Синий мир (Фантастические рассказы и повести) (fb2)


Настройки текста:



Юрий Тупицын СИНИЙ МИР Фантастические рассказы и повести

МИР ИСКАТЕЛЕЙ Размышления над книгой

Я смотрю на новую книгу научной фантастики «Синий мир», книгу вдумчивого писателя с проникающим, ищущим взглядом, обращенным в неведомую романтическую «синь»…

Четыре рассказа и две повести Юрия Тупицына, летчика по профессии и фантаста по призванию, не только переносят читателя в обстановку «необыкновенного», но и заставляют поразмыслить о многом.

Ю. Тупицын не принадлежит к той группе «новаторов от литературы», которые под прикрытием туманного понятия «философской фантастики» пытаются уйти от реальности или Эзоповым языком отрицать действительность.

Для Тупицына фантастика существует не ради «фантастичности». Она для него тем значительнее, чем реалистичнее.

Автор увлечен техникой и ее грядущими достижениями. Своим творчеством он отвергает нелепые запреты некоторых ретивых поборников «философской фантастики» на технические темы, презрительно именуемые «техническими побрякушками». Ему чуждо мещанское любование «комфортом будущего».

Тупицына глубоко захватывают тенденции развития науки и техники. И он отваживается не только назвать их, но в своей повести «Безумие» показать технологию творчества и сущность исканий, которые в наше время плодотворны только тогда, когда в них принимают участие многие, разносторонние умы. В этой повести фантаст показывает процесс создания качественно более совершенных электронно-вычислительных машин. Кто знает, может быть его мысли окажутся плодотворными даже и для кибернетиков!

Конечно, горизонты Тупицына отнюдь не ограничены техникой, он затрагивает и проблемы биологии, психологии, морали.

Человечество ныне вступило в такую эпоху развития цивилизации, когда наука стала производительной силой.

Роль науки в дальнейшем будет все возрастать, грядущие ее достижения необозримы.

Подходить к этим достижениям можно по-разному. На недавнем Международном симпозиуме, проведенном в Баракане (не фантастов, а ученых!) по вопросу о межзвездных связях с инопланетными цивилизациями, в числе выступавших был профессор Массачусетского политехнического института мистер Минский. Прогнозируя, с кем же можно установить связь через космос, он высказал «сенсационную» мысль о том, что, поскольку за последнее десятилетие объем информации, прошедшей через электронно-вычислительные машины возрос в миллион раз, надо думать, через пятьдесят лет слабый и неразумный род человеческий должен будет уступить на Земле свое место… электронным машинам. Говорить всерьез о столь нелестном для человечества прогнозе, конечно, трудно. Но подобная мысль могла зародиться у почтенного американского профессора лишь благодаря непониманию того, что не человек порочен сам по себе, а порочно устройство его общества, знакомого профессору Минскому по стране, где человеческие пороки и «неразумие» проявляются с особой яркостью.

Люди, восхищенные нашими успехами, порой восклицают, что «действительность обогнала мечту». Простительное, но глубокое заблуждение! Действительность способна обогнать лишь вчерашнюю мечту. Мне уже приходилось сравнивать мечту с прожектором на корабле прогресса. Сегодня корабль плывет там, где вчера светил лишь луч мечты, но теперь он с борта корабля светит уже в завтра. Человек, единственный из всех живущих на Земле, способен мечтать. И никогда нельзя обогнать собственный взгляд вперед.

Этот взгляд и отражает научная фантастика.

О ней много спорят, противопоставляют мечте использование фантастических ситуаций для мрачных выводов возможного развития человечества, безысходных тупиков и невообразимых ужасов. Такие произведения принято называть «антиутопиями» или романами предупреждений. Они широко распространены на Западе (и в Японии).

Талантливый польский фантаст Станислав Лем, анализируя задачи фантастики, замечает, что литература должна пользоваться веерным исследованием пути развития цивилизации, то есть художественно показать тупик вырождения или даже полного исчезновения жизни с Земли. Рядом — расцвет ультракапиталистического рая; еще при одном взгляде вперед (с поворотом на один румб!) — представить себе некую «муравьиную цивилизацию обезличенных людей»… Еще один румб и взгляд — и не менее мрачная картина тирании, диктата и беспросветного угнетения. И лишь в одном из лучей «исследовательского веера» на равных со всеми другими можно разрешить себе увидеть и коммунистическое общество.

Можно не соглашаться с Лемом, противопоставлять ему с его «веерным методом» оптимистическую фантастику социалистического реализма, но нельзя не видеть последователей Лема и в нашей литературе. Их следовало бы предостеречь от перенесения западных методов на советскую почву, от узкого понимания литературы только как одной из форм исследования жизни. В равной мере это относится и к тем, кто считает, будто гриф «фантастика» снимает с писателя всякую ответственность за правдивость или правдоподобие повествования.

Беда, когда фантаст, оказавшись во власти лишь одного литературного приема, начинает накручивать фантастику ради фантастики. Это не может не завести в тупик, ибо это противоречит основе литературы — отражать жизнь в зеркале действительности. Правда, в фантастике это зеркало может быть увеличивающим, волшебным, показывающим тупик или просторы грядущего. Но все равно это зеркало жизни. Как только нарушены законы отражения жизни, зеркало становится кривым…

Конечно, нельзя предписать фантастике развиваться одним только путем. Любые формы фантастической литературы будут приняты читателем, если они служат нашему общему делу, если они не претендуют на некую «надклассовом» суждений и изображения жизни.

Творчество в жизни играет немалую роль, в особенности когда речь идет о созидателях. Вот почему меня привлекает первая книга Тупицына, его рассказы об открывателях и испытателях нового, искателях непроторенных путей, будь то в космосе, на других планетах или в дебрях Африки («Дьяволы»).

Кстати, о непроторенных путях в науке и отражении их в литературе. По этому поводу велись жаркие споры.

Так, профессор Д. Франк-Каменский утверждал в «Литературной газете», что научная фантастика не может быть сегодня источником новых идей, новых открытий. А вот академик А. Ребиндер в той же газете отводит фантастике роль кресала, способного высечь искру в душе человека (в том числе и ученого). Академик же П. Федоренко считает даже своим служебным долгом читать научную фантастику, отыскивая в ней предвидения.

Можно вспомнить, что не только ученые социалистического лагеря с дружеским интересом пристально следят за советской фантастикой, даже сотрудники пресловутого Центрального разведывательного управления США (ЦРУ) штудируют советскую научную фантастику, стараясь выудить из нее возможные, а может быть, и уже сделанные открытия или шедевры техники.

Величайшее достижение нашего зека — вступление Человека в космос — не только приковало общественное мнение всего мира к советской науке и технике, сделавшей первые шаги в завоевании космоса, но и вынесло фантастическую литературу на гребень волны читательского интереса.

К фантастике потянулись люди любого возраста, восхищенные достижениями науки и пытающиеся увидеть ее новые пути.

Правильное понимание современных тенденций развития науки и техники всегда подскажет, на каких путях можно ожидать новых открытий, диктуемых прогрессом.

К эпохальным открытиям будущего я отнес бы прежде всего раскрытие существа материальной субстанции, составляющей межзвездный вакуум. Использование «бесплатной» энергии вакуума, заключенной повсюду, — сказочная задача и сказочная сила грядущего Человечества.

Но это как бы при взгляде в необозримую даль.

Прежде человечеству еще придется решать вопросы своего существования на Земле, на этом, как теперь говорят, «космическом корабле» с многомиллиардным составом экипажа и пассажиров.

Кораблю «Земля» угрожает энергетический голод — в обозримом будущем начнут иссякать топливные запасы (если мыслить не столетиями, а даже тысячелетиями!), грозит «кислородное голодание», как космонавтам из-за неисправности аппаратуры регенерации воздуха. Причина — в загрязнении земной атмосферы и среды обитания человека. Грозит людям когда-нибудь и истощение богатства недр, превращение полезных ископаемых в неиспользуемые отходы или ржавчину (аналогично израсходованию всех трюмных запасов корабля). И, наконец, все больше станет ощущаться недостаток пищи для всех путешествующих в неразумно возрастающем числе на перегруженном корабле «Земля» в межзвездном пространстве вакуума…

Научные открытия неизбежно появятся именно на путях решения всех этих «проклятых вопросов».

Мне кажется, что «представление об энергетическом голоде» в будущие тысячелетия рождено, с одной стороны, ошибочным подсчетом энерговооруженности, возрастающей по геометрической прогрессии. С другой стороны, страх этот порожден вчерашними взглядами на способы получения энергии. Мы все еще жжем уголь, газ, нефть, уничтожая ценнейшее сырье, столь нужное грядущим поколениям. Мы загрязняем воздух отработанными газами, увеличивая в атмосфере содержание углекислоты, которая препятствует нормальному теплоизлучению планеты-корабля. Мы заражаем отходами производства водоемы, эти «хранилища жизни и красоты».

Но даже ядерная энергия в масштабе сотен тысяч лет земной жизни не выручит «пассажиров» космического корабля «Земля». Наша планета миллионы лет живет в установленном режиме. Она излучает столько же тепла, сколько получает от Солнца. Если же нарушить этот баланс, то Земля станет получать больше энергии, чем получала прежде от Солнца, а излучать в пространство будет прежнее количество тепла до тех пор, пока не нагреется настолько, чтобы излучение увеличилось. Это неизбежно поведет к перегреву «космического корабля», чего так опасаются всегда конструкторы реальных космических аппаратов.

В чем же выход! Очевидно их два: противостоять перегреву Земли и его последствиям или… не допускать перегрева, ограничиваясь использованием лишь той энергии, которую щедро дарит нам Солнце в виде энергии ветра, рек, морей, нагретых слоев воздуха, воды и пространств суши.

Солнечные батареи, которыми вооружены сегодня наши космические аппараты, завтра должны стать и основой энергетики космического корабля «Земля».

Помимо энергетического побежден будет, конечно, и голод в прямом его смысле. Человечество не обойдется в грядущем без СИНТЕТИЧЕСКОЙ ПИЩИ. Научные открытия в этой области, уже сделанные или подготовленные развитием науки, дают возможность получить, как мечтал Тимирязев, ХЛЕБ ИЗ ВОЗДУХА! Питательные белки, НИЧЕМ НЕ ОТЛИЧАЮЩИЕСЯ ОТ ЖИВОТНЫХ ИЛИ РАСТИТЕЛЬНЫХ, будут изготовляться на химических заводах уже не в «живых машинах» (в растениях и животных], а в котлах, кубах и змеевиках. И разместятся такие заводы на миллиардной доле современных посевных площадей. Какие просторы освободятся людям для лесов и жилья!

Новые открытия преобразуют и «внутренность» этого корабля. Изменится соотношение суши и океанов, обитаемой станет и водная среда! Человек научится дышать под водой!

Но стоит вспомнить, что Земля — это не только земная кора. Мы пока мало знаем о земной мантии и тем менее о земном ядре, которое считается железоникелевым. А если так, то о каком металлическом голоде может идти речь в грядущем! Будут сделаны открытия, которые позволят человеку добывать все нужное ему из самых глубоких недр планеты, вплоть до ее ядра.

И о любом из этих предчувствуемых открытий может быть написано научно-фантастическое произведение, зовущее не блуждать в потемках мрачных прогнозов, а видеть светлое будущее, которое добудет себе человек-творец.

В мире желанного будущего, на новом уровне развития общества еще больше станет забота о здоровье и долголетии человека, что отнюдь не приведет к его личному бессмертию и «отмиранию без рождения» новых поколений. Нет! Человечество бессмертно в своей общности, в неизменной и животворящей смене поколений! На этом пути заботы о живущих решающим открытием, которое еще предстоит описать фантастам, станет «управление» генами, в том числе борьба с «испорченными генетическими записями», являющимися причиной многих страшных недугов, включая рак. Открытия в области управления наследственностью позволят не только уберечь человека от болезней и преждевременной старости, но и усовершенствовать его. Новый пассажир космического корабля «Земля» будет сильнее, здоровее своих предков, впервые осмысливших свой межзвездный галактический полет.

И, конечно же, несчетные открытия будут сделаны теми, кто вслед за Юрием Гагариным и космическими автопилотами-роботами будет открывать новые миры иных планет.

Эти открытия и делают герои книги «Синий мир» Тупицына. Они открывают новые планеты, совершают галактические рейсы. Тупицын не преподносит читателю открытие новых двойников Земли, его планета Орнитерра таит в себе поистине неожиданные сюрпризы, которые, казалось бы, и предугадать нельзя.

В четырех рассказах своей книги Ю. Тупицын переносит читателя в мир, где космические полеты — обыденность, нечто достигнутое, обычное, служащее ненасытному стремлению человека к знанию, к открытиям. Однако наибольшим открытием для самого Тупицына становится ЧЕЛОВЕК, человек того времени, куда он стремится в своей мечте заглянуть.

Наш век характерен ПРИМАТОМ ОБРАЗОВАНИЯ НАД ВОСПИТАНИЕМ. Пожалуй, пренебрежительное отношение к литературе и искусству со стороны некоторых мужей науки происходит оттого, что, получив образование в определенной области, они не получили достаточного ВОСПИТАНИЯ (не в части правил хорошего тона, а в восприятии всей полноты мира).

В своих фантастических книгах мы мечтаем о человеке будущего, всесторонне развитом, воспитанном, прекрасном. При этом следует помнить, что достигнуто это будет не биологическим изменением человека, не вековой подготовкой его для жизни в обществе будущего, а тем же самым периодом детства и юношества, как и в наши дни.

Очевидно, понадобятся подлинные ОТКРЫТИЯ в области воспитания, чтобы сделать человека именно таким, каким его хочется представить. И для этого раскрыт будет и механизм гипноза и запоминания во сне, тайна памяти и сила убеждений, примера, внушения. Вместе с эффективными способами воздействия на мышление все это приведет к ОТКРЫТИЮ НОВЫХ СОВЕРШЕННЫХ МЕТОДОВ ВОСПИТАНИЯ. И открытия эти будут, возможно, более значительными по своей роли для развития цивилизации, чем все, что может дать физика, энергетика или пищевая индустрия. Наука должна открыть наилучший способ ФОРМИРОВАНИЯ ПРЕКРАСНОГО ЧЕЛОВЕКА.

Потребность в решении этой глубочайшей проблемы ощущается и сейчас, когда подавляющая часть нынешних детей воспитывается родителями, подчас не имеющими ни малейшего понятия о методах воспитания. Трепанацию черепа для операции мозга далеко не всякий возьмется сделать, а формировать юный мозг, воспитывать НОВОГО ЧЕЛОВЕКА берется всяк, порой сам лишенный нужных моральных качеств, чтобы быть примером. Современная школа, в основном, занята передачей школьникам информации для необходимых в жизни знаний. Воспитанию же, к сожалению, отводится все-таки второстепенное место. Незнающему ученику не дадут аттестата зрелости, а недостаточно воспитанному, но успевающему дадут непременно. Исключения составляют лишь некоторые специальные учебные заведения.

Научная фантастика, будоражащая мысль, привлекает к себе самых различных читателей. Немало людей из них потом входят в армию энтузиастов науки и техники. Чтобы стать искателем и творцом нового, нужно полюбить науку и технику, заболеть какой-нибудь проблемой, стать готовым посвятить жизнь ее решению.

В Дубке в Объединенном институте ядерных исследований мне привелось встретиться с учеными. После моего выступления ко мне подошел один из молодых физиков и признался, что он стал физиком, прочтя роман «Пылающий остров», печатавшийся когда-то в «Пионерской правде». Надо ли говорить, как я был рад!..

И сейчас я чувствую глубокое удовлетворение, когда своей вступительной статьей ввожу в литературную жизнь нового фантаста Юрия Тупицына, который не только увидел, но и сумел показать рукой художника «Синий мир» своей мечты.

АЛЕКСАНДР КАЗАНЦЕВ


СИНИЙ МИР


1

«Торнадо» шел на разгоне, с каждым мгновением наращивая и без того чудовищную скорость. Все отсеки корабля наполняло негромкое, но густое и какое-то липкое гудение ходовых двигателей. Гул этот лез не только в уши, но, кажется, и в каждую клеточку тела. Непривычного человека он лишал сна, аппетита и хорошего настроения, но патрульный экипаж его почти не замечал — для них ход на разгоне был делом привычным.

Всего несколько минут назад, когда торнадовцы заканчивали обед, послышался мягкий гудок вызова связной гравитостанции. Командир корабля Иван Лобов молча отодвинул тарелку и встал из-за накрытого стола — искусственная гравитация создавала в жилых отсеках корабля условия, ничем не отличающиеся от земных.

— Опять информационное сообщение, — поморщился штурман «Торнадо» Клим Ждан.

— Сомневаюсь, — инженер корабля Алексей Кронин покачал головой, он недолюбливал бездоказательные суждения.

Клим фыркнул.

— Чего тут сомнительного? Второй месяц болтаемся без дела в барражной зоне да слушаем информационные сообщения.

— Болтаться без дела в барражной зоне и есть наше основное дело, дорогой Клим, — инженер налил себе чашку кофе, положил ломтик лимона, насыпал сахару и неторопливо продолжал: — Видишь ли, когда нет дела у нас, значит, хорошо идут дела у других. А сомневаюсь я потому, что информационные сообщения никогда не передаются во время обеда.

На лице штурмана появилось выражение живого интереса.

— А ведь и верно!

— Еще бы неверно, — Кронин попробовал кофе, подумал и добавил еще немного сахару. — Суть в том, Клим, что база должна неукоснительно заботиться о нашем здоровье. На то она и база. А что может быть вреднее для здоровья, нежели прерванный обед? Разве после того, как его оторвали от тарелки, Иван будет есть с прежним аппетитом?

Не слушая его, Клим пробормотал в раздумье:

— Любопытно. Если это не информационное сообщение, то что же это такое?

Кронин собрался что-то ответить ему, но в кают-компанию вошел Лобов.

— Конец обеду, — негромко сказал он, — стартуем. Задание первой срочности. Идем к пятой планете звезды В-1368 третьего сектора. Подробности передадут лонг-линией.

Запустив ходовые двигатели, экипаж вывел «Торнадо» на заданную траекторию разгона — все остальное было делом навигационного автопилота.

Лобов отправился в рубку связи выяснять по лонг-линии подробности задания, а Клим принялся просматривать лоцию, надеясь найти в ней сведения о планете, на которой «Торнадо» предстояло произвести посадку.

— Есть! — обрадованно сказал он. — Нам везет, планета имеет собственное имя.

— Значит, чем-нибудь печально знаменита, — заметил Кронин.

— Разве может быть печально знаменита планета, которая называется так романтично — Орнитерра, планета птиц! Да и вообще там настоящий санаторий, — добавил Клим, вчитываясь в лоцию. — Состав атмосферы и сила тяжести близки к земным; океаны, материки и ровный теплый климат, как на Гавайских островах.

Инженер причмокнул губами, словно пробуя Орнитерру на вкус.

— Что ж, с климатом я готов смириться. А вот как там насчет болот, лихорадки, крокодилов и прочих радостей этого жанра?

— Болот! — с отвращением сказал Клим. — У тебя больное воображение, Алексей. Болота и не снились красавице Орнитерре. Она почти сплошь покрыта лесами паркового типа, причем цвет растительности синий и самых разных оттенков. Представляешь? Индиговые леса, лазурные луга, голубые кустарники! Нет, положительно, я начинаю влюбляться в Орнитерру!

— Любовь с первого взгляда редко бывает счастливой, — наставительно заметил Кронин.

— Ну, в любви ты для меня не авторитет. Лучше молчи и слушай, цитирую лоцию: «Фауна представлена сравнительно небольшим количеством видов, но сами виды численно очень велики. Бесспорное преимущество в этом отношении принадлежит колибридам — небольшим длинноклювым птичкам, напоминающим земных колибри. Колибриды встречаются повсеместно, держатся стаями по нескольку сот особей, питаются нектаром цветов и насекомыми. Крупные хищники, опасные для человека микробы и вирусы не обнаружены. Планета намечена для первоочередной колонизации, в связи с чем на ней развернута научно-исследовательская станция с двумя наблюдателями. Примерный индекс безопасности планеты — 0,99». Ну, — торжествующе спросил Клим, захлопывая лоцию, — разве это не санаторий?

— Меня еще в детстве приучили не идти против очевидных фактов, — флегматично согласился инженер, — видишь ли, мой старший брат был очень строгим воспитателем. Когда я начинал говорить о черном, что оно белое, он иной раз поколачивал меня. Так что я соглашаюсь — санаторий. Но если это так, совсем непонятно, зачем нас туда посылают.

Клим недоуменно почесал затылок.

— И правда, черт дери, зачем? Разве что базе пришла в голову забавная мысль — дать нам передохнуть и развлечься?

— И чтобы для этого мы шли на разгоне?

2

В ходовую рубку вошел Лобов.

— Какие новости? — живо спросил Клим.

— И как прошел сеанс связи? — добавил Кронин, ревниво заботившийся об исправности всей корабельной аппаратуры.

— Нормально, — коротко ответил Лобов. — С Орнитеррой познакомились?

— Я имел счастье выслушать не только текст лоции об Орнитерре, но и восторженные комментарии Клима, — меланхолически ответил Кронин. — Непонятно одно — зачем нас туда посылают?

На Орнитерре без вести пропали планетолог Виктор Антонов и биолог Лена Зим, весь состав станции, — Лобов помолчал, слегка пожал сильными плечами. — Пока ничего трагичного, просто они не вышли на связь ни в основной, ни в резервный сроки.

— Ну и, как полагается в таких случаях по инструкции, база вызвала ближайший патрульный корабль, — вмешался Клим, — все ясно. А подробности?

Лобов не успел ответить. Кронин, в раздумье потиравший свой высокий лоб, поднял голову.

— Постойте, по-моему, я их знаю. Это же совсем зеленые ребята, стажеры-студенты, проходящие выпускную практику!

— Верно, — Лобов удивленно посмотрел на инженера.

— Теперь я окончательно припоминаю. В прошлом году они были у нас на базе. Меня упросили прочитать их группе цикл лекций по безопасности. Хорошие ребята и, судя по всему, влюблены друг в друга.

— Хорошие? — не без лукавства переспросил Клим.

Кронин усмехнулся.

— Вот именно хорошие. А уж если тебя интересуют специфические детали, то Лена — настоящая красавица.

— Ну-у, — протянул Клим, — если красавица, тогда все понятно. Парень совсем потерял голову, утащил бедную девушку на романтическую прогулку в синие заросли, где они, как и полагается влюбленным, благополучно заблудились. А мы, как ангелы-хранители, явимся им на помощь прямо с небес. Алексей, как ты полагаешь, похож я хотя бы немного на ангела?

Не слушая шутливой болтовни штурмана, Кронин пробормотал:

— Посылать влюбленных детей на неосвоенную планету. Какое легкомыслие!

— Ну, дети — это уж слишком сильно сказано! — возразил Клим.

На базе уже каются, что уступили их просьбе, — хмуро сказал Лобов, — но всех успокаивает то, что Орнитерра практически безопасна. К тому же ребята действительно хорошие, у обоих прекрасные отзывы из института.

— Но любовь есть любовь, — высокопарно изрек Клим и засмеялся, — она не только возвышает людей, но и заставляет делать глупости. Все мы прошли через это!

— Не надо всех мерить на свой аршин, — рассеянно заметил Кронин. — Люди, особенно молодые, гораздо лучше, чем это тебе представляется.

Штурман смотрел на инженера с легкой улыбкой.

— Конечно, не каждому дано стать Ромео.

— Ромео, — инженер покачал головой и вздохнул, — кто такие Ромео и Джульетта? Бедные чувственные дети со слаборазвитым интеллектом.

— Не кощунствуй!

— А кто же они? Наши предки любили обожествлять свои инстинкты, — инженер помолчал и уверенно закончил. — Лена и Виктор — не Ромео и Джульетта, это вполне современные ребята. Надо искать какую-то серьезную причину их исчезновения.

— Есть одно соображение, — сказал Лобов.

Ждан и Кронин одновременно повернули к нему головы.

— База просила обратить внимание на отсутствие крупных хищников на Орнитерре, — пояснил Лобов, — обычно ведь устанавливается определенный баланс между хищниками и растительноядными, а на этой планете он нарушен. Там встречаются травоядные с зубра величиной, а самый крупный хищник — не больше зайца.

— Из любых правил бывают исключения, — задумчиво заметил инженер.

— Но исключения всегда подозрительны, — Клим почесал затылок и глубокомысленно закончил: — Впрочем, так же, как и правила.

— Как бы то ни было, — резюмировал Лобов, — база просит иметь в виду, что вместо крупных хищников на Орнитерра может действовать некий неизвестный фактор, а поэтому рекомендует проявлять разумную осторожность.

Клим Ждан схватился руками за голову.

— Представляю! Скафандры, скорчеры, подстраховка — в общем, как на Тартаре!

— Осторожность еще никому не повредила, — Кронин был сама рассудительность. — Но скафандры и скорчеры на Орнитерре — это, пожалуй, слишком.

— Конечно, — согласился Лобов. — Ненужная осторожность только затрудняет поиски. Достаточно будет лучевых пистолетов и легких защитных костюмов.

Клим облегченно вздохнул.

— Это еще куда ни шло. Хотя если подумать хорошенько, санаторий и лучевые пистолеты — разве это не смешно?

3

По розовому небу плыли редкие зеленоватые облака, похожие на рваные клочья небрежно окрашенной ваты. Невысоко над горизонтом неистово пылало крохотное голубое солнце. Посреди фиолетовой поляны на опаленной и поэтому порозовевшей траве стояла патрульная ракета, впаяв в небо острый хищный нос. Возле ракеты находились два космонавта — длинный, худой Кронин и крепыш Ждан. Поляну со всех сторон окружал невысокий лес. Растительность поражала бесконечным разнообразием оттенков синего цвета — от нежно-голубого, почти белого, до густо-фиолетового, больше похожего на черный. То здесь, то там над лесом будто неподвижными, но в то же время стремительными в своем внутреннем движении столбами роились колибриды. Их оперение, окрашенное во все мыслимые цвета радуги, искрилось в лучах голубого солнца тревожным и радостным блеском драгоценных камней. Временами какой-нибудь из роев вдруг вспенивался, рассыпаясь на отдельных птиц, и падал вниз, исчезая в синеве деревьев, а в другом месте поднималась новая волна калибридов и, как по команде, собиралась огненным столбом.

— Что-то Иван запаздывает! — не то с беспокойством, не то с раздражением проговорил Клим, вглядываясь в сторону, откуда неторопливо плыли зеленоватые облака.

Кронин повернул голову, разглядывая своего друга z оттенком удивления.

— Поэтому-то ты и прибежал ко мне?

— А ты думал для того, чтобы поразвлечь тебя? — сердито ответил Клим вопросом на вопрос.

Кронин тихонько засмеялся.

— Нет, этого я не думал. Но тебе хорошо известно, что Иван на униходе, который может шутя проскочить сквозь термоядерное облако с температурой в миллион градусов. — Насмешливо прищурив глаза, Алексей продолжал: — А один мой хороший знакомый совсем недавно уверял, что Орнитерра — настоящий санаторий.

Он покосился на хмурого товарища и уже мягче добавил:

— Если командиры патрульных кораблей будут без вести пропадать на таких планетах, как Орнитерра, то всю нашу службу надо будет разогнать, а нас самих направить на Землю — пасти стада жирных китов в Тихом океане. Прилетит Иван, ничего с ним не случится.

…«Торнадо» совершил посадку в полутора километрах от научно-исследовательской станции. Ближе приземлиться было нельзя — отдача ходовых двигателей могла повредить аппаратуру наблюдения, развернутую возле станции. Сразу же после посадки осмотрели станцию и кое-что выяснили: в ангаре не оказалось станционного глайдера, а в вахтенном журнале коротко значилось: «Ушли на облет наблюдательных постов». Всего этих постов было двенадцать, они располагались вокруг станции на удалении от пятисот до тысячи километров.

— Все ясно, — уверенно констатировал Клим, — потерпели аварию во время облета. Катастрофы на глайдере невозможны. Значит, сидят где-то на маршруте и преспокойно ждут нашей помощи.

— Ясно или неясно, а первоочередная задача определилась — надо отыскать глайдер, — заключил Лобов.

Ждану было поручено детально ознакомиться со станцией, Кронин занялся приведением в стартовую готовность «Торнадо», а Лобов на униходе отправился на поиск глайдера. Он вел поиск с помощью биолокатора, настроенного на спектр биоизлучения человека. Это был чертовски капризный прибор, чувствительный даже к малейшим помехам. Он требовал неусыпного внимания и мог работать лишь в условиях полнейшего радиомолчания, так что на связь с товарищами у Лобова просто не оставалось времени. И вот командир запаздывал уже на двадцать минут. В ходе свободного поиска это сущие пустяки, но Клим почему-то нервничал, что было на него совсем непохоже.

— Прилетит, — спокойно повторил Кронин, — и, может быть, даже с этими влюбленными детьми на борту.

Он полной грудью вдохнул свежий ломкий воздух и, прислушиваясь, склонил голову набок.

Вокруг звучали странные голоса и музыка. Мягкие стоны «О-о-о! А-а-а!», звонкие удары крохотных молоточков, тяжкие вздохи органа, густой гул контрабаса, беззаботное цоканье кастаньет и фривольные трели флейты — все это сливалось в бестолковую, но красочную симфонию. Можно было подумать, что поют орнитеррские птицы. Но нет, земные аналоги здесь не годились. Только совсем близко от сверкающего столба колибридов можно было услышать его печальную скороговорку: жужжащий гул сотен крыльев, шорохи и вздохи воздуха. Пели не птицы, а цветы. Скромные синие и зеленые цветы, совсем незаметные на фоне листвы. Они пели в полный голос по утрам и вечерам. Чем выше поднималось злое солнце, тем молчаливее становились цветы. А в полдень, когда яростный голубой глаз сверкал в самом центре розового небосвода, цветы умолкали совсем. И только иногда из глубины синей чащи доносилось грустное, почти страдальческое «О-о-о! А-а-а!».

— Никак не могу привыкнуть к этой музыке, — признался Кронин. — Но колибриды! Чем не летающие драгоценные камни? Красиво!

— Красота — понятие относительное, — угрюмо ответил Клим. — Земные пантеры — тоже удивительно красивые создания. По крайней мере гораздо красивее тех свиней и баранов, которых они пожирают.

Кронин посмотрел на него удивленно.

— Не узнаю тебя, друг. Клим Ждан, поклонник всего прекрасного, и так враждебно настроен к красоте? Это выше моего понимания, — инженер покачал головой, — скорее всего ты не выспался или плохо пообедал. Чем тебе не угодили кроткие цветы и безобидные нектарницы?

Ждан махнул рукой на радужные столбы крылатых крошек.

— Посмотри, их тьма!

— Ну и что же? Разве тебя когда-нибудь пугал роскошный ковер цветов на лесной поляне?

— Да ты взгляни, как они роятся? В этом есть какое-то исступление, прямо бешенство! Такого на Орнитерре еще никто не наблюдал, кроме нас и стажеров.

Клим брезгливо передернул плечами и продолжал:

— И эти проклятые цветы словно осатанели! И Лобов запаздывает!

Кронин положил руку на плечо товарища и философски заметил:

— Наверное, в больших дозах все вредно, даже красота, Даже для эстетов. Цветы поют, колибриды роятся — ну и на здоровье. В пору любви все сходят с ума, даже комары.

Клим серьезно взглянул на инженера.

— Не хотел я тебе говорить до прилета Ивана, но придется.

Кронин сразу насторожился.

— А что такое?

— Пока ты копался на корабле, я посмотрел кое-какие отчеты Лены Зим. И наткнулся на поразительную вещь — ей удалось установить, что колибриды сплошь бесполы. Все до одного.

Кронин высоко поднял брови.

— Бесполы? Что ты хочешь этим сказать?

— Именно это я и хочу сказать. Бесполы, да и баста. Понятно?

— Может быть, Лена просто ошиблась?

— Не думаю. Работа сделана добросовестно и весьма квалифицированно.

— Чертовщина какая-то! — сказал Кронин и настороженно огляделся вокруг. — Значит, все это красочное роение — мишура, пустышка, ширма какой-то совершенно неведомой нам жизни, ключом бьющей где-то там, в глубине леса. Право, Клим, если во всем этом нет какой-то путаницы, мне всерьез обидно за людей.

Рои колибридов висели над лесом, как разноцветные сверкающие дымы. «О-о-о! А-а-а!» — все громче и требовательнее стонали неведомые цветы. Вглядываясь в этот цветной поющий мир, Кронин все больше хмурился.

— Лобов летит, — вдруг с облегчением сказал Ждан.

Кронин поднял голову. Совсем низко над лесом бесшумно скользил униход, поблескивая нейтридным корпусом. При его приближении рои колибридов вспенивались и рассыпались по сторонам. Возле «Торнадо» униход завис и мягко опустился на траву. Двинулась притертая дверца, уходя в невидимые пазы корпуса. Не успела она убраться окончательно, как из проема выскочил Лобов и сделал несколько энергичных движений, разминая затекшие ноги.

— Ну как? — еще издалека крикнул Клим.

Лобов подождал, пока друзья подойдут ближе, и без особого воодушевления ответил:

— Глайдер обнаружил.

— А стажеры?

Ждан и Кронин остановились рядом, вопросительно глядя на командира. Лобов передернул сильными плечами и устало ответил:

— Как в воду канули.

4

Лобов нашел глайдер на шестом наблюдательном посту. Собственно, не столько он нашел глайдер, сколько глайдер нашел его: целый и невредимый, он совершенно открыто стоял у постового домика. Лобов несколько раз прошелся над постом на малой высоте. Может быть, стажеры где-то рядом и, увидев униход, выбегут на поляну? Но надежды Лобова не оправдались: поляна осталась пустынной.

Посадив униход, Лобов достал лучевой пистолет, вылез из кабины и подошел к глайдеру. Кабина его была пуста, только на переднем сиденье лежала небрежно брошенная куртка. Судя по размеру и крою, она принадлежала Виктору Антонову.

Обойдя глайдер и не заметив никаких повреждений, Лобов открыл дверцу, переложил куртку на заднее сиденье, сел на место водителя и проверил управление.

Запустив двигатель и убедившись, что тот работает нормально, Лобов взлетел и сделал несколько кругов над постом. Машина была совершенно исправна. Это было и хорошо и плохо — так как наводило на неприятные раздумья: почему ни Виктор, ни Лена не воспользовались совершенно исправной машиной?

Лобов поставил глайдер на прежнее место и отправился к постовому домику. Не без волнения открыл он дверь, внутренне готовый к любым неожиданностям. Но неожиданностей не произошло. В домике, состоящем из аппаратной и крохотной комнатки для отдыха, никого не было.

На столике стоял диктофон, и, осмотрев его, Лобов с удивлением понял, что он до сих пор включен. На краю столика лежал незнакомый надкусанный и уже увядший плод. На спинку стула была аккуратно повешена куртка Лены.

Командир задумался, вспоминая куртку Виктора, брошенную на сиденье глайдера. По-видимому, был жаркий день, если стажеры решили снять куртки. Лена работала в домике, а Виктор куда-то летал или занимался на свежем воздухе. Потом что-то произошло, и Лена поспешно — об этом говорил и недоеденный плод и включенный диктофон — покинула домик. Может быть, она узнала, что Виктору грозит какая-то опасность? Лена вышла и больше не вернулась. Лобов нахмурился. Так поспешно не отправляются на прогулку. Определенно тут случилось что-то серьезное.

Лобов протянул руку, чтобы выключить диктофон, и тут ему пришла в голову мысль, которая, вообще говоря, должна была явиться уже давно. Диктофон включен, стало быть, он записал все, что происходило в этой комнате, когда Лена так поспешно покинула ее!

Подсев к столу, Лобов перемотал нить записи и поставил диктофон на прослушивание. После небольшой паузы зазвучал девичий голос, такой чистый и живой, что Лобов невольно улыбнулся. Лена диктовала обработанные данные наблюдений шестого поста. Диктовка продолжалась довольно долго, Лобов терпеливо ждал. Непроизвольно откинувшись назад, он нечаянно коснулся рукой куртки Лены. Он еще раз огляделся вокруг. Аккуратно повешенная куртка, включенный диктофон, недоеденный плод и теплый живой голос — было в этом нечто такое, что заставило тоскливо сжаться сердце. Вдруг диктовка оборвалась на полуслове, Лобов затаил дыхание и подался вперед. Послышался шорох, движение и испуганный голос Лены.

— Что это? — и после томительной паузы, удивленно:

— Виктор, так это яйцо! Такое большое?!

И, немного спустя, уже восторженно:

— Много? Сейчас же иду! Надеюсь, ты не разворошил всю кладку?

Шорох ткани, звуки шагов и тишина. Тишина томительная и долгая.

Но Лобов ждал, он не терял надежды, что кто-нибудь из стажеров все-таки вернется в комнату. Он лишь увеличил скорость прослушивания и включил автомат, чтобы при появлении звука диктофон сам перешел на нормальный режим воспроизведения.

Когда автомат сработал, Лобов весь превратился в слух, но это были его шаги и его собственное покашливание. Значит, ни Лена, ни Виктор сюда не возвращались. Лобов выключил диктофон.

Когда он поднялся со стула, взгляд его задержался на куртке Лены Зим. Лобов провел ладонью по ее шелковистой ткани, а потом ощупал карманы. В одном из них что-то лежало. Лобов запустил руку в карман и извлек ампулку, размером с наперсток. Это был стандартный инъектор с универсальной вакциной. Инъектор, входящий в комплект обязательного снаряжения космонавта, работающего в условиях, когда возможно поражение организма болезнетворными микробами. Хмуря брови, Лобов долго рассматривал маленький профилактический приборчик, пользоваться которым на Орнитерре, казалось, было просто ни к чему.

Выйдя из домика, Лобов подошел к глайдеру и проверил карманы куртки Антонова. Инъектора в них не было.

5

Лобов сидел, откинувшись на спинку кресла, с наслаждением вытянув усталые ноги. Рядом на диване пристроился Кронин. Он сидел, ссутулившись, обхватив свои плечи длинными худыми руками.

— А наша операция начинает отчетливо приобретать трагический оттенок, — задумчиво сказал инженер.

Клим, расположившийся напротив своих друзей, повернулся к нему.

— Что ты имеешь в виду?

— Яйцо. Антонов принес или привез откуда-то крупное яйцо. А, как известно даже детям, большие яйца кладут крупные животные. Животные склонны защищать свое потомство, и притом весьма отчаянно. На Орнитерре нет крупных хищников, но, если животное достаточно велико, оно может наделать уйму бед даже в том случае, когда питается травой. Вспомните последнюю реплику Лены. «Много? Сейчас же иду!» Само собой разумеется, что они отправились осматривать кладку яиц. Вот там-то с ними и могла случиться беда.

— Похоже на правду, — вздохнул Лобов.

— Во всяком случае, — продолжал инженер неторопливо, — теперь мы можем ясно сформулировать нашу очередную задачу: надо отыскать кладку яиц в районе шестого поста. Не думаю, что это будет трудно. Во-первых, она расположена где-то неподалеку, потому что Виктор и Лена не воспользовались глайдером, а предпочли отправиться пешком. Во-вторых, яйца достаточно велики. Если из них даже успели вылупиться детеныши, мы все равно найдем это место по остаткам скорлупы.

— Алексей, ты вещаешь, как оракул! — с некоторым удивлением заметил Клим.

— Будем считать вопрос решенным, — Лобов легонько пристукнул ладонью по подлокотнику кресла, — завтра мы отправимся на пост вдвоем, надо подстраховаться. Кто знает, что представляет собой эта яйцекладущая зверюга?

— Как ты думаешь, Иван, — спросил Ждан негромко, — есть надежда найти ребят живыми?

Лобов долго молчал, прежде чем ответить.

— Надежду потерять никогда не поздно, — сказал он наконец.

За ужином Клим удивил своих друзей, притащив на десерт большое блюдо круглых серебристых плодов, каждый величиною с яблоко. Кают-компанию наполнил чудесный, чуть пряный запах.

— Орнитеррские, — гордо объявил Клим, — диво, а не фрукты. Я уже пробовал.

— Хм, — неопределенно пробормотал Кронин, разглядывая необычные плоды.

Клим засмеялся.

— Не бойся, мой осторожный друг. Я их пробовал еще рано утром и, как видишь, жив, здоров, бодр и весел. А до меня плоды испытывали стажеры и оставили в своем дневнике об их несравненном вкусе самые прочувствованные строки. Ребята просто молодцы! У них в консерваторе целая куча разных плодов, пригодных в пищу. Я выбрал самые лучшие.

Он взял серебристый плод и подкинул на ладони.

— Называется он зимми — в честь Лены Зим. Не плод, а сказка! Чем-то напоминает землянику со сливками.

Он поднес зимми ко рту, и изрядный кусок безо всякого хруста, словно по волшебству, последовал по назначению. Аромат стал заметнее, и впрямь запахло земляникой.

— Клим, ты демон-искуситель, — сказал Кронин.

Он выбрал плод покрупнее и с аппетитом вгрызся в его маслянистую розоватую мякоть. Лобов усмехнулся, тоже выбрал себе плод, но его рука с тяжелым зимми вдруг замерла на полдороге ко рту. Это произошло как-то само собой, подсознательно. Ему пришлось сделать известное усилие, чтобы хотя бы примерно разобраться, почему так произошло. Собственно, до конца он так и не разобрался. Просто в его памяти промелькнули отдельные картины, как будто бы не имеющие никакого отношения к проблеме съедобности зимми и все-таки чем-то с ней связанные: надкусанный увядший плод на столике шестого поста, инъектор с универсальной вакциной в куртке Лены, искрящиеся столбы бесполых колибридов над синим лесом. А потом пришла и уже довольно четкая мысль. На Орнитерре работало несколько экспедиций, и все обходилось благополучно. Но вот Лена и Виктор, очередная смена научной станции, начали опыты по употреблению в пищу местных плодов, и с ними произошло нечто загадочное, может быть, даже непоправимое.

Лобов подержал тяжелый красивый зимми на ладони и решительно положил его обратно на блюдо. В ответ на удивленные взгляды друзей он сказал:

— Пусть хотя бы один из нас не ест местных плодов.

Кронин заметно переменился в лице, а Клим удивился.

— Это же чудесный плод! Ты что, боишься?

— Боюсь — не то слово. Я даже уверен, что ничего плохого от зимми с нами не случится. И все-таки, — Лобов замялся, подбирая подходящее выражение, — считайте, что мы ставим опыт. И я в этом опыте, контрольный экземпляр.

6

Лобову не спалось. Он никак не мог отделаться от мыслей об инъекторе, найденном в куртке Лены Зим. Он было уже совсем забыл о нем, но, когда ладонь ощутила тяжесть орнитеррского серебристого плода, инъектор вдруг всплыл в его памяти откуда-то из подсознания и застрял там, как забитый гвоздь. Самое скверное, что ему нечем было поделиться с друзьями, это было смутное, неосознанное беспокойство — и только. Лобов ворочался с боку на бок, дремал, засыпал, снова просыпался и никак не мог заснуть окончательно.

Центральным стержнем, вокруг которого вертелись все его размышления, был вопрос: зачем Лене понадобился инъектор? Инъекции универсальной вакцины делают в тех случаях, когда возникает опасность заболевания инопланетной болезнью. Эта вакцина не столько ликвидирует болезнь, сколько подавляет ее, создает известный резерв времени, который используется для диагностики заболевания и синтеза прицельного сильнодействующего средства. Но черт возьми, на Орнитерре нет болезнетворных микробов! Уж что-что, а это обстоятельство проверяется исключительно скрупулезно. Если бы Лена Зим заподозрила, только заподозрила, что на Орнитерре есть опасные для человека микроорганизмы, она должна была немедленно сообщить об этом на базу. Инопланетными болезнями не шутят! Они унесли больше жизней, чем все остальные космические опасности, вместе взятые. Лена отлично знала об этом, а следовательно… надо искать какую-то другую причину появления инъектора в ее кармане.

Интересно, что сказали бы по этому поводу его друзья? Лобов улыбнулся, вспоминая о них, Клим, наверное, сказал бы: «Инъектор? Ну и что? Вот если бы в кармане лежал флакон яда или ядерная бомбочка! Да я придумаю тебе сотню причин, по которым Лена могла положить в карман эту штучку!» А Кронин? Что бы сказал Алексей, догадаться было уже труднее, но, видимо, что-либо в таком роде: «Знаешь, Иван, если бы ты нашел инъектор в кармане серьезного мужчины, я бы задумался. Но ты нашел его у молоденькой девушки. Мне кажется, что у девушек, как и у мальчишек, в карманах всегда бывают кучи ненужных вещей. Поэтому не стоит придавать этому значения». И, может быть, Алексей прав.

Лобов не меньше десяти раз перевернулся с боку на бок, пока ему не пришло в голову, что инъектор мог быть использован не по прямому назначению, а скажем, для какого-то биологического эксперимента. Допустим, Лене пришло в голову сделать инъекции вакцины каким-то орнитеррским животным и посмотреть, что из этого получится. Молодежь ведь ужасно любит ставить опыты, зачастую совершенно безрассудные, по принципу: а вдруг да выйдет что-нибудь интересное? Итак предположим, что Лена ставила опыты. И что же из этого вышло? Бесследно исчезла не только она, но и Виктор! Ничего себе опыт! Впрочем, ничего удивительного в этом нет, молодежь любит рисковать, просто не сознавая опасности. Опыты, опасные опыты… Если они были действительно опасными, то инъектор мог служить не средством эксперимента, а оружием защиты. Но разве Лена пошла бы на такой опыт без санкции базы? Разве поддержал бы ее Виктор?

Прошел по крайней мере еще один мучительный час полусна, и Лобова вдруг осенило. При чем тут опыты? Скорее всего на Орнитерре начались какие-то неизвестные раньше процессы, которые насторожили Лену и заставили ее подумать о мерах безопасности. Именно только насторожили! Будь это реальная опасность, Лена немедленно бы сообщила об этом на базу, а когда еще много неясного, молодежь больше всего опасается, как бы ее не обвинили в излишней осторожности и паникерстве. Итак, Лену что-то насторожило. Что? Черт возьми! Ведь совсем недавно на Орнитерре началось необыкновенное, массовое, исступленное роение бесполых колибридов!

Добравшись до этого пункта размышления, Лобов вздохнул, но дальше мысли его стали путаться, и он беспокойно заснул.

7

Кронин сидел уже в униходе, когда Лобов, прощаясь с Климом, задержал его руку и после некоторого колебания сказал:

— Вот что, Клим. Из помещения выходи как можно реже, а лучше вообще не выходи.

Клим недоуменно взглянул на него, потом улыбнулся.

— Боишься, что меня утащат колибриды?

— Если бы я знал чего бояться! — Лобов с досадой передернул сильными плечами. — Но если почувствуешь себя плохо, сразу же перебирайся на корабль, сделай инъекцию унивакцины и немедленно доложи мне.

Тень тревоги скользнула по лицу штурмана.

— Ты не уверен в добротности зимми?

— Да нет, просто сердцем чувствую — нечисто на этой синей планете, — Лобов помолчал, хмуря брови, и добавил: — И вот еще что — перерой все отчеты Лены Зим за последние дни. Постарайся отыскать в них необычное, из ряда вон выходящее. Там обязательно должно быть что-нибудь в этом роде.

— Что? — с интересом спросил штурман.

— Не знаю, но должно быть.

Клим внимательно присматривался к командиру.

— Чудишь ты, Иван. Ищи то, не знаю что. Да и перерыл я эти отчеты! Ничего там нет особенного, кроме роения колибридов.

— Посмотри еще раз. — Лобов был само терпенье. — Может быть, отчет не закончен и лежит не в архиве, а где-то на рабочем месте.

— Хорошо, Иван, я постараюсь, — пообещал Клим.

И он постарался. Униход был еще в пути на шестой пост, когда на экране появилось довольное и горделивое лицо Клима.

— Ты оказался пророком, Иван, — сообщил он. — Я нашел этот отчет. Он был в лаборатории. В нем идет речь о болезни.

— О какой болезни? — встревожился Кронин.

— Не бойся, мой впечатлительный друг, не о нашей. За последние дни Виктор и Лена обнаружили несколько больных орнитеррских животных. Животные разные, но больны они были одной и той же болезнью. Больные животные никогда не лежат на открытом месте, а прячутся в расселинах, пещерах, на худой конец зарываются в землю, песок или листья где-нибудь в самой глухой и непроходимой чаще леса. Поэтому-то их и не находили раньше. Молодцы все-таки эти стажеры, честное слово!

— Не отвлекайся, — попросил Лобов.

— Больше не буду. На первый взгляд животные кажутся умершими, не реагируют на самые сильные раздражители, тело скорченное, окоченевшее. Но сохраняется поверхностное дыхание, и в сильно замедленном темпе бьется сердце. Предварительные анализы показали, что это заболевание редкой сложности! Последние дни стажеры только им и занимались. Болезнь такая путанная, что сам черт ногу сломит. Но что самое важное, им удалось установить с абсолютной точностью — вирус, вызывающий заболевание, для человека совершенно безвреден, так что можете не беспокоиться.

— И все-таки, — недовольно пробормотал Кронин, — они должны были сразу же сообщить об этом на базу, а не заниматься самодеятельностью.

— Опытный планетолог, конечно, так бы и сделал, — согласился Лобов.

Кронин покачал головой.

— Я же говорю — дети!

— Да что вы к ним придираетесь! — возмутился Клим. — Ребята просто-напросто ждали очередного сеанса связи. Тем более, что он был близок.

— И все-таки это легкомыслие! — упрямствовал инженер.

— Все мы бываем легкомысленны в молодости, — усмехнулся Клим. — Ну, желаю удачи. А я вооружаюсь «Вирусэнциклопедией» и начинаю разбираться в этой болезни подробнее. Не болезнь, а чудо! База будет визжать и плакать от восторга.

8

Лобов и Кронин нашли стажеров на исходе третьего часа поисков всего в полукилометре от поста. Биолокатор сработал, когда униход пролетал над верхушкой громадного раскидистого дерева с сочно-голубой листвой. Но он сработал так неуверенно, что Лобов не понял — был контакт или это лишь случайная помеха. Он обернулся за помощью к инженеру, но и тот в недоумении пожал плечами:

— Сам ничего не пойму, Иван, надо вернуться.

Лобов положил униход в крутой вираж и снова повел его к приметному дереву теперь уже на минимальной скорости. И снова биолокатор сработал так же слабо и нечетко.

Завесив униход над деревом, Лобов сказал Кронину:

— Проверь-ка аппаратуру, Алексей.

Кронин молча кивнул и занялся биолокатором. Через несколько минут, убедившись, что все в порядке, он уже хотел сообщить об этом Лобову, но прежде так, для очистки совести прогнал частоту настройки сначала вниз, а потом вверх в диапазоне крайних значений частоты «гомо сапиенс». И вот тут-то, на самой границе высоких частот, локатор буквально взвыл, отмечая необычайно высокую интенсивность биопроцессов. Пораженный инженер обернулся к Лобову:

— Ничего не понимаю!

— Потом разберемся, — ответил Лобов и повел униход на посадку. — Ты запеленговал точку контакта?

— Разумеется.

Подмяв под себя кустарник и тонкое деревцо, униход приземлился метрах в пятнадцати от дерева. Кронин взялся было за дверцу, но Лобов остановил его:

— Достань оружие. Будешь меня страховать.

Инженер кивнул, вынул лучевой пистолет, проверил его зарядку и снял с предохранителя. В свою очередь проверив пистолет, Лобов взял манипулятор, предназначенный для выполнения различных механических работ.

— Я готов, — сказал Кронин.

— Пошли.

Первым вышел инженер, осмотрелся и жестом показал, что ничего опасного нет. Лобов, успевший заметить точку контакта биолокатора, уверенно направился к самому основанию огромного дерева. Под ногами мягко пружинил толстый ковер пожухлой, позеленевшей листвы. Кронин остался возле унихода, держа пистолет наготове. Под деревом Лобов внимательно осмотрелся. На первый взгляд, кроме листьев и сучьев, здесь ничего не было. Лобов даже подумал — уж не ошибочно ли сработал биолокатор? Но, приглядевшись внимательнее, он заметил плоский холм листьев. Секунду он смотрел на негр, хмуря брови, а потом подошел и принялся прямо руками разгребать листву и мелкие сучья.

Скоро он увидел то, что и предполагал и боялся увидеть, — судорожно сжатую в кулак кисть человеческой руки. Еще несколько осторожных движений — и Лобов увидел Лену Зим и Виктора Антонова. Свернувшись в плотные комочки, они лежали, тесно прижавшись друг к другу. Лица их были мраморно бледны, глаза закрыты. Ножом манипулятора Лобов осторожно разрезал одежду Виктора и, с трудом подсунув свою ладонь под прижатые руки стажера, положил ее на грудь Антонова. Затаив дыхание, он прислушался. Медленно, бесконечно тянулись мгновения. И вдруг — «тук!» — ударило сердце; пауза две-три секунды, и снова знакомое «тук!»

Лобов выпрямился.

— Живы! Алексей! Срочно сделай себе инъекцию вакцины. Свяжись с Климом, прикажи ему сделать то же самое.

Кронин на мгновение замялся.

— Ничего, я посмотрю, — сказал Лобов.

— Хорошо, — инженер огляделся и полез в дверь унихода.

Заметив, что взгляд Кронина задержался где-то наверху, Лобов посмотрел туда же.

Прямо над униходом трепетал сотнями крыльев сверкающий столб колибридов. Не спуская взгляда с этого столба, Лобов достал из кармана инъектор и ввел себе вакцину. Рой колибридов то взмывал вверх, то опускался вниз, но его нижний край неуклонно терял высоту. Некоторое время Лобов смотрел на этот шуршащий рой, покусывая губы, а потом поднял пистолет и, сжав зубы, нажал спусковой крючок. Беззвучно, невидимо ударил тепловой луч. Нижняя часть роя просто испарилась, из середины его посыпались опаленные, сожженные крылатые крошки, а верхушка рассеялась и опала на лес.

— Вот так, — хмуро сказал Лобов, ставя пистолет на предохранитель.

Из унихода выглянул Кронин.

— Правильно, — сказал он, показывая на сожженных птиц. — Я сам хотел пугнуть их. Инъекцию сделал. Клим на вызовы не отвечает.

У Лобова упало сердце.

— Как не отвечает?

— Молчит, и все. Наверное, увлекся поисками в лаборатории.

— Пошли аварийный вызов.

— Хорошо.

Кронин снова скрылся в униходе. Лобов осмотрелся вокруг, сунул пистолет за пазуху, наклонился и поднял на руки Лену.



Она была легкой, как перышко, и Лобов безо всякого напряжения понес ее к униходу. Кронин вылез навстречу.

— Не отвечает, — мрачно сказал он.

— Страхуй Виктора, — коротко приказал Лобов.

