КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Грань вторая: Приключения сквиба (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Лиам выписался из госпиталя им. Парацельса только через три месяца. Целители с большим трудом привели его ауру в более жизнеспособную форму, но все же, парень перестал вырубаться каждые двадцать минут.

Восстановить его магические каналы они так и не смогли. Аура буквально расползалась, как только они пробовали нарастить хоть один, так что пришлось ставить заплатки и ждать хоть какого-то восстановления. К тому же, зелья организм Лиама практически перестал воспринимать, слишком много в него было влито, пока он висел на волоске от смерти. Даже пришлось несколько раз восстанавливать внутренние органы, буквально сожженные зельями. Почки, печень, и кишечник были восстановлены раза по три, что отобрало у парня лет десять жизни. Но все проходит, и сквиб стал приходить в себя на все большее время, что давало надежду на более полное исцеление. Кровь единорога тело Лиама не принимало, аура стала слишком «подвижной», она буквально разрушалась от любого воздействия. Ритуалы стабилизации действовали едва ли на десятую долю от максимума. Зелье на основе слез феникса, предоставленное Камилей из запасов Лиама, спасало только тело, энергетика парня со скрипом выдерживала даже такое.

Медитируя практически все время своего бодрствования, Лиам заметил, что ядро стало вырабатывать все больше силы, и чем больше, тем дольше он оставался в сознании. Развитие ядра пошло огромными темпами, но все меньше силы приходило из больничных заклинаний, и все больше он вырабатывал сам. Баланс потребления и выработки нашелся только на третий месяц, так что Лиам тут же выписался и развил кипучую деятельность.

Первым делом он поздравил Джастина с его очаровательной супругой. На свадьбу он попасть не смог, лежал в госпитале. Однако, он был очень рад за них, о чем и явился сообщить. Свадебное путешествие молодоженов закончилось с месяц назад, а потому он застал их дома.

- Джастин, мадам Валентина, я передать не могу, как я рад за вас обоих, – парень, опираясь на изящную трость, аккуратно обнял женщину и чуть крепче своего друга. – Вижу, свадебное путешествие прошло прекрасно. Пятая неделя, вроде бы… Поздравляю…

- Спасибо, Лиам. Мы тоже очень рады, что ты приходишь в норму. – Валентина мягко пожала ему руку, а Джастин улыбнулся, глядя, как его друг проходит в гостиную. Он быстро восстанавливается. Буквально пару месяцев назад он совсем не мог двигаться, тем более ходить, а теперь вон, в гости наведался. Подмастерье трансфигурации весьма радовало и то, что Лиам не поступил, как те сквибы, что получались из магов до него. Девяносто процентов потерявших магию сходят с ума или кончают с жизнью, но это не про его друга. Сила воли Лиама, жажда жизни, характер, все в нем, просто не позволит сойти с ума и тем более совершить суицид. Нет, этот парень будет карабкаться, даже если знает, что это не поможет. С магией, без магии, Лиам весьма силен духом.

- Ну, до нормы по моим расчетам еще несколько лет, а так, в общем-то, да, я в порядке. Но что мы все обо мне. Вы-то как? Куда ездили? Что видели? Я решительно желаю знать все! – Парень улыбался, глядя на счастливые лица друзей, и казалось, всем телом впитывал их рассказ о поездке по миру. За месяц они посетили более десятка стран и были просто в восторге. В Голландии они бродили по цветочным полям, и учитывая, как они покраснели, не только бродили. В Швейцарии их совершенно покорили горы. Такая красота, которая захватывает дух, останется в их душах навсегда и, судя по всему, они собираются посетить эту страну еще не раз. Германия, поднимающаяся из послевоенной разрухи им не пришлась по душе – слишком много немцев погибло, и там угрюмо и пусто. Однако в магических кварталах Берлина и Франкфурта им понравилось. Есть что-то в этой немецкой архитектуре прошлых веков. Какая-то строгость, прочность, что ли. Побывали в Сиднее, в Осло, а Канада покорила их своими лесами. Оба супруга, будучи анимагами, с огромным удовольствием носились в безграничных лесах, пока не заканчивались силы. Валентина имела вторую форму куницы, а Джастин оказался крупным вороном.

- Да, вот это я понимаю, путешествие. Я прямо даже сам захотел в Канаду, вас послушав, – улыбнулся Лиам. – Вы так рассказываете…

- Ну так съезди, тебе там понравится, я уверен, – Джастин тонко улыбнулся.

- Может быть и съезжу. Но вначале в Испанию. Пора обживать мой новый особняк. А то, уже сколько времени он мой, а я там даже не был еще.

- Тоже верно, – согласился Джастин. – А потом можно и в Канаду.

- Там посмотрим. Кстати, приглашаю вас всех на новоселье.

- И когда произойдет это замечательное событие? – поинтересовалась Валентина.

- Думаю через пару тройку месяцев. Как раз полностью встану на ноги, и верну физическую форму. Эта палка начинает раздражать.

- Мы обязательно будем, Лиам. Спасибо за приглашение.

- Я всегда рад вас видеть. А где Грэйс?

- О, она переехала, – слегка отвела глаза Валентина.

- Хм, и куда?

- Вот адрес, – Джастин быстро начертал что-то на вырванном из блокнота листке.

- Спасибо. У вас… все в порядке? Я могу чем-то помочь? – Аккуратно, как смог, поинтересовался Лиам.

- Вот в этом весь ты, Лиам. Еще сам на ноги не встал, а уже помощь предлагаешь, – благодарно улыбнулся Джастин. – Но тут, я даже и не знаю. Знаешь, поговори с ней, выслушай, а там, может что и придумаешь. Ну и нам напиши, если что. Мы поможем, чем сможем.

- Хорошо, – задумчиво проговорил парень, совершенно не понимая этой секретности. Раз уж молодожены не хотят говорить на эту тему, тогда он поговорит с девушкой. А там, куда кривая вывезет.

Проговорив еще несколько часов и выпив три стакана сока, раз уж спиртное ему нельзя, Лиам отправился прямиком по выданному адресу. Малюсенький домик в деревушке недалеко от Лондона, его сильно удивил. Не сказать, что Уоткинсы, а ныне Грэйвсы очень богаты, но обеспечены уж точно. И этот домик Грэйс точно не подходит. Что-то тут не так. Он постучал в дверь и стал ждать. Что-то где-то щелкнуло, еще раз, и личико Грэйс выглянуло в небольшое окошечко.

- Лиам? – Удивленный голос перешел куда-то в писк.

- Здравствуй, подруга. Я зашел узнать как твои дела и пригласить на новоселье. Я могу войти?

- А, да, да, конечно, проходи. Только быстрей.

- Быстрей? Ладно, – пожав плечом, сквиб с трудом просочился в небольшую щель между дверью и забором.

- Заходи в дом. Чаю?

- О, нет, спасибо. Я только от твоих, там меня чуть насмерть соком не упоили. Вот перекусить я бы не отказался. Как и узнать, что все это значит? Все… это! Это не ты! Это на тебя совсем не похоже! Рассказывай, что случилось. Чем помочь?

- Ой, Лиам, все хорошо. Ничего не нужно. Все в…

- …порядке? Вот это все, это не порядок. Выглядит так, словно ты от кого-то скрываешься в этом глухом уголке Англии.

- Ну… – Девушка выдохнула, и словно в омут головой, проговорила: – ЯскрываюсьотмастераИтона.

- Что, прости? Я ничего не понял, слишком уж быстро ты говорила.

- Я скрываюсь от мастера Итона, Лиам.

- Ээээ… Зачем? Это же твой учитель по чарам, вроде бы…

- Он, – девушка моментально покраснела до корней волос. – Он предложил мне…

- Понятно. Но Грэйс, это все равно когда-нибудь случится. Или мастер тебе противен?

- Не был. А когда предложил, то стал.

- Эээ… О как. Никогда не пойму женщин. Так стоп. Ты кого-то любишь?

- Э… Да, очень. Но матушка не одобрит наши отношения. – Красная, словно помидорка Грэйс, это не тот кадр, который можно забыть.

- А ты у нее спросила? – Спокойно поинтересовался Лиам.

- Тут и спрашивать нечего. Это просто невозможно.

- Он что, одноног? Или лицо в шрамах? Он калека? Так все это можно исцелить.

- Он… да, он калека, в некотором роде… – девушка отвернула лицо, но Лиам словно почуял, что она собирается заплакать.

- Слушай, сейчас из меня целитель, как из топора пловец, но связей у меня хватает. Что бы с твоим избранником не произошло, все можно исправить! – Лиам был полон оптимизма и не видел неразрешимых проблем. – Посмотри на меня, Грэйс. Что бы с ним не случилось… слово даю, я сделаю все, что смогу, чтобы помочь ему. А ты меня знаешь, я не сдаюсь. Так что с твоим парнем?

- Он сквиб, Лиам. Мама никогда не даст разрешение на подобный брак.

- Пфф, сквиб. Ну и что? Я тоже сквиб теперь, и что? Стоп. Я сквиб… Ты же не хочешь сказать…

- Дошло наконец? – Как-то немного даже растеряно высказала девушка, словно не понимая, что с этим теперь делать.

- Погоди минутку. Я в шоке. Дай придти в себя. – Лиам посмотрел на девушку, которая сжавшись, ждала его решения. Всегда такая скромная, стеснительная, она не знала, как нужно себя вести в такой неоднозначной ситуации. Эту тайну она хранила в себе многие годы, совершенно не показывая своего настоящего отношения к другу. А тут, когда он догадался и все стало предельно ясно, она чувствовала себя так, словно вот-вот свалится в обморок. Все вокруг смазалось, словно на глазах влага, но она не плакала. Просто замерла всем своим существом и ждала непонятно чего. Пока не почувствовала, как ее обняли.

Лиам был в легком шоке, но отчетливо понимал – нельзя, ни в коем случае нельзя, разбивать ее сердце. Он довольно плохо знал Грэйс. В их компании она курса с третьего, но из-за стеснительности, она практически никогда не раскрывалась перед друзьями. Девушка нравилась ему, но любое общение упиралось в ее стеснительность, а потому, он просто перестал пытаться. И вот теперь, она взяла и открылась, и что с этим всем делать, он понятия не имел. Его романы были коротки и обычно, второй стороной выступали взрослые женщины, не младше двадцати шести лет, но и не старше тридцати шести, вроде Элизабет Мэдисон. В общем, эти женщины четко знали, что отношения не затянутся, и вероятнее всего, ограничатся постелью. Тут все было просто, а потому расставания были легки для обеих сторон. А теперь, Грэйс. Все, на что хватило понимания Лиама, так это с некоторым трудом встать из глубокого кресла и обнять сжавшуюся девочку.

- Я ведь почти тебя не знаю, Грэйс, как и ты меня, – проговорил Лиам, убедившись, что она пришла в себя. – Так что у меня есть предложение.

- Какое?

- Переодевайся. Мы идем на свидание. Будем лучше узнавать друг друга.

- Сви… Свидание?

- Ну да. А как еще можно заглянуть за фасад внешности? Будем говорить, гулять, кушать, может даже целоваться, если захочешь. – Улыбнулся Лиам, глядя, как девушка стала пунцовой от последнего предложения.

- А… мама?

- А что, ты думаешь, что мадам Валентина будет против моей кандидатуры? Что-то я сильно в этом сомневаюсь.

- Я у нее спросила уже.

- Хм. Вот как. Ну ладно, это мы разрулим. Конечно, не сегодня и даже не в ближайшее время, но я уверен, что все получится. Нужно только сильно захотеть. А пока, беги, переодевайся.

Лиам приземлился обратно в кресло, и серьезно задумался. Валентина против его ухаживаний за ее дочерью. Или в данном случае, наоборот. Понять ее можно. Сквиб, он сквиб и есть. Однако, кто сказал, что мнение матери всегда верное? Она ведь не знает о его планах? Нет. И видимо, пока что не узнает, от греха подальше. А то не дай боги, что-то пойдет не так. Тьфу, тьфу, тьфу. И хоть Николя и говорит, что шанс есть, лучше быть готовым к обратному результату. Гарантий все равно никаких нет.

Девушка вышла из второй комнатки минут через сорок, в аккуратном платьице, шляпке, перчатках, и туфельках на низком каблуке.

- Ты красавица, – мягко улыбнулся Лиам. Впрочем, он и раньше неоднократно это отмечал. Просто не вслух.

- Спа… спасибо, Лиам. – Мягко и стеснительно улыбнулась девушка.

- Не за что. Правда, она и есть правда. Идем?

- Да, конечно…

Свидание прошло… странно. Каждый ответ из Грэйс пришлось буквально вытягивать, но в остальном, весьма приятно провели время. До Лондона их трансгрессировала девушка, парню же пришлось использовать один из защитных амулетов, чтобы его ауру не стерло к чертям. А в городе в основном пешком, лишь изредка на кэбах. Пообедали в ресторане, прогулялись по парку, в оперу билетов не оказалось, так что отложили на следующий раз. Лиам долго не мог найти тему для разговора, которая была бы им обоим интересна, но когда дошел до чар, Ооо… Вот тогда Грэйс показала себя во всей красе. Она могла обсуждать эту науку часами, без единого повторения. Она знала о чарах невероятно много интересного, о чем Лиам даже не подозревал. Впрочем, ему тоже было чем удивить искушенную собеседницу, в магии он понимал весьма неплохо, хоть и не так углубленно именно в чары. К тому же, у него столько информации, собранной за последнее время, что только на полное ее осмысление придется потратить месяцы. Отчасти, именно этим он и занимался, пока лежал в госпитале. Грэйс, к слову, довольно часто его там навещала, но всегда была молчалива, так что эти посещения отложились в его памяти спокойными, тихими часами. Вернув девушку домой, Лиам придержал ее за подбородок, и поцеловал. Странное ощущение он испытал, словно легонько током ударило. А девушка едва не потеряла сознание, судя по скорости ее сердцебиения. Но все обошлось. Не напрашиваясь на чай, парень откланялся, дел у него было много, а устал он за день весьма прилично. Так что, переночевав в Лондоне, он начал свой день с решения дел.

Для начала он рванул в магический квартал Нью-Йорка, благо, что портал со встроенной защитой у него был. Там Лиам купил весьма дорогую игрушку – многоцелевой порт ключ, и притом, межконтинентальный. Обошлось ему это удовольствие в огромные деньги, более чем две сотни тысяч золотых. Но мастер портальщик гарантировал результат. Как он вообще умудрился засунуть такой конгломерат заклинаний в небольшой медальон, это целая история, однако смог. Именно поэтому цена оказалась столь большой. Мастеру потребовалось более двух месяцев для завершения этого заказа, но Лиам, заказавший этот артефакт практически сразу как очнулся, смог забрать его только после выписки.

Так же он отоварился и у друзей. Такие вещи, как мантия невидимка, пусть и среднего качества и на основе проклятья, два десятка колец на все случаи жизни и прочее необходимое оборудование. Самое интересное, что пользоваться артефактами ему ничего не мешало, как и любому сквибу. А денег на счету в банке у него было немало. Множество проектов, затеянных на новых знаниях о магии, привнесенных Николя, давали очень неплохой выхлоп. Да одна возможность работать с природными источниками силы, утерянная два тысячелетия назад, уже принесла в карман Лиама более двух миллионов золотых. Перенастройка, преобразование силы, и многое другое. Парень мог только представить, как много с этих проектов получила Мадам Серафина Пикэри, если его двенадцать процентов дали такую сумму. А уж насколько богат Николя, с его шестьюдесятью, он даже представить боялся.

В общем, совершенно не стесненный в деньгах, он реализовывал это преимущество как только мог. А потому, Лиам уже к концу дня оказался на своей любимой полянке. Камиля была очень рада, наконец-то вернуться к нормальному режиму обучения. А то, получать указания во время коротких визитов в палату было просто неудобно. Да и она успела привыкнуть к четким, развернутым объяснениям каждой новой темы или нюанса. По учебникам учиться было тяжело и осталось множество непонятых деталей. Лиам велел девушке записывать все всплывающие вопросы и непонятки в отдельный блокнот, с тем, чтобы позже разобрать каждый из них по косточкам.

Приглашение погостить у него на полянке, получила и Грэйс. И была крайне удивлена тем, что все-таки согласилась! Не ожидая от самой себя такого, она все же не могла не использовать этот шанс побыть рядом с Лиамом. А тот, словно не замечая ограничений от отсутствия магии, крутился словно белка в колесе. Все еще слабая и слегка хромая белка. Нет, были моменты, когда она замечала, что он дергает рукой, словно хочет ей взмахнуть, но тут же себя останавливает. Подсознательные попытки колдовства у него были довольно частыми, и каждый раз она прямо вздрагивала, так Грэйс было его жаль. Но поделать с этим хоть что-то она просто не могла.

Вечер оказался очень приятным. Домовушка Лиама выставила на улицу стол, стулья, и даже три кресла к открытому огню. Грэйс, Лиам и Камиля поужинали, и пересели в кресла. Открытый огонь приятно расслаблял, а молоденькая Камиля пристала к Лиаму с сотней вопросов.

- Я не понимаю, учитель, почему заклинание починки так отличается от трансфигурации? И там и там изменение предмета.

- Потому что трансфигурация, это изменение физического тела предмета, в большинстве случаев, и лишь в крайне редких случаях астрального. А заклинание починки, это чары из раздела магии времени. Твое «репаро», довольно сложная для осмысления штука, но его сильно упростили в свое время. Теперь главное, что бы ты сама знала, каким должен быть сломанный предмет в нормальном, так сказать, виде. Раньше, подобное заклинание занимало пару страниц текста, и могло быть выполнено лишь очень немногими кудесниками.

- Это из-за палочки, да?

- Не совсем. Видишь ли, в самом обращении к информационному полю планеты нет ничего сложного для мага. Сложно найти именно то, что ты ищешь. Из-за этого, древний аналог столь сложен. Нынешний обращается к твоему разуму, вот и вся разница. Однако тем, старым заклинанием, можно было воскресить только что умершего человека, а «репаро» с трудом чинит порванную мантию. Чувствуешь разницу?

- Ого!

- Что там у тебя следующее по списку?

- Люмос.

- И что тебе в нем не понятно?

- Почти все. Точнее, не так. Вот ты, Лиам, всегда говоришь, что магам лень отработать одно заклинание до максимума. Но ведь простейший люмос, это тоже заклинание.

- В общем да. И ты уже видела мага, который развил владение магией Света до максимума.

- Бррр, не напоминай. До сих пор дрожь пробирает от одного воспоминания.

- Вот-вот. Есть мнение, что магия Света влияет на разум мага не в лучшую сторону, как и магия Тьмы. Причем, нужно быть весьма сильной личностью, чтобы противостоять подобным изменениям. Оно тебе надо, всю жизнь бороться с самой собой?

- Откуда мнение?

- Си’прик рассказал.

- Я… прислушаюсь, пожалуй.

- Вот и молодец. Уж лучше некромантия, чем Свет или Тьма.

- Хм… – Камиля только плечиком дернула.

- Но некромантия ведь запрещена… – Тихо высказалась Грэйс

- Кто-то всегда равнее прочих равных. – Пожал плечом сквиб. – В МКМ работают некроманты, и чувствуют себя прекрасно, – ответил девушке Лиам. Камиля только фыркнула на такую наивность. Ей вообще не нравилось присутствие новой девушки в их компании, так что она это не стесняясь показывала, пока не отхватила что-то вроде подзатыльника. Лиам выказал свое неудовольствие во внешний мир, и Камиля почувствовала его волю. Отчетливо так ощутила. Уже позже, когда они наговорились и Грэйс отправилась спать в выделенную ей комнату в палатке, Лиам спокойно произнес:

- Камиля, ты же вроде не претендуешь на меня, как на мужчину? Тогда не мешай. Твое обучение не пострадает, я обещаю.

- Ну не нравится она мне… – Как-то зажато высказалась девушка, чуть поморщившись.

- А мне наоборот. Просто мы еще не знаем друг друга толком. Позже все станет на свои места.

- Посмотрим, – независимо тряхнула волосами Камиля и тоже пошла спать.

- Да уж, это будет интересно, – хмыкнул сквиб, и остался в кресле. Огонь его успокаивал…

День шел за днем, и парень не тратил их зря. Он тренировал свое ядро, стараясь сделать так, чтобы оно вырабатывало все больше энергии, он тренировал свое физическое тело, растерявшее силы во время лечения. Он приходил в норму. Не прошло и трех недель, как он смог ходить без трости, и теперь носил ее только во время официальных выходов. Походка медленно, но верно снова становилась пружинистой, резвой, летящей. Плечи расправились, а торс снова обвили мышцы. Сбритые под ноль волосы отрасли почти до плеч, и парень снова их подрезал. Стали мешаться. Он перешел к более жестким тренировкам.

Грэйс вышла утром из палатки, и закричала не своим голосом. Следом выскочила совершенно голая и мокрая Камиля с палочкой на перевес, но разобравшись, тут же успокоила соседку:

- Не волнуйся, животные не причинят ему вреда. А это просто тренировка, не более, – снисходительно объяснила Камиля ситуацию.

- Но он дерется с медведем! – ткнула пальцем девушка. А на полянке дело вот-вот должно было перейти в партер. Медведь взрыкнул, ухватился, и стал заваливать Лиама на травяной ковер. Но не тут-то было. Лиам ускорился, выскользнул из захвата и потянул вместе с собой одну из лап медведя, заворачивая за спину.

- ААААРРРРРРРР!!!! – Плюх! Трехсот пятидесяти килограммовая мохнатая туша рухнула на землю, в последний момент зацепив ремень когтем. Инерция сыграла с парнем злую шутку, и он кувыркнулся через голову, падая рядом с соперником.

- Ничья, косолапый, – Лиам дотянулся до шкирки лежащего бера и стал ее чесать. Чуть передвинулся и облокотился на него торсом, уложив голову на мохнатый бок. Так они и просидели, выравнивая дыхание и приходя в себя после жаркой схватки.

- Лиам, ты в порядке? – Подбежала к нему Грэйс, как-то совершенно естественно не обращая внимания на волосатую медвежью тушу. Зверь приподнял лобастую голову и маленькими, глубоко посаженными глазками проследил за ней, но положенная рука Лиама его тут же успокоила.

- Все отлично, Грэйс, все просто превосходно. Где-то треть своей предыдущей формы я набрал.

- Э… Треть? – Слегка выпала из разговора девушка, представляя на что же он раньше был способен, если ничья с медведем только треть его былых физических возможностей.

- Раньше я бы уложил этого Мишаню на лопатки и не запыхался. Но теперь, сама понимаешь. Впрочем, это все мелочи, – изящным жестом парень отмел любые слова утешения и легко вскочил на ноги. Легонько пнул Потапыча и указал девушке отойти и не мешать. – Вставай давай, у нас еще три раунда, а потом бег по пересеченной местности.

Грэйс тогда увидела его тренировки впервые. Раньше она не поднималась так рано, а в этот день проснулась не свет ни заря, вот и удивилась. Девушка отошла обратно к палатке, где раньше стояла Камиля, давно уже убежавшая домываться и стала смотреть. Лиам сходился со зверем снова и снова, не очень высокий и мощный от природы, парень не сдаваясь шел только вперед. Сила на силу, скорость на скорость. Нельзя сказать, что он не проигрывал, проигрывал, еще как. Несколько раз даже пришлось использовать костерост, заживляя сломанные ребра. Да и другие зелья, заживляя здоровенные раны от когтей бера. Но все это его не останавливало. Парень быстро приходил в себя, закидывался кроветворным, и возвращался на импровизированный «ринг». Грэйс, конечно, знала, что Лиам сильно отличается от большинства людей, но не представляла насколько. Он не переставал ее удивлять еще со школьных времен, но в этот день она не смогла найти слов, чтобы выразить свое отношение к тому, что увидела. Парень проходил тренировки, которые не снились другим, сквозь пот и кровь прокладывая себе дорогу к совершенству. А она еще раньше удивлялась его движениям, моторике тела. Еще бы ему не быть таким быстрым и сильным с такими-то нагрузками! Да и плавность движений, иногда даже некоторая скупость выдавали все это, только додуматься до таких тренировок девушка просто не смогла. И никто бы не смог! Такое самоистязание может прийти в голову законченному мазохисту после вагона травки, но никак не обычному человеку.

День за днем она видела, как Лиам становится все сильнее, все быстрее, проворнее. Медведь сменился на натурального патриарха этого мохнатого рода. Огромный как скала, могучий но… Даже этот образчик творений природы в какой-то момент стал проигрывать невысокому парню. Тело выходило на свои нормальные обороты, как для улучшенного магией и даже не однократно. Лиам стал бегать наперегонки уже не с быстрыми медведями, а с лосями. Позже они сменились на птиц, и даже пернатые далеко не всегда прилетали первыми. Лиам просто светился от физического здоровья.

По две тренировки в день стали для него нормой. Ни один обычный человек такого не вынесет, да и отдых нужен не меньше, чем нагрузки. Но зелья, управление жизненной силой и мощное магическое ядро, все еще продолжающее свой рост, позволяли ему с легкостью компенсировать любые микроповреждения скелета и мышц. А по вечерам он проверял ученицу. Устраивал ей экзамены, даже рисовал новомодные кроссворды, заставляя их решать на время. Приказывал наводить иллюзии, призывать духов и многое другое. Но главное, при решении любой задачи, он требовал от Камили как минимум двух ответов. Добиться результата можно не одним способом, и магия давала десятки возможностей. Вот и требовал от ученицы самого широкого кругозора. По его мнению, образованная ведьма должна знать все об одном, и многое обо всем. Иначе просто не будет толка. Нет, есть ведьмы и колдуны, ориентированные только на один аспект магии, но Лиам считал это неприемлемым, и вбивал свою точку зрения в голову Камиле. Грэйс на это только глазами хлопала. Она все-таки чаровница, но даже она признавала, что такой подход имеет право на жизнь. Сама она продолжила учиться, но теперь не у мастера Итона. Она расторгла договор и даже смогла вернуть большую часть заплаченных ему денег. Лиам через друзей в разных частях мира нашел ей учителя, что было не просто. За месяц, парень разыскал одну ведьму, которая не только была признанным мастером чар, но и прекрасным преподавателем.

Тюрдис Сигне оказалось около семидесяти лет. Эта норвежка выглядела едва на тридцать, даже на двадцать семь, и внешностью оказалась похожа скорее на русскую. Тонкий стан, гордо посаженная голова, приятные взгляду черты лица, да и тело красивое. Единственное, она оказалась под метр восемьдесят ростом, но это ее не портило. Главное, что она единственная из мастеров, кто согласился обучать на дому. Лиам не желал никуда уезжать, пока не придет в форму, так что изрядно доплатил за то, чтобы мастерица чар приехала на его полянку сама, а не Грэйс ехала к ней.

Вообще, в Англии не принято менять учителя. Это считается постыдным и не правильным. В Норвегии маги более адекватные, и узнав о причине смены столь важной фигуры для каждого мага, женщина легко согласилась стать заменой. К тому же, ей как раз не хватало одного ученика, ставшего мастером, для получения звания Магистр. Да и увеличенная в полтора раза оплата тоже приятно грела сердце женщины.

Тюрдис Сигне прибыла в ареоле снежинок, усыпавших траву поляны и тут же растаявших. Зрелище было волшебным, но, к сожалению, практически мгновенным. Она осмотрела палатку, скривилась, но все же прошла внутрь, где презрение тут же исчезло. Не в каждом доме можно увидеть такую мебель, не в каждом доме можно увидеть такую библиотеку, и уж точно, далеко не в каждом доме можно узреть на столе вино Хиасин. Очень непростой напиток. Так-то, обычное вино, только вот настаивается в здоровенной пентаграмме с тройным ставом из древних рун годами, и несет в себе невероятный запас магической силы. Пара глотков и даже маг мастерского уровня снова полон сил и энергии. Стоимость такого чуда, конечно, запредельная, но оно того стоит. Лиам, в свое время, получил ящик такого вина в подарок, ибо покупать его он бы просто не стал. А так, ну есть и есть. Просто еще одна статусная вещица, не более того.

В первый день пребывания женщина обустраивалась на новом месте. И к слову сказать, она и сама не смогла бы найти что-либо, что ей здесь не понравилось. Природа удивительной чистоты, магический фон как на источнике высшей категории, в общем, здорово. Хозяева приняли ее радушно, обменялись клятвами, так что жить тут можно. На второй день, ведьма принялась тестировать Грэйс и осталась довольна знаниями. Разве что на обучение Камили она смотрела довольно странно, но молчала. Только пару недель спустя не выдержала и за ужином поинтересовалась у хозяина «дома»:

- Я Вас не понимаю, Лиам. Вы сквиб, – констатировала она совершенно спокойным голосом, явно не стараясь его задеть, впрочем, она и не задела. – Но при этом являетесь учителем этой ведьмы.

- Так и есть, госпожа Сигне. Я обучаю Камилю уже не первый год, и ее прогресс меня неустанно радует, – улыбнулся в ответ Лиам.

- Возможно. Но насколько я знаю, сами вы были волшебником пятого октана, а девушка, явная трешка. Какой Вам смысл был тогда, я совсем не понимаю, но какой смысл теперь?.. Это просто не укладывается у меня в голове. Да еще и Ваши методы обучения совершенно не подходящие девушке семнадцати лет. – Женщина едва не фыркнула, и Лиам это заметил, отчего улыбнулся.

- Скажите, госпожа Сигне, если вам понадобится, ну не знаю, передать послание и получить ответ, что Вы сделаете?

- Пошлю Патронуса, наверное. Или использую зачарование бумаги. Вы это к чему?

- Сейчас поймете. Камиля, варианты?..

- Патронуса я не потяну. Это конкретный четвертый октан, – Лиам кивнул, чуть шевельнув пальцами, что означало: продолжай. – Как вариант, дух разума, низший по силе, но средний по уровню развития. И отослать сообщение и принять ответ, даже построить прямой ментальный мост можно, в принципе. Еще один вариант, это совмещение заклятья Дальнего Взора и трансфигурации прямо на месте, куда смотрю. Можно выйти из тела и духом моментально оказаться на месте. Сама связь может осуществляться трансфигурацией любой подходящей поверхности или простым общением, если адресат умеет видеть и общаться с духами. Можно дотянуться до нужного человека ментально, если у него есть маяк для связи. Так же, обычная записка и маленький портал подойдет, как вариант. Но это уже зачарования, не моя тема. Можно метнуться призывом феникса, или дериколя. Вариантов масса, учитель. – Девушка совершенно безразлично перевела взгляд на свою тарелку и продолжила есть.

- Вот почему я учу ее ИМЕННО так, а не иначе. И именно поэтому я учу ЕЕ.

- Все равно, я не вижу смысла в ее обучении теории на таком уровне. Она же слабая. Ей это просто не нужно, – волшебница окинула девушку взглядом свысока, а Камиля даже ухом на нее не повела.

- Лет через десять, может пятнадцать, она будет сильнее Вас, госпожа Сигне.

- Вот уж вряд ли, мистер Картер. Вы, конечно, известны и талантливы, были… но даже Вам не под силу поднять эту бездарную девочку на пятый октан.

- Не вижу смысла спорить. Время нас рассудит куда более точно, чем дозволено людям. Даже пророкам. Однако вот что я Вам скажу. Не далее чем год назад, эта девочка была едва на грани второго октана.

- Что? Но это невозможно! – Лиам только плечом пожал. У него слово «невозможно» вызывало только кривую улыбку и немалую долю презрения. Не хотят люди думать? Их проблемы. Но для себя он давно решил, что это слово не для него.

- Да как скажете, мастер. – Что уж она расслышала в его ответе, он не знал, но вскинулась она отчетливо. Словно на кнопку уселась, однако ни слова в ответ не промолвила.

Но на следующий день мастер Сигне снова возобновила разговор, когда увидела, чем именно Лиам заставил заниматься свою ученицу. Девушка сидела и резала себя, тут же исцеляя, затем снова порез, и снова. И все это в тишине, не говоря ни слова. А Лиам сидел с ней рядом, и лишь иногда поправлял мелкие детали вслух, объясняя, где ошибка. Женщина бы наверное, смирилась с таким варварским методом обучения, если бы парень не потребовал переходить к травмам мышечного каркаса. А это не кожу порезать. Тут уже нужны знания и умения. Только вот как можно получить умения без тренировок? Никак. А потому, он аккуратно надрезал девушке мышцы, пока она держала обезболивание, причем ментальное, куда как более сложное, чем обычное магическое. Резал он весьма аккуратно, и так, чтобы не повредить крупные сосуды. Уж тело человеческое целитель его уровня знает отлично, и таким образом, он уменьшал риски.

- Знаете что, молодой человек, если Вы немедленно не прекратите эти истязания, я!..

- Не влезай в чужое обучение, женщина, и не мешай. У тебя есть своя ученица, вот и учи, – жестко отбрил мастера Лиам.

- Да как Вы смеете!.. – Но договорить ей не дала уже Камиля:

- Вы мне мешаете. Прекратите меня отвлекать, и так из-за Ваших воплей потеряла крови больше, чем рассчитывала.

Девушка была действительно раздражена. Сращивать кожу и сращивать мышцы она должна была одним и тем же приемом. В силу вкладывается ментальный приказ на исцеление, и направляется к поврежденному участку. У магов это вообще-то рефлекс, но когда его берешь под контроль, и добавляешь нужные знания, то итог может ошеломить даже знающего колдомедика. Лиам раньше умел это делать изумительно филигранно, и тому же учил ученицу. У него совершенно не было желания потерять ее из-за какого-то ранения.

- Так, завершай, пей кроветворное и закончим на сегодня, Камиля. И не забудь про кровь.

- Конечно, учитель. – Девушка сосредоточилась, за несколько секунд закрыла разрез, и дождалась, пока кожа придет в норму. Лишь тоненькая ниточка еще не загоревшей кожи осталась, но ее даже не заметно на плече. После этого, девушка махнула руками, словно отталкивая что-то от себя и тихонько выдохнула: Карнис.

Кровь, вытекшая из ранки, как и все капли попавшие на траву полянки, разом вспыхнули и испарились. Ритуал воспламенения пролитой крови у нее от зубов отскакивал. Для мага кровь, это не просто жидкость. Это сама магия, сама жизнь. И разбрасываться ею не нужно.

- Еще и магия крови… – возмутилась так и не успокоившаяся ведьма.

- Я дипломированный целитель, – спокойно напомнил Лиам. И даже не соврал. Он получил диплом в Мунго еще на шестом курсе Хога, так что мог работать там, да и в любом другом госпитале. И мог учить колдомедицине, если на то пошло. – И если Вы еще хоть раз посмеете вмешаться в образовательный процесс, то я вышвырну Вас отсюда с самыми неблагоприятными рекомендациями. Я понятно выразился?

Лиам мгновенно изменился. Сила, воля, ясно видимая мощь нависла над ведьмой, придавливая ее к земле, уничтожая любые ростки неповиновения, даже жалкие намеки на них. Забавно, но это даже не было нападением, так как воздействовал парень только на себя.

- Без должной толики жестокости к себе невозможно стать магом. Воспитать другого мага тем более. Оставаться волшебницей, это Ваш удел, магессой Вам уже не стать. Но она, эта девочка, станет магессой. Несомненно.

Лавина его голоса отгромыхала по поляне и улеглась до следующего раза. Мастер Сигне вздрогнула и пришла в себя.

- Допекли Вы его, мастер, – ехидно улыбнулась Камиля.

- Что это было? – Выдохнула женщина. – Он же сквиб, как он смог надавить на меня магией? – Ее ошибка была вполне простительна, ибо ощущения слегка похожи.

- Это не магия, мастер. Это его воля. А Вы не правы, не стоит влезать в чужие дела, тем более обучение. – Девушка укоризненно покачала головой.

- Я не понимаю, как ты это терпишь?! – Не выдержала женщина. Вопрос словно сам выпрыгнул с ее губ.

- Я просто знаю, через что он пропустил самого себя, чтобы стать тем, кем стал. И это все, еще цветочки, мастер Сигни. К тому же, никто в мире не сможет дать мне силу, кроме него. Третий октан, это слишком мало, чтобы нормально жить в нашем мире. А Лиам сможет поднять меня до четвертого, а там и до пятого. Он обещал.

- Пф, обещал. Мало ли, что парень пообещает девушке, чтобы залезть к ней в трусики, – небрежно выплюнула женщина.

- Это же Лиам, – укоризненно проговорила девушка.

- Такой же, как и все мужчины…

- Нет. Он всегда держит слово, и вообще-то, как на женщину он на меня даже не смотрит. Считает маленькой.

- Хм. Странно. А он не?..

- Нет. Его женщину Вы обучаете. А я, что-то вроде проекта, вроде как доказательство невозможного. Любит он рушить представления о несбыточном. В общем, прошу Вас, мастер, не влезайте в обучение. И не злите Лиама. Сквиб там, не сквиб, а мало Вам не покажется. С остальным я как-нибудь сама разберусь.

- Дело твое, конечно, но я бы на твоем месте…

- Вы бы не оказались на моем месте.

- Почему?

- Гордыни многовато – он бы прошел мимо. Силы много, ему было бы просто неинтересно.

- Вот как... Что ж. Твоя жизнь – твои решения. А мои душевные качества обсуждать не смей. Поняла? – Попыталась надавить на девушку магией женщина. Она даже себе не призналась, что захотела вернуть себе самообладание и самоуважение за счет куда более слабой магически девочки, но так оно и было. Их взгляды на мгновение встретились и мастер чар отшатнулась так резко, что рухнула на попу. Ментальный удар «ненависти» оказался весьма силен, не говоря про неожиданность. Слишком молода была девушка для таких умений.

- Да как скажете, – фыркнула довольная девица, додавливая внешние ментальные щиты и тут же останавливаясь. Она четко показала, что независимо от силы, ссориться с ней не стоит никому. После чего убрала свои ментальные щупальца и «маски» из разума ведьмы и ушла в палатку. У нее и без самоисцеления уроков выше крыши.

- Да что здесь происходит вообще? – шепотом произнесла ведьма, поднимаясь на ноги. Ее шок вполне оправдан. Только что мастер чар проиграла девчонке с третьим октаном, даже не успев ничего сделать. Это выбило женщину из колеи.

Впрочем, следующие дни шокировали еще больше. Занимаясь с Грэйс, она все время поглядывала на ученицу Лиама и следила за ее тренировками. А Лиам гонял девочку в хвост и в гриву, но на сей раз на чисто физическом уровне. Зачем?! Ну вот зачем ведьме физические упражнения? В конце концов, внешность можно привести к любой желаемой за полсотни галеонов в любом госпитале! Зачем этот сквиб ее так мучает? Девочка к обеду даже идти самостоятельно не могла, настолько вымоталась. И если поначалу это нравилось волшебнице, словно наказание за вчерашнюю победу само нашло наглую девчонку, то к концу экзекуции мастеру стало жалко ведьмочку по-настоящему.

Только со вчерашнего дня ничего не изменилось. Ее мнение так и не стало интересовать хоть кого-то. Разве что Грэйс вздрагивала от каждого окрика Лиама, но концентрацию на своих упражнениях держала крепко. Девушка обещала через год, может полтора, стать мастером чар и сделать свою учительницу магистром.

- Куда? – Окликнул вырубающуюся Камилю Лиам. Быстро подошел к ней со спины и надавил на мочки ушей. – Точки на ладонях обработай, меж грудей пройдись, усиливай бег жизненной силы и приходи в себя. У тебя еще медитация, и только потом обед. Давай, Камиля, шевелись.

- Да, учитель. – Девочка сосредоточилась и мягко, но безжалостно нажала на основание большого пальца, чуть съехала и поморщилась. Неприятное чувство, но вполне терпимое. Следом, тоже самое другой рукой. Зато через минуту она почувствовала жар в груди и перешла к ложбинке меж грудей. Костяшками пальцев растерла небольшой участок, и используя естественный разгон жизненной силы от таких действий как старт, уже напрямую, через транс, ускорила бег жизненной силы. Пара минут, четверть от общего объема жизненной силы, и все повреждения мышц зажили. Общий тонус организма повысился и ведьма пришла в себя уже не развалиной, а вполне здоровой девушкой. Осталось только поесть от пуза, которое с такими тренировками у нее никогда не появится. – Я готова.

- Умница. Судя по ауре, в этот раз получилось быстрее и лучше. А теперь за стол.

После обеда они опять перешли к самоисцелению. Нет, она и раньше им занималась, но не настолько углубленно. Существуют разные подходы. Кто-то пользуется заклинаниями, кто-то использует волевые приказы, а кто-то, как Лиам, ищет что-то свое. Обычно, маги используют около пяти смысловых форм для самоисцеления. Но Лиам разработал для каждого вида ткани отдельную мыслеформу, и именно поэтому мог делать с собой невероятные вещи, чему твердо собирался научить ученицу. Девушка против не была. Она понимала, что такой пласт теоретических и практических знаний она больше нигде не найдет. Далеко не каждый учитель станет делиться с ученицей личными разработками в любой области. Но Лиам в этом вопросе поддерживал Николя, считая, что нет смысла прятать знания по магии, от них и так осталось едва ли треть того, что знали и умели предки. За это, да и за многое другое, Камиля была ему очень благодарна.

- Аккуратней, Камиля. Отмеряй количество силы как можно более точно. Слишком мало – плохо, но слишком много в случае с мышцами, еще хуже. Отклонения в виде грыжи, это еще не самое страшное, что может получиться. Вот, умница. А теперь давай усложненный вариант, который пробовала вчера. Так, стоп. Это что такое было, вообще?

- Посыл силы, учитель, – как-то неуверенно ответила девушка, сама понимая, что получилось как-то слишком уж… слишком.

- Это не посыл. Это… словно скала в озеро рухнула с высоты в пару километров. Ты чего-то сегодня какая-то неловкая, словно тролль в посудной лавке. Рассказывай, что такое?

- Эм… Я постоянно чувствую внимание. Это раздражает.

- Вот и прекрасно. Ты должна научиться действовать в любой обстановке, так что сосредоточься и работай.

- Хорошо. Еще раз?

- Сначала… – Лиам не успел договорить.

- Нужно перераспределить силу в ауре.

- Именно. Начинай. А затем все с начала.

Пара минут на подготовку, в основном чисто моральную и девушка принялась за задание. Не сказать, что это особенно сложно, скорее выматывающее, и через полчаса, после десятка успешных попыток, девушка услышала желанное:

- Все, на сегодня хватит. Выходи из тела и отработай создание земляного голема. Только вначале перечисли-ка мне варианты создания големов.

