КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Кот Гостинец и Ловушка времени (fb2)


Настройки текста:



Ксения Горяева КОТ ГОСТИНЕЦ И ЛОВУШКА ВРЕМЕНИ

Любимому Пушистику. Никогда не сдавайся!

Глава 1. Кто такие «темпонавты»?

За окном выл ветер, а форточка, как обычно, неплотно прикрытая, стучала по окну в такт его порывам. Иногда им вторила упругими ладошками занавеска, зажатая между батареей и столом, тоже трепещущая от порывов стихии. Так они и играли друг с другом всю ночь — ветер, форточка и занавеска. Стены старого деревянного дома вздыхали и кряхтели, явно недовольные весельем. А в результате спать было невозможно, если только ты не падаешь от усталости.

Странно, кот Гостинец вот устал до невозможности, а уснуть ночью так и не смог. Или все-таки уснул? Его мысли и обрывки сна тоже кружились в голове в такт хлопкам занавески и вскрикиваниям ветра.

Вчера они с Сашкой, Левиафаном, Харитоном и Леной попытались при помощи хрустальной сферы Таши заглянуть в будущее, чтобы узнать о планах Шамера. Вернее, это он, Гостинец согласился заглянуть туда, чтобы друзья зря не рисковали. И что он там увидел? Ничего! Он правильно задал вопрос, и правильно настроился, но вместо ответа увидел странные вещи! Как будто бы ни прошлого, ни будущего больше не существовало! Всё там, в запредельном пространстве, слилось в одну мелькающую карусель.

А ещё до сих пор волновала мысль, что родной отец, оказывается, может быть злейшим врагом. Вообще-то, в голове не укладывалось, что Шамер был его отцом! Это — какая-то ужасная ошибка! Шамер — злой колдун, ненавидящий всех и вся! Как такое вообще возможно? Но Гостинец его помнил! Тогда он был добр к нему и улыбался. Но потом всё изменилось.

Что именно случилось, кот не помнил, но это было что-то нехорошее. И произошло это очень и очень давно! Гостинец точно знал, что как-то связано с мамой. А вот маму он помнил. Добрую, красивую и весёлую. Но с ней случилось что-то ужасное, и теперь её нет! Слёзы навернулись на глаза и кот повернулся на другой бок, усилием воли заставляя себя начать думать другую мысль.

Надо было разобраться с этими спонтанными путешествиями во времени! Витя назвал их прыжками. А ещё, оказывается, естественное направление движения времени учёные называют «стрелой времени». И летела эта стрела, как ей и полагалось, в направлении распространения энтропии, то есть, строго вперёд, в будущее. Энтропия — энергия беспорядка, открытая еще Людвигом Больцманом в начале XX века (смешная, все-таки, у мужика фамилия, на корабельного боцмана похожа).

Должно быть, эта самая «энергия беспорядка» и унесла злобного колдуна Шамера в будущее. Ведь попасть туда, оказывается легче, чем в прошлое — само время несётся именно в том направлении. Но на этом всё понятное, к сожалению, заканчивается. И начинается Терра Инкогнито. То есть, неизведанная земля.

Эх, отправится бы в это будущее, и на месте со всем разобраться! Но, наверное, не получится! Это же тебе не какая-нибудь там Гвинея Бисау, это же путешествие во времени!

Время. То, чего у нас всегда есть в избытке в детстве, чего никогда не хватает в молодости и то, что катастрофически быстро пролетает в старости! Время, природу которого человек начал изучать совсем недавно. Но темпы! Если исследования так быстро продолжатся и дальше, то Машину Времени изобретут уже через несколько десятков лет. Или даже просто лет.

А вдруг, они с Витей, её и придумают? А что, вполне возможно! Ведь они уже готовы перейти от теории к экспериментам. Тем более, что приборы есть, да и надо же как-то понять, куда подевался Шамер…

Тут мысли кота понеслись во всех направлениях сразу со скоростью света. Голова от этого чуть не взорвалась, как сверхновая звезда. Возможные варианты реальности множились в зеркалах случайностей с такой скоростью, что Гостинец сел, и с остервенением начал трясти головой, чтобы избавиться от этого странного, пространственно-временно̀го морока. Даже голова от перегрузки закружилась.

— Ты чего тут, в космонавты готовишься? — Сашка постучал в дверь и сразу вошёл, прервав процесс обдумывания. Но в это раз Гостинец очень обрадовался другу.

— Тогда уж в темпонавты! — муркнул кот.

— А кто это?

— Думаю, так вскоре назовут путешественников во времени.

— Знаю я одного такого. Темпонавта. Шамера. Надеюсь, он не особо счастлив от своих путешествий. — Сашка взял со стола карандаш, повертел его в руках, и положил на место.

— А ты чего так рано пришёл?

— Погода хорошая, каникулы кончаются, да и вообще… Девять утра — самое время, чтобы позавтракать! Тем более, что Клавдия Ивановна блинчики печёт. Я по запаху чувствую! — Сашка сел на краешек кровати. — Не спится мне. Всё думаю, куда этот Шамер делся и как нам от него защититься. И главное, что я до сих пор ничего не делаю!

— Как это ничего не делаешь? — Гостинец вскочил с кровати и смешно замахал лапами. Как будто бы в маленькой комнатке заработала мельница. — Ты у нас — самый решительный и смелый! А ещё в компьютерах разбираешься лучше всех! Так что пойдём, попьём чаю. Скоро Витя приедет, и пойдём в парк, дедушку встречать. Там заодно проведаем Карамельку и решим, что делать дальше!

Сказано — сделано. Только они сели за стол, как из Маймаксы к бабушке приехал Витя. Очень вовремя приехал, потому, что Сашка уплетал за обе щеки румяные кружевные блинчики, напеченные Клавдией Ивановной. И делал это такими темпами, что задержись Витя хотя бы немного, и ему бы этой вкуснотищи совсем не досталось.

А потом кот вышел из кухни, открыл дверь в свою комнату, закрыл за собой дверь, и… оказался в странном месте. Он повернул было назад, но двери уже не было. А вокруг были деревья. Незнакомый пейзаж, чужие запахи и странные звуки. У Гостинца закружилась голова и он опустился на землю, чтобы не упасть. В его глазах померк свет.

* * *

Витя и Сашка прибежали в парк к деду Михаилу. Они были очень взволнованы. Ещё бы! Кот Гостинец пропал прямо у себя дома! Вышел из кухни и исчез!

Карамелька в ужасе застыла, а Михаил Иванович пододвинул стул и табурет:

— Успокойтесь, садитесь, и говорите по одному! Я ничего не понимаю, когда вы вместе кричите! — Михаил Иванович усадил детей за столик, и они с Карамелькой пытались привести их в чувства. Но мальчики и не думали успокаиваться. Сашка махал руками и возмущался:

— Это же надо! Мы собирались идти. Гостинец вышел из кухни за телефоном. Его долго не было, поэтому я пошёл за ним. Но в комнате его уже не было! Как такое вообще возможно? Куда он мог деться?

— Может, в окно вылез? — предположит Михаил Иванович.

— Дедушка! — возмутился Витя. — Ну какое окно! Гостинец так никогда бы не сделал! — Он перевёл дух и продолжил. — Мы сейчас со всем разберёмся! — Витя уже взял себя в руки. — Дедушка, а чего вы с Гостинцем здесь вчера вечером делали?

— Как что? Коробки паковали, инструменты собирали, разговаривали за чаем. Карамелька нам помогала.

— А о чём вы говорили? — насторожился Витя.

— Да ни о чём мы особо не говорили! Фотки перебирали, в альбом их вставляли. А Гостинец с подружкой — больше телевизор смотрели. Там его любимый сериал шёл. Ну тот, иностранный, про какого-то треугольного Билла! — Михаил Иванович руками показал большой треугольник и махнул рукой. — Тьфу! Тоже мне мультики! Вот «Ну, погоди» — это мультики!

— И всё? — мальчики недоумённо переглянулись.

— Да вроде бы всё! Хотя… Потом из фонаря вылез Левиафан и они втроём опять пытались активировать кристалл, что там внутри спрятан. Но ничего не вышло, а потом мне сменщик позвонил, и я вышел на улицу. А потом кот домой ушёл.

— И всё?

— Всё. А утром вы прибежали.

Ребята недоумённо притихли, а Михаил Иванович стал собираться домой.

Весь день дети и Карамелька провели у Вити дома, несмотря на хорошую погоду. Как ни пыталась Клавдия Ивановна их выпроводить погулять, ничего не вышло. Потом Витя поехал домой, Карамелька ушла в парк, а Сашка отправился спать.

На следующий день, уже ближе к обеду, когда к Саше вновь приехал Витя, мальчики узнали тревожную новость: из парка пропал волшебный фонарь.

Они все вместе сели пить чай, и Михаил Иванович рассказал, что вечером ему позвонил сменщик Фёдор, и сказал, что директор искал днём фонарь.

— То есть как, искал? — удивился Витя. — Вы же этот фонарь к нему в сейф убирали! Я помню, потому что мы тогда еще сверчка из него всем миром выселяли!

— Кстати, где он Левиафан-то? — встревожился вдруг Сашка.

— Тоже пропал. Я ему позавчера коробочку под кроватью поставил, сена положил. Он ещё накануне говорил, что будет там зимовать. Может, уже в спячку впал. Мы его с Карамелькой вчера тревожить не стали.

— А фонарь? — продолжил допрос Сашка.

— Сменщик сказал, что вчера днём его из сейфа забрали. Сам Валерий Семёнович попросил. Он поехал на телевидение, давать интервью какой-то журналистке. А потом он позвонил в парк и сказал, что хочет показать по телевизору волшебный пульт и фонарь. Я тогда ещё сильно удивился, когда узнал. И перезвонил ему сам. А телефон был выключен до самого вечера.

— И что, деда, фонарь отвезли Валерию Семёновичу без подтверждения? — поторопил старика Витя. Сашка тоже затаил дыхание.

— Конечно отвезли. Он же у нас тут самый главный! Сменщик и отвёз. Раз директор просит, значит надо. Мы думали, что после передачи всё опять в сейфе должно лежать. Но фонаря и пульта вечером там не оказалось!

Михаил Иванович вздохнул, а Витя и Сашка, не сговариваясь, посмотрели друг на друга и начали одеваться. Когда они пошли к двери, деревянная половица с отчаянным скрипом выскочила из пола и бросилась под ноги. Сашка чуть не упал, но удержал равновесие, схватившись за спинку стула.

— Вы куда? — крикнул им вслед старик.

— Деда, ты не волнуйся! Мы быстро к директору сгоняем, и тут же обратно! — на бегу крикнул Витя, и входная дверь коротко скрипнула, закрываясь за стремительно удаляющимися мальчишками.

— Эх, Карамелька! Что-то не нравится мне всё это… — вздохнул дед Михаил. — Как теперь нашего Гостинца искать без волшебных вещей? Бедный кот! Как же мы так сплоховали-то! — старик ворчал про себя, собирая со стола чашки. Тревога за внука и его друзей ворочалась в груди беспокойным клубком и не находила выхода.

— Не волнуйся, дедушка! — Карамелька взглянула на деда и выгнула спину дугой. — Где там твои успокоительные капли?

Старик вздохнул, надел очки и принялся капать в стакан валерьянку.

— Ох-хо-хо! Не надо было директору возить на передачу волшебный пульт. Да и фонарь лучше бы в сейфе оставался! Ой, сильно не нравится мне всё это!

Немного успокоившись, сторож взял молоток и поставил шуструю половицу на место.

Глава 2. «Прекрасное далёко»

Свежий ветерок ласково перебирал шерсть на загривке, а спину согревало солнце. Хорошая погода, летняя. Солнце и облака. Можно нежиться на зелёной травке и рассматривать бегущие по небу белоснежные пазлы, которые ладно складываются в картинки. Вот воздушный за́мок прекрасной принцессы, а вот — лошадки, овечки… Но тут полёт фантазии кота бесцеремонно прервали.

— Мамочка, смотри какой котик! А давай его к себе жить возьмём? Он тебе тапочки будет приносить! — кудрявая белобрысая девчушка протянула руку чтобы погладить огромного пушистого рыжего кота с белыми отметинами на морде. Тот удивлённо фыркнул и повернулся. Как будто бы понял и не обрадовался такому предложению.

— Подожди, доченька, он может испугаться и поцарапать тебя! — подошедшая на зов дочки женщина была похожа на ангела: красивая блондинка в длинных белых одеждах. И этот ангел сейчас хмурил свои удивительные брови, разглядывая лежавшего в парке под скамейкой кота. — Откуда он здесь взялся, бедолага? Надо срочно вызвать зоопсихолога, а то ещё перенервничает и заболеет! Это же настоящий кот, Лиза! А тапочки приносят только собаки.

Девчушка быстро одернула руку и принялась нажимать кнопочки на своих розовых наручных часах, которые оказались компактным наручным телефоном.

— Мамочка, я сама вызову, ладно? У меня до золотого уровня не хватает всего 25 баллов. А помощь кому-либо, попавшему в трудное положение — это как раз 25 общариков!

— Конечно, ты у меня золотко! — мама девочки улыбнулась и убрала руку с запястья, на котором у нее тоже красовался красивый блестящий приборчик, похожий на массивные часы.

Гостинец зажмурился, чтобы проверить не сон ли это. Или может, он умер и это на его встречу ангела прислали? Нет, вроде бы пока жив. Вон как лапа болит и нос чешется. Подумав про нос, кот тут же чихнул, вызвав у девочки очередной приступ умиления, а у ангельской мамы — беспокойства и заботы.

— Да, Лизонька, обязательно скажи, что животное возможно болеет. Чтобы они приехали быстрее.

Не успел Гостинец толком ничего понять, как спустившаяся с неба бесшумная машина в сияющих красно-синих огнях затянула его в свое светящееся нутро, и он оказался в удобной и просторной клетке-переноске. Ангельская мама с деловой собирательницей таинственных баллов-общариков остались снаружи.

Минут через 15 путешественнику ударил в нос специфический запах. Так пахнуть могло только в ветеринарной лечебнице. Хорошей, безусловно, элитной и дорогой, но ветеринарной больнице. Кисловато-болотный запах страха многих животных не мог замаскировать даже аромат приятного дезодоранта, щедро разлитый в воздухе этого странного помещения без окон и дверей, в центре которого на обтекаемом белоснежном столе лежал Гостинец.

— Ух ты, какой большой и красивый кот! А кто у нас тут такой грустный? — голос у пожилой женщины был красивый и низкий. Вот еще бы не сюсюкала, и цены бы ей не было!

Кот устало вздохнул, безразлично зевнул и отвернулся, всем своим видом показывая, что ему не нравится подобный тон общения.

— Вижу, что ты серьезный мужчина. И к тому же очень похож на одного моего знакомого волшебного кота. — из голоса женщины исчезли слащавые нотки. Захотелось разглядеть её подробнее.

Крупная, пожилая. Лет сорок на вид. Волосы спрятаны под зеленой медицинской шапочкой. На лице видны одни глаза, да и те теряются за бликующими очками. Маска надёжно укрывает всё остальное. Прямо фантамас, а не доктор. Кот показал своё отношение недовольным фырканьем, но тут же его глаза удивлённо полезли на лоб в прямом смысле слова.

— Гостинец! Ну наконец-то! Как же долго я тебя ждала! Ты меня не узнаёшь? — с этими словами ветеринар сняла защитную маску. Вслед за ней на приставном столике оказалась шапочка. Через секунду на Гостнинца смотрела влажными от волнения глазами… Лена. Только сильно повзрослевшая и совсем седая.

— Лена? Ты как здесь? А Витя где? А Сашка? Почему ты такая…взрослая? Какой сейчас год? Где я вообще? — голова просто взрывалась от вопросов, словно в ней взрывался попкорн.

— Успокойся! Сейчас я тебе всё расскажу. Только сначала подлечу твою рану. — доктор начала быстро делать своё дело, по ходу рассказывая о новостях:

— Сейчас 2068. Шамер пытался навредить, но куда ему против наших мо́лодцев! Я позвоню ребятам, они к тебе приедут. А пока давай-ка еще энцефалограмму снимем. На всякий случай и томограмму тоже. Лежи спокойно, расслабься. Это не больно.

— Что снимем? — рассеянно переспросил Гостинец. От умных слов у него всегда начиналось лёгкое раздражение. Чувствовал себя деревянным болванчиком и неучем.

— Это такое исследование. Работу мозга сканирует. Раньше присоски на лоб ставили, но теперь всё значительно проще. Сейчас только запись включу. Смотри на экран! — Лена лёгким движением повернула к коту экран огромного телевизора и тот ахнул от удивления: перед ним в сине-голубых тонах пульсировал и переливался… мозг. Его мозг! Стоило ему удивиться и заволноваться, как по экрану розовой зарницей полыхнуло где-то в затылочных долях.

— Ну-ну, потише, дорогой! — Лена ласково погладила его переднюю лапу, свободную от повязки. — Не надо так волноваться! Это же просто технологии! Ты привыкнешь! Давай лучше посмотрим в режиме структуры. — Она быстро тапнула по экрану в нескольких местах лёгкими прикосновениями, и картинка на мониторе тут же поменялась. Теперь там были одни диаграммы и графики.

— Не, с красивыми разводами было лучше! — слабо запротестовал пациент, но доктор была неумолима. — Потом посмотрим, а сейчас лежи спокойно! Мне надо настроить запись всех каналов! Странно, такой огромный объем памяти не активен. На него, похоже, поставлена какая-то защита. Но мы ее сейчас обойдем и всё запишем на отдельный диск… — бормотания Лены становились всё непонятнее и сложнее, так что Гостинец вскоре перестал к ним прислушиваться, а последовал ее совету и расслабился.

Он вытянулся на своем удобном белоснежном ложе и с любопытством разглядывал детали интерьера и оборудования. Все было так необычно и… волшебно! Как будто в сказку попал. Или он опять спит?

Для уточнения своего состояния кот потихоньку пошевелил раненой лапой. Та немедленно отозвалась тупой болью, и он успокоился: нет, не спит. Значит, он и вправду попал в будущее. Вот только он совсем не помнит, как это сделал. И не знает, как вернуться обратно.

— Ты чего там опять разволновался? Гостинец, посмотри на меня и ничего не бойся! — словно прочитав его мысли, Лена тут же опять погладила его по здоровой лапе. — Мы уже почти закончили, потерпи. А потом я дам тебе вкусный обед. Ты ведь голоден? Вот и хорошо! Сейчас мы покушаем, и я отвезу тебя в палату. Побудешь у нас в центре немного… — Лена ворковала ласково и как-то по-домашнему. Гостинец прислушивался к каждому её слову и тревога, наконец отступила, как смутные ночные тени от света утреннего солнца.

— Вот хорошо! Молодец! Ещё в режиме функций посмотрим… — Лена продолжала делать свою работу, а кот ей беспрекословно подчинялся.

Почти час ещё длились все исследования, от которых Гостинец устал так, что еле глазами мог шевелить, не то, что лапами! Наконец, раздался долгожданный Ленин возглас:

— Ну вот и всё! Мы с тобой молодцы! Всё-всё записали! Даже резервную копию на отдельный диск сделали. Так что ты у нас теперь застрахован от всяких там потерь памяти и прочих неприятностей. Поехали в палату, ты честно заслужил хороший обед!

Гостинец облегченно вздохнул. По-правде говоря, он порядком устал от всех этих исследований и тестов. И проголодался не на шутку. Так что с удовольствием бы съел целого слона.

После хлопка в ладоши, удобное ложе превратилось в каталку и вслед за доктором он переехал в просторное светлое помещение.

— Это твоя палата. А здесь — пульт заказа еды. Вода в миске есть всегда, а вот корм насыпают по часам, если назначена диета. Или можно нажать вот на эту большую квадратную зелёную кнопку. Тогда еда появится автоматически, когда захочешь.

— Здорово! А где здесь туалет?

— Ой, прости. Надо было сразу тебе предложить. — Она нажала на самую большую круглую кнопку яркого красного цвета, и в углу приподнялся большой лоток с наполнителем.

— А что, все животные в будущем такие умные и сами просятся в туалет? — с сомнением уточнил кот.

— Ну конечно, нет! Просто мы используем инстинкты. А коты всегда по запаху определят место для туалета. Ну, или в углу. Там им удобнее. Вот здесь в углу и идет специальный слабый запах. Ты бы его и сам нашел, конечно. Просто я ускорила процесс! Ну, осваивайся и отдыхай! Пойду покопаюсь в твоей памяти, а после работы к тебе зайду. — Уходя, заботливая подруга нажала ещё на одну кнопку и на стене напротив появился экран. — Не скучай!

«Телевизор! Значит, не только я, но и все коты любят его смотреть!» — Гостинец так обрадовался, что чуть было не забыл о туалете. Но красная кнопка на панели рядом с кроватью замигала и призывно запищала, а экран тут же погас. Напоминают о недоделанных делах.

Вздохнув, кот собрался спрыгнуть, но удобное ложе вдруг само опустилось и ему не пришлось утруждать раненую лапу.

«Фантастика! Еще и кровать умная! Хорошо тут у них, в будущем. Пожалуй, останусь подольше».

Но его мечтам не суждено было сбыться. Оказалось, что в будущем удобно и уютно не только добрым гостям.

Глава 3. Новые Холмогоры

Следующее пробуждение Гостинца было очень приятным, хоть и заставило его немного поволноваться: еще бы, его друзья — пожилые дедушки и бабушка! Да ещё, как и полагается настоящим старикам, окружены любящими детьми и внуками! А внуки-то, внуки! Как же они похожи на них! Да ещё в том же возрасте, когда они впервые встретились!

— Так значит, ты не по собственной воле здесь оказался, а случайно? И не знаешь, как вернуться назад? — на всякий случай, еще раз уточнил Витя. Да какой там Витя! Виктор Николаевич — ученый-физик, академик. Самый молодой, кстати, в Российской академии наук! Ещё бы, он всю жизнь, с самого детства, посвятил науке! И первый в мире построил прототип машины времени! С ума сойти, какие тут происходят события!

А Лена, Елена Сергеевна, вышла замуж за Витю сразу после окончания института, и теперь у них есть внук Иван и замечательная внучка Лидочка! И им сейчас десять и девять лет. «Королевская парочка», кажется так это называется? Старший — Иван — серьезный и рассудительный мальчик, хороший спортсмен. А Лидочка — настоящая принцесса! Красивая, воздушная и чувствительная. Гимнастка и отличница…

Но пока Гостинец узнал обо всём этом со слов Лены. Знакомство с детьми ему ещё предстояло. Удивительно, все-таки, погостить у них здесь, в будущем. А потом вернуться в своё время, — прошлое для всех. Только вот получится ли вернуться?

От этих мыслей Гостинец погрустнел и Лена, почувствовав перемену в его настроении, спросила:

— А хочешь немного проветриться? Сейчас поздний вечер, но на улице очень светло. Можно погулять в парке возле клиники.

— Конечно хочу! — встрепенулся пациент. — А можно?

— Почему нельзя? — улыбнулся Витя.

— Я кино смотрел про машину времени. Там один парень вернулся из будущего и стал всем про него рассказывать. И будущее поменялось.

— Но ты же не будешь всем рассказывать про будущее? — уточнила на всякий случай доктор Лена.

— Эх, так и быть! Не буду. Хотя очень хочется. Вот ребята бы поудивлялись… — вздохнул Гостинец.

— Тогда пошли гулять! — прервал его моральные терзания Виктор Николаевич. — Я тебе свой флаер покажу. Тебе понравится!

Флаером оказалась летающая на антигравитационном приводе машина. И это было здорово. Прямо как в настоящем фантастическом фильме! Кот ходил вокруг неё, задирая голову, и удивлялся: — До чего дошел прогресс!

— Это ещё что! — подзадорил его друг. — Мы сейчас работаем над моделью города будущего. Вот это будет что-то! Только представь себе: парящие в небе дома, парки, игровые площадки для детей. И главное, в этом городе всегда будет хорошая погода — если небо затянули тучи, он просто поднимется над облаками!

— Звучит действительно как фантастика. А что у вас ещё интересненького есть? Я в Архангельске столько лет прожил!

— А он теперь не Архангельск, а Новые Холмогоры! — засмеялся академик Хомутов.

— Как? Зачем? Этого не может быть! Ты ведь шутишь? — у Гостинца от удивления глаза на лоб полезли.

— Не шутит. Это правда. — подтвердила его жена. — Тридцать лет назад, после объединения всех трёх городов — Архангельска, Новодвинска и Северодвинска в один административный центр, во избежание путаницы, назвали все это новообразование Новыми Холмогорами. В честь памяти великого русского ученого Михайло Ломоносова. Он же из Холмогор в Москву ушёл. Так что теперь мы не архангельцы, а новохолмогорцы. И новохолмогорки.

— Прямо как коровы. — вздохнул кот разочаровано. — А я думал, что уважение к традициям предков — это как раз сохранение старых названий городов. Да и архангелогородцем мне больше нравилось называться.

— Да ладно, Гостинец! Что-то мы всё не о том! Ты посмотри лучше, какой у нас теперь парк на Чумбаровке красивый! — попытался вернуть разговор в безопасное русло мудрый ученый.

Удивлённо-восторженные возгласы гостя из прошлого чередовались с полными гордости разъяснениями жителей будущего. Время до ужина пролетело незаметно. Все были очень взволнованы и старались за короткое время выдать друг другу как можно больше информации.

В конце концов, Гостинец так устал, что начал спотыкаться о собственные лапы и Елена Сергеевна волевым усилием положила конец безобразию:

— Ну всё! На сегодня хватит! Полезай-ка обратно на каталку, а то ещё не хватало опять в обморок упасть! А ты, Виктор Николаевич, прямо как маленький! Завтра после работы снова приходи. Сейчас Гостинцу надо отдохнуть и набраться сил. Ему ещё глубокое сканирование памяти предстоит.

— Так ты же уже всё отсканировала! — удивился кот.

— Отсканировала. Только там столько тёмных мест обнаружилось, что требуется повторное исследование. — и, немного смягчившись, доктор добавила: — Да ты не бойся! В основном — всё хорошо. Это мы для твоей же пользы хотим подробную томограмму снять, и под гипнозом с тобой над воспоминаниями поработать.

— Над воспоминаниями? Это я всегда готов! — с радостью согласился кот. — А то иногда что-то вижу, а что — не понимаю! Может, это — галлюцинации? Вот и сейчас: я один видел, что нам навстречу два раза прошла совершенно одинаковая парочка?

— К сожалению, это не галлюцинация. Я тоже видел! — грустно сказал Виктор Николаевич. — С тех пор, как ты тогда, пятьдесят лет назад, побывал в будущем, всё это и начало происходить!

— То есть, я тогда вернулся? — Гостинец весь обратился в слух.

— Вернулся. Но ненадолго. И велел, кстати, никому и никогда об этом не говорить! — строго напомнила Елена Сергеевна.

— Да, и ничего о том своём путешествии не рассказывал! — подхватил Виктор Николаевич.

— Ну, прощайтесь до завтра. Нам пора. — напомнила Елена Сергеевна, меняя тему разговора.

Погрустневший кот кивнул. Расставаться с вновь обретенным другом Гостинцу очень не хотелось, но спорить с лечащим врачом он не решился. До завтра, значит до завтра.

Едва Гостинец остался с Еленой Сергеевной наедине, как прямо из кустов вышел рыжий худой мальчик. Он подошёл к Елене Сергеевне и что-то тихо сказал ей на ухо. Доктор побледнела и странно посмотрела на кота. Потом перевела взгляд на мальчика и едва заметно кивнула. Мальчик тут же шагнул обратно в кусты.

— Что это было, Лена? — заволновался кот, но женщина ему не сразу ответила. Она немного подумала, и нажала на кнопку переговорного устройства на руке:

— Анна? Срочно уничтожь все записи, которые мы делали с Гостинцем! Да, знаю. Не спорь! Просто удали всё! И копии, и с диска, и с логов. Всё. Чтобы следов не осталось!

Гостинец молча смотрел на взрослую подругу и молчал.

— Это был ты. Только из будущего. В смысле, из прошлого… В общем, из того времени, когда Шамер использовал наши записи памяти, чтобы навредить нам всем.

— И ты поверила? Это же был мальчик!

— Поверила. Он сказал мне волшебное слово.

— Какое такое «волшебное слово»? — недоверчиво спросил кот.

— Ты назвал мою девичью фамилию и перечислил имена моих внуков. Гостинец, я думаю, что это был и вправду ты.

— Ну, тогда ладно. — на удивление быстро успокоился кот. — Поехали ужинать!

После того, как в клинике Гостинец подкрепился, он лег на кровать и решил подумать. Он отвернулся к стене и лежал с открытыми глазами, но видел совсем не стены. Кот напряжённо думал, пытаясь вспомнить свою прошлую жизнь. И едва что-то начало появляться перед его мысленным взором, как окно в палате вдруг с громким звоном разбилось, и на кровать упал сгусток огня.

* * *

Шамер тихо стоял возле большого освещённого окна и смотрел на лежащего за стеклом кота. Тот отвернулся к стене и, похоже, заснул. Молодая женщина только что закончила своё странное лечение и вышла из палаты. Интересно, что ей удалось узнать? Похоже, что немного.

— Надеюсь, что немного! — прошептал колдун.

Весь его богатый опыт говорил о том, что надежды, так же, как и мечты — удел романтиков и слабаков. Он не может себе позволить надеяться. Он должен действовать!

Как бы ему сейчас пригодилась магия и его любимые заклинания! Но он сам, собственноручно, перепрограммировал исходный код реальности этого мира. Теперь вся магическая энергия была переключена на кристалл времени. А это значит, что ни заклинания, ни артефакты больше не работают. Значит, придётся всё делать своими руками.

Шамер достал из кармана длинного чёрного плаща старинное огниво. На спички и зажигалки в путешествиях во времени рассчитывать было нельзя. Только старое доброе средство розжига никогда его не подводило. Руки в тонких кожаных перчатках привычно и ловко высекли из кремня сноп горячих искр. Через мгновение толстая скомканная бумага, в которую был завёрнут тяжёлый камень, ярко горела. Звон разбитого стекла и лёгкий хлопок открытия временно́го портала слились в один звук. То, что теперь Гостинец окажется в доме у своих друзей и встретится с Тенью, было предопределено. Глупый кот потащит Тень в прошлое, а значит, он сможет вернуться следом за своей тенью. Шамер усмехнулся и пошёл прочь, особо не таясь.

* * *

— Так что всё-таки стало причиной пожара? — тон главного врача был требователен и категоричен. Было ясно, что пока она не узнает всё до конца, о прекращении расследования можно забыть: дежурные фразы в отчёте службы охраны Елену Сергеевну не устроили.

— Да что угодно могло быть — от короткого замыкания до сбоя в компьютерной сети! — устало повторил командир отряда спасателей, которые уже заканчивали тушение пожара.

— То есть, Вы полностью исключаете поджог?

— Не можем мы его полностью исключить! — Капитан, устало вздохнув, выложил свои подозрения: — Странно всё это! Кому потребовалось поджигать ветеринарную клинику? Но теоретически это возможно. Факты, кстати, тоже указывают на такую вероятность: очаг возгорания находился возле окна, прямо на кровати. Стекло к нашему приезду было разбито. Удивительно, что Ваш пациент не спал и нажал лапой тревожную кнопку! Повезло, что очень умный оказался котик…

— Спасибо Вам большое, лейстенант! Мы тут дальше сами управимся! — а вот энергия Елены Сергеевны, напротив, казалось била через край. Доктор была сосредоточена и спокойна. И хотя её явно не устроил отчет о причинах пожара, было видно, что она настроена самостоятельно докопаться до истины. Пострадавший кот, как и все остальные пациенты клиники, был в надежных руках.

— Да не пострадал я, Лена! Честное слово, и лапам совсем не больно! Ну, почти уже не больно! Не переживай так! Со мной всё в порядке!

— Нет, Гостинец. Тут явно что-то не в порядке. Причем, сильно не в порядке! Ты поедешь жить к нам с Витей. Да, и не возражай! — спор затягивался, а день уже давно плавно перешел в вечер. Поняв, что дальше пререкаться бесполезно, Гостинец, наконец, согласился поехать ночевать к Лене домой.

— А завтра я тебя с внуками познакомлю!

Иван Хомутов оказался настолько похож на деда в этом же возрасте, что Гостинец вначале их даже перепутал. Он бросился к мальчику с радостными воплями, но тот удивленно застыл на месте.

— Ну что ты стоишь, как истукан, Ваня! Лида, ты тоже подойди поближе! Это же Гостинец, познакомься с ним. И не бойся, он не кусается! — голосом Михаила Ивановича рассмеялся его взрослый внук Витя. Виктор Николаевич.

— С ума сойти от вас можно! — возмутился кот. — Я уж думал, что снова в 2014 год попал! Вы же — полные копии — внуки и их предки! А Лена и Лидочка! Это же просто волшебство!

— Это называется генетика, Гостинец! — всё еще смеясь, ответил Виктор Николаевич. — Так мы перемещаемся сквозь время — бросаем в будущее свои гены и повторяемся тысячи раз в детях и внуках.

— Да уж, очень похоже на правду! А если это выглядит как правда, звучит как правда и даже по запаху — как правда, то это и есть — самая настоящая правда! — зачарованно глядя на деда и внука медленно сказал кот.

У Ивана от удивления открылся рот. Лидочка тихо присела на край стула. Дети никогда ещё не видели говорящего кота.

Бабушка с дедом снова рассмеялись, глядя на эту немую сцену. Вскоре к ним присоединились и Гостинец с детьми. Лёд первого знакомства был сломан раз и навсегда. Все напряжение вышло через совместный смех как вырывается воздух из воздушного шарика, стоит его, не завязав, выпустить из рук.

— Ну вот и познакомились. А теперь — всем спать! — по-военному чётко скомандовала Елена Сергеевна и всё семейство тотчас подчинилось. Спорить с врачом и в мирное-то время опасно, а уж когда идут боевые действия — и подавно.

Утром Гостинец, едва проснувшись, пришел на кухню и остановился на пороге, обозревая сцену под названием «Завтрак друзей». А там уже вовсю шел военный совет:

— Так значит, ты уверена, что пожар был устроен умышленно? Но кем? — Виктор Николаевич уже закончил с завтраком и теперь сидел перед пустой чашкой, задумчиво теребя аккуратную бородку.

— Витя, ну ты как будто вчера родился! Конечно Шамером! Или его сообщниками. А кем же еще?

— Доброе утро! Я никого не успел заметить, но на камерах должна была остаться запись, если там кто-то был. У вас ведь там стояли камеры? — вместе с ответом, кот был награжден ласковым поглаживанием, миской вкусного корма и чашкой свежей воды.

— Умница ты наш! — тепло улыбнулась Елена Сергеевна. — Ну конечно, камеры есть. Только вот записи с них кто-то удалил. Как только и влезли в программу? Наши айтишники уже голову сломали эту загадку разгадывать. Ну да ничего, вот сегодня Сашка из своего Копенгагена прилетит, и что-нибудь придумает. Он же у нас компьютерный гений. И внучка его, Сонечка, такая же — вся в деда!

— Сашка! — обрадовался Гостинец, пропустив мимо ушей остальную информацию. — Как же я по вам всем соскучился, ребята! А Харитон, Левиафан, Гарик? Они где сейчас? А с друдами общаетесь?

— Тут всё, как говориться, сложно. — вступил в разговор Виктор Николаевич. — Харитон ведь был обычным хорьком, хоть и умел разговаривать. Но ты не волнуйся, по звериным меркам он прожил двойной век. Но ты просил нас об этом тебе не рассказывать.

— Хорошо. А о чем тогда я просил обязательно сказать?

— Ну, из того, о чем ты просил тогда, остались только пожелания. — Виктор Николаевич вдохнул побольше воздуха, поднял глаза к высокому белому потолку, и начал загибать пальцы. Он снова стал похож на шкодливого десятилетнего мальчишку. — Типа: «Не падай духом, всё проходит, и это пройдёт!», «Держись, скоро всё закончится!» и «Зато ты снова станешь человеком!».

— А я что, стану человеком? — удивился Гостинец. — Вот с этого места, пожалуйста, поподробнее!

— Почему «стану»? — удивился Витя. — Ты же и был человеком! Просто тебя Шамер заколдовал. Правда, давным-давно, но нормальное твое состояние — человеческое! Ты что, совсем забыл?

— Забыл. — печально вздохнул кот, и друзья, переглянувшись, решили закончить разговор.

— Ты ешь, давай. Не расстраивайся. Побудешь сегодня дома. А вечером приедет Саша.

Вечером приехал Сашка Лесин с внучкой. У кота даже дыхание перехватило, когда он их увидел: седого, растолстевшего, но такого же неугомонного, как и прежде. Александра Ивановича Лесина, программиста и компьютерного гения из Дании, было не узнать. Живость характера и любопытство — единственные узнаваемые черты. Нет, ещё причёска. А остальное… Встретил бы на улице — прошёл мимо!

А ещё внучка — Сонечка. Вот её Гостинец сразу признал. Она унаследовала от деда не только черты характера, но и фамильную лохматость. Светлые волосы соломенного цвета и соломенной же, жёсткости, торчали в разные стороны, словно девочка только что встала с постели, и не успела ещё провести расчёской по своей буйной шевелюре.

— Привет, путешественник! Вот мы и встретились опять! — зычным голосом поприветствовал кота Александр Иванович. Знакомься — это Софи, ей десять лет!

Соня с явным любопытством, и как-то выжидающе, смотрела на кота.

— Привет, Софи! Рад знакомству…

Вихрь прошёлся по комнате и на шее обалдевшего кота сомкнулись крепкие объятия.

— А-аааааааааааа! Наконец-то я с тобой познакомилась! — девочка на миг отодвинулась, чтобы рассмотреть его поближе, и вновь припала к пушистой шерсти. — Хочу с тобой путешествовать во времени!

— Софи! Немедленно отпусти Гостинца! Ты его пугаешь! — смеясь, попросил дед.

Девочка отреагировала на просьбу на удивление быстро, и тут же выпустила кота из своих крепких объятий.

— Я столько ей про тебя рассказывал, что она чуть ли не с самого рождения ждала встречи с тобой!

— Ждала? — удивился Гостинец, осторожно разминая шею, слегка пострадавшую от бурных объятий.

— Именно, ждала. Ты же нам рассказывал об этой встрече, когда вернулся. И не один, кстати. Мы, благодаря твоим рассказам, тогда смогли отразить атаки колдуна. Да и в борьбе с его учениками эта информация пригодилась!

— Саша, ты помнишь, что рассказывать об этом нам нельзя — строго напомнила доктор Хомутова.

— А я и не рассказываю! Так, поддерживаю беседу! — отшутился неугомонный дед.

— Ребята, помните, будущее может меняться! Витя, ты же про путешествия во времени больше всех знаешь, скажи нам! — настаивала Елена Сергеевна.

— Точно, Лена права. Пора начинать работать над нашим планом, а то можем и не успеть… — Виктор Николаевич тревожно обвёл друзей взглядом и те разом замолчали.

Глава 4. Осадное положение

Левиафан ослушался Михаила Ивановича и был украден вместе с фонарём. Витя с Сашкой, пообщавшись с Валерием Семёновичем и, узнав неутешительные подробности, решили собраться вместе и всё обсудить.

На общий сбор пришли не все: Гарик ещё пару недель назад отправился в пещеру искать при помощи друдов подводную лодку Панкрата, и уже целую неделю от него не было никаких вестей, а Михаил Иванович пропадал в парке: рабочие снимали волшебные кристаллы со всех аттракционов под его присмотром. Решено было передать все волшебные вещи Анахите, чтобы ничего больше не пропало.

При помощи хрустальной сферы Лена связалась с Анахитой, но та отреагировала на известие о краже артефактов как-то странно. Во время сеанса связи правительница друдов своим ледяным голосом сказала Карамельке лишь несколько фраз и сразу отключилась:

— Шамер вернул себе то, что принадлежало ему по праву. Друды не будут вмешиваться. Дочь, я прошу тебя вернуться домой. Ты нужна нам здесь!

Друзья очень удивились, но белая кошка спокойно сказала:

— Не волнуйтесь, я пока останусь с вами. Поверьте, она не просто так сохраняет нейтралитет.

— Нетарли-что? — переспросил Харитон, который до этого времени тихо сидел под стулом у Саши.

— Ней-тра-ли-тет. — ответила за Карамельку Лена. — Это такое поведение, когда обещаешь не помогать никому из враждующих сторон. А за это обе стороны считают тебя предателем и стараются всячески втянуть в неприятности.

— И зачем Анахите такие проблемы? — изумился хорёк. — Сказала бы прямо: помогать никому не буду потому, что боюсь старого колдуна и его прихвостней!

— А почему ты решил, что у Шамера есть какие-то прихвостни? — заинтересовался Витя.

— Ну как, это же ясно: Анахита чего-то явно боится. Шамер при этом потерялся где-то в неизвестных временах. Значит, ему кто-то помогает. Фу, я даже устал говорить. Витя, ты же сам говорил!

— Точно, говорил. Молодец, Харитон! Я ведь даже примерно прикинул, что количество учеников программируется, если говорить современным языком, из вероятных затрат энергии.

— Витя! Ты же обещал, что будешь говорить человеческим языком! — взмолился Сашка. — А сам опять…

— Хорошо-хорошо! Буду человеческим! Хотя, если бы ты читал больше детективов и фантастики, да вообще хоть каких-нибудь книг, то ты бы тоже эти слова знал. Ладно, последний раз объясняю: у Шамера должны быть ещё, как минимум, два ученика!

— Ты прав, Витя! — вступила в разговор дочь Анахиты. — Всего он хотел набрать семь учеников. Но за минусом меня, Гарика, Панкрата, Гостинца и Левиафана, у него остаётся…

— Точно, два! А если всего он может обучать одновременно семерых, то ведь может взять и новых… — задумчиво подхватил Витя.

— Ужас! — вступил в разговор Сашка. — Это же целая армия! И что нам теперь делать?

— Готовится к школе. — твёрдым голосом сказал Витя. — До первого сентября осталась всего неделя. Надо начать новый учебный год по-хорошему, а у меня ещё много чего нет.

— Как ты можешь говорить про школу, когда тут такие события! — возмутился Сашка. — Надо думать, как Гостинца вернуть! Да и украденные вещи надо бы найти!

— Даже в войну дети учились, а тебе лишь бы отговорки найти! Наша главная задача — хорошо учиться, а всё остальное — потом. — менторским тоном закончил Витя.

— А тебе — лишь бы командовать! — взвился Сашка, но тут Лена подняла руку, и мальчики замолчали.

— Спокойно, ребята! Не надо ссорится! Витя прав. Мы должны подготовится к учёбе, но и про Шамера забывать нельзя. Считайте, что мы теперь ведём войну.

— Согласен. — коротко отозвался Витя. — Переходим на осадное положение.

— На какое такое «досадное положение»? — переспросил хорёк. — Я вот, например, нисколечко не расстроился! Подумаешь! Что мы из-за вредного колдуна расстраиваться будем?

Ему ответом стал дружный взрыв хохота. Смеялись все. Сашка повалился на диван, Витя то и дело утирал слёзы рукавом. Лена начала икать, а Карамелька — даже закрыла лапами нос, но всё равно никак не могла остановиться. Харитон, постояв в недоумении несколько минут, тоже присоединился к всеобщему веселью.

Слишком много напряжения накопилось в детях, слишком часто звучали в последнее время серьёзные, да и просто страшные вещи. И вот хлынул волной безудержный смех, сметая всё на своём пути.

Как вешние воды прорывают плотины и разрушают дамбы, смех смывал напряжение и ужас последних часов. А когда хохот вот-вот уже грозил перерасти в истерику, осторожно открылась дверь. В комнату заглянула удивлённая Маша Крапивина, старшая сестра Лены. На её лице явственно читалось недоумение и растерянность.

Хохот прекратился также внезапно, как и начался. В наступившей тишине громом среди ясного неба прозвучала новость:

— Ребята, там на лавочке лежит ваш кот Гостинец! Похоже, что он спит…

Глава 5. Ход конём

Дети кинулись в прихожую и, расталкивая друг друга нетерпеливыми локтями, без курток выскочили из подъезда. Маша была права: на лавочке у подъезда, растянувшись в полный рост, спал огромный рыжий кот.

Витя осторожно потрогал его, пытаясь убедиться, что это — не обман зрения. Кот был настоящий: тёплый и пушистый. Только передняя правая лапа была перевязана чем-то странным и зелёным.

От прикосновения мальчика кот открыл глаза. Увидев друга, он обрадованно муркнул и сел на лавке, обернув лапы хвостом. Под скамейкой скользнула странная тень, но на неё никто не обратил внимания.

— Гостинец! Дорогой! Как же я волновался! — Витя обхватил шею кота и уткнулся в мягкую шерсть. Слёзы хлынули из его глаз, и кот ласково потёрся головой об его руку.

— Где ты был, Гостинец? — нетерпеливый Сашка наконец пробился к коту и уже гладил его по тёплому боку. Гостинец молчал и с нежностью смотрел на друзей. Гостинец молча купался во всеобщем обожании. Он явно не торопился раскрывать тайну своего исчезновения.

— Пойдём домой, кот! — первым спохватился Витя. — Кажется, дождь начинается.

* * *

— Дай мне честное слово, что пока я хожу в магазин, ты будешь читать эту книжку! — строгим голосом повторила Лена свою просьбу.

— Ну Лена, я плохо читаю! Я только научился, а ты мне книжку подсунула! Да ещё такую толстую! Вот уйду жить к друдам! Там меня никто не обидит! — Харитон сопротивлялся «окультуриванию» уже из последних сил.

— Тогда так и будешь всё время глупые вопрос задавать! Не надоело, что все смеются над твоим невежеством? — наседала Лена. Её напор, наоборот, усиливался по мере отступления хорька. — Только книги помогут тебе стать умным и сообразительным!

— Не хочу я быть таким, Лена! Я же хорёк! Мне трудно говорить. Давай я лучше пол на кухне подмету, а?

— Нет. Пол ты потом подметёшь. Сначала дочитай главу про Рики-тики-тави! И хватит уже со мной пререкаться! — Лена решительно встала и задвинула стул. — Всё. Приду и ты мне расскажешь, чем закончилась эта история! Там, кстати тоже про умного зверя. Только он был мангустом и сражался со змеями.

— Со змеями? Ну, тогда давай. — искра интереса вспыхнула в глазах хорька, и он протянул лапы к большой книге с картинками.

Лена убедилась, что Харитон занялся делом и тихо вышла из комнаты. Она не хотела, чтобы впечатлительный зверь заподозрил, что они задумали. Всё и так было слишком рискованно, поэтому лишние волнения и вздохи им были не нужны. А сделать предстояло действительно нечто неординарное. В смысле, не совсем обычное. Эх, да что уж там! Такого она, Лена, никогда ещё в жизни не видела. И поэтому естественно, она волновалась.

Девочка осторожно прикрыла за собой дверь и по лестнице пролетел лёгкий топоток. Она спешила. В магазин она зайдёт позже, а сначала — в парк, где её уже ждали друзья.

Дед Михаил предоставил им в распоряжение свою сторожку только с одним условием: никакого шума, грома или прочих звуковых и световых эффектов. Поэтому пришлось призвать на помощь Ташу. Хорошо, что юная помощница Анахиты им явно симпатизировала, поэтому долго уговаривать её не пришлось.

То, что они задумали было неожиданно для всех. Рискованно? Да, но и в случае успеха они получали, как сказал Витя, «стратегическое преимущество». Что это такое он толком не объяснил, но Лена запомнила, как мальчик говорил про китайскую книгу «Искусство войны». Поскольку в детской библиотеке она её не нашла, пришлось обратиться к Вики. В смысле, Википедии. Из неё девочка и узнала о том, что Витя назвал «ход конём», как в шахматной игре.

Они решили превратить Гостинца и Карамельку в настоящих людей! Вернее, в детей. Потому, что Шамер мог легко навредить коту и кошке, и ему за это ничего бы не было, а детей у нас в стране обижать запрещено! И ещё потому, что по мере ослабления влияния магических кристаллов, говорящим зверям всё труднее было говорить. Воробьи уже только чирикали, да и Харитон держался из последних сил…

В общем, Таше удалось уговорить правительницу друдов помочь им в последний раз. Та, вздохнув, сказала, что это её последняя помощь очень похожа на «последнее китайское предупреждение». Из контекста все поняли, что «последнее китайское предупреждение» — это нескончаемая череда ни к чему не ведущих угроз, и очень обрадовались. Это означало, что несмотря на всю внешнюю строгость, Анахита очень переживала за Карамельку и готова была потихоньку им помогать.

Ритуал возвращения человеческого облика бывшим ученикам колдуна решено было провести в сторожке под покровом полога безмолвия. Таша заверила Михаила Ивановича, что всё будет тихо и незаметно. Дед Михаил сделал вид, что поверил, но на всякий случай достал ружьё. Витя и Сашка заняли позиции в парке, а Лена пообещала Маше, что будет держаться подальше от всяких волшебных излучений. Медики! Всегда они настроены скептически. Но Лена, глядя на серьёзную и ответственную старшую сестру, тоже решила идти учиться в медицинский.

Мысли вереницей пробегали в голове девочки как облака по небу, гонимые ветром в этот августовский день. Всего неделя ушла на подготовку к возвращению Гостинца в человеческий облик. Вернувшись из будущего, кот убедил всех, что именно в облике детей они смогут справиться с колдуном и его помощниками, которые обосновались здесь, в настоящем, со всем возможным комфортом.

Им предстояло вычислить, где именно Шамер установил агрегат, с помощью которого путешествует по времени. Почему кот потерял свои магические способности, Лена так и не поняла, несмотря на то, что Гостинец объяснял им весь вечер. Даже схемы рисовал. При помощи планшета, конечно, ведь ручку или карандаш он так и не смог удержать в лапе.

Но главное — Лена поняла суть. И организовала «переход на легальное положение»: Кара теперь будет Кирой Крапивиной — их с Машей двоюродной сестрой. И учиться они все теперь будут в одном классе: Витя, оказывается, давно уже затеял переход в третью гимназию. Даже экзамены сдавал, чтобы его в шестой класс взяли! Как-никак, а школа с углублённым изучением английского языка! А они с Сашкой и так в одном класс учились. Теперь получается, что вся их дружная команда борцов с колдуном будет грызть гранит науки в шестом «А». И Гостинец с ними!

Самое трудно было оформить документы на Гостинца. Виданное ли дело! Прямо из ниоткуда взялся вдруг мальчик, и сразу — шестиклассник! Хорошо, что им все взрослые помогли, устроили сироту! И теперь он будет Василием Ивановичем Котовым.

Лена несколько раз повторила новое имя Гостинца. Базилевс по-русски будет Василий. Вася. Маша ласково назвала его Васильком. Сашка тут же добавил, что кличка «Кот» теперь ему невероятно подойдёт. И заржал как конь. А Витя улыбнулся и просто сказал: «Добро пожаловать, Вася»! Какой он всё-таки классный, Витя! Лене он понравился своей основательностью и добрым нравом. Года не прошло с момента их знакомства, а уже казалось, что они были знакомы всегда. Наверное, всё потому, что Витя был такой надёжный и преданный друг.

Весь долгий ритуал по трансформации, то есть, изменению внешности двух бывших учеников Шамера, Витя, Сашка и Лена провели в парке. Они жутко устали и проголодались, но домой не пошли — ждали окончания действа. Вдоволь накатавшись на аттракционах, они сидели на скамейке возле домика дирекции и тихо обсуждали грядущие перемены. А от перспективы учиться всем вместе в одном классе, у Лены голова кругом шла. Да и похоже, не у одной неё.

— А вот интересно, как наши новые одноклассники Карамелька-Кира и Гостинец-Василий будут сразу в шестом классе учиться? — с тревогой в голосе спросил Витя у Лены. Но ответил за неё Сашка:

— Как-как? Хорошо будут учиться! Легко! Они вон даже у Шамера учились, а тут — какая-то школа. Пусть и гимназия, но всё-таки не школа волшебства! — и натянуто рассмеялся.

— Вот именно, гимназия! У нас по русскому и в пятом-то классе сложный материал был, а тут сразу с шестого начинать. Я, Витя, тебе помогу, если что. — пообещала другу Лена.

— Спасибо, Лена! А как Гостинец, в смысле, Вася, будет математику осваивать? — опять вернулся к беспокоившей его теме Витя.

— Да… Придётся ещё и на учёбу время выделять, а не только замыслы Шамера раскрывать. — вздохнула Лена.

— Вы главное его при всех случайно Гостинцем не назовите! А то раскроете всю нашу тайную операцию! — Сашка достал перочинный ножик и с независимым видом начал обстругивать ветку. Ему давно нравилась Лена, но после знакомства с Витей она глаз не сводила с его друга. И этот факт очень Сашку бесил.

— А давайте и правда, его «Котом» называть! — предложил Витя. — У него фамилия — Котов. Лучше уж пусть думают, что у него кличка такая!

— Хорошая идея, Витя! Просто отличная! — обрадовалась Лена.

— Вообще-то, это была моя идея. — заметил Сашка. — А как объяснить детям, куда настоящий Гостинец подевался?

— Ну, с этим нам здорово помог Валерий Семёнович. По заказу парка, в Москве изготовили шикарную ростовую куклу. Теперь в ней любой работник может кота Гостинца изобразить. И хорошо, что в последнее время наш кот был такой… немногословный. В ростовой кукле не очень-то поговоришь. — Витя встал с лавочки и начал расхаживать взад-вперёд, разминая ноги.

— Да, кукла получилась просто шикарная! А Карамельку не потеряют? — продолжил расспросы Сашка. Он в последнюю время неделю занимался тем, что опекал Харитона, поэтому о деталях операции «Одноклассники» знал очень мало. Говорящий зверь начал терять способность говорить после того, как волшебные кристаллы пришлось отдать на хранение Анахите. И хорёк очень по этому поводу переживал.

В результате, им удалось уговорить Ташу. Она возьмёт хорька после окончания ритуала к себе, в волшебную страну. Теперь Харитон будет жить в семье у Смилана и Малиши. Они ему и дело нашли — будет разведывать ближайшие гроты на предмет обитания там непрошенных гостей — змей, грызунов и вредных гоблинов. Нюх у хорька был отменный, так что должен справиться.

— Наша Карамелька всегда держалась в тени. Думаю, с ней проблем не возникнет. А вот её, кстати, можно Карамелькой иногда и называть. — предложил Витя.

— Вот ещё! — презрительно фыркнул Сашка. — Кто же новенькой девчонке сразу кличку даёт! Вон мы с Ленкой с первого класса вместе учимся, и никаких кличек!

— Это точно. — согласилась Лена. — Нельзя вот так сразу девочку как-то по-другому называть. У неё же имя есть! Это вы, мальчишки, друг другу всякие прозвища даёте. А мы друг дружку только по имени называем.

— Ладно-ладно, не спорьте! — пресёк спор в самом начале Витя. — Вон, смотрите, Таша из сторожки вышла! А с ней — мальчик и девочка.

— Ну, пошли с новыми одноклассниками знакомиться! — сорвался с лавочки Сашка и вперёд всех побежал к Васе и Кире.

— Ух ты, какие вы красивые! А вы теперь навсегда останетесь детьми, или будете взрослеть вместе с нами? А кошачьи привычки у вас остались? Ну, там воробья поймать, или сырой рыбки поесть хочется? А Шамер теперь вас точно не найдёт? — Сашка засы́пал ребят вопросами, но тут подошла Лена и беспредел закончился.

— Саша, успокойся! Они же еле на ногах стоят от усталости! Не забывай, перейти в вертикальное положение, да ещё на две ноги с четырёх, — это тоже испытание. Садитесь, Вася, Кира! Немного отдышитесь и пойдём по домам. На сегодня с вас хватит приключений.

— Так просто! Вы превратили нас обратно в людей так просто! Почему же мы до сих пор этого не сделали? — мальчик недоумённо остановился и посмотрел на Ташу.

— Это было очень даже просто. Только благодаря тому, что силы магии ослабли, нам удалось провести превращение. — ответила помощница Анахиты. — И потом, перед вами стоит очень сложная задача — стать настоящими подростками и повзрослеть! У древних народов этому процессу помогала «инициация»[1].

Под разочарованное ворчание Сашки дети двинулись к самой дальней скамейке, которая надёжно скрывала своих гостей под густыми ветками кустов. К ним присоединилась и Таша, для надёжности закрывшая их «передвижной штаб» пологом безмолвия.

— Что может означать ослабление магии, Таша? — взволнованно спросила Лена.

— Думаю, что Шамер опять включил свою адскую машину. Чем это нам грозит — пока не ясно, но могу точно сказать: от Шамера ничего хорошего ждать не приходится… Ну, ладно, мне пора. Связь придётся держать через вконтакте. Да, что вы удивляетесь? Мы с Витей немного поколдовали, и зарегистрировали меня в социальной сети. Он на нас, кстати не обижается! Анахита была вынуждена его забрать. Без него мы бы с электричеством не справились! Теперь кстати, нам это сильно пригодится. Ну всё, мне пора! Добавляйтесь в друзья!

Через секунду стройная фигурка буквально растворилась в воздухе.

— Как она это делает? — восторженно выдохнул Сашка, но ему никто не ответил.

Дети притихли и несколько минут каждый размышлял о своём. Если бы они знали, насколько точным окажется прогноз юной помощницы Анахиты! Когда из мира исчезают последние крупицы древней магии, он становится беззащитным, как новорожденный младенец. Примерно так сейчас себя и чувствовали Вася Котов и Кира Крапивина.

Глава 6. В гостях у друзей

Хорошо, что сегодня пятница! Софи очень любила именно этого день недели. Впереди её ждали целых два (ДВА!) выходных дня! Но сегодня пятница была не такой, как обычно. Она с дедом прилетела в Новые Холмогоры, чтобы всем вместе решить, как защитить волшебного кота.

Каждый вечер, на протяжение всех десяти лет её жизни, родители читали Софи интересные старинные бумажные книжки с картинками. И всегда это заканчивалось одинаково: папа рассказывал о дедушкиных приключениях детства. Про волшебные кристаллы и говорящих зверей, про таинственный подземный народец друдов и их гордую королеву, про злого колдуна и его отчаянных учеников, поднявших против него бунт. И, конечно же, про кота Гостинца.

И вот, в эту пятницу (это знак, определённо, знак!) они вместе с дедом в гостях у его друзей, где сейчас и живёт тот самый волшебный кот! Это просто невероятно! Как будто бы она сама попала в сказку и теперь не просто будет смотреть со стороны за развитием истории своего любимца, но и активно участвовать в его судьбе! Прямо как в реалити-шоу каком-нибудь, только ещё круче!

Софи не удержалась и потёрла друг о друга зудящие ладони. Не зря говорят, что когда что-то хочешь сделать очень сильно, то «руки чешутся». Вот именно, от предвкушения предстоящих приключений у неё и чесались руки.

— Ты что-то сегодня раскраснелась, Софи! У тебя случайно не температура? — прохладная сухая ладонь деда накрыла её лоб. — Да вроде бы нет. Ну-ка, дай губами лоб потрогаю!

— Деда! Ну что ты меня как маленькую мусолишь! — от неловкости девочка перешла на датский.

— Ладно, ладно! Больше не буду! Только ты давай, по-русски говори. Мы же не одни! — Александр Иванович шутливо поднял вверх руки. Мол, сдаюсь, только не нарушай договорённости.

— Елена Сергеевна, а когда можно с Гостинцем повидаться? — нетерпеливый вопрос соскочил с языка Софи, но в этой комнате было ещё, как минимум, двое желающих это узнать. Иван и Лидочка тоже сгорали от нетерпения, но на правах внуков хозяев, вели себя весьма сдержанно.

— Он теперь не Гостинец, Софи. Зовите его Базилевсом. Он вспомнил своё прежнее имя, которое украл у него Шамер, превратив в кота.

Виктор Николаевич и Александр Иванович растерянно переглянулись.

— Как-то непривычно нам будет, после сто́льких-то лет… А сам он просил его так называть? — Александр Иванович, как прежний Сашка, оставался в своём репертуаре. Ему нужно было всё знать наверняка.

— Нет, не просил. Но он, когда очнулся, первым делом сказал, что его зовут Базилевс. Тебе, Саша, всё бы глупостями заниматься! Сейчас совсем не важно, как мы будем его называть! Нам главное его сохранить. На него в клинике было совершено покушение. Поэтому я и забрала его домой. Всё-таки, дом академика охраняется лучше, чем ветеринарная клиника!

— Это ты правильно сделала, Леночка! — Виктор Николаевич покинул своё любимое кресло и подошёл к большому столу. — Может, дополнительную охрану вызвать?

— Если это происки Шамера, то никакая охрана его не остановит. — вместо Елены Сергеевны ответил Александр Иванович. Доктор только неопределённо пожала плечами.

— Давайте пока поужинаем. Гость… в смысле, наш кот пока отдыхает. Я установила у него над кроватью радио-няню. Как только он проснётся, мы услышим сигнал. Да и подарок Таши — амулет «ловец снов» — я повесила над кроватью. Так, на всякий случай.

За ужином детей усадили всех вместе на дальнем конце стола. Взрослые не столько утоляли голод, сколько совещались о чём-то тихими голосами, склонив головы друг к другу. А за окном поднялся сильный ветер. Похоже, начиналась гроза.

— План разрабатывают. — с завистью вздохнула Софи. — Ну что, может пойдём в детскую и тоже пошепчемся?

— И правда, мы же тоже можем что-нибудь дельное придумать! — с энтузиазмом откликнулся Ваня.

— Вы идите, а я ещё сладкой ваты хочу. Бабушка только что автомат включила. Подожду, пока он нагреется.

— Эх ты, сластёна! — укорил Лиду брат. — Гостинца на сладкую вату променяла!

— Ничего и не променяла! — Равнодушно отозвалась девочка. — Я для вас тоже сделаю и приду. Тебе бы только меня дразнить да обзывать!

Видя, что перепалка между братом и сестрой может затянуться, Софи первая встала из-за стола, громко поблагодарила хозяев за ужин и спросила разрешения идти в детскую. Её тень метнулась к двери первая, но девочка не обратила на это особого внимания.

— Иди-иди, деточка! — ласково ответила Елена Сергеевна. — И Ваню с Лидочкой забери.

— Ба! — капризно затянула Лидочка. — Я сладкой ваты хочу!

— Идите, я вам всё принесу.

Делать нечего. Дети дружно двинулись в детскую комнату, которую Виктор Николаевич специально обустроил для внуков. Хоть они здесь и не жили постоянно, но гостили иногда в каникулы, да и в выходные часто оставались ночевать.

Комната была просто волшебной. Соне она показалась огромной. Квадратной формы, с высокими потолками и лесенкой на просторную антресоль, огороженную прочными деревянными перилами.

В углу у окна расположилась симпатичная двух-ярусная кровать, а в центре! В центре находился настоящий кукольный дом! Софи уже видела похожий, когда ездила с родителями в Голландию прошлым летом. После Гааги они заехали в Мадюродам. В удивительном парке миниатюр была вся Голландия! Правда, всё было игрушечное: соборы, вокзалы, школы, даже аэропорт с настоящими моделями самолётов. И, конечно, машины, корабли, поезда, люди. Софи тогда как будто в настоящей стране лилипутов побывала!

А у Вани с Лидочкой в их комнате находился собственный кукольный дом! Даже не дом, а дворец! Старинный за́мок! Ваня, видя в каком восторге застыла гостья, взял в руки пульт, щёлкнул переключателем, и из-за дома, окружённого деревьями и кустами из мха и губки, навстречу удивлённому возгласу Софи, выехал игрушечный поезд.

— Ух ты! И это всё ваше? — выдохнула девочка.

— Это нам дедушка Витя сделал. Основу, конечно купил, но кое-что мы ним сами сделали! — Ваня даже раздулся от гордости. Чем непременно и воспользовалась острая на язык сестра.

— Ты, смотри, не лопни он важности! «Сами сделали»! Да тебя не дозовёшься и пару деревьев из губки вырезать! Всё время отлыниваешь. А поиграть-то потом первый просишься!

— Ну ладно, Лида, не ворчи! — миролюбиво промолвил брат. — Мы сюда совсем не за эти пришли. Надо придумать, как кота от злого колдуна спасти.

— Иван прав! — поддержала своего нового друга Софи. — И придумать это нам надо быстро. Думаю, что покушение скоро повторится. Не будет Шамер сидеть сложа руки, пока мы тут планы обдумываем.

— И что вы предлагаете? — заинтересовалась Лидочка, между делом перекладывая своих кукол в маленькой спаленке волшебного дома.

— Я предлагаю прямо сейчас пойти туда и охранять кота от всяких незваных гостей. И всю ночь дежурить по очереди. — решительно заявила Софи.

— Бабушка нас сразу выгонит. Но вообще-то, ты права. Нельзя кота оставлять одного. Мало ли что может случиться… — Ваня задумчиво потёр подбородок и от этого стал ещё больше похож на своего деда.

— Конечно выгонит! — с вызовом подтвердила Лидочка. — Да и радио-няня у него в комнате есть. Если что случиться, мы сразу услышим.

— На радио-няню надейся, а сам не плошай! — перефразировал известную поговорку Ваня, и поднял правую руку в поучительном жесте с указательным пальцем наверху.

— Тебе бы всё свои шуточки шутить и кривляться! — взвилась Лидочка. — если радио-няня тебя не устраивает, иди и дежурь сам!

— И пойду! — Ваня решительно направился к двери, но тут на пороге возникла Елена Сергеевна с тремя облаками розовой ваты в руках.

— Всё ссоритесь? Хоть бы гостью постеснялись!

— Мы не ссоримся, ба! Мы спорим. Разрешишь ты нам возле кота тихонечко посидеть, или не разрешишь? Я вот говорю, что разрешишь, потому что за ним сейчас надо внимательно приглядывать. Мало ли что, а тут мы! — схитрил Ваня, но бабушка сделала вид, что не заметила его обмана.

— Ладно, разрешу. — улыбнулась бабушка. — Только после сладкой ваты попейте воды и руки помойте!

Дети так обрадовались, что от скоростного поедания лакомства не получили никакого удовольствия. А Софи вообще отказалась:

— Я сладкого не ем. Но вас подожду, так что, не торопитесь!

Это «не торопитесь» прозвучало так, что Иван тихонечко поставил своё покусанное розовое облако в стакан и пошёл показывать гостье дорогу. Лидочка вздохнула, и последовала за ними.

Ваня осторожно просунул голову в приоткрытую дверь с столкнулся с внимательным взглядом. Кот недавно проснулся и теперь лежал, разглядывая обстановку.

— Привет! Можно к тебе в гости? — тихо спросил мальчик.

— Мррр. — разрешил кот.

Следом за Ваней в комнату вошли девочки и чинно расселись на диванчике. Тень осталась в коридоре, и в этот раз Лидочка это заметила:

— Смотрите, какая странна тень за нами ходила! А в комнату кота не пошла!

— Скажешь тоже! Тебе вечно всякие ужастики мерещатся! Меньше надо страшных сериалов смотреть! — насмешливо отозвался брат, и тут же переключился на кота:

— А тебя можно Гостинцем называть, или ты теперь Базилевс?

— Лучше зовите меня Васей, — муркнул кот. — Имя вполне кошачье. Хотя, думаю, недолго я котом буду. Вспомнил я себя человеком. Обратно хочу.

— Так давай мы тебе поможем! — предложила Софи. — Ты только скажи, что делать надо?

— Для начала надо обратно в своё время попасть. Ну туда, где я живу у Деда Михаила и Вити. Да и Кармелита меня заждалась. Я ведь только сейчас по-настоящему вспомнил как я её люблю!

— Жалко, — вздохнула Софи. — Я бы тебя в Копенгаген пригласила. Там тоже парк аттракционов есть. Старинный. И в нём — огромное колесо обозрения…

— Спасибо, Софи. Я обязательно приму твоё приглашение. Только разберусь немного со своими новыми воспоминаниями. — Гостинец-Базилевс немного подумал и добавил безрадостно:

— И с папой-колдуном.

— Чтобы с ним разобраться, знаешь сколько сил надо? А ты пока болеешь. — вступила в разговор Лидочка. — Ты лучше быстрее поправляйся!

— А что за тень ты там в коридоре видела? — вдруг насторожился кот, заглядывая за спину ребятам. Дверь была закрыта не плотно, и в неё было видно тёмное пятно на полу.

— Тень? Не здесь никаких теней! В гостиной было много, а у тебя в комнате — нет. Чудеса!

— И вовсе не чудеса! Это всё бабушка. Она над котом Ташин подарок — древний амулет повесила. — Ваня указал рукой на лёгкое кольцо в паутине ниток, с которого свисало несколько перьев и бусин. — «Ловец ду́хов», кажется так она его назвала.

— Точно! Это из-за него сюда для всякой нечисти путь закрыт! — обрадовался Василий-Гостинец. — Это древний амулет, он хранит в себе следы древней магии.

— Магии нет! — категорично заявила Софи. — Это всё сказки, чтобы детей пугать!

— Как скажешь, так и будет! — согласился кот. — Кто в магию верит, для того она существует. А кто не верит — без неё живёт.

— Как это? — опешила Софи. — Это что, получается, что я сама могу выбирать?

— Да, Софи.

— То есть ты хочешь сказать, что если я поверю, что магия существует, то она для меня откроется? — Софи настойчиво возвращала беседу в нужное ей русло. «Упрямая девочка, прямо как её дед, Саша» — отметил кот.

— Но не то, чтобы ты сразу фей будешь замечать. Ведь магия бывает и обычная, бытовая. Например, когда садовник разговаривает с цветами. Растения его любят и отвечают тем же. Знаешь, про таких людей как говорят?

— Как? — подключился к разговору Ваня.

— Говорят, что у него — «зелёные руки». Они если даже палку в землю воткнут, она и то корни пустит. — кот сел на кровати и свесил с неё задние лапы, отчего стал похож на настоящего человечка. — Ну, про палку — это я образно, конечно сказал, вы же понимаете…

— Тогда почему мы никакой магии не замечаем? — продолжала настаивать настырная девочка. Лидочка даже легонько толкнула её в бок: мол, не мешай, пусть кот спокойно встанет.

— Вот ты и сказала: не замечаете. Для того, чтобы её заметить, надо очень внимательно смотреть и слушать мир.

— Что значит «слушать мир»? — Софи отодвинулась подальше от Лидочки и продолжала допрашивать кота.

— Это значит уметь поддерживать в себе внутреннюю тишину. Люди ещё называют это умение «медитацией».

— Да, я слышала про медитацию! — обрадовалась Софи, услышав знакомое слово. — Это когда йоги сидят в позе лотоса и мычат свои мантры!

— Можно сказать, что так. — кот растянул губы в улыбке. Получился чеширский кот. — Тут не важно, как это будет выглядеть внешне. Главное — суть.

— А ты нас научишь медитировать? — тут заинтересовалась Лидочка.

— Конечно! Это не так сложно, как кажется. Главное — ежедневная практика. — кот слез с кровати, встал на четыре лапы и сладко потянулся. — Ну что, пошли к вашим предкам? — он чуть тронул хрупкий амулет лапой и посмотрел на детей:

— Пока магия Анахиты пока удерживает врагов от нападения, можно и подкрепиться.

Но кот ошибся. Едва они спустились в гостиную, как на втором этаже раздался грохот. Мужчины побежали на шум, а Елена Сергеевна, кот и испуганные дети остались их ждать.

Глава 7. Снова в школу

Несмотря на то, что перевоплощение прошло только накануне вечером, Вася Котов и Кира Крапивина решили пойти первого сентября школу. В новенькой чёрной форме и белых рубашках они выглядели как обычные школьники. Никто бы и не догадался, что еще вчера это были усатые и хвостатые кот и кошка. Хотя, у Гостинца — Васи нет-нет, да проскакивало что-то неуловимо кошачее в жестах, позах и даже во взгляде. Кличка «Кот» грозила приклеиться к нем намертво.

Утром первого сентября вся команда под собралась вместе у закрытых ворот парка за полчаса до начала урока. Витя сказал, что так будет, во-первых, безопаснее, а во-вторых, просто удобнее:

— Не хочу, чтобы Шамер или его неизвестные помощники выследили где мы живём. Поэтому из школы сразу домой тоже идти нельзя. Надо придумать, где мы будем собираться. Но не так, чтобы постоянно! Не будем облегчать врагам задачу. — мальчик обвёл всех строгим взглядом и добавил:

— И смотрите в оба! Невнимательность и беспечность — теперь не наш вариант. Нам надо, по возможности, первыми обнаружить противника.

— А что делать, когда обнаружим? — с беспечным интересом спросил Сашка.

— Ничего. Сначала надо попытаться их сфотографировать и отправить всем сообщения. — с серьёзным видом продолжал Витя. — Но если не получится сфоткать, то хотя бы дайте знать, что вы засекли кого-то подозрительного. — Повернувшись к Саше, и в упор глядя на него, Витя добавил:

— И ни в коем случае не пытаться справиться в одиночку! Даже если этот кто-то будет один! Повторяю, ни в коем случае! — выдержав небольшую паузу, мальчик пояснил:

— Это может быть ловушка. Никто ведь из нас не хочет стать пленным «языком»? — опять строгий взгляд на Сашку.

— «Языком»? — выдохнул незнакомое слово Сашка.

— Пленным. Заложником. Источником для выбивания информации. — Витя бросал страшные слова как будто выплёвывал пули из дула пистолета. Саша поёжился и отступил в тень. Желания спорить ни у кого больше не возникало.

— Не запугивай девочек, Витя! — примирительно сказал Гостинец-Вася. — Им и так страшно. Лучше скажи, что делать, чтобы их обезвредить?

— Не знаю, Кот.

Его честное признание никого не обрадовало. После новой паузы заговорила Лена:

— Не бойтесь за нас. Мы ни на минуту не расстанемся!

— Да, будем ходить как приклеенные. — улыбка у Киры была натянута, но всё же ей удалось немного разрядить тяжёлую атмосферу. — Не надо бояться. Это как с собаками — когда их боишься, они нападают!

— Кира права! — голос Вити звучал уже бодрее. — Нам не надо показывать, что мы боимся. Постарайтесь вести себя как обычно! Но на переменах лишний раз из класса не выходим! И больше внимания обращайте на учёбу, к двоечникам у учителей всегда более пристальное внимание… — последние распоряжения ребята уже получали в пути.

Гимназия встретила друзей громкой музыкой, радостно распахнутыми навстречу глазами окон и толпами взволнованных людей. Родители и их дети-первоклассники готовились все одновременно влиться в узкие двери, и от этого на высоком школьном крыльце колыхалась нетерпеливая очередь. Она свивала свои кольца как живой многоногий и многоголовый змей. Пространство вокруг очереди гудело сотнями голосов, а ошалевшие первоклассники со своими яркими букетами, белыми бантами и новенькими ранцами растерянно жались к возбужденным родителям.

Сашка деловито огляделся, коротко крикнул своей пятёрке:

— Иди за мной и не отставайте ни на шаг! — и смело нырнул в недра толпы, активно работая локтями. При этом мальчик умудрялся довольно вежливо просить, чтобы его пропустили. Вася, Кира и Лена змейкой просачивались по коридору. Завершал процессию Витя. Очередь хищно захлопывала за ним проход, на мгновение возникший позади, и волной толкалась в спину замыкающего.

Видя, что в раздевалку не войти, ребята быстро переодели обязательную сменку и нырнули на лестницу, держа в руках свёрнутые по-быстрому курточки.

— Лесин! Ты куда это куртку потащил? И остальные туда же! — грозный окрик директора выдернул Сашку из процесса проникновения в школьный класс.

— Елена Николаевна, я её в рюкзак положу. Не протолкнуться же сегодня!

— Ладно, только обязательно положите! Чтобы не спинках стульев никаких вешалок не устраивали! — убедившись, что послание принято учениками к сведению, директор продолжила нести свою вахту в центре вестибюля.

— Да, пять первых классов, это много! — выдохнул Сашка, выруливая на относительно свободное пространство рекреации третьего этажа.

— А что, в этом году их пять? — удивилась Лена. — И откуда ты всё знаешь?

— Руку надо держать на пульсе школьной жизни, Лена!

— Ты бы лучше держал её на пульсе учёбы! В этом году английский будет сложнее, так что с первых уроков давай, включайся! — парировала Лена и Сашка недовольно нахохлился.

Короткую перепалку прервал звонок, и ребята опять сгруппировались, чтобы влиться в поток одноклассников, на этот раз просачивающийся через узкие двери в класс. За лето все выросли и повзрослели, особенно девчонки. Мальчишки сильно отставали в росте, зато в активности явно были впереди.

— Лесин, куда прёшь? Пропусти девочек вперёд! — староста класса размахивала букетиком жёлтых астр, пытаясь навести порядок.

— Оля, я им дорогу расчищаю, как ледокол! — мальчик выставил вперёд ранец и басовито загудел, изображая пароход.

Все засмеялись и шумной толпой вкатились в класс. Начался первый школьный день.

После классного часа наступила первая перемена, на которой, наконец-то удалось неформально представить новеньких всему классу. Ребята с любопытством поглядывали на Ленину сестру. Если бы не общая фамилия, то трудно было бы себе представить двух родственниц, ещё более не похожих друг на друга. Белоснежные, будто седые волосы Киры, были стянуты в высокую причёску «конский хвост», а зеленовато-жёлтые глаза с любопытством изучали одноклассников. Вообще, Кира и Вася были больше похожу друг на друга, чем Кира и Лена — была в них обоих какая-то неуловимо хищная грация.

Староста класса с подругой первыми подошли поприветствовать новых ребят. Сашка о чём-то тихо переговаривался с лохматым мальчиком, имевшим учёный вид из-за своих очков с толстыми линзами, что было вообще странно: раньше Сашка предпочитал компанию друзей-шалопаев и двоечников.

— Привет! Я Оля Амосова, староста. А это Тамара Стасова, моя подруга. Вы что, уже успели подружиться?

— Привет! Да, как-то так получилось. У вас дружный класс! — ответил за Киру и Витю улыбающийся рыжий мальчик. — Я — Вася Котов.

— Кира Крапивина.

— Витя Хомутов, очень приятно!

— Добро пожаловать в шестой «А»! Надеюсь, мы подружимся!

В этот момент дверь открылась и из коридора заглянул незнакомый красивый мальчик с чёрными как смоль волосами:

— Это шестой «Б»?

— Нет, шестой это «А». «Б» класс — дальше по коридору! — ответила за всех Оля Амосова и отчего-то покраснела. В школе появился интересный мальчишка, и он будет учиться не в их классе! Какой облом!

Глава 8. Кто сломал кукольный дом?

— Ванда́лы! — в сердцах повторил уже в который раз незнакомое Ване слово дед. — Такой дворец разломали! И, главное — зачем?

— Может, искали что-то. Или, наоборот — прятали? — предложила свою версию Елена Сергеевна. — А ты, Виктор, прими-ка вот это. — женщина протянула мужу маленькую мензурку с мутным пахучим раствором. В это время тень, незаметно проникшая в комнату, достигла кота и слилась с его тенью. У кота усы тут же встали дыбом:

— Мррр! Валерьянка!

— Спокойно, Гостинец… В смысле, Базилевс! Тебе этого лекарства нельзя! Софи, Ваня, Лида! Держите его!

— Ну немножечко, Лена! Ну хоть просто понюхать! — кот продавливал кольцо рук Софи и упорно приближался к своей цели.

— Что-то я не помню, чтобы ты был таким… легкомысленным! Ты всегда был разумным, правильным — образцом для поведения детей. — Елена Сергеевна приводила в чувства расстроенного мужа, умудряясь при этом искоса удивлённо поглядывать на кота.

Тут и вправду было чему удивляться. Их четвероногого друга как будто подменили. Глаза стали совершенно дикими, язык вывалился из открытой пасти, а шерсть на загривке встала дыбом.

Софи, плотнее прижалась к тёплому боку и не размыкая рук, крикнула:

— Ваня, тащи сюда амулет из спальни, живо!

Мальчик взглянул ещё раз на взбесившегося кота и опрометью кинулся за «Ловцом ду́хов». Через минуту перья и бусины уже плясали над обезумевшим Гостинцем. В этот раз тень увидели все. Она заметалась в круге из хрупких палочек и тонких нитей амулета.

— Смотрите! Что это? — Софи выпустила из рук разом обмякшее тело кота и показала на артефакт.

— Наверное, это и есть дух. Вот поэтому Таша и назвала свой подарок «Ловец ду́хов». Только вот откуда он здесь взялся? — ответила за всех Елена Сергеевна.

— И куда его теперь деть с этим… духом внутри? — продолжил мысль бабушки внук Ваня.

— А давайте просто положим всю эту конструкцию в коробку из-под пиццы? — предложила Лидочка.

— Не надо в коробку! Я не люблю сидеть в темноте! — прозвучал в ответ тоненький голосок.

В комнате повисла звенящая тишина. Было слышно, как на кухне бьётся в стекло большая муха.

— Кто здесь? — после долгой паузы, так и не дождавшись продолжения, спросил незваного гостя Александр Иванович.

— Это я, изгнанная Тень. Я к вам по-хорошему, а вы! — теперь в писклявом голоске явственно звучала обида.

— Ты зачем наш домик сломала, Тень? Я его для внуков берёг! — грозно двинулся к Ване, державшему в руках амулет Виктор Николаевич.

— Я нечаянно! — затрепыхался в нитях тёмный сгусток. — Я хотела там отдохнуть, а кроватка хрустнула… Меня напугали, вот я и заметалась!

— И что нам теперь с этим…. этой… Шадэ делать? — освободившись из объятий Софи, кот наконец начал приходить в себя.

— Имя! Ты дал мне имя! — восторженный крик заставил кота поднять голову.

— Какое имя? — оторопел Гостинец-Базилевс. — Я никакого имени…

Догадка проскользнула в его голове. Первым засмеялся Виктор Николаевич, а за ним следом заулыбались все. Через минуту все хохотали.

— Ох, насмешила ты всех, Шадейка! Это же я тебя просто по-английски сокращённо тенью назвал[2]. — слабо возразил кот, но странная тень продолжила:

— А мне понравилось, хозяин! — весёлый голосок заставил всех успокоиться.

— Какой хозяин? — робко спросила Софи.

— Мой новый хозяин — вот этот кот! — решительно заявила Тень.

— И что мне теперь с тобой делать? — на всякий случай уточнил кот.

— Что пожелаешь, хозяин! — откликнулась Шадейка. — Я теперь везде буду следовать за тобой!

— Не надо! — испугалась за друга Елена Сергеевна. — Ты делаешь его буйным!

— Да, Шадейка! — подал голос кот. — Мне не нравится, когда на меня кто-то влияет!

— Так я влияла, потому что ты ещё не был моим хозяином! — оправдывалась тень. — Теперь всё будет по-новому! Я буду тебе помогать, хозяин! И защищать! Обещаю! Только пожалуйста, выпусти меня из этой ловушки!

— Я бы не стала верить духам, кот! А особенно, теням. — предостерегла Елена Сергеевна. — Тем более, что мы уже видели, как эта… Шадейка на тебя влияет. Пусть она лучше посидит пока в коробке! В качестве наказания за сломанный домик!

— Да, я согласен, Лена. Её надо наказать. Но я откуда-то помню, что тень без хозяина существовать не может. Поэтому, давайте поставим условие: если она починит домик и наведёт порядок, то мы её выпустим. — предложил кот.

— Согласна! Согласна! — радостно запищал голосок. — Я всё приберу и починю! Выпустите меня!

— Ну, смотри, кот! — в голосе Елены Сергеевны звучало недоверие. — А если она обманет и улетит?

— А мы с амулетом будем поблизости, бабушка! — Ваня потряс тонкой рамкой и тень беспокойно завозилась внутри.

— Ну, хорошо. — устало согласилась Елена Сергеевна. — Но далеко от неё не отходите! Дадим ей шанс.

Детям разрешили наскоро подкрепиться бутербродами и уже через минуту они во главе с новым хозяином тени поднялись в детскую наводить порядок. Взрослые расположились у камина и принялись обсуждать последние события. Жизнь, сделав неожиданный кувырок через голову, потихоньку входила обычное русло. Если можно назвать обычным появление тени отдельно от носителя.

— Так вот как она появилась, Шадейка! — покачал головой Виктор Николаевич. — А я всё думал: когда это она успела с нашим Котом познакомиться? Я помню, как она появилась тогда, в прошлом. Я ещё в обморок упал… Вот оно, значит, как всё случилось!

Из прибранной комнаты с починенным домиком вернулись дети. Виктор Николаевич поднял невесомую коробку из-под пиццы:

— Держи, Кот. Ловец снов лучше держи при себе. Он тебе понадобится там, куда ты собираешься. — старик протянул хрупкую конструкцию, заботливо упакованную в небольшую картонную коробку.