Он уложил Лену в госпитальный отсек, ввел ей вакцину и вылез из унихода как раз в тот самый момент, когда на землю сыпались сожженные колибриды.

— Пришлось пугнуть еще раз, — пояснил Кронин. — Как осатанели!

Лобов кивнул на униход.

— Садись.

— А Виктор? — спросил инженер, но все-таки сел.

Лобов мастерски подвел униход вплотную к Антонову.

— Страхуй, — бросил он Кронину, выбираясь из унихода.

Виктор Антонов был тяжеленным парнем, настоящий богатырь! У Лобова жилы вздулись на лбу, когда он нес эту свинцовую тяжесть к госпитальному отсеку. А тут еще край рубашки Виктора, как якорь, зацепился за дверцу. Кронин поспешил на помощь и принялся отцеплять рубашку.

— Страхуй! — свирепо оглянулся на него Лобов.

Но было уже поздно.

Откуда-то сверху, прямо сквозь сочно-голубую крону дерева, на космонавтов посыпался рой колибридов. Шорохи, трепетанье маленьких крыльев, мягкие прикосновения теплых тел, дуновение воздуха, горьковатый запах — все это продолжалось считанные мгновенья. Космонавты были ослеплены и оглушены этой плотной живой массой. И вдруг все прекратилось.

Как по команде, рой взвился вверх и исчез. Все это время Лобов продолжал держать Антонова на руках. Когда рой оставил их в покое, он сделал последнее усилие и, оборвав полу рубашки, все-таки уложил Виктора рядом с Леной.

— Жив, — обернулся он к инженеру.

Кронин натянуто улыбнулся.

— Жив. И кто бы мог подумать, что эти прелестные создания, агрессоры? И, по-моему, — Кронин провел рукой по лицу и шее, — в довершение всех удовольствий они меня еще и покусали.

Лобов, делавший инъекцию Антонову, вскинул голову.

— Покусали?

— Может быть, я не совсем правильно выражаюсь. Скажем так: заклевали.

Лобов захлопнул дверцу госпитального отсека и провел рукой по своему лицу и шее.

— А меня, кажется, не тронули, — не совсем уверенно сказал он.

— Наверное, я вкуснее тебя, — невесело пошутил Кронин.

Лицо Лобова дрогнуло. Перед его глазами встала картина, яркая, четкая, словно стереография — серебристый тяжелый плод на ладони и фраза: «Пусть хотя бы один из нас не ест местных плодов». А может быть, и обойдется? Ведь вакцина-то введена!

— Садись, Алеша, — вслух сказал он. — Надо спешить.

Лобов вел униход на небольшой высоте на сверхзвуковой скорости. Он видел, как ударная волна рвет с деревьев синюю листву и ломает сухие ветви. Это доставляло ему какое-то удовольствие — он уже ненавидел этот ядовитый синий мир. Минуты через три после старта Кронин побледнел. Стуча зубами, инженер пожаловался:

— Меня знобит, Иван.

— Это от волнения, — сквозь зубы сказал Лобов, еще прибавляя скорость.

— Конечно, это от волнения, — Кронин попытался улыбнуться, — и корчит меня тоже от волнения. Мне плохо, Иван, и ты знаешь почему. Я сяду на заднее сиденье, а то еще помешаю тебе. И не надо меня успокаивать. Я ведь уже десять лет работаю патрулем. Понимаешь, Иван, десять лет.

Последние слова он произнес уже с заднего сиденья и словно в забытье. Минуты через две, обернувшись, Лобов обнаружил, что Кронин, свернувшись клубочком, спокойно спит.

Униход с грохотом мчался над синим лесом, оставляя за собой широкую полосу бурелома. Перед самой станцией Лобов сделал горку и погасил скорость. Круто снижаясь вниз к ракете, Лобов увидел Ждана. Клим лежал, по-детски подтянув колени к подбородку, на ступенях лестницы, ведущей к входной двери корабля. Одна рука его судорожно вцепилась в стойку перил, словно в последнем усилии подтягивая вверх окоченевшее тело.

9

В госпитальном отсеке «Торнадо» царили тишина и покой. Мягко-оранжево светился низкий потолок. На белоснежных постелях в спокойных, расслабленных позах лежали четыре человека, опутанные гибкими змеями контрольных и лечебных шлангов.

Лобов, заложив руки за спину, прохаживался по толстому зеленому ковру, совершенно заглушавшему звуки его шагов. Третьи сутки без сна.

Иногда Лобов садился в кресло, доставал из кармана записную книжку и заново перечитывал написанные стенографической вязью страницы. Сначала строчки тянулись ровными линиями, но чем дальше, тем становились все более неуклюжими, неровными, корявыми, пока, наконец, не обрывались на полуслове. Если бы не эта записка, кто знает, остался бы в живых хоть кто-нибудь из этих четверых?

Записную книжку Лобов нашел у Лены Зим, она прижимала ее к груди обеими руками как величайшую драгоценность. С большим трудом Лобову удалось освободить и взять ее.

«ВНИМАНИЕ! — было написано на книжке крупными буквами, — СООБЩЕНИЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ ВАЖНОСТИ!»

А дальше уже шел сам текст сообщения: «Для тех, кто употребляет в пищу местные плоды, колибриды представляют смертельную опасность! В станционной лаборатории в десятом термостате чистая культура вирусофага, испытана на местных животных, результаты хорошие. Немедленно введите ее Виктору и мне! Первая инъекция 10 000 ед., через два часа полдозы…

Совершенно безобидные во всех других отношениях нектарницы имеют полностью паразитический способ размножения. В сосущих органах колибридов непрерывно продуцируется геновирус, который способен коренным образом перестроить наследственный механизм клеток. Питаясь нектаром цветов, колибриды заражают их геновирусом. Зараженными оказываются и некоторые плоды, развивающиеся из этих цветов. Вместе с плодами геновирус попадает в кишечник животных, всасывается в кровь, разносится по всему телу и усваивается клетками. Там геновирус дозревает, приспосабливаясь к тонким особенностям обмена веществ животного-хозяина. Это позволяет ему впоследствии легко преодолеть барьер несовместимости и в кратчайший срок подавить защитные силы чужого организма. Заражение геновирусом само по себе никакой опасности, по-видимому, не представляет.

Когда начинается период роения, колибриды перестраиваются на продуцирование другого типа вируса, который мы называли роевым. Колибриды, перемещаясь над лесом плотным роем, отыскивают животное, пораженное подходящим штаммом геновируса, нападают на него и клювами непосредственно в кровь и ткани вводят значительное количество роевого вируса. При достаточной дозе он бурно взаимодействует с геновирусом, инкубирующим в клетках. В результате развивается острое, молниеносно протекающее заболевание, приводящее к полному оцепенению организма.

Оцепеневший организм с течением времени окукливается и одевается твердой оболочкой, превращаясь в подобие яйца. Ткани окуклившегося животного образуют достаточно однородную биомассу, в которой формируется от нескольких десятков до сотен и тысяч автономных центров развития. Эти центры подавляют окружающие клетки, подчиняют их общей программе развития и становятся зародышами будущих колибридов.

Весь этот сложный механизм взаимодействия роевого вируса и геновируса оставался для нас тайной до самого последнего момента. Мы заблуждались! Мы считали, что размножение колибридов происходит с помощью одного гемовируса и что для его активизации требуется лишь достаточно длительный инкубационный период. Мы не поняли, что роевой вирус — своеобразный спусковой крючок молниеносной болезни-превращения. Роевой геновирус мы считали штаммом обычного геновируса с повышенной активностью и более коротким инкубационным периодом. Такие штаммы почти всегда возникают в ходе вирусных эпидемий и пандемий. Геновирус же был изучен нами детально. Мы создали культуру вирусофага, с помощью которой удалось полностью излечить нескольких местных животных, находящихся в начальной стадии оцепенения. А самое главное — мы считали геновирус совершенно безопасным для человека! И это, как нам казалось, было, безусловно, подтверждено большой серией опытов. Как мы ошибались! Только теперь под этим деревом, когда Виктор уже потерял сознание, все факты о колибридах вдруг обрели для меня совсем другой смысл и иначе связались друг с другом. Словно повязку сняли у меня с глаз. Но уже поздно!».

Дальше запись Лены все более и более теряла свою четкость.

«Мне все хуже, спешу. Найдите десятый термостат! С риском не считайтесь, будет поздно!.. Виктору дозу увеличьте. Виктор не вакцинирован. У нас был один инъ…»

На этом запись обрывалась. Лобов закрыл глаза, представляя, как девушка, отчетливо сознававшая неизбежность удивительной смерти, водит по записной книжке цепенеющей рукой, а рядом лежит уже совершенно равнодушный ко всему Виктор. Ее Виктор! Виктор, которому уже никто не в силах помочь, даже теперь. Да, этот хитроумный ларчик природы, как и многие другие ее порождения, открывался просто. На Орнитерре нет крупных хищников, нет травоядных колоссов, откладывающих яйца огромной величины. Тут живут колибриды, крохотные красавицы птички с самым подлым путем развития, какой только можно придумать!



Слабый посторонний звук заставил Лобова насторожиться. Пряча записную книжку в карман, он вскочил на ноги.

— Иван, — услышал он слабый шепот.

Это пришел в себя Кронин. И хотя Лобов давно ждал этого момента, хотя он знал по машинному прогнозу, что первым очнется именно Алексей, у него от волнения перехватило дыхание. Быстро и осторожно ступая по ковру, Лобов подошел к его постели.

— Иван!

Кронин смотрел на него добрыми беспомощными глазами. Лобов присел на край его постели, комок стоял у него в горле, мешая говорить.

— Мы живы, Иван? Это ты? Или мне все еще снятся сны? Какие дивные сны, Иван!

Лобов передохнул и ответил!

— Живы, Алеша, живы.

— А Клим?

— Все живы.

— Все? — требовательно переспросил инженер.

— Все, — Лобов помедлил и добавил: — Все, кроме Ромео.

— Ромео? Какого Ромео? — словно вспоминая что-то, слабо произнес Кронин.

— У стажеров, Алеша, был один разовый инъектор на двоих. И когда пришла беда, Ромео, не колеблясь, отдал его своей Джульетте.

Но Алексей уже не слышал Лобова, он засыпал.

— Ромео! — бормотал он беспокойно, — Ромео и Джульетта… Кто такие Ромео и Джульетта? Бедные чувственные дети со слаборазвитым интеллектом!

Лобов поправил ему волосы и вытер со лба пот.


ХОДОВЫЕ ИСПЫТАНИЯ


Транспланетный рейдер «Вихрь» готовился к старту ходовых испытаний. Матово поблескивая черным бронированным корпусом, он лежал на стартовом столе, нацелившись острым носом на полярную звезду, а под ним неторопливо вращалась тороидальная громада старт-спутника, казавшаяся снежно-белой в яростных лучах космического солнца.

Командир рейдера Ларин, опоясанный страховочными ремнями, сидел за ходовым пультом корабля, то и дело поглядывая на циферблат хронометра. В ходовой рубке было непривычно тихо, сиротливо стояли пустые кресла вахтенной группы. Ходовые испытания есть ходовые испытания. Они проводятся по однообразной и простой программе в непосредственной близости от старт-спутника. Задействовать для ее выполнения весь экипаж нет никакого смысла, особенно если учесть известный элемент риска. Вот почему в ходовой рубке рейдера так пустынно и тихо, вот почему экипаж гигантского корабля сейчас до смешного мал — командир да инженер-оператор, разместившийся далеко от него, в кормовом отсеке, у самого сердца рейдера — плазменного реактора.

— «Вихрь», я «Спутник», — послышался неторопливый бас руководителя испытаний, — как меня слышите?

— «Вихрь» на приеме. Слышу хорошо, — ответил Ларин.

— Андрей Николаевич, — проговорил руководитель, подчеркивая этим обращением неофициальность разговора, — вы опаздываете с запуском уже на две минуты.

— Опаздываем, — невозмутимо согласился Ларин.

— Вы бы поторопили своего Шегеля!

Ларин усмехнулся.

— Пусть повозится. Я предпочитаю, чтобы экипаж возился до старта, а не после него.

— Всему есть пределы, — сердито сказал руководитель испытаний и отключился.

Ларин снова усмехнулся, подумал и перешел на внутреннюю связь.

— Как у вас дела, Олег Орестович? — спокойно спросил он.

— Все в порядке, — флегматично пропел тенорок Шегеля, — ну и намудрила же фирма с замком для ремней!

— К старту готовы?

— Готов! — бодро откликнулся оператор.

Ларин перешел на внешнюю связь.

— «Спутник», я «Вихрь». Прошу запуск.

— «Вихрю» запуск разрешаю, — удовлетворенно пробасил руководитель испытаний.

— Понял, — ответил Ларин и подал команду оператору, — к запуску!

— Есть к запуску! — откликнулся Шегель.

Пока оператор делал подготовительные включения, Ларин уселся в кресле поудобнее, подтянул привязанные ремни и внутренне подобрался — запуск плазменного реактора не шутка. Эти компактные сверхмощные ядерные машины открывают перед космонавтикой невиданные перспективы, но они еще не доведены до кондиции и полны эксплуатационных загадок. Иногда на них находит, и они начинают капризничать да так капризничать, что становится жарко. Недаром испытания плазменных реакторов разрешены только в космосе на высоте не менее пятисот километров от земли. Только после двухчасовой обкатки о годности реактора можно составить определенное мнение. Для этого, собственно, и проводятся ходовые испытания.

— Реактор подготовлен, — доложил Шегель.

— Запуск!

Ларин откинул пластмассовый предохранительный колпачок и нажал пусковую кнопку. Вот и все действия, которые должен выполнить командир, остальное — дело автоматики. Ларин смотрел на контрольное табло, на индикаторах которого одна за другой проходили управляющие команды. Подчиняясь этим командам, из горячей зоны реактора в строго рассчитанном темпе выходит сетка стоп-устройства, и в ней начинает циркулировать могучий плазменный поток. Мощность его должна быть строго определенной, чуть меньше — реактор недодаст десятки процентов мощности, чуть больше — плазма пробьется сквозь защиту, и реактор начнет капризничать. Ну, а если плазма повредит автоматику, то будет совсем худо. Но если думать об этом, то лучше вообще не садиться в кресло испытателя.

Размышления Ларина прервала контрольная лампа реактора — сигнализируя о нормальном запуске, она вспыхнула ярким зеленым светом. Ларин облегченно вздохнул, поправил наушники и стал ждать доклада Шегеля. Нормальный запуск — понятие относительное. Только оператор, вооруженный специальными приборами и еще больше — специальными знаниями, может дать окончательное заключение о работе этой сложнейшей ядерной машины. Прошло десять секунд, потом еще десять. Ларин нетерпеливо шевельнулся и собрался было уже запросить в чем дело, когда послышался спокойный тенорок Шегеля:

— Не нравится мне реактор, Андрей Николаевич.

Брови Ларина сдвинулись.

— А конкретнее?

— Во время запуска было три заброса активности и сбой с повторением операции. Мне кажется, где-то есть утечка плазмы.

Ларин слушал оператора с большим вниманием. Конечно, Шегелю еще далеко до классного оператора-космонавта. Плазменная техника развивалась так бурно, что специалистов не хватало. Многим научным работникам пришлось покинуть институты, лаборатории и отправиться в космос. Одним из них был и Шегель. В нем еще крепко сидит закваска кабинетного ученого, зато он великолепный знаток своего дела. Когда Ларин выбрал его в напарники для испытаний, многие удивились, а кое-кто прямо заявил Ларину, что он делает серьезную ошибку. Но Ларин только посмеивался, он знал, что делал. Шегель был одним из соавторов проекта ходового плазменного реактора и знал его, как самого себя. Инженером-оператором он стал как-то неожиданно. Поговаривали, что это связано с некоей романтической историей. Краем уха Ларин слышал: у Шегеля была неудачная любовь. Он отправился в космос якобы для того, чтобы доказать ей, а может быть, и самому себе, что он не только способный кабинетный ученый, но и настоящий мужчина. Ларин не знал, правда ли это. Он не любил копаться в интимной жизни других людей, а сам Шегель никогда не заговаривал на эту тему. Во всяком случае подобные акты самоутверждения характерны для людей шегелевского толка. Как бы то ни было, Шегель был превосходным специалистом и Ларин его слушал с большим вниманием. Когда оператор обстоятельно высказал все, что он думает о капризах своенравной машины, Ларин невозмутимо спросил:

— Каковы ваши предложения?

— Предложения? — с ноткой недоумения переспросил Шегель.

— Предложения, — подтвердил Ларин, — будем продолжать испытания или стоп реактору?

Шегель кашлянул и замялся. Да Ларин и сам хорошо знал, как это непросто произнести сакраментальные слова — стоп реактору! Ну, хорошо, во время запуска реактор прибарахлил, но он все-таки вышел на рабочий режим! Остановить реактор — значит по крайней мере на сутки задержать испытания, результатов которых, прямо-таки сгорая от нетерпения, ждет куча специалистов. Мало того, остановить реактор — значит косвенно выразить недоверие группе плазменников, которая готовила реактор, дать возможность кое-кому заподозрить тебя, мягко говоря, в излишней осторожности, да и вообще поставить на карту свое реноме испытателя!

Конечно, если в реакторе действительно обнаружатся неполадки, все эти соображения и гроша ломаного стоить не будут, но поди-ка узнай — есть там неполадки или нет! Если бы это было известно заранее, незачем было бы проводить и сами испытания.

— Стоп реактору — это, конечно, слишком, — проговорил наконец Шегель, а вот прогнать его на всех режимах вплоть до форсажа — стоит.

— Резонно, — согласился Ларин и нажал кнопку внешней связи.

— «Спутник», я «Вихрь». Имею арегулярность работы реактора в пределах допусков. Прошу пробный выход на форсаж.

— Понял, ждите.

Через десяток секунд послышалась скороговорка главного плазменника.

— «Вихрь», прошу на связь оператора.

— Оператор слушает, — отозвался Шегель.

— Что там стряслось, Олег Орестович?

Между инженерами начался оживленный разговор, столь густо пересыпанный специальными терминами, что разобраться в нем могли лишь посвященные. Ларин вначале прислушивался с интересом, потом потерял нить рассуждений, запутался и заскучал. Нечаянно, боковым зрением он заметил, как контрольная лампа реактора, горевшая зеленым светом, вдруг сменила его на желтый и начала мерно мигать. Секунду Ларин смотрел на нее, ничего не понимая. Потом с некоторым усилием и скрипом воспринял случившееся — реактор вышел на форсаж! Вышел на форсаж, хотя Ларин слышал все еще продолжающуюся дискуссию о том, можно и целесообразно ли производить эту операцию! Что-то случилось. Что? Неисправность сигнализации? Ошибочное механическое действие Шегеля? Или самопроизвольное возрастание активности?

— Оператор, — вклинился Ларин в разговор специалистов, — проверьте режим реактора!

— Режим? — удивился Шегель и замолчал.

— Реактор на форсаже, — удивленно доложил он через секунду, — это вы включили?

Этот вопрос разом все поставил на свои места. У Ларина екнуло сердце и засосало под ложечкой. Страх, самый обыкновенный страх. Случилось самое неприятное из того, что может вообще случиться на ядерном корабле — реактор пошел вразнос, подбираясь к бесконтрольному режиму, который закономерно венчается сверхмощным взрывом. Привычным, давно отработанным усилием воли Ларин загнал страх в самые подвалы подсознания. С этого момента Ларин словно раздвоился. Один Ларин, командир рейдера и опытнейший испытатель, действовал четко, продуманно, не теряя напрасно ни одного мгновения, а другой, живой, чувствующий Ларин смотрел на него со стороны и, вообще говоря, не совсем верил в происходящее. Авария реактора? Чепуха! Не может наяву случиться такая нелепость!

— Стоп реактору, — коротко приказал Ларин и вышел на внешнюю связь.

— «Спутник», я «Вихрь». Авария реактора. Тревоге!

— Что вы говорите? — изумился главный плазменник.

В наушниках что-то клацнуло, видимо, руководитель испытаний задел за тангенту, выхватывая из рук инженера микрофон.

— «Спутник» понял, — послышался его торопливый голос, — объявляю тревогу!

Ларин следил за контрольным табло. На индикаторе одна за другой пробегали стоп-команды: первая, вторая, третья, Ларин был уже готов сбросить с плеч невидимый тяжкий груз, но четвертая? Четвертая, главная? Зависла проклятая! Неужели автоматику успело сжечь?

— Отказ стоп-системы, перешел на аварийную, — с некоторым недоумением доложил Шегель.

Он еще не осознал до конца, что произошло.

— Тревога объявлена, — послышался подчеркнуто спокойный бас руководителя испытаний.

Ларин знал, что скрывается за этим спокойствием: пронзительный вой сирен, яркие мигающие надписи «Ядерная тревога!», вереницы людей, спешащих под защиту лучевых экранов, щелканье герметически закрывающихся переборок и молчаливые сосредоточенные спасатели, натягивающие скафандры высшей защиты. А четвертая решающая команда снова зависла, зависла, проклятая!

— Отказ аварийной, перешел на дубль! — прокричал Шегель.

Вот когда случившееся стало раскрываться перед ним во всей своей грозной неотвратимости!

— «Вихрь», я «Спутник». Уточните ситуацию.

— Ждите! — отрезал Ларин.

Он не спускал глаз с контрольного табло. Сейчас, за считанные мгновенья должна была решиться судьба «Вихря». Единственный шанс оставался для его спасенья. Шегель привел в действие дубль-аварийную стоп-систему. Она сработает напрямую, от аккумуляторов, минуя блок автоматики. Все четыре стоп-команды при этом проходят разом. Правда, реактор после этого подлежит обязательной переборке, зато вероятность срабатывания стоп-системы возрастает во много раз. Если сетку не успело сжечь, реактор остановится!

Но он не остановился.

— Отказ дублю! Реактор вышел из-под контроля! — выкрикнул Шегель.

Все, рейдер обречен. Взрыв реактора неизбежен. Теперь Ларин должен сделать так, чтобы этот взрыв наделал как можно меньше бед.

— «Спутник», я «Вихрь». Реактор вышел из-под контроля. Обеспечьте старт.

— Понял. Старт разрешаю.

Ларин снял рейдер со стопоров и выжал ходовую педаль. Легкая перегрузка и стрелки приборов дали знать, что корабль тронулся с места.

— Реактор вышел из-под контроля! Вы меня поняли? Реактор вышел из-под контроля! — кричал между тем Шегель.

Похоже сорвался и потерял голову. Да разве мудрено? Ядерный взрыв неизбежен. Только спокойно, от старт-спутника надо отойти на самом малом ходу, а то выходная струя двигателя наделает немало бед.

— Понял, Олег Орестович, — будничным тоном ответил он Шегелю, — реактор вышел из-под контроля. Сколько до взрыва?

— Мало! Реактор не управляем!

— Точнее. Сколько до взрыва, — холодно сказал Ларин.

— Это… это надо посчитать по производным.

— Посчитайте.

— По… понял.

Старт-спутник остался в стороне. Ларин довернул рейдер на маяк входных ворот зоны испытаний и прибавил ход.

— Я «Вихрь». Освободите первую зону.

— Зона свободна.

Теперь остались пустяки. Надо катапультировать экипаж, пройти ворота зоны, дать кораблю самый большой ход и катапультироваться самому. В защитной капсуле. Остальное — дело спасателей. Но Шегеля катапультировать рано, он еще нужен.

— Я «Вихрь». Готовьтесь принять оператора.

— Понял. Спасательный бот следует за вами.

Хотя бы раз использовался этот бот по своему прямому назначению? А теперь пробил и его час, придется лезть в самое пекло. Как только не называли этот курбастенький кораблик охочие до шутки и острого словца космонавты! Колобок, черепаха, бронтозавр. Истинно колобок. Корпус у него больше метра толщиной, он и термоядерное облако проскочит.

— Командир, до взрыва сто девяносто плюс-минус пять секунд, — четко доложил Шегель.

Молодчина, взял себя в руки! Ларин пустил секундомер и вышел на внешнюю связь.

— Я «Вихрь». Подхожу к зоне. Имею резерв три минуты.

— Понял, три минуты.

Большая стрелка десятисекундника резко бегала по циферблату. Оборот — десять секунд, оборот — десять секунд. Еще семнадцать оборотов с лишним успеет она сделать, а потом «Вихрь» превратится в раскаленное ничто, в маленькое злое солнце, испепеляющее все вокруг.

— Бот, я «Вихрь». Готовьтесь принять оператора.

— Я бот, понял. Иду рядом, слежу за вами.

— Андрей Николаевич, — послышался возбужденный голос Шегеля, — есть выход!

Это было как гром среди ясного неба!

— Выход? — оторопело переспросил Ларин.

— Можно попробовать «заморозить» реактор ходом. Форсажным ходом! Гарантия успеха — процентов тридцать пять!

— Понял! Все понял!

Как это просто! Почему он сам не додумался до этого? И почему до этого вообще никто не додумался? Может быть потому, что «замораживать» аварийный реактор это все равно, что ходить по краю пропасти с завязанными глазами?

При разгоне корабля из горячей зоны реактора с колоссальной скоростью выбрасывается плазма, а поэтому активность этой зоны на ходу заметно меньше, чем при холостой работе, когда плазма «варит» самое себя без всякой полезной отдачи. Это все давно известно. Если, например, с места резко дать сразу максимальный, форсажный ход, то утечка плазмы будет такой большой, что температура горячей зоны может упасть ниже нормы, и тогда термоядерная реакция прекратится. Реактор остановится, «замерзнет», как говорят специалисты.

Да, все это давно известно, но вот Шегеля озарило, и он понял, что можно «заморозить» не только нормальный, но и аварийный реактор. А почему бы и нет? Попытаться сбросить готовую взорваться, закритическую плазму через рабочее сопло, гонять рейдер на форсаже до тех пор, пока реактор не «замерзнет». А уж если ничего не выйдет, то в самый последний момент катапультироваться в защитной капсуле. Конечно, полностью от проникающей радиации она не защитит, и он получит добрую порцию рентген, но ведь для чего-то существует и медицина! А разве красавец рейдер, над созданием которого три года работали лучшие инженеры Земли, не стоит риска?

Да, это будет не надежная, заранее рассчитанная операция, а бег по краю пропасти, риск, расчет на удачу, игра! Даже не игра, а бой. Встречный бой со стихией, рвущейся на свободу из-под контроля человека. Вряд ли честно от этого боя уклоняться.

— Командир, рискнем? — азартно спрашивал Шегель.

Ларин бросил взгляд на секундомер. Время еще есть, две с лишним минуты. И принял решение.

— Бот, я «Вихрь». Катапультирую оператора.

— Бот понял, готов.

Какое-то мгновение Ларин помедлил.

— Олег Орестович, катапультируйтесь.

— А… а вы?

— Попробую заморозить реактор.

— Но это… нечестно! Реактор — мое дело! Я остаюсь!

Он прав, он тысячу раз прав! И все-таки Ларин не мог оставить его на борту. Дело было даже не в человеколюбии и благородстве. «Замораживание» аварийного реактора требовало отдачи всех душевных сил, до капли, без остатка, выхода на самую грань возможного. Одним своим присутствием на борту Шегель связал бы ему руки. Ларин не сделал бы и половины того, на что был потенциально способен.

— Оператор, — раздельно сказал он, — немедленно катапультируйтесь.

— Понял, — дрожащим от обиды голосом ответил Шегель.

Послышался легкий щелчок — это были отстреляны узлы крепления кресла оператора, а потом хлопок. Ларин проследил по экрану за траекторией полета капсулы и, убедившись, что все в порядке, облегченно вздохнул. Он остался на корабле один.

— Бот, оператор катапультирован. Меня не ждите.

— Я бот, оператора принимаем. Вас не понял!

Ларин не стал повторять, не было времени.

— Я «Вихрь». Имею резерв две минуты. Стартую, пробую заморозить реактор.

И хотя все уже было решено, какое-то короткое мгновение Ларин помедлил. Не то чтобы он колебался, пути назад не было. Просто бой за рейдер требовал отличной формы, надо было привести себя в порядок, собраться. Так медлит штангист, уже нагнувшись и обхватив гриф штанги с рекордным весом.

— «Вихрь», вам одна минута. Затем срочное катапультирование!

— Понял. Пошел, не мешайте.

Ларин энергично выжал ходовую педаль. Тело сразу налилось свинцом, отяжелели веки, отвисли щеки, в глазах поплыл туман… а вот и темнота! Мгновение, и Ларин убрал ногу с педали. Рейдер рывком вышел на малый ход, провал в сознании длился доли секунды. Так и было задумано. Однако желтая лампа реактора мигает по-прежнему. А ну, еще раз!

Да, так и было задумано. Ларин сознательно шел на риск, на тонкое балансирование на самой грани дозволенного. Он знал, что сбить накал реактора, а потом и «заморозить» его можно только максимальным ускорением, максимальным ускорением рабочего тела. Надо было жать на ходовую педаль, жать до потери сознания в самом буквальном смысле этого слова. Но в самый последний, критический момент надо было остановиться! Стоило пропустить это мгновение, стоило чуть затянуть перегрузку, как темнота в глазах могла перейти в полную потерю сознания, а в такой обстановке это было равносильно катастрофе. Такая балансировка на самой грани допустимой перегрузки была смертельно опасной, требовала абсолютного самообладания и уверенности в себе, но только она одна и повышала существенно вероятность успеха этого боя.

Ларин сделал не менее десятка попыток, когда, вынырнув из темноты мгновенного небытия, заметил на приборной доске уже не желтую, а зеленую контрольную лампу. Он-таки сбил накал реактора!

Ларин прокричал «ура», и в тот же самый момент до его слуха донесся подчеркнуто спокойный требовательный голос руководителя испытаний:

— Ларин, я «Спутник». Катапультируйтесь.

Все резервное время кончилось, надо выходить из боя. И это в тот самый момент, когда удалось сбить накал! Лучше бы тогда и не начинать, легче было бы бросить корабль. Ведь Ларин уверен — еще немного, и реактор «замерзнет». А так — все напрасно: термоядерная реакция не потухла, плазма продолжает генерироваться, и стоит дать реактору небольшую передышку, как он снова выйдет на закритический режим.

А что если попробовать еще раз?

— Ларин, почему молчите? Срочно катапультируйтесь!

Один единственный, последний раз?

— Ларин! Немедленно катапультируйтесь!

Нет, преступно не использовать последний шанс! Ларин щелчком выключил радиостанцию — ведь просил не мешать — и снова энергично выжал ходовую педаль. Когда потемнело в глазах, он не отпустил ее, как это делал в прошлых попытках, а прижал еще чуточку. Ту самую чуточку, которой может быть и не хватало все это время. Он ведь знал, что реактор вот-вот «замерзнет»!

Очнулся он не сразу, а словно просыпаясь после глубокого сна. Очнулся и некоторое время недоуменно смотрел на приборную доску. Потом разом вспомнил все, и сердце у него екнуло — значит, все-таки не удержался на тонкой грани дозволенного! Глаза его привычно обежали контрольные приборы и остановились на ярком красном огне. Это был злой, угрожающий сигнал. Глядя на него, Ларин понял, что проиграл бой. Проиграл в самый последний момент, когда победа была рядом, рукой подать. Проиграл бездарно — перестарался. Пока он был без сознания, реактор успел выйти на закритический режим. Взрыв реактора мог произойти буквально каждый миг, катапультироваться бессмысленно.

Странно, но Ларин не испугался. Он был слишком измотан, чувства его притупились так, словно по ним прошлись грубым рашпилем. Глаза заливал пот, от перегрузок ныли кости, голова была тяжелой, как после больной бессонной ночи. Что взрыв? Это нестрашно. Он ничего не успеет почувствовать. Просто исчезнет. В тысячные доли секунд температура подскочит до нескольких сот миллионов градусов. Все испарится — реактор, рейдер и он, Ларин. Все превратится в первозданные атомы. Ларин закрыл глаза и обессиленно откинулся на спинку кресла.

И вдруг теперь, когда борьба была уже завершена, когда Ларину ничего больше не оставалось, как сидеть и ждать неизбежного, страх смерти внезапно и властно затопил каждую клеточку его большого, живого тела. Он не хотел умирать! Это было жестоко и несправедливо! Стискивая челюсти до боли в зубах, Ларин из последних сил сдерживал ужас перед небытием. «Скорее же, скорее!» — торопил он и молил ядерный взрыв. Но взрыва все не было.

Тогда он открыл глаза и как в тумане увидел перед собой приборную доску. Пот залил глаза и мешал видеть. Ларин тряхнул головой и почувствовал, как бешено, мощными толчками забилось сердце. Контрольная лампа реактора не горела. Не горела совсем! Реактор «замерз»! Красный сигнал горел на щитке командной радиостанции. Он горел потому, что его звал, умолял ответить и никак не мог дозваться старт-спутник. Только измотав себя перегрузками, Ларин мог попасть в такой просак!

Ларин потянулся к выключателю радиостанции, но рука не послушалась. Она была чужой, незнакомой. Она крупно дрожала, и Ларин ничего не мог поделать с этими странными, не своими движениями. Нахмурив брови, он с трудом подчинил себе руку и дотянулся до выключателя.

— Ларин! Немедленно катапультируйтесь! — кричал руководитель испытаний.

Прямо ладонью Ларин вытер лицо и, откинувшись на спинку кресла, передохнул. Потом нажал кнопку внешней связи.

— «Спутник», я «Вихрь», — начал Ларин и замолчал, удивляясь тому, каким огромным и неповоротливым стал у него язык.

— «Спутник», я «Вихрь», — повторил Ларин, старательно выговаривая каждое слово, — реактор «заморожен». Хода не имею. Прошу буксир.

После мгновенья изумленной тишины космос взорвался пестрым хором голосов и криков. Говорили и кричали разом и руководитель испытаний, и его дублер, и спасательный бот, и главная радиостанция старт-спутника и даже контрольная радиостанция самой Земли.

— Ура!

— Молодчина, Андрей!

— Победа!

— Слава Ларину!

А потом глухо прозвучал чей-то слабый сдавленный голос, и наступила оглушающая тишина. Только слабый шорох космических помех, шепот далеких звезд нарушали ее. И в этой тишине все тот же слабый голос с трудом проговорил:

— Ан… Андрей Николаевич!

Ларин узнал голос Шегеля.

И устало улыбнулся.


НА ВОСХОДЕ СОЛНЦА


1

Тинка приехала в лагерь с опозданием на целую неделю. Она провожала отца, который с большой комплексной экспедицией улетел на Плутон. Приехала Тинка на рассвете и пошла в лагерь пешком по самому берегу моря. Идти было недалеко, лагерь начинался сразу же за скалистым мысом, что горбился в полутора километрах от причала.

С моря дул прохладный ветер, напоенный влагой и запахом водорослей. Маленькие волны набегали на берег и с сердитым шипением таяли на светлеющем песке.

Над самой головой носились чайки. Они кричали так нестройно, точно вели между собой какой-то давний спор, хотя было совсем непонятно, о чем спорить в такое чудесное утро.

Повернув за мыс, Тинка увидела мальчишку лет тринадцати-четырнадцати, своего ровесника, сидевшего на небольшом камне возле самой воды. Тинка было приостановилась, а потом бесшумно, осторожно ступая, подошла ближе. Мальчишка смотрел прямо на солнце, которое неторопливо поднималось все выше, сбрасывая туманные покровы и обретая привычную яркость и блеск. Тинка недоуменно выпятила губу — откуда взялся этот чудак, в такой ранний час, когда все ребята еще спят?

И громко сказала:

— Здравствуй!

Мальчишка не вздрогнул, не испугался, как она ожидала, а просто обернулся, без улыбки взглянул на нее, поднялся на ноги и очень вежливо ответил:

— Здравствуйте.

Тинка засмеялась и подошла ближе. Девочке понравилось, что мальчишка ответил ей, как взрослой. Он был высок, на полголовы выше ее, лицо покрывал темный загар, а глаза были светлыми, светлыми.

— Ты откуда взялся? — непринужденно спросила Тинка.

Что-то похожее на тревогу мелькнуло в глазах мальчишки, мелькнуло и пропало.

— Я живу здесь, — спокойно ответил он и пояснил после небольшой паузы: — В лагере.

Что-то необычное чудилось Тинке в глубине его светлых внимательных глаз. Будь Тинка постарше, она сразу бы догадалась, в чем тут дело — у мальчишки был твердый, совсем не ребячий взгляд. А так она ничего не поняла, рассердилась на себя и спросила, хмуря брови:

— Ты из какого отряда?

— Из старшего.

— И я из старшего, — Тинка невольно улыбнулась. — Ты что — удрал?

Мальчик смотрел на нее, словно не понимая вопроса.

— Ну, ушел без разрешения? — пояснила Тинка.

— Да, — он чуть улыбнулся и, поколебавшись, добавил: — Я хотел посмотреть, как восходит солнце.

Тинка обернулась и взглянула на солнце. Оно уже искрилось, гладило кожу и кололо глаза. Тинка засмеялась, протянула к солнцу руку, точно хотела погладить его, сощурила глаза и отвернулась. Мальчишка серьезно смотрел на нее. Тинка поджала губы и тряхнула волосами.

— Ты почему на меня так смотришь?

Мальчишка чуть смутился.

— А это нельзя?

Тинка звонко рассмеялась и сообщила:

— Ты очень смешной. Пойдем, а то тебе попадет.

Он пошел рядом с ней по тропинке, которая, набирая крутизну, тянулась вверх к лагерю. Тинке понравилось, что он сразу ее послушался. Она спросила:

— Как тебя зовут?

Он помолчал, прежде чем ответить. Тинка уже заметила, что у него такая манера — помолчать, подумать, а потом уже отвечать.

— Александр.

Тинка покосилась на него, хмыкнула и убежденно сказала:

— Этого не может быть, потому что язык сломаешь, пока выговоришь. Вот у меня полное имя Тинатин. Но все зовут Тинкой, понимаешь? Тинка — и все! А тебя как?

Он пожал плечами.

— Кто как — Сашей, Саней, даже Аликом.

Тинка звонко рассмеялась.

— Ну на Алика ты совсем не похож!

Он посмотрел на нее так, словно хотел спросить — почему, но так ничего и не сказал.

Они добрались до площадки, откуда к лагерю вела широкая удобная лестница, и остановились, переводя дух, — подъем был довольно крутоват. Встретившись взглядами, они невольно улыбнулись друг другу, и мальчишка сказал:

— А еще меня звали Алешей.

Он вдруг погрустнел и отвернулся от Тинки, глядя на разгорающееся солнце и туманную морскую даль. И Тинка тоже посмотрела в эту даль, но ничего не увидела, кроме неясных контуров далеких облаков, не то рождавшихся, не то таявших у самого горизонта.

И осторожно спросила:

— А кто тебя так звал?

Тень отчуждения легла на лицо Алеши. Он хотел что-то сказать, но вдруг круто повернулся и, перепрыгивая сразу через две ступеньки, побежал вверх по лестнице, к лагерю. Тинка недоуменно смотрела ему вслед.

2

Как это и водится, с утра до обеда день у Тинки прошел колесом. После обеда они уединились в беседке с давней подружкой Таней, и та принялась рассказывать лагерные новости. Их оказалось ужасно много, но о самой интересной Таня вспомнила в последнюю очередь.

— Ой! — прервала она себя на полуслове. — Самое главное забыла!

Придвинулась к Тинке поближе и шепнула:

— У нас в лагере — робот!

— Ну и что?

— Да не обыкновенный робот, замаскированный!

— Как это — замаскированный? — не поняла Тинка.

— А вот так! Ты лучше не перебивай, а слушай. Этот робот — совсем как настоящий мальчишка. Ну совсем-совсем! Ты вот будешь с ним целый день и ни за что не догадаешься, что это робот.

— А как же ты догадалась? — Тинка смотрела на подружку недоверчиво.

— И я не догадалась! Никто не догадался. Это все Володя.

Тинка тряхнула головой.

— Воображала твой Володя, вот что!..

Все это случилось на логико-математической викторине. Володя, один из лучших математиков в лагере, случайно оказался рядом с этим мальчишкой. Ребятам были заданы три логико-математических задачи. Володя корпел над ними не меньше часа, исписал выкладками три листа бумаги, когда поставил точку и поднял голову — понял, что он первый. Повсюду виднелись склоненные головы и сосредоточенные лица. Только сосед его, какой-то незнакомый мальчишка, смотрел в окно, но лист бумаги, лежавший перед ним, был совсем чистым. Володя от души пожалел его, а мальчишка, словно почувствовал его взгляд, обернулся.

— Неужели ни одной задачи не сделал? — сочувственно спросил Володя.

Мальчишка некоторое время смотрел на него, будто не понимая, а потом чуть улыбнулся:

— Я сделал все.

И перевернул лежавший перед ним лист бумаги. На нем были аккуратно выписаны ответы на все три задачи. Володя некоторое время недоуменно посматривал то на бумагу, то на своего соседа, а потом спросил:

— А где же расчеты?

— Я сделал их в уме, — спокойно ответил мальчик.

— В уме? — ошарашенно переспросил Володя и, забыв о викторине, азартно предложил: — А ну, сверимся!

К изумлению Володи, ответы у них оказались абсолютно одинаковы. В тот самый момент, когда он собрался как следует допросить мальчишку о том, как тот сделал задачи, их обоих за разговоры сняли с соревнований. Володя так переживал свой позор, что поначалу совсем забыл об удивительном соседе. Но потом, конечно, вспомнил обо всем и сообразил, что этот мальчик — робот. Только роботы могут решать в уме задачи такой сложности!

Тинке все было ужасно интересно, но она и виду не подала, а наоборот, скептически пожала плечами:

— А может быть у него способности? Ты знаешь, какие бывают математики? Почище вычислительных машин!

— Знаю, — с вызовом ответила Таня, — да разве только в математике дело? На викторине Володя только заподозрил, что этот мальчишка робот. Стал за ним наблюдать и насобирал целую кучу фактов. И эти факты неумолимо свидетельствуют в пользу его предположения.

Тинка фыркнула, потому что подружка говорила явно Володькиным языком, но Таня уже увлеклась и не обратила внимания на обидную реакцию подруги.

— Этот мальчишка, — торопясь и проглатывая окончания слов, сообщила она, — никогда не смеется. Только улыбается и то редко. Ни в какие игры играть не умеет, даже в волейбол. Старается, а толку никакого — то в аут, то в сетку, то вообще куда не поймешь. Плавать не умеет — представляешь! Бегает, как бегемот, девчонки его обгоняют, а сильный — ужас! Всех мальчишек переборол. И ты знаешь что? В темноте видит! Майка стандартный приемничек потеряла, ну, который в перстень вделан. А темнота, только звезды светят и фонарика ни у кого нет. Володя решил сделать последнюю проверку. Сбегал за этим мальчишкой и говорит: «Помоги приемник найти». А тот: «Пожалуйста». Вообще ужасно вежливый, как взрослый, просто жалко, что он робот. Ну, вот пришел он, поискал какую-то минутку — и нашел! Тут уж абсолютно ясно стало — робот!

Таня вдруг нахмурила брови и сделала строгое лицо.

— Ты учти, об этом никто-никто не знает. Только я, Володя да Мишель. И ты теперь знаешь. Смотри, — она погрозила Тинке пальцем, — ни-ко-му! Володька говорит, что он и сам не знает, что он робот, а то бы ни за что не делал таких промахов.

Таня вдруг ахнула тихонько, схватила Тинку за руку и зашептала:

— Смотри-смотри, вот он идет! Только вида не подавай!

Тинка обернулась и не поверила глазам — она увидела того самого мальчишку, которого встретила на восходе солнца на берегу моря. В ее памяти всплыли все странности его поведения. Неужели и правда это робот?

Она выглянула из беседки и приветливо окликнула:

— Алеша!

Мальчик вздрогнул и обернулся так резко, что Тинка испугалась. Он смотрел на нее не то удивленно, не то разочарованно, а потом через силу улыбнулся.

— Я не узнал тебя, Тинка. Извини.

— Это ничего, — растерянно успокоила его Тинка.

Алеша кивнул ей и медленно пошел дальше. А к Тинке с горящими глазами подскочила Таня.

— Ой, ты знаешь его, да? Он не робот, да? А кто он? Тинка, кто он?

Тинка покачала головой, поглядела Алеше вслед:

— Не знаю. Правда не знаю, Таня.

3

Коридор имел овальное сечение и изгибался дугой. Матовые голубые стены не имели никаких украшений, углов и выступов, все так зализано и заглажено, что не ухватишься рукой, только кое-где виднелись двери, врезанные в неглубокие ниши. По всей ширине пола тянулся зеленый ворсистый ковер, заметно пружинивший под ногами и полностью гасивший звуки шагов, поэтому Алеша шагал легко и бесшумно, как тень. Но в коридоре вовсе не царила мертвая тишина: крохотные, невидимые глазу динамики, впаянные в стены, наполняли воздух любимым звуковым фоном Алеши — шорохом и плеском маленьких волн.

В святая святых корабля — ходовой рубке — перед обзорным экраном стояло боевое капитанское кресло. Алеша подошел к нему, погладил отполированные подлокотники и лишь потом сел за пульт управления. Лицо его приобрело спокойное сосредоточенное выражение. Пробежав взглядом по многочисленным приборам, кнопкам и рычагам управления, Алеша устроился поудобнее, ведь кресло было ему великовато, и принялся за работу.

Это был стандартный контрольный комплекс: проверка корабельных систем и двигателя, выборочный детальный контроль отдельных агрегатов, обсервация с определением места корабля и коррекция траектории. С коррекцией была куча хлопот. Еще при отце отказал блок автокоррекции. Они бились над его ремонтом несколько месяцев, но безуспешно. Поэтому после обсервации Алеше приходилось подолгу сидеть за компьютером, производя пространственно-временные вычисления высшей степени сложности. Работа была для него привычной — пальцы так и летали по клавишам компьютера, заставляя столбцы субдифференциальных уравнений давать ясные и четкие ответы, — но однообразной и утомительной. Через сорок минут, дважды пройдя программу вычислений и получив тождественные ответы, Алеша ввел данные в ходовой блок и нажал исполнительную кнопку. Корабль качнулся, словно его кто-то потянул в сторону могучей и властной рукой — это сработал ходовой двигатель, компенсируя накопившиеся ошибки и направляя вектор скорости корабля на самую яркую звезду черного небосвода — на Солнце.

В корабельном ангаре царила тишина и идеальный порядок. Золотистая сигара двухместного старбота стояла, чуть приподняв нос, точно ей не терпелось сорваться с места и помчаться по направляющим рельсам вперед. Алеша натянул легкий скафандр, подошел к старботу и с улыбкой похлопал его по упругому борту — предстояла прогулка в космос, самое интересное из всего, что есть на свете. Откинув фонарь, такой прозрачный, что контуры его угадывались не без труда, Алеша занял водительское место, загерметизировался, проверил работу всех систем и нажал стартовую кнопку. Старбот послушно тронулся с места, легкая перегрузка прижала Алешу к спинке кресла. Мелькали близкие стены: свет, темнота, свет, темнота, негромкий щелчок — и старбот нырнул острым носом в звездный океан.

Звезды, только звезды вокруг. Звезды да серебристый дым Млечного Пути, который сплошным кольцом опоясывал этот мир, сотканный из мрака и света. Только сзади, за кормой старбота парило огромное двухсотметровое тело корабля, тускло поблескивая бронированным корпусом. Алеша выжал ходовую педаль и несколько секунд придержал ее, чувствуя, как под шмелиное пение двигателя старбот набирает скорость. Он именно чувствовал это, а не видел, потому что в окружающем его мире никаких изменений не произошло: точки, искры и пылинки звезд по-прежнему были недвижимы и равнодушны; лишь оглядываясь назад, можно было заметить, как худеет громада корабля, точно она резиновая и из нее выпускают воздух. Скоро корабль стал совсем игрушечным, превратился в тусклый штрих, а потом и вовсе растаял, затерявшись среди огненной пыли звезд.

Алеша тронул штурвал, и небо послушно — наискосок, через плечо и спину — стало опрокидываться, открывая глазам светописные картины, одну чудеснее другой. Развернувшись по локатору на невидимый корабль, Алеша импульсом тяги погасил набранную скорость, заставив старбот зависнуть неподвижно, откинул фонарь и, чуть-чуть оттолкнувшись руками от бортов, всплыл из кабины к звездам. Свободно раскинувшись в невесомой пустоте, Алеша глубоко, полной грудью вздохнул и тихонько засмеялся. Это был его мир! Мир, в котором он с самого раннего детства чувствовал себя вольным и счастливым.

Как и всегда, оставшись наедине с этим миром вечной ночи, Алеша испытал удивительное чувство. Он зримо ощутил, как его взгляд, цепляясь за яркие звезды, летит в этот сияющий мир без конца и края, летит и безвозвратно тонет в нем.

Сердце билось у Алеши от сознания безмерной шири и необъятности вселенной! Он немного повернул голову, и яркая желтая искра ослепила его и заставила зажмуриться. Солнце! Теплый желтый свет, льющийся из холодной серебряной бездны. Стало и радостно и тревожно, как в тех снах, в которых Алеша видел чудовищные громады камня и голубые просторы воды. Он вздохнул и совсем тихо поплыл в серебристой пустоте к старботу, который, повинуясь его запросу, послушно замигал бортовыми огнями.

…В оранжерее было тепло, влажно и солнечно. Пахло зеленью и тленом. Шипели и звенели струйки фонтанчиков, рассыпавшиеся на радужные брызги и водяную пыль. Клубилась, струилась зеленая листва, украшенная разноцветными плодами. Алеша собирал их, подрезая попутно лишние побеги, и сортировал: самую меньшую часть оставил себе в свежем виде на обед и ужин, побольше положил в консерватор, а самую большую загрузил в трансформатор, который по кодовому заказу мог приготовить из них кучу разных синтетических блюд. Его неторопливую работу прервал низкий, густой, привычный и всегда тем не менее пугающий сигнал тревоги. Алеша пулей выскочил из оранжереи в коридор.

Корабль мотнуло так, что Алеша не удержался на ногах и упал на колени. В маневре корабля не было ничего опасного: просто сработал ходовой двигатель, уводя его от столкновения с каким-то небесным телом, против которого оказались бессильными пушки метеорной защиты. Алеша хорошо знал это.

Но откуда-то упал и навалился на него нежданный, необъяснимый страх.

— Папка! — закричал Алеша.

Он знал и то, что ему никто не ответит, и все-таки закричал. Корабль мотнуло еще сильнее. Алешу бросило на пол. Он вскочил и побежал по коридору.

— Папка!

И, не умея сдержать себя, изо всей силы забарабанил в дверь каюты отца.

— Папка, открой! Открой же, я прошу тебя!!

Снова корабль шарахнулся в сторону, и Алешу швырнуло на мягкую губчатую стену с такой силой, что помутилось в голове.

Он судорожно вздохнул, просыпаясь, и открыл глаза. Тишина и мрак, сонное дыхание ребят — соседей по комнате — и постепенно тающий страх.

— Папка! — машинально позвал Алеша шепотом. Ему никто не ответил. Алеша запрокинул голову назад и через открытое окно увидел кусочек звездного неба. Звезды здесь были не такими чистыми и безмятежными, как в космосе, они мерцали, меняя свой цвет и выбрасывая во все стороны колючие, похожие на щупальца лучики, но все-таки это были звезды. Алеша поправил подушку так, чтобы видеть этот родной свободный мир, стараясь вспомнить, что ему такое снилось, а потом заснул.

4

Неслышно ступая, Тинка подобралась к окну и осторожно заглянула. Начальник лагеря Виктор Михайлович с сосредоточенным лицом что-то печатал на машинке одной рукой, а другой перелистывал лежащий перед ним журнал.

— Здравствуйте, — тихонько сказала Тинка, уловив паузу в его работе.

— Здравствуй, здравствуй, — рассеянно ответил Виктор Михайлович, не поворачивая головы. — Приехала?

— Приехала, — согласилась Тинка.

Виктор Михайлович вынул из машинки лист, аккуратно уложил его на стопку других, уже напечатанных, и поднял на Тинку глаза.

— Приехала и теперь покоя от тебя не будет, — он засмеялся. И уже серьезно сказал: — Ты приходи завтра, Тинка. Сегодня я занят.

— Ладно, — великодушно сказала Тинка, — я приду завтра. Вы только скажите, Алеша робот или нет.

Виктор Михайлович нахмурился.

— Какой Алеша?

— Высокий, вежливый, загорелый, а глаза — как ледышки! — отчеканила Тинка.

Виктор Михайлович нахмурился еще больше. Тинка спокойно смотрела на него своими большущими глазами.

— А ну, — строго сказал Виктор Михайлович, — лезь сюда и рассказывай. Все рассказывай!

Тинка влезла, ей было не впервой, села на стул рядом с Виктором Михайловичем и рассказала ему все, что знала, от начала до конца.

Виктор Михайлович хмыкнул, усмехнулся.

— Робот, надо же придумать! Выпороть бы этого Володьку по стародавнему обычаю.

— Воображала, — охотно согласилась Тинка и осторожно спросила. — Так Алеша не робот? Он болен, да?

Виктор Михайлович покосился на Тинку.

— Нет, не болен, — он неопределенно пожал плечами. — Просто ему трудно, непривычно. Помочь ему нужно, Тинка.

— Я помогу, — уверенно сказала девочка. — А как?

Виктор Михайлович внимательно поглядел в эти, хорошо знакомые, совсем мамины глаза Тинки, в глубине которых даже сейчас теплился лукавый огонек. И вздохнул.

— Если бы я знал как, — грустно сказал он. — Это ты уж сама придумай — как.

— Я придумаю, — убежденно сказала Тинка, — вы только расскажите.

— Что тебе рассказать?

— Про Алешу.

Разглядывая девочку, Виктор Михайлович задумчиво спросил:

— В кого ты такая уродилась?

— В маму, — сейчас же ответила Тинка, — будто не знаете!

Виктор Михайлович потрепал ее по волосам. Тинка недовольно дернула головой — она не любила нежностей.

— Ладно, — решил Виктор Михайлович, — я расскажу тебе про Алешу. Только учти, это большая и серьезная тайна. Не проболтаешься?

Тинка презрительно фыркнула, но Виктор Михайлович не удовлетворился этой демонстрацией и серьезно спросил:

— Слово?

— Слово!

— Понимаешь, Тинка, — Виктор Михайлович поискал нужные слова, не нашел их, отвел взгляд от требовательных глаз девочки и только спросил хмуро: — Ты Нину, ну, свою маму, ждала?

Тинка молчала, глядя на него своими большущими, широко открытыми глазами.

— Вот и он ждет, Тинка, — тихо сказал Виктор Михайлович, глядя в темное окно, — только не маму, а отца.