- Ну, голем, это простенькая игрушка, созданная на основе физического материала. Магия внедряется уже после того, как материалу придали внешний вид. Чаще всего, использовали глину, но у нее есть побочка. В ней чаще иных материалов, пробуждался суррогат души. Странная эфирная субстанция, которая делала такого голема неуправляемым и часто опасным даже для самого создателя. Чаще, суррогат души появляется только у големов плоти, но их создают крайне редко. В последний раз это был ты, Лиам. А до тебя, насколько мне известно, такое случалось более трех сотен лет назад. Впрочем, вариаций на тему големики довольно много. Кто-то внедряет слепок сознания, кто-то духа, а кто-то конгломерат программ раздражителей-реакций. «Если – то…» Но основа всегда одна и та же. Физический материал.

- В принципе все верно, но бывают еще и энерго-информационные големы. О них я тебе буду рассказывать, когда дойдем до высшей трансфигурации. Их используют для создания такой штуки, как искусственный интеллект, и в основном трансфигураторы. Получается довольно хреново, но как вопросно-ответная система, вполне сносно.

- Э… Круто… наверное. – Девушка как-то растеряно почесала в затылке, за что тут же получила по руке.

- Леди так себя не ведут.

- Извините, учитель.

- И так…

- Лиам, а зачем вообще нужна такая штука?

- Ты про искусственный интеллект? Видишь ли, ученица, расчет формул трансфигурации, который ты уже полгода выполняешь в уме, это самая низшая планка. И чем выше маг взбирается по этой лесенке, тем сложнее формулы. Нет, даже не надейся, ТЫ будешь считать их в уме, для того мозги тебе и развиваем. Но волшебники, не маги, им бы все облегчить магию как-нибудь. Впрочем, это в природе любого человека, но я очень надеюсь, что ты не станешь облегчать себе магию, а станешь могучей ведьмой, способной выжить где угодно. И мы это не раз проверим, я тебе обещаю.

От такого обещания по спине девушки прошлись мурашки. Конечно, не со слона размером, но все равно неприятно.

- Ладно, раз мы все обсудили, то за дело. Ты должна к ужину предъявить мне двух земляных големов. Разных.

- То есть, созданных разными способами?

- Именно. Приступай. Закончишь пораньше, и я научу тебя, как получить если не вечную, то очень долгую молодость.

- А?... – Девушка зависла. Лиам умел и любил не только удивлять, но и мотивировать. Крепко так умел.

- Начинай, не трать время зря, – указал ей сквиб и ушел в лес. Девушка не стала останавливать и спрашивать, как он узнает, если она закончит раньше. Он узнает.

К сожалению, раньше ужина закончить у нее не получилось, но девушка почти не расстроилась. Знала, что однажды учитель расскажет и так.

Через пару месяцев, более или менее привыкнув к отсутствию магии под рукой, парень отправился в Испанию. Пробыл он там не долго, только оформил выигранное поместье на свое имя и проверил его. Оказалось, что бывший посол, а ныне уволенный со службы труп, даже не успел вывести из поместья хоть что-то. Разгневанные высокосидящие, потерявшие на выходке посла огромные деньги, прикопали его в тот же день, как тот вернулся на родину. Так что поместье перешло в руки парня вовсе не с пустыми стенами. Правда, ни одного домовика там не оказалось, но это дело десятое. Домовушка Лиама с легкостью справлялась с работой по дому.

Вообще, с домовушкой Тики в последнее время творится что-то странное. Полноценного обследования Лиам провести теперь не мог, но и магического зрения вполне хватало для приблизительного понимания происходящего. Судя по всему, еще тогда, когда Лиам впервые брал силу у леса, у него изменилась жизненная сила. Более того, взаимопроникновение силы и праны в его душе, оказало свой эффект. Тики же постоянно брала у него силу, а вместе с ней и немного жизненной силы, что в свою очередь, повлияло на домовушку в лучшую сторону. Она изменилась внешне, постепенно обретая более человечный вид, даже подросла сантиметров на десять. Стала лучше разговаривать да и вообще, разум стал более цельным, что ли. Более того, она стала более независима и в плане силы, все больше забирая ее из внешней среды, нежели у своего хозяина, чего ни один нормальный домовик делать в принципе не способен. Теперь же, когда хозяин стал сквибом, она продолжала вытягивать силу прямиком из его ядра, но все больше переходя на силу, взятую из внешнего мира. Впрочем, Лиам был против этого, о чем ей и сообщил. Чем более нагружено ядро, тем быстрее оно развивается, адаптируясь к новым нагрузкам. Так что они теперь каждую неделю калибровали количество забираемой ей силы, таким образом раскачивая ядро сквиба.

Лиам, проверив, что может выходить из тела, как и раньше, ведь эта способность от магии вообще не зависит, раскачивал свое ядро, как только мог. У него был план, как вернуть себе утраченную силу, а потому он упрямо шел вперед к цели, совершенно не слушая всех, кто говорил ему о невозможности подобного. Парень уже столько раз делал невозможное, что просто перестал верить в это слово.

Вернувшись в Лес, на свою полянку, он собрался, прихватил Камилю, Грэйс и мастера Сигни, и отбыл в Испанию на постоянное проживание. Здесь, в Лесу, конечно, очень здорово, но у девушки должна быть своя жизнь. Парень, в конце-то концов. Девице уже семнадцать, а она по лесам шастает, вместо того, чтобы хоть иногда повеселиться. Так что, Лиам волевым решением перенес их место проживания в Европу. К тому же, неплохая библиотека, так же оказалась неплохим стимулом к переезду.

Новоселье справили с размахом. Прибыли все друзья, представители испанского Министерства, Эмма с мамой и многие другие. Даже несколько приятелей из Калькутты заявились. Лиам был всем рад, кроме, пожалуй, одного индивидуума – племянник посла дель Тора, посетил это домашнее мероприятие и цель посещения оказалась вовсе не мирная.

Грэйс выводила палочкой руну за руной, концентратор аж свистел, разрезая воздух, и девушка явно побеждала в соревновании на скорость. Джастин был не столь быстр, да и в чарах разбирался весьма средне. Зато он стал превосходным специалистом в трансфигурации и многие, в том числе учителя, прочили ему большое будущее на этой стезе. Но парень никогда не отказывался от состязаний, а потому точно так же старался вывести в воздухе очередную руну, и обогнать свою падчерицу. Женившись на Валентине, он знал, что оставаться простым магом, только закончившим Хогвартс нельзя и нужно карабкаться как можно выше. Набирать силу, знания и влияние, ведь он теперь не один, а магическая Англия, это не то место, где можно расслабиться и почивать на лаврах. Тут нужно прогрызать себе путь наверх. Так что он уверенно шел на мастера трансфигурации с четкими планами на магистра. Лиам смотрел на это соревнование с легкой грустью, ведь сам принять в нем участие он теперь не мог. Однако и какой-то сильной депрессии по этому поводу не испытывал, если на то пошло. Парень видел свое будущее в весьма светлых тонах. Как раз во время этих размышлений, на полупустую площадку вышел молодой человек, лет тридцати на вид и, прервав соревнование, громко произнес:

- Лиам Генри Картер. Вы бесчестный человек и вор. Это поместье принадлежало моему дяде и Вы, либо вернете его в мой Род, либо будете вызваны на дуэль немедля.

Вообще, Лиам был на первых полосах магических газет довольно долго. Ведь случаев, когда маг становится сквибом можно пересчитать по пальцам двух рук и это за последнюю сотню лет. Потому, парень не сомневался, что говорящий в курсе его статуса. Бесчестие поступка было очевидно всем, а потому в толпе приглашенных сразу же поднялось недовольство. Напоминать магу, что он стал сквибом и потому не может ответить на вызов, а значит, ему придется отдать дом, это совсем уж низко.

- Ну, дуэль, так дуэль, как скажете. Я так понимаю, что с моей стороны ставкой будет поместье, а чем Вы ответите? И как Вас вообще зовут, невоспитанный человек?

- Значит дуэль. А имя мне Альберто дель Тора. Отвечу золотом.

- Что ж, Альберто, двести пятьдесят тысяч. А мои условия таковы: Здесь, сейчас, оружие любое.

- До смерти. – Злобно оскалился мужчина, выписывая чек и передавая его самопровозглашенным судьям будущей дуэли, которыми выступили гости из Министерства Испании.

- А Вы очень похожи на своего дядю, дель Тора. Тоже не ведаете совести. Начнем.

Лиам и шага не успел сделать, как его окружили мама, сестра, Анжелика и Грэйс.

- Сынок, ты с ума сошел? Как ты с ним будешь драться? Ты ведь теперь… – мать заплакала.

- Брат, что ты собираешься делать? – Серьезно, но с верой в него, поинтересовалась Эмма.

- Может быть, передашь мне этот поединок? – Сжала кулаки Лика, вокруг которых на мгновение вспыхнуло пламя. Прошедшая «посвящение стихии» боевая ведьма была в ярости. – С огромным удовольствием, знаешь ли, развлекусь.

- Всё, тихо. Успокоились. Если я сейчас спрячусь за чужую спину, мне не дадут покоя. Будут вызывать снова и снова, пока не убьют. А этот хлыщ, как маг весьма средний, так что шансы у меня есть и не плохие. Заодно покажу всему миру, что меня не стоит задирать. А вот несколько колдографий поединка бы не помешали, так что мам, напряги приглашенного специалиста, пожалуйста.

- Ладно… – Вытерев слезы, женщина легко выцепила нужную фигуру и направилась прямо к нему. Юркий невысокий мужичок даже сделал несколько шагов назад, увидев решительный взгляд волшебницы, но все-таки остался на месте и выслушал, что ему говорят.

- Тики, флаконы с первого по сороковой в перевязь, – продолжил Лиам, и появившаяся домовушка кивнув, испарилась. Она появилась через десять секунд со странной одежкой в руках, сделанной из кожаных ремней. Лиам сноровисто скинул стильный длиннополый пиджак, оставшись в белой сорочке, а вместо него надел разгрузку, и пробежался пальцами по баночкам с самым разным содержимым. Разноцветные пузырьки чуть вздрагивали под чуткими пальцами парня, словно откликаясь на легкую тревогу и сосредоточенность владельца. – Теперь плащ. Тот самый.

Домовушка снова испарилась и вернулась с темно-серым плащом до земли. Разрез со стороны спины доходил до копчика, что позволяло двигаться в нем довольно свободно. Выглядел он тяжелым, но по факту весил менее килограмма и практически не ощущался. Зато, он мог принять на себя многие заклинания безо всякого вреда для носителя. Стоячий воротник отменно прикрывал шею и оставлял без защиты только верхнюю часть головы, от носа и выше. Лиам надел его, но застегивать не стал, иначе не смог бы добраться до зелий.

- Вроде бы все, я готов.

- Удачи тебе, друг, – от чистого сердца сказал Джастин.

- Спасибо, – кивнул парень и прошел сквозь толпу, хлопающую его по плечам и желавшую того же. Большинство действительно желали ему победы, так как были друзьями и семьей.

В этом поместье арены не было, так что дуэль проходила прямо здесь, в зале для приемов. Щиты возводились судьями дуэли – работниками Министерства Испании. Вообще, Испания это единственная страна, в которой до сих пор разрешены дуэли до смерти во всей Европе. Судьи воздвигли щиты и поединщики услышали:

- Начали!

Лиам не стал терять время. Вполне профессионально отклонившись от заклинания Гниения Костей, он макнул палец в один из флаконов и провел ими по закрытым на мгновение векам. Все для него раздвоилось. Настоящее и будущее норовили смешаться, но ускоренный разум с легкостью разделял их и прогнозировал развитие событий, уже зная будущее на пару секунд вперед. А в поединке, пара секунд это очень много. Снова уйдя от того же заклинания поворотом корпуса, Лиам выпил глоток из другого бутылька и стал фантастически силен. Кровь волшебного быка привычно усилила тело. Скорость тела практически смогла догнать скорость мышления. Кувырок, воткнуть пальцы правой руки в камень пола, компенсируя инерцию и открыв еще один бутылек, кинуть его в противника. На такой скорости тот увернуться не смог, но щиты приняли на себя непонятную атаку.

Мощный взрыв волшебной жидкости из рога взрывопотама, что стала любимым напитком одного огненного духа, оказался настолько сильным, что не только сорвал четыре щита с дель Тора, но и отшвырнул его прямо в стену зала. Лиам, оказавшийся около другой стены, сорвал с нее древнюю алебарду, прямо вместе с креплением, и швырнул ее в Альберта. Щит мага смог отклонить оружие, но то было послано слишком сильной рукой и, пробив щит, воткнулось в считанных сантиметрах от его головы. Откат от уничтоженного щита не повлиял на скорость осмысления обстановки, и маг швырнул в Лиама самонаводящееся взрывное проклятие. Сквиб дернулся влево, пропуская его мимо себя и на запредельной скорости метнулся к дель Тора, обхватывая его голову левой рукой. Резкое движение и лицо хамоватого мага превратилось в кровавую маску, встретившись с плоскостью воткнувшейся в стену алебарды. Сквиб обернулся и четко все рассчитав, в последний момент ушел из-под самонаводящегося взрывного. Оно не смогло быстро изменить траекторию движения и врезалось прямиком в своего хозяина, разметав оставшееся без щитов тело на отдельные фрагменты. Последний рывок у Лиама получился на заглядение, так что он метров десять проехал по полу, не перебирая ногами, просто скользя. Но когда почувствовал, что инерция заканчивается, сделал спокойный шаг по ходу скольжения, четко направившись к столику с напитками и не оглядываясь назад. Он и так чуял, как душа мага покидает его тело, точнее то, что от него осталось.

- Дуэль окончена! – Дал петуха голос одного из судей. Впрочем, это было понятно всем и так.

- Мама, Эмме рано смотреть на такое, – спокойный голос сквиба, казалось, разрушил ошеломленную тишину зала, и все принялись обсуждать увиденное. Кто-то восхищенно охал и с удовольствием отбивал победителю плечи, в попытках выразить свои чувства, кто-то ошеломленно покачивал головой. Многие еще не до конца определились со своим отношением к увиденному. Сквиб, убивший мага за двенадцать секунд, это для многих оказалось шоком. Стоит сказать, что Лиам мог победить и другими способами, начиная от подчинения воли дель Тора и заканчивая использованием щитов на артефактах, которые испанец пробить бы не смог. Зачарованные магистром Си’приком, они были чудовищно сильными. Но парню нужен был резонанс, чтобы каждый знал – Лиам Генри Картер не добыча. Он сам охотник. И плевать, сквиб он или маг.

К утру, с каждой первой полосы, каждой газеты магического мира, на читателей смотрел Лиам Картер. Смотрел совершенно спокойно и уверенно. А ниже были две колдографии, времени которых хватило на весь поединок. По шесть секунд на каждую. В этот день он стал самым знаменитым сквибом во всем мире, ведь одно дело читать пусть и о горе, но чужом, которое освещалось в газетах, когда он утерял магию, и совсем другое, увидеть такое. Родители по всему миру прятали газеты от детей, но те все равно умудрялись все рассмотреть и даже обсудить между собой. Впрочем, тем же грешили и взрослые волшебники. Сам же Лиам, стал богаче на четверть миллиона золотых и заработал репутацию, против которой пойдет не каждый маг. Ну и справил новоселье, само собой.

Эмма всю следующую неделю, что жила у Лиама в новом доме, ходила гоголем. От гордости она так высоко задирала нос, что стала запинаться, на что ей брат и указал, после чего девочка вроде бы пришла в себя. Впрочем, сказать, что она не имела повода для гордости, тоже нельзя. Во-первых, любимый брат снова показал себя всему миру, как и свою силу. А во-вторых, он же подучил ее, как неплохо подзаработать, продавая колдографии разным информационным агенствам мира, и менее чем за десять тысяч галеонов ни купил ни один. Британский Пророк она распотрошила на более чем полсотни тысяч золотых, так что ее новосозданный личный счет в Гринготтсе изрядно потяжелел. Приданое, выходящее за четверть миллиона золотых, не у каждой девушки есть, если на то пошло. А то, что она беспрерывно торговалась более семи часов подряд, это уже дело десятое. К тому же, Лиам все время был рядом, по ходу дела обучая сестру этой сложной науке, и давая советы прямо в процессе, что привело к ошеломительным результатам. А уж когда мама узнала итог этих махинаций, ее лицо выразило изумительную гамму эмоций, от ошеломления до радости и гордости за своих деток.

Эмма вместе с мамой уехала только через неделю, но Лиам сразу же по ним заскучал. Сестра делала его жизнь более полной, светлой и веселой. Ее тренировки в телекинезе переворачивали дом вверх дном и заставляли улыбаться Тики, которая и прибиралась за ней. Все-таки, стремление к работе у домовиков вшито очень глубоко и безделье сильно их ранит.

Лика наоборот, потратила время, разбирая поединок разве что не по десятым долям секунды, пока не стала уверена, что сможет играть против подобной тактики. Они даже провели несколько вечеров, обсуждая варианты и придумывая стратегии поведения и использования приемов. Боевой маг, это скорее состояние души, а не итог обучения, так что столь серьезный подход Лиама совсем не удивил.

Джастин с Валентиной уехали довольно быстро. Ему нужно было возвращаться к учебе, так что времени особо не было. Но он не скрывал своей радости по поводу победы друга, как и его жена с падчерицей. Грэйс вернулась к обучению прямо там, только не трансфигурации, а чарам, в которых она уже подмастерье. Талантливая девушка.

Постепенно все разъехались по домам, осталась только Камиля, которая продолжила свое обучение у Лиама, Грэйс, мастер Сигни и Николя. Магистр занимался исследованием нескольких направлений магии, по просьбе Лиама и чем больше углублялся, тем чаще на его лице можно было заметить улыбку. Это заметила даже вечно занятая Камиля. Девушка вцепилась в даваемые щедрой рукой знания так, словно краник вот прямо завтра перекроют. Лиам уже сам отгонял ее от учебников, записей, дневников и прочего, только что бы вытащить ее из дома. Водил ее с Си’приком и Грэйс по театрам, в оперу, даже самые темные бары магической Америки эта четверка посетила за последние два года. Лиам буквально заставлял их развлекаться, ведь это так же нужно, как и работа. Но будучи и сам откровенным трудоголиком, он просто не умел это донести. Впрочем, со временем они все научились получать от отдыха удовольствие, опыт взял свое.

Они бывали в самых разных местах мира, даже как-то полдня провели под водой Байкала, где ныряли до самого дна и пускали пузыри, смеясь едва ли не до колик. Джунгли, вершины гор, летняя сибирская тайга, в каждом месте они находили что-то новое. Николя так и не привык к доступности порталов, так что для него это так же было интересно, а уж для Камили и подавно. Сам Лиам получал от поездок огромное удовольствие, иногда задерживаясь в самых красивых местах подольше. Такие места, куда хотел бы потом вернуться, он вносил в перечень мест в своем артефакте порт-ключе.

Эти путешествия добавляли в жизнь сквиба ту магию, которой ему так не хватало, да и превращая их в свидания с Грэйс, они все лучше узнавали друг друга. Это закономерно привело к развитию их отношений. Не сказать, что это особо обрадовало семейство Уоткинс-Грейвс, но пока что, их устраивало хотя бы то, что Лиам с Грэйс не женятся и не объявляют о помолвке. И Валентина и Джастин надеялись, что удовлетворенные чувства Грэйс притухнут, а со временем совсем пройдут. В первый год их близких отношений об этом нечего было и говорить. Грэйс была счастлива, по-настоящему. Она словно летала над землей, что помогало ей осваивать чары с невероятной скоростью. На второй год, уже после защиты мастерства, которое они бурно отметили в Париже, основной напор чувств начал постепенно спадать. И хотя Грэйс все так же было интересно с Лиамом, она начала понимать, что для него на первом месте вовсе не она. Парень честно пытался сделать ее счастливой, и у него, в общем, получалось, но ей все время казалось, что обучение Камили для него важнее. И, в общем-то, это было правдой. Неприятной, но правдой. Этот проект был для него очень важен, наверное, не менее важным, чем возвращение магии, о котором и знало-то всего трое – Камиля, Николя и сам Лиам. Камиля занималась добычей ингредиентов, призывая нужных существ, хоть это пока что получалось у нее из рук вон плохо. Си’прик разрабатывал сам ритуал, а Лиам готовил «оплату».

В общем, накал эмоций в отношениях между Лиамом и Грэйс стал спадать. Все чаще стали звучать упреки, пусть и без крика, но все же. И все чаще Лиам уходил в библиотеку, выкурить «сигару тишины», то есть побыть в месте, где его не упрекают за то, что он не в силах изменить. Это давило и в какой-то момент надежды, как Валентины, так и Джастина сбылись. Грэйс отдалилась и… ушла. Но ушла уже не стеснительная и неопытная девочка, а молодая, уверенная в себе женщина и мастер чар Грэйс Уоткинс. В принципе, они расстались друзьями, без претензий и особых обид, так что последующие встречи проходили в теплой дружественной обстановке.

Спокойное течение нарушилось в середине пятьдесят пятого года. Очередной забытый Лиамом собственный день рождения, вылился в стихийное празднование, из-за приехавших без всякого приглашения гостей, а потому, восемнадцатое мая выдалось очень веселым и разбитным. Поскольку были только свои, то они не стали устраивать прием и этикет их не интересовал. Молодежь и чуть постарше, вроде мамы и ее подруг, приехавших с ней за компанию, отдыхали вовсю. А сам именинник, задаренный подарками с головы до ног, болтал ни о чем с Джастином, когда тот совершенно случайно обронил:

- Не успеваю в этом году к магистру. Да и все равно пока платить нечем, все ушло на расширение бизнеса Валентины. Она решила идти и в маггловский мир, открывая элитные рестораны по всей Европе.

- Мысль дельная. А сколько Мастер трансфигурации Трайт запросил?

- Магистр, Лиам, Магистр!

- Да хоть Архимаг, – хмыкнул парень, не желая сдаваться.

- Триста тысяч за два года обучения… – Уныло склонил голову Джастин.

- У него с головой проблемы? – Лиам удивился не просто так. Стандартная цена вопроса обучения последние полсотни лет держалась на одной планке и не превышала двадцати тысяч в год.

- Отнюдь. Он просто не желает меня учить. – Джастин был угрюм и явно не желал продолжать тему, но Лиам закусил удила.

- Почему? Ответь мне, Джастин. – Лиам не давил волей или другими способами, разве что чуть расслабил своей фирменной улыбкой, но подмастерью трансфигурации и трансформации вполне хватило, что б на несколько секунд поплыть.

- Он хотел Валентину. Но она выбрала…

- Тебя. Да, да, постараюсь так больше не делать, но ты бы иначе не рассказал.

- Потому что это не твое дело. – Жестко отмел его возражения Джастин.

- Тут ты не совсем прав. Трайт единственный Магистр трансфигурации в Европе, не считая Дамблдора, и учиться у него не только престижно. Он действительно выпускает изумительных умельцев, с этим не поспоришь. Так что будем решать твою проблему.

- Да где ты возьмешь такую сумму, Лиам? Это же огромные, непомерные деньги!

- Мой счет в твоем полном распоряжении, – спокойно предложил сквиб. – Денег там хватит, так что не беспокойся.

- Я… – От такого Джастин совсем растерялся, но все-таки ответил отрицательно: – я не могу принять такой дар, Лиам. Просто не могу.

Парень отвернулся, сжимая и разжимая кулаки.

- Ладно, Джастин. Тогда у меня есть предложение и вопрос…

- Давай с вопроса, – Джастин приготовился отбиваться от столь дорогого подарка, но услышал совсем иное.

- У тебя как со свободным временем? Есть пара месяцев?

- Э?.. Да, есть, июнь на дворе… – Джастин совсем не понимал, к чему клонит друг, а потому, слегка растерялся.

- Тогда перехожу к предложению. Маги, в большинстве своем настолько чванливы, что заниматься поисками маггловских кладов не желают. Или просто идиоты, не понимающие простых истин, но это не важно. Важно то, что существуют вполне известные места, где клады точно есть, просто магглы не могут до них добраться. Не придумана еще нужная техника, но это они исправят и скоро, так что нам стоит поторопиться. К чему я веду. Мне бы не помешал еще один маг в команде в этих поисках, а ты получишь, скажем, половину от найденного. Идет?

- Половину? Но как же?..

- Джастин, мне за всю свою жизнь не потратить и половины уже заработанного, так что меня больше интересуют сами приключения, чем золото. Однако вторая половина пойдет Николя и Камиле.

- Вот как… Тогда понятно. А знаешь, что? Я, пожалуй, соглашусь. Это может быть весьма интересно и прибыльно.

- Вот и славно. Тогда встречаемся через неделю. С собой иметь палатку и палочку. Ну и голову не забудь.

- Хорошо, я буду, Лиам. И… спасибо… – Джастин с уже прямой спиной, вышел с балкончика, где они беседовали и пружинистой походкой отправился к своей семье, «обрадовать» их долгой экспедицией.

День рождения прошел отлично. Вино текло рекой, костер шипел от падающих на огонь капель мясного сока, и все было хорошо. А ровно через неделю, к Лиаму заявился Джастин. И ладно бы, он был один. Так нет же! Вместе с ним явилась Эмма, только закончившая четвертый курс Хога. Она как-то узнала об очередной экспедиции брата, и уломала Джастина прихватить и ее.

- Эмма, а мама знает, что ты собралась со мной в экспедицию?

- Конечно, знает. – Честными глазами посмотрела в ответ девочка.

- Хм. А папа? – Почуял дыру в защите Лиам.

- А он думает, что я в гостях у Жанны Розье. Это моя подруга, и я довольно часто у нее гощу.

- Так, стоп. А летние курсы в Мунго как же? Или ты перестала изучать целительство?

- А что курсы? Они только через месяц. К тому же я опережаю программу, и мне только практику сдать осталось, да зачет по зельям, который я и с завязанными глазами сдам.

- Это ты молодец, конечно. Мда… А и ладно. Поедешь с нами, заодно и мир повидаешь, а то Хог, мое поместье в Испании да дом родной, вот и все, что ты видела.

- Ну, не совсем конечно, но да, мне жжжуть как интересно, как это все происходит в экспедициях.

- Прозаично, в основном, – хмыкнул парень. – После этой экспедиции, я собираюсь на поиски одного поистине древнего артефакта, вот там да, приключения предполагаются.

- Вот черт. Надо было в следующий раз ехать, – грустно высказалась девушка.

- Я бы не взял. Пока что я в своем уме, чтобы подвергать тебя опасностям за здорово живешь.

- А Камилю, значит, можно?

- Она знала, на что шла изначально. К тому же, ее обучение предполагает именно такие события. В отличие от твоего, к слову сказать.

- А где она, кстати? – оглянулась девушка в поисках подруги.

- Она сейчас на прогулке со своим новым парнем. Эшли, кажется, или Джон… Или этот был до него?.. – Парень даже задумался на секунду. – А, Альберто, точно! Ха, методом исключения! – Обрадованно воскликнул Лиам, вспомнив имя теперешнего парня несколько легкомысленной ученицы. Впрочем, он ее не осуждал. После разрыва с Грэйс он и сам сменил пятерых девушек за полгода, так что не ему учить ее жить, ох не ему.

- И ты… тебе, ну…

- Эмма, выражайся более понятно, пожалуйста, – улыбнулся Лиам.

- Ты не ревнуешь? – Выдохнула романтично настроенная сестра.

- А я должен? Это ее жизнь, пусть сама и думает. К тому же, через пару лет ее обучение у меня закончится, – пожал плечами сквиб.

- Я не о том. Ты к ней ничего не испытываешь?

- Если она не выходит из ванны без одежды и полотенца, нет. А так, как любой мужчина моего возраста.

- Понятно. То есть, как покувыркаться, так ты за, а как что-то серьезное, так тебя нет, – хмуро проговорила Эмма.

- Ну почему? Я пробовал и серьезно, с Грэйс. Но ты же знаешь, я просто не создан для этого. А найти девушку, которая согласится быть даже не на втором месте, а неизвестно на каком, нереально. Это разве что за деньги покупать. Не, не мое это.

- Да я уже поняла. Мама расстраивается. Хочет внуков и все такое.

- Пусть родят еще одного ребенка, сразу же внуков расхочется. Ей просто заняться нечем, а энергии хоть отбавляй. Ну и продолжение рода тоже желает, что, в общем, понятно. Но, видишь ли, Грэйс не выдержала, хотя шанс был. Если бы смирилась и осталась, все это уже было бы. А так, я не хочу ее мучить, да и врать тоже.

- Ладно, ладно, я поняла.

- Ну вот и хорошо. А теперь показывай, что у тебя есть из вещей с собой?

Они быстро решили деловые вопросы и собрали ей рюкзачок археолога и кладоискателя. Джастин прибыл экипированный до ушей. Как его Валентина вообще отпустила, совершенно не понятно, но Лиам был этому рад. Он явно засиделся дома, и нужно было проветриться. Дочка у них растет не по дням, а по часам, что иногда весьма сильно утомляет. Годовалый сын, Джастина, Инграм, тоже с огромным удовольствием треплет родителям нервы, на пару с сестрой – Марианной. Разве что, в отличие от мелкой проказницы, пока что не поджигает шторы детскими выбросами магии. Но любому понятно, что такие вот родительские радости уже не за горами.

На широком балконе дома, в уютных креслах, в теньке, обдуваемые приятным ветерком сидели четверо.

- В общем так. Есть несколько вариантов. Первый, побережье Тайланда. Там затонул корабль одного пирата, ограбившего несколько городов. Между прочим, его флотилия насчитывала более полусотни судов разного тоннажа. Минус в том, что это произошло в 1673 году. Много времени прошло, и часть сокровищ, если они вообще были на этом корабле, могло отнести течением.

- Вариант очень приятный. Море, песок, и отличная погода, – прокомментировал Джастин.

- Мне тоже нравится, – неуверенно отметила Эмма.

- Чьи города он грабил? – Скупо поинтересовалась Камила.

- Насколько я знаю, все подряд. В Сингапуре отметился. Правда, там непонятно, толи загул был пиратский, а толи война. Тут не всегда можно отличить. А вот пару испанских городов на побережье точно умудрился обнести.

- Это плохо. Они сразу же поднимут бучу и потребуют процентов так сто от клада. Жадные до безобразия, – пробурчала Камиля.

- Верно мыслишь, ученица. Только вот лично я им сообщать не собираюсь. Разве что где-то могут всплыть артефакты, вроде Девы Марии, выполненной в золоте, и по исполнению смогут понять, что золотишко испанское. Но она там вряд ли будет.

- И все же, хотелось бы услышать остальные варианты.

- Перу. Захоронения очень древние, там кладбище над кладбищем и так несколько раз. И тревожить их мне, честно сказать, совсем не хочется. Уж очень хорошие там были некроманты…

- Дальше… – согласно кивнула передернувшая плечами Камиля.

- Дальше… Мне недавно пришло странное письмо от одного знакомого. Это копия монастырской книги, в которой монах описывает весьма… незаурядное событие. Во время погрузки, капитан судна расстрелял двоих моряков только за то, что они уронили за борт небольшую часть груза. Чтобы было понятно, такое случалось во время каждой погрузки и разгрузки тех времен. Так что реакция капитана показалась монаху крайне странной. На следующий день, мальчишка выловил в прибрежном песке золотую монету. Кстати, этот самый мальчишка, которого звали Диего, намного позже стал известен как корсар и пират, Диего Альварес. Его поймали и повесили в 1726 году и совсем недалеко отсюда. Так вот. Корабль «Нуэстра Сеньора де Марита» в пункт назначения так и не прибыл.

- Это уже интересней. Если в грузе были именно золотые монеты, а не статуи и прочие артефакты, то с ними все куда как проще, – обрадовалась Камиля, но не сдалась. – О дальнейшей судьбе груза что-нибудь известно?

- Да, кое-что есть. Весьма известный в те времена пират и джентльмен удачи Француа Митрэ, буквально через месяц после пропажи корабля получил корсарский патент, что очень странно, так как он неоднократно заявлял, что никогда не станет служить любой из известных корон. Но судя по всему, ему как-то резко надоело скрываться и захотелось относительной законности своих действий. А главное, возможности вернуться на благословенную землю Франции. Думается мне, он резко разбогател, и потому возжелал прикупить себе небольшой домишко с замок размером, да и землицы в собственность. А заодно и титулом каким-никаким разжиться. Да только вот не успел. Английский корабль «Королева» потопил пирата, о чем есть достоверные свидетельства, как и журнал капитана.

- Мда. Весьма, я бы сказала… Это все? Или есть еще варианты?

- Есть, конечно. О нем даже ты в курсе. Златые болота…

- Нет, нет, и еще раз нет. В эту болотную яму я лезть бы не хотела. Да там столько народу погибло! Магия там не действует практически, а гнус, наверное, может сожрать вместе с одеждой за пару секунд. Бррр… – Девушка передернула плечами, представляя, что может случиться в этом ужасном месте с человеком. Местечко не далеко от Норфолка, и по слухам, кто только не терял там сокровища. Начиная от Иоанна Безземельного, утопившего половину своей сокровищницы и большую часть регалий и до простых бедняков, заявлявших, что топь унесла последнюю монетку.

- Тут я с тобой солидарен. Место там и правда жуткое. Ну так что выбираем?

Вопрос был задан всем сразу, а потому ребята взяли минутку «на подумать». Лиам тоже всерьез задумался, хоть свое решение уже принял и довольно давно.

- А больше точно ничего нет? – Как-то тихо спросил Джастин.

- Есть, конечно. Но это так, несерьезно. Есть корабль, английский. Царица морей тогда активно поддерживала одну из сторон в гражданской войне в США. Далеко не все корабли дошли до места. К слову, в водах Калифорнии хватает таких вот не доплывших. Только у меня лежат бумаги на три корабля. И только один нес более 30000 монет. Остальные и того меньше.

- Ого! А почему ты не хочешь ими заняться?

- Потому, что и США и Англия еще более жадные, чем Испания. Да и меня привлекают более старые посудины. И более новые, времен последней войны.

- А эти-то причем?

- Так немцы перевозили сокровища мировой культуры в основном на подлодках, до сорок третьего года. И некоторые из них теперь покоятся на дне. Даже не полностью затопленные! Там много чего можно найти интересного. Они же считали себя непобедимыми в водной толще. Ошиблись, понятное дело, но все-таки.

- Вот как… Я как-то об этом не думал, – протянул Джастин.

- В принципе, можно пошуровать в Индии, там некоторым монастырям тысячи лет, а уж всех секретов этих строений вообще никто не ведает многие века. Могло что-то и остаться, но я не люблю монастыри. Как-то это неправильно, что ли. Да и делиться придется.

- Пожалуй. После вывода войск из колоний, англичане утеряли большую часть власти на этих территориях, так что той же Индии нужны деньги на восстановление после откровенного разграбления на протяжении многих лет, – отметила Эмма.

- Все верно, только ты забыла о том, что по договору, той же Англии полагается пятая часть всех поступлений в казну, и даже после вывода войск, Индия будет продолжать выплачивать эти деньги. Такая растянутая контрибуция обусловлена бедностью страны.

- А заодно, изрядно ограничивает скорость восстановления экономики Индии, и дает возможность контролировать более трети всей экономики, пусть и опосредованно, – добавила Эмма.

- Именно. Молодец. Но нам не это важно. Мне-то не жалко отдать клад Индии, если мы его найдем. Только вот и нам что-то нужно оставить. А работать за пару шиллингов не хочется. Особенно с серьезным шансом отхватить какое-нибудь божественное проклятие или еще какую гадость.

- А такое бывает? – Удивленно спросила Эмма.

- Еще как. Боги… Хм… Я не знаю точно, как они соотносятся с нашей реальностью, но факт их существования доказан. Как и примеры гнева подобных сущностей в истории. Лучше тебе не знать, НАСКОЛЬКО они бывают мстительны. Однако их благодарность куда более… незаметна, да. Почитай «Воспоминания графа Лонгдорского, по прозвищу Синяя Борода». Много нового узнаешь о взаимоотношениях смертных с богами этого мира.

- Хорошо, Лиам. А где?..

- В библиотеке. Малая зала, Бэта. Где-то по правой стороне. Такой засаленный дневничок, там найдешь.

- Спасибо. – Эмма о чем-то задумалась и выпала из разговора. Зато вступил Джастин.

- А у тебя есть что-то по немецким подлодкам?

- Есть немного. Многие архивы все еще засекречены, некоторые вывезены в СССР, некоторые в Англию, а некоторые и вовсе в Америку. И если в последних двух у меня есть связи и я смог получить пропуск в закрытые части, то с СССР у меня вооруженный нейтралитет. В общем-то, я им просто не нужен, вот меня и не трогают. Что взять со сквиба? Даже вот на Байкал пустили отдохнуть. Но в серьезных вещах навстречу там мне не пойдут. Ну а если конкретней, то мне кажется, на что-то я все-таки напал. След так себе, но это больше, чем есть еще у кого-то. Во время оккупации Франции, дом одного богача взяла на копье танковая дивизия, в которой служил некто по фамилии Зик. Интересен нам этот персонаж тем, что его дед, весьма широко известный в узких кругах коллекционер и историк, вполне мог передать часть своих знаний внуку. А тот никак не мог пройти мимо таких мастеров кисти, как Вермеер, Рембрант и прочие. Дальше, насколько мне известно, Зик протащил украденные полотна чуть ли не до границ СССР, откуда, через друзей, решил переправить их домой. Однако, не задалось. До порта сокровища доехали вполне комфортно, а после погрузки, пффф. Испарились. Толи фрица заподозрили в контрабанде, толи еще что, это неизвестно, но упоминания об одном из полотен из сокровищ Зика имеется в бортовом журнале ИК 32. Под таким обозначением эта подлодка проходила в немецких документах и была приписана к СС. Толи доставляла их грузы, толи еще что, непонятно. Главное, что матросы спаслись и место затопления вполне себе известно, как и то, что из них выжило только трое. Остальные не смогли дождаться помощи и утонули. Вообще, удивительно что капитан и два матроса вообще смогли выжить, ведь они провели в воде более полутора суток. Выносливости этих людей можно только позавидовать, ведь никаких магических улучшений у них не было. Одна лишь воля и жажда жизни. Короче, неизвестно, затоплен ли отсек, в котором везли вышеозначенные произведения искусства или нет, так же неизвестно, не рванула ли вообще эта ржавая посудина за столько лет под водой. Так что я даже смысла не вижу туда лезть.

- А где это произошло? – Спросил Джастин.

- На юге Африки, как я понял. Сложный маршрут движения подлодки привел ее к черту на рога, где и оставил в полной безвестности.

- Перспективное направление, но мне не по душе, – передернул плечами мужчина.

- Николя, а ты что думаешь?

- Мне плевать. Просто хочется куда-нибудь уехать, подальше от МКМ. Надоели. Хочу отдыха, моря и развратных красавиц.

- То есть мадам Жослин тебе тоже надоела? – Иронично хмыкнул Лиам.

- Есть немного, – со вздохом признал древний чародей. – Она, конечно, чудо как хороша, но больно уж глуповата.

- Ну знаешь… – Ошеломленно проговорил Джастин. Он с Жослин знаком не был, но даже он знал, что эта ведьма считается самой красивой женщиной магической Америки. Ее фото не раз мелькало в «Ведьмополитене» на первой странице, да и во многих других изданиях. К тому же у нее подтвержденное мастерство в трансфигурации, так что с головой у нее определенно все отлично.

- Тебе, Николя, не угодишь. Помнится, от тебя и Бэтти Бросмер удостоилась всего лишь слова: симпатичная. А ведь, так или иначе, девушка остается мечтой большинства мужчин от четырнадцати до семидесяти пяти и по сей день.

- А я-то что, все правильно сказал, симпатичная девочка.

- Ага, а потом скандал о том, как именно ты ее бросил, описали едва ли не все европейские газеты. Вот зачем тебе надо было делать это публично, в ресторане?

- Она потребовала от меня алмазное ожерелье! – Возмутился слегка раздраженный Николя.

- И что? Тебе жалко что ли?

- Не в том дело! От меня никто никогда ничего не требует. А эта… еще и ножкой топнула. На меня!

Все в комнате только рассмеялись. Только Лиам не смеялся. Он прекрасно осознавал, что если бы девушка переборщила, то вполне могла однажды проснуться высшим вампиром или разлагающимся зомби, в зависимости от степени пакостности настроения мага. Он знал характер Николя и понимал, что девушка явно потеряла берега, совершенно не соображая, что и кому она говорит. Николя, маг не мстительный, но в порыве душевном мог натворить дел. Так что публичный посыл прямиком в бордель был еще цветочками. Да и, если быть честным, то у самого парня, Бэтти вызывала неприятное чувство… продажности. После общения с ней, ему изрядно хотелось принять ванну. Так что, тот разрыв убрал необходимость пересекаться с неприятной лично ему девушкой, что Лиам только приветствовал.

- Так, ладно. Обсуждения дам переносится на время, когда с нами не будет Эммы, а пока излагайте, кто что решил?

- Я за Тайланд. – проголосовала Эмма.

- А я за корабль этого француза, как там его…

- Француа Митрэ, – уточнил Лиам.

- Да. Я за него, – Николя был невнимателен к неинтересным лично ему деталям, но это совершенно не мешало ему жить, хоть и раздражало окружающих. Впрочем, на чужое мнение древнему чародею было, в основном, плевать.

- Я, пожалуй, соглашусь с магистром Николя, – кивнул Джастин.

- Я тоже, – завершил голосование Лиам. – Самое перспективное направление.

- Если кого-то интересует, то я согласна, – вставила свою пару шиллингов Камиля. Все промолчали. Ученица, она ученица и есть. Куда Учитель, туда и она. Это в частном порядке Лиам к ее мнению прислушивался, девушка иной раз выдавала весьма здравые идеи. Но на людях, нет. Его бы просто не поняли.

- Тогда решено. Отправляемся завтра на рассвете. Едем мы вот сюда.

Лиам достал свою карту мира и увеличил нужную часть Карибского бассейна.

- Пуэрто Рико? Дивно. – Отметил словно бы только для самого себя Николя. – Мечты о знойных красотках начинают сбываться.

- Угу. Только не при Эмме, прошу тебя, – глянул на него Лиам.

- Само собой, Лиам. Все будет отлично, – кивнул некромант.

- Кстати, я хотел тебя попросить, во время этого путешествия позаниматься с сестрой телекинезом. Все, что я о нем знал, я уже рассказал, и она все это уже умеет. Нужно раскрывать остальные стороны этого навыка.

- Ну… хорошо. Правда учитель из меня тот еще, хм…

- Ничего, Эмма девочка способная, так что не беспокойся.

- Да мне не жалко, – пожал плечами некромант.

- Благодарю. – Лиам кивнул чародею и подмигнул Эмме. Та улыбнулась в ответ. Она и сама хотела попросить Николя об обучении, но брат, как обычно, прочел ее мысли. Разве что раньше он и правда иногда их читал, а в этот раз просто угадал. Впрочем, с его опытом в легилименции это не сложно.