— Спасибо, Витя! — кот обхватил лапами подарок, но поднять его не смог.

— Я тебе помогу, Гостинец! — Софи подхватила коробку.

Когда дети ушли, и кот с тенью остались одни, та робко позвала кота:

— Хозяин!

— Что тебе, Тень? Ты хоть иногда спишь? — недовольно буркнул тот.

— Нам, ду́хам, сон не требуется. Ты спи, хозяин, а я буду тебя сторожить.

— Уснёшь тут, когда собственная тень с тобой разговаривает! Говори, Шадейка, чего звала?

— Я чувствую приближение повелителя. Нам надо уходить, а то твои друзья пострадают за то, что укрывают тебя.

— Повелителя? А кто твой повелитель? — заинтересовался Гостинец-Базилевс.

— Шамер. Он сгрузил на меня всё хорошее, что в нём осталось и прогнал прочь, как козла отпущения[3].

— Ничего себе, новости! А если я уйду, что будет? — с сомнением уточнил кот.

— Не знаю, но если останешься — им точно достанется!

— И куда мне идти? Я здесь, в будущем, никого не знаю! — растерянно развёл лапами кот.

— Я могу перенести тебя обратно твоё время. — просто предложила Тень. — Чувствую, там намечается заварушка.

— И ты молчала? Всё это время, пока мы мило беседовали, ты могла перенести меня обратно и молчала? — рассерженный кот навис над Тенью и сердито сопел.

— Не сердись, новый хозяин! Я не хотела тебе мешать. Но теперь пора уходить.

— Хорошо, мы уйдём. Только с друзьями попрощаюсь!

— Нет времени, хозяин! А то твоим друзьям не поздоровится! Вдохни поглубже и прижми лапы к груди! Раз, два, три! — комната закружилась в радужном водовороте.

Кот, который хотел было возмутиться, быстро закрыл рот. Потом пришлось зажмурить и глаза. Кота укачало и он, плотно прижав к себе лапы, устало опустился на кровать. Но кровать оказалась холодной и твёрдой. Да это же деревянная лавка! И тут свет померк в глазах бедного Гостинца.

К лавочке, стоявшей около подъезда дома Михаила Ивановича, лёгкой походкой приближалась девушка. Увидев спящего кота, она бросилась к нему с радостным криком:

— Гостинец! Как ты здесь оказался? — спящий кот перевернулся на другой бок, а девушка удивлённо огляделась вокруг. Тени, затаившейся под лавкой она не заметила. Кто вообще обращает внимание на тень?

Маша Крапивина поспешила в квартиру сторожа деда Михаила, из которой доносились взрывы хохота.

Глава 9. Ультиматум

— «Дорогой дневник! Я, похоже, сошла с ума!» — Оля Амосова расправила скатерть на кухонном столе, ничего не видя перед собой. Жест был, что называется, «машинальным». Так люди при помощи привычных действий пытаются вернуть себя в нормальное состояние после сильных стрессов. А Оля испытала именно такой, став невольным свидетелем таинственного исчезновения учеников из шестого «Б».

Так быть просто не могло. Но это случилось. И об этом надо как-то написать. Немного подумав, Оля продолжила писать в толстую голубую тетрадку с крупной надписью на обложке «Дневник».

— «Никому, кроме тебя я не могу рассказать того, что произошло неделю назад! И не рассказать я не могу — иначе просто лопну от всего этого! Почему я решила, что стала сумасшедшей? А всё потому, что на моих глазах произошло необъяснимое.

Мне очень понравился новенький мальчик из шестого „Б“ — Гриша Щербаков. Он такой красивый и мужественный и похож на Антонио Бандераса — моего любимого актёра! У него шелковистые тёмные волосы, модная стрижка и длинная непослушная чёлка, которую он отбрасывает со лба непередаваемо красивым жестом… Его тёмные глаза полны тайны. Если подойти ближе и заглянуть ему в глаза, то он спрячет взгляд за густыми чёрными ресницами. У него очаровательный маленький шрам над бровью, а если он удивляется, то брови взлетают вверх как два чёрных крыла. Я могу смотреть на него часами, но он всё время пытается улизнуть от меня. Наверное, он уже догадался, что нравится мне… Но о чём это я? Ах да, о странностях!

Так вот, неделю назад, на уроке физкультуры, я не бегала со всеми потому, что принесла справку от врача. Мама говорит, что для моего зрения опасны чрезмерные нагрузки. Вместо этого, Марина Сергеевна разрешила мне просто походить вокруг школы. И я решила спрятаться от неё за школой в пристройке для хранения лыж.

Ворота были не заперты, поэтому я тихо проскользнула туда и притаилась в тени за кирпичной колонной. Мне хорошо было видно всё вокруг, а меня никто не видел. Я уже начала скучать в своём убежище, как вдруг неподалёку раздались тихие голоса. Разговаривал мой Антонио! Конечно, это был Григорий, но я его называю про себя Антонио. Но он был не один! С ним была какая-то вертихвостка из „бэшек“. Они направлялись в мою сторону, но я надёжно спряталась за колонной.

Пошептавшись о чём-то минут пять, они достали какой-то шипастый шарик, размером с мандаринку. В руках моего Антонио шарик ярко блеснул, ослепляя мне глаза. Я зажмурилась всего на мгновение, но когда посмотрела на то место вновь, их уже не было! Они исчезли! Ни Гриши, ни той девчонки не было! Я не помню, как дошла до дома. Даже ранец в школе забыла, и мама ходила за ним следующим утром, перед работой.

Теперь я сижу дома, и врач выписала мне успокаивающие таблетки. Каждый день после школы ко мне заходит Тамара и рассказывает новости. А сегодня вдруг выяснилось, что Кира Крапивина — новенькая девочка из нашего класса больше не будет у нас учиться. В школу приходила её тётя и забрала документы.

Вокруг происходит что-то странное! Витя Хомутов и Сашка Лесин вдруг вместе заболели, а Лена ходит как лунатик, ни с кем даже не разговаривает. А я сижу тут одна и даже лучшей подруге не могу рассказать, что случилось! Мама сказала, что если я ей открою свой секрет, то вся школа будет называть меня ненормальной. Я верю своей мамочке, поэтому буду молчать. Подруге я сказала, что у меня нервный срыв из-за того, что я не отдыхала в этом году нигде. Всё лето провела дома и занималась английским, чтобы в этом году вытянуть его на пятёрку. А вот сейчас сижу и думаю: может, всё-таки, я зря не поехала в лагерь с соседкой…

В любом случае, вокруг меня творятся странные вещи, а я не могу их толком объяснить даже себе самой. Последую совету врача и буду читать книжки для удовольствия. Мама принесла вчера из библиотеки „Стеклянный шарик“ Ирины Лукьяновой. Вот сейчас допишу дневник, и примусь за книжку. Я не очень много читаю, но мама говорит, если читать каждый день, то ошибок в сочинении не будет. Ну что же, посмотрим!»

* * *

— Ученики Шамера! — выдохнула Кира. Она первой заметила странную троицу, идущую навстречу их небольшой команде. Смутная тень шарахнулась от них в кусты и тут же всё замерло, как будто мир вдруг остановился. Круги вокруг новеньких из «Б» класса исчезли. Казалось, что даже птицы затихли. Только полог безмолвия чуть колебался вокруг стоящих друг напротив друга противников.

— Миа кара[4]! — Гриша Щербаков распахнул руки будто для объятия и широко улыбнулся. Он остановился в пяти шагах от опешивших ребят. Следовавшая за ним девочка остановилась чуть позади.

— Кот, ребята, бегите! — крикнул Сашка и широко раскинул руки, пытаясь закрыть собой друзей, но те продолжали стоять, зачарованно глядя на колдуна и его помощников.

— Я больше не буду бегать, Саша! Нам пора по-мужски разобраться. — Гостинец-Вася ухватился правой рукой за лямку ранца, висевшего на левом плече, и сильно стиснул кулаки. Его бессознательный жест кричал о желании закрыться, защититься, спрятаться от колдуна, но воля железной хваткой держала ноги на месте. Ученик колдуна усмехнулся и покачал головой:

— Я пришёл не за тобой, Базилевс. Не в этот раз! — Гриша выразительно посмотрел на землю, где у ног мальчика лежала тёмная тень. — С вами Шамер позже разберётся! У него соглашение с Анахитой. Она обещала, что друды не будут вмешиваться в наши дела. — хищный палец взвился в указующем жесте, и Кира съёжилась под его прицелом, как будто на неё было нацелено дуло пистолета:

— Пусть циркачка отправляется домой, к маме, и учитель не причинит ей вреда! Он дал вам время до утра. — ученик Шамера развернулся и медленно пошёл к воротам парка по центральной дорожке, описывая дугу вокруг застывших соляными столбами детей. Его помощница последовала за ним. Казалось, от её угрюмых взглядов по спине друзей пробегали настоящие волны. Полог безмолвия отступал вслед за учениками колдуна. Следом за новыми учениками мелькнуло какое-то небольшое серое существо, похожее издали на кошку, если бы та вдруг встала на задние лапы. Существо как будто бы выслеживало злобных учеников колдуна. Но ребятам было не до шпионских игр.

— Что это было? — выдохнул Сашка, когда вражеская пара скрылась из вида.

— Ультиматум. — коротко отозвался Вася. — Это был ультиматум, друзья.

— Что это значит? — недоумённо оглядел друзей Сашка.

— Это значит, что мне придётся вас покинуть, иначе вам грозит беда. — ответила за всех Кира и печально покачала головой: — Я не думала, что он так быстро нас найдёт.

— Это я виноват. Не рассказал вам сразу. Думал, всё обойдётся. — Гостинец-Вася вздохнул. — Не обошлось.

— Что? Что ты сделал, Базилевс? — хвост из белых волос, собранных на затылке бархатной резинкой, взметнулся от быстрого поворота девочки, делая её опять похожей на кошку. Внимательный взгляд бронзово-зелёных глаз пригвоздил собеседника к месту.

— Я… Я думал, что это будет нашим преимуществом! — Рассерженная подруга не сводила с него глаз и молчала, ожидая продолжения. Четыре пары глаз с нетерпением и тревогой обратились к Коту. И в этот момент за кустами раздался характерный хлопок. Из портала вышла Таша и решительно направилась к детям.

— Кира! Я пришла за тобой! Королева требует тебя немедленно! — тоном, не терпящим возражений, сказала девушка, и все сразу сникли.

— Хорошо, Таша, мы только разговор закончим! — девочка попыталась сказать это твёрдым голосом, но он предательски задрожал. Буря эмоций выплёскивалась из Киры, как из переполненного кипящего чайника. Казалось, ещё немного, и она зашипит.

— У нас нет времени на ерунду, Ка́рмен! Разговоры закончились. — Таша обвела печальным взглядом ребят, так и стоявших неподвижно вокруг. — Прощаться некогда. Надеюсь, мы ещё увидимся! — Помощница Анахиты бесцеремонно взяла Киру за руку и потащила за собой.

Едва девушки скрылись из вида, опять раздался тихий хлопок и через мгновение всё стихло. Мир снова наполнился разноголосым шумом и музыкой. Подул тёплый ветер, принося с собой сдобный запах жареной кукурузы и сладкой ваты. Всё было как прежде, только Киры с ними не было.

— Идите за мной, я вам что-то покажу. — безжизненным голосом сказал Гостинец-Вася и дети молча последовали за ним.

Зайдя в дальний уголок парка, спрятанный от посторонних глаз, мальчик остановился и позвал:

— Шадейка, покажись!

Глава 10. Тень колдуна

Едва прозвучало странное имя, под ближним кустом что-то зашуршало и Лена, испуганно ойкнув, отскочила в сторону, схватив Витю за рукав ветровки, а он тихо сказал:

— Спокойно, Лена! Это не враг. Это ведь друг, да Кот? — Саша и Лена тоже ждали ответа на Витин вопрос.

— Друг. Я надеюсь, что друг.

— Что это? — взвизгнула Лена и, сбросив с плеч свой ранец, девочка резво отбежала подальше от странного явления.

— Это Шадейка, тень Шамера. — тихим голосом ответил бывший ученик колдуна.

— Где ты её взял, Кот? — непослушными губами прошелестел бледный как полотно Витя, и устало опустился на Ленин ранец.

— Дыши, Витя! Дыши глубже! Сейчас всё пройдёт. — Гостинец-Вася протянул руки к другу. Тень повторила жест хозяина, Витя вскрикнул из последних сил:

— Не трогай меня! Я сам… — и мягко завалился на бок, закатив глаза.

— Витя! Что с тобой? — Лена и Сашка с двух сторон подхватили друга, лежащего в обмороке, и потащили его к дереву, стоявшему в двух шагах от них.

— Он потерял сознание. Саша, сбегай в сторожку за аптечкой! — Гостинец-Вася старался говорить спокойно, но волнение выдавало себя хрипотой. Язык стал вдруг большим, сухим и непослушным. Мальчик попытался облизать пересохшие губы, но во рту не нашлось ни капли влаги. — И принеси нам всем воды, пожалуйста!

— Надо похлопать его по щекам и дать понюхать нашатырного спирта! — озвучивала свои мысли Лена, лишь бы не остаться в этом ужасном месте наедине со страшной тенью. — Кот, а тебе обязательно везде ходить с тенью колдуна?

И вдруг страшная догадка посетила девочку:

— Так ты что, и в школу с ней ходишь?

— Я теперь везде с ней хожу. Это же тень, Лена! — Гостинец-Вася устало вздохнул и продолжил: — Куда я, туда и она!

Через несколько минут прибежал Сашка. Он принёс бутылку воды и аптечку. В маленькой компании восстановилось гробовое молчание.

— Вы чего тут притихли? — насторожился Саша. — Что ещё случилось?

— Эта тень…

— Шадейка! — поправил подругу Гостинец-Вася.

— Шадейка. Она ходит за Котом повсюду, Саша. Она и в школе с ним была. — голос Лены был безжизненным и вялым. Ужас стиснул её сердце железной лапой и не хотел отпускать. Она присела рядом с Витей и поднесла к его носу ватку с нашатырным спиртом. Потом понюхала ватку сама. Как только Витя открыл глаза, девочка привалилась к столбу, задрав голову вверх, как будто хотела вдохнуть в себя свет и высокое чистое небо.

— Э-э! Лена! Только без глупостей! На вот, попей водички! — Сашка отвинтил крышку и осторожно, как раненного бойца, напоил девочку из запотевшей бутылки. Потом подумал немного, напоил Витю, отхлебнул воды сам, и протянул бутылку Гостинцу-Васе.

— Хозяин! — осторожно позвала Шадейка и Лена опять вскрикнула. — Бывший повелитель знает, что я с тобой. Он не тронет вас, пока я рядом!

— Очень интересно! — Сашка опустился на траву рядом с Витей и Леной. — Присядь-ка, Кот! Пусть твоя новая подруга-тень расскажет, что знает! Похоже, ей есть что нам сказать!

Гостинец-Вася подошёл ближе, стараясь, чтобы его тень находилась позади него, и приземлился рядом с Сашей.

— Говори, Шадейка! — поторопил Тень Саша.

— Вот я и говорю! Бывший повелитель не тронет… — занудным тонким голоском начала тень, но Саша перебил её:

— Так, минуточку! А почем это у тебя старый колдун — «повелитель», а наш Кот — «хозяин»?

— Саша, не перебивай, пусть говорит! Не известно ещё, сколько времени мы ещё будем находится тут в безопасности!

— До утра нас никто не тронет, Кот. — отмахнулся Саша. — Твой злобный отец нам пообещал. Думаю, он своё слово сдержит.

— Э-э, технически, он ему не отец. — робко вклинилась в разговор Шадейка. — Хотя, конечно, сил к воспитанию нового хозяина приложил немало. И — да, он своё слово обычно держит. Сказал, что до утра не тронет — значит не тронет. Подслушать может. Шпионов подослать — тоже. Даже убийцу натравить. И тот убьёт. Но его руки останутся чистыми.

— Успокоила! — нервно хохотнул Саша, но Гостинец-Вася его перебил:

— Что значит «не отец»? Так он мне отец или нет?

— Я же говорю. Отец. — мальчик разочарованно выдохнул, но Шадейка добавила: — Но не родной. Он тебя усыновил, когда тебе был год.

— Что-то я тебя не пойму, Тень! — угрожающе надвинулся на Шадейку Саша. — Ты конкретно говорить можешь, или так и будешь нас загадками развлекать?

— Не могу.

— Что не могу? — опешил мальчик.

— Не могу конкретно. Могу только загадками. — Тень переместилась ближе к кружку детей. — У меня договор с повелителем: я не раскрываю все его тайны, а он не преследует меня.

— От тебя с ума сойти можно, Тень! — разозлился Сашка и вскочил на ноги. Только он набрал в грудь побольше воздуха, как на него все зашикали. Когда Саша Лесин горячился, он начинал кричать и размахивать руками, а это было сейчас совершенно не к месту.

— Саша, сядь, пожалуйста! — мягко попросила Лена. — Нам надо всё спокойно выяснить.

Мальчик послушно сел на место, и Шадейка продолжила:

— Так вот. У нас с повелителем — договор, скреплённый печатью души. Я не раскрываю его тайны, а он позволяет мне вернуться к нему тогда, когда я посчитаю нужным.

— Вернуться… когда захочешь? — Лена выразила общее удивление.

— Да. А пока я не хочу. Он злой. И делает всякие… ужасные вещи. Но он мой повелитель, и я не могу без него долго. Так что, вернуться всё равно придётся. Рано или поздно. Но лучше, конечно, попозже…

— А как получилось, что ты от него ушла? — Витя, наконец, пришёл в себя и к нему вернулся трезвый ум. Мальчик начал задавать правильные вопросы.

— Это было в 1917, когда Анахита замуровала повелителя в хрустальный столб. Пришлось его ученику-кроту, моему первому хозяину, провести ритуал нашего разделения. Иначе ему из хрусталя было не выбраться. Тогда я и сбежала. Новый-то хозяин был так себе волшебником… Слабеньким он был.

— Извини, что прерываю твои воспоминания, но ты что, хочешь нам сказать, что можешь менять хозяев? — Витя продолжил выяснять ситуацию. Остальные слушали затаив дыхание. Даже Гостинец-Вася задумчиво молчал, вспоминая события далёкого прошлого.

— Да, могу. — отзвук гордости прозвучал в ответе Тени. — Но только при определённых обстоятельствах. И по взаимной договорённости.

— Что-то я не помню никаких договоров с тобой, Шадейка! — на удивлённый возглас Гостинца-Васи все дружно повернули головы в его сторону.

— Ты мне имя дал, а я обещала тебе за это служить. Договор. — лаконично объяснил хитрый тёмный сгусток материи.

— Это не договор! Ты же не предупредила! — возмутился мальчик. Это — обман!

— Тебе ещё повезло, что я — не тёмный Владыка! — попыталась успокоить хозяина Тень. — С ним любой разговор заканчивается гибелью того, кому «посчастливится» загадывать желания. — все ребята посмотрели на Тень, которая легонько колебалась под ногами Гостинца-Василия. Витя только покачал головой.

— Она ещё издевается! — сказал Гостинец-Вася, и дети, как зачарованные, обратили взоры на его тень.

— Кончайте спорить! — первым очнулся Саша. — Всё и так ясно.

— Что тебе ясно? — взвился Гостинец-Вася.

— Да, Кот, смирись. Она тебя обманула. — подвёл итог Витя. — Но зато теперь её бывший… повелитель на нас не нападёт. Всем пора идти по домам. На завтра задали много уроков, а ещё учебники оборачивать!

— Витя! Мы не можем его бросить с этой… обманщицей! — теперь начала горячиться Лена.

— Я не обманщица! — флегматично вставила своё слово Тень. — Я просто воспользовалась ситуацией. Без хозяина тень слабеет и огонь её жизни может угаснуть.

— Ладно, всё ясно! — махнул рукой Гостинец-Вася. — Витя прав. Нам надо идти по домам и заниматься делами! Вечером пообщаемся вконтакте, в нашей беседе, которую вчера создала Лена.

— Хорошо. — согласился Витя. — Лена, вышли мне приглашение! И пойдём, я тебя провожу, Кот!

Глава 11. Заложник

Дедушки дома не было и ребятам пришлось хозяйничать самим. На столе, покрытом клеёнчатой скатертью с ярким натюрмортом лежала записка: «Обедайте, я уехал по делам. Буду вечером. Дед Михаил».

— Давай пообедаем, а потом вместе сделаем уроки! — предложил мальчик. — Тут супа и на двоих хватит.

— Спасибо. Я только маме позвоню, чтоб не волновалась. Я ей обещал сегодня с клумбой помочь. Надо вскопать грядку под луковицы тюльпанов. — Витя достал мобильник и почти сразу получил родительское одобрение:

— Только обязательно пообедай! Я дедушке позвоню, чтобы дал тебе супа!

— Мама, не надо ему звонить! Я что — маленький! — возмущённо отозвался мальчик. — Мы уже с Васей суп греем. Сейчас сядем делать уроки. Не волнуйся, я ещё и тебе помочь успею!

— Хорошо. Долго у деда не задерживайся! Целую тебя, Витюша! — в трубке послышались короткие гудки.

— Ты молодец, что маму предупредил! — одобрительно кивнул Василий, и печально добавил. — Я свою маму тоже очень любил…

— Расскажешь про неё? — Витя отложил ложку, приготовившись слушать, но друг отрицательно тряхнул головой:

— В другой раз. Ешь, нам надо быстрее с уроками закончить. Я должен ещё кое-что проверить. Шадейка что-то сегодня слишком тихо себя ведёт.

— Я просто слушаю мир, хозяин. И мир очень неспокоен. В этом городе слишком странная древесина, и она — повсюду! Но скоро ты сам всё услышишь…

Кот покачал головой, и мальчики закончили обедать в полной тишине. Едва они успели прибрать со стола и вымыть тарелки, как в дверь требовательно постучали.

— Кто там? — удивился Витя. — Звонок же работает, чего стучать-то?

— Я пойду открою.

— Подожди, Кот! — вдруг забеспокоился Витя. — дай-ка, я сам открою. А ты спрячься вот здесь, за портьерой.

Гостинец-Вася пожал плечами, но послушался. Витя пошёл в прихожую, а Кот скользнул за длинную занавеску и затаил дыхание, пытаясь понять, кто там пришёл. Шадейка тревожно метнулась под батарею, и тут из прихожей донёсся громкий хлопок и разом всё стихло.

Гостинец-Вася метнулся за дверь, но там было пусто. С вешалки исчезли обувь и Витина куртка.

— Ну вот, кто-то забрал Витю, а я даже не знаю кто. И где его теперь искать? — в отчаянии воскликнул мальчик.

— Думай, хозяин! Думай! — посоветовала Тень.

— Что тут думать, Шадейка! Витя исчез в неизвестном направлении! Что мне делать? — не унимался Кот.

— Успокойся и начни рассуждать. Кому был нужен Витя? Куда его могли забрать?

— В подземную страну! — закричал мальчик. — Конечно! Это точно не Шамер, он искал бы меня! Это Анахита!

— Не спеши, хозяин… — осторожно посоветовала тень, но Гостинец-Вася её перебил:

— Опять «хозяин»? Не зови меня так! Чувствую себя рабовладельцем!

— Хорошо, хозяин, а как тебя тогда называть?

— Зови меня «Кот», как ребята называют.

— Договорились, Кот. Но незваным в гости к Анахите лучше не приходить! Там очень опасно.

— Согласен. Надо позвонить Сашке. И там еще где-то в подземелье Гарик с Харитоном…

— Ну вот, уже лучше! — удовлетворённо отметила тень. — Ты начал думать.

— Надо найти то место, откуда мы в прошлый раз вышли из подземной страны! Это где-то за городом! — Кот уже набирал номер друга.

Через четверть часа они с Сашкой уже отчаянно кричали друг на друга, перебирая различные варианты освобождения Вити.

— Эх, жаль, что связи с подземельем никакой нет! Можно было бы с Гариком поговорить! — сокрушался Саша. — А после возвращения волшебных кристаллов Анахите, мы только через ВК с Ташей общаемся…

— Так давай Таше вконтакте и напишем! — предложил Вася.

— Точно! — оживился Саша. — Пусть сначала Витю вернут, а потом мы с ними будем переговоры вести!

Последние слова мальчик говорил уже под тихое гудение «Большого брата» — своего старенького компьютера, занимавшего половину небольшой комнатки. Системные блоки стояли внушительной колонной, оплетая проводами весь тыл трёх мониторов, развешенных перед глазами: настоящая мечта геймера-фаната.

Таши в сети не было. Последний раз она выходила на связь рано утром, но сообщение ей всё же отправили.

— Как же нам добраться до подземелья незаметно? — ломал голову Сашка, машинально просматривая френд-ленту.

— Смотри, народ в «Жести» как с ума сошёл! Все про какие-то «повторы во времени» пишут!

— Не отвлекайся, Саша! Придётся обратиться за помощью к Валерию Семёновичу и его друзьям-байкерам. — вздохнул Кот. — Помнишь, они нас с Гариком, и Харитоном в наше прошлое путешествие оттуда вывезли?

— Точно! Я помню, как вы тогда ко мне завалились! И говорящая обезьяна! — Сашка даже отвлёкся ненадолго от виртуального мира.

— Правда, я не уверен, что в этот раз стоит туда соваться без подготовки. — Гостинец-Вася задумчиво вертел в руках телефон, не решаясь набрать номер. — Да и вход в пещеры будет трудно найти ночью.

— И вы из этого входа в прошлый раз на воздушном шаре вылетели… — напомнил другу детали путешествия Саша.

— Вот именно. Боюсь, что не найдём мы сами этого тайного входа. Тем более, если приедем туда с байкерами ночью. Надо что-то другое думать!

— А что, если через опять колодец попробовать? — совсем отвернувшись от экранов предложил Сашка. — Сегодня Михаил Иванович дежурит, он нас пропустит.

— Ты забыл? Колодец закрыли, крышку приварили. Чтобы никто оттуда не пролез. — слегка остудил его пыл Гостинец-Василий.

— А мы потихоньку! — не унимался Сашка. Видя, что друг скептически настроен, он слегка усилил нажим. — Там же Витя, Кот! Они его в заложники взяли! А вдруг они его в хрустальный столб засунут?

— Ты прав! — сдался, наконец, Василий. — Мы должны хотя бы попробовать!

Сборы не заняли много времени. Предусмотрительный Сашка, оказывается, держал в комнате под кроватью «тревожный рюкзак» с документами и всеми необходимыми в походе вещами. В запасах оказался даже коврик-пенка для ночёвки в лесу, — торчал привязанный к лямкам. Подстилаешь такой под спальник, и отдыхаешь на земляном ложе с максимальным комфортом — получается тепло и сухо.

— Ты прямо как в поход собрался! — с сомнением указал на объёмный рюкзак Василий. — Чего там у тебя такое тяжёлое?

— Это всё нужные вещи! — гордо заявил запасливый геймер. — В подземелье нам всё пригодится, вот увидишь! Особенно мои люминесцентные браслеты!

По-шпионски оглядываясь, мальчики молча и быстрым шагом отправились в парк.

Дед Михаил не обрадовался известию о том, что его любимый внук захвачен в заложники друдами. По началу он хотел даже обратиться в полицию, но дети его отговорили.

— Мы сами за ним сходим, дедушка! — заверили друзья. — Ты главное помоги нам колодец открыть!

Глава 12. Черный вход в подземелье

— Плохая идея! — дед Михаил покачал головой, но всё же накинул куртку и взял в руки новый фонарь. — Пошли, посмотрим, что к чему!

Колодец был аккуратно обкошен со всех сторон. Веб-камера тревожно мигала красным глазком. Даже нитка-пломба была на месте…

— Ну вот, видите, всё здесь в порядке! — сторож поднёс поближе яркий фонарь и обвёл лучом колодец. — Крышка приварена, так что не получится…

— Михаил Иванович, смотрите! — прервал старика Сашка. — Кто-то, похоже, нашёл другой способ открыть вход!

Луч фонаря метнулся вниз, направляемые задрожавшей вдруг рукой деда Михаила и теперь все заметили, что приваренная крышка лежит на основании колодца, а из-под огромной щели под всей этой бесполезной конструкции струится зелёный туман.

— Ты прав, Саша! Колодец кто-то открыл! — Михаил Иванович снял кепку и вытер ею мгновенно вспотевший лоб. — Надо звонить директору и вызывать МЧС!

— Михаил Иванович! А как же Витя? — Сашка вцепился в рукав куртки сторожа и требовательно тряс его руку, в которой была зажата смятая кепка. — Мы должны за ним идти!

— Это мой долг, ребята! — слабо сопротивлялся сторож. — Я обязан сообщить о нарушении!

— Ты иди, дедушка! — предложил вдруг Гостинец-Вася. — Делай то, что должен! А мы пока тут с люком разберёмся.

— Чего с ним разбираться, его открывать надо! — Сашка уже схватился за крышку с одной стороны. Василий тут же подхватил массивный люк с другой. Мгновение, и в земле бесшумно открылся зияющий провал, из которого сочился зелёный туман.

— Как легко открылся люк! — удивился Михаил Иванович. — Интересно, кто и когда сделал себе этот проход?

— Вот сейчас мы это и узнаем! — Сашка решительно опустил крышку на землю и приготовился спуститься в колодец.

— Подожди, Саша! Там ловушка! — едва успел предупредить мальчика сторож. — Не нажимайте на третью скобу! Она активирует клетку!

Пыл лихого диггера тут же остыл. Саша осторожно посветил в колодец и увидел красную скобу.

— Третья — которая красная? — уточнил мальчик.

— Да, я покрасил её на всякий случай в красный цвет. Думал, вдруг через сто лет кто-нибудь откроет, а там — ловушка… Не могу я вас туда отпустить, вы же — дети!

— Дедушка, там же Витя! — напомнил Гостинец-Вася.

— Я думаю, что Анахита его даже пленного не обидит, а вот с вами — всё что угодно в подземелье может случиться! Не пущу! — Михаил Иванович раскинул руки в заграждающем жесте. Весь его вид говорил о том, что настроен старик решительно. Шадейка тихо скользнула в сторону колодца, не принимая участия в общем разговоре. В пылу спора на неё никто не обратил внимания.

— Что же делать? — в отчаянии спросил сам себя Сашка. — Витя там неизвестно сколько времени пробудет!

— Выход один. — решительно заявил Вася. — Я должен выполнить требования Анахиты.

— Ты что, Кот? — запротестовал Сашка. — Она и тебя в хрустальный столб на сто лет посадит! Тем более, с тенью колдуна на привязи!

— Ну и пусть посадит! — с вызовом вскинул голову тот. — Я не позволю, чтобы мои друзья пострадали из-за меня! Не в этот раз!

— Вы зря спорите! — голос Шадейки был глухой, словно бы он шёл из-под земли. — Проход закрыт. Кто-то изнутри перекрыл колодец!

— Ну вот, давайте закроем колодец и снаружи! — обрадовался сторож. — А то в него ещё свалится кто-нибудь! Завтра утром спасателей вызову. Пусть засыплют тут всё, чтоб курган получился.

Под руководством Михаила Ивановича понурые мальчики водрузили тяжёлый люк вместе с крышкой обратно. Разочарование от того, что операция по спасению друга провалилась, так толком и не начавшись, затопило их как воды Северной Двины топят по весне Соломбалу — вроде бы не с головой, но зато повсеместно. Было обидно. Боевой дух упал, и руки опустились.

Чтобы немного подбодрить и успокоить детей, дед Михаил пригласил их в сторожку. Сообщив об открытом входе в колодец, сторож напоил своих гостей чаем и отправил домой. День неотвратимо клонился к вечеру. Несколько раз позвонила Сашина мама. Друзья шли по пустынным улицам. Дождь, обещанный ещё утром, накрапывал всё настойчивее, грозя превратиться в настоящий ливень. Настроение было под стать этому ненастному вечеру.

— Не могу поверить, что всё это вот так ничем и закончится! — первым нарушил молчание Сашка. Он не собирался так просто сдаваться. — Мы должны что-нибудь придумать! Выход есть всегда!

— Просто ты — оптимист, Саша. — устало вздохнул Гостинец-Вася. — Но иногда даже оптимисты ничего не могут сделать. И тогда приходится отступить.

— И не подумаю! — бунтовал Сашка. — И тебе не позволю, Кот! В конце концов, кто из нас ученик колдуна?

— Бывший ученик. — поправил Кот. — Бывший. И я стараюсь изо всех сил забыть об этом. Так что не начинай.

— А Витя, значит пусть останется там один? — не унимался Сашка. Он остановился у ярко освещённой витрины магазина, поставил на мокрый асфальт свой рюкзак и требовательно смотрел на друга. — Не пойду домой, пока не придумаем плана спасения Вити!

— Только вот не надо скандалить! — Гостинец-Вася тоже остановился и уперев руки в бока с вызовом поднял голову. — Я, между прочим, тоже за Витю переживаю. И может даже побольше твоего!

— Не надо ссориться! Выход, действительно есть, хозяин! Точнее — вход. — подала, наконец, голос Тень. — Тут поблизости есть ещё один, только он, можно сказать, чёрный.

— И ты всё это время молчала? — возмутился Саша и угрожающе приблизился к тени, стараясь на неё наступить. Шадейка быстро метнулась за спину хозяина, но тот обернулся следом за ней, не сводя с метущейся тени сердитого взгляда.

— Я не думала, что вы так серьёзно настроены! — оправдалась потерянная тень колдуна.

— Веди нас быстрее к этому чёрному входу! — Саша подхватил свою поклажу, и просовывая руки в лямки, закинул рюкзак за спину.

— Что, вот прямо сейчас и пойдёте? — выразила сомнение Шадейка. — И даже родителям не сообщите?

— Тень права. — обернулся Гостинец-Вася. — надо сообщить хотя бы деду Михаилу и твоей маме куда мы отправились.

— Ага, чтобы они нас никуда не пустили! — скептически заметил Сашка. — Надо так идти. Без предупреждения.

— И на ваши поиски отправят полицию. — пообещала тень.

— Я звоню маме. — Сашка шагнул под навес, укрывая мобильник от вездесущих капель и решительно приложил переговорное устройство к уху: — Алло, мама! Мы с Васей уехали за город, не успеем вернуться. У меня все хорошо, не теряй меня! — и быстро положил трубку, не слушая возмущённых криков родительницы.

— Ну ты даёшь! — укоризненно произнёс Гостинец-Вася, качая головой. — Разве можно так маму расстраивать?

— А как я должен был поступить? — защищался Сашка. Нельзя уйти, не предупредив, но разрешение она ни за что бы не дала! Что в этом случае делать?

После короткого, но жаркого спора, решено было всё-таки отправиться в подземелье за Витей.

Недовольно ворчащая Тень повела мальчиков на берег реки, через петровский парк к памятнику жертвам интервенции на Севере — монументу «Доблестным защитникам Советского Севера 1918–1920 годов». Отыскав среди кустов заколоченный вход в подземное убежище, Шадейка остановилась.

— Приготовьтесь, сейчас я открою на несколько секунд проход. Возьмитесь за руки, чтобы не потеряться!

— Тут же всё заколочено… — начал было Сашка, но тут же удивлённо присвистнул: доски и металлические пластины перед ними разошлись, и взгляду открылся зияющий вход в подземелье. Из дыры отчётливо тянуло затхлостью и опасностью.

Глава 13. На пороге войны

Витя сидел на небольшом холмике, покрытом мягким зелёным мхом. Он с интересом крутил в руках хрустальную сферу. Таша стояла рядом, терпеливо ожидая, когда он закончит.

— Вроде бы всё в порядке. Видимых поломок или трещин нет. И давно она перестала работать? — спросил, наконец, юный умелец.

— Сразу после превращения Киры и Гостинца в детей. Примерно неделю назад.

— Всего неделю? — изумился Витя. — А кажется, что я здесь у вас уже целый год живу!

— Это потому, что ты здесь телевизор не смотришь и в компьютере не сидишь! — напомнила про больные темы Таша.

— А может, уже можно? Хотя бы на компьютере поработать? Ну пожалуйста, Таша! — Витя поднял на девушку умоляющий взгляд, но она оставалась непреклонной.

— Нет. Мы это уже обсуждали, Витя. Ты не можешь пока выходить в сеть и общаться с друзьями! Анахита запретила. У нас на тебя — другие планы.

— Это не честно. — надулся мальчик. — Я вам помогаю, чем могу! Вон, даже с магией и то почти разобрался!

— Вот именно! Почти. А что с хрустальной сферой и почему она больше не работает — сказать не можешь! — поддразнила юного изобретателя и Таша. — Молчишь? То-то же. Лучше книжки умные почитай, и то больше пользы будет!

Посчитав разговор оконченным, девушка пошла с отчётом к королеве друдов. Долгие годы она служила Анахите верой и правдой. И всегда старалась находить повод порадовать: после неприятных новостей рассказывала новость хорошую.

Сегодня хороших новостей не было. С уходом магии из подземного и подлунного мира, оборонные возможности друдов значительно ослабли. Нечем теперь было сдерживать натиск монстров и чудовищ, время от времени выползающих из глубоких подземных пещер.

— Вижу, Таша, ты чем-то опечалена! — вместо приветствия спросила Анахита.

— Да, Ваше величество! Наши худшие опасения подтвердились. Шамеру удалось полностью поглотить магическую энергию. Наши артефакты больше не работают.

— А волшебные кристаллы? Разве не их энергия питает сейчас наши светильники? — королева указала жестом на ярко светящиеся колонны в центре зала, световые дорожки на полу и россыпь огней под высоким потолком.

— Нет, Ваше величество! Это лампы Эдисона и приборы людей, работающие на электрическом токе. — печально раскрыла тайны освещения пещеры Таша. — Мы начали пользоваться силой электричества всего несколько десятилетий назад. С его помощью наше подземелье получило более яркий и стабильный свет.

— Вот как? — Анахита вскинула брови. — И когда ты собиралась мне поведать об этих… новшествах?

— Простите, Ваше величество! — опустила голову Таша. — Я не спешила раскрыть вам наши маленькие уловки.

— Тебе нечего стыдиться, Таша! Эти «маленькие уловки» сейчас спасают нас от надвигающейся тьмы. — правительница встала со своего трона и, легко сбежала со ступеней. — Ты молодец! Мне бы и в голову не пришло использовать электричество для нужд друдов. Надеюсь, у тебя есть ещё подобные секреты?

— Есть, Ваше величество! — глаза Таши радостно загорелись. — Я просто не знала, как Вам об этом сказать, но для охраны ворот на Рубеже я в прошлом году установила железные двери с замками. На всякий случай.

— И случай этот, к сожалению, произошёл. — Вздохнула королева. Она начала мерять шагами просторный тронный зал, выказывая большое волнение. — Шамер давно пользуется технологиями людей, а я всё старалась держаться от этих новинок подальше. Как недальновидна я была! И как хорошо, что ты у меня такая непослушная!

— Ваше величество! Простите меня! — опять начала было оправдываться Таша, но королева её прервала.

— Довольно! Ты поступила благоразумно! Я признаю, что была не права!

Девушка ошеломлённо склонила голову ещё ниже. Впервые за многие тысячи лет она стала свидетелем подобного признания. Это было очень необычно и… страшно. Уж лучше бы Анахита метала громы и молнии, чем вот так признавалась в собственной недальновидности. Таша была напугана и сбита с толку. Поглощённая своими мыслями, не замечая состояния своей подданной, королева вдруг остановилась и сказала:

— Да, я ошиблась. Но этот урок пошёл на мне пользу. Теперь я знаю: для борьбы с нашим заклятым врагом мы должны использовать все средства. Пора вынимать козырь из рукава! Отправляй отряд за сбором энергии жизни!

— Но Ваше величество! Совет и старейшины… — от ужаса Таша едва могла дышать. Но всё же она попыталась привлечь внимание королевы. Та подняла руку в решительном протесте.

— Ты права. Сначала соберём Совет. А отряд пусть готовится. Они понадобятся в ближайшее время!

— Слушаюсь, Ваше величество! — Таша, продолжая пятится с опущенной головой, покинула тронный зал.

Когда она подняла голову, оставшись одна, по её лицу бежали слёзы. Война. Анахита решила начать войну! Хоть бы старейшины оказались мудрее своей правительницы! Войны — обоюдоострые кинжалы, они калечат обе стороны конфликта. А друды уже достаточно пострадали в прошлой, древней войне. Её народ заслужил мир. Надо что-то делать! Как переубедить королеву, если она и старейшин-то не всегда слушает? Надо посоветоваться. Из всех представителей рода людского, для разговора Таша выбрала Витю Хомутова.

* * *

Самый надёжный источник для подзарядки магических вещей — природа. Это Витя твёрдо усвоил, общаясь с друдами. Сила их артефактов, да и жизненная сила самих друдов, основывалась на единении со стихиями. Особенную силу эта энергия приобретала в дни весеннего и осеннего равноденствия. Зимнее и летнее солнцестояние тоже имели высокую энергетику, но весной и осенью ещё и границы между мирами истончались настолько, что проход открывался чуть ли не первому встречному!

Через неделю друды собирались отмечать именно такой день 22 сентября. Если направить всю собранную в этот день энергию на истощённые кристаллы, то они снова заработают! Обязательно должны заработать! Ведь это же настоящая магия планеты, древняя, как сама Земля!

Тут меховой полог, закрывающий вход в его пещерку зашевелился и на пороге возникла Таша. Из-за её спины с интересом выглядывал отец. В семье Смилана и Малиши от родных старались ничего не скрывать, если только это не подарок на день рождения.

— Витя! Наша королева решила начать войну против Шамера. Мы должны её переубедить! Наш народ не воевал уже очень давно! Я твёрдо верю, что война — не наш путь.

— Хорошо, Таша, я помогу. А что надо делать-то? — мальчик в растерянности переводил взгляд с Таши на Смилана и ждал объяснений.

— Надо вернуть энергию в наши защитные артефакты и настроить электрические приборы. Из-за этого агрегата, который колдун закопал под парком, мы не можем нормально даже осветить свои подземелья! А это — очень опасно. В мир людей через тёмные пещеры опять могут вылезти древние монстры.

— Что за монстры? — оживился Витя. С недавних пор ему нравились ужастики. Он пересмотрел все, доступные ему фильмы и сериалы этого жанра. Теперь перешёл на книги Стивена Кинга, которые оказались страшнее даже самых жутких фильмов. Читая книгу, глаза не закроешь! А собственное воображение рисовало таких монстров, что даже Ганс Гигер[5] со своими жуткими чудовищами, будто вышедшими из «Некрономикона»[6] Лавкрафта[7], нервно курил в сторонке!