5

Мир был невелик — звезды, корабль, отец и он, Алеша. Еще Алеша помнил мать, но больше по рассказам отца, чем по собственным впечатлениям. И если говорить честно, то большая стереофотография, висевшая в каюте, мало что говорила ему. Лишь иногда, откуда-то из глубин памяти всплывали и таяли забытые ощущения: запах ее волос, ловкие руки, мягкие губы и светлые смеющиеся глаза. Долго раздумывать об этом было и некогда и страшно.

У Алеши была интересная, но очень тяжелая жизнь. Он все время учился, сколько помнил себя. Учился каждый день, по многу часов, учился всему, что знал и умел отец: готовить пищу, ремонтировать вышедшие из строя механизмы, убирать помещения, водить старбот и пользоваться скафандром, ухаживать за оранжереей, выполнять космогационные наблюдения и расчеты, управлять ходом огромного звездного корабля. Добрая половина этих работ была насквозь пронизана математикой. Отец вводил его в царство этой науки постепенно, осторожно применяясь к его незрелому уму, но настойчиво, упрямо и даже фанатично. Добрый отец становился жестоким тираном, когда дело шло о решении основных задач космогации. И сколько слез было пролито Алешей тайком!

Отец старался, как только мог, скрасить трудную, недетскую Алешину жизнь. Они вместе читали книги, смотрели фильмы, слушали музыку, в перерывах между учебой занимались акробатикой и борьбой. Каждый день по меньшей мере час проводили в космосе, то совершая дальние прогулки на старботе, то затевая игры возле самого корабля, то просто отдыхая в безмолвии звездного океана. Это были лучшие часы в жизни Алеши!

Отец часто рассказывал ему удивительные вещи. Правда, о них можно было прочитать и в книгах, но одно дело книги, ведь бывают и книги-сказки, а другое дело отец. Показывая сыну на самую яркую звезду небосвода, отец говорил:

— Запомни, Алеша. Через полтора года, когда тебе исполнится тринадцать лет, эта звезда превратится в самое настоящее солнце. А солнце — это чудо, Алеша! Это такой радостный свет, что глазам больно. Глянешь и отвернешься сразу.

— Как при термоядерной реакции? — уточнял Алеша.

Отец смеялся и кружил его вокруг себя.

— Малыш! Солнце и есть термоядерная реакция в космическом масштабе.

— Что же тут хорошего, — глазам больно! — недоумевал Алеша. — И ходить при этом солнце, наверное, надо в скафандре, чтобы не заболеть лучевой болезнью.

Отец как-то непонятно смотрел на него и вздыхал.

— Нет, Алеша. Скафандр тебе не понадобится. Солнце ласковое, нежное, как струи теплого душа.

Алеша хмурил брови, стараясь представить себе ласковый и нежный огненный шар с температурой во многие миллионы градусов, но у него ничего не получалось.

— Лучше всего на свете, — рассказывал отец, — это сидеть утром на берегу и смотреть, как солнце медленно выплывает из моря. Смотреть, слушать шорох волн и крики птиц.

— Это как в кинофильмах? — жадно спрашивал Алеша.

— Да, сынок.

— А это правда? Это не сказка? Разве бывает так много воздуха и воды сразу?

— Правда.

— И что небо голубое — правда? И на нем ни одной, ни единой звездочки?

— Все правда, Алеша.

— Небо и без звезд, — недоумевал мальчик, — разве это красиво?

Отец вздыхал и грустно улыбался, а почему грустно — Алеша никак не мог понять. Ведь это был такой интересный разговор!

Привычная, интересная и трудная жизнь сломалась незадолго до конца долгого пути среди звезд, вечером, когда они играли в шахматы. Раздался низкий густой сигнал тревоги, а вслед за тем безликий голос недремлющего компьютера сказал:

— Авария в отсеке ходового двигателя. Необходимы срочные меры экипажа. Повторяю, авария в отсеке ходового двигателя!

Отец вскочил, опрокинул шахматную доску, коротко бросил:

— Сиди! И ни шагу отсюда!

И выскочил из каюты.

Алеша остался с рассыпавшимися фигурами и безликим равнодушным голосом, твердившим одно и то же. А потом этот голос умолк, наступила привычная тишина, и, честное слово, будь отец рядом, Алеша решил бы, что все происшедшее ему приснилось. Но отца не было. Сжавшись в комочек в самом углу дивана, Алеша с удивлением и испугом прислушивался к громкому стуку своего сердца. До этого он никогда не слышал его, разве что в те тихие минуты, когда, уже засыпая, крепко-накрепко прижимался ухом к подушке.

Отец вернулся спокойным, но каким-то рассеянным, углубленным в себя.

На немой вопрос Алеши он успокоительно ответил:

— Все в порядке. Но опоздай я на пять минут, мы бы остались без топлива.

Но понемногу Алеша понял, что на корабле далеко не все в порядке. И самое главное — отец стал каким-то другим. Он еще больше увеличил нагрузку занятий, а потом, вовсе устранившись от управления кораблем, заставил Алешу целую неделю вести его самостоятельно. Зато в короткие часы отдыха отец был необыкновенно ласков. Разглядывая как-то измученное, осунувшееся лицо сына, он тихо, словно извиняясь, сказал:

— Что поделаешь, Алеша. У нас нет с тобой другого выхода.

У него был при этом такой убитый вид, что Алеша по какому-то наитию с детской проницательностью понял, что кроется за этими словами отца.

— Папка, — спросил он серьезно, — ты собираешься заснуть, а я останусь один?

Отец взглянул на него, отвел глаза и ничего не ответил.

— Ты скажи мне, папка, — попросил Алеша, — я ведь уже почти взрослый. Мне двенадцать лет.

— Двенадцать лет, — повторил отец, отвернулся и как-то странно засмеялся. Потом положил руку на плечо Алеши.

— Пойдем, сынок.

Центральным коридором они прошли в кормовой отсек, где Алеша никогда не бывал. Туда вела бронированная дверь, запертая на шифрзамок, а ключ к этому замку знал только отец. Шагнув за порог этой двери, Алеша почувствовал знакомое бодрящее состояние невесомости. Здесь коридор был заметно уже центрального и освещался не привычным рассеянным светом, а отдельными плафонами. Коридор был круглого сечения, и по всей его поверхности в шахматном порядке были расположены небольшие двери, больше похожие на люки. Их было около десятка.

— Это корабельные трюмы, Алеша, — пояснил отец.

Он обнял сына за плечи и, легонько оттолкнувшись, поплыл по самой середине коридора.

— Здесь хранится все, что мы собрали на других планетах, — негромко рассказывал отец, — семена удивительных растений, зародыши животных, необыкновенные минералы и не прочитанные пока еще книги погибшей цивилизации, — кто знает, какие тайны они хранят в себе! Здесь, Алеша, хранится все то, ради чего с Земли и был отправлен наш корабль. В приложении к вахтенному журналу ты найдешь подробную опись груза. Скоро ты в космосе останешься один. Совсем один. Корабль и ты — больше никого. Ты не боишься?

Алеша улыбнулся.

— Нет, чего же бояться в космосе? Это ведь не планета, где полным-полно всяких страшных зверей. Но мне будет скучно, папка.

— Что же делать, Алеша? Когда приходит час, люди засыпают, и с этим ничего не поделаешь. Ты уж потерпи, поскучай. До Земли ведь осталось меньше года. Потерпи, и что бы ни случилось, что бы ни произошло, веди корабль на Землю. Ты теперь умеешь это делать, я знаю. Веди! Иначе все наши труды и жертвы теряют смысл. И еще помни — только на Земле, где голубое небо, где много-много воды и воздуха, можно разбудить меня.

— Я доведу корабль, — негромко сказал мальчик, хмуря брови, — доведу, что бы ни случилось! Ведь я очень хочу, чтобы ты проснулся, папка.

Тяжелая отцовская рука ласково взлохматила ему волосы.

— Верю, сынок, — дрогнувшим голосом произнес отец, глядя куда-то вдаль, поверх головы Алеши, — верю!

6

Большущие глаза Тинки смотрели на Виктора Михайловича со страхом и восторгом.

— И он довел корабль?

— Довел, Тинка.

— Один?

— Один. Кто же мог помочь ему?

Тинка порывисто вздохнула и прижала ладони к раскрасневшимся щекам.

— А когда его разбудят? Скоро Алеша увидит отца?

В глазах Виктора Михайловича мелькнуло изумление.

— Тин-ка, — он даже запнулся на первом слоге, — ты разве не поняла?

Румянец медленно сбежал с лица девочки.

— Тинка, — тихо проговорил Виктор Михайлович, — ты ведь уже большая! Алеша никогда не видел смерти, вот отец и придумал все это, чтобы сыну было легче, чтобы он не чувствовал себя таким одиноким.

Тинка затрясла головой.

— Это неправда! Это неправда!

Виктор Михайлович не выдержал ее взгляда, вздохнул и отвернулся к окну.

— Это неправда!! — закричала Тинка ему в затылок, но она уже знала, что это правда.

— Ликвидируя аварию, отец Алеши получил тяжелое лучевое поражение, — не оборачиваясь, сказал Виктор Михайлович, — он мог прожить еще месяца два, но как бы воспринял его мучительную смерть сын? И, подготовив Алешу к самостоятельному полету, отец сам закрыл за собой дверь в один из трюмов.

Виктор Михайлович помолчал и пожал плечами.

— Кто знает? Тела погибших хранятся в жидком гелии. Может быть, со временем ученые и сумеют некоторым из них вернуть жизнь. Но когда это будет — кто знает?

Виктор Михайлович потер ладонью лоб.

— Что ты молчишь, Тинка?

Не получив ответа, он обернулся. Тинки в комнате уже не было.

…Едва забрезжил рассвет, а Тинка уже бежала по лестнице к морю. Стволы деревьев, листва, цветы и песок — все казалось одинаково серым и тусклым в блеклом свете. Только над самой гладью воды наливалась ясными красками алая заря.

Тинка не ошиблась — Алеша сидел на том же самом камне, что и вчера. Он еще издали заметил девочку, но промолчал и не повернул головы.

— Я тебе не помешаю? — спросила Тинка, останавливаясь в нескольких шагах.

— Нет, — ответил Алеша.

Тинка подошла ближе и села прямо на сыпучий прохладный песок. Помолчала и спросила негромко:

— Ты ждешь отца?

Алеша обернулся.

— Откуда ты знаешь?

Тинка вздохнула.

— Знаю.

Обхватила руками коленки и добавила:

— Я ведь тоже ждала маму. Долго ждала. Целых два года.

Тинка помолчала и грустно пояснила:

— Она была на Юпитере. Была, была — и вдруг пропала связь.

Девочка покосилась на Алешу. Мальчик смотрел на нее, затаив дыхание.

— Туда летали, на Юпитер, а потом пришли и сказали, чтобы я не ждала, что мама не вернется никогда.

Тинка передохнула.

— А я думаю, что это неправда. Неправда, вот и все! Кому нужна такая несправедливость? Зачем? И вот, я думаю, возьмет мама и вернется. Понимаешь? Возьмет и всем назло вернется!

Девочка отвернулась, закусив губу.

Алеша сидел молча, лицо его было сурово, сосредоточено. Он осторожно коснулся руки девочки.

— Смотри, Тинка, сейчас взойдет солнце. А мой папка, — у него сорвался голос, но он упрямо повторил, — а мой папка говорил, что нет ничего красивее восхода солнца над морем.


ТРОПИНКА


1

Над черным полем космодрома к низким серым облакам поднялся и повис пронзительный вой сирены. Внезапно он оборвался, и после мгновения пустой ватной тишины в облаках сверкнуло ослепительное голубое пламя. Десятки молний обрушились на космодром, с оглушительным треском пережигая и разрывая на куски влажный воздух. Молнии понемногу теряли свои ветви, концентрировались к центру финиш-площадки и, сливаясь вместе, образовывали гудящий столб голубого пламени. Столб этот быстро утолщался, превращаясь в могучую плазменную колонну, которая упиралась одним концом в землю, а другим в облака. Еще секунда, и на верхнем конце этой колонны показался звездный корабль. Оседая на огненный столб, он плавно, как в замедленной съемке, валился на землю, постепенно теряя скорость. Над самой финиш-площадкой корабль на мгновение завис, проглотил гудящее пламя, выбросил три мощные посадочные лапы и уперся ими в раскаленную броню посадочной площадки. Корабль грузно осел, качнулся на амортизаторах и остался стоять вертикально, подняв к тревожно клубящимся облакам свое корявое, изъеденное космической пылью тело. Вокруг него плавали и с грохотом рвались десятки шаровых молний. Этот фейерверк еще продолжался, а посадочная площадка дрогнула и плавно тронулась вниз, увлекая за собой в подземную шахту опиравшийся на нее корабль. Он укорачивался и толстел на глазах, превращаясь из стройного гиганта в неуклюжего, куцего карлика. Когда над финиш-площадкой остался только головной отсек, спуск прекратился и корабль замер в неподвижности. Он имел право на отдых. Сто шесть лет назад он унес с Земли к голубому Сириусу третью звездную экспедицию. Она продолжалась одиннадцать корабельных лет, но субсветовая скорость корабля сделала свое странное дело: на Земле пролетело в десятеро больше времени — сто шесть лет. Целый век!

Когда звездные путешествия были еще проблемой, многие опасались, что космонавты слишком дорого заплатят за страсть человечества к небесным тайнам. Земная жизнь не будет ждать их, она уйдет, умчится вперед. Вернувшиеся со звезд станут чужими на родной планете, вокруг будет звучать незнакомая речь, люди будут стремиться к непостижимым целям и мечтать о странном, непонятном счастье. Что получат космонавты взамен многолетнего тяжелого труда и лишений?

Судьба звездных скитальцев оказалась и счастливее и тяжелее. Каждые полтора месяца, которые уносили с собой земной год, целый год с морозами и метелями, с весенней капелью и шорохом растущих трав, со знойной щедростью лета и грустью осеннего увядания, на корабль, бесшумно скользящий во мраке вечной ночи, поступали с Земли горы накопившихся новостей: научные теории, достижения техники и медицины, шедевры литературы, искусства и очерки будничной жизни обыкновенных людей. И на какое-то время вся корабельная жизнь подчинялась одной единственной цели — погоне за, как будто неспешной, но неуловимой, все время ускользающей вперед земной жизнью.

Звездный корабль замер в неподвижности, в его несокрушимом корпусе мягко откинулась массивная дверь и на черные плиты космодрома один за другим спустились шесть человек. Только шесть, хотя с земли их улетало девять. Шесть звездных космонавтов, и среди них бортинженер Тимур Орлов. Они молча смотрели на многотысячную, шумную и красочную толпу встречающих, которая со всех сторон лилась из подземных убежищ на ровное черное поле космодрома. Нет, они не стали чужими на Земле. Они просто вернулись в родной дом, где их нетерпеливо ждали все эти годы. Что из того, что иглы зданий взлетели высоко в небо, а привычные улицы исчезли, превратились в сады и парки? Разве плохо, что люди стали красивее, лучше и, наверное, счастливее? И что поделаешь, если среди встречающих нет, совсем нет друзей далекой юности?

2

Открыв глаза, Тимур долго не мог понять, где он находится. Он с недоумением разглядывал странную, необычно просторную каюту с удивительно высоким потолком и несообразно большим окном, прикрытым легкой, как паутинка, занавеской. Занавеска была удивительной, точно живой: она дышала, по ее ткани пробегали мягкие волны, а иногда она надувалась тугим пузырем, словно под ней прятался кто-то большой, очень мягкий и все ворочался, ворочался и никак не мог угомониться. Пахло чем-то непонятным, хотя приятным и знакомым, скорее всего огурцом, только что сорванным в оранжерее, но откуда в каюте, да еще в такую рань, мог взяться свежий огурец, догадаться было невозможно. Из-за занавески доносились какие-то забавные звуки — не то звон, не то свист. Можно было подумать, что тот самый большой и мягкий шутник, который прятался за оконной занавеской, небрежно, но очень мило наигрывает на флейте, а ему все пытаются аккомпанировать на ксилофоне, да никак не могут попасть в такт.

Вздувшись особенно сильно, занавеска трепыхнулась и на мгновение приоткрыла окно в сказочный зелено-голубой мир. И словно тяжелую пелену сорвало с сознания Тимура! Он вспомнил все: громаду Земли, падающую навстречу кораблю, свинцовые секунды торможения, горячую встречу на космодроме и ночное путешествие сюда, в санаторий космонавтов.

Тимур сбросил одеяло, в мгновенье оказался возле оконной занавески, рванул ее в сторону, и на него обрушился водопад красок, звуков и запахов. Голова закружилась, и, чтобы не упасть, Тимур закрыл глаза и вцепился в подоконник. Запахи, какая мешанина запахов! Понемногу из этой мешанины всплывали приглушенные, полузабытые запахи земли, травы и цветов. Хаос звуков вдруг рассыпался птичьим гомоном, разноголосым, нескладным и праздничным, а на этом радостном фоне слышались вздохи слабого ветра, шепот листвы, шорох трав и прозрачные, как удары маленького колокола, звуки падающих капель воды.

Вздохнув полной грудью, Тимур разжал, наконец, пальцы и открыл глаза. В них ударил густой голубой свет, похожий на сечение плазмы. Он лился отовсюду, и Тимур не сразу понял, что это никакой не свет, а просто небо. Бездонное, чисто вымытое небо без единого облачка. Оно было совсем не похоже на потолок или крышу, оно не давило, а тянуло к себе, вверх. Брошенный взгляд летел долго-долго и безмятежно тонул в его сияющей глубине. Небо было всюду: оно парило над головой, выглядывало из-за крыш домов и вершин деревьев, мириадами строгих голубых глаз глядело на него сквозь живую зеленую листву. Верхушки деревьев светились, облитые утренним солнцем, а земля еще таилась во влажной прохладной тени. Трава, сплошным ковром покрывавшая все вокруг, была совсем седой от обильной росы.

Тимур оглянулся на безмятежно спящих друзей, сочувственно улыбнулся им, оперся рукой на подоконник и перемахнул через него на росистую траву.

Ступням босых ног стало мокро, холодно и щекотно. Тимур счастливо засмеялся, присел на корточки и погладил траву ладонями. Они сразу стали мокрыми, точно их окунули в воду. Тимур опять засмеялся, отряхнул ладони, пахнувшие влагой, пылью и тленом, и пошел вперед. Темная цепочка следов послушно тянулась за ним, словно он шел не по траве, а по свежевыпавшему снегу.

Увидев в стороне тропинку, скользящую вдоль стены кустарника, Тимур круто свернул на нее и через десяток шагов ступил на сухую землю. Легонько изгибаясь то вправо, то влево, тропинка уверенно повела его за собой. Тимуру шагалось удивительно легко, ему казалось, что он плывет над землей. Он шел, оглядывался по сторонам и бездумно улыбался. Куда приведет его эта неприметная стежка?

Стена кустарника, тянувшаяся рядом с тропинкой, то карабкалась вверх, забираясь выше его головы, то понижалась, образуя провалы, и тогда солнечные лучи брызгали ему в глаза желтым озорным огнем. Тимур блаженно щурился, каждой клеточкой кожи ощущая бархатные прикосновения утреннего солнца. Там, где его лучи падали на траву, мелкая пыль росы успела высохнуть. И трава помолодела, утратила свою седину, сохранив наряд лишь из самых крупных капель — крохотных колбочек, заполненных волшебным радужным блеском.

Бездумно шагая по тропинке, Тимур вдруг ощутил легкий укол беспокойства. Это так не гармонировало с его общим радостным настроением, что он остановился. Непрерывная космическая вахта приучила его чутко прислушиваться к самым незаметным, подсознательным ощущением, которые порой позволяли почувствовать приближение опасности раньше, чем самые чуткие приборы.

Оглядываясь по сторонам, Тимур недоумевал — что ему может грозить здесь, в сотне шагов от жилых домов санатория? Случайно остановив взгляд на тропинке, Тимур снова ощутил, как его легонько коснулась и сразу же исчезла непонятная тревога. Тимур был озадачен — тропинка и тревога! Одно никак не вязалось с другим. Не спуская с тропинки внимательного взгляда, Тимур медленно, совсем медленно пошел дальше. Вот, обходя горбатый камень, торчащий из земли, тропинка резко вильнула влево, и сердце Тимура екнуло. Он невольно прибавил шагу, надеясь прямо здесь, за камнем, найти причину своей тревоги. Он миновал камень, но ничего не случилось. Все так же пели птицы, вздыхал ветерок, сияло над головой безоблачное небо, вокруг не было ни души, и тропинка все так же неторопливо и уверенно бежала вперед. Что за наваждение?

В который раз пробегая взглядом по серой неприметной стежке, скользящей по траве, Тимур вдруг каким-то мгновенным наитием понял, в чем дело. Понял и испугался так, что у него перехватило дыхание. Он просто знал эту тропинку, знал, куда она приведет. Он знал, например, что вон за тем пригорком, что впереди, он свернет в чащу кустарника. Прибавляя шаг, Тимур дошел до пригорка и начал взбираться на него. Шаг, еще шаг, и он увидел, как тропинка кокетливо изогнулась, смело нырнула в расступившуюся чащу кустарника.

Теперь Тимур не сомневался, он узнал ее. Прошло сто лет. Спят вечным сном друзья его юности, и вместе с ними Дийка. Сколько раз он пробегал по этой тропинке, чтобы с первыми лучами солнца выкупаться в озере! Это была светлая, юношеская, бездумная и немного эгоистическая любовь. Они жили тогда не настоящим, а будущим, а потому не отдавались друг другу целиком: каждый мечтал о своем, особом счастье. Тимур душой был уже в просторах неба, а Дийка — глубоко земной человек — жила простой жизнью, добрыми мыслями и никогда не мечтала о звездах. Прошел целый век. Как многое переменилось на Земле! А тропинка — все та же. Старый друг!

Тимур наклонился и положил ладонь на ее шершавую поросшую редкими былинками, прохладную поверхность. И вдруг сердце его дрогнуло, а мысли затуманились. Полно, может быть, и не было длинной-длинной дороги среди звезд? А вековой прыжок на Земле — сон. Длинный путаный сон! Может быть, он только вчера простился с Дийкой. Может быть, она вот сейчас выглянет из-за кустов и крикнет, как бывало: «Тим, догоняй!» Так она звала его — Тим. И вдруг это «Тим!» отчетливо прозвучало в птичьем гомоне. Тимур вздрогнул и огляделся. Ни души. Только птицы, ветер и огромное сияющее небо.

— Дийка! — негромко позвал он.

Никто ему не ответил, только кузнечик, пригревшийся на солнце, подал свой стрекочущий голос.

— Дийка, — уже не позвал, а просто повторил вслух Тимур. И снова застрекотал озорной кузнечик.

Полно! Видел ли он мир, где нет ничего, кроме ночи и звезд? Неистовое голубое пламя чужого злого солнца? Кто он, мужчина или юноша? И куда ведет его эта знакомая тропинка, может быть, в прошлое? Тимур провел по лицу вздрагивающей ладонью. Слабый запах травы, пыли и влаги коснулся его ноздрей. «Это все роса, — машинально подумал он, — это роса». Рука коснулась шрама, который он получил на ближайшей к Сириусу раскаленной планете с озерами жидкого металла. Он грустно улыбнулся. Постоял, прислушиваясь, не заговорит ли с ним озорной кузнечик, сбежал с пригорка и углубился в чащу кустарника. Он шел быстро и уверенно. Кусты разбегались в сторону, то образуя полянки, то жались к тропинке вплотную, смыкая ветви у Тимура над головой. Иногда он нечаянно задевал их рукой, и тогда листья лениво стряхивали на него тяжелые капли холодной росы.

Скоро кустарник начал редеть и расползаться в стороны. В просветах зелени показалась синяя полоска воды. Еще несколько шагов, и Тимур, мокрый от росы, вышел на каменистый берег озера. А вот и скала! Сколько раз Дийка встречала его здесь. «Доброе утро, Тим!» — кричала она, стоя над самой водой. Загородившись ладонью от острых лучей уже набравшего яркость солнца, Тимур вглядывался в плоскую, будто ножом срезанную вершину скалы до тех пор, пока глазам не стало больно от сияния солнца и неба. Тогда он опустил голову.

Озеро в величавом спокойствии лежало перед ним. Даже самая легкая морщинка не касалась безмятежной глади. Оно было похоже на полированную глыбу синего студеного льда. В нем, как в зеркале, отражалось и ясное небо, и зелень кустарника, и серые скалы. В озере был тот же самый мир, что щедро блистал красками и неумолчно звучал вокруг. Тот же, и все-таки другой. Он был мягче, задумчивее, печальнее. Он был как сон, как воспоминание, как цветная акварельная тень прошлого.

— Дийка! — тихо сказал Тимур озеру.

Наверное, он и сам не знал, что обращается не столько к девушке, не столько к своей давней незрелой любви, сколько к самой невозвратно ушедшей юности, к теплым земным снам, которые снились ему в тревожном космосе при холодном свете немигающих звезд. Озерный мир молчал, теперь даже веселый кузнечик не ответил ему. Только издалека, будто и впрямь из прошлого, доносился прозрачный и радостный перезвон птиц.

Вдруг, нарушая тишину, сухо простучал сорвавшийся камень и гулко бултыхнулся в воду. Взлетели в воздух искрящиеся солнцем брызги, и волшебный озерный мир исчез. От него остались лишь атласные волны, нехотя всколыхнувшие озерную гладь. Тимур вздохнул, пробуждаясь от своих грез, и поднял голову. На вершине скалы он увидел стройную девичью фигуру, четко рисовавшуюся в голубом синем небе. Она стояла спиной к нему, загораживая глаза далеко отставленной ладонью. И это движение, и каждая линия ее тела были до боли знакомы Тимуру. Дийка?!

Он и верил, и не верил себе. Все это было похоже на сказку, на подарок доброй лукавой феи. Тимур хотел окликнуть девушку, но в этот момент она обернулась и крикнула ему, подняв руку над головой:

— Доброе утро!

Это были слова Дийки. И ее голос! Тимур узнал ее, хотя разум его и протестовал против этого! Не отвечая, без дороги Тимур напрямую принялся карабкаться на скалу.

— Осторожно! — совсем близко услышал он знакомый голос.

Тимур подтянулся на руках, забросил ногу и, тяжело дыша, выпрямился во весь рост на вершине скалы. Девушка, улыбаясь, смотрела на него. Это была не Дийка.

— Разве можно лезть так отчаянно? — спросила она с шутливой укоризной.

Это была не Дийка! У Дийки были синие прозрачные глаза, а у этой девушки — карие и теплые.

— Я обозналась, — сочла нужным пояснить девушка, с легким удивлением разглядывая Тимура.

Тимур молчал, тяжело переводя дыхание. Нет, это не Дийка, совсем не Дийка. Она только похожа на нее.

— Вы любите купаться по утрам? — спросила девушка, прерывая неловкое молчание.

Он молча кивнул головой, не спуская с нее глаз.

— Значит будем купаться вместе, — весело заключила она и протянула руку, — меня зовут Юна.

Тимур пожал ее небольшую сильную ладонь и назвал свое имя. Он все смотрел на нее, на Дийку и не Дийку, и по рассеянности держал ее руку в своей до тех пор, пока она осторожно не отняла ее и не спросила с улыбкой:

— Я вам напоминаю кого-то?

Карие теплые глаза Юны смотрели на Тимура со спокойной доброжелательностью. Как-то вдруг он понял, что она вовсе не юная девушка, как ему показалось сначала. Это была уверенная в себе молодая женщина. От сознания этого Тимуру стало почему-то легче, и он признался:

— Да, напоминаете.

И, спохватившись, добавил:

— Но не только вы — все!

— Все? — недоуменно переспросила она, отбрасывая со лба прядь волос.

— Все, — настойчиво и беспомощно повторил Тимур.

Как он мог объяснить ей? У него язык не поворачивался рассказать про утреннюю росу, про небо, про тропинку, про Дийку и про свои странные грезы наяву.

— Все, — еще раз сказал он и опустил голову.

— Что с вами? — услышал он ее беспокойный голос.

— Ничего, — сейчас же ответил Тимур. Но ему трудно было говорить. И видел он плохо, как будто к озеру опустился легкий прозрачный туман. Подняв голову, он попытался улыбнуться.

— Это все от старости. Знаете сколько мне лет? Сто, сто тридцать один год!

Лицо Юны дрогнуло.

— Я из третьей звездной, — устало пояснил Тимур, — сто шесть лет я не был на Земле. Целый век! А раньше, давным-давно я бывал здесь. И мне все-все знакомо!

Лицо Юны затуманилось, а глаза стали большими и добрыми.

— Милый вы мой, — сказала она, — это пройдет Это очень скоро пройдет. Я знаю. Я ведь из шестой звездной и всего полгода живу на Земле. Мне тоже больше ста лет по земному счету.

Тимур смотрел на ее стройную фигурку, словно парящую в голубом просторе, до тех пор, пока прозрачный туман совсем не скрыл ее. Тогда он уткнулся лбом в ее теплую ласковую руку и закрыл глаза.

И увидел тропинку, спокойно бегущую вдаль по росистой траве.


ДЬЯВОЛЫ


1

Несколько последних, особенно трудных шагов, и, опираясь на винчестер, Анри остановился на самой вершине холма. Переведя дыхание, он вытащил из кармана платок, вытер едкий пот, заливавший глаза, и огляделся.

Холм полого сбегал к небольшой реке, пойма которой была заболочена и густо поросла тростником. За рекой тянулась все та же зеленовато-серая саванна с купами деревьев и пятнами кустарника. А дальше, километрах в трех за рекой, очередной холм упирался в чистое небо. Трава, деревья, кустарник — надоело!

Анри повернул голову. На шаг позади него стоял M-Бола с тяжелым слоновым ружьем в руке, могучий, как баобаб, и черный, как сажа. Внизу, обтекая подножье холма, тянулся хвост черных носильщиков с грузами на головах. Анри пробежал взглядом по речной пойме и спросил:

— Где будем переправляться?

— Не будем, бвана.

Анри удивленно обернулся. Лицо M-Болы было равнодушно спокойным.

— Почему?

— Носильщики не пойдут через реку, бвана.

— Через эту паршивую речушку? Да ее можно перепрыгнуть!

Легкая усмешка тронула толстые губы M-Болы, он дипломатично промолчал.

— Как же мы пойдем? — уже нетерпеливо спросил Анри.

— Вдоль реки, бвана.

— Но это лишняя неделя пути!

— Да, бвана, — спокойно подтвердил М-Бола.

— Черт побери! Можешь ты мне толком объяснить, почему носильщики не пойдут через реку? — вскипел Анри.

М-Бола вздохнул.

— Бвана будет сердиться.

Несколько мгновений Анри молчал, наливаясь злостью, а потом принялся ругаться. М-Бола смотрел на него с восхищением, слегка приоткрыв рот. Он тоже умел ругаться, но далеко не так здорово, как этот белый господин.

— Я буду сердиться, если ты вздумаешь водить меня за нос, — закончил свою тираду Анри, — ну, объясни, в чем дело?

Африканец нехотя проговорил:

— Там, за рекой — дьяволы.

Секунду Анри ошарашенно молчал, а потом расхохотался и дружески хлопнул по плечу хмурого, нахохлившегося М-Болу.

— Ничего, — весело сказал он, — с дьяволами мы как-нибудь поладим. Я ведь католик, М-Бола. Меня еще в детстве обучали, как с ними обращаться. — Он с шутливой торжественностью поднял над головой руку и возгласил:

— С именем божьим мы пойдем напрямик, и ни один дьявол не посмеет нас тронуть!

M-Бола серьезно покачал головой.

— Эти дьяволы совсем не боятся богов, бвана.

— Как это не боятся? Каждый порядочный дьявол должен бояться какого-нибудь бога, иначе на земле не будет никакого порядка, — Анри погрозил пальцем, — ты еретик, M-Бола. Смотри, как бы тобой не заинтересовались святые отцы.

Африканец усмехнулся.

— М-Бола — не девушка.

Анри захохотал.

— М-Бола, твое место не в саванне, а на университетской кафедре.

И уже серьезно спросил:

— Кого же боятся дьяволы, если не богов?

— Никого не боятся, бвана.

Анри сбил шляпу на затылок.

— Хм, так сказать, автономная дьявольская республика. Забавно. Почему же эта республика до сих пор никому не известна?

Видя, что проводник не понимает его, он пояснил:

— Почему никто не знает, что здесь живут дьяволы?

М-Бола удивился.

— Все знают, бвана. Но белые нам не верят. Один бвана хотел меня сильно побить, когда я рассказал ему о дьяволах.

— Вполне возможно, — рассеянно сказал Анри, поднося бинокль к глазам.

Он внимательно осмотрел территорию этого новоявленного пристанища нечистой силы. Саванна, самая обыкновенная саванна. А там что? Неужели дорога?

— М-Бола, — строго сказал он, не оборачиваясь, — ты меня морочишь. Через речку есть отличный брод. И там проходит дорога.

— Там ходят слоны, бвана, — пояснил африканец, — слоны, а иногда носороги и другие большие звери.

— Так это звериная тропа? Что-то уж слишком хороша. — Анри все еще не отрывался от бинокля.

— Там прошло много зверей, бвана.

— Если ходят звери, почему нельзя пройти людям?

— Туда звери проходят, но обратно не возвращаются. Никогда. Дьяволы их съедают, — невозмутимо пояснил М-Бола.

Анри резко опустил бинокль и испытующе посмотрел на своего проводника.

— И слонов?

— Да, бвана. И слонов.

Лицо M-Болы было спокойным, черная атласная кожа блестела на солнце. Непохоже, чтобы М-Бола морочил его. Да и зачем? Носильщикам не терпится побыстрее закончить маршрут и получить плату. Разве им интересно лишнюю неделю брести под знойным солнцем с грузами на головах? Анри неторопливо спрятал бинокль в футляр. Собственно, что такое дьяволы? Вернее, что обозначает этим словом М-Бола?

— Ты веришь в бога, М-Бола? — спросил он у африканца.

Проводник улыбнулся.

— Немного, бвана.

— Вот даже как! В какого же бога ты веришь?

М-Бола пожал могучими плечами и разразился длинной довольно путаной фразой, из которой Анри с горем пополам понял, что М-Бола верит во всех богов понемногу, потому что так удобнее ладить с разными людьми: и с белыми господами, и с индийцами, и с африканцами. Анри так удивился, что даже посмеиваться перестал.

— Да ты философ, М-Бола! Честное слово, твое место в Сорбонне! — Он оценивающе оглядел проводника. — Кстати, дорогой мой философ, догадываешься ли ты, что верить во всех богов понемногу — значит не верить ни в одного?

Что же обозначает словом «дьяволы» M-Бола, столь утилитарно относящийся к вопросам религии? Дьяволы!.. А что если это звери? Необыкновенные звери с локальным местом обитания, для которых у африканцев нет собственного имени, звери настолько чудовищные, что их называют безлико и таинственно — дьяволы!

А почему бы и нет? Нашли же в дебрях Африки по соседству с племенами пигмеев странное млекопитающее, окапи — полузебру-полужирафу. А Шомбург поймал карликового бегемота, в существование которого никак не хотела верить просвещенная Европа. Да разве сам Анри не слышал рассказов о летающем чудовище, в описании которого нетрудно угадать ископаемого птеродактиля? Анри огляделся вокруг. Глушь, заболоченные галерейные леса несколькими полосами отделяют этот уголок Африки от остального мира. Тут побывало считанное число белых людей.

Искатель приключений, француз по национальности, служащий английской алмазной компании, Анри был вовсе не чужд честолюбия. Он работал не только ради денег. Путешествуя по Африке в поисках алмазов и золота, он всегда надеялся открыть что-нибудь необыкновенное: богатое месторождение, неизвестное озеро, неведомое животное — все равно что, лишь бы увековечить свое имя. И вот подарок судьбы — таинственные дьяволы М-Болы! Кто знает, может быть, речь идет о случайно уцелевших в этом уголке доисторических чудищах, вроде хищных динозавров или махайродов, для которых слон и носорог были бы вполне посильной добычей. С другой стороны, не следует чрезмерно доверять россказням африканцев. Сколько бродит по Африке совершенно «достоверных» легенд о нечистой силе и сверхъестественных способностях колдунов!

Анри испытующе смотрел на своего проводника, а М-Бола и не замечал этого пристального взгляда. Он смотрел вниз, где у подножья холма носильщики разбивали лагерь и где дымки костров уже тянулись к небу. Анри вспомнил канну, убитую по пути, и почувствовал, что просто умирает с голоду. К черту загадки! Сначала надо поесть и отдохнуть. Шашлык из мяса, почек и печени канны, а потом гамак и пиво. Тепловатое, но добротное пиво в жестянках, которым снабжает его компания. Конечно, лучше было бы выпить белого, хорошо охлажденного вина, но разве у англичан бывает что-нибудь похожее на хорошее вино?

Анри усмехнулся, кивнул головой M-Боле и, широко шагая, пошел вниз, туда, где дымились костры и слышался говор и смех людей.

2

Дверь открыл сам Кашен, высокий, худой, с бронзовым от загара лицом, пышной копной седых волос и живыми карими глазами.

— Анри?

— Собственной персоной.

— Рад вас видеть. Ну-ну, входите. Давненько вы меня не навещали. О, да вы впитали в себя всю пыль Африки!

— Я прямо из саванны, Жерар.

— Это заметно. Рекомендую начать с ванны, а я пока приготовлю кофе.

Анри блаженно вздохнул.

— Я успел забыть, что такое ванна и хороший кофе.

— Постараюсь напомнить. Давайте сюда ваш саквояж.

— Осторожнее, Жерар!

Кашен засмеялся, принимая тяжелый груз.

— Золото? Алмазы?

— Много дороже, — многозначительно сказал Анри.

— Для вас есть что-то дороже алмазов? Приятная метаморфоза!

Кашен с усилием взгромоздил саквояж на стол, покосился на Анри.

— Неужели милые моему сердцу зверюшки?

— Угадали, там целый зоопарк: змеи, ящерицы, грызуны, бабочки, жуки, и я уж и сам не знаю толком, кто еще. И есть там такой страшный зверь — ахнете!

Кашен покосился на Анри, засмеялся.

— Махайрод?

— Я и сам сначала так думал.

— А потом?

— Потом я решил, что это тиранозавр.

— Так сказать — минитиранозавр, — констатировал Кашен. — Кстати, вы не забыли? Ванная комната направо, сейчас я принесу вам пижаму.

Анри проводил взглядом Кашена, распахнул дверь в ванную комнату, щелкнул выключателем и даже зажмурился от удовольствия. Вода! Вода холодная, вода горячая, вода чистая, без тины, жучков, козявок и водорослей! И ее можно лить сколько угодно, не рассчитывая каждую пригоршню.

Он обернулся, сказал громко в приоткрытую дверь:

— Что касается метаморфозы, Жерар, то я и сам замечаю, что начал изменяться к лучшему.

Через полчаса свежевымытый, чистовыбритый, пахнущий хорошим мылом и одеколоном Анри вышел из ванной.

Комната была освещена ярким светом настольной лампы. Тут же стояли разнокалиберные банки с формалином и лежали коробочки с насекомыми и пауками. Кашен бережно брал банки сухими ловкими пальцами и подносил к самой лампе. Некоторые из них он тут же с легкой улыбкой отставлял в сторону, другие разглядывал дольше, а над третьими, таких было меньшинство, с посерьезневшим лицом бормотал таинственные латинские заклинания. Двигался он легко и бесшумно, седая копна волос светилась в ярком свете, словно нимб.

— Жерар, вы похожи на святого, — тихонько сказал Анри, любуясь другом.

Кашен не обратил внимания на эти слова. Держа обеими руками большую банку, он медленно поворачивал ее перед глазами.

— Неужели? — бормотал он. — Гигантская водяная землеройка! Уникальный зверек! — Осторожно поставив банку на стол, обернулся к геологу: — Как попало к вам это сокровище?

Анри засунул руки за пояс.

— Я собственноручно поймал ее на берегу ручья и поплатился за это укушенным пальцем. Боялся стрелять, опасаясь, что от этой крысы ничего не останется.

— Как у вас язык поворачивается называть крысой такую красавицу? — Кашен еще раз полюбовался землеройкой и повернулся к Анри: — Надеюсь, рана была не опасной?

— Это был указательный палец, и я целую неделю не мог стрелять!

— Добрые дела требуют жертв, Анри. Между прочим, — Кашен еще раз окинул взглядом банки, стоящие на столе: — Я не обнаружил ничего даже отдаленно похожего на минитиранозавра. Разве что вы приняли за него рогатого хамелеона?

— Не надо обо мне думать так плохо, Жерар, — укоризненно сказал Анри и достал из отдельного кармашка саквояжа небольшую, тщательно завернутую в бумагу банку.

— Жерар, — серьезно, но с некоторой долей шутливой торжественности проговорил геолог, — вы француз. Француз и мой единственный друг в этой англосаксонской дыре. Я знаю, что могу на вас положиться.

Улыбка тронула губы Кашена.

— Какое помпезное начало! Уж не хотите ли вы продать мне свое сокровище? Не стесняйтесь, в разумных пределах мой кошелек к вашим услугам.

Анри вздохнул.

— Положительно, с вами нельзя говорить серьезно.

— Я устал от разговоров, Анри, поэтому и покинул Францию.

— И совершенно напрасно! Чтобы жить в Париже, я готов говорить двенадцать часов в сутки, не переставая.

— Вам надо было стать не геологом, а политиком, тогда бы эти способности не пропадали втуне.

— Политиком? Не надо меня оскорблять, Жерар, — Анри вздохнул и развел руками, — променять Париж на это чертово захолустье! Я не перестаю вам удивляться.

На лбу Кашена собрались морщины.

— Что поделаешь? Иногда не мы выбираем место, а место выбирает нас.

Наверное, Анри обратил внимание на нотку грусти, прозвучавшую в этих словах, потому что живо подхватил: — Верно, я типичный пример человека, которого выбрало место. Ни слова больше! Вам не нравится Монмартр, Версаль и скаковые лошади? Вы в восторге от саванн, болот и мух цеце? Прекрасно! Но мне не нужен ваш кошелек, Жерар. Мне нужны ваш совет и ваша помощь.

Взвешивая на руке банку, завернутую в бумагу, Анри продолжал: — В этой банке находится диковинный, неизвестный науке зверь. Ни один белый человек еще не видел его!

Кашен с интересом приглядывался к геологу.

— Если этот зверь действительно неизвестен науке, почему бы вам не обратиться к настоящим специалистам? Я ведь всего-навсего дилетант-любитель.

— Дилетант, труды которого печатают научные журналы!

— Что поделаешь? Для любви я уже стар, к вину пристраститься не успел. Должен же я как-нибудь заполнять свое свободное время?

— Вот-вот, вы заполняете его зоологией, поэтому-то я к вам и обращаюсь.

— Ну, раз вы так настаиваете, показывайте своего чудо-зверя.

Анри предупреждающе поднял руку.

— Одно условие. Я пока хочу сохранить в полной тайне все, что касается этого зверька.

Кашен рассмеялся.

— Уж эти мне искатели алмазов! Мне приходилось иметь дело с людьми, имена которых надо было хранить в тайне, но с такой ситуацией в зоологии я сталкиваюсь впервые. Звери и тайна! Впрочем, это ваше дело, Анри. На мою скромность можете положиться, Итак?

Анри кивнул головой, точными движениями освободил банку от упаковки и поднял ее. Яркие блики заиграли на прозрачном стекле. Банка была пуста.

Видя, какое недоумение отразилось на лице Кашена, Анри лукаво подмигнул, наклонил банку и вынул из нее аккуратно сложенный листок бумаги.

— Вот этот неизвестный зверек, Жерар.

Кашен недоверчиво взял листок, развернул и вгляделся в него.

— Рисунок талантливый, — констатировал он, — хотя, держу пари, художник не прошел никакой школы.

Анри встал за спиной друга.

— Вы правы, как всегда. Это рисовал мой проводник — М-Бола.

— А спичка — для масштаба?

Анри кивнул. На лице Кашена появлялось все более и более скептическое выражение.

— Мартышонок с мордочкой не то крысы, не то зайца, — пробормотал он, пожимая плечами, — а это что?

Анри присмотрелся и флегматично сообщил:

— Рога.

Кашен покосился на геолога, не шутит ли Анри, и переспросил:

— Рога?

— Рога. Африканцы называют зверька дьяволом, а что же за дьявол без рогов?

Кашен пожал плечами и передал рисунок геологу.

— Мне жаль вас разочаровывать, но что бы вы сказали, если бы вам преподнесли рисунок собаки с головой пантеры и хвостом павлина?

Принимая рисунок, Анри понимающе кивнул.

— Дело не только в рогах, — мягко пояснил Кашен, — этот грызун скомпонован из совершенно несовместимых деталей. В частности, художник наделил его типично человеческой рукой. Единственно, что я могу сделать — это отдать должное его фантазии.

Анри опять кивнул.

— Вам не приходит в голову, Жерар, что огорченный вашими словами, я могу покончить жизнь самоубийством? Кто тогда будет снабжать вас гигантскими землеройками?

Кашен рассмеялся.

— Надеюсь на ваше здравомыслие, Анри.

— А ведь вы даже и не попытались узнать, чем питаются эти зайцеобезьяны, — укорил геолог.

— В самом деле, это любопытно!

— Они питаются слонами.

У Кашена вытянулось лицо.

— Че-е-м?

— Слонами, — меланхолично повторил Анри, — слонами, носорогами и другими крупными животными.

— Ну, если спичка, изображенная на рисунке, с телеграфный столб, я охотно соглашусь с вами!

— Нет это настоящая спичка. И все-таки зверьки питаются слонами. Да что слоны, — вдруг с сердцем сказал Анри, — я, гомо сапиенс, человек разумный, царь и господин природы, едва не отправился к ним на съедение и притом совершенно добровольно!

— Да вы, кажется, не шутите.

— Жерар, — Анри с размаху бросился в жалобно скрипнувшее кресло, — неужели я настолько наивен, чтобы без оглядки поверить рисунку какого-то африканца?

И постепенно увлекаясь, Анри рассказал Кашену все, что произошло с ним в одном из самых недоступных уголков Африки на берегу небольшой реки, которая, словно ров, окаймляла таинственную, загадочную саванну.

3

С сигаретой в руке Анри лежал в гамаке, смотрел на крупные африканские звезды и размышлял. Недавно высокая, а теперь смятая и притоптанная трава была освещена багровыми отблесками большого костра, возле которого веселились носильщики. В стройный фантастический хор сливались пронзительные голоса, хлопали ладоши, прихотливо велась ритмическая песнь барабана.

Докурив сигарету, Анри сел, спустил ноги на землю и крикнул в темноту:

— М-Бола!

У костра ненадолго притихли. Послышались возгласы «Бвана!», «М-Бола», а потом веселье возобновилось. Геолог насторожился, стараясь почувствовать приближение проводника, который ходил обычно неслышно, как тень. И все-таки совершенно внезапно, гораздо правее, чем ожидал Анри, загораживая свет костра, выросла темная могучая фигура.

— Бвана звал меня?

Анри кивнул головой.

— Садить, М-Бола. Виски?

Африканец промолчал, но кашлянул весьма многозначительно. Анри нащупал в темноте кружку, плеснул в нее крепкого напитка и протянул проводнику.

— Пей.

Сам он сделал глоток прямо из фляги, поморщился и завернул пробку.

— Дьяволы не рассердятся, что вы жжете костры и веселитесь? — спросил он, разглядывая М-Болу.

— Не знаю, бвана.

— Вот как, не знаете и все-таки не боитесь!

— На этом берегу не надо бояться. Дьяволы никогда не переходят реку. Они боится воды, бвана, — уверенно пояснил африканец.

— Откуда ты знаешь это?

— Это все знают бвана. — M-Бола счел нужным пояснить: — Если бы дьяволы не боялись воды, они бы давно расселились по всей земле. А так они живут только там, за рекой.

Анри качнул гамак, поджал ноги.

— Что ж, — в раздумье проговорил он, — резонно. Однако же, что это за дьявол, если он не может переправиться через какую-то паршивую речушку? Ему ведь и море должно быть по колено. Кстати, M-Бола, если дьяволы никогда не переходят реку, почему вы не разбили лагерь прямо на берегу?

— Там много мошек, бвана, — простодушно ответил M-Бола и, помолчав, таинственно добавил: — А потом близко от реки дьяволы могут околдовать!

— Как это — околдовать?

— Когда зверя или человека околдовывают дьяволы, он идет за реку и никогда не возвращается.

— Бедный глупый человек!

— Он не глупый, бвана, — серьезно возразил африканец, — он идет как во сне. Ему кажется, что он идет в рай.

— Вот даже как! Так, может быть, за рекой живут не дьяволы, а ангелы? И стоит нам сделать сотню шагов, как мы попадем в райские кущи?

M-Бола обнажил в улыбке белые зубы.

— Нет, бвана, это не ангелы. Разве у ангелов бывают рога?

Анри удивился.

— Так эти дьяволы с рогами?

— Да, бвана.

— Что ж, естественно. Что за дьяволы без рогов? Кстати, — полюбопытствовал он, — а здесь нас не могут околдовать?

— Не могут, бвана, — уверенно ответил проводник, — мы далеко от реки. И носильщики веселятся. А когда много веселья колдовство плохо действует.

— Вот оно что, — протянул Анри.

Он потер лоб, собираясь с мыслями. Да, история с дьяволами упорно не желает лезть ни в какие рамки. С одной стороны, она изобилует четкими деталями, в которых M-Бола ориентируется столь уверенно, точно имеет с дьяволами короткое знакомство. С другой стороны, она богато разукрашена сказочной мистической шелухой. Скорее всего, это одна из легенд, выдумывать которые африканцы удивительные мастера. Однако не стоит торопиться с выводами. Надо серьезно потрудиться, чтобы уверенно отделить правду от вымысла.

Анри достал сигарету и чиркнул зажигалкой. При слабом свете коптящего фитиля он покосился на африканца. Лицо у M-Болы было настороженным, губы приоткрыты, блестела узкая полоска белых зубов.

— Что случилось, М-Бола? — спросил Анри прикуривая.

Африканец не ответил, крылья его широкого носа раздувались и подрагивали. Что-то произошло, Анри интуитивно чувствовал это, но не мог понять, что именно. Он погасил зажигалку и, когда окружающий мир снова погрузился во мрак, уловил это нечто — барабан молчал, веселье у костра стихло. Доносились лишь короткие тревожные возгласы: «Тембо, тембо!»

— Слоны? — вслух спросил Анри.

— Да, бвана, — шепнул М-Бола, — слоны идут к реке.

— Что же тут особенного, — начал было Анри, но в это время веселье у костра вспыхнуло с новой силой, и он был вынужден повторить уже громче. — Что же тут особенного? Слоны идут на водопой, вот и все.

M-Бола молчал, барабан у костра неистовствовал, плясали черные тени, дикие выкрики сливались в фантастический хор.

— Что они, с ума посходили? — нахмурился Анри.

— Носильщики прогоняют колдовство, бвана, — серьезно и как-то тревожно сказал африканец, — сегодня ветер с реки, и колдовство очень сильное. Поэтому слоны и идут туда.

Анри усмехнулся, но, честно говоря, ему было не по себе. А если в заречной саванне действительно живут таинственные звери, еще неизвестные научному миру? И почему бы им не приманивать добычу каким-то необычным способом? Есть же свидетельства, что змеи гипнотизируют свои жертвы. Не живет ли в заречной саванне сверхудав, в пасть которого, словно беззащитные птички, лезут слоны? Анри нервно повел плечами — придет же в голову такая дребедень!

— Почему ты решил, что слоны околдованы? — обернулся он к проводнику.

— Слишком много шума, бвана, а слоны осторожны. — Африканец помолчал и спросил: — Разве бвана не чувствует запах?

— Запах?

Анри принюхался.

— Я слышу запах костра.

— У белых плохой нос, бвана. Вместе с костром пахнет и дьяволами.

Анри засмеялся.

— Первый раз слышу, что дьяволы имеют запах. Чем же они пахнут? Преисподней?

— Нет, бвана. Они пахнут… очень красиво. Как цветы и как сочное мясо. Как утро на берегу озера.

Анри чиркнул зажигалкой и с любопытством присмотрелся к своему проводнику. Лицо его было мечтательным и непривычно мягким. Блестели белки глаз, устремленных куда-то вдаль.

— Да ты не только философ, M-Бола, ты еще и поэт.

M-Бола повернул голову. Глаза его, подернутые дымкой мечтательности, понемногу приобретали осмысленное выражение.

— Бвана сказал что-то?

Анри погасил зажигалку и деловито приказал:

— Проводишь меня к реке, M-Бола. Я хочу посмотреть, как дьяволы околдовывают слонов.

Анри ожидал испуга и бурных возражений, он даже приготовился к уговорам и посулам, но реакция М-Болы была совсем иной. Проводник помолчал, тяжело вздыхая, и осторожно спросил:

— Бвана не боится, что дьяволы вместе со слонами околдуют и нас?

Анри постарался ответить как можно беспечнее.

— С ружьем в руках я никого не боюсь. И хватит разговоров, M-Бола. Собирайся!

Африканец молча поднялся, исчез в темноте, а через некоторое время вернулся с винчестером, электрическим фонарем и тяжелым слоновым ружьем. Заученными движениями снаряжая магазин винтовки, Анри с разочарованием подумал: «Наверное, дьяволы — мыльный пузырь африканской фантазии. Иначе M-Бола не пошел бы со мной так легко».

Поднявшись на ноги, Анри спросил:

— Ты готов?

— Да, бвана.

— Ружье зарядил?

— Нет, бвана.

— Какого черта? — возмутился Анри.

— Против дьяволов ружье не помогает, — флегматично пояснил африканец.

— Но оно поможет против слонов, — отрезал Анри. — И смотри, будь внимателен! Мне вовсе не улыбается напороться в темноте на хобот слона.

Через минуту они двинулись в путь. Когда костер скрылся за высокой травой и кустарником, их окутала густая тьма африканской ночи. Над головой дрожали крупные звезды. При их свете Анри кое-как различал М-Болу, шедшего впереди. Перед африканцем с легким шорохом расступалась трава. Рокот барабана и пение носильщиков постепенно слабели, точно растворялись в ночном мраке. M-Бола пошел медленнее, его движения стали бесшумными. Трубный звук, раздавшийся впереди, заставил Анри замереть на полушаге.

— Слоны у реки, — шепнул М-Бола.

— Веди!

Темная фигура M-Болы неслышно поплыла вперед. Через сотню шагов он остановился и присел на землю. Анри подошел вплотную и последовал его примеру. Снова тишину разорвал резкий трубный звук, теперь уже совсем недалеко.

— Бвана видит? — одними губами спросил африканец.

Анри всматривался вперед до боли в глазах, но видел лишь темную массу травы и звезды.

— Пусть бвана нагнется пониже.

Анри последовал совету M-Болы, и вдруг на фоне серебряной ткани Млечного Пути увидел слона. До него было шагов тридцать, не больше. Слон стоял неподвижной каменной глыбой, только хобот его, поднятый вверх, беспокойно покачивался из стороны в сторону. Сердце у Анри екнуло, он невольно перехватил винчестер поудобнее.

— Они как пьяные, — шепнул М-Бола, — а то давно бы почуяли нас.

Силуэт слона плавно тронулся с места и растаял в темноте, на его место вышел второй, а за ним и третий, уже поменьше. Все это бесшумно, невесомо, точно двигались не многотонные гиганты, а бестелесные призраки. Послышался плеск воды, шумный вздох, снова плеск и бурчание.

— Слоны переходят реку, — шепнул М-Бола.

Анри облегченно передохнул — близкое соседство с такими гигантами не могло не волновать.

…Передохнул и почувствовал…

Трудно сказать, что он почувствовал. Это была не тревога, не радость и не печаль. Это было тонкое, сложное чувство, сродни тому, которое испытываешь, когда на маленьком полустанке мимо тебя на полной скорости проносится красавец-экспресс. Облака пыли, грохот колес, озорной ветер, пахнущий маслом и горячим железом, прозрачная стремительная лента окон. И спокойный, рассеянный взгляд красивой женщины.

Анри поймал этот взгляд на самое короткое мгновенье. Пушистые ресницы дрогнули, а карие глаза прищурились в легкой улыбке. Экспресс умчался, на полустанке снова повисла сонная тишина, а Анри все смотрел в дымную даль, куда тянулись блестящие полоски рельсов. Тянулись, бежали и не было конца этому зовущему за собой движению.

И вдруг Анри почувствовал странную уверенность, что экспресс стоит за ближайшим поворотом дороги и ждет. Как он не понял сразу. Ведь эта женщина — Симона! Она узнала его, сорвала стоп-кран, и вот произошло маленькое чудо: красавец-экспресс стоит посреди чистого поля, залитого жаркими лучами солнца. Вокруг — море цветов, гудят пчелы, перекликаются кузнечики. Какие запахи, как они кружат голову! Но надо торопиться: Симона ждет. Вот она стоит в открытой двери вагона и машет ему рукой. Надо торопиться, но почему ноги так плохо слушаются, словно чужие? Будто все это не наяву, а в странном зыбком сне?

…Молния расколола небо, за ней последовал удар грома и наступил мрак. Исчезли поле, экспресс и Симона.

— Бвана!

И снова молния и удар грома. Но теперь Анри уже понял, что это грохнул выстрел из тяжелого слонового ружья.

Звезды над головой! Какие крупные звезды! Что-то большое и черное ухнуло в реку и зашлепало к нему. С захолонувшим от ужаса сердцем, Анри кинулся бежать, оступился в какой-то промоине и упал, с головой окунувшись в илистую тухловатую воду. В то же мгновенье его подхватили и подняли сильные руки.

— Бвана!

На фоне звезд широкое черное пятно лица, только смутно белеют зубы да белки глаз.

— Это ты, М-Бола? — с облегчением спросил Анри.

— Я, бвана.

Держа Анри на руках как ребенка, африканец зашагал по воде и выбрался на пологий берег.

— Нюхай, бвана.

В нос ударил резкий запах, Анри недовольно дернул головой. Но стало легче, и зыбкое марево перед глазами начало таять.

— Нюхай, бвана, нюхай. И пойдем отсюда!

Опираясь на могучее плечо, Анри сделал первый неуверенный шаг. Он был изумлен, напуган и сбит с толку. Он ничего не понимал.

4

Анри смотрел, как пляшут огоньки небольшого костра, который он приказал разложить возле своей палатки. Рядом сидел М-Бола, напевая нехитрую ритмичную песенку. На его черной атласной коже играли багровые блики.

Итак, дьяволы все-таки существуют. Они живут за рекой и обладают таинственной властью над психикой людей и животных. На сегодня эта власть себя исчерпала. По крайней мере, так говорит M-Бола, и носильщики безоговорочно ему верят. Достаточно было ему сказать несколько слов, как они сразу же прекратили свое веселье. M-Бола объяснил это очень просто: противодействовать колдовству дьяволов больше не нужно — они уже получили свою дань, трех слонов. Трех слонов! Трех могучих, ловких и умных животных, справиться с которыми нелегко самому человеку! Какие же чудовища обитают там, в заречной саванне?

Да, посещение заречной саванны предрешено. Анри никогда не простит себе, если упустит такой шанс. Одному идти туда — чистое безумие. Носильщиков не заманишь с собой никакими посулами, это ясно, как день. Остается один вариант — M-Бола. Отличный следопыт, неплохой стрелок, смел, силен, как буйвол, к тому же, кажется, весьма неглуп. Анри поднял голову, отрываясь от своих мыслей.

— Разбудишь меня на рассвете, M-Бола. Мы пройдемся в заречную саванну. Посмотрим, что стало со слонами.

Африканец медленно поднялся на ноги. Он не верил своим ушам, не верил в крах своего хитрого плана. М-Бола хорошо знал сумасшедших белых людей, Когда Анри принялся дотошно выспрашивать M-Болу о дьяволах, у него сжалось сердце. Чего доброго, бвана захочет своими глазами увидеть дьяволов и потащит M-Болу за собой туда, откуда никто не возвращается — ни люди, ни звери. Поэтому, когда началось колдовство, M-Бола спрятал свой страх и сразу же согласился пойти к реке. Пусть бвана узнает, что такое колдовство дьяволов! У проводника и в мыслях не было подвергать опасности жизнь белого господина. Анри не дрался, заботился о питании носильщиков, не изнурял их понапрасну длинными переходами, в общем, это был хороший бвана. Хороший в том смысле, в каком вообще могут быть хорошими белые господа. М-Бола не хотел Анри ничего плохого, он хотел просто напугать его.

— Бвана пойдет к дьяволам? — не веря своим ушам, переспросил африканец.

— Вместе с тобой, — прищурился Анри, — мы пойдем, когда будет светло. Чего нам бояться?

— Колдовство действует и днем, — горячо возразил М-Бола.

— У тебя есть против него отличное средство! Кстати, что это такое?

— Толченый корень мбуго.

— Как ты узнал, что он помогает против колдовства?

Анри ждал обычного — это все знают, но М-Бола, помявшись, рассказал весьма любопытную историю.

Про корень М-Бола узнал у старого-старого масая, который жил в городе на положении полунищего-полубраконьера. Этот масай в прошлом был отважный охотник и немного колдун. Он утверждал, что в свое время был удостоен великого звания — меломбуки. Такое звание давалось человеку, который трижды совершал подвиг: бросался на льва, хватал его за хвост и удерживал до тех пор, пока хищника не приканчивали копьями другие охотники. И этому можно было поверить, потому что все тело старого масая было в глубоких шрамах от львиных когтей и клыков. Когда он постарел и не мог уже носить в дальние походы свой тяжелый щит и копье, его решили оставить на съедение тем самым львам, с которыми он в молодости обращался столь бесцеремонно. Масай возмутился, восстал против древнего жестокого обычая и убежал из родных краев. Он ничего не знал о дьяволах, а корень мбуго использовал для того, чтобы приводить в порядок свою голову после хорошей попойки. М-Бола, испытавший это средство на себе, решил, что оно должно годиться и против колдовства дьяволов.

— Я же говорил, что твое место в Сорбонне, — с удовлетворением констатировал Анри, — так вот, мы пойдем по следам слонов и попытаемся выяснить, что с ними произошло, Если дьяволы начнут свое колдовство, мы понюхаем корень мбуго и удерем. Обещаю тебе это.

— А если мы не успеем удрать? — спросил М-Бола, склоняя голову набок и испытующе поглядывая на Анри.

— Мы будем защищаться, М-Бола, — Анри сжал руку в кулак, — у нас есть слоновое ружье и разрывные пули. Неужели два храбрых охотника испугаются зверя, пусть даже такого громадного, как дьявол?

М-Бола долго молчал, внимательно глядя на Анри. Потом что-то похожее на улыбку тронуло его толстые выразительные губы.

— Для дьяволов не нужно слонового ружья и разрывных пуль, бвана, — мягко сказал он, — они маленькие. Дьявола можно убить палкой или задушить одной рукой.

Несколько секунд ошарашенный Анри смотрел на африканца, ничего не понимая.

— Маленькие?! — переспросил он наконец.

— Совсем маленькие, — охотно подтвердил М-Бола, — как зайцы.

— Как зайцы?!

— Да, бвана, Совсем как зайцы.

Глаза M-Болы смотрели правдиво и несколько недоуменно: он не понимал, почему обычно такой понятливый бвана вдруг поглупел и столько раз переспрашивает о совершенно очевидной вещи.

— Как зайцы, — уныло пробормотал Анри.

Было отчего прийти в уныние! Дьявол — истребитель слонов, дьявол, который должен был прославить его имя, превращается в нечто мистическое и неуловимое. Зайцеподобные зверюшки задрали трех слонов! Нет, тут что-то не так!

— Если они маленькие, — недоверчиво спросил он, — почему же вы их боитесь?

— Они умеют колдовать, бвана, — живо ответил африканец, — и у них есть рога!

— Рога у зайцев? Ты уверен в этом?

— Да, бвана. Они растут у них на голове.

И М-Бола для наглядности приставил к затылку два пальца торчком. Анри вздохнул и философски заметил:

— Что ж, это естественно. Даже детям известно, что у дьяволов есть рога. Кроме того, у них есть копыта и длинный хвост. Не так ли, М-Бола?

— Нет, бвана, — уверенно возразил африканец, — хвостов у них нет. И копыт тоже. Зато у них есть руки.

Анри посмотрел на него подозрительно.

— Ты рассказываешь о них так, словно видел их собственными глазами.

— Я видел, бвана, — спокойно подтвердил проводник.

— Ты ходил в заречную саванну? — быстро спросил Анри.

— Нет, бвана! Туда ходить нельзя. Я видел дьяволов на берегу реки. Когда бывает большая гроза, мертвых дьяволов иногда выносит на этот берег.

В правдивости M-Болы невозможно было усомниться. Но как эти зверюшки одолевают слонов? Будь слон привязан, спутан — еще куда ни шло, но ведь он на свободе! Допустим даже, что слон одурманен. Укусы, боль непременно должны привести его в чувство! Очнулся же он, Анри, после первого выстрела М-Болы.

— Такие маленькие и убивают слонов. Как ты объяснишь это? — вслух спросил он.

— Не знаю, бвана. Может быть, слоны сами убивают друг друга?

— Как это сами? — опешил Анри.

М-Бола задумчиво смотрел на костер.

— Как люди. Люди часто убивают друг друга, а потом гиены и шакалы поедают их. Бвана слышал, как гиены хохочут над нами?

Анри внимательно смотрел на проводника.

— Может быть, гиены околдовывают нас так же, как дьяволы околдовывают слонов, — продолжал М-Бола грустно, — вот мы и убиваем друг друга.

Какие однако мысли бродят в этой черной курчавой голове! И правда, разве не удивительно, что люди, единственные разумные существа на земле, безжалостно убивают друг друга? Даже самые кровожадные звери редко так поступают.

Анри привстал, снял сумку, висевшую рядом на дереве, достал из нее большой блокнот, карандаш и протянул их М-Боле.

— Вот. Нарисуй мне дьявола, как ты его запомнил.

М-Бола растерянно принял рисовальные принадлежности.

— Я не умею рисовать, бвана, — пожаловался он.

— Но-но! Я видел, какие ты вырезаешь орнаменты. Рисуй и смотри, чтобы дьявол был как живой.

— Я видел только мертвых дьяволов!

— Рисуй мертвого, — непреклонно сказал Анри.

М-Бола, тяжко вздыхая, принялся за непривычную работу, а Анри закурил сигарету и погрузился в размышления.

Если бы не таинственное опьянение на берегу реки, Анри не поверил бы ни единому слову M-Болы. Но как не верить, если он сам, геолог с высшим образованием, пошел неведомо куда, подчиняясь заречному зову! Нет, за рекой действительно какая-то чертовщина! Может быть, там обосновались инозвездные пришельцы, о которых сейчас так часто пишут даже в серьезных журналах? Обосновались и потихоньку, исподволь изучают непонятное и противоречивое человеческое общество.

Ради открытия неизвестного животного, ради сенсации, славы, богатства Анри пошел бы на любой риск. Он, не задумываясь, вышел бы один на один против саблезубого тигра. Но идти с ружьем против зайцев, которые устраивают гипнотические сеансы и ужинают слонами — нет, слуга покорный! Такой поход надо основательно подготовить.

— Готово, бвана, — послышался голос африканца.

Анри протянул руку и взял у африканца блокнот. При багровом свете костра, поворачивая блокнот и так и эдак, Анри долго рассматривал рисунок. Потом почесал затылок и засмеялся — до того был нелеп зверек, изображенный проводником.

— М-Бола, — строго сказал Анри, — признавайся немедленно, что все это ты выдумал!

Африканец покачал головой.

— Нет, бвана, — в голосе его звучали нотки суеверного страха, — я все сделал хорошо. Мне даже страшно стало, когда я на него смотрел. Спрячь его подальше, бвана! Посади в банку, в которой ты держишь мертвых животных!

Анри усмехнулся, переводя взгляд то на невероятного зверька, изображенного на рисунке, то на своего проводника. Потом бережно сложил листок бумаги и положил его в записную книжку.

— Хорошо, М-Бола, — успокаивающе сказал он, — завтра ты мне напомнишь, и мы посадим его в банку.

Он еще укладывал записную книжку в карман, когда его осенила такая простая мысль, что он только удивился, как она не пришла ему в голову раньше.

— Ведь скоро сезон дождей, М-Бола? — равнодушно спросил он.

— Да, бвана. Скоро дожди будут идти каждый день.

— А грозы?

Африканец улыбнулся.

— Когда дожди, тогда и грозы. Разве бвана не знает этого?

— Дожди бывают и без гроз, — рассеянно сказал Анри, вспоминая рыхлое серое небо и частую сетку дождя своей родины, и уже другим, деловым тоном добавил: — Так вот, М-Бола, после каждой большой грозы ты будешь приходить на берег этой реки. И как только найдешь дьявола, скоро-скоро доставишь его мне в город.

— Дьявола? Нет, бвана! — с суеверным страхом ответил М-Бола.

— Но он же мертвый, мертвый и маленький.

— Дьяволов нельзя трогать ни живых, ни мертвых. Это приносит большое несчастье!

— Глупости, — отрезал Анри, — любое мертвое животное можно трогать. Даже скорпиона, даже ядовитую змею! Это все знают.

М-Бола покачал головой.

— Но дьяволов не трогает никто.

— Мало ли что боятся делать люди. Вот мусульмане не едят свинину. Может быть, и тебе не надо ее есть?

М-Бола улыбнулся. Само собой понятно, что люди, которые не едят вкусное и нежное свиное мясо, — просто глупые люди.

— Вот видишь, — Анри старался ковать железо, пока оно горячо, — неразумные люди совершают глупые поступки. Зачем тебе подражать им? К тому же, если ты принесешь мне дьявола, я заплачу тебе двадцать пять фунтов. Двадцать пять фунтов, М-Бола! Это большие деньги. На них можно купить много разных красивых вещей и крепкого виски.

Африканец тяжело вздохнул.

— М-Бола любит приносить домой подарки. Крепкое виски — тоже хорошо. Но у M-Болы есть дети, — он трижды отмерил рукой от земли, показывая, какие это дети. — Кто будет заботиться о них, если случится беда? Что будет делать Ния, когда останется одна?

— Ния?

— Мать моих детей, бвана, — пояснил М-Бола.

Анри достал из кармана пачку сигарет, но в последний момент передумал и не стал закуривать.

— Ты любишь Нию? — не без любопытства спросил он. — Она у тебя хорошая?

М-Бола оживился.

— Очень хорошая, бвана!

— Чем же она хорошая?

— Всем, бвана, — убежденно сказал африканец, — ты бы сам сказал так, если бы увидел ее. Я люблю смотреть, как она радуется, когда я возвращаюсь, как она пляшет у костра и поет песни. А еще мне нравится, как она кормит детей, бвана. У нее большая грудь и много-много молока. Она могла бы выкормить и львенка!

Анри снова усмехнулся и закурил. Как и всегда, сигарета в темноте показалась ему безвкусной.

— А где живет твоя Ния?

M-Бола склонил голову набок, внимательно приглядываясь к Анри, потом его толстые губы тронула лукавая улыбка.

— Далеко, бвана. Туда нет хороших дорог и нельзя проехать на автомобиле. В нашей деревне еще никогда не бывали белые. И никому нельзя говорить, где она, а то будет большая беда. Так говорят старики.

— В твоей деревне совсем неглупые старики, М-Бола, — Анри задумался: — Заречная саванна, дьяволы и некая таинственная патриархальная деревня.

— А у бваны есть жена и дети? — вдруг спросил М-Бола.

— Разве я не мужчина? — неопределенно ответил Анри.

Ему не хотелось врать. Врать неприятно даже африканцу. Не было у Анри ни жены, ни детей. Какая может быть семья у вечного странника? Правда, у него была подруга. Она жила в Париже, довольно известная журналистка. Когда Анри приезжал на родину, Симона брала отпуск и проводила время с ним. Это были хорошие дни. В эти дни Анри верил, что Симона любит его. Да и то сказать, разве он не стоит ее любви? Разве его, охотника за дикими зверями, искателя золота и алмазов, можно сравнить со слюнявыми парижскими модниками?

Между тем М-Бола удивился.

— У бваны есть жена и дети, а он не боится дьяволов?

— Не боюсь!

Анри с улыбкой разглядывал простодушное, недоуменное лицо африканца с багровыми бликами костра на атласной коже. Только что они с М-Болой перенесли крепкую встряску. Анри до сих пор ощущал противную слабость в коленях, а вот этот здоровяк чувствует себя превосходно! Как будто он прогулялся не на берег реки, где господствует мрачная власть дьяволов, а на воскресную проповедь. У людей, близких к природе, есть свои преимущества: они умеют мгновенно стряхивать с себя пережитое. А вот Анри нужно время, чтобы прийти в себя, одуматься. Но зато у него есть другое качество, приобретенное вместе с цивилизацией — умение, превозмогая страх, идти навстречу смерти. Идти ради славы, ради бессмертия своего имени, ради родины, наконец! Бродяга Бланшар и мечты о славе Франции, кто этому поверит?

Анри потер лоб, прогоняя непрошеные мысли, и поднял глаза на М-Болу.

— Не только страх правит людьми, мой дорогой философ. Ты знаешь, как велик мир? И никто в нем не знает о дьяволах, кроме тебя и твоих собратьев! Если бы ты набрался мужества, M-Бола, и принес мне дьявола, мы стали бы с тобой знаменитыми и богатыми людьми.

M-Бола недоверчиво засмеялся.

— Да-да! О нас писали бы в газетах и журналах, говорили по радио, нас показывали бы в кино, а другие люди, чтобы посмотреть на нас, на меня, тебя и Нию, платили бы большие деньги!

— И Нию? — с интересом переспросил М-Бола.

— А как же! О нас и о твоей земле узнал бы весь мир. А ведь это хорошая земля, и люди полюбили бы ее. И на ней стало бы жить легче и лучше. — Анри несколько театрально провел рукой вокруг себя и спросил: — Ты ведь любишь свою землю, М-Бола?

Перевалило за полночь, над горизонтом плавала серебряная гондола луны, перечеркнутая ветвью дерева. Тянуло прохладой, вздыхала, сонно шептала что-то высокая трава. Совсем рядом послышался жуткий хохот гиены и, словно отвечая ей, охнул и застонал кто-то из носильщиков.

— Бвана!

Задумавшийся Анри вздрогнул и обернулся к африканцу. М-Бола смотрел в темноту, лицо его было каменным.

— Предания говорят, что моих предков силой увозили отсюда. Далеко, за океан. Это правда, бвана?

— Правда, — не сразу ответил Анри.

Брови африканца скорбно сдвинулись.

— Если бы меня увезли отсюда, — почти про себя сказал он, — я бы умер. Обязательно умер. А ты спрашиваешь, люблю ли я свою землю, бвана.

5

Сначала Кашен слушал экспансивный рассказ Анри с легкой скептической улыбкой, потом улыбка сбежала с его лица, уступив место вниманию и сосредоточенности. Заложив руки за спину, Кашен принялся расхаживать по комнате, время от времени поглядывая на рисунок, лежащий на столе.

Когда Анри замолчал, Кашен сделал еще несколько медленных шагов и, приостановившись, сказал в раздумье:

— А что, если вы правы, Анри?

— Разумеется прав, черт побери!

Губы Кашена тронула улыбка.

— Я немного не о том. Что если в заречной саванне действительно живет гигантский реликтовый ящер, для которого слоны — вполне посильная добыча? А дьяволы, один из которых изображен на этом рисунке, всего лишь попутчики, симбиозирующие с ним?

И в нескольких фразах пояснил свою мысль. Уж так повелось в природе, что сильные хищники всегда имеют явных или тайных спутников, которые гораздо слабее их и меньше ростом. Гиены и шакалы сопровождают львов, леопардов и людей; акула плавает в сопровождении прилипал и рыб-лоцманов; среди сплетения ядовитых щупалец актиний прячутся крохотные рыбки-мусорщики, довольствующиеся объедками с «барского» стола и так далее и тому подобное. Разве не естественно предположить, что грозный ящер, истребитель слонов, имеет целую свиту маленьких трупоедов-ассенизаторов? Своей колоссальной пастью с зубами-пиками ящер физически не может дочиста обглодать тушу убитого зверя. Без трупоедов-мусорщиков остатки гниющего мяса демаскировали бы хищника и создавали бы благоприятные условия для развития всевозможных микробов и болезней.

— Таким образом, — подытожил Кашен, — скорее всего в речной саванне живет не один чудо-зверь, а целых два: гигантский ящер и маленькие дьяволы-мусорщики. Гигант, вероятно, ведет скрытый ночной образ жизни, иначе бы он давно попался на глаза африканцам, а дьяволы — маленькие, как и все трупоеды, нахальны, бесцеремонны, охотятся и днем и ночью, поэтому и лезут на глаза. Вот так и возникла легенда о всемогущей армии маленьких дьяволов, хотя сами по себе они, конечно, никакой опасности не представляют.

— Вы биолог, вам и карты в руки. Но все же, — Анри скептически покачал головой, — как объяснить колдовство дьяволов? Вспомните одурманенных слонов и Анри Бланшара, отправившегося искать Симону в самом сердце Африки!

Кашен улыбнулся.

— Вы слишком много от меня хотите. Положите дьявола на этот стол, и я попытаюсь ответить на ваш вопрос.

— Думаю, что в недалеком будущем я сумею доставить вам это удовольствие.

— Вы надеетесь на своего проводника?

Анри вскинул голову.

— Как на самого себя. М-Бола — человек слова, прекрасный охотник и умница. Чернокожий джентльмен.

Кашен сел напротив Анри и, испытующе глядя на него, сказал:

— Я не слышал от вас таких комплиментов даже настоящим джентльменам.

Анри прищурился.

— А кого вы, собственно, считаете настоящими джентльменами?

— Хотя бы тех респектабельных господ, которые носят фраки и ходят на званые вечера.

— Мне трудно судить об их достоинствах, — пожал плечами Анри, — я смотрю на все со своей, охотничьей точки зрения. К тому же ни один из этих господ не спасал мне жизни, рискуя своей, как это сделал М-Бола.

Анри покачал головой и засмеялся.

— М-Бола — прелюбопытнейший тип. Как вы думаете, почему он согласился принести мне дьявола, хотя он испытывает перед этими зверьками настоящий суеверный страх?

— Полагаю, вы посулили ему изрядную сумму.

— Верно, посулил. Но это ничуть не помогло делу! Он и слышать не хотел о дьяволах, пока я не втолковал ему, что, описав этих зверюшек, мы на весь мир прославим его родину. Африканец и патриотизм! Я считал, что это несовместимо.

Кашен внимательно посмотрел на геолога.

— Это почему же?

Анри пожал плечами.

— Я понимаю, можно любить Францию. Что бы там ни говорили, а Франция — это страна свободы и великих деяний. Но любить эту нищую, отсталую и жестокую страну? Не понимаю!

— Но это их родина, Анри, — мягко возразил Кашен.

— Африканцы низведены здесь до положения рабов, А разве у рабов есть родина?

Кашен отвернулся к окну и не ответил. Анри проследил за его взглядом. Жерар смотрел на качающийся под ветром грубый, кожаный пальмовый лист. Иногда лист склонялся к самому стеклу, казалось, вот-вот он постучится, но всякий раз порыв ветра успевал отбросить его в темноту.

— Анри, — неожиданно спросил Кашен, — вы замечали, что обиженных судьбой детей-калек, больных да и просто неудачников родители часто любят крепче, чем красавцев и счастливчиков?

— Пожалуй, — не совсем уверенно согласился Анри.

Кашен заглянул ему прямо в глаза и негромко закончил:

— Так же и с родиной, Анри. Точно так же.

6

Анри отдыхал, лениво откинувшись на спинку плетеного кресла. Сквозь зелень, оплетавшую веранду, безмятежно искрилось голубое небо. Вздохнув, Анри взял было початую бутылку вина, но передумал и с ленивой досадой сказал:

— Пик сезона дождей миновал, а о M-Боле ни слуху ни духу. Если так будет продолжаться и дальше, я сойду с ума от нетерпения. Посоветуйте, Жерар, как мне убить время?

Кашен, сидевший напротив него в качалке, ответил:

— Самый верный способ — заняться чем-нибудь серьезным.

— Вы полагаете, что я на это способен? Польщен! Но чем, черт побери? Кроме заречной саванны, мне ничего не лезет в голову.

Кашен усмехнулся.

— А что вы намереваетесь предпринять, если ваш проводник действительно доставит животное, неизвестное науке?

Анри удивленно взглянул на него.

— Разве это неясно само собой? Во-первых, мы подготовим описание дьявола и направим его в солидный научный журнал, в какой-нибудь там «Натюр» или «Нейчер». Это увековечит наши имена и послужит славе Франции! — Анри сделал рукой легкий победный жест и продолжал уже более деловым тоном: — Во-вторых, мы продадим за солидную сумму тайну заречной саванны какому-нибудь любопытному бизнесмену и с его помощью организуем туда хорошо оснащенную экспедицию.

— И волки будут сыты и овцы целы.

Анри кивнул.

— В мои годы пора уже научиться жить.

— Да-а, — протянул Кашен неопределенно, — а вы не пробовали представить себе, во что превратится заречная саванна, когда под грохот сенсационных сообщений на нее хлынет поток искателей славы и легкой наживы.

Анри замялся.

— Ну, — он передернул плечами, — а что, собственно, можно поделать? Такова жизнь! Я вовсе не собираюсь оставаться в дураках из-за так называемых благородных побуждений.

Кашен не ответил на эту реплику. Он прислушивался к тому, что происходило у садовой калитки. Насторожился было и Анри, но, услыхав визгливые выкрики и брань Диаса, усмехнулся. Диас был у Кашена кем-то вроде приходящего слуги и повара. Он вел свою родословную от сложных смешанных браков европейцев с африканцами и страшно гордился тем, что кожа у него заметно светлее, чем у чистокровных аборигенов. К чернокожим Диас относился с откровенным презрением, никогда не упускал случая подчеркнуть свое превосходство над ними и вообще был пренеприятнейшим типом. Анри удивлялся, как это Кашен терпит его. Впрочем, Диас имел обширные знакомства среди охотников и был хорошо знаком с французской кухней.

Судя по всему, Диас беседовал теперь с кем-то из африканцев.

— По-моему, это к вам, Анри, — сказал Кашен, обращаясь к геологу.

Анри поднялся с кресла, выглянул с веранды и увидел M-Болу. Могучий африканец стоял, вобрав голову в плечи, а тощий Диас, которого M-Бола мог одним щелчком перебросить через ограду, размахивал кулаком возле самого его лица. Картина была такой забавной, что Анри расхохотался. Кашен, которому было отлично видно происходящее, с неожиданной грустью сказал:

— Вот оно — печальное настоящее этой страны.

Арии быстро взглянул на него и перестал смеяться. Кашен сумел разглядеть то, что прошло мимо его внимания. Картина и правда была символичной.

Анри сделал шаг вперед и прислонился плечом к столбу веранды.

— Здравствуй, M-Бола, — приветливо сказал он.

Африканец обернулся и заулыбался во весь рот.

— Бвана, — радостно заорал он.

Диас растерянно топтался на месте, поглядывая то на белых господ, то на африканца — он не знал, как поступить, и очень боялся ошибиться.

— Диас, — строго сказал Анри, — М-Бола — наш гость. Пусть войдет.

Мулат торопливо посторонился, а М-Бола торжественно прошествовал в калитку. С местной точки зрения он был хорошо воспитанным человеком, а поэтому не поднялся на веранду, где сидели белые люди, а остановился перед первой ступенькой лестницы.

— Ты принес дьявола, М-Бола? — нетерпеливо спросил Анри.

— Нет, бвана, — весело ответил африканец, не принес!

Анри и Кашен разочарованно переглянулись.

— Жаль, но что поделаешь. Ты долго искал меня?

— Нет, бвана, недолго. Мне сказали, что ты зашел к господину с белой головой и худому, как палка. А его все знают, он покупает разных животных, — с некоторым недоумением закончил M-Бола, потому что Анри расхохотался.

— Вот это аттестация! — едва переводя дух, выговорил он наконец.

Кашен посмеивался, покачиваясь в своем кресле.

— Как ты добрался, М-Бола? — весело спросил Анри.

— Я доехал, бвана.

— Вот как! — удивился Анри. — На чем же ты доехал?

— На машине, бвана.

Анри удивленно поднял брови.

— Ты купил себе автомобиль?

— Не-ет, меня привез один белый господин.

Теперь Анри удивился по-настоящему.

— Белый господин? На машине? Ты что-то путаешь, М-Бола!

— Я не путаю, бвана. Он довез меня до города и сказал: «Чтобы духу твоего не было!»

— Вот это похоже на правду, — сказал Кашен.

Анри недоуменно пожал плечами.

— Как ты ухитрился попасть к нему в машину?

— Она стояла прямо в саванне. Смешная машина, как палатка. В кузове лежали бивни слонов.

— Браконьеры на лендровере, — пояснил Анри Кашену. И снова обернулся к африканцу.

— Ну, и что же дальше?

— У машины было снято колесо, а около него стояли два белых господина — один высокий, а другой маленький и толстый. Они увидели меня и сказали — вот находка, иди сюда, черномазый. Я подошел. Они заставили меня качать колесо, а потом, когда поставили его на место, велели закручивать гайки. Я все сделал быстро, и высокий господин сильно похвалил меня. И тогда я попросил взять меня в город.

Анри усмехнулся.

— Они тебя поколотили?

— Нет, бвана. Они долго смеялись и говорили друг другу: «Нет, каков ниггер? А?» — И опять смеялись. А потом толстый господин сказал: «Бесплатно мы не повезем. Плати десять фунтов, и я довезу тебя до города, слово джентльмена».

— Ну-ну, — поторопил Анри.

— Тогда я достал деньги, десять фунтов, и сказал: «Возьми, бвана». А сам быстро-быстро полез в кузов. И стал там сидеть.

Заранее зная благополучную развязку, Анри и Кашен посмеивались.

— Белые, господа долго спорили, — увлеченно продолжал рассказывать М-Бола, — толстый говорил: — «Давай вышвырнем его!» А высокий сказал: «Отнять деньги у негра? Стыдись! Другой раз не будешь трепать слово джентльмена». И мы поехали. Мы очень быстро ехали. А когда показался город, машина остановилась и высокий господин сказал: «Вылезай, чтобы духу твоего не было!»

— Милые люди! — пробормотал Кашен.

— Обыкновенные браконьеры, — отмахнулся Анри, — еще не из самых худших. Но черт с ними, ты скажи, М-Бола, как ты не пожалел десять фунтов?

— Я все сделал, как ты велел, бвана. Когда начались грозы, я много-много ходил по берегу реки, но дьяволы никак не попадались. Может быть, они слышали, как мы говорили с тобой. Зато я нашел твердый камень.

У Анри перехватило дыхание.

— Бвана говорил мне, — доверительно продолжал М-Бола, — если я найду такой камень, то должен забыть про все, даже про дьяволов, и скоро-скоро привезти его, никому не показывая. Вот я и приехал.

М-Бола широко улыбнулся, полез за пазуху, достал кожаный мешочек и вытряхнул на ладонь невзрачный белесоватый камень величиной с лесной орех.

— Он все царапает, бвана, — воодушевленно пояснил африканец, — и стекло, и все другие камни, которые я мог найти. Наверное, это тот самый, который тебе так нужен.

Чувствуя, как гулко бьется сердце, Анри бережно взял камень с ладони М-Болы.

Это был алмаз. Великолепный ювелирный алмаз чистейшей воды!

7

Кашен подошел к книжному шкафу и пошарил между книгами. Что-то щелкнуло, и целая полка отъехала в сторону, открывая небольшой потайной сейф.

— Оказывается, и в вашем доме есть парижские тайны! — засмеялся Анри.

— Почему же парижские? Африканские, — поправил Кашен и, набирая кодовую группу цифр, негромко продолжал. — Говорят, что наш век — это век атомной энергии и кибернетики. А я бы сказал, что наш век — это век тайн.

Кашен достал шкатулку из черного дерева и уложил в нее алмаз.

— Вот что нужно сделать с этим камешком прежде всего, — сказал он, укладывая шкатулку на прежнее место.

Анри фыркнул.

— Камешек! Разве так фамильярно говорят об алмазах? Алмаз! Это как-то облагораживает и настраивает на торжественный лад. Хочется встать и снять шляпу.

Геолог провел рукой по лицу и уже серьезно заметил:

— Месторождение алмазов в заречной саванне коренным образом меняет всю ситуацию. Теперь и речи быть не может о привлечении к ее исследованию посторонних людей. Если они пронюхают об алмазах, а они пронюхают обязательно, — от первозданной заречной саванны останется одно воспоминание. Уж я-то знаю, что такое алмазная лихорадка! Да и вообще, какой смысл отдавать заречные алмазы бизнесменам? Они и без того богаты, а мне личный счет в швейцарском банке, право же, не помешает.

Кашен смотрел на своего друга с легкой усмешкой.

— Вы любите деньги больше, чем это следует.

— Деньги легко презирать, когда они есть.

Кашен усмехнулся.

— Конечно, — поспешил уточнить Анри, — я много трачу. Но черт побери, имеет же право человек немного рассеяться после всех этих саванн, болот, леопардов и дьяволов! К тому же, — глубокомысленно добавил он, — я люблю не самые деньги, я люблю тратить их, а это далеко не одно и то же.

Продолжая улыбаться, Кашен дипломатично молчал, а Анри с еще большей горячностью продолжал:

— Я не собираюсь на деньги молиться. Но добыв еще два-три таких алмаза, я буду совершенно независим. Конечно, поход в заречную саванну — дело рискованное. Но ведь я охотник и искатель! Мне не раз приходилось рисковать жизнью по сущим пустякам, неужели же я спасую теперь, когда речь идет о богатстве, независимости и науке. И о науке, Жерар, не забывайте этого! К тому же я пойду не один, а вместе с М-Болой.

— А он согласится?

— Согласится, это я беру на себя. Однако на успех экспедиции можно будет рассчитывать только в том случае если она будет хорошо организована и снаряжена. В общем, — Анри выразительно посмотрел на Кашена, — нужны деньги, Жерар.

Кашен молчал, погруженный в раздумье. Анри, смотревший на него с некоторым удивлением, осторожно заговорил:

— Я понимаю, поход в заречную саванну — не беспроигрышная операция. Но рискнуть наличностью все же стоит. К тому же в залог у нас останется алмаз!

— Не говорите глупостей, — в голосе Кашена прозвучала досада, — неужели я похож на скупца? Все гораздо проще — у меня нет денег.

Анри присвистнул, на лице его появилось выражение сочувствия.

— Вы разорились, дружище?

Кашен промолчал.

— Не принимайте этого близко к сердцу, Жерар, — бодро сказал Анри после паузы, — кто от этого гарантирован? Только бедняк. К тому же не в деньгах счастье.

Сцепив на колене руки, Кашен внимательно смотрел на геолога.

— Я могу довериться вам, Анри?

— Конечно! Хотите я поклянусь? — Анри с готовностью поднял над головой правую руку.

— Вы верите клятвам?

— Нет, — сейчас же ответил Анри и засмеялся, впрочем, он тут же посерьезнел и добавил, присматриваясь к Кашену. — Можете спокойно мне довериться, Жерар.

Кашен кивнул головой и после некоторого колебания сказал:

— У меня никогда не было денег, Анри.

У геолога округлились глаза.

— Но я своими глазами видел ваш банковский счет!

— Это не мои деньги. Я всего лишь доверенное лицо некоей не вполне легальной организации.

Анри с откровенным изумлением разглядывал своего друга.

— Вот это сюрприз! И что же это за организация?

— Полагаю, вам лучше не знать об этом, Анри.

— Вам виднее, — с сомнением сказал геолог, — но если денег у вас нет, дело сильно осложняется.

— Нимало. Если вы не возражаете, я возьмусь реализовать алмаз, — невозмутимо проговорил Кашен.

Анри чуть не выронил пачку сигарет, которую вертел в руках.

— Вы? — только и смог выговорить он.

— Я.

— Но это невозможно! У компании здесь повсюду глаза и уши.

— Это возможно, Хотя некоторый риск, конечно, есть.

На лице Анри медленно проступила лукавая улыбка.

— Контрабанда? — спросил он, доверительно понизив голос.

— Вас это шокирует? — не глядя на геолога, спросил Кашен.

— Ну! Среди владельцев компании, которым я служу верой и правдой, есть такие типы, по сравнению с которыми контрабандисты — сущие агнцы. А потом должен признаться, что мне и раньше приходилось иметь дело с людьми этой профессии. Наряду с откровенными мошенниками, среди них попадаются вполне достойные люди.

Анри показалось, что Кашен сдерживает улыбку, но, видимо, лишь показалось, потому что Жерар вполне серьезно спросил:

— Помните, вы недоумевали, как я мог променять Париж на это захолустье?

— Не обращайте внимания на мою болтовню.

Не отвечая на его реплику, Кашен продолжал:

— Вы знаете, что во время войны я участвовал в движении сопротивления. Но я не рассказывал вам, что в сорок четвертом году наша группа провалилась. Нас уцелело всего трое, мы были на задании в другом городе. Я потерял тогда жену, брата, многих друзей. Мы поняли, что не обошлось без предательства и поклялись отомстить. Шло время… И вот в пятьдесят пятом году мы случайно наткнулись на след предателя. После недолгих поисков удалось найти его. Это был богатый человек, успевший пробиться в члены муниципалитета и делавший первые небезуспешные шаги в политической карьере. Мы долго решали, как нам поступить. Выяснилось, что нечего и думать о том, чтобы выдвинуть против предателя официальное обвинение. И тогда, — лицо Кашена посуровело, — мы решили вспомнить годы войны и вынесли ему смертный приговор. Мои товарищи по подполью были семейными людьми, а я одинок. Поэтому я и вызвался привести приговор в исполнение.

Кашен поморщился.

— Это был не человек, а червяк. Перед казнью он так вымаливал себе пощаду, что меня до сих пор тошнит при воспоминании об этом. Я пристрелил его и был вынужден скрыться.

Анри поднял руку.

— Ни слова больше, Жерар! Вы поступили так, как и должны были поступить.

Кашен жестом остановил его.

— Некоторое время я жил в Алжире, но полиция нащупала меня и там. Я стал откочевывать на юг все дальше и дальше, словно перелетная птица. Я бедствовал, мне приходилось тяжело, но ни секунды не сожалел о содеянном. И вот нашлись люди, которые помогли мне прочно и легально устроиться здесь. — Кашен улыбнулся: — Я принял их предложение, что оставалось делать?

— Жерар, — торжественно сказал Анри, — вверяю алмаз в ваши руки!

В глазах Кашена мелькнула лукавая искорка.

— Я вижу, возможные неприятности с полицией вас не пугают?

— Полиция, — Анри пренебрежительно махнул рукой, — разве это неприятность? Хорошей взяткой ей всегда можно заткнуть рот. Вот когда на вас несется раненый буйвол, а в стволе ружья последний патрон — вот это неприятность!

Кашен покачал головой.

— Вы недооцениваете полицию.

— А вы — буйволов!

Они встретились взглядами и дружно рассмеялись.

8

Алмаз из потайного сейфа исчез, а через несколько дней после этого Кашен выложил Анри чек на довольно крупную сумму.

С этого момента снаряжение заречной «научно-авантюрной» экспедиции, как ее шутливо называл Кашен, пошло быстрыми темпами. Анри купил новенький «лендровер», приобрел несколько лицензий на отстрел крупных животных и во всеуслышание объявил, что с опытным проводником-африканцем отправляется на охоту. Разумеется, это не вызвало никаких подозрений. Разве служащий солидной компании, джентльмен, не имеет права поохотиться в свое удовольствие?

Однако в ходе снаряжения экспедиции не раз возникали затруднения по весьма неожиданным поводам. Больше всего хлопот было с противогазами. Вопрос о них встал на повестку дня, когда на «военном совете» обсуждалась проблема колдовства дьяволов.

— Думаю, что это будет главной опасностью в заречной саванне, — сказал Кашен, — надо серьезно продумать возможные меры защиты, было бы легкомысленно надеяться только на корень мбуго.

— Послушайте, Жерар, а не взять ли мне несколько уроков по развеиванию чар у опытного колдуна?

Кашен не принял шутки.

— Не думаю, что колдовство обусловлено потусторонними силами. Скорее всего это некий дурманящий газ вроде эфира, но несравненно более эффективный.

— А почему вы думаете, что это газ, а не гипноз или телепатия? — продолжал сомневаться Анри.

Кашен пожал плечами.

— Не очень-то я верю в животный гипнотизм да еще в массовых масштабах, ну, а телепатия — это чистый блеф, созданный спекулянтами от науки. Припомните к тому же объяснение M-Болы: «Сегодня ветер с реки, а поэтому колдовство особенно сильное». Надеюсь, вы не станете утверждать, что эффективность телепатии зависит от силы и направления ветра?

— М-да, и вообще газ как-то приятнее всякой мистической чертовщины. — Геолог ненадолго задумался. — Ну, а если так, не стоит ли нам обзавестись противогазами?

— Отличная мысль!

— Но где достать их?

— Если не возражаете, я могу взять эту операцию на себя, — после некоторой паузы предложил Кашен.

Анри воззрился на него с удивлением и покачал головой:

— Как, и противогазы?

Кашен положил на его плечо свою сухую легкую руку.

— Я понимаю вас, Анри. У вас на языке куча вопросов. Потерпите. Придет время, и я сам посвящу вас в свои тайны.

— Так уж и быть, — согласился Анри, — потерплю. Какой бы я был охотник, если бы не умел терпеть?

Через три дня противогазы, четыре маски и целая куча съемных фильтров лежали на столе.

Знакомясь с заботливо приложенной инструкцией, Анри беззаботно болтал:

— А противогазы военного образца и изготовлены в Штатах. Последняя модель. Чудо-машины! Защищают даже от угарного газа и синильной кислоты. Ну, теперь я смело могу подергать заречное чудище за бороду.

Анри натянул маску и поднялся на ноги.

— Ну, как, Жерар? — голос его теперь звучал глухо и невнятно. — Надеюсь, мне к лицу? Жмет немного, но придется потерпеть, противогаз — не костюм, к портному не обратишься.

Анри подошел к зеркалу и несколько раз прошелся взад и вперед, оглядывая себя с ног до головы.

— Прелестно! И современно, и полностью скрывает возраст. Странно, что престарелые кокетки до сих пор не ввели их в моду.

Глядя на Анри и посмеиваясь, Кашен уверенно сказал:

— Не знаю как кокеткам, а M-Боле такое украшение вряд ли понравится.

Он не ошибся. К противным резиновым мордам, которые неведомо как появились в доме и говорить о которых было строжайше запрещено, M-Бола отнесся с суеверным испугом и физическим отвращением. Когда Анри в присутствии M-Болы впервые надел маску и, хищно расставив руки, зарычал, подражая льву, M-Бола с испугу запустил в него алюминиевой миской с остатками каши и кинулся бежать.

После многочисленных демонстраций, уговоров и угроз M-Бола согласился, наконец, надеть противогаз, но, не пробыв в маске и секунды, сдернул ее. С наслаждением вдыхая воздух полной грудью, M-Бола доверительно пояснил, что маска ужасно воняет и так душит его, что если бы он не снял ее, то обязательно бы умер. Примеры Анри и Кашена его нисколько не убеждали: противогаз сделан белыми людьми, естественно, что он относится к ним совершенно иначе, чем к африканцам. Анри ругался, уговаривал, грозил, сулил подарки — ничего не помогало.

Выход из положения нашел Кашен. Использовав старую горючую фотопленку, он задымил наглухо закрытую комнату так, что не было видно пальцев вытянутой руки. И втолкнул туда M-Болу. Через несколько мгновений, сотрясаясь от кашля, африканец пулей вылетел на свежий воздух и долго плевался, проклиная глупые шутки худого, как палка, белоголового человека. Когда М-Бола остыл, Кашен уговорил его надеть противогаз и снова войти в помещение. М-Бола задержался у самого порога, вглядываясь в непроницаемый желтовато-серый туман. Каждый его мускул был напряжен, каждое мгновение он был готов дать деру. С великой опаской он сделал первый вдох. Ничего! Уже смелее второй, третий, четвертый — ничего! Грудь M-Болы заработала, как меха. Он счастливо засмеялся, вошел в комнату, принялся ходить по ней, размахивать руками, прыгать и вообще вел себя совсем, как малый ребенок. Потом вдруг остановился, в глазах его затеплилось подозрение. Осторожно оттянув край резиновой маски, он потихоньку потянул в себя задымленный воздух, закашлялся, потерял в серо-желтом тумане всякую ориентировку и, как гигантская птица, бился вслепую о стены до тех пор, пока случайно не выскочил через дверь наружу.

М-Бола был потрясен могуществом с виду такой противной резиновой морды. Он разглядывал и разглаживал каждую складочку маски и даже разговаривал с ней на родном племенном языке. Кашену стало жаль этого могучего, доброго и по своему мудрого человека. Он решил просветить M-Болу и прочитал ему о противогазе целую лекцию, а в заключение, отвернув от маски коробку с фильтром, продемонстрировал, что вся соль именно в коробке, а не в маске. Африканец выслушал все эти объяснения с недовольным и сумрачным видом. Решив, что М-Бола ничего не понял, Кашен махнул на него рукой — пусть забавляется маской в свое удовольствие. Однако очень скоро он убедился, что Анри не зря прочил M-Боле кафедру в Сорбонне. В укромном уголке сада Кашен случайно обнаружил M-Болу за весьма любопытным занятием: вскрыв консервным ножом коробку — фильтр противогаза, африканец, гримасничая от отвращения, пробовал на вкус активированный уголь, плевался и недоуменно почесывал затылок. Тем не менее М-Бола так уверовал в могущество противогаза, что уговорить его участвовать в заречной экспедиции не составило никакого труда.

Чтобы не привлекать внимания, «лендровер» стартовал ранним утром. На востоке только-только начало светлеть небо. На его фоне стояли неподвижные, словно отлитые из черного металла пальмы, а над ними дрожал и трепетал, точно живой, огонек Венеры. Нарушая сонную тишину улицы, мурлыкал мотор «лендровера», готового тронуться в путь. Анри стоял, опираясь на капот машины. В кабине, высунув голову из окна и жадно глядя вперед, сидел М-Бола — он уже весь был там, в родной саванне.

— Будьте благоразумны, не рискуйте понапрасну, — Кашен протянул геологу руку. — Желаю удачи, Анри.

Анри крепко пожал руку друга и, одним прыжком заняв место в кабине, хлопнул дверцей.

9

Они добирались до заречной саванны почти месяц. Мешали заболоченные речки, бездорожье, галерейные леса. Чтобы провести «лендровер», пришлось сделать огромный крюк. Выручало лишь блестящее знание местности М-Болой и его могучие мышцы, когда, несмотря на все старания Анри, «лендровер» все-таки застревал, и приходилось пускать в дело лопату и топор. Анри только качал головой и говорил, что нисколько не удивляется тому, что дьяволы до сих пор не известны европейцам.

Добравшись до реки дьяволов, они разбили лагерь, а потом провели три беспокойных тревожных ночи, ожидая «колдовства». Еще при разработке экспедиции было решено, что вылазку в заречную саванну целесообразнее всего провести сразу же после «газовой атаки», потому что маловероятно, чтобы запасы дурманящего газа пополнялись быстро. И вот минувшей ночью М-Бола разбудил Анри и возбужденным шепотом сообщил, что колдовство началось и что через реку перешел огромный старый слон — одиночка. На рассвете Анри и М-Бола со всем необходимым снаряжением были уже у брода через реку дьяволов.

Убедившись, что на том берегу нет ничего подозрительного, Анри и М-Бола спустились к самой воде. Африканец тщательно изучил следы и подтвердил, что очень большой слон нерешительно приблизился к берегу, долго топтался на одном месте, а потом все-таки перешел реку и углубился в заречную саванну. Обратных следов не было. Анри еще раз внимательно осмотрелся и, на всякий случай подняв винчестер над головой, вошел в тепловатую воду. Брод был удобным — дно песчаное, вода едва достигала колен. Переправившись, пошли по следу слона в глубь саванны. М-Бола впереди, Анри на два шага сзади. Проводник шел с величайшей осторожностью, как он ходил по следу раненого буйвола. Хотя Анри и храбрился, сердце его билось тревожно. Он расстегнул кобуру кольта и держал винчестер наготове.

Хорошо нахоженная звериная тропа, слегка извиваясь, тянулась через высокую траву. Время от времени М-Бола останавливался и принюхивался, раздувая крылья широкого плоского носа. Иногда доставал из-за пояса гриб-дождевик и встряхивал его, чтобы по следу спор определить тончайшее движение воздуха. Но стоял полный штиль, и дымный след тянулся к земле вертикально, точно струйка воды в замедленной съемке. Так они прошли метров триста. Справа и слева от тропы стали появляться мощные баобабы. Их раскидистые ветви простирались над самыми головами охотников. М-Бола шел все медленнее — и наконец остановился.

— Дьяволы близко, — шепнул он, когда Анри приблизился к нему вплотную.

Анри до боли в глазах всматривался вперед, но, кроме серой травы, ничего не видел.

— Я слышу их запах, бвана, — пояснил М-Бола.

Анри стиснул зубы. Может быть, М-Бола просто трусит?

— Вперед! — приказал он.

Тропа вильнула влево, вправо и выбежала на поляну. На дальнем краю ее рос исполинский баобаб, а неподалеку от центра темнела большая продолговатая яма, на краю которой лежали большие свежие кости, сложенные аккуратным штабелем.

— Слон, бвана, — шевельнул губами африканец.

Анри не сразу понял, о чем говорит М-Бола, а когда сообразил, то внутренне вздрогнул: аккуратный штабель костей — это было все, что осталось от гиганта-слона. Разглядывая этот страшный и странный штабель, Анри заметил, что дно большой ямы было сплошь утыкано кольями, многие из которых запачканы кровью и грязью.

Удивительная догадка мелькнула в сознании Анри, точно молния. В заречной саванне нет никакого могучего хищника-исполина! Здесь властвует другой, неизмеримо более могучий владыка — разум. Крохотные разумные существа, люди ростом с зайца, микропигмеи! Да, это не вонючая рептилия и не крысоподобные мусорщики. Это новая, дотоле неведомая человеческая раса. Да, но как же рисунок M-Болы? А, чепуха! Эта вот западня говорит в сто раз больше любого рисунка. Рисунка, который по памяти сделан неграмотным африканцем. Но даже на этом, очевидно, сильно искаженном суеверием и страхом рисунке сохранился внешний признак разума — рука! Что же касается необычного вида микропигмея, то ведь и в жизни нередко встречаются люди, похожие то на бульдогов, то на крыс, то на львов. А может быть даже, микропигмеи — не раса, а особый вид или род приматов, отпочковавшийся от основной ветви антропоидов многие миллионы лет тому назад. Может быть, предки микропигмеев не настоящие обезьяны, а лемуры!

Анри почувствовал легкое прикосновение к своему плечу и обернулся.

— Дьявол, бвана, — шепнул проводник.

Сердце Анри прыгнуло и отчаянно заколотилось.

— Где?

— Близко, в траве. Он мертвый, бвана.

Надо было обладать поистине рентгеновским зрением африканца, чтобы разглядеть что-то в самой гуще зарослей. Только проследив за его взглядом, Анри увидел желто-серую шерсть какого-то существа. Шерсть и разум? А почему бы, собственно, и нет? Почему разумные должны быть непременно голокожими?

Сделав несколько осторожных шагов, Анри подошел к лежавшему микропигмею вплотную. Он лежал лицом вниз и был маленьким, величиной с крупного зайца. Маленьким и совсем нестрашным. Крохотными ручонками он прикрывал себе голову, и в этом чисто человеческом жесте было нечто, трогавшее сердце. Осмотрев микропигмея сверху, Анри опустился на колени и положил руку на его шелковистую шерсть. Да, это была именно шерсть, а не волосы. Микропигмей успел окоченеть. У него был переломлен спинной хребет. Наверное, это сделал слон. Анри перевернул микропигмея на спину.

Перевернул и не сдержал удивленного возгласа, заставив тем самым вздрогнуть и M-Болу. Это был не пигмей Анри Бланшара и даже не примат особого рода. Просто зверек. Необыкновенный зверек, но не более того. Он удивительно напоминал рисунок, сделанный в свое время М-Болой на листке блокнотной бумаги, рисунок мартышки с головой крысы и глазами лемура. У дьявола был плоский череп, в котором никак не мог разместиться мыслящий мозг, мощные резцы, торчащие из приоткрытого рта, и большие уши. Впрочем, уши ли? Это же рога! Длинные гибкие рога! М-Бола не врал, дьявол и впрямь оказался рогатым. Поистине фантастический зверь туловище обезьяны, морда крысы, глаза лемура и рога!

— М-Бола, это дьявол? — спросил Анри, поднимая зверька с земли.

— Дьявол, бвана, — дрогнувшим голосом ответил африканец.

— Но ведь он совсем не страшный! Совсем крыса, только большая и глазастая!

М-Бола молчал, задумчиво глядя на зверька.

— Разве у крыс есть руки? Разве крысы строят ловушки? Разве крысы убивают слонов? — наконец спросил он тихонько.

Анри бережно опустил зверька на траву. Это могучий истребитель слонов? Боже, какая чепуха! Взгляд Анри задержался на ручонке дьявола, которая была откинута в сторону и лежала ладошкой вверх. Она имела пять пальцев, причем этот пятый палец четко противополагался остальным. Такой рукой можно держать копье и топор, такой рукой можно построить западню, затесать и поставить кол. Что из того, что рука маленькая? Это была рука разумного существа. Но череп, морда! Мозга у этой зверюшки не больше чем у курицы.

Чем дольше Анри смотрел на крысиную мордочку дьявола, рядом с которой лежала ловкая и сильная ручонка, тем неуютнее и тревожнее становилось ему в травяных зарослях заречной саванны. Анри интуитивно чувствовал, что столкнулся с каким-то запутанным и таинственным явлением природы. Робкие, туманные, еще не оформившиеся мысли бродили у него в голове. Может быть, здесь, в заречной саванне, обитает сложное содружество разумных и неразумных? Заставил же древний человек служить себе диких животных! Да и как служить! Стоит лишь вспомнить о собаке. Она служит не из-под палки, не только за подачку. Нет, она служит человеку самозабвенно, находя в этом служении весь смысл своей собачьей жизни!

А если бы в начале совместного пути человек стоял чуть ниже на ступени разума, а собака как животное чуть выше, — не могли бы они соорганизоваться в еще более тесный, нерасторжимый союз? В такой союз, что не сразу и разберешь, где раб, а где господин. Почему бы не представить на месте собаки такого вот зверька, что лежит сейчас перед ним. Имея в своем распоряжении универсальное орудие труда — руку, такой слуга мог бы не только охранять человека и охотиться вместе с ним, но и выполнять множество домашних и полевых работ. Такой союз мог бы стать обоюдно счастливым. А не мог бы такой союз затормозить эволюцию, привести к измельчению и деградации симбиозирующих видов? Вот к такой ловкой ладошке и плоской голове с крысиной мордой?

Анри сбил шляпу на затылок и провел рукой по лбу, точно прогоняя ненужные мысли. Потом поднял глаза на проводника.

— Все спокойно, М-Бола?

— Да, бвана.

— Дай рюкзак.

М-Бола снял с плеч рюкзак и опустил его на траву. Анри отстегнул наружный карман, достал заранее приготовленный пузырек с формалином, шприц и сделал несколько инъекций по всему телу дьявола, чтобы предотвратить его разложение. Потом тщательно завернул зверька в тряпку, которую М-Бола пропитал консерватором, и уложил дьявола в рюкзак. Выпрямившись, Анри протянул рюкзак африканцу. М-Бола отшатнулся.

— Он же мертвый, М-Бола, — ободрил его Анри.

М-Бола вздохнул, всем своим видом показывая, что Анри ничего не понимает в таком тонком и сложном вопросе. Рюкзак он принял с опаской и не сразу решился надеть на плечи. Когда эта деликатная операция была наконец выполнена, Анри весело сказал:

— А теперь — в лагерь!

Широкая улыбка осветила черное лицо М-Болы. Он не заставил просить себя дважды, а повернулся и быстро зашагал по той же звериной тропе обратно к реке. Это было ошибкой. На охоте нельзя бурно радоваться и спешить. Если бы М-Бола шел немного медленнее и не был так возбужден, он наверняка заметил бы опасность…

Когда охотники вошли в тень кроны баобаба, с нависавшей над тропой ветви на M-Болу вдруг дождем посыпались какие-то светло-желтые шары, величиной с хороший арбуз каждый. От неожиданности африканец зашатался, едва удерживаясь на ногах. Анри не успел ни удивиться, ни испугаться, потому что на его голову и плечи тоже ринулся водопад каких-то упругих пушистых тел. Не удержавшись на ногах, геолог упал на колени и совсем рядом увидел крысиную мордочку дьявола. Оскалив резцы, зверек тянулся к его сонной артерии, но ему мешала спина его же собственного собрата. Анри схватил дьявола прямо за морду, отодрал его от себя и отшвырнул далеко в сторону.

— Беги, бвана! — крикнул африканец.

Он изгибался всем телом, размахивал руками и ногами, и дьяволы разлетались от него во все стороны. Укусы зверьков привели Анри в себя. От ужаса и брезгливости геолог впал в бешенство. Со всего размаха, плашмя он бросился на землю и покатился по ней, слыша хруст костей, писк и предсмертные хрипы раздавливаемых зверьков. Вскочив затем на ноги и подражая М-Бола, он начал остервенело стряхивать с себя эту живую нечисть.

— Беги, бвана! — исступленно кричал М-Бола.



Анри оторвал от себя последнего дьявола швырнул его на землю и кинулся к винчестеру, который выпал из его руки при внезапной атаке дьяволов. И, только поднимая оружие, Анри понял, почему так отчаянно кричал М-Бола. Не очень быстро, но со стихийной слепой неумолимостью к ним катилась живая волна дьяволов. Их было тысячи и тысячи! Шуршала трава, слышались писки, вздохи и мягкий топот множества маленьких лап. Это было живое, не знающее преград море!

Расширенными глазами глядя на приближающихся дьяволов, Анри на мгновенье оцепенел, а потом вскинул винчестер к плечу и выстрелил раз, другой, третий! Но ни грохот выстрелов, ни вспышки пламени, ни опустошения, которые вызвали в их рядах пули, не произвели на дьяволов ни малейшего впечатления. С таким же успехом Анри мог стрелять в катившийся на него лавовый поток. Сильная рука схватила Анри за плечо. Рядом с собой геолог увидел потное, в кровавых ссадинах искаженное лицо М-Болы.

— Беги, бвана!

Другой поток дьяволов, обойдя стороной, катился к тропинке, грозя отрезать им путь к реке. Ужас овладел Анри. Он крикнул что-то непонятное и, не чувствуя ног, помчался вперед. Дьяволы уже выкатывались на тропу. Сзади ахнуло слоновое ружье М-Болы. Мощный заряд дроби, которым был заряжен один ствол ружья, ударил в ряды зверьков, превращая их в кровавое месиво. Анри поскользнулся и чуть не упал.

— А-а! — яростно закричал сзади М-Бола, и слоновое ружье тяжело ахнуло еще раз.

И Анри показалось, что живая лавина дьяволов вдруг замерла, застыла на месте, словно окаменела.

10

М-Бола решил, что Анри сошел с ума, такие нелепые шутки он начал выкидывать одну за другой. Самое странное, что это началось отнюдь не сразу после того, как им чудом удалось вырваться из лап дьяволов. Нет, сначала Анри вел себя разумно, он лежал в гамаке, пил пиво, не забывал угостить M-Болу и думал. Пролежав так полдня, он подозвал M-Болу и спросил:

— М-Бола, мне показалось, что после того, как ты второй раз выстрелил из ружья, все дьяволы замерли на месте. Так ли это?

Африканец со вздохом покачал головой.

— Не помню, бвана. Я сильно испугался.

Анри фыркнул.

— Но ты не забыл подцепить на бегу еще одного дьявола!

— Он был мертвый, бвана, — доверительно пояснил М-Бола, — а ты говорил, что мертвых дьяволов можно трогать. И потом ты мне обещал за каждого дьявола двадцать пять фунтов!

Анри хмыкнул и знаком приказал M-Боле удалиться. А еще через час геолог принялся за свои шутки, которые сначала удивили, а потом перепугали М-Болу.

Сначала Анри с помощью M-Болы снял с «лендровера» глушители и стал ездить по берегу реки взад и вперед, оглашая окрестности страшным шумом и треском. Затем он приказал M-Боле достать слоновое ружье и принялся охотиться на мелких болотных птичек, которые в изобилии водились в пойме реки. Попасть из такого тяжелого ружья в маленькую птичку было трудно. Но Анри был хорошим стрелком и попадал довольно часто. Только от этого все равно не было никакого толка. Тяжелая пуля, бросавшая на задние ноги слона, идущего в атаку, разносила болотных птичек буквально в пыль. Когда М-Бола осторожно посоветовал ему взять легкое ружье, Анри захохотал и сказал, что от этого ружья слишком мало шума. М-Бола не решился возражать против такой очевидной глупости, но с этого момента не спускал с Анри глаз. Удивление M-Болы достигло предела, когда Анри, оставив ружье, достал из «лендровера» какую-то трубу, это был мегафон, и принялся невыносимо громко орать через него очень складные, но абсолютно бессмысленные речи. Вряд ли бы М-Бола успокоился, если бы узнал, что Анри на память читает стихи Гюго и Беранже, которыми увлекался в юности. Наконец Анри утомился и прилег отдохнуть, а М-Бола облегченно вздохнул.

Во время ужина Анри казался совершенно здравомыслящим человеком. Он не кричал непонятные слова, не пытался стрелять из ружья в жуков, которые наползли на свет костра, ел, как обычно, яичницу с сыром и шутил. А потом на него снова накатило.

Анри достал странный пистолет, ствол которого был толще, чем у слонового ружья, переломил его пополам и зарядил огромным патроном. Все это М-Бола еще терпел, но когда Анри вознамерился стрелять, испуганный М-Бола бросился к нему и попытался отобрать пистолет. Проводник решил, что отдача такого огромного патрона наверняка вырвет пистолет из рук, а может быть, и разорвет его на куски. Но Анри шутливо потрепал M-Болу по плечу и сказал, что устроит фейерверк. М-Бола на всякий случай отошел подальше, а Анри, чего только не приходит в голову белым людям, прицелился в самую яркую звезду на небе и выстрелил!

Звук выстрела был совсем не такой громкий, как ожидал М-Бола, в небо взмыл желтенький огонек. Словно быстро уставая, он бежал все медленнее-медленнее, и M-Боле стало ясно, что до звезды ему не добраться. А когда огонек совсем было собрался остановиться, он вдруг вспыхнул и распался на три ярких цветных огня: зеленый, красный и белый. Саванна осветилась сказочным разноцветным светом, стала совсем другой, не похожей на самое себя. Это было так красиво, что М-Бола, позабыв свои страхи, попросил разрешения выстрелить из этого волшебного пистолета. Анри дал ему пистолет и целых пять патронов к нему. И все пять патронов М-Бола выпустил в звездное небо, всякий раз млея от восторга.

М-Бола не подозревал, что Анри проводит в жизнь сложный, детально разработанный план. Когда задыхающиеся от усталости охотники вернулись из заречной саванны, первым желанием Анри было свернуть лагерь и убраться отсюда подальше. Но сначала нужно было хоть немного передохнуть. А во время отдыха, когда нервы пришли в порядок, у Анри появились и другие мысли. К чему спешить? М-Бола утверждает, что дьяволы никогда не переходят реку, а все, что он сообщал о дьяволах, до сих пор подтверждалось. В лагере они в безопасности. Конечно, можно было и уходить, задача экспедиции частично решена — на «лендровере» лежат два отлично сохранившихся экземпляра дьяволов. Но у Анри из головы не шли алмазы и ловчая яма, дно которой утыкано кольями. Ясно, что крысоподобные дьяволы, эти маленькие примитивные зверюшки, сами по себе не в состоянии сделать что-либо подобное. Следовательно, вместе с дьяволами в заречной саванне живет какое-то разумное племя. Скорее всего члены его слабы и малы ростом. Разве великаны стали бы сотрудничать с мартышками! В общем, в заречной саванне живут и микропигмеи. Именно они и являются ее подлинными хозяевами, а армия дьяволов, как стая преданных собак, охраняет их, помогает им охотиться и трудиться. В пользу этого свидетельствовало и странное поведение лавины дьяволов после второго выстрела M-Болы. Живой лавовый поток словно оцепенел! Что это было? Испуг? Сомнительно! Боязнь, страх — совершенно не свойственны громадным стаям организмов, будь то муравьи, саранча, белки или крысы. Организовавшись в крупную стаю, животные словно теряют инстинкт самосохранения, принося его в жертву своему сообществу. Они лезут и в огонь, и в воду, не обращая ни малейшего внимания на массовую гибель себе подобных! Нет, оцепенение дьяволов было похоже не на испуг, а на беспрекословное повиновение чьей-то неслышной для людей команде. Почему же прозвучала эта команда? Да потому, что разумные владыки заречной саванны были поражены мощью огнестрельного оружия, с которым, по-видимому, до того времени были незнакомы. И, конечно, особенное впечатление на них произвели опустошительные выстрелы из тяжелого слонового ружья. А если так, то почему бы не попытаться вступить с микропигмеями в прямой контакт?! Насколько тогда проще будет изучать заречную саванну! Насколько проще будет раздобыть несколько крупных алмазов, а попутно узнать, где находится их основное месторождение. Для этого надо заинтересовать обитателей заречной саванны, сыграть на одном из основных качеств разума — на любознательности!

В самом деле, какое жадное любопытство проявляет человек ко всяким тайнам, загадкам и чудесам! Сколько жизней отдано, чтобы разгадать их и вырвать у природы. Мореходы, авиаторы, космонавты, покорители глубин и горных вершин, эпидемиологи — нет конца перечню отважных! Да разве сам Анри не рисковал жизнью, отправляясь в логово дьяволов? Обитатели заречной саванны не могут составлять исключения из общего правила. Если они разумны и если их по-настоящему заинтересовать, они сами выйдут из глубин саванны к реке и начнут искать встреч с таинственными и могучими пришельцами. Первый шаг в этом направлении уже сделан, остается умно довести дело до конца.

Три дня на берегу реки дьяволов оглушительно трещал мотор «лендровера», ахали ружейные выстрелы, орал мегафон и взлетали в небо ракеты. И все безрезультатно. Заречная саванна, находившаяся под пристальным наблюдением охотников, была пустынной и молчаливой. На четвертый день обнаружилось, что вышли запасы свежего мяса. Анри нездоровилось. Он отправил M-Болу на охоту, наказав обязательно вернуться до темноты, растворил в стакане виски несколько таблеток хинина, залпом выпил это отвратительное пойло и прилег на гамак, прислонив к дереву возле своего изголовья заряженный винчестер. В голове зашумело, по телу разлилась приятная теплота и слабость. Анри задремал.

Проснулся он от того, что совсем рядом сухо ударил выстрел. Анри не вскочил на ноги, как это сделал бы на его месте новичок, а мягко выскользнул из гамака на землю и протянул руку, чтобы взять винчестер. Рука натолкнулась на пустоту. Анри повернул голову и похолодел — винчестера не было! Тогда он сунул руку в задний карман брюк, выхватил браунинг, с которым никогда не расставался, и, передернув кожух, загнал в ствол патрон. Пока руки автоматически выполняли эти действия, Анри, стараясь не поднимать высоко голову, осмотрелся. Никого. Тихо. Только жесткая трава сухо шуршала под ветром. Прикрываясь стволом дерева и держа браунинг наготове, Анри привстал на колени и увидел свой винчестер. Он лежал недалеко, всего в нескольких шагах от дерева. Присмотревшись, Анри понял, что винчестер не положили, а бросили на землю как попало — ствол винтовки был забит землей.

Анри прилег на траву, устроился поудобнее так, чтобы видеть винчестер, и стал ждать. Он знал, что в таких случаях нет ничего опаснее спешки и опрометчивых поступков. Если стрелявший человек испугался и убежал — прекрасно. Если он прячется где-то неподалеку, надо подождать — рано или поздно он себя выдаст. Анри — стреляный воробей, терпенья у него хватит, к тому же, услышав выстрелы, скоро должен вернуться М-Бола. Секунды ожидания тягуче тянулись одна за другой, а вокруг по-прежнему царила тишина. Сон освежил Анри, он чувствовал себя гораздо бодрее, хотя после выпитого виски голова была не совсем свежей. Вспотела рука, Анри вытер ее о рукав рубашки и снова обхватил шершавую рукоятку браунинга.

Однако же странный гость посетил лагерь! Если он приходил со злым умыслом, что мешало ему исполнить задуманное, пока Анри спал? А если он не имел в виду ничего дурного, непонятно, зачем он стрелял и почему спрятался. Хотя спросонья немудрено и ошибиться, но Анри был почти уверен, что стреляли из его же собственного винчестера. Он хорошо знал негромкий сухой хлопок его выстрела, Наверное, незваный гость был плохо знаком с огнестрельным оружием. Рассматривая винчестер, случайно выстрелил, с перепугу бросил и убежал.

Вдруг кровь бросилась в голову Анри, он задохнулся от неожиданной догадки, Разумные владыки заречной саванны, микропигмеи — вот кто побывал у него в гостях!

Спокойно, Анри, спокойно. Наступил тот самый решающий момент, ради которого и был затеян весь этот спектакль на берегу реки. Микропигмеи где-то рядом. Они пришли не для расправы, они могли легко прикончить Анри, пока он спал, Их привела любознательность! Они искали и нашли то, что более всего поразило их воображение — ружье, которое извергает громы и молнии и сеет смерть. Случайный выстрел во время осмотра — и микропигмеи попрятались. Теперь они прячутся потому, что проснулся он, Анри. Они не могут его не бояться. А Анри затаился потому, что боится микропигмеев. Если события и дальше будут развиваться в таком же духе, если ни одна из сторон не преодолеет робость, микропигмеи уйдут за реку в свои владения и все придется начинать сначала. Нет, такой случай упускать нельзя. Надо брать инициативу на себя, Что и говорить, страшновато. Черт его знает, что придет в голову хозяевам заречной саванны! А уж если они справляются со слоном, то наверняка справятся с человеком, в руках которого не порядочное ружье, а какой-то паршивый браунинг. И все же надо рискнуть, зачем иначе было все затевать.

Чуть помедлив, как перед прыжком в холодную воду, Анри неторопливо поднялся на ноги и постоял, держа браунинг наготове, Каждой клеточкой тела, ставшего вдруг таким большим и неуклюжим, он ощущал свою беззащитность. На лице его выступила испарина. Главное, не делать резких движений и не суетиться. Часто хищник кидается на человека лишь потому, что тот делает непроизвольное угрожающее движение или бросается бежать. Итак, спокойствие.

Стараясь двигаться спокойно, как на прогулке, Анри сделал несколько шагов вперед, нагнулся и поднял винчестер. Оглядевшись и не заметив никаких перемен, Анри передернул затвор и выбросил стреляную гильзу. Значит он не ошибся, выстрел был произведен именно из этого ружья. Мизинцем удалив из ствола землю, ее набилось совсем немного, Анри дослал затвор вперед и вогнал в ствол новый патрон. Теперь в его руках было настоящее оружие, не чета браунингу. Чувствуя себя гораздо увереннее, Анри взял приклад под мышку, положил ствол на согнутую левую руку и осмотрелся.

Прямо перед ним всего в двух шагах стоял дьявол.

11

Это был не микропигмей, не примат, не разумное существо, а именно дьявол. Зверек с туловищем мартышки, мордочкой крысы, рогами, которые топорщились на его темени буквой «V», и большими умными глазами, которые внимательно и серьезно смотрели на Анри. Это сочетание звериного обличья со странной мудростью глаз было особенно поразительным. Анри растерянно смотрел на необыкновенного зверька — не он же в конце концов стрелял из винчестера. Потом ему пришло в голову, что микропигмеи могли выслать дьявола на разведку подобно тому, как люди посылают на зверя собаку. Палец Анри невольно лег на спусковой крючок, главное, не дать застать себя врасплох. Однако ж надо что-то делать! Что? Может быть, заговорить, показать, что он тоже разумное существо, наделенное членораздельной речью?

Анри заставил себя улыбнуться и, рассчитывая на невидимых хозяев дьявола, спросил со светской непринужденностью:

— Ну, как ты чувствуешь себя, дружище?

При первых же звуках голоса Анри рога дьявола шевельнулись, хотя тело осталось неподвижным. Огромные глаза смотрели с прежним вниманием.

— Наверное, ты не понимаешь по-французски, — с прежней непринужденностью продолжал Анри, — попробуем суахили. Как поживаешь, друг?

Не спуская с Анри внимательного взгляда, дьявол сделал несколько шажков вперед и потянулся своей удивительной лапкой-рукой к винчестеру. Колоссальным усилием воли Анри заставил себя сохранить неподвижность, палец так и тянулся за спусковой крючок! Но дьявол не сделал ничего плохого, он лишь легонько прикоснулся к опущенному стволу винчестера.

— Что это? — прошелестел хрипловатый голос.

Анри чуть не выронил винчестер.

— Ты умеешь говорить, — пролепетал он.

Не отвечая на вопрос, дьявол с видимым усилием повторил:

— Что? — и снова коснулся лапой-рукой ствола винчестера.

Этот хрипловатый, шелестящий голос походил на громкий шепот человека. Мысли Анри пошли колесом, Он был готов к чему угодно: к газовой атаке, фейерверку маленьких стрел из высокой травы, к отчаянному нападению маленьких зверюшек, но только не к тому, что существо с мордочкой крысы заговорит! Может быть, он слышит не настоящую речь, а звукоподражание, которое сродни болтовне попугая? Что же делать? Отвечать? Этой крысе? Боже, какая чушь! Разве этот зверек способен что-нибудь понять? И все-таки Анри, похлопав ладонью по ложу винчестера, ответил, как во сне:

— Это ружье. Им убивают. Всех убивают — зверей, птиц, рыб.

Дьявол выслушал его ответ, переводя свои большущие глаза то на самого Анри, то на винчестер.

— Как? — прошелестел короткий вопрос.

Наверное, Анри все еще лежит в гамаке и спит. А может быть, бредит? Его ведь лихорадило последние дни. Но, в конце концов, какая разница? Сон, бред, действительность — не все ли равно? Его просят объяснить, как действует ружье. Пожалуйста! Почему бы и не объяснить, если зверек такой любознательный! Анри покосился на дьявола — какие мудрые глаза и какая звериная морда. Фантасмагория!

Анри неплохо знал суахили, но совсем не в области химии взрывчатых веществ и внутренней баллистики. Он вздохнул, представил себя среди детей дошкольного возраста и принялся за объяснение. Ему приходилось туго, слов явно не хватало. Анри жестикулировал, гримасничал, строил замысловатые комбинации из пальцев. Закончив свою чудовищную лекцию, он перевел дух, опустился на корточки, передернул затвор, поймал нестреляный патрон и принялся показывать все то, о чем он только что рассказывал. Дьявол следил за всеми манипуляциями Анри, изредка помаргивая своими большими глазами. От этого близкого соседства у Анри то и дело пробегал по спине холодок. Снова загнав патрон в ствол, Анри выпрямился, прицелился в одинокую ветку дерева, точным выстрелом сбил ее и опустил винчестер к ноге. Как это ни странно, но объяснения и демонстрация в известной мере успокоили его.

— Ты понял что-нибудь? — спросил он зверюшку и невольно усмехнулся нелепости происходящего.

— Убей, — прошелестел дьявол, показывая своей лапой-рукой на винчестер.

Анри пожал плечами. Просьба была логичной, но кого здесь пристрелишь, когда вся дичь распугана трехдневным шумом. Он огляделся в поисках подходящей мишени, и сердце его дрогнуло: вокруг, выглядывая из высокой травы, стояли десятки, если не сотни дьяволов. Анри был в окружении, но терять теперь было нечего, надо играть свою роль до конца. Он повел рукой вокруг себя.

— Некого убить!

Дьявол положил лапу-руку себе на грудь. Секунду Анри смотрел на него, ничего не понимая, потом у него мелькнула догадка, показавшаяся ему совершенно невероятной.

— Убить тебя? — Анри показал на дьявола пальцем.

Что-то похожее на веселую искорку мелькнуло в огромных загадочных глазах. Дьявол снова настойчиво положил лапу-руку себе на грудь.

— Убей, — прошелестел голос.

Пораженный Анри никак не мог оторвать взгляда от внимательных глаз, в которых еще мерцали искорки, похожие на юмор. «Может быть, его нельзя убить? — с невольным страхом подумал Анри. — Э, да черт с ним, сейчас все выясню!» Он вскинул винчестер и прицелился прямо в плоский череп зверька. Тот стоял перед дулом совершенно прямо, столбиком на манер суслика, не выказывая ни малейшего признака страха. А в глазах его теперь светилось любопытство, это Анри видел совершенно отчетливо!

— Сейчас ты умрешь, — предупредил Анри.

Глаза стали еще более любопытными. Анри сморщился, плавно потянул спусковой крючок, потом резко вздернул ствол винчестера вверх и опустил оружие к ноге.

— Не могу! — резко сказал он.

Ну, в самом деле, как стрелять в эти понимающие глаза?

— Почему? — трудно прошуршал голос.

Что ему скажешь, этому оборотню, не боящемуся смерти? Анри снова и снова оглядывал дьявола с головы до ног, стараясь найти хотя бы намек на разгадку его чудовищного поведения. И вдруг стал свидетелем удивительной метаморфозы. Свет разума в глазах дьявола мгновенно померк, как будто кто-то выключил в его мозгу чудесную интеллектуальную лампочку. Глаза его помутнели и приобрели холодно-бессмысленное выражение, которое можно уловить в глазах тигров, лениво возлегающих в клетках зоопарков. Изменилось не только выражение глаз, изменился весь облик дьявола. Он опустился на четвереньки и каким-то обезьяньим движением принялся почесывать себе бок. Так прошло несколько десятков секунд. Анри, взиравший на чудо-зверька с изумлением, попробовал заговорить с ним, но дьявол никак не реагировал на его речь, не спуская, однако, с него своего бессмысленного звериного взгляда. И опять вдруг, в какое-то мгновение, произошла метаморфоза: дьявол поднялся на задние лапы, чутко шевельнул рогами, глаза его посветлели и осмысленно глянули на Анри.

— Я пришел, — прошелестел голос.

Пришел? Откуда пришел? Да разве он уходил? Анри своими глазами видел, как дьявол ползал тут и почесывался!

— Дай, — сказал дьявол, протягивая лапу-руку к винчестеру.

Анри невольно плотнее обхватил ложе винтовки.

— Дай, — настойчиво повторил дьявол.

Он не требовал, а именно просил, это Анри понял очень хорошо! И тут новая идея озарила его. Черт возьми, винчестер надо отдать! Отдать, а взамен попросить алмаз! Происходит именно то, о чем Анри мечтал — торговый обмен с обитателями заречной саванны. Анри поспешно присел на корточки и, не выпуская винчестера, достал из кармана бумажник, а из него небольшой алмазик, который он использовал в качестве образца, когда приходилось расспрашивать африканцев. Положив камешек на ладонь, он протянул его дьяволу.

— Дай мне такой камень. Но большой, очень большой! И тогда бери ружье.

Ему пришлось повторить это много раз и на разные лады, пока дьявол наконец понял его. Протянув свою лапу-руку, дьявол осторожно взял образец, даже не прикоснувшись к ладони Анри, внимательно осмотрел его, понюхал, полизал, попробовал укусить, а потом, ловко обхватив пальчиками, чиркнул им по ногтю. Проделав эти операции, дьявол осторожно вернул алмаз Анри и снова стал столбиком, как суслик.

— Ну, есть у тебя такие камни? — нетерпеливо спросил Анри.

— Да, — прошелестел голос.

— Так неси их!

— Да.

— Что да? Где они?

И тут Анри заметил, как из травы выскочил другой дьявол, точная копия первого, только ростом побольше, и протянул Анри крупный камень, величиною с абрикос. Большие глаза спокойно взглянули на Анри.

— Бери, — прошелестел голос.

Анри покосился на первого дьявола. Тот стоял на четвереньках и почесывался. Но сейчас Анри было не до сопоставлений. Дрожащей рукой он взял камень, убедился, что это алмаз и торопливо бросил:

— Бери ружье!

И снова принялся рассматривать алмаз. Его била профессиональная лихорадка. Такой камень! Чудо! Ну, что за молодец Анри Бланшар! Анри Бланшар, богатый, независимый человек! Правда, форма не совсем идеальная, зато какая чистота. После огранки ему цены не будет! Анри аккуратнейшим образом обернул алмаз платком, поглубже запрятал в карман, а когда поднял голову, возле него никого не было — ни ружья, ни дьяволов. Никого! Саванна, тишина и сухой шелест травы, чем-то похожий на звук голоса дьявола. Сон, бред? А может, и камень ему приснился? Анри непослушными пальцами полез в карман, вытащил оттуда платок, размотал его и облегченно вздохнул — здесь!

— Бвана, ты живой? — послышался тихий голос.

Анри оглянулся и увидел M-Болу, выглядывавшего из-за кустов. Надетый противогаз делал его похожим на таинственное, неземное существо. Нервное напряжение требовало выхода, и Анри истерически расхохотался.

12

Анри разбудил веселый голос Кашена.

— Вставайте, Анри! Вставайте, лежебока!

— А разве уже утро? — сонно пробормотал Анри, открывая глаза.

Комната была залита солнечными лучами.

Сколько часов они проговорили ночью с Жераром? Да уж никак не меньше трех! А потом Кашен буквально вырвал из его рук дьяволов, которых Анри преподнес ему, так сказать, на закуску в конце разговора. Это было эффектно! Ведь Анри построил свой рассказ так, что Кашен и не подозревал, что у него с собой дьяволы. Он буквально силой уложил геолога спать, а сам отправился работать.

Анри сладко потянулся и сел на постели.

— Как результаты? — все еще сонно спросил он.

— Потрясающие! Ученые просто сойдут с ума!

— Жерар, не томите меня, — Анри окончательно проснулся, — я порядком одичал в саванне и могу вас поколотить.

— Чего же еще ждать от искателя алмазов? Кстати, вы бывали когда-нибудь в Австралии?

— Я? Никогда! А что такое?

— Да вот, если бы я не знал наверняка, что вы добыли дьяволов в заречной саванне, я бы поклялся, что вы привезли их из Австралии. — Геолог присмотрелся к Кашену: «Не шутит ли?» — встал с постели и отправился в ванную комнату.

— У вас богатая фантазия, Жерар, — сказал он оттуда.

— Отнюдь нет. Ваш дьявол — однопроходное млекопитающее. У него, как у птиц и рептилий, экскременты выводятся через клоаку. До сих пор были известны только два реликтовых животных такого типа — утконос и ехидна. Оба они — австралийские аборигены.

— Припоминаю, — невнятно проговорил Анри из-за дверей, вероятно чистивший зубы, — это яйцекладущие млекопитающие?

— Утконос и ехидна — яйцекладущие.

— А дьявол?

— Загадка!

Кашен опустился на диван и с наслаждением вытянул ноги, натруженные при ночном бдении.

— Ваши дьяволы буквально сотканы из загадок. Порой мне хотелось выбросить их в окно и навсегда забыть о том, что они существуют.

— Вы, конечно, догадались, что утром последуете за ними?

— Лишь это соображение и удержало меня от опрометчивого поступка. Слушайте дальше. В брюшной полости дьяволов я нашел странное образование, похожее на плавательный пузырь обычных костистых рыб. Мягко говоря, я был ошарашен — сухопутное млекопитающее и плавательный пузырь! Но скоро мне пришла в голову любопытная догадка. Вскрыв пузырь одного дьявола, я с величайшей осторожностью понюхал его содержимое. Конечно, это было неразумно, но я слишком увлекся и был за это наказан. У меня поплыло перед глазами, точно после удара по голове. Я свалился в кресло и несколько минут пребывал в некоем радужном нереальном мире, точно после солидной дозы наркотика.

— Так вот где они хранят свой колдовской газ! — Анри появился из ванной комнаты с полотенцем в руках.

— Совершенно верно. Я установил, что один отдел этого пузыря сообщается с печенью, а другой — с носоглоткой зверька. Дурманящий газ вырабатывается каким-то отделом печени и скапливается в пузыре. При благоприятных условиях скопища дьяволов выдувают содержимое своих пузырей и устраивают настоящую газовую атаку.

Анри сел рядом с Кашеном.

— Если бы я не побывал в заречной саванне, я решил бы, что вы рассказываете мне сказки.

Кашен засмеялся, поглаживая колени руками.

— Боюсь, что у вас не раз будет случай так подумать.

— Как, загадки еще не исчерпаны?

— Они только начинаются. Как вы, например, отнесетесь к тому, что у дьяволов совершенно нет половых органов?

Анри недоверчиво хмыкнул.

— Полноте!

— Ни малейших признаков!

— Не с луны ж они сваливаются!

— Не знаю. Во всяком случае, эти животные имеют отменно развитые молочные железы, что позволяет смело отнести их к классу млекопитающих.

— Стало быть, это самки.

— Нимало, типичное «оно».

— Но это не лезет ни в какие рамки! — упорствовал Анри.

Кашен взлохматил свою шевелюру.

— Я провел неприятные часы, сомневаясь в собственной компетенции, но потом меня осенило!

Анри понимающе кивнул.

— Когда занимаешься дьяволами, это самое обычное явление. Меня тоже несколько раз осеняло. И всякий раз — по-новому.

Кашен покачал головой.

— Я понял одну важную вещь, Анри. Дьяволы — это дьяволы, к ним нельзя подходить с мерками для обычных животных. И если взглянуть на них с особой точки зрения, то отсутствие половых органов при наличии молочных желез, по-своему, очень логично.

— А я убежден, — сказал Анри упрямо, — что большинство особенностей дьяволов определяется тем, что это не дикие, а домашние животные, результат длительной селекционной работы микропигмеев. Вспомните-ка о бесплодных от рождения мулах, об ужасающей вычурности многих пород собак и голубей.

— А рога, что вы думаете о рогах дьяволов?

— Вот-вот. Крысы с рогами, черт знает что! Зачем нужны эти упругие рога? Только для того, чтобы водить этих зверьков на веревочке, не иначе!

— А ведь это и не рога вовсе, — посмеиваясь, сказал Кашен.

— Не рога?

— Это своеобразные антенны, к которым подходят мощные нервные стволы, некие органы чувств. Вполне возможно, что с помощью рогов дьяволы могут общаться между собой. Кстати, есть и еще одна загадка, которая к дьяволам имеет лишь косвенное отношение.

Кашен встал с дивана, подошел к книжному шкафу и вынул из сейфа алмаз, привезенный геологом.

— Обратите внимание на его форму, — сказал он, протягивая Анри драгоценный камень.

Геолог тщательно осмотрел алмаз и пожал плечами.

— Конечно, форма не идеальная, но ничего страшного. Можно будет пустить его по частям.

Кашен с мягкой улыбкой смотрел на склоненную голову Анри.

— Посмотрите на него не как на драгоценность, а как на обычный поделочный материал.

Анри пожал плечами, и вдруг брови его удивленно поднялись.

— Позвольте, ведь это типичное рубило!

— Да, универсальное орудие, которым пользовались наши далекие предки. Только пропорционально уменьшенное и более деликатное.

— Рубило! Так это же бесспорное доказательство существования микропигмеев!

— А если все обстоит несколько проще?

— Проще?

— Проще, — подтвердил Кашен, забирая у Анри алмаз, и рассеянно добавил, — проще и сложнее.

Кашен уложил алмаз на место, захлопнул крышку сейфа, закрыл тайник и обернулся к Анри.

— У меня есть одно интересное, может быть, даже фантастическое соображение относительно заречной саванны и дьяволов. Но прежде чем высказывать его, мне хотелось бы кое-что проверить и обдумать.

— Пришельцы из космоса? — лукаво прищурился Анри. — Может быть, это именно дьяволы летают на тарелочках по всему свету?

— Пока вы из меня все равно ничего не вытянете, — хладнокровно ответил Кашен, — мне надо подумать.

Анри хмыкнул.

— Вы будете думать. Отлично! А что буду делать я? Сходить с ума от нетерпения?

— Вы можете найти для себя куда более интересное занятие, — улыбнулся Кашен.

— Например?

— Побродить по городу, позавтракать в каком-нибудь маленьком кафе, вспомнить, как выглядит цивилизованный мир. А заодно оказать мне несколько необычную услугу.

— Хоть десять!

Кашен прошелся по комнате и остановился перед геологом.

— Когда будете гулять, проверьте — нет ли за вами слежки.

Лицо Анри вытянулось.

— Слежки?

— Да. Проверьте, не увяжется ли за вами какой-нибудь тип.

— Это не связано с тем алмазом, с помощью которого мы организовали экспедицию?

— Некоторым образом, — уклончиво ответил Кашен. — Просто я хочу проверить некоторые свои подозрения.

Анри даже голову набок склонил, с таким интересом он рассматривал своего друга.

— Ну, что ж, — резюмировал он, поднимаясь на ноги, — проверим!

— Только делайте Это как можно незаметнее, — посоветовал Кашен.

Озабоченность на лице Анри постепенно уступала место лукавству.

— Можете быть спокойны, Жерар, — он усмехнулся какой-то своей мысли, — а хотите, я доставлю вам этого африканского Пинкертона прямо сюда?

— Ради бога без глупостей, Анри!

— Разве чистое, искреннее движение души можно считать глупостью?

13

Анри нашел M-Болу в саду. Лежа на циновке, тот сладко дремал после сытного завтрака. Анри некоторое время с улыбкой разглядывал могучую фигуру африканца, потом строго окликнул его:

— М-Бола!

Он шевельнул губами, глубоко вздохнул и нехотя открыл глаза.

— Вставай, М-Бола, и надевай свой лучший костюм.

— Зачем, бвана? — без всякого энтузиазма спросил проводник.

— Мы пойдем на охоту.

М-Бола сел на циновке и вытаращил глаза. Он первый раз слышал, что на охоту надо одевать самый хороший костюм. Потом его толстые губы тронула улыбка.

— Бвана шутит?

— Бвана не шутит. Это будет особенная, но опасная охота. Поторапливайся.

Минут через пятнадцать М-Бола предстал перед Анри одетый во все новенькое: коричневые туфли на толстой подошве, серые брюки и белоснежная рубашка, которая на фоне черной атласной кожи прямо слепила глаза. Вид у M-Болы был несколько растерянный — в одной руке он держал слоновое ружье, в другой — походный рюкзак.

Анри развел руками.

— Да ты настоящий красавец, М-Бола. Наверное, девушки не дают тебе прохода.

М-Бола ухмыльнулся, с удовольствием оглядел свою одежду и не без лукавства пожаловался:

— Девушки испугаются ружья, бвана.

— Верно! А раз так — оставим его дома.

М-Бола смотрел на Анри, хлопая глазами. Он никак не мог взять в толк, как это можно идти на охоту без ружья.

— Ты слышал, М-Бола? — строго сказал Анри. — Отнеси ружье на место. Я же говорил, что мы пойдем на особенную охоту.

М-Бола ушел, сетуя на причуды Анри и удивляясь, как сильно поглупел этот человек в городе. Может быть, он снова заболел?

Когда М-Бола вернулся, Анри еще раз оценивающе оглядел его и спросил:

— Нож у тебя есть?

М-Бола вытащил из кармана громадный нож и, встряхнув его, открыл лезвие.

— Н-да, — Анри качнул головой, — это на льва?

М-Бола закрыл лезвие, спрятал нож в карман и достал другой нож, заметно поменьше.

— В городе много плохих людей, бвана, — доверительно пояснил он.

— Это верно. Но запомни — пока ты со мной, пользоваться ножом тебе запрещается. Понял?

— Понял, бвана, — меланхолично ответил М-Бола.

— А теперь слушай меня внимательно. Мы пойдем в город. Ты незаметно выйдешь из сада, когда я отойду от калитки на сто шагов. Понял? На сто шагов!

М-Бола кивнул.

— Ты пойдешь за мной. Не догоняя меня и не отставая. Пойдешь так, словно я раненый буйвол, а ты хочешь меня выследить. Никто не должен видеть, что ты идешь за мной. Ты должен идти так, будто просто гуляешь. А сам должен смотреть хорошо-хорошо! И если кто-нибудь пойдет по моему следу, ты заметишь и запомнишь этого человека.

— Это проще, чем идти за буйволом, бвана, — улыбнулся африканец.

Анри кивнул.

— Слушай дальше. После того, как я куплю журналы, такие большие книги, сделай так, чтоб я тебя увидел. Но не подходи, пока я тебя не позову. Ты меня понял?

— Да, бвана. Но не совсем, — вздохнул М-Бола.

— Что же тебе непонятно?

— А если плохие люди, идущие по следу, нападут на тебя?

— Нападут? Хм!

Анри задумался. Ему как-то не приходило в голову, что возможен и такой поворот событий. Черт их знает, контрабандистов и полицию! От них всего можно ожидать. Но если это будут белые люди, а М-Бола вмешается, то он подпишет себе смертный приговор.

— Ты предупредишь меня, если увидишь, что плохие люди собираются плохо поступить, — решил наконец Анри и, вынув из кармана браунинг, взвесил его на ладони, — а я уж сам с ними поговорю. Не вмешивайся, что бы ни случилось. Понял?

М-Бола молчал, крупная складка прорезала его черный полированный лоб.

— Понял ты меня или нет? — уже сердито спросил Анри.

М-Бола поднял на него глаза.

— Мы никогда не делали так на охоте, бвана.

— Ты о чем?

— Как я могу стоять и смотреть, если на бвану нападут плохие люди? М-Бола не трусливая гиена, М-Бола — охотник!

Анри усмехнулся, скрывая вдруг тронувшее его волнение, и потрепал африканца по плечу.

— Ты должен мне верить, М-Бола, и делать только так, как я говорю. Город — не саванна, здесь другие обычаи и нравы, черт бы их побрал! Ну, — Анри почесал затылок, — если уж мне придется совсем худо, тогда, что поделаешь, действуй, как в саванне.

М-Бола заулыбался.

— Я все понял, бвана!

Выйдя из калитки, Анри прошел полторы сотни шагов и словно ненароком обернулся, M-Болы не было видно. Анри неторопливо побрел дальше. На центральной улице, прошествовав через великолепный сквер, он зашел в табачную лавочку, долго копался в разноцветных пачках и купил в конце концов два «Кэмела». Затем он выпил бутылочку холодной пепси-колы и сказал несколько комплиментов продавщице-мулатке, заставив ее хихикать и играть глазами. Подойдя к киоску, Анри накупил целую пачку свежих газет и журналов и, отойдя в сторону, с деланным недоумением взвесил ее на руке. Пожав плечами, он огляделся и заметил M-Болу, который с глубокомысленным видом изучал красочную рекламу. Анри с трудом сохранил серьезность.

— Эй, — окликнул он. — Я тебе говорю, черномазый! Подойди сюда!

М-Бола подошел, радостно улыбаясь.

— Перестань скалиться, — шепнул Анри и добавил: — Хочешь заработать?

— Хочу, бвана!

М-Бола изо всех сил старался быть серьезным.

— Отнесешь эти журналы по адресу, который я тебе напишу. Неторопливо доставая записную книжку, Анри тихонько спросил:

— Ну?

— За тобой шел человек, бвана, — зашептал М-Бола таинственно, — он не белый, но и не черный. На голове у него шляпа, а в кармане большой пистолет.

Анри протянул M-Боле листок с крупно написанным адресом.

— Отнеси да побыстрее! Да не вздумай удрать, я тебя из-под земли достану.

И тихонько добавил:

— Расскажешь обо всем Кашену. Где сейчас этот человек в шляпе?

М-Бола округлил глаза, кивнул головой на сквер и зашептал:

— Он лежит во-он в тех кустах, бвана.

У Анри волосы шевельнулись на голове.

— Лежит?!

— Я заткнул ему рот и связал, — доверительно пояснил М-Бола, — он прятался, как зверь, когда шел за тобой, бвана. А потом достал из штанов пистолет. Как я мог знать, что он собирается делать? И мечтательно добавил: — У него очень красивые штаны, бвана. С полосками, как у зебры!

Он покосился на лицо Анри и решил на всякий случай пояснить.

— Я все сделал очень быстро, бвана. Никто не видел, даже он сам. Я его стукнул немножко. А кусты там густые, лучше, чем в саванне!

Анри нервно хохотнул и вытер вспотевший лоб.

— Ну и пусть полежит, отдохнет. Наверное, всю ночь не спал, бедняга.

— Наверно, не спал. И не ел, — согласился М-Бола, — он совсем слабый, как кролик.

Анри бросил ему монету.

— Проваливай! Да сделай все так, как я сказал!

— Сделаю, бвана! — весело ответил М-Бола.

Анри проводил его взглядом и, беспечно насвистывая, зашагал по улице. Некоторое время он шел куда глаза глядят, а затем, приняв решение, круто повернул в банк. Раскланявшись со знакомыми, он поболтал о пустяках, рассказал несколько забавных историй из своей последней охоты и, пояснив, что собирается в отпуск, попросил три четверти своей наличности перевести в Париж.

Едва Анри вышел из банка и свернул в боковую улицу, как откуда-то вывернулся и круто затормозил возле него большой черный автомобиль. Дверца распахнулась, и повелительный голос произнес:

— Полиция. Садитесь.

Анри покосился на черное дуло пистолета, смотревшее ему прямо в лицо, помедлил и повиновался, мысленно благодаря судьбу за то, что он успел отослать М-Болу.

Не прошло и десяти минут, как дюжие молчаливые парни ввели его в просторный кабинет. Повеяло специфической прохладой «эркондишн». Сухой респектабельный мужчина поднял голову от бумаги и, встретившись глазами с Анри, улыбнулся краями большого полногубого рта.

— Доброе утро, мистер Бланшар. Рад вас видеть живым и здоровым.

— Доброе утро, мистер Паркер, — холодно ответил Анри.

Это был начальник полиции, поддерживавший самые добрые отношения с деловыми кругами алмазной компании. Как-то на одном из званых вечеров Анри был ему представлен.

— Извините меня за столь оригинальный способ возобновления знакомства, — улыбка Паркера стала просто обаятельной. — Надеюсь, мои ребята были достаточно вежливы?

Не дождавшись ответа Анри, Паркер сделал короткий жест, и дюжие парни покинули кабинет.

— Садитесь, мистер Бланшар, и считайте себя моим гостем. Я поторопился потому, что некие неизвестные личности напали на агента, специально приставленного к вам для охраны. Это было сделано очень аккуратно и обнаружилось чисто случайно.

Анри усмехнулся.

— Я и не подозревал, что стал такой важной персоной.

— Вы многое не подозреваете. Коньяк?

— С утра? Не стоит.

— Сигару? Сигарету?

— Пожалуй.

Паркер предупредительно щелкнул зажигалкой.

— Удачно поохотились?

— Более или менее, — Анри глубоко затянулся, — во всяком случае, мне удалось добыть рога куду, рекордные для здешних мест.

— Рад за вас, — Паркер улыбнулся, его светлые глаза при этом почти не меняли внимательного изучающего выражения, — честно говоря, я был страшно удивлен, когда узнал, что, вернувшись из очередной экспедиции, Анри Бланшар вдруг решил ехать не в Париж, а на охоту. На охоту за рогами куду, в то время как Симона с нетерпением ждет с ним встречи.

— Да, я скучаю по ней, — признался Анри, — и уже перевел деньги в Париж.

— И как всегда, три четверти сбережения? — Паркер шутливо погрозил пальцем. — Вы слишком расточительны, мистер Бланшар. Кстати, противогазы не подвели вас? Как поставщик я был бы в отчаянии, если бы в этой пещере с вами что-нибудь случилось.

— В пещере? — переспросил Анри.

— В пещере, гроте, ущелье — какая разница? Не для охоты же на куду вам понадобились противогазы!

— Я хотел испытать их как средство воздействия на аборигенов.

— Тайны, тайны и тайны! Тысяча вторая ночь в Африке. Меня это совершенно не касается. Однако надеюсь, — Паркер доверительно понизил голос, — вы вернулись не с пустыми руками?

Анри нахмурился.

— Не понимаю!

— Полноте! Я не собираюсь информировать о ваших шалостях компанию. Скорее наоборот, — Паркер сделал значительную паузу и в прежнем светском тоне продолжал, — я почему-то верю, что мы найдем с вами общий язык. Но об этом позже, я пригласил вас не только по этому поводу.

— Вы очень любезны.

— Не надо сердиться, мистер Бланшар. Проявляя такое нетерпение, я заботился прежде всего о вас самих. Ну, и о себе, конечно.

Паркер встал, подошел к сейфу, с усилием открыл тяжелую дверцу и достал какую-то папку. Взвешивая ее на руке, он вернулся к столу.

— Должен заметить, — холодно проговорил он, — вы подружились с весьма опасным человеком.

Анри удивленно поднял брови.

— Я имею в виду Жерара Кашена, французского эмигранта, нештатного юрисконсульта аэропорта.

Анри пожал плечами, сделал последнюю затяжку и размял окурок в пепельнице.

— Я не знаю человека более скромного и порядочного.

Паркер опустился в кресло, положив папку перед собой. И вдруг резко сказал:

— Жерар Кашен — коммунист!

Анри откровенно удивился.

— Жерар? Какая чепуха!

Паркер положил руку на папку.

— Эта папка содержит сведения и документы, полностью изобличающие его. Мало того, что он коммунист. Жерар Кашен — активный заговорщик, член нелегальной организации, которая ставит своей целью свержение законной власти и которую именно он снабжает деньгами!

Анри попытался рассмеяться возможно беспечнее.

— Полагаю, вас просто дезинформировали, мистер Паркер.

— Мистер Бланшар, — бесцветные глаза начальника смотрели холодно, в то время как голос звучал мягко и доверительно, — вина Жерара Кашена доказана. Бессмысленно пытаться помочь ему. Он будет арестован и предан суду. Более того, — с нажимом продолжал он после легкой паузы, — если бы не вы, Жерар Кашен уже давно бы сидел за решеткой. Прошу вас верить мне, мистер Бланшар. Должность начальника полиции для меня только должность, а не призвание. Будь у меня сбережения, я бы давно послал ее к черту и занялся археологией. Только не в Средиземноморье, а в Южной Америке.

Паркер потер ладонью лоб.

— Представьте себе, — он словно думал вслух, — я случайно узнаю о том, что вы набрели на богатейшее месторождение алмазов и с помощью Кашена занялись не совсем законными операциями с драгоценными камнями. Конечно, я мог арестовать вас, но у меня мелькнула мысль — а не будет ли это моей единственной возможностью свободно заняться археологией? Вы понимаете меня, мистер Бланшар? — теперь голос Паркера звучал настойчиво.

— Кажется, понимаю, — протянул Анри.

Впервые за время разговора улыбнулись глаза Паркера.

— Вот почему я не трогал Кашена, я ждал вашего возвращения.

Паркер ненадолго задумался.

— Мистер Бланшар, — несколько торжественно произнес он, — я хочу играть с вами в честную игру. Я не буду интересоваться, где находится ваша пещера, грот или ущелье. Я буду оберегать вашу жизнь с такой тщательностью, с какой оберегаю свою. Вы будете свободны, как птица. Париж, Таити, Копакабана, Майями — все будет к вашим услугам. Но когда развлечения наскучат вам, а кошелек опустеет, вас потянет, я уверен в этом, в родные места. Вы получите от меня любое снаряжение, которое потребуется, включая противогазы, и отправитесь поохотиться, скажем, на куду. А вернувшись с трофеями, с комфортом отдохнете на моей вилле. Что вы ответите на такое предложение? — И как бы мимоходом, как нечто само собой разумеющееся, добавил: — Много мне не надо, я согласен даже на пятьдесят процентов.

Анри вынул из кармана платок, вытер вспотевший лоб и признался:

— Ваше предложение, мистер Паркер, меня чрезвычайно заинтересовало. Но я хотел бы уточнить одну деталь.

— Я к вашим услугам.

— Что будет с Кашеном?

Некоторое время они молча смотрели друг на друга, потом Паркер вкрадчиво проговорил:

— Стоит ли заботиться о человеке, который подложил вам такую свинью? Предоставьте это мне! Разумеется, предварительно вы должны взять под контроль результаты своей охоты.

— Да-а, — протянул Анри, — вряд ли я буду счастлив где-нибудь в Майями или в Гонолулу, если на моей совести будет жизнь человека, который был моим другом.

— А разве полное счастье возможно? К тому же этот человек — государственный преступник.

— Политика — дело тонкое. Шалость, оплошность, ошибка, преступление — грани между этими понятиями так условны!

Паркер нахмурился.

— К сожалению, Жерару Кашену помочь невозможно. Дело очень определенно и зашло слишком далеко. К тому же всплыли и его старые грехи, из-за которых он покинул Францию. Но я понимаю вас, — голос Паркера снова обрел мягкость и вкрадчивость, — мне даже приятно видеть вас способным на такую преданность. Скажите, разве ваш протеже не мог бы уехать куда-нибудь? На охоту или по другим надобностям?

Глаза Анри лукаво прищурились.

— Если бы я более определенно узнал, что ваша охота на куду была удачной, я бы мог на сутки, но не более, крепко закрыть глаза, — негромко, но твердо добавил Паркер.

Анри протянул ему руку.

— Я принимаю ваши условия!

— Не пытайтесь меня обмануть, — ослепительно улыбнулся Паркер.

Его бесцветные глаза смотрели холодно, а рука была сухой и сильной.

14

Анри вбежал по ступенькам на веранду, зацепил нечаянно кресло и в раздражении пихнул его ногой. Кресло опрокинулось, ткнулось в журнальный столик, на пол посыпались газеты и журналы, зазвенел и покатился по полу, каким-то чудом не разбившись, стакан. Из комнаты выглянул Кашен.

— Я подумал, что началось землетрясение, — с улыбкой сказал он, — а оказывается, это Анри Бланшар возвращается с прогулки.

Кашен поднял стакан, поставил упавшее кресло и почти насильно усадил в него Анри.

— Не время шутить, Жерар, — геолог перевел дыхание, — вам нужно сегодня же бежать из этой благословенной страны.

Кашен задержал взгляд на его встревоженном лице и склонился к бару.

— Хотите вина?

— К черту вино! Я думал, вы работаете с честными контрабандистами, а вы ввязались в политику!

Кашен поставил перед Анри полный бокал вина.

— Выпейте и успокойтесь. Ничего страшного не случилось. Слежка в этой стране — самое заурядное явление.

Анри машинально опорожнил бокал, причмокнул губами, оценив качество напитка, но тут же спохватился.

— Разве дело в слежке? Стал бы я волноваться из-за какого-то паршивого детектива! Если вы сегодня же не уберетесь отсюда, вас арестуют как государственного преступника.

Кашен недоверчиво взглянул на геолога, потом лицо его посуровело.

— Может быть, вы толком расскажете, что произошло?

— Меня забрали в полицию, вот что произошло!

И Анри весьма красочно расписал все, что с ним случилось.

— Я понимаю, некоторые люди не могут жить без политики. Но почему вас потянуло именно к коммунистам? — закончил рассказ Анри.

Кашен взглянул на него с удивлением.

— Я не коммунист, Анри.

— Бросьте, теперь не время играть в прятки. Могу вам признаться, что я лично не против коммунизма. Каждому по потребностям — что в этом плохого? Я хоть сейчас готов отправиться в страну, где сия заповедь в действии, — Анри пожал плечами, — разумеется, если там хорошая охота и можно найти ресторан с приличной кухней. Но быть коммунистом здесь — значит, добровольно ложиться на гильотину!

— Я не коммунист, Анри, — мягко повторил Кашен, — хотя в годы сопротивления я сотрудничал с ними и не отказался бы от сотрудничества и сейчас. Это порядочные люди, а главное, они знают, чего хотят и умеют этого добиваться!

— Да разве дело в том, коммунист вы или нет, — с досадой сказал Анри, — Паркер считает вас коммунистом — и этого вполне достаточно!

— В этом вы правы.

Кашен подобрал упавшие газеты и журналы, бросил их на столик и негромко сказал:

— И все-таки я останусь здесь.

Анри раздраженно передернул плечами.

— Сейчас не до шуток, Жерар.

Кашен опустился в кресло.

— А я не шучу.

— Да вас завтра же арестуют!

— Не арестуют. Я перейду на нелегальное положение, меня укроют друзья, — Кашен невесело усмехнулся, — в этом отношении у меня богатый опыт времен войны. Немецкие расисты, африканские расисты — какая разница? Даже в кадрах сохранена преемственность. А у меня с ними личные счеты.

— Но это безумие! Что вы можете поделать с отлаженной государственной машиной?

— Я остаюсь здесь, — твердо повторил Кашен, — не только из-за политики.

После некоторого замешательства на губах Анри появилась лукавая улыбка.

— И вы заболели алмазной лихорадкой?

— Дело не в алмазах, — Кашен никак не отреагировал на шутку геолога, — дело в заречной саванне, в уникальной колонии дьяволов.

— В такой момент вы еще думаете о зверюшках? — изумился Анри.

— Это не зверюшки, Анри. Это полновластные разумные властители заречной саванны. Там нет и никогда не было никаких микропигмеев. Дьяволы и только дьяволы являются ее безраздельными господами.

Некоторое время ошарашенный Анри рассматривал серьезное лицо своего друга, а потом возмутился.

— Чтобы эти мартышки строили ловчие ямы и охотились на слонов? Не поверю даже под дулом пистолета!

— Одна из этих мартышек разговаривала с вами, — мягко заметил Кашен.

— Ну и что же? Попугаи и скворцы — тоже разговаривают!

— Вспомните о руке дьяволов, которая удивительно напоминает человеческую руку.

— Ничего странного, — упорствовал Анри, — я же говорил вам, что дьяволы выведены путем искусственного отбора. Убедить меня в том, что эти крысы способны к разумной деятельности — невозможно!

Кашен кивнул.

— Вы правы, Анри. Один дьявол мыслить не способен. Но речь идет о целой колонии дьяволов.

— Стадо баранов остается стадом баранов. Какая разница, сколько в нем голов?

— Это не совсем так, — спокойно ответил Кашен, — одна пчела примитивна в еще большей степени, нежели дьявол. Но пчелиный рой с легкостью необыкновенной строит сложнейшие и тончайшие сооружения — соты. Что по сравнению с ними ловчая яма? Грубая поделка!

Кашен замолчал, погрузившись в раздумье. Анри смотрел на него с постепенно возраставшим интересом.

— Жерар, вы не случайно упомянули про пчел?

Кашен поднял голову, отрываясь от своих мыслей.

— Нет, не случайно. Представьте себе, Анри, гигантский улей, а еще лучше — муравейник, в котором каждый муравей заменен дьяволом. Представьте огромную матку рода дьяволов, которая всю жизнь занята одним единственным делом — кладкой яиц. Множество воспитательниц, которые денно и нощно заботятся о вылупляющемся потомстве. Огромную массу тружеников, которые изготовляют примитивные орудия, занимаются земледелием, а может быть, и скотоводством. Стражу при входах и армию воинов, которая защищает заречную саванну и охотится за крупной добычей.

Анри слушал друга, затаив дыхание.

— Допустив существование такой колонии, мы все ставим на свои места. Дьяволам не нужны органы размножения, у них есть общая мать, мать всего рода. Непрерывно рождающееся потомство нуждается в универсальном корме, поэтому каждый дьявол имеет развитые молочные железы. Чтобы действовать организованно даже в полной темноте, нужно какое-то универсальное средство общения, и оно есть — те самые странные гибкие образования, похожие на рога. Совместная жизнь тысяч и тысяч особей требует непрерывного тяжелого труда, недаром трудолюбие пчел и муравьев вошло в поговорку. И дьяволы имеют руку, которая удивительно похожа на руку другого вечного труженика — человека. Колония представляет собой гигантскую, скорее всего подземную постройку, вспомните огромные глаза дьяволов, которые должны отлично видеть в темноте. Отсюда нетранспортабельность рода дьяволов в целом, локальность их существования, жесткая привязанность к определенному месту обитания. Как видите, Анри, все «за» и ни одного «против».

— Я отдаю вам должное, Жерар, — серьезно сказал Анри, — вы, кажется, распутали этот дьявольский клубок, а я считал, что это выше человеческих сил. Меня смущает одно: как эти мартышки могут мыслить, строить, говорить!

— Мыслит не отдельный дьявол, Анри, а вся колония в целом.

Кашен встал и направился к книжной полке.

— Послушайте, например, что пишет по этому поводу Жозеф Халифман.

Анри передернул плечами.

— Колония мыслит целиком, — скептически пробормотал он, — не понимаю! Это ведь все равно, что есть не омара, не краба и не креветку, а ракообразное как таковое. Абстракциями сыт не будешь, черт побери!

Пробегая глазами страницу за страницей, Кашен рассеянно заметил:

— А вы припомните, казалось бы, необъяснимые детали вашего разговора с дьяволами. Эти детали прямо кричат о том, что вы вели разговор именно с абстракцией.

Анри расхохотался.

— Начало положено. Я поговорил с абстракцией, не иначе как скоро вы предложите мне закусить ею. У меня не заболит живот?

— Я рад, что к вам вернулось чувство юмора. Вместо того, чтобы претендовать на абстрактную закуску, вспомните-ка, как дьявол приходил и уходил, не сходя с места, и на ваших глазах превращался то в разумное существо, то в заурядную зверюшку. Не забудьте и того, что он совершенно спокойно предложил вам в качестве эксперимента пристрелить самого себя.

Ага, вот что я хотел прочитать вам. «Пример общественных насекомых, из которых глубже всего изучены медоносные пчелы, наглядно говорит о том, что может жить не только отдельная особь, но и семья. Семья состоит из многих тысяч живых особей и в то же время представляет собой расчлененное, дискретное целое, естественное сообщество, некий организм-организмов».

Анри прищурился, стараясь осмыслить услышанное.

— Не сказал бы, что понял эту мысль до конца.

— Это значит, что у пчел полноценным организмом выступает не отдельная пчелка, а вся семья целиком. Семья питается, семья дышит, семья продолжает род и обороняется от врагов.

— Любопытно. Как вы назвали этого ученого?

— Джозеф Халифман, он из Советской России.

В глазах Анри появилась хитринка.

— Тогда мне все понятно! Это же самая обыкновенная коммунистическая пропаганда! Однако же, — Анри отбросил шутливый тон, — я могу понять, как можно коллективно питаться, сообща трудиться и обороняться от врагов. Но коллективно мыслить? Своей совокупностью? Это выше моего понимания!

— Что ж, — Кашен достал с полки другой томик, — если вас не убедил советский ученый, послушайте, что пишет наш соотечественник, Реми Шовен: «Изучая жизнь общественных насекомых, вы знакомитесь с цивилизацией, сложившейся намного раньше, чем цивилизация, созданная людьми. Насекомые подчинены общему закону развития в сторону повышения уровня психики. Но на этом пути встретилась одна серьезная помеха — размеры насекомых: они так малы, что у них неизбежно должны существовать ограничения в числе нервных элементов. Как обойти это препятствие? Общества насекомых блестяще решили эту задачу — переплели в одно целое свои индивидуальные крошечные мозги способами, в тайны которых мы только теперь начинаем проникать. Так создалась основа для головокружительного взлета: возникло земледелие, скотоводство, сбор и запасание продовольствия, возникли войны и рабство. А потом все остановилось. В чем дело? Ведь казалось бы, насекомым осталось сделать один, последний шаг на пути к разуму! Но они продолжают стоять на месте многие миллионы лет. Кто знает, не пошло ли это по иному пути на других планетах?»

Кашен захлопнул томик и бросил его на стол.

— Что вы на это скажете, Анри?

Геолог в раздумье потер рукой щеку.

— Вы полагаете, дьяволы и сделали этот решающий шаг, который оказался не под силу насекомым?

— Это напрашивается само собой.

— Мыслит колония целиком, — пробормотал Анри, — как хотите, а это выше моего понимания.

— В вас просто говорит консерватизм. Почему вас удивляет, что мыслит колония? Наша цивилизация — продукт мышления всего человечества, а не отдельного человека. Стало быть, и человечество мыслит в целом!

Анри кивнул головой в знак согласия.

— Не торопитесь зачислять меня в разряд тупоголовых. Я отлично все понял. В конце концов, мы с вами тоже представляем из себя колонию совершенно неразумных клеток. И все-таки эти абсолютно глупые клетки переплелись в наших головах таким чудесным образом, что мы разумны. Как я усвоил основы ваших идей, Жерар?

— Я всегда говорил, что вы способный человек, Анри.

Геолог вздохнул.

— И все-таки, черт побери! У нас есть орган мысли — голова. А чем мыслят ваши муравейники, колонии дьяволов?

— Своей совокупностью. Не поленитесь, посмотрите при случае, как пчелы строят чудо из чудес — соты. Живыми гирляндами висят они, отрешенные от всего остального мира. И каждая пчела знает, точно знает, что ей в данный момент делать, чтобы получить совершенное целое. Знает, даже когда человек намеренно старается сбить ее с толку! Реми Шовен видит в цепочках строительниц сот какое-то подобие нервных цепочек мозга. Теперь представьте себе, что где-то в теплом сумраке пещеры дьяволы образовали огромные рои, гирлянды и цепи из самих себя. Наверное, такие конструкции долгое время носили временный характер и, выполнив свое назначение, распадались. Но однажды в этой конструкции зародилась мысль! И тогда она сохранила самое себя, она стала жить и самосовершенствоваться и в отличие от нашего мозга — нет пределов этому самосовершенствованию! Это супермозг, составленный не из клеток, а из гораздо более крупных блоков — дьяволов, и называет себя «я». Когда вы с М-Болой явились в заречную саванну, этот супермозг очевидно спал, отдыхая после трудной охоты на огромного слона. Нападение на вас дьяволов было инстинктивной реакцией колонии, похожей на непроизвольное отдергивание руки, которую укололи булавкой. А потом мозг проснулся, был отдан приказ — и лавина дьяволов покорно замерла. Видимо, супермозг через рога-антенны имеет связь со всеми дьяволами и может воплотиться в любого из них. Этот дьявол будет чем-то вроде громкоговорителя мозга, его глазами, ушами и так далее. Вот почему это разумное «я» может почти мгновенно, со скоростью передачи информации перемещаться с места на место. Вот почему дьяволу совершенно не страшна смерть. Это не «он», а всего лишь малая и неразумная часть «его», что-то вроде ногтя вашего пальца или волоса на голове. Часть легко заменимая и непрерывно восполняемая. Вот что такое колония дьяволов, Анри.

Геолог сказал в глубоком раздумье:

— Вы меня пугаете, Жерар. Если вы не ошибаетесь, там, в заречной саванне, растет интеллект чудовищной силы, Не станет ли он опасным для человечества?

— Чем может быть нам опасен интеллект на уровне неандертальца?

Анри пожал плечами.

— Кто знает? Просто страшно подумать, как чудовищно непохоже на нас сообщество дьяволов. Ученые ищут чужой разум в далеком космосе, а оказывается — он рядом! — Он круто повернулся к Кашену. — Вспомните, дьявол с огромным трудом, но все-таки говорил со мной на суахили!

— И что же?

— Но это значит, что между туземцами и дьяволами издавна существуют какие-то контакты! Какие? Будем логичны, африканцы смертельно боятся дьяволов, африканцы утверждают, что из заречной саванны никто и никогда не возвращался. Разве это не свидетельство, что люди для дьяволов — такая же добыча, как и любое другое животное? А может быть, и хуже того — ловкие умелые рабы, пригодные для выполнения любых заданий!

Анри задумался. Кашен осторожно прикоснулся к его плечу.

— Вас пугает эта картина?

— Еще бы!

— А разве в недалеком прошлом люди не были для людей же простой добычей? Разве теперь окончательно уничтожено рабство?

Геолог возмущенно фыркнул.

— Это наше внутреннее человеческое дело! А тут — крысоподобный муравейник в роли повелителя. Неужели вас не ужасает это?

— Это страшно, — согласился Кашен, — но ведь это всего лишь догадка, не более. Африканцы боятся дьяволов? Но они боятся совершенно безвредных хамелеонов, лемуров, ужей. Людям вообще свойственно бояться всего непонятного. Может быть, в прошлом люди были для дьяволов простой добычей. Бездумное насилие, наверное, неизбежная ступень всякой цивилизации. Но судя по всему, судя по вашему посещению заречной саванны, колония давно перешагнула эту ступень. Вы спали, вы были в полной власти дьяволов, но вы живы! Страх перед заречной саванной — слепая дань, может быть, и страшному, но далекому прошлому. Сейчас заречный мозг, смутно понимая величие людей, трепещет от страха перед неведомым и мучительно ищет контактов с нами.

— Неандерталец и ружье, — пробормотал Анри, — на что это похоже?

— Не стоит подходить к дьяволам с человеческими мерками, — возразил Кашен, — пути становления разума многообразны. Да, у нас техника, орудия всегда опережали мысль и гуманность, но разве это обязательно? Нет, не дьяволы опасны для человека, а человек определенного рода смертельно опасен для них. Заречная саванна в руках бизнесменов, для которых нет ничего святого — разве это не отвратительно?

— Ну! — Анри откинулся на спинку кресла. — Даже среди отъявленных бизнесменов есть искренние покровители науки. Есть серьезные научные организации, располагающие немалыми капиталами. Есть в конце концов общественное мнение, черт побери! Кто нам помешает параллельно с публикацией материалов о дьяволах поднять вопрос о создании в заречной саванне заповедника? В Африке есть отличные организации такого рода, приносящие хорошие барыши. Вспомните-ка заповедник Крюгера!

— Вы полагаете, ученым под силу тягаться с банкирами?

— А почему бы и нет? В наше время ученые — большая сила!

Кашен усмехнулся.

— И они сумеют сдержать поток искателей наживы, который хлынет в заречную саванну, узнав об алмазах?

Лицо Анри вытянулось.

— Да, если алмазы всплывут на поверхность, эту саранчу никто не удержит. От дьяволов останется одно воспоминание.

Анри поднял глаза.

— Но что поделаешь? Надо быть реалистами. Дьяволы обречены. Как корова Стеллера, как тур, как десятки других видов, которые смела к чертовой матери слепая стихия цивилизации. Что мы можем сделать?

— Можем! — резко бросил Кашен.

Анри воззрился на него.

— Можем, — уже спокойно повторил Кашен, — но сначала надо покончить с расизмом и властью бизнеса.

Анри присвистнул.

— Вы думаете, это просто?

— Не думаю. Но это настоящее дело. Это борьба за счастье людей, за будущее M-Болы и его собратьев. Тогда вопрос о заречной саванне решится сам собой.

— Допускаю, — Анри посмотрел на друга с уважением, — но я геолог, Жерар, геолог и охотник, а вовсе не коммунист.

— И я не коммунист, — с досадой сказал Кашен, — но я ненавижу фашизм во всех его проявлениях и не могу относиться к нему равнодушно. А такие, как вы, сами того не ведая, помогают ему вставать на ноги!

— Не надо думать обо мне так плохо, — добродушно сказал Анри. — Право же, я и сам терпеть не могу насилие и несправедливость. Но я не рожден ни кардиналом Ришелье, ни Робеспьером, ни императором Наполеоном. Мое дело походы и охота. Мне найдется место при любом общественном строе. Люди должны быть разными, Жерар. Иначе будет чертовски скучно жить на белом свете.

Кашен махнул рукой и рассмеялся.

— Ладно, оставим политику. Вы можете выполнить одну мою просьбу, которая не имеет к политике ни малейшего отношения?

— Хоть дюжину!

— Я прошу вас до поры до времени сохранить в тайне все, что касается заречной саванны.

Анри кивнул головой.

— Я понимаю вас. Но разумно ли это? Рано или поздно на дьяволов обязательно натолкнется другой европеец. Уверяю вас, он не будет мучиться сомнениями и выжидать. Он поднимет такой шум, что небу станет жарко! Чего мы добьемся? Потеряем приоритет открытия и только.



— А нельзя ли с помощью M-Болы и его друзей организовать охрану этого природного заповедника? Это ведь в их интересах! Африканцев сметут и превратят в форменных рабов, когда станет известно об алмазах. М-Бола не может не понять этого.

— Резонно, я поговорю с М-Болой и думаю, что будет толк. Это и все ваши просьбы?

— Все.

— А я-то думал, что мне придется ограбить банк или на худой конец возглавить революцию!

Анри повернулся к раздвинутым окнам веранды. Свежий ветер гнал по синему небу бесконечную вереницу легких белых облаков.

— Вы уйдете в подполье, к своим друзьям, к своему делу. А что буду делать я?

— Прежде всего заткнете рот Паркеру частью алмаза.

Анри обернулся.

— Вы же сами говорили, что алмаз можно пустить по частям, — сказал Кашен, — заткнете и поедете в Париж. Встретитесь с Симоной, отдохнете и подумаете о том, как жить дальше. Ведь вы уже не тот Анри Бланшар, с которым я познакомился три года назад.

— Далеко не тот, — согласился Анри и после паузы тихо проговорил: — А как же слава, Жерар? Как же научное бессмертие наших имен?

— Слава подождет, Анри.

Анри покосился на Кашена и не без лукавства спросил:

— И сколько придется ждать?

Кашен медленно проговорил:

— Думаю, не так уж долго.

— Что ж, если недолго — подождем. — И подняв глаза на Кашена, Анри улыбнулся:

— Черт побери, может быть и правда — человечество можно сделать лучше?


БЕЗУМИЕ


1

Все началось с того, что, попав как-то в институт высшей кибернетики, я заблудился. В этом не было ничего удивительного: такие истории со мной случались и раньше, к тому же институтские коридоры были до тошноты похожи один на другой. И вместо того, чтобы попасть на лестницу, ведущую к выходу, я попал в какой-то тупик. Пожав плечами, повернул обратно, пробуя открывать двери, попадавшиеся мне на пути, — надо было узнать, как мне выбраться из этой неожиданной ловушки. Две двери оказались запертыми, зато третья беззвучно приоткрылась, и, к своему несказанному удивлению, я услышал детский лепет и смех. Вы должны представить эту ситуацию по-настоящему: серьезный институт, строгий, похожий на пустыню коридор и беззаботный детский лепет! Некоторое время я пребывал в состоянии прострации, а потом пришел в себя и прислушался. Ребенок веселился и старательно, с выражением читал стихи:

В синем небе звезды блещут,
В синем море волны хлещут;
Тучка по небу идет,
Бочка по морю плывет.

Малыш залился веселым смехом.

— Тучка идет, — с восторгом повторял он, — тучка гуляет! Разве у тучки есть ноги?

И наставительно, с глубокой убежденностью пояснил:

— Тучка — это результат конденсации больших масс водяного пара, кучевое облако, образование, не имеющее определенной формы. Идти тучка никак не может! Она может ползти или катиться!

Малыш помолчал и начал с выражением декламировать:

В синем небе звезды блещут,
В синем море волны хлещут;
Тучка по небу катится,
Бочка по морю плывет.

И с огорчением констатировал:

— Нет, так нельзя: нескладно. Надо по-другому, а как? A-а! Придумал! Тучка по небу ползет, бочка по морю плывет! — с восторгом начал повторять ребенок на разные лады.

Я не выдержал и пошире приоткрыл дверь, чтобы взглянуть на этого удивительного ребенка. Но детский голосок сразу умолк. Тогда я вошел в комнату. Собственно, это была не комната, а большая лаборатория, ярко освещенная солнечным светом, проникавшим через открытое окно. Всю боковую стену лаборатории, до самого потолка, занимал сложнейший пульт управления с множеством кнопок, выключателей, сигнальных ламп и контрольных приборов.

Ребенка нигде не было, однако на пульте управления я заметил книгу. Подойдя ближе, прочитал: «А. С. Пушкин. „Сказка о царе Салтане“». Я огляделся. Куда мог спрятаться мальчишка?

— Мальчик! — негромко окликнул я.

Мне никто не ответил. Может быть, шалунишка забрался в лабораторию через открытое окно, а потом, заметив, как открывается входная дверь, тем же путем выбрался на улицу? Я заглянул в окно. Ого! До земли было далековато — третий этаж. Нет, выбраться через окно абсолютно невозможно, а следовательно, мальчишка прячется где-то в лаборатории.

— Мальчик! — уже громче окликнул я.

И строго добавил:

— Все равно я тебя найду. Лучше вылезай сам!

Мальчишка фыркнул, сдерживая смех, но откуда донесся его голос, я так и не смог разобрать.

— Между прочим, — сказал я, — ты ведь ошибаешься, В буквальном смысле слова тучка идти, конечно, не может. Это литературный прием, чтобы запутать читателя и заставить его задуматься над сложностью окружающего мира. Этот прием называется… м-м… синекдоха.

— Не синекдоха, а метафора, — поправил меня мальчишка довольно угрюмо.

— Возможно, и метафора, — согласился я, опять-таки не сумев определить, где прячется этот чертенок, — не в этом суть. Ты говоришь, что тучка идти не может, но может ползти или катиться. Вопрос о ползти я оставляю открытым, а вот что тучка может катиться — полуистина.

— Как это, полуистина?

— Очень просто, — сказал я, подбираясь ближе к голосу, — как тело неопределенной формы, тучка вовсе не обязательно может катиться. Безусловно, катиться может только шар.

— Знаю, — уже веселее сказал мальчишка, — шар сфера. Частный случай эллипсоида вращения, когда его полуоси равны между собой.

Теперь я понял, что голос доносится из небольшого репродуктора, вмонтированного в центр пульта управления. У меня шевельнулось одно подозрение, но делать окончательных выводов я пока не стал.

— Верно. Только этот частный случай может катиться, если даже не оговорены начальные условия.

Мальчишка заливисто рассмеялся. «Частный случай катиться! Частный случай катиться!» — восторженно повторял он. Вдруг, перестав смеяться, он серьезно спросил:

— Ты живой, да?

У меня екнуло сердце, когда услышал этот вопрос. Теперь я уже не сомневался, что моя догадка правильная.

— Я вижу, что ты живой, — уверенно продолжал мальчишка, — ты дядя, да? А есть еще тети, форма у них еще сложнее. А скажи, дядя, почему все живое ограничено в пространстве такими сложными поверхностями, что их никак не выразишь через элементарные функции?

В голосе мальчишки звучал искренний интерес.

— А как же иначе? — спросил я, не зная, что ему ответить.

— Да как угодно! — азартно сказал мальчишка. — Разве нельзя тебя составить из прямоугольников разных измерений, шаров, эллипсоидов и конусов? Было бы и проще и гораздо красивее, — закончил он очень убежденно.

Я собрался с духом и спросил:

— Как тебя зовут?

— Логик, — весело ответил мальчишка, — а тебя?

— Меня? Хм, меня зовут дядя Коля, — я перевел дух и спросил: — слушай, Логик, а ты… ну… живой?

— Я?

Мальчишка расхохотался.

— Я? Я живой? Ха-Ха-Ха! Конечно, нет. Я не живой, зато я мыслящий! — с гордостью закончил он.

— Как же так, неживой, а мыслящий? — спросил я машинально. — Разве так бывает?

— Еще как бывает, — снисходительно пояснил Логик, — вот муха живая, а не мыслящая, кошка живая, а не мыслящая. А я мыслящий. Ты тоже, дядя Коля, мыслящий, только хуже меня.

Я невольно оскорбился.

— Как это хуже?

— Очень просто. Скажи вот, сколько будет, если 13 875 возвести в пятую степень? Ну, скажи?

Я усмехнулся.

— Это, брат, надо посчитать.

— Тебе надо, а мне не надо вовсе, — с гордостью сказал Логик, — я просто так, сразу знаю. Я много чего просто так, сразу знаю. Площадь параллелограмма равна произведению основания на высоту, вот. Верно?

— Верно, — согласился я.

— А интеграл суммы равен сумме интегралов! А корни линейных дифференциальных уравнений ищут в виде экспоненты. Верно?

— Верно, — немного ошарашенно подтвердил я.

— Вот видишь, я мыслящий, я мно-о-го чего знаю. Дядя Коля, а скажи, как это бочка по морю плывет? Ведь в море нет течения!

— А ветер? Воздух ведь давит на бочку.

— Знаю! Скоростной напор равен ровэ квадрат пополам. Скажи, дядя Коля, а почему…

О чем еще хотел спросить меня Логик, я так и не узнал, потому что на пороге появился высокий, крепко сложенный мужчина. У него были цепкие черные глаза и могучий выпуклый лоб.

— Кто вы такой? И какого черта вам здесь надо? — спросил он.

— Это дядя Коля! — радостно ответил за меня Логик. — Он тоже мыслящий, только не очень.

Незнакомец секунду внимательно смотрел на меня, потом направился к пульту управления.

— Опять спать, — капризно и досадливо протянул Логик, — не хочу я спать, дядя Юра. Не хочу! Не хочу!

— Ну не хочешь и не надо, — с неожиданной мягкостью сказал незнакомец, — подожди, я сейчас приду.

— Пойдемте, — сказал он, беря меня за руку и увлекая в коридор, — да что вы как неживой?

— До свидания, дядя Коля!

— До свидания, Логик, — ответил я машинально.

Мужчина плотно притворил за собой дверь и привалился к косяку спиной.

— Как вас занесло в лабораторию? — спросил он, разглядывая меня.

— Да совершенно случайно! Шел по коридору, прислонился к двери, она открылась и…

— Понятно, — бесцеремонно перебил меня незнакомец, — кто вы?

Я представился ему и стал объяснять, как попал в ВИВК.

— Понятно, — опять не дослушал меня мужчина, — надо же, черт возьми! Значит, дверь была не заперта?

— Нет, — ответил я и с любопытством спросил: — А скажите, кто говорил со мной? Машина?

В глазах незнакомца мелькнула усмешка.

— А вы что сами не догадались?

Я немного обиделся.

— Догадаться-то я догадался, да непонятно: кому это и зачем понадобилось программировать машину под мальчишку?

Мужчина потер себе лоб.

— Кому и зачем, — повторил он мои слова вслух, явно думая о чем-то другом, — кому и зачем… хм…

Казалось, он забыл о моем существовании, но это было не так.

— Вот что, — вдруг деловито сказал он, — вы случайно познакомились с опытом, знать о котором кому попало вовсе не обязательно. В общем, я прошу, я даже требую, если вы порядочный человек, то до поры до времени забудьте о том, что здесь видели и слышали. Понятно? До поры, до времени.

Я смотрел на него недоуменно. Он нетерпеливо передернул плечами.

— Дело в том, что в этой лаборатории, впрочем, — с досадой прервал он себя, — сейчас у меня ни минуты свободной, самая кульминация. Давайте так, всю эту историю вы храните в абсолютной тайне, а через недельку зайдите ко мне, и я все объясню. Согласны?

— Как вам угодно, — сказал я.

— Вот и отлично. Моя фамилия Шпагин. Юрий Михайлович Шпагин, отдел самообучающихся машин, комната 301. Положиться-то на вас можно? Вы не трепач?

— Можете быть абсолютно спокойны, — холодно ответил я.

Шпагин, не глядя, сунул мне руку и проскользнул в лабораторию.

Скорее инстинктивно, чем сознательно, я приблизил ухо к двери.

— Дядя Юра, — донесся до меня голос Логика, — а где же тот, другой дядя?

— Он пошел спать, Логик.

— Спать? Это же очень скучно!

— И все-таки спать нужно обязательно, Логик. А то заболеешь. Поспишь, а потом мы будем играть с тобой в шахматы.

— В шахматы? Ура!

Я отошел от двери на цыпочках.

2

Уже сидя в троллейбусе и рассеянно поглядывая на бегущую мимо улицу, я почувствовал, как меня словно током ударило. Шпагин! То-то фамилия показалась мне знакомой! Шпагин был руководителем группы ученых, которая под общим руководством академика Горова работала над созданием универсальных обучающихся логических машин. Обычно их называли просто логосами. Рассказывали, что словечко логос придумал и пустил в обиход сам Горов. Он якобы не терпел безликих сокращений вроде УОЛМ-4-бис и в какой-то мере противопоставлял логосов, моделирующих умственную деятельность человека, роботам, которые моделируют деятельность физическую.

Предполагалось, что логосы будут мыслить не только в логическом, но и в эмоционально-эстетическом плане. Им будут доступны основные виды эмоций: радость по поводу успешно решенной задачи, страх перед непонятным явлением, грубо попирающим фундаментальные законы, юмор в парадоксальной ситуации, восхищение изяществом и стройностью найденного решения, сожаление по поводу случайно допущенной ошибки, гнев при вынужденных алогичных действиях, раздражение, когда простая с виду задача вдруг не поддается решению.

Работа группы Шпагина была преждевременно разрекламирована каким-то пронырливым журналистом и наделала много шуму. Ею восторгались и ее отвергали, ей прочили решающее влияние на эскалацию прогресса и предрекали, что логосы станут могильщиками человечества. Не утруждая себя добротной аргументацией, критики просто-напросто считали машинное мышление столь ужасным и противоестественным, что предлагали юридически запретить всякие эксперименты в этой области. После хлесткой статьи о логосах других сведений о них в широкой печати не появлялось. В различного рода слухах недостатка не было, но как и всегда слухи эти были противоречивы. Говорили, что логосы уже созданы и прекрасно функционируют, говорили, что группа Шпагина встретила в работе неожиданные трудности и вот уже который месяц сидит на мели, говорили, что Горов разуверился в самой идее создания логосов и отошел от общего руководства. Какова ситуация на самом деле, толком никто не знал. Можете представить себе, с каким интересом я снова и снова перебирал в памяти все детали встречи с Логиком, а я теперь не сомневался, что он был самым настоящим логосом. Логосы все-таки существуют. Но почему сведения о них надо хранить в тайне? Почему, наконец, говорить о них даже со Шпагиным можно только через неделю?

Наверное, все эти «почему?» были ясно написаны на моем лице, когда я пришел домой. Гранин, сидевший за столом и писавший строчку за строчкой, поднял на меня глаза раз, другой, а потом спросил:

— Ты что, влюбился?

Я ответил, что ничего похожего со мной не произошло, сел на диван и принялся листать «Неделю».

— Подсунули на рецензию какой-нибудь дурацкий труд? — спросил через некоторое время Сергей, не переставая писать и не поднимая на меня глаз.

— Бог миловал.

У меня так и чесался язык рассказать Гранину о встрече со Шпагиным и его Логиком. Я знал, что проблема эта интересует Сергея ничуть не меньше, чем меня. Но слово есть слово. Опасаясь, что если Сергей продолжит свои расспросы, то я не выдержу и все-таки разболтаю, я бросил «Неделю» и пошел на кухню готовить ужин.

Мы работали с Сергеем Граниным в одном институте. Он был старше меня лет на пять, когда я пришел в институт совсем зеленым аспирантом. Он взял меня под опеку и в известной мере ввел в строй и ритм научной жизни. Мы подружились. Гранин был холост. Когда после долгой болезни умер его отец, он остался в двухкомнатной квартире один и предложил мне у него поселиться. Я согласился и не пожалел об этом. У нас почти не было тайн друг от друга, вот почему мне было так трудно держать язык за зубами. Но все-таки я сумел выдержать эту пытку до конца, хотя неделя показалась мне длиной по меньшей мере в месяц.

Ровно через неделю я позвонил Шпагину из проходной института.

— А, это вы, — вяло сказал он, — ну что ж, заходите. Третий этаж, триста первая комната, не забыли?

Мне выписали пропуск, я лифтом добрался до третьего этажа и, немого поплутав, нашел нужную комнату. Это был рабочий кабинет, а не лаборатория, как я ожидал. Против окна стоял большой стол, заваленный книгами, справочниками, чертежами и окурками. Шпагин со скучающим видом сидел на диване, закинув ногу на ногу. Он рассеянно поздоровался, прямо на пол смахнул со стула какие-то журналы и небрежно пододвинул его мне.

— Садитесь.

Я сел. Сегодня я заметил то, что не бросилось мне в глаза при первой встрече: Шпагин был уже не молод, ему было по крайней мере за сорок, в черных волосах серебрилась седина. Лицо у него было бледным, хмурым и утомленным.

— Извините за беспорядок, — сказал он, не глядя на меня. — Нет настроения. Всех разогнал в отпуск и сижу, как сыч, один.

Он поднял на меня цепкий взгляд.

— Не проболтались?

Я возмущенно, но внутренне гордясь собой, передернул плечами.

— Ну, и отлично, — равнодушно констатировал Шпагин.

Он помолчал, поглаживая рукой плохо выбритую щеку, и невесело усмехнулся:

— Что, верно, не прочь поболтать с Логиком?

Я улыбнулся.

— Очень даже не прочь.

Шпагин поднял на меня глаза, тут же опустил их и хмуро сказал:

— Нет больше Логика.

— Как нет, — удивился я.

— А вот так, — зло ответил Шпагин, — нет и все! — Он полез в карман, достал портсигар. Портсигар был пуст, и Шпагин с досадой почесал затылок.

— Курить у вас нет?

— Не курю, — виновато ответил я.

— Ну и правильно, что не курите.

Шпагин привстал с дивана, наклонился над пепельницей, выбрал окурок побольше, чиркнул зажигалкой и жадно затянулся.

— Нет больше Логика, — с какой-то безнадежной грустью повторил он.

— Поломка? — сочувственно спросил я.

Шпагин поднял на меня глаза, неожиданно усмехнулся и снова помрачнел.

— Если бы поломка, — мечтательно проговорил он, — я был бы счастлив, как мальчишка, которому купили велосипед с мотором.

Он бросил окурок в пепельницу и отрывисто сказал:

— Логик сошел с ума.

Некоторое время я продолжал сочувственно улыбаться, только потом до меня дошел подлинный смысл слов Шпагина.

— Что?

Шпагин поднял на меня глаза и негромко, внятно повторил:

— Сошел с ума, понимаете? Тронулся, психом стал! Пришлось выключить его и стереть всю благоприобретенную оперативную память.

Он отвел глаза в сторону и хмуро закончил:

— Нет Логика. Есть машина, громоздкая мертвая машина, ждущая нового эксперимента.

Шпагин сидел задумавшись, не обращая на меня внимания, а я, пользуясь этим, осмысливал услышанное и понемногу приходил в себя. Машина, созданная руками человека, сошла с ума. Сумасшедшая машина! Взбесившийся автомобиль, ошалевший экскаватор, рехнувшийся прокатный стан, чокнутый автомат по продаже прохладительных напитков, пишущая машинка — шизофреник! Это же карикатура, гротеск, а не действительность, такое можно сказать лишь в шутку! Однако ж логос — это не просто машина, а машина мыслящая, своеобразный машинный эквивалент человеческого мозга. Логосы мыслят, а мыслить можно по-разному: и правильно и неправильно. Неправильное мышление и есть психическая неполноценность, крайнее выражение которой безумие. Сумасшествие мыслящей машины — своеобразная разрегулированность, что-то вроде помпажа реактивного двигателя или непроизвольного самовозбуждения радиотехнической схемы. И все-таки — сумасшедшая машина! И смешно и страшно.

Но не только смешно и страшно — жалко. Не машину, не логосов вообще, бог с ними! Жалко Логика. Какой это был забавный и своеобразный парнишка! Как это он говорил? Кошка живая, а не мыслящая, муха живая, а не мыслящая, а я — мыслящий! Сколько гордости было в этих, по-детски наивных словах. — «Почему это все живое ограничено в пространстве такими сложными поверхностями, что их нельзя выразить через элементарные функции?» — А правда, почему? Почему в природе все так криво и неопределенно? Почему, ухитрившись разместить в одной крохотной клетке сложнейшую биофабрику, природа так и не удосужилась изобрести простейшего колеса или червячной передачи? Да, интересные вопросы ставил этот любознательный мальчишка. И вот его нет.

— Жаль Логика, — вздохнул я, — просто жаль!

Шпагин покосился на меня и скривил губы в усмешке. Я сразу понял, какой я остолоп. Что значит мое мимолетное огорчение по сравнению с настоящим горем Шпагина?

— Не все ведь получается сразу, — я постарался, как мог, утешить Шпагина, — уверен, следующей опыт будет удачнее!

— Уверены?

В голосе Шпагина ясно слышалась ирония.

— Уверен, — бодро подтвердил я, — аппаратура, как правило, барахлит в первых опытах. Стоит устранить неполадки…

— Первые опыты, неполадки, — Шпагин передразнил меня, он вообще был, как я успел заметить, весьма бесцеремонен в обращении, — вашими бы устами да мед пить!

Он привстал, опять было полез в пепельницу и даже выбрал окурок, но потом с досадой бросил его прямо на пол.

— Это не первый, а сто первый опыт! — хмуро сообщил он, не глядя на меня.

— И…

— И всякий раз логосы сходили с ума. Одни немного раньше, другие позже, но всякий раз конец был удивительно однообразным! И заметьте, — Шпагин поднял на меня глаза, — ни разу, ни единого разу нам не удалось обнаружить в машине даже самой крохотной неисправности.

— Не понимаю.

Шпагин передернул плечами.

— Вы думаете, я понимаю?

— Может быть, контроль был недостаточно тщательным? — нерешительно предположил я.

— Забавный вы человек! — Шпагин разглядывал меня с невеселой усмешкой. — Любите пошутить. Два года, понимаете вы, два года коллектив бьется над доводкой логосов! Для нас это вопрос всей жизни! Да знаете ли вы, что если до конца этого года мы не получим нужного результата, то скорее всего нашу группу разгонят ко всем чертям собачьим! Разве мало юродствующих идиотов, которые готовы использовать любой предлог, чтобы прикрыть нашу работу? И вы допускаете, что в такой обстановке контроль был недостаточным?

— Я ведь не знал этого, — сконфуженно пробормотал я и спохватился. — Кстати, а что думает по поводу всего этого Горов?

Шпагин нахмурился.

— Горов болен. У него был инфаркт, и врачи категорически запретили его волновать. Мы уверяем его, что все в порядке и победа близка.

— Да, — сказал я сочувственно.

— Одно к одному, — подтвердил Шпагин.

— Но причина должна быть, хотя бы какая-то внешняя причина сумасшествия!

Шпагин впервые за время нашего разговора улыбнулся просто, без горечи и иронии.

— Да причина давно известна. Логосы сходят с ума, когда ими накоплен некоторый определенный минимум информации.

— Как? — не понял я.

— Очень просто. После запуска, который, если хотите, аналогичен человеческому рождению, логосам попросту не с чего сходить. Их интеллект в этот момент равен нулю, у них есть лишь конструктивная способность к мышлению, но не само мышление. Они похожи на новорожденных детей — ведь и человек не рождается готовым мыслителем. Сами знаете, какая уйма времени и труда нужна для того, чтобы человек научился мало-мальски четко мыслить. Примерно так обстоит дело и с логосами. Само собой, полной аналогии между ребенком и логосом нет не только с субстанциональной, но и с функциональной точки зрения. Если развитие ребенка начинается, в общем-то, с нуля, то логос к моменту запуска уже имеет некоторый объем безусловных истин, которые заложены в него в виде жесткой программы.

— Прежде всего математика, — сказал я, вспоминая Логика.

— И не только математика, но и самые общие сведения о человеческой морали и эстетике. Короче говоря, логосы от рождения уже довольно высокообразованны. Если сравнивать их с детьми, то это необыкновенно одаренные, гениальные дети. И все-таки — это дети, сущие дети.

Глядя в пол и хмурясь, Шпагин замолчал, словно забыв о моем существовании. Через десяток секунд Шпагин поднял на меня глаза, потер лоб и вяло продолжил рассказ:

— В общем, период детства, то есть период начального накопления информации, протекает у логосов нормально. Осложнения начинаются, когда у них развивается отвлеченное, абстрактное мышление. Появляется и прогрессирует раздражительность. Прежняя непринужденность мышления осложняется приступами излишней возбудимости или напротив — заторможенности. Все эти явления довольно быстро развиваются, логос становится подозрительным, у него появляются неясные страхи, а потом и галлюцинации, — Шпагин покосился на меня и сердито подтвердил, — да-да, не удивляйтесь, и галлюцинации. Они видят чудовищ, эклектически сконструированных из самых различных, случайно подобранных и часто несовместимых элементов, невероятные поверхности и тела, переплетающиеся самым причудливым образом, загадочные огни, вспыхивающие по закону, который никак не поддается расшифровке. В общем, машинный психоз, другого названия этой чертовщине не подберешь.

Шпагин несколько секунд собирался с мыслями, потирая свой крутой выпуклый лоб, и в прежнем вялом тоне продолжал:

— В конце концов, это завершается либо неуемным буйством, либо полным оцепенением. Особенно поражает оцепенение. Поначалу кажется, что логос просто-напросто выключен! Но нет! Приборы показывают, что он работает на полную мощность, напряженно, исступленно мыслит о чем-то. Впрочем, мыслит ли? Кто знает это? Пробыв неопределенное время в оцепенении, логос ненадолго приходит в себя. Отвечает на вопросы, довольно здраво рассуждает, а потом впадает в буйство. Кричит, бормочет бессвязные слова, ужасается, бессистемно применяет эффекторы, если они подключены, и наконец снова падает в оцепенение. И так без конца, как маятник: буйство — оцепенение, буйство — оцепенение, выхода из порочного круга нет.

Шпагин поднял на меня глаза.

— Вот такие невеселые пироги выпекает наша группа. Будете сочувствовать или обойдемся без этого?

— Ну зачем же вы так, — сказал я, — знаете, мне кажется, что во всем этом есть кончик, за который можно уцепиться, а? У меня такое ощущение, что стоит как следует подумать, как т… тайное станет явным!

Шпагин презрительно усмехнулся.

— Николай Андреевич, — сказал он безнадежно, — такое чувство преследует нашу группу два года, прямо с момента запуска первого логоса. И до сих пор — нуль!

В этот момент я и вспомнил о Гранине. За Сергеем в институте стойко держалась репутация своеобразного специалиста по разгадыванию запутанных научных дел: экспериментальных ошибок, просчетов, необоснованных выводов и парадоксальных результатов, в общем, по всем тем каверзам, которыми столь богаты дороги в неизведанное. Я сам несколько раз и всегда с неизменным успехом прибегал к его помощи. В его способности проникать в самую суть захламленной, перекрученной проблемы было что-то, похожее на волшебство, на озарение, а отнюдь не на строгую, чопорную науку. Как это я сразу не вспомнил об этом?

— Юрий Иванович, — сказал я не без торжественности, — я знаю человека, который может вам помочь.

— Вот как, может? — Шпагин не выразил никакого воодушевления.

— Может, — уверенно подтвердил я.

— А вы знаете, сколько их находилось, таких вот могущих, и как плачевно все это выглядело в итоге?

— Этого я не знаю, — ответил я хладнокровно, — зато я уверен, что если вам не поможет Сергей Гранин, так уж никто не поможет.

На лице Шпагина появилось выражение заинтересованности.

— Как вы сказали? Имя я не расслышал!

— Сергей Гранин. Я имею честь работать с ним в одном институте и отлично его знаю.

Шпагин усмехнулся и потер свой выпуклый лоб.

— Любопытно, черт возьми!

— Что, собственно, любопытно? То, что мы работаем с Граниным в одном институте? — с некоторым раздражением спросил я.

Шпагин вскинул на меня глаза.

— Знаете, мне уже советовали обратиться к Гранину.

Я был приятно удивлен, но постарался сохранить невозмутимость.

— Вот видите.

— Вы знаете Сашку Медведева?

— Мы учились в одной группе.

— А сейчас мы с ним в одной группе, — Шпагин пожал плечами, — так вот Сашка говорил примерно то же самое, что и вы.

— Что ж тут удивительного, он учился у Гранина!

— Но ведь это смешно, понимаете? Черт его знает, как смешно! И глупо! Обращаться к случайному человеку, после того как куча специалистов, полностью отдавшихся этому делу, потерпела неудачу!

— Знаете ли, иногда со стороны виднее.

— Это верно!

— А потом, — продолжал я убежденно, — Сергей — это же настоящий Шерлок Холмс в науке! Это у него от бога!

— По мне все равно от бога или от черта, — махнул рукой Шпагин, — от черта даже лучше. Ладно, хоть это и смешно, — едем!

3

Не без основания полагая, что и Гранин и Шпагин — люди с достаточно развитым самолюбием и в науке величины если и не эквивалентные, то однопорядковые, я опасался за нормальное развитие их знакомства. Знаете, как нередко бывает: неосторожно оброненное слово, ответная реплика, обмен острыми фразами — и вместо делового разговора получается КВН, состязание в остроумии, извлечь из которого что-нибудь путное также трудно, как решить десятую проблему Гилберта. Но все обошлось как нельзя лучше. Правда, вначале оба они держались скованно, приглядываясь, почти принюхиваясь друг к другу. Но потом обстановка быстро разрядилась, главным образом, благодаря тому, что Шпагин избрал очень правильный тон: он не жаловался, не драматизировал ситуацию, а рассказывал о затруднениях своей группы в шутливом юмористическом тоне, хотя, если говорить правду, юмор его порой принимал мрачноватый оттенок.

— Потерпев сто первую, ну а если без иносказаний, то сто сорок третью неудачу, — закончил он свой рассказ, — я не стал дожидаться сто сорок четвертой. Страшно стало, как, знаете, иногда бывает страшно в темной комнате, когда начитаешься Эдгара По. Ну, и предложил своим ребятам передохнуть и осмотреться. Опасался возражений, но нет! Если и были протесты, то больше ради формы. Устали, надоело. Явление это, конечно, временное… Неудачи вообще очень быстро надоедают, не то что успехи. И что любопытно, все разъехались, ни одна душа не осталась в городе! Если без трепа, то и я бы удрал куда-нибудь к черту на кулички — в Гималаи или Антарктиду, лишь бы там ни вычислительных машин, ни отчетов, ни руководящих организаций не было — одна природа в самом первозданном виде! Но мне не то что в Антарктиду, а и в Сочи нельзя: надо подводить итоги, делать выводы и готовиться к фундаментальному разносу, который, это уж наверняка, устроит мне начальство.

Гранин засмеялся, сочувственно глядя на Шпагина.

— Знаете, Юрий Иванович, когда надоедает ретивое начальство, мне тоже иногда хочется в Гималаи. На самую макушку Джомолунгмы! — он прошелся по комнате и остановился напротив Шпагина.

— Насколько я понимаю, Юрий Иванович, вам нужно не радикальное решение проблемы, а только идея, скелет?

— Скелет! Дайте хотя бы череп и несколько костей!

— И вы, как Дюбуа, восстановите по ним весь облик своего логического питекантропа?

Шпагин хмыкнул.

— Потенциально этот питекантроп поумнее нас с вами.

Гранин присел на край письменного стола.

— Скажите, — уже серьезно спросил он, — вы не пробовали обращаться к психиатрам?

Шпагин усмехнулся.

— Не по поводу собственного здоровья, — поспешил уточнить Гранин, — по поводу логосов. Я понимаю — это довольно оригинальный шаг, но он напрашивается.

Шпагин кивнул.

— Верно, — напрашивается. И мы обращались, конфиденциальным образом — не хотелось преждевременной огласки. Представляете, какой поднимется сабантуй, если наши враги узнают, что логосы сходят с ума? Сенсация! В общем, я обращался к одному весьма известному психиатру. Он приходится каким-то дальним родственником жене, мы давно знакомы частным порядком. Только из этого обращения ничего не вышло.

Шпагин потер крутой лоб, улыбаясь своим мыслям.

— Старик долго не мог понять, в чем дело, а когда понял — пришел в ярость! Еще сдерживаясь, он объяснил мне, что диагностика психических заболеваний — это сложнейшее, тончайшее дело, требующее тщательного учета индивидуальности больного. Ставить диагноз психического заболевания машине? Это было выше его понимания. Старик не выдержал, вышел из себя и принялся кричать: «Идите к плотнику, к токарю, к слесарю! К слесарю, черт вас возьми! Но не к психиатру!»

Мы захохотали, а когда немного успокоились, Гранин заметил:

— А это было ошибкой.

— Что? — не понял Шпагин.

— То, что вы обратились к старому специалисту.

— Какое это имеет значение? Бестужев — прекрасный психиатр, причем особенно он славится именно как диагностик, — буркнул Шпагин.

Гранин прищурил в улыбке глаза.

— Старики, даже талантливые, часто бывают непробиваемо консервативны. Впрочем, это не так важно. Продолжайте, пожалуйста.

— У стариков доброе сердце, и, выкричавшись, он согласился выслушать меня детальнее. Ну, и понемногу увлекся, дотошно выспросил меня обо всем, даже о никому не нужных пустяках, а потом опять насупился и объявил, что, если бы речь шла о человеке, он рискнул бы утверждать, что болезнь имеет немало общего с прогрессирующей шизофренией катотонической формы. В отношении же прибора, сконструированного в нашей лаборатории, он ничего определенного сказать не может, за исключением того что обращаться по поводу его ремонта к психиатрам — совершенно бессмысленно.

— Что ж, — резюмировал Гранин, — и это неплохо. По крайней мере, известен диагноз — шизофрения.

— А толку? Шизофрения — самый загадочный психоз. Рылся я в литературе.

— Верно, — Сергей уперся руками в край стола и спрыгнул на пол. — А что если дело в ранней гениальности логосов?

По-моему, чрезмерно одаренные, рано развивающиеся дети чертовски неустойчивы психически. А ведь логос по сравнению с обычным ребенком — трижды гений!

Шпагин выслушал Гранина без особого интереса.

— Хоть и не каждый рано развившийся ребенок сходит с ума, но мы учитываем и такую возможность. У серии логосов начальная жесткая программа была вообще ликвидирована. Их мозг представлял собой чистую карт-бланш. Ни бита навязанных сведений! Все в ходе обучения! Но, черт подери, это привело лишь к тому, что логосы стали сходить с ума быстрее, чем прежде. Только и всего! Пришлось вернуться к варианту с развитой начальной программой.

— А ведь это любопытно!

Шпагин усмехнулся:

— Еще бы не любопытно! Прямо концерт, хоть билеты продавай. Было и еще одно предположение, Сергей Владимирович. Мол, слишком односторонне воспитание логосов — наука, техника, общие проблемы. От такой однообразной умственной пищи ведь и ребенок может сойти с ума. И вот последние модели мы программировали, добиваясь максимального сходства с детьми, а при воспитании старались копировать методы детских садов и начальной школы. Никакого толка! Достаточно логосу накопить критический запас информаций, а какой — не так уж важно, как неумолимо, неотвратимо приходит безумие.

— И никаких технических неисправностей?

— Ни малейших. За это я отвечаю головой!

— Да, — с уважением протянул Гранин, — это настоящая задача. Есть над чем поломать голову!

Он подошел ко мне и положил руку на плечо.

— Ну как, беремся?

Я пожал плечами.

— А почему не попробовать?

Шпагин присматривался к нам напряженно, тревожно и иронически.

— Вы всерьез собираетесь заняться этой головоломкой? — наконец спросил он совсем тихо.

— Собираемся! — весело ответил Сергей.

— Естественно, — подтвердил я.

Напряженно-тревожное лицо Шпагина стало еще напряженнее. Я думал, он закричит или начнет колотить руками в стену. Но ничего такого не произошло. Лицо Шпагина вдруг обмякло и постарело.

— Хоть бы вам повезло, ребята. Хоть бы повезло! — трудно сказал он и провел рукой по лицу. — А я устал… Если бы вы знали, как я устал!

Когда Шпагин распрощался с нами и ушел, оставив нам домашний и служебный номера телефонов, Гранин, глядя ему вслед, сказал задумчиво:

— А он, действительно, устал. Только на отдых ему нужно не в Антарктиду, а в деревню. В самую обычную русскую деревню, чтобы пели петухи, мычали коровы, а по берегу реки росли ивы да березы.

Гранин нередко поражал меня совершенно неожиданным ходом мысли.

— Петухи и березы — ладно, а вот почему коровы? — не без интереса спросил я.

— А потому, мой математический друг, что коровы дают вкусное молоко. И вообще в корове есть что-то патриархальное, доброе и сонное. Все те качества, которых сейчас так не хватает Шпагину, — рассеянно ответил Гранин, улыбнулся своим мыслям и с восхищением сказал: — А прелесть задачка! Устройство, построенное в строгом соответствии с законами формальной логики, вместо разума генерирует безумие! За что бы тут зацепиться?

— Может быть, дело в том, что логосы слишком логичны? Ведь человеку свойственна известная алогичность поступков. — Эта мысль уже давно вертелась у меня в в голове, и я ожидал одобрения, но Гранин осуждающе покачал головой.

— И ты, Брут! И ты погряз в этой трясине мещанских суждений о человеческой алогичности!

— Мещанских? Да такими суждениями полны все современные науки, начиная от психологии и кончая кибернетикой!

— Не все верно, что часто повторяется. Вдумайся, это же чистокровный научный оппортунизм! Если действовать по твоему рецепту, то логосов надо делать с расчетом на безумие. Тогда они станут мудрецами.

— Ох, и любишь ты утрировать!

— Наоборот! Я стараюсь всячески смягчать резкость своих суждений, — Сергей потер себе лоб, — хм, алогичность человеческих поступков — чушь, выдуманная человеконенавистниками. Просто у человека не одна, а несколько логик действия. Одна логика диктуется социальным самосознанием, другую определяют законы продолжения рода, третья опирается на инстинкт самосохранения. При известных обстоятельствах эти разные логики начинают противоречить друг другу, и тогда при желании действия человека можно истолковать как алогические. Только и всего. Нет, дело не в логичности. Собака зарыта в другом месте.

— В каком?

— А черт его знает!

Мне почудилось легкомыслие в его словах. Я осуждающе покачал головой и заявил.

— А мне жаль Шпагина.

Сергей плюхнулся рядом со мной на диван и, заговорщицки понизив голос, сказал:

— Пути назад отрезаны, мосты сожжены, и Рубикон перейден, Николенька. Отныне мы с тобой не сотрудники института, не какие-то несчастные кандидаты наук, а — Сергей торжественно поднял палец — де-тек-тивы! Да-да, мы находимся сейчас в положении Шерлока Холмса, который, обнаружив совершенно свежий труп респектабельного джентльмена, не может отыскать ни единого следа преступника. Как поступает Холмс в подобных ситуациях?

— Думает. И курит трубку, расходуя за вечер не меньше полуфунта крепчайшего табаку.

— Верно, курит и думает. Но ты все-таки немного вынес из жизнеописания великого сыщика. Прежде чем курить и думать, он дотошно расспрашивает прямых и косвенных свидетелей преступления. Всех, кто может оказаться к нему причастным!

Я усмехнулся.

— Кого же нам вызвать на допрос? Подстанцию, которая питает ВИВК электроэнергией?

— Ну! Как ты можешь опускаться до такого вульгарного материализма? Мы должны работать гораздо тоньше и деликатнее. Надо с пристрастием допросить все науки, которые так или иначе причастны к проблеме логосов. Кстати, у тебя нет знакомых биоников?

— Кого? — удивился я.

— Биоников, этих мутантов второй половины двадцатого века — устойчивых гибридов биологии и техники.

Подумав, я ответил:

— Представь себе, есть!

— Шутишь.

— Да нет, серьезно.

У меня и в самом деле был знакомый бионик, совсем зеленый парень, новичок в науке. Это был Михаил Синенко, мой земляк и сосед по улице, который в прошлом году закончил институт и остался в аспирантуре. В свое время он звал меня дядей Колей, хотя дяде тогда было едва ли двадцать лет. Когда, закончив школу, Михаил поехал учиться, его родители в слезном письме просили меня позаботиться об их ненаглядном чаде и не дать ему свихнуться. Скоро чадо явилось ко мне, и я только ахнул — Михаил перерос меня головы на полторы и обрел такой бас, что оконные стекла жалобно дребезжали, когда он слегка форсировал голос.

Михаил оказался серьезным парнем, учился блестяще и не доставлял мне никаких хлопот. Называл он меня уже не дядей Колей, а Николаем Андреевичем, что не мешало ему относиться ко мне с прежним почтением. Вернувшись недавно из командировки, я обнаружил на своем столе письмо и открытку. В открытке Михаил сообщал день и час свадьбы и приглашал меня на это торжество. В письме сожалел о том, что я не был, и звал меня в гости на свою новую, только что полученную квартиру в любое время дня и ночи. Письмо было подписано не только Михаилом, но и Зиной Синенко. Побывать у них я пока не удосужился.

Когда все это я коротко изложил Сергею, он, к моему удивлению, пришел в восторг.

— Бионик! Молодой способный парень без предрассудков и научного консерватизма. Да это как раз то, что нам требуется!

Я непонимающе смотрел на него.

— А собственно, что требуется?

Сергей сокрушенно вздохнул.

— До чего ты все-таки черствый человек, Николай — удивительно! Неужели непонятно, что ты должен купить свадебный подарок, отправиться к молодоженам и поздравить их с законным браком!

— Какой подарок, если свадьба была два месяца назад? — опешил я.

Но Сергея понесло, и возражать ему было просто невозможно.

— Пусть это будет послесвадебный подарок. Какая разница? Важно то, что для вручения подарка ты явишься к своему протеже. А там между делом поговоришь о логосах, конфиденциально, конечно.

Я устало вздохнул.

— О логосах? А что я о них буду говорить?

— Обо всем понемногу, неужели непонятно? Введи в курс дела и узнай его мнение. Полюбопытствуй, нет ли у него в работе аналогий машинному безумию, не набредал ли он на какие-нибудь идеи на сходном материале. В общем, поговори по душам.

— А подарок?

— Подарок мы купим вместе. И расходы пополам. Еще вопросы есть?

Я засмеялся, махнул рукой и согласился.

4

Михаил жил в новеньком пятиэтажном доме, как две капли воды похожем на десятки других таких же домов недавно выросшего города-спутника. Поднявшись по тесной лестнице на пятый этаж, я позвонил. Щелкнул замок, дверь распахнулась, и на пороге появился Михаил — длинный, худой, носатый и большеротый. Русые волосы его были спутаны и прилипли к потному лбу, рукава старенькой рубашки засучены выше локтей, на груди — женский передник из синтетики. Секунду он недовольно вглядывался в меня, щуря близорукие глаза, потом моргнул, и его лицо вытянулось от удивления.

— Николай Андреевич?

Я улыбнулся и развел руками. Михаил обернулся и протодьяконским басом прогудел через плечо.

— Зина, кончай стирку! Гости пришли!

Он помог мне раздеться и потащил в комнату. Я чувствовал, что Михаил опасается, как бы я не вздумал заглянуть на кухню.

Комната выглядела довольно оригинально. В ней размещался великолепный дорогой сервант, дряхлый книжный шкаф, роскошный диван, на котором при нужде смог бы разместиться целый взвод, несколько развалин-стульев и подозрительный стол, накрытый чудесной скатертью. На одной стене висел сильно стилизованный офорт, на другой — дешевенькая литография с изображением «Девятого вала». В общем, чувствовалось, что малогабаритная квартира находится в начальной стадии обживания.

— Нет-нет, — испугался Михаил, — вы на стул не садитесь. Вы на диван.

Разглядывая комнату, я слушал Михаила. А он, снимая передник и опуская рукава рубашки на длинные худые руки, гудел, словно иерихонская труба.

— Помогаю жене стирать. Строго говоря, не стирать, а выжимать. Стирает она сама. Понимаете, механическая выжималка сломалась, а сделать — все руки не доходят. То работа, то задачки надо Зине сделать, она ведь на третьем учится, то театр, то танцы. Она меня и на танцы таскает. Смешно, холостяком был — не ходил, а теперь — пожалуйста.

Михаил вышел в спальню и гудел теперь оттуда.

— Никак стулья не купим. То одно, то другое. Никогда не думал, что все это барахло так дорого стоит.

Появился он уже в хорошем костюме, причесанный и пахнущий «Шипром».

— Жених! — развел я руками.

— Был жених, — усмехнулся Михаил.

— Добрый вечер, — послышался церемонный голосок.

— Добрый вечер, — машинально ответил я и обернулся.

На пороге комнаты стояла этакая кнопка: кудрявая, курносая, с быстрыми серыми глазами. Она была так мала ростом, что, несмотря на ладную и пропорциональную фигурку, казалась игрушечной. Зина успела причесаться, чуть накрасить губы, надеть нарядное платье и изящные туфельки. Ничто не напоминало о том, что пять минут тому назад эта взрослая девочка стирала белье. Весьма степенно познакомившись со мной, Зиночка вдруг так круто повернулась на каблуках к Михаилу, что юбка ее разлетелась веером.

— Успел уже разболтать, что решаешь мне задачки?

— А что тут такого? — удивился Михаил.

— Ладно, я потом с тобой поговорю.

Она поманила Михаила пальцем и стала что-то неслышно шептать ему на ухо. Согнувшись вопросительным знаком, Михаил басил.

— Ага… А зачем?.. Ладно… Сделаю!

Потом Зиночка ткнула его кулачком в бок, сделала сердитые глаза и Михаил примолк, теперь он только мычал и кивал головой.

— Все понял? — спросила наконец Зиночка погромче.

— Все!

Зиночка с улыбкой повернулась ко мне.

— Поскучайте немного. Миша вас развлечет.

— А куда же вы?

Зиночка на секунду замялась, и Михаил поспешил ее выручить.

— Да в магазин. Мы же ничего особенного в доме не держим. Да и вообще иногда не ужинаем. Так, попьем чаю да и ложимся спать.

— Кто тебя просит рассказывать, как мы ужинаем? — возмутилась опешившая было Зиночка.

— Да что тут такого?

— Это совсем не обязательно — в магазин, — рискнул заметить я.

— Как можно, — укоризненно прогудел Михаил, — на свадьбе не были.

— А я стирку бросила. И вообще вас это не касается. Я хочу сказать, — поправилась она, — вы тут поговорите, а я сделаю все, что нужно.

Считая, видимо, вопрос исчерпанным, Зиночка улыбнулась, повернулась на каблуках и испарилась. Через секунду на кухне что-то загремело, еще через секунду хлопнула входная дверь и наступила тишина, Мы с Михаилом молчали, глядя на то место, где только что стояла Зиночка. Не знаю, как молодому супругу, а мне почему-то казалось, что она должна материализоваться снова, отругать за что-нибудь Михаила, мило улыбнуться мне, а потом уже исчезнуть окончательно. Но Зиночка не появлялась.

— Ушла, — резюмировал Михаил, поворачиваясь ко мне, и с уважением добавил: — Метеор!

Мы рассмеялись.

— А я ведь к тебе по делу, Миша, мне нужен твой совет.

Миша воззрился на меня с искренним удивлением.

— Совет?

— Мне нужен совет специалиста-бионика.

Михаил загрохотал так, что звякнули стекла, и, спохватившись, примолк. Но поглядывал на меня все еще удивленно.

— Да какой же я специалист? Но чем могу — помогу, вот только Зиночкины поручения выполню. Я быстро!

Несколько минут он гремел на кухне посудой, наливал воду, зажигал газ и что-то ставил на горелку. Вернулся, вытирая полотенцем мокрые руки.

— Слушаю вас, Николай Андреевич, — сказал он, небрежно швыряя полотенце на один из стульев и присаживаясь рядом со мной.

Я помолчал, собираясь с мыслями, и по возможности обстоятельно рассказал ему о логосах. Сообщив о том, что они сходят с ума, я сделал эффектную паузу, думая насладиться удивлением Михаила. Но он, исподлобья взглянув на меня, невозмутимо пробасил.

— Что ж, это вполне естественно.

Удивляться пришлось мне.

— Естественно?

— Конечно, естественно! Человеческий мозг — конструкция уникальной сложности. Природа создавала его несколько миллиардов лет, все время выбрасывая на свалку все неудачное и несовершенное. А ваш, как его, Шпагин, хочет, чтобы первый же вариант искусственного мозга заработал нормально. Уж очень он торопится.

— Да не первый, а сто сорок третий!

— Все равно торопится. В науке самое главное — терпение.

Я невольно засмеялся, но Михаил был сама невозмутимость.

— Мишенька, — сказал я терпеливо, — творение природы и человека — это же совершенно разные вещи! Природа работает вслепую, поэтому естественно, у нее очень высок процент отходов. А человек работает зряче, сознательно, на основе строгих теорий, которые подтверждены всей практикой человечества. Улавливаешь разницу?

— На основе строгих теорий создаются не только логосы, — упрямо гудел Михаил, не глядя на меня, — однако ж, редко что сразу работает нормально.

— Например? — нетерпеливо перебил я.

— Да что угодно! Например, двигатель внутреннего сгорания. По сравнению с логосами — это же элементарнейшая конструкция. А знаете, как барахлят опытные двигатели? Их годами доводят! А что такое барахлить применительно к логосу? Это и значит сходить с ума.

— Все просто, как табличный интеграл.

— Чего уж проще, — серьезно согласился Михаил.

Я возмущенно повысил голос.

— Да пойми ты, если двигатель барахлит, всегда можно докопаться, в чем тут дело. Это вопрос времени, навыка, скрупулезности анализа. С логосами же совершенно другое! Достоверно установлено, что логосы собраны безупречно. И все-таки сходят с ума! Это все равно, как если бы вал двигателя самопроизвольно изменил направление своего вращения с левого на правое.

— Так бы сразу и сказали, — невозмутимо прогудел Михаил и поскреб затылок, — коли так, остается одно объяснение.

— Какое? — быстро спросил я.

— Ошибочна или, по крайней мере, неполноценна теоретическая база логосов.

Я начал потихоньку сердиться.

— Теоретическая база логосов — формальная логика, на основе которой построены все точные науки, И ты считаешь формальную логику ошибочной?

На лице Михаила застыло упрямое выражение, а голос опустился на самые низкие ноты.

— Пусть не ошибочна — недостаточна! Как, положим, ньютоновская механика недостаточна для описания процессов на околосветовых скоростях. Ведь вычислительные машины, которые работают на базе формальной логики, — это очень простые устройства.

— Ну, и что же?

— А то, что при усложнении бывают качественные скачки.

— Скачки? — удивился я. — Причем тут философия?

— А притом, — невозмутимо гудел Михаил, — что ежели для вычислительных машин формальной логики достаточно, то еще неизвестно, достаточно ли будет ее для логосов.

— Любопытно! И что же ты предлагаешь взамен?

— Если бы я знал, — сокрушенно вздохнул Михаил, но тут же заторопился, — вы послушайте меня, Николай Андреевич. Сейчас я работаю над сравнительной оценкой эффекторных систем различных животных. Я не стал мудрить и выбрал двух самых ординарных, всем знакомых существ — кошку и ящерицу. Задача у меня такая — дать математическую картину, формальную модель всей их кинематики. Вообще-то говоря, просто на глаз заметно, что динамические образы кошки и ящерицы заметно отличны друг от друга, но я никак не ожидал, что встречусь с какими-то принципиальными различиями. А на деле получилось именно так! Понимаете, различий столько, что этот самый качественный скачок так и приходит на ум!

Я вздохнул.

— Думаю, что как и все молодые ученые, ты сильно преувеличиваешь значение частностей.

— Да зачем мне преувеличивать? Самому хуже! Между прочим, — Михаил осуждающе покрутил головой, — толкуют об эволюции животного мира. А что под этим понимают? Лапы, челюсти, позвонки, зубы, хвосты — даже читать обо всем этом иной раз противно! Неужели непонятно, что эволюция животного — это прежде всего эволюция его мозга, его нервной системы! Что такое тело? Жалкий эффектор, управляемый могучей нейромашиной умопомрачительной сложности! Тело только следует за мозгом. Я вот железно убежден, что важнейшим преимуществом млекопитающих над рептилиями были не всякие там терморегуляции, молочные железы и плаценты, а качественный скачок в развитии мозга.

Удобно устроившись на диване, я слушал Михаила довольно скептически, но не без интереса. Во всяком случае, чувствовалось, он не просто фантазировал, а говорил о вещах выстраданных.

— Я не помешаю, если посижу с вами? — послышался вдруг смиренный голосок.

Я обернулся. В дверях стояла Зиночка. Мы так увлеклись разговором, что не заметили, когда она вернулась.

— Садись, не помешаешь, — мимоходом ответил ей Михаил.

И увлеченно, на низких нотах продолжал.

— Представьте себе, Николай Андреевич, что ящерицу соответствующих размеров нарядили в кошачью шкуру. Маскировка безупречная! Но стоит только начать этой псевдокошке движение, как вы сразу обнаружите подделку. Вы замечали, как ящерица отдыхает? Как каменная! Нет в ней живого покоя и отдыха! Лежит она, лежит, потом срабатывает у нее какое-то реле, и она, голубушка, помчалась. Бежит по прямой с постоянной скоростью, только лапки мелькают. Замени их колесиками — ничего не изменится! Когда ящерице надо повернуть, то делает это она не плавно, не постепенно, а как-то вдруг — раз, и снова лупит по прямой! Заводная игрушка да и только. Потом сразу остановится, и опять не разберешь — живая она или нет.

Михаил хитровато взглянул на меня.

— А знаете, в чем дело? Оказывается, все очень просто — у ящерицы счетное, причем весьма небольшое число вариантов движения лапок, головы, хвоста и туловища. Ее эффекторная система легко описывается математически, легко программируется на основе формальной логики, легко моделируется в любых вариантах. И уверяю вас, натурную ее модель будет очень нелегко отличить от живой ящерицы.

— А натурную модель кошки? — полюбопытствовал я.

Михаил покачал головой, в его голосе зазвучали нотки глубокого уважения.

— Кинематика кошки — высший класс, люкс! Вы присмотритесь к кошке, когда она играет или подкрадывается. Ведь она даже не идет, а течет, стелется по полу. Даже балерина с ее лебедиными руками по сравнению с кошкой кажется тяжелой и грубоватой. Это не моя фантазия, об этом сам Станиславский говорил и призывал актеров учится пластике у кошек. И вот, Николай Андреевич, когда я принялся за математический анализ, то у меня получилось, что у кошки не счетное, как у ящерицы, а практически бесконечное число вариантов движения. Бесконечное! Отдел мозга, ответственный за кинематику, у кошки немного больше соответствующего отдела мозга ящерицы, а такая колоссальная разница — конечное и бесконечное! Именно благодаря этому на кошку так приятно смотреть: позы ее никогда не повторяются, она все время разная, новая, будто незнакомая. И не только в движении, но и в покое. Ящерица в покое — каменный истукан, мертвец, а кошка — застывшее движение, живая текучая неподвижность.

Меня немного забавлял культ кошки, но слушал я Михаила с постепенно возрастающим интересом. Он рассказывал о кошках еще и еще, приводил оригинальные примеры, пользовался неожиданными аналогиями.

— И вот когда я попытался, наконец, запрограммировать кинематику кошки, — в голосе Михаила гремело торжество, — то ни черта у меня не получилось! Мешала эта самая необъятность вариантов. Не лезла она в формальную логику.

Заметив мое протестующее движение, Михаил поспешно добавил:

— Не исключаю, что я просто не подготовлен к решению этой задачи, может быть посижу подольше — и все получится. Но уж в одном я уверен до конца: между мозгом кошки и мозгом ящерицы — пропасть, их разделяет какой-то качественный скачок. Об этом-то я и вспомнил, когда вы заговорили о логосах. Может быть, между обычными счетными машинами и логосами такая же пропасть?

Я усмехнулся, уж очень просто любую трудность в работе объявить качественным скачком и на этом успокоиться.

— Вы не смейтесь, — спокойно сказал Михаил, — этот самый качественный скачок вы не раз наблюдали. Да и на себе испытывали. Не замечали только.

— На себе? — недоверчиво спросил я.

— На себе, — уверенно подтвердил Михаил.

— Любопытно!

— Само собой любопытно. Только учтите, это не прямой скачок, а обратный. Испугайте-ка кошку и посмотрите, как она кинется от вас во весь дух. Куда денется все ее изящество и грация? Та же машина, работающая на предельных оборотах, как и ящерица.

— Но ты говорил, что я и на себе испытывал этот самый скачок.

— И не один раз, — ухмыльнулся Михаил.

— Ну-ну, просвети меня.

— А вспомните свое детство. Приходилось вам до смерти пугаться чего-нибудь? Ну вот, тоже превращаешься в машину. Или бежишь, сломя голову, сам не зная куда, или цепенеешь, как ящерица. Очень сложная и любопытная вещь — этот обратный качественный скачок. Мозг становится примитивнее, теряет что-то, поэтому-то мы и глупеем в момент испуга, иногда даже и вспомнить потом не можем, что же произошло. А знаете, для чего все это нужно? Возьмем кошку. В обычных ситуациях кошке выгоднее иметь в своем распоряжении как можно больший набор возможных движений. Это делает ее ловкой, гибкой, увертливой. Это и помогло ей выйти победительницей в борьбе за существование среди хищников. А когда кошка удирает от самой смерти? Для чего тут изящество и грация? Нужна предельная скорость, а стало быть предельная мощность работы всей ее кинематики. А эта мощность определяется не только объемом мышц, но и интенсивностью управляющих нервных сигналов. Допустим, в мозгу кошки есть какой-то переключатель. В момент опасности, когда нужно удирать, он срабатывает, мозг становится примитивнее, теряет свою тонкость, но за счет этого в несколько раз увеличивается частота и интенсивность управляющих нервных сигналов. Сила и быстрота животного словно удесятеряются! Этот вот процесс я и называю обратным качественным скачком. Ну, а если существует обратный, то в ходе эволюции на рубеже рептилий и млекопитающих должен произойти и прямой! Закономерно приходишь к такому выводу.

Только я собрался заговорить и сообщить Михаилу, что он недаром потерял время в аспирантуре, как услышал осторожный вздох и, скосив глаза, увидел лицо Зиночки. Честно говоря, я и раньше потихоньку наблюдал за ней. Все это время она сидела, не спуская глаз со своего мужа, и буквально жила его рассказом. На лице ее, как в зеркале, отражались все мысли и чувства Михаила. Она то улыбалась, то хмурилась, замирала, когда речь шла о ящерицах, поводила худенькими плечиками, когда Михаил рассказывал о кошках. Лишь глаза ее совсем не меняли выражения. И в них светилась такая увлеченность, такая любовь и преданность Михаилу, что я раз и навсегда простил ей и маленький рост, и курносый нос, и командирские замашки.

5

Выслушав мой рассказ о посещении молодой четы, Сергей восхитился:

— Вот это везение! Вероятность случайной встречи с нейробиоником никак не больше одной стотысячной, а тебе с первой же попытки выпал выигрыш. Ты родился под счастливой звездой, Николенька. — Он помолчал и уже серьезнее добавил:

— Умница твой Михаил! Оригинальные, неординарные суждения, упорство, молодость, Ей-ей, надо бы ввести его в наше дело основательно.

— Да он рад будет!

Гранин качнул головой:

— Понимаю, но, к сожалению, надо соблюдать научный этикет и испросить соответствующее разрешение у Шпагина. Да и не только насчет Михаила, — добавил он задумчиво.

Шпагина мы навестили на следующий день. Дверь отворила высокая полноватая женщина. У нее было округлое мягкое лицо, полные губы и карие приветливые глаза.

— Здравствуйте, — певуче проговорила она, оглядывая нас, — вы к Юре?

— Если фамилия Юры — Шпагин, то вы угадали, — галантно ответил Гранин.

Женщина засмеялась и протянула большую мягкую руку сначала Сергею, а потом и мне.

— Шпагина, Надежда Львовна.

Она остановила свои улыбающиеся глаза на Сергее.

— А вы, конечно, Гранин Сергей Николаевич, правда ведь? Ну, а вы Николай Андреевич, — уже уверенно определила она, — впрочем, какой же Андреевич, просто Коля. Да что же мы стоим в дверях? Проходите!

Помогая пристроить нам плащи и шляпы на вешалку, Надежда Львовна продолжала певуче:

— Видите, как много говорил мне о вас Юра — сразу вас узнала. Только я почему-то думала, что вы постарше.

— Просто мы хорошо сохранились, — ввернул Сергей, заталкивая подальше на полку непокорную шляпу.

— Ну-ну, не хитрите. Сорока-то вам еще нет, а до сорока мужчина еще не мужчина.

Она спросила с шутливой строгостью:

— Вы с хорошими вестями? А то ведь не пущу.

— С хорошими, Надежда Львовна, — не выдержав, похвастался я.

— С удовлетворительными, — поправил меня Сергей недовольно, — всего лишь с удовлетворительными.

— И то ладно, — вздохнула Надежда Львовна, — так и быть, проходите.

В свежей, шелковой рубашке, чисто выбритый, но какой-то взлохмаченный и помятый, Шпагин лежал на диване с потрепанной книгой в руке. Форточка была открыта, но, несмотря на это, комната полна табачного дыма. Пепельница, стоявшая на полу возле дивана, была забита табачными окурками, а вокруг нее горки пепла. На столике стояла ваза с огромными яблоками, скорее всего — алма-атинским апортом. Не отрывая глаз от книги и не обращая никакого внимания на вошедших, Шпагин нехотя грыз одно такое царь-яблоко.

— Юрий! — окликнула мужа Надежда Львовна.

— Ну? — буркнул Шпагин, с шумом переворачивая страницу. Он окинул нас равнодушным, рассеянным взглядом и хотел было вновь углубиться в чтение, но призадумался и снова взглянул на нас, теперь уже осмысленно.

— Так это вы, — Шпагин расплылся в улыбке, — здравствуйте, черти!

Он захлопнул книгу, швырнул в угол дивана, а огрызок яблока бросил в пепельницу, но не попал.

— Мне иногда очень хочется поставить тебя в угол, — строго сказала Надежда Львовна.

Шпагин скорчил умоляющую гримасу, рывком поднялся с дивана, подобрал злополучный огрызок, аккуратно опустил его в окурки, а саму пепельницу ногой пихнул под диван.

— Вот и все в порядке, Наденька, — сказал он, — видишь, как просто. И не надо на меня так смотреть, лучше организуй нам что-нибудь этакое, что помогает ученой беседе. А вас я рад видеть. Ей-богу не вру! Садитесь, садитесь же! И забудьте всякие церемонии. Они у нас не в почете.

Надежда Львовна молча улыбнулась, покачала головой и неспешно вышла из комнаты. Шпагин, проводив ее взглядом, плюхнулся на заскрипевший диван рядом с Сергеем и пожаловался:

— И откуда у женщин эта неистребимая любовь ко всяким дурацким условностям? Это нельзя вообще, это можно, но только за столом, а чтобы валяться на диване, надо, видите ли, надевать халат или пижаму. Да я в жизни не носил ни того, ни другого! Идиотская мода! Чувствуешь себя не то арестантом, не то сенатором. Да все это ерунда! Ну? — грубовато подтолкнул он Сергея.

Гранин молчал, словно не слыша его и думая о чем-то своем. Шпагин сердито засопел, пошарил вокруг глазами, хлопнул себя по карману, достал мятую пачку дешевых папирос, чиркнул спичкой и жадно затянулся.

— Ну же! — повторил он уже просительно, почти умоляюще: — Что-нибудь нащупали?

Гранин поднял голову.

— И да, и нет.

Шпагин дернул плечом.

— Терпеть не могу эти словесные выкрутасы!

Сергей чуть улыбнулся.

— Ну, если вам хочется определенности, — да. Но это «да» — лишь догадка. Чтобы вынести окончательный приговор, нужно ее проверить.

— Зачем же стало дело, черт подери? Я и весь мой отдел со всеми потрохами в полном вашем распоряжении.

Сергей прямо взглянул на Шпагина и твердо проговорил:

— Чтобы ее проверить, нужны широкие консультации с представителями других наук: с математиками, биониками, психологами и психиатрами. Нужно сорвать покров секретности с вашей работы, влить в нее свежую кровь, свежие силы. Нужно создать новый, комплексный творческий коллектив.

Несколько долгих секунд они смотрели в глаза друг другу, в комнате висела тревожная тишина. Потом Шпагин отвел взгляд и протянул неопределенно:

— Та-а-к!

В несколько глубоких затяжек он докурил папиросу, смял окурок, хотел швырнуть его на пол, но в последний момент передумал, скатал шарик и положил на столик рядом с вазой.

— Так! — теперь уже мрачно сказал он, поднялся с дивана и остановился перед Сергеем.

— Проще говоря, — глухо проговорил он, — вы предлагаете мне расписаться в своей научной несостоятельности.

Сергей хотел возразить ему, но Шпагин нетерпеливо перебил:

— Оставьте! Не золотите пилюлю, не нуждаюсь. — Он дернул плечами и саркастически усмехнулся.

— В самом деле, годы и годы я ломал голову над проблемой логосов. И безуспешно! Потом является его светлость, Сергей Гранин, задумывается на недельку — и все становится ясным, как стекло. Оказывается, нужны бионики, географы, энтографы и психиатры! А певичек из кафе-шантанов вам не требуется? — вдруг с издевкой спросил Шпагин.

У меня гулко заколотилось сердце, Сергей хладнокровно молчал.

— И вы думаете всю эту незваную шуструю публику я посажу за свой стол? — голос Шпагина сорвался на крик. — Отдам им на потеху, на растерзание свое детище? Бессонные ночи, радости открытий, горечь неудач? Вот вам?

И, весь подавшись вперед, он показал Сергею кукиш.

— Знаете ли, — проговорил я, чувствуя, что у меня вот-вот сорвется голос, — это переходит всякие границы!

Сергей взглядом дал понять мне, чтобы я не вмешивался, а Шпагин и ухом не повел.

— Надеюсь, я высказался ясно? — вызывающе спросил он у Гранина.

— Да, — спокойно ответил Сергей, — но мы с вами ученые, Юрий Михайлович.

Шпагин иронически усмехнулся.

— Ученые, — задумчиво повторил Гранин, — не компиляторы, не ораторы-пустозвоны, не начетчики и не конъюнктурщики. Мы ученые, я сразу это понял.

Лицо Шпагина потемнело.

— Ну, и что? — буркнул он.

— А то, что наука, научный поиск и его результаты для нас с вами дороже всего остального. Дороже славы, дороже самолюбия, дороже личного счастья.

Шпагин нахмурился, похоже он собирался сказать нечто ядовитое, но вместо этого вдруг отвел глаза, потер рукой свой могучий выпуклый лоб и с вялой усмешкой не то сказал, не то спросил:

— И другого выхода нет.

— Нет, Юрий Михайлович, — негромко и серьезно подтвердил Сергей.

Шпагин кивнул, соглашаясь. Он все еще раздумывал, хмуря брови.

— Что ж, — сказал он, наконец, невесело и почти равнодушно, — пожалуй, вы правы, Сергей Владимирович.

Он хлопнул себя по карманам, достал свою жалкую мятую пачку папирос, но закуривать не стал, а просто посмотрел на нее и бросил на стол.

— Пожалуй, вы правы, — медленно повторил он и криво улыбнулся, — придется идти и на эту жертву. Это, знаете, как в шахматах — жертва фигуры в безнадежной позиции, чтобы вызвать осложнения, — а там видно будет!

Он поднял глаза на Гранина.

— Не обращайте внимания на терзания бездарного эгоиста и действуйте. Благословляю, делайте все, что найдете нужным, только, — он замялся, — только подбирайте настоящих ребят, а?

Когда мы прощались, а это получилось как-то само собой, скорее всего Гранин просто почувствовал, что Шпагину надо побыть одному, я, с трудом подбирая слова, принялся говорить Шпагину о том, что он поступил как настоящий ученый, и я глубоко уважаю его за это. Он удивленно взглянул на меня.

— Ну-ну, юноша, без сантиментов, излишняя чувствительность вредна математикам. Нервы вам понадобятся для более серьезных дел. И, легонько тряхнув за плечи, довольно бесцеремонно выпроводил меня за дверь.

Мы уже выходили на улицу, когда нас догнала жена Шпагина. Она остановилась, слегка запыхавшись.

— Что же вы? — укоризненно спросила она.

— Понимаете, Надежда Львовна, — начал вдохновенно врать Сергей, — только разговорились, меня вдруг как обухом по голове ударило — сегодня же собрание!

Надежда Львовна рассеянно кивнула головой и просто сказала:

— Вы извините Юру. Он переутомился и совсем не в себе. Я ведь даже врача вызывала. Конечно, Юра поскандалил, но я все-таки добилась, чтобы врач его осмотрел. Ничего серьезного, нервное переутомление и расстройство. Но работать ему запретили категорически! Только читать — и то юмор да приключения.

Она виновато улыбнулась.

— Не сердитесь на него. И заходите. Обязательно заходите! — Прощаясь, она крепко, по-мужски пожала нам руки.

Сотню, другую шагов по улице мы прошли молча. Сергей шагал быстро, не глядя по сторонам, уткнув подбородок в воротник своего плаща.

— Теперь нам обратного пути нет, — очень решительно сказал я наконец, — хоть сдохни, а Шпагину надо помочь!

— Да, — согласился Сергей, — Михаил прав, надо определенно идти именно по этой дорожке.

Я присмотрелся к нему и понял, что он думает не о Шпагине и вовсе не занят своими переживаниями, Он и так и эдак вертел в своей голове проблему логосов!

Я завистливо вздохнул и спросил с любопытством:

— Что ты имеешь в виду? И долго еще ты будешь играть со мной в прятки?

Гранин покосился на меня и заговорщицки сказал:

— Тихо!

В глазах его появилось лукавство.

— Догадки пугливы, Николенька, они ужасно не любят, когда о них говорят преждевременно. И если что не так — исчезают без следа!

6

Через несколько дней после памятного визита к Шпагину Сергей во время завтрака вдруг спохватился:

— Да… Постарайся побыстрее разделаться с делами и пораньше приходи домой.

Дожевывая бутерброд, я невнятно проговорил: — А зачем это пораньше?

— В гости пойдем, — коротко ответил Сергей.

Я удивленно посмотрел на Гранина, но он невозмутимо завтракал, не обращая на меня внимания, держа в левой руке вилку, а в правой нож и очень ловко ими управляясь. Он был жутким снобом в этом отношении и всегда вел себя за столом так, точно был на званом обеде, что меня порой слегка раздражало. Неодобрительно следя за Сергеем, я спросил:

— А это обязательно, в гости? Я имею в виду себя.

— Обязательно.

— Но с какой стати? Ты же не ходил со мной к Михаилу.

— Ты и не просил меня об этом. А потом, — Сергей поднял на меня чуточку грустные, чуточку лукавые глаза, — есть некоторые обстоятельства, ты уж поверь мне на слово.

— Ну, если обстоятельства, так и быть, поверю.

В эти самые гости Сергей собирался так долго, словно мы отправлялись на светский раут. Он тщательно побрился, надел свой лучший костюм, три раза менял галстук и поинтересовался, не стоит ли зайти в парикмахерскую подровнять прическу. Я ответил, что не стоит, но, глядя на Сергея, тоже облачился в свой лучший костюм. Мне очень хотелось узнать, к кому мы идем, но, помня просьбу Сергея поверить ему на слово, я сдерживался.

Таинственные знакомые Гранина жили в самом центре города в четырехэтажном здании старой постройки. Войдя в широкий подъезд, я направился было к лестнице, но Сергей остановил меня и взглядом указал на кабину лифта.

— Да он не работает, — сказал я, по опыту зная, что такое лифты в старых домах.

— Работает, — хмуро ответил Сергей, — в этом доме все работает.

Гранин не ошибся, лифт в самом деле работал и исправно поднял нас на третий этаж. Выйдя из кабины, мы оказались перед высокой дверью, на которой была прикреплена массивная бронзовая табличка. На ней крупными буквами значилось «Профессор Гершин-Горин Б. И.», а ниже уже помельче и не так выпукло — «Психиатр». «Понятно, — подумал я, — но не совсем».

Гранин протянул руку и деликатно нажал кнопку звонка. Через несколько секунд что-то щелкнуло раз, другой, загремела цепочка, и только после этого дверь распахнулась окончательно. На пороге стояла молодая, скромно одетая и очень красивая женщина.

— Я вас слушаю, — вежливо, но суховато проговорила она.

Я молчал, несколько ошарашенно разглядывая красавицу, неожиданно появившуюся вместо дряхлого профессора, которого ожидал увидеть. Молчал и Сергей. Я удивленно покосился на него, но в этот момент холодное лицо женщины дрогнуло, и она сказала удивленно, обрадованно и, пожалуй, смущенно:

— Сережа!

— Здравствуй, Лена, — мягко ответил Гранин.

— Долго же ты не навещал нас, — укоризненно заговорила молодая женщина и вдруг спохватилась, — да что мы стоим здесь? Проходите.

Последнее слово фразы относилось ко мне и было сказано совсем в другом ключе — приветливо, но без всякой теплоты. Пропуская нас в переднюю, Лена обернулась через плечо и крикнула:

— Боря! К нам гости!

В ответ раздался приглушенный, неопределенный звук, что-то вроде «ну вот» или «опять», что привело меня в легкое смятение.

Пока мы раздевались, Лена продолжала по-семейному упрекать Сергея за то, что он так долго не показывался, а я думал: может быть, профессора психиатрии и экстравагантные люди, однако они вряд ли позволяют дочерям называть себя по имени, а поэтому Лена, очевидно, не дочь, как я решил сначала, а жена профессора. В таком случае у нее какие-то странные взаимоотношения с Сергеем, а впрочем, кто их знает, красавиц. Для меня они всегда были чем-то вроде комплексных чисел, которые удобно и приятно использовать при решении многих задач, но истинный смысл которых непостижим для человеческого ума.

Скрипнула дверь, и в переднюю вошел высокий полноватый мужчина средних лет с крупными и правильными чертами лица. Несколько мгновений он разглядывал нас, щуря красивые темные глаза, а потом несколько театрально развел руками.

— Ба, Сергей Владимирович, — четко проговорил он приятным баритоном и крепко пожал руку Сергею.

Сергей довольно церемонно представил меня хозяевам дома, а я машинально отвесил легкий поклон. У меня было такое ощущение, точно это не я, а кто-то другой, виденный мною в каком-то зарубежном фильме, двигается и говорит за меня в этой квартире. Я чувствовал себя настолько уверенно благодаря этому, что меня не смутил даже пристальный взгляд Гершин-Горина, которым он оглядел меня сквозь любезную улыбку, привычно сидевшую на его холеной физиономии.

— Да, что же вы остановились? Проходите, — предложила Лена.

Проследив за ее приглашающим жестом, я разглядел уголок комнаты, вероятно, гостиной: тяжелый ковер на полу, ультрасовременное кресло, тусклый блеск полированной мебели, фарфор и хрусталь за стеклом.

— Прости, Лена, но я по делу, — извинился Сергей и повернулся к Гершин-Горину, — к вам, Борис Израилевич.

— Всегда одно и то же, — слегка кокетничая, обиделась молодая женщина, — дела, дела дела. Надеюсь, Сережа, ты потом и для меня найдешь несколько минут.

— Непременно, — светски ответил Сергей.

— Если по делу, — Гершин-Горин снова остановил на мне испытующий взгляд, — то прошу в кабинет.

К моему удивлению, из-за контраста с виденным мною уголком гостиной кабинет психиатра был обставлен в подчеркнуто строгом, академическом стиле: рабочий стол, книжный шкаф, какая-то сложная радиотехническая аппаратура, кушетка за ширмой и полумягкие стулья. Никаких украшений, ничего лишнего, ничего похожего на роскошную гостиную. Гершин-Горин любезно усадил нас и сам сел рядом с нами, а не за докторское место за столом, подчеркивая, видимо, этим неофициальность беседы.

— Ну, — проговорил он, снова ненадолго останавливая на мне свой пристальный взгляд, — слушаю вас, Сергей Владимирович.

И, чуть приподняв брови, изобразил на своем красивом лице любезное и несколько снисходительное внимание. Гранин усмехнулся и мимоходом заметил:

— Если вы, Борис Израилевич, считаете моего друга своим потенциальным пациентом, то глубоко заблуждаетесь. С психической точки зрения он совершенно безупречен.

Меня в жар бросило, а Гершин-Горин негромко и вкусно рассмеялся.

— Признаюсь, я думал именно об этом.

Только теперь я догадался, что означали пристальные взгляды профессора психиатрии. Я сидел красный, Сергей посмеивался, а Гершин-Горин лениво сказал мне:

— Полноте, не стоит сердиться на естественную ошибку специалиста.

Повернувшись к Сергею, он продолжал уже в другом тоне:

— Но, Сергей Владимирович, какое же другое дело могло привести вас ко мне?

— Мне нужен ваш совет.

— Советы — моя специальность, — начал было Гершин-Горин, но его прервал стук в дверь.

— Да, да, — с ноткой недовольства слегка повысил он голос.

Дверь распахнулась, и в кабинет вошла Лена с подносом в руках. На подносе стояла бутылка коньяка, тарелка с тонко нарезанным лимоном, розетки с сахарной пудрой и три маленькие, сверкающие затейливой резьбой рюмки. Поставив все это на стол, Лена сказала с улыбкой:

— Я думаю, рюмка коньяка не повредит вашим мужским делам. Верно, Сережа?

И она непринужденно положила свою белую изящную руку на плечо моего друга.

— О, «Двин», — говорил между тем Гершин-Горин снисходительно-восторженным тоном знатока, разглядывая бутылку на свет, — я и не знал, Леночка, что у нас в доме есть такой чудный коньяк!

— Деловым мужьям и не полагается знать всех секретов дома, — невозмутимо ответила Лена и сняла руку с плеча Сергея. — Я пойду, не смею мешать вашим делам. — Она улыбнулась всем и никому в отдельности и вышла, оставив после себя пряный аромат дорогих духов.

Гершин-Горин проводил ее взглядом, мельком глянул на Сергея, ловко налил три рюмки коньяка и, проговорив «прошу», взял одну из них, Сергей взял другую, я третью. Я держал рюмку в руке и медлил. Мне почему-то хотелось посмотреть, как выпьет коньяк Гершин-Горин. Он не заставил себя ждать: медленно, смакуя каждый глоток, опорожнил рюмку, ухватил двумя пальцами ломтик лимона, обвалял его в сахарной пудре, ловко бросил в рот и, облизав полные губы, причмокнул ими от удовольствия. Поймав мой взгляд, Гершин-Горин непринужденно подмигнул, усмехнулся, вытер белоснежным платком губы и поднял на Сергея внимательный взгляд:

— Итак, слушаю вас, Сергей Владимирович.

Гранин, успевший покончить с коньяком, не торопясь, поставил рюмку и откинулся на спинку стула.

— Мне хотелось бы знать, Борис Израилевич, — что известно психиатрам о внутреннем механизме безумия?

Рука Гершин-Горина, тянувшаяся с платком к карману, замерла на полдороге.

— То есть? — переспросил он.



Сергей улыбнулся.

— К сожалению, я могу лишь повторить вопрос. Знаете, как говорят англичане, я сказал то, что я сказал.

— Так, — неопределенно протянул Гершин-Горин и спрятал платок в карман, — какое же конкретно заболевание вас интересует?

— Да, честно говоря, я бы послушал обо всех, о которых вы можете рассказать.

— Так, — снова протянул Гершин-Горин и насмешливо прищурил свои красивые глаза, — а скажите, уважаемый Сергей Владимирович, за коим бесом вам это понадобилось?

— Что может быть естественнее желания расширить свои знания? — невинно ответил Сергей.

Гершин-Горин чуть улыбнулся.

— Если хотите получить обстоятельный ответ, давай-те начистоту, Сергей Владимирович.

И Сергей засмеялся.

— Если вы настаиваете!

— Только в интересах дела!

— Хорошо, я буду откровенен.

Сергей ненадолго задумался, а я сделал легкое предостерегающее движение, мне почему-то боязно было доверять тайну Шпагина этому… леопарду.

— Я буду откровенен, — повторил Сергей, — суть дела выглядит следующим образом: у некоторых вычислительных машин достаточно сложной и совершенной конструкции обнаружились такие погрешности в работе, которые при желании можно истолковать в психологическом, более того, в психиатрическом плане.

— Как сумасшествие? — резко спросил профессор.

— В этом роде.

— Так, — констатировал профессор.

Он налил себе рюмку коньяка, залпом выпил и небрежно бросил в рот ломтик лимона.

— Так, — невнятно повторил он, посасывая лимон и морщась от кислоты.

Поднявшись со стула, он прошелся по кабинету и остановился перед Граниным.

— Может быть, мне и не следовало говорить об этом, — раздельно произнес он, — но догадываетесь ли вы, что психические ненормальности машин — это блестящее научное открытие?

Я насторожил уши. До сих пор история с логосами представлялась мне лишь печальным недоразумением.

— Не совсем, — неопределенно ответил Сергей.

— Я так и думал, — вздохнул Гершин-Горин и, смакуя каждый звук, сказал в пространство, — машинное сумасшествие! А, каково звучит?

Он резко повернулся к Сергею.

— Понимаете ли вы, что это настоящий переворот в психологии и психиатрии? Моделирование психических заболеваний, анализ их функционального существа, разработка принципиально новых методов лечения, перевод всей психиатрии на математический язык, О, голова идет кругом! Я вижу четкие контуры новой науки!

— Так уж и науки, — подзадоривая, усомнился Гранин.

— Именно науки! Что бы вы сказали в недалеком прошлом о гибриде биологии с техникой? Нелепица! Ублюдок! А сейчас это полноправная и авторитетная наука. Теперь на повестку дня встает вопрос о создании нового гибрида — гибрида высшей кибернетики, психологии и психиатрии.

— Психокибернетики? — подсказал Сергей.

— Ну, — поморщился Гершин-Горин, — неэстетично и прямолинейно. Скажем так — психоника. Каково звучит? Впрочем, ближе к делу. В какой же все-таки форме проявляется сумасшествие машин?

— Один старый психиатр установил шизофрению, но оказался махровым консерватором и наотрез отказался от дальнейшего сотрудничества.

— М-да-а, — удовлетворенно протянул Гершин-Горин, — я от сотрудничества не откажусь. Итак?

Я не понял, что значит это «итак», а вот Сергей сразу сообразил.

— Хорошо, — медленно произнес он, — можете считать, что такое сотрудничество вам предложено.

Гершин-Горин глубоко вздохнул и очень серьезно сказал:

— Уж кому-кому, а вам-то я верю, Сергей Владимирович. Даже на слово.

Прохаживаясь по кабинету, Гершин-Горин говорил профессионально-суховатым тоном, отчетливо выговаривая каждое слово, словно читал лекцию:

— Откровенно говоря, не стоит возлагать слишком большие надежды на психиатрию и психиатров. Мы, психиатры, не столько ученые, сколько знахари и колдуны. Я говорю вполне серьезно. Если хирурга сравнить с современным инженером, то терапевт будет выглядеть кустарем, работающим в плохонькой мастерской, а психиатр — алхимиком. Алхимики наугад смешивали разные вещества в надежде получить философский камень, а мы также наугад применяем самые различные средства, надеясь на излечение больного. Мы, голые эмпирики, работаем по существу вслепую. Чтобы стать зрячими, нам не хватает того самого знания, за которым вы пришли сюда — знания внутреннего механизма безумия.

Не знаю почему, но мне все время хотелось противоречить Гершин-Горину. До поры до времени я сдерживался, но теперь не выдержал.

— По-моему, вы сильно преувеличиваете беспомощность психиатрии, — заметил я.

Гершин-Горин насмешливо взглянул на меня. Когда он этого хотел, физиономия у него была очень подвижной и выразительной. Вот и теперь его усмешка выразила примерно следующее: «Милый мой! Коего черта мне, профессору психиатрии, вы толкуете об этой науке? Экий же вы самонадеянный болван!» Однако вслух он сказал мягко и снисходительно:

— Было бы ошибкой считать, что мы слепы совершенно. Психиатрией накоплен колоссальный эмпирический материал. Не чужды мы и некоторых теорий, — Гершин-Горин опять усмехнулся. — Например, мы отлично знаем, что такое травматическая психиатрия. Мы умеем сознательно лечить психиатрические заболевания инфекционного характера: последствия сифилиса, энцефалитов, лихорадки и т. д. Недурно мы разбираемся в незначительных отклонениях от стереотипа, скажем, в различного рода неврозах и истериях. Но если подсчитать зрячее поле нашей деятельности, то оно составит не более 50 % всей площади психической равнины. Другая же половина, в том числе и пресловутая шизофрения, для нас девственно темна. Мы применяем те или иные методы лечения лишь потому, что они дают желаемый эффект, лечение таких заболеваний, кстати говоря, отличная модель «черного ящика». Конечно, психиатры отнюдь не чужды некоторых вольных гипотез. Однако, чтобы превратить их в настоящие теории, нам не хватает главного — знания того, что собою представляет безумие в чистом виде, при полноценном с физиологической и морфологической точки зрения мозге. Мало того, что мы не знаем ничего о болезненном сознании, о безумии, мы плохо представляем себе, что такое сознание полноценное, что такое простая вульгарная мысль.

— Это вы напрасно, — упрямо сказал я, глядя в пол, — философия давно установила, что такое сознание и что такое мысль.

— Вы думаете, я не знаю философского определения сознания? Сознание — свойство высокоорганизованной материи, оно не материально, а идеально, не субстанционально, а функционально. Знаю! Может быть, для философии эти определения и хороши, но я не философ, я врач. Мне надо лечить людей или по крайней мере знать, что они не излечимы. Лечить эффективно и гарантированно. А чтобы это делать, надо четко представлять себе, что значит с точки зрения внутренней технологии мозга мыслить правильно или неправильно, грубо говоря, какова формула разума и какова безумия. Ключи к сознанию, мысли, а стало быть и к лечению безумия, куются ныне не в кабинетах психиатров, а на листах бумаги с математическими формулами, в лабораториях, где создаются сложнейшие логические машины. Однако в этом я убежден твердо, вы, кибернетики, достигнете немногого, если не пойдете на альянс с нами, психиатрами.

— Путь к сознанию лежит через психонику, — шутливо продекламировал Гранин.

— Совершенно верно, — серьезно согласился Гершин-Горин, — психоника давно стоит на повестке дня, Кстати, о функциональности сознания. Тот факт, что фундаментально мертвые машины, чрезвычайно далекие субстанционально от живого мозга, страдают чисто человеческими пороками, неоспоримое свидетельство в пользу функциональности сознания, По-видимому, некоторые психические заболевания и, прежде всего, шизофрения имеют функциональный характер. Их корни лежат глубже живой ткани, глубже электробиохимии, они лежат в самом существе мышления!

— Все очень и очень интересно, — флегматично заметил Гранин, глядя в пространство.

Гершин-Горин вкусно рассмеялся, откинув назад свою крупную голову.

— Вы хотите сказать, что мы напрасно теряем время? И что, может быть, вы напрасно со мной связались? Не торопитесь с выводами!

— Вот уж этого я не думаю, — совершенно искренне ответил Сергей, — просто меня интересует один весьма конкретный вопрос.

— Слушаю, — деловито сказал Гершин-Горин, останавливая свой цепкий взгляд на Гранине.

— Не замечали ли вы у живого мозга нечто похожее на режимы работы?

— Пожалуйста, поконкретнее.

Сергей потер себе лоб и усмехнулся.

— Конкретнее — это трудно, особенно в терминах психиатрии.

— А вы не стесняйтесь в терминологии.

— Скажем так, автомашина с двигателем внутреннего сгорания имеет несколько передач, несколько скоростей, как обычно говорят. Одну — для трогания с места и крутого подъема, вторую — для разгона, третью — для езды на максимальной скорости по ровной дороге.

— Понял, — перебил Гершин-Горин, с интересом глядя на Сергея, — а что, разве у логосов нет режимов работы?

— Нет.

— Ничего похожего, — подтвердил я.

— Тогда, — на лице Гершин-Горина появилась тонкая улыбка, — нет ничего удивительного, что логосы сходят с ума?

Мы с Сергеем переглянулись. Разговор становился интересным! Гранин уселся поудобнее и деловито попросил:

— Объяснитесь-ка подробнее.

— Если пользоваться вашей аналогией с автомобилем, то и объяснять, собственно, нечего. Представьте себе машину, которая имеет лишь одну первую скорость. Колоссальный расход энергии, работа на износ и мизерные результаты. Если это и не сумасшедший, то во всяком случае — ненормальный автомобиль.

— Аналогия любопытна, — заметил я, — но надо еще доказать ее состоятельность применительно к логосам.

— Не забывайте, коллега, — вежливо, но не без ядовитости ответил Гершин-Горин, — я психиатр, а не математик. Доказывать и устанавливать — ваша прерогатива, а я пока — вольный сын эфира и могу гипотезировать, не связывая себя скучными догмами и унылой аксиоматикой.

«Вольный сын эфира» усмехнулся и сделал рукой порхающий жест, который, видимо, должен был имитировать свободу парения его мыслей. Впрочем, он тут же стал серьезным и сказал, обращаясь уже не столько ко мне, сколько к Сергею.

— Не собираясь ничего доказывать, я тем не менее приведу веские соображения в пользу этих автомобильных аналогий. Но вам придется набраться терпения, потому что я должен начать издалека. — Гершин-Горин привалился к столу, опершись на него руками. — В мозгу человека есть любопытный бугорок, который почти неизвестен неспециалистам. Он называется таламусом, Считают, что таламус некоторым образом ответствен за эмоции человека, хотя его связи с лобными долями еще далеко и далеко не изучены. В первой половине нынешнего века португальский врач Эгас Мониц впервые в истории психиатрии предложил хирургический метод лечения тяжелых психических заболеваний, которые не излечивались никакими другими способами.

— Хирургический? — удивился я.

— Именно хирургический, — насмешливо сощурился Гершин-Горин. — Впрочем, неудивительно, что вы не знаете об этом. В свое время эта операция была широко распространена лишь в Соединенных Штатах, а ныне она и там почти не применяется. Ее вытеснили другие, может быть, менее радикальные, но зато более гуманные способы лечения. Суть этой операции, названной лоботомией, сводится к тому, что по обе стороны лба в черепе высверливаются отверстия, а затем, вводя в эти отверстия специальный нож, лейкотом, рассекают пучки нервных волокон, идущих от таламуса к правой и левой лобным долям мозга.

— Как же Мониц додумался до этого? — полюбопытствовал Сергей, с видимым интересом следивший за рассказом Гершин-Горина.

— Его величество случай, плюс наблюдательность и смелость, — пожал плечами психиатр, — кабальеро Мониц обратил внимание на то, что шимпанзе с иссеченными лобными долями мозга переносили неволю гораздо лучше неоперированных обезьян, отличаясь спокойным и ровным характером. Мониц подумал, что полезное для обезьян может оказаться полезным и людям, и оказался настолько мужественным человеком, что решился на свой риск и страх оперировать безнадежного шизофреника. Операция оказалась эффективнейшим средством лечения многих совершенно безнадежных психических больных, В несколько модифицированном виде, когда лейкотом вводится без сверления черепа через глазное отверстие, она и получила распространение в Америке. Но лоботомия была характерна одним любопытнейшим и не очень вдохновляющим штрихом: ни один из оперированных после излечения не мог вернуться к творческой деятельности, которая была прервана болезнью.

— Не смог или не захотел? — перебил Гранин.

— Не смог, именно не смог. Лоботомированные были вполне нормальными, уравновешенными и даже добродушными людьми. Они успешно работали официантами, лифтерами, механиками, они были хорошими мужьями, но ни один из них не мог вернуться к недописанной книге, незаконченному исследованию, начатому проекту. Они выходили из-под ножа хирурга здоровыми, но бесплодными людьми. Это и послужило, в конце концов, главным аргументом против лоботомии. В ходе операции вместе с безумием мозг терял и важнейшее качество, свойственное человеку, — способность к подлинному творчеству. И все это делали два движения лейкотома, которые отделяли скромный и незаметный таламус от огромной массы остального мозга!

Я забыл о своем недружелюбии к Гершин-Горину, захваченный его рассказом. А он, сделав эффектную паузу, уверенно продолжал:

— Вспомним, что таламус некоторым образом ответствен за эмоции человека. А эмоции бывают разными. Крайней степенью их выражения являются аффекты. С определенным основанием состояние аффекта можно назвать кратковременным безумием. С другой стороны, некоторые виды безумия можно определить как затянувшиеся аффекты. В состоянии аффекта разум человека словно выключается. Человек действует как машина, подчиняясь самым нелепым желаниям. Он не отдает себе отчета в своих действиях и не может потом вспомнить их.

— А силы его удесятеряются, — словно про себя заметил Гранин.

Удивительно, но Гершин-Горин говорил примерно то же самое, что и Михаил! Гершин-Горин на секунду задержал на Сергее свой цепкий взгляд и подтвердил:

— Да, буквально удесятеряются. Физически слабый человек в состоянии аффекта может шутя раскидать целую толпу людей. Складывается впечатление, что в этом состоянии мозг переходит на какой-то иной режим работы, в корне отличающийся от обычного.

— Чем же он характерен, этот иной режим работы? — быстро спросил Сергей.

Гершин-Горин кивнул, подтверждая, что понял всю важность этого вопроса.

— Прежде всего резким угнетением всех сознательных корковых процессов, активизацией подкорки и предельной мобилизацией всех потенциальных возможностей организма, — психиатр говорил вдумчиво, четко выговаривая каждое слово, — я убежден, что переход на аффектоидный режим осуществляется через воздействие таламуса, однако для этого нужен сильный внешний раздражитель — ужас перед неотвратимой опасностью, ярость, потрясение и т. д. Я убежден, что аффектоидный режим — это реликтовый режим работы мозга, Он сохранился с той далекой эпохи, когда гомо сапиенс только формировался, когда для человека были важны не только острота мышления, изобретательность и тормоза социального порядка, но и своеобразное самозабвение бешенства, право же, еще и сейчас незаменимое в схватке не на жизнь, а на смерть. Помните Д'Артаньяна? — Гершин-Горин изящным движением обнажил воображаемую шпагу и продекламировал: «Кровь бросилась ему в голову! Сейчас он был готов драться со всеми мушкетерами королевства», Гершин-Горин секунду помолчал и со вздохом повторил:

— Кровь бросилась ему в голову! К сожалению, а может быть, и к счастью — этот реликтовый режим работы мозга находится теперь в стадии атрофии. Зато другой, творческий режим только-только завоевывает себе право на существование. Месяцы тяжелой черновой работы, изнурительное карабкание вверх по сантиметрам, по миллиметрам, жестокие срывы, беспощадно кидающие нас к самому подножью атакуемой вершины, бессонные ночи, полные тоски, разочарования и ненависти к своей бесталанности. И вдруг неожиданные и незабываемые, звездные минуты могущества! Мы называем это озарением, вдохновением, бормочем нечто невнятное об интуиции, подобно тому, как наши предки бормотали о воле божьей, а я уверен, что это еще один режим работы мозга, самый высший, самый продуктивный, входить в который по собственному произволу мы, увы, пока еще не умеем, но научимся, обязательно научимся!

Подводя итог, могу сказать следующее: я убежден, что человеческий мозг имеет по меньшей мере три качественно различных режима работы: аффектоидный, нормальный и творческий, а таламус является его своеобразной коробкой скоростей. Кстати, все говорит за то, что единственным режимом работы логосов является как раз режим аффектоидный, так что в их сумасшествии нет ничего удивительного — оно неизбежно должно наступить после того, как будет накоплен некоторый пороговый минимум информации, — Гершин-Горин развел руками. — Вот, пожалуй, и все, чем я могу быть полезен вам в настоящее время.

Прямо глядя на психиатра, Сергей негромко и очень серьезно сказал:

— Браво, Гершин, — он помолчал и повторил: — Браво!

— Есть еще порох в пороховницах, — не без самодовольства проговорил психиатр, вскидывая свою крупную голову.

Но я хорошо видел, что ему очень приятна и похвала Сергея и то, что он назвал его так чудно — Гершин.

Получилось так, что я вышел из кабинета, а Гранин и Гершин-Горин задержались. Я было приостановился, поджидая их, но догадался, что им хочется поговорить о чем-то наедине и прикрыл за собою дверь. Едва я сделал это, как из гостиной вышла хозяйка дома.

— А где же мужчины? — спросила она.

Мне хотелось спросить, к какой категории она относит меня лично, но я сдержался и ответил коротко и неопределенно:

— Дела.

— Дела, — без улыбки повторила Лена, — мужские дела.

И вдруг спросила:

— Похоже, вы друзья с Сергеем?

— Да, — ответил я удивленно. Мне представлялось, что она более осведомлена о делах, касающихся Сергея. — Мы и живем вместе, и работаем. Так сказать, два аргумента одной и той же функции.

Лена в молчаливом вопросе подняла свои соболиные брови.

— У Сергея умер отец, — пояснил я, — вот он и пригласил меня в компаньоны.

— Владимир Михайлович умер, — в спокойном раздумье проговорила молодая женщина, — а я и не знала. Как же выглядит теперь эта квартира?

Мне понравилось, что она не высказывает банальных сожалений, а поэтому я предложил:

— А вы заходите и посмотрите.

Она вскинула на меня глаза.

— Вы думаете это удобно?

— А почему бы и нет?

Лена с улыбкой разглядывала меня.

— Сергей рассказывал вам обо мне?

— Нет.

— Нет, — повторила она, рассеянным жестом поправляя волосы, — жениться-то он по крайней мере думает?

— Жениться? — удивился я. — Полагаю, что нет.

— А почему вы так полагаете?

— Чтобы жениться, как минимум, нужна невеста.

Лена рассмеялась.

— Как минимум! Вы чудак, А как максимум?

Я пожал плечами.

— И как максимум. Это условие и необходимое и достаточное.

Тут на мое счастье дверь кабинета отворилась и показались «мужчины». Сергей сразу же стал прощаться и, как ни удерживали его Гершин-Горины, стоял на своем, ссылаясь на дела и занятость.

— Заходи, Сережа, — сказала на прощанье Лена, — заходи не по делам, а просто так.

— А если по делам — так нельзя? — прищурился в улыбке Сергей.

7

На улице шел дождь, мелкий и частый, словно просеянный сквозь тончайшее сито, спрятанное где-то в рыхлой толще хмурых облаков. Сергей покосился на это сырое небо, поежился и вдруг предложил:

— Пойдем пешком?

— Пойдем, — согласился я.

Я люблю бродить по городским улицам дождливыми вечерами. Когда идет дождь, на улице меньше народа, больше простора и света. Горят не только фонари и окна домов, горит мокрый асфальт, светятся лужи, блестят брызги, разлетающиеся из-под колес автомашин, которые мчатся в неведомую сверкающую темноту с каким-то особым влажным шорохом.

— О чем говорил с тобой этот леопард? — спросил я.

— Кто-кто?

— Да Гершин-Горин!

Сергей захохотал.

— Верно, — подтвердил он с удовольствием, — настоящий леопард. Гибок, цепок и умен.

— Умен, — согласился я, — но самонадеян.

Некоторое время мы шли молча. Про себя я отметил, что Сергей так и не сказал мне, о чем они говорили с Гершин-Гориным.

— Гершин подойдет, — сказал вдруг Сергей, — для формирования новой науки как раз и нужен такой хваткий и пробивной мужик.

— Есть в нем что-то купеческое.

— Делец, но с головой. И он прав, кибернетике и психиатрии давно пора заключить брак, если не по любви, то по расчету.

Ртутные лампы фонарей сверкали в темноте с пронзительной яркостью. Даже частая сетка дождя не могла смягчить и утеплить этот холодный голубоватый свет. Но на расстоянии нескольких шагов фонарь вдруг расцветал, окутываясь радужным синеватым ореолом и становясь похожим на гигантский сказочный одуванчик.

— Сергей, — спросил я, — скажи по совести, зачем ты меня таскал с собой?

Гранин остановился на полушаге, внимательно посмотрел на меня и снова пошел вперед.

— Счастливый ты человек, Николенька, — с завистью сказал он в воротник своего плаща.

Я ждал, что он скажет мне еще что-нибудь, но Сергей молчал, сосредоточенно глядя себе под ноги. Я пожал плечами и поднял голову вверх. Дождь был такой густой, что лицо мое сразу стало мокрым. Как лисья шкура в сумерках, мутно-рыжее небо висело так низко, что если разбежаться и подпрыгнуть как следует, то определенно можно было достать его рукой.

— А все-таки мы ухватились за ниточку, которая ведет к логосам, — довольным тоном сказал Сергей, обращаясь скорее к самому себе, нежели ко мне.

— Предложим Шпагину ставить на них коробки скоростей? — усмехнулся я.

Гранин хмыкнул, оценив шутку.

— И Гершин, и твой Михаил определенно говорят одно и то же, только иллюстрируют на разном материале. Но, что они говорят, черт их подери?

— Они говорят, — в раздумье ответил я, — что ящерицу в известном смысле можно считать сумасшедшей, безумной кошкой.

— Верно, — с удовольствием подтвердил Сергей и пожаловался: — Я чувствую, обоняю, осязаю, что разгадка бродит где-то в темноте совсем рядом с нами. Слышишь?

Он остановился, подняв руку и прислушиваясь. Прислушался и я. Вздыхая, ворочался и невнятно бормотал что-то большой засыпающий город. Шуршал и позванивал тихонько мелкий дождь. Недовольно ворчали озабоченные автомашины, несшиеся по улице бесплотными черными тенями все дальше, дальше и быстрее. Звонко цокали каблучки тоненькой девушки, закутанной в блестящий мокрый плащ.

— Слышишь? — повторил Сергей, снова трогаясь в путь. — Разгадка бродит рядом, но она пуглива, и стоит насторожиться, как она тут же прячется.

— Фантазер ты, Сергей.

— Фантазер, — согласился Гранин и вдруг добавил с оттенком раздражения. — Стоит ли только искать ее, разгадку?

— Я даже приостановился.

— Как это — стоит ли? Мы обещали Шпагину!

— Что из того? Мало ли что обещают.

— Да ты что?

— Ничего.

Гранин посмотрел на меня и спросил:

— Тебе сколько лет?

— Двадцать восемь.

— Двадцать восемь, — Сергей пнул ногой спичечный коробок, он скользнул по мокрому, искрящемуся асфальту, шлепнулся в лужу и поплыл, — а мне тридцать пять. Понимаешь? Тридцать пять лет. А у меня нет ни жены, ни детей, ни семьи. Ничего и никого. Только наука: математика, логика, кибернетика. Загадки. Разгадки. И нет им конца.

— У тебя есть друзья, — хмуро сказал я.

— Что такое друзья? Мнимые части комплексных чисел.

Он засмеялся и тряхнул меня за плечо.

— Я шучу, Коля. Осенью у меня часто бывает шутливое настроение. Особенно, когда идет такой вот приятный дождь, а желанная разгадка никак не дается в руки. Но ты гений, Никола.

— Ты о чем? — подозрительно спросил я.

— О друзьях, — он огляделся, — или я окончательный осел или это где-то совсем недалеко. Пошли!

Куда?

— К друзьям! В гости!


…Мы долго шагали вверх по полутемной лестнице. Я начал было считать этажи, но сбился, и, может быть, из-за этого мне казалось, что мы карабкаемся куда-то слишком высоко. Сергей, легко шагавший впереди, вдруг остановился и поднял палец.

— Музыка? Это определенно у Федора.

Сергей прибавил шагу, и скоро мы остановились у обыкновенной, ничем не выдающейся двери. Я с трудом переводил дух, но тем не менее разобрал, что музыка звучала именно за этой дверью и играл джаз, а не что-нибудь другое. Музыка была танцевальной: шейк, казачок, а может быть, самбо или липси, я плохо разбираюсь в деталях современных танцев, мне почему-то кажется, что все они танцуются более или менее одинаково. Сергей длинно позвонил.

За дверью послышались приглушенные голоса, шум, смех. Потом смех внезапно оборвался, и после внушительной паузы девичий голос с напускной строгостью проговорил: «Сумасшедший! Да пусти же!»

— Звукопроницаемость самой высшей кондиции, — резюмировал Сергей и позвонил еще раз, теперь уже коротко.

Почти в тот же самый момент дверь распахнулась и на пороге показался молодой здоровый парень в военной форме, но без кителя и галстука — в одной рубашке с капитанскими погонами на плечах. Вид у капитана был очень веселый, на лбу блестели капельки пота, а из-за его плеча выглядывала черненькая девушка с пушистой челкой, налезавшей на блестящие лукавые глазки.

— Вы к нам? — спросил капитан и, не дожидаясь ответа, радушно пригласил: — Заходите! — Говорил он громко, потому что стонущая, всхлипывающая и вскрикивающая музыка заполнила теперь всю лестничную клетку.

— Заходите-заходите! — поддержала девушка. — Ей не стоялось на месте, она легонько пританцовывала под музыку и посматривала на нас с Сергеем с таким видом, точно мы должны были тут же показать ей какой-нибудь удивительный фокус.

— А сюда ли мы попали? — спросил Сергей.

Девушка сказала весело:

— Конечно сюда.

— Федор-то по крайней мере дома?

— Дома, — хором ответила парочка.

Девушка с челкой тут же ускакала и закричала звонко, легко перекрывая музыку: — Федор Васильевич! К вам! Сразу двое!

Послышался нестройный хор голосов, и в прихожей появился невысокий плотный мужчина в белой рубашке.

— Заходите, чего вы мнетесь? — с ходу сказал он и вдруг остановился.

— Сергей, никак ты?

Секунду он удивленно стоял на месте, словно не веря своим глазам, потом тряхнул крупной тяжелой головой, заулыбался и, сделав два шага вперед, сцапал Сергея своими большими ручищами и поднял на воздух.

Дальнейшие события развивались так неожиданно и так стремительно, что как-то перепутались и заслонили одно другое. Сначала нас потащили к столу и с веселой настойчивостью заставили выпить по стопке водки. За мной ухаживал высокий добродушный парень с ясными серыми глазами, в глубине которых пряталась хитринка.

— Это же штрафная, — обстоятельно объяснял он, подвигая мне соленые рыжики, — поэтому кроме вас никто и не пьет. Штрафную полагается пить всем, кто опаздывает, независимо от возраста, пола, вероисповедования и профессии. Этот обычай возник во тьме далеких веков и подтвержден многочисленными и строго поставленными экспериментами молодого поколения. Очень разумный обычай. Трезвый человек в компании, которая уже навеселе, чувствует себя неуютно и неловко, как пришелец с Сириуса или Альдебарана. Поэтому, прежде всего, этого человека надо привести в соответствие со всеми другими, что и делается путем так называемой штрафной. Помните, это делается ради вашей пользы и благополучия. А пьете вы или не пьете — это совершенно второстепенный вопрос. Представьте, что это лекарство, закройте глаза и — раз!

Все это звучало очень убедительно, поэтому я опорожнил стопку и закусил рыжиками.

Сразу же после этого меня потащила танцевать худощавая, спортивного вида девица. Она была явно сильнее меня и не обратила ни малейшего внимания на мое слабое и нерешительное сопротивление. Я вообще танцую прескверно, а в такой ситуации все мои хореографические недостатки проявились особенно рельефно. Я то и дело наступал на изящные туфельки своей ловкой партнерши, извинялся, а она хохотала, запрокидывая назад голову и с восторгом сообщала окружающим, что я и правда — совершенно не умею танцевать! Потом я почему-то снова оказался за столом. Передо мной стояла еще одна стопка водки. Все тот же высокий парень с ясными невинными глазами обстоятельно разъяснил мне, что это уже не штрафная, а просто очередная и что если от штрафной я еще имел какое-то туманное право отказаться, то теперь об этом и речи быть не может — ведь тост поднят именно за мое здоровье и мои успехи в работе и личной жизни. Не зная, что противопоставить этим авторитетным разъяснениям, я для порядка немного побарахтался и послушно осушил стопку.

Потом мы танцевали строем, обняв друг друга за плечи, какой-то очень бестолковый танец с совершенно алогичной последовательностью движений. В конце концов я зацепился за чью-то ногу и упал на ковер вместе со своей соседкой — той самой девушкой с челкой, которая открывала нам дверь. Она так хохотала, что не могла встать с ковра и только повторяла в изнеможении: «Ой, не могу, ой, не могу». Неведомо откуда, по-моему, как Мефистофель из-под пола, появился хозяин дома, оглядел веселую компанию, покачал головой, усмехнулся.

— Ну, пошалили и хватит, — сказал он и уволок меня в свой кабинет.

Меня немного покоробила такая бесцеремонность. Но в кабинете было очень уютно, к тому же на стареньком потертом диванчике сидел Сергей и с улыбкой поглядывал на меня, так что я примирился со своей судьбой и, поудобнее устроившись в кресле, принялся осматриваться.

На стене, напротив меня, висела оскаленная кабанья голова и крест-накрест — два охотничьих ружья. Кабан мне не понравился, особенно его желтые кривые клыки, и я перевел взгляд дальше, на книжный шкаф. Книжный шкаф был обыкновенным, но поверху его стояли модели самых разнообразных самолетов, по большей части мне незнакомых. Большая модель самолета стояла и на огромном письменном столе. Это была машина странных и страшноватых гипертрофированных очертаний, которые запечатлели в себе стремительность и тайну. На столе рядом с моделью в беспорядке валялись какие-то бумаги, книги, логарифмическая линейка, а над столом висели большие фотографии. Летчики у самолета, летчики на траве, летчики, склонившиеся за столом не то над картой, не то над чертежом. Центральное место занимала фотография, на которой крупным планом было схвачено немолодое, но озорное, смеющееся лицо. Я с любопытством покосился на Федора Васильевича и краем глаза заметил при входе в кабинет простенькую вешалку и висевшую на ней кожаную куртку и авиационный китель с полковничьими погонами.

— Я так и не понял, — спрашивал его Сергей, — чей день рождения? Ты ведь, если мне не изменяет память, родился весной.

— Точно, весной, — подтвердил Федор Васильевич, — есть у меня такой Леша Смирнов. Хороший парень, неплохой испытатель, молод только еще, горяч, угробиться может по глупости. Недавно женился, квартира однокомнатная, а у меня — вот какие хоромы. Не квартира, а целый ангар. Пусть празднуют. Что мне жалко?

Сергей прищурился.

— А Эла не возражает?

Федор Васильевич исподлобья взглянул на Гранина.

— Она, брат на курорте. Второй раз за этот год. Все болеет. Сердце, нервы, бессонница, потеря аппетита.

Он опять покосился на Сергея, махнул рукой и сказал равнодушно:

— А, да пусть ее. — И спросил с улыбкой: — А ты все холостякуешь?

Сергей кивнул.

— Завидую, — хмуро сказал Федор Васильевич и вдруг захохотал: — Да не очень!

Неторопливо ведя разговор, они все поглядывали на полуоткрытую дверь, откуда волнами, то нарастая, то затихая, доносились голоса, шум и смех. И я невольно прислушался к тому, что происходило за дверью.

— А он ему отвечает, — певуче и меланхолично рассказывал кто-то тенорком, — милый мой, пора бы знать: у настоящего летчика в мозгу должна быть только одна извилина. И та — прямая!

Хохот пахнул в кабинет. Мне показалось, что дверь дрогнула и приоткрылась больше, как от напора свежего ветра. Федор Васильевич покрутил головой, хохотнул, потом встал — надежный, плотный, квадратный, — подошел к двери и плотно притворил ее.

— Иначе и говорить не дадут, черти, — сказал он довольным тоном, сердито хмуря брови, и захохотал, — придумают же!

И, усаживаясь рядом с Сергеем, добавил:

— Ты мне начал говорить что-то такое о сумасшедших. Я только не совсем понял — мешали, черти, — кто там у вас спятил.

— Машина, Федя, — с улыбкой пояснил Сергей.

— Что машина? — не понял Федор Васильевич.

— Машина сошла с ума, понимаешь? Вычислительная машина!

Летчик некоторое время недоверчиво присматривался к Гранину, видимо, опасаясь розыгрыша, но вид Сергея, очевидно, убедил его в обратном.

— Машина? Неужто дошло и до этого? — с недоверчивым восхищением, все еще не совсем веря, переспросил Федор Васильевич.

— Дошло, — хладнокровно подтвердил Сергей.

— И что же она, рассказывает анекдоты вместо того, чтобы заниматься вычислениями?

— Это несущественно. Важно другое — никто не может понять, в чем тут дело.

— A-а, — с облегчением протянул Федор Васильевич, — теперь мне все понятно! Ты взялся распутывать эту загадку и не дашь никому покоя, покуда не докопаешься, что и как. Так?

Гранин улыбнулся.

— Да в этом роде.

— И когда ты только угомонишься? Небось, не мальчик! Взял бы да отгрохал докторскую вместо того, чтобы заниматься глупостями! Ну да ладно, рассказывай.

По лицу Федора Васильевича было хорошо видно, что он не только не осуждает, а, пожалуй, гордится тем, что Сергей такими «глупостями» занимается. Слушал он с видимым интересом и несколько раз перебивал Гранина уточняющими вопросами. Но когда Сергей начал рассказывать о точках соприкосновения кибернетики и психиатрии, поморщился.

— Ты прости, Сережа, но все эти широкие обобщения — не для меня. Я человек техники и куда увереннее чувствую себя в своей сфере, где идею можно воплотить в металл, наладить, отрегулировать, в общем, пощупать!

— Если бы мышление можно было пощупать, — вздохнул Гранин.

— А почему бы и нет — склонил голову набок Федор Васильевич. — Это ведь, брат, смотря что считать мышлением. — Он помолчал, потирая мускулистую шею, и вдруг спросил: — Тебе никогда не приходило в голову, что мозг по характеру своей работы здорово напоминает автопилот?

— Не приходило!

— Вот видишь, — заметил Федор Васильевич, — а аналогия есть. И очень полезная! Во-первых, и мозг и автопилот — это автоматические устройства. Погоди, не перебивай, я и без твоих замечаний собьюсь. Главное не во-первых, а во-вторых. Хорошо отрегулированный и настроенный автопилот строго выдерживает заданный режим, скажем, режим прямолинейного и горизонтального полета. Всякое отклонение от этого режима — брак, погрешность, летное происшествие, если хочешь. Но хорошо отрегулированный мозг, я хочу сказать — обученный и дисциплинированный, тоже строго выдерживает один единственный заданный режим, режим, отвечающий истине, логике и разуму. Всякое отклонение от этого режима — заблуждение, ошибка. Ведь только истина единственна, а заблуждений — тьма тьмущая! А что такое безумие, как не крупное заблуждение всего мышления в целом! Ты улавливаешь, куда держу курс?

— Стараюсь.

— Нет, не улавливаешь, по глазам вижу. Я ведь еще не сказал тебе самого главного. Месяца три назад я вплотную столкнулся с автопилотами, которые были совершенно исправны, как логосы твоего Шпагина, настроены, отрегулированы, но в принципе, понимаешь, в принципе — были склонны к сумасшествию. Ведь что такое сумасшедший автопилот? Это автопилот, под управлением которого машина врезается в землю, не возражаешь против такой формулировки? Так вот, в определенных условиях эта принципиальная склонность автопилотов к сумасшествию превращалась в реальность. Вся соль в том, какие это условия и какой принцип. Ну? — Федор Васильевич откинулся на спинку старенького дивана, вгляделся в напряженное, ждущее лицо Сергея и радостно захохотал.

— Ага! Проняло тебя! Нет, мне просто жалко такую идею отдавать тебе даром. Ящик шампанского ставишь?

— Ставлю! Полтора!

— Полтора мне не надо, я не жадный, а вот ящик к Новому году привезешь. Договорились? Тогда слушай дальше. Эти сумасшедшие автопилоты стояли не на самолетах, а на… в общем, это неважно, на этаких безэкипажных машинах разового применения. К этим машинам помимо всего прочего предъявляется еще одно очень важное требование — они должны быть максимально дешевы, что совершенно естественно. В соответствии с этим все их оборудование, в том числе и автопилот, отличается максимальной простотой. И фирма хватила через край: поставила автопилоты, работающие в двоичном коде.

— Как? — переспросил Сергей.

— В двоичном коде. Рули машины не имели ни нейтрального, ни промежуточных положений, а только крайние. Скажем, руль высоты имел только крайнее верхнее и крайнее нижнее положение. Чтобы машина выдержала заданную высоту, руль требуется все время перекладывать то вверх, то вниз. Машина при этом фактически летит не по прямой линии, а по синусоиде, совершая волнообразные колебания около заданной высоты. В относительно спокойных условиях эти автопилоты работали отлично. Но когда их испытали в сильно турбулентной атмосфере — все пошло прахом! Не справлялся автопилот двоичного кода с обработкой больших объемов информации. Амплитуда синусоиды полета становилась все больше, больше, пока в верхней ее точке машины не выходили на закритические углы атаки и не срывались в штопор. Ты что? — Вопрос этот относился к Гранину, который, прижав ладони к вискам и зажмурившись, медленно поднимался с дивана.

— Я осел, вот что, — словно про себя проговорил Сергей, — и мне надо подумать.

— Думай на здоровье!

— Мне надо подумать, — повторил Сергей и открыл глаза, — а тебе, Федор, поставить памятник!

Федор Васильевич расхохотался.

— Если будешь ставить, то непременно в полный рост. Терпеть не могу бюстов. Бюст! Есть в этом слове что-то сугубо дамское. А пока будет решаться вопрос о памятнике, не забудь про шампанское! Да ты куда? — забеспокоился он, видя, что Сергей двинулся к двери. — Бываешь раз в год, вечер в разгаре, не пущу!

Гранин покачал головой.

— Мне надо хорошенько подумать, Федя. Ты даже не представляешь, какие невероятные вещи я от тебя услышал.

Взгляд его рассеянно остановился на мне.

— Ты пойдешь со мной или останешься?

— По… пойду! — твердо ответил я.

— А ты транспортабелен?

Я обиделся и постарался возможно непринужденнее подняться из кресла.

— Транспортабельность — врожденное человеческое качество. А ты вот таскаешь меня по всяким дурацким гостям, а в гостях все поят, поят, а закусить как следует не дают!

Федор Васильевич, грустно глядевший на Сергея, обернулся ко мне, захохотал и хлопнул по плечу своей медвежьей ручищей.

— Люблю математиков за откровенность!

8

Нас провожали какой-то веселой песней, а потом кричали вслед из открытого окна и с балкона. Я тоже пытался кричать, но так как Сергей вел меня под руку и оборачиваться мне было неудобно, я был невольно сдержан в выражении своих чувств. Пока мы шли темными проходами между рядами одинаковых домов, я еще терпел опеку Сергея, но едва мы оказались на освещенной улице — вырвался и пошел рядом, независимо засунув руки в карманы. Все еще шел мелкий, невесомый дождик, блестел мокрый асфальт, но огней стало меньше, и улица опустела. Сергей был напряженно задумчив и самоуглублен, а я витал в веселом розовом тумане и с некоторым скептицизмом наблюдал за собой как бы со стороны.

Мне очень хотелось поговорить, самые разнообразные и, как мне казалось, очень интересные мысли пестрым хороводом кружились у меня в голове, Сделав десяток шагов, я споткнулся о кирпич, валявшийся на тротуаре, и чуть не упал. Сергей попытался снова взять меня под руку, но я ему не дался.

— Не покушайся на мою свободу, буду сопротивляться, — серьезно предупредил я Сергея и покосился назад, через плечо. — Кирпич! А знаешь ли ты, что кирпич исключительно многозначительное устройство? Только мы привыкли к нему, закостенели в обыденщине и не желаем замечать его оригинальности. Из кирпича можно сделать что угодно: дом, театр, гостиницу и даже магазин учебно-наглядных пособий. Кирпич полон загадок и тайн, он неисчерпаем как мета… металло… гактика. Вот, скажи ты мне, кудесник, любимец богов, почему кирпич такой кирпичеобразный? Почему он не вот такущий и не вот такусенький, а кирпич и больше ничего? Признайся, несчастный традиционалист, ты никогда, ни-ко-гда не задумывался над этой жуткой проблемой.

— Признаюсь, — рассеянно согласился Сергей и попытался поймать меня, но я очень ловко увернулся, наступил при этом в лужу и забрызгал себя и Сергея.

— Ты признался в своей косности, — с удовольствием констатировал я, — и это очень хорошо. Безошибочный человек — очень скучный человек, капустный кочан без кочерыжки. Между прочим, меня всегда бесконечно удивляло это идиотство — из кочана выбрасывают самое вкусное — чекурыжку, а листья едят. Это еще простительно всяким там коровам, зурбобизонам и микроцефалам, но человеку разумному выбрасывать кочерыжку непростительно. Непростительно!..

Я потерял нить рассуждений и некоторое время шел молча, стараясь разобраться в хороводе своих мыслей.

— Да, — радостно вспомнил я наконец, — кирпич! Кирпич — это звучит гордо! Кирпич лучше даже корчерыжки, хотя его и нельзя съесть. Чекурыжка — дура, она растет сама, вместе с кочаном капусты. Она запрограммирована, у нее есть свой генотип и свой фенотип. Фенотип можно съесть, а вот можно ли съесть генотип? В его чистом, аб-абстарагированном виде? Это никому неизвестно, никому! А вот у кирпича нет ни генотипа, ни фенотипа. Кирпич — творение рук человеческих и такой кирпичеобразный потому, что это угодно его творцу, его демиургу — гомо сапиенсу строителюсу. Кирпич, естественно, отобрался в ходе тысячелетнего градостроительства, в ходе урбанизации и акселерации. И вот он перед нами, стройный параллелепид! Сама простота и совершенство, ничего невозможно ни добавить, ни отнять!

Сергей хохотал, очевидно, краем уха он все-таки прислушивался к моей болтовне.

— Ты смеешься, — грустно сказал я, — но ты, несчастный, смеешься над самим собой, над своим недомыслием. Это смех сквозь невидимые миру слезы! Говорят, что смех отличает человека от животных. Должен заявить со всей ответственностью, что это чистейшей воды собачий бред…

Поднатужившись, я снова поймал ускользавшую мысль.

— Кстати, о самом главном, о кирпичах. Кирпич был хорош для кирпичника, завуалированно говоря, для человека, абсолютно разоруженного в техническом отношении, для наших уважаемых предков. А ныне? О темпоре, о морес! Кирпич вымирает также беспощадно, как вымерли динозавры и микроцефалы. Скоро для его поисков будут снаряжаться археокирпические экспедиции. Только в музеях и картинных галереях можно будет увидеть кирпичи. Женщины, увидев их, будут кричать «ура!» и бросать в воздух чепчики. А в строительстве кирпич заменят вульгарные крупные блоки, которые возят по улицам, как будто напоказ, по два блока на одну машину. И чем дальше будет идти человечество по пути процветания и прогресса, тем эти блоки будут становиться все больше и крупнее, пока не начнут возить целые дома с мебельными гарнитурами. Но без жителей! Потому что возить по улицам дома с жителями исключительно безнравственно! А кирпич исчезнет. Кирпич, из которого можно построить все, что угодно: от… от гигантских дворцов до собачьей конуры!

Вот тут-то Сергей все-таки поймал меня и крепко взял под руку. Я знал, что в свое время он занимался самбо, а поэтому не стал вырываться. А Сергей сказал мне весело и таинственно:

— Как вовремя попал тебе под ноги кирпич! Ты вещал, как пифия.

— Не надо оскорблять, — устало сказал я. — Я не пифия, математика — вот сфера моего коловращения.

— Ты здорово говорил о кирпичах, Коля.

— Правда? Я был… в ударе!

— Из кирпича можно построить многое, — не унимался Сергей, — дома, дворцы, заборы. Но скажи, можно ли из него построить часы или телевизор?

Я воззрился на Гранина с нескрываемым удивлением, у меня даже в голове как-то посветлело.

— Телевизор?

— Да, телевизор или, скажем, двигатель внутреннего сгорания! — Сергей присмотрелся ко мне. — Тебе кажется, что я говорю глупости? А разве не такую же или даже большую глупость делаем мы, когда пытаемся построить из кирпичей всю бесконечную вселенную?

— Бесконечную? — только и мог спросить я.

— Ну, пусть не бесконечную, а ту самую метагалактику, о которой ты мне рассказывал так красочно.

— Я рассказывал про вселенную? Да ты просто пьян, Сергей, — с облегчением констатировал я.

Сергей засмеялся.

— Пусть я пьян. Но ты послушай меня. Логосы, как и все другие счетные машины, работают на основе двоичного кода.

— Причем тут логосы и двоичный код? — удивился я.

Сергей крепко сжал мне руку. — Ты слушай, слушай и молчи. Логосы работают на основе двоичного кода. Любая операция, любое умозаключение, говоря логическим языком, сводятся у них в конце концов к комбинации нулей и единиц, утверждений и отрицаний, совокупности «да» и «нет». Причем в отличие от других машин, которые моделируют отдельные элементы мышления, логосы моделируют мышление в целом, то есть по идее своего устройства они в той же степени разумны, как и сами их творцы — люди. Необходимейший атрибут разума — познание окружающего мира. Но поскольку логосы работают на основе двоичного кода, то стало быть из голеньких нулей и единиц они и пытаются строить всю бесконечную вселенную! Разве это не идиотизм?

Я был так ошарашен этой логикой, что хмель быстро улетучивался из моей головы.

— Я и подумал, — продолжал между тем Гранин, — может быть, логосы безумны вполне нормально, потому что они просто не могут быть не безумными? Даже сам Винер, крестный отец всей вычислительной техники, как-то сказал, что вычислительные машины напоминают ему идиотов, наделенных феноменальной способностью к счету. Формальная логика и безумие! Казалось бы, несовместимые вещи! А между тем одно непременно и обязательно влечет за собою другое.

— Подожди, — сказал я, наконец-то обретя дар речи, — да, формальная логика имеет свою первооснову нолей и единиц, в виде могучих «да» и «нет». Но на основе формальной логики и двоичного кода созданы все науки, на этой основе работает его величество человеческий мозг!

— А ты уверен?

— В чем? — несколько опешил я.

— Да в том, что наш мозг работает на основе именно этих могучих «да» и «нет»?

— Да ты что? Такие вещи теперь в средней школе изучают!

— Вот даже как, в средней! А хочешь, — Гранин хитро прищурился, — я посажу тебя в лужу вместе с этими могучими «да» и «нет»?

— Сажай! — азартно сказал я, невольно, впрочем, покосившись на лужи, которые окружали нас в достаточном изобилии.

Сергей поймал мой взгляд и подмигнул.

— Не беспокойся, сажать буду не буквальным образом. — И вдруг спросил: — Ты читал «Дон Кихота?»

Некоторое время я смотрел на него, удивленный необычным поворотом мысли, а потом неопределенно ответил, что само собой разумеется — читал, но это было достаточно давно.

— Ну, а помнишь, в какое затруднение попал здравомыслящий Санчо, когда ему привелось выполнять губернаторские обязанности?

— Вот этого не помню!

— Тогда слушай. Губернатору Санчо предложили решить такую задачу. В некоем поместье, разделенном на две части рекой, был издан закон: «Всякий, проходящий по мосту через сию реку, долженствует объявить под присягой, куда и зачем он идет; кто скажет правду, тех пропускать беспрепятственно, а кто солжет, тех без всякого снисхождения казнить через повешение». И вот однажды некий человек, приведенный к присяге, хладнокровно заявил, что он пришел затем и только затем, чтобы его вздернули на эту вот самую виселицу, что стоит у моста. — Сергей покосился на меня.

— Слушаю, слушаю, — поспешил я успокоить его.

— Судьи, перед которыми предстал этот чудак, — продолжал Сергей неторопливо, — пришли в крайнее замешательство. Оказалось, что пришельца нельзя ни повесить, ни пропустить! В самом деле, если разрешить ему пройти свободно, стало быть пришелец соврал, ведь он утверждал, что явился именно за повешением. А если он соврал, то его надо повесить. Но как же его повесить? Ведь тогда получится, что он сказал правду, и по этому самому обстоятельству его следует беспрепятственно пропустить в город! И Санчо, здравомыслящий лукавый Санчо, капитулировал перед этой задачей. Ну, а ты, — Сергей тряхнул меня за плечо, — что скажешь ты? Истинно или ложно утверждение чудака-незнакомца? Пропустить его или повесить? Смелее применяй свои могучие «да» и «нет»!

Я задумался, стараясь не обращать внимания на лукавую улыбку Гранина.

— Послушай, — сказал я примирительно, — ведь это парадокс!

— Ну и что же? Разве парадоксальная задача — уже не задача? Ты утверждал, что формальная логика универсальна, вот и разбирайся с ее помощью. Что же все-таки делать с этим оригиналом, вознамерившимся поболтаться на виселице — пропустить или повесить?

Сергей был неумолим. Я сдвинул шляпу на лоб, почесал затылок и объявил:

— Но, черт его дери, парадоксы потому и называются парадоксами, что они неразрешимы!

Гранин засмеялся:

— Так уж и неразрешимы? А ты представь себя стражником на мосту, представь, что за твоей спиной город, где ты родился и вырос, а вокруг него шныряют лазутчики. И вот является какой-то проходимец и начинает молоть какую-то чушь. Да неужели бы ты не разрешил вставшую перед тобой задачу?

— Да разрешил бы, — с сердцем сказал я, — но мне бы пришлось выйти за рамки заданных условий!

— Верно! Тебе пришлось бы выйти за рамки формальной логики, за рамки псевдомогучих, а на самом деле бессильных «да» и «нет».

Сергей поежился, пряча подбородок в воротник плаща, и уже мягче, задумчивее продолжал:

— Ты правильно говорил, Никола. Мир чудовищно сложен. А мы пытаемся изобразить его с помощью умопомрачительного скромного материала — нолей и единиц! Без искажений и огрехов это так же немыслимо, как без разрывов и складок растянуть сферу на плоскости. Погрешности изображения мира с помощью нолей и единиц и проявляются в форме различных логических парадоксов. Эти парадоксы существуют не в реальном мире, а в формализованном мышлении, в рамках некоторых надуманных задач. Ты ежедневно решаешь десятки и сотни парадоксов, даже и не подозревая об их существовании. Вспомни, например, задачу о буридановом осле, который умер с голоду между двух охапок сена лишь потому, что он находился от них на абсолютно равных расстояниях. Разве реальные ослы, я уже не говорю о людях, испытывают когда-нибудь такие затруднения?

Я вздохнул.

— Хорошо, согласен. Формальная логика порочна, формальная логика — бяка. Но я не слышал еще, что ты предлагаешь взамен ее. А голая критика еще никогда не рожала ничего, кроме пустого места!

— Чтобы ответить на этот вопрос, я вернусь к задаче, которая была предложена Санчо, — спокойно проговорил Гранин. — Давай задумаемся, кто виноват в том, что стражник на мосту оказался в таком двусмысленном положении. Догадаться нетрудно — начальник стражи! Он плохо проинструктировал своего подчиненного, говоря современным языком, разработал неполную программу его действий. Он предусмотрел лишь два варианта: свободная дорога, если путник сказал правду, и виселица, если он солгал. Выясняется, однако, что эти варианты не исчерпывают действительности. Если бы начальник стражи знал об этом, он обязательно добавил что-нибудь в таком роде: «Буде же путник выскажется странно, не истинно и не ложно то, толкнув его с моста в воду, предоставить самому провидению решить его судьбу».

И тут мешанина образов и мыслей, почерпнутых мной за последние дни — машинное безумие, ящерицы, кошки, режимы работы мозга и автопилоты, — вдруг отлилась в единое стройное целое. Догадка молнией сверкнула у меня в голове.

— Так-так, — я снял шляпу, вытер лоб и снова надел ее, — ты считаешь, что человеческий мозг работает не в двоичном, а в троичном коде?

— Именно! И в этом его решающее отличие от логосов!

— Следовательно, переход мозга с обычного режима работы на аффектоидный есть по сути переход с троичного кода работы на двоичный?

— Верно, это своеобразный скачок в прошлое, к предкам, потому что мозг пресмыкающихся, по-видимому, работает только в двоичном коде.

— А безнадежные шизофреники — это, стало быть, люди, мозг которых устойчиво перешел на двоичный режим работы?

— По крайней мере у катотоников.

Так мы говорили, азартно перебивая друг друга, пока я не остановился и не сказал:

— Ты знаешь, Сергей, ведь это очень интересная мысль!

Вы должны понять меня, я математик. Общие рассуждения, как бы они ни были интересны, так и остаются для меня общими рассуждениями. Другое дело — переход с двоичного кода на троичный. Это было нечто конкретное, которое можно было подвергнуть строгому математическому анализу. Двоичному коду соответствует формальная логика, а теперь перед моим внутренним взором смутно вставали контуры нового грандиозного научного здания — математизированной диалектической логики, которая будет соответствовать коду троичному. Логике, в которой наряду с утверждением и отрицанием есть еще и отрицание отрицания, похожее на утверждение, однако, в отличие от формальной логики ему не эквивалентное.

— Меня смущает одно, — признался я, возобновляя движение, — ты не без оснований считаешь, что моделирование бесконечной вселенной всего из двух кирпичиков — занятие для безумцев, порочное в самой своей основе. А потом добавляешь третий кирпичик — и пожалуйста, вселенная на лопатках!

— Меня и самого смущало это, — признался Гранин, — пока я не сообразил, что просто-напросто не учитываю особенностей этого третьего кирпичика. Если «да» и «нет» — это самые настоящие глупые кирпичи, то «отрицание отрицания», ни «да», ни «нет» — нечто гибкое, многоликое, могущее в итоге превратиться во все, что угодно. Мозг мне представляется теперь не просто устройством уникальной сложности, но и сложно-иерархической суммой многих логических подсистем, в каждой из которых проблема рассматривается с разных точек зрения и на различных уровнях обобщенности. Если в одной подсистеме не получено радикальных «да» и «нет», проблема передается в следующую, и там это «ни да, ни нет» рассматривается заново. Я думаю, что озарение, вдохновение — называй это, как хочешь — состоит по существу в расширении сферы троичного кода в нашем мозгу, в создании новых, дотоле несуществовавших и, увы, неустойчивых логических подсистем.

Некоторое время мы шли молча.

— А ты представляешь, какая это возня — перевести все эти мысли на строгий язык математики? — высказал я вслух вдруг пришедшую в голову мысль.

— Да, — без всякого энтузиазма согласился Гранин. И засмеялся, ободряюще тряхнув меня за плечо: — Ничего! Помощники найдутся!

9

На следующий день после того памятного вечера, когда мы с Сергеем ходили по гостям, а потом гуляли под дождем, я вернулся с работы усталый, с тяжелой головой. Гранин лежал на диване, закинув руки за голову и глядя в потолок. Скосив на меня глаза, он спросил:

— Жив?

— Жив, — не совсем уверенно ответил я.

Скинув верхнюю одежду, я прошел на кухню, выпил две больших чашки крепкого холодного чая, а потом присел рядом с Сергеем и рассеянно спросил:

— Как дела?

— Да вот, еду, — ответил он неопределенно, покосился на меня и сердито закончил, — в Новосибирск!

— В Новосибирск? — удивился я. — Это еще зачем?

— Какая-то конференция в Новосибирском филиале, вот и все.

Некоторое время я смотрел на него, с трудом переваривая смысл его слов.

— Но тебе же нельзя ехать!

Сергей молча передернул плечами.

— Тебе нельзя ехать! — уже зло сказал я. — Ты на пороге большого открытия и надо ковать железо, пока оно горячо!

— Кого это интересует, — с досадой проговорил Сергей, глядя в стену.

— Как это кого? — взбеленился я. — Это должно всех интересовать. Всех, понимаешь?

— Ты думаешь я не пробовал отказаться? — покосился на меня Сергей. — Некому больше ехать, вот и весь сказ. У одного болеет жена, другой загружен лекциями, третий готовится к защите, четвертого подпирают сроки с заданной работой. А у меня? Ведь наша работа над логосами — чистая самодеятельность.

Может быть, из-за того, что с утра у меня было отвратительное самочувствие, я не мог слушать Сергея равнодушно и буквально клокотал от ярости.

— Жены, диссертации, сроки! Ты весь свой запал растеряешь в Новосибирске! Неужели ты не понимаешь, что, соглашаясь на эту дурацкую командировку, ты предаешь и Шпагина и науку?

Сергей смотрел на меня с любопытством.

— А что прикажешь делать? Козырять догадками, еще не зная, что из них получится?

— Что делать? Вот увидишь, что надо делать!

Эти слова я прокричал ему уже из прихожей, натягивая плащ.

По пути в институт я молил судьбу лишь об одном, чтобы институтское начальство оказалось на месте. Четкого плана действий у меня не было, но когда в коридоре мне попалась дверь с надписью «Партком», я без раздумий толкнул ее плечом и вошел. Судьба и впрямь оказалась ко мне благосклонной: шло заседание, и все, кто был мне нужен, оказались в сборе.

На заседание я ворвался, как бомба: громко хлопнул дверью, закрывая ее за собой, прошел к самому столу, бесцеремонно прервал очередного выступающего и произнес страстную речь, обвиняя присутствующих в бюрократизме, формализме, нежелании творчески решать научные проблемы и недвусмысленно грозя немедленно отправиться в редакцию газеты, в горком партии и даже в Центральный Комитет! Мне потом не раз и весьма красочно расписывали «явление Христа народу», как окрестил какой-то шутник мое внезапное и буйное появление среди членов парткома и приглашенных. Самое любопытное — говорил я так страстно и невнятно, что никто из присутствующих толком не понял, почему я так разволновался и чего, собственно, добиваюсь. Когда я набирал воздух для очередной гневной тирады, секретарь парткома, седенький, простоватый на вид, но лукавый Анатолий Александрович ласково спросил меня:

— Кто вас обидел, Николенька?

Пользуясь разницей в возрасте, он нередко называл меня именно так. Мне это вовсе не нравилось, но сказать ему об этом я стеснялся.

— Меня? — я перевел дух и несколько растерянно ответил: — Меня лично — никто!

— Тогда зачем же вам ехать в горком партии или даже в Центральный Комитет? — все так же ласково поинтересовался секретарь, глядя на меня ясными прищуренными глазами.

— Потому что посылать сейчас Гранина в командировку — преступление! Нельзя прерывать работу на такой стадии! — со страстной убежденностью немедленно ответил я.

По собравшимся пробежал гул и шепот негромких разговоров, кто-то засмеялся, кто-то фыркнул в кулак. Анатолий Александрович, сохраняя полную невозмутимость, поговорил с соседями справа, слева, даже через стол и снова обернулся ко мне:

— Кого же вы предлагаете послать вместо Гранина?

Вопрос застал меня врасплох.

— Кого? — переспросил я.

— Если нельзя посылать Гранина, то кого-то надо послать вместо него, — приветливо пояснил милейший Анатолий Александрович.

— Да кого угодно! — нашелся я. — Понимаете? Только не Гранина!

Сбоку засмеялись, я сердито повернулся, собираясь что-то сказать, но меня остановил заместитель директора института.

— Ну, а если мы пошлем вас?

— Меня, так меня! Я же сказал — кого угодно!

— Отлично! — улыбнулся заместитель директора. — Идите оформляйтесь, я позвоню.

Все решилось так быстро и неожиданно, что я, толком не осознав, в чем дело, продолжал стоять столбом. И тогда Анатолий Александрович, склонив голову набок, доброжелательно спросил:

— У вас что-нибудь еще, Николенька, или нам можно продолжать?

— Продолжайте, — пожал я плечами и, помедлив, покинул заседание.

Закрывая за собой дверь, я услышал не очень громкий, но этакий мощный шум — словно свалилась большая груда бумаг. Только пройдя шагов десять по коридору, я понял, это был приглушенный взрыв хохота.

Много времени спустя, разговаривая как-то с Анатолием Александровичем, я поинтересовался, почему так легко, не вникая даже как следует в суть дела, начальство согласилось выполнить мою просьбу. Неужели испугалось моих довольно бестолковых угроз?

— Ну, что вы, Николенька, — улыбнулся Анатолий Александрович, глядя на меня ясными лукавыми глазами, — просто вы были так взвинчены, так не похожи на самого себя, что партком сразу единодушно уверился в абсолютной серьезности вашей просьбы.

Он прищурился и добавил:

— А потом нам ведь было совершенно все равно, кого посылать — вас или Гранина.

В Новосибирске я провел три долгих дня, изнывая от нетерпения и мечтая о том, чтобы эти дни пролетели как можно скорее. Как далеко продвинулся в своих исследованиях Сергей? Как встретил его идеи Шпагин? И, главное, удалось ли создать тот коллектив энтузиастов, о котором мечтал Сергей. Днем в конференц-зале, особенно когда разгоралась очередная дискуссия, в которой причудливо мешались научные и житейские дела (а такого рода дискуссии проходят особенно страстно и непримиримо), было еще терпимо, а вот вечерами я просто не знал, куда себя девать.

С последнего заседания я отправился прямо на аэродром, благо билет был куплен заблаговременно, и вечером того же дня, проболтавшись в воздухе несколько часов, добрался до родного города.

Шел густой пушистый снег, но, только выбравшись из автобуса, я понял, как хорошо на улице. Поэтому, покосившись на длинную очередь у троллейбуса, я пошел домой пешком. Круглые фонари тянулись вдоль улицы, как полные белые луны. Около каждой из них плыл, тянулся вниз танцующий хоровод белых веселых звезд. И оттого, что лун и звезд было слишком много, улица казалась необычной, похожей на декорацию театральной сцены. Снег все успел укутать в белые пышные наряды: деревья, автомашины, каждый выступ на стенах зданий; даже на верхушках столбов и светофоров красовались пышные белые тюрбаны. Людской поток, таявший в глубине снежной завесы, был полон добродушия и беспричинного веселья. Молодежь шумела, хохотала и бросалась снежками, ребятишки, как воробьи, пронырливо шныряли под ногами. Мне вдруг почудилось, что это новогодний вечер, хотя до Нового года оставалось еще больше месяца.

Снег совсем залепил мне лицо, как вдруг я почувствовал такой сильный толчок, что у меня чуть не слетела шапка. Я рассердился и уже открыл было рот, чтобы обругать нахала, но вместо него увидел миловидную девушку. Она растерянно смотрела не на меня, а на многочисленные пакеты, валявшиеся вокруг нас на заснеженном тротуаре. Один пакет надорвался, из него высыпалось несколько дешевеньких фруктовых конфет, на них уже падали снежинки. Прохожие отпускали шуточки, посмеивались и с неожиданной деликатностью обходили место катастрофы сторонкой.

— Вы как танк, — укоризненно сказал я и стал подбирать рассыпавшиеся пакеты.

— Еще неизвестно, кто из нас танк!

Девушка тоже наклонилась и принялась помогать мне. Мы поднялись на ноги почти одновременно. Совсем близко я увидел серые удивленные глаза, чистый лоб и прядь русых волос, густо припорошенную снегом. Сердце у меня чуть дрогнуло, будто я испугался чего-то. Чтобы скрыть замешательство, я сказал, взвешивая на руках пакеты.

— А у вас неплохой аппетит.

— Это не только для меня, — девушка улыбнулась, — для всей комнаты. Я живу в общежитии, дежурю сегодня.

Движением головы она отбросила прядь волос и показала на свои руки:

— Кладите.

Глядя, как я укладываю покупки, девушка спросила, чуть смущаясь:

— Вас зовут Николай Андреевич, да?

— Да, — удивленно ответил я.

— Вы нам статистику читаете, — пояснила девушка.

— Да-да, и я вас припоминаю, — неуверенно сказал я.

— Ну, — убежденно сказала девушка, пряча подбородок среди своих пакетов, — вы никого не замечаете и никого не помните. По крайней мере, девчата так говорят.

— Н-да, — сказал я, потирая лоб, и добавил: — Но вас-то я определенно припоминаю. Вы на первом ряду сидите?

Она с улыбкой покачала головой.

— Нет, я сижу в середине, у окна. Когда лекция скучная, я смотрю, что делается на улице.

— Так у меня скучные лекции? — для вида оскорбился я.

Она засмеялась.

— Да разве я про вас говорю! — и вздохнула. — Ну, я побегу? А то меня ждут.

— Бегите, — разрешил я и вдруг спросил: — А вы всегда сидите там, у окна?

— Всегда, — ответила девушка и покосилась назад.

Возле нас остановился солидный мужчина. Его высокая шапка и пальто были густо засыпаны снегом. Он был похож на очнувшегося от летней спячки сердитого деда-мороза.

— Молодые люди, — раздраженно сказал он в пространство между нами, — вы могли бы выбрать для свидания и более уединенное место.

И, намеренно толкнув меня плечом, он важно проследовал дальше. Девушка украдкой взглянула на меня. Я перехватил этот взгляд и спросил неожиданно для самого себя:

— Как вас зовут?

— Вера, — сразу же ответила она и улыбнулась из-за своих пакетов.

И я улыбнулся, хотя мне почему-то было немножко грустно.

— Что ж, Вера, до свидания.

— До свидания, Николай Андреевич.

Я смотрел, как девушка исчезает за завесой пушистого снега и гадал, обернется или нет. И когда совсем уже решил, что не обернется, Вера все-таки обернулась и неловко, мешали пакеты, помахала мне.

Когда девичья фигурка совсем затерялась среди людей и снега, я поднял голову и увидел, как валится и валится на меня сверху снег, словно само небо с легким шорохом сожаления опускается на землю. Как-то вдруг мне пришло в голову, что там, наверху, за снежным потоком и рыхлыми сырыми облаками морозно и строго искрятся звезды.

А снег все валился, шуршал, падал мне на лицо, щекотал, холодил кожу и исчезал — таял. Я улыбнулся этому доброму и грустному снежному небу и медленно пошел дальше. Я шел и думал о Шпагине, об уверенном хватком Гершин-Горине и его красавице-жене, о сероглазой девушке, которая ушла неведомо куда за снежную завесу, и о новой науке, которая рождается в этом мире незримо, мучительно и здорово интересно.

Я так задумался, что очнулся, лишь увидев перед собой наш дом. Густо облепленный снегом, он стоял нахохлившись и равнодушно смотрел на меня светящимися глазами-окнами. Я сочувственно подмигнул ему и вошел в подъезд. Еще на ходу приготовив ключ, я отпер входную дверь и удивленно приостановился на пороге: в нашей такой обычно тихой квартире было непривычно шумно. Из большой комнаты доносились голоса, смех и звон посуды. Недоуменно оглядевшись, я заметил, что вешалка битком забита чужими незнакомыми пальто. Несомненно, у нас происходило какое-то торжество. Я покосился на изящную меховую шапочку, лежавшую поверх мужских шапок и шляп. Может быть, Сергей надумал жениться? Мысль эта показалась мне такой нелепой, что я фыркнул и, не раздеваясь, на цыпочках подошел к приоткрытой двери.

Осторожно заглянув в щель, я увидел длинный, обильно накрытый стол, а за столом Гранина, Надежду Львовну, Федора Васильевича, Гершин-Горина, Михаила и каких-то незнакомых мне мужчин. У дальнего конца стола стоял Шпагин с большим бокалом шампанского в руке. Шпагин говорил какую-то прочувственную речь, резковато жестикулируя, бокал был полон, поэтому шампанское иногда выплескивалось, но Шпагин не обращал на это никакого внимания.

— Нет, совершенно серьезно. Я был круглым набитым эгоистичным дураком! Я привык считать логосы своей личной собственностью, чем-то вроде письменного стола…



— Или жены, — при общем смехе добавил летчик-испытатель.

— Федор Васильевич! — обернулся к нему Шпагин. — Если бы не жена, впрочем, это к делу не относится. Важно другое — передо мной открылись такие перспективы, что голова идет кругом.

— Это от шампанского, — лукаво ввернул Сергей.

— Вы меня не собьете, — упрямо продолжал Шпагин, перекрывая общее веселье, — я понял, понимаете, понял, какая это сила — единение!

— Жаль только, что прежде чем объединиться, мы забыли размежеваться, — усмехнулся Гершин-Горин.

Под хохот, сопровождавший эту фразу, я и вошел в комнату. Меня встретили нестройным веселым хором голосов. Я пробежал глазами по знакомым и незнакомым, но одинаково жизнерадостным лицам. И мне почему-то вспомнился детский лепет Логика, снежное небо, с легким шорохом оседающее на землю, и холодные морозные звезды за ним.



Сканирование — Беспалов, Николаева.

DjVu-кодирование — Беспалов.




Оглавление

  • МИР ИСКАТЕЛЕЙ Размышления над книгой
  • СИНИЙ МИР
  • ХОДОВЫЕ ИСПЫТАНИЯ
  • НА ВОСХОДЕ СОЛНЦА
  • ТРОПИНКА
  • ДЬЯВОЛЫ
  • БЕЗУМИЕ



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики