КулЛиб электронная библиотека 

Летний отдых [Дарья Калинина] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Дарья Калинина Летний отдых

Поехать отдохнуть в разгар летнего сезона – казалось бы, что может быть лучше! Далеко не всем счастливчикам удается заполучить отпуск, приходящийся именно на летние месяцы. А вот четверке друзей это удалось сделать!

– Целых две недели отпуска летом! Это просто в голове не укладывается!

– Уже три года не отдыхал летом.

– И я!

Правда, отправиться к далекому синему морю, в жаркие страны друзьям не удалось. Таня, жена Андрея, обладала слабым здоровьем. У нее был врожденный порок сердца. И врачи категорически запретили ей поездки на юг. Обожая жену, Андрей тоже не захотел ехать к морю без нее. Ну а Алене с Олегом отдых неподалеку в средней полосе был тем более на руку.

Генка – малолетний разбойник, их сын – сейчас гостил у бабушки. Но бабушка периодически, в среднем раз в месяц, ложилась умирать, срочно требуя к себе дочку и зятя, чтобы передать им самое дорогое – внука, а потом уже спокойно и без помех отчалить из этого мира навсегда.

Таким манером умирала их бабушка уже лет десять, так что к этому все более или менее привыкли.

Но отказать человеку, который говорит, что настал его последний час, в визите Олег с Аленой все равно не могли. И тут же срывались к сыну и бабушке по первому зову.

В такой ситуации уезжать далеко от дома было опасно. Если бабушке пришло бы в голову начать умирать снова, она вытащила бы дочку с зятем и из Крыма, и из Испании, и даже с далекого острова Борнео.

– А тут мы сядем на поезд и уже через четыре часа будем у нее дома! Очень удобно.

– Кроме того, это просто чудесное место.

– Целебные источники там на каждом шагу.

– Уникальный климат, дождей там почти не бывает.

Против такого сочетания благоприятных факторов не смог устоять никто из четверых друзей. И две супружеские пары – Олег с Аленой и Андрей с Таней – сели на поезд в своем родном Питере и были в пансионате «Крутые горки» уже через несколько часов.

Место их не разочаровало. Их поселили в уютном коттедже, где было две спальни и общая гостиная с кухней. Впрочем, кухня носила чисто декоративный характер, так как питание входило в стоимость проживания. Но если вам хотелось чего-то особенного, вы могли запросто приготовить это у себя в доме.

Кроме того, тут имелась шикарная плазменная панель, выход в Интернет, сауна в каждом домике. И конечно, лес, огромное озеро и песчаный пляж. На пляже выдавали напрокат водные мотоциклы, катамараны, лодки, катера, и даже имелась маленькая яхта, которую брали любители пускать пыль в глаза.

– Мне тут очень нравится!

Из окон коттеджа было слышно, как в сосновом лесу поют птички.

Пахло горьковатой хвоей и сладким ароматом полевых цветов. Места поблизости от «Крутых горок» были уникальные. Высокие хвойные леса перемежались светлыми березовыми рощицами и лугами, полными полевых цветов.

– А озеро какое!

– Шикарное озеро!

– Я бы искупался! – подал голос Олег. – Кто со мной?

С ним вызвался Андрей. Но Таня пробормотала, что слишком устала с дороги, и Андрей тут же передумал.

– Ну, как хотите! А я схожу!

Олег убежал. А остальные принялись распаковывать вещи. Олег вернулся через полчаса.

– Водичка – серебро! – воскликнул он. – Дураки, что не пошли со мной! Многое потеряли! Я искупался и великолепно себя чувствую. Аппетит просто волчий. Скоро мы идем в ресторан?

– Проголодался он! А с кем это ты там сейчас разговаривал? – сварливо спросила у него жена.

– Где?

– Не притворяйся! Я видела, что ты разговаривал с какой-то бабой!

– Это не баба! – заржал Олег. – Это Глеб!

– Глеб? – даже побледнела от злости Алена. – Не ври мне! Я видела у нее длинный хвост!

– Ну и что? Мода нынче такая. Мужики тоже длинные волосы носят.

– Мода! Не пудри мне мозги!

– Говорю тебе, это тот парень, с которым мы столкнулись в дверях домика администрации! – тоже начиная злиться, воскликнул Олег.

– Ты разговаривал с бабой! Она была в платье!

– Не в платье, а в халате! Парень ходил на пляж в халате, ревнивица ты моя!

И Олег, весело чмокнув жену в щечку, умчался переодеваться.

В ресторане, куда четверо друзей пришли на ужин, всех устроили за одним столиком. На ужин подали отварную курятину в белом сливочном соусе и с зеленым горошком, жареные эскалопы с картофелем фри и рыбу с картофельным пюре.

– Вот спиртного тут не подают, это жаль! – посетовал Андрей. – Я бы с удовольствием выпил под свининку стаканчик сухого вина.

– Мне от вина плохо, – тут же поджала тонкие губы Таня. – Ты же это прекрасно знаешь.

– Так он тебе и не предлагает, – расхохотался Олег. – Сам пить будет.

Таня еще больше поджала губы, и Андрей тут же бросился на помощь супруге:

– Танюша имела в виду, чтобы я не дразнил ее. Она тоже любит вино. Но увы, врачи запрещают ей пить.

Олег промолчал. А Алена подумала про себя, что некоторые особы умеют очень ловко устраиваться. Сколько она помнила, Танька в присутствии мужа всегда жаловалась на свое слабое здоровье. И создавалось такое впечатление, что она до сих пор жива исключительно благодаря его неустанной заботе о ней. Но стоило Андрею куда-то отлучиться, как Танечка становилась удивительно активна и бодра для человека, одной ногой стоящего в могиле. И вино она отлично пила. И плохо ей от него не становилось. А, наоборот, становилось очень даже хорошо и весело.

Но Алена не стала вылезать со своим мнением. У нее было достаточно собственных забот, чтобы еще и портить жизнь другим людям.

На следующий день сразу же после завтрака все отправились на водные процедуры. В пансионате была небольшая водолечебница, построенная вокруг нескольких источников.

– Я хочу ванну с теплой минеральной водой!

– Фи! – не одобрила подругу Алена. – Неизвестно, сколько народу плескалось в ней до тебя!

– А я все равно хочу!

Сама Алена удовольствовалась грязевым обертыванием, которое должно было начисто устранить вялость кожи и целлюлит в проблемных зонах. А мужики отправились на загадочную процедуру под названием «магнитный резонанс».

– Ну, счастливо вам намагнититься!

– И вам не хворать. Встретимся в ресторане!

Таня плескалась в минеральной ванне так долго, что у нее разбухла кожа на ладонях, а пятки стали белыми и пухлыми, словно подушки. И только тогда девушка вспомнила про свое больное сердце.

– Пожалуй, хватит, – пробормотала она и вылезла из теплой водички.

Обернувшись махровым полотенцем, она отправилась на поиски подруги. Но на обертывании Алены уже не было. Там лежала какая-то другая тетка, судя по габаритам которой, на то, чтобы избавить ее от целлюлита и лишнего веса, должны были уйти тонны целебной грязи.

Тетка обернулась и неодобрительно уставилась на Таню через все свои пять подбородков.

– Покиньте помещение! – злобно рявкнула она на Таню. – Тут вам не цирк!

– Извините! – пробормотала Таня, поспешно отступая назад.

Где же Алена? Куда она могла подеваться? Обсохнув и накинув на себя легкий халатик, Танечка отправилась в бар, где стала пить травяной чай, заваренный также на минеральной воде. Алены не было и тут. И Таня искренне недоумевала. Куда могла подеваться ее подруга после грязевой процедуры? И как раз именно в тот момент, когда Таньку осенило, что Алена, конечно же, в душе, она увидела свою подругу.

Алена была не в душе. И даже не было похоже, что она туда собирается. Она шла по дорожке напротив веранды, на которой попивала свой чаек Танечка, и была так увлечена разговором с высоким длинноволосым мужчиной, что совершенно не видела никого вокруг себя.

Танечка хотела окликнуть Алену, но внезапно передумала. И потихоньку выбравшись из-за стола, решительно проследовала к выходу. Оказавшись на улице, Танечка огляделась по сторонам. За это время парочка успела уйти от нее по дорожке уже на весьма приличное расстояние. Но Танечку трудности не испугали. Одолеваемая страшным любопытством, забывшая про свое больное сердце, она припустила вприпрыжку по выложенной крупными плитами дорожке.

Почти догнав Алену с длинноволосым, она умерила прыть. А потом и вовсе юркнула за очень кстати подвернувшийся ей куст боярышника. Прячась за ним, она увидела, как парочка присела на качели под увитым розами навесом.

– Романтическое местечко, – пробормотала недоумевающая Танечка. – Как раз для влюбленных.

Но даже издалека было видно, что ничего романтического между этими двумя не происходит. Они разговаривали, и очень сердито. Разговор у них явно велся на повышенных тонах. И любовью там и не пахло. Но все равно Танечка не торопилась уходить. До ее ушей донеслись обрывки фраз:

– Ты просто урод! Не смей так поступать!

– А кто мне помешает?

– Не смей этого делать.

– А иначе что?

– Я… Я тебе запрещаю!

Больше Танечка ничего не услышала, потому что Алена неожиданно резко вскочила и бросилась бежать прочь. Она пронеслась мимо притаившейся в кустах Танечки, не заметив ее. Длинноволосый блондин, оставшись один, расхохотался с самым что ни на есть довольным видом. Из чего Танечка заключила, что его ни капли не напугали крики Алены. И он счел их обычной дамской истерикой.

Кого-то этот блондин сильно напоминал Танечке. И поднапрягшись, она с удивлением поняла, что похож он на Олега – мужа Алены. Ну да! Правда, Олег носил короткую стрижку, а у этого типа были длинные волосы. Да и ростом незнакомый блондин был выше Олега почти на целую голову. И в плечах пошире. Но все равно было в этих двоих удивительное сходство и во внешности, и в манере разговаривать и даже смеяться.

– Бывает же такое, – пробормотала Танечка. – Брат это его, что ли?

Она снова взглянула в сторону качелей и увидела, что блондин уже тоже ушел. Ну а раз так, глупо торчать в кусте боярышника, словно перепелке в терновнике.

После обеда и короткого послеобеденного отдыха, на котором настаивал Андрей, тревожащийся за слабое здоровье своей жены, все же было решено отправиться на пляж. Нужно же разузнать обо всем, что предлагают «Крутые горки» для своих отдыхающих.

Пляж также оказался выше всяких похвал. Ровный чистый желтый песок был явно привезен откуда-то из другого места. На пляже стояли лежаки и пестрые зонтики. Тут же располагался прокат всевозможной водной техники, которую отдыхающие из «Крутых горок» могли взять бесплатно, а другие приезжие должны были платить за нее деньги.

– Чувствую себя элитой, – похвастался Олег. – Все остальные вокруг нас вроде как люди второго сорта.

Остальные промолчали. А Олег снова жизнерадостно расхохотался. Вообще, он был человеком открытым. Иногда даже чересчур. А уж выпив баночку или две пива, от его откровенности вообще никакого спасения не было. Поэтому Танечка постаралась побыстрей удрать с пляжа.

– Тебя напекло?! – засуетился Андрей вокруг жены. – Тебе нехорошо? Так я и думал, что мы слишком рано вышли из номера! Надо было подождать еще чуть-чуть.

К слову сказать, вышли они уже в начале четвертого. До пляжа добрались к половине. И солнце уже не шпарило. Но Танечка прибегла к своей обычной уловке. И она снова сработала. Андрей поспешно увел свою милую Танечку обратно в тень. Надо сказать, что здоровье у Танечки было ничем не хуже, чем у среднестатистического россиянина. Порок сердца, которым так любил пугать окружающих ее муж, был у Танечки в детстве.

Потом он постепенно рассосался, или, как говорили врачи, «компенсировался».

Танечка не очень понимала, как это порок может «компенсироваться» и чем он мог компенсироваться. Но сердце не доставляло ей ровным счетом никаких проблем. Это почему-то Андрей вбил себе в голову, что его жена нуждается в особенном режиме. Ну а Танечка, любя мужа, никогда понапрасну с ним не спорила. Тем более что больное сердце позволяло им без лишних обид отказываться от многих мероприятий, участвовать в которых не хотелось обоим.

На ужин Танечка не пошла. День оказался слишком насыщенным для нее, и она рано легла спать. Но все равно всю ночь ей не давал нормально спать громкий голос Олега за стеной, Олег все же изрядно наклюкался к вечеру. Как поняла Танечка, Олег успел свести дружбу с тем самым длинноволосым блондином, с которым сегодня разговаривала Алена. И кажется, эти двое, Олег и блондин, легко нашли общий язык.

Голоса Алены из соседнего номера почти не было слышно, из чего Танечка сделала вывод, что подруга не в большом восторге от нового приятеля своего мужа. Но что она могла поделать? Выпивший Олег был неукротим. И делал только то, что хотелось ему самому.

– А вот это мы на дайвинге в Египте! – услышала она голос Олега. – А вот наш сын! Видишь, какой удалец! Весь в отца! Тоже плавает с аквалангом, хотя ему всего лишь восемь!

Танечка не разобрала, что ответил Олегу их гость. Наверное, выразил свое одобрение. Зато она услышала протестующие вопли Олега, у которого жена выхватила альбом с фотографиями. Видно, Алену все это изрядно допекло и она уже не знала, как избавиться от настырного гостя и угомонить пьяного мужа.

– Бедная Аленка, – вздохнула Танечка, с любовью глядя на сопящего рядом с ней Андрея. – Если бы я была замужем за таким мужланом, я бы уже давно повесилась!


Следующий день начался со стука в дверь. Проспавшийся Олег рвался получить новую порцию адреналина.

– После завтрака идем на озеро! – завопил он, врываясь в номер к друзьям. – Будем кататься на водных байках!

– На чем?

– Эх вы, сонные тетери! Всю жизнь проспите. Байк – это мотоцикл! А мы будем кататься на водных мотоциклах!

– Мы… Мы не очень хотим.

– Не хотите, как хотите! – необычно легко согласился Олег. – Приглашу Глеба. Он не такой сухарь!

И с этими словами Олег вылетел из номера. Вид у него был необычайно возбужденный. Он был явно в восторге от своего нового приятеля. И Танечка ничуть не удивилась, когда увидела обоих мужчин отправляющимися на озеро чуть ли не в обнимку. Алена плелась за ними следом и выглядела при этом весьма бледно.

Андрея поведение приятеля задело за живое, и он в отместку не пошел на пляж, а отправился вместе с женой на процедуры.

Они приятно и с пользой провели время, нежась в небольшом бассейне с минеральной водичкой.

На этот раз эффект должен был оказаться омолаживающим.

Бассейн был выполнен в форме чаши из серого с прожилками мрамора. Золотые ручки позволяли регулировать напор водных струй, которые били по ногам и телу. Но Танечке сегодня не лежалось в водной купели. Какое-то неприятное чувство не позволяло ей расслабиться по-настоящему.

– Не понимаю, что со мной, – призналась она мужу.

– Наверное, это последствия твоего вчерашнего перегрева на солнышке.

Но Танечка так не думала. Не такая уж она доходяга, как воображает себе ее муж. То есть пусть его воображает, ей так легче живется, но дело было вовсе не в солнце и не в усталости. Дело было в чем-то совсем, совсем другом.

Тем не менее на обеде вся компания собралась в обычном составе. Олег не замолкал, хвастаясь своим новым приятелем.

– Ну, как байки?

– Мы ныряли с Глебом с аквалангами! Вы знали, что тут на дне у них целый музей? Можно проплывать мимо скульптур людей и животных. Некоторые почти целиком покрыты водорослями. У них имеется даже макет затонувшего корабля. Класс!

– А байки?

– На байках покатаемся после обеда. Кто с нами?

– Благодарю, – поджал губы Андрей. – Я предпочту бильярд.

– Ну, как хочешь, – снова не стал настаивать Олег.

И едва покончив с обедом, он тут же умчался. Алена последовала за ним. Вид у нее был еще хуже, чем утром.

За обедом она почти совсем не разговаривала. И Танечка даже стала опасаться за здоровье подруги. Но почему Алена так переживает? Подумаешь, муж нашел себе приятеля по интересам. Что тут такого? Ведь не с женщиной же он тусуется. Олег мужик, Глеб этот тоже мужик, вот у них и есть свои собственные мужские интересы.

После обеда Танечка пошла вместе с мужем в бильярдную. Часть столов тут была выставлена на закрытой веранде, и Андрей выбрал один из них. Танечка приготовилась составить мужу компанию, но не успели они завершить и одну партию, как в бильярдной появился Олег.

Сейчас он выглядел необыкновенно хмуро и даже мрачно. Плюхнулся в углу и начал угрюмо наблюдать за движениями игроков. Закончив партию, Танечка поблагодарила мужа и, сославшись на усталость, ушла к себе в номер. Конечно, ничего она не устала. Да и с чего ей было уставать? Но ей показалось, что Олег хочет что-то сказать ее мужу. А у нее самой был разговор к Алене.

Подруга была в номере. Она лежала пластом на кровати, и глаза у нее были красные и заплаканные.

– Эй, ты чего? – осторожно потеребила ее за руку Танечка. – С тобой все в порядке?

– В полном!

Разговаривать Алена явно не хотела. И Танечке ничего другого не оставалось, как уйти к себе в номер и там предаться раздумьям. Определенно, рядом с ней что-то происходило. И это что-то было совсем не радостное.

Вечером Танечке все же надоело сидеть у себя в номере. Она нашла мужа и позвала с собой на озеро.

– Прогуляемся, проветримся.

– Ужин скоро.

– Еще успеем. Да я и не голодна.

– А я, наоборот, быка, кажется, сожрал бы.

– Ну, мы быстренько прогуляемся и вернемся.

– Лучше после ужина. Я очень проголодался.

Танечка вздохнула и покорилась. После ужина Олег с Аленой быстро ушли к себе в номер, а Танечка повторила свою просьбу насчет прогулки. На этот раз Андрей не стал с ней спорить, но предложил прогуляться в другую сторону.

– На озере мы уже были. Хочу посмотреть, что в другой стороне.

У Танечки были свои планы насчет прогулки.

– Ты узнал, почему Олег не стал кататься на байках и вернулся в таком плохом настроении?

– Он сказал, что упал и больно ушиб руку.

И помолчав, Андрей добавил:

– Врал, похоже.

– Почему? – удивилась Танечка.

– С больной рукой он бы фиг меня пять раз подряд обставил на бильярде! – с досадой отозвался Андрей.

Танечка задумалась. И так в задумчивом молчании они, не торопясь, прогулялись по округе, полюбовались местами и вернулись назад, чтобы чинно и благородно отправиться на боковую ровно в одиннадцать часов вечера.

На следующий день они все же утром пошли на озеро. На том участке пляжа, который принадлежал пансионату «Крутые горки», никого еще не было. Лишь под одним зонтом, накрывшись целиком полотенцем, лежал какой-то тип.

– Смотри! – пихнула кулачком мужа Танечка. – Кто-то из наших.

– Спит, похоже.

И Андрей, который не любил, чтобы нарушался привычный распорядок дня, направился к задремавшему на лежаке мужчине.

– Послушайте! – потряс он его за плечо. – Завтрак уже заканчивается! Опоздаете!

Но спящий никак не отреагировал. Это Андрею совсем уже не понравилось, и он потряс человека посильнее. От этого с мужчины на песок свалилось полотенце. Андрей внезапно как-то странно напрягся, крякнул и замер. А Танечка наклонилась, чтобы поднять полотенце, но тоже замерла.

Полотенце было снежно-белым, но в одном месте оно было испачкано бурыми пятнами, подозрительно похожими на кровь.

– Кровь?! – прошептала Танечка, уже понимая: что-то неведомое и недоброе, что она чувствовала вчера весь день, неотвратимо приблизилось к ней. – Андрей, тут кровь!

– Где кровь? Что ты кричишь? Человек просто заснул.

– Андрей, он не шевелится!

– Не волнуйся, бога ради, дорогая. С ним все в порядке!

И Андрей снова накинул полотенце на мужчину.

– Андрей, что с ним? – прошептала Танечка. – Он что, мертв?

– Кто мертв? С чего ты взяла, глупышка? С ним все в полном порядке. Спит человек. Пошли отсюда.

И Андрей попытался увести жену прочь. Не тут-то было! Танечка извернулась и подскочила к лежащему под полотенцем телу. И тут же из ее горла вырвался крик. Она узнала лежащего перед ней мужчину. Это был тот самый длинноволосый блондин – Глеб, с которым так подружился Олег и который так раздражал Алену.

Но теперь Глеб вряд ли мог кого-нибудь раздражать. Он лежал на пляже вовсе не потому, что заснул. А потому, что его голова была покрыта слоем запекшейся крови.

– Убийство! – прошептала Танечка. – Андрей! Это убийство!

– Ну что ты, дурочка! – попытался изобразить полнейшее непонимание Андрей. – Какое убийство? Это… Это… Это несчастный случай!

Но тут Танечка вспылила:

– Не выдумывай! Какой несчастный случай! Скажешь, что парень, устраиваясь на лежаке, сам себе проломил голову?

– Ну…

– Нечего «нукать»! Нужно вызывать милицию! У тебя есть с собой телефон?

Телефон у Андрея был. Танечка взяла его у мужа и решительно набрала две цифры. Пусть они и в другой области, но «02» действует на всей территории России. Ей ответили сразу же. Танечка быстро назвала себя и сообщила об инциденте на пляже.

– Приезжайте скорее, – сказала она. – Мы с мужем побудем возле тела и потребуем, чтобы никто и ничего тут не трогал.

Милиция появилась только через полтора часа. За это время Танечка и Андрей успели отразить не меньше пяти десятков любопытных, которые хотели узнать, что случилось, и потоптаться на месте преступления. Но Танечка и Андрей всем говорили одно и тоже:

– Человеку стало плохо. Отойдите, пожалуйста. Ждем врачей.

Им не очень-то верили. Люди отходили в сторонку, но совсем не расходились, словно предчувствуя, что самое интересное еще впереди. И когда вместо врачей приехали менты, все зеваки начали взволнованно перешептываться.

– Убийство! Убийство! – носилось над пляжем, это сильно напрягало следователя и оперативников.

Они попытались разогнать любопытных, но им это не удалось точно так же, как и Танечке с Андреем. Поэтому ментам ничего не оставалось, как приступить к осмотру тела и места преступления на глазах у зевак.

– Кто нашел тело? – спросил следователь у Андрея.

– Я… Мы… Мы с женой!

– Очень хорошо. Вы знакомы с потерпевшим?

– Не очень.

– В смысле?

– Мы приехали в «Крутые горки» только позавчера. И несколько раз видели этого человека на территории нашего пансионата. Но так, чтобы близко познакомиться с ним, такого не было.

Андрей тактично умолчал о том, что Олег – их друг – провел с потерпевшим все прошлое утро. А Танечка, последовав примеру мужа, умолчала о странном разговоре, который состоялся у Алены и погибшего блондина накануне.

– Значит, потерпевший проживал в вашем пансионате?

– Мы видели его там.

– Очень хорошо.

Что хорошего видел оперативник в этом, ни Танечка, ни Андрей не поняли. Разве что только то, что личность потерпевшего в противном случае было бы выяснить весьма затруднительно. На пляже рядом с его лежаком не было ни одежды, ни документов.

Танечка отметила этот факт и задумалась. Странно. Не мог же блондин явиться на пляж в одних плавках. Где-то он должен был раздеться, сложить свою одежду.

И где она? Или ее унес убийца? Тогда, возможно, это было ограбление? Одежду надо было найти во что бы то ни стало, и Танечка принялась озираться по сторонам.

Поблизости ничего похожего на забытую одежду не наблюдалось, и она побрела дальше вдоль кромки озера, зорко поглядывая вокруг. Возле тела остался Андрей. И Танечка строго– настрого приказала мужу никуда не отлучаться, внимательно слушать и мотать все на ус.

– А ты куда?

– Так, – уклонилась от прямого ответа Танечка. – Прогуляюсь. Ты же понимаешь, мне с моим сердцем нельзя много волноваться. Пойду проветрюсь.

Андрей тут же одобрил ее идею. Как уже говорилось, он заботился о здоровье своей жены даже больше ее самой. Так что Танечка побрела по пляжу. И очень скоро увидела подозрительный песочный холмик. Внешне он был похож на те домики из песка, которые строят детишки. Но располагался он вдали от озера у речной протоки, возле которой не было никакого песка, а только трава.

Заинтересовавшись, Танечка двинулась к этому замку. Расковыряла его ногой, искренне извиняясь перед построившими его детишками, но ничего интересного внутри не нашла. Разочаровавшись, она огляделась по сторонам и вдруг увидела, что на ветке ивняка что-то болтается. Издалека это напоминало мужские штаны. И Танечка, опять же удивившись, что штанам делать в таком неподходящем месте, двинулась к ним.

Возможно, это старые брюки, которые хозяин поленился донести до свалки и выкинул прямо тут?

Но штаны, которые Танечка сняла с ветки, были совершенно целыми, новыми и даже модными. На светлой плотной ткани было нашито множество щеголеватых кармашков с заклепками, пряжками и прочей ерундой. Но на брюках не было ни грязи, ни пятен, ни дырок. Они были новыми и явно совсем недешевыми.

По соседству с брюками нашлась и рубашка. Она явно выполняла функцию крыши для импровизированного шалашика. Ясно, что играющие на берегу детишки нашли эти предметы одежды и приспособили их для своих нужд при оборудовании внутреннего убранства шалаша. Рубашка тоже была совершенно новая и сшита из отличного трикотажа.

– Странно, – удивилась Танечка. – Кто мог выбросить такие хорошие вещи? И зачем?

И тут Танечку осенило. Это же вещи покойника! Те, что она искала! Но как они очутились в кустах? И что еще там может быть? Не поленившись, Танечка полезла в кустарник. Она обшарила его вдоль и поперек, но так ничего и не нашла. Видимо, ребятишки принесли эти вещи откуда-то из другого места. Но откуда?

В задумчивости Танечка вернулась обратно к мужу. Свои находки она принесла с собой. Следователя штаны и рубашка не особенно порадовали. Еще бы! Ведь все многочисленные карманы были пусты. Танечка знала это отлично, ведь она и сама не поленилась проверить карманы на наличие в них чего-нибудь полезного для расследования.

К этому времени на берегу уже столпилось много народу. Весть о том, что у озера, прямо на пляже, найден покойник, облетела весь пансионат. И все отдыхающие бросились сюда. Олег и Алена тоже были тут.

– Что тебе удалось узнать? – кивнув друзьям, спросила у мужа Танечка.

– Администраторша, которая нас заселяла в номера, подтвердила, что Глеб Бакинский жил у них в пансионате уже неделю. Он приехал из Москвы. По профессии художник, архитектор. Не женат. Детей не имеет.

– Богат?

– Вполне обеспечен. Я так понял, что у этой дамочки намечались с Глебом кое-какие романтические отношения. Они провели вместе два приятных вечера, пока тетка дежурила в пансионате.

– И что она про него знает?

– Близкой родни у убитого нету. Он сирота. Очень увлечен своей работой. Администраторша сказала, что, кроме работы, Глеба ничего не волновало. Оба вечера он только и твердил, что о своих новых заказах. И о том, как много работы его ждет по возвращении из отпуска.

– Если много работы, чего он отдыхать поперся?

– По его словам, у него возник творческий простой. Нечто вроде переутомления. Ни одна идея не лезла ему в голову. Зато тут, в тишине и на свежем воздухе, идеи так и поперли. Кстати, по словам администраторши, Глеб собирался уехать еще позавчера.

– Позавчера? Когда мы приехали?

– Вот именно. Но потом по какой-то причине передумал. И продлил срок своего пребывания еще на одну неделю.

Танечка задумалась.

– А он продлил его прямо с утра или уже потом? – спросила она у мужа.

– Сначала утром пришел и заявил об отъезде. А через несколько минут вернулся назад и сказал, что передумал, – последовал ответ.

Почему-то Танечка ничуть такому ответу не удивилась. Итак, Глеб собирался съехать. Но столкнувшись в дверях домика администрации с их компанией, вдруг резко передумал. Выждал, когда они уйдут, а потом вернулся назад к администраторше и, пользуясь своим обаянием и хорошими отношениями с женщиной, отменил отъезд и, наоборот, продлил срок пребывания еще на неделю.

– Странно, – пробормотала Танечка.

– Ничего странного. Все творческие люди немного с приветом! – тут же отозвался Олег. – Наверное, парню показалось, что у него в «Крутых горках» может появиться еще несколько идей, вот он и решил остаться.

– Себе на беду, – добавила Алена. – Уехал бы, и ничего страшного с ним не случилось.

Олег метнул на жену странный взгляд. И Алена добавила, словно оправдываясь:

– Я имею в виду, что уехал бы, и ТУТ с ним ничего страшного точно не случилось бы.

Больше ни Олег, ни Алена не прибавили ни слова. А Танечка задумалась еще глубже. Тем временем менты закончили свою работу на пляже. Тело Глеба увезли в морг. И все любопытные потихоньку тоже начали расходиться, обсуждая случившееся.

– Кто же мог его убить? – пробормотала Алена, когда они брели по дороге назад к пансионату. – Такой милый парень!

– Олег, – обратилась к приятелю Танечка, – ты ведь провел с этим милым парнем все утро? И еще раньше вы долго сидели у вас в номере.

– Ну, было дело.

– О чем вы говорили?

– Да так, сейчас сразу и не упомнишь, – ушел от ответа Олег. – О всякой ерунде. Он рассказывал о своей работе. Сказал, что всегда ставил работу превыше личного.

И только теперь, когда ему уже перевалило за тридцать, понимает, как был не прав.

– А еще что? Может быть, у него были враги?

– Да какие там враги! – отмахнулся Олег. – Обычный трудяга. Работал в фирме, получал фиксированную зарплату и премии за досрочно и успешно сданные проекты. Обычный работник – не олигарх.

– И все-таки кто-то его убил.

– Ну, не знаю, – протянул Олег. – Ограбить его, наверное, решили.

– Ограбить?

– Ты ведь ни денег, ни телефона, ни других ценных вещей в штанах не нашла?

– Нет, – покачала головой Танечка и тут же насторожилась: – А ты откуда знаешь?

– Так не глухой небось! Слышал, как менты убивались, что все карманы пустые.

– И что?

– А то, что Глеб на озеро и телефон сотовый брал, и перстень золотой у него на пальце был, и цепочка толстенная. И деньги кое-какие были, я видел.

– И что? Он все это брал на пляж?

– Ну да! Я ему еще говорил: чего ты, дурья башка, все это с собой таскаешь? Есть же сейф!

– А он?

– Сказал, что не доверяет сейфам. И что все свое привык носить с собой.

– Что же он, и нырял тоже с телефоном?

– Зачем? Оставил, конечно. Прямо на станции, где нам выдали акваланги, там и оставил. Под расписку.

– Понятно. А потом забрал обратно?

– Конечно.

Танечка замолчала, не зная, как задать следующий вопрос. Олег мог на него обидеться, и был бы прав.

Но все же Танечка пересилила себя и, поколебавшись еще немного, все же спросила:

– Олег, скажи… А когда ты уходил вчера с пляжа… Глеб был еще жив?

– Живехонек! – воскликнул Олег.

И вдруг, уставившись на Танечку, мрачно пробурчал:

– Ты в чем меня подозреваешь, малахольная? В том, что я прибил Олега? Да знаешь, кто ты после этого? Знаешь, что я с тобой…

– Тише, тише! – поспешил вмешаться в разговор Андрей. – Олег, Таня не хотела тебя обидеть!

– На обиженных воду возят! А она прямо заявила, что я прибил этого парня!

– Не заявила, а попросила помочь следствию.

– Следствию?! А она тут при чем? Следствие пусть менты ведут, а не она!

И страшно злой Олег выругался сквозь зубы и дернул жену за руку:

– Пошли! Нам с этими… не по пути!

И быстро ушел вперед. Алена, бормоча извинения, последовала за ним. Андрей с растерянностью смотрел вслед ушедшим друзьям. Потом он с укором взглянул на жену, но увидел, что она ничуть не обижена, а даже вроде как довольна. Это окончательно сразило его, и он пробормотал:

– Что происходит, Танюш? Ты что, подозреваешь наших друзей?

– А происходит то, что мы с тобой скоро вычислим преступника.

– Мы? Но… но как?

– Сейчас мы сходим в два места, а потом я тебе все объясню, – пообещала ему Танечка.

Андрей не спорил. Сначала жена направилась к домику, где жили сотрудники пансионата.

Некоторые ездили на ночь домой, но были и такие, которым до дома было ехать слишком далеко или неохота. Такие работники проживали на территории пансионата в отдельном домике. Танечка переговорила с двумя молодыми ребятами, которые работали в прокате.

Андрей, прислушиваясь к разговору, понял, что его жену интересует, правда ли то, что Олег с Глебом хотели взять водные мотоциклы.

– Приходили они. И покойник этот, и второй с ним. Вроде бы все столковались, взяли байки и жилеты. Стали переодеваться, да вдруг передумали.

– А что произошло? Они поссорились?

– Нет. Ссоры никакой не было.

– Тогда что?

– Мы не знаем. Снаряжение они нам вернули в целости. А что и почему, то не наше дело!

– Но что-то они должны были вам объяснить?

– Ну, тот второй…

– Какой? Убитый?

– Не тот, которого убили, а другой. Так вот тот на здоровье пожаловался. Живот у него схватило. А убитый… то есть тогда он еще не убитый был, а вполне живой, без приятеля кататься не захотел. Так я понял.

Что же, в общем и целом это совпадало с тем объяснением, которое дал Олег своим друзьям. Заболел, раздумал кататься на водных мотоциклах, вернулся в пансионат и отправился играть в бильярд. Только почему на озере он пожаловался на живот, а придя в пансионат, вдруг решил свалить все на ушибленную руку?

– Нет, ты не можешь подозревать Олега! – горячился Андрей. – Я слышал, как менты сказали, что время смерти наступило примерно в одиннадцать-двенадцать часов вечера.

А в это время Олег был у себя в номере. Я слышал его голос!

В ответ Танечка с удивлением посмотрела на мужа и сказала:

– А я и не обвиняю Олега в убийстве. С чего ты это взял?

Услышав это, Андрей мигом повеселел. Очень хорошо! Раз его жена говорит, что их друг вне подозрений, значит, виноват кто-то посторонний. А поиграть в сыщиков, ловя кого-то постороннего, это очень даже захватывающе.

– Так куда мы пойдем дальше? Ты сказала, что тебе нужно успеть в два места.

– Верно. Но второе задание несколько сложнее. Нам с тобой предстоит найти детишек, которые вчера днем на пляже строили шалашик в зарослях ивняка.

– Ну, это совсем просто! – оптимистично воскликнул Андрей и тут же осекся: – А как мы их найдем?

Таня пожала плечами и направилась к группе мамаш с детишками, которым еще не спалось. Таня перекинулась с ними несколькими словами и услышала категорический ответ: никаких шалашиков их дети в компании без взрослых, да еще в не просматриваемых с берега зарослях не строили. Об этом и речи не могло идти.

– Сейчас кругом только и пишут, что о педофилах и прочих извращенцах. Детей похищают прямо на улице. Неужели мы бы разрешили нашим крошкам играть так далеко от нас?

Крошкам, насколько могла судить Танечка, уже сравнялось по десять-двенадцать лет. И все вместе они запросто могли бы дать отпор любому злодею. Но в словах мамаш был свой резон.

Тем более что одна из них под конец прибавила:

– Шалашики строили местные ребятишки. Я пошла в кустики… чтобы переодеться. И видела их там.

– Местные?

– Да. Чумазые такие. Сначала я даже подумала, что цыганята. Но потом все же поняла, что это здешние из деревни.

– Наверное, из Чуркина прибежали, – добавила еще одна тетка.

– Чуркино?

– Это деревенька тут неподалеку. Если пойти через лес, то до нее всего минут десять ходу.

И Андрей совсем не удивился, когда жена потащила его за собой.

– Зачем нам в Чуркино? – бурчал Андрей. – Что мы там забыли?

Но Танечка целеустремленно двигалась вперед.

– Вспомни, у тебя же сердце!

– Мое сердце отлично себя чувствует. А мы должны вычислить убийцу этого Глеба. Иначе мне не будет покоя.

В Чуркине народ оказался попроще. Никто в ужас от мысли, что их дети играли одни на берегу и могли стать свидетелями убийства, не пришел. Хотя про убийство знали уже и тут. Кое-кто из персонала пансионата жил в Чуркине и успел оповестить всех обитателей о произошедшей ночью на озере трагедии.

Но тут нашим сыщикам пришлось столкнуться с другой стороной медали. Местные мамаши встали стеной на защиту своих ребятишек.

– Ничего они не видели! Не впутывайте их в это дело! А то повадятся их в милицию таскать, а нам это не с руки!

Танечка пыталась зайти и так, и этак, но ничего не получалось. И уже уходя, она громко вздохнула:

– Как жаль! А я бы не пожалела денег за информацию!

Деревенские враждебно молчали. Деньги им были явно нужны, но у них были свои принципы. И эти принципы твердили им одно – ни в коем случае не связываться с милицией. И Танечке ничего другого не оставалось, как уйти из Чуркина.

Но уже по дороге ее догнала девочка лет восьми.

– Тетя, – остановила она Таню. – Подожди.

– Что тебе?

– Ты про деньги правду говорила?

– Ты что-то видела?

– Тетю, – кивнула девочка. – Тетю и того дядю, которого потом убили. Только тогда он был живехонек. И к тете очень приставал.

– Приставал? Как это приставал?

– Ну, обыкновенно, – вздохнул ребенок. – Как бык к корове пристает.

– А она?

– Она и так ему, и этак, не хочу, мол. А он знай твердит, что любит ее без ума, хочет, чтобы она снова была с ним. И чтобы их ребенок тоже был с ними.

– Вот как? – задумалась Танечка. – Скажи, а ты могла бы узнать ту тетю?

– Думаю, да, – кивнула девочка. – А ты денег мне дашь?

– Обязательно. Вот эту бумажку я дам тебе сейчас. А вот эту после того, как ты мне покажешь ту тетю. Хорошо?

Девочка кивнула и улыбнулась Танечке. Они еще о чем-то пошушукались друг с другом, потом Таня снова раскрыла бумажник и дала девочке еще одну денежную купюру.

Андрей наблюдал за всем этим молча. Он совершенно не понимал, что делает его жена, но вмешиваться и спрашивать ему было стыдно.

Однако на обратном пути он все же спросил:

– Куда мы теперь?

– Теперь? Пожалуй, домой. Кстати, надо извиниться перед Аленой с Олегом. Некрасиво сегодня получилось.

Андрей обрадовался еще больше. Он не любил ссор и охотно поддержал предложение жены.

Дверь им открыла Алена. Глаза у нее были снова красные. И друзьям она лишь сухо кивнула.

– Мы хотим отдохнуть.

– Ничего, мы совсем ненадолго. Хочу извиниться перед Олегом.

– Он спит.

Но в это время, опровергая слова жены, вышел Олег собственной персоной. На его бедрах красовались «бермуды», а мощную грудь обтягивала трикотажная майка.

– Олег, жена хочет перед тобой извиниться, – поспешно произнес Андрей.

– Да, Олег. Я никогда не подозревала тебя в убийстве, – согласилась Танечка. – А теперь, после проведенного небольшого расследования, я могу твердо тебя заверить: ты не убивал того парня.

– Ну, спасибо и на этом! – скривился Олег.

– Ты не убивал, – продолжила Танечка. – Но зато его убила твоя жена!

И развернувшись на сто восемьдесят градусов, она в упор посмотрела на замершую в неподвижности Алену.

– Я? – прошептала Алена. – Я… Я ничего такого…

– Ты это сделала. Ты!

– Я… Я не хотела, так получилось!

Таня что-то собиралась возразить, но в разговор вмешался Андрей:

– Так, подождите! Что-то я не понимаю. Таня, ты что, обвиняешь теперь Алену?

– Я не обвиняю, я прямо так и говорю.

– Это невероятно! – заорал Олег. – Андрей, уйми свою бабу! Сначала она ко мне цеплялась, теперь к Аленке лезет!

– Я могу рассказать, как все было, – вздохнула Танечка. – И не нужно на меня кричать. Тем более что ты, Олег, очень хорошо понимаешь, почему твоя жена так поступила.

– Ну? И почему же? – нахмурился Олег.

И заметив, что его жена собирается протестовать, снова закричал:

– Нет, пусть скажет! Чисто гипотетически интересно будет ее послушать!

– Хорошо. Скажу. Алена убила этого Глеба, чтобы сохранить вашу с ней семью. Она не хотела потерять тебя, Олег. Ради тебя она и пошла на убийство.

– Я никого не убивала! – воскликнула Алена. Но Танечка лишь покачала головой в ответ.

– Я могу рассказать, с чего все началось.

И повернувшись снова к Олегу, она спросила:

– Помнишь, где-то за год до появления Генки вы с Аленкой серьезно поцапались? Она уехала от тебя в Москву к маме, а ты ходил мрачный и несчастный?

– Ну… Было дело. Чуть до развода у нас тогда не дошло.

– Но потом вы все же помирились, и у вас родился Генка.

– Верно. Отличный пацан получился! Весь в меня!

– Мы тоже так думали все эти годы, – произнесла Танечка. – А между тем Генка был рожден совсем от другого отца.

Думаю, для тебя это тоже стало сильным стрессом. Ведь ты так обожаешь своего сына! А оказалось, что он тебе чужой! В нем нет ни капли твоей крови!

На Олега было жалко смотреть. В один миг он весь сдулся, словно воздушный шарик. Ничего от его привычного чуточку спесивого самодовольства не осталось и в помине. Олег опустился на кровать и произнес:

– Ну да. Меня чуть по башке не стукнуло, когда я увидел у Глеба это родимое пятно в форме звезды. И он еще сказал, что такое пятно – это их семейная черта. Передается от отца к сыну уже не первое поколение.

– А у твоего сына пятно где?

– На бедре. Точно там же, где оно было у этого мерзавца!

– Ты увидел родимое пятно, когда вы переодевались, собираясь кататься на водных мотоциклах? И поэтому ты передумал и ушел с озера?

– Какое уж катание, когда тут такое!… Прихожу, а Аленки нету. Мне совсем худо сделалось. Ну, думаю, сына я уже потерял, а теперь и жена от меня обратно к этому хлыщу удерет. Это ведь ты с ним в Москве встречалась, да, Ален?

– Да.

Алена тоже присела на кровать к мужу. Поднимать глаза она избегала. И руку мужа нашла на ощупь.

– Он был так похож на тебя, Олежек! – воскликнула она, словно обретя опору. – Просто вылитый ты! А мне после нашей ссоры так тебя не хватало!

– И ты стала с ним встречаться?

– Но у тебя тоже кто-то был. Наташа, кажется.

– Было дело. Но она от меня детей не рожала. А ты… Ты родила!

– Но я не знала, что это не твой сын! Он был так похож на тебя! Я все поняла только тут, когда Глеб увидел у нашего Генки на ноге такое же родимое пятно, какое было у него самого.

– А ты что же, не видела пятна у своего любовника?

– Нет, – искренне ответила Алена. – Мы были с ним вместе всего один раз. И это происходило в полной темноте.

– Это! – горько произнес Олег. – Господи, лучше умереть, чем слышать от своей собственной жены такое!

– Но я люблю только тебя!

– Вижу, как ты любишь.

Таня, увидев, как на кончиках ресниц у Алены задрожали крупные слезинки, поспешила вмешаться:

– Алена говорит тебе правду. И на преступление она пошла только ради тебя, Олег. Только ради того, чтобы сохранить вашу семью. Этот Глеб требовал, чтобы она ушла к нему. Он грозился, что все расскажет твоему мужу, да, Ален?

– Да, – всхлипнула Алена. – Сообразил, гад такой, что Генка – это его сын, и давай ныть, как он меня все эти годы любил. Не знаю, с какой башни он свалился, что так вдруг заговорил. Когда мы с ним встречались, он ни о чем, кроме своей работы, и думать не мог.

– Время идет, приоритеты у людей меняются. Вероятно, Глеб осознал, что его работа не главное. А главное – это ты и ребенок.

– Он просто гад! – воскликнула Алена. – Не верю, что мы с Генкой действительно были так уж ему нужны. Ему просто нравилось издеваться надо мной.

Он и в приятели к Олегу набился, чтобы иметь возможность издеваться надо мной. Вы себе не представляете, что я пережила за эти дни! Каждую минуту я боялась, что Глеб раскроет Олегу нашу тайну.

– И поэтому ты его убила? Не знала, что Олег обо всем догадался сам, и убила?

– Я не хотела. Это получилось случайно. Мы с ним встретились поздно вечером в зарослях ивняка. Он стал приставать ко мне. Разделся. И тогда… Тогда я его оттолкнула.

– И что?

– Он упал. Упал и ударился башкой о камень. Там полно камней. Вот об один он и ударился. И… И умер.

– А как он оказался потом на лежаке на пляже?

– Я его туда перетащила. Знала, что все отдыхающие ушли с пляжа, и перетащила.

– Ты сильно рисковала.

– Я просто не могла иначе! Я бы не выдержала этой пытки. Знать, что он лежит там мертвый и тухнет! А еще на него могли наткнуться ребятишки! Они играли там в зарослях. И что бы с ними было? Что было бы с моим Генкой, найди он такой подарочек? Да и к тому же я боялась, что меня могли видеть там, в зарослях. Те же дети, например.

– Они тебя и видели.

– Вот видишь! Если бы труп нашли в зарослях, то сразу же связали бы его со мной. А так… Мало ли кто мог двинуть парню по башке. Народу на пляже тьма-тьмущая!

– Телефон, деньги и прочее тоже ты забрала?

– Да. Не подумай, что они мне нужны! Просто я хотела запутать следствие.

И взглянув наконец на Танечку, Алена заключила:

– Теперь ты все знаешь.

– Я знала все и раньше. Еще до того, как пришла к вам. Так, некоторых деталей не хватало. Но в целом картина произошедшего была мне ясна.

– И что ты намерена делать?

– В смысле?

– Пойдешь в милицию и все там расскажешь? Танечка покачала головой.

– Может быть, я и должна так сделать, но не буду. Во-первых, у меня нет никаких веских доказательств. А во-вторых, я тебе верю. Ты не хотела убивать этого парня.

– Это был просто несчастный случай! – воскликнула Алена.

– Вот так мы и будем думать и сейчас, и впредь, – кивнула Танечка. – Ты ведь наша подруга, Алена. А для чего еще нужны друзья, если не для того, чтобы понимать и прощать?

С тех пор прошел уже не один год. Олег так и не смог набраться мужества и рассказать своему горячо любимому Генке правду. И когда тот по возвращении родителей повис у него на шее с громкими воплями:

– Папка вернулся! Папка! – Олег только сглотнул, и глаза его увлажнились.

Дело об убийстве на озере так и осталось нераскрытым. Отдыхающие разъехались по своим домам. Свидетелей так и не нашлось. И дело было тихо и мирно передано в архив. Ну а скелет… Скелет остался жить в счастливой семье Алены и Олега. И когда-нибудь по наследству должен был быть передан их сыну – Генке. Хорошо это или плохо, но скелеты тоже имеют право на жизнь.