— Мы не называем их по имени, чтобы не навлечь беду на своё жилище. Вот пойдём к Рубежу, сам всё увидишь! — Таша устало вздохнула, и заворчала, видя праздное любопытство человеческого детёныша. — Куда катится мир! Помнится, твои предки были безумно счастливы, когда мы помогли им запереть монстров в глубинах планеты. А их потомки — жаждут увидеть их вновь… Надеюсь, ты пожалеешь об этом своём желании, если останешься жив!

— Хватит меня пугать, Таша! — Витя беспечно улыбнулся. — Говори, что надо делать?

— Для начала надо сообщить твоим друзьям об опасности. Пусть в подземелье даже не суются! Потом поедем за обезьяной. За вашим Гариком. Он где-то на Реке, чинит подводную лодку.

— Так чего мы ждём? Пошли! — Витя подхватил свою куртку и шагнул к выходу.

— Шустрый какой! — усмехнулся Смилан. — Сейчас пообедаем и выдвинемся.

Глава 14. Стражи подземелья

Шагнув в открывшийся портал следом за Тенью, мальчики как будто бы окунулись в омут. Холодный сырой воздух отчаянно пах плесенью и ещё чем-то затхлым. Тьма обступила их со всех сторон, будто собиралась проглотить. Гостинец-Вася с тоской подумал, что снова хотел бы стать котом. Так он смог бы видеть в темноте. Словно услышав мысли друга, Сашка дотронулся до его руки:

— На, Кот! Встряхни его хорошенько и надень! — в темноте появилась светящаяся зеленоватая полоска.

— Что это? — радостно отозвался Кот.

— Светящиеся браслеты. Они помогут нам видеть друг друга. — Сашка уже достал свой и сейчас закреплял его на руке. Следом вспыхнул яркий фонарик. В слепящем луче света Шадейка шарахнулась к ближайшей стенке, покрытой чем-то зелёным и склизким.

— Тише вы! — шикнула на детей Тень. — Не шумите, а то станете чьим-нибудь обедом! Я чувствую опасность! Выключи фонарь, Саша!

Свет тут же погас и в подземелье установилась звенящая тишина. Гостинец-Вася спрятал свой браслет под рукав ветровки. Сашка последовал его примеру и прикрыл светящуюся полоску рукой.

— Возьмитесь за руки, сейчас шагнём еще раз. — еле слышно прошелестела Тень. И мальчики послушно сцепили руки. Мгновение, и они опять почувствовали лёгкое головокружение от перехода через портал.

— Фу! — раздался облегчённый возглас Шадейки. — Еле-еле от стража ноги унесли! Я и не думала, что он всё ещё там! Столько веков прошло!

— От кого? — даже в темноте было понятно, что Сашку потряхивает от напряжения и страха. — Что за страж, Тень? Ты не говорила, что тут водятся монстры!

— Забыла. — беспечно отговорилась Тень. — Мне знаешь сколько лет? Могу и подзабыть что-то иногда…

— А сейчас мы в безопасности? — уточнил на всякий случай Гостинец-Вася. — Или ты опять что-то забыла?

— Нет. Теперь всё в порядке. — уверенно сообщила Тень-проводник. — Сейчас пойму, где мы. И можно тронуться в путь. Прыжки через порталы забирают у меня слишком много энергии. Оставлю последний прыжок на всякий случай.

— Последний? — почти хором выдохнули мальчики.

— До подзарядки — последний. — легко подтвердила Тень, выпуская вперёд светящуюся искру. — Ну что, пошли? Или будете ждать, пока ещё какой-нибудь монстр не придёт?

— Пошли! — опять хором согласились дети. Светящиеся браслеты, как по команде, метнулись навстречу друг другу. Мальчики взялись за руки и медленно пошли вдоль стены, следуя за путеводной точкой.

К своему изумлению, Гостинец-Вася вскоре обнаружил, что способность видеть в темноте у него всё же сохранилась. Не такая, конечно, как была у кота, но всё-таки! Еле различимые, чуть красноватые контуры выступов на стенах, ям под ногами позволяли совершенно безошибочно идти по тёмному коридору.

— Саша! — осторожно позвал друга Кот. — Я, кажется, начинаю видеть!

— Классно! Это как ночной тепловизор? — оживился Сашка. — Расскажи, что ты видишь?

— Тише! — коротко шикнула Тень, и мальчики перешли на шёпот.

— Нет. Выглядит по-другому. — В тепловизоре всё серое, а я вижу разные цвета — от ярко-красного, до бледно голубого.

— Это инфра-красное зрение, Кот! — шепнула Тень. — Наслаждайся молча, а то нам придётся плохо!

Но совет Шадейки запоздал. Их уже заметили и постепенно окружали другие Тени. В свете своего нового зрения, Гостинец-Вася с ужасом увидел, что эти тени были совсем не похожи на дружественную Шадейку.

Плотное удушливое облако наползало на детей из абсолютно чёрного коридора. Сашка начал махать руками, пытаясь вырваться из крепкого захвата, но его руки вдруг плотно прижались к телу.

— Кот! Бежим! На меня кто-то напал! — в панике закричал Сашка.

— На меня тоже напали! Я их не вижу!

— Прекратите трепыхаться и кричать! — тихо скомандовала Шадейка. — Вы привлекаете к себе слишком много внимания!

— А что делать, если меня уже спеленали, как муху? — зашипел Сашка, изо всех сил стараясь говорить тише.

— Замри! — настаивала Тень. — Сейчас они вас изучат и отпустят.

Дети замерли, пригвождённые к месту словами Шадейки. В кромешной темноте затихли все звуки. В сознание проник чей-то холодный и чужой разум. Стало страшно и неуютно, но дети стояли молча, следуя совету Тени.

— Прекратите сопротивляться! Откройте свой разум! — поняв, что досмотр затягивается, велела Тень.

Сашка шумно выдохнул, а Кот вдохнул. Сканирование началось.

Казалось, прошла целая вечность. Но вот хватка невидимых стражей ослабла, и Сашка тихонько позвал друга.

— Кот, ты здесь?

— Здесь.

— Они ушли? — шепот стал чуть громче, и Шадейка опять зашипела, призывая к порядку.

— Ушли, но шуметь я вам не советую, а то мало вам не покажется! Это были лишь разведчики.

— Почему они ушли? — чуть слышно спросил Гостинец-Вася.

— Потому, что вы пришли сюда по делу, а не из праздного любопытства.

— А как они поняли, что мы по делу? — Сашка придвинулся вплотную к другу и зашептал вопрос для Шадейки в ухо Кота.

— Как-то поняли. Нам надо отсюда убираться, и поскорее. — посоветовала Тень. — Идите вдоль стены и старайтесь не шуметь.

Поняв, что инструктаж окончен, маленький спасательный отряд двинулся вперёд.

В тёмном подземелье время течёт по своим, странным законам. Ребятам казалось, что они шли целую вечность, а прошло только три часа. От усталости ныли ноги. Тяжёлый рюкзак, который друзья тащили по очереди, постепенно становился неподъёмным. Они выбились из сил, но не стонали. Никто не просил об отдыхе, но Шадейка, почувствовав, что дети скоро просто упадут, наконец объявила:

— Ну всё, привал! Мы почти дошли до пещеры. Ещё один марш-бросок, и мы придём на место. Там можно будет развести костёр и немного поспать.

— А что, уже ночь? — тихо удивился Сашка.

— Да, скоро полночь. По пещерам ночью лучше не ходить. Была я тут однажды ночью… — Шадейка благоразумно замолчала, решив пока не пугать мальчиков.

— И что было? — оживился неугомонный Сашка, но Кот устало вздохнул и попросил:

— Саша, давай у костра поговорим.

Оставшуюся часть пути шли молча. Светящиеся браслеты помогали не терять друг друга из вида. Вскоре впереди забрезжил зеленоватый свет, а стенки коридора немного раздались, открывая проход в огромную пещеру.

— Всё, пришли! — выдохнула Тень. — Я немного осмотрюсь, а вы пока посидите. Только тихо! И не болтать!

Вместо ответа дети устало опустились на гладкие камни. Сашка привалился к стене пещеры и почувствовал спиной, что она тёплая. Это удивительное открытие он решил пока оставить при себе. Тень категорически попросила не разговаривать.

Они, наверное, уснули. Потому что, когда рядом раздался тихий голосок Шадейки, оба чуть слышно вскрикнули от неожиданности. Нервы у ребят были натянуты до предела.

— Всё в порядке. Мы в пещере одни. Если, конечно, не считать летучих мышей. Но они уже впали в зимнюю спячку.

— Ты что нас так пугаешь! — возмутился Сашка. — Сначала застращала, а потом подкрадывается и кричит!

— А из чего можно разжечь костёр? — уточнил Гостинец-Вася, и Сашка тут же завозился, доставая из рюкзака связку сухих палочек для розжига.

— У меня ещё есть сухой спирт. На нём можно чай прямо в кружке согреть. Воды, правда, мало. Всего одна маленькая бутылка.

— За водой мы сейчас с хозяином сходим. — пообещала Тень. — Есть во что набрать-то?

— Конечно есть! — важно ответил Сашка. — Я же приготовился!

Через некоторое время, поев и попив чая, друзья устроили военный совет у небольшого костерка, разведённого в нише под большим каменным козырьком. Надо было решить, что делать дальше. Шадейке, на правах более опытного товарища и проводника, предоставили право решающего голоса.

— Я предлагаю дойти до подземной реки и дальше двигать вдоль неё. Владения друдов начинаются где-то рядом, но показываться им на глаза я не советую. А то вместо спасателей можно превратиться и в пленников. А мне никак нельзя встречаться с королевой. И не спрашивайте почему.

— Ну вот и хорошо. Значит, план есть. Выдвигаемся утром. Спокойной ночи, Кот! — Сашка проявил чудеса краткости. Видно, здорово устал сегодня.

— Спокойной ночи, Саша!

— Ну, а я буду вас охранять, пока вы дрыхнете. — не то предложила, не то подтвердила Тень. — Спокойной ночи.

Глава 15. Родня Кыштымского карлика

Отправив свою тень в прошлое с доверчивым пасынком, колдун получил долгожданную возможность вернуться. Аппарат по сбору энергии жизни людей столько лет работал на холостом ходу, что Шамер чуть не лопался от злости. Противный мальчишка опять расстроил его планы и заставил терять время! Хоть он и был бессмертным, но постоянные отсрочки начали его утомлять. Так недолго и в безразличие впасть.

Шамер однажды видел, как бессмертный впал в безразличие. Его учитель, после нескольких миллионов лет активной жизни, потерял друга. После потрясения он стал вдруг равнодушен ко всему, что происходило вокруг. А вскоре могущественный маг Аннаход пожелал умереть. Его волю исполняли ученики во главе с Шамером. Страшный обряд завершил путь колдуна-учителя, но оставил такие жуткие воспоминания, от которых все хотели бы избавиться.

Поймав себя на мысли о безразличии, Шамер поспешил сменить тему для обдумывания. У него была своя цель, и даже несколько целей! И их надо осуществить. Ведь пока у потомка ануннаков есть цель — он неуязвим! Вернуть контроль над аппаратами, призвать древних, замкнуть петлю времени, пока они летят.

Шамер попытался успокоить разум, чтобы заглянуть в астрал, но перед глазами стоял лишь Базилевс. Он смотрел на него своими огромными печальными глазами, и у колдуна внутри всё похолодело. Совесть! В нём начала просыпаться совесть. А это ни к чему хорошему привести не могло.

* * *

Утром путешествие по подземному миру продолжилось. Мальчики доедали у костра завтрак, когда вернулась Тень.

— Надо спешить! Там открываются ворота!

— Какие ворота? — Сашкина рука с железной кружкой застыла у самого рта.

— Увидите! Надо быстро спуститься ниже и успеть!

Мальчики, быстро побросав пожитки в рюкзаки, последовали за скользящей впереди тенью. Пройдя несколько метров, они обнаружили большие стёртые плиты, выложенные в настоящую лестницу. Отвесная стена, примыкающая к тропинке с правой стороны, была подозрительно ровная.

— Это что, люди построили? — Сашка осторожно погладил позеленевшую от времени поверхность.

— Ну, почти. Скажем так — первые обитатели планеты. — уклончиво ответила Шадейка.

— Что это ещё за «первые обитатели»? — насторожился Сашка. — Ты можешь нормально сказать?

— Не могу. Это не моя тайна. — последовал ответ. — Ничего здесь не трогайте! Это может быть опасно! И топайте быстрее!

Сашка отдёрнул руку. Через пару десятков шагов Гостинец-Вася тихо воскликнул:

— Смотрите! Вот это ворота! Прямо как для великанов!

— Быстрее! — опять поторопила детей Тень. — Я чувствую вибрацию. Они сейчас закроются!

И тут же, в подтверждение слов Шадейки, ворота лязгнули и начали медленно закрываться. Дети бросились вперёд, не дожидаясь команды проводника. Они едва успели проскочить в гигантские створки. Через мгновение всё стихло.

— Мы внутри! Постарайтесь не шуметь! — чуть слышным шёпотом оповестила Тень.

— Где мы? — так же тихо отозвался Сашка.

— Не знаю. Так далеко я ещё в волшебной стране друдов не была. — последовал ответ Тени. — Похоже, мы продвинулись дальше. В подземелье Первых.

— Что это ещё за «первые»? — недоверчиво зашипел Сашка.

— А ты думал, люди на Земле — первые разумные существа? — пока Гостинец-Вася молчал, Тень вела диалог с Сашкой самостоятельно.

— Тихо вы! — подал, наконец, голос хозяин Шадейки. — Давайте осмотримся. Потом будете болтать!

Сашка в ответ что-то буркнул, но спорить перестал. Тихо ступая по мягкому сухому мху, друзья медленно удалялись от закрытых ворот. Каждый задавал себе одни и те же невысказанные вопросы: кто, когда и зачем эти ворота здесь поставил? Кого они только что пропустили вовнутрь? Или выпустили наружу?

Между тем, становилось всё светлее и теплее. Сашка поставил рюкзак на землю и снял куртку. Тень, уже привычно, недовольно зашипела.

— Что ты там возишься? Не отставай!

— Жарко. Кот, хочешь попить? — мальчик протянул другу бутылку с водой. Та моментально запотела.

— Фу! Ну и жара! — осторожно отхлебнул Гостинец-Вася. — Шадейка, почему стало так жарко?

Но Тень не успела ответить. Откуда-то сверху на путешественников упала сеть. Вскрикнув от неожиданности, мальчики попробовали освободиться из плена, но не тут-то было! Поверх сети на их головы посыпались какие-то маленькие существа. Дети упали на зелёный мох, уже не пытаясь защититься от неожиданного нападения.

Шадейка метнулась из-под сети и притаилась у огромной стены.

Сашка громко крикнул:

— Мы пришли с миром!

Вначале мальчикам показалось, что ничего не произошло. Существа что-то запищали и просочились под сеть, продолжая возню. Только теперь они сосредоточили свои движения вокруг рук и ног пленников. Друзья, как ни старались, так и не смогли разглядеть нападавших. Одно было понятно: они очень маленькие, размером не больше кошки, и их очень много.

— Мы пришли с миром! — повторил Саша как можно более уверенным тоном.

Опять никакого ответа не последовало, но сеть, накрывавшая мальчиков сверху, вдруг дернулась и начала медленно подниматься вверх, постепенно открывая обзор. Через несколько минут пленники, лежащие связанными на мягком полу, получили возможность разглядеть тех, кто и х пленил. Раздались два удивлённых возгласа.

В это время мальчиков кто-то приподнял за плечи, и они уселись рядом, продолжая крутить головами.

— Ты тоже это видишь, Кот? — Сашка повернул голову к другу, одновременно стараясь разглядеть получше существ, стоящих вокруг них.

— Вижу. Но не понимаю, кто это.

— Кто вы и зачем пришли? — вопрос не прозвучал, а скорее родился прямо в голове. Существа продолжали разглядывать мальчиков, а те глазели на них, всё больше удивляясь. Ничего подобного ни Сашка, ни Гостинец-Вася ещё не видели.

Крохотные человеко-подобные существа, больше похожие на оживших игрушечных пришельцев, или монстриков, требовали от них ответа. При этом «монстрики» не открывали рта!

— Мы — люди. Вернее, дети. Пришли за своим другом. — громко ответил Гостинец-Вася, и на всякий случай тоже сказал:

— Мы пришли с миром!

Существа задвигались, расступаясь. Прямо перед Гостинцем-Васей оказался один, по-видимому, самый главный. По крайней мере, это был самый крупный представитель, размером с обычную кошку, если бы та вдруг встала на задние лапы. Голова зеленовато-серого предводителя «монстриков» напоминала сильно вытянутую луковицу, сложенную из нескольких одинаковых лепестков. Парламентёр стоял в дух шагах от своих пленников и весь вид его выражал явную агрессию.

— Здесь больше нет представителей вашего вида, человек. Вы вторглись в запретное подземелье. За это вы будете очищены.

— Подождите! — заверещал Сашка. — Не надо нас ни чистить, ни мыть, мы ведь не картошка!

— Пусть твой друг замолчит! — потребовал у Гостинца-Васи «монстрик».

— Саша! Успокойся! Я проведу переговоры. — испуганный Сашка тут же закрыл рот, но головой закрутил с удвоенной скоростью.

— Мы не причиним вам вреда! — Гостинец-Вася попытался выторговать немного времени, чтобы узнать побольше об этих странных существах, которые вели с ним разговор при помощи телепатии. Уж очень они были похожи на пришельцев, которых обычно показывают в фантастических фильмах: такие же яйцеголовые, с большими блестящими глазами, похожими на глаза стрекозы. Их зеленовато-серые тела, с вытянутыми тонкими конечностями, казались фигурками марионеток, привязанными к рукам невидимого кукловода.

— Причините. Тем, что открыли нашу тайну. — «монстрик» сделал движение рукой, и с потолка мгновенно опустились две «летающие тарелки».

— Ну точно, инопланетяне! — прошептал Сашка.

— Вы тоже — потомки инопланетян! Как и наша раса, вы прилетели на эту планету. И заняли всю её поверхность. — парламентёра, видимо, задело высказывание Сашки.

— Что вы собираетесь с нами делать? — строго спросил Гостинец-Вася.

— Мы вернём вас назад, стерев эту линию времени.

— Подождите! — радостно воскликнул Кот. — Это то, что надо!

«Монстрик» удивлённо замер. Ну, или мальчикам показалось, что удивлённо. По этим маленьким лицам было трудно читать эмоции.

— Раз вы всё равно сотрёте нам память, давайте мы хоть немного поговорим! — продолжал уговаривать главного «монстрика» Гостинец-Вася. — а то вам придётся нас много раз возвращать. Мы ведь вернёмся. Обязательно вернёмся!

— Почему вы вернётесь? — не понял «монстрик».

— Здесь где-то наш друг. Мы должны его найти.

— И что, вы будете возвращаться каждый раз, снова и снова? — уточнил «монстрик».

— Вот именно. Снова и снова! — подтвердил мальчик. — До тех пор, пока не найдём Витю!

— Хорошо, человек. — после небольшой паузы раздался голос в голове. — Мы подумаем. — «Монстрик» развернулся, и пошёл, по пути размахивая маленькими ручками. Он явно отдавал какие-то указания своим соплеменникам.

Мальчики напряжённо наблюдали за тем, как существа уходили один за другим, незаметно исчезая из поля зрения.

— Они ещё и телепорты! — восхищённо пробормотал Гостинец-Вася.

— Кот, это ведь не опасно? Звучит как-то нехорошо. — насторожился Сашка.

— Опасно. Вы попали в плен к существам, которые могут читать мысли, управлять временем и к тому же телепортироваться, то есть, перемещаться сквозь любые стены! — ответила за хозяина Шадейка.

Внезапно в голову Кота поступил какой-то сигнал. Будто зазвенел крохотный колокольчик:

— Вашего друга здесь нет, он у наших соседей — друдов. Я могу передать ему сообщение от вас.

— Кто ты? — Гостинец-Вася с интересом крутил головой в поисках неожиданного союзника. Из-за соседнего валуна показалась миниатюрная фигурка, точная копия других «монстрков».

— Моему сыну помогла женщина из вашего рода. Она была добра к нему. Кгы не забывает добро. — В голове снова раздался голос. — Люди назвали его Кыштымский карлик. А он просто был самовольным и любопытным. Полетел посмотреть планету, но не справился с управлением и разбил корабль под Челябинском. По вашему летоисчислению это было в 1996 году. Добрая женщина Тамара назвала его Алёшенькой и пыталась ему помочь, как могла. Но он умер от ран[8].

— Я соболезную тебе, Кгы! — тихо ответил Гостинец-Вася, а Сашка только присвистнул, увидев гостью. Он слышал только то, что отвечает друг.

— Что передать мальчику? — перешла к делу Кгы.

— Передай, что мы пошли за ним, но попали в плен.

— Нет, это нельзя передавать. Друды подумают, что вы в опасности и придут вас спасать. Если хочешь я передам ему, что с вами всё в порядке, и вы ищите его.

— Хорошо, передай. И ещё спроси, как он там. — согласился Гостинец-Вася.

— Он говорит, что магия исчезла, кристаллы погасли. Он подключает электричество и ему там нравится. — Кгы вышла из-за камня и теперь стояла рядом со связанными детьми. — И ещё он удивлён, что вы пошли за ним длинным путём. Предупреждает об опасности. Ваш друг очень умный. Он переживает за вас.

— А могу я сам с ним поговорить? — Гостинец-Вася. Сашка открыл рот от изумления.

— Нет. Ты не сможешь. Я буду передавать. Думай, что ты хочешь передать.

Гостинец-Вася зажмурился и постарался думать о чём-то одном, но оказалось, что это очень непросто. Голова была наполнена разными образами, обрывками мыслей. Как будто густой снег валил в сильную метель. Мальчик от напряжения чуть не потерял сознание.

— Так не годится, человек! — среди круговерти мыслей голос Кгы прозвучал ясно и чисто. Как будто невидимая ладонь прекратила весь снегопад одним взмахом. — Сначала надо очистить свой разум. Останови все мысли!

— Я не могу! — Кот как из омута вынырнул. — Всё сразу лезет в голову, а просто говорить внутренним голосом не получается!

— Говорить и не надо! — голос Кгы звучал в голове мальчика как будто они просто разговаривали. Настолько умело маленькая инопланетянка могла управлять собой. — Сознание у людей вообще, как вирус — вы думаете всегда и ни о чём. Ваши мысли роятся в голове, как рой потревоженных мух. Вдохни глубоко и закрой глаза!

Гостинец-Вася послушно закрыл глаза и привалился к тёплому камню за спиной.

— Ты что, спать собрался? — тут же встревожился Сашка.

— Не мешай! — от двойного вскрика — внутри головы и слов Кота — Сашка чуть сам не потерял сознания. И тут же благоразумно затих, наблюдая за другом.

А Гостинец-Вася тем временем пытался остановить кружение беспорядочных мыслей и образов.

— Представь себе, что твои мысли — густой снегопад. Просто наблюдай за ними. Откуда они выходят? Куда исчезают? Представь, что снегопад заканчивается.

Голос, звучащий в голове мальчика вёл его, как поводырь слепого старика. Исполняя упражнение Кгы, Кот вдруг почувствовал, что в его голове действительно очистилось место. Как будто снегопад прекратился.

— Хорошо! А теперь постарайся ни о чём не думать. Как будто над снежной пустынной равниной взошла полная Луна.

От лёгкости и свободы хотелось петь. Но мальчик усилием воли поборол и радость. Он представил себе Витю. Как тот сидит в пещере у Смилана и разговаривает с Ташей.

— С нами всё в порядке, Витя! — подумал Гостинец-Вася. — Мы встретили друга, ищем информацию, как остановить Шамера. Похоже, он получил возможность вернуться в наше время. Надо раскрыть его планы, тогда возможно, мы сможем бороться с ним. А как ты там?

— Кот! Я тебя слышу, Кот! — даже в мыслях Гостинец-Вася уловил мощную волну радости. — Я с Ташей, помогаю ей наладить освещение. Сегодня запускаем генератор. А вы где?

— Мы тоже в подземелье… — связь оборвала Кгы.

— Ты что, Кгы? Мы же договорились! Я ничего ему не скажу про вас! — Гостинец-Вася открыл глаза и обратился к инопланетянке.

— Вы обменялись приветами. Достаточно.

— Но он будет волноваться! Подумает, что с нами что-то случилось и уговорит друдов отправиться на наши поиски! — Кот привёл последний аргумент, и тот оказался действенным.

Глава 16. История глазами очевидца

— Хорошо. Но только заканчивай по-быстрому! — серое существо с головой в форме луковицы и фасеточными глазами стрекозы сделало разрешающий жест рукой. Мальчик почувствовал её нетерпение. Кгы явно кого-то или чего-то боялась. Поэтому он поглубже вдохнул и зажмурился. Перед мысленным взором появился Витя. В видении он прервал свою работу и был явно обеспокоен.

— Витя! Мы с Сашей тоже в подземелье. В другом подземелье… В соседнем от тебя. У нас пока всё хорошо. Мы постараемся узнать побольше и снова выйдем на связь. Пока! — Гостинец-Вася сдержал своё обещание и просто попрощался, чтобы Витя не волновался за них.

— Мне пора! Сюда только что телепортировался[9] командир. — Кгы быстро спряталась за камнями, и её внутренний голос пропал из головы Кота. На небольшую ровную площадку перед мальчиками снова вышел «монстрик». Следом за ним показались несколько десятков вооружённых острыми пиками пришельцев-воинов. За ними появились ещё с десяток луково-голо́вых. Они выглядели устрашающе. В головах ребят раздался голос.

— Мы решили, что вас надо убить, маленькие люди! Чтобы наша тайна не была раскрыта. Только мёртвые вы не сможете никому ничего рассказать!

Гостинец-Вася и Саша онемели от ужаса, а маленькие человечки уже оплетали мальчиков десятками тонких верёвок.

— Подождите! — первым пришёл в себя Сашка. — Вы не можете нас убить! За нами придут! Вас выгонят отсюда! Мы успели позвонить друзьям!

«Монстрик» заколебался. Это почувствовали сразу и Гостинец-Вася, и Сашка, и его воины. Туго связанные прочными верёвками, мальчики продолжили обещать козни египетские луково-голо́вым пришельцам.

Командир махнул рукой и над головами пленников закружились несколько настоящих летающих тарелок. Детей подцепили к этим НЛО, и они поднялись за ними в воздух. Пролетев несколько метров, летательные аппараты со своим живым грузом оказались в каком-то странном радужном тоннеле. По сияющим стенам, сотканным из пучков разного цвета, то и дело проходила рябь, как будто кто-то настраивал большой телевизор. Через несколько минут полёт закончился. Мальчиков осторожно опустили на землю. В этот раз поверхность под ногами была абсолютно твёрдой. Каменный пол оказался тёплым, а пещера, в которой оказались пленники, освещалась мягким ровным сетом, идущим от стен и потолка.

— Мы выполним ваше последнее желание. Назовите его! — потребовал голос в голове. — «монстрик» опять появился и стоял неподалёку, у входа в пещеру.

— Мы голодны! Покормите нас хорошенько! — ничуть не смущаясь ответил Сашка. Луково-голо́вые тут же начали исполнять пожелание.

Гостинец-Вася и с любопытством наблюдал, как в их небольшой «камере» появился маленький деревянный стол, над которым по очереди зависали НЛО. Разгружаясь, один корабль уступал место следующему. На столе появлялись настоящие яблоки, помидоры, варёные яйца. Наконец, из светящегося белым светом нутра летающей тарелки медленно опустилась настоящая булка.

— Ешьте! — последовало короткое приглашение.

Мальчики вдруг вспомнили, что они ничего не ели с самого утра. К тому же, они изрядно проголодались от всех этих волнений. Так что дважды их просить не пришлось.

Подкрепившись угощением пещерных гуманоидов, дети сели на каменный пол и тут заметили, что никого из «монстриков» рядом нет.

— Шадейка! — тихо позвал Кот. — Ты ещё здесь?

— Здесь.

— Ты обещала нам рассказать, почему ты назвала наших тюремщиков «хранителями времени»! — напомнил Гостинец-Вася.

— Да помню я, что обещала! — нехотя отозвалась Тень. — Только поможет ли вам это новое знание?

— Ты, давай, рассказывай, а мы сами решим, поможет ли нет! — поддержал друга Сашка.

— Ну, хорошо, слушайте! — Тень заговорила тихо, стараясь, чтобы дети поняли каждое её слово.

— Как вы уже поняли, человек — не единственный вид разумных существ на этой планете. Кроме обезьян и дельфинов, рядом с нами тысячелетиями живут Первые. Они до нас пришли на Землю и весьма неплохо здесь жили, пока катастрофа не смахнула их с поверхности планеты. Никто не знает, чем был вызван первый катаклизм, но последний, тот, что случился примерно двенадцать тысяч лет назад — последствия войны.

— Что еще за кака-клизма? — захотел уточнить Сашка незнакомое слово.

— Не клизма, а катаклизм! — фыркнула Тень. — Книжки надо читать, тогда бы знал, что это — название катастрофы огромного масштаба! Резко становится плохо всем, и тогда многие, если не сказать, все — погибают.

— Блин! Лучше бы была просто безобидная клизма! — тяжело вздохнул Сашка. — А книжки читать — это долго! Я лучше погуглю.

— Ну, погугли! Только не мешай мне рассказывать! — не поняла Тень.

— «Погуглить» — это значит ввести слово в поисковую строку и поискать в Интернете! — Сашка был доволен, что поймал Шадейку на незнании слова, но Кот попросил:

— А дальше что было?

— А дальше — ничего не было! — продолжила рассказ беглая тень колдуна. — Ни еды, ни воды, ни суши. Всемирный потоп. Водный мир. Кругом — океан.

— Как это? — не понял Сашка. — А куда делась суша?

— Утонула.

— Как может утонуть вся суша сразу? — не поверил мальчик.

— Ну, самые высокие горы в Гималаях, конечно, остались, — задумчиво произнесла Тень, — но остальное всё было покрыто водой долгие века.

— Хватит нас пугать, Тень! — попросил Сашка, и угрожающе добавил. — А то я на тебя щас фонариком посвечу, и ты будешь дырявой!

— Не надо фонариком! — испугалась Тень. — И я вас, кстати, н е пугаю! Я только правду рассказываю! Мы с повелителем тогда на этом Эвересте целых триста лет жили. И ещё там было несколько человек — Ной в своём ковчеге привёз. Ну, и всякой твари — по паре. Лошадей, овец, кур. И слонов. Слоны, правда, чуть всю траву на острове не сожрали, но мы посадили их на диету из бананов…

— Так, не отвлекайся на слонов и бананы! — Кот был настроен разобраться в вопросе с «хранителями» до конца.

— Так я и не отвлекаюсь! — начала оправдываться Тень. — Я рассказываю, что потоп длился долго. А когда вода начала отступать, то оказалось, что спускаться с горы сразу не стоило.

— Почему? — хором удивились дети.

— Потому, что внизу оставшихся людей ждали болезни.

— Какие болезни? Откуда? — недоумевал Сашка. — Там же была вода!

— Вот именно, вода! — начала объяснять Шадейка. — А ещё куча погибших людей, животных, монстров, вышедших из глубин океана… И целая армия микробов. Начался мор. Ну, то есть массовая смерть от болезней. Половина животных и людей умерли. Пришлось их всех сжигать, чтобы остановить заразу.

— А кто выжил?

— А те, кто выжил, были сильно ослаблены. Поэтому они еще лет сто просидели на высокой горе. А мы с повелителем ушли следом за водой.

— Куда? — не понял Сашка.

— Куда-куда! На кудыкину гору! — Тень явно нервничала. Рассказывать правду ей было запрещено, а без этой правды рассказ явно не клеился. Вот она и отговаривалась, как могла. — Не «кудыкай» напрасно, а то счастья не будет!

— И всё-таки, Тень, куда это вы с колдуном пошли? — теперь к расспросам присоединился Гостинец-Вася, и Шадейке пришлось честно ответить.

— Мы пошли проверить, что осталось от нашего, брошенного впопыхах, имущества. Какого — не скажу. Нельзя. Я обещала. Если нарушу договор — будет беда.

— Ладно, а дальше что было? — согласился Кот.

— Дальше? Дальше люди опять размножились. И заселили Землю обратно.

— А хранители времени? А Первые? — Сашка начинал злиться. — Ты опять нас за нос водишь? Рассказывай уже правду!

Видя, что Сашка полез в рюкзак за фонариком исполнять угрозу про дырку в тени, Шадейка торопливо продолжила:

— Я рассказываю, рассказываю уже! Ну вот, а пока был потоп, все первые прятались внутри планеты — в подземном мире.

— В каком еще «подземном мире»? — Сашка даже забыл, что он хотел достать фонарь.

— В том, в котором ты сейчас находишься! — злорадствовала Тень. — В него только из нескольких мест в мире можно попасть! С полюсов, здесь, и еще из пещеры на Кубе. Но на древней карте вход через последние не указан, потому, что их раньше не было. Там после потопа трещина появилась.

— Какая трещина? — опять не понял Сашка.

— Планета внутри — полая. То есть, пустая. Входы во внутреннее пространство были только с полюсов. Там и поселились Первые. Каждая раса — со своего полюса. И воевали между собой. А в результате войны чуть не угробили всю планету. И трещина в Земной коре в районе Кубы появилась после, или во время катастрофы и потопа. А сейчас мы в плену у одной их нейтральных рас. Они же — хранители времени. Скорее всего, это они живут в северном полушарии. Правильно ли я тебя понял, Шадейка? — подвёл итоги услышанному Гостинец-Вася.

— Всё верно, хозяин! Ты у меня такой умный! — попыталась скрыть за лестью своё удивление Тень.

— А где храниться карта этой «полой Земли»? — пропустил мимо ушей похвалу Кот. — И в чём заключено время, которое они охраняют? — Мальчик чувствовал, что подошёл очень близко к разгадке секретов Шамера, поэтому решил узнать у Тени всё до конца.

— Э-э-э… Я не могу вам сказать! И нечего меня пугать своим фонариком! — Тень шарахнулась от включённого Сашкой фонаря и спряталась за спиной Гостинца-Васи.

— Шадейка, нам не справиться без твоей помощи! — тихо вздохнул Кот, опуская руку на фонарь Сашки. — Не надо, Саша! Она нам так поможет.

— Поможет она, как же! — заворчал Сашка, выключая фонарик. — Погоди, доберусь я до тебя!

— Я правда не могу вам сказать про карту! — с отчаянием в голосе оправдывалась Тень. — А вот про Сердце времени скажу!

— Что ещё за «Сердце времени»? — оба мальчика выжидающе замерли, глядя на Тень.

— «Сердце времени» — это огромный кристалл в центре планеты. В легендах людей его называют по-разному: «Песочные часы времени», «Хранители Земли», «Каменное сердце»… Сколько легенд, столько и названий, но суть всего этого — одна. В недрах планеты находится огромной силы кристалл, который издаёт мощные вибрации и настраивает разум всех живущих на планете на одну волну. Этот огромный кристалл из кварца и оксида кремния может управлять ходом времени. Вы называете это единое волновое поле «эфиром», «ноосферой», «астралом».

— И что, эти мелкие вредные монстры — хранители этого «монолита» — «Сердца времени»? — недоверчиво переспросил Сашка.

— Эти «вредные монстры» — жители подземного мира, и хранители времени всей планеты! А ещё — охотники за тенями-предателями! — в головах мальчиков вдруг раздался совершенно отчётливый голос. Сразу за голосом в пещере появился командир «монстриков» в окружении своих воинов. — Сдавайся, Тень колдуна! Тебе от нас не уйти!

— Беги, Шадейка! — Сашка неожиданно снова включил фонарь и луч яркого света резанул по глазам луково-голо́вых.

Множество голосов внутри голов мальчиков завопили от боли.

Глава 17. Побег

Тень метнулась к выходу, но тут в ручках «монстрика» появилась уже знакомая Гостинцу-Васе конструкция.

— Ловец снов! — выдохнул мальчик. — Шадейка, берегись!

Пользуясь суматохой, Сашка схватил друга за руку и буквально выволок того из пещеры. У входа беглецов ждала Кгы. Через минуту мальчики уже бежали по радужному тоннелю. Они оторвались от преследователей, но Шадейка осталась в плену амулета.

— Подожди, Кгы! — взмолился Сашка, едва они вынырнули из тоннеля перехода. — Дай хоть отдышаться!

— Мы должны поспешить! — в головах детей раздалось отчётливое предостережение. — Командир Хгоу выслал за нами погоню!

— Побежали, Саша! Ещё немного, и отдохнём! — теперь Гостинец-Вася тащил друга за руку. Тот слегка поупирался, но всё же начал быстрее передвигать ногами после того, как сзади раздались несколько хлопков.

— Уходим в последний переход! Закройте глаза! — мысленно посоветовала их спасительница, и ребята крепко зажмурились.

Звуки исчезли. Беглецы под предводительством Кгы оказались в каком-то прохладном месте. Сашка осторожно открыл один глаз. Его взгляд упёрся в ветхую кирпичную кладку. Вверх уходили ржавые железные скобы.

— Знакомый колодец! — Кот тоже открыл глаза. — Это мы что, под запечатанным входом в подземелье друдов?

— Да, пойдёмте. В пути поговорим. Здесь никого нет, я проверила. — раздался ответ в головах. — Я перенесла вас сюда, чтобы вы нашли своего друга. Он у Анахиты в гостях. Помогает ей подключить электричество для освещения подземелья.

— Спасибо тебе, Кгы! — поблагодарил на ходу отважную маленькую беглянку Гостинец-Вася. — Ты теперь с нами пойдёшь?

— Да, останусь у друдов, если Анахита позволит. — отозвалась Кгы. — Мне давно не нравились методы нашего командира Хгоу. Хоть мы и хранители времени, но всё-таки надо как-то бережнее относится к соседям по планете.

— А что они сделают с нашей Шадейкой? — подал голос Сашка. Он шёл позади, но старался активно участвовать в разговоре.

— Ничего они ей сделают. Оставят пока в рамке «Ловца снов». А вот вам лучше в те пещеры больше не соваться. Поймают и казнят через сожжение в жерле вулкана! — предостерегла друзей Кгы.

— Ну уж нет! — ответил за двоих Сашка. — Я туда по собственной воле ни за что не вернусь! Какие-то они… недобрые, эти твои соплеменники. Как, кстати, вы себя называете?

— Арктурианцы, подземная ветвь. Мы родом из системы Арктур в Млечном пути. Живём здесь давно. Нам нравится. Главное, чтобы люди нас не беспокоили.

— Ну, это вы зря надеетесь! — ответил Сашка, теперь уже за всех людей. — Мы — раса беспокойная. Да и землю бурим и копаем всё время в поисках полезных ископаемых.

— Надо не свою планету бурить и копать, а колониальную, где нет животной и растительной жизни. — настоятельно порекомендовала Кгы. — и заводы лучше в космосе делать, а не портить свою атмосферу.

— Ага. — походя согласился Сашка. Он уже изрядно устал. Разговор понемногу сходил на «нет».

Кгы тоже еле передвигала ноги. Маленькая инопланетянка отважно старалась не отставать от длинноногих землян. Гостинец-Вася предложил её нести, и арктурианка с благодарностью согласилась.

— Скоро мы выйдем к границам друдов. — оповестил друзей Кот. — Давайте устроим небольшой привал! Отдохнём немного, а то скоро просто все попадаем.

— И подкрепимся! — добавил Сашка. Он уже скинул тяжёлый рюкзак с плеч и теперь развязывал его, готовясь к трапезе. — У меня остались кое-какие припасы.

— Вы тут располагайтесь, а я пока схожу на разведку. — предложил Гостинец-Вася.

— Давай, только далеко не уходи! Мало ли что… — хозяйственный Сашка уже раскладывал на аккуратно развёрнутой газетке небольшой «шведский стол».

Гостинец-Вася, осторожно ступая, как и полагается бывшему коту, пошёл дальше по узкому коридору. Он успел пройти лишь около десятка метров, как сначала услышал шум воды, а потом оказался у входа в огромную пещеру. У ног начинался пологий спуск к широкой подземной реке. Место показалось ему знакомым. Он залёг за горкой камней, чтобы получше рассмотреть берег реки.

Через минуту мальчик чуть не вскрикнул от радости и удивления. На дальнем берегу, покачивая на волнах, стояла знакомая подводная лодка!

Решив, что сначала надо рассказать о находке другу, Кот вернулся к биваку. В небольшой нише с природным «дымоходом» уже разгорался аккуратный костёрок. Сашка предусмотрительно сложил его из сухих веток, лежащих в рюкзаке, поэтому дыма от костра почти не было.

— Я нашёл подводную лодку Панкрата! — Гостинец-Вася присел у костра и блаженно вытянул уставшие ноги.

— А Гарик? — радостно отозвался Сшака. — Гарик там?

— Может быть и там, но я его не видел — слишком далеко.

— Вот было бы здорово, если бы он был там! — размечтался Сашка. — Тогда бы мы заявились к друдам на подводной лодке вместе с ним!

— Ты что, не помнишь? Анахита хотела эту лодку затопить, а Гарик пообещал, что он её заберёт из подземелья, чтобы больше никто по ней не плавал по подземной реке. Не любят друды, когда по их владениям кто-то шастает! — напомнил уговор Гарика с Анахитой Гостинец-Вася.

— Так-то оно так, но всё же… — Сашка протянул Коту бутерброд, щедро намазанный «Завтраком туриста». — На, пожуй немного, и пойдём посмотрим. Хорошо бы, Гарик оказался на месте!

Гостинец-Вася изрядно проголодался, поэтому его не пришлось просить дважды. Быстро прикончив бутерброды, мальчики отправились на встречу с Гариком.

— Возьмите меня с собой! — в головах детей прозвучала просьба Кгы. — Я боюсь оставаться одна…

— Заодно уж бери и рюкзак! Мы не будем возвращаться. — Гостинец-Вася вылил остатки чая в костёр. Отдохнуть не получилось.

Через несколько минут группа беглецов, поминутно озираясь, короткими перебежками спустилась на берег реки. В этом месте водная преграда была не очень широкой — метров десять отделяло друзей от подводной лодки. Но глубина в этих десяти метрах была слишком большой.

— В брод не перейти! — крикнул Сашка почти в ухо. Водный поток бурлил, разбрызгивая ледяные капли и передвигая мелкие камни. Грохот стоял такой, что Гостинец-Вася с трудом расслышал друга. — Звать Гарика бесполезно.

— Давай свой фонарик! — так же в ухо прокричал Кот.

— Не надо фонарик! — раздался голос в головах. — Я его так позову.

Кгы, сидевшая за спиной Кота, прикрыла свои фасеточные глаза, и мальчики тоже услышали Зов арктурианки. Это было похоже на сильное беспокойство, возникшее в голове, но постепенно расходящееся по всему телу тревожными волнами. Захотелось действовать. Встать, и просто идти! Бежать к источнику этого беспокойства!

Зов был настолько сильным, что Сашка просто подпрыгивал на месте, не имея возможности двигаться вперёд. Через минуту из подводной ложки вылез Гарик, и встал на противоположном берегу. Он махал руками и тоже подпрыгивал.

— Всё, молодец, Кгы! А теперь просто попроси его подплыть за нами на лодке! — попросил Гостинец-Вася.

— Надо быстрее уходить отсюда! — теперь голос Кгы раздался у него в голове. — Командир Хгоу отправил сюда отряд. И я чувствую приближение нескольких арка!

— Постарайся сбить их с нашего следа! На лодке нам будет проще уйти от погони!

— Хорошо, я попробую сделать белый шум. — согласилась Кгы и отключилась.

В это время Гарик помахал им руками и повернул обратно, к лодке. Через четверть часа сложных манёвров в бурной реке, небольшая субмарина подобрала новых пассажиров.

Глава 18. Снова вместе

— Как же я рад вас видеть, ребята! — беспокойные руки Гарика успевали всюду, голова крутилась как на шарнирах. Он одновременно закручивал входной люк, готовил лодку к погружению, хлопал Сашку по плечу, трепал волосы Кота, и бил себя в грудь от восторга.

— Гарик, за нами гонятся акртурианцы! — Гостинец-Вася остановил поток радостных излияний шимпанзе. — Надо быстрее уходить отсюда!

— Кто? — не понял Гарик, не прекращая управлять лодкой.

— Вот такие вот пришельцы! — Сашка показал пальцем на Кгы, сидящую за спиной у Гостинца-Васи. Гарик удивлённо присвистнул. Угрозы от маленького «монстрика» явно не ощущал.

— И арк. Они выпустили за нами арка! — вклинилось в разговор мысленное восклицание Кгы. И тут же всем в голову «пришла» картинка. Увиденное друзьям не понравилось.

Арком маленькая телепатка назвала огромного лохматого трёхголового монстра, больше похожего на злобную собаку, о чём Сашка тут же и сообщил:

— А я думал, что трёхголовые псы — это просто сказочные персонажи! Я такого в кино про Гарри Поттера видел. Там ему ещё кличку дали… Пушок, кажется.

— Этому больше подходит другая кличка — Цербер. — выдохнул Гостинец-Вася. От ужаса у него даже волосы на голове встали дыбом. — Не люблю собак!

— Не бойся, Кот! — Сашка решил подбодрить друга. — Мы этого Пушка музыкой усыпим!

Все посмотрели на Кгы, ожидая ответа.

— Как я могла про это забыть! — арктурианка слегка шлёпнула себя по лбу. Жест был настолько человеческий, что Сашка нервно рассмеялся и сказал сам себе:

— Эх, зря я не учил все эти мифы Древней Греции! Думал — выдумки всё, а оно — вон как оказалось…

«Нервы у всех начинают сдавать!» — отметил про себя Гостинец-Вася и обратился к знатоку трёхголовых собак напрямую:

— Так что, мы и правда сможем его вырубить?

— Мы попробуем! — пришёл слабый отзыв. Арктурианка явно о чём-то сосредоточенно размышляла. — Главное, чтобы сил хватило!

— Гарик, а у тебя есть колонки? Или динамики? Или что-нибудь, из чего мы можем передавать музыку для пса? — Гостинец-Вася осторожно опустил арктурианку на мягкий диванчик кают-компании, находящейся здесь же, в рубке. Он готовился к обороне, а Кгы за спиной в бою могла пострадать.

— Есть микрофон и два громкоговорителя. А ещё — парочка «ревунов». — после короткого размышления выдал Гарик.

— Что ещё за «ревуны»? — заинтересовались мальчики.

— А, «ревуны»-то? — Гарик уже доставал из-под сидения диванчика длинную штуковину из чёрного металла с круглым диском и ручкой на конце.

— Это что, пулемёты?

— Это автомат для подачи сигнала «Воздушная тревога». — на удивление терпеливо объяснил Гарик. — Я привёз его сюда недавно. А вообще они использовались во время Великой Отечественной войны. Оповещали население Архангельска о налётах вражеской авиации. Вот, смотрите!

Гарик поставил на палубу один конец «ревуна», наступил на него ногой, прочно фиксируя внизу, и принялся медленно крутить ручку. Было видно, что ему приходится прилагать большое усилие. И тут «ревун» ожил. В маленьком помещении голос сирены был невыносимо громким. Сашка и Гостинец-Вася тут же закрыли уши руками. Кгы забилась под диванчик.

— Всё, хватит! — заорал изо всех сил Сашка, и Гарик послушно убрал руку с рукоятки «ревуна».

— Ты нормальный, вообще? — набросился на шимпанзе мальчик. — Мы чуть не оглохли!

— Надеюсь, что «Церберу» звук тоже «понравится»! Ручку крутить будем по очереди, а то она тяжело идёт. И сделайте себе затычки в уши!

— Они называются «биру́ши», на не «затычки»! — блеснул знаниями Сашка.

— Ну, пусть будут «биру́шами». Только делайте их быстрее! Вата — в аптечке!

Не успели друзья окончить подготовку, а Гарик включить микрофон для проверки, как на палубу плывущей по реке лодки с лёгким стуком что-то посыпалось.

— А вот и ваши «монстрики!» — Гарик взглянул в перископ и в ужасе отшатнулся. — Фу, а этот ваш «Цербер»-то какой слюнявый! Саша, заводи «ревуна»!

Дважды мальчика просить было не надо. Быстро запихав в уши приготовленные биру́ши, Сашка что есть мо́чи навалился на ручку. Кгы быстро обмотала маленькую головку полотенцем и забилась под диван. Гостинец-Вася, тоже с биру́шами в ушах, пододвинул микрофон поближе к сирене и зажмурил глаза. По огромному подземелью понёсся мощный звук ревущей сирены. Атака «монстриков» моментально прекратилась, о чём тут же прокричал Гарик, наблюдающий за обороной в перископ.

Сашка, не прекращая крутить ручку, что-то кричал, но его не было слышно. Кгы, с трудом подняв голову, передала мысленно его послание Гарику.

— Надо быстрее уплывать отсюда! Погружаемся!

Гарик всё понял. Ловкие руки нажали на кнопки, дёрнули за рычаги, и лодка, не сбавляя хода, начала плавно уходить под воду, как большая рыба, сорвавшаяся с крючка незадачливого рыболова.

— Ушли! — Сашка перестал крутить ручку сирены, и теперь громко кричал, не слыша сам себя.

Гарик, не оборачиваясь, махнул ему рукой: мол, подожди, я занят!

Подземная река была опасна и для обычных-то лодок! Подводная же могла запросто налететь на какой-нибудь скрытый под водой камень.

Гарик сбавил скорость. Лодка медленно опустилась на дно.

— А теперь — всем тихо! — скомандовал шимпанзе. — Попробуем их обмануть.

Друзья и Кгы замерли и прислушались. Гарик включил локатор. На зелёном экране забегал луч эхолота, высвечивая несколько подвижных точек. На краю экрана точки сливались в подвижную массу.

— Ого, сколько их сюда набежало! — присвистнул Гарик. — И наш «Цербер» здесь! — Палец уткнулся в самую большую точку, застывшую почти в самом в центре экрана. — Заснул, что ли?

— Потерял сознание. — раздался мысленный ответ Кгы. — Арки боятся громких звуков.

— Это хорошо. Пусть отдохнёт. А нам пора! — Гарик включил двигатель на самые малые обороты. Лодка медленно двинулась, шаря впереди лучом локатора.

Но тут на экране показался огромный объект. Он быстро двигался прямо к лодке.

— А это ещё что такое? — Гарик подпрыгнул от возбуждения. — Что-то большое идёт встречным курсом! Держитесь! Столкновения не…

Не успел шимпанзе закончить фразу. Лодку сильно тряхнуло от мощного удара. Друзья попадали на пол. Гостинец-Вася попытался закрыть голову, но не успел — он больно стукнулся лбом о диван. Сашка влепился в иллюминатор. Только Гарик устоял на ногах — вцепился в ручку прибора наблюдения.

— Нас вытаскивает из воды какое-то чудовище! — крикнул капитан Гарик, прижимаясь к окуляру перископа. — Мы летим по воздуху!

— Что это за чудовище, ты видишь?

— Нет. Обзор полностью перекрыт!

— Это друзья. — Кгы закрыла свои фасеточные глаза и внимательно сканировала пространство вокруг. — Я не чувствую агрессии…

— А лодку из воды выхватывать — это не агрессия? — кипятился Гарики. — Вот я щас этим «друзьям» накостыляю!

— Тише, Гарик! Успокойся! Пусть она послушает! — попросил Гостинец-Вася и шимпанзе опустился на пол, растопырив конечности. Даже хвост примата участвовал в попытке зафиксировать тело на скачущей во все стороны палубе.

Они летели долго. Минут через сорок, качка вдруг ослабла. Лодку осторожно опустили на поверхность воды, и она, качнувшись в последний раз, наконец замерла на месте.

Гарик припал к перископу, пытаясь увидеть похитителя. Или спасителя?

— Это Сатран! — удивлённый возглас шимпанзе привлёк к перископу Гостинца-Васю. Мальчик навёл окуляр на указанное место и удивлённо повторил:

— Сатран… А на чём это он сидит?

Сашка нетерпеливо отодвинул друга от перископа.

— Ого! Да это же аспид! Настоящий, в книжке «Мифы Древней Греции»! Только на этом — седло приделано!

Гостинец-Вася опустился на диван рядом с Кгы и тяжело вздохнул. Похоже, только они с арктурианкой поняли, что только что друды развязали войну. И они с друзями стали тем «яблоком раздора», из-за которого всё началось.

— Не переживай! — пришло мысленное послание от Кгы. — Наш капитан Хгоу давно планировал войну. Наши бы всё равно напали на Анахиту не сегодня, так завтра! Война уже была в наших планах.

— Да всё я понимаю! — вздохнул мальчик. — Только одно дело — планировать боевые действия, а другое дело — из начать!

— О чём это ты тут вздыхаешь? — Сашка сел рядом с Гостинцем-Васей на диван. — Что за «боевые действия»?

— Из-за нас только что друды вступили в войну с арктурианццами! — повторил Гостинец-Вася. В подводной лодке повисла тревожная тишина. Все смотрели на Кота, как будто бы ждали дальнейших указаний.

— И что теперь нам делать? — робко спросил Сашка. Он знал про войну только из фильмов и игр. Но ему никогда не хотелось побывать на настоящей войне. Дед, родившийся в тридцать девятом, и тот всегда повторял, что война — это ад. Маленький был, а запомнил. Рассказывал им, внукам, что в войну в Архангельске особенно пострадали именно дети. Они тысячами умирали от голода, холода и бомбёжек. Его дед выжил только потому, что мама увезла малыша в деревню к своим родителям. А сама погибла. И отец деда тоже погиб. Сашка не хотел бы повторить судьбу далёких предков, но прятаться от войны не собирался.

— Мы будем защищаться! Кто к нам с мечом придёт, тот от меча и погибнет! — повторил Вася слова легендарного Александра Невского, сказанные им перед битвой на Чудском озере в 1242 году. То сражение до сих пор называют Ледовым побоищем.

— Да, и по оралу получат! — добавил от себя Гарик, и все засмеялись над его шуткой. Забавно у шимпанзе получилось пересказать библейское выражение про отказ от вражды — «перековать мечи на орала». Как-то очень по-русски: с юмором о страшном.

И тут снаружи вежливо постучали. Гарик бросился открывать Сатрану крепко задраенный люк.

Глава 19. Питомцы друдов

— Ну что, выйдем и поздороваемся с нашими друзьями? — предложил Гостинец-Вася, вставая с диванчика.

— Да мы только вчера расстались! — Гарик натянул свой видавший виды шлем с очками-консервами и с усилием надавил на люк. Снаружи раздалось приветствие Сатрана:

— А, летун! Привет тебе от нашего нового летуна!

— Я тут друзей подобрал. Они говорят, что сбежали от каких-то злобных «культурианцев». Представляешь, они их хотели в жерло вулкана сбросить!

— Да, арктурианцы такие и есть. — просто согласился Сатран. — Чуть что, сразу в вулкан сбрасывают. Но мы им с твоим новым коллегой, Горынычем, покажем им где раки зимуют!

— Так вот, значит, кто нас спас! Спасибо, Горыныч! — Гарик церемонно поклонился, а аспид в ответ склонил рогатую и перепончатую голову. Его зубастая пасть растянулась в подобие улыбки.

Вылезающий следом за Гариков Гостинец-Вася чуть не скатился по ступеням обратно в подлодку, увидев змея.

— Выходи, мальчик, не бойся! — подбодрил парня Сатран. — Он у меня только с виду такой свирепый! Сердце-то у него доброе!

— Сатран, это же наш Гостинец! — засмеялся Гарик. — Что, не узнал его в человеческом облике?

— А! Припоминаю! А я думаю, — что за паренёк знакомый! — сильные руки Сатрана подхватили Гостинца-Васю и осторожно приподняв над лодкой, опустили на землю. — Ну, здравствуй, Базилевс!

— Здравствуй, Сатран! — радостно поприветствовал старого знакомого Гостинец-Вася. — Можешь звать меня на русский манер, Васей!

— Ах да, помню! Ты же давно уже решил, что будешь жить здесь, на древней гиперборейской земле! — улыбнулся Сатран, внимательно разглядывая мальчика. — Ты подрос и возмужал, но всё равно остался пока ребёнком! Как такое возможно?

— Это, наверное, из-за того, что Шамер и его помощники меня столько раз уже лишали памяти, что я уже и сам не помню! — грустно признался Кот. — вот и остался «вечным» ребёнком…

— Ничего, мы тебя подлечим! Да и Кармелита здесь! Она тебе память-то быстро вернёт! Так что, добро пожаловать в подземный мир друдов!

— А что там с магией случилось, Сатран? — вклинился в разговор Гарик. — Нас-то с Левиафаном можно уже расколдовать?

— Надо попробовать, но это ты не у меня, а у Анахиты спрашивай! — Сатран уже пришвартовывал подводную лодку к небольшому самодельному причалу. Горыныч ковырял лапой каменный пол пещеры, переворачивая камни. Из-под них разбегались ящерицы, которых он тут же ловил и ел.

— Всё, хватит болтать! Пора Горыныча кормить, а то он сейчас и вами заинтересуется!

— А что он ест? — на ходу подбирая рюкзаки, мальчики приготовились следовать за Сатраном.

— Да всё он ест! Главное, чтобы было побольше! — Громко рассмеялся Сатран, и Горыныч заинтересованно на него посмотрел. — На вот, Горыныч, пожуй! — из небольшой сумки на поясе друд достал кусок чего-то мясного и кинул аспиду. Тот ловко поймал угощение и принялся его жевать. Все присутствующие застыли на месте. Трапеза аспида — то ещё зрелище!

— Чего встали? Пошли, пока он занят! — поторопил своих спутников Сатран. — А то он сейчас переключит своё внимание на вас!

Дважды ему просить не пришлось. Сашка первый припустил за ним лёгкой трусцой. За ним потянулись и остальные. Через несколько минут обедающий аспид скрылся из виду. Гости подземной страны облегчённо вздохнули.

— А где ты его взял, Сатран? — поинтересовался Гостинец — Вася. — И как удалось приручить такого страшного реликта?

— Ну, насчёт «страшного», это ты зря! — начал с конца Сатран. — К любому зверю можно найти подход, если подойти с терпением и любовью. А где взял — там уже нет! И он — вовсе не древний реликт, а почти ещё детёныш. Только пару месяцев назад из яйца вылупился. Просто он большой!

— Секрет, значит? — уточнил Гарик. Ему тоже не терпелось узнать, где ещё на планете остались такие вот «реликты» — древние и очень опасные существа. — А ты не думаешь, что где-то они и дикие ещё есть? Те, которые эти яйца отложили?

— Может, конечно, и есть! — согласился Сатран. — Только яйцо там всего одно было. Сирота наш Горыныч.

— Гарпии, кубольды, аспиды… Не хотел бы я, чтобы все эти существа узнали, что на поверхности земли живут люди. — задумчиво сказал Гостинец-Вася. — Пусть эти реликты останутся под землёй, где и были последние несколько тысяч лет!

— Это точно! — коротко согласился Сатран. — Ну вот, мы и пришли! Располагайтесь, Малиша вас покормит. А через час я за вами приду. Пойдём к Анахите!

Не успели гости появиться на пороге уютного домика Малиши и Смилана, как на Гостинца-Васю налетела Кара с громкими взволнованными воплями:

— Вася! Базилевсик! Как же я давно тебя видела! — девочка прыгала и смеялась, заполняя всё пространство вокруг себя плотной, почти осязаемой атмосферой радости. Все, кто был рядом застыли на полпути, наблюдая за встречей друзей. Первой опомнилась Малиша, и деликатно кашлянув, увела Сашку и Кгы за собой:

— Пойдёмте, я покажу вам ваши комнатки!

Гарик, сообразив, что хозяйка домика-пещеры обращается к гостям, закрыл удивлённо распахнутый рот, и тоже пошёл на зов. Его примеру последовал и Сашка.

Вскоре Кара и Гостинец-Вася остались одни.

— Ну, здравствуй, Кара! — мальчик аккуратно высвободился из крепких объятий и теперь смущённо улыбался, разглядывая свою дорогую подругу. — Я тоже очень соскучился!

— А тут столько всего происходит! Просто голова кругом! И Витя, и аспид, а ещё кристаллы… Да что я говорю! Ты скоро сам всё увидишь! — Кара тоже вдруг засмущалась, едва они остались с мальчиком наедине. — Ну, пойдём! Ты ведь голодный?

— Голодный. Но могу и подождать! Главное — расскажи, как ты тут? Сильно Анахита ругалась?

— Нет, она же — моя мама! Так, поворчала немного… Сейчас я тебе кое-что скажу, только ты не волнуйся!

— Ты меня пугаешь! Кара, говори быстрее! Не тяни! Что случилось?

Девочка глубоко вздохнула, набрала в грудь побольше воздуха, и собралась уже что-то сказать, как в комнату буквально влетел Витя:

— Гостинец! То есть я хотел сказать, Кот! — мальчик увидел, что Гостинец-Вася с Карой в комнате одни и тоже вдруг засмущался. — Я не помешаю?

— Витя! — шагнул навстречу Гостинец-Вася и друзья крепко обнялись. Кара с улыбкой взглянула на мальчиков, и, пообещав скорый обед, быстро вышла из комнаты.

— Как вы меня нашли? Анахита же закрыла все проходы в волшебное подземелье! Я сам видел, колодец завален! — Витя был рад, удивлён, встревожен. Ему столько надо было сказать! Эмоции переполняли обоих друзей.

— Да, нам помогла Шадейка. А потом её поймали маленькие злобные инопланетяне, которые живут в глубоких пещерах. Они забрались ещё глубже. Чем друды!

— Знаю. У них мирное соглашение с друдами, но они его часто нарушают. Анахита готовится к войне. — Витя обернулся на радостные возглас Сашки. Тот тоже заглянул в комнату на громкие голоса, и теперь ему не терпелось поприветствовать друга:

— Витя! Привет, заложник ты наш! Как ты тут? — опять последовали крепкие объятия и рукопожатия.

— Ребята, тут такое происходит! — Витя быстро вернулся к серьёзному разговору. — Из волшебной страны тоже ушла вся магия! Харитон больше не может разговаривать, и Таше пришлось его взять домой как простого питомца! Кристаллы светят всё слабее! Мы с целыми днями налаживаем электрическое освещение, а то тут скоро будет совсем темно…

В это время в комнату вернулась Кира. Следом за ней вошла Малиша с большой плоской корзинкой. Вкусно запахло чем-то съестным.

— Поешьте, ребята! Скоро за вами придёт Таша, отведёт вас к Анахите. — Женщина оставила угощение и ушла. Кира опустилась рядом с мальчиками, поставив на выступ у очага несколько глиняных чашек и кувшин с молоком. Путешественники с благодарностью принялись поглощать угощение.

— Да, ну и дела! — Сашка сел на мягкий мох у очага с печёной картошкой в руках. Друзья последовали его примеру. — А мы думали, тебя надо срочно спасать!

— Я вначале тоже подумал, что попал в плен! — Витя налил всем молока и устроился рядом с Гостинцем-Васей. — А потом, когда начали гаснуть фонарики, Таша попросила меня помочь ей с проводкой. Пригодились мои знания электротехники. Не зря мы с дедушкой всю зиму мастерили макет домика с подстветкой!

— Кира, а что ты хотела мне сказать? — вдруг вспомнил Гостинец-Вася. Все сразу притихли.

— Да я потом, Кот! — девочка опустила глаза и залилась краской. — Это не самое срочное.

— А Харитон? Что теперь с ним будет? — вернул разговор в прежнее русло Сашка. — Как теперь с ним общаться?

— Он с Баженом, братом Таши. И остальные дети — тоже в школе. Странно, но они как-то находят с Харитоном общий язык. — Витя явно вёл в стране друдов очень активную жизнь и был в курсе всех событий.

— В школе? Наш хорёк и раньше-то не особо любил учиться, а теперь — в школе? — удивился Сашка. — И что он там делает?

— Как что? Помогает детям учиться! — Витя уже допил своё молоко и теперь помогал Каре собрать посуду и остатки ужина. — Тут вообще-то, самая лучшая в мире школа! Дети самостоятельно решают очень серьёзные проблемы! Вот закончится вся эта неразбериха — буду проситься у Анахиты поучиться здесь год-другой! По обмену!

Не успели дети наговориться, как на пороге домика возник Сатран.

— Ребята, вас ожидает Анахита! Ваша спутница Кгы уже там. Поспешите!

Глава 20. Мобилизация[10]

Гостинец-Вася запомнил страну друдов совсем по-другому. В прошлое его посещение кругом царила атмосфера гармонии и счастья. Света фонариков очень не хватало. Они, всё-таки, добавляли к обстановке свою праздничную нотку. Сейчас же, даже монотонное гудение мантры, доносившееся из тронного зала, звучало как-то тревожно. Страна друдов готовилась к войне.

— Приветствую вас, гости подземной страны друдов! — раздался голос правительницы, и все вошедшие в большой зал склонили головы в приветственном поклоне. — Подойдите ближе!

— Приветствуем тебя, правительница! — Гостинец-Вася стоял перед Анахитой первым, за ним стояли Сашка и Витя. Бажен, стоявший рядом с отцом, потихоньку отошёл от него, когда тот отвлёкся, и теперь радостно дёргал Кота за рукав, мол «Я тебя узнал! Я — рядом!». Мальчик повернулся к друду и улыбнулся. Бажен, удовлетворённый, отошёл обратно к отцу.

Кира прошла вдоль стены дальше, и остановилась с левой стороны от трона матери. Кгы стояла с правой стороны у трона, чем вызвала большое удивление у детей.

— Наша гостья Кгы любезно согласилась быть моим советником. — словно услышав мысли детей, сказала Анахита. — Сейчас нам её помощь очень нужна! Как и ваша. Готовы ли вы помочь нашей стране в трудные времена?

— Да, Ваше величество! Я готов. — первый ответил Гостинец-Вася и друзья дружно закивали вслед за ним.

— Хорошо. Думаю, что официальную часть можно на этом закончить! — Анахита поднялась со своего богато украшенного самоцветами трона и пригласила гостей в небольшой зал, вход в который был прикрыт большим пологом из какого-то плотного тёмного материала. — Пойдёмте в зал совещаний!

Дети молча последовали следом за правительницей друдов. Видно было, что Витя тут уже какое-то время гостил. А вот Сашка крутил головой, рассматривая необычный интерьер. Кира незаметно переместилась поближе к Гостинцу-Васе, и теперь стояла рядом с ним.

— Вы знаете, что Шамер похитил пульт управления накопителя энергии. Волшебный фонарь также опять оказался в его руках. — ребята вместо ответа дружно закивали. — Нам удалось выяснить, где он прячет все свои трофеи. Сатран с группой друдов только вчера вернулся из рейда. Им удалось вернуть фонарь и освободить одного пленника. — Анахита подала знак рукой и в зал совещаний вошёл худенький светловолосый мальчик в зелёной одежде, явно с чужого плеча. Паренёк смущённо улыбался. — К сожалению, все волшебные свойства фонарь по какой-то причине утратил, зато тот, кто его охранял получил обратно свою свободу!

Королева друдов улыбаясь посмотрела на мальчика, и тот вдруг смущённо покраснел.

— Это же… Левиафан! — Гостинец-Вася вслух высказал свою внезапную догадку, и Анахита чуть заметно ему кивнула.

— Здравствуйте, друзья! — Левиафан подошёл ближе и тут же был захвачен в плен объятий. Первым его сгрёб в свои лапы Сашка, но вскоре был вынужден уступить место Вите и Коту, — те хлопали его по плечам и оттирали Сашку от уже кряхтящего Левиафана.

— Задушите, черти! — отбивался бывший сверчок. — Да здесь я, здесь! Я свободе благодаря друзьям. Теперь буду с вами как человек!

Гостинец-Вася вопросительно посмотрел на Анахиту, ожидая продолжения разговора. Та, словно опять прочитала его мысли, вскоре продолжила:

— Поскольку поглотитель энергии переключён на сбор всех видов энергии Земли, магия у нас тоже уже почти исчезла. Думаю, что и пульт больше не работает, так ка некуда переключать обратно. Энергия магии иссякла. Колдун готовится атаковать людей. Я приняла решение использовать остатки энергии артефактов на то, чтобы вернуть человеческий облик бывшим ученикам Шамера, перешедшим на нашу сторону. Гарик, ты тоже можешь войти! — последнюю фразу Анахита произнесла чуть громче, адресуя её кому-то, стоящему пока за пологом.

Кусок тяжёлой материи колыхнулся, и на пороге появился подросток. Друзья радостно загомонили.

На них смотрел весёлым взглядом невысокий, смуглый итальянец, одетый в кожаную куртку, в знакомом шлеме с очками-консервами. Гарик был до того узнаваем, что Гостинец-Вася удивлённо оглянулся на Анахиту. Та в ответ лишь слегка пожала плечами, как будто она снова была не королевой, а обычной фокусницей.

— Ну вот, теперь, когда вы все в сборе, можно немного прояснить ситуацию! — продолжила правительница, едва радостный гомон стал слегка затихать. Друзья обратились в слух. — Арктурианцы объявили нам войну.

Тишина взорвалась множеством возгласов. Все возмущались вероломством «монстриков» и угрожали им всякими неприятностями. Один лишь Гарик молча смотрел на друзей. Он был единственным в этой компании, на считая Анахиты, кто знал о войне не понаслышке. В гражданскую, отгремевшую в России уже почти сто лет назад, ему пришлось повоевать…

Когда волна негодования и возмущения схлынула, вновь раздался властный голос правительницы:

— Прошу всех разойтись! Готовьтесь, завтра утром Сатран выведет вас на поверхность. Бывшие ученики колдуна помогут нам с поисками Шамера на поверхности, а детям пора в школу. Вы все должны как можно скорее покинуть страну друдов! — А тебя, Базилевс, я прошу остаться!

Едва они остались малым составом: Анахита, Кира, Кгы, Сатран и Гостинец-Вася, как зал совещаний вошла Таша. На ней был грязный походный костюм. Волосы выбились из обычно аккуратной причёски девушки и теперь торчали в разные стороны. Она была не похожа на саму себя.

— А вот и наша главно-командующая! — поприветствовала её Анахита. — У тебя что-то срочное?

— Да, королева! Мы должны немедленно связаться с Шамером. Он ждёт нашего решения!

— Но хрустальная сфера не работает! А про нашу телепатку он пока не знает. И я бы не хотела, чтобы узнал…

— Он передал мне вот это. — на массивную каменную столешницу, поверх разложенной карты подземной страны, лёг небольшой брусок блестящего пластика.

— Что это? — удивлённая Анахита смотрела на новенький мобильный телефон так, словно это была бомба. Даже опасливо отступила от стола на пару шагов.

— Это мобильник… мобильный телефон, Ваше величество! — Таша сняла перчатки и коснулась лежащего устройства оголённым пальцем. — Для связи с Шамером. Ну, и с остальным внешним миром, если Витин модем будет принимать сигнал с вышки связи.

— Это можно легко проверить! Надо просто его включить! — Кира потянула руку к мобильнику, но Гостинец-Вася бережно перехватил её.

— Подожди, Кира! Там может быть включена гео-локация!

— Что это значит?

— Это значит, что Шамер может узнать о нашем местонахождении и напасть! — ответил мальчик.

— А сейчас этот … мобильник. Он включён? — поинтересовался Сатран.

— Нет. Даже батарея и сим-карта не вставлены. — последовал ответ Таши.

— Это хорошо. Надо собрать и включить его где-нибудь подальше от города друдов. Желательно на поверхности земли и поближе к вышке сотовой связи! — Гостинец-Вася явно знал, о чём говорил.

— Хорошо. Мы так и сделаем. Но — после нашего разговора. — был ответ правительницы. — Как ты уже понял, мы ведём переговоры с Шамером. Он говорит, что арктурианцы забрали в плен кого-то из его сторонников. И поэтому он предлагает нам вступить в его военный альянс. То есть, подписать соглашение о партнёрстве и стать союзниками. Что ты об этом скажешь?

— Он обманет вас, Ваше величество! — Гостинец-Вася склонил голову и коротко взглянул на Киру. — Я думал, что вы и сами уже убедились в его подлой натуре.

— Я знаю, что Шамер всех обманывает! Но сейчас нам объявлена война! Мне дорога любая помощь! — повысила голос Анахита. Она тоже сомневалась в предложении Шамера, но уже приняла его.

— Вы хотели моё мнение, вы его услышали, Ваше величество! — Гостинец-Вася поднял руки ладонями вперёд, как бы защищаясь от недовольства королевы. — Я просто напомнил, что он не упустит шанса всех обмануть, а потом ещё и сделать свои тёмные делишки чужими руками!

— Мальчик прав. — раздался в головах у всех присутствующих голос Кгы. — Я вижу, что над вами сгущаются тучи тёмного намерения. Кто-то хочет вас всех обмануть!

— И что нам теперь делать? Мы не можем отказаться от его помощи в войне! Он предлагает нам оружие! Много оружия! И обещает обеспечивать связь между отрядами! — Анахита была в отчаянии. Она нервно теребила в руках символ власти — короткий золотой посох с огромным сверкающим бриллиантом на вершине. Похожие жезлы в Российской империи назывались скипетрами. Но сейчас он явно играл роль анти-стресса, с которой справилась бы и обычная безделушка.

Гостинец-Вася молча ждал, когда у королевы пройдёт эта неожиданная вспышка эмоций. Но тут к ней подошла дочь и ласково дотронулась до руки:

— Мама! Не волнуйся! Мы обязательно придумаем, как обезопасить друдов от колдуна! Да, Базилевс? — выжидательный взгляд на Гостинца-Васю.

— Да, Кира! Я думаю, что сможем. Какие у него основные требования? Что он у вас уже попросил?

— Пока ничего особенного! — Анахита немного успокоилась, и к ней вернулось прежнее спокойствие. По крайней мере, вид у неё снова стал невозмутимым. — Сказал, что мы должны обеспечить ему и двум десяткам его людей проход в секретный зал, расположенный сразу за залом Совета.

— И всё? — допытывался мальчик. Все присутствующие замерли в ожидании, напряжённо следя за разговором.

— Нет. Мы ещё должны оставить их в этом зале одних и целый час сдерживать натиск арктурианцев, чтобы ни одна живая душа не попала в зал.

— Но эти «монстрики» умеют телепорти… проходить сквозь стены! — удивился мальчик.

— Да, он говорил об этом. Но зал Советов и тот, что за ним, — защищены специальной сеткой. Он сказал «Сетка Арадея», кажется…

— Клетка Фарадея![11] — машинально поправил Анахиту Гостинец-Вася и тут же переспросил сам себя: — Что? Как же я сразу не подумал об этом!

— О чём, Базилевс? — теперь рука Киры касалась его руки, а взгляды всех присутствующих сошлись на нём, ожидая ответа.

— Ну, конечно! Мы сможем защитить наше подземелье от этих арк… акр… От «монстриков»! Прости, Кгы, я не хотел тебя обидеть!

— Я не обиделась. Но мне надо, чтобы ты немного побыл один. Нам надо срочно поговорить! Кажется, я знаю, что задумал этот ваш хитрый колдун. И если у него это получится, тогда пострадаем мы все!

Глава 21. Тайная операция Кгы

Работа по установке железной сетки кипела уже вторые сутки без остановки. Для того, чтобы дать возможность друдам отдыхать и подкреплять силы, Сатран организовал работу в три смены: пока одни друды работали, две смены отдыхали. Меняя друг друга на монтаже сети, маленькие мастера сменяли друг друга через каждые восемь часов. В итоге получалось, что работа не прерывалась ни на минуту. Научной частью всех работ руководил Витя. Правда, делал он это теперь исключительно по телефону и скайпу. Анахита настояла на немедленной отправке Саши и Вити домой. Кира и Кот пока решили остаться, чтобы помочь друдам.

— Такими темпами, мы скоро весь подземный мир перегородим непроходимыми для наших врагов отсеками! — Гостинец-Вася в изумлении оглядывал высокие своды пещеры.

При помощи летучих мышей и выносливых шестилапых уксов[12] огромные пространства пещер и гротов были за последние несколько часов превращены в надёжное убежище. Телепортироваться через эту импровизированную клетку Фарадея арктурианцы уже не смогли бы, даже если бы знали координаты нужного места.

Кгы немного приподняла завесу тайны над этой способностью своих соплеменников, рассказав об условиях телепортации. Для того, чтобы безопасно попасть в какое-то место или помещение, особенно расположенное под землёй или над её поверхностью, необходимо как можно детальнее представить себе это место. Обычная карта для такого ориентирования не подходила — нужна была трёхмерная проекция. Ведь если телепорт перенесётся в неисследованное место, то может попросту лишиться головы. Кгы рассказала, что такие случаи у арктурианцев здесь уже бывали, когда на неисследованном месте им встречалась прочная стена, камень, или другая труднопреодолимая преграда.

Но война — есть война! Командир Хгоу вполне мог отправить отряд смертников для пробивки канала в пещеру Анахиты. Клетка Фарадея же была для этих отрядов абсолютно непреодолимым препятствием, даже если они знали, куда телепортируются. Ну, или бывали здесь раньше.

— Но и я не смогу теперь передвигаться в подземелье так, как привыкла! — Гостинцу-Васе показалось, что в мысленном сообщении Кгы прозвучало разочарование. Он тряхнул головой, удивляясь этому ощущению: при телепатии — передаче мысли на расстояние — эмоции обычно не проходили через этот своеобразный фильтр. Тут было что-то другое.

— Почему я чувствую твоё недовольство, Кгы? Это что, ты теперь научилась передавать и настроение? — уточнил на всякий случай Кот.

— Да, всё верно. — поступил ответ. — В тебе очень мощный потенциал. Ты можешь стать настоящим эмпатом[13], если немного потренируешься!

— Но сейчас мне точно не до этого! — отмахнулся мальчик. — Ты лучше скажи, как нам остановить Шамера! Ведь если он сделает то, о чём ты меня предупредила, то нам будет не вырваться из его ловушки!

— Боюсь, что ты уже давно попал в неё. Колдун закольцевал твоё время. Причём, сделал это давно.

— Я догадываюсь об этом. — вздохнул Гостинец-Вася. — Слишком странные виде́ния у меня порой случаются…

— Может, не всегда это были просто виде́ния? — Кгы внимательно посмотрела в глаза мальчику, и у него вдруг закружилась голова от калейдоскопа картинок, с большой скоростью начавших всплывать в памяти. Вот он — маленький котёнок, и выбирается из колодца в парке, через миг — крот Панкрат обливает его волшебной водой, и он теряет память, вот уже взрослы кот сидит на дне колодца и опять его обливают водой…

— Как такое возможно? Что со мной случилось, Кгы? Почему я вдруг почувствовал, что много раз был маленьким котёнком и не однажды уже выбирался из того колодца в парке, который сейчас друды засы́пали землёй?

— Ты уже знаешь ответ. — прозвучал в голове бесстрастный голос арктурианки. — Я просто помогла тебе обратить внимание на нужные моменты твоей памяти. Ты попал в ловушку времени, которую тебе устроил колдун. И очень умело это сделал.

— Что же мне теперь делать? — паренёк в отчаянии опустился на большой камень и тяжело вздохнул. — Не хочу впутывать в это своих друзей, а одному мне из этой ловушки ни за что не выбраться!

— Ты не один. Я помогу тебе. Нам надо только выйти ненадолго из подземелья!

— Зачем? Там же кругом твои соплеменники! Кгы, ты что забыла? Они же объявили нам войну!

— Это не имеет значения! То, что я хочу сделать, поможет нам не допустить Шамера к Сердцу времени!

— Может, расскажем об этом Анахите? — Гостинец-Вася с сомнением взглянул на Кгы.

— Конечно расскажем! Но сначала мне надо побывать в прошлом и решить, что именно нам сейчас надо сделать, чтобы победить колдуна! Считай, что это наша тайная операция!

— Хорошо. Что мне надо делать?

— Давай подойдём поближе к выходу. Вот здесь! — Кгы указала длинным тонким пальцем на выступ, выходящий в узкий коридор.

Сетки на стенах и потолке здесь пока не было.

— Просто побудь здесь и постарайся не сходить с места! Ты будешь моим якорем во времени и пространстве. На, держи! — Кгы вложила в ладонь мальчика маленький гладкий камешек. В полутёмной пещере он светился мягким розовым светом. — Это кольцо с рубином, не снимай его ни при каких обстоятельствах!

— Какое-то знакомое колечко! — Гостинец-Вася задумчиво рассматривал кольцо. — Напомни, где я мог его раньше видеть?

— Потом. Всё потом! Надень его на палец и постарайся устроится поудобнее. Я сниму с тебя скан[14] пространства-времени!

— Слушаюсь и повинуюсь, Кгы! — шуточно поклонился Кот. И тут же спохватился. — Извини, не удержался! Уж очень ты напряжена!

— И ты бы напрягся, если бы видел, что бывает с телепортами, когда они сбиваются с курса в обратном прыжке… Готов?

— Да. С места не сдвинусь! — Гостинец-Вася сел на небольшой выступ и прислонился к стене спиной. — А долго тебя ждать?

— Как пойдёт… Ну, пока! — раздался чуть слышный хлопок и Кгы исчезла.

Глава 22. Атака «монстриков»

Как ни странно, но долго ждать арктурианку не пришлось. Не успел мальчик как следует устроиться на жёстких камнях, как на том же самом месте вновь раздался хлопок.

— Я нашла их! Они здесь, неподалёку! Надо скорее уходить! — несмотря на то, что эмоции при сеансе мысленной связи не предавались, Гостинец-Вася отчётливо услышал нотки паники.

— Ты так быстро! Что-то случилось? — мальчик быстро поднялся и подхватил лежащий рядом рюкзак. — Идём назад, в пещеру?

— Нет. Скоро на пещеру нападёт отряд Хгоу. Мы пойдём к Сердцу времени!

— Но в пещере остались мои друзья! — Гостинец-Вася остановился как вкопанный. — Мы не можем их бросить!

— А колдун уже добрался до нашей тайной пещеры и сейчас проводит ритуал Большого кольца! Нам надо спешить! — упорно гнула свою линию Кгы.

— Я никуда не пойду, пока мои друзья в опасности! — упёрся мальчик.

— Мы уже не успеем им помочь! Я заглянула в будущее и знаю, о чём говорю!

Гостинец-Вася повернулся и побежал назад, к пещере Анахиты. Тратить драгоценное время на словесную перепалку он больше не собирался.

— Куда ты? Вернись немедленно! — раздался в голове затихающий призыв.

Пробежав несколько метров по коридору, Гостинец-Вася вспомнил о том, что в пещеру правительницы волшебной страны был ещё один вход. Тайный, спрятанный за откатывающимся в сторону огромным валуном. Он свернул в боковой переход и побежал изо всех сил. Оружия у него при себе не было, но по пути он захватил рулон сетки, которой друды обтягивали стены, пол и потолок пещер, устраивая защиту от телепортов. Вот только ток по ней они пустить так и не успели.

Ток! Ну конечно! Вот почему нападение отряда Хгоу застало их врасплох! Надо было подключить ток! Тогда бы включилась клетка Фарадея, и «монстрики» не смогли застать их врасплох!

И тут мальчик остановился на всём ходу. Даже тормозной путь очертил кроссовками. Ему пришла в голову простая до хохота мысль. Он взглянул на рубиновый перстень, оставшийся на его пальце, повернулся и побежал назад. Туда, где оставил маленькую арктурианку.

Только бы она была на месте! Только бы она не испугалась и не отчалила обратно, в своё прошлое! Или будущее. Хорошо, конечно, когда можешь вот так, скакать ка кузнечик по всем направлениям пространства и времени, но как-то счастья в жизни это ей не добавляет! Наверное, оттого, что она не привыкла заботится о ком-то ещё. Хотя… сверх-способности, наверное, здесь не при чём…

Все эти мысли пролетали в голове как-то сами по себе. А ноги в это время несли мальчика назад, на то самое место, откуда совершала прыжки во времени его новая знакомая инопланетянка. А ещё он изо всех сил старался не думать о том, что сейчас происходит с его друзьями в зале совещаний Анахиты.

— Почему ты вернулся? Мы пойдём за Сердцем времени? — ещё до того, как Гостинец-Вася увидел Кгы, в голове раздался её мысленный вопрос.

— Нет, Кгы! Ты сейчас вернёшься на несколько часов назад и попросишь Гарика включить ревуна, а Витю — срочно подать напряжение на сетку! И тогда…

— Тогда отряд Хгоу не сможет на нас напасть! — закончила мысль Кгы. — Хорошая идея! Садись на камень и не двигайся с места! Что бы ни случилось, оставайся неподвижным!

— Подожди! — он быстро зашёл за валун и сел прямо на каменный пол, положив перед этим туда свой рюкзак. — Всё, я готов! С места не сойду!

На пару мгновений Кгы застыла, снимая новые координаты и готовясь к прыжку. Потом раздался знакомый уже хлопок, и она исчезла.

Не успел Гостинец-Вася отдышаться, как почувствовал, что в пещере есть кто-то ещё. Не услышал, а именно ощутил чужое присутствие. Сжавшись в комок, мальчик весь обратился в слух.

— Отпусти меня, грозный командир! Повелитель высоко оценит твой поступок!

Тишина.

— Ты уже понял, что меня нельзя просто так уничтожить, так что это вряд ли. И потом, такие союзники, как я и мой повелитель — дорогого стоят!

Опять тишина.

Это что, Шадейка? И Тень колдуна беседовала с кем-то, кто отвечает ей мысленно, называя его командиром!

— Но тебе не справится с этими подземными жителями и их королевой в одиночку! Тебе нужны союзники! Мы поможем охранять Сердце времени!

Тишина затянулась, и мальчик понял, что командир колеблется. Ещё немного и пронырливая Тень получит от него согласие! Этого нельзя было допустить! Но что делать, чтобы предотвратить измену? Или хотя бы дать знать об этом Анахите?

Гостинец-Вася нащупал в кармане куртки мобильный телефон. Бесполезная вещь в подземелье! Связи-то всё равно нет! Но заряд батарейки ещё не кончился, осталась почти половина делений. Что же делать?

И тут ему пришла в голову безумная идея. Мальчик быстро открыл игру и нажал на кнопку запуска. Потом, стараясь не поднимать руку высоко над камнем, кинул телефон навесиком в противоположный угол пещеры.

Тень испуганно вскрикнула, а потом произошло настоящее чудо! Под ногами сверкнула бело-голубая искра. Потом по стене напротив пробежала целая дорожка голубоватых сполохов. Металлическая сетка, опутывающая своды пещеры, тихо загудела. И в тот же миг в конце каменной галереи раздался рёв сирены, предупреждавший когда-то людей о налёте вражеской авиации и вопль множества голосов. Ни люди, ни друды так кричать не могли.

Гостинец-Вася вытянул голову и осторожно выглянул из-за своего укрытия. Командир Хгоу стоял посреди небольшого грота, держась ручками за голову-луковицу. У него под ногами валялся амулет «Ловец снов».

Звук был похож на скрежет металла по стеклу. Самые высокие ноты срывались в ультразвук, больно давя на барабанные перепонки. С от самых низких — неприятно дрожали все внутренности в животе. Гостинец-Вася откуда-то знал, что эти низкочастотные колебания называются инфразвуком.

Серая волна, состоящая из многих арктурианцев вынырнула из-за поворота перехода и понеслась к выходу, топча всё на своём пути. Арктурианцы улепётывали со всех ног. Следом за ними бежали друды, размахивая лопатами и палками. Через некоторое время всё стихло.

Мальчик боялся даже пошевелиться, хотя пятая точка, которую от примостил на неудобный рюкзак, уже затекла от долгого сидения. Но Гостинец-Вася, как стойкий оловянный солдатик, продолжал неподвижно сидеть на месте, ожидая возвращения Кгы.

Наконец, когда он уже начал чувствовать боль и в ногах, раздался электричество выключили и тут же тихий хлопок.

— Ты был прав! — арктурианка устало опустилась на камень. — Атаку удалось отбить, едва она началась! Эта ваша сетка Фарадея — абсолютно непроходимое препятствие для нас! Всё, Витя! Можешь опять включать!

Гостинец-Вася понял, что последнюю мысленную команду Кгы подала его другу, чтобы тот вновь установил защиту. Всё подземелье вновь стало непроницаемым для телепортаций и перемещений во времени. Кто бы мог подумать, что обычное электричество можно так вот использовать!

— Ну что, у нас появились шансы устоять в будущем? — Гостинец-Вася поднялся, разминая затёкшие части тела. — Тут где-то был амулет, а в его плену сидела тень колдуна.

Беглый осмотр места показал, что хрупкая деревянная конструкция полностью растоптана. Тени в ней не было.

— Эх, сбежала Шадейка! — сам себе сказал мальчик. И тут же обратился к Кгы: — А ты уже заглянула в будущее?

— Заглянула. Но будущее превращается в прошлое уже через несколько недель.

— Как это? Разве такое возможно? — рука, протянутая за лежащим на полу рюкзаком, застыла на полпути.

— Шамер замкнул Большую петлю времени! Мы проиграли эту битву!

— Но войну-то он ещё не выиграл! — попытался подбодрить подругу Кот. — И потом, мы не должны просто так сдаваться! Идём, надо сказать Анахите!

Мальчик подхватил приунывшую телепатку на руки и торопливо зашагал в зал Советов.

Глава 23. Большая петля времени

В зале совещаний в этот раз было не протолкнуться. Анахита, вопреки своим обычным правилам, допустила на совет старейшин гостей. Открыто неудовольствия друды не выражали, но смотрели на чужаков настороженно.

— Итак, что мы имеем в сухом остатке? — Анахита была настроена на деловой лад. Все эмоции «железная леди» отбросила в сторону до лучших времён.

— Благодаря Кгы, мы успели подать ток на сетку Фарадея. Поэтому потери среди нападающих в разы больше, чем наши. Но всё-таки убитые и раненные есть. — Сатран посмотрел на лист бумаги с пометками, тяжело вздохнул, и передал его правительнице.

— А Таша и разведчики уже вернулись? — Анахита подняла глаза от бумаги со статистикой потерь. Глаза её были полны печали. — Мы знаем, где сейчас арктурианцы и что они делают?

— Разведчики ещё не вернулись, Ваше величество. — Сатран сделал шаг от стола, показывая, что его доклад окончен.

— Не знаю, где точно сейчас их командир Хгоу, но то, что он ведёт переговоры с Шамером, мне доподлинно известно! — Гостинец-Вася, напротив, сделал шаг вперёд и теперь стоял, притягивая к себе взгляды членом совета.

— Откуда такие сведения? — Анахита тоже заинтересованно взглянула на мальчика. Тот волновался, но голову держал высоко.

— Мы с Кгы стали свидетелями бегства Тени от командира Хгоу. Сначала она предлагала ему помощь в охране Сердца времени, а потом сбежала. Это случилось как раз перед включением сирены. Уйти ей удалось потому, что амулет «Ловец снов» растоптали толпы убегающих арктурианцев. Так что сейчас Шамер подбирается к главному артефакту.

— Интересно… — Анахита склонила голову набок и взгляд её стал немного отрешённым. Правительница друдов явно о чём-то напряжённо думала. — Значит, она предлагала ему сделку, а потом сбежала?

— Так точно, Ваше величество! — сам того не замечая, мальчик ответил строго по-военному. — Но теперь она точно знает, где расположено это самое «сердце».

— Я могу провести вас туда. — Раздался в головах всех присутствующих монотонный голос Кгы. — Мы должны туда попасть раньше колдуна и его Тени!

— Ну что же, тогда совет окончен! Сатран, срочно отправляй отряд своих штурмовиков!

Помощник Анахиты первый начал движение к выходу. За ним последовали все остальные друды. Через несколько минут в небольшой пещере остались только Анахита, Кира, Кгы и Гостинец-Вася.

— А нам что делать, мама? — девочка внимательно смотрела на свою царственную маму. — Чем мы можем помочь?

— Вы должны отправить свои задания через электронный дневник! Война — войной, а учёбу запускать нельзя. У меня сейчас нет времени тебя контролировать, так что, пожалуйста, сделай всё как надо! И другу своему помоги!

— Но я думала, что сейчас не до этого! — удивилась Кира. — Ты что, меня отпустишь обратно в человеческую школу?

— Конечно! И даже буду просить учиться там хорошо, чтобы потом поделиться знаниями с нашими малышами. — Анахита тепло улыбнулась дочке и обняла её за плечи.

— Хорошо, мама! Я буду очень стараться! — обрадовалась Кира. — Честно говоря, я почти все задания делала! Только два дня пропустила. Я сейчас же свяжусь с Леной и спрошу, что задано!

— Ну, вот и хорошо! Ты или, а я немного побеседую с Кгы и Базилев… с твоим другом. Всё забываю, что ты теперь Василий! — Анахита впустила из своих объятий дочь и перевела взгляд на Гостинца-Васю.

Как только Кира покинула зал совещаний, Анахита устало опустилась в своё кресло. Жестом она пригласила мальчика и арктурианку последовать её примеру. Гостинец-Вася удивился, но сел. И хоть обычно в присутствии королевы сидели только члены семьи, сегодня у него больше не было сил ни удивляться, ни стоять. Кгы забралась в соседнее кресло, в котором обычно сидел Сатран.

— Так вы думаете, что Шамер затеял все эти интриги только ради того, чтобы добраться до Сердца времени? — задала вопрос Анахита, глядя поочерёдно на Кгы и мальчика.

— Да, Ваше величество! — первым ответил Гостинец-Вася, но арктурианка следом тут же отправила обоим собеседникам свой ответ. И он был иным.

— Думаю, что он уже добрался до артефакта. И больше того, с помощью своих новых учеников он мог уже провести ритуал Большой петли. Он замкнул время в кольцо, Ваше величество!

— Наверняка у тебя есть повод так думать, Кгы. Поделись с нами своими догадками! — Анахита подала́сь вперёд и крепко вцепилась в подлокотники кресла. Костяшки её пальцев побелели.

— К сожалению, об этом говорят факты. Во-первых, я больше не могу перенестись в прошлое позднее 2016 года. Во-вторых, в будущее невозможно попасть дальше 2068. Как в стену упираешься, и приходится выходить из прыжка. Ну, и в-третьих, что-то странное происходит внутри планеты. Я даже точно не могу сказать, что именно. Просто что-то не так…

— Значит, 52 года. — Анахита откинулась на спинку кресла и задумчиво потёрла подбородок. — Не много времени нам оставил Шамер. Совсем немного.

— Ваше величество! Что же нам делать? — Гостинец-Вася ничего не понял из сказанного. Никогда раньше он не чувствовал себя таким беспомощным.

— Не знаю, Базилевс! Слишком мало информации для принятия решения. Я должна подумать.

— Да, чуть не забыла! — Кгы опять отправила мысленное послание обоим собеседникам. — В прошлом я почему-то всё время выхожу в каком-то зверинце. Там есть такая клетка, а в ней сидит маленькое слепое животное с большими передними лапами и розовым рыльцем. Мы называем их землеройками.

— Крот! Это наш крот Панкрат! — Гостинец-Вася весь обратился в слух. — И что с ним не так?

— Время и пространство сходятся именно возле него. Я подумала, что надо вам об этом сказать.

— Странно… И очень похоже, что Шамер приложил к этому руку! Я вас покину ненадолго! Мне надо проверить кое-какую догадку! — Анахита встала и быстро вышла из пещеры. Гостинец-Вася и Кгы не успели моргнуть, как остались одни.

— А что командир Хгоу и его отряд? Куда они так быстро убежали? Мы сможем их победить? — Гостинец-Вася поднялся с каменного кресла, выстланного мягкими шкурами и начал беспокойно ходить взад-вперёд по пещере.

— Всему своё время, мальчик! Всему своё время. — Кгы продолжала сидеть, уютно подобрав под себя длинные конечности. — Думаю, они нескоро придут в себя после такого поражения. Но война ещё не окончена. Он так быстро не сдастся!

Их разговор прервал Сатран. Он вбежал в зал совещаний как будто за ним гналась свора собак.

— Ваше величество!

— Что случилось? Она только что вышла. Сказала, что должна кое-что проверить. — Гостинец-Вася с тревогой смотрел на друда. Когда генерал бегает во время войны, это обычно внушает сильный страх, переходящий в панику. А Сатран явно очень спешил.

— Таша ранена! Она вернулась одна. Остальных схватили ученики Шамера! — дыхание Сатрана постепенно восстанавливалось после бега, но он никак не мог успокоиться.

— А телефон? Она включала телефон Шамера? — Гостинец-Вася почему-то вспомнил, что друды собирались пользоваться связью, которую им предоставил колдун.

— Да, у каждого разведчика был с собой телефон. Шамер передал. Они переговаривались по телефону.

— Я так и знал! — мальчик взмахнул кулаком. — Он обманул нас, подсунув эти телефоны!

— А что с этими телефонами не так? — Сатран достал свой мобильник и теперь с любопытством разглядывал его.

— Джи-пи-эс![15] Все ваши телефоны издают сигнал. С его помощью спутник определяет местонахождение пользователя! — с досадой объяснил Гостинец-Вася. — Думаю, что именно так колдун и вычислил разведчиков.

— Так он у меня выключен! — Сатран с сомнением посмотрел на маленький аппарат и размахнулся, чтобы разбить его о каменный пол. — У, предатель!

— Подожди! — Гостинец-Вася едва успел перехватить карающую руку друда. — Из клетки Фарадея сигнал не выходит наружу! Мы придумаем, как это использовать против Шамера!

— Пожалуй, ты прав. — Сатран убрал телефон в карман. — Надо срочно доложить королеве обо всём этом!

Глава 24. Новые обстоятельства

Таше удалось уйти от колдуна только потому, что она никогда не доверяла ему. Она была начеку, поэтому сразу побежала, когда услышала странные звуки. Девушка крикнула, чтобы разведчики бежали, но они стояли и прислушивались, пытаясь понять, что хлопает неподалёку. Оказалось, что ученики колдуна выстреливают сети из специальных подводных ружей. Такими сетками, как оказалось, можно поймать не только крупную рыбу, но и небольших друдов.

Таше выстрелили вслед уже из простого пистолета, но лишь слегка зацепили плечо, когда она уже поворачивала за угол. Несмотря на кровоточащую рану, помощница Анахиты добралась до своих и рассказала о нападении. Королева пыталась вылечить свою любимицу зелёным кристаллом, но в нём теплились лишь остатки магической энергии. Поэтому пришлось вспомнить о целительных свойствах лечебных трав и обложить промытую рану подорожниками.

— Подлый Шамер! Он заплатит за своё вероломство! — поклялся Гостинец-Вася, держа за руку бледную Ташу. — Ты держись! Мы что-нибудь придумаем!

Мальчика в сопровождении Сатрана и ещё пары друдов из его отряда решено было отправить в обычную аптеку. Маша Крапивина сразу же выписала рецепт, и вскоре к Таше спешил на выручку самый быстрый воин из отряда друдов — Горыныч нёс Гостинца-Васю за лекарством на своих мощных крыльях.

Сделав всё возможное, чтобы Таша быстрее выздоровела, можно было подумать и о совете Кгы. Телепатка настоятельно рекомендовала привести крота Панкрата в подземелье. С помощью друзей, Гостинец-Вася довольно быстро справился с этой задачей. На следующий день он вновь летал ночью в город на Горыныче. Теперь в небольшой сумке-переноске за его плечами сидел крот.

— Хорошо, что вам удалось забрать Панкрата без особых проблем! — похвалила Сатрана Анахита. — Но всё же придётся пока отложить ритуал его превращения — Таша ещё очень слаба. Боюсь, что ей не хватит сил, а без неё кристалл не сработает!

— Ваше величество, я готова! Медлить нельзя! Мы скоро совсем утратим энергию магии! — в зал совещаний вошла Таша в сопровождении двух девушек. Они вели её, поддерживая с двух сторон.

— Таша! Ты почему встала? Тебе надо ещё набраться сил! — Анахита подошла к своей любимице и усадила в её в кресло. Бледность Таши плавно переходила в зелёный оттенок, но та упорно повторяла:

— Со мной всё в порядке. Крот поможет нам узнать о планах колдуна. Мы должны расколдовать его!

— Пока кристаллы совсем не угасли, надо действовать! Я использую наш тайный резерв. Да и крота надо срочно допросить! — Анахита повернулась к Сатрану и попросила:

— Пригласи, пожалуйста, всех наших учеников и Малишу! Попробуем провести большой ритуал в магическом круге. Пусть подготовят всё, что для этого нужно! И наш резервный запас тоже пусть активируют!

— Хорошо, Ваше величество! Я узнаю, сколько времени понадобится для подготовки! — Сатран поспешил выполнить распоряжение правительницы, а Анахита опять склонилась над Ташей.

— Колдун опять взялся за старое! Значит, пора вернуть его в хрустальный столб! Ты как, Таша, встать сможешь?

Вместо ответа девушка попыталась подняться, но силы оставили её, и она безвольно сползла на пол, потеряв сознание. Сквозь повязку на руке проступила ярко-алая кровь.

— Помогите отнести Ташу домой! Пусть подруги пока присмотрят за ней! — распорядилась Анахита и погладила свою помощницу по голове: — Выздоравливай, дитя! В этот раз мы проведём ритуал без тебя!

Сатран быстро выполнил все распоряжения королевы, и через час всё было готово. Панкрат щурился, с испугом оглядывая пещеру, освещённую ярким электрическим светом. Ритуал по превращению последнего из заколдованных учеников Шамера прошёл почти успешно. Почти — это потому, что у юноши остался небольшой хвост.

— Энергии магии совсем не осталось! Тебе повезло, предатель, что на твоём лице — нос, а не кротовий хоботок! Так что хвост — это просто милый сувенир на память! — Анахита гневно сверкала глазами и ходила взад и вперёд по небольшой пещере для совещаний. В тронном зале было слишком громкое эхо, за это она не особо любила его.

— Но я же уже г-говорил! Меня з-заставили! — Панкрат чуть не плакал от досады. Остаться навсегда с таким хвостом ему совсем не хотелось. — Я р-расскажу всё, что знаю! Только уберите х-хвост!

— Что ты знаешь про петлю времени, которую организовал Шамер? — Анахита остановилась и вновь посмотрела на сжавшегося под её взглядом человека.

— Он п-послал кому-то сигнал. Но времени не х-хватает. З-Земля на г-грани большой к-катастрофы. — бледный худой мальчик начал сильнее заикаться от страха, и Анахита отвернулась от него, чтобы не пугать ещё больше.

— И потому он замкнул время в кольцо. Чтобы ему хватило времени на подготовку… — вместо пленника продолжила мысль королева.

— Да, да! — мелко закивал Панкрат, трясясь всем телом. — Мне очень холодно! Дайте что-нибудь тёплое, пожалуйста!

Сатран накинул на плечи стоящего посреди зала мальчика свою куртку, а Кира подала глиняную кружку с горячим напитком.

— Уведите его! Пусть пока отдыхает. — Сатран тут же исполнил приказ королевы, заодно прихватив с собой и Гарика.

— Если мы сейчас вмешаемся, и разомкнём петлю времени, то на Земле наступит апокалипсис! — Анахита продолжила размышлять вслух, остановив задумчивый взгляд на Кире. Девушка с тревогой смотрела на свою мать, а Гостинец-Вася, Сатран, Кгы и Малиша смотрели на Анахиту в ожидании её решения.

— Не достаточно информации. — вдруг раздалось в головах всех присутствующих.

— Что? — Анахита тряхнула головой, будто пытаясь проснуться от дурного сна. — Какой информации?

— Информации для принятия решения. Её недостаточно! — повторила Кгы, и теперь уже все смотрели на неё, не сводя глаз с инопланетянки.

— Какую именно информацию тебе надо? Что ты хочешь узнать?

— Что такого сделал этот ваш Шамер с планетой, что она должна погибнуть? По моим данным, всё пока не так плохо! — был ответ.

— Какими данными ты воспользовалась? — Анахита подошла поближе к Кгы и опустилась на ближайшее к арктурианке кресло. — Интернетом?

— И им тоже. Но я зашла в информационно-энергетическое поле планеты. Вы зовете его «ноосферой». Интернет также добавляет туда свою информацию. Но главное — мысли и эмоции всех обитателей планеты. И вы здесь — не главные!

— А кто же тогда главные? Вы? — с вызовом спросил Сатран, и сделал шаг к арктурианке. Анахита жестом остановила его.

— Конечно же нет! Главные — те, кого больше всех на планете! Их коллективный разум управляет всеми процессами, но их до сих пор никто почему-то не берёт в расчёт! — ответила Кгы и встала. — Это микроорганизмы!

В зале на мгновение все замерли, и Анахита начала быстро раздавать команды:

— Сатран! Пусть Малиша заварит нам побольше бодрящего травяного чая. И нам надо выйти в Интернет. Пусть помощники Таши подготовят компьютер! Базилевс! Пригласи Витю вечером к нам. Можешь взять Горыныча и слетать за ним. Кира! Свяжись с Леной и предупреди, что они с Сашей нам понадобятся на связи этим вечером! Пусть войдут в сеть с домашних компьютеров! Давайте сделаем Шамеру сюрприз! Кира! Поговорите с кротом. Может быть, он знает где спрятан пульт и фонарь!

Все бросились исполнять задания правительницы, а она сама вернулась к Кгы в зал Совета.

— Ну вот, а мы пока можем сходить к Панкрату. Мама просила с ним поговорить. — Кира направилась к выходу из зала, но возмущённый возглас друга заставил её остановиться.

— С предателями не разговариваю!

— Мы не знаем, что заставило его так поступить! Поэтому и надо с ним поговорить, а потом уже принимать решения! — глаза Киры гневно сверкнули, и она стала удивительно похожа на Анахиту.

— Что бы его не заставило, он нас предал! — мальчик уже сдался, но всё ещё пытался донести до Киры свои аргументы. — Ты просто слишком добра к нему.

— Просто я знаю, что ситуации бывают разные. Может быть он раскаялся в своём выборе.

— Ну хорошо. Пойдём и всё выясним! — согласился наконец Кот.

Панкрат всё ещё лежал в постели, настолько он ослабел. Малиша, организовавшая небольшой лазарет в одном из самых больших и уютных гротов недалеко от школы, заботливо ухаживала за ним. Бажен помогал матери, и радостно поприветствовал Кота. На просьбу детей навестить больного, она нехотя согласилась, но попросила сильно не волновать его, чтобы мальчику не стало хуже.

— Привет, Панкрат! — Кира первая подошла к широкому ложу, укрытому мягкими меховыми шкурами. Гостинец-Вася выглянул из-за её плеча и лишь кивнул.

— Здравствуй, Кира! Привет, Базилевс! Я рад вас видеть! — Панкрат приподнялся на подушках и Кира заботливо подложила ему ещё пару валиков под голову, чтобы он сел повыше. — Извините, что не могу встать. Что-то я совсем ослаб. Вы присаживайтесь! В ногах правды нет.

— У тебя её нигде нет! А мы и тут хорошо постоим! — ответил Гостинец-Вася, но тут же поймал сердитый взгляд и Киры и послушно опустился на второй деревянный стул рядом с ней.

— Я благодарен, что Анахита расколдовала меня, изменив своё решение. Но то, что вы узнаете, вам не понравится.

— Иногда горькая правда полезнее, чем сладкая ложь. Говори, Панкрат! — Кира тяжело вздохнула, и вся обратилась в слух.

— Я всегда был влюблён в тебя, и ты об этом знала. — заговорил Панкрат, глядя на девочку, и Гостинец-Вася опять вскочил.

— Ну это уже слишком!

— Подожди, Базилевс! Ты же сам хотел, чтобы он говорил только правду! — Кира умоляюще взглянула на друга и тот, скрипя зубами, сел обратно на стул.

— Да, это правда. — подтвердил Панкрат. — Но правда также и то, что Кира всегда любила только тебя! А я, как бы ни старался, не мог привлечь даже её ненависти! — безразличным голосом продолжил рассказчик.

На этот раз ни Кира, ни Гостинец-Вася не стали перебивать его, поэтому Панкрат продолжил.

— Но это уже не имеет никакого значения, не правда ли? Да, моя любовь толкнула меня на предательство друзей. Я был озлоблен и хотел отомстить вам обоим. Поэтому, когда Шамер предложил мне стать твоим тюремщиком, Базилевс, я согласился не без радости. Это позже я понял, что ты был ни в чём не виноват, ведь сердцу не прикажешь! И Кира тоже была не виновата! Но я заплатил слишком дорогую цену за это понимание. Простите меня!

— Бог простит! — тихо ответила Кира. Гостинец-Вася молча отвернулся.

— Да, вы правы! Вы можете меня презирать! Нет прощения за то, что я сделал! Но я на самом деле раскаялся! Я сделаю всё, чтобы вы простили меня! Я расскажу вам правду.

После небольшой паузы Панкрат глубоко вздохнул, набирая в лёгкие побольше воздуха, и выпалил:

— Шамер тебе не родной отец!

Глава 25. Горькая правда

Они просидели у постели Панкрата целый день. Малиша накормила х сначала обедом, а потом подошло время вечернего чая и ужина. Только вот разговор всё не кончался. Как будто бы и не было всех этих долгих лет вражды и непонимания. Словно они снова стали друзьями, и им угрожала общая большая беда. Хотя, если разобраться, так оно и было.

— И что же мне теперь делать? — Гостинец-Вася потёр лоб. От одной мысли о том, что колдун превратил его в ходячую флешку, у него начинала болеть голова.

— Ты говорил, что в будущем Лена скопировала всю твою память на специальном оборудовании. Это правда? — Панкрату явно пришла в голову какая-то мысль, и теперь он уточнял для себя какие-то детали.

— Да, это правда. Но мы не смогли тогда ничего толком понять. Слишком большой объём информации был в моей голове.

— Он там до сих пор! — напомнил Панкрат. — И Шамер не отстанет от тебя до тех пор, пока не получит эту информацию. Или не поймёт, что она потеряна для него безвозвратно!

— К чему ты клонишь, Панкрат? — насторожилась Кира.

— К тому, что надо стереть всё лишнее из его головы, тогда и колдун от него отстанет!

— Ты в своей голове всё стирай! — Гостинец-Вася вдруг снова стал похож на большого рассерженного кота. Даже растрёпанные волосы на голове напоминали вздыбившуюся шерсть. Идея Коту явно не понравилась.

А вот Кира глубоко задумалась.

— Так ты думаешь, что колдун усыновил Базилевса и поместил в его голову какую-то важную для себя информацию, и поэтому подарил ему бессмертие. А потом что-то случилось, они поссорились, и Шамер стал преследовать его, чтобы получить эту информацию обратно?

— Ну, примерно так. — согласился Панкрат.

— А если мы эту информацию уничтожим, то колдун от него отстанет? — с сомнением закончила Кира.

— Надеюсь.

— А если он разозлится так, что убьёт его за это? — озвучила свои сомнения девочка. — У Шамера буйный нрав и дурной характер.

— Скорее всего, он так и сделает! — вместо Панкрата ответил Гостинец-Вася. — Но мы можем его обмануть!

— Это как? — Кира и Панкрат с интересом смотрели на друга.

— Я вернусь в будущее. Вместе с Леной мы расшифруем копию, которую она сняла, и поймём, что там от нас прячет Шамер. Ну, и за чем он охотится. Уверен, что нас ожидают сюрпризы.

— Это плохой план, Базилевс! — почти одновременно ответили Панкрат и Кира.

— Ну, другого у нас пока нет! — вздохнул Кот и устало откинулся на спинку стула. — Что-то я устал сидеть. Может, прогуляемся, Кира?

— Прогуляемся! Но немного позже. Панкрат, а ты рассказал нам всё, что хотел?

— Нет, Кира. Не всё. — мальчик опять глубоко вздохнул. После долгой паузы он продолжил. — Я не знаю, как тебе сказать. Твоя мама…

— Что не так с моей мамой?

— Энергия, которую используют друды. Тебе не понравится, откуда она её берёт…

От Панкрата дети вышли молча. Не зря говорят, что многие знания несут в себе многие печали! На Киру было жалко смотреть. Гостинец-Вася еле-еле уговорил подругу не идти сразу к Анахите, а хотя бы до утра додумать над информацией самой. И попытаться понять, почему королева друдов так поступила с людьми. Кира, скрепя сердце[16], согласилась.

Но за завтраком разговор не состоялся. У Киры просто не хватило духу отвлекать маму от подготовки к войне. Королева не спала несколько дней. Она похудела, черты её лица заострились. Все свои силы без остатка правительница друдов самоотверженно отдавала общему делу. И Кира решила, что сейчас не время выяснять отношения. Вместо этого девочка решила помочь.

— Ну что, ты поговорила с Анахитой? — спросил Гостинец-Вася через несколько дней. — Что-то по тебе, так вообще не заметно, чтобы ты получила какие-то ответы!

— А я и не получила. — Кира подняла на друга печальный взгляд. — Я не смогла её об этом спросить потому, что она слишком занята подготовкой. Я решила, что после войны поговорю.

— Ничего себе! А всё это время, значит, пусть она так и пьёт из людей энергию, как вампир? — Кот от возмущения заговорил чуть громче, чем было надо.

— Тише, Базилевс, тише! — взмолилась Кира. — Не надо так кричать! Ты же обещал, что позволишь мне самой всё выяснить!

— Так ты решила ничего не выяснять! — чуть сбавил тон мальчик, но он всё ещё был взвинчен, поэтому говорил громким свистящим шепотом, выпучив глаза. Кира не сдержалась и фыркнула, глядя на него.

— Тебе смешно? — едва не задохнулся от негодования мальчик. — Тебе кажется смешным, что Анахита пьёт жизненную силу людей без их ведома?

— Нет, конечно! Мне смешно смотреть на тебя! Ты выпучил глаза и сейчас вращаешь ими как Карабас-Барабас! — Кира виновато посмотрела на друга и вздохнула. — Это плохо, но я уверена, что у мамы есть на это весомые причины. Не кричи. Я правда выясню это при первой же возможности! Просто сейчас — не время.

Вспышка гнева у Гостинца-Васи закончилась так же мгновенно, как и началась. Он устало махнул рукой, отвернулся и пошёл в пещеру Малиши и Смилана, ставшей ему на время пребывания в подземной стране настоящим домом.

Несколько следующих дней в подземной стране царило оживление, а Гостинец-Вася и Кира почти не виделись. Подготовка шла полным ходом, и каждый хотел внести в общее дело свой вклад. Чтобы избежать суматохи, Анахита назначила командиров для каждой пятёрки друдов. Так дело пошло быстрее и качественнее. Каждый был на своём месте и знал, что ему делать. Работу контролировали командиры «звёздочек», а их, собрав уже по десять, проверяли старшие помощники. И так до самой королевы, к которой информация о ходе подготовки стекалась уже от пяти её самых главных помощников — вставшей на ноги Таши, Сатрана, Смилана, Бурислава и Малиши.

Ташина мама хорошо справлялась с учениками магических искусств, оставшихся пока не у дел, и с целителями. Сама Таша задействовала всю остальную молодёжь, включая детей и подростков, не забывая при этом рассказывать молодёжи о микробах, их жизни и предпочтениях. И о том, почему они не любят мыло.

На счету были каждые руки. То, что задумала Анахита, требовало и участия людей, но королева опасалась паники, которая могла возникнуть среди них. Ей было хорошо известно, что один человек — это вполне разумное существо, но, когда людей собирается слишком много — толпа становится неуправляемой и совсем не умной, если сказать мягко.

Поэтому было решено организовать специальную игру, чтобы через неё привлечь к задуманному только молодёжь и детей из мира людей. Помогать в этом вопросе вызвался Сашка. Он уже умел неплохо программировать, поэтому реально мог справится. Но было одно большое «Но».

Сделать игру и привлечь людей надо было очень быстро, чтобы Шамер не успел разгадать их замысел и помешать. Поэтому работа в волшебном подземелье кипела днём и ночью.

Через неделю такой форсированной подготовки Гостинец-Вася с Карамелькой-Кирой просто с ног валились от усталости. Глядя на них, вечером в пятницу Анахита сказала:

— Вам придётся взять выходной и немного отдохнуть! Мне нужны живые помощники, а не зомби! Идите и отдыхайте до вечера субботы. Жду вас обоих к воскресному завтраку!

— Но Ваше величество! — слабо запротестовал мальчик.

— И никаких отговорок! В воскресенье я спрошу с вас работу! А сейчас — отдыхать!

Как ни странно, но уснуть два бывших ученика колдуна так и не смогли. Проворочавшись с час на своём мягком ложе, устроенном в нише домика Смилана и Малиши, Гостинец-Вася вышел на улочку и тут же увидел Киру. Девочка сидела, прижавшись спиной к поросшей мхом стене и смотрела, как огромные шестилапые исидры тянут гружёные металлическим ломом повозки. Зрелище было настолько завораживающим, что мальчик молча опустился рядом, любуясь грациозными великанами.

— Знаешь, а мы ведь с тобой уже сто лет вот так не сидели! — вздохнул Гостинец-Вася. — Я даже забыл, каково это.

— Ну, и каково это? — улыбнулась девочка, поворачивая голову к своему другу.

— Здо́рово. Спокойно и очень приятно! — ответная улыбка была чуточку грустной. — Но я ведь совсем недавно начал вспоминать обо всём. Это как дежавю[17] — чувствую, что это когда-то уже было, а когда было — не помню.

— Было. Мы вот также сидели с тобой в ночь перед побегом. И смотрели, как Олаф с сыновьями собирают шатёр.

— Я не помню. — вздохнул мальчик. — Иногда мне кажется, что всё, что случилось — было не со мной. Или со мной, но в прошлой жизни.

— Ничего! — Кира встала, стряхнув с себя оцепенение усталости, и протянула руку другу. — У нас и в этой жизни ещё всё будет! Пошли, мне Сатран показал выход. Там сейчас можно увидеть звёзды! Если, конечно, там наверху опять не идёт дождь.

— Надо придумать, как расстроить планы колдуна. — Гостинец-Вася встал, приняв протянутую руку. — Есть какие-нибудь идеи?

— Пока нет, но мы обязательно что-нибудь придумаем! Надо только как-то сообщить Сатрану, что мы пошли наверх. Чтобы он нас не потерял! Вот бы какой-нибудь сигнал ему отправить!

— Кира! Ты — гений! — Гостинец-Вася остановился, внезапно озарённый идеей. — Ну конечно, сигнал!

— Базилевс, ты что-то придумал? — Кира радостно и взволнованно посмотрела на друга. — Мы сможем победить Шамера?

— Теперь, думаю, сможем! — Гостинца-Васю охватил деловой азарт. Прежнюю грусть и растерянность как рукой сняло. Мальчик горел желанием действовать. — Надо только уточнить у Кгы, сможет ли она установить связь с Сашкой и Леной. И мы отправим бактериям Шамера сигнальные молекулы. — девочка непонимающе смотрела на друга, широко распахнув глаза.

— Ну помнишь, нам Таша про этих микробов все уши прожужжала!

— Я тебе тоже про них всё время рассказываю! — девочка непонимающе хлопала длинными ресницами.

— Ну вот. А помнишь, что микробы могут между собой общаться?

— Конечно! Я же тебе сама это и говорила! Они посылают друг другу сигнальные молекулы. И это, действительно, очень похоже на настоящее общение. При помощи этих сигналов они могут даже влиять на настроение и самочувствие человека. Ну, и подавать сигналы в его мозг.

— И я о том же! — Гостинец-Вася с надеждой смотрел на Киру. — Ну, поняла?

— Нет. Объясни, пожалуйста, как нам это поможет справиться с Шамером! — Кира начинала сердиться оттого, что не понимала, куда клонит друг.

— С помощью Кгы мы отправим сигнал микробам Шамера, а те, в свою очередь, создадут ему нужное настроение. Например, жуткую депрессию или безудержную радость!

— А нам-то что от его настроения? — продолжала недоумевать Кира.

— Как это «что»? — теперь удивился Гостинец-Вася. — Он будет думать, что это его собственное настроение, а тут Кгы отправит ему мысль, что надо бы ему побеседовать с Анахитой. И он придёт к нам! А мы его тут и схватим! — мальчик изобразил, как именно они схватят Шамера, и теперь стоял радостный и сияющий, как медный таз.

— И ты думаешь, что он такой глупый? Вот так вот возьмёт, и поддастся своему настроению, и придёт сдаваться? — Кира недоверчиво покачала головой. — Что-то я в это слабо верю!

— Но мы попробуем! — Гостинец-Вася взял подругу за руку и решительно направился к выходу из пещеры. — А пока мы должны проветриться. Я и в самом деле ужасно устал!

Дети подошли к воротам, которые охраняли друды:

— Стойте! Дальше — нельзя! Это приказ королевы! — дорогу детям преградили два скрещенных копья.

— Мы только подышим воздухом! Нам разрешили! — ответила страже Кира, и копья разошлись в сторону. Открывая выход из подземелья.

Снаружи было темно и шёл моросящий дождь. Погода в Архангельске в это время была непредсказуемой и изменчивой, как и полагается погоде на Севере осенью. Гостинец-Вася стоял возле входа в пещеру. Он с удовольствием подставил лицо прохладным каплям. Кира благоразумно запахнула поплотнее плащ и шагнула под большую раскидистую берёзу, стоявшую чуть поодаль.

В этот момент раздался лёгкий хлопок, и прямо из воздуха появился небольшой отряд арктурианцев. Инопланетяне встали между детьми.

— Кира! Скорее назад! — крикнул Гостинец-Вася, но тут на него упала большая сеть.

Глава 26. Худой мир или хорошая война

— Это невероятно! Они что, смеются надо мной? — Анахита была в бешенстве. Кгы тихо сидела в большом каменном кресле, покрытом меховой шкурой, и оно казалось для неё целым домом.

— Они поступили неосмотрительно, Ваше величество, но это и моя вина! — Сатран стоял перед правительницей, опустив голову. — Я приму любое наказание!

— Ах, Сатран! Сейчас не время заниматься глупостями! — Анахита раздражённо отмахнулась. — Что эти негодяи хотят за детей?

— Они просят выдать Кгы. За измену её ожидает смерть.

— Ни за что! Я не выдаю друзей! Надо предложить им что-то другое! — Анахита встала и, не отдавая себе отчёта, начала ходить взад и вперёд по широкой ступени у подножия трона. Сатран со страхом смотрел на свою королеву. Он ещё никогда не видел её такой.

— Ваше величество! — подала голос Кгы. — Нам придётся выполнить их требование, иначе они убьют вашу дочь и её друга!

— Нет! — Анахита остановилась посреди тронного зала и обернулась к Сатрану. — Они сами решили поступить так! Как будто бы не было всех предыдущих ошибок и промахов! Как будто не поймал их однажды Шамер, и не превратил в зверей! А Киру не запирал на столетия в коконе с Душой города! Они поступили безрассудно! Они всегда так поступают, не думая о том, что нам приходится страдать из-за их ошибок! Хватит! Пусть их судьба уже настигнет их! Я не буду вмешиваться.

Анахита вышла из тронного зала, а Сатран остался стоять один. Голова его была понуро опущена. Так он простоял неподвижно несколько минут. Потом генерал друдов тяжело вздохнул и решительно поднял голову. В его глазах светилась решимость. Он выручит детей, чего бы ему это ни стоило. Он не позволит своей королеве опять страдать, а потеря единственной дочери была бы для неё слишком тяжёлой ношей. Пусть лучше у неё будет новый генерал!

— Анахита не простит дочери этой жертвы! Не надо, Сатран! Не делай глупостей! — Кгы, сидевшая всё это время тихо в своём кресле-домике прочитала мысли генерала. Она не хотела, чтобы из-за неё и безрассудного поведения детей Анахита лишилась своего главного и самого лучшего помощника. — Помоги мне подняться на поверхность! Я не могу связаться с детьми из нашей клетки Фарадея!

— Ты думаешь, мы сможем их освободить? — Сатран с надеждой взглянул на Кгы.

— Мы попытаемся. Но для начала надо связаться с ними.

Могучий воин посадил арктурианку на своё широкое плечо и понёс к секретному выходу из пещеры. Вскоре в его голову поступил сигнал в виде картинки. Его передавала Кира. Сатран как будто увидел то, что окружало девочку.

Они сидели с другом на большом плоте, а плот медленно плыл по огромному подземному озеру. Стены пещеры светились, а над ними летали летучие мыши. Но внезапно по картинке пошла рябь, и вскоре она исчезла. Вместо этого в голове генерала родился чужой голос.

— Я слышу твоё присутствие, предательница! Тебе не уйти от наказания! Мы придём за тобой!

Сатран не стал дожидаться продолжения. Он уже мчался за Горынычем. Он узнал то место, которое показала ему Кира. Медлить было нельзя, НО Кгы заставила нацепить на голову аспида импровизированную шапочку из куска жести. Сатран тоже надел защитный шлем. Кгы получила смешную каску — «панамку» из железной миски.

— Это для защиты от атак телепатов! — пояснила арктурианка.

Горыныч домчал Сатрана и Кгы до подземного озера за считанные минуты. Генералу не удалось уговорить остаться отважную арктурианку в безопасном месте, но в душе он был рад, что летит не один. Теперь у него появился хороший помощник, а значит, шансы на успех возросли.

Плот всё ещё плыл по поверхности озера, но они не стали подлетать к нему близко, опасаясь ловушки. И правильно сделали. Потому, что это и вправду было похоже на ловушку: по безмятежной глади озера, без какого-либо внешнего усилия, двигался плот. А на нём лежали мальчик и девочка, без каких-либо признаков жизни.

— Что они с ними сделали, Кгы? — встревожился Сатран.

— Дети без сознания. В этой тарелке я никого не чувствую. Но подлетать нельзя. Слишком тревожное поле вокруг них!

— Попробуй связаться со своим командиром! — попросил генерал.

— Это опасно! Но я попробую! — Кгы сняла каску и тут же упала в руки Сатрана. Тот чуть её не уронил от неожиданности. Перехватив поводья в одну руку, генерал надел железную миску обратно на маленькую головку. Горыныч сделал широкий круг над озером и повернул обратно.

Сатран понял, что операция по спасению не удалась, но отступать не собирался.

В пещере друдов, превращённой в одну большую клетку Фарадея, маленькая инопланетянка пришла в себя.

— Что сучилось, Кгы? — Сатран с тревогой заглянул в зеркальные фасеточные глаза и в ужасе отшатнулся: на него обрушились картины и образы, которых он раньше никогда не видел. Самой яркой из всего потока была сцена с красивой молодой девушкой, которую сжигали на костре. Огонь плясал вокруг неё свою дикую пляску, а она только смотрела и кричала, чтобы он отвернулся и уходил.

Сатран с трудом перевёл дыхание и потряс большой лохматой головой, пытаясь освободиться от наваждения.

— Что случилось, Кгы? — с трудом повторил генерал.

— Командир Хгоу залез в их воспоминания. Теперь они знают и чувствуют всё, что знают и ощущают дети. Ваша королева в большой опасности. Надо срочно лететь обратно.

Сатран подхватил крошечную невесомую Кгы и бросился к Горынычу. Дорога обратно заняла считанные минуты, и неудавшиеся спасатели уже предстали перед Анахитой.

А в безопасной и укрытой от проникновения телепатов подземной стране их ждала новость.

— Сатран, Кгы! Я прощаю вам ваше самовольство! Но делаю это в первый и в последний раз! — королева сделала паузу и выжидательно посмотрела на провинившихся. — Обещайте мне, что больше без моего ведома вы не будете предпринимать что-либо подобное!

— Обещаю, Ваше величество! — склонил голову Сатран.

— Обещаю. — прилетел мысленный отклик Кгы.

— Ну вот, а теперь смотрите! — Анахита взяла со стола свиток бумаги и развернула его. — Командир Хгоу предлагает встретиться для переговоров!

Кгы, стоявшая в отдалении вдруг в одно мгновение оказалась рядом с королевой и уже разглядывала письмо. Сатран и Анахита лишь удивлённо переглянулись: арктурианка сильно рисковала, совершая телепортацию прямо внутри сетки Фарадея, но было видно, что её это мало волновало. А вот письмо от командира Хгоу, напротив, беспокоило. Она вытянула над бумагой руку и водила ею, не прикасаясь к бумаге. Как будто бы слепец водит над плитой, пробуя горячая он или нет.

— Странно. Похоже, что ему действительно надо о чём-то поговорить. Я чувствую его сомнения. Он диктовал это письмо и сильно волновался.

— Ты думаешь, мне сто́ит с ним встретиться? — Анахита внимательно следила за действиями Кгы.

— Я не могу решать за Вас, Ваше величество! Командир Хгоу опасен. Он нередко нарушал данные обещания. Но я чувствую, что у него есть какие-то сильные сомнения по поводу войны с друдами. Поэтому он просит о встрече. Он получил какую-то информацию, и она беспокоит его.

— Значит, я пойду на встречу с ним! Худой мир нам сейчас дороже самой хорошей войны! — Анахита протянула документ Сатрану. Едва пальцы королевы соскользнули с его нижнего края, он тут же смотался обратно, вновь став толстой бумажной трубой.

— Слушаюсь, Ваше величество! — генерал принял из её рук свиток и коротко поклонился. — Можно, я привлеку Кгы как консультанта по безопасности?

— Да, конечно! — Анахита рассеянно махнула рукой. Она уже думала о чём-то другом.

* * *

Место для переговоров выбрала Кгы. По её утверждению, оно было совершенно непроницаемо для телепата. Кроме того, из этой небольшой пещеры вело множество ходов. Как лапы гигантского паук, они раскинулись в разные стороны, обеспечивая безопасный отход королеве, реши она вдруг спешно покинуть место встречи.

Друды под присмотром Сатрана и Таши долго работали в пещере, в сотый раз всё проверяя и настраивая. Наконец, площадка для переговоров была готова.

В назначенный день и час небольшой отряд во главе с генералом Сатраном вошёл в пещеру. В ней уже находился отряд с командиром Хгоу во главе.

— Я буду вести переговоры только с вашей королевой! — вместо приветствия раздалось в голове у друда.

— И вам здравствовать! — улыбнулся Сатран. И тут же широким жестом указал на соседний вход в пещеру. — Её величество, королева Анахита!

Командир Хгоу повернул голову в указанном направлении. Из тёмного перехода показалась царственная особа в сопровождении Таши. На голове Анахиты вместо короны красовалась старая железная каска. Переговоры начались.

К удивлению Сатрана, воинственный серый арктурианец вёл себя довольно спокойно. Накануне Кгы нарассказывала про него всякого, так что генерал был готов, в случае необходимости, выпустить усыпляющий газ. Но всё прошло без неприятных сюрпризов. Вернее, сюрпризы-то, как раз и были, но они были приятными. Хотя, глядя на Анахиту, трудно было сказать, что она обрадовалась решениям командира Хгоу.

Возможно, она ему просто не поверила. Хотя, если противник неделю назад объявил войну, а потом вдруг сказал, что он тебе не враг, а наоборот, почти что друг, Сатран тоже бы не поверил. А было всё именно так.

Сначала арктурианцы в знак доброй воли вернули Киру и Гостинца-Васю, а потом сказали, что они для друдов — друзья и попросили о помощи. Анахита, обнявшись с дочерью, хотела тут же отправить детей в безопасное место, но Сатран всем своим видом не позволил королеве раскрыть пути отхода. Пришлось освобождённым пленникам тихо стоять в углу рядом с Сатраном до окончания переговоров. Гостинец-Вася держал в руках тонкие палочки амулет «Ловец снов».

— Благодарю Вас за Ваше мудрое решение, командир Хгоу! — Анахита почтительно склонила голову. — Но о какой помощи вы просите нас? Разве вы сами недостаточно могущественны и сильны?

— Дело не в силе или оружии, Ваше величество! — раздалось в голове королевы, Сатрана и Таши. Остальные не слышали ничего, потому что только участие советников было одобрено подозрительными арктурианцами.

— Так что же вы хотите? — настаивала Анахита. Подозрительная нерешительность командира Хгоу начала уже её раздражать.

— Мы хотим, чтобы Вы поделились с нами энергией, которой нам не хватает!

— Что за энергия вам нужна и для чего? — насторожилась Анахита.

— Мы проникли в разум наших бывших пленников и теперь всё знаем! — командир Хгоу сделал шаг к королеве, но Сатран тут же заслонил её собой.

— Я не причиню Вам вреда, Ваше величество! Я просто хотел заглянуть Вам в глаза!

— К сожалению, командир Хгоу, это невозможно. Я знаю, чем заканчиваются зрительные контакты с телепатами! — ответила Анахита из-за спины своего защитника. — Если вы хотите, чтобы мы продолжили, соблюдайте правила!

— Хорошо, вы правы. Я хочу, чтобы мы договорились. Не буду к Вам приближаться! — инопланетянин встал на своё прежнее место. — Нам тоже нужно получать жизненную силу людей!

Глава 27. Энергия жизни

Анахита застыла как поражённая громом. Мысли, которые проносились в её голове были в полном смятении.

— Мама, это они прочитали у меня в голове! Прости меня, пожалуйста! — Кира подняла на Анахиту заплаканные глаза. Слёзы бежали по её щекам.

— Ты ни в чём не виновата, дочь! — спокойно ответила королева. — Но разве мы не договаривались с тобой, что будем высказывать друг другу сомнения и подозрения?

Кира опустила голову и закрыла лицо руками. Девочке было стыдно за себя и страшно за маму. Что теперь будет? Простит ли её когда-нибудь её королева-мать?

— Уважаемый командир Хгоу! — Анахита просто искрилась от бешенства и злости. — Вы сделали поспешные выводы! Не знаю, какие там мысли и сомнения вы прочитали в головах этих детей, но давайте сначала я расскажу Вам правду, а потом будем торговаться!

— Да, конечно! Я не хотел Вас рассердить! — под напором негодования королевы серый «монстрик» совсем сдулся, как старенький волейбольный мяч с пробитой покрышкой и отступил назад.

— Это долгая история, так что прошу всех запастись терпением! — предупредила Анахита и, постепенно успокаиваясь, начала свой рассказ:

— Вы знаете, что наша раса, так же, как и ваша, на этой планете — беженцы. Мы утратили технологию, которая бы позволила нам улететь. Да, собственно говоря, и лететь-то в этом секторе галактики особенно некуда: планет, пригодных для жизни очень мало, и заселены они опасными монстрами. Вот мы и решили остаться здесь.

После Тысячелетней войны и мы, гиперборейцы, и атланты потеряли слишком много. Никто из нас уже не мог претендовать на господство на Земле. Тем более, что новая раса — раса людей, очень быстро начала осваивать всю поверхность планеты. Мы же были вынуждены уйти под землю, разделив полушария поровну. Нам вполне хватало магии, и мы её умели осторожно использовать. Но Шамер со своими учениками перепрограммировал исходный код энергии магии, и она стала нам неподвластна.

Зато неожиданно обнаружилось, что нам подходит ментальная энергия людей. Это случилось относительно недавно — сто с небольшим лет назад. Как раз тогда, когда нам удалось захватить Шамера в плен и поместить его в хрустальный кокон. Но после того, как он сбежал, а мы освободили из кокона Душу города и мою дочь, энергию стало собирать всё сложнее. Думаю, что Шамер тоже научился её использовать. Хотя, факты говорят об обратном.

— Какие факты? — командир Хгоу был явно смущён и растерян. Он ожидал, что получит доступ к неисчерпаемому источнику силы, а вместо этого понял, что Анахита тоже нуждается в таком источнике такой энергии у друдов не было.

— То, что Шамер по-прежнему пытается уничтожить человечество. Если бы он получил доступ в ноосферу, он был бы кровно заинтересован в том, чтобы людей на планете было как можно больше, и они бы процветали. Значит, он не может пока брать оттуда энергию. Поэтому и преобразовал магическую энергию в какую-то другую.

— Значит, ваша дочь…

— Моя дочь получила только часть информации. И я подозреваю, кто ввёл её в заблуждение!

— Мама! Панкрат не виноват! Я сама неправильно его поняла! — Кира выкрикнула со своего места, но Сатран тут же призвал её к порядку: когда говорит королева, её нельзя перебивать!

— Но думаю, что мы всё же сможем вас отблагодарить за проявленную добрую волю! — Анахита посмотрела на командира Хгоу и дружелюбно улыбнулась.

— Ваше величество! Поскольку мы оба получили новую информацию, которую надо обдумать, предлагаю продолжить наши переговоры завтра!

После долгой церемонии прощания и обмена любезностями, арктурианцы, во главе с командиром Хгоу наконец удалились.

— Ну что, пойдём домой! — Анахита крепко обняла Киру и они, так и не размыкая объятий пошли по коридору в основную пещеру.

Едва они вошли, Малиша принесла вкусный травяной чай и любимое лакомство Киры — маленькие шарики из сыра со специями, которые друды обычно брали с собой, когда отправлялись в дальние походы в глубь земли.

— Мама, я хотела раньше с тобой поговорить! Но ты была так занята, что я не стала тебя отвлекать!

— Ты всё правильно сделала, дочь! — Анахита остановилась и внимательно посмотрела на девочку и ещё раз крепко обняла её. — Ты отложила разговор до лучших и спокойных дней. Ты станешь хорошей королевой в будущем!

— Мама, но почему Панкрат назвал нас вампирами?

— Вампирами? Нет, я бы так не сказала. У вампиров процветает паразитизм[18]. А мы скорее — симбионты[19]. Да, наше совместное существование с человечеством можно назвать симбиозом[20].

— Мама! Я не про биологию сейчас хочу поговорить! — Кира отстранилась от Анахиты и посмотрела ей в глаза. Взгляд девочки был твёрд. Она решила узнать правду во что быто ни стало.

— Ну, хорошо. Да, мы действительно поглощаем энергию людей, но только ту часть, которую они сами сбрасывают.

— Как это — «сбрасывают»? — не поняла Кира.

— То есть, сами не используют. Например, когда играют в эти свои гаджеты, или смотрят телевизор. А вот если они мечтают, играют, читают книги или занимаются творчеством — мы ни в коем случае не мешаем. Скорее, помогаем. Особенно, детям.

— И зачем нам эта энергия, которую люди сбрасывают за ненадобностью?

— Они это делают просто по незнанию! Это — настоящая, чистая «прана» — энергия жизни. Это время жизни! Но люди почему-то не используют её. А мы собираем её специальными поглотителями и накапливаем. Позже, Малиша подключает к ней тех, кто нуждается в исцелении. Таша, кстати, научила меня использовать её для размышлений и творческих открытий.

— Может, они просто не знают, что с ней делать? — Кира задумчиво потёрла подбородок. — А если мы не будем собирать эту прану, куда она денется? Останется у людей?

— Нет, она просто пропадёт даром. Для того, чтобы она осталась у людей, они должны сами использовать её для своего исцеления, творчества или медитаций. В любом другом случае, они её просто источают.

— То есть, пользоваться праной надо учиться?

— Да, верно.

— А кто научил нас её использовать? — не отступалась Кира. Она решила выяснить всё про эту «прану» до конца.

— Мы случайно её открыли много лет назад. Помнишь, когда мы путешествовали по Индии?

— Помню, там еще были такие огромные умные и добрые слоны!

— Да, это было там. Так вот, я обратила внимание на их йогов. Меня поразили тогда, что люди, не владеющие магией, могут делать столь много удивительных вещей. Тогда один йог мне всё и показал. А собирать прану мы научились уже сами.

— Понятно. — вздохнула Кира, и было видно, что ей ничего не понятно. — И что же нам теперь делать?

— То же, что и делаем сейчас! Собирать прану, которой не пользуются люди. — беспечно пожала плечами Анахита.

— Но надо хотя бы рассказать людям об их способностях! Они ведь живут в неведении! — слабо возразила Кира, но Анахита положила конец разговору:

— Дитя моё! Люди имеют возможность и всё узнать, и научиться пользоваться своей драгоценной энергией жизни! Они просто не хотят! Им даже секрет бессмертия известен! Но пользуются этим рецептом лишь единицы! А всё потому, что у людей накопилось слишком много лени.

— Мама! Лень — это не порок!

— Как раз наоборот, дочь! Лень — это страшный порок, от которого начинаются все остальные. И люди не хотят учиться или даже просто читать. Вместо этого они часами просиживают над компьютерными играми, бесполезно расплёскивая огромное количество времени жизни и праны! Я не понимаю, зачем они это делают!

— И теперь эту энергию будут поглощать ещё и арктурианцы?

— Мы ещё ни о чём не договорились! Вряд ли они вообще смогут ею воспользоваться, — энергия-то биологическая!

— Хорошо, надеюсь, что будет именно так. Но пообещай мне, что мы хотя бы будем рассказывать об этом детям! — Кира встала возле своего кресла, подчёркивая важность момента. Анахита поднялась, показывая всем своим видом, что она не довольна.

— Я обещаю тебе, Кира, что мы напишем об этом в книжке и будем рассказывать о пране, и о том, как её надо тратить, всем детям!

— Спасибо! Можно я пойду?

— Иди, дитя! Мне надо ещё о многом подумать! — королева поцеловала на прощание свою дочь и устало опустилась в резное деревянное кресло.

Глава 28. Странный подарок Кгы

Пока Кира беседовала со своей царственной мамой, Гостинец-Вася с амулетом ловца снов, в котором тихо сидела Шадейка, отправился к Малише. Что ни говори, а заботливой женщине удалось создать в своём домике такую атмосферу уюта и радости, что мальчик воспринимал этот дом родным. Дома оказался один Бажен. Он получил самостоятельное задание в школе, поэтому сидел дома и активно учился.

— Привет, Бажен! Будешь со мной тень Шамера ловить?

— Здравствуй, Гостинец! А это не опасно?

— Нет, магия больше не работает, так что она ничего не сможет! Так здорово, что ты зовёшь меня моим любимым именем! — улыбнулся Кот.

Но несмотря на все усилия мальчиков, Тень так и не появилась. А они трясли хрупкую рамку и громко звали, подбрасывали амулет и ловили, слегка стучали по нему. Но всё было напрасно.

Наконец, устав от попыток, Кот положил ловец снов в нишу для ценных вещей.

— А почему ты сказал, что Гостинец- твоё любимое имя? — Бажен затеял непринуждённую беседу, чтобы отдохнуть от заданий. Он сидел на мягком тёплом ковре из мха и ел орешки.

— Не знаю. Наверное, потому, что дедушка с Витей мне его дали. Но все остальные теперь называют меня Базилевсом или Василием!

— А ты им скажи, чтобы звали Гостинцем! — простодушно посоветовал маленький друд.

— Но я сотни лет до этого был Базилевсом и Василием! А Гостинцем успел побыть только последние несколько лет! Выходит, они правы, называя меня так!

— А я думаю, что человек сам вправе выбирать себе имя! Вот, например, мой друг, Воибор! Ему надоело, что ребята всё время путаются и называют его по-разному: то Воебор, то Войебор, то вообще, Вобор. И он попросил, чтобы теперь все его называли только Выйбор.

— И что, теперь не путаются?

— Нет. Все называют одинаково. А всё потому, что он объяснил свою просьбу: Выйбор означает «выбор воина-борца»!

— Заманчиво. Надо попросить, чтобы все называли меня Гостинец-Вася. — задумчиво потёр подбородок Кот. — Только вот так коротко объяснить своё имя я не смогу. Всё-таки Василий и Гостинец — это немного из разных сфер.

— А ты попробуй! Давай, прямо сейчас мне и объясни! — настаивал Бажен.

— Ну, ладно. Русское имя Василий произошло от греческого Басилийос, ну, то есть Базилевс по-современному. А переводится оно, как «величественный», «царственный», «царь» или «верховный правитель». Есть ещё английская форма имени — Бэзил, французская — Базиль и немецкая — Базилиус. У моего имени есть ещё и женская форма — Василиса, или Василина.

— Так ты что, царь? А как тебя ласково называть?

— Конечно, я не царь. А ласковое имя называется «уменшительно-ласкательная форма имени»! — Кот гордо выпятил грудь, но сразу спохватился и просто начал перечислять:

— Васенька, Силя, Васютка, Василёк, Василёчек, Васяня, Вась, Вася, Васюта, Василько, Васько, Васюшка…

— Что это ты, Базилевс, сам себя так активно нахваливаешь? — в домик-пещерку вошла Таша.

— Я просто рассказывал Выйбору про своё имя. А ты за мной?

— Нет, я за амулетом. Надо с Тенью Шамера поговорить, пока она совсем не исчезла!

— Она не выходит оттуда. Мы с Баженом битый час рамку трясли, но ничего не получилось. Такое ощущение, что её там вообще нет.

— Может, сбежала по дороге? — Таша недоверчиво посмотрела на амулет, но в руки его брать не стала.

— Может и сбежала. — легко согласился Гостинец-Вася.

— А я думаю, что она просто испугалась этих ваших «монстриков»! И теперь сидит там внутри, и трясётся от страха. А выглянуть наружу боится. — высказал свою версию событий Бажен.

— А ты её звал по имени? — на всякий случай уточнила Таша.

— Конечно, звали! А ещё стучались, подбрасывали, крутили, катали, дули, раскручивали… Таша! Мы сделали всё, что могли! — Гостинец-Вася взял горсть орешков и закинул парочку в рот.

— Я уверена, что не всё. — задумчиво глядя на толстую восковую свечу сказала Таша. — А водой поливали? А огнём нагревали?

— Ты ещё скажи, чтобы молотком постучали! — Кот осуждающе покачал головой. — Мы же её поговорить с ней хотим, а не уничтожить!

— Да, пожалуй, надо просто подождать. Возможно, она сама выйдет, когда немного успокоится.

— А когда мы в город вернёмся? — перевёл разговор в нужную ему тему Кот.

— Пока не закончится война, не вернёмся. Наше присутствие опасно для людей из верхнего мира!

— Так командир Хгоу, вроде бы предложил мир? — Гостинец-Вася положил орешки обратно в вазу. Он отвык от такой еды, по-прежнему предпочитая всему рыбу, как и полагается настоящему коту.

— Это всё пока вилами на воде писано. — Таша устало вздохнула и опустилась в большое уютное кресло.

Не успела девушка как следует расположиться на отдых, как в домик вошёл Сатран. На его плече сидела Кгы. Гостинец-Вася улыбнулся. Смотрелась эта парочка весьма комично: этакий капитан Флинт с верным попугаем на погоне. Но всем остальным было не до смеха.

— Анахита приняла решение. Нам надо отправить послание арктурианцам, поэтому я пошёл проверить коридоры. Проход к месту должен быть безопасным для Кгы!

— А это для тебя, Кот, держи! — Кгы протянула Гостинцу-Васе какую-то вещь. Мальчик подошёл поближе. Красивый кожаный браслет с необычным камушком тут же перекочевал к нему в руки.

— Что это?

— Это подарок. В этом витке мы больше не увидимся. Тебе придётся принимать решения самому. Запомни, петлю можно разомкнуть не только действиями. Думай, Базилевс!

— Что это значит? — Гостинец-Вася недоумённо посмотрел на телепатку.

— Всё, тебе пора. Скоро поймёшь. Теперь все наши судьбы в твоих руках.

— Опять загадки! — вздохнул мальчик и надел браслет на руку. Камень слабо засветился. — Но за подарок — спасибо!

— Вы с Баженом поступаете в распоряжение Малиши! — голос Таши настраивал на деловой лад.

И снова всё закрутилось-завертелось. Через час Гостинец-Вася вместе с Баженом отправился проверять многочисленные коридоры и гроты, следя за тем, чтобы защита Фарадея работала.

Мальчик хотел взять с собой «Ловца снов», но деревянная рамка не влезла ни в карман, ни даже в капюшон. Поэтому хрупкую вещицу пришлось оставить на месте. Он планировал вернуться за Шадейкой сразу же, как только освободится. Эх, знал бы он, к чему приведёт такая беспечность, ни за что бы не выпустил из рук драгоценный амулет!

Всё пошло не так, едва они с Баженом свернули в самый дальний коридор, ведущий в зал переговоров. Защита в этом месте заканчивалась, иначе арктурианцы не смогли бы попасть на встречу. И хоть до условленного времени ещё оставался целый час, Сатран уже выставил со стороны друдов караулы. Проходы со стороны арктурианцев оставались без присмотра.

— Что-то мне здесь совсем не нравится! — шёпотом сообщил Бажен, едва друзья ступили на влажные камни дальнего коридора. — Как-то здесь страшно!

— Не бойся, Бажен! — отозвался Гостинец-Вася. — Мы уже почти закончили! Сейчас проверим последний поворот, и пойдём обедать.

Внезапно по стенам, полу и потолку той части коридора, в которой находились мальчики, пробежал странный голубой луч. Следом за ним надвинулся плотный голубоватый туман и поло затрясся от сильных ударов. Как будто где-то рядом взрывали динамитные шашки.

— Что это, Гостинец? — Бажен кинулся к Коту, но тут с потолка посыпались камни. Маленький друд юркнул под ближайший каменный козырёк, пытаясь укрыться от каменных осколков, посыпавшихся на него смертоносным дождём. Всё пространство заполнилось пылью и грохотом. Стена, к которой прижимался Бажен, задрожала ещё сильнее. Металлическая сетка, опутывающая часть коридора ближе к владениям друдов, еле сдерживала натиск каменных обломков. На то место без сетки, где ещё недавно стоял Гостинец, обрушился целый кузов камней.

Глава 29. Пасынок

Голова гудела от боли. На зубах противно скрипел песок, а глаза было невозможно открыть, так они зудели от пыли. Где это он оказался? И почему так трудно двигаться? Как будто бы злой великан зажал его в своей каменной ладони.

— Вот он! Я нашла его! — громкий девичий голос взорвался в голове Гостинца-Васи тысячей острых осколков. — Кажется, он без сознания!

Каменная хватка слегка ослабла, и через минуту несколько рук подхватили и вытащили его из смертельной ловушки.

— Ну вот же, он смотрит на меня! А ты, Марина, говоришь «без сознания»! Вечно ты торопишься с выводами! — знакомый, но неизвестно откуда, мальчик с укором взглянул на черноволосую красавицу.

— Это ты вечно торопишься! Гришка-торопыжка! — насмешливо фыркнула девочка и стала поразительно похожа на кошку.

От удивления и слабости Гостинец-Вася не мог проронить ни звука. Он смотрел во все глаза на подростков, вытащивших его из-под завала и никак не мог вспомнить, откуда он их знал. То, что знал, сомнений не вызвало.

— Ну всё, пора уходить, а то ещё что-нибудь сверху сейчас как отвалится! — мальчик подхватил Кота под руку и поволок к выходу.

— Конечно отвалится, если ты будешь каркать! — девочка подхватила его с другой стороны и Гостинец-Вася почувствовал себя раненным бойцом, которого выносят из-под обстрела с поля боя. Странно, но ничего внутри не противилось такому сравнению. Скорее даже наоборот, соглашалось.

«Опять дежавю!» — вяло подумал Гостинец-Вася и попробовал активнее шевелить ногами, чтобы они не волочились по полу пещеры, усыпанному острыми осколками. Но оказалось, что он был не раненный. Он стал военнопленным.

Мальчик и девочка вытащили его на поверхность и погрузили в такси. Они сели на заднее сидение все вместе, но водитель даже бровью не повёл.

— До города! — коротко скомандовала девочка.

— Но мне надо… — попытался тихо протестовать Гостинец-Вася. Мальчик его грубо прервал:

— Забудь. Ты едешь с нами!

Неожиданно что-то коротко и больно кольнуло Кота в ногу. Это девочка сделала ему укол прямо через джинсы.

— Что вы делаете? — конец фразы потерялся в выдохе. Гостинец-Вася уснул глубоким сном.

* * *

Шамер с трудом поднялся с кровати. Вот уже целый день он отлёживался после проведения ритуала Большой петли, но прежней силы пока в себе не чувствовал. Слишком тяжело. Слишком долго. Слишком, слишком, слишком! И всё из-за этого противного мальчишки!

Другой на его месте уже давно бы сдался и принял бы все условия. Но только не Базилевс! Или Гостинец? Как его теперь называть? Надо было хорошо подумать, прежде, чем загружать в его память все звёздные карты и чертежи! Но его мозг был так активен, а объём памяти — просто огромен! Парень явно был мутантом. И тогда мысль воспользоваться им как резервным носителем информации казалась единственно верной.

А теперь Шамер сожалел. Это было необычное для него чувство. И крайне неприятное. Пустые сожаления! Он никогда раньше не попадался в их плен, предпочитая делать выводы и исправлять ошибки без лишних эмоций. Или он за всё время, проведённое среди людей, нахватался от них дурных привычек?

Всё, пора заканчивать эти игры! На случай, если и в этот раз что-то пойдёт не так, древний атлант подготовил Большую петлю. Он провёл ритуал до конца, и теперь достаточно одного только его движения, и попытка обнулится. Для всех, но только не для него! Для него каждая неудача будет шагом к победе. Тренировкой. Ходом в игре. И в это раз он будет единственным, кто сможет воспользоваться возвращением времени к началу. Чтобы с учётом предыдущей ошибки пройти очередной «уровень» правильно.

Раздался тихий стук в дверь.

— Кто? — раздражённо спросил колдун.

— Повелитель, мы доставили его! Пришлось усыпить. — из-за тонкой двери голос Марины прозвучал излишне громко. Шамер поморщился и потёр виски.

— Отнесите его в кабинет! Как проснётся, позовите меня!

А до пробуждения настырного пасынка надо кое-что подготовить. Шамер с трудом поднялся и сел на кровати. Слабость тяжёлым грузом давила на плечи, но он пересилил себя и встал. Энергетический коктейль вернёт силы. Надо только правильно приготовить напиток!

Лекарственные травы по привычке колдун собирал всегда. Он ни разу не пропустил время сбора тимьяна и зверобоя. Тысячелистник, котовник, плоды лимонника. Пучки сухих трав висели в тёмной кладовой, куда никому, кроме него не было доступа. Слишком ценны были эти заготовки.

Заварив в термосе нужную смесь трав, Шамер нацедил полную чашку. Потом подумал, и добавил туда большую чайную ложку мёда. Коктейль возвращал силы прямо на глазах! Через несколько минут он был готов к решающему этапу переговоров. Если мальчишка и в этот раз его не послушает, он его просто убьёт!

* * *

— Базилевс, ты слышишь меня? — голос Кгы прорывался сквозь сонную муть. — Гостинец, просто подумай о том, что ты слышишь меня!

— Я слышу тебя! — одними губами прошелестел Гостинец-Вася. — Ты где?

— Неважно! Я далеко. Ты там один?

— Пока — да. Меня привязали к креслу.

— Браслет у тебя?

— Да.

— Сможешь до него дотянуться?

Мальчик пошевелил пальцами и открыл глаза. Руки лежали на подлокотниках и были крепко к ним привязаны.

— Нет, не смогу.

— Если нажать на камень браслета, то ты останешься в потоке времени и будешь помнить обо всём, что случилось. Ты меня понял?

— Понял, Кгы! Я попробую.

— Не сейчас! Нажимать надо только тогда, когда почувствуешь, что всё вокруг будет колыхаться, как от волн.

— Не понимаю. Как это «колыхаться как от волн»?

— Когда увидишь, то поймёшь. Всё. Я отключаюсь. К тебе идёт Шамер.

И действительно. Не успел Кот перевернуть камень под запястье и спрятать его под рукавом кофты, как в комнату вошёл Шамер. Его сопровождали те самые подростки, которые вытащили его из-под завала.

— Базилевс! Ну, наконец-то я тебя нашёл! — Шамер улыбнулся, обнажив ровные белоснежные зубы. Гостинец-Вася вдруг подумал, что когда-то ему улыбка отца очень нравилась. Он глубоко вздохнул и ответил:

— Здравствуй, отец.

— Неужели ты меня вспомнил? — улыбка колдуна превратилась в хищный оскал. — А я уже начал надеяться, что никогда не вспомнишь!

— Что тебе надо, Шамер? — перешёл к делу мальчик.

— Чтобы ты пустил меня в свои мысли. Открой мне свой разум! — колдун наклонился к пленнику и тот в ужасе отшатнулся.

— Нет!

— Ты знаешь, что я всё равно получу то, что хочу! Рано или поздно, ты сдашься! — Шамер в раздражении начал ходить перед креслом, в котором сжался бедный Кот.

— Не в этот раз! — тихо сказал мальчик и склонил голову в знак того, что разговор окончен.

— Это — мои новый ученики! — вдруг остановился Шамер. Ему явно пришла в голову какая-то мысль. — Теперь они будут следовать за тобой по пятам, ни на секунду не выпуская из виду! Они превратят твою жизнь в ад! Лучше отдай мне то, что тебе не принадлежит!

— У меня и так была весёлая жизнь! Двумя учениками больше — двумя меньше… Я не сдамся, Шамер! Я не позволю тебе погубить всех людей. — Гостинец-Вася с безразличием разглядывал свои кеды, не поднимая головы к собеседнику.

— Посмотри на меня! — в гневе закричал Шамер. — Не смей со мной так говорить!

Гостинец-Вася молча закрыл глаза. Он вдруг вспомнил все их предыдущие подобные разговоры с Шамером. Они всегда заканчивались одинаково. В этот раз мальчик тоже не ждал сюрпризов. К сожалению, люди редко меняются. А всего-то надо — изменить привычку! Потому, что привычка рождает характер. А характер рождает судьбу. Вот и весь секрет.

Но ведь Шамер тоже знал об этом! Почему же он каждый раз сворачивал на тропинку своей вредной привычки и гневался, крича и размахивая руками? Неужели у него, сильного колдуна и мудрого тысячелетнего мага, не хватало терпения, чтобы изменить свою привычку?

От этой мысли мальчику вдруг стало легче. Он вдруг перестал бояться. Вместо обычного ужаса отец вызывал в нём лишь недоумение и любопытство: что будет дальше?

Шамер каким-то образом уловил перемену настроения пленника и удивлённо остановился перед ним. За подбородок он осторожно поднял лицо мальчика и внимательно посмотрел на него.

— А ты изменился…

— Да, отец! Благодаря тебе я перестал бояться! — мальчик открыл глаза и решительно посмотрел на колдуна. Тот отшатнулся от неожиданности.

— Я не позволю тебе уничтожить людей! Это теперь их планета! Оставь их в покое! — голос пленника окреп, в нём появились незнакомые колдуну прежде нотки.

— Тогда я убью тебя, Базилевс! — Шамер отступил на шаг от пленника и достал пистолет.

— Ты убьёшь своего сына? — спокойно глядя на него спросил мальчик.

— Ты мне не сын! Это было ошибкой усыновить тебя! — рука с пистолетом дрогнула и опустилась. Шамер был растерян и зол. Но больше всего он злился на себя из-за своей слабости. Он не хотел убивать этого упрямого мальчишку. Он слишком привязался к нему за все эти годы. Он до сих пор надеялся, что Базилевс добровольно отдаст ему то, что много веков хранилось в его памяти.

— О чём ты говоришь? — мальчик смотрел на колдуна и ждал объяснений.

— Я усыновил тебя. Ты мне не родной сын! — злорадно повторил Шамер, но Гостинец-Вася от этого только обрадовался. Но не успел он как следует разобраться в своих чувствах, как за окном раздались крики и шум.

Глава 30. Гордиев узел[21]

Колдун и оба его ученика поспешно вышли их комнаты, оставив пленника одного. Через минуту раздался хлопок и перед изумлённым мальчиком появилась Кгы.

— Приготовься, сейчас я телепортирую тебя в лес! — мелькнула в голове команда и тут же перед глазами всё поплыло и закружилось.

— Меня тошнит, Кгы! — успел подумать Гостинец-Вася прежде, чем его желудок буквально вывернуло наизнанку.

— Да, с непривычки люди плохо переносят перемещения в пространстве! — вокруг вдруг стало прохладно, и мальчик вдохнул полной грудью чистый лесной воздух. — Но вот мы и на месте.

Сильные руки Сатрана подхватили Гостинца-Васю, и он почувствовал, что верёвки больше не удерживают его в кресле.

— Бажен! Вы спасли Бажена? — мальчик беспокоился о маленьком друде.

— Всё в порядке! Ему удалось спасись. Это он рассказал нам, что тебя похитили! — Сатран деловито сматывал верёвку, снятую с кресла. — Хорошая верёвочка! Прочная. В хозяйстве пригодится… Ну что, идти можешь?

— Могу. — Гостинец Вася сделал пару шагов и сложился вдвое, схватив рукой дерево. Его опять тошнило.

— Похоже, у тебя сотрясение мозга! — Сатран протянул мальчику салфетку. — Дай-ка я тебя осмотрю! — Генерал осторожно снял капюшон кофты с головы Гостинца-Васи и пробежал быстрыми пальцами по голове. Когда он посмотрел на свою руку, все пальцы были в крови.

— Так я и думал! — Сатран с тревогой заглянул в глаза мальчику. — У тебя травма головы и сильное сотрясение. Тебе надо отлежаться!

— Вот дойдём до места, и отлежусь!

— Боюсь, ты не дойдёшь! — генерал посмотрел на Кгы. Видимо, он отправил ей мысленный вопрос, потому, что арктурианка отрицательно покачала головой и отвернулась.

— Нам придётся тебя оставить здесь ненадолго! Кгы не советует тебя пока перемещать. Но оставить её с тобой я не могу, иначе мы останемся без связи. Я сделаю тебе укрытие. Постарайся лежать тихо.

Сатран быстро сделал тайное убежище под елью и притащил туда еловых веток, срубленных неподалёку. Друзья укрыли потеплее и спрятали мальчика до своего возвращения.

— Мы вернёмся за тобой, как только сможем! — Сатран оглянулся и ещё раз критически оглядел тайное убежище раненного мальчика. — Тебе придётся переждать ночь. Утром мы пришлём отряд спасателей!

— Всё будет в порядке, Сатран! Идите. Я буду вас ждать!

* * *

Хочешь мира — готовься к войне! Римский историк Корнелий Непот[22], видимо, хорошо знал, о чём говорил. Анахита, по-хорошему подготовившись к войне с арктурианцами, практически сделала саму войну ненужной. Командир Хгоу, получил возможность зарядить свой звездолёт под завязку энергией и предпочёл улететь с миром.

Правительница друдов боялась, что мстительные арктурианцы нанесут удар с обриты, поэтому дала им в полёт богатые дары. Для формирования пущей убеждённости, что по Земле не надо стрелять из космоса, друды оставили у себя в гостях троицу самых любознательных серых телепатов.

И всё же, обе стороны с облегчением вздохнули, когда арктурианский боевой крейсер лёг на курс к родной планете и скрылся вдали. Видимо, Хгоу был информирован о том, что у друдов с последней войны остались несколько древних противо-астероидных установок, из которых до сих можно сбить любой объект, приближающийся или удаляющийся от планеты. Этим установкам уже больше 15 тысяч лет, но они всё еще находятся в боевой готовности.

— Теперь можно сосредоточиться на Шамере. В этот раз я не дам ему шансов так легко от нас уйти! — поделилась Анахита мыслями с Ташей. Кира только что отбыла с отрядом спасателей на поиски Гостинца-Васи. Пришла пора побеседовать с колдуном.

Анахита включила мобильный телефон и нажала на кнопку вызова. Единственный абонент, номер которого был в памяти телефона, ответил так быстро, будто бы ждал звонка.

— Алло!

— Шамер, ты опять нарушил наши договорённости!

— И Вам здравствуйте, Ваше величество! Я никогда и не обещал, что оставлю своего пасынка в покое!

— То, что ты просишь у него, тебе не принадлежит!

— Не соглашусь! Ещё как принадлежит! Я первый обнаружил базу древних адитей, значит и все находки — мои!

— Это всё должно оставаться тайной! Современные люди не готовы получить такие знания! В погоне за своей выгодой ты погубишь всех!

— Мы просто по-разному смотрим на жизнь! Это нормально, Анахита!

— Тебе прекрасно известно, к чему это приведёт! Ты — единственный из гибридов, кто пережил «Великую битву бхаратов»[23]! Всё опять идёт к этому.

— Оружие богов и их саркофаги помогут праведным победить!

— Нет, Шамер! — Анахита тяжело вздохнула. — В этой войне не будет ни правых, ни виноватых. Погибнут все. Земля опять на многие сотни тысяч лет погрузится во тьму. Люди будут отброшены в каменный век.

— Пусть люди выясняют свои отношения!

— Тогда зачем тебе понадобилось ваджра[24]? Неужели ты хочешь отдать власть на планете ануннакам? — Анахиту вдруг осенила страшная догадка, и тишина в трубке громче любого ответа говорила о том, что она была права.

— Я всё сделаю всё по-своему! — крикнул рассерженный колдун и бросил трубку.

Анахита надолго задумалась. Опасность, что у Шамера получится осуществить задуманное была слишком велика. Надо было срочно придумать, как помешать его планам, иначе все люди на планете могут превратиться в рабов жадных и жестоких ящероголовых пришельцев, которые однажды уже пытались это сделать. Тогда им помешали древние, но в этот раз всё могло окончится иначе…

Размышления Анахиты прервал Сатран. Он вошёл Сатран с Кгы на плече в небольшой зал для совещаний. Телепатка тут же послала запрос на общение.

— Да Кгы, я слушаю тебя! — вслух ответила встревоженная Анахита, приглашая Сатрана к участию в разговоре.

— Базилевс пришёл в себя. Он ещё слаб, но угрозы для жизни больше нет. Вы хотите с ним поговорить? — в головах Сатрана и Анахиты раздался знакомый шелестящий голос.

— Нет, Кгы. Пусть он отдохнёт. Если нет ничего срочного, пусть сначала наберётся сил!

— Он рассказал о новых учениках. Шамер набрал себе помощников среди современных детей!

— Выясни, кто эти дети! Мы должны рассказать им, чем закончится служба у Шамера!

— Ваше величество! А разве без магии возможно превратить их в животных? — задал вопрос Сатран, и королева задумалась.

— Думаю, что Шамер сделать из них киборгов, или изменить генетику. В любом случае, добром это для детей не кончится!

— Внимание! На кристалл времени воздействует неизвестное излучение! — Кгы вдруг схватилась за голову, и едва не упала на каменный пол пещеры. Она свалилась с плеча генерала, но тот подхватил свою невесомую ношу уже у самой земли.

— Быстрее свяжись с часовыми в зале Кристалла времени! — скомандовала Анахита, на ходу надевая плащ. — Мы отправляемся туда немедленно с отрядом гвардии!

В подземелье друдов была объявлена тревога. Шамер явно атаковал, но вот что это было?

Гостинец-Вася очнулся в доме Малиши. Голова его была перевязана, и по-прежнему болела. Рядом дремала сама хозяйка. Было видно, что она сидит здесь уде давно. Носок, который она держала в руках, был связан больше, чем наполовину.

— Малиша! — тихо позвал мальчик, и женщина тут де открыла глаза.

— Ты проснулся! Ну, наконец-то! Как ты себя чувствуешь, Гостинец?

— Мне намного лучше! Я не помню, как попал сюда! — он сел на кровати и осторожно подвигал головой в разные стороны.

— Что, сильно болит?

— Уже не сильно. Терпимо. А где все? Давно я здесь лежу?

Малиша отложила вязание и с тревогой посмотрела на мальчика.

— Сегодня третий день. Таша уже хотела тебя отправлять в больницу на поверхность. Так что, ты вовремя очнулся!

— А что Шамер? Нашли его?

— Анахита отправилась с отрядом в зал Кристалла времени, который оставил под нашей охраной командир Хгоу. Все они, кроме Кгы, Цука, Хгау и Цвы улетели на свою планету. Так что теперь друды стали Хранителями времени на Земле.

— Почётно. Но это очень опасно. Шамер задумал что-то нехорошее. Он хочет править на Земле единолично. Надо срочно передать Анахите, что колдун готовит ловушку!

Но предупредить королеву друдов они не успели. Шамер взорвал переход перед самым отрядом и сразу за ним. Сатран успел вытолкнуть наружу только Анахиту и Кгы. В ловушке заваленного перехода оказались двенадцать друдов, включая генерала.

Глава 31. Проигранное сражение

Едва затихло эхо от мощного взрыва, как Анахита сразу же набрала номер Шамера. Связи не было.

— Ваше величество, они живы! — телепатка уже передала генералу, что с королевой всё в порядке. А вот Сатран и ещё трое были ранены.

— А с колдуном ты можешь связаться? Или хотя бы узнать, что он делает?

— Нет. Он надел на голову железный шлем. Я не могу даже почувствовать его… Зато я чувствую Цука, Хгау и Цвы! Они в зале с кристаллом времени!

— Что они там делают? Спроси, как они там оказались! — Анахиту вдруг пронзила страшная догадка. — Неужели…

— Их похитили ученики Шамера и теперь их заставили закончить ритуал. Ваше величество, мы проиграли!

— Что теперь будет, Кгы?

— Время вернётся к тому моменту, на котором его замкнёт Шамер. А мы не будем об этом даже знать! Теперь всё будет зависеть от вашего Гостинца. Или, как вы его называете?

— Базилевсом. — машинально ответила Анахита, думая о чём-то своём. — Сколько у нас времени?

— Пара минут.

— А ты сможешь выскочить из этой петли времени? — в вопросе Анахиты сквозила надежда.

— Я попробую. Но куда прыгать, я не знаю! Будет только больше путаницы!

— Вернись с тому моменту, когда командир Хгоу готовился к отлёту, и убеди меня не оставлять здесь арктурианцев! И ещё: скажи Базилевсу, что он…

Внезапно всё пространство вокруг начало вибрировать, словно огромное гибкое зеркало. Анахита оказалась внутри одного из кругов. Её очертания стали размытыми, и она, наконец, пропал. Кгы, не дожидаясь, когда один из «кругов» достигнет и её, прыгнула в недавнее прошлое, к моменту переговоров. Она хорошо помнила все события, поэтому вернулась довольно точно. При этом она умудрилась не столкнуться с самой собой.

А вот Гостинец-Вася поняв, что время вокруг начало заворачиваться в Большую петлю, тут же активировал небольшой прибор, который дала ему арктурианка и почувствовал, что куда-то летит.

Несмотря на недавнее сотрясение мозга, в этот раз он сознания не потерял. Напротив, перемещаясь через «круги», расходящиеся по пространству, он отчётливо видел проплывающие перед глазами сцены. Возможно, что это всё ему только казалось, но картинки были очень чёткими и узнаваемыми.

На том моменте, где они с Витей расспрашивали Шадейку, когда он решил познакомить её с друзьями, мальчик подумал, что надо остановиться. Круги тут же послушно разошлись, и он шагнул на поляну в своё собственное отражение…

* * *

— Лена, вышли мне приглашение в группу! — попросил Витя, и тут же обратился к Гостинцу-Васе. — Пойдём, я тебя провожу!

«Это уже было!» — забилась в голове тревожная мысль.

Вместе они дошли до дома деда Михаила. На кухне их ждала записка: «Обедайте, я уехал по делам. Буду вечером. Дед Михаил».

— Давай пообедаем, а потом вместе сделаем уроки! — предложил Витя. — Тут супа и на двоих хватит. И тут Гостинец-Вася всё вспомнил. Он вернулся в тот самый момент, когда Витю забрали в подземелье. Именно за ним они с Сашкой и отправились в пещеры. А из-за этого они познакомились с Кгы!

— Витя! Сейчас придут друды и заберут тебя в подземелье Анахиты. Ты не бойся, там Таша попросит тебя починить генератор, чтобы в подземелье был свет. А мы с Сашей придём к тебе позже! Но прямо сейчас тебе позвонит мама. Поговори с ней спокойно!

В этот же миг у Вити зазвонил телефон. Мальчик потрясённо посмотрел на дисплей, потом снова на друга и нажал кнопку приёма вызова.

— Да, мама! Со мной всё в порядке. Я зашёл с Васей к дедушке. Мы обедаем, а потом будем делать уроки!

Мальчики поели в полной тишине. Едва они успели прибрать со стола и вымыть тарелки, как в дверь требовательно постучали.

— Это они? — Витя посмотрел прямо в глаза Гостинцу-Васе.

— Да. Тебе пора. До встречи!

Ребята коротко обнялись, и Витя пошёл открывать дверь.

Когда Витя в сопровождении друдов ушёл, Гостинец-Вася позвал Тень:

— Шадейка! Нам надо поговорить! Но сначала я позову Сашу.

Разговор Тени не понравился. Мальчик явно изменился, но с чем это было связано, Шадейка не поняла.

— Если ты попадёшь обратно к Шамеру, он что-то узнает обо мне? — прямо спросил Гостинец-Вася и Тень нехотя ответила.

— Да, он получит информацию и доступ в те места, где был ты.

— Да, есть о чём задуматься!

Через четверть часа пришёл Саша. Его плечи оттягивал знакомый рюкзак.

— Мы идём за Витей! Но сначала положи в рюкзак вот это! — Гостинец-Вася протянул другу амулет «Ловец снов».

— Что это?

— Наша страховка. Пошли к памятнику «Жертвам интервенции»!

Недовольно ворчащая Тень повела мальчиков на берег реки, через петровский парк к памятнику жертвам интервенции. Отыскав заколоченный вход в подземное убежище, Шадейка остановилась.

— Приготовьтесь, сейчас я открою на несколько секунд проход. Возьмитесь за руки, чтобы не потеряться!

— Тут же всё заколочено… — начал было Сашка, но тут же удивлённо присвистнул: доски и металлические пластины перед ними разошлись, и взгляду открылся зияющий вход в подземелье. Из дыры отчётливо тянуло затхлостью и опасностью.

Едва портал закрылся, Гостинец-Вася попросил Сашу достать из рюкзака амулет.

— Перенеси нас в безопасное место! — коротко приказал мальчик.

Тень притихла, но сделала всё, как он просил.

— А теперь полезай в амулет, Тень!

— Но я не хочу! — начала слабо протестовать Шадейка, но новый хозяин был непреклонен. — Полезай сейчас же!

— Что с тобой, Кот?

— Долго рассказывать, Саша! Как-нибудь позже я всё тебе объясню. А сейчас нам надо идти!

— А что ты сделаешь с амулетом?

Гостинец-Вася повесил хрупкую рамку на сучок, торчащий из стены.

— Она останется здесь! Доставай свои светящиеся браслеты! И постарайся не издавать звуков!

Через некоторое время в сознание подростков проник чей-то холодный и чужой разум. Стало страшно и неуютно, но они мужественно стояли молча. Их сканировали призраки подземелья.

Казалось, прошла целая вечность. Но вот хватка невидимых стражей ослабла, и Сашка тихонько позвал друга.

— Кот, ты здесь?

— Здесь.

— Они ушли? — шепот стал чуть громче, и Гостинец-Вася тихо ответил:

— Ушли, но шуметь не надо! Это были разведчики.

— Почему они ушли? — чуть слышно спросил Саша.

— Потому, что мы пришли сюда по делу.

— А как они поняли, что мы по делу? — Сашка придвинулся вплотную к другу и зашептал вопрос прямо ему в ухо.

— Как-то поняли. Нам надо отсюда убираться и поскорее.

И они молча двинулись по узкому коридору. Шли долго и без остановки. Когда силы были почти на исходе, Гостинец-Вася остановился.

— Ну всё, скоро привал! Мы почти дошли до пещеры. Ещё один марш-бросок, и мы будем на месте. Там можно будет развести костёр и немного поспать.

— А что, уже ночь? — тихо удивился Сашка.

— Да, скоро полночь. По пещерам лучше ночью не ходить.

Оставшуюся часть пути шли молча. Светящиеся браслеты помогали не терять друг друга из вида. Вскоре впереди забрезжил зеленоватый свет, а стенки коридора немного раздались, открывая проход в огромную пещеру.

— Всё, пришли! — Гостинец-Вася опустил рюкзак на гладкие камни. Сашка привалился к стене пещеры и почувствовал спиной, что она чуть тёплая. Это удивительное открытие от решил пока оставить при себе.

Наскоро поужинав, мальчики уснули. До утра их никто не потревожил.

Утром, наскоро позавтракав и пережив атаку летучих мышей на дымящий костёр, мальчики продолжили путь. У знакомых Гостинцу-Васе открытых ворот Саша остановился:

— Смотри! Вот это ворота! Прямо как для великанов!

— Быстрее! Они сейчас закроются!

И тут же ворота лязгнули и начали медленно закрываться. Друзья бросились вперёд. Они едва успели проскочить в гигантские закрывающиеся створки. Через мгновение всё стихло.

— Мы внутри! Постарайся не шуметь! — чуть слышным шёпотом попросил Кот.

— Где это мы? — так же тихо отозвался Сашка.

— Сейчас нас поймают в свою сеть акртурианцы. Не бойся, всё будет хорошо! Давай пока попьём воды!

— Откуда ты всё знаешь? — насторожился Саша, но Гостинец-Вася не успел ответить. Откуда-то сверху на них упала сеть, а поверх неё на их головы посыпались какие-то маленькие существа. Мальчики упали на зелёный мох, уже не пытаясь защититься. Сашка закрыл голову руками и громко крикнул:

— Мы пришли с миром!

Кто-то приподнял их за плечи, и друзья заняли сидячее положение.

— Ты тоже это видишь, Кот? — Сашка повернул голову к другу, одновременно стараясь разглядеть получше существ, стоящих вокруг них.

— Вижу. Это и есть арктурианцы. Сейчас они сами всё расскажут.

— Кто вы и зачем пришли? — вопрос не прозвучал, а скорее родился прямо в голове. Существа продолжали разглядывать мальчиков. Сашка глазел на них, всё больше удивляясь. Ничего подобного он ещё не видел.

— Мы — люди. Вернее, дети. Пришли за своим другом. — громко ответил Гостинец-Вася. — Мы пришли с миром!

Существа задвигались, расступаясь. Прямо перед Гостинцем-Васей оказался командир Хгоу.

— Здесь больше нет представителей вашего вида, человек. Вы вторглись в запретное подземелье. За это вы будете очищены.

— Подождите! — заверещал Сашка. — Не надо нас ни чистить, ни мыть, мы ведь не картошка!

— Пусть твой друг замолчит! — потребовал у Гостинца-Васи «монстрик».

— Саша! Успокойся! Я проведу переговоры. — испуганный Сашка тут же закрыл рот, но головой закрутил с удвоенной скоростью.

— Мы не причиним вам вреда! Наоборот, мы поможем вам улететь с этой планеты!

— Мы вернём вас назад, стерев эту линию времени. — раздалось в головах друзей.

— Подождите! — воскликнул Гостинец-Вася. — Это то, что надо! Но сначала мы вам поможем получить энергию для вашего корабля! Но сначала мы должны познакомить вас с королевой друдов! Она поможет вам!

«Монстрик» удивлённо замер.

— Нам надо подумать! — прозвучал ответ, и в тот же миг маленькие пришельцы начали исчезать с тихими хлопками.

— Кот, это ведь не опасно? — насторожился Сашка.

— Опасно. Вы попали в плен к существам, которые могут читать мысли, управлять временем и к тому же телепортироваться, то есть, перемещаться сквозь любые стены! — ответил Гостинец-Вася.

В голове Кота зазвенел крохотный дружественный колокольчик.

— Кгы! — обрадовался мальчик.

— Ты меня уже знаешь? — казалось, вопрос родился прямо в голове.

— Да, мы с тобой многое пережили вместе. Шамер выиграл битву, но я надеюсь, что войну мы ещё не проиграли! Он завернул время в Большую петлю, а я остался вне времени потому, что ты дала мне вот это. — на запястье, плотно охваченном стильным браслетом светился и переливался камень небольшой голубой камень.

— Это же стабилизатор времени! — Кгы повернула к мальчику своё лицо с огромными фасеточными глазами, и ему вдруг показалось, что она улыбается. — Видимо мы с тобой были очень близкими друзьями, землянин!

— Это точно. Мы много пережили. Ты должна срочно перенести нас подальше отсюда. Нам надо поговорить! — Гостинец-Вася оглянулся и взял Сашку за руку. Он явно нервничал.

— Что тут происходит? — вклинился в разговор Сашка. Он долго стоял молча, с удивлением глядя то на друга, то на непонятного монстрика. Наконец, его терпение лопнуло. — Гостинец, ответь мне!

— Саша, нам надо выбираться отсюда! Я тебе потом всё объясню! — и тут же обернулся к Кгы:

— Сейчас вернётся ваш командир Хгоу и опять будет нам угрожать. Но нам надо, чтобы они познакомились с правительницей друдов. Она поможет вам улететь с планеты! Кгы, как это сделать?

— Держитесь друг за друга крепче! — Кгы повернула голову и сделала почти незаметное движение рукой.

И тут произошло что-то непонятное. Только что они были в тесном каменном гроте, и вдруг — хлопок! И вокруг уже высокие своды огромной пещеры с бурной рекой в низине.

— Я что, сплю? — Сашка крепче схватился за руку друга. Тот даже поморщился от боли.

— Саша, успокойся! Сейчас я вам обоим всё расскажу! Кгы, где это мы?

— Что произошло со временем? — вместо ответа в головах мальчиков прозвучал вопрос.

— Колдун замкнул время в петлю. Все вы будете переживать снова и снова один и тот же момент. А тем временем он ждёт каких-то ануннаков.

В головах друзей чуть не произошёл взрыв. Арктурианка так испугалась, что на время потеряла возможность связно выражать свои мысли. Вместо этого перед мысленным взором Гостинца-Васи с огромной скоростью проносились картинки, рассказывающие о посещении ануннаками Земли в далёком прошлом.

— Так получается, что все эти минотавры, медузы горгоны, драконы и кентавры и вправду были? А я думал, что это — мифы и сказки! — потрясённо произнёс Сашка. Оказывается, Кгы показала все эти картины прошлого и ему.

— Надо помешать этому вашему шумеру! Но попросить помощи у Метрополии мы не успеем! Да и вряд ли они помогут. Слишком далеко от цивилизованного центра находится ваша планета. Им просто может быть не до вас! — Кгы наконец смогла взять себя в руки, и теперь её мысли были уже более разумными.

— Что же делать? — Сашка буквально снял вопрос с языка друга. Гостинец-Вася утвердительно закивал, присоединяясь.

— А я не знаю. — раздался ответ. — Только вы можете разобраться со всем этим.

— То есть как «не знаю»? — начал возмущаться, но друг его остановил:

— Почему только мы можем разобраться?

— Потому, что мы, арктурианцы можем мыслить только в рамках программы. Ну, как ваши компьютеры. А если надо принять не стандартное, то есть творческое решение, — тут мы не можем.

— Получается, что только мы можем придумать, как справиться с Шамером?

— Почему ты называешь этого шумера Шамером? — вопросом на вопрос ответила Кгы.

— Какой ещё шумер? — заинтересовался Сашка. Всё, что касалось колдуна и его отношения к Гостинцу, его очень интересовало. Он переживал за друга и хотел ему помочь.

— Когда на эту планету в прошлый раз прилетали ящероголовые ануннаки, они проводили тайные опыты над местными аборигенами. Генетически эксперименты. Они смешивали разные гены, чтобы получить расу послушных рабов, чтобы те добывали им золото. Но шумеры, так назывались эти люди, были гибридами. То есть, в их жилах текла и кровь ануннаков, потому что те и свои гены добавили. И эти шумеры через тысячу лет рабства подняли мятеж. И древние адити, у которых в то время были здесь базы на полюсах, куда не могли добраться аборигены, в результате конфликта выгнали ануннаков. Но их гены остались в шумерах. И некоторые получили бессмертие, как и их бывшие хозяева.

— То есть Шамер — гибрид ануннака с человеком? — подытожил Гостинец-Вася.

— Да, видимо это так. — подтвердила Кгы. — Но окончательный ответ можно получить только в случае анализа его генов. Нужен образец. И лаборатория.

— Ничего себе, поворот! — присвистнул Сашка. — И мы должны этого бессмертного гибрида как-то обезвредить?

— Именно. Обезвредить. И не дать ему позвать сюда ануннаков, ведь древних больше нет! — согласилась Кгы.

— И значит, люди остались без защиты от злобных ящероголовых инопланетян, которых позвал их гибридный потомок. И если они вернутся, то опять будут проводить опыты над людьми! — закончил мысль Гостинец-Вася и оба мальчика сразу погрустнели.

— Но мы об этом знаем, значит можем хотя бы попытаться что-то сделать. — продолжила мысль Кгы. — Главное, не падать духом.

— Но вырваться из петли времени, которую закольцевал Шамер мы не можем. — скорее подтвердил, чем спросил Сашка.

— Зато я помню то, что уже случалось. И могу попытаться что-то изменить! — Гостинец-Вася старался настроить друга на боевой лад.

— Хорошо. И что мы можем сделать? — скептически спросил Сашка.

— Прорваться к кристаллу времени и разомкнуть петлю. — предложил Гостинец-Вася.

— Или уничтожить маяк, который наверняка где-то установил этот ваш Шамер. — продолжила Кгы.

— Или посадить Шамера обратно в хрустальный столб, только в этот раз уже навсегда! — внёс своё предложение в общие планы Сашка.

— Ну вот, у нас уже есть идеи! — подвёл итог Гостинец-Вася. — Теперь можно придумать план.

— Надо разделиться и каждому поработать над своей задачей. — продолжил Сашка, но Кгы и Гостинец-Вася с ним не согласились.

— Если будем работать отдельно, но в случае ошибки не будем знать, в какой момент вернуться, чтобы сделать правильно. — первой озвучила свои сомнения арктурианка.

— Но если будем действовать все вместе, то Шамер сможет легко нам помешать! — настаивал Сашка. — А если разделимся, то ему придётся побегать!

— Да, в этом что-то есть! — задумчиво сказал Гостинец-Вася. — Только надо записывать по времени свои шаги и прятать записи в условленном месте!

— Ага, чтобы Шамеру было легче узнать о наших планах! — хмыкнул Сашка.

— Твой друг прав, Базилевс! — Кгы повернула к мальчику лицо с огромными фасеточными глазами. — нам нельзя записывать свои ходы. Придётся всё запоминать.

— Как некоторые шахматисты. — подхватил Сашка. — Самые лучшие помнят всю игру на память!

— Но в шахматы играю не я, а Шамер. — слабо возразил Кот. Было заметно, что он уже понял, чем опасно вести дневник, но всё ещё боялся забыть что-то важное. — Так что я буду записывать шифрованным языком все наши действия, чтобы в случае чего, мог понять, когда и где мы совершили ошибку!

— Хорошо. Но делай это очень осторожно. — согласилась, наконец, Кгы. — Нам пора уже действовать! Но сначала надо кое-что сделать! — и она рассказала, что именно собирается сделать.

— Зачем? — испугался мальчик.

— Так надо! Поверь. — и Гостинцу — Васе пришлось согласиться. Через некоторое время он снова смог говорить.

— Сейчас Ты уже помогла нам с Сашей сбежать от командира Хгоу, но он нашёл нас и объявил друдам войну. Анахите удалось уговорить его принять помощь. Она зарядила энергией его космический корабль, и он улетел, оставив четверых своих здесь для защиты кристалла. Но Шамер захватил троих из них и замкнул петлю времени. Вот так ему и удалось победить.

— Значит, мы должны уговорить всех улететь. — сделала вывод Кгы. — Я возьму это на себя.

— Но командир Хгоу считает тебя предательницей и хочет, чтобы тебя ему выдали! — предупредил Гостинец-Вася.

— Это было в прошлой линии. В этот раз он ещё не знает, что я вам помогаю. Идём к Анахите! Я помогу ей связаться с командиром Хгоу без войны. Надо предложить им помощь добровольно!

Глава 32. Конец «Войны бесконечности»

Анахита сразу им поверила. Как будто бы она тоже помнила все прошлые события. Гостинец-Вася даже зауважал Кирину маму ещё больше. Правда, Кира им здорово помогла в переговорах.

А вот в разговоре с командиром Хгоу помогла Кгы. Тот сначала удивился, что его соплеменница его мысленно вызывает, но узнав о предложении, не смог устоять.

Арктурианцы улетели полным составом. Даже Кгы поднялась на борт звездолёта. Но оказалось, что петля времени всё равно вернула всех в прошлое.

Вернувшись в третий раз в одно и то же место, Гостинец-Вася был в ярости. Сразу после очередного знакомства с Кгы и рассказа друзьям о предыдущих попытках, они решили, что должны сначала при помощи арктурианцев провести ритуал размыкания петли времени.

Каких трудов Анахите стоило уговорить командира Хгоу это сделать — отдельная история, но в конце концов тот согласился.

— Я надел браслет памяти. Теперь я буду знать обо всех петлях времени, в которые попадает Земля. — объявил арктурианец. — Мы готовы провести ритуал.

Целые сутки двадцать один арктурианец проводили ритуал размыкания петли времени. Наконец кристалл поддался. Арктурианцы улетели полным составом, но им опять не удалось вырваться из петли.

Каким-то немыслимым образом Шамер замыкал время снова и снова. В сотый раз вернувшись в момент отправления Вити в подземелье, Гостинец-Вася устало опустился на стул. Он устал и был готов отчаяться. Можно было просто снять браслет и забыть о том, что они все попали в петлю времени. И он был готов снять браслет и сдаться, но тут ему в голову пришла одна мысль.

Он вспомнил слова Кгы, когда она дарила ему этот удивительный гаджет: «Запомни, петлю можно разомкнуть не только действиями. Думай, Базилевс!» — интересно, что именно имела в виду арктурианка, когда говорила это?

— Лена, вышли мне приглашение в группу! — попросил Витя, и тут же обратился к Гостинцу-Васе. — Пойдём, я тебя провожу!

— Подожди, Витя! — ответил мальчик. — Мне надо подумать!

— Некогда думать! Надо действовать! — подала голос Шадейка, но тут же удивлённо замолчала, увидев взгляд нового хозяина.

Отправив друзей, Гостинец-Вася опустился на лавочку в парке и принялся сосредоточенно думать. Желание просто остаться в парке и пустить всё на самотёк боролось в нём с каким-то новым чувством.

Ответственность за жизни своих друзей не позволяла ему опустить руки и впасть в отчаяние. Если он не спасёт их, если поддастся отчаянию, то некому будет прийти на помощь. И тогда не только друзья, но и все люди на Земле попадут в рабство к ящероголовым хозяевам подлого Шамера.

И тут в душе мальчика поднялась такая злость, что он готов был ещё сто раз начать сначала. Она дала ему силы бороться! Злость заставляла его стать умнее. И он решил сначала подумать, а потом бросаться в сто первый раз бежать по лабиринту вариантов.

— Ну наконец-то я догнала тебя! — из кустов, что росли около скамейки вышла Кгы. — Сто раз ты убегал, а я попадала сюда и опаздывала!

— Кгы! — обрадованно вскочил мальчик. — Это ты?

— Да. Та самая я. Садись, подумаем вместе! — арктурианка села на лавочку рядом с другом. — Но это не значит, что тебе не придётся знакомиться со мной в этой линии в сто первый раз!

— Так ты знаешь, что у нас ничего не получилось! — Гостинец-Вася тяжело вздохнул. — Я не знаю, что делать!

— Знаешь. Решение обычно лежит на поверхности! Просто вы, люди его не замечаете.

— Ты что, загадываешь мне загадку? — разозлился вдруг мальчик.

— Нет. Я не знаю ответа. Только ты можешь разомкнуть эту петлю времени. Я могу лишь помочь тебе. — раздался в голове тихий ответ.

— Но у нас уже сто раз не получилось! Я не знаю, что ещё можно сделать!

— Иногда нужно просто чего-то не сделать. Давай подумаем, чего мы не учли! Но чтобы это понять, надо сначала успокоить разум и заглянуть в себя. Там есть ответы на все твои вопросы!

— Как это — «успокоить разум»?

— У тебя в голове сейчас пролетают тысячи мыслей. Постарайся успокоится и представить, что они — это снежинки.

— Тогда у меня в голове сейчас — густой снегопад!

— Вот об этом я и говорю. Но ты можешь остановить его! Подними глаза и наблюдай, откуда приходят мысли. Куда они потом уходят? Как они рождаются?

Мальчик закрыл глаза и погрузился в себя. Кгы терпеливо сидела рядом.

Буря в голове понемногу стихала. Мысли-снежинки становились всё более послушными. Наконец, проводив последнюю, Гостинец-Вася некоторое время сидел в полной тишине, наслаждаясь безмолвием и пустотой. Никогда ещё перед его внутренним взором не было такой красоты и спокойствия. Ничто не беспокоило его. Он ни о чём не волновался. И тут в голову откуда-то с самого края сознания пришла ещё одна, та самая, долгожданная мысль.

— Ну конечно! — воскликнул мальчик и открыл глаза. — Мы каждый раз бегали как мыши по лабиринту, выполняя его волю! Мы ведь можем начать с любого места! Мы с тобой не привязаны к этой петле!

— Вот видишь. — Кгы удовлетворённо кивнула. — Ты всё понял. Вот теперь мы можем действовать.

Взявшись за руки и одновременно нажав на камень браслетов, темпонавты перенеслись в тот момент, куда их перенес Гостинец-Вася.

* * *

— Ванда́лы! — в сердцах повторил уже в который раз незнакомое Ване слово дед. — Такой дворец разломали! И, главное — зачем?

Кгы незаметно прошмыгнула под диван. В суматохе её никто не заметил.

— Может, искали что-то. Или, наоборот — прятали? — предложила свою версию Елена Сергеевна. — А ты, Виктор, прими-ка вот это. — женщина протянула мужу маленькую мензурку с мутным пахучим раствором. В это время тень, незаметно проникшая в комнату, достигла кота и слилась с его тенью. У кота усы тут же встали дыбом:

— Мррр! Валерьянка!

— Спокойно, Гостинец… В смысле, Базилевс! — к ринувшемуся на источник запах коту взметнулась маленькая сухая ладошка в останавливающем жесте. — Тебе этого лекарства нельзя! Софи, Ваня, Лида! Держите его!

— Ну немножечко, Лена! Ну хоть просто понюхать! — кот продавливал кольцо обороны ласковых рук Софи и упорно приближался к своей цели.

— Что-то я не помню, чтобы ты был таким… легкомысленным! Ты всегда был разумным, правильным — образцом для поведения детей. — Елена Сергеевна приводила в чувства расстроенного мужа, умудряясь при этом искоса удивлённо поглядывать на кота.

Тут и вправду было чему удивляться. Их четвероногого друга как будто подменили. Глаза стали совершенно дикими, язык вывалился из открытой пасти, а шерсть на загривке встала дыбом.

Софи, плотнее прижалась к тёплому боку и не размыкая рук, крикнула:

— Ваня, тащи сюда амулет из спальни, живо!

Мальчик взглянул ещё раз на взбесившегося кота и опрометью кинулся за «Ловцом ду́хов». Через минуту перья и бусины уже плясали над обезумевшим Гостинцем. В этот раз тень увидели все. Она заметалась в круге из хрупких палочек и тонких нитей амулета все.

— Смотрите! Что это? — Софи выпустила из рук разом обмякшее тело друга и показала на волшебный артефакт.

— Наверное, это и есть дух. Вот поэтому Таша и назвала свой подарок «Ловец ду́хов». Только вот откуда он здесь взялся? — ответила за всех Елена Сергеевна.

— И куда его теперь деть с этим… духом внутри? — продолжил мысль бабушки внук Ваня.

— А давайте просто положим всю эту конструкцию в коробку из-под пиццы? — предложила Лидочка.

— Не надо в коробку! Я не люблю сидеть в темноте! — прозвучал в ответ тоненький голосок.

В комнате повисла звенящая тишина. Было слышно, как на кухне бьётся в стекло залётная муха.

— Кто здесь? — после долгой паузы, так и не дождавшись продолжения, спросил незваного гостя Александр Иванович.

— Это я, изгнанная Тень. Я к вам по-хорошему, а вы! — теперь в писклявом голоске явственно звучала обида.

— Ты зачем наш домик сломала, Тень? Я его для внуков берёг! — грозно двинулся к Ване, державшему в руках амулет Виктор Николаевич.

— Я нечаянно! — затрепыхался в нитях тёмный сгусток. — Я хотела там отдохнуть, а кроватка хрустнула… Меня напугали, вот я и заметалась!

— Положите амулет в коробку и накрепко закройте где-нибудь! — освободившись из крепких объятий Софи, кот наконец начал приходить в себя.

— Но она говорит… — слабо запротестовала Софи.

— Я знаю, что делаю, друзья! Немедленно заприте её в ящик понадёжнее! И не в коем случае не слушайте, что она говорит!

— Ну, раз Гостинец так говорит, значит знает! — Виктор Николаевич положил амулет в коробку и унёс в сейф, который стоял в кабинете.

Вернувшись, он внимательно посмотрел на кота.

— Что случилось, Гостинец? Ты как-то изменился!

— Кгы, выходи, я познакомлю тебя с друзьями! — под удивлённые возгласы арктурианка вышла из-за дивана, а кот принялся рассказывать друзьям о планах Шамера и своих неудавшихся попытках.

— Да, дела! — задумчиво протянул Виктор Николаевич. — И что нам делать?

— Ни в коем случае не выпускать Тень из амулета! Она — шпионка Шамера. Я вернусь за ней, когда справлюсь с колдуном. А пока — нам пора.

Наскоро попрощавшись, Кгы взяла за лапу Гостинца, и они исчезли с тихим хлопком.

* * *

Ритуал размыкания петли времени отнял у Арктурианцев много времени и сил, но наконец кристалл поддался. По решению командира Хгоу его разбили на мелкие кусочки, и после этого арктурианцы улетели полным составом. Даже Кгы удалось уговорить вернуться домой.

— Надеюсь, мы прощаемся навсегда, хотя я очень буду скучать по тебе, Базилевс! — раздался в голове такой родной голос Кгы.

— Только попробуй вернуться! — шутливо боднул её кулаком мальчик. — Если соскучусь, вернусь в то время, когда мы познакомились.

— А вот этого делать нельзя! — серьёзно ответила Кгы. — Ни в коем случае больше не путешествуй во времени! Если всё получится, и петля времени разомкнётся, забудь про браслет. Снимать его с тебя я не буду, но о путешествиях во времени забудь!

— Чтобы не замкнуть петлю опять? — Гостинец-Вася грустно посмотрел на подругу.

— Чтобы не замкнуть петлю опять. — эхом отозвалась Кгы.

— Прощай! Мне будет тебя не хватать!

— Прощай! Тебе предстоит ещё одна битва. Последняя в этой войне. Будь умным.

Едва арктурианский крейсер исчез из вида, Анахита спросила У Гостинца-Васи:

— Я отправила отряд Сатрана тебе на помощь. Думаю, с сетью тебе одному будет сложно справиться. И ведь второй попытки не будет! Кгы просила особо напомнить, что если ты воспользуешься браслетом, время опять замкнётся в петлю!

— Я не могу снять его, но больше пользоваться им не буду. Хватит прыгать от проблем во времени! — решительно ответил мальчик. — И наши отношения с Шамером давно пора заканчивать. — он обернулся к Кире и нежно сжал её руку:

— Надеюсь, мы ещё встретимся, но что бы ни случилось, помни: я люблю тебя!

— Я знаю. — тихо ответила девочка. — Я буду тебя ждать.

Глава 33. Последний поединок

Шамер в задумчивости потирал подбородок, глядя на обломки кристалла. Он понял, что проиграл. Странно, но вместо бодрящего приступа ярости он испытал лишь усталость. Очередной его план провалился. Было от чего впасть в отчаяние. Мальчишка снова его обставил.

Чувствительный, бесхребетный слабак! И как у него только получается заводить столько друзей? За все долгие века, что они провели вместе, вернее, в состоянии необъявленной войны, Базилевсу каждый раз удавалось разрушить его планы. Причём, он даже не напрягался. Просто как-то само собой получалось, что скрытые под землёй мощные аккумуляторы вдруг обнаруживал сторож, а потом рассказывал об этом мальчишке. Даже в образе беспомощного котёнка у него получалось всё испортить!

Вот и в этот раз. План был почти безупречный. Почти, потому что всегда оставалась небольшая вероятность ошибки. Вернее, даже не вероятность, а просто погрешность, связанная с человеческим фактором. Облажались ученики. Эти дети нового времени — совсем не то, что его бывшие подопечные! В средние века ему удавалось держать их в страхе и под полным контролем. А всё из-за магии, которую он так опрометчиво принёс в жертву. Думал, что когда она совсем исчезнет из этого мира, никто особо и не заметит!

И никто бы и не заметил, да только вот ему без магии было не просто непривычно. Ему было невыносимо трудно! Он привык контролировать каждый шаг своих помощников с её помощью. Держал их в постоянном страхе перед колдовством. И вот, оно исчезло. Другого кнута он пока не придумал, а пряником пользоваться и вовсе не умел. В результате — жёсткий провал. Но он не собирался сдаваться! Теперь вся надежда на ЦЕРН[25]!

Шамер вздохнул и повернулся к сидящим неподалёку подросткам. Оба виновника сжались под его невидящим взглядом. Они боялись его судорог.

«И всё же, этого оказалось мало!» — со злостью подумал колдун.

Его усталость потихоньку стала уступать место гневу.

— Убирайтесь с глаз моих! Чтобы я вас больше не видел! — дважды повторять Шамеру не пришлось, помощников как ветром сдуло. Через несколько минут стих даже звук их шагов.

Потомок ануннаков, их помощник и наблюдатель, представитель в мировом сообществе богатейших жителей планеты Земля в ярости шагал. Он метался по большой комнате в своём новом пентхаусе, и не мог ничего придумать.

— Я не сдамся! Это ещё не конец! — он остановился и погрози кулаком своему невидимому врагу.

— А я и не сомневался, отец! — Шамер испуганно обернулся. От неожиданности он даже вздрогнул.

— Что? Как? Откуда ты взялся? Я же изменил всю энергию магии этого мира! Ты те мог…

— Это не магия. — Базилевс пожал плечами. — Но я пришёл поговорить не об этом.

— Что ты хочешь? — колдун быстро взял себя в руки.

— Защитить этот мир от тебя.

— Земля погибнет не от моих рук. Люди и сами вполне способны разрушать всё, к чему прикасаются. — Шамер остановился и сложил руки на груди. — Меньше всего я забочусь об их уничтожении!

— Анахита помогла арктурианцам улететь на свою планету. Она готова помочь и тебе…

— Мне некуда лететь. — перебил пасынка Шамер. — Мой мир давно разрушен.

— Поэтому ты хочешь захватить Землю. — догадался Гостинец-Вася.

— Ты что, в шпионы записался? Все мои планы раскрыть хочешь? — насторожился колдун. Потом вдруг зловеще захохотал. — Ты всё равно никому рассказать не успеешь! Я тебя раньше убью!

— Что-то ты совсем на стороны тьмы скатился. — вздохнул мальчик. — Я тут недавно фильм смотрел при джедаев и звёздные войны, так там тоже один злодей был…

— Ты мне зубы не заговаривай! — опять насторожился Шамер. — зачем меня нашёл?

— Поговорить хотел напоследок.

— Почему это «напоследок?» — продолжал допытываться отчим.

— Потому, что мы с тобой скоро расстанемся. Надолго.

— Хватит говорить загадками! Ты же знаешь, я от этого нервничаю.

— А ты не нервничай! Сам же сказал, что собираешься Землю захватить. А мог бы мирно жить. И никто бы на тебя тогда не охотился.

— А сейчас кто охотится? — решил выведать все тайны Шамер.

— Все.

— Ты меня что, отвлечь решил? — вдруг забеспокоился злодей.

— Да. А в это время Анахита готовит хрустальный столб. — согласился Гостинец-Вася.

И тут, прямо из ниоткуда, на растерявшегося Шамера действительно упала прочная сеть аркутрианцев. Улетая, командир Хгоу оставил её друдам в числе даров за помощь.

Пока мальчик отвлекал колдуна, Сатран со своим отрядом подобрались очень близко и смогли накинуть сеть точно на колдуна.

— Надеюсь, в этот раз друды замуруют тебя в кристалле навечно! А я ведь когда-то любил тебя и считал своим отцом!

Вместо ответа Шамер только злобно взглянул на пасынка и молча отвернулся. Он не ожидал, что его так легко сможет обмануть тот, кого он веками буквально водил за нос.

— Не волнуйся, Базилевс! — вместо него ответил Сатран. — Мы его больше не упустим! Он причинил всем столько зла, что даже вечное заключение в кристалле едва ли сможет искупить его вины! Живи спокойно, ты заслужил быть свободным и счастливым.

— А как же те огромные механизмы под парками? Он ведь не только в Архангельске построил энерго-сборники! Я знаю, что и в Копенгагене такой есть. И наверняка где-нибудь ещё!

— Возможно. — согласился генерал. — Но теперь у нас будет возможность тихо их разобрать. Главное, чтобы среди людей не началась паника.

— А если он успел вызвать ануннаков? — продолжал задавать вопросы, которые его волновали Гостинец-Вася.

— Не переживай! Будем решать вопросы по мере их поступления! — улыбнулся Сатран и, наклонившись поближе к мальчику, тихо добавил: командир Хгоу оставил нам ещё много чего интересного из своего арсенала. Думаю, что теперь мы с ануннаками справимся! А вот тебе пора вернуться к мирной жизни.

— Вы отпускаете меня? — выдохнул Гостинец-Вася.

— Не вижу причин тебя задерживать! — Сатран выпрямился в полный рост и широко улыбнулся. — Да и друзья вас к Кирой уже в школе заждались!


КОНЕЦ (продолжение следует…)

Примечания

1

Инициация — в переводе с латыни «посвящение», совершение таинства. Обряд, знаменующий переход человека на следующую, более высокую ступень развития. В родовых общинах инициацию проходили все подростки после 12 лет. Только после прохождения этого коллективного обряда человек мог стать полноправным членом общины. Подробнее см. wikipedia.org

(обратно)

2

Shadowангл. тень.

(обратно)

3

Козёл отпущения (Азазель) — человек, на которого сваливают вину. У древних евреев существовал обряд: в день отпущения грехов первосвященник возлагал обе руки на голову живого козла, перенося на него все грехи. После животное прогоняли в пустыню, отпускали.

(обратно)

4

Миа кара — моя дорогая (итальянский).

(обратно)

5

Ганс Гигер — швейцарский художник (1940–2014 гг), представитель фантастического реализма. Наиболее известен разработкой внешнего вида монстров из фильма «Чужой».

(обратно)

6

Некрономикон — придуманная книга. Часто упоминается в литературных произведениях, основанных на мифах Ктулху. Согласно рассказу «Ведьмин Лог», в этой книге описаны все магические ритуалы, а также полная история Древних, постоянно ведущих между собой войны.

(обратно)

7

Говард Филлипс Лавкрафт (1890–1937) — американский писатель, основатель жанра, основанного на ужасах, мистике и научной фантастике.

(обратно)

8

Кыштымский карлик — Смотрите фильм на youtub.com.

(обратно)

9

Телепортироваться — быстро передвигаться в пространстве через специальные порталы. Считается, что люди утратили это умение.

(обратно)

10

Мобилизация — перевод вооруженных сил в боевую готовность, призыв на действительную военную службу военнообязанных всех возрастов

(обратно)

11

Клетка Фарадея — устройство из скрещенных прутьев хорошо проводящего ток металла. Напоминает решётку или клетку. Используется для экранирования аппаратуры от внешних электро-магнитных полей. Изобретена английским физиком Майклом Фарадеем в 1835 году. Принцип действия — при отражении электромагнитных волн от этого экрана происходило затухание высокочастотной энергии из-за тепловых потерь на вихревые токи.

(обратно)

12

Укс — название быка на санскрите. Священные и почитаемые животные в Индии.

(обратно)

13

Эмпат — человек, способный чувствовать эмоциональное состояние другого человека и влиять на него.

(обратно)

14

Скан — сокращённо от «сканирования». Управляемое последовательное перемещение светового или иного луча для исследования участка пространства.

(обратно)

15

GPS — (англ. Global Positioning System) — система глобального позиционирования. Спутниковая система навигации, во всемирной системе координат WGS 84.

WGS 84 (англ. World Geodetic System 1984) — всемирная система координат с 1984 года. Является единой системой для всей планеты.

(обратно)

16

Выражение «скрепя сердце» употребляется, когда человек делает что-то, вынужденно. Он не желает, но обстоятельства вынуждают его. Например, мама купила долгожданного хомяка, но ребёнок регулярно не делает уроки и получил много плохих оценок. Тогда мама, скрепя своё сердце железными скрепками, чтобы оно не дергалось от любви и жалости, отдает любимого всеми хомячка племяннице. Потому, что воспитывать надо.

(обратно)

17

Дежавю — (фр. виденное ранее) психическое состояние, при котором человек ощущает, что он когда-то уже был в подобной ситуации, в подобном месте. Термин впервые был использован психологом Эмилем Буараком в 1917 в книге «Будущее психических наук» (фр. L’Avenir des sciences psychiques).

(обратно)

18

Паразитизм — одни существа используют другие в качестве источника питания или среды обитания.

(обратно)

19

Симбионты — существа, извлекающие пользу от совместно проживания. Самый известный пример — лишайник. На самом деле это два вида организмов — водоросли и грибы.

(обратно)

20

Симбиоз — «совместное проживание». Изучает наука симбиология. Открыт во второй половине XIX века независимо друг от друга русскими и немецкими учеными — Кропоткиным, Кесслером и Генрихом де Бари.

(обратно)

21

Разрубить Гордиев узел — означает решить проблему радикально, нестандартным волевым решением. Именно так поступил царь Александр Македонский. Когда он узнал о легенде, что царём Фригии может сталь лишь тот, кто развяжет хитрый узел, завязанный Гордием, он разрубил его одним ударом меча. Жрецы признали право Александра на царство.

(обратно)

22

Корнелий Непот — 94–24 гг до новой эры. Историк Непот в своём труде, посвященному полководцу Эпамидону упомянул это высказывание на латыни лишь вскользь, однако фраза вскоре стала крылатой: Si vis pacem — para belum! По-русски она звучит так: (Си вис пацем — пара белум!).

(обратно)

23

По преданию «Великая битва бхаратов» состоялась от 12 до 15 тысяч лет назад и привела к Всемирному потопу и гибели древней цивилизации на Земле. Эти события описаны в древней индийской книге «Махабха́рата».

(обратно)

24

Ваджра — по преданиям, оружие древних богов в виде песочных часов с одинаковыми коническими концами.

(обратно)

25

ЦЕРН (CERN) — сокращённое название Европейской организации по ядерным исследованиям. В настоящее время там ведут исследования при помощи адронного коллайдера. (спроси Google).

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1. Кто такие «темпонавты»?
  • Глава 2. «Прекрасное далёко»
  • Глава 3. Новые Холмогоры
  • Глава 4. Осадное положение
  • Глава 5. Ход конём
  • Глава 6. В гостях у друзей
  • Глава 7. Снова в школу
  • Глава 8. Кто сломал кукольный дом?
  • Глава 9. Ультиматум
  • Глава 10. Тень колдуна
  • Глава 11. Заложник
  • Глава 12. Черный вход в подземелье
  • Глава 13. На пороге войны
  • Глава 14. Стражи подземелья
  • Глава 15. Родня Кыштымского карлика
  • Глава 16. История глазами очевидца
  • Глава 17. Побег
  • Глава 18. Снова вместе
  • Глава 19. Питомцы друдов
  • Глава 20. Мобилизация[10]
  • Глава 21. Тайная операция Кгы
  • Глава 22. Атака «монстриков»
  • Глава 23. Большая петля времени
  • Глава 24. Новые обстоятельства
  • Глава 25. Горькая правда
  • Глава 26. Худой мир или хорошая война
  • Глава 27. Энергия жизни
  • Глава 28. Странный подарок Кгы
  • Глава 29. Пасынок
  • Глава 30. Гордиев узел[21]
  • Глава 31. Проигранное сражение
  • Глава 32. Конец «Войны бесконечности»
  • Глава 33. Последний поединок
  • *** Примечания ***



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке