу.



В просторном зале суда на особом возвышении сидел судья, очень важный и строгий. На его голове красовалась черная бархатная шапочка с кисточкой, с плеч свисала мантия, а на шее блестела тяжелая бронзовая цепочка. Было сразу видно, что с таким господином спорить нельзя. Перед судьей на длинной скамье сидел Карабас Барабас со своей компанией. Бедному папе Карло сразу стало не по себе.

Заседание началось тотчас же. Первый вопрос судья задал шарманщику:

— Скажите, любезный, как вы стали владельцем театра «Молния». Сами построили, купили? Вам его подарили или завещали? И есть ли у вас бумага с печатью, подтверждающая факт постройки, покупки, дарения или завещания?

Папа Карло растерялся.

— Нет, — ответил он, — нет у меня такой бумаги, ваша милость. Наш театр мы нашли в подвале…

— Значит, театр «Молния» вам не принадлежит, — отрезал судья.

— Он мой, он мой! — победно завопил вскочивший с места Карабас Барабас. — Я — доктор кукольных наук…

Но судья его перебил:

— А у вас, любезнейший, есть такая бумага?

— Нет, — оторопел Карабас.

— Все ясно, — заключил судья. — Театр «Молния» не принадлежит никому из вас. Он — собственность короля. Но вы в ближайшие дни можете выкупить его за тысячу золотых монет. Тот, кто первым их принесет, получит театр в собственность.

Судья встал в знак того, что заседание окончено.

Опечаленный шел папа Карло в театр. Как сказать куклам о решении судьи? Где достать столько золотых монет?

Возвратился на кухню за сценой и Карабас со своей свитой. Он молчал, сопел и не смотрел на Алису.

— Таких денег у нас нет, но их нет и у шарманщика, — стала размышлять виновница всей затеи. — Они, конечно, будут стараться как-нибудь их достать. А если достанут, мы монеты отберем и первыми принесем судье, — хихикнула она. — И театр будет наш!

Карабас перестал сопеть. Дуремар подвинулся поближе к лисе, кот широко открыл глаза и рот…

— Надо узнать их планы, — продолжала лиса, — а для этого отправляйтесь-ка, любезный Дуремар, к театру шарманщика и подслушайте, что они решат.

СВЕРЧОК ОТКРЫВАЕТ ТАЙНУ

Папа Карло возвратился в свой театр и присел на краешек сцены. Прибежал вприпрыжку Буратино. Появились, держась за руки, Мальвина и Пьеро. Артемон расположился у ног старого шарманщика, и папа Карло рассказал о случившемся. Все притихли. Если у них отнимут чудесный театр, что будут делать куклы?

Внезапно раздался скрип:

— Крри-кри, крри-кри…

На правой башне театра, на крыше из зеленой жести, появился Говорящий Сверчок. Он выполз из одинокой щели, где жил давно, больше ста лет. Буратино был уже с ним знаком. Когда-то он запустил в него молотком, но добрый Сверчок забыл про свою обиду.

— Удивляюсь вам, — строго проскрипел Сверчок. — Какие вы нелюбопытные! Нашли чудесный театр, а откуда он взялся, кто его построил и когда, вы до сих пор не поинтересовались.

Папа Карло почесал затылок, а Буратино попросил:

— Ну так и расскажи, если знаешь…

Говорящий Сверчок кивнул головкой, пошевелил усами и начал:

— Уважаемый Карло, вы живете в каморке под лестницей?…

— Это мы и сами знаем, — перебил его Буратино.

— … А лестница эта ведет на второй этаж. Там много лет тому назад жил художник по имени Круз. И у него в жизни были две заветные мечты. Одна — попасть на необитаемый остров…

— И я тоже хотел бы… — начал Буратино.

Но Мальвина приложила пальчик к губам, и он замолчал.

— Поэтому художник взял краски, кисти, чистые холсты, — продолжал Сверчок, — пошел к друзьям-морякам и попросил их: «Довезите меня, дорогие, до необитаемого острова!» — «Это можно», — ответили те. Они высадили художника на одном из таких островов, пообещав захватить его на обратном пути.

Однажды, когда Круз с увлечением рисовал прекрасное лазурное море, на горизонте появилась черная клякса, которая стала быстро увеличиваться. «Это что еще за грязь!» — возмутился художник. Но это был пиратский корабль под черными парусами и с черным флагом.

— Я так и думал! — воскликнул Буратино.

— Пираты высадились на берег, добрались до красной скалы, а вскоре уплыли. Художник пошел туда и в тайнике нашел клад — золотой сундучок с золотым ключиком! Круз открыл крышку сундучка и увидел много-много золотых монет.

— Вот бы нам тысячу, — вздохнул папа Карло.

— Круз взял столько, сколько уместилось в его карманах, но половина осталась в сундучке. Он запер крышку, ключик положил в карман, а сундучок отнес на вершину горы. Потом нарисовал карту острова, на которой отметил крестиком место, где он перепрятал сундучок.

Вскоре за художником приплыли друзья-моряки, и он вернулся домой, устроил выставку своих новых картин и стал знаменитым.

— А на что он истратил золотые монеты? — спросила Мальвина.

— На них художник купил разноцветные кирпичики, зеленую жесть, цветные стекла, красный бархат и в подвале своего дома, в круглой комнате выстроил чудной красоты кукольный театр. Он мечтал устроить представление для малышей.

— Театр «Молния»! — догадался Буратино. Говорящий Сверчок кивнул головкой.

— Из дубовой доски художник сделал входную дверцу. На четырех ее углах вырезал смеющиеся рожицы, а посредине — пляшущего человечка с длинным носом…

— Это я! И нос тоже мой! — торжественно заявил Буратино. — И мы исполнили его мечту, устроили представление для детей!

— Да, только он теперь не наш, — вздохнул папа Карло, вспомнив решение судьи.

И тут Сверчок, так долго хранивший тайну, поднял свою сухонькую лапку и указал ею на башенку:

— Уважаемый Карло, загляните-ка сюда.

Папа Карло встал, открыл окошечко из разноцветных стекол, пошарил внутри и, к общему удивлению, вытащил пожелтевший листок пергамента. Когда он развернул его, то все увидели нарисованную художником карту заветного острова.



— Плывите по морю прямо на юг, — устало сказал Сверчок, — и вы скоро окажетесь там. Найдите клад, заберите оставшиеся монеты, заплатите выкуп — и театр станет окончательно вашим. Не хочу я, чтобы он достался Карабасу Барабасу.

— Ура! — закричал Буратино и от радости запрыгал на одной ножке. — Вперед на необитаемый остров!

Сверчок собрался спрятаться в свою щель, но что-то вспомнил, повернул головку в сторону Буратино и спросил:

— А золотой ключик ты не потерял?

— Вот он! — ответил Буратино, достал из потайного карманчика на груди ключик и показал его Сверчку. Ключик ярко блестел и был как новенький.

— А ты знаешь, что он открывает все-все замки?

— Все-все? — удивился Буратино, глядя на ключик.

Когда он поднял глаза, Сверчок уже исчез, пропал, как будто его и не было.

И никто не заметил, что из небольшой дырки в брезентовом потолке балагана тянется вниз длинная тонкая леска, а на ее конце висит привязанная за лапку лягушка и подслушивает. А Дуремар, который забрался на ближайшее дерево, держал перед собой удочку, на которой, привязанная за ножку, болталась лягушка.

Внезапно леска дернулась.

— Клюнуло! — обрадовался продавец пиявок.

Он вытащил лягушку, сунул ее в карман и быстрыми шагами направился к Карабасу.

Вся компания с нетерпением ждала его. Дуремар посадил лягушку на стол и представил:

— Это мой секретный агент, синьорита Кваква.

— Ха-ха-ха! — воскликнул Карабас, выслушав Квакву, и потер огромные ручищи. — Пускай они найдут клад! А мы уж сумеем им воспользоваться!

И заговорщики решили не спускать глаз с папы Карло и его артистов.

ДЖУЗЕППЕ ЧИНИТ ЛОДКУ

На берегу моря в старом каменном доме жил столяр Джузеппе по прозвищу Сизый Нос. Это он подарил папе Карло полено, из которого тот вырезал деревянного человечка.

Старики по-прежнему оставались большими друзьями, и поэтому ранним утром следующего дня папа Карло отправился к Джузеппе. Приятели обнялись, и Карло поведал Джузеппе о своих невзгодах. К счастью, рядом с домом Джузеппе стоял старый парусник, который столяр готов был одолжить другу.

Карло пошел собираться в дорогу, а Джузеппе достал пилу, топор, рубанок и принялся налаживать парусник.

А Карабас пошел к рыбакам, взял у них напрокат баркас и, вытащив подзорную трубу, стал следить за парусником Джузеппе.

ОТПЛЫТИЕ

Папа Карло обнял по очереди Арлекина, девочек в черных масках, арапов, горбунов с носами, как огурцы, и всех зверюшек. А потом попрощался с куклами, жившими с ним в одной каморке: Мальвиной и Пьеро.

Буратино был очень расстроен. Ему так хотелось отправиться в путешествие, где на каждом шагу будут страшные опасности и ужасные приключения! Но увы!

Разомкнув тесный круг артистов, Карло свистнул псу Артемону и вместе с ним вышел на улицу.

Джузеппе уже подготовил суденышко, поставил мачту. Дело оставалось за парусом. Столяр обшарил свое жилище, нашел старый компас и одно весло, но паруса не было нигде.

Путешествие срывалось. Сели старики рядышком и стали советоваться, как быть. Но так и не смогли ничего придумать.

И вдруг услышали лай Артемона. Подняв головы, старики увидели три маленькие фигурки, которые с трудом тащили тяжелый рулон. Это был тот самый холст из каморки папы Карло, где был нарисован котелок, кипящий на огне.

— Карло, — заявил Джузеппе, — придется тебе взять их с собой. Видишь, как они тебя выручили.

— Пьеро будет вести судовой журнал в стихах, — обрадовалась Мальвина.

Пьеро тут же забрался на небольшой камень, одну руку приложил к сердцу, а другую поднял вверх и принялся сочинять:

Как-то сразу, как-то вдруг
Уплываем мы на юг:
Расчудесная Мальвина,
Развеселый Буратино,
Папа Карло и Пьеро
И собака Артемо…

И смутился, последняя строчка получилась не очень удачной. Но Буратино и Мальвина все равно захлопали в ладоши.

Джузеппе укрепил парус, помусолил палец, поднял его над головой и определил:

— Ветер попутный. Счастливого плавания, друзья! — Затем столкнул суденышко с мели, и оно, с надувшимся парусом, медленно двинулось прямо на юг.

СТРАШНАЯ БУРЯ

Ярко светило солнце, дул легкий бриз, и суденышко с куклами легко скользило по воде. Папа Карло достал компас и проверил курс.

Буратино сидел на носу лодки. Впереди, кроме воды, ничего не было видно. Далеко позади маячил чей-то баркас. Потом появились чайки. Буратино посчитал. Их было три. Друг за другом вынырнули из воды два дельфина. Буратино от скуки решил быть умненьким и благоразумненьким:

— Если сложить трех чаек с двумя дельфинами, что получится?… — Он стал загибать пальцы. Получилось: пять! Но кого? Чаек или дельфинов? Задача оказалась труднее, чем ему казалось. У Мальвины ответа спрашивать не хотелось, и Буратино стал ждать, когда отстанут дельфины или улетят чайки.

Артемон зорко смотрел вдаль, надеясь первым увидеть желанный остров. Папа Карло дремал, прислонившись к мачте. Пьеро обдумывал новые стихи, а Мальвина достала небольшое зеркальце из походной сумочки и поправляла бант.

К вечеру стали сгущаться тучи, и легкий бриз сменился сильным, холодным ветром. Серые волны принялись раскачивать суденышко из стороны в сторону и обдавать путешественников брызгами.

Мальвина и Пьеро боязливо прижались к папе Карло. Артемон рычал на самые большие и страшные волны, пытаясь испугать их. Но это не помогло.

Парусник содрогнулся от очередного страшного удара, раздался треск ломающегося дерева, мачта рухнула. Суденышко закрутило и понесло…

СПАСЕНИЕ

К счастью, судно потерпело крушение у берега. И волны выбросили всех на песок. Утром снова светило солнце, словно бури и не было. Путешественники размышляли, где они и что делать.

Вдруг Артемон зарычал. К берегу подплывало что-то похожее на большой камень. Но камни ведь не плавают?! Вскоре стали заметны змеиная голова и когтистые лапы.

— Ой, кто это? — испугалась Мальвина, прячась за папу Карло.

Буратино вгляделся в странного зверя и крикнул:

— Это же черепаха! И какая огромная! — Не раздумывая, он бросился к ней: — Здравствуйте, уважаемая! Дома у меня есть хорошая приятельница, тетушка Тортилла. Тоже черепаха, как вы, только размером поменьше.

Все подступили ближе, и стало ясно, что лапы черепахи запутались в обрывках сети. Вот почему она не сразу выбралась на берег. Папа Карло достал перочинный нож, который всегда носил с собой (это им он когда-то выстругал из полена Буратино), и помог черепахе освободиться.

— Спасибо, дорогие, — проговорила черепаха тихим, усталым голосом, — я вашу помощь никогда не забуду.

— Скажите, пожалуйста, — обратился к ней папа Карло, — не знаете ли вы, как называется земля, куда занесло нас бурей?

— Это остров художника Крузо, — ответила черепаха.

— Ура! — закричал Буратино.

— Ура! — закричали Пьеро и Мальвина.

— Повезло, — заключил папа Карло, почесал в затылке. — Только как теперь мы воротимся домой?

Этого никто не знал.

Солнце еще не припекало, но папа Карло все же сел в тени пальмы на белую, как слоновая кость, высушенную солнцем корягу. Буратино, Пьеро и Артемон устроились рядом. Подошла и Мальвина, успевшая привести себя в порядок.

Надо было решать, что делать дальше.

— Дорогие дети, — сказал папа Карло, — раз уж мы добрались до этого славного острова, первым делом надо отыскать клад.

— Да! Да! — закивали головами куклы.

— Гав! — согласился Артемон.

Старик достал из кармана куртки сложенную вчетверо заветную карту. Она не очень пострадала от воды, потому что художник нарисовал ее на старинном пергаменте. Карло надел очки, развернул карту и стал медленно читать: «Надо идти в центр острова мимо красной скалы и забраться на гору-вулкан. На самой ее вершине есть кратер. В нем клад — сундучок с кольцом на крышке».

— Чего же мы ждем? Пошли! — нетерпеливо произнес Буратино.

— Думаю, что сначала следует сходить в разведку, — охладил его пыл Пьеро.

— Гав, — решительно пролаял смелый пес, — я тоже пойду с Буратино!

В ЗАПАДНЕ

Радостно было бежать Артемону по незнакомой земле. Он ничего не боялся, недаром был подстрижен под льва: густая грива, туловище гладкое, на хвосте — кисточка.

Ничего подозрительного не заметил и Буратино. Можно было уже возвращаться обратно, но тут Артемон уловил подозрительный запах: смесь табака, пороха, чеснока и еще чего-то непонятного.

— Фу, как противно, — он чихнул и решил немного пройти по неприятному следу. Сделал несколько шагов, и… оба разведчика провалились в яму.

Это была ловушка для зверей. Сверху ее прикрывали лишь тонкие ветки тростника. На дне было мокро, грязно и темно.

Артемон, скользя по дну, попытался подпрыгнуть, надеясь выбраться из ямы. Ему помогал Буратино, но у них ничего не получалось…

ДВА САПОГА — ПАРА

А с баркасом, на котором плыла компания Карабаса Барабаса, ничего не случилось. Буря обошла их стороной, и к утру, когда взошло солнце, на горизонте показалась земля.

Но никто не обрадовался. Наоборот, все были растеряны. Как ни смотрел Карабас в свою подзорную трубу, парусник Карло исчез из виду. А если так, то их путешествие теряло всякий смысл.

— Давайте все же высадимся, — предложил Карабас, — а вдруг повезет, и они на этом острове?

Он выбрал удобное место и причалил к берегу.

А между тем неподалеку, за скалой, прятался самый кровожадный и беспощадный пират. В огромной волосатой руке он держал длинную саблю и отмахивался ею от надоевших мух. В его сверкавших на солнце золотых зубах была зажата массивная трубка.

Как только компания высадилась на сушу, разбойник медленно поднялся, вышел из-за скалы и рявкнул:

— Кар-р-р-амба! Гости прибыли! Как раз — в самый раз! Или я не ФЫРДЫБАС!!!

Он привел пленников в свою хижину. И стены, и потолок, и пол ее были сделаны из жердей бамбука. В углу стояла клетка с попугаем, под ней, прикованная к цепочке, сидела обезьянка. Рядом с ней на стене висело маленькое зеркальце. Посреди хижины стояли стол со скамьей. По столу прохаживалась ворона.

— Слушай, Ка-р-р-га, а что с ними делать? — Ворона соскочила со стола, медленно, вразвалочку, подражая хозяину, обошла пленников, внимательно их изучая.

— Мне они все не нравятся, — прокаркала она. — Этого, толстого, можно сделать приманкой для льва; на тощего польстится, пожалуй, только крокодил. А на хромую лису и слепого кота будут славно клевать акулы.

Карабас, закатив глаза, стал громко причитать:

— Ах, бедный я, несчастный сирота, съест меня лев и косточек не оставит!

— Ты сирота? — удивился разбойник.

— Нет у меня ни отца, ни матери… — продолжал Карабас.

— И у меня нет, — оторопел от совпадения Фырдыбас.

Карабас открыл рот, что-то соображая, и совсем другим голосом спросил:

— А как звали вашего уважаемого отца, драгоценнейший Фырдыбас?

— О! — воскликнул разбойник. — Он был знаменитый пират и его звали «Фырмырдыбей — гроза всех морей»!

— Какое благородное имя было у вашего родителя, — пробормотал Карабас. — И какое совпадение! Моего отца тоже звали «Фырмырдыбей»…

«Ну и хитрец! — с восхищением догадалась лиса. — Ловко врет. Эдак он нас всех выручит».

— Чего-то я не пойму… — запинаясь и тараща глаза, проговорил разбойник.

— А тут все яснее ясного, — поспешно вступила в разговор лиса. — У вас и у почтенного Карабаса был один и тот же родитель.

— А каким выглядел твой? — недоверчиво спросил разбойник.

— О! — воскликнул Карабас. — Вы, уважаемый синьор Фырдыбас, вылитая его копия: длинные усы, горящий взгляд, острый ум!

— Братец! — взревел Фырдыбас что было мочи.

— Дорогой мой! — ответил Карабас Барабас. И они начали обниматься, хлопая друг друга по плечам.



«А ведь действительно очень похожи, — подумала лиса, — только у одного усы, а у другого — борода. Два сапога — пара».

— А как тебя зовут, братец? — поинтересовался разбойник.

— Синьор Карабас Барабас.

— Хорошее имя, на мое похожее, — кивнул головой Фырдыбас.

— А как же… — подхватила лиса и незаметно подмигнула Карабасу. — Не исключено, что вы близнецы!

— Дорогой братец, — осмелел Карабас Барабас, — а не угостишь ли ты меня чем-нибудь? Я немного проголодался.

В разговор опять вмешалась ворона:

— Кар-р! Утром, когда летала на охоту, я видела, что в западню попалась добыча.

— Как раз в самый раз пообедаем сейчас, — обрадовался Фырдыбас.

«БРАТЬЯ» ДОГОВАРИВАЮТСЯ РАЗДЕЛИТЬ КЛАД

Через пару часов «братья» вернулись с добычей. Они несли на бамбуковой жерди связанных пуделя Артемона и Буратино.

Карабас ликовал.

— Все верно! Мы попали на тот самый остров, где папа Карло ищет клад. Теперь-то я с тобой разделаюсь, несносная деревяшка, — проворчал Карабас и ударил куклу своей тяжелой ручищей. Буратино охнул, перекувырнулся в воздухе, зацепился курточкой за гвоздь и остался висеть, покачиваясь рядом с клеткой попугая. Карабас тоже охнул, так как отбил себе руку.

— Ну, погоди, проклятый чурбан, — заклокотал он, — я с тобой разделаюсь! Теперь от меня не уйдешь! Горько поплачет твой папа Карло…

К этому времени уже стемнело. Пират зевнул, потянулся, крякнул, сказал свое любимое:

— Как раз в самый раз, спать ложится Фырдыбас, — лег на пол, на циновку, и тут же уснул. Карабас устроился рядом, и вскоре оба захрапели. Трудно было решить, кто из них храпит громче, но рев стоял такой, что дикие звери, бродившие в лесу, спешили отойти подальше.

Лиса взялась стеречь пленников, после полуночи она толкнула Базилио:

— Твоя очередь. Смотри, чтобы они не сбежали. Видел, какая у Фырдыбаса сабля?!

— Видел, — пробормотал кот, зевая.

БЕГСТВО ИЗ ПЛЕНА

Буратино висел на гвозде со связанными руками, а в другом конце хижины лежал связанный Артемон.

Вдруг Буратино услышал совсем рядом ворчливый шепот:

— Ты кто такой?



Это заговорил попугай из железной клетки. Буратино встрепенулся и тоже шепотом стал рассказывать про себя и про своих друзей.

— Да, попали вы в историю, — наконец проговорил попугай, — компания здесь собралась отвратительная. Меня зовут Перико. Много лет тому назад разбойник поймал меня и запер в железную клетку.

— А как же вас освободить? — сочувственно спросил Буратино.

— Если бы у тебя был ключ, чтобы открыть клетку. Да откуда его взять! Но я попробую чем-нибудь тебе помочь, — сказал Перико. — И принялся клювом через прутья клетки развязывать узел на руках Буратино.

Через несколько минут упала сначала одна веревка, а потом другая. Буратино уже собрался спрыгнуть вниз, как попугай остановил его:

— Подожди, подожди… Ты грохнешься об пол и разбудишь всех. Надо что-то придумать.

Тут снизу раздался тоненький голосок:

— Что у вас происходит?

Буратино испугался и замер, но Перико его успокоил:

— Это обезьянка Мона. Фырдыбас поймал ее, посадил на цепь, цепь запер на замок, а ключ от замка выбросил в море. Ей, как и мне, не видать свободы.

— Прыгай мне на плечи, — предложила Мона.

— Тебе будет больно.

— Ничего, потерплю. Ну же, смелей! Деревянный мальчишка оторвал руки от гвоздя и полетел вниз. Обезьянка тихо ойкнула, и оба повалились на пол.

— Ну что? — шепотом спросил Буратино.

— Все в порядке, — ответила Мона, потирая ушибленное плечо.

Буратино нащупал небольшой замочек, на который была заперта цепочка обезьянки. И тут он вспомнил такое, отчего едва не вскрикнул от радости, быстро достал из потайного карманчика на груди золотой ключик и вставил его в отверстие. «Сейчас проверим, правду ли сказал сверчок», — подумал он, на всякий случай прошептал волшебные слова: «Крекс, фекс, пекс» — и повернул ключик.

Замок тихо щелкнул и открылся.

— Вот здорово, — обрадовался Буратино и отбросил замок в сторону вместе с цепочкой. Он указал Моне на тот угол, где лежал Артемон, а сам забрался на стол и осторожно открыл замок клетки, где сидел попугай.

Все четверо осторожно, чтобы не зашуметь, двинулись к выходу. Кот продолжал сладко спать.

РАДОСТНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ

Мона родилась на острове и знала все тропинки, и беглецы шли самым коротким путем. С первыми лучами солнца они увидели папу Карло, Пьеро и Мальвину. Те уже решили, что разведчики погибли, и Мальвина проплакала всю ночь. Но как только она убедилась, что они живы и здоровы, с возмущением сказала:

— Мальчики, как вам не стыдно пропадать целые сутки и заставлять нас так волноваться!

Буратино возмутился:

— Мы были в плену!

— У кого же? — с тревогой спросил папа Карло.

— А вот догадайтесь! — и Буратино задрал нос вверх.

— У людоедов? — спросил Пьеро.

— Хуже!

— У куклоедов? — ужаснулась Мальвина.

— Да нет же! У самых настоящих разбойников, в их логове! Кто, вы думаете, в этой банде? — продолжал Буратино. — Все наши знакомые: Карабас Барабас, лиса Алиса, кот Базилио и Дуремар!

— Как же они очутились на острове? — удивился папа Карло.

— А знаете, кто у них главарь? Самый страшный пират этих мест — ФЫРДЫБАС! — воскликнул Буратино.

— Но как вам удалось освободиться? — взволнованно спросил папа Карло.

— Благодаря Перико и Моне, — ответил Буратино. — Знакомьтесь!

Мальвина заметила на плече обезьянки большую ссадину.

— Пьеро, нет ли у тебя бинта — перевязать обезьянку?

— Если только оторвать рукав от моего костюма?… — неуверенно предложил Пьеро.

— Ой, не беспокойтесь, — прошептала благодарная за заботу Мона, — мне уже лучше.

АРТЕМОН ПОДАЕТ СИГНАЛ

Папа Карло решил продолжить поиски клада, хотя понимал, что опасностей теперь, когда преследователи на острове, прибавится.

Добравшись до вершины горы, путешественники обнаружили большое отверстие. Там было темно и пахло сыростью.

— Это и есть кратер вулкана, из которого вылетали раскаленные камни и текла горячая лава? — с сомнением спросил Пьеро.

— Много лет тому назад так оно и было, — подтвердил папа Карло.

— А вдруг сейчас снова начнется извержение? — забеспокоился Пьеро.

Папа Карло достал из кармана карту, надел очки и начал внимательно ее рассматривать. Сомнений не было: клад должен быть тут, на дне кратера. Но как его достать?

Пока он обдумывал, как поступить, Буратино привязал к поясу длинную гибкую зеленую лиану, и все, ухватившись за свободный конец, стали спускать его вниз. Через несколько минут Буратино оказался на дне. Почесал ногу и сел на что-то продолговатое. В темноте Буратино ощупал рукой предмет, на котором сидел, и вскрикнул от радости:

— А вот и клад!



Да, это был сундучок с кольцом на крышке. Теперь пора поскорее выбираться наверх. Но глаза у Буратино уже немного привыкли к мраку, и он стал с любопытством осматриваться и вдруг услышал шелест крыльев. Буратино обернулся: перед его носом, зацепившись лапками за копье, повисла летучая мышь. И устроилась, как всегда это у них бывает, вниз головой.

— Кто ты и зачем сюда пожаловал? — пропищала она.

— Зовут меня Буратино, а пришел я… — тут он немного запнулся, но уверенно продолжил: — …а пришел передать тебе привет от моей знакомой летучей мыши. Мы с ней давние друзья. Она меня крысиным ходом из чулана вывела и на Поле Чудес привела. А тебя как зовут? — спросил он мышь.

— Вам-Пир!

Тут только Буратино увидел, что на стенах пещеры висят целыми гроздьями вверх ногами сотни летучих мышей, а их глазки, блестящие в темноте, внимательно за ним наблюдают.

«Что-то их больно много», — с тревогой подумал Буратино.

— Спасибо за привет, — проворчала летучая мышь, — но живым тебе отсюда не уйти.

— Почему? — удивился Буратино.

— Потому что сейчас мы на тебя нападем, и у нас будет бо-о-льшой пир!

От испуга у Буратино похолодел кончик носа, но, поразмыслив, он сказал:

— Не будет вам пира.

— Почему? — удивилась мышь. Буратино протянул ей палец:

— Попробуй, — предложил он.

— Деревяшка!!! — обиженно крикнула летучая мышь. — Вон из нашей пещеры! Хватит нам тут несъедобного хлама!

— А давайте я унесу с собой что-нибудь из этого хлама? — предложил Буратино.

— Пожалуйста, только поскорей!

Буратино быстро прикрутил конец лианы к кольцу сундука, ухватился за лиану, зажмурился и дернул три раза.

ХОРОШО ЖИТЬ НА СВЕТЕ!

Добрые руки папы Карло подхватили Буратино. Артемон зубами развязал узел на его поясе.

— Ты живой? — спросил у Буратино папа Карло. Буратино открыл один глаз и увидел голубое небо. Открыл второй — в небе парил орел. «Хорошо жить на белом свете», — подумал он.

— Живой! — обрадовался папа Карло.

— Живой, живой! — закричали Мальвина, Пьеро и Мона и стали тормошить лежащего Буратино.

А в это время Мона и Артемон отчистили сундучок от грязи, и он засверкал, как новенький.

ЗОЛОТОЙ ЛАРЕЦ

Буратино достал из потайного кармашка золотой ключик. Он тоже сверкал на солнышке, и всем стало ясно, что и ключик, и сундучок сделаны когда-то одним искусным мастером. Наступила торжественная тишина. Буратино вложил ключик в замочную скважину, повернул его, раздалась негромкая приятная музыка, и крышка ларца откинулась сама собой. Сверху лежал пожелтевший от времени пергамент. Он очень напоминал тот, на котором была нарисована карта.

Папа Карло взял его и сунул в карман куртки, не в силах оторвать взгляд от содержимого. В ларце все переливалось, искрилось и сверкало на солнце: золотые и серебряные украшения, драгоценные камни, старинные монеты… Все молча смотрели на сокровища, как завороженные.

— Вот это да! — наконец вырвалось у Буратино.

— Какое богатство! — воскликнул папа Карло.

— Какая красота! — всплеснула ручками Мальвина.

— А этого хватит, чтобы выкупить наш театр? — спросил у старика Пьеро.

— Вполне! — ответил папа Карло и захлопнул крышку.

Теперь надо было продумать, как вернуться домой и выкупить у королевского судьи театр «Молния». Размышляя таким образом, папа Карло взглянул на небо и заметил высоко парящего орла.

«Вот, кто все видит», — подумал он и помахал рукой:

— Орел! Орел! Спускайся сюда.

И птица послушалась его. Сев на скалу, орел рассказал, что около самой хижины Фырдыбаса причален рыбацкий баркас, а в хижине пусто. И взмыл обратно в небо.

Опасно было отправляться прямо в логово разбойников, но другой возможности уплыть с острова не было.

— Куклы! Артемон! Мона! Где вы? Быстро на борт! — закричал он.

Прибежал Артемон, прыгнула на нос лодки Мона, уселся на скамью Пьеро, рядом Мальвина и Буратино с Перико на плече.

Внезапно над хижиной раздался истошный крик вороны:

— Ка-а-рр, ка-а-рр, фы-ы-рр, фы-ы-рр! Скорее сюда! Они здесь! Они здесь! Хватайте их! Вот они!

Папа Карло стал лихорадочно отгребать от берега.

— Они уплыли, — затопал ногами от злости подоспевший к берегу Карабас, — теперь их не догнать!

— Не догнать?! Ну, это мы еще посмотрим! — ответил гордо Фырдыбас.

КОРАБЛЬ С ЧЕРНЫМ ФЛАГОМ

Рыбачий баркас с настоящим большим парусом скользил по морю легко и быстро. Дул попутный ветер, и довольные тем, что легко отделались, путешественники надеялись, что к вечеру окажутся дома.

И вдруг Артемон увидел, что их догоняет большой корабль с черными парусами под черным флагом. Пес залаял, и все разом обернулись: грозная пиратская громада неотвратимо надвигалась.

На носу корабля стоял Фырдыбас, а позади него вся команда во главе с Карабасом Барабасом.

Это было как ночной кошмар, но, увы, это им не приснилось. Ведь Фырдыбас был пиратом. И у него, конечно, за высокой горой на острове был спрятан до поры до времени старый пиратский корабль с флагом, на котором были нарисованы череп и скрещенные кости.

— Ну как, не ожидали?! — загрохотал пират. — Давайте сюда сундук, а не то я выстрелю из пушки, и от вас только мокрое место останется!

Когда корабль приблизился к баркасу, пират взял в руки длинный багор и, ловко подцепив сундучок за кольцо на крышке, перенес его на корабль и опустил на палубу. Бандиты бросились к кладу.

А папа Карло, воспользовавшись этим, принялся еще быстрее грести к берегу, смутная полоска которого уже виднелась неподалеку.

Улыбающийся Карабас обнял Фырдыбаса:

— Дорогой брат, я буду щедрым и отдам тебе пятую часть всего этого богатства.

— Пятую? — удивился пират. — Мы с тобой договорились все разделить пополам!

— Не пополам, а поровну, — возразил Карабас Барабас, — а нас пятеро: я, ты, лиса, кот и Дуремар.

— Смеяться надо мной вздумали! — возмутился Фырдыбас. — Забыли, что я самый злобный, страшный и кровожадный?! — И закричал ужасным пиратским голосом: — А ну, все марш за борт, тысяча акул!

Карабас попятился, оступился и полетел за борт. Раздался сильный всплеск, и синьор директор скрылся под водой. Но тут же его голова показалась на поверхности, и он, фыркая и отдуваясь, поплыл к берегу. А следом за ним Фырдыбас столкнул и остальных. Лиса Алиса выскочила из трюма последней и тоже оказалась за бортом.

А корабль под черным флагом повернул обратно. На его корме стоял Фырдыбас. В руках он держал сундучок.

Первой на родной Тарабарский берег выскочила лиса и, не отряхнувшись, быстро спряталась за скалой.

С Дуремара вода текла ручьями, а кот Базилио разглаживал свои усы и бормотал:

— Хорош же оказался братец. Чуть не утопил нас.

Карабас, выпутываясь из мокрой бороды, обернулся и погрозил удаляющемуся «родственнику» кулаком…

В ту же секунду в море, на том месте, где только что был корабль, взметнулся столб огня, а затем донесся глухой взрыв, и во все стороны полетели пушка, мачта, кусок палубы… Сундучок блеснул в лучах заходящего солнца и упал где-то далеко в море.

Из-за скалы к изумленной компании вышла лиса Алиса и с ехидным превосходством сказала:

— Если не нам — так никому!

— Как это ты все устроила? — удивился Карабас.

— В трюме стоял бочонок с порохом и лежал длинный фитиль. Я его приладила к бочонку и зажгла.

СПАСЕННОЕ ЗАВЕЩАНИЕ

А добравшихся до берега встретил Джузеппе. Поскольку близились сумерки, Джузеппе решил оставить всех в доме. Папу Карло он уложил на топчан, куклы заняли стол, Мона устроилась на полу, а Артемон свернулся в клубок у входа. Сам столяр лег спать на верстаке.

— Как я вижу, все живы-здоровы.

— Да, только…

— Только клада с вами нет, — понял Джузеппе.

— И лодка погибла в бурю, — вздохнул папа Карло.

— Не беда, — махнул рукой Сизый Нос. — А за этот баркас ты не беспокойся. Я знаю, кто его хозяева, и завтра они его заберут.

Буратино лежал и принюхивался: пахло родной стружкой.

«А ведь в этой самой мастерской я родился и запищал, когда Джузеппе начал обтесывать меня топориком!» — вспомнил он и уснул.

Утром папа Карло нащупал в левом кармане куртки сложенный вчетверо лист пергамента, о котором он совсем забыл. Развернув его, он прочел:

«Я, художник Круз, завещаю театр „Молния“ и сундучок с драгоценностями человеку, имя которого начинается с буквы „К“…»

Выскочив на улицу, папа Карло быстро, как только мог, зашагал к судье.

Куклы, Артемон и Мона поспешили за ним.

СНОВА В СУДЕ

Лиса Алиса, увидев папу Карло, вбежавшего в здание суда, помчалась к Карабасу.

«Тут что-то затевается, — решила она, — надо не опоздать!»

И через десять минут вся компания была в сборе.

Судья сидел на возвышении в своем кресле. Он взглянул на шарманщика поверх очков, взял у него бумагу и стал ее громко читать. Когда он дошел до слов: «…имя которого начинается с буквы „К“…», — в зале зашептались:

— Карло, Карло…

Но тут вскочил с места Карабас Барабас и закричал:

— И мое имя начинается с буквы «К»!

— Сядьте на место, — строго сказал судья и продолжил чтение: «…и в том случае, если он человек хороший, добрый и любит животных…».

— Я! — снова закричал Карабас. — Я хороший, я добрый, я люблю животных! Отдайте театр мне!

— Я еще не дочитал завещание до конца, — заметил судья, — «…и три свидетеля подтвердят это на суде».

— Артемон? — строго спросила Мальвина. — Ты можешь подтвердить, что папа Карло — хороший, добрый и что он любит животных?

— Гав, гав, — радостно залаял пес и завилял хвостом.

— А ты, Мона? — спросила Мальвина обезьянку.

— Могу, — кивнула головой та.

— А есть ли у вас третий свидетель? — поинтересовался судья.

Третьего свидетеля не было. Лиса толкнула Дуремара в бок:

— Беги на улицу и волоки сюда какого-нибудь свидетеля. Обещай ему горы золотые.

— Для папы Карло? — удивился Дуремар.

— Дурак, — отрезала лиса, — для Карабаса! Скорее! А я постараюсь выступать как можно дольше. — Лиса встала с места и начала:

— Уважаемый господин судья! Перед вами еще один претендент на наследство — всеми уважаемый в этом городе доктор кукольных наук, кавалер высших орденов — синьор Карабас Барабас. Я, лиса Алиса, и достопочтенный кот Базилио свидетельствуем, что он хороший человек, любит животных и…

ТРЕТИЙ СВИДЕТЕЛЬ

Дуремар выбежал на улицу и увидел стайку воробьев. Сачок у него всегда был с собой. Минута — и один из воробьев был пойман и зажат в кулаке.

— Ты что делаешь? — возмутился воробей.

— Пойдем в суд, там ты кое-что прочирикаешь, — объяснил Дуремар. — А за это я куплю тебе…

— Две булки, — потребовал воробей.

— Ладно, — согласился Дуремар, — скажешь, что господин Карабас любит птиц…

— В жареном виде! — сердито закончил начатую фразу воробей.

— Да нет же, все наоборот, — с досадой перебил его Дуремар, — скажешь, что он хороший!

— Три булки, — повысил цену воробей.

— Ладно, — согласился Дуремар. Перед ними была дверь суда. Воробей дернулся в кулаке и спросил:

— Ты меня и в суде будешь так держать? И кто мне тогда поверит?

Продавец пиявок разжал кулак, и воробей тотчас взмахнул крыльями и улетел.

А в это время в здание суда вместо воробья влетел попугай и сел на скамейку, рядом с Буратино.

— Перико?! — обрадовался мальчик…

— Насколько я понимаю, это ваш третий опоздавший свидетель? — спросил судья.

— Да! Да! Да! — закричали все куклы, а Артемон залаял.

— Перико, скажи, как ты относишься к моему папе Карло? — торжественно спросил Буратино.

— Восхитительно! — ответил попугай и добавил: — Поскольку он воспитал такого хорошего сына, как ты.

И в подтверждение своих слов перелетел на плечо старику и стал тереться клювом о его небритую щеку.

— Ура! — закричали зрители, а судья сразу подписал бумагу и поставил печать.

Теперь завещание вступило в силу, и театр «Молния» стал законно принадлежать шарманщику Карло. Зрители с поздравлениями окружили его.

ВЕСЕЛЫЙ ПРАЗДНИК

На Приморской площади громко играла музыка. Над театром «Молния» развевались по ветру разноцветные флаги.

Зрители валом валили в театр.



Скоро полотняный балаган театра был набит до отказа. На праздничный концерт пришли не только дети, их мамы и папы, дедушки и бабушки, но и их кошки и собачки всех возрастов, размеров и пород. Три раза ударили в колокол — и занавес поднялся. На сцене стоял Пьеро. Костюм на нем был белоснежно-чистый, а воротник-жабо — тщательно выглажен. Лицо его было обсыпано толстым слоем белой пудры. Подняв одну руку вверх, а другую положив на сердце, Пьеро прочел стихи:

Кто всех добрей на свете?
Кто спас нас от невзгод?
Щенки, котята, дети,
приветствуйте его!

На сцену поднялся смущенно улыбающийся папа Карло. Зрители закричали, залаяли, замяукали:

— Папе Карло ура! Мяу-мяу! Гав-гав! Старик низко поклонился публике и произнес такую речь:

— В этом заслуга не только моя, но и моих верных маленьких друзей: Буратино, Артемона, Мальвины, Пьеро, Моны, Перико и всех тех, кто помогал нам в опасном путешествии. Мы победили, вернулись домой и очень рады встрече с вами, нашими дорогими зрителями.

Когда публика утихла, Пьеро коротко объявил:

— Выступает иностранка — Мона-обезьянка!

Папа Карло с Перико на плече заиграл на шарманке, и на сцену выскочила Мона в ярком наряде. Сначала медленно, а затем все быстрее она стала плясать задорный веселый танец мартышек.

Следом на сцену вышли остальные артисты театра: девочки в черных масках, колдуны в остроконечных шапках со звездами.

Ребята и зверята в зале тоже не выдержали — стали плясать, кувыркаться, лаять, мяукать…

Вот это был праздник!

НЕОЖИДАННЫЙ ПОДАРОК

Поздно вечером, после окончания концерта, усталая компания собралась в каморке папы Карло.

— Артемон, посмотри, кто пришел так поздно, — приказала Мальвина, когда раздался неожиданный стук в дверь.

Буратино не выдержал и поскакал вслед за псом. Перед дверью стоял кто-то, кого они никак не могли рассмотреть.

— Здравствуй, Буратино, — раздался глуховатый слабый голос. Буратино сразу узнал этот голос и пришел в восторг:

— Тетушка Тортилла! Вот не ожидал! Заходите скорее. Как раз в самый раз! У нас сегодня большой праздник.

— Знаю, знаю, — ответила черепаха, — извини, что поздно пришла. Идти было далеко, да и подарок я несла тяжелый.

— Подарок? — нагнулся Буратино над черепахой, и вдвоем с Артемоном они помогли почетной гостье войти в дом. Они развязали узлы веревки, сняли с черепахи небольшой ящичек и поставили его посредине каморки.

И тут при свете фонаря все увидели, что это… драгоценный ларец! Буратино быстро достал золотой ключик — замок щелкнул, крышка откинулась. Да, это был клад с острова Крузо в целости и сохранности!

— А как вам удалось достать его со дна моря? — спросил папа Карло у черепахи.

— Его достала и прислала всем вам в подарок моя дальняя родственница — морская черепаха. Помните ее?

— Конечно! Конечно! — закричали все.

Обезьянка Мона вытащила из ларца маленькое зеркальце в серебряной оправе; попугай Перико — старинное золотое кольцо на лапку; Пьеро нашел серебряный карандаш, достал лист бумаги, отошел в сторону и стал ждать, пока к нему придет вдохновение.

Буратино сунул свой любопытный нос, покопался среди драгоценностей и вытащил… зелено-голубое ожерелье из бирюзы! Как раз для Мальвины с ее голубыми волосами.

Мальвина широко открыла глаза, захлопала ресницами, потом подошла к Буратино, обняла его, но поцеловать не смогла — помешал его длинный нос.

— Папа Карло, — спросил Буратино, — а что мы будем делать с этим богатством? Ведь за театр теперь тысячу золотых платить не надо.

Старик по привычке почесал в затылке:

— А ты помнишь, о чем мечтал художник Круз?

— Конечно, помню, — ответил Буратино.

— Он хотел, чтобы вход на все представления его театра был бесплатным!

— Вот, вот. Теперь наконец сбудется мечта доброго художника и…

— А зрителей конфетами будем угощать? — перебил его Буратино.

— А почему бы и нет? И вообще… на свете есть много несчастных детей и животных. Будем им помогать.

Папа Карло улыбнулся, взял на руки Буратино и крепко-крепко прижал его к себе.

Виктория и Алексей Варгины ПО СЛЕДАМ ЗОЛОТОГО КЛЮЧИКА, или Новые приключения Буратино

Посвящается нашей дочери Варе, которой так полюбились герои сказки А.Толстого, что она ни за что не хотела с ними расставаться…

К Карабасу Барабасу приходят незваные гости

Карабас Барабас пребывал в самом дурном расположении духа. В очаге у него было пусто, а в комнате неуютно и холодно. Неожиданно в дверь постучали.

— Кого еще принесло? — прорычал Карабас.

— Это мы, — послышалось из-за двери, — ваши друзья.

— К черту и к дьяволу всех друзей! — отозвался бывший директор кукольного театра.

— Синьор, — настаивали снаружи, — впустите нас — и вы не пожалеете.

Карабас Барабас нехотя открыл дверь. На пороге стояли лиса Алиса и кот Базилио.

— Ах, это вы, мошенники! — рявкнул Карабас Барабас. — Да как вы смели явиться сюда?!

— Не горячитесь, синьор, — смиренно проговорила лиса. — Дело, с которым мы пришли, касается золотого ключика.

И не успел Карабас опомниться, как незваные гости прошмыгнули в комнату.

— Куда? — побагровел Карабас и угрожающе двинулся на них. — Совсем обнаглели, прохвосты?

— Дело в том, — заторопилась Алиса, — что золотой ключик открывает не только потайную дверь в каморке папы Карло…

— Что? — выпучил глаза Карабас Барабас.

— Не только в каморке папы Карло, — поддакнул кот Базилио.

Карабас стукнул тяжелым кулаком по столу:

— А ну говорите!

— Синьор, — сладко пропела лиса, — у нас есть книга, в которой говорится еще об одной тайне золотого ключика.

— Ну?! — взревел Карабас Барабас.

Лиса Алиса облизнулась:

— Каких-нибудь сто золотых, синьор, — и книга будет ваша.

Мало-помалу в голове у доктора кукольных наук стало проясняться.

— Где же вы нашли такую книгу, жулики? — усмехнулся он.

— В Стране Дураков. Если бы достопочтенный синьор знал, как приятно иметь дело с дураками…

— Ну а сами вы почему не воспользовались ею? — с подозрением спросил Карабас. — Почему принесли мне?

— Волшебство — хлопотное занятие, синьор, — кротко ответила Алиса. — Особенно если не умеешь читать. А мы ведь с котом безграмотные. Для нас лучше иметь дело с золотыми монетами.

— Да-да, — подхватил Базилио, — вот считать мы умеем. И как раз до ста.

— Ага, — сказал Карабас, задумавшись. — А на черта мне книга, если у меня нет ключика?

— Пока нет, синьор, — поправила его Алиса. — Еще сто золотых — и ключик будет у вас. Но сначала давайте договоримся о книге.

В лапах у кота, как по волшебству, возник старый фолиант, с медными застежками и золотыми буквами. Карабас Барабас жадно схватил книгу и углубился в чтение. Лиса и кот перемигнулись.

— Откуда вы знаете, о чем эта книга? — ворчливо спросил Карабас, не отрываясь от чтения.

— Дураки болтливы, синьор, — уклончиво ответила Алиса. — И к тому же так доверчивы…

— Черт побери, — не выдержал Карабас Барабас, — эта книга стоит сто золотых. Я покупаю ее!

— Вы поступаете очень разумно, синьор, — одобрительно заметила лиса.

Хозяин балагана на минуту удалился и вернулся с тяжелым кошельком в руках. Кот и лиса одновременно протянули лапы. Однако Карабас Барабас медлил, взвешивая кошелек на своей ладони.

— А может, повременить с расплатой? — спросил он не то у своих гостей, не то у себя самого. — Принесете ключик — получите все сразу…

Кот Базилио не сдержался и злобно зашипел. Лиса Алиса оставалась спокойной.

— Синьор, как вы думаете, отчего мы предложили эту книгу вам, а не Буратино? — невозмутимо спросила она.

Карабас Барабас выкатил на нее глаза и промычал что-то невнятное.

— Оттого, что мы всегда относились к вам с уважением, — значительно ответила лиса и тоже уставилась на Карабаса Барабаса.

Тот молча сунул кошелек ей в лапы.

…Выйдя из балагана, Алиса рассмеялась:

— Базилио, кажется, у нас все получается. А что стоило этому бородатому бочонку просто отобрать книгу и вытолкать нас взашей!

— Но тогда мы не принесем ему ключик! — осклабился кот.

— А он у тебя есть? — хохотнула лиса. — Достанем мы его или нет, еще неизвестно. А сто золотых — вот они. Даже если мы отдадим бывшему владельцу книги обещанную половину, нам останется приличный куш.

— Но мы же не отдадим? — забеспокоился Базилио.

— Конечно, не отдадим! — фыркнула Алиса, и мошенники покатились со смеху по траве. — Как замечательно, что дураки не переводятся на свете!

Буратино обнаруживает пропажу золотого ключика

У Буратино теперь было много друзей. Утром все учились в школе, а по вечерам репетировали в своем кукольном театре «Молния» или давали представления. Куклы сами писали пьесы и сами же их разыгрывали.

Хозяйственной частью в новом театре заведовал бывший шарманщик папа Карло. Он распоряжался деньгами, покупал все необходимое, а кроме того, готовил для маленьких артистов прекрасные обеды. Особенно хорошо получалась у него баранья похлебка с чесноком. Пуделю Артемону при этом доставалась вкусная мозговая косточка. С Артемоном, кстати, произошла странная неожиданность: он вдруг совсем перестал говорить. Пес и раньше-то разговаривал крайне редко, а вскоре после поединка с полицейскими бульдогами и вовсе замолчал. Хотя по-прежнему оставался бесстрашным и верным другом.

Артемон охранял новый театр. Ему Буратино доверил и сохранность золотого ключика, которым очень дорожил. Он верил, что ключик приносит ему удачу.

И вдруг… золотой ключик исчез. Однажды вечером Буратино открыл шкатулку, где он хранил свой талисман, и в смятении закричал:

— Артемон! Пьеро! Арлекин!..

— Кто же мог украсть ключик? — горестно спрашивал Буратино у сбежавшихся на крик друзей.

Артемон взволнованно повизгивал, заглядывая Буратино в глаза, и даже подпрыгивал на месте, как будто хотел что-то сказать.

— А знаете, тут сегодня летучая мышь все крутилась… — вспомнил Арлекин.

— Мышь?! — воскликнул Буратино. — Вот оно что… Тогда я догадываюсь, чьих лап это дело!

— Чьих? — спросил папа Карло.

— Лисы Алисы и кота Базилио!

— А ты не ошибаешься, сынок? — нахмурился папа Карло.

— Ни чуточки, — ответил Буратино, — если это та самая мышь, которая привела меня в Страну Дураков. Но тогда получается, что кот и лиса были где-то рядом. Артемон! След воришек найдешь?

— Гав! — с готовностью ответил пудель и метнулся к двери.

— Буратино, — с тревогой сказал папа Карло, — на улице уже темно, подождите до завтра!

— Завтра будет поздно! — крикнул Буратино, выскакивая на улицу вслед за Артемоном. Он так и не научился слушать мудрые советы старших.

Пьеро и Арлекин сунулись было за ним, но тут вмешалась Мальвина:

— Мальчики, вам же сказали: уже ночь! Быстро чистить зубы и ложиться спать!

Пьеро подчинился беспрекословно, а Арлекин в нерешительности потоптался на месте, а затем скорчил за спиной Мальвины гнусную рожу.

…Пес бежал уверенно, несмотря на то что ночь была темной, хоть глаз выколи. Чтобы не потеряться, Буратино ухватился за собачий хвост. Вот уже и уснувший город остался за спиной, а пес все бежал и бежал. Наконец впереди мелькнул огонек: это светилось окно в харчевне «Трех пескарей».

Мальчик заглянул в окошко.

— Здесь они, обжираются, как всегда, — сообщил он вполголоса. — Только не слышно ничего… Что будем делать? Пес тихонько заскулил.

— Что ж, — согласился Буратино, — ты прав: будем ждать.

Ждать пришлось недолго, вскорости лиса и кот возникли на пороге. Артемон и Буратино притаились у крыльца.

— Нет, это ты здорово придумала, — утробно мурлыкал кот.

— Вот-вот, — бахвалилась лиса, — что бы ты без меня делал, старый облезлый хвост?

— А ты без меня? — кот сверкнул зелеными глазами. — Ведь летучая мышь Фрида — моя приятельница.

— Ладно, — согласилась Алиса, — по части мышей ты у нас молодец! Ну, хватит болтать, пора за работу! Поспешим к мастеру, в Страну Дураков. До утра мы должны обтяпать это дельце.

— Поспешим, — хихикнул кот. — Ну, Карабас Барабас, готовь еще сто золотых!

И злоумышленники растворились в темноте.

— Артемон, беги за ними, — приказал Буратино, — узнай, куда они пошли, и возвращайся домой.

— Гав! — ответил понятливый пес и припустил вдогонку за котом и лисой.

Буратино остался один и повернул назад. Он вдруг почувствовал себя очень одиноким. Привычный шум моря не доносился сюда, родной городок не светил своими огнями. Кругом чернели лес и скалы.

— Сюда, сюда!.. — внезапно послышалось над его головой. Буратино узнал голос ночной птицы Сплюшки. — За мной, за мной!..

Буратино вспомнил, как Сплюшка когда-то предупреждала его об опасности, и поспешил за ней, как за другом.

Через некоторое время до него донеслись чьи-то голоса. Буратино прислушался и с удивлением узнал в говорящих Карабаса Барабаса и Дуремара.

— Что-то я не пойму, — говорил Дуремар, — зачем вам этот ключик, если потайная дверь в каморке уже открыта. Какой от него прок?

— Не твое дело, — рычал Карабас. — Я же не спрашиваю тебя, зачем ты продаешь пиявок, от которых с души воротит. А толку от них никакого.

— Готов поспорить с вами, синьор! — возразил продавец пиявок. — Правда, они почти не приносят мне дохода…

— Вот именно. А я тебе предлагаю стоящее дело. И если у нас все получится, — внушительно сказал Карабас, — возьму тебя к себе в помощники. Пора тебе уже подумать о спокойной и сытой старости.

— Давно пора, синьор! — задребезжал Дуремар. — Я принимаю ваше предложение. Но скажите, что вы хотели найти в харчевне «Трех пескарей»?

— Я надеялся повстречать там наших старых знакомых, но немного опоздал. Они обещали принести золотой ключик. Дело в том… — и Карабас, понизив голос, что-то забубнил на ухо Дуремару.

Как ни старался Буратино, разобрать он ничего не смог.

Так они шли втроем до самого города: Карабас с Дуремаром впереди, Буратино, крадучись, — за ними. В городе Карабас Барабас сразу же свернул к своему неприветливому балагану. Буратино поспешил домой — в театр «Молния». А Дуремар подевался неизвестно куда.

Буратино и Пьеро наносят Карабасу неожиданный визит

Буратино поджидал Артемона у себя в комнате. Итак, мальчик уже знал, что ключик у него стащили кот и лиса и сделали они это для Карабаса Барабаса. В деревянной голове Буратино так и вертелись вопросы: зачем Карабасу понадобился золотой ключик, что они затевают с Дуремаром, кто такой мастер, к которому отправились кот и лиса, и выследил ли их Артемон?

Наконец пудель вернулся и звонко пролаял с порога.

— Молодчина! — похвалил его Буратино. — Ну, теперь не время спать. Я чувствую, нас опять ожидают страшные опасности и головокружительные приключения!

Через минуту Буратино безжалостно тормошил спящего Пьеро. Тому как раз снился сон, что он снова в театре Карабаса Барабаса и тот требует его к себе.

— А? — испуганно вскинулся Пьеро.

— Вставай, идем к Карабасу Барабасу! — прозвучало из темноты.

Пьеро задрожал так, что его маленькая кроватка начала подпрыгивать.

— Пощадите меня, я ни в чем не виноват!.. — взмолился он. Буратино схватил Пьеро за шиворот и бесцеремонно потряс его:

— Да просыпайся же ты и не мели чепуху!

Пьеро потихоньку начал приходить в себя.

— Это ты, Буратино? Куда ты меня тащишь?

— Золотой ключик украден по приказу Карабаса Барабаса!

— Зачем? — не понимал полусонный Пьеро.

— А вот это и нужно узнать, — ответил Буратино. — Поэтому одевайся скорее и бежим.

К этому времени на небо выплыла большая круглая луна и осветила город мертвым светом. Было так тихо, что Пьеро вздрагивал от звука собственных шагов.

— Если мы погибнем, — обреченно вздыхал он, — Мальвина умрет от горя. Бедняжка…

Как всегда в минуты волнения, Пьеро некстати потянуло на стихи. Он понуро тащился за Буратино и бормотал себе под нос:

— Мальвина осталась в кроватке лежать,
Как жаль, никогда не сумеет узнать,
Что два храбреца в эту ночь за нее
Отважно сломали их жизни копье!

— Чего-чего сломали? — не расслышал Буратино. — Ну, это ты хватил! Стану я из-за Мальвины чего-то ломать!

Тут впереди показался темный театр Карабаса Барабаса. Мальчики притихли и стали осторожно подкрадываться к единственному светлому окошку.

— Артемон, будь начеку, — велел Буратино. — Если что — подашь голос.

Прильнув к стеклу, мальчики увидели Карабаса перед горящим очагом. Он читал какую-то книгу.

— Странно, — прошептал Пьеро, — я никогда не видел, чтобы он читал. И книга какая-то чудная, наверное, очень старая.

— Пьеро, — решившись, сказал Буратино, — а можно ли попасть в дом, минуя двери?

— На чердаке есть кошачий лаз, — шепотом ответил Пьеро. — Мы можем пролезть в него.

— Ты полезешь один, — распорядился Буратино, — и посмотришь, что это за книга. А я в это время буду отвлекать Карабаса.

— Я боюсь, — пролепетал Пьеро.

— Не бойся, ты всегда успеешь улизнуть.

— Я за тебя боюсь, — Пьеро шмыгнул носом. — Карабас схватит тебя и бросит в огонь.

— Не бросит, вот увидишь, — нетерпеливо ответил Буратино.

Он проводил взглядом Пьеро, а затем громко постучал в дверь.

— Иду-иду, открываю, — на удивление вежливо отозвался Карабас. Отворив дверь, он ошалело заморгал, словно не веря своим глазам.

— Ты?! — задохнулся Карабас Барабас.

— Да, это я, — с вызовом ответил Буратино. — Только не вздумайте с порога меня давить, жечь в очаге и резать перочинным ножичком.

— Да ты еще… издеваться?!

От возмущения доктор кукольных наук затряс длинной бородой.

— Синьор, — уверенно продолжал Буратино, — мне известно, что кот и лиса пообещали вам принести золотой ключик. Ведь так?

Карабас Барабас вытаращился на него.

— Но они не принесут его вам. Потому что я узнал обо всем и надежно спрятал ключик.

Бывший директор кукольного театра пожевал толстыми губами.

— Значит, ты все знаешь? — с досадой спросил он.

— Я знаю, что вам нужен мой ключик и вы даете за него кучу золотых.(Карабас облегченно выдохнул.) Вот я и подумал: почему бы мне самому не продать вам ключик? Зачем нам посредники?

— Действительно, зачем? — обрадовался Барабас.

Доктор кукольных наук был взволнован и даже растроган. Его круглые щеки раскраснелись, глаза заблестели. Заметив это, Буратино с воодушевлением продолжал:

— Давайте забудем старые обиды, синьор! И тогда не позднее завтрашнего утра вы получите золотой ключик.

— Не позднее утра, не позднее утра… — повторял Карабас Барабас как завороженный. — Я согласен! Неси ключик — и сто, нет, двести золотых будут твои!

— Договорились, — с достоинством ответил Буратино. — Только вот какое дело: я хотел бы получить задаток, ну, хотя бы пятьдесят монет.

— Само собой, само собой, — сразу согласился Карабас и поспешил за деньгами.

…А Пьеро уже с нетерпением поджидал Буратино на улице. Он быстро прочитал все, что было в книге Карабаса Барабаса, поскольку текста в ней было совсем немного, а буквы очень большие.

— В ней говорится про клад, — возбужденно рассказывал Пьеро, когда мальчики встретились. — Описывается, где он находится и как открывается с помощью золотого ключика.

— Вот оно что! — воскликнул Буратино. — Ну, тогда все понятно! Интересно, где Карабас взял такую книгу?.. Пьеро, у нас мало времени!

Тот вскинул брови:

— А что нужно делать?

— Отправляться в Страну Дураков к таинственному мастеру, — ответил Буратино. — Артемон знает, где его искать.

Услышав свое имя, пес мгновенно появился из темноты.

— Вперед! — приказал мальчик. — В Страну Дураков!

У золотого ключика появляются «близнецы»

В Стране Дураков в это время, как обычно, никто не спал. Повсюду кипела жизнь, так что Буратино с Пьеро зашли к мастеру как раз вовремя.

Им оказался почтенный шимпанзе в клетчатом жилете, с золотыми очками на приплюснутом носу.

— Что желают юные синьоры? — визгливо спросил он. Буратино выложил перед мастером золотой.

— Сегодня вас навестили лиса Алиса и кот Базилио. Скажите, зачем они приходили?

Мастер взял золотой и, словно невзначай, уронил его в карман жилетки.

— Они спросили, сумею ли я сделать копию с золотого ключика? Я, конечно, ответил — да.

Буратино и Пьеро переглянулись. Второй золотой лег перед опытным ювелиром.

— Они оставили вам золотой ключик?

— Разумеется, — и вторая монета тоже исчезла. — Я сделал копию с него, как обещал.

— И что же дальше?

Мастер выжидающе молчал. Буратино достал третий золотой.

— С минуты на минуту они должны прийти за своим заказом, — бесстрастно ответил шимпанзе.

Пьеро так и подскочил на месте:

— Надо бежать!

— Погоди, — остановил его Буратино и снова обратился к мастеру:

— Так у вас сейчас два ключика?

— Обязательно, — спокойно ответил тот.

— А сколько вы хотите за настоящий?

— Пятьдесят золотых, — не задумываясь, ответил ювелир.

— Договорились! — обрадовался Буратино и выложил на прилавок кошелек с золотом. Шимпанзе аккуратно пересчитал монеты.

— Не хватает трех!

— Так вы же их уже получили! — с невинным видом ответил Буратино. Шимпанзе часто замигал маленькими глазками, затем шумно вздохнул и выложил на прилавок два одинаковых золотых ключа.

— Выбирайте!

— Где же здесь настоящий? — опешил Буратино.

— Этого не сумею определить даже я сам! — гордо ответил мастер. — Работа высочайшего класса!

Буратино почесал в затылке, он лихорадочно соображал.

— Я заберу оба, — сказал он в итоге.

— Нельзя, — возразил шимпанзе. — Что я скажу лисе и коту? А так с оставшегося ключика я сделаю еще копию.

— Это нечестно! — возмутился Буратино. — Я заплатил вам за настоящий ключик, а если мне достанется подделка?

— У ваших конкурентов точно такие же шансы, — философски изрек владелец мастерской.

— Что ты хочешь, это же Страна Дураков, — негромко напомнил Пьеро, беспокойно оглядываясь на дверь. — Бери любой и бежим!

Буратино хмыкнул и проговорил, поочередно тыкая пальцем то в один, то в другой ключик:

— Камба, рамба, дерибамба,
Фокус, покус, перверокус,
Чикус, брикус, камарикус,
Бемс!

Затем он схватил ключ, на который пришлось слово «бемс», и бросился на улицу.

Через пять минут дверь в мастерскую снова отворилась, на пороге обозначились лиса Алиса и кот Базилио.

— Мы пришли, мастер, — объявила лиса. — Как наш заказ?

— Готов, — ответил тот и выложил перед заказчиками два одинаковых ключа.

— Какая прелесть! — всплеснула лапами Алиса. — Они совершенно одинаковые! Посмотри, Базилио!

Кот придирчиво оглядел оба ключика.

— И какой же настоящий? — спросил он.

— Этого не знаю даже я! — ответствовал шимпанзе. — Работа высочайшего класса!

— Как?! — подпрыгнул Базилио. — Что же теперь делать?

— Ровным счетом ничего. Поверьте старому потомственному ювелиру: ключи одинаковы не только на вид, они и в замке будут вести себя, как близнецы. Для беспокойства нет причин, — авторитетно сказал мастер.

…На улице кот Базилио дал волю своей злости.

— Я умная, я хитрая! — истошно орал он, передразнивая лису. — А предупредить мастера, чтобы не спутал ключи, не догадалась!

— А ты, ты сам?! — отбивалась Алиса. — Мы оба виноваты!.. Мы забыли, что находимся в Стране Дураков. И вообще, Базилио, а какая нам с тобой разница? Один ключ мы продадим толстяку Барабасу, другой — тому же Буратино. А уж где настоящий, а где поддельный — это пусть они сами разбираются, — и лиса залилась тоненьким смехом. Ухмыльнулся и кот:

— Пусть сами разбираются, пусть сами…

А в это время шимпанзе у себя в мастерской пересчитывал вырученные золотые:

— Однако, это ловко получилось, что я на всякий случай сделал не один, а два ключа. Оба ушли очень выгодно. Жаль, что я не смастерил третий: ключ пользуется спросом…

Джузеппе рассказывает легенду о Долине привидений

Утром Пьеро снова не удалось выспаться. Чуть свет Буратино ворвался в его комнату и затормошил спящего.

— Я спать хочу!.. — слабо протестовал тот. — Я устал ночью, и сегодня воскресенье!..

— Какой сон, какое еще воскресенье! Кот и лиса могут продать золотой ключик Карабасу в любой момент, и тот сразу побежит за сокровищами!

— И пусть себе бежит, — замученно отвечал Пьеро, пряча голову под подушку.

— Но он отыщет наш клад! — не на шутку рассердился Буратино.

— А почему наш? — глухо спросил Пьеро из-под подушки. — Да у него и ключик может быть ненастоящий…

— А может быть и настоящий, — не отступал Буратино, сдергивая с Пьеро подушку. — Вставай, нас ждет загадочная Долина привидений.

— Но мы даже не знаем, где она находится, — Пьеро сделал последнюю попытку остаться в кровати.

— Мы спросим у папы Карло, — живо ответил Буратино. — Хотя нет, папа Карло будет понапрасну переживать за нас. Пойдем лучше к столяру Джузеппе. Он наверняка знает, и уж он-то не станет волноваться. А если Сизый Нос успел принять свой воскресный утренний стаканчик, то с удовольствием поболтает с нами.

У порога друзей остановила Мальвина.

— Мальчики, — строго сказала она, — быстро мыть руки, чистить зубы и завтракать!

— Начинается, — недовольно буркнул Буратино. — А ты посмотри, какие белые и крепкие зубы у Артемона. Думаешь, он их когда-нибудь чистил? И не умывается он каждый день…

— Вы, как всегда, говорите глупости, Буратино, — ровным голосом ответила Мальвина. — Вы тоже можете не умываться и не чистить зубы, но тогда есть вы будете не за столом со всеми, а с Артемоном на полу.

Буратино больше не препирался: он давно понял, что с занудами спорить бесполезно. Пришлось идти умываться. Еще несколько замечаний Буратино получил за столом и мужественно промолчал. Но, сделав последний глоток какао, он с грохотом поставил чашку на стол и пулей вылетел из столовой. Пьеро сунул в карман недоеденное пирожное и поспешил за другом.

…Старый Джузеппе внимательно выслушал Буратино.

— Я хорошо знаю эту долину, — проговорил он, причем язык его слегка заплетался. — Это даже не долина, а просто ущелье в горах. Я бы мог проводить вас туда, но… мне нужно закончить одно дело, — столяр покосился на недопитую бутылку вина. — А мы, ребятки, сделаем так: ступайте в харчевню «Трех пескарей» и спросите у хозяина мою дорожную палку. Я вчера немного перебрал и оставил ее там. Этот посох я вырезал из дерева, что росло в Долине привидений. Он всегда стремится вернуться к себе на родину. Ему не надо только мешать.

— А почему ущелье называется так странно? — спросил Буратино. Джузеппе обрадовался возможности поговорить.

— Давным-давно, — начал он, — в этом месте несколько смельчаков нашли волшебный клад. Они все сделали правильно, как говорилось в магической книге, и потому сокровища открылись им. Но вид золота помрачил их разум, и, уходя, новоявленные богачи забыли произнести последнее волшебное слово… Тогда горы дрогнули и началось землетрясение. Испуганные кладоискатели бросились врассыпную да так на бегу и окаменели. И до сих пор стоят эти каменные изваяния, очень похожие на привидения. Отсюда и название долины. Ну, ступайте, ребятки… Эй, постойте, а зачем вам понадобилось это дьявольское место?

— Да так… — ответил Буратино, — мы тоже хотим отыскать старинный клад.

И друзья поспешили из дома Джузеппе, оставив онемевшего от изумления старика.

— Буратино, — опасливо спросил Пьеро по дороге к харчевне, — а что, если и мы превратимся в камни?

Буратино рассмеялся:

— Ну, тогда Долина привидений украсится еще тремя каменными скульптурами — Буратино, Пьеро и Артемона.

…В харчевне «Трех пескарей» было пусто, хотя на вертеле уже жарился аппетитный барашек. Хозяин, как всегда, любезно расшаркался перед гостями и пригласил их к столу. Буратино вежливо отказался.

— Мы за посохом Джузеппе, — объяснил он, — сам старик… немного ослаб.

— Вон его палка, у двери стоит, — указал хозяин. — А может быть, все-таки перекусите?

Но друзьям было не до еды. Они покинули харчевню и отдались на волю посоха, который и в самом деле ощутимо тянул за собой куда-то в горы.

Буратино и Пьеро отправляются на поиски клада

По извилистой тропинке Буратино и Пьеро все выше поднимались в горы. Их сопровождал Артемон. Иногда путники оглядывались и замирали от восторга — с высоты им открывались бескрайние просторы Средиземного моря.

— А ты никогда не хотел быть капитаном, Пьеро? — неожиданно спросил Буратино.

— Нет, — простодушно ответил тот, — я всегда хотел жениться на Мальвине.

Буратино аж хрюкнул:

— Ну и дурак!.. Хотя меня это не касается. Вот отыщем клад, станем богатыми-пребогатыми, и женись себе на здоровье.

— Но Мальвина ведь может и не согласиться!.. — заволновался Пьеро.

— Глупости, — рассмеялся Буратино, — у тебя будет столько денег, что любая кукла согласится стать твоей женой.

— Так неужели счастье зависит от денег? — печально промолвил Пьеро.

Буратино не ответил, он и сам не знал, от чего зависит счастье. Жизнь казалась ему яркой и захватывающей, когда он шел навстречу приключениям. Вот и сейчас его манили не столько сокровища, сколько увлекательная погоня за ними.

Наконец тропинка привела друзей в Долину привидений, которую легко было узнать по причудливым каменным статуям, в самом деле напоминавшим человеческие фигуры. Ущелье было почти голым, деревца и кустарники попадались лишь изредка. А в остальном — горы и камни.

— Довольно мрачноватое местечко, — вынужден был признать Буратино. — Однако подходящее, чтобы хранить клады.

— Мы должны найти скалу Верблюд, — подсказал Пьеро. — Она двугорбая, и в ней находится пещера, а в пещере — вход в сокровищницу…

Буратино на секунду задумался.

— Мы сделаем так, — сказал он своим спутникам. — Вы идите туда, а я поищу Верблюда в этой стороне. Кто отыщет, крикнет погромче.

Оставшись один, Буратино начал проворно карабкаться на высокую скалу поблизости. Он совсем не боялся высоты. Вот уже и вся Долина привидений была как на ладони, и узенькая ленточка тропинки, которая привела их сюда. На ней Буратино различил две крохотные фигурки. Он пригляделся.

— Карабас Барабас и Дуремар… И конечно, с золотым ключиком. Нам надо торопиться!

Буратино еще поискал глазами и увидел Пьеро и Артемона, тщетно пытавшихся найти скалу Верблюд.

— Да вот же она! — в следующее мгновение вскрикнул Буратино, так как заметил невдалеке двугорбую скалу.

Он стал быстро спускаться вниз.

Лиса Алиса признается в своей великой хитрости

Получив от Карабаса Барабаса сто золотых за ключик, лиса и кот отправились в харчевню «Трех пескарей» и устроили царское пиршенство. Они были наверху блаженства.

— Алиса, — самозабвенно чавкал Базилио, — а ведь без меня ты не сумела бы обстряпать это дельце. Вспомни, кто первым узнал о волшебной книге сказочника?

— Ты, ты, — миролюбиво соглашалась Алиса, с удовольствием обгладывая хорошо прожаренную баранью ногу.

— А летучая мышь Фрида чья подруга? — не унимался кот, приналегая на своих любимых карасей.

— Твоя, твоя, — рассеянно кивала лиса. — А что ты всем этим хочешь сказать, драное ухо?

— Да вот думаю, не слишком ли мало я за это получил?

Лиса вдруг от души расхохоталась. Кот удивленно воззрился на нее.

— Ты чего это? — спросил он. За много лет их знакомства Базилио так и не привык к непредсказуемым выходкам Алисы. Успокоившись, лиса сказала:

— Ты скорее лопай, нам предстоит настоящее дело, не какой-нибудь пустяк за двести золотых. Понял?

Базилио шумно поперхнулся.

— Чего сказала? — прохрипел он.

— Сейчас поймешь, — и лиса сыто откинулась на спинку стула. — Поймешь, что без меня ты просто никчемный облезлый хвост. Ты думаешь, что второй золотой ключик достанется Буратино?

Базилио во все глаза смотрел на Алису.

— Как бы не так! — отрезала лиса. — Я