Портал в Карибский бассейн покупал Лиам, да и всю экспедицию финансировал именно он. Его идея, его затея, деньги тоже его. Конечно, при удачном завершении экспедиции он восполнит потраченное, ну а нет, так нет. Пуэрто Рико у магов частый заказ. Там находится несколько отелей для магов, куда с огромным удовольствием ездят отдыхать. Американские маги вообще давно воспринимают Пуэрто Рико как часть Америки, хоть это и не совсем так. Впрочем, маггловская политика Лиама интересовала мало. А то, что там есть представительство МКМ, было очень удобно, так как портал вышел дешевле втрое, и не было нужды регистрироваться. Впрочем, ему, как сквибу, вообще не нужно регистрироваться, так как активных магических проводников он не имеет, однако браслет свой носит. А для всех остальных это сэкономило часов пять времени. Так что, объявившись в пуэрториканском представительстве МКМ, они тут же заселились в отель на побережье.

- Как-то тут неспокойно, – проговорил Николя, глядя в окно номера, выходившего на сторону города. До него пара километров, но даже тут чувствуется несколько напряженная атмосфера.

- Нам без разницы, – ответил некроманту дух Лиама, вися буквально в метре от него. На этом месте проходила особенно сильная магическая жила в астрале, в которой купался дух сквиба. Это упражнение помогает ему увеличивать размеры и «плотность» ядра, так что парень довольно часто выходил из тела. – Портье сказал, что лодку нам предоставят через пять часов.

- Без команды, как я понимаю? – Спросил Николя.

- Без. У тебя разрешение на работу активно?

- Да, еще полгода.

- Ну и хорошо. Тут недалеко есть старое кладбище, подними нам команду, а Камиля накинет на них иллюзии. Не будем пугать Эмму.

- Мысль дельная. Через пару часов и пойду, – кивнул некромант.

- Заодно и лекцию по низшей нежити прочти ученице. Нечего отлынивать. А то приехала, как на отдых, – недовольно попросил Лиам.

- Легко. Только ты же знаешь, что обучение некромантии запрещено…

- Знаю. Но знать основы она должна. А если встретится с поднятым кладбищем? Как упокаивать? Не сжигать же! Тут никакой силы не напасешься. Тем более, если это какой-нибудь лич.

- Это да. За последние три года только я упокоил более сотни кладбищ. Военные захоронения, братские могилы, и прочая и прочая, все они легки на самоподъем. Вот и приходится мотаться. Кстати, пересекся тут с одним некромантом. У него еще имя такое забавное… Как же его… А, Сигнус, точно! Ну вот какой нормальный родитель так назовет своего сына, а?! Ну так вот, этот Сигнус должен был упокоить одно из кладбищ на территории Польши, а вместо этого поднял низшего Лича, представляешь? А потом дрался с ним, потому как привести его к покорности не смог! Ха-ха-ха!! Идиот! Ха-ха-ха! В общем, когда меня перекинули туда порталом, этого англичанина почти прикончили. Несколько весьма неприятных проклятий догрызали его защиту, а парочка уже вовсю жрали энергию и ауру. Нет, понятное дело, его спасли, и даже вроде бы ауру восстановили, но я не понимаю, как можно ТАК ошибиться, чтобы вместо ритуала упокоения провести ритуал поднятия?!!

- Не знаю, Си’прик. Тут нужно смотреть, что и как он делал. Вы пользуетесь разными системами знаков, так что может ошибка была и возможна. А может, этот маг кому-то помешал, и ему просто подлили какую-нибудь гадость, а то и вовсе прокляли по-тихому. – Дух пожал плечом. – Слушай, Николя. Ты не будешь против, если я передам твою систему знаков сестре? Она просила научить ее составлять заклинания, а современная система… как кастрированный еж. Ни приплода от него, ни в руки не взять – колется.

- Довольно точное сравнение, – хмыкнул некромант. – Я не против. Вообще не понимаю, почему в этом времени так сильно ограничивают знания о магии. Ведь это фундаментальная наука, на которой держится вообще все в мироздании. Эфир, из которого состоит вообще все, включая нас с тобой, собственно и изучает магия. Так почему его изучение теперь под запретом? Не понимаю.

- Люди, Николя. Человеческий фактор. – Дух тоже задавался подобными вопросами неоднократно, но относительную правильность ограничений признал. Однако, он считал, что нужно подбирать людей, подходящих по характеру и десяткам иных критериев, и открывать им знания по всем разделам. Эти люди могли принести новые знания о мире, и оно того стоило. Нечто подобное делали в каждом Министерстве магии, но Невыразимцы оказались довольно жалкой заменой нормальному научному сообществу. Слишком много тайн, слишком мало ресурсов, и мозги подбирают неподходящие.

- Так ладно. Дискуссию по этому поводу устроим позже. А пока, я наверное, пошел. Тут до кладбища еще добираться нужно.

- Камилю не забудь. И скажи, чтобы иллюзии были разными. Она поймет. А я потом проверю.

- Хорошо, Лиам. И тебе, кажется, хватит. Твое астральное поле стало расплываться. Ядро перенасыщено. Вылезай давай.

- Угу. Я тоже почувствовал. – Дух сквиба моментально исчез, а тело его открыло глаза. – Фух. Перебор, похоже, надо стравить.

- Потерпишь. И так времени осталось не много.

- Сам же знаешь, как это неприятно.

- Терпи. Не успеешь в срок, останешься без магии, – угрюмо отрезал некромант и вышел из номера.

- Садист древний, – буркнул сквиб.

- С отличным слухом! – Донеслось из коридора.

- Да что ж такое! – Возмутился Лиам подобной несправедливостью.

Эмма сидела на корме прогулочного катера и смотрела на команду. Ветер словно специально путался в ее шикарной гриве, вызывая улыбку приятными касаниями к обнаженной коже. Девушка, одетая лишь в купальник и прозрачную накидку, с огромным удовольствием отвлеклась от очередного урока древнего чародея, так как просто напросто устала. Телекинез давно стал для нее естественным, но то, что заставлял вытворять некромант было далеко за гранью привычного. Вызвать ветер, да еще и в нужную сторону, призвать тучи, наоборот их разогнать, успокоить ветер. Устроить водоворот в пятидесяти метрах от катера и поднять малюсенькое цунами, которое должно прекратиться буквально через сто метров… И все это она должна была делать с закрытыми глазами. Расширенное восприятие с помощью телекинеза так же оказалось для девушки сюрпризом. Однако, занятия с магистром Николя дали ей очень много. Вроде бы всего-то неделя прошла, как они поднялись на борт катера, а девушка узнала столько нового, что у нее самой голова шла кругом. Ушли последние сомнения в том, что она сделала правильный выбор, занявшись именно телекинезом, и уверенность придала ей больше сил. И вот теперь, когда магистр был занят чем-то на носу, она наконец смогла присмотреться к команде небольшого судна. Ей все время казалось, что с матросами что-то не так, но что, понять не могла. Магическое зрение ничего не дало, обычные человеческие ауры, да и что в них может быть такого? Но подспудно она понимала – что-то не так.

- Ну-ка, посмотрим, – девушка раскинула целую сеть сканирующих заклинаний. И одно из них показало полную ересь. Медицинский сканер показал, что перед ней труп, как минимум двадцатилетней давности. – Э… это как?

Заклинания сменились. Она сканировала и тело и разум, а после и вовсе перешла на полноценное ментальное сканирование. Освоила она его совсем недавно, и получалось у нее из рук вон плохо, но занятия окклюменцией давали свои плоды – девушка не только выстроила более или менее нормальные щиты (как пассивные, так и активные), но и научилась воспринимать мир ментально, без посредства телесных пяти чувств и магического зрения, как такового.

Чувства принесли совсем незнакомые ощущения. Затхлость, смерть, гниение, разложение, но главное, на одном из слоев, девушка уловила тонкие нити темной силы, уходящей в сторону носа катера. Девушка открыла глаза и сверилась с реальностью. Нити шли прямиком к магистру.

- Вот, значит, как. Ну я им сейчас устрою… – Девушка слезла с гамака и решительно направилась на нос корабля. – Нежить?!! Лиам!!! Нежить!!! Вся команда!!!!

Эмма даже непроизвольно усилила свой голос настолько, что один из иллюминаторов поблизости не выдержал и сверхпрочное толстое стекло пошло трещинами.

- Не кричи, Эмма, – поковырял в ухе Лиам. – Нужна была преданная команда, вот магистр и помог, э… немного.

- Это незаконно, Лиам. Как ты мог?

- Стоп! Все законно. У Николя есть разрешение на работу по профилю. Конечно, подразумевается там обратный процесс, то есть упокоение нежити, но по факту, в документе об этом ни слова. Так что пусть в следующий раз пишут более грамотные документы.

- Лазейка? Интересно, – задумалась девушка. – А эти… куклы. Почему у них человеческие ауры?

- Спроси у Камилы. Она занималась маскировкой и иллюзиями. По-моему, очень даже хорошо получилось, – Лиам улыбнулся. – И исправь, что натворила.

Мужчина кивнул на пошедший трещинами иллюминатор. Девушка смутилась и быстрым движением палочки вернула все, как было. Тут же развернулась и быстрым шагом скрылась в каюте Камили. Ей было жуть как интересно, как именно ведьма смогла замаскировать нежить так, что даже она, целитель, не заметила разницы.

- Она же из твоей ученицы все перья повыдергивает, пока та не расскажет.

- Ничего, пусть ученица отбивается.

- Но Эмма просто сильнее, – констатировал некромант.

- Для того я и даю столько теории Камиле, чтобы разницу в силе компенсировать. Все нужные знания у нее есть, подумает – отобьется.

- Жестко, – кивнул Николя.

- Но так надо, – грустно подтвердил Лиам.

Прошла пара минут, и из помещения каюты пошли магические всплески. Десяток, другой…

- Ну же, давай, Камиля, – прошептал Лиам.

- Сто золотых на Эмму.

- Принимаю. Сотня на Камилю, – азартно подхватил пари Лиам.

Минуты текли, словно резиновые. Одна, за ней вторая, следом третья. Там, внизу, сошлись в поединке две ведьмы, одна пятого октана, а вторая только взошла на границу с четвертым. Камиле не хватало буквально капелюшечку, чтобы сменить октан. Вдруг, по всему катеру прошла волна магии.

- Ритуал Очищения, похоже на ауре держала, – прокомментировал Николя. Эмма такого пока не умела, так что автор известен точно.

- Умничка.

- Мощно вышло, еле получилось нежить удержать. – Кивнул некромант.

- Было бы Упокоение, не удержал бы, – утвердил Лиам.

- Пожалуй. – Некромант со скрипом, но согласился. Волна магии была отменно структурирована, что говорило о превосходном контроле и большой практике. – Но если увеличить поток в сорок два раза, можно получить синергетический эффект с глубокими слоями астрала. Тогда удержал бы.

- Невыгодно. Тем же количеством силы можно пару кладбищ поднять и как минимум одного низшего лича.

- Примерно так, – согласился опытный некромант, покрутив рукой в воздухе.

- О, ну наконец-то, – с удовольствием улыбнулся Лиам. Он прекрасно владел магическим зрением, а потому видел, как Камиля полыхнула аурой, создавая прочный щит и перешла в другой слой боя, атакуя ментально, после чего, воспользовавшись секундным замешательством соперницы, ткнула своей рукой в точку на шее Эммы. Девушка закатила глаза и потеряла сознание. Воздействие жизненной силой Эмма блокировать пока не научилась. – Умничка. Хотя провозилась на пару минут дольше расчетного. С тебя сотня галеонов, Николя.

- Нечестно. Твоя ученица старше и опытнее.

- А Эмма сильнее на полтора октана. Все честно, раскошеливайся, страшный темный маг, – рассмеялся Лиам. Некромант щелкнул пальцами и передал появившейся в руке мешочек с монетами сквибу. – Вот так-то.

- Учитель, вы что тут, ставки на нас делали? – Возмутилась вышедшая на палубу Камиля.

- Ну… не то чтобы ставки, так, по мелочи, эм… – Лиам мазнул глазами по всему катеру, а потом и вовсе уставился куда-то за горизонт.

- Учитель… – Вроде как грозно нахмурилась девушка, но любой, кто дал бы себе труд присмотреться, увидел бы смешинки в ее глазах.

- Э… Выигрыш пополам? – Невинно спросил Лиам.

- А, давай, – махнула рукой девушка и они рассмеялись. Часть денег тут же поменяла хозяина. – Далеко нам еще?

- Полчаса, примерно, – ответил Николя.

- Тогда надо будить Эмму.

- Ну так буди. И кстати, вы обе умнички, – улыбнулся Лиам.

- И мы обе это знаем, учитель, – скромно улыбнулась в ответ девушка, уходя обратно в каюту.

Через час, прогулочный катер, больше похожий на яхту, бросил якорь в зоне видимости одного маленького островка. Ничего примечательного в нем не было, просто красивое местечко, и не более. Зато пассажиры занялись делом. Переоделись в купальные костюмы и кувыркнулись в воду.

На руке Лиама зажегся направленным лучом света браслет и он спокойно спустился на дно. Ласты мерно гребли, а сквиб осматривал дно, на предмет останков корабля мятежного француза. Злодей, пират, убийца, вор, но на удивление головастый. Однако, фортуна отвернулась от него именно тогда, когда он готов был оставить свое ужасное ремесло и зажить спокойной и богатой жизнью. Понятное дело, что все это только предположения, и на корабле может оказаться совершенно пусто, так что особых надежд никто из пловцов не питал. Час за часом магические подводники сканировали дно на предмет дерева, металла и прочего, пока Эмма не присела устало, на что-то, похожее на стул, стоящий на дне.

- Буль, буль буль буль буль, буль буль!

- Буль буль? – спросила возмущенную Камилу ведьма.

- Буль, буль буль буль, буль! – указала пальцем на ее сидение ученица ее брата. Эмма чуть всплыла и глаза ее слегка округлились. Она и правда сидела на стуле. Заросшем всякой гадостью, но стуле. Двух ножек не было и похоже давно, само дерево дышит на ладан, но все-таки, это определенно была мебель!

- Буль! – Что означало: маячок! Камиля послушалась и перевернула изящное колечко камушком к ладошке. Сигнал разошелся вокруг, давая остальным понять, куда именно плыть и через двадцать минут все пятеро оказались в сборе. Камиля быстренько связала всех ментальными связями, чтобы обговорить будущие действия. Людей медленно несло течением, но их это не волновало, не те скорости.

- Ну что, кругами пойдем? – спросила Эмма.

- Долго, но логично, – отозвался Джастин.

- И кто-то один по течению, – добавил Николя.

- Мысль. Кто куда? – с интересом посмотрел на товарищей Лиам.

- Ты плыви по течению, а мы по спирали. Все-таки магия позволит нам не уставать еще много часов, – отвела глаза Эмма.

- За мою выносливость не беспокойся, сестренка. Впрочем, я не против, прокачусь на течении, гляну, что там и как. Расходимся?

- Находки отмечаем красными маяками, – добавила Камиля.

- Отлично.

Маги и не совсем, разошлись вокруг. Лиам же лег на спину и разглядывал косяки мимо проплывающей рыбы, время от времени оглядываясь в поиске чего-нибудь интересного. На старинный якорь, заросший кораллами, до которого доплыл минут через десять, он поставил красный маячок и поплыл дальше. Часть обшивки корабля, пришпиленная к песку дна ржавой пушкой, так же удостоилась нового украшения. Бочонок, ушедший в песок на две трети украсился маячком. Течение несколько сменило направление, видимо обходя виденный ими ранее островок, и части корабля перестали попадаться вовсе. Задумчиво хмыкнув, Лиам вылез из воды и разлегся на практически белом песке. Влага высохла моментально, солнышко яро припекало лицо, но Лиам все думал. Чтобы взглянуть на свои мысли с другой стороны, он решил пересечь остров пешком и обследовать дно с другой стороны. Ну а вдруг корабль протащило не триста метров, а несколько километров. Хотя течение на удивление не сильное, но кто его знает, как было сотни лет назад?

- Карамба!! – Воскликнул молодой пират, которым всей силой своего могучего воображения, представлял себя Лиам. И не на пустом месте он начал чертыхаться по-испански. Он запнулся, и как это часто бывает, крайне неудачно. Мизинец правой ноги звучно щелкнул, возвещая о вывихе, но сам Лиам этого не слышал. Боль сузила его мир до одной точки, заодно напрочь отключив слух. Да и зрение, если на то пошло. Ух, как же ему захотелось долбануть вокруг магией, но окклюмент быстро взял себя под контроль, убирая боль и оглядываясь. Он запнулся о торчащую из песка деревяшку. На острове, где нет ничего, кроме трех пальм. Обработанное дерево, воткнутое в песок? Да и размерчики с бревнышко.

- Хм. Нет. Не может такого быть, это же невозможно. Или возможно?

Сквиб сел рядом с малюсеньким пеньком, возвышающимся над песком на пару сантиметров и начал копать. И чем дольше копал, тем сильнее в нем разгорался азарт. Он откопал уже не маленькую ямину, диаметром метра три, и глубиной полтора, а бревно все не заканчивалось.

- Нет, так я провожусь несколько недель. – Сквиб повернул кольцо на пальце и пошел к воде, искупнуться. Вспотел он изрядно. Примерно через час вокруг странного пенька собралась вся компания. Они встали кругом и рассматривали вкопанное в песок бревно со странными выражениями лиц.

- А такое вообще бывает? – Наконец выдавила Эмма.

- Не знаю, – почесал затылок Джастин.

- Понятия не имею. Теоретически, течением могло нанести песка, но на практике, я не встречал упоминаний о таком, – честно ответил Лиам.

- Надо выкопать и посмотреть, что там дальше, – Азарт из Камили прямо-таки хлестал во все стороны.

- Ну так копай, ученица.

- Рабовладелец, – тихонько буркнула девушка, но руки размяла. После нескольких часов под водой чувствительность была совсем плохой.

- Погоди, постой. Дай нам отойти, да и сама тоже не подставляйся. Там внизу могут быть плавуны и прочие зыбучие пески, так что подстрахуйся, – Остановил Камилю учитель.

- Спасибо, – кивнула девушка и отошла вместе с ними метров на пятьдесят. – Надо, пожалуй, сначала глянуть, что именно мы откапываем?

Девушка прочла заклинание Ясного Взора и охнула.

- Вот это да! Красота-то какая!

- Что? Что там? – Эмма разве что не подпрыгивала на месте от любопытства.

- Корабль, здоровенный причем! Эк его потрепало-то, – качнула головой Камиля, передавая всем изображение по выстроенным ей же ментальным каналам.

- Да, весь левый борт уничтожен, несколько пробоин ниже ватерлинии, а при приземлении на дно, его разломило на три части. Жуткое зрелище. Стоп, получается, что этот островок здесь образовался из-за этого корабля? – Эмма не могла угомониться.

- Видимо, – пожал плечами некромант. – Мы копать будем, или мне команду с яхты пригнать? За пару недель откопают, наверное.

- Я за команду, учитель, а мы заодно отдохнем на берегу. М?..

- Я не против. Ты как, Николя? Побудем тут недельку другую?

- Я бы не против, но лучше эти пару недель провести на Пуэрто Рико.

- Тоже верно. – Лиам не мог не согласиться, что с девушками лучше, чем без них. – Тогда постановляю так. Копают Эмма и Камиля.

- А ты? – Хмыкнул Николя.

- А я отдыхаю. Я корабль нашел? Нашел. Остальное как-нибудь без меня.

Лежа на прибрежном песке, Лиам спокойно медитировал и качал ядро. Николя лежал в метре от него и внимательно следил за духом сквиба, что бы он не перегорел.

- Ну, как они там? – спросил дух.

- Нормально. Пробуют новые подходы. Ты же сам запретил им телекинез, – ответил некромант.

- Это было бы не интересно, а сама Камиля в нем не особо-то и хороша. Не ее направление, все-таки, хоть и разбирается в нем отлично.

- Лиам, я хочу с тобой серьезно поговорить…

- Только не начинай опять, Николя. Я все равно не отступлю.

- Я знаю, что не отступишь. И все-таки спрошу, как продвигается план Б?

- Кое-как, друг мой. Я уже потратил более полумиллиона галеонов. На меня работают все сыскные агентства Европы и Азии, да и в Америке таких хватает. Специалисты и археологи по всему миру ищут для меня упоминания о Чаше Будды и Чаше Христовой, но пока что, есть только уверенность, что Грааль и Чаша Будды – две разные посудины. Одна деревянная, а вторая вообще медная плошка. Все, что я знаю об этих артефактах может уместиться на одну страницу рукописного текста, я имею ввиду факты, конечно. Историй о них много, но толку с них, сам понимаешь. Единственное, в чем истории сходятся, так это в том, что оба артефакта выполняют желания. Часто всплывает связанное с исцелением, но не всегда. В общем, пока что ничего путного. Кое-что интересное есть, но пока не понятно, что именно.

- Это как?

- Несколько свитков на грубой свиной коже были найдены одной из поисковых команд Гитлера. Списки с них появились в Национальном Музее Берлина, причем, в маггловской его части. Как я понял, это что-то вроде отчета мэра неизвестного городка, название стерлось. Он пишет о восстании связанном с верой в нового бога, но куска пергамента с годом и местонахождением писавшего нет. Толи оторвался, толи еще что. Мои ребята, нанятые для полного восстановления и перевода текста пока разбираются.

- Понятно, – кивнул некромант. – Лиам, у тебя как с деньгами? А то ты столько тратишь на поиски…

- Да нормально пока. Конечно, сейчас новых вливаний не предвидится, по крайней мере по старым проектам – все кто хотел и мог, уже купили информацию по работе с магическими источниками, разве что с артефактов капает малая денежка, но это капля в море. Однако, я все еще вполне состоятелен, миллиона четыре у меня есть.

- В общем… – древнему чародею было сложно подобрать слова, так что он решил говорить, как чувствует. – Тогда, ну, на острове, ты пришел, и я вроде как…

- Ты ничем мне не обязан. Это было полностью мое решение и ты за него не в ответе. К тому же, это было такое приключение, которым не каждый может похвастаться, – улыбнулся сквиб.

- И все же. Ты и спас меня и магию потерял, а я… В общем, если понадобятся деньги…

- Николя, ты и так делаешь для меня очень много. Ритуал разработал ты, договаривался тоже. С риском для жизни, между прочим. Не маши головой, я прекрасно понимаю, насколько опасно общение с подобными сущностями. Да даже дух жизни, что меня поддерживает, и дух разума для связи с ним, тоже ты мне подарил. Это очень много значит для меня. – Дух сквиба посмотрел в лицо чародею, с легкостью передавая всю важность и нужность такой заботы со стороны Николя.

- И все же… – Угрюмо закончил мысль некромант. Дух на это только кивнул. Если прижмет – обратится.

- Спасибо.

- Кстати, хватит, вылезай, а то снова плохо станет, – указал древний чародей.

- Угу, спасибо.

- Когда ученицу отправляешь в Лес?

- Как только перепрыгнет грань. Вот возьмет четвертый октан и вперед, волшебный пинок получит. Кстати, я просил тебя найти ей подстраховку через МКМ. Ты нашел кого-нибудь?

- Ага, есть у нас там одна в боевом крыле.

- Из авроров?

- Нет, из тихушников.

- Ааа, молчи-молчи… Может это даже лучше. Сильная?

- Шестой октан, – ответил некромант.

- Надеюсь, она не из твоих бывших?

- Эммм… – Чародей отвел взгляд и уставился в море взглядом морского волка. Вдаль…

- Понятно. Ну хоть расстались нормально? Не подставит?

- Нет, все хорошо. Да и клятву даст, все как в лучших домах…

- Ну и хорошо. Что по оплате хочет?

- Сто золотых в неделю.

- Ну, это нормально. Даже меньше, чем я ожидал.

- Она все-таки не магистр боевой магии, а мастер. Просто ориентированный на скрытность и бой.

- Ниндзя прямо.

- Она японка, так что может и так, кто их там разберет?

- Ну надо же! А я думал ты не любишь узкоглазых, как ты их называешь?

- Я не люблю их магов. А магичек очень даже. С огромным, так сказать, удовольствием, – усмехнулся некромант.

- Пошляк, – констатировал Лиам. – Но у них изредка попадаются ведьмы изумительной красоты.

- Особенно смески с европейцами, ммм, – поддержал тему «о бабах» чародей.

- Ага. И горячие, словно восходящее солнце на их флагах… – умудрено причмокнул духовными губами Лиам.

- Так, все. Как поют в СССР: «Первым делом самолеты, ну а девушки – потом.» Давай к делу. Когда она готова начать?

- Когда скажешь. У нее отпускных на пару лет отдыха скопилось. Хотела взять долгое и высокооплачиваемое задание, денег подкопить. Так что к частным заказам она открыта в любое время. Ждем только тебя. То есть твою ученицу, конечно.

- Думаю неделя, максимум две.

- Хорошо, я передам.

- Спасибо. А то мой вариант не получился. Магистр Ицек не сможет заняться моим заказом. Собственно, он уже ничьим заказом заняться не сможет.

- С чего это? Я его знаю, сильный и умелый маг. Разве что палочкой ограничен, зато развит весьма разносторонне.

- Гнездо кровососов где-то в Карпатах. И нет больше магистра боевой магии. Съели… – пожал уже телесными плечами Лиам, вернувшись в тело.

- Бывает, – не особо огорчился потере некромант.

- Бывает, – согласился сквиб.

- А откуда информация? Вроде бы формуляр о смерти магистра по МКМ не проходил.

- Вампиров я тоже нанял для своих поисков.

- Чем платишь?

- Кровью единорогов и ядом василиска.

- О, где нашел? У тебя еще есть? Мне бы не помешал! – Оживился чародей.

- Да, в Хогвортсе живет один, договорился с ним когда еще магом был, вот и дою помаленьку.

- А что с ядом? Есть у тебя?

- Есть, вернемся, возьмешь, сколько надо, – безразлично махнул рукой Лиам.

- Э?.. А почем отдаешь?

- Да так бери. Я уже семь пинт надоил, куда мне столько?

- Он же очень дорогой, Лиам, – укоризненно покачал головой Николя.

- И что? Если я продам все запасы, что насобирал за последние годы, то заработаю еще десяток миллионов, но столько потратить просто не смогу. Так и чего, учиться на двух стульях сидеть? Нужен тебе яд древней змеюки, бери сколько надо и не засоряй мне мозг, вот правда. Или ты думаешь, что плененный дух разума и дух жизни «на договоре» стоят дешевле? Напомни-ка, ужжжасный темный маг, сколько ты с меня денег взял за него? Что, циферка подзабылась? Так я тебе напомню, эта циферка ноликом зовется. В общем всё, хватит.

- Ну… ладно, спасибо.

- Пф. Лучше вот что мне скажи, сколько у меня времени осталось?

- Полтора года, Лиам. Дольше Она ждать не станет.

- Понял. Должен успеть, вроде бы.

- Емкость ядра замерял?

- Месяц назад. Неприятная процедура, все-таки.

- И сколько?

- На верхней планке седьмого октана по выработке маны, на восьмом по объему.

- Да, маловато пока что, – искренне расстроился некромант.

- Знаю, но это максимум, которого можно было добиться без риска разрушить ядро.

- Я понимаю, Лиам. Но сделка и сама по себе зыбкая, надо бы задобрить.

- Я и так каждый день рискую, так что ускоряться не стану. Что будет, пусть то и берет. Такое Орто (надстройка души, имеющая определенную функцию. Может дать возможность управлять деревом или металлом, или говорить на любом языке, или быть несгораемым, функции самые разные. Данное Орто вырабатывает ману) большая редкость во вселенной, так что я уверен, Она не откажется.

- Надеюсь, потому что я не знаю, кто еще сможет тебе помочь.

- Не Она, так другой, найдем, не волнуйся.

- Сомневаюсь, – покачал головой некромант. – Девушки идут. Закончили вроде с раскопками.

- Да, духов песков призывали. Я здесь чувствовал. Схалтурили с барьером.

Рядом хлопнуло и из вихря аппарации появился Джастин. Он все это время подгонял яхту к острову.

- Угу. Только это не халтура. Духи откликнулись целой стаей. Такое редко бывает. Но Камиля молодец, смогла обуздать.

- От тебя похвалу редко услышать можно. И кстати, я этого не почуял, надо бы заняться чувствительностью к магии, – заметил Лиам.

- Потому что редко кто может соответствовать моим стандартам качества, – хмыкнул некромант. – А почуять ты этого не мог, тут нужно хотя бы три десятилетия шаманских практик.

- Это верно. Впрочем, с твоим-то контролем без концентраторов немногие могут поспорить. А некоторые и с ними не смогут.

- Спасибо моему учителю, что уж тут. Но знал бы ты, как он меня этим бесил… – Покачал головой Николя.

- Представляю, – хмыкнул Лиам. – Ну что, девочки, все готово?

- Да, – крикнула в ответ Эмма. Настроение у нее было просто прекрасным. Она не первый раз участвовала в ритуале призыва духов, все-таки у брата она была частой гостьей. Но в этот раз адреналина было очень много. Мало того, что барьер держала именно она, так и духов пришло больше, чем рассчитывали. Но Камиля не сплоховала, часть обуздала и сковала договором, а часть отправила обратно. Все четко, как по учебнику. И хоть духи не сильные, но они справились с задачей за полчаса. Параллельно Камиля призвала духов земли, которые укрепляли стенки котлована, и воды, которые осушали вырытую ямищу. В итоге, откопанный корабль стоял в каменном кратере посреди островка. Зрелище поистине невероятное.

- Молодцы, девочки, – отметил их труды Лиам, а некромант только кивнул. Но от него и такого редко можно дождаться, так что радостные девочки повели мужчин смотреть на свои труды. Глянуть и правда было на что.

- Спускаемся? – Спросила Эмма.

- Полетели, согласился Лиам.

Эмма подняла всех пятерых телекинезом и отлевитировала на дно кратера.

- Я в трюм! – Крикнула Камиля и рванула с места.

- Я по каютам! – Поддержала азартный порыв Эмма.

- А я, пожалуй, перекушу, – проговорил Лиам, устраиваясь на камнях. – А заодно послушаю, как Эмма визжать…

- Ааааааааааааааааааааааааааааааааааааа!!!!!!!!!

- …будет, – хмыкнул сквиб.

- Тут трупы!!!!!!!!!!

Мужчины скупо усмехнулись. Торопливость Эммы произошла из азарта, вот и не продумала девочка все как надо. И ведь понимала, что корабль не пустым на дно пошел.

- Успокойся. Это только кости и ничего больше, – хотел успокоить ее брат, но был перебит некромантом.

- Чувствую злого духа. Баньши, я полагаю.

- Камиля, быстро сюда! – крикнул во всю глотку Лиам, но было поздно. Из корабля послышался отвратительный вой, от которого завибрировали кости.

Лиам рванул с места так, что под стопой раздробился камень. С пояса в руку перекочевал магический кинжал, вечный спутник сквиба. Против магических сущностей – первый помощник, да и против телесных созданий инструмент рабочий. Парень не желал оббегать корабль, долго слишком. Он проломил гнилой борт одним ударом ноги и влетел в дыру рыбкой. Камиля лежала у переборки с окровавленной головой и с трудом шевелилась. Продолжающийся вой буквально пригвоздил девушку к полу и стене одновременно, параллельно вытягивая магию из ее ауры. Девушка сопротивлялась, ее аура шла волнами, но древнему злому духу проигрывала с каждой секундой. Лиам рванул к баньши с кинжалом наперевес, но добежать не успел. Вой ударил по нему магическим молотом, отшвыривая в соседнюю переборку. Парень вовремя сгруппировался и приземлился на стену ногами. Переборка, что провела под водой слишком много времени, не выдержала удара и рухнула сгнившей пылью в соседнюю каюту.

Вдруг все вокруг пришло в движение. Каждая доска, обшивка, стены и потолок каюты, даже мебель, все стало скрипеть и шевелиться. В какой-то момент деревянная конструкция не выдержала и стала распадаться. Эмма в ярости и страхе разобрала корму телекинезом на отдельные дощечки, стремясь спасти брата и подругу. И пусть они постоянно ссорятся, пусть постоянно сходятся поединках, но девушка не могла позволить ей умереть. А брат, оставшийся без магии, даже не мог защищаться.

- Эмм… ма!! Быстрей! Баньши опустошает мое ядро, в нем море силы!

Эмма напряглась еще сильнее. Она даже впала в специальный транс, который позволил ускорить ее мышление. В этой практике она была новичком, но даже ускоренная на треть, девушка выдавала ощутимо более серьезные результаты. Дерево, разделенное на доски, гвозди и стекло, всё взлетело в воздух, и осыпалось вниз пылью. Теледеструкцией девушка владела отменно. Могла уничтожать даже крайне крепкие материалы, вроде титана или иридия. Правда сама она об этом не знала, ведь достать тот же иридий довольно трудно. Не для взрослой волшебницы, а для ученицы Хога. У того же Лиама кинжал был как раз иридиевым. Он считал себя не настолько богатым, чтобы покупать дешевые вещи. А иридиевый кинжал резал зачарованную гоблинскую сталь, между прочим.

- Готово! Что дальше?! – Пребывая в легкой панике, крикнула девушка. Она честно попробовала уничтожить духа телекинезом, но сдавить его не вышло. Теледеструкция прошла насквозь, но дух тут же зарастил дыру в своем дымном теле, даже не обратив толком внимания.

- Отвлекай баньши! – прокричал Николя и стал что-то быстро и яростно шептать. Тут же сжигая какую-то пахучую траву в небольшой чаше и водя над ней руками.

Джастин с запозданием пришел в себя. Все случилось так неожиданно, что это выбило его из колеи, и видимо только его. Все-таки он не боевик, а трансфигуратор. Но и он может внести свою лепту в этот бой. Судя по тому, что он видел, целостность «внешней оболочки» для духа важна, а значит, он может на нее воздействовать. Десяток взмахов палочкой и вокруг орущего духа образовалась натуральная домна. Камни, наколдованные трансфигуратором моментально потрескались и осыпались вокруг духа. Но Джаспер не сдавался. Он возвел вокруг духа Каменную Крепость из невероятного по крепости камня. Личное изобретение на стыке магии и маггловских наук с честью выдержала напор магии баньши, разве что завибрировало. Джастин на этом не остановился. Он трансфигурировал воздух внутри каменной крепости в пламя огромных температур, затем сразу в лед и снова в пламя. Пламя в кислотный гель, разъедающий даже тяжелые металлы, но ничто из этого толком не подействовало. Осталось последнее оружие из действительно мощных. Арсенал молодого трансфигуратора не блистал излишествами, все-таки это скорее научное направление магии. Однако то, чего так и не смог добиться Тесла, Джаспер сделал с легкостью. Плазму. Яркое, очень яркое солнышко родилось внутри Каменной Крепости и через мгновение разрушилось, сметая все на своем пути. Взрыва как такового не произошло, точнее он остался внутри Крепости, но камень раскалился и потек. А ринувшийся на освободившееся место поток воздуха породил пламенную воронку сорока метров в высоту. К сожалению, даже это не помогло. Призрак выскочил из опавшей воронки и яростно крикнул на Джаспера. Так яростно, что парень улетел в стену кратера и опал на камни сломанной куклой. Он не успел защититься, все-таки не мастер трансфигурации, который молча и одним взмахом палочки воплотит каменную стену в метр толщиной. Всего лишь подмастерье, пусть и сильный и даже талантливый, на такие подвиги способен не был.

Эмма видела все это краем глаза, но каждая секунда у нее была на счету. Она поднапряглась, напружинилась вся, словно готовясь к прыжку в высоту и распрямилась, вытянувшись в ниточку. Руки протянуты к небу, сама девушка напряжена разве что не до хруста. А в небе творилось нечто странное. Тучи появлялись словно ниоткуда. На пустом, вроде бы, месте, формировалась могучая черная туча. Десяток секунд, которые дал ей на приготовления Джастин, и пространство прочертил столб энергии, разрывая его с оглушительным громом. Молния ударила прямиком в баньши, расплескав псевдоплоть по округе, но все, кто владел магическим зрением прекрасно видели, что баньши вполне жива и даже восстанавливается после повреждений внешних оболочек. Молния тем и хороша – чистая энергия, способная пробивать и повреждать даже ауру. Эмма устало осела на камень котлована, понимая, что сил у нее больше ни на что просто нет. Зато очнулась Камиля и затянула катрен упокоения. Он практически не действовал на векового духа, но на удержание от атак его хватало. По вискам девушки текли капли пота, о палочке она и думать забыла, да и толку с нее. Браслет тут не помощник, ибо она просто не знала, как адаптировать это заклинание к нему. Только собственный контроль тех крох силы, что в ней остались после вампирского нападения баньши. Девушка выкладывалась по полной, щедро черпая ману и прану, отдаваясь действу полностью. Она снова и снова шептала катрен, надеясь только на то, что она хорошо училась и этого хватит, чтобы остаться в живых. Мимо нее пронесся темноволосый вихрь и едва сумев вовремя затормозить, стал резать и колоть собиравшуюся из кусков тумана баньши. Зачарованный кинжал доставлял могучему духу дикую боль, но катрен мешал сосредоточиться и удары все чаще попадали по ней.

Духу это явно надоело, так что он перестал сопротивляться и смог атаковать. Лиама снесло на десяток метров, но он смог «разрезать» чары баньши кинжалом. Не успел он приземлиться, как снова рванул в атаку. Медлить нельзя, и парень вкладывался как только мог. Он кружил вокруг баньши, работая коротким клинком, старался уворачиваться от ответных чар или принимал их на зачарованный клинок, что получалось не всегда. Попав под удар во второй раз, он приземлился не так удачно, и левая рука оказалась вывихнута, хорошо хоть укрепленные некогда кости не сломались. Не обращая на внимания на вывихнутую конечность, он снова бросился в бой, на этот раз действуя еще внимательнее. Мозг разогнан на полную, мир вокруг практически замер, и только рука с кинжалом действует на нормальной человеческой скорости, даже немного медленнее. Сопротивление воздуха довольно велико, как ни посмотри.

Камиля выскребла последние силы и рухнула на землю. Баньши почувствовала слабину и стала восстанавливаться еще быстрее, успевая отмахиваться от Лиама. Его голова подошла к стадии кипения. Раньше он обеспечивал мозг энергией за счет магии, а теперь это невозможно. Прана заканчивается очень быстро, и даже подкаченная из браслета показывает дно. Эмма время от времени рассеивает дымное тело духа ударами теледеструкции, но силенок у нее уже маловато. Слишком потратилась на телекинез и на молнию.

Очередной импульс ударных чар с вампирской начинкой попал точно в цель. Лиам отлетел к стене кратера и, ударившись головой, замер, пока баньши качала силу из его ядра. Такое мощное, такое вкусное, баньши едва ли не облизывалась. Она даже не обращала внимания на жалкие попытки Эммы развеять ее. Баньши экстренно восстанавливалась, что не было сложно с таким количеством энергии под боком. По ее меркам, практически бесконечный запас.

- УУУУУУУУУУУУУУ!!! – Торжествующе взвыла Баньши, как кто-то со стороны спины сказал:

- Хватит выть, нежить. Сапун Ота Норвон!

И Баньши почувствовала, как ее тело, такое воздушное и такое сильное, буквально только что восстановленное, тает, а ее саму тянет куда-то, где холодно и страшно. Дух тоскливо взвыл, но власть и сила некроманта оказалась больше. Вековой, могучий дух втягивался в ловушку, приготовленную специально для таких как он, неупокоенных, злобных созданий, место которым либо в загробном мире, либо под пятой некроманта.

Чародей с известным трудом удерживал костяной палец, оторванный у ближайшего скелета, на весу. Но с куда большим трудом он удерживал чары получившегося из мертвой кости артефакта. Ловушка вибрировала, с огромным трудом втягивая в себя векового духа. Тот сопротивлялся отчаянно, всем своим существом он рвался на свободу, да только не ему спорить с Магистром Некромантии и Шаманизма. Он укрощал и не таких отожравшихся упырей, ведь долгая жизнь предполагает сильных врагов и их у чародея хватало.

Почуяв слабину в чарах, баньши рванулась прямо в ловушку, ведь чьей бы не была душа превратившегося в баньши человека, некромантом он, видимо, не был, и всех уловок не знал. Последние туманные нити распались и втянулись в костяной палец, а некромант сильно укусил себя в левую руку и, придерживая артефакт, быстрым движением вывел на нем окровавленным пальцем символы древнего языка, надежно запирая духа.

- Вот так-то!

Победный клич поддержать было некому. Остальные лежали без сознания. Даже Эмма потеряла сознание от одного из ударов, которые летели во все стороны, пока баньши вырывалась из артефакта.

- Как-то не очень удачно получилось, – угрюмо пробормотал маг, вынимая серьгу из уха. Он приложил артефакт к шее Эммы и импульсом силы запустил его работу. Пара секунд и Эмма пришла в себя.

- Что тут?.. Ох!

Девушка подхватилась и рванула к брату. Но ему-то как раз, помощь была не нужна. Он находился в трансе, очнувшись за полминуты до сестры и через привязанного к колечку на его пальце духа разума, вполне уверенно рулил духом жизни. Пассивно, тот должен сохранять оговоренные аурные кондиции, по договору. Но под управлением Лиама, тот выполняя несколько несвойственные ему действия, ускоряющие заживление ран, вправления плеча и восстановление баланса жизненной энергии.

Хрустнуло. Плечевой сустав встал на место, а парень охнул. Тут же открыл глаза и осмотрелся. Увидел Эмму, устало выдохнул и встал на ноги, все еще больше внимания обращая внутрь себя, чем наружу. Внешний мир доносился до него словно через беруши и толстое стекло. Взгляд упал на ученицу. Камиля лежала на камнях в ужасном состоянии. Кровь из носа, глаз, ушей, полное отсутствие ногтей и волос на голове, левый глаз вытек, а из места открытого перелома левой голени сочится кровь. Судя по всему, травмы не смертельные, а вот истощение праны – да. Еще несколько минут и она умрет. Лиам сделал шаг к ней, но вывих правой стопы не позволил и он упал. «Потом», отмахнулся парень и бодро пополз к ученице. Три метра, два, один, дотянулся. Прикоснулся кончиком пальцев к ее ноге и врубил артефактную серьгу, выдернутую с мясом из собственного уха.

Кость, торчащая из-под порванной кожи, встала на место, раны заросли, кровотечение остановилось. Тело в норме, кроме глаза. Таким заклинанием вытекший глаз не вернуть. Но в остальном, все отлично.

- Эмма, повторяй за мной, в первый и последний раз, ты слышишь?

- Да, Лиам.

- Повторяй. Вытянешь у меня энергию, передашь ее Камиле. Только будь аккуратна. Потом наполни свое ядро, и начинай выращивать ей глаз. С жизненной силой я разберусь. Сложи Знак родства правой рукой, а левой подобия. Протяни между ними силу тонкой нитью. Увеличивая и уменьшая диаметр, увеличишь скорость вампиризма. Будь аккуратна. Начали. Олки Ор, полс Амортго этси, маар нован, агис тор мисва, борта. Олки Солен ристав нова гис. Олки Инана, солем мор, расток борм.

Девушка повторила, и ее восприятие рывком изменилось. Она почувствовала все очаги магии вокруг. Она потянулась к Лиаму и зачерпнула у него немного силы, прямо из ядра. Ее ядро заполнилось более чем наполовину. Тогда девушка потянулась к Камиле и свободно передала эту силу ей. Ее ядро заполнилось на две трети. Твердый четвертый октан, однако, пересчитала в уме Эмма и продолжила переливать магию в умирающее тело. Снова взяла силы в ядре брата и добила объем ядра Камили. После взяла себе и скинула вампирское заклинание, тут же желая его забыть. Такое никому знать ненужно, от греха. Интересно, откуда такое вот заклинание известно брату?..

Эмма сосредоточилась на ауре головы девушки, применяя целый каскад целительских чар. От обезболивания и чар Познания, до Регенерации Плоти. Конечно, вырастить глаз – дело долгое. Сутки, и это самый минимум. Сама Эмма на такой подвиг определенно не способна. Кто-нибудь вроде прежнего Лиама, когда он был магом, мог бы, но таковых рядом нет, так что придется ей повозиться. Суток за трое должна справиться при постоянной подпитке силой. Даже поспать можно будет разок. Часов пять…

- Эмма, подтяни Джаспера, – услышала девушка, краем восприятия ощутив, как в лежащее под ее руками тело вливается жизненная сила. Сам Лиам практически сел на тело Камили, нажимая на разные точки, а иногда и растирая отдельные области, вроде ладоней, ступней или ложбинки между грудей девушки. Прана лилась в тело ученицы брата без помех, легко и как-то привычно. Она очень быстро усваивалась организмом, и восстанавливала его прямо на глазах.

Девушка послушалась, и дотянулась телекинезом до лежащего Джаспера, подтягивая его по соседству с лежащей Камилей.

- Что здесь?.. – Камиля очнулась и стала приходить в себя, но Лиам ей не позволил. Он вообще не собирался ей сообщать, что она потеряла глаз, так что придется ей поспать несколько суток. Позже, конечно, расскажет, чтобы она знала, что даже такое можно восстановить, но сейчас паника ему была ни к чему. Так что парень улыбнулся привставшей девушке, удивленно смотрящей на него, усевшегося ей на живот, словно всадник и нажал на шею:

- Спи, девочка. Когда ты проснешься, все уже будет хорошо. – Это последнее, что она услышала перед тем, как кануть в темную муть сна.

- Что с дядей Джаспером, Лиам?

- Что, что… Сильнейшее сотрясение, перелом позвоночника аж в двух местах, руки, ноги, все сломаны. Голова пробита, но вроде не фатально, раз жив до сих пор. Ты не отвлекайся, им я сам займусь.

- Но как?! Ведь ты не маг?! – Ошарашено выдала Эмма.

- И что, это когда-нибудь мне мешало? – Хмыкнул мужчина и, отвернувшись от сестры, вытащил из уха последнюю серьгу с заклинанием исцеления. Приложил, активировал и обследовал друга снова. На все заряда артефакта не хватило, слишком уж обширные повреждения, но это не страшно. Самое главное, что голова в норме, остальное мелочи. Хорошо бы, чтобы Джаспер не очнулся раньше времени, а то может погибнуть от болевого шока. Так что надо сделать все в темпе вальса. Лиам ухнул в трансовое состояние сознания и буквально стиснул духа разума своей волей, через него управляя духом жизни, указывая что и зачем делать. Молодой и не очень-то умный дух был более полезен при прямом управлении, так что постепенно переломы и повреждения внутренних органов Джаспера уходили в прошлое.

- Аааааа! – Джаспер очнулся совсем не вовремя, как раз тогда, когда Лиам лечил последний перелом и ставил кость ноги на место. Понятное дело, что это больно, даже очень, Но сделать это все равно надо. Так что, хоть Лиам и вздрогнул, но дело свое не прекратил и поставил кость на законное место, как мог быстро. Остальное за пару минут доделал дух жизни.

- Ну, вот и все. Ты в порядке, Джаспер.

- Это было… больно. И страшно, – честно сказал волшебник.

- Не тебе одному. Кстати… Николя, а что с баньши?

- Да ничего, – убирая артефакт, поглотивший духа себе в карман, ответил некромант.

- Николя… – протянул Лиам. Уж он знал характер древнего чародея отлично. И уж точно знал, что тот не мог пройти мимо такого случая и что-нибудь не натворить. Другое дело, что магу такой силы все сходило с рук, но сам факт.

- Ну что ты пристал, а? Все уже, нету баньши, – развел руками чародей.

- Си’прик, имей совесть и лучше сразу расскажи, что ты сделал, что бы я знал, что говорить в оправдание, если что.

- Ну, я как бы… Э… В общем, поймал я баньши.

- О… О!.. – Дошло до Лиама, что ИМЕННО имеет ввиду некромант. – А там для меня ничего не останется?

- Вряд ли. Это незнакомая модификация, так что разберу, как говорят маглы, по винтику.

- Понятно. Ну и ладно.

- Если хочешь, могу тебе похожего духа сделать, в охрану поставишь. А то быть сквибом довольно опасно.

- А знаешь, не откажусь. Только технику безопасности не забудь озвучить, – хмыкнул Лиам.

- Вот и договорились, – некромант покосился на Джаспера, не зная, как отреагирует трансфигуратор, но тот угрюмо молчал, а потом выдал:

- Только не создавай подобных чудовищ без поводка, очень тебя прошу. У меня ее визг до сих пор в ушах стоит.

- Не беспокойся, только подконтрольных.

- Вот успокоил-то… – прошептал подмастерье трансфигурации. Ему все еще было весьма тяжело, ведь используя свои самые тяжеловесные заклинания, он опустошил свое ядро на две трети, а восстановиться сила просто не успела. Так что его слегка пошатывало от слабости, но это пройдет быстро, обычное легкое истощение, ничего нового или опасного.

- Эмма, как у тебя дела?

- Нормально, начальный этап очищения закончен, теперь восстанавливаю глазной нерв.

- Молодец. И держи ее во сне, пока не закончишь.

- Хорошо.

- Спасибо, Эмма.

Они пробыли на островке более недели. Сначала восстанавливались, на что ушло четыре дня, и за это время никто не подошел к остову корабля ближе, чем да тридцать метров. А вдруг там еще кто-нибудь притаился, а они не готовы. Николя и вовсе в эти дни был занят исследованиями новой разновидности баньши, а потому для него внешнего мира словно бы и не существовало. Эмма занималась восстановлением глаза Камили, как единственный целитель, хоть пока и не дипломированный, но под пристальным наблюдением Лиама она справлялась вполне не плохо, а он раскрывал ей все известные ему нюансы профессии целителя. Многое она и сама знает, но далеко не все. Во-первых, еще не закончила обучение, а во-вторых, тут нужны не только знания, но и опыт.

Разбуженная Камиля, узнавшая к каким плачевным последствиям привели ее попытки использовать в заклинаниях жизненную силу, довольно быстро пришла в себя. Она давно для себя все решила, и бросить учителя не могла. Выйти из боя в самый ответственный момент, определенно не ее путь. Однако была и хорошая новость. Выложившись даже больше, чем до дна, девушка все-таки перешла границу и взяла четвертый октан. Как она танцевала от этой новости… Прямо разошлась, радостная, улыбается так, что кажется, будто солнце ярче засияло, а какая красивая стала, просто не передать словами. Лиам не упустил момент и заставил ее не просто запомнить свое состояние в эту минуту, но и отлить его в подсознании некой формой. Калибровать это воздействие будут уже после, как и регулировать масштаб и время воздействия. Однако по факту, девушка исполнила еще одну свою мечту – научиться становиться невероятно, просто ангельски красивой. Она годами просила Лиама научить ее этому, но тот все ждал чего-то. Вот теперь и узнала, чего именно он ждал, а до того только готовил ее к использованию этого навыка.

Джастин просто из себя исходил, как ему хотелось, наконец, залезть внутрь корабля и исследовать его вдоль и поперек. Но ждал, как и все, понимая, что гипотетическая, скрытая до поры опасность может оказаться им не по силам, а потому со скрипом зубовным, ждал полного восстановления команды. Ну и раз появилось свободное время, тренировался в боевом применении своих умений и навыков. Дрался в основном с Лиамом или Эммой, когда та отошла от постели подруги. Все-таки Камиля дралась до последнего и не оставила брата в беде, за что Эмма ее искренне уважала. Они и раньше дружили, когда Эмма приезжала к Лиаму в гости, но теперь перешли на новый уровень. Взаимное уважение и признательность можно было увидеть не вооруженным глазом.

Сама Эмма, побывавшая в первом бою не на жизнь, а на смерть, внешне не изменилась. Только в глубине глаз стало проскальзывать что-то новое, какая-то стальная искорка. Уверенность в себе, в своей силе и своих решениях. Девушка отчетливо поняла простую вещь, брат вовсе не просто так постоянно пропадает в путешествиях и это вовсе не блажь. Это его жизнь. Да, полная опасностей, да полная передряг. Но ведь она полна и приключениями! Такими моментами, которые не хочется забывать, когда ты выходишь за грань возможного и побеждаешь, когда рискуешь и выигрываешь, когда действительно живешь. Нет, такая жизнь определенно не для каждого, но те, кто находит себе в ней место, обратно уже не захотят никогда. Скучно, уныло, серо… Все это – бой, понимание еще одной грани жизни – отразилось на Эмме, но она пока не знала, к чему именно приведет новый взгляд на мир. И никто еще не знал, во что все это выльется. Девушке едва исполнилось пятнадцать и у нее все еще впереди.

А вот для Николя ничего не изменилось. В его жизни боев хватало во все времена. Какие-то были посерьезней, какие-то попроще, но про себя он давно все знал, а потому занимался делами по профессии. Исследования баньши практически не принесли ничего нового, кроме понимания, как создать ее из души мага, пусть и совсем слабенького, как в этом случае. Выяснив все тонкости, он привязал духа и артефакт к Лиаму, как и обещал, да и забыл о нем. Некромант мог создать такого прислужника за пару суток, не особо напрягаясь.

Отдых закончился на пятый день. Команда магов и «не совсем» отправилась исследовать останки корабля. На этот раз все вместе и крайне аккуратно. Что-то с этим кораблем было не то, потому что в прошлый раз они все вместе умудрились не заметить баньши! Как это вообще могло произойти, никто пока что не знал, хоть предположения и были. Даже сейчас они не видели магическим зрением через переборки и сквозь обшивку, что навевало интересные подозрения о материале, из которого состоит корабль. Но доказательств пока что не было, так что и говорить особо не о чем.

Однако, центральная часть корабля их больше ничем не удивила, кроме, пожалуй, полного отсутствия сокровищ на борту. Обычный продырявленный остов боевого корабля производства испанцев. Ничего странного или интересного. Материал стандартный. Единственное, что выделялось, так это смола, которой обработали древесину. Она имела сильную ауру, и не позволяла смотреть сквозь себя магическим зрением, что обнаружил Николя буквально к вечеру.

А в третьем куске, на носу корабля, они нашли нечто совсем уж странное. Скелеты команды были развешаны в какой-то последовательности, причем в объеме, а не на плоскости, как это происходит в обычных ритуалах. Прямо в середине получившегося куба серела малюсенькая точка.

- Всем замереть и не шевелиться! – После такой команды от некроманта никто не решился спорить. Замерли, словно от этого их жизни зависят.

- Что это за штуковина? – Шепотом спросил Лиам.

- Пробой это, – ответил Николя.

- Пробой куда? – не дал уйти от вопроса сквиб.

- Астрал неоднороден, ты ведь знаешь. Этот пробой в один из тех слоев астрала, где много темной силы. И появился он случайно, судя по всему.

- Это вообще возможно? – Спросила Эмма.

- Примерно с той же вероятностью, что и обезьяна, написавшая точную копию библии включая оба завета. Однако приглядись, девочка. Видишь? Трупы просто оказались здесь и именно в таких позах. Со временем уровень воды спадал, и тела прилипли к разным местам отсека корабля, создавая объемную фигуру пробоя, и более того, помаленьку излучая в пространство силу смерти. В какой-то момент силы стало достаточно, и пробой активировался. Вероятность такого события уходил к единице на сотни миллиардов, Эмма. Ты ведь понимаешь, что в мирах существуют сотни тысяч могил, где тела просто свалены в кучу, но пробоев там нет. Нужно совпадение сотен и тысяч факторов, чтобы такое произошло. А тут на корабле оказался один скелет, который не участвовал в этом «ритуале», зато смог притянуть родственную энергию. Из него и получился тот баньши, с которым мы столкнулись. Он сотни лет сидел на темном источнике малой силы, и потому до сих пор не сдох, зато силенок поднабрался. Случайности, они такие… неслучайные. Хорошо, что такое бывает крайне редко. Я всего лишь второй раз в жизни встречаюсь с подобным. Самовселившийся Служитель и вот это вот.

- Николя, лекция, это хорошо, но ты сможешь закрыть этот пробой?

- А зачем? Тот дух, который теперь служит тебе, черпает силы именно отсюда. Вот и пусть черпает, расстояние для него не имеет особого значения в рамках одной планеты. – Некромант пожал плечами. – Пробой спокойно просуществовал сотни лет, он стабилен и незаметен. Закопаем корабль обратно, и пусть себе будет. Свободных скелетов тут больше нет, так что, опасаться нечего.

- Ты мне скажи тогда, почему этот баньши не ушел от корабля?

- Потому что сам корабль был его «якорем в мире», теперь якорем ему служит тело артефакта. В общем, не беспокойся, все будет нормально.

На том и порешили. Корабль аккуратно закопали обратно в песок, и оставили остров, вернувшись на яхту.

- Ну, корабль-то мы все-таки нашли, – пожала плечами Эмма, сидя на яхте и уплетая ужин.

- Нашли, по крайней мере, большую его часть, – согласился Лиам.

- В смысле, большую? – Заинтересовался Джастин.

- Ну, там, на дне еще валяются несколько кусков от него, якорь да бочка какая-то, – пожал плечом сквиб.

- А давайте вытащим, посмотрим? – тут же загорелась Камиля.

- Ну, если вам так хочется, то вперед. Маячки установлены, так что можно просто призвать. Камиля, ты знаешь как, – согласился Лиам.

Девушки умотали на корму, призывать остатки корабля, а Николя поинтересовался:

- Ну и зачем?

- Пусть потренируется. К моему сожалению, призывы у нее идут из рук вон плохо, – объяснил Лиам.

- Пойду гляну, что там у них получится, – встал из за стола Джастин, и тут же саданулся головой об потолок кают-компании, после чего рухнул обратно на диванчик. Бедная прогулочная яхта словно якорем зацепилась на полном ходу, норовя встать на дыбы.

- Они там слона призвали что ли?! – Возмутился произошедшим Николя и встал из-за стола.

- Пойдем глянем, – загорелись глаза у сквиба.

А на корме случилось странное. Призванный якорь спокойно лежал на деревянном полу и с каждой волной все сильнее царапал борт, а вот посреди кормы, в щепках от древней трехсотлитровой бочки, лежало и переливалось на солнце испанское золото.

- Вот оно как бывает, – прокомментировал Лиам. Он как минимум дважды проплывал мимо этого бочонка, и ни разу не подумал его вскрыть. А подумать, что заставило бочонок пойти на дно? А задуматься, почему он ушел в песок дна на две трети своего роста? Мда… – Ну, поздравляю, видимо. Часть награбленных сокровищ мы все-таки нашли. На вскидку, примерно пятую часть.

Девушки, пришедшие в себя от вида богатств, танцевали прямо на золоте танец победы, а Джастин, потирая шишку на затылке, разглядывал клад с совершенно обалдевшим лицом. Николя и вовсе смотрел равнодушно. В его сейфе буквально горы золотых галеонов. Хотя золота там по несколько грамм на монету, но визуально это выглядит внушающее. Один галеон стоит пять фунтов стерлингов, так что в нем и не может быть по унции золота. Цены были бы совсем другими.

За столом в поместье Лиама расселась вся компания. Обсуждение прошедшей экспедиции потихоньку утихало, вместе с затухающим азартом.

- Надеюсь, что тебе хватит, Джастин. Монеты из золота, а галеонов должны в обмен дать намного больше. Торгуйся с жадными коротышками до конца, может и выбьешь нужную сумму. Ну а если нет, то съездим а Тайланд, доберем недостающее.

- Я думаю, что мне хватит приключений, Лиам. Вот честно, все эти приключения не для меня, уж прости. А вы даже умудряетесь от них наслаждение получать как-то. Однако, за опыт, уж точно незабываемый, спасибо, но от повторных поездок я, пожалуй, откажусь.

- Как скажешь,- спокойно пожал плечами сквиб. Он и сам понимал, что путешествие получилось несколько более… экстремальным, чем предполагалось. Путешествие в толще воды, поиски корабля, корабль-остров, да еще и бой с баньши, где целым остался только Николя, и то лишь потому, что его прикрывали все остальные, чтобы он успел провести ритуал. Все это, наверное, перебор для обычного мирного мага. А Джастин вообще всегда был далек от романтики приключений, так что и винить-то его не за что. Нормальный, адекватный человек, не желающий сложить голову на краю мира… В общем, Лиам к нему претензий не имел. – Я понимаю тебя и даже согласен, что человеку семейному в таких поездках не место.

- Ваша почта, сэр, – появилась за спиной сквиба домовичка и протянула ему письмо.

- Знакомый герб… – задумался Лиам и вспомнил, где его видел. – Ну-ка, посмотрим, что пишет мне госпожа Сигне.

Мужчина вскрыл письмо совершенно безбоязненно, он знал, что домовушка уже проверила его на все зловредные заклятия и яды. В мансарде целая комната, полная артефактов-определителей на подобный случай.

- Хм. Вот как, прекрасно, прекрасно. Джастин, это скорее для тебя письмо, чем для меня. Читай.

Джатин взял протянутое письмо и стал продираться через завитки. Женский летящий подчерк, полный кокетливых завитушек слегка сбивал с толку.

« Мистер Картер, рада писать Вам хорошие новости. Вы были бы удивлены, узнав, что в нашей стране на день нынешний имеется пять магистров транфигурации. Двое из них специализируются на трансформации и наиболее подходят Вашему другу, мистеру Джастину Грэйвсу. Во исполнение Вашей просьбы, я навела справки, однако ни один из магистров брать новых учеников не желает, а потому, мне пришлось поднять свои связи и выяснить более подробную информацию о каждом из них. Финансовое состояние магистров, как Вы понимаете, не вызывает вопросов и нареканий. Так что мне пришлось ненавязчиво опросить их окружение, и вот что я выяснила. Магистр Ивор Осторсон недавно выпустил последнего ученика в мастера и потому изрядно скучает. Однако во всеуслышание заявил, что принимать новых желания не имеет. Я не знаю, как у Вас в стране, а у нас это означает, что его нужно сильно удивить, чтобы занять вакантное место ученика. Вы и сами понимаете, что удивить магистра любой из школ, довольно затруднительно, так что я не представляю, как будет выкручиваться Ваш друг. Однако по остальным магистрам все вопросы не принесли положительных результатов. К сожалению, магистр Осторсон специализируется именно на трансфигурации, что не совсем то, что нужно. Однако, я уверена, что в трансформации он разбирается не хуже, как и в материализации. На этом у меня новости заканчиваются. С уважением, магистр чар, Тюрдис Сигне».

- И что ты предлагаешь? – Перевел на сквиба глаза Джастин.

- Я? Да ничего, в общем-то. Хочешь, переплачивай этому магистру, заглядывающемуся на твою жену. А можешь послать его так далеко, что бы он оттуда веками возвращался. А учиться можешь пойти к магистру Осторсону. Рекомендацию от магистра Сигне получишь по первой просьбе. Ну, а для удивления старика, придумай какое-нибудь заклинания, чтобы УХ! К тому же, я же не в Китай тебе ехать предлагаю… Купишь домик рядом с местом проживания магистра, перевезешь семью, или сам прыгай порталами хоть каждый день, – Лиам только плечами пожал.

- Придумай, говоришь, заклинание? Ха-ха-ха… – Рассмеялся подмастерье трансфигурации. – Да ты хоть представляешь, как это трудно?!!

- Вполне. Такой опыт у меня есть. К тому же, если тебя пугает именно сложность, то в подвале стоит искусственный интеллект, он поможет тебе просчитать любое взаимодействие, – махнул рукой Лиам.

- Откуда у тебя это чудо?!! – Весьма громко поразился Джастин.

- Заказал полгода назад. Пару месяцев назад доставили под клятвы. Все чин чинарем.

- Откуда? – не выдержала Эмма.

- Венгрия, – ответил Лиам.

- А… Позволь узнать, зачем тебе? – Сестра как-то странно на него смотрела, но читать мысли Лиам в последнее время не мог. По крайней мере, пока на него не нападут ментально.

- Пока что, закидываю ему в память маггловские учебники и более… фундаментальные труды. Магические уже там. Пусть проводит параллели, ищет точки взаимодействия и прочее.

- Но, зачем, Лиам?

- Он исследует эфир, – проговорил Николя. – Я прав?

- Да, ты прав. Я понимаю, что формулы взаимодействий там будут очень сложные, но система должна быть. Описать ее математически вряд ли получится, придется изобретать что-то более… гибкое и обширное, но в первом приближении даже математика справится.

- И даже первого приближения хватит, чтобы тебя по-тихому прикопали, – проворчал некромант.

- Пусть попробуют. Сам же понимаешь, что кто-то должен это делать.

- Делай, как знаешь,- махнул на него рукой чародей. – Будет что любопытное, поделишься?

- Конечно, – легко согласился Лиам.

- Лиам, а это действительно так опасно? – как-то жестко спросила Эмма.

- Нет, сестренка, Николя преувеличивает…

- Скорее преуменьшает, – перебил его некромант.

- Ну и ладно. До чего-то действительно опасного еще десятилетия, так что волноваться не о чем.

Эмма переглянулась с Камилей и они о чем-то поговорили ментально. Явно сошлись во мнениях и, кивнув друг другу, успокоились.

- Здесь явно плетется заговор, – сквозь смех проговорил Джастин, увидевший пантомиму девушек.

- И не говори, – хмыкнул Лиам. – Ладно, делите золото и расползайтесь кто куда. У меня появились дела, – завершил собрание Лиам, видя домовушку с квадратным конвертом. Такое письмо могло прийти только от одного адресата.

- Я заскочу через неделю и, пожалуй, воспользуюсь твоим предложением, Лиам.

- Хорошо, Джастин. Мой дом – твой дом, – махнул ему рукой сквиб и напомнил:- Эмму домой доставь, будь добр.

- Конечно, верну где взял, в лучшем виде.

- Спасибо. Эмма, передавай маме привет и целуй ее от меня. Скажи, что я скучаю, но дела не дают мне навестить ее в ближайший месяц. Однако после начала августа, я непременно навещу вас обеих.

- Хорошо, я передам. Спасибо, что взял меня с собой.

- Да уж, «спасибо». – Пробормотал сквиб. Он уже третью ночь с кошмарами просыпается. Только во сне Эмма погибает. Брр. – Что б я еще хоть раз…Камиля, идем, дело есть.

- Иду, учитель. – Девушка взглядом извинилась перед подругой и поспешила за ним.

- Пока, Камиля. Еще увидимся, – чуть повысила голос Эмма, чтобы быть услышанной.

- Пока, Эмма. Очень на это надеюсь, – девушка махнула ей рукой и скрылась за расписанной сусанным золотом белой дверью в холл поместья.

- Куда мы отправляемся на этот раз? – спросила Камиля.

- Я в Берлин, а ты на задание.

- Какое? – От нетерпения девушка даже заерзала на кресле. Потом привстала и уселась на подогнутую ногу.

- Выжить и стать сильнее. Вот координаты, – Лиам передал ей небольшой кусочек бумаги, исписанный рунами. – Здесь, ты найдешь все, что тебе понадобится для того, чтобы выжить. – В руки девушки перекочевал небольшой по размеру дневник.

- И что с ним делать? – Удивилась Камиля.

- Открыть для начала. – Девушка открыла и услышала тихий удар ладони по лицу. – На последней странице, Камиля. Там оглавление. Выбираешь, капля силы и читаешь с первой страницы. Свой рюкзак можешь взять с собой. Все-таки я не зверь какой. Теперь к делу. Когда переместишься по координатам, тебя будет ждать Мрика с семьей. Она будет тебя учить, а твоя задача выжить. Держи колечко. Повесь его на шею на цепочке и никогда, ты слышишь, ученица? Никогда его не снимай.

- Поняла, – кивнула девушка. – А это обучение обязательно?

- Вообще-то нет, – пожал плечом сквиб.

- То есть я могу не ехать?

- Можешь, – короткие ответы насторожили девушку и она пригляделась к учителю.

- В чем подвох?

- В том, что ты не хочешь остаться навсегда на четвертом октане.

- И как тренировки…

- Выживание. – Перебил ее учитель.

- Да. Так как выживание с Мрикой поможет мне стать сильнее?

- Видишь ли, Камиля, В природе остались в ходу такие умения, в том числе и магические, какие давно позабыты магами. Так я учился летать, или становиться чудовищно сильным. Мрика может научить тебя делать ауру щитом от магии, может научить тебя разрушать защиты и прочие магические конструкты безо всяких заклинаний и концентраторов. Ну а научишься ты этому или нет, зависит от тебя и только от тебя. Я уж не говорю о том, что вокруг тебя будут и другие умения, которые так же можно перенять. Все и всегда упирается только в желание ученика учиться. Это твой шанс стать сильнее и я тебе его даю. Как это сделать легче, быстрее и лучше, есть у тебя в дневнике. Проверено на себе, так что информация из «первых рук». Ну и главное. Любому магу нужны встряски. Нужно ходить по грани, чтобы стать сильнее. Мрика тебе их обеспечит, уж не сомневайся. И твоя магия приспособится. Ты приспособишься. И если выживешь, обязательно станешь сильнее.

- Я поняла, учитель. Но как же чары и трансфигурация за последние курсы?

- А ты не заметила, что изучила все, вплоть до шестого курса? Остальное можно изучать только на четвертом октане. И там не так и много осталось, сама разберешься. Если что будет непонятно, свяжись со мной.

- Хо… хорошо. Но…

- Ты отказываешься? – Спокойно спросил сквиб.

- Нет. – Решительно произнесла девушка. – Но что, если тебе вдруг понадобится моя помощь?

- Значит, вероятнее всего, я уже мертв. Ну, или очень к этому состоянию близок, Камиля. И ты вряд ли сможешь помочь в таком случае. В общем, сосредоточься на себе, и пожалуйста, девочка, выживи. Все, иди…

Камиля вышла из кабинета учителя и замерла у стены. Ее одновременно разрывали самые разные эмоции. Немного обиды, что Лиам думает, будто она не сможет ему помочь. А ведь он вообще сквиб! Хотя, сказать честно, это не особо ему мешает. Кроме обиды присутствовал легкий флер страха. Она помнила то время, когда Мрика притаскивала Лиама к палатке совсем никакого. Тот даже ходить сам не мог, не то что поесть или еще что. И видимо теперь пришло ее время. Так же, наравне со страхом и обидой присутствовала и радость. Когда она едва ли перешла границу со вторым октаном, девушка и представить не могла, что сможет изучать такие сложные вещи, как Патронус или трансфигурацию с условием. Тем более, высшие чары на стыке ментала и чистой магии. А теперь ей подвластно исцеление и многое иное, что придется использовать, чтобы выжить на тренировках с мантикорой. Вероятнее всего, ей потребуются все ее силы, все знания, заботливо вложенные в ее разум учителем, вся соображалка, которая у нее есть, чтобы просто выжить и вернуться. И возможно, она сможет отдать давний долг своему учителю, который с тех пор все увеличивается его же стараниями. Жизнь, магия, сила, образование, путешествия. Этот человек небрежным движением бросил под ноги жалкой воришке и недоведьме целый мир, а в ответ попросил лишь одного, учиться. Встать с ним вровень, рядом, а не плыть в кильватере, конвульсивно подергивая ногами в драных ластах. Этот человек медленно создавал из презренной воровки кого-то другого, сильного, смелого, честного, не похожего на других. Долг от этого только увеличивался. И вот теперь он снова предложил ей силу. Такую, которой нет у других магов. Силу природы, которая эволюционировала тысячелетиями. Ты главное учись, все равно лучшего учителя, чем природа, на свете нет. Лиам снова увеличил ее долг. А у Камили не получалось отдать даже малую частичку, попросту не хватало силы, каждый раз. Даже последний бой был ее ошибкой, не осмотрелась толком, полезла туда, куда не следует ходить в одиночестве, позволила азарту накрыть свой разум «с головой». И снова он ввязался в драку, хоть был к ней не готов. Они все могли там умереть, но к счастью, выжили. Снова. Нет, так не может продолжаться. Камиля легонько стукнулась головой о стену на которую опиралась. Нужно становиться сильней и она сделает для этого все, что сможет. Девушка решительно распрямилась, забрала свой рюкзак из комнаты и отправилась на портальную площадку. Новое заклинание телепортации, недавно выданное ей учителем и использующее принцип телепортации дериколя, она освоила неплохо. А потому, прибыв на площадку, она скинула его со своей ауры, добавила нужные координаты и активировала. Тихий хлопок воздуха на том месте, где только что распалось на энергию и материю тело девушки, возвестил об удачной телепортации. Сама она появилась в далеком канадском лесу. В Заасском Заповеднике. Он практически не отличался от Запретного Леса, разве что тем, что являлся домом для одной конкретной мантикоры.

Отправляя ученицу к Мрике, Лиам очень надеялся, что она переживет первичный прессинг. Главное, что бы адаптироваться смогла, а там как повезет. К тому же, в по-настоящему смертельных ситуациях, дух разума в выданном ученице колечке, подаст сигнал нанятой боевой волшебнице и та явится на место происшествия и постарается спасти Камилю. Она бессменно дежурит на границе заповедника именно для этого. Полгода, по сотне галеонов в неделю, это весьма немалые деньги, но Лиам не жалел, он считал, что оно того определенно стоит. На всякий случай у нее есть портал к целителю. Ему уже заплачено, и он готов предоставить помощь в любом объеме и в любое время суток. Лиам считал, что он подготовился, как смог, остальное зависит от самой ученицы.

Тряхнув головой, сквиб отправился в Берлин. Уже через полчаса он устроился в уютной гостинице, а еще через час, уже был в закрытом помещении архива Национального музея. Его визит согласован, все кому надо, получили взятку, а потому он спокойно работал с документами, которые обычный человек мог увидеть только через толстое стекло. И это в лучшем случае, а то и довольно посредственную копию. Последнее время музеи стали активно бороться с воровством.

- Так, ну посмотрим, чего же тут не хватает-то? Здесь вот так, тут вот так, и это сюда.

Сквиб весьма ловко и быстро чертил простенькую схему ритуала, используя собственную кровь и прану. Переделанное «репаро», в котором само по себе «репаро» не узнал бы и мастер чар, должно было показать и только показать в виде иллюзии, как именно выглядел этот свиток сразу после написания. Обращения к разуму колдующего тут недостаточно, тут нужно обращение к ноосфере по связи со свитком. Это куда проще, чем просто искать изображение, не имея оригинала. Потому, на простенький рисунок искаженного «репаро», Лиам нанизывал знаки куда более древнего языка, нежели скандинавские руны. Принесенная сосновая доска, служившая основой ритуалу, вскоре оказалась полностью заполнена знаками, которые этот мир не видел тысячелетиями. Лиама уже шатало от потери крови, но кроветворное зелье и дух жизни вполне справлялись с нагрузкой.

- Ну что, пробуем. – Постановил сквиб. Положив свиток в центр разрисованной кровью доски, на оставленное специально чистое место, Лиам приложил ладонь к знаку начала, и выплеснул столько жизненной силы, сколько смог. Одно дело переливать тонюсеньким потоком в пациента, и совсем другое, направить выплеск в Знак, не имея магических каналов, которые и должны направлять силу. Ему пришлось выплескивать жизненную энергию практически в воздух, благо что кровь его, и она легко и естественно притянула добрую половину выплеска к себе. Ритуал сработал. Знаки и руны загорелись, а покачнувшийся от дефицита жизненной силы сквиб, перехватил потянувшиеся к нему эффекторы ритуала. Это оказалось весьма просто и привычно. Разум заработал на возможном при такой кровопотере, максимуме. Весьма низком максимуме, к слову сказать. Лиам отматывал «время» для свитка все дальше, пока не увидел, как его писали.

- Вот черт! – Тихо рявкнул Лиам, поняв, что держит в руках тайное донесение шпиона, а вовсе не отчет старосты. Нет, отчет тоже имел место быть. Но сверху и на латыни. А под ним, невидимыми чернилами было донесение о выполнении приказа об убийстве какого-то неизвестного ни истории ни Лиаму Анца Рома. На древнегреческом. Как ни странно, но Лиаму было куда интересней прочитать отчет, а не тайное донесение. К сожалению, отчет, как и донесение, датировалось на добрую сотню лет раньше Рождества Христова, а потому, след оказался явно ложным. Впрочем, он такой не первый и даже не десятый. Сквиб аккуратно смел осыпавшееся пеплом дерево со стола. Дощечка не выдержала ритуала, да и не могла выдержать. Даже нечто столь пронизанное жизненной и природной силой, как многовековая сосна, не могло пережить касания самого времени. А потом, Лиам вернул документ в запасник музея, и вышел вон. Конечно, он будет искать дальше, но это не означает, что он не был расстроен. Он действительно надеялся хоть на какую-нибудь ниточку.

Вдруг Лиам остановился прямо посреди зала. Выставленные картины его не интересовали. Не заинтересовал его и манекен, с надетым на него доспехом немецкого рыцаря. Что-то другое, что-то, чего он не видит. В подсознании тихонько звенит колокольчик, а Лиам перебирает мысли и действия, словно драгоценные жемчужины, в поисках той, что возбудила колокольный звон на грани с интуицией. Лиам закрыл глаза. Зрение в данный момент мешает и прошелся по всем залам в зоне досягаемости его сверхчувствительности. Что же его так зацепило?

- Вот оно что… – Удовлетворенно пробормотал Лиам, подходя к одной из батальных полотен на историческую тему. Обычным взором видится весьма талантливо нарисованное полотно, но магическим… Тут все совсем иначе. – Если ты то, что я думаю, то… Хм. Так, сюда, сюда. Эм… Не помню, астрономия не моя стихия, но сейчас посчитаю. Седьмая, я полагаю, да. И вот сюда.

Палец сквиба нажал на невидимый и совершенно не обнаружимый рычажок на картине, и в палец впилась игла. Более того, рука буквально прилипла к раме и не отрывалась. А из и так истощенного тела сквиба выкачивалась прана. Благо, что браслет подкачивал из своих запасов прямиком в тело, и только из-за этого парень остался в живых, да и в сознании. А на месте батального полотна открылся портал.

Лиам смотрел на него, слегка покачиваясь. В глазах ощутимо плыло, однако самочувствие быстро приходило в норму. Пара минут, и будет просто отлично, проверено и даже не раз.

- Ну, одним глазком, а? Любопытно же! – Будто обращаясь к самим небесам, пробормотал Лиам. И качнулся прямиком в открытый портал.

Молодой мужчина с трудом очнулся, обводя окружающий мир отсутствующим взглядом. Ему было чудовищно больно, но тело быстро приходило в норму. Он сфокусировал взгляд и огляделся уже более предметно.

- Тебя и используем, – прошептал потрескавшимися губами сквиб. Он подполз к лежащему рядом телу велоцераптора и мазнув своей рукой по крови, натекшей из места укуса, начертил десяток символов на одном и том же месте. Он буквально рисовал их один над другим, совершенно не заботясь о том, что нижний смажется. И если чисто внешне выглядело это действо неопрятно и неаккуратно, то в энергетическом плане выстраиваемое взаимодействие оказалось ажурной конструкцией. Последний символ лег поверх и его пришпилила ко лбу мертвого животного, рука сквиба.

- Как там? А вспомнил: «Встань и иди…»

Мертвое животное резко высохло, словно все соки из него выдоили одним махом, лишь натянутая как барабан кожа осталась на месте. В этот же момент, раны на теле некроманта самоучки практически моментально зажили. Еще пара секунд, и мертвое животное, этот привет из времен столь древних, что о них и знают-то только ученые соответствующей направленности, дернул лапами. Раз, другой, третий и динозавр поднялся на иссушенные лапы, бездумно водя лобастой и зубастой башкой из стороны в сторону.

- Как хорошо-то! – Воскликнул Лиам. Тело перестало болеть, да еще и ездовым животным разжился.

А вообще, этот карманный мирок встретил его прямо-таки отвратительно. Он выпал из портала на высоте трех метров, и приземлился в нечто, похожее на гнездо. Остатки крупных яиц как бы намекали, чье это гнездо, как и следы под гнездом. Такие оставляют только змеи. Только он успел об этом подумать, как почувствовал опасность. Тело, словно само метнулось к краю гнезда и сигануло вниз. Он видел там озерцо, и именно туда он не раздумывая прыгнул. Неудачно. Только приводнился, как кто-то схватил его за ногу, прокусывая ее, и мотнул башкой, вышвыривая из воды на сушу.

- Хшшшшшшш! – Зашипела сползшая из гнезда змея. Она случайно задела его хвостом, и Лиама швырнуло на десяток метров.

- Хх Хххххх Хххххх, – злобно выдохнул… Лиам даже протер глаза, прежде чем признаться себе, что это велоцераптор, только великоватый. Трех метров в холке, этот пережиток времен чувствовал себя прекрасно и не собирался вымирать.

- Хшшшшшшш! – Еще раз попробовала отпугнуть соперника змея, но видимо, кровь человека пришлась динозавру по вкусу.

Лиам осмотрел себя, благо что даже глушить боль не нужно, шок и надпочечники делают за него всю работу. Правда, это ненадолго. Как только до мозга дойдет, насколько ему на самом деле больно, будет плохо. Впрочем, окклюмент его уровня может практически свободно управлять чувствительностью. Так что об этом он не волновался. А вот о том, что его и так несколько уменьшенные запасы крови становятся еще меньше, Лиама не на шутку беспокоило. Единственное благо во всей этой ситуации, что кроветворное зелье все еще действует. Он быстро перенаправил каплю жизненной силы к месту укуса и зарастил самые проблемные участки, понимая, что времени у него мало. Кровь теперь шла едва-едва, и мужчине не грозило свалиться от ее потери.

А совсем близко от него в бою сошлись два монстра. Огромный змей, с аурой магистра магии, пусть и только по силе, и древний хищник. Аура у динозавра была очень уж странная. Ее, собственно, вообще не было, по крайней мере, видно. Словно она заперта внутри тела и некое поле не пропускало излучения во внешний мир.

Змея снова зашипела, и Лиам увидел в магическом зрении мощную, но плохо структурированную атаку. Заодно и вспомнил, где именно он такое уже видел.

- Василиск, – прошептал сквиб. – Только молоденький! Эх, давай Дино, я болею за тебя, но только потому, что хочу прикарманить себе его язык, аналог печени и ядовырабатывающую железу. Так что ты уж не подведи.

Разве что не скандируя: Дино! Дино!.. сквиб осматривался. Ему нужно было оружие против победителя. Вокруг ничего не было. И если со змеем можно хотя бы договориться, перехватив его ментальную атаку, в случае его победы, то против динозавра этот вариант не подходит. Судя по тому, с какой легкостью Дино принял атаку змея на лоб, едва лишь моргнув, магическая защита у него на высоте. Сам Лиам тоже спокойно пережил атаку василиска в свое время, и даже умудрился с ним договориться, так что в этом он подвига не видел. Зато видел проблемы. Из нормального, физического оружия у него в походном мешке поистине древний меч, возрастом в семь тысячелетий, и кинжал в наспинных ножнах под курткой. Понятное дело, что первым в бой пойдет полумеч полунагината, ну а там, куда кривая вывезет.

Рычание, шипение, два хищника сплелись в клубок, а движения соперников за его тушку не взялся бы предсказать даже пророк. Даже волшебная мазь, намазанная на веки сбоила. Животные не планируют, вот и вся их защита от таких умников. Будущее расплывалось перед внутренним взором Лиама, мешая нормально ориентироваться, так что он злым движением стер слой мази с век.

Василиск обхватил Дино всем своим телом и теперь медленно сдавливал его, пока в один момент, тот не тяпнул его прямо в бок. Видимо на этом месте уже был укус, потому что мощные клыки динозавра смогли пробить крепчайшую чешую гада. Кровь хлынула зверю прямо на морду и тот злорадно прогорланил свое:

- Хх Хххх Хх! – А затем снова укусил в то же место. И еще раз и еще. Было не понятно, раздавит его змей раньше, или Дино перегрызет гада пополам. Но Лиам был за первое. Если способ сражения со змеем ему известен, то как быть с Дино, он понятия не имел.

Возвышавшаяся над клубком тел голова змея раскрыла пасть и плюнула своим ядом на шею Дино, от чего тот захекал совсем иначе, но грызть не перестал. Даже он понимает, что либо догрызет, либо трещащие кости тела превратятся в кашу. Укус, рывок, еще укус, и половина змеи становится отдельной ее частью.

- Каррамба, – выругался Лиам. Он и правда надеялся, что не придется сходиться с этим пережитком истории. – Эй, эй! А ну не трогай змея!

Видимо Дино решил сразу же перекусить, и восстановить силы, отхватывая от хвостовой части сдохшего змея изрядные куски. Нужные Лиаму куски, между прочим.

Велоцераптор переросток поднял на кричащего человечка лобастую башку, и Лиаму показалось, что он увидел в глубоко посаженых глазках удивление тем, что букашка все еще тут. Только вот Лиаму на его удивление было слегка плевать. Дино чуть не сожрал очень нужную сквибу железу, вырабатывающую яд и находящуюся прямо рядом с желудком. Позволить это Лиам не мог, а потому, не совсем обдумал этот шаг, и привлек внимание крайне недружелюбного и вечно голодного зверя.

- Хххх Хх Хххххх, – Шагнул к нему Дино, выпутываясь из мертвых колец василиска, словно бронепоезд, наступая на труп поверженного врага, ставшего пищей.

- Ой-ой, – выдохнул Лиам, и крепче перехватил палку с насаженным на нее древним мечом. Он анализировал воспоминания о прошедшем здесь только что бое, просеивал их в попытке найти ответ, как выйти живым из этого боя, но пока что не находил. Ну, разве что тот момент, когда василиск полил Дино ядом. В том месте до сих пор виднеется кожа другого цвета. Да и излучение ауры стало пробиваться. Может это место та самая «пятка», в которую нужно бить? Может, только до нее еще добраться нужно, а это не самое простое в его состоянии. – Бабушка, бабушка, и зачем у тебя такие большие зубы? Это чтобы быстрее съесть тебя, внученька…

Буркнув себе под нос очередную расслабляющую ерунду, сквиб подкинул ногой с земли небольшой камень и, перехватив его рукой, отправил прямиком в морду Дино. Тот практически не отреагировал, разве что моргнул. Одним глазом моргнул, вторым держа противника в поле зрения. Опытный хищник даже после боя с равным противником, даже хромая и с трудом двигаясь из-за сломанных ребер, был крайне опасен.

Рывок Динозавра Лиам едва не прозевал. По зверю словно волна прошла, так резко тот рванул на сквиба. Но сигануть в бок он все-таки успел. Разворот, и удар! Мимо. Тело животного прошло очередной волной и вышло из-под удара с невообразимой легкостью. Очередной рывок Лиам увидел во всех подробностях. Более или менее восстановив организм, он смог ускориться, хоть и всего в три раза. Конечно, до возвращения былых возможностей еще далеко, но хоть что-то. Выпитая кровь волшебного быка дала ему физическую мощь, так что уворачиваться он не собирался. Сшибка, колющий удар в пасть, сломанная палка в руках и она же воткнута в глаз динозавра. В этот момент его снесло тушей мертвого чудовища, да еще и клыки в открытой пасти, снова пропахали ему ногу. Удар головой о камень погрузил его мир в темноту.

Очнувшись, Лиам восстановился за счет остатков жизненной силы мертвого динозавра, а его самого поднял в виде нежити. Благо, что после смерти его антимагическое свойство исчезло. Придя в себя, сквиб быстренько расставил свою палатку, и разделал василиска. Некоторые части он поместил в стазисные камеры, некоторые сразу взял в обработку, и занялся ими в полную силу. Например, та же кожа. Оставь ее хоть на сутки и с ней уже ничего никогда не сделаешь. Она станет как камень и обработке уже подвергаться не будет. Ее нужно поместить в специальный раствор. Благо, что концентрированное зелье у него было готово давно. Осталось только достать воды, но с этим проблем не было. Домашние артефакты обеспечивали его всем, что нужно, в том числе и водой. Две ванны из четырех оказались полностью заняты половинами шкуры. Клыки заняли свое место в небольшой коллекции, кровь ушла стазис, разлитая по банкам, яд тоже, железа, вместе с желудком так же оказалась в стазисе. Лиам хотел попробовать возобновить ее работу, так сказать, отдельно от змея, и с помощью магии это было вполне возможно. По крайней мере, Лиам в это верил, а ошибался он редко. Язык василиска, штука нужная. Особенно тем, кто желает не просить о чем-то змей, а приказывать им. Ритуал с языком Короля Змей, вместо обычного, не магического даже питона, даст такую возможность, причем навсегда, а не на двадцать минут. Так что Лиам некогда раздумывал над подобным улучшением. Но поскольку свежедохлого василиска под рукой не оказалось, то мысль ушла куда-то в подсознание, где и находилась до этого дня.

Разобрав змея на запчасти и разложив его по баночкам, Лиам вымылся, и решил понять, где именно он находится. Открыл свой артефакт-карту и обалдел. Над точкой Берлина появился фиолетовый шар. Лиам расширил карту, и осмотрел небольшой мирок, созданный, судя по всему, каким-то чародеем. Именно в него сквиба и занесло. Толи чей-то старый манор, толи просто игровая площадка, не понятно. Однако в центре леса стоит башня и именно туда Лиам собирался дойти. Тут идти-то около трех часов, судя по расстоянию. Проблема только одна, чем ближе к башне, тем меньше разрешение у Карты. Значит это только одно – концентрация магии около нее огромна настолько, что даже столь мощный артефакт не в силах туда заглянуть.

Закончив с делами, Лиам свернул палатку, закинул рюкзак на плечи и сел на своего дохлого, доисторического коня. Оказалось на удивление удобно и даже более того, ход у него был такой мягкий и быстрый, что лес вокруг стал сливаться в серо-зеленую полосу. Лиам несколько раз летал на самолетах, а уж на машинах ездил бессчетное количество раз. Да что уж там, у него в поместье в гараже стоит мотоцикл, так что сравнить скорость есть с чем. Около шестидесяти километров в час делал динозавр, и совершенно не уставал. Впрочем, это-то как раз вполне логично, ибо мертвые не устают, но ведь и мана из него уходила медленно, словно такая скорость для животного при жизни была нормой. Так что до башни добрались быстро, минут за пятнадцать, но не доезжая, Лиам остановил коняшку. Аура этого места оказалась чем-то фантастическим. Это словно смотреть на соты, но изнутри. Все это место, кроме нескольких коридоров, оказалось, по сути, музеем. Артефакты разных эпох и направленностей были упакованы в некие вневременные коконы, что нивелировало им любую возможность хоть как-то взаимодействовать с окружающим миром.

- Обалдеть. Дино, аккуратней. – Динозавр, вошедший под своды башни, едва не столкнул один из пьедесталов с надписью: Великий Учитель Морай. Шаманизм. Чуть ниже, на чистейшем старонемецком, но детской рукой нацарапано: Садист, козел безрогий… К сожалению, остальные эпитеты были кем-то старательно затерты. А чуть ниже, похожим на тот же почерк, было написано: Спасибо, старый ты… – Любопытно, и куда это мы попали. Ничего тут не трогай и прикасайся только к полу.

Приказ оказался своевременным. Дино едва не сшиб еще один постамент. Надпись на нем оказалась затерта, но Лиам по ауре понял, что в нем. Силовой Аркан, изобретен Аристотелем, еще до нашей эры. Выглядит, как обычная веревка, но ей можно поймать что угодно и кого угодно. Даже крайне могущественные сущности потратят секунду другую, разрушая подобные кандалы, а обычный маг и вовсе не выберется. А все из-за материала этой веревки. Волосы русалок, нимф и единорогов в какой-то неизвестной теперь пропорции. Чем старше созданный артефакт, тем он сильнее, ведь со временем он набирает силу. Судя по остаткам таблички, конкретно этому тысячи лет, а значит им и бога удержать можно. Конечно, когда тот вырвется, то вероятней всего убьет, но на некоторое время этого Аркана хватит. Например, чтобы договориться, или убить сущность, при наличии подходящего вооружения, само собой.

- Жуткая штуковина.

Лиам переходил из зала в зал, рассматривал артефакты, читал описания там, где они сохранились. Кое-что он и так знал, но по факту, даже сотой части в нынешних книгах не найти. Да и многие артефакты для своего создания требуют поистине огромных жертв. Два дня бродил сквиб между рядами, и не обошел даже десятой части. К слову, тут были артефакты, которые могли помочь ему вернуть магию довольно легко и быстро, и в первый раз столкнувшись с таким искушением, Лиам едва не поддался. Ему очень хотелось вернуть себе магию, снова почувствовать, как она течет в душе, взлететь, и айда на перегонки с ветром! Хотелось, как и прежде, повелевать собой в куда более широких пределах, вернуть метаморфизм. Развить его, в конце-то концов. Он так много не успел сделать, пока был магом! Но в последний момент Лиам замер и все-таки не коснулся границ вневременного купола вокруг артефакта. Почему? Тут несколько причин. Во-первых, если этот артефакт заперли здесь, то вероятнее всего, он крайне опасен. Может быть, не для Лиама, а для мира, но все же. Ни один здравый маг не оставит артефакт такой силы пылиться на полке. Значит, что-то с ним не так. Во-вторых, Лиам не сомневался, что сможет добиться своей цели и сам. Так или иначе, но сможет. Ставить под удар весь мир ради этого он совсем не желал. Ну и в-третьих, он, конечно, не раз брал сокровища из могил, вроде того корабля в песке, ставшего последним пристанищем для моряков, но тут… Этот музей явно собирали веками, если не тысячелетиями, а грабить музеи все-таки не хорошо. Да и не вор он, если на то пошло. На крайний случай, можно попробовать договориться с хозяевами этого места, и одолжить у них нужную вещь, понятное дело – с возвратом.

Были и положительные моменты. Грааль больше искать не нужно, ибо он стоит в одном из куполов, в паре залов на север. Как показал внимательный осмотр, это божественный артефакт, недоделанный до конца Аспект Бога, то есть предмет, олицетворяющий одну из сил или направленностей божества. Данный конкретный Аспект может примирить врагов. Любых, как бы они не ненавидели друг друга, а к исцелению никакого отношения не имеет. Самому Лиаму, такой артефакт просто не нужен. У него для того же кулаки есть.

Тут же лежат и четки Будды. Помнящий артефакт неимоверной силы. При медитации с ними, четки помогают проникать сознанием в самые разные планы мироздания, постигая его куда более полно, чем может любой из магов. С этими четками изучение какой-нибудь йоги на самом высочайшем уровне, задачка для первоклашки – легче легкого. Самое интересное то, что эти четки заинтересовали Лиама куда больше, чем сотни и тысячи невероятно могучих артефактов, любой из которых мог бы бросить под его ноги весь мир. Да хватило бы и одного медного колечка с надписью на древнем иврите с внутренней стороны: «И это пройдет». С внешней надпись гласила: «Все проходит». И если посмотреть на внешнюю надпись под определенным углом она меняется и становится: «Ничто не проходит». И вроде бы обычная медь, что тут такого? Ничего, если бы от нее не фонило магией, словно от высшего демона. Но это колечко Лиама не заинтересовало, он только хмыкнул, поняв, что за артефакт перед ним, но спокойно прошел мимо. Заемная сила сквиба не интересовала, кем бы ни была предложена.

Побродив еще пару дней, Лиам прикинул радиус окружности башни, и направился прямиком в самый центр. Он искал выход из этого места, так как хотелось домой, да и еда заканчивалась. Нет, на недельку еще хватит, если экономить, но потом, либо охотиться, либо выбираться. Поскольку делать ему тут особо нечего, то и тратить время было бессмысленно. Хотя и интересно поглазеть на образчики древних мастеров, и даже некоторые идеи были почерпнуты, но и сидеть здесь веками, которые потребуются, чтобы исследовать каждый артефакт, Лиам не собирался. За день легкого бега, Лиам достиг центра и снизил скорость передвижения своего «коня» на шаг. Он искал портал, и был сосредоточен на магическом восприятии, доверяя нести себя неживому средству передвижения. Залы сменялись залами, когда впереди показалась знакомая аура телепорта. На этот раз она не была замаскирована, так что видно ее было издалека. Выполненный из десятка каменных кругов артефакт телепорта, был весь исчерчен символами арамейского языка. Сотни делений на каждом из кругов, возможность вращения каждого из каменных кругов, возможность установить каждый из кругов под разными углами относительно пола, точнее они сами приподнимались и опускали по мере вращения, все это напомнило Лиаму математическое уравнение. Пришлось разложить палатку, обложиться бумагой с карандашами и серьезно подумать. Разогнанный мозг на полных оборотах щелкнул задачку всего за семь часов, так что нужное положение кругов было установлено к вечеру. Круги вспыхивали по одному, словно нагнетали обстановку перед взрывом, только на Лиама такая вот драма не действовала, он прекрасно видел, что портал рабочий, и энергия для работы у него есть, так что спокойно ждал.

- Что, так и уйдете, молодой человек? – Раздалось из-за спины. Лиам взвинтил восприятие и рванул вбок, тормозя о старую выбоину в полу. Он не смог заметить подкравшегося человека, и до сих пор не чувствовал его ауры, что несколько настораживало. – Не волнуйтесь, я не собираюсь на Вас нападать, мистер Картер.

Одетая в светло серый балахон невысокая фигура, да еще и знающая его имя, и судя по всему, изрядно покопавшаяся в памяти СОВЕРШЕННО НЕЗАМЕТНО, была достойна внимания и полнейшей на ней концентрации.

- Удивили. Дважды. – Рублено вступил в диалог сквиб.

- Вы очень быстро думаете, молодой человек, и ответить на все Ваши вопросы речью я не могу.

- А Вы не лезьте ко мне в разум, и все у нас будет отлично. Кем бы Вы ни были. Мистер.

- Логично. Вряд ли бы мне понравилось, если бы кто-то читал мои мысли, так что я уважу Ваши просьбу. Но быть может, Вы выделите немного времени и мы спокойно поговорим?

- Простите, я не смогу остаться на чай. Портал вот-вот сработает…

- Ничего страшного, – Серый балахон махнул рукавом и портал погас. Лиам про себя ругнулся. Даже самому неприятно от этого стало, но мысль очень быстрая штука.

- Видимо, выбора у меня не было изначально, – смирился сквиб.

- Это не совсем так, мистер Картер. Если бы украли хоть один из артефактов перед уходом, то были бы мертвы, как и все те маги, что были здесь до Вас.

- И что, ни один не прошел мимо?

- Отчего же, были и такие. Я один из таких, – балахон вроде и не пошевелился, но Лиам почувствовал, как тот небрежно «пожал плечом», словно снова на секунду стал магом. Но нет, не стал. Это ощущение аккуратно, даже бережно, вложили ему в голову, не повредив всю его ментальную защиту.

- Ну, раз Вы все еще живы, то наверное, поздравляю. – Мысль слетела с языка слишком быстро, чтобы ее удержать. Стресс оказался слишком велик, и если внешне сдерживать себя было не так сложно, то внутри, кипение мыслей и чувств было просто невероятным. «Балахон» походя низвергал все то, в чем до сего дня Лиам был совершенно уверен. К примеру, в своей ментальной защите.

- У Вас весьма неплохие ментальные щиты, Вы зря расстраиваетесь, молодой человек. Просто я занимаюсь этой наукой более тысячи лет. Мы, как это сейчас говорят? В разных весовых категориях.

- Легче не стало, – буркнул Лиам. Толку ему с этого знания, если «балахон» все также продолжает ковыряться у него в голове.

- Ну, придется потерпеть. – «Хмыкнул» «балахон».

- Видимо. Так куда мы идем?

- Уже никуда. – Ответ балахонистого достиг ушей Лиама уже в удобном кабинете.

- Я полагаю, пространственная магия… Вроде друидских «троп»?

- Что-то вроде, только без перехода идущего в полностью энергетическое образование.

- Хм. Примерно понимаю. И так, о чем Вы хотели поговорить?

- О Вашей новой должности, Лиам.

- Ммм? – Поднял бровь сквиб.

- Видите ли, мистер Картер, я сижу в этой башне дольше тысячи лет, и ни один из тех, кто находил порталы сюда – не выжили. По разным причинам. Кто-то просто не доходил до самой башни. Лес вокруг нее полон опаснейших созданий, все-таки это первая линия обороны, ну и проверка заодно. Те, кто проникали внутрь, оказывались ворами. Все они желали могущества, так или иначе. За тысячу лет, молодой человек, Вы второй, после меня, кого оно не заинтересовало.

- Что-то не верится мне.

- Я до сих пор считаю, что это не я и Вы нормальные, а остальные. Ведь такова природа человека, желать взобраться как можно выше, есть как можно лучше, спать как можно крепче, и оставить свое семя в как можно большем количестве женщин. Нас такими создали и именно это обеспечивает эволюцию, приспособляемость, выживание людей, как вида, в конце концов. А такие, как мы с Вами, в некотором роде, брак, если Вас не оскорбит подобное сравнение. Мы заготовки на случай совсем уж плохих исходов.

- Заготовки для кого? Или чего? – Заинтересовался Лиам. Не то, чтобы его привлекала философия, для себя он давно все решил, и чужое мнение на этот счет его не волновало совершенно, однако рассуждения «балахона» имеют некоторый смысл, пусть и несколько извращенный.

- Для Вождей.

- Прямо вот так? С большой буквы?

- С самой что ни на есть большой, Лиам. Вот скажите, кто будет лучшим Вождем? Жадный до власти человек или тот, кому она не нужна? Слабый духом, или наоборот, сильный!

- Вопрос, как я понимаю риторический? Однако, Вы ведь понимаете, что все не так просто? Нужно учитывать и многие другие качества человека.

- Как ни странно, статистика говорит о моей правоте. Сильный человек не станет обижать, чтобы потешить свое эго или найти в этом зримое воплощение своей власти. Сильный примет верное решение, каким бы тяжелым оно ни было. И ни словом, ни делом, не попросит взять ответственность за это решение кого-то другого.

- Или наоборот, даже прикажет, если это будет лучше для многих. Концепция большего блага и меньшего вреда мне знакома, мистер «балахон», так что не надо передергивать. Это неприятно.

- Частности имеют место быть, но Вы сейчас говорите об интеллекте среднестатистического уровня. Но ответьте мне, неужели же Вы, Лиам, не смогли бы просчитать ситуацию заранее и предотвратить ее? С Вашим интеллектом?

- Смог бы. Я понимаю, о чем Вы говорите. Но мне все равно не нравится, куда Вы клоните. Если мы с Вами «заготовки» для таких вот… «фигур», то они кому-то нужны. А значит в каждый момент времени, этим кем-то, предполагается возможность катаклизма планетарных масштабов. Как-то это… неприятно осознавать.

- Еще скажите, что раньше не осознавали, – чуть «хмыкнул» балахоньщик.

- Осознавал, – кивнул сквиб, – но мог об этом особо не задумываться. Система работала вполне пристойно, хоть дыр в ней и хватает. Конечно, меня несколько расстраивает ее медлительность и инерционность, но политика не дело для мага. Мне хватало осознания системы, для манипулирования ей в своих интересах, как ни прискорбно. Об улучшении этого «состояния» общества, я как-то не думал. Революции это не ко мне.

- Понимаю. Был на вашем месте и даже не однократно. Но теперь Вы сквиб, и практически беззащитны против системы. Ваше предполагаемое воздействие теперь минимально.

- Вы и правда думаете, что это может мне помешать?

- Может. Пока что, вполне может, Лиам. Вы пока не в состоянии просчитать всех последствий своих поступков. Тут нужен разум куда более развитый, ну и знания специфики, само собой.

- Может быть, Вы и правы, – согласился Лиам. – Но мы отклонились от основной темы.

- Ах да, конечно, Вам не терпится узнать, почему я взял на себя смелость задержать Вас здесь, в Башне Знаний. Тут все просто. Я хочу, чтобы Вы заняли мое место.

- Я сквиб, мистер Балахон. Мне вообще здесь не место. – Отрицательно покачал головой Лиам.

- Ну разве же это проблема для обладателя подобной мощи? Да Вы и в качестве сквиба умудрились дойти до башни, так что это возражение мы не считаем. Еще что-то есть? – Не почувствовать «улыбку» балахонистого было просто не возможно.

- Есть. Я просто не хочу тратить свою жизнь на охрану древних штуковин. Я жить хочу, и имею на это полное право. Это ведь моя жизнь, и я волен тратить ее так, как пожелаю. Прозябать в этой всеми забытой башне… нет уж. Вам доверили, и Вы согласились. Вот и «держите небо» дальше.

- Значит, глупым Гераклом побыть не желаешь?

- Неа. – Качнул головой Лиам. – И даже не надейтесь сбежать, оставив меня здесь. Сами должны понимать, что мне будет проще все здесь просто уничтожить, нежели сидеть тысячелетиями, раз в сто лет общаясь с очередным воришкой.

- Ты не посмеешь. Это Башня хранит в себе знания, недоступные более никому. Это сама история, причем буквально.

- Посмею, даже не сомневайтесь. Разнесу тут все по кирпичику и не пожалею о том ни секунды, – уверенно посмотрел под капюшон Лиам.

- Я ведь могу и разум тебе перекроить, и ты сам захочешь здесь остаться.

- Ну и что? Однажды, с таким-то количеством знаний под боком, я восстановлюсь. А потом Вы станете моей целью. И если Вы не дурак, Вам стоит этого бояться.

- Я давно разучился бояться, молодой человек. Не нужно меня пугать. Да-да, Вы не пугаете, а констатируете факт. И все же. Ну убьете Вы меня… Так я столько прожил, что…

- В том-то и дело, что Вы и не жили. Вы существовали в этом запертом мирке, из которого и выйти-то нельзя, пока в нем нет кого-то, кто заменит Вас на посту. И пошел вон из моего разума!

Лиам наконец смог нащупать, как именно «Балахон» проник к нему в голову. Понятное дело, что мысли основного потока сознания сквиба балахонистый читал, но маски вполне способны работать самостоятельно, нужен только приказ. Ну а там, момент осознания, принятие решения, и балахонистый словно пощечину отхватил, настолько был силен ответный удар сквиба.

- Еще раз сунешься, и я стану драться до конца.

- Вот же молодежь пошла, – хмыкнул собеседник, качнув капюшоном из стороны в сторону. – Совсем никакого уважения к сединам.

- Вот когда седины станут проявлять уважение к молодости и острому, гибкому уму, при этом не глядя сверху вниз, тогда и поговорим. А то вы все понять не можете, что мозги, они не в морщинах.

- Жестко, молодой Лиам. Но в некоторых случаях вполне справедливо. Ладно, Вашу точку зрения я понял, однако все же хочу спросить, Вы уверены в своем решении? Здесь собрано столько знаний, и далеко не все они из этого мира.

- Несомненно. Хоть и с удовольствием бы продолжил наше общение в более спокойной обстановке, – кивнул Лиам.

- Ммм, хотите и сыр съесть и не попасться.

- Хотите и дальше тут загибаться в одиночестве, вперед. Я не возражаю. У меня хватает отличных собеседников, – независимо пожал плечами сквиб.

- Каков наглец. Ладно уж. Идите. Вход для Вас останется там же, где и был.

- Вот и славно, – хмыкнул Лиам. – Ну а пока, вынужден откланяться.

- Идите, молодой Лиам. И Удачи Вам с ритуалом возвращения магии.

- Благодарю, Она тут не помешает, это уж точно. Тот портал теперь работает?

- Нет, я его отключил. Идите через этот, – махнул рукой древний маг и перед Лиамом открылся портал. Он шагнул в него и оказал перед той же картиной с батальным полотном, оказавшейся порталом.

- Повезло, – буркнул Лиам, оглядываясь. В Берлине было раннее утро, и где-то вдали раздавались шаги ночного сторожа. – Ну вас всех! – Сплюнул Лиам, и ушел домой, активировав свой порт-ключ.

Лиам разослал более десятка писем, потихоньку развивая свой маленький бизнес. Он занялся антиквариатом в магловском мире, ведь даже там, время от времени появляются магические вещи. Он начал работать меньше года назад, а к нему в руки уже попала лампа с зачарованием на негасимость, и питанием магической силой из внешней среды, и китайский веер, с зачарованием на неразрушимость. Видимо веер кто-то использовал вместо щита и довольно долго, так как этому произведению магического искусства не меньше трех сотен лет. Как они попали в магловский мир неизвестно, но агенты Лиама выясняют. Чем старше история предмета известна продавцу, тем дороже его можно продать. А этот веер легко можно продать даже магам, что и собирался сделать Лиам. Им можно не только защититься от удара ножа. Он и Аваду вполне сдержит, разве что против взрывных его лучше не использовать. Может расщепиться и поранить самого пользователя. А лампу пришлось лишить зачарования и продать, как обычный антикварный предмет. Она хоть и старая, но ничего особенного в ней не оказалось.

Вообще, последние месяцы, Лиам просто разрывался, решая сразу несколько задач. Постоянные медитации и подготовка к возвращению своей магии, отнимали все больше времени, но с этим он ничего поделать просто не мог. Розыски медной Чаши Будды, в надежде, что она не окажется чем-то столь же бесполезным, как Грааль. Ну и развивал свой новый бизнес. Он нанял множество людей в самых разных странах, и пришлось много мотаться по миру. Конечно, домовушка помогала ему, чем могла, а могла она не мало. Продолжая развиваться, она все меньше походила на своих собратьев, а количество высасываемой из ядра Лиама магии становилось просто невероятным. Ни одному домашнему эльфу никогда не давали столько силы, сколько перепадало ей, и эльфийка оправдывала ожидания.

Наученная Лиамом в свое время медитации, она могла бы брать силу и из внешней среды, но брала в основном у хозяина, помогая ему развивать ядро его магии. Вместе с силой, к ней попадала и жизненная сила хозяина, что медленно, но верно меняло и ее. Жизненная сила содержит в себе информационный слой, с полным описанием того, кому принадлежит. Так что, при постоянном попадании жизненной силы человека и мага Лиама, в систему эльфийки, та стала меняться, поскольку своя структура оказалась чуть слабее, чем привнесенная с чужой жизненной силой. Более того, Лиам диагностировал у нее зародыш магического ядра. Конечно, для сколь-нибудь заметных размеров ему понадобятся сотни лет, но факт есть факт. Яркая точка в самом центре груди домовушки, больше похожей на девочку карлика, нежели на домового эльфа, тихонько посверкивает потусторонним светом, давая надежду на то, что однажды оно смело засияет.

В общем, Лиаму казалось, что он ничего не успевает делать полностью, постоянно раздерганное внимание вызвало иллюзию того, что он ничего не делает качественно. Понятное дело, что это не так, но все познается в сравнении. Может и можно было делать лучше, но для этого нужно всем существом окунуться в работу над одним проектом, что в его случае просто невозможно. Однако, он едва не забыл, что именно сегодня возвращается ученица.

Зато сама Камиля об этом не знала вовсе. Никто не удосужился ей сказать, когда заканчиваются ее тренировки, а потому она проснулась как обычно, на ветке здоровенной волшебной сосны. В последнее время ей все легче стало управлять своими снами, и волшебная сосна, на которой девушка сделала себе спальное место, ей в этом помогала. Даже небольшая роща таких деревьев может погрузить неосторожного человека в сон навсегда, и именно поэтому их рассаживают как можно дальше друг от друга смотрители заповедника. Но эта старая и мощная сосна растет тут уже сотни лет и ее сил хватило, чтобы воздействовать на молодую и относительно слабую ведьму. Но чтобы подавить, нужно куда больше волшебных сосен. Так что, Камиля и сама толком не заметила, как научилась не только справляться с воздействием сосны на свое сознание, но и открыла новую грань своей ментальной силы. Конечно, со временем, до нее дошло, и Камиля стала развивать новые возможности, но времени на это у нее стабильно не хватало.

Мрика устроила ей тренировки на уровне своих уже подросших котят, только вот даже котенок мантикоры по мнению Министерства уже ХХХХ ранговая тварь. Крайне опасен, столь же силен, и невероятно хитер

Началось все с простого. Мрика приказала Камиле объединиться с собой ментальным поводком, после чего повела ее на охоту. Камиле этот прием был известен, так что она легко отстранилась от управления телом, внимательно следя, что и как желает Мрика. А та еще и объясняла ученице, для более полного понимания. В отличие от большинства, Мрика была образована куда обширнее, и могла объяснить более полно, чем любая другая мантикора. Так что, параллельно с охотой шло нечто, напоминающее лекцию, но с показом ментальных картинок и общими ощущениями. Камиля словно переживала те события, про которые ей рассказывали, причем в главной роли. Поначалу все это было сложно для осмысления, пока информация и опыт не перешли некую грань, и количество стало качеством, давая общее понимание охоты.

Физические кондиции, постоянно поддерживаемые магией, многие сотни и тысячи самоисцелений от ран, оставленных другими животными, позволили ее магии развиваться, и довольно быстро. Ведь только находясь на грани можно шагнуть дальше, стать сильнее, быстрее, ловчее, умнее, в конце концов. Камиля исключением не была, так что ее магия стабильно развивалась. Были и ужасные моменты, вроде одиночной охоты на медведя, когда зверь едва не задрал ее насмерть, но она смогла исцелиться, и найденная Мрикой, отхватила лапой по загривку, улетев от этого удара прямиком в кусты галлюциногенной асторы. Еле смогла выбраться, как силы полностью оставили ее. Она почти неделю пролежала в бреду, питаясь только кровью зверей, которой ее поила Мрика, но выжила. Своего оборотня в полнолуние девушка так же убила, и даже понимая, что это просто проклятый человек, она не остановилась. Потерявший разум оборотень взял след семейства сквибов, приехавшее в заповедник, отпраздновать день рождения старшего сына, которому исполнилось всего восемь лет. Следы для Камили давно перестали быть тайной за семью печатями. Учеба у мантикоры, это не обычное человеческое обучение у людей. Тут если ошибся, никто не станет спасать или помогать. За свои ошибки отвечать приходится самому, да и дороговато они обходятся, а потому учишься куда как быстрее.

В общем, убив оборотня, Камиля под суровым взглядом кошачьих глаз, сожрала его сердце. Есть сырое мясо давно стало нормой, а живая кровь придавала сил, как чисто физических, так и магических. Луженый желудок, словно ядерный реактор, выдавал огромное количество энергии, расщепляя плоть убитых на охоте животных. Девушка давно осознала, что охотами не только добывает себе пропитание. Нет. Она вытягивала из убитых микроскопические частицы их духовной, жизненной и магической энергии, добавляя себе их силу, поглощая ее. Уже к концу первого месяца, девушка заметила, что выходить из тела стало легче. Противостоять различным магическим приемам стало намного проще, и иногда даже без магии, на одной воле и силе духа. Увеличение жизненной силы она вначале приняла за обычное развитие телесных кондиций, так как их рост так же сопровождается увеличением генерации жизненной энергии. А за это время она стала намного сильнее, быстрее, выносливее, да и умнее, если на то пошло. Пить Зелье Памяти, как и тренироваться в Ускорении Сознания, она не перестала, и вероятнее всего, давно бы погибла без этого.

После поедания сердца оборотня ее аура изменилась. Она смогла противостоять вирусу, но «подвижность духа», склонность к изменению своего тела, у нее проявилась в полный рост. Девушка быстро освоила мелкие изменения, вроде отращивания когтей и наращивания защиты, вроде темно-серой чешуи. Магии на это хватало с избытком, и охота стала чуть легче. Ненадолго. Мрика махом почуяла изменения, и заставила девушку освоить свой вариант защиты от магии. Камиле это далось крайне тяжело. Тут ведь дело не в том, чтобы изменить тело, а в том, чтобы изменить астральное тело. А это очень, крайне сложно! Однако Камиля справилась. Магические когти она освоила еще на второй месяц пребывания в заповеднике, да и под началом мантикоры она просто не могла их не освоить, как и все активные навыки полукошки. Ведь она буквально проживала ее воспоминания, что еще больше упростило освоение многих приемов. К примеру, Камиля научилась кидать такие магические когти в цель, находящуюся не далее сорока метров. Так ведь удобнее? Вот и девушке так показалось. Защиту от магии Камиля научилась ограничивать только рукой, только ногой или торсом. Так куда экономней, а итог практически тот же. В общем освоилась. Навык сокрытия в магии девушка освоила кое-как. Для людей-магов хватало, но у животных чувствительность развита куда как сильнее, так что практиковаться ей еще очень долго.

Кроме охот и обучения, которые были описаны в переданном Лиамом дневнике со всеми уточнениями и подсказками, Камиля занималась и обычной магией. Трансфигурация ей давалась легче остальных направлений, но чары куда сильнее притягивали, так что тренировалась она упорно. Правда, после охоты, сила в ней обычно едва плескалась на донышке, но медитации помогали. Так что она часто выходила из тела по ночам, и если бы рядом оказался сведущий маг, владеющий магическим зрением, то он увидел бы странную картину. Над «спящим» телом молоденькой девочки со страшным шрамом на лице, полученном в бою с марсельской белкой, (невероятно быстрой волшебной зверюгой с собаку размером) левитирует дух этой же девушки, с духом книги в руках, и напропалую колдует. Сложнейшие заклинания трансфигурации даются ей быстро и без особого напряжения, а вот чары, в которых нужно не только филигранно управлять своим эмоциональным состоянием, но и контролировать от шести векторов внимания, это уже сложнее. Она тратит на эти тренировки куда больше сил и развивается в этом направлении куда как сложнее. Тут уже не столько сила важна, хоть без нее и никуда. Тут важно совмещение контроля потоков магии высокой плотности и контроля разума, что дается, справедливости ради, далеко не всем. Но Камиля девушка упорная, как и ее учитель, так что у нее нет сомнений – тренируйся и все получится.

К слову сказать, шрам, полученный от волшебной белки, она смогла исцелить уже через пару месяцев, после его получения, хотя в волшебном мире его смогли бы свести всего человек сто двадцать. И это из пятидесяти трех миллионов магов. Понятное дело, что целителей среди них не так и много, но показатель, какой-никакой. Лиам мог сделать нечто подобное курсе на пятом, ну, может на шестом. Он был очень талантливым магом, и не менее талантливым целителем. Камиля же, медленно, но уверенно постигала все то, что он передал ей в этой сфере магических умений, чем в тайне весьма гордилась. Конечно, даже Эмма была сильней молодой ведьмы в этой области, но у нее она профильная, так что с этим уже ничего не поделать. К тому же, Лиам с ней постоянно занимается и передает свои наработки не скупясь. В своей сестре он души не чает, да и Камиля с Эммой в самых хороших отношениях.

Девушка не следила за временем. Она даже не отдавала себе отчета в том, сколько уже находится в этом лесу, разве что ее подсознание скрупулезно считает дни, пересчитывает в недели, а те в месяцы. Но пока девушка об этом не думала, она просто не понимала, сколько времени прошло, да и не сказать, что хоть сколько-то ее интересовало. Вплоть до одного момента.

- Кошка, слезай, – позвала мантикора с земли. Сама Камиля снова сидела на своей ветке. Небольшой гамак висел полуметром ниже и совсем ей не мешал. Толстенная ветка с легкость выдерживала вес весьма небольшой девушки, а ее толщина давала достаточно места чтобы сидеть на ней, или даже лежать.

- Мрика? У нас вроде бы на сегодня все?

- У нас совсем все, кошка. Вали домой уже, – махнула лапой мантикора, и развернувшись, скрылась в кустах. Даже ее аура исчезла из магического восприятия Камили. Капелька зависти к уровню навыка этой зверюги-учительницы, грызнула душу девушки, и только потом она осознала сами слова.

- Все? Обучение окончено? – Удивленно протянула Камиля, а затем радостно взвизгнула. Она резкими движениями собрала свои вещи, запаковала палатку, в которой занималась зельеварением и анализировала различные, не известные магической науке вещества. Таковых в этом Лесу довольно много, так что ей было чем заняться. Собрав всё, девушка на миг замерла, вдыхая знакомый аромат Леса и активировала портал домой.

- Я ДОМА!!! – Крикнула от души Камиля, заходя в холл поместья учителя. Она этого не знала, но на три этажа выше, сидя в медитации в своем кабинете, Лиам вздрогнул, выпал из медитации и даже успел подумать, что ему показалось, но вовремя вспомнил, что именно сегодня возвращается Камиля. Уговор Мрика держала железно. Лиам качнул головой из стороны в сторону, понимая, что теперь времени станет меньше. Нужно все-таки выбрать помощников из того десятка маглов, что он нашел. Тащить все на себе становится невозможно.

- Привет. Рад, что ты дома, – раскрыл объятия Лиам, выходя навстречу Камиле. Девушка на радостях сиганула к нему метров с двенадцати. Допрыгнула, само собой. Она и не такие прыжки может совершать, если захочет. – Ууххх.

Лиаму пришлось переводить прием такого веса на большой скорости во вращение, не то, как бы силен он ни был, снесет в стену. Камиля тоже это поняла, но слегка поздновато – уже в полете.

- Привет, Лиам!! – Крикнула ему прямо в чувствительное ухо ученица.

- Привет, Камиля!! – Рявкнул в не менее чувствительное ухо учитель. Оба поморщились, а затем тепло улыбнулись. – Слезай с меня, обезьянка. Слезай и рассказывай. Я решительно желаю знать все.

- А может на охоту сначала?

- А может просто нормально поедим?

- Эээ… – растерялась Камиля. Слишком давно она просто не ела, приготовленное кем-то блюдо. В основном сырое мясо.

- Ага. А то привыкла там у себя в Лесу жрать полуживых от ран животных… Давай-ка возвращаться в цивилизацию. – Учитель повел рукой, приглашая ее в обеденную залу, но подумав, сначала отправил ее в комнату – мыться и вообще, приводить себя в порядок. И даже он не мог не признать, что выглядит девушка просто замечательно. Ее кожа практически светится от здоровья, загорела к тому же, хоть и раньше была темновата. А уж глазищи, и раньше бывшие большими, кажется стали еще больше.

Через полчаса Камиля спустилась в обеденную залу в платье, в туфельках, с подходящим ридикюлем и даже в маленькой шляпке. В Англии она смотрелась бы странно, слишком уж темнокожа. Тамошние леди наоборот ценят белизну кожи. Однако она в Испании, так что на мнение дам благословенной Англии им обоим было откровенно плевать. Впрочем, глядя на это под несколько иным углом, все еще забавней, ведь Камиля отчасти метаморф, и уж изменить оттенок собственной кожи для нее дело секунды. Причем степень белизны, уже полностью ее выбор.

Они принялись за ужин не торопясь, словно не дома, а на каком-нибудь приеме, возможно у Королевы. Медленно жуя, девушка снова привыкала к цивилизации и это было не просто. Обычная, вроде бы, вещь – платье, а жмет и натирает, без него куда как удобнее. Брюки с рубахой без рукавов, шорты с майкой, да вообще без одежды все равно удобней, нежели в одежде любой воспитанной девушки. Да еще эта мода на перетяжку в талии… А как бесят туф…

Рука девушки метнулась, и двумя пальцами выхватила из воздуха у своего лица нож. Камиля подняла глаза и посмотрела на своего учителя. Отбила еще один нож тем, что был зажат у нее в руке, метнула его и снова поймала. Вилка была блокирована небольшим подносом, стоявшим в радиусе доступности рук Камили, а сам поднос, словно метательный диск едва не отрезал Лиаму голову, но был пойман. Мгновение, и два тела слились в древнем танце войны. Удары сыпались в обе стороны. Они швыряли стол так, словно тот ничего не весит, хотя его вес зашкаливал за сотню килограмм. Проломили две стены и один потолок. Повсюду валялось оружие, ранее закрепленное на стенах и использованное как метательное. Оба дерущихся не были воинами в прямом смысле слова, и не желали по-настоящему нанести вред. Они проверяли реакцию друг друга, скорость, готовность к действиям и многие другие параметры чисто телесного взаимодействия. Но всему приходит конец, пришел он и для поединка тел. Зато начался поединок разумов.

Камиля в очередной раз отлетела к стене, мягко, но сильно откинутая туда учителем и скорее даже почувствовала его кивок. Мана и ментальная сила девушки скрутились, сжались в одну точку и мгновенно превратились толстенный жгут. Этакий сверхпроводник для тонких энергий малой… «реальности», буквально на границе с Предвечным Хаосом «несбывшегося, уже и еще». Ментал как таковой, вообще тема довольно обширная, но в данном поединке был использован всего один прием, известный с давних времен. Его использовали даже обычные маглы. То был поединок воли. Где-то в середине соединившего два разума вектора силы, сошлись в противостоянии две веры в свою силу, победу, счастливую звезду и Удачу. Чья сильнее, тот и победил. Два импульса уверенности двух человек, готовности к смерти, и главное к жизни после победы. В этом поединке не было мягкости прошедшего только что спарринга. Не было поддавков. Все честно и по максимуму. Вкладывайся полностью или оставайся побежденным. Вся развитость разумов обоих поединщиков, все «маски» и изощренное умение не играло здесь никакой роли, только голая воля. Весьма эфемерная точка пересечения двух воль застыла ровно посередине. Она не дрожала с самого начала поединка, совершенно не двигалась, лишь становилась все плотнее. В поединке сошлись не обычные люди, пусть и тренированные. Нет, тут нашла коса на камень между разумными, которые не раз и не два прошлись по самой грани со смертью. И даже она не смогла их напугать. Конечно, они изменились от такого опыта, но лишь закалились в горниле схваток не на жизнь, а на смерть. Воля таких людей это практически физическая величина, объективно влияющая на внешний мир. А точка напряжения все росла в размере и плотности, постепенно поднимаясь с уровня «мыслей» на уровень физический, как самый близкий к своему. На следующую ступеньку. И поединщики, даже не зная о такой возможности, это почувствовали, правда, поздновато. Между ними неожиданно раскрылось пространственное окно, из которого повеяло пробирающим до костей морозом. Они одновременно отвели друг от друга взгляд, и портал мгновенно схлопнулся.

- И что это было? – Спокойно спросила Камиля. За время поединка воли ее дыхание пришло в норму.

- Судя по всему еще одна разновидность портала, – пожал плечами Лиам.

- Но мы же не использовали магию?.. – Не то спросила, не то утвердила девушка.

- Видимо воля тоже кое-что может, просто мы не знаем, как к ней толком подступиться.

- Хм. Мой уровень силы просел. На самую капельку. Даже меньше, чем требуется на Люмос средней силы.

- Позже будем разбираться, а пока, приведи дом в порядок, ученица. И… ты умница. Успехи приятно поражают, особенно своим постоянством, – улыбнулся Лиам и ушел обратно в обеденную залу.

Поднял с пола блюдо, на котором лежали так и не выпавшие с него тарталетки, и с огромным удовольствием закусил. Он был доволен, словно кот, укравший крынку сметаны, и не попавшийся на воровстве. Даже сильнее. Ученица не только оправдала ожидания, но и превысила их, и это только в том, что касается физической формы. Ментально все еще лучше. Что касается чистой магии, то даже так видно, что девушка доползла до честной середины четвертого октана, и уже только это натуральный подвиг. Чего-то подобного Лиам ожидал, но не такой огромной эффективности. Думал, в силе с десятую часть четверки наберет, но судя по всему, Камиля все свое время посвящала либо тренировкам с Мрикой, либо тренировкам в магии. Упертая девчонка, и большая молодец. Лиам откровенно сказать, очень ей гордился, ну и собой немножко, куда же без этого. Дух Камили стал сильнее, что радовало не меньше, а то и больше, ведь не магией единой, так сказать. А уж ментальная стабильность, это просто подарок.

Вдруг, блюдо вырвало из рук и оно улетело на перевернувшийся в воздухе, и вставший на ножки стол, мгновенно покрывшийся скатертью, очищенной прямо в полете. Лиам оценил заклинание на «отлично», пожалуй, даже, мастерски исполнено. Столько элементов, значит, не менее шести векторов, и это только основа. И все это без самого заклинания, чистый контроль над разумом и силой. Кивнув себе, Лиам решил, что пора переходить в обучение Камили на высшую магию. И даже у него, бывшего пяти октанового мага, есть что предложить своей ученице в этой области. И даже в разных дисциплинах, будь то менталистика, чары или трансфигурация. За последние семь месяцев Лиам создал более трех десятков разных чар и трансфигураций, превращений и материализаций. Даже кое-что из запрещенной некромантии, если на то пошло. Обучение у Николя, пусть и подпольное, дало свои плоды, учитывая, что смежные навыки давно и прочно изучены. Впрочем, этого как раз, ученице знать совершенно не нужно. Некромантия ей все равно не подходит, а теорию она и так знает. По крайней мере, в дневнике, переданном ей, она была, ведь иногда и знания теории хватает, чтобы знать, с чем именно столкнулся и как отбиваться. Для этого вовсе не обязательно уметь поднимать зомби, личей или темных духов разной направленности, вроде той же баньши или полтергейстов.

- Закончила? Тогда садись и рассказывай, что у тебя нового? – Спокойно спросил Лиам, присаживаясь на восстановленный из щеп монументальный стул.

- Ну, для начала, теперь я могу призывать средних духов Третьей-четвертой ступени.

- Умница, это достойный результат, – прокомментировал Лиам.

- Самоисцеление выходит само, я даже почти не прилагаю усилий. Основной круг «приказов» умею выполнять подсознательно, как и семнадцать «уточнений», по типам ткани и месту ранения. Управление иммунитетом пока среднее…

- То есть тебе нужно быть в здравом уме и хотя бы в сознании. Но все равно, весьма не плохо. Не думал, что ты вообще до него доберешься так быстро. Я рад.

- Спасибо. Трансфигурация за седьмой курс закончена, – горделиво приподняла подбородок девушка.

- Не сомневался. Эта наука дается тебе на удивление легко.

- Чары тоже. Перешла на специализированные.

- Вода, я полагаю?

- Как узнал?

- Ты на нее чем-то похожа, а вселенная редко бывает ленива и не балует нас случайностями… – пожал плечом сквиб.

- А еще я полностью вылечила шрам от магической белки.

- Тот, что на лице? Не полностью, но почти.

- Как узнал?..

- Повторяешься, – хмыкнул Лиам. – На астральном теле еще видна тень былого повреждения, но выполнено неплохо. Для полного выздоровления нужно в правильном порядке усилить работу некоторых чакр, и духовные линии словно хмм… пыхнут, что ли, магией с примесью еще чего-то, неизвестного науке на данный момент. Через ауру пронесется волна чистой магии, без ментального отпечатка твоих желаний, что поможет восстановить повреждения астрального тела более полно. Схему ритуала можешь взять в библиотеке.

- Где? И как называется книга?

- Особый шкафчик. «Самоисцеление для мага». Лиам Генри Картер.

- Ты написал новую книгу?

- Нет, только свел все свои заметки под один корешок.

- Все равно, это фантастика! – Полыхнула эмоциями девушка, но сквиб даже не улыбнулся. Для него это не было чем-то важным. Обычные записки бывшего мага, не более.

- Ладно, я так понимаю, что это не все?

- Нет. Я немного научилась работать со снами… – стеснительно улыбнулась девушка.

- Это хорошо. Такая магия тебе подходит как менталистке. – Лиам кивнул.

- И делать вот так…

Девушка начала изменяться внешне. Прическа сменилась, волосы стали короче, еще и еще, пока не облепили ее голову, словно вторая кожа, и моментально стали чешуей, закрывающей голову на подобии шлема из кости. Ногти на руках превратились в когти по пять сантиметров длинной и вспыхнули в магическом восприятии чистой синевой. Мгновение, и четыре синих росчерка проделали в стене четыре сквозных дыры. А аура девушки не закончила свои изменения, постепенно став немного похожей на ауру мантикоры.

- Вот это да! – Выдохнул в восхищении Лиам, оценив бросок магических когтей, да и защиту от магии тоже. – Ты проделала огромную работу и сильно превысила мои ожидания. Впрочем, я знал, что так и будет. Подарок ждет тебя в соседней с твоей комнате.

- И что там? – Заинтересовалась девушка.

- Пойди и посмотри. Неужели не интересно? – Удивился Лиам.

- Пока что, мне интересней побыть здесь, – улыбнулась девушка.

- Там лежит кинжал, как у меня.

- Иридиевый?!! – Возглас донесся уже с лестницы, так как девушка буквально ввинтилась в пространство, что бы побыстрее попасть в нужную комнату. А потому, Лиам ответил уже пустому месту за столом:

- И даже зачарованный, да… – хмыкнул сквиб.

Через полминуты Камиля уже оказалась за столом, и ведь не запыхалась даже. Разве что сердце стучит чуть быстрее. Калибровка слуха у сквиба осталась прежней, и сердца людей он слышал прекрасно, как и все остальное.

- У нас намечается приключение? – Серьезности взгляда молодой девушки мог бы позавидовать военный хирург. А тяжести – палач с изрядным опытом. Зная учителя, девушка готовилась к очередным неприятностям. Очень уж часто они попадают в смертельно опасные ситуации.

- Скорее у меня, а ты, наверное, останешься дома. Я нанял тебе учителя по трансфигурации до весны. За три месяца ты должна пройти программу за два года нормального обучения, так что постарайся.

- Но я же только четвертого октана… – удивилась девушка.

- Именно поэтому, большую часть времени будет именно теория. Практикой займешься, когда перешагнешь порог пятого. И да, я разрешаю тебе пытать мэтра д’Барасо по теории хоть до заиканий. Ему за то и заплачено втрое, в конце концов. И вот еще что, у тебя две недели, что бы поверхностно ознакомиться с началами алхимии. Зелья зельями, а превращения веществ знать нужно, тем более тебе. Это поможет в обучении, как еще один взгляд на проблему вечной трансфигурации. И вот еще что, возьми вот это.

Лиам кинул девушке маленькую пластинку.

- Приложи за ухо. – Камиля медленно и с опаской приложила, как пластинка пропала из ее руки, а под ее кожей словно череп стал немного толще.

- Что это? – Воскликнула Камиля.

- Это твоя связь с Ммотс.

- С кем?

- Мы так ее назвали. The mighty mind of the spirit. Иногда я зову ее Мо, вроде не обижается, – пожал плечом сквиб. – А вообще, это искусственный интеллект. Она сможет ответить на многие вопросы по теории магии в общем, и трансфигурации в частности. Учти, она живая, мыслящая, не ругай ее сильно и всегда объясняй, что именно не так. Мы с Николя несколько модифицировали поделку венгерских магов и вселили в ядро духа разума. Слабого, но умного. Так что ИИ вполне живая. Не забывай об этом, пожалуйста.

- Это просто фантастика, – выдохнула Камиля, совершенно изумленная полетом мысли учителя. Вот она бы просто не подумала о такой простой, в общем, процедуре для улучшения признанного во всем мире совершенства. Да никому бы это в голову не пришло! Кроме Лиама. – А как?..

Договорить она не успела, так как услышала в своей голове, прямо перед первым ментальным щитом:

- «Именно так со мной и нужно связываться. Я способна считывать самые громкие мысли носителя пластин/ключей, однако по контракту не имею права заходить в Ваш разум далее первого щита».

- Каррамба! – Подскочила девушка с любимой присказкой учителя на устах. – А если так?

- «Я предполагаю, что мастер Лиам прав, и Вы проверяете меня, ускорившись до максимума. Да, я могу работать на подобных скоростях, хоть это и тратит больше энергии. Но у меня нет в ней дефицита. Я располагаю огромными запасами, предоставленными мастером Лиамом и магистром Николя».

- Ого! Но почему тогда только предполагаешь?

- «Потому что Вы не сняли первый щит и я не «видела», что за ним происходит».

- Поняла. Учту на будущее. Слушай, Мо, можно я буду тебя так называть?

- «Можно, мастер Камиля».

- Спасибо. Но я не мастер, я еще только учусь.

- «Широта возможностей и подвластных воздействий, доступная Вам в данный момент, соответствует именно этому рангу».

- Может и так, но в действительности, мне еще далеко до мастерства в любом из направлений магии.

- «Как скажете. Как мне Вас называть?»

- Можешь называть просто Камиля.

- «Договорились». – Сказала ИИ, и ее присутствие исчезло из разума девушки.

- Это волшебно, Лиам! Ты создал чудо!

- Отнюдь, я просто объединил два разных подхода, вот и все.

- Думай, как хочешь, но я в восторге.

- Да на здоровье, только не ляпни о ней кому-нибудь.

- Не беспокойся, – слегка улыбнулась девушка.

- Я не беспокоюсь. Я предупреждаю.

- Хорошо, Лиам.

- Вот и славно.

Постепенно страсти по возвращению домой ученицы улеглись, и Лиам вернулся к своим делам. Радость, конечно, большая, но и их никто за него не переделает, а жаль.

Лиам еще раз сверился с картой и снова уверился в своей правоте. Это здесь, должно быть здесь, ведь это последний шанс. Или он найдет то, что ищет, или придется проводить ритуал, чего крайне бы не хотелось. Слишком там все… зыбко, неясно и вообще. Сквиб подошел к незаметной незнающему глазу расщелине и достал из рюкзака здоровенную кувалду. Примерился перед ударом и почувствовал укол в шею. Тьма настала моментально, а сквиб уснул, глядя цветные, но неприятные сны.

Сквозь сон он различал голоса, накрепко запоминая каждое слово, и понимая даже в таком состоянии, что ничего не понимает. Для него, знающего все европейские и большинство азиатских языков, причем не только современных, это было странно. Но сон сбивал мысли, не позволял удерживать зыбкое пространство сна на приемлемом уровне для полного осознания, швырял его в новые красочные пятна безо всякого смысла. Тяжелое, муторное состояние, растягивающее личное время на неопределенный срок, уходящий в бесконечность.

Очнулся Лиам совершенно голым, привязанным к странному сооружению и с натянутыми, как струны, мышцами, причем казалось, что они натянуты все разом. Кожаные ремни врезались в кожу довольно глубоко, перекрывая кровоток в теле, и делая его не сильнее котенка. Лиам незаметно напрягся, как смог, но тело почти не отреагировало. Зато, отреагировали люди в соседнем помещении. Судя по их аурам, они направились прямиком к нему. Настроены решительно, ауры прямо стальные. Такое Лиам уже не раз видел бы, если бы зеркало отражало ауры. Но подобное состояние сознание ему было знакомо.

Ни слова не говоря, в комнатку вошли трое. Первый, невероятно могучий мужчина, судя по лицу и коже – индус полукровка. Сломанный не раз нос, смотрит чуть в бок. На ауре видно, что у него плохо работает печень и должно быть множество шрамов на торсе. А еще, в его ауре сотни отметок убийства. Неприятный разумный. Лиам был уверен, что это палач.

Второй явный европеец, но с примесями азиатских народностей. Нос широковат. Этот человек не облачен властью и сильно ее хочет, чего уже вряд ли добьется. Возраст его подходит к закату жизни обычного смертного. Седина уже не просто пробивается, она застелила всю голову невысокого, но крепко сбитого мужчины с заметным пузиком. Острые, неприятные черты лица довершали картину.

Третий вошедший оказался самым опасным. Маг. Судя по ауре, менталист и довольно сильный. Так же, сам маг имеет явно африканские корни и является весьма слабым шаманом, что не помешало ему достичь высот ментальных умений. Широкий нос хищно раздувается, пальцы нервно шарят в воздухе в предвкушении работы…

Нужно было начинать диалог, но Лиаму решительно ничего не приходило в голову. Хотелось поднапрячь тело и уложить этих типчиков бездыханными телами на грязном полу этой пыточной. Но ярость попавшего в плен сквиба, не могла сейчас помочь, а потому, была безжалостно задавлена мощным разумом и отодвинута от управления телом.

- Кто вы?.. – Разродился вопросом сквиб, но закончить ему не дали. Мощный, выбивающий все мысли удар в лицо и сломанный нос, быстро заткнули разговорчивого клиента палача. – Ну, нет так нет. – Лиам резко выдохнул кровь и попал прямо на мага и палача. Буквально обсморкал их, подготавливая план побега «Б». Был у него и план «А» и даже план «Ж». План «А» – в ментальном поединке победить негра, вырвать из его головы нужные знания, а остатки разума уничтожить, подменяя своей маской. План «Б» – Прижать всех в этой комнате окклюменцией, авось и пожалеют беззащитного «ангела», безжалостно прикованного к этой странной дыбе. Ну, а план «Ж», как понятно из названия, самый тяжелый для исполнения и самый неприятный для Лиама. Заставить попавшую на этих разумных кровь, прожечь их насквозь. Проблема только в том, что для этого нужно было выдержать часть пыток, иначе будет ну очень странно, когда ему придется воткнуть в собственную ладонь ногти и вырисовывать руны кровавым пальцем на собственной ладони.

Но планы планами, а еще один удар он точно заслужил. И, понятное дело, сразу же воспользовался, чтобы его кровь попала на третьего. Всего капелька, даже не заметная глазу, попала на него, но Лиаму при нужде хватит и этого.

Троица переглянулась, и палач потянул за один из двух десятков рычагов. Боль, по крайней мере такую, обычный человек терпеть не может, и Лиаму пришлось терпеть ее без обезболивания. Сыграть такое он был не в силах, так что и выбора особо нет. Он заорал со всех сил, тело забилось в судорогах, и именно в этот момент в его сознание грубо вломились. Судя по действиям менталиста, тот не собирался оставлять его в живых. Слишком сильно, слишком топорно. А Лиам совсем недавно встал на новую ступеньку ментального мастерства, благодаря «Балахону», как продолжил называть владельца самой завидной в мире коллекцией артефактов. Тот, наверное, и не собирался, но показал сквибу не только и не столько дыры в его защите, но и принципиально новый подход к легилименции, если на то пошло. Нет, балахонистый виртуозно орудует ментальными щупами, но против семи смертных «грехов» он выстоять не мог. Может, будь у него год или два, он бы и разобрал их на чистую энергию, но их ему никто давать не собирался. К тому же, Балахонистый не столько вламывался в сознание, сколько снимал десятки и сотни показателей с мозга и ментального тела, окутывая человека силовым полем-сканером. Сам подход Лиама сильно удивил, но он принял его на вооружение. И нельзя сказать, что он мог бы таким подходом воспользоваться, зато мог от него защититься и вполне эффективно. Применительно к данной ситуации это означало, что переделанная защита сознания с легкостью отбила нападение менталиста, перенаправила основные вектора внимания в обход, а затем и вовсе законтачила друг с другом по весьма навороченной схеме. Менталист стал грубо и жестко сканировать сам себя, повреждая разум, и буквально вымывая потоком сконцентрированного внимания некоторые области памяти. Лиам просто не мог не воспользоваться такой удачей и, перехватив один из побочных потоков, рванул к заветным знаниям. Он тоже совершенно не беспокоился о разуме врага, жестко, но быстро просеивая воспоминания. Некоторые куски он буквально вырывал из вражеского разума, копировал, чистил на скорую руку, убирая эмоциональную и чувственную составляющую и перекидывал к себе. Чуть позже, когда появится свободное время, он просеет информацию, прочувствует ее со своей точки зрения и встроит в структуру своего разума, хоть это и потребует времени. Лиам никогда в своей жизни не работал на такой скорости. Разогнанные мозги позволяли еще немного ускориться, но он этого не делал, даже видя, что из-за этого некоторые куски важной информации испаряются под жестоким прессингом самого менталиста. Проблема в том, что Лиаму приходилось поддерживать обман, как собственно и стремление менталиста проникнуть как можно глубже, при этом полностью убрав осознание того, что он видит. То есть вражеский маг не осознает, что шерстит именно свою память, а делать это не просто даже для такого талантливого окклюмента, как Лиам. А уж сколько ресурсов это требует, лучше вообще молчать. Потому сквиб смирился с тем, что часть информации будет утеряна, зато остальная в его полном распоряжении. Да и вторая – основная цель будет выполнена. Вражеский маг превратится в овощ, способный лишь агукать да асясяйкать, ради чего все это и затевалось, собственно. Работа продолжалась всего пару минут, что вполне нормально для глубокого сканирования. Лиам давно не ощущал своего тела, которое корчилось на дыбе, ему было не до того. Все его внимание, вся воля, все существо было в этом ментальном поединке, если происходящее вообще можно так назвать. Создание иллюзии внутри разума противника оказалось делом неимоверно сложным, но возможным.

- Хрррр… хх… – прозвучало из уст менталиста и тот, закатив глаза, рухнул на пол уже мертвым. У него остановилось сердце. Судя по всему, он слегка промахнулся и сам себе выжег часть подсознательных рефлексов, включая и тот, что заставлял его сердце биться. Лиам заметил это случайно, и успел выскочить из сознания мертвеца в последний момент. Мозг еще был снабжен кислородом и не начал умирать, так что сквиб спокойно добрал последний кусок и оказался в своем теле. Аккуратный приказ своему телу, и оно безвольно обвисает в ремнях. Лиаму нужно время на сортировку полученной информации, а лучше обморока для этого пока ничего не придумали.

Он знал, что будут проверять, действительно ли он без сознания, а потому отключил чувствительность, и когда его сильно ткнули в бок заостренной железякой, пропарывая кожу и часть мышечных волокон, он даже не вздрогнул, чем убедил палачей в своем бессознательном состоянии. А сам, разогнал мозг на полную катушку и занялся сворованной информацией.

Язык, который показался ему совершенно не знакомым, оказался очень древним. На нем говорили во времена, когда по этой земле ходили Боги, а герои дрались с чудовищами. Тогда существовало в этих горах одно племя, с потомками которых он и столкнулся. Племя отличалось от большинства других племен тем, что у их существования была цель. Они охраняли Место Исчезновения. Так они называли Пещеру в горе, где исчезали люди, животные, да вообще все. Причем все это им приказал делать настоящий одноглазый Бог, который взамен дал племени возможность чувствовать мир. И чувствительность была и впрямь глубокой. По сравнению с ними, Лиам видел и чувствовал куда как меньше. И это с учетом всех медитаций и магического зрения, так что это весьма показательно. К примеру, любой в этом племени мог при первой встрече сказать, чем именно болен человек, без единого сканирующего заклинания. Видели духов, даже природных, которых увидеть сложнее всего. О таких простых и естественных вещах, как Чувство Правды, можно и не упоминать. Конечно, они смогли развить многие навыки, с таким-то подспорьем. К примеру, их маскировка ауры была если не совершенна, то близка к тому. Они научились общаться с духами, даже не покидая тела и многое другое. По факту, практически каждый в этом племени был не самым слабым окклюментом, шаманом, а иногда и ясновидящим. То есть, мог видеть все, что происходит хоть на другом конце мира, хоть в соседней хижине. Лиам полагал, что Всеотец наложил на племя самое натуральное наследственное проклятие, в обмен на службу, то есть охрану этой Пещеры. Сквиб считал, что там портал. Куда он ведет неизвестно, и вариантов хватает. От Вальгаллы, легенд о которой десятки, и до любого из сотен тысяч миров вселенной. Интересны в этом всем только две вещи. Первая, это то, что сам Всеотец был заинтересован в том, чтобы портал не был найден, а второе… Второе заключается в том, что племя до сих пор существует, и хоть порядки в нем существенно изменились, но факт остается фактом. Сокрытые от мира в Андах, они развивались сами по себе, время от времени отлавливая чужаков из внешнего мира. Часть шла на обновление крови, часть использовалась для пополнения информации об окружающем мире и это только мужчины. Женщины… Участь их ужасна. Всю свою недолгую жизнь пойманные девушки рожали. Лиам действительно не понимал, как на это племя еще не набрел кто-нибудь действительно могущественный и не уничтожил его. Впрочем, этот вопрос его интересовал постольку поскольку. Этим он собирался заняться сам в самое ближайшее время. Сквиб открыл глаза и взглянул на палачей, что спокойно переговаривались в стороне от лежащего рядом трупа менталиста. И ведь магглы магглами, только с огромными сенситивными возможностями. Даже аура практически не развита, а то развитие что есть, обусловлено проклятием, которое постоянно питается их силами и пассивно заставляет развиваться.

- Эй, отпустите меня, – спокойно сказал, наверное, самый красивый парень в мире. Казалось, что его кожа светилась изнутри, и даже потеки крови из носа и ушей не портили, а подчеркивали его красоту и беззащитность. Это даже забавно, но именно их чувствительность, развитая проклятьем, не дала им сопротивляться воздействию. Они настолько отчетливо почувствовали эту красоту, это совершенство и внутреннюю гармонию, что даже окклюменция не помогла сбросить воздействие. Они оказались полностью во власти ангела, привязанного к дыбе. Палачи наперегонки бросились к Лиаму, упав по дороге, но тут же поднялись на ноги и снова рванулись к нему. Кожаные ремни были частью развязаны, частью разрезаны тонким ножом. А затем, оба палача по очереди раскрыли свои разумы ангелу. Через десяток минут, Лиам хромая на обе ноги, покинул пыточную и медленно пошел по направлению к выходу, убивая всех, кого встречал по пути.

Нет, он не был жесток и не стал маньяком. Просто он видел в разуме палачей всю их жизнь. Десятки, сотни запытанных до смерти людей. Особенно они покуражились во время войны, обучая своим практикам потомков. Оказалось, чувствительность куда быстрее развивается именно во время пыток, так что ими не пренебрегали, выращивая сверхчувствительных маньяков, подсевших на садизм и все те эмоции и чувства, которые испытывают пытаемые. Это просто ужасно, и оставлять в живых хоть кого-то из этого племени, Лиам не собирался. Проблема была только одна. Сам он в ужасном состоянии, тело повреждено не фатально, но близко к тому. Разрывы мышц и связок – последнее, что его беспокоило, а вот перенапрягшиеся мышцы, повредившие внутренние органы, это куда как хуже. Лиам и понятия не имел, что перенапрягая пресс, можно повредить селезенку, которая теперь кровит. А учитывая то, как много в ней крови, это весьма опасно. Праны осталось мало, но основные повреждения он заживил. Был совсем мрак, но теперь, сквиб хотя бы мог ходить. И он спешил добраться до своего мешка или браслета. Браслет даже лучше, в нем запас праны.

Шаги гулко отдавались эхом в каменном коридоре. За каждым шагом эхо приносило удар капельки жидкости о камни пола. Кровь сквиба устилала его путь к оружейной, где хранили в том числе и конфискат. Его вещи должны были быть там. С каждым шагом думать все сложнее. Надорванный желудок время от времени сокращается и Лиама рвет бурой жижей, наполовину состоящей из крови. Зрение стало подводить все чаще, словно глаза разъезжаются и не могут сфокусироваться ни на чем конкретном. Сознание тоже мутится. Лиам уже отключил практически всю периферию. Нервная система работает дай бог процентов на семь, слух, да и все чувства отключены, кроме осязания. Без него невозможно двигаться. Ориентируется сквиб исключительно магическим зрением.

Нужная дверь выплыла из окружающего пространства, словно мираж в пустыне. Лиам даже засомневался, пытаясь критически мыслить, но тут уж пришлось взять на веру, что ему не кажется. Он с трудом отворил железную дверь, едва ли не наваливаясь на нее всем телом. Рухнул внутрь и не останавливаясь, пополз. Два метра, три, четыре. Видимо его вещи просто закинули внутрь, не особо заботясь тем, чтобы положить их хоть как-нибудь аккуратно. Рюкзак словно сам влез в руку, но Лиам пополз дальше. Голова уперлась в стеллаж, но рука заползла дальше, нащупывая деревянный ободок, закатившийся в самую даль. Вот уж воистину закон Мэрфи. Сквиб не сдавался, шаря рукой, и нашарил. Деревяшка моментально заняла привычное место на руке, а с плеч Лиама словно гора рухнула.

Прана потекла по телу, даря блаженное чувство силы и здоровья. Клетки в местах повреждений стали делиться с огромной скоростью. Регенерация взялась за дело, латая организм, перенесший неимоверное напряжение и очень сильно поврежденный. Желудок пришел в порядок в первые пару секунд. Повреждения мышц Лиам оставил на потом. Боль можно и потерпеть, а вот повреждения селезенки совсем другое дело. В животе уже с пол-литра крови плавает. А пол-литра, это больше полу килограмма – давит на внутренние органы. Кровь все-таки плотнее воды.

Сквиб подполз к мешку и стал доставать нужные ему сейчас вещи. Нож, флягу со спиртом, кроветворное зелье и многое другое, нужное для проведения операции на самом себе. Уже через пару часов Лиам пришел в норму. Нет, отлежаться пару дней было бы неплохо, только кто ж ему даст-то столько времени?

Окруженная горами долина, прикрытая сверху зеленью могучих деревьев, в этот день увидела странное. Впервые за многие тысячелетия из темницы вышел «внешник». Более того, он был здоров, пусть и относительно, но все-таки. Он не качался от истощения, как бывает с теми, кто призван разбавить кровь. Он не выглядел и овощем, чью память распотрошили менталисты племени. Нет, он шел так, словно это он здесь хозяин, и он был красив, словно ангел.

Лиам вышел на площадь небольшой деревеньки на полсотню домов и крикнул:

- Все сюда! – на том языке, который понимают в этой деревне. Усвоить его полностью он не успел, но и нескольких фраз хватит для исполнения плана.

Люди выходили из жилищ, ахали и подходили поближе. Они не решались трогать это невероятное светлое и чистое существо, но подсознательно желали находиться как можно ближе. Вскоре, перед Лиамом собрались все, кроме нескольких выпасков и тех разведчиков, что сейчас были на посту во внешнем мире.

- Откройте мне свои разумы, люди. – И люди открыли. А как не открыть, когда тебя попросил ангел? А затем они начали падать на землю, когда Лиам врывался в самые глубины их подсознания, и стирал телесные рефлексы. Сердца останавливались, легкие не дышали. Нет, Лиам убил не всех. Только тех, кто старше пятнадцати. Остальных еще не начинали обучать по зверской программе в пыточных подвалах.

Перед ним остались лишь дети, но и те спали глубоким сном. Когда они проснутся, то увидят только пустой поселок и ни одного трупа. В четырнадцать лет быт им знаком полностью, выживут. Но все знания по столь ужасающему способу развития сверхчувствительности старшее поколение унесет с собой. В могилу.

Лиам задержался в поселке на неделю. Нужно было похоронить убитых им людей, Так что он их сжег, а пепел развеял над лесом. Нашел все тайники со свитками и наскальной живописью, которой хватало. Он все это уничтожил, оставляя только нормальные способы тренировок, даже сам исписал несколько пергаментов описаниями упражнений, параллельно осваивая язык. Дождался возвращения разведчиков, убил и их, освободив трех человек, принесенных из-за гор. И лишь убедившись, что все в порядке, и прежние времена вряд ли вернутся, уничтожил темницу, призвав с помощью своего духа разума, духа земли. Силы в его ядре было много, так что подземная тюрьма просто схлопнулась в одно мгновение. После этого, он забрал выживших, все так же пребывающих во сне, разбудил оставшуюся в живых молодежь и ушел по тоннелю обратно, во внешний мир. Делать ему здесь было больше нечего. Покинув долину ужаса, Лиам разбудил троицу невезучих и отправил их по домам, примерно указав направление. Вещи у них были, еда тоже, не пропадут. Тем более место, где они проснулись, им оказалось знакомо, так что в их выживании он не сомневался.

Он не стал пробивать тонкий слой камня, чтобы добраться до портала. Портал ему не был нужен. Он надеялся найти здесь нечто совсем иное, к пространственной магии совершенно не относящееся. Однако, видимо не судьба. Место, где он стоял всего секунду назад глухо хлопнуло, а сам Лиам оказался в своем поместье в Испании, прямиком в портальной зале.

- Ну как? – Спросила Камиля, вбегая в залу. Она с легкостью почувствовала возвращение учителя.

- Неудача, – грустно качнул головой Лиам. – Это оказался какой-то портал.

- Понятно. Он нам без надобности, – так же грустно качнула головой Камила, но тут же вскинулась. – Но есть ведь и ритуал!

- Есть. Но я ведь не просто так весь мир перевернул в поисках артефактов и знаний.

- Я понимаю, как и то, что ритуал может пройти неудачно.

- Может. Но раз вариантов других нет, то придется воспользоваться им.

- Придется. Я с нетерпением жду, когда ты снова сможешь колдовать, Лиам. Жду, когда мы утрем нос всем этим задавакам из МКМ.

- Утрем, конечно, – уже уверенно глядя в будущее, улыбнулся Лиам.

- Нет, тут что-то еще. Рассказывай, что там еще произошло, что на твоей ауре до сих пор следы какой-то операции на брюшной полости, – довольно резко произнесла ученица, серьезно взглянув на учителя. Она даже кинула в него Исцеление, которое некогда пришло в их арсеналы с серьгой артефактом. Теперь она с легкостью выполняла его без палочки или браслета, как и многое другое. Аура девушки вмещала в себя три сложных заклинания-ритуала или двенадцать средних, или много простеньких заклинаний. В среднем, около сорока простых. Так что у нее на все случаи жизни было припасено что-нибудь этакое.

- Не трать силу зря. Я уже сделал тоже самое. Аура придет в себя через несколько часов.

- Я знаю, просто выглядит все так, словно ты исцелился праной.

- Так оно и есть. Я, честно сказать, не уверен, что тебе вообще нужно это знать.

- Я уверена, – четко произнесла Камиля.

- Ну, а я нет. Может быть когда-нибудь и расскажу. Просто знай, что решения, которые мы принимаем, далеко не всегда просты и приятны. В некоторых случаях, после их принятия, смотреть на себя в зеркало становится до крайности мерзко.

Не став продолжать, Лиам вышел из залы и на три дня заперся в своем кабинете. Он подключил все свои связи, все знакомства, больше трети должников, которых у него хватало во всех частях мира, но добился своего. Ведьму второго октана, Камилю из Багдада, примет комиссия для сдачи международного экзамена общей готовности колдуна. В присутствии мастеров магии, Камиля из Багдада приглашается на сдачу экзамена на подмастерье магии, без указания направлений.

Чтобы выбить такую формулировку, Лиаму пришлось напрячь всех, до кого он смог дотянуться. Николя со своей стороны, прекрасно зная, на что способна ученица друга, так же надавил на департамент образования, и изрядно помог сквибу. Многих выбило из колеи то, что ее официальным учителем даже в бумагах проставлен сквиб. Пусть и весьма известный, но все-таки не маг. Но, как только поползли слухи, официальная бумага увидела свет. Сквиб обучивший колдунью ВТОРОГО октана… Это заинтересовало волшебников, и в департамент образования полетели сотни и сотни сов. Все хотели увидеть, чему он смог ее обучить. Все-таки иногда даже раздражающая известность может помочь.

Для проведения экзаменов МКМ выделило огромную арену, чтобы вместить всех желающих. К слову, сдающий экзамены волшебник, вполне мог запретить открытое прохождение, и никого бы не впустили. Но тогда и весь экзамен могли бы завернуть, чего Лиам не хотел, и от имени Камили отказался от такого права. Хотят шоу? Да на здоровье. Будет им шоу.

Лиам вышел из кабинета и отправился спать. Времени на отдых не так уж много, да и ритуал у него на носу, так что нужно завершить дела поскорее. И одно из дел, это завершение обучения ученицы. Если он погибнет во время ритуала, девушке будет довольно трудно найти нового учителя хотя бы потому, что в Министерстве Багдада, откуда она родом, она все еще числится как волшебница второго октана. Более того, ни один известный Лиаму волшебник не возьмется ее учить. Это крайне не выгодно по репутации.

Отоспавшись, Лиам проснулся только к вечеру дня экзамена, после чего завершил контракт нанятого для Камили преподавателя трансфигурации и приказал:

- Одевайся. Тебя ждет в комнате полный вечерний гардероб.

- А куда мы идем? В оперу?

- Нет, не сегодня. Может быть позже. Одевайся, мы выходим через полтора часа. Рюкзак не забудь.

- ?!! – удивление на лице ученицы было написано огромными буквами.

- Все потом. Шевелись, мы не можем опоздать.

- Хорошо… – растеряно промолвила девушка и ушла к себе, успев лишь попрощаться с мэтром. Тот только хитро улыбнулся и аппарировал. В отличие от самой девушки, он прекрасно знал, куда именно они сегодня идут. Сам он также будет присутствовать на экзамене своей мимолетной ученицы, но по просьбе Лиама, ей об этом не рассказывал. У МКМ для учеников свой экзамен, а у Лиама – свой. Он хотел увидеть, как именно она отреагирует и за сколько секунд полностью соберется. Ее навыки в окклюменции с некоторых пор он полностью оценить не в силах, но это не помешает ему оценить их по внешним проявлениям.

- Готова, Камиля? – Протянул ей руку Лиам.

- Да, вроде…

- Я слышу сомнение? Могу дать еще пару минут, если нужно.

- Нет, не надо. Я готова, Лиам. Куда мы идем на этот раз?

- Увидишь, ученица. Приготовься, портус.

Два человека появились в Швейцарии. Портал выкинул их на окраине, так как именно оттуда Лиам уходил порталом в прошлый раз. Соответственно в портале сохранились именно эти координаты. Впрочем, сам Лиам считал, что так даже лучше. Идти тут не далеко, а мысли привести в порядок, как раз времени хватит.

- Мы в Цюрихе? Знакомое место.

- Да. Пройдемся в тишине, ученица.

- Хорошо.

Пара спокойно шла по столице, но на них многие оглядывались и не спроста. В мае в горах весьма прохладно, но эти двое шли в вечерних нарядах и судя по всему, совершенно не мерзли. Камиля одной мыслью накинула на них согревающие чары, несколько небрежно и походя, но колдовство получилось филигранным. Лиам только кивнул своим мыслям: она готова. Сила придет со временем и тренировками, и пятый октан девушка возьмет. Пара тройка лет и все будет. Тут нужно только упорство, а его у Камили хватает на пятерых. Шаг за шагом они приближались к зданию МКМ. От Министерства Багдада должно было прибыть несколько мастеров и засвидетельствовать все достижения Камили из Багдада. Забавно, но девушка родилась без фамилии, прожила без фамилии много лет, и вряд ли когда она ей понадобится. Впрочем, в столе Лиама лежат готовые магловские документы на имя Камили Оливии Картер, его кузины. Это его заготовленный заранее подарок бывшей ученице, а ныне, взрослой магессе. Он не мог дать ей семью, но мог стать ей, он не мог придумать ей фамилию, но мог подарить свою. Если захочет – примет, ну а на нет, и суда нет, так он решил.

Они вошли в дверь здания МКМ швейцарского филиала, прошли через невероятно огромный холл, спустились на лифте на минус тридцать седьмой этаж. На Арену.

- Ученица, выслушай меня очень внимательно. За этой дверью тебя ожидает далеко не самый важный экзамен в твоей жизни. Всего лишь о готовности колдуна. Когда сдашь его, сможешь потребовать экзамена на подмастерье. В чем? Решать тебе. Можешь идти по боевке, на подмастерье ты тянешь легко. Легилименция-окклюменция? Тоже. Тут даже на мастера можешь попробовать. Шаманизм? Пожалуй, рановато, годиков через десять, мда. Про трансфигурацию ты и сама знаешь. Подмастерье легко, а дальше просто сил пока не хватит. Но есть нюанс, Камиля. Про мастеров магии ты слышала, но эту тему мы толком не разбирали. Так вот. Мастер магии, это мастер на все руки, и как раз его я из тебя и лепил. Для них другой экзамен, куда сложнее, но и уважение к ним совсем другое. Ты сможешь пройти это испытание, я в этом не сомневаюсь ни секунды. Но решать только тебе. Ни мое мнение, ни чье-то еще, не должно тебя волновать вообще. Можешь не искать в моих словах вторых и третьих смыслов. Ровно то, что я сказал и не более.

- Хорошо, учитель. Мне туда? – Девушка кивнула на дверь.

- Да. Мне не дадут быть рядом все время. Усадят за судейский стол, вероятно, а то и вовсе из зала выпрут.

- Почему?

- Я сквиб. Презренный неудачник, по мнению волшебников. – Пожал плечом Лиам.

- Идиоты, – выплюнула через губу Камиля, но тут же собралась.

- Вот ты, как раз, это и докажешь, – улыбнулся Лиам. – И знай, что бы ты ни выбрала, я буду гордиться тобой. Даже если ты остановишься сразу после обязаловки.

- Сп… спасибо, учитель, – чуть не заплакала Камиля, но быстро взяла свои эмоции под контроль.

- Вот и умничка. Идем, девочка…

Лиам не мог отворить огромные двери чарами, зато удара ногой как раз хватило, чтобы приоткрытые двери пропустили его внутрь. Лиам впечатывал каждый шаг в мелкий песок Арены, пока шел к комиссии, устроившейся прямо здесь. Для них вынесли длинный стол прямо на песок, как и удобные диванчики.

Сквиб шел обычным шагом, но каждый на трибунах и Арене почувствовал его силу. Те, кто умел видеть и чувствовать, видели очень плотное и мощное астральное тело, присущее скорее магистрам магии, чем сквибам, а уж пылающее силой ядро, на высшей планке восьмого октана, выбило многих из колеи. Не почувствовать столь концентрированную силу было просто не возможно. Раскрытая всем астральным ветрам аура подавляла. Многие колдуны совсем иначе взглянули на сквиба, почувствовав его внутреннюю силу. Во взглядах понимающих волшебников появилось уважение, ведь они понимали, через что нужно себя протащить, чтобы развить в себе подобную силу. Из сидящих на трибунах Арены, всего пара десятков человек, решилось бы на подобное самоистязание. Ученица легко скользила за левым плечом сквиба, этикету она была обучена отменно.

- Кто ты, приведший сюда ученицу? – Спросили его, когда Лиам подошел к столу комиссии.

- Лиам Генри Картер. Сквиб.

- Кто та, кого ты привел?

- Камиля из Багдада, моя ученица по клятве.

- Принято. Присаживайся на то кресло, а мы начинаем экзамен эээ… Камили из Багдада, второй октан.

- Уже четвертый, – спокойным голосом перебила председателя Камиля. Седой как лунь мастер чар приподнял голову, глянул на нее, но согласно кивнул.

- Четвертый октан на сей день. Письменная часть пропущена, по причине вашего опоздани…

- Письменная часть и не должна была проводиться. Главное практика и понимание того, что делаешь. Контроль магии, вот главный критерий, уважаемый мастер. А по теории… можете задать ей любой вопрос в устном порядке. – Прозвучавший голос удивил Лиама, ведь он был ему знаком.

- Отао? А ты как здесь оказался?

- Ну так я ведь мастер чар, Лиам. Имею право принимать экзамены уровня школы.

- Ясно, благодарю.

- Что ж. Устно, так устно. Пожалуй начнем… Расскажите нам, юная дева о чарах Патронуса.

Камиля посмотрела на Лиама и тот ей улыбнулся, чуть пожимая плечами, вроде как, дал разрешение, которое ей было не нужно.

- Вам по учебнику, мастер, или как на самом деле?

- А для Вас есть разница? – Удивился старый мастер.

- А для Вас нету? – удивилась девушка. – Что же, я объясню, как я это вижу. Чары Патронус, считаются высшими чарами, и используются для трех вещей – передать сообщение, защититься от дементоров и других мелких и слабых демонов, ну и от авады, само собой спасает. И хоть лично я не стану использовать эти чары ни по одному пункту, ибо считаю это глупостью, но сами чары разъясню. И так. Патронус формируется на стыке чистого контроля магии и контроля разума, то есть маг, эээ… то есть волшебник, конечно, вылавливает в памяти приятные, даже счастливые моменты жизни, подхватывает их, и проводя через весь разум поток чистой магии, выводит его в мир, создавая телесного патронуса, который чаще всего, соответствует внутреннему зверю будущего анимага. И на мой взгляд, узнавание своего внутреннего зверя, это единственное адекватное применение этого заклинания. Это если по учебнику, мастер.

- Все, в общем, верно. Показать можете?

- Могу, но желания особого не имею. Проводить чистую магию напрямую через разум, это, во-первых, ломать собственные окклюментные щиты, во-вторых, пусть и не сильно, но повреждаются взаимосвязи между нейронами мозга, и если Вы не в курсе, то слегка затирает использованное воспоминание. Как-то мне не хочется забыть хоть что-то по-настоящему радостное.

- Я в курсе о побочных эффектах, и удивлен, что о них знаете Вы. И так, расскажите же нам, как на самом деле, по-вашему, раз учебники Вас не устраивают?

- О, тут все просто. Нужен просто контроль эмоциональной сферы. Нужно научиться вызывать нужное чувство и эмоцию. С чувствами, конечно, посложнее, но возможно, а эмоции, это чистый контроль тела. Хотите возбуждение или гнев? Надпочечники выделят нужный коктейль. В общем-то, все просто, нужно только тренироваться, вот и все. Далее, если маг в своем уме, он не станет тащить поток магии через собственный разум, а просто выведет эмоциональную составляющую прямо в руку с концентратором, после чего пропустит по ней силу, и вуаля…

Девушка взмахнула рукой без палочки, а рядом с ней свернулась огромная пантера. Телесный Патронус подобной силы и плотности, огромное достижение для любого волшебника. А уж выполнить его без палочки… Легче легкого, так как все преобразования происходят внутри тела мага, и потерь силы ноль целых, ноль десятых. Пожалуй, для беспалочкового исполнения, более легкого заклинания и не придумаешь. Но в зале это поняли далеко не все, особенно подмастерья, не способные за секунды осознать новую концепцию старого заклинания, а потому многие ахнули.

- Прекрасно, просто превосходно. Пусть заклинание и изменено, но исполнение чудесное, – захлопал в ладоши старый мастер – председатель.

- Благодарю, Мастер Шмидт.

- Не за что, юная дева. И так, как мы все убедились, Камиля из Багдада превосходно знает теорию магии, раз уже изменяет заклинания высшей магии под себя.

Девушка на такие слова о высшей магии только хмыкнула. Вот Девятый Вал кастануть, это высшая магия магии Воды. А для магии света, высшая магия это иллюзии. Сложнейшие, многосоставные иллюзии, некоторые из которых занимают площадь города и повторяют его, вплоть до пыли под ногами. А Патронус, это даже не средняя сложность, так начало начал. Так ей объяснял учитель, и ему она верила куда больше, чем учебникам волшебников. Как ни странно, себя Камиля к волшебникам не относила. Она магесса, и точка.

- У меня есть вопрос, – проговорил сосед председателя. Грузный мужчина лет сорока на вид, хотя по ауре видно, что ему за семьдесят. Камиля о нем ничего не знала, какой-то неизвестный ей волшебник. – На этот раз затронем, пожалуй, трансфигурацию. Расскажите-ка нам, молодая леди, чем отличается временная трансфигурация любого раздела, от вечной?

- Да все просто, в общем-то. При временной меняется только физическое тело, а при вечной, астральное.

- Ээ… Не по учебнику, но все верно. И в чем сложность изменения астрального тела?

- Проще перечислить, что в этом «легкого», потому что все остальное сложно. Но я попробую донести своими словами, чтобы не зачитывать семнадцать глав из пяти разных учебников на память. Хотя я могу, если Вам так больше нравится?.. – Девушка вопросительно глянула на задавшего вопрос мастера.

- Нет, нет, что Вы. Давайте своими словами, так даже лучше, – любопытно подался вперед волшебник.

- Ну что же. Начнем с того, что магией воздействовать на астрал, это норма. Так или иначе, но мы делаем это постоянно. Будь то изгнание призрака, придания нового свойства магу во время ритуала или во время простейшей медитации. Магия выше астрального слоя в табели о рангах вселенной, хоть и берет в нем начало, а потому астральные тела поддаются изменению магией, хоть и довольно тяжело. И так, существует несколько способов изменить астральное тело магией. Первый, это заставить. Грубой силой проломить сопротивление и переделать на свой лад. Именно это и делает постоянная трансфигурация. Способ грубый, не изящный, топорный, но действенный. Способ второй, трансформация. По сути, маг объединяет свое астральное тело с предметом и передает матрицу изменений, с расписанной поэтапной трансформой одного состояния в другое. Тоже грубовато, но уже лучше, а главное, этот способ все-таки доводит изменение до конца, не заставляя предмет «выбирать», рассыпаться ему на молекулы из-за несовпадения формы и сути, или адаптироваться, подгоняя и наращивая суть до формы со временем. Ну и третий способ, самый на мой взгляд, изящный. Полный захват предмета своим астральным полем, с передачей «просьбы» измениться. Понятное дело, что нехватку силы приходится покрывать магу, но сверхплотная магия с легкостью достраивает предмет до желаемого. Но стоит помнить, что замахнувшись на что-то поистине крупное, таким способом скорее истощится маг, чем предмет изменит свои свойства. И этот способ, пожалуй, единственный, который способен обойти дурацкие законы Гампа. Еда, деньги, тело насекомого, животного, да хоть человека, не проблема. Только вот у мага мозгов не хватит для превращения воздуха, к примеру, в человеческое тело, и вот это уже факт. Не внешне, тут как раз ничего сложного нет. Но кому нужен пустой кусок мяса?. А вот создать ему ауру, пусть и без души, это уже Искусство. Может, лет пятьсот беспрерывной практики на такое и хватит, – пожала плечами девушка.

Молчание на Арене стало переходить в гробовую тишину, пока кто-то не выкрикнул:

- Пусть докажет, лгунья!

Камиля растеряно оглянулась на Лиама, и увидела, что тот с огромным трудом сдерживает смех. Аж покраснел весь, но пока вроде держится. Ему-то смешно, а ей как реагировать? И тут она подумала, а как бы поступил он сам? Хм, ну ладно же.

- Это кто там такой умный, что кричит с места? – Девушка развернулась настолько резко, что волосы хлестнули ее по щекам. – Не стесняйся, выходи сюда и ответь за свои слова.

Тихий хлопок аппарации вынес на Арену весьма известного джентльмена. Едва ли не ближайший сторонник Гриндевальда, мастер чар, потомок весьма темного семейства химерологов и мастер трансфигурации (как собственно и любой химеролог, если на то пошло), Серж де ла Рош.

- Не смей мне хамить, грязнокровка! – Довольно высокомерно высказался граф и попытался хлестнуть девушку давлением магией. Но та даже не поморщилась – «Шкура Мантикоры», как они с учителем назвали это умение, с легкостью отразило нападение, так что Камиля разве что не зевнула ему в лицо, заставив его налиться дурной желчью.

- Ну-ну. Это в моей семье на каждое поколение рождается пара сквибов, видимо? А нет, это в твоей… ну тогда все понятно. – Хмыкнула Камиля. – В твоей крови плавает десяток проклятий, так что грязнокровка здесь только ты. Но это к делу не относится. Что ты готов поставить на свою правоту?

- Да как ты?!!!

- Конкретней, что ты готов поставить. Слова твои не стоят ничего, так что придется раскошелиться.

- Двести тысяч желтяков! Сможешь потянуть такую ставку, «чистокровная»? – презрительно скривил губы де ла Рош.

- А что так мало? Семья де ла Рош спустила все деньги на взятки, выкупая тебя из Азкабана? Бедненький, – Ударила девушка насмешкой.

- Полмиллиона! – Взбесился граф.

- «Поднимай до миллиона», – раздалось у нее в разуме «голосом» учителя, но магия пришла от Мо.

- Ну хоть паршивенький миллиончик-то потянешь, или придется последние портки продавать? – Продолжила давить Камиля.

- Потяну, а ты сама не сбежишь от неуплаты? – Решил ответить тем же Серж де ла Рош.

- Не волнуйся, денег у меня хватит, – небрежно отмахнулась от гнусных инсинуаций Камиля. Тут же вытащила из аккуратной сумочки свой рюкзак, а оттуда небольшой кусочек меди. Простой неровный комок, оставшийся в маленькой кузне учителя, после выплавки заготовки под очередной артефакт. Уже годы этот кусочек металла ездит с ней по всему свету, и вот – понадобился. Вот кто бы знал-то?.. – Уважаемые мастера, прошу вас засвидетельствовать, что это медь, и позже быть свидетелями преобразования. При этом, отдельно прошу, ограничить этого человека в магии, на время моей работы, ибо подозреваю, что он станет мне мешать. Мистер Отао, вы не побудете судьей, и не примите чек на хранение? В Вашей репутации и чести я сомнений не имею. Месье Серж, Вас все устраивает?

- Все, кроме ограничения моей магии.

- Как пожелаете. – Девушка небрежно кивнула. И повернулась к Лиаму. – Учитель, подстрахуете?

- Если дернется хотя бы его аура, я сломаю ему хребет… – кивнул Лиам. Ему Серж тоже не нравился. Пересекались их пути года три назад. Хамливый, беспринципный, надменный дурак – именно так Лиам оценил его тогда, и видимо, ничего с тех пор не изменилось. Так что Лиам вынул из ножен зачарованный кинжал, и спокойно уставился на графа, подкидывая его в руке. – В области шеи. – Закончил фразу сквиб и даже сам граф несколько нервно сглотнул.

- Благодарю, учитель. Начнем?

- Пожалуйста, юная дева, мы только рады увидеть на примере столь редкую ветвь школы превращений.

Камиля обняла руками кусочек меди, напитала его своей силой, достала из рюкзака обычную золотую чашу и наполнила ее водой. Волшебный огонь моментально довел воду до кипения и девушка, порезав палец, капнула в воду несколько капель крови. Что-то прошептала одними губами, но в магическом зрении мастера увидели, что вода сменила свою ауру на ауру девушки. Один к одному, словно там, в золотой чаше одна только кровь ведьмы. Магия подобия Камиле удавалась с пятого на десятое, но при должной концентрации все возможно. Где-то на периферии она увидела, как смазался в пространстве учитель и даже услышала чей-то возглас, но отвлекаться было нельзя. Пришло время медного камешка, и он тут же полетел в кипящую воду. Ведьма бесстрашно опустила руки в кипяток и начала снова что-то шептать. Внимательный человек через несколько секунд понял бы, что она повторяет одно и то же, словно и правда уговаривает медь стать золотом. Снова и снова. Камиля вспотела, устала, и магия стала показывать дно, но медь уже пожелтела, потяжелела и, в конце концов, стала золотом чистейшей пробы. Камиля вынула руки из кипятка и устало отошла от мини котелка. Кипяток был уничтожен одним движением, огонь потушен, а золотая плошка, послужившая в этот день котлом, заняла свое место в рюкзаке. Собственно, в этом ритуале именно плошка, созданная из чистого золота, послужила шаблоном преобразования. Ну а золотой теперь слиточек был отдан мастерам на освидетельствование.

Мастера провели с ним более трех десятков экспериментов, но вынуждены были признать – это золото. И все это время никто не обращал внимания на то, что бедный Серж лежит на земле без сознания и со сломанным позвоночником. Правда, не в районе шеи, но ему и этого хватило. Так что, когда на него обратили внимания и привели в чувства, он был этому совершенно не рад.

- Камиля, почини своего визави, забирай выигрыш и заканчивай с экзаменом.

- Да, учитель. – Девушка уже немного пришла в себя, даже успела помедитировать, набирая магию из окружающего пространства. Полного резерва не собрала, но на половину могла смело рассчитывать. – Мистер Отао, прошу Вас огласить итоги.

- Превращение полное и вечное. Медь стала золотом. Факт! – Трибуны взревели! Рукоплескали все. Даже те, кто и сам вполне может и умеет выполнять подобное, хлопали от души. Девушка смогла удивить многих, даже самых сомневающихся.

Сама же Камиля махнула в сторону графа рукой, восстанавливая его тело, в том числе и позвоночник. Злой и удивленный одновременно Серж, встал на ноги, прошелся немного и, убедившись, что это не временно, снова зло глянул на девушку. Однако, не собираясь терять лицо, он подошел к Отао, и отдал ему чек на миллион золотых. Конечно, это далеко не последние деньги для столь богатого Рода, но все же, весьма неприятный щелчок по носу для аристократа. Деньги перекочевали в рюкзак Камили, а золотой «самородок» останется в МКМ. У них тут есть свой музей, вот туда его и поместят.

Все немного успокоилось, и экзамен продолжился.

- У меня есть к Вам вопрос, – проговорил мастер Загорский. Русский по отцу, он родился и всю свою жизнь прожил в Париже, закончил Бобатон, а позже получил мастерство в алхимии. Высокий, светловолосый, чуть курносый и большеглазый, он обладал недюжинным обаянием. Голубые глаза смотрели на мир немного насмешливо и чуть снисходительно. – Ответьте мне, почему Вы сказали, что не станете использовать Патронус ни по одному из направлений его использования?

- Э… Это Вам лично интересно или вопрос экзаменационный? – Несколько растерялась из-за прошедших событий Камиля.

- И то и это, если честно, – приятно улыбнулся мастер.

- Ну, хорошо. Первое, использование против дементоров. Куда проще, безопасней и экономней использовать против этих низших демонов простейшее изгнание. Так как они находятся в этом мире по контракту, то их из него не выкинет, но доставит массу неприятных ощущений, а заодно откинет от заклинателя на километр, а то и на два. Патронус в этом смысле жутко не эффективен.

- И откуда же Вы знаете, как изгонять демонов?

- В книге прочла. И нет, все законно. Я же не призывать их училась, а изгонять, а запрета на самозащиту от темных созданий пока что не вышло. – Хмыкнула Камиля, сразу окорачивая представителя МКМ, привставшего с дивана и изготовившегося к атаке. – Я не демонолог, просто знаю, как правильно с ними бороться, чего и остальным желаю, к слову сказать.

- Ну, допустим. А чем Вам не понравилась функция передачи сообщений Патронусом?

- Затратно, конечно. К тому же, сообщение могут услышать все, кто находится рядом с адресатом, ну и услышать ответ адресата тоже не представляется возможным. Неудобно и убого.

- А как бы это сделали Вы, Камиля?

- Вариантов масса. От прямого ментального моста, до выхода духом из тела и соответственно, прямого общения. Конечно, если адресат не умеет видеть духов, то можно, к примеру, трансфигурировать нужный текст прямо перед ним на любой ровной поверхности. А уж услышать ответ, находясь рядом, не трудно. Если совсем уж приперло, то проще открыть малюсенький телепорт и пообщаться, словно вы сидите на соседних стульях.

- И как это сделать? – Поинтересовался Илья Борисович Загорский.

- Стандартное рунное окно телепорта по метке, как на проходе на платформу 9 и ¾.

- И Вы сможете выполнить такое колдовство?

- Ну да, задачка для пятикурсника. Даже на третьем октане вполне возможно, с некоторым трудом. На пятом можно вообще выполнить без палочки. – Камиля недоуменно посмотрела на мастера. Раз она рассказывает про этот способ, значит, не только прочла, но и пробовала, как минимум.

- Это превосходно, но мне хотелось бы убедиться, – кивнул волшебник. Шестой октан он получил с большим трудом и многими усилиями, так что эту девушку понимал. Она стремится вырваться из низов магического мира, а Загорский бывал в Багдаде и видел, как живут слабые волшебники в тех местах. Но он совсем не понимал выбора учителя. Сквиб, он сквиб и есть, каким бы отличным магом он раньше ни был. Но судя по тому, как легко и уверенно работает Камиля, данный конкретный сквиб смог научить ее много лучше того, как учат в том же Бобатоне. Сам он к тем же годам, не умел и половины того, что Камиля показывает совершенно легко и даже походя. Он, к слову, заметил, как она одним движением исцелила своего соперника в споре. Он так бы не смог. Да собственно, он и сейчас так не сможет, все-таки он алхимик, а не целитель. Так ведь и Камиля не целитель, если на то пошло? Загорский откинул досужие рассуждения и с удовольствием досмотрел, как девушка летящими движениями, дописывает последние руны на песке Арены. Закончив, она кинула ему обычную магловскую монетку и сказала:

- Положите около себя. – Загорский положил, а через несколько секунд над лежащей монеткой раскрылось окошко портала, сантиметров тридцати а диаметре. Крутнулось вокруг вертикальной оси, выискивая лицо алхимика и замерло прямо перед ним. – Ну, вот как-то так.

- Прекрасная работа. Выше уровня школ, как и полное превращение, и Патронус и исцеление графа после перелома позвоночника. Вашему учителю с Вами крайне повезло, – кивнул маг.

- Скорее, это мне с ним повезло, – с улыбкой ответило лицо Камили в минипортале, после чего портал бесшумно закрылся.

- У меня вопросов больше нет, кроме одного. Как можно защититься Патронусом от Авады Кедавры?

- Ну, он же телесный, мастер. Он может принять на себя Аваду, как любая другая твердая иллюзия или псевдо плоть, да и многие другие ударные заклинания с легкостью разрушат Аваду Кедавру. Тут главное попасть, что довольно трудно, ведь Авада летит быстро. Ее вообще-то шаманы придумали тысячи лет назад. Им нужен был способ получать бездушные тела, но при этом неповрежденные. Вот и придумали ритуал. Он потом множество раз упрощался, даже был забыт некоторое время. Но история всегда идет спиралью. В итоге, это заклинание снова изобрели, но на этот раз уже для палочек, что изрядно его подсократило. Такая вот история, – пожала плечом Камиля. Она недавно заметила, что делает это ну точь-в-точь как Лиам. Поначалу стала этого стесняться, а потом махнула рукой. С кем поведешься, так тебе и надо. Плюсов от Лиама несравнимо больше, и пожатие плечами даже за минус-то стыдно считать. Да и считать плюсы и минусы общение с человеком, подарившим ей новую, красочную и полную приключений жизнь, как-то…

- Мда, по истории магии, пожалуй, тоже отлично, – отметил председатель комиссии, улыбнувшись в седые усы. – А теперь покажите нам свои умения в зельеварении, пожалуйста.

- Что именно Вас интересует? Предоставить комиссии выполненные мной зелья?

- А что у Вас есть с собой? – поинтересовался еще один член комиссии. Судя по ауре, явный зельевар. Джентльмен оказался довольно молод, светловолос, темноглаз, и говорил с заметным немецким акцентом. В Германии вообще много зельеваров, притом потомственных. Среди французов больше всего алхимиков, среди англичан боевиков, среди русских много чаровников, в ЮАР шаманов, а в Японии демонологов. Каждая страна чем-то отличается, но это всего лишь статистика. Все равно, в школах преподают одну и ту же программу, одобренную МКМ и департаментом образования каждого отдельного Министерства.

- Вас интересуют простые зелья, средние по сложности или сложные. Из сверхсложных у меня только Щит Афины и всё, пожалуй. Феликс закончу только через месяц.

- Давайте-ка нам на ревизию все, что есть.

- Как скажете, – улыбнулась девушка и выгрузила по одному зелью из батарей одинаковых в своем рюкзаке. Кроветворное, заживляющее, регенеративная мазь (применяется для восстановления ауры при обширных травмах), Сонный Газ, Верная Рука (обеспечивает буквально штиль в эмоциях, что позволяет сосредоточиться), Зелье Силы, на основе крови волшебного вола Рэйема. Выпаренная слизь Розта (с некоторыми добавками, она позволяет двигаться с поистине огромной скоростью, но для этого ее нужно нанести буквально на все тело, включая голову. К сожалению, на кожу она действует не очень приятно, оставляя после себя покраснения и раздражения), Щит Афины (изменяет ауру мага или любого другого существа, давая ей свойство зеркального щита. Он отражает практически любое лучевое или ментальное заклинание, но против стихийных действует слабо).

- Прекрасно, давайте их сюда, а мы посмотрим, каковы Вы в зельеварении. – Мастер зельевар, герр Браун, быстро и легко касался тонкими, музыкальными пальцами небольших мензурок, изредка сравнивая магию зелья с магией молодой ведьмы, и поражался криворукости этой талантливой в других направлениях девушки, в зельеварении. Нет, сварено неплохо, и в общем, каждое из этих зелий будет работать хорошо, но ведь можно было и улучшить вот здесь, добавить сока полыни, усиливая эффект…

- Ну да, и сколько личной магии потребуется для катализации? У меня столько тогда не было, поэтому зелье ослаблено и сварено именно под меня, мастер. Для ведьмы с третьим октаном, понимаете?

- О! – удивился зельевар. – Я опять говорил вслух? – Он даже немного покраснел, но большинство не заметило.

- Скорее шептали, но у меня отличный слух. Если Вы хотите посмотреть на нормальные зелья, то смотрите три последних.

- Да, спасибо. Я как-то не учел, что вы были довольно слабой ведьмой. Извините. И поздравляю. Рост Вашей силы, юная леди, весьма впечатляет. – Зельевар кивнул и обратился к зельям. Он проверил все зелья снова, с новой информацией и согласился, что с учетом силы Камили из Багдада, зелья сварены на удивление точно. Последние зелья и вовсе модифицированы на усиление, что сделать вовсе не просто.

- А вот скажите мне, как рассчитать взаимодействие Браус-Зинцера?

- Стандартная карта звезд из магловского учебника по астрономии вам подойдет? И астрономия вообще довольно редко используется в зельеварении, разве что, когда зелье варится под специальный ритуал. За последний век такое случалось трижды и ни разу удачно, – ответила Камиля.

- Хм, верно, но чем Вам не нравятся наши звездные карты?

- Подробностей мало, волшебники чаще всего просто ленятся прорисовывать детали. Главное нарисуют и все. Маглы просто педантичней, дотошней и действительно любят математику.

- Вот как? А пример у Вас?.. Да спасибо, – мастер зельеварения моментально углубился в учебник по астрономии, выданный Камилей. И вовсе не магический. Он читал с фантастической скоростью, время от времени что-то выводя пальцем на столе, словно высчитывая или решая примеры из учебника. – Фантастика. Как они так точно прорисовывают? – Восторгу мастера не было предела.

- Печатают на специальных устройствах.

- Интересно… – Мастер о чем-то задумался, пока председатель не спросил его:

- Герр Браун, как Вы оцениваете эти зелья?

- Что? Ах да, отличные зелья, просто отличные. Проведены прекрасные расчеты, весьма впечатляющий контроль магии. Превосходная работа, поздравляю вас, милочка. Пожалуй, уровень подмастерья, с натяжечкой. Но если будете продолжать в том же духе, через полгода или год, уровень подмастерья Вы возьмете легко.

- Благодарю Вас, мастер.

- Не за что. Могу я оставить себе вот это зелье? Я раньше такого не встречал. С похожим эффектом ускорения были, но здесь используется неизвестное мне вещество.

- Это рецепт учителя, так что Вам придется спрашивать у него.

- У сквиба? – Вдруг вытянулось лицо немца, моментально став неприятным.

- У сквиба, – жестко ответила Камиля. – Который смог удивить даже Вас, мастер.

- Хм. Может позже, – брезгливо отодвинул все зелья от себя герр Браун и, махнув под столом палочкой, заменил зелье скорости на еще одно кроветворное из своего кармана. Он наверное думал, что никто не заметит, пока не почувствовал жуткую боль в плече. Лиам уже стоял у него за спиной и, положив руку ему на плечо, тихонько шепнул:

- Воровать плохо, мастер Браун. И будет только хуже. – Нервный узел, на который надавил Лиам, передал в тело мастера мощный импульс боли, так что тот решил, что проще разобраться сейчас и отдал сворованное зелье. Лиам поставил его на стол, а кроветворное мастера вернул обратно. Затем спокойно вернулся на свое кресло.

- Жалкий неудачник, – проворчал зельевар, но Лиам его услышал и только нагло усмехнулся ему в лицо. Ведь это не его застукали на воровстве при всем народе.

- Вор, – мурлыкнул в ответ самец мантикоры, выходя на охоту. Бедного зельевара вжало в диван от страха. Собственно, все кто почувствовал и услышал перепалку, слегка присели, чтобы не перекрывать поле возможного боя.

- Учитель, хватит его запугивать, он же безобидный зельевар, – попыталась ментально успокоить Лиама Камиля.

- Он бесчестный плут и зазнайка, – ответил ей так же ментально сквиб. Мо качественно и быстро передавала Камиле его мысленные ответы. – Ну и вор, конечно.

- Ой, да делай что хочешь, – махнула виртуальной рукой девушка. И привлекла внимание комиссии к себе: – У кого-нибудь еще есть вопросы?

- Да, конечно. Расскажите нам про волшебных животных. – Раздался женский голос от рядов комиссии. Высоченная и прямая, словно проглотила палку женщина, с одним седым виском, продолжила экзамен.

- Вам про кого-то отдельного или всех подряд? У меня идеальная память и учебники я помню наизусть. Заказывайте.

- Вот как… Ну, тогда такой зверь как Рейем не доставит вам проблем.

- Само собой. Классификация М. М.: XXXX Чрезвычайно редкий гигантский вол, с золотой шкурой, Рэйем обитает в диких местах Северной Америки и Дальнего Востока. Кровь Рэйема дает пьющему огромную силу, хотя её трудно добыть, а это означает, что поставки незначительны, и редко попадают в открытую продажу.

- Хм, и правда по учебнику, – хмыкнула фрау Гольц. Весьма известный магозоолог, она всю свою жизнь провела на выездах, и как человек была просто невыносима. Однако как практик, была, пожалуй, лучшей, не считая Ньюта Саламандера. Ну, тот вообще легенда в МКМ. Дел наворотил немало, но книгу его с большим удовольствием используют как учебник в половине волшебных школ мира. – И долго Вы так цитировать можете?

- Пока учебники не закончатся, – честно ответила Камиля.

- Вам сильно повезло с памятью, – констатировала фрау Гольц. – Однако это вовсе не значит, что Вы умеете с ними обращаться.

- Я легилимент, я умею обращаться со всеми возможными волшебными тварями, а если учесть, что мой учитель призыватель, первый и единственный, то уж это я точно умею.

- Хм. Еще и легилимент? Не люблю легилиментов.

- Учите окклюменцию, – посоветовала от всей души Камиля.

- Это не тема для обсуждения здесь и сейчас. Скажите, с кем из волшебных существ Вы лично имели дело?

- С воришками, то есть с нюхлями, конечно, каталась на гиппокампе в Средиземном море, Грамамонт у нас частый гость, один дух огня просто обожает жидкость из его рога. С дериколем, само собой, с единорогами…

- Вы девственница? – тут же перебила девушку фрау Гольц.

- Это не Ваше дело. В любом случае хватает того, что я окклюмент.

- А это тут причем? – Удивилась магозоолог. Камиля не выдержала и ее рука все-таки легла ей на лицо. Пусть и без удара, но каждый маг на Арене понял, что вопрос ну совсем уж глупый.

- Я полагаю, что у нас с Вами очень разный подход к обращению с животными, пусть и волшебными, фрау Гольц. Там где я пройдусь лигелименцией, Вам придется танцевать брачный танец, или загонять бедную животину чарами, чаще всего жалящими. Мы с Вами просто разные. Однако, я полагаю, что Вам нужно доказательство моей компетенции?

- Было бы не плохо.

Девушка сильно напряглась. Призывы ей давались из рук вон плохо, и ни она сама, ни Лиам, понятия не имели, почему. Но раза с пятого у нее все-таки получилось.

- Привет, Мрика. Надеюсь, я ни от чего важного тебя не оторвала? – Спросила Камиля. Но кошка, едва обозначив приветствие, одним прыжком оказалась возле Лиама и улеглась прямо на песке Арены.

- Ну что, кот, уже скоро? – Мурлыкнула мантикора.

- Скоро. Видишь, решаю последние дела, – махнул рукой Лиам.

- С таким настроем только на смерть идти.

- Да не сказал бы. Простейшие расчеты говорят, что у меня более семи процентов на то, что все обойдется. Сорок два на то, что все обойдется частично, восемьдесят семь с половинкой на то, что я хотя бы выживу.

- Для таких цифр ты слишком спокоен, кот. Может быть, тогда просто не делать?

- И что, отступить? Нет уж.

- Ну, тогда хоть котенка оставь. Твоя самка вырастит. Я ее обучила всему, что она должна знать. – Камиля, услышавшая эти слова мантикоры, как-то резко покраснела.

- Она моя ученица, а не самка, и ты это прекрасно знаешь. Или ты предлагаешь делать все это насильно? Нет уж, опускаться до такого, это нужно быть уж совсем нелюдем.

- Да ты посмотри на нее. Она не против, я отсюда запах чую, – мурлыкнула гигантская полукошка. Лиам на это только хмыкнул.

- Ладно, хватит ее смущать. Разберемся. Спасибо, что пришла, Мрика. Надеюсь с твоими котятами все в порядке?

- Да, все отлично. До нового помета три года, да еще и самца искать надо.

- Найдешь самого сильного, самого быстрого и самого умного.

- Я и не сомневаюсь, – мурлыкнула Мрика и со своей стороны оборвала призыв.

- Что значит, она Вас обучила? – Наконец-то выродила мысль фрау Гольц.

- То и значит. Полгода я проходила обучение под ее началом. Мантикоры на самом деле не глупее людей, так что мне было чему научиться, – ответила Камиля.

- И чему же, позвольте узнать? – выгнула бровь магозоолог. Мгновение, и около нее оказалась молоденькая, но очень быстрая самка мантикоры, уже взявшая ее за горло.

- Вот этому, – кровожадно мурлыкнула Камиля, но отпустила горло фрау и вернулась на свое место мягким, кошачьим шагом.

- Это… интересно, хотя и недопустимо в смысле поведения, – фыркнула фрау.

- А спрашивать о том девственница ли собеседница при таком скоплении народа, значит, нормально? Прежде чем указывать кому-то, как надо себя вести, научись сначала сама, – грубо отшила женщину Камиля. Та аж задохнулась от негодования, и явно собиралась многое наговорить, как почувствовала на своей спине крайне недобрый взгляд. Он едва ли не просверливал насквозь. Женщина оглянулась и уткнулась в лицо Лиама, сидевшего совсем недалеко от нее. Мужчина медленно покачал головой и указал ей сесть обратно на диван. Этот экзамен явно выходил из-под контроля, и кто-то должен был снизить градус представления. Так как волшебники этого не желают, то пришлось Лиаму. – Я полагаю, у фрау Гольц более вопросов нет.

- Зато есть у нас. Что за руны Вы использовали во время построения портала? – Кинул вопрос один из двух братьев близнецов. Судя по всему, один рунный маг, а второй нумеролог.

- Древний язык магических знаков. – Честно ответила Камиля.

- Какой именно, – насел рунолог.

- Названия я не знаю, – честно ответила Камиля. – Главное, что работает.

- Какие еще рунные языки ты используешь.

- Никакие, слишком много нагромождений. Но знаю и северный футарк и египетские иероглифы, древнекитайский. В принципе, пусть и крайне редко, использую и их. Просто заклинания на северных рунах займет места в несколько квадратных метров, а на этом языке, тридцать два квадратных сантиметра. И это конкретный пример заклинания поддержания комфортной температуры. Правда в сочетании с очищением, подгонкой размера и прочим. И я знаю, что их делают по отдельности, и они занимают намного меньше места. Это был всего лишь эксперимент, и не более.

- Интересно было бы узнать этот язык, но это позже. Демонстрации портала нам с братом вполне хватило. Поздравляем, – улыбнулись мужчины.

- Спасибо, – в ответ улыбнулась Камиля.

- Добрый вечер, меня зовут Сэптима Нома и я преподаю магловедение.

- А я добрых восемь месяцев в году живу в обычном мире, с маглами.

- Что? Но как? Вы должны были сначала сдать соответствующий экзамен в Министерстве!

- Куда учитель, туда и ученик. Закон не нарушен, – прозвучал голос Лиама. – Не беспокойтесь, магловский мир она прекрасно знает. Настолько, что может прожить без магии в нем и день и месяц и год.

- Хорошо. Но Вы проверяли? – Спросила Мадам Нома.

- Проверял и даже неоднократно.

- Отлично.

Несколько минут у комиссии ушло на совещание, и оценки за девять предметов украсились буквой «П». Чары, Трансфигурация, История Магии, Зельеварение, Астрономия, Магозоология, Руны, Нумерология, Теория Магии. Теперь пришло время Камиле либо оставить все как есть, либо идти дальше. Начать она решила с простого – с регистрации себя как легилимента. Тут ничего сложного не было. Но вместо того, чтобы проходить экзамен на мастера легилименции или подмастерья боевки, она выбрала экзамен на мастера магии.

- Вы уверены, что хотите именно этого? – Спросил глава комиссии, принимавшей экзамены.

- Да, я уверена.

- Но Вы ведь только четвертый октан, Вы можете погибнуть! – Воскликнул седовласый волшебник. Он явно не одобрял решения Камили, и даже немного беспокоился за нее. Старому мастеру Шмидту девочка пришлась по душе, и отпускать ее в «Лабиринт», он честно сказать, не хотел. Яркая, чувственная, свободная в движениях и поступках, бесстрашная… Если бы не то, что мастеру перевалило за двести, он бы постарался получить такую талантливую девушку в жены. Но, во-первых, Шмидт уже был женат на исландской ведьме, и рисковать жизнью заводя интрижку на стороне он не желал, а во-вторых, просто любил свою жену. Но девочку ему было просто жалко, Лабиринт – не то место, куда можно сходить на прогулку. Это место смертельно опасно и помощи ждать просто не откуда.

- Я уверена в своих силах и умениях, мастер.

- Я не смогу Вас переубедить? – Не сдавался старый мастер.

- Нет, – четко ответила Камиля. Она смотрела только на одного человека в зале. Учитель в ответ спокойно смотрел ей в глаза, и слегка улыбался. В его взгляде смешалось столько чувств, что девушка с трудом отделяла одно от другого. Гордость за свою ученицу переплеталась с беспокойством, время от времени перебиваемыми уверенностью. Понимание ее выбора, жестко сплетенное с изрядной долей вины за то, что сам и подтолкнул ее в эту ситуацию, переходило в четкое знание, что он научил ее всему, чему только мог. В общем, взгляд у Лиама был калейдоскопом чувств и эмоций, в которых Камиля с огромным удовольствием купалась. Слишком учитель спокоен большую часть времени. Самая частая эмоция, которую можно увидеть на его лице, это намек на улыбку, либо только глазами, либо только губами. Крайне редко, в самых экстремальных ситуациях, девушка удостаивалась рявком, подзатыльником или наоборот, благодарностью. Но ей всегда было этого мало. Ей так хотелось, чтобы учитель посмотрел на нее совсем другим взглядом, который часто доставался другим женщинам, и это сильно задевало девушку, даже бесило. Но она брала себя в руки, и шла вперед, ведь в отличие от всех этих женщин, с ней он почти всегда. Обучение занимает изрядное количество времени, а бабам он уделял разве что ночи, редко пару дней. А потом разочаровывался и шел дальше. А она, Камиля, всегда рядом. Так что надежда в девушке пылала ровным костром. И чем ближе было окончание обучение, тем сильнее была надежда. Взрослая ведьма, это уже не ученица! И теперь, когда она может стать мастером магии, а это вам не мастер какого-то направления, это уже Уровень, Камиля надеялась на изменение их отношений. Все-таки годы рядом со столь неординарным магом и человеком оставили на ее душе сильный след. Девушка не собиралась сдаваться ни в коем случае. К тому же, база у них была. Взаимное уважение, понимание, разве этого мало? А любовь? Раньше она была влюблена в него, но это было незрелое, подростковое чувство, и оно прошло. Скорее даже переродилось в нечто куда более глубокое, и до сих пор к нему добавляются все новые оттенки. Камиля честно пыталась выкинуть Лиама из головы, даже начинала встречаться с другими парнями, но в них не было той силы, уверенности, что была в Лиаме. При всей своей магии, деньгах и прочем, у этих парней не было главного – стержня. Того, что появляется лишь тогда, когда человек начинает выковывать сам себя. В общем-то, это и не плохо, что те парни росли в мирное время, в мирных землях и не пережили ужасов войны и прочих страхов. Для того и сражались многие миллионы маглов и магов, если на то пошло. Но Камиле этого стержня в парнях не хватало. Потому, отношения заканчивались довольно быстро. А Лиам… Маг, сквиб, да хоть маггл, он был цельным, сильным, самодостаточным, имел цель и уверенно к ней шел. Так что, у молоденькой девчонки просто не было шанса не влюбиться. К счастью, влюбленность прошла, но притяжение осталось. И теперь она смотрела в его глаза, пытаясь найти там отражение своих чувств и нашла легкое подобие. Он явно воспринимал ее близким, даже родным человеком. Даже любил, по-своему, хоть и не совсем так, как она мечтала, но все же.

- Удачи, Камиля, – услышала она ментальное послание учителя, переданное Мо. – Накопители поместья в твоем полном распоряжении, Мо прокинет канал прямо в твое ядро, так что будь крайне осторожна, пользуясь им.

- Спасибо, Лиам. Я скоро вернусь, – услышал сквиб, и Камиля исчезла. Ее телепортировали в Лабиринт.

Лабиринт. Для людей знающих, это место вызывает дрожь поджилок. По сути, это пространственный карман размеров Лондона или даже чуть больше. В нем собрано все разнообразие опасностей, и всего один вход и один выход. Причем это разные точки. И если координаты входа, информация вполне открытая, то координат выхода в свободном доступе не найти. Суть испытания такова, волшебника закидывают в этот карман и он должен найти выход, постоянно выживая. Для многих волшебников это оказалось невозможным, и они сложили головы на пути к славе и уважению. Именно там оказалась Камиля.

Воронка портала вышвырнула девушку прямиком в овраг. Камиля с трудом затормозила на склоне, а могла бы рухнуть прямо в пропасть. Повезло, конечно, и если бы не укрепленные кости, она получила бы несколько переломов, и вероятнее всего, не смогла бы остановиться, потеряв сознание от боли. К счастью, она отделалась парой синяков. Успокоившись и осмотревшись, девушка села прямо на стену оврага и ушла в медитацию. Магия притягивалась к магическому телу, когда девушка тянулась к астралу. Сила менялась внутри нее, становилась такой же, как та, что выделяло ее ядро, и насыщала ее магией. Легко, привычно, естественно… Приятно.

Закончив с медитацией, девушка одним прыжком выбралась из оврага и огнем расчистила себе место для ритуала. Вообще, пространственная магия ей давалась не очень просто, не считая телепортации в разных проявлениях, так что пришлось создавать ритуал. Она искала выход из этого места, а для этого, нужно было найти пространственные аномалии. Ей рассказали, что это за место – Лабиринт, так что она представляла, что именно нужно искать. Исписав несколько десятков листов расчетами, и перепроверив все еще пару раз, девушка связалась с Мо и попросила проверить свои выкладки. Сейчас не время выпендриваться, так что Камиля решила использовать все козыри, которые у нее были.

- Вот здесь ошибка, мастер Камиля, поворот знака Пиле должен быть на три градуса больше.

- Это не ошибка, Мо. Если сделать как ты говоришь, то я узнаю о наличие ВСЕХ пространственных аномалий, а мне нужно найти ту, что подходит по трем значениям, то есть является именно телепортом, в том или ином проявлении.

- Приношу извинения. В таком случае я не вижу ошибок. И не понимаю, зачем Вы связались со мной.

- За тем, что одна голова хорошо, а две лучше, Мо.

- Но у меня нет головы… – Слегка растеряно ответила ИИ.

- В данном случае имеется ввиду разум, Мо.

- Вот как, я поняла. Теперь буду знать. Спасибо, мастер Камиля.

- Мы же договаривались, просто Камиля…

- Но Вы уже в процессе сдачи экзамена на мастера, так что я решила, что теперь и Вы признали свое мастерство.

- Понятно. Что-то в этом есть, но все равно, называй меня просто по имени. Прошу тебя.

- Хорошо, Камиля.

- Спасибо, Мо. А теперь, пора начинать ритуал.

- Удачи Камиля, – тихим эхом донеслось до девушки и ощущение связи исчезло.

Она чертила десятки знаков, используя не только землю, но и растущие рядом деревья. В некоторые места капала своей кровью, в некоторых поджигала траву, собранную в пучок, а кое-где вбила деревянную ветку, сорванную с соседнего куста. Закончив с этим, девушка присела в свободном от знаков круге из символов древнего языка и вдруг вся прямо засветилась, выпуская силу практически всем телом. Поток не ослабевал, пока не сконцентрировался в одной точке, а затем, Камиля вбила его своей рукой прямо в знак «начала» и тут же расслабилась. Ритуал заработал через полторы секунды, и в ее голове появился примерный «вид» всего пространственного пузыря, в котором она оказалась. Точка входа замигала четкой сигнатурой в ее сознании, точка выхода появилась буквально через мгновение. Кроме того, ритуал зафиксировал несколько пространственных аномалий вроде растяжения пути или сжатия пространственных координат. Сложнейшие чары ритуала позволили коснуться разумом любой сигнатуры и понять, что это такое. Найдя выход, Камиля сняла координаты и выключила ритуал.

Только она помотала головой и открыла глаза, как в десятке метров перед собой увидела несущегося на нее вампира. Девушка и сама не поняла как, но ударные чары с ауры слетели мгновенно, отправляя кровососа в ближайшее дерево. Через секунду Камиля уже стояла на ногах, а Бронзовый Доспех уже обнял все ее тело.

- Тебе лучше выбрать себе другую жертву, кровосос, – отчеканила магесса. На левой руке уже выросли когти, магия покрыла их сверху, усиливая, и позволяя даже пробивать щиты и разрезать активные заклинания. Мрика учила на совесть.

К сожалению, сошедший с ума от жажды кровосос ее даже толком не воспринимал. Все его мысли, все его существо, было сконцентрировано на ее крови. Ее запах, ее сила разорвали его разум, его мир и восприятие. Вампир пробежал около десятка километров к этому запаху, он уже готов был укусить, как отлетел в дерево спиной. Магия оказалась достаточно сильной, чтобы от удара он на пару секунд пришел в себя. Он не знал, сколько уже находится в этом аду. Время от времени он приходил в себя после удачных охот, но ненадолго. Кровь и пищу взять было неоткуда, а Лабиринт оказался полон опасностей даже для него.

А ведь он не всегда был таким. Когда-то Анастаз Энр был почти обычным человеком. Родился в семье магов, правда, сам магом не был. Семейство Энров было в печали по поводу рождения сквиба, но не вышвырнули его, как многие другие, в магловский мир. Маленький Анастаз жил в семье, но ходил в обычную школу, и собирался стать моряком. Стал, и в 1923 году, в порту Самоа, был укушен каким-то психом, как он посчитал. Только позже он понял, кто именно его укусил, и почему трижды. Он очнулся в своей могиле и едва смог выбраться. Сил практически не было, зато первая же белка была им выпита и съедена. За ней была еще одна и еще. Потом пошли бродячие псы. Его силы росли постепенно. Он стал выходить на солнце все свободнее, и хоть оно и причиняло ему неудобство, но боли особой не было. Он пытался найти способ сосуществовать с людьми в своем новом обличии, но получалось не очень. Бедные районы Самоа не то место, где кусая кого-то, можно остаться безвестным. О нем стали идти слухи и Анастаз решил уплыть оттуда. Только не подрассчитал сил. Где-то в середине плавания ему напрочь снесло разум, оставив лишь инстинкты вечно голодной твари. Очнувшись, он понял, что выпил всех, кто был на корабле, пока был монстром. Он сжег тела, направил корабль к берегу, но не успел даже спуститься в машинный отсек, как по всему кораблю раздались знакомые хлопки. Уже через несколько секунд вампир был обезврежен и доставлен в МКМ на суд. Вместо казни его приговорили к нахождению в Лабиринте, в качестве монстра, а в обмен, не ограничивали в питании волшебниками. Он был волен делать с ними что угодно, пока те в Лабиринте.

Нет, он даже выпил парочку из них, так как оказался одним из сильнейших монстров в Лабиринте, но волшебники так редко выбирают прохождение Лабиринта, что ему пришлось перейти на питание кровью животных. А тут добрая половина от четвертого уровня опасности и выше. С питанием появились проблемы и он все чаще приходил в себя, лежа на трупе какой-нибудь мощной зверюги, весь в крови и регенерируя какую-нибудь конечность. Голод выводил из себя, подтачивал разум. А в этот раз, Анастаз и вовсе был не в сознании, когда в Лабиринте появился новый волшебник. Только изумительный запах силы, запах пищи, проник в его нос, вампир рванул по нему, словно беговой скакун. Он добирался несколько часов, вступил в несколько схваток по дороге, и даже успел немного перекусить, восполняя силы, потраченные на бег и бой. Но все равно не успел. Девушка, сидящая в странном рисунке, так не вовремя открыла глаза и увидела его. А потом был полет прямиком в дерево, и разум вернулся.

- Добей, скорее! – Успел просипеть кровосос, как инстинкты взяли свое. Кровосос снова рванул к добыче.

Камиля услышала призыв вампира к самоуничтожению, но решила не спешить. Сначала она хотела исследовать его, ведь ранее таких тварей она не встречала. Здоровенное полено, лежащее на земле, как раз между ней и бегущим к ней монстром, резко взлетело в воздух и ударило кровососа прямо в голову. Тот попытался инстинктивно прикрыться рукой, но удар такой силы просто сломал и блок, и руку, и верхнюю челюсть. Правда, бревнышко тоже сломалось, зато теперь у Камили их стало два. Телекинез, даже на уровне Камили, тем и хорош, что действует со скоростью мысли. Нет, она бы и телесно успела за этим кровососом, хоть он и впрямь очень быстр, но зачем? Какой смысл перенапрягаться, если можно перехватить его летящую после удара тушку двумя половинками бревна, зажать между ними и спокойно сказать:

- Петрификус таталус. – Вампир замер и выпал на землю из деревянных тисков, промороженной колодой. А Девушка внимательно смотрела на него магическим зрением. Аура подопытного шла буквально волнами, стараясь скинуть с себя ее магию. Иногда части его ауры превращались в воплощенный голод и, задевая ее чары в таком состоянии, умудрялись их поглощать, но далеко не полностью. Так, ослабляли на четверть, но видимо владение этой способностью у подопытного было на самом начальном уровне, а то и вовсе чисто инстинктивным, так что особой опасности не представляло. Зато сама аура существа оказалась просто удивительной. Мало того, что слои души у него перемешаны, словно миксером, так еще и нет жизненной силы. То есть вообще нет! Ее ему заменяет магической тело. Все процессы, включая движения и мышление происходят на магии! Такого она никогда не видела. Плотность его ауры на порядок превышает ее собственную, но при этом, он даже не в силах скинуть ее чары. Сама девушка, имея такую ауру, скинула бы их моментально, но этот экземпляр просто не умел пользоваться данными природой способностями, а они были.

Судя по ауре, отменные задатки к ментальным наукам, но это видимо из-за долгой жизни. Разум все это время развивался, вот и стал сильнее нормы. Если бы он еще и учился все это время, то был бы прекрасным менталистом.

Судя по тому, как легко он меняет ногти на когти, имеются отличные задатки метаморфа, тоже не развитые. Инстинктивные попытки сбросить ее телекинез с деревяшек в конце поединка, подтверждают подозрение, что и к этому направлению имеются наклонности. И все это, не считая самого вампиризма.

Девушка решила воспользоваться шансом и аккуратно пролезла в разум лежащего перед ней кровососа. Обошла «инстинктивную маску», и заглянула в память. Знаний по магии у кровососа не было и нет, а было бы интересно, чего он мог бы добиться, имей он нормальное образование.

- Мо! – позвала про себя девушка.

- Да, мас… Чем могу быть полезна, Камиля?

- Ты можешь прокинуть соединение к этому существу? – Спросила девушка.

- Могу, но временное, на пару минут всего.

- Этого не хватит. – Камиля конкретно так задумалась. – Свяжи меня с учителем.

- Сделано…

- Учитель, лови память, – скинула небольшой кусок своей памяти Лиаму. Тот ее рассортировал и осмыслил за несколько секунд.

- Ты права, было бы интересно. Мо, перекинь Камиле копию приемо-передатчика.

- Хорошо, мастер Лиам.

Рядом с девушкой открылся тот же портал, через который она пришла в Лабиринт, и из него на землю выпал небольшой ларец.

- С каких это пор Мо может открывать порталы? – Удивлению Камили не было границ.

- С тех пор, как магистр Николя и мастер Лиам установили мне телепортационный артефакт, – ответила Мо.

- О! Это умно! – Восхитилась девушка, и приложила пластинку из ларца за ухо вампиру. – Связь есть? Мо?

- Да, все в норме. Связь работает, хоть и с некоторыми перебоями. Думаю, это из-за дефицита магической энергии у подопытного.

- Хм, прокинь прямой канал к его ядру и подкачай силы, – приказал Лиам.

- Не могу, мастер. У него отсутствует ядро. Только каналы.

- Подтверждаю, ядра нет вообще.

- Понял. Тогда делай подключение по этой схеме. – Лиам передал Мо довольно простую схему подключения к магическому телу без ядра. Он ее знал от Николя, ведь у древних магов ядра не было вовсе. Эта надстройка души у волшебников появилась спустя тысячелетия после его смерти.

- Поняла, выполняю.

Аура вампира начала меняться практически сразу же. Для начала «маска» отошла на второй план, давая разуму свободу и кровосос очнулся. Следом, когда насыщенность ауры стала опасной для Камили, чары как-то резко лопнули, выпуская вампира на волю, а канал тут же исчез. Кровосос неопытной рукой хотел перехватить канал подпитки, но только сломал выстроенную ажурную конструкцию.

- Замри, вампир и послушай меня.

- Я же просил убить меня, ведьма. Неужели так сложно послушать меня и сделать, что просили? – Взвыл Анастаз.

- У меня к тебе другое предложение. Я поместила в тебя передатчик. Он связывает тебя с Мо, это искусственный интеллект. Через него, я стану учить тебя, в том числе и магии. А ты позволишь исследовать тебя.

- Зачем тебе это, ведьма? – Родил главную мысль кровосос.

- У меня свои резоны. А тебе сплошная выгода. Сам ты будешь идти к нужным умениям тысячелетие, как минимум, а я лет за десять передам тебе многие знания. К тому же, станет легче охотиться, а значит легче питаться, и не будет провалов в звериное состояние.

- Кроме исследований от меня что-то еще нужно?

- Конечно, а ты как думал! – Хмыкнула девушка.

- И что же? – С опаской уставился на нее слегка красноватыми глазами вампир.

- Клятва.

- Какая именно.

- Клятва служения, вампир.

- Хм. То есть однажды ты придешь и вытащишь меня отсюда?

- Если тебе самому не надоест тут сидеть.

- А отсюда вообще есть выход? – Удивился кровосос. – Я думал, что только порталом можно покинуть это место…

- Ты мне зубы не заговаривай… Клятву.

- Ладно, ладно. А может, как-то без этого обойдемся?

- Нет. Те знания, что я стану тебе передавать, без плотного контроля, это большая опасность. Так что тут никак не обойтись.

- Ну ладно. Все равно я тут загибаюсь… – Фыркнул Анастаз, смиряясь. Но и изрядная доля надежды согревала душу. У него появился небольшой шанс выбраться из этого куска пространства во внешний мир. И за это он готов был почти на все. Клятва служения в это «почти», безусловно, входила. Так что клятву вечного служения он дал без ропота или агрессии.

На удивление, жажда прошла и разум был чист от звериного желания убивать все вокруг. Тело было полно энергии настолько, что казалось где-то глубоко, происходят десятки, а то и сотни процессов переваривания крови одновременно. Так что вампир мог обдумывать разговор легко, словно он снова стал человеком. Такое с ним случалось редко в последнее время. Последний раз, это когда он выпил и съел грифона с воон той горы. В нем было много жизни, но мало магии. Сам вампир знать не знал и не мог толком разделить эти энергии, но по вкусу мог понять, что соленого мало, а сладкого и сильного много. Именно жизненная сила с легкостью переваривалась его аурой и давала просто невероятное количество энергии. Но и магия была неплохой пищей, пусть и давала куда меньше сил. Он этого пока не понимал, но у него еще все впереди. Ведь Лиам решил, что в качестве личного проекта для Камили он подходит, а та, объясняя, и сама поймет много нового. Уж это он понял на собственном опыте.

- В общем так, Анастаз, слушай и запоминай. Я буду связываться с тобой ментально раз в три дня, давать задания, а ты должен их выполнять. Станешь лениться… Ну тут пеняй на себя – у меня есть не только пряник, но и кнут. За хорошее выполнение заданий будешь получать допинг силой. Теперь к главному. Свои новые умения будешь применять на деле как можно чаще, и вот еще что. Специально для тебя будет выделен раздел литературы в ментальном пространстве Мо, так что, чем быстрее ты постигнешь нужные ментальные умения, тем быстрей скука станет для тебя прошлым. Все понятно?

- Ничего не понял. – Вампир решил быть честным настолько, насколько это вообще возможно.

- Ну и ладно, значит, будем вбивать знания практикой, – кивнула девушка.

- Я готов, – кивнул кровосос.

- Ну все, вроде бы. Завтра свяжемся. А теперь мне пора.

- Всего самого хорошего, госпожа.

На такое обращение Камиля зарделась, но быстро взяла себя в руки и щелкнула пальцами. Да, трансгрессия внутри Лабиринта невозможна, он весь буквально накрыт антитрангрессионными чарами. Лишь две точки свободны от них, но для Камили такие чары, как распахнутые врата, она легко прошла их насквозь за счет совершенно иного подхода к телепортации, и появилась в трех метрах от портала выхода.

- ГРРАААААРРРР!!! – Раздалось в тридцати метрах левее.

- Мррр? – поинтересовалась молоденькая мантикора на месте девушки. Сознание укуталось в новую «маску» легко и привычно, а тело быстро отрастило коготки, шлем и покрылось антимагической аурой. Потому что сражаться с оборотнем магией… Ну, не то чтобы нельзя, но крайне не удобно, в то время как он вполне нормально пользуется немалой толикой магии на уровне инстинкта.

Присмотревшись к ауре противника чуть внимательней, она опознала химеру. Кто-то от души поиздевался над оборотнем, искорежил ему ауру и тело, чтобы заменить тело на созданное самим магом. Но голову оставил от оборотня. Получился странный гибрид с неизвестными свойствами, но просто запредельным количеством жизненной силы.

Девушка решила, что сражаться с ним один на один, не самая правильная мысль, а потому ушла от удара коротким телепортом прямо на какой-то столб из толстого ствола, и даже проверила что химера не может допрыгнуть до вершины. Спокойно начитала на ауру еще один телепорт, и послала его по нити клятвы, выдергивая своего слугу прямо в воздух перед собой.

- Ты слева, я справа, – мурлыкнула девушка, толкая вампира телекинезом в обход зверюги. – Начали.

Девушка рванула в лобовую атаку, но в последний момент рухнула на спину и проехала под химерой, вспарывая ей живот, и дырявя кинутыми магическими когтями. Ну, кожу химеры они даже пробили, но потом аура зверюги справилась и развеяла их. Зато вспоротый живот доставил ей много неприятностей. Камиля прокатилась дальше, вскакивая на ноги и поворачиваясь. Тут же увидела, как Анастаз вцепился в химеру, разрывая ее когтями и своей аурой. Отражение его природы в энергетическом плане оставляло на ауре химеры серые рваные полосы, и именно туда вампир бил особенно сильно. Инстинкты и опыт говорили ему, что где повреждена аура, там и тело слабее.

Особо удачный удар кровососа дошел до самого сердца зверя и, выдрав его, вампир отпрыгнул. Поднял его к лицу, и выдавил все, до последней капли себе в рот. Клыки выдвинулись сами, аура пошла мощной темной волной, а в следующий момент, он выкинул сердечную мышцу, оставшуюся без крови. Да и расслабляться особо некогда. Химера и не думала умирать, но его прикрыла новая хозяйка, сойдясь с бывшим оборотнем в поединке. Ослабленная тварь уже не могла сражаться настолько эффективно, а потому использовала последний довод – из-под когтей на землю капнул яд. Мало чем уступая яду руноследа, этот не убивал, он только уничтожал разум. Его энергетическая суть воздействовала именно на разум, оставляя остальные оболочки не поврежденными.

Камиля яд заметила сразу. В аурном зрении он буквально сиял, даже сильнее чем аура раненой твари, так что не насторожиться она не могла. Ей пришлось скинуть Шкуру Мантикоры и использовать не так давно освоенный Водный Доспех. Довольно сложное заклинание, но и гордилась девушка его освоением сильно. Контроль воды ей давался довольно просто, даже проще трансфигурации, так что она с большим удовольствием им занималась, что и вылилось в попытку освоить это заклинание. Успех пришел не сразу, но она его освоила. И вот теперь он пригодится, и как она надеялась, спасет от яда. Энергетические когти сменились водными, и девушка бросилась в атаку. Вниз, обманка, поджать ноги, поймать точку напряжения, сместить центр тяжести, и швырнуть себя в воздух. Пролетая над прыгнувшей за ней химерой, удалось проверить, держит ли Доспех удар когтями с ядом. Выдержал с честью, ведь химера дотянулась до ее ноги. Яд просто соскользнул с поверхности Доспеха, так и не причинив вреда. Зато удар в шею водными когтями, пришелся в нужное место, брызнула кровь, и химера крайне неудачно приземлилась, прокатившись по земле. Она и так была практически мертва, но деревянный кол в глазу от вампира, поставил точку и в этом поединке, и в жизни химеры. Кровосос с урчанием вцепился в шею мертвой химеры, перерабатывая ее кровь в энергию, вытягивая все, что было в ее ауре съедобного. И магию и жизненную силу, всё, оставляя на месте мощной, могучей химеры лишь мумию.

- Анастаз, тебя отправить обратно или сам доберешься? – Спросила Камиля.

- Сам доберусь. Тут не далеко, к завтрашнему утру буду.

- Ну, все тогда. До связи.

- До связи, госпожа.

Камиля подошла к порталу, который выглядел как две каменные стэллы, расписанные рунами, и активировала его, тут же пройдя в возникшую пространственную воронку. У портала с другой стороны ее встретил улыбкой Лиам.

- Умница. Правда ты многих тут удивила. Снова.

- Чем? – приподняла бровь девушка.

- Телепортацией.

- А, поняла. Другой подход, вот запрет и не сработал.

- Именно. И не раскрывай это заклинание пока что. Пусть сами думают, хоть немного, – попросил Лиам.

- Хорошо, учитель, – задорно рассмеялась Камиля.

- Уже не учитель, мастер магии Камиля. Просто сквиб, и не более.

- Ну, вот что ты такое говоришь, Лиам! – Возмутилась девушка, совершенно не обращая внимания на тишину на Арене, куда ее вынес обратный портал. – Ты меня всему научил, ничего не скрывая и не утаивая, а теперь предлагаешь наплевать на это?

- Ты меня не совсем правильно поняла. Предлагаю больше не тянуться за мной, а выбирать свой путь, вот и все, – пожал плечом Лиам. И даже смог выдавить небольшую улыбку.

- А если я уже выбрала свой путь? – Осторожно спросила девушка.

- Тогда, кто бы что ни говорил, иди по нему. Ты выбрала путь, а значит, уже победила. Другое дело, что никто не знает, куда он тебя приведет. Как бы потом не пожалеть… Хотя, не мне учить тебя жизни. Я и сам в ней ничего не смыслю, – хмыкнул Лиам.

- Вот и хорошо. Я выбрала, – Камиля открыто посмотрела ему в глаза и улыбнулась.

- Как скажешь. Тебе туда, – показал Лиам на комиссию. – Забирай бумажульку, да и пойдем уже отсюда.

- Можно было и по уважительней, молодой человек, – проскрипел председатель комиссии.

- А что, от этого ее возможности вырастут, сила или знания? Это, – ткнул пальцем Лиам на сертификат, – …всего лишь формальность. Впрочем, я тоже горд ученицей, так что не против того, что вы почешете по пузику ее эго. Она заслужила, если на то пошло.

- Лиам, дай мне насладиться плодами моего труда. – Хмыкнула Камиля. – Ну и твоего тоже.

Мужчина рассмеялся и махнул рукой. Вроде как, развлекайся.

Награждение продолжилось дольше получаса. Выпив по бокалу французского шампанского по случаю появления нового Мастера Магии, люди начали расходиться. Собственно, большая часть трибун уже ушла, но некоторые сходили на песок Арены и знакомились с Камилей напрямую. И только считанные единицы подходили поговорить именно с Лиамом. Тот не был этим расстроен, он понимал, что сквиб не очень-то интересен магическому сообществу, однако планировал их удивить еще не раз.

Подходили и знакомые, друзья, даже враги. Поздравляли с талантливой ученицей, и такие поздравления Лиам принимал с удовольствием. В некоторых поздравлениях чувствовалась угроза, и такие люди получали в ответ ехидную улыбку, злой прищур, а то и легкий удар его намерением.

Хорошие знакомые, друзья, семья, отчасти присутствовавшая на экзамене, постепенно передислоцировались в его поместье, где сабантуй продолжился, переходя в откровенный кутеж, а местами и пьянку.

А в это время, в кабинете Лиама состоялся интересный разговор. Встреченный на Арене маг весьма настойчиво пожелал продолжить беседу в более спокойной обстановке и в честь прошлых «заслуг», был приглашен сквибом на домашнюю часть мероприятия. Теперь же, двое сидели напротив друг друга и общались, хоть вслух не было произнесено ни одного слова.

Директор Хогвартса Армандо Диппет, весьма известный во всем мире маг, пользующийся заслуженной славой и уважением, был приглашен этим вечером на странное мероприятие. Его ученик, добившийся известности сначала как маг, открывший доселе не известный раздел магии призыва, а после, ставший сквибом, но даже тогда, выигравший поединок против мага один на один, снова решил подарить магическому миру сенсацию. Более того, он создавал прецедент. Сквиб выставил свою УЧЕНИЦУ на экзамен. Более того, многие подняли связи и узнали, что эта самая ученица не так давно была низшим магом второго октана, а за эти годы она просто не могла набрать достаточное количество силы, чтобы сдать готовность колдуна. Тут нужен минимум четвертый октан. Прыгнуть за столь малое время на два с половиной октана нереально. Но, как показала практика, многое зависит от учителя, что его бывший ученик доказал с легкостью. Впрочем, Лиам Картер со школьных времен выходил за рамки обыденного и ничего особенного в том не видел, чем весьма импонировал Армандо.

Теперь же, бывший ученик и вовсе совершил невозможное, и очень многие желали узнать ответ на простой вопрос: КАК?! Как можно поднять низшего мага на такую планку силы, ведь каждого из них проверяют, есть ли вообще возможность полноценного развития, и у большинства ее просто нет. Их магическая система, их ядро, просто не может развиваться дальше. Но вот, прямо перед лицом грандмастера магии Диппета на тонкой ниточке зашаталась морковка. Он искренне надеялся, что бывший ученик откроет ему этот секрет, ведь сам Диппет не раз поддерживал своего ученика. Собственно, именно в этот раз его слово, вполне возможно, было решающим, и этой самой Камиле дозволили пройти экзамен. Лиам и не скрывал, что бывший директор будет только одним из многих векторов воздействия на МКМ и Министерство Магии Багдада – Круг Мудрецов, именно так называется Министерство Багдада. Однако Диппет поверил сквибу и надавил со своей стороны всем, чем только мог.

К слову сказать, старый маг не был разочарован, и результат удивил даже его, если уж говорить по правде. Просмотр прохождения Лабиринта ученицей Лиама поднял столько вопросов у магов, что многие были уже и не рады, что дозволили этот экзамен. Однако, отворачиваться от возникающих проблем могут позволить себе обыватели, но никак не фигуры уровня Армандо Диппета. Он, как никто другой знал статистику рождения низших магов по всему миру. Один сильный маг рождается на сорок два низших (до второго октана включительно), и это в среднем. В некоторых странах все не так «хорошо», а еще хуже.

Более того, даже не столько сила ученицы Лиама его настолько удивила, сколько ее умения. Столь разносторонние, и очень не слабые, что уж там. Девушка легко и изящно перестраивала чары под себя, что вызывало уже не удивление, а уважение к ее учителю. Диппет знал не так много выпускников, которые хотя бы задумывались об этом, не говоря о том, чтобы рассчитать ритуал ВНУТРИ расширенного пространства. Это, пусть и не высший пилотаж пространственной и ритуальной магии, с рунной вместе, но где-то близко, весьма и весьма. Если на то пошло, то в принципе сделать расчет ритуала на коленке, посреди леса, это очень мощная заявка. И это говорит о ее обучении только хорошее. Девушка показала, откровенно говоря, совсем не школьный уровень. Конечно тот факт, что один из тайных союзников директора обеднел на миллион золотых его не радовал, но то, что возможный в будущем союзник на тот же миллион стал богаче, несколько сглаживал неприятный факт.

Если уровень девушки в исцелении директора не удивил, ведь об успехах в этой области самого Лиама он был осведомлен, как и про ментальную магию, то успехи в трансфигурации, точнее в сложнейшем ее разделе – откровенно ошарашили, что уж там говорить. Сам директор мог бы сделать тот же золотой слиток из медного и не запыхаться при этом, но что бы такое вытворяла выпускница, это просто невозможно. И честно сказать, для мастерства она слишком уж молода. Обычно мастерами становятся годам к двадцати пяти, но это ладно. Она и правда выполнила условие, и сделала это изящно, победив при этом и вампира и химеру. Оба противника были сильны, быстры и имели свои сильные стороны, так что мастерство ей засчитали, оценив работу по достоинству. К слову, маги посчитали прилепленную за ухо пластину каким-то артефактом, подавляющим волю. Им и в голову не могло прийти, что это на самом деле такое, и директор Диппет от остальных не сильно-то отличался. Он был уверен, что это нечто вроде артефактного аналога Империо. И никто не собирался его разубеждать.

Вот основные вопросы, которые волновали директора лучшей школы магии Хогвартс, и для Лиама это не было секретом. Более того, он знал, чем именно откупится за помощь столь мощной фигуры еще до того, как попросил его о ней. Конечно, полностью просчитать старого чародея Лиам не надеялся, но и совсем уж балбесом себя не считал. Основные вопросы были вполне предсказуемы: сила, умения, как? Примерно так рассуждал про себя Лиам, и в общем, не ошибся.

На Арене, куда директор спустился сразу, после вручения диплома и сертификата, важные вопросы не поднимались, однако просьба о встрече прозвучала. Директор спокойно дождался, когда круговорот магов немного успокоится, и вместе со всеми отправился к Лиаму на виллу. И уже там, немного выпив вина и отдохнув, Лиам пригласил Диппета в свой кабинет, буквально одним взглядом.

- Спасибо, что пригласил сюда. Рад видеть, что мои ученики добились многого в жизни, в том числе и благодаря моим усилиям. – Разговор в ментальном «слое» сразу раскрывает все вторые и третьи смыслы, что облегчает не только понимание, но и само общение происходит куда как объемней и быстрее. По факту, Директор и правда был рад, что Лиам не бедствует, что у него красивый и большой дом, рад, что бывший ученик добился многого и когда был волшебником, и когда стал сквибом. Все эти слои осмысливались одним массивом. Как и тот слой, в котором говорилось, что Диппет хотел бы некую компенсацию за свою помощь в давлении на МКМ.

- Это Вам, Директор. Уверен, Вам понравится, – передал Лиам Диппету небольшой дневник. Последние трое суток он занимался описанием ритуального изменения магической системы низшего мага, которое некогда провел для Камили. К сожалению, он прекрасно знал, что никто не позволит Диппету ввести эту процедуру в магические школы на постоянной основе. Старые Рода не захотят отдавать власть в руки низших, а так и произойдет, если те смогут развиваться. Просто низших намного больше, чем родовитых силачей, и их просто сметут. Может не сразу, а через десять лет, или двадцать, Лиам не знал точно, да и в магии предсказаний он не очень смыслил, хотя задатки явно имелись. Но этот дневник Лиам посчитал адекватной платой за помощь Директора. Впрочем, тот был полностью согласен, хоть и знал, что ничего у него не выйдет из этой идеи. Все же, Диппет был благодарен за ту толику надежды, которую ему дал Лиам и даже вскользь улыбнулся, принимая дневник.

- Капните кровью на серебряный уголок, и никто кроме Вас не сможет прочесть то, что в нем написано, – передал Директору Лиам. Тот улыбнулся и спрятал заветную книжицу за пазуху. Видимо так надежнее.

Общение продолжалось совсем не долго, всего пару минут, но джентльмены успели обсудить столь многое, что для обычных людей не хватило бы и суток. А потом Директор ушел, праздники старый волшебник не очень любил, как и громкие звуки вообще. Пройдя через пяток войн на разных континентах, появляются такие вот мелочи. Кто-то не смотрит на собеседника, оглядывая все вокруг в поисках опасности, кто-то не любит громкие звуки, а кто-то заслыша салют, прыгает рыбкой в ближайшее углубление в земле. И это еще самые безвредные проявления, если на то пошло.

Зато сам праздник удался и длился почти три дня. Уже к вечеру третьего народ стал расползаться по домам, и Лиам смог нормально поспать. У него оставалась всего неделя до ритуала, и это нервировало. Когда человека что-то пугает, он либо отталкивает мысли об этом, либо наоборот, хочет чтобы это быстрее началось. И быстрее закончилось, понятное дело. С Лиамом творилось нечто похожее, хотя окклюменция пока что помогала. Так что сквиб взял себя в руки, закончил все дела, написал завещание, как в магическом, так и маггловском мире, привел всё в порядок и последний день ожидания провел в Запретном лесу.

Место, по прихоти судьбы ставшее ему домом, буквально дышащее силой природы и магии, все в нем было так знакомо, но в тоже время удивительно волшебно. Лиам дышал, и не мог надышаться этим местом, этой силой, и ощущением родного дома. Он не знал, вернется ли сюда еще, но хотел, чтобы в его памяти эти мгновения остались навсегда.

Камиля не отходила от него ни на шаг, буквально прилипнув к руке бывшего учителя. Она одна из немногих, кто знал все нюансы будущего ритуала, и понимала, насколько он опасен. Но девушка верила, что все будет хорошо, верила в счастливую звезду и в Лиама. Она же и предложила поступить так, как советовала мантикора. Оставить потомство. Лиам не стал отказываться. Он не знал, что будет потом. Небольшой ритуал плодородия для Камили, ну а само дело не хитрое, хоть и заняло несколько часов.

Ближе к вечеру, так ни разу за весь день и не поев, Лиам с Камилей ушли телепортом к центру Запретного леса, насколько это было возможно. Оттуда прошли пару часов пешком, собрав огромный караван животных, так как оба включили «внутреннюю красоту» и вышли к Сердцу волшебного Леса. Магия здесь вела себя совершенно необычно. Она словно выходила из-под земли, и могучим вихрем устремлялась к небесам. От вихря по округе расходились невероятно сильные волны природного эфира, поддерживая весь Запретный лес. Прямо над выходом силы, рос дуб. То есть, когда-то он, наверное, был дубом, но от такого количества энергии он давно и прочно мутировал, превратившись в поистине гигантского древня. Да, он был живым не так, как обычные деревья. Он имел разум, пусть и не человеческий. Скорее больше походил на био ИИ с запредельными показателями. Да и сам древень вырос более чем на полторы сотни метров, толщину ствола имел около двадцати метров диаметром, и даже ветки его были словно деревья, чьей-то волей выросших не из земли, а из ствола этого титана.

Там, у подножия древня их уже ждал Николя. Он тут с самого прошлого утра возится. Мало того, что сам ритуал получился запредельно сложным, так еще и сопряжение магии в частях различных животных, травах и паре зелий нужно сделать идеальным с магией ритуала. Так что, работы у магистра было хоть отбавляй. Полтора суток он провозился с ритуалом, но что получилось можно узнать только на практике. С Мо на связи, Николя в последний раз перепроверил все, до последней запятой, но ошибок не обнаружил, так что за дело принялся с энтузиазмом. Это был его шанс действительно отплатить Лиаму за ТОТ раз. И хоть парень отмахивается, да и по ауре видно, что чародея он не винит ни в чем, но вот магистр все равно чувствует себя виноватым. Хотя не совсем так. Вина давно трансформировалась в желание помочь, при этом полностью так и не исчезнув полностью. Для магистра некромантии, выросшего в совсем других условиях, такие чувства были внове и стали неприятным сюрпризом. Но «страдания ведут к самопознанию», и его привели. Это неминуемо. Так что, древний чародей узнал много нового не только о себе, но и о других, хотя расширять свой кругозор такой ценой, это явно не его выбор. Изрядно посветлевшая после смерти душа и аура сделали его более человечным, что было очевидно даже ему самому.

- О, вы вовремя. Лиам, тебе сюда. Время как раз подходит. Раздевайся и ложись вон на тот алтарь, – показал Николя на один из трех каменных алтарей. Два других для других целей. Один для жертвоприношения козы, а второй для самого чародея. И нет, он не будет втыкать себе в сердце всякие металлические штуковины и делать другие идиотские вещи. Его аура, его магическое тело станет образцом. Не сила в нем, а именно сами каналы, чакры, их разветвленность и прочие характеристики. – Я почти готов.

- Хорошо. И… спасибо, друг мой. Все это… Я передать не могу… – Лиам не смог договорить, так как магистр тут же его перебил.

- Вот и не передавай. Ложись давай. – Николя не любил, когда его благодарят. Вот восхваления он любил, это да, а благодарности, они его словно к чему-то непонятному принуждали. Сам он так же не любил кого-то благодарить, и выдавливал из себя, простое вроде бы, слово, со страшным скрипом.

- Ну ты меня понял… – Буркнул смущенный Лиам. Обнял бывшую ученицу и тихонько шепнул: – береги его. Или ее.

После чего резко развернулся, грубо сдернул с себя всю одежду и улегся на холодный камень алтаря. Он слышал блеяние козы, и как оно резко прервалось, слышал запах крови, стекающей по желобкам на алтаре, чувствовал, как шедшая из под земли магия сменила русло, и вместо привычного подъема по стволу гиганта, ушла прямо в ритуал.

Лиам почувствовал, как совсем рядом с ним отрылось пространственное окно, но не как обычно. В материальном слое окна не было, только в астрале, но очень мощное, огромное. Оно пропустило сущность настолько бОльшую, чем любой из магов, или даже «глубокую», что и сравнивать их нельзя.

Звуки смазались. Лиам не мог разобрать что говорит стоящий совсем рядом Николя, что ему отвечают, но давление, которое возникло при включении «внутреннего подритуала удержания», быстро сошло на нет, и перестало выбивать последний воздух из легких сквиба. Окружающее пространство перестало скакать, словно необъезженный мустанг, и Лиам услышал:

- Это он заставил меня дать слово, что я отпущу тебя по выполнении договора, так что его и благодари. И без сарказма. Ты хоть и Богиня Рек и Озер, но всего лишь Богиня.

- Хм. Странный смертный. А ты, труполюб, мне не нравишься, но договор есть договор. Контракт подписан и будет выполнен. А теперь не мешай мне.

Затем Лиам почувствовал, что его обхватывает что-то огромное, но… слабеющее. Именно так он почувствовал Богиню. Словно некогда она была намного, нет… ВО много раз сильнее. Но сейчас все не так – силы ее на исходе, она умирает. Да медленно, но все же.

- Ты очень смелый, смертный, раз обратился ко мне. Или ты не знаешь, что меня называли коварной?

- Знаю, – прошептал Лиам. – Но ведь и я не с пустыми руками пришел к тебе. Все честно, а Боги любят честность.

- Это верно, любят. И ты прав, ты пришел не просто с даром или жертвой. Ты пришел с сокровищем, но сокровище это, только для меня. А теперь, смертный, отдай мне плату.

- Забирай, – прошептал Лиам и закричал от боли. Надрывно, громко, словно полностью отдавался этому крику боли. Ведь Богиня забирала у него ЯДРО. Зачем оно ей, они с Николя догадывались, но никому не говорили. Но оба были уверены, что скоро, где-то в этом мире появится бессмертная девочка волшебница с ядром девятого октана. С ядром Лиама. Эта надстройка души была завершающим штрихом для перерождения Богини, уставшей умирать, в бессмертную и могучую волшебницу. Но это их обоих совершенно не трогало. Что им до нее за дело?.. Нет, Лиам желал вернуть свою магию. И без ядра вполне можно стать мощным магом. Вон, у Николя никогда ядра не было, и что, слабый он маг? Вот-вот. Ядро это костыль для волшебников, а Лиам давным-давно научился ходить, да и бегать сам.

- Какое развитое у тебя Ме Силы, смертный, или как вы теперь говорите – Орто. Просто прекрасно. Ты свою часть договора выполнил, теперь я выполню свою.

И хоть Лиам был в обмороке от боли, он прекрасно слышал и понимал каждое слово Богини отчего и очнулся. Слова, одно за другим, просто впивались в его разум и оставались там навсегда. А затем снова настала боль. Не такая сильная, как была, когда из его ауры вырывали ядро, но все же весьма чувствительная. Но все это меркло перед ощущением нарастающей сети каналов. Чакры-пересечения делали первые вздохи, выделяя первые капельки магической силы. Канальцы, тонюсенькие настолько, что лишь проведший двадцатую часть своей жизни в медитациях Лиам мог их почувствовать, набирали сантиметр за сантиметром, а аура адаптировалась к последним изменениям. Сеть астральных линий оказалась столь развернута, как никогда прежде. Она словно дивной красоты цветок, расцветала в его ауре и Лиам буквально наслаждался этим чувством. Все в его душе ликовало, не считая тех ее частей, которым было дико больно. А потом он вырубился опять.

Год спустя. Там же – в Сердце Леса.

Лиам с трудом открыл глаза. Действительно с трудом, даже тяжелее, чем в больнице после того, как стал сквибом. Попробовал пошевелить рукой, но она едва сдвинулась с места, настолько она ослабла. Он скосил глаза и еле приподнял голову, но увидел самого себя. Худой, словно скелет, от мышц остались тонкие ниточки, а по телу можно изучать анатомию костной структуры. Расслабив шею, Лиам окунулся в себя, отслеживая все сразу. И свою магическую систему и взаимообмен магической силой с лесом и даже взаимообмен магией с древнем. Тот по просьбе Богини поддерживал в нем жизнь последний год, пока новое магическое тело приживалось, а аура восстанавливалась после извлечения ядра. Сам Лиам это время провел в коме. Конечно, Богиня посильнее могла бы сделать тоже самое в одну секунду, но Богиню посильнее не купишь даже сверхсильным ядром. Ей это просто без надобности. А уж если найти Богиню со специализацией на исцелении, так и вовсе было бы прекрасно. И не пришлось бы работать через физическое тело в том числе. Богиня Рек и Озер буквально вдавила создаваемую часть души с двух сторон, и снизу – со стороны физического тела, и сверху – через астрал, чем несколько смешала эти составляющие души, и уплотнила ауру. Понятное дело, что эффект побочный, но исключительно положительный. Однако у прошедшей операции оказался и минус. Большой такой, даже огромный. Каналы в духовном теле оказались как у магла. На их разработку уйдут годы и десятилетия, если не больше. Ну и так, малюсенький минус – пироманта из Лиама точно не выйдет. То есть вообще никогда. Лед и вода, вот его стихии теперь уже навсегда. Богиня, сама того не зная, определила его развитие на всю жизнь – лишь оттенка ее силы хватило на то, чтобы Лиам прошел единение со стихией, которого столь долго избегал.

- Эй, кха, кха, есть тут, кха-нибудь? – Практически шепот, но и его хватило, чтобы настроенные на него чары сработали, и отправили импульс чар на соседнюю полянку. А там собралось немало народу. В одной палатке жила Камиля, Эбигейл и Эмма Картер, ведь бывшая ученица приняла дар и взяла фамилию этой семьи. С ними жил грудной мальчик, которому дали имя Эдриан. Маленький маг был совсем слабеньким, но никого это не волновало. Камиля прекрасно знала, что нужно сделать, чтобы он вырос сильным, как его папа. А бабушка и тетя с удовольствием помогут, если понадобится. Вон с каким удовольствием возятся с малышом, да и роды приняли легко и быстро, девушка даже не устала совсем. Пара часов, и готово, словно малыш хотел уже по-быстрее появиться в этом мире.

Этот год выдался нелегким для всех них, и только этот малыш придавал этим женщинам сил, чтобы жить дальше. Но время шло, и чем ближе к родам, тем сильнее была радость от принятого тогда решения. Рождение Эдриана, словно начало новой жизни, придавало силы смотреть вперед.

Камиля не могла часто приходить к Сердцу Леса, ведь беременным такой интенсивный обмен магией с Лесом противопоказан. Так что она приходила раз в две недели, а на последних месяцах и это запретили. Эбигейл была настойчива, и Камиля тоже понимала правильность требований, но хотелось снова и снова приходить туда. Посмотреть на его осунувшееся лицо, провести рукой по отросшим волосам, и тихим голосом рассказать, как пинается его сын.

Время шло и прошел целый год с тех пор, как провели ритуал. Сразу же после него тело Лиама по самую шею укрыло корнями древня, а Богиня сказала:

- Не трогать. Сам очнется, когда будет готов. Я свою часть выполнила, выпускай меня, труполюб.

- Я знаю, что Боги не врут, но если…

- Да, да, все как всегда... Слушай меня, жалкий смертный. Не смей мне угрожать. А с этим смертным все будет в порядке.

Николя выпустил призванную Богиню и она исчезла, унося с собой ядро Лиама.

Они оставили сигнальные чары и ушли с полянки, ибо находиться там просто невозможно. Слишком большая концентрация магии, тоже не всегда хорошо. Камиля осталась жить в палатке на соседней полянке, там концентрация магии была такая же, как и на той, старой полянке, так что опасности не представляла. Летом к ней присоединилась Эмма, а после и Эбигейл. Там же родился Эдриан, под присмотром двух целителей. Ну, полутора, все-таки Эмма еще доучивается. Николя приезжал время от времени, но надолго не оставался, у него работы тоже хватало, а сделать тут он ничего не мог, оставалось только ждать.

Прошел год, и Николя снова прибыл на полянку, и даже шел пешком более двух часов ради этого. В прошлый приезд ему неожиданно понравилось возиться с мелким парнишкой Эдри, так что он предвкушал новую встречу. Он даже не успел дойти до палатки женщин, как почувствовал импульс чар, и рванул к ДУБУ. Уже подбегая, он догнал Эбигейл и Камилю и вместе с ними вылетел к Сердцу Леса, проламывая кусты. Оббегать до тропинки ему показалось слишком долго.

- Лиам? – Ошарашено спросил некромант.

- Николя? Кха-кха. Здравствуй, кха-кха.

- Помолчи пока, тихо, Лиам. – Посоветовал маг, поднаторевший в исцелении за последний год. Он решил, что не знать эту отрасль магического искусства становится все неудобней, так что засел за учебники, и теперь мог кое-что не слишком сложное, пока что с палочкой. На сканирующее заклинание его хватило, так что диагностировать истощение крайней степени он смог.

- Лиам! – Выбежала на полянку Камиля. – Лиам!

Девушка проскочила мимо магистра юркой лисицей и обняла лежащего на холодном камне, крайне худого человека.

- Сынок! – с другой стороны его обняли еще одни родные руки.

Николя, как самый здравомыслящий, тут же окоротил женщин.

- Во-первых, успокоились, во-вторых, у него истощение, и нужны капельницы, и в-третьих, надо перенести его в палатку с этой холодной каменюки.

Что тут же и сделал. В палатке бывшим сквибом занялись женщины. Капельницы с физ. раствором, витаминные растворы и многое другое, что нужно при выходе человека из комы, тут же нашло свое место вокруг его кровати. Ребенка пока показывать не стали, сердце могло не выдержать. Оно тоже мышца и атрофируется ничуть не хуже других.

День за днем Лиам приходил в себя. Ежедневная зарядка до седьмого пота, не слезая с кровати, да по десятку раз в день, может утомить кого угодно. Зато через пару недель он встал на ноги. В смысле буквально. Встал, постоял семь секунд и сел обратно. Сил не хватало. Всему приходилось учиться заново. Так что день у него был поделен между физическими тренировками, а когда он не был занят ими, то либо общался с женщинами, либо медитировал, пытаясь хоть немного ускорить текущую по духовным линиям силу. Получалось из рук вон плохо, что уж там. Но хоть что-то! И этому Лиам был рад.

Еще через пару недель он уже совершал первые пробежки, ускоряя развитие мышц вливаниями жизненной силы, так что такой прогресс обуславливался именно личным мастерством, а не магией. В ней он тоже имел успех. Первые, самые простые действия с силой он делать научился. Абы как, с трудом и долгими медитациями, но научился. Новая конфигурация духовных линий заставила быть крайне внимательным и осторожным.

Ну и самое главное, это то, что ему представили его сына. Маленький маг едва ли был на первом октане, когда любой представитель Рода уже рождался со вторым. Видимо это наследственность Камили, но Лиаму было все равно. Сила маленького мага интересовала его в последнюю очередь. У него был СЫН!

Пять лет спустя…

- Садав, – Тихонько проговорил Лиам, открыл рот пошире и сказал тихое: – пуф.

А на всю Арену раздался настолько громкий звук, что его соперник отлетел прямо на щиты. Заклятье Громового Рева, заранее подвешенное на ауру, сработало отлично, и противник, не ожидавший такого финта, был повержен. Но оставалось еще двое.

Уворот, Щит Воды с изрядной накачкой электричеством принял на себя здоровенную каменную глыбу. Щит обернулся льдом за одно мгновение и был разбит следующей. Телекинез подхватил острые ледышки и отправил к обоим противникам. Мастера боевики взмахнули палочками и остановили атаку, не заметив того, что теперь стоят в воде. Очередное заклятие Молнии от взлетевшего на полметра Лиама, и мастера затряслись от удара током. Волосы их встали дыбом, а сами они потеряли сознание от перегрузки нервной системы.

- Бой окончен. Лиам Генри Картер, Вам присуждается Мастерство в боевой магии, Ментальной магии, и магии Пространства. Поздравляем. – Комиссия для прохождения экзамена по трем направлениям собралась на удивление оперативно. Когда давно исчезнувший со страниц газет, да и вообще, откуда бы то ни было Лиам Картер затребовал его прохождения, многие в МКМ были просто шокированы. Но доказательств наличия у него магии хватило, когда один из умников, начавших глупо и зло подшучивать над бывшим сквибом, взлетел в воздух, и встретился своей глупой бестолковкой с одной из балок перекрытия, а после, свалился вниз сломанной куклой. Лиам любил хорошую шутку, но плохой, злой юмор, ему не нравился. В общем, проверив наличие у него магии, экзамен ему разрешили, а комиссия собралась за жалкие сорок минут. Любопытных набилось очень много, ведь слухи разлетаются со скоростью лавины, а такие и того быстрее. Лиам решил сдавать Пространство, в силу своих огромных знаний и немалых умений в этой отрасли магии, боевку, которую изрядно подтянул за последние пару лет с помощью Анжелики, ну и ментал, так как по факту, давно в ней мастер, а то и магистр. Слишком уж много умений поднакопилось в этой тонкой сфере за последние годы.

- Вот и прекрасно. Через месяц я хотел бы пройти Лабиринт, – уведомил комиссию Лиам и отправился с Арены в сторону трибун.

- Но как? – Наконец-то выдавила из себя председательница комиссии, Елизавета Адлер. – Вы же не волшебник!

- Да, я не волшебник и у меня нет ядра. Но я маг, а для мага нет ничего невозможного…

Лиам отвернулся от пораженной до глубины души женщины и продолжил свой путь. Там, у выхода, его ждали друзья. И там же, в самом первом ряду, стояла его семья. Мама, сестра, Мастер Магии Камиля и его пятилетний сын Эдриан. Краем глаза, мужчина увидел в толпе у выхода знакомую ауру Генри Картера. Остаться и пообщаться тот видимо не пожелал. Ничего не меняется...

Лиам Генри Картер, волшебник, сквиб, а ныне маг, словно замер между шагами на одно мгновение, оглядываясь назад, в прошлое. Это был тяжелый путь, полный риска и приключений, но он не закончен. Ему есть зачем жить, и есть куда идти, так что… Лиам закончил шаг и сделал следующий…




MyBook - читай и слушай по одной подписке